Валентина Шигина - Я не боюсь

Я не боюсь   (скачать) - Валентина Шигина

Валентина Шигина
Я не боюсь

Это хуже, чем быть отвергнутым.

Отвержение просто ранит вас,

а предательство сыплет соль на открытую рану.

Это хуже одиночества.

Будучи одиноким, вы просто стоите один на холоде,

предательство же захлопывает перед вашим носом дверь.

Это хуже насмешки.

Насмешка вонзает в ваше тело нож,

предательство же поворачивает его внутри.

Это хуже оскорбления.

Оскорбление уязвляет ваше самолюбие,

предательство же разбивает ваше сердце.

Макс Лукадо. «И ангелы молчали»


Пролог

Возле ночного клуба «Пантера» собралась толпа желающих попасть внутрь. Суровые охранники с каменными лицами в черных футболках, натянутых на мощные плечи, не пускали в клуб случайных людей. На поясе у каждого из них висела кобура с оружием. Они не зря получают свои деньги, поэтому очередь у входа почти не уменьшается. Впрочем, как и всегда.

Макс припарковал свою новенькую машину, купленную не ранее, чем вчера, прямо у входа. Не громко хлопнув дверью автомобиля и, нажав на кнопку сигнализации, парень пошел ко входу минуя возбужденную толпу. Мрачные охранники перекрыли ему дорогу.

— Мороз. По личному приглашению Черного, — спокойно заявил парень, после чего охрана молча пропустила его в мир громкой музыки, выпивки, полуголых девиц, а так же наркотиков и азартных игр.

Максим осторожно пробирался сквозь танцующую толпу, не обращая внимания на заигрывания и прикосновения девиц. Сейчас он пришел сюда по другой причине. А если захочется сексуальных игр — он просто вернется домой, где как всегда будет ждать его сексуальная и горячая девочка.

Стоило только вспомнить, что он вытворял с ней вчера, как тело моментально отреагировало. Конечно ему хотелось большего. К примеру поставить ее на колени, прицепить наручниками, схватить за волосы и брать до тех пор, пока она не упадет замертво. А еще ему хотелось почувствовать ее маленький розовый язычок у себя между ног. Хотелось заполнить ее ротик собой, но его девочка предпочитала не такой секс, ей хотелось нежности. Ну ничего, он еще получит свое — время у него есть.

Даже не пытаясь скрыть свое возбуждение в брюках, Макс продолжал продвигаться к неприметной черной двери за баром. Дверь легко поддалась и уже через пару мгновений парень спустился в подвальное помещение.

В зале царил полумрак, дым от сигар лениво поднимался к потолку. Несколько круглых столов расположились по всему пространству. Уверенно осмотревшись, Максим заметил нужный столик и быстро направился к нему. Сев на свободный стул, он кивком головы приветствовал присутствующих.

Один из мужчин достал новенькую колоду карт и принялся быстро перетасовывать ее под пятью заинтересованными взглядами.

Перед каждым из пяти игроков легли по две карты, следом Дилер раздал еще по пять карт. Игра началась.


Глава первая

Лика весь день летела по квартире словно бабочка. С самого утра, сразу после ухода Максима на работу, девушка занялась хозяйством. Запустила стиральную машинку, порезала и потушила овощи, поставила мясо в духовку, разложила бумаги парня и собрала в аккуратную стопку свои конспекты. Далее ее ждали шкаф, в котором нужно перебрать вещи, пыль, которую нужно протереть, и пол, который необходимо помыть.

Сегодня у них с Максимом важное событие — ровно год, как они начали жить вместе. Поэтому Лика и поднялась пораньше. Хотя после утреннего доказательства их взаимной любви, она хотела еще поспать.

Когда ужин был готов, а постиранное белье развешено на балконе, Лика пошла в ванную. Сегодня нужно подготовиться основательно. Упругие струи воды приятно опускались на девичье тело. В спальне ее ждал специально купленный наряд. Сегодня будет особенная ночь — девушка была уверена. С самого утра она чувствовала, что все изменится, что-то важное случится. Возможно, Максим позовет ее замуж.

Лика с Максимом познакомились в прошлом году. Их знакомство можно назвать банальным: Лика сидела с подружкой в кафе, а Максим не мог оторвать взгляда от очаровательной миниатюрной фигурки, длинной тяжелой светлой косы, перекинутой через плечо, пухлых коралловых губок и огромных глаз цвета аквамарина. Парню показалось, что именно так должна выглядеть русалочка. Молодой человек подсел к девушкам и угостил их кофе с пирожными. Так завязалось знакомство. Собираясь покинуть кафе парень взял у Лики номер телефона, обещав позвонить. И он звонил.

Они встречались три месяца, а потом Макс предложил девушке переехать из общежития к нему. Вот так и началась их совместная жизнь. Вспоминая это сейчас, Лика просто не могла представить, что когда она приедет поступать в медицинскую академию из своего захолустья, которого, скорей всего, и на карте нет, что сложится все так удачно. Она поступила в академию, живет с любимым человеком и готовится к летней сессии.

С учебой у нее проблем не возникало. Преподаватели не могли нарадоваться на такую студентку. Весь материал она впитывала словно губка. И если ее разбудить среди ночи она точно скажет сколько мышц в человеческом теле и сколько у него нервных окончаний. И все это на латыне. Из нее получится прекрасный врач.

Закончив принимать душ Лика обмоталась полотенцем и прошлепала босыми ногами в спальню. Квартиру Максиму подарил отец, когда тот занял пост вице-президента фирмы «Газнефтеторг». Президентом же был Виктор Андреевич, отец Макса.

Лика была желанным гостем в доме родителей парня. Хотя сухая и стервозная Алла Николаевна сначала не принимала Лику как будущую невестку, в отличие от отца Максима. Она считала девушку профурсеткой, приехавшей из дыры, чтобы найти богатого мужа. Но со временем Лика смогла очаровать будущую свекровь.

Сделав укладку и макияж девушка долго рассматривала приготовленную экипировку.

— Макс упадет! — радостно сказала сама себе Лика и принялась одеваться.

Белые чулки с ажурной резинкой и пояс, к которому крепились чулки с помощью маленьких ремешков. Далее Лика обула белые туфли на огромном каблуке.

— Маловато одежды, — пробормотала девушка, разглядывая себя в зеркало.

Улыбнувшись своему отражению Лика побежала в комнату и достала из шкафа беленький короткий медицинский халатик и накинула его на себя. Вновь посмотрела в зеркало. Сквозь ткань виднелась упругая девичья грудь. Макс давно мечтал о сексе с таким сексуальным доктором.

Максим прислал сообщение, что задержится на работе. Лика надулась и пошла на кухню сервировать стол. Зажгла ароматические свечи, нарезала мясо и разложила с овощами на тарелки. Шампанское оставила охлаждаться в холодильнике. На десерт у них будет клубника со сливками. Ну и секс разумеется.

Лика сидела на диване и бессмысленно переключала каналы. Нога обутая в белую туфельку нетерпеливо дергалась. Макс опаздывал на три часа! И это в такой-то день! Продолжая щелкать пультом девушка злилась пока не наткнулась на сериал про жизнь медиков. Отбросив пульт и сложив руки на груди она уставилась в телевизор. Макс козел!

Разбудил Лику скрежет в замке. Она вскочила с дивана, не понимая, когда успела заснуть. Прежде, чем выйти встречать любимого она посмотрела на часы. Три часа ночи! Громко стуча каблуками Лика вышла в прихожую, чтобы высказать парню все, что думает, но слова застряли в горле.

— Макс? — изумилась Лика разглядывая возлюбленного. Он был какой-то помятый, волосы всклокочены, а глаза просто огнем горят.

Когда Максим посмотрел на Лику, она поняла — случилось что-то страшное.

— Максим, что случилось?

— Лика, — простонал он и упав на колени обнял девушку за ноги, — я такой идиот.

— Что ты такое говоришь? — не на шутку испугалась девушка, пытаясь поднять любимого с колен. — Что случилось? Скажи мне!

С трудом Лике удалось поднять парня на ноги и отвести в комнату. Он рухнул на диван и застонал в подушку. Такое поведение парня сильно пугало девушку.

— Максим?

— Выпить! Принеси выпить!

— Вина? — неуверенно спросила Лика.

— Коньяк. Тащи коньяк! — заорал Макс и девушку как ветром снесло на кухню. Через минуту она протягивала пузатый стакан, в котором плескалась светло-коричневая жидкость. Максим осушил ее в один глоток и вырвал бутылку из рук девушки.

Лика молча наблюдала, как парень быстро осушает содержимое бутылки. Такого Максима она ещё не видела. В свои двадцать пять лет он добился многого. Как однажды он сказал Лике «Повелитель мира должен быть спокоен и уравновешен». Он считал себя повелителем мира, но о спокойствии сейчас не могло быть и речи.

— Максим, в чем дело? — осторожно спросила девушка, боясь вызвать бурю, но бури не последовало.

— Я совершил ошибку! — мужчина закрыл лицо руками.

— Какую? Что ты сделал? Хотя я уверена, что все обойдется, ты сможешь улади…,- от взгляда Макса слова застряли в горле.

— Лика, я совершал огромную ошибку, из-за которой придется расплачиваться другим людям.

— Не понимаю, — честно призналась девушка.

Максим опять приложился к бутылке, а Лика продолжала терпеливо ждать ответа.

— Я проиграл в покер свои акции, — наконец признался Максим.

— Что ты сделал?! Когда?

— Я проиграл свои акции в покер! — заорал Макс. — Сегодня.

— Сегодня? — разозлилась Лика. Мало того, что он проигрался, так еще и годовщину совместной жизни испортил. Девушка хотела накричать на него, но передумала — ему и так сейчас плохо. Лучше завтра накричит, когда он в себя придет, а сейчас ему нужна поддержка.

Девушка присела рядом с Максимом и он порывисто обнял ее. Она всегда была для него утешением, его бальзамом на душу.

— Ты должна уехать, — неожиданно спокойно заявил Максим.

— Уехать? Куда? Почему?

— Лика, послушай меня! — Макс обхватил ее лицо своими ладонями и поцеловал в кончик носа. — Собери свои вещи и уезжай к себе в деревню. Там тебя никто не найдет.

— О чем ты вообще говоришь? Зачем мне уезжать? — Лика вскочила с дивана. Она совершенно ничего не понимала.

— Ты возненавидишь меня, но я…,- звонок в дверь прервал речь. Макс резко вскочил с дивана.

— За что я должна тебя ненавидеть?

— Я совершил ужасное дело, Лика…, - и вновь звонок в дверь.

— Кто может прийти в такое время? — возмутилась девушка тряхнув длинными светлыми волосами.

— Не надо открывать! — заорал Макс, когда Лика направилась к двери.

Стоящие в подъезде нажали на звонок еще несколько раз. Лика выжидающе посмотрела на любимого мужчину.

— Прости меня, любимая, — обреченно проговорил Максим и страстно поцеловал девушку.

Новая трель звонка заставила его оторваться от коралловых губ и пойти открывать дверь. На пороге он замер, словно что-то обдумывая и не поворачиваясь сказал:

— Спрячься.

Лика стояла около двери в полной растерянности. Она не понимала ровным счетом ничего. Что являлось причиной такого странного поведения Макса? Почему он не хотел открывать дверь? А самое главное, почему просил ее спрятаться? Нехорошее подозрение прострелило Лику словно стрелой и у нее засосало от страха под ложечкой. Желая выяснить всю правду она прислушалась к шуму за дверью.

Судя по звукам там происходила борьба. Незнакомые мужские голоса что-то говорили, Лика не могла разобрать ни слова. Потом вновь появились звуки борьбы, затем стон и все стихло.

— Ее нет! — заорал Макс и сразу после этого восклицания его болезненный стон.

Лика не могла оставаться в комнате, когда Максу было плохо. Она отняла руки от лица, которыми прикрывала ужас и выбежала в прихожую.

— Нет! Уходи! — заорал Макс еще громче.

— Заткнись, — было ему ответом от одного из пяти громил, стоящих у них в коридоре. — Соседей разбудишь.

Лика попыталась вздохнуть и собрать все свое мужество, но вздох застрял где-то на пути к горлу, когда она увидела пистолет, направленный на Макса. Прежде, чем что-то предпринимать, девушка решила осмотреть ночных визитеров более внимательно. Вдруг ей придется составлять фоторобот. Хотя она и сомневалась, что ее оставят в живых, если Макс на годовщину совместной жизни получит пулю в лоб.

Пятеро мужчин заполняли своими мощными фигурами весь коридор. Черные мрачные одежды и оружие в руках заставили вспомнить рэкетиров из далеких 90-х годов. Двое совершенно лысые с носами картошками и холодными бесцветными глазами. Такие без зазрения совести напичкают пулями не только голову, но и желудок. Ведь только у них в руках были пушки. Лика была уверена, что под кожаными куртками у них имеются татуировки, говорившие о том, что эти двое побывали в местах не столь отдаленных.

Другие мужчины выглядели более цивилизованными, но это Лику не вводило в заблуждение. И они могли бы преподнести пулю в лоб. Один и них был одет в простые черные джинсы и рубашку с коротким рукавом неизменно черного цвета. Да и сам он был темный, мрачный. Но не это пугало Лику. Ее пугали его глаза. Черные, колючие, живые настолько, что ими можно убить.

Оставшиеся двое мужчин более походили на людей. Они выглядели человечнее что ли. Но и от них исходила опасность. Лика это чувствовала. Только она не могла понять, зачем они здесь. Ответ пришел быстро, стоило лишь бритоголовому открыть рот.

— А вот и наш прелестный выигрыш. Иди сюда, конфетка.

— Что? Какой еще выигрыш?

— А что, твой любимый не сказал, что проиграл тебя в карты? — поинтересовался второй бритоголовый и они оба противно заржали.

«Проиграл? Меня? В карты?» крутилось в светловолосой голове Лики, но она никак не могла вникнуть в смысл этих слов. Нельзя проиграть человека в карты! Ведь правда?

— Теперь ты наша, конфетка, — вновь противно заржал бритоголовый подходя ближе к девушке.

Лика не обращала на этих мужчин ни малейшего внимания. Она смотрела на коленопреклоненного Максима, ожидая его слова о том, что все это чудовищная ошибка. Просто шутка. Но он молчал, не смея даже глаз поднять на девушку.

— Ты ждала нас, конфетка? Поэтому так принарядилась? — у бритоголовых не иссякал словесный фонтан.

— Сегодня мы поиграем с тобой, конфетка. Я смотрю, ты любишь играть в кроватке. Я буду твоим больным и разрешу вылечить себя. Хотя это мне придется тебя лечить — шприц-то у меня.

Бритоголовый вновь заржал и потянул руки к Лике туда, где под тончайшим халатиком виднелась грудь.

Лика сама не понимая, что делает, выкинула колено вверх и заехала лысому в пах. Тот взвыл от боли. В этот момент другой бритоголовый подскочил к девушке и наотмашь ударил по щеке. Голова дернулась и девушка с трудом удержалась на ногах. Она схватилась за щеку и с ненавистью посмотрела на обидчика. Будь он слабовольным, упал бы замертво, но вместо этого замахнулся еще раз.

— Хватит! — раздался новый голос и Лика не смогла понять, кто из троих мужчин сказал это.

Девушка прикрыла глаза, чтобы унять головокружение. Щеку покалывало, словно ее горячей сковородой погладили.

— Не ты ее выиграл, не тебе ее трогать! — В этом голосе слышались сила, власть. Притом безграничные.

Лика не стала открывать глаза и смотреть на говорящего — слишком сильно кружилась голова.

— Но я думал…,- начал лебезить бритоголовый. Тон его стал уважительным, в нем чувствовался страх. Лика растянула коралловые губы в злорадной усмешке.

— Тебе платят не за то, чтобы ты думал. Для этого есть другие люди.

— Да ладно тебе, Черный! Я же хотел, чтобы она типа более покладистой была. Уж больно строптивая кобылка, мы бы ее объездили для тебя… эээ, но если ты предпочитаешь необъезженных…

Он не говорил и повернулся к Лике.

— Ну что, конфетка, теперь ты перешла в нашу собственность. Тебя поставили на кон.

— Макс? — Лика посмотрела на своего парня, ожидая, что он сейчас все опровергнет. Он ведь просто не мог поставить ее на кон! Просто не мог! Она ведь человек, в конце концов, а не кусок мяса. Нельзя ставить ее на кон.

Максим поднял голову и посмотрел на девушку. Такую красивую, такую любимую, такую страстную, желанную и начал бессвязно бормотать.

— Карты не шли…я проиграл все…машину, акции…думал отыграюсь, но карты… Потом они пришли, я был уверен, что все отыграю, но ставить было больше нечего… Но я должен был отыграться…

— И ты поставил меня? — мертвым голосом спросила Лика уже зная ответ.

— Да, я был уверен, что…,но я опять проиграл. Я был уверен, чёрт возьми! Я не знаю, как это вышло!

Лика смотрела сквозь парня, пытаясь понять, что ее сделали товаром. Она просто стала ставкой в покер, чтобы выиграть еще больше. Или проиграть.

— Так теперь я принадлежу вам? — без особого интереса спросила Лика. Она до сих пор не могла поверить, что такой родной, нежный и любимый Максим мог так с ней поступить. Она хотела плакать, но не смогла — в глазах сухо, как в пустыне.

— Точно, конфетка! — обрадовался бритоголовый. — Теперь ты принадлежишь нам. И мы можем делать с тобой все, что захотим.

— А кто сказал, что я пойду с вами? — Лика вопросительно изогнула темно-серые брови. Бритоголовые на миг растерялись, но быстро взяли себя в руки, наставив дуло пистолета ко лбу девушки.

— Пойдешь, если не хочешь схлопотать пулю в лоб!

— Стреляй, — с вызовом выплюнула Лика. Видя замешательство мужчин она с улыбкой пояснила. — Лучше пулю в лоб — быстро и безболезненно, чем пойти с вами. Отдаться вам? Лучше смерть!

— А если смерть не твоя? — вперед вышел темноволосый мужчина с колючим взглядом черных глаз и наставил пистолет на Макса.

С трудом сдержав судорожный вздох, Лика прикрыла глаза, пытаясь собраться с мыслями. Она могла пожертвовать своей жизнью, но не жизнью Максима. Он ее первая любовь, первый мужчина. Именно с ним она хотела создать семью, родить детей. Да, да и такие мысли были. Только она стала для него лишь очередной ставкой в покер. Боль, слезы и отчаяние жгли девушку изнутри. Она сжала кулаки и последний раз посмотрела на Макса, который еще находился на мушке.

— Хорошо. Можно мне собрать вещи или хотя бы переодеться?

— Нет.

— Но я не могу поехать вот так! — воскликнула Лика, разводя руки в стороны, давая мужчинам как следует рассмотреть ее наряд и то, что он скрывает. Точнее не скрывает вообще.

Бритоголовые пустили слюнки, но посмотрев на позади стоявших мужчин не предприняли попыток тянуть руки к Лике. Девушка вновь закрыла глаза.

— Слышь, Черный, пусть она так каждый день ходит.

Черный не ответил и Лика так и не поняла, кому она досталась. Кто этот Черный? А какая вообще разница? Кто бы ни был этот Черный ее вряд ли пожалеют. В этот момент на плечи девушки опустился пиджак. Она почувствовала толику благодарности, которая в миг испарилась. Они не заслуживают благодарности, ведь Лика представляла, что они собираются с ней делать. Они ее выиграли. Выигрыш. Ей вновь стало мучительно больно.

— Пошли.

Ее грубо взяли за локоть и потащили в сторону двери, на выход. Лика последний раз обернулась на Макса, который уже встал с колен и смотрел в след уходящим. Он не делал попыток спасти Лику, не предлагал что-то взамен ее. Он позволил этим бандитским харям увести ее. Злость и ненависть овладели девушкой, она с силой дернулась из захвата мужчины с черными глазами и в одно мгновение оказалось возле Макса. Миг — и парень почувствовал на своем лице тяжесть руки озлобленной Лики. Когда она занесла еще раз руку для удара ее перехватили.

— Хватит.

— Он заслужил! — прорычала Лика смотря в черные колючие глаза.

Не говоря ни слова, мужчина выбросил вперед локоть и врезал Максу по подбородку. Его голова дернулась и, потеряв равновесие, парень упал.

— Довольна?

— Почти.

Мужчина вновь схватил ее за локоть и вытащил из квартиры.


Глава вторая

Лика сидела на заднем сидении черного глухотонированного геленвагена, зажатая между двумя бритоголовыми. Мужчина в белой рубашке сидел за рулем, черноглазый сидел спереди. А вот куда запропастился еще один? Хотя это не так уж и важно. Девушка сомневалась, что доживет до того, как узнает о местонахождении недостающего.

Бритоголовые пускали сальные шуточки о Лике, громко ржали и рыгали. Девушка не обращала на них внимания — она наконец-то смогла заплакать. Слезы катились по ее щекам, но она старалась не издать ни звука. Лика не хотела, чтобы эти люди видели ее слезы и поняли, как она напугана.

Лика смотрела в окно — мимо проносились многоэтажки и магазины. Примерно через полчаса на смену им пришли деревья и не слишком хорошая дорога. Машина плавно ехала по кочкам.

Неужели ее везут в лес? Хоть Лика и была готова получить пулю в лоб, но сейчас ей почему-то отчаянно хотелось жить. Да и с другой стороны, лучше пулю в лоб, чем быть заживо закопанной в лесу. Быть может бандитские морды сжалятся над ней и пристрелят прежде чем закапывать? И чуть позже Лике пришла в голову мысль, что ее не застрелят и не закопают, прежде чем изнасилуют. Волна отвращения прокатилась по хрупкому телу. Девушка представила, как бритоголовые грязные и вонючие будут лезть на нее по очереди или вместе. Лика вновь испытала отвращение. Она им этого не позволит. За такими размышлениями о своей дальнейшей судьбе Лика не заметила как уснула. А дорога шла все дальше и дальше пока не уперлась в коттеджный поселок.

Спящую Лику выдернули за руку из машины и повели к дому. На ходу девушка обернулась и увидела, как за ними закрылись железные кованые ворота. И прежде чем ее впихнули в дом Лика увидела высоченный каменный забор.

В нос ударил запах свежесрубленного дерева и стружек. Так как Лика выросла в деревне этот запах она ни с чем не могла спутать.

В доме было слишком темно поэтому девушка не могла толком ничего разглядеть. Она лишь поняла, что ее привели на третий этаж, провели по длинному коридору и впихнули в комнату. Впрочем не забыв подарить шлепок по заднице.

Лика осмотрелась. Просторная комната с огромным окном от пола до потолка привела в восторг, но вспомнив где она оказалась, восторг ушел. В углу справа от окна стояла огромная кровать больше напоминающая взлетную полосу. Левую сторону занимал зеркальный шкаф-купе — в него как раз видно все, что происходит на кровати. Лика хмыкнула. Справа и слева от двери тянулись высокие стеллажи полностью забитые книгами. А в углу напротив кровати стояла тумба, где нашел свое место огромный плазменный телевизор. Лика пришла к выводу, что в этой комнате все большое. А сам хозяин?

Эта комната не походила на темницу, о которой думала девушка. Скорей всего на золотую клетку. Именно это и вводило в заблуждение. Пленница она или нет?

Не имея сил перебороть желание девушка выглянула в коридор, ожидания увидеть у дверей вооруженную охрану, но не обнаружив такой захлопнула дверь. Шестое чувство подсказывало, что не стоит обманываться — отсутствие охраны еще не значит, что она сможет сбежать отсюда. Да и куда бежать? К Максу? Девушка отбросила эту мысль. В общагу? Да ее там найти расплюнуть!

Ноги гудели и Лика сбросила туфли, ступни сразу утонули в чем-то мягком. Девушка посмотрела под ноги и увидела ковер с густым белым ворсом, который сразу не заметила.

Лика подошла к окну. Во дворе стоял мерседес на котором ее сюда привезли, так же ходили мужчины в костюмах и с автоматоми. Вот и ответ почему у ее комнаты не поставили охрану. Даже если она выйдет из дома — дальше ворот ей не уйти. Живой по крайней мере.

Девушка задрожала и плотнее укуталась в пиджак, пахнущий вишней и табаком. Лика сняла его и бросила в угол, а затем вновь продолжила осмотр местности через окно. Полная луна светила прямо в глаза. Лика скривилась. Скоро рассвет и встречать его придется здесь.

Девушка заметила в саду несколько яблонь и вишен. Интересно, а виктория там есть? Странно, что такие бандитские рожи высаживают в своем саду фруктовые деревья. Интересно…

Дверь за спиной громко хлопнула, заставив Лику вздрогнуть и повернуться. Перед ней стоял тот самый Черный, который выиграл ее в карты. Именно он не дал бритоголовому ударить ее во второй раз, он вырубил Макса и отдал свой пиджак, который небрежно валялся в углу черной лужицей.

Мужчина приближался и Лика испытала такой страх, который не испытывала никогда в жизни. Она знала зачем он пришел. За банком.

— Что ты тут делаешь? — дрожащим голосом поинтересовалась Лика, не забывая отступать.

— Вообще-то, это мой дом. — Черный продолжал наступать.

— А что в твоем доме больше свободных комнат нет, что ты сюда пришел?

— Вообще-то, ты тоже моя! — почти зарычал мужчина, продолжая приближаться. — И я могу делать с тобой все, что захочу. Могу наслаждаться сам, а потом отдать парням. Наверное, успела заменить, что ты им очень понравилась.

Лика испытала ужас. Она посмотрела по сторонам ища выход из этой ситуации. В комнате даже вазочки не было, чтобы на голову ему опустить. Паника мешала думать и сковывала тело. Выхода нет! Но она не может вот так сдаться. Она должна за себя бороться. Максим не захотел, а она будет!

Когда мужчина подошел на расстояние вытянутой руки, Лика рванула в сторону двери. Как только рука коснулась ручки, сильное тело припечатало ее к двери. Одной рукой он собрал ее руки и поднял их над головой. Его грудь прижала ее плечи к двери, а свободная рука держала за бедра и прижимала к своим.

— Попалась! — жарко в ухо зашептал мужчина и издевательски лизнул в шею.

Лика уже поняла, что попалась, когда задницей почувствовала его возбуждение. Девушка начала брыкаться и только когда мужчина застонал ей на ухо, поняла, что невольно возбудила его еще сильней. Ну конечно! А она чего ожидала, если терлась попой о его пах. Лика замерла.

— Не дергайся больше и я не сделаю тебе больно, — зашептал Черный на ухо девушке. Лика боялась пошевелиться. Но она не могла позволить этому человеку взять ее.

Мужчина резко повернул ее лицом к себе, видимо решив, что для начала надо посмотреть в лицо девушки, а не входить в нее резко сзади. Хотя преграды кроме его брюк не было.

Черный продолжал держать руки девушки над головой, рассматривая всю красоту своего выигрыша. И увиденное его видимо очень радовало. Резким движением он схватил Лику за попку и приподнял ее, разведя ноги в стороны. Чтобы удержать равновесие девушка обвила талию мужчины ногами, а руками вцепилась в плечи.

Руки мужчины легли на грудь девушки — миг и пуговицы от халата полетели в разные стороны. Лика была совершенно обнаженной, что не могло не заводить мужчину еще сильнее.

Черный накрыл грудь Лики рукой. Девушка вновь попыталась вырваться, насильник лишь приглушенно застонал. Лика застыла — она опять повторила свою ошибку и лишь сильнее воспалила мужчину. Он наклонил голову к груди и укусил за сосок. Лика начала колотить его по плечам, стараясь лишний раз не тереться о пах мужчины. Черный вновь собрал руки Лики и поднял их над головой. Другая рука заскользила между ног девушки. Она запаниковала, хотела закричать, но мужчина закрыл ей рот поцелуем. Пальцем он провел вокруг чувствительного холмика несколько раз и когда погрузил в Лику палец, она сильно укусила его за губу.

Мужчина отпустил девушку и прижал руку к губам. Лика же кулем упала на пол.

— Ты что, совсем рехнулась? — заорал он увидев кровь на пальцах. Его глаза метали молнии.

— Я не сдамся без боя! — Лика поднялась.

— Какого боя, дура? Я тебя выиграл и теперь ты моя!

— А меня вы об этом спросили? Прежде, чем на кон ставить.

Мужчина нахмурился, кажется он не совсем понимал в чем дело.

— Макс поставил тебя на кон, я выиграл. Ты теперь принадлежишь мне и я буду делать с тобой все, что захочу.

Лику зазнобило. Сейчас у нее есть отсрочка, но она не могла придумать план спасения своей чести.

— Я не ваша собственность! Вы не имели права ставить меня на кон!

— Все претензии к твоему дружку, Максу. Возможно он и не имел права делать из тебя ставку, но он ее сделал. Я выиграл, ты моя! И сейчас я хочу продолжить начатое, иначе и тебе и Максу вышибут мозги. Поняла меня?

Понимая всю безысходность ситуации Лика кивнула. Ей не хотелось умирать. Может если она не будет сопротивляться, они быстро справят нужду и отпустят ее. Девушка закрыла глаза, чувствуя лишь сосущую пустоту внутри. Ей не выбраться отсюда. У нее нет выбора.

Мужчина вновь подошел к ней и впился в шею поцелуем. Лика безжизненно стояла, облокотившись на стену. Из глаз текли слезы. Одна за другой они катились по щекам и шее. Видимо одна слезинка попалась мужчине под язык и он прекратил свои посягательства на тело девушки. Несколько мгновений была тишина, а затем…

— Открой глаза, — хрипло попросил Черный. Лика подчинилась.

Она смотрела на мужчину словно первый раз его увидела. К тому за окнами расцветал рассвет, давая возможность рассмотреть этого человека лучше. Черные словно вороново крыло волосы всклокочены, черные глаза прищурены. Правую бровь рассекал шрам. Даже странно, что глаз не задело. Прямой нос и губы сжатые в тонкую полосочку. На шее бешено билась жилка. Он стоял настолько близко, что Лика заметила и это. Широкий разворот плеч и мускулистый торс без единого волоска (и когда он расстегнуться успел?). Рукава черной рубашки закатаны и на сжатых в кулаки руках виднелись прожилки вен (уколы бы в такие делать! — это заговорила профессия). Лика с ужасом смотрела на расстегнутые ремень и ширинку. Еще бы чуть-чуть…

— Что ты вытворяешь? — зло спросил Черный.

— Ты сказал, что я твоя и я подчинилась.

— Я предпочитаю заниматься сексом с живой женщиной, а не с тем, что ты из себя сейчас представляешь.

— Ничего другого ты не получишь! — разозлилась Лика, понимая, что опасность миновала.

Черный резко подался вперед, Лика дернулась, ожидая удара, которого так и не последовало. Мужчина лишь оперся кулаком о стену рядом с белокурой головой. Лика посмотрела на мощное запястье и нервно сглотнула.

— Если я не беру девушку силой это не значит, что я ее вообще не возьму.

— Я лучше сдохну, чем по доброй воле лягу с тобой в постель!

— Сама в мою койку упадешь, как переспелый персик!

— Лучше на ветке сгнить, чем упасть к твоим ногам, бандитская морда!

Рука мужчины взметнулась и Лика вновь дернулась, но вместо удара почувствовала как его рука схватила ее волосы на затылке, заставляя запрокинуть голову назад.

— Посмотрим, — прохрипел мужчина на ухо Лике и быстро, но страстно поцеловал. Прежде, чем девушка начала сопротивляться, Черный покинул комнату.

Лика прижала руки к груди, туда, где бешено колотилось сердце, собираясь сломать ребра в щепки. Неужели пронесло и сегодня ей не придется расплачиваться за чужие ошибки? Переведя дух Лика обняла себя руками. Ей было невыносимо холодно. И в этом нет ничего удивительного — в таком-то одеянии. Да и пережитый стресс тоже нагнал холод.

Пройдя мимо пиджака девушка открыла шкаф. Там ровными стопками лежали майки, футболки, спортивные брюки и шорты. На другой стороне висели костюмы и рубашки. Лике приглянулся белоснежный длинный махровый халат. Сейчас она мечтала принять горячий душ и завернуться в эту белоснежную мягкость. Осталось только найти в этом доме ванную комнату.

Высунув нос из своей камеры девушка обрадовалась отсутствию конвоя. Ванная нашлась быстро — дверь напротив. В шкафчике нашлись и чистые полотенца. Едва ли не повизгивая от восторга Лика плескалась под душем. Ей не терпелось смыть с себя всю грязь сегодняшнего дня и прикосновения этих людей. Девушку передернуло от отвращения, когда она вспомнила, как Черный залез ей между ног. Жаль нельзя себя прокипятить.

Намотав на голове тюрбан и завернувшись в теплый халат, девушка аккуратно выглянула в коридор. Там она никого не обнаружила и быстро добежала до комнаты. Около двери она остановилась и прислушалась — в доме было абсолютно тихо. И куда все подевались? Хотя, Лике было бы лучше, если они все отправятся к праотцам. Да куда угодно, лишь бы от нее подальше.

Выудив из шкафа белую футболку девушка натянула ее и легла в постель, предварительно заметив, что она чистая. Как только светловолосая голова коснулась подушки, девушка поняла, какой длинный был сегодня день и как сильно она устала.

Засыпая девушка думала о маме. Ей сейчас очень хотелось, чтобы мама погладила ее по голове, заплела косу, а затем напоила парным молоком и отправила в сад кушать вишню. А еще Лике хотелось оказаться рядом с Максимом и устроить ему черепно-мозговую травму с летальным исходом.

Снились Лике какие-то непристойности, но она получала от них удовольствие. Ей хотелось выгнуться дугой навстречу ласковой руке, гладившей ее. Так же она слышала тихий мужской смех, а нос щекотал запах вишни и табака.

Судя по яркому солнцу светившему в окно, проснулась Лика далеко за полдень. Об этом говорили и настенные часы, висевшие над телевизором. Ей хотелось вновь уснуть, потому что вспомнился вчерашний день, а во сне было намного лучше. Хотелось даже повторить.

Повалявшись еще немного в кровати девушка решила встать и пойти на разведку. Да и кушать хотелось, ведь она со вчерашнего дня ничего не ела. Хотя ее вчерашний завтрак ограничился лишь снятием пробы с праздничного ужина. Лика вспомнила как она мечтала отметить год совместной жизни и хмыкнула. Отметила так отметила. С размахом можно сказать! Мало кто может похвастаться таким праздником. Этим людям Лика завидовала.

В коридоре вновь оказалось пусто. Девушка твердо решила найти кухню и чем-нибудь подкрепиться. Стараясь не сильно шуметь она спустилась на первый этаж, где по ее мнению и должна находиться кухня. Найдя нужную комнату девушка очень обрадовалась. Несколько капель радости доставил и тот факт, что по дороге она никого не встретила.

На кухне было не слишком чистенько. Интересно, кто в доме наводит чистоту? Постельное белье и одежду же кто-то стирает, кто мешает этому человеку следить за чистотой на кухне? Лика осмотрелась. Длинная столешница расположилась по среди кухни. Что-то в виде барной стойки, над ней висел держатель бокалов. Почти по всему периметру комнаты висели ящички веселого желтого цвета — судя по всему с посудой. В углу у раковины стоял высокий холодильник.

Но больше всего девушку привлекла дверь в дальнем конце кухни. Вся стеклянная, лишь ободочек пластиковый. Лика решительно подошла к двери (она оказалась не заперта) и выглянула на улицу. Дверь выходила на задний дворик, где под роскошными белыми цветами вишни и яблони примостилась небольшая беседка, пара качелей напоминавших лавки на веревках и гамак. В клумбах высохли цветы, а в малине виднелась крапива. Лика считала, что если убрать все лишнее, то получился бы красивый сад. Но видимо у хозяина не доходят до этого руки. Лучше бы до сада дошли, а не до Лики!

Уличный воздух и солнечный свет манили девушку, но выходить она побоялась, помня об охранниках с автоматоми и собаках, которые выли с утра под окнами. Как бы не хотелось сбежать отсюда Лика понимала, что у нее это вряд ли получится. Покинуть этот дом она сможет видимо только в мешке.

Вздохнув напоследок свежего воздуха девушка закрыла дверь и пошла к холодильнику. Живот радостно заурчал, видимо почувствовал приближающуюся еду. Стоило ей открыть холодильник, как по кухне разнесся разочарованный стон. Содержимое просто кричало о том, что руки женщины в этом доме нет.

Пельмени, гамбургеры, бутерброды, пиво, чипсы, яйца и всякая дребедень в коробочках. Неудивительно, что все бандиты такие злые — от голода и не так озвереешь. От обыска шкафчиков ее отвлек вопрос.

— Ты кто такая?

Лика обернулась на голос и увидела перед собой рыжеволосую девушку. Длинная челка лезла в глаза, а сами волосы едва доставали до плеч. Хорошая фигурка и большая грудь. Ее можно назвать миловидной, если бы не злые зеленые глаза и плотно сжатые губы.

— А ты кто? — Не терпелось узнать Лике.

— Я Ирма. Живу и работаю здесь.

— Плохо работаешь, — мигом отозвалась Лика, вспоминая холодильник с едой быстрого приготовления.

— Что? — озверилась Ирма. Ей явно не понравилась блондинка. — Ты кто?

— Человек. Разве не видишь?

— Я вижу, — хмыкнула девушка и подавившись вздохом начала осматривать Лику очень внимательно.

Лика немного смутилась от такого пристального внимания. Ну да видок у нее не ахти. Заспанное лицо, растрепанные светлые волосы, черная футболка с разноцветными разводами и белые свободные шорты. Эти вещи висели на ней, но все что она нашла было ей велико. Выбора особенно-то и не было. Не выходить же ей в том, в чем вчера привезли.

— Что за одежда на тебе?

— Я нашла ее в своей комнате. — Лика посчитала, раз ее засунули в эту комнату, значит пока она принадлежит ей.

— В твоей комнате? — удивилась Ирма. Она здесь каждый день и не помнила, что бы у этой девушки была своя комната. Она ее даже видела в первый раз. — А где твоя комната?

— На третьем этаже, последняя дверь справа.

— Чтоооо?

Лика удивилась такой реакции и не понимала почему девушка так на нее смотрит. Возможно Лика заняла комнату Ирмы, поэтому она и злится. Хотя это маловероятно. Где тогда была Ирма, когда Лику впихнули в ту комнату? Да и наличие мужской одежды в шкафу ясно говорит, что данная комната принадлежала мужчине.

— А в чем собственно дело? — на всякий случай поинтересовалась Лика.

Ответить ей не успели, на кухню громко топая каблуками ботинок зашел мужчина. Лика сразу же узнала Черного и испугалась до чертиков. Прижавшись спиной к холодильнику девушка затравленно посмотрела на мужчину. Весь из себя уверенный, с прямой спиной и зорким глазом. Прям как орел на вершине Кавказа. Бросив пиджак на ближайший стул мужчина остался в брюках и рубашке излюбленно черного цвета. Верхние пуговицы расстегнуты, а на шее виднелась массивная золотая цепь.

— Ирма, выйди, — приказал мужчина, не обращая внимания на откровенно злобные взгляды девушки. Он недовольно смотрел на Лику.

Посмотрев на Черного в последний раз Ирма ушла с кухни. Лика даже расстроилась. Не то что бы она была хорошей компанией, но это лучше, чем остаться наедине с этим насильником и бандитом.

Мужчина направился к растрепанной девице. Каждый его шаг бил по нервам, словно молот о наковальню. Лика продолжала прижиматься к холодильнику, как к последней надежде на спасение. Паника нарастала. Через три шага девушка не выдержала и рванула к стойке, чтобы между ними было хоть какое-то препятствие. Оценив жалкую попытку Лики спастись, мужчина хмыкнул.

— Что ты здесь делаешь? Кто разрешил тебе выходить из комнаты?

— Ты решил меня не только изнасиловать, но и заморить голодом? — ехидно, что в принципе ей не присуще, поинтересовалась Лика.

— Я не собирался тебя насиловать.

— Даааа? — с сомнением протянула девушка двигаясь вокруг стола, чтобы расстояние между ней и мужчиной не уменьшалось.

— Даааа, — передразнил ее Черный, не забывая обходить стол.

— А вчера, что было? Разве ты не собирался меня насиловать?

— Но ведь не изнасиловал! — заорал мужчина так, что даже собаки во дворе лаем зашлись.

Лика на мгновение растерялась и остановилась напротив мужчины. Он закрыл глаза и кажется пытался удержать себя от чего-то.

— Отпусти меня, — жалобно простонала девушка.

— Нет! — Черный хлопнул ладонью по столешнице. — Ты моя!

— Не твоя! — Лика в след за мужчиной начала двигаться вокруг стола.

— Моя! Макс проиграл…

— Раз он проиграл, — перебила Лика, — с ним и спи! Какая тебе разница кого насиловать?

Миг — и мужчина легко перемахнул через стол и мягко приземлился перед Ликой. Она успела отскочить и завизжав бросилась к двери. Там-то ее и нагнали.

Черный резко дернул Лику за плечо и она впечаталась спиной в холодильник. Мужчина замахнулся и Лика зажмурилась. Через минуту удара не последовало и девушка открыла глаза. Черный так и стоял с поднятой рукой зажатой в кулак. Он закрыл глаза и тяжело дышал. Лика отметила, что мужчина слишком взрывоопасный, но превосходно держит себя в руках.

— Ты все равно окажешься в моей постели.

— По своей воле никогда, — горячо заверила Лика, наблюдая, как Черный открывает глаза и опускает руку.

— Сама еще ко мне лезть будешь, хрен отцепишь.

— Никогда!

Больше не говоря ни слова мужчина резко подтолкнул Лику, затем схватил за талию, быстро развернул и посадил на столешницу. Девушка удивительно вскрикнула и притихла. Она вдруг вспомнила, что надо сопротивляться, но Черный умело скрутил ей руки, раздвинул коленом ноги и поцеловал. Лика смогла только замычать.

Панический страх заставил забиться в конвульсиях. Мужчина лишь прибавил напор. Стараясь собраться с мыслями Лика замерла. Все попытки что-то придумать терпели крах.

Стоило Лике присмиреть, как мужчина ослабил хватку. Девушка аккуратно дернула рукой и с отвращением положила ее на крепкое бандитское плечо. Черный с упоением целовал и гладил Лику. Девушка с трудом сдерживала рвотные позывы.

«Пора убегать» решила блондинка и подняв глаза, сразу нашла то, что ей нужно. На голову мужчине опустился один из бокалов. Черный отпрыгнул и начал громко материться. Он раз десять проехался по Ликиным родственникам, ее умственным способностям и проклял всех до десятого колена. У Лики порозовели щеки. Вообще-то, она думала, что бандитская морда схватится за голову и упадет как подкошенный в лучших традициях голливудских боевиков. Удивил, ничего не скажешь!

— Что ты творишь? — Черный успел схватить Лику за плечи, прежде, чем она успела убежать и сильно встряхнул.

— А ты думал, что я так просто сдамся? Хрен тебе!

И тут девушка напугалась. Глаза мужчины метали молнии, а из горла выходил рык, похожий на гром. Черный был в гневе! А в гневе он воистину страшный и опасный. Лика побелела.

— Ты не ударишь меня, — запаниковала блондинка, — и не изнасилуешь.

— Я? — как-то не хорошо ухмыльнулся Черный, у Лики даже желудок морским узлом завязался. — Я — нет. Но я могу отдать тебя на растерзание своим парням. Некоторые из них не всегда могут отличить нормальную девушку от проститутки. Их не пронять слезами и мольбой. Они признают только силу. Они свяжут тебя, поставят раком и вы*бут во все щели впятером за раз. Что ты на это скажешь?

— Ты… ты…,- начала заикаться Лика.

— Я… я, — мастерски передразнил Черный. — Чем дольше ты мне сопротивляешься, тем больше вероятность, что именно так и будет.

Струйка холодного пота прокатилась вдоль позвоночника. Сейчас Лика отчетливо поняла, что опасность ходит за по пятам, а не отступила, как она наивно считала. У нее нет выбора.

— Хорошо, — в голосе девушки слышалась обреченность, — я согласна.

— На что?

— Я согласна спать с тобой, — с отвращением произнесла Лика, — но только при условии, что не отдашь меня на растерзание своим шакалам.

— Согласна, значит? — задумчиво переспросил мужчина потирая подбородок.

— Да, согласна.

— А я вот не согласен.

— Что? Но… Я…

— Пошла вон отсюда.

— Но почему? Ты же сам этого хотел! — Лика не понимала, что происходит. Он ведь хотел ее, а теперь, когда она согласилась — прогоняет. Почему?

— Я сказал пошла вон! — заорал Черный.

— Не могу, — буркнула Лика. — Я есть хочу.

Черный смерил ее таким взглядом, что девушка пожелала провалиться на месте. Она даже подумать не могла, что всегда лишь один взгляд способен внушить такой ужас. Да лучше бы она молчала о еде и ушла в комнату. Ей казалось, что смерть от голода намного лучше, чем от страха.

Мужчина пошел на выход, но остановился у дверей и резко повернулся.

— Тебе понравился сад? — Голос его был спокоен, словно ничего и не произошло.

— Понравился, — осторожно ответила Лика и кивнула в добавок.

— Вот и хорошо. Если вздумаешь убежать отсюда, там тебя и закопаем.

Мужчина ушел, оставив Лику на кухне одинокую и растерянную. Она продолжала смотреть ему в след, про себя повторяя сказанные слова. Лика ему верила.

Спустя полчаса девушка вернулась в комнату. Не смотря на жаркую погоду она почувствовала холод. Лика обняла себя руками и подошла к окну. Она не знала что делать и как быть дальше. Лика никогда в жизни не испытывала подобных чувств: глубокое отчаяние и дикий страх.

— Хватит думать о гадостях! — приказала себе девушка. — Их и так в жизни просто предостаточно!

Решив хоть чем-то отвлечь себя от нехороших мыслей, Лика включила телевизор. Сегодня она из этой комнаты не выйдет.

И опять этот жар. Лика вся горела и мечтала о большем. Хотелось чтобы эти ласковые руки гладили ее не останавливаясь. Она дрейфовала на грани блаженства.

Лика знала, что это сон, но мечтала об этом наяву. Она знала — этот человек всегда будет нежен с ней, защитит и поможет разобраться в ее запутанном положении. Стоило подумать про этого мужчину как Лика захотела увидеть его, но ничего кроме смутных очертаний так и не заметила. Это было похоже на отражение в реке темной ночью, где только яркая луна источник освещения. Но даже не зная этого человека, девушка не могла больше представить кого-то другого рядом.

Может это Макс? Но этот парень так и не смог задержаться в воображении, его словно разрезал острый нос катера рассекающий речную гладь.

Лика выгнулась дугой, требуя продолжения ласки и могла дать руку на отсечение, что слышала приглушенный мужской смех. Этот смех хотелось слышать вновь и вновь.

— Ты просто Ангел. Спи.

И она послушалась, напоследок вздохнув запах вишни и табака.

На утро Лика так и не смогла вспомнить, что ей снилось, хотя подсознание говорило, что от таких снов можно покраснеть.


Глава третья

Лика прожила в загородном доме целую неделю. На глаза ей никто не попадался и девушке начало казаться, что кроме нее в доме никого нет. Лика даже на Ирму злилась. Живет она тут, как же! Где ее тогда черти носят? Лика три раза обходила дом, но найти ее так и не смогла.

Единственный человек, кто мелькал перед голубыми глазами Лики был Черный, но он не обращал на нее никакого внимания. У девушки сложилось впечатление, что она лишь интерьер, как одно из кресел, например, или тумба.

Лика уже не знала, чем себя занять. За эту неделю она успела прочитать кучу книг и просмотреть столько же фильмов. Еще немного и она разучится говорить. Ей даже переругиваний с Черным не хватало. Однажды она хотела с ним заговорить, но он прошел мимо нее в паре метров и даже не удостоил взглядом. Лика иногда начинала думать, что ее просто не существует. Кажется она скоро сойдет с ума.

Еще через два дня Лика уверилась, что точно тронется умом, если с кем-нибудь не поговорит. Но тут возникла новая проблема: Черный больше ей на глаза не попадался, а Ирму так и не смогла найти. А еще банально хотелось свежего воздуха.

Решив для себя, что ничего страшного не случится, Лика вышла на улицу, благо дверь на кухне не закрыли. Улыбка озарила лицо девушки, когда она подставила его под солнечные лучи и прикрыла глаза. Тепло медленно, но верно обволакивало хрупкую и стройную фигурку светловолосой девушки словно невидимый кокон. Ее переполняло чувство радости настолько сильное, что хотелось закружиться и засмеяться. Она никогда бы не подумала, что будет радоваться так обычному солнечному дню. Проведя в заточении столько времени Лика поняла всю красоту свободы. Солнца, воздуха, ветра.

Радостный вздох застрял в горле, когда Лика открыла глаза. Перед ней словно скала возвышался мужчина в строгом костюме и автоматом на плече. Он хмуро смотрел на девушку и ее улыбку как ветром сдуло.

— Вам запрещено выходить из дома, — безжизненно проговорил мужчина, гипнотизируя какую-то точку на лбу Лики. Видимо мысленно он нарисовал там мишень и примерялся, куда сможет выпустить пулю в случае неподчинения.

— Я не собиралась убегать, — робко ответила девушка, хоть и тешила себя надеждой, что сможет выйти не только из дома, но и за ворота. — Мне просто хочется подышать свежим воздухом.

— Вам запрещено выходить из дома.

Лика чуть не взвыла от досады. Этот человек напомнил ей магнитофон с «зажевавшей» пленкой, который прокручивает лишь отдельный участок записи.

«Может кнопку выключения поискать?» отстраненно подумала девушка. «Или шнур из розетки вытащить? А может он на батарейках?» Решив, что перед ней всё-таки человек, а не робот Лика окончательно приуныла.

— Ну хоть пять минут?

— Вам запрещено выходить из дома.

Девушка хотела зарычала от злости, взгляд лихорадочно искал какую-нибудь дубинку чтобы треснуть охранника. Таковой не нашлось и Лика повернулась к дому. Стоило ей представить, что она опять будет слоняться без дела, как открылось второе дыхание. Она вновь повернулась к суровому охраннику.

— Вам велено меня сторожить? — осторожно поинтересовалась девушка.

— Да.

— А вы не можете это делать на улице?

Мужчина непонимающе уставился на Лику. Что она такого сказала? Может на латыни разговаривала?

— Я больше не могу сидеть запертой в четырех стенах. Я никуда не убегу, посижу в саду, а Вы рядом постоите и поохроняете меня.

— Вам запрещено выходить из дома.

Лика была готова вцепиться себе в волосы от гнева, а это для нее не свойственно. Она вообще считала себя очень сдержанной, сострадающей, доброй. Ей казалось, что она обладает теми качествами, которыми должен обладать врач.

— Я уже вышла! — Лика в злости даже ногой топнула. Обуви на ней не было, да она и не расстраивалась, но звук получился тихим. — Сейчас я нахожусь вне дома. Видишь? Так что ты уже нарушил приказ. Какая разница на два шага я отошла от дома или на десять?

Мужчина нахмурился, видимо заработал мыслительный процесс. Судя по всему раньше он мозгом не часто пользовался, поэтому там все покрылось ржавчиной и паутиной.

— Я посижу под деревом на качелях, — осмелилась Лика, — если хочешь, можешь посидеть со мной.

Охранник каменным изваянием остался стоять у двери, лишь повернулся в сторону Лики. Девушка пожала плечами и села на качели слегка раскачиваясь.

Солнечные лучи запутывались в молодой листве и светлых волосах девушки. Она подняла голову и закрыла глаза, на губах появилась ангельская улыбка. Так хорошо ей давно не было — только в детстве, когда отец поставил для нее качели и Лику целыми днями не могли загнать домой. Она каталась с утра до вечера, разгоняя палкой соседних ребятишек, которые тоже хотели прокатиться. А мама уже вечером, когда ее укладывали спать журила девочку за такое поведение — надо делиться.

— Мама, — прошептала Лика и ее словно молотом по голове приложили. Сколько она уже не выходила на связь? Девушка была уверена, что родители умирали от беспокойства и уже звонили на ее телефон и телефон Максима. Интересно, что этот мерзавец сказал им? Девушка сомневалась, что этот подлец рассказал им правду. Господи, да родители с ума наверное сходят!

Странно, что за все время проведенное здесь Лика даже не вспомнила о родителях. Все ее мысли занимали Максим и Черный. Обоим она мечтала оторвать голову. И с надеждой ждала для них кары небесной. Может они упадут и сломают себе ноги, а лучше шеи.

В животе заурчало. Вспомнив о содержимом холодильника девушка поморщилась. Она съела столько яиц, что вскоре сама сможет их нести, главное, не забывать кукарекать в это время.

Лика осмотрелась вокруг. Сад был огромный, но здесь практически ничего не было. Лика вздохнула. В родительском саду можно многое найти: малину, три вида смородины, викторию, крыжовник, сливы, яблони, вишни. Мама даже цветы различные сажала по соседству с аккуратными овощными грядками.

За садом располагался загон, где отец разводил разную скотину, поэтому каждый вечер приходилось засыпать под «разговоры» свиней, телят и лошадей. В детстве девушка мечтала понять, о чем они разговаривают. Она бегала к ним и иногда хрюкала, мычала и ржала, но живность не обращала на нее особого внимания. А вот на пасеку Лика не ходила после того, как ее покусали пчелы. А ведь она всего лишь улей открыла, чтобы глянуть много ли меда собрали эти полосатые. Тогда девочка с диким визгом прибежала в дом, а мама потом вытаскивала жала. С тех пор Лика решила, что лучше в саду вишню будет лопать.

Интересно, это правда дом Черного или он предыдущего владельца грохнул, а недвижимость себе присвоил? Из красного кирпича с черной крышей, балконы с коваными резными бортиками. Большие стрельчатые окна. Кое-где зеленый вьюнок тянулся по стенам дома, делая его похожим на сказочное жилище. В принципе Лика могла принять все происходящее за сказку, но только за злую. Ужасную. За ней не примчится прекрасный рыцарь, потому что сам проиграл ее злому чудищу. Да и она далеко не принцесса, чтобы ее спасали.

В животе опять заурчало.

— Простите, — Лика посмотрела на молчаливого охранника, — можно обратиться?

Мужчина неуверенно кивнул.

— Можно мне выйти в магазин? — девушка, конечно, сомневалась, что ее выпустят за забор, но попробовать не помешает.

— Вам запрещено выходить из дома.

Лика застонала. Она, конечно, ожидала услышать эту фразу, но…

— А кто у вас продукты покупает? — Лика решила подойти с другой стороны.

Охранник тупо уставился на блондинку, но она не оставила попыток добиться своего.

— Хорошо. Ты можешь съездить в магазин за продуктами?

Тишина. Лика постаралась держать себя в руках, но боги, как же трудно общаться с идиотами!

— В доме есть хоть кто-то менее тупее, чем ты?

Охранник положил руку на приклад автомата и Лика машинально шагнула назад и упала на качели, с которых успела вскочить в порыве злости.

— Что здесь происходит? — появилось новое действующее лицо. Тоже огромный и тоже в костюме, но судя по всему мыслить может самостоятельно. То, что Лике и нужно.

— Вы кто? — тут же поинтересовалась Лика.

— Начальник охраны.

— Скажите пожалуйста, господин начальник охраны, у вас все подчиненные такие? — И девушка пальцем покрутила у виска.

— Что ты хотела? Ты знаешь, что тебе нельзя…

— Выходить из дома? — нетерпеливо перебила Лика. — Знаю. Эта единственная фраза, которую я услышала от этого.

— Так в чем собственно дело? — улыбнулся начальник охраны. — Что ты тут устроила?

— Мне нужны продукты. Кто-нибудь в вашем дурдоме может съездить в магазин?

— Ирма же была недавно в магазине.

— Я не могу три раза в день есть яйца и пельмени, а запивать все это пивом. Зачем ее здесь вообще держат? На кухне ничего не делает, пылища везде и…

— Я понял! — перебил мужчина Лику, которая решила выговориться за прошедшую неделю проведенную в тишине. — Составляй список, все купим.

— Правда? — обрадовалась Лика, даже в ладоши захлопала, а потом вновь расстроилась.

— Ну что такое? — поинтересовался мужчина разглядывая печальную девушку.

— У меня нет ни ручки ни листочка.

Мужчина убедил Лику, что в этом нет ничего страшного и позвал за собой.

— Как вас зовут?

— Дмитрий. Для тебя просто Дима и можно на «ты».

— Лика, — тут же представилась девушка.

— Я знаю, — добродушно рассмеялся мужчина.

Девушка не стала спрашивать откуда он ее знает — Черный наверное велел глаз с нее не спускать. Лика не могла поверить, что в логове шакалов мог оказаться такой добродушный человек, как Дмитрий. Девушка глаз от него оторвать не могла. Высокой, сильный, волосы светлые, серые глаза улыбаются, а самое главное он улыбается ей и не тянет руки к женским прелестям.

Пока Лика думала о достоинствах Димы, он привел ее в деревянный домик, больше похожий на баню. Внутри эта банька походила на кабинет информатики, с кучей компьютеров и мониторов, перед которыми сидели двое мужчин. На Лику они старались не смотреть, большее предпочтение отдавали экранам, где просматривалась территория вокруг дома. Лика догадалась, что ее и туповатого охранника увидели на экране и поспешили на помощь. Только не понятно к кому.

— Держи. — Дмитрий протянул девушке листок и ручку. — Составляй список.

Лика села на небольшой диванчик и с радостью принялась строчить перечень нужных продуктов. Когда она закончила, передала его Дмитрию.

— Можешь идти в дом, — сказал Дима, забирая список. — Скоро привезут твои продукты. И Лика?

Девушка повернулась недоумевая, почему ее отпустили одну, но вовремя вспомнила о камерах слежения.

— Постарайся больше не ругаться с охранниками — это может пойти тебе во вред.

— Больше не буду.

— Вот и хорошо, — улыбнулся мужчина, — иди.

В ожидании покупок Лика оглядела кухню. На первый взгляд все чистенько, но это только на первый. К сковородкам и кастрюлькам что-то прилипло внутри, у чашек виднелся чайный налет. Тяжело вздохнув, Лика принялась за уборку. Перемыла всю посуду, оттерла от жира плиту и духовку, надраила полы. Так что когда Дмитрий с пакетами ввалился в дверь, кухня сияла почти девственной чистотой.

— Вот это ничего себе! — присвистнул мужчина. — Давно я Черному говорил, что в доме нужна женская рука! Две руки.

— А Ирма? — только и спросила Лика, с головой залезая в пакеты.

— Если быть честным, то мне кажется, что она обладает только одним качеством женщины из тысячи.

— Каким? — тут же поинтересовалась Лика, но стоило увидеть выражение лица Димы, как вопрос отпал сам собой.

И началась готовка. Лика порхала по кухне, словно бабочка. Тут потрет, там порежет, здесь вымоет и снова потрет и порежет. Дмитрий вызвался помочь (видимо боялся, что во время готовки Лика подбросит яда и всех накормит) и теперь сняв пиджак и закатав рукава рубашки сидел на стуле и чистил картошку. Девушка смеялась над рассказанными историями и сама много рассказывала. И вообще она давно не чувствовала себя так хорошо. В свете последних событий Лика боялась, что разучится разговаривать.

— Теперь я понимаю, почему ты мечтаешь об огромной кухне, — смеясь заметил Дима оглядывая творческий беспорядок в помещении. На столе рассыпаны рис, мука и приправы, на полу валялись капустные листья, кожица от лука и очистки от картошки. Хотя последнее появилось благодаря стараниям Дмитрия.

— Я всегда готовлю вот так стихийно. — Махнула рукой Лика. — Мама так и не смогла приучить меня к порядку во время готовки.

— Хорошо, что она вообще научила тебя готовить. Некоторые родители пускают это дело на самотек, а потом девушки вообще не пытаются научиться. Даже не знают с какой стороны подойти к плите.

— Я знаю таких, — кивнула Лика доставая мясо из духовки. — Со мной в академии учится парочка. Не хотят тратить время на готовку, накачиваются какой-то дрянью типа силикона и ботекса, мечтают о богатом муже с шикарной тачкой и квартирой, где будет готовить и убираться домработница.

— А ты не такая?

— Не такая!

— Но ты же жила с богатеньким мальчиком, мажориком.

— Макс не такой! — воскликнула Лика.

— Ты его защищаешь? — усмехнулся мужчина. — После того, как он поступил с тобой? Да он тебя в карты проиграл! — выплюнул Дмитрий.

— Все, спасибо, можешь не напоминать! — Хорошее настроение девушки упало куда-то ниже подвала. — Я имела в виду, что с Максимом жила по любви, а не из-за денег. Одна моя одногруппница встречается с молодящимся 60-летним старикашкой. Он ее одаривает золотом и бриллиантами, подарил машину. Не представляю, как она может с ним в постель ложиться. Брррр. — Лику передернуло от отвращения. — Я не хочу осуждать, но понять не могу.

Девушка замолчала. Сейчас она думала о Максиме, имеет ли она право осуждать его. Он поставил на кон ее, Лику, чтобы отыграть акции. Так же как и легкомысленные девушки ставят на кон свое тело, чтобы получить вознаграждение в виде айфонов и блестящих побрякушек. Только дело в том, что эти девушки отдают собственное тело, то есть себя, а Макс отдал ее. Лика помассировала виски и выключила плиту с духовкой. Ужин готов, а она окончательно запуталась в своих рассуждениях.

— О нем думаешь? — Дмитрий внимательно смотрел на Лику. — Ты продолжаешь его любить? Сможешь простить?

— Слишком много вопросов.

— Удовлетвори мое любопытство.

— Я не могу вот так взять и разлюбить его за две не полные недели.

— А простить?

— Бог простит, — Лика сказала это таким тоном, что Дмитрий больше не решился задавать вопросов на эту тему. Вновь начал хвалить кулинарные способности девушки.

Лика вошла во вкус и потушила мясо со специями, запекла картошку и сделала голубцы. А на десерт у них пирог с вишней и корицей.

— Осталось прибраться, — вздохнула Лика хватаясь за веник.

— У тебя рис в волосах, — рассмеялся Дима, когда Лика протерла поверхности и подмела пол. — Дай вытащу.

Девушка покорно замерла искоса наблюдая за действиями мужчины.

— Ты очень красивая. Знаешь об этом? — вдруг как-то тихо спросил Дмитрий.

Девушка внутренне напряглась — ситуация двигалась совсем в другую сторону. Лика просто обрадовалась, что хоть один человек в этом доме с ней дружелюбно общается, не пытается оскорбить или изнасиловать. Видимо из-за этой радости Дмитрий не правильно истолковал ее поведение. Лика продолжала молчать, не зная, что и ответить.

— Лика? — Дмитрий приподнял ей лицо за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.

Лика еле сглотнула. Кажется, сейчас последует поцелуй. «Вот же ты кретинка, Лика! Нечего было расслабляться и смеяться с ним! Теперь он думает, что ты заигрывала с ним». Только она не знала, как объяснить ему все ситуацию, хотя бы вкратце, до того, как его губы коснуться ее.

— Собираешься насладиться моим выигрышем?

Лика вздрогнула услышав этот голос, а Дима отпустил ее и отошел на пару шагов.

— Мы разговаривали, — непонятно почему, но Лике захотелось оправдаться, хоть и не понравилось, как Черный назвал ее.

— Я заметил.

— Лика сегодня решила приготовить кучу вкусностей, я ей помогал. Кто бы мог подумать, что красивые девушки умеют так вкусно готовить.

— А что еще они умеют? — хмыкнул Черный изгибая бровь.

— Эээ… Я пожалуй пойду. Лика, было очень приятно с тобой познакомиться.

И Дмитрий исчез. Лика судорожно вздохнула и сцепив руки в замок посмотрела на мужчину, стоявшего на пороге. От Черного исходила такая агрессия, что Лика чуть умом не тронулась от страха. «Через какое время умирают от страха? А волосы когда седеть начинают?» Девушка отругала себя за подобные мысли.

— Есть хочешь? — с трудом открыла рот Лика.

— Не откажусь. Хочется попробовать, что вы тут накашеварили. Надеюсь, не отправлено.

— Твой начальник охраны внимательно наблюдал за готовкой.

— Я так и понял.

Девушка промолчала и через пару мгновений поставила на стол пару тарелок и повернулась к плите. Лучше смотреть на турку с кофе, чем на Черного.

— Можно спросить? — Лика поставила перед мужчиной чашку кофе и кусок вишневого пирога.

— С таким ужином, конечно, можно.

— Я хотела бы маме позвонить.

— Так ты едой меня задобрить решила?

— Она, наверное, с ума от беспокойства сходит, — серьезно произнесла девушка, — я больше недели на связь не выходила. Пожалуйста.

Лика глазам своим не поверила, когда ей протянули телефон, даже не удостоив взглядом. Девушка очень нервничала, слушая гудки. Она не слишком хорошо понимала, что придется много врать. Матери правды говорить нельзя.

— Алло.

— Мама! — радостно закричала Лика, после чего поняла, что лишь напугает родительницу, но ничего поделать не могла. Так отрадно было услышать этот голос. Как же она хотела сейчас к маме.

— Лика?! Боже мой! Девочка моя, где ты пропадала? Я волновалась — твой номер недоступен, Максим трубку не берет. Что случилось?

— Мама, успокойся, все в порядке, — Лика попыталась успокоить мать, но слышала в ее голосе слезы. — Телефон просто сломался, да и я вся в учебу ушла. Прости, что раньше не объявилась.

— Дочка! Мы с отцом чуть не поседели от беспокойства. Нельзя быть такой безответственной. Город плохо на тебя влияет. Почему Максим не отвечает?

— Дело в том…,- девушка лихорадочно начала соображать, что же наврать, а врать она не любила. — В общем, мам, мы с Максимом поругались и я съехала от него.

— Господи, Лика, в чем дело? Где ты сейчас живешь? Вернулась в общежитие?

— Не вернулась, в конце учебного года это очень проблематично. Ты не волнуйся, я живу у подружки. Все хорошо. — Лика с сомнением покосилась на «подружку». Он хмыкнул, но промолчал.

— Как тут не волноваться! Поругалась с Максимом, ушла от него, живешь непонятно где и непонятно с кем, пропала: ни слуху ни духу от тебя.

Лика старалась не разрыдаться. Не хотелось беспокоить маму, но ничего обнадеживающего придумать не могла.

— Прости, я больше не пропаду. Осенью собираюсь переехать в общагу.

— В общагу? — удивилась родительница. — С Максимом ты мириться не собираешься? Вы же любите друг друга.

Девушка поджала губы, а Черный нахмурился. Весь разговор ему прекрасно слышен благодаря громкому динамику.

— Сейчас все по-другому, мам. Если бы он любил меня, то не позволил бы от него съехать.

Вот тут-то Лика и поняла, что сказала правду. Если бы Макс любил ее, то никогда не поставил ее кон. И не важно, что он думал, что сможет отыграться. От осознания этого легче не стало. Только еще больнее. Она-то ради него на многое была готова.

— Помиритесь еще! Милые бранятся только тешатся. Ох, Лика, совсем не подумала! Завтра отец поедет в райцентр и денег тебе на карточку переведет.

— Не надо, — запротестовала девушка. Максим утверждал, что сможет обеспечить ее, что Лике не очень нравилось. Она хотела быть полезной, поэтому еще на первом курсе устроилась в больницу ночной санитарной. Макс заставлял Лику бросить эту работу, мотивируя тем, что такая красавица и умница не должна носить утки. Ее такие доводы не убедили. Тогда Макс заявил, что ему нужна хозяйка в доме и Лика не смогла отказать.

Родители присылали ей деньги, но она старалась их не тратить на себя, а если и делала покупки на свои сбережения, то это было что-то для дома. Вскоре Макс отучил ее тратить свои деньги. Сказал беречь для их будущего ребенка. Для их ребенка. Она верила, что выйдет замуж за Максима и родит ему чудесных детишек. Она верила во все его песенки о любви с такой наивностью, что просто представляла все наяву. А песенки-то оказались лживыми насквозь. Гнилыми, как и сам Максим.

— Как не надо? Телефон новый купишь, да и на другие расходы тоже. Кстати, когда у тебя последний экзамен? Мы ждем тебя на практику. В райцентре есть неплохая больница. Конечно, она маленькая, но ты же хоть немного побудешь дома.

— Мам, я не приеду.

— Почему, дочка?

— Я хочу попробовать себя в большой больнице. Мне нужна реальная практика. Я хочу больных лечить, а не выписывать дояркам мазь от мозолей.

— А после практики? На каникулы?

— Тоже не получится. В больницу опять хочу устроиться. Считаю, что будущему доктору полезно поработать медсестрой.

— Лика…

— Мам, мне надо к экзаменам готовиться. Давай я потом позвоню?

— Но…

— Я не буду пропадать, — перебила Лика, — честно. Пока мам. Папе привет, козюльку от меня поцелуй. И… и я вас люблю.

Лика быстро отключилась, чтобы мама не начала задавать новые вопросы, а ей вновь не пришлось лгать. И вообще этот разговор так вымотал, что хотелось завернуться в одеяло и уснуть.

— Спасибо.

Блондинка положила телефон аккуратно на стол и отвернулась. Не хотелось, чтобы Черный увидел слезы сбегающие одна за другой. Мужчина встал и подошел к Лике развернув лицом к себе. Внимательно осмотрев девушку, он вытер ее слезы и поблагодарил за вкусный ужин.

— Всегда пожа…мммммм

Лика не успела договорить, как почувствовала губы мужчины на своих. Переживания после разговора с мамой остались позади, впереди оказался страх. Девушка принялась вырываться.

— Думаешь, раз я в расстроенных чувствах, то кинусь тебе на шею? — заорала Лика, кипя от злости. Он ведь решил воспользоваться ее состоянием! — Никогда, слышишь? Никогда!

Не дожидаясь ответа Лика бросилась вон из кухни.

Черный уперся сжатыми кулаками в стол, и опустив голову, прикрыл глаза. Сдерживать себя становилось труднее с каждой минутой. Ещё немного и он сорвется, а там будь, что будет.

Сейчас он специально поцеловал Лику — пусть лучше на него злится, чем в слезах утопает. Он ненавидел слезы. Женские слезы делают мужчин слабыми, заставляют принимать глупые сиюминутные решения. Мужчина был уверен, девушка не будет теперь так сильно переживать после разговора с матерью. Сегодня она будет ненавидеть его, Чёрного. Это к лучшему.

Лика металась по комнате, словно загнанный зверь и пылала злостью. Как он посмел воспользоваться ее слабостью? Неужели, он, правда, думал, что в таком состоянии она станет легкой добычей? Чего он хотел? Успокоить и воспользоваться моментом? Три раза ха!

В разговоре с матерью девушка вспомнила об учебе. Ей ведь и правда осталось сдать экзамены, но есть одна проблемка — она здесь сидит. Вряд ли ее выпустят из дома. Лика села на кровать и запустила руки в волосы. Столько времени учиться и потерять все в одночасье. Нет, к такому Лика не была готова. Она сдаст экзамены и никто ее не остановит. Приняв решение девушка вышла из комнаты.

Облазив весь дом, но так и не найдя Черного, Лика чуть не взвыла от досады. Как у него постоянно получается исчезать? Портал что ли открыл демон чертов! Лика сначала подумала, что он уехал, но она не слышала машину. Хотя она не слышала и тогда, когда Черный приехал.

Потеряв надежду Лика поднялась на третий этаж и увидела дверь мимо которой три раза сегодня проходила, но не заглядывала. Прям рядом с ее комнатой. Не дом, а Хогварц какой-то!

Лика открыла дверь и очутилась в кабинете. Большой дубовый стол с аккуратными стопками книг и бумаг, по обе стороны от него по креслу, окно во всю стену задрапировано тяжелыми плотными шторами. Но самое первое, что бросилось в глаза — камин. Настоящий кирпичный камин, в котором полыхало рыже-красное пламя.

— Что тебе еще нужно?

Голос заставил Лику вздрогнуть, ведь в полутьме она не сразу заметила Черного. Он сидел в кресле, закинув ноги на стол.

— Я хотела бы поговорить с тобой.

Черный кивком указал на кресло, Лика послушно в него села. Вообще-то ей нужно, чтобы мужчина был в хорошем расположении духа, иначе откажет. После сегодняшнего девушка не особо уповала на успех, но она постарается.

— Мне нужно сдать экзамены, — выпалила блондинка.

— И ты хочешь, чтобы я их принял? — усмехнулся мужчина.

— Нет. Я пришла тебя просить, нет, даже умолять, чтобы ты выпускал меня хотя бы в академию. Для меня это очень, очень важно.

Мужчина медленно поднялся и обошел стол. Лика сглотнула, почувствовав его за спиной.

— Почему я должен разрешить тебе это? — Черный положил руки на плечи Лики и принялся слегка массажировать.

— Ты хоть и бандитская морда, но все же человек.

— Интересно, сначала ты называешь меня бандитской мордой, а потом просишь, чтобы я отпустил тебя учиться. Так?

— Не совсем. Сначала я спросила про учебу, а потом уже мордой обозвала, — поправила Лика, получая удовольствие от легкого массажа. Ведь если представить, что Черный всего лишь массажист, то совсем не противно.

— Тогда умоляй, — хрипло рассмеялся мужчина и запустил руки в волосы Лики. Девушка при этом испытала странное мрачное удовольствие.

— Каким образом? — прошептала Лика, поддаваясь ласке.

— Каким хочешь, — шепот обжог ухо.

Лика нехотя встала и повернулась к Черному лицом, она не совсем понимала, что делает. Девушка положила руки на плечи мужчины и заглянула в глаза — такие черные, такие глубокие. И поражаясь самой себе, поцеловала бандитскую морду.

Сначала мужчина не отвечал на поцелуй — просто стоял и ждал, что будет дальше. Черный был абсолютно уверен, что Лика пассанет в последний момент. С трудом себя сдерживая, мужчина ждал. Еще чуть-чуть и он плюнет на свои благие намерения и опрокинет девушку на стол и возьмет ее как бы сильно она не сопротивлялась. Застонав от дикого желания, Черный притянул девушку к себе за талию.

Лика провела по губам мужчины языком. Такой знакомый вкус. Мужчина продолжал изображать истукан, а Лика продолжала умолять. Конечно, она никогда не выставляла себя приманкой, но ей очень хотелось добиться своего. К тому же ей стало вдруг так приятно осознавать, что она может вскружить голову этому наглому, злобному бандиту.

Девушка возликовала, когда поняла, что Черный больше не может сдерживаться и прижал к себе еще сильнее и начал отвечать на поцелуй. Лика удивилась — ее никогда не целовали с таким напором: с агрессией и нежностью одновременно. Это было так необычно и Лика сильнее обняла мужчину за шею. А он переместил одну руку в копну длинных светлых волос и сжал их в кулак, заставляя девушку запрокинуть голову. Лика почувствовала дикое желание и испугавшись, пошла на попятную. Руки уперлись в грудь Черного, отталкивая, но ей было трудно противостоять его напору.

— Нет! Хватит!

— Что? — Черный перестал покрывать шею девушки поцелуями и с недоумением уставился на нее.

— Я сказала хватит! — Лика с легкостью выбралась из объятий. Кажется, мужчина остолбенел.

— Почему?

— Потому что я не хочу, — тихо ответила Лика стараясь успокоиться. Сердце билось о ребра, дыхание не приходило в норму, а мысли и желания… Лика махнула на них рукой и постаралась забыть.

— Не хочешь? — как зомби спросил Черный.

— Не хочу, — подтвердила Лика.

— Не хочешь, — заело мужчину.

Тихий спокойный голос, но Лика была уверена — последует буря.

— Да ты же плавилась в моих руках, как льдинка на солнце. Ты хочешь этого не меньше, чем я.

— Не правда! — закричала Лика понимая, что врет не только Черному. — Я не хочу тебя.

— Ты же врешь, — прошипел Черный буравя девушку тяжелым взглядом. — Твое тело говорило по другому.

— Ты бандитская морда, я не хочу тебя. Понял?

— … ты….и…. маленькая ведьма! Зачем тогда полезла ко мне? Может, сначала ты не хотела, — Черный вплотную подошел к Лике и провел обжигающую линию рукой от щеки к груди, — но ты горела желанием. Твоя страсть рвется наружу.

— Это всего лишь твои домыслы.

— Даже под страхом смерти не признаешься, да?

— Я хочу всего лишь доучиться, поэтому и пришла к тебе.

Черный рассмеялся. Лике на миг показалось, что так смеются черти, когда попадаешь к ним в котел.

— Вы с Морозом очень похожи. Сколько ты с ним прожила? Год? — Черный вернулся в свое кресло. Лика продолжала стоять. — Он поставил на кон тебя, чтобы отыграться. Он знал, что перед такой девочкой, чистой и невинной на первый взгляд, трудно устоять. Ты тоже это знаешь, да? Поэтому и пришла ко мне? Умолять телом?

— Все не так!

— А как?

— Макс поставил меня на кон знал, что ожидает меня в случае его проигрыша.

— То есть, когда ты шла ко мне, не знала, что может случиться? — Мужчина откинулся на спинку кресла и внимательно смотрел на Лику.

— Знала.

— Иии? — ждал Черный.

— Я надеялась на твою порядочность.

— Девочка, я бандитская морда! — грозно ответил Черный. — О какой такой порядочности ты сейчас говоришь?

Лика с трудом собиралась с мыслями. Она хотела кое-что сказать Черному, но не знала, как это сделать. Мысли словно бабочки разлетелись в разные стороны. Она могла бы плюнуть на все, но почему-то появилось дикое желание высказаться. Девушка села перед камином на белый мех и посмотрела на огонь.

— Мне кажется, что ты не настолько плох, как хочешь показать себя.

— Ты так думаешь? — усмехнулся мужчина располагаясь в кресле за спиной Лики. Она вздрогнула — мужчина передвигался совсем бесшумно.

— Я так думаю. — Лика старалась говорить уверенно и даже голосом не выдать, что она чувствует от близости Черного. — Как ты говорил уже несколько раз — я твой выигрыш и пусть я с этим не согласна. Но насколько бы ты ни был бандитской мордой — ты не тронул меня.

— Я трогаю тебя, — тут же запротестовал Черный проводя пальцем вдоль позвоночника девушки.

— Ты же знаешь, что я не это имею в виду. Ты не трогаешь меня, — тут Лика замолчала, придумывая, как правильно выразиться. — Ты не трогаешь меня, как в первую ночь.

— А мне этого очень хочется.

— Об этом я и говорю. Ты хочешь, но не принуждаешь меня. Позволь мне сдать экзамены, — перескочила с темы девушка.

— Что мне за это будет? — нахально поинтересовался Черный.

— Что? — вскочила Лика и задохнулась от возмущения. — Ты… да как ты… Только об одном думаешь, да?

— По ходу ты только об этом и думаешь, — ответил Черный тоже поднимаясь.

— А что ты хочешь? — осторожно спросила девушка краснея из-за своих мыслей.

— Поцелуй меня.

— Конечно! А то я не знаю, чем обычно заканчиваются твои поцелуи!

— И всё-таки ты сама думаешь об этом, да, девочка моя? — гадененько поинтересовался мужчина.

— Не думаю! — горячо возразила блондинка вновь краснея. — Просто у меня нет желания целовать бандитскую морду!

— Ты видимо не очень хочешь экзамены сдавать. Ну как хочешь, я не буду тебя заставлять.

— Что? Ты шантажируешь меня? Как ты можешь? — возмутилась Лика прищурив глаза.

— Девочка моя, да ты оборзела в конец! — хохотнул Черный. — Я могу тебя вообще ничего не просить, а просто взять все то, что и так мое.

Мужчина осмотрел Лику плотоядным взглядом. Она на миг почувствовала себя десертом.

— Хорошо, — со вздохом произнесла Лика. — Я должна тебя просто поцеловать?

— Да. — Черный сложил руки на груди и смотрел темными глазами на губы девушки. Ей показалось или его глаза сверкнули?

Лика осторожно, словно в замедленной съемке, подошла к мужчине и заглянула ему в глаза. Кончиками пальцев дотронулась до руки бандита и легко поцеловала в уголок губ. Девушка издала истерический смешок и поцеловала по настоящему. Мужчина отвечал на поцелуй Лики, но руки так и держал сложенными на груди. Вообще они наверное забавно смотрятся со стороны: целуются, но не прикасаются друг к другу.

Лика обзывала себя последней кретинкой. Она стоит в полутемном кабинете, освещенным лишь огнем из камина и целуется с бандитской мордой. Она считала, что это нужно прекратить и бежать отсюда, но вместо этого положила руки на плечи мужчины. Она обняла его — сначала осторожно, а потом сильнее, показывая, что ее тоже нужно обнимать. Черный это понял. Он осторожно, словно боясь спугнуть Лику, положил руки ей на талию и выждал несколько секунд. Не дождавшись сопротивления, мужчина притянул девушку к себе и запустил руку в роскошные светлые волосы.

Лика плохо понимала, что сейчас происходит, но она наслаждалась. Ей было так хорошо, как во сне, где она жаждала продолжения. Она вся горела. Ей хотелось получить все наслаждение, без остатка.

Черный, вне себя от дикого возбуждения, стянул с Лики футболку. Его сводили с ума эти соблазнительные изгибы и формы. Он даже представить себе не мог, что из паршивки Лика превратится в ангела с щепоткой чертинки, который постоянно его манит.

— Девочка, — в губы прорычал Черный. — Ты такая… — и вновь принялся целовать девушку покусывая губы.

Лика застонала и выгнулась. Рука мужчины накрыла грудь — девушку точно молнией пронзило. Она вдруг почувствовала, что это не сон, а явь. И что она безумно, дико хотела эту бандитскую морду. А это не правильно! Она не будет с ним спать, не будет очередной подстилкой для Черного. Она хотела его не так. Лика начала вырываться. Черный еще не совсем понял, что его за последние полчаса обламывают второй раз. Он отпустил бешено дергающуюся девушку и посмотрел на нее затуманенным взглядом — она натягивала футболку.

— Ты что творишь? — никак не мог понять Черный.

— Я не могу! Не хочу! Не надо!

— Ты, что, издеваешься надо мной?! — заорал мужчина, наконец, понимая, что Лика вновь соскочила.

— Нет, конечно, — забеспокоилась Лика — она не знала на что способен неудовлетворенный мужчина. А еще стоит учесть, что Черный не просто неудовлетворенный мужчина. Он неудовлетворенный бандит. — Просто я… ты… В общем, прости меня, но нет.

— Что за бред ты сейчас несешь? — презрительно спросил Черный и больно схватив Лику за плечи хорошенько встряхнул. — Я… ты… мы, — мастерски передразнил девушку. — Чего ты добиваешься? Чтобы я привязал тебя к кровати и сделал то, чего мы оба хотим? Оба!

— Я не хочу! Я пришла к тебе просто поговорить, — разозлилась и девушка. Ее злил тот факт, что Черный понимает насколько сильно она его хотела. — Не моя вина, что ты ни о чем кроме секса думать не можешь.

— Да во время поцелуя я тебя даже трогать не собирался! Сама ко мне прижималась.

Лику бросило в жар.

— Теперь не прижимаюсь! — Девушка вырвалась. — Никогда не опущусь до того, чтобы спать с бандитом.

В комнате повисла тишина. Напряженная, неприятная. Мужчина смотрел на Лику тяжелым взглядом и девушка захотела вырвать себе язык. Она не представляла во что выльются ее слова. Но мужчина лишь продолжал молча смотреть на блондинку.

— Хорошо, — совершенно спокойным голосом сказал Черный. Лика даже представить себе не могла каких трудов ему стоило это спокойствие.

— Что хорошо? — напугалась Лика.

— Можешь доучиться. Что тебе для этого нужно?

— Мммои вещи, конспекты и один телефонный звонок.

— Отлично, сейчас иди спать — поздно уже кому-то звонить. Надеюсь, ты подождешь до завтра?

— Подожду, — Лика не совсем понимала, что происходит. Где крики и угрозы, что он ее своим парням отдаст? — Я хотела объяснить…

— Лика, — мужчина впервые назвал ее по имени, — не нужно объяснений, иди к себе в комнату.

— Но я…

— Можешь теперь не бояться, я к тебе больше не притронусь. А теперь иди.


Глава четвертая

Почти всю ночь девушка провела без сна. Сколько бы она не ворочалась, сон не шел. Лику выводило из себя поведение Черного. Неужели, он не понимает, что нельзя так обращаться с девушками. По крайней мере, с такими, как Лика. То, что во второй раз все так вышло по ее инициативе, девушка благополучно забыла. И вообще, она девушка и ей положены маленькие слабости. Она же не виновата, что желание ее так накрыло? Да и не привыкла Лика к столь дикому обращению. Ее безумно злил тот факт, что ей нравилось все то, что творилось в кабинете. Лике нравилась та дикость, те порывы. Ей даже хотелось плюнуть на свои принципы и согласиться на то, что ей так яростно предлагали.

— Глупость, какая глупость, — тихо пробормотала Лика завернувшись в тёплое одеяло, не смотря на жару. — Ничего такого мне не хотелось. На улице весна, гормоны играют, к тому же секса давно у меня не было.

Этот вариант сильно обрадовал девушку. Черному, а уж тем более себе Лика не собиралась признаться, что вся горит от прикосновений мужчины.

— У меня просто давно не было секса. Вот и все! — как мантру повторяла Лика.

Она страдальчески застонала. Что же с ней будет через месяц? А через два? Она, что, на мужчин бросаться будет? Странно, но раньше Лика не испытывала дискомфорта от отсутствия секса. Максим ездил в командировки, не часто, но всё-таки. Это были три-четыре дня, и лишь однажды отец отослал в Саудовскую Аравию за себя, где тот пропадал целый месяц. И кстати про месяцы. Каждый месяц почти по неделе Лика вела монашеский образ жизни. И все это время она прекрасно обходилась без интима. И не было такого дикого желания. Что же изменилось? Возможно, тогда ее не пытались соблазнить.

Так же Лика вспомнила каким нежным был с ней Макс, словно она была фарфоровой статуэткой. Правда, он пытался как-то схватить девушку за волосы и сделать секс более жестким, но Лика этого не хотела. Она могла приодеться, но грубость не принимала. Что же сегодня с ней случилось? Почему хотелось накинуться на Черного, как дикарка на последнего мужчину на планете? А может во всем виноваты ее сны? С самого первого дня своего прибывания здесь Лике снился один и тот же сон. Сексуальный. Возможно, именно из-за него ей так хотелось продолжения.

И как Черный мог додуматься до какого?! Что значит трогать он ее не будет? В голову прилетела одна адекватная мысль и сообщила, что это очень даже хорошо. Пусть свои наглые ручонки держит при себе, а еще лучше пусть к Ирме идет! Эта дамочка точно ему не откажет. Потом в голову пришла еще одна мысль (Лика сомневалась на счет ее адекватности) — нечего и к Ирме ходить, пусть терпит. Мужчина он в конце концов или нет?! Лика окончательно запуталась в своих мыслях. Да и вообще в голову лезет одна чепуха, картинки из порнофильма и Черный с расстегнутой рубашкой.

Недовольно застонав блондинка повернулась на другой бок. Сон все так же к ней не торопился, видимо загулял по дороге на работу. Отчаявшись уснуть Лика принялась перечислять все кости человеческого скелета.

— Да что ж вас так мало! — девушка ударила кулаком по подушке и решилась на более традиционный способ — посчитать баранов. Правда ли это помогает Лика так и не поняла, но на 1638 баране, который очень походил на Черного, девушка уснула.

Лика ждала, что ей приснится тот же сон, где мужчина сводит с ума лишь своим присутствием. Она знала, что он защитит ее от всего зла и укроет от всего мира. Ей снилось много чего, но этот сон обошел ее стороной, поэтому с утра Лика проснулась не слишком довольной.

Сколько бы девушка не вертелась, но уснуть больше не смогла. А время всего 8 часов утра. Лика не понимала почему так происходит. Например, ложишься спать пораньше, а на утро голову от подушки оторвать не можешь. Будильник настойчиво пищит, напоминая — пора на учебу. А в выходной день, когда протусуешься с подружками или с Максимом кроватью скрипишь и, уснув ближе к утру, просыпаешься часов в девять-десять и уснуть больше не можешь.

Лика еще немного поворочалась в постели, а потом резко встала. Что-то в комнате было не так, что-то лишнее. У шкафа-купе стояли четыре сумки, к которым девушка и кинулась. Не веря своим глазам, она открыла их и ахнула. Вещи! Её вещи! Одежда, обувь, нижнее бельё, конспекты и даже косметичка. Лика глазам своим верить не могла, поэтому приходилось все трогать. Если быть до конца честной, девушка не верила, что Черный позволит ей учиться. Особенно, после вчерашнего.

После принятия душа, Лика пришла к выводу, что сегодня очень хороший день. Так же она решила, что была не совсем справедлива к Черному. Каким бы он ни был бандитом, но ее не тронул, учиться разрешает — даже вещи ее привез. Лика решила, что ей просто необходимо найти его, извиниться за свое поведения и поблагодарить.

В сумках девушка нашла аккуратно сложенный любимый сиреневый сарафан и надела его. На ноги нацепила балетки и прихватив конспекты отправилась искать Черного. Не дойдя до лестницы девушка остановилась и задумалась — ей вдруг стало интересно, как зовут Черного. У самого мужчины она почему-то спрашивать боялась, а вот у Димы поинтересуется.

Интересно, а Черный сегодня дома? И где его искать? Сначала Лика проверила в кабинете, но там оказалось пусто. В тёмном зеве камина сегодня не потрескивал весело огонь. Вспомнив события вчерашней ночи, Лика покрылась мурашками. Мудро решив, что этот комната только распаляет желания и воспоминания, Лика поспешила выйти.

Черного нигде не было, поэтому блондинка решила позавтракать, а потом сходить к Дмитрию и узнать, когда прибудет самая главная бандитская морда. Пока в микроволновке разогревались оладьи, Лика листала тетрадки. Все записи она прекрасно знала наизусть, но когда листаешь конспекты перед экзаменом на душе как-то спокойнее становится.

Погода на улице радовала ярким солнышком, пробивающим сквозь ветки деревьев. Лика даже зажмурилась от удовольствия. Сегодня ее настроение просто зашкаливало и казалось, что его уже ничего не испортит. Отсутствие на улице охранников убедило в этом Лику. Она даже удивилась, что ей на встречу с автоматом на перевес никто не выскочил. Хотя, Дима ее наверно наблюдает на экране.

Лика направилась к «баньке», ожидая, что на встречу ей выйдет Дмитрий и скажет кучу комплиментов. Девушка уже приготовилась смущаться, так как понимала, что в своей одежде она куда более привлекательна, чем в шортах и футболках висевших на ней как на палке. Только к Лике никто не торопился на встречу. Зайдя в домик, девушка нахмурилась — здесь было пусто. На экранах во всех ракурсах виден дом и сад. А люди куда подевались? Внимание девушки привлек экран в нижнем левом углу — на нем было изображение почти такого же домика, как этот. Но самым интересным было то, что у домика застыл мужчина закрывая своей мощной фигурой дверной проем. Лика почувствовала, как внутри разгорается любопытство.

Домик она нашла быстро, он находился в дальнем углу сада и скрываемый какой-то растительностью. Лику вдруг с необычайной силой потянуло в этот домик. Вот что они там прячут и охраняют? Продолжая прижимать к себе конспекты, Лика залезла в кусты рядом с забором и постаралась на карточках подобраться ко входу. Удача видимо была на ее стороне, потому что собаки залаяли в тот момент, когда под ногами Лики хрустнула ветка.

Кое-как добравшись до домика, девушка прислушалась. Тихо. Может в домике держат пленников и пытают, а помещение звукоизолировано. Девушка постаралась не засмеяться от абсурдности своих мыслей. Решив, что нужно быстрей пробраться внутрь и узнать, что там прячут, Лика думала, как пройти мимо громилы. Он ее туда не пропустит. Вновь залаяли собаки, на этот раз очень близко. Лике пришла в голову блестящая мысль. Она выглянула и увидела собаку привязанную на толстенную цепь. Псина была огромный — такая бы проглотила Лику даже не подавившись. Она спала и не обращала внимания на лающих собратьев. Блондинка взяла с земли камень и кинула в пса, попав по голове. Тот мигом вскочил и зашелся в лае.

— Цербер, фу! — гаркнул мужчина.

Лика хмыкнула — хорошая кличка для такой псины. Собака и не думала успокаиваться, раздражая охранника. Чтобы ее успокоить он взял дубинку и направился к ней.

Лика хоть и отругала себя за такой план, но воспользовалась моментом и прошмыгнула в хибарку. И уже через пару мгновений пожалела об этом.

Сначала девушка не поняла куда попала: небольшой пятачок два на два метра и лестница ведущая вниз. В голову пришло только одно — это погреб. У них в деревне есть похожие сооружения. Лика сначала даже не поняла, что тут охранять? Варенье, соленье?

Любопытно заставило девушку подойти к лестнице совсем близко и посмотреть, что там внизу. Стоило ноге дотронуться до ступеньки, как послышался голос. Вроде такой знакомый, а вроде совсем чужой. Лика даже подумала, что Черный внизу, но он так никогда не разговаривает. В этом голосе слишком много агрессии, власти. Этот голос очень резкий, пугающий. Лика пожелала никогда не встретиться с его обладателем.

— Я спрашиваю в последний раз, кто вас нанял?

Вроде спрашивали не у Лики, но именно у нее возникло желание все рассказать.

Холодный голос ядом заполнял помещение, отравляя воздух. Казалось, что он даже молчал агрессивно.

— Глупо молчать с вашей стороны, — продолжал мужчина. — Кто вас нанял? Скажете и умрете быстро и безболезненно.

Умрете? Там, что убивать собрались? Холодный пот прошиб Лику. Сейчас она жалела, что у нее нет телефона и она не может вызвать полицию. Да и куда вызывать? Она даже адреса не знает. Девушка ясно поняла, что сейчас находится в ловушке. Внизу ее ждет верная смерть, а у выхода поджидает охранник. Девушка жалела, что решила удовлетворить свое любопытство и забралась сюда. Пословица права и сегодня ей точно что-то оторвут. Лика подозревала, что это будет голова.

— Мне нравится ваша преданность, — зло и холодно рассмеялся мужчина. Девушке даже показалось, что от этого смеха в помещении упала температура. Она обняла себя за плечи, чтобы сохранить остатки уходящего тепла. Этот погреб словно на миг превратился в резиденцию Снежной Королевы, а Лика почувствовала себя Каем с замороженным сердцем.

Называя себя последней идиоткой, Лика решила спуститься вниз и посмотреть, что там происходит. В подвале было довольно таки темно, свет исходил лишь от тусклой лампочки висевшей под потолком, давал небольшой ореол. В центре зала стояли стулья, к которым по рукам и ногам были привязаны двое мужчин. Лика в ужасе уставилась на них.

— Кто вас нанял? — чуть ли не по слогам повторил вопрос леденящий душу голос.

Девушка спустилась на пару ступенек ниже — она хотела убедиться, что ошиблась. Еще спустя несколько ступеней Лика увидела говорившего. Она почувствовала, что сердце пропустило пару ударов, а по венам словно ледяную воду пустили. До последнего блондинка старалась не верить своим глазам. Черный! Это был именно он.

Мужчина стоял на против пленников, его лицо перекосило от гнева. Лика была уверена — поднеси к нему спичку и он вспыхнет. Вот он настоящий: демон в обличие человека, злой чёрт, надевший маску ангела. Эта метаморфоза в нем пугала. А она дура, думала, что он не настолько плох, еще вчера сказала ему, что он человек.

Позади него стояли бритоголовые и выглядели они на удивление серьезно. А когда Лику от Макса забирали они вели себя, как вечные придурки. Девушка сильно сомневалась, что они могут быть серьезными. Что же, ей сегодня открыли глаза.

Так же за Черным стоял Дима. Тот веселый, добродушный мужчина, который привез ей продукты и помогал готовить. От всех качеств, которыми его успела одарить девушка, не осталось и следа. Действительно день прозрений. А в углу, в тени нашлись и пропавшие с участка и баньки охранники. Видимо, все сбежались сюда. Как на концерт пришли.

— Считаю до трех, — произнес Черный и что-то щелкнуло.

Сердце Лики подпрыгнуло к горлу и с утроенной силой застучало. Кажется, она перестала дышать.

— Один… два… три! — Раздался выстрел.

Один из пленником опрокинулся со стулом назад.

Лика закричала.

Все присутствующие обратили на нее внимание и удивленно застыли — кого-кого, а ее тут точно не ждали.

Не совсем понимая, что творит, Лика бросилась к упавшему и опустилась на колени. Она должна что-то сделать, спасти его — она ведь доктор. Она просто обязана его спасти. То, что мужчина получил смертельную пулю в лоб до нее не доходило. Она должна его спасти. Она должна. Должна! Искусственное дыхание? Массаж сердца? На практике у Лике были разные случаи и она никогда не теряла самообладание. Что же сейчас с ней случилось? А с другой стороны, у нее на глазах еще никогда не стреляли в человека. Никогда не убивали. Его убили! Черный!

— Дима, бл*ть! Убери ее отсюда! — заорал Черный. — Ты какого *уя никого на входе не поставил?

— Арсений стоял, — оправдывался Дмитрий, пытаясь поднять Лику с колен.

— Тогда как девчонка сюда попала? — продолжал негодовать Черный. — Может стоит отстрелить всех твоих парней?

Лика забрыкалась. Ей казалось, что она ослышалась. Из-за нее еще кого-то убьют? И как он может так хладнокровно говорить о чьей-то смерти?

— Отведи ее в комнату, — приказал мужчина. — Я потом к ней зайду.

— Нет! Нет! Нет! Не трогайте меня! — зарыдала девушка. Она прекрасно понимала, зачем придет к ней Чёрный.

— Лика, заткнись, — устало попросил Черный.

Лика заткнуться не могла — у нее началась истерика. Она кричала, плакала, брыкалась, хотелось вырваться из сильных рук Димы и убежать. А потом сдать всех в полицию.

— Я сказал, заткнись! — голос Черного вновь изменился — стал властным и холодным.

Лика в миг успокоилась. Не только из-за голоса. Черный прижал дуло пистолета к ее лбу.

— Иди в комнату, — по слогам произнес Черный.

Девушка совсем обмякла на руках Дмитрия и позволила вывести себя на улицу. Не было сил сопротивляться, да и смысла тоже. В голове кипела какая-то каша, Лика перестала воспринимать реальность. Дима что-то говорил ей, но все его слова заглушали ядовитый голос Черного, выстрел и собственный крик.

Охранник удивленно смотрел на девушку и не мог понять, как она попала в подвал. Но он понял, что за ее появление там наказан будет он.

— Черный в гневе, — сказал ему Дима и удивление на лице сменилось ужасом. Этот охранник не понаслышке знал бешеный нрав Черного.

Лика поняла, что из-за ее любопытства пострадает человек. Страшно представить, что с ним сделает это животное. Хотя девушка понимала, что подчиненные не намного лучше начальника, но всё-таки.

Лика не поняла, когда они успели дойти до комнаты. Сейчас она войдет, а потом придет Черный. Бросив взгляд на окровавленные руки, она понимала для чего он придет, что сделает с ней. Лика очень сомневалась, что ей повезет и на этот раз.

— Очень тебя прошу, не делай больше глупостей, — тихо обратился Дмитрий к девушке. — Не выходи из комнаты. Черный придет и разозлится, если тебя не будет здесь.

Лика удивляясь себе мрачно расхохоталась. Слова Дмитрия сказанные с неподдельной заботой просто рассмешили ее. Она ведь считала его самым порядочным здесь, а он оказался таким же животным, как и Черный.

— Лика, я серьёзно… Это все… Это было не для твоих глаз.

— Разумеется, — сквозь хохот ответила девушка и в этот же миг почувствовала на щеке тяжесть руки Дмитрия.

— Прости меня! Это было необходимо, чтобы ты успокоилась.

— Не смотри на меня так жалобно!

— Я переживаю за тебя.

— Тогда купи мне венок на могилу, — зло выплюнула девушка.

— Он не сделает тебе ничего плохого, — как-то неуверенно пробормотал Дима.

— Ты сам в свои слова не веришь, Дима. Он животное. Ты животное. Вы все здесь грязные шакалы.

— Лика…

— Если ты правда переживаешь за меня, помоги мне выбраться отсюда. Если нет, то лучше не подходи ко мне! — бросила Лика и захлопнула дверь перед носом мужчины.

Появление Черного Лика ждала, как смертной казни. Вроде понимаешь, что нет другого выхода, как смириться, но где-то в глубине души ждешь помилования. Девушка не сомневалась — с сегодняшнего дня ее жизнь круто изменится. Вообще-то ее жизнь изменилась с того момента, как Максим проиграл ее, но Лика слепо считала, что здесь она тоже в безопасности. Как бы не прискорбно это звучало, но Лика привыкла к Черному. Ко всем его угрозам смешанных с жаркими объятиями и страстными поцелуями. Только теперь она поняла, что он все время был таким чудовищем, а с ней просто притворялся. Он видите ли не бьет и не насилует женщин! Зато мужчин он убивает хладнокровно и безжалостно.

Стоило вспомнить об убитом мужчине, Лика испытала отвращение и страх. А еще злость. Ее природе противоречит убийство. Природе каждого человека. Как же так? Как можно убить человека? Взять и убить. Лика не понимала. Такого не должно быть, но глядя на окровавленные руки девушка решила, что на совести Черного это убийство не первое.

Никогда не испытывая страха от вида крови Лика поняла, что если не смоет с себя все, то грохнется в обморок. Последний вопрос блондинки перед приемом ванны заключался в гадании — жив ли охранник проворонивший ее.

Кутаясь в короткий шелковый халатик девушка вернулась в комнату и подошла к кровати. И только тогда заметила чужое присутствие. Черный сидел в кресле, неизвестно откуда появившимся в этой комнате, и с интересом наблюдал за девушкой. Лика втянула воздух сквозь зубы и запрыгнув на кровать, забилась в угол.

— Ты похожа на кролика, — ухмыльнулся мужчина, продолжая сидеть в кресле.

— А ты на питона, — прошипела Лика и прикусила язык. За ее длинный язык ее по голове не погладят.

— Нет, ты не кролик, — продолжал Черный, будто не слышал слов девушки. Недолго задумавшись, он вновь заговорил. — Ты больше похожа на козочку. На маленькую беленькую козочку.

Лика хотела пальцем у виска покрутить, но во время сдержалась. Черный смотрел на нее так, словно сказал ей что-то давно знакомое.

— Не смотри на меня так, я не собираюсь тебя есть. — Черный поднялся с кресла и приблизился к кровати.

— Не подходи! — истошно закричала Лика сильнее прижимаясь к стене.

— Боишься меня?

— А разве не нужно?

— Кажется, я доказал, что тебе ничего не грозит здесь! — начал раздражаться Черный.

— А кому грозит? Второго пленника ты тоже убил?

Мужчина отступил и опустился в кресло и начал массировать виски. Кажется, он сильно устал. Ехидный внутренний голос девушки тут же заявил, что мужчина реально устал — убийство дело не легкое.

— Ты влезла не в свое дело.

— Хо хо, — мрачно рассмеялась Лика. — А где мое дело?

— В моей постели, разумеется, — ответил Черный и довольно улыбнувшись потянулся, словно огромный черный кот.

— Ага, сейчас! — возмутилась девушка такой наглости. — Даже если ты будешь единственным мужчиной на Земле, я никогда… Ааа! Не подходи, не подходи ко мне! — заверещала Лика, увидев, что бандит вновь встал. Схватив подушку, она закрылась ей, мечтая, чтобы вместо мягкого изделия появилась бетонная стена.

— Чем дальше я от тебя нахожусь, тем борзее ты себя ведешь, — рассмеялся Черный.

— Я больше не буду! — напугалась девушка такого поведения. То злится, то смеется. Ненормальный какой-то.

— Ты же врешь, — опять улыбнулся мужчина приближаясь к кровати ещё на пару шагов. — Врешь не только мне. Правда, козочка? Я замечал, как ты иногда смотришь на меня.

— Конечно! Смотрю на тебя и понять не могу, почему же тебя бандитскую рожу до сих пор за решётку не упрятали.

Одни миг и Черный вскочил на кровать и повалив Лику, профессионально подмял под себя, зажимая ее рот рукой. Мужчина со вкусом всматривался в расширенные от страха зрачки. На его собственном лице появилось мрачное удовольствие, словно он был рад и зол одновременно.

— Никогда не говори того, чего не знаешь! — заговорил Черный холодным полным ядом голосов. — Поняла меня?

Лика что-то промычала в руку и задергалась. Мужчина лишь усилил хватку. Этого хватило, чтобы паника захватила ее полностью. Сейчас она думала, что ее всё-таки изнасилуют и убьют. Такой Черный мог запросто чертей в аду напугать. Зрачки не приходили в норму и ее колотило от страха. Какие бы слова она не говорила Черному, она безумно его боялась. С их первой встречи страх не убавился ни на грамм.

— Прекрати вырываться! — рыкнул Черный. — Ты только хуже себе делаешь. Лика!

Девушка прекратила вырываться и обмякла, затравлено смотря на Черного.

— Я уберу руку, если ты пообещаешь не кричать, — пообещал мужчина. — Хорошо? Кивни, если поняла.

Лика кивнула. В этот же момент Черный убрал руку.

— Умничка.

Девушка облизала пересохшие губы, не отрывая взгляда от глаз Черного.

— А теперь слушай и запоминай: будешь лезть не в свое дело — из этого дома тебя вывезут в пяти пакетах. Если твое поведение будет примерным — получишь все, что только пожелает твоя душа. Я понятно изъясняюсь?

— Дда.

— Вот и хорошо, — улыбнулся Черный. Только улыбка вышла совсем не добрая. Мужчина поднялся на ноги и потянул Лику за руку, заставляя сесть. — Завтра Дмитрий отвезет тебя в академию. В десять часов у тебя консультация. Начнешь трепать языком о случившемся или попытаешься сбежать — пострадают люди. Например, Андрей Михайлович и Совья Константиновна Антоновы.

Черный вышел из комнаты, а Лика ошарашено смотрела ему в след. Она должна вести себя примерно и держать рот на замке, иначе пострадают ее родители.

Подтянув колени к груди и обняв их руками, Лика горько заплакала.


Глава пятая

Нет ничего удивительного в том, что проснулась на утро Лика уставшая и разбитая. Проревев почти пол ночи она лишь под утро заснула тревожным сном. С опухшим от обильных слез лицом и щелочками вместо глаз девушка направилась в ванную. Когда Черный разбудил ее утром, он сказал, что она не должна выглядеть так, словно ее пытали всю ночь.

— Никто не должен догадаться, что в твоей жизни произошли такие изменения.

— А если кто-то догадается?

— Ты ведь не единственный ребёнок в семье? — спокойно поинтересовался Черный.

— Не единственный, — со страхом в глазах ответила Лика.

— Да, да. У тебя есть очаровательная сестренка. Аврора, кажется?

— Да как ты смеешь? — разозлилась Лика. — Угрожать моей семье?

— Я не угрожаю, Ангел мой, а предупреждаю, что за твои осечки могут пострадать другие. Я вчера тебе все объяснил — ведешь себя примерно и жить будешь припеваючи. Хотя в нашем случае — просто жить уже хорошо. Правда? — рассмеялся Черный и вышел из комнаты, заявив напоследок, что на сборы у Лики только час.

В ванной Лика намочила полотенце холодной водой и приложила к лицу. Если быть до конца честной, то сегодня на учебу совсем не хотелось. Трудно было представить, как она будет играть счастливого человека и отвечать на вопросы подруги. Как объяснить двухнедельное отсутствие Лика не представляла.

Ровно через час девушка спустилась в гостиную, большую комнату с медовыми панелями на стенах, стрельчатым окном скрытым темными портьерами, чайным столиком вокруг которого разместились диванчик и три кресла. На одной из стен висел больной плазменный телевизор, а на другой стороне находился недостроенный камин. Ее ждал Черный развалившись в кресле. Перед ним на столике стояла полная кофейная чашка и пепельница с зажженной сигаретой.

— Я не опоздала, — заявила Лика, заметив, как мужчина бросил взгляд на дорогие золотые часы на запястье. Он молча поднялся и пошел на выход, Лика поспешила следом.

— А разве не Дмитрий должен отвести меня? — робко поинтересовалась девушка. — Ты вчера сам сказал, что он…

— Мое общество тебя не устраивает?

Лика предпочла промолчать.

На улице оказалось слегка пасмурно, но тепло. Охраны не наблюдалось. Пересекая двор вслед за Черным, Лика нервничала и смотрела по сторонам. Мужчина дошел до черного глухотонированного геленвагена и открыл перед Ликой пассажирскую дверь.

Девушка боязливо села в машину и вздрогнула от звука закрывающейся двери. Нервы ее в последнее время сильно расшатались.

Прижимая к груди сумку Лика искоса наблюдала, как Черный занимает водительское место и заводит машину. Она даже пошевелиться лишний раз боялась, даже дышать тихо старалась.

— Да не съем я тебя, — хрипло рассмеялся мужчина. — Можешь не зарываться в сиденье.

— Лучше перестраховаться, — бросила недовольный взгляд Лика на бандита. Ей казалось, что он изощренно издевается над ней: то пугает до смерти, то говорит, что бояться не чего.

— А знаешь, что самое интересное, Лика, что мне больше всего в тебе нравится? Ты хоть и трясешься от страха, но все равно борзеешь. И не надо на меня так глазами сверкать.

Лика недовольно засопела и кинула на Черного убийственный взгляд.

— Ну вот опять! — рассмеялся бандит.

Лика не понимала, что его рассмешило — она панически боялась вот таких перепадов настроения поэтому решила, что разумнее промолчать. Но не всегда могла сдерживать себя. Она никогда не испытывала подобных страхов, поэтому и реакции на них не знала. Но видимо ее реакция на страх говорить все, что может сделать ей только хуже. Правда, сейчас принимая решение о тишине, блондинка вспомнила кровь на своих руках. Кровь человека, которого убил Черный. И Лика не сомневалась — надо будет он и ее убьет так же хладнокровно.

— Кстати, — не хотел молчать Черный. — Ты ведь в деревне выросла, почему тогда имя такое? И у сестры тоже.

— Ты считаешь, раз я выросла не в городе, а в деревне так и звать меня должны Глашенькой? — в раздражении спросила девушка, забываясь. Разговоры Черного с ней действовали на нервы и с трудом приходилось сдерживать язык. Чтобы его не отрезали.

— Ну ладно Лика, но Аврора!

— Она родилась на заре.

— А ты? — с нажимом спросил Черный и оторвавшись от дороги посмотрел Лике в глаза.

— А я Ангел, — только и ответила девушка. Ей не хотелось рассказывать историю своего рождения. Мало кто из ее знакомых знали каких трудов стоило родиться на свет.

Мама Лики всю беременность чувствовала себя ужасно. Ее постоянно тошнило и кружилась голова. Доктора в один голос твердили, что ребенка женщина выносить не сможет, а если и выносит то родит больного уродца, гнали на аборт. На аборт она не пошла. Но с того дня она каждый день ходила в церквушку на окраине деревни и молилась.

— Завтра последний день, когда вы можете сделать аборт, — объявил врач на очередном приеме. — Решайте. Если что ждем вас в десять часов.

После этого женщина вновь пошла в церковь, а ночью ей приснился ангел, держащий за руку маленькую девочку с белоснежными кудряшками.

— Спасибо, мама! — Девочка солнечно улыбнулась.

На аборт Софья не пошла и через несколько месяцев родилась малышка необычайной красоты и крепким здоровьем. Ее назвали Ликой, что в переводе с греческого обозначает Ангел.

— Приехали, — громко сказал мужчина, вырывая из воспоминаний.

— Уже? — безумно удивилась девушка. Они в дороге даже полчаса не провели. А когда забирали из дома два часа везли. — Но как? Мы же…

— Так было нужно, — прекрасно все понял Черный. — Иди. Я заберу тебя через два часа. И помни, что благополучие многих людей зависит от твоего примерного поведения. Даже не думай обмануть меня. Хотя я понимаю, что у тебя будет возможность сделать пару звонков, которые могут спасти тебя от меня. Может, мне лучше обезопасить себя? Как ты думаешь?

— Каким образом? — поинтересовалась девушка, чувствуя надежду на спасение.

— Я могу сделать один звонок и твоя очаровательная сестричка сегодня же будет у меня.

— Нет! — закричала Лика.

— Она такая же упрямая, как ты? Или более сговорчива? Она ведь совсем ребенок. Представь, как постоянные побои и грязные домогательства могут ее сломать.

— Я сделаю все, что прикажешь — только не трогай Аврору. Умоляю. — Лика верила Черному. Она даже на колени встать готова лишь бы он не трогал ее маленькую козюльку. — Ты можешь со мной делать все, что угодно, но ее оставь в покое. Пожалуйста.

— Не вздумай плакать! — приказал Черный. — С заплаканным лицом ты не будешь похожа на счастливицу.

Лика себя счастливицей не считала. Кажется, что более неудачливого человека найти невозможно.

— Ты ведь не тронешь ее?

— Успокойся, я не собирался ничего с ней делать. Пусть живет в счастливом детстве рядом с родителями.

— Так ты меня просто запугивал?

— Нет, конечно же, нет. — Черный сделал вид, что задумался. — Я просто пытаюсь объяснить тебе, что может случиться в случае неподчинения.

Девушка долго пыталась успокоиться. Запугивания Черного вышли на новый уровень. И ее страхи тоже. Ради сестры она готова пожертвовать всем и лишь одна мысль, что с Авророй хоть что-то может случиться приводила в ужас.

— Иди уже, — приказал мужчина.

Лика выбралась из машины и крепко прижала к себе сумку. Так было страшно возвращаться в академию. Не зная чего ожидать от этого дня. Конечно, когда она просила Черного разрешить ей учиться, не думала о том, как тяжело ей будет врать и притворяться, что все хорошо. Трудно было представить, как он сможет вести себя нормально и не разреветься от жалости к себе у всех на глазах. Может, стоило остаться дома? Но она уже здесь и сомневалась, что Черный повезет ее обратно.

— Лика! — окрикнул Черный, когда она на негнущихся ногах пошла ко входу. — Прекрасно выглядишь сегодня.

И прежде, чем Лика успела что-то ответить, сорвался с места.

Девушка одернула подол платья небесно-лазурного цвета и пошла к академии, откуда на нее пялились десятки любопытных глаз. Лика сделала шаг назад и бросила взгляд на исчезнувшую в разноцветных потоках машину Черного. Сейчас она отчетливо поняла, что ее желание выльется в катастрофу. И о чем она только думала?

— Лика?! — прозвучало радостно и недоверчиво одновременно.

Из толпы учащихся выбежала девушка — подруга Инга. С ней Лика подружилась в самый первый день учёбы и со временем они стали не разлей вода. Ингу хорошо привечали родители Лики каждый раз когда она приезжала в гости.

Невысокого роста блондинка, в отличие от Лики крашеная, с шикарной грудью четвертого размера.

— Где ты пропадала? Я беспокоилась вообще-то!

— Инга, прости, — мучилась угрызением совести Лика. — У меня было что-то вроде больничного.

— Значит, это все правда? Ты рассталась с Максимом?

— Откуда ты знаешь?

— Господи, да об этом только глухой не знает! Или мертвый — так точнее будет.

— Но откуда?

Инга осмотрела толпу одногруппников и просто гуляющих студентов, а потом повернулась к Лике и зашептала.

— Твое отсутствие не долго было не замеченным, но мне как подруге ты должна была все сказать. В общем дело в том, что через пару дней после того, как ты пропала — приехал Максик твой. Переживал очень.

— Но зачем он явился сюда? — недоумевала Лика, наблюдая, как Инга закуривает тонкую длинную сигарету.

— Меня искал. То есть тебя, — исправилась девушка заметив как округлились глаза подруги. — Не смотри на меня так, я путаюсь. Макс искал меня, чтобы я помогла ему найти тебя. Я была так напугана, Лика! Хотела к отцу обратиться.

— Зачем? — поинтересовалась Лика. Отец Инги работает в правоохранительных органах и мог бы найти ее, но Лика сомневалась, что Максим помог бы следствию. А сама она против Черного не пойдет. Возможно его посадят, но неизвестно что он или его шакалы успеют сделать ее родственниками.

— Через несколько дней после появления твоего Макса здесь начали появляться разные слухи, — прошептала Инга боязливо.

— Какие еще слухи? — напугалась Лика рассматривая одногруппников. Те занимались тем же — во все глаза смотрели на Лику и о чем-то шептались.

— Ну…,- неуверенно замялась девушка тоже рассматривая толпу у входа. — В общем поползли слухи будто тебя похитили.

Лика нервно рассмеялась. Ей стало интересно, кто эти слухи пустил. В одном девушка была уверена точно — не Черный. Неужели Макс? Но зачем это ему? А ведь больше никто не мог сказать этого. Здесь был Морозов, а потом появились слухи. Ублюдок.

— Похитили? Что за глупость? Кто мог придумать подробную чепуху?

— Видишь ли… эээ…

Инга покраснела и отвернулась судорожно затягиваясь сигаретой. Тут не нужно быть слишком умной, чтобы понять — подруга что-то скрывает.

— Говори, Инга! — приказала Лика. Ее сейчас трудно напугать. Точнее напугать еще больше.

— Блин, даже не знаю… Ты же рассталась с Максиком? Значит это уже не так страшно. Ну в смысле тебе не будет больно и…

— Инга!

— Хорошо-хорошо! — сдалась девушка и бросила сигарету под ноги. — Помнишь Динку Кирееву? Которая постоянно спрашивала нет ли у Морозова брата близнеца.

— Ближе к делу.

— Короче, наша Динуся как-то вечером подцепила твоего Максима в кафе. Про тебя спрашивала и как я поняла хорошенько спаивала. В общем… Вот же чёрт! Короче, из кафешки они ушли вместе, но перед этим… Администрация кафе выгнала их за непристойное поведением. Прости, Лика. Динка рассказала, что в пьяном угаре он сказал, что тебя похитили бандиты и хотят… гм… надругаться над тобой.

Я чуть не поседела от страха, когда это все услышала. К тому же ты и на телефонные звонки не отвечала. Я позвонила твоей маме. Не смотри так! Я правда за тебя переживала! Я думала, что ты к себе в Березовку уехала. Она мне сообщила, что ты и на ее звонки не отвечаешь. Довольно таки давно. Она начала выспрашивать все у меня, но я не решилась рассказать, какие слухи тут ходят. Соврала, что лежу в больнице и до тебя дозвониться не могу. Попросила ее сразу же мне сообщить, когда ты появишься. Но она не звонила. Я уже к отцу пошла и вдруг звонок. Мама твоя сообщила, что ты ей позвонила и сказала, что с учебной зашиваешься. Но я-то знала, что в академии тебя нет. Сказала, что у тебя все хорошо, а потом покаялась — забыла про меня сказать. Хотя она была уверена, что ты сама со мной уже связалась. Я не знала, что и думать! Расскажи мне, что произошло? Куда ты пропала? Почему от Макса ушла? Ты же его любила. Поделись со мной — мне можно довериться, ты же знаешь.

Лику жгло изнутри. В то время, что она провела в доме Черного в качестве заложницы, Макс с Динкой развлекался. Она знала, чем они могли заниматься, но не ревновала — злил тот факт, что она оказалась в такой ситуации по его вине. Она должна отрабатывать долг Макса в то время пока он проводит ночи с шалавами. По другому Динку назвать сложно, ведь она спала с парнем у которого есть девушка. И эта девушка она, Лика. Неужели Динке не стремно, им же учиться вместе. Или она хотела задеть Лику за больное?

И Инга сказала правильную фразу: «Почему ты ушла от Макса? Ты же его любила!» А он ее любил? Хоть на одну десятую, как она любила его? Или она была для него всего лишь миленькой подружкой, с которой и перед друзьями показаться не стыдно?

— Нас с Максимом больше ничего не связывает. Мы расстались окончательно и бесповоротно. Динка может им пользоваться сколько ее шалавской душе угодно, — холодно сказала Лика, стараясь не показывать, как сильно все происходящее ее задевает. Не показать, как ей больно.

— Но Лика! — не поверила своим ушам Инга. — Как так? Я думала, что ты из-за сердечных дел пропала.

— Значит в то, что меня похитили ты не веришь?

— Конечно, нет. Это же бред — сейчас не девяностые с бандитскими разборками и рэкетом. Так что случилось? Почему ты ушла от Максима? И, Лика, кто тебя привез?

— Ты оказалась права, Инга, — улыбнулась Лика как можно счастливее. — Я пропала из-за дел сердечных. Это мой парень.

Лика сомневалась, что Черного можно назвать парнем, но он сам ей сказал играть хорошо, что она и делает. Конечно, ей не слишком хочется выдвигать такую версию и следовать по ней, но ничего другого в этот момент в голову не приходило.

— Твой новый парень? — безмерно удивилась подруга. — Но как? Когда ты успела? Не понимаю! Как ты могла найти себе нового парня, если в последнюю нашу встречу ты еще умирала от любви к Морозову?

Лика отчаянно боролась с собой — врать она не умела. Точнее умела, но не любила, а ведь сейчас ей придется обмануть лучшую подругу, рассказав сказку о любви, которую даже придумать не успела.

— Я все расскажу тебе, — улыбнулась Лика. — Но не сейчас. Скоро консультация начнется. После нее и расскажу.

Игна согласилась, хотя было видно — таким раскладом она не сильно довольна.

Серые облака за окном превращались в грозовые тучи и Лика сожалела, что не захватила зонт и плащ. Ещё она жалела, что вернулась в академию. Почему-то именно сегодня ее перестала прельщать профессия врача. А с другой стороны — так хотелось вырваться из дома и вновь почувствовать себя обычной девушкой, которую окружают подружки и девичьи проблемы.

Сейчас главной проблемой было то, что Лика никак не могла придумать историю любви из-за которой она якобы бросила Максима и пропустила две недели учебы. Девушка чувствовала пристальный взгляд подруги на себе и понимала — ей не отвертеться. Они сидели в большой аудитории и делали записи. Правда, Лика ничего вразумительного не записала.

— Может кофе выпьем? — спросила Ингу Лика на небольшом перерыве.

— Пойдём, как раз мне все и расскажешь.

Но стоило девушкам подойти к выходу, как путь им преградила высокая, стройная брюнетка с кукольным лицом. Дина.

— Ах, Лика! Как я рада тебя видеть. Где пропадала? Твой Максимка тебя искал, — с милой улыбочкой сказала Дина и со смешком добавила. — Очень усердно.

Лика не понимала, почему Динка ее так не любит. Откуда в ней столько злости? Они всегда неплохо общались. Что же случилось? Неужели все дело в Максе? Стоило вспомнить Максима, как он кувыркался с Динкой, Лика разозлилась.

— И я безумно рада тебя видеть, — с милой улыбкой ответила блондинка. — Где я пропадала? — радостно рассмеялась Лика. — Я была на седьмом небе от счастья.

— С Максимом?

— Да причем тут Максим? С ним я никогда не испытывала того, что испытываю сейчас, — сказала Лика и поняла, что не соврала. Рядом с Максимом она никогда не испытывала столько страха, паники и беспомощности.

— Ты была без ума от него, — неуверенно пробормотала Дина.

— Была, — не стала отрицать Лика. — А потом ум включился и я поняла, что Макс ничтожество.

Девушка поняла, что опять сказала правду. Как бы плох ни был Черный — не он ставил ее на кон. Ни один нормальный человек не поступит так. Максим поступил так.

— Очень жаль, — продолжала блондинка. — Что я поняла это только сейчас. Рядом с Морозовым может быть только не уважающая себя девушка.

— Да что ты говоришь! — разозлилась Динка. — Это еще почему? Он красив, богат, перспективен.

— Не знаю, как тебе, но лично я считаю, что не эти качества определяют мужчину. Он красив, не спорю, но красота в мужчинах не главное. Как впрочем и в лошадях. Богат? Для тебя, я так понимаю, это очень важно. Есть мужчины гораздо богаче, чем он. И к тому же он недавно в карты проигрался. Конечно, папочка пополнит вскоре его банковской счет, но где гарантия, что он снова все не проиграет. Берегись, Дина, ведь когда у него не будет ставки для игры он может поставить тебя. Или ты привыкла расплачиваться своим телом? Пошли, Инга, нас ждет горячий и ароматный кофе.

Когда девушки отошли от аудитории, Инга набросилась на Лику.

— Что это было?

— Ты о чем? — Лика сделала вид, что не поняла.

— Все то, что ты наговорила про Макса, Лика! Мы с тобой дружим уже давно и я знаю тебя.

— Не понимаю тебя. Почему ты так заботишься о нем.

— Да не о нем мои заботы! Ты так говорила… Лик, тебя переполняет боль. Что он сделал тебе?

— Ничего он мне не сделал, — соврала девушка. — Он сделал с собой. Мы расстались, но его поведение, то что он делает сейчас — просто омерзительно.

Студенты не обращали на девушек внимания, просто обходили и шли дальше, но их громкие голоса звучали по всему коридору. Лике лишнее внимание было ни к чему и она сбавив тон потащила подругу к буфету.

— Я совсем недавно узнала, что он пристрастился к картам. Странно, но раньше я за ним этого не замечала.

— Ты так говоришь… Переживаешь за него?

— Вот ещё! — фыркнула Лика. Она переживала за себя. — Трудно осознавать, что человек, которого я любила, так упал.

— Два кофе со сливками, пожалуйста, — сделала заказ Инга и вновь приняла пытать Лику. — Но я все равно не могу понять из-за чего вы разошлись и как ты умудрилась в такие короткие сроки не просто найти парня, но и влюбиться.

— Вот столик освободился. — Лика указала пальцем в угол и прихватив кофе пошла к столу. — Мы с Максимом поругались. Сильно. Я убежала из дома. Пошла в бар, напилась с горя, потом ко мне подсел мужчина.

— О Господи, Лика! — простонала Инга.

— Ничего не было. Мы выпили, разговорились и пошли гулять, — на ходу врала Лика. — Мне никогда не было так хорошо, он замечательный. Ночевать мы пошли к нему. Не смотри так, я же сказала, что между нами ничего не было. Утром я проснулась и обнаружила на тумбочке завтрак состоящий из яичницы, кофе, минералки и таблетки анальгина. Он меня покорил этим.

— Великолепно! Но почему ты не пришла ко мне, если ушла от Макса. Не обязательно было у малознакомого мужика ночевать. Я же твоя подруга и в помощи тебе никогда не откажу.

— Инга, прекрати. Я не думала, что все обернется именно так. Думала успокоюсь и вернусь к Максу. В общем, мы поговорили и на трезвую голову. Мы говорили, говорили, говорили, а потом он позвал меня на свидание. Я поняла, что это мой человек. О возвращении к Максу речи быть не могло, да и он не захотел отпускать меня. Две недели я жила, как в раю забыв обо всем на свете. Потом и про учебу вспомнила.

— Странно все это, — недоверчиво протянула Инга.

Лика поняла, что подруга не верит ей до конца, поэтому сделала влюбленный вид и расписала мужчину в самом лучшем свете. Даже когда они шли обратно в аудиторию Лика не умолкала.

— Хватит хвастаться! Мне даже завидно становится, — улыбнулась Инга. — Когда познакомишь?

Улыбка сошла с лица Лики. Конечно, как подруга, она должна их познакомить, но такого поворота блондинка просто не ожидала. Как она познакомит Ингу с Черным? Подруга сразу поймет, что все хвалебные оды были враньем.

— Обязательно познакомлю, — заверила Лика. — Только не сегодня.

— Почему? После консультации мы можем сходить в кафе и ты познакомишь меня со своим прынцем.

— Мой принц сегодня везет меня знакомиться с родителями. Так что ваше знакомство откладывается.

Дальнейший разговор пришлось отложить, так как им начали рассказать про предстоящие экзамены.

Лика сильно нервничала. Она никогда не врала подруге и ей было стыдно. Так же она не представляла, как познакомит Ингу с Черным. Согласится ли Черный? А еще она боялась, что Макс может появиться в академии. Конечно, есть Дина, которая поможет ему забыть о ней, Лике на пару часов, но девушка не верила, что он успокоится.

— Три дня на подготовку к экзамену. Вот же звери! — Инга ругалась на всех подряд и просто так. Ей и трех дней будет много. Она как и Лика замечательно училась.

— Почему нас сегодня не могли проэкзаменировать? Я бы весь материал за раз рассказала, чтобы не таскаться сюда каждый три дня. Ой, а это не твой Ромео? — Инга указала на мужчину.

Лика посмотрела, куда показывала подруга. Около черного глухотонированного геленвагена стоял Черный во всем черном и курил. Девушка нервно сглотнула. Сейчас ей придется играть влюбленную дуру, а она до смерти боится своего «возлюбленного». И зачем он из машины вышел?

— Мой! — с трудом натянула на лицо маску счастья и любви Лика. — Я побежала, увидимся.

И Лика правда побежала.

Черный внимательно наблюдал за девушкой и не понял, почему Лика бежит к нему с таким рвением и ошалел, когда она обняла его, а потом страстно поцеловала. Черный не понимал, что происходит, но это не мешало ему насладиться поцелуем. Он осторожно обнял девушку и не дождавшись криков, чтобы он отпустил ее немедленно, притянул ближе.

Черный всегда считал привязанность к людям болезнью и никогда ни с кем не сближался, но Лика оказалась его маленькой слабостью, которая лишь мешает таким людям, как он. На людей, которые наделены властью всегда легко давить если у них есть привязанность. Если есть люди, о которых они беспокоятся.

Когда человек один, он сильнее, не боится, что ему ударят в спину. Он будет знать, что никому из его любимых не угрожает опасность пока он на деле. Привязанность это слабость. А от слабостей необходимо избавляться.

Стоило об этом подумать, как Лика прекратила поцелуй.

— В машину! Быстро! — приказала девушка, но увидев выражение лица Черного, исправилась. — То есть, пожалуйста, в машину, я хотела сказать.

Черный галантно открыл перед Ликой пассажирскую дверь и она быстро скользнула в салон. Сев в машину мужчина смешливо поинтересовался куда ехать.

— Знакомиться с родителями, — брякнула Лика.

— С чьими? — не понял Черный.

— С твоими, естественно. Неудачная шутка, — сказала Лика увидев любопытство на лице бандита.

— Так мы не едем знакомиться с родителями?

— Нет, конечно.

— Хорошо. Вряд ли ты захочешь познакомиться с моим отцом, — хмыкнул Черный.

— Почему?

— Он еще хуже меня, — было ответом.

— Хуже тебя? — удивилась блондинка. — Сомневаюсь, что найдется человек, который хуже тебя. Что нужно сделать, чтобы стать страшнее тебя? Он мучает котят? Убивает детишек? Я уверена, что ты себя недооцениваешь и людей хуже тебя все таки нет.

— Придет время и ты убедишься в обратном, а теперь закрой свой очаровательный ротик. Меня раздражает пустая болтовня.

— Может тогда отпустишь меня? — серьёзно спросила Лика.

— Конечно! Сразу после того, как выберешь место в саду под могилку, — так же серьёзно ответил Черный.

Лика вспыхнула от гнева, но предпочла промолчать. Злить бандита ей не хотелось, хотя она была почти уверена, что он не сделает ей больно. Почти. Перед глазами все еще мелькали окровавленные руки, а в голове слышались угрозы в адрес ее сестры.

До дома они доехали в полной тишине. Выбравшись из машины Лика громко хлопнула дверью и направилась к дому. Ей сейчас хотелось одного — заняться подготовкой к экзамену.


Глава шестая

Спустя несколько часов Лика отложила конспекты и учебники, которыми обложилась и встала с кровати. Желудок настойчиво требовал еды и девушке пришлось выйти из комнаты. Не смотря на то, что за окном было светло в коридоре царил полумрак. Лика задрожала от неприятного предчувствия, но все равно пошла к лестнице. За спиной раздался скрип паркетной доски. Девушка замерла и обернулась. Перед ней стоял бритоголовый и желтозубо улыбался.

— Привет, конфетка. Вот мы и встретились.

Такой встрече девушка была не рада. Она помнила, как он смотрел на нее в первую встречу, как сейчас. Да и мысли относительно Лики у него скорее всего остались те же. Лике стало страшно, но она старалась не терять самообладания. К тому же бритоголовый совсем дурак раз подобрался со спины. Лестница позади нее и она может убежать и позвать на помощь.

Она может позвать Черного. В прошлый раз он не разрешил бритоголовым к ней прикасаться, значит и сейчас не разрешит. Она ведь принадлежат ему. Сейчас Лика обрадовалась этому. Она принадлежит Черному, а значит в обиду он ее не даст. Если он дома, конечно.

Лика почувствовала страх. А если его нет дома? Вдруг он уехал по делам, поэтому бритоголовый и решил заглянуть к ней. Что тогда делать? Даже если она побежит на улицу, может наткнуться на охранников и они ее поймают. Бритоголовый скажет, что она решила бежать и тогда ей будет хуже — этого лысого козла заставят ее охранять. И тут блондинка вспомнила о человеке, который не даст ее в обиду. Дмитрий. Точно, она сразу побежит к нему, ведь Черного она может и не найти, а время потеряет.

— Страх делает тебя еще более желанной, — каркающе рассмеялся бритоголовый.

Лика лишь улыбнулась и сделала шаг назад, но наткнулась на кого-то. Девушка обернулась и улыбка сошла с ее лица.

Бежать не куда — это ловушка. Как же она могла забыть про второго — они же всегда вместе. Лика хотела закричать, но бандит закрыл ей рот рукой. Девушка почувствовала запах давно не мытых рук и начала вырываться.

Один бритоголовый скрутил верхнюю ее часть, а второй принялся за ноги. Девушка брыкалась со всех сил, она даже смогла пнуть бритоголового в грудь, но не сильно. И он вновь скрутил ей ноги. Дикая паника заставила девушку дергаться так, что даже двое сильных мужчин не смогли ее удержать.

Лика рухнула на пол, больно ударившись, и застонала. Встреча с полом выбила из нее дух. В глазах потемнело от удара затылком.

— Не хочешь на кроватке, повеселимся тогда здесь, — зашипел один. — Руки ей держи.

Лика почувствовала, как бандит расстегивает ей шорты и вновь принялась сопротивляться. Лысый повалился на нее, больно схватил за грудь и заговорил ей в лицо. Лика почувствовала несвежее дыхание смешанное с гнилью, сигаретами и алкоголем.

— Не бойся, конфетка, я знаю, как обращаться с девушками. Тебе понравится. Потерпи немножко и ты будешь кричать от удовольствия. Спорим, вдвоем тебя еще не имели.

Блондинка принялась отчаянно вырываться, хотя и понимала, что ей уже ничего не поможет. Бритоголовые скрутили ее так, что даже пальцем пошевелить трудно. Кажется это все. Конец. Но она не хотела сдаваться — она мысленно умоляла Черного прийти ей на помощь. Жаль, что он ее не услышит.

В глазах появились слезы боли и унижения, когда бритоголовый разорвал футболку и сдавил грудь. Бандит принялся покрывать тело Лики слюнявыми поцелуями. Девушка почувствовала приступ тошноты. Она продолжала вырываться и мычать в вонючую ладонь, но она понимала всю тщетность своих попыток выбраться.

Послышался женский злорадный смех. Лике он показался лишь галлюцинацией. Ведь если рядом оказалась женщина, она бы помогла.

Девушка продолжала попытки спасти себя, как вдруг почувствовала, что ее больше не целуют, а вес бандита пропал. Мгновенье и вонючая лапища исчезла с ее лица. Блондинка глубоко вздохнула и поднялась, оглядываясь. То, что происходило рядом с ней походило на избиение младенцев. Неизвестно как Черный ее услышал, но он пришел ей на помощь. Он вырубил одного бритоголового и принялся за второго. Впрочем в создании он был тоже не долго — встреча головы со стеной погрузила его в бессознанку.

Лика с замиранием сердца наблюдала за мужчиной. Он не обращая внимания на девушку достал телефон и позвонил кому-то.

— Жду на третьем этаже. — распорядился Черный.

И лишь после этого обратил внимание на Лику. Он медленно, словно боясь спугнуть подошел к ней. Глаза его метали молнии. Девушка не понимала, за что он на нее так злится.

— Ты как? — грубовато спросил Черный. — В порядке?

— Не знаю. Нет. Не совсем.

Послышался топот ботинок и Лика повернулась в сторону лестницы. Ей показалось или правда мелькнули рыжие волосы. Удержать эту мысль ей не удалось, потому что появился Дмитрий, а Черный поднял ее с пола и накинул ей на плечи свой пиджак от которого пахло вишней и сигаретами.

— Что здесь случилось? — удивился начальник охраны увидев бесчувственных бритоголовых и заплаканную Лику.

— Позови своих парней и оттащите их в подвал, приведите в чувства. Я скоро спущусь, — распорядился мужчина и тихонько обратился к Лике. — Пойдём в комнату.

Она не стала сопротивляться и пошла за ним. Черный усадил девушку на кровать, опустился перед ней на корточки и принялся пристально смотреть ей в глаза.

— Что случилось? Мне нужно знать правду.

Лика напряглась, но все ему рассказала. Сейчас она чувствовала к мужчине огромную благодарность. А еще в ней росло чувство, что ему можно довериться, он ее не обидет. По крайней мере до тех пор пока она будет вести себя прилежно.

— Понятно, — только и ответил Черный продолжая внимательно вглядываться в Лику.

Девушке показалось, что воздух между ними наэлектризовался и что-то необычное начало с ней происходить. Ей захотелось поцеловать Черного, но стоило чуть наклониться к нему, как он встал.

— Раз с тобой все в порядке, я пойду.

— Куда? — тихо спросила девушка.

— У меня есть дела, нужно съездить и решить их.

— Ты уезжаешь? — грозно спросила Лика и вскочила.

— Да, ты же слышала.

— Я поеду с тобой!

— Ты не можешь поехать со мной. Я не развлекаться еду.

— Одна я не останусь! — разозлилась Лика. Стоило ей представить, что Черный уедет, а она останется здесь одна, как сердце начало бешено биться от страха. Девушка удивлялась, сколько ее миндалевидное тело сможет еще вызывать в ней столько страхи и паники.

— Они закрыты в подвале и больше ничего тебе не сделают.

— Здесь я одна не останусь! — стояла на своем блондинка.

Возможно бритоголовые сейчас в подвале и добраться до нее не могут, но мысли, что до нее доберется кто-то еще — приводила ее в ужас. Остаться одной в доме бандита? Что может быть хуже?

— Если хочешь, я попрошу Дмитрия посидеть с тобой, раз ты боишься. Вы же нашли общий язык, — выплюнул Черный. Кажется, он тоже начинает злиться.

Лике нравился Дмитрий, но и с ним оставаться она тоже боялась. Что она о нем знает? Только то, что он сам хотел показать. Мало ли какие мысли у него могут быть в голове. Что если он тоже ждет возможности наброситься на нее? Максим тоже нормальным казался и что вышло? Такие мысли попахивали паранойей, но Лика ужасно боялась. К тому же, единственный человек, которому она верила здесь, уезжает по делам.

— Я поеду с тобой! — продолжала стоять на своем Лика. В доме она не останется! Неужели он этого не понимает?

— Лика, прекрати! Я еду по делам.

— Я не буду тебе мешать, — радостно заговорила девушка, считая, что мужчина сдается. — Буду тихо сидеть и молчать до тех пор, пока ты ко мне не обратишься.

— Я не могу тебя взять с собой! — строго сказал Черный. — Понимаешь? Это очень важное дело. Чёрт возьми, ты даже не знаешь, куда я собрался!

— В этом доме одна я не останусь, понятно? Хочешь ты того или нет, но я поеду с тобой, — разозлилась Лика окончательно и ткнула Черного в грудь пальцем. — Мне все равно куда ты собрался. Даже если ты едешь на кладбище копать могилки своим врагам, я все равно поеду с тобой! Посижу на заднем сидении и посторожу лопаты!

Лика произнесла все это на одном дыхании, а теперь пыталась успокоиться. Черный злился на нее. Очень злится. Но ей было все равно. Ему придется взять ее с собой, а если не захочет, она в багажник залезет.

— Хорошо, — сдался мужчина. — Ты должна быть готова через час. Не успеешь, уеду без тебя.

— Как мне одеться? — поинтересовалась девушка, стараясь скрыть радость. — Куда мы едем?

— На кладбище. Будешь сторожить машину пока я рою тебе могилу, — с серьезностью отозвался мужчина. Лика даже напугалась, но быстро успокоилась. Если он ее до сих пор не прибил — значит и дальше ей ничего страшного не грозит.

— Я серьёзно.

— Я тоже.

— Можешь не говорить, я оденусь как-нибудь. Но если мы идем в приличное место, то тебе придется за меня краснеть.

— Слушай ты! — Черный взял Лику за плечи и больно сжал их. — Не заставляй меня жалеть о твоем спасении. Возможно, разреши я им сделать с тобой все, что угодно — ты вела бы себя по другому.

— Ты не позволил бы им, — испуганно произнесла Лика уверенная в своих словах.

— Почему?

— Я твоя собственность. Ты собственник и никому не позволено трогать то, что принадлежит тебе. Удивительно, что твои шакалы этого не понимают.

— А ты, значит, понимаешь? — усмехнулся Черный. — Миленькая, умненькая девочка. Не искушай судьбу. Вкусы могут меняться. В том числе вкусы и на людей. Я могу найти более сговорчивую замену.

— Пока не попробовал меня? — усмехнулась Лика. — Сомневаюсь.

Глаза Черного превратились в грозовое небо. Лика отругала себя за длинный язык. Нашла с кем переговариваться! Она надеялась, что права в своей догадке и Черному она еще нужна, а значит, он ее все таки не пришибет.

— Будь готова через час, — сказал мужчина с трудом сдерживая ярость. — Мы едем в ресторан.

— В ресторан? Тогда часа мало!

— Даю тебе час. Не успеешь, останешься дома, а дверь подвала кто-нибудь случайно откроет.

— Буду готова! — напугалась Лика. Только Черный ее уже не слушал. Он захлопнул дверь так, что она чуть не сорвалась с петель.

* * *

Черный был не просто зол, он был в гневе, а такое с ним в последнее время случилось часто. Так не должно быть.

Мужчина спустился в подвал, около дверей которого стоял Дмитрий со своими людьми.

— Привели их в чувства? — спросил Черный.

— Привели, — ответил начальник охраны чувствуя себя неуютно под прицелом черных глаз. — Может это не моё дело, но что произошло?

— Ты прав, это не твое дело, — бросил через плечо бандит и зашёл в подвал.

Это помещение сильно отличалось от хибары, где он убил наемников. Светлое просторное помещение скрывало в себе много тайн. Здесь находились ящики с кодовыми замками, сейфы, где хранились документы, паспорта, деньги, акции, оружие. Кода никто кроме Черного не знал. Он не мог доверять никому кроме себя. Он точно знал, насколько продажны бывают люди.

В центре помещения, прислонившись друг к другу, в луже сидели бритоголовые. Один держался за голову и болезненно морщился, второй держался за бок.

— Черный, какого хрена? — вскочил бандит. — Что мы здесь делаем?

— Заткнись! — рыкнул Черный. — Я не буду спрашивать, зачем вы это сделали, но за то, что вы сделали, я вас накажу.

— Черный, это чё из-за девки?

— Я сказал, заткнись! Она принадлежит мне и трогать ее не позволено никому, кроме меня. Я говорил вам не кидаться на девушку, но вы ослушались.

— Слышь, Черный, не хорошо это из-за бабы пацанов своих обижать. Ты же раньше никогда нам не запрещал.

— Я не собираюсь обсуждать с вами свои решения, — холодно заявил Черный. — Сейчас мне некогда, я должен уехать, но когда вернусь — поговорю с вами. Но мое настроение может испортиться и разговорами дело не обойдется.

Бритоголовые помрачнели, не пытались возразить — Черного они боялись. У него в их мире не самая хорошая репутация. Он славится, как жестокий, деспотичный и бессердечный человек. Именно поэтому они и стали работать с ним. Лучше быть у Черного на побегушках, чем перейти ему дорогу. Конечно, они могли уже давно перебежать под защиту другого человека, но где гарантия, что Черный не разыщет их за предательство и не размажет их мозги по стенам.

Черный вышел из подвала и обратился к начальнику охраны.

— Спусти их еще ниже. Не выпускать. Отвечаешь головой.

— Хорошо. Я поставлю парочку ребят.

— Нет! Ребятам твоим нет больше веры. Охранять их будешь ты. Вернусь через пару часов.

* * *

Лика даже представить не могла, что ей хватит времени на сборы, поэтому очень удивилась, когда поняла, что есть еще пять минут в запасе. Девушка подошла к зеркалу и довольно осмотрела себя. Длинные светлые волосы лежали крупными волнами на обнаженных плечах, черное без бретелей платье до колен обтягивало фигуру, красный широкий ремень перехватывал тонкую талию, туфли на высоких каблуках в цвет ремня удлиняли ноги. Образ дополнял вечерний макияж, а губы алели словно сочная клубника. Девушка осталась довольна своим видом. Прихватив сумочку Лика спустилась вниз и пошла на голоса, звучащих в гостиной.

— Почему ты такой злой? — прозвучал нежный женский голос. — Может мы пойдем ко мне и я помогу тебе снять напряжение.

— Не сейчас, — оборвал девушку Черный. — Мне необходимо уехать.

— Но ты здесь. Я тоже. Я скучаю по тебе, ты давно не приходил, — уговаривал женский голос. — Мы можем и здесь пошалить.

Лика чуть не сплюнула, услышав приторно-сладкий голос Ирмы. Этой девушке нужно говорить только язвительным тоном, он ей больше подходит.

Послышались звуки поцелуя и женский стон. Такой наглости Лика просто не могла стерпеть. Громко цокнув каблуками Лика вошла в гостиную. Ирма слегка оторвалась от Черного и с презрением посмотрела на Лику.

— Куда ты так вырядилась?

— Мы идём в ресторан. Разве ты не знала? — мило поинтересовалась блондинка и обратилась к мужчине, который успел оттолкнуть от себя Ирму и встать. — Как я тебе?

— Прекрасно, — хмыкнул Черный.

— В ресторан? — не поверила Ирма. — Вы идёте в ресторан?

— Мы идём, — улыбнулась блондинка и подхватила мужчину под локоть и преданно заглянула ему в глаза. — Поехали, а то опоздаем.

— Да, едем, — продолжал ухмыляться Черный, зажатый между двух девушек.

— Минутку, — прощебетала Лика и с любовью поправила ворот рубашки и убрала с пиджака несуществующие пылинки. — Теперь можно.

Черный повел Лику через гостиную к выходу. Блондинка излучая всемирное счастье обернулась и дружелюбно помахала Ирме. А Ирма была вне себя от гнева.

Стоило парочке выйти из дома, как Лика вновь стала с собой: улыбка сошла с ее лица, а любовь и преданность исчезли из взгляда. Она даже руку высвободила. Черный молча открыл пассажирскую дверь и дождавшись когда спутница займет свое место, сел за руль. Он не отреагировал на ее поведение и до выезда из города молчал.

— Ты ревнуешь? — вдруг спросил мужчина.

— Что? — удивилась девушка.

— Ты ревнуешь, — уже более уверенно заявил он.

— Я? Ревную тебя? Ты бредишь, — Лика старалась придать голосу большую убедительность.

— Твое поведение в гостиной говорило само за себя, но стоило нам покинуть дом…

— Ты видишь только то, что хочешь видеть, — нетерпеливо перебила девушка. — Ты не хотел брать меня с собой потому, что хотел взять ее?

— Ирму? Нет, конечно. Я не беру ее с собой никогда, она живет в доме по другой причине.

— Ну да, снимает у всех присутствующих зуд в одном месте? Но больше всего ей хочется снимать только твой зуд.

— И ты мне говоришь, что не ревнуешь? — со смешком спросил Черный поворачивая руль.

— Я не ревную тебя! Просто она мне не нравится.

— Потому, что ей нравлюсь я?

— Ты здесь вообще не причем. Прекрати вести себя так, будто все девушки от тебя без ума.

— Они и правда от меня без ума, никто не может устоять против моего темного очарования, — самодовольно отозвался Черный.

— Я могу, — не могла не заметить девушка.

— Это не надолго. Так чем же Ирма не угодила тебе?

«Например, тем, что я ей не нравлюсь» хотелось сказать Лике, но промолчала. Так же девушка была уверена, что именно ее смех она слышала, когда бритоголовые напали на нее. И ее волосы видела. Ирма знала о нападении и радовалась, что ее, Лику изнасилуют бритоголовые. Ирма ревновала Черного, но ему ничего сделать не могла, а вот Лике…

— Я все ещё жду ответа, — напомнил Черный.

— Она не нравится мне, потому, что ей не нравлюсь я, — все-таки выдала блондинка.

— Небольшое женского соперничество.

— Я с ней не соперничаю! — возмутилась Лика. — И хватит об этом.

— Как скажешь. Кстати, ты действительно прекрасно выглядишь.

— Спасибо, — ответила Лика и отвернулась к окну.

В салоне играла тихая музыка создавая какое-то романтическое настроение. Лика не хотела погружаться в розовые грезы и решила нарушить молчание. К тому же у нее есть вопрос, который давно мучает ее.

— Можно вопрос? — робко поинтересовалась Лика теребя в руках сумочку.

— Вопрос? Валяй.

— Как тебя зовут? — на одном дыхании выпалила девушка.

Черный в удивление приподнял брови. Такого вопроса он явно не ожидал.

— Зачем тебе?

— Надо же как-то к тебе обращаться.

— Черный тебя не устраивает?

— Черный. Мне трудно тебя так называть. Я никогда не обращалась к людям по фамилии, а уж по кличкам.

— Клички у собак, — злился мужчина.

— Ты понял, что я имела в виду. Ты скрываешь свое имя?

— Нет, не скрываю, — ответил Черный и припарковался у ресторана «Оливковая ветвь». — Меня уже давно не называли по имени. Можешь считать, что его у меня нет.

— Что за глупость? — возмутилась Лика.

— По имени меня называли очень близкие люди. Этих людей больше нет.

— Мне жаль, — посочувствовала Лика.

— А мне нет, — ответил грубо Черный и вышел из машины.

Лика не стала дожидаться, когда ей откроют дверцу и вышла из машины. Вечер был довольно прохладным и девушка слегка поежилась.

По небольшой аллейке, с двух сторон украшенную кустами роз, Черный повел Лику ко входу. Тяжелая дверь с металлическим кольцом вместо ручки открылась легко, но девушка застыла на пороге. Ей не нравилось это место. Слишком мрачное здание и внутри и снаружи. Ресторан представлял собой полуразрушенный готический замок, который не слишком умело отреставрировали.

Стоять на улице Лике не хотелось, поэтому она пошла в след за Черным в вестибюль. На входе их встретил улыбчивый мужчина и практически раскланялся перед Черным. Лику даже позабавило подобное поведение мужчины. Неужели этот бандит держит всех в страхе?

— Антон Юрьевич, очень рады видеть Вас и Вашу спутницу в нашем ресторане, — начал лебезить мужчина. — Позвольте предложить самый лучший столик.

— Не стоит. Нас уже ждут во втором зале, — ответил Антон Юрьевич.

Блондинка улыбалась своим мыслям. Она никогда бы не подумала, что такого грозного бандита могут звать Антоном Юрьевичем. Правда, она не представляла, каким именем можно назвать его. Да и вообще, бандиты это не люди. Так почему у них имена человеческие. Надо же, Антон.

— Насколько ты близок с этим человеком? — жарко зашептала Лика на ухо Антона.

— О чем ты?

— Ну ты же сам сказал, что твое имя знают только самые близкие. Вот мне и интересно, насколько ты с ним близок? Антон.

— Не называй меня так. Я Черный, — грозно приказал мужчина.

— Почему ему можно называть тебя Антоном, а мне нет?

— Лика, я на грани того, чтобы прямо сейчас схватить нож со стола и отрезать тебе маленький язычок. Может без него ты сможешь заткнуться.

— Что я такого спросила? — не поняла девушка. — Или ты предпочитаешь, чтобы я тоже называла тебя Антоном Юрьевичем?

Черный схватил Лику за горло и, сильно сжав, посмотрел в глаза. Дышать стало сложнее, а страх перерос в гнев и в возбуждение. Ей до ужаса надоело подобное обращение. Может она и пленница, но все же девушка. Лика отметила, что они, наверное, странно выглядят. Стоят по среди зала, ее держат за горло на потеху всем, кто пришел сюда поужинать. Провожатый лишь с милой вежливостью остановился и начал ждать, когда его драгоценный Антон Юрьевич закончит убивать свою спутницу.

— Души быстрее, — прищурилась Лика. — И увереннее будь, я не хочу долго мучиться.

Мужчина отпустил ее и схватил за локоть и резко дернув, повел за собой.

Девушка оглянулась. На них никто не обратил внимания, словно такое представление здесь не редкость. Видимо, не только место мрачное, но и его обитатели. Такие же маньяки и бандиты, как Черный.

— Лучше бы придушил, — тихонько сказала девушка, не ожидая, что ее услышат.

— Твой рот сегодня закроется? — гневался Антон.

— Что я сделала? — злилась и Лика, держась за горло. — Неужели ты меня чуть не задушил из-за глупого имени?

— Лика…

— Что Лика? Ты знаешь сколько лет я уже Лика? — вышла из себя девушка. Наверное, из-за долгого отсутствия кислорода в мозге. — Может ты и считаешь меня своей собственностью, как своих шакалов, но ты видимо никак не можешь понять, что я девушка в конце концов. Научись рассчитывать силу, если хочешь припугнуть. А вообще, сжал бы сильнее и я навеки была бы избавлена от бандитской морды.

Провожатый подавился воздухом и круглыми от шока глазами уставился на Лику. Наверное, он еще ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь так разговаривал с Черным.

— Было очень больно? — спокойно поинтересовался Антон, совершенно не раскаиваясь из-за своего поступка. — Так же больно будет твоей сестричке, если ты не научишься себя вести.

— Хорошо. — Девушка с трудом удерживала себя в руках. Она даже не понимала почему вдруг решила выговорить все Черному. Он не первый день причиняет ей боль. И только робкий голосок в душе пропищал, что злится Лика только из-за того, что ревнует Антона и безумно хочет. Дико.

Тряхнув головой Лика прогнала все непристойные мысли и картинки из головы. Она не может его ревновать и желать! Не может. Хотя бы по тому, что ненавидит.

Их провели в зал, где располагались кабинки. Видимо, это сделали специально для таких, как Черный, чтобы ничего не могло им помешать. Хотя этому бандиту и так ничего не мешает.

— Вот мы и пришли, — радостно сообщил провожатый.

— Спасибо, — кивнул Черный. — Дальше мы сами.

Лика удивлялась поведению мужчины. Почему так вежлив с Черным? С Антоном. Черный у него детей в плен что ли забрал?

— Лика, я знаю, что ты недовольна своим заточением в моем доме и сложившейся ситуацией и моими угрозами.

— Да ладно?

— Можешь хоть немного помолчать? — разозлился Черный. — Послушай. Эта встреча очень важна для меня и я не знаю, как лучше к тебе обратиться: с угрозами или просьбой.

— Что? — Не поверила своим ушам девушка. Этот мужчина еще и просить может? Удивительно!

— Сегодня у тебя появится возможность узнать, что все таки есть люди хуже меня. Этот человек очень, до безумия любит молоденьких, красивых девушек, — Антон при этих словах внимательно осмотрел Лику с ног до головы. — Но относится он к ним пренебрежительно.

— За людей не считает, — уточнила девушка.

— Умница, — кивнул мужчина, — все схватываешь на лету. Ни одна уважающая себя девушка с ним не пойдет, но он выбирает другой типаж.

— Глупышек, которые за деньги на все способны?

— Верно. Я не заставляю вести себя так же, но ты должна вести себя тихо и просто улыбаться. У тебя есть одно замечательное свойство: быстро забываешь об опасности, которая тебе угрожает и начинаешь огрызаться и нападать. Например, как сегодня.

— Да я…

— Я могу тебя урезонить и поставить на место новыми страхами и угрозами, но там, — мужчина показал на дверь кабинки, — я этого делать не хочу.

— Я…

— Заткнись, — как-то по доброму сказал Черный. — Спорить и переговариваться ты будешь дома, а сейчас… Если сможешь держать себя в руках сделаю для тебя что-нибудь приятное. Не сможешь — пожалеешь. Все уяснила?

— Да, — проворчала Лика.

Ей конечно трудно будет молчать и улыбаться человеку, который ей не приятен (в то, что встреча у Антона может быть с приятным человеком верилось плохо), но она постарается. И не потому, что хочет чтобы ей сделали приятное. Она хочет, чтобы ей больше не устраивали неприятности.

— Вот и хорошо, — кивнул мужчина и к удивлению Лике погладил ее по шее. — Ты права, я не рассчитал силу.

И он поцеловал девушку. Черный проводил руками по соблазнительным изгибам Лики и она млела от наслаждения. Ей хотелось зарычать от восторга. Она даже пиджак Антону расстегнула, желая большего, чем поцелуй.

— Не торопишься ты на встречу с будущим партнером, — прозвучал противный старческий голос рядом.

Антон оторвался от поцелуя с Ликой посмотрел на мужчину. Девушка сделала то же самое и увиденное ей не понравилось. Молодящийся мужчина лет пятидесяти с кучей подтяжек на лице, неестественно розовыми губами и ярко-голубыми глазами. И выглядел он вроде не плохо, но весь его внешний вид казался неестественным.

— Но смотрю на твою спутницу и понимаю почему. Приведите себя в порядок и начнем.

Красная помада Лики живописно размазана по ее лицу и лицу Антона. Он взял Лику за локоть и повел в туалет. Оба зашли в женский. Несколько представительниц прекрасного пола недовольно посмотрели на Черного, но ничего не сказав покинули комнату.

Антон взял салфетку и оттер помаду. Дождавшись пока Лика сделает то же самое, притянул ее к себе. Девушка не сопротивлялась и позволила себя поцеловать. Ее сводили с ума эти поцелуи. От них становилось жарко и томно, хотелось продолжения, но…

— После ресторана, — Антон оторвался от губ девушки, — надеюсь мы сможем продолжить.

— Нет, не сможем. — Лика выбралась из объятий и отошла подальше от мужчины.

— Почему? Ты же сама этого хочешь! — разозлился Антон. — И не нужно врать, как в прошлый раз. Ты уже давно жаждешь продолжения.

— И это ошибка.

— Какая на хрен ошибка? — злился еще больше Антон.

— Я не могу с тобой переспать, — пыталась объяснить Лика, но не понимала как. Поцелуй прогнал всю ее выдержку, логику и ясные мысли.

— И почему же? Что тебе мешает?

— Ты бандит. Преступник. Ты убийца. И я не могу.

Антон долго смотрел на девушку. Что он пытался увидеть в ней так и осталось загадкой. Сама же Лика на Черного не смотрела. Ей было неуютно и обидно. Она хотела Антона, очень хотела, но она боялась. Что с ней будет, когда она ему надоест? Позволит своим шакалам взять ее? Сейчас, пока они не переспали, он ее от себя не отпустит, не позволит кому-то насладиться своим выигрышем раньше него. Вся эта ситуация была ей не понятна. Лика запуталась, устала. Постоянные стрессы и страхи не дают нормально мыслить. Не о такой жизни она мечтала.

— Ладно, пошли. Думаю, нас уже заждались, — спокойно сказал Антон и подставил локоток.

Лика с трудом удерживая слезы, взяла Антона под руку и вышла из туалета. Лучше бы он накричал на нее, чем вел себя безразлично, как сейчас. Девушка хотела верить, что Антону от нее нужен не только секс. Может ей стоит попробовать? А если только секс… наверное, она этого не переживет.

— Помнишь, что я тебе говорил? Лика, прошу тебя, веди себя прилично.

Лика кивнула. Даже если Черный не попросил об этом, ей не захотелось бы устраивать сегодня показательное выступление. Сейчас ей хотелось тишины и покоя.


Глава седьмая

Антон провел Лику за собой в просторную уютную кабинку, где располагался их столик. Кабинка была выполнена в коричнево-золотом цвете в стиле модерн. Девушка не очень любила этот стиль, но мягкие стулья с резными ножками и спинками приводили ее в восторг. Правда, сейчас Лика не могла рассматривать декор, потому что ее взгляд был прикован к спутнице молодящегося друга Антона.

— Рад, что вы наконец смогли оторваться друг от друга и присоединиться к нам, — слишком любезно говорил мужчина.

Такой разговор соответствовал его внешнему виду, но не внутреннему. Лика чувствовала, что ничего хорошего от этого ждать не придется. Да и сам Антон предупреждал об этом. Внешность и манеры часто бывают обманчивы.

— Представишь меня своей спутнице? — поинтересовался мужчина у Черного.

— Конечно, — напрягся Антон. Взгляд, которым наградили Лику ему не понравился. — Это Лика, моя…

Все ждали продолжения фразы, но его не последовало. Лика с любопытством смотрела на спутника, ожидая услышать, кем она ему приходится. Тишина затягивалась.

— Его девушка, — осмелилась высказаться Лика.

Черный чуть не прибил ее взглядом, но другого выбора не было. Не хотелось, чтобы ее представили, как девицу на пару ночей. Или выигрыш, как это есть на самом деле. Кажется, Лика почти смирилась с этим статусом.

— Твоя девушка? — переспросил мужчина у Черного разглядывая Лику.

— Ты же слышал. Это моя девушка, — почти выплюнул Антон, взглядом грозя Лике самой жестокой расправой. — Лика, познакомься это Георгий Игоревич мой давний знакомый.

— Очень приятно, — мило улыбнулась блондинка и едва заметно дернулась, когда Георгий Игоревич взял ее за руку и поцеловал тыльную сторону ладони.

— И мне очень приятно, — голос его наполнила интимность. — Обычно мы не приводим на встречи представительниц слабого пола, но Антон очень настаивал на этом сегодня. И теперь вижу почему. Такую красавицу нужно выводить в люди как можно чаще. А это моя очаровательная спутница — Дина.

— Мы знакомы, — подала голос Динка, мило улыбаясь всем присутствующим. Лика даже не знал, что она так улыбаться может.

— Знакомы? — почти в один голос спросили мужчины.

— Да, мы учимся в одной группе с Ликой, — продолжала улыбаться Динка.

— Вот так встреча, — процедил сквозь зубы Антон поворачиваясь к блондинке.

Лика лишь плечами пожала. Что она могла на это ответить? Кто же знал, что Динка может связаться с таким человеком. Она вообще думала, что Дина хочет заполучить Максима, а оказалось, что она хочет просто заполучить богатого мужика. И ей видимо, совсем не важно, что он обращается с девушками, как с вещами. Хотя, возможно именно поэтому Дина зацепилась за Морозова? Чтобы поменять мужчину, но не потерять в финансах.

— Я взял на себя смелость сделать заказ за вас, — продолжал излучать добродушие Георгий Игоревич. — Надеюсь, вы не против?

— Может, мы сразу перейдем к делу? — предложил Черный.

— Какие могут быть дела, когда рядом такие прекрасные девушки? — рассмеялся Георгий Игоревич. Смех его походил на скрип не смазанной телеги.

Лика почувствовала, как Антон весь напрягся. Видимо, ему не сильно нравилось поведение давнего знакомого. Девушка не придумала ничего лучшего, как взять его за руку под столом. Мужчина дернулся и с недоверием посмотрел на блондинку. Лику и саму свое поведение изумляло, но она не хотела, чтобы Черный терял контроль над собой, а ведь еще немного и он взорвется. Лика положила начало его злости своим отказом и неприятными словами, а старый друг лишь подливает масла в огонь.

— Вы правы, — улыбнулась Лика крепче сжимая руку Антона. — Дела могут немного подождать. Когда еще мы сможем выбраться и в спокойной обстановке поужинать.

— Ты права. Но вижу, что Антон с тобой не согласен, — заскрипел мужчина и обратился к Черному. — Не торопись. Я никогда не видел у тебя такой прекрасной спутницы, которая может сказать все, что думает. Где ты ее прятал?

Лике слова Георгия не понравились и то, с каким выражением на лице он это сказал. Если прочитать между строк, то становится ясно, что дешевые шлюхи больше подходят Антону, чем девушка имеющая свое мнение. Старый друг Антона не любит, когда девушки разговаривают. Они должны пресмыкаться и греть постель.

Антон мрачно смотрел на Лику и хотел что-то сказать, наверное, чтобы она заткнулась, но промолчал.

— Мы совсем недавно познакомились, — опять влезла Лика. — А вы с Диной давно знакомы?

Сама Динка молчала, не решаясь лишний раз пошевелиться. Видно, что хорошо ее Георгий Игоревич натренировал. Черный, конечно, тоже садист, но не до такой степени.

— Давно. Она само очарование. Правда? — спросил Георгий Лику и дождавшись кивка, продолжил. — Такая милая, тихая, послушная.

Блондинка усмехнулась. Это описание Динки полная противоположность ее характера на самом деле. Неужели ей так бабла хочется, что приходится претворяться глупой куклой? Лика этого не понимала. Сейчас она отчетливо понимала, что не сможет сдержать слово, данное Антону. Она просто не может сидеть спокойно и мило улыбаться.

Антон вроде успокоился и облокотившись на спинку, достал сигареты и прикурил, продолжая держать Лику за руку. Девушка, чувствуя такую поддержку, продолжала беседовать с Георгием Игоревичем.

— Мне кажется, что такие девушки быстро надоедают, — спокойно говорила Лика. — Я думала, что все мужчины охотники и любят приручать. А прирученная до конца девушка из желанного трофея превращается во вкусную еду.

— Откуда такие познания в психологии и охоте? — уже без смеха спросил Георгий. Динка рядом с ним просто пылала от ненависти. Видимо, притворяться овечкой ей не очень нравилось.

— Личный опыт и в том и в другом, — просто ответила Лика, принюхиваясь.

Девушка чувствовала знакомый запах и не могла понять откуда он идет. До боли знакомый и желанный. Запах вишни смешанный с табаком. Лика повернулась в сторону Антона. Он потушил сигарету об пепельницу и продолжал сохранять молчание. Стало понятно откуда запах табака, но вишня. А еще ее мучил вопрос, где она раньше чувствовала этот запах. И почему ей становится так томно?

— Ты слишком молода и неопытна, чтобы иметь подобный опыт, — говорил Георгий. — Не лучше бы просто помолчать и послушать мнение взрослых людей.

Лика поняла, что так ее просят заткнуться. Не привык мужчина слышать от женщины слишком много слов.

— Мое мнение меня волнует куда больше, чем мнение людей в возрасте. Вы прожили свою жизнь, теперь очередь молодых, — брякнула Лика и только чуть позже поняла, что наступила на больную мозоль мужчины. Возраст. Георгий Игоревич страстно желал быть молодым, вернуть свои прекрасные годы. Но время шло, он старел не смотря на все его желания. Отсюда и появились множественные пластические операции и подтяжки.

— Лика помолчи, — подал голос Черный. — Мы пришли сюда разговаривать не о ерунде. Нам нужно решить парочку деловых вопросов.

Лика понимала, что если сейчас откроет рот, то пожалеет. Черный не останавливал ее, пока у него было терпение. Сейчас оно кончилось и девушка об этом скоро пожалеет. Он сам обещал ей неприятности если она не сможет держать себя в руках. Она не смогла.

— Девочки, оставьте нас на несколько минут, — попросил Черный тоном не терпящим возражений.

Дина посмотрела на своего папика и вскочила из-за стола. Лика решила подчиниться, ей и так хватит проблем, которые она себе сегодня заработала. Девушки покинули кабинку и закрыли за собой дверь. Брюнетка пошла в туалет, Лика последовала за ней.

Дина присела на кушетку и достала из маленькой сумочки пачку тонких сигарет. Девушка вставила одну в рот и щелкнув зажигалкой прикурила. И только потом посмотрела на Лику моющую руки в холодной воде.

— Ты что, совсем больная? — поинтересовалась Дина. — Променяла Максима на Черного? Оказывается умненькая девочка не такая уж и умненькая.

— Тебя это не должно волновать. И Максим теперь свободен и полностью в твоем распоряжении. Чем ты-то недовольна? Или ты на Антона метила?

— С меня хватит и одного отморозка, — усмехнулась девушка, выпуская облако дыма.

— Как мило. Что бы сказал твой отморозок, услышав тебя?

— По стене бы размазал, — на прямую ответила Динка удивив Лику своей откровенностью.

— Все дело в деньгах? — прямо спросила Лика.

— Не только, — разоткровенничалась Дина. — Раньше у меня было все, а потом любвеобильный папаша связался со своей секретаршей шлюхой и бросил мать. Про меня он разумеется тоже забыл. Трудно начать жить заново, когда у тебя ничего нет. Мама часто болела и не могла полноценно зарабатывать на жизнь. То, что она получала нам хватало, но мне этого было мало. Трудно жить на копейки, когда еще вчера ты тратила тысячи. Жора может дать мне то, в чем я нуждаюсь, а я лишь расплачиваюсь с ним.

— Сексом?

— В этом нет ничего плохого, хорошая девочка Лика. Секс полезен для здоровья. К тому же я получаю гораздо больше, чем отдаю, поверь. Он давал денег матери на лечение, оплатил мою учебу в академии, одаривает меня подарками, а я за это должна лишь молчать и раздвигать ноги.

— Мне жаль, — пробормотала Лика. Ей стало как-то неуютно. И даже начала испытывать жалость к Дине. Разве кто-нибудь заслуживает подобной жизни?

— Я рассказываю тебе все это не для того, чтобы ты меня пожалела, понятно? Я просто пытаюсь понять, как такая милая и правильная девушка могла связаться с Черным. Вы ведь не могли встретиться случайно на аллейке.

Лика нахмурилась. Удивительно, что такая девушка, как Дина может так глубоко копнуть. Ведь Лика на самом деле никогда не ввязывалась в сомнительные истории, гуляла всегда либо с Максимом, либо с Ингой. Она редко посещала ночные клубы и вообще шумным вечеринкам всегда предпочитала домашние посиделки. Это знали все в группе, ведь не раз они собирались вместе где-то оттянуться, а она, Лика отказывалась. Знала это и Дина, потому что Лика сама ей об этом как-то обмолвилась, когда та звала потусоваться у парней на квартирнике.

Дина ждала ответа, но Ликино молчание навело ее на другую мысль. Блондинке это совсем не понравилось. Она ведь даже лучшей подруге не обмолвилась о случившемся. Неприятно, что Дина все и так знает.

— Стой-ка, как это правда? Все, что Макс сказал.

— Не понимаю, о чем ты, — решила не сознаваться Лика. А кто признается, что является пленником бандита и убийцы?

— Он сказал, что тебя похитили бандиты. Именно с тех самых пор как я слышала, ты общаешься с Черным. Он тебя похитил? И ты так просто появляешься с ним на людях? — удивление Дины нарастало с каждым словом. Она встала с пуфика и вплотную подошла к Лике. — Так это правда?

— Это не совсем так, — промямлила блондинка. Хотелось провалиться сквозь землю.

— А как? — Дина выпустила струйку дыма ей в лицо. — Как ты еще могла познакомиться с Черным? Не на сайте знакомств же. И от Максима по собственной воле уйти не могла. Я видела, как ты на него смотришь, ты лужицей возле его ног была готова растечься. Что изменилось?

— Он проиграл меня в карты! — закричала Лика не желая больше слушать Динкину болтовню.

— Что сделал? — переспросила брюнетка. Тонка сигарета выпала из ослабевших пальцев. — Проиграл? В карты? Каким образом?

— Тогда в аудитории я сказала тебе правду — Максим играет в покер. Однажды ночью в наши квартиру заявились бандиты во главе с Антоном. Они-то мне и поведали, что Макс проиграл меня, — равнодушно произнесла Лика. Внутри все кипело от боли и ярости. А самое главное — от унижения.

Дина прикурила новую сигарету и вновь уселась на пуфик, заставив Лику рассказать все. Сейчас брюнетка не была похожа на распущенную стерву. Дина выглядела совершенно нормальной девушкой. Правда жизнью обиженной. Но самое интересное, что Лика видела в ней не жалость, а сочувствие. Дина слушала ее историю без злорадства.

— Он проиграл все деньги, новую машину, акции фирмы его отца. Ему безумно хотелось отыграться, — усмехнулась девушка. Ей хотелось выговориться. — Правда, ставить на кон больше было нечего. Максим не долго думая поставил меня, но все равно проиграл. Это случилось в годовщину нашей совместной жизни. Я готовила праздник, чувствовала, что в жизни грядут изменения. И, пожалуйста, как в воду глядела.

— Как в кино каком-то, — пробормотала Дина, затягиваясь сильнее. — А дальше?

— А что дальше? Макс завалился домой в расстроенных чувствах, говорил, что совершил ошибку. Потом пришли они и сказали мне все. Знаешь, он даже не пытался меня отстоять, просто позволил им увести меня. Как корову.

— Но как?

— Что как? — разозлилась Лика. — Что в моем рассказе тебе не понятно?

— Как он мог поставить на кон тебя? — дивилась Дина. — Он же любил тебя.

— Видимо не так сильно, как свои деньги и акции.

Чувство злости не угасало. Лике оно не нравилось. Злость словно кислота разъедала ее изнутри. Она всегда была добродушной, негативные мысли и чувства всегда обходили ее стороной. А сейчас они постоянные ее спутники.

— И ты пошла с ними? — тихонько спросила Дина. Лика сначала подумала, что ей только послышалось.

— У меня не было выхода. Антон пообещал убить Макса, если я не пойду с ними.

— Ну и хрен с ним! По-моему, он этого заслуживает.

— Я будущий врач и не могла позволить, чтобы он погиб из-за меня. К тому же я любила его.

— Мило, — хмыкнула Динка закидывая ногу на ногу, — пожертвовать собой, чтобы Максиму череп не размозжили. Он тоже тебя видимо очень любил раз в карты проиграл.

— Не могу ничего сказать по его поводу, но я по другому не могла поступить. Я такая какая есть.

— Поэтому большинство людей тебя не любит. Ты слишком правильная. Не позволила прибить своего работорговца и спишь с тем, кто тебя купил, — противным тоном поведала Дина.

— Я не сплю с Антоном, — тихо сказала Лика, отвернувшись.

— Ты святая? Больная? Или фригидная?

— Это-то тут причем? — возмутилась Лика. Она уже начала жалеть, что рассказала все совершенно постороннему человеку. Но с другой стороны, ей стало легче, словно она скинула со своих плеч тяжкую ношу.

— Если бы ты ему не понравилась, он не стал бы тебя забирать. А раз забрал, то должен был уложить в свою кровать, но он этого не сделал. В чем причина? Ты чем-то больна?

— Да ни чем я не больна! — злилась Лика. Кажется злость это единственное, что у нее осталось. — Что ты ко мне прицепилась?

— Просто пытаюсь понять, почему твой Антончик не уложил тебя в койку и не…

— Хватит! — перебила Лика. — Он пытался, но я сдаваться не собиралась. А он предпочитает секс с согласия второго человека. Довольна?

— Почти. — Динка потушила бычок о стену и бросила его в урну. — Почему ты-то не согласна? Судя по тому, как вы страстно целовались, ты только об этом и мечтаешь.

— Хочешь обсудить нашу интимную жизнь? — поинтересовалась Лика.

— А что делать? — пожала плечами. — Мальчики заняты своими важными делами — делят территории, спорят из-за выручки и кто на чье позарился. Как мне кажется, даже твоя скудная интимная жизнь интереснее их разговоров. Так почему ты ему не дала?

— Не могу.

— Все таки ты больна чем-то! — обрадовалась Дина.

— Не больна. Я просто не могу.

— Он тебе нравится?

— Нравится.

— Так в чем проблема? Он тебе нравится. И как мы выяснили, ты ничем не больна…

— Каждый раз когда мне кажется, что я готова, то происходит что-то, что отталкивает меня от него.

— Например, — подалась вперед брюнетка.

— Он убил человека на моих глазах.

— Мда, наверное это серьезная причина, — протянула Дина.

— Наверное? — возмутилась Лика. — Убийство человека, по твоему это наверное серьезно? Ты с ума сошла?

— Нет, — рассмеялась Дина. — Ты все таки святая.

Лика приготовилась сказать целую тираду, но в туалет зашла официантка и сообщила, что их ждут в кабинке.

Девушки пригорюнились, ни одной из них не хотелось возвращаться к мужчинам. Кажется, они нашли общий язык, но чувствовали, что стоит им войти в кабинку, как вновь все вернется на свои места. Дина будет ненавидеть Лику за ее святое поведение, а Лика будет считать Динку шлюхой, переспавшей с ее парнем. Пусть и с бывшим. Они не просили друг друга никому не рассказывать истории их жизни, просто получилась бессловесная договоренность, что обе будут молчать.

— Кстати, — Дина остановила Лику у двери. — Не могла бы молчать там?

— Что? Почему я должна молчать? — не поняла блондинка.

— Жора не любит разговорчивых девушек.

— Я не его девушка и пришла сюда не с ним. Если ему не нравятся разговорчивые девушки, он может уделять внимание тебе, а меня оставить в покое.

— Ты дура? — серьезно спросила Дина. — Я давно кружусь среди них и знаю этих бандитов лучше тебя.

— И что?

— А то, что ты ему понравилась. Очень. Он хочет тебя, но тебя нужно воспитать.

— Меня не волнует, что он хочет.

— Насколько я слышала, эта сделка важна для твоего бандита…

— Антон не даст меня в обиду! — уверенно заявила Лика. Он не сможет. Просто не сможет позволить обидеть Лику. Хотя Максим тоже говорил, что не обидит ее, но как дело коснулось того, что ему важно, Лику просто использовали. Девушка похолодела. А вдруг Черный тоже подставит ее лишь бы добиться своего? Ведь она ему никто.

— Посмотрим, — только и ответила Дина и открыла дверь.

Девушки зашли в кабинку и заняли места около своих мужчина. Дина вновь превратилась в молчаливую очаровашку, а у Лики просто не было настроения. Ей хотелось поскорей вернуться домой. А лучше всего к маме.

— Вы скучали без нас? — спросил Георгий Дину. Та что-то засюсюкала, а Лика скривилась.

— Что-то случилось? — тихо поинтересовался Антон.

— Нет, все прекрасно, — только и ответила блондинка. Черный хмыкнул, но расспрашивать не стал.

Принесли ужин и можно было отложить разговоры на потом. Лике это очень нравилось. После общения с Диной хотелось немного тишины. Девушка поковыряла вилкой в своей тарелке, но толком ничего не ела. Антон и Георгий перебрасывались ничего не значащими фразами иногда переключались на деловые разговоры. Исчерпав все темы мужчины переключились на девушек и их учебу. Лика отвечала односложно, разговаривать с Георгием ей не хотелось. Он был ей настолько неприятен, что хотелось просто встать и уйти, жаль, что сделать она этого не могла — Антон не позволит. Зато девушка все ответы складывала на Дину. Брюнетка таким раскладом была не довольна, но и у нее выбора не было. Пришлось улыбаться и миленьким голоском отвечать на все вопросы.

— Долго мы еще здесь будем? — шепотом спросила Лика Черного.

— Тебе уже здесь надоело? — так же шепотом ответил Черный. — Но ничего не поделаешь, не я тащил тебя сюда — сама захотела, теперь развлекайся.

Лика промолчала — Антон ведь прав. Не боялась бы она остаться дома ни за что не поехала в ресторан и не встретила Динку с ее Жорой.

Лика закинула ногу на ногу и сложила руки на груди. Она пыталась понять, что может связывать Антона и Георгия. Конечно, людей их статуса может много чего связывать, но что именно нужно Антону она понять не могла. Что может дать этот перешитый старикашка? Антон ведь молод и полон сил, неужели он сам не может всего добиться? Зачем связываться с таким противным человеком, как Георгий?

Лика посмотрела на Антона и задумалась, что заставило его встать на этот скользкий путь. Ведь не с самого детства он мечтал стать бандитом и убийцей, как некоторые дети мечтающие стать космонавтами и супер моделями. Что такого случилось в его жизни? Сколько лет он крутится в этом ужасном мире? И вообще, сколько ему лет? Девушка сомневалась, что он ей расскажет историю своей жизни, ведь он даже имя говорить не хотел. Если бы не тот человек, питавшей к Антону огромной симпатии, Лика так и не узнала, что Черного зовут Антоном.

Звонок телефона отвлек Лику от размышлений. Антон достал мобильный телефон и принял вызов. Молча выслушав невидимого собеседника, Антон нахмурился и извинившись перед всеми, покинул кабинку. Лика хотела вскочить и побежать за ним, но понимала, что этого делать не нужно — здесь он ее все равно не оставит. А то, что ей компания оставшихся людей не приятна, его не волновало.

— Дина, иди прогуляйся, — попросил Георгий.

Лика в испуге повернулась в его сторону. Что он задумал?

Динка не спешила покидать кабинку, она с испугом смотрела на Лику, пытаясь мысленно передать «Я же тебе говорила!».

Лика надеялась, что Дина не настолько вжилась в роль послушной девочки-рабыни, исполняющей любой приказ своего угнетателя. Девушка глазами умоляла Дину не уходить и та металась, не зная, как же поступить.

— Я сказал выйди, Дина, — не громко, но очень грозно повторил Георгий.

Динка бросила на Лику извиняющий взгляд и покинула кабинку, прикрыв за собой дверь.

Лика собрала все мужество в кулак и приказала себе не бояться. Чтобы хоть как-то унять дрожь в руках она взяла бокал с соком и смочила горло и только после этого посмотрела Георгию прямо в глаза.

— Вы хотели остаться со мной наедине? — спокойно поинтересовалась Лика. Спокойствие ей давалось с огромным трудом. Мысленно она ругала Антона за то, что смылся и умоляла вернуться пораньше.

— Хотел, — не стал отрицать мужчина, придвинувшись к ней ближе. — Ты имеешь право голоса и это удивляет меня. Обычные шлюшки вроде тебя всегда держат рот на уровни ширинки своего хозяина.

— Наверное, так и есть, — ответила Лика напрягаясь и отодвинулась от мужчины. — Но я не шлюха, поэтому ко мне это никакого отношения не имеет.

— Обычные девушки не связываются с бандитами, они обходят их стороной. Можешь не стесняться, я все понимаю, — усмехнулся мужчина. — Мало кому хочется говорить, что отдаются за плату. Что Черный дает тебе? Бабки, тачки, квартиру?

— Он дает мне право голоса и оберегает от таких старых козлов, как ты, — выплюнула Лика.

— С тебя легко сбить спесь. Пару часов наедине со мной и ты послушна, как овечка.

— Неужели ты думаешь, что я такая молодая и красивая могу променять Черного — тоже молодого и красивого, на тебя? Такого старого и противного. Даже сотни подтяжек не вернут тебе молодость. Смирись с этим. Еще немного и ты превратишься в прах.

— Ах ты, сука! — заорал мужчина и кинулся на Лику.

* * *

Динка нервничала. Она хорошо знала Георгия, чтобы понять его намерения. Не послушаться его она не могла — сейчас от него зависит не только ее жизнь. Но оставлять его с Ликой не хотелось. Дину бесила эта милая и правильная девочка. Иногда хотелось дать хорошего пинка этой святоше, но сейчас она за нее почему-то беспокоилась.

Дина ходила перед кабинкой взад-перед и пыталась успокоиться. Какое ей дело до того, что Жора сделает с этим ангелом во плоти? Так ведь ей и надо. Приехала из своего захолустья, поступила в академию на бюджетное место, отхватила молодого, красивого и богатого парня. В то время, как она, Дина должна ночами развлекать этого противного старикашку, который дольше чем десять минут продержаться не может.

Послышался звон бьющейся посуды. Дина вздрогнула и посмотрела на дверь, а потом бросилась с места. Нет, не в кабинку. Она побежала искать Черного. Девушка надеялась, что Лика не ошиблась на его счет и он сможет защитить ее. Даже ценой договоренности, к которой они пришли с Георгием. Дина остановилась. Возможно, Черный специально ушел и оставил Лику одну. Ведь он что-то хотел получить от Георгия, а Георгий захотел Лику. Может она плата за эту договоренность?

В кабинке опять что-то зазвенело и Дина отбросила свои мысли и пошла искать Черного. Он стоял на улице и разговаривал по телефона на очень высоких тонах. В руках мелькала зажженная сигарета. Дина кинулась к нему и чуть не сбила с ног.

— В чем дело? — Антон едва смог устоять на ногах.

— Там…,- задыхалась от волнения Дина. — В кабинке. Жора выгнал меня. Он с Ликой…

Черный кажется все прекрасно понял. Бросив сигарету и засунув телефон в карман, мужчина побежал в ресторан. Дина побежала следом за ним, надеясь, что Георгий не догадается, кто привел Черного. А еще она позавидовала Лике. Он помчался ее спасать.

* * *

Столик опрокинулся и все, что стояло на нем со звоном полетело на пол. Георгий повалил Лику на пол и пытался залезть ей под платье. Снизу оно было заужено и затрудняло исследование руками. Мужчина решил разорвать его, чтобы легче было добраться до самого главного места, но не получалось.

Лика брыкалась. Она расцарапала мужчине лицо и шею, отчего он стал еще более злее. Он потянулся за веревками, которые связывали шторки на стенах и хотел связать Лике руки, но в этот момент дверь отворилась. На пороге появился Черный.

Антон с легкостью стащил Георгия с Лике и хорошенько вмазал тому по лицу. Жора потерял равновесие и упал, а Антон еще пару раз ударил его по лицу и ребрам и даже наградил парочкой хороших пинков.

— Не бей его! — закричала Динка, опускаясь на колени рядом с Георгием и положив его голову себе на колени, погладила его. — Ты как?

— Ты пожалеешь об этом, Черный, — плевался кровью Георгий. — Из-за этой шалавы ты потеряешь то, за чем приходил.

Вместо ответа Антон вырубил Георгием одним пинком по лицу. Потом подошел к Лике, сидящей в углу на коленях и поднял ее. Он хотел спросить как она себя чувствует, но посчитал, что это будет глупый вопрос. Ее нужно лишь успокоить.

Девушка почувствовала, что ее хотят обнять и отстранилась. Странно, еще несколько часов назад она радовалась, когда Антон пришел к ней на помощь, спасая от бритоголовых, а сейчас радости нет. Девушка твердо уверилась, что во всем виноват Антон. Обычно девушек не пытаются изнасиловать два раза в день, но связавшись с бандитом она была уверена, что это не последний раз. Он виноват во всех ее проблемах. Не появись он — она была бы счастлива.

— Увези меня отсюда, — попросила Лика, обнимая себя руками.

— Поехали, — ответил Черный, набрасывая пиджак на плечи девушки. Затем обернулся к Дине. — Спасибо. Нужна помощь?

— Нет, не надо. Пусть отдохнет немного, а позже я позвоню его людям. Они нас заберут.

Антон кивнул и вывел Лику на улицу.


Глава восьмая

В машине стояла угнетающая тишина. Она давила на нервы и выводила из себя, но ни Лика ни Антон не решались заговорить. Правда, Лике вообще не хотелось разговаривать. За сегодня с ней столько всего приключилось, что тишина была блаженством. Ей хотелось еще избавиться от мыслей, но они хаотично сновали в ее голове, не желая оставлять в покое.

Неужели, такое правда бывает? Девушка считала, что все, что с ней происходит взято из сценария тупого фильма ужасов. Ну не бывает такого на самом деле! Или эта кара небесная? Лика была верующим человеком, но то, что выпало на ее долю мало походило на благодарность за эту веру. Возможна она проклята. Или ее наказывают за прошлые грехи. Только где она столько успела нагрешить Лике было непонятно. Она никого не убивала, не издевалась. Она всегда была щедрой, доброй, не тщеславной, никогда никому не завидовала. Так за что тогда ее наказывают всем этим?

Девушка смотрела в окно и мечтала узнать ответы на свои вопросы. Но ответов ждать было не от кого. Лика посмотрела на небо. Грозовые тучи затянули все, обещая сильную грозу. Она всегда боялась грозы, прячась под одеялом в своей комнате, а когда не было сил терпеть, бежала к маме. Та обнимала девочку и крепко прижимала к себе. Рядом с мамой девочка быстро засыпала и ни гром ни молния ей были не страшны.

Скрип железных дверей заставили Лику оторваться от созерцания неба. Они вернулись домой. Девушка быстро покинула салон автомобиля и, не дождавшись Черного, пошла в дом. Антон последовал за ней, но окликнул лишь возле двери в комнату. Блондинка не хотя обернулась и скептически посмотрела на мужчину. Хотя ей было интересно, что он может сказать.

— Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно! — наигранно бодро воскликнула Лика и стянув пиджак отдала его Антону.

— Я серьезно, — нахмурился Черный.

— Если ты был бы серьезен, то не спрашивал подобную ерунду! — злилась девушка. Она пыталась собрать в кулак рассудительность и хладнокровность, но у нее плохо получалась. Она словно висела на краю пропасти — еще чуть-чуть и упадет.

— Мне жаль, что все так вышло, хорошо хоть обошлось все.

— Тебе жаль? — не сдержала крика девушка. — Все обошлось? Две попытки изнасилования за один день это по твоему обошлось?

— Ты меня в этом обвиняешь?

— Тебя! — разозлилась в конец девушка. В ней накопилось столько яда, столько желчи, что больше ее ничего не удерживало. Барьер спокойствия лопнул, словно мыльный пузырь и Лика принялась кричать. — Если бы не ты этого всего не было! Ты пришел в мою жизнь без приглашения, сломал все, что можно сломать! Ты лишил меня счастливого будущего! Из-за тебя я постоянно подвергаюсь нападкам: то со стороны твоих шакалов, то со стороны партнер и подстилок! Держишь меня пленницей здесь, угрожаешь моей семье, мне, унижаешь. Ты убиваешь людей на моих глазах и говоришь, что это все было не для меня. Сколько трупов лежат под этим домом? Может он и стоит на телах убитых тобой людей? Ты говорил, что есть люди хуже тебя — это все враки! Хуже такой бездушной скотины просто быть не может! Твое окружение тебе под стать. Вы все моральные уроды! Ублюдки!

Злость ушла так же быстро, как и пришла. Лика замолчала и пыталась отдышаться. Она смотрела на Антона исподлобья и ждала расплаты за свои слова. Понимая, что наговорила много лишнего, девушка прикусила себе язык. Освободившись от терзающих ее эмоций она приготовилась к новым угрозам.

— Наоралась? — спокойно спросил Черный, словно его не задела вся эта тирада.

Лика прищурила глаза и почувствовала, что новая волна гнева поднимается в ней.

— Не нужно обвинять меня в чужих проколах. Ты здесь не из-за меня, а из-за твоего обожаемого Максима! Не я играл на тебя в карты, а он. Он захотел обменять тебя на свою драгоценную машину и акции. Что он в принципе и сделал. По крайней мере он не собирался строить с тобой то счастливое будущее, о котором ты мечтаешь. Так в чем моя вина?

— Мог бы не соглашаться!

— А тебе не кажется, что ты в конце ох*ела? — Черный тоже перешел на крик. — Макс захотел от тебя избавиться, я ему в этом лишь слегка помог.

— Не правда! — Лика закрыла руками уши.

— Не нравится слушать? — зло спросил Черный отрывая руки Лики от ушей. — А придется! Ты столько всего наговорила, обвинила меня во всех грехах, половину из которых я не совершал.

— Я не хочу тебя слушать. Что нового ты можешь мне сказать? Говорить про то, что Макс проиграл меня без толку — я это пережила!

— Раз пережила, тогда прекрати рассказывать о мнимом прекрасном будущем. У тебя его просто быть не могло. Забрал тебя из привычной жизни? — усмехнулся мужчина. — Да я просто взял, что мне так настойчиво предлагали. Думаешь, что-то изменилось если не я бы выиграл тебя? Черта с два! Поверь за столом с нами сидели не самые приятные люди. Один из них был Жора, кстати. Но были люди и похуже. Тебе плохо здесь живется? Думаешь Жора позволил бы тебе ходить на учебу, как это сделал я? Нет, он бы привязал тебя к кровати и трахал бы до потели сознания. Потом он отдал бы тебя своему братцу: неуравновешенному ублюдку, который тащиться строптивых девочек, как ты. Его кстати полиция уже два года ищет за изнасилование и издевательство над молодыми девушками. Он их трахает и избивает. Часто режет ножом. Ему доставляет удовольствие иметь их, когда они истекают кровью.

— Прекрати! — Лику чуть ли не выворачивало от отвращения.

— Не приятно слушать? А ощущать на себе, наверное, еще не приятнее. Но если хочешь, я могу тебя отвезти к ним. Посмотрим, как ты тогда запоешь! — Черный больно схватил Лику за плечи. Лика поморщилась от боли, но вырваться не решалась. — Пленницей себя считаешь? А знаешь ли ты, дорогая, что все они обычно сидят в темнице? А ты целыми днями делаешь все, что душе твоей угодно.

— Моей душе угодно свободы!

— Так давай я тебя обратно к Морозу отправлю, может он тебя кому-нибудь еще проиграет. Чем ты бл*ть недовольна? — рыкнул мужчина, резко отпуская девушку. Она едва устояла на ногах.

Лика уже не знала, чем она недовольна. Все навалилось с такой силой, что трудно было выдержать. Такое ощущение, словно небо на плечи упало. Она настолько запуталась, что уже не знала на кого злиться. Кто виноват в ее бедах? И почему она должна страдать из-за кого-то?

— Твой мир это зло. — Лика была уверена в этом. — В нем я ощущаю лишь боль и унижение. Я не хочу здесь быть. Как ты можешь вести себя так, словно все прекрасно?

— Но ты здесь, в моем мире, хочешь того или нет. Нет моей вины, что ты сюда попала. Но не расстраивайся, такие слабаки как ты долго здесь не вытягивают.

— Самолично меня на тот свет проводишь?

— Нет. Ты не умеешь приспосабливаться и сама себя уничтожаешь.

— В моем мире подобного бы не случилось, — упрямо твердила девушка. — Обычно на девушек не нападают в ресторанах или по дороге на кухню.

— В ресторан ты сама захотела поехать! — Черный был на пределе. — Я тебя не тащил. И сделка очень важная для из-за тебя расстроилась.

— Я поехала с тобой, потому что боялась остаться здесь одна! — закричала Лика. Ей было плевать на какую-то мифическую сделку. — Твои бритоголовые хотели меня изнасиловать.

— Они уже наказаны за это, — спокойно, едва удерживая себя в руках ответил Антон.

— Как? Избиты до полусмерти? — грустно усмехнулась Лика.

— А ты что хотела? — наконец заорал Черный потеряв хладнокровие. — Чтобы я им пальчиком погрозил? Чего ты сейчас добиваешься? Чтобы я отпустил тебя? Да вали! Меня твои истерики достали! Можешь собирать манатки и ехать к Максу. Только вещи не разбирай — все равно он тебя еще раз проиграет. Игрок из него х*евый.

— Ты мог бы просто не забирать меня, — как-то неуверенно проговорила Лика. Она понимала, что Антон не совсем уж и виноват.

- *цензура около пяти раз*. Лика, ты реально за*бала. Обвиняешь меня во всем в чем только можно, хотя я вообще ни в чем не виноват. А знаешь, что самое интересное? Ты и сама это прекрасно понимаешь. Хочешь уйти — уходи. Только учти, я на помощь, за которую ты меня, кстати, так и не поблагодарила, больше не приду.

Черный резко повернулся и пошел к лестнице. Лика смотрела ему в след, не понимая, что вообще происходит. Кажется, она реально его довела. И правда ли он ее отпускает? Или он со злости так сказал? Даже если он сказал праву, то куда ей идти? К Максу? К нему она никогда в жизни не вернется! Уехать к родителям? Но что она будет делать там? Работать в колхозе дояркой? Такая жизнь не для нее — Лика уже давно выбрала свой путь. Что ей делать?

Девушка продолжала стоять в коридоре одинокая и потерянная. Она не знала, что делать дальше. Не представляла, что дальше будет с ней. Лике хотелось, чтобы кто-нибудь объяснил ей, как быть дальше. Но единственный человек, который мог ей что-то объяснить, зол на ее и видеть больше не хочет.

Лика простояла в коридоре минут пятнадцать. За это время к ней так и не пришло решение всех проблем, а значит стоять смысла нет. Она зашла в комнату сбросив туфли подошла к шкафу, достала майку и шорты. Самое лучшее средство от стресса это горячая вода с морской солью и парочкой капель масла лаванды.

Горячая вода помогла привести мысли в порядок. Вместе с мыслями пришло и раскаяние. Все, что она наговорила Антону было очень не справедливо. Конечно, большая несправедливость случилась с ней, но он в этом не виноват. В одном Черный оказался прав — не он поставил ее на кон. И действительно можно сказать, что ей повезло оказаться его выигрышем. Лика смотрела новости и там показывали изуродованные до неузнаваемости трупы девушек. Полиция не могла поймать насильника и зверства над молодыми девушками продолжались. А насильником оказался брат Георгия! Лику удивляла, как Динка могла с ним связаться?

Так же Антон оказался прав, что здесь Лика живет очень даже не плохо. За исключением бритоголовых ее никто не трогает. Она может спокойно передвигаться по дому и саду, ездит на учебу. Ее да же на кухню допустили. Черный ее не домогается, ждет, когда она сама захочет быть с ним. Девушка застонала и с головой ушла под воду на несколько минут.

Она его не поблагодарила. И ведь правда, он дважды спас ее. Не будь Антона, где бы была она? Лике стало невыносим стыдно. Она должна злиться на Максима, бритоголовых, Георгия, но не на Антона. Признав свою неправоту, девушка решила извиниться.

Закончив водные процедуры, Лика оделась и пошла искать Антона. Девушка была уверена, что найдет его в кабинете. За все время проведенное здесь, она поняла — это его любимое место. Бросив полотенце на кровать, девушка пошла в кабинет. Дверь была чуть приоткрыта и Лика могла слышать приглушенные голоса. Вообще-то она не любила подслушивать, но сейчас не могла удержаться.

— Ты чертовски напряжен, — прозвучал покровительствующий женский голос.

Лика нахмурилась. Ирма время даром решила не терять и еще раз попробовала соблазнить Антона на расслабление. И видимо удачно.

— День тяжелый выдался, — глухо ответил Антон.

— Я слышала крики. Что вытворила твоя комнатная собачка Лика?

— Не упоминай ее при мне! — вызверился Черный.

Лика поняла, что Черный очень зол на нее. Зол как никогда. Видимо, она сегодня хорошо его вывела.

— Что случилось, дорогой? — ласково спросила девушка.

«Дорогой». Лика скривилась от этого слова. Очень неприятно прозвучало оно из уст Ирмы. Дальше послышался шорох и блондинка решила подглядеть, молясь, чтобы ее не заметили.

Антон сидел в кресле, а Ирма стояла позади него и делала массаж. Делала она его не только руками, но и губами. И не только на спине.

— Хочешь я помогу тебе расслабиться? — с надеждой спросила девушка забираясь к Антону на колени.

Лика мысленно умоляла его отказаться. Он ведь не хочет Ирму. Он хочет ее, Лику. И пусть она постоянно отталкивает его в самый последний момент. Мужчина он в конце концов или нет? Пусть терпит!

— Хочу, — согласился Черный и поцеловал Ирму, руками сдирая с нее одежду.

Лика скривилась. Она хотела сбежать, но не могла оторваться от этого зрелища. Одежды становилось меньше, объятия и прикосновения все жарче.

Блондинка не выдержала когда Антон стянул с себя брюки и прикрыла дверь. Смотреть на чужой секс ей не хотелось. К тому же она думала, что если этого не увидит — значит этого и не будет. Громкий стон удовольствия издаваемый Ирмой пронзил девушку насквозь. Она поверить не могла, что Антон сейчас там с Ирмой занимается сексом. Как он может? А как же она, Лика? Неужели ему все равно с кем спать?

Девушка прижалась спиной к стене и закрыла глаза. Она чувствовала словно ее предали, словно растоптали. Она пришла к нему просить прощения, а он развлекается с другой.

Ирма вновь застонала. Ее голос становился все громче по мере нарастающего удовольствия. Перед глазами блондинки так и появилась картина: Ирма лежала на столе, а Черный навис над ней. Девушка выгибалась навстречу ласкам и издавала стоны удовольствия. Она обнимала Антона за шею и царапала спину, умоляла доставить ей еще больше удовольствия, войти в нее глубже. Этого Лика больше вынести не могла.

Девушка не совсем поняла, как оказалась на улице под проливным дождем. За несколько секунд она промокла насквозь. Ничего не было видно дальше чем на метр. По памяти Лика добралась до качелей и села на них. Дождь хлестал все сильнее, ветер подхватывал блинные волосы, швыряя их из стороны в сторону. Лика ничего не видела кроме капель дождя.

Сильный гром отдавался в голове девушки, а яркие отсветы молнии отражались в ее глазах. Ей было совсем не страшно, детские страхи отошли на задний план, давая место новым.

Как он мог? Как посмел так с ней поступить? На какой-то миг ей показалось, что все не так плохо, что Черный не такой ублюдок, как она считала. Что он сможет защитить ее, если она останется с ним. Что он сам сможет измениться. Но мечты так и остались мечтами. Зачем Черному меняться, если он и так живет припеваючи? Он не знает отказа ни в чем. Захотел расслабиться и Ирма тут как тут, готовая на все. Одно только не понятно — зачем ему Лика? Хотя теперь она ему не нужна, он отпустил ее. Больно.

Сильный порыв ветра чуть не сдул Лику с качелей. Вдруг стало холодно и девушка поняла, что кроме майки и шорт на ней ничего нет. Она так торопилась убежать, что даже не заметила, в каком виде выбегает на улицу.

— Лика? — прозвучало над ухом изумленно. — Что ты здесь делаешь? Одна и в такую погоду.

Девушка попыталась сморгнуть капли с ресниц, чтобы лучше рассмотреть человека, потревожившего ее одиночество. Дмитрий. Больше никто не мог выйти под дождь к ней. Черный занят, бритоголовые наказаны, а остальная охрана не станет выбегать из-за нее под такой сильный дождик.

— Пойдем в дом. — Дима потянул Лику за руку. — Ты вся промокла. Заболеть решила?

Девушка не сопротивлялась, шла за Дмитрием словно послушная собачонка. Сейчас было все равно. Она устала и морально и физически. Хотелось покоя. Возможно даже вечного.

— Что случилось? — продолжал расспросы Дима. — Что ты делала на улице?

— Мне нужно было подумать, — ответила Лика дрожа всем телом. Стоило прийти в дом, как она поняла, что ужасно замерзла.

— Непонятно о чем ты думала! В такую погоду на улицу выходить!

— Ты же тоже вышел, — огрызнулась Лика стуча зубами.

— Ну да. Увидел тебя на мониторе и побежал быстрее, чтобы ты воспаление легких не подхватила. Ты же доктор и должна понимать последствия таких прогулок, — выговаривал Дима, поднимаясь по лестнице на третий этаж.

Мужчина завел Лику в комнату и усадив на кровать, принялся вытирать полотенцем. Он обращался с ней очень нежно, словно она была сделана из тончайшего шелка. Девушка улыбнулась. Ну хоть кто-то понял, как нужно с ней обращаться. Тем временем, Дима достал из шкафа белый махровый халат и велел Лике снять сырую одежду и надеть его. Сам он пошел на выход, обещая вернуться минут через пять.

К приходу Димы Лика сидела на кровати и куталась в халат. В руках у мужчины она увидела поднос на котором дымилась чашка чая и стояли какие-то тарелочки.

— Под одеяло ты не могла лечь? — проворчал Дима. — Давай, давай, согреешься быстрее.

Мужчина помог Лике залезть под одеяло и укутал, как гусеницу. Поставил рядом с ней поднос и заставил выпить чай с малиновым вареньем. Лику даже умиляла подобная забота. Никогда бы не подумала, что у Черного начальник охраны такая душка. Ну надо же, как искренне он о ней заботится.

Когда чай был выпит, а варенье съедено, Дмитрий убрал поднос и начал внимательно разглядывать Лику.

— Сегодня очень странный день, — начал он из далека. — Но больше всего мне не нравится, что я остаюсь в неведении. И не только потому что, как начальник охраны должен быть в курсе всего, но и потому что Черный мой друг. А еще я переживаю за тебя.

Лика лишь вздохнула. Если Антон ничего не рассказал Диме, имеет ли она право что-то говорить? Хотя вроде никто не запрещал.

— Вы оба ведете себя очень странно. Особенно после возвращения. Ты гуляешь раздетая под дождем и очень молчалива, что совсем на тебя не похоже. Черный очень злой, я его таким давно не помню. Что случилось?

— Это все так сложно. Мы сегодня поругались с Антоном.

— С Антоном? — удивился Дима. — Он сказал тебе, как его зовут? Очень странно.

— Он не говорил, — вяло улыбнулась Лика. — Просто в ресторане нам попался мужчина, который назвал его так. Мне больше нравится называть его не Черным, а Антоном.

— Ладно, — кивнул мужчина. — С этим разобрались. Дальше расскажешь?

Лика рассказала. С самого начала появления бритоголовых. Под конец рассказа язык отказался ворочаться, вырвался зевок. Дмитрий улыбнулся. Красивая у него улыбка все таки. Так и располагает к общению. К такому человеку сразу проникаешься доверием и пойдешь за ним, если он позовет.

— У тебя был очень насыщенный день, тебе нужен отдых. — Дмитрий поправил одеяло и погладил Лику по голове. Его рука задержалась на лбу. — У тебя температура.

— Я чувствую, — ответила Лика трясясь от озноба. — Но горячий чай и малина быстро поставят меня на ноги. Нужен еще лечебный сон. Завтра буду, как огурчик. Правда.

— Хорошо. Отдыхай. — Мужчина поцеловал Лику в висок и встал с кровати. — Спокойной ночи.

Как только за Димой закрылась дверь, Лика перестала улыбаться. Она прекрасно чувствовала свою температуру. Голова болела, а в глаза была какая-то резь, мышцы немного побаливали. Девушка очень надеялась, что это не грипп. Болеть ей сейчас совершенно нельзя, ведь через два дня у нее первый экзамен и его пропустить она не может.

В коридоре послышались голоса, но Лика не смогла определить кому они принадлежал. Глаза закрылись, тело расслабилось и девушка погрузилась в беспокойный сон.

Даже во сне она сильно мерзла.

Она стояла посреди заснеженного поля и куталась в халат. Как она сюда попала, девушка не понимала. Она помнила, что засыпала в своей постели, а потом… Заснеженное поле исчезло. Рядом появилось что-то очень горячее и слегка влажное. Приятный запах заполнил легкие и Лика подалась вперед, улыбаясь. Она никогда ни с чем не спутает этот запах. Запах табака и вишни. Это значит только то, что во сне рядом с ней тот человек, который приходил раньше. Она успела по нему соскучиться. Девушка схватила его за ворот футболки и вдыхая такой любимый запах, прижалась сильнее.

Завтра она поймет, что это сон, а сейчас будет наслаждаться.


Глава девятая

Лика проснулась с ужасной головной болью, словно кто-то топором ее разрубил, а сам топор вытащить забыл. Все мышцы и суставы ужасно ныли, будто она спала не на кровати, а на камнях. Тяжелые веки не желали открываться, а по телу разливалась ужасная слабость. С ужасом девушка осознала, что все таки заболела.

Открыть глаза не было сил, да и желания тоже. Сейчас она немного полежит, а потом встанет и спустится на кухню. Там она напьется горячего чая с медом, если последнее есть в этом доме. Девушка сомневалась, что в доме найдутся лекарства, ведь кто знает этих бандитов — возможно они и не болеют вовсе.

Рядом раздался какой-то шорох и Лика почувствовала, тяжесть чьей-то руки. Паника не заставила себя ждать, ведь засыпая Лика была уверена, что в кровати она одна. Тысячи мыслей появились в голове пока она открывала глаза. Первой из которой была мысль, что рядом спит Дмитрий. Видимо, он так сильно за нее беспокоился, что не захотел оставлять одну. Дальше появились мысли одна страшнее другой. Отказавшись от всех догадок, Лика все таки открыла глаза. Рот у нее приоткрылся сам собой.

На соседней подушке мирно спал, уткнувшись лицом в подушку, никто иной, как Антон. Что он забыл в комнате да и в постели Лики оставалось загадкой. Ведь если он провел вчера время с Ирмой, то проснуться по сценарию должен был в ее постели. Блондинка испытала отвращение — он занимался вчера сексом с Ирмой, а спать к ней пришел.

Девушка осторожно, чтобы не разбудить, убрала руку мужчины со своей талии. Сначала она хотела спихнуть его с кровати, но остановилась. Она внимательно разглядывала мужчину и то, что она видела приводило ее в замешательство. Сейчас, когда Антон спал, он был совершенно другим. Лоб его избавленный от постоянного нахмуривания был гладкий, само лицо было расслабленным. Об был похож на нормального человека. Таким Лика его еще никогда не видела и даже залюбовалась, ведь мужчина был очень красив. На его спине была татуировка удивительной красоты. Во всю спину была изображена девушка в плаще с длинными волосами и косой в руках. Голова ее была опущена, а за спиной развивались огромные крылья переходящие на плечи. Лика внимательно рассматривала каждую черточку татуировки. Она в жизни не видела ничего подобного — татуировка выполнена просто прекрасно. По позвоночнику девушки прошел холодок. Ей показалось, что она уже где-то видела такую же татуировку. Будто картинка из прошлого, но девушка была уверена на сто процентов, что раньше Черного не видела.

Антон что-то пробормотал во сне и, обняв подушку двумя руками, отвернулся в другую сторону. Одеяло с Лики он уже давно стянул и совсем не сожалел об этом. А она между прочим замерзла. Вспомнив, что должна вообще-то злиться из-за того, что Черный провел ночь в ее постели, Лика дернула одеяло и выпихнула мужчину из кровати. Звук удара тела о пол был просто как бальзам для души.

Черный резко вскочил и осмотрелся по сторонам. Видимо, еще не до конца проснулся и не понял в чем дело. А вот Лика покраснела до корней волос. Кроме боксеров на мужчине ничего не было. А надо признать таким девушка его еще не видела. Она даже не могла описать все то, что видела — Антон был прекрасно сложен, даже слюнки текли. Он был большой, Лика по сравнению с ним песчинка во Вселенной. Под бронзовой кожей перекатывались груды мышц, крепкие плечи, руки и даже ноги. Талия как у трех таких девушек как Лика. Он стоял не шевелясь, как статуя. Лика отметила про себя, что скульптор над этим мужчиной славно постарался. Видимо вложил в него всю душу и мастерство.

— Оденься, — пробормотала Лика и отвернулась, чтобы не поддаться искушению.

— Вчера разденься, сегодня оденься, — пробубнил Антон поднимая с пола черную футболку.

— Ты врешь! — закричала Лика и застонав приложила руку к голове. Она испытала сильную пульсацию в висках.

— Ты в порядке? — поинтересовался Антон присаживаясь на кровать. — Дима сказал, что у тебя температура поднялась. Ты правда вчера под дождем гуляла?

— Что ты делаешь в моей комнате? — ответила вопросом на вопрос девушка.

— Я тебе уже говорил, что это мой дом.

— У тебя в этом доме есть своя комната? — терпеливо поинтересовалась девушка и краем глаза заглянула под одеяло. Слава Богу она была одета.

— Есть.

— Тогда почему ты не можешь ночевать там?

— Лика, это и есть моя комната, — ответил Черный поднимаясь с кровати. На полу нашлись его брюки, которые он надел.

— Что? — удивлению Лике не было границ. Значит, эта комната принадлежит ему. Теперь понятно, почему Ирма разозлилась, узнав в какую комнату поселили Лику. Она сразу почувствовала соперницу, а узнав, что не сможет забраться в постель к Черному, потому что там уже есть Лика, Ирма и возненавидела ее. — Но ведь все это время ты где-то спал?

— Тут и спал, — пожал мощными плечами Антон чем шокировал Лику еще сильнее.

— Да быть этого не может! — закричала Лика и не обращая внимания сильную головную боль вскочила ноги. — Ты не мог спать все это время в моей кровати — я бы почувствовала!

— Ты крепко спишь, — последовал ответ. — Правда потом какое-то время, после того, как обещал, что больше не прикоснусь к тебе, я спал в другом месте. Но ведь ты горела желанием уйти отсюда, поэтому я вернулся в свою комнату.

— Да как ты посмел? — возмущалась Лика. С каждой секундой ей было все труднее держаться на ногах, но успокоиться она не могла. Она слезла с постели и продолжала возмущаться. — Ты все это время спал со мной?! Мог бы и другую комнату мне выделить, уверена в этом доме их навалом.

— Свои вещи я обычно держу в своей комнате.

— Я не вещь! — закричала Лика.

— Это еще как посмотреть, — заметил Антон.

Девушка в один миг подскочила к Черному и со всей силы залепила ему пощечину. Он этого явно не ожидал и не успел остановить Лику. Сама же девушка вложила в удар все силы и почувствовала, что сознание уплывает. Сначала перед глазами все закружилось, потом затуманилось и Лика потеряла сознание. Чернота окутала ее тело, даря драгоценный покой.

Черный едва успел подхватить Лику на руки. Девушка обмякла в его руках словно тряпичная кукла. Мужчина положил ее на кровать и принялся прощупывать пульс. Удовлетворенно кивнув он выбежал в коридор и заорал, что есть сил.

— Ирма!

Девушка на его крик прибежала моментально. Правда она надеялась, что Черный зовет ее для продолжения вчерашней ночи. Каково же было ее разочарование, когда она увидела Черного на коленях у постели Лики.

— Найди Дмитрия и пусть привезет нашего доктора. Срочно. А еще принеси с кухни аптечку, там должен быть нашатырь. Чего встала? Быстро!

Ирма убежала на поиски Димы, оставив Антона одного. Мужчина аккуратно отвел светлые волосы от лица девушки и всмотрелся в ее лицо. Даже без косметики она была очень красива. Черный еще раз проверил пульс и убедившись в его наличие немного успокоился. Одни неприятности с этой девчонкой, будто за тем карточным столом не Макс проиграл, а он, Антон. С первого дня своего появления здесь она доставляет ему кучу хлопот.

— Лика? Ты меня слышишь? — спросил Антон.

На лице девушки не дрогнул не один мускул. Мужчине не нравилась ее мертвенная бледность. Если быть до конца честным, он ужасно испугался, когда Лика ударила его и начала оседать. Такого страха он не испытывал давно.

В комнату вбежала Ирма с аптечкой в руках, она открыла ее и выложила все содержимое на пол. Черный быстро схватил нужный пузырек и открыл колпачок зубами. Резкий запах попал в нос и его глаза заслезились. Несколько раз мужчина провел пузырьком перед лицом Лика взад-перед. Нос девушки начал дергаться, а ресницы затрепетали. Лика открыла глаза. Антон издал вздох облегчения.

— Нет, не вставай. — Черный уложил девушку обратно на кровать. — Сейчас доктор приедет.

— Не надо доктора, это обычный обморок, — слабым голосом пролепетала Лика. — Давление скорей всего упало.

Девушка чувствовала сильную слабость во всем теле. На миг ей показалось, что она похожа на медузу — так же расплылась на кровати. Перед глазами продолжало все кружиться, а в носу стоял резкий запах нашатыря.

— Все равно лучше полежать, — настоял на своем Антон и обратился к застывшей у кровати Ирме. — Принеси воды.

— Я ей не служанка! — противным голосом сообщила девушка и сложила руки на груди. — Найми ей сиделку.

Ирма покинула комнату, а Черный нахмурившись смотрел ей в след. Он понимал почему она так не любит Лику и сама Лика это прекрасно видит. Женское соперничество это конечно хорошо, но не тогда, когда нужна помощь.

Антон уже сам собирался сходить за водой, но вернулась Ирма с графином и высоким стаканом. Следом за ней в комнату вошел Дмитрий и доктор. Антон поднялся с колен и поздоровался с доктором.

Мужчина лет пятидесяти совершенно седой, лицо его было изрыто морщинами. Белесые глаза смотрели на Лику. Он поставил свой саквояж на кровать и открыл его. Измерив девушке давление он сообщил все присутствующим, что у нее всего лишь упало давление.

— Я же говорила, — подала голос Лика. — Можно мне встать?

— Конечно, дорогая, — ответил доктор. — Я хочу задать тебе несколько вопросов. Можно?

Лика кивнула. Сама она по врачам редко ходила, но знала, чтобы доктор смог определить заболевание нужно поинтересоваться симптомами. Хотя она уже сама себе вчера поставила диагноз. Это грипп. Но раз доктор приехал.

— Вывали ли у тебя раньше обмороки?

— Нет, никогда. И давление у меня раньше никогда не падало. У меня на удивление очень здоровый организм. Легкие простуды это обычно все, что со мной происходит.

— Очень хорошо. А последняя менструация когда была? — Мужчина склонил на бок седовласую голову.

— Какое это может иметь значение к моему обмороку?

— И все же я хочу услышать ответ. Симптомы очень похоже. Часто на ранних сроках у девушек падает давление. Вы чувствуете слабость?

Лика обвела глазами присутствующих. Надо было всех выгнать в начале осмотра, тогда бы ей не пришлось сейчас краснеть.

— В чем собственно дело? — не понял Антон.

— Я пытаюсь поставить диагноз, — ответил доктор.

— Я не беременна! — воскликнула Лика. — Это просто невозможно!

— Ты уверена, милая? — продолжал врач.

— Я сама учусь на доктора, к тому же я девушка и прекрасно чувствую свое тело. Ни о какой беременности и речи быть не может. Я вчера слишком перенервничала и попала под дождь. У меня простой грипп.

Мужчина кивнул и попросил Лику снять халат, чтобы ее послушать. Дмитрия и Ирму из комнаты выгнали, Антон же ни в какую не согласился выходить. Он ходил по комнате туда-сюда к всеобщему возмущению, но ни доктор, ни Лика ничего ему не сказали.

— Ты оказалась права, милая — это грипп. Не понятно только для чего меня вызывали, — улыбнулся доктор. — Если у вас уже есть свой медик. Сейчас я выпишу вам лекарство раз уж я здесь и на этом откланяюсь.

— Простите, пожалуйста, — зашептала Лика. — Но почему вашей первой версией была беременность?

— Мне когда Дмитрий Ильич позвонил, я был у ваших соседей, а там беременность пришлось фиксировать. Ну ладно, пойду я, — мужчина передал рецепт Антону и пошел на выход.

— Отдайте рецепт Дмитрию, — распорядился Антон одним глазком пробежав по списку.

— Спасибо, — улыбнулась Лика и сильнее закуталась в халат.

Она старалась не смотреть на Антона. Ей было немного неловко, что она из-за переизбытка событий грохнулась в обморок. Чтобы избежать разговоров, Лика легла в кровать и закрыла глаза. Минут через пять, когда она думала, что Антон ушел, почувствовала, как прогибается кровать. Лика прикрыла глаза. Черный присел на краешек кровати и с непередаваемым выражением на лице смотрел на нее.

— Я не могу уснуть, когда на меня так пристально смотрят.

— Как ты себя чувствуешь? Хочешь что-нибудь? — мягко поинтересовался Антон.

Лика от удивления открыла глаза. Такой тон она от мужчины еще ни разу не слышала. Неужели он правда о ней беспокоиться? Как мило.

— Вчера ты разрешил мне свалить отсюда, потому что я тебя достала, а сейчас строишь из себя обеспокоенного папочку.

— Ты же не думала, что я правда тебя отпущу? Ты по праву принадлежишь мне.

— Мило. А теперь оставь меня, я хочу отдохнуть.

Лику хоть и трогала его забота, но она все равно была зла. Чисто по женски. Смотря на Антона сейчас она видела вчерашний гнев в его глазах и слышала его злость, потом перед глазами появилась картина из кабинета. Ей было очень обидно. Вчера кувыркался с Ирмой, а теперь искренне переживает из-за Лики.

— Хорошо, — не стал спорить мужчина. — Отдыхай.

Мужчина еще раз внимательно посмотрел на девушку, прежде чем встать и направиться на выход. Тут Лика вспомнила, что хотела поблагодарить Черного. Она ведь не такая скотина, как он.

— Антон! — крикнула Лика.

Мужчина застыл у двери, рука зависла в воздухе так и не дотронувшись до ручки. Вчера он просил не называть его Антоном, но Лике безумно нравилось это имя. А Черный… странно человека так называть.

— Спасибо, что спас меня вчера, — поблагодарила блондинка так и не дождавшись, когда мужчина повернется к ней.

— Хм, не за что, — только и ответил Антон после чего покинул комнату, прикрыв за собой дверь.

Лика боролась со сном, но веки были такие тяжелые, что не было сил их держать. В голове крутились разные картинки из прошлого и настоящего. Ни одна картинка не задерживалась слишком долго, на ее смену быстро приходила другая. Вот она видит свое имя в списке поступивших, на следующей картинке сообщают диагноз сестры. Родители разбиты. Вот она катается на качелях, а потом отгоняет палкой соседских мальчишек. Первая встреча с Максимом, первый поцелуй, первый секс, признания в любви. А вот ее за руку держит больная, которая умирает. Поцелуй с Антоном и чувство обоюдного желания, нападение бритоголовых и опять поцелуй Антона.

Лика видела эти картинки словно наяву. Но смотрела на это все со стороны. Странно смотреть на свои действия издалека, будто это не ты.

Вот она узнает, что Макс проиграл ее в карты, а на следующей картинке она крепко прижимает к себе сестру и плачет. Лика уснула, но по щекам ее текли слезы.

* * *

Черный сидел на кухне и смотрел в одну точку. Рядом стояла горячая чашка несладкого кофе. Иногда мужчина делал большие глотки обжигая горло. Казалось, что его совершенно ничего не волнует, но на самом деле это было не так. Сейчас Антон думал о девушке, которая спала в его комнате. Мысленно он вернулся в тот вечер, когда выиграл Лику.

Максим Морозов благодаря посту вице-президента фирмы «Газнефтеторг» стал часто посещать закрытые вечеринки и заводить нужные знакомства. С Антоном он познакомился на одной из таких. Они немного пообщались, потом провернули пару дел и Черный пригласил Мороза в свой клуб, где подпольно процветал игорный бизнес. Макс предложение с удовольствием принял и пришел поиграть в покер.

Когда последний игрок сел за стол им принесли бутылку виски и бокалы. Так же на столе лежала коробка с сигарами. Мужчины наслаждались здесь не только игрой, но и обстановкой. Здесь можно было уединиться в отдельной комнате (за плату, естественно) с одной из девушек, расхаживающей по залу. Все девочки тут были как на подбор: длинноногие и фигуристые и самое главное — они были полураздеты. Нижнее белье, чулки, туфли на огромных каблуках и шляпы. Игроки часто отрывались от игры, чтобы насладиться их обществом. Зачастую девушки сами лезли на колени к мужчинам.

Одна из девушек поправила красные чулки и потерлась бедром о плечо Мороза. Он не обратил на это никакого внимания, ведь дома его ждала его собственная секси-детка. Хоть весь вечер Макс и прибывал в возбужденном состоянии, но отлучился он лишь один раз — спустить малышке в ротик. После своего возвращения фортуна от него отвернулась. Морозов проиграл все деньги, новенькую машину и акции. Ему очень хотелось отыграться, но карты не шли. Тогда парень решил поставить на кон квартиру, но в последний момент отказался от этой идеи.

Ставок у Макса больше не было и его собирались погнать из-за стола. Только сам Максим горел желанием не только отыграться, но и выиграть как можно больше. Квартиру ставить не хотелось, потому что он понимал — ее проиграть он не может. И тут ему в голову пришла идея. А почему бы не поставить на кон Лику? Она красивая, сексуальная. Парень смотрел какой-то фильм, где девушка сама себя на кон поставила.

— У меня есть ставка! — не спешил уходить из-за стола Морозов.

— Да? — усмехнулся тогда Георгий. — А я думал, что ты все проиграл.

— Мне причем, — добавил Антон. В карты ему всегда везло. Вообще с ним редко кто садился за один стол. Его везение в карты было феноменальным. Черного часто обвиняли в жульничества, проверяли не крапленые ли карты, даже обыскивали перед игрой — не спрятал ли он карты в рукаве. Но даже после всего этого он все равно забирал банк.

— В любви мне просто не везет, — ухмыльнулся как-то раз Черный. — Поэтому в картах такая удача.

— Так что ты хочешь еще поставить? — спокойно спросил Черный.

— Свою девушку, — тут же отозвался Максим, доставая из портмоне фотографию Лики. — Она все отработает.

— Будешь ставить ее на договор? — поинтересовался Георгий. — Или постоянку?

— Как это? — не понял Максим. В этой компании он играл впервые, поэтому не знал правил. Ему все доходчиво объяснили.

— Договор, — ответил Макс. — Она может удивлять.

Мужчины за столом заржали, не раз здесь ставили своих девушек, поэтому ничего удивительного в этом не было. Блондинка многим понравилась, но Черный на нее играть не хотел. На кой ляд ему нужна какая-то девушка? Но Макс очень настаивал на этой игре, поэтому Антону пришлось согласиться. И он играл ва-банк. Вскоре за столом остались лишь Макс и Антон, остальные оказались пас.

— Ну что открываем карты? — радостно спросил Максим. Карты к нему шли хорошие. Только по лицу Черного было трудно что-то понять — такая скучающая физиономия была у него на протяжении всей игры.

Максим начал открывать карты. Десятка червей, десятка бубей, десятка крестей. Парень ненадолго замер и открыл еще две карты: восьмерка червей и восьмерка крестей.

— Фул-хаус! — Макс сложил руки на груди и довольный уставился на Черного. Лицо его продолжало ничего не выражать. — Что у тебя?

— Вряд ли лучше, чем у тебя, — усмехнулся мужчина и принялся по одной открывать карты. Десятка виней, валет виней, дама виней, король виней. Когда в руках Черного осталась одна карта Максим побелел. Он смотрел на на почти сложенную комбинацию и чувствовал, как земля уходит из под ног. — Туз виней. Кажется я выиграл — у меня роял-флеш.

За столом была воцарилась гробовая тишина. Максим долго смотрел на собранную Черным комбинацию. Этот мудак выиграл у него все. Максим вскочил на ноги и перевернул стол и все, что было на нем полетело на пол — мужчины едва успели вскочить.

К Максу подлетели два бритоголовых типа: один скрутил его и врезал под дых, второй ударил по коленям сзади с такой силой, что парень опустился на них. Его схватили за волосы и запрокинули голову, чтобы он смотрел Черному в глаза. Черный отряхнул брюки от пролившегося виски и подошел к Морозову.

— Это мой клуб, — спокойным тоном заговорил Черный. — И буянить здесь я даже себе не позволяю. Для такого сосунка, как ты исключение делать не буду. Не умеешь играть — не садись за стол. А если проиграл — прими это с достоинством.

Максим считал Черного нормальным человеком, но сейчас он перед собой видел хладнокровного, жестокого бандита, про которого столько слышал. Макс думал, что это все клевета, но сейчас понял — его еще недооценили. Ведь он сам не из трусливых, но от спокойного тона Черного стало страшно.

— Сейчас мы пойдем ко мне в кабинет и сделаем все по правилам, потом ты отправишься домой. У тебя будет полчаса до моего прихода. Ясно?

Максу было все ясно, но он не представлял, как объяснит отцу, что его акции временно недоступны. О чувствах Лики он подумал в последний момент, а ведь надо с ней поговорить, прежде чем ее заберут.

Хоть Черный и не хотел играть на девушку, но отказываться от своего выигрыша он не собирался. К тому же молодая, красивая и полная сил девушка всегда для чего-нибудь сгодиться.

Антон закурил. Обычно он старался не курить в доме, но сейчас ему не хотелось подниматься на ноги и куда-то идти. Вспомнив игру, он пожалел, что согласился играть на девчонку. А еще больше он пожалел, что решил ее все же забрать. Знал ведь, что она ему не нужна, но все равно забрал. Если бы можно было вернуть время вспять, Антон к Лике и близко бы не подошел.

На кухне появился Дмитрий с полным пакетом лекарств. Он сам вызвался съездить в аптеку и купить все самое нужное, Черный не возражал. Вообще отношение Димы к Лике его забавляло. Но Дмитрий продолжал играть роль хорошего парня среди плохих. Антон выпустил струю дыма в воздух и посмотрел на начальника охраны — возможно он и есть хороший парень.

— Купил все, что доктор сказал. — Мужчина поставил пакет перед Антоном. — Отнесешь Лике?

— Нет, — вновь затянулся Черный. — Я не собираюсь с ней нянчиться. Так что если тебе хочется, можешь сам ей все отнести.

Дмитрий покачал головой и взяв пакет покинул кухню. Черный равнодушно посмотрел ему в след. Делать больше нечего, как с больными девчонками возится. Внутри Антона что-то заворочалось, но он не обратил на это внимание. Сиюминутные порывы еще никому на пользу не шли. Он один раз уже расстроил важное дело из-за нее, больше он этого не допустит. Эта девчонка и так забралась слишком далеко, туда где ей не следует быть. Сейчас Черный очень сильно жалел, что выиграл ее.

Мужчина потушил сигарету и сделал большой глоток кофе, который уже успел чуть остыть. На кухню вернулся Дмитрий и начал делать чай для Лики. В чашку он бросил пару листьев мяты, а в блюдце наложил меда. Черный наблюдая за действиями своего подчиненного хмыкнул.

— Может мне тебя на новую должность поставить?

— Очень смешно. Я просто хочу поухаживать пока она болеет.

Антон посмотрел на Дмитрия долгим взглядом. Его начальник охраны начал странно себя вести, это не могло не настораживать.

— Ты же понимаешь, что ничего для нее сделать не можешь? — прямо спросил Черный проявляя чудеса проницательности. — У нее нет другого пути.

— Ты бы мог это исправить! — воскликнул Дмитрий и нечаянно бросил чашку с чаем на пол. — Неужели тебе совсем ее не жалко? Она не заслуживает подобного.

— Слушай ты, адвокат ангелов, твоего мнения никто не спрашивал, понятно? Возможно, ты проникся к ней большой симпатией, жалеешь ее из-за всего, что случилось. Но я не могу поступить по другому, все уже давно решено. И все будет так, как было решено. Не вмешивайся в это, Дима.

— А то, что? В подвал меня спустишь? Так там уже занято.

— Черт! — вырвалось у Черного. — Они еще там?

— Сам сказал их не выпускать, пока ты не вернешься, — напомнил Дмитрий.

— Еще я говорил, что сторожить их ты должен.

— Да знаю, — махнул рукой Дима. — Отдохнуть пошел, а потом Лику на улице нашел и забыл как-то.

— Не о том думаешь, — грозно сказал Черный. — Ты начальник охраны. Но если ты перестал справляться с этой должностью, я с легкостью найду на это место другого человека.

— Я понял. Извини.

Дмитрий покинул кухню совершенно забыв о чае с медом. Черный гневался — из-за простой девчонки все встало вверх тормашками. Засунув руки в карманы брюк Антон пошел в подвал, где заперли бритоголовых. Гера и Гена, так их звали, спали прикованные к стене наручниками. Все бы ничего, но руки им скрепили сзади и подняли так, чтобы они не могли лечь, поэтому и спали сидя. Недалеко от них стояло ведро воды. Стояло оно так, чтобы бандиты видели его содержимое, но не могли дотянуться измученные жаждой. Этот метод тренировок Черный очень любил. Он взял ведро и вылил на братьев. Бритоголовые сразу вскочили, но так и не смогли нормально выпрямиться.

— Я забыл про вас, — усмехнулся мужчина снова убрав руки в карманы.

— Черный! Выпусти нас отсюда! — закричал один. Правда из-за сильной жажды голос его был сух и едва слышен.

— Выпущу, — кивнул мужчина. — Но у меня есть вопрос к вам. Вы ведь не против?

Братья переглянулись и промолчали. Они знали повадки Черного и понимали, что говорить им ничего не нужно, он сам все скажет. И все его слова эта страшная угроза.

— Вы поняли за что попали сюда?

Братья кивнули.

— Из-за этой девки.

— Нет, — усмехнулся Черный. — Вы попали сюда из-за непослушания. Вы поняли свою ошибку?

— Да поняли мы, поняли, — проворчал Гера.

— Отлично. — Мужчина снял с крючка ключи от наручников и освободил бандитов. — Сейчас вы можете отдыхать, но ближе к вечеру вы мне понадобитесь. Надо будет скататься с Сивому.

— К Сивому? — вылупили глаза оба брата и переглянулись.

— К нему. Надо решить парочку вопросов, а то старик вообще охренел в последнее время.

Антон поднялся на кухню и поставил чайник. Пока тот кипел мужчина вновь закурил. Перед встречей с Сивым нужно как следует отдохнуть, а то каждая встреча заканчивается для Черного одинаково — он выходит из себя. Этот старик дергает за такие ниточки, что держать себя в руках просто невозможно.

Мужчина сделал чай и поднялся на третий этаж, в свою комнату. Он остановился в дверях и наблюдал за умилительной картиной: Лика спала свернувшись под одеялом калачиком, а Дмитрий гладил ее по волосам.

— Сейчас расплачусь от умиления, — выплюнул Черный. Дмитрий вскочил. — Тебе заняться не чем?

— Я тут…,- начал было оправдываться начальник охраны, но Черный его грубо перебил.

— Мне все равно, что ты тут. Я не шутил, когда говорил, что могу снять тебя с поста начальника охраны. В последнее время ты перестал справляться со своими обязанностями.

— Да, да. Ты прав. Пойду пожалуй.

Дмитрий покинул комнату, а Антон так и остался стоять в дверях с кружкой в руках. Он внимательно смотрел на девушку, она хмурилась и дрожала. Мужчина подошел ближе и заметил слезы в глазах. Ему было интересно, что такого ей могло присниться, что она плачет сквозь сон.

Черный поставил чашку на столик и сел на кровать. Лика не долго думая придвинулась к источнику тепла. Антону ничего не оставалось как лечь рядом и обнять посильнее. Он осторожно, чтобы не разбудить дотронулся указательным пальцем до слезы и поднес к своим губам. Слеза, как и ей и положено была соленой. Антон хмыкнул — хоть в чем-то она похожа на остальных.

Мужчина продолжал обнимать девушку, понимая, что сам сейчас не прочь уснуть. К тому же рядом с Ликой было очень тепло и комфортно. Девушка, как и в прошлую ночь вцепилась в ворот его футболки. Она улыбалась во сне.


Глава десятая

Сотня маленьких молоточков стучали в голове Лики, заставляя ее морщится. Она несколько раз просыпалась и снова впадала в сон. Казалось все кости и мышцы ныли из-за долгого лежания. Ее бросало то в жар то в холод, заставляя постоянно теребить одеяло.

Сны Лике не снились. Она закрыла глаза и словно провалилась в глубокую темную пропасть, в которой она провела остаток сна. Однако даже через сон казалось, что она в безопасности. Вновь стало холодно и девушка завернулась в одеяло, словно гусеница в кокон. Так же рядом чувствовался посторонний и теплый предмет. Лика придвинулась ближе и счастливо улыбнулось. Хорошо-то как. После этого ей даже сон приснился. Не сказка конечно, но лучше чем ничего.

— Опять одеяло все забрала, — проворчал кто-то рядом.

Лика резко поднялась, о чем пожалела тут же. Голова трещала по швам, словно вот-вот взорвется. С трудом переборов боль девушка села и огляделась. Так и есть, рядом с ней опять спал Антон — на этот раз в одежде. Мужчина хмурился во сне, продолжая вытягивать одеяло из под девушки. Лика покачала головой, что-то зачастил Черный в ее постель.

— Что ты опять тут делаешь? — Лика потрясла Антона за плечо.

— Сплю.

— Это я вижу, — с трудом улыбнулась девушка. Ей вдруг стало так хорошо. Нет, головная боль никуда не ушла, но на душе было на удивление легко и свободно.

— Антон, я серьезно.

— А я серьезно просил не называть меня Антоном, — заметил мужчина поднимаясь. — У тебя со слухом проблема или с памятью?

— Нет у меня проблем ни с тем, ни с другим. Мне нравится называть тебя по имени.

Черный резко повернулся к Лике и внимательно на нее посмотрел. Сначала ему показалось, что девушка лжет, но увидел в ее глазах, что ей правда это нравится. Его уже несколько лет не называли по имени. Рабочий в ресторане не в счет — он не является частью жизни Черного. Даже люди, которые когда-то давно называли его по имени, так к нему больше не обращались. Он уже давно и для всех был Черным. Ему казалось, что не только окружающие забыли его имя, но и он сам.

— Я принес тебе чай, — сказал мужчина не придумав ничего другого. Лика его в этот момент обезоружила. — Правда он уже остыл.

— Ты принес мне чай? — удивленно переспросила девушка. — Чай? Мне? Ты принес?

Ее такая забота искренне удивила. Ну и что, что чай остыл? Ведь главное, что он принес его. Сейчас она не злилась на него, казалось, что именно присутствие Антона рядом прогнало черную пустоту в сознании и принесло с собой легкость. Лика улыбнулась.

— Доктор сказал, что тебе нужно больше жидкости. Дима в аптеку съездил и купил все необходимое. — Черный неуютно чувствовал себя под прицелом голубых глаз. Такое с ним раньше не случалось.

Мужчина встал с кровати и потянулся так, что захрустели кости. Удивительно — он проспал всего несколько часов, а состояние будто спал два дня подряд беспробудным сном. Краем глаза он посмотрел на Лику. Она вывалила из пакета все лекарства и читала их названия, потом выдавила из пластинок несколько таблеток и горстью выпила, запивая остывшим чаем.

Посмотрев на часы, Антон вспомнил, что хотел скататься по делам. Нужно привести себя в порядок. Стараясь не смотреть больше на девушку, Черный пошел на выход.

— Ты куда? — спросила Лика.

— По делам, — ответил Антон и обернулся. — Только не вздумай вновь просится о мной.

— И не думала даже. В моем нынешнем состоянии я не способна отбиваться от нападок твоих «очаровательный» друзей, — сказала Лика и вновь легла в постель укрывшись одеялом.

Антон улыбнулся. Он подошел к девушке и взял ее за подбородок. Голубые глазки забегали в разные стороны, не желая встречаться с ним взглядом.

— Ты заразишься, — предостерегла девушка.

— А провел с тобой всю ночь и все утро, а ты только сейчас об этом забеспокоилась? — усмехнулся Черный.

— Я…

Мужчина не стал ее слушать, просто вцепился губами в ее губы. Он чувствовал вкус лекарств и лимона. Так же он чувствовал вкус самой Лики — вкус свежести. Он не знал, как правильнее это объяснить, но от Лики всегда пахло свежестью и свободой. От нее пахло небом и цветами.

Сам того не замечая, мужчина подмял девушку под себя. Она не сопротивлялась, а наоборот притягивала Черного ближе к себе. Лика забралась к нему под футболку и провела пальчиками по позвоночнику — Антона словно молнией ударило. Он отстранился от девушки. Лика непонимающе на него уставилась.

— Тебе нужно отдохнуть, а мне нужно уехать по делам. — Нахмурился мужчина и погладил девушку по голове. — Постарайся еще поспать. Хорошо?

Лика лишь кивнула.

Черный прямиком направился в душ. Ему необходимо охладиться. То, что он почувствовал, ему не понравилось. Хотя нет, он врет — ему очень понравилось, но дело в другом. Ему это нравиться не должно. По крайней мере он этого не хотел.

После душа он спустился на второй этаж в свою временную комнату. Здесь были некоторые его вещи, в том числе и одежда. Мужчина не хотел больше заходить к Лике.

В восемь часов он спустился в гостиную, где его ожидали Гена и Гера. Братья привели себя в порядок и выглядели вполне отдохнувшими. Они молча последовали за Черным к машине и запрыгнули на заднее сидение. Обычно всегда не в меру веселые и разговорчивые братья сегодня молчали. Они не в первый раз оказывались в подвале, но этот раз был совершенно другим, поэтому на первое время предпочли отмалчиваться. Мало ли, что их главном в голову взбредет — в последнее время он стал еще более злей, чем обычно.

— Что-то тихо вы ведете себя, — заметил Черный, не привыкший к молчаливым подчиненным.

— Что ты хочешь от Сивого? — поинтересовался Гена. Гера молча присоединился к вопросу.

— Хочу, чтобы этот старый козел перестал вмешиваться в мои дела. Возможно вы не в курсе, потому что думали, как прибрать к рукам то, что принадлежит мне, но на прошлой неделе в моем клубе был шмон. Знакомый из полиции подкинул мне подсказку, кто натравил ментов на меня.

— Сивый не мог этого сделать, — неуверенно заметил Гера.

— Я сначала тоже так подумал, — хмыкнул Черный. — Но у меня есть люди и среди окружения Сивого. Он надеется, что я вернусь к нему. Этого будет легче добиться, если отобрать у меня все.

— А ты уверен, что сможешь с ним…эээ договориться? — поинтересовался бритоголовый.

— Если не смогу договориться, то хоть череп проломлю, — зло выплюнул Черный.

Бритоголовые переглянулись. Если уж Черный готов убить самого Сивого, то им просто повезло сказочно. Сивый был авторитетом в этом городе, его все уважали и все подчинялись. Так же было и с Черным. Ведь именно Сивый научил всему Черного. Потом отношения у них накалились и Черный послал своего учителя. Мужчина тогда плюнул в лицо Сивому и сказал, что сможет всего добиться сам.

Тогда бритоголовые только вышли из тюрьмы и все знали только по пересказам. Черный их принял под свое крыло, поставил на ноги. А они за это служили ему верой и правдой. Черный поднялся. Он сделал все сам, начиная с нуля. Но Сивый был этим не слишком доволен и периодически вмешивался в дела бывшего ученика и пытался вернуть к себе.

Под колесами захрустел гравий. Черная машина плавно подъехала к двухэтажному дому. Этот дом мало отличался от остальных. Построен он из красного кирпича с черной черепичной крышей, стрельчатыми окнами и высоким забором. Отличался он от остальным только одним — огромным скопление бандитов.

Антон затормозил у железный дверей и вышел из машины. За забором не наблюдалось охраны, мужчина нахмурился и позвонил в звонок. Черному долго не отвечали и он уже начал злиться. Видимо Сивый догадался с какой целью он приехал. На звонок никто не ответил, но двери начали открываться. Мужчина плюнул под ноги и забрался обратно в машину.

Территорию дома не окружал сад, как у Черного. Здесь была голая земля покрытая газоном. Здесь было все бездушно, как и сам хозяин дома. Антон заехал на газон, прекрасно зная, что Сивый этого терпеть не может, и выбрался из машины. Он направился без раздумий к дому. Бритоголовые шли следом, внимательно осматриваясь. Под кожаными куртками пряталось оружие. Они сомневались, что Сивый будет покушаться на жизнь Черного, но всегда лучше перестраховаться.

В доме никого не наблюдалось, но Черный уверенно шел вперед к самому любимому месту Сивого — к кабинету. Дверь он открыл пинком, она с громким стуком ударилась о стену. За высоким дубовым столом в мягком кожаном кресле сидел Сивый. Это был седовласый мужчина лет шестидесяти с солидным брюшком, обесцвеченными глазами и кучей морщин.

— Мальчик мой! — обрадовался старик поднимаясь на ноги и раскидывая руки, словно сквозь стол желает обнять Антона. — Как я рад, что ты приехал.

— Я приехал не за тем, что ты думаешь. Обратно к себе ты меня не заманишь.

— Ты только переступил порог моего дома и сразу толкуешь о делах, — наигранно расстроился старик. — Может мы выпьем для начала.

Антон ненавидящим взглядом уставился на мужчину. Хотелось прямо сейчас прострелить ему башку, но он прекрасно понимал, что отсюда ему живым тогда не выбраться. Бритоголовые неуверенно переминались за его спиной.

Черный подошел к столу и уперся в него сжатыми кулаками. Старикашка уже опустился в кресло и с любопытством смотрел на неожиданного, но очень желанного гостя.

— Я знаю, что это ты натравил ментов на мой клуб — не отрицай.

— И не собирался, — рассмеялся старик. — Я знал, что рано или поздно ты узнаешь об этом.

— Слушай сюда, — заскрипел зубами Антон. — Мы уже не раз разговаривали с тобой, я не вернусь под твое начало, понятно?

— Ты ведь не глупый, — серьезно сказал Сивый и покачал седой головой. — Ты должен вернуться ко мне. Возможно не сейчас, но ты все равно вернешься.

— И кто меня заставит? — хмыкнул Черный, раздражаясь еще больше. Этого старика он ненавидел до черноты в глазах. — Ты?

— Сам придешь, — хрипло рассмеялся Сивый. — Нас слишком много связывает, ведь мы так похожи.

— Мы с тобой не похожи. Я не такой ублюдок. — Черный отступил на пару шагов назад, чтобы не поддаться искушению.

— Ты все еще злишься на меня из-за той шлюхи? — вновь рассмеялся старикашка, чем вывел из себя Черного.

— Она была моей матерью! — закричал Черный доставая пистолет и направляясь на Сивого.

Бритоголовый подошли сзади и схватили его за руки. Они тоже прекрасно понимали, что будет грозить им за убийство авторитета города. Черный редко ездил к Сивому, потому что не мог долго держать себя в руках в его присутствии. Сивый доводил Черного до белой горячки в то время, как он сам оставался на удивление спокойным.

— У тебя всегда были проблемы из-за женщин, — серьезно заявил старик переставая прикрываться добродушием. — Твоя мать, Аня.

— Заткнись! Не смей упоминать об Ане, мразь, — злился Антон. Он пытался вырваться из захвата бритоголовых.

— Ты забыл все мои уроки, — расстроенно поведал Сивый, вставая. Он прошелся к одному из шкафов и достал бутылку коньяки и два бокала. — Выпьешь?

Черный с трудом смог взять себя в руки. Он уже тысячу раз пожалел, что приехал сюда. Он так и не научился нормально реагировать на слова старого ублюдка.

— Отпустите меня, — приказал Черный бритоголовым. Те сомневались, но все же отпустили его. Антон отдал им пистолет. Если он продолжал бы держать его в руках — есть вероятность того, что он все же не сдержится.

— Сколько раз я говорил тебе, что привязанность это слабость? Ты так меня и не услышал. Ты так переживал за мать и Аню, что даже не понял насколько слаб ты стал. Привязанность к людям не делает тебя сильнее, особенно привязанность к женщине.

— Тебе-то это откуда известно? — хмуро поинтересовался Черный. Он держался за образ Анюты в своей голове — она всегда его успокаивала.

— А разве не так? — поднял кустистые серые брови в изумлении старик. — Слышал, что у тебя с Жорой сделка сорвалась. По какой причине?

Антон промолчал. Значит Сивый знает, что он хотел заключить сделку с Жорой. А раз он знает, что сделка сорвалась, то знает и почему. Из-за Лики.

— Слышал я, что эта девушка очень красива, — продолжал старик. — Но ты не думал о том, что она могла бы помочь тебе, если бы ты все же положил ее под Георгия? Я знаю условия сделки и поверь мне, ни одна женщина в мире, пусть даже самая красивая и сексуальная не стоит того, чтобы лишиться такой сделки.

— Я пришел сюда не для того, чтобы слушать твои нравоучения, — разозлился Антон.

— И очень зря, — не мог не заметить Сивый.

— Слушай сюда. — Антон вновь оперся сжатыми кулаками о стол. — Не лезь в мои дела, оставь мой клуб в покое. А если ты еще раз наймешь наемников, то сам можешь сдохнуть от их руки.

— Ты не сможешь меня убить, — хрипло рассмеялся мужчина. — Ты же слабак, Антон.

Черный скрипнул зубами. Сивый был один из немногих, кто называл его по имени. И это злило его еще больше, так же как и слова сказанные сейчас.

— А ты проверь, — выплюнул Антон. — Еще раз дорогу мне перейдешь и пожалеешь.

Он оттолкнулся от стола и направился на выход. Бритоголовый направились за ним, но ни внешне, ни внутренне не расслаблялись. Бдительность можно снять лишь тогда, когда они уберутся на несколько километров от этого дома.

— Даже на ужин не останешься? — спросил в спину Сивый.

Черный даже не обернулся. Он достал из пиджака пачку сигарет и с удовольствием прикурил одну. Мысли постепенно начали успокаиваться и проясняться. Красная пелена ненависти перед глазами рассеялась. Мужчина открыл водительскую дверь.

— Давай я поведу, — предложил Гера, понимая, что начальник его еще не совсем успокоился.

Черный бросил ему ключи и устроился на заднем сидении. Братья заняли места спереди. Машина выехала со двора.

* * *

Когда Лика проснулась в очередной раз, то поняла, что безумно хочет есть. Последний раз она ела сутки назад. А еще жутко хотелось пить и в туалет. Девушка поднялась с постели и у нее закружилась голова, а еще ее подташнивало. Последнее она списывала на прием антибиотиков на голодный желудок. От постоянного перепада температуры Лика вспотела и прежде чем спуститься на кухню решила переодеться.

В доме оказалось на удивление тихо, что слегка насторожило Лику. Целый день вокруг нее все крутились, а сейчас куда-то провалились. Даже Ирма решила не злорадствовать над больной. Антон наверное не вернулся. А где Дмитрий?

Лика открыла холодильник и покачала головой, сразу видно, что в доме одни мужики и женщины здесь нужны не для готовки. В холодильнике оказалось пусто. Готовить она не собиралась, решила полакомиться йогуртом. На плите закипал чайник.

— Неужели Черный все таки не нанял тебе сиделку? — На кухне появилась Ирма.

Сейчас Лике не понимала такой нелюбви к себе, ведь именно благодаря ей Ирма смогла вчера заполучить Черного в свои жаркие объятия. Мысли об этом причиняли практически физическую боль.

— За что ты меня так не любишь? — поинтересовалась блондинка, наливая себе чай.

— А за что тебя любить? — удивилась Ирма. — За невинную мордашку? Или за то, что ты кажешься такой беспомощной и тянешь одеяло на себя?

— Я не виновата, что у тебя с Антоном ничего не получается.

— С Антоном? — не совсем поняла Ирма. — О ком ты говоришь?

Лика чуть чаем не подавилась! Ирма не знает, как зовут Черного на самом деле? Да быть такого не может! Возможно конечно, что знакомы они не так давно, поэтому Ирма и не успела узнать. Лика отмела эту мысль, она еще меньше знакома с Черным, но имя его узнать успела. К тому же Ирма неровно дышит к нему, неужели она не захотела узнать большего о предмете своей страсти?

— Ты что, не знаешь, как зовут Черного? — все же решила уточнить блондинка.

— Знаю, конечно, — как-то неуверенно ответила Ирма.

Лика ей не поверила.

— Я ни в чем не виновата.

— Если бы не ты, у нас давно бы все получилось! — злилась девушка. — Ты знаешь, сколько мы с ним знакомы?

— Просвети меня, — улыбнулась Лика. Ей правда было интересно, сколько они знакомы.

— Почти три года! Я рядом с ним, с тех пор как он ушел от Сивого!

— Мне не интересно, кто такой Сивый. Только я все равно не пойму в чем ты обвиняешь меня? Ты с ним знакома три года и за это время у вас так ничего и не вышло. Моей вины в этом нет.

— Могло бы получиться, если бы ты не появилась в этом доме! — разозлилась Ирма.

— Поэтому натравила на меня бритоголовых? — прямо спросила блондинка и целую минуту наблюдала за сменой цвета лица девушки.

Лика улыбнулась. Хоть она понимала, что это не правильно, но ей доставляло удовольствие выражение лица Ирмы. Да и причины по которым она так сделала были для Лики не оправданными. Что изменилось из-за того, что бритоголовые напали на нее? Черный лишь на них разозлился, но от Лики он не отвернулся. Или Ирма думала, что они успеют ее изнасиловать и тогда Антон прогонит ее из дома? Чего бы Ирма не хотела сделать у нее это все равно не получилось.

Хотя… блондинка задумалась. Ведь если бы бритоголовые не напали, она не стала бы проситься с Антоном в ресторан, тогда бы на нее не напал Георгий и она не обвинила бы во всем Антона. Они бы не поругались и он не пошел бы к Ирме утешаться. Хотя откуда Лика знает, куда бы пошел Черный? Может он каждую ночь с этой ненормальной проводит. Но блондинка отмела последнюю мысль. Если бы Антон проводил каждую ночь с Ирмой, она не стала бы натравливать на Лику бритоголовых. Девушка запуталась.

— Это не я! — неубедительно воскликнула Ирма.

— Не верю. Ты мечтаешь избавиться от меня и как ни странно я понимаю тебя. Но не кажется ли тебе, что это все равно не поможет. У тебя было три года и за это время Антон никогда не рассматривал тебя как спутницу жизни. Ты все это время была для него постельной грелкой. Ты не сможешь выжить меня отсюда до тех пор пока этого не захочет Антон, но судя по последним событиям он этого не скоро захочет.

— Это мы еще посмотрим! Ты не знаешь с кем связалась. — Сказав это девушка удалилась оставив Лику наедине с головной болью.

Блондинка помассировала виски — нужно принять обезболивающее иначе голова взорвется.

Не успела Лика сделать и глоток чая, как на кухне появились новые действующие лица. Через кухонную дверь с улицы зашли бритоголовые. Девушка поставила чашку и встала. Находиться с этими типами наедине не хотелось совершенно. Конечно Черный с ними провел разъяснительную беседу, но это не отменяет того, что они пытались сделать.

Бритоголовые встали в дверях и смотрели на Лику. Потом переглянулись и достав из холодильника банки с пивом покинули кухню так ничего и не сказав. Девушка издала вздох облегчения. Не хотелось повторения истории. К тому же она не была уверена, что перенесет очередную попытку изнасилования.

Блондинка вновь опустилась на стул и принялась за йогурт. Она хотела дождаться Черного, чтобы он позволил ей позвонить домой. Тогда она обещала маме не пропадать, но не была уверена, что ей позволят часто звонить. Хотя Антон сегодня был в хорошем настроении.

Девушка вспомнила последний поцелуй. Интересно, а почему Антон так быстро убежал? Что Лика сделала не так? Ей самой уже начало казаться, что она готова быть с Антоном. Она испытывала к нему теплые чувства. Не смотря на его отвратительный характер, род деятельности и всего прочего, девушка понимала, что ей хорошо рядом с ним. Она не знала, как сложится жизнь дальше. Не знала, как скоро надоест Антону. И что он с ней сделает, когда она будет ему не нужна. А думать об этом не хотелось, потому что она помнила слова Антона. Когда она ему надоест он отдаст ее своим парням. Верить в это не хотелось.

Кухонная дверь вновь открылась. Видимо этой дверью пользуются чаще, чем парадной. Это пришел Дмитрий.

— Привет, — улыбнулся мужчина. От такой улыбки у всех женщин наверное должны подкашиваться ноги. — Как чувствуешь себя?

— Лучше, чем утром, — ответила девушка.

Лика не знала почему, но Дмитрия видеть сейчас ей не очень хотелось. Она не могла сказать ему, что хочет побыть одна, потому что не хотелось выглядеть не благодарной свиньей. Дима искренне заботился о ней, переживал, поэтому девушка старалась вести себя дружелюбно. Но поведение мужчины ей не слишком нравилось. Дмитрий старался прикоснуться к ней невзначай и кажется пытался ухаживать. Только этого Лике сейчас и не хватало. О чем он вообще думает? Она же пленница. Возможно, если бы они встретились не в таких условия ей было бы приятно, но не сейчас.

— Это очень хорошо. Я рад, что ты чувствуешь себя лучше. Я переживал за тебя.

— Не стоит, — как можно сдержанней сказала Лика. — Многие люди болеют, так что ничего страшного.

— За тех многих я не переживаю.

Лика чуть не застонала от досады. Если сейчас не сменить тему, разговор может пойти не в ту сторону. Девушке этого не хотелось. Конечно приятно, что Дима оказывает знаки внимания, только это ей не нужно. Не хотелось портить отношения с ним, ведь откажи она ему и они не смогут больше нормально общаться.

— Кофе будешь? — предложила Лика.

— Не хочу чтобы ты напрягалась, сам сварю.

— Знаешь, — неуверенно начала блондинка. Ей хотелось уйти отсюда, — наверное, я пойду в комнату отдохну немного.

— Иди, конечно, — кивнул мужчина. — А я принесу тебе чая с лимоном и медом.

— Не нужно, я уже пила чай. — Лика нервным жестом поправила волосы.

Дмитрий словно и не слышал девушку. Он достал из шкафа упаковку чая, чашку и баночку меда. Лика не знала, что делать.

— Тебе нужно больше жидкости, — заметил Дмитрий и поставив чашку на стол подошел к ней. — Температура есть?

Дима встал очень близко к Лике и ей стало неловко. В прошлый раз он чуть не поцеловал ее, сейчас этого Лика хотела избежать.

— Не подходи ко мне близко, я могу тебя заразить. — Лика попыталась отойти, но Дима взял ее за руки.

— Тогда будем болеть вместе, — улыбнулся он и прикоснулся губами к лбу девушки, словно проверяя наличие температуры.

— Дим, не надо.

— Ты очень красивая. Знаешь об этом? — Мужчина посмотрел ей в глаза.

Лика попыталась вырваться, но Дмитрий словно не замечал ее попыток к бегству. Он лишь притянул девушку ближе к себе и поцеловал.

В это время на кухне появился Черный. После общения с Сивым он был очень зол, старик умел нажимать на нужные рычаги и вот итог. Как у него получалось выводить Антона за пару минут было не понятно. Но гнев до сих пор раскидывал свои клешни внутри мужчины.

Антон думал, что выпьет кофе и пойдет к Лике. Она либо успокоит его, либо он будет злиться на нее. Лучше на нее, чем беситься из-за Сивого. Но зайдя на кухню перед глазами встала изумительная картина: его начальник охраны и его честно выигранная женщина целуются. Злость разгорелась с новой силой.

— Простите, что помешал, — громко сказал Антон заходя на кухню. — Вижу вы развлекаетесь.

— Это не то, о чем ты подумал, — пролепетала Лика испугавшись взгляда Антона.

— Ты даже представить не можешь о чем я подумал, — рыкнул Черный.

Сивый оказался прав! Ради нее он посадил своих лучших ребят на цепь, из-за нее расстроилась очень важная сделка. А эта девка целуется с его другом.

— Что бы ты не подумал, это не так! — чуть ли не плача произнесла девушка.

— Заткнись!

— Прекрати с ней так разговаривать! — вмешался Дима.

— А ты типа ее защитник? — усмехнулся Черный.

— Типа да! — огрызнулся Дмитрий.

Зря он это сделал. Антон врезал ему по лицу с такой силой, что послышался хруст. Дмитрий отлетел к стене, а Лика от страха примерзла к одному месту. Черный медленно наступал на поверженного. Кажется он знал, на кого можно выплеснуть весь свой гнев.

— Ты забыл кто здесь хозяин и на кого ты работаешь, — выплюнул Черный и ударил Дмитрия по лицу еще раз и тот не удержался на ногах. Мужчина упал и больше не собирался подниматься. Слишком хорошо он знал Черного.

Антон начал бить Диму по лицу, ребрам. В удары он вкладывал всю силу, злость и даже обиду. Когда руки начали болеть, Антон начал пинать начальника охраны. Когда руки немного отдохнули, Антон вновь начал ими бить. Дима хрипел и пытался что-то сказать, но его слова не возымели на Черного никакого эффекта, он продолжал награждать мужчину ударами. Его лицо превратилось в кровавое месиво и казалось, что он перестал дышать.

Лика замерла от ужаса. Она видела Черного в гневе, но сейчас он превзошел самого себя. Когда Дима отключился, Лика все же смогла перебороть ужас и подлетев к Антону, схватила его за руку.

— Антон, пожалуйста! — закричала она. — Ты убьешь его!

Черный резко развернулся и влепил Лике пощечину, о чем пожалел сразу же.

Удар был такой силы, что девушка просто не удержалась на ногах. Она упала на колени и хватилась за щеку, у нее даже искры из глаз посыпались. Невольно вспомнился удар бритоголового, когда ее забирали от Макса. Но тот удар с этим и сравнить нельзя! В тот раз ее словно по щеке перышком погладили. Нет, конечно было больно, но не так как сейчас. Девушка прикрыла глаза, чтобы придти немного в себя. В голове стоял такой звон, словно ей туда сотню колоколов затолкали. Причем каждый из них звонил.

— Лика, прости! — Антон опустился перед ней на колени. — Я не хотел.

— Не приближайся ом мне! — Лика вытянула руку вперед.

— Лика, — мужчина хотел дотронуться до девушки, но та отняла руку от щеки и вскочила. Антон тоже поднялся и чуть не опустился снова на колени, увидев отпечаток руки на лице девушке.

— Я просила не подходи ко мне! — закричала Лика.

— Прости меня, не знаю, что на меня нашло.

В больших голубых глазах Лики стояли слезы, из-за чего они казались еще больше. Антон испытал отвращение к себе — он никогда раньше не поднимал руку на девушек. Он сам искренне ненавидел тех, кто может поднять руку на женщину. Именно поэтому он и не взял Лику силой, хотя безумно хотел ее. Антон просто не понимал, как такое могло случится.

— Не хочу ничего слушать, — заплакала Лика и побежала в комнату.

Антон побежал за ней и догнал, но девушка так шарахнулась от него в сторону, что он понял — перемирию конец. Лика никогда не прятала эмоции, их всегда можно было увидеть на ее лице, но такой боли, такого гнева и столько ненависти Антон еще не видел.

— Лика, пожалуйста.

— Оставь меня, не трогай. — Кажется у девушки началась истерика.

Мужчина отпустил Лику и она убежала в свою комнату. Там блондинка упала на кровать и разревелась. Она не могла поверить, что Антон ударил ее. Он конечно не ангел, но Лика не верила, что он способен поднять руку на женщину. Ведь он не трогал ее. Никогда. Девушка помнила, как боялась первое время, что Черный ударит ее, но он этого не сделал. Что же с ним случилось? Лика ничего не понимала. Сейчас она хотела одного — сбежать отсюда. Понимая, что у нее ничего не выйдет, Лика заплакала еще сильнее.

Под дверью ее комнаты сидел мужчина. Он прекрасно слышал рыдания девушки и не мог понять, что же такое произошло. Гнев уже давно оставил его, осталось только раскаяние. Нет, он не жалел, что избил Дмитрия — все знают, что трогать его вещи запрещено. Мужчина искренне жалел, что ударил Лику.


Глава одиннадцатая

Лика не запомнила тот момент, когда сон накрыл ее, но даже во сне она не нашла покоя. Ее терзали кошмары. Лика понимала, что спит, но не хотела просыпаться. Лучше кошмары во сне, чем наяву. Очередной страшный сон, где она горит, заставил девушку проснуться. Лика вскочила. В комнате стоял запах сигаретного дыма. Девушка стараясь не шуметь, спустилась к кровати, немного подумав, она подошла на цыпочках к двери и прислушалась. Раздался какой-то шорох. Девушка отпрыгнула, испугавшись.

То, что с ней сегодня случилось было действительно похоже на страшный сон. Антон из человека превратился в монстра. Конечно, он и до этого был далеко не ангелом, но сегодня он словно обезумел. Лика видела его глаза. Такого страшного взгляда она еще никогда не видела, словно злобный демон вселился в Черного.

Девушка грустно усмехнулась. Почему каждый раз, когда они находят общий язык что-то обязательно случается? Почему они не могут сблизится? И каждый раз, когда Лика чувствовала комочек нежности в груди, все шло наперекосяк. Каждый раз Антон отталкивает ее, а она начинает его бояться.

Лика потерла пылающую щеку. До сих пор болит. Она подошла к зеркалу и внимательно вгляделась в свое отражение. Ничего хорошего. Половину ее лица будто на сковородке жарили. Девушка печально вздохнула — неизвестно какой красавицей она будет завтра. Но завтра будет завтра, а сейчас надо ложиться. Легкая слабость не собиралось покидать тело. Выпив лекарство, Лика легла в кровать и моментально уснула.

Разбудили девушку солнечные лучи, пробирающие сквозь занавеску и светящие прямо в глаза. Сначала Лика пыталась спрятаться под одеялом, но ей было слишком жарко, поэтому пришлось вставать. Сладко потянувшись, Лика отметила, что боль из костей и мышц пропала. Легко вскочив с кровати она подбежала к зеркалу и чуть не завизжала от радости — синяка нет. Конечно небольшая краснота есть, но это лучше чем синячище в половину лица. А ведь удар был далеко не слабый.

Лика чувствовала себя на удивление хорошо, словно она и не болела вовсе. Хотя стоит отметить, что легкая слабость, головная боль и температура все еще присутствуют. Но девушка почувствовала голод, а это хороший признак. Прихватив пакет с таблетками Лика собралась на кухню. У двери она остановилась в раздумье, но решила, что Черный если и сидел около комнаты, то все равно давно ушел — время-то полдень. И правда у двери она никого не обнаружила и внутренне расслабилась.

На кухне ее ждал новый сюрприз. Кровь Дмитрия от вчерашней драки так никто не удосужился смыть. Девушка осторожно подошла к засохшей лужице крови и опустилась на корточки. Перед глазами вновь встала вчерашняя драка. Лику передернуло — это было ужасно. Никогда бы она больше не хотела быть свидетелем подобного. Капельки крови шли к раковине и выходу, видимо Дима решил умыться на кухне, а затем пошел в какую-нибудь комнату.

И чем только Ирма занимается целыми днями? Конечно возможно, что рыжая девица специально оставила это для нее, для Лики. Словно напоминание, что это Лика виновата, что Диму избили. И словно по заказу появилась сама Ирма. Легка на помине.

— Господи! — в притворном ужасе воскликнула Ирма и приложила руки к губам. — Какой ужас! Никогда бы не поверила, что Черный способен избить Диму до полусмерти.

Лика поднялась на ноги и посмотрела на девушку. Неужели можно быть настолько жестокой? Как она может так относиться к людям, с которыми живет под крышей три года? Совсем что ли сострадания к людям нет?

— Что на них вчера нашло? — продолжала рыжая. — Они не то чтобы всегда в мире жили, но не дрались. Друзья детства как никак.

— Разве в твои обязанности не входит уборка в доме? Или ты кроме члена в руках больше ничего держать не умеешь? — разозлилась Лика. Ей показалось, что хватит с нее постоянных оскорблений, унижений и гнусных намеков. Может она и виновата, но больше не позволит Ирме разговаривать в таком тоне с ней.

— Что? — явно не поверила своим ушам девушка.

— Ты прекрасно все слышала, повторять дважды не буду. А если и не слышала, то уши не мешает почистить. Или у тебя с личной гигиеной так же плохо как и с уборкой дома? Тогда я не удивляюсь, почему Черный держит тебя только как постельную грелку. Кому в спутницы жизни нужна такая грязнуля?

— Да как ты смеешь так со мной разговаривать?! — заорала Ирма. — Да ты знаешь, что я с тобой сделаю?

— Уже боюсь, — усмехнулась блондинка. Хорошее настроение вместе с самообладанием ушли далеко и надолго. Девушка понимала, что говорить подобные вещи некрасиво, но удержать себя больше не могла. — Ты не сможешь мне ничего сделать — Черный тебя разорвет если ты хоть пальцем ко мне притронешься. И ты это знаешь. Тебе известна судьба бритоголовых?

Лика не знала, как Черный относится к Ирме, но надеялась, что хуже чем к ней. Если уж он бритоголовых и Дмитрия из-за нее поколотил… Это, наверное, значит, что в обиду он ее никому не даст. Сам обижать будет.

— Ты совсем охамела, милочка, — зло заговорила Ирма. — Пока тебя не было здесь все было хорошо. Черный не сажал лучших своих людей на цепь и не избивал лучшего друга. Ты все испортила.

— Ты, правда, думаешь, что я всю жизнь мечтала жить бок о бок с бандитами? — Разозлилась Лика окончательно. — Я сюда не сама приехала, если ты не забыла. Сюда меня привез сам Черный, совершенно не интересуясь моим мнением. Конечно, я могла бы сбежать, но ты должна понимать тщетность попыток сбежать с охраняемой территории. И даже если бы у меня это получилось, твой обожаемый Черный пригрозил размазать всю мою семью. Я не знаю, и мне не интересно, есть ли у тебя родственники и какие у тебя с ними отношения, но я своих люблю. Я готова на все ради их защиты. Так что закрой рот и прекрати на меня нападать — этим ты ничего не изменишь. Не нужно извергать на меня свою желчь, лучше займись более полезными делами. Пол например вымой, хоть какая-то польза от тебя будет.

Выговорившись Лика почувствовала огромное облегчение. Конечно и Ирму можно понять — не пойдет же она Черному мозг полоскать. Отвернувшись от злющей девушки блондинка залезла в холодильник, чтобы найти продукты и приготовить себе завтрак.

Неплохо бы узнать, где сейчас Дмитрий. Лика должна извиниться перед ним. Можно конечно спросить у рыжей хабалки, но девушка сомневалась что она что-то скажет. Но попробовать-то стоит? Лика вновь повернулась к Ирме. Та продолжал стоять на одном месте и таращиться на Лику.

— Где сейчас Дмитрий?

— У себя в комнате, — все же ответила Ирма. — Ребята перетащили его вчера и вызвали доктора.

— Где его комната?

— Думаешь, он мало пострадал из-за тебя? Хочешь, чтобы Черный убил его на этот раз? — оказалось Ирма за Диму тоже беспокоится.

— Не нужно лишних слов. Просто скажи, где его комната.

Ирма сказала, где находится Дмитрий и взяв швабру отмыла всю кровь с пола, а после чего гордо удалилась.

Лика улыбнулась в след уходящей девушке. Было бы не плохо, если она успокоится. Хотя в этом блондинка все же сомневалась. Покачав головой девушка принялась готовить завтрак. Диме она сварила куриный бульон, вчера ей показалось, что у него была сломана челюсть. А себе нажарила баклажанов. Налив две кружки чая, девушка поставила все на поднос и пошла в комнату к Диме.

Мужчина жил на первом этаже, недалеко от гостиной. Поставив поднос на столик Лика неуверенно помялась около двери и постучала.

— Лика, проходи, — пригласил Дима.

Девушка заглянула в комнату, удивленная таким узнаванием. Она, что в дверь по особенному стучит? Видимо вопрос был написан у нее на лбу, так как Дима улыбнулся и сказал:

— В этом доме не стучат.

Девушка взяла поднос и не смело перешагнула порог. Дима лежал в постели и выглядел мягко говоря паршиво. Еще вчера там, где было его симпатичное улыбчивое лицо красовалась огромная гематома. Лицо распухло так, что глаза превратились в щелочки, губы разбиты, нос сломан. Да, Черный не пожалел сил, когда избивал лучшего друга вчера.

— Как ты себя чувствуешь? — осторожно спросила Лика и только потом спохватилась. — Ой, глупый вопрос!

— Ты пришла и мне стало намного лучше, — попытался улыбнуться Дмитрий.

— Дима, мне так жаль. — Блондинка поставила поднос на столик и села на полу у кровати. — Это все из-за меня.

— Ты ни в чем не виновата. Черный уже давно обещал мне задницу надрать, а он никогда не забывает выполнять свои обещания. И если можно было все вернуть, я бы поцеловал тебя вновь. Оно того стоило.

Лика испытала такой стыд, но ей хотелось убежать. Одно дело, когда поцелуя хотелось обоим. Но тут другое дело! Лика не испытывала к Диме тех чувств, которые он испытывает к ней. Вряд ли поцелуй был хорошей платой за его нынешнее положение сейчас. Девушке даже показалось, что она целует брата, которого у нее никогда не было. А это инцест какой-то. Лику передернуло от отвращения. Что за мысли у нее в голове обитают?

— Не уверена. — Блондинка поправила одеяло. — Ни один поцелуй не окупит того, что ты в таком состоянии. И это моя вина.

— Давай мы сейчас не будем спорить, чья эта вина. В этом вопросе мы расходимся во мнениях.

— Дима, мне так жаль.

Мужчина взял Лику за руку и поцеловал ладонь. Странное чувство, словно рука не слишком мягкую подушку потрогала. Вырвав руку девушка вспомнила, что принесла бульон Диме. Она даже вызвалась покормить. Ложка за ложкой бульон был съеден, ну или выпит, как кому угодно. Это самое маленькое, что Лика могла сделать.

Дмитрий поднялся с кровати и Лика попыталась положить его обратно.

— Тебе нужно отдыхать! — строго сказала девушка и нахмурила брови.

— Это я знаю, но, Лика, есть такие вещи, которые не делают лежа.

— В смысле?

— Мне нужно в туалет, — пояснил мужчина.

— Ой, — расстроилась Лика своей недогадливости. — Давай я принесу тебе утку или судно.

— Лика, Лика, — рассмеялся Дмитрий. — Во-первых, вряд ли ты найдешь в этом доме утку или судно. А, во-вторых, хотя это нужно было сказать, во-первых, у меня еще есть чувство собственного достоинства, которое не позволяет мне заставлять молодую и красивую девушку подносить мне утки.

— Все это глупости, — отмахнулась Лика. — Я же медик.

— В первую очередь ты девушка, а уж потом медик. А вот я был и остаюсь мужчиной.

Дмитрий отказавшись от любой помощи хромая поковылял в туалет. Лика печально вздохнула и кинула в рот кусок баклажана. Все ее мысли были заняты Димой. Он ей нравился, но не так, как парень девушке. Лика решила для себя, что обязательно с ним поговорит, скажет, как она благодарна ему за все, скажет, что рада знакомству с ним. А еще она скажет ему, что между ними ничего быть не может. И не только потому что она принадлежит Черному, а потому что ее сердце не принадлежит Дмитрию. Она обязательно ему все скажет, но потом, когда он поправится. Лике не хотелось добавлять к физической боли еще и душевную.

Мужчина вернулся минут через десять. Было видно, что каждое движение приносит ему нестерпимую боль. Лика поднялась на ноги и подбежала к Диме, нужно помочь ему лечь в постель. Он очень грузно оперся на девушку, видно сил совсем не было, и позволил довести себя до кровати.

— Ты не должен геройствовать! — сурово сказала девушка, укладывая Диму в постель и укрывая одеялом. — Сейчас я принесу грелку со льдом, к синякам приложишь.

— Точнее к синяку, — хмыкнул Дима. — Я и сам сплошной синяк.

— Это исправимо. Вот увидишь, что совсем скоро ты встанешь на ноги, — подбадривала девушка.

Странно, но с болезнью Димы она совершенно забыла о себе. Но она привыкла забывать о себе, когда помощь нужна другим, что даже не заметила этого. Хотя чувствовала она себя намного лучше. Самое главное, что боль в мышц и суставах ушла.

— Придет время, Лика, и я заберу тебя отсюда, — выдал Дмитрий.

— Что? — девушке показалось, что она ослышалась.

— Я заберу тебя отсюда, — повторил мужчина. — Как только я смогу нормально встать на ноги, я увезу тебя. Нас никто не найдет.

— А если найдут, то убьют, — прошептала Лика злобно. — Тебе-то еще может повезти — тебя прикончат сразу.

— Нас не найдут. Я обещаю, — горячо уверял Дмитрий.

— С чего такая уверенность?

— У меня есть один знакомый. Он очень влиятельный человек в этом городе. Он поможет нам достать новые паспорта и мы сможем уехать. Куда ты хочешь? Я отвезу тебя в любую точку мира.

— Не думаю, что это хорошая идея, — засомневалась Лика в предложении Димы.

— Ты хочешь здесь остаться? С Черным?

— И это в мои планы не входило. Но ты можешь представить, как ты будешь увозить меня из под носа Черного?

— У нас есть время обдумать все детали.

Девушка не знала, что на это ответить. С одной стороны, ей хотелось уехать. Но с другой стороны, не с Дмитрием же. Если он поможет ей сбежать отсюда и увезет, она станет ему обязанной, ведь он не как друг собрался ее похищать. Да и не была она уверена, что Черный настолько глуп, чтобы в самые кратчайшие сроки не найти беглецов. А еще Лика не хотела признаваться даже себе, что не хочет уезжать от Антона.

— Мы все обдумаем, — пообещала девушка. Убегать с Димой она не собирается, а выслушать его идеи вполне может. — А сейчас отдыхай.

Лика осторожно потрепала Диму по светлым волосам и взяв поднос покинула комнату. В коридоре ее жал сюрприз. Не самый приятный — Лика наткнулась на Черного. Мужчина стоял сложив руки на груди и исподлобья смотрел на блондинку. Взгляд его мало отличался от вчерашнего. Лика хотела открыть рот и направить его к Ирме для релаксации, но мужчина опередил ее.

— Что ты здесь делаешь?

— Пришла проведать Диму. Так и знала, что уход за ним не осуществляется, — покачала головой девушка.

— Здесь не больница и никто ни за кем ухаживать не собирается, — сурово поведал мужчина.

— Как ни странно, но я это заметила, — усмехнулась девушка, собираясь уйти.

— Лика, прости меня за вчерашнее. Я не хотел бить тебя, не знаю, как это вышло.

— Бог простит. Хотя сомневаюсь, что ты сможешь когда-нибудь с ним встретиться. Уверена, что такие как ты сразу попадают в котел к чертям.

— Лика…

— Хотя ты не сможешь долго сидеть и поджариваться. Ты быстро сможешь занять место самого главного черта, — бросила Лика и уже собиралась уйти, но в голове появился вопрос.

Зачем Антон пришел в комнату Димы? Лика очень надеялась, что он не подслушивал их разговор о бегстве. Но зная немного мужчину, девушка понимала, что так легко бы они не отделались, услышь он их разговор. Значит, дело не в этом. В том, что Черный пришел проведать Диму, Лика тоже сомневалась. Возможно, Черный посчитал, что Дима не достаточно пострадал вчера и решил добавить? Тогда своим появлением здесь Лика только усугубила ситуацию. Нужно все исправить.

— Не смей его больше бить! — приказала Лика, хватая мужчину за локоть. Он даже не повернулся к ней. — Слышишь, Черный?

Эта фраза возымела волшебный эффект — Антон повернулся к ней и недоверчиво посмотрел в глаза.

— Черный? — удивился он. — Почему не Антон? Ты никогда не называла меня Черным. С тех пор как узнала, как меня зовут звала только по имени.

— По имени я называла человека, — спокойно ответила девушка, радуясь произведенному эффекту. — А ты животное.

Довольная собой Лика ушла, оставив Антона раздумывать над ее словами. Далеко уйти она не успела.

— Лика, — позвал мужчина.

— Зачем ты это сделал? — Резко повернулась Лика. Ей правда были интересны мотивы Черного. Почему он набросился на Диму? Что он ему сделал?

Мужчина молчал, а Лика уже не могла уйти — она хотела услышать ответ. Скажи он сейчас все правильно, она сможет его простить. Но Антон молчал, разглядывая девушку перед собой. Как же хотелось кричать от обиды! Лике хотелось залезть в голову этому человеку и понять, что там творится. Какую свалку он себе в мозгах навел?

— Что ты молчишь? — спросила Лика. — Ответь мне!

— Что именно ты хочешь услышать?

— Я задала вопрос! — Девушка с трудом удерживала себя в руках. — И хочу получить на него ответ.

Черный склонил голову на бок и противно ухмыльнулся. Отвечать он не собирался. Видимо наслаждаться компанией Лики тоже. Он просто развернулся и собрался уходить. Такого девушка просто стерпеть не смогла.

— Не смей поворачиваться ко мне спиной! Слышишь? — злилась девушка. — Зачем ты избил Диму? Боишься, что он твой авторитет украдет?

Лика не знала, как больнее уколоть мужчину, поэтому сказала первое, что пришло в голову. И кто бы мог подумать, что она с первого раза попадет в больную точку. Черный резко обернулся, глаза полыхали пламенем, а черты лица исказил гнев.

— Никто не сможет украсть мой авторитет! А Дима твой получил по заслугам!

— И что же он сделал? — нажимала Лика.

— Он взял то, что принадлежит мне. Он посмел коснуться тебя без моего разрешения.

— Говоришь так, будто я вещь какая-то, — растерянно сказала Лика и потерла щеки ладонями.

— Я не это имел в виду, — слегка успокоился Черный. — Ты же знаешь.

— Я не вещь! — покачала головой девушка. Вообще она хотела услышать от Антона совсем другие слова, но он предпочел удобную ему формулировку. Она для него всего лишь вещь. Красивая, желанная, но все же вещь.

— Ты принадлежишь мне!

— И разумеется тебе все равно, что чувствую я, правда? Ты ведь все это время защищал меня потому, что я твоя вещь? Поэтому ты избил Диму? — усмехнулась девушка, окончательно приходя в себя. — А ты не думал, что я хотела продолжения с ним?

— Что ты сказала? — рыкнул Черный больно схватив девушку за плечо.

— Я сказала лишь то, что ты ошибаешься.

Лика почувствовала, как по телу разливается холодная ярость. Она никогда в жизни не испытывала подобного чувства. Казалось даже, что ей начинает доставлять удовольствие бить в слабое место Черного. Хотелось ударить еще большей. А потом еще. И еще.

— Ты хочешь, чтобы я подчинялась тебе как все? Не выйдет. Ты ошибаешься в своем отношении ко мне. Ты можешь считать меня вещью, но я никогда не стану твоей. А знаешь почему? — холодно спросила Лика игнорируя боль в плече.

— И почему же?

— Потому что я человек. Женщина. И я не когда не пойду за мужчиной, считающей меня вещью. Я никогда не буду твоей, как бы сильно ты этого не желал, — зашептала Лика, высвобождая руку и придвинувшись ближе к Черному. Она говорила ему все это в губы, сводя с ума. — А я чувствую, как сильно ты меня желаешь. Я вижу это в твоих глазах, губах, слышу в твоем дыхании, чувствую в твоем прикосновении.

Лика провела языком по контуру губ Антона и испытала мрачное удовольствие заметив, как он дернулся. Незаметно улыбнувшись, девушка принялась дальше доводить Черного.

— Но взять ты меня не можешь. И все потому, что я не принадлежу тебе, я принадлежу себе. И ты это чувствуешь, так ведь? Иначе давно бы взял силой. Да только проблема одна — ты чужих вещей не трогаешь. Поэтому ждешь, что я упаду в твои объятья. — Лика провела языком по ушной раковине Антона и укусила за мочку. — А я не упаду, ты должен это понимать. Я не вещь и никогда не буду принадлежать тебе. Но ты можешь изменить это, изменив свое отношение.

Лика усмехнулась и отошла от Черного. Ее голос принял обычный тембр, да и вообще девушка изменилась за минуту, вновь напоминая себя, а не роковую соблазнительницу.

— Но ты никогда не сможешь изменить свое отношение, — заговорила Лика уже нормально, сложив руки на груди. — Ты никогда на это не пойдешь. Ведь изменить свое отношение — значит признать свои ошибки. Ты ни за что в жизни их не признаешь. И именно поэтому ты всегда проигрываешь. Ты потеряешь все! Потеряешь даже то, что по твоему мнению, у тебя нет.

Антон стоял не шевелясь. Кажется он даже не дышал. Взгляд его был приклеен к Лике. Девушка видела, что ее слова начали доходить до мужчины, все его эмоции были написаны на лице. Гнев, растерянность и снова гнев. Сейчас блондинка его почему-то не боялась, наверное потому что в этот раз она оказалась права. Она не оскорбляла Антона, не говорила гадости, сейчас она сказала правду.

Грустно улыбнувшись Лика пошла в свою комнату — пора принять лекарства. Со всеми этими разборками она совершенно забыла о себе, а о себе нужно сейчас думать в первую очередь. Дима и Антон уже большие и сами разберутся, а вот кто поможет ей? Кто поможет разобраться в ее чувствах, проблемах? Как найти нужную дорогу? Кому стоит веришь? И кто фальшиво улыбается? Лика поняла, что запуталась и отчаянно искала выход, но его не было. А ведь мама в детстве часто говорила, что если Бог закрывает дверь, он открывает форточку. В ситуации с Ликой, он даже щелочку решил не открывать.

Выпив целую горсть таблеток, девушка упала на кровать и расплакалась. От жалости к себе, к Диме. К Антону. Ей безумно хотелось узнать, что прячется за толстым слоем злости. Лика мечтала заглянуть ему в душу. Вряд ли, конечно, Антон сочтет ее достойной слушательницей, но помечтать не вредно. Девушка заплакала еще сильнее. Ее мечты так и остались мечтами. Теперь она вынуждена оплакивать свое будущее с человеком, который ее предал и с человеком, который никогда ее не примет.

Лика чувствовала сильную тягу к Антону. Влюбленность. Но что хорошего может из этого получиться? Ну влюбится она в Антона окончательно, а он ее использует и выкинет, как Макс. Сможет ли она пережить подобное? А сможет ли Антон сотворить подобное? Лика всего этого не знала.

Сейчас идея Дмитрия сбежать отсюда не казалась такой уж дурацкой. Когда слез больше не осталось, Лика пошла в ванную умыться, а потом к Дмитрию.

Девушка очень надеялась, что по дороге не встретит Черного. Лика считала, что он уже отошел и мечтает свернуть ей шею. Сама же девушка до сих пор был в шоке от своего поведения. Какой бес в нее вселился? Как можно получать удовольствие от того, что говоришь людям гадости?

Постучавшись в комнату и получив разрешения войти, Лика открыла дверь. Дима все так же лежал в кровати, чем вызывал новые приступы жалости. До какой же степени нужно быть животным, чтобы так отделать человека!

Девушка осторожно присела на краешек кровати и постаралась ободряюще улыбнуться. Она прекрасно понимала, что у нее не вышло. Так как врать она не любила, то и улыбка вышла слишком жалкой. Лика взяла Диму за руку, желая поддержать.

— Рад, что ты снова пришла. Только у тебя глаза красные. Ты плакала?

— Нет, — улыбнулась девушка. — Соринка в глаз попала.

— Он опять тебя обидел?

— Нет, конечно же нет. — Покачала головой блондинка. — Мы с ним просто поговорили. Это был странный разговор, это были словно не мы.

— О чем ты, Лика? — Явно не понимал мужчина.

— Я сейчас о том, что готова принять твое предложение. Я хочу уехать отсюда, хочу избавиться от Черного.

В этот момент Лика совсем забыла про свою семью. А ведь Черный обещал с ними разделаться. Но сейчас, когда Лика сказала Диме, что хочет уехать, она думала только о том, как хочет сбежать. Возможно, ей и стоило вспомнить про угрозы, но в голове крутились мысли только о побеге. И девушка не совсем понимала от кого она хочет убежать. От Черного? Или от себя? Но это она решит позже, когда они уедут. Лика старалась подбодрить и уверить себя, что у нее хватит храбрости на этот шаг.

Дмитрий обрадовался, он даже постарался улыбнуться, но его попытка привела лишь к тому, что синяки на лице стали темнее. Он сжал руку Лики.

— Я готов ехать хоть сейчас.

— Нет! — отказалась Лика. — Сначала ты должен поправиться, должен встать на ноги.

— Но…

— Никаких но! Ты должен поправиться! Когда ты будешь лучше себя чувствовать, мы обсудим с тобой план побега. Договорились?

— Ты готова уехать отсюда. Я не могу ждать больше, мы должны уехать сейчас.

— Послушай меня. Я не хочу уходить от погони с полуживым человеком на руках. Ты сам понимаешь, что в таком состоянии ты далеко не уйдешь. Прекрати спорить. Мы уедем отсюда, но не раньше, чем ты поправишься. И ты больше не будешь задирать Антона. И планы побега пока строить ты доже не будешь.

— Лика…

— Пообещай! Иначе, я никуда не поеду.

Дима задумался. Видимо, он хорошо понимал, что лучше подождать, чтобы получить желаемое, а не торопиться и потерять все.

— Хорошо, я обещаю.

— Вот и отлично. — Лика поднялась с кровати и собиралась уже уйти, как Дима окликнул ее.

Девушка повернулась к Диме лицом и стала ждать, что он скажет. Но Дмитрий молчал и смотрел на нее. Блондинка почувствовала себя не слишком уютно от такого странного поведения.

— Присядь, пожалуйста.

Лика неуверенно кивнула и села на краешек кровати. Дмитрий взял ее за руку и потянул к себе. Лика сразу поняла, что он хочет сделать — снова ее поцеловать. Только сама Лика этого не хотела. Она не собиралась давать Диме ложную надежду, но видимо тем, что она согласилась ехать, девушка только уверила его в ответных чувствах. Конечно же Лика собиралась сказать Диме, что не чувствует к нему того, но не сейчас, когда он так болен. Видимо придется пересмотреть свое решение.

— Дима, не надо! — Вырвалась блондинка и вскочила с кровати.

— Почему? Мне будет совсем не больно, если ты об этом.

— Не об этом. Я согласилась уехать с тобой не потому что влюблена в тебя.

— Нет? — удивился мужчина.

— Нет. Я не влюблена в тебя. Я хочу лишь уехать отсюда. И когда мы уедем, то у нас все равно ничего не получится. Ты для меня, — Лика ненавидела ту фразу, что сейчас последует, — как друг. И вчерашний поцелуй был ошибкой. Я этого не хотела и потом не захочу. Прости меня.

— Ничего, это я размечтался, — только и ответил Дима. — Но мы все равно можем уехать. Я помогу тебе сбежать отсюда, не переживай.

Холодок пробежал по позвоночнику девушки. Вроде Дмитрий хорошо принял ее объяснения и совсем не разозлился, но что-то ей не понравилось. Он словно изменился после того, как Лика назвала его другом. Она правда считала его другом, а вот ему это видимо не очень понравилось. Девушка тряхнула головой. Она не может подозревать всех! Дима говорил совершенно нормально, не обижено, не угрожая. Лика приказала себе не придумывать всякие гадости и успокоиться.

Пожелав мужчине приятных снов, девушка сбежала к себе в комнату. Она забралась в постель и с головой накрылась одеялом. Лика старалась отогнать все плохие мысли, которые пришли на собрание в ее голову. Все будет хорошо. В это нужно только верить.


Глава двенадцатая

Настал день экзамена. Как бы Черный не пытался отвертеться, ему все равно пришлось везти Лику в академию. Даже прямое заявление, что девушка еще не выздоровела и ей нужно отдыхать не помогли. Лика твердо решила сдать этот экзамен — не зря же она уговаривала Черного позволить ей вернуться. И такая мелочь, как собственная болезнь ее не остановит.

Приняв с утра все таблетки, девушка собралась и спустилась вниз, где должен ждать ее Черный. Мужчины еще не было и Лика решила выпить кофе. Пока готовился ароматный напиток, девушка повторяла в голове все, что выучила для экзамена. Возможно она пойдет сдавать одной из первых и на экзамене долго не задержится. Конечно, Инга захочет справить сдачу первого экзамена в кафе, но Лика может отказаться, сославшись на болезнь. Правда, ссылаться на нее она все время не сможет и Инга заставит идти справлять. Лика вздохнула и пришла к выводу, что разговора с Черным не избежать.

Лика начала прокручивать в голове диалог с Черным. Какие доводы ей придется привести, что сделать, чтобы он ее отпустил. Конечно, Лика понимала, что составленный ею диалог может пойти по другому сценарию, но об этом она думать не хотела. Она сможет с ним договориться. К тому же девушке казалось, что после их разговора у комнаты Димы, Черный не будет больше такой сволочью. Хотя, кто его знает.

В этот момент на кухню пришел Черный. Чтобы задобрить его Лика поставила на стол две чашки кофе вместо одной. Мужчина кивком поблагодарил девушку и маленькими глотками начал пить кофе. Девушке хотелось поговорить с ним уже сейчас, но она не могла набраться смелости. К тому же Черный смотрел только в чашку, словно Лики тут вообще и не было. Такое пренебрежение девушка едва могла стерпеть. Видимо она переборщила тогда.

— Как дела? — все же подала голос девушка.

Антон поднял на нее глаза и Лика примерзла на месте. Лицо мужчины словно окаменело, не было добродушия, какое обычно появлялось при Лике. Сейчас перед ней стоял жестокий расчетливый бандит, а не мужчина, которого хотелось называть по имени. Сейчас он был именно Черный, а не Антон. Лика сама не знала почему, но она разделяла этих двух людей подсознательно. Со всеми он всегда был Черным, а с ней Антоном. Но теперь все иначе.

— Если ты не хочешь опоздать, нужно выезжать сейчас, — ответил мужчина и допил кофе.

— Сейчас только кружки намою.

— Жду в машине, — сказал Черный и ушел ни разу не оглянувшись.

Лика долго смотрела ему в след. И все же переборщила. Но потом в голову пришла мысль, но сделала она все правильно. В следующий раз будет думать, как поднимать на нее руку и называть вещью. Но если быть до конца честной, Лика понимала Черного. Пусть она и не соглашается с тем, что она принадлежит ему, но он-то в это свято верит. И она могла представить, как он приходит домой и видит, как Дима целует ту, которая принадлежит ему. Глупо все вышло. И сама она тоже виновата. Нужно было оттолкнуть его, а не стоять столбом. Теперь она не разговаривает с Антоном и Диме дала ложную надежду. Одни проблемы.

Ополоснув чашки, Лика выбежала на улицу, не хотелось заставлять Черного ждать. Ведь он может разозлиться и уехать без нее. Но мужчина продолжал сидеть в машине и ждать девушку. В салоне играло громко радио, это видимо на тот случай, если Лика захочет поговорить. Девушка заняла место и пристегнулась. И чтобы не коситься на мужчину отвернулась к окну. Антон завел автомобиль и выехал со двора.

— Во сколько тебя забирать? — поинтересовался Черный после того, как убавил звук.

— Я не знаю. — Девушка пожала плечами. Трудно представить, как пойдет дело.

— Не знаешь? — переспросил Черный. — И что ты мне прикажешь? Как собачонка ждать тебя у академии?

Лика не совсем понимала причин его злости. Ведь она-то на самом деле не виновата. Откуда она может знать, когда освободится?

— Если ты скажешь адрес, я могу вернуться на такси, — предложила такой вариант девушка.

— Да? — хмыкнул мужчина. — Я что-то не уверен, что ты вернешься по собственной воле. Вдруг сбежишь?

Лику такой ответ несказанно обидел. Она вела себя в доме этого бандюги примерно, когда ездила на консультацию никому не сказала, что с ней сейчас твориться. Даже сбежать не пыталась. И все это для того, чтобы столкнуться с таким недоверием? Возможно, Черный слышал их разговор с Димой, который кстати Лике начал казаться безумным, но он не мог его услышать. Значит просто недоверие. И девушка вспылила.

— Значит, сиди как собачонка и жди! Другого варианта нет.

— Что ты сказала? — удивленно переспросил водитель.

— Все ты прекрасно слышал! Я не знаю, когда освобожусь, поэтому тебе не остается ничего другого, как сидеть и ждать.

— Мне кажется, что ты забываешься, — угрожающим тоном сказал Черный.

— И что ты мне сделаешь? — мило поинтересовалась девушка. — Опять ударишь?

— Я же извинился, черт возьми!

— Твои извинения не изменили случившегося, — заметила девушка. — Если вернуть тот день, ты поступил бы так же.

— Знаешь что? — процедил мужчина разозлившись.

— Ну что? — злилась и Лика. — Можешь остановить машину, я подставлю тебе вторую щеку.

Черный выдал непечатный текст и на Лику внимания больше не обращал. Девушка поздравила с себя с маленькой победой, только на душе гадко стало. Почему она превращается в ядовитую змею, ведь она не такая. Лика прекрасно знала себя, она добрая отзывчивая. Так почему же она в последнее время так себя ведет? Возможно это сказывается общение с Черным и ему подобных.

Минут через двадцать Черный затормозил на стоянке у академии. Лика только успела вылезти и захлопнуть дверь, как автомобиль резко сорвался с места. Вдогонку ему послышались гудки недовольных водителей, которых он подрезал. Девушка поджала губы и направилась ко входу. Ей хотелось поскорей найти Ингу и поговорить. Лучше разговаривать о девичьих глупостях, чем забивать свою голову мыслями о Черном. Так же Лике хотелось поговорить с Диной. Было очень интересно узнать, что случилось после их с Антоном ухода из ресторана. Но как назло не было видно ни Динки, ни Инги.

Лика уже практически подошла к академии, как услышала знакомый голос окликающий ее. Лика хотела перейти на бег и скрыться за стенами академии, только бы не видеть и не слышать человека зовущего ее. К тому же она не была готова к этой встрече и не представляла, что можно сказать. Она была уверена, что этот человек навсегда вычеркнут из ее жизни. Он сам себя вычеркнул.

— Лика! — голос прозвучал так близко.

Девушка прибавила шаг, но в этот момент ее схватили за плечо и резко развернули. Лика едва удержалась на ногах. Она предпочла даже упасть, чем ухватиться за этого человека, но он сам поддержал ее. С трудом переборов отвращение блондинка вырвалась и хотела вновь продолжить путь.

— Лика, да подожди ты!

— Что тебе нужно? — сурово спросила девушка.

— Мне сказали, что ты придешь на экзамен и я сразу решил, что должен приехать и увидеть тебя.

— Увидел? Теперь я пошла. — Лика едва удерживала себе, чтобы не заорать на подонка.

— Я хочу поговорить с тобой, — взмолился мужчина.

— Поговорить? — фыркнула блондинка. — О чем? Или ты еще кому-то меня в карты проиграл?

— Я понимаю, что ты злишься, — пытался оправдаться парень.

— Злюсь? — переспросила девушка и расхохоталась, а потом добавила. — Да я в бешенстве! Как ты посмел заявиться сюда после всего, что ты натворил? Думал, я плясать от радости буду тебя увидев? Если это так, ты ошибаешься.

— Я очень волновался за тебя. Не ожидал даже, что это животное тебе позволит вернуться в академию. Я думал, что они тебя там до смерти за… замучают. Я очень переживал, милая.

Лика не знала смеяться ей или плакать. Услышав, как Максим отзывается об Антоне, ей сразу стало понятно, кто из этих двоих животное. Пусть Черный бандит и убийца, но он не прикрывается маской хорошего парня и не предает человека, безоговорочно верящего ему. А Макс… Самый последний козел! И надо же, какой он заботливый! Переживал он за нее видите ли. Каждую ночь наверное в постели с Динкой переживает.

— Ты думал они меня до смерти изнасилуют? — сохраняя спокойствие спросила Лика с невинной улыбкой. — Наверное поэтому и проиграл меня в покер. Так?

— Детка, ты должна меня понять, — оправдывался Максим. — У меня не было другого выхода.

— Выход есть всегда! — закричала девушка с трудом удерживая слезы. — А то, что сделал ты — подлость. Ты спишь с моей одногруппницей, потом приезжаешь сюда и заявляешь, что беспокоишься обо мне? Да как только у тебя наглости хватает?

— Она меня совратила! Я не смог устоять.

Лика хмыкнула. Сразу вспомнилось, как Черный ее совращал: его жаркие поцелуи, прикосновения, его желание смешанное с ее собственным. Но она устояла, значит и Максим смог бы. Да и дело тут совершенно в другом. Он знал, что с ней сделают. Знал! И все равно поставил на кон. Будь на месте Антона другой человек, возможно все так и было бы. Так что можно со стопроцентной уверенностью сказать, что Лике безумно повезло, что выиграл ее именно Черный. Но Максим знал!

Лике казалось, что боль выворачивает все внутренние органы и ломает кости. Она никогда подобного не испытывала. В доме Черного было как-то некогда предаваться вселенской боли, но сейчас увидев Максима, боль напомнила о себе. Но одно Лика поняла точно — сейчас глядя на Морозова, девушка с полной уверенностью могла сказать, что больше не любит его. И не понятно, как она вообще могла его любить? Скользкий, мерзкий, отвратительный тип.

— Мне все равно, — сказала Лика. — У меня нет времени, я должна идти.

— Скоро я заберу тебя, Лика! — пообещал Максим. — Я заберу тебя и мы сможем все исправить. Мы будем счастливы.

Лика ушам своим поверить не могла. Он что собрался ее у Черного выкрасть? Да он с ума сошел! Черный так просто ее не отпустит. Да и сама Лика от него не уйдет. Лучше уж все жизнь с Антоном прожить, чем провести с Максимом пару часов.

— Лучше я по собственной воле встану с ним, чем с тобой, — бросила через плечо девушка, уходя. И это была чистая правда.

— Я люблю тебя! — заголосил в спину Максим.

Лика резко остановилась. Что он сейчас сказал? Он сказал, что любит ее? Неужели он правда думает, что Лика сможет подобное простить? Даже самые добрые и не злопамятные девушки не смогут простить такого предательства. И она никогда не простит! Любит? Да после того, что он сделал, просто не имеет права таких слов говорить. Блондинка разозлилась и повернулась.

— Любишь? — гневно переспросила она. — Думаешь, что я тоже тебя люблю?

— Конечно! Вспомни, как мы мечтали о нашем будущем, о детях, которых нарожаем. Это все возможно.

Лика ушам своим не верила! Эта подлая скотина говорит, что у них еще возможно будущее? Он ее вообще за идиотку держит? Больше сдерживать себя Лика не могла. Она знала, что ей тоже будет больно, но не могла остановиться. Девушка сцепила руки в замок и размахнувшись врезала Максу по челюсти. Парень не ожидая от возлюбленной такой подлости, упал. Довольная проделанной работой, Лика зашла в академию. Руки правда болели, но растоптанная гордость и чувство собственного достоинства сейчас вознеслись до небес, притупляя боль. Любит он ее. Как же!

Лика поднялась на третий этаж и увидела свою группу, закрытую учебниками и тетрадями. Отыскав нужного человека, она пробралась в толпу и тронула за плечо девушку, привлекая к себе внимание.

— Святоша? Что тебе нужно?

— Это ты сказала Максиму, что я в академию вернулась?

— Я? — удивилась Динка. — Мне что делать по твоему больше не чего? К тому же в постели со мной ни один мужчина про другую девушку не вспоминает.

Лика такому ответу удивилась. Откуда же тогда Морозов узнал? Явно не у Черного спросил. Девушка отошла от кучки и достала собственные конспекты.

— Эй, святоша, а в чем дело? — Вышла за ней Дина.

— Максима сейчас встретила, — поморщилась девушка. — Я думала, он от тебя узнал.

— Он был здесь? — удивилась Динка. — Что хотел?

— Хотел узнать не разорвали ли меня бандиты на клочки, когда насиловали, — шепотом ответила блондинка. — Ты точно ему ничего не говорила?

— Я дура по твоему? — тоже перешла на шепот Дина. — Зачем мне говорить ему о тебе, если я хочу его заполучить?

— Тогда я ничего не понимаю, — призналась блондинка. — Откуда он мог узнать про меня? Ведь кроме тебя он вроде бы ни с кем отсюда не общается.

— Что говорил? — не могла не спросить Дина.

— Сказал, что скоро заберет меня обратно к себе.

— Это не очень хорошо. — Нахмурилась брюнетка. — Хотя, я сомневаюсь, что Максим сможет забрать тебя у твоего бандита. Если судить из того, что я видела — он тебя никуда не отпустит. А если Макс все же решится выкрасть тебя, то лишиться головы. И к тому же почему он этого не сделал сегодня? У него была прекрасная возможность запихнуть тебя в машину и увезти, пока Антончика нет рядом.

Динка была права. Сегодня Максиму предстала прекрасная возможность забрать ее, но он ей (слава Богу!) не воспользовался. Чего же он тогда ждет? Каким образом собирается вернуть Лику? Возможно он захочет отыграть ее в карты, но девушка сомневалась, что Черный способен на подобную подлость. Он никогда не поставит ее на кон, что бы там Максим не предлагал.

— Плохо ты его соблазняешь! — вынесла суровый вердикт блондинка.

— Что?

— То! Если бы ты соблазняла его как положено, то он не поджидал бы меня возле академии. Ты во всем виновата.

— Ну знаешь ли! — возмутилась оскорбленная Динка. — Да я больше тебя хочу, чтобы он тебя забыл!

Лика улыбнулась. Именно этой фразы ей и не хватало. Дина может и не станет никогда ее подругой, но может стать союзником. Вообще-то, Лика никогда не любила тайные заговоры, но другого выхода она не видела.

— Значит ли это, — проникновенно начала блондинка, — что ты поможешь мне избавиться от Максима?

— С превеликим удовольствием, — хищно улыбнулась Дина. — Но как ты себе это представляешь?

— Я помогу тебе. Если в постели ты справилась сама, то пробраться в душу без моей помощи ты не сможешь.

— Как плохо на тебя влияет твой бандит, — усмехнулась брюнетка. — Кто бы мог подумать, что наша местная святоша способна на такие вещи.

— Способна, чтобы избавить себя от посягательств бывшего, который проиграл меня в карты, — легко парировала Лика. — Кстати, я тут узнала, что твой Жора тоже тогда за столом сидел.

— О! — удивилась Динка. — Тогда тебе просто повезло, что он не слишком хороший игрок в покер.

— Что было после того, как мы ушли? — полюбопытствовала Лика. Ей было интересно, как Дина выкрутилась. Черный ей рассказал, что именно Дина позвала его на подмогу.

— Вот что, — улыбнулась Дина и протянула Лике руку. На среднем пальце девушки красовалось изумительной красоты кольцо. Тонкий круг кольца обвивала змейка с зелеными изумрудиками вместо глаз, а во рту она держала большой камень. Видимо бриллиант. Девушка взяла Дину за руку и приблизила кольцо к своим глазам. Действительно красивое кольцо.

— Даже спрашивать не буду, за что он так тебя отблагодарил, — рассмеялась Лика.

— Ну и дура же ты! — заметила Дина. — Мой старый дурачок слышал, как я умоляла твоего Черного не избивать его. Потом, когда вы уехали я вызвала его людей и нас отвезли домой. За спасение его лощеной задницы он и преподнес мне это колечко. Красивое правда?

Лика убедила Дину, что кольцо действительно очень красивое и как нельзя лучше описывает сущность самой Динки. Вывернулась же из ситуации. И Лику спасла и Жоре доказала свою преданность.

— А вы после ресторана чем занимались? — сверкнула глазами брюнетка. — Отблагодарила своего спасителя?

Лика вспомнила, как они поругались с Черным и загрустила. Ужасный вечер выдался и добавить больше не чего.

— Вы куда-то ходили вместе? — раздался рядом голос Инги. Вид у нее был воинственный.

— Пожалуй, здесь я лишняя, — заявила Дина и скрылась, оставив Лику на растерзание лучшей подруги.

— Я думала, ты уже не придешь.

— И поэтому решила найти себе новую подругу? Динку? Ту самую, которая спит с твоим парнем? — сыпала вопросами Инга. — Так вы ходили куда-то вместе? Из того, что я слышала — ты познакомила ее со своим парнем?

— Все не совсем так, — попыталась оправдаться Лика, хотя ей было жутко стыдно. Инга ее лучшая подруга с первого дня учебы, а она не может ей ничего рассказать. А Динка с который она не особо и общалась знала про Ликины дела практически все. Какая же теперь из Лики подруга?

— А как? — не сдавалась Инга, желая услышать подробности.

— Вы встретились в ресторане случайно. Наши спутники оказались знакомы и мы провели вечер вместе. Ты можешь себе представить, что я вынесла находясь за одним столиком с Динкой? — жалобно спросила Лика. Сейчас она себя лучшей подругой Инги не чувствовала — надо же столько всего наврать. Только правды сказать она не могла.

— А что она говорила про спасителя? — не сдавалась подруга.

— Я на улицу вышла свежим воздухом подышать, а ко мне тип пьяный какой-то пристал. Отбиться от него не могла. Потом пришел Антон и спас меня.

Инга недоверчиво смотрела на подругу. Лика себя очень неуютно чувствовала. Ей не хотелось продолжать этот разговор, потому что она уже не знала что соврать. И девушка решила сменить тему.

— Ты Максиму сказала, что я в академию вернулась?

— Я? — удивилась Инга. — Думаешь мы такие хорошие друзья, что созваниваемся каждый вечер и беседуем до полуночи?

— Нет, конечно. Просто он приходил сегодня и заявил, что ему сказали, что я вернулась.

— У своей новой подружки ты не спрашивала? — фыркнула Инга. — Уж она точно с ним общается.

— Спрашивала и это не она. К тому же я сомневаюсь, что Динка очень хочет, чтобы мы с Максом опять сошлись.

— Говоришь, что он приходил сегодня? — переспросила Инга взволновано. — И что хотел?

— Хочет меня вернуть, — усмехнулась Лика. — Сказал, что любит меня и скоро заберет у Антона.

Тут Лика решила, что может рассказать часть правды. Она не хотела обманывать подругу и будь у нее другой вариант, воспользовалась бы им. Но другого варианта не было.

— Вернуть хочет? Интересно, когда это пришло ему в голову? В перерывах между занятий сексом с Динкой? — фыркнула девушка. — Молодец парень, ничего не скажешь. А знаешь, что самое обидное? Ни один парень не будет считать себя в подобной ситуации виноватым. Ну подумаешь, переспал с другой, но ведь любит-то он тебя.

— Ты так говоришь, будто он с тобой так поступил.

— Он поступил так с тобой! Но я все равно чувствую, что он и меня предал! Ты же моя лучшая подруга!

Лика с благодарностью посмотрела на Ингу и вновь испытала жгучий стыд. Подруга так за нее беспокоится, а она не может ей ничего сказать, только враками кормит.

— Ладно, дружеская беседа это очень хорошо. — улыбнулась Инга. — Но давай ка тоже конспекты почитаем.

Девушки принялись повторять пройденный материал. Преподаватель пока не пришел и у них была прекрасная возможность рассказать друг другу все, что знали. Лика нервничала — болезнь вновь дала о себе знать слабостью и температурой. Девушка просто чувствовала, как она поднимается. Скорее бы уже закончился этот кошмар, именуемый экзаменом, и Лика окажется в теплой кровати.

Экзамен начался точно по расписанию. Пожилой мужчина и уважаемы профессор в одном лице запустил в аудиторию первую шестерку студентов, в которой оказались Лика и Инга. Девушки были уверены в своих знаниях, поэтому на всех экзаменах выступали первопроходцами.

Студенты сложили свои вещи на отдельный стол и по одному подходили к преподавательскому столу. Лика взяла свои билет, внимательно прочитала его и вызвалась отвечать без подготовки. Профессор с уважением посмотрел на блондинку и жестом пригласил присесть а стул.

Девушка быстро и уверенно начала отвечать на первый вопрос. Затем последовал второй и третий. Рассказывала она очень подробно, ссылаясь на различные источники. Ни разу не запнувшись, словно читала все из конспектов, Лика закончила свой ответ.

— Давно мне так скучно на экзамене не было, — пробормотал мужчина, подпирая кулаком морщинистую щеку. — Прекрасный ответ! Даже добавить нечего.

Из аудитории Лика вышла спустя двадцать минут уставшая, но довольная. Остальная группа обступила ее требуя подробностей. Лика честно призналась, что ответила сразу, как взяла билет. Ее поздравили с честно заслуженной пятеркой и отправили отдыхать.

— И все таки она святоша, — фыркнула Динка и скрылась за толстенной тетрадью с конспектами.

Лика спускалась вниз и думала, что будет делать, если Черный не вернулся. Если бы она знала адрес, то на самом деле могла поехать домой на такси. А еще она боялась вновь увидеть Макса. Мозгов у него хватит, он может поджидать ее и после экзамена. Может именно после него, парень хотел выкрасть ее?

Лика чувствовала, как у нее подгибаются ноги, но она все равно шла уверенно к выходу. Ей было действительно страшно увидеть, что ожидает ее на улице. Она боялась, что вместо Антона увидит Макса. Бывший возлюбленный вселял в душу девушки смятение, ведь если судить по его словам, то, что он проиграл Лику ничего не значит и они все еще могут быть счастливы. Девушке вспомнились и слова Антона, о том, что Макс снова поставит ее как ставку, когда появится другая возможность. Лика боялась. Она очень боялась.

Теплый ветерок разметал волосы девушки, закрывая глаза. Аккуратно скрутив волосы в жгут, девушка спустилась со ступеней смотря по сторонам. Ей сразу бросилась в глаза черный машина. Антон все таки приехал за ней. Значит ли это, что он больше не злится? И кажется сама Лика на него не обижается. Максима видно не было, но девушка все равно быстро передвигала ногами, чтобы поскорей добраться до Черного.

Лика обошла автомобиль и открыла пассажирскую дверь. В салоне пахло чем-то цветочным. Черный не обращая внимания на обретенного пассажира, завел машину и мягко тронулся с места. Когда они выехали на главную дорогу, Антон все же посмотрел на девушку.

— Ты быстро.

— Пошла сдавать первой, — только и ответила Лика.

Антон не останавливая автомобиль, потянулся рукой на заднее сидение и достал букет красных роз. Лика удивилась. Никогда бы она не подумала, что Черный из тех мужчин, которые дарят девушкам цветы.

— В честь чего? — все же решила спросить девушка.

— Ты сдала первый экзамен.

— С чего ты это взял? Может я завалила его.

— Ты вышла спустя полчаса после начала экзамена. Вряд ли ты выскочила так рано, завалив экзамен. И цветы знак того, что я извиняюсь за то, что ударил тебя, — буднично проговорил Черный.

Блондинка посмотрела на мужчину. Извинялся он! Хотя на извинение не больно уж и похоже. Девушка решила слегка проучить мужчину, чтобы в следующий раз он думал, прежде чем руки распускать.

— Как мило! Ты даришь цветочки, чтобы я забыла как ты ударил меня. А тебе не кажется, что цветочков маловато. Тем более я розы не люблю, мне ирисы по душе.

— Ты! — рыкнул Антон.

А дальше сделал то, что Лика застыла с открытым от удивления ртом. Не сбавляя скорости, мужчина опустил стекло и выхватив букет из рук Лики, выкинул его в окно. Букет приземлился на лобовое стекло машины следующей на ними. Автомобиль вильнул в сторону, но водитель все же смог справиться с управлением.

— Что ты делаешь? — подала голос Лика когда пришла в себя. — Зачем цветы выкинул?

— Ты все равно розы не любишь, — выплюнул Черный.

— Но…

— Знаешь, Лика, а ты не такой уж и ангел, — зло проговорил Черный. — Я попытался извиниться перед тобой, ты моих извинений не приняла.

— Ты думаешь, что подарил веник и все твои косяки исчезнут? — решила не идти на попятную девушка. Хотя она понимала, что ведет себя отвратительно. Неужели, Динка права оказалась и Лика начала меняться. Не в самую лучшую сторону.

Антон резко крутанул руль вправо и вдарил по тормозам. Лика поздравила себя с тем, что всегда пристегивается иначе вылетела через лобовой стекло. Придя в относительный порядок, девушка посмотрела на Черного. Он был в гневе. Кажется в последнее время это его обычное состояние.

— А как я еще должен был извиниться перед тобой? — заорал Черный. — На колени перед тобой грохнуться и лбом к полу приложиться?

Девушка испытала чувство стыда. Было видно, что Антон извиняется перед ней от всего сердца. Он ведь не виноват, что этот орган у него не совсем чистый. Он не привык извиняться, всегда и везде считая себя правым. Но сейчас все по другому, он услышал ее и перестал обращаться к ней, как к красивой вещице. Тем более он сделал первый шаг к изменению.

Лика скептически посмотрела на мужчину и поняла, что сильно измениться он не сможет, да это не особо и нужно. Чтобы хоть как-то загладить вину, да и потому что очень хотелось, Лика отстегнула ремень и поцеловала Черного. Или Антона?


Глава тринадцатая

Ошеломленный поведением Лики, Черный на несколько мгновений замер, но вскоре со вкусом принялся отвечать на поцелуй. Он положил руку на затылок девушки, притягивая ее ближе. Он хотел ее всю. Сейчас.

Лика кончиками пальцев дотронулась до щек Антона, подушечками чувствуя легкую щетину. Сейчас он больше, чем когда либо напоминал нормального человека. Девушка улыбнулась сквозь поцелуй. Антон положил свои руки поверх ее. Практически в этот же миг Лика с шипением отпрянула от мужчины. Адреналин, который играл в крови блондинки заглушал боль от удара, но сейчас Лика почувствовала ее сполна. Было такое ощущение, словно руку пронзила стрела от пальцев до локтя. Девушка с удивлением посмотрела на руку — она покраснела и слегка припухла.

Черный внимательно посмотрел на блондинку, а затем опустил взгляд вниз.

— Что с рукой? — нахмурился Антон. Он был уверен, что еще с утра все было в порядке.

— Ударилась на экзамене. Сильно, — соврала девушка.

Лика не понимала, почему не хочет рассказывать про Максима. Она не сказала в прошлый раз, когда Инга рассказала, что Морозов искал ее и сейчас не скажет. Девушка просто представить не могла в какой гнев может впасть Черный. Она просто ударилась и все.

— Ты наверное еще не поняла, что врать бесполезно, — хмыкнул Черный.

— Почему?

— Я вранье за километр чувствую. Что с рукой?

Девушка задумалась, стоит ли говорить правду. Но с другой стороны, расскажи она все Антону, не придется бояться, что Максим похитит ее. Уж Черный сможет его остановить. Жить с Максимом Лика не собиралась. Никогда. Даже если случиться чудо и Антон выпустит ее на свободу, девушка не вернется к Морозову. Лучше все жизнь возле Черного провести. Лика решилась.

— Максима ударила, — выпалила Лика и вжалась в сидение, ожидая бури.

— Максима? Мороза?

— Да, он ждал меня у академии.

— Что? — грозно спросил Черный.

И тут Лика поняла, как сильно она не привязывалась бы к мужчине, она всегда будет бояться его. Чтобы хоть как оправдаться, девушка залепетала.

— Кто-то сказал ему, что я вернулась в академию, вот он и прискакал. Сказал, что скоро заберет меня, что мы снова будем вместе и заживем счастливо.

— Вот значит как, — только и ответил сквозь зубы Антон.

Лика думала, что мужчина скажет что-то более стоящее. Например, что Лика не достанется Максиму или если Морозов еще раз сунется, ему оторвут голову. Такой реакции ожидала девушка, а не глупой фразы «вот значит как». Лика даже возмутилась.

— Это все? Все, что ты скажешь?

— Надо что-нибудь холодное к руке приложить, — сказал мужчина, выворачивая на дорогу.

— То есть тебя не сильно волнует появление Максима? — все же напрямую поинтересовалась девушка. Черный молчал. — Ты меня слышишь, Антон?

— Теперь я опять Антон? Быстро же я превратился из животного в человека.

Девушка совсем не понимала, что происходит. Почему вдруг Антон стал таким черствым? Лике даже пришла в голову мысль, что он ее ревнует, но посмотрела на водителя и эта мысль отпала сама собой.

— В чем дело? — мягко спросила девушка и дотронулась до руки Антона, лежащей на руле.

— Ты хочешь вернуться к нему? — серьезно просил Черный.

— Нет, не хочу, — честно призналась Лика. Добавлять, что она лучше бы с Антоном осталась, благоразумно не стала.

Мужчина усмехнулся и скинув руку девушки со своей, устремил все внимание на дорогу.

Девушка совсем не поняла, что случилось. Еще минуту назад Антон был таким… нежным, страстным. А теперь ведет себя так, словно между ними ничего нет, да и вообще в машине кроме него никого нет. Почему Черный не разозлился? Почему вообще перестал обращать на нее внимание? И почему своим шакалам он не разрешал к Лике притрагиваться, а Максу все сойдет с рук?

Девушка не хотела, чтобы Антон вновь превращался в животное. Но ничего не могла придумать. Не этого она ждала. Мог хотя бы сказать, что Максим ее не получит. Ведь она принадлежит ему, Черному!

— Антон? — мягко позвала девушка и вновь прикоснулась ладонью к его руке.

— Я просил тебя уже сотню раз — не называй меня Антоном! — злился Черный. — И руку убери.

Лика чувствовала, что еще немного и она разревется. В чем дело? Взяв себя в руки, Лика приказала себе не плакать. Она решила предпринять еще одну попытку для завязки разговора.

— Ты можешь мне объяснить, что с тобой случилось? Почему ты вдруг стал таким…,- Лика не могла подобрать нужного слова.

— Каким таким?

— Еще недавно ты удивлялся, почему я начала называть тебя Черным, а не Антоном. Теперь ты приказываешь не называть по имени. Две минуты назад ты очень убедительно отвечал на поцелуй, а теперь не хочешь, чтобы я прикасалась к тебе. В чем дело? Что не так я сделала?

— Ты все сделала так, — попытался оправдаться мужчина, но это у него не вышло.

— В чем дело? Скажи, что я сделала? — не собиралась сдавать назад девушка.

— Ты тут не причем. Просто, я сейчас кое-что понял, — сказал Антон даже краешком глаза не взглянув на Лику. Она ждала ответа. — Ты была права.

— В чем?

— Мне не следовало тебя забирать.

Для Лики эти слова прозвучали как выстрел. Она столько всего натерпелась, смирилась с тем, что не может ничего изменить. Согласилась, что принадлежит Антону по праву, а он говорит, что не следовало ее забирать. Да она тогда сказала эти слова в приступе злости!

— Я не…

— Сделай одолжение, помолчи.

Лика закрыла рот и отвернулась к окну. Она так и не поняла, что могло приключиться с Антоном. Прокрутив в голове весь рассказ, девушка не нашла ничего такого, что могло его так изменить. Она так устала от такой жизни. Впервые за двадцать один год она поняла смысл выражения «опускаются руки».

Девушка отвернулась к окну. На улице поднимался сильный ветер, нагоняющий черные тучи. Видимо сегодня будет гроза. А Лика останется одна наедине с громом. Девушку передернуло. Раньше, когда ударял особо громкий раскат грома, она бежала к маме, потом с появлением Максима, прижималась к нему. И ей было не так страшно. Сегодня она будет совершенно одна.

Вскоре автомобиль въехал во двор и за ним закрылись кованые ворота. Антон первым вышел из машины и скрылся в доме. Лика продолжала сидеть и недоумевать, что с ним такое приключилось. Вновь приставать к нему с расспросами она не решилась. Лика вздохнула поглубже и вылезла из машины. На улице в последнее время не наблюдалось охранников. Видимо Лика все это время вела себя примерно, поэтому и обходы территории эти служивые псы делают намного реже. Зачем охранять территорию, откуда никто не пытается сбежать? Надо поговорить с Дмитрием насчет побега. Лика металась, не зная, какое решение принять. Еще буквально пятнадцать минут назад она была готова забыть про побег, но сейчас эти мысли возвращались сами собой. Она просто не знала, как поступить. Да и какой поступок будет правильным? Правильно ли сбегать с Дмитрием, который хоть и согласен на дружбу, явно мечтает о чем-то большем. Правильно ли убегать от Антона, который хоть и походит временами на злобное существо, но все же заставляющей Лику думать о нем чаще, чем положено?

Блондинка решила пройти кухней. Она хотела сразу зайти к Диме и покормить его. Утром у нее не было времени, а сейчас нужно искупать свою вину. Девушка замерла на входе. Антон хоть и зашел в главные двери, но уже сидел на кухне. В руках он держал какую-то тряпицу, которой что-то обмотал.

— Садись, — приказал мужчина и девушка беспрекословно подчинилась.

Черный взял ее за больную руку и приложил к ней тряпицу. Лика сразу поняла, что в тряпке лед и удивленно посмотрела на Антона. Надо же какой заботливый! Девушка улыбнулась. Сейчас бесполезно уже лед прикладывать, но ей все равно была приятна забота мужчины. Он продолжал держать ее за руку и воспользовавшись моментом, девушка решила возобновить разговор.

— Может, ты все же объяснишь, что случилось?

— Что еще можно сделать с рукой? — словно не слыша Лику, спросил Антон.

— Можно еще наложить повязку. Эластичный бинт есть? Антон…

— Лика, я не собираюсь ничего обсуждать с тобой!

Девушка поджала губы, выражая недовольство. Но чтобы доказать, что она не собиралась ничего обсуждать, попросила телефон — маме позвонить.

Не гладя на блондинку, Черный достал мобильник и бросил на стол, а затем принялся заниматься рукой. Из верхнего ящика он достал аптечку и нашел там эластичный бинт. Вскрыв упаковку, принялся аккуратно накладывать повязку.

Легкая улыбка продолжала блуждать по губам девушки. В знак благодарности она здоровой рукой накрыла руки Антона, но он так посмотрел на нее, что благодарность сошла на нет. Лика убрала руки и, взяв телефон, отвернулась.

С матерью она разговаривала не долго. Не хотелось при Антона говорить лишнего, но он никуда не собирался уходить.

— Привет, мам! — радостно закричала девушка, услышав голос матери.

— Лика, девочка моя, куда ты опять пропала?

— Не пропала. К экзамену готовилась, сегодня сдала первый.

— Даже спрашивать не буду, как сдала, — рассмеялась женщина и у девушки на душе потеплело. Как же она хотела увидеть маму и обнять ее. — Ты плохих оценок никогда в жизни не приносила.

— Как дела у вас? Как Аврорка? Папа?

— Аврора спит сейчас, нам в пять часов нужно ко врачу ехать. Даже страшно немного. Отец с самого утра ушел из дома и больше не возвращался. Беспокоиться сильно, но меня расстраивать не хочет.

— Мам, — голос у Лики задрожал, — все будет хорошо. Аврора у нас умница. Она прекрасно справляется. И вы с папой тоже.

— Пытаешься меня успокоить? Лика…

— Не пытаюсь. Я знаю, что все будет хорошо! — уверенно заявила блондинка.

Они поговорили еще немного и начали прощаться. Лика просила передать всем большие приветы и поцеловать за нее отца и сестру.

— С Максимом-то не помирилась? — напоследок спросила мама.

— Нет, и не собираюсь, — только и ответила Лика. — Ладно, мам, пойду к следующему экзамену готовиться. Я люблю вас.

— И мы тебя, дочка, очень любим.

Лика быстро распрощалась с матерью и вернула телефон Антону. Мужчина не торопился забирать обратно средство связи и Лика просто положила его на стол. Потом поставила чайник. Девушка надеялась, что Антон покинет кухню, но уходить по прежнему не собирался. Лике было не очень уютно в его обществе. Особенно, когда он внимательно изучал ее и молчал.

— Может хватит уже?! — воскликнула Лика, не в силах больше выдерживать взгляд Антона. — Ты дыру во мне скоро просмотришь.

— Я не могу тебя взять, можно хоть посмотреть? — спокойно отозвался мужчина.

— Если ты чего и не можешь, то это только твоя вина, — ответила девушка. Пусть понимает, как хочет. — Выключишь чайник.

Блондинка ушла с кухни. Нужно отнести вещи в комнату и переодеться. Она не могла находиться рядом с Антоном, ей казалось, что он с ней словно прощается. Девушка надеялась, что ошибается. Страшно представить, как будет приходить их расставание и куда потом засунут Лику. Потом она отругала себя — нельзя думать о таких вещах.

Идти к Диме не хотелось, но Лика не могла не зайти к нему. К тому же вина полностью лежит на ней и это было бы неправильно. Раз он пострадал из-за нее, значит ей придется за ним ухаживать. Девушка постучалась в дверь и вошла. Мужчина сидел в кровати и читал какую-то книгу. Как он мог видеть своими глазами щелочками, Лика не знала.

— Как экзамен? — поинтересовался Дима, откладывая книгу.

— Отлично, как и всегда. Я смотрю, ты чувствуешь себя намного лучше.

— На мне быстро все заживает. Еще пару дней и смогу вернуться в прежнее состояние.

— Ты так говоришь не из-за нашего разговора? — поинтересовалась девушка.

— Нет. Правда. За столько лет дружбы с Черным, мы столько раз побывали в разных переделках, что у нас все синяки и шишки заживают в мгновение ока.

— С детства в бригаду играете?

— В бригаду?

— Ну да, сериал такой был. Помнишь? Саша Белый, Фил, Космос, Пчела. У вас своя бригада.

— Почти угадала, — рассмеялся Дима.

— Эээ…,- Лика не знала, как спросить. Ей хотелось получить побольше информации. — Как давно вы дружите?

— Очень давно. Мы жили в одном дворе и выросли вместе, постоянно друг друга защищая. Разница в возрасте у нас всего в год, поэтому у нас всегда были общие интересы. Машинки, ножички, велосипеды, девчонки.

— Особенно девчонки вас интересовали, я полагаю.

— Можно и так сказать, — подтвердил Дима. — Мы занимались мелким хулиганством и воровством. Но когда подросли перестали этим заниматься, — поведал Дима, увидев изумленный вид девушки.

— И Черный всегда был лидером? — поинтересовалась осторожно Лика. Она не хотела выдавать своего интереса, но про Антона хотелось узнать побольше.

— Да. Он всегда был лидером. Меня никогда не интересовала главенствующая роль.

— Сколько тебе лет?

— Тридцать один. Черный на год старше, — ответил Дима, не заподозрив девушку в выуживании информации.

— Черный. Почему именно Черный? — продолжала вытягивать Лика ответы. — Стой, можешь не отвечать, кажется, я догадалась. Антон Чернов? Верно?

— Верно. И как догадалась?

— Саша Белов — Белый. Антон Черный — Чернов.

— Убийственная логика! — рассмеялся мужчина.

Больше информации Лика получить не смогла — Дмитрий каким-то чудным образом перевел разговор в другое русло. Видимо, он не хочет выдавать все секреты. Девушка хоть и расстроилась, но вида не подала. Хоть немого, но все же узнала про Антона. Конечно, хотелось бы расспросить самого Антона, но девушка сомневалась, что он с большой охотой расскажет все свои секреты.

— Ты голоден? — поинтересовалась Лика, собираясь уходить.

— Нет. Ирма приносила мне обед.

Блондинка едва скрыла удивление. Не ожидала она от Ирмы такого поступка. Видимо, где-то в глубине души она все же не так плоха.

Пообещав Диме, что еще придет, Лика пошла на выход. Дмитрий окликнул ее.

— Что у тебя с рукой? — он хотел встать, но поморщившись от боли, повалился на подушки.

— Максима встретила, — со вздохом призналась Лика, ожидая от мужчины такой же реакции, как и от Антона. Но она ошиблась.

— Макс? Твой бывший? Где ты его встретила?

Лика вкратце рассказала встречу с Максимом и их разговор. Дмитрий гневался, что этот подонок посмел не только объявиться, но и говорить про любовь. Мужчина уже сейчас был готов оторвать ему голову, отрезать язык и переломать ноги. Девушка только головой покачала — такой реакции она ждала от Черного, но он услышав про Макса, ушел в себя.

Есть хотелось неимоверно. Девушка поплелась на кухню и попыталась сварганить из того, что есть блюдо королей. Так как Дмитрий временно выведен из стоя, никто даже не потрудился купить продуктов. И ведь даже для каши из топора нужны крупа, сахар и масло.

Через десять минут Лика обрела компанию в виде Ирмы. Она как всегда сморщилась, увидев блондинку. Твердым шагом с важным видом, рыжая открыла холодильник и осмотрела скудные запасы.

— А ты оказывается не такая уж и плохая, — заметила Лика.

— С чего бы это? — поинтересовалась Ирма, гипнотизируя содержимое холодильника.

— Пока меня не было, ты ухаживала за Димой. Не ожидала от тебя подобного.

— Слушай, ты! — Ирма хлопнула дверцей холодильника и ненавидяще посмотрела на Лику. — Вместо того, чтобы умозаключения делать, лучше пожрать приготовь, я самого утра крошки в рот не кидала.

Лика от подобной наглости даже дар речи ненадолго потеряла. Ну ладно мужчины, но Ирма! Неужели она и правда в руках кроме мужского полового органа больше ничего держать не способна?

— Это ты слушай! — возмутилась блондинка. — Я тебе не прислуга. Попроси Черного нанять тебе сиделку, уверена, он тебе не откажет.

Зеленые глаза Ирмы превратились в щелочки. Девушка была готова броситься на блондинку и бросилась бы, если в этот момент на кухне не прибежал бритоголовый.

— Ирма, — весело позвал он, но увидев Лику совершенно изменился. Вся дурашливость исчезла и он серьезным голосом добавил:

— Мы тебя идем. Ты нам очень нужна.

Лика недоверчиво посмотрела на мужчину и хмыкнула. Она понимала зачем им Ирма очень нужна, но решила промолчать. Хоть Антон и провел беседу с бритоголовыми и уверял Лику, что они к ней и пальцем не притронутся, она все равно их побаивалась.

Ирма и бандит ушли, оставив Лику в одиночестве. Ну и компания в этом доме собралась! Если Лике сказали два месяца назад, что она будет жить в доме полным бандитов, рассмеялась бы. А сейчас не до смеха.

Вскоре девушка вернулась в свою комнату. Сначала она хотела обложиться лекциями и подготовиться к следующему экзамену, но когда она прочитала первую строчку конспекта в пятый раз, поняла — ничего не получится. Она просто напросто не могла сосредоточиться на учебе. В голове была полная каша.

Лика прокручивала в голове разговор с Максимом. Сколько бы она не думала, никак не могла понять, каким способом парень хочет вернуть ее. А если учесть, что сама девушка добровольно с ним не пойдет, остается только один выход. Треснуть ее дубинкой по голове, и закинув на плечо, унести в свою берлогу. Но тут Лика подумала, что сама Макса по голове треснет, если он к ней приблизится.

Так же блондинка пыталась понять поведение Черного. Ничего не выходило. Придя к выводу, что так и не смогла понять этого мужчину, девушка сдалась. К тому же сильные порывы ветра стучали в окно, а гром сотрясал дом. Больше не в силах этого выносить, Лика включила телевизор, и найдя музыкальный канал включила его на всю громкость.

Теперь когда музыка заглушила особо громкие раскаты, девушка немного расслабилась и решила заняться собой. Давненько она педикюр не делала. Выпотрошив косметичку, нашла лак для ногтей. Расположившись на полу, Лика начала красить ногти в ярко-алый цвет. От этого занятия ее отвлек крик.

— Лика! — заорал откуда-то Антон. Если учесть, что музыка играла очень громко, а крик слышен прекрасно, вероятно мужчина кричал в мегафон. — Мать твою за ногу, сделай музыку тише!

— Оставь ноги моей мамы в покое! — крикнула Лика в ответ, предварительно убавив звук, а потом опять включила на всю громкость.

Возможно, Черный разозлится и придет покричать на нее, а в очередном порыве гнева, проболтается о природе сегодняшнего своего поведения.

— Лика! — вновь крикнул Черный.

— Слушаю тебя внимательно, — прокричала Лика и опять прибавила звук.

Девушка накрасила ногти и довольно осматривала результаты своего труда, как дверь вдруг распахнулась. В проеме стоял Черный, сжимая кулаки от злости. Он направился к Лике. Девушка резво вскочила, но мужчина успел поймать ее. Схватил Лику за горло и припечатал к стене. У девушки вырвался стон, ничего общего не имевший с болью.

— Ты слышала, что я просил выключить музыку? — злился мужчина. — Ты скоро дождешься и я тебя выгоню из дома.

— Да? Самый умный что ли? — злилась и Лика. — И куда я по-твоему должна буду пойти?

Вместо ответа, Антон хрипло рассмеялся. У Лики даже ноги подкосились.

— Совсем крыша поехала? — хмуро спросила девушка.

— Еще совсем недавно, ты умоляла отпустить тебя, — напомнил Черный. — А теперь, видимо, уходить ты не собираешь.

— Ты прав, — мягко ответила Лика и провела указательным пальцем по губам мужчины. — Я не хочу уезжать, мне и здесь хорошо.

Девушка продолжала нежно прикасаться к мужчине. Она прекрасно видела, что ему очень приятно. Впрочем, как и ей. Сейчас она точно не стала бы сопротивляться ему. Пришло время признаться себе, что желает этого мужчину.

Но у него было другое мнение на этот счет. Еще вчера он согласился бы поддаться Лике. Вчера. Но не сегодня.

— Что ты творишь? — рыкнул Антон.

— А что такое? — деланно удивилась блондинка. — Сегодня я сдала экзамен, теперь справляю.

Убрав руку с горла девушки, Антон отступил. Лика ждала от него нравоучений и угроз, но мужчина смог удивить.

— Ты еще не выздоровела, тебе нужен отдых. К тому же тебе нужно готовиться к следующему экзамену. Будет очень печально, если ты умрешь за несколько часов до него.

Лика оценила завуалированную угрозу и кивнув, сказала:

— Да, будет совсем не комильфо.

Антон ушел, напоследок добавив, что у него важный партнер в гостях и на то время пока он здесь, Лика должна вести себя тихо, как мышка.

— Партнер у него важный, — фыркнула девушка. — А мне что делать?

Раскаты грома сводили с ума. Хотелось бы почитать, но нервы не выдержат такой жестокой пытки. Лика вновь включила телевизор, но звук на этот раз сделала тише. Оставив первый попавшийся канал, блондинка легла на кровать. Ей было все равно, что смотреть, главное, чтобы грома было не слышно.

Когда девушка начала засыпать, поставила телевизор на таймер. Сон сморил Лику достаточно быстро и снилось ей…

Лика шла по заснеженному белому полю. Вокруг не было ни единой живой души, девушка продолжала идти. Раздался выстрел и Лика посмотрела на свои руки, о ужас, они были все в крови, как и белое платье, одетое на ней. Снег на несколько метров вокруг тоже был в крови. Кто-то громко позвал ее по имени, Лика вертела головой, пытаясь найти того, кто зовет ее. Девушку окликнули еще раз и она с ужасом осознала, что это сестра зовет ее. Подняв пышные белые юбки, Лика бросилась искать Аврору.

Девочка нашлась на краю обрыва, вышагивая по краю пропасти. Сильный порыв ветра столкнул Аврору в темноту, но Лика успела схватить ее за руку.

— Ты не сможешь меня удержать, — печально отозвалась девочка. Ее рука выскальзывала из окровавленных пальцев сестры.

И вдруг посреди ясного неба появилась огромная черная туча и раздался гром. Лика вздрогнула и в этот момент пальцы разжались и Аврору поглотила тьма.

Лика резко села в кровати. В груди сильно билось сердце, так и норовя покинуть хозяйку. На улице продолжала играть непогода. Телевизор уже давно отключился, а гром сотрясал дом все сильнее.

Девушка старалась дышать глубже, чтобы успокоиться, но ничего не получалось. Жадные щупальца ужаса продолжали сжимать Лике горло, она не могла выбраться из кошмара, словно он преследовал ее наяву. Блондинка обняла колени руками и начала раскачиваться, пытаясь успокоиться. Рыдания застряли где-то в горле. Вспышка молнии осветила комнату. Два часа ночи.

Прогремел гром и Лика больше не могла усидеть на месте. Девушка вскочила с кровати и направилась искать Антона. Пусть он и не хочет с ней разговаривать, но одна она сегодня больше не останется.

Антон нашелся в кабинете. Лика сразу направилась туда и не прогадала. Мужчина сидел в кресле и камина и смотрел на огонь. По стенам плясали тени и помещение выглядело зловещим. Ударил гром, Лика вздрогнула, а Антон повернул к ней голову.

— Что ты здесь делаешь? — равнодушно поинтересовался Черный.

— Кошмар приснился.

— Это всего лишь сон, иди спать.

— Я не могу, — робко сказала девушка.

Ударил гром и девушка вновь вздрогнула. Антон, который на этот раз смотрел на нее, увидел это.

— Только не говори, что боишься грозы, — усмехнулся Антон.

Лика поджала губы и промолчала. Над ней часто смеялись по этому поводу. Даже Максим. Так что от Черного она не ожидала понимания.

— Ты уже большая девочка, — заметил мужчина серьезно, — чтобы бояться грозы.

Лика молча подошла к Антону и села на пол, у его ног. Положила голову к нему на колени и посмотрела в камин. Огонь жадно пожирал поленья и разгорался сильнее, выполняя дикий танец. Девушка любила смотреть на огонь, ведь он согревал не только тело, но и душу.

Через несколько мгновений Лика почувствовала прикосновение к волосам. Видимо Антон отошел от первоначального шока и решил погладить ее по волосам. Счастливо улыбнувшись, девушка прикрыла глаза. Она не знала сколько времени прошло, но так хорошо ей давно не было. Веки тяжелели и девушка чувствовала, что сейчас уснет.

Антон решил иначе. Он перестал гладить девушку и поднялся на ноги. Лика посмотрела на него осуждающе. Зачем он так делает? Сначала приласкает, потом гонит. И только через несколько мгновений, она поняла, что ошиблась. Мужчина протягивал ей руку. Лика даже не поняла в чем дело и вопросительно подняла брови.

— Пойдем спать.

Приятная дрожь прошла по телу Лики, она улыбнулась и вложила свою руку в руку Антона. Он ее слегка ждал и повел в комнату. Девушка чувствовала тепло и твердость руки, за которой шла и улыбалась. Сейчас она безоговорочно верила Антону.

Мужчина, больше не говоря ни слова, довел ее до кровати и лег рядом с ней и обнял. Лика прижалась к источнику тепла и радости. Она не слышала больше грома, а если уж и звучали сильные раскаты, то на них трудно было обращать внимания.

Девушка засыпала. Перед тем, как окончательно провалиться в сон, Лика глубоко вдохнула. Легкие тут же наполнил запах табака и вишни. Сильнее прижавшись к Антону, Лика улыбалась. Она его узнала.


Глава четырнадцатая

Когда Антон проснулся, Лика еще крепко спала. Как заметил сам Антон, девушку очень трудно разбудить. Даже стало слонов танцующие брейк-данс не помешают ей. Она лишь перевернутся на другой бок и будет спать дальше.

Мужчина осторожно провел рукой по белоснежным волосам девушки и улыбнулся. Вчера, когда девушка села на полу возле Антона, он растерялся, а потом понял, что не она должна сидеть у его ног. Она была такая послушная вчера, покорная. Мужчина долго разглядывал девушку — она улыбалась во сне. Черный пожалел, что подпустил ее слишком близко. Нужно было ее использовать так, как собирался в начале, но к сожалению не смог. Трудно насиловать девушку, напоминающую тебе маленького ангела. Хотя она больше на бесенка походила.

Поднявшись с постели, Черный сладко потянулся, сегодня он очень хорошо выспался. Даже не смотря на то, что половину ночи приходилось с Ликой за одеяло сражаться. И не смотря на хрупкость девушки, это сражение она выиграла.

Антон спустился вниз, ему хотелось выпить кофе и желательно покрепче. Но для начала он позвал одного из своих людей — нужно кое-что сделать.

Горячий кофе без сахара обжигал горло, но Черный продолжал делать большие глотки. Слишком сладкой ему казалось вчерашняя картина, поэтому и кофе без сахара. Да и потому, что сладкое он не любит. Закурив сигарету, мужчина закрыл глаза и словно по заказу увидел картину давно забытого прошлого. Антон улыбнулся. Красиво, счастливо, по настоящему. Он совсем забыл об этом…

Двадцатилетний Антон развалился на деревянных ступеньках покосившегося от старости дома. В деревянном заборе уже давно сгнили доски — не кому было починить его. В этой деревне почти все дома такие: старые, полуразрушенные. Словно в этой деревне живут одни старые одинокие женщины. Хотя Антон видел мужчин, но те предпочитали пить и спать на сеновалах. Правда были дома, за которыми ухаживают, ремонтируют, постоянно подкрашивают и поправляют покосившийся забор.

Но тот дом на который смотрел Антон был не такой, как все. Он отличался ото всех. Двухэтажный, из белого кирпича, только вокруг окон, словно мозаикой выложен узор из красного камня, шиферная крыша и несколько труб. За домом виднелся загон с различной скотиной.

Антон вытянул ноги и закурил. Он приехал сюда всего два часа назад, поэтому жильцов дома еще не видел. В эту богом забытую деревушку к троюродной бабки его с сестрой отправил отец. У него были проблемы на работе и чтобы обезопасить детей, отправил их сюда. Точнее, он отправил сюда только дочь, а Антон на всяких случай должен был ее охранять. Сейчас сестра в огороде бабы Клавы грызла яблоки.

Около обеда молодой человек увидел удивительную картину. По дороге шла девочка лет восьми-девяти в сером сарафане по колено и аккуратной длинной светлой косой. За ней, словно солдаты шла очень интересная компания. Маленькая белоснежная козочка пыталась пожевать косу девочки, а позади козы бежал черный щенок, аккуратно кусая козу за задние ноги.

Девочка важно дошла до забора, за которым резвились мальчишки ее возраста и долго смотрела на них. Потом подняла с земли несколько яблок и кинула в них. Мальчишки обзывая ее дурой побежали к ней, грозя различными карами. Девчонка взвизгнула, крикнув маму. Из дома, за которым Антон наблюдал всю утро вышла высокая женщина в фартуке, она вытирала руки о полотенце, висевшее на плече. Девочка была на нее очень похожа.

— Что случилось? — спросила женщина.

— Мама, они меня обижают! — крикнула девчонка и показала пальцем на мальчишек.

Те на перебой начали рассказывать, как она кидалась в них яблоками. Девчонка все отрицала.

— Я мимо шла, а они обзываться начали, — врала без зазрения совести малышка. — Яблоки в меня кидали.

— Как вам не стыдно? — принялась защищать дочь женщина. — Девочек обижать нельзя! Идите отсюда.

Мать ушла в дом, а девчонка приложила большие пальцы к голове и закрутила растопыренными пальцами и начала кривляться.

— Дураки! Бебебе, — показала мальчишкам язык и залезли на качели. — Чего встали? Идите отсюда. А лучше покатайте меня.

Мальчишки обещали ее покатать, если все они будут кататься по очереди. Девочка согласилась и пятнадцать минут ребятня раскачивала качели. Вскоре им стало скучно и они заявили, что сейчас их очередь. Девчонку с качелей пытались столкнуть все, она сопротивлялась.

— Папа! — закричала девчушка. — Папа!

— Что такое? — из сарая вышел высокий черноволосой усатый мужчина.

— Папа, они мне кататься не дают, — захныкала девочка. — Сказали, что по очереди будем, а сами мне не дают. Еще и обзываются.

Мальчишки начали оправдываться, но мужчина их уже не слушал. Он прогнал их со двора, пообещав в следующий раз отходить хворостиной, если они еще раз дочку его обидят.

Ребятня убежала, а девочка принялась раскачиваться на отвоеванной качели. Длинная коса качалась из стороны в сторону и козочка, которую продолжал кусать щенок за задние ноги, пыталась ее поймать и зажевать.

Антон рассмеялся. Интересная девочка. Только, что с ней будет, когда подрастет? Наверное получится настоящее исчадие ада.

Девочке надоело кататься и она огляделась по сторонам. Мальчишек видно не было и она начала бегать от своей свиты. Коза и щенок для нее были видимо наилучшей компанией. Девчонка бегала, а они ее догоняли. Каждый раз, когда она ускользала от преследователей, раздавался веселый звонкий смех.

Парень улыбался. И все же забавная девчонка. Выкинув бычок, он поднялся и сорвал букетик цветов. Сам не зная почему, он подошел к девочке и протянул его ей. Малышка с круглыми глазами приняла букетик, покраснела и… скормила его козочке. Антон рассмеялся.

У бабки они прожили неделю. Парень предложил ей помочь. Где дом подлатать, где дров нарубить, где забор поправить. Из-за жары работал он без футболки, бабка увидев его спину, заворчала.

— Чавой-то ты внучек, весь разрисованный? Али ты сидел?

— Иди лучше воды поставь, ополоснуться хочу, — только и отвечал Антон. Бабка его уже раз пять про татуировку спрашивала, видимо с память совсем беда.

Бабка продолжая что-то ворчать под нос, ушла, а Антон заметил, что оброс зрителями. Малышка, в сопровождении двух верных друзей подглядывала за ним из-за угла. Поняв, что ее застукали, она покраснела.

— Ты за мной подсматриваешь? — спросил Антон, отвлекаясь от работы.

— Я тебя раньше не видела. Ты кто такой? — требовательно спросила девочка.

— К бабушке в гости с сестрой приехал.

— И где она? Я хочу с ней подружиться, — тут же заявила девочка.

Антон усмехнулся. Его сестра была очень спокойной, скромной и милой девочкой, не то, что это исчадие ада. И он сомневался, что хочет, чтобы она дружила с его сестрой.

— Она в огороде, бабушке помогает.

Но тут сестренка прибежала и сказала Антону, что вода готова и он может идти мытья. Увидев нежданную гостью, девочка замолчала и убежала обратно в огород.

За неделю проведенную в деревушке, Антон часто ловил девчонку за подсматриванием. Сначала она говорила, что хочет познакомиться с новой девочкой, а потом шепотом призналась, что ей очень понравилась картинка у него на спине.

Эту татуировку он сделал в восемнадцать лет. Антон даже сам не понял, почему выбрал именно эту татуировку: ангела в плаще и с косой в руках. Наверное, она наилучшим образом раскрывала его суть. Мало кто заподозрит молодого симпатичного паренька с хорошими манерами в ужасных поступках.

Из воспоминаний Черного вывел подчиненный, которого он отправлял в город. Допив кофе, мужчина поднялся в комнату к Лике. Нужно ей кое-что отдать.

* * *

Просыпалась Лика тяжело. Ей хотелось еще немного понежиться в постели, но организм срочно требовал подняться. Отбросив одеяло, она посмотрела на вторую половину кровати — Антон уже ушел. Лика чуть не застонала от досады, ей хотелось бы проснуться рядом с ним. Но вместо себя он кое-что оставил.

Лика счастливо улыбнулась и потянулась к креслу, на котором лежал букет ирисов и всунула нос в букет. Девушка отчетливо поняла, что счастлива безгранична. Какой бы сволочью Антон не пытался казаться, он все равно будет для нее самым лучшем. Ведь он не засмеялся над ее фобией, наоборот помог ей. Ночью Лика спала так крепко, что даже самый сильный шторм рядом с Антоном был бы ей не страшен.

Вскочив с кровати, девушка побежала в ванную, совершать утренний туалет. Потом она найдет Антона и поблагодарит его. За все. Ведь благодаря ему, Лика почувствовала себя с утра другим человеком.

Антона она нигде не обнаружила. Решив, что он опять уехал на какую-то важную встречу, Лика пошла на поиски Ирмы. Раз эта наглая девица очень любит поесть, то ее можно отправить в магазин, раз самой Лике нельзя выходить из дома. Ирма хоть и не обрадовалась, но список продуктов от блондинки приняла. Она хотела взять с собой бритоголовых, но они, как и Черной уехали. Видимо сопровождают Антона. Ирме пришлось взять с собой одного из обычных охранников.

Когда Ирма уехала, Лика начала обдумывать меню. Ей хотелось приготовить праздничный обед или ужин, в зависимости от того, когда приедет Антон. После вчерашнего он должен был смягчиться и разговаривать с Ликой более дружелюбно. Иногда случаются такие вещи между людьми, что они уже не могут общаться, как прежде. Вчерашняя ночь именно такая.

Пока Ирмы не было, Лика заглянула ненадолго к Дмитрию. Синяки уже меняли цвет на грязно желтый, да и вставал с кровати мужчина более уверенно и не так болезненно. Решив, что мужчина идет на поправку, блондинка оставила тарелки и быстренько сбежала, прикрываясь подготовкой к экзамену.

Хоть девушка и считала, что должна поговорить об отмене побега, но считала, что Дмитрий еще не достаточно здоров. Но в глубине души, она понимала, что боится начинать этот разговор. Когда она сказала мужчине, что между ними ничего кроме дружбы нет, Дима расстроился, хоть и не показал вида. Лика заставила себя не думать об этом сейчас. Нужно решать проблемы по мере их поступления. Вот Дима поправится и они нормально обо всем поговорят. Сейчас Лике хотелось думать об Антоне. Это намного приятнее.

Ирма вернулась через час. Очень недовольная девушка едва втиснулась в двери с огромными пакетами в руках. Позади нее плелся охранник, у него в руках тоже были пакеты. Все это добро они свалили на пол, мужчина ушел, а Ирма повернулась к Лике.

— За продуктами я съездила, но надеюсь ты не думаешь, что я буду помогать тебе размахивать ножом и потрошить курицу? — фыркнула девушка.

— О, нет, — рассмеялась Лика. — Даже если ты настаивала бы на помощи, я сомневаюсь, что в этом доме можно было бы потом жить.

— Вот и отлично, — высокомерно заявила девушка, собираясь уходить. — И тут побыстрей давай.

Ирма ушла, а Лика покачала головой. Правда что ли наглость второе счастье? Но судя по Ирме оно у нее еще и первое. Девушка извлекла продукты из пакетов и принялась за готовку. Хотелось успеть приготовить все до приезда Антона.

Запланированный обед плавно переходил в ужин, а Антон все не появлялся. Где он может быть, Лика даже не представляла, но все равно волновалась. Девушка привыкла, что он всегда под рукой, готовый прийти на выручку в любой момент. К тому же, Лика думала, что после вчерашнего они смогут нормально поговорить. В общем, Лика считала, что их отношения изменятся. Она считала, что из пленницы и выигрыша в карты стала кем-то больше.

Антон явился около девяти часов вечера. До этого времени Лика ломала голову, где он и не находила себе места. Но стоило мужчине переступить порог, как на лице девушки заиграла самая очаровательная улыбка, на которую она только была способна.

— Привет, — радостно поздоровалась Лика.

Черный посмотрел на нее так, что улыбку, как ветром снесло. Мужчина был явно не в духе. Это видно по нахмуренным бровям и сжатым губам. Хотя Лика так и не смогла разобраться в этом человеке.

— Я ужин приготовила, — дружелюбно продолжала Лика, продолжая верить, что не она причина плохого настроения Антона. — Есть будешь?

— Не хочу, — только и ответил мужчина и ушел.

Девушка удивилась подобному поведению. Она думала, что все будет по другому. Решив, что Антон просто устал, Лика последовала за ним. Сейчас они поговорят и все будет хорошо. Первым делом Лика побежала в кабинет, но Антона там не обнаружила. Так же его не было и в комнате. Последнее место, куда пошла блондинка — гостиная, но именно там и был Антон. Он сидел на диване. На столике перед ним стояла бутылка виски, пепельница с пачкой сигарет и три бокала. В двух креслах развалились бритоголовые. На появление Лики все трое никак не отреагировали.

— Антон, можно с тобой поговорить? — поинтересовалась девушка, переминаясь с ноги на ногу. Бритоголовые покосились на нее, но быстро отвернулись.

— Разве ты не должна готовиться к экзамену?

— Должна, но я…

— Так иди и готовься, — резко перебил мужчина.

Лика остолбенела. Видимо, вчерашняя ночь для него ничего не значила, а Лика так счастлива была. Но смотря сейчас на недовольного мужчину, счастье померкло. А цветы зачем подарил тогда?

— Антон!

— Оставьте нас, — попросил Антон, обращаясь с бритоголовым. Он быстро плеснул в бокал янтарной жидкости и отдал бутылку уходящим мужчинам.

Когда шаги бритоголовых стихли, Лика осторожно подошла к дивану и присела на самый краешек. Она не знала с чего начать. Еще с утра она готовилась совершенно к другому, а сейчас просто не знала, что сделать.

— Ты хотела поговорить? — напомнил мужчина, делая глоток из бокала.

— Хотела, — не стала отрицать девушка. — Ты где был сегодня? Я искала тебя.

— Тебя это не должно волновать, — усмехнулся мужчина. Он даже не взглянул на девушку.

— В чем дело? — продолжала девушка, делая вид, что не слышит недовольство в голосе Черного. Она провела рукой по его плечу, ожидая, что он успокоится.

— Все в порядке.

— Раз все в порядке, тогда почему ты не обращаешь на меня внимания? Даже не смотришь. Скажи, что я сделала не так, Антон. Я думала, что после вчерашнего…

— Так вот в чем дело! — хрипло рассмеялся мужчина, поднимаясь с дивана. — Ты думала, что после вчерашнего все изменится? Поэтому приготовила ужин и принарядилась? Решила в женушку сыграть?

— Это не так. Я думала, что мы сможем разговаривать по другому. Хотела поблагодарить тебя, за то, что ты сделал. Я не собиралась играть ни в какую жену. Просто…

— Да хватит уже! Мне надоела твоя пустая болтовня. Если считаешь, что что-то изменилось, ты не права, — ответил мужчина жестоко.

Лика чувствовала, как крылья, которые с утра выросли за спиной отвалились. Она просто не верила в то, что говорит Антон. Не хотела верить в происходящее. А мужчина тем временем продолжал.

— Я пошел с тобой, только потому, что все равно собирался спать. А где спать мне было без разницы. Не придумывай себе разных глупостей. Я не сказочный принц, который будет тебя спасать. Ничего не изменилось и не изменится. Ты моя собственность. Мой выигрыш и не больше. Надеюсь, я ясно выразился?

— Более чем, — холодно ответила Лика и встав с дивана, гордо удалилась.

С трудом дойдя до своей комнаты, девушка прислонилась к двери и закрыла глаза. Она не могла понять, что сейчас случилось. А точнее, как такое случилось? Как она глупая дурочка могла придумать столько глупостей? Как посмела надеяться, что отношения с Антоном изменятся?

Лика забралась на кровать и обняв подушку, положила на нее голову, в которой крутились странные мысли. С одной стороны, она чувствовала, что с Антоном что-то не так, но не могла понять что именно. А вот с другой, он ясно выразился, кто для него Лика. Она сомневалась, что в таких вопросах Черный будет что-то умалчивать. Как разобраться в его поведении? Его поступки алогичны, поведение непредсказуемо, а слова… слова редко расходятся с делом. Хотелось хоть чуть-чуть его понять.

Дверь в комнату открылась. Лика подалась чуть вперед, в надежде увидеть Антона. Сейчас он извинится за свое скотское поведение и они смогут обо всем нормально поговорить. Лике было интересно, как он докатился до такой жизни. Вряд ли в школе, когда они писали сочинение на тему «Кем я хочу быть, когда вырасти», Антон писал, что хочет стать бандитом и убийцей. Если его спросить, искренне поинтересоваться, он обязательно все расскажет. Но девушку ждало разочарование.

В дверях стояла Ирма и довольно улыбалась. Руки она сложила на груди и прислонилась плечом к косяку. Выражение лица девицы сразу подсказало Лике, что пришла она позлорадствовать.

— Я слышала ваш разговор, — начала девушка, не обманув ожидания Лики.

— Очень рада за тебя, — спокойно отреагировала блондинка и встала с кровати. — Ты пришла чтобы поиздеваться?

— Не поверишь, но нет. Пойдем со мной.

— Куда?

— Не задавай лишних вопросов! Просто пойдем и все.

Лика сомневалась, что горит желанием куда-то идти с Ирмой, но любопытство взяло свое. Молча она последовала за Ирмой, которая держала путь на кухню. Конечно блондинка опять нарисовала в голове дальнейший план событий. Возможно, Антон там, а Ирма такая добрая душа решила их помирить. Лика чуть не засмеялась от абсурдности подобной догадки. Вряд ли местная девушка легкого поведения способна на такой поступок. Или решив добить Лику, Ирма заставит ее спрятаться за углом, а сама на ее глазах соблазнит Антона. Ну это чтобы совсем раздавить соперницу. Лика ошиблась во всем.

Барная стойка была заставлена бокалами, тарелками и бутылками. Здесь видимо кто-то что-то собрался справлять. Лика сомневалась, что хочет присутствовать на чьем-то празднике жизни и не понимающие посмотрела на Ирму. Та, не говоря ни слова, села на один из немногих высоких стульев.

— Что встала? Садись.

— Зачем это все? — не поняла Лика.

— Как зачем? Утопим печаль в вине.

— Я пожалуй, откажусь.

— В чем дело? — спросила Ирма, поднимаясь.

— Вряд ли ты устроила дружественные посиделки, чтобы поближе познакомиться со мной. У меня есть только два варианта: либо ты хочешь меня отравить либо споить и что-то со мной сделать.

— Больная? Я не собираюсь с тобой ничего делать. Просто мне нужна компания.

— Ты три года жила среди этих бандитов и теперь они тебя не устраивают? — поинтересовалась Лика. Она не совсем понимала, что хочет Ирма. Доверять этой девице она не могла, хотя бы по тому, что Ирма уже запятнала себя в глазах Лики.

— Вот именно, я три года живу среди мужиков. Я здесь всегда была единственной женщиной и мне бывало одиноко. Не думай, что я пытаюсь стать твоей подругой — мне это нафиг не надо, но иногда мне хочется женского общества. У меня нет знакомых девочек с кем можно напиться и пожаловаться на жизнь, — выпалила Ирма и вновь уселась на стул.

Лика поджала губы и подошла ближе к столу. Видимо Ирма достаточно хорошо готовилась к их совместному утоплению горя. На столе стояли несколько бутылок, видимо Ирма решила выложить все что есть, когда не смогла определиться с выбором, шоколад, разломанный на куски, лимон, фрукты.

— Ты пыталась пообщаться с Антоном после меня? — догадалась Лика.

— Пыталась! — Хлопнула ладонью по столу Ирма. — И представь себе, он меня выгнал! Так что сегодня мы с тобой в одной упряжки. Перестань задавать глупые вопросы и выпей со мной.

— Я не пью, — осторожно сказала Лика.

— Не пьешь? — удивилась Ирма. — Вообще?

— Сомневаюсь, что бокал шампанского на новый год и бокал вина на день рождения считается.

— Господи! — взвыла Ирма. — Неужели Черный не мог выиграть другую девушку. Кого он сюда приволок?

Лика не злилась на слова Ирмы. Она знала, что некоторым девушкам нужно выпить, расслабиться и поболтать с подружкой, что мир вновь засиял всеми цветами радуги и жизнь вошла в нормальное русло. Только у Лики такой потребности никогда не было. Она никогда не испытывала к алкоголю большой любви, поэтому пьянки всегда обходила стороной. Так же она знала, что градусы превращают всех, кто их принял на грудь в других людей. Общаться с пьяными людьми было тяжеловато, потому что они превращались либо в философов либо в плаксивых либо просто в свиней.

— Если ты хочешь я могу просто посидеть рядом с тобой, — предложила блондинка. — Но пить не буду.

— А ты ведь на самом деле думала, что Черный может измениться? — поинтересовалась Ирма после того, как опустошила залпом бокал с вином.

— С чего ты взяла. Я не питаю ложных надежд.

— Да ладно! — рассмеялась Ирма. — Я видела твои глаза. Сама часто так смотрю. Сколько бы я не старалась делать для него что-то, он никогда этого не ценил. Припер тебя. Такую милую, скромную девочку, с которой даже выпить нельзя. Думаешь, из-за того, что ты вся такая положительная сможешь что-то изменить? Хахаха.

Ирма опустошила еще бокал. Каждое ее слово больно било по Лике. Она правда думала, что может многое изменить, может изменить свою жизнь, Антона. А Ирма все говорила и говорила. Лика едва могла слушать ее. Было так больно от осознания, что ничего никогда не изменится. Рано или поздно Черному надоест вся эта игра и он сделает с Ликой то, что давно обещал. И не важно сколько у нее достоинств и насколько она хороша. У нее один путь.

Осознав горькую для себя правду, блондинка схватила первую попавшуюся бутылки и сделала огромный глоток. Горло обожгло словно огнем и девушка закашлялась.

— Вот это ничего себе, — уважительно протянула Ирма и протянула блюдце с лимоном. — Закуси. А говорила, что не пьешь.

Дальше посиделки пошли как по маслу. От вина и шампанского девушки перешли к виски. На столе появилось больше тарелок с закусками. Девушки пили и закусывали, делились обидами на Антона. Это было единственным, что их сейчас объединяло. К тому же, Лике как и Ирме не доставало женского общества.

Бутылки виски стремительно пустела, девушки пьянели. Вскоре мозг у них совсем отключился и они решились пойти на дискотеку. Сейчас они обе забыли, что одной из них нельзя выходить за пределы забора. Они поднялись к Ирме в комнату и начали собираться. Через час одетые и накрашенные они вышли на улицу и взявшись под руки пошли к воротам. На их пути возникло препятствие в виде охранника.

— Бориска? — сощурила глаза Ирма. — Ты ли это? А мы сейчас идем на дискотеку.

— Пошли с нами, а? — предложила Лика. У нее в голове было так легко и просторно, что не хотелось вновь забивать ее чем-то.

— Одной из вас нельзя выходить без присмотра, — сурово сообщил мужчина.

— Точно! Я совсем забыла. Мне нужен надсмотрщик, чтобы выбраться в город.

— Сегодня я твой надсмотрщик. Боря, она со мной!

— Не положено! — стоял на своем мужчина.

Девушки принялись уговаривать охранника отпустить их на дискотеку, а лучше отвезти их туда, но мужчина оставался непреклонен. Тогда Ирма побежала в гостиную, включила телевизор, нашла музыкальный канал и включила на всю. Девушка начала выплясывать, показывая охраннику, как они будут танцевать на дискотеке.

— Там все девчонки так танцевать будут! — Ирма пыталась перекричать музыку. — Ты не пожалеешь, если с нами поедешь. Лика, иди сюда, вдвоем ему покажем.

Девушки принялись танцевать вокруг мужчины, соблазняя его. Им хотелось, чтобы он перестал хмуриться и станцевал с ними. Как можно быть таким хмурым, когда им так хорошо и весело? Девчонки продолжали плясать не замечая, что обросли публикой. Вся охрана, которая была в доме, вышла посмотреть на бесплатный концерт в исполнении двух пьяных девиц.

Так же на шум вышел и хозяин дома. Хмуро посмотрев на своих подчиненных, он кивком головы показал им, что их присутствие здесь совершенно лишнее. Девушки не обратили внимания, что аудитория разошлась. Впрочем они не заметили, как и обросли ей, поэтому и не переживали. Танцевать они прекратили только когда выключилась музыка.

— Кто это сделал? — возмутилась Ирма.

— Включите музыку! — попросила Лика.

— Веселитесь значит, — прозвучал холодный голос.

Девушки словно протрезвев быстро успокоились и попытались встать ровно. Не получалось. Каблуки Лики ушли глубоко в землю и, потеряв равновесие, девушка упала. Ирма, которая стояла на ногах тверже, подбежала к Антону и схватила его за руку.

— Черный, не злись, — пролепетала она голосом маленькой девочки. — Мы хотели всего лишь повеселиться.

Мужчина стряхнул с себя девушку и направился к Лике, которая так и не смогла встать. Антон протянул ей руку и девушка боязливо за нее взялась. Мгновенье — и Лика уже стояла на ногах. Черный смотрел на нее с таким выражением на лице, что Лика пожалела, что не провалилась с каблуками под землю вместе. Столь брезгливо он еще никогда не смотрел, словно перед ним не Лика, а слизняк.

— Так и хочется схватить вас обеих за шеи и завязать морским узлом, — гневался Черный. Даже самая черная туча была намного светлее мужчины. Сейчас он казался очень грозным.

Лика покраснела и опустила голову, как провинившаяся школьница.

— Что вы тут устроили?

— А что такое? — пролепетала Ирма. — Мы хотели праздника, веселья. Безумной оргии.

— Это поведение вполне в твоем духе, Ирма, — обратился мужчина к девушке, отойдя от них на несколько шагов.

Ирма надула губы, но продолжала смотреть на мужчину с любовью и желанием. Лика же не могла поднять глаза от земли. И вообще она как-то странно себя чувствовала: ее ругает Антон, смотрит как на жалкое существо, но в то же время ей почему-то смешно.

— Но ты, Лика, — обратился Антон к блондинке. — От тебя я такого не ожидал. Я думал, ты другая. Ты меня разочаровываешь.

Ирма продолжала улыбаться, а Лика подняла глаза на Антона. Ей хотелось броситься ему на шее и сказать, что она не виновата, но слова застряли в горле, словно кость. Смех прошел, осталось жалость к себе. Антон в ней разочарован…

— Идите спать. Обе! — распорядился Черный. — И если я увижу или услышу хоть одну из вас — пожалеете.

Лика поспешила в дом, Ирма следом за ней. Антон так и остался стоять на улице.

В голове блондинки все перемешалось. Но точно она поняла одно — она вновь поверила человеку, которому верить не следовало.


Глава пятнадцатая

Лика проснулась от того, что ей что-то больно упиралось в бок. Она попыталась вспомнить, где находится, но мозг отказывался ей помогать. Девушка с трудом разлепила глаза и осмотрелась — она в своей комнате. Единственный, кто мог бы с ней рядом лежать — Антон. Но он вчера ясно дал понять, что разочарован в Лике и девушка сомневалась, что он пришел спать к ней в комнату. Что же тогда убирается ей в бок? Только девушка хотела повернуться, как ее пинком выгнали из кровати.

— Вали отсюда, — пробубнил голос Ирмы.

Лика вскочила на ноги, о чем пожалела сразу же. Голова закружилась, желудок запротестовал. Кажется, она вчера перебрала со спиртным. Но как Ирма оказалась в ее постели? Лика не помнила, чтобы они вчера ложились вместе. И вообще, как эта подлая девка посмела выкинуть Лику из ее же кровати? Разозлившись, блондинка схватила Ирму за ногу и стащила на пол.

— Сама вали, ведьма крашеная!

Лика очень злилась на Ирму. Она прекрасно понимала, зачем эта бедовая девка хотела выпить с ней. С самого начала Ликиного появления здесь, Ирма только и мечтала избавиться от нее. Вчера она претворилась одинокой девушкой, нуждающейся в поддержке, споила ее и выставила Лику перед Антоном в «самом лучше свете».

— Ты что творишь? — взвизгнула Ирма.

— Пошла вон из моей комнаты! — грозно приказала Лика и указала рукой на дверь.

— Что на тебя нашло?

— Что нашло? — усмехнулась Лика сквозь головную боль. — Ты специально меня вчера споила! Хотела показать Антону, что не такая я и хорошая?

— И кажется у меня это хорошо получилось, — ухмыльнулась девушка, подтверждая догадку Лики. — Хорошей девочкой от тебя вчера и не пахло.

— Пошла вон, пока я не вытащила тебя отсюда за волосы, — пригрозила Лика.

Противно ухмыльнувшись в последний раз, Ирма ушла. Лика села на кровать и запустила руки в волосы. Как она могла поверить Ирме? Как можно быть такой идиоткой? Девушка пообещала себе, что больше ни одному человеку не поверит, пока он не докажет обратное. Невольно вспомнился Максим. Он-то Лике сотни раз доказывал, что ему можно верить. И чем это закончилось в итоге?

— Никому верить нельзя, — решила для себя блондинка и поднялась с кровати.

Сейчас самое лучшее для нее это душ и крепкий кофе. И разговор с Антоном.

После ванной Лика вновь почувствовала живым человеком. Сейчас после душа она поняла почему не любила пить. Конечно, вчера в голове было пусто, но весело, но Лике не понравилось. Ей больше нравилось думать, самой решать, а не принимать решения ведомой градусами.

В доме, как обычно, было тихо и пусто. Лика сварила кофе и в несколько больших глотков выпила его. Никогда бы раньше не подумала, что кофе способен творить чудеса. Голова вскоре перестала болеть, а мир был виден более ясно.

Осталось найти Антона, но он словно услышав мысли Лики, пришел сам. Не обращая внимания на блондинку, мужчина подошел к плите и поставил на нее турку. Лика наблюдала, как мужчина варит себе кофе, не смея заговорить первой. Как объяснить, что Лика не хотела пить, а Ирма ее просто подставила? Но с другой стороны, Ирма не вливала Лике через воронку виски в рот. В общем, Лика ждала, когда Антон заговорит с ней. Но мужчина не собирался заговаривать с девушкой. Он налил себе кофе и покинул кухню, не кинув на блондинку даже взгляда.

Невольно вспомнились первые дни, проведенные здесь. Антон, тогда еще просто Черный, делал вид, что Лики в этом доме нет. А если натыкался на нее в коридоре смотрел на нее, как на жалкую букашку. Но ведь смотрел! А сейчас Лика не отказалась от такого взгляда. Твердо решив поговорить с Антоном, девушка направилась за ним. Он, как обычно, сидел в кабинете.

Сегодня в темном зеве камине не потрескивали поленья и не горел огонь. Без огня эта комната была уже не такой уютной. Просто бездушная комната.

— Почему не зажжешь огонь? — осторожно поинтересовалась девушка, проходя вглубь комнаты.

Мужчина не ответил. Он сделал глоток из чашки и принялся изучать какие-то документы. Лика поджала губы и села в кресло. Не понимала она подобного. Вроде взрослый мужчина, а ведет себя, как ребенок, играя в молчанку.

Антон пододвинул ноутбук ближе к себе и принялся что-то быстро в нем печатать. Лике было интересно, чем именно он занимается, но нос сунуть в его дела побоялась. После нескольких минут молчания возобновила попытки завести разговор.

— Антон, по поводу вчерашнего…

— Ты что, ослепла? — поинтересовался мужчина отрываясь от ноутбука. — Не видишь, я работаю. Твоя болтовня меня отвлекает. Все что было вчера, пусть там и останется.

— Но я хотела…

— Мне плевать, что ты хотела. Мне нужна тишина. Иди готовься к экзаменам.

Антон вновь погрузился в компьютер, а Лика вспыхнула. Неужели, так трудно просто выслушать ее? Не желая больше находиться рядом с Черным, девушка пулей выскочила из кабинета и пошла в свою комнату. Ее переполняла злость и возмущение. Как Антон может быть таким бесчувственным сухарем?

Пройдя по комнате в пятый раз, девушка резко остановилась. Он сказал, чтобы она к экзаменам готовилась? Так она и сделает! Лика взяла конспекты и пошла… в кабинет к Антону. Не хочет нормально разговаривать, возьмет его измором.

Ко второму экзамену, девушка готовилась в кабинете. Свое недовольство, Антон выражал лишь сжиманием губ и хмурым выражением лица, но вскоре он перестал бросать на блондинку злые взгляды и больше не скрипел зубами от шороха переворачиваемых страниц. Девушка стала неотъемлемой частью этой комнаты.

Сама же Лика не могла толком сосредоточиться на лекциях. Она начала замечать за собой, что просто сидит на полу у окна, сложив ноги по турецки, и пялится на Антона. Девушка пришла к выводу, что мужчина очень красив. Не так, как Максим. Красота Максима была слишком сладкой, кукольной. Антон же был красив, как мужчина. А когда он перестал хмуриться, стал еще красивее. Лика поймала себя на том, что уже минут десять смотрит на Антона с приоткрытым ртом. Осталось еще слюни пустить. Но так трудно было оторвать взгляд от мужчины.

Где-то в груди девушка почувствовала теплый комочек. Он раскидывал свои тонкие ручки и ножки, согревая девушку полностью. И тут Лика почувствовала, что дико хочет нежности от Антона. Ей хотелось крепких надежный объятий, долгих поцелуев. Ей хотелось не банального секса, ей хотелось любви. Конечно, глупо ждать любви и нежности от такого человека, как Антон. Но ведь помечтать-то можно? Хотя в роли возлюбленного Лика не могла себе представить Антона. За руки с ним держаться не получится, на нормальное свидание не сходить, по набережной не погулять. Лика отругала себя за подобные мысли и вновь уставилась в тетради.

Она не видела, как Антон повернул к ней голову и начал разглядывать. Мужчина смотрел на Лику долго и задумчиво. Несколько солнечных лучей играли с волосами девушки, Антону показалось, что именно так играет свет на гранях бриллианта. А Лика действительно была бриллиантом. Таких девушек больше нет. Возможно, он и ошибается, но таких, как Лика он не встречал давно. Хотя вероятно, что в его мир такие девушки не заглядывают. Лика в него попала случайно, но все равно остается собой. Странно и удивительно. Мужчина вновь принялся изучать бумаги. Скоро ему предстоит совершить крупную покупку — все должно пройти без сучка и задоринки.

На второй экзамен Лику отвез один из охранников. С утра в день экзамена девушка очень нервничала, она не знала повезет ли ее Антон в академию. Но когда она спустилась вниз, там ее поджидал мужчина в строгом костюме. Он ей сказал, что ему велено отвести Лику на экзамен и забрать после него. Этого блондинка не ожидала, но выбора у нее не было. Как в в первый экзамен Лика пошла сдавать одной из первых. Ее водитель сидел в машине и безропотно ждал, когда она выйдет. Решив, что этого человека она может заставить чуть-чуть подождать ее, девушка дождалась, когда из аудитории выйдет Инга. Лике хотелось немного поболтать с подружкой, ведь раньше, после каждого экзамена они сидели в кафе и весело болтали за чашечкой кофе и двумя пирожными. Сейчас это не выполнимо.

Кстати, с Динкой Лика пыталась не встречаться. Она все еще чувствовала вину перед подругой, за то, что не может ей ничего рассказать, в то время, как Дина знает все. Лика и Инга сходили в буфет и уселись поговорить на подоконник.

— Что Макс? Объявлялся еще? — поинтересовалась Инга, размешивая сахар в чашке.

— Слава Богу, нет. Ты посмотри, у меня еще синяк не прошел после последней встречи с ним. Думаю, что рука еще одного удара не переживет.

— Ты сразу в пах бей, — посоветовала подруга.

— Надеюсь, это не понадобится. Не думаю, что Максим еще раз заявится сюда.

— А если сунется?

— Пожалуюсь на него Антону, — улыбнулась Лика. Она знала, что мужчина все равно не отреагирует на появление Максим, но разве не так должны говорить девушки, когда их донимают бывшие?

— Когда ты нас познакомишь? Как лучшая подруга я должна его заценить, — рассмеялась Инга.

— Познакомлю, — кивнула Лика. — У Антона сейчас куча дел, но как только он освободиться…

— Если ты, конечно, хочешь нас познакомить, — пошла на попятную Инга. — Ты только скажи, я не буду настаивать.

— Инга, глупости говоришь. Ты моя подруга, как я могу скрывать от тебя своего парня.

— Не знаю, — замялась девушка и, посмотрев на Лику, продолжила. — Ты в последнее время сама не своя. Изменилась очень. Совсем недавно, после учебы мы бежали в парк или на набережную, чтобы погулять, пока Максим на работе. Сейчас мы даже созвониться не можем, потому что ты не звонишь, а я не могу позвонить тебе, потому что твой телефон вне зоны сети. В чем дело, Лика?

— Прости меня, — пробормотала Лика. — Я знаю, что в последнее время веду себя не как подруга, но по другому не получается. Телефоном своим я не пользуюсь, потому что Морозов на него часто звонил, а дома я просто растворяюсь в Антоне.

Лика врала. В последнее время, в общении с подругой, она то и дело врет. Тошнит уже от самой себя, но по другому никак.

— Он особенный, — продолжала Лика. — В чем есть что-то такое, что я не могу от него оторваться. Готовясь к экзамену, я с трудом смогла сосредоточиться на лекциях. Все смотрела на него и смотрела.

— Ты говоришь, как влюбленная дурочка, — рассмеялась Инга.

Лика вздрогнула. Хоть она и решила сказать малую толику правды, но никак не думала, что Инга поверит, что она влюблена. Влюбиться в Антона? Это же настоящий кошмар. Такого просто не может быть! Но как же тогда объяснить то, что Лика чувствовала в кабинете? Нет, нет, она не может влюбиться в Антона. Он бандит. А в бандитов не влюбляются.

— Но я рада за тебя, — продолжала Инга. — Хоть и до конца не понимаю, как такое могло случиться. Он должен тебя беречь.

— Спасибо, — улыбнулась подруге Лика. — Я обязательно вас познакомлю. Может, после сессии?

— Хорошая идея, — кивнула Инга. — Но и нам с тобой надо куда-то вырваться. Раз сегодня тебя ждут, может после следующего экзамена мы сходим куда-нибудь?

Лика засомневалась. Отпустит ли ее Антон гулять по городу? Но попробовать стоит. К тому же Лике нужно было сказать ему, что вскоре он должен познакомиться с ее лучшей подругой. И как ни кстати, Антон с Ликой разговаривать не хочет. Как же начать разговор, если он постоянно ее прогоняет?

— Что такое? — не поняла Ликиного замешательства Инга.

— Ничего. Хорошая идея. Значит, после следующего экзамена идем гулять.

Подруги еще немного поболтали и вскоре Лика убежала, ссылаясь на то, что ее уже давно ждут. Охранник из машины не выходил, поэтому никто не знал, что девушку привез не Антон.

Лика сидела на заднем сидении мерседеса с закрытыми глазами, но ей не хотелось спать. Перед глазами то и дело всплывали картинки с участием Антона. И девушка заметила, что стоило ей вспомнить про него, как сердце начинало бешено колотиться, а по телу бегут мурашки удовольствия. Девушка открыла глаза.

Машина плавно въехала во двор и остановилась. Лика взяла свои вещи и быстро покинула салон. В голове была каша, девушка совершенно не понимала, что с ней происходит. Ей не нравилось то, что она постоянно думает об Антоне. Она не должна думать о нем. Что хорошего выйдет из всего этого? Но не смотря на свои же предостережения, Лика пошла к Антону. Он сидел на кухне и громко разговаривал по телефону, но стоило увидеть Лику, как свернул разговор.

Лика ждала, что мужчина заговорит первым, но он лишь молча ее разглядывал. Она почувствовала себя экспонатом в музее, слишком изучающим был взгляд. Понимая, что Черный не спешит завязать разговор, Лика сказала.

— Я сдала.

— Не сомневался в этом, — ответил мужчина все так же пристально разглядывая девушку.

Лика подошла ближе к Черному. Нужно поговорить с ним сейчас, когда он ее не прогоняет. Но с каких слов начать? Не может же она прямо в лоб сказать «Ты не против, если после следующего экзамена сходим с подружкой погулять? Нет? Хорошо. Тогда приготовься, после сессии я представлю тебя ей как своего парня».

— Можно обратиться к тебе с малюсенькой просьбой? — осторожно поинтересовалась девушка, отходя подальше.

— С какой еще просьбой? — не понял мужчина и посмотрел Лике в глаза. Он перестал задумчиво на нее смотреть и кажется не понял, что его спрашивали.

— Видишь ли, у меня в академии есть подруга, — начала издалека блондинка.

— Так. Понятно, — мужчина опустился на стул. — Переходи сразу к делу.

— Можно мне с ней погулять? — выпалила на одном дыхании Лика.

— Что? — Черный вновь поднялся на ноги и в изумлении уставился на блондинку. Подобной наглости он от нее не ожидал.

— Мы раньше после каждого экзамена совершали небольшой моцион. Она хочет погулять со мной после следующего экзамена, а я не смогла отказать. Пожалуйста, разреши. Я вела себя очень прилежно. Не пыталась сбежать, никому ничего не сказала и даже в полицию не звонила. Позволь мне, пожалуйста.

— Лика…

— Пожалуйста. Пожалуйста. Пожалуйста. Я обещаю, что после этого буду вести себя очень тихо. Буду молчать и на глаза тебе не буду попадаться. Разреши…

— Лика…

— Пожалуйста. Пожалуйста. Пожалуйста.

— Хорошо, я разрешу, если ты замолчишь.

Девушка вскрикнув, сама того не ожидая, бросилась к Антону на шею в порыве благодарности. Мужчина едва устоял на ногах. Лика повторяла «спасибо» и звонко чмокала его в щеку. Но вскоре ойкнула, покраснела и отступила. Мужчина хмыкнул, но промолчал. А Лика продолжала краснеть. Она не поняла, что на нее нашло и теперь ждала кары за свое фривольное поведение, но похоже Антон отчитывать ее не собирался. Он лишь усмехнулся и собрался покинул кухню, но…

На кухню, желтея лицом и хромая на одну ногу, пришел Дмитрий, Лика напряглась. Если она по отдельности с каждым мужчиной чувствовала вполне комфортно, то в обществе с обоими стразу испытывала некий дискомфорт. К тому же, еще свежа была картины избиения Димы Антоном. Но была и еще одна причина и Лика была уверена, что и Дима и Антон о ней прекрасно знают. Дима испытывал к Лике то, что она испытывает к Антону. Это был замкнутый круг. Девушке не хотелось, чтобы они опять подрались. Точнее не хотелось, чтобы пострадал Дима из-за своих чувств к ней, Лике.

— Как дела? — поинтересовался Дима у Черного с таким добродушием, что Лика недоверчиво скосила на него глаза.

— Отлично, — сквозь зубы прошипел Антон. — Ты как?

Видимо, плохое настроение для Черного часто является нормой, поэтому Дима не обратил внимания на явное нежелание разговаривать, и продолжил беседу.

— На поправку иду. Уже могу самостоятельно передвигаться. Не особо быстро, но лучше, чем целый день, как овощ лежать. Ты как, Лика? Как экзамен?

— Сдала, — только и ответила девушка.

Она была ужасно напряжена, словно ждала новой драки. Но Антон не проявлял ни каких признаков агрессии, только всем своим видом показывал, что не слишком хочет общаться со своим начальником охраны. Диму это видимо не сильно волновало и он продолжал вести дружескую беседу. Он то и дело бросал на Лику взгляды и девушка вскоре поняла почему Дима так странно ведет себя с Антоном.

Дмитрий скорей всего при разговоре с Черным думает, как они с Ликой сбегут вместе из этого дома, поэтому и счастливый такой. Он не отвечает своему мучителю агрессией и недовольством, потому что знает, что вскоре ударит ниже пояса.

Лика испытала к себе отвращение. Как она могла допустить, чтобы друзья детства вели себя, словно чужие люди? Они вместе выросли, поднимались, но появилась она и все разрушила. Как ей вообще могло взбрести в голову, что она смоет уехать отсюда? Сейчас Лика отчетливо поняла, что не сможет уйти от Антона по собственной воли, слишком тянулась она к нему. Возможно, между ними ничего не может быть, но она не узнает этого если не попробует. Нужно выбросить из головы дурацкие мысли о побеге. Куда бы она не уехала, она всегда возьмет с собой себя. А ей нужен Антон.

Пообещав себе, что обязательно поговорит с Димой очень скоро, она начала прислушиваться к беседе. Мужчины перешли на дела, забыв про девушку. Воспользовавшись, что на нее перестали обращать внимание, Лика начала продвигаться к двери, но остановилась. Вдруг они опять подерутся? Конечно, вряд ли она сможет их разнять если что, но оставлять мужчин одних страшновато. Мало удовольствия слушать их разговоры про дела, клубы и прочие, но выбора не было.

Лика решила подкрепиться. И этих двоих неплохо бы покормить. Может Антон станет добрее. Но Черный от еды отказался и ушел, оставив Лику и Дмитрия наедине. Мужчина сразу же принялся выпытывать у нее подробности сдачи экзамена. Рассказывать особо было нечего, но Лика рассказала. Когда тема исчерпала себя, девушка начала думать, как начать нужный разговор. Она решила с этим покончить.

— Дим, — неуверенно начала блондинка, — я про наш побег хотела поговорить.

— Я поправляюсь с космической скоростью, так что скоро мы сможем уехать отсюда.

— Знаешь… я тебе очень благодарна. Правда, но я… я не думаю, что это была хорошая идея, — с трудом выжала из себя девушка. Когда она прокручивала в голове свой монолог — была намного уверенней и не заикалась.

— Что? Почему?

— Я не могу уехать, прости.

— Он тебе что-то сделал? — встал с трудом Дмитрий. Он хотел вскочить, но состояние здоровья не позволяло.

— Ничего он мне не сделал.

— Тогда в чем дело, Лика?

— Дим, я… я не могу уехать. Точнее не хочу, — выдала блондинка. Ей не хотелось этого говорить, но понимала — Дима не отстанет.

— Только не говори мне, что после твоего Максима, ты решила переключиться на Черного! — прокричал мужчина. — Что чувства появились?

— Я не переключалась. Так получилось.

— Лика, — только и сказал мужчина и захромал по кухне, бормоча под нос «я в это не верю, просто не верю».

Девушка молча наблюдала, как Дима переваривает эту информацию и ей было стыдно. Не нужно вообще было заговаривать об этом. Хоть Дмитрий и сделал вид, что согласился на дружбу, но было видно, что все равно рассчитывал получить больше. Хотя бы со временем. К тому же он будет единственным близким человеком рядом.

— Лика, он тебе не подходит! — заявил Дима, перестав наматывать круги по кухне. — Он не будет заводить отношений ни с тобой, ни с кем-то другим. Отступись от него.

— Ты должен меня понять, Дим, — попросила Лика умоляюще. — Я не могу избавиться от того, что чувствую, не собираюсь бежать от этого. Если мне суждено разбить свое сердце опять, то это будет мое решение. Не хочу потом думать, а что было, если бы я не уехала, если бы попробовала. Я попробую. Если не получится, то…я смогу себя оправдать тем, что испробовала все. А если получится, то буду счастлива и надеюсь, ты порадуешь за меня.

— Ты с ума сошла? — заорал Дмитрий. — Совсем дура, да?

Лика остолбенела. Она не ожидала, что такой добрый и веселый Дима начнет на нее орать. Видимо зря она надеялась, что он поймет ее. Значит, он все же надеялся, что после побега они смогут быть вместе.

— Нельзя быть такой наивной идиоткой! Неужели ты не понимаешь? Он использует тебя и выбросит. Таких, как ты у него сотня — девочки на одну ночь. А ты мечтаешь о любви? О романтике? Он тебе этого не даст! Ты же видела, какой он, с какой легкостью убивает людей, сажает на цепь, избивает.

— Пожалуйста, Дим, — чуть ли не плача взмолилась девушка. Мужчина продолжал на нее орать совершенно не по джентльменски. Еще чуть-чуть и Лика разревется, она ведь так надеялась на понимание.

— Что здесь происходит? — требовательно спросил Черный.

— Ничего, — махнул рукой Дима и поковылял к себе в комнату.

Лика провожала мужчину полными слез глазами. Она ожидала, что Дима будет не слишком доволен подобной новостью, не никак не ожидала подобной реакции.

— Может, ты мне расскажешь, что здесь произошло? — поинтересовался Черный.

— Ничего не произошло, — шмыгнула носом девушка.

— Я слышал, как орал Дима. Его трудно довести до такого состояния. Что случилось?

— Сказала же, ничего не случилось, — буркнула Лика и пошла в свою комнату.

Долго она в одиночестве провести не могла, не вольно в голове вспыхивали слова Димы. Лика не хотела, чтобы ее одолевали сомнения, а если она будет прокручивать в голове слова Димы, это неизбежно. Взяв конспекты, блондинка пошла готовиться к экзамену. Антон как обычно сидел в кабинете, полностью заваленный бумагами. На появление Лики он отреагировал только невнятным хмыканьем.

Девушка как обычно села на пол спиной к окну и углубилась в чтение. Строчки расплывались перед глазами, мысли, словно воробушки, скакали с места на место. Лика так и не смогла сосредоточиться, но она упорно боролась с собой.

Дверь кабинета распахнулась и в проеме появилась Ирма. Она не видела Лику, все ее внимание было направлено за сидящим за столом мужчиной. Она быстро впорхнула в комнату и легко запрыгнула на стол. Лика с любопытством наблюдала за этим концертом.

Бумаги полетели со стола и Антон недовольно уставился на нарушительницу его спокойствия. Выражения его лица не выражало ничего хорошего. Ирма же словно не замечала убийственных взглядов принялась обнимать мужчину.

— Милый, я так соскучилась.

— Я работаю, — прорычал Антон. — Ты мне мешаешь.

— Смени гнев на милость, — умоляла девушка, продолжая тянуть руки к мужчине.

Помиловать мужчина не спешил, он с огромным трудом отцепил от себя девушку. Той это не понравилось до безумия. Влюбленный взгляд сменился на гневно-пытающий. Ирма уперла руки в бока и заговорила.

— Это все из-за нее, да? Из-за этой дешевки?

— Выйди, — спокойно сказал Черный.

— Я знаю, что из-за нее! Стоило этой сучке появиться в этом доме, как ты начал странно себя вести.

— Выйди, — повторил мужчина.

— Ты никогда меня раньше не прогонял! — заорала девушка. Кажется ее терпение лопнуло. Лика продолжала внимательно слушать, но боялась, что Ирма увидит ее и вцепится ей в волосы.

— Теперь прогоняю.

— Думаешь, она такая хорошая, да? Ты же видел ее тогда, знаешь какой она может быть. Не такая уж она и хорошая.

— Ирма, выйди, — начал заводиться Антон.

Выходить Ирма не желала, ей еще много хотелось сказать Черному. Ее переполнял гнев, который сдерживать больше не было сил.

— Она никогда не примет тебя, — взвизгнула девушка. — Никогда! Не сможет принять твой образ жизни. Она не умеет. Я умею. Ты не имеешь права так со мной обращаться!

— Пока еще это мой дом. — Антон поднялся из-за стола. Его голос был холодный как воды Антарктики. — И мне решать, на что я имею права, а на что нет.

Атмосфера начала накаляться. Лика этих людей знала не достаточно хорошо, поэтому с трудом представляла, что будет дальше. Она была невольным свидетелем этой сцены и жалела об этом. Этот вопрос Антон и Ирма должны были решить без посторонних глаз и ушей. Но Антон видимо совсем забыл о зрителе.

— Твой дом значит? Может ты меня и на улицу выгонишь из-за этой дешевки? После всего, что я для тебя сделала!

— Ты это все сделала не только для меня, — жестко ответил Черный. — Все мужчины когда-либо находящиеся на территории этого дома почувствовали свою заботу на себе.

— Это все потому что ты не обращаешь на меня внимания! — закричала девица.

— И именно поэтому ты спала с каждым, кто попадется под руку? Чтобы привлечь мое внимание? — усмехнулся мужчина.

— За кого ты меня принимаешь? — оскорбилась Ирма.

— Ты прекрасно знаешь, почему тебя отсюда не выгнали. Ты помогаешь расслабиться не только мне, но и всем, кто этого пожелает.

Лика с трудом сдержала смешок. А Антон тем временем продолжал.

— Трудно ожидать от бывшей проститутки чего-то другого. Но твои претензии все равно мне не понятны.

— Как ты смеешь?

— Смею! — твердо заявил Антон. — Ведь это я тебя вытащил из того притона и прекрасно знаю, чем ты там занималась. Поэтому прекрати истерику и выйди из кабинета.

— Думаешь твоя Лика другая? — совершенно спокойным голосом поинтересовалась.

— Другая.

— Ошибаешься, — холодно заверила Лика. — Ты же не знаешь, чем она занимается, когда тебя нет.

Лика навострила ушки. Ей было интересно узнать, чем же она занимается пока Антона нет дома. Мужчина тоже хотел это узнать.

— Твой милый и скромный ангелочек спит с Дмитрием! — победоносно заявила Ирма.

— Что? — переспросил Антон.

— Что? — обалдела Лика, вскакивая.

Все трое застыли. Ирма не ожидала, что Лика здесь и смотрела на нее удивленным взглядом. Антон переводил взгляд с одной девушки на другую, ожидая продолжения истории. Лика же мечтала задушить Ирму.

Тишина начинала быть зловещей. Антон и Лика ждали, что дальше скажет Ирма. Хоть мужчина и не поверил Ирме, но определенные сомнения у него все же были.

— Ты лживая кукла! — все же начала Ирма. — Думала, мы не узнаем, как ты развлекаешься пока тебя никто не видит?

— И как же я развлекаюсь?

— Ты спишь с Димой. Не вздумай этого отрицать!

— Если ты спишь со всеми представителями мужского пола, это не значит, что я такая же, — мстительно выдала Лика, наблюдая как Ирма дернулась из-за этих слов.

— Я видела вас!

— С учетом того, как ты ведешь себя сейчас, это явная клевета. Ты с самого первого дня моего прибывания здесь начала на меня злиться. Не нужно очернять меня, чтобы подняться выше самой.

Антон молча набрал чей-то номер на телефоне и попросил, подняться к нему в кабинет. Через пару минут пришел Дмитрий и осмотрел собравшуюся компанию.

— Зачем звал?

— Ты спал с Ликой? — прямо спросил Антон.

Три пары глаз уставились на вошедшего. Дмитрий осмотрел внимательно всех и открыл рот.


Глава шестнадцатая

— Что вы курили? — поинтересовался Дмитрий обводя всех взглядом. — Лика, ну ладно эти двое, но ты…

— Ничего мы не курили, — нетерпеливо сказала Лика.

Уверенная в своей правоте, сейчас Лика чувствовала небольшое волнение. Она не знала, как поведет себя мужчина. Возможно, он злится за недавний разговор, поэтому захочет ей насолить. Конечно, не хотелось бы ошибаться на счет Димы и считать его предателем, но что поделать. Девушка очень боялась, что он может соврать. И что тогда?

Представить ликование Ирмы было легко, она с самого начала хотела избавиться от Лики, считая, что она только под ногами мешается. Страшно себе представить, в какой гнев впадет Антон. Что сделает он, услышав, что Лика спит с Димой? Выгонит обоих взашей? Опять побьет Дмитрия, а Лику отдаст бритоголовым? Или их ждут более страшные вещи? Блондинка прекрасно помнила с какой легкостью Антон убил человека в погребе. Сможет ли он и на этот раз приставить пистолет к ее лбу.

В общем, мысли в голове девушки были не самые радужные. Оставалось только надеяться на благородство Дмитрия.

К своему удовольствию, Лика заметила, что Ирма нервничает. Она тоже не знает, какой ответ даст Дима. И что будет с ней, если Дмитрий подтвердит, что она лжет? Выгонит ли ее Антон? Убьет? Хоть Лика и понимала, что не имеет права так думать, но ей хотелось, чтобы обманщица понесла более жестокое наказание.

— Тебе задали вопрос, — холодно произнес Черный.

По нему не было заметно, нервничает он или нет. Мужчина полностью контролировал свои эмоции. Лика надеялась, что он все же злится. И не потому, что Дмитрий мог прикасаться к его собственности, а потому, что Антон ревнует Лику. Как девушку. Свою девушку.

— Что здесь происходит? — никак не мог понять мужчина. Трое стоящих перед ним людей были сосредоточены и слегка взволнованы.

— Да отвечай ты, — не выдержала Лика.

— Я не спал с Ликой, — по слогам ответил Дима. — Довольны? Теперь объясните, что здесь происходит?

— Ирма пытается уверить нас, в том числе и меня, что видела, как мы с тобой занимались сексом.

— Во сне что ли? — некультурно заржал Дмитрий, прижимая руку к левому боку.

Ирма вытянулась в струнку и молчала. Глаза девушки пылали ненавистью, а руки сжимались в кулаки.

— Он врет! — выдала она. — Он все врет!

— Хватит! — рявкнул Антон и хлопнул ладонью по столу. — Вы двое, оставьте нас. Кажется, у меня намечается серьезный разговор.

И Дмитрий и Лика послушно покинули кабинет. Подслушивать они не стали, потому что прекрасно понимали, чем это может им обернуться, если их засекут под дверью. Злить Черного совсем не хотелось, а он и так был на пределе.

— Прости, — пробормотал Дима. — Я бы поболтал с тобой, но очень устал. Целый день находиться на ногах для меня еще тяжеловато.

— Конечно. О чем речь? Иди отдыхай, — пробормотала Лика растерянная. Она думала, что мужчина захочет с ней поговорить, узнать больше подробностей, а он просто сбежал.

Мужчина ушел, а Лика осталась стоять одна посреди коридора. Ей показалось или Дима слукавил, сказав, что он устал? Вроде бодрым был…

Блондинка отругала себя последними словами. Не смотря на их сегодняшнюю ссору, Дима не соврал Антону. Не встал на сторону Ирмы. А ведь мог. Но Дима оказался благородным и Лика в нем не ошиблась. Еще тогда, в день их знакомства он ей был приятен, отличался от остальных. Дима доказал, что ему можно верить.

Решая, куда стоит пойти Лика так и стояла в коридоре. Из кабинета не доносилось ни звука. Антон не кричал, хотя именно этого и ожидала Лика. Возможно, что они нашли более приятное для себя занятие. Девушка нахмурилась. Пусть лучше Антон душит Ирму, чем занимается с ней любовью.

Голова трещала по швам и, решив выпить таблетку, Лика пошла на кухню. Можно и кофе заодно выпить.

Что происходило за закрытыми дверями кабинета было трудно сказать. За весь разговор Антона и Ирмы оттуда не доносилось ни звука.

* * *

Из кабинета Ирма вышла спустя полчаса злая и недовольная. Антон ясно дал ей понять, что с ней может случиться, если она и дальше будет так себя вести. Девушку переполнял такой гнев, что хотелось ворваться в комнату этой бесцветной сучке и задушить ее, но понимала, что это только испортит и без того плохие отношения с Антоном. Сколько бы она не пыталась приручить мужчину, ничего не выходило. Он никогда не относился к ней по другому, не как к грелке на одну ночь. Три года прошло, но это время так ничего не изменило. Она так и не удостоилась более чуткого отношения, а эта бледная поганка получила все, что должна была получить она, Ирма.

Клешни гнева продолжали душить Ирму, когда она спускалась в свою комнату. Дверь она открыла с ноги и та громко ударилась ручкой о стену. Девушка перешагнула порог и в этот момент чьи-то сильные руки сомкнулись на ее шее.

Ирма начала брыкаться, но вырваться все равно не получалось. Она чувствовала жар на щеках и боль на шее. Когда дышать стало совершенно нечем сильные руки разжались, девушка опала на колени и, закашлявшись, схватилась за горло, стараясь надышаться бесценным кислородом. Когда девушка пришла в себя, посмотрела на неудавшегося убийцу. Им оказался Дмитрий.

Дима стоял над Ирмой с холодной яростью в глазах. Мужчина ждал пока девушка отдышится. Вообще-то он сначала хотел задушить Ирму, но передумал — выносить ее хладный труп средь бела дня было немного проблематично, а до вечера ее спрятать не получится. Бритоголовые часто заглядывают к ней.

— Что ты творишь, идиот? — зло выплюнула Ирма, сидевшая на полу.

— Это что ты творишь, тварь? — рыкнул Дима и больно схватил девушку за волосы. — Подставить меня решила?

— Нет, — прохрипела Ирма. — Думала, что Черный отвернется от нее. Она тогда бы тебе досталась. Не отрицай, что хочешь ее — я видела, как ты на нее смотрел.

— Чтобы она досталась мне, я должен быть живым! — рявкнул Дмитрий и залепил Ирме пощечину. — Ты хотя бы понимаешь своим скудным умишком, что Черный сделал бы со мной, если это была правда? Нет, ты об этом не думала, ты мечтала побыстрей ему в брюки залезть, проститутка паршивая.

— Ничего бы он тебе не сделал, — робко пролепетала Ирма.

— Уверена в этом? Он избил меня до полусмерти только потому, что я поцеловал Лику. Вот же ты шалава! — злился Дмитрий.

— Я должна была избавиться от нее! — закричала Ирма. — Она положила глаз не на того мужчину. Черный мой!

— Он никогда не был твоим, — жестко ответил Дима. — Ни один нормальный мужчина не свяжет свою жизнь с грязной проституткой.

Ирма сощурила зеленые глаза полыхающие ненавистью. Дима задел ее за живое, испортил ей все планы.

— А ты мечтаешь о хорошей девочке Лике? — хмыкнула она. — Но должен понимать, что тебе ничего не светит. Неужели ты не видишь, как она смотрит на Черного? Думаешь, раз играешь благородного рыцаря, принцесса сама на шею тебе бросится? Нет, хорошие девочки зачастую предпочитают плохих мальчиков. Ты ее никогда не получишь! Потому что она хочет Черного!

— Дрянь, — рыкнул Дмитрий и ударил Ирму еще раз.

Девушка не удержалась на ногах и рухнула на пол. Удар у Димы был довольно-таки сильным.

— Ты можешь хоть до смерти меня избить, но это все равно не поможет тебе. Она хочет его. Его, а не тебя.

Дмитрий поднял Ирму за волосы и схватив за горло припечатал к стене. Злость его была осязаема, казалось ее можно потрогать. Если бы Лика увидела такого Дмитрия, то никогда бы не назвала его благородным. Благородство Дмитрия растаяло, как льдинка на солнце.

— Ну и дрянь же ты.

— А ты неудачник, — выплюнула Ирма. — Угораздило же запасть на девчонку начальника.

— Она будет со мной.

— Да? — захрипела Ирма, потому что Дима сильнее ждал ее горло.

— У меня есть план. Более умный, чем тот, что предприняла ты.

Мужчина подтащил девушку ближе к себе, а потом вновь со всей силы впечатал в стену. Весь воздух из легких Ирмы вышел. С трудом сделав вздох, девушка выдала.

— И ты уверен, что этот план заставит Лику переметнутся с Черного на тебя? — девушка злорадно расхохоталась.

Дима вновь притянул Ирму и себе и выругавшись вцепился ей в губы. Девушка ответила не меньшим рвение. Мужчина принялся рвать и сдирать с Ирмы одежду, причиняя ей этим боль, она отвечала тем же. Когда от вещей остались одни клочки, Дмитрий грубо развернул Ирму лицом к стене и резко вошел в нее, заставив застонать от боли и удовольствия.

* * *

Лика сидела в саду на качелях и листала учебник по судебной медицине. Буквы прыгали перед глазами, складываясь в непонятные сейчас слова. С тех пор, как она поселилась в этом доме (если это можно так назвать), ей было трудно на чем-то сосредоточиться. В голове постоянно роились мысли и невозможно было даже думать складно. Учеба уже перестала быть для нее столь притягательной. Ну выучится она, а дальше что? После экзаменов должна быть практика, отпустят ли ее? Хотелось над этим поразмыслить, но мысли ускользали.

Закрыв учебник и бросив его в траву, девушка поправила подушку принесенную из комнаты и легла, благо качели позволяли это сделать. Девушка закрыла глаза. Сквозь веки красноватым светом сияло солнце. Легкий ветерок колышет траву и листья на деревьях, на несколько мгновений Лика подумала, что дома, но вскоре заставила вернуться себя в реальность. Она не сможет попасть домой. Сумеет ли когда-нибудь Антон верить Лике на столько, что сможет отпускать ее одну, без охраны, зная, что она не уйдет от него, что она обязательно вернется? Девушка сильно сомневалась в этом.

У Антона трудности с доверием и его сложно в этом винить. Столько лет крутиться в мире бандитов и сохранять хоть каплю человеческого достоинства уже достижение. Лика считала, у Антона есть благородство. Многие его поступки доказывают это. Не смотря на то, что он убивал, воровал, мучил, в нем что-то человеческое осталось.

Девушка улыбнулась своим мыслям. Трудно представить, что бандит может быть благородным. Раньше бы в это Лика не поверила. Но сейчас, зная такого человека, как Антон, она твердо убеждена, что где-то там под личиной жестокости и беспощадности скрывается настоящий Антон, который жаждет нормальной жизни. Интересно, а можно ли вытащить Антона из этой жизни, к которой он так привык? Ведь судя по рассказам Дмитрия, другой жизни у Антона не было.

Красноваты пятна от солнца пропали, кто-то стоит перед Ликой. Она надеялась, что это не Ирма. У нее не было гарантии, что не вцепится нахалке в волосы. Открыв глаза, девушка улыбнулась, перед ней стоял Антон. Он осторожно взял Лику за ноги и приподнял, сел и положил их себе на колени.

— Я поговорил с Ирмой, — серьезно заговорил мужчиной. — Больше она к тебе цепляться не будет.

Лика лишь кивнула, с улыбкой рассматривая мужчину. Все же Антон очень красивый, прям сердце замирает.

— Как ты можешь читать эту гадость? — Антон кивнул на учебник лежавший на траве.

— Еще спроси, как я могу все эту гадость видеть собственными глазами.

Лике хотелось расспросить Антона о его жизни, но боялась, что может испортить момент. Сейчас, когда между ними такая идиллия, хотелось только радостно рассмеяться. Антон аккуратно раскачивал качели, Лика продолжала улыбаться. Кажется, им обоим сейчас очень хорошо.

— Кстати, вот. — Мужчина что-то протянул.

Лика приподнялась и с удивлением уставилась на телефон. Это был ее телефон. Увидев изумление на лице девушки, Антон объяснил.

— Неизвестно же сколько продлиться ваша гулянка с подругой, а ждать тебя весь день в машине я не собираюсь. Когда захочешь вернуться — позвонишь мне или вызовешь такси. Поселок «Изумрудный», участок 77.

Антон встал с качелей и уже хотел уйти, но Лика решила кое-что прояснить.

— Антон, подожди. — Лика тоже вскочила с качелей и подобрав учебник подошла к мужчине. — Я считаю, ты должен знать кое-что.

Мужчина нахмурился, а девушка лишь улыбнулась и продолжила.

— Я никогда не смогу заниматься сексом ради удовольствия. Для меня секс это подтверждение чувств, а я пока не чувствую ни кому ничего подобного. Точнее чувствую, но еще не разобрались в этих чувствах до конца.

Лика на мгновение дотронулась ладошкой до груди Антона, там где билось сердце и опередив его, ушла в дом. Лишь только в комнате, девушка поняла, что сжимает телефон и включила его. Ей хотелось посмотреть, записал ли Антон уже свой номер. Открыв записную книжку, Лика улыбнулась — он записал. Самым первым в списке ее контактов значился «Антон», которого раньше в записной книжке не было.

На следующий экзамен Антон сам ее отвез. Лику это обрадовало, ей хотелось побольше времени с ним проводить. Хотелось многое обсудить или просто смотреть на него. Она уже ждала, когда сможет позвонить ему после прогулки с Ингой, хотелось услышать его голос еще не успев распрощаться.

— Тебе все же сегодня лучше вызвать такси, — разбил мечты Антон.

— Почему?

— У меня сегодня очень важная встреча, — поведал Антон. — Я очень долго ждал встречи с этим человеком, поэтому буду не доступен.

Лика нахмурилась. Уж не врет ли он ей, чтобы встретиться с какой-нибудь девицей? Но девушка тут же одернула себя — у него в доме и так две живут и он с ними до конца разобраться не может. Третью он просто не осилит.

— Человек из твоего бандитского мира? — поинтересовалась Лика.

— Что?

— Я хотела… хотела бы спросить.

— Так спрашивай быстрее, а то на экзамен опоздаешь, да и мне уже ехать пора.

— Как ты попал в этот мир? Ты же не мог…

— Я понял, что ты хочешь спросить, — ухмыльнулся Антон. — Меня сюда не затягивали обманом, не угрожали и ничего такого подобного не случалось. Я вырос в этом мире, теперь это и мой мир тоже.

— А ты не хотел бы…

— Слишком много вопросов, — оборвал ее мужчина. — Меньше знаешь, крепче спишь.

— А иногда не заснешь пока не узнаешь, — пробормотала Лика, выходя из машины.

Антон рассмеялся и пожелав ей удачи, резко сорвался с места. Девушка только головой покачала.

В такой теплый и солнечный день Лика облачилась в платье цвета молодой зелени с широкой лентой под грудью и открывающим одно плечо. Легкий ветерок теребил подол платья и светлые волосы, вызывая на лице девушки улыбку. Легкой походкой она пошла к академии, где около входа толпились студенты. Поискав среди них Ингу, Лика пошла дальше. Подругу она нашла у дверей аудитории, читающую лекции, уткнувшись в них носом.

— О, ты пришла, — воскликнула Инга. — Не понимаю, зачем я это все читаю? Я и без лекций все прекрасно знаю, но оторваться не могу.

— Когда их читаешь, становится намного спокойнее, — кивнула Лика и тоже достала лекции из сумочки и открыла их.

— Мы ведь идем сегодня гулять? — поинтересовалась Инга, не отрывая взгляда от своих записей.

— Идем, конечно, я же обещали.

Изредка болтая на отвлеченные темы, девушки продолжали шелестеть страницами, впитывая каждое написанное слово. Издалека Лика увидела Дину. Брюнетка хотела подойти к подругам, но Лика едва качнула головой, говоря, что сейчас не лучшее время. Не хотелось нервировать Ингу за несколько мину до экзамена. Они успеют сегодня поболтать.

Лика и Инга пошли в первой шестерки. Лика, как и прошлый раз, взяв билет и прочитав его, вызвалась отвечать первой. Быстро ответив на все вопросы, Лика получила заслуженную оценку и поспешила на выход. Там она подождет Ингу и сможет поговорить с Диной.

— И как всегда, святоша сдала первой, — фыркнула Динка.

Лику обступили одногруппники и принялись выспрашивать детали. Но если учесть, что она не получила ни одного дополнительного ответа, то рассказывать было практически нечего. Девушка отвязалась от толпы и подошла к Динке, она фыркнула.

— Решила удостоить меня своим божественным присутствием.

— Я не могла с тобой говорить, пока рядом была Инга, ты же понимаешь.

— Так подружке ты ничего не рассказала?

— Не могу ей всего рассказать, — покачала головой блондинка. — Ее отец работает в правоохранительных органах. Боюсь, что она захочет мне помочь и станет только хуже, пусть лучше думает, что я сама ушла от Максима.

— В последнее время твой, нет мой Максим совсем не хочет общаться со мной, — пожаловалась Динка. — После той встречи с тобой, его будто подменили. Ты ведь не говорила, что хочешь вернуться к нему?

— Совсем рехнулась, да? — зашипела Лика. — Как я могу к нему вернуться после всего, что он сделал? И к тому я сама не хочу к нему возвращаться.

— Оу, — усмехнулась Динка. — Кажется, наш милый бандитик смог растопить сердечко нашей святоше? Что же он для этого сделал? В монахи постригся? — и Динка расхохоталась.

Лика поморщилась. Смех брюнетки звучал по всему коридору, заставляя студентов оглядываться на девушек. Блондинка привела Дину в чувство толчком локтя в бок.

Еще немного Динка посмеялась над Ликой и ушла. Вскоре из аудитории вышла Инга, она похвасталась подруге, что отлично сдала экзамен и теперь готова идти гулять.

Сначала девушки поехали на набережную и поглазели на теплоходы и катера, разрезающие острыми носами водную гладь. Потом заняли столик в кафе, откуда открывался прекрасный вид на реку. Где-то кричали чайки. Подруги обсуждали последний экзамен, который им предстоит сдать, а так же практику и следующий учебный год.

— На практику ты к себе поедешь? — спросила Инга, засовывая в рот ложечку с мороженым.

— Да, — соврала Лика. Ей нужно будет поговорить на эту тему с Антоном.

— Чего Максим?

— Не появлялся больше, думаю он понял, что я к нему не вернусь и решил оставить меня в покое. Чему я, собственно, очень рада. Трудно строить новые отношения, когда твои бывшие постоянно лезут, куда не нужно.

— Тебе виднее, — хмыкнула Инга. Не смотря на соблазнительные формы и миловидность с парнями ей не везло катастрофически. Все ее романы заканчивались спустя два месяца и ни один парень не горел желанием к ней вернуться. Чем это вызвано — загадка. А ведь Инга очень умная, с ней никогда не скучно, но не везет.

— Ты еще найдешь своего принца, — заверила подругу Лика. — Просто не на тех смотришь.

— И на каких же нужно смотреть? — осведомилась девушка. — Недавно познакомилась с одним, так он пол дня за мной ходил, чтобы телефончик оставила, я оставила, а этот гад не позвонил. Обидно. Везет тебе.

— С чем? — удивилась Лика.

— Сначала Максим у тебя был. Красавчик и тебя очень любил, потом Антон. Судя по всему тоже очень красив. А я одна одинешенька.

Дальше разговоры пошли про парней и то, что им нужно от девушек. Подруги болтали о разных глупостях и явно получали удовольствие от всего дня. Время их не волновало, слишком долго они не виделись и не могли нормально поговорить, а сегодня они решили наверстать упущенное.

Лика постоянно косилась на телефон в надежде, что Антон позвонит ей, узнает долго ли еще она будет гулять. Девушка надеялась, что он скучает. Но видимо его важное дело растянулось и скучать по Лике ему не когда.

Инга предлагала сходить в кино, но Лика отказалась. Она чувствовала непонятное волнение и хотела вернуться домой. Подруга уговаривала Лику еще немного прогуляться и та скрепя сердцем согласилась.

Солнце припекало нещадно и на улице находиться уже было невозможно. Даже не смотря на легкое платье Лика испытывала желание спрятаться в тень или окунуться в прохладную воду. От мороженого становилось только хуже — сразу хотелось пить.

Изнемогая от жары и волнения, Лика все же вызвала такси. Хоть Инга и расстроилась, что подруга уезжает домой так рано, но вида не подала.

— Мы ведь еще встретимся? — спрашивала девушка.

— Конечно встретимся, — улыбалась через силу Лика. — У нас остался последний экзамен.

— Я не про экзамен спрашиваю. Ты ведь на практику к себе поедешь, мы до этого ведь сходим куда сходим еще? Тем более ты обещала меня со своим Антончиком познакомить.

— Раз обещала, то познакомлю. Ты так ведешь себя, словно мы навсегда прощаемся.

— Просто мне кажется, что ты с каждым разом отдаляешься от меня и не могу понять в чем дело. Нет, я понимаю, что у тебя новые отношения и все такое прочее, но ведь и тогда, когда ты только с Максом начала встречать, мы общались чаще.

— Прости, Инга. Я не знаю, как такое случилось, просто…

Что «просто» Лика закончить не успела, зазвонил телефон и оператор сообщил, что такси уже ожидает. Девушки попрощались и Лика побежала к машине.

Девушка сидела на заднем сидении такси и косилась на водителя. Лике казалось, что он просто издевается, разве можно ехать с такой маленькой скоростью? Но стоило посмотреть в окно, как она поняла — ехали они с прилично скоростью, просто Лике казалось, что они плетутся со скоростью дохлой черепахи.

Лика не могла понять, чем вызвано ее беспокойство, но чем раньше она вернется домой тем лучше. Машина уже выехала из города и петляла по дороге, ведущей в поселок «Изумрудный». Девушка была готова выпрыгнуть из машины и бежать к нужному участку на своих двоих, но все же сидела на месте, понимая, что на машине будет намного быстрее. Правда на дороге из гравия водитель снизил скорость к великому неудовольствию Лики, но она продолжала спокойно сидеть.

Уже из далека Лика видела крышу нужного дома, сердце забилось быстрее, а по спине пробежала струйка пота. Было очень жарко, но девушка чувствовала лишь холод. Волнение нарастало по мере приближение к дому номер 77.

Быстро расплатившись с водителем и оставив ему сдачу, Лика выскочила из автомобиля и побежала к воротам, но резко остановилась. Всегда закрытые ворота, делавшие участок более защищенным, сейчас были открыты настежь. Девушка аккуратно заглянула из-за ворот. На участке никого не было, а собаки зашлись в непрерывном лае, а это очень странно.

Недалеко от ворот стоял мерседес, все четыре двери открыты. Лика заглянула в салон и почувствовала, что тошнота подходит к горлу. Все заднее сидение было в крови. Лика посмотрела под ноги и увидела дорожку из капелек крови, ведущую в дом. На трясущихся ногах, Лика пошла по этим капелькам, словно по хлебным крошкам. Дорожка вела к главной двери.

По мере приближения к дому, капли крови становились меньше. Видимо додумались прижать чем-то рану. Из гостиной кровь вела в сторону кухни. И в ее дверях Лика застыла, как вкопанная.

На кухне было столпотворение. Кажется все охранники пришли сюда, поэтому территория оказалась пуста. Лика чувствовала тошноту и с трудом сдерживала ее. Чтобы удержаться на ногах от увиденного и не упасть, девушка схватилась за косяк.

— Я пытался дозвониться до нашего врача, — говорил один из бритоголовых. — Но его телефон отключен.

— Может, стоит позвонить Лике? — предложил Дмитрий. — Она медик как-никак, может помочь.

— Нет! — тут же заявил Антон. — Не хочу, чтобы она это все видела.

— Она будущий врач, — продолжал Дима. — Уверен, она и не такое на практике видела.

— Не хочу пугать ее, — тихо ответил Антон и застонал.

Лика была готова отдать руку на отсечение, главное, чтобы с Антоном все было в порядке. Никогда в жизни она ни за кого так не боялась, как за него. Медленно, ступая еле слышно, девушка вошла в кухню. Все присутствующие сразу ее заметили, но она смотрела только на Антона.

Мужчина, раздетый по пояс и бледный, как полотно сидел на высоком стуле. На полу рядом с ним была багряная лужица. Весь левый бок в крови, а на столе лежала рубашка пропитанная кровью Антона. Мужчина прижимал рану некогда белоснежным полотенцем.

— Вот и она, легка на помине, — заметил бритоголовый.

— Ты можешь помочь? — спросил Дмитрий, подбегая к девушке.

— Ее помощь не нужна! — рявкнул Антон. — Лика, уходи отсюда!

Лика уходить не собиралась. Сейчас она должна сделать все, что в ее силах. И даже больше. Она подошла к Антону и наклонилась к его боку. Мужчина морщился, скрипел зубами, но молчал и крепился. Видимо, хотел создать видимость, что ему совсем не больно.

— Как это случилось?

— Не важно, — проскрипел зубами Антон.

Девушка покачала головой и убрала руку мужчины от полотенца, чтобы взглянуть на рану.

— Я спрашиваю, чтобы помочь, а не из праздного интереса, — пробормотала девушка и едва смогла проглотить ком в горле размером с теннисный мячик.

На боку у Антона была рана от пистолета. Но кто мог стрелять в него? Он ведь ездил на важную встречу!

— Мне нужна аптечка, — распорядилась Лика.

Дмитрий в одно мгновение раскрыл перед не металлический кейс, в котором можно было увидеть различные инструменты в стерильных упаковках. Видно, это не первое огнестрельное ранение в этом доме, потому что там был скальпель, хирургические иглы, нитки. Кажется, у них был весь арсенал хирургического отделения.

Лика натянула перчатки и взяла пузырек перекиси и бинт. Нужно остановить кровотечение и обработать рану, прежде, чем зашивать.

— Рана сквозная, — заметила Лика. — И повезло, что пуля прошла по поверхности и не задела внутренние органы.

Когда она приложила бинт с перекисью к ране, Антона зашипел сквозь плотно сжатые зубы и вскочил.

— Лика, бл*ть! Если хочешь меня убить, не проще ли ночью, пока я сплю горло мне перерезать?

— Да? — закричала Лика. — Чтобы ты умер быстро и безболезненно? А я хочу, чтобы ты мучился!

Слезы покатились градом по щекам девушки и она не могла их остановить. Она так переживала за Антона, что руки тряслись и она боялась что-нибудь сделать не так. Она боялась, что сделает хуже. А стоило ей представить, что пуля оказалась бы точнее и Антон… если бы его уже нельзя было спасти. Представив себе более плохие картинки, Лика с трудом удерживалась на грани, чтобы не впасть в истерику.

Черный внимательно вглядывался в лицо девушки и его собственное злое лицо смягчалось. Забота и слезы Лики заставили его поверить, что он ей не безразличен. А он не должен был этого допустить. К тому же вскоре Лике придется покинуть этот дом.

Мужчины встали плотным кольцом вокруг Лики и Антона и внимательно наблюдали за девушкой. Видимо, они решили, что блондинка с удовольствием добьет их главного. Антон медленно опустился на стул и попросил оставить их с Ликой одних.

— Эээ… Черный, ты уверен? — спросил бритоголовый, косясь на заплаканную Лику.

— Уверен, идите.

Мужчины вышли, оставив Антона и Лику вдвоем. Девушка успокоилась и неуверенно смотрела на мужчину. Если он прогнал всех, значит ли это, что он доверяет ей свою жизнь? Видимо, значит.

— Прости, я не хотела делать тебе больно, — пробормотала Лика.

— Это ты прости, я не должен был так говорить. Мне не хотелось, чтобы ты это все видела.

Антон морщился, шипел, но молчал и не мешал Лике работать. Когда девушка взяла себя в руки, то смогла отлично справиться с работой. Кровь была остановлена, рана обработана и аккуратно зашита. Остался последний штрих — заклеить рану пластырем.

Девушка сняла кровавые перчатки и смотрела на результаты своего труда. Нужно еще самого Антона от крови оттереть и тогда ее работа будет окончена.

— Я могу и сам, — ворчливо отозвался Антон, но как-то по доброму.

— И все же позволь мне.

Лика испортила несколько полотенец, чтобы оттереть Антона от крови, но не жалела об этом. Самое главное, что с ним теперь все в порядке, с ним все хорошо. Никогда бы Лика не хотела повторить эту историю. Кажется из-за этой истории у девушки появились несколько седых волосков.

— Спасибо тебе, — поблагодарил Антон и взяв руки девушки в свои, поцеловал ладони, а затем приложил к своим колючим щекам.

Миг — и руки Лики обвились вокруг шеи Антона. Она боялась, что не сможет этого сделать… Лика поцеловала Антона.


Глава семнадцатая

Это было невероятно. Лику просто переполняли чувства. Она так давно мечтала об этом поцелуе и боялась, что если перестанет обнимать Антона, он исчезнет. Но Антон не исчезал. С трудом справившись с удивлением, мужчина принялся отвечать на поцелуй. Страстно. Горячо.

Одна его рука покоилась за затылке Лики в копне длинных светлых волос, вторая на талии, прижимая хрупкую горячую фигурку к себе. Антон не сдержался и принялся водить рукой по девичьим изгибам, попутно целуя все, до чего может дотянуться.

Лика, выгибаясь на встречу поцелуям, была на вершине блаженства. Теперь ей это все казалось таким естественным, что хотелось отругать себя, что так долго сдерживалась. Ей хотелось большего. И Антон словно читавший ее мысли, посадил девушку на стол и встал между разведенных ног, проведя ладонью по внутренней стороне бедра. Девушка застонала.

Платье со следами «хирургической» деятельности задралось, что позволяло Антону не только прикасаться, но и смотреть, наслаждаться. Тяжелое дыхание девушки сводило с ума, как и притягательное тело. Хотелось полностью насладиться им.

Проворные пальчики девушки пробежали по накаченному животу мужчины к ремню. Не долго думая, Лика расстегнула ремень и ширинку, кусая Антона за губу. Ей хотелось поиграться, но мужчина слабо застонал и оторвался от девушки.

— В чем дело? — недоумевала девушка, но вспомнила про ранение. — Я сделала что-то не так? Тебе больно?

Антон, тяжело дыша, стоял напротив Лики, внимательно разглядывая возбужденную растрепанную девушку, жаждущую продолжения. Продолжения, которого не будет. Она ждала ответа, но мужчина не мог выразить в слова то, что должен был ей сказать.

— Антон? — блондинка спрыгнула со стола и одернула платье. — В чем дело?

— Спасибо тебе, — тихонько сказал мужчина, взяв руки девушки в свои. — За все, что ты сегодня сделала для меня. За то, что показала мне кое-что, за то, что кое-чему научила. Но на этом нам лучше остановиться.

Лика попыталась вникнуть в сказанное, но так ничего и не поняла. Где она ошиблась? Что не так сделала? Еще минуту назад, Антон вместе с ней горел страстью, а теперь стоит с расстегнутыми брюками и говорит, что лучше остановиться. Отвергает ее?

— Не понимаю, — все же пришлось признаться Лике.

— Я не собираюсь пользоваться твоей жалостью.

— Какой еще жалостью? — прошептала девушка и нахмурилась.

— Жалости из-за ранения. Я видел твои слезы, как ты переживала. Ты жалеешь меня. Ненавижу, когда меня жалеют. Только трусы заслуживают жалости.

— Глупости! — вспыхнула Лика. — Когда я увидела тебя, то не жалела! Я чуть не умерла от страха за тебя!

— Перестань, — поморщился мужчина, застегивая ремень.

— Нет, это ты перестань! Мы оба хотели этого, — Лика неопределенно махнула рукой куда-то в торону стола. — И теперь из-за твоих не правильных мыслей, мы обсуждаем глупости.

— Оба ли? — неприятно усмехнулся Антон.

Лика вспыхнула. Она никогда в жизни так не злилась, но сейчас Антон довел ее до точки кипения. Неужели он не поверил, что Лика действительно его хотела, что готова отдаться ему? Неужели он не понимает, какие сильные чувства испытывает к нему Лика?

— Да, оба! — закричала девушка. — Я этого хотела!

— А я нет.

— Что? — не поверила своим ушам блондинка.

— Я этого не хотел, просто неприлично было отказываться, — спокойно отозвался мужчина и его лицо превратилось в каменное изваяние.

Лика тяжело задышала. Своими словами Антон выбил из нее весь воздух. Пол и потолок поменялись местами, а стены закружились вокруг девушки с умопомрачительной скоростью. Она не верила его словам, но его глаза не выражали раскаяния. Это правда?

— Ты мне мстишь? — спросила девушка, цепляясь за эту догадку. Она столько раз обламывала Антона, что и сосчитать трудно. Возможно, он решил отплатить ей той же монетой.

— Я не опускаюсь до мести, — ответив Антон и ушел с кухни, оставив Лику обдумывать происходящее.

Она совершенно ничего не понимала. Странное чувство, непонятное, не отпускало — словно небо на голову упало. Лика потерялась в пространстве. Как такое могло случиться? Девушка ущипнула себя, надеясь, что это просто сон, но боль в руке заставила поверить, что она не спит. Так что же случилось с Антоном?

Одинокая слезинка скатилась по щеке. Лика прикрыла глаза и снова открыла. Ничего не изменилось. Пол, стол и и стулья были в крови, рядом валялись кровавые полотенца и бинты, тут же использованный медицинский инструментарий. Лика почувствовала, что попала в отвратительный фильм ужасов, в котором ей совсем не хотелось играть главную героиню.

Рядом звучали голоса, но Лика не видела людей и не понимала, кому эти голоса принадлежат. На силу успокоившись, девушка поняла, что ее зовут по имени.

— А?

На кухню вернулся Дмитрий и один бритоголовый. Первый обеспокоенно смотрел на девушку, а второй почесывал лысину и осматривал «поле боя».

— Ты как? — осторожно поинтересовался Дмитрий, настороженно наблюдая за девушкой. Вид у нее был потерянный и безумный одновременно.

— Хорошо.

— Ты молодец, прекрасно справилась.

Девушка не знала, что ответить и смотрела по сторонам. Бритоголовый наворачивал круги по кухне, но вскоре остановился и предложил позвать Ирму, чтобы она тут прибралась.

Услышав имя еще одной девушки в этот доме, Лика резко подняла голову. Ее ведь не было на кухне вместе со всеми. Неужели ей не хотелось сидеть возле ног Черного, пока он истекал кровью? Очень странно.

— Я позову, — тут же отозвался Дима и попросил бритоголового присмотреть за Антоном и тут же обратился к Лике. — Тебе нужно отдохнуть. Иди к себе в комнату.

Лика рассеянно кивнула и как сомнамбула поднялась на третий этаж.

После горячего душа девушка забралась в постель и закрыла глаза. На нее столько сегодня навалилось, что даже не поняла, как уснула.

* * *

— Как он? — девушка вскочила с кровати и бросилась на шею к вошедшему мужчине. — Что с ним?

— Все с ним нормально. Лика его прекрасно подлатала.

— Кто бы мог сомневаться, что эта белая вошь и тут пригодится, — фыркнула обозленная Ирма.

— Закрой рот! — гаркнул Дмитрий и схватил девушку за горло. — Если бы не Лика, худо бы пришлось Черному. Так что ты ее благодарить должна.

— Я хочу к нему, — заявила девушка и вырвалась из лап мужчины.

— Тебе нельзя. Стоит посмотреть на твою физиономию, как сразу появляются ненужные вопросы.

— Так ты поэтому закрыл меня в комнате? Не хотел, чтобы у твоей обожаемой бледной сучки появились вопросы? Ах, как же мог благородный Дмитрий, рыцарь современности избить девушку? Да, так ты точно ее не получишь — она же цветок нежный. Да?

— Я сказал, заткнись!

— А то, что? — злилась Ирма. Из-за этого козла она не может повидаться с Черным, а она чуть с ума не сошла, когда узнала, что в него стреляли. — Еще раз изобьешь?

— Думаешь, не осмелюсь?

— А не боишься ли ты дружок, что я все же предстану перед Ликой в таком виде? Расскажу, кто это со мной сделал. Тогда у тебя не будет ни единого шанса.

— Если я не получу Лику, ты не получишь Черного.

— Ну и пусть, — ответила Ирма. — Зато ты не получишь, то, что хочешь больше всего.

Ирма дьявольски расхохоталась. Дмитрий на миг задумался, а потом лучезарно улыбнулся в голову ему пришла замечательная идея.

— Тебя ведь никто кроме меня не видел после твоего фиаско в кабинет?

— Что ты задумал? — нахмурилась девушка. — Ты ведь не думаешь переложить всю вину на Черного?

— Заткнись!

— Я тебе этого не позволю. Слышишь?

— Заткнись, я сказал, — разозлился Дмитрий и ударил Ирму.

Девушка покачнулась и, потеряв сознание, рухнула на пол.

* * *

Проснулась Лика от настойчивого стука в дверь. Ей сейчас не хотелось никого видеть, но стук не прекращался. Сев в кровати, Лика пригласила стучащего. Им оказался Дмитрий. Он робко заглянул в комнату и только после беглого осмотра зашел.

— Ты спала? Прости, что разбудил.

— Ничего страшного. Ты что-то хотел?

— Узнать, как ты себя чувствуешь. Ты была такая расстроенная. Все в порядке?

Искренняя забота Дмитрия тронула Лику. Он всегда так хорошо относится к ней, что даже удивительно, как такой человек может так долго жить среди бандитов. Он видимо уже забыл их недавнюю ссору и девушка была ему благодарна за это.

Дмитрий позвал Лику выпить с ним кофе и скрепя сердцем она согласилась. Хотелось бы еще вздремнуть, но отказывать мужчине было не удобно. Они спустились на кухню и девушка застыла в дверях. Они же вроде Ирму хотели позвать, чтобы она порядок навела. Или девка настолько обленилась, что задницу поднять не хочет?

— Ирма себя плохо чувствует, — как бы извиняясь за беспорядок сказал Дмитрий.

— И с чем связано ее недомогание? — фыркнула девушка. — Слишком много клиентов за ночь приняла?

— Эээ… не совсем.

— В чем дело?

— Не уверен, что тебе нужно это знать, — пробормотал мужчина и пошел к плите, ставить турку.

— Что я не должна знать? — нахмурилась девушка. К тому в такой обстановке пить кофе трудновато.

— Ты видела ее после того, что случилось в кабинете?

— Не видела. Антон сказал, что поговорил с ней и цепляться она ко мне больше не будет.

— Не может пока.

— Что значит не может? Дима?

— Видишь ли, ее очень сильно избили.

— Кто? — удивилась девушка, но кажется уже знала ответ.

— Антон так на нее рассердился…

— Он не мог! — воскликнула Лика. Какой бы падлючкой Ирма не была, Антон никогда не избил бы ее.

— Ты его плохо знаешь, — уверенно заявил Дмитрий.

Блондинка тряхнула головой. Ей трудно было поверить в то, что сейчас сказал Дмитрий. Антон не мог. Он не такой. Но внутренний голос пищал, что мужчина способен и на более страшные вещи. Она видела, как он убивал, как избивал бритоголовых и Диму, как ударил ее. Голова трещала от мыслей. Может ли такое быть? Может ли Антон избить Ирму?

Лика помнила, как мужчина еще в самом начале говорил, что не бьет женщин.

Но ведь Лику ударил? Что мешает ему и Ирму побить?

Но когда Антон ударил Лику, он ведь сразу раскаялся? И прощения начал просить. Очень искренне.

Лика с трудом могла поверить, что Антон способен на такое. Только зачем Диме врать?

— Прости, я…я очень устала за сегодня. Такой стресс.

— Конечно, я должен был догадаться, — улыбнулся мужчина и ударил себя кулаком по лбу. — Тебя проводить в комнату?

— Нет, спасибо, я сама.

Но и в комнате девушка не могла найти себе покоя. Она ходила из угла в угол и думала, думала, думала. В голове крутились сотни мыслей и трудно было ухватиться за какую-то из них. Когда Лике казалось, что она разобралась в том, что сказал ей Дима, приходили другие мысли. От всего этого у девушки заболела голова.

В окно заглядывало оранжевое солнце, окрашивая все в какой-то багряный свет и Лике становилось неуютно. Она поняла, что уже довольно давно мечется по комнате и обессиленная рухнула на кровать. Оказывается эмоциональная и умственная работа заставляют чувствовать тебя так, словно ты целый день разгружала мешки с картошкой. Лика уснула.

Но и во сне девушка не нашла себе покоя. Она металась по кровати, скрипела зубами и что-то бормотала, иногда из глаз катились слезы. Лишь под утро девушка слегка угомонилась и словно обмякла в постели.

* * *

Лика сидела на небольшой зеленой лужайке и играла с щенком. Обычно их не выпускали из клетки, но этот каким-то чудом выбрался и теперь гонялся за своим хвостом и рявкал.

С утра девушка проснулась уставшая и разбитая, но выпив кофе немного взбодрилась. Взяв конспекты, вышла на улицу и уселась на качели готовиться к экзамену. Наверное, это была единственная возможность переключить мысли на что-то другое.

Лику от подготовки отвлек чавкающий звук, посмотрев на землю она увидела, как один из щенков грызет ее балетки. Вот так лекции оказались закрыты, а девушка нашла новый способ отвлечь себя. Собак она любила, впрочем, как и кошек, да и другую живность.

Щенок рычал, тявкал, то ловил бабочек, то кидался к Лике и лизал ей лицо и руки. Девушка даже сбегала в дом, налила ему плошку молока и кусочек мясо. Подношение было съедено с огромной скоростью, а девушка вновь оказалась облизана.

— Где ты его взяла? — раздался голос Антона совсем рядом.

Вчера девушка так и не пришла к нужному ответу, поэтому не знала, как нужно вести себя с мужчиной.

Щенок словно понял, что речь идет о нем, сел и внимательно посмотрел на мужчину. Одно ухо печально повисло, видимо понимал, что сейчас его опять загонят в клетку.

— Он тут бегал, — ответила девушка не отрывая глаз от собаки. На мужчину было страшно смотреть. Казалось, если Лика взглянет на него, то сразу увидит, как он избивал Ирму.

— Его нужно вернуть обратно в клетку.

— Нет! — воскликнула девушка. Она не хотела терять только что обретенного нового друга.

— Собаки всегда сидят в клетка.

— Но вы же выпускаете их ночью.

— Вот именно ночью. А днем они сидят в клетках.

Антон подошел к девушке ближе и поднял щенка на руки. Тот видимо смирился со своей участью и не вырывался. Второе ухо тоже печально повисло.

Блондинка посмотрела на мужчину снизу вверх. Видок у него был не самый красочный. Цвет кожи серый, губы бледные, а глаза, всегда блестящие и глубокие, словно потухли. Ранение дало о себе знать.

— Не забирай его, — взмолилась Лика.

— Они должны расти в клетках.

— Ну так и меня в клетку посади! — разозлилась девушка. Она до такой степени запуталась, что так и не нашла сил смотреть мужчине в глаза.

— С тобой все в порядке?

— Все отлично.

— Тогда почему ты не смотришь на меня?

Ну как ему ответить, что она боится смотреть на него? Она не могла понять, правда ли Антон мог избить Ирму. Если это правда, то ей страшно смотреть Антону в глаза. А если нет, то стыдно, потому что поверила, что мужчина способен на это.

— Отдай мне щенка. Пожалуйста.

— Да в чем дело-то? — никак не мог понять Антон. — Ты за вчерашнее на меня злишься?

— Не злюсь. Кстати, тебе нужно сделать перевязку.

— Да черт с ней, этой перевязкой! Посмотри на меня.

Лика не могла поднять глаза на мужчину. Не могла она смотреть на него пока не узнает правды.

Видя нежелание девушки смотреть на него, Антон опустил щенка и взял девушку за подбородок. Девушка дернулась. В это мгновенье ей показалось, что именно с этого началось избиение Ирмы. Так паршиво девушка еще никогда себя не чувствовала, но в глаза мужчине смотреть все равно не собиралась.

Черный разозлился. Ранение причиняло ему сильную боль при движениях, но он стиснул зубы и успел схватить блондинку за плечи и встряхнуть прежде, чем она убежит. Он не понимал, почему девушка так странно себя ведет. Она обижена — и это понятно, но ее нежелание смотреть на него заводило в тупик. Она никогда не избегала смотреть на него. Смотрела даже тогда, когда он не смотрел. Мужчина часто замечал на себе изучающий взгляд Лику, думающей, что за ней никто не наблюдает.

— В чем дело? — прорычал мужчина. — Посмотри на меня.

Лика покачала головой.

— Посмотри на меня!

Лика понимала, что ведет себя глупо. Набрав полную грудь воздуха, девушка все же осмелилась посмотреть Антону в глаза. Он злился. Глаза мужчины метали молнии и выражали недоумение.

— Теперь объяснись.

— Что ты сделал с Ирмой?

— Когда?

— После того, что случилось в кабинете. Когда она пыталась доказать, что я с Димой сплю.

— Я говорил тебе. Поговорил, чтобы она к тебе больше не цеплялась.

— А сейчас она где? — поинтересовалась Лика.

— Не понимаю, что ты пытаешься из меня вытащить?

— Зачем ты избил ее?

— Что я сделал?

— Избил!

— Кого? — Антон перестал понимать происходящее. Он не совсем понимал, в чем его обвиняют.

— Ты избил Ирму! Зачем?

— Да не бил я ее. Кто тебе такую дурь сказал?

Лика посмотрела на Антона так, что будь он слабонервным — грохнулся бы замертво, но он только ослабил хватку. Девушка не отвечала на его вопрос, а просто в упор смотрела, словно надеялась, что Черный не устоит перед ее взором и сам во всем признается. А самой Лике не хотелось сдавать Дмитрия, ведь она прекрасно знает, чем это может закончиться.

— Слушай сюда и запоминай, — прорычал Антон. — Раз с первого раза ты не поняла, то так и быть — повторю еще раз. Девочек, девушек, женщин и даже старушек я не бью. Единственная девушка на которую я поднял руку — ты. И я очень сожалею об этом. И начал сожалеть сразу. Я не получаю удовольствия избивая девушек — на такое может пойти только трус, показывающий свою силу тому, что не может ей противостоять. Запомни это раз и навсегда.

Мужчина отпустил Лику и приложив руку к ране, зашел в дом. Девушка смотрела ему в след и понимала — запуталась окончательно. Кому верить? Она хотела верить, что Антон не способен поднять руку на женщину, но зачем Дмитрию врать? Он не стал поддерживать Ирму, когда она пыталась очернить блондинку, вряд ли он будет врать и сейчас. Неужели врет сам Антон?

Мозг опять начал закипать. Лика схватилась за голову и принялась лихорадочно думать. Рядом тявкнул щенок, радуясь, что его вновь не посадили в клетку. Лика взяла собаку на руки и пошла в комнату. По дороге ей встретился бритоголовый. Девушка так и не научилась их различать, поэтому не знала, как именно зовут этого.

— Ты Ирму не видел? — поинтересовалась девушка, не подходя слишком близко. Хоть Антон и проводил с ними профилактическую беседу и при ней они ведут себя прилично, но девушка понимала и первую встречу и попытку изнасилования. Хуже не станет, если она будет держаться от этих людей подальше.

Бритоголовый Гера осторожно посмотрел на девушку, из-за которой у них было столько проблем с Черным. Черный ясно дал понять, что с ними случиться, если они Лику хоть пальцем тронут, поэтому девушку старались обходить стороной. Но тут она сама появилась.

— Не знаю, сам ищу.

— Как долго ты ее не видел?

Бритоголовой задумался, почесывая лысину и ответил. Лика нахмурилась, именно в тот день Антон разговаривал с Ирмой. Неужели правда избил? Девушка спросила, где находится ее комната, мужчина ответил и немного подумав, добавил, что у нее все равно закрыто.

Продолжая прижимать к себе щенка, который жевал прядь светлых волос, Лика подошла к нужной двери и подергала. Как и сказал бандит — дверь оказалось закрытой. Девушка прислушалась, но комнате стояла мертвая тишина. Куда могла деться Ирма? Ну не убили же ее в конце концов? От такой мысли Лика внутренне похолодела.

С трудом успокоившись, девушка пошла на кухню, нужно было чем-нибудь покормить собаку. На кухне нашелся Антон, он пил кофе и не смотрел на появившуюся в дверях девушку.

— Зачем псину сюда притащила? — поинтересовался Антон, даже не взглянув на девушку.

— Я хотела бы оставить его себе.

— Нет.

— Почему?

— Нет.

— Не ты ли обещал мне, что у меня будет все, что только душа пожелает, если я буду себя хорошо вести?

— И из всего, что ты могла попросить, ты выбрала псину?

У девушки чуть не вырвалось «сам ты псина», но она вовремя успела прикусить себе язык.

— Да, я хочу этого пса, — кивнула девушка.

— Можешь оставить.

Лика кивнула и опустила песика на пол. Тот принялся обнюхивать все, что попадалось. Обнюхав холодильник, понял, что идти больше никуда не нужно, сел возле него и тявкнул. Лика налила ему еще молока и кинула кусок вареной курицы.

Антон уселся на стул поудобнее и поморщился от боли. Это ранение было у него не первым, но привыкнуть к подобному невозможно. Он понимал, что нужно больше лежать, но не мог заставить себя целыми днями валяться в постели.

Девушка тем временем вымыла руки и достала аптечку. Там она отыскала пластырь и обезболивающее.

— Давай перевязку сделаю.

— Не боишься? — усмехнулся мужчина.

— Чего именно?

— Что я и тебя побью после этого?

Лика вспыхнула, но промолчала. Она не хотела ни в чем обвинять Антона, пока у нее не буде сто процентной уверенности.

— Сними футболку.

Черный попытался снять футболку, но боль в боку лишила его возможности двигаться. Мужчина зашипел и выпустил из рук предмет гардероба.

Лика поспешила на помощь, Антон пытался ее оттолкнуть, но боль видимо была настолько сильная, что даже такое легкое действие не вышло.

— Прекрати геройствовать! — строго распорядилась девушка. — Руки поднять можешь?

С трудом стянув с Антона футболку, девушка невольно восхитилась мощным телосложением мужчины. Пальцы вздрагивали, словно мечтали провести кончиками по подтянутому животу мужчины. Лика сглотнула, стараясь не смотреть на мужчину, но давалось ей это очень тяжело. Антона трудно не заметить, трудно пройти мимо, тем более сейчас, когда он стал для нее центром вселенной. Но он оттолкнул ее, не желая иметь с девушкой ничего общего.

Вспомнив все, что между ними было, Лика отвернулась и покраснела. Ей хотелось продолжения, даже сейчас, но стоило вспомнить, что он сделал с Ирмой, Лика словно протрезвела. Не о том она сейчас думает, не о том.

Осторожно сделав перевязку, Лика заклеила рану и внимательно посмотрела на мужчину. Он скрипел зубами, видимо ему очень больно, но он не желает этого признавать. Лика смутно догадывалась почему у Антона такая реакция — он не хотел казаться слабым, но нет ничего геройственного, в том, чтобы крошить зубы от боли.

— Давай обезболивающее вколю, — предложила девушка, услышав очередной скрежет зубов.

— Не надо, все нормально, — и вставая, вновь заскрипел зубами.

— А ну, сидеть! — крикнула Лика так грозно, что сама себя не узнала.

Антон ни разу не слышавший, чтобы девушка так разговаривала, от неожиданности сел обратно. А Лика решила любыми способами добиться своего.

— Я лучше помогу тебе сейчас, чем потом, когда ты все зубы от боли раскрошешь.

— Я сказал, все нормально! — зарычал Антон и, не удержавшись тихо застонал.

С трудом, но все же Лика настояла на своем — обезболивающее было вколото. Как оказалось, девушка может быть очень настойчивой. Но когда блондинка выполнила свою обязанность на Антона больше глаз поднять не смогла.

— Все же ты мне не веришь, — усмехнулся Черный. — Ну да ладно, это твое дело, я не собираюсь оправдываться больше. Теперь дело за тобой — верить или нет, вопрос твоей веры.

Девушка стояла опустив голову. Ей такие мысли не приходили. Вопрос веры… а кому она больше верит? Антону или Диме?

Черный пошел на выход, но остановился, начав искать что-то в карманах спортивных брюк. Развернувшись, мужчина бросил на стол продолговатую голубую коробочку со словами:

— Оплата за помощь.

Антон ушел, Лика стояла и смотрела на коробочку, в которой судя по всему был какой-то подарок. Девушка трясущимися руками взяла коробочку и открыла ее. На голубом бархата лежала золотая цепочка с причудливым плетением и кулончик, выполненный в виде миниатюрного ангела, державший в руках розовый камень с вкраплениями бордовых и красных всполохов в виде сердечка.

Лика взяла цепочку в руки, маленький ангелок покачнулся, держа свою ношу. Красивый камень. Если Лика не ошибается — это родонит. Подобной красоты девушка еще никогда не видела.

Хотелось побежать за Антоном и поблагодарить его, но Лика сомневалась, что сейчас он захочет ее видеть. Особенно после того, как она ему не поверила.

* * *

На последний экзамен девушку повез Дмитрий. Лика сама на этом настояла, потому что хотела дать Антону немного отдохнуть. Конечно, он чувствовал себя уже лучше, но рисковать девушка не хотела.

Дмитрий всю дорогу до академии весело болтал и пытался развеселить свою пассажирку. Но Лике было не до веселья. Она все еще рассуждала на тему: виноват или нет. Антон на эту тему больше разговаривать не хотел, сказал, что она сама должна решить кому верить, а кому нет. Вот теперь Лика и решает.

— Ты такая задумчивая.

— Я все про Ирму думаю.

— А что о ней думать? — не понял мужчина.

— Понимаешь…,- девушка замолчала, пытаясь правильно выразится. — Мне трудно поверить в то, что Антон мог ее избить.

— Ты ему все равно веришь, да?

— Не могу этого объяснить. Мы разговаривали с ним…

— Ты спрашивала его, бил ли он Ирму? — удивился Дмитрий.

— В что в этом такого? Я должна была знать правду.

— То есть мои слова для тебя ничего не значат? — разозлился мужчина.

— Дим, не в этом дело. Я выслушала тебя, захотела послушать и его.

— И пришла к выводу, что Черный не виноват? — хмыкнул Дима.

А Лика не могла объяснить своих чувств. Она просто чувствовала, что Антон не виноват. Не смотря на слова Димы, Лика верила Антону. Сердце ведь не обманет?

— Господи, Лика! — воскликнул Дима. — Нельзя быть такой наивной! Ты веришь, что он не избивал Ирму, только потому что сама хочешь чтобы было так! Факты, Лика, факты!

— Какие факты? — взорвалась Лика. Кажется, она начала понимать, почему Дима так странно себя ведет. Он до последнего надеялся, что Лика отвернется от Черного и будет с ним. Тут Антон был прав. Есть два мнения, и только Лика должна решить, кому верить, а кому нет. И сейчас она отчетливо поняла. Что верит Антону беспрекословно. Верит, как никому и никогда.

— Я видел избитую Ирму! — рычал мужчина, сжимая руль так, что костяшки пальцев побелели.

— А я не видела! Что именно ты видел? Как Антон избивал ее или просто побитую? Но ты не мог видеть того, что происходило в кабинете — ты в комнату отдыхать ушел.

— Видел лишь избитую Ирму, — хмуро отозвался мужчина.

— И сразу пришел к выводу, что избил ее именно Антон? — допытывалась девушка. У нее были смутные сомнения, но она не хотела пока обвинять Дмитрия без доказательств, как он это сделал с Антоном.

— Она сама призналась.

— Ага, конечно, а еще она сказала, что мы с тобой спим! — фыркнула девушка. — Прости, но для обвинения Антона мне мало слов Ирмы.

Блондинка отвернулась к окну, ставя этим точку в разговоре. Сегодня же она извинится перед Антоном и поблагодарит за подарок, висевший на шее. Девушка дотронулась до ангелочка и поняла, что она сделала правильный выбор. Пусть Антона стараются очернить все, но она будет единственной, кто ему верит. Она будет верить ему, пока он не докажет обратное.

Хмурый и недовольный Дима обещал, что подождет девушку. Она хоть и не обрадовалась, но кивнула и бодрой походкой пошла к академии. На улице ее встретила Инга и подруги быстро забежали в спасительную прохладу здания.

На улице было невероятно жарко, а студентам вместо похода на речку пришлось топать на экзамен. И вообще, как можно думать об учебе, когда хочется найти самый прохладный родник и окунуться в него с головой?

Подруги немного поболтали, договорились созвониться и обсудить встречу. Лика только сейчас вспомнила, что Антона она не предупредила. К тому же он еще не очень хорошо себя чувствует. Блондинка уже решила перенести встречу на другой вечер, но пришла преподаватель и пригласила первую шестерку в кабинет.

Инга и Лика вышли из здания академии и не спеша шли в сторону стоянки. Девушки были довольны, что сессия закончилась и осталась лишь самая малость — пройти практику. Лика об этом и не думала, с Антоном тоже не разговаривала, мысли были заняты совсем не учебой.

— А это что за красавчик? — поинтересовалась Инга, разглядывая Дмитрия, стоявшего около машины.

Лика хотела придушить Диму. И обязательно ему нужно было из машины на жару выскочить? Рядом с кондиционером что ли плохо сиделось? И как объяснить подруге кто это?

— Брат Антона, — сказала Лика первое, что пришло в голову.

— Ты и с ним мутишь?

— Нет, конечно. Антон сегодня по делам уехал, попросил Диму меня на экзамен отвести.

— Может тогда меня с ним познакомишь? — загорелись глазки у Инги.

— Обязательно познакомлю, но не сегодня.

— Почему?

— Ээ… у Антона скоро день рождения, — врала блондинка. — Мы за подарком сейчас поедем.

— И меня с собой возьмите. Я могу посоветовать, что подарить, да и с мужчинкой познакомлюсь. — Инга пожирала глазами Дмитрия.

— Инга, давай не сегодня.

— Не хочешь, как хочешь, — обиделась девушка и пошла в сторону остановки.

Лика смотрела подруги в след и понимала, что страшно устала врать. На Дмитрия она не смотрела, просто молча залезла в автомобиль и пристегнулась. Мужчина расспрашивал, как прошел экзамен и очень интересовался, почему девушка такая хмурая раз все сдала.

— Заправиться надо бы, — пробормотал Дима, заворачивая на заправку.

Лика проследила, как мужчина направился к кассе и покачала головой. Неужели она правду в нем ошиблась? И вся его дружелюбность была направлена только, чтобы завоевать ее расположение?

Рядом остановилась еще одна машина. Лика бегло посмотрела, как черный тонированный внедорожник останавливается совсем рядом и вновь принялась смотреть на Диму, расположившись боком на сидении. Дверь за спиной открылась и последнее, что увидела Лика, как здоровая рука тянется к ней.


Глава восемнадцатая

В просторном кабинете за массивным столом сидел седовласый мужчина в возрасте шестидесяти лет. Бесцветные глаза с любопытством наблюдали за мужчиной, мерившим шагами кабинет. В руках старик держал бокал с янтарной жидкостью, а на лице, изрезанным морщинами играла легкая улыбка. Этакий Санта Клаус, если не знать его подноготной.

В кабинете было тихо, как и в самом доме. С возрастом этот человек все больше начинал любить тишину. Правда сегодня в доме велись тихим шепотом беседы, охрана не понимала зачем им стоять около подвала и охранять его.

— Мы так не договаривались! — наконец подал голос мужчина, перестав измерять шагами кабинет.

— Знаю, но вы не оставили мне выбора, — ответил старикашка. Эти молокососы очень не сдержаны, глупы и заносчивы.

— Тогда почему ты увез ее? — заорал Дмитрий и вцепился себе в волосы. Он придумал прекрасный план, договорился с Сивым, но вышло все иначе. Он хотел лишь увезти Лику от Черного, а вместо этого они находятся в доме у Сивого и девушку ему отдавать никто не собирается.

— Ко мне забегала Ирма…

— Так и знал, что без этой дешевки не обошлось! — заорал Дмитрий.

— Прояви уважение к моему почтенному возрасту и закрой рот, — попросил Сивый, почесывая солидное брюшко сквозь белую майку. — Сядь.

Дима тяжело опустился в кресло. Он Сивого боялся до безумия. Черный многое подхватил от старика, но в нем не было столько жестокости. Дмитрий помнил, как этот старик разделался с женой и дочерью. Не своими руками, но по его воле. Именно после этого Черный взбунтовался и ушел от отца.

Мало кто знал, что местный авторитет, чье имя вызывало панику среди бандитов этого города, приходился отцом Черному. Для старика никогда не играли роли семейные узы, а Черный более человечный никогда не кому не признается, что является родственником старому козлу, как он его называет.

Дмитрий понимал, почему Черный решил уйти от Сивого и пойти своей дорожкой, но сам никогда бы не хотел перейти старику дорогу. Если уж он жену с дочерью не пожалел, что говорить о постороннем человеке?

— Начну с того, на чем ты меня прервал, — продолжил старик. — Ко мне забегала Ирма. Девочка очень недовольна ситуацией в вашем доме, она и со мной поделилась. Если бы мне сказал об этом кто-то другой — я не задумываясь пристрелил его, но Ирму я знаю хорошо, к тому следы побоев явно говорили, что она не лжет. И я был очень расстроен, узнав, что два моих ученика враждуют из-за какой-то девицы.

— Лика не просто девица.

— Я сказал, закрой рот! — старик хлопнул ладонью по столу. — Вы оба меня разочаровали. Я вложил в вас столько сил и к чему вы пришли? Бьете морды друг другу из-за девки.

Старик покачал головой с седовласой шевелюрой. Дмитрий знал не стоит радоваться тихому и спокойному голосу, Сивый может и пулю в лоб пустить, дружелюбно улыбаясь. Черный унаследовал этот прием.

— Привязанность к женщине никогда никого не доводила до добра. Вас тоже. Вы дружили с детства, а теперь пытаетесь поделить женщину. Ими нужно пользоваться, а не драться из-за них. Были бы мои волосы нормального цвета, поседели бы от рассказов Ирмы. Что ты с ней сделал, Дмитрий?

— Защищаешь ее? — хмуро поинтересовался Дима.

— Она умная девочка, помогает развлекать гостей, помогает и вам расслабиться. Шлюхи не так уж и плохи, поверь мне на слово.

— Но не пригодны для жизни, — буркнул Дима недовольный.

— Для жизни? — рассмеялся старый бандит. — Для какой еще жизни? Ни одна женщина не сможет стать спутницей жизни. Тупые, жадные дуры, которые вечно лезут не в свое дело, и мечтающие тебя переделать. Ты помнишь мою жену, Карину? Я тоже думал, что спутница жизни это хорошо, но со временем она начала доставлять мне хлопот, постоянно под ногами мешалась. А столько раз я был на краю, пытаясь защитить ее? Она была моей слабостью, так же, как и Анна. Я долго их охранял от жадных лап моих противников, пока не понял они делают меня слабее — пришлось от них избавиться. Карине я благодарен лишь за одно — она родила мне Антона, моего приемника. Но он к сожалению, не смог понять той меры, которую я принял, чтобы обезопасить и его и себя.

Дмитрий вздрогнул. Он помнил, как Черный стоял на коленях около убитых матери и сестры, позади него, как сумасшедший смеялся Сивый. Рядом с ним стояли охранники, которые держали на мушке пятерых мужчин, взявших в плен Анну и Карину, чтобы потребовать у Сивого уйти подальше и не мешать разворачивать свой бизнес. Сивый на поводу у них не пошел, а просто велел охранникам расстрелять женщин на глазах у всех. Что тогда было с Черным тяжело объяснить, он впал в такой гнев, что убил бы старикашку, но его схватили, скрутили попросили успокоиться. У Сивого была одна единственная привязанность — Черный. Именно благодаря этому Антон еще жив.

Сивый думал, что сын поймет его, ибо сам учил, что привязанность делает людей, наделенных властью, слабее. Ведь поэтому украли Аню и Карину, думали Сивый настолько привязан к жене и дочери, что пойдет на все. Он и пошел, но не так, как от него ожидали. Только Черный этой меры не понял. Ему было плевать, что там требуют, он отдал бы все, чтобы спасти мать и сестру. Взбунтовался, ушел, а Сивый до сих пор пытается его вернуть.

— Он мне нужен, — продолжал старик. — Я не вечен и Антон должен занять мое место.

— Черный не вернется к тебе.

— Он прибежит сразу, как узнает, где его очаровательная приятельница. Придется учить его всему заново, но уверен — все получится в лучшем виде.

Дмитрий сомневался, что Черный будет учиться у Сивого, скорей всего прибьет. Давно об этом мечтает.

— В конце обучения он сам убьет девушку.

— Что? — Дмитрий округлил глаза. — Черный не сделает этого!

— Ты плохо информирован о моих методах обучения. Теперь иди, я уже стар и мне нужен отдых.

Дмитрий поднялся на ноги, не веря в происходящее. Мужчина сильно сомневался, что Черный сможет причинить вред Лике, но у него не было гарантии, что ее не замучают до прибытия Черного. Ирма, сучка опять смешала все карты. Несколько часов назад он был близок к исполнению желания.

— Кстати, Дмитрий, тебе пожалуй тоже лучше остаться здесь. Я просто не могу позволить себе такой роскоши и отпустить тебя, слишком много поставлено на карту. Твоя комната уже готова, я поставлю пару человек у дверей, чтобы тебя никто не посмел беспокоить. Если хочешь, я могу прислать тебе девушку для снятия напряжения, в моем доме есть парочка.

Мужчина вышел из кабинете, его тут же обступили и повели под конвоем в комнату. Телефон и оружие отобрали, дверь закрыли снаружи, на окнах решетки.

— Все предусмотрел, старый козел! — Дмитрий сплюнул на золотистый ковер с большим ворсом.

Хорошо хоть сигареты с зажигалкой не забрали. Дмитрий уселся в одно из кресел и с удовольствием прикурил, пуская дым кольцами. Если, чтобы выйти отсюда нужно дождаться Черного, он подождет. Когда Черный узнает, где сейчас находится Лика — будет в гневе, отца он всей душой ненавидел. Интересно будет посмотреть на их разборки. Интересно, кто из них выйдет победителем? Дима усмехнулся, если бы он не был в комнате один, предложил бы делать ставки. Хотя, он сам не знал, на кого мог бы поставить. У Сивого опыта больше, но он уже стар, да и охрана у него первоклассная. Хотя как-то Черный упоминал, что есть среди них и предатели, которые иногда сливаю ему информацию.

Наверное, когда Сивый и Черный примутся убивать друг друга, он прихватит Лику и скроется в неизвестном направлении. В конце концов, какая ему разница, кто из них убьет другого. Было бы лучше, если бы они оба отправились в ад, там им самое место. Дмитрию до смерти надоели эти бандитские разборки и подчинять он больше никому не хочет.

* * *

Лике казалось, что в голову ей запихали вату, слишком уж тяжелая она была. Перед глазами белые пятна и девушка в первое мгновенье подумала, что ослепла. Она спала? Лика не помнила, что ложилась спать. Какой сегодня день? Какой месяц? И вообще где она?

Очнулась девушка от того, что суставы протестующе взвыли, а голова устала от долгого болтания. Она не знала, сколько провела в таком невесомом состоянии, но сейчас когда она окончательно пришла в себе, то начала вспоминать, как они с Дмитрием заехали на заправку. Как подъехала черная тонированная машина и встала рядом, как хлопнули дверцы, выпуская на белый свет двоих шкафободобных мужчин, как открывается дверь позади нее. Она оборачивается, видит руки, которое тянутся к ней, а потом, словно провал в памяти.

Лика осмотрелась. Каменный подвал без окон и одной лишь железной дверью. В углу что-то наподобие железного унитаза, такие обычно в поездах бывают, у стены матрац, на котором на коленях стоит Лика. Руки ее сцеплены сзади цепью, переброшенной через кольцо, вбитое в стену. Неподалеку стоит ведро с водой, но до него не дотянуться, а пить хотелось ужасно. Во рту был неприятный привкус метала и еще каких-то химикатов. Нос уловил запах хлорки.

Руки и ноги затекли. Девушка попыталась сесть, но у нее ничего не вышло — цепь рассчитана так, чтобы человек мог стоять на коленях, но не сидеть. Девушка пыталась освободить руки, даже кольцо из стены пыталась выдрать, но ничего у нее не вышло. Вскоре силы покинули ее, навалилась слабость и девушка впала в дрему. Несколько раз она приходила в себя, а потом опять отключалась.

Лика не знала сколько она здесь находится. Руки и ноги уже потеряли чувствительность, девушка с трудом сдерживала себя, чтобы не закричать. Она больше не могла висеть.

В замке заворочался ключ, дверь с ужасным скрипом открылась, на пороге появился какой-то старикашка. Лика внимательно осмотрела вновь прибывшего и то, что она видела ей не нравилось. В основном он выглядел как обычный старик, если бы не его лицо. Изъедено морщинами, кустистые брови над бесцветными глазами. Глаза. Его глаза пугали. Они были словно пустые, словно кто-то их взял и выжег. Лика почувствовала неприятный холодок. Этот старик наводил на нее ужас.

— Наконец-то, мы с тобой встретились, — его голос отскочил эхом от стен.

Девушка поморщилась. Сейчас она отчетливо понимала, что язык ей могут отрезать, если она начнет язвить или грубить. Она вспомнила, как огрызалась по началу на Антона, а он ее только на словах запугивал. И девушка поняла только сейчас, что изначально поверила этому огромному черноглазому мужчине. А тут ее сразу приструнят, и не словами.

— Разве мы знакомы? — прохрипела блондинка. Пить хотелось ужасно.

— Заочно. Я многое слышал о тебе и мне захотелось с тобой познакомиться поближе.

— Вы так всех гостей встречаете?

— Нет, моя дорогая, только избранных. Тебе нравится комната? — поинтересовался старик обводя рукой каменный мешок.

— Кто вы? Что я здесь делаю?

— Я же сказал, ты моя гостья и я отдал тебе самые лучшие апартаменты.

— Боюсь представить, какие комнаты вы предлагаете менее дорогим гостям, — захрипела девушка. В горле было сухо, как в пустыне, казалось даже, что на зубах чувствуется песок.

— Эту комнату, — как ни в чем не бывало продолжал старик ни как не отреагировав на слова девушки, — сделал Антон.

Лика подняла голову и уставилась на старика. Антон? Ее Антон? Но откуда этот мерзкий дед знает Антона? У девушки появились мысли, что похитили ее именно из-за него. Так и подмывало сказать старикашке, что вскоре от него один лишь пепел останется. Стоит только Антону узнать, где находится Лика.

— Я не знаю, где он почерпнул эту идею, но остался в восторге. Как хорошо все продумано, не правда ли?

Девушка только головой покачала. Она не понимала, что от нее требуют. И вообще, как ее могли похитить, а Дима этого не заметил? Сейчас он наверное рассказывает обо всем Антону. Почему-то именно сейчас девушка хотела, чтобы Антон своему начальнику охраны надавал по шее.

Старик продолжал разговаривать с Ликой, хоть и не ждал от нее ответов. Тон его был будничный, словно они встретились в театре и обсуждают не самую удачную пьесу.

— Все, что знает Антон — полностью моя заслуга. Это я научил его всему, но не скрою, что и сам кое чему у него научился. Ты первая, кого поселили в эту комнату после того, как он ушел от меня. Уверен, он очень обрадуется, что ты именно здесь.

Так многое хотелось сказать старику, но Лика прикусила язык, решив не усугублять и без того безвыходное положение. Зато девушка отчетливо поняла, что в доме Черного она никогда пленницей не была, сколько бы не говорила об этом раньше. «Плен» — смысл этого слова дошел до нее только сейчас.

— Ах, я старый дурак! — старикашка хлопнул себя по лбу. — С возрастом я совсем забыл, что значит гостеприимство.

Лике показалось, что он изощренно издевается. Оставаясь внешне спокойным, он наслаждался ситуацией. Ему до безумия нравилось видеть обездвиженных жертв и говорить всякую херню, удовлетворяя больное чувство юмора.

— Ты наверное пить хочешь. Прости, я об этом не сразу подумал, — раскаялся мужчина и пнул ведро, переворачивая его. Вода, о которой так мечтала девушка разлилась, намочив матрац.

Лика не смогла сдержать судорожный вздох, наблюдая за этой картиной. Пить хотелось ужасно, но она не хотела доставлять удовольствия старику и через боль подняла взгляд на него. Пусть он не думает, что сломал ее.

Если бы Лика знала, что через некоторое время жажда станет невыносимой, плюнула бы на все и постаралась высосать из сырого матраца хоть одну капельку живительной влаги.

Старик подошел к Лике ближе и протянул к ней руки, на которых виднелись маленькие проводки, похожие на иголочки. Лика дернулась, но сцепленные за спиной руки не давали маневрировать. Старик приложил ладони к плечам девушки.

— Надеюсь, он это почувствует.

Лика завизжала от боли.

* * *

Антон вскочил с кресла и заметался по кабинету, как загнанный в клетку зверь. Уже несколько часов он не находил себе места. Дмитрий и Лика должны были уже давно вернуться, но от них ни слуху ни духу. У обоих телефон находился вне зоны доступа, что не могло не злить Антона еще больше.

Мужчина мерил шагами комнату. По его сведениям девушка сдала экзамен и благополучно уехала вместе с Димой, дальше след терялся. Их никто не видел и не слышал.

В голову приходили мысль, что Лика просто напросто сбежала с Димой, но Черный тут же опровергнул ее. Он был не безразличен девушке и просто так она уйти не могла. Хотя, девушка могла обидеться из-за того, что он оттолкнул ее, но ведь это для ее же блага. А еще ссора из-за избиения Ирмы. Рыжую нахалку Черный уже давненько не видел, но понимал, что ноги ссоры растут не от нее. Скорей всего тут вмешался Дмитрий и Антон твердо уверился, что снесет ему голову при первой же встрече.

Конечно же Лика могла сбежать, но… но что-то Черному в это трудно верилось. К тому же, он просто чувствовал, что здесь что-то не ладно. Что-то случилось. На такие вещи его интуиция не ошибается. Если бы он послушался ее в последний раз, но не был бы подстреленным, словно куропатка.

Черный в гневе скинул все со стола. Бумаги разлетелись в разные стороны, пепельница полная окурков разбилась, телефон разлетелся на несколько частей, а ноутбук заискрил и погас. Дверь в кабинет открылась, на пороге стояли бритоголовые, которые сами вызвались искать пропажу. Сначала Черный хотел поехать и найти Лику сам, но Гера и Гена прекрасно понимали, что в таком состоянии начальник сам себе враг. Сейчас Антон жалел, что послушал братьев и стал ждать Лику в доме, на случай если она вернется.

— Все обчесали, никаких следов, — доложили братья немного напугано.

Все что касалось миленькой блондинки выводила их начальника из себя и они боялись, что вновь окажутся в комнате с прикованными к стене руками.

— Должны быть следы! Они не могли провалиться сквозь землю! А если и провалились я их и там найду! — орал Черный, стараясь не замечать боли в боку и странное покалывание в груди, наводящем беспокойство. Антону казалось, что Лика в опасности.

— Свяжитесь со всеми парнями, обчешите все вокзалы, отели, все что угодно, ищите под землей, под водой, в воздухе, но найдите их! — распорядился Черный.

И если бы Антон не разбил телефон, то один человек из «своих» в окружении Сивого дозвонился бы ему и сообщил, что в подвале уже час не стихают женские крики.

* * *

Девушку трясло от боли и страха. Старик покинул комнату полчаса назад, оставив Лику без сознания. Казалось, что противный старикашка огорчился этому, потому что мучить человека, который отсутствует сознанием, совсем не интересно.

Для Лики же потеря сознания было благом и облегчением. Она не знала сколько еще продержится, чтобы выносить пытки с закрытым ртом. Казалось еще минуту и она начнет умолять, просить, чтобы ее пощадили, но девушка справлялась с собой и молчала. Крики в расчет брать не обязательно, она лишь удовлетворила тирана.

Очнулась девушка вся сырая. Видимо ее пытались привести в себя с помощью воды, но девушка потеряла столько силы, но в себя приходить не собиралась. Пить хотелось ужасно, но она знала, что ей этого не позволят. Руки и ноги ныли от долгой неподвижности. Девушка мечтала чуть-чуть полежать. Сейчас замызганный матрац казался периной, не иначе. Лика бы пол жизни отдала, чтобы полежать на нем хоть пять минут.

Еще ужасно хотелось пить. Она не знала, сколько времени провела здесь, но судя по ее состоянию не меньше трех дней. Девушка попыталась глотнуть слюны, чтобы хоть как-то успокоить ссохшееся горло, но такой не было. Горло раздирало от сухости и Лика ничего не могла с этим поделать.

Девушка попыталась поменять позицию, чтобы ослабить давление на руки, но для этого необходимо было встать, но ноги подкашивались. Лика грустно усмехнулась, вот и справила закрытие сессии, а об практике можно вообще не беспокоиться. Девушка сомневалась, что доживет до нее.

Сначала девушка не могла себе представить, что тут делает, но когда старикашка сказал про Антона, начала мысленно звать его. Он всегда приходил на помощь, спасал, не давал в обиду. Пусть он постоянно отталкивает ее, но она чувствовала, знала, что в беде он ее не оставит.

Не злилась на Антона Лика и за то, что оказалась здесь, якобы по его вине. Но Антон был не виноват, что этот старик решил ей воспользоваться, чтобы насолить Черному. Но девушка не представляла, как ее здесь найдут. Возможно ее уже ищут. Ведь если Дима вернется домой без нее, Антон всех на уши поднимет, но все равно ее найдет.

Лика вспомнила, как мама рассказывала, что молилась каждый день, когда была беременна ею. Побледневшие губы девушки сами по себе начали нашептывать молитвы и звать Антона.

Не известно сколько времени прошло, но когда открывалась скрипучая дверь, Лика надеялась, что это Антон. Девушка чуть не застонала от досады, когда на пороге появился старик с небольшой сумкой в руке.

— Очнулась? — по доброму улыбнулся мучитель. — Я уж начал беспокоиться, что ты надолго нас покинула.

Лика продолжала молчать. Она поставила перед собой цель, что не проронит ни слова, не будет просить и умолять. Ей почему-то казалось, что если она будет молить о пощаде ее мучения продлятся дольше, а так она не доставит удовольствия старому козлу и покончит с мучениями быстрее. Смерть сейчас казалась очень привлекательна.

— Ты очень не общительна, — огорчился старик. — Разве тебя не учили, что в гостях так себя не ведут? Где твои манеры?

Девушке казалось, что подобные разговоры еще один метод пытки. Лучше бы измучил до отключения сознания и ушел, так нет же растягивает удовольствие.

Девушка смотрела на небольшую сумку и гадала, что ей преподнесут на этот раз. Уверена она была в том, что старик не принесет ей ни еды, ни вода. В сумке лежали новые инструменты пыток. Лика продолжала шептать молитвы и звать Антона. Иногда она звала маму, понимая, что она не сможет ей все равно помочь.

На полу перед Ликой появилась толстая высокая свечка и коробок спичек. Девушка не могла даже представить, как этим можно пытать, но стоило посмотреть на довольную физиономию старикашки, как все сомнения отпадали. Видно, что он мог причинить этими предметами нестерпимую боль.

Старик поставил свечу перед Ликой и зажег ее. Девушка смотрела на пламя и поняла что сейчас она будет гореть в прямом смысле этого слова. Мужчина взял в руки свечу и нежно улыбнулся. По телу девушки прошла дрожь не имеющая отношения к холоду.

— Замерзла? — заботливо поинтересовался старик, заметив, что девушка дрожит. — Ну ничего, милая, сейчас я тебя согрею.

Старик провел свечой вдоль руки Лики, девушка чувствовала жар, идущий от свечи и поняла — это только цветочки. Мужчина подпалил волоски на руке девушки и она закричала. За следующие полчаса девушка лишилась почти всех волосков на руках и ногах, но и этого Сивому показалось мало. Он капал горячим воском на самые нежные участки кожи. Лика кричала, еще немного и она потеряет голос, но старик продолжал получать удовольствие. Он разорвал ткань платья и капнул воском на грудь девушки, затем на сосок. Крики не стихали уже больше час.

Лика мечтала провалиться в беспамятство, чтобы больше не чувствовать боли. Сивый давал ей отдышаться, с наслаждениям вслушиваясь в тяжелое дыхание и поскрипывание зубов. А затем все по новой. Девушка сорвала голос, кричать она больше не могла, лишь беззвучные крики и слезы. Она перестала понимать реальность и вскоре с удовольствием схватилась за черноту и провалилась в нее.

* * *

Дмитрий расхаживал по комнате и злился. Его не выпускали отсюда уже сутки, а взаперти сидеть он не мог. К тому же довольная улыбка, с которой приходил Сивый говорила о том, что с Ликой сейчас не все в порядке.

— Долго ты будешь еще меня здесь держать? — злился Дима.

— Столько, сколько понадобится, — отвечал Сивый, усаживаясь в одно из кресел. — Тебе здесь плохо? На ночь я отправлял к тебе двух девушек, разве они не смогли доставить тебе удовольствия?

Дима хмыкнул. Удовольствие они ему, конечно же, доставили. Только вместо них он представлял другую девушку, чье голубые глаза и розовые губки сводили с ума. Девушки уползли лишь под утро, не совсем целые и невредимые. Воображение Дмитрия было насколько реальным, что он делал все то же самое, что делал бы с Ликой. В итоге одну девушку он чуть не задушил во время разрядки, а другую несколько раз ударил.

— Когда ты сообщишь Черному, что Лика здесь?

— Когда нам наслажусь ее присутствием. Как оказалось, девчонка очень сильная, ее трудно сломать. За время наших с ней бесед, она ни разу не попросила меня остановиться и пощадить ее. А приезду Антона она должна быть сломлена и раздавлена.

— Мы на это не договаривали, — прорычал Дима.

— Знаю. Но ты знаешь о моей цели, а цель оправдывает средства. Мир не изменится если мы раздавим одну девчонку. К тому же, когда она перестанет бороться, я могу пустить тебя в подвал и ты сможешь сделать с ней все, что захочешь, до приезда Антона. Я ведь знаю, как ты жесток бываешь, чуть не задушил одну из моих девочек. Нашу очаровательную гостью ждет тоже самое.

Дмитрий представил, как он зайдет к Лике, как разорвет ее одежду и не отцепляя от цепей будет грубо входить в нее, держа ее за горло, сжимать его. Как повернет ее лицом к себе и будет брать ее спереди так грубо, чтобы она не могла вздохнуть, будет хватать ее за волосы и сильнее проталкиваться в горло. Представляя все в мельчайших подробностях, Дмитрий очень возбудился, ему хотелось прямо сейчас спуститься к девушке и все испробовать. Ему хотелось врать не бездушную оболочку, хотелось чтобы Лика понимала в чем дело и отвечала ему. Он надеялся, что Черному все же позвонят и сообщат, что Лика здесь и пока они с Сивым будут разбираться, он заберет девушку и сделает с ней все, что хочет.

— Не торопись, — улыбнулся старик. — Я еще не наигрался.

* * *

В этот раз в себя Лика приходила очень долго. Она не совсем понимала, где находится и что с ней случилось. Суставы в плечевых суставах просто кричали о боли, коленки тоже устали от такого вынужденного положения.

Силы покидали с каждой минутой, но Лика из последних сил цеплялась за свой разум, понимая, что не может сдаться. Она будет бороться. Ради себя, ради мамы, ради Антона. Стоило вспомнить последнего, как мысли, что она не вытерпит еще одной пытки уходили на задний план. Чтобы еще хоть раз увидеть Антона она готова терпеть. Мысли о любимом человеке словно придавали ей сил.

Она попыталась сменить позу, но цепи, сковывающие ей руки были туго натянуты и не давали двигать конечностями. Влажный матрац под ногами хлюпал от воды, видимо когда девушка потеряла сознание, ее пытались привести вернуть, но бесполезно.

Лика думала, как круто изменила ее жизнь. Кажется еще совсем недавно она готовила праздничный ужин в честь годовщины совместной жизни с Максимом. Как мечтала, что вскоре он сделает ей предложение и они поженятся, родят детей и будут самой счастливой семейной парой на свете. Девушка вспоминала, как они познакомились с парнем, как встречались. Казалось перед глазами пролетают самые счастливые моменты их жизни.

На смену воспоминаний о Максе пришли воспоминания об Антоне. Как она боялась его и как ждала снов с его участием. Как кричала, чтобы он не трогал ее и ждала поцелуев. Как не могла оторвать от него взгляда, понимая, что он самый красивый мужчина из всех. Как поняла, что любит его. И как мечтала взять его боль при ранении на себя.

— Антон…,- прошептала Лика и закрыла глаза.

Почему-то девушка была уверена, что он ее услышит. Услышит и придет.

Когда скрипучая дверь вновь открылась и на пороге появился старик, Лика встретила его яростным взглядом. Мысли об Антоне дали ей почувствовать, что она сильная и все вытерпит. Старик удивился, что девчонка может после стольких часов пыток встречать его в таком состоянии. Если бы он сам не мучил девчонку, то подумал бы, что ее вообще никто не трогал. Удивительно.

Разговаривать с ней сейчас не хотелось, слишком удивительными были изменения в ней. Что могло случиться, что она так быстро пришла в себя и собралась с силами? Почему в ее глазах больше нет страха?

Старик достал из кармана маленькие проводки и приложил к плечам девушки. Ее крики заставили его улыбнуться. Это было похоже на сладкую песню, ласкающую слух. Лика кричала, а мужчина наслаждался. Иногда он давал ей отдышаться, а потом повторял все по новой. Ее крик оглушал.

Через полчаса в комнату зашел еще один мужчина. Глаза его блестели, а руки тряслись.

— Сивый, у нас проблемы.

— Со всеми проблемами я разберусь позже, не видишь я занят?

— Позже не получится!

— В чем дело? — спросил Сивый и оторвался от девушки. Крик смолк.

— К нашему дому подъезжают пять машин. В одной из них твой сын.

Сивый вскочил на ноги и, бросив все свои прибамбасы, выбежал из комнаты. Дверь за ним закрылась, свет погас.

Лика вновь начала молиться. Силы покидали ее, в голове стоял туман. Девушка понимала, что больше не сможет вытерпеть, не было больше сил. Она отчаянно цеплялась за образ Антона и продолжала его звать.

Ослабла девушка настолько, что вообще перестала понимать происходящее. Она не могла больше терпеть, остатки сил уходили лишь на то, чтобы держаться в подвешенном состоянии.

Послышались крики и выстрелы. Лика мечтала, чтобы хоть одна пуля досталась ей.

Дверь в комнату вновь открылась и на пороге застыл мужчина. Увидев его, Лика закричала.


Глава девятнадцатая

Стоя в дверях мужчина молча наблюдал, как девушка кричит и бьется в истерике. Цепи угрожающе звякали, браслеты врезались в запястья, но девушка не обращала на это внимания. Ее пугал мужчина. Он заслонял своей фигурой весь дверной проем, от него пахло опасностью, а на одежде виднелись капли крови. В крепких руках он держал пистолет.

Лика плохо понимала, что сейчас происходит, однако она понимала, что должна выбраться отсюда. Она не сможет больше перенести все те пытки, которые для нее приготовил сумасшедший старик. Если для того, чтобы выбраться из этого подвала нужно оторвать себе руки, она готова это сделать.

Мужчина лишь подстегнул ее к спасению, хотя и его девушка безумно боялась. Прошлое переплелось с настоящим, пугая до потери сознания. Но сейчас Лика не могла позволить себе такой роскоши, как потеря сознания. Если она отключится, будет только хуже.

— Черный, я нашел ее! — крикнул мужчина. — Она в подвале!

Лика не слышала крика мужчины, она просто обезумела от страха перед новой болью. Новая встреча не принесет ничего хорошего, поэтому девушка продолжала биться в истерике, пытаясь освободить руки.

Гера, а именно он стоял в дверях, внимательно наблюдал за девушкой. Близко к ней он даже не пытался подойти, она и так увидев его, впала в истерику. Трудно понять из-за чего именно. Из-за того, что в прошлом они с братом пытались изнасиловать ее. Или из-за того, что приняла его за нового мучителя. В том, что девушку мучили он не сомневался. Он знал Сивого достаточно хорошо, а если учесть, что эту комнату создал сам Черный, то нетрудно догадаться, что здесь творилось последние сутки.

Черный унаследовал практически все качества своего отца. Он был жестким, злым, требовательным. Он не признавал любви и привязанности, но стоило появиться в доме девчонке, как Черного подменили. Он хоть и стал еще более агрессивным, но сам Гера часто замечал, как начальник смотрит на девчонку.

Гера знал, что существуют такие понятия, как любовь и привязанность, но ни того ни другого на себе не испытывал, а вот начальник попал. Все прекрасно знали теорию Сивого — нет привязанности и ты непобедим, но сегодня многое изменилось. Черный никогда в жизни бы не пошел на отца вот так прямо, и тут дело не в любви к отцу и не в страхе перед ним. Когда Черному сообщили, что девчонка у Сивого, начальник стал таким спокойным, каким никогда не бывает, когда дело заходит об отце. Но чтобы спасти девчонку он был готов убить отца. За мать и сестру не смог отомстить, но за девчонку…

Гера продолжал внимательно смотреть на девушку. Ничего в ней особенного не было, но Черного сильно затронула, раз он сейчас с пистолетом по отцовскому дому бегает. С братом они уже давно уяснили, чем дальше они от девчонки, тем целее была их шкура.

Черный на крик прибежал довольно быстро. Запыхавшийся, руки в крови. Он пытался узнать у одного из охранников, куда дели его девочку. Но когда услышал, что Лику нашли… он думал сердце у него остановится. Страшно было даже представить в каком состоянии сейчас Лика и что с ней делали.

На пороге Антон замер и онемел. Девушка стояла на коленях с прикованными к стене руками в комнате, которую он когда-то обустроил. Ненависть к себе разъедала, ведь из-за него Лика тут оказалась. Сейчас она истерически дергалась и не обратила внимания, что мужчин стало на одного больше.

Антон медленно, боясь еще сильнее напугать девушку подошел к ней. Лика продолжала брыкаться и от чужого прикосновения рванула так сильно, что ободрала запястья до мяса. Ей казалось, что опять пришли, чтобы помучить ее.

— Лика…,- прошептал мужчина, не надеясь, что она его услышит, но она услышала и замерла, посмотрев на Антона. Глаза заблестели от слез, а губы задрожали.

Черный быстро нашел ключ от цепей в одной из щелей между кирпичами и выпустил девушку на свободу. Лика начала оседать, но Антон успел ее подхватить и прижать к себе. Девушка зарыдала, а мужчина принялся что-то нашептывать ей на ухо. Впрочем Лика не слышала ни слова, она просто с силой для такой хрупкой девушки цеплялась за Антона, боясь, что если разожмет пальцы, он исчезнет.

Мужчина вышел из подвала с Ликой на руках и пошел к выходу мимо убитых людей.

— Где Сивый? — спросил он, когда вышел на улицу.

— Ушел, — ответил один из бритоголовых и поморщился.

— Дмитрий?

— С ним.

Больше ничего Антон спрашивать не стал, просто завернул Лику в свой пиджак и сел в автомобиль. Братья тут же залезли на передние сидения и машина плавно тронулась с места. Вся дорогу Лика всхлипывала, тогда Антон прижимал ее ближе к себе, девушка не возражала.

Лика уснула, а мужчина уткнулся носом в светлые волосы и невольно изумился. Как она пройдя через все испытания умудрилась сохранить свой аромат? Запах неба, ветра и свободы. Антон лишь сильнее прижал к себе девушку. Трудно представить, что могло бы с ней случиться, если бы он не появился. Убили бы? Замучили? Издевались? Насиловали? Антон содрогнулся от таких мыслей. Он чуть не поседел за эти сутки от страха за девушку.

Все слова отца о том, что привязанность делает человека слабым — оказались правдой. Выучив это уже давно, Сивый воспользовался этим, знал, что сын привязался к девчонки выигранной в карты — Дмитрий об этом позаботился. Если бы они не убежали, Антон убил бы их без сожалений. Но они убежали, а это значит, что Лике до сих пор грозит опасность.

Надо было с Ликой поступать как задумали с начала, а теперь, когда она подобралась к нему настолько близко, что это пугало Антона. Он не мог оставить ее рядом с собой — это слишком опасно для нее. Для него тоже. Ее постоянно нужно будет защищать. Усмехнувшись, мужчина вспомнил, как отец заставил своих людей убить жену и дочку, лишь бы избавиться от ахиллесовой пяты. Но Антон понимал, что никогда не сможет сотворить что-то подобное с Ликой. Даже если ему придется каждый день ее защищать, он это сделает и не сможет ее пристрелить.

Отец все таки прав. Но теперь Антон просто не представлял, что делать с этой правдой. И что делать с Ликой, он тоже не знал. Знал лишь одно, так больше ничего оставаться не может — нужно что-то делать.

Проснулась Лика когда машина выехала на участок. Она продолжала цепляться за Антона, единственного человека во всем мире, которому верила безоговорочно. Больше никогда в жизни она не усомнится в его словах, не поверит людям, пытающихся очернить его. Антон пришел к ней на помощь, когда она звала его. Он всегда приходил. Теперь Лика поняла окончательно, что просто не сможет жить без этого человека.

Антон внес Лику в ванную и попытался поставить ее на ноги и отцепить от себя. Если первое ему удалось сделать, то отпускать мужчину Лика была не намерена. Она боялась, что если выпустит из рук рубашку Антона, то снова накатит страх и паника, снова придут эти люди и начнут издеваться над ней. Антон был ей маяком и защитником. Если он уйдет, все повторится.

— Тебе нужен душ, — пытался объяснить мужчина, но безрезультатно. Лика только головой покачала и с новой силой вцепилась в него.

Тяжело вздохнув, Антон открыл душевую кабину и зашел туда вместе с девушкой. Включив теплую воду, мужчина постарался снять с девушки порванную и испачканную одежду. Поначалу Лика сопротивлялась, но Антон нашептывал успокаивающие слова и девушка смогла немного расслабиться. С себя он тоже все стянул, оставшись в одних трусах.

Тело на близость Лики отреагировало мгновенно, но Антон держал себя в руках, он не тронет Лику. Как только ей станет лучше он отправит ее домой, к родителям. Там ей ничего угрожать не будет. И тогда он сможет найти Сивого и Дмитрия и разорвать их.

Он должен будет отпустить Лику. То, что он появился в ее жизни — самое плохое, что могло с ней случиться. Но стоило подумать, что тогда, за столом ее мог выиграть Жора, как Антона переполнял гнев. Даже представить трудно, в каком состоянии была бы сейчас девушка. Точно. Он отправит ее к родителям. Там ей никто и никогда угрожать не будет.

Мужчина аккуратно вымыл девушку и завернул в халат, на голове постарался возвести тюрбан, которые девушки делают после мытья головы. В комнате Лики уже ждал доктор, которого вызвали бритоголовые. Антон отругал себя, что сам до этого не додумался и пообещал себе, что отблагодарит братьев за догадливость.

Старый доктор с трудом осмотрев брыкающуюся девушку, обработал раны, забинтовал запястья и заявил, что ничего угрожающего здоровью не видит. Сильное истощение, усталость и потрясение. Сделав успокаивающий укол, заявил, что Лике нужен покой, отдых, вода и еда.

Доктор вышел из комнаты, Гера с Геной последовали за ним, прикрыв за собой дверь. Антон попытался уложить девушку в постель, но она продолжала сопротивляться.

— Тебе нужно поспать, — настаивал мужчина. — Слышала, что доктор сказал?

— Останься со мной. Я не могу одна… я… я боюсь… пожалуйста, Антон, не уходи.

Антон не смог отказаться. Он забрался вместе с Ликой под одеяло и обнял ее. Девушка доверчиво прижимаясь к мужчине через несколько мгновений уснула, чтобы проснуться от кошмара.

— Нет! Нет! Я больше не хочу… не могу…

— Лика! Лика! Проснись, это просто сон! Слышишь?

Девушка просыпалась, а потом опять засыпала. И просыпалась снова. Для Антона это была самая тяжелая ночь в жизни. Он мог себе представить, какие кошмары мучили Лику, но ничего не мог с этим сделать. Он мог только находиться рядом. Чтобы помочь ей справиться с этим. Этой ночью он практически не спал. Стоило чуть-чуть задремать, как Лика будила его своими криками. Антон лишь прижимал дрожащую девушку крепче к себе и готовился успокаивать в следующий раз, когда она проснется.

В себя девушка приходила почти неделю. Она плохо спала по ночам, шарахалась от мимо проходящих людей и вздрагивала от каждого шороха. Хотя первое время она вообще не выходила из комнаты и Антона редко отпускала. Они не разговаривали, точнее Антон пытался поговорить с Ликой, но та упорно молчала. Девушке казалось, что если она откроет рот, то заново начнет кричать и истереть. Проще молчать.

Одна из комнаты Лика смогла выйти только через четыре дня. Антон отошел ненадолго по делам, а Лике было невыносимо сидеть одной в четырех стенах. Неслышно передвигаясь по коридору, девушка решила найти мужчину. Он сказал, что не уедет, а останется дома поработать немного.

По дороге ей никто не встречался. Она не видела Дмитрия и не знала, что с ним случилось. Так же в доме не было и Ирмы. Как оказалось из-за отсутствия этих двоих в доме было необычайно пусто. Бритоголовые тоже старались запрятаться где-то в глубине своих комнат и не показываться никому на глаза. Эта тишина действовала Лике на нервы и в то же время она боялась с кем-то столкнуться.

Антона в кабинете Лика не нашла, поэтому решила заглянуть в гостиную и на кухню. Возможно, что он просто не хотел говорить Лике, а сам уехал по делам, но девушка все равно продолжала его искать. Ей сейчас как никогда нужна его поддержка.

Мужчина нашелся на кухне, он стоял у плиты и что-то готовил. Обрадовавшись, что нашла его и теперь не одинока, Лика обняла Антона сзади. Мужчина от неожиданности чуть не выронил железный ковшик.

— Ты должна отдыхать, — произнес мужчина, не ожидая ответа. Не смотря на то, что они провели столько времени вместе, Лика разговаривала только во сне.

— Мне было невыносимо сидеть в одиночестве, — пробормотала девушка, уткнувшись лицом мужчине между лопаток.

Антон разжал руки Лики у себя на животе и повернулся к ней лицом. Миг — и ее руки вновь обвили его. Мужчина тоже обнял девушку, слегка покачивая из стороны в сторону, как маленькую девочку. Так они и простоями минут десять, пока громкий тяф не отвлек их друг от друга.

Лика увидела своего щенка около мисок на полу. Щенок тоже увидел девушку и принялся счастливо дергать хвостом.

— Я думала, что ты опять посадишь его в клетку, — пробормотала Лика и опустилась на пол. Щенок радостно кинулся к ней и принялся старательно облизывать лицо.

— Как я мог? Это же теперь твой пес.

Антон взял железный ковшик с плиты и понес к собачьей миске. Лика которая этого не видела, играя с щенком, вздрогнула и вскочила.

— Эй, все нормально, — отозвался мужчина. — Прости, нужно было подумать прежде чем что-то делать. Не хотел тебя напугать.

— Ничего, — едва слышно ответила девушка вновь опускаясь на пол. — Просто этот звук напомнил мне…

Лика замолчала, А Антон не стал спрашивать. Ему и так было прекрасно известно, что напомнил ей этот звук. Чтобы хоть как-то отвлечь девушку от мыслей, Антон предложил куда-нибудь съездить, Лика отказалась, считая что будет вздрагивать от любого шума. Лучше остаться здесь в тишине и покое.

— Кстати, где Дима? — поинтересовалась Лика. — После всего случившегося я его так и не видела.

— А очень хочется? — спросил Антон, раздумывая, стоит ли говорить девушке, что именно Дима виноват в ее мучениях.

— Не знаю даже. Мы с ним поругались перед… перед… перед тем, что случилось.

— Поругались? Почему?

— Я сказала ему, что верю тебе. Верю, что ты не избивал Ирму. Дима разозлился, сказал, что я слишком наивна, раз могу поверить такому человеку, как ты. Но я ничего не могла с собой поделать — я просто верила тебе. Я чувствовала, что ты не обманешь меня.

Антон смотрел на девушку, играющую с щенком и не мог понять, говорит ли она так, потому что он спас ее или правда считает, что он не избивал Ирму, что не врал.

— Так ты мне веришь?

— Верю, — кивнула лика. Она взяла собаку на руки и, поднявшись на ноги, посмотрела на Антона. — Я чувствовала, что ты не обманешь меня. И мне очень стыдно, что изначально я поверила Диме. Так где он?

— Не знаю. Даже представления не имею, где он сейчас находится.

— Не знаешь? А разве не он сообщил, что меня похитили?

— Лика, из-за него тебя похитили.

— Что? Дима не мог! — еле выговорила девушка. — Он не мог так со мной поступить. Я не верю.

— Тем не менее это так, — жестко ответил Антон.

Лика застыла, боясь даже пошевелиться. Все, что сейчас говорил Антон казалось настоящим бредом. Не мог Дмитрий так с ней поступить! Как такой добродушный Дима мог отдать ее на растерзание старому козлу, зная, что он с ней сделает? Быть такого не может.

— В это трудно поверить, — с трудом сказала блондинка, прижимая к себе щенка.

— Продолжаешь ему верить не смотря на то, что он говорил тебе, что я избил Ирму? — сурово спросил Антон. — Ты уверена, что веришь мне? Или ты так сказала, потому что я спас тебя?

Антон не знал на кого злился больше — на Лику, которая защищала Диму, или на самого Диму, который подверг Лику такой опасности. Попадись ему Дмитрий даже сейчас, он без зазрения совести напичкает его голову свинцом. Но как Лика может верить, что Дмитрий ни при чем, когда именно он сказал, что Ирму избил он, Антон?

— Я верю тебе не из-за того, что ты спас меня, — пробормотала девушка. — Просто я не могу себе представить, что Дима способен на такую подлость. Он же знал, что меня ждет у этого старика! Он не мог так поступить со мной.

— В одном Дмитрий оказался прав — ты слишком наивна. Лика, ты видишь только то, что хочешь видеть.

— Это не так!

— Дмитрий специально тебе соврал, чтобы очернить меня в твоих глазах. Так было бы легче тебя увезти, но ты не поверила ему, поэтому он решил попросить помощи у моего отца, дабы тот помог вам скрыться и я не смог тебя найти.

— О чем ты говоришь? — никак не могла понять девушка. — Кто твой отец?

— Тот самый старик, который издевался над тобой. Неизвестно, что бы с тобой случилось, если я не приехал. Поэтому поблагодари своего дружка за все, что ты перенесла, — сказал Антон и ушел с кухни.

Лика продолжала прижимать к себе щенка и не могла нормально переварить услышанное. Неужели, все правда? Девушка села на пол и опустила собаку, которая сразу же принялась опустошать содержимое миски. Как Дима мог? В эту минуту, Лика отчетливо понимала, что должна верить Антону, он не станет ее обманывать.

Девушка вскочила на ноги и отправилась на поиски мужчины, но нигде не смогла его найти. Уехать он не мог — машина стояла во дворе, значит он где-то в доме. Обойдя все комнату еще раз, Лика отправилась в свою комнату. Услышав, как залаяли во дворе собаки, девушка вздрогнула.

Одиночество для Лики было невыносимо. Она забралась в постель и закрыла глаза. Сразу же нахлынули воспоминания. Если в присутствии Антона она могла с ними справиться, то в одиночку это было невыносимо.

— Антон, — позвала Лика едва шевеля губами и заплакала.

Антон, словно услышав, что его зовут пришел в комнату к девушке с новостями. Он долго не мог решиться на это, но разговор с Ликой на кухне подтолкнули его к этому. Зайдя в комнату, мужчина опустился на краешек кровати и провел рукой по волосам, глаза девушки открылись, а на губах появилась самая очаровательная улыбка.

— Ты услышал меня. Я знала, что ты услышишь. Каждый раз, когда я зову тебя, ты приходишь, — прошептала девушка и взяв мужчину за руку, поцеловала ладонь и прижала к своей щеке. — Спасибо тебе.

— Лика, тебе нужно уехать отсюда.

— Куда?

— Завтра я отвезу тебя домой, — ответил Антон.

— Домой? Я не хочу уезжать от тебя, — призналась девушка.

Лика встала на колени и обняла Антона. Антон тоже обнял Лику и посадил на колени лицом к тебе.

— Не отправляй меня, пожалуйста, — шептала девушка. — Я хочу остаться с тобой.

— Рядом со мной ты подвергаешься опасности.

— Я буду в опасности без тебя, — призналась девушка сильнее прижимаясь к Антону. — Расскажи мне все. Расскажи и я поверю каждому твоему слову.

И Антон рассказал. Как обучал их с Димой отец всему, что знает сам. Учил пользоваться оружием, вести переговоры, жить по законам бандитского мира. Рассказал, как Сивый устав постоянно спасать жену и дочку заставил своих людей расстрелять их, чтобы уже никто никогда не смог воспользоваться этой слабостью. Рассказал, в какой гнев впал сам Антон узнав, что сделал отец. Как ушел от него и создал свой собственный мир, вычеркнув из него навсегда отца. Как Сивый пытался вернуть сына обратно, не понимая его злости, ведь он с самого детства внушал мальчику, что привязанность это слабость, а от слабости нужно избавляться. Люди, которых мы любим делают нас слабее.

Лика слушала очень внимательно и не перебивала. Она лишь сильнее прижималась к мужчине, стараясь облегчить его боль. Разделить ее на двоих. Трудно себе представить в какой атмосфере вырос Антон. Потерять мать и сестру из-за глупых убеждений отца; что может быть хуже?

Рассказал и про Дмитрия. Как друг детства с самого начала появления в доме Лики вел, как ангел, стараясь выглядеть на фоне Антона намного лучше. И как у него хорошо это получалось. Антон не знал почему не стал открывать Лике глаза, просто наблюдал, что из этого выйдет. Вот и вышло. Друга детства он потерял, отправился с войной на отца и чуть не потерял девушку, которая стала ему дорога.

— Что отец ошибался! — четко произнесла девушка, роняя слезы на рубашку мужчины. Она не знала почему плачет, слезы просто текли сами по себе.

— В чем именно? — хмыкнул Антон.

— Привязанность, любовь, дружба это все делает человека необычайно сильным.

— Лика…

— Нет, не перебивай, — попросила девушка, боясь потерять мысль. — Я не помню, где я это вычитала, но сейчас вспомнила эти слова — на войне лучше всего воюют не покупные элитные воска. На войне за родную землю сражаются простые люди. Они настолько любят свои родину, что будут биться до последнего, до последней капли крови. И они побеждают. Ты боишься быть слабым. Я давно догадывалась об этом, но это глупости. Ты пришел спасти меня, не смотря ни на что. Был ли ты слабым в этот момент? Не думаю. Ты пришел на отца с войной, на которую не осмелился бы в другой ситуации. Я не имела в виду, что боялся его, но когда у тебя забрали… меня… ты пришел. Ты сражался и выиграл. Об бежал, а ты остался победителем. Твои чувства ко мне, не отрицай, что они у тебя есть, сделали тебя таким сильным, каким ты никогда не был.

Антон случал эмоциональную речь Лики и думал. Благо ее появление здесь или проклятие? С ее появлением его мир перевернулся. В одном Лика точно оказалась права — он никогда бы не пошел с войной на Сивого, не потому что боялся, просто не хотел связываться. Хотя отомстить за мать и сестру мечтал уже давно. Он убил самых преданных Сивому людей. Кто теперь рядом с ним? Дмитрий? Надолго ли?

— Ты знаешь, что ты очень умная? — поинтересовался Антон и оторвав девушку от себя, посмотрел ей в глаза.

— Нет, я такая дура. Я чувствовала, что должна тебе верить, но не верила. Бежала от тебя, но зря. Ты единственный человек во всем мире, которому я могу верить. Не отсылай меня домой.

— Рядом со мной ты подвергаешься опасности. То, что случилось с тобой…

— Я не сошла с ума только благодаря тебе. Все мои мысли были только о тебе, я знала, что ты придешь, услышишь меня, спасешь. Знала, что продержусь, чтобы хоть раз увидеть тебя.

Глаза девушки вновь наполнились слезами. Лика не могла представить, как будет жить без Антона. Она готова пройти с ним весь путь, справляясь с опасностями и перешагивая препятствия. Она хотела быть с ним.

— Я люблю тебя, — прошептала Лика едва слышно.

Антон услышал и напрягся. Лика не должна была говорить этих слов, ведь ему будет очень трудно оторваться от нее и отправить на свободу. Мужчина постарался деликатно высвободиться из объятий девушки, но Лика словно почувствовала, что это ее последний шанс и предприняла отчаянную попытку переубедить Антона отправлять ее от себя. Лика поцеловала Антона.

Мужчина сначала пытался оттолкнуть девушку, но вскоре сдался и начал отвечать на поцелуй, собирая в кулак светлые волосы. Запрокидывал голову, чтобы удобнее подбираться к шее. Он даже не понял, когда проворные пальчики Лики успели расстегнуть все пуговицы на рубашке и снять ее.

Блондинка провела подушечками пальцев по подтянутому животу любимого мужчины. Она никогда не получала столько наслаждения просто прикасаясь к кому-то, вдыхать чей-то аромат. У Лики кружилась голова. Она любила Антона, она хотела его. Но Антон…

— Лика, пожалуйста, давай остановимся на этом. Ты должна уехать и точка. Обсуждению это не полежит.

— Я понимаю, — призналась Лика, роняя слезы. — Знаю, что тебя тяжело переубедить, но неужели ты оттолкнешь меня? Не позволишь мне почувствовать себя желанной в последний раз?

— Лика…

— Я люблю тебя.

— Не надо, — взмолился Антон. Каждое слово Лики было ударом по его сдержанности, убежденности. Он не мог провести ночь с Ликой, а потом отправить ее к родителям, как ненужную.

— Но я все равно люблю тебя. Это уже не изменишь. Дай мне почувствовать себя желанной, любимой, пожалуйста. Лишь одна ночь и избавишься от меня навсегда, — шептала девушка покрывая поцелуями лицо, шею, плечи мужчины. — Я не буду больше просить тебя ни о чем. Не буду просить не выгонять меня. Всего лишь одна ночь, я не прошу большего. Мне хватит одной ночи, хоть я и предпочла бы целую жизнь. Антон, я люблю тебя! Не отталкивай меня сегодня, умоляю.

Антон, ругая себя последним дураком, сдался уговорам Лики и со стоном опустил ее на кровать. Прикосновение девушки словно обжигали. Антон покрывал тело Лики горячими поцелуями, Лика выгибалась навстречу любимым губам, горя и желая большего.

Мужчина целовал запястья со следами от целей, желая убрать эти следы навсегда так же, как и причину по которой они появились.

Футболка Лики упала на пол туда, где валялись брюки Антона и его рубашка. Лика забралась на Антона и взяв его руки в свои подняла на головой, показывая, что она тоже может доминировать. Девушка целовала плечи, грудь живот Антона. Ей нравилось, как напрягался пресс мужчины от ее прикосновений. Он целовала и дразнила, распаляя еще больше. Когда у Антона закончились силы терпеть эту муку, он осторожно перевернулся, опуская девушку на простыни.

Руки блуждали по соблазнительным изгибам, зажимая между пальцами сосок, лаская внутреннюю поверхность бедра, подбираясь все ближе и и ближе к самому горячему месту. Большой палец обвел вокруг чувствительного узелка обжигающий круг, Лика застонала от желания и бессилия. Осторожно Антон ввел в девушку палец. Лика была зла и благодарна одновременно.

— Антон…,- задыхалась от желания Лика. — Ты… ты… мучаешь меня.

— Нет, — хрипло рассмеялся Антон. — Я мучаю себя.

— Я хочу… хочу большего.

Мужчина рассмеялся и укусив Лику за сосок, вошел в нее. Лика выгнулась дугой навстречу наслаждению, из губ вырвался стон, который Антон успел сорвать поцелуями. Сначала осторожно, затем более энергично мужчина принялся входить в Лику, вызывая стоны и крики удовольствия.

После четвертого раза, Лика обессиленная опала Антону на грудь и практически сразу вырубилась, впрочем не забыв сказать, что любит. Мужчина осторожно гладил Лику по светлым волосам. Такого наслаждения он давно не испытывал. Никогда еще не было такого, что после стольких часов безумного секса ему хотелось большего. Хотя такой секс был у него впервые. Антон до сих пор безумно желал ее. Хотелось прикасаться к ней везде, доводить до оргазма, слушать стоны и крики и понимать, что ей хорошо так же, как и ему. Но уставшая Лика уснула так и не выпустив из себя Антона.

Медленно, боясь разбудить своего собственного ангела, Антон снял Лику с себя и застонал, когда вышел из нее, положил рядом. Девушка тут же прижалась к горячему мужчине и улыбнулась сквозь сон. Счастливая улыбка любящей женщины.

Антон совершенно запутался. Он не знал, как поступить теперь. После проведенной совместно ночи с Ликой, отпустить ее невозможно. Как можно оттолкнуть от себя девушку, которая заставила его почувствовать то, что он не чувствовал с того времени, как умерла Аня? Любовь ли это? Возможно. По крайней мере, Антон просто не представлял, как сможет без нее. Кто еще сможет назвать его бандитской мордой? Кто поцелует так, что кровь закипит? Кто заставит забыть его обо всем мире только одним присутствием?

У Антона было всего лишь два варианта: оставить девушку рядом с собой и каждый день подвергать ее опасности или отпустить ее навсегда, разбив при этом сразу два сердца. В первые в жизни Антон не знал, как поступить.

Решение вместе со сном пришло лишь под утро: лучше потерять Лику навсегда, чем всю жизнь винить себя в ее смерти. А в его мире ничего другого, кроме смерти ее не ждет.

Завтра он отвезет ее в деревню к родителям. В первые в жизни Антон захотел поступить правильно.

Притянув Лику к себе, Антон уснул, мечтая, чтобы завтра никогда не настало.


Глава двадцатая

Хоть Антон и уснул намного позже Лики, но проснулся он гораздо раньше нее. В этом нет ничего удивительного, зная, какая она соня. Мужчина невольно вспомнил, как еще совсем недавно приходил к ней в комнату и ложился рядом. Как она улыбалась во сне и прижималась к нему. Тогда Антон пытался вызвать в ней желание, а теперь не знал, что с этим желанием делать.

Лика пробормотала что-то во сне и, закинув ногу на Антона, продолжила спать. Мужчина лишь улыбнулся. Это первая ночь, когда девушка не вскакивает от кошмаров. Антон надеялся, что все это благодаря ему.

Проведя ладонью по светлым волосам, Антон задался вопросом, что же теперь ему делать. Каждая проведенная минута рядом с Ликой заставляет его уверенность, что ей здесь не место пошатнуться. Как можно прогнать такую девушку, которая смогла согреть не только тело, но и душу? Антон понимал, что сам загнал себя в ловушку. Нужно было оттолкнуть вчера Лику и уйти, а теперь просто не знал, как это сделать сегодня.

Повторяя про себя, что должен отправить девушку домой к родителям, Антон осторожно выбрался из постели. Нужно кое-что сделать и он успеет вернуть к Ликиному пробуждению. Почему-то очень хотелось, чтобы проснулась она рядом с ним.

Мужчина натянул лишь спортивные брюки, краем глаза задел рану, которую так хорошо зашила Лика. Боли от нее он не чувствовал, прошло то время. Теперь болело кое-что другое. Антон спустился вниз. В гостиной сидели братья и играли в карты. Увидев начальника они вскочили на ноги.

— Сегодня и завтра у вас выходные, — объявил Антон сразу же. — Закажите еду из ресторана и можете быть свободны.

— Что-то случилось? — поинтересовался Гена.

— Ничего не случилось. Парочка ребят ведет наблюдение за Сивым, они с Димой пока прячутся. Сегодня и завтра вы мне будете не нужны, можете отдыхать. Через пару часов я должен буду уехать.

— Куда?

— Отвезу Лику к родителям.

Братья переглянулись, но ничего не сказали. Хотя им было интересно, почему Черный отправляет от себя девчонку.

Антон лишь кивнул и отправился обратно в комнату. Вещи в творческом беспорядке валялись на полу, напоминая, что скинута она была в порыве дикой страсти.

Медленно подходя к кровати мужчина залюбовался Ликой. Светлые волосы разметались по обнаженным плечам, и поняв, что преграды в Антоне больше нет, девушка легла в кровати по диагонали. Мужчина улыбнулся.

Лика словно почувствовав, что за ней наблюдают, проснулась и провела рукой по пустой половине кровати и вскочив, осмотрелась. Антона она заметила не сразу, а когда увидела, счастливо улыбнулась.

— Я думала, что ты решил сбежать.

— И кем бы я был после этого? — усмехнулся мужчина и присел на кровать.

Лика тут же схватила его за руку и поцеловала ладонь. Антон видел, как счастлива Лика и почувствовал себя самым настоящим подонком, потому что через пару мгновений разрушит ее счастье своими словами.

— Ты представляешь, ни одного кошмара за ночь, — продолжала улыбаться девушка.

— Представляю, — ответил Антон и погладил Лику по волосам. Он не стал говорить, что это единственная ночь, в которую мог нормально поспать, не просыпаясь от криков девушки.

— Что-то случилось? Я что-то не так вчера сделала? Тебе не понравилось? — Лика села, кутаясь в одеяло.

— Нет, мне все понравилось, — поспешил ответить Антон. — Ты была… неподражаема.

— Правда? — расцвела девушка и забралась к Антону на колени, обнимая его.

— Лика, через пару часов мы выезжаем. Тебе нужно собрать вещи и позавтракать.

Блондинка отпрянула от Антона. Ей показалось, что она ослышалась. Неужели он в самом деле думает отправить ее к родителям? Если честно, она думала, что после вчерашнего Антон не захочет ее никуда отправлять.

— Ты сейчас серьезно?

— Да, — Антон выбрался из объятий и встал. — У тебя есть час, чтобы принять душ и собраться. Я жду внизу с завтраком.

Антон ушел, а Лика так и осталась в кровати, печально смотря ему в след. Что делать она не представляла, но что нужно что-то делать она понимала. Вскочив с кровати девушка направилась в душ, а потом она обязательно поговорит с Антоном и уговорит никуда ее не отправлять.

Прохладная вода помогла окончательно проснуться и прийти в себя. Лика быстренько вытерлась, оделась и побежала на кухню. Она была уверена, что сможет уговорить Антона. Да и как он может отправить ее после всего, что между ними было?

Мужчина стоял у плиты и варил кофе, аромат которого сводил Лику с ума. Улыбнувшись девушка подошла к Антону и обняла, прижавшись к спине, вдыхая аромат мужчины: табак и вишня. Этот запах будет преследовать ее даже во сне. Запах любимого мужчины.

— Мог бы и в постель принести, — улыбнулась Лика, целуя обнаженную спину Антона, в том месте, где у девушки-ангела с косой было крыло.

— Прости, не подумал об этом, — рассмеялся мужчина и выключив газ, повернулся к девушке, обнимая ее. — Если честно, я не знаю, как вести себя с нормальными девушками после совместно проведенной ночи.

Лика нахмурилась. Вообще, она не хотела бы слушать о бывших подружках Антона, но по его словам выходило, что он пользовался девицами легкого поведения. Что может быть печальней?

— Если бы ты не прогонял меня, я могла бы многому тебя научить.

— Лика, не пытайся меня переубедить! Я уже все решил.

— Решил? А меня ты спросить не забыл? Не хочешь узнать, чего я хочу?

— Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Уверен, ты тоже не хочешь повторения недавней истории. Рядом со мной ты будешь подвергаться постоянным опасностям.

— А я не боюсь! Лучше быть в опасности, но рядом с тобой, чем в безопасности и без тебя!

— Я боюсь, — только и ответил мужчина и пошел к столу, где стояли пакеты из ресторана. — Ты голодна?

Лика молчала. Она чувствовала, что земля уходит у нее из под ног, она понимала, что ее мир рушится. Любимый человек прогоняет ее и она не знала, что делать. Как объяснить Антону, что с тех самых пор, как они встретились, она теперь нигде не будет в безопасности? Хотелось разреветься от жалости к себе, от равнодушия Антона, от безысходности.

Антон повернулся с молчащей девушке. Он видел, что в ее глазах застыли слезы, но другого выхода из положения не видел. Если с ней что-то случиться… Антон никогда не сможет себе простить этого.

— Лика, — протянул мужчину и обнял девушку, которая очутившись в объятиях сразу заплакала. — Не плачь. Слышишь? Это для твоего же блага.

Ничего для своего блага Лика в этой ситуации она не видела. Антон сейчас делает тоже самое, что делал его отец. Если Сивый мучил ее физически, то Антон делает это морально. Неизвестно, что хуже.

Не зная, что сказать, Лика просто потянулась к Антону, чтобы поцеловать его. Но мужчина понимал, что если поцелует девушку, то уже не сможет оторваться.

— Не нужно этого делать.

— Почему?

— Просто не нужно и все. Я не уверен, что смогу потом остановиться.

— А я не хочу, чтобы ты останавливался, — прошептала Лика.

— Я все равно отвезу тебя домой! Не важно через час вы выедем или через три. Сегодня ты окажешься дома, с родителями.

— Ты изгоняешь меня из своей жизни и боишься прощального секса?

Из-за слез голубые глаза девушки стали еще больше. Но не смотря на то, что ее душили эти слезы, она продолжила.

— Я помню, что ты говорил мне и ты был полностью прав. Прав в том, что я сама упаду к твоим ногам, как спелый персик. Ты был прав!

— Лика…

— Нет, Антон! Дай мне сказать! Ты говорил, что я сама к тебе в постель полезу и тут ты тоже был прав. И теперь, когда это все произошло, ты просто выгоняешь меня.

— Не выгоняю! — разозлился Антон. Неужели она не понимает его? Он ужасно боится, что с ней что-нибудь случится.

— Выгоняешь, — Лика сглотнула ком в горле. — Я понимаю, что убедить тебя у меня не получится и я пытаюсь хоть ненадолго оттянуть отъезд, но ты так торопишься меня вычеркнуть из своей жизни, что даже на прощанье не можешь поцеловать меня.

— Я не хочу вычеркивать тебя из своей жизни…

— Тогда не вычеркивай! Позволь мне остаться с тобой.

— … но понимаю, что так будет лучше.

— Для тебя?

— Нет, для тебя. То, что случилось с тобой, дало мне возможность понять, что ты в опасности каждый раз, когда кому-то хочется мне насолить.

— Я говорила уже, что не боюсь!

— И я говорил. Я боюсь.

Лика вновь заплакала и уткнулась носом в грудь мужчины. У нее нет сил, чтобы отговорить Антона. Все, что бы она не сказала, не дойдет до него, все равно он будет стоять на своем. А она… она просто не могла без него. И все равно, сколько времени пройдет до следующего похищения, главное, что это время она проведет с ним. Но он отталкивает ее, не понимает…

— Я люблю тебя. Люблю. Люблю, — шептала девушка, надеясь, что эти лова заставят Антона задуматься, понять, что без него она не сможет.

Мужчина молчал, лишь крепче прижимая ее к себе.

Странное чувство появляется от женских слез. Особенно, когда плачет кто-то из близких. Кажется еще немного и ты будешь способен сделать все, что тебя попросят. Антон тоже хотел плюнуть на все и не отвозить никуда Лику, но только мысли, что Сивый не остановится и поймает Лику, чтобы ударить больнее, помогали мыслям оставаться трезвыми.

Вскоре Лика успокоилась и перестала плакать. Слезами делу теперь не поможешь. Лика поцеловала Антона в плечо и принялась шептать. Тихо, но Антон четко слышал каждое слово.

— Я понимаю, почему ты хочешь меня отправить, правда. Но я не понимаю, почему ты отталкиваешь меня сейчас. Какая разница через сколько вы выедем? Я хочу лишь провести побольше времени с тобой. Сыграй в последний раз в нежного и страстного. Не отталкивай меня сейчас, ты еще успеешь избавиться от меня раз и навсегда. Пожалуйста, Антон, — последние слова Лика прошептала мужчине в губы и ему не оставалось ничего другого, как подчиниться.

Мужчина не понимал, как Лика умудряется находить к нему подход. И сейчас он ясно понял, чем эта девушка смогла привлечь его. В ней не было страха, лишь ярость и желание жить. Сколько бы не пугал ее Антон в начале, она все равно оставалась собой. Сколько бы не мучил ее Сивый, она ни разу не умоляла его остановиться. Она сильная, в ней чувствуется твердый стержень. Такая не может не привлечь внимания.

Антон целовал Лику с диким напором. В последний раз.

Антон посадил девушку на стол и развел ноги в стороны, встав между ними. Лика выгибалась навстречу прикосновениям и рвалась навстречу поцелуям. Было сладко и одновременно горько, но девушка понимала, что не собирается останавливаться. В последний раз она хочет взять намного больше, отдать больше. Хотелось, чтобы Антону от нее остались не просто воспоминания.

Лика впивалась ногтями в плечи мужчины, кусала за губы и плечи, стонала и кричала от удовольствия. И от боли. Антон изгоняет ее. Не смотря на то, что ей сейчас очень хорошо, Лика отчетливо понимала, что скоро будет очень плохо. Мечтая не расплакаться вновь, девушка сильнее прижималась к любимому мужчине.

Антон стянул с Лики свою же футболку и покрывал поцелуями все тело, мечтая, чтобы это не заканчивалось. Возможно, он сможет вернуться за ней, когда избавится от Сивого и Дмитрия… но где вероятность, что в бандитском мире не найдется еще один человек, мечтающий ударить его в спину? С Ликой они больше никогда не увидятся. Ей нужен другой мужчина. Тот, кто не будет подвергать ее жизнь ежедневной опасности. Но стоило подумать, как однажды она будет сидеть вот так же с разведенными ногами и голой грудью перед другим мужчиной, Антон приходил в ярость.

Лика не возражала против легкой грубости. Она даже не представляла, как это хорошо. И поняла, почему с Максимом не хотелось ничего подобного, потому что Макс не тот человек.

Антон сжимал волосы Лики на затылке, запрокидывая голову назад. Целовал в шею, кусал и рычал. Девушка была сама готова зарычать от удовольствия. И она рычала…

— Тебе нужно собрать вещи, Лика.

Девушка пила холодный кофе с булочкой из ресторана. Одеваться она после секса не стала, так и осталась обнаженной. А Антона это отвлекало. Хотелось закинуть девушку на плечо и закрыться с ней на недельки две, выползая только для еды и душа.

— Успею. И ты успеешь отдохнуть от меня, — только и ответила девушка. Она до последнего надеялась, что Антон передумает.

— Ты же знаешь…,- простонал Антон. Он не хотел от нее избавляться, он оставил бы ее рядом с собой, но… Они в мире жестких бандитов, которые не перед чем не остановятся. Антон будет легкой мишенью, если будет постоянно переживать за Лику. Он готов защищать ее каждый день, но может настать такой момент, что он опоздает на помощь.

— Знаю, — грустно улыбнулась девушка. — Но легче от этого не становится.

— Мне… я пойду, не задерживайся.

Стоило Антону уйти, как Лика принялась одеваться. Она старалась глубоко дышать, но воздуха все равно не хватало. Словно кто-то в один момент перекрыл кислород. Лика не знала, что делать, казалось, что все доступные ей средства она уже успела испробовать, но Антон продолжает ее прогонять.

Лика представила шок на лицах родителей, когда около их дома остановится незнакомый мерседес и из него выйдет их дочь. Представила, как обидится Инга, что уехала не попрощавшись. А ведь Лика обещала познакомить ее с Антоном.

Одного только не представляла Лика — как будет жить без Антона. Кто будет охранять ее от кошмаров? Кто придет на помощь, когда это будет нужно? Кто будет пугать и притягивать? Кто будет злиться и целовать? Лика не могла себе представить жизнь без Антона.

Когда она уходила от Макса (точнее ее уводили) она понимала, что безумно злится на него. За все это время проведенное здесь, Лика только сейчас поняла это, она не думала о Максиме, как о любимом человеке. Да, она вспоминала свои мечты относительно их отношений, но не было жалости, что все закончилось. Максим сам выбрал их путь и оба должны следовать по нему.

Но расставание с Антоном… Лика просто сходила с ума уже сейчас.

Девушка поднялась в свою комнату и начала собирать вещи. Лика даже не пыталась их складывать, просто кидала в сумку все, что попадется под руку. Охапка за охапкой. Лика даже кинула в сумку рубашку Антона, чтобы помнить его запах. Хотя девушка и сомневалась, что сможет его забыть.

Вскоре в комнату пришел Антон. Он осмотрел беспорядок, устроенный Ликой, но промолчал. Сейчас такие глупости его не волновали.

— Я пришел за сумками.

— Приехала с тремя, уезжаю с тремя. Все готово, можешь забирать.

Лика старалась не смотреть на мужчину, казалось она готова к ногам его броситься, лишь он бы ее не отправлял к родителям. Но все равно Лика понимала, Антона она переубедить не сможет. Как бы не старалась, что бы не делала. Все уже давно решено и без ее участия.

Девушка думала, что Антон заберет сумки и уйдет, а она сможет вновь заплакать. Но он не уходил, лишь молча стоял и смотрел на Лику. Потом тихо подошел и обнял со спины. Девушке казалось, что сейчас она начнет истереть. С трудом справившись с собой девушка загнала слезы обратно и наслаждалась прикосновениями.

— Лика, посмотри на меня, — попросил мужчина.

Девушка развернулась и посмотрела в черные глаза. Красивые глубокие любимые.

Так они и стояли, смотря друг другу в глаза. Секунды складывались в минуты. Тишина была невыносимой. Как и прощание. Девушка знала — это конец.

Антон поцеловал девушку и подхватив сумки, вышел из комнату, в дверях добавив, что ждет около машины.

Лика не спеша сходила в душ и натянула заранее приготовленную одежду. Хотелось ненадолго задержаться в доме, впитать в себя атмосферу, чувства и эмоции. Впервые она здесь почувствовала счастливой девушкой. Лика задержала взгляд на кровати и прикрыла глаза. Сразу вспомнилось вчерашняя ночь и другие ночи, когда она считала, что Антон ей снится.

Открыв глаза, Лика еще раз осмотрелась и вышла из комнаты, прикрыв за собой дверь. Нечего больше тянуть. Чем дольше она здесь задерживается, тем больнее становится.

Антон, как и обещал, ждал около машины. Увидев девушку, он открыл ей дверь и дождавшись, когда она скользнет в салон, захлопнул. Лика вздрогнула от громкого звука. Девушка пристегнулась и отвернулась к окну. На мужчину смотреть не хотелось. Точнее хотелось, но Лика понимала, если она посмотрит на него, вновь начнет просить не прогонять ее.

Лика ждала, что Антон сядет в машину, но он почему-то задерживался. Девушка осмотрелась и увидела спешащую Ирму. Антон на встречу ей не торопился, лишь терпеливо ждал, когда она подбежит. Лике стало интересно, что скажет эта дьявольская девица и где она пропадала все это время. Девушка пропала не задолго до похищения Лики и объявилась только сейчас. Блондинка потянулась к ручке и приоткрыла дверцу.

— Черный! — выкрикнула девушка, пытаясь отдышаться.

— Где ты пропадала? — недобро спросил мужчина. — Надеюсь, что ты не причастна ко всему, что случилось.

— Причастна, но только косвенно, — призналась девушка.

— Что? — рыкнул Антон и резко подался в ее сторону.

— Подожди! Выслушай меня! — взмолилась Ирма. — Я могу все объяснить.

— У тебя есть пять минут.

Лика не могла подобрать слов, чтобы описать эту ситуацию. Значит, Ирма тоже виновата, что она попала в плен к сдвинутому на всю голову старикашке. Понятно какие цели преследовали оба. Дмитрий хотел, чтобы Сивый помог им скрыться от глаз Антона и они могли зажить долго и счастливо. Только старик преследовал свои цели — он хотел вернуть себе сына, который не понял такой крайней меры, как убийство матери и сестры.

Понятно так же, что двигало Ирмой. Она хотела навсегда избавиться от Лики, дабы та больше не стояла у нее на пути к Антону. Пришиби Сивый Лику, Антон бы от переживаний бросился к ногам Ирмы. Но девушка ошиблась. Антон никогда бы не стал искать утешения у Ирмы. В этом Лика была уверена.

— После того, как я заявила, что твоя девочка спит с Димой, он пришел ко мне. Заявил, что я чуть не поломала ему все планы. Он избил меня, потом закрыл дверь. Потом приходил и бил снова. Я пригрозила ему, что покажусь перед Ликой в таком виде и тогда она узнает, что милый, добрый и отзывчивый Дима на самом деле не такой.

Ирма замолчала, собираясь с мыслями. Лике это тоже потребовалось. Дима все это время играл! Называя Лику наивной дурочкой, не разбирающейся в людях, он не ошибался. Она и правда не смогла разглядеть в Диме гнильцу, которую он прятал от нее.

— Дальше, — приказал Антон.

— Он тогда заявил, что пойдет к девчонке и скажет, что это ты избил меня за подобную клевету в адрес Лики. Сказал, что ее легко убедить, ведь в людях она совсем не разбирается. Я встала на твою защиту. Он вырубил меня, закрыл и пошел к девчонке. Когда я очнулась, то поняла, что ничего хорошего дальше мне здесь не светит, поэтому я сбежала. Через окно.

Я не знала, куда мне идти, просто шла и все. Около меня затормозила машина, в ней оказался Сивый. Он привез меня к себе, интересовался моими делами и спрашивал кто меня так отделал. Я рассказала. Он запер меня в комнате, заявив, что мне нужно отдыхать и поправляться. На самом деле, он не хотел, чтобы я вернулась к тебе. Старый козел! Так вот я слышала, как приезжал Дима, как просил помощи, чтобы скрыться с девчонкой от тебя. Сивый согласился, но когда Дима ушел, сказал своим людям, что план изменяется, что нужно похитить девчонку.

— Тебя не было в доме, когда мы приезжали.

— За пару часов до этого одна из девочек, живущих в доме Сивого помогла мне бежать. Раньше мы с ней в одном притоне тусовались. Я не знала, что ты приехал спасать девчонку, в это время я пряталась у нее в квартире. Она-то мне и сообщила обо всем. Но не сразу. Как только я узнала, что произошло, сразу побежала сюда.

— И я должен тебе верить? — скептически поинтересовался Антон.

Лика хмыкнула. Антон лучше нее разбирался в людях.

— Черный, ты же знаешь, что я тебя не предам! — рассвирепела Ирма.

— Ты столько времени провела в стане врага. Откуда я могу знать, что ты не переметнулась на его сторону?

— Я всегда буду на твоей стороне! — закричала Ирма. — Никто не сможет мне предложить ничего такого, чтобы я предала тебя. Ты знаешь это.

— Дмитрия я тоже знал.

— Он стал таким только после появления Лики. Она во всем виновата. Вы из-за нее словно мозг потеряли.

Лика хотела возмутиться такой наглой клевете. Мало того, что именно из-за Ирмы ее похитили, так она еще и вину за сделанное пытается на Лику переложить. Она не виновата ни в чем. Ни Диме ни Антону она ничего не обещала. Лика же не виновата, что Дима положил глаз на выигрыш Черного. Так же она не виновата, что Антон ей со временем начал нравиться больше Димы. Сердцу не прикажешь!

— Куда ты ее везешь? — спросила Инга, с ненавистью рассматривая блондинку.

— А тебе можно верить?

— Черный, ты же знаешь, я не предам! — горячо воскликнула Ирма.

— Я везу ее к родителям. Здесь она в опасности.

— Сивый знает, что эта девчонка для тебя слишком много значит, он найдет ее и там!

Лике это в голову не приходило. Действительно, что мешает плохим парням заявиться к ней в деревню и перестрелять ее и всех родных людей? Антон же сам просил навести про нее справки. Многие знают, где ее искать.

— За дурака меня не держи. Никто не знает, где находится эта деревушка.

— Ты же знаешь, — с сомнением протянула Ирма.

— Знаю, потому что сам там был. Эта крохотная деревушку, которой скорей всего и на карте нет. Ни остановки, ни таблички. Эту деревню в первый раз можно найти только если тебя ведет человек, знающий это место. По другому никак. Никто не знает откуда Лика родом, даже мои люди.

Последняя искра надежды едва успев зародиться в Лике, сразу же погасла. Она не останется с Антоном. Он обрезал все пути. Сейчас он сядет в машину и все будет кончено.

— Ты можешь вернуться в дом. Надеюсь, что когда я вернусь, то найду тебя в твоей же комнате.

Лике не хотелось думать, зачем Антон даровал Ирме прощение. Так же не хотелось думать о том, зачем он будет ее искать. Не хотелось верить, что Ирма сможет вытеснить Лику из сердца Антона.

Антон занял водительское место и хлопнул дверью. Лика захлопнула свою. Машина плавно выехал со двора. Ворота за ними с легким скрипом закрылись. Все, назад дороги нет. Антон это понимал, Лика тоже.

— Хочешь поговорить? — поинтересовался мужчина, когда они выехали из города. Он знал, что девушка прекрасно слышала его разговор с Ирмой. Какие чувства она испытывает. Удивительно, но Антону было это интересно. И ведь только рядом с ней ему хотелось быть именно Антоном, а не Черным.

Лика отрицательно покачала головой, продолжая смотреть в окно. Там на место домов пришла лесополоса.

— Лика, может…

— Дорога дальняя, я предпочла бы поспать, — ответила девушка злясь.

Да, она злилась на Антона, а как иначе? Он прогоняет ее! Не смотря на ее уговоры, ее слова… А дальше пришла грусть. Антон прогоняет ее потому что не любит ее, она не нужна. Зачем держать около себя ненужную девушку? Лика была уверена, что не мужчина не любит ее. Она призналась, что любит его, а он? Он промолчал. За такими грустными мыслями девушку не заметила, как уснула.

Снился ей очередной кошмар. Лика понимала, что теперь Антон больше не будет отгонять их, теперь ей самой придется с ними бороться. В одиночку.

Она видела Ирму, Диму, Сивого. Они дьявольски смеялись и издевались на ней. Лика кричала. Потом ее начало потряхивать. И не сразу девушка поняла, что трясет ее Антон.

Блондинка открыла глаза и увидела мужчину. Он обеспокоенно смотрел на нее. Готовая вот-вот закричать, девушка глубоко вздохнула и уткнулась носом в плечо мужчины.

— Я думал кошмары прекратились, — пробормотал он тихо, гладя Лику по волосам.

— Прекратились, а теперь опять начались.

— Это скоро закончится, слышишь? Ты забудешь тот кошмар, который пережила.

— Пережила, но только благодаря тебе. Ты бросаешь меня, а значит кошмары продолжатся. На смену этим придут другие.

— Я не бросаю тебя! Я тебя защищаю!

Лика грустно улыбнулась. Значит ли это, что ему не все равно? Но как можно защищать человека, находясь на сотни километров? Этого девушка не понимала. Конечно, хорошо сидеть вот так, в обнимку с Антоном, но это ничего не изменит. Он все равно отвезет ее к родителям, хочет она того или нет. Вдохнув напоследок аромат табака и вишни, Лика отстранилась от Антона.

— Со мной все в порядке, поехали. Зачем оттягивать неизбежное.

— Если бы я только мог все изменить, я изменил бы не раздумывая, — признался Антон.

— Понимаю. Ты можешь уйти из мира бандитов, но этот мир никогда не уйдет из тебя. Поехали уже.

Мужчина притянул девушку к себе для поцелуя, но Лика отвернулась. Антон недоуменно посмотрел на нее.

— Если ты меня поцелуешь, то я не смогу с тобой проститься. Не смогу уйти, — оправдалась девушка. Она должна смириться, что потеряла Антона.

Грустно улыбнувшись мужчина завел машину и выехал с обочины на дорогу. Краем глаза он заметил, как Лика сжимает в пальцах кулончик в виде ангела, подаренный Антоном. Это все, что с ней останется.

Солнце уже зашло а горизонт, но на улице все равно было светло. Лето тем и хорошо, что темнеть начинает рано. Дорога совсем опустела. Лишь раз в час попадались встречные автомобильчики.

Антон заметил их в зеркало дальнего вида. Слишком приметные машины для такой дороги. Два автомобиля пытались их обогнать. Черные, полностью тонированные они смотрелись на этой дороге нелепо.

Одна машина обогнала их, а вторая легко ударила сзади. Лика вскрикнула и вцепилась в ремень безопасности. Антон чудом удержал управление, пытаясь избежать новых атак. Впереди шедшая машина не давала ее обогнать, а сзади так и пыталась «поцеловать» в бампер.

Петляя по дороге, Антон раздумывал, как поступить дальше, но сильный удар так тряхнул автомобиль, что он потерял управление. Автомобиль больше его не слушался.

Лика закричала. Она видела, что Антон отстегивает ремень безопасности. Что он собрался делать? Последнее, что почувствовала Лика — как переворачивается их машина. А дальше ее схватила темнота.


Глава двадцать первая

Лике было хорошо. Ей казалось, что она будто парит в воздухе. Все было окутано белоснежными цветами и легкой дымкой тумана. Где-то, совсем рядом пели птицы и слышался звук журчания воды. Девушке не хотелось отсюда уходить, ничего подобного она раньше не испытывала и ей нравились новые ощущения.

Девушка не помнила, что было вчера. Ее не волновало, что будет завтра. Самое главное — сейчас. Вспомнилось, но что-то отдаленное, что ей было плохо и причиняли боль. Да, лучше уж тут, где тепло и хорошо, чем там, где больно.

Странное место. Раньше Лика ничего подобного не видела. И тут девушка задумалась, а где она? И что на ней надето? Белоснежное платье в пол, простое, как сарафан. Ноги босые. И почему вокруг нет людей? Где шум города? А самое главное, где Антон?

Стоило подумать про Антона, как на смену легкости и приятного запаха цветов пришли дикая боль и невыносимая вонь хлорки. Кости словно выворачивало на изнанку, за ними следовали внутренности. Казалось кто-то специально скручивает девушку в жгут. Боль, не выносимая боль. Разве может быть настолько больно? Болело не что-то отдельно, а все тело целиком, словно Лика со всей силы врезалась в бетонную стену. А может так и было?

Лика помнила, как они ехали с Антоном к ней в деревню. Мужчина думал спрятать ее там и был уверен, что она будет в безопасности. Потом их подрезали и сзади кто-то врезался. Но кто? Второй удар был намного сильнее. Руль вырвался из рук Антона, но он не спешил за него хвататься. Почему-то Антон решил схватиться за ремень безопасности. Лика этого не понимала. Но девушка вспомнила щелчок и почувствовала тепло Антона совсем рядом. Зачем он закрыл ее своим телом. Девушка не понимала, но потом до нее дошло! Понимая, что не сможет ничего сделать с машиной, Антон просто напросто закрыл Лику собой, чтобы она получила меньше травм.

Лика пыталась позвать мужчину. Он должен быть где-то рядом, но открывая рот, Лика не могла вымолвить ни слова. Она будто онемела. Но ведь Антон должен где-то быть! С ним все в порядке и он где-то рядом! С ним ничего не может случиться. Просто не может. Он никогда не оставит Лику одну. Он будет с ней рядом, будет защищать.

Лика продолжала безмолвно ждать Антона, но когда мужчина не ответил, она решила найти его. В этот момент девушка почувствовала, что ноги ее не слушаются. Они казались ватными и нести свою хозяйку никуда не спешили, но Лика не оставляла попыток. Она должна найти Антона!

Чувствовалась приближающаяся паника. Лика не понимала почему не может пошевелиться или закричать. Почему еще минуту назад она свободно передвигалась и в один миг, опорно-двигательный аппарат отказался работать. Девушка начала метаться. Она найдет Антона! Найдет! Миг — и она снова расслаблена.

Лика никуда не шла, она парила. Не чувствовалось ни рук, ни ног, ни собственного тела. Даже мысли из головы