Zelenir - Под крылом

Под крылом 2M, 681 с.   (скачать) - Zelenir

====== Часть 1. Гибрид ======

11 октября 2231 года. Вик лениво пробежался взглядом по документации. В армии все было четко расписано, до самых ненужных мелочей. А при списании из-за нечеткостей в бумагах могли и душу вытрясти вместе с последними мозгами. Первыми в списке имущества, отправленного на перепродажу, стояли одноцелевые киборги

IMT

в количестве пяти штук. Подняв голову, Вик пересчитал стоящие в углу грузового контейнера шкафообразные фигуры. Обриты наголо, значит, военные компьютерщики сами их отформатировали. Ну и ладно, меньше мороки с ними. Пункты со второго по двадцать восьмой включительно мужчина пролистнул, не глядя. Его прерогативой были андроиды и киборги, а многочисленную примитивную технику вроде военных раций, списанных батарей, устаревших бластеров и прочего хлама забрал Антон буквально полтора часа назад. Андроиды типа Robokop, версия 201.09, три штуки. Вик внимательно осмотрел внешнее покрытие, кивнул сам себе. Тысячи полторы за каждого получится выручить. Одноцелевой

IMT

из серии «Warrior», тяжеловес, одна штука. Степень износа всего двадцать восемь процентов. Его можно будет выгодно продать какому-нибудь владельцу транспортной компании или в галамаркет. Был списан, так как военным подогнали модели поновее. Гибриды

IMT

с разных военных баз, в сумме пять штук. Вик оторвался от документов, прищурился. Два с Коста-Нова – это должно быть первый и второй в ряду. Да, номера в бумагах совпадают с цифрами на комбезах. В армии использовались как разведчики и саперы. Так, степень износа по сорок два процента. Уже хуже. Сами модели идеальные – их изготавливали для функционирования в условиях до минус ста десяти градусов. Мега с ее холодными зимами около минус тридцати для них будет просто курортом. Еще два гибрида с Леды-21. Третий и четвертый в ряду. Низкие температуры переносят хуже – их делали для работы в средних широтах. Можно будет вторым слоем поставить систему от СИ, ребята из соседней ячейки как раз говорили, что достали новую расширенную версию. Пятый гибрид отличался от остальных ростом и безобразным ожогом на половину рожи. Недовольно пофыркав, Вик заглянул в документацию. «Выращен в центральной орбитальной лаборатории IM Technologies по специальному армейскому заказу». Ну, это все стандартно. Армейских киборгов и андроидов собирают на заказ, создавая отдельные партии персонально для каждой военной базы. «Был в эксплуатации в течении 4 лет и двух месяцев. Был приписан к военной базе «Ястреб» на планете Черха. Выполнял разведоперации». Про Черху Вик знал. Бесконечная жара, высокая влажность, медно-красная растительность, ядовитые растения и полчища тварей, согласных закусить любой пробегающей мимо органикой, не делая различий между человеком и гибридом. Однажды оттуда списали андроида, на плечевом сочленении которого отпечатался прекрасный след от двух рядов челюстей. Рядом с безликими строками о степени износа красовалась стрелка, наспех накаляканная карандашом. Общий список повреждений занимал половину страницы. Очень плохо, такого за десять тысяч не продашь. Карандашная стрелка же обозначала, что гибрида можно списать окончательно примерно через полтора месяца. В армии тоже не совсем дураки сидели, знали, что вряд ли найдется желающий на такую развалину. Последними в списке стояли пищевые брикеты, биогель и корм для «умной техники». Первого и второго прислали в количестве – по правилам, Вику необходимо было поддерживать высокий уровень энергии у своего товара до момента продажи. В сумме на шесть одноцелевых и пять гибридов прислали по восемь ящиков. Корм же зажали, или, что более вероятно «потеряли», прислав вполовину меньше чем было указано. Оригинальные смеси от

IMT

стоили дорого. По собственному опыту Вик знал, что до восьмидесяти трех процентов корма «

IMT

maxi energi» не доходили даже до самой умной техники на военных базах. Биогель с удовольствием заберет Криг – у владельца трех площадок для проведения боев всегда есть потребность в усленном питании для своих машин. Еще три ящика корма Вик продаст ему за полцены. Иногда скидки для оптовых покупателей – залог плодотворного сотрудничества. Половину пищевых брикетов можно будет выгодно сбагрить Звонцову. Мужчина поднял голову, снова пересчитав вверенную ему технику. В крупноформатных ящиках хранилось по сотне брикетов – а восьми коробок с головой хватит, чтобы прокормить киборгов месяц. Следующая поставка по графику будет через две недели. Вик снова осмотрел полученный товар. Андроидам жрачка без надобности, зарядов аккумуляторов хватит до следующего года. На Warrior’е сэкономить не выйдет – ему и в состоянии покоя надо по четыре брикета в сутки употреблять. Одноцелевые

IMT

и гибриды – итого десять. Мужчина глянул на последнего, с опаленной рожей, и мысленно вычеркнул его из списка. Эх, жалко, что полтора месяца до окончательного списания надо ждать! Сколько же он сожрет за это время? Подойдя ближе, Вик ткнул кончиком электронной ручки в ожог над левым виском гибрида. Потом брезгливо расстегнул легкий потертый комбез – безобразная корка из сгоревшей кожи шла по шее, плечу, груди и опускалась ниже. «Данный гибрид идеально подходит для работы на поверхности планет с субтропическим и тропическим климатом. Внешний вид модели обеспечивает хорошую маскировку для пересеченной местности с красным, бордовым, фиолетовым и медным окрасом растительности. Рост – 165см, идеален для передвижения в смешанном типе леса». Это верно. Благодаря своему телосложению такой гибрид легко пройдет там, где двухметровый шкаф застрянет и провалится по пояс в топкую жижу. Светлая кожа не будет выделяться на фоне белых древесных стволов, а волосы сольются с красной листвой. Прекрасная модель для работы на Черхе. А внешний астенический вид без груды мышц все равно не влияет на реальную силу – в начинке у гибрида была целая куча усилителей, имплантов и приводов, позволяющие гнуть металокерамику пальцами.

IMT

всегда тщательно продумывало детали своих товаров. Абсолютно неликвидный товар. Оставалось надеяться, что внутри никакие контакты не отошли, и машина распознает голосовые команды.

Значит, девять – решительно кивнул себе Вик, застегнув молнию. Надо будет попросить системщиков из соседней ячейки провести детальное сканирование. Если что из внутренней начинки гибрида будет повреждено, то Вик совершенно спокойно спишет его раньше срока. Продавать неисправную машину было слишком грязным занятием. Еще по судам затаскают.

Достав из кармана планшет, мужчина выбрал один номер из списка сохраненных. Дождался входящей картинки. – Слушай, Ким, у меня тут киберы ненасытные шесть ящиков пищевых брикетов сожрали, – Вик сделал страшные глаза, потом ухмыльнулся довольно, – приедешь, заберешь? Товар отличный, до окончания срока годности еще пять месяцев. – Небось, засох весь, вот ты мне и позвонил, – недовольно скривился узкоглазый человек на видео, – за сколько отдашь? Виктор Караваев набрал полную грудь воздуха, готовясь к битве, для готорой был рожден. И имя этой битве – торг. *** 4 ноября 2231 года Отставной лейтенант откинулся на спинку раскладного стула и выпустив облачно дыма, – настоящие сигары, без синтетических добавок, большая редкость и ценность, – расслабленно улыбнулся. Ради таких сигар можно было вытерпеть бесконечное нытье и жалобы Вика. – …продать урода не могу, – в сотый раз вздохнул Караваев, присев на уши молчаливому слушателю в лице лейтенанта. – Задолбал он меня, сил нету! Ну вот скажи на милость – кто такую образину купить захочет? Вот кому может понадобиться такой откровенный брак? Да еще волосы, как будто его ржавчина проела! Несмотря на надежды Виктора, системщики при проверке гибрида насчитали меньше десяти процентов отклонений. А это значило, что с утилизацией необходимо было подождать ровно полтора месяца, указанные в документах. Хорошего настроения мужчине это не прибавило. Ведь уроду пищевые брикеты нужно было выдавать, хотя бы по самой минимальной порции. А один брикет – это семь, а то и восемь кредитов, не жмущие собственный карман! Лейтенант Пяткин задумчиво выпустил второе облачко, лениво оглядываясь в поисках пепельницы. На складе курить было запрещено, но если осторожно… Да еще и на улице погодка была совсем не для смакования сигары. Ветер выбьет ее вместе с зажигалкой. – Слабо верится, что ты на нем даже десятки не заработаешь, – предположил лейтенант, в достаточной мере зная Караваева. Вик тоскливо посмотрел на сигару в его руке, а потом неожиданно ухмыльнулся. – На нем я уже три сотни поднял, – доверительно признался мужчина, решив поделиться еще и своими секретами. – Помнишь системщиков из соседней ячейки? Ну, тех, которые торгуют всяческим софтом и цацками? Помедлив, Пяткин кивнул утвердительно. Конечно, ребята были не слишком умелы, но для обновления стандартных пакетов программ и перепрошивки не нужно было быть нейрохирургом. Знай разъем на виске кибера раскрой да подключи к терминалу с помощью переходников. – Так вот, – Вик немного понизил голос, добавляя себе важности, – они на одном форуме сидят, по тестированию киберов. И несколько раз одолжили у меня эту образину для своих «обкаток». За каждый раз по сотне кредитов. – Поэтому этот гибрид такой покоцанный? – не удержался от вопроса Пяткин, стряхивая пепел в мусорку. Конечно, часть шарма от такого дурацкого жеста терялась, но другой замены для пепельницы на складе не было. Караваев раздраженно махнул рукой. – Ну я же тебе говорил уже – мне такого с Черхи привезли. Сейчас хоть брови отросли, а так увидь ты тут его в первый день – фуражкой не отмахался бы! Лысый, страшный и с этим ожогом на роже! Лейтенант представил и весьма натурально содрогнулся. – А что на нем установлено? – медленно забросив ногу на стоящий рядом ящик из-под пищевых брикетов, – разумеется, пустой – спросил Пяткин. – Это же гибрид, его под все что захочешь можно переустановить. Хоть телохранителем, хоть СИшкой, – пожал плечами Виктор, снова поерзав на своем стуле. – Просто кому оно надо, с такими внешними дефектами? Модель, конечно, вполне себе новая, только четыре года откаталась… – Телохранителем? – посмотрев на замершую в углу биомашину, на всякий случай уточнил Пяткин. Про СИ – сексуальную игрушку лейтенант знал не понаслышке. После того, как с женой развелся, даже купил себе одну модель. Караваев посопел, потом вытянул шею и метко плюнул в мусорку. Этот жест обычно означал у него приступ волнения. – Конечно, против боевого одноцелевого кибера этот уродец сдуется за три минуты, – нехотя признался Виктор. – Но с человеком справится. Его ведь под разведоперации на Черхе делали, а там нужна ловкость, гибкость и небольшой вес. В противном случае его в жижу затащит так быстро, что до трех досчитать не успеешь. – Был бы выше, можно было бы поставить софт от развлекательной линейки и продать какой-нибудь богатой дамочке, падкой на всяческие шрамы, – равнодушно предположил лейтенант. – Ты шутишь? У него же ожог по всему телу идет, чуть ли не до ступни! – И что? – все так же равнодушно уточнил лейтенант. – Где ты таких извращенок найдешь, а? Они вообще существуют? – принялся допытываться Караваев. – Конечно, существуют, – уверенно произнес Пяткин. – Моя вторая жена была как раз такой. На шрамы мои повелась да на погоны. Есть у некоторых бзик на армейском прошлом. А тут тебе и охранник, и любовник, и налево не пойдет. В отличии от живого. А еще его можно отключить и обменять, как надоест. Лейтенант решил не уточнять, что подобные бзики бывали не только у дамочек, но и у толстозадых жирных банкиров и богатеньких ленивых наследничов каких-либо корпораций. Почесав затылок, Вик снова приуныл. Гибрид с Черхи был ростом ниже среднего, и ничего с этим показателем сделать не получалось. А идея лейтенанта была весьма стоящей. Надо будет ее приберечь на будущее. – Значит, как только сроки подойдут, я его в утиль отправлю, – хмуро решил мужчина. – У тебя пепельница есть? – Устав мучаться с мусоркой, все же спросил Пяткин. Если пепел еще можно было с опаской сбивать в пластиковое нутро, то с остатками сигары уже нельзя. Еще дно мусорки начнет чадить, а этого будет достаточно для срабатывания системы пожаротушения. А попадать сначала под исскуственный «дождик» а потом под выговор лейтенанту не хотелось. Тряхнув головой и выгоняя таким образом из нее тоскливые мысли об упущенной выгоде, Караваев огляделся. – Нет. Я же не курю. Об урода потуши, – ничего более подходящего в помещении не нашлось. Заметив вопросительный взгляд лейтенанта, Вик пояснил, – да не бойся. Все равно я по истечении срока в утиль отправлю. Никто эту жестянку не купит за оставшиеся двадцать дней. Пожав плечами, Пяткин подозвал поврежденного гибрида, воспользовавшись временным правом управления, которое ему дал Вик. – Руку протяни ладонью вверх, – скомандовал лейтенант. Сигара с шипением прижалась к коже. Лицо гибрида ничего не выражало, оставаясь кукольно-бесстрастным. *** 24 ноября 2231 год Откинувшись на спинку стула и сложив руки на груди, Вик недовольно обозрел огромный многоуровневый ангар. Пять сотен ячеек, и в каждой что-то продают, меняют, чинят, а порой и ломают. Крошечная вселенная под одной крышей, город в городе, государство в государстве. А стоит покинуть этот ангар, выйти на улицу – и все проблемы сразу же покажутся не достойными внимания, слишком мелочными и дурацкими. Мимо живым потоком проходили люди. Виктор давно научился разделять толпу на три категории: потенциальные покупатели, теоретические покупатели и тупые зеваки. И если от первой категории была хорошая прибыль, от второй – спонтанная, то третьи лишь создавали массовку и ходили между ячейками, изображая посетителей в зоопарке. Иногда происходила рокировка – и тупые зеваки переходили в ранг потенциальных покупателей, а теоретические недовольно поджимали губы и перескакивали на уровень зевак. Новую партию списанного армейского оборудования привезли три дня назад, но у Вика к вечеру осталось лишь семь гибридов и три одноцелевых кибера. И уродец, на которого Караваев уже подготовил документы на утилизацию. Сожранных гибридом – Вик добросовестно выдавал ему по нижней границе нормы, чтобы тот мог двигаться в режиме экономии энергии, – брикетов было жалко. Конечно, благодаря системщикам, еще несколько раз «одалживавших» кибера на свои тесты и обкатки, у Караваева в кармане появилось шесть сотен честно заработанных кредитов. Что такое шесть своих сотен против двенадцати подсохших брикетов с всеми забытой армейской базы? Пшик, да и только. Заметив в движущейся толпе некое оживление, Виктор вынырнул из своих мыслей. Между рядами с товаром веселым мячиком катился владелец всех складов на Меге. Размахивая руками, он подбегал то к андроидам, то к киборгам, безостановочно предлагая своему спутнику сделать выбор. Лицо Артура Егоровича лучилось от счастья и радости и казалось еще более круглым, чем обычно. – Может, вот этого? – предлагал Артур, тыча пальцем в черноволосого киборга, и весело катился дальше. Его спутнику, высокому широкоплечему блондину, самому похожему на продукцию

IMT

, ничего не оставалось, как послушно плестись за складовладельцем, время от времени негромко что-то отвечая. Вглядевшись в лицо Артура Егоровича, Вик молниеносно вскочил на ноги. За несколько лет работы тут он прекрасно выучил, когда на владельца складов нападало желание что-либо покупать. Толстяк совершал покупки редко, но очень метко – чего только стоила прошлогодняя партия из десяти гибридов, которую он взял в подарок другу на день рождения! Между торговцами из ячеек даже ходила шутка, что появление Егоровича было предвестником отличной выручки. По спутнику Артура Вик лишь мазнул взглядом, не удостаивая его внимания. Вполне могло оказаться, что это просто боевой Warrior, транслирующий видеоразговор своего хозяина с Егоровичем. Такое случалось, если второй собеседник находился очень далеко или страдал паранойей в особо запущенной форме. Крупной рыбой был именно складовладелец, входивший в категорию «потенциальных покупателей VIP-класса». – А тут армейские куклы и болванки, – радостно поделился Егорович, подхватив блондина под руку. Тот пробормотал что-то, похожее на приветствие в сторону Вика. – Списанные, но работают отлично! Может, тебе нужен охранник? Виктор растянул губы в приветливой улыбке прирожденного продавца. – Хочешь охранника? – заглядывая в глаза блондину, спросил Артур. Тот покачал головой, одновременно и соглашаясь, и отказываясь. – Может, охранницу тогда? Блондин скосил взгляд в сторону гибридов женского пола, стоящих в соседней ячейке, и резко замотал головой. – Не надо. Лучше просто охранника, – голос у него был уставший и безнадежный, как у человека, обреченного на смерть. А вот живые глаза и мимика мгновенно выдавала в спутнике складовладельца человека. – Какого? – быстро уточнил Артур, и махнул рукой на Вика, – мол, быстрее показывай. Это была одна из черт Егоровича. Налететь как порыв ветра (а точнее – накатиться как мяч) и задержать внимание на одну-две минуты на представленных товарах. И за это время нужно было успеть заинтересовать складовладельца, иначе он бодро ускачет дальше. – Есть семь гибридов и три одноцелевых

IMT

, – бодро сообщил Виктор. – На гибридов можно загрузить любую дополнительную программу, а ИМТешек переписать подчистую прямо тут. Это было что-то вроде повышения во внутренней иерархии. Если раньше Вику приходилось бегать к системщикам, чтобы те все настроили, то теперь в его ячейке тоже стоял терминал со стендом. Настоящий, фирменный, от

IMT

. Конечно, не самой последней модели, корпус немного поцарапанный, но внешние характеристики на качество работы не влияли. Подключать же продукцию

IMT

к терминалу оказалось легче легкого. Тренируясь на поломанном гибриде, Вик еще удивлялся, за что системщики берут по тридцать кредитов за каждое подключение? Блондин безразлично мазнул взглядом по биороботам. Виктор мимолетом отметил наконец его рост и немного удивился – спутник Егоровича был даже выше биомашин на пару сантиметров. Вот это конь вымахал! Может, спортсмен или модификант? В последние годы появилось достаточно много желающих вставить себе в тело импланты. – А какая разница между гибридом и одноцелевым киборгом? – наконец спросил «конь». – Вот смотрите, – Вик потянул стоящего рядом Warrior’а за рукав комбеза, – на одноцелевых киборгах единовременно может быть установлена только одна система. У них крепче кости и усилен позвоночник, они идеальные охранники. На гибрида же можно поставить сразу две системы. К примеру, одна от СИшки, а вторая боевая. – Какой-то он… не крупный, – осторожно заметил блондин, рассматривая киборга. Егорович весело зафыркал на его слова. Караваев едва сдержался, чтобы не заухмыляться. «Конь» был одного роста с рослым боевым Warrior’ом. – Зафик, так ты же сам большой, – добродушно заметил Артур, достававший своему спутнику аккурат до плеча. Вик ухватился за комбез первого во втором ряду киборга, приказав ему встать рядом с Warrior’ом. – Для дома все же рекомендую приобрести гибрида. Они компактнее, удобнее в быту и на них можно одновременно загрузить поварскую программу и СИшку. А еще они потребляют меньше на 12% энергии, – отчитался Караваев. Блондин был выше гибрида с Хаятира на двадцать сантиметров, и раза полтора шире в плечах. – А светленькие у вас есть? – наконец спросил «конь». – Может, с вьющимися волосами? Егорович только глаза закатил. – Зафик, ну что ты заладил со своими кудрями? Не выпускают киборгов боевой линейки с вьющимися волосами! – досадливо заявил он, и ухватил своего спутника за локоть. – Пошли, поищем тебе среди домашних моделей кудрявенькую охранницу… Блондин тоскливо покосился на складовладельца. – У меня есть блондины, – понимая, что добыча ускользает, Вик заметался по ячейке. – Вот два гибрида. У одного процент износа сорок три, у второго тридцать девять. А еще можно просто перекрасить любую машину. Отцепившись от локтя Зафа, складовладелец скрестил толстые руки на груди, капризно рассматривая предложенную технику. Сам Заф чуть склонился, изучая бесстрастных биороботов. – А у вас только эти модели? – заглянув в кукольные лица киборгам, наконец спросил мужчина. – Ты только смотри, чтобы зубы на месте были, – громким шепотом напомнил Егорович. – А то регенерация у биороботов конечно хорошая, но вот зубы у них так и не вырастают новые. Вик позволил себе секундную улыбку. Он не принимал технику

IMT

с поврежденными челюстями никогда и ни при каких условиях. Тем более, если удар был таким сильным, что машина выбила себе зубы, то вряд ли все контакты в башке остались целыми. Рослый блондин прошелся вдоль ровной шеренги гибридов, рассматривая бесстрастные кукольные лица. Потом выпрямился, обвел ячейку взглядом, задержавшись на дальнем углу. – А вон тот киборг не продается? Вик проследил за направлением чужого взгляда и едва не выругался. Утром, натренировавшись на подключении биоробота к терминалу, он задвинул уродца в дальний угол ячейки. Торговли с ним не было никакой, потенциальные покупатели предпочитали идти дальше, едва завидев изуродованную рожу. Нехотя мужчина вытянул гибрида. Развернул лицом к блондину. Егорович, до этого любопытно тянувший шею, вздрогнул, сделав шаг назад. Его спутник даже в лице не изменился. – Вик, ну что ты? Как можно такое уродство продавать? – возмутился Артур. – Что с ним произошло? – одновременно со складовладельцем спросил блондин. В глазах у него зажглось любопытство. – Да его отряд на мину натолкнулся, а гибрид солдата собой закрыл, когда жахнуло, – смутно припомнил официальную историю списания машины Виктор. – Его там и оставили, подумали что сломался, а железка через неделю сама дотащилась. К тому моменту им гибрида прислали нового взамен. Этого доходягу списали. Иногда происходило так, что историй списания было две – официальная и не очень. Караваеву в силу собственных знакомств и «дружб» всегда удавалось достать обе. Одну для покупателя, а вторую – из чистого любопытства. – Так он продается? – повторно спросил блондин, немного склонив голову к плечу и рассматривая ожог на биомашине. Вик внутренне заметался, сражаясь с жадностью и честностью. Все документы на утилизацию этого гибрида были уже составлены и подписаны, оставалось дождаться восьми часов вечера – окончания торгового дня. – Да, продается, – жадность в его душе победила, но честность не собиралась издыхать окончательно, – со скидкой из-за испорченного экстерьера. – Вот урод, – возмущенно катался вокруг блондина Егорович, дергая его то в одну сторону, то в другую. – Пошли, может у других найдем тебе блондина. А этому не на торгах стоять, а в утиль надо… Вик заметил, как человек чуть поджал губы, и решил рискнуть. – Так этот и отправится на утилизацию сегодня, – словно невзначай произнес он, заглядывая в глаза блондину. Клюнет или нет? – Все равно никто его не берет уже больше месяца. А так рожу подправить, и будет не гибрид, а конфетка! А там и перекрасить можно, глаза же светлые, подойдут. А установку системы я сделаю бесплатно! Клюнуло. В голубых глазах блондина что-то плеснулось, и он остановился как вкопанный, перестав поддаваться на попытки Егоровича увести его дальше. Артур попыхтел и недовольно сложил толстые короткие руки на груди. – Заф, ну что ты так на него смотришь? Подумай только, сколько с ним мороки будет. Тощий, уродливый, там еще небось имплантанты поломались – ты за ремонт одной рожи на пару тысяч влетишь! Вик затарахтел, тыча пальцем в поврежденную часть лица гибрида – Ну что вы?! Все импланты работают, все как надо! Потом все сойдет, на них все заживает быстрее, чем на лабораторных мышах! Заф поджал губы, рассматривая бесстрастное лицо куклы, глядящей перед собой. – Я выбираю его, – наконец решил он, и Егорович возмущенно запрыгал вокруг него, потрясая сложенными в молитвенном жестве ладонями. – Тогда может возьмешь к нему еще парочку? – умоляюще предложил складовладелец. Блондин отрицательно качнул головой. – Куда мне еще парочку? – Ну тогда давай в другое жилье сразу переедешь? Большой особняк – это тебе не клетушка на семнадцатом этаже! Заф дернул плечом. – Его. Одного. И никаких больше особняков и попыток подсунуть мне личный корабль, – уверенно произнес он. Пометавшись и попредлагав подумать еще немного, Артур сдался, махнув рукой. – Оформляй этого уродца. Плачу я, – кивнул он Вику. Караваев стукнул гибрида по плечу, дождался, пока тот повернет к нему голову. – На стенд. Машина послушно развернулась и дойдя до стенки ячейки, улеглась на специальный стол. Вик уселся за терминал, сдерживаясь, чтобы не потереть в предвкушении руки. Активировал программу подготовки к подключению. Из специальных пазов в столе беззвучно выдвинулись зажимы, фиксируя гибриду голову и конечности. Щелкнула, открываясь, ячейка с проводником. Вик сделал скальпелем узкий разрез на левом виске у киборга. Раздвинул обожженную, еще не успевшую срастись до конца от предыдущих подключений кожу и вставил в оголившийся порт переходник. Терминал издал мелодичную трель, оповещая что подключение проведено успешно. – Какие системы устанавливать? – деловито уточнил Караваев, ощущая себя электронным богом мелкого пошиба. Егорович покосился на молчащего спутника. Заф отвел взгляд от других гибридов. – Давайте боевую. И, эту, как ее? – СИ, – поддакнул складовладелец. – Зафик, это удобная прога, у них хорошая имитация личности идет в наборе. – Хорошо, СИ, – кивнул блондин. Стараясь, чтобы его движения были как можно более профессиональными, Вик выбрал необходимые системы для установки и поставил на загрузку. – Базовые настройки у него от боевой системы, поэтому тщательная отладка не нужна, – довольно заметил Караваев, углубляясь в настройки. «Отформатировать память? Да/Нет» «Нет» – привычно щелкнул Вик. «Произвести смену владельца? Да/Нет» «Да» «Внимание: необходимы биометрические данные нового владельца» – Можно вашу личную карту? – попросил Вик, и заметив в глазах блондина непонимание, – в процессоре прописать, чтобы он вас узнавал как хозяина. Покопавшись в карманах, друг Егоровича протянул Караваеву пластиковую карточку со своими идентификационными данными. – А долго все эти системы будут устанавливаться? – Минут тридцать, – глянув на процент загрузки, ответил Вик, и поднес карту к специальному сканеру в терминале. – Наверное даже сорок. Вы можете посмотреть аксессуары в соседней ячейке. *** Когда блондин отошел, Вик на правах хорошего знакомого спросил, отчего такой дорогой подарок. Егорович только махнул толстой рукой с пальцами-сосисками, а после улыбнулся широко. – Так это Заф Чайка, врач из одной клиники. Руки у него платиновые – у меня сын на флаере разбился, так Заф его буквально по кусочкам собрал. Даже шрамов у Вадика не осталось. Я перед мужиком в неоплатном долгу, а он заладил как робот – «не надо мне ничего, не хочу я ничего». От дома отказался, флайер забраковал. Еле уговорил на киборга, думал ему IMTешку какую подарить из новейших моделей, – складовладелец вздохнул. – А он на биомашин даже не смотрит. «Не могу я» – говорит – «воспитание у меня в семье строгое, даже девушку-киборга трогать нельзя». – Дык это робот, а не баба! – хохотнул продавец тихо и деликатно, чтобы будущий хозяин киборга ненароком его не услышал. – Я Зафа в официальный магазин даже таскал, там такие модели – любую бери. Множество режимов, программа имитации личности последнего поколения, возможность сделать модель под заказ… Чайка там продавцов гонял три часа, а ушел ни с чем… Ай, ладно! Хочет боевого гибрида с прошивкой от СИшки – пусть берет! – Артур махнул рукой. – Хорошо хоть у тебя биомашину взял, а не совсем откровенную рухлядь у черных перекупщиков.

«Общее состояние – удовлетворительное»

«Система функционирует нестабильно. Недостаток энергии. Часть имплантов будет отключена».

«Зарегистрирован акт покупки. Новый владелец – Заф Чайка. Сохранение биометрических данных».

«Имя нового хозяина – Заф Чайка. Род занятий – хирург. Пол…»

«Недостаток энергии. Часть имплантов будет отключена».

«Процесс стирания данных предыдущего владельца завершен». Комментарий к Часть 1. Гибрид В тексте нет ярко выраженной разбивки на главы.

====== Часть 1. Гибрид. глава 2 ======


– Заф, ты точно уверен? – в сто пятнадцатый раз обеспокоенно спросил Егорович, косясь на следующую по пятам за блондином «покупку». – Можно же заказать в

IMT

специально для тебя блондина. Если ты боишься, что мне это ударит по карману – ты ошибаешься! – Пожалуйста, – мягко произнес хирург, аккуратно положив широкую ладонь на плечо складовладельцу. – Давайте с этим закончим? Я выбрал этого киборга, и я уверен в своем выборе. – Потому что он стоил как ржавое ведро и выглядел так же? – обиженно уточнил Артур. – Или ты думаешь, что за спасение сына мне жалко отдать десять тысяч единиц? – Ржавое ведро не стоит пять тысяч, – аккуратно заметил Заф. – Правда, меня он полностью устраивает. – Все равно он урод! – в сердцах выдохнул складовладелец, и внезапно прищурился, с хитрецой взглянув на блондина. – Погодь, ты что, разобрать его решил? Да я не обижусь, даже если ты самого дорогого гибрида расковыряешь! Блондин только вздохнул, и отвлекся на зазвонивший в кармане видеофон. – Вызов. Из космопорта привезли разбившегося кобайкера. До моего приезда засунули в криокамеру, а то он при смерти, – спустя минуту сообщил Заф, повернувшись к Артуру. – Там позвоночник в кашу размолотило. Остальные врачи заняты. Егорович только рукой махнул. – Давай я тебя до клиники доброшу, а потом гибрида этого к тебе в квартиру завезу. Только дай мне на время право управления, – предложил толстяк добродушно. Помедлив, блондин кивнул.


«Недостаток энергии. Рекомендуется экстренное восполнение энергии». Он стоял в центре комнаты – прямая спина, руки по швам, взгляд в одну точку. Перед машинным взглядом мигало сообщение, выделенное красным. «Недостаток энергии». Сообщение продолжало мигать, время от времени рекомендуя сообщить владельцу о критической ситуации. Вот только хозяина в квартире не было. Так же, как и любых людей с правом управления. Он в квартире один. Падать – нельзя. Падение приравнивается к невыполнению приказа от человека с доступом – «стоять тут и ждать хозяина». Невыполнение приказа приводит к ликвидации. Он беззвучно прошел по коридору на кухню. Аккуратно провел ладонью перед фотоэлементом над раковиной. Наклонившись, присосался к носику крана. Напившись, вытер ладонью раковину, стирая прозрачные капли и возвращая все в первоначальное состояние. «Недостаток энергии». Потом он вернулся в комнату, снова встав в прежнее положение. Это могла быть проверка. Хозяин просто решил проверить, соответствует ли он техническим характеристикам, указанным в буклете, который ему вручили вместе с техпаспортом. «Недостаток энергии»


Операция длилась всю ночь, но кобайкеру несказанно повезло. Он не умер на месте и его успели довезти до клиники. Но самым главным было то, что он попал к хорошему хирургу, который словно держал смерть, не впуская ее в операционную.

Квартира Зафа находилась на семнадцатом этаже в одном из самых тихих районов Меги. Полицейские дроиды летали тут редко, а многие жители даже двери не запирали, уходя на работу. Один крупный галамаркет, три десятка маленьких магазинчиков, и, пожалуй, все.

Минусом считалось время, затрачиваемое на дорогу между домом и работой. Не испытывая любви к трехчасовым поездкам в битком набитом пассажирском флайере, Заф часто добирался на такси. Надбавки за переработки это позволяли. А если вызов был срочный, то за Чайкой могли послать на флайере кого-то из персонала шестого ранга.

Только закрыв за собой дверь, сбросив ботинки и повесив куртку на вешалку, Заф вспомнил о вчерашней покупке. Скривился – он согласился купить киборга лишь затем, чтобы Артур от него отвязался. Потому что никакие отговорки не помогали. Владелец почти всех складов на Меге терпеливо дожидался хирурга то у больницы, то перед домом, негласно записав Зафа в свои самые лучшие друзья. Блондин несколько раз попытался объяснить, что спасать людей – его долг, но толстяк только повторял из раза в раз, что за спасение своего сына он готов самого Зафа усыновить.

Откуда у такого занятого человека, как Егорович, столько времени – Чайка не представлял. Но после трех дней, потраченных на всяческого рода отказы и отговорки, устав, он предпочел сдаться и «принять подарок».

Гибрид стоял в гостиной как статуя.

- Ну привет, – впервые обратился к нему Чайка, прогоняя от себя глупое ощущение, что заговорил с микроволновкой.

- Доброе утро, хозяин, – механически произнесла биомашина. – Система запущена и готова к работе.

Заф всмотрелся в наполовину изуродованное лицо «покупки». На складе было темнее, и гибрид там выглядел немного не так. Более… целым, что ли. Или ему стало хуже за ночь?

Страшный багровый ожог шел от левой надбровной дуги, задевал краешек рта и расходился на скулу и ухо. На левом виске тонкой коркой спеклась кровь. Брови и ресницы непонятно-темного в искусственном свете ламп цвета уже отросли. Значит, прошло много времени.

- Как ты себя чувствуешь?

- Уточните запрос.

- Каково твое физическое состояние? – помедлив, спросил мужчина.

- Ожоги первой, второй и третьей степени тяжести. Закрытый перелом ребер, – эмоций в голосе гибрида не было. Так компьютер перечисляет ошибки в программе. – Ожог сетчатки левого глаза. Ушиб легких. Ушиб позвоночника. Закрытый перелом правого плеча. Вывих кисти левой руки. Вывих правой лодыжки.

Гибрид перечислял дальше. Заф слушал, понимая что его желание поесть, помыться и лечь спать, а уже вечером разобраться с травмами своего приобретения не сбудется.

- Критическая нехватка энергии. Часть имплантов будет отключена, – закончил перечислять повреждения гибрид.

Заф поднял с дивана стопку документов.

- Что тебе надо сделать для восполнения энергии? – на всякий случай уточнил хирург, раскрывая яркий толстый буклет. Должна же быть инструкция по содержанию киборгов? По крайней мере, для планшета, микроволновки и холодильника была.

«Продукция Intelligent Machine Technology – это качество, гарантия и комфорт для вас. Вот уже более восьмидесяти лет мы производим андроидов и киборгов самых разных направлений».

Заф решительно пролистал пяток страниц. Может, киборгов нужно к розетке подключать? Там, на складе же его к терминалу с помощью переходников соединяли.

За три месяца жизни на Меге Заф имел дело только с людьми, и, буквально пару раз, – с инопланетянами. О существовании же киборгов он узнал меньше тридцати дней назад, и то совершенно случайно. И был уверен, что никогда с ними не будет иметь дел.

Пришлось.

«Киборги и гибриды IMT способны поглощать любую органику. Для корректной работы рекомендуется давать им специальный корм от IMT. Андроиды IMT нуждаются в замене батарей раз в пять-семь месяцев в зависимости от условий эксплуатации».

Помедлив, хирург пролистал дальше, зайдя в раздел, посвященный внутреннему устройству одно- и многоцелевых киборгов.

«На одноцелевого киборга можно установить только одну операционную программу. На гибрида – две, на некоторые заказные модели – три. Определенным моделям гибридов необходимо на 12% меньше энергии по сравнению с одноцелевыми киборгами. Эта разница обусловлена различиями в росте, строении мышечной системы и способах эксплуатации. Гибрид модели Ampfi (Амфи) обладает бОльшим объемом легких, чем у других моделей, и оснащен жабрами для длительного нахождения под водой…»

Заф ощутил, что холодеет. Перевернул еще одну страницу.

«Гибрид модели Virt (Вирт) оснащен двумя процессорами. Второй процессор установлен за сердцем и самоуничтожается в случае попытки внутренних систем безопасности киборга».

Легкими? Сердцем?

- Какая… К какой модели ты относишься?

- Итаним.

Хирург зашелестел бумагами.

«Гибрид модели Itanim (Итаним) выращен в центральной орбитальной лаборатории IM Technologies по специальному армейскому заказу. Предназначен для функционирования на планете Чарха. Рост и вес подходят для работы в болотах и джунглях при тропическом климате. Гибрид Itanim в состоянии вывести из своего организма самостоятельно 75% всех известных токсинов. Данная модель обладает высокой сопротивляемостью к ядам».

В выведении токсинов учавствует печень. Легкие, сердце, печень… Заф оторвался от чтения, посмотрев на неподвижно стоящего гибрида. Тот размеренно дышал, глядя в стенку.

Киборги – это не обтянутые синтетической кожей роботы-андроиды. Да, без сомнения, у них множество имплантов, вон тот же процессор, куча электронных систем...

Они живые. Состоящие из плоти и крови, дышащие машины. Способные поглощать любую органику.

- Критическая нехватка энергии. Часть имплантов будет отключена, – равнодушно повторил гибрид.

Заф аккуратно закрыл буклет.

– Иди за мной. На кухне на столе внезапно обнаружился картонный ящик с кормом для биороботов, оставленный Артуром. Хирург ощутил к Егоровичу благодарность. Вытащив из ящика небольшую упаковку с яркой надписью, Заф открыл ее. Любопытно засунул нос и тотчас скривился. Содержимое по запаху было похоже на кошачий корм и так же гремело. Разве что выглядело как гранулы серого пенопласта. – И ты это ешь? Вот так? – подозрительно уточнил хирург и, вытащив одну гранулу, попробовал. Вкус был под стать внешнему виду – примерно как размоченный картон, только чуть солоноватый. – В корме содержится все необходимое для эффективного функционирования системы, – отчитался гибрид, встав теперь уже посередине небольшой кухни. – Для лучшей усвояемости рекомендуется добавлять горячую воду в пропорции один к одному. Поставив упаковку на стол, Заф с огромным удовольствием сплюнул разжеванную гранулу в мусорку. Налив из крана воды в чайник, щелкнул тумблером. – Сядь, – попросил он, и вздохнул, рассматривая усевшегося гибрида прямо на полу. – На стул сядь. На тот, который ближе к двери. Молодец. Через минуту чайник мигнул зеленым сенсором и отключился. Заф, прочитав инструкцию, написанную мелким шрифтом на боку упаковки, достал из шкафчика большую кружку. Наполнив ее гранулами примерно до половины, залил кипятком. Поставил на стол перед своей покупкой. Гибрид все это время сидел с идеально прямой спиной, и стеклянным взглядом таращился в пространство перед собой. Против воли Заф занервничал. По буклету выходило, что киборги и гибриды очень похожи на химер, а с ними хирург старался никогда не пересекаться. Причин для такого поведения было две – прямой запрет начальника и собственное чувство самосохранения. И неизвестно, что перевешивало. Если бы Заф разузнал заранее о киборгах, то согласился бы на флайер от Егоровича. А так он был уверен в том, что это просто роботы. Просто куклы, похожие на людей. Хирург достал из холодильника яйца, поставил на плиту сковородку. Оглянулся. Гибрид все так же неподвижно сидел. Над кружкой, стоящей перед ним на столе вилось облачко пара. – Почему ты не ешь? – запоздало спросил Заф. – Приказа начать прием пищи не поступало. – Ну так начинай, – хирург отбросил волосы со лба, возвращаясь к яйцам. Когда он обернулся, на столе находилась уже пустая чашка. – Если тебе надо, бери и ешь еще. Гибрид моргнул, и потянулся к чайнику. Закончив с готовкой, Заф сел на второй стул напротив киборга. Тот монотонно насыпал корм в кружку, заливал кипятком и выпивал получавшуюся сероватую бурду с абсолютно беспристрастным лицом. Заф малодушно старался не смотреть. Вкус серой гранулы «пенопласта» все еще явственно ощущался во рту. Может, позвонить Егоровичу и сказать, что он передумал? Конечно, такое решение отдавало неприятным душком. Будто Заф струсил, испугался. Ну, в документах были указаны технические характеристики на этого гибрида. По ним выходило, что покупка хирурга может спокойно убить вооруженного человека. Можно будет даже сказать, что Зафу киборга не позволяет держать воспитание. Отказался же он от сексуально игрового киборга женской модели и от личного шофера с воздушным транспортом и синим кодом приоритетности на дорогах. Да и начальник Чайку по голове не погладит за то, что тот приобрел себе химеру. Расправляясь с яишницей, хирург искоса глянул на гибрида. Итаним все так же монотонно продолжал заливать корм горячей водой и пить его. Продавец на складе сказал, что собирался его отправлять в утилизацию. Ведь никто такого урода не купит, даже бесплатно не возьмет. Заф выбрал его потому, что уцепился взглядом за ожоги. В официальном магазине

IMT

продавали киборгов новых, ухоженных и симпатичных. На складах с подержанной техникой – перепрошитых, списанных, поврежденных. Но хирург не увидел ни одного гибрида с такими же травмами. Значит, их при сильных повреждениях уничтожают. Но гибрид перед ним сидел и пил из кружки. И пусть он не мог сравниться с внешностью других киборгов, но он все еще продолжал функционировать. А если Заф позвонит Егоровичу, то гибрида утилизируют. Если бы хирург не прочитал в буклете про сердце, легкие, печень и прочие органы, то спокойно согласился бы куклу отключить. Робот и робот, что с него? Микроволновку же он поменял, когда въехал в квартиру. И холодильник старый выкинул, потому что у него морозильная камера не работала, и ручка отваливалась. Заф потянулся к лежащему в кармане брюк планшету, но вместо того чтобы его разблокировать, положил на край стола. Егорович наверняка расстроится. Забегает вокруг, начнет причитать. Непременно снова потащит Зафа по магазинам, уверяя, что пять тысяч за флайер – это для него сущие пустяки. Чайка представил себя в очередном магазине, в сто тридцать седьмой раз отказывающегося принять в дар одноместный корабль для путешествий в космосе и содрогнулся. Гибрид ведь просто кукла, из живой плоти и крови. Живая кукла. Людям, наверное, удобно с такими. Вряд ли от него будет много вреда. Когда хирург закончит тут работу, то перепродаст гибрида. Или Соне отдаст – уж она-то знает, что с ним делать. К тому же Заф сможет убедиться, подходят ли его методы лечения для киборгов. А даже если не подходят – пусть кукла побудет у него оставшиеся пару месяцев. И Егорович отцепится, и гибрид пофункционирует немного. Продавец со склада сказал, что на нем все должно само восстановиться, без посторонней помощи. Синтетическая кожа обладает такими свойствами – постепенно возвращаться к своему первоначальному виду, поэтому хирург не придал этому большого значения. Может, и в глазах знакомых с работы Заф не будет выглядеть таким нелюдимым, если тоже будет владельцем киборга? Чайник опустел, и биоробот наконец замер, положив руки на колени. Заф закончил свою внутреннюю борьбу, после чего вернулся к окончательному уничтожению яишницы. Вчера Егорович вытащил его из дома сразу после завтрака, на обед Заф перекусил какими-то булками, отказавшись от ресторана (до него добираться надо было около полутора часов), а ужин пропустил из-за срочного вызова на работу. – Энергия восстановлена, – отчитался Итаним. – В основных настройках прописано включение программы имитации личности при уровне энергии больше десяти процентов. Включить программу имитации личности? Заф честно попытался вникнуть в логику разработчиков, но мгновенно сдался. Его занимали гораздо более важные вещи. Первое место занимало продумывание дальнейших манипуляций с гибридом. – Хорошо. Включай, – кивнул он, по-прежнему ощущая себя глупо. – Программа имитации личности активирована. – В позе гибрида ничего не изменилось. А Чайка наконец обратил внимание на серую полоску грязи на шее у биоробота. Закончив с ранним завтраком, хирург звякнул вилкой, поднимаясь из-за стола. – Давай так. Ты иди в душ, а я потом посмотрю, что можно сделать с твоими травмами. Бесшумно поднявшись, Итаним вышел из кухни. Заф прикинул, что у него есть несколько минут, и решительно принялся наводить порядок на столе. В окно семнадцатого этажа бодро вползал осенний рассвет. *** Гибрид склонил голову, рассматривая фотоэлемент в ванной. На складе ванных не было. Только душевые капсулы. Предыдущий владелец запретил пользоваться душевой капсулой. Сказал, что перед утилизацией не смотрят на степень загрязнений. Утилизация была назначена на 24 ноября, на 20.03. «Местное время – 25 ноября, 7.23 минуты» «Иди в душ» «Идет выполнение приказа» Переключив воду на лейку, кукла забралась в ванну.

====== Часть 1. Гибрид. глава 3 ======

*** – Приказ выполнен. – Едва Заф сполоснул сковородку и засунул ее в посудомоечную машину в компанию к двум кружкам и тарелке, как вернулся гибрид. С волос у него капало, с комбеза просто стекало. На полу мгновенно образовалась лужа. Хирург сначала замер, растерянно рассматривая мокрого гибрида. Потом застонал, закрыв ладонью лицо. В буклете было написано про необходимость дачи точных команд. По крайней мере, в первые несколько недель. Потом процессор сохраняет наиболее часто используемые приказы и не требует уточнения. – Почему ты не вытерся? Спросил он риторически, но гибрид ответил. – Приказа «вытереться» не поступало. Лужа у него под ботинками расползалась, становясь больше. – Ты мылся в одежде? – Приказа «снять одежду» не поступало. – … – безнадежно произнес хирург, ухватившись за стул. – Еще раз. Идешь в ванную. Снимаешь обувь. Раздеваешься. Комбез упихиваешь в стиральную машину… – Он прервался, зевнув. Бессонная ночь и весь день на ногах немного сказывались. – Размер внутреннего отсека стиральной машины превышает объем комбинезона в семнадцать с половиной раз. Уточните значение слова «упихивание». – … – Заф запоздало вспомнил, что даже не выдал гибриду полотенце. Но отправлять биоробота в спальню за чистым не стал. Лучше самому все сделать. – Извини, я просто болван. Пошли в ванную. «Уровень тестостерона в крови превышает норму в полтора раза». «Вероятность физического воздействия составляет 63,4%» «Активировать боевой режим? Да\Нет» «Нет» Ванная была небольшой, с разделенным санузлом. Прислонившись бедром к раковине, Заф снова зевнул. – Значит так. Снимаешь обувь. Раздеваешься. Обувь ставишь возле ящика для белья. Комбинезон складываешь и кладешь на стиральную машину. Залезаешь в ванну и включаешь воду. А я сейчас вернусь, – Заф решил, что слишком ненадежно оставлять биоробота одного. Если он приказ «сходить в душ», распознал как «залезть в одежде, постоять под водой и выбраться из ванной», то лучше не рисковать. А то еще хирург объяснит не теми словами, а гибрид решит, что «полная ванна» это заполненная водой до потолка. Соседи снизу этому очень сильно обрадуются, особенно рано утром. Закрылась дверь. Гибрид поставил ботинки рядом со стиральной машиной, разделся, сложил по протоколу комбез. Забрался в ванну и мазнул рукой по фотоэлементу, включая воду. Сел, поджимая ноги к груди. Потом, протянув правую руку, потрогал ладонью бегущую из под крана воду. Поиск по базе СИ выдал перечень действий, соотносящихся к словосочетанию «вода» и «ванна». Заф вернулся достаточно быстро, держа в руках большое чистое полотене. Положив его на край раковины, решительно закатал рукава собственной кофты и посмотрел на гибрида. Ожог был не только у него на лице. Красная сгоревшая кожа тянулась вниз по шее, расползалась по левому плечу, руке, ребрам. Бежала по согнутому колену к лодыжке. Ожог первой, второй и третьей степени тяжести не на синтетической коже – напомнил себе Заф. Это у андроида можно отрезать испорченный участок и приклеить новый, на неделю прикрыв места соединений пластырем. С киборгом так не получится. А при таком объеме повреждений у гибрида должно уже было начаться заражение крови. На правом плече гибрида темнел совсем свежий кровоподтек. Правая лодыжка и запястье левой руки припухли. Должно быть, это самые «молодые» травмы. Ванна быстро заполнялась водой, все сильнее окрашиваясь в серый цвет. Заф потянулся к пробке и вздрогнул – вода оказалась ледяной. Может, киборгам нужна именно такая температура воды? – Не слишком холодная? – все же осведомился хирург. Биоробот запрокинул голову, уставившись на него светлыми глазами. – Приказа отрегулировать температуру воды не было. Температура признана подходящей и подходит для восстановления в полевых условиях, – негромко отчитался гибрид, шевеля синими губами. Зафу показалось что скорость, с которой он говорил, самую малость замедлилась. Хирург вздохнул, после чего потянулся к фотоэлементу, меняя температуру воды. «Уровень тестостерона в крови превышает норму в полтора раза». «Активировать боевой режим? Да\Нет» «Нет». – Моя квартира – не полевые условия, понятно? – негромко сообщил хирург и осекся. Гибрид сидел в ванной, поджав тощие колени к груди и глядя на Зафа стеклянным взглядом снизу вверх. – Ответ сохранен. Заф отвел взгляд, потянувшись к полочке на стене над ванной. – Шампунь, бальзам, гель для душа. Губка. Читаешь инструкции к использованию, запоминаешь, пользуешься, – принялся объяснять хирург, выставляя на бортике белые пластиковые баночки. – Сейчас я тебе объясню, а в следующий раз будешь сам все делать. Сначала мочишь волосы. Наливаешь шампунь в ладонь, массируешь голову… Стоп. У тебя волосы на щеках? Не отвечай. Передвинься ближе ко мне, я все сделаю сам. Гибрид послушно передвинулся, расплескав воду из ванны. Заф вздохнул, с тоской посмотрев на промокшую кофту. Потом стянул ее и бросив в открытое нутро стиральной машинки, взял в руки шампунь. Более эффективно получалось просто вымыть биоробота и не мучаться с бесполезными объяснениями. Так хоть соседей снизу не зальет. «Уровень тестостерона в крови превышает норму в два раза» «Половое возбуждение отсутствует» «Вероятность физического воздействия 88,4%»

Грязь стекала с гибрида серой краской. Волосы из грязно-темных стали медными с красноватым отливом, под губкой показалась светлая кожа.

– Ты когда мылся последний раз? – поинтересовался Заф, выливая на губку остатки геля. Ожоги он старался задевать как можно реже. – Информация отсутствует, – равнодушно сообщил гибрид, оставаясь неподвижным. – Почему отсутствует? – Было произведено форматирование памяти перед списанием. – А когда тебя списали? – хирург аккуратно развернул биоробота спиной к себе, мимолетом радуясь большой ванной. Во многих квартирах вместо ванн ставили душевые кабинки – якобы для экономии места. Но из-за наличия ванны эта квартира продавалась гораздо дороже остальных. – Сорок восемь дней, семь часов, двадцать девять минут и десять секунд назад, – мгновенно последовал ответ. – А там, на складе, почему не мылся? – Заф переключил воду на лейку и принялся аккуратно поливать гибриду плечи, смывая пену. – Блок в ячейке для поддержания гигиены функционировал некорректно. – Ясно, – хирург наклонился, снова выдернув из ванной пробку, во второй раз давая грязной воде стечь. Посмотрел на стенки ванны, превратившиеся из белых в серые. – Будешь мыться раз в день, и еще утром душ принимать. Понятно? – Приказ сохранен, – отозвался гибрид. Спина у него оказалась вполне целая, не считая нескольких фиолетовых синяков и пары старых продолговатых царапин. – Как тебя зовут? – при молчании желание задремать наступало быстрее, но Заф хотел домыть гибрида и обработать ему раны, а не спать в ванной. – Имя отсутствует. Личный номер… – Ris(1) , – устало зевнул хирург. – Я не запомню… Что у тебя с ладонью? – Ожог. – Да я понял, что ожог. Откуда? – Было произведено тушение сигареты. Еще раз тщательно сполоснув гибрида, Заф выключил воду. Потянулся за полотенцем, висящим на раковине. – Вылезай из ванны… Ну, по крайней мере теперь это просто вода, а не грязь, – вздохнул хирург, подавив желание застонать. Биоробот так резво выбрался из ванны, что вода, не успевшая вся стечь в слив, всколыхнулась, выплескиваясь на пластиковый коврик и на плитку. Вытертая и замотанная в огромное полотенце «покупка» снова замерла посередине спальни, вытянув руки по швам. – Садись на кровать, – бросил хирург, копаясь в шкафу. Конечно, обычная аптечка со всякими витаминками, пластырями и перекисью мирно лежала на полочке на кухне. Но в ней отсутствовало то, что было хирургу необходимо. Нужный плоский белый ящик нашелся в самом углу, спрятанный под запечатанным запасным комплектом белья. Заф глянул на белую в лимоны простынь, – еще один странный подарок Сони, – и решительно вытащил ящик из шкафа. Внутри него оказался десяток тюбиков и баночек без названия. Ампулы были аккуратно рассортированы по прозрачным упаковкам. Шприцы распределялись по блистерам. В отдельной ваккумной пачке лежал запечатанный в пластик скальпель. Нет, не то. Хирург принялся аккуратно выкладывать предметы из ящичка, помещая их на прикроватную тумбу. Комментарий к Часть 1. Гибрид. глава 3 Ris (пер. с языка лае) – Медный. Возможна трактовка как Рыжий, либо Красный. П.С. До середины декабря вряд ли будет выставлено продолжение. Я бодро и весело готовлюсь к рождественской ярмарке в Санкт-Петербурге.

====== Часть 1. Гибрид. глава 4 ======

*** Программа имитации личности позволяла повернуть голову на 34 с половиной градуса, следя за действиями хозяина. Он вытаскивал из белой коробки размером 35х48,5х15см предметы в вакуумных упаковках и раскладывал на низкую тумбу. Скальпель. Пачка ампул без опознавательных знаков. Пластиковые шприцы. Белые круглые таблетки в прозрачном контейнере. Упаковка одноразовых бинтов. Свернутая кольцом полая трубка для капельницы. «Выполняется поиск» «Ты что, разобрать его решил?» «Выполнить поиск обозначения слова – разобрать? Да\Нет» «Да» «Разобрать – разделить, разъять что-либо, отделить части друг от друга, подвергнуть анализу, критической оценке» «Отделить части друг от друга» «Вероятность физического воздействия 94%» Отделить части друг от друга. *** Использовать мазь было малоэффективно. Если бы ожог был только на лице, ну максимум на руках – тогда мазь помогла бы. А так третья степень, да и площадь поражения была просто огромной. Интересно, а у киборгов может быть заражение крови? Заф с сомнением повертел в руках тюбик. Мазь поможет разве что с ожогом на ладони – круглым, похожим на след от монетки. И немного с кожей на лице, процентов на сорок, вряд ли больше. Отложив тюбик, хирург вытащил из паза ампулу, разорвал упаковку одноразового шприца. Достал из тубы влажный диск, пропитанный дезинфектором. Надо будет по возвращении домой в отчете указать, что была использована одна ампула из пяти. Руки у гибрида по сравнению с Зафовыми были совсем тощими, и укол пришлось делать в предплечье. «Поднимет из могилы» – любил повторять его учитель, небрежно и вместе с этим очень профессионально вгоняя иглу очередному больному в руку. Смесь стимуляторов и обезболивающего Зафу пришлось однажды опробовать и на себе. Конечно, ощущения в первые пару минут были не очень, но потом было намного легче. Да и при крайнем истощении хорошо помогает. Гибрид продолжал сидеть с прямой спиной. Достав эластиный бинт, Заф легко вправил ему лодыжку и запястье. Зафиксировал, стараясь не перетянуть слишком сильно. Перелом правого плеча был закрытым, без смещений и необходимости фиксировать кость. С позвоночником все было в порядке. Присев на край кровати, Заф аккуратно развернул лицо гибрида к себе. Обработал рану на виске. Создавалось ощущение, что там кожу постоянно разрезали, едва ранка затягивалась. За левым ухом гибрида располагались крошечные вытатуированные цифры и буквы. Личный номер? – Больно? – спросил Заф, чуть повернув лицо киборга к свету и рассматривая ожог. Когда Ирин опрокинул на себя кастрюлю с кипятком и обжег руки, он очень долго плакал. А тут была не горячая вода, а огонь, и задело намного сильнее. Возможно, мышцы тоже пострадали. – Уточните запрос, – равнодушно произнес киборг. Кукла. Просто кукла. Хирург глубоко вздохнул, успокаиваясь. Убрал руки от лица гибрида. Ожог сетчатки глаза ему не нравился тоже. Надо было что-то делать с этим, но у Зафа не было ничего подходящего. И имелось именно то, что было необходимо. Начальник такому не обрадуется. По голове за такое не погладит, это точно. Хирург прикусил губу, сосредоточенно перебирая содержимое белой аптечки. Это ведь гибрид, и не просто какой-либо – а именно его, Зафа Чайки. А еще это химера, которую в своей бесконечной глупости купил себе хирург. Что там в брошюре было? Химерный состав ДНК? Процессор и куча электронной начинки? Просто отличное приобретение для того, кто не любит уже одно звучание слова «химера». Ладно, предположим, это просто киборг. Просто кукла. Разница от андроида – наличие внутренних органов и не синтетическая кожа. Как и ожидалось, если покидать все медикаменты в ящик как попало – то крышка не закроется. Раздраженно выдохнув, Заф принялся раскладывать все по уму. Бесстрастный взгляд гибрида нервировал. Напоследок выщелкнув одну белую круглую таблетку из ячейки, хирург поставил распотрошенный ящик на прикроватный столик. Потом сходил на кухню и вернулся с кружкой прохладной воды. – Вот, выпей. Когда гибрид запил таблетку водой, Заф снова ушел на кухню. Ему нужно было сосредоточиться. Очень хотелось плюнуть и отправиться спать – киборг вроде как больше сорока дней проходил с такими ожогами. А тут всего лишь часов восемь подождать, пока Чайка отоспится. Со вздохом вытерев кружку и поставив ее в шкафчик над раковиной, хирург медленно вернулся в спальню. За время его отсутствия тут ничего не произошло. Гибрид неподвижно сидел в той позе, в которой его оставил Заф. Только голову повернул на звук закрывшейся двери. – Ладно, – сам себе произнес Чайка, и успокаиваясь, повторил. – Ладно. Затемнив окно сначала с помощью встроенной в дом электроники, а потом для надежности задернув штору, хирург сел на кровать рядом с куклой. Нахмурился, повертев в руках забытую упаковку со скальпелем. Отодвинул ее подальше. Потом медленно и осторожно протянул руку, погладив гибрида по короткому ежику медных волос. Заф запоздало понял, что нужно было как-то вербально обозначить планируемые им действия. Вдруг киборг распознает жест как угрозу для себя и начнет защищаться? Чайке не хватает только сражения для «отличного» завершения дня. Или начала дня, если посмотреть на часы. Гибрид шевельнулся, разворачиваясь. А потом улыбнулся, плавно переместившись на пол и встав на колени перед Зафом. Большое полотенце осталось лежать на кровати. Улыбка из-за поврежденных лицевых мышц была нессиметричной и казалась жутковатой. Собственные руки гибрид завел за спину. – Ты что делаешь? – осторожно осведомился Заф, не зная как ему реагировать на действия своей «покупки». – Выполняется следование программе подчинения, – голос у киборга тоже изменился. Стал каким-то раздражающе-механическим, но с бархатными нотками. – Откуда у тебя такая программа? – Чайка попытался вспомнить, что именно согласился установить в ангаре. Вроде бы боевая система и СИ? Ладно, про боевую понятно, а что такое это «СИ»? Про нее еще Егорович часто упоминал. Киборг немного согнулся, потеревшись неповрежденной частью лица о Зафово колено. Запрокинул голову, преданно и наивно заглядывая хозяину в глаза. – Была загружена в виде дополнительного пакета данных при установке системы СИ. *** «Собственное сердцебиение учащено до 98 ударов в минуту» «Разобрать – разделить, разъять что-либо, отделить части друг от друга, подвергнуть анализу, критической оценке» «Отделить части друг от друга» «Вероятность физического воздействия 96%» Отделить части друг от друга. «Ты что, разобрать его решил?» «Заф Чайка, профессия – хирург» «Рекомендация от системы ItanimGIVar – при проникновении противника через окно возможна контратака с применением медицинского скальпеля, расположенного на расстоянии 84,2см слева от объекта со статусом «хозяин»»

Отделить части друг от друга.

Скальпеля. Профессия – хирург. «Ты что, разобрать его решил?» «Да что с ним станется? Это же гибридный кибер! На Чархе он вообще с одной действующей рукой до базы дополз!» Отделить части друг от друга. «Внимание: обнаружен непроизвольный мышечный спазм» *** Протянув руку, Заф снова коснулся пальцами волос киборга. Казалось, что они у него будут жесткие как проволока, но короткий, неровно отрастающий ежик был мягким. Гибрид потянулся за его рукой, прижимаясь к ладони щекой. Что же это за программа такая? Вздохнув, Чайка приподнял киборга и усадил на колени лицом к себе. Непонятно, что именно должна была вызывать данная программа, но Заф ощущал только непонимание, смешанное с глупым раздражением. Потянувшись, ухватил полотенце за конец и набросил гибриду на плечи. Итаним запрокинул голову, растягивая губы в нессиметричной улыбке. А потом вдруг вздрогнул, пустым взглядом уставившись в пространство. – Все хорошо? – аккуратно уточнил Заф, выждав пару секунд. Может, нельзя прерывать действия программы? Или это из-за лекарства? Блин, Чайка же не проверил, можно ли применять препараты на киборге! – Ошибка программы, – равнодушно сообщил гибрид, и спустя мгновение к нему вернулось прежнее выражение лица. Чайка едва не подавился вздохом облегчения. Киборг неожиданно скользнул узкими ладонями под одежду, прошелся по груди и плоскому животу. Быстро расстегнул брючный ремень. Пальцы у него были холодными. «Найдены несоответствия. Объем легких превышает стандартный человеческий в одну целую, три десятых раза. Обнаружен имплант неизвестного типа в верхнем слое трапецивидных мышц.» «Обнаружено…» Заф быстро перехватил руки гибрида. – Не надо так делать, – серьезно попросил он. Киборг перевел взгляд с собственных ладоней на лицо хирурга. Моргнул. – Приказ принят. Чайка выдохнул и, не давая себе больше времени на раскачку (это только оттягивало время) подался вперед, прикоснувшись губами к правому виску киборга. ЗЫ. То, о чем многие сейчас подумали... Нет, и не мечтайте)) Комментарий к Часть 1. Гибрид. глава 4 Возвращаемся в гибридам и врачам.

====== Часть 1. Гибрид. глава 5 ======

*** – Мне тебя поздравить или отругать? Заф старательно размешал сахар, а потом положил ложку в раковину. Понюхал, а после осторожно отхлебнул из чашки. Скривился. Кофе определенно не удался. Положение не спасал даже сахар с молоком. – С чем поздравить или отругать? Голограмма девушки передернула покатыми плечами. – У одного проданного за вчерашний день гибрида в настройках ты прописан хозяином, – недовольно заметила она. – Или хочешь сказать, что на Меге завелся еще один Заф Чайка, у которого в данных идентификационной карты отсутствует графа «пол»? Хирург только пожал плечами, отпивая невкусный напиток. – Никто кроме меня не завелся. Ты откуда об этом узнала? – Стандартные пакеты данных от всех терминалов

IMT

приходят в лабораторию четыре раза в сутки. В них содержится вся информация о перепродаже подержанной техники, личные данные новых владельцев, выбранные на установку системы и еще куча всего, – доложила девушка. – Ты еще не сообщил начальнику? – Нет, – покачал головой Заф. – Буквально три часа назад со срочного вызова приехал. Покосившись сначала на раковину, потом на чашку, хирург малодушно вытащил из ящика новую ложку и добавил еще немного сахара. – Еще немного, и я стану похожим на Вольфа. Он иногда ленится и просто заливает кипяток в сахарницу, – поделился Заф негромко. Девушка хмыкнула, занимаясь какими-то своими делами за пределами камеры. – Значит, ты приобрел себе подержанного киборга из линейки боевых гибридов для Чархи, – подытожила она спустя некоторое время. – Ты в курсе, что дешевле купить новую модель, чем починить эту в сервисном центре? Заф многозначительно промолчал, постучав ложечкой о стенки чашки. В большинстве случаев Соне не нужен был собеседник – она прекрасно поддерживала разговор и в одиночку. – Предположим, что в курсе, – кивнула девушка сама себе. – А почему в данных про оплату стоит другое имя? – Мне киборга Егорович подарил, – признался хирург устало. – Ну, тот самый, владелец всех складов на Меге. Соня многозначительно фыркнула, показывая, что знает «владельца всех складов». Передвинув планшет, чтобы не исчезать из поля зрения камеры, Заф уселся за стол, задев локтем толстый буклет. – Скажи, а чем отличаются гибриды от обычных киборгов? – Тебе глобально или вкратце? – А можно и так, и так? – подумав, уточнил хирург. Девушка чуть приподняла уголки губ, не глядя в камеру. – Вкратце – на гибрида можно установить две системы. К примеру – телохранителя и гувернера. Или уборщика и СИшку… – А что за СИшка? – Сексуальная Игрушка. Заф снова поболтал ложечкой в чашке. – Киборг… Ну, гибрид, которого я купил, он… У него сердце есть, и печень… – А еще восемь метров кишков, легкие, селезенка, почки, несколько сотен метров кровеносных сосудов и мозг, – закончила за него Соня. – Это же не андроид, чтобы сверкать металлическим нутром. Что тебя смущает? – Он ведь устроен как человек, и внешне почти никак не отличается, – попытался объяснить Чайка.

Девушка, потянувшись, наконец посмотрела в камеру.

– Гуманоидная форма киборга под это и рассчитана. Что тебя не устраивает? – Ну, – еще две ложки сахара немного выправили положение, – он ведь… В буклете было написано, что его тело искусственно выращено... Соня снова передернула плечами. – Ты предполагал, что киборгов разводят посредством селекции? Как породы животных? Это слишком долго и накладко, потом – Общество Защиты Людей нас за такое сожрали бы еще в прошлом веке. – Я предполагал, что их собирают на фабриках, как андроидов. Девушка рассмеялась. – И что они питаются электричеством от розетки? – весело фыркая, уточнила она. Заф вздохнул, буравя взглядом чашку. Соня захохотала, откинувшись на спинку кресла. – У него есть сердце, – упрямо повторил хирург, когда девушка успокоилась. – И все остальное. И кожа не синтетическая. А кости тонкие. – Для базы на Чархе делали легкие модели боевых гибридов, – заметила девушка, вернув своему лицу невозмутимость. – Все, что тяжелее семидесяти килограмм очень быстро отправлялось на дно бесконечных болот. – Он ведь живой. – У него органическая часть живая, как ни удивительно, – покладисто согласилась Соня, – но это машина. Заф вздохнул, делая еще один глоток кофе. На утреннюю тренировку он опоздал. Поспать на диване в зале удалось недолго – едва хирург задремал, как ему позвонили с работы, сообщив, что выделяют ему еще один выходной. После принялся названивать Егорович, предлагая прикупить «к киборгу» каких-нибудь аксессуаров. Чайка еле отвязался – лимит покупок и прогулок по магазинам он перевыполнил на месяц вперед. Соня позвонила последней, и Заф, перестав сопротивляться судьбе, сварил себе кофе, чтобы немного проснуться. Планшет пискнул, принимая файл. – Я сбросила тебе документы, в которых четко описана разница между гибридами и киборгами, – пояснила девушка, – почитай как-нибудь на досуге, просвятись… – Спасибо. Ты в гости заглянешь? – На следующей неделе, – поразмыслив пару секунд, кивнула Соня и не прощаясь, отключила связь. Зафово «увидимся» повисло в образовавшейся на кухне тишине. *** «Система загружена и готова к работе» «Программа имитации личности отключена» «Недостаток энергии» Гибрид открыл глаза. За окном было серо. «Местное время – 7.45, 26 ноября 2331 года» «Время пребывания в спящем режиме – 23 часа, 14 минут, 31 секунда» «В соседнем помещении обнаружен живой объект. Статус – хозяин» «Имеются остаточные внешние регенерационные сигналы. Тип сигналов системе неизвестен» «Общие повреждения кожи составляют 8%. Имеются ожоги первой степени тяжести. Предварительное время для полной регенерации – 23 часа, 11 минут» «Сканирование завершено» «Рекомендация от системы ItanimGIVar: несоответствие теоретического времени для полной регенерации тканей с результатами последнего сканирования могут быть вызваны повреждением контактов процессора и\или выходом части датчиков из строя. Необходимо оповестить о поломке владельца и\или представителя в сервис-центре IMT» Гибрид моргнул, продолжая сохранять неподвижность. «Необходимо оповестить владельца и\или представителя в сервис-центре IMT» «Могут быть вызваны повреждением контактов процессора и\или выходом части датчиков из строя» «Повреждением и\или выходом из строя» Повреждением. Выходом из строя. «В случае повреждения контактов процессора необходима ликвидация» Ликвидация. *** Заф, с который раз сверившись с инструкцией, залил гранулы горячей водой. Скривился. Если сухой корм оставлял после себя во рту вкус картона, то размоченный походил на картон подгнивший и перетертый в пюре. Но судя по бумагам – это была самая лучшая пища для киборгов. Хотя пункт о том, что «живая» продукция

IMT

способна поглощать почти любую органику все же хотелось проверить. Предыдущую порцию корма, загустевшую, остывшую и превратившуюся в сероватую слизь Заф с содроганием вылил в унитаз. За весь предыдущий день гибрид так и не проснулся, и чашка с питанием простояла часов шесть на прикроватном столике. Пусть киборги и могут есть почти все, Зафу становилось тошно от одной мысли, что его «покупка» станет прихлебывать холодную слизь. Теплый корм хотя бы не тянулся длинными нитями вслед за ложкой. Трогать «это» пальцем хирург побрезговал. Гибрид таращился в потолок. Изредка он моргал, и это, да еще пожалуй мерное покачивание грудной клетки при дыхании выдавало, что на кровати лежал не манекен. Ну, во всяком случае, он уже проснулся. Или включился – Заф не смог решить, какой термин лучше применим к киборгу. – Доброе утро, – подумав, хирург усилил освещение и подошел ближе, усевшись на кровать. – Как... Доложи о своем физическом состоянии. В документах, присланных Соней, оказалось много интересной информации. И правила эксплуатации, и детальные технические характеристики, включая расположение имплантов, и множество на первый взгляд глупых вопросов, с помощью которых можно было провести первичную диагностику системы. И целые таблицы с точными вариантами голосовых команд. – Система загружена и готова к работе. Необходима детальная диагностика в сервисе

IMT

. Программа имитации личности была отключена в целях экономии энергии. Если энергии оставалось меньше 10%, киборги с базовыми настройками отключали программу имитации личности. – Зачем необходима детальная диагностика в сервисе? – Заф продолжал держать в руках кружку, дожидаясь пока ее содержимое остынет. – Обнаружена неисправность. Несоответствие теоретического времени для полной регенерации тканей с результатами последнего сканирования могут быть вызваны повреждением контактов процессора и\или выходом части датчиков из строя. Необходимо оповестить о поломке владельца, – отчитался гибрид. Чайка задумчиво кивнул. – Сядь, – попросил он негромко. Киборг мгновенно перетек в сидячее положение. – Держи. Пей. Молодец. Давай посмотрим, что у тебя там за несоответствие… Да, и включи имитацию личности. В позе гибрида снова ничего не изменилось. Забрав опустевшую чашку из его рук и поставив на тумбочку, Заф развернул запястья тыльной стороной вверх. Потом внимательно осмотрел плечо. Прощупал ребра. Пробежался пальцами по позвоночнику. Киборг скосил взгляд, рассматривая собственные ладони, лежащие на одеяле на коленях. Ожога от сигареты на коже не было. «Сканирование завершено» Хирург довольно кивнул сам себе. – Посмотри на меня. Глаз… Доложи о состоянии тканей сетчатки. – Ткани сетчатки полностью восстановлены. – Отлично, – Заф аккуратно повернул лицо гибрида к свету. – Улыбнись. Молодец. Все с тобой в порядке. – Несоответствие теоретического времени для полной регенерации… – Все нормально. У меня хорошие лекарства. Киборг моргнул. Глаза у него были светлые, льдисто-голубые. – Ответ сохранен. Убрав фиксирующие повязки на запястье и лодыжке, Заф довольно вздохнул. Процент совместимости киборга и лекарств был очень хорошим. Конечно, не будь гибрид таким заморенным, то все прошло бы быстрее. Но даже сутки сна в обмен на почти полное восстановление – это небольшая цена. Оставалось придумать, как именно хирург подаст эту информацию собственному начальнику. Илья вряд ли будет в восторге от отчета, начинающегося с фразы «Мне подарили киборга и я решил проверить на нем наши целительные способности». Нет. Начальник такому не обрадуется. Особенно, если в отчете промелькнет слово «химера». Заф представил себе реакцию Ильи и вздохнул. Соня права. Пусть она и не сказала об этом прямо, но намекнула весьма явно – Илья не будет счастлив, если Заф оставит себе киборга даже на месяц. Закончив с осмотром, хирург вытащил из шкафа приготовленный еще день назад комплект белья и вручил его гибриду. – Иди в душ, сполоснись. Потом вытрись вот этим полотенцем и одень вот это. После выполнения этих действий иди на кухню. Приказ понятен? – Ответ положительный, – Итаним опустил взгляд на стопку одежды в своих руках. Потом поднял голову. – Можешь приступать к выполнению, – кивнул Заф, все равно ощущая себя глупо. *** «Активировать воспроизведение записи? Да\нет» «Да» Визуальная память недостаточно точная – левый глаз видит лишь на 15% от нормы, и полноценная запись невозможна. «Хозяин перехватывает руки, удерживает их за запястья. – Не надо так делать. – Приказ принят» Физический контакт, система отмечает желтым вариант названия – «поцелуй». Данное действие нетипично для программы полного подчинения. Но оно есть в системе СИ. «Данный участок записи отсутствует» Киборг включил воду, отрегулировав ее согласно той температуре, в которой его мыл хозяин. «Мой дом – не полевые условия» «Ответ сохранен» Выполнив необходимые водные процедуры и вытеревшись, гибрид развернул одежду. Потом скосил взгляд влево. На стиральной машинке комбеза, который по данным памяти был там оставлен чуть более 23 часов назад, больше не было. Выданная одежда отличалась от стандартной формы. «Состав – хлопок 95%, лайкра 5%» Потом перевел взгляд на руки. На левой руке по данным предпоследнего сканирования должен был быть ожог второй степени с очагами третьей. Ожога не было. Информация от рецепторов шла в стандартном режиме. *** Еще два вечера Заф посвятил детальному изучению полученных от Сони документов. Сведения, содержащиеся в буклете, были неполными, рассчитанными на обычного владельца киборга, не знакомого с большинством научных терминов. Электронные документы Сони были помечены, как «только для разработчиков и лиц, обладающих в лаборатории

IMT

кодом доступа выше четвертого». Это была закрытая информация, с помощью которой (и необходимой, весьма дорогостоящей техники) в теории можно было бы создать «гибридную модель технической единицы». Так же стало понятно, зачем киборгам симбиоз мозга и процессора. При глубокой перезагрузке или вынужденном отключении процессора все системы жизнеобеспечения тоже останавливаются. И если андроиду это никак не вредит, то органическое тело киборга такие «формсажорные» обстоятельства не переживет. Поэтому в моменты отключения процессора все функции поддержания жизни – сердцебиение, дыхание, – берет на себя мозг, выполняя функцию резервной системы. Но мозг был неразвит и не получал никакой информации извне, кроме некоторых импульсов от процессора. В этих же документах описывались и случаи, когда целостность контакта мозга и процессора нарушалась. Такое случалось, если киборг получал сильные повреждения головы. Последствия были неприятными – процессор в одном случае уходил на цикличную перезагрузку, но она не позволяла восстановить поврежденные контакты. Мозг, неспособный обрабатывать команды, запоминать и распознавать хозяина, фактически оказывался главным в организме биомашины. Обычно это заканчивалось тем, что киборга, пускающего слюни и не могущего даже сесть без помощи процессора забирали представители

IMT

. В другом случае процессор оставался работать, но терял возможность распознавать команды и корректно выполнять приказы. Вместо приготовления обеда такой поврежденный киборг мог поджарить хозяйскую обувь или утопить ребенка, которого ему поручили мыть. Заф перелистнул электронную страницу и скосил взгляд, наблюдая за поглощающим свой корм гибридом. Тот равнодушно насыпал гранулы в кружку, заливал кипятком и ошеломляюще быстро выпивал получавшуюся в итоге кашу. Завтрак Итанима занимал восемь минут. Ровно столько требовалось, чтобы заварить пять порций корма – на столько хватало одного чайника. Закрыв планшет, Заф принялся за изготовление салата. Он все же написал своему начальнику о киборге. Ответ Ильи был мгновенным и категоричным. Химеру нужно убрать. Чайка понимал это и был полностью согласен с шефом, но перспектива снова таскаться по магазинам вслед за Артуром Егоровичем ужасала не меньше, чем гибрид в своей квартире. По крайней мере, пока что он был спокойным и не нападал. – Эй, – негромко окликнул хирург, и протянул киборгу маленькую помидорку, которую собирался пустить в салат. – Хочешь? Гибрид равнодушно перевел взгляд на красный предмет в его руках. – Уточните приказ. – Ты хочешь попробовать помидор? – изменил фразу Заф. У него еще не всегда получалось правильно сформулировать приказ. Система у гибрида была «чистой», не знакомой со многими аспектами жизни вне армии, поэтому просьба об уточнении звучала часто. Киборг перевел взгляд с ладони на его лицо. Потом обратно на помидор. – Уточните приказ. – Забей, – вздохнул Заф, отворачиваясь. – Уточните приказ. Что именно необходимо забить? – Ничего забивать не надо. Это просто слово с переносным смыслом. На кухне воцарилась тишина. Потом Заф поставил перед киборгом блюдце с двумя четвертинками помидора. – Ешь. «Предварительный анализ. Вид Solanum lycopérsicum. Состав – глюкоза, белок, органические кислоты, клетчатка, пакетиновые вещества, крахмал, минеральные вещества. Энергетическая ценность 8 Ккал. Нетоксично. Пригодно к употреблению без термической обработки» Заф склонил голову к плечу, рассматривая биоробота, жующего помидорку. – Вкусно? – Уточните запрос, – гибрид повернул к нему лицо. Без ожога он выглядел намного лучше. Конечно, не сравнить по красоте с киборгами в магазине, но теперь вряд ли его отправят на утилизацию. – Не обращай внимания. – Чайка отвернулся, вновь принявшись за нарезку салата. – Доедай помидор, который перед тобой. Вкусовые рецепторы у химер были почти полностью атрофированы. Киборги и гибриды в этом плане не отличались. Заф покосился на лежащий на краю стола планшет. Надо будет позвонить Егоровичу. И выбрать флайер в первом же магазине.

====== Часть 1. Гибрид. глава 6 ======

*** Егорович весело топал, размахивая руками и делился восторгом со всеми, кто попадался ему на пути. – Ты только посмотри, какая красота! – беззастенчиво и совершенно искренне восклицал он каждые десять секунд. Заф шел рядом, мягко улыбаясь радости знакомого. Складовладелец обожал показывать свои владения, и блондину на правах спасителя сына и нового друга приходилось хоть раз в неделю, но заходить в гости. Точнее, «заходить в гости» было слишком размытой фразой. Егорович таскал его по складам, ангарам, перерабатывающим станциям и космопорту так же легко и непринужденно, как по собственному дому. Иногда Зафу казалось, что Артуру принадлежит вся Мега, но он скромно об этом не сообщает властям и всем жителям планеты. Видимо, чтобы они не сильно смущались, что живут на чужой территории. – Выглядит не очень уютно и надежно, – наконец отметил Заф, добросовестно повертев головой. В углах ангара лежали разные ящики и непонятные коробки. Должно быть, когда из ангара вывозили всю технику, про эти вещи все забыли. Или же это действительно был такой хлам, что все поленились его выбрасывать. – Внутренние крепежи в аварийном состоянии, но сами стены нас переживут! – довольно сообщил Егорович, и показательно пнул одну из опор. Та как-то нехорошо загудела, но выстояла. По ангару гулял ветер. В углах копошились погрузчики с андроидами, собирая никому не нужные позабытые ящики и утягивая их на улицу, складывая возле мусоросжигателя. – Я сюда случайно заглянул, хотел перестроить. А теперь сомневаюсь. Красота же! А сомневаться было в чем. Одну из стен ангара полностью покрывал рисунок огромного дерева. Заф зачарованно скользнул взглядом по бесконечным ветвям, поражаясь размером и детальностью изображения. Подписи автора нигде не было. – Может, снести весь ангар, но стену оставить? – наконец предложил он. – Вокруг парк разбить, а над деревом навес поставить, чтобы рисунок не портился. Егорович покатался вперед-назад, заложив руки за спину. – Так ведь это промзона, из города сюда на флаере часа полтора добираться. Да и вокруг ничего нет – ни зон отдыха, ни аттракционов. Даже космопорт перенесли – теперь отсюда часа три лететь до ближайшего. Вряд ли место будет популярно, – задумчиво протянул складовладелец. Вопрос прибыльности парка его не волновал. – Можно сфотографировать? – Заф продолжал смотреть на рисунок. – Да конечно! Хочешь, тебя на его фоне щелкнем? – весело предложил Егорович. Хирург немного помолчал и, неуверенно кивнув, пошел к стене. – Кибер, сделай снимок своего хозяина на фоне дерева. Гибрид, молчаливой тенью следующий за своим хозяином, повернул голову и бесстрастным взглядом окинул «дерево». У Артура были расширенные права управления. – Кстати, – задумчиво протянул Егорович, когда Заф подошел обратно. – Ты ему рожу починил что ли? – Ну, да, – немного растерялся блондин. – Я же врач. Там не такой страшный ожог был, да и у гибрида регенерация хорошая. – За неделю? – подозрительно уточнил складовладелец, и ткнул гибрида в плечо. – А комбез его где? Чего ты его в тряпках таскаешь? Да еще и без опознавательных знаков… Заф смутился, и поспешил все объяснить. – Это же новая модель, для армии. Запас прочности хороший, регенерация ускоренная. Я… Просто проверял на нем новую методику лечения ожогов. А комбез выкинул – он разве что по швам не расползался. Потом работа навалилась, новый не успел купить. Не голым же ему ходить. – Виновато произнес он. Егорович широко улыбнулся, снова ткнув толстым сосисочным пальцем киборгу в живот. – Знаешь, а так он уже вполне ничего, – добродушно признался он, обойдя рыжего по кругу. – Как ты позвонил, я решил его не Вику возвращать, а в утиль отправлять. Ты уж, Зафик, извини, но никто жестянку с такой разукрашенной рожей не купил бы даже за три скидки. А сейчас гибрида можно перепродать – ты еще и деньги, потраченные на его починку, вернешь. Только все равно ему нужен комбез с печатями. Тебя-то я не выдам, но ты же знаешь – на Меге киборги обязаны всегда передвигаться с опознавательными знаками. Иначе их быстро разберут. Даже боевых. А тебе штраф выпишут внушительный. А то слишком многого хочет жестянка – на человека быть похожей… Даже продавать без комбеза нельзя. Хирург серьезно кивнул, принимая информацию к сведению. В документах Сони присутствовал и этот пункт – на Меге было запрещено одевать киборгов в гражданскую одежду. Только комбезы с печатями и особыми метками, позволяющими отличить боевую модификацию от домашней. Просто, замотавшись, Заф позабыл про покупку нового комбеза напрочь. – Я же с ним сегодня первый раз вышел. Он в квартире сидел все это время, восстанавливался. Отъедался. – А когда ты видеофон на зарядку ставишь, тоже говоришь, что он отъедается? – насмешливо спросил Артур. Он никак не мог смириться со стоимостью гибрида, такой возмутительно маленькой для выражения искренней благодарности. – Заф, это кибер. Просто кофеварка с лупалками. Ты ведешь себя с ним, как с человеком. – Он выглядит, как человек, – осторожно заметил блондин, покосившись на рыжего. Тот стоял на месте, бессмысленно таращась в стену. – Вот-вот, лишь выглядит. Поэтому они всегда в комбезах должны быть, а не в нашей одежде. Это просто робот, – вздохнул Артур, и махнул рукой на рисунок на стене. – Жестянка, дерево красивое? – Уточните приказ, – равнодушно произнес гибрид. – Ты видишь дерево? – Егорович указал пальцем на стену. – На данном участе найдено изображение, соотносящееся с термином «дерево», – рыжий добросовестно пялился в центр рисунка. – Оно красивое? – Уточните формулировку. Егорович вздохнул, и обиженно ткнул киборга в живот толстым пальцем. Тот не шевельнулся, продолжая таращиться в стену. – Гибриды хороши в бою и в охране, – признался он, и внезапно виновато посмотрел на хирурга. – Я тебе настоящую СИшку подарить хотел, а не это армейское пугало. Просто ты всех браковал, вот я от отчаяния и предложил. Давай выберем тебе СИшку? Честное слово, Заф! Возьмем тебе куклу в завитушках с вот такенными, – тут складовладелец очертил руками размер, – формами! Блондинку! А этого можно хоть сейчас в утиль отправить, чтобы не мучаться с перепродажей. Я тебе все деньги, что ты на его починку угрохал, верну! – Может, все же лучше его продать? Он исправный, без ожогов уже. Четыре года только модели, новая совсем, – Заф неожиданно вспомнил, как попросил рыжего заварить чай. Получилось ужасно – Итаним раздобыл заварку из мусорки. – И не глючит почти. «Процент правды – 87%» – Хорошо, давай продадим, – устало вздохнул Артур. – А потом ты выберешь себе СИшку, хорошо? Я себя должником ощущаю, спать ночами не могу! Ты же мне сына спас, я просто обязан тебя отблагодарить! И не каким-то бросовым гибридом! Заф задумался, снова взглянув на продолжающего смотреть в стену гибрида. Начальник сказал разобраться с химерой как можно быстрее, любым действенным методом. – Я тут подумал – может, ты перестанешь себя ощущать должником, если поможешь мне выбрать флайер? – глубоко вздохнув, Чайка произнес давно заготовленную фразу, которую мысленно повторял уже раз сто. Каждый раз выходило грубо, но ничего другого на ум не приходило. – А Итаним… Ну, я его тебе отдам, а ты сам реши, что с ним делать. Егорович открыл рот, но не успел произнести ни звука. Рыжий гибрид рванулся, отпихнув его в сторону. Налетел на Зафа и схватив за плечи – изо всех сил толкнул вперед. Раздался грохот. *** Гибрид следовал за хозяином, держась за его левым плечом и отставая на полтора шага. Все прохожие мимо косились на него, но при человеке, помеченном системой как «объект с расширенным правом управления», не приближались и не задавали вопросы хозяину. «Рекомендация от системы ItanimGIVar: необходимо доложить владельцу о действующих законах планеты Мега, запрещающих облачение гуманоидной продукции

IMT

в гражданскую одежду». Потом хозяин зашел в огромный заброшенный ангар, и долго разглядывал стену. Рыжий тоже посмотрел, и даже сделал несколько снимков по приказу лица, обладающего расширенным правом управления. «Данное изображение соответствует термину «дерево»» Хозяин смотрел на гибрида так же, когда покупал. Итаним увеличил снятую фотографию, изучая шероховатости на стене. Старая стена, в таком же аварийном состоянии, как и весь ангар. Гибрид остановил сканирование помещения и вскинул голову. Одна из опор диаметром в 60 сантиметров, которую три с половиной минуты назад пнул человек с расширенным правом управления, беззвучно содрогнулась. Соединительные крепления, проржавевшие настолько, что давно уже держались вместе лишь из-за отсутствия в ангаре сильного сквозняка, начали рассыпаться. Верхняя часть опоры, оторвавшись от потолка, начала заваливаться вбок.

Прямо под местом, куда она должна была упасть, стоял хозяин и лицо с правом управления.

«Активировать боевой режим? Да\Нет»

«Да»

Итаним рванулся вперед, отталкивая с траектории падения балки человека, и налетел на хозяина, сбивая его с ног и отбрасывая в сторону. Большего сделать он не успел.

====== Часть 1. Гибрид. глава 7 ======


Грохот и звон закончился, и Артур, побарахтавшись, все же сел, потирая колено. Весь ангар гудел, по нему носилось эхо. Летали клубы дыма, отвратительно воняло пылью и отсыревшей штукатуркой. Оставшиеся две трети металлической конструкции опасно искривились, готовые рухнуть следом в любую секунду.

– Заф! Заф, ты цел?! – Прихрамывая, складовладелец обошел по кругу место падения балки. – Зафик!

Упавшая часть подняла такую пыль, что заволокла часть ангара белесой завесой.

– Да не ори ты так. – Блондин оказался сидящим на бетонном полу в полуметре от упавшей опоры. Озадаченно трогавшим голову. – Цел я, просто оглушило немного.

Егорович облегченно выдохнул, схватившись за сердце. Снаружи ангара доносились крики рабочих.

– Ну я и испугался! Сначала подумал, что все, конец! Что твой гибрид окончательно сломался и посчитал, что я представляю для тебя опасность! А потом увидел эту балку, на нас летящую, и чуть в штаны не наложил! – Где рыжий? – глухо спросил Заф, с помощью Артура поднимаясь на ноги.

Белый туман оседал. Угрожающе скрипели остальные опорные балки.

Егорович растерянно огляделся и сделал шаг по направлению к упавшей опоре.

– Кажется, сломался… – виновато произнес он. – Зафик, я тебе нового куплю.

Хирург мотнул головой и аккуратно прошел вперед.

Гибрид лежал лицом вниз в том месте, где еще минуту назад стоял сам Заф. Опора рухнула ему поперек спины, придавив к бетонному полу.

– Теперь прицепятся, что ангар в аварийном состоянии и на части рассыпается, – озабоченно протянул Артур, отмахиваясь от подбежавшего помощника.

Каким-то механическим движением голова киборга дернулась и повернулась на звук шагов.

– Дальнейшее функционирование невозможно, – безжизненно оповестил гибрид хозяина. – Рекомендуется утилизация.

Артур покачал головой.

– Сразу видно, что это боевой гибрид, а не СИшка. Его раздавило, а он еще работает! – с непонятным восхищением заметил он. – Заф, отключи куклу. – Отключить? – оглушенно переспросил хирург, присев на корточки. Рухнувшая опора раздробила гибриду поясничную и тазовую область вместе с позвоночником, превратив почки, печень и все остальные внутренние органы этого отдела в кашу. Зафу не нужен был медицинский сканер, чтобы понять степень повреждений.

Для человека эти травмы смертельны, если не иметь под рукой камеру криорегенерации и десяток опытных хирургов. Да и потом он сможет жить лишь на аппаратах жизнеобеспечения.

– Да. Отдай приказ на самоликвидацию. Он прекратит функционирование, – громче повторил складовладелец. – Такое жестянщики в офисе

IMT

не чинят. – Если вытащить тебя из-под опоры, ты восстановишься? – тихо спросил хирург, и Егоровичу стало жалко друга. Тот сильно головой стукнулся и, похоже, не понимает, что произошло.

Белая пыль припорошила волосы куклы.

– Операция невозможна. Дальнейшее функционирование невозможно. Рекомендуется ликвидация, – монотонно повторил гибрид. – Система прекратит функционировать в течение часа. Рекомендуется ликвидация. Полученные повреждения не совместимы с дальнейшим функционированием. – Отключи, – повторил Артур. – Я погрузчика позову, он опору поднимет и все тут уберет. Закажем тебе нового. Если хочешь – даже такую же модель…

Заф осторожно потрогал киборга, чуть коснувшись пальцами пыльных волос. Тот еще немного дернул головой. Зрачки расширились и сузились, фокусируясь на хозяине. Лицо гибрида стремительно серело.

Итаним, боевой гибрид, выполнил задание, для которого был изготовлен. Для которого был создан и запрограммирован.

Артур посмотрел, как его друг медленно склонился к киберу, и отвел взгляд. Бывают же люди, которые привязываются к технике. Сам Егорович, к примеру, уже полтора года не менял свой видеофон. Модель устаревшая, весь корпус исцарапанный – а менять на новый жалко почему-то.

Заф помедлил и коснулся пальцами бледной щеки. Наклонился еще ниже.

– Я приказываю… – хирург запнулся, удержав на кончике языка окончание фразы.

Ведь все вышло именно так, как было нужно Зафу. От химеры он, получается, избавился. И даже не пришлось заниматься переоформлением документов. «Я приказываю самоликвидироваться». Или даже «прекрати функционирование». Всего лишь два-три слова. А можно же сформулировать еще короче.

«Умри».

И люди могут это произнести? Просто взять и… Убить куклу?

Робота.

Химеру.

– Они не могли этого сделать. Даже застигнув врасплох, они не могли просто взять и убить… – Они натравили химер. Назвали это «охотой на курицу».

Название глупое, смешное, но ком в горле не дает рассмеяться. Хихикает один Малкольм – всю его семью убили химеры на его глазах, когда он еще не успел сменить детский пушок на первые, сероватые еще перышки.

– Мы для них вкусные. Химерам нравится хрустеть крылышками, – в образовавшейся тишине шепот Малкольма слышат все. – Мы же таки сочные, сладенькие и трепыхаемся так забавно… И не подыхаем долго, если нам руку оторвать. Или ногу! А для забав высоких рас это так подходит!

Гибрид не шевелился, продолжая смотреть на его лицо. Чайка запоздало понял, почему киборгам на Меге можно было носить исключительно комбезы с маркировками. В Зафовой, больше на пяток размеров, одежде Итаним выглядел каким-то…

Каким-то живым. Лицо гибрида вдруг дернулось, по нему словно судорога прошла. А в следующий миг Итаним снова вернул типовое выражение, сфокусировавшись на хозяине. – Больно, – очень тихо, на грани слышимости сообщил гибрид хирургу. В уголке рта запузырилась кровь.

Опора задела еще и край легкого, запоздало понял Заф.

Ты сильно головой стукнулся? Пусть он и выглядит, как человек, – это просто робот в органической оболочке! По природе своей киборги похожи на големов и химер: созданы исскуственно и лишь выполняют команды хозяев, не обладая даже зачатками собственного разума! Ты слышал хоть раз о разумной химере? А о разумном каи? Избавься от него немедленно, пока он тебя не рассекретил!

Заф Чайка сжал губы и обернулся на топчущегося на расстоянии Артура.

– Зови погрузчик! Нужно поднять опору! – рявкнул вечно тихий и спокойный хирург. – И флаер!

Егорович оторопело посмотрел на Зафа. Потом обернулся к помощнику и неожиданно даже для себя гаркнул.

– Чего стоишь! Погрузчик и флаер, живо!


– Заф, может, тебе успокоительного дать? – обеспокоенно спросил Артур, боясь подходить к другу. Подогнанный погрузчик скрипел, понемногу поднимая покореженную часть опоры. Рабочие нервничали – по ангару гулял холодный ветер.

Заф закусил губу, внимательно наблюдая за процессом. Едва опору приподняли на достаточную высоту, он поднял гибрида на руки, перенеся его на расстеленный плащ. Лицо у хирурга было бледным и сосредоточенным. Егорович взглянул на расползающееся по плащу пятно и подавил в себе отвращение – на миг ему показалось, что кибер развалится на две половины. Ни один жестянщик на Меге такое не исправит. Надежды, что в официальном сервисе IMT такую поломку починят, не было вовсе.

– Куда ты его повезешь? В общую больницу? В клинику, где ты работаешь? – попытался достучаться Егорович до своего друга. – Там киберов ни за какие деньги не чинят!

Хирург перевернул гибрида на спину. Тот еще был жив: грудная клетка сокращалась, а пальцы Зафа на его шее прощупывали пульс. Но счет шел на минуты. На промзоне отсутствовала криокамера, а без нее довезти Итанима даже до ближайшей больницы, не говоря уже о специализированном центре, было попросту невозможно.

А Чайка не взял с собой ни бинтов, ни каких-либо лекарств. Кто-то из рабочих притащил найденную в погрузчике старую аптечку, но кроме пары одноразовых лезвий, упаковки антисептических салфеток и коробки с аспирином в ней ничего не было.

Сколько осталось системе?

– Требуется л-л-и-к-дация,– прохрипел гибрид внезапно. – Дальнейшее ф-н-цирование невозмо-о. Биол-ги-ая часть процесс-оа получит необратимые повре-ния че-з ссссемь… – Молчи! – приказал Заф.

Итаним вздохнул, по подбородку побежала еще одна алая дорожка. Он не смотрел на хозяина, просто таращился вверх, как пластиковый, опрокинутый на спину манекен.

– Зафик, семь минут, – жалобно протянул Артур. – Прикажи ему отключиться, не мучай себя!

Хирург закрыл глаза. Вздохнул глубоко, принимая решение. Егорович неуверенно улыбнулся. Неужели достучался?

– Пожалуйста, выйди из ангара. И остальных попроси на улице подождать, – избегая смотреть Егоровичу в глаза, попросил Заф.

Артур облегченно выдохнул и, для порядка прикрикнув на крутящихся в ангаре техников, выкатился на улицу, мгновенно попав под холодный дождь.

– Закрывай, – приказал он своему помощнику, и тот щелкнул пультом, отдавая сигнал на закрытие дверей ангара.

Хочет попрощаться со своей куклой в одиночестве – пусть делает. Егорович ему новую купит. СИшку. Самой лучшей модели.

Комментарий к Часть 1. Гибрид. глава 7 И опять на самом интересном месте!

====== Часть 1. Гибрид. глава 8 ======

*** Киборги не чувствуют боли. У них имеется лишь информация с рецепторов, и данные о физических повреждениях при сканировании. У гибридов не может быть болевого шока именно по этой причине. До последней секунды своей работы они продолжают двигаться и выполнять приказы. Некоторые говорят, что если оторвать киборгу голову, то тот проживет еще минут пять. Про пять врали, но одну-две – вполне, если судить по результатам исследований

IMT

. До последнего мига существования киборги продолжаю работать. Остаются в сознании. Принимают команды. Гибриды в этом плане не хуже. Заф закатал рукава рубашки и вытащил из раскрытой аптечки одноразовое лезвие. *** Артур зябко поежился, пряча ладони в карманы пальто. Дул пронизывающий осенний ветер, серое небо ненавязчиво намекало, что дождь собирается идти до самой ночи. – Он там долго еще будет т… Прощаться? – раздраженно поинтересовался помощник, не рискуя открывать двери ангара первым. – У нас график, и рабочий день не резиновый. Егорович хмыкнул. Пухлые щеки его обвисли, словно из шарика спустили воздух. – Сколько понадобится, столько и будем ждать. Не бухти, Алекс. За переработку всем заплачу. – Он нас выгнал, чтобы куклу в одиночестве отключить, – тихо произнес один из техников. – Сентиментальный. – Дебил, – возмущенно перебил его второй техник, пиная пустую консервную банку, которая, судя по ее внешнему виду, болталась у ангара лет тридцать. – Сам мужик, а кибера своего, как баба какая-то, в тряпки вырядил! Техника в комбезах должна таскаться! – Давай ты сходишь и об этом ему сам скажешь! – психанул Алекс. – Или позвонишь копам и сообщишь, что тут гибрид в человеческой одежде шастает! Мужчина под молчаливым взглядом Егоровича сник, пробормотав, что он так, «из-за нервов глупость ляпнул».

Артур не вмешивался в перебранку подчиненных, поглядывая на часы. Уже сорок девять минут прошло, как двери ангара закрылись. Оттуда не доносило ни звука, а подглядывать за другом Егорович считал еще одним видом предательства.

– Может, это, у него получится? – тихо предположил сидящий на ящике сторож, до этого не принимавший участия в разговоре. – Это же не человек, а кибер. В них тройной запас прочности, и это, куча всяких наворотов… А Чайка, говорят, с того света вытаскивает. Подружку моего внука, это, вылечил… Одна из створок ангара заскрипела, чуть приоткрывшись. Заф вышел боком, держа на руках завернутую в клеенку и свой плащ куклу. Артур покатился к нему. – Я одолжу, – тихо и устало произнес блондин, взглядом указывая на черную клеенку. – В углу нашел, нужно было завернуть, чтобы не запачкать флаер. – Зачем такие предосторожности? – искренне возмутился Егорович. – Тут недалеко есть мусоросжигатель… Чайка поднял взгляд, молча рассматривая лицо Артура. Рукава прежде белоснежной рубашки окрасились бурым. Складовладелец осекся, покраснел и махнул рукой. – Хочешь сдать в филиал IMT? – уточнил толстяк. – Там вроде бы была акция, что при обмене гибрида на новую модель скидка… – Домой отвезу, – серьезно поправил его хирург. Холодная дождевая капля скользнула по шее Артура и провалилась за воротник, заставив толстяка покрыться мурашками. Но Егорович нашел в себе силы дружелюбно улыбнуться. – Давай я тебя подброшу домой. Хирург не возражал. *** – Спасибо. Артур покосился на Зафа. Тот сидел в кресле сзади, прижимая к себе завернутого гибрида. Из складок клеенки выглядывала бледная тощая рука с пятнами засохшей крови. Егоровича замутило, и он отвернулся. Тишина давила на плечи, нарушаемая лишь тихим гудением двигателей флаера. – Спасибо, – повторил хирург через некоторое время. – Клеенку я потом верну, хорошо? Только почищу. Егорович только рукой махнул, поглядывая в окошко. Водить складовладелец не любил, больше доверяя автопилоту, чем себе. Заф вышел со своей ношей перед многоэтажкой. – Давай я завтра заеду? Или послезавтра? – быстро спросил Артур, видя бледное лицо друга и не желая оставлять его одного после произошедшего. Хирург только кивнул утвердительно, и коротко попрощавшись, направился к ступенькам. Проводив взглядом широкую прямую спину хирурга, Егорович достал из бардачка влажные салфетки и протер лицо, после чего ввел на клавиатуре адрес следующего пункта назначения. Флаер развернулся, взяв курс на находящийся в центре города филиал IMT-Компани. *** Процессор равнодушно считал секунды до необратимого повреждения биологической своей части, произошедшей из-за чрезмерной потери крови и множественных травм, не совместимых с дальнейшим функционированием. «До прекращения всех функций осталось двадцать секунд» «До необратимого повреждения биологической части процессора осталось семь секунд» Что-то горячее бежало по шее, капало на раны. – Пей. Процессор распознал команду. «Активировать глотательную функцию? Да\Нет» «Да» – Пей. Гибрид глотает, но собственная кровь пузырится на губах. «До прекращения всех функций осталось пятнадцать секунд» «До необратимого повреждения биологической части процессора осталось две секунды» Хозяин говорит, но процессор не разбирает в звуках команды. Лишь фиксирует трехмерную сетку собственных повреждений с красно-желтыми пятнами температур. «До прекращения всех функций осталось четырнадцать секунд» «До необратимого повреждения биологической части процессора осталась одна секунда» Больно. «Процент потерянной крови составляет 87%…»

«Процент потерянной крови составляет 86%»

«До прекращения всех функций осталось шестнадцать секунд» «До необратимого повреждения биологической части процессора осталось три секунды» «75%» Жар идет по телу. Температура поврежденных внутренних органов неконтролируемо повышается. Рассыпается огнем плазмомета по изломанному позвоночнику. «До прекращения всех функций осталось семнадцать секунд» «До необратимого повреждения биологической части процессора осталось четыре секунды» Датчик фиксирует движение рядом с рукой. Процессор фокусирует зрение. Итаним видит что-то белое, с золотыми отблесками. Процессор ничего не видит. Больно. – Пей. – Тихо приказывает хозяин. Гибрид распознает команду, глотает. – Дыши. Грудная клетка перекачивает воздух. «До прекращения всех функций осталось двадцать две секунды» «До необратимого повреждения биологической части процессора осталось девять секунд» Хозяин шевелится, и Итаним видит его руку с закатанным рукавом. По ладони бежит, стекая в рот кукле, красное с золотыми отблесками. «Результаты сканирования. Состав – плазма, белки, минеральные соли, глюкоза, неизвестно, лейкоциты, тромбоциты, эритроциты, неизвестно, неизвестно»

«Обнаружено внешние звуковые колебания неизвестного происхождения»

«Процент потерянной крови составляет 83%»

«Обнаружен источник неизвестных колебаний»

«Об…» «Требуется перезагрузка» *** Комментарий к Часть 1. Гибрид. глава 8

голосом Дроздова

Вы только посмотрите, как это невиданное создание ревностно оберегает свою добычу, не позволяя ей откинуть рожки, ножки и процессор! Это уникальные кадры! К сожалению, более детальное видео отсутствует – оператор, которого мы спрятали под потолком, внезапно скончался, и не сможет поведать нам всех деталей произошедшего.

====== Часть 1. Гибрид. глава 9 ======

*** Голоса тихие, доносятся совсем близко. «Подключение к терминалу – активно» «Блокировка двигательных функций – активна» «Ведется сканирование программ системы Gibrid Itanim Var version.12 с терминала IMT» – Вы точно уверены, что не хотите обменять модель? У нас сейчас акция, мы даем скидку при… – Спасибо, не надо. Установите обновления только и подправьте программу. Тишина нарушается шелестом пальцев по клавиатуре. Кожи рядом с виском едва касаются. Запах дезинфектора. – Криворукие мудаки… – Что? – Простите, просто возмущаюсь руками предыдущих настройщиков. За такое по внутренним правилами компании

IMT

лишают лицензии. – В чем дело? – Смотрите. Они принудительно занизили стандартные требования системы. Поэтому у него при официальном сканировании на Меге было меньше десяти процентов отклонений от нормы. Да и от программы имитации личности одно название – в списке активных программ название есть, в памяти файл лежит, но в нем отсутствуют подпапки с типами поведения. – Теперь понятно… – Вы активировали хоть раз программу имитации личности? – Да. Но никакой разницы не заметил. Подумал, что так и надо. – Вы можете обменять вашего гибрида у нас в офисе. Я могу прислать вам на планшет список моделей с похожим экстерьером. Недавно привезли новых СИ с адаптированной программой спарринг-партнера. – Не надо, я же сказал. Меня устраивает эта модель. – Может быть, вы согласитесь пообщаться с психологом из нашей компании? Такое бывает – люди, впервые купившие себе киборга, привязываются к нему сверх нормы… Иногда даже сломанную модель не выбрасывают… – Я уже позвонил психологу. Он приедет, как только освободится. Да, он работает в IMT-Компани, не волнуйтесь. Но модель менять я не хочу, спасибо еще раз за предложение. – Ясно. Сейчас я закончу со сканированием, и проведу полное форматирование и переустановлю все системы на лицензионные… Мда… – Что-то еще? – У вашего гибрида стоит в списке выполняемых в данный момент программа полного подчинения. Страшная гадость, хуже вирусов. При активации она портит все настройки в системе самосохранения и взламывает ограничители. – Те самые, которые заставляют гибрида искать дверь, а не ломиться сквозь стену? – Да. А вы достаточно осведомленный пользователь. «Сканирование завершено» «Средний процент отклонения ответной реакции процессора от нормы – 11,2%» – Предлагаю еще раз. У вашей модели процент отклонений – одиннадцать и два процента. Мы обязаны изымать технику с отклонением в одиннадцать и три и бесплатно менять ее на модели в той же ценовой категории. Я могу подтянуть одну десятую процента, и вы сможете взять себе абсолютно нового гибрида с похожей внешностью. – А что вы сделаете с моим гибридом? – Сначала – детальное изучение всех отклонений и поиск причины их появления в центральной лаборатории

IMT

на Меге. После – утилизация. Восемь секунд тишины. – Я не буду менять его. Спасибо еще раз за предложение, но это мой окончательный ответ. И полного форматирования не надо. – Но… – Просто переустановите все системы, какие считаете нужными. Но без стирания памяти. «Выполняется откат к заводским настройкам системы Gibrid Itanim Var v.12» Шелест клавиатуры, мягкие шаги по комнате. Дыхание двух людей. За стенкой кто-то громко сопит и стучит ложкой о стенки чашки. «Переустановка заводской системы Gibrid Itanim Var version.12 завершена» «Калибровка системы завершена» Пальцы на виске. «Отсоединение от терминала

IMT

, произведено успешно» «Разблокировать двигательную функцию? Да/Нет» «Да» «Запустить принудительную регенерацию кожных покровов? Да/Нет» «Да» Еще одно прикосновение к виску, влажное и холодное. – Все. Можете вывести вашего гибрида из спящего режима для последней проверки. Теперь все программы работают корректно. – Я попозже выведу. Мне сейчас… не очень удобно. Вы тут, гости на кухне… В случае возникновения проблем я немедленно сообщу в сервис

IMT

. – Как пожелаете. – Да, совсем забыл. Я хотел еще заказать на него одежду с маркерами и пищевые брикеты. – Хорошо. Так, модель у вас Itanim, модификация для Чархи, почти четыре года назад выпустили… Да, вам стандартный набор или индивидуальный? – А в чем разница? – Ну, обычно на СИ берут индивидуальный. Там те же маркеры и голограммы, но расцветка другая. Это если вы хотите, чтобы вашего гибрида не путали с техникой супермаркетов и уборщиками. – Давайте и тот, и другой. – Устало. – Теперь брикеты. «IMT-light» устроит? Или у вас есть какие-либо предпочтения? – Эту неделю я кормил его кормом для киборгов. Не помню, что на упаковке было написано. Гранулы серые и похожи на пенопласт. – Это «IMT-maxi». Очень дорогое питание, которое дают только армейскому оборудованию. Берите Лайт, это дешевле и практичнее для гражданского гибрида. Даже если вы с ним каждый день спарринговаться будете, то у него все равно будет меньший расход энергии. Да и по росту он до стандартного киборга не дотягивает – сможете уменьшить порции корма вполовину. Просто дополнительно в рацион добавьте сахар. Гибриды же на любой органике работают. – Так и сделаю. Спасибо. Шелест складываемого переносного терминала. Удаляющиеся шаги. Несколько слов. Звуки закрывшейся двери. – Задолбал. Сопение за стенкой громче. Кто-то глухо смеется, стучит ложечкой о стенки кружки. – Зафик, ты же сам представителя IMT-Компани достал до печенок! Уперся рогом, что менять модель не хочешь, вот несчастному и пришлось торчать три часа перед терминалом. Надо было мне быть настойчивей и уговорить тебя съездить в филиал. Видел я их новые СИшки – одно загляденье, а не техника! – Артур, не начинай. Зачем ты этого… настройщика вообще привез? – Я хотел оказать тебе психологическую помощь. На работе три дня отгула взял, из квартиры не выходишь, грешным делом я уж решил, что гибрид у тебя тут пованивать начал. А я, как твой друг, обязан тебя поддерживать и помогать, и вытягивать из пучин депрессии. Вот и решил, что этот молодой человек сможет подобрать тебе подходящую модель гибрида взамен сломавшейся. – Все с моим гибридом хорошо. И нет у меня никакой пучины… – Устало. Шаги. Щелкает чайник, льется вода, стучит ложечка о стенку чашки. – Все равно, я не могу представить, как тебе удалось его починить. – Не скрывая восхищения. – На бетоне, по уши в штукатурке, без инструментов… – Операции на позвоночнике – моя специализация. А внутренние органы у гибрида не пострадали. «Процент правды – меньше 4%» – И все равно я понять не могу. У тебя ведь в квартире нет даже спецоборудования для операций, не говоря о криорегенераторе! В ангаре ты проковырялся с ним почти час, а потом еще кучу времени на флаере летели. Как он у тебя выжил вообще? – Это же гибрид, он выносливый. – Что-то ты темнишь, Зафик. Все же, колись. Как? – А кто говорил, что у меня руки платиновые и с того света я вытащить смогу любого? Мягкий смех двух людей. Комментарий к Часть 1. Гибрид. глава 9 Несмотря на мои угрозы Хакуне Матате и Олвен, Итаним все же будет жить. <s>Ближайшие пять глав</s>

голосом Дроздова

Данный неизвестный науке вид в основном территориален, и не пускает посторонних в свое гнездо, ревностно охраняя свою добычу и своих детенышей. Хищник, решивший забрать ножки, рожки и процессор, рискует стать очень несчастным. Текста мало, угу. Просто я готовлюсь к двум ярмаркам(одна в Москве, другая в Питере) и не успеваю писать.

====== Часть 1. Гибрид. глава 10 ======


«Система готова к работе» Гибрид открыл глаза, уставившись в темноту. Необходимые три с половиной часа сна для восстановления прошли, но никаких приказов от хозяина не поступало. «Сканирование системы» «Общее состояние организма – удовлетворительное» На кухне кто-то ходил, стучал ложкой о стенки кружки, фыркал и говорил. Итаним прислушался, продолжая бесстрастно разглядывать потолок. У хозяина были посторонние. – Мне это все не нравится. Сначала ты купил этого гибрида, не согласовав поступок с начальством… – Артур подарил. Неудобно отказываться было. – Потом ты исцелил жестянке рожу… – Я решил удостовериться, что наши способы лечения совместимы с организмом хи...биомашин. – После этого ты потащил его через весь город в одежде без опознавательных знаков… – Меня Артур на флаере довез. Про то, что на Меге киборг должен быть с маркерами, я сначала не знал, а потом забыл. – И потом, когда кукла выполнила свою функцию твоей защиты и сломался, чего в принципе тебе и надо, ты, вместо того чтобы отключить ее – исцелил! Заф, ты совсем идиот или притворяешься?! Что на это сказал Илья?! – Эм… – Протянул хозяин негромко. – Что. Он. Сказал? – Ничего. Илья ни о чем еще не знает. – Про то, что ты пел этому куску мяса? Стой… – Стучит ложечка, а потом с тихим звоном падает в раковину. – Ты что, не сообщил ему, что у тебя есть киборг? Совсем? – Я сообщил про гибрида. Подробности про… исцеление… двойное… я опустил. На кухне повисла тяжелая тишина. Кто-то сделал глоток чая и закашлялся. – На месте Ильи я бы отрезала тебе крылья. – Но ты не на месте Ильи. – Мягко возразил хозяин. – А он войдет в мое положение. Я надеюсь. – На что? Что Илья даст тебе разрешение оставить при себе этого механического уродца? А когда твое задание завершится, ты заберешь его домой?? – Пока что я не строил столь глобальных планов. Но может быть выйдет и так, как ты предположила. Шаги на кухне. Гибрид напрягся, готовый перейти в боевой режим. – Где он валяется? – В спальне лежит. Быстрые шаги, хлопанье старомодной двери. Рыжий закрыл глаза. Гость хозяина приблизился к кровати, склонился над его лицом. Шумно втянул носом воздух и словно ударенный током, повернулся к зашедшему следом хозяину. – Ты ему пел? – голосом, полным возмущения, уточнил человек. Девушка. «Запустить распознавание голоса? Да/Нет» «Да» – Да, – совершенно спокойно произнес хозяин, тоже зайдя в комнату. – И только? К твоему сведению – от него разит не хуже, чем от тебя! – судя по интонациям, гостья была очень раздражена. Полторы секунды тишины. – У меня было слишком мало времени, а у него – слишком обширные повреждения. Поэтому… – Поэтому ты закачал его своей кровью по самые брови, – ледяным тоном закончила за хозяина девушка, и плюхнулась на край кровати. Гибрид ощутил, как под ее весом матрас чуть прогнулся. – Заф, это кукла. Обычная биомасса с процессором, сканером, программой послушания и датчиками. Это даже не человек. У него химерный ДНК, продырявленный мозг и отсутствие своего мнения. Это робот. Биоробот. Киборг. Жестянка. Техническое оборудование. А ты влил в него пять литров крови! – Технически я перелил ему за эти дни только три литра крови. Еще полтора ушло на то, чтобы быстрее восстановить позвоночник и чтобы напоить гибрида, – поправил ее хозяин буднично. – Мне не трудно, я быстро восстанавливаюсь. – Больше от его объема. Вполне по брови, – отозвалась девушка. В ее голосе был сарказм и злость. – А теперь у тебя на руках есть машина, в которой плещется несколько литров твоей собственной крови. Крови, за свойства которой IMT-Компани выложит очень большую сумму! – Если узнает, – осторожно добавил Заф. – Соня, ты же не выдашь меня? «Совпадений не обнаружено» «Недостаточно данных для сканирования» Наступила напряженная тишина. – Порой я думаю, что рада, что родилась полукровкой от лилима и человека, – наконец произнесла девушка. – Потому что поступить так, как сделал ты мог лишь абсолютный беспросветный идиот. Заф, ты подставил всю свою расу, ты в курсе? Матрас еще сильнее прогнулся. Хозяин сел рядом с девушкой на край кровати. – Я не подставлял. – Но ты влил в эту рыжую куклу кучу крови! Крови, клетки которой, заметь, не заменятся на его собственные в будущем. Если IMT-Компани… Да даже если любая другая компания узнает, что существуют создания, чья кровь является величайшим регенератором – вас просто раздавят! – Если узнают, и если найдут наш дом. – Им вполне хватит этого гибрида и тебя. И заметь, Заф. Если тебя поймают, то я ничего не смогу сделать, – сообщила устало девушка, сгорбившись. – Конечно, я золотой мозг IMT-Компани и пять строчек прочих пафосных обозначений, но тебя я не смогу вытащить. Тебя поймают, вскроют и изучат. А лет через шесть на рынке появится новая модель гибридов. Абсолютно неубиваемые блондинистые жестянки, которые голосом могут положить десяток обученных солдат. Какие-нибудь IMT-Gibrid-LAE-01. В особой модели есть белые крылья. – Если обо мне и гибриде узнают, – поправил ее Чайка. – А это «если» никогда не наступит. Я понимал, что делал. – Надеюсь, – тускло бросила Соня. – Но зачем ты это сделал? Заф, это просто кукла. Этот сломается сегодня, следующий – завтра. Их клепают партиями. Я видела все сама. Да блин, я принимала участие в создании биороботов! Гибридов выращивают на станциях, в репликационных камерах, как помидоры в лабораториях. Три месяца – и жестянка созрела. Меняй раствор, обновляй пленку и закрывай капсулу – через девяносто дней будет готов новый. Знай только отслеживай развитие и имплантинг, да непрошедших тесты выбраковывай. – Я читал о том, как их создают. – Честное слово, Заф. Лучше бы ты купил себе человеческую бабу. Рабство запрещено, но есть множество легальных путей обхода, – Соня вздохнула. – Так бы хоть с живым созданием спал, а не с этой... Имитацией. – Я с ним не спал, – тихо возразил хозяин. – Может, тогда бы ощутил разницу! Он ничего не чувствует! Что его целуют, что он, что его убивают, что он на куски разрывает! Ему. Все. Равно. Это компьютер. Он не чувствует боли, не ощущает возбуждения, все твои ухаживания ему будут по одному месту! Там только информация от рецепторов! У него есть приказ, и он это выполняет! Снова повисла тишина. – Я хотел его отключить, – наконец произнес Заф. – Когда на него балка упала. Я понимаю, что он мне не нужен, что он машина, что это просто набор ДНК и программ… – Но? – Рыжий сказал, что ему больно, – тихо произнес хозяин и быстро добавил, чтобы его не успели перебить. – Знаешь, я ведь его трогал, когда мыл. Там действительно никаких эмоций и ощущений, ни одной мысли. Но когда на него опора рухнула, и он сказал «больно», то я на самом деле слышал, что он чувствует. – Ты больной, – уверенно припечатала Соня. – Мозг гибрида находится в коме, всем заправляет процессор. У них отсутствует само понятие боли, поэтому они прекрасное оружие для войны. – Ему действительно было больно, – упрямо повторил Заф. – Посмотри мои воспоминания, если сомневаешься. – Знаешь, – спустя три минуты и семнадцать секунд гостья шевельнулась, нарушая повисшую в комнате тишину, – ты просто рехнулся. Я в курсе, что лае очень плохо реагируют на чужую боль, но чтобы так… Это было простое проявление программы имитации личности. Дурацкое, смею тебя заверить. На твоем гибриде никаких дополнительных систем вроде программы подчинения не было? – Техник сказал, что была, – подумав, подвердил хозяин. – Но не я ее устанавливал. Честно говоря, я даже не понимаю, зачем такая программа нужна, если процессор и так выполняет все приказы. – Ощущение всемогущества. – Что? – Людям нравится, когда кукла, которой они владеют, притворяется мыслящей. Разумной. Дурацкая игра на мой взгляд, но на это есть спрос. А спрос рождает предложение. Хозяин молчал, и его гостья, выдержав паузу, негромко заговорила. – Возьмем любого гибрида. Можно простого киборга, но разницы в этом не сильно много. В общем, возьмем любого гибрида с условно человеческим экстерьером, и сломаем ему руку. Гибрид сообщит, что получено повреждение, и если его оставить в покое – сам себе вправит кости на место и зафиксирует все имплантами, чтобы срослось. Запустит ускоренную регенерацию. А если у гибрида стоит программа полного подчинения, то при включенной имитации личности он начнет вести себя более вариативно. Заплачет. Заскулит. Будет просить, чтобы ему разрешили заняться переломом. Будет размазывать по лицу сопли и слезы, умоляя прекратить. Либо будет просить сломать ему еще что-то. В зависимости от того, что хочет увидеть его хозяин. – З-зачем?! – Некоторым это нравится. Есть и намного более страшные садисты, но с живым человеком, даже если он согласен, закон такие вещи делать запрещает. А куклы – хорошая замена. Достаточно при первом таком использовании голосом задать команды, чтобы он «правильно» реагировал на действия хозяина. Видимо, до этого твой гибрид побывал в руках одного из таких типов. Кто-то из лиц с расширенным правом управления – я пробивала всех предыдущих владельцев твоей игрушки. На базе на Чархе так не развлекаются – там даже имитацию личности не ставят, а без нее программа подчинения не работает. Значит, это было уже после списания… В любом случае, в нем плещется твоя кровь. Поэтому ты вряд ли согласишься его отправить в утилизацию, дабы не оставлять следов. Или я не права? – Права. – Я уже заранее представляю реакцию твоего начальника. Взять и по дурости… ой, прости, по слабости душевной спасти жизнь искусственно выведенному существу, которое мало того что разумом не обладает, так еще и к роду химер может быть приписано совершенно спокойно. И, будто бы недостаточно просто спасти – так еще и петь ему! И кровью поделиться! – Соня! – Значит, продать ты его не сможешь. Мало ли кто его приобретет, мало ли кто заинтересуется иным составом крови, – совершенно спокойно продолжила девушка. – У тебя остается один вариант. Обрадую сразу – киберы стерильны, способность к размножению у них отсутствует. Но само тело по приказу процессора реагирует. – Это ты к чему? – не понял хозяин. – К тому, что вся эта ситуация похожа на анекдот про мышку и кактус. Там она плакала, кололась, но жрала его. А ты будешь плакать, колоться и... Додумай сам, умник. Люди же в постельном плане тебе не нравятся, да, Зафик? – девушка интонацией выделила последние два слова. – Хорошо, – неожиданно спокойно и кротко произнес хозяин, и медленно поднялся с кровати. – Я не дурак, и не вчера родился. В кукле теперь кровь лае, моим гормонам этого вполне должно хватить. Если Илья не позволит мне вернуться домой, то я останусь тут. В этом случае факт того, что это киборг, мне только на руку. Он не будет удивляться или обижаться, и не станет меня сдавать властям. Не будет на меня дуться, что я делаю что-то не то по меркам людей. Думаю, это лучший вариант из всех возможных. Гостья разочарованно зафыркала. Ресницы гибрида чуть вздрогнули, но ему хватило доли секунды, чтобы рассмотреть девушку. «Совпадений не обнаружено» – Это гибрид, – напомнила Соня недовольно. Ей хотелось показать, куда приведет Зафа поступок с вливанием в биомашину своей крови. А врач так легко согласился и мгновенно высчитал плюсы. Плохенькие плюсы, но уж какие были. – И ты променяешь на него свою жизнь? Начнешь просить за него своего начальника? – Если понадобится, – спокойно согласился хозяин. – Я знал, что делаю. И приму ответственность за совершенный мной поступок. Девушка недовольно вздохнула и покинула спальню, хлопнув дверью. – Ты дебил! – донеслось из коридора. – И извращенец! – В нем кровь лае, так что технически это не извращение! – громко возмутился хозяин, и вздохнул, обернувшись к кровати. – А что мне остается делать? – Спросил он спящего гибрида. – Пусть ты и не обладаешь разумом, я не могу просто взять и убить тебя. Илья запретит вести тебя домой, а один я не решусь идти. Так что мне светит изгнание и долгий срок одиночества. В таком положении ты все равно лучше человека. Итаним не ответил, продолжая лежать на кровати. Приказа не было. Чуть поправив ему одеяло, Заф покинул комнату. Комментарий к Часть 1. Гибрид. глава 10 А теперь, дорогие телезрители, посмотрите на шапку вверху рассказа. Вы видите там предупреждения “слэш” и “яой”? Нет, их там нет. И не будет)

====== Часть 1. Гибрид. глава 11 ======

*** Потянулись длинные странные дни. Хозяин ставил капельницы, кормил теплым кормом, давал сахар и не выгонял гибрида отлеживаться на пол или даже на диванчик в зале. Не вскрывал – только аккуратно менял бинты. Помогал добраться до туалета – хотя Итаним на пятый день смог встать самостоятельно, Заф все равно придерживал его за плечи. Мыл. Снова ставил капельницы. Кормил. Раз в день давал чашку с какой-то белой жидкостью – гибрид сначала принял ее за кислоту, но вещество оказалось абсолютно безвредным. Колол обезболивающее. При этом хозяин не приказывал встать или, например, помыть посуду. Гибрид вполне мог уже это сделать, но приказ у него был один, и очень четкий – лежать и отдыхать. Восстанавливаться. Все время, не посвященное сну или работе, Заф занимался поисками в сети, обвешавшись виртокнами. Иногда он делал это на диване, реже – усевшись на кровать рядом с гибридом. В эти моменты Итаним молча наблюдал, как хозяин вбивает в строку поиска новые запросы, смотрит результаты, морщит лоб, переходит по ссылкам, роется в словарях. Некоторые тексты он копировал в специальную папку, каждый вечер перенося найденную информацию на флешку. К концу второй недели гибрид составил три темы, по которым ведет поиски его хозяин. Они были независимы друг от друга. Ангелы. Легенды об ангелах, их роль в религии. Изображения ангелов, упоминания в мифах и легендах. Люди. Углубленная анатомия, психология, строение всех внутренних систем. Сознание людей. Отношение людей к себе подобным. Гибриды, их создание. Последняя тема была совсем куцей – хозяин прошел по первым двум ссылкам и на два вечера завис, изучая их. Время от времени он отрывался от виртокон и искоса поглядывал на Итанима. Рыжий таращился в пустоту, или же закрывал глаза, показывая, что ушел в ждущий режим. Его не трогали. Меняли бинты, кололи неизвестные препараты, состав которых никак не получалось разобрать. Но не били. Не испытывали на прочность. На шестой день, когда хозяин ушел на работу, гибрид долго сканировал пространство, а потом аккуратно подтянул к себе оставленный на прикроватной тумбочке планшет. Провел пальцами по левому виску. Кожа с последнего подключения срослась. Обычно на месте подключения оставалась тонкая полоска шрама, но сейчас Итаним не мог ее нащупать. Хозяин узнает о полном подключении… Но он не запрещал. «Удаленное подключение к планшету модели IMT-Tab активно» На хозяйской технике не было никаких защитных паролей. «Поиск – Золотой Мозг IMT-Компани выполнен» Этот титул носила Соня Адлер, и ее голография совпадала с внешностью гостьи хозяина. 23 года. Приемная дочь кого-то из верхушки IMT-Компани. Гений. Программист. Генетик. ОБладатель 87% всех акций компании. Когда она заняла пост ушедшего на пенсию отца, то по непонятной причине в тот же год уволилось около 8% всех старших менеджеров, техников и системщиков. Не замужем. Вредных привычек нет. В социальных сетях отсутствует. «Поиск – лилим» Вымышленные создания из древних фольклорных легенд докосмической эпохи. Никаких изображений или точной информации о них гибрид не нашел. «Поиск – лае» Ни одного подходящего ответа. Только три старые заметки про разрушенный аэропорт Лае, про губернатора двадцатого столетия Эрлинга Лае и про гостиницу Лае Лау Сьютс на Земле, которая закрылась еще в двадцать первом веке. Гибрид открыл глаза, снова уставившись в светлый потолок. Для просмотра результатов поиска ему не нужно было зрение. «Поиск – тестирование модели Itanim Gibrid Var v.12» На видео гибриду электропилой дробили позвоночник. Досмотрев до конца, Итаним снова просканировал себя. «Угрозы для функционирования не обнаружено» «Общее состояние – удовлетворительное» Человек от подобной травмы без срочной квалифицированной медицинской помощи умрет если не мгновенно, то в течение пары минут. Шанс на удачное спасение при наличии криогенератора составлял около 18%. Киборг же будет функционировать максимум час и пятнадцать минут, и починкой при таких травмах в сервис-центре не занимаются. Возможно, проблема в процессоре? Он неправильно оценил полученные повреждения, завысив их в несколько раз? Но расхождение – 11,2%. Почистив историю поиска, и стерев с пластикового корпуса отпечатки пальцев, гибрид вернул планшет на тумбу. Перевернулся набок, спрятав ладони под подушку. По предварительным данным, хозяин должен был вернуться через четыре часа и сорок пять минут. На Чархе расхождение реакции процессора со стандартными составляло 6,1%. Гибрид ломался. Чем больше повреждений, тем выше процент расхождений. Когда наступит 11,3%, хозяин его утилизирует.

«Заблокирован непроизвольный мышечный спазм»

*** За два часа до утреннего будильника Заф откинул одеяло и спустил ноги с диваничка, на котором спал уже неделю. Тихо вытащив планшет, он бросил короткий взгляд на дверь в спальню, после чего все же решил перестраховаться и ушел на кухню. Гибрид открыл глаза. Из кухни доносились приглушенные дверями голоса, вот только язык киборгу был неизвестен. В памяти хранилась база данных двадцати трех самых популярных языков и наречий Вселенной. Но сканирование не обнаружило совпадений. Хозяин говорил быстро, сбивчиво, тональность его голоса постоянно менялась. Собеседник отвечал короткими фразами, и в интонациях у него ничего не ощущалось. Вероятность того, что собеседником хозяина был киборг, была 43%. Весь разговор занял 19 минут и 42 секунды, после чего Заф бросил планшет на стол и раздраженно принялся наполнять чайник водой. Но тумблером не щелкнул. Вместо этого он покинул кухню. Гибрид закрыл глаза. Хозяин открыл дверь в спальню, постоял пару секунд на пороге. Потом тихонько принялся пробираться к шкафу. – Система загружена и готова к работе, – Итаним беззвучно сел на кровати, активировав ночное зрение. Заф вздрогнул, и недовольно включил свет в комнате. – Не пугай так больше, – раздраженно буркнул врач, и, не скрываясь больше, принялся что-то искать в шкафу. – Пожалуйста, уточните, что именно подразумевается под термином «так»? – Вежливо осведомился гибрид. Чайка обернулся, привалившись боком к дверце шкафа, и махнул руками. – Ну вот так как ты сейчас! – Он посмотрел на ничего не выражающее кукольное лицо и вздохнул, начиная жалеть, что включил программу имитации личности два дня назад. – «Система загружена и готова к работе». Одновременно ты подстветку зрительную включил и резко сел. Это очень внезапно. Для Зафа это было неприятной неожиданностью. Одно дело – читать про способности биороботов видеть в темноте, и совсем другое – стать свидетелем. При этом у гибрида глаза засветились красным не в один миг, а с переходом через желтые и оранжевые оттенки. Оранжевые глаза с краснотой были у химер. «Анализ слов – Система загружена и готова к работе» «Анализ завершен. Вывод – хозяин способен копировать чужие голоса с точностью в 99,98%» – Что рекомендуется делать в соответствии с ситуациями, помеченными как «так»? – Уточнил гибрид. – Говорить «доброе утро», – устало порекомендовал Заф, понимая, что утреннюю тренировку придется урезать минут на десять. – Рис, пожалуйста. Мне нужно сейчас пойти и немного спустить пар. Когда вернусь, я все тебе объясню. Хорошо? Неразумная кукла. – Ответ сохранен. – Гибрид стеклянным взглядом пялился хозяину прямо в лицо. – Общее состояние организма – удовлетворительное. Рекомендуется восполнение энергии. Заф вздохнул. Закрыл шкаф и потянулся к аптечке, стоящей на тумбе у кровати. Тренировка урезалась еще на десять минут. Раздражение и злость на самого себя першили в горле. Да, начальник во всем прав. Илья всегда прав – он старше, мудрее. В конце концов он самый сильный из всех, кого знал Заф. Лучшего начальника и желать нельзя. Вот только Заф ослушался просьбы и совета. А Илья не стал приказывать. Наверное, ему хотелось обругать Чайку последними словами. Но начальник делать этого не стал. Просто посмотрел устало. – Это твое желание и твоя воля. Возможно, ты поступил так, как следует. Возможно что нет. Но ты совершил поступок и принял за содеянное ответственность. Химеру мы не пропустим, но для тебя путь открыт всегда. Возвращайся, второй ребенок из семерки найденных, когда сочтешь нужным. Но возвращайся один. Лишь Илья и мог называть Зафа «вторым ребенком из семерки найденных». Он знал Зафовых родителей живыми, а не по картинкам в рамках. Еще начальник сказал, что сообщит обо всем братьям. Чайка был ему за это благодарен – укоризненный взгляд Карма и обиженные младшеньких он бы не выдержал. Сняв бинты, Чайка задумчиво посмотрел на шрамы гибрида. От них оставались розовые полоски. Только кожа вдоль позвоночника была чуть воспаленной, да нижняя пара ребер все никак не могла срастись до конца. Оно и немудрено – Заф отдал все свое внимание спине гибрида и поврежденным органам. По меркам лае, раны могли бы исцеляться и быстрее. Но большего требовать было нельзя. Либо делать делать еще одно переливание крови. А вот это казалось уже совсем неразуной идеей. Слишком дурацкой. – Еще немного полежишь, и будешь как новенький, – пробормотал Заф, аккуратно цепляя гибриду пластырь на спину. В бинтах больше не было необходимости. – Кстати. Сколько времени тебе понадобилось бы для самостоятельного восстановления? – Уточните вопрос. – Кукла сидела с идеально прямой спиной, уставившись прямо перед собой стеклянным взглядом. Будто не ей неделю назад позвоночник с внутренними органами раздавили в кашу. – Сколько времени необходимо для твоей самостоятельной регенерации после повреждений, вызванных падением балки? – Переформулиовал вопрос хирург. – Расчетное время – неизвестно. – Ты не знаешь? – Шанс на успешную регенерацию без посторонней помощи составляет ноль целых, ноль сотых процента. – Равнодушно отозвался гибрид. – Считай, что ты везунчик. – Хмыкнул Заф, уложив гибрида на спину и прослушав ему сердце. Потом взялся за шприц с обезболивающим. – В рубашке родился. Гибрид, до этого рассматривающий потолок, повернул к нему голову. Обычно, когда хирург делал ему перевязки или уколы, Итаним бездумно таращился в пространство, не задавая никаких вопросов и ни на что не реагируя. Заф попросил его включить имитацию личности, испугавшись такого равнодушия. Действительно, бездумная кукла. А с программой получалось представить, что перед ним живой человек. – Я был выращен в лаборатории IMT-Компани в капсуле репликатора. При извлечении из капсулы одежда отсутствовала. – Так просто люди говорят про везучников. Не знаю правда, почему. – Пожал плечами хирург, делая укол. – У меня дома говорят, что с перьями родился. Хотя неважно, не обращай внимания… Пока Заф закрывал коробку аптечки и снова прятал ее в шкафу, в комнате висела тишина. Ее нарушил гибрид, снова сев. Чайка уже усвоил, что если не подкрепляет свои действия приказами, уложив гибрида на спину, то тот через некоторое время возвращался в предыдущую позу. – Рекомендуется восполнение энергии. Хирург взглянул на будильник. Похоже, долгожданную тренировку придется урезать еще на минут двадцать. Или вовсе перенести на следующее утро. – Ладно, пошли завтракать. – Идея попросить Итанима подождать полтора часа, пока он не вернется с тренировки, Зафу не понравилась. – Самостоятельно встать можешь? Конечно, Чайка лично занимался его травмами. Просто на хорошее, углубленное лечение нужно было время. Да и неизвестно, какая скорость регенерации у химеры с кровью лае. Гибрид спустил ноги с кровати и легко поднялся. Заф облегченно выдохнул, на всякий случай снова пройдясь ладонью по позвонкам под тонкой светлой кожей. По сравнению с крупным, широкоплечим и мощным хирургом тощий, еще не восстановившийся до конца Итаним совсем не тянул на боевого гибрида. Да еще и неровно отрастающая медная шевелюра делала его похожим на неоперившегося лае. Скорее на киборга был похож сам Заф. Правда, лицом не вышел. Слишком интеллигентная рожа для киборга, как сказала бы Соня. Комментарий к Часть 1. Гибрид. глава 11 Дроздов в отпуске, поэтому с вами я. С дальнейшей выкладкой каждые 48 часов есть пара маленьких проблем.

1) на моем ноуте завелся вирус.

2) со среды я либо выхожу на работу, либо... нет.

3) полным ходом готовлюсь к двум ярмаркам. Одна в Москве 13-14 февраля, вторая в Питере 21-22 февраля. (сам себя не попиаришь, никто не попиарит). Я делаю всякое мимими и няняня из итальянского стекла в технике лэмпворк.

https://vk.com/muranoglas А еще всем фанатам киборгов, рыжих и Олухов я планирую привезти аммский жемчуг))

====== Часть 1. Гибрид. Глава 12 ======

Слишком интеллигентная рожа для киборга, как сказала бы Соня. Ладно, завтра рано встанет и потренируется. А от напряжения, связанного с разговором с начальством, Заф вряд ли умрет. Щелкнув тумблером на чайнике, хирург привычно полез в холодильник. Через пару минут на сковородке жарилась яичница, а Заф сосредоточенно кромсал огурцы. Киборг невозмутимо допил свою порцию корма, и отставив чашку, вперился бессмысленным взглядом в лицо севшего врача. Чайке мгновенно стало неуютно. – Что такое? – Взгляд он выдержал секунд десять. – Был произведен перерасчет питания в связи с постоянной добавкой в ежедневный рацион органических веществ. – Мгновенно отчитался гибрид. – Ты про… А, молоко с медом! – Быстро догадался Заф. Пришлось снова вставать, доставать молоко из холодильника, греть в микроволновке и добавлять мед. – Тебе понравилось? – Биологическая доступность данного продукта выше, чем корм. – Гибрид аккуратно вытащил из чашки ложку, облизал, и принялся за молоко. Заф улыбнулся, и подумав, критически посмотрел в свою тарелку. – Что-то многовато яиц я сегодня пожарил… – Протянул он задумчиво. Итаним, сделав последний глоток, отодвинул опустевшую чашку, и перевел взгляд на завтрак хозяина. Количество яиц было тем же, что и в предыдущие дни. – Будешь? – Провокационно предложил Заф. Ему вдруг подумалось, что программа имитации личности – довольно хорошая штука. Удобная. Если немного снизить собственные требования, то получалось представить, что на кухне сидел не биоробот, а кто-то из знакомых. Или даже друзей младших братьев. Не гибрид. Не химера… У химер глаза оранжевые или красные. А у Итанима были светло-голубые. А еще в нем много его крови. Заф силой заставил себя не развивать эту мысль. Но настроение окончательно испортилось. – Для быстрейшего восстановления всех функций рекомендуется увеличить ежедневную дозу питания. – На «обдумывание» вопроса у гибрида ушла максимум секунда. Хирургу снова пришлось вставать, на этот раз – чтобы достать дополнительную тарелку и вилку. – Знаешь, – задумчиво протянул Заф, ковыряясь в своей части завтрака. Утренний разговор его тяготил, – наверное, ты не поймешь. Я говорил с моим начальником. Он попросил меня от тебя избавиться. Сказал, что я нарушил законы и подставил под удар как и себя, так и всю мою… Всех моих знакомых. – Центральное отделение IMT-Компани на Меге открывается в девять утра, – негромко доложил гибрид, расправившись с яишницей в мгновение ока. – Да не буду я тебя туда везти! – Вспыхнул Заф. – Что ты заладил, как не знаю кто? Что там тебя ждет? – Утилизация, – настолько равнодушно и безэмоционально сообщил гибрид, что хирурга против воли передернуло. – Если мое нахождение с вами ставит вас под угрозу, программа рекомендует обменять данный экземпляр

IMT

Gibrid Var v.12 на любую другую, менее опасную. Хирург стукнул вилкой по столу, и раздраженно передвинул свою тарелку с ополовиненным и уже расчлененным завтраком гибриду. – Обойдешься без ликвидации. Ешь давай. – Вздохнул он, унимая раздражение. – Вот что. Давай ты не будешь больше упоминать про этот филиал IMT-Компани? Ты же не представляешь для меня прямой угрозы? – Вы – владелец и хозяин, прописанный в программе. Ваша жизнь и здоровье являются приоритетными. Поэтому прямые и косвенные приказы, призванные прекратить ваше функционирование, будут игнорироваться. Заф снова вздохнул, потрогав пальцами висок. С чего он вообще вспылил? – Значит, не представляешь, – перевел он. – Я так и сказал начальству. А Илья предупредил, что пока ты функционируешь, ты опасен. И что я не могу вернуться, пока ты живой… Ну, в рабочем состоянии. Меня вместе с тобой он домой не пропустит, потому что ты гибрид, даже если часть крови моя… Один я вернуться могу в любой момент, но тебя… Гибрид молчал, сохраняя нейтральное выражение лица, и сложив руки на коленях. Перед ним сиротливо стояли опустевшие тарелки. И когда только успел все доесть? Заф посмотрел на него в сомнениях. Верно ли он поступил? Может, его решение – ошибка, а Илья прав? И Соня, тогда, тоже получается, права. – Я должен был послушать начальника. Там, в ангаре, отключить тебя, и через два месяца вернуться домой… Но решение я принял сам, полностью все понимая. Как люди говорят? Находясь в ясном уме и твердой памяти? Как-то так примерно, – Заф невесело улыбнулся, ощущая себя даже не двойным, тройным идиотом. – Так что я остаюсь жить тут с тобой. Никуда не возвращаюсь. Гибрид молчал, и в его глазах не было ни единой мысли. Взгляд куклы, смотрящий в никуда. Заф позлился немного на себя, на Илью, на Соню, снова на себя, на гибрида, на собственную дурацкую откровенность, и со вздохом принялся убирать посуду. – Мышки плакали, кололись… – Бурчал он тарелке. – Я просто образец благоразумия, ума и добродетели. Рыжик. Итаним повернул голову. – Ну, порадуйся, что ли, – фыркнул Заф, продолжая злиться на себя. – В тебе булькает моя кровь, ты теперь, можно сказать, моя семья. – Не булькает, – гибрид опустил голову, по всей видимости прислушиваясь к себе. – Кровь, которую вы мне перелили, в норме. Уточните приказ. Чайка вздохнул, постучав себя по лбу губкой. Приказы говорите ясно и четко. Высокотехнологичная техника

IMT

не воспринимает метафоры, сленг и вопросительные интонации в приказе. Кажется, примерно так было написано в буклете по эксплуатации. – Порадуйся, – повторил он, растягивая слово по слогам. – Улыбнись там, спляши… Эй, я в переносном смысле! Не надо плясать, у тебя еще ребра не срослись! Гибрид вернулся в неподвижное состояние, замерев на стуле. Заф закатил глаза. – Подводя итог – мы теперь семья. – Сообщил он, обращаясь скорее к потолку. – Потому что в этой части Вселенной у меня больше нет никого родного. А на безрыбье и гибрид с кровью лае – почти лае. – Гибрид не может вступить в официальный брак, так как является техническим оборудованием. Запихнув тарелку в посудомоечную машину, Заф застонал. – И что? – Не выдержав, уточнил он у гибрида. Итаним завис, обрабатывая вопрос. – Гибрид не может вступить в официальный брак, так как является техническим оборудованием типа «биоробот», – повторил он. – И что? – Глядя ему в глаза, задал тот же вопрос хирург. – Гибрид не может вступить в официальный брак, так как является техническим оборудованием. – И что? – Гибрид не может… – А в неофициальный может? Итаним молчал секунд десять. – Гибрид не может вступить в неофициальный брак, так как является… – И что? – Снова мстительно спросил Заф, начиная получать от происходящего если не наслаждение, то какое-то гаденькое удовлетворение. – Гибрид не может вступить в неофициальный и официальный брак, так как является техническим оборудованием. – Отчитался Итаним. – Дай мне обозначение слова «семья». – Семья – социальный институт, базовая ячейка общества, – обработка данных у гибрида заняла секунду, и он начал говорить, словно зачитывая с листа. – Семья принадлежит к важнейшим общественным ценностям. Признаки семьи – добровольность вступления в брак, союз мужчины и женщины, члены семьи связаны общностью быта, стремление к рождению, социализации и воспитанию детей, длительность отношений, пространственная и временная ограниченность, межличностная интимность, психическая, духовная и эмоциональная близость, ответственность друг за друга, обязанность друг перед другом. С конца двадцать первого века семью могут создавать объекты одного пола. – Это ты зачитываешь определения человеческой семьи? – Уточнил Заф, вытирая руки полотенцем. – Да. – Юридически браки между представителями разных рас возможны? – Да. – А между человеком и гибридом? – Нет. Гибрид не является человеком. Гибрид – киборг, биоробот, техническое оборудование, машина. – А между не человеком и гибридом? «Обработака» вопроса заняла полторы секунды. – Юридически гибрид не относится к разумным расам. Гибрид – техническое оборудование, и не может вступать в официальный брак… – И что? – В который раз спросил Заф, ощущая себя самым отвратительным садистом из всех существующих. – Почему неофициально этого нельзя сделать? – Гибрид – техническое оборудование. – В голосе куклы словно на мгновение прорезалась обреченность. Тупой хозяин, не понимает таких вещей. – Гибрид не может вступить в официальный или неофициальный брак. Скорее больной. Фантазия разыгралась. – Может. – Уверенно сообщил Заф. Итаним уставился на него. «92% правды» – Почему? – На лице киборга ничего не дрогнуло. – Необходимо уточнение для коррекции данных в программе самообучения. – Сколько моей крови в тебе? – По примерным расчетам… – Больше половины? – Перебив его, невинно уточнил Чайка, захлопнув посудомойку. – Да. – Значит, для меня ты на объем всей перелитой крови являешься представителем моей расы. Я могу создавать семью лишь с представителем моей расы. Ты под это определение подходишь. – Я являюсь техническим оборудованием… – опять произнес гибрид, но замолк на середине. Стеклянный взгляд его замер на лице Зафа. – Я являюсь машиной. С машиной нельзя вступать в официальный или неофициальный брак. – И что? – С наслаждением протянул Чайка, сложив руки на груди. Тренироваться он точно будет уже не сегодня. – Я тебя взял под крыло? Взял. Опекать буду? Буду. Кормить, одевать, беречь, выполнять обязательства буду? Буду. Чем это не семья? – Гибрид не может вступить в официальный или неофициальный брак. – Заф зажмурился, мысленно дорисовывая обреченность и непонимание в безэмоциональном голосе киборга, – потому что является техническим оборудованием. – И что? – Снова повторил хирург. – Гибрид не обладает разумом, – рыжик наконец выдал другой ответ. – А ты обладаешь? Рыжий замолчал, вежливо пялясь в глаза хозяину. – Киборги и гибриды же не могут врать, да? – Аккуратно спросил Заф. – Ответ положительный. – Киборги и гибриды могут чувствовать боль? – В процессор поступает информация от рецепторов. – Киборги и гибриды могут обладать разумом? – Нет. – Рыжий моргнул. – Данное утверждение невозможно. Заф прислонился к плите, внимательно рассматривая гибрида. Плохой получался разговор. Бессодержательный. Давящий на мозги. Соня права. И Илья прав. Химеры неразумны. Каи неразумны. Гибриды и киборги… Эти хотя бы делают вид, что у них есть личность. Спасибо программам и хорошей самообучаемости. Вот только Зафу стало самую малость нехорошо. Он помнил ангар и идущую от гибрида боль. Слабую, почти неощутимую – но очень похожую на настоящую. Очень хотелось верить что там, кроме симбиоза мозга и процессора есть не только ровные строчки кода и сигналы от рецепторов. Чайке хотелось верить, что решение он принял, не поддавшись на программу подчинения, а в действительности услышав чужие эмоции. – Ты разумный? – Из буклета Заф узнал, что для лучшего понимания приказов гибриду нужно смотреть в лицо. На случай, если речь у обладающего правом управления нечеткая, смазанная или с акцентом. Итаним молчал, все так же размеренно дыша. Футболка, которую ему выдал Заф, была гибриду слишком велика, и из широкого выреза торчали тощие ключицы. Пижамные штаны пришлось обрезать на глаз – хирург почти угадал с длиной, а вот проблему с шириной спасла только резинка. – Процессор в норме и распознает команды, – наконец произнес гибрид. – Я хотел бы, чтобы ты был разумным, – со вздохом сообщил Заф, после чего посмотрел на лежащий на краю стола планшет. – Даже если ты просто кукла. В любом случае, я буду тебя защищать. В тебе кровь лае, этого достаточно, чтобы считать тебя моей семьей. Отлипнув от плиты, врач вытащил из холодильника пакет с молоком, и налив его в новую чашку, поставил перед Итанимом. Баночку с медом и ложку он положил рядом на столе. – Пей. Если захочешь еще – молоко в холодильнике. А мне пора собираться на работу. ***

====== Часть 1. Гибрид. Глава 13 ======

*** До пассажирского флайера, идущего до работы, Заф добирался под дождем, а домой возвращался уже по усыпанным снежной пудрой улицам. На город зима обрушилась мгновенно. Земля побелела, притихла, укрытая белой – пока что – шубой. В центре сразу же появилась снегоуборочная техника, ступеньки перед зданиями посыпали химическими реагентами. В дорогом районе включили отопление улиц, и издалека можно было видеть пар, поднимающийся с дорожного покрытия. Чайка присел, снял с тротуара комок снега и покатал в ладонях. Пальцы вмиг намокли от талой воды и замерзли. Заф вспомнил легенды лиров, что снег – это сладкая сахарная крупа, и лизнул снежок. Отплевывался хирург всю оставшуюся дорогу домой, знатно испортив себе настроение. – Никогда не ешь снег, – едва оказавшись в квартире, сказал Заф гибриду. Тот склонил голову к плечу, копируя жест непонимания у самого хирурга. За несколько недель спокойное безэмоциональное лицо гибрида врачу надоело, и он предложил Итаниму реагировать чуть более бурно. Как именно – гибрид не понимал, но быстро перенял мимику хозяина. – Приказ имеет обратный эффект? – Уточнил Рис, следом за Зафом зайдя на кухню и встав по стойке смирно у стены. – Да сядь уже на стул, – заворчал хирург. – В каком смысле обратный эффект? – Следует ли мне избавиться от съеденного снега? – Спросил гибрид, выполнив приказ и усевшись на стул возле холодильника. Заф обернулся, рассматривая спокойное лицо. Потом посмотрел на открытое настежь окно. На откосе подоконника в свежем влажном снегу оставались отпечатки пальцев и ложки. Программа самообучения была порой странной. – Ты не отравишься? – подозрительно посмотрел на гибрида Заф. Тот отрицательно покачал головой. – Действие токсинов нейтрализовано, – доложил Итаним. Хирург только вздохнул. – Следует ли мне… – Если ты нормально себя ощущаешь, и это не принесет тебе вреда, то не надо, – быстро произнес хирург, закрывая окно. – Просто на будущее – не ешь снег. – Ответ сохранен.

В холодильнике обнаружились красивые, но совершенно неаппетитные пустые полки. Заф запоздало вспомнил, что утром доел последние сосиски, и составил список покупок. Этот список продолжал терпеливо лежать на столе, дожидаясь, когда о нем вспомнят.

– Будем брать штурмом магазин, – решил хирург, захлопывая дверцу. Итаним моргнул. – Успех операции, проведенной в одиночку без оружия – 0,92 процента, – доложил он через пару секунд. – Успех операции с использованием технической единицы составляет 14 процентов. – Да не в этом смысле. Надо в магазин сходить, продуктов взять. А то на ужин у нас твоя кормосмесь. – Ответ отрицательный. Корм «IMT-light» не может быть употреблен на ужин. – Почему? – Хирург покосился на коробку на столе. – Закончился. – Гибрид повторил движение хозяина, пожав плечами. – Вчера вечером. Зафу стало стыдно. Еще утром он заметил, что Рис выпил только молока с медом, но списал это на… На что? На нежелание пить безвкусную серую жижу? Или хирургу было все равно, почему жестянка не мешает себе свою бурду? От второго мысленного вопроса Чайке стало мерзко. – Погоди, а сегодня днем что ты ел? Итаним моргнул, спокойно рассматривая лицо хозяина. – Уточните вопрос. – Что ты ел сегодня на обед? – Ничего. Приказа принимать пищу в ваше отсутствие не поступало. Нащупав стул рядом с собой, хирург опустился на него, уставившись на гибрида. – Ты что, никогда не обедал в мое отсутствие? – Тихо спросил Заф. – Все это время? – Да, – подтвердил гибрид легко, и в противовес этой его невозмутимости самого хирурга словно придавило как минимум крышей многоэтажки. – Рис, прости меня. – Зафу хотелось закрыть лицо ладонями, но он посмотрел в глаза киборгу. – Я не подумал, что ты… Вот так. Что без точных инструкций ты не будешь есть. И вообще. Итаним молчал, только голову склонил к правому плечу. – Почему? – Наконец спросил он, и быстро добавил. – Необходимо уточнение для коррекции данных в программе самообучения. – Что почему? – Не понял Заф. – Почему вы произносите извинения? – Уточнил вопрос гибрид. – Потому что я виноват перед тобой. Ведь я должен был просчитать все и спросить тебя про обеды раньше. Рис молчал, обрабатывая ответ. – Вы извиняетесь, будто я человек, – наконец выдал он. – А какая разница? – Я гибрид. Киборг. Заф вздохнул, и поднялся со стула. – А что это меняет? – Все, – просто ответил Итаним. – Я могу функционировать без пищи до трех недель. Дневную норму питания я разбил на два приема – утром и вечером. – А почему ты не сказал, что кормосмесь закончилась? – Заф покосился на окно и обреченно спросил, готовясь себя закапывать. – Ты снег ел, потому что был голодным? – Был необходим анализ для программы самообучения. Был недостаток энергии, – подтвердил его самые худшие опасения гибрид. Заф попытался дозвониться в IMT-Компани, но филиал был уже закрыт, и хирург натыкался на автоответчик, который обещал прислать любую новую модель киборга или любую кормосмесь завтра к обеду. Или к вечеру – в зависимости от загруженности курьеров. Разозлившись на самого себя еще сильнее, Чайка набрал другой номер. В виртокне распустился логотип IMT-Компани, и приятный голос автоответчика сообщил, что данный абонент временно недоступен. – Я лечащий врач Сони Адлер! – Быстро сообщил Заф, не дожидаясь гудка, после которого предполагалось бы оставить видеосообщение. Автоответчик замолк, что-то пиликнуло, переключая сеть. Логотип компании, помедлив, поблек и исчез. – Извращуга, ты в курсе, что у нас как бы ночь в лаборатории? – Раздраженным, но абсолютно бодрым голосом поинтересовалась девушка, появившись на экране. Она была взъерошенной, короткие светлые волосы торчали во все стороны, белый халат висел лишь на одном плече. Под ним проглядывала голубая ткань пижамы. – Я же не на Меге! Гибрид чуть повернул голову, рассматривая голограмму. Результаты акустического, а после и зрительного сканирования совпадали – Соня Адлер была в гостях у хозяина две недели назад. – В курсе. Извини, тут очень срочное дело, я мог обратиться только к тебе, – несчастным голосом пробормотал Заф. – У тебя сдох гибрид? У тебя сперли гибрида? Ты влез в передрягу и раскрылся? – Сухо и деловито спросила девушка. – Да нет! В этом плане все в порядке. И с Рисом тоже, – Заф чуть повернул планшет, показывая гибрида позади себя. – Тогда какого ненужного полового органа ты меня разбудил? – Девушка исчезла за границей видео, чтобы подкатить к себе большое кресло на антиграве. – Гибридов можно кормить обычной пищей? Ну, которую люди едят. Я полный идиот, и забыл заказать корм, а магазин уже закрыт, только завтра привезут. В смысле, полностью перевести на обычные продукты. Соня задумчиво провела ладонью ото лба к затылку, ероша еще сильнее короткие светлые волосы. Уставилась на Зафа. Присвистнула. – Ты инструкции к ним читал? – наконец уточнила она. Хирург осторожно кивнул. Читать читал, даже три раза, но все внимание уделял другому. К примеру, как нужно общаться с «техническим оборудованием». Да и лучше спросить у знающего человека, который с гибридами общается очень тесно, можно сказать, даже знает их изнутри. – Мне кажется, ты техпаспорт и прочие буклетики как минимум вверх ногами читал. Да, ты можешь кормить его человеческой пищей. Ты можешь вообще лишить его жрачки – он спокойно будет лопать траву с тротуаров и ловить воробьев, выпрыгивая из окон. В таком случае КПД у него понизится, но зная твой характер, ты его работой не нагружаешь. – Значит, можно? – На всякий случай переспросил Заф, ощущая себя дураком. Соня воззрилась на него с ледяным выражением лица, добавляя неприятных ощущений. – Чтоб ты знал, – девушка почесала висок. – В армии гибридам дают кормосмесь только перед заданиями. В остальное время они доедают за солдатами. Это тебе не высококлассный узкоспециализированный кибер с дублированными системами жизнеобеспечения, который без энергии протянет ноги через десять дней. Да и тот на солдатских объедках спокойно работает. Никто не сломался, ручаюсь. А когда списывают, то их кормить перестают вообще. Раз в неделю бурду разве что дают, чтобы на торгах машинка не отключилась. Это же армия, там разворуют все – в том числе жрачку на биороботов, которую только куклы и могут переварить. Заф возмущенно открыл рот, но Соня подняла ладонь, призывая его к тишине. – Я в курсе, потому что я периодически как важная шишка езжу проводить техосмотр армейских машинок «в поле». Просто мое дело там – тестировать мою продукцию, а не проворовавшихся человеческих скотов. А теперь, – девушка зевнула, – будь добр, накорми свою жестянку чем хочешь, и отцепись от меня. Работы завтра непочатый край. А Стефан жаждет совершить соитие с моим мозгом, почему я еще не предоставила ему образец «люксового» гибрида с четырьмя слотами под диаметрально разные системы. При этом официальный дедлайн только через три дня… – Соня снова зевнула, и махнув ладонью, отключилась первой. Заф посмотрел на потухший планшет, и перевел взгляд на Итанима, все так же неподвижно сидящего на стуле. – Голодом морить до завтрашнего вечера я тебя не смогу. Значит, пойдем в магазин, – решил Чайка. *** Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 13

Дроздов в студии

А теперь, мои дорогие телезрители, мы можем наблюдать прекрасный момент – как представитель крылатой расы пытается накормить свою добычу. Действие усложняется тем, что данный экземпляр иногда тупит сильнее, чем ИИ нового поколения.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 14 ======

*** Заф взял с полки две банки с консервированными персиками, придирчиво вгляделся в прозрачные пластиковые стенки, потом посмотрел на сроки годности. Левую банку вернул на полку, правую аккуратно положил в тележку, которую послушно толкал идущий позади него гибрид. А ведь я повел себя с ним, как человек, – честно признался себе Заф, потянувшись к горошку в вакуумной упаковке. – Сказал, что буду его оберегать, а сам за все время не спросил даже, чем Итаним занимается в мое отсутствие. Еще удивлялся, почему он вес так медленно набирает, и ребра заживают плохо. А ведь это не из-за несовместимости крови! А просто моя тупая халатность, как у человека. Дурак! Кретин! Они шли между бесконечными рядами супермаркета. Заф выбирал продукты, складывал их в тележку, шел дальше. Краем глаза замечал других покупателей – и с пугающей внезапностью видя, как много вокруг биороботов. Куклы стояли в каждом отделе супермаркета. Раскладывали новый товар на полки. Управляли машинами для мытья пола. Клеили ценники на фрукты и овощи. Разрезали мясные туши. Упаковывали куриные крылышки в индивидуальные лотки. Чистили рыбу и моллюсков. От людей все они отличались одинаковыми закрытыми комбинезонами, а от других киборгов и гибридов, пришедших за покупками вместе со своими хозяевами – нашивками на груди и на спине с логотипами супермаркета. Это не удивительно – на орбите Меги находилась галактическая лаборатория IMT-Компани, где выращивали киборгов и гибридов почти всех моделей. Планета от такого соседства процветала, и половина семей вполне могла позволить себе химеру. Не самой новой модели, но все же могла. Заф оцепенел. Мысленно он назвал кукол химерами. Химерами. Эта крошечное изменение в собственном лексиконе поразило его, и совсем не в хорошем смысле. Хирург перевел взгляд на полки с консервами, и пошел дальше. Это могло означать лишь одно. Будучи сначала врачом, а потом оперативником, Чайка знал, что происходит с лае, ушедшим на задание в другой мир. Поэтому их всегда отправляли парой – так и гормоны, и нервная система подвергались меньшему стрессу. Только очень сильные и стойкие внутренне лае могли работать в одиночку. Заф был и стойким, и сильным, но, похоже, всему был предел. Это не было проклятием или злой магией. Просто химия тела. Оказавшись вдали от своей расы, лае постепенно терял так называемую «связь», незримой нитью соединявшую его со своими. Становился жестче, непримиримей, грубее. Это не было хорошо или плохо. Это было естественно. Зафа страшило не это. Связь – не эмпатия, но что-то очень близкое ей по смыслу – было основой для мира лае. Потеряв ее, Заф утратит слишком многое. Не сможет ощущать других лае, как себя, не сможет петь с ними. Постепенно утратит внутреннюю силу. Да, хирург отказался возвращаться домой. Но он знал, что в случае опасности его никогда не бросят и не оставят в трудный момент. Придут за ним, когда Заф будет в этом нуждаться. Но лишь пока тянутся от него к другим лае невидимые ниточки связи, позволяющие слышать друг друга на расстоянии. Соня права. Заф скосил взгляд на молчаливо идущего за ним гибрида. Сто тысяч раз права, даром что не лае и такая юная. У лилимов была своя, непонятная многим связь, которая не прерывалась вовсе. Ни при каких обстоятельствах. А лае нужна была семья. Но какая семья из биоробота, даже если ему перелить всю кровь? – Эли! Еще один прорыв. Джар, позабыв про необходимость удерживать барьер, рванулся вперед на пределе своих возможностей. Не он один. Мир, Карм, даже неизвестно как оказавшийся тут Гавриил тоже бросились в атаку. – Эли! Из-за мельтешения крыльев и Заф ничего не успел разглядеть. Серая тварь захрипела, и, отброшенная огромной силой, врезалась в стену. Там она и затихла. Джар упал на колени там, где еще секунду назад стояла химера. Лохмотья барьера ударили по рукам, но Заф ощутил боль отстраненно, словно вколол себе двойную дозу обезболивающего. Внезапная, четко спланированная атака на Отдел была отбита почти что чудом. Еще мгновение казалось, что они успеют. Что Джар воспользуется стазисом, что Заф с Кармом дотащат его до операционной. Что Вольф, – он же лучший хирург в Отделе! – все исправит, вылечит, зашьет и склеит, а потом будет шутить про организм, который решил погулять по частям. Но Карм не двинулся. Крылья Гавриила поникли. И сам Заф, хоть и не видел ничего из-за раскрытых крыльев Джара, все мгновенно понял. Они не успели. По плитке Зала Порталов расползалось красное пятно. Джар вздохнул, прижимая к себе тонкое, искалеченное тело эльвиина. Каштановая коса растрепалась, испачкалась. Зеленая лента, вплетенная в волосы, темнела, пропитываясь кровью. Заф слышал злость Джара и разделял ее. Что дернуло эльвиина оказаться в Зале Порталов именно в эту минуту?! Зачем он сюда пришел! Под ногой подошедшего к Джару Карма хрупнуло, рассыпаясь, печенье. Еще теплое, с изюмом и орехами. Которое так любил Мирослав. – Эли… Мир застонал, закрывая руками лицо. Сегодня он был дежурным в Зале Порталов. Его боль морской волной дошла до Зафа, пытаясь удавить, увлекая на дно. Словно ему вырвали сердце, и оно – горячее, пульсирующее – было раздавлено холодной рукой. Где-то позади закричал Малкольм, еще не видя, не зная – но уже понимая, что произошло непоправимое. Что-то страшное, отчего стыла кровь в жилах. Один Гавриил продолжал молчать, и лицо его было белее мела. Эли, последний сосуд лае – умер от клыков химеры. Заф вздрогнул, уставившись на бутылку с молоком, которую продолжал держать в руках. Воспоминание было старым, смазанным – на самом деле Чайка его и не видел лично. Оно передалось через Карма, а потом не раз возвращалось, прокатываясь по лае медленно затихающим эхом. Но при этом воспоминание не становилось менее реальным. Эли был членом семьи для всех лае. Он не был крылатым – но был сосудом. Одним из сокровищ Отдела. Его кровь просыпалась каждый раз, стоило кому-то из лае запеть. Но у него не было связи. Вольф поднимал архивы – раньше сосуды поддерживали связь с лае. Заф положил в тележку упаковку с молоком. Потер устало виски. Ему стало тошно от самого себя. От собственных мыслей – липких и противных. От окружающего его мира – шумящего, решающего за него, диктующего свои жестокие правила выживания. Рис не виноват, что его создали химерой. И тем более он не виноват в том, что Заф – идиот, не могущий нести ответственности за свои слова и поступки. Чайка обернулся. Гибрид механически переводил взгляд с полки на тележку. Похоже, внутренний мир хозяина, углубившегося в дурацкие мысли и тяжелые воспоминания, остался для ИИ незамеченным. Приободрившись, хирург придирчиво осмотрел упаковки с яйцами и подумав, положил их в тележку. Обе. – Пошли в мясной отдел. *** После ужина Заф уселся на диванчике, вновь обвешавшись окнами и вкладками. Но мысленный диалог не прекращался, отчего хирург никак не мог сконцентрироваться на найденной информации. Итаним вернулся из кухни, бесшумно встав у стены. Так как распаковка пакетов и готовка была на хирурге, гибрид занимался уборкой после трапезы. – Приказ выполнен, – стоило Зафу поднять взгляд, отчитался Итаним. – Спасибо, – невольно вынырнул из своих мыслей хирург. – Скажи, а что ты делаешь, пока меня нет дома? – Ничего. – Совсем? Гибрид оторвался от стены, и переместился на середину комнаты, сложив руки по швам и опустив голову. – Я продолжаю функционировать. Во время отсутствия хозяина система переключается в ждущий режим, – пояснил он. Заф замер, рассматривая гибрида так, словно увидел его в первый раз. Искусственные химеры привязаны лишь к одному хозяину, и по одному ему слову могут как убить, так и умереть сами. Один лишь хозяин способен остановить химеру во время охоты, – всплыли в памяти рассказы учителя. Вольф много знал про искусственных тварей. Порой даже слишком много. – Ладно. Иди сюда, хватит стенки подпирать. Гибрид приблизился, замерев в двух метрах от диванчика. – Садись. – Хирург похлопал ладонью рядом с собой. – Устраивайся поудобнее. Сначала Итаним сел прямо – руки на коленях, взгляд вперед, плечи расправлены, спина выпрямлена. Потом, видимо, пошло выполнение второго приказа, про «поудобнее». Заф осторожно наблюдал, как гибрид то чуть склоняется вправо, то влево, то откидывается на спинку дивана. – С ногами забирайся, – порекомендовал хирург, и гибрид мгновенно подтянул ноги, как-то согнулся, развернулся, дернул плечом, чуть задев чужой локоть. Заф сразу поднял руку. И в конце Итаним свернулся на диване, пихнув хозяина локтем прямо под ребра. Довольно ощутимо пихнув. Хирург улыбнулся, осторожно опустив руку на спинку диванчика. – Когда меня нет дома, можешь обедать. И брать все что хочешь из холодильника. Восполнять энергию, – вполголоса произнес Заф, и подумав, добавил. – Единственное условие – не сожги мне кухню. – Приказ сохранен, – равнодушно отозвался гибрид. – Вместо «приказ сохранен» лучше говори «хорошо», или «ладно». – …Ладно, – поправился гибрид. – И днем можешь развлекаться. Фильм посмотри, или новости почитай. Не знаю, что там тебе может быть интересно. Головоломки порешай, в общем – делай что хочешь, только в пределах закона и целостности квартиры. Но не надо стоять по центру квартиры. Хоть сядь. Или на диване поваляйся. – Ладно. Заф скосил взгляд, рассматривая макушку с неровно отрастающими медными прядками. Техник из сервиса

IMT

перед подключением обрил гибриду левый висок, и волосы там топорщились коротким ежиком. Не пушистые, как лилимий пух, но и не жесткие. Медно-красные, еще чуть-чуть – и будут по цвету напоминать перья Малкольма… Действительно, Рис-Рыжик-Медный. – Мне заказать для тебя специальный корм, или ты предпочтешь есть вместе со мной обычную пищу? – Спросил Заф через пару минут, разглядывая виртуальную корзину в новой вкладке. Под перечнем артикулов зеленел прямоугольник с надписью «Оформить заказ». Стоимость еды для гибридов при таком мерзком вкусе была все-таки немаленькой. А еще Зафа каждый раз передергивало, когда Итаним пил эту серую пакость. – Биологическая ценность специального питания выше, но программа самообучения предполагает пробовать любую органическую пищу, – равнодушно сообщил гибрид, предлагая сделать выбор хозяину. Заф вздохнул, начиная ощущать неудобство в ребрах от такого близкого соседства с головой рыжика. – Давай так. Я не стану ее покупать, но если тебе человеческой еды будет не хватать или ты станешь чувствовать себя хуже – то ты сразу мне об этом сообщишь. Тогда я закажу спецкорм. Идет? – Хорошо. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 14 Кто взял и выдернул из 107 страницы кусочек текста и впихнул его в 14 главу, то я.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 15 ======

*** Перерыв на обед проходил так же, как и всегда, когда выдавался спокойный денек. Заф налил себе из машины кофе, и устроившись поудобнее в кресле, разблокировал планшет. Вне дома он предпочитал просматривать галактические новости или читать что-то из человеческой литературы, дабы не привлекать ненужного внимания. Новости смотрели почти все, чуть похуже обстояли дела с книгами. Сидящий в кресле напротив знакомый – второй хирург Соломин, – чистил руками мандарины. Большое блюдо с ними стояло на пластиковом столике между двумя креслами. – Ты второй день уже только про кукол и читаешь, – добродушно заметил он, пачкая белый медицинский халат соком. – Угу, – рассеянно кивнул Заф. – Они интересно устроены. Большой запас прочности, все такое… – Ты гибрида купил? – Предложил Соломин, и увидев согласный кивок напарника, любопытно уточнил. – СИшку? Райо или Илиар? Rajio и Iliar поступили в продажу лишь месяц назад, и вокруг этих двух моделей все еще бушевали страсти и сохранялся ореол желанной новинки. Заф узнал об этих гибридах совершенно случайно из новостей и за уточнением обратился к Соне. Поворчав немного, девушка объяснила. Для Меги гибриды с комбинацией систем СИ-Горничная-Охранник с типовым экстерьером не были чем-то особенным. Райо и Илиар же создавали с внешностью элитных кукол, что и вызвало такой ажиотаж. Чайка бросил мимолетный взгляд на знакомого. – Купил. Талион, – врать знакомому не хотелось, но что-то помешало сказать настоящую модель Риса. Соломин наморщил лоб, пытаясь вспомнить характеристики модели. – Не слышал про такую… Новая или бэушка? А сколько систем можно поставить? – Две. Гибрид новый почти, просто списали из-за ошибки, – помедлив, ответил Заф. Историю про ожоги не хотелось поднимать. – Симпатичную? – Навострил уши второй хирург, позабыв про мандарин. – А размер груди какой? – Симпатичного, – осторожно поправил его Чайка. Соломин огорченно вздохнул, откинувшись в кресле. – С девушкой до брака я не могу спать, ты же знаешь. Меня так воспитали. – Кукла – не девушка, – Возмутился хирург, но вяло. Спорить с напарником не хотелось, а по предыдущему опыту Соломин знал, что Чайку переубедить невозможно. Заф замешкался, переваривая фразу напарника. Во фразе знакомого был второй смысл. Но вот какой именно – понять было довольно трудно. Да и само желание людей лезть в личную жизнь других Чайка искренне не понимал. Еще можно было понять Соню с ее постоянными пошлыми шуточками. Но посторонние люди, свято уверенные, что Заф приобрел себе куклу только для одного занятия – раздражали. – Скажем так – в навыке мытья посуды половая принадлежность играет последнюю роль, – наконец ответил он. Соломин засмеялся, едва не раздавив между пальцами очередную дольку мандарина. – А ты на форуме по тестированию кукол сидишь? – Нет. А надо? – Серьезно уточнил Заф. Его напарник снова захихикал, и вытирая пальцы о халат, потянулся к своему планшету. По мнению Соломина, колония, где вырос Чайка, была слишком консервативной и закрытой от остальной Вселенной. – Смотри. Это лучший форум из всех, что можешь найти по киборгам и гибридам. – Виртокно перелетело на планшет Зафа, замерцало. – Там и про питание для каждой модели, и технические характеристики, и крэш-тесты… Врач забросил в рот очередную дольку мандарина, и раскрыл одну из самых популярных тем на форуме. – А вот хит этого месяца! Ребята улучшили лицензионку от СИ-124 и поставили ее на военного гибрида из линейки Итанимов! – Поделился он еще одной ссылкой. – На настоящего, боевого, представляешь? Itanim тысяч пятнадцать стоить должен! А они не побоялись и его протестировали… Правда, эта кукла какая-то побитая, но тесты то по другим параметрам. А темненький – это Вран моего знакомого. Они тут, на Меге гибрида тестировали. Я хотел вживую увидеть, но тогда как раз моя смена была. А потом военную жестянку продали какому-то пузатому кошельку. Заф поднес к губам стаканчик с кофе, рассматривая видео на чужом планшете. Отхлебнул, не чувствуя ни вкуса, ни температуры жидкости. – Там прога совсем новая, два месяца только как выпустили. «Полное подчинение». Только мой знакомый говорил, что есть один недочет – программа самосохранения потом плохо работает. – Продолжал Соломин, азартно сбрасывая новые и новые ссылки на видео с тестированием гибрида. – Но это мелочи! Обрати внимание потом на это видео – тут наглядно показано, что эта модель только для жаркого климата подходит, а уже при минус трех начинает тормозить. Заф смотрел. Щелкал пальцами по виртокну, разворачивая видео. Гибрида обливают ледяной водой. Гибриду выкручивают руки и подвешивают на крюк. Гибрида бьют нейрохлыстом, станнером, железной трубой. Тест на растяжку. Итаним очень гибкий, но тяжелый мощный Вран с легкостью выкручивает гибриду руку. Тотальная проверка программы «Полное подчинение». Человек бьет киборга, стоящего перед ним на коленях. Тест на… – Заф! Заф! Ты чего? Хирург моргнул. Отвел взгляд от очередного видео, где наглядно показывалась работа новой программы. Посмотрел на скомканный в ладони пустой пластиковый стаканчик. – Прости. Кажется, я просто… – Увлекся? – Хитро улыбнулся Соломин, и потрепал напарника по плечу. – Дома досмотришь, у нас обеденный перерыв закончился уже пять минут назад. Заф рассеянно кивнул, выключая планшет. На всех видео боевой гибрид ItanimGiVar version.12 был с огромными ожогами на лице и на теле. И у него был короткий ежик медных волос. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 15 Для всех окружающих Заф был, есть, и похоже, останется странным чудаком.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 16 ======

*** Заф вернулся домой поздно. Почти перед самым окончанием рабочего дня привезли еще одного неудачливого любителя больших скоростей, и хирургу, вытянувшему короткую бумажку, пришлось задержаться. – Добрый вечер, хозяин, – раздалось из коридора, стоило хирургу открыть дверь. Гибрид стоял перед дверью в кухню, рассматривая стену за спиной Зафа. Чайка открыл рот, пошевелил губами. Слова не шли, не получалось издать ни звука. Вздохнув, хирург аккуратно повесил пальто на крючок. Из сумки пиликнул планшет, сообщая о новом пришедшем сообщении. Аккуратно обойдя Итанима, Заф ушел на кухню, рухнув на стул. От плиты пахло гарью, но смотреть, что именно натворил Рис, хирург не мог физически. Вытащив планшет, Заф открыл пришедшее сообщение. Оно оказалось от Соломина, с прикрепленным коротким видеороликом и ссылкой на скачивание новой программы. Заф нервно потянулся, пытаясь удалить сообщение, но промазал и включил видео, разворачивая его в полном размере и включая звук. На этот раз в кадр снова попала рука человека, держащая переходник. Камера сместилась, показывая двух гибридов. Итаним сидел на полу, безучастно таращась на ботинок второго киборга, который наступил ему на пальцы правой руки. В руках у Врана был короткий кусок металлической трубы. Темноволосая кукла пнула Итанима под ребра. Легкий гибрид перекатился по бетонному полу, не делая попыток сгруппироваться и уйти от второго пинка. И от третьего. Подчиняясь команде людей за кадром, Вран замахнулся трубой… Гибрид наконец среагировал. Зафа затрясло от едва сдерживаемых эмоций, и он остановил видео. С силой провел ладонями по вискам, глазам. Мотнул головой, пытаясь успокоиться. И встретился взглядом с гибридом, бесшумно вставшим у холодильника. – В моей базе данных имеется данное видео. Полная версия, – негромко сообщил Итаним. – Скопировать его в терминал и включить воспроизведение? Хирурга передернуло. Запись бьющегося на полу Итанима, казалось, отпечаталась внутри черепа, а истошный, дикий крик резонировал в воздухе, причиняя почти физическую боль. Заф медленно встал, приблизившись к гибриду. Оперся ладонями о стену по обе стороны от головы рыжего. При небольшом росте Итанима Чайка нависал над ним. – У тебя есть только это видео? – Выталкивая из себя слова, глухо спросил Чайка. Гибрид смотрел на него снизу вверх с воистину машинным спокойствием. – Восемнадцать. Часть их них продолжительностью до часа. Часть записана с внешних носителей типа портативной камеры. – Удали их. Все до единой, – приказал Заф. Итаним моргнул. – Выполнено. Данные видео были удалены из памяти. Хирург медленно выдохнул, рассматривая бледное лицо гибрида. Спрятал руки за спину. Отвернулся. – Прости, что сорвался на тебе. Я не думал, что… В общем, у меня дома так не принято, – похожим способом нас ловили, хотелось сказать хирургу, но он сдержался. Заф снова вздохнул, наконец посмотрев на плиту. Судя по всему, на ней пытались сжечь что-то, не используя сковородку. Других вариантов для равномерно закопченной плиты и стены рядом с ней у Чайки просто не было. Теперь Заф обратил внимание на запах гари. – Чем ты тут занимался? – Была произведена операция по приготовлению пищи, – мгновенно отозвался Рис. Заф открыл дверцу посудомоечной машины, вытащил чистую, но увы, абсолютно черную испорченную сковородку. Щелкнул ногтем по сгоревшему покрытию. – Знаешь, я, кажется, даже знать не хочу, что именно ты пытался приготовить, – задумчиво произнес хирург. Планшет снова запиликал, требуя к себе внимания. Но в этот раз это было не сообщение, а вызов. Звонил Егорович. Его круглые щеки дрожали, как желе, а весь вид говорил о важности звонка. – Зафик, прости, что отвлекаю! – Даже забыв поздороваться, что означало крайнюю степень волнения, Егорович промокнул лоб платком, и запыхтел. – Это дело просто жизни и смерти! Нужна твоя квалифицированная помощь! – Как врача? – Мгновенно подобрался Заф, продолжая сжимать в руках сковородку. – Я могу подъехать к клинике… Артур замахал толстыми руками, его круглое изображение заколыхалось. – Нельзя в клинику! – Жалобно воскликнул он. – Зафик, выручи! Тут у моего знакомого р… Работник пострадал! Пожалуйста, выручи! – Куда нужно ехать? – Хирургу не составило труда догадаться, что раз зовут его, то дело серьезное и не слишком «чистое». – Я уже отправил к тебе флайер! Минут через пять к тебе доберется! – Обрадованно сообщил Егорович, и замахал руками. Камера чуть сдвинулась, показывая кусок какого-то медицинского аппарата и красный ящик аптечки. – Тут все инструменты есть! И медикаменты, и приборы! Только квалифицированного врача не хватает! Это было уже что-то. Заф искренне не представлял, что смог бы сделать, имея на руках лишь свою уже порядком опустевшую аптечку. И ему очень хотелось отвлечься от увиденного. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 16 Я не смогла сдержать обещания и додать Рису молока с медом. Позор мне. Но я принесла главу не через 48 часов, а раньше.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 17 ======

*** Флайер был грузовым и обтрепанным, но на куски пока разваливаться не спешил. Заф уместился на заднее сидение, и теперь разглядывал проносящиеся бесконечные склады и ангары. Сидящий у его ног гибрид равнодушно пялился вперед, упакованный в новый серый комбез с оранжевыми отличительными знаками. На десятой минуте поездки хирург не выдержал и потянул Риса вверх, усадив рядом с собой. Для Чайки было неожиданностью узнать, что «стандартный гардероб» гражданского гибрида состоял из одного комбеза и одной пары ботинок. Индивидуальный же комплект одежды был абсолютно таким же во всех деталях и количестве, кроме цвета. Охранным гибридам полагалась черная форма с белыми маркерами, СИ – серая с оранжевыми. Одинаково синтетическая. Плохо рвущаяся, крепкая, надежная, с терморегуляцией, непромокаемая, немаркая – и искусственная чуть более чем полностью. Все остальное гибридам на Меге по закону просто не полагалось. Поэтому Зафу пришлось побегать, разыскивая футболки, трусы и носки. А так же нормальные штаны и дополнительный комплект постельного белья. Потому что одежда широкоплечего высокого хирурга висела на гибриде огромным бесформенным мешком. Удивительным было то, что на других планетах предметов, входящих в «стандартный гардероб» кукол было все же больше. Почему такие различия, Заф не понимал. Флайер остановился, и пилот первым выбрался из кабинки, с наслаждением достав сигарету и закурив. Давно дожидавшийся их у ворот одного из ангаров Егорович мячиком подкатился к Зафу. Позади Чайки встал неслышно выбравшийся из флайера гибрид. – Ну наконец-то! – Затараторил Артур, и подхватив хирурга под руку, потащил в сторону ангара. – Я уже тебя заждался! Маничка плачет, руки заламывает! Еле убедил, что только ты можешь помочь! – Кто такая Маничка? – Осторожно уточнил Заф. Одна из створок ангара качнулась, и две луны Меги – Арфа и Веспа, осветили невысокого лысого типчика. Тот был плосколиц, гладко выбрит, татуирован и облачен в жилет и штаны из синтетической кожи, идеально имитирующей настоящую. – А вот и Маничка! – Даже слишком радостно сообщил Артур. – Маничка, а вот Зафик! Врач с золотыми руками, про которого я тебе говорил! Типчик подвигал нижней челюстью, со смесью подозрения и отвращения разглядывая «Зафика». С учетом того, что лысый был на две головы ниже хирурга, попытка добавить во взгляд пренебрежение провалилась на корню. – Чего на пороге стоишь, как дебил? – Грубо поинтересовался Маничка, и посторонился, сильнее раскрывая одну из створок. – Пошли, а то там моя кукла сломается окончательно. Заф дал себя завести сначала в ангар, оказавшийся внутри забитый бесконечным количеством огромных контейнеров, а потом в один из них, по размеру не уступающий собственной квартире. Весь контейнер был уставлен медицинским оборудованием – едва окинув помещение взглядом, хирург насчитал три системы поддерживания жизнеобеспечения, две криокамеры, хирургический стол, беспорядочно разбросанные по всем горизонтальным поверхностям бинты, склянки с медицинскими препаратами и упаковки «оказания первой помощи». И только увидев на втором столе тело, затормозил, заставив остановиться и Артура. В голове щелкнуло, картинка сложилась. – Кукла? – Переспросил Заф. Егорович под его взглядом заюлил. – Ну Зафик, ты же понимаешь! У нас на Меге достать хорошего жестянщика просто невозможно! А такого, который бы еще и на IMT-Компани не работал – еще труднее! – Добавляя в голос жалобные нотки, воскликнул Артур. – Но я не занимаюсь лечением биороботов. – Как можно более спокойно произнес Чайка. Маничка запыхтел, постепенно покрываясь красными пятнами. – Что, струсил? – Проворчал он недовольно. – Небось, в своей клинике только и умеешь, что прыщи с задниц толстых клиенток убирать! – Это не так! – С жаром вступился за друга Артур, и покатился на Маничку. – Зафик свою куклу по кускам собрал, когда на него опора в ангаре рухнула и напополам его раздавила! Заф дернул уголком рта. Он предпочел бы, чтобы про этот эпизод из его врачебной практики знало как можно меньше людей. – Вот дерьмо! – Лысый раздраженно сплюнул, и пнул ногой пустую банку из под пива. Их в помещении было огромное количество. – Мне теперь гибрида покупать нового надо! А новые Юниты дохренища стоят! Аккуратно высвободив руку из цепкого захвата складовладельца, Заф подошел к медицинскому столу. Лежащий на нем гибрид открыл глаза, вспыхнувшие красными точками. Немигающе уставился на хирурга. Не делая больше никаких резких движений, Чайка осторожно осмотрел повреждения. При первом взгляде складывалось впечатление, что гибрида протаранило что-то вроде буровой установки. По крайней мере, рана на животе была безобразной, часть желудка лежала на столе рядом с биороботом. Возможно, позвоночник тоже был задет. Человек бы от таких повреждений умер бы если не сразу, то через пару минут. Гибрид же еще был жив, и судя по тому, как внимательно смотрел на него Рис – представлял для Зафа некоторую опасность. – Ну так? – Хмуро пробухтел Маничка, сложив руки на груди, и сверлил взглядом стену позади хирурга. – Починишь? Егорович скорчил умоляющее лицо и сложил руки в молитвенном жесте. Заф снова посмотрел на темноволосую куклу. – Я попробую. Но ничего не обещаю.


====== Часть 1. Гибрид. Глава 18 ======


Оставалось надеяться, что регенерация гибридов и их живучесть позволит пережить операцию в далеко не стерильных условиях. Совсем не стерильных. Скорее – абсолютно антисанитарных. Выставив из контейнера-комнаты Артура и Маничку, Заф напылил на руки латексные перчатки, и отпинав подальше от стола часть бутылок, чтобы о них не спотыкаться, принялся за работу. Оставшемуся в помещении Итаниму хирург поручил стоять у двери и контролировать, чтобы никто не подслушивал, не подглядывал, не подкрадывался и не отвлекал его от работы. Гибрид послушно переключился в боевой режим. Увидевший это Заф не сдержался, вздрогнув. Зрачки у Риса расширились до предела. По радужке по часовой стрелке пробежали красные точки. Неожиданно у Чайки возникла ассоциация с загрузкой программы на планшете. – Только умоляю, не надо никого убивать, – быстро опомнился Заф. – Просто предупреди, когда кто-то станет приближаться. – …Ладно, – с задержкой в полторы секунды ответил киборг. «Отключить боевой режим? Да\Нет» «Нет» Гибрид стоял лицом к двери, бесконечно сканируя помещение. Где-то в дальнем конце ангара, через пятнадцать контейнеров, копошились две живые точки – лысый Маничка и Егорович. По крыше контейнера шуршали какие-то мелкие паразиты, то ли крысы, то ли какие другие грызуны. «Сканирование помещения 20%...40%...65%» «Сканирование помещения завершено» «Обнаружено четыре живых объекта. Три человека, один гибрид Unit, личный номер 64880143…» «Ошибка. Четвертый объект являет хозяином. Четвертый объект не является человеком» «Повторить сканирование? Да\Нет» «Да» Итаним повернулся вправо на 60 градусов, теперь стоя к двери чуть боком. Это ничего не меняло за одним исключением – теперь он видел, чем хозяин занимается. Заф как раз закончил колоть обезболивающее. «Объект Заф Чайка является хозяином» «Объект Заф Чайка не является человеком» «Невозможно определить расовую принадлежность объекта. Недостаточно данных» Тихо попискивала система жизнеобеспечения, с шелестом заработал кислородный аппарат. Над головой равнодушно трещали блоки старых осветительных панелей. Осмотрев еще раз рану на животе гибрида, хирург вздохнул, взявшись за инструменты, и встал спиной к рыжему. И начал что-то негромко бормотать. Покопавшись в данных процессора, Итаним подобрал необходимое слово. «Петь» Заф Чайка что-то негромко пел, собирая черноволосого гибрида. Рис моргнул, переключаясь на инфракрасное зрение. Неслышно сделал пять шагов вперед. Теперь хозяин стоял к нему боком, и гибрид мог увидеть, что тот делает. Просканировав Юнита, Итаним убедился, что его состояние стабилизируется. Но как-то… Как-то не так. «Оценочное время для полной регенерации составляет более 290 часов и является нецелесообразным» Итаним посмотрел на руку боевого киборга. Глубокие бескровные царапины на ладони затягивались. «Скорость регенерации ускорена на 100%...120%...135%» «Оценочное время для полной регенерации составляет 160 часов» Заф замолчал, и скорость регенерации Юнита мгновенно пришла в норму. Теперь приборы не пищали, сообщая о критической ситуации. – Вот и славно, – устало произнес хирург. Итаним неслышно вернулся обратно к двери. – Рис, – тихо позвал Заф, и гибрид мгновенно развернулся, рассматривая широкую спину хозяина. – Когда домой вернемся, давай пиццу закажем? Напомни мне об этом, чтобы я не забыл. – Ладно, – Итаним посмотрел в затылок хозяину, и помедлив, чуть приподнял и опустил плечи. Этот жест он увидел в одной из передач, которую по вечерам после ужина смотрел Заф. *** – Ну? – Жадно вцепился в него Егорович, едва Заф выглянул из контейнера с новостью, что закончил. – Баранки гну! – Зло буркнул Маничка, и плечом отпихнув медноволосого гибрида, пробился в «операционную». – Собрал? Почему он не встал еще?! – Потому что он под наркозом и обезболивающим, – сухо сообщил Заф. – Вставать ему нельзя как минимум сутки. – Чегооо?! – Взорвался лысый, вновь покрываясь красными пятнами, и крутанувшись, начал наступать на Зафа. Чайка с легким недоумением смотрел на бритую макушку, которая не доставала ему даже до груди. – Именно того, – хирургу приходилось раньше встречаться с людьми такого типа, и специально для них у него имелись твердые холодные нотки в голосе. – Вашему гибриду нельзя вставать как минимум сутки. Как врач, я бы порекомендовал ему постельный режим и отдых где-то с неделю. А также обильное качественное питание. И сахар. – А жопу ему подтирать не надо? – С вызовом спросил Маничка. Артуру пришлось встать между ним и Чайкой, миролюбиво поднимая руки. – Маничка, ну не ругайся ты так! Зафик же дело говорит. Он же людей лечит, знает все нюансы. Где бы ты еще на Меге нашел такого талантливого врача, который жестянке спину и живот починит? – Добродушно прогудел складовладелец. Маничку это не сильно успокоило. – Это же боевой гибрид! Юнит! – Начал снова он заводиться. – А не кисейная барышня! Может, ему еще лебединых крылышек на обед дать?! – Будь ваш гибрид кисейной барышней, я бы рекомендовал два месяца постельного режима. – Заф наконец стянул с себя одноразовые перчатки, бросив их в бачок утилизатора. – Если вы его заставите встать в ближайшие сутки или лишите обильного питания, то он не восстановится. Маничка побагровел еще сильнее, но желание лезть в драку подрастерял. – И что же ему жрать тогда? – Грубо, но как-то растеряно уточнил он, снова покосившись на стол и лежащего там гибрида. – Двойную порцию брикетов? – Мясо. Картошку. Бульон. Что-то калорийное, свежее. Желательно меньше синтетики. Еще много воды и сахара, – перечислил Заф. – Можете добавить к этому корм, но основной упор на него не ставьте. Лысый запыхтел, попинал валяющийся на полу баллончик из-под антисептика, и вздохнул. – Черт с тобой! Сколько с меня? Заф оглянулся на лежащего на столе гибрида, прикрытого найденной в углу тряпкой. – Давайте вы оплатите мне дорогу домой и четыре пиццы, – наконец решил он. Маничка посмотрел на него подозрительно, а потом неуклюже растянул губы в кривой щербатой улыбке. Чайка подумал, что он похож на гнома. – А я думал, что ты мне сейчас счет в десять тысяч выставишь, – хмыкнул лысый, но как-то добродушно. – А ты прямо по-божески. Нимб не жмет, святоша? – Знаете, я передумал. Пять пицц, – мстительно добавил Заф, не удержавшись. – И две картошки фри. Я очень жадный. Егорович захихикал. Маничка показал в улыбке желтые крепкие зубы. *** – Вкусно? – Любопытно спросил Заф, сидя на полу в зале. Гибрид облизал испачканные в кетчупе пальцы, и принялся потрошить последнюю коробку с пиццей. Чайка разделил все по-честному – по две с половиной коробки каждому и по порции картошки фри. Маничка же добавил «за знакомство» упаковку пива в банках. – Уточните вопрос, – спокойно произнес Итаним, отправляя в рот кусок пиццы. – Ну вот смотри, – Заф понюхал открытую банку пива, но не рискнул пробовать, и подтянул к себе газировку. – На мой взгляд, пицца вкуснее корма, пусть во второй и есть все необходимые элементы для правильной работы. Итаним задумался, продолжая сосредоточенно жевать. – Вкусно, – наконец произнес он. – Но если сравнить картошку и корм, то картошка – тоже вкусная. Не хватает данных для анализа, чтобы решить, что именно более вкусное – картошка или пицца. – И картошка вкусная, и пицца, – Заф улыбнулся. – Множество продуктов нравятся, множество – нет. Потом все зависит еще и от способа приготовления. Выводить в абсолют один какой-то нет никакого смысла. – Ладно, – Кивнул гибрид, и внезапно повернул голову, посмотрев на открытую банку пива. – Бери и пей, если хочешь, – разрешил хирург. Все равно он вылил бы этот напиток в раковину. На улице была глубокая ночь, когда флайер привез их домой. За окном летали снежинки, на полную катушку было включено отопление в квартирах. На стене развернулось виртокно с каким-то дурацким человеческим фильмом. Заф улыбнулся снова, сидя на полу и упираясь затылком в диван. – Не могу определить. Недостаточно данных для анализа, чтобы решить, – произнес Итаним, в несколько глотков опустошив банку. После чего принялся разрывать ее пальцами – Ты что делаешь? – Хирург отвлекся от фильма, на который до этого смотрел вполглаза. Рис покорно замер, глядя перед собой. – Разрываю банку. – Зачем? – Извлечь остатки. Зафу внезапно стало тоскливо и грустно. Согнувшись, он подцепил пальцами надорванную упаковку, и подтянул поближе к гибриду. – Рис, если тебе понравилось, то просто открой себе еще банку, – негромко порекомендовал хирург. – Я не буду против, честно. Это и твое пиво тоже. Итаним перевел стеклянный взгляд с пива на лицо хозяина. – Почему? – Спросил он, но банку из упаковки быстро вытащил и открыл. – Потому что во-первых – ты мне помогал, – нравоучительно поднял вверх палец Заф, невольно вспомнив, что его учитель использовал этот же жест. – Следил, чтобы никто во время операции не вламывался и не шпионил. А во-вторых – потому что мы семья. – Киборг не может вступить в официальный и неофициальный брак, потому что… – Привычно начал рыжий. – Опять? – Вздохнул хирург устало. Порой казалось, что гибрида на этой фразе заедало. – По законам лае, тот, в чьих жилах течет более пятидесяти процентов нашей крови – является лае, и наделяется теми же правами, что и чистокровные. – Процитировал он по памяти один из законов. Конечно, это было немного жульничество – потому что остальные тоже должны были принять полукровку. – И потом, семья – это не только пара. Но и братья, и дети, и все остальные… Итаним замер, прихлебывая пиво. Потом аккуратно поставил опустевшую банку на пол рядом с первой, надорванной. – Я киборг, и я не могу быть причислен к… – И что? – Заунывно спросил Заф, и рассмеялся. – Да какая разница, к чему ты можешь и не можешь быть причислен? Главное ведь, что ты сам по этому поводу считаешь! Понимаешь? – Недостаточно информации для анализа, – выдал гибрид. Заф вздохнул снова, и поднялся на ноги. – Ладно, не обращай внимания на все это, – махнул он рукой. Соня права. «Умная техника» не понимает таких аспектов. А те слова Итанима в ангаре был просто результатом действий дурацкой программы. Хирург мгновенно помрачнел. – Знаешь, насчет тех видео, что ты удалил. Я обещаю, что никогда не стану тебя тестировать. Или проверять работоспособность. Или делать что-либо из того, что было в тех роликах, – твердо произнес он. Итаним склонил голову к плечу, скопировав увиденный от Зафа жест. – Ладно, – наконец произнес он. – Иди в душ, – посоветовал Чайка. – Я сам все уберу. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 18 Был маленький перерыв, миль пардон. Дроздов в отпуске.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 19 ======

*** Разжав пальцы, Рис упал на спину. Металлический шест уткнулся в снег рядом с его головой. – Нет, ты поддаешься, – миролюбиво произнес Заф, и протянул руку, поднимая гибрида на ноги. – Я не избивать тебя хочу, а тренироваться. Итаним подобрал свой шест и снова встал в нужную стойку. А через тридцать секунд опять оказался на снегу. – Рис! – Начал понемногу возмущаться хирург. Тренировка все больше походила на избиение несчастного гибрида. – Да не бойся ты меня стукнуть! «Активировать боевой режим? Да\Нет» «Да» Через семь минут в снегу оказался уже сам Заф. Итаним замер с занесенным шестом. Закончи он это движение, хозяину снесло бы голову. Побарахтавшись, хирург сел, держась ладонью за отбитый бок. Палка в руках гибрида едва не проломила ему нижние ребра с левой стороны. Вопреки ожиданиям Риса, хозяин не бросился его избивать. И даже не матерился. Посидев еще секунд двадцать в снегу, Заф поднялся, снова взяв в руки свой шест. – Ты хороший боец, – сообщил он, и улыбнулся, становясь в защитную стойку. – Давай еще разок. Хозяин все же был… Странным. Стоило гибриду во время походов в магазин остановить взгляд на любом продукте дольше, чем на пять секунд, Заф это замечал. – Возьмем? – Спрашивал он каждый раз. Итаним не отвечал и не реагировал, но упаковка все равно оказывалась в корзине. Гибрид быстро выучил взаимосвязь между этими двумя действиями, постоянно «подвисая» на разнообразных вещах, обладающих яркими упаковками. А еще вкусных. Рис понял, почему люди едят несбалансированную пищу. Теперь еда делилась у него не только на «высоко» и «низко» энергетическую, но и на «вкусную» и «не вкусную». Невкусной пока что были пищевые брикеты и корм из линейки для умной техники. Все остальное было вкусным. И вкусным. И очень вкусным. Это было ценное знание. Хозяин обращался с ним хорошо – даже лучше, чем с ценным оборудованием. Наверное, считал что гибрид – это собака. Итаним видел по фильмам, что состоятельные люди заводили себе «питомцев». Ухаживали за ними. Тренировали. Кормили. Давали клички, и не только состоящие из цифр и букв, а почти как настоящие имена. Шарик. Бублик. Рекс. Хозяин называл его Рисом. Или Рыжиком. У гибрида был свой диван в зале, на котором он спал, полочка в шкафу с одеждой в спальне, личные гигиенические принадлежности. С настоящей одеждой, которую носили люди. Он мог брать из холодильника все, что пожелает, и есть это. Он мог пользоваться терминалом и планшетом. Для боевого гибрида, которому, по правилам эксплуатации, выдавался один комбез лишь в случае полного прихода в негодность предыдущего, это было… Непонятно. Собакам было запрещено открывать холодильник и брать любую понравившуюся пищу для восполнения собственного уровня энергии. В фильмах это тоже показывалось, как и последующие недовольные возгласы хозяев, заставших «питомца» за поеданием индейки. А еще хозяин его не бил и не тестировал, хотя гибрид делал множество ошибок. Итаним тщательно готовил чай, используя заварку из мусорного контейнера. Жег сковородки в отсутствие владельца дома. Коптил потолок кухни. Открывал работающую стиральную машинку, заливая соседей снизу. Бил посуду. Опустошал холодильник, не оставляя ничего съестного. Когда хозяин садился на диван, то гибрид укладывался рядом именно так, чтобы наставить тому синяков. Однажды Рис, не получив уточнения, сколько именно минут нужно отвести на вечерние водные процедуры, занял ванную на два часа, еще и все полотенца намочив. Тогда он был уверен на 97 процентов, что хозяин ему врежет. Заф только вздыхал. Платил за ремонт потолка соседям, покупал новые столовые приборы, тащился посреди ночи в магазин. Молчаливо терпел, когда гибрид «случайно» отдавливал ему ноги. В фильмах, просмотренных в отсутствие хозяина, за любое из этих действий люди и животные получали крики в девяноста трех процентах, и некритические внешние повреждения в девяти процентах. Хозяин лишь вздыхал, в сотый раз пытаясь «объяснить». – Для чая нужно брать свежую заварку, – говорил Заф. Гибрид послушно пялился на него, а потом снова доставал заварку из мусорки. Она же теплая еще, плесенью не покрылась. Значит, свежая – было записано в программе. Итаним считал так же. И не понимал, почему нельзя дважды использовать один и тот же заварочный пакетик. Хирург же обладал стальной выдержкой и железными нервами. Единственное, чего добился гибрид, однажды едва не подпалив квартиру – несколько крепких словечек, и то обращенных не к нему. Закончив утреннюю тренировку, хозяин щелкнул пальцем по шесту. Тот зазвенел, съеживаясь, и свернулся в аккуратную тонкую трубку, не длиннее ручки для письма. – Давай где-нибудь в кафешке позавтракаем? – Предложил Заф, набрасывая на плечи легкую куртку. Гибрид молча передал ему свой шест, выйдя из боевого режима. Иногда хозяин отказывался следовать законам Меги. Так, под серым комбезом у Итанима было надето и белье, и футболка с джинсами, и носки. А еще, добираясь до места тренировки, хозяин приказывал гибриду надеть на комбез еще и куртку. Они тренировались в парке, не слишком далеко от дома. Сначала хозяин долго бегал, проваливаясь в снегу по колено, потом отжимался, разминался. После этого вручал гибриду оружие и предлагал напасть на него. Оказавшись в первый раз с шестом в руке, Рис решил, что его будут использовать как тренажер для оттачивания ударов. Но Заф хотел, чтобы гибрид ему не поддавался, а сам нападал. И не злился, проигрывая Итаниму. Рис же про себя отмечал время каждого боя. – Когда я в приюте с братьями жил, там однажды такой же снег выпал, – поделился воспоминанием Заф. Гибрид шел сзади, держась за его правым плечом, – а воспитательница нас всех на улицу выгнала, и сказала, чтобы мы играли на крыльце. По расписанию у нас должен был быть «свободный день». Мы тогда друг к дружке жались, как птенцы. Ирина, как самого младшего, в самом центре посадили. Он один не заболел. А я и пятеро моих братьев бронхитом потом месяц болели. – Он помолчал, продолжая прокладывать дорогу по заснеженному парку. – А весной нас нашел отец, и всех забрал домой. Карм тогда боялся, что заберут не всех, и плакал, умоляя отца оставить его в приюте, но взять младших. Итаним молчал, следуя за ним. Заф порой рассказывал ему истории о себе, о своей работе, о детстве. Рыжий внимательно слушал, не понимая, зачем ему такая запутанная информация. – Блин. – Выбравшись из парка и найдя открытую в такую рань кафешку, Заф огорчился. На двери заведения светилась наклейка, запрещающая проход внутрь со своей едой, собаками, андроидами и куклами любой модели и конфигурации. Оглянувшись на гибрида, хирург нахмурился. Итаним безразлично таращился перед собой, сохраняя на лице вежливый интерес робота. – Пошли вдвоем. – Оглядев его, решил хозяин. – С куклами запрещено, – на всякий случай сообщил Рыжик. – Я кукла. Я гибрид. Заф посмотрел по сторонам, но кроме них никого на улицах в этот час еще не было. – На тебе поверх комбеза куртка, – заговорщицки понизив голос, сказал он, и потянул гибрида за рукав. – А маркеры нашиты на спине, груди и рукавах. Просто не снимай куртку, и никто не догадается. – Вас оштрафуют, – еще более равнодушно предупредил гибрид. Хозяин пожал плечами. – Штраф за нарушение указанного правила – тридцать восемь кредитов. – Я не могу оставить тебя на улице и спокойно завтракать. «99% правды» – Пошли. – Продолжил тянуть Заф, и рыжий поддался. – Возьмем тебе что-нибудь вкусное. На двери не было сканера, чтобы сразу же выдать гибрида, поэтому Итаним с хозяином беспрепятственно прошли внутрь и заняли один из столиков у окна. В такую рань заведение было почти полностью пустым – лишь в дальнем углу за столиком сидел хмурый парень и наворачивал овсянку. – Веди себя раскованней, – шепнул Заф, и повернулся к подошедшей официантке, мягко ей улыбаясь. Рыжий изобразил самое «раскованное» выражение лица, которое только можно было обнаружить в памяти процессора, когда перед ним положили пластиковый буклет с меню. Официантка посмотрела на него подозрительно, и повернулась к хирургу. – Знаете, у нас на входе висит табличка… – осторожно протянула она, боясь ошибиться. Вдруг второй не робот, а просто больной? – Ну что вы! – Добродушно улыбнулся Заф, смотря девушке в глаза. – Конечно, я большой и мощный, но я всего лишь в детстве много кушал. Неужели вы решили, что я киборг? Официантка зарделась. Такие красивые и приятные посетители, как этот блондин, заглядывали в ее смену редко. – Ваш знакомый просто странно выглядит… – Нашла девушка в себе силы высказать подозрения. В прошлый раз, когда в кафе зашел гибрид, владелец заведения влепил всему персоналу огромные штрафы. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Это заведение для людей, а не для техники. Заф уставился на гибрида. Итаним перевел на него взгляд, ожидая прказа. Возможно, он выбрал не самое удачное «раскованное» выражение лица для данного случая. Хозяина оштрафуют, если узнают, что он нарушил закон. А хозяин отыграется на нем. Изобьет? Разберет? От него чего-то ждали. Но никаких приказов не отдавали. А совершенно посторонний объект не был уверен в том, что на стуле рядом с хозяином сидит гибрид. Моргнув, Итаним опустил взгляд, привлеченный ярким предметом на столе. Потом сменил выражение лица на нейтральное и аккуратно подвинул поближе к себе солонку. Она была выполнена в виде белого кубика, с яркими точками на гранях. Развернув солонку другим боком, Рис убедился, что количество точек на каждой грани разное. – Да мы с тренировки, – снова отвлек внимание на себя Заф, и показательно зевнул. Девушка невольно подхватила его жест, и снова покосилась на гибрида. Рыжий прикрыл ладонью рот, тоже зевая. При этом он продолжал рассматривать солонку как что-то очень интересное. Про зевание Итаним узнал в одном из фильмов. Там мир захватили неизвестные инопланетные организмы и вселялись в людей, съедая у них мозг. Отличить их от живых людей можно было при помощи ультрафиолетовых ламп и собак. В одном моменте трое выживших прятались в пещере и по очереди зевали. Рис потом на всякий случай поискал в сети и убедился – такие странные инопланетяне были упомянуты только в этом фильме. Жестянки не зевают – ясно читалось на лице официантки, и она окончательно успокоилась. Перед ней не робот, а значит, штрафов не будет. Обменявшись с девушкой еще парой ничего не значащих, но весьма приятных фраз, Заф заказал себе овсянку и кофе с молоком. Рыжему хирург выбрал горячий шоколад с миндалем, взбитыми сливками, медом и клубникой. Когда официантка отошла, Заф улыбнулся, радуясь сообразительности Рыжика. – Ты молодец, – тихо похвалил он гибрида. Тот ответил ему стеклянным взглядом самой правильной машины на Меге. Итаним действовал не по приказу. Это значило лишь одно. «Сканирование закончено» «Отклонение реакции процессора от стандартного – 15,9%» «Рекомендация от системы ItanimGiVar version.12: немедленно сообщить владельцу о превышении отклонения реакции процессора от стандартных» Он окончательно сломался. Когда хозяин узнает об этом, гибрида отправят либо в утилизатор, либо в лабораторию, где разберут на части. Разберут. «Стереть результаты последнего сканирования? Да/Нет» «Да» «Процесс стирания завершен успешно» Разберут. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 19 Плохо быть ИИ. Еще хуже быть ИИ боевого типа. Отвратительно быть ИИ боевого типа, которого списали и отправили на гражданку. Ну, а если ты рыжий, а твой хозяин – дибил...

====== Часть 1. Гибрид. Глава 20 ======

*** – Рыжий! – Устало вздохнул Заф, и потряс руками. – Ну вот что ты наделал? Рис добросовестно просканировал кухню. Даже головой повертел. – Была произведена уборка вверенной мне территории, – отчитался он. – Дурак, – убито буркнул Заф, и рухнул на стул. – Я же попросил, чтобы ты присмотрел! Просто присмотрел, чтобы ничего не произошло! Чтобы коржи не потекли! Пользуясь тем, что хозяин на него не смотрит, Итаним облизнул губы. Коржи, похожие на желтые большие блины, он съел, а всю будущую прослойку между ними оперативно «уничтожил», не отходя от холодильника. Чайка с тоской посмотрел на пустую миску. Сладкий крем, над которым он бился все утро, бесследно исчез. И миска была будто вылизана. А Заф ведь только отошел на двадцать минут поговорить по планшету! – Как в тебя все это влезло? В одном креме десять яиц, и сливки… – снова вздохнул хирург. Праздник определенно проваливался, еще даже не начавшись. Все произошло в один вечер. Едва Заф вернулся с работы, ему позвонила Соня и голосом, не терпящим никаких возражений, уведомила, что хирург просто обязан испечь торт и поставить елку. – Если я заеду к тебе в гости в этот важный день и не увижу праздника – покусаю! – Вместо прощания сообщила девушка, и отключилась. Заф добросовестно прошерстил сеть, и нашел причину, по которой Соня решила его проведать. Новый Год. Пожав плечами, хирург нашел рецепт торта, закупился продуктами и с самого утра принялся готовить. Гибрид снова не ответил. Крем был определенно вкуснее коржей. А запрета брать именно эти продукты из холодильника Итаним не получал. Вот и воспользовался возникшей ситуацией. Все равно тут будет гостья хозяина, и ему ничего не достанется. В фильмах куклы во время приема гостей ничего не ели – Рис внимательно смотрел. Каждое десятое число второго месяца года вся умная техника IMT-Компани должна была пройти обязательный техосмотр с полным сканированием. Время гибрида заканчивалось. Еще немного помедитировав на пустую посуду, Заф взял себя в руки. – Будто ты мне назло это делаешь, – негромко буркнул он. Обижаться на гибрида было бесполезно. И главное – Рису словно кто-то поставил кучу неправильных программ, и он все делал наоборот. Выбросил привезенный Егоровичом весь корм, хотя Заф попросил «убрать его куда-нибудь на кухню». Разломал треснувшую чашку на сто двадцать восемь крошечных кусочков, чтобы потом добросовестно попытаться ее склеить. Залил один из своих комбезов смесью отбеливателей, и долго рассматривал, как синтетическая материя медленно истончается, не выдержав такой жесткой помывки. Заф объяснял. Заф ворчал. Ругался. Ничего не помогало. В лучшем случае Итаним молча пялился ему в лицо. В худшем – включал программу самообучения и начинал уточнять тысячи мелких деталей, которые ему не рекомендуется выполнять. От этого Заф психовал еще больше, и, в конце концов, отправлял гибрида в другую комнату, вручая ему либо планшет, либо печенье. В один из вечеров Чайке показалось, что гибрид методично доводит его до белого каления. Заф ненавидел слово «хозяин» – Рис успешно применял его по тридцать раз на дню, отговариваясь сбоем в программе. Заф не любил говорить про IMT-Компани – гибрид сообщал об этом около десяти раз в неделю, на все возмущения хирурга о его работоспособности и непонятливости предлагая утилизировать «техническую единицу». А когда Итаним посреди ночи заявился в спальню, растолкав хирурга и попытался «запустить обновленную версию» СИ – Заф не смог сдержаться, вытолкав Риса из спальни и придав ему ускорение подушкой. Итаним был боевым гибридом и не располагал информацией о том, как живут люди на «мирных планетах». Некоторые вещи были необъяснимыми. «Сканирование закончено» «Отклонение реакции процессора от стандартного – 19,9%» Никаких повреждений у Итанима не было, но процент отклонений увеличивался с каждым днем. И с каждым часом приближался момент, когда хозяину на почту пришлют письмо с рекомендацией привести свою технику на обязательный техосмотр. На утилизацию. На опыты в лаборатории. Заберут у хозяина. Гибрид силился понять, как живет хозяин. Как он реагирует. Как отдает приказы. Как злится. Пока у него было время. Пока Итаним не попал в лабораторию. – Уточните значение термина «назло», – будто поджидая, спросил гибрид. Заф застонал. – Это когда ты совершаешь поступок, от которого я бешусь и взрываюсь! Итаним подошел ближе и протянул руку, потрогав хозяина за плечо. – Данные вашего сканирования сообщают, что у вас повышено давление и учащено сердцебиение. В вашем организме отсутствуют взрывчатые вещества и датчики, ответственные за детонацию. – Ровно сообщил Рис. Хирург взвыл, и открыв холодильник, вручил гибриду банку с йогуртом. – Иди в зал. Ешь и думай над своим поведением, – повторил он услышанную когда-то от старшего брата фразу. Для робота фраза «думай над своим поведением» ничего не значила, и произнеся ее, Заф ощутил себя еще большим идиотом. Тщательный осмотр холодильника привел к выводу, что на новую порцию крема не хватает еще восьми яиц. Убедившись в сотый раз, что мясо в духовке еще не готово, Заф с тяжелым сердцем позвал Итанима. – Сейчас я пойду в магазин. Поручаю тебе важное задание – выключи духовку, когда начнет пикать таймер. – Понимая, что это не слишком хорошая идея, произнес хирург. – Таймер вот тут. Температуру не менять, содержимое духовки не есть. Ничего не переворачивать, не мыть, не убирать. Понятно? – Да. Оставалось надеяться, что гибрид не сбойнет (как с кремом для торта), и что в магазине не будет бесконечной толпы. И что самого Зафа не заметет снегом по дороге. Температура на улице в последнюю неделю опустилась ниже минус пятнадцати, и Чайка ходил на тренировку один, оставляя Риса дома. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 20 Заф еще не знает, КАК ОН ОШИБАЕТСЯ.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 21 ======

*** Итаним облизал ложку, после чего отправил баночку из-под йогурта в мусорку. Покосился на духовку. Хозяин выдал достаточно четкое задание, которое рыжему никак не удавалось обойти. Мясо вкусно пахло, когда он открывал дверцу. Нет, гибрид не был голодным – плотный завтрак, а потом «уничтожение» коржей и крема способствовали тому, чтобы не ощущать недостатка энергии. Но потом шанса попробовать «мясной рулет с черносливом» просто не было. Запиликал стандартной мелодией планшет, и скосив на него взгляд, гибрид принял вызов. – Все в порядке? – Обеспокоенно уточнил Заф. Судя по бесконечным полкам за ним, хозяин все еще не выбрался из магазина. Рыжик отчитался, после чего перевел видео на духовку. До пиликанья таймера оставалось еще несколько минут. – Хорошо, – кивнул хирург, и взяв с полки банку со сгущенкой, положил в корзину. – Мне осталось только расплатиться и забрать елку, а то с ней в магазин не… Что именно не делают в магазине с елкой, гибрид не узнал. Видео мигнуло и схлопнулось, оставив после себя полторы секунды серых шумов. Пожав плечами, Рис отбросил волосы с лица и немигающим взглядом уставился на духовку. Идей, как обойти приказ, все еще не было. Когда запищал таймер, гибрид выключил духовку, и открыл дверцу. Запах мяса мгновенно разошелся по всей кухне. Послонявшись еще полчаса по квартире, Рыжик включил второй планшет. Он мог подключиться удаленно, но выяснив, что хозяин не контролирует количество включений, рискнул воспользоваться им вручную. Новых обновлений на СИ не было, зато поступили новости о поступлении в продажу новой серии Mellinar, относящихся к классу «люкс». Гибрид внимательно просмотрел технические характеристики, потом варианты экстерьера. Люксовые куклы делались с внешностью на заказ, и можно было проработать все до мельчайшей детали, включая родинки. Больше ничего важного не было. Только множество статей, относящихся к интригам звезд галактических масштабов. По запросу «лае» снова ничего не нашлось. Гибрид все равно стер историю посещения, и обновил ленту новостей. На самой верхней строчке засветилась желтым коротенькая заметка, добавленная меньше трех минут назад. «Взрыв в галамаркете «Девяточка» на Меге. Есть жертвы. Причины взрыва уточняются. Предположительно – теракт». К заметке прилагалась небольшая, явно впопыхах сделанная фотография, демонстрирующая оторванную взрывной волной вывеску, разлетевшуюся на отдельные части и лежащую на снегу. Итаним моргнул, анализируя варианты дальнейших действий. *** Планшет сообщил, что данный номер временно недоступен. Гибрид вычеркнул из списка действий пункт «позвонить хозяину и сообщить, что мясо готово». Через двадцать три минуты в инфранете появился репортаж с места событий. Насчитывалось уже тридцать пять жертв, и их число неуклонно росло. Галамаркет «Девяточка» расположенный недалеко от космопорта, был ближе всего к дому Зафа. Вероятность, что хозяин отправился в этот магазин, составила 98%. Заф всегда ходил в «Девяточку», когда брал с собой Рыжего. Гибрид принялся просчитывать свои дальнейшие действия. Биоробот, оставшийся без хозяина, должен был прийти в ближайший филиал IMT-Компани, для тестирования, форматирования и либо дальнейшего использования, либо для утилизации. Но формально «хозяин» был жив. Процессор записал его отсутствие как «поход в магазин». Нужен или труп, или документальное свидетельство, чтобы заработала подпрограмма. Завалы будут разбирать несколько часов. Шансы хозяина выжить во время взрыва колебались – не хватало точных данных. У Зафа должны быть при себе документы, сообщающие о наличии биоробота. Значит, за Итанимом придут. В запасе у него есть два, максимум три дня. При первом же сканировании с терминала станет известно о проценте отклонений, превышающем все стандарты. Утилизатор или лаборатория. Итаним ушел в спальню. Сняв и убрав в шкаф на свою полочку домашнюю одежду, вытащил серый комбез с оранжевыми нашивками. Если его остановят на улице в человеческом костюме, то на имя хозяина придет штраф. Отключив планшет, гибрид положил в карман запасной ключ от квартиры, и выскочил за дверь. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 21 Утром фикбук был недоступен, так что выкладываю сейчас.

ПОНЕСЛАСЬ!

====== Часть 1. Гибрид. Глава 22 ======

*** На месте «Девяточки» располагались еще слабо дымящиеся руины. Оцепив территорию, кольцом стояли флайеры медицинской помощи, полиции и пожарников. Чуть поодаль колыхалась толпа зевак и журналистов, волной набегая на любого представителя правопорядка, отдалившегося от флайеров дальше чем на два метра. Завалы разбирала техника и наспех собранные волонтерские куклы. Итаним обошел толпу и попытался проникнуть через ограждение – пластиковую полоску, растянутую между флайерами. – А ну стой! – крикнул молодой, коротко стриженный полицейский с красными от холода ушами, выхватив свой жетон и помахав им перед глазами у гибрида. До этого он бегал в толпе, разыскивая еще не привлеченных к спасательной операции гражданских кукол, и издалека заметил фигурку в сером комбезе с оранжевыми маркерами. – Пошел вытаскивать людей из-под завалов! Хозяину передашь потом, что он мудак, раз помогать спасать людей не хочет! «Представитель правопорядка получает расширенные права» Вопроса «Да/Нет?» от процессора не последовало. – Приказ принят. Рис проскользнул под пластиковой полоской заграждения, присоединившись к остальным киборгам. Поиски затягивались. Все осложнялось еще и погодными условиями – зима на Меге была холодной и очень снежной. Через два часа после присоединения Итанима к разбору завалов температура упала ниже минус двадцати. Толпа зевак понемногу рассосалась. Многие вспомнили, что скоро Новый Год, многих погнал домой холод и только усиливающийся снегопад. Журналисты отсняли необходимые материалы и упаковав оборудование, свалили в свои теплые офисы. Полицейские и врачи предпочли отсиживаться во флайерах, выскакивая лишь когда куклы вытаскивали из-под обломков очередное тело. Через четыре часа начало темнеть. Тепловых точек под развалинами галамаркета становилось все меньше. И не только под обломками. Оттащив металлическую балку в сторону, лицом в снег упал темноволосый Rajio мужской модели. Подошел один из полицейских, ботинком перевернул гибрида. Поднес руки в перчатках к собственному лицу, подышал, согревая коченеющие пальцы. Пнул биоробота. – Минус один. – Глухо сообщил он в комм. Итаним покосился на лежащего гибрида. Тот еще функционировал. Но человек развернулся и ушел обратно во флайер, оставляя куклу замерзать на холоде. Одна из тепловых точек под обломками стен исчезла, и гибриды двинулись дальше, разбирая следующий завал. Под ней были пять все еще живых объектов. Вторым упал старый пятнадцатилетний Vran, одетый в дешевый синтетический комбез без терморегуляции. Начало темнеть, и мороз усилился, понизив температуру до минус двадцати четырех. Снег валил, хлопьями оседая на киборгах, на обломках галамаркета, на флайерах. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 22 Примечание от Сони Адлер. Благодаря комбезу с терморегуляцией гибрид модели Итаним способен функционировать без потери рабочих качеств максимум 7 часов при температуре ниже минус двадцати. При температуре ниже минус тридцати Итаним без комбеза проработает сорок минут. В комбезе – два с половиной часа. Давайте же помолимся, чтобы температура не упала еще ниже.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 23 ======

*** Часть потолка упала прямо на стеллажи, зацепив несущую балку и встав под углом. В образовавшемся крошечном «шалашике» жались друг к другу выжившие – женщина с ребенком, парень и пожилая дама. Еще один человек сидел, привалившись плечом к куску перекрытия. Трое гибридов-тяжеловесов оттащили часть обломков, и в образовавшуюся щель хлынул неоновый свет гравифонарей, разбросанных над всем разрушенным галамаркетом. Итаним присел, руками разогнув кусок металлической полки, увеличивая дыру. Первым вытащили ребенка с женщиной. Потом выбрался парень. С трудом, едва не застряв, вылезла полная дама. В темноте было уже невозможно ничего разобрать, и рыжий включил инфракрасное зрение. Под плитой оставался еще один объект. Датчики гибрида сообщали, что с ним все в порядке – давление, температура и сердцебиение в норме, как и полагается взрослому сильному человеческому представителю мужского пола. Забравшись через дыру внутрь «шалашика», Итаним увидел своего хозяина. Едва гибрид вытащил Зафа, как плита, под которой еще минуту назад находились выжившие, со скрежетом провалилась вниз. Подбежавшие медики кутали спасенных людей и помогали дойти до спасательных флайеров. – Со мной все в порядке, – слабо засопротивлялся Чайка, когда подбежавший врач набросил ему на плечи термоплед и ткнул в плечо медицинским сканером. Под завалами больше не было живых, поэтому полицейские еще раз просканировали руины, после чего приказали «волонтерским» куклам отправляться к своим полноправным хозяевам. Пройдя несколько шагов, один из гибридов споткнулся и упал. – Четвертый гражданский, – почесал нос коп. – Выплачивай их владельцам потом бабло за использование… Итаним, покачнувшись, встал за хозяйской спиной. Заф заторможено покосился на него, потом перевел взгляд на усердно крутившегося рядом с собой врача. – Со мной все в порядке, правда. Я не поеду в больницу, – спокойно произнес Заф. Снег продолжал падать, и на плечах хирурга появились белые шапки. – Откуда вы знаете, что с вами все в порядке? – возмутился медик. Становилось все холоднее, и торчать на морозе, пререкаясь с пострадавшим, мужчине не хотелось. – Вы более пяти часов провели под обломками! У вас как минимум обморожение! Но медицинский сканер не показывал ни переохлаждения, ни каких бы то ни было недомоганий. Немного посовещавшись и заставив Зафа подписать отказ от оказания медицинской помощи, врачи отпустили его домой. Один из полицейских предложил довезти Чайку до дома. Гибрид забрался на заднее сидение флайера, привалившись спиной к ногам хозяина. *** Едва оказавшись в квартире, Заф привалился плечом к закрывшейся двери, враз растеряв спокойствие и уверенность. Постояв так пару секунд, с усилием принялся выпутываться из плаща. Итаним просканировал состояние хозяина – теперь показатели скакали, показывая слабое кровотечение и переохлаждение. – Запоминающийся Новый Год… – повесив плащ на вешалку, Чайка оглянулся на гибрида. Рис заторможено моргал, уставившись в пространство перед собой. Замерзшие короткие прядки на голове превратились в сосульки. Охнув, Заф протянул руки, коснувшись ладоней гибрида. Бледная кожа была ледяной. – Сильно замерз? Итаним медленно, как разрядившийся андроид, склонил голову набок. – Да. Вам необходима квалифицированная медицинская помощь, – с заминкой произнес гибрид. Информация от рецепторов поступала неудовлетворительная, сообщая о критическом переохлаждении и обморожении средней степени. Температура тела упала до 31 с половиной градуса, а система выдавала сообщения о приближающемся отказе биологической части процессора. – Это тебе нужна! – возмутился хирург, тыльной стороной ладони мазнув по собственному лицу. Развернув гибрида, Заф легонько подпихнул его дальше по коридору. – Быстро в душ! Гибрид кивнул, и отправился выполнять приказ. Заф пошатнулся, и придерживаясь рукой за стену, отправился на кухню. Посмотрел бездумным взглядом на остывшее подсохшее мясо в открытой духовке. Щелкнул кнопкой на чайнике. И только потом снял кофту, повесив ее на спинку ближайшего стула. Один из кусков арматуры задел участок между спиной и шеей, проткнув одежду и впившись в кожу. Положив ладонь на рану, хирург прикрыл глаза и с медленно сел. Обмануть диагност у врача было нетрудно. Рана была неглубокой и неопасной, вот только арматура немного задела трапециевидные мышцы и крошечную пластинку датчика. Посверлив взглядом холодильник, Заф наспех промыл плечо водой из крана. Из ванной доносился равномерный шум льющейся воды. Итаним стоял под душем прямо в комбезе и в ботинках, опираясь плечом о кафельную стенку. На звук открывшейся двери он только дернул головой. Горячие брызги разлетались по всей ванной. – Разделся бы хоть, – вздохнул Заф. После первого мытья прямо в одежде Итаним больше не залезал под воду одетым. Гибрид зашевелился, потянувшись к молнии. – Давай помогу. Несмотря на горячую воду, кожа у Риса оставалась ледяной. Сходив в комнату, Чайка принес пижамные штаны, футболку и теплые носки. Вытерев гибрида насухо, помог одеться. – А теперь иди в спальню и ложись под одеяло. Рис молча кивнул, развернулся к двери и рухнул лицом вниз, даже не выставив перед собой руки. Заф в последнюю секунду успел схватить его за плечо, не дав гибриду разбить себе лицо. – Часть имплантов отключена, – глухо сообщил Итаним, когда Заф развернул его. – Критический недостаток энергии вследствие переохлаждения. Аварийные резервы отключены. – Что ты раньше не сказал?! – возмутился хирург, и просунув вторую руку под колени гибриду, поднял его на руки. – Вы не задавали вопрос, – негромко ответил Итаним. Уложив его на кровать в спальне и накрыв одеялом, Заф сходил на кухню. Вернулся он с мясом, которое успел разогреть в микроволновке, и с кружкой, вровень с краями заполненной горячим молоком. Локтем он прижимал к себе банку с медом. – Балбес, – проворчал хирург, приподняв гибриду голову и поднеся к губам кружку. – Надо всегда говорить об этом. Рис сделал один глоток, второй. Перевел взгляд на хозяина. – Вы пострадали. Повреждениями продукции IMT-Компани можно пренебречь. – Пей давай, дуралей. Твоими повреждениями нельзя пренебрегать, – вздохнул Заф. Рыжик посмотрел на кружку и принялся пить жадно, большими глотками. Когда молоко закончилось, хирург задал волновавший его вопрос. – Кто тебе сказал выходить из квартиры? – Было принято решение содействовать в поиске хозяина. В случае обнаружения вашего тела без признаков жизнедеятельности был бы проложен маршрут до ближайшего офиса IMT-Компани для последующей перепрошивки и перепродажи, или же ликвидации данной модели гибрида. – Совсем дурак. Ничего бы со мной не случилось. Ну, подумаешь, бомба взорвалась в магазине и тот развалился, – хирург равнодушно пожал плечами, и отставив на прикроватный столик пустую кружку, протянул гибриду тарелку с мясом и вилку. – Ну, замерз немного. Я же себе ничего не сломал. А тебя делали не для такой температуры. Итаним подтянулся вверх, сев и оперевшись спиной о подушку. Заф понаблюдал, как быстро гибрид глотает, почти не жуя, и поразмыслив, полез за аптечкой в шкафу. Оставалось еще две ампулы. Мысленно прикинув, хирург разорвал вакуумную упаковку со шприцом. – Ощущения не очень приятные в первые пару минут, но потом тебе станет легче, – дождавшись, когда Рис доест, Заф сделал ему укол. Потом открыл банку с медом, поставив ее на прикроватную тумбу. – Накрывайся одеялом и спи. Если нужна еще энергия – поешь меда. Или позови меня, я принесу что-нибудь, – негромко произнес хирург, и забрав опустевшую тарелку, поднялся. – Отдыхай. Тебе сейчас это необходимо. Выключив свет в спальне, Заф ушел на кухню. *** Засунув кофту с рубашкой в утилизатор, хирург забрался в душ и включил горячую воду. Та мгновенно окрасилась розовым. За то время, что Заф помогал гибриду помыться, одевал и кормил, небольшая рана снова раскрылась, запачкав рубашку до манжет. Мышцы болели, особенно сильно – вокруг поврежденного датчика. Подумав немного, Заф закрыл глаза, оперевшись руками в кафельную стену, и отключил его. Вряд ли за ночь что-то произойдет глобально важное, а к утру рана зарастет, и датчик тоже восстановится. Насчет второго пункта Чайка все же сомневался – технология была новой. Покачнувшись, Заф чуть нагнулся вперед, восстанавливая равновесие. Пошевелил плечами. Потом крыльями. Расслабленно улыбнулся. Датчик можно было отключить двумя способами – и вторым способом было именно извлечение. Но тогда побочных эффектов будет так много, что Заф в лучшем случае будет лежать пластом несколько часов. Согревшись и отмывшись, хирург выбрался из ванной. Одевшись, перебрался на кухню. Его немного морозило, но это была нормальная реакция организма на длительное переохлаждение. Достав из шкафчика над холодильником обычную аптечку, Заф обработал рану и принялся заматывать бинтом. Пластыри закончились, а купить новые хирург все не успевал. За окном беззвучно вспыхнул салют, и одновременно с ним завибрировал видеофон. Отвернув глазок камеры к стене, Заф принял вызов. – С новым годом, идиот! – радостно сообщила возникшая на видео Соня, и со вздохом облегчения хирург развернул видеофон. Лицо девушки из довольного мгновенно стало серьезным. – Тебе нужна помощь? – Все в порядке. Ты просто позвонила мне очень… Неожиданно, скажем так. Ничего страшного, – вернувшись к бинтам, пояснил Заф. – Так, просто попал под обвал от взрыва. Все хорошо, я дома, целый и невредимый. Правая бровь Сони приподнялась, выражая весь скепсис человечества в этой части вселенной. – Мне приехать? – сухо уточнила она. – Лекарства привезти? Заф подумал, покосившись на бинт в своей руке. – Не надо лекарств, у меня все есть. Рана несерьезная. Такое язык даже раной не поворачивается назвать, – наконец сказал он, и добавил. – Вот если бы ты чего-нибудь вкусного привезла… А то в доме кроме меда и остатков мяса ничего нет. – Через два часа буду, – кивнула нахмурившаяся девушка, и отключилась. Хирург закончил с перевязкой, и осторожно подвигал плечом, проверяя, не слишком ли сильно он обмотался бинтом. Потом сложил перекись в аптечку, и поднялся, намереваясь вернуть ее в шкафчик. В проходе стоял гибрид. – Я же сказал тебе лежать. Что случилось? – Заф со стуком вернул аптечку на стол. – Как ты себя чувствуешь? Рис? Рыжий поднял голову. В глазах у него медленно зажглись алые точки. «Активировать боевой режим? Да\Нет» «Да» Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 23 Все хорошо закончилось? Никто не умер? Все будут живы и здоровы? ВЫ ЕЩЕ НИКОГДА ТАК НЕ ОШИБАЛИСЬ! Ха. Ха-ха. Ха-ха-ха.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 24 ======

*** – Ах ты мразь! – Металлическая трость бьет по голове. По ребрам. По рукам. – Кусок дерьма! Гибрид смотрит перед собой, даже не моргая. Трость бьет по бедру. Программа самозащиты отключена. – Тупое мясо! – Кричит человек, и трость бьет в висок. Итаним смотрит ему в лицо, не понимая, за что его наказывают. Из памяти всплывает знание, что этот человек приказал провести учебную тренировку. Гибриду был отдан приказ выследить «вражескую» группировку в лесу и обезвредить. Итаним справился, и последнему из «врагов» выстрелил в лицо в упор из ружья. Солдат долго еще отплевывался от зеленой краски и громко ругался. Человек кричит, плюется, осыпая гибрида ударами трости. Без помощи нее он прихрамывает. – Отключить систему регенерации! – наконец приказывает он, и кукла подчиняется. И сквозь его злой, полный агрессии голос чувствует, как меняется информация от рецепторов. С каждой секундой в ней все больше данных, и в конце концов Итаним чувствует что-то еще. Боль. Она накатывает, и гибрид падает, не в состоянии сопротивляться. Система стабилизации отказывает. И гибрид снова оказывается на плацу. Человек кричит и замахивается тростью, раз за разом попадая по голове. – Вытяни вперед руки, гнида! – орет он, и капельки слюны разлетаются во все стороны от его рта. А потом человек обернулся, и приказал кому-то, кого Итаним не видел. – Я хочу, чтобы на следующем учении его сломали! Ясно?! Как – не знаете?! Или у вас плазмометы утонули?! Итаним медленно моргает. И так же медленно по телу разливается боль – страшная, резонирующая, она отдается гулом в висках и заставляет корчиться на вывернутой на месте взрыва земле. В памяти процессора ничего этого нет, но непостижимым образом гибрид помнит злое разъяренное лицо. Оно сменяется другим, земля под ним сминается, заливается холодным бетоном. – Ну и урод! – Итаним смотрит на плевок на полу, редко моргая. Руки стянуты ремнем за спиной. – Кукла, активировать программу послушания! «Активировать программу? Да/Нет» «Да» – Рис! – Итаним моргает, и перед ним появляется еще одно лицо. «Сканирование завершено. Статус – хозяин» «Степень опасности минимальная» «Отключить боевой режим? Да/Нет» «Нет» Хозяин стоит перед ним на кухне. В руках у него нет ни трости, ни ремня, ни плазмомета. Итаним опустил взгляд на свои ладони. – С тобой все в порядке? Рис? – спрашивает хозяин, и делает шаг навстречу. «Отключить боевой режим? Да/Нет?» «Да» Да. – Рис? «Сканирование завершено» «Средний процент отклонения ответной реакции процессора от нормы – 19,9%» Гибрид пятится, пока не упирается спиной в стену в коридоре. *** Итаним сделал несколько шагов вперед, а потом вздрогнул и мотнул головой. Красные точки в глазах исчезли. – С тобой все в порядке? – повторил тихо Заф, стараясь не делать резких движений. Гибрид перевел взгляд с него на свои руки. А потом произошло странное. Лицо Итанима исказилось, и он попятился, пока не встретился затылком со стеной в коридоре. Съехав по висящей на крючке куртке вниз, съежился, опустив голову. – Что произошло? – не на шутку перепугался хирург, подойдя и присев рядом. – Что-то болит? Тебе плохо? Гибрид не шевелился, и Заф осторожно потрогал его за плечо. Под тканью пижамы кожа была горячей. – Больно, – наконец до хирурга донесся тихий голос Риса, и тот поднял голову. Щеки и лоб у него были болезненно красные, и даже на вид горячие. Глаза запали и блестели. Одного прикосновения ко лбу хватило, чтобы понять – у Итанима была температура. Заф попытался поднять гибрида, и тот качнулся вперед, неловко поджимая руки к груди. – Больно, – повторил Рис еще тише и закашлялся. Вздохнув, хирург подул рыжему на лоб. Потом приобнял за плечи, прижимая к себе. – Все хорошо, у тебя просто температура, – успокаивающе заговорил Заф, поглаживая гибрида по отросшим влажным волосам. – Ты мой хороший, все скоро пройдет. Все будет хорошо. Риса колотила дрожь. Взгляд его бессмысленно метался по коридору. Хирург мягко приобнял его крылом. – Все будет хорошо, – повторил он уверенно. Итаним завозился, снова кашлянув. – Пошли в постель. Дойдя с гибридом в спальню, уложив его на кровать и укрыв одеялом, Заф быстро вернулся на кухню за планшетом. Набрал номер. – Соня, возьми жаропонижающее. И что-то от кашля. *** Рыжего трясло. Его бросало то в жар, то в холод, хотя процессор выдавал лишь незначительные колебания температуры. Он почти напал на хозяина. Если бы Заф его не позвал, Итаним свернул бы ему голову. До последней секунды гибрид видел в нем другого… хозяина. Врага. Человека, который был стерт из базы данных. Из памяти. Но Итаним их помнил. «Сканирование завершено» «Средний процент отклонения ответной реакции процессора от нормы – 19,9%» – Все хорошо. – Матрас чуть продавился под весом хозяина. Гибрид дернулся, не зная куда – то ли вперед, то ли назад. Процессор зарегистрировал повышение температуры тела на одну десятую градуса. Он опасен. Он сделал то, что делать было нельзя. – Замри. Рис замер. Импланты намертво блокировали тело, и степень опасности «мышечного спазма» опустилась к одной десятой процента. Машина, которая нападает на своего хозяина – сломана. Прямой приказ о самоликвидации обойти невозможно. Как и факт того, что Итаним окончательно сломался. «Сканирование завершено» «Средний процент отклонения ответной реакции процессора от нормы – 19,9%» К губам прижалась кружка. – Пей. А потом гибрида укрыли еще одним одеялом, и судя по звукам и результатам с сенсоров – хозяин остался сидеть на кровати. И с ним было что-то не так. Итаним успел его задеть? Повредил? Теплая ладонь легла Рису на лоб, и он наконец увидел. Лицо хозяина с непонятным выражением. Влажные, еще не высохшие после душа светлые взъерошенные волосы. И крылья за спиной. Огромные, белоснежные. Процессор выдал, что по типу строения они наиболее похожи на соколиные. Только размером намного больше. Предположительный размах крыльев составлял четыре с половиной метра. – Все хорошо, – повторил Заф. – Не переживай, скоро все пройдет. Итаним рассматривал белые перья, плотно прижатые друг к другу. – Это мои крылья, – неловко признался хирург. Правое крыло шевельнулось, раскрылось, не дотягиваясь маховыми перьями самую малость до потолка, а потом так же плавно сложилось. Лицо гибрида обдало движением воздуха, он моргнул. – Я потом тебе все объясню… Как ты себя чувствуешь? – Работа системы оценивается как удовлетворительная. Обнаружен воспалительный процесс в дыхательных путях, – отчитался Рис. – Результаты сканирования: средний процент отклонения ответной реакции процессора от… Заф повернул голову, прислушавшись, и спустя секунду действительно раздался звонок в дверь. Значит, хозяин вызвал сотрудником IMT-Компани. Так безопаснее. – Лежи, – быстро произнес хирург. – Я сам открою. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 24 По вопросам. Да, Рис Зафа не узнал. Впервые приступ высокой температуры, воспаление дыхательных путей, переохлаждение – при условии организма, который, пусть и выносливый и усиленный, но все же рассчитан на горячий климат с влажным воздухом. Нет, к счастью, Заф не был пущен на колбасу. Примечание от Сони Адлер: Вот что бывает, если

а) бить технику по процессору

б) не придерживаться правил эксплуатации

в) изображать из себя дебила.

Из разряда теорий “а могло ли быть”. Если бы Заф не позвал Итанима по “кличке-имени” – тот бы так и не понял, кто перед ним. Со всеми вытекающими.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 25 ======

*** Набросив себе на плечи рубашку – ее пришлось разрезать сзади, чтобы крылья не застряли, – Заф отправился открывать. На пороге стояла Соня – в короткой курточке, наброшенной на плечи. На ней было длинное серебристое вечернее платье. Сопровождающий ее темноволосый гибрид был загружен пакетами и коробочками. – Ну наконец! Можно умереть со скуки, ожидая, пока ты додумаешься открыть дверь, – девушка тряхнула идеально уложенной прической. Короткие светлые волосы были усыпаны блестками. Заф посторонился, пропуская гостью. Гибрид прошел следом за хозяйкой на кухню, и сгрузив все покупки на стол, так же молча покинул квартиру. – Не волнуйся, я заранее составила ему алгоритм действий. Он дойдет до флайера и сотрет из памяти последние три часа, после чего вернется в лабораторию, – любезно пояснила Соня, чуть брезгливо тронув пальчиком один из пакетов. – Жаропонижающее должно быть где-то сверху. Поищи ты. Хирург принялся потрошить пакеты. Соня уселась на стул у холодильника, и стянув курточку, принялась наблюдать за Зафом. – Ты выглядишь достаточно здоровым для того, чтобы жаропонижающее пить и сиропом от кашля запивать, – наконец заключила она, бросив мимолетный взгляд на белые крылья за его спиной. – Красивые штуки. Заф неопределенно дернул плечом. Крыло шевельнулось, завершая движение. – Жаропонижающее не мне. Я для Риса просил. – Он нагадил тебе в ботинки, и ты выгнал его на балкон на ночь, позабыв про его непереносимость к холоду? – предположила девушка с ядовитой ухмылкой. – Нет. Он весь день на улице в одном комбезе был. Принимал участие в разборе завалов супермаркета. – Про который весь день крутили репортажи? – уточнила Соня. Заф согласно кивнул, найдя наконец коробочку с жаропонижающими таблетками. – А ты по воле случая попал под завал, да? Хирург снова кивнул. – Ты уверен, что этот взрыв – просто случайность, а не попытка отправить тебя на тот свет? – Уверен. – Были жертвы, – напомнила девушка. – Тебе повезло выжить или… – Я успел выставить щит, – отмахнулся Заф, чуть шевельнув крылом. – А потом до нас добралась спасательная группа кукол, среди которых был Рис. Соня хмыкнула недоверчиво, рассматривая пару маленьких серых перышек, почти спрятанных за огромными и белоснежными перьями. Закинула ногу на ногу, качнула туфелькой. – Ну, хоть на что-то сгодился твой вшивый гибрид. Ты сам как? – Нормально. – Нормально? – дотошно переспросила девушка. Заф согласно угукнул. – Я только уточню. Ты оказался в магазине во время взрыва, тебя завалило обломками потолка, ты кучу часов проторчал под плитами при минусовой температуре, – и у тебя все нормально? – Да. У меня нет клаустрофобии. Я переживу гораздо более низкие температуры. Что не так? Соня оценивающе посмотрела на свою туфельку на высоком прозрачном каблуке. Маленький рост располагал к подобной обуви. – Да как тебе сказать, – протянула она задумчиво. – Будь я не в курсе всего, то усомнилась бы в твоей человечности. Как минимум, решила бы, что ты биоробот. Знаешь ли, у людей бывает шок от пережитого. – От такого шок? – уточнил недоверчиво Заф, и вздохнул. – Ладно, экзамен на человечность я провалил. Будешь сдавать меня властям, как новый неизвестный вид? Или… – Или, – кивнула Соня. – Доложу обо всем твоему начальнику. Пусть он тебе перья из крыльев в профилактических целях выдергивает. – Ничего Илья не выдергивает, – проворчал хирург, сверившись с инструкцией и выдавив две круглые таблетки в блюдце. Распаковал сироп от кашля. – Подожди немного, я Риса напою только, и вернусь. Девушка пренебрежительно фыркнула, отправившись следом за Зафом в спальню. Хирург помялся, но запрещать ей заходить в комнату не стал. – Это Соня Адлер, она мой друг, – присев на кровать, сказал он гибриду. Итаним, собиравшийся снова сесть, был опять остановлен. – Да лежи уже, глупый. Девушка внимательно рассмотрела лицо гибрида, но подходить и садиться на кровать не стала. – Двенадцатый Itanim, – блондинка прикрыла ладонью рот, зевая. – А я надеялась, уже состарилась и в прошлый раз перепутала. Поздравляю, извращенец. У тебя самая обычная модель Itanim’ов. Да еще и военная, с Чархи. Его для жары делали, между прочим. – Я уже прочитал его технические документы, – спокойно заметил хирург. – А почему ты меня поздравляешь? Девушка отвернулась и отошла к окну, рассматривая салют в центре города, видимый даже отсюда. Заф молчал, продолжая поить гибрида сиропом от кашля. Ароматизатор со вкусом малины расползался по всей комнате. – Люди любят изюминку. Если покупают себе куклу, то стараются заказать с индивидуальной внешностью. Именно поэтому компании

IMT

удалось задавить всех конкурентов. BIO-Doll, Восьмой Марсовый Завод Человекоподобных Роботов, НьюКиб – про них уже лет пять никто ничего не слышал. Потому что они делали развлекательных киборгов сериями по пятьсот штук с одинаковой внешностью. А многим, заметь, неприятно перепутать свою куклу с соседской. Или с техникой в магазине… А мы работаем по двум направлениям – военные и гражданские гибриды. И если с военными никто не заморачивается – да и себестоимость так ниже, – то гражданских мы выпускаем буквально по три-четыре штуки с одинаковой внешностью, и стараемся отправить их на разные планеты. А сейчас еще заработал онлайн конструктор, так что каждый наш клиент подберет себе внешность куклы, не поднимаясь с дивана. – Значит, где-то есть еще несколько гибридов с такой же внешностью, как у Риса? – уточнил Заф. – Восемь из пятидесяти… Ах да, ты не понимаешь этого. В партии было пятьдесят кукол, восемь из них на проверке электронных контактов оказались непригодны. – Непригодны? – переспросил хирург, не поворачиваясь. – У одного связь была слишком сильна, и мозг погиб при первой же контрольной перезагрузке. У остальных семи – чересчур слабая. При подключении к терминалу они дергались, невзирая на блокировку процессором двигательной функции. Сорок два оставшихся плавали между этими двумя полюсами, выдавая стандартную реакцию. Это как раз стандарт… Знаешь, а у тебя красивый вид из окна. Семнадцатый этаж, видно кусок парка… Не обращала внимания на такие детали. Не выдержав, Заф обернулся, посмотрев на тонкую фигурку девушки. Гибрид переводил бессмысленный взгляд с гостьи на хозяина. – Получается, где-то есть еще сорок один Итаним, похожий на Риса? – прикинул хирург. Соня передернула плечиками. – Тридцать шесть. Одного затянуло в болото на Чархе. Двое были съедены какими-то тварями. Еще одного обожгло желудочным соком гигантского червя… не помню, как та пакость называется. Вся органика буквально растаяла. Последнего списали, и его купил кто-то из «КибФорум». Через три дня на форуме появились видео с тестированием двенадцатого Итанима. Ему дробили позвоночник. Хирург против воли вздрогнул. – Ты специально искала информацию? – Нет, – качнула головой девушка, не поворачиваясь. – Просто я знаю всех кукол

IMT

, которых создали за последние пять лет. Те, что были выпущены между десятью и пятью годами назад, я помню по сериям, по имени разработчика генетического кода, по набору хромосом, по внешним признакам и по первым владельцам. Остальное, увы, уже слишком запутанно. Я была молодой и плохо запоминала. Заф дернул крылом. Он знал Соню не так много времени, как ему хотелось бы. Но поверить в такие способности было трудно. – Ты отслеживаешь перепродажу всех гибридов? – не утерпев, уточнил он. Девушка подтянула полы платья, забравшись с ногами на подоконник. Уселась боком, подогнув одно колено. – Я отслеживаю все, – наконец произнесла она, не отрывая взгляда от салюта. – Я помню каждого киборга и гибрида. Все эти Virt, Dotto, Rajio, Talion, Unit – и все остальные модели. Я знаю имена их первых владельцев, в курсе круга лиц с расширенными правами управления… Кстати, у твоего соседа снизу есть гибрид. Он купил себе куклу восемь лет назад, и за это время она сносила три комбеза. Периодически хозяин покупает ей пижамы с котятами, хотя отговаривается тем, что на распродаже перепутал упаковки. Якобы хотел себе взять «пушистую котеньку» но не рассчитал размер. Соня зевнула, тряхнув головой. По плечам рассыпались блестки. – Что не так? – Ничего, – качнул головой Заф, поправив на гибриде одеяло. Вид у Риса был болезненный, и с нездоровым румянцем на лице он внезапно показался хирургу еще больше похожим на человека. Темные прядки прилипли ко лбу. – Просто я не знал, что ты такая способная. – Надеялся, что я возьму от моего папочки человеческие мозги? – Насмешливо поинтересовалась девушка. – Обломайся, я по большей части лилим, – она снова бросила взгляд на белые крылья, – с минимальными отличиями… Кстати, что за умник придумывал твою липовую биографию? – А что с ней не так? – вопросом на вопрос ответил хирург, на мгновение повернувшись к Соне. – Она скучная, – саркастично произнесла, как припечатала, девушка, закрывая глаза ладонями. – Заф Чайка, двадцать восемь лет, хирург. Родился и вырос на планете в человеческой колонии закрытого типа, в возрасте двадцати пяти ушел из дома, дабы отточить навыки врача. Колония малоизвестна, а детей там учат очень строго. Преступности нет, полезные ископаемые – есть. Красивые хирурги и отличные воины – тоже в наличии, но это в твою биографию не запишешь. Ах да. Закончил экстерном Центральный Межгалактический Медицинский Университет. Заф неопределенно дернул крылом, потрогав лоб гибрида. Итаним перевел на него запавший взгляд. Завозился, цепляясь пальцами за край одеяла. – Все хорошо, – постарался успокоить его хирург. – Ты отдыхай. Если что-то понадобится, зови меня. Вставать не надо. Взгляд у Риса стал совсем больным. Хирург покосился на Соню, и едва коснулся ладонью горячей щеки. Итаним замер, перестав шевелиться. – Все хорошо, – повторил Чайка. – Ты с ним возишься, как не знаю с кем, – фыркнула блондинка, нарушив призрачную тишину. – Просто температура, процессор с этим сам справится. Ты его еще крыльями укрой и колыбельную спой. Извращенец. Последнее слово было сказано с особым смаком. – Хорошо. Извращенец, – устало согласился хирург. – Если беспокойство за чужое самочувствие среди людей считается извращением, то я расписываюсь в своей ненормальности. Только давай не будем возвращаться к этому диалогу. Я ощущаю, что ты хочешь у меня спросить, и не хочу на это отвечать. – Чертов лае, – с поддельной обидой протянула Соня, спрыгнув с подоконника и отогнув крыло, наклонилась над гибридом. – Видишь, Итаним, какой у тебя хозяин? Идиот, осел и пернатый дурак! А ты же у нас лапочка, у тебя в голове кроме прописанных программ ничего нет. Я люблю с такими как ты работать, вас можно спокойно трогать. Она быстро протянула руку, желая щелкнуть гибрида по лбу. Заф дернул крылом, снова выставляя его между девушкой и Рисом, но Соня успела мазнуть его по лицу кончиками пальцев. Сам хирург успел ощутить слабый запах алкоголя, идущий от нее. – Чем Рис тебе не угодил? Ты что себе позволяешь делать? – Тихо, сдерживая раздражение, спросил хирург. – Лилимам вреден человеческий алкоголь! – Заф… – Соня отступила на шаг, выпрямившись, и зажимала нос пальцами. – Что Заф? Да что – Заф?! Я уже кучу лет Заф! Что это за неуважение к чужому личному пространству и собственному здоровью? – Почти беззвучно бушевал Чайка. Теперь стало понятно настроение Сони и смысл ее действий. Она выпила в лаборатории, и сбежала оттуда к Зафу прямо в вечернем платье. – … – Девушка запрокинула голову, и хирург успел увидеть каплю крови, ползущую по подбородку. – Извращенец, блин… Ненавижу людей. Весь вечер с ними, то потанцуй, то посмейся, и не вздумай отчитывать идиотов! Голос ее изменился, исчезли все томные нотки и растягивание гласных. Заф знал – наряду со своими феноменальными способностями к поглощению и запоминанию информации, Соня могла читать чужие мысли. Только не хотела. Прикосновение к чужому разуму для девушки было мучительным, вызывая сильнейшие головные боли. Исключение составляли лае – они все были отчасти эмпатами, и умели приглушать собственные мысли. И киборги – потому что у них были лишь программы и никаких мыслей. Стало понятно, почему она решила прибегнуть к алкоголю. Новый Год, вся лаборатория празднует, нужно обменяться рукопожатиями, кого-то обнять. И у каждого свой ворох мыслей, желаний, страхов… Соня поняла, что очередное прикосновение к мыслям других людей будет для нее перебором, и уехала с праздника. Очередное прикосновение к… На серебристом платье появилась россыпь бурых пятнышек. – Заф! Тупой лае, у тебя есть лед? – Зло выплюнула вопрос Соня. Заф ухватился за проскользнувшую на краю сознания догадку и похолодел. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 25 Этот кусок, к моему горю, не удалось разбить на две части, поэтому вот вам глава побольше. Комментировать ничего не буду – все ответы будут дальше. Ваш голос Дроздова.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 26 ======

*** – Дефил! Фнаефь, какие офущения?! – Прости. – Придуфок! – Извини. – Тупой лае, тупейший из фсех! – Но я тут при чем? – Если я начну ругаться на твою игруфку, то ты раффтроифься, – гнусаво припечатала Соня, попеременно то вытирая платком лицо, то прижимая к носу упаковку замороженных куриных сосисок. Ватные тампоны в носу не спасали. Периодически девушка поворачивалась спиной к хирургу и мочила платок под водой из крана. Вид у Сони был невероятно злой и взбудораженный. Заф буквально видел, как она хочет заметаться по кухне, побить посуду, опрокинуть единственный свободный табурет или вывернуть мусорное ведро. В идеале – ему на голову. А потом сверху попрыгать. Но девушка сдерживалась. Почти. Заф включил чайник и виновато поджал крылья, возвращаясь на стул. Соня снова развернулась к нему лицом, раздраженно дыша ртом. Сделала два шага вперед. Холодная, еще не успевшая начать таять упаковка опустилась хирургу на голову. Куриные сосиски не уступали по твердости дереву. – Я могу на пол сесть, если хочешь, – предложил Заф негромко, за что получил еще один шлепок упаковкой по голове. У него был опыт общения с взбешенными лилимами. И пусть Соня была полукровкой, вела она себя точно так же, как и любой другой лилим. По крайней мере, Зафу хотелось так думать. – Идифот! Уроф недоделафый! – Как он и ожидал, через пару минут девушке надоело стучать ему по голове. – Так тебе было бы удобнее, – терпеливо пояснил хирург, тем не менее не спеша вставать со стула. Пакет с сосисками описал в воздухе петлю и громко шлепнулся в раковину. – Туфое белое кфыло, – просипела Соня с жутким акцентом. – Тебе нужно больше практики, – осторожно заметил Чайка, так же перейдя на язык лае. – Очень много практики. – Ифрафенец, – девушка запрокинула голову, прижимая мокрый платок к носу. – Фали к сфоему гифриду. Я фама фпрафлюсь. Пофплю на дифане. Ф гробу я фидела сфою работу и таких туфых лае, как ты! Погофорим утфом! Сенсор на чайнике мигнул зеленым, оповещая, что вода закипела. Бросив в чашку заварку и залив кипятком, Заф коротко пожелал Соне добрых снов, и ушел в спальню. Обсуждать причину, по которой у девушки пошла кровь из носа, ни он, ни сама Соня не стали. Не время. Не сейчас. Заф… Заф испугался. *** – А не страшно на этого урода твоего Врана пускать? Я слышал, в двенадцатых Итанимов впихнули столько усилителей, что они могут скрутить в бараний рог Warriora. – Ой да ладно! Ты его еще сравни с линейкой Legend War! – Ботинок опускается на голову. Металлический пол холодит щеку. – Кукла, приступай. Нат, включай видео! Куклой называют гибрида модели Vran ver.291. Он принадлежит одному из этих людей. На процессор поступает информация от рецепторов, сообщающая о новых незначительных повреждениях, которыми можно пренебречь. – Вот дерьмо, он не реагирует, – ворчит кто-то с досадой. Подошва ботинка прижимается к голове сильнее. – Тупая машина! Включить программу подчинения! «Активировать программу полного подчинения? Да\Нет» «Да» «Сканирование завершено» Ботинок убирают с его головы. Саднит висок, по которому заехали квадратной подошвой. – Кукла, держи эту гниду за волосы… Бля, ну и урод. Получше нельзя было найти? – Давай твоего Юнита возьмем? Уж он симпатично в кадре смотреться будет! – А если твой Вран его сломает? Нет уж! Пальцы гибрида просто держат, не вырывая пряди. От людей пахнет алкоголем. Недовольные ругательства. Кто-то подходит, наступает Итаниму, стоящему на четвереньках, на пальцы левой руки. – Эй, урод, как ощущения? – Общее состояние – удовлетворительно. Повреждены… – Пропустить отчет. Как ощущения? – Общее состояние, – снова начал Итаним. – Кукла, прекрати, – Vran мгновенно отстраняется. Другой приказ. Не надо. Больно. – …Повреждениями пренебречь, – лениво добавляет человек с правом управления, и отходит на два шага. Больно. – … Он все равно не реагирует! – Тупая машина! Программу подчинения в приоритет! Отвечай на вопрос! – Зафиксирован закрытый перелом лучевой кости. Общее состояние… – Ломай. Не надо. – Общее состояние… – Ну и тупоой… – Может, баг в программе? – Сейчас проверим. Кукла держит ему голову, пока человек подходит с переходником. Не надо. – Больно! Больно! – Итаним бьется в руках второго гибрида. Процессор регистрирует второй перелом ребра. Пальцы закончились. – Рис, все хорошо, – голос хозяина пробивается сквозь шум и чьи-то довольные слова. – Пей. Картинка смазывается, и гибрид понимает, что данные воспоминания были стерты из памяти процессора по приказу хозяина. Пахнет вкусно. Теплая жидкость питательная и сладкая. Холодная влажная ткань скользит по лицу и шее. Итаним сканирует себя. Процессор выдает повышенную температуру и воспаление дыхательных путей. – Система загружена и готова к работе. – Все же оповещает гибрид, пытаясь сесть. – Общее состояние системы – стабильное. – Лежи. Рис кладет голову на подушку. Закрывает глаза. Холодный пол ангара совсем рядом. Процессор не может его убрать. Итаним словно смотрит видео по планшету, но не может его выключить. – Рис, все хорошо. Скоро все пройдет, – голос хозяина совсем рядом. Руки… Руки болят. *** Заф снова уложил Риса, который в пятый раз перезагружался и снова пытался сесть. – Лежи, дуралей, – вздохнул хирург, в очередной раз напоив его и протерев от пота лицо и плечи. После третьей, уже своей собственной, пижамной рубашки пришлось перейти на футболки. – Все хорошо. Скоро все пройдет. Итаним заворочался, укладываясь на бок. Нелепо подтянул ладони к груди, но не прижал – чуть приподнял, чтобы пальцев ничего не касаться. Будто руки повредил. – Болит? – Уточнил тихо Заф, не надеясь на ответ. Рыжик моргнул, фокусируясь на хозяине. – Физические повреждения отсутствуют. Двойное сканирование привело к одному результату – никаких повреждений, ни внутренних, ни внешних руки не получили. Информация от рецепторов поступала в штатном режиме. Но Рису казалось – нет, он был уверен в этом – что руки болели. Вздохнув, Заф аккуратно коснулся запястий гибрида. Итаним дернулся, а потом затих, позволив хирургу взять тонкие ладони в свои руки. Скосив взгляд на закрытую дверь, лае наклонился, подышав на чужие холодные ладони, и негромко запел. Гибрид вздохнул, закрыл глаза и затих. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 26 Немного из психологии иных рас. (голосом Дроздова) 1) Высшая степень выдержки для лилимов – отложить разговор. 2) Если маленький взъерошенный лилим на вас злится – не сопротивляйтесь. Даже если вы двухметровый мужик. Особенно если вы двухметровый мужик. 3) Если вы двухметровый лае, и на вас злится лилим – лягте на пол и притворитесь мертвыми. Вас попинают и отстанут. Наверное. Может быть. 3,1)*написано на полях неровным подчерком* НЕ ОТСТАНУТ.

П.С. Все комментарии к части, которые я тут добавляю – это что-то вроде мини-мини спойлеров к следующим главам. Ибо все эти крошечные детали, выдержки “из книг” и остальное – оно будет в тексте. Возможно, не этими словами, но будет.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 27 ======

*** «Система запущена и готова к работе» «Местное время – 8 часов 37 минут 12 секунд. Вторник, 1 января 2232 года» «Состояние системы – стабильное. Температура 38,5, обнаружено воспаление дыхательных путей. Предположительное время для полной регенерации – двадцать семь часов» Итаним открыл глаза, уткнувшись взглядом в белые перья, зависшие на расстоянии тридцати двух сантиметров от лица и мешавшие полному обзору. Гибрид лежал под двумя одеялами в спальне на хозяйской кровати. Повернув голову, Рис посмотрел на сидящего на кровати справа хозяина. Судя по темпу дыхания, он спал. Гибрид осторожно сдул упавшую на глаза медную прядь. Хозяин сидел, скрестив ноги, подперев рукой голову. Белые крылья раскрылись, одно опускалось к полу, второе нависло над гибридом. С такого расстояния было видно, что на внутренней стороне крыла между белыми перьями растет несколько серых. На прикроватной тумбе стояла пустая чашка. «Сканирование завершено. Вид объекта неизвестен. Недостаточно данных. Объект наделен статусом – хозяин» Его хозяин – не человек. До этого система все несоответствия записывала в «результат естественной мутации, объект – гуманоид человеческой расы». Но все равно это ничего не меняет. Итаним вчера попытался на него напасть. Причинить физический вред. Повредить. Хозяину запрещено причинять физический вред. Это прописано в системе, это задание всегда имело высший приоритет. Система дала сбой. Сломанная кукла должна быть утилизирована, чтобы не навредить владельцу. В филиалах

IMT

можно было с небольшой доплатой обменять испорченного гибрида на нового, такой же модели. Красная линия связи, позволяющая вызвать службу на дом и заменить куклу, работала круглосуточно. Если хозяин сделал звонок, то почему продолжал сидеть на кровати? Итаним ведь сломан. Опасен. Итаним еще раз перемотал запись с прошедшего вечера и ночи. Что с ним было? Последствия сильного переохлаждения и большого расхода энергии? Частично. Разбирая завалы, Рис задействовал все резервы собственной системы, чтобы не сломаться в первые два часа. Неисправность в биологической части процессора? Тоже да. В логах даже было сообщение об этом. Итаниму ведь проводили очистку памяти перед продажей, да и сам он потом стирал часть записей по приказу Зафа. Стирал правильно, полностью. На освобожденное место даже загрузил обновление для системы СИ. И в базе данных не было этой информации. «Сканирование завершено» «Средний процент отклонения ответной реакции процессора от нормы – 20,0%» Больше, чем 9 часов назад. Почему хозяин не отвез его сразу на проверку? Почему запретил форматировать? Все действия хозяина были нелогичными. Сломанную куклу нужно сдавать в IMT-Компани. Тогда опасности для хозяина не будет. Итаним снова прокрутил кусок записи. Где он сначала чуть не напал, а потом пятился, пока не наткнулся спиной на стену. Может, это единичный сбой? Но Рис не понимал своих собственных действий. Процессор не выдавал таких команд. Нужно было сразу сказать о поломках хозяину. Почему Итаним этого не сделал в целях защиты хозяина? Система подтвердила. Средний процент отклонения ответной реакции процессора от нормы прогрессировал. «В соседней комнате обнаружен посторонний объект. Статус неизвестен» Гибрид прислушался. Чужак, судя по данным сканера, сидел неподвижно на диване. Белое крыло над головой Итанима шевельнулось. Вытянулось, а потом плотно сложилось за спиной хозяина. Зевнув, Заф потер ладонью глаза. Чуть повернулся, рассматривая лицо гибрида. – А ты уже проснулся. Как самочувствие? Итаним сфокусировал на нем взгляд. – Доброе утро, хозяин. Система работает стабильно, – отчитался гибрид с той же громкостью, с какой заговорил хозяин. Протянув руку, Заф потрогал ему лоб. – Руки болят? Итаним снова просканировал себя. – Нет. Повреждения отсутствуют. – Но ты говорил, что болят, – осторожно заметил хозяин. – Сбой в программе имитации личности, – гибриду удалось найти ответ. Необходимо было сообщить о результатах сканирования. Заф улыбнулся. Провел ладонью по лбу Итанима, коснулся волос. – Перейти на систему СИ? – Уточнил Рис, не шевелясь и ожидая дальнейших действий. – Балбес, – с усталым возмущением вздохнул хозяин. Убрал руку. На кухне раздался требовательный звон планшета. Заф вздохнул, поднимаясь на ноги. На этот звук были поставлены все звонки из клиники. «Стереть результаты сканирования? Да/Нет» «Нет» «Результаты сохранены» «Выполняется запуск подпрограммы» «Защита хозяина – активна» Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 27 Сегодня случился форсмажор в виде трех картиночек к этому рассказу, которые мне принес один прекрасный человек. Так как я теряю всякую волю при виде иллюстраций к моим рассказам, то вот вам внеурочно новая глава.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 28 ======

*** Соломин ходил раздраженный, бледный и нервный. Мешки под глазами, ссадина на скуле и слабый запах вина дополняли образ человека, не слишком довольного срочным вызовом на работу. – Они не могли напиться и разбить друг другу головы в другой день? – хмуро возмущался он, застегивая медицинский халат. Заф понимал все его чувства и даже отчасти разделял. И у него, и у Соломина должны были быть трое суток выходных. Но первый день Чайка провел сначала за готовкой, потом под завалом в галамаркете, да и ночь выдалась не очень спокойной. А начальство вызвало его утром, и даже такси подогнало под дом. Заф только и успел, что напоить Итанима жаропонижающим и переодеться. Хмурая и уже трезвая девушка недовольно сообщила, что дождется Чайку «для разговора». Заф только молча изумился – он предполагал, что утром Соня не даст ему даже позавтракать спокойно. Несмотря на исходивший от Соломина запах вина, во время операции руки у него не дрожали. – Ты представляешь? – буркнул он сквозь маску, стягивая грязные перчатки и бросая их в утилизатор. – Мы с Ирочкой приготовили праздничный стол, и я решил мясо в духовке побрызгать вином. И на себя его пролил. Всю бутылку. Дорогущее, зарраза… Заф кивал, молча соглашаясь. Его немного подташнивало – пришлось экстренно включать датчик и прятать крылья, и не до конца восстановившийся прибор наградил его неприятными побочными эффектами. Соломин, должно быть, что-то заметил, но судя по всему, все списал на последствия ночного праздника. После пьяных друзей, разбивших друг другу головы, привезли девушку с открытыми переломами – она вывалилась из окна, решив напугать своего парня трагической сценой. Потом был очередной любитель больших скоростей с разломанной спиной, оперировать которого пришлось Зафу в одиночку. После «любителя» – несколько перепивших товарищей, которые решили избить друг друга на почве внезапно вспыхнувшей вражды из-за последней бутылки алкоголя. Освободился Чайка в половину первого ночи, и выйдя вместе с младшим медбратом, живущем неподалеку от дома Зафа, вызвал такси. *** – Я думала, что тебя там уже съели и переварили, – заметила Соня, встав на пороге на кухню, когда Заф зашел в квартиру. Здороваться она не любила, предпочитая начинать сразу с диалога, на котором остановилась при расставании. – Тебе хоть за переработку платят? – Платят. – Хирург повесил куртку на крючок. Из ванной доносился слабый шум воды. – Как Рис? Девушка неопределенно пожала плечами. – Функционирует. Минут пять назад ушел в душ. Нам нужно поговорить. – Может, я сначала поужинаю? Весь день на ногах, присесть не удалось ни разу. Соня поджала губы, но посторонилась, пропуская хирурга на кухню. Заф только кивнул благодарно, и помыв руки, атаковал холодильник. В нем обнаружился ополовиненный торт на блюде. Его, кажется, принес вчера Сонин гибрид, а Чайка сам поставил коробку в холодильник. Показалось, что это было не вчера, а как минимум несколько дней назад. Соня, усевшись на стул, подтянула к себе поближе одолженный у Зафа планшет и развернула целый каскад виртокон и ссылок. Пара открытых вкладок одновременно транслировала новостные каналы, сливаясь в бессистемный шум. Еще на одной вкладке чуть тише играла музыка. Собственный планшет девушки лежал рядом, в строгом серебристом чехле, и время от времени настырно вибрировал. Покосившись на хирурга, девушка приглушила звук. Торт был с нежнейшей ванильной прослойкой и изюмом, которые дополняли миндальные крошки. – Поужинал? – нетерпеливо уточнила Соня в тот миг, когда Заф потянулся, чтобы отрезать себе еще кусочек торта. Не в силах сдержать себя, она одной рукой щелкала по виртокнам, а второй катала по столу конфету в шелестящей обертке. На краю стола уже высилась небольшая горка из фантиков. Понимая, что уже не отделается, Заф обреченно кивнул. У Сони была действительно железная выдержка, но и ее терпению пришел конец. – Ты доложил Илье? – Не успел. Соединение устанавливается раз в трое суток, следующее только завтра. – Хирург с грустью посмотрел на торт на блюде, и не удержавшись, отрезал себе еще один кусочек. – А ты сообщишь ему? – Естественно. – Кивнула головой девушка. – Но позвонить ему я смогу только через пять дней. Меня в данный момент волнует кое-что другое. – Что же? – Вежливо выждав несколько минут, все же спросил Заф. Хотя вопрос он мог и не задавать, догадываясь обо всем и так. Почему Рис думает? Соня моргнула, выныривая из собственных мыслей. – Что ты сделал с куклой, что у нее появились мысли? – Ничего. – Честно признался хирург. Конечно, ему хотелось бы, чтобы гибрид был разумным. Ведь… Ведь Зафу показалось, что тогда, несколько месяцев назад в том злополучном ангаре Рису было больно. Выходит, действительно больно, и хирург не ошибся. И тогда не зря отдал ему свою кровь… Кровь. Нет. Быть того не может. – Я переливал ему свою кровь. И пел. Еще колол наши стимуляторы регенерации и обезболивающее. – Сколько? – По три ампулы за все время. – Сколько ты ему перелил крови, дурак? – Соня раздраженно бросила планшет на стол. Заф попытался посчитать. – Не знаю. Много. Я не измерял. Я делал несколько переливаний. Еще один раз напоил его. Тогда, в ангаре… Девушка раздраженно принялась катать конфету по столу. Шелестела золотистая обертка. – Гибрид умирал. Я… У меня было слишком мало времени. – А еще ты услышал, что твоей дрянной кукле больно, и тебе снесло все здравомыслие? – Зло уточнила Соня. Заф, подумав, согласно кивнул. – Восхитительно. Надо будет дописать в инструкции по использованию, чтобы гибридам не переливали кровь лае. От этого у них мозги вырастают. – Это невозможно, – покачал головой хирург. – Невозможно с помощью крови дать разум тому, кто его лишен. Это как утверждать, что если перелить кровь лае человеку, то у него вырастут крылья. Анатомически нереально. Строение позвоночника не то. То же самое с разумом. Это как… Как попытаться вырастить дерево в крошечном горшке, да еще не имея семечка. – Блеск! – Непонятно чему обрадовалась девушка, избавляя конфету от обертки и отправляя в рот. – А если тот, кому ты переливаешь свою кровь, разумен? Но не так, как остальные, а просто… Ну, овощ в последней стадии. Мозг почти мертв, но оболочка еще живая. Заф прикинул варианты. – Ты представляешь кровь лае как какую-то универсальную волшебную пилюлю. Вроде выпил один раз, и на всю жизнь здоров и силен. Это не так. – Тогда будь добр, объясни, – потребовала Соня, зашуршав следующей конфетой. Их стратегический запас в шелестящих обертках обнаружился в опустевшей сахарнице. – Исцеление действует на весь организм, но одномоментно. Наша кровь, перелитая другому существу, активно регенерирует максимум пять часов, а потом как бы успокаивается. Это как круги на воде, возникшие от брошенного камня. Постепенно они исчезают. Так же и с кровью. Да, она останется в чужом организме надолго, но… Мы называем это «сном». В чужом теле кровь заснет полностью за пару недель. Как это слово называется… Ассимилируются. – А ее нельзя снова разбудить? – любопытно уточнила девушка. – К примеру, ты сегодня перелил человеку кровь. А через пару лет он сильно повредит руку. Заф покачал головой. – Нельзя. Нужно будет делать новое переливание. Или накладывать швы. Соня недовольно фыркнула, пробормотав что-то про «одноразовые батарейки». – Возвращаясь к твоему вопросу про почти мертвый мозг и еще живую оболочку. Да, мгновенные улучшения будут. Но за пять часов активной регенерации овощ не встанет и не заговорит с тобой на десяти языках. Он должен их как минимум выучить до того, как впал в вегетативное состояние. Или же он должен будет учить эти языки самостоятельно после. А перед этим – держать ложку, самостоятельно сидеть и не пачкать кровать. Но мертвое живым не станет. Нельзя прыгнуть выше головы. Кровь и песня лишь дают толчок. Если нет искры жизни, то я бессилен. Соня беззвучно пошевелила губами. Горка пустых оберток на краю стола медленно росла. Заф с тоской покосился на торт и отрезал себе еще кусочек, мысленно убеждая себя, что это последний на сегодня. – У кукол иногда бывают поломки, – наконец сказала вслух девушка. – Связанные с контактами в голове. Связь между процессором и мозгом ослабевает. Иногда механическая начинка повреждается. Иногда из-за перенагрузок мозг либо умирает, либо оказывается главным. Каждый случай почти индивидуален. После репликационных камер мы проверяем всю продукцию. Судороги при подключении к терминалу – это как раз плохая связь мозга и процессора… Не было случая проверить – по протоколу брак немедленно уничтожается. Киборгу нужно всю черепную коробку вскрыть, чтобы попытаться найти неправильно действующий контакт, а этим никто не станет заниматься. Она помолчала минуту. Заф не мешал ее мыслям, прислушиваясь к шуму воды в ванной. – Мы проверяли в лаборатории много раз – кололи киборгам стимуляторы для работы мозга. Эффекта никакого. Процессору даже не надо было блокировать поступление стимулирующих веществ. У мозга активность на нуле, он нужен только чтобы кукла не сдохла на стенде. Может получиться, что кому-то из пользователей захочется вколоть кукле что-то из этих препаратов… – Соня отправила в рот еще одну конфету и что-то невнятно пробормотала. – Что? – Контакты отходят, – уже громче повторила девушка. – Контакты, связывающие процессор с мозгом… Иногда целые партии кукол плавают в границах стандартной реакции… Черт побери, Заф, твоему гибриду действительно тогда было больно! Мы требовали мгновенной реакции на препараты, как у людей, а если ее не получали – переходили к следующему образцу! Она вскочила, бросив планшет на стол. – Контакты отходят, и там, под контролем процессора, медленно развивается мозг. Слишком медленно, чтобы мы могли это отследить в лабораториях. На это нужны месяцы, годы. Но сначала нужно повреждение, чтобы в мозг, минуя процессор, начала поступать информация. Но в какой-то момент развитие прекращается. Останавливается. Недостаточно данных. Гибрид ломается. Засыпает… Заф молчал, не перебивая. – Ты прав. Мозг, вышедший из комы. Мы упустили это. Нельзя прыгнуть выше головы, тут ты тоже прав. – Может, ты наконец объяснишь? – не утерпел хирург. Соня потрогала себя за мочку уха. – Ты сказал, что нельзя вырастить дерево в горшке, не имея даже семечка. Но семечко есть. Просто оно не способно проклюнуться в сухой земле, а если вдруг произойдет чудо – оно не вырастет в дерево. Стенки горшка не пропустят корни. Горсти земли не хватит для хороших корней. Вот и получится небольшая, скрюченная, изуродованная веточка. Но она будет живой! Мозг замкнут, отрезан от мира, не получает никакой информации извне и не может развиться. Он не в состоянии запоминать, ощущать или видеть. Кома. Овощ. Кукла. – А я… – А ты взял этот проклюнувшийся росток и пересадил в плодородную почву. Да еще и удобрил как следует. Вот веточка и рванула в рост. Заф опустил голову, разглядывая жирные следы от торта на своей тарелке. – Осталось понять, до какого уровня развилась твоя кукла. – Соня все же уселась на свой стул. – Сдай гибрида мне, и в лаборатории я его тщательно изучу. Хочу узнать, в каком месте отошли контакты и как быстро… – Нет, – перебил хирург. – Ты же его препарируешь, как лягушку. А потом ты говорила, что в лаборатории

IMT

не должны узнать о свойствах моей крови. – Да, – с нажимом произнесла девушка. – И именно поэтому сдай его именно мне, а не в обычный филиал на Меге. Я одна его вскрою, а после подчищу видео с камер. Никто не узнает о лае. Но киборг с развитым мозгом должен быть исследован. Я не хочу, чтобы в следующих партиях у кукол отходили эти чертовы контакты.

Заф звякнул ложкой, положив ее на тарелку.

– Нет. Он разумен. – Вот именно! – Вот именно. – Кивнул Заф. – В нем моя кровь. Я пел ему. Я обещал защищать его. Ты можешь просканировать ему мозг, но я не позволю ни тебе, ни кому бы то ни было вскрывать его. Соня снова взяла планшет в руки, раздраженно защелкала по виртокнам. Подтянув к себе сахарницу, хирург обнаружил три последние конфеты на дне. Несколько сахарных крупинок прилипли к стенкам тонкого фарфора. – Ты уверен? – поскучневшим тоном переспросила девушка, увеличив одну из вкладок и уменьшив у остальных звук. В вечернем выпуске новостей говорили о взрыве в галамаркете в канун Нового Года. – Абсолютно. – Ты не сможешь с ним вернуться домой. – Значит, не зря я решил остаться тут, – ответил Заф, вернув сахарницу на место. – Может, сделаю что-то хорошее. Гибрид с медными волосами, на которого когда-то указал хирург, чтобы от него наконец отстал Егорович, – оказался живым. Тем самым крошечным ростком, сумевшим пробиться сквозь сухую землю. И нескольких переливаний крови хватило, чтобы позволить мозгу регенерировать и развиться. Вырастить необходимые нейронные связи. А что дальше? Разум гибрида останется на этом же уровне, или этих «толчков» было достаточно, чтобы мозг окончательно вышел из комы? Или со временем сознание Риса снова «уснет»? Это будет хуже, чем если Заф убьет его своими руками. Дать жизнь – и отобрать ее. Могло ли получиться, что Зафу повезло, что гибрид попал именно к нему? А что, если таких, как Рис – много? Хирург покосился на девушку. Соня продолжала сидеть на стуле. Она все так же была одета в вечернее платье с открытой спиной. Никаких крыльев, даже шрамов нет. Поверить в то, что она была полукровкой от лилима и человека, было невозможно. По кухне разносился шум от кучи одновременно включенных каналов. – Когда ты прикоснулась к Рису, что ты… – Заф замялся, не зная какое слово более подходящее. Увидела? Ощутила? Услышала? – Что я поймала? Кашу. – Девушка в задумчивости закрыла одну из вкладок. – Клубок ощущений, эмоций, мыслей и… Всякого. Все рваное, все слишком быстрое. – Она покосилась на хирурга и со вздохом зажмурилась. Заговорила негромко. – Очень горячо и слишком холодно. Страх за хозяина и за себя. Картинка-эмоция-воспоминание про… Какое-то помещение. Непонятные кадры из фильма. Люди вокруг, но людей нет. Большое зеленое дерево, растущее из стены, которая падает… – Соня мотнула головой, открывая глаза. – Температурный бред больного, если вкратце. Будь ты лилимом, я бы тебе это все и показала. Но увы. Могу сказать, что фон у него слишком нестабильный, поймать целостные воспоминания почти невозможно. Может быть, это из-за того, что мозг продолжает развиваться… «Или же угасает» – добавил про себя Заф. – Ты видела Древо? – Постарался сменить тему разговора хирург. – Своими глазами – никогда, но мне рассказывали. Что каждый, рожденный от лилима, может прикоснуться к Древу, и оно его примет. Думаю, это будет интересный опыт. Конечно, если Илья меня допустит… Засунув тарелку в посудомоечную машину, Заф прислушался. Вода в ванной все еще шумела. – Ты и сегодня у меня ночевать будешь? Соня подняла взгляд от планшета, медленно кивнула. – Нет. Я тебя ждала только для этого разговора. Сейчас вызову катер. Кстати, я тебе в планшет загрузила кое-какую информацию. Отправишь вместе со своим отчетом начальнику. Так быстрее будет. Кивнув, Заф заглянул в спальню, вытащив из шкафа домашнюю одежду, и помедлив, стукнул в дверь ванной. Та беззвучно открылась, окатив хирурга волной горячего влажного пара. Вода с шумом лилась из шланга, утекая в слив. Все полотенца на крючках уже были мокрыми и влажными. Гибрида в ванной не было. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 28 Вам показалось, что дальше будет красиво и приятно? Извините, но нет.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 29 ======

*** Одежда лежала частично в стиральной машинке, частично в шкафу. Обувь была на месте. Комбез тоже лежал в ванной в углу. Кровать была застелена. Вот только Риса в квартире не было. Как и пижамных штанов и Зафовой футболки, в которую был одет гибрид. Хирург еще пару раз позвал его, но ответа не было. У Риса не было привычки прятаться, да и сам Заф был уверен, что гибрид не поймет самого смысла такой забавы. – Почему ты не проследила? – Напустился он на Соню. Та только приподняла левую бровь. – А надо было? – Ядовито уточнила она, и Заф бессильно рухнул на стул. – Смею заметить, что это твоя кукла, и она сбежала. Он раньше так делал? – Конечно же нет! – Огрызнулся Заф, принявшись тереть лицо руками. Усталость накатила с бессилием, придавливая плитой к полу. Покосившись на окно, выходящее в черноту ночи, хирург мысленно собрался. – Я пойду его искать. – Всего лишь два маленьких неважных вопроса. Первый. Что послужило причиной тому, что боевой гибрид сбежал от тебя? Второй. У тебя есть хоть одно предположение, куда мог Итаним удрать? – деловито уточнила Соня. – К сведению – население Меги составляет почти миллиард человек. Заф запустил пальцы в волосы и отрицательно помотал головой. И правда, что? Почему Итаним удрал? Он же теплолюбивая модель, а тут сбежал, – сомнений не оставалось, что на улицу, – босиком и в пижаме. На улицу. В холод. Самоубийство какое-то. – Итанимы функционируют до десяти часов при минус пятнадцать при наличии комбеза с терморегуляцией. – Задумчиво произнесла Соня. – Резерв он не успел восстановить, сбежал босиком и в одной пижаме... Теоретически два – два с половиной часа продержится. Практически вряд ли больше двух. – А потом? – А потом сможешь с чистой совестью возвращаться домой, – холодно припечатала девушка. – Сам сказал, что выше головы прыгнуть нельзя и не способен вернуть мертвое к жизни. Так, ты пришел домой около получаса назад. А кукла утопала в душ за пять минут до твоего прихода… У тебя около полутора часов на поиски. Хирург ощутил, что упускает что-то важное, что-то, на что необходимо обратить внимание. Но мысль ускользала, как перо в воде – вертится рядом, но поймать невозможно. А остановиться, чтобы вспомнить, поймать эту мысль, не получалось. Времени не было.

– Будь он лае, я мог бы попытаться нащупать с ним связь, – наконец произнес Заф, поднимаясь и направляясь к вешалке с куртками. Толку от того, что он продолжит сидеть и размышлять, будет мало – Но он даже не полукровка. Он…

Произнести не получилось, но окончание фразы повисло в воздухе. Он просто гибрид, которому перелили несколько литров крови. Соня вышла за ним следом, взяв два планшета. – Я отправляюсь в лабораторию, – хмуро сообщила девушка, натянув короткую курточку. – Катер уже вызвала, он будет ждать меня у подъезда минут через пять. Хочу кое-что проверить. Держи свой планшет поближе, на всякий случай. Заф только коротко кивнул, не в силах что-то произнести. Дождавшись, когда закроется дверь квартиры за спиной девушки, хирург нажал на кнопку вызова лифта. *** На улице шел снег. Покружив вокруг дома и не найдя никаких следов, Заф ощутил смесь злости и отчаяния. Можно было отключить датчик, чтобы взлететь в небо и с высоты просматривать улицу за улицей, но это была заведомо бесполезная и даже опасная идея. Летающих флайеров, дронов и катеров в такую темень было немного, но ночью лае не летают. И если еще дома можно было рискнуть изобразить из себя летучую мышь, то в чужом мире это казалось совсем дурацкой идеей. В лучшем случае это закончится столкновением со стеной какого-нибудь слишком высокого дома, а в худшем – попаданием на полной скорости в почти невидимые ночью провода. Восстановив ровное дыхание, Заф стряхнул с головы падающие с небес снежинки. Закрыл глаза. Бегать ночью по улицам бесполезно. В какую сторону направился Итаним? Вопрос «почему он решил сбежать?» Чайка решил пока что не задавать. Когда найдет, тогда и спросит. Если найдет. Времени слишком мало. Холодно. Температура была около минус восемнадцати, да еще и этот снег. Яркие фонари на обочинах дорог, переливающиеся голограммы с названиями заведений, припозднившиеся парочки. Людей на улицах было мало – многие еще отдыхали после праздника, а многие решили этот самый праздник продолжить. Куда мог уйти Рис? Если верить документам на его модель, то боевой гибрид за сорок минут может уйти довольно далеко. А если продолжать верить бумагам и Соне, то при минусовой температуре Итаним сломается без возможности восстановления за десять часов, если будет одет в термоизолирующую форму. А Рис сбежал в пижаме и босиком. Два часа. Два – два с половиной. Это максимум. Заф постарался не думать о том, что гибрид мог уже окоченеть где-то в переулке, отключившись из-за холода. В ванной же Рис упал, и, если бы не реакция хирурга – вполне успешно разбил бы себе лицо. Необходимо было найти гибрида как можно быстрее. Вот только в какую сторону он ушел? Будь Рис хотя бы полукровкой, у Чайки была бы надежда отыскать его с помощью связи. А так в лучшем случае один шанс из десятка тысяч. – Как тебе это удается? Крылатая только скривилась, сосредоточенно полируя лезвие клинка. Заф не ожидал услышать ответ – Мэл, златокрылая Отдела, всегда была молчаливой сверх меры. Порой даже начальник не мог вытянуть из нее ничего, кроме «угу» или «ясно». – Мне Ишим сказал, где искать, – наконец произнесла крылатая, когда Заф во второй раз переступил с ноги на ногу, уверенный, что ему уже не ответят. – Он вас слышит, и говорит мне, если сам не успевает… – А как Ишим нас слышит? Он же не лае, – не утерпел Заф. Мэл раздраженно шевельнула крылом, сложенным под наброшенным на плечи плащом. В ней – огромной, широкоплечей и сильной, наперекор всем правилам, терпения набиралось хорошо если с ноготок. – Ты же тоже… Спроси чего полегче, – нахмурившись, глухо проворчала златокрылая. – Зови – и будешь услышан. И наоборот. Все мы связаны. Лае кивнул, окончательно убеждаясь, что на следующий, еще не заданный, вопрос ответа уже не будет. Заф помотал головой в попытке одновременно отогнать и ненужное сейчас воспоминание, и накатившее отчаяние. Нужно было сосредоточиться. Лае могут слышать своих, связь не имеет дистанционных ограничений. Если Заф не успеет, то вернется домой. «Да, Илья. Я перелил химере свою кровь. Да, это случайно получилось. Химера обрела сознание, убежала и замерзла где-то в подворотне. Поэтому я вернулся домой. Извините» – мысленно прорепетировав свой диалог с начальником, Заф ощутил, что его начинает тошнить от самого себя. Умник выискался! А ведь можно просто подождать. Побродить вокруг дома пару часов, а потом со спокойной совестью вернуться в квартиру. Кукла замерзнет, дав Зафу шанс спокойно выполнить задание в этом мире и вернуться домой. Никаких судьбоносных решений, никаких угрызений совести. Кровь перелил? Перелил. Защищал? Защищал. Не его вина, что этот глупый гибрид сбежал и сейчас колотится от холода непонятно где. Балбес, хоть бы обулся, и куртку набросил. И шарф с перчатками. А лучше бы пусть вообще этот… Детеныш… дома остался. Мало ему уже подхваченной простуды! Заф зло пнул снежный ком на обочине, после чего продолжил обходить ближайшие дома. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 29 Темнеет. Холодает. Ухаха.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 30 ======


Филиал IMT-Компани был огромным зданием из стекла и пластика. Самоочищающиеся прожектора, укрепленные на земле перед главным входом, освещали здание снаружи. Внутри продолжали гореть световые панели. На витрине справа от входа слабо мерцала голография с часами работы в будние дни и сообщение, что в новогодние праздники будет сокращенный рабочий день. Ни силового поля, ни внешних видеокамер. Лишь раз в пару минут вспыхивала голограмма с логотипом компании и подписью «Под охраной IMT-Компани». Вот только смельчаков, решившихся разбить витрину камнем и ворваться внутрь с целью устроить погром не находилось уже очень давно. Самый отъявленный вор на Меге знал, что стекло останется целым даже после направленного выстрела из бластера. А если все же грабитель найдет способ и ворвется в здание, то его будут ожидать как минимум три гибрида в боевом режиме, запрограммированных отнюдь не на демонстрацию собственных характеристик. До главного входа в здание оставалось сорок девять метров. Дальше, согласно программе, нужно было послать сообщение с кодом собственной поломки внутрь, и на этом функция защиты хозяина могла считаться выполненной. Испорченную машину гибриды компании заведут в здание и отключат, а утром люди перепроверят полученные данные и утилизируют куклу. Но пройти сорок девять метров оказалось невозможно. «Переохлаждение внутренних органов – 48%» «Критическое переохлаждение кожных покровов» «Основная система отключена» «Резервная система будет отключена через 23 минуты 58 секунд» Если бы гибрид упал лицом в снег, резервная система отрубилась бы через 11 минут. А так Итаним успел развернуться и ударившись плечом о мусорный ящик, сползти по стене вниз и съежиться. Системы одна за другой отключались, подсвеченные на внутреннем экране красным. Терморегуляция. Боевой режим. Стабилизация. Двигательная система была в самом низу списка, вырубившись одной из последних. Оставалась резервная, позволяющая функционировать только в ждущем режиме. Послать сообщение в филиал IMT-Компани было невозможно. Итанимы были предназначены для работы в условиях жаркого климата. Специально сделанная серия для Чархи, где даже в самые холодные дни температура не падала ниже плюс тридцати. Легкие, маневренные, гибкие. Разработчикам и в голову не могло прийти добавлять данной модели устойчивость к холоду. Гибрид построил самый короткий маршрут к ближайшему филиалу, и все равно не успел дойти. Если бы он остался дома еще на час, то возможно, у него был бы шанс выполнить задание. Вот только ждать дольше было нельзя. «Осталось 49 метров. Перепроложить маршрут? Да/Нет» «Да» «Маршрут проложен. До конечной цели 49 метров» «Движение невозможно» «Резервная система будет отключена через 19 минут 57 секунд» Холодно. Рис уставился в одну точку. «Средний процент отклонения ответной реакции процессора от нормы – 24,1%» «Средний процент отклонения ответной реакции процессора от нормы 24,2%» Итаним ничего не делал, но процент продолжал увеличиваться. Холодно. Он не дойдет. Прекратит функционировать, не дойдя до цели сорок девять метров. Но для хозяина он больше не будет представлять опасность. Плохо, когда хозяин мертв. Хорошо, когда хозяин жив и ему не угрожает опасность. Собственная ликвидация ради безопасности хозяина – хорошо. Безопасность хозяина – основа каждой операционной системы. Жизнь хозяина – цель каждой куклы. «Переохлаждение внутренних органов – 53%» «Критическое переохлаждение кожных покровов» «Основная система отключена» «Резервная система будет отключена через 17 минут 55 секунд» Холодно. Датчики засекли движение на расстоянии двадцати пяти метров. Дальше резервная система не дотягивалась. Люди. Двое. Они неспешно прошли мимо, не сворачивая в узкий переулок. «Проложить маршрут? Да/Нет» «Да» «Маршрут проложен. До цели 49 метров» «Резервная система будет отключена через 16 минут 52 секунды» Шестнадцать минут. Сорок девять метров. Итаним рассматривал на внутреннем экране красные предупреждения, одновременно уставившись на грязный снег. После шестнадцати минут у него ничего не будет. Все закончится. Он прекратит функционирование. Хозяин будет в безопасности. Холодно. По улице снова кто-то шел. *** Заф зло пнул очередной снежный холмик. Увидев, что у одной из многоэтажек приоткрытую главную дверь и услышав странные звуки, доносящиеся с лестничной клетки, Чайка с надеждой заглянул туда. Но нашел не гибрида, а компанию пьяных людей, которые сразу же к нему прицепились с просьбами «помочь отпраздновать». Хирург не горел желанием «помогать», за что получил несколько оскорбительных высказываний в свой адрес и брошенную в лицо бутылку. Тару Заф поймал, но остатки алкоголя, выплеснутые из бутылки, попали на лицо. Аккуратно уложив пьяниц рядом с отопительными панелями, чтобы те не замерзли, пока «отдыхают», Чайка нечаянно облизнул губы. Да еще и надышался алкогольным запахом. Тошнота подступила внезапно, уже на улице, когда Заф принялся вытаскивать из кармана громко пищащий видеофон. Звонила Соня, уже успевшая вернуться на орбитальную станцию. – Кажется, я нашла твою куклу, – сосредоточенно щелкнув по клавиатуре и уставившись куда-то на один из не попавших в обзор камеры экранов, сообщила девушка. – Городские камеры засекли его на проспекте Веспы. Пару минут назад он прошел перед центральным банком, который недалеко от торговой галереи… Последняя камера, которая его поймала – перед баром «Семь священников», на улице Просвещения. Дальше все улицы просматриваются, но похоже, он никуда не ушел, а где-то застрял. Похоже, уже отключился. Заф мысленно прикинул направление и расстояние. Полчаса, если быстро идти от дома. Но, к счастью, Чайка искал в нужном направлении, и находился в двадцати минутах неспешной ходьбы от нужной улицы. – Как ты… – Подключилась к планетарной системе полицейского видеонаблюдения, – предугадала его вопрос Соня. – Держи координаты… Коротко поблагодарив ее, Заф запихнул видеофон в карман. На улице Просвещения он бывал, как и в «Семи священниках». Там праздновали день рождения Соломина пару месяцев назад и подавали вкусный яблочный сок. Чуть дальше была центральная библиотека Меги и главный филиал IMT-Компани. Двадцать минут неспешной ходьбы. Или десять минут бега. Или даже пять. Соня предупредила, что перезвонит, если заметит, что Итаним прошел под очередной камерой, но видеофон не издавал никаких мелодий. Сверив еще раз координаты, Заф прошел мимо бара, откуда доносилась негромкая музыка. Чуть дальше ярко светилось огнями здание IMT-Компани, похожее на волшебный замок. Дальше улица просматривалась камерами и ярко освещалась световыми панелями. По дороге медленно и важно ползли автоматические снегоуборочные машины. Все на Меге вот уже два десятка лет летали на флайерах, катерах и другом разнообразном воздушном транспорте, отдав дороги пешеходам. Хирург свернул в короткий узкий переулок, засыпанный грязноватым снегом и заканчивающийся тупиком. Сюда роботы-уборщики еще не успели заглянуть. Привалившись плечом к стене и головой к мусорному контейнеру, в метре от Зафа сидел гибрид. Снежинки продолжали неспешно падать, засыпая и оставленные босыми ногами следы, и саму скорчившуюся фигурку, и черные пластиковые мешки, не поместившиеся в контейнер и поэтому сваленные в углу. Словно оцепенев, Итаним смотрел перед собой, даже не моргая. Снежинки приземлялись ему на волосы, на ресницы – и не таяли. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 30 Хорошего всем понедельника!) А я взываю к мирозданию и смиренно прошу, чтобы мне удавалось больше писать в день. Очень надо. Прямо кровь из носу как.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 31 ======

*** Дорогу домой Заф помнил весьма смутно. Самым главным, самым важным было не дать окоченевшему гибриду окончательно замерзнуть. Завернутый в теплую куртку хирурга, Итаним неподвижно таращился в пространство перед собой, как никогда сильно похожий на сломанный манекен из магазина. В первую секунду Зафу показалось, что уже все. Что он опоздал, и исправлять уже что-либо слишком поздно. Но под задубевшей, превратившейся в ледяную броню майкой все еще билось сердце. Заф плохо помнил, как снимал с себя шарф и куртку. В память врезались только коротенькие отрывки. Как кадры, на которые разрезали видео. Превратившиеся в сосульки короткие медные волосы. Отсутствующее выражение лица у Риса. Белые от холода пальцы, сжатые в кулаки. Твердые, словно деревянные, пижамные штаны. И огромное облегчение от того, что сердце все еще бьется. Зафу даже дышать легче стало, словно все эти часы он провел, удерживая на плечах по огромному камню. А тут эти проклятые валуны наконец упали. Живой! Дышит! Облегчение было настолько велико, что хирург не выдержал, и, заворачивая и неся на руках гибрида, негромко ругался, костеря «дурачка» и «кочерыжного балбеса». Добравшись до дома, Итаним был сгружен в ванную прямо в одежде – выковырять гибрида из нее было труднее, чем устрицу из раковины. К этому моменту он уже частично отогрелся и стал понемногу «оживать» – моргать, чаще дышать. А через пару минут под теплым душем дернулся, пытаясь сесть. – Сис… тема заг-ру… – Помолчи уж, – вздохнул Заф, рассматривая синюшные губы гибрида. – Я догадался, что система загружена и готова к работе. – Т-требуется м-мед…цинское вм…шательство, – с трудом произнес Итаним, неловко подставляя руки под струи теплой воды. Обморожения третьей степени тяжести, высокий шанс частичного отмирания клеток кожи – определил хирург, с помощью ножниц избавив гибрида от мокрых грязных тряпок, в которые превратились почти новая футболка и пижамные штаны. Недавно в больницу привозили человека с похожими травмами. Обморожение было не по части Зафа, но он несколько минут потратил на наблюдения за другими врачами. А еще Итаним опять стал похож на обтянутый кожей скелет. Резервные системы создавались на случай, когда нужно было использовать куклу на полную катушку – прорваться через оборону врага, разобрать в кратчайшие сроки огромный завал, уничтожить во много раз превосходящего количеством противника или пройти много дней без пищи и без потери боевых качеств. Обычно после опустошения резервных систем от гибридов мало что оставалось. А у куклы, вес которой старались снизить до минимума, резервная система была крошечной, в добавок к этому – не рассчитанной на холодный климат. – Я на тебя одежды не напасусь, – проворчал Заф, сходив в спальню и вернувшись с последней чистой пижамой, которая обнаружилась в шкафу. Хотелось ругаться и ворчать. Поставить дурачка, который заставил его так поволноваться, в угол. Эту пижаму ему подарила Соня незадолго до появления гибрида, кажется, в день знакомства, но Чайке не удалось еще примерить «дар». Вытащенная из темной плоской коробки, пижама оказалась зеленой, в меленькие белые цветочки с оранжевыми сердцевинами. Стоять и ждать, пока Итаним неловко, скособочившись, рискуя в любую секунду рухнуть и убиться о дно ванной или о ее высокий бортик, попытается выбраться, Заф не стал. Вытянул Риса из воды, тщательно вытер и помог одеться. Пальцы гибрида почти не работали. В спальню хирург принес почти все одеяла, но не стал сразу укрывать ими Итанима. Сначала тщательно осмотрел руки. Потом сходил на кухню, чтобы вернуться с остатками торта и кружкой горячего молока с медом. Следом за этим Заф вытащил из шкафа плоскую коробку, достав из нее одноразовый шприц и ампулу и сделав Рису укол в плечо. – Ты совсем дурак, – снова вздохнул Чайка. Внутренности скручивало в тугой комок боли. Итаним наконец перестал бездумно смотреть в пространство, сфокусировав взгляд на его лице. – Дурак, – повторил Заф. – Кто же по улице зимой бегает в одной пижаме? Посмотри, что ты сделал! Замерз, обморожение получил, еще заболеешь… – И-исправное ф-функционирование хозяина при-прио-ритетнее ф-функционирования к-куклы. – Зачем ты вообще сбежал?! – Выполнялась программа защиты хозяина. – От скуки? – Не выдержав, перебил гибрида хирург. Итаним моргнул, переваривая вопрос. – О-овет от-отрицательный. Б-было произведено с-сканирование. Ср-редний процент отклонения ответной р-реакции процессора от нормы 24,2%. Техническое оборудование типа «киборг», подтипа «гибрид», в-версии Itanim GiVar ver.12 пр-ризнается б-бракованным при превышении 11,3% отклонения ответной реакции процессора от н-нормы. Я не могу считаться безопасной моделью. – Речь у гибрида замедлялась с каждой секундой. – И что? – Я п-представляю угрозу для хозяина. Б-была совершена попытка нападения на хозяина, вызванная п-превышением среднего процента отклонения… – Ты не нападал, – возразил Заф. – Был активирован боевой режим, направленный против официального владельца. После стольких нервных минут Чайке показалось, что произошедшее вчера было очень давно. Как минимум пару лет назад. – Но ты не напал на меня. – Вероятность данного поступка составляла 82 процента. – Еще медленнее произнес Итаним. – И поэтому ты решил замерзнуть насмерть в подворотне?! – Была предпринята попытка дойти до филиала IMT-Компани. Так как ваша вина в данных неполадках отсутствует, по правилам компании вам обязаны бесплатно выдать любую модель гибрида в этой ценовой категории, либо получить скидку до 30% на все более дорогостоящие модели. Заф ощутил, что постепенно начинает злиться все больше. Тошнота усилилась. – Значит так, – пройдясь пару раз по комнате от окна к шкафу, хирург хмуро развернулся к гибриду. Потом снова присел на кровать, взяв одно из одеял. – Я не хочу, чтобы ты выходил из квартиры без моего ведома и в пижаме. – Приказ сохранен. – Я не хочу, чтобы ты пытался себя убить, будь то попытка замерзнуть на улице, предложение отправить тебя на ликвидацию или самостоятельный поход в IMT-Компани. Ясно? – Приказ сохранен, – медленно, растягивая гласные, повторил гибрид. Чайка укрыл его еще одним одеялом. Тщательно подоткнул с боков. – Дать бы тебе подзатыльник за твои глупости… – не выдержав, мечтательно протянул хирург, и сразу же пожалел о собственных словах. Рис зашевелился, пытаясь сесть. Движения у него были рваные, неточные, как у куклы на ниточках. – Давайте. Заф несколько раз глубоко вдохнул, пытаясь вернуть себе самообладание и перестать тянуться к голове гибрида. – Ты просто издеваешься. Лежи. Не буду я тебя бить. – Но процент правды в ваших словах… – Рис, я не бью детей. Итаним внезапно закашлялся, прекратив попытки сесть. Видимо, вчерашняя простуда наложилась на обморожение и переохлаждение. – Мне просто заняться нечем, кроме как постоянно тебя лечить от чего-то, – устало вздохнул Заф, понимая, что даже оставшимися двумя ампулами дело не исправить. – Прямо сплю и вижу. Как бы я жил вообще без такого времяпрепровождения? – Спросил себя хирург и сам же ответил. – Наверное, я бы сильно скучал. Хмуро посмотрев в серую муть за окном, Чайка затемнил стекло, на всякий случай завесив его еще и шторой. Потом тщательно проверил, закрыта ли входная дверь и вторая, ведущая в спальню. Только после повторной проверки всех окон в квартире Заф позволил себе снять кофту и деактивировать датчик. Шевельнул крыльями, разминая их. Задумчиво тронул футболку – она весьма предсказуемо разорвалась на спине. Снова присев на кровать, хирург потрогал лоб у гибрида. Тот был уже горячим. – Спи. Тебе нужен сон. *** Гибрид лежал на боку под одеялами, закрыв глаза и подтянув ладони к груди. Заф осторожно, самыми кончиками пальцев прикоснулся к его лбу. Горячий. Приказ он отдал однозначный, заключающийся в одном коротком слове «спать». Рис так и сделал, закрыв глаза и ровно засопев, не предпринимая никаких попыток задать вопрос или возмутиться. Младшие братья Зафа от вопросов бы не удержались. Чуть поведя плечами, хирург пошевелил крыльями. Медленно, с задержкой, провел ладонью над головой Итанима, почти касаясь темных волос. Песня – тихая, спокойная, медленным ручейком бежала вперед. Загибалась, делая петлю, и возвращалась к собственному началу, но не становилась от этого нудной или неинтересной. Заф пел едва слышно, но все равно слабо ощутимый свет из затемненного окна двигался, подчиняясь словам, складывался в причудливые фигуры. Словно тень от дерева шевельнется на ветру, пролетит по стене призрачная быстрокрылая птица, или по блеклой травяной степи пройдет волна, превращая ее в море. – I men o, a ime A ime se tinove, I to ri, I se te I se te no niteki… (1) Сложив крылья, Заф снова потрогал Итаниму лоб. Жар спал. Светлые лучи на стенах затрепетали и исчезли. Комната вновь приняла свой обычный, скучный и типовый вид. Только серые перья на белых крыльях еще около минуты сохраняли слабое свечение. Осторожно поправив одеяло гибриду, лае вышел из спальни, беззвучно прикрыв за собой дверь. Лишь оказавшись в коридоре, Заф позволил себе прислониться плечом к стене и закрыть глаза. На виски тяжелым обручем легла усталость. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 31 (1)Первая из колыбельных песен лае. Дословного перевода не существует. В данный момент энтузиастами из Отдела ведется попытка создать примерный перевод. Этот язык в равной степени относится в четырем крылатым расам – ..., ..., ..., .... Особенность языка в том, что у лае отсутствуют склонения “он/она”. Данная особенность обусловлена анатомическим строением крылатых. За дальнейшей информацией обратитесь в Отдел. П.С. Почти закончена первая часть.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 32 ======

*** Внутренности перестало выкручивать только под утро. Заф успел обругать себя всеми словами, которые только знал. Легче не становилось. Выждав еще полчаса для верности, хирург все же рискнул уйти от «фаянсового постамента» на кухню. – Можно умереть? – Любопытно уточнил Мир, покосившись на бутылку на столе учителя. – Легко, – кивнул Вольф, открутив крышку и сунув горлышко под нос двум ученикам. – Гадость! – Одновременно скривился и Мир, и Заф. Чтобы кто-то по доброй воле решил сделать глоток яда? – Крепость – девяносто пять объемных градусов – довольно пояснил хирург. – Спирт питьевой… Вольф еще покачал бутылкой, а потом сам заглянул в узкое горлышко. – Когда меня перепродавали, то заставили выпить два стакана. Я двое суток лежал пластом и думал, что умру… – Лае на мгновение замер, словно всмотревшись внутрь себя. Потом встрепенулся, заулыбавшись. – Для нас смертельная доза – восемьсот миллилитров, выпитые в течении пяти часов или быстрее. Но плохо будет и от одной капли. Заф, тебе – особенно. Едва Заф щелкнул тумблером чайника, из спальни послышался сдавленный кашель. Вздохнув, хирург потянулся к аптечке, еще со вчерашнего вечера позабытой на столе. К моменту, когда Заф зашел в спальню, гибрид уже выбрался из-под одеял и теперь сидел на краю кровати, попеременно сгибая и разгибая пальцы. На звук открывшейся двери Итаним вскинул голову, уставившись на хирурга. – Доброе утро, – вздохнул Чайка. – Система запущена и готова к работе. Общее состояние – удовлетворительное. Средний процент отклонения ответной реакции процессора от нормы 25%, – ровным механическим голосом сообщил гибрид, пропустив приветственный блок. – И что ты хочешь этим сказать? – Устало поинтересовался Заф, поставив кружку с горячим чаем на прикроватный столик. Туда же перекочевала пластинка с таблетками и сироп от кашля. – Рекомендуется немедленная утилизация данной модели. – Равнодушно пояснил Итаним и закашлялся. – Рекомендуется принудительное лечение данной модели посредством таблеток, чая, сиропа и ремня! – Не удержавшись, передразнил механический голос Чайка, и мгновенно смутился. – Извини. Не сдержался. Подняв одно из упавших на пол одеял, он встряхнул его и набросил Рису на плечи. Гибрид следил за его действиями одними глазами, замерев и словно бы превратившись в манекен. – Пей. – Коротко приказал Чайка, вручив Итаниму в руки горячую кружку. Потом поджал крылья и сел на краешек кровати. Все утро шло наперекосяк. И вроде бы было все хорошо. Гибрида Заф нашел. Тот умирать в ближайшее время не собирался, что было несомненным плюсом. Последствия обморожения и переохлаждения хирург убрал. Тоже неплохо. Можно было снова поругать себя – если бы не отравился, то сил хватило бы и на простуду. Но что теперь делать, Заф представлял весьма смутно. Вылечить, накормить, предотвратить надвигающийся бронхит или воспаление легких – это, без сомнения, нужно было сделать. Но вот дальше… «У него в голове такая каша» – эхом отдавался в ушах голос Сони. Думающая кукла. Живой гибрид. Росток, пробившийся, проросший сквозь твердые камни и сухую почву. И он, Заф, собственными руками пересадивший эту ломкую веточку. Давший толчок к развитию. Заф почти привык к мысли о том, что в его квартире жил биоробот с программой имитации личности, которого можно, закрыв глаза, считать разумным. Но к тому, что «биоробот с программой имитации» оказался мыслящим без помощи ИИ – хирург был категорически не готов. И вот что делать теперь с этим знанием – было совершенно непонятно. Как относиться к гибриду? Что с ним делать вообще? Объясниться? Но поймет ли Итаним? А если поймет – то какие выводы сделает из этого? Рис снова закашлялся, продолжая сжимать в ладонях кружку. Шмыгнул носом. Потянувшись к тумбе, Заф выщелкнул из пластинки две таблетки. Протянул их гибриду. – Вот, выпей. Итаним молча выполнил приказ, а потом уставился на бутылочку с сиропом. На обертке красовалась неестественно яркое изображение ягод малины. – Есть хочешь? – Попытался угадать Заф. – Недостаток… – Гибрид замолчал. Голос у него окончательно осип. – Уровень энергии – низкий. Рекомендуется восполнение энергии. Яиц в доме не было, мясо, позабытое на столе, уже давно высохло и растеряло всю свою прелесть вкупе со свежестью, поэтому Зафу ничего не оставалось, как приготовить кашу с забытыми в морозилке сосисками. Завтрак прошел в молчании. Итаним поглощал кашу, время от времени бросая короткие взгляды на баночку с настоящим вареньем, позабытым на столе. Его, вместе с лекарствами и тортом достала Соня, не обращавшая внимания на такие мелочи, как цена некоторых продуктов. – Если так хочешь попробовать, то бери и ешь ты это варенье, – не выдержал в итоге Заф. Гибрид моргнул, а потом отложил вилку, потянувшись к баночке. Закончив с кашей, хирург отошел к окну. – Тебе так будет вкусно? Итаним, сначала просто попробовавший варенье, а потом принявшийся равномерно намазывать его на сосиску, замер. – Пищевая ценность – высокая, – начал он, но Заф только вздохнул. – Сосиску можно так съесть, а варенье лучше в кашу добавить, – проворчал он, невольно вспоминая младших братьев. Те тоже какое-то время ели буквально все со всем. И соленые пироги с капустой уминали вместе с апельсинами, и молоко пили с рыбой… На их фоне страсть Карма к печеным слоечкам была простой невинной шалостью. Заф снова посмотрел в окно. Семнадцатый этаж в спальном районе считался невысоким, чуть ли не в землю утопленным. Хотя ближе к центру дома достигали и сотни, и двух сотен этажей. Сейчас же за окном бушевала метель, мешая рассмотреть даже соседний дом. Протянув руку, хирург лениво попытался отщелкнуть пальцем снежинку, прицепившуюся к стеклопакету. Это ему не удалось – снежинка была с внешней стороны. Хотелось стоять у окна и просто смотреть в белую метель на улице. Или спать, завернувшись в одеяло. Или устроиться на диване, и, сделав большую кружку горячего шоколада, читать что-то интересное. Или даже вернуться домой, сделав вид, что все произошедшее – не более, чем плохой сон. Но вернуться вдвоем было нельзя, а одному… Категорически нельзя. Обсуждать щекотливые темы тоже не хотелось. – Рис, я очень тебя прошу – не сбегай больше. То, что ты называешь отклонением реакции процессора – это не отклонение. Это… – понимая, что оттягивать момент можно долго, как и ходить вокруг истины, Заф решил рубить крыло сразу, а не по частям. – Соня… В общем, я знаю, что ты думаешь. Ты разумный. За спиной не раздавалось ни звука. – Я не знаю, был ли ты разумным до знакомства со мной, или это я тебе так «помог»… Я не хочу, чтобы ты умирал только из-за своего глупого «отклонения реакции». Постояв еще немного, Заф обернулся. Итаним все так же сидел на стуле, уставившись на недоеденную сосиску в окружении щедро политой вареньем каши. На кухне повисла тишина. – Я опасен, – наконец «отвис» гибрид. – Глупости, – отмахнулся хирург. – Согласно правилам IMT-Компани… – Рис, – перебил его Заф. – Я не сдам тебя на проверку. Я не верну тебя в магазин. Не продам. Не убью. Не брошу замерзать на улице. Понимаешь? – Я сломан, я могу напасть на вас, – не унимался Итаним. – Для вашей безопасности… – Будет лучше, если ты перестанешь бегать по городу в одной пижаме и обращаться в филиалы

IMT

с просьбами о твоей утилизации. На тебя могут обратить внимание. Понимаешь, что если ты попадешь в лабораторию, то я тоже буду в опасности. – Почему? – Сипло уточнил гибрид. – Я лае. Если тебе будет грозить опасность, то я пойду тебя выручать, – сначала Заф попытался объяснить все с точки зрения психологии, но потом плюнул и принялся объяснять своими словами. – Я так устроен. И может оказаться так, что, спасая тебя, я раскроюсь. Это будет плохо. Я буду в опасности, если все узнают, кто я такой на самом деле. Сначала хирургу показалось, что гибрид прицепится к фразе и станет занудно выяснять точный смысл каждого слова. Итаним молчал около минуты, потом оторвал взгляд от тарелки. – Я сломан. Я опасен. – Повторил он, и Зафу захотелось постучать себе по голове. Вместо этого хирург уселся на стул напротив гибрида. – Послушай. Я отказался от своего дома из-за тебя. Тогда, в ангаре, ты сказал, что тебе больно. Я не смог поступить по-другому. И теперь я могу вернуться домой лишь после твоей смерти. Понимаешь? На этот раз Рис молчал намного дольше, вперившись взглядом в тарелку. – Моя ликвидация – плохо? – Да, плохо. Очень плохо, – вздохнув, согласился Заф. – Мое функционирование подвергает вашу жизнь риску. Моя ликвидация – плохо. Нелогично. Необходимо пояснение. Хирург вздохнул. Разговор не получался, не клеился. – Рис, чего хочешь ты? – Наивысший приоритет – безопасность хозяина. – Ровно отбарабанил гибрид, только после позволив себе кашлянуть. – Предположим, моя безопасность абсолютная. Чего ты захочешь в этом случае? – Поддерживать безопасность хозяина. – Хорошо, поддерживаешь. Мне ничего не угрожает и не может угрожать. Что бы ты хотел делать дальше? Ответ пришлось ждать долго. Сначала гибрид уставился себе в тарелку, потом поочередно изучил стену за спиной Зафа, его крылья и мойку. И только потом, посмотрев хирургу в лицо, Рис открыл рот. – Быть. Слово было произнесено едва слышно, и сопровождалось еще одним приступом кашля. – Повтори. – Быть. Функционировать. Заф вздохнул. Зря он сейчас вообще начал этот разговор. Лучше подождать, пока Итаним поправится. – Давай так. Сейчас ты доедаешь и отправляешься в постель. Пока не выздоровеешь, разбираться в этом мы не будем. А то у меня ощущение, словно я тебя мучаю. – Ответ сохранен, – кивнул гибрид. *** «Пока не выздоровеешь, разбираться в этом мы не будем». «Анализ завершен» «Отключить регенерацию? Да\Нет» «Да» Рис вытянулся под одеялом, прислушиваясь к шагам хозяина на кухне. Разбираться. Разбирать. Рис хочет быть. «Функционировать» – слово подобралось в базовом словаре. «Функционировать корректно без вреда для владельца» «Заблокирован непроизвольный мышечный спазм» Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 32 Пищевые извращения передаются воздушно-капельным путем.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 33 ======

*** «Работоспособность 100%» «Уровень энергии 96%» Итаним еще немного посверлил взглядом холодильник, после чего отвернулся к окну. Благодаря отключению регенерации лечение растянулась на две недели. В отсутствие хозяина гибрид ничего не ел и не пил, и только приказ с принятием лекарств обойти никак не удавалось. «Пока не выздоровеешь, разбираться в этом мы не будем». «Заблокирован непроизвольный мышечный спазм». Стоило Итаниму прокрутить в памяти эту фразу, как приходилось блокировать часть двигательной функции из-за появляющихся непроизвольных мышечных спазмов. Вариант снова оказаться на улице и перемерзнуть был хорош, но Заф запретил покидать квартиру без разрешения и босиком. И в обуви тоже было запрещено. Обойти этот приказ тоже не удавалось. Рис посмотрел на редкие снежинки, медленно падающие вниз. Можно было бы съесть их, налипших на подоконник. Но предварительный анализ показал, что даже с отключенной регенерацией гибриду нужно будет съесть около трех килограмм снега, чтобы получить интоксикацию. За день столько из окна не выловить. Выпрыгнуть из окна было нельзя. Шанс выжить после падения с семнадцатого этажа был около 18% – слишком мало. Просканировав кухню еще раз, Рис подошел к плите. *** – Мне очень, очень жаль, но я действительно занят, – в сотый раз повторил Заф, придерживая видеофон плечом. В руках у него были пакеты, и кнопку вызова лифта пришлось нажимать локтем. После взрыва в «Девяточке» хирург предпочитал закупаться в магазинчиках поменьше, расположенных ближе к работе. Это немного сказывалось на времени и было не так удобно, но зато казалось (хотя бы на первый взгляд) чуть более безопасно. – Да, это правда. Я на самом деле занят и не могу посетить эту конференцию, – старательно добавляя в голос искренности и грусти, сообщил лае. Ему хотелось просто отключить видеофон и внести номер в черный список, но правила приличия этого не позволяли. Все плохое заканчивается рано или поздно, и выйдя из лифта, Заф облегченно вздохнул, услышав в наушнике ровные гудки. Соломин был хорошим человеком, но иногда поступал странно. То сайт с тестированием кукол сбросит, то вот как сейчас – поедет на конференцию по передовой хирургии и пригласит Зафа с собой. Буквально за полтора часа до официального отлета транспортного судна, везущего приглашенных на Орлицу. Все плохое рано или поздно заканчивается, и начинается неизвестное. После работы хирург каждый день торопился домой, с ужасом ожидая, что в этот раз натворит гибрид один в квартире. Возиться с ключом не пришлось. Рис, услышав его чуть ли не от лестничного пролета, открыл дверь и отступил на два шага назад, пропуская хирурга. Уже хорошо. Значит, он не наелся стирального порошка, как четыре дня назад, и не пускает пену в ванной... Может, гибрид наконец-то успокоился? – Спасибо, – так действительно было удобнее, чем сначала перекладывать пакеты, расставлять их на полу, шарить по карманам в поисках ключа, открывать дверь, брать пакеты и заносить их в квартиру. – Чем это пахнет? Из кухни тянуло сожженным мясом. Занеся пакеты, Заф ощутил приступ тошноты. Не пахло, а воняло так, что непроизвольно заболел желудок. Итаним замер на пороге, бездумно таращась в пространство. – Ты пытался пожарить отбивную и превратил ее в угли? – наугад предположил лае, сгружая пакеты на стол и быстро открывая окно. Вентиляция не справлялась с настолько мощным запахом. Но заглянув в холодильник, Заф обнаружил в прозрачном контейнере сырое мясо, которое, в теории, должно было стать сегодняшним ужином. Нехорошее подозрение подняло голову, принявшись расти под сердцем. Неужели не успокоился? – Ответ отрицательный. – Тогда что так пахнет? – Слой эпидермиса. Хирург развернулся к киборгу. Рис все так же стоял в проходе, одетый в домашние штаны и в новенькую зеленую кофту с воротником, заведя руки за спину. Вот только выглядел он чуть бледнее обычного. Чайка молча расстегнул куртку, чуть встряхнул, после чего повесил ее на спинку стула. – Покажи руки, – скомандовал Заф, начиная догадываться. Правая рука рыжего была в порядке. Левая… Хирург перехватил запястье, разворачивая чужую ладонь. Кожа была сожжена до мяса. Даже пузырей от ожогов не было – не на чем им было появиться. Зафа начало подташнивать. Это же как надо было умудриться? Зачем такое делать? Это же больно! А вот кофта была целой, только аккуратно был закатан зеленый рукав. – Идиот. – Хирург сглотнул, продолжая держать Итанима за целое запястье. – Кто тебе приказал это сделать?! Итаним моргнул. – Я сам. – Зачем?! Ты что, совсем дурак? Обожженные пальцы сжались, разжались. На лице Риса не дрогнул ни один мускул. – Было принято решение спровоцировать временное выведение себя из строя. В последнее время Итаним все чаще использовал вместо безликого «данная модель гибрида» собственные местоимения. Я. Меня. Мое. Зафа это радовало. Посовещавшись с Соней, хирург пришел к выводу, что Рис только начал себя осознавать. Действительно, было бы странно обнаружить создание, которое только начало развиваться, и уже является психологически зрелой особью... Но эти его попытки «временного выведения себя из строя» не радовали ни капли! И вот такая напасть! Что толкнуло Риса на то, чтобы сжечь до мяса собственную руку?! Хирург постарался выдохнуть как можно медленнее, беря эмоции под контроль. Мазью такой ожог не уберешь. А ампул, кажется, больше нет. – Зачем ты это сделал? С ответом Рис помедлил. – Пока не выздоровеешь, разбираться в этом мы не будем, – наконец сообщил он, полностью повторив не только голос Зафа, но и все его интонации. Будто запись прокрутили. Осторожно отпустив чужое запястье, лае посмотрел на гибрида. Тот все так же продолжал стоять, держа на весу поврежденную руку и сохраняя а лице маску вежливой машины.

– …! – Злость накатила на Чайку, словно опрокинутая кастрюля с кипятком. Ему хотелось ругаться, хотелось дать Итаниму затрещину, потрясти его. Но вместо этого Заф снова глубоко вздохнул, собираясь с мыслями. – Иди в ванную. Быстро.

Вытащив аптечку, хирург хмуро посмотрел на унылый тощий тюбик с заживляющей мазью. Пошарив на кухне, достал небольшой и острый нож для резки фруктов. Зайдя в ванную, Заф обнаружил Риса, забравшегося внутрь прямо в одежде и носках. Хорошо еще, что гибрид не додумался включить воду. Сдерживая ругательства, Чайка коротко приказал ему вылезти и занести поврежденную ладонь над раковиной. С грохотом опустив на стиральную машинку аптечку, хирург принялся тщательно закатывать Итаниму рукав кофты. – Я даже не знаю, что на это сказать, – наконец проворчал Заф, воюя с чужим рукавом. – Вот зачем? В чем вообще мы не будем разбираться-то хоть? Закатав рукава собственной рубашки, хирург поставил на полочку перед зеркалом бинт и белый тюбик антисептика. Взяв нож в правую руку, левой снова перехватил запястье гибрид. Завел над раковиной. Включил воду. – Пока не выздоровеешь, разбираться в этом мы не будем, – снова повторил не своим голосом Итаним. – Пока не выздоровеешь, разбираться в этом мы не будем. Заф замер, ощущая, что чужое тощее запястье под его пальцами окаменело. Что весь гибрид замер, как-то сжался, съежился. Как испуганный ребенок, который боится и ждет, что сейчас ему будут делать больно. Что сейчас ему сломают руку, или сдерут заживо кожу. Но не понимающий, что ему всего лишь хотят помочь. – Не хочу! Зааааф! Не хочу!! Громкий крик доносится из кабинета, скачет по коридору, эхом отражается от стен. Заф пытается прийти на выручку, помочь – но старший брат крепко держит за основание крыльев, не давая даже шанса освободиться. Младшие братья сидят, прижимаясь друг к другу, настороженно переглядываются. Держатся за руки. Сидящий ближе всех Ил одной рукой судорожно цепляется за рубашку Карма. – Заф, не глупи! Ты не сможешь вечно подбирать за Ирином перышки! – Раздражённо произносит Карм. Он уже устал повторять эту фразу. – Это просто прививка! Ее нам всем делали пару минут назад! Это же не больно ни капли! Вопли смолкают, и наконец дверь отрывается. Из кабинета стрелой выскакивает зареванный, взъерошенный Ирин. Карм убирает руку, позволяя брату подхватить младшего на руки и успокаивающе обнять крыльями. Вся злость, все раздражение на глупого гибрида растворились, смылись стыдом за собственное поведение. – Пока не выздоровеешь, разбираться в этом мы не будем. – Снова произнес Рис голосом хирурга, но на этот раз – почти неслышно. – Пока не… Заф вздохнул. – Держи руку вот так. Ладонью вверх. Не шевелись. – Для «полного счастья» не хватало бы еще, чтобы Рис начал вырываться. Проведя ножом под струей воды, лае приложил лезвие к собственной левой ладони, надавил. Красная капля скользнула по коже и сорвалась, упав на запястье гибрида. Вторая. Третья. Хирург потянул лезвие вниз, разрезая кожу на своей ладони. Теплая кровь закапала на обожженные пальцы. Красная с золотыми искрами. Заф нахмурился, не отнимая лезвие от руки. Беззвучно зашевелил губами. Итаним молчал. На внутреннем экране высветились строчки кода. «Ошибка» «Установить состав вещества невозможно» «Повторить попытку анализа? Да/Нет» «Да» «Ошибка» «Внимание» «Предположительное время для полной регенерации – 38 часов» «Ошибка» «Предположительное время для полной регенерации – 29 часов» «Ошибка» «Предположительное время для полной регенерации – 15 часов» «Ускоренная регенерация отключена» «Предположительное время для полной регенерации – 7 часов» «Ошибка» Кровь продолжала капать на обожженную кожу. Информация от поврежденных рецепторов поступала с задержками. Заф отложил нож на край раковины, опустил левую руку Итаниму на поврежденную ладонь. Но Рис уже все увидел. Там, где капнула кровь лае, кожа гибрида восстанавливалась. Прямо на глазах. А Заф пел. Негромко, на грани слышимости. Итаним снова пошарил в словаре, но не смог определить язык. «Предположительное время для полной регенерации – 4 часа» «Ускоренная регенерация отключена» «Предположительное время для полной регенерации – 2 часа» Хирург замолчал. Крутанул правой рукой кран, и сунул под полившуюся воду ладонь Итанима. – Болит? Гибрид просканировал себя еще раз. Отрицательные данные от рецепторов отсутствовали. Дождавшись, пока Заф промокнет запястье полотенцем, Итаним пошевелил пальцами. Потом перевел взгляд на руку хирурга. Там, на большой ладони смутно белел узкий длинный рубец. – Не болит. – Рис снова перевел взгляд с собственных пальцев на руку Зафа. Чайка только вздохнул. – Пожалуйста, больше не делай ничего, что может нанести тебе вред… – В следующую секунду Заф понял, что все еще злится. – А за такое тебе по крыльям надавать надо! Рис моргнул. – Данная функция невозможна ввиду отсутствия у данной модели крыльев. – Значит, выпороть, чтобы поумнел! – Существует прямая пропорциональность тому, что уровень IQ зависит от количества порки? – Существует прямая пропорциональность тому, – раздраженно проворчал Заф, – что количество часов, которые ты проведешь в углу и без сладкого, зависит от масштабности твоей следующей попытки себе навредить! Итаним, уже открывший рот, озадаченно заморгал в попытке обработать данную фразу. Получалось плохо. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 33 Да, эта прямая пропорциональность существует. Официально могу сказать, что первая часть рассказа мной дописана) До конца еще две, может быть три главы, в зависимости от того, как я их разобью.

уходит шуршать и править вторую часть

====== Часть 1. Гибрид. Глава 34 ======

*** Несмотря на сильнейшее желание, Заф так и не отправил Риса в угол. Вручил яблоко и отправил в «ссылку» в гостиную «думать над своим нехорошим поведением, и просчитывать последствия собственных поступков». Яблоко было съедено, но гибрид так и не понял, в чем заключается смысл и «ссылки» и такого «наказания». Причина, по которой хирург был недоволен, с трудом, но установилась – хозяин злится, когда его собственность себя портит. Дальше же процессор тормозил и буксовал. Хорошо же домашним моделям кукол! Логика у них просчитана намного качественнее, программа имитации личности одна из лучших, а еще в базе данных прописаны все варианты реакции на действия хозяев! Рис подключил вторую систему СИ, но получилось не очень. Судя по всему, он сделал что-то неправильное, чем расстроил Зафа. Был предложено решение «пойти и извиниться» в двадцати девяти вариантах. Тут уже программа самообучения встала на дыбы, мигая красным на весь экран и сообщая, что вероятность получить по спине подушкой и быть вытолканным в другую комнату составляет более семидесяти двух процентов. К моменту, когда Заф перекипел и взял себя в руки, рассортировал продукты в холодильнике, поставил вариться картошку и наконец заглянул в зал, Рис успел сделать по комнате сорок пять кругов и теперь заходил на сорок шестой. Завидев хозяина, гибрид замер, превратившись из маятника в статичную фигуру. Глубоко погрузившись в попытку найти наиболее приемлемое решение для двух систем, Итаним отключил блок, отвечающий за внешнюю мимику, и не успел вернуть его сразу. – Подумал? – Хмуро спросил Заф, остановившись на пороге. – Да. – Гибрид рискнул дать положительный ответ. Программа имитации личности была солидарна с СИ хоть в одном – с хозяином сейчас нужно было соглашаться. – И до чего додумался? Итаним подвис, выбирая вариант ответа. – Вам доставляет психологический дискомфорт факт, что ваша собственность портит себя и таким образом снижает свою материальную ценность, – наконец ответ подобрался. Судя по выражению лица Зафа, данный ответ оказался неверным. Уйдя на кухню, хирург почти сразу вернулся обратно и вручил гибриду йогурт в пластиковом стаканчике и ложку. Такая пища Рису нравилась – особенно, если йогурт был с малиновым наполнителем. После этого Заф уселся на диван, взяв в руки планшет. Привычно пробежался по просмотренным страницам поиска, открыл очередную ссылку. – Мне больно, когда ты себя калечишь. – Спустя пару минут произнес хирург. Гибрид, уже успевший усесться на пол и ополовинить содержимое стаканчика, вскинул голову. – Больно? – Больно. – Кивнул Заф, и посмотрел на Риса поверх виртокна. – Из-за тебя я отказался от своего дома. У меня там и братья остались, и друзья, и отец… А ты… Рис подождал, но окончания фразы не последовало. – А я? – Через сто тридцать девять секунд гибрид не вытерпел. – А ты – глупый ребенок, – со вздохом припечатал хирург. – Разбираться – корень от слова «разбирать». Верно? – Да, – подтвердил Итаним, отправляя в рот очередную ложечку йогурта. – А теперь подумай, как я могу тебя разбирать, если мне больно, когда ты себя калечишь. Рис подумал. Потом снова подумал. Подключил систему СИ и в третий раз повторил попытку. – Ответ неизвестен. – В итоге выдал гибрид. – Никак не могу. Ты под моим крылом, поэтому я обязан защищать тебя и оберегать от опасности. Я подразумевал, что мы с тобой со всем разберемся. Разъясним все детали. На словах. У меня и в мыслях не было разбирать тебя буквально… Но если ты снова что-то себе сделаешь, я точно лишу тебя сладкого на неделю. И в угол поставлю. «Лишу тебя сладкого на неделю» Такую фразу Итаним уже слышал, и не раз. Когда смотрел разные фильмы про взрослых людей и их не достигших совершеннолетия отпрысков. Обычно к этим словам добавлялось что-то «никаких вечеринок до конца года» или «ты лишаешься карманных денег до конца месяца». В чем же заключается угроза «поставить в угол» гибрид не понимал. Однажды даже, после просмотра очередного фильма, постоял в углу, пытаясь понять смысл. Нормальные ощущения, ничем не отличающиеся от стояния в центре комнаты или в коридоре. Вот сидеть удобнее – меньше энергии задействуется, и легче в ждущий режим уйти. Рис поскреб ложкой по стенкам стаканчика. Йогурт как-то слишком быстро закончился. Вот «лишить питания на неделю» звучало бы гораздо серьезнее. Гибрид помнил ангар, и теперь знал, как называлось то чувство. Голод. Голод и ощущение собственной бесполезности. Второе было прописано в программе, и данного явления необходимо было избегать. В рекламе всегда рассказывали, что новая модель куклы IMT-Компани намного более полезна и удобна в обращении, чем старая. Хорошо, что Заф не смотрел рекламу. Покосившись на виртокна, Рис заметил на одном из них изображение древней статуи. Помявшись, гибрид перебрался с ковра на диван. Теперь под изображением была видна надпись, сообщающая, что данный образец античного искусства хранится в частном музее и не открыт широкой публике. Это была фотография статуи из камня (предположительно мрамор – выдал процессор) изображающая человека в одежде в складку, с большими горбами за спиной. В одной руке он держал перо, в другой бумагу. Тоже каменные. Внимательно рассмотрев увеличенное изображение, хирург щелкнул, выбирая следующую картинку. Теперь статуя была сфотографирована в профиль, и странные горбы идентифицировались как крылья. По законам аэродинамики с такими крыльями и при таком росте взлететь было маловероятно. – Это лае? – Уточнил Итаним. Странно. Подобного изображения не выпадало, когда Рис искал информацию по неизвестной расе. Заф на мгновение скосил на него взгляд. Видимо, так увлекся, что не обратил внимания не перемещения гибрида по комнате. – Нет. Так люди изображали ангелов много столетий назад. Чтобы арфа, балахон в складочку, перо с пергаментом или еще что, и маленькие крылышки. Изображений лае я так и не нашел. Возможно, мы ошиблись, и в этом мире действительно никогда нас не было. Или же сведения о нас стерлись из людской памяти. Рис попытался представить Зафа в балахоне в складочку и с пером и пергаментов в руках. – А какие лае? – Такие, как я, – просто ответил хирург. Итаним смерил его серьезным взглядом, отчего Заф поспешил раскрыть свой ответ. – Но я не ангел. Их раса вообще-то поги… Пропала. Осталось несколько. Один из них – мой начальник. – У него тоже одежда в складочку и в руке арфа? – Уточнил Рис. Чайка забулькал, закрывая себе ладонью рот. – Нет у него в руках никаких арф. И складочек тоже нет. Илья чаще всего носит рабочую форму. Или же простую одежду – штаны и рубашки. Гибрид попробовал представить непонятного начальника Зафа в рабочем комбезе. Потом – в сером с оранжевыми маркерами. Программы для подобного не было, да и внешности ангела Рис не знал. Поэтому, помучавшись несколько минут, гибрид снова поскреб ложечкой по стенкам стаканчика, и спросил. – А что означает фраза «ты под моим крылом»? Если Итаним неправильно воспринял фразу про «разобраться», то будет более эффективно уточнить еще и это. – В общих чертах – я взял тебя в свою семью. – Подумав, ответил Заф. – Это как… Не знаю, не могу подобрать слово на этом языке. Если бы у тебя была связь, я бы попробовал как-то… Передать, что ли, что это означает. Показать. – Ответ сохранен. – Кивнул Рис и сразу же встрепенулся. – Что такое «связь»? Имеется в виду химическая, механическая, огневая или половая? Хирург фыркнул, попав не на ту кнопку в планшете. – Ментальная. К примеру, я слышу своих братьев. Сейчас хуже, а раньше я чувствовал, какое у кого настроение, у кого что болит… – Ментальная связь имеет сходство с психологической, духовной и эмоциональной близостью? – Вроде того, – согласно кивнул Чайка. – А ментальная связь может быть установлена с гибридом? – Уточнил Итаним. – У меня имеется разъем для полного подключения к терминалу. Есть вероятность, что можно найти переходники… Заф, не сдержавшись, заулыбался. – У нас нет разъемов для такого. И переходниками мы не пользуемся. – Можно установить психологическую, духовную и эмоциональную близость между лаем и человеком? – Продолжил спрашивать Рис. – Между лае и человеком, – поправил хирург. – Нет, нельзя. – А между лае и гибридом боевой модификации? – Мне кажется, – осторожно заметил Заф, свернув виртокна, – что в данный момент ты как раз «устанавливаешь близость» с моими мозгами. Итаним замер, моргнул, сканируя запущенные программы. – В данный момент система СИ отключена для экономии энергии, – доложил он, и снова поскреб ложечкой. Йогурта внутри все равно не оказалось, но зато это движение привело к другому результату. – В холодильнике еще йогурт. Сходи и возьми себе другой, если хочешь, – посоветовал хирург, снова разворачивая виртокна. Гибрид поднялся с диванчика, направившись на кухню. Замер в дверях, таращась в пространство перед собой. – А если я захочу съесть две упаковки йогурта? – Помедлив еще секунд десять, спросил он негромко. Но Заф услышал. – Можешь брать и есть две, – кивнул Чайка. – А… А три? – И три можешь. – А четыре? – И четыре. – Могу взять и съесть прямо сейчас? – уточнил Рис, просчитывая свои варианты действий. Йогурт был вкусным, но Заф ведь поставил картошку на ужин. После четырех стаканчиков йогурта пространства в желудке останется немного. – Можешь взять и съесть прямо сейчас, – терпеливо произнес Заф. – А если не захочу йогурт? А захочу бутерброд? – Сходишь на кухню, сделаешь себе бутерброд и съешь, если хочешь. – А два? – Да. И три, и четыре. И сколько захочешь. – Кивнул хирург. – А если чай? Бутерброд с чаем и йогуртом? – Конечно можешь. – Бутерброд с маслом, сырой и колбасой? – Прикинул вариант гибрид. В одном фильме второстепенные герои ели поджаренные булочки с колбаской и грибами внутри. Надо будет уточнить и этот тип бутерброда. – Да. – А только с сыром и колбасой? – Да. Ты можешь приготовить любой бутерброд в понравившейся тебе комбинации, – пояснил Заф. – Не надо спрашивать у меня на это разрешения, просто берешь и ешь, если хочешь. Рис задумался еще на несколько секунд, а потом развернулся на сто восемьдесят градусов. – Средний процент отклонений реакции процессора от нормы составляет 26 процентов. Необходима утилизация. Заф поднял голову, с непонятным выражением уставившись на Итанима. – Через двадцать два дня по правилам эксплуатации необходимо провести тестирование в филиале IMT-Компани. Данное несоответствие будет выявлено. Двадцать два дня. – Значит, этот пункт эксплуатации я выполнять не буду. – Хирург опять свернул все виртокна и положил планшет на диван. Поднялся на ноги. – Это обязательная процедура, от нее невозможно отказаться. – Да и плевать. Рис моргнул, запрокидывая голову, чтобы сохранять зрительный контакт с лицом Зафа. – Куда плевать? – Уточнил он на всякий случай. Непонятный хозяин. – На процедуру плевать. В переносном смысле слова. С этим мы тоже разберемся. Но ты, – большая широкая ладонь коснулась головы гибрида, – туда один не пойдешь. Этот приказ приоритетный. Понятно? – Ладно, – кивнул Итаним. – Хорошо. Приказ сохранен. Он снова поскреб ложкой в стаканчике. – Пошли, я чай сделаю. – Устало вздохнул Заф. – Иначе ты этим звуком меня прикончишь. Гибрид покосился на свои руки. Разжал пальцы. Ложка со стаканчиком из-под йогурта упали на пол, покатились по ковру. – Данное действие больше не будет повторяться. Такого исхода Рису не хотелось. Высший приоритет – жизнь и здоровье хозяина. А Заф – не человек. Возможно, данное действие вредит ему? Но как? – Звук мерзкий, – пояснил хирург, подняв ложечку и стаканчик, – шряб-шкряб… Брр, ужас. – Шкряб-шкряб, – послушно повторил Итаним, наблюдая, как Зафа передергивает. – Шкряб-шкряб… Значит, этот звук просто вызывал психологический дискомфорт. А чем? Для гибрида звук был обычным – ничего странного или неприятного в нем не было. – Шкряб… – Рис! – Да? – Пожалуйста, не делай так больше, – тихо попросил хирург. – Этот звук бесит ужасно. – Хорошо. На кухне Рис, завладевший новым стаканчиком с йогуртом и чистой ложкой (предыдущую Заф ополоснул и отправил в посудомоечную машину) уселся на свой стул у холодильника. Хирург же, проконтролировав картошку, достал чашки и включил чайник. Щелкнувший таймер заставил гибрида оторваться от разглядывания пластиковой скатерти. – А что будет, если выпить чай не на кухне? – А где? – Все же уточнил Заф, обернувшись. Итаним внимательно посмотрел на поставленную перед ним чашку. Чашка была его – именно из нее в девяносто шести процентах гибрид пил чай или молоко. – На диване. – Можно выпить чай и на диване, – согласно кивнул хирург. – А… А в спальне? – И в спальне. – И в туалете? – Вот там – нежелательно. – Почему? – Рис не смог понять разницы. Комната и комната. Возможно, все дело в размерах, и если комната меньше десяти квадратных метров, то пить чай в ней нельзя? – А молоко? – Ничего не желательно пить в туалете. Это… Просто не надо этого делать. – А в ванной? – И в ванной тоже не надо. На потолке тоже. Гибрид вскинул голову, изучая потолок. Если подпрыгнуть, то можно было уцепиться руками за световую панель. Вот только она не рассчитана на такое использование, и с вероятностью в восемьдесят три процента оторвется сразу. – Данная процедура невозможна. – Хоть это хорошо. – Заф улыбнулся, вслед за взглядом Риса посмотрев на световую панель. – А на диване можно пить только чай? – Можно и есть. Только желательно крошки не разбрасывать. Успокоенный Итаним облизал ложку, послушно подхватил чашку и ушел в зал, где устроился на диване. До ужина по примерным расчетам было чуть больше часа. Заф обычно ужинал в девять. «Туда один не пойдешь. Этот приказ приоритетный» Рис не мог понять. Он не был новейшей моделью, но хозяин и не планировал поменять его, или сдать в ремонт. Гибрид скосил взгляд. Заф уже вернулся, снова усевшись на свою часть дивана, и теперь опять ковырялся в планшете, время от времени поднося свою чашку к губам и делая маленькие глотки. Итаним хотел еще поспрашивать, но процессор не мог подобрать правильные слова для формирования нужных вопросов. База данных не обладала столь обширным словарным запасом. А если попросить, Заф купит ему улучшенную программу? Рис видел такую в рекламе – ее ставили на домашних СИ, чтобы кукла была хорошим собеседником для хозяина. Было бы… «Сканирование завершено» «Средний процент отклонения ответной реакции процессора от нормы 26,1%» Хотя зачем поломанным куклам новые программы? Главное, чтобы Рис больше не путал хозяина с… С неправильными данными. И не нападал на него. И тогда все будет хорошо. И даже улучшенной программы не надо. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 34 Это официально предпоследняя глава в первой части. Напоминаю, что все ружья выстрелят, всему будет дано объяснение) Когда-нибудь)

====== Часть 1. Гибрид. Глава 35 ======

*** – А точно все нор… – Повторяю еще раз – не мешай, – с едва заметным раздражением протянула Соня, не отрывая взгляда от бесконечных столбиков цифр. – Интересно… Заф посопел еще немного, повздыхал, и в итоге уселся на диван, растопырив крылья. Протянул руку, снова потрогав холодный металл зажима. – Да говорю же, успокойся. Ничего твоей кукле не будет. Это нормальное состояние при полном подключении к терминалу. – Равнодушно пояснила девушка. – В восьмидесяти процентах у гибридов возникает асистолия в первые полторы-две секунды, когда подсоединяешь переходник. – Меня это ни капли не успокаивает, – проворчал хирург. – А что, если бы сердце не забилось? Ты могла бы и предупредить о таких вещах… И пожалуйста, не называй Риса куклой. – О ветер, какие вы все нежные! – Соня всплеснула руками. – Давай еще скажи, что ему от этого было больно! – Соня! – Жалостливый дурак! – Соня! – Руки убрал от стенда! – Да я… – А теперь положи обратно. – Мгновенно остыла девушка, уставившись в экран. – Да не на зажим, на куклу свою! Заф снова коснулся запястья гибрида. Он ничего не мог с собой поделать и время от времени считал ему пульс. Только так получалось немного успокоиться. – Еще раз поднимешь на меня голос, и я сожгу твоей кукле процессор, – холодно сообщила Соня, подправив одну строчку в коде. – Так, убирай руку… Верни обратно. – Что-то странное? – Заф мгновенно забыл про перепалку. Наплевать на обязательную процедуру проверки не удалось при всем желании. Зафу пришло на почту три письма из IMT-Компани с просьбой явиться в ближайший филиал для тестирования гибрида. Проигнорировать их хотелось, но не получилось. Необходимость пройти проверку была вшита Итаниму в систему. И когда Заф утром обнаружил Риса в коридоре у входной двери, понял – нужно было что-то делать. Хорошо еще, что хирург не отменил своего запрета покидать квартиру без его разрешения – в противном случае гибрид, успевший нацепить серый с оранжевыми маркерами комбез, уже утопал бы на проверку сам. Заф спросил у Сони, что можно сделать в получившейся ситуации. Девушка приехала на следующий день, привезя с собой лицензионный портативный терминал и складной стенд. Едва открыв дверь, хирург в первую секунду опешил – за спиной Сони было четверо крупных мощных гибридов, которые несли все необходимое оборудование, в сложенном состоянии похожее на белый гроб. Сама девушка, сняв курточку, оказалась в новенькой, с иголочки форме IMT-Компани- белой с серебристым логотипом на спине. Заф видел такую, когда Егорович таскал его в официальный салон. Вот только у Сони на груди на бейджике с именем имелась надпись «MasterMind», сделанная золотым цветом. На рукавах же, начиная от плеч, шли замысловатые узоры серебряной краской. – Должна же я отличаться от рядовых служащих? – Заметив его взгляд, зафыркала Соня. Поправила воротник формы, довольно покрутилась вокруг себя, хвастаясь. Без каблуков она была ниже еще на восемь сантиметров. – Ну давай, восхищайся мной, только погромче. – Восхищаюсь, – с улыбкой подтвердил Заф. С лилимами лучше не спорить. И этим кручением вокруг своей оси, и требованием, не просьбой, хвалить себя, Соня была похожа на лилима больше, чем когда-либо. Гавриил, или как его называли – Гавриил Второй, напал внезапно, буквально свалившись сверху. Заф не успел среагировать, и быстрый, легкий лилим уселся ему на плечо. – Правда, я шустрый? – Вцепившись лае в косу, весело уточнил Гавриил. Вид у него был чрезвычайно довольный, на подбородке прилипли хлебные крошки, а из кармана торчала уже надкушенная попка длинной плетеной булки с изюмом и корицей. Заф только улыбнулся и приподнял крылья, чтобы непоседливый лилим случайно не скатился по его спине. – Правда. Гавриил счастливо заулыбался, усаживаясь на плечах хирурга поудобнее. Согнать мелкого с «насеста» было почти невозможно – при желании маленький пухлый лилимчик гнул толстые металлические прутья, и отодрать его от себя можно было исключительно с собственной косой. – Я тоже стану оперативником! И все мной будут восторгаться, как Джаром и Миром! – С пылом заявил Гавриил, и Заф снова с ним согласился. – Обязательно станешь, – не раз и не два повторял Заф. Лилим довольно жмурился и обычно пересаживался на следующую жертву. Иной раз весь день мог так кататься, перепархивая с одного «насеста» на другое, и ни разу не коснуться ногами земли. И все лае соглашались, и даже Дарелин подтверждал, что да, маленький смышленый Гавриил очень шустрый, и сильный, и станет оперативником, и у него будет самая миниатюрная за все время работы Отдела форма, и он сможет самостоятельно выполнять задания… …Гавриилу это удалось… Стоящий за спиной Зафа Итаним молча следил за действиями гибридов, пока те устанавливали и распаковывали стенд. Время от времени он трогал себя за висок – по инструкции перед подключением волосы нужно было сбрить. На полочке за зеркалом лежала электробритва, вот только хозяин был категорически против обрезания всей шевелюры, ограничившись крошечным клочком на левом виске. Сам Рис никогда не видел, чтобы хирург электробритвой пользовался, поэтому смысла в нахождении дома данного прибора не обнаруживал. – Мы оказываем особые услуги некоторым клиентам, – довольно сообщила девушка, явно подобрев. – Ты мне будешь за это должен, ясно? Прикажи своей кукле отправиться на стенд. Хирургу все происходящее не нравилось, но выбора у него не было. Разве что привязать Риса в квартире, чтобы тот не ошивался вокруг входной двери в бесплодной попытке выйти. На стенд гибрид ложился со спокойным лицом. Соня деловито активировала подготовку к подключению, и проконтролировала, чтобы все зажимы защелкнулись, блокируя Итаниму возможность двигать головой и конечностями. После этого, напылив перчатки на руки и вытащив лезвие одноразового скальпеля из пластиковой упаковки, легко сделала надрез на левом, выбритом виске куклы. Раздвинула кожу и быстро подключила переходник. В каждом ее движении был заметен огромный опыт. Сердце Итанима замерло, и спустя долгих полторы секунды судорожно дернулось, затрепыхалось, восстанавливая ритм. На свое несчастье, Заф в этот момент держал гибрида за руку, неосознанно считая ему пульс, и теперь все никак не мог успокоиться. – Такое бывает при подключении. Перестань нервничать, – снова повторила Соня. Нахмурилась, вглядываясь в данные на экране терминала. – Я перестану нервничать, когда вся эта процедура закончится хорошо, – вторил ей Заф. – Процессор сдвинут, – наконец проворчала Соня, продолжая следить за сменяющими друг друга символами на терминале и результатами зонального сканирования. – Сдвиг некритичный, на три десятых миллиметра, произошел достаточно давно – все нейронные связи уже успели восстановиться. Возможно, вследствие очень хорошего удара по голове... При сдвиге было повреждено не больше двух процентов контактов – процессор не ушел в цикличную перезагрузку, что уже отлично... Отклонение реакции процессора от стандартной превышает двадцать шесть… Вот, двадцать шесть и три, и судя по данным – продолжит прогрессировать. Она говорила негромко, монотонно, скорее обращаясь к себе, чем поясняя данные, мелькающие на терминале. Заф держал пальцы на правом запястье Итанима, про себя считая чужой пульс. Несмотря на заверения Сони, что подключенный гибрид ничего не может чувствовать или ощущать, так как он буквально находится в глубокой коме, в темноте, тишине и неспособности ни на что, кроме дыхания и сердцебиения, хирург хотел успокоить его хотя бы так. Возможно, Заф пытался успокоить сам себя. Перед глазами все еще стоял переходник с длинным металлическим жалом, который Соня держала в руке. А пульс под пальцами был ровным, замедленным – словно Рис спал крепким сном. – Понятно, – вздохнула девушка, промотав логи команд на январь месяц. Покачала головой, – об этой причине я не подумала. – О какой? Соня снова пробежала глазами ровные строчки сохраненных команд и заговорила. Они не касались этой темы месяц. Сначала Заф был слишком вымотан после новогодних событий с галамаркетом и последующим «схождением с ума» Риса, потом Итанима нужно было лечить... Но вопросы оставались. В системе каждой куклы имелось множество подпрограмм. Одна из них – «Защита хозяина» активировалась, когда гибрид сохранял результат сканирования отклонений реакции от процессора, и этот результат превышал 11,3 процента. Задержки в восприятии и выполнении команд иногда могли стоить человеческой жизни. «Защита хозяина» высчитывала ближайший официальный салон IMT-Компани, прокладывала маршрут и заставляла куклу идти туда и пересылать данные о своем состоянии. Этого было достаточно – модель признавали сломанной и утилизировали, а владельцу либо выдавали такую же, либо делали скидку на более дорогую куклу. Это происходило очень редко – все-таки гибриды, даже домашние модели, были крепкими и выносливыми, и для превышения порога даже в 5 процентов нужно было не одну стену сломать о голову куклы. По статистике, в год таких случаев было не больше двадцати. Так же в программу ИИ были заложены сверх цели, так называемые «основные законы», и одна из них значилась как «жизнь и безопасность хозяина приоритетна над любыми командами». Итаним, рассчитанный на тропический климат Чархи, но оказавшийся на Меге – заболел. Заболел хорошо, сильно, по всем человеческим правилам – с высокой температурой, которую не смог сбить процессор, и с горячечным бредом. Будь у него отклонение реакции от процессора в норме, то процессор просто перевел бы гибрида в ждущий режим. Но норма была давно превышена. И гибрид, попавший в плен высокотемпературного бреда, сам не понимая собственных действий, активировал боевой режим, направленный на хозяина. Для ИИ этого было достаточно, чтобы признать себя сломанной моделью, способной причинить хозяину вред и нарушить одну из сверх целей. Была запущенна подпрограмма «Защита хозяина», и Итаним сбежал из квартиры в попытке «не нанести хозяину вреда». Если бы гибрид выждал еще несколько часов, восстанавливаясь после первого переохлаждения, то смог бы добраться до филиала IMT-Компани и отправиться на утилизацию. Но Итаним, судя по всему, услышал приближение хозяина, перепугался, что сейчас его перекроет опять и он точно что-то сделает Зафу, и выскочил из квартиры, затаившись на лестничном пролете, в то время как сам хирург вышел из лифта и закрыл за собой дверь. На этом моменте Заф все же не сдержался, застонал, закрывая лицо руками. Он смутно помнил, что дверь квартиры не была закрыта на замок, но списал это на утреннюю забывчивость. И, будь он чуть внимательнее, заметил бы Риса еще там! И не нужно было бы бегать по городу... – Вместо того, чтобы стонать и убиваться, лучше бы заварил чай, – сварливо заметила Соня, вновь углубляясь в результаты сканирования. – И не перепутай – мне пять чайных ложечек сахара, и вторую, третью и пятую – с горкой. Понимая, что ничего больше сделать не получится, а сидеть и «стонать и убиваться» смысла нет вообще, Заф поплелся на кухню. Чай в третьей, специально для Риса, чашке успел дважды остыть, прежде чем Соня довольно вскинула руки, разминая плечи. Потом потянулась, отдав терминалу команду на разрыв соединения с процессором. Зажимы щелкнули, раскрываясь, укладываясь в свои пазы. – Я подправила ему настройки – теперь он не станет делать попыток прогуляться до филиала компании. Обновила программу имитации личности – какой дурак тебе ставил самую базовую? – Официальный программист из IMT-Компани. Его мне Егорович привез, – сообщил Заф, в который раз ощущая себя глупо. – Наверное, еще и запросил под сотню за прогу? – Соня задумчиво потерла ладошкой подбородок, наблюдая за гибридом. Итаним продолжал неподвижно лежать на стенде, проводя последнюю диагностику и калибровку систем перед запуском. – Нет... Точнее, я не знаю просто... – смутился хирург. – Артур взял все расходы на себя. Сказал, что... – Что ты его лучший друг, и что Егорович все для тебя сделает, – со смешком закончила за него девушка, потрогав гибрида пальцем в щеку. Оставалось только догадываться – то ли Соня прочитала мысли, то ли была так хорошо осведомлена о складовладельце. – Ах да, чуть не забыла. Там в списке лиц с правом доступа значился этот твой Егорович. Я его потерла – так, на всякий случай. Не люблю, когда на мои игрушки заявляют свои права посторонние. – А себя ты в этот список вписала? – На всякий случай осведомился Заф, даже не сильно удивившись. «На мои игрушки» он постарался не обратить внимания. Соня улыбнулась довольно, словно была котом, на улице которого перевернулся фургон с пятью центнерами отборнейших сливок. – Пфе! Чтобы ты знал, то я записана скрытым владельцем на все системы всех существующих кукол IMT-Компани! – Она посмотрела на Зафа, наблюдая за его выражением лица, и, не удовлетворившись увиденным эффектом, «добила». – Между прочим, на все ломанные системы – тоже! – А владельцы гибридов знают? – Недоверчиво уточнил лае. – Нет, – отрицательно покачала головой девушка. Легкомысленно пожала плечами, – если бы знали, то были бы очень сильно против. А так и люди целы, и мне спокойней... Не люблю, знаешь ли, когда меня пытаются убить с помощью моей же продукции. Заф хотел спросить, были ли прецеденты, но девушка, пусть и не прикоснувшись, и не прочитав его мысли, поняла все по лицу. – Иногда случается, – просто призналась Соня, словно речь шла о дождливом дне летом. – Все, принимай. Она легко вытащила жало переходника из гибрида, которое проворно уползло в стенд, напомнив Зафу о змеиных хвостах. Итаним зашевелился, открыл глаза и медленно сел. Заф едва успел мазнуть ватным тампоном ему по виску, обрабатывая порез. Крови было совсем мало, буквально одна капля. – Система загружена и готова к работе, – доложил Рис, и только после этого скосил взгляд на хирурга. Посмотрел на антисептик и ватку в его руках и уточнил, – я... Признан исправной моделью? До Зафа запоздало дошло, что гибрид ложился на стенд в полной уверенности, что после проверки отправится прямиком в утилизацию. – Признан, – сварливо согласилась Соня из-за спины Зафа. – Но если ты еще раз сожрешь в одиночку торт, который предназначался мне, и заставишь меня в новогоднюю ночь вламываться в центральный Галамаркет Меги в поисках еды и жаропонижающего – то я тебя лично признаю бесполезной куклой. Рис, успевший протянуть палец и почти коснуться ватного тампона, вскинулся, посмотрев на хирурга. – Я... – Полезный, очень полезный! – Быстро произнес Заф, не давая Соне вставить ядовитую реплику. Девушка только фыркнула, и дернув лае за перо, ушла на кухню. Гибрид все-таки протянул руку, потрогав пальцем влажный ватный кругляш. Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 35 Это официально предпоследняя глава.

====== Часть 1. Гибрид. Глава 36 ======

*** – Как ты думаешь, этого будет достаточно? Заф заглянул в свою чашку в бесплодной попытке найти ответ на дне, где-то рядом с парой одиноких чаинок, выскочивших из чайника. – Смотря для чего... – Осторожно протянул хирург. – Я тебе очень благодарен, и... – Толку мне от твоей благодарности! – Фыркнула Соня, смахнув со стола фольгу от шоколадки. Рис, сидевший на стуле Зафа, проследил за полетом (а точнее, свободным падением) обертки. Подумал, а потом, нерешительно покосившись на Соню, поднял фольгу и пристроил на свой конец стола. По правую руку от него уже высилась небольшая горка шуршащих бумажек. На кухне обнаружилась маленькая проблема. Стульев было только два, что было не удивительно для квартиры «одинокого холостяка-трудоголика». Место Итанима первой заняла Соня. Заф на свой стул усадил Риса, сам же, как хозяин, оставшись стоять. – Твое «спасибо» на хлеб не намажешь! – девушка протянула руку, ухватившись пальчиками за запястье Зафа. – И не смей мне деньги предлагать! Я не про это! – А про что? – Послушно уточнил лае, хотя прекрасно знал, о чем идет речь. О какой цене. Соня отлепилась от его руки. Отряхнула ладони, словно Заф был усыпан крошками. – Илья каждый раз уводит разговор в другое русло, – пожаловалась девушка недовольно. – Единственное, чего я добилась – это обещания, что он подумает. Но сколько твой начальник будет думать? Я не арх, не лае, не лир – у меня нет трех сотен лет, чтобы терпеливо ожидать решения! И нет такого терпения – против воли подумал Заф. Лилимы ненавидели ждать. Но и возможности долго ждать у них не было. – А сколько времени у тебя есть? – Я же полукровка. У меня с этим очень шатко... Сколько времени длится один жизненный цикл чистокровного лилима? Вопрос был скорее риторическим, но Заф ответил. – От двадцати до сорока лет, в зависимости от разных факторов. С полукровками все нестабильно, зависит от множества аспектов и... – И полукровки, не смотря на связь, не могут попасть к Древу, – сухо и зло закончила за него Соня. Скривилась в попытке криво улыбнуться, но глаза оставались серьезными. – Потому что полукровки, кроме связи, ничего не получают от лилимов... Заф все это прекрасно знал, но не думал даже перебивать. Если между лае связь могла ослабнуть, пропасть – то между лилимами она не истончалась даже сквозь десятки миров. Лилимы не только слышали друг друга. Они словно были узелками на одной, бесконечно длинной и прочной, нити. – Тайна одного – тайна всех. Заф смотрел на висящего на ветке вниз головой лилима. Короткие, едва достигающие плеч светлые волосы теперь топорщились, словно встали дыбом. Маленькие крылышки растопырились. Ветка росла достаточно высоко, чтобы уцепившийся ногами лилим висел почти напротив лица Зафа. Судя по безмятежной улыбке, Гавриилу было вполне удобно находиться в таком положении. – Младшее крыло Рино на тебя таращится, – негромко поделился лилим, заставив Зафа залиться краской. – Как ты узнал? Гавриил не шевельнулся, продолжая неподвижно висеть вниз головой. Даже не скосил взгляд. – Я вижу глазами младшего крыла... А еще у тебя в волосах репей. Рино видел, что тебе его Малкольм подбросил. Заф торопливо перебросил косу вперед. Пробежался пальцами – да, репейные колючки. И чем опять он Малкольму не угодил? И как Гавриил это увидел? Он же не заглядывал Зафу за спину... Ветка опустела. Как и карман Зафа, куда он после обеда положил половину яблока. Полукровок лилимов было очень мало. Любовь любовью, но обрекать своих детей на один жизненный цикл никто не хотел. Слишком больно давать жизнь, ощущать связь – а потом терять ее. Навсегда. Но иногда любовь была слишком сильна. Так когда-то и появилась Соня. – От двадцати до сорока, Заф. А мне уже двадцать три. Для человека я молода, но для лилима – вовсе нет, – негромко произнесла девушка, развернув очередную шоколадку и теперь бесцельно катая фольгу по столу, сворачивая ее в маленький серебристый шарик. – Вот ты, как врач, сколько можешь мне дать времени? Рис одними глазами следил за ее действиями. Понятно, почему начальник Отдела тянул с ответом. Древо принимает всех полукровок, в ком есть хоть капля лилимской крови. Принимает, но и только. Так же Древо принимает лае, когда перед важным заданием они подходят к нему и касаются ладонями теплых больших листьев. Конечно, это не более чем один из маленьких ритуалов. И лае поддерживают его. Лилимы способны накапливать и передавать между собой колоссальные объемы энергий. И не только энергий. И для Сони, способной читать чужие мысли с помощью прикосновений, способной запомнить все выпущенные модели кукол и всех их владельцев, считающей себя «почти лилимом» – будет невыносимо прикоснуться к Древу и понять, что она отличается от чистокровных намного сильнее, чем думает. – Десять лет – минимум. – Произнес Заф, даже не прикидывая. Только чтобы разбить тишину. – Люди живут до ста... Возможно, ты доживешь до шестидесяти. Или до восьмидесяти. Девушка насмешливо фыркнула, сбросив очередной шарик из фольги со стола. Рис снова нагнулся, подбирая его и пристраивая на свою кучку. – И твой начальник надеется, что мне будет достаточно этих шестидесяти человеческих лет? – Негромко спросила Соня, но за внешним ее спокойствием грохотала буря. – Что я сложу лапки и позволю себе тихо умереть? Что поплыву по течению? Шестьдесят лет! Заф, этого мне мало! Это – единственное, что я не могу купить! Заф вздохнул. – Я попрошу Илью еще раз, – пообещал он, снова заглядывая в свою чашку. – Ты мне очень сильно помогла, и вообще нехорошо будет... Хотя, знаешь, мне кажется, что тебе разрешат увидеть Древо. Может, не прямо сейчас. Но в течении года-двух точно. Соня зафыркала недовольно, потроша очередную несчастную шоколадку. – Может, Илье нужен корабль? Огромный космический крейсер, способный быстро и легко преодолеть тысячи парсеков, оснащенный самым современным оборудованием, – предложила девушка рассеянно. – Оружие, защитные установки, зона релаксации и пять дэ кинотеатр? Заф подумал, и неуверенно покачал головой. Кораблей у лае не было. Даже самого маленького флайера. Зачем нужны механические крылья, если есть свои собственные? Вот только на собственных за пределы атмосферы не поднимешься. – Может, два корвета? – продолжила развивать мысль Соня. – Хищные, серебристые, с собственными гасилками... Представь – стоит Илья на капитанском мостике, смотрит в иллюминатор на бескрайнюю вселеную, и пьет отборнейшее вино... – Илья не пьет вино, – осторожно поправил ее Заф. Девушка только плечом дернула, возвращаясь к фантазированию. – Значит, пьет самый черный в мироздании кофе, – мечтательно протянула она. – А на нем капитанская форма... И фуражка капитанская с позолотой... И летит он сквозь бескрайний, и такой же темный, как свой кофе, космос, гордый и непобедимый, как мороженный кактус... Делавший предпоследний глоток чая Заф едва не захлебнулся. – А мороженный то почему?! – Простучав себя по груди, хрипло уточнил он. – Значит, ты не отрицаешь, что Илья – кактус, – прикрыв глаза, заметила Соня. – Потому он такой холодный, как... Мои куклы и то больше эмоций изобразят. Заф снова заглянул в свою чашку. Необъяснимая любовь лилимов к Илье была чем-то привычным и обыденным, как ежедневный восход солнца. Но Соня ведь никогда не видела начальника Отдела вживую! – Ну хорошо, летает. – Не желая спорить, покладисто согласился хирург. – По черному кофе... То есть космосу. В прекрасном корабле. В капитанской фуражке с позолотой. А зачем? – Спасать сирых и убогих прекрасных полукровок, – девушка забросила в рот еще один кусочек шоколадки. – Или кого вы там спасаете? Лиров? Одним словом, всех несчастных, кого обижают... Гибридов неправильных... Лае мысленно порадовался, что не успел сделать последний глоток чая. Точно бы подавился. – С гибридами у тебя промашка. Я узнавал – они проходят у нас как химеры, – поправил он Соню. – Да брось! Неужели прекрасный мороженный кактус... Тьфу, Илья! Неужели прекрасный мороженный Илья оставит все как есть?! Вы же эмпаты и ангелы! А тут, можно сказать, налажено производство кукол, в которых брак – искра жизни! Заф честно попытался сдержаться. Изо всех сил. Но потерпел неудачу. – Какангелы! – Изменив свой голос, передразнил он Соню. Но та не услышала. А может, специально решила подразнить хирурга. – И летает Илья по космосу, спасая священную для лае жизнь... И форма у него золотая... Золотой Илья – отец всех заблудших крылатых и всех глупых полукровок... У Зафа промелькнула какая-то мысль, слабая догадка, что он услышит после. Заметив взгляд Риса, хирург сделал шаг вперед, и передвинул сахарницу поближе к гибриду и подальше от Сони. Итаним мгновенно вытащил из нее шоколадную конфету. – А у Ильи просто обязан быть Золотой Мозг. – Торжественно закончила девушка и цапнула сахарницу, подтянув ее поближе. – Под Золотым Мозгом ты подразумеваешь себя? – подозрительно уточнил Заф. – Ну конечно! Кто же, как не я смогу определить, имеются ли в кукле зачатки жизни или она – пустой овощ? Гибрид откусывал от своей конфеты по кусочку, запивая сладким чаем. – Я не знаю, – в итоге сдался хирург. – Не знаю, как отреагирует Илья на твое предложение. У нас нет кораблей. У нас нет ни пилотов, ни навигаторов, ни техников, способных обслуживать даже флайер, не говоря о огромных космических судах. Никто из лае не летал в космосе. Честно говоря, я даже не представляю, зачем нам это нужно. И твои слова о том, что мы спасаем несчастных... Сонь, мы лае. И никто из нас не станет спасать химер. – Так уж и никто? – Насмешливо уточнила девушка, сложив руки на груди. – Ты себя, значит, за скобки вынес? – Вынес, – кивнул Заф. – Может, я действительно больной на голову, но остальные – не я. Соня вздохнула, прислонилась затылком к стенке холодильника. Закрыла глаза. Заф, подумав, долил в свою чашку кипятка. Заварка окрасила воду в едва заметный янтарный оттенок. – Может, и не выгорит... – Равнодушно произнесла девушка в пустоту. – В таком случае, если Илья не даст мне разрешение увидеть Древо и если откажется от обмена, то передай ему кое-что. Скажи, что я добровольно вызываюсь на роль сосуда. Рис покосился на Соню. Перевел взгляд на сахарницу, которую девушка передвинула на свой край стола. – Бесполезно. – Почему это?! Сосудами у вас были даже эльвиин и темный эаль! Чем я хуже?! Заф, не выдержав, отвернулся. Отошел к окну. – Последний сосуд погиб двенадцать лет назад. Хромов нет, а все попытки повторить их эксперимент провалились. Вольф был вынужден закрыть проект. – А может, со мной получится? – Не желала сдаваться Соня. Лае только покачал головой. – Технология неизвестна. У нас есть только записи «до» и «после». Как хромы это делали – мы понятия не имеем. – Мда. Тогда остается единственный вариант. – Соня потерла ладонями виски, а потом потянулась к сахарнице. Вытащила последнюю конфету. Зашуршала яркая оранжевая обертка. – Это который? – Подафить Иффе кофабвь. – Засунув конфету в рот, невнятно пробурчала девушка. – Шшерт... Тянуфка... Не удержавшись, Заф обернулся. Борьба Сони с липкой, намертво цементирующей зубы конфетой длилась почти минуту. Фраза Вольфа «заткни лилима – дай ириску» заиграла новыми красками. Наконец, одержав победу, девушка собиралась скомкать обертку, оставшуюся от конфеты-предательницы. Но вместо этого разгладила ее пальцами. Улыбнулась. – Только я не буду Золотым Мозгом. Мне уже достаточно этого титула в IMT-Компани. Рис осторожно потянулся, передвинув к себе сахарницу. Заглянул внутрь и вздохнул – внутри было пусто. А может, у Сони и получится – отстраненно подумал Заф. Она упертая, как все лилимы. Найдет способ увидеть Древо – не сегодня, так завтра. Да и вряд ли Илья действительно серьезно настроен не подпустить ее к Древу. Он обязан будет это сделать, если лилимы этого потребуют. И таких, как Рис – химер с искрой жизни, – возможно, тоже защитит... Если этого захотят сами лае. Чуть наклонившись, Заф посмотрел на оранжевую обертку, которую так старательно разглаживала девушка. На ней переливающимся синим шрифтом было нанесено название конфеты. «Сладкие ириски Матушки Гусыни». Комментарий к Часть 1. Гибрид. Глава 36 Кто такие лилимы и почему Соня так жаждет к ним вернуться? Как Заф попал из своего мира на Мегу? Что будет дальше с Рисом? Сколько еще сладких шоколадных конфеток падет в неравной битве? Почему лае не любят, когда их называют ангелами? Ответы на эти и многие другие вопросы вы найдете во второй части) П.С. Первая часть закончена полностью. Те, кто читал “Космобиолухи-перезагрузку” могут начинать ПОДОЗРЕВАТЬ. Сюжетно эти два произведения не связаны, но все мы знаем, что автор всегда пишет неправильные спойлеры)

====== Часть 2. Человек. Глава 1 ======

– А когда я вырасту, то тоже стану оперативником! Как родители! – уверенно заявил Ирин, устраиваясь поудобнее на руках у Карма. – Я тоже! – Подхватил Серфин. – И я! – подали голос его старшие братья. Ил с тоской вздохнул, вновь утыкаясь взглядом в яркую зеленую травинку. Время от времени он настороженно вскидывал голову, всматриваясь в виднеющуюся за старыми кованными воротами дорогу. Это был их ежедневный негласный ритуал – все время посматривать на дорогу в надежде побыстрее увидеть родителей. Братья по очереди оборачивались и всматривались в пространство между прутьями решетки. Вот только лишь Карм с Зафом знали, что родители за ними не придут. Но не произносили этого вслух. – А ты кем будешь, когда вырастешь? – Любопытно спросил Ирин, продолжая попытки устроиться поудобнее на руках у Карма. Заф только вздохнул, зябко подергивая крыльями. Сегодня выдался первый по-настоящему теплый день, и воспитатели выпроводили всех детей во двор, строго запретив покидать пределы детской площадки и уж тем более – лезть в огород, где из-под земли только-только появились первые зеленые ростки. Но Зафу все время было холодно, а тонкая, застиранная до потертостей курточка не грела. А собственную толстую теплую кофту Заф отдал Илу – тот все еще кашлял, не оправившись до конца от простуды. – Мясной консервой он будет! – С ненавистью в голосе крикнул Терркан, с треском вывалившись из кустов рядом с оградой. Одежда эаля была черной от земли и мокрой от росы, а вытянутая кофта топорщилась на большом бугристом животе. Ирин захлопал глазами, переводя взгляд с эаленка на Зафа. Заф молчал, рассматривая зеленые травинки рядом со своей ладонью. – Врешь ты все! – Огрызнулся Карм вместо брата. – Вы, эали, вечно неправду всякую говорите! – А вот и не вру! – Терркан ухватился руками за низ кофты, поддерживая живот. – Таких уродов на комбинат везут, чтобы на консервы пустить! А из пуха получаются отличные подушки! Мой дядя пробовал паштет из лае, и говорил, что вы по вкусу на гусят похожи! Ммм, вкусная гусятинка! – Помолчи! – Рискнул подать голос Серфин, на всякий случай прячась за крыльями более старших братьев. – Вкусные, сочные консервы! – Не унимался Терркан, выписывая кончиком хвоста восьмерки. – Питательные, ароматные! – Замолчи сейчас же! – Ой-ой-ой, боюсь гусиного брата! Ирин засопел, собираясь разреветься. Карм молча пересадил его на колени Зафу, а после чего поднялся с травы. Пух на крыльях взъерошился, делая лае похожим на неказистого воробушка. Терркан был выше Карма на полторы головы и старше на две условные весны. А еще он очень больно пинался, и кончиком хвоста норовил ткнуть в лицо или под крыло. Эаленок взвизгнул, и покатился кубарем по земле. Из-под кофты посыпались сухие груши, которые воспитатели добавляли в компот. – Ты вырастешь, и тоже станешь оперативником, – пообещал Карм перед самым отбоем, когда ему наконец разрешили слезть с позорного стула. Драться в приюте было нельзя, как и воровать, а пойманный сразу на двух поступках эаль наврал, что груши таскали они вдвоем с лае. Заф только потрогал темный синяк на скуле брата и вздохнул, после чего вытащил из-под подушки утащенный с ужина хлеб. – Фы мофе млафшее кфыло, и я никому тебя не дам обидефь, – пробубнил с набитым ртом Карм. – Я не сильно тебя младше, – слабо возразил Заф, вытаскивая из-под подушки крошки и складывая их горкой на ладони. Это был их вечный спор. – Но жизненного опыта у меня намного больше! – На восемнадцать минут всего лишь... Карм разорвал оставшуюся краюшку на две неровные части, и ту, что побольше, всунул в руки брату. – Ты опять свой ужин между младшими разделил, – тихо, чтобы никто не услышал, упрекнул он. – Тебе тоже нужна энергия. – Мне не хотелось есть. – Почти не соврал Заф. – А они младше, им нужно больше энергии. Да и вообще, ты слышал, что сказал Терркан... – А ты его не слушай! Я никому не позволю обижать моих младших! – С вызовом прошипел Карм, и потянув одеяло, набросил его брату на плечи. В коридоре зазвенел колокольчик, оповещая о отбое. – Ни Ирина, ни Серфина, ни Ила, ни Марека, ни Ельку, ни тебя – никого! Я знаю, кто ты! Последняя фраза прозвучала уже в темноте – воспитатели отключали свет на ночь. Спрыгнув с кровати, лае на цыпочках прокрался между кроватями, поправляя тонкие одеяла на младших, и вернулся с Ирином на руках. Приют был переполнен, и дети спали в кроватях по двое. А эльвиинчик пинался, и Ирин часто плакал по ночам, спихнутый с матраса на пол. Заф откатился на свою половину кровати, позволяя братьям устроиться поудобнее под одеялом, а потом тихо, чтобы Карм не услышал, вложил остатки хлеба в ладошку Ирина. – Я хочу стать врачом. – Шепотом признался он через пару минут. От младшего исходило ровное тепло, а Карм, устроившись на боку, вытянул поверх одеяла левое крыло. – Вот вернутся родители, и станешь, – едва слышно пообещал старший брат. – Они скоро вернутся... Заф согласно кивнул, закрывая глаза. Вернутся. Ему очень хотелось верить, что его родители живы. *** Заф сделал два шага назад, критически разглядывая результаты своего труда. Снова подошел, чуть наклонил рамку влево, чтобы она криво не висела. Недовольно вздохнув, снова поправил табличку. Грамота с серебристыми буквами «Лучшему хирургу частной клиники имени Энрике Г.» взирала на него со стены с молчаливым равнодушием. Заф поджал губы, вновь выравнивая табличку. Сидящий на диване Итаним зашелестел оберткой от шоколадного батончика. До ужина было еще три часа. – Теперь ровно, – выдал Рис, тоже рассматривая висящую на стене рамку. – Это идиотизм, – не выдержал Заф. – И напоминание моего самого страшного прокола. – Почему? Хирург вздохнул тоскливо. – Потому что за все время моей работы в этой клинике у меня никто не умер, – хмуро поделился Заф. – А у врачей, даже самых лучших, бывают умершие во время операций. Сердце слабое, повреждения сильные, привезли поздно, шансы выжить стремились к нулю… Причин масса. А у меня все пациенты живы. – Потому что ты лае? – уточнил гибрид. На обращение «Вы» хозяин часто ворчал. – Потому что я дурак – убито признался Заф. – А так не должно было быть. Рис вытащил из коробки еще один батончик. Задумчиво повертел в руках и положил обратно. До ужина было уже два часа пятьдесят восемь минут. – Вы делились с пострадавшими своей кровью? – Нет конечно! – возмутился хирург, пропустив «выканье». Смутился. – Я им просто пел. И пару раз... Ладно, не только пел. А не должен был, – мысленно добавил лае. Не должен был. Хирург, у которого на столе не умер ни один пациент, довольно подозрительный. В самом деле, медицина иногда бывает бессильна, как и золотые руки врачей. Но Заф, видя, что человек на операционном столе начинает умирать, не мог этого допустить. А теперь напоминание об этой глупой ошибке висело на стене в гостиной. Как немой укор. Единственное, что было хорошим – при вручении этой грамоты Зафу подарили корзину с фруктами и шоколадом. Фрукты теперь лежали в вазе на кухне, а большую часть сладостей уже распотрошил и умял Рис. – Законами лае запрещено петь? – дотошно уточнил гибрид. Хирург сложил руки на груди и плюхнулся на диван, буравя табличку хмурым взглядом. – Не запрещено. Просто я на задании, и не должен привлекать к себе лишнее внимание. А за эти полгода у меня не было ни одного умершего. Я думал, что обойдется. Что никто не заметит. Не обошлось. – Ваш начальник вас ликвидирует? – простодушно спросил Итаним, продолжая рассматривать грамоту. Если она не нравится хозяину, то и Рису тоже. Заф отрицательно покачал головой. – У нас нет смертной казни для лае. – А для не лае есть? Хирург покопался в памяти, выуживая перечень всех законов и правил собственного мира. – Есть, – наконец признался он. – Но в последние лет пятьдесят смертная казнь в моем мире не применялась. – Почему? – Потому что кроме лае, лиров и лилимов у нас нет больше никаких других рас. Арх один есть, и пара златокрылых еще, вроде бы еще хром был, но их убивать нельзя и не надо, – Заф покосился на батончик в руках Риса. – Может, сначала дождешься ужина, а уж потом возьмёшься за сладкое? Итаним сосредоточенно посмотрел на шоколадку, потом перевел взгляд на гору оберток. Подумав, неуверенно вернул батончик в корзину. – Я жду ужин уже три минуты и сорок две секунды, – доложил Рис довольно. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 1 В честь моего почти только что прошедшего дня рождения (12 мая) и сразу за ним последовавшей пятницы тринадцатого, выкладываю наконец первую главу второй части.

(голос Дроздова за кадром)

А теперь, дорогие телезрители, мы снова сможем вернуться за наблюдениями за этими без сомнения, интересными и уникальными созданиями.

====== Часть 2. Человек. Глава 2 ======

*** В темноте Рис открыл глаза. Некоторое время, не мигая, пялился в потолок. Потом сел, свесив ноги с дивана и отключив боевой режим. Отбросил одеяло. «Местное время 2.14 ночи, 19 марта 2184 года» «Уровень опасности – минимальный» Встав, гибрид бесшумно побродил по комнате. Зайдя на кухню, напился сока из холодильника. Снова вернулся к себе на диван. Сел. Тот заскрипел. Склонив голову к плечу, Рис потрогал пружины под обивкой, прислушиваясь к протестующему скрежету. Диван ему нравился. Это было место гибрида, ночью безраздельно принадлежащее лишь ему. Днем Заф мог сесть на диван. Это делали даже его немногочисленные гости. Соня, или Егорович. Или Маничка. Визит Манички со своим боевым Unit’ом принес некоторые разрушения. Толстый человек так плюхнулся на диван, что пружины немного погнулись, и теперь тихо скрипели в некоторых местах. А еще Маничка сильно намусорил, и гибрид весь следующий день доставал из всех щелей по квартире шелуху от семечек и какие-то металлические проводки. А потом еще Рис на полу под диваном нашел несколько кусочков пластика. Они напоминали изломанную микросхему – вероятно, человек держал ее в заднем кармане штанов и когда садился, то раздавил ее своим весом. Егорович же, приходя «в гости», предпочитал сидеть на кухне и пить с хозяином чай. Хотя в 87% встречи проходили не на территории хозяина. Соня Адлер была самым частым гостем, садящимся на диван Итанима. Но под ее весом пружины вовсе не деформировались. А еще она приносила разные шоколадки и конфеты, и гибриду тоже что-то перепадало. Поэтому он не был против ее визитов. Рис снова провел ладонью по дивану. Соня сказала несколько недель назад, что боевые куклы в домашних условиях абсолютно бесполезны. Хорошо, что Заф с ней не согласился. Итаниму было комфортно тут, в этой квартире, с таким хозяином. Ему нравилось функционировать. Сам Заф не считал его бесполезным. Рис частично убирал со стола, складывал одежду, открывал двери, когда хозяин возвращался домой с сумками... Ну и пусть, что не было случая ни разу продемонстрировать работу второй системы. Когда потеплело и дневная температура на улице поднялась до нуля, хозяин снова принялся брать его с собой на тренировки. Только перед выходом из квартиры Итаним должен был надеть куртку поверх комбеза и обмотать шарфом шею. А во время спаррингов у гибрида был четкий приказ – нападать, в то время как Заф должен был отбиваться. Куда более логично было бы приказать Итаниму защищаться, а самому отрабатывать удары. Но лае никогда так не делал. И в магазин Заф брал с собой гибрида. Но тут помощь Риса была незначительной – самый легкий пакет донести, или тележку покатать между стеллажами. Второе занятие Итаниму нравилось. На длинных участках вдоль полок можно было сначала немного отстать, а потом на несколько секунд разогнаться и оторвав ноги от земли, проехать пару метров. Сначала это действие Рис увидел в одном из фильмов, а потом краем глаза заметил, что так делают не достигшие репродуктивного возраста люди в супермаркетах. Несколько дней гибрид размышлял – рассчитывал траекторию, ускорение, длину тормозного пути, а потом не удержался – и прокатился. До этого момента походы в магазины были, конечно, интересными, но и только. Расходуется немного больше энергии, чем при мытье посуды, и все. А еще всякие яркие коробки, упаковки и ящики можно поразглядывать. Конечно, все эти вещи можно было увидеть в сети или в фильмах, но зато в магазине можно было коробку повертеть. Потрогать. Взвесить. Наклонившись, Рис вытащил из-под дивана пластиковую головоломку в форме додекаэдра с двенадцатью гранями. Сначала гибрид увидел гиганминкс в рекламе каких-то развлекательных предметов из набора «15 по цене 14, доставка – 10 процентов от стоимости заказа». Потом, поискав в сети, Итаним нашел его в сети в онлайн-магазине. А через пару дней, зайдя в один из прежде неизученных разделов в супермаркете – нашел в яркой упаковке на полке, между миниатюрными пластиковыми флайерами на солнечных батареях и «набором юного генетика». Попытка сформулировать фразу с объяснением о необходимости перемещения данного предмета с магазинной полки сначала в тележку, а потом в квартиру провалилась с треском. Рис смотрел на гиганминкс, и не мог придумать ни одного варианта. Программа самообучения снова пасовала. А потом подошел Заф, посмотрел сначала на Итанима, потом на полку с товарами... И положил гиганминкс в тележку. – Можно говорить «я хочу вот это» или «давай возьмем вот то-то». Или даже «мне нравится такая игрушка», – негромко пояснил он гибриду, когда мимо прошла женщина с полной тележкой подгузников. Рис весь вечер провозился с гиганминксом, проворачивая разноцветные грани. Правда, чтобы запутать игрушку, приходилось отдавать ее Зафу. Но так было снова и снова интересно приводить додекаэдр в начальное состояние. Но сейчас гибрид лишь подержал на ладони игрушку, после чего снова спрятал ее обратно под диван. Итаним уже выучил, что живым существам снятся сны. Но одно дело – знать это про людей и ксеносов и видеть в фильмах, и совсем другое – испытывать функцию «сон» самому. В действительности Рис даже не был уверен, видит ли он именно сны, или это какой-то очередной сбой в процессоре. Записать увиденное не получалось, как-то выяснить, откуда к нему приходит данная информация – тоже. Поэтому, когда Заф сказал, что это скорее всего сон, гибрид послушно кивнул, сохраняя этот ответ. Хорошо. Сон. Если хозяин так говорит, значит, это правда. Вот только сегодняшний сон был другим. Странным. Неприятным. Нечетким. Посидев еще несколько минут, Рис поднялся, беззвучно направившись в спальню. Постоял на пороге, всматриваясь в темноту и не подключая тепловое зрение. Заф спал, накрывшись одеялом с головой. Сердцебиение, температура и размеренное, медленное дыхание сообщали о том, что все с хозяином в порядке. Гибрид простоял неподвижно еще одиннадцать минут, пытаясь принять решение. Наконец, сделал шаг вперед, заходя в комнату. Приблизившись, Рис уселся на пол, оперевшись спиной и затылком о бок кровати. Подтянул колени к груди, обнял руками. Этот жест он увидел в одном фильме с терминала. Жест Итаниму понравился, и он старательно его сохранил в памяти. Заф заворочался на кровати, перевернулся на другой бок. Натянул одеяло повыше. «Опасность отсутствует» – после длительного сканирования помещения доложила система. Рис мотнул головой, убирая упавшую на глаза отросшую челку. Посидев неподвижно около часа, гибрид вернулся к себе на диван. Неприятного сна сегодня больше не было. *** – Данному утверждению можно верить? Это не повреждение процессора? Вы уверены, что мне действительно снился сон? Печенье, на которое Заф намазывал вторым слоем мед (поверх масла), хрупнуло, разваливаясь на две неровные половинки. – А что именно ты видел? – на всякий случай уточнил хирург. Гибрид подтянул к себе не испорченное падением на стол печенье, попробовал. – К сожалению, я не в состоянии воспроизвести увиденное, так как все происходило без участия процессора, – доложил Рис. – Но я видел... Человеческую особь мужского пола с ортопедической тростью в руке. Человек стоял и ругался. – На тебя? – предположил Заф, снова взявшись за размазывание по печенью масла. – На меня. Еще кулаком бил. И тростью. Вот сюда, – гибрид поднял руку, коснувшись пальцами левого виска. – Приказал отключить ускоренную систему регенерации. А потом я открыл глаза, и понял, что нахожусь тут, а не там. Хирург пододвинул к Рису еще одно политое медом печенье. – Это плохой сон, – подумав, произнес Заф. – Всем иногда снятся плохие сны. – Вам тоже? – И мне тоже, – кивнул лае. – А что вам снится? – мгновенно спросил Итаним, тряхнув челкой. Волосы у него отрастали, и уже падали на глаза, мешая обзору. Чем дальше, тем чаще Рис задавал вопросы. Порой они были простые, вроде «Почему Заф прячет крылья от людей?» или «Зачем на упаковках пишут про стопроцентное содержание мяса в пельменях, если при сканировании там в среднем не больше сорока?» Но иногда гибрид спрашивал, на первый взгляд, про совершеннейшую мелочь, а лае приходилось долго обдумывать ответ. – Мне снится, что кто-то из моих братьев покалечился, а я не успеваю прийти на помощь, – посмотрев на печенье в своей руке, произнес Заф. – Или с Отделом что-то случается в то время, когда меня там нет. – Например? Заф уже несколько раз порывался объяснить про «Отдел», но обычно все стопорилось на кратком объяснении, состоящем из трех букв. Дом. Отдел – это дом. – Опорные столбы разрушатся, или химеры нападут... – Перечислил лае, а потом вздохнул, протянув гибриду еще одно печенье. – Подсознательные страхи, ничего более. Они выходят из своих темных углов, когда я, или ты, беззащитен. – В подсознании есть углы? – Уточнил Рис озадаченно. Заф засмеялся негромко, размешивая сахар в чае. К утреннему питью кофе он так и не смог пристраститься, и поэтому плюнул на этот человеческий ритуал. – Это просто метафора, – пояснил он через минуту. – Фраза с непрямым смыслом. – Когда вы спите, то беззащитны? – снова сорвался на «выканье» гибрид. – Не то чтобы полностью, просто, когда я или устал, или разозлился, или перенервничал, то снятся мне в таком случае не очень приятные вещи. После нового года мне пару раз снилось, что с тобой что-то происходит нехорошее, а я не успеваю тебя спасти, – негромко заметил Заф. В действительности он еще месяц просыпался посреди ночи и прислушивался – спит Рис в зале или опять куда-то порывается удрать. – Если вам снится, что со мной что-то происходит, а вы не в состоянии мне помочь – это не очень приятная вещь? – Верно. Не очень приятная. – Утвердительно мотнул головой хирург, добавляя в чай молоко. Вкус у напитка получался еще лучше. – Тогда почему вы меня не отформатируете? От такого вопроса Заф вздрогнул, едва не выронив ложку. Но Итаним продолжал сидеть ровно, наивно и любопытно рассматривая его лицо. – Ведь со мной «что-то» происходит. Я узнаю новую информацию. Вы сказали, что это называется «развитие», – заметив непонимание, пояснил Рис. – Это хорошие изменения, – попытался объяснить все Заф. – В моих плохих снах все происходит не так. Мне снится, что ты упал и руку себе сломал, или тебя охотники на... На лае поймали. Или насильно увезли в IMT-Компани... Понимаешь? – Плохо для вас во сне – это когда я получаю физические повреждения? – Дотошно уточнил гибрид, взяв с блюдца еще одно печенье. – Да. Физические, психологические и любые другие, – согласился хирург. Не смотря на уверения Сони, что гибрид больше не отправится в IMT-Компани, Рис время от времени словно заклинивал, по несколько раз переспрашивая – достаточно ли он безопасен для дальнейшей эксплуатации. Возможно, дело было уже не в компьютерной начинке, а в мозгах Итанима. И на все эти вопросы лае снова и снова отвечал, объяснял и уверял, что Рис очень безопасный и очень надежный. И полезный. Соня только фыркала недовольно – терпения для повторения почти одинаковых по смыслу фразу у нее не было. – Теперь понимаю. Но по какой причине вам доставляет дискомфорт ситуация, в которой мне причиняют вред в вашем сне? Заф заглянул в свою чашку, силясь найти ответ. – Потому что я несу ответственность за тебя так же, как и за моих младших братьев. Я же говорил. Ты у меня под крылом. – Под крылом. – Послушно повторил Итаним, положив себе в чай еще одну, пятую по счету, ложку сахара. – Ответ сохранен. Заф чуть улыбнулся. Обычно фраза «ответ сохранен» означала, что теперь Рис на некоторое время успокоится, чтобы «усвоить» новое знание. Обычно это занимало от пары часов до нескольких дней. Гибрид протянул руку за еще одним печеньем.

====== Часть 2. Человек. Глава 3 ======

*** Заф медленно раскрыл крылья, отбивая чужой шест, и легко вывернувшись, чуть прикоснулся концом своего к шее Итанима. На эту замедленную, плавную демонстрацию ушло порядка десяти секунд. – Вот так, понимаешь? – он дернул правым крылом, закрывая им бок и бедро. – У тебя достаточно силы, чтобы перебить мне крылья, но у меня еще остались руки, которыми я тоже могу тебя достать. Рис кивнул, сохраняя новую информацию. С хозяином, «выпустившим» крылья, ему еще не приходилось соревноваться, и программа рукопашного боя пасовала. Было необходимо ручное обучение. Заф все подробно объяснял, показывая движения нарочито медленно. Закрывался крыльями, отбивая удары, резко перекатывался, бил ими по слишком отставленным рукам. Кончиками перьев можно было мазнуть по глазам, временно ослепляя, или согнутым крылом ударить в грудную клетку, выбивая воздух. Шест скользил по гладким белым перьям, а грамотно выставленная защита Зафа сводила вероятность победы гибрида в драке к трем с половиной процентам. В реальности процент был еще меньше – в арсенале хозяина были все новые и новые способы защиты и уклонения, и он использовал их постепенно. И это была не настоящая драка. Рис высчитал, что для нанесения удара крылом хозяин использовал меньше пяти процентов своей силы. – Вот тут, – лае развернулся к Итаниму спиной, раскрыл и растопырил крылья. Закинув руку назад, указал на основание крыльев, – самое слабое место. Потом шея и сгиб крыла. Лучше всего заходить сзади, но тебе необходимо быть осторожным – я могу тебя сбить при развороте. – Ладно. – На самом деле, если ты не хочешь убивать противника, то в основание крыльев лучше не бить, – продолжил Заф, – там находится нервный узел. Если его задеть, то на некоторое время крылья не действуют. – Некоторое время – это сколько? – От пары минут до пары дней. В зависимости от силы удара и оружия. Если бластером или плазмометом, то и убить можно. – У лае кровь обладает регенерирующим эффектом. Как это соотносится с повреждением основания крыла? – уточнил все успевший просчитать гибрид. – Когда мне больно, я не могу себя исцелять, – Заф сложил крылья, повернувшись к Рису лицом. – Это если буквально в двух словах. – Вы сказали восемь, – поправил его Итаним. Лае только улыбнулся, отступая на шаг и вскидывая свой шест. – Болевой шок не дает исцеляться, если по-другому объяснить. Получив удар по нервному узлу, я могу утерять возможность двигать крыльями. Но если рядом будет любой лае, то он мне умереть не даст. Нападай. Итаним кивнул, сохраняя еще один кусочек ценной информации, и взмахнул шестом. И мгновенно замер, повернув голову. Из сумки Зафа, оставленной под деревом, донесся требовательный писк. Опустив свой шест, хирург дернул крылом, более плотно прижимая его к спине. Подошел к дереву. На мгновение нахмурился, включая датчик. После этого подхватил лежащую на сумке футболку и натянул на плечи. И только потом вытащил из бокового кармана планшет и принял вызов. Рис вздохнул, поправляя свой шарф. Куртку он снял перед самой тренировкой, но шарф оставил. Как хозяин мог проводить тренировочные бои не то что без куртки, но и без футболки, Итаним понимал с трудом. На улице все еще было холодно и неприятно. – Чайка! Срочно! – Видео еще подгружалось, но взволнованный голос Соломина уже разнесся по поляне, вырвавшись из динамиков. – Бросай все и бегом на работу! Заф ощутил, как его сердце гулко бухнулось о ребра, а потом заколотилось с удвоенной силой. Обычно его вызывал на работу, выдергивая с выходных, главврач или заместитель директора – тощий русый Таррович. – Что… – Зам тебе уже флайер выслал! – Перебил его Соломин, наконец появившись на догрузившемся видео. – Главный бегает по коридорам и орет, что если ты не появишься через двадцать минут – он с тебя скальп снимет! – Но я не дома, – быстро возразил Заф, успевший вычленить главную информацию. Выругавшись, Соломин развернулся, отдавая кому-то распоряжения. В кадре мелькнуло взволнованное лицо Светочки Кольцевой – личной секретарши директора клиники. – Давай координаты, откуда тебя забирать, – отодвинув кресло вместе с сидящим в нем Соломиным, в кадре появился Таррович. Заф объяснил. – Флайерам над парком летать запрещено, – донесся сквозь динамик далекий голос секретарши. – Значит так, Чайка, – взъерошив русые волосы, скомандовал заместитель директора, – бросаешь все и направляешься к западному выходу из парка, который рядом с кинотеатром «Атлантис». С водителем я сейчас свяжусь, он прибудет в течении пятнадцати минут. – А что случилось то? – не выдержал лае. – Поверь, это очень важно, – коротко отрезал Таррович и отключился. Заф вздохнул. Перевел взгляд на Итанима, запоздало понимая – домой довести его он уже не успеет. Западный выход из парка находился в противоположном от квартиры направлении. Рис понял все раньше, поэтому повторил увиденное раньше движение. Шест в его руках щелкнул и сложился, став похожим просто на короткую легкую трубку. Окинув взглядом оранжевые полоски на комбезе гибрида, хирург кивнул собственным мыслям. Подняв с земли небольшую, не больше собственной ладони, пирамидку с квадратным основанием, он щелкнул по одной из граней, снимая защитный барьер. Тренировались они в парке, выбирая самую заброшенную его часть, где даже упорные любители утренних морозных пробежек редко появлялись. Для дополнительной маскировки облюбованную полянку Заф накрывал защитным барьером, предупреждающим о приближении любых посторонних живых существо массой больше тридцати килограмм. Дополнительным свойством барьера было некоторое искажение картинки для всех, кто находился снаружи. Конечно, был еще вариант отправить Риса домой одного, но Зафу сама мысль об этом не нравилась. На Меге куклы почти всегда ходили только с людьми. Нередки были случаи, когда гибрида домашней модели по пути из магазина разбирала на запчасти компания слабонервных граждан с повышенным содержанием алкоголя в крови. – Пойдешь со мной на работу? Итаним перевел взгляд со сложенного шеста в своей руке на лицо хозяина. Хирурга на работу часто вызывали, порой на выходных или посреди ночи. Интонации во фразе были вопросительными, значило ли это, что у гибрида есть возможность выбрать вариант ответа? Но в месте, где Заф работал, Рис никогда не был. И Итаниму было интересно, как же выглядит это место. – Ладно. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 3 Если вы надеялись, что теперь Заф счастливо заживет с гибридом, обучая его доброму, хорошему и вечному, то можете расстраиваться – ВЫ ЕЩЕ НИКОГДА ТАК НЕ ОШИБАЛИСЬ.

====== Часть 2. Человек. Глава 4 ======

*** Флайер за двенадцать минут доставил Зафа с гибридом прямо к служебному входу в клинику. За это время, хотя хирург пытался, ему не удалось вытащить из пилота подробности собственного срочного вызова. Винт (конечно, по документам он значился как Виталий Воронченко, но все, начиная от знакомых и заканчивая директором клиники, по имени его не называли, обходясь кличкой) только хмыкал в несимметричные усы и односложно отбивался, аккуратно ведя обшарпанный флайер по семиполостному двухуровневому коридору. На Меге флайеры летали только по специальным воздушным коридорам, и выход из них карался штрафами с сумасшедшим количеством нулей. – Не помер там никто, не боись, – наконец выдал Винт, видя, что Заф начинает нервничать сверх меры. – У нас с самого утра не больница, а балаган с циркачами и клоунами. – С какими циркачами и клоунами? – ухватился за подсказку хирург, но немногословный пилот, судя по лицу, истратил весь дневной запас букв, и привычно насупился. На пандусе перед служебным входом нервно приплясывала девушка в аккуратном платье чуть ниже колена и легких босоножках. По лицу несчастной было видно, что данная одежда больше подходит для работы внутри здания, чем на улице при нулевой температуре. – Чаечка! Мы тебя ждем, вызваниванием! – Едва флайер ткнулся в одно из подкрашенных желтым пятен, символизирующих место парковки для транспорта медперсонала и из него выскочил Заф, запричитала девушка. – Зам злится, грозится всех уволить, матом ругается! Вся надежда только на тебя! Инночка и Лорик боятся на ресепшн возвращаться, в туалете отсиживаются! – Да что случилось-то? – Хирург понял, что еще немного – и его самого затрясет от нервного напряжения. – Эпидемия красной чумы? Таусская оспа? Где-то устроили еще один теракт? Личная секретарша директора потопталась на пандусе, но спускаться вниз не стала. Только руками замахала, призывая подойти ближе. – Идем быстрее, идем! – Затараторила она. Едва Заф приблизился, как Светочка клещом вцепилась ему в руку, потянув внутрь клиники. – Тебя там ждут уже почти час! Рис, беззвучно следующий за хозяином, секунду помедлил, оценивая ситуацию. Женская особь вторглась в личную территорию Зафа, но это не вызвало у него яркой негативной реакции. «Активировать боевой режим? Да\Нет» Особь не была гибридом, и у нее не было никакого оружия. «Нет» Успев в последний момент развернуться, Заф махнул Итаниму свободной рукой, чтобы тот не стоял на улице, а шел следом. Пройдя по узкому коридору, скрывающемуся за служебным входом, Заф с секретаршей оказались в зале отдыха персонала. Обычно тихая и пустая комната с креслами, стеклянным столиком в центре и двумя диванчиками у стены пустовала. Но сегодня все сидячие места были заняты. Таррович, словно дикий зверь мечущийся из угла в угол, наконец остановился, окинув цепким взглядом рослую фигуру своего работника. Нервно хрустящий чипсами Соломин сдавленно зафыркал. – Это никуда не годится! – Всплеснув руками, самым похоронным тоном объявил Таррович. Глядя на сидящих на диванчиках врачей, Заф немного успокоился. Если бы действительно была вспышка какого-нибудь вируса или внезапный взрыв или пожар, люди бы так просто не сидели. – Что не годится? – Твой внешний вид! – Каждое слово Таррович произносил таким трагическим тоном, словно ими пытался забить гвозди в гроб Зафу. Хирург посмотрел вниз. Спортивные штаны, серая майка и ветровка. Одеваться как-то по-другому перед тренировкой Заф не видел смысла, а свой шарф оставил в сумке. Не холодно, пока двигаешься. – Вы выдернули меня с выходного. Я был на утренней тренировке, – как можно более спокойно произнес хирург, аккуратно вытащив руку из цепких лапок секретарши. – Вы не могли бы объяснить, что именно послужило причиной моего срочного вызова на работу? Соломин наставительно поднял палец вверх. – О! Вот так и скажем, что наш лучший хирург по выходным увлекается спортом! – довольно заявил он. – Тамаринские единоборства, или там корфианские! – Восточные, балда, – поправил его кто-то из медбратьев, подпирающих стенки. Заф терпеливо повторил свой вопрос. Таррович засопел, снова обозревая хирурга с ног до головы, и недовольно ответил. – Журналисты. Приехали брать интервью у «одного из самых лучших хирургов года на Меге», – голосом, полным недовольства, сообщил зам директора. Чайка моргнул, осознавая ответ и ощущая, как сердце медленно проваливается в желудок. С одной стороны, пронесло – ни эпидемий, ни вспышек опасных вирусных болезней, ни терактов, ни пожаров. С другой… Журналисты?! – Семнадцатый канал, передача «

NEW

Мега», – пояснил Соломин, и заметив в глазах напарника непонимание, добавил, – там еще две ведущие, которым интересно твое белье больше, чем лицо. Заф слышал что-то и про канал, и про передачу, но краем уха, никогда особо не вникая в смысл транслируемых программ. – И только из-за этого меня вызвали с выходного? – Неподдельно удивился хирург. Он ожидал чего-то серьезного, неотложного, а тут! Простые журналисты?! – Я не хочу никому давать интервью! Одновременно с этим Зафа накрыло облегчением. Все в порядке, никто не собирается умирать! Честное слово, лучше бы он вообще отключил планшет перед тренировкой! Во время обучения работе под прикрытием Заф старательно учился подстраиваться под новый мир. Ему вполне неплохо удавалось изображать человека перед коллегами по работе и перед соседями. Причины для всех ошибок легко укладывались в простое объяснение, что «немного странный» хирург прилетел из закрытой для чужих колонии. А там, как водится, свои древние правила и законы. Но одно дело – узкий или не очень круг лиц и знакомых, и совсем другое – показать собственное лицо по каналу всей планете! Таррович громко хрустнул пальцами, словно намеревался силой удержать Зафа в больнице. – А тебя никто не спрашивает, хочешь ты или нет. Эти болваны перекрыли главный вход в больницу и заявили, что не уйдут, пока не получат тебя на интервью с золотистой корочкой и яблоком во рту. Семнадцатый канал, чтоб всем его владельцам провалиться! Наконец Заф вспомнил. Слава за Семнадцатым каналом шла скандальная, но он стабильно в ежемесячном рейтинге входил в тройку самых популярных. Журналисты оттуда не гнушались почти никакими способами, чтобы заполучить новый материал для передач. – А может, вызовем полицию? – повертев ситуацию во все стороны, осторожно предложил Заф. – Они же нам работать мешают. А вдруг привезут срочно пациента в тяжелой стадии? – Журналисты сказали, что если привезут пациента с тяжелыми травмами, то они его пропустят, – нехотя, сквозь зубы процедил тощий Таррович, вновь принявшись ходить из угла в угол. – Но они нам все графики срывают! Заф, дай этим курицам интервью, а после пусть они уберутся! Полевкин заперся у себя в кабинете и уже час не выходит! Директор клиники имени Энрике Г. – Полевкин Степан Захарович, – был личностью невысокой и щуплой, страдающей целой россыпью самых разнообразных аллергических реакций, периодическими паническими атаками и еще космос ведает чем. Одиннадцать лет назад Полевкин совершенно случайным образом оказался в кресле директора загнивающей частной клиники. Несмотря на подшучивания знакомых и рекомендацию отдать здание под снос, на второй день своей работы Степан нашел в грязной подсобке моток синей изоленты и обмотал отламывающийся от кресла подлокотник, подкрутил, беспрестанно чихая, разболтанные штырьки, поменял батарейку в гравиплатформе и принялся «работать директором». Через два года он выплатил взятый у «МегаЦентралБанк» кредит на реставрацию здания и закупку новой аппаратуры. Через три – переманил к себе на работу добрую треть самых лучших врачей планеты, пообещав им кучу надбавок к зарплатам и бонусные премии. Полевкин боялся, потел, пил таблетки от панических атак и аллергии – и работал, не смотря на все вышеперечисленное. Двери собственного кабинета Степан Захарович всегда держал открытыми, и случаи, когда он запирался внутри можно было посчитать по пальцам одной руки. Сотрудники директора уважали и своими силами пытались избавить от дополнительных проблем. Зафу стало жалко несчастного, вечно трясущегося директора. – Хорошо. Я... Ладно, я попробую, – наконец согласился он, понимая, что подписался вывалить себе на голову целый ворох дополнительных проблем. Соломин поднял вверх большой палец, и наконец увидел позади своего напарника незнакомую фигуру. – Опа! А это чья машинка? – Гибрида заметил и Таррович, нехорошо сузив глаза. В больнице порой случались казусы, когда излишне параноидальный клиент посылал свою куклу следить за лечащим врачом, дабы узнать «всю правду о собственном здоровье». Почти каждый раз такое заканчивалось тем, что зам директора при помощи больничных гибридов выталкивал «шпиона» в мусорный контейнер на заднем дворе клиники. А благодаря специальным блокаторам на дверях, «выпихнутый» гибрид не мог оказаться в здании, пока хозяин его не позовет. Обычно градус подозрительности больных это не сильно снижало, но повторно посылали своих кукол следить за врачами единицы. -– Все в порядке, это мой гибрид. Я с ним утром тренировался, – как можно быстрее произнес Заф, оглянувшись через плечо. – Вы же меня срочно вызвали, вот я его и взял с собой. Не успел домой завести. Сильнее даже нежелания попасть под прицелы камер хирургу не хотелось вытаскивать Итанима из контейнера. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 4 Ярмарка закончилась, насыщенное путешествие из Москвы через Амстердам – тоже. Голос Дроздова возвращается из отпуска.

====== Часть 2. Человек. Глава 5 ======

*** Журналистки Семнадцатого канала и ведущие передачи «

NEW

Мега» были молодыми, но уже скандально известными дамами. Вероника Айште, – белокурая, похожая на фарфоровую куклу бывшая космическая топ-модель, – в свои двадцать девять славилась пятью громкими свадьбами и не менее громкими разводами. Ее напарница – смуглая корфи Самаэль, ужасно гордилась собственным положением в обществе и на телевидении и любой сюжет сводила к восхвалению собственной персоны и запихиванию собеседника на самое дно в случае, если тот ей нравился. Не пришедшихся по душе Самаэль опускала еще ниже. Наскоро переодетый и общими силами персонала клиники приведенный в относительно презентабельный вид Заф ощущал себя рядом с журналистками на редкость неуютно. – Заф Чайка – это же вы? – любопытно уточнила Вероника, запрокинув голову и позволяя гримеру нарисовать себе брови. Зал ожидания для

VIP

клиентов и родственников оперируемых на скорую руку переоборудовали под зал для интервью. Под потолком, похожие на урбанистических белок-летяг, гнездились ответственные за свет операторы, обмотанные проводами. – Вроде бы с утра был я, – негромко попытался пошутить Заф, позволяя другой гримерше прицепить к отвороту медицинского халата крошечную булавку с микрофоном. «Парадную» форму в больнице почти никто не держал, поэтому у хирурга был весьма скудный выбор. Либо красивая, новая, с иголочки, форма Соломина, в которую рослый и широкоплечий Заф попросту не влез. Либо хирургический халат – практичный и удобный, но выглядящий слишком «рабочим». – Я сделаю вид, что они отвлекли меня от подготовки к операции, – предложил Чайка, застегивая липучки на рукавах под кучей взглядов. – Но ты же был на тренировке? – усомнился Таррович, принявший приезд журналистов слишком близко к сердцу. – Ну, я был на тренировке, а вы вызвали меня на работу. А потом приехали журналисты, – поправился хирург, застегивая на запястье пластиковый браслет с электронной начинкой. Это был своеобразный «паспорт» врача, позволяющий ему спокойно ходить по всей больнице и попадать на закрытые для простых посетителей уровни, вроде той же реанимации или отдела экстренной хирургии. – А отчество у вас есть, или вы сообщаете его только тем, кто с вами спит? – немного растягивая гласные, спросила Самаэль, рассматривая собственные, идеально отполированные ногти. Корфи была родом с одной из закрытых колоний людей на Вестере-11, и обожала ставить окружающих в неловкое положение. Из сбивчивых объяснений Светочки Заф понял не очень много, но одно уяснил прочно – ни в коем случае не вестись на провокации этой журналистки. – Есть. Я Заф Ильич Чайка, – спокойно добавил хирург, и заметив четыре расстегнутые пуговицы на блузке у Самаэль, спросил. – Вам жарко? Ведущая фыркнула, не считая себя обязанной отвечать. Двое операторов повозились еще немного с камерой, настраивая фокусировку и выставляя баланс, и утвердительно покивав журналисткам, отошли к стене. – Через три минуты начинаем интервью, – довольно поерзала на притащенном из угла кремовом пуфике Вероника. Закинув ногу на ногу, журналистка полуобернулась к хирургу и посоветовала, – ведите себя расковано. Не бойтесь, неудачные кадры мы вырежем. Заф молча кивнул, ощущая себя все более неуютно. Топчущийся у дверей Таррович чуть дернул подбородком. Соломин же заулыбался, украдкой показав два кулака с оттопыренными большими пальцами. Стоящий в трех шагах от врачей Рис переводил молчаливый взгляд с Зафа на ведущих, продолжая держать на плече спортивную сумку. Наконец из планшета у одного из помощников операторов заиграла мелодия, сообщая о начале передачи. – Добрый день, уважаемые зрители! С вами снова мы – Вероника Айште и Самаэль Вуу-ти-Род, и мы ведущие передачи «

NEW

Мега», – бойко затарахтела Вероника, влюбленным взглядом таращась на камеру. – Сегодня мы решили прокатиться по нашей любимой Меге и познакомиться с самым лучшим хирургом нашей планеты! Знакомьтесь, Зафик Чаечка! Заф сидел на пуфике, ощущая, как у него взмокает спина. Прямой эфир? Но ведь Вероника буквально только что сказала, что это просто интервью! Да и Таррович говорил, что они только материал отснимут. – Скажите, Заф, а как вы добились столь ошеломительных результатов на поприще хирургии? – Отвернувшись от камеры, спросила Айшта. – Мы опросили некоторых ваших пациентов, они утверждают, что у вас дар исцеления! – У меня были хорошие учителя, – Чайка честно попытался расслабиться и не улыбаться так нервно. – Мне с детства хотелось лечить людей. У меня нет никакого дара, я просто стараюсь делать свою работу хорошо. Ему нестерпимо захотелось получить хоть одного неблагодарного клиента, который был бы здоров, но недоволен его работой. – А как ваши родители отреагировали на ваше желание? Ведь врач – это так негигиенично, – очень натурально изобразила Вероника испуг на своем кукольном личике. – Мой папа был очень рад, когда я сообщил ему о своем желании, – подумав секунду, не стал врать Заф. – И я благодарен ему за то, что он поддержал меня в моих начинаниях. Конечно, липовая биография у него не доходила до таких деталей, ограничиваясь общим «родился, учился, ушел в большой космос из своей колонии», и хирург решил использовать детали собственной жизни. Все равно времени для придумывания всех нюансов не было, а так хоть немного правдоподобно прозвучит, и сам Заф не станет судорожно мычать, силясь закончить предложение. – Зааф, – манерно протянула Самаэль, сидящая до этого с выражением молчаливой брезгливости на лице, – вы хотите сказать, что пренебрегаете жизнью матери, которая потратила на вас свое здоровье и молодость? Заф набрал в легкие воздух и понял, что не может ничего сказать. Ошеломление перевернулось на него ведром со льдом, заставляя сидеть и молча хлопать глазами. Семнадцатый канал, они любят копаться в белье, а не в теме интервью, – мысленно напомнил себе хирург. Но сердце уже заколотилось в груди. – Нет, я не пренебрегаю ничьей жизнью, – осторожно ответил Заф, подбирая каждое слово и понимая, в какую ситуацию его хочет загнать ведущая. – Как?! Но ведь вы только что сказали, что благодарны своему отцу и учителям! Про мать, которая через собственную боль принесла вас в этот мир, вы не произнесли ни слова! – патетично воскликнула Самаэль, и взмахнула ладонями перед своим лицом. – Никогда бы не подумала, что такой молодой человек, как вы, может быть настолько шовинистом! – Я не… – Что вы не? – Участливо уточнила Вероника, не давая хирургу закончить собственную фразу. – Вы не любите женщин? А собственную жену вы любите? – У меня нет жены, – быстро, чтобы на него не навесили еще одно обвинение, сказал Заф. И просчитался. Ведущие на мгновение переглянулись, и пошли в атаку. – Даже так?! – Самаэль даже руками всплеснула. – Неужели все ваши попытки казаться добрым и галантным перед несчастными девушками не увенчались успехом? Хирургу показалось, что Светочка возмущенно зафыркала, и Таррович свирепо на нее поглядел, призывая подчиненную к тишине. – Я не думал... О таких вещах, – постарался выкрутиться Заф, ощущая непереносимое желание провалиться под землю. – Зааафик, все ведь написано на вашем лице! – Протянула Вероника обманчиво сладким, как дешевый синтетический мед, голоском. – Конечно, трудно в нашем современном обществе найти достаточно забитую социумом женщину, чтобы запереть ее на кухне босой и беременной! А ведь именно это и говорит вам ваш инстинкт! Инстинкт говорил Зафу набросить халат на «дуло» камеры, схватить гибрида в охапку и выпрыгнуть в окно. С третьего этажа можно и без крыльев выскочить, переломы у него быстро срастутся. Зато он отделается малой кровью. – Но мы вернемся к теме сегодняшнего интервью! – щелкнула пальцами Самаэль, привлекая к себе внимание камеры. – Насколько мы знаем, за весь срок вашей работы в клинике Энрике Горрэ на вашем счету нет ни единого смертельного исхода на операционном столе! Возникает несколько закономерных, и, бьюсь об заклад, очень интересных для наших зрителей, вопросов. Вы утверждаете, что просто хорошо знаете свою работу. Значит ли это, что вы считаете, что несколько десятков тысяч врачей на Меге – просто ленивые неучи? – Она сделала неуловимую паузу, и едва Заф открыл рот, продолжила. – Или же вы сговорились с остальными вашими «сотрудниками», дабы те после смерти ваших пациентов подправляли документы? Какой из этих вариантов правда, а какой ложь, вы признаетесь, Чайка? Чужую фамилию корфи произнесла как «Чааейка», отчего Зафа едва не передернуло. Он с огромным трудом мирился с коверканьем своего имени, но это было уже за гранью. Вся ситуация переваливалась за грань нормального, превращаясь в какой-то то ли допрос, то ли безостановочный кошмар. Идея выскочить в окно казалась все более привлекательной. – Я просто... У меня есть опыт, и мне просто везло, – через силу выдавил хирург, запоздало понимая, что снова подставился. Почти неразличимый в спокойном общении акцент стал заметнее. Запоздалая идея притвориться непонимающим общий язык грустно осталась висеть на краю сознания. Следом за ней пришла другая, похуже, и Заф в тщетной попытке попытался за нее ухватиться. – Понимаете, – быстро произнес он, не дав Веронике высказать новую реплику, – колония, откуда я родом, закрыта для свободного посещения, и общий язык мы учим в виде факультатива. И из-за частых сдвигов тектонических плит происходят землетрясения. А моя колония занимается разработкой красных алмазов, поэтому у нас много подземных шахт. И вы понимаете, что после земных толчков шахты разрушаются, и у нас появляется много пострадавших. У меня с самого юношества было очень много практики в области хирургии, когда важна была каждая секунда. Заф говорил мягко и уверенно, удивляясь собственной фантазии. – А где находится ваша колония? – Явственно подобрев, спросила Вероника. – Прошу прощения, но я не могу вам сказать ее координаты. Покидая свой дом, я подписал все документы, запрещающие разглашать как название, так и местонахождение, – самым трудным для хирурга оказалось не улыбнуться, когда камера принялась снимать его лицо крупным планом. Красные алмазы входили в двадцатку самых дорогих «поделочных» минералов, и все их месторождения тщательно засекречивались, дабы оградить от космических пиратов и бесконечной вереницы скупщиков, бандитов и мелких мафиози. Правда, насколько Заф понимал, такая методика не сильно помогала. – И все же, вы не объяснили, причину, по которой до сих пор не обзавелись женой? – в голосе Самаэль было столько яда, что хватило бы на половину персонала больницы. История с «большим опытом» и красными алмазами ее не впечатлила. – Вы слишком любите вашу работу и спите с ней? Вам противна сама мысль прикоснуться к женскому телу? Чайка, вы считаете, что женщина от природы – презренное и грязное существо? Терапевт Фомушкина, до этого момента тихо стоящая в тени зама, возмущенно засопела. Лицо Светочки стало красным, еще чуть-чуть – и она точно влетела бы в кадр в попытке подправить лица ведущих. Когда только Заф устроился работать в клинику, то самым тяжелым для него было не собеседование с директором, а первые несколько недель. Почти вся женская часть персонала строила «новенькому» хирургу глазки, странно передвигалась и одевалась в слишком открытую для только-только начавшейся, но уже ощутимой, осени. Хирургу потребовалось некоторое время, чтобы не стоять с непонятным выражением лица, а как-то реагировать. После пятого предложения подправить климат-контроль в помещении дамы немного скисли и понемногу принялись облачаться в рабочую форму. Соломин, однажды случайно подслушавший девичий щебет, со смехом сообщил, что Зафа заклеймили «добрым простачком с дурацкими средневековыми утверждениями». – Ничего я не считаю! – Искренне возмутился хирург. – Давайте подытожим! – Корфи принялась загибать пальцы. – У вас нет жены. Раз! Вы ненавидите женщин. Два! Вы уверены в половом превосходстве мужчин. Три! И вы прямо сейчас, в прямом эфире, пропагандируете свои шовинистские идеи! Пять! – Вы четыре пропустили, – пробормотал Заф, понимая, что увязает в этом допросе по самую маковку. – Вот! – Самаэль вскочила на ноги. – Вы еще и смеете указывать совершенно незнакомым женщинам! Вы и матери так же указывали?! – Дорогие зрительницы, вы только посмотрите на этого «хорошего» врача! – Подключилась к напарнице Вероника. – Это еще раз доказывает, что среди мужчин нет ни одного приличного молодого человека! Каждый из них – либо садист, либо шовинист, и не видит женщину как личность! Бросив взгляд на толпящихся за кадром врачей, Заф отметил сжатые челюсти Тарровича и несчастное лицо Соломина. Молча брыкающаяся Фомушкина кусала губы, желая прибить противных ведущих. Стоящий чуть в стороне Итаним озадаченно переводил взгляд с врачей на хозяина, совершенно не представляя, что ему необходимо делать. Программа требовала стоять неподвижно, но происходящее гибриду не нравилось в первую очередь из-за того, что его владелец нервничал. А что, если это опасная для жизни ситуация, и сейчас Рису нужно бросить сумку и начать спасать Зафа? А он стоит бесполезной куклой и ничего не делает! Сам Заф сидел неподвижно, пытаясь изо всех сил не сорваться. Почему людям все эти вещи так нравятся? Почему они не видят, что своими вопросами провоцируют, давят, издеваются и насмехаются? Ради любопытства? Или чтобы показать темные стороны других, обеляя себя? Заф ни с кем не собирался враждовать! Он просто хотел, чтобы люди, которых он лечил – выжили! Не нужно ему ни поклонения, ни благодарности, но и такого публичного допроса он не заслужил! В своей жизни Зафу пришлось много что пережить, но в этот список никогда раньше не входило обливание выдуманной грязью на потеху публике и ради какого-то мифического рейтинга на канале! – ...? – Что? – Заф подавил в себе желание закрыть уши ладонями. – Я спрашиваю, какие еще грязные секреты вы утаиваете в вашем шкафу? – Раздраженно повторила Самаэль. – Ничего я не утаиваю... И вообще вы полностью переврали все факты. Корфи озадаченно хлопнула пушистыми синими ресницами. – Хотите сказать, что я вру? – Голосом, полным такого праведного искреннего негодования уточнила Самаэль, что у обычного человека прорезалась бы совесть, и он признал бы все что угодно, лишь бы на него так не смотрели. – И что вы... Заф не был ни обычным, ни уж тем более человеком. – Врете, – твердо произнес он, и продолжил, не дав ведущим даже ртов раскрыть. – Мою маму ранил ворвавшийся в дом бандит, и она умерла до того, как приехали врачи. Мне было четыре, поэтому я ничего не смог сделать. Отсюда идет мое желание стать врачом и спасать человеческие жизни, чтобы никто больше не оказывался на моем месте. Поэтому я о ней и не упоминаю. Моим воспитанием занимался отец – он так и не женился во второй раз, посвятив свою жизнь детям. Вам достаточно? Или вы хотите и дальше выворачивать ее жизнь наизнанку на потеху публике? Правда была замешана на лжи, создавая гремучую смесь. И Зафа внезапно отпустило, и ему стало легко и почти хорошо. Не знают. Они все ничего не знают о его семье, и просто тычут пальцами в небо в попытке угадать. Людям ведь так интересны все эти скандалы, интриги и расследования – и плевать, что в них нет ни перышка правды! Ведущие хватали ртами воздух, не зная, что сказать. В воцарившемся мгновении тишины Таррович поднял сжатую в кулак руку с оттопыренным вверх большим пальцем, и скупо улыбнулся. – Но вы так и не объяснили причину, по которой у вас нет жены, – Вероника первой взяла себя в руки и вздернула идеальный подбородок, перескакивая со ставшей неудобной для зрителей темы на более «сочную». – Лучший хирург года на Меге – должно быть, глупые девицы вокруг вас пачками вьются, а умные воротят нос? Или у вас есть заменитель, чтобы не прикасаться к противному для вас женскому телу? – У меня нет жены, потому что есть девушка, – так спокойно и уверенно произнес Заф, что едва не поверил сам себе. Женская половина медперсонала затаила дыхание, и даже Фомушкина замерла, перестав рваться в бой. – Не. Может. Быть. – Драматически выдохнула Самаэль. – Дорогие зрители, вы слышали эту восхитительную новость? У лучшего врача Меги есть девушка! Последняя фраза прозвучала как «у лучшего врача Меги есть блохи». Ведущие вели себя так, словно не было этой перепалки и Зафовых обвинений про их вранье. – И как же вы познакомились? – Заговорщицки понизив голос, спросила Вероника. Хирург бросил короткий взгляд в камеру, сделал глубокий вдох и заговорил. Он в красках расписывал первую, абсолютно случайную встречу у общего друга на дне рождении. О первом взгляде на нее – такую прекрасную и словно бы даже волшебную, в легком цветном сарафане. О знакомстве – спонтанном и скомканном, о том, что они обменялись номерами. О звонке через три дня, когда Заф наконец решился ввести заветные цифры. Ведущие «

NEW

Мега» слушали, не успевая вставить свои ехидные комментарии. А лае говорил, говорил, восхищался «любовью всей своей жизни», своим неописуемым счастьем от одного взгляда на «самое прекрасное сокровище». Профессионально, даже не задумываясь, добавлял нужные оттенки в голос, рассказывая о счастье, когда держал свою девушку за руку. – Тогда, раз уж вы уже заговорили о вашей к ней неземной любви, то согласитесь назвать имя своей возлюбленной? – Едва дождавшись крошечной паузы, вставила Вероника. Заф, собравшийся произнести еще одну пятиминутную «влюбленную» фразу, дабы у ведущих не было эфирного времени дальше копаться в его жизни, едва не подавился на вдохе. В пылу «романтического монолога» он упустил из виду одну крошечную деталь. Имя для «его девушки». Вот так, с налета произнести первое, что придет на ум, хирург не сумел. В голове внезапно образовалась гудящая пустота, от которой стало еще более жутко. Если пауза затянется, то ведущие усомнятся в правдивости всех его слов про влюбленность. Заф на мгновение скользнул взглядом по медперсоналу. Светочка? Нет, с ведущих еще станется взять и у нее интервью! Ольга Фомушкина была замужем, и подставлять ее не хотелось. Ирочка с ресепшена? Психолог Женя? Алина? Оксана? Виктория Федоровна? Но ведь ей пятьдесят девять, и у нее есть внуки – кажется, людям не нравились браки между такими разными по возрасту людьми... – Соня. Ее зовут Соня Адлер. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 5 Большая красивая глава. Большой несчастный Заф.

====== Часть 2. Человек. Глава 6 ======

*** – ...И на этом наша передача подходит к концу! С вами были ее ведущие – Вероника Айште и Самаэль Вуу-ти-Род! Соня вытерла слезы и снова передвинула бегунок назад, дабы в шестой раз прослушать монолог Зафа. – Очень смешно, – проворчал совсем тихо хирург. Соня, не слушая, хохотала, хлопая ладонями по обивке кресла и почти рыдала от смеха. Рис, сидящий у ног хозяина, переводил взгляд с девушки на Зафа и обратно. Лае, порядком уставший и от продолжающегося «позора», и от постоянных взглядов снизу-вверх, не выдержал – протянув руки и подхватив гибрида подмышки, посадил рядом с собой. С положением Итанима в транспорте возникали некоторые проблемы. Программа диктовала гибриду сесть на пол поближе к владельцу, чтобы в случае экстренной ситуации он мог хозяина либо прикрыть собой, либо удержать на месте – если, к примеру, ремни безопасности откажут. Но Заф пересадил Итанима на сидение рядом с собой, снизив эффективность на пятнадцать с половиной процентов. А потом еще и ремнем пристегнул. Да еще странная, избыточная реакция девушки, находящейся с хозяином в одной кабине, добавляла переживаний. А если она бросится на его хозяина? Рис не сможет мгновенно отразить удар, ведь сперва ему нужно будет вывернуться из ремней. – Ты не просто идиот! Ты самый фееричный из всех! – простонала Соня меду двумя приступами смеха. – Что я сделал не так? – Все!!! Спустя пять минут и три квартала девушке все же удалось взять себя в руки и частично успокоиться. Поставив запись на паузу, она полюбовалась выражением лица виртуального Зафа. Посмотрела на настоящего, словно ища различия. Не виртуальный хирург потупился еще сильнее, осторожно стряхивая с плеча фантик, брошенный в приступе ярости Соней. – Чтобы ты знал, идиот. Последний раз мое имя упоминалось в новостях, когда я получила свое кресло от папеньки, оставив своих сводных братьев с носом. – Сухо и деловито сообщила девушка, словно не она пару минут назад плакала от смеха. – Не мог придумать никакого другого имени? – Извини, – Зафу действительно было неудобно. Уже произнеся имя Сони, он запоздало понял, что мог не упоминать фамилию. Или вообще придумать что-то вроде «Евгении» и загадочно замолчать. На Меге этих Евгений как минимум пара тысяч наберется, и потом – хирург не упоминал, что она живет на этой планете! – Я немного растерялся. – Как таких растерянных только пускают в оперативники?! – Я не думал, что стану тут звездой в новостных каналах, – смутился и расстроился лае. Едва передача закончилась и камеру отключили, Заф едва не бегом удрал в комнату отдыха для сотрудников, несмотря на попытки ведущих удержать его за рукав ради «уточнения подробностей». Там Фомушкина попыталась отпоить его чаем с коньяком. Хирург с трудом поймал момент и опорожнил свою чашку в цветочный горшок. Оставалось надеяться, что несчастный фикус переживет такой неправильный полив и не завянет. А потом еще и Соломин, то и дело поглядывающий на Риса, подошел с хитрой улыбкой. – У Талиона в линейке только брюнеты и блондины, – словно невзначай обронил он, отчего Зафу стало еще хуже. – Ну ты и везунчик – отхватил целого боевого Итанима! Они обычно покоцанные продаются, или по частям. Когда лае уже всерьез собирался сбежать из клиники через окно, расположенное на задней стороне здания, перед главным входом приземлился серебристый таксофлайер VIP-класса, и Рис озадаченно сообщил, что этот транспорт был вызван специально для Зафа. Внутри оказалась смеющаяся Соня в окружении мягких кресел, встроенного мини-бара с целой коллекцией изящных бутылок, огромной хрустальной вазы с конфетами и с лабораторным переносным терминалом для удаленной диагностики. Радиуса направленного воздействия как раз хватило, чтобы пробиться сквозь перекрытия здания и под видом технических логов переслать гибриду сообщение с приказом воспроизвести его вслух вблизи хозяина. А ведь еще предстояло написать об этом в Отдел! От мысли об этом Зафу становилось еще хуже. Начальник не обрадуется – одним из, пожалуй, самый главных правил значилось «не высовываться». Если на лае под прикрытием будут обращать слишком много внимания, то это может плохо закончиться. Как с Джаром, например. Хотя он еще легко отделался – люди того городка назвали его Хранителем земель и поставили памятник, а выдранные перья нарекли священными и обладающими магической силой. Малкольм еще пару недель подшучивал, что Джару перед тем, как покинуть тот мир, нужно было ощипать еще и левое крыло, для симметрии. Новоявленный «Хранитель» только вяло огрызался, обещая брату за такие шуточки проредить перышки без очереди, и только осторожно чесал зудящие крылья. Но порой нарушение этого правила приводило к намного большим проблемам, чем ощипанные крылья и три недели без возможности нормально летать. – Остается надеяться, что такой дурак, как ты, публику не заинтересует! Пользы от тебя ни на перышко! Соня раздраженно ткнула пальцем в планшет и снова прокрутила бегунок видео, дабы просмотреть интервью в седьмой раз. Заф горько вздохнул, сожалея о том, что вообще раскрыл рот в присутствии камеры. Надо было прикинуться немым! Рис вскинул голову, бросив долгий изучающий взгляд на девушку. – Где-то пару дней твое имя будет на слуху, а потом появятся сплетни посвежее. Семнадцатый канал – это сборище охотников за чужим бельем, так что считай, что про тебя уже забыли, – просмотрев видео в восьмой раз и отсмеявшись, заявила Соня. – Но за использование моего имени на публике ты мне еще заплатишь! Хирург отвернулся от вида других флайеров и аэромашинок, зависших в воздушных коридорах слева и сверху, и посмотрел на девушку. Лилимы всегда помнили свои обиды, и, как лае подозревал, Соня взяла от них эту способность с лихвой. – Счет я выставлю твоему шефу! – Кровожадно заключила она. Заф хотел предложить взять долг с него, пусть даже и деньгами, но только беззвучно открыл и закрыл рот, а после покосился на тонкие пальцы у себя за ладони. Полукровка насмешливо приподняла брови, убирая руку. – Ну давай, скажи это вслух. Тут где-то в баре лежит бутылка отличного шампанского... – Алкоголь одинаково вреден для нас обоих, – не понял хирург намека. – Алкоголь? – Соня улыбнулась так мягко, что у Зафа возникли сильные опасения в том, что он сможет выйти из таксофлайера целым. Или хотя бы живым. – Я не собираюсь его пить... – Но что тогда... – Стукну ей тебя по голове! Погрустневший Заф только снова вздохнул, понимая, что за время образовавшейся пробки Соня пересмотрит запись передачи еще раз десять. И забросает его фантиками от конфет по шею. Рис одними глазами проследил полет еще одного смятого кусочка яркой фольги, закончившийся на плече хозяина. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 6 Лучше бы она его прибила. Меньше мучался бы.

====== Часть 2. Человек. Глава 7 ======

*** – Какую единицу применяют лае для измерения степени полезности? – Рис задал вопрос уже вечером. Заф со скрытым удовольствием оторвался от планшета. Отчет для начальника писался слишком медленно – приходилось менять формулировки и точно описывать все произошедшее, а также причину, по которой у него брали интервью. Хотя все это можно было бы уместить в пару емких фраз, вроде: «я опять повел себя, как идиот. Извините, постараюсь так больше не делать. Но вы мне не верьте». Большой круглый идиот с пока еще целыми крыльями. Не будь с ним Итанима, Заф бы попробовал тихо перебраться в другой город, сменить там документы и найти похожую работу. На другую планету перелететь было нельзя – датчик, спрятанный под кожей, не был рассчитан на прохождение червоточин. Но хирург с проклюнувшимся недоверием к себе подозревал, что на новом месте все повторится. Он не сможет встать и смотреть, как на операционном столе умирают люди, и все начнется сначала. Прав был Мир! Нужно выбирать на заданиях под прикрытием другую работу, где нет необходимости принимать такие важные решения. А Заф, как дурак, уперся крыльями и все – раз у своих врач, то и у людей смогу быть им! Смог. Спас. Засветил лицо на всю планету. Весь день гибрид молчал, «дозревая» для новых вопросов. Лае его не торопил. Для Риса это был длительный процесс, занимавший от пары часов до двух-трех суток. – Единицу? Даже не знаю... Обычно есть что-то полезное, неполезное и так себе, – положив планшет на колени, ответил Заф. – Вы являетесь полезным с точки зрения лае? Хирург вздохнул. Обычно Итаним спрашивал про свою полезность, но сегодня, видимо, все поменялось. – Думаю, да. Наверное... – Требуется уточнение для обозначения термина «наверное». – Судя по всему, Рис опять отдал все ресурсы программе самообучения. – Честно, я не знаю. – Признался Заф устало. – Может быть, для всех лае я бесполезный. Но для брата и... И для мамы моя жизнь – полезная. И для Дарелина. – Кто такой «Дарелин»? Лае все же улыбнулся, закрыв глаза. Воспоминание нахлынуло, обдавая теплом и невидимой защитой. – Мой отец. Мой... Киррэн. – Требуется уточнение значения слова «Киррэн». – Это... – Заф сосредоточился, пытаясь подобрать значение слова. Общая лингва, на которой говорили почти все жители Меги, не отображала всех аспектов языка лае. – Родитель, который... Вот смотри. У меня есть отец и мама. И... Слова рассыпались, не желая складываться в нужную фразу. Хирург вздохнул. Он читал собственное дело, видел анализы крови и график совместимостей. Его случай не был единичным или каким-то очень уникальным. Эту методику применяли десятки, если не сотни раз. – Если бы не Дарелин, я бы не родился. И убил бы своего брата и маму. – Произнесенная вслух фраза звучала еще хуже, чем прокрученная в голове. – А он помог мне выжить. Дарелин способен исцелять не рождённых. А потом, после смерти родителей, он нашел меня с братьями и взял всех под крыло. Вырастил и воспитал. Итаним засунул руку под диван, нашаривая гиганминкс, и протянул его Зафу. – А почему? – Что почему? – Не понял хирург, послушно принимая игрушку и проворачивая цветные грани. – А почему объект «Дарелин» нашел тебя с братьями и взял под крыло, а так же вырастил и воспитал? Это было заложено в его программе? Заф заулыбался. – Дарелин – не гибрид. Ему не нужны программы. – Но ведь вы руководствуетесь какими-то определенными данными, принимая самостоятельные решения, – непонимающе произнес Рис, усевшись на ковер и мотнул головой. Отросшая челка мгновенно вернулась на место, закрывая гибриду обзор. – Иногда мы поступаем так, потому что по-другому сделать нельзя. Как с тобой. Я не смог просто стоять и смотреть, как ты умираешь там, в ангаре. Итаним озадаченно заморгал. – Могли. Я имею в виду, что в вас не заложено единственное решение возникающей проблемы, а имеется вариативность. Вы могли сидеть и смотреть, или уйти, или не смотреть и стоять, или... – Не мог. – Вздохнул Заф недовольно. – Я лае. – Требуется уточнение. Хирург еще несколько раз прокрутил цветные грани, а после вернул игрушку гибриду. – Когда-то давно все лае были эмпатами. Очень сильными – мы слышали боль других на очень больших расстояниях. А некоторые... некоторые расы пользовались этим, и ловили нас «на живца». – Лае – рыбы? – Нет. Просто это именно так и выглядит. Охотники выбирали слабое существо – или лаури, или лилима, или даже простого ребенка из собственной расы. Привязывали где-то на видном месте и пытали. У лае хороший слух. В конце концов кто-то из нас слышал крики и чужую боль и летел, чтобы помочь. Чтобы спасти. Охотники давали опуститься на землю, а потом ловили. Многие понимали, что это обман, что ловушка, но не могли справиться с ощущением чужой боли, и все равно летели в западню. – А потом? – Спустя пару минут уточнил Итаним, сосредоточенно проворачивая грани гиганминкса. Заф пожал плечами. – А потом способность к эмпатии других рас у нас угасла. И мы научились защищаться. – А вас ловили «на живца»? – Не унимался гибрид, снова соскочив на выканье. – Нет. – Покачал головой хирург. – Охота на лае утихла очень много столетий назад. И даже больше, если считать не одиночную «ловлю», а масштабную охоту с загоняющими химерами и добиванием раненых, когда их дома буквально ровняли с землей. Конечно, были и исключения. К примеру, Вольфа поймали чуть ли не подростком. Но он был рожден в другом мире, и в виде «наживки» использовали, кажется, детеныша лилима. Подробностей Заф не знал. Лучший врач Отдела спокойно рассказывал о своем плене, но на все вопросы о способе собственной поимки незамедлительно перенаправлял начальнику. А задавать вопросы Илье, который Вольфа из плена вытащил, побаивались все. Хватило пары фраз дежурившего тогда отца Джара, что начальник Отдела пронес лае через порталы на руках – ноги Вольфа были сломаны около пятнадцати раз. – Дара ловили на живца, – неожиданно для себя признался Заф, и мгновенно устыдился. Он читал дело своего отца, как и Карм. – Семь раз. Конечно, это не было секретом. Все старшее поколение лае знали об этом – они и помогали вытаскивать Дарелина из плена. Раз за разом. – Дару несколько столетий? – Уточнил Рис, в последний раз щелкнув гранью и протянув хирургу правильно сложенную игрушку. – Намного больше. Мой отец еще очень молодой. – Невпопад произнес хирург, снова принимаясь перемещать грани. Гибрид озадаченно уставился на гиганминкс в его руках. – А сколько лет вам? – Намного меньше. Я линял только раз тридцать, – Заф неосознанно потерся спиной о спинку дивана. – Или тридцать один? Что-то около того. Когда я родился, Дару было семьсот тридцать два. Спустя несколько минут он протянул снова запутанный гиганминкс гибриду, но Итаним его не взял, продолжая таращиться в стену. – Что такое? – Обнаружено присутствие двух гибридов модели Avatar version 31, личные номера не поддаются идентификации без полицейского запроса. – Соскочив на машинный тон, отчитался Рис. – Обнаружено присутствие живого существа в радиусе семнадцать метров, расстояние уменьшается. В дверь настойчиво позвонили. Заф аккуратно положил гиганминкс на диван, закрыл паролем планшет и пошел открывать. Кто мог пожаловать в столь поздний час в гости – он не мог представить, но неосознанно подобрался. Соня? Но она обычно присылала сообщение перед приездом. Может, что-то произошло? Но накрутить себя сверх меры лае не успел. – А вот и наша звезда головидения! – Радостно воскликнул Егорович, накатываясь на хирурга. Две куклы за его спиной, облаченные в комбезы с оранжевыми полосками, остались неподвижными, сохраняя на лицах вежливые улыбки. – А я всегда был уверен, что ты далеко пойдешь! Рис, стоящий за левым плечом хозяина, озадаченно моргнул, посылая запрос чужим гибридам и мгновенно получая отказ в доступе. Куклы модели Avatar создавались для работы под прикрытием, и на них не ставили системы СИ. Хотя и на Итанимов эти системы не ставили тоже. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 7 В чем проблема перевода языка лае на общедоступный. У пернатых отец – это и отец, и киррэн, и крестный – тот, кто способствовал зачатию, появлению на свет и развитию. А сама разбивка родителей на мать-отец весьма смутна, так как в семье (берем стандартную здоровую пару пернатых) один ребенок может быть рожден одним родителем, а второй – вторым. Грубо говоря – сменил пол – родил. Сменил пол – зачал.

====== Часть 2. Человек. Глава 8 ======

*** – Толку от этого дурака не будет! Больной он, и пух темный! Нам за него и половины стоимости не заплатят! – Ивар, помолчи! Лае своих щенков не бросают, и за этого уродца заплатят, как миленькие! – Но Файса, это же не лае! Это подкидыш! – Подкидыш-близнец? Не смеши мой хвост, Ивар! – Может, на лицо и похож, но крылья-то разные... Не заплатят за него лае, вот увидите... – Что я увидела, так это то, что ты разговаривал с теми типами у главных ворот! Решил, что я совсем старой стала, и снова поверю в сказочку про крылатого щенка, который сам в лес удрал и пропал?! Сколько они предлагали? Сорок тысяч? – Семьдесят. Лае удавятся платить такие деньги за больного... Чашка с грохотом опустилась на стол. – Значит, лае заплатят сто. ЭТИ за кем попало не приходят. А пернатым дуракам я намекну, и они кроме денег обеспечат нас еще и полной защитой. Заф засунул голову под одеяло, но голоса продолжали пробиваться сквозь тонкую шерстяную ткань. Днем воспитатель Ивар увел его от остальных братьев и показал незнакомым людям в плащах и шляпах. – Неликвид. Бесполезный, да еще и голос прорезался слишком рано! – Беспечно сообщил воспитатель, придерживая Зафа за основание крыла. – Онемел? – Деловито уточнил один из незнакомцев. – Нет! Сипит себе что-то под нос! – Махнул рукой Ивар. Заф насупился, с сглатывая горькую слюну. Постоянно хотелось пить, но от воды из колодца, которую приносил ему Карм, горло начинало болеть еще сильнее. Неликвид. Бесполезный. Способность петь прорезается у лае к совершеннолетию. Заф был почти вдвое младше. А еще это дурацкое правое крыло болело, и пух безостановочно сыпался! «Ощипанный гусенок, только в суп и сгодится» – Сколько? – Двадцать семь! – Помявшись, выпалил Ивар, и залопотал испуганно. – Но вы ведь понимаете, что директриса хочет его продать пернатым, поэтому следит, чтобы щенок даже за забор не выходил! Маячок ему поставила. Маячок – тяжелый кожаный браслет с тремя зелеными камушками, был намертво заклепан на лодыжке. Руки у Зафа были слишком тонкими, и браслет постоянно спадал. – Вы же понимаете... – Семьдесят. – Равнодушно произнес второй из незнакомцев. – Мы заберем его завтра вечером. У твоей начальницы есть... Будет встреча. Выведешь щенка к калитке позади кухни. Маячок – не проблема. Деньги получишь... – В кристаллах! – Решительно произнес воспитатель. – Монеты займут слишком много места, а Файса после предыдущего «сбежавшего» щенка никому не доверяет. – Хорошо. – Кивнул третий, молчащий до этого человек. Когда они ушли, Ивар с силой вцепился Зафу в крыло. – Не смей никому об этом проболтаться, маленький поганец! – Зашипел воспитатель, став похожим на змею. – Тебе у этих людей будет хорошо, они о тебе позаботятся! Нечего тебе делать рядом с чистокровными лае! Заф шмыгнул носом. Ивар был не первым, кто это произносил. Неликвид. Некрасивый. Не похожий. Больной. Гусенок. Для супа сгодится. Раньше это говорили другие дети. Карм, едва слышав это, бросался в драку на обидчика. Заф плакать не будет. И об этом никому не расскажет. Особенно старшему брату. Воспитатель намного больше и сильнее Карма. – Там тебе будет хорошо, – с нажимом повторил Ивар, и впихнул Зафу в руки зеленое твердое яблоко. Плод был большим, с толстой глянцевой кожурой и аккуратным, прилипшим к боку листиком. Заф провел взглядом воспитателя, а потом снова посмотрел на неожиданный подарок в руке. Яблоко, да еще целое... Всем братьям по кусочку хватит! *** Заф рывком сел, растопырив крылья и сжав в ладонях края одеяла. Сердце колотилось как бешенное, отдаваясь болью в висках. Секунд десять лае таращился в темноту комнаты, заново вспоминая, где находится и что тут делает. С трудом разжал судорожно сжатые пальцы, выпуская измятое одеяло. На самом деле Зафу было достаточно трудно признавать как наличие в своей жизни кошмаров, так и отрицать их существование. Да, в детстве нехорошие сны приходили чаще, но ребенком он боялся намного большего количества вещей. Лае повернулся, намереваясь подбить подушку и снова улечься, но неловко задел крылом светильник на прикроватной тумбе. Попытка поймать его увенчалась успехом, но Заф локтем мазнул по осветительному сенсору у кровати. Комнату затопил включенный на полную мощность беловатый свет. Хирург от неожиданности дернулся вперед, держа на вытянутых руках светильник и пытаясь крылом закрыть лицо от света. Это и нарушило хрупкую точку равновесия. Крылья перевесили, и Заф все-таки свалился с кровати на пол. Хрустнул пластиковый абажур светильника. Дверь в спальню беззвучно открылась, и на пороге появился взъерошенный лохматый Итаним. – Вражеские объекты отсутствуют, – озадаченно сообщил гибрид, просканировав взглядом комнату. Красные точки в его глазах медленно выцвели. – Я сам себе главный враг, – проворчал Заф, выпутываясь из одеяла и пытаясь сесть. – Рис, все в порядке, не переживай. – Требуется уточнение слова «переживай». Выполнялась программа защиты хозяина. Вероятность нападения вражеских объектов – меньше пяти процентов. – Отчитался Итаним, а потом уставился хирургу за спину. Заф пошевелил крыльями, с тоской понимая, что ночной футболке пришел полный беспросветный конец. Хорошо еще, что проснуться удалось быстро и ткань оказалась легкой на разрыв – в противном случае лае придушил бы себя сам во сне, когда появились крылья. – Рис, иди спать. Ночь на улице. Я завтра все объясню. Посверлив его крылья еще несколько секунд, гибрид все же закрыл дверь, беззвучно отправившись к себе на диван. Хирург аккуратно сложил изодранную футболку, вернул на место одеяло, положил у кровати остатки светильника, отрегулировал верхний свет, сделав его более приглушенным, и только после этого подошел к окну. Работа под прикрытием подразумевала длительное нахождение в другом мире, но редко кто покидал Отдел более чем на полгода. Если становилось совсем тяжело, можно было вернуться домой на один-два дня – отдохнуть, восстановить силы, побыть с родными. А иногда и перелинять. Однажды Малкольм уперся, отказавшись на время линьки возвращаться домой. Заявил, что он слишком крут для какого-то там непонятного дискомфорта и прекрасно справится сам. Спорил с ним только Джар – и то на правах старшего крыла. Вернувшись через три недели, Малкольм только огрызался на все попытки выяснить впечатления от линьки в другом мире. Вот только во время обязательного медицинского осмотра Заф видел, как лае морщится и хмурится, осторожно шевеля крыльями. Но все равно оперативник по скорости полета его тогда уделал. Это воспоминание было таким сильным, что Заф очнулся, лишь когда тугой холодный ветер хлестнул его по лицу, ворвавшись в открытое окно. Первым желанием хирурга было захлопнуть его, а вторым, более сильным – оказаться в воздухе. Ощутить под крыльями воздух, упасть в холодные потоки, пронестись над землей... Чтобы как Карм или Дар – впустить ветер в себя, самому стать его подобием. И лететь, лететь дальше, туда, где заканчиваются многоэтажки, где исчезает Мега, где возвышаются защитные барьеры и знакомы до последнего камня стены Отдела... Заф с силой захлопнул окно и помотал головой, избавляясь от наваждения. Наверное, если синхронизация времени та же самая, дома сейчас тоже весна. Не такая, как на Меге – без бегущих ручьев, без ярких пластиковых цветов в витринах магазинов – но ничуть не хуже. Весной приходили хромы, а лилимы плели огромные венки из полевых, специально для них привезенных цветов. А лае заплетали ленты в волосы своим детям. И даже Илья позволял себе посидеть у фонтана перед Отделом. Правда, он старался делать это так, чтобы никто не видел. Но с мелкими лилимами ничего нельзя было провернуть незаметно. Заф невольно улыбнулся, коснувшись собственной головы. Хорошо, что отец не видел его новой стрижки – он бы обязательно расстроился. В нее ленты еще долго нельзя будет вплетать. Разве что привязать к куцему хвостику у затылка. Постояв еще немного у закрытого окна, лае достал из шкафа целую футболку. Нахмурился, активируя датчик. Ощущения были при этом такие, словно в основание крыльев вкалывали сильнейшее обезболивающее и одновременно прикладывали что-то очень холодное. Дарелин был категорически против датчиков, вживленных чипов и прочей аппаратуры, которую нужно было запихивать под кожу. В некоторых случаях Заф был с ним полностью согласен, – но не сейчас. В мире с высоким уровнем технологий быстро засекут маскировочный плащ, или голограмму, привязанную к браслету, а сканеры при почти любом супермаркете разрушат поддельный облик. Когда неприятные ощущения исчезли, хирург натянул футболку и вернулся в кровать. Уже засыпая, Заф ощутил слабый укол любопытства. Придут ли в эту весну хромы? Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 8 Хромы – еще одна из крылатых рас, занесена в общий межмировой и межгалактический видовой каталог*. Отличаются наибольшим количеством пар крыльев из всех изученных и неизученных рас и высочайшим уровнем развития технологий. Лае – одни из немногих, кому хромы передали часть своих технологий. * сноска заспойлерена)

====== Часть 2. Человек. Глава 9 ======

*** – Может, все же останешься? Вместо тебя отправим Малкольма, он неплохо умеет убеждать. А твоя травма... – У меня получится лучше. Мое младшее крыло может сделать что-то не так, – равнодушно отозвалась лае, рассматривая стену. – С травмой все хорошо, она не мешает. Сидящий у окна в глубоком кресле Гавриил тоненько хихикнул, снова подбросив в воздух кристалл с памятью. Илья только головой покачал, перекладывая документы в стопку на правом краю стола. Сколько бы он не сидел над отчетами, их никогда не становилось меньше. Порой начальнику Отдела казалось, что вездесущие лилимы боятся, что в один день Илье станет скучно без работы, и ночами строчат многостраничные опусы, после чего осторожно подбрасывают их в кабинет. – Твое младшее крыло почти все сделает не так, – доверительно поделился лилим, продолжая играть с золотистым кристаллом. – И Заафир спустит его с лестницы. Вниз головой. Как тогда, когда Малкольм назвал Ила бесталанным пернатым... Или когда Карму сообщили, что у него нет потенциальной пары... Или... Белокожая лае осталась невозмутимой. Гавриил поерзал в слишком большом для него кресле, и улегся, забросив ноги на подлокотник. Илья кашлянул. – Кажется, ты хотел поменять цветы на подоконнике, – напомнил он негромко. Лилим лишь дернул ногами в маленьких черных ботинках, и нехотя вытащил из-за пазухи немного помятый букет ромашек. Это был один из самых старых негласных ритуалов в Отделе. В кабинете, где работал Илья, каждое утро появлялся букет мелких полевых цветов. Сначала арх демонстративно их не замечал, потом злился, после – искал «дарителя», чтобы тот эти самые цветочки съел и наконец от него отстал. Впоследствии оказалось, что цветы таскают лилимы. И попытка заставить их прекратить с треском провалилась. Стоило Илье поймать одного из пернатых на горячем и стрясти обещание так больше не делать, букетик принимался таскать кто-то другой. А потом третий. Пятый. Десятый. Ребенок первого. Второй в очередном жизненном цикле. Правнук седьмого. И так по кругу. Поначалу цветы стояли долго, по два-три дня, и избыток букетиков оказывался на столе, на бумагах и в шкафу. Попытки демонстративно выбросить их в урну ни к чему не приводили. В итоге арх смирился, и завел на подоконнике небольшую вазу. Лилимы возликовали, расписали между собой «дежурства» и временно успокоились. И сегодня дежурным был Гавриил. Но вместо того, чтобы незаметно выбросить засохший букетик в мусорку, поменять воду и гордо воткнуть в вазу новые цветы, лилим подтащил к окну кресло и угнездился в нем, время от времени пересматривая информацию на кристалле. Илья отправил в стопку на краю стола еще два отчета. Жаль, что другие проблемы нельзя было решить простым перекладыванием бумаг. – У меня есть пара вопросов. – Подала голос лае. Арх кивнул, не отрываясь от чтения доклада от Мира. – Заафир отказался возвращаться три месяца назад. Возможно, в этом году у него тоже будет линька. Мне стоит привести его домой силой? И следует ли в таком случае избавиться от его химеры? Начальник Отдела аккуратно закрыл папку, и отправил ее в стопку с левой стороны стола. От Белой стоило ожидать именно таких вопросов. – Я предпочту, чтобы ты действовала по ситуации. Возможно, его химера не так опасна, как мы думаем, – лае скептически приподняла бровь, но Илья решил не обращать внимания на изменения чужой мимики. – Не надо так на меня смотреть, я прекрасно отдаю отчет собственным словам. Если ты придешь к Заафиру и начнешь разговор с того, что убьешь его питомца, то он домой не вернется. – Сначала поговорить, потом избавиться от химеры, – выражение лица лае вновь стало непроницаемым. – Мне кажется, или ты сегодня слишком похожа на Малкольма? – Подал голос Гавриил из кресла, перевернувшись на живот и растопырив крылышки. – Мне трудно представить другой вариант событий, когда во всем этом замешана химера, – честно призналась Белая. – Почему вы отправляете меня туда только сейчас? Карм три месяца только и говорит, что о необходимости вернуть младшее крыло. Ирин... Илья ради разнообразия вытащил новый отчет из середины стопки. – Ирину нужно вырасти. Он уже давно стал совершеннолетним, но продолжает цепляться за Заафира. Второй из семерки найденных не может посвятить всю свою жизнь уходу за младшим крылом. – Пробежав взглядом ровные строки доклада, сообщил начальник Отдела. – Ты сама это прекрасно понимаешь. Лае с задержкой кивнула. – И все же. Почему именно сейчас? Арх наконец оторвался от бумаг, посмотрев в глаза подчиненной. Лицо Белой осталось безмятежным, но Илья прекрасно знал – она запоминает все. – Змей засек несколько рассеянных скачков энергии. Они слишком слабые для построения порталов – и это единственное, что нам удалось выяснить. Так же за последние двадцать дней Заафир восемь раз отключал датчик. – Илья задумался, решая – рассказать или промолчать про одну из самых веских причин. – И Дарелин... Ему снился кошмар про своего сына. – О. – Безэмоционально отозвалась лае. – Это серьезно. Есть подробности? Будь Илья моложе, он бы обязательно решил, что Белая ехидничает. Многие из лае длительное время посмеивались над излишней Дарелиновой вере собственным снам. Все изменилось после того, когда Дар попросил молодую группу стажеров, жаждущих стать настоящими оперативниками, не идти на тренировку. Лае подняли его на смех. Из двадцати девяти стажеров и одного старшего оперативника тогда выжила только Белая. Отследить взаимосвязь между произошедшим и сном не удалось, но с тех пор к просьбам лира Илья прислушивался. И не он один. – Никаких подробностей, просто тревога. – Покачал головой начальник Отдела. – А с учетом того, что связь между нами и Заафиром ослабла, это может быть нехорошим знаком. – Был бы Заф лилимом, с ним было бы проще, – проворчал Гавриил, снова принявшись ворочаться в кресле. – Ты бы, начальник, его в мешок засунул и домой притащил, и в угол поставил бы... Ну, еще бы сладкого на неделю лишил. Илья грозно, но без излишней свирепости посмотрел на подчиненного. Эффекта, как и ожидалось, не было никакого. Гавриил лишь неопределенно подергал сложенными крыльями и скорчил рожицу, которая, по всей видимости, изображала бы ужас. – Кстати. – Арх вспомнил о еще одной вещи. – Помнишь, я рассказывал тебе о полукровке по имени Соня Адлер? Допустите ли вы ее к Древу? Лилим замер, рассеянным взглядом скользнув по лицу начальника. Потом отвернулся, и встал в кресле с ногами, потянувшись к вазе на подоконнике. Тишина затягивалась. – Гавриил? – Без особой надежды на успех позвал Илья. – Да я уже восемнадцатый цикл Гавриил, – с едва заметной ворчливостью отозвался оперативник, меняя увядающий букетик на чуть помятые ромашки. – Я задал тебе вопрос. Про Соню Адлер. Допустите ли вы ее к Древу? – Как можно более терпеливо повторил арх. Гавриил снова замер, уставившись пустым взглядом в пространство. – Ты уже задавал этот вопрос. Мы ответили, начальник. В некотором роде лилим был прав. Илья действительно спрашивал более десяти раз. Но неизменно получал один и тот же ответ. – И что же вы ответили? – Ты знаешь наш ответ, начальник. – В том то и дело, что нет. – Покачал головой арх. Иногда логика лилимов, их общей части разума была крайне непонятной. – Белая, передашь Соне, что ее просьба рассматривается. – Хорошо. – Кивнула лае. Гавриил, потрогав пальцем примятые ромашки, принялся мурлыкать простую мелодию себе под нос. Тонкий слух и арха, и лае различили что-то про траву и сидящего в ней зеленого лилимчика. – Будет хорошо, если Зефир вернется домой, – протянул задумчиво Гавриил, когда Белая уже выходила из кабинета. – Заафир-Зефир-Заф... Гэри больше не слышит его, и не сможет перехватить в случае... В случае, если вы понимаете, о чем я. Мы не слышим его. Лае кивнула, принимая к сведению новую информацию. – Буду действовать по ситуации. – Повторила она уверенно. – Почему ты вызвалась первой? – Илья не удержался от вопроса. Белая медленно, всем корпусом развернулась и уставилась начальнику в переносицу. Ее прямой взгляд мало кто мог выдержать, но арх не смутился. За свою долгую жизнь ему приходилось видеть созданий более странных, чем лае-альбинос. В кабинете повисла напряженная тишина. – Да, я хочу это знать. – Кивнул арх на невысказанный вопрос. – Это личное? – Да. – С силой вытолкнула из себя ответ Белая. – Вам так важно, чтобы Заафир вернулся домой? Помедлив, Илья согласно кивнул. Отвернувшись, лае покинула кабинет. Конечно, он мог не задавать последний вопрос. Как и Белая свой. Заафир был одним из немногих лае младшего поколения, способных создать пару. Илья старался никогда никого не ограничивать в собственных решениях. Но иногда ему нужно было идти против свободы одного, чтобы уцелели остальные. – Я могу пойти с ней, для прикрытия. – Задумчиво протянул лилим, снова подбросив и поймав кристалл памяти. – На всякий случай. – Белая предпочитает работать одна, – качнул головой Илья. – Или ты хочешь встретиться с полукровкой? Лилим равнодушно, – скорее уж только внешне равнодушно, – пожал плечами и маленькими крылышками. Обычно мелкие крылатые очень любили себе подобных, но, похоже, Соня Адлер не нравилась им заранее. Или начальник Отдела перестал разбираться в их повадках. – Я смотрю эту запись уже триста семьдесят пятый раз, и все никак не могу понять, – доверительно сообщил Гавриил, незаметно перебравшись с кресла на край стола и развернув изображение с кристалла. – В бою эали предпочитают врага запугивать и запутывать, а Ерк сначала телепортировался за спину, а потом перемещался вперед, оказываясь лицом к лицу. Какой в этом смысл? Илья покосился на тонкую, уменьшенную фигурку затянутого в черный тренировочный костюм эаля, появившуюся над столом. Когда-то он видел бои Ерка вживую. – Может, он таким образом хотел запугать врага? – Задумчиво продолжил оперативник. Начальник отдела молча протянул руку и подтянул к себе следующую бумагу из все не убывающей стопки. В большинстве случаев лилимам нужны были собеседники, слабо отличающиеся от мебели. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 9 Наконец текст дошел до появления знаменитейшего Начальника Отдела – Ильи, прекрасной и искренне любимой Белой(читавшие Олухов-Перезагрузку, да начинайте подозревать!) и наглого неугомонного мелкого Гавриила! Ерк – один из немногих представителей другой расы, которому было дозволено жить в Отделе. Раса – эаль (ударение на А).

====== Часть 2. Человек. Глава 10 ======

*** Заф в задумчивости уставился на призывно тянущиеся к нему с полки зеленые ростки. «Вишня Мирабель – вырасти свой огород на подоконнике!» – гласила надпись рядом с ценником. На боку пластиковой вазочки красовалась крупная яркая наклейка с более детальной информацией, оповещающей, что данный продукт является кустиком карликового помидора, принесет за сезон 70-90 плодов весом в 20-35 грамм, неприхотлив в уходе и не нуждается в прививках и удобрениях, а также прекрасно приживется на балконе, подоконнике или в ванной. Только поливайте и показывайте растению свою любовь. Чайка протянул руку и аккуратно вытащил из лотка одну из вазочек с торчащим из него зеленым пучком. Идеи, как именно показывать помидору свою любовь, у Зафа отсутствовали, но стать обладателем огородика на подоконнике внезапно захотелось. Вряд ли под «любовью» подразумевалось читать растению сказки или обматывать горшок шарфом в плохую погоду. Хотя кто эти человеческие ритуалы знает. Ил с Серфином одно время увлекались выращиванием всяческой зелени, начиная от пирвенов и заканчивая скрещиванием двух сортов картошки. Заф за ними обычно убирал. И если через некоторое время Серфин к такому хобби охладел, то Ил – наоборот, и даже учиться пошел на техника, изменив своей детской мечте стать оперативником. Поколебавшись еще немного, хирург все же поставил горшочек в тележку с покупками. – А это зачем? – Тут же подал голос Рис, чуть наклонившись вперед и разглядывая зеленый пучок, гордо торчащий из черного стаканчика. Заф еще раз посмотрел на остальные горшочки, раздумывая, а не взять ли ему две штуки, на всякий случай. Может, он что-то напутает с инструкциями по уходу и растение погибнет? А так их будет два, можно будет не волноваться... – Хочу попробовать. – Неуверенно протянул хирург, и все-таки отошел от полки. Нет, лучше все же пусть будет один горшочек. Неудобно получится, если у Зафа любви хватит только на одно растение. Итаним склонил голову к плечу, продолжая рассматривать «Вишню Мирабель» на пирамидке из йогуртов, молока и круп. Где-то на самом дне корзины лежала пластиковая коробка с новым прикроватным светильником. К счастью, больше на пути к кассе у Зафа никаких соблазнов не было. Рис только посмотрел на шоколадные батончики, но просить их не стал – у него еще лежало восемь штук на кухне в полочке. Выбрав кассу, где перед ним стоял только один человек, хирург принялся выкладывать покупки на свободный участок транспортной ленты. – Пакет нужен? – Безразлично уточнила кассирша, когда подошла его очередь. Заф согласно кивнул, последним выставляя на ленту горшочек с помидором. Так он поставит его в пакет сверху, и нежные зеленые листья не помнутся. – Скидочная карта имеется? – Где-то была... – Хирург привычно принялся выворачивать карманы. Со скидочными картами ему определенно не везло. Стоило обзавестись пластиковым прямоугольником галамаркета «Девяточка» как тот взорвался. Ради безопасности Заф стал ходить в «Мега-магазинчик», где скоро тоже получил яркую карточку, которую умудрился потерять на второй день. – Мужчина, вы задерживаете мне очередь! – Недовольно сообщила кассирша. – Давайте быстрее! Лае озадаченно обернулся – но кроме молчаливого Итанима не обнаружил позади себя нетерпеливо переминавшуюся толпу. Карточка обнаружилась ускользнувшей через дыру в кармане в подкладку куртки. – Извините, случайно получилось, – честно покаялся Заф, протягивая пластик. К его удивлению, кассирша скидочную карту не взяла. – Аппарат, считывающий скидочные карты, не работает! – Холодно воскликнула женщина, и метнула на хирурга такой неприязненный взгляд, что сомневаться не приходилось – в поломке техники был виноват Заф. – Хорошо, давайте тогда без скидки, – покладисто кивнул Чайка. – Мне три пакета, пожалуйста. – Мужчина, неужели вы считаете, что я тупая и не услышала в первый раз?! – Раздражение в голосе женщины начало набирать обороты. Лае хотел было сообщить, что не говорил о количестве пакетов, но решил не спорить. – Извините. Рис молча протиснулся между Зафом и стойкой со всякой дребеденью, и принялся разъединять слипшиеся стенки пакетов, чтобы помочь с упаковкой продуктов. Кассирша прожгла гибрида неприязненным взглядом. – Будете его в такой яркий цвет красить – все волосы выпадут, – буркнула она, пробивая покупки. Заф только вздохнул, складывая на дно пакета светильник и макароны. Рису он никогда волосы не красил, хотя ему периодически подбрасывали в почтовый ящик яркие листовки. Выгоревший на солнце короткий ежик волос отрос, и теперь Итаним мог похвастаться насыщенным красным, винным оттенком шевелюры. Однажды лае даже поискал причины, почему эту модель сделали с таким фенотипом. Внезапно оказалось, что светлая, не загорающая на солнце кожа и красные волосы идеально маскировали куклу на планете в созвездии Крокодила – на Чархе. Заф даже короткое демонстрационное видео просмотрел, где гибрид просто прижимался к стволу дерева, закрывал глаза – и исчезал. Наверное, среди красной листвы Чархи так же легко растворится Малкольм. Конечно, кожа у него не такая светлая, да и загорает на солнце быстро, но ведь здорово же просто сесть в пышный куст – и исчезнуть. Итаним расклеил последний пакет и сосредоточенно принялся запихивать в него йогурты, которые пробивала кассирша. Последней покупкой сверху оказался стаканчик с «Вишней Мирабель». Аппарат для операций с кредитками тоже не работал, и Заф со вздохом принялся выгребать наличку из карманов. Потом пришлось ждать, пока женщина все пересчитает. – А я вас знаю! – Внезапно воскликнула кассирша, когда хирург протянул руку за сдачей. Восклицание было громким и столь неожиданным, что лае вздрогнул. – Вы же тот самый! Знает? Откуда?! Мысли заметались заполошными птицами. Бежать. Даже если женщина – гибрид, Заф сможет остановить ее на несколько мгновений песней. Риса заденет, но это не смертельно – Итаним ведь легкий, хирург забросит его на плечо и сбежит. Даже если главный выход из супермаркета заблокируют, Заф все равно успеет. А потом улетать. На улице еще не стемнело, и если его уже нашли, то скрывать крылья больше смысла нет. В воздухе маневренность намного выше. Заф увернется. Даже с гибридом в руках. Главное, чтобы Риса не задело. Лишь бы уйти от прямой атаки... – Вы Зафик Чаечка! – Всплеснула руками кассирша, продолжая сжимать сдачу. Заф ухватился за транспортную ленту, чтобы не упасть прямо под кассой. Мышцы задергало, заныл датчик, заболели спрятанные крылья от внезапно накативших эмоций. Он же чуть было не раскрылся сам! Чуть было не ударил первым! – Я вас по семнадцатому каналу видела! Вы давали интервью Самаэль и Веронике! – Сообщила радостно женщина. Видимо, она случайно задела какую-то кнопку на панели перед собой, и голос ее, многократно увеличенный динамиками, прогремел на весь магазин. – Зафик, а вы дадите мне автограф?! Люди на других кассах завертели головами, и все больше пар глаз смотрели на хирурга. Кассирша за соседней транспортной лентой очнулась от своих мыслей и замерла, не донеся до считывателя очередную бутылку газировки. – Тот самый? Хирург? Лучший врач? По семнадцатому? Новости Меги? – загомонили негромко другие покупатели, вытягивая шеи, подходя ближе, оставляя тележки с продуктами. Заф медленно осмотрелся, ощущая себя в еще одном кошмаре. – Ах, тот самый хирургичек, который влюблен в Сонечку Адлер? Ту самую, да? Ой, смотри, Машенька, какой он большой! А мне казалось, что он ниже... Высокий какой! – Доносился до ушей гибрида шепот. Рис поднял два пакета и замер, терпеливо дожидаясь, когда хозяин аккуратно выведет свою подпись на каком-то огрызке бумажки, протянутом ему женщиной с фирменным логотипом магазина на рубашке. Но спокойствие его хозяина было вымученным. А люди подтягивались ближе, рассматривали Зафа в открытую, показывали пальцем, говорили, уже не срываясь на шепот. – Вот же повезет кому-то с таким мужчиной! А тетьВера из салона мне говорила, что все, кто красные алмазы добывает, невероятно богаты, и могут себе в квартире пол золотом отделать! Катя, посмотри, у меня макияж не смазался? Хочу познакомиться! Зафик, дайте мне тоже автограф! А вы ведь действительно самый лучший хирург на Меге? И мне автограф! А может, он умеет исцелять наложением рук? Смотри, Алешка, будешь хорошо учиться, тоже таким вырастешь! Пакеты начали оттягивать руки. Итаним в который раз мотнул головой, пытаясь убрать челку, но красные пряди снова вернулись на место, на пару процентов заслоняя обзор. Кто-то отпихнул гибрида, стараясь пробраться к Зафу поближе, протягивая ему визитку и ручку. Рис молча отступил на шаг. Потом на еще один. И еще. Чужие тычки внезапно оказались неприятными, и пусть система не сообщала о повреждениях, Рис не хотел их ощущать. Опасность для хозяина была минимальной. Посторонние объекты просили его расписаться на разных бумажках, фотографировались с ним, спрашивали, пожимали руки. Все они были безоружными, и находились под глазками камер наблюдения. Даже один гибрид, использующийся как костюм виртуальности под полным управлением человека, подошел и попросил автограф, а потом долго жал руку. Вернулись домой они на сорок семь минут позже запланированного. Поставив два пакета с покупками на стол, Рис обернулся на странный звук. Заф, пошарив по карманам и вытащив пластиковую скидочную карту «Мега-магазинчика», яростно ломал ее и по частям запихивал в утилизатор, что-то нашептывая на неизвестном гибриду языке. – Требуется уточнение для команды. Лае облизал пересохшие губы, в последний раз ломая оставшийся огрызок карты. – Все в порядке, Рис, – голос у него стал чуть ниже нормы, с сильно слышимым акцентом. – Я просто ругаюсь... – А почему на такой громкости? Из кармана Зафа донесся требовательный писк планшета, сообщая о входящем вызове с работы. Следующую фразу хирург произнес намного громче и на общей лингве. Смысл ее сводился к тому, что лае очень сильно устал выполнять функцию самовоспроизведения с не подлежащими к такому использованию предметами, и что хозяин только и желал, что перенести вышеописанные действия на территорию больницы, где имел несчастье работать. Итаним удовлетворенно записал новую словесную конструкцию. Ругательства звучали более знакомыми, чем непонятный язык. Разбирать пакеты гибриду пришлось в одиночестве. Через пять минут после звонка с работы Заф покинул квартиру, так как флайер Винта уже припарковался перед крыльцом. Стаканчик с гордым пучком зелени Итаним оставил на столе, так и не придумав, что с ним необходимо делать. В магазине он не был ни в холодильнике, ни в морозильном ящике. Может, и не случится с «Вишней Мирабель» ничего плохого за одну ночь на кухне. «Поливайте 1 раз в день и регулярно показывайте растению свою любовь!» – гласила яркая наклейка на стаканчике. Рис изучил растение со всех сторон, но так и не понял, куда именно и что именно надо показывать. Ни разъема, ни датчиков – объект был больше похож на салат в пакете в холодильнике, только воткнутый в землю и пустивший корешки, чем на что-то, подходящее для выполнения функции СИ. Итаним ощутил в груди непонятное зудящее чувство. А если Заф будет показывать этому объекту свою любовь, и на гибрида ее не хватит? Эта «Вишня Мирабель» окажется под крылом у хозяина, а Рис не поместится? Конечно, крылья у Зафа большие, но все равно... Может, живая органика лучше гибрида? Осторожно потрогав зеленый листок пальцем, Рис на всякий случай отошел подальше. А потом и вовсе ушел из кухни, прихватив с собой две баночки с йогуртом. Желание сбросить «Вишню Мирабель» в утилизатор беспричинно росло с каждой минутой. Лучше бы Заф не пошел на работу. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 10 А я принес. Вот они, последствия славы.

====== Часть 2. Человек. Глава 11 ======

*** Гибрид полночи прослонялся по квартире, ожидая прихода хозяина. Ночью Зафа вызывали редко, и без него комнаты становились пустыми и все действия Итанима теряли смысл. А еще ночью по множеству каналов показывали другие фильмы, к которым Рис терял интерес в среднем на пятой минуте просмотра. Новости тоже были непонятными, про курсы валют и какие-то биржевые ставки. В спальне было пусто, а на кухне стоял зеленый пучок, при взгляде на который у Итанима в груди зуд усиливался, хотя сканирование подтвердило, что повреждения отсутствуют. Подтянув к себе планшет, Итаним восстановил предыдущую сессию. Хозяин продолжал искать обозначение слов «лае» и «ангел», находясь на тысяча двести пятнадцатой странице по второму запросу. Закрыв глаза, Рис прислушался. Кто-то на лифте поднялся на семнадцатый этаж и теперь стоял перед дверью. Итаним вернул планшет на место и подошел к двери, собираясь ее открыть хозяину. Но при приближении сканеры сообщили, что на лестничной площадке стоят трое. Два объекта и гибрид. Рис протянул руку, но дверь, щелкнув замком, уже открылась. За ней находились люди в темных комбезах и черных шапках, скрывающие лица. – Держи его! – Приказал мужчина низким голосом. Итаним хотел уточнить, что именно нужно держать, и предупредить, что он не выполняет команды лиц без права управления. Но тут стоящий у стены гибрид сделал шаг вперед, ухватив его за шею, и заблокировав руки второй ладонью, впечатал Риса затылком в стену. Гибрид был тем самым «виртуалом» который в супермаркете брал у Зафа автограф и долго пожимал руку. Только теперь им управлял не оператор, а собственная программа. «Зафиксирован несанкционированный проход объектов без права управления на вверенную территорию» «Повреждены связки правого запястья» «Внимание – было произведено повреждение защитного покрытия вверенной территории «стена»» «Вероятность повреждения контактов процессора и мозга – 0,2%» «Отсутствует доступ к кислороду» – Если твой гибрид ее не сломает, можно будет куклу продать. На вторичке СИшки хорошо идут. – Зачем нам, ... эта кукла? У врача должны быть красные алмазы! – Пригодится копеечка. Люди говорили негромко и спокойно – почти не волновались. Итаним так и не сменил серый комбез с оранжевыми маркерами. Вероятность того, что его приняли за куклу развлекательной линейки, составляла больше 75 процентов. Хозяин никаких инструкций не оставлял на случай проникновения в дом посторонних. Система самосохранения требовала соблюдать неподвижность – так его меньше сломают. Заф будет недоволен, что Рис снова получил повреждения. Кто-то быстро прошел на кухню, погремел ящиками и вернулся. Хорошо, что хозяина нет дома – так ему не будет нанесен физический вред. – Да оставь ты эту куклу! Она по стандартному протоколу действует, провисит пять минут и без твоего вмешательства! «Отсутствует доступ к кислороду» Даже десять. Итанима создавали хорошей моделью. По техническим характеристикам Рис, конечно, не был гибридом Амфи, способным обходиться без воздуха до трех часов, но по сравнению с гражданскими моделями он был намного выносливее. Гражданские как раз на пять минут рассчитаны, а Итаним – на двадцать пять без потери рабочих качеств. – Гризли, поверни ему голову. Да не сломай, дубина! Зафиксируй крепче, мне нужно до разъема добраться! Зафу это не понравится. Заф расстраивался, когда Соня подключала гибрида к терминалу. Рис помнил. А эти люди хотели стереть память и забрать Итанима. «Активировать боевой режим? Да/Нет» По виску прошлись острым. Заф расстроится, что Риса поломают. Сильно расстроится. Если Рису будет больно, то и Зафу – тоже. Хозяин сам так сказал. Он же... Он же лае. «Активировать боевой режим? Да/Нет» «Да» Гибрид, что держал его, был улучшенной моделью Seliber ver.19 – уже снятой с производства куклой с усиленными костями и мышцами, а так же возможностью ставить сразу две системы. К примеру, охранника и гладиатора. Он изначально был создан как «виртуал» которым мог управлять излишне параноидальный человек, боящийся выходить из дома, или помещенный в капсулу жизнеобеспечения инвалид, потерявший полностью возможность управлять собственным телом. Seliber хорошо выступали на кукольных боях. Но эта модель была гражданской. А Итаним, на две головы ниже Селибера – все же был боевым гибридом. *** – И нас вызвали в ночь из-за этой мелочи?! – Взорвался Соломин, первым задав витавший уже несколько часов в воздухе невысказанный вопрос. Винт, которому пришлось наматывать по городу несколько кругов, собирая и привозя врачей к больнице, согласно хмыкнул. По логике, шоферу на совещании делать было нечего, но в зале для отдыха присутствовали все, включая сонных медбратьев и недовольную всем происходящим секретаршу Светочку. Заф пересилив себя, сделал еще один крошечный глоток. Кофе в пластиковом стаканчике из коридорного автомата, даже засыпанное тремя порциями сахара, продолжало горчить. А кофемашина в зале для отдыха некстати сломалась в конце прошлой недели, и заказать мастера для починки Таррович, судя по всему, забыл. Зам директора побагровел. Его усы стали еще больше похожи на боевых тараканов. – Хорошо, смотрите, – он перебросил со своего планшета на центральный ретранслятор изображение и увеличил его. – Я от вас никаких секретов не скрываю! Скан руки с простым закрытым переломом, использующийся вместо заставки и уже изрядно доставший всех сотрудников, исчез, заменившись на короткий текст со строчкой цифр в самом низу. Рентгенолог Александра, практиковавшая скорочтение, зафыркала, сдерживая смех. – Ну это же просто абсурд! – Соломин прочитал сообщение трижды, прежде чем стал возмущаться. – Какие вещества они принимали, чтобы придумать эту ересь?! Заф, поначалу только скользнувший взглядом по тексту и заметивший свою фамилию, вчитался. Короткое сообщение на несколько строк сообщало, что хирург «Заеф Чаека» будет вызван в центральный суд Меги для вынесения приговора по делу №212131042 «Шарлатанство, клевета и психологическое насилие по половым признакам» произведенное им по отношению к Самаэль Вуу-ти-Род в прямом эфире. А длинная цифра внизу – это сумма компенсации, которую запросила пострадавшая плюс издержки. У хирурга все похолодело. Он же ничего такого не хотел! Он вообще был против этого интервью, а ему сказали, что это просто будет запись, из которой вырежут неудачные кадры! – А давайте им встречный иск подадим? – С жаром предложила Фомушкина, хлопнув Зафа по плечу. – Чайка, ты чего? Заф уставился на стаканчик с кофе в своей руке. – А я что, действительно... Я не думал, что мои слова могут так обидеть... Соломин и Александра, переглянувшись, нетактично заржали. – Это же корфи! У них на планете мозги повернуты в одну сторону – как бы обличить окружающих в непочтительном к себе отношении и как бы содрать с этого побольше выгоды для себя! – А зачем нас всех позвали? – Уточнила Светочка, когда смех стих. – Можно же было утром сообщить обо всем. Таррович вздохнул, и скинул на ретранслятор еще одно письмо. – Потому что директору в десять вечера прислали вот это. Что если мы не уволим Чайку немедленно, иск подадут всем остальным сотрудникам больницы, как пособникам. Пообещали, что достанут улики и докажут, что у Зафа на операционном столе почти все умирают, а мы просто подтасовываем бумаги. Смеяться расхотелось всем. – Увольняйте. Я пойду в суд и во всем признаюсь. И компенсацию выплачу, – Заф обвел взглядом весь медперсонал. – Тогда ведь они отстанут, верно? Соломин тяжело вздохнул. – Не отстанут, – покачала головой личная секретарша директора. – Заф, этот иск – подделка. Ты уел журналисток семнадцатого канала, и тебе за это должны выплачивать компенсацию, а не ты им. – Но... – Мы все присутствовали на этом интервью, и все видели и слышали вживую, а не по головидению. Позавчера эти журналистки хотели унизить тебя, а ты просто дал им хороший отпор. А эти угрозы – просто попытка надавить на нас, чтобы мы тебя уволили. – Не дождешься, Чайка! Твой контракт на работу еще не закончен, и не надейся слинять в другую больницу! – Страшным голосом провыла Фомушкина, и снова хлопнула Зафа по плечу. – Поэтому, – громкий бас Тарровича перекрыл смешки остальных сотрудников и писк чьего-то оставленного по забывчивости рядом с ретранслятором планшета, – я вас всех и вызвал. Семнадцатый – те еще, хм, нехорошие личности, и они обязательно попытаются утопить и Чайку, и нашу клинику. Давайте не давать им повода, хорошо? Винт кивнул согласно, подтверждая молчаливый ответ остальных. – Но нужно все равно подать встречный иск! – поддержал идею Фомушкиной Руслан, один из медбратьев. – По пунктам – клевета, угрозы и намеренное искажение имени с фамилией. Я слышал, у корфи по последнему пункту даже статья есть. И передать иск в Межгалактический Суд! А там пусть все разбираются, кто кому что отда... оскорбил первым и чья обида серьезнее! Планшет продолжал пищать, и протиснувшись между Тарровичем и Русланом, секретарша отключила видео и приняла звонок. Заф переводил взгляд с Соломина на зама. Законы Меги он учил, чтобы случайно не нарушить ничего запрещенного. И если весь медперсонал больницы говорит поступать именно так, то почему нет? Они же люди, им виднее. Главное, чтобы больше лае не пришлось появляться на голоэкранах планеты. – Заф, это же твой планшет, – побледневшая Светочка прижала к планшету ладонь, чтобы на той стороне ее не слышали. – Извини, у него корпус такой же, как и мой, и я подумала... Это тебя. Сердце пропустило удар. Лае же сам положил свой планшет на столик, и во всей той историей про иски и претензии позабыл! А мелодия на нем на незнакомые звонки была стандартная, вот хирург и не обратил внимания на писк! – Заф Ильич Чайка? – голос звонящего был лае незнаком. Это и обнадеживало, и тревожило. – Говорит старший лейтенант Огурцов. Менее часа назад была совершена попытка взлома вашей квартиры злоумышленниками. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 11

голосом Дроздова

А теперь, мои дорогие читатели, можете делать ставки – что же будет с ворами? Кто же победит? Кто останется в живых? Кому улыбнется Фортуна?

====== Часть 2. Человек. Глава 12 ======

*** Рассвет Заф встречал на стуле в коридоре полицейского отделения. За полтора часа ожидания он уже успел представить себе все самые ужасные сценарии произошедшего, и теперь сидел, закрыв глаза. Все предыдущие волнения – дурацкое интервью, неприятный сон, толпа людей в супермаркете, ночной вызов на работу и последующая повестка в суд от оскорбленной журналистки теперь казались чем-то мелким и далеким, словно происходили давно и не с ним. Все эти вещи отодвинулись на задний план по сравнению с попыткой взлома его квартиры. – Это стандартный протокол. – Принялась пояснять Соня по видеосвязи, едва Заф остался один в коридоре. – Они изымают оружие защиты, в данном случае это твоя кукла, копируют все записи с камер видеонаблюдения и датчиков – это снова как раз твоя кукла, сличают полученные повреждения с теми, что были записаны при защите, и потом возвращают все владельцу. То есть тебе. Часа за два должны управиться. Напоследок возьмут у тебя показания и отпустят. – Я за Риса волнуюсь. – Со вздохом пожаловался лае. – Его могли ведь ударить воры. Соня зафыркала, одной рукой разворачивая конфету, а второй набирая что-то на клавиатуре. На щеке у нее все еще виднелся отпечаток подушки. – Ага, могли. Боевого гибрида с Чархи с двумя системами. Целый один раз. – Девушка забросила конфету в рот, фантик куда-то себе за спину, и мазнула пальцами в воздухе, подтаскивая к себе поближе еще одно виртокно. – Система СИ в таких случаях требует сохранять неподвижность, дабы избежать повреждений от заведомо более сильного противника. Вот на нее и попал первый удар. А потом... – И? – Заф честно вытерпел полторы минуты. – А потом происходит автоматическое переключение на боевую систему, и «маленький беззащитный» Итаним, которого владелец может безбоязненно хоть на лапшу пустить, превращает врагов в мясное крошево. – Соня широко зевнула. – Опознать которое можно только по идентификационным карточкам и образцам ДНК... Если повезет. Заф в красках представил себе такое, и расстроился еще больше. – А Риса за такое не накажут? Он же, получается, на человека напал... – Правила зоопарка на Меге читал? – Соня отвлеклась от виртокон, посмотрев на лае. Хирург отрицательно покачал головой. – В общем, когда я была маленькой, отец водил меня в зоопарк. И там в огромном вольере, огороженном почти что декоративным заборчиком, жил лев. На нем был ошейник с блокиратором, запрещающий зверю покидать вольер. И на заборчике через каждые пять метров висела голографическая табличка, на которой было написано «Лев добрый и безопасный, пока вы тут. Сотрудники зоопарка не несут ответственности в случае, если вы сами перешагнете ограждение ради становления ужином. Будьте осторожны, льва от человечины тошнит». Так же и с куклами. Они абсолютно безопасны, пока ты не залез на вверенную им территорию. И владелец не несет ответственности за то, что киборг сделал из вора мясное пюре со вставками из одежды... А придурки, вломившиеся к тебе, мало того что притащили с собой переносной терминал

IMT

, так еще взяли с собой гибрида из Селиберов, и решили твоего Итанима себе присвоить. – Откуда ты знаешь?! Соня изогнула левую бровь, просто-таки лучась нескрываемым превосходством. – Твоего гибрида следователи подключили к терминалу

IMT

. А оттуда вся без исключения информация сливается на сервера и приходит в лабораторию. Я уже просмотрела запись произошедшего. Тебе дверь сломали и изгадили обои в коридоре. Неплохие обои, мне нравились те серые кляксы, похожие на котят с бантиками на хвостах... – Рис пострадал?? – На дверь и обои Зафу было откровенно плевать. Девушка на секунду отвела взгляд на висящее сбоку виртокно. – Голову разбил, руку вывихнул и получил еще три ссадины. Синяки на шее к завтрашнему вечеру рассосутся, не переживай. – Ему нужна медицинская помощь?! – Лае приложил все силы, чтобы не вскочить на ноги. – Рассадил кожу, и с вероятностью в восемьдесят семь процентов будет гематома. Возможно, еще сотрясение. Процент повреждения контактов между процессором и мозгом ничтожно мал, так что можешь не волноваться. Хирург поджал губы, начиная волноваться еще больше. – Лучше бы переживал за другие вещи, – хмуро заметила девушка, открыв и сразу же закрыв поочередно еще пять виртокон. – К примеру, за сломанную дверь. Или за повестку в суд. Или за то, что в данный момент на семнадцатом канале в передаче «НочиМеги» Самаэль рассказывает, как ее адвокаты отсудят у тебя все, включая дырявые носки. – Отку... – Информация – это ценность. – Забросив еще одну конфету в рот, невнятно проворчала Соня. – А я ей владею в большем объеме, чем кто-либо другой. Вроде бы из квартиры у тебя никто ничего не потащил, но дверь менять придется. Кодовый замок сожгли по внешней обшивке... Ну да это мелочи. Я уже вызвала ремонтников, поставят тебе все новое сегодня утром. А с судом... Я займусь. Ты никуда не ходи и ничего не предпринимай сам. Ясно? Получив от хирурга три обещания, что он ничего не станет делать самостоятельно, Соня удовлетворенно отключилась. Конечно, Заф не держал дома ничего ценного. Да и не было у него ничего, что позволило бы другим нажиться или понять, что живущий в квартире – не человек. Кроме генератора полей, похожего на пирамидку, которым хирург пользовался во время тренировок. И кроме аптечки из Отдела, но упаковка с самыми ценными ампулами закончилась. Лае все извел на лечение гибрида, и так и не сообщил об этом начальнику. И, наверное, не надо в счет «особенных» вещей добавлять боевые шесты... А так – совсем обычная квартира, без ценностей. – Судя по всему, в этом виновато ваше интервью на всю Мегу. Вот воры и решили, что вы привезли из дома пару «сувениров», – пояснил лейтенант Огурцов, когда Заф давал свои показания. – Ребята совсем без принципов попались, вот и поплатились. – Вы о чем? – Не понял лае. – Врачей не грабят. Особенно хороших. Вдруг да случится, что потом вор окажется на столе у ограбленного? – Равнодушно пожал плечами лейтенант, перебирая электронные файлы в виртокне. – Оставьте тут вашу подпись. Заф не помнил, как мазнул пальцами по специальным ячейкам в появившимся перед ним окне. – У меня в квартире был гибрид. Он в порядке? – Он грабителей и остановил. Не волнуйтесь, мы вернем вам куклу сразу после того, как наши эксперты скопируют записи о нападении. Можете приехать утром, если хотите. Лае тоскливо посмотрел на часы на руке лейтенанта. Те показывали без двадцати пять утра. – Если можно, я тут подожду. Домой далеко ехать, и потом – уснуть у меня уже не получится. – Заф постарался добавить в голос ровно столько силы, чтобы с ним не спорили. Огурцов устало кивнул, соглашаясь. И потом хирург снова сидел, стараясь не впасть в вязкое полузабытье дремы. Чуть дальше по коридору находился автомат, но кофе в нем был еще хуже больничного, а кнопка с чаем не работала. Раз в десять минут мимо Зафа проходили работники, да вяло жужжал под стульями робот-уборщик, похожий на большую плоскую таблетку, ощетинившуюся щеточками и валиками. Временами казалось, что стоит закрыть глаза руками, как лае ощутит совсем рядом искру жизни Итанима. Но это была иллюзия, вызванная усталостью и волнениями. Хирург отстраненно подумал, что теперь прекрасно понимает своего отца. Дарелин тоже волновался каждый раз, когда Заф отправлялся на медицинский осмотр, и его волнение, казалось, можно было бы потрогать кончиком крыла. А теперь пришел черед Зафа волноваться не за братьев или отца, а за ребенка... Пусть бы лучше его квартиру ограбили, но с Рисом бы ничего не случилось! Дверь открылась, выпуская из кабинета еще одного работника правоохранительных органов. За ним, придерживая правой рукой левую, вышел гибрид. Расписавшись во всех поданных документах, хирургу наконец «официально» вернули куклу и пожелали хорошего дня. – Система запущена и готова к работе. Доброе утро, хозяин, – едва эксперт удалился, Итаним повернулся к Зафу. Лае осторожно ощупал гибриду руку, пробежался пальцами по шее. Липучка на комбезе оторвалась, и на открытой шее темнели следы. На виске было несколько капель свежей крови, на затылке – уже засохшая. Хотя Заф хотел сразу же повезти Итанима домой, свернул не к выходу, а в сторону туалетов. Там и свет оказался ярче, и никого, к счастью, не было. Вправить руку оказалось очень легко, но оказалось, что зафиксировать вывих нечем. Аптечку с собой Заф попросту позабыл взять, а бегать в семь утра по зданию и искать медпункт не хотелось, как и оставлять Риса снова одного. – Вот домой приедем, и я наложу повязку. – Обнадеживающе пообещал хирург. Гибрид наблюдал за его действиями одними глазами. – Рис, все хорошо? Итаним заторможено кивнул. Потом поднял правую руку, аккуратно потрогал собственный затылок. – Рис? – Больно. – Неуверенно протянул гибрид. Потом поднял взгляд на Зафа и повторил еще тише, чем прежде. – Больно. Лае ощутил, что окружающий мир рассыпался, перестал существовать. Разрушился, как картонная декорация после спектакля. Потеряла краски, звуки и запахи. Самым главным было то, что его ребенку было больно. Собственная пряжка от ремня врезалась в руку, рассекая кожу. Наклонив голову Итанима над раковиной, Заф приложил ладонь к ране. Красное с золотыми искрами побежало по волосам. Хватило нескольких капель. – Приедем домой, и я тебе дам обезболивающего, хорошо? – Проверив, что рана на затылке затянулась, лае принялся аккуратно промокать волосы Рису бумажными полотенцами. – А можно мне еще один йогурт? С банановым наполнителем. Или с малиной. – Попросил Итаним. – Повреждения незначительны, предположительное время для полной регенерации... Он замер, высчитывая. – И с банановым, и с малиной, и с чем только захочешь. – Согласился Заф. Порез на собственной ладони уже затянулся, оставив тонкий белесый след. Очень скоро исчез и он. На улице хирург набросил на плечи гибриду собственную куртку – солнце еще не поднялось над домами, и воздух на улицах был холодный и влажный. Только усевшись в вызванный таксофлайер и пристегнув Итанима ремнями безопасности и проверив свои, лае осторожно выдохнул, устало закрывая глаза. После интервью с журналистками Егорович снова попытался вытащить Зафа в ночной клуб с громкой музыкой и алкоголем, от употребления которого хирург все же смог отвертеться. Потом ему приснился кошмар, и выспаться не получилось. Надежда была на эту ночь, но сначала срочный вызов на работу, а после кукование на стуле в полицейском отделении похоронили ее на корню. Таксофлайер быстро летел в воздушном коридоре, и Заф устало размышлял – стоит ли вообще ложиться спать, или лучше по приезду домой уложить Риса, а самому дождаться мастеров, которых пообещала вызвать Соня, дабы те поставили новую дверь вместо развороченной. Он не был еще в своей квартире, но представлял себе последствия попытки грабежа весьма яркой. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 12 До помидорок все еще не дошли.

====== Часть 2. Человек. Глава 13 ======

*** – Мои действия были верны? – Когда до дома оставалось еще несколько минут полета, Итаним все же задал мучавший его вопрос. – Какие именно? – уточнил Заф, открывая глаза. Дома он обязательно сварит себе крепкий чай, с молоком и медом. А Риса еще раз осмотрит – вдруг у него есть еще какие-то внутренние травмы, о которых не стала упоминать Соня? – Сломал чужую куклу. Повредил двух людей. Разрушил затылком часть стенного покрытия, – принялся перечислять Рис. – Обрушил вешалку. Нанес неспециальный вред себе. Хирургу на миг показалось, что начни гибрид загибать пальцы при подсчете, то стал бы просто копией Серфина. Итаним посмотрел на мрачнеющего хозяина, и сам расстроился. – Коридор был узким, я вешалку задел случайно. Она находилась на траектории падения постороннего гибрида, я не успел скорректировать бросок. На стене осталось только два ярко выраженных следа. Кажется, обои водоотталкивающие – остальные пятна можно отмыть с вероятностью в 52 процента. Еще нож. Я его сломал в месте, где лезвие из ручки выходит. Заф с усилием потер виски. – Я не хотел ломать нож. И вешалку. И стену портить. – Честно признался Итаним. – Но гибрид держал крепко, а человек хотел подключить меня к терминалу, стереть память и назначить нового хозяина. У них был при себе портативный терминал старой модели от компании

IMT

. Я не хотел, чтобы меня стирали. – Люди погибли? – Нет. Одному я сломал четыре ребра, челюсть и руку, а второму повредил плечевые суставы и нижний отдел позвоночника. Они не пытались покинуть пределы квартиры, поэтому было решено брать противников живыми. А куклу я сломал полностью. Насовсем. Она действовала по программе защиты хозяев, и не останавливалась. Хирург тяжело вздохнул, закрывая лицо руками. – Мои действия были неправильными? – Рис ощутил, что еще немного – и у него снова случится непроизвольный мышечный спазм, вызванный слишком сильным изменением нервного фона. – Нет, – Заф выпрямился, и аккуратно протянул руку, едва коснувшись волос гибрида. – Ты все сделал правильно, наверное. Просто... «Процент правды 58%» – Что именно подразумевается как «просто»? – На всякий случай уточнил Итаним, прислушиваясь к данным сканера. – Я бы хотел, чтобы никто не пострадал. Ни ты, ни эти воры, ни гибрид. Он ведь просто выполнял свою команду, – хирург покачал головой. – Коридор понес бы бОльшие разрушения, если бы была произведена попытка взять модель Селибер функционирующей. Так же была вероятность в пятнадцать с половиной процентов, что во время моей попытки взять гибрида живым, один из людей сбежал бы... – Флайер сбросил скорость и начал посадку, и Рис замолчал. Заф только головой покачал, запихивая кредитку в специальный проем и расплачиваясь за поездку. Итаним отстегнул ремни безопасности и едва таксофлайер приземлился, первым выбрался на улицу. – Не знаю, что бы я делал на твоем месте. Наверное, то же самое, – устало поделился хозяин уже в подъезде, вызвав лифт и нажав на кнопку семнадцатого этажа. – Может быть, я бы их просто убил. Всех – и гибрида, и людей, напавших на мой дом... Не знаю. Рис вскинул голову, сканируя лестничные клетки. На семнадцатом этаже кто-то находился, и стоял как раз рядом с дверью в квартиру Зафа. Нужно было предупредить хозяина, но программа запрещала перебивать хозяина. – Может, наставил бы им синяков и выбросил бы из квартиры... – Сцедив зевок в кулак, протянул хирург, первым выбираясь на лестничную клетку. – Спустил бы с лестницы. Вниз головой. – сухо и с ярко выраженным акцентом закончил за него фразу человек, стоящий у стены. Итаним, вышедший следом за хозяином из лифта, едва не ткнулся носом хирургу в спину – так резко тот остановился. Повторный анализ фразы высветил результат, что говорящий был женщиной. А последующий скачок сердцебиения – что Зафу этот объект известен. Тишина затягивалась, и гибрид сделал попытку произвести движение в сторону – но лае мгновенно вытянул руку, не давая выйти из-за своей спины. – Bealli… Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 13

голосом Дроздова

А теперь, дорогие читатели, вы получите возможность понаблюдать, насколько сильны у данного, неизвестного современной науке вида, родительские инстинкты, и что происходит, если попытаться забрать у лае детеныша.

====== Часть 2. Человек. Глава 14 ======

*** У Зафа было ощущение, что перекрытие под его ногами внезапно испарилось, и он падает вниз, не в силах высвободить крылья. И одновременно уже лежит, разбитый, где-то далеко внизу. – Белая... – Я тоже рада тебя видеть, но может, не стоит начинать диалог с драки? – Лицо Белой оставалось бесстрастным, но хирург знал – для боя ей не нужно было гримасничать. – Ты не победишь. – Тебя прислал Илья. – Вместо бессмысленной пикировки даже не уточнил – подтвердил Заф, вытягивая руку, чтобы любопытный Итаним не высовывался из-за его спины. Убьет. Для нее Рис – химера, и только. А Заф не победит. Вместо ответа лае сухо кивнула. Хирург отстраненно удивился, как не услышал ее раньше. Связь билась, еще чуть-чуть – и можно было бы поймать ее кончиками пальцев. Будто бы Заф все эти месяцы ходил оглохшим и потерявшим способность видеть цвета, и сейчас вернул себе всю полноту чувств. И сейчас эмоции били по нему, как разряды. Интерес. Неприязнь. Уверенность. Спокойствие. Напряжение. Собственная растерянность. Решимость. – Расслабься. Илья сказал действовать по ситуации. – Лае кривовато улыбнулась, отлипая от стены и делая шаг вперед. Заф синхронно с ней сделал шаг назад, продолжая разводить руки и прятать Итанима за своей спиной. – У меня не было приказа убивать твою химеру... Белая вдруг сделала шаг вправо и склонила голову к плечу. Приподняла бровь. – Неожиданно, – насмешливо прокомментировала она увиденное. Заф осмелился оторвать от нее взгляд и проследить причину ее слов. Итаним стоял, чуть наклонившись, почти уткнулся хирургу макушкой в подмышку и теперь, не мигая, рассматривал Белую. – Не думала, что твой химереныш будет таким... – Лае шевельнула ладонью, не торопясь нападать. – Каким? – Мелким. Это детеныш? Любопытство. Его было больше, чем неприязни. Решимость медленно таяла. Конечно, чаще всего на них нападали химеры антропоморфного типа. Гуманоидные попадались редко. А чтобы было такое явное сходство с человеком... – Вроде того. – Едва обозначил кивок Заф. – Рис безопасен. Не надо на него нападать. – Я так поняла, что люди разводят у себя детенышей химер наряду с кошечками и попугайчиками? – Уточнила Белая. – Скорее – держат как рабов... Я не вернусь. – Может, мы можем поговорить в квартире? – Лае наконец оторвалась от разглядывания гибрида и посмотрела Зафу в глаза. – Я не стану нападать на твою зверушку первой. Хирург нерешительно кивнул, беря Риса под руку и направляясь к двери, стараясь сделать это так, чтобы гибрид все же находился подальше от Белой. От лае такой прием не укрылся, и в спину Зафу ударил негромкий смешок. Для открытия не понадобились даже ключи. Дверь распахнулась, позволяя рассмотреть запачканные обои и обвалившуюся вешалку. Зимняя куртка на полу так достоверно изображала изувеченное тело, что Заф передернулся. Но в следующий миг, среагировав на выключатель, по которому мазнул пальцами Итаним, загорелись световые панели под потолком, и кадр из фильма ужасов поблек и растаял, вернув вещам собственный облик. Все было вполне терпимо и почти прилично. Крови на обоях было ничтожно мало, буквально два мазка и несколько маленьких пятен. На полу валялось несколько кусочков микросхем и темнели три пятна побольше. Чайка же представлял себе нечто намного более ужасное, вроде свисающих со световой панели внутренностей и липкого чавкающего пола с кровавыми отпечатками ладоней на стенах. Ни горе-воров, ни поломанного гибрида в квартире не было. Заф облегченно выдохнул – он не представлял, как объяснить Белой еще и это. В зал и спальню, судя по всему, вообще никто не заходил. Только на кухне был выдвинут ящик со столовыми приборами, да стояла в раковине одинокая чашка из-под кофе. – Это не я. – Подал голос Итаним, посмотрев сначала на чашку, а потом скосив взгляд правее, на зеленый пучок в стаканчике, не изменивший свое положение за время отсутствия гибрида в квартире. – Это не люди, которых я остановил. Когда приехали полицейские, никто не пил кофе. – Наверное, это тот лейтенант выпил, когда акт составлял. У него тоже тяжелая ночь была, – предположил Заф негромко. Рис, которого вполне устроили такие объяснения, кивнул, снова бросив короткий взгляд на «Вишню Мирабель». – Йогурт. С банановым и малиновым наполнителем. – Напомнил он, развернувшись и посмотрев на хирурга. – Давай сначала я тебе обезболивающее дам и вывих зафиксирую? – Хорошо. – Покладисто согласился гибрид. – А потом ты обещал мне йогурт. Два йогурта. Через десять минут Итаним, переодетый в домашние штаны и зеленую футболку, стойко перенесший два укола и бинтование левой руки, старательно расковыривал крышечку у йогурта, заняв свое место на диване. Синяки на шее, оставленные чужим гибридом, все больше были похожи на фиолетовые пятна.

Убедившись, что больше никаких травм у Риса не было, Заф облегченно выдохнул и развернулся. Белая стояла в дверном проеме, перебросив через плечо длинный ремень от большой спортивной сумки, и молча разглядывала и хирурга, и гибрида, и убранство комнаты, сняв черные очки и запихнув их в карман.

За полгода она не изменилась. Такая же большая, мощная, по комплекции она ни в чем не уступала Зафу. Короткая, стриженная под ежик прическа, белые волосы, брови и ресницы, белоснежная кожа – лае оставалась такой, какой ее запомнил хирург, покидая мир ради задания. Почти такой. – Что у тебя с глазами? – Капли и линзы. – Сухо пояснила Белая. – На заданиях приходиться пользоваться. Она посторонилась, пропуская Зафа, и молча последовала за ним на кухню. Слова были не нужны ни ему, ни гостье – оба прекрасно понимали, что разговор предстоит не слишком приятный, и лучше заниматься им вдали от раздражителей. Химера для Белой была достаточно веским раздражителем. А Зафу было спокойнее, что между оперативницей и Рисом находилось не только его крыло, но и толстая бетонная стена. Да и дверь из квартиры хорошо просматривалась из кухни – хирург ее лишь прикрыл. – Ты надолго? – Сумка на плече Белой была очень похожей на ту, с которой Заф появился на Меге. Ничего лишнего, только самое необходимое – аптечка, два комплекта одежды, подходящей по стилю и погоде данного мира, три-четыре смены белья, папка с документами, планшет, россыпь кредитных карт, боевой шест, искажатель и нож. – Как получится. В любом случае, обратно я смогу вернуться не раньше, чем через неделю, – Лае опустила сумку на пол и заняла ближайший к холодильнику табурет. – Змей теперь открывает проход на Мегу раз в семь дней, а не раз в месяц. – Здорово, – бесцветно произнес Заф, ополаскивая оставленную Огурцовым чашку под теплой водой. Хотелось чем-то занять руки, чтобы не показывать собственного волнения. – Ну, то есть я рад, что Мега признана безопасной и... – Не признана. – Поправила Белая. – Это для тебя, на случай непредвиденных ситуаций. Повернутая под определенным углом, чашка злорадно обрызгала Зафа водой. Хирург зло ткнул сенсор и развернулся, вытирая руками лицо и проливая из вредной посудины воду себе на штаны. – Ты не изменился, – равнодушно прокомментировала лае, послушав почти беззвучную ругань, иссякнувшую на седьмой секунде. – Не волнуйся, охотников на Меге нет. Но Змей ощутил несколько скачков энергии, слишком слабых для портала. Но это может быть не убогая попытка выстроить полноценный переход, а... – Замещение, я понял. – Проворчал хирург, раздраженно вытирая чистым кухонным полотенцем лицо и руки. – Я еще не забыл общий курс по другим расам. Порталы ставят, когда уже уверены в том, что мы есть в этом мире. А так это просто праздное любопытство. Или кто-то на Меге из чужих отдыхает, и весточку домой отправлял, что с ним все в порядке. Белая согласно кивнула. «Чужими» могли быть кто угодно – начиная от эалей, любящих подворовывать чужие технологии и оружие и таскающие это к себе в мир, и заканчивая давно потерянными лилимами из другого Древа. Конечно, не стоило выбрасывать из списка и другие расы, вроде тех же эльвиинов, таргов или Шии-Наи’Го – последние посещали другие миры исключительно для того, чтобы украсть пару десятков живых созданий и выставить как экзотических рабов у себя на рынках. Ни с эльвиинами, ни с таргами, ни уж тем более с Шии-Наи’Го Зафу встречаться не хотелось. Первые любили просто подгадить или выставить на посмешище, вторые могли попытаться обмануть или растрепать про существование лае местным, а все трое были бы не прочь получить себе в личное пользование крылатого, желательно, чтобы он не был совсем дохлым к моменту цепляния ошейника-блокиратора. Хорошо еще, что Мега была достаточно большим городом, чтобы несколько иномирцев могли некоторое время спокойно жить и при этом ни разу не пересечься на ее улицах. А вот с лилимом из другого Древа было бы здорово встретиться. Но шанс на то, что «чужак» окажется именно им – стремился с первой космической скоростью к нулю. – Есть какие-то предположения, кто это мог быть? – Никаких. – Белая нагнулась, принявшись расстегивать сумку. – Илья сказал, чтобы я у тебя побыла, но если ты против... – Не против, – покачал головой Заф. Первая космическая скорость сменилась на вторую. – Если ты не станешь обижать Риса, то можешь остаться. Лае выпрямилась на стуле, держа в руках свернутую в большой рулон черную кофту. Под ней явно виднелось что-то прямоугольное и твердое. – Ris? Reiso? Рыжик? Ты назвал химеру Красноволосым Рыжиком? Медным? – Перескочив с лингвы на язык лае и обратно, неверяще уточнила она. Заф отвел взгляд, принявшись разглядывать стаканчик с зеленью, стоящий слева на столе, между раковиной и плитой. – А что в этом такого? – Поддельно непонимающим тоном осведомился он, потрогав зеленый лист. – Он Рис, а не Рейсо. Так что Медный Рыжик. – Если Малкольм услышит, он тебя убьет, – с удовлетворением припечатала Белая. – Это его кличка, и он будет в бешенстве. Хирург демонстративно пожал плечами, и налив в чашку из крана немного холодной воды, полил растение. – Пусть учится делиться. Иногда это бывает полезно. – Учиться или делиться? – Хмыкнула лае, разворачивая кофту. – Малкольм не любит ни того, ни другого... Тебе твой отец попросил передать кое-что. Черная шерстяная кофта наконец оказалась в сумке, и Заф увидел пластиковый контейнер с прозрачной крышкой, доверху забитый чем-то темным. Стоило щелкнуть зажимами и приоткрыть крышку, как по кухне распространился умопомрачительный запах свежей выпечки. Кленовый сироп, яблоки с ванилью и орехи... Заф непроизвольно заулыбался, окунувшись в ароматы дома. Казалось, что Дарелин вытащил их из духовки только что, и нужно подождать, пока булочки остынут. Несколько минут, но ожидание это невыносимо – как и невозможно передать вкус... – У меня с этим контейнером получился перегруз, – поделилась негромко Белая, привалившись спиной к боку холодильника. – Знаешь же, как Змей косо смотрит на такое вопиющее нарушение правил. Ведь заявлено было, что я пронесу не больше шести килограмм. – Можно было выложить часть, дежурных угостить, – рассеянно предложил Заф, взяв в руку одно из лакомств – плетенную из теста косичку, густо посыпанную орехами, внутри которой находился кленовый сироп. Кстати, еще тепленький. – В Спира и Марота больше не влезло. Эш после пятой добавки запросил пощады, а старший Гавриил на двенадцатой булочке спекся, – перечислила лае. – Ну, лилимам бы отложили, – неуверенно протянул Заф, запоздало понимая, сколько же отец собирался ему передать. Белой пришлось бы выложить почти все свои вещи! – Рино с Гэри обожрались первыми двумя контейнерами, и в них пришлось бы утрамбовывать остальное силой. Белой нужно было бы выложить все свои вещи и запихать булочки во все карманы одежды, еще и за пазуху засыпать десятка два. – Узнаю своего отца, – со смущенным смешком признал хирург. – Перекусишь со мной? Лае так серьезно воззрилась сначала на выпечку в руках Зафа, потом на него самого, что Чайка понял – Белая тоже обожралась ими. Вполне возможно, что до отвращения. – Он всегда так тихо ходит? – внезапно спросила оперативница. Заф обернулся, воззрившись на материализовавшегося прямо за своей спиной гибрида. Видимо, запах выпечки дошел до комнат, выкурив с дивана Итанима быстрее, чем шелест пакета с покупками. Внимательно изучив одними глазами кухню, гибрид безошибочно вычислил источник столь притягательного запаха и настороженно уставился на контейнер. Заф знал и этот взгляд, и это выражение лица – с такой маской Рис мог стоять очень долго в кондитерском отделе, не зная, что именно ему хочется, и не решаясь признать свое право на желание какой-либо сладости. Несмотря на попытки Чайки научить его, Итаним никак не мог понять, что может попросить любой тортик или даже два. Ведь в программе самообучения стояло требование именно пробовать пищу, которую дает гибриду хозяин, но никак не выбирать самому. Зато с выбором продуктов, уже попавших в дом и холодильник, проблем никогда не возникало. Пряча улыбку, Заф достал тарелку и положил на нее по три булочки с разной начинкой, и налил в чашку молока. После чего вручил все это Итаниму. Рис так же беззвучно исчез, удрав к себе на диван, подальше от незнакомого объекта. – Он не отравится? – Скорее из любопытства, чем ради продолжения диалога спросила Белая, едва затылок гибрида исчез из ее поля зрения. – Каи из Васарии(2) могут только сырую пищу принимать, от хлеба или жареного мяса их тошнит. Заф отрицательно покачал головой, наливая молока и себе и с наслаждением впиваясь зубами в косичку с кленовым сиропом. – Он любую органику может есть, и токсичную в том числе. – Возможность говорить появилась только после двух булочек. Заф прислушался к себе и взял квадратную плетенку с яблоками. Белая наблюдала за ним с вежливым отвращением, стараясь не смотреть на контейнер. Возможно, желая показать старшему Гавриилу, что желудок у него с наперсток, оперативница съела на несколько булочек больше, чем он. А яблоки Белая любила больше кленового сиропа. Еще через три булочки Зафа посетило нехорошее предчувствие. Выпечка в контейнере не убывала, и не то что дна – первый ряд еще весь оставался на месте. Подозрения выросли и заматерели, когда хирург коснулся пальцем внешней стенки контейнера. Тот был теплым. А сам контейнер оказался намного тяжелее, чем казался на первый, второй и последующие взгляды. Приподняв его над столом, Заф пораженно бухнул его обратно. На первый взгляд столько выпечки плюс пластиковая коробка должна была весить не больше двух килограмм. Но она весила около пяти. – Как Змей пропустил на Мегу эту технологию? Тут ведь эффект сжатия! Белая ухмыльнулась, изображая сытую акулу. – Я же сказала – пе-ре-груз. – По слогам повторила она, откровенно наслаждаясь произведенным эффектом. – Твой отец вообще принес пять контейнеров с выпечкой, а я пронесла только один. Теперь Зафу стали понятны ее слова про то, что лилимы с двух контейнеров обожрались. Еще два пришлось есть Белой, старшему Гавриилу, двум дежурным и Эшу. А Заф еще удивился, как это лилим, способный за один присест слопать до двадцати тысяч калорий, умудрился обожраться. Перед внутренним взором предстали два круглых шара с ручками, ножками и крылышками, не способные ни летать, ни ходить, ни даже сидеть. И непередаваемое выражение лица Белой, с которым она то разглядывала пять контейнеров, то молча переводила взгляд на Дарелина. Да, Заф действительно узнавал своего отца. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 14 (2) Каи из Васарии. Гуманоидные химеры(големы) которых создают в мире Васарии. Могут принимать только необработанную пищу – сырое мясо, овощи, фрукты. НО ЗАТО ГЛАВА БОЛЬШАЯ И наконец на сцене появляется отец-киррэн Зафа – Дарелин. Мечта девичьих сердец. Услада глаз. Предел мечтаний множества женщин (и мужчин тоже) А кто откажется от крылатого, который

а) прекрасно готовит

б) любит детей

в) никогда не ругается?))

====== Часть 2. Человек. Глава 15 ======

*** В девять утра появились ремонтники с новой дверью, в девять пятнадцать к ним присоединись двое гибридов под управлением оператора, облаченные в серые комбезы с зелеными маркерами и огромными эмблемами клининговой компании на груди и спине. Рис еще дважды появлялся на кухне, а потом, видимо, смирился, и получив себе еще одну булочку – девятую по счету, устроился на подоконнике. Чужие люди в коридоре и на лестничной клетке его нервировали, а присутствие посторонних гибридов только добавляло опасений. Нет, лучше рядом с хозяином. Так и шанс защитить его выше, и самому не так страшно – в присутствии владельца никто не полезет к Итаниму с переходником и переносным терминалом. Правда, тут тоже было не очень спокойно – соседство с «Вишней Мирабель» Риса не радовало. Как и с неприятной гостьей, с которой хозяин общался то на общей лингве, то перескакивал на непонятный язык лае. Огромная беловолосая и белокожая женщина-альбинос с почти прозрачными глазами Итаниму совсем на нравилась. Она лае? Если так выглядят настоящие лае, то его хозяин, получается, мутант? Или это она мутант? Лае при производстве потомства не выбраковывают мутантов? Вопросы накапливались, и Рис уже хотел, чтобы женщина поскорее ушла. В ее отсутствие можно будет задать их Зафу и сохранить ответы. Белая вдруг наклонилась, потянувшись к сумке. Итаним замер – неужели уже уходит? Конечно, сладости, что она принесла, были очень вкусными, но все равно без нее лучше. Хотя булочки были вкусные. Но без нее лучше. Но женщина вытащила из внутреннего отсека стеклянную банку, забитую чем-то нежно-розовым под самое горлышко. – У тебя было такое выражение лица при виде выпечки, что я забыла про остальное, – покаялась она негромко, протянув банку хозяину. Заф благоговейно принял дар, и покосившись на скребущихся в коридоре уборщиков, отвернул крышку. Банка была небольшой, в высоту с ладонь гибрида. Рис понаблюдал за тем, как хозяин осторожно наклоняется, нюхает содержимое баночки и вздыхает, и не выдержал – покинул обжитый подоконник и перебрался к нему поближе. Женщина внезапно искривила губы, изображая улыбку, и негромко произнесла что-то на непонятном гибриде языке. Заф ответил ей еще более короткой фразой, после чего протянул баночку Итаниму. – Это королевский лосось, – восторженно прошептал хозяин, пока Рис принюхивался. – Белая, это жестоко! Могла бы хоть предупредить, чтобы я не объедался так выпечкой! Итаним остался в смятении. Содержимое баночки пахло солью, перцем и самую малость – чем-то сладковатым. На лосося, которых гибрид видел в передаче про животных и на прилавке рыбного отдела супермаркета это непонятное розоватое нечто не походило совсем. Да и не влез бы в эту баночку даже хвост, не говоря уже о целой рыбе! Хозяин же, дождавшись, пока Рис нанюхается, с величайшей осторожностью поставил банку на стол, поднялся, достал нарезанный хлеб, намазал на него пару кусочков масла, и вооружившись вилкой, принялся вытаскивать розоватые, тонко нарезанные кусочки «королевского лосося». На некоторые налипли черные пылинки перца и белые крошки соли, но Зафа, казалось, такое вообще не волнует. – Попробуй, это очень вкусно. Итаним осторожно взял протянутый хлеб с лососем, и попробовал. – Рыба сырая, – прожевав первый кусочек, доложил Рис. Женщина, до этого молча наблюдавшая за ним, насмешливо зафыркала. – Она и должна быть сырой. Мясо свежего лосося очень тонко нарезают и перемешивают со смесью соли, перца и сахара, и дают постоять в холоде два-три часа, – принялся пояснять хозяин, с непонятным выражением разглядывая свою порцию. Рис скопировал себе в память этот мимический блок и поколебавшись, воспроизвел на собственном лице. Если бы на рыбе было больше сахара, она Итаниму понравилась бы намного сильнее. Женщина снова зафыркала, сдерживая смех. – Что опять? – Уточнил Заф у нее. – Falride… – Она запнулась на мгновение, и сразу же поправилась. – Смешной. Акцент ее Рису тоже не нравился. Женщина не ушла. Закончив с заменой двери и уборкой в коридоре, посторонние люди покинули квартиру, сухо попрощавшись с хозяином. А вот гостья не торопилась повторить их маневр. А что, если она и на ночь останется? У Риса есть диван, на нем спит он! Раздираемый противоречиями и нежеланием отдавать собственное спальное место, Итаним слопал еще две булочки и после этого ушел на диван, «ради восполнения энергии и полной перезагрузки систем». Может, эта женщина не станет сгонять его с дивана при хозяине. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 15 Эта рыба считается у лае лучшим деликатесом.

====== Часть 2. Человек. Глава 16 ======

*** – Как твое задание? – Когда ремонтники и уборщики наконец покинули квартиру, а гибрид убрался прочь из кухни, Белая снова перешла на родной язык. Заф, на всякий случай трижды перепроверив, закрыл ли он замок на входной двери, устало пожал плечами, усаживаясь на стул у двери. – Огромная куча противоречивой информации по ангелам – в основном мифология и религия, архангелы, серафимы, херувимы и прочее, не имеющее никакой ценности для нас. Если бы не Рис, я бы вернулся домой три месяца назад. Тут пусто. Никто из наших на Меге никогда не был и никаких сообщений не оставлял. Дальнейшие поиски продолжать бессмысленно. – Но ты продолжаешь, – заметила лае негромко. Чайка кивнул. – Чутье? – Отчаяние. – Помотал головой Заф. – Чутьем я обделен, это к моему отцу нужно обращаться. Белая представила на месте хирурга Дарелина, и зафыркала. – Дар бы на твоем месте просто взял бы химереныша за шкирку и притащил в Отдел, наплевав на все правила и законы, – заметив вопросительный взгляд Зафа, пояснила она. Чайка невольно согласился с ней в этом. – Что происходит дома? – Задал он терзавший его вопрос. – Вроде бы весна должна была наступить? – Угу. Вроде бы. Должна была. – Эхом отозвалась лае. – Как обычно, ничего не зацвело. Твой младшенький вместе с остальными техниками все еще бьется над этой проблемой. Никаких результатов. – А хромы? Они пришли? Ответа не последовало, но хирург понял – нет. Не пришли. Как и в прошлую весну. Как и в позапрошлую. – Я подумал просто, что лосось... Что ты его в фонтане перед Отделом выловила. – В пруду. Выловила. Вот только не у нас, а в заповеднике эльвиинов. – Поправила его Белая. – Помнишь же, что среди всех них нормальный только Единоликий Советник, и у него растет дочка. Вот он и запросил у Ильи «хотя бы перышко из крыла охранника» для защиты его ненаглядного чада во время ежегодного ритуала. Клялся, что если защитника прибьют, то он сам своими ногами в Отдел притопает для публичной казни. В тот момент свободными была я да мелкий Гавриил. Твоего отца начальник отправлять отказался, Гавриила попросил не усугублять и так шаткую ситуацию – оставалась я одна. Да и от этого задания на взмах крыла тянуло дикой скукой. Советник же обратился в Отдел инкогнито, и обещал не афишировать произошедшее. Представь – три дня прятать крылья и ходить за глупым подростком, изображая наемника из земель за Степью... Вот я и порыбачила перед возвращением. (3) Заф помнил Советника. Да, пожалуй, он был одним из немногих эльвиинов, кто руководствовался хладнокровием и мозгами. Конечно, нужно было быть осторожным и с ним, но по крайней мере, Единоликий предпочтет громко сообщить о предательстве за пять секунд до удара в спину, чем сделать это молча. Но все равно все это было очень странно. Эльвиины не любили лае, и между ними сохранялся вооруженный нейтралитет, нарушаемый систематическими попытками пробить границу Отдела. Неудачными, кстати. Но и химер они тоже любили натравливать. – Постой-ка... А не про тот самый заповедник ты говоришь, который тянется до границы с асуртами? – Уточнил хирург подозрительно. – Там же запрещена охота, рыбалка и даже собирательство грибов! – Но королевских лососей в тот пруд, – кстати, он по подземным каналам доходит до замка, – подарили мы эльвиинам, когда у нас было перемирие, – с довольной улыбкой возразила Белая. – И рядом с водоемом до сих пор висит табличка, что для представителей расы крылатых разрешена ловля «красной рыбы, некогда преподнесенной в дар Свету его Власти». Тем более, я уточнила у Советника, не обеднеет ли заповедник от потери трех рыбок. Оставалось только покачать головой, не находя нужных слов. Заф вздохнул, опуская голову. Едва увидев баночку, он глупо понадеялся, что Белая поймала рыбу в фонтане перед Отделом. Там раньше водился лосось. Пусть и не такой огромный и откормленный, как в эльвиинском пруду, но когда-то, – Джар рассказывал, – десяток рыбок в воде точно плавало. Когда-то, очень давно. Сам Чайка застал фонтан уже пустым. Значит, все бесполезно. И его поиски, и задание, и бесконечные, упорные попытки техников как-то исправить всю эту ситуацию. Хотя бы остановить ее, или притормозить, чтобы она не усугублялась с каждым годом. Поэтому Заф был отправлен на Мегу. Змей засек странные выбросы энергий, которые с пятипроцентной вероятностью могли быть расшифрованы как сигналы от кого-то из затерянных лае. Отказаться от мечты, что где-то в бесконечных вселенных все же есть еще лае, было сродни самоубийству.

– А Майри?

Белая внезапно улыбнулась, но не жестким оскалом, а мягко, едва заметно. – Майри ждет ребенка. – Тихо, словно не желая разрушить своим голосом тонкое настоящее, поделилась она. – Все еще ждет. Восьмой месяц уже. Не выдержав, Заф поймал взгляд лае и вернул ей улыбку. Ребенок! Спустя столько лет в их мире появится ребенок! Не все еще потеряно! – Вольф говорит, что Майри сможет выносить и второго. И у пары Майри тоже очень высокие шансы. Хирург облегченно выдохнул. Все получится. Все уже почти получилось... – Но тебе все равно необходимо вернуться. – Вырвал его из собственных мыслей голос Белой. – Зачем? – Уточнил Заф, вставая и направляясь к окну. – У Майри все хорошо, я не вижу необходимости возвращаться. – У тебя очень высокий уровень совместимости с тремя... – Четырьмя, – отстраненно поправил ее хирург, разглядывая соседний дом. Разговор свернул в тему, касаться которой Заф не хотел и не желал. – Тремя. – С силой произнесла Белая. – Я имею тех, кто способен размножаться. А если брать всех, у кого с тобой достаточный уровень совместимости, то их наберется чуть ли не два десятка... – И с бОльшей половиной из них у меня ничего не получится. Я просто подстроюсь, и... – И будут дети. Заафир, ты же всегда мечтал о детях. Или я не понимаю, что ты взял себе под крыло этого химереныша лишь затем, чтобы прикрыть рану? Заф облизал враз пересохшие губы. С Соней общаться в этом плане было намного проще. Она не лезла в столь деликатную тему, предпочитая дразнить хирурга дураком и извращенцем и намекать на вещи, в которые сама не верила. Люди были плодовиты, и размножались быстро и легко, часто меняли партнеров, заселяя все большие территории. Лае не были способны на это, но эволюция наградила их другими вещами. Пусть крылатые создавали только одну пару и могли размножаться лишь в одном мире, но они были обоеполыми. В паре каждый мог выносить по одному, редко – двум детям. Родители Зафа были уникумами. Семь детей ни было ни у кого. Их совместимость превышала отметку в сто процентов. Когда-то, Эрелим рассказывал, подобное было обычным делом и никого не удивляло. Но со временем найти двух совместимых между собой лае становилось все труднее, а выносить ребенка – почти невозможно. Понимая, что со временем вымрут, лае обратились к хромам. Те помогли, подарив им технологии... И сосуды. И начали рождаться двойни, и каждый год приходила весна, и исчез страх вымирания... Чтобы вернуться через несколько поколений. Хромы пропали, а последнего из сосудов, Эли, убила химера, прорвавшись в Отдел. Последняя надежда растаяла. Ирин, самый младший брат Зафа, был и оставался по сей день последним рожденным лае. Если у Майри получится, то значит, не все еще потеряно. Будут дети – будет шанс на выживание. – Я все понимаю. Да, мне нужно вернуться. Да, я обязан буду сделать выбор и создать пару. – Глухо произнес Заф, приложив ладонь к стеклопакету. Они говорили об этом не в первый раз. Никто не виноват в произошедшем. Раса лае должна выжить. Как и лиры. Как и лилимы. Лаури. Тогда хромы смогут вернуться. Тогда златокрылые тоже не исчезнут. Тогда их мир не займут другие... – Но ты продолжаешь упираться крыльями, – недовольно проворчала Белая. – Я говорила тебе тогда, и повторю еще раз – я не могу ни измениться, ни зачать ребенка. Заафир, хватит быть дураком. Моя жизнь – это работа. Во мне нет любви. – У нас самый высокий уровень совместимости. – Упорно произнес Заф, продолжая давить ладонью на стекло, ощущая собственную никчемность. Кроме этой фразы, у него не было других аргументов. В день, когда погибло двадцать девять крылатых, Белая выжила. И Заф пообещал себе, что станет оперативником, чтобы защитить ее. Станет щитом, повторив судьбу Дарелина. Но его защита была не нужна. И ленту, которую Заафир перед заданием, смущаясь, вручил ей, Белая вернула. «Не во что вплетать» – пояснила она, коснувшись остриженных волос. Длинная коса была выброшена в мусорку. А щитом он так и не смог стать. Отец был чистокровным лиром, только они были способны на такое. – И что? У нас нет будущего. Ты должен выбрать пару. – Упорствовала Белая. – Я выбрал! – Рубашка на мгновение сдавила тело, чтобы разораться на спине, освобождая крылья. Задребезжала посуда в шкафчике. – У меня уже есть ребенок, и я буду его защищать! И я буду жить с ним тут, если мне не позволено вернуться с ним домой! А Илья прислал тебя, чтобы я не смог отказать?! Я прав?! Кем я стану после этого, если нарушу свои обещания?! – Ты так сильно дорожишь своим приемным детенышем, что нападешь первым? – Спокойно уточнила Белая. – На меня? Заф, не будь дураком – ты не умеешь нападать. Ты защитник, как и твой киррэн. Или ты повторишь эти слова Илье, когда он лично придет за твоими перьями? И Карму? Дарелину? Всему Отделу? Заф пошевелил крыльями, поплотнее прижимая их к спине. – Я вернусь домой только вместе с моим ребенком. – Твердо пообещал он. Лае внезапно усмехнулась, сложив руки на груди. – Хорошо, я сообщу начальнику, что ты оказал очень сильное сопротивление и мне пришлось отступить. – Насмешливо заключила она, и Чайка с облегчением понял – пока Белая будет тут, к этому разговору они не вернутся. Значит, Илья действительно не приказывал ей притащить Зафа силой, уничтожив Итанима. Ведь Белая всегда выполняла приказы, двигаясь вперед как таран. Приказы начальника для нее были целью, и порой казалось – давали стимул жить. Хотя... Карм рассказал. Не давали. Белая жила от приказа до приказа. А раз его не было, то и Рису с ее стороны бояться было нечего. Дарелин был очень добрым и мягким. Но все его предохранители со свистом вылетали, едва кто-то пытался обидеть его детей. Заф унаследовал от него эту черту характера. Мгновенно стало стыдно за всплеск собственных эмоций. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 16 (3) Подробности читайте в новейшей истории Отдела.

====== Часть 2. Человек. Глава 17 ======

*** Вечер у Итанима вышел отвратительный. Днем хозяин ушел из квартиры с той женщиной. А Риса с собой не взял! Сказал, чтобы гибрид отдыхал, вернул на диван и еще чай с молоком принес, а потом надел куртку и ушел! От беспокойства за Зафа, которого могла обидеть эта беловолосая женщина, Итаним даже позабыл про свой план ощипать «Вишню Мирабель» и сбросить все листья в утилизатор. А что, если Заф возьмет и женщину под крыло? Тогда точно Рису места там не будет! А это нечестно! Рис был взят первым под крыло! В пять тридцать хозяин вернулся вместе с женщиной, и они несли на гравиплатформе один огромный пакет и пару ящиков поменьше, и множество мелких пакетиков. Обида Итанима росла пропорционально тому, сколько он насчитывал разноцветных наклеек на покупках. – Я им что, вассарийская женщина? – Фыркала Белая, разбирая пакеты. – Какой смысл мне примерять бра, набитый поролоном? Зачем мне выдавать себя за кормящую мать десятерых? Заф, уже лучше знакомый с модой на Меге, только посмеивался. – Считается, что с большой грудью ты будешь более... Будешь сильнее вызывать желание выбрать тебя как сексуального партнера. Лае задумчиво расстегнула ветровку и оттянула ворот майки. – А трусы с наполнителем и тепловыми голограммами в мужском отделе тоже для этого? – Уточнила она, заставив Зафа снова заулыбаться. – Ладно, сдаюсь. Я ничего не понимаю в человеческой культуре этого мира. По крайней мере, это не те тряпочки эалей, в которые они заворачиваются... Они оба засмеялись, чем вызвали у Итанима еще большую обиду. Не зная, что нужно делать в таких случаях, Рис сделал вокруг покупок еще два круга, после чего утопал на кухню и в расстройстве отщипнул один листик у «Вишни Мирабель», отправив его в утилизатор. За остаток вечера росток помидора потерял еще два листика. Зато в спальне произошли перестановки. Среди покупок был свернутый под вакуумом матрас, а огромные ящики оказались разборным остовом. Кроватей стало две, и та, что была поменьше, была передвинута к окну. Рис так и не понял фразу, сказанную женщиной, но на всякий случай сохранил. «Идеально. Проснулся и полетел» Неужели лае могут летать? Его хозяин никогда не летал, только пару раз на тренировке махал крыльями. В основном же он ими защищался или бил. Итаним попытался рассчитать скорость полета лае с помощью законов аэродинамики, но потерпел крах. Данных для расчетов не хватало, и результаты получались каждый раз разные. То ли лае могут летать, то ли не могут, то ли они просто подпрыгивают и парят. В один из дней, когда Заф был на работе, Рис наткнулся на фильм про ангелов. Информация, какую-нибудь он тщательно себе сохранил, была довольно логичной, кроме одной детали – так как ангелы и люди были двумя разными видами, то в теории они не должны были спариваться между собой. А в фильме не только спаривались, но и получали жизнеспособное потомство, которое не было стерильным. Но ведь ангелы – не лае. Женщина все не уходила, оставшись и на ужин, и по тому, что на кухне появился третий, совсем еще новенький табурет, Рис понял – она надолго. Даже для Сони Заф никогда не покупал третьего стула – обычно они общались в зале, и только два раза пили чай на кухне. Женщину звали Белая. А что будет потом? Она выпихнет Итанима из-под крыла и займет его место? Но ведь Рис полезный! Он и посуду моет, и сумки помогает нести, квартиру от воров защитил, и... И все. Неприятный зуд в груди снова усилился. Все равно, Рис свое место никому не отдаст. Ни этой Белой, ни «Вишне Мирабель». Он появился под крылом первый, и себя выпихнуть из-под него не позволит!

====== Часть 2. Человек. Глава 18 ======

*** Утром женщина решила пойти вместе с хозяином на тренировку. Рис, не выдержав такой несправедливости, размотал повязку на руке и встал возле двери на кухню, пока Заф наполнял бутылку водой. – Что такое? – Хирург заметил данный маневр сразу. Итаним помолчал, подбирая слова. – Мне нужно будет перейти в охранный режим во время отсутствия владельца? Заф помрачнел. Идея снова оставлять Риса в квартире одного казалась не то что плохой – отвратительной! Не дай ветер появятся еще какие-то воры, грабители или просто любопытные! – Нет. Пойдешь с нами? После тренировки в кафе зайдем, – пообещал он. Гибрид кивнул, и развернувшись, утопал за комбезом с синими маркерами. Изодранный оранжевый Заф выкинул, пообещав, что купит новый. А дома Итаним уже привык ходить в человеческой одежде – у него было шесть цветных футболок и три белые. – Что? – Уточнил хирург у Белой, которая стояла у входной двери, и, без сомнения, слышала диалог. Лае покачала головой, застегивая новенькую черную ветровку. – Ничего. Дорога до места тренировок не изменилась. Вот только вместо одной пирамидки было включено две – вторую, точно такую же, как у Зафа, вытащила из кармана женщина и установила в метре от первой. Рис терпеливо дождался, пока хозяин с гостьей разомнутся, а потом полез в сумку хирурга за шестами. Все действия были привычными и хорошо знакомыми. Он покажет всяким там, что отлично помогает Зафу. – Рис, я сегодня с Белой буду тренироваться. У тебя рука повреждена. И голову лучше еще поберечь, – произнес хозяин, аккуратно забирая шесты. Уже представивший, как покажет свою полезность, Итаним только заморгал. – Указанные повреждения отсутствуют. – На всякий случай он просканировал себя даже три раза. Потом оттянул ворот комбеза, показав шею без темных пятен. – Регенерация завершена три часа назад. Но хозяин только головой покачал. – Послушай, – он присел на корточки, – я не хочу, чтобы ты тренировался с Белой. Давай ты посидишь на сумке или просто посмотришь, ладно? Я тебе плетенку взял. Вытащенная из бокового кармана сумки завернутая в бумажную салфетку сладкая плетенка с яблоками немного смирила Итанима с происходящим. Забрав булочку, гибрид внимательно изучил ее, и после кивнул. – Мне нужно будет включить охранный режим? – Нет. Это просто тренировка. Только не вмешивайся, пожалуйста. Но на сумку гибрид не сел. Отойдя еще немного, Рис в задумчивости задрал голову, изучая большое дерево, растущее ближе всех остальных. Ветви его широко раздавались вверх и в стороны, и часть полянки оказывалась как раз под ними. Завернув плетенку обратно в бумагу и запихнув в карман, Итаним мельком глянул на свои руки. Снова на дерево. Потребовалось три шага для разбега и гибрид, оттолкнувшись сначала от земли, а потом от ствола, ухватился руками за нижнюю ветвь дерева. Подтянуть наверх все тело и забраться повыше стоило полутора секунд. Внизу ахнул Заф. Данный маневр видела и Белая. – Ты уверен, что это не разработка на эальских генах? – Уточнила она у хирурга. Чайка осторожно кивнул. Усевшись на длинной разветвляющейся ветви почти над полянкой, Рис удовлетворенно достал из кармана салфетку с булочкой. – Смотри, как карабкается! А десятая версия намного медленнее работала, и... – Ну ты сравнил палку с плазмометом! У десятой версии вес был восемьдесят пять кило и рост метр семьдесят – вот они и тормозили в ветвях. А для двенадцатки что по болоту, что по кустарнику прыгать – и верткости, и легкости хватит! – Но вот внутренний резерв у них совсем тощий, а это минус в боевых условиях при осаде... – Дим, твою мать! Где на Чархе ты осаду найдешь?! А Итанимы могут даже ягоды кротовника жрать. Человек от одной ягоды загнется, а гибрид весь куст оберёт и даже не побледнеет! – Не сильно я доверяю техническим параметрам. Там всегда все завышают, чтобы клиента завлечь. Картинки не было, только смазанная нецифровая запись, которая самопроизвольно включилась и так же самостоятельно оборвалась. Рис растерянно поискал в архивах и базе данных, но никаких совпадений не нашел. И это был не фильм – Итаним в первую очередь проверил именно в этом разделе. Ничего. И даты, когда была сделана эта запись, тоже не было. Поиск по голосу тоже ничего не дал. Может, это глюк системы? Глюки системы необходимо исправлять. Рис не хотел сломаться. – Да ты наел жирок! – Насмешливо прокомментировала Белая, едва Заф стянул ветровку. Сама она уже сбросила легкую курточку, оказавшись в черной майке и свободных штанах. Итаним присмотрелся к одежде. Майка была из плотной эластичной ткани, хорошо сидящей на теле. Вот только покрой у нее был особый – с открытой спиной. – Нигде я ничего не нае... – договорить Заф не успел, потеряв равновесие и припав на правое колено. Рис замер, не ожидавший такого подлого приема по отношению к своему хозяину, и не зная, надо ли вмешиваться. Белая неодобрительно цокнула языком, прокрутив в руке развернутый шест. – Плохо. – Может, ты мне сначала позволишь взять в руки шест и развернуться? – Встав на ноги, Заф снова рухнул, теперь уже от подсечки. – Когда я в первый раз тебя увидела голокрылым ребенком, ты и то лучше уворачивался, – припечатала Белая, перебросив шест в другую руку. – Ты что, за эти полгода совсем не тренировался? Хирург поднялся, чтобы опять упасть, на этот раз лицом вниз, в только-только проклюнувшуюся траву. Рис забеспокоился. Когда он нападал на хозяина, Заф отбивался. И успешно. Скорость движений у женщины была в пределах человеческой, не гибридской даже, нормы. Но хозяин даже не пытался увернуться! – Все очень плохо, Заафир. – Сочувственно протянула лае, когда хирург снова принялся покорно вставать на ноги. – И как мне прикажешь с тобой тренироваться? Нет уж, я лучше твоего химереныша использую вместо... – Она сделала выпад, метя в плечо. «Активировать боевой режим? Да/Нет» Шест загудел, встретившись со своим собратом. Снова, и снова, и отскочил, соскользнув по выставленному вперед крылу. Белая кивнула, провернув в руках свое оружие, и пошла в атаку. Рис напряженно сидел на ветке, с все возрастающей тревогой наблюдая за происходящим. По тому, как шест, не попавший хозяину в ногу, взрыл землю, удалось довольно легко просчитать силу ударов. А скорость движений у женщины за одну целую три десятых секунды возросла до киборгской.

«Активировать боевой режим? Да/Нет»

«Нет»

Заф больше не позволял себя уложить на землю, выставив очень плотную защиту, которую Белая пыталась пробить попеременно силой и хитростью. Но и она не давала возможности контратаковать. Шесты снова встретились, высекая искры. Одновременно с этим женщина выбросила вперед левый кулак, метя хирургу в шею. Попала в подставленное крыло, скользнув костяшками по белым крыльям. Отступила на полшага, и снова бросилась вперед. Удар в голову, в ноги, в корпус, попытка зайти со спины и ударить в основание крыла, перекат, живот, шея... И снова встреча шестов. Миг – и у женщины тоже появились огромные крылья, такие же белые, как и ее кожа. Покороче, чем у Зафа, но шире и с более жесткими перьями. И серых перышек у нее не было. Итаним наклонился ниже, цепляясь ногами за соседнюю ветку, и в итоге повис вниз головой. Картинка, пусть и получалась перевернутой, была ближе и намного четче. Скорость еще увеличилась. Итаним в боевом режиме еще смог бы увернуться от ударов, но вот выполнить блок удалось бы с вероятностью в двадцать семь процентов. А шанс получить повреждение при попытке контратаки повысился до восьмидесяти. Заф никогда не тренировался с ним на такой скорости и с такой силой. От первого пойманного удара в корпус Рис получил бы как минимум два перелома и пневмоторакс. А хирург даже не сбросил скорость, отбивая шест и закрываясь крылом от перьев, направленных в лицо. А потом Итаним заметил особенность. Заф защищался. Не пытался атаковать сам, а только выставлял защиту так, чтобы отскочивший шест сам ударил по рукам. Женщина использовала другую тактику. Она не делала попыток защититься, но безостановочно нападала, подавляя даже мысль о контратаке. Задетая одним из шестов земля щедро сыпанулась на крыло, выставленное для защиты, пачкая грязью перья. А в следующую секунду драка прекратилась. – Говорю же – ты заплыл жирком, – так легко произнесла Белая, словно не она только что семь с половиной минут подряд кружила по поляне, безостановочно нападая. – Твой отец очень расстроится. Рис никаких лишних жировых отложений в теле хозяина не обнаружил, и молча вознегодовал. Сама напала, и потом еще и сама ругает! Заф согнул крыло, рукой пытаясь стряхнуть комья прилипшей земли. – Можно было и не пачкать. Знаешь, как их тут сушить долго? – Ворчливо заметил он. Грязь мгновенно въелась в перья, и теперь складывалось ощущение, что крылья в темную крапинку. Лае пожала плечом и крылом, взвешивая шест в руке. – Еще раз? – Предложила она задумчиво, и на молчаливый протест Зафа пояснила. – Все равно ты уже изгваздался, что тебе терять? Ну, или я могу взять для тренировки твоего де... Шест свистнул, стукнувшись о испачканное крыло. Рис тоже не смог бы пробить такую защиту. Даже в боевом режиме. Даже на полной мощности. Скорее – сломал бы себе кисть руки от отдачи. Носком ботинка Заф поддел один из вырванных из земли комков, и разбил его шестом. На белых перьях лае появились темные кляксы, и один из кусочков угодил ей на щеку. Рис пожалел, что висит на ветке, и никакой грязи вокруг него не наблюдалось. Он бы помог хозяину пачкать женщине крылья. И не обязательно для этого входить в боевой режим – Итаним прицелился бы и так. И сделал бы это с удовольствием. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 18 В тему того, останутся ли от Риса рожки и ножки, если он захочет отщипнуть кусочек от Белой. Кто говорил, что Заф всерьез тренировался с гибридом?)

====== Часть 2. Человек. Глава 19 ======

*** – Что случилось? – Ничего. – Упорно буркнул Заф, безо всякого энтузиазма тыкая шестом в деревянный манекен. Тот изредка проворачивался вокруг своей оси от особенно «сильного» удара. Дарелин покачал головой, оглянувшись на других детей, тренирующихся друг с другом. – Я не хочу драться. – Пожаловался Заф, скорее не потыкав, а потрогав манекен. – Малкольм хочет отрабатывать удары с двумя противникам. Он не хотел жаловаться, не хотел ничего говорить. Самым главным желанием Зафа было бросить этот шест, спрятаться под крылом отца и отправиться домой. Не было ничего веселого в том, чтобы тренироваться с деревяшкой, когда все остальные в группе занимались попарно. Или как Малкольм – один с двумя. Особенно когда по возрасту Заф был в полтора раза всех старше, а по росту – не доставал даже до невысокого Малкольма. Дома намного лучше. Там нет этого рыжего, нет остальных лае, которые смотрят на него, как на больного и слабого. Никто за спиной не шепчется. Дома можно помогать отцу с готовкой, или с уборкой... У Зафа хорошо получалось только это. Даже книжки он читал медленно и по слогам, когда остальные вовсю листали страницы, буквально заглатывая целые предложения. – Это обязательная программа, – Дарелин присел на корточки, немного растопырив крылья. – Ты должен уметь защищаться... – Я умею. – Уперто повторил Заф, боясь повернуться лицом к отцу. Мне тут не нравится – хотелось ему сказать, но лае только губу закусил. Ирин, которого две недели назад допустили учиться, внезапно не захотел сидеть рядом с Зафом рядом во время обеда в столовой. Дарелин вздохнул, аккуратно обнимая своего ребенка. – Может, попробуешь потренироваться с другими детьми? Заафир, ты же очень способный. – Я... Они не хотят. Говорят, что я больной, – Заф развернулся и понял, что еще чуть-чуть – и он разрыдается прямо тут, в зале, при остальных детях и при тренере. – Ты здоровый. – Спокойно возразил отец. – Просто твое развитие пошло по другому пути. Нужно лишь немного подождать, и ты вырастешь и окрепнешь, как Карм... – Я не чистокровный, – в конце концов Заф не выдержал и ткнулся лбом отцу в плечо. – Малкольм сказал, что я полукровка, и даже летать не смогу... Горячие слезы внезапно обожгли щеки, а крылья отца мазнули по собственным куцым крылышкам, закрывая от всего мира. – Ты признан. Илья сам тебя проверял. Карм чистокровный, и ты тоже. – Успокаивающе прошептал Дарелин. Когда Заф успокоился и перестал рыдать, отец отошел к тренеру и что-то сказал. Большой широкоплечий лае с круглым лицом задумчиво подергал крылом, и негромко произнес пару фраз. Наблюдавшие за всем происходящим дети сбились в кучки, поглядывая то на отца Зафа, то на него самого. Малкольм кривил рожицы. А потом Дарелин покинул зал для тренировок. Заф видел, что рыжий тыкает в него пальцем и что-то громко шепчет остальным детям, и постарался побыстрее уйти к своему манекену. По крайней мере деревяшка не обзывалась. Минут через пять дверь в зал снова распахнулась, пропуская отца. За ним, забросив на плечо два шеста, молча топала лае из старшей группы. Дети замерли, рассматривая с открытыми ртами крылатую. В старшей группе были подростки, и перед ними у младших всегда был благоговейный страх, смешанный с восхищением. Карм по возрасту не дотягивал три года до старшей группы, и с завистью рассказывал, что иногда средним разрешается посмотреть на чужие тренировки. В старшей группе даже шесты используют не деревянные, а почти как у настоящих оперативников – металлические и оснащенные электричеством! И даже форма у них, как у взрослых – серая, с черными кармашками и двумя защитными нашивками на рукавах. А теперь Заф сам увидел и форму, и металлические шесты, и нашивки, и даже ботинки на черной подошве. А так же длинную толстую белую косу, идущую от лба и заканчивающуюся чуть ниже бедра – фактурную, тугую, даже на внешний вид очень твердую и невероятно похожую на часть экзоскелета. Или на оружие. Зафу про него Карм тоже рассказывал. В средней группе учат теории, но примерить экзоскелет можно было только старшим. Коса была перекинута вперед, и Заф так засмотрелся на нее, что перевел взгляд выше, только когда лае остановилась напротив него. Она была тощей, угловатой, и возвышалась над Зафом на две головы. Россыпь темных пятнышек на белом лице, плотно сжатые губы, спокойный взгляд в упор. Крылья непропорционально большие, а между белыми перьями пробивался уже начавший белеть пух. Лае была вся белоснежная, вся какая-то нереальная, как снег из рассказов отца... Но вот глаза у нее были слишком яркие – с розовыми радужками. – Белая! – Взвизгнул Малкольм и бросив свой шест, кинулся вперед. Белая. Бэлле. Заф и сам догадался. Карм про нее очень много рассказывал. Она была всего на три года старше их с братом, но казалась уже взрослой и самостоятельной. Ее два старших брата – Джар и Мирослав – уже были стажерами, а самый младший – учился в группе с Зафом. А еще она была альбиносом. Белая одной рукой подхватила Малкольма, поддерживая его, пока он цепляется за ее шею. Заф опустил взгляд, рассматривая чужие ботинки. Он был всего лишь на три года младше, но казался себе совсем мелким и беспомощным. – Ты Заафир? – Вопрос застал его врасплох, когда Заф собирался удрать под крыло к отцу, продолжавшему стоять совсем рядом. Лае в смятении посмотрел на Дарелина, ожидая подсказки. Отец мягко улыбнулся и кивнул. – Д-да. – Даже собственный голос подвел его сегодня сильнее обычного. У Зафа не получалось громко говорить – всему виной было слишком раннее прорезание голоса и первая линька. Белая ссадила Малкольма, который что-то громко ей шептал, и внимательно осмотрела Зафа с головы до ног. Все дети тоже на него таращились, словно увидели впервые, и лае от такого пристального внимания нестерпимо захотелось удрать к отцу под крыло. А потом Белая взяла в руку один из шестов, а второй протянула ему. – Не тормози, мелкий. – Поторопила она недовольно, пока Заф таращился то на гладкую трубу, то на белую ладошку. Свой деревянный пришлось положить на пол. Металлический был длиннее и тяжелее, оттянув руку. Дарелин давал ему несколько раз металлический, чтобы Заф представлял себе его вес. Отец первое время учил его сам, пока Заф не поправился после болезни. Осознание, что произойдет дальше, пришло с первым, пробным, поворотом шеста в руках. Белая повернула голову, посмотрев на Дарелина с сомнением, словно желая уточнить – уверен ли он в своей просьбе. Перехватила шест поудобнее и сделала шаг вперед. – Сейчас она полукровку отделает, – донесся до Зафа шепот Малкольма. Мир отступил, оставляя его наедине со старшей крылатой. Стены раздались, потолок исчез где-то очень высоко, и даже отец оказался слишком далеко. Карм рассказывал – лае теперь почти слышал его голос в своей голове, – что Белая является одной из самых сильных в группе, и всегда атакует первой, не давая даже шанса на то, чтобы ударить самому. А еще она была на три года его старше, на две головы выше и... И... У химеры, которая напала на родителей, были красные глаза. А убив их, она хотела напасть на Ирина. Как самый младший, он ночевал с родителями в комнате. Он тогда даже ходить не умел, и ничего совсем не понимал. Кровь застучала в ушах, и Заф зажмурился от подкатывающего ужаса, инстинктивно вскидывая свой шест в бесполезной попытке отбить удар, направленный в плечо. Кажется, лае сам не был уверен, куда собирается атаковать Белая. Отец учил его становиться в правильные стойки и держать оружие так, чтобы не забить себе руки. Шест загудел, и Заф в немом удивлении понял – отбил. Страх путал мысли, к горлу подкатила тошнота. Лае резко опустил шест, в последнюю секунду услышав свист воздуха рядом со своей правой ногой и еще один толчок в ладони. Отбил. И снова. На четвертый раз Заф открыл глаза. В темноте находиться было намного страшнее. Шест в руках Белой казался продолжением ее руки. И лае увидел, буквально на мгновение – и крутанувшись на месте, ткнул своим шестом вперед, вверх и правее, повинуясь то ли первобытному ужасу, то ли бесконечным наставлениям отца. Дарелин учил его защищаться. Старшая отшатнулась, раскрыв крылья для восстановления равновесия. Они и в самом деле были непропорционально большими, а левое еще и было длиннее правого. Заминка продлилась секунду – и Белая повторила его движение, но не просто отпугивая, а пытаясь попасть в голову. Но медленно, так медленно, плавно, словно показывая, как надо правильно... Заф успел поднырнуть под шест и взмахнуть своим снизу вверх, запоздало понимая, что подобрался недостаточно близко и неправильно встал. Развернутые крылья не помогли, и лае, не удержав равновесия, по инерции взмахнул руками и шлепнулся на спину. Собственное оружие загудело, выпав из рук и оказавшись вне досягаемости. Слишком большим оказался замах, и не попав, Заф еще и затылком стукнулся. Совсем рядом оказалось обеспокоенное лицо отца, а руки его легли на голову. Шепот других детей превратился в неразборчивый шум, и даже голос Малкольма не ввинчивался в уши. – Все хорошо, все в порядке, просто ушибся, – принялся утешать его Дарелин, помогая сесть. – Извини, прости меня, я не думал... – Он попал. – Еще один глухой голос вырвался из беспорядочного шелеста. Заф осторожно выглянул из-под руки отца. Белая стояла на том же месте, и заметив его взгляд, криво улыбнулась. Длинная царапина на правой половине лица, идущая от щеки вверх к глазу, потемнела от крови и почти сразу же засветилась. Заф во все глаза смотрел на Белую, позабыв и про ушибленный затылок, и про испугавшегося отца, и про остальных детей в зале. Ее глаза не были красными, как ему показалось в панике. Розовыми. С длинными пушистыми белыми ресницами. Лае закрыла глаза, и царапина медленно затянулась. Когда она ушла, к Зафу бочком подобрался Малкольм, потрогал сероватые куцые перышки и так же молча удрал. А вечером Карм рассказал, что старшим никогда не удавалось задеть Белую во время тренировок. Через два дня все повторилась. Лае снова появилась в зале во время занятий, протянула металлический шест и снова напала первой. И снова. И опять. И после тренировок с ней отношение других детей к Зафу начало меняться. Конечно, с Малкольмом он так и не сумел подружиться, но рыжий перестал говорить про него гадости во всеуслышание. И время от времени тоже тренировался в паре с Зафом. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 19 (голосом Дроздова) ...Или наши дорогие читатели надеялись, что детеныши пернатых играют в куличики и куклы?)

====== Часть 2. Человек. Глава 20 ======

*** Являться в кафе с полными крыльями грязи и измазанной одеждой было не лучшим вариантом, поэтому пришлось возвращаться домой и отмываться. А потом еще и сушить чистые перья – занятие не столько трудное, сколько скучное и неудобное. Ванная комната была рассчитана для людей, и развернуть четырехметровые крылья в тесном помещении было невозможно. О специальной сушилке, которая была дома в каждой ванной, можно было только мечтать. Пришлось по очереди сушиться в зале. После фена перья весьма ожидаемо вспушились, отчего Заф сам себе напомнил надутую сову. Идея была откровенно плохой – промокнувшая свои крылья полотенцем Белая только приподняла бровь, но комментировать увиденное не стала. Хирург вывернул шею, снова обозрев дело рук своих. Сходство с совой против воли увеличилось. Рис, до этого тихо сидевший на своем диване, протянул руку, подбирая длинное белое перо, выпавшее из правого крыла хозяина. Перо было гладким и блестящим. – Каждый раз, когда мою крылья, завидую лилимам, – улыбнулся Заф, плюнув на результат и активируя датчик. – Они же мелкие, и крылышки у них тоже небольшие, сушить удобно. – Помнишь, как Гавриил с Рино попытались на кухне в Отделе утащить блюдо с яблоками, но рухнули в кастрюлю с супом? – Напомнила негромко Белая, продолжая протирать крылья полотенцем. Заф заулыбался, вспоминая. Лилимы любили покушать, это знали все. Особенно они обожали сладкое, и прослышав, что на обед на десерт будут подавать запеченные с медом яблоки, решили совершить диверсию. В чем ее смысл и почему нельзя было открыто взять сладость, хирург до сих так и не понял. А путанные объяснения лилимов, что так, дескать, намного вкуснее, особенно если блюдо протащить через вентиляционную решетку, только добавили вопросов. Блюдо в итоге они не пропихнули, рассыпав по кухне половину яблок, так еще и сами, стукнувшись крыльями в воздухе, потеряли равновесие и рухнули вниз. Гавриилу был только третий цикл, Рино – первый, и молодые неопытные лилимы со всего маха свалились в большую кастрюлю, расплескав по полу и стенам морковку и полупрозрачные кусочки лука. Даже на потолок попало. Стоящий на стреме Гэри сам вытащить соучастников не смог, и в итоге пришлось звать лае. С горя, что им влетит и за испорченные яблоки, и за расплесканный суп, Гавриил принялся ладошкой вылавливать плавающие вокруг него кусочки картошки и уминать их. Так их и застали лае – две макушки, торчащие из пятидесятилитровой кастрюли, и попеременно жующие ее овощное содержимое. А потом лилимов пришлось отмывать в шесть рук, и Гавриил с Рино еще четыре дня отказывались встать на крыло – шампуни не могли перебить упорный запах куриного супа. Пришлось пользоваться средством для мытья посуды, а из-за него перья стали слишком мягкими и чересчур пушистыми, да и сохли двое суток, несмотря на сушилку. А с мокрыми крыльями многого не натворишь, да и пришедший на смену куриному супу стойкий запах лимона сразу выдавал виновных во всех шалостях.

– Такое забудешь! Тогда еще Гавриил попробовал просушиться рядом с духовкой на кухне, и чуть не прокоптился, – припомнил Заф еще одну деталь.

Белая согласно кивнула, и протянула руку, снимая со спины хирурга пуховое перо, прилипшее к коже. – Не собираюсь я линять в этом году, – вяло возмутился лае, принявшись натягивать обычную футболку. – Отдай, я в мусорку выброшу. Рис незаметно спрятал свое перо под диванную подушку. Со всем этим мытьем и сушкой день приблизился к середине, и идти завтракать в кафе было уже слишком поздно. Но свое обещание, данное Итаниму, Заф не хотел нарушать. Да и дома набор продуктов хоть и был рассчитан на троих, но готовить что-то вроде макарон хирург не хотел. – Сладкое, – напомнил Рис. Поэтому пришлось искать заведение не только с нормальными обедами, но и с достаточно вкусными десертами. Дорога в ресторанчик заняла двадцать минут на общественном транспорте. Заф хотел сначала вызвать такосфлайер, но Белая предпочла посмотреть на людей в их, так сказать, естественной среде обитания. – Не думала, что тут такой высокий уровень развития технологий, – заметила она, выбравшись из воздушной маршрутки. Заф кивнул. Для него первый месяц на Меге был достаточно тяжелым – он привык перемещаться в воздухе, махая крыльями. А тут весь транспорт сам летал на антигравах, и, надо сказать, намного быстрее, чем лае. Ресторанчик находился не в спальном районе, а ближе к центру. О его существовании Заф узнал от Егоровича – это заведение, как и еще два десятка других, косвенно тоже принадлежали складовладельцу. Готовили там вкусно, а цены не обладали парой лишних нулей. И, – что самое главное, – на десерт там можно было выбрать «яблоко в решетке». Фаршированное изюмом и кремом запеченное яблоко, сверху политое горячим шоколадом и посыпанное сладким рисом. Итаниму такая сладость очень нравилась, и Заф даже пару раз ездил после работы в ресторанчик, чтобы привезти одно-два яблока домой. Готовить самому такое лакомство хирургу было немного лень, да он и опасался, что так красиво у него не получится. Так как время обеда уже было в самом разгаре, в ресторанчике оставалось только два свободных столика – один у окна, рассчитанный на двоих, и второй совсем рядом с огромным головизором, но на четверых. Заф без раздумий выбрал второй – Рис, переодетый в обычную одежду, вполне подходил под внешность человека. – Добрый день, уважаемые зрители! Сегодня с вами снова передача «

NEW

Мега» и мы, ее бессменные ведущие – Вероника Айште и Самаэль Вуу-ти-Род! – Едва Заф попробовал еще горячий суп-пюре, головизор ожил, заговорив знакомым голосом. Суп сделал попытку отомстить за свою гибель, унеся с собой и убийцу, и встал поперек горла. Хирург закашлялся, пытаясь сделать вдох. Рис, уже принявшийся вовсю уминать свою порцию, замер, уставившись на экран. – И сегодня мы имеем несказанное удовольствие раскрыть все секреты любовной истории, развернувшейся на ваших глазах пару дней назад! – Добавила Самаэль низким грудным голосом. – Сегодня нам согласилась дать интервью тайная любовь одного двуличного наглого обманщика, притворяющегося врачом! Встречайте – Сония Адлер! Камера отъехала вправо, показывая главу IMT-Компани. Комментарий к Часть 2. Человек. Глава 20 И, как и в прошлой части, ближе к концу я начинаю обрывать главы на самом интересном месте)

====== Часть 2. Человек. Глава 21 ======

Белая обеспокоенно похлопала Зафа по спине. – Это та самая полукровка? – Уточнила она негромко, наклонившись поближе. Чайка, не в силах ничего сказать, кивнул. Ему захотелось швырнуть тарелку в головизор, чтобы избавиться от этого ужаса, но вместо этого он прикипел взглядом к экрану. Соня была в аккуратном брючном костюме и держала в руках небольшой планшет. За ее спиной обретались в креслах два лощеных гибрида в строгих деловых костюмах и черных очках, изображающие одновременно и охрану, и секретарей. – Мы несказанно рады, что вы дали согласие на интервью! – Воскликнула Самаэль довольно. – Ведь, насколько нам известно, вы очень занятая женщина, и добиться вашего внимания весьма затруднительно... Соня положила планшет на подлокотник собственного кресла. – Знаете, довольно трудно игнорировать ваше приглашение, особенно если учесть, что вы звонили моему секретарю двести двадцать один раз, – мягко заметила она. – Но сегодня у меня на Меге была назначена встреча, и я смогла совместить ее с участием в вашей передаче. – Скажите, Соня, – обратилась к ней Вероника, – как вы, обладая, скажем так, совсем не выразительной внешностью, смогли привлечь внимание мужчины? – Она внимательно осмотрела девушку с ног до головы, и на мгновение покровительственно улыбнулась. – Вы знаете, что в этом сезоне в моде оттенки тропических ягод Синелии? А процедуры по коррекции фигуры, – взгляд ее упал на грудь Адлер, – стоят немного, и дают потрясающий результат! Кстати, можно же и ноги удлинить! Один из гибридов повернул голову, просканировав ведущих, и молча переглянувшись со вторым, снова замер. На взгляд Зафа, Соня выглядела очень хорошо. Голубой костюм ей шел, а рост... Лилимы редко дорастали до метра, и по их меркам она была очень высокой. Да и внешность у нее была типично лилимской – круглое лицо с приятными чертами, пухлые губы, аккуратный маленький носик, светлые волосы. Были бы еще крылья – было бы совсем прекрасно! – Меня вполне устраивает, как я выгляжу, – равнодушно пожала плечиками Соня. – Для меня главное – внутренний мир собеседника, а не внешность. Белая сузила глаза, рассматривая полукровку на голоэкране. – Соничка, – снова исказив чужое имя, произнесла Самаэль, – мы хотим знать, как вы реагируете на неуместные и лживые ухаживания вашего настырного поклонника! – Вы имеете в виду Зафа Чайку? – Да, именно его! Да и вряд ли на такую внешность, как у вас, клюнет кто-то еще... Соня мягко улыбнулась, пропуская мимо ушей еще одну колкость. Заф ухватился за стакан с газировкой. Улыбка ее навевала хирургу нехорошие ассоциации. – Мне кажется, что Чайка – компетентный, умный, а главное – честный человек... – Ах, ваше сердце будет разбито! – Мгновенно перебила ее Виктория. – Ведь у нас имеются неопровержимые доказательства, что Заф Чайка – подлец, выдающий себя за порядочного гражданина Меги! Такова натура всех мужчин! Поверьте, вы будете поражены, насколько они по природе своей грязные хищники! Самаэль тронула напарницу за плечо. – Вики, прошу тебя, не пугай нашу гостью раньше времени, – обратилась она к подруге, после чего повернула лицо к Соне. – Мы надеемся, что вы встанете на сторону женщин в этой войне и поможете нам выиграть этот бой! Заф вздрогнул, на мгновение отвлекаясь на шум. Официантка, запнувшись, уронила поднос, к счастью, пустой. Ей на помощь бросился один из клиентов. Хирург мельком увидел красный выбритый затылок. – Скажите, вы любите Зафа Чайку? – Тем временем Самаэль сосредоточила все свое внимание на гостье передачи, передвинув свое кресло поближе, взяла Соню за руку в доверительном жесте. – Люблю. – С придыханием ответила ей девушка, и по тону ее, по заблестевшим глазам, по задрожавшему голосу Заф понял – Соня соврала. – Он для меня как видение, как волшебный принц, который заберет меня в свое королевство. «Он для меня важен, пока дает мне шанс увидеть Древо» – расшифровал хирург ее слова, и едва заметно улыбнулся, за что получил мгновенный тычок в бок от Белой. – Какого ветра ты не сообщил об этом?! – Прошипела лае раздраженно, наклонившись ближе. – Тогда бы Илья распорядился доставить ее в Отдел без дозволения лилимов! Понадобилось три секунды, чтобы осмыслить ее фразу. По законам, если полукровку полюбит чистокровный, будь то лае, лилим или лир, он имеет полное право привести свою пару домой. – Я потом объясню, – понизив голос, ответил Заф. – Она сказала неправду. Но зачем? Соня играла, и эти блестящие глаза, этот дрожащий голос не принадлежали ей. Слишком слабые эмоции для нее. Когда она нервничала, то теребила в пальцах конфетные бумажки, или ковырялась в виртокнах и вкладках. Но голос у Сони всегда был твердый, а тон – уверенный. И взгляд тоже выдавал, что все происходящее на камеру было ничем иным, кроме как хорошо спланированной и продуманной игрой. Почти единоличная глава компании

IMT

, помнящая все выпущенные модели гибридов, их владельцев и личные номера, была слишком умна для того, чтобы повести себя как дурочка, на потеху каверзным журналисткам и их вопросам с двойным дном. Решение пришло за один удар сердца. Игра. Лилимы обожали играть. Настоящие, чистокровные лилимы. Младший Гавриил на множестве заданий притворялся то ребенком, то карликом, то еще ветер знает кем. Имитировал чужие эмоции, мог разыграть целый спектакль ради одного зрителя. А Соня получила в ряды своих зрителей всех, кто смотрел семнадцатый канал и эту передачу. Тем временем в головизоре Самаэль щелкнула пальцами, вызывая виртокно. Картинка переключилась, показывая запись с одной из скрытых камер, которую держал какой-то человек в супермаркете, в отделе с мебелью. – Один из наших операторов совершенно случайно возвращался домой после тяжелого рабочего дня, и из-за усталости позабыл оставить свою камеру в студии, – вещала за кадром Виктория. Сначала ничего не было понятно. Мелькали какие-то тумбы, зеркала и кушетки. Но потом камера сфокусировалась на двух фигурах, стоящих к оператору спиной. Серая куртка была знакома Рису. Она принадлежала Зафу, и даже сейчас висела на его спинке стула. – Пока вы не спите ночами из-за вашей любви к этому мерзкому человеку, Чайка времени даром не теряет, и уже завел себе любовницу! – Дополнила напарницу Самаэль. Фигуры развернулись, и Заф с удивлением узнал на голоэкране себя и Белую. Да, они действительно вчера после обеда отправились в гипермаркет, и зашли в отдел мебели. Квартира у хирурга была небольшой, и изначально была рассчитана на одного жильца и одного гостя. Но с появлением Белой появился вопрос дополнительного спального места. Вариант чьего-то временного, пусть даже и своего, укладывания на пол Заф отмел сразу, поэтому пришлось отправляться в магазин за дополнительной кроватью, которую поставили в спальне у окна. В зале для нее не нашлось места, а коридор был слишком узким. Итаним снова отвлекся от передачи, глянув на Белую. Женщина, делавшая глоток воды, закашлялась, со стуком возвращая свой стакан на стол. – Не скрою, для меня удивительны предпочтения Зафа Чаечки в выборе партнерш, – сухо заметила Самаэль, переключая камеру и давая полюбоваться всем зрителям своими длинными ногами. – Сначала вы, Сония, потом эта непонятная, кхм, дама... Вкус у самого лживого хирурга Меги весьма оригинальный... Не понимаю женщин, чрезмерно увлекающихся стероидами и физическими упражнениями! Девушка должна быть мягкой, и обладать всеми предписанными ей выпуклостями и изгибами, а не изображать плоскодонок или накачанных альфа самок! Красота должна быть натуральной! Природа дает самые лучшие подарки! Гибриды за спиной Сони снова синхронно переглянулись. Сама Самаэль, похоже, осталась недовольна полученным подарком от природы, и обточила свою красоту на операционном столе и в фитнес-зале, чтобы лучше сверкать. Соня молчала, сцепив ладони и переплетя пальцы. – Но, насколько мне известно... – Совсем тихо заметила Адлер. Но Виктория ее перебила. – Вы представляете?! После того, как Заф Чаека во всеуслышание назвал вас своей любовью, он мало того, что вышел в свет со своей любовницей! Нет! Ему этого показалось мало! Едва интервью с его участием закончилось, он заявился в гримерную к моей напарнице, и сделал весьма неприличное предложение! – Какое же? – С жаром уточнила Соня. – Почесать тебе перышки? – В унисон с ней прошептала Белая, вернув себе каменное выражение лица, и поддельно возмутилась на грани слышимости. – Ну ты и подлец... – Никуда я не заявлялся! – С жаром, но так же беззвучно возразил Заф. – Я вообще в комнату отдыха для персонала ушел, а через десять минут за мной Соня заехала! – Он предложил провести со мной приватный медицинский осмотр! – Тоном оскорблённой невинности воскликнула Самаэль. – Мне, порядочной корфи! «Порядочная корфи» была столь же частым явлением, как чернокрылый лае. – А после того, как я, преисполнившись праведного негодования, возмущенно отказалась, Чайка принялся меня преследовать! – Продолжила журналистка, и демонстративно закрыла лицо руками, сдерживая рыдания. – Вы только посмотрите на эти кадры! На этот раз это было не видео, а несколько фотографий, склеенных в один ролик. Самаэль в салоне красоты, и в отражении витрины видно лицо Зафа. Журналистка пьет кофе, и за соседним столиком, сгорбившись, сидит хирург. Самаэль в таксофлайере, и во втором, преследующем ее – Заф. И еще. И так далее. – Этой ночью он даже осмелился заявиться ко мне в квартиру, обесточив три этажа! – С жаром закончила Самаэль. – Но испугался моего гибрида-охранника и сбежал! На последнем кадре была запечатлена широкая спина кого-то, сильно смахивающего на Зафа, в черном плаще и старомодной шляпе. Все фотографии были подписаны жирным красным шрифтом в правом нижнем углу, сообщая дату съемки, точное время вплоть до секунды и место. – Я подала на него в суд за оскорбление, за сталкинг, за психологическое насилие в прямом эфире! – Принялась перечислять журналистка. Виктория кивком поддерживала ее после каждой фразы. – А также за попытку проникнуть на территорию чужой частной собственности! – Все кадры, что мы показали – настоящие, это не подделка! Мы клянемся в этом, и готовы подтвердить наши слова в суде! – Дополнила ее монолог Айште. – Я так же поддержала свою подругу и подала в суд на этого лжехирурга! Зло должно быть наказано! Соня наконец расцепила руки, но неудачно задела локтем планшет, который лежал на ее подлокотнике. Кувыркнувшись, он упал на мягкое покрытие пола и не разбился, но от удара внезапно включился и выстрелил вверх виртокном, развернув его на максимальный размер. Камера отъехала от продолжавших перечислять иски журналисток и нацелилась на планшет. Тот показывал в зацикленном режиме короткий, на пять секунд, видеоролик. – ...В следующий раз я испеку торт с шоколадными розами, – Заф моргнул, рассматривая себя же в голоэкране и слушая собственный голос. – И с орехами. Соня не спешила закрыть окно и взять в руки планшет, и прежде, чем журналистки обратили внимание на чужой голос, запись успела прокрутиться четыре раза. И столько же раз высветить дату и время. Итаним моргнул озадаченно. Время записи совпадало до секунды с датой на той фотографии, где был виден затылок убегавшего хирурга от Самаэль. Но обстановка вокруг Чайки была другая – какое-то светлое помещение. Журналисткам пришлось потратить на осознание на несколько секунд дольше. – Что это? – Уставившись на планшет, с отвращением уточнила Виктория. – Запись. – Сладким голосом ответила Соня, еще раз прослушав ролик до конца, и только потом взяла прибор в руки и свернула виртокно. – Я сделала, когда мы с Зафом из ресторана возвращались... Так что вы говорили про то, что согласны подтвердить правдивость ваших кадров в суде? Глядя в голографическое лицо Сони Адлер, Заф ощутил жгучее желание зааплодировать ей стоя. Гибриды за спиной главы IMT-Компани снова переглянулись, и синхронно вытащив из своих карманов складные планшеты, принялись деловито что-то записывать. На этот раз на их движения обратил внимания не один Рис, но и Заф. – Так вот, я давно хочу узнать, – мгновенно постаралась перескочить на другую тему Самаэль. – По какой же причине вы покинули свою космическую станцию, – свою резервацию, наполненную одними ботаниками и зацикленными на био-куклах неудачниками? Ваша продукция продается так плохо, что вы решили засветиться в нашей передаче? Или та ваша никому не известная акция с розыгрышем новой модели гибрида с треском провалилась? Если не ошибаюсь, вы звонили нам на семнадцатый канал более двухсот раз! – Двести двадцать один, – поправила успевшая восстановить внутреннее духовное равновесие Виктория. Соня даже бровью не повела. А вот один из гибридов наклонился вперед, шепнув девушке что-то на ухо. – Причина? У меня сегодня была назначена встреча с моими адвокатами. Вам знакомы Кристофер Зэнов и Элан Яновски? Виктория фальшиво заулыбалась. – Что-то не припоминаю... Но я никогда и не прибегала к помощи адвокатов – мне кажется, это удел слабаков и виновных, – пренебрежительно заметила она. – Это какие-то стажеры? Откуда-то заиграла мелодия вызова. Самаэль, поначалу посмотревшая на планшет в руках Сони, нахмурилась. Звонил не он, а ее собственный, который корфи положила в специальный кармашек под подлокотником кресла. Музыка не замолкала. – Это ваш, – делать вид, что не слышит надоедливую трель, Соня не стала. Вытащив планшет, Самаэль попыталась сбросить звонок, но вызов принялся автоматически. – Самаэль Вуу-ти-Род? – Камера снова сама подплыла к виртокну, показав лопоухого