Михаил Атанасович Тумшис - Евреи в НКВД СССР. 1936–1938 гг. Опыт биографического словаря

Евреи в НКВД СССР. 1936–1938 гг. Опыт биографического словаря   (скачать) - Михаил Атанасович Тумшис - Вадим Анатольевич Золотарёв

Михаил Тумшис, Вадим Золотарёв
Евреи в НКВД СССР. 1936–1938 гг. Опыт биографического словаря

Университет Дмитрия Пожарского



Подготовлено к печати и издано по решению Ученого совета Университета Дмитрия Пожарского


Введение

Первые два десятилетия истории органов ВЧК-ОГПУ-НКВД характерны значительным активным участием в их работе лиц нерусского происхождения – латышей, евреев, поляков. Это обстоятельство всегда привлекало внимание большинство исследователей истории советских органов государственной безопасности.

В списке книг советского периода по истории ВЧК-ОГПУ-НКВД мы обязательно найдем труды посвященные «рыцарям революции» – латышам, полякам (главным образом – Ф. Э. Дзержинскому) и русским. Роль евреев в деятельности органов «диктатуры пролетариата» советские историки отчего-то связывали лишь с двумя фигурами – Моисеем Урицким и Михаилом Трилиссером. И то книга о М. А. Трилиссере появилась лишь благодаря титаническим усилиям его вдовы (Ольги Наумовны Иогансон). Можно констатировать, что и до настоящего времени эта тема слабо освещена в исторической литературе, очень мало обобщающих трудов по данной проблематике.

Понятно, что в советское время изучение подобной темы не только было затруднено, но и практически невозможно. До сих пор в постсоветской историографии практически отсутствуют исторические исследования, где были бы правдиво описаны роль и место евреев в становлении и развитии советского государственного аппарата, и в частности – органов государственной безопасности.

Авторы предприняли попытку заполнить данный пробел. Это издание является итогом многолетней работы в избранном направлении – изучение кадрового состава органов государственной безопасности бывшего СССР.

Авторы намеренно ограничили себя временными рамками 1936–1938 гг., т. н. периодом «Большого террора». Евреи были широко представлены в чекистской элите 1920 – 30-х гг., но лишь после 1937–1938 гг. их численность в НКВД стала значительно сокращаться, а после 1953 г. фактически приблизилась к нулевым величинам. Таким образом, можно констатировать, что «Большой террор» стал неким пиком влияния и активности для героев представляемого читателям биосправочника.

В справочнике более 650 биосправок. Какими категориями оперировали авторы, при отборе кандидатов для настоящего биографического справочника?

Это краткие биографии наркомов внутренних дел союзных и автономных республик, начальников УНКВД краев, областей, автономных областей и округов, а также заместителей и помощников наркомов внутренних дел СССР, союзных и автономных республик, УНКВД краев, областей, автономных областей и округов, евреев по национальности.

Помимо этого читатели найдут на страницах справочника и краткие биографии начальников ведущих оперативных отделов (СПО, 00, ТО, ИНО, ЭКО, КРО) ГУГБ НКВД СССР, НКВД союзных и автономных республик, УНКВД краев и областей, начальников ДТО ГУГБ НКВД железных дорог, ОО ГУГБ НКВД военных округов и флотов, крупных горотделов НКВД, а также ряда неоперативных управлений и отделов НКВД СССР, неоперативных отделов НКВД-УНКВД союзных республик, краев и областей.

Свое место в справочнике нашли и биографические справки на руководителей крупных лагерных структур ГУЛАГа НКВД СССР, руководящих сотрудников аппарата ГУРКМ НКВД СССР, начальников УРКМ НКВД-УНКВД союзных и автономных республик, краев и областей, оперативных отделов (ОУР и ОБХСС) УРКМ НКВД союзных и автономных республик, краев и областей.

Одновременно авторами были опубликованы биографические данные на чекистов, награжденных в период 1936–1938 гг. орденами, а также удостоенных знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ» с 1922 по 1939 гг. Также в справочник вошли биографии тех сотрудников НКВД, для которых период «Большого террора» стал неким «трамплином» для дальнейшей служебной карьеры в советских органах госбезопасности.

Отдельное место в книге было отведено и биографиям сотрудников ОГПУ-НКВД, принимавших активное участие в разведывательных операциях периода 1936–1938 гг.

Документальную основу справочника составили материалы из архивных личных дел и служебных карточек сотрудников ВЧК-ОГПУ-НКВД, архивных уголовных дел, личных дел заключенных и ссыльнопоселенцев, ранее находящихся на закрытом ведомственном хранении. Это не только материалы из архивов России и Украины, но и архивов ряда бывших союзных республик – Казахстана, Узбекистана, Молдавии, Азербайджана, Латвии и Литвы.

Помимо этого авторы активно использовали весь блок архивных документов, находящихся на хранении в государственных и бывших партийных архивах. Это и регистрационные бланки, и учетные карточки на членов ВКП(б) – КПСС, находящиеся на хранении в РГАСПИ, а также учетные карточки, персональные и личные дела, биографические справки на членов ВКП(б) – КПСС из ряда бывших региональных партийных архивов бывшего Советского Союза. В работе над справочником также были использованы исторические труды российских и зарубежных исследователей, изучавших вопросы кадрового состава органов госбезопасности бывшего СССР.

Несмотря на значительный объем изученных архивных документов, научных монографий и статей, авторы прекрасно осознают тот факт, что проделанная ими работа далека от полного завершения. Однако полагают, что введение в научный оборот новых биографических сведений и документов поможет исследователям в изучении истории советских органов государственной безопасности.

Публикуя данный справочник, авторам хотелось побудить читателей задуматься над национальными аспектами истории бывшего Советского Союза, и в первую очередь над теми «больными вопросами», которые слишком продолжительное время замалчивались и оставались под сенью тайны.

Авторы благодарят всех тех, кто своими советами и материалами помогли в работе над этой книгой: Барбашина Николая Васильевича (Одесса), Богунова Сергея Николаевича (Киев), Буякова Алексея Михайловича (Владивосток), Емельянова Александра Архиповича (Харьков), Жукова Андрея Николаевича (Москва), Карпова Ивана Егоровича (Самара), Кокина Сергея Анатольевича (Киев), Кулыгина Александра Вячеславовича (Самара), Кушнера Дмитрия Львовича (Самара), Лукина Евгения Валентиновича (Санкт-Петербург), Милованова Сергея Викторовича (Краснодар), Папчинского Александра Александровича (Санкт-Петербург), Парфёненко Владимира Владимировича (Ставрополь), Скоркина Константина Владиславовича (Москва), Стёпкина Валерия Петровича (Донецк), Теплякова Алексея Георгиевича (Новосибирск), Удинцева Андрея Германовича (Самара), Хлюпина Виталия Николаевича (Москва), Шаповала Юрия Ивановича (Киев).

Авторы внимательно отнесутся ко всем предложениям по уточнению качества содержания справочника. Свои предложения и замечания можно присылать по электронному адресу: NFAGO@mail.ru (Тумшис М. А.); VZhistoryUA@gmail.com (Золотарёв В. А.).


Евреи в руководстве НКВД СССР: страницы ненаписанной истории

По своей природе и функциям, выполняемым в обществе и государстве, органы государственной безопасности традиционно относятся к государственным институтам, положение и престиж которых является наиболее высоким. Это совершенно естественно: ни общество, ни государство не могут обойтись без них, не ставя под сомнение само свое существование. Лицо органов государственной безопасности, как и любой военизированной организации, всегда определял начальствующий состав. Именно начальствующий состав концентрирует и воплощает в себе традиции службы, в его среде формируется преемственность поколений, являющаяся основой успешного функционирования организации.

Поэтому полноценная история карательных органов не может быть написана без тщательного изучения их персонального состава. Об этом точно заметили российские исследователи Н. В. Петров и К. В. Скоркин: «…только поняв принципы подбора „чекистских" кадров, их расстановки и ротации, можно достоверно реконструировать механизмы управления террором, увидеть те „приводные ремни", которые использовала партийная олигархия для осуществления своей власти»[1].

Определенная работа в этом направлении уже ведется. Подробные биографии и тщательный социально-статистический анализ руководящего состава НКВД СССР периода 1934–1941 гг. провели в своей работе «Кто руководил НКВД 1934–1941. Справочник» Н. В. Петров и К. В. Скоркин[2], а центрального аппарата НКВД СССР в 1934–1937 гг. в книге «НКВД СССР: структура, руководящий состав, форма одежды, знаки различия 1934–1937 гг.» В. Ю. Воронов и А. И. Шишкин[3]. Попытку анализа кадровой политики и социологического портрета руководства НКВД СССР в 1936–1938 гг. осуществил Л. А. Наумов[4], но в своей работе он совершенно не использовал архивных источников, а лишь тщательно обработал данные, опубликованные в справочнике «Кто руководил НКВД 1934–1941». Разбору кадрового состава органов ОГПУ-НКВД в Сибири посвящена и одна из глав в труде А. Г. Теплякова «Машина террора: ОГПУ-НКВД Сибири в 1929–1941 гг.»[5].

В своих исследованиях авторы этих строк неоднократно касались вопросов кадровой политики и социально-статистического анализа руководства территориальных органов ОГПУ-НКВД[6]. Несмотря на то, что в этих работах проводился всесторонний социологический анализ, наибольший интерес у читателей вызывала одна позиция – национальность, а точнее – значительное количество работающих в НКВД евреев.

Нередко авторам, написавшим немало биографических очерков чекистов, героями которых были и евреи – М. К. Александровский[7], М. К. Ахметов[8], И. М. Блат[9], И. М. Дворкин[10], С. И. Западный[11], Я. 3. Каминский[12], 3. Б. Кацнельсон[13], Б. В. Козельский[14], И. М. Леплевский[15], Я. А. Лившиц[16], Г. С. Люшков[17], С. С. Мазо[18], Д. А. Перцов[19], И. С. Радин[20], Л. И. Рейхман[21], А. Б. Розанов[22], А. М. Симхович[23], И. А. Шапиро[24], С. С. Шварц[25], А. О. Эйнгорн[26] – неоднократно приходилось объяснять, что они просто изучают историю органов госбезопасности, а не занимаются пресловутым «еврейским вопросом».

В конце концов, и мы решились посвятить этой щепетильной теме отдельную книгу, содержащую биографические данные о евреях-руководящих сотрудниках НКВД СССР в годы «Большого террора», снабдив биосправки документальными комментариями, которые по нашему мнению красноречиво характеризуют того или иного чекиста.

Провести исчерпывающий анализ национального состава НКВД СССР в 1936–1938 гг. в настоящее время не представляется возможным из-за отсутствия соответствующих источников. До сих пор значительная часть документальных материалов советских органов госбезопасности еще недоступна исследователям и находится на секретном хранении.

В настоящее время благодаря фундаментальной работе Н. В. Петрова и К. В. Скоркина относительно полно исследовано лишь высшее руководство союзного НКВД, наркомы внутренних дел союзных и автономных республик, начальники УНКВД краёв и областей, из которых евреи составляли на разный период времени значительный процент (таблица 1)[27]:


Таблица 1 – Процентный состав евреев среди высшего руководящего состава НКВД СССР


«Относительно полно» оттого, что в справочнике не указаны многие руководители, исполнявшие обязанности начальников, но официально приказами на должности не назначавшиеся. Дело в том, что категория подобных начальников в период «Большого террора» была значительна, и причиной тому была кадровая чехарда 1937–1938 гг.

Так, к примеру, в списке наркомов внутренних дел УССР отсутствуют В. Т. Иванов, исполнявший эти обязанности с 17 мая по 14 июня 1937 г., и В. В. Осокин, возглавлявший наркомат сразу после бегства А. И. Успенского (т. е. с 15 ноября по 7 декабря 1938 г.). В списке заместителей наркома внутренних дел УССР в 1934–1937 гг. отсутствует фамилия Н. С. Бачинского, работавшего заместителем наркома с 19 мая по 17 июля 1937 г. Заместители же наркома внутренних дел УССР в 1938 г. вообще авторами не указаны, а в данной должности работало 6 человек: А. М. Хатаневер (с 3 февраля по май), А. П. Радзивиловский (с февраля по март), Д. Д. Гречухин (с мая по сентябрь), И. А. Шапиро (с мая по январь 1939 г.), А. А. Яралянц (с августа по ноябрь), М. Д. Яхонтов (с сентября по ноябрь).

В списке начальников областных УНКВД на территории УССР отсутствуют фамилии А. Д. Балычева (и. о. начальника УНКВД по Ворошиловградской области в июне 1938 г.); Я. К. Баутина (и. о. начальника УНКВД по Черниговской области в декабре 1938 – январе 1939 гг.); С. И. Гапонова (и. о. начальника УНКВД по Одесской области в ноябре 1938 – январе 1939 гг.); И. А. Дарагана (и. о. начальника УНКВД по Житомирской области в ноябре 1938 – январе 1939 г.); А. Е. Екимова (и. о. начальника УНКВД по Каменец-Подольской области в ноябре 1938 – январе 1939 гг.); Д. А. Перцова (и. о. начальника УНКВД по Харьковской области в мае 1938 г.); С. И. Самовского (и. о. начальника УНКВД по Черниговской области в июне – июле 1937 г.); А. М. Симховича (и. о. начальника УНКВД по Харьковской области в марте 1938 г.); Т. А. Строкача (и. о. наркома внутренних дел Молдавской АССР в 1938 г.)[28].

Отсутствуют биографические справки и ряда руководителей Управления НКВД в Центральной России. Так врид. начальником УНКВД по Воронежской области в период с 1 июля по 20 июля 1937 г. был майор ГБ И. Г. Сивко. Также в справочнике отсутствует информация об и. о. начальника УНКВД по Дальстрою М. М. Веселкове (исполнял обязанности в июне – декабре 1937 г.)[29].

Помимо этого отсутствует биосправка на врид. начальника УНКВД по Тульской области (в октябре – декабре 1938 г.) В. А. Заполя (см. биосправку) (хотя в перечне «Руководители территориальных органов НКВД СССР» данного справочника фамилия этого чекиста присутствует). Одновременно нет биографических справок на большинство руководителей областных УНКВД Киргизской ССР, Узбекской ССР, Туркменской ССР и Таджикской ССР (в перечне «Руководители территориальных органов НКВД СССР» их фамилии указаны).

Причина таких пропусков, на наш взгляд, кроется в постоянных чистках и ротации кадрового состава, происходящих в НКВД СССР в период «ежовщины». Так, например, некомплект оперативного состава НКВД УССР на февраль 1938 г. составлял 671 чел., в том числе по должностям начальников и помощников начальников отделов и отделений – 187 чел., оперуполномоченных и помощников оперуполномоченных – 484 чел.[30]. Нередко даже должности начальников УНКВД были вакантными по 6–7 месяцев (в частности, УНКВД по Харьковской и Винницкой области в августе 1937 г. – марте 1938 г.). Аналогичная ситуация была по всему Советскому Союзу. Так, лишь по 4-му (СПО) отделу УГБ УНКВД по Куйбышевской области некомплект личного состава на конец 1937 г. составлял около 40 %[31].

Поэтому составить целостную картину, опираясь лишь на приказы НКВД СССР, по личному составу невозможно. Необходима тщательная проработка приказов по личному составу республиканских наркоматов, областных и краевых УНКВД и архивных личных дел сотрудников НКВД, а также всего блока партийных документов.

Если с высшим руководством НКВД картина более-менее ясна, то информация о руководителях среднего звена на уровне заместителей наркомов союзных и автономных республик, заместителей начальников УНКВД краев и областей, начальников ведущих отделов УГБ на местах до сих пор не систематизирована и не опубликована. Исключение, пожалуй, составляет лишь НКВД УССР.

Во времена «ежовщины» в НКВД УССР сменилось пять наркомов внутренних дел (в скобках указан фактический период пребывания в должности): В. А. Балицкий (10.07.1934 г. – 17.05.1937 г.), В. Т. Иванов (17.05. – 15.06.1937 г.), И. М. Леплевский (14.06.1937 г. -27.01.1938 г.), А. И. Успенский (27.01.– 14.11.1938 г.), В. В. Осокин (11.1938-14.12.1938 г.). При каждом из них в руководящем составе НКВД УССР произошли существенные кадровые изменения, но поскольку В. Т. Иванов и В. В. Осокин приказами НКВД СССР на должность наркома не назначались, да и возглавляли наркомат они менее месяца, то нами были проанализированы только кадровые изменения, произошедшие в период «правления» В. А. Балицкого, И. М. Леплевского и А. И. Успенского. Все кадровые перестановки разбиты на три подгруппы, к которым были отнесены сотрудники, выдвинутые на руководящие должности в НКВД УССР, либо назначенные начальниками областных УНКВД. Если же кто-то из выдвиженцев одного наркома переводился на другую руководящую должность следующим наркомом, то он считался представителем предыдущей группы[32].


Таблица 2 – Руководящий состав НКВД УССР


В общем, по неполным данным в НКВД УССР на постах руководителей центрального аппарата и областных УНКВД (включая должности начальника УНКВД, заместителя начальника УНКВД, помощника начальника УНКВД, начальников отделов УГБ (3-го (КРО), 4-го (СПО), 5-го (00), 6-го (ТО) и 11-го (водного)) в 1936–1938 гг. побывало 213 человек и 99 (или 46,47 %) из них были евреями[33].

По показаниям бывшего начальника отдела кадров НКВД УССР Г. М. Кобызева уменьшение процента евреев в руководстве НКВД УССР в 1938 г. происходило по личному указанию Н. И. Ежова: «17 февраля я подал Ежову материалы, характеризующие кадры: персональный список всех сотрудников оперативных отделов, на которых были компрометирующие материалы (человек 600–800)[34]…Ежов сказал: «Ох, кадры, кадры, у них здесь не Украина, а целый Биробиджан». Рассматривая дальше материал, он наложил резолюции, чуть ли не по каждому сотруднику – кого нужно арестовать, кого уволить, кого перевести на неоперативную работу, в ГУЛАГ…практические указания Ежова и Успенского сводились к тому, чтобы в аппарате НКВД УССР увеличить число сотрудников, в особенности руководящего состава, из числа украинцев, русских, за счет сотрудников еврейской национальности, которых из УНКВД нужно уволить, т. е. в значительной мере сократить их процент»[35]. Об этом же свидетельствовал и бывший начальник отдела кадров УНКВД по Одесской области И. С. Дубров, которому Успенский заявил: «Не смейте брать на работу в райотделения евреев, если возьмёте, то я вам покажу»[36].

Факт тотальной чистки руководящих кадров НКВД УССР подтверждал и бывший заместитель начальника УНКВД по Черниговской области капитан ГБ А. И. Геплер (см. биосправку). В своей жалобе он писал, что после ареста в марте 1938 г. московские чекисты избивали его, приговаривая: «Окончилась ваша украинская лавочка, всех еврейчиков и украинцев разгоним»[37].

В своем письме на имя наркома внутренних дел СССР Л. П. Берия от 21 января 1939 г. начальник УНКВД по Сталинской области П. В. Чистов писал, что его подчиненный И. М. Александрович (см. биосправку) «сколотил вокруг себя группу начальников и зам. начальников отделов из числа евреев и повёл против меня клеветническую кампанию, бросал мне обвинения в антисемитизме, в гонении на евреев и в проведении фашистской арийской политики в подборе кадров. Это обвинение я отвергаю с негодованием. Оно достаточно опровергается тем, что из 16 начальников и зам. начальников отделов в УНКВД – 12 составляют евреи и только 4 падает на украинцев и русских. В течение 1938 года мною было уволено значительное количество социально-чуждого элемента, пробравшегося в органы УГБ: торговцев, спекулянтов и т. д. Среди этого контингента была уволена значительная часть евреев, но это не имеет ничего общего с антисемитизмом»[38].

Следует отметить, что в первые десятилетия советской власти любые антиеврейские проявления жестоко карались. Например, в 1935 г. была исключена из партии харьковчанка Н. В. Сахорова, которая «проявляла антисемитизм, что выразилось в подражании евреям в разговоре»[39].

В приговоре по обвинению Г. М. Кобызева отмечалось, что он, работая начальником ОК НКВД УССР и начальником УНКВД по Харьковской области, «проводил подрывную вражескую работу, направленную на разгон честных, преданных Советской власти работников НКВД, проявляя при этом антисемитские тенденции и выходки»[40].

Подобные заявления были характерны не только для Украины, где в органах НКВД оказался значительный процент евреев, но и для иных региональных управлений, в том числе и в Центральной России. Так, начальник УНКВД по Ивановской области В. П. Журавлев (успешно делавший карьеру в период «Большого террора») на допросе арестованного Ф. И. Чангули (начальник 3-го отделения ОМЗ УНКВД по Ивановской области) заявил последнему: «…у вас было исключительно жидовское окружение, ТОГЕРОВ, КЛЕБАНСКИХ, РАВЕРОВ, ШРЕЙДЕРОВ[41], все они оказались предателями, потому что это вообще продажная нация, у меня в аппарате евреев нет и быть не может. Какие были, я уже арестовал…»[42].

Необходимо отметить, что Журавлев несколько преувеличивал. В его аппарате, в частности в УНКВД по Куйбышевской области, было несколько чекистов-евреев, и именно в период его «правления» они делали неплохую карьеру: Г. Д. Гринберг – в 1938 г. начальник следственной части областного УНКВД (см. биосправку) и А. В. Коган – в 1937–1938 гг. помощник начальника и начальник 4 (СПО) отдела УНКВД области (см. биосправку).

Антисемитские настроения (озвученные начальником УНКВД В. П. Журавлевым) были нередки для периода «Большого террора». Пророчески по этому поводу звучат слова известного российского экономиста и общественного деятеля Б. Д. Бруцкуса об отрицательных последствиях активного участия евреев в революционном движении и их масштабного присутствия в большевистских органах власти: «[Появление] по большей части очень молодых еврейских комиссаров, которые были совершенно чужды населению и, подобно своим русским товарищам, ни морально, ни интеллектуально не были подготовлены для несения тех обязанностей, которые были на них возложены, появление их в момент, когда советская власть грубейшее насилие считала нормальным методом управления, оставило глубокий след в психологии народных масс…»[43].

Об отношении народных масс к ЧК во времена Гражданской войны красноречиво свидетельствует справка о состоянии дел в Киевской губернии от 15 мая в 1919 г., поступившая председателю Реввоенсовета РСФСР Л. Д. Троцкому: «Уманский уезд. По всему уезду антисемитская агитация… Сотрудники ЧК – евреи, пойманные населением, расстреливаются… Бердичевский уезд. Проезжающие через город части бесчинствуют. Идут погромы под лозунгом: «Бей жидов, громи ЧК, – они враги наши»[44].

Вот ещё одно свидетельство настроений народных масс в советской России. В докладной записке члена Коллегии ВЧК Г. С. Мороза, составленной 22 апреля 1919 г., так была описана обстановка в обследуемых им губерниях Западного края. В губерниях, по его словам, сложилась удушливая, предпогромная обстановка: «Прямо-таки тяжело дышать, когда въезжаешь в Смоленскую, Минскую, Могилевскую, Витебскую губернии. То и дело в вагонах, на станциях, в столовых, на базарах и даже клубах слышишь: „Жиды всюду, жиды губят Россию. Советская власть ничего бы, если бы не жиды“ и пр. <…> Последние события в ГОМЕЛЕ, РЕЧИЦЕ, БОРИСОВЕ и др. городах показали нам это. Прежде всего „бей жидов“, а потом «спасай Россию»[45].

Во многом подобные настроения объяснялись тем, что в период гражданской войны и в начальной стадии развития советской власти «инородческий» элемент (в том числе и евреи) являлся одной из опор нарождающегося нового государства. Этот фактор, несомненно, способствовал удержанию страны в руках большевиков.

О неком «засилии» евреев на «комиссарских должностях» в губерниях бывшей «черты оседлости» писал в своей записке и упомянутый выше Г. С. Мороз. Интересно то, что в качестве одного из способов борьбы с антисемитизмом в Западном крае он предлагал «ввиду тревожности момента в погромном отношении убрать с ответственных постов всех евреев, заменив их коммунистами из внутренних губерний» (вероятно русских по национальности). В заключение своего доклада Мороз даже делает специальную оговорку следующего содержания: «Думаю, настоящий доклад не вызовет обвинений на меня в чем-либо. Нахожу нужным отметить, что сам я еврей, работавший и работающий всё время среди еврейского пролетариата, с коим я связан тесными узами. Как бы мне не хотелось писать обо всем изложенном, но преданность Революции подсказывает мне это сделать»[46].

Об активной роли национальных меньшинств в период становления советской власти говорил и сам И. В. Сталин, заявивший в 1921 г.: «Русские рабочие (т. е. большевики. – М. Т., В. 3.) не смогли бы победить Колчака, Деникина, Врангеля без…сочувствия и доверия к себе со стороны угнетенных масс окраин бывшей России»[47]. В дальнейшем генсек неоднократно отмечал значительность этой роли: «Не забывайте, что если бы в тылу у Колчака, Деникина, Врангеля, Юденича мы не имели бы так называемых „инородцев", не имели ранее угнетенных народов, которые подрывали тыл этих генералов своим молчаливым сочувствием русским пролетариям, – товарищи, это особый фактор в нашем развитии: молчаливое сочувствие, его никто не видит и не слышит, но оно решает всё – и если бы не это сочувствие, мы бы не сковырнули ни одного из этих генералов»[48].

Эта поддержка крепла и после гражданской войны. Большая часть еврейского населения, «повернувшаяся лицом» к новой власти, продолжала поддерживать большевиков. Численность евреев в правящей партии начала быстро расти. Уже к концу 1922 г. численность евреев в РКП(б) достигла почти 20 тыс. человек (или 5,2 % от общего числа членов партии или 20 человек (членов РКП(б)) на 1000 евреев старше 20 лет). В 1923 г. на XI партсъезде евреи составляли 14,5 % делегатов, на XII партсъезде (1924 г.) – 11,3 %. Существенно выросла партийная прослойка среди евреев и в регионах со значительной частью еврейского населения, и как следствие наблюдался стремительный рост евреев и во властных структурах этих регионов. Так, в 1920-е гг. Коммунистическая партия Белоруссии на четверть состояла из евреев: 1923 г. – 1096 человек (32,2 %), 1925 г. – 3992 человек (23,4 %), 1927 г. – 6012 человек (23,8 %). Серьезное место они занимали и в руководящем звене: в 1923 г. в составе ЦК партии значился 31 еврей – 66 % от общего числа членов. Среди делегатов XI (1922 г.) и XII (1923 г.) партконференций КП(б) Белоруссии их было 75 (51 %) и 85 (48 %) человек соответственно[49]. Данный процесс продолжался все 1920-е и в начале 1930-х гг.

Значительный прирост евреев в государственных органах власти (в том числе, и в органах ОГПУ-НКВД) в центральных регионах СССР можно объяснить рядом объективных причин. С середины 1920-х гг. начался «исход» евреев как во внутренние российские губернии, так и в крупные промышленные и региональные центры Советского Союза, такие как Москва, Ленинград, Ташкент, Свердловск, Тифлис, Нижний Новгород, Харьков, Киев, Донецк и т. д.[50] Из «черты оседлости» в большие города и промышленные центры потянулись значительные массы еврейского населения. Это перетекание из небольших городков и местечек (в основном молодежи) было связано с неким отложенным эффектом снятия ограничений для еврейского населения наложенных бывшим правительством царской России, а также со стремлениями молодежи приобщиться к современному образу жизни, получению качественного образования, возможности сделать карьеру. Свою роль сыграла и массовая безработица, охватившая еврейские местечки и городки, следствием которой стало серьезное ухудшение экономического положения еврейского населения.

О масштабах переселения евреев свидетельствуют следующие цифры. По данным переписи 1897 г. в Европейской части РСФСР проживало 106 тыс. евреев, на 1925 г. их было уже 544 тыс. чел. Интересные данные представил автор справочника «Население Москвы» М. Я. Выдро: если на 1912 г. в Москве проживало 6,4 тыс. евреев, то к 1933 г. их численность выросла в почти 40 раз, и достигла 241,7 тыс. чел. В то время как собственно само население Москвы выросло всего в 2 раза с небольшим, с 1 млн. 618 тыс. до 3 млн. 663 тыс.[51]

Свою роль в усилении представителей иных национальностей (в том числе и евреев) в госаппарате сыграла национальная доктрина Советского государства, существовавшая до середины 1930-х гг. Эта доктрина основывалась на предположении, что «…существовало исторически сложившееся, унаследованное от царизма неравенство в положении национальных окраин (в том числе и еврейского населения, – М. Т., В. 3.) по сравнению с русской метрополией, и поэтому русские находились в долгу перед другими этническими группами за бывшее угнетение»[52].

Все эти обстоятельства, несомненно, оказывали свое влияние на численность евреев в государственных структурах власти.

Для объективной оценки желательно было бы сравнить процент евреев среди высшего начальствующего состава НКВД СССР с процентом евреев среди высшего партийного и хозяйственного руководства СССР и командования РККА и ВМФ на период 1935–1938 гг. К сожалению, подобная оценка социального состава советской номенклатуры ещё ожидает своего исследователя. Пока же мы можем сравнить только процентный состав руководства НКВД УССР с процентным составом высшего партийного руководства республики. Из 102 членов и кандидатов в члены ЦК КП(б)У, избранных в мае 1937 г., евреев было 19 человек (18,63 %)[53].

Мы также располагаем статистикой по партийному руководству страны. Так, из 139 членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б) (избранных на XVII партийном съезде) евреями были 24 человека (или 17,27 % от общего числа). Обошли евреев только русские, их было 72 человека (или 51,8 %). Представители же других национальных групп значительно отстали: украинцы – 13 человек, латыши – 8 человек, грузины – 6 человек, поляки – 4 человека, армяне – 3 человека, белорусы – 3 человека, азербайджанцы – 2 человека, литовцы – 2 человека, узбеки и казахи – по 1 человеку[54].

Составить полный список руководящего состава всех территориальных УНКВД в настоящее время не представляется возможным, нам удалось это сделать лишь по трем областям: Куйбышевской, Ленинградской и Харьковской. Фамилии чекистов-евреев в данных списках выделены жирным шрифтом.


Руководящий состав УНКВД по Куйбышевскому краю (области) в октябре 1936 – ноябре 1938 гг.

Начальники УНКВД: Ф. А. Леонюк (20.03.1935-09.01.1937), И. П. Попашенко (09.01.1937-01.10.1937), В.П.Журавлёв (01.10.1937-23.02.1938), И. Я. Бочаров (23.02.1938-30.12.1938).

Заместители начальника УНКВД: Р. К. Нельке (16.01.1935-31.08.1937), И.Я.Бочаров(19.10.1937-23.02.1938),Н.А.Деткин (31.05.1938-20.01.1939), М. А. Гладков (08.05.1938-05.04.1939).

Помощники начальника УНКВД: М. В. Рогожин (17.12.1936-05.06.1937), М. В. Коробицын (21.10.1937-19.10.1938), В. А. Мартынов (01.11.1938-11.04.1939).

Начальники Оперода – 2-го отдела УГБ УНКВД: И. А. Сурдис (01.06.1936-23.12.1936), Г. И. Родимов (23.12.1936-07.01.1937), М. К. Морской (07.01.1937-16.02.1937), С. Н. Михайлов (16.02.1937-01.04.1939).

Начальники ЭКО УГБ УНКВД: С. Л. Римский (25.09.1936-01.01.1937).

Начальники КРО – 3-го отделаУГБ УНКВД: Я. С. Каменев (01.01.1937-25.04.1937), М. И. Клейман (25.04.1937-13.06.1938), А. Н. Печенкин (13.06.1938-22.05.1939).

Начальники СПО – 4-го отдела УГБ УНКВД: М. В. Рогожин (07.03.1936-05.06.1937), Н. А. Деткин (06.06.1937-31.05.1938), А. В. Коган (31.05.1938-24.04.1939).

Начальники ОО – 5-го отдела УГБ УНКВД и ОО ГУГБ НКВД Приволжского ВО: Ф. А. Леонюк (20.03.1935-09.01.1937), И. П. Попашенко (09.01.1937-03.08.1937), Л. П. Жданов (03.08.1937-10.08.1937), М. М. Хомяков (10.08.1937-11.12.1937), А. Н. Павловский (11.12.1937-04.09.1938).

Начальники ТО – 6-го отдела УГБ УНКВД: Г. И. Иванов (15.07.1934-08.10.1936), И. С. Веселов (08.10.1936-27.07.1937).

Начальники УАО – 8-го отдела УГБ УНКВД: Г. И. Родимов (10.08.1935-23.12.1936), В. А. Брадлей (23.12.1936-07.01.1937),С. С.Бушуев (20.02.1937-20.07.1937), Е. И. Воскресенский (20.07.1937-28.03.1939).

Начальники 9-го (специального) отделения УГБ УНКВД: А. И. Крунт (23.05.1936-15.11.1937), И. П. Малков (15.11.1937-16.04.1938), А. И. Зотов (16.04.1938-01.04.1939).

Начальники 11-го (водного) отдела УГБ УНКВД: С. А. Краевой-Нахалов (01.10.1937-04.1939).

Начальник 12-го отдела (оперативной техники) УГБ УНКВД: М. С. Матусевич (01.01.1938–1939).

Начальники отдела мест заключения УНКВД: М. А. Второв (28.07.1935-01.10.1937), А. Л. Конторович (01.10.1937-25.11.1937), Я. Я. Витол (25.11.1937-01.02.1939).

Начальники отдела кадров УНКВД: М. И. Рубинштейн (17.10.1934-31.12.1936),Г. Д.Ламин (31.12.1936-23.03.1937),В. А. Мартынов (23.03.1937-01.11.1938), Я. К. Машков (01.11.1938-08.02.1939).

Начальники УРКМ УНКВД: В. Н. Суржанинов (01.09.1934-10.10.1936), А. Ю. Эглит (10.10.1936-10.12.1936), И. Е. Жуков (10.12.1936-08.06.1938), М. А. Гладков (08.05.1938-05.04.1939) (одновременно (за исключением – М. А. Гладкова) являлись помощниками начальника УНКВД (по милиции)).


Руководящий состав УНКВД по Ленинградской области в октябре 1936 – ноябре 1938 гг.

Начальники УНКВД: Л. М. Заковский (10.12.1934-20.1.1938), М. И. Литвин (20.01.1938-10.11.1938).

Заместители начальника УНКВД: Н. Г. Николаев-Журид (04.01.1935-28.11.1936), В. Н. Гарин (08.12.1936-16.06.1938); Н. Е. Шапиро-Дайховский (07.07.1937-28.03.1938), М. Я. Состе (07.07.1937-01.05.1938), A. М. Хатаневер (31.07.1938-17.11.1938).

Помощники начальника УНКВД: С. Г. Жупахин (01.01.1935 -05.04.1937), B. Я. Бирн (19.09.1936-17.02.1938), М. А. Волков (Вайнер) (14.12.1936-07.04.1937), Н. Е. Шапиро-Дайховский (14.12.1936-07.07.1937), Г. А. Киракозов (14.04.1937-23.08.1938),М. Я. Состе (16.04.1937-07.07.1937), А. М. Хатаневер (09.05.1938-31.07.1938), В. А. Скурихин (31.07.1938-13.08.1938).

Начальники 1-го отдела (охраны руководства области) УГБ УНКВД: Ф. В. Рогов (13.03.1937-25.09.1937), Н. А. Фидельман (09.1937-11.1938).

Начальники 2-го (оперативного) отдела УГБ УНКВД: М. С. Алёхин (22.12.1934-13.03.1937), В. И. Бойцов (13.03.1937-29.09.1938).

Начальники ЭКО УГБ УНКВД: М. А. Волков (Вайнер) (28.09.1935-14.12.1936).

Начальники 3-го (КРО) отдела УГБ УНКВД: Н. Е. Шапиро-Дайховский (14.12.1936-07.07.1937), М. И. Мигберт (07.07.1937-29.07.1937) Я. Е. Перельмутер (29.07.1937-09.05.1938), Л. С. Альтман (09.05.1938-16.11.1938).

Начальники 4-го (СПО) отдела УГБ УНКВД: Г. А. Лупекин (09.02.1935-14.12.1936),П. А. Коркин (14.12.1936-20.07.1937),Г. Г. Карпов (29.07.1937-09.05.1938), К. Б. Гейман (09.05.1938-21.11.1938).

Начальники 5-го (ОО) отдела УГБ УНКВД: Н. Е. Шапиро-Дайховский(17.11.1935-14.12.1936), Я. Е. Перельмутер (14.12.1936-29.07.1937), В.С.Никонович (29.07.1937-01.05.1938),Я. Е. Перельмутер (09.05.1938-13.06.1938), К. А. Самохвалов (14.06.1938-05.08.1939).

Начальники 6-го (ТО) отдела УГБ УНКВД: М. Л. Рошаль (04.06.1935-13.03. 1937), М. И. Брозголь (13.03.1937-27.07.1937).

Начальники 8-го (УАО) отдела УГБ УНКВД: М. А. Егоров (?-16.04.1938), В. А. Скурихин (16.04.1938-31.07.1938).

Начальники 9-го (специального) отделения УГБ УНКВД: Н. П. Кучинский (1935-14.12.1936), И. А. Новик (14.12.1936-16.04.1938), М. А. Егоров (16.04.1938–1938).

Начальники 11-го (водного) отдела УГБ УНКВД: П. Ю. Утикас (29.07.1937-8.09.1937), М. И. Мигберт (08.09.1937-26.03.1938), Л. С. Альтман (26.03.1938-09.05.1938), Н. М. Лернер (09.05.1938-31.07.1938).

Начальники 12-го отдела (оперативной техники) УГБ УНКВД: М. Л. Рошаль (08.09.1937-28.06.1938).

Начальники отдела мест заключения УГБ УНКВД: К. Я. Дукис (22.12.1934-27.06.1938), С. Г. Южный (27.06.1938-05.1939).

Начальники 7-го (обслуживание оборонной промышленности) отдела 1-го Управления УНКВД: Н. М. Лернер (31.07.1938–1938).

Начальники 8-го (обслуживание промышленности) отдела 1-го Управления УНКВД: А. К. Вяткин (31.07.1938–1938).

Начальники 9-го (сельскохозяйственного) отдела 1-го Управления УНКВД: Я. А. Гозин (31.07.1938-19.12.1938).

Начальники отдела кадров УНКВД: Ф. В. Рогов (03.01.1935 -13.03.1937), М. Л. Рошаль (13.03.1937-08.09.1937), И.А. Болдырев (29.12.1937-09.05.1938), А. К. Вяткин (09.05.1938-31.07.1938).

Начальники УРКМ УНКВД: С. Г. Жупахин (07.10.1934-05.04.1937), Г.А.Киракозов (14.04.1937-23.08.1938),В.И.Бойцов (29.09.1938-23.04.1939) (одновременно – помощники начальника УНКВД (по милиции)).


Руководящий состав УНКВД по Харьковской области в октябре 1936 г. – ноябре 1938 г.

Начальники УНКВД: К. М. Карлсон (10.07.1934-17.10.1936), С. С. Мазо (17.10.1936-04.07.1937), И. Б. Шумский (05.07.1937-05.08.1937), Л. И. Рейхман (06.08.1937-06.03.1938), А. М. Симхович (06.03.1938-16.03.1938), Г. Г. Телешев (16.03.1938-30.04.1938), Д. А. Перцов (01.05.1938-19.05.1938), Г. М. Кобызев (20.05.1938-13.01.1939).

Заместители начальника УНКВД: Я. 3. Каминский (28.08.1934-

17.03.1937), И. Б. Шумский (02.06.1936-05.07.1937), Г. А. Клювгант-Гришин (25.03.1937-06.1937), А. М. Симхович (1937-06.03.1938,16.03.1938-20.04.1938), Д. А. Перцов (04.04.1938-30.04.1938,19.05.1938-07.1938). Помощники начальника УНКВД: Я. А. Пан (1936-07.12.1937), В. А. Дёмин (26.05.1938-02.1941).

Начальники 2-го (оперативного) отдела УГБ УНКВД: С. А. Ольшанский (22.07.1936-04.08.1937), П. Я. Петров-Шейхет (04.08.1937-14.08.1937), Л. А. Чернов (15.08.1937-23.07.1938), В. П. Коропов (31.07.1938-08.1938). Начальники ЭКО УГБ УНКВД: Л. С. Арров (26.07.1934-03.01.1937). Начальники 3-го (КРО) отдела УГБ УНКВД: Л. С. Арров (03.01.1937-07.1937), Д. И. Торнуев (07.1937-15.08.1937), И. Б. Фишер (15.08.1937-01.10.1937), Д. И. Торнуев (01.10.1937-14.01.1938), И. А. Шапиро (14.01.1938-07.03.1938), П. И. Барбаров (07.03.1938-19.04.1938).

Начальники 4-го (СПО) отдела УГБ УНКВД: М. И. Говлич (11.08.1934-03.01.1937), Я. Т. Якушев (03.01.1937-08.08.1937), Л. Н. Ширин (08.08.1937-15.08.1937), А. М. Симхович (15.08.1937-06.03.1938), Ф. С. Федоров-Берков (06.03.1938-16.03.1938), А. М. Симхович (16.03.1938-20.04.1938), Б. К. Фрей (20.04.1938-09.06.1938), С. А. Гинесин (09.06.1938-05.06.1939).

Начальники 5-го (00) отдела УГБ УНКВД и ОО ГУГБ НКВД Харьковского ВО: И. Б. Шумский (02.06.1936-05.07.1937), А. Я. Санин-Затурян-ский (05.07.1937-04.08.1937),А. Д.Тышковский (04.08.1937-15.08.1937), В.Л.Писарев-Фукс(15.08.1937-01.11.1937), А. Д.Тышковский (01.11.1937-28.05.1938), Г. А. Хатёмкин (28.05.1938-13.07.1938).

Начальники 6-го (ТО) отдела УГБ УНКВД: А. С. Глуховцев (16.06.1935-04.08.1937), Д. С. Леопольд-Ройтман (04.08.1937-19.08.1937).

Начальники 8-го (УАО) отдела УГБ УНКВД: А. С. Шилин (10.07.1934-20.10.1937), М. Д. Шошин (20.10.1937-31.12.1937), Г. В. Шепеленко (31.12.1937-21.05.1938), Г. М. Николашкин (21.05.1938-08.1938).

Начальники 9-го (специального) отделения УГБ УНКВД: Г. М. Николашкин (10.07.1934-21.05.1938), Г. В. Шепеленко (21.05.1938-08.1938).

Начальники 11-го (водного) отдела УГБ УНКВД: А. К. Шубин (01.09.1937-15.09.1938).

Начальники 12-го отдела (отдел оперативной техники) УГБ УНКВД: М. Р. Штаркман (12.01.1938-08.1938).

Начальники 6-го отдела (обслуживание милиции, военизированных организаций, пожарной охраны, спортивных организаций) 1-го Управления УНКВД: А. Ф. Решетнёв (02.08.1938-01.1939).

Начальники 7-го (обслуживание оборонной промышленности) отдела 1-го Управления УНКВД: Г. Д. Переволочанский (07.10.1938-01.1939).

Начальники 8-го (обслуживание промышленности) отдела 1-го Управления УНКВД: И. И. Крюков (08.1938-10.1938), А. И. Кудринский (05.10.1938-01.1939).

Начальники 9-го (сельскохозяйственного) отдела 1-го Управления УНКВД: А. П. Копаев (08.1938-12.1938).

Начальники 1-го спецотдела УНКВД: Г. М. Николашкин (08.1938-02.1941).

Начальники 2-го спецотдела УНКВД: М. Р. Штаркман (08.1938-02.1941). Начальники 3-го спецотдела УНКВД: В. П. Коропов (08.1938–1939).

Начальники отдела мест заключения: М. И. Воевода (11.02.1936-28.04.1938), Б. Р. Нечаевский (04.1938-05.1938), А. Д. Тышковский (28.05.1938–1939).

Начальники отдела кадров УНКВД: А. И. Марусинов-Бернштейн (08.10.1934-31.07.1937),М. Л. Мишин (31.07.1937-02.08.1938),И. А. Кейс (02.08.1938–1939).

Начальники УРКМ УНКВД: Л. М. Беркович (23.10.1934-05.1937), Д. М. Давыдов-Малышкевич (07.05.1937-27.07.1937), В. А. Дроздов (27.07.1937-19.03.1938), Л. М. Морозов (04.05.1938–1941).


Теперь полученные результаты сведём в таблицу.


Таблица 3 – Руководящий состав УНКВД по Куйбышевской, Ленинградской и Харьковской областям


Таблица 4 – Оперативный состав 3-го и 5-го отделов УГБ УНКВД по Харьковской области в июле 1937 г.


Интересно было исследовать национальный состав всех оперативных сотрудников региональных УНКВД. К сожалению, нам удалось проанализировать национальный состав личного состава только 3-го (КРО) и 5-го (00) отделов УГБ УНКВД по Харьковской области в июле 1937 г. Подробными списками по другим оперативным отделам, в том числе и по иным регионам (помимо Харьковской области) авторы не располагают.

3-й отдел УГБ УНКВД: начальник отдела – Л. С. Арров; заместитель начальника отдела – Д. И. Торнуев; помощник начальника отдела – Б. А. Полищук; секретарь отдела – В. Р. Строева; начальники отделений – А. Д. Тышковский, П. И. Барбаров, Е. В. Олевич, Н. П. Погребной, И. П. Авдеев, С. П. Марченко, Г. М. Дрешер, Р. Н. Айзенберг, Б. И. Колкер, Д. А. Медведовский, помощники начальников отделения – С. С. Резников, И. С. Кульчицкий; оперуполномоченные – И. Н. Янкилович, Н. Г. Шкляров, М. Н. Яковенко, Д. О. Михилевич, Е. С. Маслов, Л. Б. Коган, И. И. Батурин-Гончаренко, М. У. Кузнецов, Л. Г. Добровольский, М. Б. Дондыш, В. Е. Баша, А. Н. Бурксер, А. В. Решетнёв, И. М. Бутовский, И. С. Весёлый-Брохин, М. И. Братштейн, П. Т. Павлюк, Е. Д. Донцов-Кусков, Я. Е. Коротков, И. П. Карагодин, В. Я. Иоселевич; помощники оперуполномоченного – С. И. Шехтер, М. А. Шалит, Г. А. Попов, В. Е. Кривун, Б. Л. Файнштейн, Е. Р. Бродская, М. И. Тесленко, М. Д. Сысоева.

5-й отдел УГБ УНКВД: начальник отдела – И. Б. Шумский, заместитель начальника отдела – А. Я. Санин-Затурянский, секретарь отдела – М. С. Миньков, начальники отделений – П. 3. Примаков, 3. И. Щеголевский, А. О. Степановский, М. Ш. Ландри, А. А. Пандорин, помощник начальника отделения – А. А. Берестнев, оперуполномоченные – С. 3. Арсеньев-Стукалов, А. П. Мещеряков, И. Г. Денисов, И. Е. Дроздов, П. Г. Онищук, В. А. Толстой, А. И. Шеламков, Д. Е. Цырлин, И. И. Спирин, полковые оперуполномоченные – 3. Г. Миськов, И. А. Шульженко, М. И. Кабинов, Л. А. Тищенко, Щеглов, 3. Е. Боднич, Г. С. Якушев, В. П. Панахно, Б. В. Рыцлин, А. М. Скляров, А. А. Лихтарёв, И. М. Смирнов, Б. Г. Фадеев, И. А. Файнберг.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 октября 1935 г. «О специальных званиях начальствующего состава Главного управления государственной безопасности НКВД Союза ССР» были установлены спецзвания: сержант государственной безопасности (далее – ГБ); младший лейтенант ГБ; лейтенант ГБ; старший лейтенант ГБ; капитан ГБ; майор ГБ; старший майор ГБ; комиссар ГБ 3-го ранга; комиссар ГБ 2-го ранга; комиссар ГБ 1-го ранга[55]. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 26 ноября 1935 г. было введено звание генерального комиссара государственной безопасности, которое присвоили наркому внутренних дел СССР Г. Г. Ягоде[56].

Сравнивая персональные звания начальствующего состава ГУГБ и командного состава Рабоче-Крестьянской Красной Армии (общеармейские звания в НКВД СССР носили сотрудники Главного управления пограничной и внутренней охраны), можно отметить, что при одинаковом количестве позиций (одиннадцать) эти звания заметно отличались между собой (см. таблицу 5). Из специальных званий начальствующего состава ГУГБ сержантами в армейской практике дореволюционного прошлого были военнослужащие, принадлежащие к младшему командному составу. Званиям лейтенанта, старшего лейтенанта, капитана и майора ГБ приписывался более высокий ранг, чем соответствующим званиям в Красной Армии.


Таблица 5 – Звания начальствующего состава ГУГБ НКВД СССР, ГУПВО НКВД СССР и РККА


К категории высшего начальствующего состава руководством НКВД СССР относились звания от майора ГБ и выше. Проанализируем национальный состав сотрудников НКВД СССР, получивших эти звания в 1935–1938 гг.

Звание генерального комиссара государственной безопасности в 1935–1938 гг. было присвоено 2-м сотрудникам: Г. Г. Ягоде и Н. И. Ежову, один из них (50 %) был евреем, а один (50 %) русским.

Звание комиссара ГБ 1-го ранга в 1935–1938 гг. было присвоено 8 чел.: Я. С. Агранову, В. А. Балицкому, Т. Д. Дерибасу, Л. М. Заковскому, Г. Е. Прокофьеву, С. Ф. Реденсу[57]; Г. И. Благонравову и Л. П. Берия. Из них 3 чел. (37,5 %) были русскими, 1 (12,5 %) – грузином, 1 (12,5 %) – евреем, 1 (12,5 %) – латышом, 1 (12,5 %) – поляком, 1 (12,5 %) – украинцем.

Звание комиссара ГБ 2-го ранга в 1935–1938 гг. получили 13 чел.: Л. Н. Бельский, М. И. Гай, С. А. Гоглидзе, Л. Б. Залин, К. М. Карлсон, 3. Б. Кацнельсон, И. М. Леплевский, Л. Г. Миронов, Г. А. Молчанов, К. В. Паукер, Р. А. Пилляр, А. А. Слуцкий, А. М. Шанин[58]. Из них 8 чел. (61,54 %) были евреями; 2 чел. (15,4 %) – русскими, 1 чел. (7,7 %) – грузином, 1 чел. (7.7 %) – латышом, 1 чел. (7,7 %) – поляком.

Звание комиссара ГБ 3-го ранга в 1935–1938 гг. получили 32 чел. (поименный список: см. приложение – Комиссары ГБ 3-го ранга). По национальному составу они распределись следующим образом: евреи – 17 чел. (53,13 %), русские – 6 чел. (18,75 %), украинцы – 2 чел. (6,25 %), грузины – 2 чел. (6,25 %), латыши – 2 чел. (6,25 %), армяне – 1 чел. (3,12 %), белорусы – 1 чел. (3,12 %), поляки – 1 чел. (3,12 %).

Звание старшего майора ГБ в 1935–1938 гг. было присвоено 78 чел. (см. приложение – Старшие майоры ГБ). Из числа старших майоров ГБ евреями были – 38 чел. (48,71 %); русскими – 17 чел. (21, 82 %), латышами – 5 чел. (6,41 %), украинцами – 5 чел. (6,41 %), грузинами – 5 чел. (6,41 %), белорусами – 4 чел. (5,12 %), армянами – 2 чел. (2,56 %), поляками – 2 чел. (2, 56 %).

В период с ноября 1935 по декабрь 1938 гг. звание майора ГБ получили 200 чел. (см. приложение – Майоры ГБ). Из них евреи – 75 чел. (37,5 %), русские – 73 чел. (36,5 %), латыши – 11 чел. (5,5 %), украинцы – 11 чел. (5,5 %), грузины – 10 чел. (5 %), армяне – 7 чел. (3,5 %), белорусы – 6 чел. (3 %), немцы – 3 чел. (1,5 %), венгры – 2 чел. (1 %), поляки – 1 чел. (0,5 %), эстонцы – 1 чел. (0,5 %),

Подводя общие итоги, за период с ноября 1935 по декабрь 1938 гг. по нашим подсчетам высшие специальные звания ГУГБ НКВД СССР получили 305 чел., из них:


Таблица 6 – Национальный состав высшего начальствующего состава НКВД СССР в 1935–1938 гг.


Евреи среди высшего начальствующего состава НКВД СССР: социально-статистический анализ

Проведем социально-статистический анализ евреев, получивших в 1935–1938 гг. звания высшего начальствующего состава ГУГБ НКВД. Для статистического анализа были выбраны биографические данные 126 сотрудников еврейской национальности, которым в 1935–1938 гг. были присвоены спецзвания от майора ГБ и выше. Это были наиболее квалифицированные и заслуженные чекисты, вынесшие основную «тяжесть» «Большого террора», и впоследствии в большинстве своем превратившиеся в объект кровавых ежовско-бериевских чисток органов НКВД.

Круг социальных показателей авторы вынуждены были ограничить теми формальными сведениями, которые были найдены в служебных карточках, архивных личных и уголовных делах, а также в партийных документах (личные и персональные дела членов ВКП(б), учетные (регистрационные) карточки (бланки)). К ним относятся: год и место рождения, социальное происхождение, образование, гражданская профессия (до поступления на службу в органы госбезопасности), партийный стаж, возраст вступления в партию, пребывание в других партиях, чекистский стаж, время поступления на службу в органы ВЧК-ОГПУ-НКВД, место работы, с которой был направлен в органы госбезопасности. К сожалению, не по всем выбранным показателям нам удалось обнаружить исчерпывающие данные, однако это существенно не влияет на точность статистического метода.

Год рождения. Анализируя имеющиеся в нашем распоряжение сведения, мы получили следующую картину: 1883 г. – 1 чел. (0,79 %); 1888 г.-4 чел. (3,17 %); 1889 г.-4 чел. (3,17 %); 1890 г.-2 чел. (1,59 %); 1891 г. – 3 чел. (2,38 %); 1892 г. – 5 чел. (3,97 %); 1893 г. – 3 чел. (2,38 %); 1894 г. – 6 чел. (4,76 %); 1895 г. – 9 чел. (7,14 %); 1896 г. – 8 чел. (6,35 %); 1897 г. -13 чел. (10,32 %); 1898 г, – 11 чел. (8,73 %); 1899 г. -12 чел. (9,52 %); 1900 г. -11 чел. (8,73 %); 1901 г. -9 чел. (7,14 %); 1902 г. -13 чел. (10,32 %); 1903 г. – 5 чел. (3,97 %); 1904 г. – 3 чел. (2,38 %); 1905 г. -4 чел. (3,17 %).

Обработав эти данные и сведя их в возрастные группы, взяв за точку отчета 1937 г. мы имеем следующие результаты:


Таблица 7 – Возраст


В итоге мы видим, что подавляющее большинство сотрудников были людьми среднего возраста, и это, на наш взгляд, создавало определённые трудности для карьерного роста их подчиненным. Ведь лицам начальствующего состава до выхода на «заслуженный отдых» оставалось 10–15 лет, т. е., в органах госбезопасности практически не было лиц пенсионного и предпенсионного возраста. А как же карьерный рост молодёжи, пришедшей в органы госбезопасности в конце 1920-х – начале 1930-х гг.? При естественном ходе вещей им пришлось бы долго ждать, прежде чем они смогут попасть на руководящую должность. Тут и возникало противоречие, которое хорошо понимал И. В. Сталин, умело использовавший эту ситуацию во время «Большого террора». В создавшемся положении беспринципные карьеристы не только слепо выполняли вышестоящие приказы, но и расчищали себе путь наверх.

Необходимо заметить, что выяснить точную дату рождения чекиста затруднительно даже на основании его личных документов. Так, в архивном личном деле И. М. Леплевского фигурируют не две, а даже три даты рождения. В его машинописной автобиографии указан 1895 г. и отмечено «отец мой, боясь репрессий за мою принадлежность к партии (Бунду, – М. Т., В. 3.), пользуясь тем, что все документы, доказывающие мой возраст, погорели, и желая как можно быстрее избавиться от грозящей из-за меня опасности, вошёл в какую-то сделку с местным военным руководством, при воздействии которого я был помещён в число призываемых в 1893 году, тем более что по внешнему виду я подходил»; в аттестации – 1896 г., а в «Послужном списке сотрудника ГПУ» и в наградном листе – 1894 г.[59]. Не проясняют ситуацию и другие его личные документы. В анкете члена Всеукраинского ЦИК он собственноручно указал дату своего рождения как 1894 г.[60], в регистрационном бланке члена ВКП(б) образца 1936 г. – 1896 г.[61]. В архивном уголовном деле И. М. Леплевского датой рождения указан 1894 г.[62]. Разные даты рождения – 1893 г. и 1897 г. – фигурируют и в архивном личном деле А. А. Арнольдова-Кессельмана[63].

Неправильно указывали свою дату рождения и другие чекисты, например, капитаны ГБ А. М. Берман, Г. И. Гришин-Шенкман, Н. Л. Рубинштейн и А. Я. Санин-Затурянский, чьи биографии помещены в данном справочнике. Но выяснилось это лишь после их ареста. Бывший особоуполномоченный НКВД УССР Н. Л. Рубинштейн, будучи арестованным, признался в том, что приписал себе семь лет из «мальчишеских убеждений»[64]. В августе 1919 г. он возглавлял комиссию по проведению «красного террора» в Киеве[65], причем по воспоминаниям сослуживцев лично приводил приговоры в исполнение[66]. Арестованный заместитель начальника АХУ НКВД УССР А. М. Берман показал, что приписал себе четыре года для того, «чтобы поступить в Красную Армию»[67]. Другой арестованный – заместитель начальника 3-го (КРО) отдела УГБ НКВД УССР Г. И. Гришин-Шенкман, тоже приписавший себе 4 года, уверял, что сделал это, «чтоб работать на оперработе»[68], а бывший заместитель начальника ОО ГУГБ НКВД Харьковского ВО А. Я. Санин-Затурянский «списал» себе 3 года, освободившись из сталинских лагерей[69].

Разночтения в годе рождения имеются и у заместителя начальника УНКВД по Ленинградской области Н. Е. Шапиро-Дайховского. Так, в материалах его архивного личного дела указано, что он родился в 1901 г., в то же время в автобиографии сам Шапиро-Дайховский пишет: «По наружному виду определен Витебским военкоматом в 1922 г. как родившийся в 1899 г.»[70].

Место рождения. По месту рождения данные распределились следующим образом. На территории современной Российской Федерации родилось 13 чел. (10,32 %): в Енисейской губернии – 3 чел. (2,38 %), в Иркутской губернии – 2 чел. (1,59 %), в Санкт-Петербурге – 3 чел. (2,38 %), в Ставропольской губернии – 1 чел. (0,79 %), в Новгородской губернии – 1 чел. (0,79 %), в Томской губернии – 1 чел. (0,79 %), в Ярославской губернии – 2 чел. (1,59 %).

75 чел. (58,73 %) родились на территории современной Украины. Так, в Волынской губернии родились 5 чел. (3,97 %), в Екатеринославской губернии – 10 чел. (7,94 %), в Киевской губернии – 12 чел. (9,53 %), в Подольской губернии – 4 чел. (3,17 %), в Полтавской губернии – 7 чел. (5,56 %), в Таврической губернии – 4 чел. (3,17 %), в Харьковской губернии – 3 чел. (2,38 %), в Херсонской губернии – 22 чел. (17,46 %) и 12 чел. (9,53 %) из них родились в Одессе, в Черниговской губернии – 7 чел. (5,56 %).

На территории современной Республики Беларусь родились 24 чел. (19,05 %): в Витебской губернии – 5 чел. (3,97 %), в Гродненской губернии – 4 чел. (3,17 %), в Минской губернии – 10 чел. (7,94 %), в Могилёвской губернии – 4 чел. (3,17 %), точно не указано – 1 чел. (0,79 %).

Еще 4 чел. (3,17 %) родились на территории современной Латвии: 2 чел. (1,59 %) – в Курляндской губернии, 2 чел. (1,59 %) – в Лифляндской губернии.

Уроженцами территории современной Литовской Республики оказались 4 чел. (3,17 %), все они родились в Виленской губернии. 1 чел. (0,79 %) родился на территории современного Азербайджана (в г. Баку), 1 чел. (0,79 %) – на территории современной Молдавии – в Бессарабской губернии; 1 чел. (0,79 %) – на территории современной Польши, входившей на тот период в состав Российской империи. 3 чел. (2,38 %) родились за границей – в Австро-Венгрии. Отсутствуют данные о месте рождения одного чел. (0,79 %).

Как мы видим, подавляющее число чекистов-евреев – 111 чел. (88,09 %) родились в т. н. черте постоянной еврейской оседлости. По законам Российской Империи черта оседлости охватывала специально оговоренные населённые пункты городского типа (местечки, так как проживание еврейского населения в сельской местности также находилось под запретом) большей части Царства Польского, Литвы, Белоруссии, Бессарабии, а также части территории современной Украины, соответствующей южным губерниям Российской империи.

Само существование черты оседлости являлось результатом притеснения еврейского населения, выражавшегося не только в запрете свободно жить и перемешаться по всей территории Российского государства, но и в ограничении экономических прав, в продвижении по социальной лестнице, «делании» карьеры и т. д. Подобная государственная политика часто толкала евреев в лоно самой радикальной оппозиции существующему строю[71].

Многие видные партийные и государственные деятели Советского Союза подчеркивали, что именно религиозный и национальный гнет со стороны царского правительства привел их в революцию. Так, в своей публичной автобиографии С. И. Гусев (Драбкин) писал, что «четырёх лет от роду был на улице избит, как „жид“, мальчишками. Это было первым поводом к недовольству существующим строем»[72]. А. А. Сольц (член Президиума ЦКК РКП(б)), которого часто называли «совестью партии», подчеркивал, что с юности он был «весьма оппозиционно настроен к властям предержащим. Источником этой оппозиционности, было, несомненно, моё еврейство»[73]. Свою роль в росте радикализма в среде еврейского населения сыграли еврейские погромы конца XIX века и масштабные антисемитские выступления, охватившие черту еврейской оседлости в период 1900-х гг.

Тут следует отметить еще одну особенность, о которой писал С. Я. Лурье в своем труде «Антисемитизм в Древнем мире», и она заключалась в том, что евреи во все времена являлись своего рода «антигосударственным бродильным элементом»[74]. В царской России действия этого «бродильного элемента» были значительно усилены существованием серьезных ограничений в политической, социальной и экономической жизни, а также и еврейскими погромами.

Изучая архивные документы, мы можем констатировать тот факт, что в довоенные годы в СССР евреи, как правило, свою национальность не скрывали. Были, конечно, случаи, когда лица, рожденные от смешанных браков, в соответствии с существующим законодательством могли выбирать себе национальность одного из родителей. Так, старший майор ГБ В. Р. Домбровский выбрал национальность отца – поляк, хотя его мать была еврейкой[75].

Аналогичная ситуация была и с майором ГБ А. Р. Строминым-Строевым (Геллером). Его отец Роберт Геллер, по национальности – немец, член РКП(б) погиб в ходе боев за г. Екатеринослав, а мать – Геллер Любовь Абрамовна – еврейка, умерла в 1921 г. Во всех служебных и партийных документах в графе национальность А. Р. Стромин-Строев писал – немец[76].

Одним из немногих документально установленных нами случаев сокрытия чекистами своей еврейской национальности является случай с бывшим начальником УНКВД по Одесской области старшим майором ГБ А. Б. Розановым. На вопрос следователя: «Какие неправильные данные Вы сообщили о себе в своей автобиографии?», он ответил: «Во всех моих служебных и партийных документах я значусь как Розанов Александр Борисович, русский. Настоящая моя фамилия Розенбарт, имя – Абрам. Я еврей. Изменил я имя и фамилию в 1918 году, работая у Уполномоченного ЦК КП(б)У – Семена Шварца. Изменил я с санкции Шварца и пред. Курской Губ. ЧК Каминского. Последний мне оформил переписку фамилии. Национальность „русский" я стал о себе писать позже. Во всех позднейших документах я стал указывать только – „Розанов Александр Борисович, русский", сообщая, что другой фамилии не имел. Делал я это из чувства ложного стыда, но не из желания скрыть национальность». К сожалению, память подводит Розанова. Так, в некоторых документах, например, анкете делегата XI съезда КП(б)У, он собственноручно записался украинцем[77].

Интересно, что после ареста Розанова его личный порученец П.Таращанский подал рапорт о том, что супруга его бывшего начальника М. И. Розанова «…проявляла антисемитизм, всячески кривляясь над моей национальностью»[78]. Однако данное заявление вряд ли соответствует действительности, ибо старший брат М. И. Розановой – С. И. Литвинов – погиб в 1918 г., защищая еврейскую семью от погрома[79].

Не избежал обвинений в антисемитизме от своих бывших коллег и начальник АХУ НКВД УССР майор ГБ С. М. Циклис, отец которого был евреем, а мать украинкой. В 1937 г. его бывший сослуживец А. И. Броневой подал заявление о том, что Циклис, будучи царским офицером, избивал солдат-евреев. Проверка это обвинение не подтвердила[80].

Читатели обратят внимание на тот факт, что в биографических справках ряда чекистов имеются разночтения в месте рождения. Как правило, многие приписывали себе рождение в крупных городах. Отказываясь от своей провинциальной малой Родины, чекисты, как и многие советские номенклатурные работники, таким образом, стремились, прежде всего, подчеркнуть своё пролетарское происхождение. Даже Н. И. Ежов, везде указывающий своим местом рождения Санкт-Петербург, вероятней всего являлся уроженцем Мариампольского уезда Сувалкской губернии[81].

Социальное происхождение. Один из мифов, крепко засевших в представлении большинства, гласит, что советские органы госбезопасности носили пролетарский характер. При этом утверждается, что, являясь щитом и мечом диктатуры пролетариата, они могли априори формироваться исключительно по классовым принципам. Между тем, реальная ситуация в данном вопросе совершенно иная.

Лишь у 10 евреев-чекистов (7,93 %) отцы были рабочими. При этом профессиональная принадлежность родителей распределилась следующим образом: 2 чел. (1,59 %) происходили из семьи печатников, 1 чел. (0,79 %) – из семьи чернорабочего, а конкретизировать род деятельности остальных 7 чел. (5,55 %) так и не удалось.

Самой большой группой являлись выходцы из семей служащих – 52 чел. (41,26 %). В частности, 9 чел. (7,14 %) происходили из семьи приказчиков, 6 чел. (4,76 %) – из семьи учителей, 3 чел. (2,38 %) – врачей, и по 1 чел. (0,79 %) являлись выходцами из семей бухгалтера, журналиста, конторщика, подрядчика, приемщика и управляющего делами. Установить точную профессию родителей оставшихся 27 чел. (21,43 %) пока не представляется возможным, так как в архивных документах указано «из семьи служащего». Последующие 32 чел. (25,39 %) являлись выходцами из семей кустарей. Из них: сыновья ремесленника – 6 чел. (4,76 %), портного – 4 чел. (3,17 %), сапожника – 3 чел. (2,38 %); парикмахера, часовщика, шмуклера (позуметчика) – 2 чел. (1,59 %), по 1 чел. (0,79 %) из семьи бондаря, кожевника, кровельщика, маслобойщика, механика, резчика по камню и столяра.

Еще 21 чекист (16,66 %) происходил из семей торговцев, при этом: 16 чел. (12,69 %) являлись сыновьями мелких торговцев, 3 чел. (2,38 %) сыновьями купцов и 2 чел. (1,59 %) сыновьями комиссионеров.

Имелся и малочисленный слой представителей имущих классов. Родители 5 чел. (3,97 %) оказались владельцами собственных кирпичных заводов, 2 чел. (1,59 %) происходили из семей владельцев типографий, 1 чел.(0,79 %) – из семьи владельца мастерской; еще 3 чел. (2,38 %) были детьми мещан. Происхождение 4 чел. (или 3,17 %) авторам выяснить пока не удалось.

Подводя общий итог, мы видим, что доля выходцев из рабочих семей оказалась довольно скромной. Но могла ли реально существовать диктатура пролетариата в преимущественно аграрной стране? При том, что в еврейской среде основным занятием являлись мелкая торговля, оказание посреднических услуг, ремесло (преобладали портные, сапожники, скорняки, цирюльники, но были также столяры, плотники, токари, медники, кузнецы, пекари и т. д.), аренда у помещиков винокурен (производство водки), шинков, мельниц и пр. Ведь даже занятие сельским хозяйством для еврейского населения Российской Империи находилось под запретом. Собственно, вопрос о выходцах из среды пролетариата среди евреев-чекистов является вопросом риторическим, поскольку ответ на него напрашивается сам собой.

Необходимо отметить то обстоятельство, что в начале 1930-х гг. руководство ОГПУ СССР выдвинуло требование «о необходимости комплектования действующего состава [органов госбезопасности] главным образом за счет рабочих». Тем не менее, кадровые аппараты региональных органов ОГПУ констатировали: «Комплектование адмоперсостава проводилось главным образом за счет работников связи и технических работников (имеющих более или менее продолжительный чекстаж), а в этой категории работников % рабочих невысок»[82].

У авторов справочника не вызывает сомнения тот факт, что большинство наших т. н. респондентов (т. е. чекистов-евреев) в своих анкетах и автобиографиях «улучшали» личные социальные показатели в сторону пролетаризации, и даже несмотря на это их верхушка была мелкобуржуазной.

Одним из таких примеров являются данные о социальном происхождении В. А. Каруцкого (см. биосправку). В результате проверки деятельности его младшего брата Семена (также сотрудника НКВД – см. биосправку), проведенной в конце 1938 – начале 1939 гг., выяснилось, что отец братьев Каруцких был не приказчиком, как указывалось в документах, а до 1919 г. являлся владельцем частной столовой с применением рабочей силы от 1 до 3-х чел. Помимо этого ближайшие родственники Каруцких (братья отца) также были собственниками недвижимого имущества (какого в архивных документах не указано), а один из братьев отца перед революцией уехал на жительство в Харбин[83].

Другим примером являются показания арестованного бывшего заместителя начальника УНКВД по Краснодарскому краю М. Г. Сербинова: «Будучи сыном торговца (отец и мать имели бакалейную лавочку), я выдавал себя за рабочего. Я везде писал, что родился в гор. Москве. Это ложь. Я родился в Польше (г. Сейн (правильно – Сейны. – М. Т., В. 3.), Сувалковской губ.). Являясь евреем по национальности, а выдавал себя за русского (вернее, принявшего православие). Всё это я скрывал от партии и Советской власти, а также и от семьи, вплоть до моего ареста»[84].

Часто с подобным положением приходилось мириться, поскольку значительный процент большевистского руководства происходил из непролетарских слоёв. Ярким образцом является сам основатель ВЧК Ф. Э. Дзержинский, выходец хоть из обедневшего, но дворянского рода.

Архивные документы дают немало примеров того, как закрывались глаза на те или иные «темные» стороны биографий чекистов-евреев. Фактически свои прикрывали своих. По свидетельству бывшего сотрудника отдела кадров ГПУ УССР Г. Н. Шмушко (см. биосправку), его коллеги, «пересматривая дела, изымали компромат, в некоторые дела вкладывали справки за подписью Рубинштейна (особоуполномоченного ГПУ УССР – см. биосправку) „специальной проверке не подлежит". Начальник отделения отдела кадров ГПУ УССР Э. Н. Вяткин сообщал, что на нескольких лиц по два-три раза получали компрометирующие сведения, а в деле эти бумаги отсутствовали. Во время проведения аттестации Рубинштейн дал своё факсимиле и сказал: «Ставьте, пока не выдержит»[85].

Нам удалось разыскать подобную справку в личном деле майора ГБ Б. В. Козельского (см. биосправку).


«К личному делу № 1395

СПРАВКА

Согласно распоряжения нач. Админотдела ГПУ УССР тов. Козельский Б. В. п/нач СПО ГПУ УССР спецпроверке не подлежит.

Старший инспектор АО ГПУ УССР (подпись)

22 июля 1931 г.»[86].


Таким образом, мы видим, как люди, державшие под софитами всю страну, имевшие права проверить кого угодно и когда угодно, сами проверке не подлежали. И зачастую приписывали себе революционные заслуги. Так, после ареста начальника УНКВД по Амурской области Я. Е. Перельмутера (см. биосправку) выяснилось, что ни командиром партизанского отряда на Житомирщине, ни начальником разведки 1-й революционной дивизии, ни ответственным секретарём президиума Волынского ревтрибунала, ни членом коллегии Закавказской ЧК он никогда не был[87]!

Начальник отдела кадров НКВД УССР Я. В. Письменный (см. биосправку) заявлял подчиненным: «К черту специальные проверки и безграмотную молодёжь! Нужно держать курс на старые кадры, которые при наличии компрометирующих материалов ценнее, чем советские безграмотные остолопы»[88].

Отсутствовала положительная реакция на компромат и в отношении еще одного руководящего работника ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР – В. М. Бриля (см. биосправку). В материалах его спецпроверки мы можем найти немало отрицательных моментов, не красящих биографию этого почетного чекиста. Вот выдержка из его служебной характеристики в период работы в Турции (по линии НКВТ СССР): «Безынициативен. Для коммерческой работы слаб. Особого желания учиться на работе не проявил. Нужными языками для работы в Турции не владеет и особой активности в изучении хотя бы одного языка, несмотря на годичное пребывание в Турции, не проявил, имеет склонность к склочничеству. Данных для работы за границей нет…»[89].

В 1933 г. на В. М. Бриля поступило заявление от его домработницы, та утверждала, что её работодатель на квартире часто «…принимает по делу много посетителей, судимых и бывших под арестом, которые приносят разные продукты». При этом эти приемы были обставлены некой таинственностью, а при появлении посетителей Бриль по какой-то надобности всегда стремился услать домработницу из дома. Сам чекист назвал это заявление «сплошной выдумкой и гнусной клеветой», хотя и признал, что к нему в квартиру действительно ходит немало разных людей. Но связано это якобы сугубо с оперативной необходимостью. Ему как начальнику отделения ЭКУ ОГПУ СССР было разрешено вести в своей квартире личный прием агентуры и осведомления. Согласитесь, странное пренебрежение конспирацией в работе с секретными сотрудниками. Несмотря на реальные основания прояснить истинное положение дел, начальство Бриля отделалось фактически отпиской: «…ввиду недоказанности обвинения во взяточничестве расследование прекратить»[90].

В июне 1937 г. в отношении Бриля было вновь составлено заявление, но на этот раз анонимное. В новом сообщении наш герой был охарактеризован как «…делец темных дел, человек большой натуры». Автор письма привел и ряд примеров махинаций Бриля. Так, в частности, он и его помощник Сурков «ездили, сколько хотели, и куда хотели» на легковой машине, принадлежащей арестованному члену Верховного Суда РСФСР Табакину[91]. Машина находилась под арестом, но, несмотря на это, ею активно пользовались и ставили на хранение во вневедомственном гараже НКВД, а когда Бриля и Суркова оттуда, что называется, попросили, то они стали оставлять её во дворе дома, где находилась конспиративная квартира 3-го отдела ГУГБ НКВД СССР. Аноним просветил руководство Бриля и о махинациях последнего с денежными суммами, выделяемыми на оперативные расходы. Автор письма утверждал, что деньги, потраченные Брилем на покупку мебели в конспиративную квартиру, в действительности были использованы для покупки мебели в квартиру его помощника Суркова.

В анонимке вновь не стали особо разбираться, вероятно, увидя в ней лишь желание «врагов народа» подставить чекиста, к тому же участвующего на тот момент в следствии в отношении бывшего всесильного наркома внутренних дел Ягоды. В январе 1938 г. Бриля забрал к себе на работу его бывший начальник по ЭКУ ОГПУ СССР, нарком внутренних дел Узбекской ССР Д. 3. Апресян. На рапорте Апресяна об отзыве Бриля в Ташкент стояла положительная виза Ежова: «Т. Фриновский проверить по всем фактам, подходит – не возражаю». Ничего предосудительного в биографии и служебной карьере Бриля вновь обнаружено не было, и в апреле 1938 г. он возглавил Управление НКВД по Ташкентской области[92].

Обширный компромат был накоплен и на начальника ТО УГБ НКВД УССР Я. В. Письменного. Помимо обвинений в непрофессионализме (см. биосправку на Я. В. Письменного), имелись и материалы о его моральном разложении. В материалах особоуполномоченного НКВД УССР сохранилось немало сведений о многочисленных встречах этого высокопоставленного чекиста с женщинами легкого поведения, о его постоянных гулянках в ресторане спортивного общества «Динамо» в г. Киеве. Имелись и объективные данные о том, что Письменный транжирил оперативные суммы на личные нужды, а также допускал явные антипартийные проступки[93].

Рядовые чекисты делали неоднократные попытки разоблачить «антипартийное нутро» Письменного и его ближайшего окружения. Однако по личному указанию Балицкого (комиссар ГБ 1-го ранга В. А. Балицкий, в 1934–1937 гг. – нарком внутренних дел УССР) и Кацнельсона (заместителя наркома внутренних дел УССР – см. биосправку) эти попытки немедленно гасились, а материалы, направленные на рассмотрение особоуполномоченного НКВД УССР, клались под сукно.

Так произошло и в начале 1937 г., когда первый секретарь Харьковского обкома КП(б) Украины Н. Ф. Гикало передал особоуполномоченому НКВД СССР В. Д. Фельдману анонимку на Письменного, в которой последний обвинялся в покровительстве троцкистов (в частности, троцкиста Шульмана). Несмотря на то, что «компромат» оказался в Москве, это не имело никаких серьезных последствий. И причиной этого были тесные приятельские отношения самого Письменного с особоуполномоченным НКВД УССР Н. Л. Рубинштейном, а также с наркомом Балицким (на которого они оказывали нужное влияние в решении множества вопросов, в том числе и личного характера).

В период хрущевской реабилитации весь этот компромат на Письменного часто связывали лишь сугубо с личной характеристикой этого чекиста: «Энергичный…работник. Характер темпераментный, прямолинейный и вспыльчивый».

Подобное неприятие компромата наблюдалось не только в отношении сотрудников-евреев, но и в отношении сотрудников НКВД иных национальностей. В апреле 1936 г. на имя особоуполномоченного НКВД СССР майора ГБ А. Я. Беленького поступило сообщение («Только лично. Срочно. Сов. секретно. Серия К») за подписью начальника УНКВД по Ленинградской области Л. М. Ваковского. В нем руководитель ленинградских чекистов сообщал о компрометирующих материалах на руководящего работника СПО ГУГБ НКВД СССР А. Р. Стромина-Строева.

В ходе оперативной проверки выяснилось, что родители жены Стромина – Паулина и Карл Глазер – были «враждебного социального происхождения». Паулина Глазер в марте 1935 г. была лишена избирательных прав как жена домовладельца. Карл Глазер, умерший в мае 1930 г., являлся почетным потомственным гражданином, имел во владении собственный дом в г. Санкт-Петербурге, на улице Ямской (на 1936 г. – улица Достоевского). Дом был внушительным: каменный, 5-ти этажей, всего в нём было 35–40 квартир.

По агентурным данным ОГПУ-НКВД, отец жены Стромина до революции содержал в этом доме публичный дом с 25–30 женщинами, одновременно являясь крупным подрядчиком по постройке церквей. В период НЭПа он обзавелся патентом на торговлю, имел свое торговое место на Кузнечном рынке (г. Ленинград). Паулина Глазер, несмотря на лишение избирательных прав, не была выслана из Ленинграда в ходе операции «Бывшие люди» (в марте – июне 1935 г.), находилась на иждивении своих сыновей. Последние, будучи служащими советских учреждений, характеризовались НКВД отрицательно: «…общение имеют исключительно с бывшими людьми, настроены враждебно по отношению к Советской власти»[94].

Наличие отрицательного материала не повлияло кардинально на карьеру Стромина. Возможно, по этой причине его удалили из Москвы в сентябре 1936 г., отправив в Свердловск на должность помощника начальника областного УНКВД. Однако спустя шесть месяцев он был возвращен на работу в центральный аппарат ГУГБ НКВД, а затем в августе 1937 г. как личный представитель наркома внутренних дел Ежова убыл в Саратов, где вскоре занял пост начальника областного Управления НКВД.

Несомненно, к сведениям, почерпнутым из уголовных дел и материалов спецпроверки, следует относиться особо осторожно, однако не вызывает сомнения тот факт, что некоторая часть руководящих сотрудников НКВД были людьми с подмоченной репутацией, стремившимися скрыть те или иные факты своей биографии. Руководство это знало и использовало. Вот что рассказывал об этом делегатам XIV съезда КП(б)Украины в июне 1938 г. нарком внутренних дел УССР комиссар ГБ 3-го ранга А. И. Успенский: «Вызывает Балицкий к себе работника и говорит: „Ты же в прошлом сионист, у тебя же отец имел магазин, как ты попал в КП(б)У, как ты попал в НКВД?“. Он туда-сюда, а потом говорит: „Не дай погибнуть!". „Ну, ладно, оставайся, но смотри, чтобы ты слушался!". И он слушался, всё, что говорил ему Балицкий, он делал, иначе бы он его ликвидировал»[95].

Образование. В отношении образовательного ценза положение характеризуется следующими цифрами: 8 чел. (6,35 %) имели высшее образование; 15 чел. (11,9 %) – незаконченное высшее; 29 чел. (23,06 %) – среднее; 63 чел. (50 %) – начальное; 6 чел. (4,76 %) были самоучками. Выяснить образование ещё 5 чел. (3,97 %) авторам пока не удалось.

Представленные цифры свидетельствуют о достаточно низком общеобразовательном уровне чекистов-евреев.

В ряде исследований мы можем встретить утверждение, что незначительное количество иных национальных элементов (украинцев, белорусов и т. д.) в органах власти было связано лишь с их низким образовательным уровнем. И якобы поэтому руководящие посты в государственном аппарате (в том числе и в органах госбезопасности) заняли более грамотные, более активные в общественной жизни евреи, по большей части представители городского населения[96]. Как мы видим, полученные авторами статьи данные ставят под сомнение подобные утверждения.

Среди самоучек (нередко в графе «образование» они писали – домашнее) следует выделить комиссаров ГБ 2-го ранга И. М. Леплевского и К. В. Паукера, комиссара ГБ 3-го ранга А. М. Минаева-Циканов-ского, утверждавшего, что обучился грамоте сидя в тюрьме[97], а также заместителя начальника РУ РККА старшего ГБ М. К. Александровского.

О том, что означало иметь такое «домашнее образование», прекрасно описал в своей автобиографии один из крупных чекистов Украины Я. А. Лившиц (в 1921–1922 г. – председатель Киевской губернской ЧК, в 1923–1924 гг. начальник СОЧ и заместитель председателя ГПУ УССР): «В марте месяце 1917 г. я вступил в партию большевиков и был инициатором создания большевистской организации в Мозыре. Надо сказать, что вплоть до 1917–1918 гг. я был совершенно безграмотный, писать не умел, научился читать по-русски по печатным буквам»[98].

Надлежит отметить, что советские историки старались всячески облагородить чекистов, приписывая им, в частности, несуществующее образование. Так, например, про С. С. Дукельского писали как про «талантливого пианиста, закончившего Одесскую консерваторию»[99], хотя в собственноручно заполненной партийной анкете в 1954 г. тот написал: «Образование начальное – не окончил три класса еврейского казенного училища в Елисаветграде 1905 г., не окончил музыкальную частную школу 1908 г., не окончил оперно-музыкальную частную школу Медведева 1909 г.»[100]. Эти данные подтверждаются и материалами архивного личного дела сотрудника ВЧК-ОГПУ-НКВД, в котором отмечено, что Дукельский окончил 3 класса 4-х классного еврейского казенного училища и в 1906 г. «…поступил в общедоступную музыкальную школу и в течение двух лет учился игре на фортепиано»[101].

Нередко и сами чекисты приписывали себе образование. Так, личный друг и соавтор[102] поэта В. В. Маяковского В. М. Горожанин, который так и не закончил 4-й курс Новороссийского университета, всегда указывал, что имеет высшее образование, объясняя это тем, что «…партия может ко мне выдвинуть требования, как к такому, который закончил университет»[103].

Ситуация с образовательным цензом в органах НКВД стала меняться уже в годы «Большого террора». Именно тогда наметился приток сотрудников, имевших не только среднее, но нередко неоконченное высшее и высшее образование. С успехом кадровый вопрос стали решать открытые в 1935 г. учебные учреждения системы ГУГБ НКВД (межкраевые школы). Теперь перед кандидатами на зачисление в органы госбезопасности ставили лишь три обязательства: 1. Быть членом партии, или комсомола; 2. Иметь образование в объеме средней школы; 3. Иметь возраст не менее 27 лет[104]. И совершенно никаких требований по национальному признаку, или как писали некоторые «эксперты» по «расовому отбору в органы НКВД»[105].

Таким образом, мы можем констатировать, что в большинстве своем чекистское руководство, как и весь советский и партийный аппарат, не отличалось высоким образовательным уровнем. В чекистской среде было немало малообразованных, ограниченных людей, неспособных выработать какую-то эффективную тактику при решении сложных политических, национальных и культурных проблем.

Социальное положение. Этот раздел мы посвятили анализу гражданских профессий чекистов. Приведенные ниже цифры свидетельствуют, что 56 чел. (44,44 %) были служащими, в том числе: 27 чел. (21,42 %) – конторщиками, 10 чел. (7,94 %) – репетиторами и домашними учителями, 6 чел. (4,76 %) – служащими, 3 чел. (2,38 %) – приказчиками, 2 чел. (1,59 %) – статистиками, 1 чел. (0,79 %) – аптекарем, 1 чел. (0,79 %) – бухгалтером, 1 чел. (0,79 %) – журналистом, 1 чел. (0,79 %) – научным работником, 1 чел. (0,79 %) – мальчиком в магазине, 1 чел. (0,79 %) – пианистом, 1 чел. (0,79 %) – продавцом, 1 чел. (0,79 %) – рассыльным. 21 чел. (16,66 %) были рабочими, в частности: 8 чел. (6,35 %) – рабочими, 8 чел. (6,35 %) – типографскими рабочими; 2 чел. (1,59 %) – каменщиками; 1 чел. (0,79 %) – кожевником, 1 чел. (0,79 %) – рабочим по найму, 1 чел. (0,79 %) – техником-механиком. Еще 7 чел. (5,55 %) являлись кустарями, в том числе: 1 чел. (0,79 %) был маляром, 1 чел. (0,79 %) – мясником, 1 чел. (0,79 %) – парикмахером, 1 чел. (0,79 %) – плотником, 1 чел. (0,79 %) – подмастерьем, 1 чел. (0,79 %) – часовщиком 1 чел. (0,79 %) – шапочником.

Помимо этого, 6 чел. (4,76 %) были профессиональными партийными и комсомольскими работники. Еще 26 чел. (20,63 %) не имели гражданской профессии. В отношении 10 чел. (7,94 %) о гражданской профессии данные отсутствуют.

Приведенные данные подтверждают, что большинство евреев-сотрудников органов ГБ имели «социально-чуждое» положение, что явно противоречит часто встречающемуся тезису о том, что чекисты подбирали кадры из лучших представителей рабочего класса. Подобную точку зрения и сегодня отстаивают некоторые современные историки[106].

Партийность. Из 126 чел. 124 (98,41 %) были членами компартии (далее – КП), 1 чел. (0,79 %) – С. И. Самойлов-Бесидский – кандидатом в члены ВКП(б), 1 чел. (0,79 %) – А. Я. Лурье – беспартийным. Начальник Инженерно-строительного отдела НКВД СССР А. Я. Лурье состоял в партии с мая 1917 г., но в январе 1920 г. он был снят с поста начальника оперативного отдела ОО ВЧК «за участие в карточной игре и неуравновешенный характер». Благодаря личному вмешательству Г. Г. Ягоды был восстановлен на службе, однако осенью 1921 г. вновь снят с должности помощника начальника ОО по оперативной части с объявлением партийного выговора «за самоснабжение».

Спустя некоторое время его вновь восстановили на работе и даже назначали помощником управделами ВЧК. В мае 1922 г. Лурье был назначен на закордонную работу по линии НКИД в полпредство РСФСР в Риге, но уже в середине года как «социально-чуждый элемент, сокрывший своё происхождение» (происходил из семьи журналиста – личного почетного гражданина) был исключен из партии и в 1923 г. вновь зачислен в штат ОГПУ. Причину этого Ягода обосновал так: «Я знал его, как способного коммерсанта, которого можно было использовать на этой работе»[107]. Как мы видим из этого случая, требование Ф. Э. Дзержинского о «чистых руках» касалось далеко не всех чекистов.

Уникальна судьба еще одного чекиста-еврея, начальника Управления Ухто-Печорского ИТЛ ОГПУ-НКВД Я. М. Мороза, который в феврале 1929 г. решением Коллегии ОГПУ СССР «за превышение власти» во время работы начальником СОЧ ГПУ Азербайджанской ССР, выразившееся в расстреле без суда и следствия бакинского рабочего Р. Султанова, был приговорен к 7 годам лишения свободы[108]. Но уже в ноябре 1929 г., являясь заключенным, он стал работать начальником Ухтинской экспедиции Управления Северных лагерей особого назначения ОГПУ. В сентябре 1931 г. решением Президиума ВЦИК Мороз был досрочно освобожден от отбытия срока наказания и восстановлен на работе в ОГПУ. В сентябре 1931 г. по пересмотру дел Президиумом ВЦИК освобожден досрочно, а ОГПУ восстановило его на работе в своих органах. Тогда же решением ЦКК был восстановлен в рядах партии с отметкой в партбилете: «Перерыв в пребывании ВКП(б) с 20 апреля 1929 г. по 18 сентября 1931 г.»[109].

Из общей массы чекистов-евреев дореволюционным партийным стажем могли похвастать лишь 4 чел. (3,17 %). Это бывший начальник личной охраны Ленина Я. С. Беленький (член партии с 1902 г.), нарком внутренних дел СССР Г. Г. Ягода (член партии с 1907 г.), заместитель наркома внутренних дел СССР Я. С. Агранов (член партии с 1915 г.) и начальник УНКВД по Одесской области А. Б. Розанов (член партии с 1916 г.).

Дальнейший партийный стаж распределился следующим образом. В 1917 г. в партию вступил 21 чел. (16,66 %); в 1918 г. – 23 чел. (18,25 %); в 1919 г. – 27 чел. (21,43 %); в 1920 г. – 16 чел. (12,7 %); в 1921 г. – 7 чел. (5,55 %); в 1922 г. – 2 чел. (1,59 %); в 1923 г. – 2 чел. (1,59 %); в 1924 г. -3 чел. (2,38 %); в 1925 г. – 3 чел. (2,38 %); в 1927 г. – 3 чел. (2,38 %); в 1928 г.-4 чел. (3,17 %); в 1929 г.-3 чел. (2,38 %), в 1930-1 чел. (0,79 %); в 1931 г. – 3 чел. (2,38 %), в 1937 г. – 1 чел. (0,79 %), в 1938-1 чел. (0,79 %).


Таблица 8 – Время вступления в КП


Интересным выглядит и возраст вступивших в ряды компартии. В 16 лет вступили в члены КП 4 чел. (3,17 %), в 17 лет – 6 чел. (4,76 %), в 18 лет – 8 чел. (6,35 %), в 19 лет – 16 чел. (12,7 %), в 20 лет – 13 чел. (10,32 %), в 21 год – 12 чел. (9,52 %), в 22 года – 11 чел. (8,73 %), в 23 года-8 чел. (7,14 %), в 24 года – 8 чел. (5,55 %), в 25 лет – 7 чел. (4,76 %), в 26 лет – 6 чел. (3,97 %), в 27 лет – 2 чел. (1,59 %), в 28 лет – 5 чел. (3,97 %), в 29 лет – 4 чел. (3,17 %), в 30 лет – 4 чел. (3,17 %), в 31 год – 3 чел. (2,38 %), в 32 года – 1 чел. (0,79 %), в 33 года – 1 чел. (0,79 %), в 35 лет – 4 чел. (3,17 %).


Таблица 9 – Возраст вступления в ряды КП


Как мы можем наблюдать, большинство сотрудников (72,23 %) вступили в компартию в 1902–1920 гг., и были, вероятнее всего, убежденными коммунистами. К тому же, в партию большинство (73,8 %) поступили в молодом возрасте до 25 лет. Они имели определённый партийный авторитет не только среди чекистского, но и среди партийного и советского аппарата.

Правда, после ареста чекисты называли и иные причины своего поступления в партию. Бывший начальник 3-го (КРО) отдела ГУГБ НКВД СССР Л. Г. Миронов на следствии показал: «…в партию я вступил в 1918 г. по карьеристским и шкурническим побуждениям, так как другого пути выбиться в люди в первые годы революции я не видел… Развернувшиеся политические события показали мне, что, только примазавшись к коммунистической партии, я смогу завоевать прочные жизненные позиции, связанные с личным благополучием и карьерой»[110].

Вместе с тем, можно утверждать, что далеко не все чекисты-евреи были твердокаменными большевиками. 34 чел. (26,98 %) начинали свой путь в революцию в рядах других партий. 9 чел. (7,14 %) являлись членами Еврейской социал-демократической рабочей партии «Поалей Цион», 9 чел. (7,14 %) – членами ПСР, 5 чел. (3,97 %) – членами РСДРП (интернационалистов), 5 чел. (3,97 %) – членами Украинской партии левых эсеров (боротьбистов), 3 чел. (2,38 %) – членами Бунда, 3 чел. (2,38 %) – меньшевиками, 1 чел. (0,79 %) – Объединенной еврейской коммунистической рабочей партии, 1 чел. (0,79 %) – в Социал-демократической рабочей партии Венгрии; 1 чел. (0,79 %) – в партии левых эсеров-максималистов, 1 чел. (0,79 %) – в партии польских социалистов (девица). Еще 1 чел. (0,79 %) был левым эсером и 1 чел. (0,79 %) – анархистом.

При этом 4 чел. (3,17 %) – М. М. Алиевский, В. М. Горожанин, М. Г. Раев и Н. М. Райский – перед вступлением в компартию сменили две партии, а А. С. Чапский даже три.

Пребывание в других партиях поначалу практически не играло никакой роли для карьеры чекистов-евреев, однако в годы «Большого террора» многим из них припомнили их «националистическое прошлое».

Сигналом для этого стала направленная на места в декабре 1937 г. телеграмма НКВД № 83921 с требованием немедленно пересмотреть все учёты и разработки по сионистам и арестовать антисоветский сионистский актив[111]. Разоблачать «еврейских буржуазных националистов» стали и среди чекистов. Сделать это было несложно, ибо в личных делах многих из них уже имелись нужные сведения. Например, О. О. Абугов указывал в своей автобиографии, что «отец был националистом и всячески старался привить эту идею мне», и что «отпечаток религиозного и националистического воспитания лежали на мне целиком»[112].

Позднее «сионистский заговор» был раскрыт и в НКВД УССР. Его созданию способствовала не только национальность арестованных, но и их прошлое. Тем более, что сам «руководитель заговора», бывший нарком внутренних дел УССР И. М. Леплевский был членом Бунда.

На допросе 22 мая 1938 г. он показал: «…в партию я поступил в 1917 г. с грузом шестилетнего пребывания в рядах Бунда. Иначе говоря, „родимые капли" и следы мелкобуржуазной националистической идеологии давили на меня и после моего вступления в ряды ВКП(б)». Кстати, эти сведения он дал следователям 4-го (СПО) отдела 1-го Управления НКВД СССР – майору ГБ Г. Н. Лулову и капитану ГБ Ю. С. Визелю, евреям по национальности[113].

В дальнейшей судьбе Леплевского евреи из аппарата НКВД и Прокуратуры СССР сыграли решающую роль. Обвинительное заключение на него, составленное 27 июля 1938 г., было согласовано с капитаном ГБ Я. Н. Матусовым (см. биосправку), а утвердили его заместитель начальника 4 отдела 1 Управления НКВД майор ГБ 3. Н. Глебов-Юфа (см. биосправку) и заместитель прокурора СССР Г. К. Рогинский[114].

По иезуитскому замыслу руководства «сионистов» в НКВД, как правило, изобличали чекисты-евреи. Так, особую следственную бригаду НКВД УССР по делам арестованных сотрудников возглавлял старший лейтенант ГБ Д. А. Перцов – мясник и по профессии и, как теперь говорят, «по жизни». Вот показания одной из его жертв – начальника отделения 5-го (00) отдела УГБ УНКВД по Харьковской области 3. И. Щеголевского, бывшего члена ЕСДРП «Поалей Цион»: «Перцов, обращаясь ко мне, сказал, что я являюсь чуть ли не руководителем украинского сионистского центра, а в Харькове – областного сионистского центра, и что в этом меня изобличает целый ряд показаний, и по этому вопросу я должен дать показания. Я ответил Перцову, что я не виноват, что он меня знает по совместной работе с 1932 г. как порядочного человека. Перцов тут же ударом опрокинул меня со стула на пол и стал избивать ногами, а Крюков (лейтенант ГБ И. И. Крюков в феврале – апреле 1938 г. был членом особой следственной бригады по делам бывших сотрудников, – М. Т., В. 3.) взял с подоконника принесенную им дубинку и ею меня избивал[115]. Перцов бил носками сапог по всему телу и когда меня стошнило от побоев, то Перцов начал тыкать лицом во рвоту»[116].

После назначения в апреле 1938 г. заместителем начальника УНКВД по Харьковской области Д. А. Перцов продолжал неистово изобличать «еврейских националистов» и тут. Его очередной подследственный – бывший начальник отделения 3-го отдела (КРО) УГБ УНКВД по Харьковской области Г. М. Дрешер (см. биосправку) – вспоминал: «Перцов перед уходом сказал следователям: «Бейте его смертным боем, пока он не даст всех сионистов, троцкистов, националистов и шпионов в Управлении»[117].

Но главным партийным грехом во времена «Большого террора» было не пребывание в рядах небольшевистских партий, а «троцкистское прошлое», на которое до февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б) 1937 г. руководство НКВД нередко смотрело снисходительно.

В 1928 г. был исключен из числа кандидатов в члены партии «за троцкизм» секретарь комсомольской организации Киевского института народного хозяйства С. И. Броневой, старший брат которого А. И. Броневой возглавлял 2-й отдел ЭКУ ГПУ УССР и был единственным человеком, которого председатель ГПУ УССР В. А. Балицкий запросто называл на совещаниях по имени – Саша. «Оппозиционера-троцкиста» не только защитили от преследований, но и устроили на работу в… ГПУ. Позднее С. И. Броневой с гордостью рапортовал о том, что «…работая в ГПУ в Киеве, принимал активное участие в разгроме троцкистской организации, лично арестовывая троцкистов, возглавлявших оппозицию в институте народного хозяйства и втянувших меня В ОППОЗИЦИЮ»[118].

Вот еще один пример. В начале 1937 г. бюро Харьковского обкома КП(б)У рассмотрело персональное дело заместителя начальника УНКВД по Харьковской области майора ГБ Я. 3. Каминского, который «забыл» сообщить при обмене партийных документов о том, что он в 1923 г. вместе с другими сотрудниками Киевского губотдела ГПУ (среди которых были и М. С. Алёхин, В. М. Горожанин, П. М. Рахлис) голосовал за платформу Л. Д. Троцкого. Перед рассмотрением его дела секретарю Харьковского обкома КП(б)У М. Н. Налимову позвонили по телефону нарком внутренних дел В. А. Балицкий и его заместитель К. М. Карлсон, и бюро обкома вынесло постановление: «Указать тов. Каминскому на допущенную им ошибку, которая состояла в том, что он не заявил при проверке партийных документов о своих шатаниях»[119]. Комментируя такое решение бюро обкома КП(б)У, председатель Харьковского облисполкома Г. К. Прядченко правильно отметил, что «за такие дела рядовых коммунистов исключали из партии, а Каминскому лишь указали!»[120]. Симптоматично, что такую «принципиальность» Прядченко проявил лишь тогда, когда сам очутился за решеткой, а на заседании бюро он поддержал решение большинства, потому что не хотел ссориться с всемогущим ведомством.

Впрочем, чекистам сходило с рук и не такое. В 1920 г. сотрудник Киевской губернской ЧК Петерман за служебные преступления был приговорен к расстрелу, но каким-то образом бежал из-под стражи. Постановлением Коллегии Киевской губернской ЧК он был объявлен «вне закона». При принятии этого решения присутствовали члены Коллегии А. Б. Розанов и Е. Д. Элькин, биографические справки на которых приведены в нашем справочнике. Спустя два года Е. Д. Элькин случайно встретил Петермана на улице. Прекрасно зная о том, что Петерман находится в розыске и что ему грозил расстрел, суровый чекист Е. Д. Элькин, сам расстрелявший не один десяток врагов трудового народа (в 1920–1921 гг. – начальник концлагеря в Пуще-Водице, в 1921–1923 гг. – комендант и начальник общего отдела Киевского губотдела ГПУ), не только не задержал преступника, но и посоветовал уехать из города.

Петерман уехал из Киева в Чернигов, где обратился к заместителю начальника губотдела ГПУ А. Б. Розанову с просьбой… взять его на службу. Последний тоже преступника не арестовал, а наоборот – помог ему уехать из города. Вскоре Петермана поймали, а против А. Б. Розанова и Е. Д. Элькина возбудили уголовное дело. Обвинения были серьезные, ведь рядовых граждан Советской Украины за укрывательство «политических бандитов» и особо опасных уголовников в те времена, как правило, расстреливали. Но уголовное дело против чекистов было прекращено постановлением следователя Президиума ГПУ УССР от 12 февраля 1924 г. «в связи с амнистией в честь образования СССР»[121].

Время вступления в органы госбезопасности. Согласно архивным данным в декабре 1917 г. в органы госбезопасности поступил 1 чел. (0,79 %) – Я. С. Беленький, в 1918 г. – 14 чел. (11,11 %), в 1919 г. – 28 чел. (22,22 %), в 1920 г. – 32 чел. (25,4 %), в 1921 г. – 32 чел. (25,4 %), в 1922 г. – 5 чел. (3,97 %), в 1923 г. -1 чел. (0,79 %), в 1924 г. -4 чел. (3,17 %), в 1925 г. – 1 чел. (0,79 %), в 1926 г. – 1 чел. (0,79 %), в 1927 г. – 1 чел. (0,79 %), в 1930-1 чел. (0,79 %), в 1936 г. -4 чел. (3,17 %), в 1937 г. – 1 чел. (0,79 %).

Сгруппировав эти данные по временным периодам, мы получим следующую картину.


Таблица 10 – Время вступления в органы госбезопасности


В итоге мы видим, что подавляющее число сотрудников начали свою службу в годы гражданской войны и в первые годы советской власти. 5 лиц, пришедшие в НКВД СССР в 1936–1937 гг. и сразу получившие звания высшего начальствующего состава, это члены партийного «десанта», высадившегося на Лубянке вместе с Н. И. Ежовым – С. Б. Жуковский, М. И. Литвин, Н. Л. Рубинштейн, В. Е. Цесарский, И. И. Шапиро.

Большинство наших респондентов начали свою чекистскую карьеру юными и молодыми людьми, охваченными революционной романтикой.

В 16 лет начали свою работу в ВЧК 3 чел. (2,38 %); в 17 лет – 2 чел. (1,59 %); в 18 лет – 7 чел. (5,55 %); в 19 лет – 13 чел. (10,32 %); в 20 лет – 14 чел. (11,11 %); в 21 год – 13 чел. (10,32 %); в 22 года – 13 чел. (10,32 %); в 23 года – 9 чел. (7,14 %); в 24 года – 14 чел. (11,11 %); в 25 лет – 5 чел. (3,96 %); в 26 лет – 9 чел. (7,14 %); в 27 лет – 2 чел. (1,59 %); в 28 лет – 4 чел. (3,17 %); в 29 лет – 3 чел. (2,38 %); в 30 лет – 3 чел. (2,38 %); в 31 год – 2 чел. (1,59 %); в 32 года – 4 чел. (3,17 %); в 34 года – 1 чел. (0,79 %); в 35 лет – 1 чел. (0,79 %); в 40 лет – 1 чел. (0,79 %); в 41 год – 2 чел. (1,59); в 44 года – 1 чел. (0,79).


Таблица 11 – Возраст вступления в органы госбезопасности


Говоря о юности и молодости чекистов-евреев, необходимо помнить, что на период становления их личности пришлись Первая мировая война, две революции 1917 года и гражданская война, которые разбудили и юридически оформили колоссальный всплеск насилия. Это волна насилия захватила и наших героев. Они, пройдя школу партизанских отрядов и боевых частей РККА, ревкомов и укомов, службы в частях особого назначения, ревтрибуналах и чекистских органах прошли и через все ужасы гражданской войны: жестокость, насилие, разрушение старых устоев жизни. В ходе этих событий они приучились не стесняться в выборе средств для борьбы с классовыми врагами. «Враги революции и трудового народа» были для них вне закона. Недаром М. И. Калинин отметил одну особенность большевистского госаппарата (в том числе и карательных органов): «Война и гражданская борьба создали огромный кадр людей, у которых единственным законом является целесообразность распоряжения властью. Управлять для них – значит распоряжаться вполне самостоятельно, не подчиняясь регламентирующим статьям закона»[122].

На службу в ЧК приходили из разных мест: из Красной Армии – 59 чел. (46,82 %); с советской работы – 16 чел. (12,69 %); с подпольной работы – 10 чел. (7,94 %); с партийной работы – 9 чел. (7,14 %); из революционных военных трибуналов – 7 чел. (5,55 %); с заводов – 5 чел. (3,97 %); с хозяйственной работы – 5 чел. (3,97 %); с учебы – 4 чел. (3,17 %); из милиции – 3 чел. (2,38); с комсомольской работы – 3 чел. (2,38 %); с научной работы – 1 чел. (0,79 %); с журналистской работы – 1 чел. (0,79 %); не установлено – 3 чел. (2,38 %).

Знаменитый советский педагог и писатель А. С. Макаренко, одно время работавший заместителем начальника отдела трудовых колоний НКВД УССР, очень хотел написать книгу о чекистах и в качестве консультанта избрал самого наркома внутренних дел УССР В. А. Балицкого. В своей записной книге Макаренко писал, что Балицкий «…отличает несколько типов происхождения (чекистов, – М. Т., В. 3.): „Гимназисты". „Местечковые" (евреи, – М. Т., В. 3.). „Военные". Последние с трудом понимают характер дисциплины „4“ (чекистов, – М. Т., В. З.)»[123].

Больше всего евреев пришло в госбезопасность из Красной Армии, где некоторые из них начинали свою карьеру секретными сотрудниками. Заслуживает внимание начало чекистской карьеры С. Н. Миронова (см. биосправку. – М. Т., В. 3.). Весной 1920 г., будучи помощником командира батареи, он угодил в киевский госпиталь с возвратным тифом, где услышал от бредящего соседа по больничной палате, что на самом деле тот не красный командир, а польский шпион. Миронов доложил об этом комиссару госпиталя, а затем встретился с сотрудником особого отдела, «…который по всем правилам меня завербовал… Я получил от умирающего шпиона-разведчика явки, пошел по этим явкам, и в результате была вскрыта большая польско-германская шпионская организация»[124].

Мотивы вступления в ЧК-ГПУ у наших героев были разные. Например, в 1921 г. начальник отделения Политуправления Черноморского флота Б. В. Козельский (см. биосправку. – М. Т., В. 3.), пребывая в Киеве на лечении, был исключен из КП(б)У «как пассивный член партии». Позднее он писал: «…считая, что активность лучше всего м. б. [может быть] доказана непосредственно работой, потребовал откомандирования в органы ЧЕКА»[125].

Одной из причин поступления в органы госбезопасности были и родственные связи. Наличие крепких родственных отношений всегда играли в еврейской среде очень серьезную роль. Нередко поступление еврея на службу в органы госбезопасности вело к тому, что вскоре там же на службе оказывались и его ближайшие родственники – братья, сестры и т. д.

Авторами насчитано около 39 родственных «кланов» евреев-чекистов, когда в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД вместе служили братья, сестры и жены. И это не только известные семейные «кланы» братьев Берманов, братьев Баков. Перечислим лишь некоторые из них: братья Шпигельглазы (И.М. и С. М. Шпигельглазы), братья Эдвабники (Н.Б., С.Б. и Д. Б. Эдвабники), братья Флейшманы (Г.Е. и Я. Е. Флейшманы), братья Штаркманы (М.Р. и Г. Р. Штаркманы), братья Александровичи (И. М. и Й. М. Александровичи), братья Алиевские (Г. И. и А. И. Алиевские), братья Дукельские (С.С. и В. С. Дукельские), братья Черновы (Л. А. и М. А. Черновы), братья Барбаровы (П. И. и Л. И. Барбаровы), братья Каруцкие (С.А. и В. А. Каруцкие и сестра А. А. Каруцкая), братья Римские (С. Л. и Л. Л. Римские), братья Бесидские (С. И. Самойлов-Бесид-ский и В. И. Бесидский), братья Симховичи (А. М. и Е. М. Симховичи), братья Шостаки (П. Г. Соколов-Шостак и Е. Г. Шостак), братья Ратнеры (С. В. и С. В. Ратнеры), братья Листенгурты (Р. А. и М. А. Листенгурты), братья Перцовы (Р. А., С. А. и Д. А. Перцовы), братья Паукеры (К. В. и Г. В. Паукеры), братья Диментманы (М. И. и Д. И. Диментманы), братья Гульст (В. Н. и 3. Н. Гульст), братья Гендины (С. Г. и К. Г. Гендины), братья Буль (Е. Д. и Л. Д. Буль), братья Пиевские (М. Е. Амиров-Пиевский и С. Е. Пиевский-Лацанов), братья Миркины (С. 3. и Ю. 3. Миркины), братья Броневые (А. И. и С. И. Броневые), братья Боскис-Глузберги (Б. С. и С. С. Боскис-Глузберги) и др. В органах ГПУ УССР служил М. 3. Гейлик и 5 его сыновей (А. М., Г. М, Г. М., И. М и 3. М Гейлики).

Характерным примером является «семейство» С. Н. Миронова-Короля. В органах ВЧК-ОГПУ-НКВД работали: его первая жена А. С. Спивак, родные братья – Михаил (на 1938 г. начальник ОПО УНКВД по Смоленской области) и Оскар (на 1938 г. сотрудник отдела фельдсвязи УНКВД по Ростовской области), а также зять (муж родной сестры Шарлотты) И. Я. Ильин (в 1938 г. заместитель начальника 11-го (воднотранспортного) отдела УНКВД по Московской области)[126].

Еще одним образцом, когда в «янычары революции» (как именовала революционная печать чекистов) шли целым семейством, стала семья Кессельманов. Уроженцы Одессы, братья Кессельманы – Авраам (Арнольд) (1893 г. р., в чекистской среде был более известен под фамилией Арнольдов), Михаил (1898 г.р., единственный из братьев сохранивший при работе в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД свою фамилию) и Семен (1899 г.р., известный среди чекистов, под фамилией Западный) достигли высоких постов в системе Наркомвнудела. Судя по их биографиям (см. биосправки) первым в органы «пролетарской расправы» поступил старший брат – Авраам (Арнольд), а затем за ним потянулись Семен и Михаил.

Но мало кто знает, что помимо братьев в ВЧК-ОГПУ-НКВД служили: родная сестра Кессельманов – Циля, на 1935 г. работала в аппарате УРКМ УНКВД по Московской области, а также жена Авраама (Арнольда) – Елизавета Михайловна (Моисеевна) Арнольдова (Бельская-Друккер). В 1918–1919 гг. она занимала должность начальника информации Одесской губернской ЧК, впоследствии оказалась на советской работе, а в 1921–1923 гг. работала в скромной должности шифровальщицы ПП ВЧК-ГПУ по Крыму.

Во время допросов в 1937–1939 гг. многие из арестованных чекистов заявляли, что «пролезли в органы, руководствуясь шкурными интересами». Так, бывший начальник 3-го (КРО) отдела УГБ УНКВД по Донецкой области капитан ГБ Д. В. Орлов (см. биосправку) «сознался»: «Я считал, что звание чекиста даст мне возможность хорошо устроиться материально и жить, не нуждаясь ни в чем»[127]. Заместитель начальника 3-го (КРО) отдела УГБ НКВД УССР капитан ГБ Г. И. Гришин-Шенкман (см. биосправку) сознался на допросе, что «пошел в ЧК работать потому, что ЧК, хотя и не полностью, но всё же материально обеспечивает…[128] Мне хотелось хорошо пожить, быть у власти, командовать, и я считал, что этого добьюсь в ЧК-ГПУ»[129]. В уже упомянутой выше речи на XIV съезде КП(б)У нарком внутренних дел УССР А. И. Успенский заявлял, что некоторые его подчиненные «в годы гражданской войны попали в ЧК потому, что не хотели идти на фронт»[130]. И в этом утверждении, на наш взгляд, есть своя доля истины.

Судьбы. Для большинства чекистов-евреев из рассматриваемого нами списка судьба оказалась трагичной. 99 чел. (78,57 %) были расстреляны, 2 чел. (1,59 %) – Г. Б. Загорский и Б. Д. Сарин – покончили жизнь самоубийством, находясь под следствием в тюремной камере. 2 чел. (1,59 %) – Я. А. Дейч и Я. И. Серебрянский – умерли во время следствия, еще 2 чел. (1,59 %) были осуждены к различным срокам заключения. 9 чел. (7,14 %) покончили жизнь самоубийством (отметим, что среди самоубийц-чекистов евреи составляют подавляющее большинство), 2 чел. (1,59 %), спасаясь от ареста, сбежали за границу – Г. С. Люшков и Л. Л. Никольский (А. М. Орлов). И только 9 чел. (7,14 %) не подвергались репрессиям.

Дальнейшего изучения требует судьба начальника 7-го (ИНО) отдела ГУГБ НКВД СССР А. А. Слуцкого, который вероятнее всего был отравлен[131].

Касаясь судеб персон данного справочника, авторам хотелось бы отметить один интересный факт. В постсоветском обществе бытует и активно пропагандируется мнение, что в период «правления» Сталина наличие репрессированных родственников, а тем более у лиц еврейской национальности, автоматически ставило «крест» на их успешной карьере в государственном и партийном аппарате. Подобные утверждения кажутся нам несколько надуманными, и судьбы отдельных героев представленного справочника дают для этого определенные основания.

Ярким примером является жизненный путь братьев Визелей. Старший брат – Яков Визель – на момент ареста в августе 1937 г. был начальником УНКВД по Приморской области, и одновременно начальником ОО ГУГБ НКВД Морских сил Дальнего Востока. В августе 1937 г. он как «троцкист и участник право-троцкистской организации в УНКВД по ДВК» был арестован и заключен под стражу[132]. Дальнейшая судьба Я. С. Визеля такова: умер под следствием, по другой версии – покончил жизнь самоубийством в тюремной камере (см. биосправку).

Совершенно иным путем пошла судьба его младшего брата – Юрия Визеля (см. биосправку). К началу 1937 года оперуполномоченный 1-го отделения 4-го (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР, он и в дальнейшем, несмотря на наличие репрессированного брата-троцкиста, успешно делал карьеру: помощник начальника и начальник отделения 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР, с сентября 1938 г. – начальник 6 отделения 2-го (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР. Великую Отечественную войну Ю. С. Визель встретил в должности начальника отделения 5 отдела УОО НКВД СССР, затем последовал перевод в органы военной контрразведки действующей армии. В конце 1942 г. при участиях в боях на Сталинградском фронте Визель был тяжело ранен, затем в 1943–1944 гг. он уже заместитель начальника и начальник ОКР «Смерш» 61-го гвардейской Славянской стрелковой дивизии.

Руководством ОКР «Смерш» Ю. С. Визель характеризовался как сотрудник «…умело показывающий образцы в постановке оперативной и следственной работе по выявлению и разоблачению вражеского элемента, проникающего как в части дивизии, также и среди гражданского населения, находящегося в районе действия дивизии»[133]. «За успешное выполнение ответственных заданий Правительства» он неоднократно награждался: в 1937 г. – орденом Красной Звезды, в 1940 г. – орденом «Знак Почета», а за годы Великой Отечественной войны – орденами Отечественной войны 2-й степени и 1-й степени (1943 и 1944 гг.). Еще до войны, в 1936 г. он, как и его репрессированный в дальнейшем старший брат, был удостоен знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ».

Нечто подобное мы видим и в судьбе братьев Подольских. Младший брат – Давид (по чекистскому ведомству проходил, как Даниил Владимирович Орлов (см. биосправку)) – состоял на службе в органах ГБ с 1922 г. Начинал как рядовой сотрудник ГПУ УССР, 1937 г. встретил в должности начальника 3-го (КРО) отдела УГБ УНКВД по Донецкой области. 17 марта 1938 г. Орлов был арестован как «троцкист и активный участник троцкистской организации в УНКВД по Донецкой области», ставившей своей целью «сохранение троцкистского подполья и контрреволюционной организации правых», и в сентябре 1938 г. был расстрелян в Киеве.

Старший брат – Матвей Подольский-Искра (см. биосправку) – несмотря на наличие расстрелянного брата-троцкиста, спокойно продолжал служить в органах НКВД-НКГБ. Поступивший на службу в органы «пролетарской защиты» ранее своего младшего брата (в 1920 г.) и вероятнее всего приведший за собой и Давида, он в 1930 г. перевелся на работу в центральный аппарат ОГПУ СССР.

В дальнейшем Матвей работал на разных должностях в ИНФО-СПО ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР. В период «Большого террора», несмотря на трагические перипетии в судьбе своего родственника, он продолжил службу в Москве: помощник начальника 14-го отделения 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР, с 1938 г. – старший оперуполномоченный 8-го отделения 2-го (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР. Весь период Великой Отечественной войны М. В. Подольский-Искра работал в Москве, в центральном аппарате НКВД-НКГБ СССР, и лишь в декабре 1945 г. был переведен на периферию, где возглавил наркомат госбезопасности Якутской АССР.

С приходом в МГБ нового министра – В. С. Абакумова, устроившего «чистку» ведомства, Подольский-Искра был уволен из МГБ «по компрометирующим материалам». Ему припомнили и его членство в Бунде, и наличие брата-троцкиста, расстрелянного в 1938 г. Но и увольнение из МГБ не привело к репрессиям. Удачно избежав их, он первый после смерти Сталина 1954 год встретил в скромной должности библиотекаря одной из библиотек Краснопресненского района г. Москвы[134].

Похожие аналогии мы встречаем в судьбах брата и сестры Гольдман (см. биосправку), братьев Сусман. В последнем случае, несмотря на расстрелянного брата – 2-го секретаря Куйбышевского горкома ВКП(б) М. Е. Сусмана, младший брат Исаак, хоть и был уволен с работы в УГБ НКВД Белорусской ССР, но оставлен на службе в лагерных структурах ГУЛАГа НКВД. На 1939 г. И. Е. Сусман уже начальник Управления Теплоозерского ИТЛ НКВД (Еврейская АО), а затем (до 1940 г.) начальник Управления Хабаровского ИТЛ НКВД. В период Великой Отечественной войны руководил рядом специальных строительств по линии НКВД и за «образцовое выполнение заданий Правительства» был награжден орденами «Знак Почета» и Ленина (см. биосправку).

Массовые репрессии 1937–1938 гг. значительно снизили процент представительства евреев не только в чекистском ведомстве, но и практически во всех структурах государственной власти. Ряд российских исследователей и публицистов пытаются увидеть в этом явное проявление антисемитизма[135]. По их мнению, Сталин и его сторонники таким путем убирали из правящего класса страны евреев-коммунистов. Авторам данной статьи кажется, что подобная трактовка донельзя упрощает причины трагических событий 1937–1938 гг., вошедших в советскую историю как «Большой террор». Мы полагаем, что евреи становились жертвами вовсе не по причине своей национальной принадлежности, а главным образом оттого, что они в 1930-е гг. играли серьезную роль в системе государственного управления страной.

В ходе репрессий 1937–1938 гг. произошла насильственная смена политической, технической и культурной элиты. И в истребленном высшем классе евреи составляли значительный процент. В ходе масштабных чисток старая элита была практически уничтожена и заменена новой сталинской элитой, значительно отличавшейся от прежней социальным и национальным составом и иными социально-политическими качествами. И в первую очередь тем, что она была воспитана советской властью, «…всеми своими корнями была связана с рабочим классом и крестьянством», а также с основными титульными нациями, населявшими Советский Союз – русскими, украинцами, белорусами, грузинами, армянами, азербайджанцами, казахами и т. д.

О надвигающейся «чистке» партийно-государственного аппарата Сталин говорил на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. В своем заключительном выступлении на пленуме он заявил, что необходимо влить в командные кадры «…свежие силы, ждущие своего выдвижения, и расширять, таким образом, состав руководящих кадров… Людей способных, людей талантливых у нас десятки тысяч. Надо только их знать и вовремя выдвигать, чтобы они не перестаивали на старом месте и начинали гнить. Ищите да обрящете»[136].

Вождь народов был крайне невысокого мнения о старой политико-государственной элите страны, полагая, что старые кадры «утратили свои революционные качества и склонялись к спокойной, мещанской жизни». Реальным способом укрепления своей власти для него стала масштабная кадровая революция. Благодаря ей старая элита была заменена новой. «Молодая элита» была лучше образована, энергична, свободна от комплекса революционных заслуг и ответственности за преступления и насилие периода «Великого перелома». Их жизненный опыт и быстрая карьера становились главной гарантией преданности вождю. Благодаря Сталину они получили свои высокие должности, а потому с ним связывали надежды на дальнейшее продвижение по служебной лестнице. Так ротация кадров в конце 1930-х годов стала не только реальностью, но и явной необходимостью[137].

Можно привести еще один факт, подтверждающий надуманность концепции об антисемитизме периода «Большого террора». Вместо арестованных и расстрелянных чекистов-евреев, на их место в 1937–1938 гг. приходили другие чекисты, также представители еврейской нации. Так, расстрелянных чекистов еврейского происхождения из окружения Ягоды – К. В. Паукера, М. И. Гая, И. М. Островского, Л. Г. Миронова, А. Я. Лурье, 3. И. Воловича, М. С. Погребинского, Я. С. Агранова и др. – сменили чекисты-«ежовцы», евреи по национальности B. М. Курский, И. Я. Дагин, А. М. Минаев-Цикановский, М. И. Литвин,

C. Б. Жуковский, В. Е. Цесарский, И. И. Шапиро и др. И этот процесс был характерен как для центрального аппарата НКВД СССР, так и для большинства региональных подразделений Наркомвнудела.

Так, на Украине, после арестов евреев-чекистов из «команды» Балицкого – М. К. Александровского, С. С. Мазо, Г. А. Гришина (Клювганта), А. Б. Розанова, Я. В. Письменного, Н. Л. Рубинштейна, П. Г. Соколова-Шостака и др. – освободившиеся места заняли другие чекисты уже из «команды» Леплевского, евреи по национальности – В. М. Блюман, Д. И. Джирин, М. М. Герзон, Э. А. Инсаров, С. И. Самойлов и др. После же ареста последних их место заняли евреи-чекисты из команды Успенского – А. П. Радзивиловский, С. М. Деноткин, М. А. Листенгурт, А. М. Ратынский-Футер, И. А. Шапиро, С. И. Гольдман и др.

В декабре 1938 г. в ходе партийного собрания начальник УНКВД по Киевской области капитан ГБ А. Р. Долгушев был вынужден решительно отметать обвинения в антисемитизме, которые выражались якобы в неком притеснении по службе чекистов-евреев. Он утверждал, что изгнание со службы было связано не с национальностью, а с наличием на большинство евреев-сотрудников НКВД компрометирующего материала. Долгушев в своем выступлении особо отметил следующий факт: до его прихода на должность в столичное УНКВД в мае 1938 г. в нём было «…очень незначительное количество евреев, а сейчас в аппарате облуправления почти 50 % евреев»[138].

Аналогичным образом прошла и смена руководства в УНКВД по Ленинградской области в период 1938 г. Здесь евреев-чекистов из «команды» Заковского (Н. Е. Шапиро-Дайховский, Н. А. Фидельман, Я. Е. Перелумутр, М. И. Мигберт, М. Л. Рошаль и др.) сменили евреи-чекисты, приведенные новым начальником Управления НКВД М. И. Литвиным – А. М. Хатаневер, Л. С. Альтман, К. Б. Гейман, Н. М. Лернер, Я. А. Гозин и др.

Несмотря на масштабные репрессии, затронувшие евреев, последние и после «Большого террора» не исчезли из управленческого класса страны. В 1939–1941 гг. мы наблюдаем евреев в роли руководителей союзных наркоматов: М. М. Каганович (нарком авиационной промышленности СССР), С. С. Дукельский (нарком морского флота СССР), Б. Л. Ванников (нарком вооружения СССР), Л. М. Мехлис (нарком государственного контроля СССР), Н. А. Анцелович (нарком лесной промышленности СССР).

Определенный процент евреев (правда меньший, чем в 1930-е гг.) был сохранен и в правоохранительных органах, в частности, в органах НКВД-НКГБ-МГБ. В списках личного состава НКГБ-МГБ мы находим немало евреев, в частности, генерал-лейтенантов М. И. Белкина и Л. Ф. Райхмана, генерал-майоров Г. С. Болотина (Болотина-Балясно-го), Д. Р. Быкова, А. М. Була, В. Н. Гульста, И. И. Илюшина-Эдельмана, Г. А. Корсакова, И. Я. Лоркиша, М. Л. Мичурина-Равера, Л. И. Новобратского, С. Н. Павлова, Н. И. Эйтингона.

Значимый процент евреев в органах власти наблюдался в тех регионах, где еврейское население было многочисленным – Белорусская ССР, Молдавская ССР, Украинская ССР. Вот яркий пример на основе данных о руководящих структурах власти в Могилёвской области (Белоруссия). В партийных органах области евреями были: третий секретарь обкома КП(б) Белоруссии (далее – КП(б)Б) (Я. М. Горелик), заведующий отделом Могилевского обкома КП(б)Б (А. А. Эстеркин), секретарь Могилевского горкома КП(б)Б (И. Л. Хавлин), секретарь Могилевского сельского райкома КП(б)Б (Ш. И. Егудин) и др. В областных советских органах власти (Могилёв) также хватало руководителей, евреев по национальности: заместитель председателя облисполкома Н. Б. Кац, председатель Могилёвского горисполкома Д. И. Астров, председатель областного суда А. Е. Шубик, редактор областной газеты «Камуніст Магілеушчьіньї» Л. М. Стерин, председатель Могилевского Осовиахима И. Д. Хайцин и др.[139] Заметным был и процент евреев в руководстве промышленных предприятий, учреждений культуры и образования Могилёвщины. На 1941 г. общий удельный вес евреев-ответственных работников в руководящих органах КП(б) Б в г. Могилеве составлял 22,3 % (на 1929 г. 21,4 %), в Могилевском округе – 22,3 % (на 1929 г. – 21,4 %)[140].

Аналогичную картину мы наблюдаем и при изучении списков личного состава органов партийной и государственной власти в столице Белоруссии – Минске. Так, на 1941 г. в БССР евреи занимали руководящие посты: секретарь ЦК КП(б) Белоруссии Григорий Эйдинов, заведующий отделом ЦК КП(б) Белоруссии Абрам Озирский, заведующий военным отделом ЦК ЛКСМ Белоруссии – Эпштейн, заместитель председателя СНК БССР – Исаак Черный, наркомы – Исаак Курган, Исаак Кунин, Яков Каган, председатель Радиокомитета БССР – Моисей Екельчик, начальник республиканского Управления трудовых ресурсов – Моисей Хасин, заместитель прокурора БССР – Гинзбург, заведующие отделами ЦК КП(б) Белоруссии – Абрам Глозман, Самуил Гласов, Исаак Юдасин[141].

Таким образом, можем констатировать, что к началу Великой Отечественной войны евреи сохранили свое положение в системе государственного управления, но оно было ограничено той пропорцией, которую они занимали в общей численности населения Советского Союза. В конце 1930-х гг. евреи продолжали играть значительную роль в государственной, социальной и культурной жизни страны, несмотря на «антисемитизм» Сталина.

Работая с архивными документами, авторы многократно сталкивались с фактами, опровергающими версию о т. н. «еврейском (сионистском) заговоре» в государственном аппарате Советского Союза. Так, к примеру, сотрудники 5-го (Особого) отдела ГУГБ НКВД СССР под руководством еврея И. М. Леплевского (в его прямом подчинении находилось немало евреев-чекистов, вспомним только самого известного следователя – «колуна» 3. У. Ушакова-Ушомирского) собрали и реализовали оперативные материалы на 300 командиров из высшего командного состава РККА, таких же, как и чекисты-следователи, – евреев по национальности.

Ушаков и другие следователи ОО ГУГБ НКВД СССР, в том числе и еврейского происхождения, требовали от подследственных признательных показаний так, чтобы они были написаны «кровью и мозгом»[142]. Следователи-«колуны», такие как М. А. Листенгурт, 3. У. Ушаков-Ушомирский, В. С. Агас и др., были способны за короткое время получить от арестованных показания такого рода, какие давал, к примеру, бывший начальник Разведуправления РККА С. П. Урицкий. В своем заявлении заместителю начальника ОО ГУГБ НКВД СССР Агасу он так характеризовал свое состояние: «Последние дни я плох, у меня бывают обморочные состояния, кровавая рвота, мне трудно думать, если можно дайте мне один день перерыва, вызовите меня – я Вам доложу, а потом всё до конца напишу. Я хочу превратиться в такого арестованного, который помогает власти. Я хочу заслужить милость Советской власти»[143].

В тяжелом моральном состоянии пребывал после допросов и бывший начальник Управления по начальствующему составу РККА Б. М. Фельдман, написавший 31 мая 1937 г. своему следователю Ушакову заявление следующего характера: «Я хочу через Вас или т. Леплевского передать Народному комиссару внутренних дел Союза ССР тов. Ежову, что я готов, если нужно для Красной Армии, выступить перед кем угодно и где угодно и рассказать всё, что я знаю о военном заговоре… Вы не ошиблись, определив на первом же допросе, что Фельдман не закоренелый враг, а человек, над коим стоит поработать, потрудиться, чтобы он раскаялся и помог следствию ударить по заговору…»[144].

И такие следователи были не только в Особом отделе, но и в других отделах ГУГБ НКВД СССР. Вспомним хотя бы таких «специалистов по допросам», как Шварцман, Родос, Луховицкий. Все они явно подпадают под характеристику, данную российским исследователем В. Н. Хаустовым уже упомянутому выше Ушакову-Ушомирскому «…циничный карьерист, отличавшийся тем, что выбивал из арестованных любые нужные „признания"». У них не было никаких национальных барьеров, дескать «людей своего круга, своей нации мы не трогаем», для них все арестованные были «врагами народа» с которыми не было надобности разводить сантименты.

Всё это позволяет сделать вывод о том, что высокий процент евреев в руководстве ВЧК-ОГПУ-НКВД не может служить доказательством существования какого-то особенного «сионистского заговора» среди чекистского сообщества. Преступления евреев-чекистов, совершенные ими в годы «Большого террора», были ничуть не хуже и не лучше того, что делалось их нееврейскими коллегами.

Об отсутствии «еврейского заговора» в ОГПУ-НКВД свидетельствовало и внутреннее противостояние, существовавшее в чекистском ведомстве в конце 1920 – середине 1930-х гг. По логике сторонников идеи о наличии «сионистского заговора» в органах ОГПУ-НКВД СССР, евреи-чекисты должны были сплотиться в многочисленный еврейский клан, силе которого было трудно противостоять иным чекистским группировкам. Однако никакого отдельного еврейского чекистского клана не существовало, а наоборот, многие руководящие чекисты, евреи по национальности, влились в существующие интернациональные по своей сути чекистские «неформальные» группировки.

По утверждению российского исследователя А. А. Папчинского, в системе ОГПУ-НКВД СССР с середины 1920-х гг. шел процесс формирования таких «неформальных групп» чекистов, связанных между собой внутренними кланово-клиентарными отношениями. Основной целью этих группировок являлось получение, сохранение и усиление своих позиций в чекистских властных структурах.

Можно скептически относиться к наличию подобных неформальных группировок (кланов) внутри Наркомата внутренних дел и его региональных управлений. Однако следует понимать, что долго работающие в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД чекисты притерлись друг к другу, установили достаточно прочные контакты между собой, и следствием этого стало образование клановых групп вокруг чекистов первой величины. Последние, переходя с одного места службы на другое, перетаскивали за собой преданные и верные им кадры. Участники этих группировок подчинялись не только высшей власти в лице Сталина, Политбюро или руководства Наркомата, но и своим патронам, в прямом подчинении которых они находились.

Данный процесс шел не по национальному признаку, а по совместной служебной деятельности в том или ином регионе страны, а также по приоритету преданности тому или иному лидеру (клиентарность). Принадлежность к чекистскому клану (в просторечии – «обойме») позволяла рассчитывать на значительное продвижение по служебной лестнице, улучшение материального и социального положения.

О существовании подобных отношений в партийном аппарате страны говорил и Сталин на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) (1937 г.). В своем выступлении он заявил: «Люди подбираются иногда не по политическому и деловому принципу, а с точки зрения личного знакомства, личной преданности, приятельских отношений, вообще по признакам обывательского характера, по признакам, которым не должно быть места в нашей практике».

К середине 1930-х гг. можно выделить следующие клановые группировки в чекистском ведомстве. Это «ягодинская» группировка, во главе которой стоял Г. Г. Ягода, «северокавказская» (лидер – бывший полпред ОГПУ по СКК Е. Г. Евдокимов, замененный в дальнейшем М. П. Фриновским), «украинская» (лидер – В. А. Балицкий), «ленинградская» (Л. М. Заковский), «московская» (С. Ф. Реденс).

В каждой из перечисленных группировок мы встречаем чекистов, евреев по национальности. В северокавказском «клане» это В. М. Курский, Я. М. Вейншток, М. С. Алехин, А. М. Минаев-Цикановский, И. Я. Дагин, Я. А. Дейч, П. Г. Рудь, С. Н. Миронов (Король) и др., в «украинском» – С. С. Мазо, И. М. Блат, М. К. Александровский, Я. В. Письменный, А. Б. Розанов, Б. В. Козельский и др., в «ленинградской» – М. А. Волков-Вайнер, Н. Е. Шапиро-Дайховский, Я. Е. Перельмутер, Н. А. Фидельман и др., в «московском» – П. Ш. Симановский, А. А. Арнольдов-Кессельман. В ягодинский «клан» входили К. В. Паукер, Л. Г. Миронов, М. И. Гай, А. Я. Лурье, И. М. Островский, 3. И. Волович, М. С. Погребинский и др.[145]

Между этими чекистскими «кланами» вспыхивало противостояние, которое с внешней стороны было больше похоже на «схватку бульдогов под ковром». В таких «клановых войнах» никто не собирался учитывать национальность своего соперника (дескать, к некоторым национальностям у нас преференции). Евреи-чекисты одного «клана» вели «войну» против евреев-чекистов из противоборствующей «команды». Случалось, что «бурление» происходило и внутри самого «клана». Так произошло в 1933 г., когда Леплевский вдрызг разругался со своим патроном – В. А. Балицким. После возвращения из Москвы он обвинил своего «босса» в неспособности закрепиться в центральном аппарате ОГПУ СССР, в результате чего многочисленная «команда» «украинцев» была изгнана из Москвы обратно на Украину.

Сторонники Леплевского (Джирин и Инсаров) активизировали разговоры среди сотрудников ГПУ Украины, что многочисленные успехи украинского ГПУ связаны не с именем Балицкого, а с именем Леплевского. Дескать, именно оперативность последнего и стала основой для многочисленных побед украинских чекистов над внешней и внутренней контрреволюцией. Это привело к тому, что Леплевский и его сторонники были удалены из Украины. По утверждению Амирова-Пиевского, который провожал изгнанника на вокзале, тот обратился к нему в озлобленном тоне со следующими словами: «Я мол, уезжаю с Украины, но еще вернусь и рассчитаюсь со всеми»[146]

Именно так и произошло в 1937 г., когда первый удар прибывший на Украину (уже в качестве наркома внутренних дел республики) Леплевский нанес по чекистам, соратникам Балицкого, среди которых было немало евреев. Леплевского, еврея по национальности, это никоим образом не остановило. Новый наркомвнудел, прибыв на Украину, тут же сфабриковал дело «о заговоре в НКВД УССР», сделав его руководителем Балицкого и начал массовые аресты чекистов-«заговорщиков». Изъятие последних велось не только на Украине, но и по всему Советскому Союзу. Так, в Ташкенте был арестован начальник отдела УГБ НКВД Узбекской ССР П. М. Рахлис, в Москве были арестованы В. М. Горожанин и М. К. Александровский.

«Война» евреев против евреев шла и при разгроме «ягодинцев». И здесь аресты и следствие над Ягодой и его сторонниками проводили чекисты-евреи по национальности. Так, большинство допросов и очных ставок Ягоды вели чекисты-евреи по национальности. В обысках в служебном кабинете Ягоды в здании Наркомсвязи СССР, в его личной квартире и кладовых в Милютинском переулке, а также в кремлевском кабинете и на даче в Озерках участвовали С. М. Деноткин, В. М. Бриль, Березовский, а допросы и очные ставки проводили Н. М. Лернер, В. М. Курский, Л. В. Коган, Г. Н. Лулов, М. М. Герзон, М. И. Литвин, Я. А. Аронсон.

Во время следствия к бывшему наркому внутренних дел СССР применялись меры физического и морального давления. В избиении Ягоды участвовал Курский. Один из следователей, Н. М. Лернер, впоследствии вспоминал: «…это было в Лефортовской тюрьме, я допрашивал ЯГОДУ. Ко мне в кабинет зашли ЕЖОВ, ФРИНОВСКИЙ и КУРСКИЙ, и по предложению ЕЖОВА я вышел из кабинета. Когда, спустя некоторое время, мне разрешили вернуться, я увидел на лице ЯГОДЫ синяк под глазом. ЯГОДА, показывая мне синяк, спросил меня: «Теперь вы верите, что меня бьют?»[147].

С падением Ягоды началась масштабная экспансия северокавказского «клана» как в центральный аппарат НКВД СССР, так и в региональные управления НКВД. Питомцы «гнезда» Евдокимова стали одной из опор проведения политики «Большого террора». Один из «северо-кавказцев», близкий друг и непререкаемый авторитет для Евдокимова, бывший начальник УНКВД по СКК И. Я. Дагин вспоминал впоследствии: «После февральско-мартовского пленума ЦК в 1937 г. я, находясь в приемной, ожидал вызова к Ежову. В это время из кабинета вышел Ежов, а с ним Миронов, Дейч, Курский [все северокавказцы] и другие. Ежов, поздоровавшись со мной, указал на меня и сказал: «Вот кто не выполняет указание вождя, вот где, как говорят они (Ежов показал рукой на Дейча, Курского и Миронова) застоялись кадры. Сколько можно взять у вас ответственных работников в центральный аппарат и периферию? Все в один голос ответили: „Много, Много, Николай Иванович!“ Я стал просить Ежова не ослаблять аппарат Северо-Кавказского края… „Нужны люди, у вас их много“ – заявил мне на это Ежов, Дейч и Курский поддержали, сказав, что человек двадцать северокавказцев можно смело выдвинуть на работу начальниками УНКВД или их заместителями»[148].

В конце 1937 г. значительное число республиканских, краевых, автономных и областных органов НКВД уже возглавляли чекисты с Северного Кавказа: П. С. Долгопятов (Адыгейская АО), Я. А. Дейч (Ростовская область), В. В. Хворостян (Армянская ССР), В. Ф. Дементьев (Архангельская область), И. Я. Лаврушин (Горьковская область), Г. Ф. Горбач (Новосибирская область), Н. И. Антонов-Грицюк (Кабардино-Балкарская АССР), И. П. Малкин (Краснодарский край), А. И. Михельсон (Крымская АССР), К. Н. Валухин (Омская область), П. Ф. Булах (Орджоникидзевский край), С. 3. Миркин (Северо-Осетинская АССР), М. Г. Раев-Каминский (Сталинградская область), Г. Г. Телешов (Тамбовская область), О. Я. Нодев (Туркменская ССР), Н. И. Иванов (Чечено-Ингушская АССР). Серьезные позиции «северокавкзцев» оказались и в центральном аппарате НКВД – М. П. Фриновский (начальник ГУГБ и первый заместитель наркома внутренних дел СССР), И. Я. Дагин (начальник 1 отдела ГУГБ НКВД СССР), А. М. Минаев-Цикановский (врид. начальника 3 отдела ГУГБ НКВД СССР) и др.

Пришедшая в НКВД «северокавказская» группа была интернациональной. В неё входили представители разных национальностей – русские, украинцы, латыши, евреи, армяне и т. д. Ни в северокавказской «группе», которая стала фактически неким «тараном» органов госбезопасности в годы «Большого террора», ни в иных чекистских «неформальных» группах мы не наблюдаем массового засилья еврейского «элемента». И данный факт, по нашему мнению, доказывает всю абсурдность идеи о некоем «еврейском заговоре» в Наркомвнуделе СССР.

О том, как шел процесс формирования личной «команды» вокруг того или иного регионального представителя чекистского ведомства, мы можем понять, взяв для примера формирование «команды» полпреда ОГПУ – начальника УНКВД по Средневолжскому краю (СВК)[149]Бориса Аркадьевича (Аароновича) Бака. Нам кажется, что данный чекист как нельзя лучше подходит для любителей «сионистских заговоров» в истории Советского Союза. Казалось бы, еврей по национальности, видный сотрудник ОГПУ-НКВД Б. А. Бак был обязан собрать вокруг себя непременно чекистов-евреев. Но наблюдалась совершенно иная картина. С 1927 по 1935 гг. вокруг Бака больше всего вращалось чекистов-выходцев из чекистских органов Сибири.

Таким был его заместитель – С. В. Здоровцев. Переведенный в 1928 г. вначале в г. Ульяновск на должность начальника окротдела ОГПУ, затем он был назначен начальником СОУ и заместителем полпреда ОГПУ по СВК (в этой должности пребывал до 1934 г.). Перед прибытием на службу в Самару, Здоровцев руководил Омским и Иркутским окротделами ГПУ.

Выходцем из Сибири оказался и И. А. Мальцев, руководивший с 1931 г. Оренбургским оперсектором ОГПУ, в дальнейшем переброшенный Баком в Самару – помощником полпреда ОГПУ по СВК. Он, как и Здоровцев, успел поработать в органах ГБ Сибири – начальником Томского окротдела/оперсектора ОГПУ. Предшественник И. А. Мальцева в должности помощника полпреда ОГПУ (до этого руководивший Самарским окротделом ОГПУ) И. Е. Жуков также служил в Сибири: в 1921–1922 гг. был сотрудником Иркутской губернской ЧК[150].

«Сибиряком» был и начальник Сызранского оперсектора ОГПУ П. М. Олехнович. В 1921–1924 гг. он работал в органах госбезопасности Иркутской губернии (и был хорошо знаком с Баком), в 1926–1928 гг. – начальник Ойротского окротдела ОГПУ (Сибирский край). В 1928 г. Бак перетянул его на Среднюю Волгу, где Олехнович получил должность начальника Бугурусланского окротдела ОГПУ, а затем перевел в Сызрань, а впоследствии – в аппарат краевого УРКМ в Самаре[151].

Крупный пост в аппарате ПП ОГПУ края – особоуполномоченного – занял еще один сибирский чекист М. Н. Коновалов. В 1925–1926 гг. он руководил Кузнецким окружным отделом ОГПУ. В должности особоуполномоченного он пробыл до середины 1934 г. и был уволен из ОГПУ по причине проблем со здоровьем[152].

Буквально перед своим отъездом (в марте 1935 г.) Бак сумел перевести в Самару своего старого знакомца, бывшего коменданта Томского окротдела ГПУ, а затем коменданта ПП ОГПУ по Сибирскому краю Н. М. Майстерова. «Сибиряком» оказался и начальник отделения ДТО ОГПУ Самаро-Златоустовской железной дороги на станции Самара А. С. Головин (бывший сотрудник ОДТО ОГПУ Омской и Томской железных дорог)[153].

Активно Б. А. Бак помогал и тем чекистам из Сибири, кто попал в служебные передряги. Так, в январе 1931 г. был снят с должности начальника Петропавловского оперсектора ОГПУ (Казахстан) М. А. Атенков. Его обвинили в том, что он «…проявил недопустимое, граничащее с попустительством, невнимательное отношение к незаконным методам следствия, производившегося в подчиненном ему аппарате»[154]. Атенков вину свою отрицал, однако его отстранили от должности и отправили в распоряжение ОГПУ СССР. В дальнейшем Атенкова направили в Коломну начальником Горрайотделения ОГПУ, а затем, понизив в должности, назначили помощником инспектора ОК ПП ОГПУ по Московской области, в дальнейшем перевели на должность оперуполномоченного 2-го отделения СПО ОГПУ СССР. Уже готовился приказ об его увольнении из органов ГБ, и тут на помощь пришел Бак, старый знакомец Атенкова. Они знали друг друга по совместной работе в Новониколаевске (Новосибирске) в 1922–1925 гг. В 1925–1926 гг. Атенков уже начальник Барабинского окротдела ОГПУ (Сибирский край), в дальнейшем помощник начальника и начальник Иркутского окротдела ОГПУ. В феврале 1933 г. Бак перевел Атенкова в СВК, где последний занял должность помощника начальника оперсектора ОГПУ в Пензе, а затем в Оренбурге. С 1934 г. Атенков уже в Самаре, где возглавил работу Отдела пожарной охраны ПП ОГПУ-УНКВД по Средневолжскому краю[155].

Практически при таких же обстоятельствах в Среднем Поволжье оказался и будущий начальник паспортного отдела УРКМ УНКВД по СВК А. А. Вимба. Давний знакомый Бака по Иркутску, в 1920–1923 гг. работавший в Иркутской губернской ЧК и в Иркутском губотделе ГПУ, в 1923 г. переведенный на работу в милицию (до 1927 г. старший инспектор Сибирского краевого административного отдела, затем начальник Ачинского окротдела уголовного розыска), в 1928 г. он был арестован и осужден «за растрату государственных средств» к 1 году и 6 месяцам принудительных работ. Полностью наказания отбыть не успел, решением Президиума ВЦИК был освобожден и восстановлен в рядах партии.

После этих событий Вимба покинул Красноярский округ и перебрался к старшей сестре Э. А. Вимбе – в Самару. И здесь ему очень помог в восстановлении на службу в органы ОГПУ Бак. Вначале Вимба был пристроен на низовую должность в ОК ПП ОГПУ края, а затем переведен на работу в милицию, где благодаря протекции полпреда вскоре занял пост начальника паспортного отдела УРКМ ПП ОГПУ-УНКВД по СВК[156].

Как мы видим, Б. А. Бак при формировании своей «команды» ориентировался на старые связи в чекистских органах Сибири. Национальность при этом не играла большой роли. Среди «сибиряков», работавших в ПП ОГПУ по СВК, были чекисты-евреи по национальности, но их было немного. Это выше упомянутый Н. М. Майстеров, а также А. С. Ройтгеринг (бывший начальник ЭКО Иркутского окротдела ОГПУ), перебравшийся в Самару вместе с С. В. Здоровцевым, и назначенный в 1930 г. заместителем начальника ЭКО ПП ОГПУ по СВК[157].

По мнению авторов, приведенные выше данные как нельзя лучше указывают на всю абсурдность идеи о существовании некого «сионистского заговора» в органах ВЧК-ОГПУ-НКВД. Однако этот миф крайне устойчив. Рассуждая о причинах слухов о массовой депортации евреев в 1953 г., российский писатель и диссидент Жорес Медведев верно обозначил причины устойчивости подобных мифов. В частности, в своей работе «Сталин и еврейская проблема» он писал: «Слухи о возможной депортации евреев… постепенно трансформировались в легенду или миф, который оказался весьма устойчивым…Спорить с мифами и легендами бесполезно, они все равно останутся в сознании какой-либо группы людей, так как выполняют психологическую или социальную функции или просто политическую задачу»[158].

Период «Большого террора», а именно 1937 год, ознаменовался массовым награждением сотрудников НКВД правительственными наградами. Отсутствие биографических данных на весь массив награжденных за этот период не позволяет дать исчерпывающий анализ национального состава всех орденоносцев-чекистов. Но среди 61 сотрудника НКВД, награжденного в июне – декабре 1937 г. орденом Ленина, 30 (49,18 %) были евреями[159]: Н. Е. Шапиро-Дайховский[160], В. М. Курский, С. Н. Миронов[161], Г. С. Люшков, М. А. Каган, Г. М. Осинин-Винницкий[162], А. П. Радзивиловский, Г. М. Якубович[163], И. Я. Дагин, М. Г. Раев[164], И. И. Плинер, П. Ш. Симановский[165]; Л. Н. Бельский, М. А. Волков, С. Г. Волынский, С. Г. Гендин, 3. Н. Глебов-Юфа, И. И. Ильицкий, Л. В. Коган, И. М. Леплевский, М. И. Литвин, Г. Н. Лулов, А. М. Минаев-Цикановский, 3. И. Пассов, Л. Д. Радин, В. Е. Цесарский[166], Б. Д. Берман, В. А. Каруцкий, Д. М. Соколинский, Д. М. Дмитриев[167].

Как мы видим, судьба большинства героев справочника, несмотря на высокие награды и чины, после 1937–1938 гг. была трагической. А могла ли она быть иной? Да, у них был выбор, но, верно служа идеалам революции и идя по трупам как по шпалам, они сами попали под поезд, мчащийся к светлому будущему. Произошло то, что должно произойти согласно «закону», оглашенному еще знаменитым деятелем Великой Французской революции Жоржем Жаком Дантоном: «Революция пожирает своих детей».

В. А. Золотарёв М. А. Тумшис

27 ноября.


Биографические справки


А

Абкин Исаак Давыдович (1898-24.11.1970). Уроженец г. Полоцка Витебской губернии. Окончил коммерческое училище. Член КП с мая 1928 г. С февраля 1919 по март 1921 гг. на службе в РККА. С 1922 г. участковый надзиратель и помощник начальника Симферопольской районной милиции. В органах ГБ с июля 1923 по март 1924 гг. и с марта 1926 г. С января 1927 г. уполномоченный и старший уполномоченный ИНФО ГПУ Крымской АССР, с августа 1928 г. начальник ИНФО Севастопольского отдела ГПУ. В марте 1931 – ноябре 1933 гг. врид. начальника Севастопольского отдела ОГПУ, одновременно (с мая 1931 г.) комендант отдельной Севастопольской погранкомендатуры ОГПУ, затем помощник начальника Брянского оперсектора ОГПУ. В январе – июле 1934 г. заместитель начальника Брянского оперсектора ОГПУ, затем начальник Брянского РГО НКВД. С марта 1935 г. помощник начальника ОО УГБ УНКВД по Западной области, одновременно начальник ОО ГУГБ НКВД 11 стрелкового корпуса, с июля 1935 г. начальник ТО – 6 отдела УГБ УНКВД по Западной области. В июле – ноябре 1937 г. начальник ДТО ГУГБ НКВД Западной железной дороги, затем помощник начальника 6 отдела ГУГБ НКВД СССР. С мая 1938 г. начальник ДТО ГУГБ НКВД Западной железной дороги, одновременно (по совместительству) врид. заместителя начальника УНКВД по Смоленской области, с августа 1938 г. заместитель начальника УНКВД по Смоленской области[168]. С 1939 г. состоял в резерве ОК НКВД СССР. Арестован 17 мая 1939 г. и 23 февраля 1940 г. ВТ войск НКВД Белорусского округа по ст. 193-17а УК РСФСР приговорен к 2 годам и 6 месяцам лишения свободы[169]. В сентябре 1940 г. направлен в Бутырскую тюрьму НКВД СССР для отбытия наказания. 19 июля 1941 г. освобожден из мест заключения. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР судимость была снята. В дальнейшем был восстановлен на работе в органах НКВД-МВД: сотрудник УНКВД-УМВД по Горьковской области. В сентябре 1950 г. уволен из МВД по возрасту (в 1957 г. причина увольнения была изменена – «по факту дискредитации»). В дальнейшем проживал в г. Горьком, где и умер. Похоронен на кладбище «Красная Этна» (г. Нижний Новгород). Старший лейтенант ГБ (1935 г.), капитан ГБ (1937 г.), подполковник. Орден Трудового Красного Знамени Крымской АССР, орден Красной Звезды (1937 г.), орден «Знак Почета» (1945 г.), орден Красного Знамени (1945 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.).


Абрамсон Лев Маркович (1896-08.10.1945). Родился в г. Свенцяны Виленской губернии. Член КП. В июле – сентябре 1934 г. начальник 7 отделения Финансового отдела НКВД СССР, затем начальник 7 отделения и (по совместительству) помощник начальника Финансового отдела НКВД СССР. В мае 1935 – июле 1936 гг. помощник начальника ГУЛАГа НКВД СССР, и по совместительству помощник начальника Финансового отдела НКВД СССР и начальник Финансово-планового отдела ГУЛАГа НКВД СССР, в дальнейшем помощник начальника ГУЛАГа НКВД, помощник начальника Переселенческого отдела НКВД СССР и (по совместительству) начальник строительства автомагистрали Москва – Киев и Управления Калужского ИТЛ НКВД СССР. С ноября 1936 г. помощник начальника ГУЛАГа НКВД СССР, в дальнейшем откомандирован в распоряжение УНКВД по Восточно-Сибирской области. В апреле 1937 г. был уволен в запас. 7–9 апреля 1939 г. ВТ внутренних войск НКВД Московского округа приговорен к ВМН[170]. Определением ВК ВС СССР от 16 августа 1939 г. высшая мера наказания была заменена на 20 лет лишения свободы. Срок наказания отбывал в Усть-Вымском ИТЛ НКВД (Коми АССР). Отбывая срок заключения, 22 января 1942 г. арестован повторно и 2 ноября 1942 г. судебной коллегией Верховного Суда Коми АССР по ст. 58–10 УК РСФСР приговорен к 10 годам лишения свободы. Умер в местах заключения Коми АССР. Реабилитирован ВК ВС СССР 6 августа 1955 г. Бригинтендант (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1932 г.).


Абугов Александр Соломонович (1904-?). Из семьи рабочего. Член КП с 1928 г. Образование низшее. В 1916–1920 гг. ученик на кожевенном заводе, затем с 1920 г. на службе в органах ГБ. В 1923 г. уволен из ГПУ УССР, в дальнейшем сотрудник Союза эсперантистов советских республик (УССР). С 1924 г. вновь на работе в органах ГПУ УССР, с 1926 г. старший группы разведки Проскуровского окротдела ГПУ, с 1929 г. помощник уполномоченного и начальник оперативной группы УПО и войск ГПУ УССР. В 1930–1931 гг. помощник уполномоченного 22 Волочисского погранотряда ГПУ, затем уполномоченный УПО и войск ГПУ УССР. С 1934 г. начальник оперативной группы Донецкого облотдела ГПУ-УГБ УНКВД по Донецкой области, с января 1935 г. начальник Гришинского РО НКВД (Донецкая область). В дальнейшем начальник Чистяковского ГО НКВД (Донецкая область)[171]. В июле 1937 г. отстранен от занимаемой должности, в августе 1937 г. исключен из списков НКВД УССР «как арестованный»[172]. 19–21 сентября 1939 г. решением ВТ войск НКВД УССР приговорен по ст. 206-17а УК РСФСР на 3 года лишения свободы. Решением Президиума Верховного Совета СССР от 3 февраля 1943 г. судимость была снята. Старший лейтенант ГБ (1936 г.).


Абугов Ошер Осипович (1899-29.08.1938). Родился в г. Орехове Бердянского уезда Таврической губернии. Из семьи мелкого торговца. Окончил еврейскую начальную школу, реальное училище в г. Орехове (1918 г.) и 1 курс Харьковского ветеринарного института (1919 г.). Член КП с июля 1921 г. В декабре 1918 – августе 1921 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ, с августа 1921 г. вновь на службе в РККА. В июле 1922 г. был возвращен на работу в органы ГБ[173]. В январе 1925 – августе 1926 гг. помощник начальника СО ГПУ УССР, затем и. о. начальника СО ГПУ УССР[174]. С сентября 1926 г. помощник начальника СО ГПУ УССР, с августа 1928 г. и. о. начальника СО ГПУ УССР. В сентябре 1928 – марте 1929 гг. помощник начальника СО ГПУ УССР, в дальнейшем заместитель начальника СО ГПУ УССР. С января 1930 г. состоял в резерве АО АОУ ОГПУ СССР, с марта 1930 г. начальник СОУ и заместитель полпреда ОГПУ по Нижегородскому краю, в мае – октябре 1932 г. слушатель курсов ВРС ОГПУ СССР. В октябре 1932 – июле 1934 гг. заместитель полпреда ОГПУ по Горьковскому краю, затем заместитель начальника УНКВД по Горьковскому краю. С декабря 1934 г. начальник УНКВД по Кировскому краю, с марта 1937 г. состоял в распоряжении НКВД СССР. В марте – июле 1937 г. начальник 4 (СПО) отдела УГБ НКВД УССР, затем отозван в распоряжение НКВД СССР. В сентябре 1937 г. уволен из НКВД. Арестован 15 октября 1937 г. и 29 августа 1938 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1а, 58-8 и 58–11 УК РСФСР был приговорен к ВМН[175]. Расстрелян. Решением ВК ВС РФ от 26 ноября 2013 г. признан не подлежащим реабилитации. Старший майор ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г., 1932 г.).


Агас (Мойсыф) Вениамин Соломонович[176] (1899-22.02.1939). Родился в г. Одессе. Из семьи приказчика. Окончил частную еврейскую гимназию М. М. Иглицкого в г. Одессе (1918 г.). Член КП с мая 1919 г. После погрома в г. Одессе в 1905 г. вместе с отцом выехал в США, в 1907 г. вернулся на родину. В 1919–1922 гг. на службе в РККА, в органах ГБ в октябре – ноябре 1920 гг. (был уволен «за склоку»), и с марта 1925 г. С октября 1928 г. помощник начальника 1 отделения ЭКУ ГПУ УССР, с декабря 1928 г. помощник начальника 2 отделения ЭКУ ГПУ УССР. В декабре 1929 – марте 1930 гг. 1 секретарь СОУ ОГПУ СССР, затем помощник начальника Тверского окротдела/оперсектора ОГПУ и по совместительству (с октября 1930 г.) начальник Тверского ГО ОГПУ. С февраля 1931 г. помощник начальника СО ПП ОГПУ по Московской области, с мая 1931 г. помощник начальника ЭКО ПП ОГПУ по Московской области. В 1933–1934 гг. сотрудник для поручений при заместителе председателя ОГПУ СССР, секретарь заместителя председателя ОГПУ СССР (Я. С. Агранова), в дальнейшем (с июля 1934 г.) секретарь заместителя наркома внутренних дел СССР (Я. С. Агранова). С января 1937 г. заместитель начальника 5 (ОО) отдела ГУГБ НКВД СССР[177], с июня 1938 г. начальник 5 отдела 2 управления НКВД СССР. В августе – октябре 1938 г. начальник 1 отдела 2 управления НКВД СССР. 25 октября 1938 г. арестован и 22 февраля 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован по заключению Главной военной прокуратуры РФ от 9 ноября 2001 г. Майор ГБ (1935 г.). Орден «Знак Почета» (1937 г.), орден Красной Звезды (1938 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ОГПУ (1932 г., 1934 г.).


Агранов (Сорензон)[178] Яков Саулович (Янкель Шмаев (Шмаевич, Шевелевич) (1893-01.08.1938). Родился в мест. Чечерск Рогачевского уезда Могилёвской губернии. Из семьи рабочего-кузнеца (по другим данным – из семьи мещанина)[179]. Окончил 4-х классное городское училище (1911 г.). Член КП с 1915 г. (в 1912–1915 гг. состоял в партии эсеров). С 1914 г. бухгалтер и конторщик склада лесной конторы Левина в г. Гомеле, 25 апреля 1915 г. за принадлежность к партии эсеров (в 1914–1915 гг. член Гомельского комитета ПСР, партийная кличка «Михаил») был арестован полицией и в июне 1915 г. в административном порядке выслан на поселение в Енисейскую губернию. С 1917 г. секретарь Полесского обкома РСДРП(б), в дальнейшем с февраля 1918 г. секретарь СНК РСФСР. В органах ГБ с мая 1919 г. С мая 1925 г. заместитель начальника СО ГПУ-ОГПУ СССР, с октября 1929 г. начальник СО ОГПУ СССР, одновременно в мае 1930 – марте 1931 гг. помощник начальника СОУ ОГПУ СССР[180]. С марта 1931 г. начальник СПО ОГПУ СССР, с сентября 1931 г. полпред ОГПУ по Московской области, по совместительству в октябре 1931 – июне 1932 гг. начальник ОО ОГПУ Московского ВО, одновременно в августе 1931 – феврале 1933 гг. член Коллегии ОГПУ СССР. С февраля 1933 г. заместитель председателя ОГПУ СССР, с июля 1934 г. 1 заместитель наркома внутренних дел СССР, одновременно (в декабре 1934 г.) врио, начальника УНКВД по Ленинградской области и в декабре 1936 – апреле 1937 гг. начальник ГУГБ НКВД СССР. С апреля 1937 г. заместитель наркома внутренних дел и начальник 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР[181], с мая 1937 г. начальник УНКВД по Саратовской области, и по совместительству: в июле 1937 г. председатель «тройки» при УНКВД по Саратовской области. 20 июля 1937 г. арестован[182] и 1 августа 1938 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН. Расстрелян. Не реабилитирован[183]. Комиссар ГБ 1 ранга (1935 г.). 2 ордена Красного Знамени (1927 г., 1932 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ (1923 г., 1932 г.).


Азаров-Латман Авраам Маркович (1901-?). Из семьи рабочего-машиниста. Образование среднее. Член КП с 1926 г. В 1926–1929 гг. уполномоченный спецотделения Одесского окротдела ГПУ, затем на работе в центральном аппарате ГПУ УССР. До августа 1935 г. состоял в резерве НКВД СССР (работал по линии ИНО ГУГБ НКВД в Берлине). В сентябре 1935 – сентябре 1936 гг. врид. заместителя начальника СПО УГБ НКВД Белорусской ССР, затем заместитель начальника СПО – 4 отдела УГБ НКВД Белорусской ССР[184]. До февраля 1939 г. состоял в распоряжении OK НКВД Крымской АССР. В феврале 1939 г. уволен в запас. Старший лейтенант ГБ (1936 г.).


Айзенберг Моисей Ионович (1898-10.01.1938). Уроженец г. Варшавы. Образование высшее. Член КП. До февраля 1935 г. начальник 4 отделения 5-го отдела ГУПВО НКВД СССР, затем начальник 1 отделения и помощник начальника отдела лесной охраны НКВД СССР. С августа 1935 г. помощник начальника Главного управления государственной съемки и картографии НКВД СССР. В апреле 1937 г. уволен из НКВД в запас по болезни. В апреле – июне 1937 г. помощник начальника треста мобилизации ресурсов НКОП СССР. Арестован 7 июня 1937 г. и 10 января 1938 г. Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован 9 января 1956 г. Лейтенант ГБ (1936 г.).


Айзенберг Яков Самуилович (1901-26.08.1938). Уроженец г. Бобруйска Минской губернии. Образование высшее. Член КП. В 1929–1930 гг. уполномоченный 2 отделения Восточного отдела ОГПУ СССР[185], в дальнейшем на работе в аппарате ОО ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР. До августа 1937 г. помощник начальника 4 отделения 3 отдела ГУГБ НКВД СССР. 25 августа 1937 г. арестован и 26 августа 1938 г. ВК ВС СССР был приговорен к расстрелу. Расстрелян в тот же день. Реабилитирован 26 ноября 1955 г. Капитан ГБ (1935 г.).


Айзин Абрам Савельевич (1903–1964). Родился в г. Риге в семье рабочего. Член КП с 1940 г. Окончил коммунальное отделение инженерно-строительного факультета Московского высшего технического училища (1924 г.). С 1918 г. сотрудник Наркомата здравоохранения РСФСР, с 1921 г. на учебе в Москве. В 1924–1925 гг. техник Центрального управления печати и технической пропаганды Постоянной промышленно-показательной выставки ВСНХ СССР, затем старший техник треста «Стандартстрой». В органах ОГПУ-НКВД-МВД с 1928 г.: старший техник, помощник прораба и прораб стройбюро ОГПУ СССР, с 1933 г. начальник работ постройки Кисловодского санатория ИСО ОГПУ СССР. В июле 1934 – апреле 1937 гг. начальник работ и помощник начальника 1 отделения ИСО НКВД СССР, затем помощник начальника отделения строительного отдела АХУ НКВД СССР. С мая 1937 г. врид начальника строительного отдела АХУ НКВД СССР, с июня 1937 г. начальник строительного отдела АХУ НКВД СССР, одновременно в сентябре 1937 – феврале 1938 гг. начальник инспекции котлонадзора НКВД СССР. В августе 1941 – апреле 1952 гг. начальник строительного отдела ХОЗУ НКВД-МВД СССР, одновременно в ноябре 1941 – сентябре 1942 гг. уполномоченный по специальному строительству в Горьковской области (строительство спецобъекта № 74[186]), затем заместитель главного инженера Управления строительства № 18 и ИТЛ МВД (Башкирская АССР). В июле 1954 г. уволен из МВД в запас. Военный инженер 1 ранга (1941 г.), инженер-подполковник (1943 г.), инженер-полковник (1944 г.). Орден Трудового Красного Знамени (1943 г.), орден Красной Звезды (1944 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Аксельрод Леонид Самойлович (1908-?). Из семьи рабочего. Образование низшее. Член КП с 1932 г. В 1930–1932 гг. на службе в РККА, затем на службе в органах ГПУ УССР. С 1932 г. оперкомиссар Оперода Донецкого облотдела ГПУ, с 1934 г. на работе в аппарате УНКВД по Донецкой области. В 1937–1938 гг. комендант УНКВД по Донецкой области. В августе 1938 г. уволен из НКВД как арестованный, в дальнейшем освобождён. С июня 1941 г. на службе в 00 НКВД: комендант 00 НКВД 4 армии, с ноября 1942 г. комендант 00 НКВД-УКР «Смерш» 16 воздушной армии (Сталинградский и Центральный фронты), в дальнейшем командир 108 батальона аэродромного облуживания 76 ордена Красной Звезды района базирования 5 воздушной армии (Степной и 2 Украинский фронты). В 1950-е гг. работал заместителем директора Львовского государственного театра оперы и балета им. Ивана Франко. Сержант ГБ (1936 г.), лейтенант ГБ (на апрель 1942 г.), майор ГБ (1943 г.), майор (на 1945 г.). 2 ордена Красной Звезды (1937 г., 1943 г.), медаль «За боевые заслуги» (1941 г.)[187], 2 ордена Отечественной войны 2 степени (1945 г.).


Аксельрод Моисей Маркович (1897/1898-20.02.1939). Уроженец г. Смоленска. Из семьи ремесленника. Окончил хедер, гимназию в г. Смоленске, юридический факультет МГУ (1923 г.) и арабское отделение Московского института востоковедения (1924 г.). Член КП с 1928 г. (в 1916–1922 гг. состоял в «Поалей Цион»). В 1916–1917 гг. студент юридического факультета Московского университета, затем секретарь комитета «Поалей Цион» в Смоленске. В 1918–1920 гг. на службе в РККА: помощник начальника политотдела войсковой части, заведующий лекционной секцией ПУРа Западного фронта, затем на учебе в Москве. С 1924 г. участник миссии К. А. Хакимова в г. Джидде (Саудовская Аравия), затем сотрудник генерального консульства СССР в Саудовской Аравии. В органах ГБ с 1928 г.: сотрудник Восточного сектора ИНО ОГПУ СССР, с 1929 г. на нелегальной работе в Турции. В 1930–1934 гг. на работе в аппарате ИНО ОГПУ СССР (уполномоченный 3 отделения ИНО)[188], затем нелегальный резидент ИНО ГУГБ НКВД в Италии. С августа 1937 г. в аппарате 5 (ИНО) отдела ГУГБ НКВД СССР, с 1938 г. заведующий учебной частью и заместитель начальника Школы особого назначения 5 (ИНО) отдела ГУГБ НКВД СССР. Одновременно с работой в ОГПУ-НКВД преподавал в МГУ, Коммунистическом университете трудящихся Востока и Московском институте востоковедения, являлся секретарем политико-экономического отделения Всесоюзной научной ассоциации востоковедов. Автор около 30 научных публикаций в журналах «Новый Восток» и «Международная жизнь». 16 октября 1938 г. арестован и 20 февраля 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован ВК ВС СССР 24 сентября 1955 г. Капитан ГБ (1936 г.).


Александров (Квитницкий) Александр Львович (1895–1938). Уроженец г. Николаева. Из семьи мелкого приказчика. Член КП с января 1919 г. Окончил 5 классов городского училища в Николаеве. В 1910–1915 гг. чернорабочий и приказчик на хлебных заводах Николаева, затем на военной службе: рядовой 409 Ново-Хоперского пехотного полка. С 1918 г. проживал на Украине (участник восстания против немцев в Николаеве). В марте 1919 – феврале 1920 гг. на службе в РККА, затем с апреля 1920 г. на работе в органах ГБ. В феврале 1923 г. уволен из ГПУ УССР, в дальнейшем инспектор Криворожского окротдела уголовного розыска и начальник районной милиции (Криворожский округ УССР), с 1925 г. на советской работе в г. Кривой Рог. В июне 1926 г. возвращен на работу в органы ГБ: уполномоченный УЧОСО Криворожского окротдела ГПУ, с октября 1927 г. уполномоченный УЧОСО Мариупольского окротдела ГПУ. В марте 1929 – июле 1930 гг. врид. начальника УЧОСО Мариупольского окротдела ГПУ, затем старший уполномоченный УЧОСО Шевченковского (Черкасского) окротдела ГПУ. С октября 1930 г. начальник Эмельчинского РО ГПУ (Киевский оперсектор ГПУ), с октября 1932 г. начальник Антонинского РО ГПУ (Винницкая область). В ноябре 1933 – октябре 1934 гг. заместитель начальника Белоцерковского РО ГПУ-НКВД и заместитель начальника ОО ОГПУ-ГУГБ НКВД 2 Туркестанской стрелковой дивизии, затем заместитель начальника Новоград-Волынского РО НКВД и заместитель начальника ОО ГУГБ НКВД 14 кавдивизии и воинской части № 3072. В мае 1936 – апреле 1937 гг. начальник Новгород-Волынского окротдела НКВД и начальник ОО ГУГБ НКВД 12 мехбригады, 14 кавдивизии, 45 стрелковой дивизии и Управления начальника работ (УНР) № 99, в дальнейшем заместитель начальника Житомирского окротдела НКВД. С октября 1937 г. врио, начальника и начальник 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Полтавской области. Арестован 10 марта 1938 г. и 23 сентября 1938 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН[189]. Расстрелян в Киеве. Старший лейтенант ГБ (1936 г.).


Александрович Исаак Маркович (1904–1944). Родился в г. Белостоке Гродненской губернии в семье мастера-рабочего кожаной фабрики. Родной брат Й. М. Александровича. Член КП с 1937 г. В органах ГБ с 1923 г. В 1935–1936 гг. сотрудник УНКВД по Одесской области, затем (до августа 1937 г.) помощник начальника отделения 4 (СПО) отдела УГБ НКВД УССР. С августа 1937 г. заместитель начальника отделения 4 отдела УГБ НКВД УССР, с марта 1938 г. заместитель начальника 4 отдела УГБ УНКВД по Днепропетровской области. В апреле – июне 1938 г. заместитель начальника и врид. начальника 4 отдела УГБ УНКВД по Донецкой области, затем начальник 4 отдела УГБ УНКВД по Сталинской области. В марте 1939 г. при реорганизации органов НКВД бюро Сталинского обкома КП(б) Украины не утвердило Александровича в должности начальника 2 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Сталинской области, поскольку тот «…имел родственников за границей, а жена происходила из семьи торговцев». Одновременно бюро Сталинского обкома КП(б) Украины приняло решение «…считать невозможным его использование в органах НКВД». В 1939 г. был уволен из НКВД. В июне 1941 г. возвращен на работу в НКВД, в 1942–1943 гг. начальник КРО 00 НКВД Донского фронта[190], затем на работе в органах ГУКР «Смерш» НКО СССР. Погиб в Польше. Похоронен на военном кладбище в г. Киеве. Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1938 г.), капитан ГБ (на 1942 г.), подполковник ГБ. Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.), орден Красной Звезды (1943 г.), медаль «За отвагу» (1942 г.).


Александрович Йона Маркович (1906-?). Родился в г. Белостоке Гродненской губернии в семье мастера-рабочего кожаной фабрики. Родной брат И. М. Александровича. Образование низшее. Член КП с 1937 г. В 1923–1925 гг. мастер-намотчик на спичечной фабрике, затем служащий. В органах ГБ с 1929 г. В феврале 1929 – сентябре 1930 гг. участковый уполномоченный Первомайского окротдела ГПУ, помощник уполномоченного 00 Николаевского окротдела ГПУ, затем (до июня 1932 г.) уполномоченный ОО Зиновьевского ГО ГПУ. С июля 1932 г. уполномоченный Одесского облотдела ГПУ, с апреля 1933 г. уполномоченный и оперуполномоченный Днепропетровского облотдела ГПУ-УГБ УНКВД по Днепропетровской области. В мае 1935–1937 гг. сотрудник УНКВД по Черниговской области, затем начальник 3 отделения 3 (КРО) отдела УНКВД по Черниговской области. С июня 1938 г. начальник 3 (КРО) отдела УНКВД по Черниговской области. 20 марта 1939 г. арестован, в дальнейшем репрессирован. Лейтенант ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.).


Александровский М. К.


Александровский (Юкельзон) Михаил Константинович (Фёдор Лазаревич)[191] (1898-15.11.1937). Родился в селе Волошки Ровенского уезда Волынской губернии. Из семьи лесного сторожа. Образование домашнее. Член КП с мая 1917 г. В 1915–1917 гг. канцелярист и переписчик Всероссийского земского союза в Волынской губернии, затем табельщик санитарно-технического отряда Особой армии в г. г. Ровно и Луцке, помощник счетовода экспедиционных отрядов (Луцкий уезд Волынской губернии). В 1918–1919 гг. на подпольной работе в г. Ровно и Ровенском уезде Волынской губернии. В 1919–1920 гг. на политической работе в РККА. В органах ГБ с мая 1920 г. В июле 1925-августе 1930 гг. начальник Запорожского окротдела ГПУ, затем в резерве ГПУ УССР. С сентября 1931 г. начальник 6 отделения ОО ОГПУ СССР, с апреля 1932 г. начальник 1 отделения и помощник начальника ОО ОГПУ СССР. В декабре 1932 г. откомандирован на Украину, в распоряжение заместителя председателя ОГПУ В. А. Балицкого. С марта 1933 г. начальник СПО ГПУ УССР, с декабря 1933 г. начальник ОО ГПУ УССР и ОО ОГПУ УВО. В июле 1934 – декабре 1936 гг. начальник ОО ГУГБ НКВД Украинского/Киевского ВО и ОО УГБ НКВД УССР, затем начальник КРО – 3 отдела УГБ НКВД УССР. С января 1937 г. заместитель начальника Разведывательного Управления РККА. 8 июля 1937 г. арестован и 15 ноября 1937 г. «в особом порядке» приговорен к ВМН[192]. Расстрелян. 24 декабря 1957 г. реабилитирован ВК ВС СССР. Старший майор ГБ (1935 г.). Орден Красного Знамени (1930 г.), орден Трудового Красного Знамени УССР (1932 г.), орден Красной Звезды (1936 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1923 г., 1934 г.).


Алешинский Зиновий Ильич (1901-?). Уроженец мест. Журавичи Быховского уезда Могилевской губернии. Член КП. В 1936–1937 гг. сотрудник УГБ НКВД УССР, в дальнейшем переведен на работу в центральный аппарат НКВД: в 1937–1939 гг. помощник начальника 1 отделения 3 (КРО) отдела ГУГБ НКВД – 3 отдела 1 Управления НКВД СССР. Впоследствии на работе в системе ГУЛАГа НКВД-МВД: до октября 1944 г. заместитель начальника отдела учета и распределения заключенных (ОУРЗ) ГУЛАГа, в дальнейшем начальник ОУРЗ ГУЛАГа, в дальнейшем на работе в Управлении Каргопольского ИТЛ МВД-МЮ СССР (Архангельская область). В апреле 1953 г. уволен по болезни. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), подполковник ГБ (на 1943 г.). Орден «Знак Почета» (1943 г.), орден Красного Знамени (1944 г.), орден Отечественной войны 2 степени (1945 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.).


Алёхин (Смоляров) Михаил Сергеевич (1902-22.02.1939). Родился в г. Елисаветграде Херсонской губернии. Из семьи купца. Окончил 7 классов коммерческого училища в г. Елисаветграде (1920 г.) и (заочно) 3 курса Военной Академии РККА им. М. В. Фрунзе (1933 г.). Член КП с мая 1920 г. (в ноябре 1919 – мае 1920 гг. состоял в партии левых эсеров-боротьбистов). В мае 1920 – сентября 1921 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ. С ноября 1927 г. начальник 3 отделения КРО ПП ОГПУ по СКК, с января 1929 г. помощник начальника КРО ПП ОГПУ по СКК. В августе 1930 – марте 1931 гг. начальник Восточного отдела и заместитель начальника КРО ПП ОГПУ по СКК, сотрудник аппарата ПП ОГПУ по СКК, в дальнейшем помощник начальника 2 отделения ОО ОГПУ СССР, с сентября 1931 г. помощник начальника 3 отделения ОО ОГПУ СССР. В ноябре – декабре 1932 г. начальник 4 отделения ОО ОГПУ СССР, затем начальник 3 отделения ОО ОГПУ СССР. С июля 1934 г. начальник 7 отделения ОО ГУГБ НКВД СССР, с сентября 1934 г. начальник 3 отделения и помощник начальника Оперативного отдела ГУГБ НКВД СССР. В декабре 1934 – марте 1937 гг. начальник Оперода – 2 отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области (в декабре 1936 г. назначался на должность начальника отдела охраны УГБ УНКВД по Ленинградской области, в январе 1937 г. приказ о назначении был отменен), в дальнейшем состоял в резерве назначения ОК НКВД СССР[193]. С июля 1937 г. заместитель начальника 12 отдела ГУГБ НКВД СССР, затем (с мая 1938 г.) заместитель начальника Отдела оперативной техники НКВД СССР. В июне – ноябре 1938 г. начальник Отдела оперативной техники НКВД СССР и врид. начальника 2 Специального отдела НКВД СССР. Арестован 15 ноября 1938 г. и 22 февраля 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН[194]. Расстрелян. Не реабилитирован. Капитан ГБ (1935 г.), майор ГБ (1938 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г.).


Алиевский Григорий Исаакович (1894-?). Родился в г. Грозном. Из семьи рабочего. Образование среднее. Член КП. С апреля 1918 г. на службе в РККА: рядовой Калужского отдельного батальона, с ноября 1918 г. курсант Калужских пехотных командных курсов РККА. В марте 1919 – мае 1920 гг. командир роты 1 Литовского стрелкового полка, затем военный дислокатор Управления связи РККА, в дальнейшем (с сентября 1920 г.) военный дислокатор Управления связи Штаба Туркестанского фронта. В органах ГБ с июля 1922 г.: дислокатор отделения движения по обмену внешней почты, фельдъегерь 2 и 1 разрядов Фельдъегерского корпуса ГПУ-ОГПУ СССР, с ноября 1925 г. инструктор и (с января 1929 г.) инспектор административно-организационного отделения, затем (с февраля 1931 г.) начальник инспекторско-дислокационного отделения Отдела связи АОУ ОГПУ СССР. В январе – июле 1934 г. помощник начальника Отдела связи ОГПУ СССР, в дальнейшем помощник начальника Отдела связи АХУ НКВД СССР. С сентября 1934 г. заместитель начальника Отдела связи АХУ НКВД СССР, в апреле – июне 1935 гг. на работе в комендатуре Московского Кремля, затем начальник 1 отделения и помощник начальника Отдела связи АХУ НКВД СССР. С мая 1936 г. состоял в резерве ОК НКВД СССР (в сентябре 1936 г. назначался на должность начальника ОШОСДОРа НКВД ЗСФСР и УНКВД ЗСФСР по Грузинской ССР, в ноябре 1936 г. приказ об этом назначении был отменен), с ноября 1936 г. заместитель начальника Отдела связи АХУ НКВД СССР (одновременно являлся врид. начальника Отдела связи АХУ) и с апреля 1937 г. состоял в действующем резерве ГУГБ НКВД СССР. В январе 1938 г. откомандирован в распоряжение Наркомата лесной промышленности СССР. Лейтенант ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1932 г.).


Алиевский Моисей Мордухович (1888-06.06.1955). Уроженец г. Прилуки Черниговской губернии. Из семьи ремесленника-булочника. Окончил еврейскую школу (1901 г.). Член КП с сентября 1919 г. (в 1904–1908 гг., и в 1917–1918 гг. – член Еврейской СДРП, в 1918–1919 гг. член объединенной Еврейской КП). В декабре 1919 – январе 1920 гг. рядовой Коммунистического батальона ОСНАЗа (г. Москва). В органах ГБ с февраля 1920 г. В январе 1924 – ноябре 1925 гг. заместитель начальника Оперативного отдела ОГПУ СССР, затем помощник начальника Оперативного отдела ОГПУ СССР. С февраля 1932 г. заместитель начальника Оперативного отдела ОГПУ СССР, с июля 1934 г. врид начальника и (с августа 1934 г.) начальник ОАГС НКВД СССР. 5 ноября 1938 г. арестован и 8 мая 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к 15 годам лишения свободы. Умер в местах заключения. Реабилитирован ВК ВС СССР 12 ноября 1955 г. Майор ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1923 г., 1932 г.).


Альтгаузен Лев Осипович (1911-?). Уроженец г. Архангельска. Член КП (до 1938 г.), в дальнейшем беспартийный. В 1937–1938 гг. оперуполномоченный, помощник начальника и начальник 10 отделения ОО ГУГБ НКВД ОКДВА, в дальнейшем (с сентября 1938 г.) врид. начальника 1 отделения ОО ГУГБ НКВД 1 Отдельной Краснознаменной армии. Арестован 15 мая 1939 г. и 16 марта 1940 г. ВТ войск НКВД Хабаровского округа по ст. 193-17а УК РСФСР осужден на 10 лет лишения свободы. Срок наказания отбывал в местах лишения свободы Приморского края. В 1944 г. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР исполнение приговора было отсрочено до окончания военных действий. С апреля 1944 г. в действующей армии: красноармеец 9 отдельной роты ОКР «Смерш» 5 армии (3 Белорусский фронт).

После демобилизации проживал в г. Ленинграде. Младший лейтенант ГБ (1936 г.), старшина (на 1945 г.). 2 ордена Красной Звезды (1938 г., 1945 г.), 2 ордена Отечественной войны 2 степени (1945 г., 1985 г.).


Альтман Лазарь Самойлович[195] (1905-21.02.1939). Родился в г. Киеве. Окончил гимназию в г. Киеве. Член КП с 1937 г. В органах ГБ с 1926 г. В 1926–1928 гг. помощник полномоченного СО ГПУ УССР, затем помощник уполномоченного СОЧ погранотряда ОГПУ (УССР). С 1930 г. заведующий лабораторией и преподаватель ВПШ ОГПУ СССР, с 1932 г. оперуполномоченный СПО ОГПУ СССР. В 1934–1936 гг. оперуполномоченный 2 отделения СПО ГУГБ НКВД СССР, затем оперуполномоченный 3 отделения 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР. С апреля 1937 г. помощник начальника 3 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД СССР, с июня 1937 г. врид. начальника 5 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД СССР. В октябре 1937 – марте 1938 гг. начальник 2 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД СССР, затем начальник 11 (водно-транспортного) отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области. С мая 1938 г. врид. начальника и (с июня 1938 г.) начальник 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области, с августа 1938 г. начальник 3 (КРО) отдела 1 Управления УНКВД по Ленинградской области, с сентября 1938 г. начальник 3 отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области. Арестован 18 ноября 1938 г. и 21 февраля 1939 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1а, 58-8,58–11 и 193– 17а УК РСФСР приговорен к ВМН. Расстрелян. Определением ВК ВС РФ от 14 февраля 2013 г. был признан не подлежащим реабилитации. Младший лейтенант ГБ (1935 г.), лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.), капитан ГБ (1937 г.), майор ГБ (1938 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.).


Альтшуллер Александр (Исаак) Константинович (1903-?). Уроженец г. Стародуба Черниговской губернии. Из семьи частного предпринимателя, совладельца лесных разработок. Окончил школу 2 ступени, 3 курса Военно-медицинской Академии (1924 г.) и вечернее отделение Ленинградского госуниверситета (1927 г.). Член КП с апреля 1927 по февраль 1958 г. (исключен за грубейшее нарушение социалистической законности). В 1919–1920 гг. секретарь и заведующий отделом Стародубского укома КСМ (Гомельская губерния), затем на службе в РККА. С 1920 г. заведующий отделом Центрального райкома РКСМ (г. Ростов-на-Дону), с 1921 г. чернорабочий, заведующий юношеской секцией клуба при заводе им. Энгельса (г. Петроград). В органах ГБ с августа 1925 г.: практикант КРО ПП ОГПУ по ЛВО, с 1927 г. помощник уполномоченного, уполномоченный и оперуполномоченный 10 Островского и 9 Псковского погранотрядов ОГПУ (Ленинградская область), с 1930 г. уполномоченный и оперуполномоченный 1 отделения ОО ОГПУ по ЛВО. В 1933 г. начальник отделения ОО ГПУ Карельской АССР, с 1933 г. оперуполномоченный ОО ПП ОГПУ-УГБ УНКВД по Ленинградской области. В 1935 – январе 1937 гг. помощник начальника отделения ОО УГБ УНКВД по Ленинградской области, затем помощник начальника 6 отделения 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области. С мая 1937 г. заместитель начальника и начальник 8 отделения 3 отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области, в сентябре 1937 – августе 1938 гг. начальник 1 отделения и помощник начальника 3 отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области[196], в дальнейшем (с октября 1938 г.) начальник 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Тульской области. В июне 1940 г. откомандирован в распоряжение УНКВД по Ленинградской области, в 1940–1942 гг. начальник отделения 2 отдела УГБ УНКВД, заместитель начальника КРО УНКГБ-УНКВД по Ленинградской области. В декабре 1942 г. откомандирован в распоряжение ОК НКВД СССР, в дальнейшем в распоряжении оперативно-чекистской группы НКВД-НКГБ УССР. В ноябре 1943 – июне 1946 гг. сотрудник 2 Управления НКГБ-МГБ СССР, затем начальник отделения отдела «О» 2 ГУ МГБ СССР. В марте 1951 г. уволен из МГБ на пенсию. С 1951 г. пенсионер, проживал в г. Москве. В 1955 г. защитил диссертацию по теме «Развитие советского законодательства по борьбе с государственными преступлениями в период Великой Отечественной войны», кандидат юридических наук. 2 апреля 1956 г. был арестован по обвинению в фальсификации уголовных дел в отношении ленинградских ученых в годы Великой Отечественной войны, 30 июля 1957 г. был освобожден из-под стражи, в связи с необоснованностью ареста. В 1957 г., во изменение ранее изданного приказа, был уволен из органов ГБ «по фактам, дискредитирующим звание офицера». Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.), капитан ГБ (1941 г.), подполковник ГБ (1943 г.), полковник ГБ (1945 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), орден Ленина (1949 г.), орден Красного Знамени (1944 г.).


Амиров-Пиевский Марк Ефимович (1900-19.03.1939). Родился в мест. Триполье Киевского уезда Киевской губернии. Из семьи служащего хлебной экономии. Окончил 2 классное еврейское училище в Киеве (1916 г.). Член КП с марта 1925 г. С 1916 г. конторщик мануфактурного магазина, табельщик военно-обмундировочной мастерской в Киеве, с 1919 г. талонщик кооператива Подольского района Киева. В 1920–1921 гг. на службе в РККА. В органах ГБ с 1921 г. С 1926 г. помощник уполномоченного и уполномоченный отделения разведки Одесского окротдела ГПУ, с 1930 г. начальник Разведывательного (Оперативного) отделения Одесского оперсектора ГПУ. В феврале – апреле 1932 г. начальник Оперода Киевского облотдела ГПУ, затем начальник 4 отделения Оперода ГПУ УССР. С мая 1932 г. начальник Оперода Днепропетровского облотдела ОГПУ, с августа 1932 г. начальник 1 отделения и заместитель начальника Оперода ГПУ УССР[197]. В июле 1934 – декабре 1936 гг. начальник 1 отделения и заместитель начальника Оперода УГБ НКВД УССР, затем начальник 1 отдела (охрана правительства и руководства партии) УГБ НКВД УССР. В июле 1937 г. совершил попытку самоубийства (стрелялся, пуля повредила левый глаз)[198]. В сентябре 1937 г. был уволен из органов НКВД «за невозможностью дальнейшего использования на работе в ГУГБ НКВД». 23 июля 1938 г. арестован и 10 января 1938 г. ВТ войск НКВД Киевского округа приговорен к ВМН[199]. Расстрелян. Реабилитирован 4 сентября 1957 г. Капитан ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.). В органах ГБ работал родной брат: Пиевский-Лацанов Соломон Ефимович (1903-?). Образование начальное. Член КП с 1921 г. В органах ГБ с 1921 г. В 1930-е гг. сотрудник Оперативного отдела ГПУ УССР, до июня 1938 г. оперуполномоченный 2 (оперативного) отдела УГБ УНКВД по Николаевской области. В июне 1938 г. уволен из НКВД в запас. Лейтенант ГБ (1937 г.).


Андреев (Шейнкман) Михаил Львович (1903-12.1988). Родился в селе Мелешковичи Мозырского уезда Минской губернии. Из семьи возчика. Образование начальное. Член КП с августа 1919 г. В органах ГБ с июля 1920 г. С августа 1928 г. помощник начальника СО ПП ОГПУ по БВО, с апреля 1929 г. в распоряжении ПП ОГПУ по Западной области, с мая 1929 г. начальник СО ПП ОГПУ по Западной области. В январе – марте 1931 г. начальник 5 отделения СО ОГПУ СССР, затем помощник начальника 4 отделения СПО ОГПУ СССР. С сентября 1931 г. начальник Тверского/Калининского оперсектора ОГПУ, с апреля 1934 г. заместитель полпреда ОГПУ по Центрально-Черноземной области. В июле 1934 – октябре 1936 гг. заместитель начальника УНКВД по Воронежской области, одновременно (с февраля 1936 г.) начальник УОС Воронежской области, в дальнейшем заместитель начальника УНКВД по Казахской АССР. С января 1937 г. заместитель наркома внутренних дел Казахской ССР, с августа 1937 г. заместитель начальника 6 (ТО) отдела ГУГБ НКВД СССР. В мае – сентябре 1938 г. начальник 2 отдела 3 (Транспортного) управления НКВД СССР, затем начальник 2 отдела ГТУ НКВД СССР В июне 1939 г. уволен из органов НКВД[200]. В дальнейшем на руководящих должностях в системе Наркоматов среднего машиностроения, танковой промышленности и Министерства путей сообщения СССР. В 1954–1974 гг. адвокат юридической консультации в Москве. Старший майор ГБ (1935 г.). 2 ордена Красной Звезды (1937 г.), орден Трудового Красного Знамени, орден Красного Знамени, 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г., 1932 г.), знак «50 лет пребывания в КПСС» (1978 г.).


Арнольдов А. А.


Арнольдов (Кессельман)[201] Арнольд (Авраам) Аркадьевич (Израилевич) (1893[202] – 10.03.1939). Родился в г. Одессе. Из семьи кустаря-шмуклера (позументщика). Родной брат С. И. Западного и М. А. Кессельмана. Окончил 3 класса Одесского казенного еврейского училища (изгнан из училища за избиение учителя) (1908 г.). С 1910 г. работал у живописца Веприка, затем у живописца Винника, в 1911–1913 гг. подмастерье у частных подрядчиков (г. Одесса). Член КП с августа 1918 г. (в августе – октябре 1914 г. состоял в Бунде). В октябре 1914 – декабре 1917 гг. на военной службе, затем дезертировал из армии[203]. В органах ГБ с августа по сентябрь 1918 г., в апреле – августе 1919 г.[204], в феврале 1920 – декабре 1924 гг. С января 1925 г. начальник АОУ и член правления объединенных камвольных и красильно-апретурных фабрик Московского района Камвольного треста ВСНХ СССР (г. Москва). С февраля 1926 г. вновь на работе в органах ГБ: начальник СОЧ Зеравшанского облотдела ОГПУ, с февраля 1927 г. начальник СОЧ и заместитель начальника Бухарского окротдела ОГПУ. В ноябре 1927 г. откомандирован в распоряжение ПП ОГПУ по Средней Азии, в дальнейшем находился в распоряжении ОГПУ СССР. С апреля 1928 г. помощник начальника 5 отделения КРО ПП ОГПУ по ЛВО, с августа 1928 г. начальник 5 отделения КРО ПП ОГПУ по ЛВО. В марте 1930 – январе 1931 гг. помощник начальника КРО ПП ОГПУ по ЛВО, затем начальник 1 отделения ОО ПП ОГПУ по ЛВО. С июля 1931 г. помощник начальника ОО ПП ОГПУ по Московской области, с июня 1932 г. заместитель начальника ОО ОГПУ МВО. В мае 1933 – июле 1934 гг. начальник ОО ОГПУ МВО и начальник ОО ПП ОГПУ по Московской области, затем начальник ОО ГУГБ НКВД МВО и ОО УГБ УНКВД по Московской области, одновременно (с июня 1935 г.) помощник начальника УНКВД по Московской области. В сентябре – декабре 1936 г. помощник начальника Оперода ГУГБ НКВД СССР, затем помощник начальника 1 отдела (охрана правительства и руководства партии) ГУГБ НКВД СССР. В апреле 1937 г. откомандирован на Дальний Восток в составе оперативной группы ГУГБ НКВД СССР (под руководством Л. Г. Миронова), в июле 1937 г. назначен на должность начальника ДТО ГУГБ НКВД Восточносибирской железной дороги (в сентябре 1937 г. приказ о назначении был отменен). 19 августа 1937 г. арестован и 10 марта 1939 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1а, 58-8 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН. Расстрелян. Решением ВК ВС РФ от 26 декабря 2013 г. был признан не подлежащим реабилитации. Старший майор ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г., 1934 г.). В органах ГБ работали: жена – Арнольдова (Бельская-Друккер) Елизавета Михайловна (Моисеевна). В 1918–1919 гг. начальник информации Одесской губернской ЧК, затем на работе в СНХ в Одессе. С 1921 по 1923 гг. шифровальщица ПП ВЧК-ГПУ по Крыму; сестра – Кессельман Циля Израилевна – на 1935 г. сотрудник УРКМ УНКВД по Московской области. В ВЧК-ОГПУ-НКВД также работали родные братья – С. И. Западный и М. А. Кессельман (см. биосправки).


Аронсон Яков Абрамович (1901-?). Член КП. До июля 1934 г. помощник начальника СПО ПП ОГПУ по Западной области, в дальнейшем заместитель начальника СПО – 4 отдела УГБ УНКВД по Западной области. С апреля 1937 г. начальник отделения 4 (СПО) отдела ГУГБ СССР, с июня 1938 г. начальник 4 отделения 4 отдела 1 Управления НКВД СССР, в дальнейшем с сентября 1938 г. начальник отделения 2 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР. В январе 1939 г. уволен из НКВД вовсе «за невозможностью дальнейшего использования на работе в ГУГБ НКВД». В дальнейшем проживал в г. Москве, с сентября 1941 г. в действующей армии: сотрудник военной прокуратуры Брянского и 1 Украинского фронтов, на апрель 1945 г. – помощник военного прокурора 4 танковой армии (1 Украинский фронт). Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1937 г.), майор юстиции (на 1945 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), орден Отечественной войны 2 степени (1945 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Арров-Тандетницкий Л. С.


Арров-Тандетницкий[205] Лазарь Соломонович (1904-13.07.1941). Уроженец г. Гадяча Полтавской губернии. Из семьи приказчика (по другим данным – из семьи торговца). Окончил гимназию в г. Лебедине Харьковской губернии (1919 г.), 3 курса правового факультета (1925 г.) и 3 курса статистико-экономического факультета Харьковского института народного хозяйства (1929 г.). Член КП с сентября 1930 г.[206] В 1919–1920 гг. сотрудник газеты «Селянин и Рабочий» (г. Лебедин Харьковской губернии), боец Сводного партийно-комсомольского батальона в г. Лебедине, заведующий отделом информации Лебединского отделения телеграфного агентства «УкрРОСТ», затем ответственный секретарь Лебединского укома КСМУ.

С 1921 г. член Харьковского губкома КСМУ, редактор газеты «Юный пролетарий» (г. Харьков), с 1922 г. заместитель политкомиссара Харьковского высшего политехникума. В 1922–1923 гг. политкомиссар отдела спорта Всеобуча при 2 полке ЧОНа (г. Харьков), затем заведующий школой конторского и торгового ученичества Харьковского окротдела народного образования. В органах ГБ с сентября 1924 г.: помощник уполномоченного ЭКО ГПУ УССР, с января 1927 г. врид. уполномоченного ЭКУ ГПУ УССР. В августе 1927 – октябре 1928 гг. уполномоченный 1 отделения ЭКУ ГПУ УССР, затем старший уполномоченный ЭКУ ГПУ УССР. С сентября 1930 г. старший уполномоченный ЭКО Донецкого оперсектора ГПУ, с декабря 1930 г. старший уполномоченный ЭКУ ГПУ УССР. В апреле – ноябре 1931 г. оперуполномоченный ЭКУ ГПУ УССР, затем начальник ЭКО Днепропетровского оперсектора ГПУ. С февраля 1932 г. начальник ЭКО Днепропетровского облотдела ГПУ, с июня 1932 г. оперуполномоченный ЭКО Днепропетровского облотдела ГПУ[207], с августа 1932 г. помощник начальника 1 отделения ЭКУ ГПУ УССР. В августе 1933 – июле 1934 гг. начальник отделения ЭКУ ГПУ УССР, затем начальник 1 отделения ЭКО УГБ НКВД УССР. С июля 1934 г. начальник ЭКО УГБ УНКВД по Харьковской области, с декабря 1936 г. начальник КРО – 3 отдела УГБ УНКВД по Харьковской области. В июле 1937 г. был назначен начальником ДТО ГУГБ НКВД Амурской железной дороги (в сентябре 1937 г. приказ был отменен), затем находился в распоряжении ОК НКВД СССР. В феврале – августе 1938 г. начальник ДТО ГУГБ НКВД железной дороги им. Л. М. Кагановича (г. Свердловск), в дальнейшем откомандирован в НКВД СССР. 23 октября 1938 г. арестован, содержался в Бутырской тюрьме НКВД, находясь под следствием, пытался покончить жизнь самоубийством. 12 декабря 1939 г. ВТ войск НКВД Уральского округа прекратил уголовное дело «…за отсутствием состава преступления». С 1940 г. проживал в г. Харькове. 16 августа 1940 г. арестован повторно и 15–25 апреля 1941 г. ВТ войск НКВД Уральского округа приговорен к ВМН. Расстрелян. Не реабилитирован. Капитан ГБ (1936 г.). Орден Красного Знамени (1930 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.).


Афанасьев Григорий Давыдович (Давидович) (1896-18.07.1965). Родился в селе Лебедин Чигиринского уезда Киевской губернии. Из семьи служащего. Член КП с 1927 г. Окончил 1-е Киевские советские инженерные командные курсы (1919 г.) и Военно-инженерную академию РККА им. В. В. Куйбышева (1935 г.). В 1917–1918 гг. на службе в отряде Красной гвардии, затем на службе в РККА (Восточный и Южный фронты). В органах ГБ с 1919 г.: сотрудник для поручений ЧК в г. Новониколаевске, с 1920 г. сотрудник ОО 5-й армии (Восточный фронт). С 1921 г. комендант Черноморской окружной ЧК (Кубано-Черноморская область), в дальнейшем в аппарате Кубано-Черноморского облотдела ГПУ. С 1923 г. комендант Дагестанского отдела ОГПУ, с 1926 г. сотрудник аппарата ГУПО и войск ОГПУ СССР, с 1930 г. инспектор (на правах начальника отделения) УЛАГа-ГУЛАГа ОГПУ СССР. В 1932–1933 гг. начальник Южного участка строительства Беломоро-Балтийского канала ОГПУ, затем начальник Хлебниковского района строительства канала «Москва-Волга» и Дмитровского ИТЛ ОГПУ-НКВД, одновременно с октября 1936 г. начальник строительства водной станции «Динамо» и (с декабря 1936 г.) начальник строительства Химкинского речного порта строительства канала «Москва-Волга» и Дмитровского ИТЛ НКВД (одновременно с апреля 1937 г. числился в действующем резерве ГУГБ НКВД СССР). С августа 1937 г. начальник Управления Лужского ИТЛ и строительства № 200 НКВД СССР (Ленинградская область) и (по совместительству) в январе – ноябре 1940 г. начальник Управления строительства № 105 НКВД СССР (Мурманская область), с февраля 1941 г. начальник Управления ИТЛ и строительства Мстинских ГЭС НКВД СССР. В августе 1941 – феврале 1942 гг. начальник строительства оборонительных сооружений по фронту Резервных армий ГУОБР НКВД СССР, начальник 3 (Западного) Управления ГУОБР НКО СССР, затем (в феврале 1942 – апреле 1943 гг.) начальник Управления Волжского ИТЛ НКВД, одновременно в феврале – марте 1942 г. врид. командующего 4-й сапёрной армии (армия строила оборонительные сооружения в Чувашской и Татарской АССР, Куйбышевской области на рубеже Чебоксары – Казань – Ульяновск – Сызрань – Хвалынск, а также Казанский и Куйбышевский оборонительные обводы) и заместитель начальника и и. о. начальника 4-го Управления оборонительных работ при НКО СССР[208]. С ноября 1942 г. начальник Управления Широковского ИТЛ и строительства Вилухинской ГЭС ГУЛЖДС-Особстроя НКВД СССР (Молотовская область) (одновременно с руководством Волжского ИТЛ НКВД), с декабря 1944 г. начальник Управления строительства Рижской военно-морской базы Управления строительства военно-морских баз Таллинского и Рижского морских оборонительных районов (Балтвоенморстроя) НКВД-МВД СССР. В 1949–1952 гг. начальник отдельного строительного участка Главного военно-морского строительного управления Министерства Вооружённых Сил СССР – Военного министерства СССР. В 1952 г. был уволен в отставку (в запас). В дальнейшем на пенсии, проживал в г. Москве. Капитан ГБ (1936 г.), майор ГБ (1941 г.), полковник (1943 г.). 2 ордена Ленина (1937 г., 1945 г.), орден Красного Знамени (1944 г.), орден Отечественной войны 1-й степени (1945 г.), орден Трудового Красного Знамени (1942 г.), орден Красной Звезды (1933 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г.).


Ахматов (Ахманицкий) Лев Соломонович (1899-08.03.1937). Родился в мест. Жашков Таращанского уезда Киевской губернии. Образование высшее, по профессии юрист. Член КП с февраля 1919 г. (в 1917–1918 гг. состоял в Украинской партии социалистов-революционеров (боротьбистов) (коммунистов)). В 1920–1922 гг. секретарь СНК УССР. В 1925–1933 гг. прокурор Верховного Суда УССР, в дальнейшем (до апреля 1933 г.) помощник генерального прокурора УССР. В 1933–1934 гг. управляющий делами СНК УССР, затем прокурор Днепропетровской области. С 1935 г. начальник отдела трудовых колоний НКВД УССР. 31 июля 1936 г. арестован[209] и 8 марта 1937 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян в г. Москве. 25 октября 1957 г. реабилитирован ВК ВС СССР.


Б

Бабич Исай Яковлевич (1902-09.12.1948). Родился в г. Бериславе Херсонского уезда Херсонской губернии в семье сапожника-кустаря. Окончил 2 классную церковно-приходскую школу (1915 г.). В КП с апреля 1920 г. В органах ГБ с 1920 г. С 1930 г. начальник СО Харьковского оперсектора ГПУ, с апреля 1931 г. начальник СПО Харьковского оперсектора ГПУ. В феврале 1932–1933 гг. начальник СПО Харьковского облотдела ГПУ, затем начальник СПО Винницкого облотдела ГПУ. С июля 1934 г. начальник СПО УГБ УНКВД по Винницкой области, с августа 1934 г. начальник отдела УГБ УНКВД по Одесской области. В июле 1935 – августе 1937 гг. начальник СПО – 4 отдела УГБ УНКВД по Киевской области, затем заместитель начальника УНКВД по Одесской области. С октября 1937 г. заместитель начальника УНКВД по Киевской области, с декабря 1937 г. по февраль 1938 гг. и. о. начальника УНКВД по Киевской области. В июне – августе 1938 г. начальник 2 отдела 2 (ОО) Управления НКВД СССР, затем начальник 3 отдела 2 Управления НКВД СССР. С сентября 1938 г. начальник отделения 4 (ОО) отдела ГУГБ НКВД СССР, с января 1939 г. начальник 4 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД СССР. С сентября 1940 г. начальник ОО НКВД Прибалтийского ВО, с февраля 1941 г. начальник 3 отдела Прибалтийского ВО, в дальнейшем заместитель начальника ОО НКВД Северо-Западного фронта[210]. В мае 1942 – апреле 1943 гг. начальник ОО НКВД Северо-Западного фронта, затем заместитель начальника ГУКР «Смерш» НКО-МВС СССР. С июня 1946 г. заместитель начальника 3 ГУ МГБ СССР, одновременно с июля 1947 г. начальник Высшей школы МГБ СССР. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище Капитан ГБ (1936 г.), майор ГБ (1937 г.), дивизионный комиссар (1941 г.), старший майор ГБ (1942 г.), комиссар ГБ (1943 г), генерал-лейтенант (1943 г.)., орден Красной Звезды (1937 г.), 4 ордена Красного Знамени (1942 г., 1943 г., 1944 г., 1945 г.), орден Отечественной войны 1 степени (1944 г.), орден Кутузова 1 степени (1945 г.), орден Ленина (1945 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1932 г.).


Бабушкин Марк Абрамович (1902-22.03.1940). Родился в г. Сосницы Черниговской губернии. Окончил 3 класса еврейской школы (1913 г.), 3-месячные вечерние бухгалтерско-счетоводческие курсы и комвуз в Ростове-на-Дону (1930 г.). Член КП с 1925 г. (в 1925 г. исключался из партии «за шкурничество, карьеризм и связи с чуждым элементом», восстановлен в том же 1925 г.). С 1914 г. ученик, мальчик и рабочий на бумажном складе Фришберга в г. Полтаве, с 1917 г. ученик, конторщик и счетовод в типографии (г. Полтава). В органах ГБ с июля 1920 г. С октября 1926 г. уполномоченный 32 Черноморского-Новороссийского погранотряда ОГПУ, с июля 1928 г. уполномоченный Оперода ПП ОГПУ по СКК. В августе 1931 – марте 1933 гг. оперуполномоченный 3 отделения ЭКО ПП ОГПУ по СКК, затем оперуполномоченный 4 отделения ЭКО ПП ОГПУ по СКК. С января 1934 г. начальник 3 отделения Оперода ПП ОГПУ по СКК, с мая 1934 г. начальник 2 отделения Оперода ПП ОГПУ по СКК. В июле 1934 – июле 1935 гг. начальник 2 отделения Оперода УГБ УНКВД по СКК, в дальнейшем начальник 1 отделения, затем 3 отделения Оперода УНКВД по СКК. С января 1937 г. начальник отделения 2 отдела УГБ УНКВД по СКК, с мая 1937 г. врид. начальника 1 отдела и (с 1 сентября 1937 г.) начальник 1 (охрана руководства края) отдела УГБ УНКВД по Орджоникидзевскому краю. В ноябре-декабре 1937 г. в распоряжении НКВД СССР, затем начальник 12 отделения 1 отдела ГУГБ НКВД СССР. С июня 1938 г. начальник отделения 2 отдела 1 Управления НКВД СССР, с сентября 1938 г. начальник 3 отделения 3 спецотдела НКВД СССР. С ноября 1938 г. начальник отделения 3 (оперативно-чекистского) отдела Управления Сорокского железнодорожного ИТЛ НКВД (Карельская АССР). 2 декабря 1938 г. арестован и 21 марта 1940 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован ВК ВС СССР 28 марта 1957 г. Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.), капитан ГБ (1938 г.). Орден «Знак Почета» (1937 г.), знак «Почетный сотрудник ВЧК-ГПУ» (1937 г.).


Бабушкина-Орлова И. И.


Бабушкина-Орлова[211] Ида Исааковна (1897-?). Родилась в г. Нежине Черниговской губернии. Из семьи купца галантерейными товарами (держал три магазина и штат наемных служащих). Член КП с 1930 г. Окончила приготовительный класс и 1 класс начального училища в г. Нежине (1918 г.). До 1916 г. занималась домашним хозяйством и периодически работала в магазине отца. В 1919 г. проживала в г. Киеве, в 1920 г. переехала с родителями в г. Харьков. С июля 1920 г. в органах ГБ, в январе 1924 г. уволена из ГПУ УССР по сокращению штата. С апреля 1924 г. вновь на работе в органах ГБ. В апреле 1927 – марте 1928 гг. полит-контролер ОПК Одесского окротдела ГПУ, затем регистратор УЧОСО Одесского окротдела ГПУ. С октября 1930 г. помощник уполномоченного УСО Одесского окротдела ГПУ, с августа 1931 г. помощник уполномоченного (по политическим партиям) 1 отделения СПО Одесского окротдела-облотдела ГПУ. В августе 1933 – мае 1934 гг. освобожденный заместитель секретаря партбюро Одесского облотдела ГПУ, затем помощник уполномоченного 3 отделения СПО Одесского облотдела ГПУ-УГБ УНКВД по Одесской области. С января 1935 г. освобожденный заместитель секретаря парткома УНКВД по Одесской области, с июля 1935 г. уполномоченный специального отделения УГБ УНКВД по Харьковской области, затем инспектор специального – 9 отделения УГБ УНКВД по Харьковской области. В августе 1937 – апреле 1938 гг. инспектор 1 отделения ОК УНКВД по ДВК. В апреле 1938 г. была уволена «за невозможностью дальнейшего использования в органах ГУГБ НКВД». Кандидат на спецзвание. Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Баевский Артур Матвеевич (Абрам-Евель Мовшевич) (1892–1971). Родился в г. Мелитополе Таврической губернии. Из семьи типографского наборщика (в дальнейшем владельца небольшой типографии в г. Валуйки). Окончил 4 класса городского училища в г. Валуйки, в 1911–1914 гг. на учебе в частном музыкальном училище в г. Екатеринославе, в 1920-е гг. учился на литературном факультете 1 Московского госуниверситета. Член КП с ноября 1920 г. С 1914 г. на военной службе: рядовой 150 пехотного Таманского полка, в октябре 1914 г. попал в австро-венгерский плен. Находился в лагерях военнопленных в Венгрии. С 1918 г. в Советской России: работал делопроизводителем Валуйского уездного отдела здравоохранения. В июле 1919 – августе 1921 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ. С января 1923 г. коммерческий директор объединения «Госкино», с июля 1924 г. член правления АО «Межрабпомфильм», в марте 1925 – сентябре 1926 гг. главный инспектор АО «Пролеткино». С октября 1926 г. вновь на работе в органах ГБ: уполномоченный 8 отделения КРО ОГПУ СССР, с декабря 1930 г. на работе в ИНО ОГПУ СССР: сотрудник легальной резидентуры ИНО ОГПУ в Германии. В мае 1933 – июле 1934 гг. на работе в аппарате ИНО ОГПУ СССР, одновременно референт НКИД СССР, затем руководитель легальной резидентуры ИНО ГУГБ НКВД СССР в Швеции (официально – секретарь отдела торгпредства СССР в г. Стокгольме). С июля 1937 по январь 1938 гг. референт НКИД СССР (и одновременно сотрудник 7 (ИНО) отдела ГУГБ НКВД СССР). В январе 1938 г. уволен из НКВД по выслуге лет и состоянию здоровья. С февраля 1938 г. заведующий актерским бюро киностудии «Мосфильма», в дальнейшем начальник реквизиторского цеха, сменный диспетчер киностудии «Мосфильм». В июле 1941 – сентябре 1942 гг. на службе в РККА: переводчик штаба стрелкового полка (Западный фронт)[212], затем заместитель начальника отдела кадров Центральной объединенной киностудии в г. Алма-Ате, сотрудник НИИ фотокиноматериалов и киностудии «Мосфильма». В 1944–1950 гг. заместитель начальника отдела и начальник сектора бюро объединения «Союзэкспортстрой».


Бак Борис Аркадьевич (Ааронович) (1897-16.06.1938). Уроженец села Знаменское Верхоленского уезда Иркутской губернии. Старший брат С. А. Бака. Из семьи конторщика-бухгалтера[213]. Окончил 4-классное начальное училище (1911 г.)[214], ремесленное механико-техническое училище (1916 г.), курсы при школе прапорщиков в г. Иркутске (1917 г.). Член КП с февраля 1917 г. В 1916 г. помощник машиниста и слесарь в Читинских железнодорожных мастерских, в ноябре 1916 г. призван на военную службу: рядовой запасного батальона в г. Царицыне, юнкер курсов при Иркутской школе прапорщиков, помощник командира взвода 6 запасного саперного батальона (г. Петроград). С января 1918 г. секретарь отдела транспорта и сообщений Иркутского губсовета и инспектор Транспортного отдела ЦИК Советов Сибири, с мая 1918 г. на службе в РККА. В органах ГБ с февраля 1920 г.[215]: начальник СОЧ и заместитель председателя Томской губернской ЧК[216]. С ноября 1927 г. начальник Самарского губотдела ОГПУ и начальник ОО ОГПУ Приволжского ВО, с июля 1928 г. полпред ОГПУ по Средне-Волжской области (с октября 1929 г. – СВК) и начальник ОО ОГПУ Приволжского ВО. В июле 1934 – марте 1935 гг. начальник УНКВД по СВК и начальник ОО ГУГБ НКВД Приволжского ВО. С марта 1935 г. 1 заместитель начальника УНКВД по Московской области, с марта 1937 г. начальник УНКВД по Северной области, одновременно в июле – августе 1937 г. председатель «тройки» при УНКВД по Северному краю. Арестован 10 августа 1937 г. и 16 июня 1938 г. Постановлением НКВД, Прокурора СССР и председателя ВК ВС СССР приговорен к ВМН[217]. Расстрелян[218]. 2 апреля 1957 г. ВК ВС СССР реабилитирован. Комиссар ГБ 3-го ранга (1935 г.). Орден Красного Знамени (1932 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1922 г., 1933 г.), знак «Почетный работник РКМ» (1933 г.). В органах ГБ работала жена: Жаркова (Бак-Жаркова) Феоктиста Николаевна (1898-1970-е гг.). Уроженка села Бабарыкино Томского уезда Томской губернии. Русская. Из семьи шахтера. Член КП с июля 1919 г. В марте – мае 1918 г. заведующая юридическим отделом и член Отдела по борьбе с контрреволюцией при Военно-революционном штабе Томской губернии. По утверждению российского исследователя А. Г. Теплякова, в 1920–1921 гг. служила в Томской уездной ЧК, по данным авторов справочника, Ф. Н. Жаркова в феврале 1920 – феврале 1921 гг. заместитель заведующего отделом управления Томского губернского ревкома[219]. В дальнейшем в 1925–1928 гг. на прокурорской и судебной работе: помощник прокурора г. Новониколаевска (ныне – г. Новосибирск), член Новосибирского окружного суда, с января 1928 г. член Самарского губернского/областного суда, народный судья в г. Самаре; младшая сестра – Бак Мария Аркадьевна (1903-?). Родилась в селе Знаменское Верхоленского уезда Иркутской губернии. Окончила 6 классов гимназии. Член КП с сентября 1922 г. До мая 1920 г. заведующая канцелярией РОСТА в г. Иркутске. В мае – сентябре 1921 г. сотрудник Иркутской губернской ЧК, затем в сентябре 1921 – декабре 1922 г. секретарь Иркутского губ кома РКСМ. С 1920-х гг. на работе в органах ОГПУ-НКВД. До мая 1936 г. оперуполномоченный 3 отделения 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР. В мае 1936 г. была уволена в запас по болезни. На январь 1937 г. состояла на особом учете в резерве ОК НКВД по должности оперуполномоченного 4 отдела ГУГБ НКВД СССР. В декабре 1938 г. была уволена вовсе с исключением с учета НКВД СССР. Жена Б. Д. Бермана (см. биосправку). По неподтвержденным данным избежала репрессий в период «Большого террора», но была арестована в 1950/1951 гг. Лейтенант ГБ (1935 г.).


Бак Соломон Аркадьевич (Ааронович) (1902-21.01.1940). Уроженец села Знаменское Верхоленского уезда Иркутской губернии. Младший брат Б. А. Бака. Из семьи конторщика-бухгалтера. Окончил 5 классов гимназии в г. Иркутске (1919 г.). Член КП с января 1918 г.[220]. В 1924–1926 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ. В ноябре 1926 – июне 1927 гг. помощник начальника 1 отделения Восточного отдела ОГПУ СССР, затем начальник 1 отделения Восточного отдела ОГПУ СССР. С июля 1929 г. начальник Семипалатинского окротдела ОГПУ, с октября 1930 г. начальник Семипалатинского оперсектора ОГПУ. В феврале 1932 – июле 1934 гг. начальник Карагандинского облотдела ОГПУ, затем начальник УНКВД по Карагандинской области. С марта 1936 г. начальник СПО УГБ УНКВД по Казахской АССР, с декабря 1936 г. заместитель начальника УНКВД по Ярославской области. В апреле – октябре 1937 г. нарком внутренних дел Башкирской АССР[221], одновременно: в июле – октябре 1937 г. председатель «тройки» при НКВД Башкирской АССР, затем заместитель наркома внутренних дел Бурят-Монгольской АССР и по совместительству: (с января 1938 г.) член «тройки» при НКВД Бурят-Монгольской АССР. В марте 1938 г. откомандирован в распоряжение ГУЛАГа НКВД СССР, с апреля 1938 г. начальник 3 отдела Волжского ИТЛ НКВД. Арестован 16 октября 1938 г. и 19 января 1940 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1а, 58-8 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН. Расстрелян. Заключением Главной Военной Прокуратуры СССР от 27 марта 1990 г. в реабилитации отказано. Определением ВК ВС РФ от 26 ноября 2013 г. признан не подлежащим реабилитации. Старший лейтенант ГБ (1935 г.), капитан ГБ (1936 г.), майор ГБ (1937 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.), знак «XV лет Казахстану» (1936 г.).


Бакони Андрей Самуилович (1887-21.08.1937). Уроженец г. Карцага (Венгрия). Член КП с 1928 г. (в 1919–1928 гг. состоял в КП Венгрии и КП Австрии). До июня 1937 г. сотрудник ИНО – 7 отдела ГУГБ НКВД СССР. Арестован 3 июня 1937 и 21 августа 1937 г. Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорен к ВМН. Расстрелян в тот же день. Определением ВК ВС СССР от 23 июня 1956 г. реабилитирован. Старший лейтенант ГБ (1936 г.).


Барбаров Петр Иосифович (1905–2000). Уроженец г. Чернигова. Окончил еврейскую начальную религиозную школу (хедер) (1914 г.) и 3 класса гимназии в г. Чернигове (1918 г.), в 1922–1923 гг. учился в Черниговском кооперативном техникуме, в 1931 г. – в Харьковском техникуме востоковедения. Член КП с ноября 1928 г.[222] В органах ГБ с августа 1920 г. С 1930 г. – политрук трудовой колонии ГПУ УССР им. Ф. Э. Дзержинского (г. Харьков). В июне 1932 – январе 1933 гг. уполномоченный 4 отделения ОО ГПУ УССР, затем заместитель начальника МТС (по работе с ОГПУ) Ананьевской МТС (Одесская область). С декабря 1933 г. уполномоченный ИНО ГПУ УССР, с мая 1934 г. сотрудник Харьковского облотдела ГПУ-УГБ УНКВД по Харьковской области. В июне 1935 – апреле 1937 гг. начальник отделения ОО – 5 (ОО) отдела УГБ УНКВД по Харьковской области, затем начальник 2 отделения 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Харьковской области. С апреля 1938 г. врид. начальника 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Харьковской области, с мая 1938 г. начальник 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Харьковской области. В апреле 1939 г. уволен вовсе из НКВД «за невозможностью дальнейшего использования», с июня 1939 г. пенсионер НКВД в г. Харькове. С 1939 г. заместитель директора Харьковского машиностроительного завода № 183 (по охране), с 1940 г. на руководящих должностях на Харьковском тракторном заводе им. С.Орджоникидзе, с 1941 г. в эвакуации в г. Челябинске. В 1942–1949 гг. заместитель директора Кировского завода Наркомтанкопрома СССР (по кадрам) (г. Челябинск), затем на руководящих должностях на Челябинском заводе дорожно-строительных машин им. Д. Колющко. С 1982 г. на пенсии, проживал в г. Челябинске. Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Орден Красного Знамени (1945 г.). В органах НКВД работал младший брат – Барбаров Леонид Иосифович (1907 – 26/27.01.1942). Уроженец г. Чернигова. На 1936 г. – начальник Сорокского РО НКВД (Ленинградская область), дальнейшем на работе в Управлении Северного железнодорожного ИТЛ НКВД. На январь 1942 г. заместитель начальника 6 отделения Севжелдорлага НКВД. Погиб при ликвидации банды в Усть-Усинском районе Коми АССР[223]. Лейтенант ГБ (1936 г.).


Баркан Иуда Рувимович (1896-14.04.1939). Родился в г. Кременчуге Полтавской губернии. Из семьи купца (по другим данным – из семьи кустаря-портного). Образование низшее. Член КП с июля 1920 г. В 1909–1911 гг. мальчик на лесном складе в г. Кременчуге, затем укладчик леса на лесном складе и подавальщик крошки на махорочной фабрике в г. Лубны. С 1914 г. рабочий махорочной фабрики в г. Кременчуге, с августа 1915 г. на военной службе: рядовой 148 пехотного Каспийского полка. В декабре 1917 – феврале 1918 гг. на службе в отряде Красной Гвардии, затем крошильщик на махорочной фабрике Гурари в г. Кременчуге. С апреля 1918 г. на службе в РККА. В апреле 1919 – августе 1923 гг. на службе в войсках ВЧК-ГПУ, затем надзиратель, врид. коменданта и комендант Терского окротдела ОГПУ[224]. С октября 1929 г. помощник коменданта ПП ОГПУ по СКК, с ноября 1929 г. комендант ПП ОГПУ по СКК. В ноябре 1931 – марте 1932 гг. заместитель начальника общего отдела ПП ОГПУ по СКК, затем находился в распоряжении ОК ОГПУ СССР. С апреля 1932 г. начальник общего отдела ПП ОГПУ по Средней Азии, в июле – ноябре 1934 г. начальник АХО УНКВД по Средней Азии, затем (с декабря 1934 г.) помощник начальника Санитарно-курортного отдела АХУ НКВД СССР. В феврале – апреле 1937 г. заместитель начальника 9 части 1 отдела ГУГБ НКВД СССР, в дальнейшем начальник 15 отделения 1 отдела (охрана правительства и руководства партии) ГУГБ НКВД СССР. Арестован 5 ноября 1938 г. и 13 апреля 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован 19 марта 1957 г. ВК ВС СССР. Капитан ГБ (1936 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.).


Беленький Абрам Яковлевич (Хацкелевич) (1883-16.10.1941). Родился в мест. Свержень Рогачевского уезда Могилёвской губернии. Из семьи мещанина-ремесленника (по другим данным – из семьи рабочего). Образование низшее. Член КП с января 1902 г. В мае – декабре 1917 г. заведующий легальной типографией «Труд» ЦК РСДРП(б) (г. Петроград). В органах ГБ с декабря 1917 г. С ноября 1920 г. начальник специального отделения при Президиуме ВЧК, с февраля 1922 г. начальник специального отделения при Коллегии ГПУ-ОГПУ СССР (отвечал за охрану руководителей партии и правительства). В октябре 1928 г. освобожден от занимаемой должности «по собственному желанию» и откомандирован в резерв АОУ ОГПУ СССР. С сентября 1930 г. особоуполномоченный при председателе ОГПУ (с прикомандированием к УЛАГу ОГПУ СССР), с июля 1934 г. особоуполномоченный при наркоме внутренних дел СССР, с декабря 1936 г. помощник особоуполномоченного НКВД СССР. Арестован 9 мая 1938 г. и 29 мая 1939 г. ОСО при НКВД СССР «за антисоветскую агитацию» осужден на 5 лет лишения свободы. Срок наказания отбывал в Усть-Вымском ИТЛ НКВД (Коми АССР). 25 августа 1939 г. возвращен из лагеря НКВД в г. Москву. 26 апреля 1940 г. решение ОСО при НКВД СССР было отменено и уголовное дело в отношении Беленького было направлено на доследование. 7 июля 1941 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН[225]. Расстрелян[226]. Реабилитирован ВК ВС СССР 30 мая 1956 г. Майор ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1922 г., 1932 г.).


Белкин Михаил Ильич (Моисей Эльнович) (1901-11.1980). Родился в г. Рославле Смоленской губернии. Из семьи заведующего лесным складом (по другим данным – торговца). Член КП с 1918 г. В 1918 г. на службе в РККА, с 1918 г. в органах ГБ. С 1930 г. на разных должностях в КР0-ОО ОГПУ СССР, затем на нелегальной работе в Маньчжурии. В 1932–1933 гг. в служебной командировке в Персии, затем заместитель начальника политотдела МТС (по работе ОГПУ) Красноармейской МТС (СКК). С 1934 г. на работе в аппарате СПО ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР, с 1935 г. резидент ИНО ГУГБ НКВД в Тувинской народной республике. В 1936–1938 гг. в служебной командировке в китайской провинции Синьцзян, в дальнейшем начальник 1 отделения 2 отдела ГЭУ НКВД СССР. С 1939 г. на учебе в Военной Академии им. М. В. Фрунзе, с июня 1941 г. начальник ОО НКВД 35 стрелкового корпуса (Южный фронт), затем начальник ОО НКВД 34 армии (Северо-Западный фронт). В мае – декабре 1942 г. заместитель начальника 00 НКВД Крымского фронта, заместитель начальника 00 НКВД Северо-Кавказского фронта, затем начальник ОО НКВД Северной группы войск Закавказского фронта. С апреля 1943 г. начальник УКР «Смерш» Северо-Кавказского фронта, в дальнейшем начальник УКР «Смерш» Отдельной Приморской армии и (с мая 1944 г.) начальник УКР «Смерш» 3 Прибалтийского фронта. С 1945 г. начальник оперативной группы ГУКР «Смерш» в Венгрии, начальник инспекции Союзной контрольной комиссии в Венгрии, с июня 1946 г. заместитель начальника 1 ГУ МГБ СССР. В июне 1947 – марте 1950 гг. начальник УКР МГБ Центральной группы советских войск (в Австрии и Венгрии), затем заместитель начальника 1 Управления МГБ СССР. В августе 1951 г. откомандирован в распоряжение УК МГБ СССР. 28 октября 1951 г. арестован по «делу Абакумова». 4 июня 1953 г. освобожден из-под стражи и уволен из органов МВД «по фактам, дискредитирующим высокое звание начальствующего состава». В ноябре 1954 г. лишен генеральского звания «как дискредитировавший себя за время работы в органах… и недостойный в связи с этим высокого звания генерала». Капитан ГБ (1936 г.), майор ГБ, комиссар ГБ (1943 г.), генерал-лейтенант (1944 г.). 2 ордена Ленина (1938 г., 1945 г.), 6 орденов Красного Знамени (1943 г., 1944 г., 1947 г., 1949 г.), орден Богдана Хмельницкого 2 степени (1945 г.), орден Отечественной войны 1 степени (1943 г.)[227], знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Белкин Наум Маркович (1893-03.1942). Родился в мест. Жлобин Рогачевского уезда Могилёвской губернии. Из семьи мещанина. Окончил 3 класса частной гимназии в г. Гомеле. Член КП с октября 1918 г. Участник 1 мировой войны, в 1914–1918 гг. находился в немецком плену. В 1918 г. вернулся в Советскую Россию, в дальнейшем на хозяйственной работе в г. Саратове и заведующий отделом Наркомата труда и социального обеспечения Туркестанской АССР. В 1920–1921 гг. на службе в РККА, затем на работе в системе НКПС РСФСР. С 1922 г. на работе в аппарате НКИД СССР, с 1924 г. направлен на работу за рубеж в Саудовскую Аравию, в 1925–1931 гг. по линии НКВТ СССР работал в Йемене и Ираке. В органах ГБ с июня 1931 г. В 1933–1934 гг. находился на нелегальной работе в Болгарии, Югославии и Уругвае, затем сотрудник легальной резидентуры ИНО ГУГБ НКВД в Германии. С октября 1936 г. заместитель легального резидента ИНО ГУГБ НКВД в Испании и заместитель представителя НКВД СССР при Службе безопасности Испанской республики (официально занимал должность заведующего бюро печати полпредства СССР в Испании). В августе 1938 г., после побега А. М. Орлова, был отозван в г. Москву, в марте 1939 г. уволен из НКВД вовсе «за невозможностью использования в ГУГБ НКВД». В 1939–1941 гг. начальник бюро информации Всесоюзного радиокомитета при СНК СССР. С июля 1941 г. на службе в РККА: старший политрук Центрального военного госпиталя РККА, в ноябре 1941 г. возвращен на работу в органы ГБ: сотрудник 2 отдела НКВД СССР. В декабре 1941 г. направлен на оперативную работу в Иран для изучения «курдского вопроса» (по линии 2 отдела 4 Управления НКВД СССР). Умер от сыпного тифа в г. Тавризе (Иран). Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Орден Красного Знамени (1937 г.).


Белогорский Дмитрий Аркадьевич[228] (Вайсенберг Рахим Абрамович) (1898-03.09.1938). Уроженец г. Александрии Херсонской губернии. Из семьи лесоторговца. Окончил 4-х классную частную прогимназию в г. Николаеве (1916 г.). Член КП с 1934 г. В 1916–1917 гг. приемщик на частном маслобойном заводе в г. Николаеве, затем на иждивении у родителей в г. Александрии. С февраля 1918 г. на службе в Красной Гвардии и РККА: красногвардеец Криворожского отряда Никитина, рядовой 6 пехотного полка, командир эскадрона 1 Украинского кавполка, с ноября 1919 г. командир дивизиона 1 бригады 2 полка и помощник командира 3 полка 1 Красной Кавказской кавдивизии, с октября 1920 г. находился на излечении в военных госпиталях (г. г. Таганрог, Баку и Екатеринослав). В июне 1921 г. уволен со службы в РККА по болезни. В органах ГБ в 1921–1922 гг., и с мая 1928 г. В январе 1923 – январе 1924 гг. уполномоченный секретной агентуры подотдела уголовного розыска в г. Екатеринославе, начальник секретной части подотдела уголовного розыска Винницкого губернского отдела управления, затем начальник секретно-информационной части и заместитель начальника Центророзыска Крымской АССР. В июле 1925 – феврале 1928 гг. начальник подотдела уголовного розыска Амурского губернского административного отдела, затем старший инспектор Центророзыска НКВД РСФСР. С мая 1928 г. уполномоченный ЭКУ ОГПУ СССР, с октября 1929 г. уполномоченный, старший уполномоченный и оперуполномоченный 1 отделения ЭКУ ОГПУ СССР, с февраля 1932 г. помощник начальника 1 отделения ЭКУ ОГПУ СССР, затем врид. начальника 2 отделения ЭКУ ОГПУ СССР. В июле 1934 – январе 1935 гг. помощник начальника 2 отделения ЭКО ГУГБ НКВД СССР, затем состоял в резерве ОК НКВД СССР. С мая 1935 г. сотрудник для особых поручений при начальнике ЭКО ГУГБ НКВД СССР, с ноября 1936 г. сотрудник для особых поручений при начальнике 3 (КРО) отдела ГУГБ НКВД СССР (на правах начальника отделения). В октябре 1937 г. уволен из НКВД в запас по болезни, в дальнейшем пенсионер ГУГБ НКВД СССР, проживал в г. Москве. Арестован 2 апреля 1938 г. и 3 сентября 1938 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. 16 октября 1996 г. реабилитирован Главной Военной прокуратурой РФ. Капитан ГБ (1935 г.). Орден Трудового Красного Знамени (1925 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1932 г.).


Бельский (Левин) Лев Николаевич (Абрам Михайлович) (1889 – 16.10.1941). Родился в мест. Мир Новогрудского уезда Минской губернии. Из семьи служащего транспортной конторы. Экстерном сдал экзамены при Виленском учебном округе на звание домашнего учителя и аптекарского ученика (1908 г.). Член КП с июня 1917 г. (в 1905–1907 гг. – член Бунда). В органах ГБ с апреля 1918 г. С октября 1923 г. полпред ГПУ по Туркестану, полпред ОГПУ по Средней Азии, с марта 1930 г. полпред ОГПУ по Московской области. С августа 1931 г. начальник Главного управления народного питания (Главнарпит) и член коллегии Наркомата снабжения СССР, одновременно состоял в особом резерве ОГПУ СССР. В июле 1933 г. возвращен на работу в органы ГБ: полпред ОГПУ по Нижневолжскому краю. С января 1934 г. начальник ГУРКМ ОГПУ СССР, с июля 1934 г. начальник ГУРКМ НКВД СССР (до августа 1937 г.) и одновременно с ноября 1936 г. 2 заместитель наркома внутренних дел СССР[229]. С апреля 1938 г. 1 заместитель наркома путей сообщения СССР, с апреля 1939 г. уполномоченный НКПС СССР на строительстве железнодорожной линии Карталы-Акмолинск (с функциями заказчика). 30 июня 1939 г. арестован и 5 июля 1941 г. ВК ВС СССР осужден к ВМН[230]. Расстрелян. 30 сентября 2014 г. ВК ВС РФ признан не подлежащим реабилитации. Депутат Верховного Совета СССР 1 созыва. Комиссар ГБ 2-го ранга (1935 г.). 2 ордена Красного Знамени (1921 г., 1927 г.), орден Ленина (1937 г.), орден Трудового Красного Знамени Узбекской ССР (1927 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1927 г.).


Бельский Леонид Наумович (1897-?). Родился в г. Баку. Из семьи рабочего. Член КП. В 1926–1930 гг. уполномоченный (по борьбе с контрабандой) Николаевского окротдела ГПУ, в дальнейшем уполномоченный Николаевского ГО ГПУ. С 1931 г. комендант Полтавского оперсектора ГПУ, с 1932 г. комендант Винницкого облотдела ГПУ, с июля 1934 г. комендант УНКВД по Винницкой области. В 1939 г. был уволен из НКВД. В дальнейшем был восстановлен на работе в НКВД УССР, затем на разных оперативных должностях в НКВД-НКГБ-МГБ УССР. До 1949 г. начальник Внутренней тюрьмы УМГБ по Сталинской области. Лейтенант ГБ (1936 г.), майор ГБ (на 1949 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), орден Ленина (1945 г.), орден Красного Знамени (1945 г.).


Бельский (Минц) Максим Натанович (1898-21.08.1937). Родился в г. Рыпине Плоцкой губернии в семье владельца аптеки. Окончил гимназию (1916 г.). Член КП с марта 1918 г. (в 1916–1918 гг. состоял в партии эсеров). В органах ГБ с февраля 1920 г. В 1924–1925 гг. легальный резидент ИНО ОГПУ в Чехословакии (занимал должность 2 секретаря советской дипмиссии в Праге), затем легальный резидент ИНО ОГПУ в Дании (официально являлся атташе полпредства СССР в Копенгагене). В дальнейшем на работе в центральном аппарате ОГПУ (в 1930–1931 гг. сотрудник для особых поручений при начальнике ОО ОГПУ СССР)[231], затем до апреля 1932 г. помощник начальника Читинского оперсектора ОГПУ. В апреле 1932 – августе 1933 гг. начальник Читинского оперсектора ОГПУ, в дальнейшем в распоряжении ПП ОГПУ по ВСК. С сентября 1933 г. помощник начальника ЭКО ПП ОГПУ-УГБ УНКВД по Московской области, с сентября 1934 г. находился в особом резерве ГУГБ НКВД СССР. В 1934–1937 гг. проходил обучение в Институте красной профессуры, затем сотрудник 3 (КРО) отдела ГУГБ НКВД СССР. 2 июня 1937 г. арестован и 21 августа 1937 г. Комиссией НКВД, Прокурора СССР и председателя ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован ВТ Московского ВО 10 апреля 1958 г. Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г.).


Бененсон Максим Львович (1903–1974). Родился в мест. Крупка Сенненского уезда Могилёвской губернии. Из семьи служащего. Образование низшее. Член КП с декабря 1936 г. В органах ГБ с декабря 1925 г. В октябре 1927 – июле 1928 гг. врид. старшего уполномоченного КРО Водного ТО (ВТО) ОГПУ СССР, затем старший уполномоченный и начальник отделения ВТО ОГПУ СССР. С августа 1930 г. начальник 4 отделения ВТО ОГПУ СССР, с ноября 1930 г. старший инспектор, старший уполномоченный СОЧ ТО ОГПУ СССР, с октября 1931 г. на работе в системе НКПС СССР. В мае 1933 – июле 1934 гг. оперуполномоченный ТО ОГПУ СССР, затем оперуполномоченный 1 отделения ТО ГУГБ НКВД СССР. С августа 1935 г. помощник начальника 1 отделения ТО, в дальнейшем заместитель начальника 6 отделения 6 (ТО) отдела ГУГБ НКВД СССР. В декабре 1937 – апреле 1938 гг. начальник 8 отделения 6 отдела ГУГБ НКВД СССР, затем начальник 1 отделения 6 отдела ГУГБ НКВД СССР. С июня 1938 г. помощник начальника 1 отдела 3 (Транспортного) Управления НКВД СССР, с сентября 1939 г. помощник начальника 1 отдела ГТУ НКВД СССР. В мае 1940 – феврале 1941 гг. заместитель начальника 1 отдела ГТУ НКВД СССР, затем заместитель начальника 1 отдела 3 Управления НКГБ СССР. С августа 1941 г. начальник 1 отдела 3 Управления НКВД СССР, с мая 1943 г. заместитель начальника и начальник 1 отдела 3 Управления НКГБ-ТУ МГБ СССР, с июня 1947 г. заместитель начальника ГУО на железнодорожном и водном транспорте МГБ СССР. В сентябре 1947 – сентябре 1950 гг. и. о. начальника и начальник оперотдела Управления охраны на железнодорожном транспорте ГУО на железнодорожном и водном транспорте МГБ СССР, в дальнейшем в распоряжении УК МГБ СССР. С января 1951 г. начальник 3 отдела Управления охраны МГБ-ДТО МВД Московско-Рязанской железной дороги. В апреле 1953 г. уволен из МВД, в дальнейшем на пенсии, проживал в г. Москве. Старший лейтенант ГБ (1935 г.), капитан ГБ (1937 г.), майор ГБ (1941 г.), полковник ГБ (1943 г.). 2 ордена Красного Знамени (1945 г.), 3 ордена Отечественной войны 2 степени (1945 г., 1948 г., 1949 г.), 2 ордена Красной Звезды (1937 г., 1944 г.), орден «Знак Почета» (1943 г.).


Берг Исай Давидович (1905-07.03.1939). Родился в г. Москве. Окончил основной курс ВПШ ОГПУ (1926 г.). Член КП с 1930 г. После окончания ВПШ ОГПУ с 1926 г. инструктор-проводник служебных собак 36 Батумского погранотряда ОГПУ, в дальнейшем инструктор школы-питомника служебного собаководства ГУПО и войск ОГПУ СССР. С 1930 г. на негласной работе в ПП ОГПУ по Московской области (негласный резидент ОГПУ на обувной фабрике «Буревестник», секретный сотрудник ОГПУ на предприятии «Оргметалл» (г. Москва)) (Московская область), с 1932 г. помощник уполномоченного и уполномоченный Щелковского РО ОГПУ-НКВД. В 1935 – сентябре 1936 гг. оперуполномоченный Кунцевского РО НКВД (Московская область), затем начальник Верейского РО НКВД (Московская область)[232], с 1937 г. помощник секретаря начальника УНКВД по Московской области (С. Ф. Реденса). В августе 1937 – августе 1938 гг. начальник АХО УНКВД по Московской области. В августе 1938 г. был снят с занимаемой должности «…за участие в безобразной пьянке и непристойное поведение в квартире сослуживца». Арестован 4 августа 1938 г. и 7 марта 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН[233]. Расстрелян. Реабилитирован 6 июня 1962 г. ВК ВС СССР. Младший лейтенант ГБ (1936 г.), лейтенант ГБ (1937 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1937 г.).


Бердичевский Борис Абрамович (1898-10.03.1939). Родился в г. Ставрополе-Кавказском. Из семьи врача. Окончил гимназию в г. Ставрополе-Кавказском (1917 г.). Член КП с марта 1917 г. В сентябре-ноябре 1918 г. инструктор по организации комбедов Курского губпродкома в г. Обоянь. В органах ГБ с ноября 1918 по февраль 1922 гг. и с марта 1924 г. С февраля 1922 г. заместитель председателя Ставропольского губернского ревтрибунала, с января 1923 г. председатель Ставропольской губернской КК-РКИ, с апреля 1923 г. начальник подотдела УР Отдела управления Ставропольского губисполкома. В сентябре 1923 г. направлен в распоряжение ЦК РКП(б). В марте 1924 – ноябре 1925 гг. начальник следственной части ПП ОГПУ по ЛВО, затем начальник окружного специального следственного отделения ПП ОГПУ по ЛВО. С октября 1927 г. особоуполномоченный ПП ОГПУ по ЛВО, с марта 1930 г. в распоряжении ОГПУ СССР, с мая 1930 г. заместитель особоуполномоченного и начальник следственной части при АОУ ОГПУ СССР, в дальнейшем заместитель особоуполномоченного ОГПУ СССР. В июле 1934 – феврале 1937 гг. заместитель особоуполномоченного НКВД СССР, затем заместитель начальника 9 (специального) отдела ГУГБ НКВД СССР. С мая 1938 г. заместитель начальника 3 спецотдела НКВД СССР, с июля 1938 г. заместитель начальника ОАГС НКВД СССР. 18 сентября 1938 г. арестован и 10 марта 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован 20 января 1959 г. ВК ВС СССР. Майор ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г., 1934 г.).


Бердичевский Семен Соломонович (1910–1986). Уроженец г. Елисаветграда Херсонской губернии. Из семьи продавца. Окончил 6 классов школы (1926 г.) и рабфак при Институте сельского хозяйства в г. Харькове (1933 г.). Член КП с августа 1930 г. (в марте 1958 г. исключен из партии «за нарушение соцзаконности»). В органах с апреля 1933 г.: курсант ЦШ ОГПУ СССР, с апреля 1934 г. врид. заместителя начальника политотдела (по работе с ОГПУ-НКВД) Выровской МТС (Майнский район Ульяновского округа СВК). В декабре 1934 – марте 1935 гг. находился в распоряжении УНКВД по Куйбышевскому краю, в дальнейшем врид. начальника и начальник Тагайского РО НКВД (Куйбышевский край). С ноября 1935 г. оперуполномоченный 2 отделения ОО УГБ УНКВД по Куйбышевскому краю, с июля 1936 г. оперуполномоченный 1 отделения ОО – 5 отдела УГБ УНКВД по Куйбышевскому краю. В январе – октябре 1937 г. помощник начальника 1 отделения 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Куйбышевской области, затем врид. начальника и с (января 1938 г.) начальник 7 отделения 3 отдела УГБ УНКВД по Куйбышевской области, с июля 1938 г. начальник 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Хабаровскому краю. В январе – июле 1939 г. врид. начальника ЭКО УНКВД по Хабаровскому краю, в дальнейшем начальник УНКВД по Нижне-Амурской области. С апреля 1941 г. начальник УНКГБ по Нижне-Амурской области, с сентября 1941 г. начальник 4 отдела УНКВД-УНКГБ по Хабаровскому краю. В сентябре 1944 – августе 1948 гг. начальник 2 (КРО) отдела УНКГБ-УМГБ по Хабаровскому краю, в дальнейшем начальник УМГБ по Амурской области. С января 1950 г. находился в резерве УК МГБ СССР, с июня 1950 г. заместитель начальника УМГБ по Сталинабадской области. В сентябре 1951 – марте 1953 гг. помощник министра госбезопасности Удмуртской АССР, затем начальник ХОЗО МВД Удмуртской АССР. В январе 1954 г. был уволен из МВД по служебному несоответствию. В дальнейшем проживал в г. Ижевске, работал начальником цеха № 68 Государственного союзного завода № 74 (г. Ижевск). Сержант ГБ (1936 г.), лейтенант ГБ (1938 г.), старший лейтенант ГБ (1939 г.), капитан ГБ (1941 г.), полковник ГБ. Орден Красной Звезды (1943 г.) знак «Заслуженный работник НКВД» (1944 г.), орден Красной Звезды.


Березовский Н. Б.


Березовский Наум Борисович (1902-?). Родился в г. Кременчуге Полтавской губернии. Из семьи подрядчика строительных работ. Окончил 6 классов коммерческого училища. Член КП с 1919 г. (в 1939 г. исключен из партии, с 1943 г. – кандидат в члены КП). В 1919–1921 гг. на службе в РККА (в 1920 г. находился под судом за самоуправство, но был оправдан РВТ 12 армии), затем на работе в органах ГБ. С 1924 г. вновь на службе в РККА, с октября 1926 г. старший инспектор ЦКК КП(б) Украины-Наркомата РКП УССР. В ноябре 1929 – марте 1930 гг. член пропагандистской группы ЦК КП(б) Украины, затем вновь на работе в органах ГБ: помощник уполномоченного ЭКУ ГПУ УССР, с 1931 г. оперуполномоченный ЭКУ ГПУ УССР, с 1932 г. помощник начальника 3 отдела ЭКУ ГПУ УССР. С 1933 г. помощник начальника ЭКО Киевского облотдела ГПУ, затем помощник начальника ЭКО Винницкого облотдела ГПУ, с мая 1934 г. начальник 4 отдела ЭКУ ГПУ УССР. В июле 1934 – феврале 1936 гг. начальник 4 отделения ЭКО УГБ НКВД УССР, затем начальник ЭКО УГБ УНКВД по Днепропетровской области. С января 1937 г. начальник КРО – 3 отдела УГБ УНКВД по Днепропетровской области, с марта 1938 г. находился в распоряжении УНКВД по Орджоникидзевскому краю. В марте 1938 – марте 1939 гг. начальник 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Орджоникидзевскому краю, затем уволен из НКВД «…в связи с невозможностью использования на работе в ГУГБ НКВД». 23 августа 1939 г. арестован и 28 октября 1940 г. ВТ войск НКВД Северо-кавказского округа по ст. 193-17 УК РСФСР осужден на 10 лет лишения свободы. В 1940–1941 гг. находился в местах лишения свободы Куйбышевской области. В 1942 г. досрочно освобожден из мест заключения и призван Сталинским РВК г. Куйбышева в действующую армию: воевал в боевых частях Сталинградского и Южного фронтов. На сентябрь 1943 г. помощник начальника оперотделения штаба 87 стрелковой дивизии 58 армии (Северокавказский фронт), с сентября 1944 г. помощник начальника оперативного отдела 11 стрелкового Прикарпатского корпуса (4 Украинский фронт). Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1938 г.), старший лейтенант (на 1943 г.), майор (на 1945 г.). 2 ордена Красной Звезды (1943 г., 1945 г.), орден Отечественной войны 2 степени (1944 г.), медаль «За оборону Сталинграда» (1943 г.).


Берензон Лазарь Израилевич (1898–1956). Родился в г. Москве. Из семьи биржевого маклера (мещанина). Окончил гимназию (1917 г.) и 2 курса юридического факультета Московского университета (1918 г.). Беспартийный. С апреля 1918 г. на разных должностях в финансовом отделе НКВД РСФСР. В органах ГБ с 1920 г. В июле 1921 – июле 1934 гг. начальник финансового отдела ВЧК-ГПУ-ОГПУ СССР, одновременно в августе 1922 – декабре 1930 гг. начальник финансового отдела НКВД РСФСР, затем с января 1931 г. врид. начальника и начальник финотдела ГУМ и УР при СНК РСФСР и ГИМ ОГПУ СССР, с декабря 1932 г. начальник финотдела ГУРКМ ОГПУ СССР. Одновременно с октября 1932 г. начальник финансового отдела строительства канала «Москва-Волга» ОГПУ СССР, затем с июля 1934 г. начальник финансового отдела НКВД СССР. С февраля 1938 г. начальник Финансово-планового отдела НКВД СССР, и по совместительству: с июля 1938 г. и до марта 1939 г. – начальник Центрального финансового и планового отделов Наркомата водного транспорта СССР, и с августа 1940 по февраль 1941 гг. заместитель начальника ГУЛАГа НКВД СССР. В феврале 1941 – апреле 1943 гг. начальник Центрального финансово-планового отдела НКВД СССР, затем начальник Центрального финансового отдела НКВД СССР. В марте 1946 г. освобожден от занимаемой должности «…по личной просьбе с оставлением в распоряжении ОК НКВД СССР» и откомандирован в распоряжение Министерства вооруженных сил (МВС) СССР. С марта 1947 г. старший инспектор по обозно-хозяйственному имуществу начальника тыла МВС СССР, в декабре 1949 г. приказом министра вооруженных сил СССР был уволен в отставку. Дивизионный интендант (1936 г.), генерал-майор интендантской службы (1943 г.). Орден Красной Звезды (1933 г.), орден Красного Знамени (1944 г.), орден Ленина (1945 г.) орден Трудового Красного Знамени (1945 г.), знак «Почетный работник РКМ» (1933 г.).


Беркович Леонид Михайлович (Эммануилович) (1898–1939). Уроженец г. Одессы. Из семьи рабочего-железнодорожника. Окончил 3 класса 6-летного начального еврейского казенного училища (1912 г.), кавалерийскую школу РККА в г. Смоленске (1920 г.). Член КП с января 1918 г. В 1912–1918 гг. ученик, подмастерье механической мастерской Болтянского, подмастерье-литейщик механической фабрики Всероссийского Земсоюза (г. Одесса), затем рядовой отряда Красной Гвардии в г. Одессе. С 1919 г. на службе в РККА, с сентября 1922 г. секретарь Белоцерковского отдела Союза совработников. В 1923–1929 гг. член президиума Белоцерковского окружного союза профсоюзов, уполномоченный конторы Госторга в г. Кременчуге, председатель правления Мелитопольского коопсоюза, затем на работе в органах РКМ: начальник милиции и начальник Мелитопольского окружного адмотдела. В сентябре 1930 – марте 1932 гг. начальник Винницкого оперсектора РКМ, затем заместитель начальника Харьковского облотдела РКМ. С июля 1934 г. заместитель начальника УРКМ УНКВД по Харьковской области, с октября 1934 г. начальник УРКМ и одновременно (с января 1935 г.) помощник начальника УНКВД по Харьковской области (по милиции). В апреле 1937 г. освобожден от занимаемой должности, и с мая 1937 г. заместитель начальника УРКМ УНКВД по Горьковской области. 7 июля 1937 г. арестован и 9 апреля 1938 г. ОСО при НКВД СССР приговорен к 8 годам лишения свободы[234]. Умер в местах заключения. Определением ВТ Московского ВО от 20 февраля 1958 г. реабилитирован. Майор милиции (1936 г.). Знак «Почетный работник РКМ» (1936 г.).


Берман Александр Михайлович[235] (1899-07.09.1937). Уроженец г. Одессы. Из семьи экспедитора. Образование низшее. Член КП с 1931 г. (состоял в партии в 1918–1921 гг., выбыл механически). В 1919–1920 гг. на службе в рядах РККА. В органах ГБ с 1920 г. С сентября 1925 г. уполномоченный ЭКО Артемовского окротдела ГПУ, с января 1930 г. старший уполномоченный, а затем помощник начальника отдела ЭКУ ГПУ УССР. С августа 1932 г. начальник ЭКО Днепропетровского облотдела ГПУ, с января 1934 г. начальник ЭКО Харьковского облотдела ГПУ. В июле – октябре 1934 г. состоял в распоряжении НКВД СССР, затем начальник Хозяйственного отдела АХУ, и по совместительству с сентября 1935 г. заместитель начальника АХУ НКВД УССР (одновременно с апреля 1937 г. состоял в действующем резерве ГУГБ НКВД СССР). 17 июня 1937 г. арестован[236] и 7 сентября 1937 г. приговорен к ВМН. Расстрелян. Не реабилитирован. Капитан ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1932 г.).


Берман Борис Давыдович (1901-22.02.1939). Уроженец села Андриановка Читинского уезда Забайкальской области. Из семьи владельца кирпичного завода (отец разорился в 1913 г.). Брат М. Д. и Ю. Д. Берманов. Член КП с августа 1923 г. В органах ГБ с февраля 1921 г.: в августе 1925 – мае 1926 гг. помощник начальника 1 отделения ЭКУ ОГПУ СССР, затем помощник начальника 8 отделения ЭКУ ОГПУ СССР. С декабря 1927 г. начальник 6 отделения ЭКУ ОГПУ СССР, с февраля 1928 г. врид. начальника КРО ПП ОГПУ по Средней Азии. В апреле 1929 – мае 1930 гг. начальник КРО ПП ОГПУ по Средней Азии, затем помощник начальника СОУ ПП ОГПУ по Средней Азии. С января 1931 г. в распоряжении ОГПУ СССР, с февраля 1931 г. сотрудник полпредства СССР в Германии (легальный резидент ИНО ОГПУ в Берлине). В апреле – июне 1934 г. помощник начальника ИНО ОГПУ СССР, затем 2 заместитель начальника ИНО ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР. С мая 1935 г. 1 заместитель начальника ИНО ГУГБ НКВД СССР, с августа 1936 г. заместитель начальника СПО – 4 отдела ГУГБ НКВД СССР. С марта 1937 г. нарком внутренних дел БССР и (по совместительству) начальник ОО ГУГБ НКВД БВО[237], одновременно: в июле 1937 – мае 1938 гг. председатель «тройки» НКВД при Белорусской ССР. С мая 1938 г. начальник 3 (Транспортного) Управления НКВД СССР. Депутат Верховного Совета СССР 1 созыва. 24 сентября 1938 г. арестован и 22 февраля 1939 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1а, 58-8 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН[238].

Расстрелян. Определением ВК ВС РФ от 27 марта 2013 г. признан не подлежащим реабилитации. Старший майор ГБ (1935 г.), комиссар ГБ 3 ранга (1937 г.). Орден Ленина (1937 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (V, XV). В органах ГБ работала жена – младшая сестра Б.А. и С. А. Бак – Бак Мария Аркадьевна (1903-?). подр. см. биосправку на Б. А. Бака.


Берман Матвей Давыдович (1898-07.03.1939). Родился в селе Андриановка Читинского уезда Забайкальской области. Из семьи владельца кирпичного завода (отец разорился в 1913 году). Старший брат Б. Д. и Ю. Д. Берманов. Окончил Читинское коммерческое училище (1916 г.) и ускоренный курс Иркутского военного училища (1917 г.). Член КП с июня 1917 г. В органах ГБ с августа 1918 г.[239] В сентябре 1923 августе 1924 гг. начальник Бурят-Монгольского облотдела ГПУ, одновременно (по совместительству) в сентябре 1923 – январе 1924 гг. нарком внутренних дел Бурят-Монгольской АССР. В августе 1924 – феврале 1927 гг. начальник СОУ ПП ОГПУ по Средней Азии, одновременно (до февраля 1928 г.) заместитель полпреда ОГПУ по Средней Азии и с февраля 1927 г. председатель ГПУ Узбекской ССР и по совместительству (в феврале – ноябре 1927 г.) начальник ОО ОГПУ 13 особого стрелкового корпуса и (в ноябре 1927 – феврале 1928 гг.) начальник ОО ОГПУ 2 Туркестанской стрелковой дивизии. С февраля 1928 г. начальник Владивостокского окротдела ОГПУ, с ноября 1929 г. начальник СОУ и заместитель полпреда ОГПУ по ИПО. В июле 1930 – июне 1932 гг. заместитель начальника УЛАГа-ГУЛАГа ОГПУ, затем начальник ГУЛАГа ОГПУ-НКВД СССР, одновременно в сентябре 1936 – августе 1937 гг. заместитель наркома внутренних дел СССР, начальник Управления строительства канала Москва-Волга НКВД СССР (август 1936 – август 1937 гг.) и (в октябре 1936 – августе 1937 гг.) уполномоченный НКВД СССР при СНК РСФСР. В августе 1937 – декабре 1938 гг. народный комиссар связи СССР. Депутат Верховного Совета СССР 1 созыва. 24 декабря 1938 г. арестован и 7 марта 1939 г. ВК ВС СССР осужден к ВМН[240]. Расстрелян. Определением ВК ВС СССР от 17 октября 1957 г. реабилитирован. Комиссар ГБ 3 ранга (1935 г.). Орден Красного Знамени (1927 г.), орден Ленина (1933 г.), орден Красной Звезды (1937 г.), орден Трудового Красного Знамени Узбекской ССР (1928 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1924 г., 1932 г.).


Берман Моисей Евсеевич (1895-?). Родился в г. Глухове Черниговской губернии в семье рабочего-столяра. Окончил 4-классное городское училище в г. Кролевце Черниговской губернии и бухгалтерские курсы. Член КП с апреля 1920 г. В 1910–1915 гг. служащий отделений ряда банков и коммерческих контор в г. г. Кролевце и Конотопе, затем на военной службе: рядовой 111 запасного батальона (г. Троицк Оренбургской губернии), рядовой 256 пехотного Елисаветградского полка. В январе – марте 1915 г. участник боев в Карпатах. В 1917–1918 гг. помощник бухгалтера Кролевецкого городского продкомитета, затем бухгалтер крахмального завода в г. Коропе Черниговской губернии. В 1919–1920 гг. старший бухгалтер отдела Коропского горисполкома. В органах ГБ с июня 1920 г. В июле 1925 – январе 1926 гг. уполномоченный ЭКО Луганского окротдела ГПУ, затем уполномоченный Николаевского окротдела ГПУ. С января 1927 г. начальник ЭКО и заместитель начальника Николаевского окротдела ГПУ, с февраля 1929 г. начальник ЭКО и заместитель начальника Артемовского окротдела ГПУ. В октябре 1930 – сентябре 1933 гг. начальник Енакиевского РО ГПУ (Донецкая область), затем начальник Краматорского ГО ГПУ-НКВД. С августа 1934 г. начальник инспекции резервов УНКВД по Донецкой области, с мая 1936 г. начальник ОО ГУГБ НКВД 5 отдельной танковой бригады. В августе – ноябре 1938 г. врид. начальника 1 отделения 8 отдела (промышленного) 1 Управления НКВД УССР. В ноябре 1938 г. арестован, в дальнейшем репрессирован. Старший лейтенант (1936 г.) ГБ. Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Берман Юрий Давыдович (1910–2001). Родился в селе Андриановка Читинского уезда Забайкальской области. Из семьи владельца кирпичного завода (отец разорился в 1913 г.). Младший брат М. Д. и Б. Д. Берманов. Член КП с 1936 г. Окончил Томский педагогический техникум (1931 г.). С 1931 г. преподаватель обществоведения 7-летней школы на станции Болотная Омской железной дороги (ЗСК), секретарь коллектива ВЛКСМ транспортников на станции Болотная Омской железной дороги. В органах ГБ с января 1934 г.: секретарь ОО ОГПУ 78 дивизии (Томский оперсектор ОГПУ), помощник уполномоченного, уполномоченный, оперуполномоченный и секретарь ОО ГУГБ НКВД Сибирского ВО[241], затем (с октября 1937 г.) на работе в аппарате 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Новосибирской области. С 1938 г. и. о. начальника Анжеро-Судженского ГО НКВД (Новосибирская область), затем (с мая 1938 г.) врид. начальника 3 (КРО) отделения УГБ Анжеро-Судженского ГО НКВД. В январе 1939 г. был уволен из НКВД «за невозможностью дальнейшего использования», затем выехал на жительство в Алма-Атинскую область, где работал преподавателем в средней школе. 19 июля 1939 г. арестован и в декабре 1940 г. ВТ войск НКВД Сибирского округа приговорен к ВМН. 5 февраля 1941 г. решением ВК ВС СССР ВМН была заменена лишением свободы на 10 лет. После освобождения из мест заключения, в 1950-х гг. проживал в Черепановском районе Новосибирской области, в дальнейшем на жительстве в г. Новосибирске. Сержант ГБ (1936 г.), младший лейтенант ГБ (1938 г.).


Бжозовский Игнатий Фадеевич (1902-21.08.1937). Родился в г. Варшаве. Образование незаконченное высшее. Член КП с 1920 г. (в 1928 г. вышел из компартии). До января 1937 г. помощник начальника Центрального торгово-производственного управления НКВД СССР. 13 января 1937 г. арестован и 21 августа 1937 г. Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. 8 сентября 1956 г. реабилитирован ВК ВС СССР.


Бида Моисей Григорьевич (1898-26.08.1938). Уроженец г. Кировцы (Польша). Образование высшее. Член КП. В мае 1937 – июне 1938 гг. начальник планового отдела, затем планово-финансового отдела ГУЛАГа НКВД СССР. 27 июля 1938 г. арестован и 26 августа 1938 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован ВК ВС СССР 6 августа 1957 г.


Биримбаум Гедалий Леонтьевич (1900-?). Уроженец г. Иркутска. Из семьи кустаря-слесаря (по другим данным – из семьи торговца). Окончил начальную школу (1912 г.). Член КП с марта 1920 г. (ранее состоял в партии эсеров). С 1915 г. рабочий в отделочном цеху кожзавода Фуксмана (г. Иркутск), с 1916 г. рабочий в отделочном цеху кожзавода братьев Мокеевских и с 1917 г. рабочий в отделочном цеху кожзавода Бочкова (г. Иркутск) и рядовой 3 Советского полка Красной Гвардии в г. Иркутске, был схвачен в плен в г. Благовещенске частями атамана Калмыкова (содержался в тюрьме). В июне – сентябре 1919 г. по мобилизации служил в колчаковской армии: рядовой 53 пехотного полка, затем дезертировал. В декабре 1919 – сентябре 1920 гг. на службе в РККА, в дальнейшем на работе в органах ГБ. С 1923 г. уездный уполномоченный ГПУ по Тулунскому уезду Иркутской губернии, с 1924 г. врид. Уполномоченного и уполномоченный ИРО Иркутского губотдела ОПТУ В 1926–1927 гг. уполномоченный (по агентуре) Иркутского губотдела ОГПУ, затем старший уполномоченный ИНФО Иркутского губотдела ОГПУ. С февраля 1928 г. на работе в Омском горкоме ВКП(б), затем (с декабря 1928 г.) начальник ИНФО Омского окротдела ОГПУ. В 1929–1930 гг. уполномоченный ИНФО ПП ОГПУ по Сибирскому краю, в дальнейшем старший уполномоченный 5 отделения ИНФО ПП ОГПУ по ЗСК. С января 1931 г. начальник 3 отделения ИНФО ПП ОГПУ по ЗСК, с апреля 1931 г. начальник отделения СПО ПП ОГПУ по ЗСК. В декабре 1931 – марте 1934 гг. начальник СПО и врид. начальника Барнаульского оперсектора ОГПУ, затем начальник Кемеровского ГО ОГПУ-НКВД. С сентября 1935 г. заместитель начальника ТО УГБ УНКВД по ЗСК, затем начальник ТО УГБ УНКВД по ЗСК. В 1936–1937 гг. инспектор при начальнике УНКВД по ЗСК, в дальнейшем заместитель начальника ОК УНКВД по ЗСК. С января 1938 г. помощник начальника УНКВД по Алтайскому краю (по неоперативным отделам). В сентябре 1938 г. был уволен из НКВД вовсе «за невозможностью дальнейшего использования». Арестован 29 декабря 1938 г. и 28–29 мая 1941 г. ВК ВС СССР по ст. 193-17 УК РСФСР осужден на 10 лет лишения свободы[242]. 29 июня 2006 г. уголовное дело в отношении Биримбаума пересмотрено Главной военной прокуратурой РФ и вынесено решение «…реабилитации не подлежит». Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.).


Бироста (Бирост) Михаил Григорьевич (1905-21.06.1941). Родился в г. Ростове-на-Дону. Из семьи ремесленника (по другим данным – из семьи культового служителя). Образование низшее. Член КП с 1938 г. Младший брат С. Г. Биросты (Бирост). С 1930 г. на работе в органах ГБ: сотрудник ПП ОГПУ по СКК, затем с 1934 г. – сотрудник УГБ УНКВД по АЧК. На август 1937 г. – начальник отделения 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по АЧК, с сентября 1937 г. начальник отделения 3 (КРО) отдела УНКВД по Краснодарскому краю, с 1939 г. начальник 2 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Краснодарскому краю. В ноябре 1939 г. уволен из НКВД вовсе «за невозможностью дальнейшего использования». В 1939 г. арестован и 9 мая 1941 г. ВТ войск НКВД Московского округа по ст. ст. 58-7 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН[243]. Расстрелян. Определением ВК ВС РФ от 24 ноября 2015 г. был признан не подлежащим реабилитации. Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1938 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.).


Бироста (Бирост) Семен Григорьевич (1896-?). Родился в г. Ростове-на-Дону (по другим данным – в мест. Паричи Бобруйского уезда Минской губернии). Из семьи ремесленника (по другим данным – из семьи культового служителя). Старший брат М. Г. Биросты (Бирост). Окончил начальную еврейскую школу в г. Ростове-на-Дону (1912 г.). Член КП с 1932 г. (в 1920–1922 гг. состоял в партии, но выбыл механически за непредставление рекомендации). С 1912 г. упаковщик, мальчик и приказчик в частных магазинах г. Ростова-на-Дону, с 1917 г. упаковщик на табачном складе Гурари, упаковщик в кондитерской мастерской Балатера в г. Кременчуге. С июля 1920 г. на службе в РККА, затем с февраля 1921 г. по 1922 гг. и с 1924 г. на работе в органах ГБ. В октябре 1928 – марте 1929 гг. помощник уполномоченного ЭКО Таганрогского окротдела ОГПУ, затем помощник уполномоченного ЭКО Новочеркасского РО ОГПУ. С июня 1930 г. уполномоченный ЭКО Донского окротдела ОГПУ, с октября 1930 г. уполномоченный ЭКО Таганрогского ГО ОГПУ. В 1931–1934 гг. уполномоченный и оперуполномоченный ЭКО Донского оперсектора ОГПУ-УГБ Донского сектора НКВД, затем с сентября 1934 г. оперуполномоченный 3 отделения и начальник 4 отделения ЭКО УГБ УНКВД по АЧК. С июня 1937 г. заместитель начальника ОБХСС УРКМ УНКВД по АЧК-Ростовской области, с декабря 1937 г. врид. начальника ОБХСС УРКМ УНКВД по Ростовской области. В феврале 1939 г. уволен из органов РКМ как арестованный органами прокуратуры. 29 апреля 1939 г. ВТ войск НКВД Северокавказского округа по ст. 193-17а УК РСФСР приговорен к 6 годам лишения свободы. Лейтенант ГБ (1936 г.).


Биск Эммануил Иванович (1902-?). Родился в мест. Янушполь Житомирского уезда Волынской губернии. Член КП. В 1919–1922 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ. С 1925 г. уполномоченный ОО ОГПУ 6 кавбригады (г. Куляб, Таджикской АССР), с 1928 г. уполномоченный ОО ОГПУ 12 кавдивизии. В 1929–1931 гг. уполномоченный КР0-00 Кубанского окротдела-оперсектора ОГПУ, затем помощник начальника ОО ОГПУ 12 кавдивизии. С 1932 г. заместитель начальника ОО ОГПУ 12 кавбригады, с 1934 г. заместитель начальника ОО ГУГБ НКВД 12 кавдивизии. В 1935–1937 гг. начальник ОО ГУГБ НКВД Ейской военной школы лётчиков и летчиков-наблюдателей морской и сухопутной авиации им. И. В. Сталина, затем начальник 2 отделения 5 (00) отдела и помощник начальника 5 отдела УГБ УНКВД по АЧК. С октября 1937 г. начальник 2 отделения 5 отдела и помощник начальника 5 отдела УГБ УНКВД по Ростовской области. 7 августа 1938 г. арестован и 14 сентября 1939 г. ВТ Северокавказского ВО по ст. 193-17 УК РСФСР приговорен к 6 годам лишения свободы. В январе 1943 г. освобожден из мест заключения и направлен в действующую армию: рядовой и командир отделения 91 стрелкового полка 33 гвардейской дивизии и 116 стрелкового полка 40 гвардейской дивизии (Южный фронт). В июле 1943 г. в боях в Ворошиловградской области был тяжело ранен, проходил лечение в эвакогоспитале в г. Городец Горьковской области. С января 1944 г. начальник отделения роты охраны 56 авиационной истребительной дивизии ВВС Красной Армии. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), гвардии сержант (на 1944 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.), медаль «За боевые заслуги» (1944 г.).


Бесчинский Лев Михайлович (1900-?). Член КП с 1930. В органах ГБ с августа 1922 г. До 1936 г. работал в аппарате УГБ УНКВД по Ленинградской области. До апреля 1937 г. заместитель начальника 6 (ТО) отдела УГБ УНКВД по Азово-Черноморскому краю, затем врид. начальника Краснодарского ГО НКВД, и по совместительству начальник ОО ГУГБ НКВД 9 стрелкового корпуса и 74 стрелковой дивизии. В июне 1937–1938 гг. заместитель начальника 5 (00) отдела УГБ УНКВД по АЧК-Ростовской области, в дальнейшем заместитель начальника ОО ГУГБ НКВД Северо-Кавказского ВО. В феврале 1939 г. был уволен из НКВД вовсе как «арестованный судебными органами». В дальнейшем освобожден из-под стражи и откомандирован на работу в ГУЛАГ НКВД: на 1945 г. – начальник Верхне-Туринского лагерного отделения Северо-Уральского ИТЛ НКВД. Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.).


Блат Иосиф Михайлович (Иось-Герш Михелевич) (1894-15.11.1937). Родился в г. Полтаве в семье мелкого торговца. Окончил высшее начальное училище в г. Могилёв-Подольске (1910 г.), технические курсы в г. Екатеринославе (1916 г.) и 1 курс политехнического института в г. Екатеринославе (1918 г.). Член КП с июня 1919 г. (в марте – сентябре 1917 г. состоял в РСДРП (интернационалистов)). В июне 1919 – январе 1920 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ. С августа 1922 г. начальник АОЧ-АОУ ГПУ УССР, с марта 1924 г. начальник Экономической части – ЭКУ ГПУ УССР, одновременно в мае 1925 – июле 1928 гг. начальник Южного окружного ТО ОГПУ и в июле 1928 – октябре 1930 гг. начальник Харьковского окротдела ГПУ. По совместительству с июня 1924 г. запасной член коллегии Верховного Суда УССР, и с мая 1925 г. член коллегии ГПУ УССР. В декабре 1930 – октябре 1931 гг. начальник 2 (Донецкого/Сталинского) оперсектора ГПУ УССР, затем полпред ОГПУ по Западной области. С июля 1934 г. начальник УНКВД по Западной области, с сентября 1936 г. начальник УНКВД по Челябинской области, одновременно: в июле 1937 г. председатель «тройки» при УНКВД по Челябинской области. Арестован 13 июля 1937 г. и 15 ноября 1937 г. Комиссией НКВД, Прокурора СССР и председателя ВК ВС СССР приговорен к ВМН[244]. Расстрелян. Не реабилитирован. Старший майор ГБ (1935 г.). Орден Красного Знамени (1930 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1924 г., 1932 г.).


Блиндерман Владимир Михайлович (1905-14.08.1958). Уроженец г. Одессы. Из семьи частного врача. Окончил 5 классов реального училища (1920 г.), в 1920–1921 гг. учился в Одесском механическом техникуме губсовпрофа, в 1934 г. окончил радиофакультет Одесского электротехнического института инженеров связи. Член КП с апреля 1931 г. В июле 1921 – мае 1923 гг. на службе в РККА, затем на работе на производстве и комсомольской работе в г. Одессе. С 1930 г. на учебе в г. Одессе. В 1934–1936 гг. инженер мастерских Одесского учебного комбината связи, начальник лаборатории Московской инженерно-технической академии связи им. В. Н. Подбельского. В органах ГБ с сентября 1937 г.: в октябре 1937 – сентябре 1938 гг. начальник 2 отделения Центральной лаборатории 12 отдела ГУГБ НКВД СССР, затем начальник отделения 2 Спецотдела НКВД СССР. В июле 1939 – марте 1941 гг. главный инженер Центральной лаборатории опертехники НКВД, заместитель начальника 2 Спецотдела НКВД СССР, в дальнейшем заместитель начальника 4 отдела НКГБ СССР. В августе 1941 – мае 1943 гг. заместитель начальника 2 Спецотдела НКВД СССР, начальник 5 (радиоразведка) отделения и заместитель начальника 2 Спецотдела НКВД СССР, одновременно (с сентября 1942 г.) начальник Отдела связи и заместитель начальника штаба по руководству оперативно-чекистскими группами НКВД по обороне перевалов Главного Кавказского хребта в г. Тбилиси. В мае 1943 – октябре 1946 гг. начальник 3 отделения и заместитель начальника отдела «Б» (применение оперативной техники) НКГБ-МГБ СССР, затем начальник отдела «Р» (радиоразведка) МГБ СССР. 4 ноября 1951 г. арестован по делу «о сионистском заговоре в МГБ», 17 августа 1953 г. обвинение было переквалифицировано на ст. 193-17 УК РСФСР, освобожден из заключения по амнистии. В августе 1953 г. уволен из органов МВД «по служебному несоответствию» в запас. Умер в г. Москве, похоронен на Введенском кладбище. Капитан ГБ (1939 г.), майор ГБ (1941 г.), полковник ГБ (1943 г.), полковник (1945 г.). 2 ордена Красной Звезды (1940 г., 1949 г.), орден Трудового Красного Знамени (1943 г.), орден Красного Знамени (1944 г.), орден Отечественной войны 2 степени (1945 г.), знак «Заслуженный работник НКВД» и 9 медалей. Лауреат Сталинской премии 2 степени (1949 г.)[245].


Блюман В. М.


Блюман Виктор Михайлович (1899-22.09.1938). Родился в г. Харькове. Из семьи механика. Окончил 3 класса приходского училища (1911 г.). Член КП с июля 1919 г. (состоял в КП с декабря 1917 г. по март 1918 г., но стаж не засчитали, так как, попав в плен, уничтожил партийные документы). В 1912–1916 гг. ученик позолотчика переплетной мастерской, мальчик, конторщик мануфактурного склада и конторщик комиссионной конторы в г. Харькове, затем на военной службе: рядовой 115 запасного полка. В 1917–1921 гг. на службе в отрядах Красной Гвардии и в РККА, затем с мая 1921 г. в органах ГБ. В феврале 1927 – декабре 1928 гг. начальник СОО Херсонского окротдела ГПУ, затем начальник СОО Одесского окротдела ГПУ[246]. С 1930 г. начальник 1 отделения СО ГПУ УССР, с апреля 1931 г. начальник СПО Одесского оперсектора – облотдела ГПУ. В апреле 1933 – марте 1934 гг. состоял в резерве ГПУ УССР, затем начальник 4 отделения ОО ГПУ УССР и 00 О ГПУ УВО. С июля 1934 г. начальник 4 отделения ОО УГБ НКВД УССР и ОО ГУГБ НКВД УВО, с ноября 1934 г. начальник 1 отделения ОО УГБ НКВД УССР и ОО ГУГБ НКВД УВО. В июне 1935 – январе 1937 г. начальник ТО УГБ УНКВД по Черниговской области, начальник ТО – 6 отдела УГБ УНКВД по Одесской области[247], затем начальник 5 (00) отдела УГБ УНКВД по Одесской области.

В июле – сентябре 1937 г. особоуполномоченный НКВД УССР[248], затем начальник ОО ГУГБ НКВД Киевского ВО и начальник 5 (00) отдела УГБ НКВД УССР. В феврале 1938 г. отозван в распоряжение ОК НКВД СССР. 27 апреля 1938 г. арестован и 22 сентября 1938 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН[249]. Расстрелян. Постановлением Главного военного прокурора от 18 июня 1956 г. в реабилитации было отказано. Капитан ГБ (1936 г.), майор ГБ (1937 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г.). В органах ГПУ-НКВД работала родная сестра – Блюман Эсфирь Михайловна (1903-?). С 1914 г. работница платяного магазина, затем работала на производстве. С 1932 г. на работе в органах ГБ. На июнь 1934 г. – сотрудник 2 отделения Оперода ГПУ УССР.


Богданов Борис Давыдович (1901-10.02.1938). Родился в г. Одессе в семье коммивояжера-комиссионера. Окончил коммерческое училище во Владивостоке (1918 г.), 2 курса горного отделения политехнического института во Владивостоке и китайское отделение восточного факультета Дальневосточного госуниверситета. Кандидат в члены КП с 1931 г. В 1906 г. семья Богданова перебралась из-за опасности еврейских погромов в г. Харбин, с 1909 г. жил во Владивостоке. В марте 1918 – январе 1919 гг. служил в частях белой армии во Владивостоке (в музыкантской команде при штабе Сибирской флотилии). С 1920 г. на различных должностях в хозорганизациях г. Владивостока, с 1922 г. журналист газеты «Красное Знамя» (г. Владивосток). В органах ГБ с декабря 1922 г. В июле 1926 – феврале 1928 гг. уполномоченный КРО ПП ОГПУ по ДВК, затем начальник 3 отделения КРО ПП ОГПУ по ДВК. С ноября 1928 г. в резерве назначения ПП ОГПУ по ДВК, с декабря 1928 г. начальник КРО Читинского окротдела ОГПУ В дальнейшем с 1929 г. на оперативной работе в Маньчжурии – нелегальный резидент ОГПУ в Хайларе (район Внутренней Монголии, Китай). В феврале – октябре 1931 г. состоял в резерве ОО ПП ОГПУ по ДВК, затем начальник ИНО ПП ОГПУ по ДВК. С мая 1932 г. помощник начальника ИНО ПП ОГПУ по ДВК, с июля 1934 г. помощник начальника ИНО, затем заместитель начальника ИНО – 7 отдела УГБ УНКВД по ДВК. В июле – августе 1937 г. начальник 7 (ИНО) отдела УГБ УНКВД по ДВК. Арестован 23 августа 1937 г. и 10 февраля 1938 г. выездной сессией ВК ВС СССР в г. Хабаровске приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован 9 октября 1957 г. ВТ Дальневосточного ВО. Капитан ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1936 г.). В органах ОГПУ-НКВД работала жена – Богданова Мария Ильинична (1903-04.02.1938). Уроженка Санкт-Петербургской губернии. Русская. До августа 1937 г. оперуполномоченный 4 отдела УГБ УНКВД по ДВК. Арестована 26 августа 1937 г. и 4 февраля 1938 г. выездной сессией ВК ВС СССР в г. Хабаровске была приговорена к ВМН. Расстреляна в тот же день. Реабилитирована 26 сентября 1958 г. ВТ Дальневосточного ВО. Сержант ГБ (1937 г.).


Богуславский Ефим Анисимович (1897-19.10.1970). Родился в г. Ростове-на-Дону. Из семьи кустаря-ремесленника. Окончил приходское училище. Член КП с 1925 г. (ранее состоял в КП в 1920–1921 гг.). С 1910 г. мальчик в частной коммерческой фирме в г. Ростове-на-Дону, с 1913 г. конторщик в частной коммерческой фирме в Ростове-на-Дону. В 1916–1917 гг. на военной службе: рядовой 235 запасного пехотного полка (г. Азов), рядовой 275 запасного пехотного полка (г. Таганрог). С 1917 г. конторщик в частной конторе Мишалевича в г. Ростове-на-Дону, с 1918 г. работал на разных поденных работах в г. Екатеринославе. В 1918–1921 гг. на службе в РККА. В органах ГБ с 1921 г. С июля 1925 г. начальник КРО ГПУ Крымской АССР, в ноябре 1926 – октябре 1929 гг. начальник КРО ПП ОГПУ по Уралу, затем начальник Сарапульского окротдела ОГПУ. С октября 1930 г. начальник Березниковского райотдела ОГПУ, с 1931 г. помощник начальника УРКМ и уголовного розыска Уральской области. В 1932–1933 гг. помощник начальника ЭКО ПП ОГПУ по Уралу, затем начальник инспекции резервов ПП ОГПУ по Уралу, (с 1934 г.) начальник инспекции резервов ПП ОГПУ по Свердловской области. С июля 1934 г. начальник ОМЗ УНКВД по Свердловской области, затем с 1935 г. начальник Отдела трудпоселений и мест заключения УНКВД по Свердловской области, одновременно с апреля 1937 г. состоял в действующем резерве ГУГБ НКВД. С февраля 1938 г. начальник Управления Северо-Уральского ИТЛ НКВД, в июле 1938 г. отстранен от занимаемой должности, в дальнейшем врид. помощника начальника УНКВД по Свердловской области (по отделам вне УГБ). В январе 1939 г. был уволен из НКВД в запас («…за невозможностью дальнейшего использования на работе в ГУГБ НКВД»). С 1939 г. начальник «Метизстроя» в г. Свердловске, с 1940 г. управляющий конторы «Реммаштрест» (г. Свердловск). В 1941–1945 гг. директор Свердловского деревообрабатывающего комбината, затем на ответственных должностях в Управлении лесной промышленности Свердловского облисполкома. Умер в г. Свердловске (ныне – Екатеринбург), похоронен на Широкореченском кладбище. Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1932 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.), орден Красной Звезды (1967 г.).


Богуславский Михаил Лазаревич (1901-20.06.1937). Уроженец мест. Дмитриевка Одесского уезда Херсонской губернии. Окончил 5 классов гимназии. Член КП с 1930 г. В органах ГБ с 1920 г. С 1931 г. уполномоченный ЭКУ ОГПУ, с 1932 г. сотрудник для особых поручений ЭКУ ОГПУ СССР. В 1933–1934 гг. сотрудник для особых поручений ОО ОГПУ СССР, затем секретарь ОО ГУГБ НКВД СССР. С мая 1935 г. начальник 13 отделения ОО и по совместительству секретарь ОО ГУГБ НКВД СССР, с января 1937 г. инспектор УНКВД по Курской области. 4 апреля 1937 г. арестован и 19 июня 1937 г. постановлением Комиссии НКВД, Прокурора СССР и председателя ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян[250]. Реабилитирован 14 октября 1957 г. ВТ Московского ВО. Капитан ГБ (1935 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.).


Бодеско-Михали Яков Михайлович (1892-02.09.1937). Уроженец деревни Сальва округа Бестерца провинции Трансильвания (Австро-Венгрия). Из семьи служащего-приемщика зерна в частной фирме. Окончил 5 классов гимназии в г. Насоде (Австро-Венгрия) (1907 г.). Член КП с февраля 1920 г. (в 1909–1912 гг. состоял в Социал-демократической партии Венгрии, в 1918–1920 гг. член партии левых эсеров-максималистов). С 1908 г. контролер-счетчик на электростанции в г. Насоде, в 1912–1914 гг. на службе в австро-венгерской армии: младший унтер-офицер 31 пехотного полка 16 дивизии. Участник 1 мировой войны. С сентября 1914 г. в русском плену, содержался в лагерях военнопленных в г. Астрахани и в Забайкальской области. В апреле 1917 г. за участие в антивоенных выступлениях заключен в штрафной лагерь военнопленных на станции Даурия Забайкальской области, откуда в декабре 1917 г. бежал. В 1917–1918 г. командир отряда Красной Гвардии военнопленных-интернационалистов в г. Чите Забайкальской области. В органах ГБ с марта 1918 г., затем с сентября 1918 г. на подпольной работе в г. Благовещенске-на-Амуре. В феврале 1919 г. арестован колчаковской контрразведкой, заключен в тюрьму г. Благовещенска-на-Амуре, с октября 1919 г. командир партизанского отряда в Зейской волости Свободненского уезда Амурской области. С февраля 1920 г. вновь на работе в органах ГБ: с 1921 г. начальник общего отдела ГУ ГПО ДВР. С сентября 1921 г. в ВЧК-ГПУ: сотрудник для поручений, уполномоченный 15 спецотделения ОО, особоуполномоченный ИНО ГПУ-ОГПУ СССР. В 1923–1924 гг. помощник начальника 2 отделения КРО ОГПУ СССР, затем особоуполномоченный ИНО ОГПУ СССР. С 1926 г. начальник ГПУ АССР Немцев Поволжья, в июле 1929 г. откомандирован в ОГПУ СССР. С сентября 1929 г. начальник Бурят-Монгольского облотдела ОГПУ, одновременно в сентябре 1929 – декабре 1930 гг. нарком внутренних дел Бурят-Монгольской АССР. В сентябре 1931 г. откомандирован на работу в ИНО ОГПУ СССР, с марта 1933 г. начальник 2 отделения ИНО ОГПУ СССР. В июле 1934 – мае 1937 гг. начальник 2 отделения ИНО ГУГБ НКВД СССР. Арестован 23 мая 1937 г. и 2 сентября 1937 г. Комиссией НКВД, Прокурора СССР и председателя ВК ВС СССР приговорен к ВМН[251]. Расстрелян. 2 апреля 1957 г. реабилитирован ВК ВС СССР. Майор ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (V, XV).


Болотин Владимир Григорьевич (1904-?). Родился в г. Киеве. Образование среднее (до 1918 г. учился в гимназии в г. Гомеле). Кандидат в член КП с 1937 г. С февраля 1919 г. на работе в органах ГБ: сотрудник Гомельской губернской ЧК. В августе 1920 г. уволен из ЧК по собственному желанию. С 1923 г. на советской работе: в 1923–1925 гг. заведующий секретариатом Наркомата финансов СССР, затем заведующий секретариатом Сибирского крайкома ВКП(б). С апреля 1930 г. на работе в ГБ: уполномоченный ЭКО ПП ОГПУ по Сибири, с 1930 г. врид. начальника 4 отделения и начальник 3 отделения ЭКО ПП ОГПУ по ЗСК. В январе 1933 – июле 1934 гг. начальник 2 отделения ЭКО ПП ОГПУ по ЗСК, затем начальник 2 отделения ЭКО УГБ УНКВД по ЗСК. С августа 1935 г. заместитель начальника 3 (оперативного) отдела УИТЛ и М3 УНКВД по ЗСК, с декабря 1935 г. заместитель начальника 3 отдела УИТЛ и М3 УНКВД по Ленинградской области. В сентябре 1937 – августе 1938 гг. заместитель начальника 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области. Арестован 13 августа 1938 г. и 3 мая 1940 г. ОСО при НКВД СССР по ст. 58–10 и 193-17 УК РСФСР приговорен к 8 годам лишения свободы. В январе 1944 г. освобожден из мест заключения и направлен в действующую армию, зачислен в штрафной батальон. В декабре 1944 г. был ранен в бою и демобилизован с освобождением от дальнейшего отбытия наказания. С 1952 г. работал на Челябинском тракторном заводе. Реабилитирован 24 мая 2000 г. Капитан ГБ (1938 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Болотин (Болотин-Балясный) Григорий Самойлович (1896–1990). Уроженец мест. Брусилов Радомысльского уезда Киевской губернии. Из семьи директора магазина. Окончил 2-х классную школу (1915 г.), Киевскую губернскую совпартшколу (1926 г.) и рабфак в г. Харькове (1938 г.). С 1919 г. на службе в РККА, с марта 1921 г. на работе в органах ГБ. В августе 1927 – июне 1934 гг. уполномоченный, помощник уполномоченного, уполномоченный и оперуполномоченный ОО ГПУ УССР, затем помощник начальника ОО ОГПУ-ГУГБ НКВД 45 мехкорпуса (г. Киев). В сентябре 1936 – ноябре 1937 гг. в служебной командировке в Испании, затем заместитель начальника отделения 5 (00) отдела ГУГБ НКВД СССР. С июня 1938 г. заместитель начальника 7 отделения 3 отдела 2 Управления НКВД СССР, с ноября 1938 г. заместитель начальника 9 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД СССР, с апреля 1940 г. начальник 7 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД СССР. В феврале – июле 1941 г. врид. начальника и начальник 4 отдела 3 Управления НКО СССР, затем начальник 4 отдела УОО НКВД СССР. С апреля 1943 г. помощник начальника ГУКР «Смерш» НКО СССР (по Волховскому и 3 Белорусскому фронтам), с мая 1945 г. руководитель опергруппы ГУКР «Смерш» НКО СССР в Восточной Пруссии и в г. Вене, с мая 1946 г. помощник начальника 3 ГУ МГБ СССР. В марте 1950 г. был уволен из МГБ по болезни. Постановлением СМ СССР № 9-4сс от 3 января 1955 г. лишен звания генерал-майора как «…дискредитировавший себя во время работы в органах госбезопасности и недостойный в связи с этим высокого звания генерала». Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1940 г.), бригадный комиссар (1941 г.), майор ГБ (1941 г.), полковник ГБ (1943 г.), генерал-майор (1943 г.). Орден Ленина (1945 г.), 3 ордена Красного Знамени (1937 г., 1944 г., 1949 г.), орден Кутузова 2 степени (1945 г.), 2 ордена Отечественной войны 1 степени (1944 г., 1945 г.), орден Отечественной войны 2 степени (1943 г.), орден Красной звезды (1943 г.), знак «Заслуженный работник НКВД» (1942 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.), медаль «За отвагу».


Большеменников Борис Павлович (1904-?). Родился в г. Севастополе Таврической губернии в семье рабочего кондитерской фабрики. Окончил рабфак Московского института инженеров транспорта (1931 г.). Член КП с 1925 г. С 1918 г. помощник киномеханика частного театра, с 1920 г. на службе в РККА. В 1922–1924 гг. подручный Севастопольского судостроительного завода, затем секретарь ячейки РКСМ частного банка в г. Москве, секретарь ячейки РКСМ общества «Транспорт» (г. Москва). В 1925–1926 гг. заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации Сокольнического райкома ВЛКСМ (г. Москва), секретарь ячейки ВЛКСМ Госбанка СССР. С 1928 г. на службе в РККА: ответорганизатор ВЛКСМ 2 артполка (МВО), в дальнейшем инспектор Управления кадров Госбанка СССР. В органах ГБ с ноября 1930 г.: уполномоченный 8 отделения ЭКУ ОГПУ УССР, с апреля 1932 г. уполномоченный 2 отделения ЭКУ ОГПУ СССР, с октября 1932 г. оперуполномоченный 8 отделения ЭКУ ОГПУ СССР. В июле 1934 – мае 1935 гг. оперуполномоченный 7 отделения ЭКО ГУГБ НКВД СССР, затем помощник начальника и начальник 11 отделения ЭКО ГУГБ НКВД СССР. С ноября 1936 г. помощник начальника 5 отделения ЭКО ГУГБ НКВД СССР, с марта 1937 г. заместитель начальника 17 отделения 3 (КРО) отдела ГУГБ НКВД СССР. В октябре – декабре 1937 г. начальник 8 отделения 3 (КРО) отдела ГУГБ НКВД СССР, затем начальник 3 отделения 6 (ТО) отдела ГУГБ НКВД СССР. С февраля 1938 г. помощник начальника УНКВД по Кировской области, затем и. о. заместителя начальника УНКВД по Кировской области[252]. В марте 1939 г. откомандирован в OK НКВД СССР, с июня 1939 г. начальник Управления Темниковского ИТЛ НКВД СССР. Депутат Верховного Совета РСФСР 1 созыва (1938 г.). В сентябре 1939 г. уволен из НКВД как арестованный, в дальнейшем 27 ноября 1940 г. решением ОСО при НКВД СССР был приговорен к 8 годам лишения свободы. О дальнейшей судьбе информация отсутствует. Старший лейтенант ГБ (1935 г.), капитан ГБ (1937 г.). Орден «Знак Почета» (1937 г.), знак «Почетный сотрудник ВЧК-ГПУ» (1936 г.).


Бондаренко-Гольдман Николай Петрович (1901-?). Родился в селе Маньковичи Слуцкого уезда Минской губернии. Из семьи приказчика. Образование неоконченное высшее. Член КП с 1921 г. До 1919 г. работал приказчиком, затем на службе в РККА. С 1920 г. на работе в органах ГБ. С 1925 г. начальник агентуры и начальник активной части СОЧ отдела УР г. Киева, с 1928 г. начальник отдела УР г. Киева. В 1929–1932 гг. уполномоченный Киевского окротдела-оперсектора ГПУ, затем уполномоченный ОО ГПУ УССР. С 1934 г. уполномоченный ОО УГБ НКВД УССР, с 1936 г. начальник 10 отделения ОО УГБ НКВД УССР, с 1937 г. начальник 4 отделения 3 (КРО) отдела УГБ НКВД УССР. В марте 1938 г. откомандирован в распоряжение НКВД СССР, с апреля 1938 г. начальник 3 (оперативно-чекистского) отдела Управления Ухто-Ижемского ИТЛ НКВД (Коми АССР). В июле 1938 г. уволен из НКВД «в связи с невозможностью дальнейшего использования». В 1938–1939 гг. по неуточненым данным находился под следствием, в дальнейшем был освобожден из-под стражи. С июля 1941 г. вновь на работе в НКВД СССР, в 1945–1946 гг. сотрудник УНКГБ по Гродненской области. В 1948 г. уволен из МГБ. О дальнейшей судьбе информация отсутствует. Лейтенант ГБ (1936 г.), майор ГБ (1946 г.). Орден Ленина (1945 г.), орден Красного Знамени (1945 г.).


Бордон Георгий Николаевич (1905-07.09.1937). Уроженец г. Одессы. Беспартийный. В органах ГБ с 1924 г. До 1934 г. уполномоченный СПО ГПУ УССР, затем оперуполномоченный ОО УГБ УНКВД по Харьковской области. В мае 1935 г. был уволен из НКВД УССР как беспартийный. В мае 1935 – феврале 1936 гг. начальник пограничной техники в представительстве КП Западной Украины при ЦК КП(б) Украины, в дальнейшем возвращен на работу в НКВД: оперуполномоченный ОО УГБ НКВД УССР, с янврая 1937 г. оперуполномоченный 3 (КРО) отдела УГБ НКВД УССР. Арестован 17 июля 1937 г. и 7 сентября 1937 г. выездной сессией ВК ВС СССР в г. Киеве приговорен к ВМН. Расстрелян в тот же день. Спецзвания не имел. Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Борецкий Яков Давыдович (1902-?). Родился в г. Бахмуте Екатеринославской губернии. Из семьи портногокустаря. Образование среднее. Член КП с 1924 г. (в 1938 г. исключен из партии «за сокрытия членства в ЕКП»). С 1913 г. ученик и лаборант фотомастерской в г. Бахмуте, с 1919 г. кочегар электростанции в г. Киеве, с 1920 г. сотрудник для поручений районной комендатуры в г. Киеве. В органах ГБ с 1920 г. С 1924 г. уполномоченный разведки (Оперода) ГПУ УССР, с 1927 г. уполномоченный КРО Одесского окротдела ГПУ. В 1929–1931 гг. старший уполномоченный ИНО ГПУ УССР, затем начальник отделения Оперода ГПУ УССР. С 1932 г. начальник Оперода Одесского облотдела ГПУ, с июля 1934 г. начальник Оперода УГБ УНКВД по Одесской области. В 1936–1937 гг. начальник отделения Оперода УГБ НКВД УССР, затем начальник отделения 1 (охрана руководства партии и правительства) отдела УГБ НКВД УССР. С августа 1937 г. заместитель начальника 1 отдела УГБ НКВД УССР, с 1938 г. начальник отделения 1 отдела УГБ НКВД УССР. В октябре 1938 – феврале 1939 гг. начальник АХО Усольского ИТЛ НКВД, затем инспектор и врид. начальника Отдела режима Усольского ИТЛ НКВД. С марта 1940 г. начальник отделения 2 отдела Усольского ИТЛ НКВД, в апреле – сентябре 1942 г. начальник АХО Усольского ИТЛ НКВД. О дальнейшей судьбе информация отсутствует. Капитан ГБ (1936 г.), майор ГБ. Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Борин Борис Ефимович (1890–1940). Родился в г. Нежине Черниговской губернии. Из семьи приказчика. Окончил 4-классное городское училище в Нежине (1905 г.). Член КП с 1921 г. В 1906–1907 гг. счетовод керосинового склада на станции Хащеватое (Гайворонский уезд Херсонская губерния), затем (с 1908 г.) конторщик в купеческой конторе в г. Нежине, с 1911 г. на военной службе. В марте 1919 – июле на службе в РККА. В органах ГБ с июля 1921 г. В октябре 1927 – ноябре 1929 гг. старший уполномоченный 1 отделения ОО ОГПУ УВО, затем начальник 2 отделения ОО ОГПУ УВО. С октября 1930 г. начальник 4 отделения ОО ОГПУ УВО, с декабря 1930 г. начальник Кременчугского ГО ГПУ. С октября 1932 г. начальник Житомирского ГО ГПУ (Киевская область), с августа 1933 г. начальник Сумского ГО ГПУ-НКВД (Харьковская область). В июле 1934 – апреле 1935 гг. помощник начальника ДТО ГУГБ НКВД Южной дороги (г. Харьков), затем врид. начальника ТО УГБ УНКВД по Харьковской области (по Южной железной дороге). В сентябре 1935 – сентябре 1937 гг. начальник-комиссар Харьковской школы НКВД СССР. В сентябре 1937 г. снят с занимаемой должности и уволен из органов НКВД «за невозможностью дальнейшего использования на работе в ГУГБ НКВД». Капитан ГБ (1936 г.).


Борин-Цигельман Борис Моисеевич (1899-?). Из семьи рабочего. Член КП с 1919 г. В 1918–1920 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ. С 1926 г. уполномоченный КРО Киевского окротдела ГПУ, затем уполномоченный СОЧ Николаевского окротдела ГПУ. В 1927–1931 гг. начальник СО Мариупольского окротдела ГПУ, затем начальник отделения ОО Одесского оперсектора-облотдела ГПУ. С 1933 г. заместитель начальника Николаевского ГО ГПУ и заместитель начальника ОО ОГПУ 15 Сивашской стрелковой дивизии, с июля 1934 г. заместитель начальника Николаевского ГО НКВД и заместитель начальника ОО ГУГБ НКВД 15 Сивашской стрелковой дивизии. В августе 1934 – феврале 1936 гг. начальник Херсонского ГО НКВД, затем начальник Кременчугского ГО НКВД. В июне 1938 г. отозван в распоряжение ОК НКВД СССР. В 1939 г. Военным Трибуналом войск НКВД Среднеазиатского округа приговорен к 7 годам лишения свободы. Старший лейтенант ГБ (1936 г.).


Борисов-Вильнер Борис Соломонович (1898-02.10.1938). Уроженец г. Одессы. Член КП с 1927 г. С 1925 г. сотрудник Каменец-Подольского окротдела ГПУ, затем в 1930–1933 гг. сотрудник ИНО и секретарь Одесского оперсектора-облотдела ГПУ. С октября 1933 г. начальник ОК Харьковского облотдела ГПУ, с июля 1934 г. начальник ОК УНКВД по Харьковской области. С августа 1934 г. начальник ОК УНКВД по Днепропетровской области, с мая 1938 г. помощник начальника УНКВД по Днепропетровской области. В июле 1938 г. отозван в распоряжение НКВД УССР. Арестован 25 июля 1938 г. и 2 октября 1938 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян в г. Киеве. Реабилитирован 27 февраля 1961 г. Старший лейтенант ГБ (1936 г.).


Борисов (Борисов-Коган) Борис Израилевич (1904-?). Родился в мест. Паричи Бобруйского уезда Минской губернии. Из семьи подрядчика по разработке леса. Окончил 4 класса частной гимназии (1919 г.) и 2 курса Киевского политехнического института (1924 г.). Член КП с 1931 г. С июня 1918 г. ученик в пекарне Рочинского в г. Екатеринославе, с ноября 1919 г. сотрудник Екатеринославской губернской комиссии по топливу. В апреле 1920 – январе 1921 гг. боец-санитар 13 военно-санитарного отряда, затем рабочий на ряде заводов в г. г. Екатеринославе и Киеве, в дальнейшем (в 1922–1924 гг.) на учебе в г. Киеве. С 1924 г. электромонтер учебно-механического завода, в дальнейшем электромонтер на заводе «Большевик» и ножевик на фанерном заводе «Комборбеза» (г. Киев). В органах ГБ с марта 1926 г.: секретный сотрудник и помощник оперуполномоченного Киевского окротдела ГПУ, с 1928 г. уполномоченный и оперуполномоченный СО-СПО Киевского окротдела-оперсектора-облотдела ГПУ. В июле 1934 – феврале 1938 гг. оперуполномоченный 3 отделения СПО, старший оперуполномоченный, начальник 5 отделения 4 (СПО) отдела и врид. начальника 1 отделения 4 отдела УГБ НКВД УССР, в дальнейшем состоял в распоряжении НКВД СССР. С мая 1938 г. заместитель начальника Управления Средне-Азиатского ИТЛ НКВД, с мая 1939 г. заместитель начальника Управления Вятского ИТЛ НКВД. В октябре 1941 – ноябре 1945 гг. заместитель начальника Управления Ивдельского лагеря НКВД (Свердловская область), затем заместитель начальника Управления Юго-Западного горно-промышленого управления Дальстроя НКВД-МВД. В июле 1947 г. уволен из МВД «…за использование служебного положения в корыстных целях». В дальнейшем проживал в г. Киеве, на 1955 г. работал инспектором треста «Югостроймеханизация». Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1937 г.), подполковник ГБ (1943 г.). 2 ордена Красной Звезды (1937 г., 1945 г.), орден Красного Знамени, знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Борисов-Лендерман Соломон Исаевич (1899–1955). Уроженец г. Киева. Из семьи кустаря-портного, мещанина (по другим данным – из семьи торговца). Образование низшее. Член КП с 1928 г. (в 1919–1921 гг. состоял в РКП(б), но выбыл механически). С 1919 г. на службе в РККА, с 1921 г. на службе в органах ГБ. В 1925–1929 гг. помощник уполномоченного, уполномоченный и старший уполномоченный УЧОСО Зиновьевского окротдела ГПУ, затем старший уполномоченный УЧОСО Могилёв-Подольского окротдела ГПУ. С 1930 г. начальник УЧОСО Херсонского окротдела ГПУ, в дальнейшем оперуполномоченный ИНФО-СПО Житомирского оперсектора ГПУ. С 1932 г. помощник и заместитель начальника ОО ОГПУ 3 кавдивизии (г. Бердичев), с 1933 г. заместитель начальника ОО ОГПУ-ГУГБ НКВД 58 стрелковой дивизии (г. Черкассы). В сентябре 1934 – мае 1935 гг. начальник ОО ГУГБ НКВД 46 стрелковой дивизии и (по совместительству) начальник Коростенского РО НКВД (Киевская область). С июня 1935 г. врид. начальника Коростенского окротдела НКВД и ОО ГУГБ НКВД 46 стрелковой дивизии и Управления начальника работ № 51, с ноября 1936 г. начальник Уманского РО НКВД (Киевская область) и по совместительству начальник ОО ГУГБ НКВД 99 стрелковой дивизии. Одновременно в 1937–1938 гг. начальник Уманской межрайонной оперативной следственной группы[253]. С марта 1938 г. начальник Управления Ивдельского ИТЛ НКВД (Свердловская область), в дальнейшем заместитель начальника Управления Ивдельского ИТЛ НКВД. В августе 1938 – октябре 1939 гг. начальник Управления Ново-Тамбовского ИТЛ НКВД (г. Комсомольск-на-Амуре), и по совместительству (до октября 1939 г.) начальник Комсомольского-на-Амуре отделения Управления Дальневосточного ИТЛ НКВД. 4 октября 1939 г. арестован в г. Комсомольске-на-Амуре, этапирован в г. Киев и 31 января – 6 февраля 1941 г. Военным Трибуналом Киевского ВО по ст. 206-17а УК УССР (193– 17а УК РСФСР) приговорен к 8 годам лишения свободы. Решением Президиума Верховного Совета СССР от 21 января 1943 г. исполнение приговора было отсрочено до окончания военных действий, отправлен в действующую армию. Капитан ГБ (1936 г.). В органах НКВД служила и жена – Борисова-Лендерман Розалия Борисовна (1904-?), на 1939 г. секретарь отдела Управления Ново-Тамбовского ИТЛ НКВД.


Боровицкий Авраам Израилевич (1903-?). Родился в мест. Фастов Васильковского уезда Киевской губернии в семье частного экспедитора грузов на железной дороге (мещанина). Окончил 2-х классное начальное училище, 4-х классное училище и частную гимназию «Общества родителей». Член КП с ноября 1927 г. В 1920–1921 гг. давал частные уроки в г. Киеве, затем воспитатель в детском доме «Озет» в г. Фастове. С 1922 г. безработный, кочегар и помощник станкового машиниста на Дарницком фанерном заводе, с 1925 г. секретарь заводского комитета фабрики игрушек в г. Киеве. В 1928–1931 гг. председатель месткома мебельной фабрики им. И.Боженко в Киеве, затем член президиума и ответственный секретарь Всеукраинского профсоюза деревообделочников. С октября 1933 г. по партийной мобилизации в органах ГБ: сотрудник Киевского облотдела ГПУ, с ноября 1933 г. начальник КВЧ ряда лаготделений Байкало-Амурского ИТЛ ОГПУ-НКВД, с декабря 1936 г. помощник начальника и заместитель начальника КВЧ Байкало-Амурского ИТЛ НКВД. В июле 1939 – январе 1940 гг. начальник стройотделения Приморского ИТЛ НКВД (Приморский край), затем начальник стройотделения строительства № 105 НКВД (г. Кандалакша). С августа 1940 г. начальник районного управления строительства НКВД железной дороги Сорока – Обирская и начальник района Сорокского ИТЛ НКВД СССР (Карело-Финская ССР), с января 1941 г. заместитель начальника Управления Северо-Печорского ИТЛ НКВД СССР[254], с февраля 1942 г. начальник строительства железной дороги Саратов-Сталинград (Волгожелдорстроя НКВД). В сентябре 1942 г. освобожден от занимаемой должности, в дальнейшем в 1943–1946 гг. заместитель начальника Управления Северо-Печорского ИТЛ НКВД-МВД, затем (в декабре 1946 – июле 1950 гг.) начальник Управления Северо-Печерского ИТЛ МВД. С июля 1950 г. начальник Северного управления ИТЛ и строительства № 503 МВД (Красноярский край), с сентября 1952 г. начальник Управления ИТЛ и строительства № 513 МВД (Приморский край). В апреле 1953 г. освобожден от занимаемой должности и откомандирован в распоряжение МВД СССР. В дальнейшем уволен из МВД в запас. Проживал в г. Москве и работал в Мосгорстрое. Старший лейтенант ГБ, майор внутренней службы (1945 г.), подполковник внутренней службы. Орден Трудового Красного Знамени (1940 г.), орден «Знак Почета» (1942 г.), орден Красной Звезды (1943 г.), орден Отечественной войны 2 степени (1946 г.), знак «Заслуженный работник МВД», знак «Почетному железнодорожнику», знак «Почетный строитель Москвы».


Боровой Исаак Исаакович (1898-?). Из семьи рабочего. Член КП с 1918 г. До февраля 1917 г. чернорабочий на частном предприятии в г. Витебске, затем на военной службе. С 1918 г. в РККА: в 1919–1920 гг. начальник разведки 18 кавдивизии (10, 11 армии Южного и Юго-Восточного фронтов). В органах ГБ с 1920 г. В 1920–1921 гг. сотрудник Витебской губернской ЧК, затем на оперативных должностях в Закавказской ЧК. В 1924 г. уволен из органов ОГПУ. С сентября 1924 г. на работе в аппарате НК РКИ-ЦКК ВКП(б), в мае 1929 г. возвращен на работу в ОГПУ. С 1928 г. сотрудник аппарата ИНО ОГПУ СССР, в 1929–1931 гг. сотрудник резидентуры ИНО ОГПУ в Турции (работал в должности секретаря торгпредства СССР в Анкаре). С 1931 г. старший уполномоченный ИНО ОГПУ СССР[255], в дальнейшем на оперативных должностях в аппарате ИНО ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР (в 1934–1936 гг. на работе в нелегальной резидентуре ИНО ГУГБ НКВД СССР в Англии). В 1938 г. начальник отделения 7 (ИНО) отдела ГУГБ НКВД СССР. 2 декабря 1938 г. арестован, 10 марта 1939 г. решением ВК ВС СССР уголовное дело в отношении И. И. Борового направлено на доследование. 27 апреля 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к 20 годам лишения свободы. 4 апреля 1940 г. решением Президиума Верховного Суда СССР приговор ВК ВС СССР от 27 апреля 1939 г. отменен и уголовное дело направлено на доследование. 24 июня 1941 г. ВК ВС СССР приговорен к 15 годам лишения свободы. После отбытия срока наказания в лагере НКВД-МВД в августе 1953 г. направлен на поселение в Удерейский район Красноярского края (на поселении работал библиотекарем). Определением ВК ВС СССР от 24 апреля 1954 г. реабилитирован. Старший лейтенант ГБ (1936 г.).


Бородин Норман Михайлович (1911-08.1974). Родился в г. Чикаго (США) в семье профессионального революционера М. М. Бородина (Грузенберга). Окончил Ленинградский морской техникум (1930 г.), в 1930–1934 гг. учился в Королевском университете Фредерика (ныне – Университет Осло), Германском институте для иностранцев, Французском коллеже (Коллеж де Франс) при Сорбонне, в 1934–1935 гг. – на филологическом факультете МГУ и в Военно-химической академии РККА, а также в 1938 г. окончил Технический институт в Нью-Йорке. Член КП. В органах ГБ с марта 1930 г.: сотрудник ИНО ОГПУ СССР. В 1931–1936 гг. находился в краткосрочных служебных командировках в Австрии, Германии, Англии, Нидерландах, Италии, Чехословакии, Швейцарии, Норвегии, Германии и Франции, с перерывом на 1934–1935 гг. для учебы в Военно-химической академии РККА. С 1937 г. помощник нелегального резидента 7 (ИНО) отдела ГУГБ НКВД в США (работал под «крышей» студента радиотехнического факультета Технического иститута), в сентябре 1938 г. отозван в Москву. В сентябре 1938-сентябре 1941 гг. начальник иностранного отдела Уполномоченного по охране военных тайн в печати и начальника Главлита при СНК СССР, затем вновь на работе в НКВД СССР. С октября 1942 г. начальник 2 отделения 3 отдела 1 Управления НКВД СССР, в дальнейшем заместитель начальника отдела 2 ГУ НКГБ-МГБ СССР (по непроверенным данным в 1944–1945 гг. на нелегальной работе – по документам гражданина США работал в швейцарской миссии Красного Креста в г. Берлине). С 1947 г. корреспондент газеты «The Moscow News» («Московские новости»). 25 февраля 1949 г. арестован и 1 июня 1951 г. выслан на жительство в г. Караганду Казахской ССР. С мая 1952 г. старший литературный работник и и. о. заведующего отделом культуры и быта газеты «Социалистическая Караганда» (в газете писал под псевдонимом Н. Борисов). В сентябре 1955 г. возвращен на жительство в г. Москву, в 1954 г. реабилитирован. С 1954 г. на работе в редакции «Литературной газеты» и Иностранной комиссии Союза писателей СССР. В 1955 г. восстановлен на работе в КГБ при СМ СССР: начальник 7 отдела (контрразведка среди иностранных журналистов и охрана дипкорпуса) 2 ГУ КГБ при СМ СССР, с 1961 по 1967 гг. состоял в действующем резерве КГБ при СМ СССР, одновременно: в 1961–1967 гг. заместитель начальника действующего резерва партийных и государственных учреждений 1 ГУ КГБ при СМ СССР и в июне 1961 – июле 1967 гг. заведующий Главной редакцией зарубежной информации и член правления Агентства печати «Новости» (АПН), затем политический обозреватель АПН[256]. Похоронен на Новодевичьем кладбище в г. Москве. Младший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ, полковник (1944 г.). Орден Красного Знамени (1958 г.), орден «Знак Почета» (1962 г.), знак «Почетный сотрудник госбезопасности». Заслуженный работник культуры РСФСР.


Борщев Тимофей Михайлович (1901-16.05.1956). Уроженец села Кусары (Новая Куба) Кубинского уезда Бакинской губернии. Из семьи чернорабочего (по другим данным – из семьи мещан). Член КП с декабря 1918 г. В органах ГБ с апреля 1920 г. В сентябре 1920 – мае 1927 гг. на разных оперативных должностях Азербайджанской ЧК-ГПУ Азербайджанской ССР, затем старший уполномоченный и начальник Восточного отдела ГПУ Азербайджанской ССР. С марта 1931 г. заместитель начальника СПО ГПУ Азербайджанской ССР, с мая 1933 г. начальник Гянджинского ГО ГПУ-НКВД (Азербайджанская ССР). В апреле – декабре 1935 г. начальник Кировобадского ГО НКВД, в дальнейшем помощник начальника УНКВД ЗСФСР по Азербайджанской ССР. В январе – ноябре 1937 г. начальник 3 (КРО) отдела УГБ НКВД Азербайджанской ССР, затем заместитель наркома внутренних дел Азербайджанской ССР. С июля 1938 г. нарком внутренних дел Туркменской ССР, с февраля 1941 г. заместитель начальника 2 Управления НКГБ СССР. В июле 1941 – мае 1943 гг. начальник УНКВД по Свердловской области, затем начальник УНКГБ-УМГБ по Свердловской области. С мая 1948 г. состоял в резерве МГБ СССР, в августе 1948 г. уволен в запас МГБ СССР по состоянию здоровья[257]. В августе – ноябре 1948 г. не работал, проживал в г. г. Кисловодске и Баку, в дальнейшем заместитель председателя Бакинского горисполкома. С февраля 1952 г. помощник секретаря ЦК КП Азербайджана, с мая 1952 г. заместитель заведующего отделом административных органов ЦК КП Азербайджана. В марте – июле 1953 г. начальник Управления охраны МВД Азербайджанской железной дороги. В дальнейшем уволен в запас по служебному несоответствию. Пенсионер МВД, проживал в Баку. В ноябре 1954 г. лишен звания генерал-лейтенанта запаса «…за злоупотребление служебным положением в период работы на руководящих должностях в НКВД-МГБ». 19 января 1955 г. арестован и 12–26 апреля 1956 г. выездной сессией ВК ВС СССР в г. Баку приговорен к ВМН[258]. 27 апреля 1956 г. этапирован во Внутреннюю тюрьму КГБ при СМ СССР в Москву. Расстрелян. Не реабилитирован. Капитан ГБ (1936 г.), майор ГБ (1937 г.), старший майор ГБ (1940 г.), комиссар ГБ 3-го ранга (1943 г.), генерал-лейтенант (1945 г.). Орден Ленина (1945 г.), 2 ордена Красного Знамени (1940 г. 1944 г.), 2 ордена Красной Звезды (1937 г., 1942 г.), орден Трудового Красного Знамени (1942 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1924 г., 1933 г.), орден Трудового Красного Знамени Азербайджанской ССР и 4 медали.


Боярский Борис Соломонович (1894-09.05.1938). Родился в г. Видзы Новоплександровского уезда Ковенской губернии. Из семьи торговца. Образование среднее. Член КП с 1920 г. (ранее в 1902–1920 гг. состоял в Бунде). С 1920 г. на работе в аппарате НК РКП РСФСР. До марта 1938 г. – начальник ревизионного отделения ГУЛАГа НКВД СССР. Арестован 17 марта 1938 г. и 9 мая 1938 г. ВК ВС СССР «за участие в контрреволюционной террористической организации» был приговорен к ВМН. Расстрелян в тот же день. Реабилитирован ВК ВС СССР 7 января 1956 г.


Боярский Наум Яковлевич (1894-?) Родился в г. Харькове. Из семьи мещанина. Окончил 3 классную начальную школу и 2 класса приходской школы в Харькове. Член КП с сентября 1917 г.[259] В 1911–1915 гг. чернорабочий на мануфактурном складе и ученик-подручный слесарной мастерской в г. Харькове, затем на военной службе: рядовой и младший офицер, участник боев в Австро-Венгрии, ранен в бою. С 1918 г. на службе в РККА. В органах ГБ с мая 1918 г. В апреле – июле 1925 г. начальник Информационно-осведомительного отдела ГПУ УССР, затем начальник Нежинского окротдела ГПУ. С февраля 1926 г. начальник Коростеньского окротдела ГПУ, с октября 1926 г. помощник начальника 2 отдела ЭКУ ГПУ УССР, затем помощник начальника ЭКУ ГПУ УССР. В 1930 г. начальник УСО ГПУ УССР, в дальнейшем в 1930–1931 гг. учился на курсах дипломатических сотрудников, впоследствии на работе в центральном аппарате ГПУ УССР. В июле 1934 – апреле 1935 гг. помощник начальника ДТО ГУГБ НКВД Донецкой железной дороги (по Южной дороге), затем помощник начальника ТО УГБ УНКВД по Харьковской области, в дальнейшем слушатель курсов по переподготовке ВРС ЦШ ГУГБ НКВД СССР. С октября 1936 г. начальник ТО – 6 отдела УГБ УНКВД по Свердловской области, с августа 1937 г. начальник 3 (КРО) отдела УГБ и помощник начальник УНКВД по Свердловской области. Депутат Верховного Совета РСФСР 1 созыва. Арестован 1 июля 1938 г., 31 мая 1939 ВК ВС СССР приговорен к 25 годам лишения свободы. Не реабилитирован. Капитан ГБ (1936 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.).


Браиловский Яков Аронович (1894-?). Родился в г. Ростове-на-Дону. Из семьи ремесленника. Образование домашнее (учился 1 год в сельской школе). Член КП с октября 1917 г. С 1907 г. рабочий-упаковщик товарищества Шлиссельбургской мануфактуры в г. Ростове-на-Дону, с 1913 г. учился на частных курсах в Ростове-на-Дону. В 1915–1917 гг. рядовой 111 запасного пехотного полка (г. Грозный), затем в отрядах Красной Гвардии в Махачкале и в Дагестанской области. С 1920 г. на партийной работе в Дагестане и в Ростове-на-Дону. В марте 1923 – марте 1924 гг. ответственный инструктор Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), затем заведующий информационным отделом Северо-Кавказского крайкома ВКП(б). С декабря 1925 г. заместитель заведующего организационным отделом Крымского обкома ВКП(б), с 1926 г. инструктор организационного отдела Курского губкома ВКП(б), с 1927 г. секретарь Белгородского укома-окружкома ВКП(б). В органах ГБ в 1918–1919 гг., и с августа 1928 г.: начальник ЭКО ПП ОГПУ по ЦЧО, с апреля 1931 г. начальник ЭКО ПП ОГПУ по СВК. В июле – августе 1934 г. начальник ЭКО УГБ УНКВД по СВК, затем начальник ЭКО УГБ УНКВД по Челябинской области. С июня 1935 г. начальник ЭКО УГБ и помощник начальника УНКВД по Казахской АССР, с января 1937 г. начальник 3 (КРО) отдела УГБ и помощник наркома внутренних дел Казахской ССР. В июле 1937 – мае 1938 гг. начальник 4 (СПО) отдела УГБ и помощник наркома внутренних дел Казахской ССР, затем врид. заместителя и заместитель начальника УНКВД по Тамбовской области. В декабре 1938 г. был снят с занимаемой должности и уволен из органов НКВД. В дальнейшем работал начальником отдела по делам искусств Тамбовского облисполкома. 25 ноября 1939 г. в связи с возбуждением уголовного дела по ст. 193-17а УК РСФСР с Браиловского была взята подписка о невыезде. 15 февраля 1940 г. арестован и 28 февраля – 3 марта 1940 г. выездной сессией ВТ войск НКВД Московского округа в г. Тамбове приговорен по ст. 193-17а УК РСФСР к 10 годам лишения свободы. 11 июня 1940 г. ВК ВС СССР отменила приговор, направив уголовное дело на доследование. 10–12 декабря 1940 г. выездной сессией ВТ войск НКВД Московского округа в г. Тамбове приговорен по ст. 197-17а УК РСФСР к 10 годам лишения свободы[260]. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1937 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.).


Брандт Оскар Маркович (1901-?). Образование среднее. Беспартийный. На 1932 г. – оперуполномоченный ЭКУ ОГПУ СССР. До августа 1934 г. сотрудник ЭКО ГУГБ НКВД СССР, затем помощник начальника 8 отделения ЭКО ГУГБ НКВД СССР. В 1936 – декабре 1936 г. сотрудник для особых поручений при начальнике ЭКО ГУГБ НКВД СССР, в дальнейшем помощник начальника отделения КРО – 3 отдела ГУГБ НКВД СССР, помощник начальника 2 отделения 3 отдела ГУГБ НКВД СССР. В июне 1938 г. уволен из органов НКВД в связи с арестом. Арестован 25 мая 1938 г., 19 декабря 1939 г. решением ОСО при НКВД СССР приговорен к 8 годам лишения свободы[261]. Капитан ГБ (1935 г.). Орден Красной Звезды (1932 г.).


Браун Зиновий Иосифович (1896-?). Уроженец г. Ковно Виленской губернии. Из семьи служащего. Окончил 4-х классное высшее начальное училище. Член КП с 1919 г. В органах ГБ с 1919 г. (по другим данным – с 1920 г.). До февраля 1934 г. начальник СПО Молдавского облотдела ГПУ, в дальнейшем заместитель начальника Бердичевского ГО ГПУ-НКВД (Киевская область). В июне 1935 – сентябре 1937 гг. начальник Бердичевского ГО НКВД (Винницкая область), затем начальник Проскуровского окротдела НКВД (Каменец-Подольская область). С октября 1937 – начальник Проскуровского ГО НКВД, в апреле 1938 г. арестован органами НКВД. В августе 1938 г. уволен из органов НКВД в связи с осуждением судебными органами. Старший лейтенант ГБ (1936 г.).


Бриль В. М.


Бриль Виктор Максимович (Израилевич)[262] (1896-?) Родился в г. Елисаветграде Херсонской губернии. Из семьи фотографа. Окончил 6 классов коммерческого училища. Член КП с 1918 г. С 1915 г. рядовой 5 запасного артиллерийского дивизиона, с 1917 г. на жительстве в г. Елисаветграде. В 1919–1920 гг. на службе в РККА: комиссар полка 34 Харьковского стрелкового полка, заведующий оружием 1 Свободного Красного полка, военный следователь 6 армии, военный следователь и член ВТ 13 армии, начальник следственной части ВТ Харьковского ВО. В органах ГБ в 1918 г. и с 1921 по февраль 1924 гг. В 1924–1925 гг. заведующий хозотделом Госторга в Москве, затем товаровед торгпредства СССР в Эстонии. С 1925 г. помощник заведующего экспертным отделом, заведующий импортным отделом и заместитель коммерческого директора АО «Руссо-тюрк», с 1928 г. торговый агент и помощник секретаря торгпредства СССР в Турции[263]. В 1929–1930 гг. биржевой маклер восточной секции Московской товарной биржи, затем сотрудник правления Всесоюзного гособъединения по торговле со странами Востока. С мая 1930 г. вновь на работе в органах ГБ. В мае – октябре 1930 г. уполномоченный 4 отделения ЭКО ПП ОГПУ по Московской области, затем уполномоченный и старший уполномоченный 3 отделения ЭКО ПП ОГПУ по Московской области. С июля 1931 г. врид. оперуполномоченного 3 отделения ЭКО ПП ОГПУ по Московской области, с января 1932 г. в распоряжении ОК ОГПУ СССР. В марте – октябре 1932 г. уполномоченный 6 отделения ЭКУ ОГПУ СССР, затем оперуполномоченный 6 отделения ЭКУ ОГПУ СССР. С ноября 1932 г. оперуполномоченный 8 отделения ЭКУ ОГПУ СССР, с июля 1934 г. оперуполномоченный 7 отделения ЭКО ГУГБ НКВД СССР. В мае 1935 – ноябре 1936 гг. помощник начальника 5 отделения ЭКО ГУГБ НКВД СССР, в дальнейшем начальник 5 отделения ЭКО ГУГБ НКВД СССР[264]. С марта 1937 г. начальник 6 отделения 3 (КРО) отдела ГУГБ НКВД СССР[265], с апреля 1938 г. начальник УНКВД по Ташкентской области. В октябре 1938 г. уволен из НКВД «в связи с арестом». 15 апреля 1941 г. ВК ВС СССР приговорен по ст. 58-1 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы. Срок наказания отбывал в Воркутинском ИТЛ НКВД-МВД, затем в Речном особом ИТЛ МВД. В декабре 1948 г. освобожден из мест заключения и 23 декабря 1948 г. «за связь с участниками антисоветской заговорщической организации» выслан в бессрочную ссылку в Карагандинскую область. Не реабилитирован. Капитан ГБ (1935 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.). В ОГПУ также работал брат жены Бриля – Миротин Лев Павлович (1896-21.03.1938). Уроженец г. Москвы. До 1933 г. заместитель начальника района Дмитровского ИТЛ ОГПУ. Племянник 3. М. Беленького (в 1938–1939 гг. председатель Комиссии советского контроля при СНК СССР, в 1940 г. расстрелян, реабилитирован) и Б. С. Беленького (в 1930-е гг. торгпред СССР в Испании). В 1933 г. осужден Коллегией ОГПУ СССР «за грубое обращение с заключенными». До 1938 г. заключенный Ухто-Печорского ИТЛ НКВД. Арестован 22 ноября 1937 г. и 4 января 1938 г. «тройкой» УНКВД по Архангельской области приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован.


Бриль Михаил Ильич (1905-?). Из семьи часового мастера. Член КП с августа 1928 г. В 1920–1921 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ. С 1933 г. оперуполномоченный СПО ГПУ УССР. В 1934–1935 гг. оперуполномоченный СПО УГБ НКВД УССР, затем сотрудник СПО и заместитель начальника 4 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Черниговской области. В июле 1937 г. откомандирован в распоряжение ОК НКВД УССР, в дальнейшем (с августа 1937 г.) начальник отделения 4 отдела УГБ НКВД УССР. В октябре 1937 – марте 1938 гг. начальник 12 отдела УГБ НКВД УССР, затем врид. начальника 9 отдела УГБ НКВД УССР, и одновременно (по совместительству) врид. начальника Секретариата НКВД УССР. С мая 1938 г. начальник 9 отдела УГБ НКВД и (по совместительству) начальник Секретариата НКВД УССР, с июля 1938 г. начальник 3 спецотдела НКВД УССР. В сентябре 1938 г. откомандирован в распоряжение УНКВД по Ленинградской области: заместитель начальника 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области. В июле 1940 г. уволен из НКВД «за невозможностью дальнейшего использования в ГУГБ НКВД». Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.), капитан ГБ (1938 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.).


Брилль Юрий Павлович (Соломонович) (1897-?). Родился в г. Елисаветграде Херсонской губернии. Из семьи торговца. Беспартийный. С 1919 г. на службе в РККА, проходил службу в 14 кавдивизии 1 Конной Армии. В 1922–1923 гг. заведующий цехом табачной фабрики в г. Ростове-на-Дону, затем сотрудник Донского областного отдела труда. С 1924 г. управляющий картонажной фабрики в г. Ростове-на-Дону, с 1926 г. агент Северо-Кавказского краевого государственного акционерного общества торговли «Севкавторг», с 1930 г. заведующий хозотделом Гособъединения зерновых советских хозяйств «Зернотрест». В 1931 г. начальник отдела снабжения треста «Союзрыба», затем заведующий сектором снабжения Управление промышленного строительства Монголии ВСНХ СССР (трест «Проммонголстрой»). С 1931 г. на работе в ОГПУ-НКВД: инспектор и товаровед Беломорстроя ОГПУ СССР, с июля 1932 г. инспектор и старший инспектор секретариата ГУЛАГа ОГПУ-НКВД СССР, с декабря 1934 г. начальник группы железнодорожных перевозок ГУЛАГа НКВД СССР. В августе 1935 – апреле 1937 гг. и. о. начальника и начальник отдела по перевозкам и связи ГУЛАГа НКВД СССР, одновременно (с декабря 1936 г.) начальник бюро по планированию перевозок НКВД СССР. В апреле 1937 г. был уволен из НКВД по собственному желанию. С сентября 1937 г. начальник Московской конторы снабжения Управления промпредприятими Наркомата связи СССР. В 1938 г. арестован и 7–9 апреля 1939 г. Военным Трибуналом внутренних войск НКВД Московского округа по ст. ст. 58-7, 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН. Определением ВК ВС СССР от 16 августа 1939 г. ВМН была заменена на 20 лет лишения свободы. Определением ВК ВС СССР от 6 августа 1955 г. реабилитирован.


Брозголь Михаил Израилевич[266] (1898-16.02.1939) Уроженец г. Мариуполя Екатеринославской губернии (по другим данным – колонии Затишье (Бахер-Хутор) Мариупольского уезда Екатеринославской губернии). Из семьи кузнеца-кустаря. Окончил 4 класса народного училища. Член КП с 1927 г. До 1917 г. работал в бакалейной лавке в г. Мариуполе, затем на военной службе: рядовой 434 пехотного Череповецкого полка. В октябре 1917 г. на острове Эзель был взят немцами в плен, содержался в лагерях военнопленных в г. Либаве и в Лотарингии (Германия). В ноябре 1918 г. освобожден из лагеря американскими войсками, в 1919 г. вернулся в Советскую Россию. В органах ГБ с 1922 г. В 1922–1934 гг. агент, уполномоченный ДТО ГПУ-ОГПУ Николаевской (затем – Октябрьской) железной дороги, старший уполномоченный и начальник отделения Ленинградского окружного ТО ОГПУ. В июле 1934 – январе 1935 гг. начальник 3 отделения ТО ГУГБ НКВД по Ленинградскому железнодорожному узлу, затем помощник начальника ТО ГУГБ НКВД СССР по Ленинградскому железнодорожному узлу. В мае – июне 1935 г. врид. начальника ТО УГБ УНКВД по Ленинградской области, затем заместитель начальника ТО – 6 отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области (фактически исполнял обязанности начальника ТО – 6 отдела УГБ УНКВД). С июля 1937 г. начальник ДТО ГУГБ НКВД Октябрьской железной дороги (г. Ленинград)[267]. Арестован 30 декабря 1938 г. (обвинялся в фальсификации следственных дел и применении физическим методов дознания» (193–176 УК РСФСР)), 15 февраля 1939 г., находясь в тюремной камере, попытался покончить жизнь самоубийством (асфиксия). Умер в тюремной больнице УНКВД по Ленинградской области[268]. Капитан ГБ (1936 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1937 г.). Родные сестры – Софья Израилевна и Евгения Израилевна Брозголь работали в органах ОГПУ-НКВД.


Броневой А. И. (тюремное фото)


Броневой[269] (Факторович) Александр Иосифович (Осипович) (1898-18.02.1940). Уроженец г. Одессы. Из семьи кондитера (до 1905 г. владельца кондитерского магазина, разоренного во время погромов). Старший брат С. И. Броневого. Окончил 3 класса 1 казенного училища в г. Одессе (1911 г.) и высшие курсы при ЦК РКП(б) (1925 г.). Член КП с марта 1917 г. В 1911–1914 гг. ученик токаря на жестяно-механическом заводе Бигача и Варшавского в г. Одессе, затем подручный токаря 2 военно-товарного товарищества и слесарь на заводе братьев Таркополь (г. Одесса). С 1917 г. сотрудник рабочей милиции и командир сотни отряда Красной Гвардии (г. Одесса). С 1918 г. на работе в подпольной ЧК в Одессе, затем (с апреля 1919 г.) заведующий СОО Одесской губернской ЧК, в дальнейшем с августа 1919 г. на службе в РККА: начальник полковой конной разведки 45 стрелковой дивизии (Южная группа войск). В феврале 1920 – октябре 1921 гг.: член коллегии Волынской губернской ЧК, инспектор для особых поручений Екатеринославской губернской ЧК, заведующий ЭКО и член коллегии Волынской губернской ЧК (г. Житомир), председатель Староконстантиновской уездной ЧК, в дальнейшем на советской и партийной работе в г. г. Овруче, Коростене, Житомире и Харькове. С апреля 1927 г. вновь на работе в органах ГБ: начальник 2 отдела ЭКУ ГПУ УССР, с апреля 1931 г. заместитель начальника ЭКУ ГПУ УССР. В мае – августе 1933 г. 1 заместитель начальника Харьковского облотдела ГПУ, затем начальник ОК ГПУ УССР. С июля 1934 г. начальник сектора кадров НКВД и ОК УГБ НКВД УССР, с августа 1934 г. начальник ТО УГБ НКВД УССР. В марте 1936 г. уволен из органов НКВД на пенсию (за использование методов провокации во время следствия) и откомандирован в распоряжение ЦК КП(б) Украины. С марта 1936 г. заместитель наркома здравоохранения УССР. В сентябре 1937 г. снят с занимаемой должности, в дальнейшем «за махинации с квартирой» был осужден на 1 год ИТЛ, после освобождения – безработный. 23 апреля 1938 г. арестован повторно (по ст. ст. 54-1 «б», 54-7,54-8 и 54–11 УК УССР) и решением ОСО при НКВД СССР от 29 октября 1939 г. приговорен к 5 годам лишения свободы. Умер в местах заключения. Определением ВТ Киевского ВО от 25 октября 1956 г. реабилитирован. Орден Трудового Красного Знамени УССР (1932 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г., 1934 г.).


Броневой (Факторович) Сергей Иосифович (Соломон Осипович) (1905–1995). Родился в г. Одессе. Из семьи кондитера (до 1905 г. – владелец кондитерского магазина, разорен во время погромов). Младший брат А. С. Броневого и отец известного советского и российского актера театра и кино Л. С. Броневого. Окончил юридическое отделение рабфака в Киеве. Член КП с декабря 1931 г. (ранее состоял в КП, в 1927 г. исключен по обвинению в троцкизме, повторно исключен из КП в августе 1936 г. «как не разоружившийся троцкист-двурушник»). До 1927 г. сотрудник Института народного хозяйства УССР, затем в органах с 1928 г.: сотрудник ЭКО Киевского окротдела-оперсектора/ облотдела ГПУ, с 1933 г. начальник отделения ЭКО ПП ОГПУ по ИПО.

В мае – июле 1934 г. начальник 6 отделения ЭКУ ГПУ УССР, затем начальник 6 отделения ЭКО УГБ НКВД УССР. В 1935 г. уволен из органов НКВД, в дальнейшем начальник строительства и директор парка культуры и отдыха в Киеве. 13 сентября 1936 г. арестован и 9 марта 1937 г. ОСО при НКВД СССР приговорен к 5 годам лишения свободы[270]. В октябре 1946 г. освобожден из мест заключения, выехал на жительство в г. Янгиюль Ташкентской области. В 1949 г. повторно арестован «за принадлежность к троцкистской организации» и 9 февраля 1949 г. решением Особого Совещания при МГБ СССР приговорен к высылке в Казачинский район Красноярского края. Ссылку отбывал в Казачинском районе Красноярского края. 18 мая 1954 г. освобожден из ссылки. С 1956 г. проживал в г. Ростове-на-Дону, работал хоздесятником в Стройуправлении № 1 треста «Ростовстрой». Реабилитирован 30 декабря 2003 г. прокуратурой Красноярского края. Орден Красной Звезды (1933 г.)[271], знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Брук Соломон Соломонович (1898-08.02.1938). Уроженец мест. Рудня Оршанского уезда Могилёвской губернии. Из семьи арендатора земли (в 1927 г. отец был лишен избирательных прав). Образование начальное. Член КП с 1920 г. В органах ГБ с 1920 г. В ноябре 1924 г. – апреле 1931 г. помощник уполномоченного, уполномоченный и старший уполномоченный СО Киевского губотдела-окротдела-оперсектора ГПУ. С мая 1931 г. помощник начальника СПО, с октября 1931 г. начальник СПО Сумского оперсектора ГПУ, с ноября 1931 г. оперуполномоченный 1 отделения СПО ГПУ УССР. С августа 1932 г. помощник начальника СПО Винницкого облотдела ГПУ, с февраля 1934 г. начальник 1 отделения СПО ГПУ УССР, с июля 1934 г. начальник 1 отделения СПО УГБ НКВД УССР. В октябре 1936 – июле 1937 г. помощник начальника СПО – 4 отдела УГБ НКВД УССР. 11 августа 1937 г. арестован и 8 февраля 1938 г. «в особом порядке» приговорен к ВМН. Расстрелян. В 1957 г. в реабилитации было отказано. Капитан ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1931 г.).


Буздес Абрам Моисеевич (1898-21.02.1942) Родился г. Тирасполе Херсонской губернии. Из семьи учителя еврейской начальной школы. Окончил Коммунистический университет им. Я. М. Свердлова (1924 г.) и отделение экономики Института красной профессуры (1934 г.) Член КП с мая 1915 г. С 1924 г. ответсекретарь Плавского укома РКП(б) (Тульская губерния), с 1925 г. ответственный редактор газеты «Коммунар» (г. Тула). В 1927–1929 гг. ответственный редактор газеты «Деревенская правда» (г. Тула), затем на учебе в Москве. С 1934 г. инструктор культурно-пропагандистского отдела ЦК ВКП(б), с 1935 г. инструктор отдела печати ЦК ВКП(б). В сентябре 1935 – апреле 1937 гг. референт-докладчик секретаря ЦК ВКП(б) Н. И. Ежова. В органах ГБ с апреля 1937 г.: референт Особого бюро НКВД СССР, с апреля 1938 г. врид. начальника Особого бюро НКВД СССР. В октябре 1938 г. уволен из НКВД вовсе «за невозможностью дальнейшего использования». В 1939–1941 гг. на преподавательской работе в вузе. В 1941 г. призван на службу в РККА: политрук роты 371 стрелкового полка 130 стрелковой дивизии 3 Ударной армии (Калининский фронт). Погиб в бою близ деревни Павлово Молвотицкого района Ленинградской области (ныне – Маревский район Новгородской области). Похоронен на воинском кладбище в деревне Павлово Мареевского района Новгородской области. Капитан ГБ (1937 г.).


Буканов Александр Константинович (Зильберман Гутман Киселевич) (1894-16.01.1938). Уроженец г. Кишинева. Из семьи служащего. Член КП с октября 1917 г. (в 1924–1926 гг. исключался из партии, но был восстановлен), (в 1913–1917 гг. состоял в Еврейской СДРП). Окончил частное реальное училище в г. Кишиневе (1913 г.) и в 1916–1917 гг. учился в частном Еврейском политехническом институте в г. Екатеринославе. В 1915–1916 гг. на военной службе. С 1917 г. на службе в Красной Гвардии и в РККА. В органах ГБ с 1920 г. В 1924–1926 гг. уполномоченный ЭКО Терского окротдела ГПУ, затем начальник ЭКО Донского окротдела ГПУ, начальник ЭКО Кубанского окротдела ОГПУ. С мая 1929 г. врид. начальника ЭКО и с августа 1929 г. начальник ЭКО ПП ОГПУ по Нижегородскому краю, с декабря 1930 г. начальник ЭКУ ПП ОГПУ по Нижегородскому краю. В августе 1932 – сентябре 1933 гг. помощник полпреда ОГПУ по Нижегородскому краю, затем начальник УРКМ и по совместительству заместитель полпреда ОГПУ по Нижегородскому-Горьковскому краю. С декабря 1933 г. в распоряжении ОГПУ СССР, с января 1934 г. начальник Северного облотдела ОГПУ (АЧК), с июля 1934 г. начальник Северо-Донского окротдела НКВД (АЧК). В июле 1934 г. отозван в распоряжение НКВД СССР, с августа 1934 г. начальник УНКВД по Удмуртской АО. В январе 1935 г. отозван в распоряжение НКВД СССР, с января 1935 г. заместитель начальника УНКВД по Кировской области, с марта 1935 г. инспектор и старший инспектор руководящего состава УНКВД по Горьковской области. 10 мая 1937 г. арестован и 16 января 1938 г. Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован. Капитан ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г., 1932 г.).


Букшпан Михаил Маркович (1896-31.10.1937). Родился в г. Могилёве-Подольском Подольской губернии. Из семьи служащего. Образование среднее. Кандидат в члены КП с 1930 г. (в прошлом член КП в 1920–1921 гг., был исключен за неучастие в революционном движении в 1917–1918 гг.). В органах ГБ с 1920 г., в дальнейшем с 1922 г. состоял на профсоюзной работе. С 1927 г. вновь на работе в органах ГБ: уполномоченный ЭКУ ГПУ УССР. В 1931–1934 гг. начальник УСО ГПУ УССР, затем начальник УСО-УАО УГБ НКВД УССР, одновременно (с января 1935 г.) начальник ОГАС НКВД УССР. В марте 1936 – июле 1937 гг. начальник отдела резервов НКВД УССР. 19 июля 1937 г. арестован и 31 октября 1937 г. постановлением Комиссии НКВД и Прокурора СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Определением ВТ Киевского ВО от 30 августа 1957 г. реабилитирован. Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Бурд Адольф Ионович (1895-?). Из семьи мещанина. Образование низшее. Беспартийный. В органах ГБ с 1920 г. В июле 1934 – июле 1936 гг. секретарь заместителя начальника УНКВД по СКК (В. М. Курского), в дальнейшем инспектор УНКВД по Западно-Сибирскому краю. С марта 1937 г. сотрудник для особых поручений 2 отдела ГУГБ НКВД СССР, с июня 1937 г. помощник начальника 2 отделения 1 отдела ГУГБ НКВД СССР (в июле 1937 г. приказ об этом назначении был отмен), В июле 1937 – июне 1938 гг. помощник начальника 3 отделения 2 отдела ГУГБ НКВД СССР, в дальнейшем на работе во 2 отделе 1 Управления НКВД СССР. В 1939 г. уволен из НКВД. 11 сентября 1939 г. приговорен к 8 годам лишения свободы. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1938 г.). Орден «Знак Почета» (1937 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1936 г.).


Бухбанд Яков Арнольдович[272] (1893-08.01.1938). Родился в г. Перемышле (Австро-Венгрия). Из семьи рабочего-винокура. Образование начальное (по другим данным – учился в гимназии). Член КП с октября 1917 г. (в 1912 г. примыкал к анархистам, затем к СДРП Австрии). С 1904 г. ученик и младший приказчик в частном обувном магазине, в дальнейшем чернорабочий и рабочий-поденщик (г. Вена), с 1912 г. матрос на торговых судах на линии Гамбург – Нью-Йорк. В 1912–1914 гг. проживал в Швейцарии и Австро-Венгрии: рабочий на поденных работах, безработный и машинист абестового завода в г. Вене. В 1914 г. был мобилизован в австро-венгерскую армию (рядовой-бомбардир), в 1915 г. попал в русский плен, затем находился в лагере военнопленных в Туркестане и на Верх-Исетском железноделательном заводе (где работал машинистом) (г. Екатеринбург). С 1917 г. председатель социалистической группы «Интернационалисты», редактор газеты 3 Интернационального полка в г. Екатеринбурге. В 1918–1919 гг. в отрядах Красной Гвардии и в РККА, в органах ГБ с марта 1919 г.[273] С августа 1924 г. начальник Амурского губотдела ОГПУ, с октября 1924 г. начальник СОЧ и заместитель начальника Приморского губотдела ОГПУ, в июне – сентябре 1925 гг. врид. начальника Приморского губотдела ОГПУ, затем вновь начальник СОЧ и заместитель начальника Приморского губотдела ОГПУ. В январе – марте 1926 сотрудник резерва АО ОГПУ СССР, затем начальник Таганрогского окротдела ОГПУ и одновременно (в ноябре 1926 – апреле 1927 гг.) начальник ОО ОГПУ 13 Донской дивизии (СКВО). С сентября 1928 г. в распоряжении АОУ ОГПУ СССР, с января 1929 г. начальник СО ПП ОГПУ по СВК, одновременно (в феврале 1929 – феврале 1930 гг.) заместитель начальника СОУ ПП ОГПУ по СВК[274]. В мае – ноябре 1930 г. состоял в распоряжении ОГПУ СССР, затем начальник Читинского оперсектора ОГПУ. В апреле 1932 г. откомандирован в распоряжение ОГПУ СССР, затем (с октября 1932 г.) помощник начальника Управления Средне-Азиатского ИТЛ ОГПУ. С февраля 1933 г. начальник Управления Соловецкого ИТЛ ОГПУ, с декабря 1933 г. в резерве ОК ОГПУ СССР (находился на лечении). В июле 1934 – марте 1935 гг. заместитель начальника УРКМ УНКВД по Крымской АССР, затем врид. начальника и (с апреля 1935 г.) начальник УРКМ и помощник начальника УНКВД по Крымской АССР (по милиции)[275]. В декабре 1936 г. отозван в распоряжение ГУРКМ НКВД СССР, с февраля 1937 г. начальник УРКМ и помощник начальника УНКВД по Сталинградской области (по милиции). В мае – июле 1937 г. находился в резерве ГУРКМ НКВД СССР. Арестован 22 июля 1937 г. и 8 января 1938 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН[276]. Расстрелян. 6 февраля 1957 г. реабилитирован ВК ВС СССР. Майор милиции (1936 г.). Орден Красного Знамени (1927 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1928 г.).


Быков Давид Романович (1903–1982). Уроженец села Козары Козелецкого уезда Черниговской губернии (по другим данным – г. Киева). Из семьи кустаря-кузнеца. Окончил 5 классов вечерних общеобразовательных курсов, а также школу политграмоты 1 ступени (1929 г.). Член КП с августа 1931 г. по 1947 г. С 1917 г. продавец и приказчик в частной табачной фирме «Шалом» в Киеве. В декабре 1918 – июле 1919 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ. В 1924–1925 гг. фельдегерь Киевского губотдела ГПУ, в дальнейшем фельдегерь 1 ранга Уманского и Артемовского окротделов фельдсвязи ГПУ. В июле 1926 – сентябре 1930 гг. помощник уполномоченного и уполномоченный ЭКО Артемовского окротдела ГПУ, затем уполномоченный ЭКО Донецкого оперсектора ГПУ. С января 1932 г. оперуполномоченный ЭКО Донецкого оперсектора-облотдела ГПУ, с августа 1932 г. начальник 2 и 4 отделений ЭКО Донецкого облотдела ГПУ. В апреле 1933 – июле 1934 гг. начальник ЭКО Запорожского ГО ГПУ, в дальнейшем начальник ЭКО Запорожского ГО НКВД. С февраля 1935 г. помощник начальника ЭКО УГБ УНКВД по Днепропетровской области, с августа 1935 г. состоял в распоряжении ОК НКВД УССР. В октябре 1935 – январе 1937 гг. начальник ЭКО Николаевского ГО НКВД, затем начальник 3 (КРО) отделения УГБ Николаевского ГО НКВД (Одесская область). С июля 1937 г. начальник 12 отделения 1 отдела ГУГБ НКВД СССР, с января 1938 г. начальник 10 отделения 1 отдела ГУГБ НКВД СССР, с июня 1940 г. находился в специальной командировке в Литве: с октября 1940 г. заместитель начальника Виленского (Вильнюсского) городского управления НКВД. В марте – ноябре 1941 г. заместитель наркома госбезопасности Литовской ССР (с августа 1941 г. являлся представителем НКВД СССР по организации депортации немецкого и финского населения из Ленинградской области), затем начальник ЭКО УНКВД по Куйбышевской области, с марта 1942 г. заместитель начальника УНКВД по Куйбышевской области (по оперативной работе) (в сентябре 1942 – январе 1943 гг. находился в служебной командировке на Северном Кавказе: начальник оперативно-чекистской группы НКВД на Кодорском перевале[277]). С февраля 1943 г. заместитель начальника УНКВД по Краснодарскому краю, в мае 1943 – июне 1945 гг. начальник УНКГБ по Омской области, затем нарком – министр госбезопасности Башкирской АССР. Депутат Верховного Совета СССР 2 созыва. 8 июля 1946 г. арестован особой инспекцией УК МГБ СССР по ст. 193-17а УК РСФСР и 30 августа 1947 г. ОСО при МГБ СССР приговорен к 5 годам лишения свободы[278]. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1945 г. к Быкову была применена амнистия, и срок наказания снижен наполовину. 31 декабря 1949 г. освобожден из мест лишения свободы за отбытием срока наказания. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1938 г.), майор ГБ (1940 г.), полковник ГБ (1943 г.), комиссар ГБ (1944 г.), генерал-майор (1945 г.). 3 января 1955 г. Постановлением СМ СССР № 9-4сс лишен генеральского звания, «…как дискредитировавший себя во время работы в органах МГБ и МВД и недостойного в связи с этим высокого звания генерала». Орден Ленина (1945 г.), орден Красного Знамени (1944 г.), 3 ордена Красной Звезды (1943 г., 1945 г.), медаль «За отвагу» (1940 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1937 г.). В органах ЧК-ГПУ работала жена Быкова-Быкова (Липовецкая) Ревека Григорьевна (1905-?). В органах ГБ с 1921 г., на 1933 г. секретарь СПО Донецкого облотдела ГПУ.


Быховский Виктор Эммануилович (1909-?). Родился в г. Бобруйске Минской губернии. Из семьи служащего (при советской власти – начальник Административного управления и члена коллегии Наркомата финансов Белоруской ССР)[279]. Окончил Минский юридический институт (1930 г.). Член КП с 1959 г. (в 1938–1939 г. состоял в партии, был исключен из партии, в 1959 г. повторно вступил в КП). С 1930 г. народный судья в г. Слуцке, народный судья в Слуцком районе (БССР). В 1931–1932 гг. на службе в РККА, затем (с сентября 1932 г.) на работе в органах ГБ: помощник уполномоченного и уполномоченный СПО Могилёвского оперсектора ГПУ, с 1934 г. помощник оперуполномоченного и оперуполномоченный СПО – 4 отдела УГБ НКВД Белорусской ССР. В 1937–1938 гг. начальник 4 отделения 4 (СПО) отдела УГБ НКВД Белорусской ССР, затем помощник начальника 4 отдела – 2 отдела УГБ НКВД Белорусской ССР. 10 декабря 1938 г. арестован и 20 апреля 1939 г. осужден ВТ войск НКВД Белорусского округа по ст. 193-17а УК РСФСР на 10 лет лишения свободы[280]. Срок наказания отбывал в Северо-Уральском ИТЛ НКВД-МВД, работал в лагере помощником начальника лагеря по быту и режиму, инспектором КВЧ, руководителем Центральной культурной бригады КВО. В 1946 г. освобожден из мест лишения свободы (по ходатайству руководства лагеря «за хорошую работу» решением ОСО при МВД СССР срок наказания был снижен на 1 год и 5 месяцев). В январе 1947 – январе 1951 гг. начальник надзорной службы ОЛП № 3 УИТЛК УМВД по Куйбышевской области[281]. В январе 1951 г. был уволен из МВД по собственному желанию. В дальнейшем проживал в г. Новокуйбышевске Куйбышевской (ныне – Самарской) области. Лейтенант ГБ (1937 г.), старший лейтенант ГБ (1938 г.), старшина (1947 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.).


Быховский Сергей Матвеевич (1893-20.06.1937). Родился в г. Гомеле. Из семьи купца-лесопромышленника. Окончил 6 классов гимназии, 1 курс политехникума в г. Нанси во Франции (1913 г.) и зубоврачебные курсы в г. Киеве (1914 г.). Беспартийный. С 1914 г. на военной службе, в марте 1917 г. был произведен в прапорщики. В органах ГБ в марте – ноябре 1918 г., и с марта 1921 г. Участник подавления Кронштадтского восстания (1921 г.). В 1923–1924 гг. инспектор торгпредства СССР в Германии, с февраля 1925 г. уполномоченный, старший уполномоченный, старший инспектор и инспектор аппарата особоуполномоченного при Коллегии ОГПУ СССР. С июня 1933 г. заместитель начальника 10 отделения Дмитровского ИТЛ ОГПУ, с января 1934 г. заместитель начальника Южного района Дмитровского ИТЛ ОГПУ-НКВД, с июля 1936 г. начальник работ и начальник Волжского района Дмитровского ИТЛ НКВД, и по совместительству (с февраля 1937 г.) начальник строительства монументов Ленина и Сталина на канале «Москва-Волга». Одновременно с апреля 1937 г. состоял в действующем резерве ГУГБ НКВД СССР. Арестован 28 апреля 1937 г. (по другим данным – 1 мая 1937 г.) и 19 июня 1937 г. Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован 11 августа 1956 г. ВК ВС СССР. Капитан ГБ (1936 г.). Орден Красного Знамени (1930 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1935 г.).


В

Вайнштейн Борис Самойлович (Соломонович)[282] (1907–1993). Родился в г. Москве (по другим данным – уроженец г. Одессы) в семье служащего. Окончил физико-математический факультет Среднеазиатского госуниверситета (1930 г.) и 1 курс заочного факультета Московского планового института (1936 г.). Беспартийный. В органах НКВД-МВД с марта 1936 г.: заместитель начальник финотдела ГУШОСДОРа НКВД СССР, с мая 1937 г. помощник начальника отделения ЦФПО НКВД СССР, с февраля 1938 г. заместитель начальника сектора капитальных работ НКВД СССР. В августе 1940 – августе 1941 гг. заместитель начальника Главпромстроя НКВД, заместитель начальника Главгидростроя НКВД СССР, в дальнейшем заместитель начальника Главного управления оборонительного строительства (ГУОБР) НКВД-НКО СССР. С сентября 1942 г. начальник планового отдела НКВД СССР, одновременно в 1942–1945 гг. председатель Всесоюзной шахматношашечной секции. С октября 1945 г. заместитель начальника УМТС НКВД СССР, с марта 1946 г. на руководящих постах в Министерстве топливного строительства СССР и Главнефтестроя при СМ СССР, одновременно с января 1946 г. заместитель начальника Управления промышленности и спецстроительства ГУЛАГа НКВД-МВД СССР, затем состоял в резерве офицерского состава МВД СССР. В январе 1954 г. уволен из МВД, в дальнейшем на работе в отделе экономики строительства Госстроя СССР. Доктор экономических наук (1968 г.). Капитан ГБ (1941 г.), подполковник ГБ (1943 г.), полковник интендантской службы (1945 г.). Орден Трудового Красного Знамени (1942 г.), орден Красной Звезды (1945 г.), орден «Знак Почета» (1943 г.).


Вайнштейн Петр Эдуардович (1897-?). Уроженец г. Николаева Херсонской губернии. Из семьи приказчика. Окончил 6 классов мужской гимназии в г. Николаеве (1919 г.). Член КП с апреля 1929 г. В органах ГБ с марта 1919 г. С марта 1927 г. уполномоченный Черноморского окротдела ОГПУ, с сентября 1930 г. старший уполномоченный Черноморского окротдела-оперсектора ОГПУ. В мае 1932 – январе 1934 гг. оперуполномоченный ЭКО ПП ОГПУ по СКК, затем оперуполномоченный ЭКО ПП ОГПУ по АЧК. С июля 1934 г. начальник ЭКО УГБ Северо-Донского окротдела НКВД, с апреля 1936 г. начальник 1 отделения ЭКО-КРО УГБ УНКВД по АЧК. В январе – апреле 1937 г. начальник 1 отделения 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по АЧК, затем начальник отделения 3 отдела УГБ УНКВД по Свердловской области. С 1938 г. помощник начальника 3 отдела УГБ УНКВД по Свердловской области, затем врид. начальника Пермского ГО НКВД, с декабря 1938 г. врид. заместителя начальника и врид. начальника УНКВД по Пермской области. 1 января 1939 г. арестован и 31 мая 1939 г. ВК ВС СССР приговорен на 15 лет лишения свободы. В 1954 г., после отбытия срока наказания направлен в ссылку в Кокчетавскую область. В апреле 1956 г. освобожден из ссылки. Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1938 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.).


Вайнштейн (Гучков) Мориц Иосифович (1901-19.08.1937). Уроженец мест. Сеслаукен Тальсенского уезда Курляндской губернии. Член КП с 1922 г. (в 1920–1922 гг. состоял в КП Латвии). Окончил правовое отделение факультета общественных наук Московского госуниверситета (1924 г.). Один из организаторов Союза трудовой молодежи – Коммунистического союза молодежи Латвии. В 1922 г. «за антиправительственную деятельность» был выслан из Латвии в РСФСР. С 1922 г. на учебе в Московском госуниверситете, с 1924 г. на работе в ИНО ОГПУ СССР. В 1927–1930 гг. заместитель нелегального резидента ОГПУ СССР в Германии (оперативный псевдоним «Юлиус»). Используя фиктивные документы, проживал в г. Гамбурге, имел на связи группу агентов в Германии, а также руководил агентурной работой в Англии, отвечал за работу по «еврейской линии» (приобретение источников, вспомогательных агентов и пр. из числа лиц еврейской национальности). В 1930 г. выехал в СССР, в дальнейшем на работе в ОГПУ-НКВД СССР. До ареста – инструктор парткома НКВД СССР. Арестован 26 сентября 1936 г. и 19 августа 1937 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован 28 мая 1959 г. ВК ВС СССР. Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (V).


Вайсман Владимир Львович (1894-16.11.1937). Уроженец г. Одессы. Образование домашнее. Член КП. С 1920-х гг. работал в Центральном питомнике пограничной охраны ОГПУ СССР и в Центральной секции собаководства при Всекохотсоюзе, с 1930 г. начальник и воєнный комиссар Центральной школы и опытного питомника служебных собак ГУПО и войск ОГПУ СССР, одновременно с 1931 г. председатель Комитета служебного собаководства общества «Осовиахим». В 1934–1937 гг. начальник Центральной школы служебного собаководства ГУПВО НКВД СССР. Один из основателей служебного собаководства в Советском Союзе, автор ряда научных трудов по кинологии[283]. Арестован 23 августа 1937 г. и 16 ноября 1937 г. ВК ВС СССР (обвинение – «шпионаж в пользу Германии») приговорен к ВМН. Расстрелян в тот же день. Заключением Главной военной прокуратуры РФ от 18 декабря 1991 г. реабилитирован. Бригадный комиссар (1936 г.). Орден Красной Звезды (1936 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.),


Вальдберг Яков Ефимович (1897-?). Член КП с 1919 г. В органах ГБ с 1930 г. До октября 1935 г. помощник начальника курсов высшего руководящего состава ЦШ ГУГБ НКВД СССР, затем начальник отдела политической подготовки ЦШ ГУГБ НКВД СССР. С июня 1937 г. заместитель начальника 1 отделения 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР, с июня 1938 г. сотрудник 6 отделения 4 (СПО) отдела 1 Управления НКВД СССР[284]. С августа 1938 г. начальник Московской межкраевой школы ГУГБ НКВД СССР. В апреле 1939 г. уволен из НКВД в запас «за невозможностью дальнейшего использования в ГУГБ НКВД». Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1937 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.).


Варенберг Давид Аронович (1904-09.02.1938). Родился в г. Николаеве Херсонской губернии. Из семьи торговца. Образование высшее: экономист. Член КП с 1925 г. До 1925 г. на комсомольской работе в г. Харькове. В органах ГБ в сентябре 1925 – феврале 1929 гг., из органов ОГПУ был уволен по собственному желанию. С 1929 г. сотрудник Ленинградского областного СНХ, затем (с марта 1930 г.) заведующий учебной частью кооперативного техникума, преподаватель Всероссийских кооперативных курсов. В органах ГБ вновь с марта 1930 г.: начальник 3 отделения ЭКО ПП ОГПУ по ДВК, с августа 1930 г. начальник ЭКО Владивостокского оперсектора ОГПУ, в дальнейшем начальник ИНО Владивостокского оперсектора ОГПУ. С июля 1934 г. начальник ИНО УГБ УНКВД по Приморской области, с сентября 1934 г. начальник ЭКО УГБ УНКВД по Приморской области, с декабря 1936 г. начальник КРО – 3 отдела УГБ УНКВД по Приморской области. 25 сентября 1937 г. арестован, в феврале 1938 г. приговорен Комиссией НКВД, Прокурора СССР и председателя ВК ВС СССР к ВМН. Расстрелян в г. Хабаровске. Реабилитирован. Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.).


Варшавер Григорий Матвеевич (1906–1975). Уроженец г. Новгород-Волынска Житомирского уезда Волынской губернии. Из семьи плотника. Член КП с февраля 1932 г. Окончил (заочно) 3 курса Ташкентского юридического института (1937 г.). С 1928 г. на службе в РККА, с 1928 г. на партийной и хозяйственной работе в Средней Азии (г. г. Ашхабад, Самарканд и Старая Бухара). В органах ГБ с мая 1932 г. В августе 1934 – августе 1935 г. уполномоченный Самаркандского сектора НКВД, затем оперуполномоченный Ферганского сектора НКВД, начальник Ферганского ГО НКВД. С августа 1937 г. начальник Канимехского ГО НКВД (Узбекская ССР), с декабря 1938 г. начальник Каганского ГО (Бухарская область), с июля 1940 г. начальник Сурхан-дарьинского окротдела НКВД. В апреле – августе 1941 г. начальник УНКГБ по Сурхандарьинской области, затем заместитель начальника УНКВД по Хорезмской области. С сентября 1941 г. заместитель начальника УНКВД по Хорезмской области, с июня 1943 г. начальник УНКГБ по Хорезмской области, с апреля 1945 г. начальник УНКГБ по Ферганской области. В марте 1948 – сентябре 1949 гг. начальник отдела УМГБ по Сталинградской области, затем заместитель начальника УМГБ по Сурхандарьинской области. С сентября 1952 г. начальник отдела УМГБ по Ташкентской области, с апреля 1953 г. начальник отдела УМВД по Ташкентской области, с апреля 1954 г. уполномоченный УКГБ при СМ Узбекской ССР по г. Алмалыку Ташкентской области. В ноябре 1955 г. уволен из КГБ. В дальнейшем работал цензором в системе Главлита Узбекской ССР, с 1966 г. пенсионер, проживал в г. Калуге. Сержант ГБ (1936 г.), лейтенант ГБ (1939 г.), старший лейтенант ГБ (1942 г.), майор ГБ (1943 г.), подполковник ГБ (1944 г.). Орден Красного Знамени (1950 г.), 2 ордена Красной Звезды (1944 г., 1946 г.), орден «Знак Почета» (1947 г.), знак «Заслуженный работник НКВД» (1940 г.).


Варшавский Даниил Михайлович (1906-?). Родился в г. Константинограде (по другим данным – в поселке Сахновщина Константинорадского уезда) Полтавской губернии. Из семьи торговца. Образование среднее: окончил рабфак. Член КП с 1928 г. С марта 1920 г. работник военного вещевого склада по ликвидации безграмотности среди красноармейцев (г. Харьков), с 1921 г. мальчик и подмастерье в хлебопекарне (г. Харьков), затем (с 1923 г.) на разных должностях в отделении АО Добровольного воздушного флота в г. Харькове. В 1924–1927 гг. сотрудник Наркомата социального обеспечения УССР, заместитель заведующего собесом и член правления кооперации инвалидов в г. Таганроге, затем (с октября 1927 г.) на работе в органах ГБ: помощник уполномоченного ЭКО Таганрогского окротдела ОГПУ. В 1928–1934 гг. помощник уполномоченного, уполномоченный, оперуполномоченный, заместитель начальника отделения и начальник отделения ЭКО ПП ОГПУ по СКК, затем начальник ЭКО Черноморского оперсектора-сектора ОГПУ-НКВД. До января 1935 г. начальник 1 отделения ЭКО УГБ УНКВД по Азово-Черноморскому краю (АЧК), затем заместитель начальника и врид. начальника ЭКО УГБ УНКВД по АЧК. В сентябре – декабре 1936 г. заместитель начальника ЭКО УГБ УНКВД по Свердловской области, затем заместитель начальника КРО – 3 отдела УГБ УНКВД по Свердловской области. С сентября 1937 г. начальник 4 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Свердловской области, с августа 1938 г. заместитель начальника УНКВД по Свердловской области. Арестован 24 февраля 1939 г.[285] и 15 февраля 1940 г. ВК ВС СССР приговорен по ст. 58-7 и 58–11 УК РСФСР на 15 лет лишения свободы. Срок наказания отбывал в Безымянском ИТЛ НКВД (работал бригадиром на строительстве Безымянской ТЭЦ). Решением ОСО при НКВД СССР от 13 января 1945 г. «за высокие производительные показатели и отличное поведение в быту» срок наказания был снижен на 3 года. Определением ВК ВС РФ от 1 августа 2002 г. приговор ВК ВС СССР от 15 февраля 1940 г. в отношении Д. М. Варшавского изменен, его действия были переквалифицированы со ст. 58-7, 58–11 УК РСФСР на ст. 193–176 УК РСФСР. Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.), капитан ГБ (1938 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.).


Василевский Лев Петрович (1905[286] – 197 9). Родился в г. Чугуеве Змиевского уезда Харьковской губернии. Из семьи ремесленника-картузника. Окончил 4 класса школы 2 ступени в г. Харькове, вечернюю авиационную школу ГПУ ЗСФСР (1932 г.) и курсы усовершенствования старшего начальствующего состава при Военно-воздушной академии РККА им. Н. Е. Жуковского (1936 г.). Член КП с мая 1927 г. (в 1954 г. был исключен из КП, в 1959 г. восстановлен в партии). С 1919 г. на службе в РККА, в июле 1919 – апреле 1921 гг. красноармеец и сотрудник политотдела Юго-Западного фронта, затем электрик радиостанции Наркомата почт и телеграфа УССР в г. Харькове. С марта 1922 г. электромеханик радиоустановки на аэродроме ВВС РККА в г. Харькове, с сентября 1923 г. политрук отдельного разведывательного авиационного отряда им. Ильича (УВО), с мая 1924 г. рабочий ряда заводов в г. г. Харькове и Москве. В органах ГБ с июля 1928 г.: секретарь, уполномоченный ГПУ ЗСФСР, с февраля 1931 г. уполномоченный и старший уполномоченный КРО ОО ГПУ Аджарской АССР. В январе 1932 – феврале 1935 гг. уполномоченный ОО ГПУ Грузинской ССР, уполномоченный ОО УГБ УНКВД ЗСФСР по Грузинской ССР, затем оперуполномоченный ОО УГБ УНКВД ЗСФСР по Грузинской ССР (прикомандирован к 9 авиационному отряду УПВО НКВД ЗСФСР (г. Тифлис)). В сентябре 1935 г. откомандирован на учебу на курсы усовершенствования старшего начальствующего состава при Военно-воздушной академии РККА им. Н. Е. Жуковского. В июне 1936 – апреле 1937 гг. командир-комиссар 3 отдельного авиационного полка войск НКВД УПВО УНКВД по Казахской АССР (г. Алма-Ата), с апреля 1937 г. в Испании: командир Мадридского интернационального диверсионного отряда 14 партизанского корпуса, затем старший советник ОО Мадридского фронта. В ноябре 1938 г. вернулся в СССР: старший оперуполномоченный и начальник 6 отделения 5 (ИНО) отдела ГУГБ НКВД СССР, с мая 1939 г. легальный резидент НКВД во Франции (работал под прикрытием должности генконсула СССР в Париже). В августе 1941 – январе 1942 гг. сотрудник 1 Управления НКВД СССР, заместитель начальника 2 отдела НКВД СССР, затем заместитель легального резидента НКВД в Турции (работал под «крышей» вице-консула в Стамбуле). В феврале 1943 – апреле 1945 гг. легальный резидент НКВД-НКГБ СССР в Мексике (работал под прикрытием должности советника посольства СССР в Мехико), с июля 1945 г. начальник 7 отдела 1 Управления НКГБ СССР, в сентябре 1945 – январе 1946 гг. заместитель начальника отдела «С» НКВД СССР, затем заместитель начальника отдела «С» НКГБ-МГБ СССР. С июня 1946 г. начальник отдела 1-«Е» 1 ГУ МГБ СССР, с июня 1947 г. состоял в резерве назначения МГБ СССР, в марте 1948 г. уволен из МГБ по болезни. С апреля 1948 г. заместитель директора Главного управления кинопроката Министерства кинематографии СССР, с мая 1950 г. состоял в особом резерве ЦК ВКП(б), с января 1952 г. старший инспектор Министерства госконтроля СССР. В апреле 1953 г. на работе в МВД СССР: сотрудник 2 ГУ МВД, начальник 6 отделения 9 отдела МВД СССР. В июле 1953 г. был уволен из МВД «по фактам дискредитации». С 1950-х гг. занимался литературной деятельностью[287], одновременно с 1963 г. внештатный сотрудник редакции журнала ЦК ВЛКСМ «Техника молодежи». Капитан, старший лейтенант ГБ (1940 г.), капитан ГБ (1941 г.), подполковник ГБ (1943 г.), полковник ГБ (1945 г.). Орден Красного Знамени (1941 г.), 2 ордена Красной Звезды (1940 г., 1945 г.), орден «Знак Почета» (1943 г.), знак «Заслуженный работник НКВД» (1945 г.) и 6 медалей.


Вейзагер С. М.


Вейзагер Сигизмунд Михайлович (1902 – 09.05.1938). Родился в г. Санкт-Петербурге. Из семьи ремесленника-ювелира. Член КП с октября 1920 г. Окончил 6 классов гимназии Юргенсона в Петрограде и трудовую школу (1919 г.). В 1920–1921 гг. на службе в РККА, затем секретарь фракции РКП(б) Петроградского губотдела союза строительных рабочих. В органах ГБ с мая 1921 г. С января 1925 г. начальник Горно-Бадахшанского облотдела ОГПУ, одновременно с июня 1925 г. начальник ОО ПП ОГПУ по Средней Азии на Памире, и (по совместительству) дипломатический агент уполномоченного НКИД СССР в Узбекской ССР на Памире, с августа 1927 г. состоял в распоряжении ОГПУ СССР. В январе – августе 1928 г. дипломатический агент НКИД СССР в г. Андижане (Узбекская ССР), затем генконсул СССР в г. Мазари-Шарифе (Афганистан). С января 1930 г. заместитель начальника Гомельского окротдела ОГПУ, с ноября 1930 г. начальник Гомельского ГО ОГПУ, с января 1932 г. помощник начальника и (с февраля 1932 г.) начальник ЭКО ПП ОГПУ по Белорусскому ВО. В июне 1933 – июле 1934 гг. начальник ЭКО ПП ОГПУ по Казахской АССР, затем начальник ЭКО УГБ УНКВД по Казахской АССР, одновременно (с ноября 1934 г.) помощник начальника УНКВД по Казахской АССР. С марта 1935 г. начальник ЭКО УГБ УНКВД и помощник начальника УНКВД по ЗСК, с июля 1936 г. начальник ЭКО УГБ УНКВД и помощник начальника УНКВД по Свердловской области. В январе – феврале 1937 г. начальник УНКВД по Мордовской АССР, затем нарком внутренних дел Мордовской АССР, одновременно в июле – ноябре 1937 г. председатель «тройки» при НКВД Мордовской АССР. 21 ноября 1937 г. арестован[288] и 9 мая 1938 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован 14 декабря 1994 г. ВТ Московского ВО. Капитан ГБ (1936 г.). Орден Трудового Красного Знамени Белорусской ССР (1932 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1932 г.).


Вейншток Яков Маркович (1899-22.02.1939). Родился в г. Режице (Резице) (по другим данным – в деревне Савники Режицкого уезда) Витебской губернии в семье мелкого торговца. Окончил 4 классное городское училище (1915 г.). Член КП с июня 1919 г. (в 1921 г. исключен из партии «как интеллигент», в 1926 г. вновь вступил в КП, по решению Северо-Кавказской краевой КК-РКИ партийный стаж был восстановлен с 1919 г.). В органах ГБ с мая 1919 г. С 1925 г. заместитель начальника ЧПО и инспектора войск ГПУ ПП ОГПУ по СКК, с октября 1926 г. начальник ОАУ (далее – АОУ) ПП ОГПУ по СКК. В декабре 1929 – январе 1930 гг. находился в резерве АОУ ОГПУ СССР, в дальнейшем начальник АО АОУ ОГПУ СССР, одновременно (в феврале – августе 1930 г.) начальник Части по охране границ ГУПО и войск ОГПУ СССР. По совместительству в июле 1930 – декабре 1931 гг. заместитель начальника Центральной Школы ОГПУ СССР, в июле – декабре 1931 гг. помощник начальника АОУ ОГПУ СССР и помощник начальника Главной инспекции по милиции и уголовному розыску ОГПУ СССР. С августа 1931 г. управляющий делами ОГПУ СССР, в феврале 1933 – июле 1934 гг. заместитель начальника ОК ОГПУ СССР, по совместительству в марте 1933 – июле 1934 гг. начальник Центральной Школы ОГПУ СССР. С июля 1934 г. начальник ОК ГУГБ НКВД СССР и начальник Сектора кадров НКВД СССР, с октября 1934 г. начальник ОК НКВД СССР, одновременно начальник Центральной школы ГУГБ НКВД СССР. В ноябре – декабре 1936 г. начальник Тюремного отдела ГУГБ НКВД СССР, затем начальник 10 (тюремного) отдела ГУГБ НКВД СССР. В апреле 1938 г. освобожден от занимаемой должности «…ввиду перехода на другую работу», с апреля 1938 г. заместитель наркома водного транспорта СССР, одновременно состоял в действующем резерве ГУГБ НКВД СССР. Арестован 25 ноября 1938 г. и 22 февраля 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. 19 января 1957 г. ВК ВС СССР реабилитирован. Старший майор ГБ (1935 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1929 г., 1932 г.).


Вепринский Иосиф Абрамович (1896–1941). Родился в мест. Городище Черкасского уезда Киевской губернии. Из семьи рабочего. Член КП с 1927 г. (в 1918–1919 гг. – член «Поалей Цион», в 1920–1921 гг. состоял в КП, исключен как «выходец из другой партии, и за мещанство и халатное отношение к службе», повторно исключен в 1938 г., в 1940 г. вновь восстановлен в партии). В 1908–1909 гг. рабочий гильзовой фабрики в мест. Городище, затем мальчик в часовой мастерской в г. Екатеринославе. С 1912 г. подмастерье в частной мастерской в мест. Степанцы Киевской губернии, в 1915–1917 гг. на военной службе. С 1917 г. подмастерье в часовой мастерской в г. Пирятине. В органах ГБ с 1919 г. С мая 1926 г. начальник СОО Коростенского окротдела ГПУ, с ноября 1927 г. начальник СОО Артемовского окротдела ГПУ. В октябре 1928 – мае 1930 гг. начальник СОО Белоцерковского окротдела ГПУ, затем старший уполномоченный и начальник отделения СО Одесского облотдела ГПУ. С 1931 г. начальник отделения Киевского облотдела ГПУ, в январе – ноябре 1932 г. заместитель начальника Житомирского ГО ГПУ и ОО ОГПУ 44 Киевской стрелковой дивизии и 2 кавкорпуса. С марта 1933 г. начальник ОО Черниговского облотдела ГПУ, с июля 1934 г. начальник ОО УГБ УНКВД по Черниговской области, с января 1936 г. начальник Полтавского ГО НКВД. В октябре 1937 г. освобожден от занимаемой должности и в декабре 1937 г. откомандирован в распоряжение НКВД УССР, затем с января 1938 г. начальник 3 (оперативно-чекистского) отдела Управления Дальневосточного ИТЛ НКВД СССР. 13 марта 1938 г. арестован по ст. ст. 58-1, 58-8 и 58–11 УК РСФСР, в сентябре 1939 г. освобожден из-под следствия. С 1939 г. вновь на работе в НКВД, на 1941 г. начальник оперативно-чекистского отдела Управления Северо-Уральского ИТЛ НКВД. Капитан ГБ (1936 г.).


Вершков Иосиф Евсеевич (1906-25.02.1942). Родился в г. Луганске Донецкой губернии. Из семьи рабочего-кузнеца. Окончил начальный курс ремесленного училища в г. Луганске (1917 г.) и ЦШ ОГПУ (1931 г.). С 1921 г. на службе в РКВМФ: юнга 2 Балтийского флотского экипажа, курсант военно-морской подготовительной школы в г. Петрограде, с 1923 г. матрос на учебных судах «Воин» и «Комсомолец» (г. Кронштадт), затем старший матрос и командир отделения 2 Балтийского флотского экипажа. В 1926–1927 гг. безработный в г. Москве, затем рабочий на ряде заводов в г. г. Ростове-на-Дону и Москве. В органах ГБ с сентября 1930 г.: слушатель ЦШ ОГПУ СССР. В июле 1931 – июне 1932 гг. помощник уполномоченного Самарского райаппарата ОГПУ (СВК), затем уполномоченный Чердаклинского РО ОГПУ (Ульяновский округ, СВК). В июне 1933 – сентябре 1934 гг. начальник Старо-Шайговского РО ОГПУ-НКВД (Мордовская АО), затем начальник Краснослободского РО НКВД (Мордовская АО). С января 1937 г. состоял в резерве УНКВД по Куйбышевскому краю, с апреля 1937 г. заместитель начальника и с августа 1937 г. и. о. начальника ОБХСС УРКМ УНКВД по Куйбышевской области. В январе 1938 г. уволен из РКМ[289]. Репрессирован. С 1941 г. на службе в РККА: главный старшина 154 отдельной морской стрелковой бригады. Погиб в бою под деревней Залучье Старорусского района Новгородской области. Похоронен в селе Н.Сосновка Старорусского района Новгородской области. Младший лейтенант ГБ (1936 г.), главный старшина (на 1942 г.).


Весеньев-Шварцбург Леонид Моисеевич (1902-05.10.1938). Член КП. В 1935–1936 гг. сотрудник центрального аппарата НКВД УССР, с 1936 г. начальник ИНО УГБ УНКВД по Винницкой области, в дальнейшем (в 1937–1938 гг.) заместитель начальника 5 (00) УГБ УНКВД по Винницкой области. В мае 1938 г. арестован и 5 октября 1938 г. выездной сессией ВК ВС СССР в г. Киеве приговорен к ВМН. Расстрелян в г. Киеве. Лейтенант ГБ (1936 г.).


Визель Юрий Савельевич (1905–1967). Уроженец Волынской губернии. Из семьи бухгалтера-кассира (отец бросил семью в 1910 г.). Член КП с 1928 г. Младший брат Я. С. Визеля. В органах ГБ с июня 1930 г. До апреля 1936 г. оперуполномоченный 7 отделения СПО ГУГБ НКВД СССР, затем оперуполномоченный 1 отделения СПО ГУГБ НКВД СССР, в дальнейшем помощник начальника и начальник отделения 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР. С сентября 1938 г. начальник 6 отделения 2 отдела ГУГБ НКВД СССР. В сентябре 1940 г. был уволен из НКВД СССР по болезни, в октябре 1940 г. был вновь возвращен на работу в НКВД СССР. На август 1941 г. – начальник отделения 5 отдела 2 Управления-УОО НКВД СССР, в дальнейшем (с 1943 г.) в действующей армии: в 1943–1944 гг. заместитель начальника и начальник ОКР «Смерш» 61 гвардейской Славянской дивизии (3 Украинский фронт)[290], в дальнейшем в аппарате ГУКР «Смерш» НКО СССР – 3 ГУ МГБ СССР. В сентябре 1946 г. уволен из органов МГБ. С 1947 г. на работе в системе Министерства электропромышленности СССР. Лейтенант ГБ (1935 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.), капитан ГБ (1937 г.), подполковник ГБ, гвардии подполковник (на 1944 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), орден «Знак Почета» (1940 г.), орден Отечественной войны 2 степени (1943 г.), орден Отечественной войны 1 степени (1944 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1936 г.).


Визель Яков Савельевич (1900-30/31.09.1937). Родился в мест. Соколово Новогрудского уезда Волынской губернии (по другим данным – в г. Житомире). Из семьи бухгалтера-кассира на лесопильном заводе (отец бросил семью в 1910 г.). Окончил высшее начальное училище и в 1917–1919 гг. учился в 4-классной общественной гимназии. Член КП с декабря 1920 г. (в 1917–1919 гг. состоял в ЕСДРП). Старший брат Ю. С. Визеля. С 1916 г. засыпщик и весовщик на мельнице, репетитор и конторщик в г. Житомире. В марте – сентябре 1919 гг. на службе в РККА, затем заболел, оказался на оккупированной белополяками территории, с 1920 г. контролер губернского жилищно-реквизиционного отдела в г. Житомире, с июля 1920 г. курсант 3 Самарских инженерных курсов.

В органах ГБ с 1920 г. С января 1927 г. начальник 1 отделения ИНФО ГПУ УССР, в январе – ноябре 1928 г. помощник начальника 2 отделения ИНФО и ПК ОГПУ СССР, затем начальник 7 отделения ИНФО и ПК ОГПУ СССР. С ноября 1929 г. помощник начальника ИНФО и ПК ОГПУ СССР, с марта 1930 г. начальник ИНФО ПП ОГПУ по Московской области. В марте-августе 1931 г. начальник СПО ПП ОГПУ по Московской области, в дальнейшем в распоряжении ОГПУ СССР, затем главный инструктор Государственной Главной внутренней охраны МНР, с марта 1932 г. начальник ОО ОГПУ Забайкальской группы войск. В сентябре 1932 г. назначался на должность начальника Омского оперсектора ОГПУ, но в октябре 1932 г. приказ о назначении был отменен, с октября 1932 г. начальник ОО ОГПУ Приморской группы войск. В сентябре 1933 – июле 1934 гг. начальник Приморского облотдела ОГПУ и начальник ОО ОГПУ Морских сил Дальнего Востока, затем начальник УНКВД по Приморской области и начальник ОО ГУГБ НКВД Морских сил Дальнего Востока – (с сентября 1935 г.) Тихоокеанского флота. В июле 1937 г. освобожден от занимаемой должности и откомандирован в распоряжение ОК НКВД СССР. Арестован 16 (по другим данным – 18) августа 1937 г. и умер во время следствия[291]. 17 декабря 1959 г. реабилитирован постановлением Главной Военной Прокуратуры СССР. Капитан ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1931 г., 1934 г.).


Винецкий Игорь Васильевич (1885-14.08.1937). Родился в г. Елисаветграде Херсонской губернии. Беспартийный. Окончил политехнический институт в г. Кетене (Германия) (1907 г.). В органах ГБ с 1928 г. сотрудник 4 (ВЧ правительственная связь) отделения оперативного отдела ОГПУ-ГУГБ НКВД[292], одновременно с 1928 по 1936 гг. инженер (по другим данным – инспектор) для поручений при заместителе наркома связи СССР. В 1928–1933 гг. неоднократно выезжал за границу для закупки специального телефонного оборудования[293]. В 1936 – феврале 1937 гг. помощник начальника 13 отделения (правительственная связь) 2 (Оперативного) отдела ГУГБ НКВД СССР. 16 февраля 1937 г. арестован[294] и 14 августа 1937 г. Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован 24 июля 1990 г. Главной Военной Прокуратурой СССР.


Виленский Моисей Захарович (1903-?). Родился в г. Речице Минской губернии. Из семьи кустаря. Образование среднее. Член КП с 1924 г. В органах ГБ с 1928 г. В сентябре 1928 – феврале 1930 гг. райуполномоченный ОГПУ по Ромодановскому району Мордовской АО, затем уполномоченный ИНФО Мордовского облотдела ОГПУ. С мая 1930 г. в распоряжении ПП ОГПУ по ИПО, затем (с ноября 1930 г.) врид. начальника Солигаличского РО ОГПУ, с февраля 1931 г. начальник Гаврилово-Посадского РО ОГПУ (ИПО). В июле – августе 1934 г. помощник начальника СПО УГБ УНКВД по ИПО, затем помощник начальника СПО УГБ УНКВД по Курской области. С июня 1935 г. врид. начальника, и с августа 1935 г. начальник СПО УГБ УНКВД по Курской области, с августа 1936 г. заместитель начальника СПО – 4 отдела УГБ УНКВД по Курской области. В октябре 1937 – мае 1938 гг. врид. начальника 4 отдела УГБ УНКВД по Курской области, затем начальник 4 отдела УГБ УНКВД по Курской области, в дальнейшем начальник 2 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Курской области. В 1941–1942 гг. старший следователь и помощник начальника следственной части НКГБ-НКВД Литовской ССР, затем в распоряжении НКВД СССР. С 1942 г. заместитель начальника СПО, заместитель начальника следственной части НКВД-НКГБ Киргизской ССР, с 1944 г. заместитель начальника и начальник следственной части УКР «Смерш» НК ВМФ СССР[295]. В 1947–1954 гг. на руководящих должностях в УМГБ-УМВД по Калининской области и УКГБ при СМ СССР по Калининской области. С 1954 г. на пенсии. Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.), капитан ГБ, подполковник ГБ (1943 г.). 2 ордена «Знак Почета» (1937 г., 1943 г.), орден Красной Звезды (1944 г.), орден Отечественной войны 1 степени (1945 г.).


Вилинов Абрам (Авраам) Яковлевич (1892-?). Уроженец колонии Богодаровка-Ковалевская Александровского уезда Екатеринославской губернии. Из семьи крестьянина. Окончил начальную школу и 1,5 года учился в начальной сельскохозяйственной школе. Член КП с 1918 г. В 1911–1913 гг. конторщик торгового дома «Братья Левин и Шапиро» (г. Джанкой), затем на военной службе: рядовой-стрелок 4 Финляндского стрелкового полка 22 корпуса. В 1915 г. был осужден «за избиение дивизионного интенданта» в г. Микуленцы (Галиция), в 1916 г. был повторно осужден военным судом «за агитацию против войны» (г. Городок Подольской губернии). С февраля 1917 г. член Киевского совета солдатских депутатов, с мая 1917 г. волостной милиционер, председатель Приютенского волостного ревкома, одновременно – командир партизанского отряда в Таврической губернии. В 1918–1919 гг. председатель Копысского городского исполкома (Горецкий уезд Гомельской губернии), по совместительству председатель Копысской городской и пограничной ЧК, затем начальник ОО и член коллегии Гомельской губернской ЧК, заместитель председателя Гомельского губернского лесного комитета. В 1921–1922 гг. на хозяйственной и партийной работе в Гомельской губернии, затем председатель правления прядильно-ткацкого треста, директор текстильной фабрики в г. Клинцы (Гомельская губерния). С 1923 г. заместитель председателя правления Текстильного треста и председатель ревкомиссии Управления грубошерстной промышленности ВСНХ СССР, с 1925 г. член правления Тамбовского суконного треста, с 1926 г. заведующий синдикатской, лесной и химической секцией отчетно-ревизионного управления ВСНХ СССР. В 1926–1927 гг. член Бюро цен при Президиуме ВСНХ СССР, затем председатель АО «КиргизГосТорг». С 1931 г. вновь на работе в органах ГБ: уполномоченный ГПУ Киргизии, с августа 1932 г. начальник Наманганского ГО ОГПУ и врид. начальника Наманганского оперсектора ОГПУ, с марта 1933 г. состоял в распоряжении ПП ОГПУ по Средней Азии. В мае – августе 1933 г. начальник Андижанского оперсектора ОГПУ, затем начальник ЭКО ГПУ Узбекской ССР. С июля 1934 г. начальник ЭКО УГБ НКВД Узбекской ССР, с ноября 1934 г. начальник Ходжентского сектора НКВД (Узбекская ССР). С мая 1936 г. заместитель начальника Алданского сектора НКВД, в дальнейшем и. о. начальника Алданского сектора НКВД (Якутская АССР). В мае 1939 г. освобожден от занимаемой должности и откомандирован в распоряжение ОК НКВД СССР. В октябре 1939 г. уволен из НКВД вовсе «…за невозможностью использования на работе в ГУГБ НКВД». 27 декабря 1939 г. арестован и 25 июля 1942 г. ВТ войск НКВД Забайкальского округа приговорен по ст. 193-17а УК РСФСР к 8 годам лишения свободы[296]. Срок наказания отбывал в УИТЛК НКВД-МВД Якутской АССР. 6 июля 1946 г. освобожден условно-досрочно на основании определения ВТ войск НКВД Забайкальского округа. Не реабилитирован. Лейтенант ГБ (1936 г.).


Винер Яков Евсеевич (1905-?). Уроженец г. Кутаиси. Член КП с 1926 г. В 1920–1921 гг. на службе в РККА: участник боев на Южном фронте. В органах ГБ с 1921 г. В 1937–1938 гг. начальник 1 отделения (отделение охраны республиканского руководства) УГБ НКВД Грузинской ССР, затем начальник 1 отделения 3 (КРО) отдела УГБ НКВД Грузинской ССР. В сентябре 1938 г. уволен в запас «за невозможностью дальнейшего использования». На январь 1943 г. – заместитель начальника 4 отдела НКВД Северо-Осетинской АССР. О дальнейшей судьбе информация отсутствует. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (на 1943 г.), подполковник ГБ (на 1944 г.) Орден Красного Знамени (1945 г.). Орден Красного Знамени (1945 г.), орден Красной Звезды (1945 г.), орден «Знак Почета» (1944 г.), медаль «За отвагу» (1943 г.), медаль «За оборону Кавказа» (1943 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1937 г.).


Витебский Давид Яковлевич (1895-?). Окончил 1 класс городского училища. Член КП с декабря 1917 г. В органах ГБ с 1919 г.: заведующий активно-следственной частью 00 14 армии (Южный фронт). В 1920–1921 гг. заведующий ОББ ВУЧК, затем на работе в органах уголовного розыска (Украина). В 1923–1925 гг. уполномоченный ЭКУ ОГПУ СССР, затем уполномоченный ИНФО и ПК ОГПУ СССР по Краснопресненскому району г. Москвы. С февраля 1927 г. комендант отдельной Ялтинской погранкомендатуры ОГПУ, с октября 1927 г. на работе в центральном аппарате ОГПУ СССР. В мае – октябре 1929 г. комендант погранучастка 32 Новороссийского погранотряда ОГПУ, в дальнейшем откомандирован на работу в г. Москву. В 1932–1935 гг. начальник АХО Центральной Школы ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР, затем управляющий домами АХУ НКВД СССР, помощник начальника Отдела связи АХУ НКВД СССР. В декабре 1936 – апреле 1937 гг. помощник начальника Кисловодского санатория № 1 НКВД СССР (одновременно с декабря 1936 г. состоял в действующем резерве ГУГБ НКВД СССР). В мае – июле 1937 г. помощник начальника ОМЗ УНКВД по Сталинградской области, затем заместитель начальника и начальник ОМЗ УНКВД по Сталинградской области. В мае 1938–1939 гг. начальник АХО УНКВД по Омской области, в дальнейшем на советской работе. В январе 1947 – мае 1950 гг. на работе в аппарате ХОЗУ Управления делами СМ СССР. О дальнейшей судьбе информация отсутствует. Капитан ГБ (1936 г.). Орден Красной Звезды (1943 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.).


Вихман Михаил Моисеевич (1888–1963). Уроженец станицы Атаманской (Городофорпостинской) Астраханского уезда Астраханской губернии. Из семьи рабочего – засольщика рыбы (в дальнейшем отец разбогател, став рыбопромышленником). Окончил реальное училище в г. Астрахани (1907 г.). Член КП с декабря 1918 г. С 1908 г. электромонтер монтажной конторы Керна и конторы Элухена в г. Астрахани, с 1912 г. на военной службе: рядовой 24 саперного батальона (г. Самара), с 1914 г. рядовой 11 инженерного полка, участник боевых действий. С 1916 г. на лечении в военном госпитале, с марта 1917 г. начальник городской милиции в г. Царицыне. В органах ГБ с июля 1918 по 1919 гг., в марте 1920 г. – апреле 1922 гг. и с августа 1928 г. В 1919–1920 гг. на службе в РККА: комполка 1 Красного партизанского полка и командир полка 378 стрелкового полка Южной группы войск. В апреле – мае 1921 г. председатель Крымской областной ЧК[297], затем член коллегии Крымской областной ЧК[298]. С февраля 1922 г. заместитель начальника Крымского облотдела ГПУ, с апреля 1922 г. на хозяйственной работе: заведующий отделом коммунальных предприятий Одесского горкомхоза, с 1923 г. начальник службы сети и подстанций Управления городского трамвая в г. Одессе. В августе 1928 г. возвращен на работу в ГПУ: начальник ОО ОГПУ 17 стрелкового корпуса (г. Винница), с апреля 1930 г. начальник Черниговского окротдела ГПУ, с октября 1930 г. начальник Черниговского РО ГПУ В январе 1931 – апреле 1932 гг. начальник отдела Донецкого оперсектора ГПУ, затем начальник отдела ПП ОГПУ по Ивановской Промышленной области. С сентября 1933 г. начальник отдела ВПО Днепропетровского облотдела ГПУ, с марта 1934 г. заместитель начальника УРКМ Сталинского облотдела ГПУ, в дальнейшем заместитель начальника УРКМ УНКВД по Винницкой области. Арестован 8 июля 1938 г., содержался в Лукьяновской тюрьме НКВД (г. Киев) и 23 ноября 1939 г. Особым Совещанием при НКВД СССР осужден на 5 лет ссылки. В 1940 г. решением Особого Совещания при НКВД СССР приговор был отменен, был освобожден из-под стражи. В 1940–1941 гг. находился на лечении в психоневрологической больнице, затем (с 1942 г.) начальник АХО судостроительного завода им. К.Маркса (г. Астрахань). С 1944 г. начальник ОРСа Наркомата речного флота СССР в г. Астрахани, затем начальник АХО Главэнерго (г. Киев) и (с 1945 г.) начальник отдела снабжения Курортного управления в г. Трускавеце Дрогобычской области. В дальнейшем на пенсии, проживал в г. Львове. Реабилитирован в 1956 г. Старший лейтенант милиции (1936 г.).


Вишневецкий Александр Александрович[299] (1903-19.05.1942). Родился в г. Мариуполе. Из семьи мещанина, приказчика на хлебных ссыпках фирмы Дрейфус в порту г. Мариуполя. Окончил 4-классное высшее начальное училище в г. Мариуполе (1917 г.). Член КП с июля 1927 г. (в 1919–1921 гг. состоял в КП, но выбыл механически в связи с увольнением из армии). С 1918 г. рядовой партизанского отряда Апатова, действовавшего в районе г. г. Мариуполь, Бердянск, Никополь и Умань, с мая 1919 г. на службе в РККА. В органах ГБ с марта 1921 г. В марте 1924 г. уволен из органов ГБ, работал контролером в системе Внешторга УССР (одновременно состоял на негласной работе в ГПУ УССР). С сентября 1924 г. вновь на работе в органах ГБ: помощник уполномоченного ГПУ по Красноградскому району (Харьковский округ), в мае 1925 – октябре 1926 гг. уполномоченный Роменского окротдела ГПУ УССР, затем старший уполномоченный СОО Луганского окротдела ГПУ УССР. С октября 1928 г. старший уполномоченный ГПУ УССР, с февраля 1929 г. начальник отделения 24 Могилёв-Подольского погранотряда ОГПУ. В ноябре 1929 – сентябре 1930 гг. начальник отделения Винницкого окротдела ГПУ УССР, затем старший уполномоченный Житомирского оперсектора ГПУ УССР. С декабря 1931 г. начальник СПО Тульского оперсектора ОГПУ, с июля 1934 г. начальник СПО Тульского сектора УНКВД по Московской области, с октября 1934 г. помощник начальника Калининского сектора НКВД. В марте 1935 – декабре 1936 гг. заместитель начальника ОО УГБ УНКВД по Калининской области, затем начальник ОО – 5 отдела УГБ УНКВД по Калининской области. С февраля 1937 г. начальник 4 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Калининской области, с августа 1937 г. начальник 4 отдела УГБ УНКВД по Саратовской области, одновременно с июня 1938 г. врид. заместителя начальника УНКВД по Саратовской области. В ноябре 1938 г. освобожден от занимаемой должности, находился в распоряжении ОК НКВД СССР, в феврале 1939 г. откомандирован в распоряжение Дальстроя НКВД СССР. С марта 1939 г. заместитель начальника Дальстроя НКВД по Северо-Восточному ИТЛ, одновременно в феврале – декабре 1940 гг. начальник Управления Северо-Восточного ИТЛ НКВД, в дальнейшем находился в распоряжении ОК НКВД СССР. Арестован 15 января 1941 г. и 7-10 мая 1941 г. ВТ войск НКВД Приволжского округа по ст. 193–176 УК РСФСР приговорен к ВМН. 6 июня 1941 г. определением ВК ВС СССР приговор ВТ войск НКВД Приволжского округа отменен, дело было направлено на новое рассмотрение (с предъявлением обвинения по ст. ст. 58-7 и 58–11 УК РСФСР). 26–27 сентября 1941 г. ВТ войск НКВД Приволжского округа по ст. ст. 58-7 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН[300]. 11 октября 1941 г. ВК ВС СССР приговор ВТ войск НКВД Приволжского округа был оставлен в силе. 10 ноября 1941 г. постановлением Президиума Верховного Совета СССР ВМН была заменена 10 годами лишения свободы с отправкой на фронт. 27 ноября 1941 г. был освобожден из-под стражи и направлен в распоряжение НКВД СССР. В декабре 1941 г. включен в аппарат 2 отдела, затем 4 Управления НКВД СССР, с мая 1942 г. заместитель командира (по разведке) спецгруппы «Энергетики» 4 Управления НКВД СССР. Спецгруппа НКВД «Энергетики» была выброшена в тыл противника в район г. Запорожья. Оказавшись в окружении, взорвал себя гранатой (по другим данным – захвачен в немецкий плен и после пыток зверски убит[301]). Определением ВК ВС РФ от 7 февраля 2008 г. приговор ВТ войск НКВД Приволжского округа и определение ВК ВС СССР от 11 октября 1941 г. были изменены и действия Вишневецкого переквалифицированы со ст. ст. 58-7 и 58–11 УК РСФСР на ст. 193–176 УК РСФСР (в ред. 1926 г.) с назначением наказания в 10 лет лишения свободы. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1937 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1933 г.).


Вишнепольский Моисей Борисович (1899-05.02.1944). Родился в селе Бородани Каневского уезда Киевской губернии. Член КП с 1919 г. До апреля 1934 г. начальник Белоцерковского РО ГПУ и начальник ОО ОГПУ Туркестанской стрелковой дивизии (Киевская область), затем начальник ОО ОГПУ-ГУГБ НКВД 45 мехкорпуса (УССР). В декабре 1934 – августе 1935 гг. начальник Изяславского РО НКВД (Винницкая область), в дальнейшем начальник ОО ГУГБ НКВД 23 кавдивизии, с августа 1937 г. начальник ОО ГУГБ НКВД Отдельной мотомеханизированной – 1 отдельной мотострелковой дивизии особого назначения им. Ф. Э. Дзержинского. С 1941 г. в действующей армии: в органах 00 НКВД-ГУКР «Смерш»: до февраля 1944 г. начальник УКР «Смерш» 7 истребительного авиационного корпуса 5 воздушной армии (2 Украинский фронт). Умер при исполнении служебных обязанностей. Похоронен в г. Кировограде (Украина). Старший лейтенант ГБ (1936 г.), подполковник (на 1944 г.). Орден Отечественной войны 2 степени (1944 г.).


Вовси Эмиль Миронович (1897-?). Уроженец г. Риги. Член КП с 1917 г. С мая 1930 г. начальник 2 отделения ЭКО ПП ОГПУ по ДВК, в дальнейшем на разных должностях в аппарате ПП ОГПУ по ДВК, затем до февраля 1935 г. состоял в резерве НКВД СССР. В феврале – сентябре 1935 г. начальник АХО УНКВД по Калининской области, затем начальник АХО УНКВД по Западной области. В апреле 1937 г. откомандирован в распоряжение начальника Волжского ИТЛ НКВД, в дальнейшем начальник Шекснинского района Волжского ИТЛ НКВД. В ноябре 1937 г. уволен из органов НКВД вовсе как «арестованный судебными органами», в дальнейшем был освобожден из-под стражи. С июня 1941 г. начальник ИТЛ и 10-го полевого строительства НКВД СССР (Ленинградская область), затем начальник 10 полевого строительства 2 Управления оборонительных работ НКО СССР. Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Орден Красной Звезды (1942 г.).


Воевода Мирон Исаакович (1894-?). Из семьи рабочего. Образование низшее. Член КП с 1917 г. С 1917 г. работал газетчиком в г. Симферополе, с 1918 г. на советской работе в г. Самаре. В 1919–1920 гг. заместитель начальника СОЧ и заместитель председателя Омской губернской ЧК, в дальнейшем на работе в органах юстиции и (с 1933 г.) на партийной работе в Двуреченском районе Харьковской области. До июля 1935 г. начальник ОМЗ УНКВД по Харьковской области, затем начальник Отдела трудовых колоний для несовершеннолетних НКВД УССР, с сентября 1935 г. состоял в резерве ОК НКВД УССР. В феврале 1936 г. – апреле 1938 г. начальник ОМЗ УНКВД по Харьковской области, и по совместительству (в сентябре – декабре 1937 г.) начальник-комиссар Харьковской школы ГУЛАГа НКВД СССР. В апреле 1938 г. отозван в распоряжение НКВД УССР. С мая 1938 г. заместитель начальника Управления строительства железнодорожных путей Сорока-Мурманск и железнодорожной ветки Сорока-Плесецкая и заместитель начальника Управления Сорокского железнодорожного ИТЛ НКВД (в данной должности работал и на 1942 г.). Орден Трудового Красного Знамени УССР (1930 г.).


Волков (Вайнер) Михаил Александрович (1900-25.02.1939). Родился в поселке при шахте № 5 (Горловка) Бахмутского уезда Екатеринославской губернии. Из семьи кустаря-портного. Самоучка. Член КП с января 1918 г. С 1912 г. мальчик у частных торговцев при шахте № 5, с 1915 г. конторщик в магазине рудничного кооператива в поселке при шахте № 5 (Бахмутский уезд Екатеринославской губернии). В 1917–1918 гг. делопроизводитель Горловско-Щербиновского ревкома (Бахмутский уезд Екатеринославской губернии). В органах ГБ с мая 1918 г. В апреле – ноябре 1925 г. начальник 1 отделения ЭКО Закавказской ЧК, затем начальник 2 отделения ЭКО ПП ОГПУ по ЗСФСР. С октября 1927 г. начальник ЭКО ГПУ Азербайджанской ССР, с апреля 1928 г. начальник особого отделения № 1 ГПУ ЗСФСР, с сентября 1929 г. начальник ЭКО ПП ОГПУ по Сибирскому краю. В августе 1930 – январе 1934 гг. начальник ЭКО ПП ОГПУ по ЗСК, затем заместитель полпреда ОГПУ по ЗСК. С июля 1934 г. заместитель начальника УНКВД по ЗСК, с августа 1935 г. в распоряжении НКВД СССР. С сентября 1935 г. начальник ЭКО УГБ УНКВД по Ленинградской области, в декабре 1936 – апреле 1937 гг. помощник начальника УНКВД по Ленинградской области, в дальнейшем начальник 6 (ТО) отдела ГУГБ НКВД СССР. С января по май 1938 г. начальник ГУШОСДОРа НКВД СССР, в апреле 1938 г. был назначен заместителем наркома путей сообщения СССР (окончательно был уволен из НКВД СССР в мае 1938 г. «…в связи с переходом на другую работу»). Депутат Верховного Совета РСФСР 1 созыва. 21 ноября 1938 г. арестован и 25 февраля 1939 г. ВК ВС СССР приговорен по ст. ст. 58-1а, 17/58-8, 58–10 и 58–11 УК РСФСР к ВМН. Расстрелян. 12 января 1996 г. Главной Военной Прокуратурой РФ реабилитирован. 12 ноября 2015 г. ВК ВС РФ отменило постановление ГВП о реабилитации, и признала М. А. Волкова не подлежащим реабилитации. Майор ГБ (1935 г.), старший майор ГБ (1937 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ (1926 г., 1933 г.), орден Ленина (1937 г.).


Волович (Виленский) Захар (Захарий) Ильич[302] (1900-14.08.1937). Уроженец г. Кобеляки Полтавской губернии. Из семьи торговца. Окончил гимназию в г. Кобеляки, в 1921–1923 гг. учился в Харьковском технологическим институте им. В. И. Ленина. Окончил Московское высшее технологическое училище им. Н. Э. Баумана (1933 г.). Член КП с января 1919 г. В январе 1919 – июне 1920 гг. на службе в РККА, затем студент Харьковского технологического института, одновременно в 1922–1923 гг. член ячейки ВКП(б) Харьковского технологического института. С января 1924 г. в органах ГБ: особоуполномоченный Закордонной части ИНО ОГПУ СССР, затем состоял в резерве ИНО ОГПУ (служебная командировка в г. г. Константинополь и Прагу). В 1926–1928 гг. уполномоченный Закордонной части ИНО ОГПУ СССР, с февраля 1928 г. легальный резидент ИНО ОГПУ в Париже (официально в феврале – марте 1928 г. делопроизводитель (архивист) генконсульства СССР в Париже, затем архивист полпредства СССР во Франции, работал под фамилией Янковича Владимира Борисовича). С 1930 г. начальник 1 отделения ИНО ОГПУ СССР, с января 1932 г. заместитель начальника Оперода ОГПУ СССР. В июле 1934 – декабре 1936 гг. заместитель начальника Оперода ГУГБ НКВД СССР, затем заместитель начальника 2 (оперативного) отдела ГУГБ НКВД СССР. Арестован 22 марта 1937 г. и 14 августа 1937 г. «в особом порядке» приговорен к ВМН[303]. Расстрелян. Не реабилитирован. Старший майор ГБ (1935 г.). Орден Красной Звезды (1936 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г., 1932 г.).


Волошин Борис Маркович (1899–1978). Родился в г. Черкассы Киевской губернии. Из семьи учителя. Член КП с декабря 1922 г. (в 1916–1922 гг. состоял в «Поалей Цион»). Окончил Харьковский медицинский университет (1922 г.). С 1920 г. уполномоченный по оказанию первичной медицинской помощи в борьбе с эпидемиями медпункта в г. Киеве, в дальнейшем (с 1920 г.) заведующий инспекцией здравоохранения и управляющий культурно-социальной инспекцией Наркомата РКП УССР. В 1925–1926 гг. главный врач Крестьянского курорта в г. Ливадия (Крымская АССР), затем заместитель наркома здравоохранения Крымской АССР и директор Крымского медицинского института им. И. В. Сталина. С ноября 1931 г. начальник Управления курортами Наркомата здравоохранения РСФСР, в дальнейшем (с января 1933 г.) заведующий Московским городским здравотделом, с июня 1935 г. начальник Медико-санитарного управления и начальник госсанинспекции Метростроя. С ноября 1937 г. начальник Санитарного отдела АХУ НКВД СССР, с одновременно (с 1938 г.) уполномоченный Главной госсанинспекции АХУ НКВД СССР. В июле 1941 – мае 1952 гг. начальник Санитарного отдела ХОЗУ НКВД-МВД СССР. В мае 1952 г. уволен из МВД в запас (по болезни). В дальнейшем на пенсии, проживал в Москве. Умер в Москве, похоронен на Введенском кладбище. Бригвоенврач (1937 г.), генерал-майор медицинской службы (1943 г.). Орден Отечественной войны 1 степени (1945 г.), орден Трудового Красного Знамени (1943 г.), знак «Отличник здравоохранения» (1939 г.) и медали.


Волчик Семен Лазаревич (1904-20.09.1941). Уроженец мест. Копыль Слуцкого уезда Минской губернии. Окончил 3 класса гимназии в г. Харькове (1919 г.) и Центральную школу ОГПУ (1933 г.). Член КП с 1930 г. В 1920–1922 г. на службе в РККА, затем сотрудник издательства Наркомата юстиции УССР. В органах ГБ в сентябре 1923 – октябре 1924 гг., и с августа 1925 г. С июня 1928 г. помощник уполномоченного и уполномоченный Сумского окротдела-оперсектора ГПУ, с сентября 1931 г. уполномоченный Шосткинского РО ГПУ (Харьковская область), с апреля 1934 г. курсант Центральной школы ОГПУ. В мае 1933 – феврале 1935 гг. заместитель начальника политотдела Войтовецкой МТС (по работе ОГПУ-НКВД) (Винницкая область), затем оперуполномоченный и врид. помощника начальника 5 отделения СПО – 4 отдела УГБ НКВД УССР. С марта 1938 г. врид. начальника 9 отделения 4 отдела УГБ НКВД УССР, с мая 1939 г. начальник отделения 2 отдела УГБ НКВД УССР, с июня 1940 г. начальник учебного отдела Киевской межкраевой школы усовершенствования оперсостава НКВД. Погиб в районе хутора Дрюковщина Лохвицкого района Полтавской области. Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1939 г.). Медаль «XX лет РККА» (1938 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.).


Волчок (Волчек) Александр Саулович (1900–1946). Уроженец г. Витебска (по другим данным – уроженец Оренбургской губернии). Из семьи рабочего. Член КП с июня 1929 г. В 1927–1930 гг. на комсомольской работе в Оренбургском округе Средне-Волжского края, затем заведующий массово-экономическим отделом Самарского горкома ВЛКСМ. С 1931 г. слушатель Центральных курсов комсомольских работников в г. Москве, заместитель ответредактора газеты «Восточно-Сибирский комсомолец» (г. Иркутск), заведующий отделом культуры и пропаганды Восточно-Сибирского крайкома ВЛКСМ, с 1932 г. ответсекретарь Сталинградского горкома ВЛКСМ. В 1934–1935 гг. ответсекретарь Сталинградского крайкома ВЛКСМ, затем первый секретарь Бакинского горкома ЛКСМ Азербайджана и секретарь ЦК ЛКСМ Азербайджана, одновременно на X съезде ВЛКСМ (1936 г.) был избран кандидатом в члены ЦК ВЛКСМ. В июле 1936 г. направлен на руководящую работу в ГУГБ НКВД СССР: помощник начальника отделения СПО ГУГБ НКВД (прикреплен к начальнику 1 отделения СПО ГУГБ НКВД И. В. Штейну), затем помощник начальника 1 отделения 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР. В марте 1937 г. откомандирован в НКВД Белоруссии, с апреля 1937 г. заместитель начальника 4 отдела УГБ НКВД Белорусской ССР. В ноябре 1938 г. уволен из органов НКВД вовсе. 6 января 1939 г. арестован и 14 января 1941 г. ВК ВС СССР приговорен к 10 годам лишения свободы. Умер в местах заключения. Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.).


Волынский (Файнштейн) Самуил Григорьевич (1905-22.02.1939). Родился в г. Одессе. Из семьи купца 2 гильдии. Окончил 4 класса коммерческого училища (1918 г.) и 3 курса социально-экономической школы (1921 г.) в г. Одессе. Член КП с июля 1928 г. В 1920–1921 гг. заведующий библиотекой Одесской городской милиции. В органах ГБ с августа 1921 г. В 1924–1929 гг. помощник уполномоченного, уполномоченный СОЧ и начальник ИНФАГО ГПУ Туркменской ССР, затем помощник начальника ИНФО ПП ОГПУ по Средней Азии, помощник начальника ОО ПП ОГПУ по Средней Азии. В сентябре 1931 – июле 1932 гг. помощник начальника 4 отделения ОО ОГПУ СССР, затем помощник начальника 1 отделения ОО ОГПУ СССР. С января 1934 г. начальник 7 отделения ОО ОГПУ СССР, с июля 1934 г. начальник 5 отделения ОО ГУГБ НКВД СССР. В мае 1935 – декабре 1936 гг. начальник 9 отделения ОО и помощник начальника ОО ГУГБ НКВД СССР, затем заместитель начальника 3 (КРО) отдела ГУГБ НКВД СССР. 23 октября 1938 г. арестован и 22 февраля 1939 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1а, 58-8 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН. Расстрелян. Определением ВК ВС РФ от 26 декабря 2013 г. признан не подлежащим реабилитации. Капитан ГБ (1935 г.), майор ГБ (1937 г.). Орден Красного Знамени Таджикской ССР (1931 г.), орден Ленина (1937 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1932 г.).


Вольский (Гитлер) Лев Григорьевич (1899-?). Родился в селе Ксениевка (Кляйн-Либенталь) Одесского уезда Херсонской губернии. Из семьи упаковщика (приказчика). Окончил 5 классов начального еврейского училища. Член КП с 1924 г. (ранее состоял в партии в 1920–1921 гг.). С августа 1917 г. на службе в отряде Красной гвардии. В 1919–1920 гг. на службе в РККА, затем (с августа 1920 г.) на работе в органах ГБ. В июле 1925 – январе 1927 гг. уполномоченный КРО Николаевского окротдела ГПУ, в дальнейшем уполномоченный СО Николаевского окротдела ГПУ. С января 1928 г. старший уполномоченный СО-СПО Николаевского окротдела/оперсектора ГПУ, с октября 1931 г. уполномоченный СО-СПО Николаевского оперсектора ГПУ. В августе 1932 – июле 1934 гг. начальник 4 отделения СПО Винницкого облотдела ГПУ, затем начальник 4 отделения СПО УГБ УНКВД по Винницкой области. С августа 1934 г. начальник 1 отделения СПО УГБ УНКВД по Киевской области, с декабря 1935 г. начальник 2 отделения СПО – 4 отдела УГБ УНКВД по Киевской области. В феврале – апреле 1937 г. начальник 6 отделения 4 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Киевской области, затем помощник начальника и заместитель начальника 4 отдела УГБ УНКВД по Днепропетровской области. С апреля 1938 г. врид. начальника, а с мая 1938 г. начальник Запорожского ГО НКВД, в июле 1938 – феврале 1939 гг. начальник 3 (оперативно-чекистского) отдела Управления Восточного железнодорожного ИТЛ НКВД (Хабаровский край). В дальнейшем начальник 3 отдела Управления Юго-Восточного ИТЛ НКВД (Хабаровский край), с мая 1940 г. начальник оперативно-чекистского отдела Управления Южного железнодорожного ИТЛ НКВД (г. Улан-Удэ). В январе 1941 – феврале 1944 гг. начальник оперативно-чекистского отдела Управления Северо-Двинского ИТЛ НКВД (Архангельская область), затем врид. начальника и начальник оперативно-чекистского отдела Управления Вятского ИТЛ НКВД-МВД (Кировская область). В июне 1946 – мае 1950 гг. начальник отдела оперативной работы и заместитель начальника Управления Вятского ИТЛ МВД. В мае 1950 г. уволен из органов МВД в запас. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1942 г.), подполковник ГБ (1943 г.). Орден Ленина (1945 г.), орден Красного Знамени (1945 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Вольский (Миллер) Семен Давыдович (1897-?). Родился в г. Киеве в семье приказчика. Член КП с 1928 г. Окончил Харьковский институт народного хозяйства (1928 г.). В 1917–1919 гг. на учебе в Киевском институте народного хозяйства, затем на службе в РККА: сотрудник политотдела 2 армии. В органах ГБ с ноября 1919 г. С ноября 1919 г. председатель Черниговской губернской ЧК, с декабря 1919 г. начальник ОО 44 стрелковой дивизии 12 армии, в дальнейшем на руководящих должностях в 00 12 армии, Кавказского фронта и Киевского ВО. В июле 1922 г. уволен из органов ГПУ, затем в октябре 1922 – июле 1923 гг. начальник Волынского губотдела ГПУ. С июля 1923 г. на хозяйственной работе, с октября 1925 г. вновь на работе в органах ГПУ: помощник уполномоченного ЭКУ ГПУ УССР, с сентября 1929 г. начальник ЭКО Винницкого окротдела ГПУ. В сентябре 1930 – марте 1932 гг. начальник ЭКО Сумского оперсектора ГПУ, затем инспектор ОК ГПУ УССР. С июля 1933 г. начальник инспекции резервов Харьковского облотдела ГПУ, с февраля 1934 г. начальник ЭКО Черниговского облотдела ГПУ, в дальнейшем начальник ЭКО УГБ УНКВД по Черниговской области. В декабре 1936 – июне 1937 гг. начальник ОО ГУГБ НКВД 8 отдельной мехбригады, затем начальник ОО ГУГБ НКВД 45 мехкорпуса. С июня 1938 г. начальник отделения 3 (КРО) отдела УГБ НКВД УССР, с июня 1938 г. начальник 3 отдела УНКВД по Сталинской области. В августе 1938 – январе 1939 гг. начальник 8 (промышленного) отдела 1 Управления УНКВД по Сталинской области. В январе 1939 г. уволен из НКВД в запас. В марте 1939 – июне 1941 гг. на хозяйственной работе, затем на службе в РККА. В 1942 г. возвращен на работу в органы НКВД: старший уполномоченный и начальник 1 отделения ОО НКВД Воронежского фронта, начальник ОО НКВД 15 стрелкового корпуса (Воронежский фронт). С января 1943 г. начальник опергруппы 00 НКВД при подвижной группе Юго-Западного фронта, в дальнейшем начальник ОО НКВД-ОКР «Смерш» 19 стрелкового корпуса, начальник отделения УКР «Смерш» ГСОВ в Германии. В феврале 1946 г. уволен в запас. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (на 1942 г.), подполковник ГБ (на 1943 г.). 2 ордена Красного Знамени (1942 г., 1943 г.), орден Отечественной войны 1 и 2 степени, орден Красной Звезды (1942 г.), медаль «XX лет РККА».


Вольфсон Абрам Исаакович (1899-23.09.1938). Уроженец мест. Игрень (Огрень) Новомосковского уезда Екатеринославской губернии. Член КП. В 1927–1933 гг. начальник УРКМ Сталинского округа – Сталинского межрайонного УРКМ, начальник Управления РКМ г. Сталино (Донецка), затем на разных должностях в ГПУ-НКВД УССР. До марта 1937 г. помощник начальника УМЗ НКВД УССР, в дальнейшем заместитель начальника УМЗ НКВД УССР. 11 апреля (по другим данным – 21 мая) 1938 г. арестован и 23 сентября 1938 г. выездной сессией ВК ВС СССР в г. Киеве был приговорен к ВМН[304]. Расстрелян в г. Киеве. Орден Трудового Красного Знамени УССР (1932 г.).


Вольфсон Илларион Иосифович (1901-?). Уроженец г. Одессы. Член КП. В органах ГБ с 1921 г. В 1936–1937 гг. сотрудник 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Московской области, затем начальник 2-го отделения 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Московской области[305]. Арестован 11 февраля 1939 г. и 29 июня 1939 г. ВТ войск НКВД Московского округа приговорен по ст. ст. 58-7, 58-8 и 58–11 УК РСФСР к ВМН. Определением ВК ВС СССР от 5 сентября 1939 г. решение ВТ оставлено без изменения. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 21 сентября 1939 г. ВМН была заменена 15 годами лишения свободы[306]. Срок наказания отбывал в Северном железнодорожном лагере НКВД-МВД. В 1954 г. был освобожден и оставлен на спецпоселение в Коми АССР, на 1956 г. проживал в г. Инте Коми АССР. Определением ВК ВС РФ от 4 июня 2015 г. признан не подлежащим реабилитации. Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1937 г.).


Ворновицкий Лев Моисеевич (1906-01.10.1941). Родился в г. Киеве (по другим данным – мест. Любар Ново-Волынского уезда Волынской губернии). Кандидат в член КП с 1931 г. В 1935–1937 гг. на оперативных должностях в аппарате УНКВД по Днепропетровской области, затем начальник отделения 3 (КРО) отдела УГБ УНКВД по Днепропетровской области. С мая 1938 г. врид начальника 11 (водно-транспортного) отдела УГБ УНКВД по Днепропетровской области, в июле 1938 г. был прикомандирован к центральному аппарату НКВД УССР (за счет должности заместителя начальника 12 отдела (отдел оперативной техники) УГБ НКВД), затем врид. заместителя начальника 8 отдела (отдел промышленности) 1 Управления НКВД УССР. В 1938–1939 гг. находился под арестом «…за связь с троцкистами», впоследствии был освобожден. В июле 1939 г. уволен из НКВД в запас по болезни. В мае 1940 г. был возвращен на работу в органы НКВД. В 1940–1941 гг. заместитель начальника Киевского ГО НКВД. Погиб в бою под селом Кулябовка Яготинского района Киевской области. Похоронен близ села Кулябовка Яготинского района Киевской области. Лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ. Орден Красной Звезды (1932 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.).


Вронский-Шанпоньер Яков Ильич (1896-?). Родился в г. Екатеринославе в семье столяра-модельщика. Образование начальное. Член КП с 1919 г. С 1907 г. ученик сапожника в г. Харькове, с 1911 г. ученик парикмахера, подмастерье и мастер в парикмахерской в г. Екатеринославе. В 1915–1917 гг. на военной службе, затем в отряде Красной Гвардии в г. Харькове. При отступлении красных в апреле 1918 г. остался в г. Екатеринославе, арестовывался государственной стражей гетмана П.Скоропадского. В ноябре 1918 – мае 1921 гг. на службе в РККА, одновременно в 1919–1921 гг. секретный информатор Екатеринославской губернской ЧК. В органах ГБ с мая 1921 г. В 1924–1927 гг. помощник уполномоченного ЭКО Екатеринославского губотдела ГПУ, уполномоченный группы ЭКО Днепропетровского окротдела ГПУ, затем старший уполномоченный ЭКО Днепропетровского окротдела ГПУ. С 1928 г. старший уполномоченный ЭКО Житомирского окротдела ГПУ, с 1930 г. начальник ЭКО Николаевского окротдела ГПУ. В декабре 1930 – октябре 1933 гг. начальник Краматорского РО ГПУ (Донецкий оперсектор ГПУ), затем начальник Рыковского (Орджоникидзевского) ГО ГПУ-НКВД (Донецкая область). С ноября 1934 г. начальник ЭКО УГБ УНКВД по Винницкой области, с февраля 1936 г. помощник начальника УНКВД по Черниговской области. В сентябре – декабре 1937 г. начальник Мариупольского ГО НКВД, затем помощник начальника УНКВД по Донецкой области (по отделам не входящим в УГБ). В апреле 1938 г. отозван в распоряжение НКВД СССР. В 1938–1939 гг. уполномоченный Наркомата водного транспорта СССР в г. Киеве. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1937 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Вул Алексей (Авраам) Моисеевич (1902–1960). Родился в селе Быстрик Кролевецкого уезда Черниговской губернии. Из семьи мельника. Окончил 2-классное училище (1916 г.) и комвуз им. Артема (1923 г.). Член КП с апреля 1925 г. В 1919–1920 гг. на службе в РККА, затем на комсомольской работе в Черниговской губернии. В органах ГБ с мая 1924 г. В 1926–1931 гг. помощник уполномоченного и уполномоченный Одесского окротдела ГПУ, затем уполномоченный ОО ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР. С 1935 г. оперуполномоченный 3 отделения ОО ГУГБ НКВД СССР, затем (с ноября 1936 г.) начальник ОО ГУГБ НКВД авиабригады при НИИ ВВС РККА, с 1937 г. начальник отделения 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР. С июля 1938 г. помощник начальника ОО ГУГБ НКВД ОКДВА, с декабря 1938 г. заместитель начальника ОО НКВД 2 ОКДВА, с 1939 г. заместитель начальника ОО НКВД 1 ОКДВА. В 1940–1941 гг. начальник следчасти и заместитель начальника ОО НКВД – 3 отдела СКВО. С июня 1941 г. начальник следчасти и заместитель начальника 3 отдела Северо-Кавказского ВО, в октябре 1941 – январе 1943 гг. начальник ОО НКВД 56 армии (Северо-Кавказский фронт). С января 1943 г. заместитель начальника 00 НКВД-УКР «Смерш» Волховского фронта, в дальнейшем (с марта 1944 г.) заместитель начальника УКР «Смерш» 3 Украинского фронта. В декабре 1944 – декабре 1947 гг. начальник Инспекции СКК в Болгарии, затем заместитель начальника и начальник Берлинского оперсектора МГБ. С декабря 1950 г. заместитель начальника УКР МГБ войск Дальнего Востока. В декабре 1951 г. уволен из органов МГБ «за невозможностью дальнейшего использования», в дальнейшем проживал в г. Москве, пенсионер. Лейтенант ГБ (1935 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.), капитан ГБ (1938 г.), полковой комиссар (1941 г.), майор ГБ (1941 г.), полковник ГБ (1943 г.), генерал-майор (1944 г.). Орден Красной Звезды (1938 г.), 2 ордена Красного Знамени (1943 г., 1944 г.), 2 ордена Отечественной войны 1 степени (1944 г., 1948 г.), орден Кутузова 2 степени (1945 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1937 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.) и 6 медалей. Постановлением СМ СССР № 2349-1118СС от 23 ноября 1954 г. лишен звания генерал-майора «…как дискредитирующий себя во время работы в органах госбезопасности и недостойный в связи с этим высокого звания генерала».


Буль Ефим Давыдович (Давидович)[307] (1894–1951). Уроженец г. Черкассы Киевской губернии. Из семьи рабочего-сахаровара. Старший брат Л. Д. Буля. Образование незаконченное высшее (учился в Московском энергетическом институте). Беспартийный (в 1917–1923 гг. состоял в КП, но был исключен). До 1922 г. на службе в РККА, затем начальник охраны Московского губотдела ГПУ. В 1923 г. арестован и осужден Коллегией ОГПУ СССР «за должностные преступления». В сентябре 1925 г. освобожден из мест заключения. В феврале 1933 – июле 1937 гг. на работе на строительстве канала «Москва-Волга»: начальник 3 отделения Дмитровского ИТЛ ОГПУ, начальник участка Северного района и Икшимского района Дмитровского ИТЛ НКВД, затем начальник отдельного Икшимского участка и строительства шлюза № 5 Дмитровского ИТЛ НКВД. В августе 1937 – декабре 1938 гг. начальник Управления Локчимского ИТЛ НКВД (Коми АССР). В декабре 1938 г. уволен из НКВД. До ареста в июле 1940 г. коммерческий директор артели «Радио – Фронт» (г. Москва). 2 июля 1940 г. арестован, в дальнейшем осужден на 8 лет лишения свободы. В 1948 г. был освобожден из мест лишения свободы, в 1949 г. арестован в г. Москве «за нарушение паспортного режима» и выслан в ссылку в Казахстан, где и умер. Реабилитирован в 1957 г. Орден Красного Знамени (1920 г.).


Буль Леонид (Леонтий) Давыдович (Давидович) (1899 – 28.07.1938[308]). Родился в г. Черкассы Киевской губернии. Из семьи рабочего-сахаровара (по другим данным – из мещанской семьи). Младший брат Е. Д. Буля[309]. Образование низшее. Член КП с октября 1917 г. До 1917 г. работал литейщиком сахарных голов на сахароделательном заводе в г. Черкассы, помощник конторщика в магазине в г. Черкассы, в дальнейшем в отряде Красной Гвардии. В органах ГБ с 1919 г. В 1920–1922 гг. следователь и уполномоченный (по борьбе с бандитизмом) Московской ЧК[310], затем начальник отделения по борьбе с бандитизмом Московской ЧК-Московского губотдела ГПУ. С 1924 г. начальник отделения по борьбе с бандитизмом Оперода ОГПУ СССР, с 1925 г. начальник отделения по борьбе с контрабандой ЭКУ ОГПУ СССР, начальник отделения по борьбе с контрабандой ГУПО и войск ОГПУ СССР, и по совместительству начальник Ударной группы по борьбе с бандитизмом Оперода ОГПУ СССР. В 1930–1931 гг. заместитель начальника Московского уголовного розыска, затем (с января 1931 г.) начальник Московского уголовного розыска и врид. начальника УРКМ г. Москвы, начальник Оперативного отдела (уголовного розыска) г. Москвы и Московской области и врид. начальника УРКМ г. Москвы. В марте 1933 – июле 1934 гг. начальник УРКМ ПП ОГПУ по Московской области, одновременно помощник полпреда (по милиции) ОГПУ по Московской области, затем начальник УРКМ г. Москвы и помощник начальника УНКВД по Московской области (по г. Москве). С мая 1937 г. начальник УРКМ УНКВД и помощник начальника (по милиции) УНКВД по Саратовской области. 17 июля 1937 г. арестован и 28 июля 1938 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован ВК ВС СССР 24 декабря 1955 г. Директор милиции (1936 г.)[311]. Орден Красного Знамени (1927 г.), орден Красной Звезды (1936 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1924 г., 1932 г.).


Вунштейн Александр Евсеевич (1905-15.11.1937). Уроженец деревни Джурин Ямпольского уезда Подольской губернии. Образование неоконченное высшее. Беспартийный. До 1927 г. сотрудник ОГПУ СССР[312], в дальнейшем уполномоченный (заведующий) 2 группы (борьба с подделкой денег и документов и кражами пишущих машинок и арифмометров) Московского уголовного розыска, с 1931 г. сотрудник технического отдела ЭКУ ОГПУ СССР. С 1934 г. сотрудник аппарата ГУРКМ НКВД СССР, до аапреля 1937 г. начальник 3 отдела ГАИ ГУРКМ НКВД СССР. В апреле 1937 г. уволен в отставку «за невозможностью использования на работе в РКМ». Арестован 10 августа 1937 г. и 15 ноября 1937 г. Комиссией НКВД и Прокурора СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован ВК ВС СССР 29 сентября 1956 г. Капитан милиции (1936 г.).


Г

Гай (Штоклянд) Марк Исаевич (Исаакович) (1898-20.06.1937). Родился в г. Виннице в семье кустаря-шапочника. Окончил 4-х классное высшее начальное училище и гимназию в г. Киеве, Киевское художественное училище (1916 г.), 2 курса юридического факультета Киевского университета (1918 г.) и курсы усовершенствования высшего комсостава при Военной Академии РККА (1925 г.). Член КП с марта 1919 г. В октябре 1918 – мае 1920 гг. на службе в РККА, затем на работе в органах ГБ. С августа 1925 г. начальник политотдела и одновременно (с 1926 г.) помощник командира ОДОН при Коллегии ОГПУ СССР (по политчасти), с января 1927 г. врид. командира-военкома ОДОН при Коллегии ОГПУ СССР. В феврале – мае 1927 г. состоял в резерве назначения АО АОУ ОГПУ СССР, затем помощник начальника 4 отделения ЭКУ ОГПУ СССР. С декабря 1927 г. начальник 8 отделения ЭКУ ОГПУ СССР, с февраля 1929 г. начальник 9 отделения ЭКУ ОГПУ СССР. В июле 1930 – августе 1931 г. помощник начальника ЭКУ ОГПУ СССР[313], и по совместительству (с апреля 1931 г.) начальник 1 отделения ЭКУ ОГПУ СССР. С августа 1931 г. заместитель начальника ЭКУ ОГПУ СССР, с декабря 1932 г. заместитель начальника ОО ОГПУ СССР. В июне 1933 – июле 1934 гг. начальник ОО ОГПУ СССР, в дальнейшем начальник ОО ГУГБ НКВД СССР. В ноябре 1936 – апреле 1937 гг. начальник УНКВД по ВСК. Арестован 1 апреля 1937 г.[314] и 20 июня 1937 г. Комиссией НКВД, Прокурора СССР и председателя ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Не реабилитирован[315]. Комиссар ГБ 2 ранга (1935 г.). Орден Красного Знамени (1930 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1929 г., 1932 г.).


Гантман Саул Ноевич. Член КП. В 1936–1937 гг. сотрудник СПО – 4 отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области, затем начальник 10 отделения 4 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области. В 1938–1939 гг. начальник 6 отделения 2 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области. В июле 1939 г. уволен из НКВД по болезни. В 1941 г. возвращен на работу в органы военной контрразведки, на 1944 г. сотрудник УКР «Смерш» НК ВМФ СССР. Лейтенант ГБ (1936 г.), подполковник (на 1944 г.). Орден Красного Знамени (1944 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1937 г.).


Гарт Владимир Семенович (1900-10.03.1938). Родился в мест. Шпола Звенигородского уезда Киевской губернии. Член КП с 1920 г. (в 1927 г. в связи с судимостью исключен из партии, в 1931 г. решением ЦКК ВКП(б) был восстановлен в партии с указанием перерыва партстажа). В органах ГБ с 1920 г. В 1926 г. Коллегией ГПУ УССР осуждён за должностные преступления на 3 года, впоследствии судимость была снята. С апреля 1928 г. на работе в аппарате ГПУ УССР, затем на разных должностях в ПП ОГПУ по СКК и центральном аппарате ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР. До мая 1935 г. заместитель начальника 1 отделения ОО ГУГБ НКВД СССР, в дальнейшем начальник 2 отделения ОО – 5 отдела ГУГБ НКВД СССР. В январе 1937 г. назначался на должность начальника 5 (ОО) отдела УГБ УНКВД по Оренбургской области, впоследствии этот приказ был отменен. В январе – августе 1937 г. начальник 5 отдела УГБ НКВД Татарской АССР, затем откомандирован в распоряжение ОК НКВД СССР. В ноябре 1937 г. был уволен из НКВД вовсе «за невозможностью использования в ГУГБ НКВД». 20 ноября 1937 г. арестован и 10 марта 1938 г. «в особом порядке» приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован 6 мая 1990 г. Главной Военной Прокуратурой СССР. Капитан ГБ (1935 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1934 г.).


Гатов Моисей Львович (1902-22.02.1939). Родился в г. Минске. Из семьи приемщика зерна. Окончил 3 класса еврейской начальной школы в г. Ростове-на-Дону (1911 г.) и 3 класса городского приходского училища в г. Ростове-на-Дону (1914 г.). Член КП с июня 1924 г. В органах ГБ с ноября 1920 г.[316] С сентября 1924 г. помощник уполномоченного СО и уполномоченный СО ПП ОГПУ по СКК, с ноября 1927 г. начальник 1 отделения СО ПП ОГПУ по СКК[317]. В июне – октябре 1930 г. помощник начальника Шахтинско-Донецкого окротдела ОГПУ, затем начальник 1 отделения СО-СПО ПП ОГПУ по СКК. С июля 1931 г. начальник 2 отделения СПО и помощник начальника СПО ПП ОГПУ по СКК, с декабря 1931 г. помощник начальника Орджоникидзевского оперсектора ОГПУ. В январе – марте 1933 г. помощник начальника СПО ПП ОГПУ по СКК, в дальнейшем заместитель начальника СПО ПП ОГПУ по СКК. С января 1934 г. заместитель начальника СПО ПП ОГПУ по АЧК, с июля 1934 г. заместитель начальника СПО УГБ УНКВД по АЧК. В октябре – ноябре 1934 г. врид. начальника СПО УГБ УНКВД по АЧК, затем начальник СПО УГБ УНКВД по АЧК. С марта 1936 г. в распоряжении ОК НКВД СССР, с апреля 1936 г. начальник 5 отделения СПО ГУГБ НКВД СССР, с декабря 1936 г. помощник начальника 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР. В июне – сентябре 1938 г. заместитель начальника 9 отдела 1 Управления НКВД СССР, в дальнейшем и. о. начальника 5 отдела и и. о. начальника 4 отдела ГЭУ НКВД СССР. Арестован 18 декабря 1938 г. и 22 февраля 1939 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1, 58-8 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН. Определением ВК ВС РФ от 27 августа 2013 г. признан не подлежащим реабилитации. Капитан ГБ (1935 г.), майор ГБ (1937 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1930 г., 1934 г.). В органах ГБ работал младший брат: Гатов Семен Львович (1910-?). Уроженец г. Ростова-на-Дону. Из семьи приемщика зерна. Член КП. На 1935 г. уполномоченный СПО УГБ Тагангорского ГО НКВД. До апреля 1939 г. помощник начальника отделения Новоросиийского ГО НКВД (Краснодарский край). В апреле 1939 г. уволен вовсе «в связи с невозможностью дальнейшего использования». До октября 1941 г. проживал в Новороссийском районе Актюбинской области (Казахская ССР), затем на службе в действующей армии: начальник продовольственно-фуражного снабжения 11 штурмовой инженерно-саперной бригады РГК. Сержант ГБ (1936 г.), старший лейтенант интендантской службы (на 1943 г.), капитан интендантской службы (на 1945 г.), подполковник интендантской службы… Медаль «За боевые заслуги» (1943 г.), орден Красной Звезды (1945 г.).


Гейзлер Леопольд Павлович (1888-08.05.1939). Уроженец села Диниш в Транслейтании (Королевство Венгрия, Австро-Венгрия). Образование среднее. Член КП (в 1905–1915 гг. состоял в Социал-демократической партии Венгрии). С 1914 г. в австро-венгерской армии, в 1915 г. попал в русский плен, работал фельдшером в лагерях военнопленных. С 1919 г. на службе в РККА, в 1921 г. направлен на нелегальную работу в Латвию. С 1925 г. – комиссар Оперативного отдела ОГПУ СССР, в дальнейшем начальник Волоколамской тюрьмы ОГПУ-ГУГБ НКВД СССР. Арестован 3 февраля 1938 г. и 10 февраля 1939 г. ВТ войск НКВД Московского округа приговорен к ВМН. Расстрелян. Определением ВК ВС СССР от 30 октября 1958 г. реабилитирован. Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1935 г.).


Гейман Кирилл Борисович (1908-21.02.1939). Родился в г. Санкт-Петербурге. Окончил 3 курса Московского текстильного института. Член КП с 1929 г. В органах ГБ с 1933 г. С 1933 г. уполномоченный СПО ОГПУ СССР, в июле 1934 – январе 1937 гг. помощник оперуполномоченного 6 отделения СПО – 4 отдела ГУГБ НКВД СССР, затем оперуполномоченный 6 отделения и помощник начальника 14 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД СССР. С июня 1937 г. заместитель начальника 9 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД СССР, с июля 1937 г. начальник 10 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД СССР. В марте – мае 1938 г. заместитель начальника 4 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области, в дальнейшем врид. начальника 4 отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области. С июня 1938 г. начальник 4 отдела – 2 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Ленинградской области (одновременно занимал должность секретаря парткома УГБ областного УНКВД). В ноябре 1938 г. уволен из НКВД вовсе. Арестован 18 (по другим данным – 16) ноября 1938 г. и 21 февраля 1939 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-1, 58-8 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН. Расстрелян. Определением ВК ВС РФ от 14 февраля 2013 г. признан не подлежащим реабилитации. Младший лейтенант ГБ (1935 г.), лейтенант ГБ (1937 г.), старший лейтенант ГБ (1937 г.), капитан ГБ (1938 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.)


Гендин Константин Григорьевич (1899–1942). Уроженец г. Двинска Витебской губернии. Из семьи владельца частного зубоврачебного кабинета. Член КП. Окончил Московское коммерческое училище (1918 г.), Московские командные курсы тяжелой артиллерии (1919 г.) и Повторную школу среднего командного состава АОН РККА (1920 г.). В органах ГБ с 1921 г. Старший брат С. Г. Гендина. С 1923 г. уполномоченный и старший уполномоченный 7 отделения СО ГПУ-ОГПУ СССР, в 1926–1930 гг. старший уполномоченный 5 отделения СО ОГПУ, затем помощник начальника 5 отделения СО ОГПУ СССР. До февраля 1936 г. начальник 1 отделения СПО УГБ УНКВД по Казахской АССР, затем помощник начальника СПО УГБ УНКВД по Казахской АССР. С декабря 1936 г. на работе в центральном аппарате НКВД: помощник начальника и заместитель начальника 7 отделения 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР, с 1938 г. сотрудник 2 отдела (СПО) ГУГБ НКВД СССР. 11 ноября 1938 г. арестован и 11 сентября 1939 г. решением ОСО при НКВД СССР «за фальсификацию следственного дела» приговорен к 5 годам лишения свободы. 11 апреля 1942 г. освобожден из Сорокского ИТЛ НКВД (Карело-Финская ССР). После освобождения из лагеря направлен в действующую армию. Пропал без вести во время боев под Сталинградом. Заключением Главной Военной Прокуратуры РФ от 24 апреля 2002 г. в реабилитации было отказано. Старший лейтенант ГБ (1935 г.). Знак «Почетный сотрудник ВЧК-ГПУ» (1937 г.).


Гендин Семен Григорьевич (1902-22.02.1939). Уроженец г. Двинска Витебской губернии. Из семьи мещанина-владельца частного зубоврачебного кабинета. Окончил 5 классов гимназии Адольфа в Москве (1918 г.), командные курсы тяжелой артиллерии в г. Москве (1920 г.) и в 1921 г. учился на военно-химических курсах РККА. Младший брат К. Г. Гендина. Член КП с октября 1918 г. На службе в РККА с 1918 г.[318], с октября 1921 г. на работе в органах ГБ. С октября 1924 г. помощник начальника 7 отделения КРО ОГПУ СССР, с января 1925 г. начальник 7 отделения КРО ОГПУ СССР. В апреле 1925 – марте 1926 гг. заместитель начальника 6 отделения КРО ОГПУ СССР, затем заместитель начальника КРО ПП ОГПУ по Западному краю, заместитель начальника КРО ПП ОГПУ по БВО. С февраля 1929 г. начальник 7 отделения КРО ОГПУ СССР, с февраля 1930 г. начальник 9 и 10 отделений КРО ОГПУ СССР. В октябре 1930 – апреле 1931 гг. сотрудник для особых поручений ОО ОГПУ СССР, затем помощник начальника 1 отделения ОО ОГПУ СССР. С сентября 1931 г. помощник начальника 2 отделения ОО ОГПУ СССР, с февраля 1933 г. начальник 2 отделения ОО ОГПУ СССР. В июле 1934 – мае 1935 гг. начальник 4 отделения ОО ГУГБ НКВД СССР, одновременно (в ноябре 1934 – сентябре 1936 гг.) помощник начальника ОО ГУГБ НКВД СССР, в дальнейшем начальник УНКВД по Западной области и (с декабря 1936 г.) заместитель начальника ОО ГУГБ НКВД БВО. С апреля 1937 г. заместитель начальника 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР, с сентября 1937 г. заместитель начальника РУ Генштаба РККА. 22 октября 1938 г. арестован и 22 февраля 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН[319]. Расстрелян. 19 сентября 1957 г. реабилитирован ВК ВС СССР. Майор ГБ (1935 г.), старший майор ГБ (1936 г.). 2 ордена Красного Знамени (1927 г., 1938 г.), орден Ленина (1937 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.), 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1924 г., 1936 г.).


Генкин Яков Михайлович (Михельевич) (1888-24.01.1970). Уроженец г. Екатеринослава. Из семьи мещанина-учителя еврейской начальной школы. Образование низшее, экстерном сдал экзамены на звание народного учителя в г. Харькове (1909 г.). Член КП с июня 1917 г. (в 1904 г. состоял в Херсонской организации РСДРП). В органах ГБ в июне – августе 1919 г. (занимал должность председателя Херсонской губернской ЧК), и с декабря 1920 г. В декабре 1922 – январе 1924 гг. начальник 10 отделения СО ГПУ РСФСР-ОГПУ СССР, затем начальник 4 отделения СО ОГПУ СССР, одновременно (в январе 1930 – марте 1931 гг.) помощник начальника СО ОГПУ СССР. В марте – апреле 1931 г. состоял в резерве назначения АО АОУ ОГПУ СССР. С апреля 1931 г. начальник 4 отделения ЭКУ ОГПУ СССР, с февраля 1932 г. начальник 7 отделения ЭКУ ОГПУ СССР. В июне – декабре 1932 г. помощник начальника Главной инспекции по милиции и уголовному розыску (ГИМ) ОГПУ СССР и (по совместительству) начальник Оперативного отдела (УР) ГИМ ОГПУ СССР, в дальнейшем начальник Оперативного отдела (УР) и помощник начальника ГУРКМ ОГПУ СССР. В мае 1933 – июле 1934 гг. начальник УСО ОГПУ СССР, затем начальник УСО и начальник Центральной картотеки ГУГБ НКВД СССР, с мая 1936 г. начальник УАО ГУГБ НКВД СССР. В сентябре 1936 г. освобожден от занимаемой должности и откомандирован в распоряжение АХУ НКВД СССР. С декабря 1936 г. заместитель начальника 10 (тюремного) отдела ГУГБ НКВД СССР, с июня 1937 г. состоял в распоряжении ОК НКВД СССР, с июля 1937 г. начальник отдела госсъемки и картографии УНКВД по Саратовской области. В ноябре 1937 – январе 1939 гг. начальник ОМЗ УНКВД по Саратовской области. В январе 1939 г. уволен в запас ГУГБ НКВД СССР. С 1939 г. заведующий отделом кадров на объекте № 2 Комитета по госрезервам при СНК СССР на станции Бирюлево Московской области, с октября 1941 г. находился в эвакуации в Молотовской области (работал учителем в колхозной школе молодежи и пропагандистом райкома ВКП(б) в г. Оса). В сентябре 1943 – декабре 1946 гг. преподаватель ремесленного училища № 13 в г. Москве, затем (по июль 1949 г.) старший научный сотрудник Центрального архива кинофотофонодокументов ГАУ МВД СССР. Старший майор ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ОГПУ (1927 г., 1932 г.).


Геплер А. И. (тюремное фото)


Геплер Авраам Ильич (1902-08.06.1939). Родился в г. Елисаветграде Херсонской губернии. Из семьи рабочего мебельной фабрики. До 1914 г. учился в еврейской ремесленной школе «Талмуд-Тора». Член КП с 1926 г. С 1914 г. мальчик в аптеке, обувном магазине и в частной фотографии в г. Екатеринославе, с 1917 г. работник в обувном магазине, рядовой автоколонны отряда Красной Гвардии (г. Екатеринослав). В 1919 г. на службе в РККА, затем, находясь на территории, оккупированной белыми, был арестован белой контрразведкой в г. Одессе, содержался в тюрьме. В органах ГБ в мае – августе 1919 г. и с февраля 1920 г. С апреля 1927 г. уполномоченный КРО Могилёв-Подольского окротдела ГПУ, с апреля 1929 г. уполномоченный ИНО 2 °Cлавутского погранотряда ОГПУ. В декабре 1929 – июле 1930 гг. начальник СО Бердичевского окротдела ГПУ, затем начальник Бердичевского окротдела ГПУ. С сентября 1930 г. помощник начальника (по оперчасти) 19 Олевского погранотряда ОГПУ, с мая 1932 г. помощник начальника (по оперчасти) 23 Каменец-Подольского погранотряда ОГПУ[320]. В феврале 1933 – январе 1934 гг. заместитель начальника и помощник начальника ОО Киевского облотдела ГПУ, затем начальник 5 отделения ОО ГПУ УССР и ОО ОГПУ УВО. С июля 1934 г. начальник 5 отделения ОО ГУГБ НКВД УВО и ОО УГБ НКВД УССР, с ноября 1934 г. начальник 9 отделения ОО УГБ НКВД УССР и ОО ГУГБ НКВД Харьковского ВО. В феврале 1936 – январе 1937 гг. начальник ОО УГБ УНКВД по Вининницкой области, в дальнейшем начальник 5 (00) отдела УГБ УНКВД по Киевской области. С августа 1937 г. заместитель начальника УНКВД по Черниговской области. 13 марта 1938 г. арестован, умер в тюремной больнице. Не реабилитирован. Капитан ГБ (1936 г.).


Гепштейн Александр Михайлович (1908-22.06.1940). Уроженец г. Одессы. Из семьи адвоката (отец до 1920 г. состоял в партии кадетов). Образование среднее. Член КП с 1932 г. В органах ГБ с 1925 г. С 1925 г. помощник уполномоченного ЭКО ГПУ Туркменской ССР, помощник уполномоченного 00 и Восточного отдела ГПУ Туркменской ССР, с 1930 г. уполномоченный Восточного отдела и ОО ГПУ Туркменской ССР. В 1931–1934 гг. уполномоченный и оперуполномоченный ОО ОГПУ СССР, затем оперуполномоченный ОО ГУГБ НКВД СССР. С 1935 г. помощник начальника отделения ОО ГУГБ НКВД СССР, с декабря 1936 г. заместитель начальника 9 отделения 5 (00) отдела ГУГБ НКВД СССР. В апреле 1937 – сентябре 1938 гг. помощник начальника и заместитель начальника 3 (КРО) отдела УГБ НКВД БССР, в дальнейшем врид. начальника и начальник 3 (КРО) отдела УГБ НКВД БССР. 27 декабря 1938 г. арестован и 16–19 ноября 1939 г. ВТ войск НКВД Белорусского округа приговорен к ВМН [321]. Расстрелян. Не реабилитирован. Лейтенант ГБ (1935 г.).


Герзон Матвей Михайлович (1906-23.09.1938). Родился в селе Сопино Бердичевского уезда Киевской губернии. Из семьи шорника. Окончил 2-классное училище и 5 классов гимназии в мест. Шпичинец Бердичевского уезда Киевской губернии (1919 г.) Член КП с 1928 г. В органах ГБ с января 1924 г. В декабре 1927 – сентябре 1930 гг. уполномоченный и старший уполномоченный УЧОСО Днепропетровского окротдела ГПУ, затем старший уполномоченный ИНФО Днепропетровского окротдела ГПУ. С апреля 1931 г. помощник начальника СПО Харьковского оперсектора ГПУ, с августа 1932 г. помощник начальника СПО Донецкого облотдела ГПУ. В январе – июле 1934 г. врид. начальника СПО Донецкого облотдела ГПУ, затем начальник СПО УГБ УНКВД по Донецкой области[322]. С февраля 1937 г. начальник 4 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Одесской области, с июля 1937 г. начальник 4 отдела УГБ НКВД УССР. В октябре – ноябре 1937 г. находился в распоряжении НКВД СССР, затем начальник 5 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД СССР. 18 апреля 1938 г. арестован и 23 сентября 1938 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Посмертно реабилитирован. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1937 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1936 г.).


Герсон В. Л.


Герсон Вениамин Леонардович (1891 – 26.01.1940). Родился в г. Туккуме Курляндской губернии. Из мещанской семьи. Окончил коммерческое училище. Член КП с 1917 г. (по другим данным – с марта 1919 г.). До 1916 г. бухгалтер страхового общества в г. Риге, затем на военной службе. В 1917–1918 гг. сотрудник Наркомата по военным делам РСФСР, уполномоченный Отдела военного контроля РВС Республики. В органах ГБ с августа 1918 г. С июля 1919 г. уполномоченный и секретарь Управления 00 ВЧК, с февраля 1920 по июль 1926 г. секретарь председателя ВЧК-ГПУ-ОГПУ Ф. Э. Дзержинского и одновременно (с 1922 г.) помощник управляющего делами ГПУ при НКВД РСФСР-ОГПУ СССР. В июле 1926 – мае 1934 гг. секретарь председателя ОГПУ СССР В. Р. Менжинского. Одновременно: с 1923 г. член Совета МПСО-ПСО «Динамо», председатель конькобежной, футбольной и хоккейной (с мячом) секций ПСО «Динамо, с 1926 г. работал в Комиссии по увековечению памяти Ф. Э. Дзержинского. С июля 1934 г. секретарь наркома внутренних дел СССР, с октября 1936 г. заместитель секретаря наркома внутренних дел СССР. В январе – мае 1937 г. помощник начальника Секретариата НКВД СССР, затем начальник Управления Центрального Совета ПСО «Динамо», одновременно в октябре 1937 – марте 1938 гг. состоял в действующем резерве ГУГБ НКВД СССР. Арестован 3 марта 1938 г. и 24 января 1940 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН[323]. Расстрелян. Реабилитирован ВК ВС СССР 5 ноября 1955 г. Майор ГБ (1935 г.). 2 знака «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1923 г., 1932 г.).


Герт Илья Гедеонович (1895-21.02.1939). Уроженец г. Астрахани. Из семьи портного (по другим данным – из семьи мещанина). Окончил гимназию и Восточный факультет Военной Академии РККА(1924 г.). Член КП с 1918 г. В 1919–1922 гг. на службе в РККА (на 1922 г. военный комиссар 29 стрелковой дивизии (Азербайджанская ССР)), затем на учебе на восточном факультете Военной Академии РККА. В 1924–1925 гг. сотрудник (резидент) РУ РККА в г. Мешхеде, работал в Персии под прикрытием должности секретаря генконсульства СССР в г. Мешхеде, в дальнейшем управляющий делами Всероссийского кооперативного издательского союза «Книгосоюз» (г. Москва). В органах ГБ с 1927 г.: сотрудник восточного сектора ИНО ОГПУ СССР, легальный резидент ИНО ОГПУ в г. Анкаре (1928–1929 гг.). Из Турции выехал в связи с предательством Г. С. Агабекова (нелегального резидента ИНО ОГПУ в Костантинополе), в дальнейшем (с 1929 г.) сотрудник аппарата ИНО ОГПУ СССР. В 1930–1931 гг. главный резидент ИНО ОГПУ в Маньчжурии, затем помощник начальника[324] и (с марта 1933 г.) врид. начальника 6 отделения ИНО ОГПУ СССР. В июле 1934 – июле 1938 гг. сотрудник ИНО – 7 отдела ГУГБ НКВД СССР. Арестован 18 июля 1938 г. и 21 февраля 1939 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН. Расстрелян. Реабилитирован ВК ВС СССР 28 ноября 1956 г. Капитан ГБ (1936 г.). Орден Красного Знамени (1922 г.).


Гильман Самуил Лазаревич (1889-03.1965). Родился в мест. Ельно Чериковского уезда Могилёвской губернии в семье рабочего-жестян-щика (по другим данным – в мещанской семье). Окончил 3-х классное городское училище в г. Горки. Член КП с марта 1919 г. В 1911–1917 гг. на военной службе: рядовой 44 Сибирского стрелкового полка, затем рядовой 534 пехотного Новокиевского полка, участник боев на Западном фронте. С 1918 г. на службе в РККА, в органах ГБ с января 1921 г. В декабре 1924 – сентябре 1925 гг. начальник Алтайского губотдела ОГПУ, затем начальник Томского окротдела ОГПУ. С марта 1929 г. начальник Сурхандарьинского окротдела ОГПУ и ОО ОГПУ 3 Туркестанской дивизии ОГПУ, и одновременно (по совместительству) с апреля 1929 г. комендант отдельной Сырдарьинской погранкомендатуры ОГПУ, с ноября 1929 г. в распоряжении ПП ОГПУ по Средней Азии. В декабре 1929 – апреле 1930 гг. начальник Таджикского облотдела ОГПУ и ОО ОГПУ 7 кавбригады, затем (до мая 1931 г.) председатель ГПУ Таджикской ССР. В июле 1931 – июле 1932 гг. начальник Ферганского оперсектора ОГПУ, затем начальник Кокандского оперсектора ОГПУ. С апреля 1933 г. заместитель председателя ГПУ Узбекской ССР, с декабря 1933 г. начальник Южно-Казахстанского облотдела ОГПУ. В июле 1934 – марте 1936 гг. начальник УНКВД по Южно-Казахстанской области, затем начальник УНКВД по Карагандинской области. С февраля 1937 г. помощник наркома внутренних дел Казахской ССР, с августа 1938 г. зачислен в действующий резерв ГУГБ НКВД, работал в системе ГУЛАГа в Приморской области. 17 октября 1938 г. арестован и 29 сентября 1939 г. осужден ОСО при НКВД СССР «за контрреволюционную агитацию» на 3 года лишения свободы. Срок отбывал в Унженском ИТЛ НКВД (Горьковская область), в 1941 г. срок наказания был продлен в связи с началом боевых действий, с 1944 г. вольнонаемный работник Управления Унженского ИТЛ НКВД-МВД (на 1945 г. заместитель начальника лесопильного завода (по производству) при ИТЛ на станции Лапшанга Семеновского района Горьковской области). 15 сентября 1949 г. арестован повторно УМГБ по Горьковской области («за принадлежность к антисоветской правотроцкистской организации») и 19 ноября 1949 г. ОСО при МГБ СССР осужден на вечное поселение в Тюхтетский район Красноярского края. Находясь на поселении, работал на поденных работах и техническим руководителем местного промкомбината. В июле 1954 г. освобожден на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 г. Реабилитирован в мае 1957 г. С 1955 г. на пенсии, проживал в г. Москве. Майор ГБ (1936 г.). Орден Трудового Красного Знамени Таджикской ССР (1930 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1927 г.), медаль «XX лет РККА» (1938 г.).


Гинесин Самуил Абрамович (1904-?). Образование среднее. Член КП с января 1931 г. В 1929–1930 гг. уполномоченный СО Харьковского облотдела ГПУ, в дальнейшем в январе – июле 1934 г. начальник 2 отделения СПО Донецкого облотдела ГПУ. В июле 1934 – августе 1937 гг. начальник отделения СПО – 4 (СПО) отдела УГБ УНКВД по Донецкой области, затем заместитель начальника 4 отдела УГБ УНКВД по Винницкой области. С октября 1937 г. начальник 4 отдела УГБ УНКВД по Каменец-Подольской области, с июня 1938 г. врид. начальника 4 отдела УГБ УНКВД по Харьковской области. В июле 1938 – июне 1939 гг. начальник 4 отдела УГБ УНКВД по Харьковской области. В июне 1939 г. откомандирован в распоряжение НКВД СССР. В июле 1939 г. уволен из НКВД вовсе «за невозможностью дальнейшего использования в работе ГУГБ НКВД». Участник Великой Отечественной войны. На 1945 г. заместитель директора по найму и увольнению рабочей силы завода № 174 им. К. Е. Ворошилова (г. Омск). О дальнейшей судьбе информация отсутствует. Старший лейтенант ГБ (1936 г.). 2 ордена Красной Звезды (1945 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.), медаль «За оборону Сталинграда».


Гинзбург Исаак Григорьевич (1892–1964). Уроженец г. Гомеля. Образование высшее. Член КП. В 1919 – ноябре 1930 гг. заведующий Тамбовским губернским, затем окружным отделом здравоохранения, в дальнейшем санитарный инспектор и санитарный инспектор 1 инспекторского отделения ГУЛАГа ОГПУ СССР. С 1932 г. санитарный инспектор ГУЛАГа ОГПУ СССР, с июля 1934 г. начальник 7 отделения ГУЛАГа НКВД СССР. В августе 1935 – сентябре 1937 гг. начальник Санитарного отдела ГУЛАГа НКВД СССР и главный санитарный инспектор по местам заключения ГУЛАГа НКВД СССР, одновременно с сентября 1936 г. начальник Санитарного отдела Дмитровского ИТЛ НКВД и строительства канала «Москва-Волга». В сентябре 1937 г. откомандирован в распоряжение Наркомата связи СССР: начальник Главной санитарной инспекции Наркомата связи СССР. В 1938 г. арестован и 7–9 апреля 1939 г. ВТ Московского округа внутренних войск НКВД приговорен к ВМН[325][121]. Определением ВК ВС СССР от 16 августа 1939 г. расстрел заменен на 20 лет лишения свободы. 6 августа 1955 г. ВК ВС СССР реабилитирован. После освобождения из лагеря в 1955 г., проживал в г. Москве. Похоронен на Востряковском кладбище. Военврач 1 ранга (1936 г.). Орден Трудового Красного Знамени (1937 г.).


Гирин Александр Михайлович (1895–1955). Уроженец г. Москвы. Из семьи мещанина. Член КП. Образование среднее. В органах ГБ с 1920 г. В 1922–1924 гг. сотрудник КРО Московского губотдела ГПУ, затем на работе в аппарате КРО ОГПУ СССР (одновременно на 1923 г. заведующий иностранным отделением Отдела управления Моссовета). В 1926–1928 гг. заведующий отделением по делам иностранцев Административного отдела Моссовета[326], в дальнейшем вновь на работе в аппарате КРО ОГПУ СССР. С 1930 г. на руководящей работе в ОО ОГПУ СССР, с 1931 г. – в аппарате АОУ ОГПУ СССР, с 1932 г. – в аппарате ИНО ОГПУ СССР. В 1933 г. был откомандирован в распоряжение ПП ОГПУ по Московской области, в дальнейшем сотрудник паспортного отдела УРКМ ПП ОГПУ-УНКВД по Московской области. С 1935 г. начальник отделения виз и регистрации (ОВИР) УРКМ УНКВД по Московской области (одновременно до 1936 г. состоял в действующем резерве ГУГБ НКВД СССР). Арестован 23 июля 1937 г. и 29 декабря 1939 г. был осужден на 3 года лишения свободы. Реабилитирован. Похоронен на Новодевичьем кладбище в г. Москве. Капитан милиции (1936 г.).


Гитлин Ефим Давидович (1903-27.10.1943). Уроженец г. Гомеля Могилёвской губернии. Член КП с 1924 г. В органах ГБ с 1921 г. До 1937 г. сотрудник УГБ УНКВД по Казахской АССР, затем помощник начальника 3 (КРО) отдела УГБ НКВД Казахской ССР, в дальнейшем (до апреля 1939 г.) врид. начальника 8 отдела (оборонная промышленность) 1 Управления НКВД Казахской ССР. В апреле 1939 г. уволен из органов НКВД «за невозможностью использования на работе в ГУГБ НКВД». В дальнейшем проживал в г. Чимкенте Южно-Казахстанской области. В июне 1941 г. призван на службу в действующую армию: (на сентябрь 1943 г.) заместитель командира (по политчасти) 368 стрелкового полка 149 стрелковой дивизии 65 армии (Центральный и Белорусский фронты). Погиб в бою близ деревни Крупейки Лоевского района Гомельской области. Похоронен в братской могиле в деревне Крупейки Лоевского района Гомельской области. Лейтенант ГБ (1936 г.), майор (на сентябрь 1943 г.). Орден Красной Звезды (1937 г.), орден Красного Знамени (1943 г.).


Глебов-Юфа 3. Н.


Глебов-Юфа Зиновий Наумович (1903 – 28.01.1940). Уроженец г. Ромны Черниговской губернии. Из семьи служащего мельницы (по другим данным – из мещанина, занимающегося торговлей, в дальнейшем служащего коммерческой конторы). Экстерном сдал экзамен за 3 класса коммерческого училища в г. Ромны, в 1919 г. экстерном сдал экзамен за 5 классов реального училища, в 1919–1920 гг. учился на военно-политических курсах РККА в г. Полтаве и в военно-инженерном техникуме в г. Петрограде.

Член КП с марта 1938 г. (в 1920–1921 гг. состоял в КП, был исключен за пьянство). С апреля 1912 г. мальчик-упаковщик в обувном и мануфактурном магазинах, упаковщик на конфетной фабрике в г. Ромны, с декабря 1916 г. на учебе в г. Ромны. В декабре 1919-мае 1920 гг. на учебе в г. Полтаве, затем на учебе в г. Петрограде. В июне 1920 – августе 1921 гг. контролер Полтавской губернской инспекции РКП, затем помощник инспектора губернской инспекции РКП в г. Ромны. В органах ГБ с октября 1921 г. С 1924 г. помощник уполномоченного военной группы и помощник уполномоченного СО Прилукского окротдела ГПУ, с 1926 г. помощник уполномоченного СО Екатеринославского окротдела ГПУ, затем помощник уполномоченного СО СОУ ГПУ УССР. В 1927–1929 гг. уполномоченный СОО Кременчугского окротдела ГПУ, уполномоченный СОО Тульчинского окротдела ГПУ, затем уполномоченный и старший уполномоченный СОО – СО Запорожского окротдела ГПУ. С сентября 1930 г. уполномоченный СО – СПО Одесского сектора – оперсектора ГПУ, с марта 1932 г. начальник 4 отделения СПО Одесского облотдела ГПУ. В марте 1934 – июле 1935 гг. начальник 2 отделения СПО Одесского облотдела ГПУ-УГБ УНКВД по Одесской области, затем состоял в распоряжении ОК НКВД УССР. С октября 1935 г. оперуполномоченный, помощник начальника 2 отделения СПО УГБ НКВД УССР, с марта 1936 г. начальник 7 отделения СПО УГБ НКВД УССР. В апреле 1936 – марте 1937 гг. начальник 7 отделения СПО – 4 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР, затем начальник 10 отделения 4 отдела ГУГБ НКВД[327], с июня 1938 г. заместитель начальника 4 (СПО) отдела 1 Управления НКВД СССР. С сентября 1938 г. начальник отделения 2 (СПО) отдела ГУГБ НКВД СССР. 14 ноября 1938 г. арестован[328] и 28 января 1940 г. ВК ВС СССР по ст. ст. 58-7, 58-8 и 58–11 УК РСФСР приговорен к ВМН[329]. Расстрелян. Определением ВК ВС РФ от 28 января 2014 г. признан не подлежащим реабилитации. Старший лейтенант ГБ (1936 г.), капитан ГБ (1937 г.), майор ГБ (1937 г.). Орден Ленина (1937 г.), знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.). В органах ОГПУ-НКВД работал младший брат – Юфа Григорий Наумович (1909-?). Уроженец г. Ромны. Из семьи служащего мельницы (по другим данным – из семьи мещанина, занимающегося торговлей). Образование низшее. Член КП с 1931 г. В 1925–1927 гг. на секретной работе в Роменском окротделе ГПУ, в дальнейшем в аппарате ГПУ УССР и в Днепропетровском оперсекторе – облотделе ГПУ. С июля 1934 г. врид. начальника Покровского РО НКВД (Днепропетровская область), с апреля 1935 г. сотрудник СПО УГБ НКВД УССР. В 1936–1937 гг. начальник Балтского РО НКВД (Молдавская АССР), затем начальник 4 (СПО) отделения УГБ НКВД Молдавской АССР. С июля 1938 г. врид. помощника и помощник начальника 4 отдела 1 Управления НКВД УССР. В декабре 1938 г. арестован и 31 декабря 1938 г. ВТ пограничных и внутренних войск НКВД Киевского округа по ст. 206-17 УК УССР (193-17 УК РСФСР) приговорен к ВМН[330]. Расстрелян. Не реабилитирован. Младший лейтенант ГБ (1936 г.), лейтенант ГБ (1938 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1938 г.).


Глина Илья (Израиль) Ильич (1908–1960). Родился в г. Харькове в семье сапожника. Окончил 2 курса рабфака ГПУ УССР (1929 г.). Член КП с марта 1937 г. В органах ГБ с мая 1924 г. В феврале 1932 – июле 1934 гг. сотрудник Одесского облотдела ГПУ, затем сотрудник УНКВД по Одесской области. В сентябре 1935 – октябре 1937 гг. сотрудник Николаевского ГО НКВД, затем заместитель начальника 3 (КРО) отдела УНКВД по Николаевской области. С апреля 1938 г. начальник отдела НКВД Казахской ССР, с марта 1939 г. начальник УНКВД по Северо-Казахстанской области. В марте – августе 1941 г. начальник УРКМ и заместитель наркома внутренних дел Казахской ССР, затем заместитель наркома внутренних дел Казахской ССР. С мая 1942 г. заместитель начальника 00 НКВД 24 армии (Южный фронт), с сентября 1942 г начальник ОО НКВД 64 армии (Сталинградский и Воронежский фронты)[331]. В мае – ноябре 1943 гг. начальник ОКР «Смерш» 7 Гвардейской армии (Степной фронт), затем врид. заместителя и заместитель начальника УКР «Смерш» 1 Украинского фронта. С мая 1945 г. заместитель начальника УКР «Смерш» Центральной группы войск, с декабря 1945 г. начальник УКР «Смерш» Степного ВО. В августе 1946 – июле 1949 гг. заместитель начальника УКР МГБ Туркестанского ВО, в дальнейшем заместитель начальника УКР МГБ Прибалтийского ВО. В декабре 1951 г. уволен из органов МГБ, в дальнейшем пенсионер, проживал в г. Москве. Младший лейтенант ГБ (1936 г.), старший лейтенант ГБ (1939 г.), капитан ГБ (1940 г.), майор ГБ (1942 г.), полковник ГБ (1943 г.). Орден «Знак Почета» (1940 г.), 3 ордена Красного Знамени (1943 г., 1945 г.), орден Красной Звезды (1944 г.), орден Кутузова 2 степени (1945 г.), орден Отечественной войны 1 степени, знак «Заслуженный работник НКВД» (1942 г.).


Глузберг (Глузберг-Боскис) Борис Самойлович (1897-25.09.1938). Родился в мест. Клевань Ровенского уезда Волынской губернии. Из семьи брокера лесопильного завода. Окончил еврейское ремесленное училище «Общество труда» (1915 г.). Член КП с 1932 г. (в 1916–1917 гг. член РСДРП(м), в 1918–1921 гг. состоял в КП, но был исключен как «бывший меньшевик»). В 1915–1917 гг. токарь и слесарь-инструментальщик на оборонных заводах г. Одессы, затем рядовой 164 Казанского запасного полка. С 1916 г. вновь слесарь-инструментальщик и токарь на оборонных заводах в г. Одессе. С 1917 г. на службе в Красной Гвардии и РККА. В органах ГБ с ноября 1920 г. С марта 1926 г. уполномоченный ОО 24 Могилёв-Подольского погранотряда ОГПУ, с сентября 1926 г. уполномоченный ИНФО ГПУ УССР. В мае 1928 – марте 1931 гг. начальник 2 отделения ИНФО ГПУ УССР, затем начальник 6 отделения ОО ГПУ УССР. С июля 1931 г. начальник 4 отделения ОО ГПУ УССР[332], с марта 1933 г. помощник начальника 00 Винницкого облотдела ГПУ. В июле 1934 – апреле 1936 гг. помощник начальника ОО УГБ УНКВД по Винницкой области, затем начальник 1 отделения ОО, помощник начальника и заместитель начальника ОО УГБ УНКВД по Винницкой области. С января 1937 г. врид. начальника и начальник 5 (00) отдела УГБ УНКВД по Винницкой области, с августа 1937 г. начальник 5 отдела УГБ УНКВД по Одесской области. 22 февраля 1938 г. был арестован и 25 сентября 1938 г. ВК ВС СССР приговорен к ВМН[333]. Расстрелян в г. Киеве. Не реабилитирован. Старший лейтенант ГБ (1936 г.). Знак «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (1932 г.). В органах ГБ работал младший брат: Боскис (Боскис-Глузберг) Семен Самойлович (1900-?). Уроженец мест. Клевань Ровенского уезда Волынской губернии. Из семьи брокера лесопильного завода. Образование низшее. Кандидат в члены КП с 1937 г. В органах ГБ с 1922 г. С 1930 г. помощник уполномоченного КРО Одесского окротдела ГПУ, затем помощник уполномоченного группы ИНО ОО Одесского оперсектора ГПУ, в дальнейшем на работе в ИНО Молдавского облотдела ГПУ-УНКВД по Молдавской АССР. В 1935–1937 гг. сотрудник 25 Молдавского погранотряда НКВД, до апреля 1938 г. помощник оперуполномоченного 25 Молдавского погранотряда НКВД. Арестован 28 (по другим данным – 18) апреля 1938 г.