Владимир Георгиевич Брюков - Чудеса Ветхого Завета и их научное объяснение

Чудеса Ветхого Завета и их научное объяснение 4M, 220 с.   (скачать) - Владимир Георгиевич Брюков

Уважаемый читатель! Благодарю за внимание, оказанное моей книге, выход которой удалось ускорить благодаря бурному развитию в последние годы новых информационных технологий, позволивших с минимумом затрат опубликовать ее в электронном виде. Я долгое время я интересовался проблемами научного объяснения библейских чудес. Мне показалось, что эта тема будет интересна и для широкого круга читателей, что и привело меня к написанию этой книги.

Владимир Брюков, журналист



Предисловие


Библия – пожалуй, самая притягательная для человечества книга, по числу переводов и изданий не имеющая конкурентов в книжном мире. Сегодня полный текст Библии опубликован уже на 518 языках мира, а на 2798 языках вышли ее отдельные книги.

Вместе с тем, следует заметить, что Библия, пожалуй, и самая обсуждаемая книга, многие столетия являющаяся предметом самых ожесточенных споров, как между представителями самых различных конфессий, так и между верующими и атеистами. В то время как для христиан и иудеев Библия вот уже более двадцати веков является «священным писанием», самым авторитетным морально-этическим документом, атеисты долгое время предпочитали отрицать научно-историческое значение этой книги, считая ее собранием древних мифов и легенд, не имеющих ничего общего с исторической действительностью.

Долгое время описание потопа в Ветхом Завете серьезные ученые считали обычной сказкой для взрослых. До тех пор пока британский ученый Джордж Смит во время раскопок в ассирийской Ниневии (близ современного североиракского Мосула) в 1872 году не нашел глиняные таблички, которые он и предъявил изумленному научному сообществу. На этих табличках на аккадском языке была написана рассказывающая о потопе эпическая поэма о Гильгамеше. По сути, ученому удалось найти гораздо более древнюю аккадскую версию библейского рассказа о потопе. Текст еще более древней шумерской поэмы о потопе, найденной при раскопках Ниппура (рядом с южноиракским Нуффаром), был опубликован американским шумерологом Арно Пёбелем в 1914 году.

А в 1929 году британский археолог Леонард Вулли во время раскопок халдейского Ура (близ южноиракского города Насирия) обнаружил на 20 метровой глубине под слоем глины с остатками гробниц наносной аллювиальный слой, толщиной в 2,4 метра. Эту находку Леонард Вулли соотнес с библейским потопом, придя к выводу, что у него действительно была реальная основа. Свидетельствующие о потопе наносные аллювиальные слои позднее были найдены археологами во время раскопок и в других местах Южного Ирака.

Вот так ветхозаветная легенда о всемирном потопе благодаря усилиям многих ученых превратилась в реальный исторический факт, свидетельствующий о реальном потопе, имевшем место в долине Тигра и Евфрата несколько тысяч лет назад. Следует заметить, что очень многие библейские легенды, на первых порах категорически отрицаемые наукой, впоследствии – после внесения исследователями в них определенных корректив – стали общепризнанными научными фактами.

Как и следует из названия книги, автор хотел сделать эту книгу своего рода небольшой энциклопедией библейских чудес, в которой дается их естественно – научное объяснение, характеризуется степень их соответствия научным фактам. Книга состоит из глав, представляющих собой отдельные рассказы, посвященные различным эпизодам, описанным в Ветхом Завете, надеюсь, ее чтение покажется Вам интересным и полезным.

***



Глава 1. Сотворение Мира, или неотвратимый апокалипсис


«В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою». (Бытие 1:1-2).


Говоря современным научным языком, Священное Писание здесь утверждает, что все пространство, которое сейчас занимает Вселенная, некогда представляла собой «безвидную пустыню», нечто вроде почти абсолютного вакуума. И над этой вселенской бездной, то есть в этом вакууме, царила абсолютная тьма.

Первые строки Ветхого Завета, как известно, были записаны примерно две с половиной – три тысячи лет назад. Как полагают современные историки науки, знания человека о законах природы в ту эпоху находились на весьма примитивном уровне. А между тем процитированный нами первый абзац Книги Книг во многом соответствует данным современной науки.

Впрочем, еще 80 лет назад ученые считали библейскую космогонию чистейшим воды вымыслом. Все решительным образом изменилось, когда в 1922 – 24 годах концепцию «расширяющейся Вселенной» выдвинул российский ученый Александром Фридманом. Он обнаружил, что с общей теорией относительности Эйнштейна, завершенной в 1916 году, хорошо согласуется целый спектр решений. А из этих уравнений однозначно вытекает вывод – Вселенная неуклонно расширяется. Встретив сначала выводы Фридмана с большим недоверием, Эйнштейн затем убедился в его правоте и согласился с критикой молодого физика. Предложенные гениальным россиянином решения «мировых уравнений» общей теории относительности для Вселенной называются фридмановскими космологическими моделями. Другим человеком, поддержавшим эту гипотезу в 1927 году, был бельгийский астроном и католический священник Жорж Леметр. Он смоделировал разлет материи назад во времени к точке с бесконечной плотностью в нулевой момент времени. Бельгиец назвал первоначальный сгусток материи, существовавший «в начале начал», космическим яйцом. В современной науке такое состояние космической материи называют сингулярной точкой. Жорж Леметр предположил, что Сверхмощный Взрыв этого первоначального сгустка материи и привел к образованию нынешней Вселенной.

А в 1929 году теория Фридмана и Леметра получила блестящее научное подтверждение. Американский астроном Эдвин Хаббл, изучая спектры галактик на звездном небе, обнаружил в них «красное смещение». Иначе говоря, линии спектра, которые они излучали, были сдвинуты к красной области по сравнению с нормальным, эталонным положением. Следовательно, по закону Доплера это значит, что галактики расходятся. И чем дальше они от нас, тем быстрее летят и тем больше в красный край спектра сдвинуты линии поглощения их газов. Это неожиданное открытие в корне изменило все представления космологии. Расширяющаяся Вселенная – это Вселенная изменяющаяся, у нее есть своя биография, своя дата рождения и дата смерти.

Впоследствии астрофизики обнаружили, что самые далекие от нас объекты мчатся почти со скоростью фотонов, а проще сказать, света – 300 тысяч километров в секунду! Причем квазар ОН471, являющийся самым дальним из всех найденных, невзирая на противодействие гравитации, несется, преодолевая за секунду 270 тысяч километров неведомого нам пространства. ОН471 обретается на самом краю Вселенной – до него примерно 114 000 000 000 000 000 000 000 километров, или 12 миллиардов световых лет! Как пишет «Сайенс дайджест», хотя сейчас в распоряжении астрономов «…есть приборы, способные видеть еще дальше, пока ничего более удаленного, чем этот квазар, обнаружить не удалось. На этом основании делается вывод, что ОН471 находится там, где все кончается».

Иными словами, квазар ОН471 является последним небесным объектом, после которого в современные приборы можно видеть только «Ничто». Возможно, со временем ученым удастся открыть еще более далекие от нас объекты. Однако по большому счету новое открытие принципиально ничего не изменит. Думается, это лишь отодвинет чуть дальше это невидимое «Ничто», которое, используя библейскую терминологию, можно назвать «пустынной бездной».

Как показывают расчеты, в частности, «Большой Взрыв» произошел более 12 миллиардов (иногда ученые называют цифры, равные 15-20 миллиардам) лет назад. Эта довольно приблизительная цифра основана на астрономических свидетельствах. Но ядерная физика утверждает по существу то же самое. Вывод ядерщиков основан на оценке времени, необходимом для полураспада радиоактивных изотопов. Например, изотопы урана образовались, по меньшей мере, 6 миллиардов лет назад. Но их истинный возраст – свыше 12 миллиардов лет, поскольку эти элементы – как и другие – образовались в течение миллиардов лет в процессе эволюции звезд.

Современная космогония утверждает, что до «Большого Взрыва» вся масса Вселенной была втиснута в некую точку, представлявшую собой исходный «сгусток» космической материи. По сути, она представляла собой «конденсат с бесконечной плотностью». Вся наличная во Вселенной материя, а значит и энергия, каким-то чудом умещалась в этом супермизерном пространстве.

А теперь проведем мысленный эксперимент, абстрагировавшись от того, что в ту кошмарно далекую от нас эпоху Вселенная была абсолютно непригодна для жизни. Представим на минуту, какой могла казаться Вселенная для гипотетического наблюдателя, находившегося внутри сгущавшейся космической материи? Если бы мы могли быстро отсчитать время Вселенной на 12 миллиардов лет назад, то увидели бы, как все галактики слетаются к единому центру.

Известный американский физик, лауреат Нобелевской премии Стивен Вайнберг считает: когда Вселенная сожмется до одной сотой доли от ее теперешнего размера, то ночное небо будет источать на Землю столько же тепла, сколько сегодня дневное. Еще через 70 миллионов лет Вселенная сократится еще в 10 раз. И тогда небо станет «невыносимо ярким». Пройдет еще какое-то время. И когда космическая температура достигнет 10 миллионов градусов, звезды и планеты начнут превращаться в «космический суп» из излучений, электронов и ядер. Этот «суп» из элементарных частиц будет сгущаться все сильнее и сильнее. Вслед за материей будет стягиваться, сжимаясь в точку пространство. Произойдет то, что астрономы обозначают сегодня словами «схлопывание Вселенной».

Внутри этого сверхплотного конденсата космической материи будет невообразимо горячо. И, несомненно, в этой до предела сжавшейся Метагалактики будет очень много света. Следовательно, для нашего наблюдателя, находившегося внутри «точечной Вселенной», библейское описание Сотворения Мира не показалось бы достоверным.

А что можно было увидеть незадолго до Большого Взрыва со стороны? Иными словами, как бы выглядела картина Вселенной для того, кто находился бы вне упакованной в одну точку космической материи?

Следует заметить, что с максимальным сжатием материи теряют всякий смысл такие привычные для нас понятия, как пространство и время. Поэтому когда Вселенная пребывала в своем исходном точечном состоянии, рядом и вне ее не существовало ни материи, ни пространства, не могло быть даже времени. То есть там было «Ничто».

Напрашивается вывод: до Большого взрыва граница того, «где все кончается», находилась вокруг этого крошечного конденсата космической материи. А практически все пространство Вселенной в 12 миллиардов световых лет – от Земли и до квазара ОН471, где проходит современная граница с абсолютным «Ничто» – по сути дела, представляло собой абсолютный вакуум. Во всяком случае, именно такой она должна была казаться Тому, кто мог бы на все это посмотреть со стороны.

Следовательно, когда библейский автор утверждает, что Земля и Небо в тот момент были пустынны и безвидны, то это был, как бы взгляд со стороны. Создается впечатление, что этот Некто видел темную холодную бездну, то есть вакуум, окружавший крохотную космическую «точку-зародыш будущей Вселенной».

Сколько времени наша Вселенная находилась в своей колыбели? На этот вопрос невозможно ответить. Невозможно не только потому, что нам это неизвестно, а еще и потому, что не было тогда ни лет, ни мгновений – времени не было. Его не существовало вне точки, в которую была сжата вся масса Вселенной, потому что вне ее не было ни материи, ни пространства. Времени не было, однако, и в самой точке, где оно должно было практически остановиться. Поэтому эпоха до Большого Взрыва, то есть до Сотворения Мира, могла продолжаться как мгновение, так и многие миллиарды лет

Для того чтобы объяснить причину Большого Взрыва, американский ученый Алан Гут и ряд других специалистов по космологии разработали так называемый «инфляционный сценарий» сотворения Вселенной. Согласно которому наш Мир родился – кстати, в полном соответствии с тем, о чем изначально говорила Библия – буквально из «ничего», то есть из пустого пространства. Как утверждает Алан Гут и его единомышленники, Вселенная начала свое существование из состояния вакуума, лишенного вещества и излучения. За чрезвычайно короткий отрезок времени, соответствующий этой фазе, область пространства, которую сегодня занимает вся наблюдаемая Вселенная, выросла от миллиардной доли размера протона до нескольких сантиметров.


«И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью». (Бытие 1:3-5).


К концу фазы инфляции Вселенная была пустой и холодной. Но когда инфляция иссякла, Вселенная вдруг стала чрезвычайно «горячей». По мнению космологов, которые выдвинули теорию «инфляционного сценария», этот всплеск тепла, осветивший космос, обусловлен огромными запасами энергии, заключенными в «ложном» вакууме. Когда состояние вакуума распалось, его энергия высвободилась в виде излучения, которое мгновенно нагрело Вселенную примерно до 1027 градусов по Кельвину. С этого момента Вселенная развивалась согласно стандартной теории «горячего» Большого взрыва.

Затем «Супермощный взрыв», равного которому мир с тех пор не знал, разбросал материю во все концы. В момент взрыва начался отчет времени. А расширявшаяся во все стороны материя, создавала пространство, отодвигая существовавшее прежде небытие.

Правда, разлетающиеся осколки Вселенной в первый момент были слишком горячи, чтобы их считать материей в обычном ее понимании.

Первоначальные продукты Большого Взрыва – это чистая энергия. В первые миллионные доли секунды от начала взрыва температура расширяющейся Вселенной, а точнее обозреваемой ее части – нашей метагалактики, была около 10 квадриллионов градусов. Всего через секунду после Большого Взрыва температура упала до десяти миллионов градусов – примерно такая температура поддерживается в ядрах крупнейших звезд,– и образовались хорошо нам известные простейшие субатомные частицы. Затем сформировались простейшие атомы. И только спустя миллион лет после «Большого Взрыва» температура Вселенной смогла понизиться до пяти тысяч градусов. Именно такая невыносимая для человека жара сейчас существует на поверхности Солнца. Но уже при такой температуре могла возникнуть материя в привычном для нас атомарно-молекулярном виде. До этого момента материя существовала главным образом в виде энергии. Как пишет известный писатель и популяризатор науки Айзек Азимов: библейские слова «Да будет свет» можно понимать в том смысле, что Большой Взрыв привел к выбросу колоссального объема светового излучения.


«И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для освещения земли и для отделения дня от ночи… И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды…» (Бытие 1:14,16).


В результате «Большого Взрыва» в космос была выброшена гигантские массы бесформенной хаотической массы пыли и газа. Постепенно из всего этого хаоса в различных частях Вселенной происходит формирование бесчисленное множество газопылевых облаков. Эти облака медленно сжимаются. Так образуются еще не умеющие светить протозвезды.

Но по мере того как уплотняющаяся масса схлопывается внутрь себя, ее кинетическая энергия превращается в теплоту, и ядро массы, где плотность вещества наивысшая, разогревается все сильнее и сильнее. Температура повышается на тысячи градусов, а в конечном итоге – и на миллионы градусов.

Температура ядра растет, и атомы, из которых состоит материя, начинают двигаться все быстрее и быстрее, значит, и взаимодействуют они друг с другом с возрастающей силой. Еще немного – и вот уже сорваны внешние электронные оболочки. Обнажившиеся атомные ядра сталкиваются и, лишенные своей электронной защиты, сливаются друг с другом, образуя более сложные ядра. Идет реакция термоядерного синтеза, сопровождающаяся выделением огромного количества энергии; последняя частично превращается в электромагнитное излучение, которое распространяется вовне из центральных областей облака, уже ставшего очередным солнцем.

Этих солнц в нашей Вселенной сотни миллиардов. Мы их обычно называем звездами. Наше Солнце тоже звезда примерно среднего размера, расположенная на окраине Галактики. Это далеко не самая старая, хотя и не самая молодая звезда. Наше дневное светило сформировалось около пяти миллиардов лет назад.

Примерно в то же время и также под воздействием сил гравитации из нескольких газопылевых колец, расположенных вокруг «светила большего», сформировались планеты нашей Солнечной системы. В том числе и Земля – планета, ставшая домом для человечества. Правда, ученые сейчас считают, что планеты никогда не были раскаленными газовыми телами, подобными Солнцу. То есть они образовались из холодных и твердых частиц вещества, которые притягивались к друг другу, объединялись и уплотнялись. Особенно быстро росли в размере и массе крупные частички. Постепенно образовывались гигантские комки вещества, которые стали планетами. По некоторым данным (присутствие специфических изотопов в метеоритах), такое уплотнение произошло в результате относительно близкого взрыва сверхновой звезды. Взрыв сверхновой мог ускорить и стимулировать процесс конденсации, а также обеспечить содержание в составе газовой туманности тяжелых элементов.

Гораздо сложнее обстоит дело с происхождением «светила меньшего». По этому поводу существует несколько предположений. Наиболее вероятной из них является гипотеза об ее образовании на околоземной орбите. Возможно из нескольких спутников, впоследствии объединившихся в один крупный. Тем не менее в литературе продолжают обсуждаться и другие гипотезы, связанные с формированием нашего «меньшего светила».

Так, известный шведский астроном Ханнес Альвен в статье «О происхождении Земли и Луны» («Наука и человечество» – М., Знание ,1964, с 363) рассказывает о гипотезе немецкого астронома Герстенкорна. Согласно расчетам Герстенкорна, первоначально Луна была планетой, которая вращалась по орбите, близкой к земной. Затем Луна была захвачена Землей и начала двигаться вокруг нее. Постепенно Луна приближалась к Земле, ее видимый диаметр все увеличивался и стал превышать современный более чем в 20 раз. «Одновременно увеличивались и приливы. Когда луна находилась на минимальном удалении от Земли, высота приливной волны достигала нескольких километров, – пишет Ханнес Альвен.

На какое-то время сила земного притяжения на поверхности Луны превысила силу лунного. Затем под воздействием сложной системы гравитационных сил Луна стала снова удаляться от Земли, пока не заняла своего нынешнего положения.

Как считает американский астроном Г. Юри, Луна – своего рода аномалия в Солнечной системе. Она слишком велика, чтобы быть «обычным» спутником. По его мнению, Луна – в прошлом планета – стала спутником вследствие космической катастрофы. Мимо нее прошло огромное космическое тело, которое свело ее с орбиты. Луна потеряла скорость движения и. Попав, в сферу земного притяжения, была в конце-концов, по выражению Г. Юри, «поймана» Землей. («За рубежом», М., 1970, №8,с 27).

Несмотря на некоторый разнобой по поводу того, как конкретно образовалась Луна в ее современном виде, большинство исследователей сходится во мнении, что она появилась, примерно в то же время (естественно, с точки зрения космологического масштаба исчисления), что и Земля и Солнце. Во всяком случае, возраст всех тел Солнечной системы, у которых он непосредственно определялся, равен 4600 миллионам лет. И различается не более чем на 100 миллионов лет, что означает почти их одновременное образование. Именно так и можно понимать библейскую фразу: «И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью …» Правда, в отличие от последнего наше «ночное светило» светит лишь отраженным от Солнца светом. Однако, несмотря на то, что далекие звезды сами излучают световую энергию в гигантских размерах, Луна в силу близости своего расположения в ночные часы является для Земли главным источником света.

Нынешний процесс расширения Вселенной, вызванный неким импульсом, заданным в момент Большого Взрыва, увы, не будет вечным. Расстояние между космическими объектами будет возрастать до тех пор, пока, средняя плотность массы Вселенной не окажется меньше некоторой критической величины – трех атомов на кубический метр. (Природа. – М. 1979, №52, с.21).

О предстоящем конце света предупреждает нас и Библия: «Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде «полынь»…

Четвертый Ангел вострубил, и поражена была третья часть солнца и третья часть луны и третья часть звезд… И видел я и слышал одного Ангела, летящего посреди неба и говорящего громким голосом: горе, горе, горе живущим на земле…

Пятый Ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя». (Откровение Святого Иоанна Богослова 8:10, 12).

С помощью советского спутника, исследовавшего рентгеновское излучение далеких галактик, были получены данные, которые позволили рассчитать среднюю плотность массы вселенной. Она оказалась очень близка к той критической массе, при которой расширение Вселенной не может быть бесконечно.

Что же произойдет, если Вселенная снова вернется в некую исходную точку?

Вот, что по этому поводу пишет В. А. Бронштейн в своей интереснейшей книге «Гипотезы о звездах и Вселенной»: «Итак, представим себе, что мы находимся во Вселенной, которая сжимается (т.е. ее средняя плотность со временем становится меньше некоей критической плотности). Вот начинает замедляться расширение нашей Вселенной, галактики замедляют свой бег, красное смещение убывает. Но мы не сразу заметим это: ведь свет имеет конечную скорость. Дальние галактики и квазары уже перестали удаляться от нас и начали приближаться, но мы продолжаем наблюдать в их спектре красное смещение, и лишь через миллиарды лет оно сменится фиолетовым. Сначала мы заметим изменения в спектре ближайших галактик, потом все более и более далеких.

Изменится спектральный состав излучения далеких галактик и квазаров. Видимые лучи превратятся в ультрафиолетовые, инфракрасные – в видимые. Плотность излучения во Вселенной начнет сперва медленно, потом все быстрее нарастать. Особенно усилится блеск далеких объектов, которых к тому же очень много. Их суммарный блеск окажется настолько заметным, что ночное небо станет сначала серым, а потом все более и более ярким. Наконец небо станет настолько ярким, как Солнце, и солнечный диск с трудом будет различаться на его фоне.

Описанное явление носит название фотометрического парадокса Ольберса. Оно сводится к тому, что в бесконечной Вселенной суммарное излучение звезд и галактик должно создавать равномерное свечение всего неба с яркостью почти такой же, как у Солнца (эта яркость зависит от средней температуры звезд во Вселенной). Мы не наблюдаем этого в значительной степени благодаря красному смещению, которое переводит излучение далеких объектов в невидимую для нас инфракрасную область. Но если расширение сменится сжатием, то все будет наоборот.

Когда плотность излучения достигнет такого предела, что каждая звезда будет излучать извне столько же энергии, сколько сама выбрасывает, наступит гигантская серия катастроф: звезды начнут взрываться, ибо им некуда будет отводить энергию (точнее приток энергии превысит отток). Еще раньше от губительной коротковолновой радиации погибнет все живое на тех планетах, где существовала жизнь. Возможно, что некоторые цивилизации попробуют спастись. Зарывшись в землю или оградив себя прочными экранами от наступления радиации. Но это спасет их ненадолго. Под действием все растущих потоков излучения экраны испарятся. А затем обратятся в пар и планета – обиталище жизни».

После очередного сжатия Вселенной в точку, согласно современным космогоническим гипотезам, начнется новый цикл, то есть произойдет следующий «Большой Взрыв». Праматерия вновь ринется во все стороны, раздвигая и творя пространство. Опять возникнут галактики, звездные скопления, жизнь. Такова, в частности, космологическая модель американского астронома Дж. Уиллера – модель попеременно расширяющейся и «схлопывающейся» Вселенной. (Знание – сила. – М.. 1979, №4. с. 19).

Известный американский исследователь Курт Гедель математически обосновал то положение, что при определенных условиях наша вселенная действительно должна возвращаться к своей исходной точке, с тем, чтобы потом опять совершить тот же цикл, завершая его новым возвращением к исходному своему состоянию.

Этим расчетам соответствует и модель английского астронома П. Девиса – «пульсирующей Вселенной». Но вот что любопытно – вселенная Дэвиса включает в себя замкнутые линии времени. Иначе говоря, время в ней движется по кругу. А это значит: число возникновений и гибели, которые переживает Вселенная, бесконечно. (Знание – сила. – М.. 1979, №4. с. 18).

Поэтому слова из Нового Завета: «…и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя» следует рассматривать серьезное предупреждение о грядущей опасности. Ценность этого библейского отрывка в том, что еще за две тысячи лет до разработки научной теории «о пульсирующей Вселенной» он сумел предупредить человечество о возможной грядущей катастрофе.

Весьма любопытно, что в конце девятнадцатого века один из основоположников коммунизма Фридрих Энгельс также был убежден в предстоящем конце света. Правда, он предрекал лишь гибель одного человечества: «…сколько бы бесчисленных органических существ ни должно было раньше возникнуть и погибнуть, прежде чем из их среды разовьются животные со способным к мышлению мозгом, находя на короткий срок пригодные для своей жизни условия, чтобы затем быть тоже истребленными без милосердия, – у нас есть уверенность в том, что материя во всех своих превращениях остается вечно одной и той же, что ни один из ее атрибутов никогда не может быть утрачен и что поэтому с той же самой железной необходимостью, с какой она когда-нибудь истребит на Земле свой высший цвет – мыслящий дух, она должна будет его снова породить где-нибудь в другом месте и в другое время. (Ф. Энгельс. «Введение к «диалектике природы»).

За две тысячи триста лет до того, как современная наука пришла к такому печальному выводу, подобное представление, оказывается, существовало в древности. Вселенная, писал вавилонский жрец Берос, живший примерно в 350 – 280 годах до нашей эры, периодически уничтожается и потом воссоздается вновь. (Eliade M. The Myth of Eternal Return. – L. 1955, 1959, p 87).

У древних вавилонян идею о предстоящем апокалипсисе позаимствовали греки и римляне. Великие философы античности, такие как Пифагор и Демокрит, например, писали о «великом годе» Вселенной, который должен завершиться космическим пламенем. В этом огне Мир погибнет, но потом вновь возродиться, дабы опять пройти предначертанный ему круг бытия.

А вот что об этом говорится в священной книге индусов «Брахмавайварта Пурана» Бог Индра: «Мне знаком страшный распад вселенной. Я видел, как все уничтожается. Всякий раз снова и снова в конце всякого цикла. В это время каждый атом распадается на частицы воды вечности, из которых когда-то произошло все… Увы, кто сочтет вселенные, которые ушли бесследно, и возникновение новых, которые опять и опять возникали из бесформенной бездны этих вод? Кто сочтет проходящие эпохи миров, которые бесконечно сменяют друг друга?» (Cairns O. E. Philosophies of History. – N. Y. 1962 p152).


***



«И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом. И был вечер, и было утро: день второй. И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так». (Бытие 1: 6-9).



Глава 2. И создал Господь … клона


В Ветхом Завете о происхождении человека рассказывается дважды. Первый вариант этого рассказа изложен по-деловому довольно сухо. К тому же в нем ничего конкретно не говорит о том, каким образом Господь создал человека: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землею, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Бытие 1: 26-28).

Первая версия происхождения человека изложена рассказчиком, называвшим Бога Элохим. В глубокой древности это имя на иврите имело значение «Боги», то есть было во множественном числе. Потом по традиции название этого Божества сохранилось в прежней форме, но фактически употреблялось в единственном числе. В русском синодальном переводе имя Элохим обычно передается словом «Бог».

В отличие от первого рассказа во втором сообщаются подробности того, каким образом Бог сотворил человека: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою… И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему…

И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа своего» (Бытие 2: 7,18,21).

Второй вариант рассказа о происхождении человека изложен автором, называвшим Бога Яхве. В русском синодальном переводе это имя обычно передается словом «Господь».

Как полагают специалисты, изучающие Библию, эти рассказы когда-то относились к двум различным источникам. Впоследствии их просто механически соединили в ветхозаветной книге Бытия.

Примерно до середины двадцатого века единственное научное объяснение обоим рассказам было лишь мифологическим: дескать, древние люди хотели знать, как они произошли. Поэтому они очень долго размышляли на эту тему и придумывали много разных красивых легенд. Впрочем, до сих пор абсолютное большинство исследователей придерживаются именно этой точки зрения. Во многом их позиция предопределена дарвиновской теорией о происхождении человека из обезьяны, которая полностью расходится с библейским сюжетом.

Но в последнее время по этому вопросу стали появляться и альтернативные точки зрения. Еще известный русский биолог и патолог Илья. Мечников, сравнивая строение человека и обезьяны, пришел к выводу: «человек… является чем-то вроде обезьяньего «урода»… Какая-нибудь человекообразная обезьяна в период изменяемости свойств своих народила детей, снабженных новыми признаками».

Многочисленные останки, найденные археологами в Восточной Африке, свидетельствуют о том, что территория от мыса Доброй Надежды и до Красного моря является тем местом, где произошло сотворение древнейшего человека. Его ученые еще называют Homo habilis, то есть человек умелый. Первые двуногие предки человека – австралопитеки – появились на Земле около двух миллионов лет назад. Среди находок оказались не только черепа, но и целые скелеты. Обнаружены были даже отпечатки ног на вулканическом пепле.

Но до сих пор, к глубокому разочарованию исследователей, в эволюционной ветви древнейшего человека нет главного – отсутствует переходное звено. Ученым все еще не удалось обнаружить такой тип обезьяночеловека, в облике которого в равной степени сочетались черты, как человека, так и обезьяны. Все найденные останки человека умелого говорят о его весьма значительном отличии от других приматов. Создается впечатление, что переход от обезьяны к древнейшему человеку носил не постепенный, эволюционный характер, а произошел почти сразу, то есть был в виде скачка.

Те, кто придерживается этой точки зрения, выдвигают различные гипотезы, объясняющие причину феноменально быстрого превращения обезьяны в человека. Некоторые ученые полагают, что предок человека стал ходить на двух ногах потому, что в Восточной Африке исчезли леса. Но там, где впервые найдены останки древнейшего человека, климат не менялся 70 миллионов лет. Кроме того, многие обезьяны и раньше переселялись из лесов в саванны, однако при этом по-прежнему передвигались на четырех лапах.

Существует также гипотеза, увязывающая происхождение человека с мутациями, обусловленными повышенной радиоактивностью. Дело в том, что Восточную Африку пересекает огромная расщелина – рифт длиной в 12 тысяч километров. Ее протяженность больше чем расстояние от Москвы до Владивостока. Здесь много действующих вулканов, после извержения которых на этой территории регулярно появлялся радиоактивный пепел. А южнее рифта – самые крупные в мире залежи урановых руд. В результате усилившихся землетрясений эти радиоактивные руды оказались на поверхности земли. Местами стали образовываться естественные урановые котлы, напоминавшие современные ядерные бомбы с замедленным действием. Высокий радиоактивный фон, по мнению сторонников этой гипотезы, и стал причиной мутации обезьяны. Вот так она и родила, как говорил Илья. Мечников, «обезьяньего урода», который стал человеком.

Семимильные темпы развития современной генной инженерии привели к появлению еще одной гипотезы. Об искусственной мутации человекообразной обезьяны, якобы имевшей место миллионы лет назад. Это создает основу для нового прочтения библейского сюжета об Адаме и Еве. Суть этой довольно популярной в читательских кругах версии заключается в том, что два или три миллиона лет назад на Земле побывал «Некто». И этот загадочный «Некто» сумел внести изменения в генетический код человекообразных приматов, обитавших в Восточной Африке. При этом следующий акт Творения – создание женщины из ребра отдаленно напоминает то, что мы сейчас называем «клонированием». Оно осуществляется путем замены ядра яйцеклетки ядром тела. В результате можно получить новый организм с полным набором хромосом от отца и матери. Сейчас во многих лабораториях мира есть лягушки и мыши, произведенные таким способом. В дальнейшем они размножаются таким же образом, то есть без участия отцовских гамет и оплодотворения. Аналогичные опыты проводятся и на более крупных млекопитающих (например, знаменитая овечка Долли). В принципе, сейчас лишь этические моменты сдерживают применение технологии клонирования по отношению к человеку.

Правда, генетический характер клеток, вовлеченных в этот процесс, обеспечивает неизменность половых признаков. Поэтому клон мужчины развился бы в мужчину, а не в женщину. Соответственно, из клона женщины получилась бы только женщина, но никак не мужчина. Следовательно, Творец человека должен был владеть не только в принципе уже понятной технологией клонирования, но еще и способностью менять пол зародыша путем трансформации набора хромосом мужской клетки в женскую.

При этом акцент делается на том, что этот «Некто» был не один, а их было много. Ведь имя «Элохим», как мы уже говорили, у евреев первоначально означало «Боги». Кстати, множественная форма в обращении к Богам сохранилась в первом тысячелетии до нашей эры и в других семитских языках: финикийском, аммонитском и угаритском.

Однако некоторые исследователи склонны трактовать библейский текст о Сотворении человека как буквальное сообщение с места события. Правда, дошедшее до нас от «Неизвестного Первоисточника» в весьма упрощенной и искаженной интерпретации. Впрочем, это и понятно. Ведь рассказ о сложнейших генных технологиях в Ветхом Завете излагается абсолютно несведущим в этом деле источником.

У сторонников буквального толкования Ветхого Завета в модели эволюции человека для обезьяны вообще не находится места. Фразу из книги Бытия: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни», – они толкуют таким образом. По их версии, «Некто», побывавшие на нашей планете миллионы лет назад, сначала искусственным способом вырастили человека мужского пола. После чего у мужчины взяли «клеточную культуру», из которой, в свою очередь, появилась женщина. Соответственно к этому акту Божественного творения подходят библейские слова: «И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека жену».

Гипотезы об искусственной мутации человекообразной обезьяны, либо об искусственном выращивании человека, поражают своей парадоксальностью. Но они могут претендовать на серьезное внимание научного сообщества лишь в одном случае. Только тогда, когда теория палеовизита, то есть визита на Землю инопланетян в далеком доисторическом прошлом, получит свое реальное подтверждение. А пока по этому вопросу идут лишь бесплодные споры. И в этой дискуссии сторонникам палеовизита не хватает фактов.

Тем не менее эту гипотезу нельзя считать абсолютно беспочвенной. В книге Юрия Морозова «Следы древних астронавтов» приведен интереснейший миф австралийских аборигенов, записанный Кэтрин Лангло-Паркер. В нем рассказывается о происхождении созвездия Южный Крест: «В самом начале времен небесный владыка сотворил двух мужчин и одну женщину, научив их питаться растениями. Когда наступила засуха, первые люди начали голодать. Один из мужчин убил сумчатую крысу. Он и женщина стали есть мясо животного, другой же мужчина, несмотря на все уговоры, не притронулся к непривычной пище, хотя и был смертельно голоден. Поссорившись с товарищами, он «ушел в сторону заката». Его спутники вскоре закончили трапезу и отправились вслед за ним.

«Подойдя к краю долины, они увидели своего товарища на ее другой стороне, у реки. Они крикнули, чтобы он остановился, но он не обратил на них внимания и продолжал идти, пока не подошел к большому белому эвкалипту. Здесь он замертво упал на землю, а рядом с ним люди увидели черное существо с двумя огненными глазами. Оно подняло мертвеца на дерево и бросило в дупло.

Спеша через долину, люди услыхали такой оглушительный удар грома, что, пораженные, упали на землю. Поднявшись, они с удивлением увидели, что гигантский эвкалипт вырван из земли и несется по воздуху в южную сторону неба. Они заметили огненные глаза, сверкавшие с дерева… « Наконец дерево остановилась около Варрамбула, или Млечного Пути, который ведет туда, где живут небесные боги. Постепенно дерево скрылось из виду, и только четыре сверкающих огненных глаза видели люди. Два принадлежали духу смерти Йови, два других были глазами первого умершего человека». Лангло-Паркер добавляет: «Для племен этой части страны Южный Крест до сих пор известен как Яраан-ду – место белого эвкалипта…»

Не правда ли, для человека, живущего в космическую эпоху, многое в этом мифе узнаваемо! Во всяком случае, в его второй части, закончившейся полетом загадочного существа в сторону Млечного Пути, взявшего с собою мертвого человека. Но что самое главное – эта легенда аборигенов была известна еще в начале двадцатого века. Поэтому в данном случае вряд ли возможна какая-либо фальсификация. Особенно любопытно то, какими словами первобытный человек рассказывает об этом событии. Ведь в его лексиконе нет таких привычных для нас слов как «старт», «первая ступень», «пакетная схема», «космическая ракета»… Космический корабль для него немного похож на хорошо знакомый ему «белый эвкалипт», поэтому абориген именно так его и называет. Четыре отделившихся, но еще продолжающих работать двигателя первой ступени ракеты-носителя, скомпонованной по так называемой пакетной схеме, напоминают человеку каменного века «четыре огненных глаза». Неудивительно, что в качестве таковых они и остались в памяти простодушных коренных жителей Австралии. «Оглушительный удар грома», «вырванный из земли и несущийся по воздуху гигантский эвкалипт» – только такими примитивными словами абориген мог описать, например, запуск «Союза» с Байконура. Если, конечно, ему довелось бы его наблюдать. Поэтому задача любого этнографа не только записать тот или иной древний миф, но и попробовать перевести его на язык, понятный современному человеку…

Помимо рассказа о Сотворении человека ветхозаветный текст полон и других загадок, связанных, как с генеалогией наших предков, так и в целом всего животного мира. Эти до сих пор не открытые тайны еще ждут своих исследователей. Так, среди библеистов до сих пор идут споры по поводу того, о ком идет речь в таком довольно загадочном отрывке Священного Писания: «Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери, тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал… В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божий стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди» (Бытие 6:1, 2, 4).

Во-первых, не совсем понятно, кого библейский автор имеет в виду под «сынами Божьими». Под ними некоторые богословы понимают либо Ангелов, либо очень знатных людей. В последнем случае, под «дочерьми человеческими», очевидно, подразумеваются простолюдинки.

Но думается, проще и логичнее предположить, что определение «сыны Божьи» следует понимать буквально. Правда, тогда можно прийти к выводу, что наряду с всемогущим Яхве у евреев были еще какие-то Боги. А это противоречит догмату о Едином и Всемогущем Боге, которого с давних пор ревностно придерживается иудейская религия. Последние остатки политеистического язычества, были искоренены в конце седьмого века до нашей эры в результате религиозной реформы, проведенной иудейским царем Иосией.

Следовательно, отрывок, говорящий о «сынах Божьих» появился еще в ту эпоху, когда многобожие, то есть политеизм, не считались у евреев криминалом. А когда иудейский монотеизм окончательно восторжествовал, убирать библейский текст, в котором упоминаются «сыны Божии», просто никто не осмелился. Это уже стало священным преданием.

Еще менее понятны кто такие «исполины», рожденные «дочерьми человеческими» от «сынов Божьих». По оценке ряда специалистов, никаких явных оснований считать упомянутых персонажей действительно гигантами или вообще как-то подчеркивать их физические размеры, нет. Сторонники этой точки зрения считают, что это слово обозначало великих воинов, тех, кого древние греки считали героями – вне всякой связи с их ростом. До сих пор библеисты по этому вопросу к какому-то единому мнению не пришли. Редакторы исправленной стандартной Библии на английском языке эту проблему хитроумно обошли. Дабы не ввязываться в ставшую бесплодной дискуссию, они слово «исполины» не стали переводить. А просто окрестили гигантов еврейским словом «нефилим», как их называют в Библии на арамейском языке.

Впрочем, древние народы, как правило, все-таки наделяли своих героев большим ростом и сверхъестественной, исполинской силой. Например, таковым у греков считался Геракл. Но самое интересное заключается вовсе не в этом. А в том, что в определенном смысле этот библейский стих как бы в скрытом, зашифрованном виде рассказывает о далеком прошлом нашей планеты.

Действительно, некогда Землю населяли гигантские исполины. Причем, еще задолго до появления человека. В мезозойскую эру, то есть в период с 235 до 60 миллионов лет назад, наша планета представляла собою царство динозавров. Вес отдельных их представителей, например аргентинского титанозавра доходил до ста тонн. А длина некоторых исполинских ящеров иногда достигала 30 метров.

После исчезновения динозавров на Земле обитало множество гигантских млекопитающих. Среди них самым крупным был балухитерий, живший около 20 миллионов лет назад. Высота этого гигантского безрогого носорога равнялась пяти метрам, длина – восьми метрам. При этом он весил 17 тонн, то есть был в восемь раз тяжелее самого крупного современного носорога.

Среди родственных человеку приматов самым крупным считается гигантопитек. Эта обезьяна, похожая на исполинскую гориллу, в «распрямленном» состоянии достигала в высоту почти трех метров и весила до 350 килограммов. Эти уже вымершие человекообразные обезьяны жили в Азии довольно длительное время: от 10 миллионов лет и до 200 тысяч лет назад. Важнейшие находки сделаны в Южном Китае и Индии. Челюсти гигантопитеков были в два раза больше, чем у современных горилл. На протяжении большого промежутка времени гигантопитеки сосуществовали с предками современного человека – их останки находят в одних пещерах.

В 1937 году антрополог Ф. Вайденрайх, обнаружив сильное сходство зубов человека и гигантопитека, стал рассматривать этих гигантских обезьян как прямых предков человека. Иными словами, он зачислил их не в семейство антропоидов, то есть человекоподобных приматов, а в гоминидов, куда входят человек и его непосредственные предки. Этот ученый высказал оригинальную гипотезу о происхождении человека от гигантских обезьян. По его мнению, гигантопитеки, возникнув в Индии, затем эволюционировали в мегантропов, живших в Южной Азии в эпоху раннего оледенения. В дальнейшем, по мнению Вайденрайха, мегантропы распространились в Южном Китае, где разделились на две ветви. Одни из них, попав на остров Яву, превратились в питекантропа и позднее – в человека. Другая ветвь мегантропов переместилась на север Китая и эволюционировала в синантропа, который считается азиатской ветвью человека прямоходящего. Далее потомки синантропа превратились в человека современного типа. Впрочем, большинство ученых сейчас считают, что гигантопитеки все-таки не были прямыми предками древнего человека, а являлись особой эволюционной ветви гигантских человекообразных обезьян.

Что же привело гигантопитеков к вымиранию? По одной из гипотез, причина их исчезновения – конкуренция с древними людьми, которые в этот период широко расселились в Азии. Еще одной причиной могло стать увеличение размеров тела. Гигантизм дает животным ряд биологических преимуществ по сравнению с другими видами, в частности в борьбе с хищниками. Но очень часто исполинские размеры оказываются одной из главных причин вымирания, если происходят существенные изменения в окружающей среде.

Впрочем, существуют точка зрения, пока слабо подкрепленная фактами, что гигантопитеки, на самом деле, не вымерли. А продолжают существовать где-то в глухих лесных или горных районов, вдали от человеческой цивилизации. В современной литературе этих выживших потомков гигантопитека называют «снежными людьми.

Например, в центральных и северных районах Китая жители уже сотни лет рассказывают легенду о йерене или «диком человеке». Его описывают как двухметровое существо, покрытое толстой коричневой или красной шерстью. Йерен, как и обычный человек, ходит на двух ногах, у него человеческие глаза, но морда обезьяны и очень большие уши. Китайский «снежный человек» оставляет после себя большие следы – до 40 сантиметров длиной. Ноги у этого существа пятипалые, с четырьмя маленькими пальцами, посаженными вместе, и одним большим, повернутым слегка наружу. Вот уже почти тридцать лет китайские ученые ищут йерена, но пока без видимого результата.

«Снежного человека» энтузиасты уже давно разыскивают и в Гималаях, Тибете, на Памире и в прочих высокогорных регионах Центральной Азии. Непальские шерпы прозвали это «загадочное существо» йети, а жители Тибета – «метох кангми». Тем не менее прямого подтверждения существования «снежного человека» до сих пор еще не получено…


***





«И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями] и над скотом, и над всею землёю, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле». (Бытие 1:26).



Глава 3. По силам ли человеку XXI века пережить 969-летнего Мафусала


В книге Бытие очень много внимания уделяется родословной патриархов, живших до потопа. Правда, без излишних подробностей. Если не считать Адама и Ноя, переживших на своем долгом веку немало треволнений, жизнь среднестатистического ветхозаветного пращура, как правило, умещается всего лишь в несколько сухих строчек: «Сиф жил сто пять [205] лет и родил Еноса. По рождении Еноса Сиф жил восемьсот семь [707] лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Сифовых было девятьсот двенадцать лет; и он умер. Енос жил девяносто [190] лет и родил Каинана. По рождении Каинана Енос жил восемьсот пятнадцать [715] лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Еноса было девятьсот пять лет; и он умер. Каинан жил семьдесят [170] лег и родил Малелеила. По рождении Малелеила Каинан жил восемьсот сорок [740] лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Каинана было девятьсот десять лет; и он умер» (Бытие 5:6-14).

Заметим, что текст в квадратных скобках дан по Септуагинте – греческому переводу Библии третьего века до нашей эры.

И все бы ничего, да кто же поверит столь парадоксальной длительности жизни!? Особенно тому, что в 205 лет дряхлый старец еще может стать отцом. Представим себе на минуту, что сын Адама Сиф – наш современник, почивший, скажем в 2005 году. Поскольку, согласно Ветхому Завету, Сифов век – 912 лет, то этому долгожителю пришлось бы родиться … в 1093 году, то есть примерно за 135 лет до нашествия хана Батыя на Русь и умереть через 44 года после запуска в космос пилотируемого корабля!!! В среднем же «допотопные» праотцы человечества – от Адама и до Ноя– жили 835 лет. Рекорд по длительности жизни был установлен Мафусалом, которому для того чтобы отметить тысячелетний юбилей не хватило всего лишь тридцать одного года!

До сих пор многие исследователи считают, что все эти цифры являются абсолютной выдумкой, ностальгией по якобы имевшему место в далеком прошлом «золотому веку» человечества. Но некоторые из библеистов принялись искать более рациональное объяснение возрасту патриархов. Поэтому и была выдвинута довольно интересная гипотеза: быть может, секрет долголетия патриархов заключается в том, что их жизнь измерялась абсолютно другими единицами времени?

Дело в том, что древние люди далеко не сразу научились исчислять время годами. Лишь несколько тысячелетий назад стали появились первые весьма примитивные календари. Восход и заход Солнца дали людям первую и основную меру времени – день, а затем и сутки.

День и ночь, свет и мрак вначале казались им совершенно противоположными, как добро и зло, поэтому на первых порах дни и ночи считали в отдельности. В дописьменную эпоху люди отмечали счет дней при помощи условных зарубок на палке или узелками, завязываемыми на специальных для этого шнурах.

Еще в самый начальный период развития человеческого общества его трудовая деятельность была связана с беспрерывно чередующимися сменами дня и ночи – сутками, являющимися первой установленной человеком мерой времени. Именно в сутках древний человек вынужден был измерять и длительность разного рода исторических событий.

В качестве примера можно привести данные о царствовании «доисторических» шумерских монархов; содержащиеся в так называемых царских списках. Эти списки относятся к самому раннему периоду формирования цивилизации в Месопотамии. Ниже дается таблица, составленная по данным британского археолога Леонард Вулли (кроме четвертого раздела, где представлены расчеты автора).


Таблица № 1 «Продолжительность жизни доисторических шумерских царей»





Всего по этим царским спискам восемь правителей находились на троне в общей сложности 240 – 800 лет. Иначе говоря, по 30 – 100 лет правления на каждого царя. Вполне понятно, что таким цифрам (мы их поместили в третьем разделе таблицы № 1) невозможно поверить. Но если предположить, что легендарный год на заре цивилизации фактически равнялся одним суткам, то у нас в четвертом разделе этой таблицы получатся вполне приемлемые, хотя все-таки достаточно длительные сроки правления. Возможно, это можно объяснить тем, что в письменные хроники попали лишь наиболее удачливые правители, сумевшие удержаться у власти в течение долгого времени.

Но как могло возникнуть такое искажение? Во-первых, поскольку сутки – единица малопригодная для измерения такого промежутка времени, как многолетнее царствование, то неизбежно возникали разного рода округления. Скорее всего, в сторону увеличения. Во-вторых, не исключено, что первоначально записи о времени царствования древнейших правителей могли вестись с помощью зарубок, шнурков, либо пиктографических записей. А потом по прошествии столетий возникла совершенно иная письменность и новая календарная система, но никто из писцов уже не осмелился менять дошедшее от предков священное предание. В-третьих, аналогичная ситуация могла возникнуть и при смене языка, культуры и самого населения, жившего в этом регионе. Кстати, после катастрофического затопления наиболее развитых южных районов Месопотамии там действительно наблюдались интенсивная миграция. По наблюдению археологов, на обезлюдивший юг пришли переселенцы с севера.

Позднее жители Древней Месопотамии обратили внимание на периодическую смену фаз Луны, которую легче заметить, чем медленное и постепенное изменение положения Солнца над горизонтом в течение года. Так была установлена следующая, более крупная мера времени – месяц. Научившись следить за фазами Луны, люди вначале не знали, что такое год, и для счета времени пользовались лишь месяцами. Постепенно было установлено, что в лунном месяце 29,5 суток.

Создается впечатление, что главной единицей измерения длительности жизни «допотопных» патриархов являлся месяц по лунному календарю. Иначе говоря, их библейский год на самом деле был равен 29,5 современным суткам. Тем более что предки евреев, какое-то время жившие на юге Междуречья, вполне могли воспринять эту календарную систему у местных жителей.

Для того чтобы проверить нашу гипотезу придется сделать некоторые элементарные вычисления. Во-первых, умножим библейский возраст патриархов на 29,5, – тем самым мы узнаем их длительность жизни в сутках. Полученный результат запишем в третий раздел таблицы №2. А затем для того, чтобы найти продолжительность жизни в годах (по современному григорианскому календарю) поделим цифру из третьего раздела на 365, 24. Таким образом, средний возраст праотцев человечества (смотри раздел четвертый) получается равным 67 годам. Это на пять – десять лет ниже среднего срока жизни, чем во многих современных развитых странах мира. Особенно мало пожил Енох – всего лишь 29 лет. Быть может, поэтому в Библии про него написано, что он на самом деле не умер, а вознесся на небо: «И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его» (Бытие 5: 24).


Таблица №2 «Продолжительность жизни «допотопных» патриархов»





Впоследствии, с переходом от кочевого образа жизни к оседлому, с развитием земледелия, люди перешли на счет времени годами – третьей меры времени. Самая древняя система счета времени – лунный календарь, появившийся за несколько тысячелетий до нашей эры. В его основе лежал промежуток времени между двумя последовательными одинаковыми фазами Луны – синодический месяц. Но по своей продолжительности этот месяц непостоянен. Поскольку в лунном месяце было 29,5 суток, то для того, чтобы в течение года начало каждого месяца такого календаря точнее совпадало с новолунием, его нечетные (называемые пустыми) месяцы должны содержать 29, а четные (полные) – 30 суток.

Довольно трудно сказать, когда срок жизни библейских патриархов стали считать по лунному календарю. Очевидно, переход на новую единицу измерения времени внес довольно серьезную путаницу в хронологию жизни ветхозаветных пращуров, живших после потопа. Любопытная закономерность – чем ближе к нам жил библейский патриарх, тем, как правило, меньший срок жизни ему отводится авторами Ветхого Завета. Самый короткий срок жизни оказался у Авраама – всего каких-то 175 лет. Если же брать из расчета один библейский год, равный 29,5 суткам, то сын Ноя Сим жил 48 лет, а Авраам всего лишь 14. Получатся, что патриарх еврейского народа умер эдаким подростком! Но ведь это же про него ветхозаветный автор написал слова, которым позавидовал бы любой из ныне живущих: «Дней жизни Авраамовой, которые он прожил, было сто семьдесят пять лет; и скончался Авраам, и умер в старости доброй, престарелый и насыщенной жизнью, и приложился к народу своему» (Бытие 25: 7-8).

Быть может, именно в этой фразе и кроется ключ к разгадке, то есть жизнь Авраама уже была посчитана по лунному летоисчислению. Правда, с учетом того, что год по лунному календарю длится 354 суток, а по современному (солнечному) григорианскому календарю – 365, 24 суток, то на самом деле Авраам прожил чуть меньше – 170 лет. Тем не менее и эта цифра кажется довольно большой.

Может ли человек в принципе прожить 170 лет? Еще древние египтяне и римляне в надежде продлить жизнь и получить прилив сил поглощали в громадных количествах чеснок. Китайские императоры в эпоху Конфуция содержали при дворе целый штат алхимиков, приписывавших им для продления жизни точные дозы золота и ядовитой, как теперь известно, ртути. Эти металлы считались вечными, поскольку они не окислялись и не ржавели.

Теперь посмотрим, какие сроки жизни зафиксированы в исторической литературе. Почти два века – 185 лет прожил аббат Кэнтингерн, умерший в 600 году. Венгерский земледелец Петр Зортай родился в 1539 году, а скончался в 1724, прожив также 185 лет. В Вестминстерском аббатстве вместе с выдающимися людьми Англии покоится прах крестьянина Фома Парра, прожившего 152 года. Родился Парра в 1483 году, а умер в 1635 году из-за воспаления легких, попав из здоровой сельской местности в Лондон с его сырым климатом по воле короля Карла I, решившего посмотреть на самого старого жителя Британии. Всю свою жизнь Парра занимался физическим трудом, не соблюдая регулярности в приеме пищи. Его обычной едой были сыр, молоко, кислая сыворотка и черствый хлеб. За 20 лет до смерти у него ослабла память, он потерял зрение. Впервые женился Парра в возрасте 80 лет. С первой женой он прожил 32 года, имел сына и дочь, умерших в младенческом возрасте. Спустя 10 лет после смерти жены, в 1605 году он женился вторично.

В Норвегии некий Дракенберг, прозванный «северным старцем», прожил с 1626 до 1772 года – более 146 лет. В молодости его захватили в плен африканские пираты, у которых он пробыл 15 лет в неволе, затем он прослужил 91 год матросом. Самый старый житель бывшего СССР – азербайджанский колхозник Ширали Муслимов – прожил более 165 лет. В иранской деревне Келюса жил человек по имени Сеид-Али, умерший в возрасте 195 лет. Он сохранил до последних дней своей жизни полную активность и остроту зрения.

Интересно, что для достижения столь преклонного возраста, по-видимому, не всегда обязательно, чтобы жизнь была безмятежной.

Так, 146-летний Дракенберг провел жизнь весьма тяжелую и тревожную: 91 год он прослужил матросом и 15 лет был в неволе у африканских пиратов. Не всегда, вероятно, требуется и особая умеренность жизни. Иногда люди, достигшие столетнего возраста, отличались большой невоздержанностью. Хирург Политиман, проживший 140 лет, начиная с 25-летнего возраста, имел обыкновение ежедневно напиваться. Ирландский земледелец Браун, скончавшийся в 120 лет, завещал сделать такую надгробную надпись: «Он был всегда пьян и так страшен в этом состоянии, что сама смерть его боялась».

Один парижский епископ, проживший 115 лет и прославившийся безудержными кутежами, в сто лет перешел к «умеренному образу жизни» и в книге о причинах своего долголетия серьезно писал, что «с тех пор он съедал в день не более фунта мяса и выпивал не более литра вина». Интересный случай «семейного долголетия» приводит в своей книге «Продление жизни» академик Александр Богомолец: «31 июля 1654 года кардинал д'Арманьяк увидел, проходя по улице, плачущего 80-летнего старика. На вопрос кардинала старик ответил, что его побил отец. Удивленный кардинал пожелал увидеть отца. Ему представили очень бодрого старика 113 лет. Старик объяснил кардиналу, что побил сына за неуважение к деду, мимо которого тот прошел, не поклонившись. Войдя в дом, кардинал увидел еще одного старца – 143 лет».

Много интересной информации о долгожителях можно почерпнуть и в современной прессе. Так, несколько лет назад газеты оповестили мир о том, что в Южной Америке умерла крестьянка в возрасте 208 лет! Правда, далеко не всем сообщениям о долгожителях – рекордсменах можно верить. Как полагают геронтологи, некоторые люди склонны преувеличивать свой возраст из-за так называемого старческого кокетства, желания оказаться в центре общественного внимания и т.д.

А какова позиция по этому вопросу науки? Увы, здесь прослеживается такая же тенденция, что и с библейскими патриархами – чем дальше от нас жил тот или иной ученый, тем, как правило, его оценка максимальной продолжительности жизни человека была выше. Так, английский естествоиспытатель XIII века Роджер Бэкон полагал, что человек может жить тысячу лет. Знаменитый немецкий врач Парацельс начала XVI века, полагал, что до 600 лет. В XIX веке эти цифры оказались скромнее: крупнейший немецкий врач и ученый Кристоф Гуфеланд, основатель науки о долголетии, утверждал, что нормальная продолжительность жизни человека должна исчисляться 200 годами. С ним солидаризировался и известный физиолог Эдуард Пфлюгер, написавший труд «Искусство продлить человеческую жизнь». В начале XX века один из основоположников сравнительной патологии Илья. Мечников и патофизиолог Александр Богомолец считали естественным пределом человеческой жизни – 150-160 лет, то есть их оценка оказалась близкой к веку, прожитому Авраамом.

На исходе прошлого столетия известный американский геронтолог Леонард Хейфлик, опираясь в своих гипотезах на скорость старения клетки, полагал, что человек должен жить 110 -120 лет. Именно столько, по его мнению, требуется времени, чтобы произошло 50 делений эмбриональных человеческих клеток в изолированных культурах. По мнению доктора Хейфлика, смерть всех клеток, принадлежащих животному или человеку, отражает процесс старения на уровне отдельной клетки. А стареют клетки оттого, что существует генетический предел продолжительности их жизни.

Следует заметить, что теория Хейфлика довольно неплохо согласуется с фактами. Если исходить из условия, что возраст долгожителя должен быть обязательно подтвержден документально, то по свидетельству книга Рекордов Гиннесса, самым старым человеком была Жанна Луиза Кальман из Франции. Она родилась 21 февраля 1875 года и скончалась в городе Арле 4 августа 1997 года в возрасте 122 лет. Кальман была последней из современников, встречавшихся с великим художником Винсентом Ван Гогом.

Дольше всех мужчин на свете прожил Шигечийо Изуми из Исена (Япония). Как показывают имеющиеся документы, он достиг возраста 120 лет 237 дней. Изуми родился 29 июня 1865 года и во время первой переписи в Японии в 1871 года был зарегистрирован в шестилетнем возрасте. Он курил с 70 и работал до 105 лет. Умер 21 февраля 1986 года. Теория Хейфлика подтверждается еще и тем, что ДНК клеток однояйцовых близнецов идентична, а потому продолжительность их жизни, в общем, также одинаковая.

Кстати, вот этот отрывок из Ветхого Завета, написанный, по крайней мере, за 2500 лет до появления теории «генетического клеточного предела», говорит о том же: «И сказал Господь Бог: не вечно Духу моему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет». (Бытие 6:3).

Правда, до такого возраста, доживали лишь единицы: по данным геронтологов, только 0,1 процента всего человечества когда-либо доживала до 110-летнего возраста. В древней Греции средняя продолжительность жизни людей была 29 лет. В Риме чуть больше 30. В Европе в XVI веке – 21 год, в XVIII – 26 лет, в XIX – 34 года, а в начале двадцатого века жизнь людей сразу увеличилась до 45—50 лет. Правда, главным образом за счет уменьшения детской смертности. И лишь к концу прошлого века средний срок жизни в наиболее развитых странах мира перевалил за восьмой десяток: так, по переписи 1998 года в Японии средняя продолжительность жизни для женщин достигла 84 лет, а для мужчин – 77 лет. Таким образом, среднестатистический японец сейчас живет лишь на один год меньше, чем живший до потопа патриарх-рекордсмен Мафусал, если конечно, библейский год последнего приравнять к одному месяцу по лунному календарю.


***



Глава 4. Благословенный Эдем, или кроманьонцы… на католическом кладбище


«И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи…». (Бытие, 2: 8-9).

Весь двадцатый век историческая наука полагала, что в основе этой библейской легенды лежит всего лишь красивый древний миф, позаимствованный евреями у шумеров. Но сейчас большинство исследователей первобытного общества пришли к выводу: современное человечество действительно произошло в каком-то одном, благоприятном для его жизни ареоле обитания, а затем постепенно расселилось по всей планете. В пользу этого свидетельствует не только признание интеллектуальной полноценности всех существующих человеческих рас, но и поддерживаемая многими лингвистами теория существования единого праязыка, на котором когда-то разговаривал древний хомо сапиенс.

Так, где же находится этот загадочный и благословенный Эдем, в котором некогда появились наши далекие-предалекие пращуры? Если взять родословную современного человека с момента появления первых обезьянолюдей, то это произошло примерно два или три миллиона лет назад. Первый человек умелый, то есть умеющий делать орудия труда, появился в Восточной Африке, на территории современной Кении и Танзании. Именно в этом регионе, как свидетельствуют многочисленные археологические находки, в ту далекую эпоху сложились наиболее благоприятные условия для формирования человека из обезьяны. Об этом первом человеческом рае, вполне естественно, не могло сохраниться каких-либо воспоминаний.

И только по прошествии многих сотен тысяч лет у обезьянолюдей появился новый ареал обитания, где сложились благоприятные условия для формирования человека современного или «хомо сапиенса». Ну а где находилась эта благодатная колыбель человека разумного?

Некоторый ключ к разгадке можно найти в Ветхом Завете: «Из Едема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки. Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хавила, ту, где золото; и золото той земли хорошее; там бдолах 1 и камень оникс. Имя второй реки Гихон [Геон]: она обтекает всю землю Куш. Имя третьей реки Хиддекель [Тигр]: она протекает пред Ассириею. Четвертая река Евфрат. И взял Господь Бог человека, которого создал, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» (см. Бытие, глава 2). (К сожалению, современные исследователи не знают, что такое «бдолах». Большинство из них полагает, что это был какой-то род ароматической камеди).

Увы, поиск Эдема растянулся на полтора столетия и начался со страшного скандала: в 1868 году власти французского департамента Верхняя Гаронна, движимые чувством элементарного человеколюбия, приказали перезахоронить на приходском кладбище разложившийся до костей прах семнадцати неизвестных граждан, случайно обнаруженных в пиренейской пещере Ориньяк. Однако нашелся человек, потребовавший их эксгумации. Чиновники сначала возмутились, но французский археолог Эдуард Ларт все-таки сумел их убедить, что по отношению к этим людям можно было поступиться строгими правилами христианского погребального обряда. Правда, прежде ему пришлось доказать, что похороненные на католическом кладбище люди не только не были правоверными католиками, но даже не знали об Иисусе Христе, поскольку умерли они примерно за 380 столетий… до его рождения!

Причем, в качестве главного аргумента известному археологу пришлось использовать также трупы, а вернее скелеты: в том же году в гроте Кро-Маньон, во французском департаменте Дордонь, этот ученый исследовал аналогичное коллективное погребение древних людей, которых впоследствии назвали кроманьонцами.

Люди, открытые Эдуардом Ларте, сразу же стали для антропологов загадкой №1. По своему внешнему виду человек разумный позднего палеолита абсолютно ничем не отличался от современного хомо сапиенса. Зато между стройным «высоколобым» кроманьонцем и его предшественником – кряжистым «покатолобым» неандертальцем лежит целая пропасть. Для того чтобы обезьяночеловек стал неандертальцем, потребовалось 20 000 веков, или примерно 40 000 поколений людей. А для «переделки» последнего в человека современного оказалось достаточно всего лишь 100-200 столетий, то есть около 200-400 поколений.

Когда и где неандерталец начал превращаться в хомо сапиенса, долгое время науке не было известно. Первую творческую лабораторию «Всевышнего» удалось найти лишь в 1923 году в Пещере разбойников близ Генисаретского озера (Палестина, провинция Галилея). Именно в этих библейских местах британский археолог Турвиль нашел фрагмент человеческого черепа, который был еще вполне неандертальским, но уже с относительно высоким «кроманьонским» лбом.

А через шесть лет в Палестине англо-американская экспедиция обнаружила в Козьей пещере (Схул), находящейся на знаменитой библейской горе Кармел, целую фабрику по «производству» современных людей из неандертальцев. Всего найдено пять полных и пять неполных скелетов «неандертосапиенсов». Эволюция в Козьей пещере шла столь бурными темпами, что неандертальцы и кроманьонцы здесь были современниками. Например, два человека, названных исследователями как Схул IV и Схул V, лежавших в одном слое и, по-видимому, живших в одно время, столь разительно отличались друг от друга, что у первого лицевой угол черепа был равен 97 градусам, а второго – 73, 5! Для справки скажу, что у классического «покатолобого» неандертальца этот угол в среднем равен 63 градусам, а у современного человека – примерно 90. Иными словами, человек, который потенциально уже мог стать Сократом, и весьма продвинутая, но все-таки еще человекообразная обезьяна, грелись в Козьей пещере у одного костра.

Аналогичные останки «неандертосапиенсов» найдены археологами в пещере Хауа-Фтеах близ Средиземного моря (северо-восток Ливии), в руднике Джебел-Ирхуд (Марокко), в пещере Шанидар, в горах Загрос (северный Ирак), в Тешик-Таше (близ границы Узбекистана с Афганистаном), в пещере под Бахчисараем (Крым) и в ряде других мест. По оценке ученых, ареал проживания поздних неандертальцев, впоследствии ставших кроманьонцами, тянулся вдоль средиземноморского берега Африки, затем охватывал Палестину, Ирак и доходил до отрогов Памира и Крыма. Следовательно, именно этот регион, расположенный между 25 и 40 северной широтой, и стал прародиной современного человека. Кстати, на территории современного Ирака обнаружены самые древние останки неандерсапиенсов, живших 50 000-64 000 лет назад. Следовательно, упоминаемые Библией земли, которые омываются реками Тигр и Евфрат, можно с полным основанием считать частью того благословенного Эдема, ставшего колыбелью современного человека, откуда он впоследствии и стал расселяться по всей планете.

Но можно ли ареал, благоприятный для формирования человека, называть раем? Ведь слово рай или Эдем (Едем) у нас поневоле ассоциируется с местом, где текли молочные реки с кисельными берегами. Как заметил еще Айзек Азимов, эта ассоциация возникла следующим образом. На шумерском языке слово «едем» («еден») означает «долина». Создатели Библии евреи позаимствовали рассказ о Сотворении Мира через вавилонян у шумеров. А на иврите «еден» означает «радость», «удовольствие». Но это созвучие с шумерским «еден» – чистой воды случайность, поскольку два языка никак не связаны друг с другом. (В сущности, шумерский язык не похож ни на одну из известных нам языковых групп). Так слово «Едем», где первоначально обитал «хомо сапиенс», стало рассматриваться нами как «сад радостей земных».

Впрочем, конфигурация ареала, где появился современный человек, наводит на мысль, что центром древнего Эдема вполне мог быть не только Ирак и Палестина. Но также и бывшая тогда сушей часть современного Средиземноморья (Андриатика, Эгейада и т.д.) и Черноморья. Это позволяет объединить в единый сплошной массив поселения формировавшихся современных «перволюдей», расположенные как в Крыму, так и в далекой от него Северной Африке.

После завершения длительной эпохи оледенения уровень мирового океана стал постепенно подниматься. Интенсивное таяние ледников, начавшееся 12 тысяч лет назад, происходило в течение многих тысячелетий. В результате общий уровень воды на земном шаре поднялся примерно на 100 метров. Но на Средиземноморье и на прилегающих к нему территориях первоначально это никак не сказалось. Этот регион тогда был защищен от вторжения океанских волн естественной перемычкой.

Как сообщает средневековый арабский автор Массуди ибн Нурусти: «Между Андалузией и Танжером, на месте, называемом Хадра, что близ Фарс эль Магриб, существовал некогда мост (перешеек), который состоял из больших камней, по которым стада проходили с западного берега Андалузии на северный берег Африки. Отсюда начиналось Средиземное море, вытекавшее из Океана, или Великого Океана». О том, что в этом районе до его затопления была своего рода природная плотина, говорят и другие восточные и греческие авторы.

Благодаря тому, что Гибралтарский пролив тогда представлял собой перешеек, уровень воды в Средиземном море был значительно ниже, чем в океане. Этому способствовал и местный жаркий климат, испарявший с поверхности Средиземноморской котловины значительный объем воды. Бассейн Средиземного моря, являвшегося тогда внутренним озером, был значительно меньше современного. При этом «Средиземноморское озеро», по мнению исследователей, распадалось на три части, сообщавшиеся между собой через узкие проливы. Одно из этих частей, где уровень воды был выше, являлось прототипом современного Чёрного моря. По Босфору и Дарданеллам (в древности Геллеспонту) оно пополняло так называемое Внутреннее море. В него же нёс воды Нил. За Апеннинским полуостровом, в допотопные времена соединенным с нынешней Сицилией, и почти смыкавшимся с Африканским материком, лежало Внешнее море, самое низкое по уровню. В незатопленных частях Средиземного моря в интересующую нас эпоху жил человек, росли субтропические и тропические леса, водились теплолюбивые звери и текли многоводные реки. Кстати, затонувшие древние дельты современных рек обнаружены учеными в районе Кавказского побережья и около западного побережья Корсики.

Примерно пять тысяч лет до нашей эры в результате крупной геологической катастрофы спасительный перешеек, отделявший Атлантику от Средиземноморья, рухнул. И океанская вода – с мощностью до двухсот Ниагарских водопадов – хлынула через образовавшийся Гибралтарский пролив, уничтожая на своем пути все живое. Уровень средиземных вод почти сразу же поднялся на 100 метров. Напор океана был столь мощным, что сотни тысяч людей, живших на затопленных землях, не сумели спастись. Внешнее и Внутреннее моря резко расширились, став Средиземным морем в его нынешних границах. Черное море также отодвинуло свою береговую линию до 200 километров.

Не исключено, что до сих пор не найденные реки Фисон и Гихон [Геон], о которых упоминает Библия, могли протекать на территории затопленного Эдема. Воспоминания о прорыве Атлантического океана в Средиземное море сохранились и в древнегреческом мифе о так называемом Девкалионовом потопе. Недавно археологическая экспедиция Роберта Балларда, проводившая исследования в 20 километрах к востоку от турецкого города Синопа, сумела обнаружить там жилище обитателей допотопного Черноморья. При этом археологи использовали новейшее оборудование – глубоководный сонар, позволявший просматривать большие участки дна и фиксировать там необычные предметы. Потом туда посылалась подводная лодка-робот, занимавшаяся более подробным изучением объекта, который заинтересовал исследователей. На 90-метровой глубине эта подводная лодка сумела найти и сфотографировать остатки обвалившегося прямоугольного здания длиной 12-метров и шириной 4 метра. Оно похоже на традиционную для Причерноморья «мазанку», то есть строение из дерева, обмазанного глиной.

Впрочем, оказавшиеся на дне средиземноморские стоянки древнего человека еще ждут подводных археологов. А вот следы другого потопа, произошедшего на другом конце благословенного Эдема, уже довольно хорошо изучены историками. Правда, первоначальную информацию об этом можно было почерпнуть лишь в Ветхом Завете: «И увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их…

Чрез семь дней воды потопа пришли па землю. В шестисотый год жизни Ноевой, во второй месяц, в семнадцатый [27] день месяца, в сей день разверзлись все источники великой бездны, и окна небесные отворились; и лился на землю дождь сорок дней и сорок ночей» (см. Бытие, глава 6-7).

Первоначально к этому библейскому рассказу исследователи относились с величайшим недоверием. Скепсис несколько уменьшился после того, как ученым удалось прочитать глиняные таблички, в которых было записано «Сказание о потопе». Его нашли в XIX веке во время раскопок в Ниневии – столице древней Ассирии, в библиотеке царя Ашшурбанипала. Но самый известный вариант сказания о Всемирном потопе создан шумерами. В их эпосе о Гильгамеше можно найти в буквальном смысле изложение плана Бога: за то, что люди слишком много шумят, их следует утопить. По-видимому, толковать это следует как отражение такого реального факта, как перенаселенность таких городов, как Ур, Урук и Шуруппак. Эти древнейшие города уже к концу четвертого тысячелетия до нашей эры представляли собой беспорядочное скопление глиняных строений, теснившихся внутри городской оборонительной стены. Герой шумерского потопа Утнапишти похож на Ноя: он тоже был предупрежден Богом, ему также было велено: «Построй корабль… принеси на борт семена и всех живых существ». Как и Ной, он во время плавания выпустил птицу, чтобы она нашла землю.

Ученым еще не удалось определить время, когда эпос о Гильгамеше был впервые записан. Но некоторые подходы к тому найдены при раскопках Ниневии. Археологи обнаружили сделанный клинописью список владык, в котором упомянут и Гильгамеш – царь первой династии в Уруке. Известно, что этот правитель жил около 2650 года до нашей эры.

По данным археологов, катастрофическое наводнение, которое считается прототипом «Ноевого потопа», случилось в Месопотамии (современный Ирак) в 3500 – 4000 году до нашей эры. Этот факт, ставший теперь уже хрестоматийным, был открыт совершенно случайно. В 1929 году во время раскопок древнего царского кладбища на юге Ирака лопата араба-землекопа на глубине 14 метров уткнулась в речной ил, не содержавший следов культурной деятельности.

Сначала работу хотели прекратить, посчитав ее абсолютно бесперспективной. Но руководивший раскопками сэр Леонард Вулли, сделав соответствующие расчеты, настоял на их продолжении. Английский археолог пришел к выводу: глубина раскопа еще не достигла девственной почвы, поскольку ил лежал выше окружающего его пласта, образуя отчетливо выраженное возвышение. И он не ошибся.

Результаты дальнейших раскопок стали настоящей сенсацией. После того, как рабочему удалось углубиться еще на два с половиной метра ему снова стали попадаться черепки расписанной посуды, кремневые осколки и прочие предметы, оставленные некогда жившими здесь людьми. Причем, длительность существования цивилизованного общества, пострадавшего от гигантского по силе наводнения, оказалась достаточно длительной. Так, иракской археологической экспедицией удалось раскопать в самом древнем месопотамском городе Эриду развалины четырнадцати храмов, построенных один над другим, еще в допотопный период.

По данным археологов, раскопавших другие города Древнего Междуречья, максимальная толщина ила, оставшегося после наводнения, доходит до трех с половиной метра. По оценке Л. Вулли, при таких осадочных отложениях уровень воды должен был достигать, по меньшей мере, семи с половиной метров. Во время такого наводнения на плоской низменности между Тигром и Евфратом под водой оказалось огромное пространство, длиной в 500 километров и шириной в 50 километров, общей площадью в 25 тысяч квадратных километров. В результате все деревни и большая часть стоявших там городов оказались затоплены. Лишь немногие города, стоявшие на искусственных холмах, сумели выдержать напор разбушевавшейся морской стихии.

Судя по всему, большая часть обитатели этой плодородной долины погибла. Только небольшое число жителей смогли спастись бегством на близлежащие холмы, либо используя оказавшиеся под рукой лодки. Не исключено, что в основе библейского сказания о «Ноевом ковчеге» лежит вполне реальная история, связанная со спасением конкретного семейства. Ной, как известно, для того, чтобы сделать свой ковчег более прочным, покрыл его смолою. Так вот, в самом верхнем слое морских наносов археологам удалось здесь найти большой ком битума со следами корзины, в которой он хранился. Этот битум, добываемый в месторождениях Хита, расположенного в среднем течении Евфрата, до сих пор привозят в корзинах в южный Ирак.

Прошло достаточно много времени, прежде чем немногочисленные жители, укрывшиеся на редких здесь возвышенностях, дожили до того дня, когда разбушевавшаяся водная стихия начала постепенно отступать. Спасшиеся люди сумели сохранить остатки старой культуры, но прежнего уровня процветания им уже не удалось достичь. А потом в плодородную, но обезлюдившую долину хлынули пришельцы с севера. Это были шумеры, создавшие самую древнюю из известных нам цивилизаций мира. Пришельцы узнали о потопе от местных жителей. Так возникло шумерское сказание о потопе. Сказания об этой катастрофе переходили в течении многих веков – от шумеров к аккадцам, а от последних – к ассирийцам и вавилонянам. Из Месопотамии сказания эти перекочевали в Ханаан. Там древние евреи переделали их на свой лад, записав свою версию потопа в Ветхом завете.

Следовательно, в основе библейского сказания о потопе лежат вполне реальные события, связанные с катастрофическим затоплением давно освоенных человеком густонаселенных частей суши. Так, часть благословенного Эдема оказалось под водой, но размножившееся к тому времени человечество уже давно вышло за пределы своей колыбели, а потому сумело довольно быстро оправиться от постигшего его бедствия.


***





«И сказал [Господь] Бог Ною: конец всякой плоти пришел пред лице Мое, ибо земля наполнилась от них злодеяниями; и вот, Я истреблю их с земли.

Сделай себе ковчег из дерева гофер; отделения сделай в ковчеге и осмоли его смолою внутри и снаружи». (Бытие 6:13-14).



Глава 5. Адам и Ева умели разговаривать «щелкающими» словами


Дабы быть лучше услышанными Богами люди в глубокой древности предпочитали молиться в горах или на холмах, либо – при отсутствии поблизости таковых – строили высокие храмы. Считалось, чем ближе к небу поднялся богомолец, тем быстрее его просьба дойдет до Господа. Но однажды желание человека построить самую высокую башню вызвало гнев Всевышнего, серьезно осложнившего дальнейшее общение между людьми: ««На всей земле был один язык и одно наречие. Двинувшись с востока, они нашли в земле Сенаар равнину и поселились там. И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести. И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли. И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город [и башню]. Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле». (Бытие 11:1-9)

Для того чтобы понять, где произошло это событие, заметим, что землей Сенаар Библия называет Междуречье. Не совсем понятно, откуда пришли народы в эту плодородную равнину. Во всяком случае, по этому вопросу у библеистов нет единого мнения. Если исходить из археологических данных, то после потопа новые пришельцы пришли в Месопотамию с севера. Быть может, шумеры ранее населяли горные районы вдоль северо-восточного побережья реки Тигр.

Но есть и другая версия. Библия сообщает, что Ноев ковчег застрял где-то в районе Арарата. Следовательно, потомки этого патриарха должны были приступить к заселению территории будущего Шумера с северо-запада.

Как полагает ряд исследователей, фраза «с востока…» в библейском тексте могла появиться просто в результате ошибки переводчика. В принципе, словом «восток» библейские авторы могли назвать любые земли, лежавшие восточнее Ханаана (современная Палестина, Финикия и Сирия). Исправленная стандартная Библия на английском языке дает иную версию перевода: «и когда происходило переселение народов на востоке…». Исследователи считают, что в первоначальном варианте ветхозаветный текст содержал просто указание на сторону света (относительно Ханаанейской земли), где происходило это переселение…

Читая библейские строки о «вавилонском столпотворении», и не перестаешь удивляться – каким образом авторы Ветхого Завета сумели предсказать научное открытие, сделанное языковедами лишь через 25-30 столетий после появления этой Книги Книг!? Вот фраза, гениально предвосхитившая вывод, к которому большинство лингвистов пришли лишь к концу XX века: «На всей земле был один язык и одно наречие…» И действительно, современный подход к пониманию языковой эволюции требует признания таких фактов, как последовательное расхождение языков и существование в достаточно отдаленное время единого праязыка, далее не делимого на диалекты. Основную линию развития языков можно в таком случае условно рассматривать как последовательное отделение одного языка от другого. Именно поэтому все современные издания, посвященные истории языковых семей, обязательно снабжаются схемой генеалогического древа.

Но еще более удивителен тот факт, что абсолютно правильное библейское утверждение о существовании некогда единого языка оказалась основанной… на двух ложных предпосылках. Во-первых, согласно теории, развиваемой многими библеистами, имя Вавилон (Babel) произошло от еврейского слово «балал». В переводе оно означает «смешать, спутать». Возможно, ошибочное понимание этого слова и заставило составителей Ветхого Завета поместить «лингвистическое ЧП» именно в этот город. На самом деле название «Вавилон» – это просто еврейское произношение аккадского слова «Баб-илу», что значит «Врата бога». Во-вторых, «вавилонское столпотворение» библейский автор, как известно, относит к тому времени, когда в Месопотамии уже стали строить зиккураты, то есть башни. Иными словами, это событие по легенде должно было происходить где-то на раннем этапе становления шумерской цивилизации. Но лингвистам хорошо известно: еще до возникновения первых раннеклассовых государств количество языков на Земле исчислялось тысячами. Достаточно назвать такие абсолютно различные между собой языки, как древнеегипетский, аккадский, шумерский, эламский и многие другие. Следовательно, никакого единого наречия тогда уже не было и в помине. Многие народы уже тогда не могли понимать друг друга. Но сделав ошибку в датировке, библейский автор, писавший через тысячу с лишним лет после потопа и предполагаемого им «вавилонского столпотворения», не ошибся в главном – единый праязык действительно существовал.

До сих пор не совсем ясно, как древние люди пришли к этому выводу. Возможно, просто на основе многовековых наблюдений за тем, как происходило переселение современных им народов, постепенно терявших языковое единство.

Теория единого праязыка в древности разделялась не только библейскими авторами. Вот что пишет Геродот в своей «Истории» об эксперименте, проведенном египетским фараоном: «Когда Псамметих [664-610 годы до нашей эры] вступил на престол, он стал собирать сведения о том, какие люди самые древние… Царь велел отдать двоих новорожденных младенцев (от простых родителей) пастуху на воспитание среди стада [коз]. По приказу царя никто не должен был произносить в их присутствии ни одного слова. Младенцев поместили в отдельной пустой хижине, куда в определенное время пастух приводил коз и, напоив детей молоком, делал все прочее, что необходимо. Так поступал Псамметих и отдавал такие приказания, желая услышать, какое первое слово сорвется с уст младенцев после невнятного детского лепета. Повеление царя было исполнено. Так пастух действовал по приказу царя в течение двух лет. Однажды, когда он открыл дверь и вошел в хижину, оба младенца пали к его ногами, протягивая ручонки, произносили слово «бекос»… Когда же сам Псамметих также услышал это слово, то велел расспросить, какой народ и что именно называет словом «бекос», и узнал, что так фригийцы называют хлеб. Отсюда египтяне заключили, что фригийцы еще древнее их самих… Эллины же передают при этом, что еще много вздорных рассказов, … будто Псамметих велел вырезать нескольким женщинам языки и затем отдал им младенцев на воспитание».

По всей видимости, прототип у библейской башни все-таки существовал. Более того, возможно их было даже целых три. Шумеры, некогда жившие в горах, привыкли отправлять свои религиозные обряды на возвышенности. Они поклонялись множеству богов, которых отождествляли с небесными светилами – Солнцем, Луной, планетами и звездами. Поэтому поселившись на равнине – в Междуречье, они здесь начали строить «искусственные холмы», где проводились религиозные службы. На шумерском языке слово «зиккурат» означал «верхушка, вершина».

Известно, что на рубеже третьего – второго тысячелетия до нашей эры в городе Уре (Нижнее Междуречье) по приказу одного из малоизвестных царей приступили к строительству гигантской по тем временам трехступенчатой башни. Ее не успели достроить – помешало очередное вторжение кочевых племен. Все это привело к ослаблению царской власти и к фактической ликвидации последнего шумероязычного государства. Недостроенный зиккурат стоял много веков, вызывая любопытства и будоража воображение у потомков. Одним словом, это грандиозное сооружение стало нечто вроде знаменитой Пизанской башни Древнего Востока.

В Вавилоне также долгое время возвышался некий недостроенный зиккурат. Не исключено, что и он мог стать основой для библейской легенды. Собственное же название вавилонского зиккурата было Этеменанки, то есть «Дом, где сходятся небеса с землею». В VII веке до нашей эры вавилонский царь Набополассар приступил к реставрации древнего зиккурата. При этом он приказал выбить на его стене следующую фразу: «Людей многих национальностей я заставил работать над восстановлением этой башни». Не исключено, что среди рабов и военнопленных, участвовавших в реставрации башни, были и евреи. Поэтому сохранившиеся в их памяти горькие воспоминания о тяжком вавилонском плене, невольно увязывались и со строительством высокой «до небес» башни.

Завершил восстановление этой гигантской башни в VI веке до нашей эры царь Навуходоносор, правивший Вавилоном в период его величайшего расцвета. Это был самый высокий зиккурат из всех, какие видел мир. Нечто вроде древневосточного аналога знаменитой нью-йоркской «супервысотки» – «Эмпайр Стейт Билдинг».

Геродот в свое время описал это чудо света: «В середине этого храмового священного участка воздвигнута громадная башня, длиной и шириной в 1 стадию. На этой башне стоит вторая, а на ней – еще башня, в общем восемь башен – одна на другой. Наружная лестница ведет наверх вокруг всех этих башен. На середине лестницы находятся скамьи, должно быть, для отдыха. На последней башне воздвигнут большой храм. В этом храме стоит большое, роскошно убранное ложе и рядом с ним золотой стол. Никакого изображения божества там, однако, нет. Да и ни один человек не проводит здесь ночь, за исключением одной женщины, которую, по словам халдеев, жрецов этого бога, бог выбирает себе из всех местных женщин.

182. Эти жрецы утверждают (я, впрочем, этому не верю), что сам бог иногда посещает храм и проводит ночь на этом ложе. То же самое, по рассказам египтян, будто бы происходит и в египетских Фивах. И там в храме Зевса Фиванского также спит какая-то женщина. Обе эти женщины, как говорят, не вступают в общение со смертными мужчинами».

Археологи раскопали фундамент и нижнюю часть стен этого зиккурата. Мы точно знаем, каков был его архитектурный облик не только со слов Геродота, но благодаря тому, что на клинописных табличках найдено изображение этого высокого сооружения. Башня Навуходоносора состояла из семи последовательных платформ – по числу планет. Самая нижняя из них была площадью около 900 квадратных метров. А все сооружение достигало в высоту почти сто метров. Постройку его можно было рассматривать как выдающийся подвиг. И этот памятник долгое время оставался непревзойденным образцом архитектурного искусства древности. Греки его считали одним из семи чудес света, а евреи даже рассказали об этом устремленном в небо зиккурате в Библии…

Еще одним прототипом библейской башни может быть зиккурат, величественные развалины которого возвышаются в Борсиппе, недалеко от древнего Вавилона. У этой башни, до того как она загадочным образом пострадала от огня неизвестного происхождения, было семь ступеней. При этом каждая из них соответствовала планетам небесной сферы и была окрашена в соответствующие цвета: черный, белой, пурпурно-красный, синий, ярко-красный, серебристый и золотой. Золотой шпиль башни был обращен к солнцу, а серебряный – к луне.

Внимание работавших в Борсиппе немецких археологов привлекли следы пожара, дотла уничтожившего этот храм. До сих пор причины возникновения огня такой силы неизвестны. Впрочем, существует предположение, что на некогда величественную башню катастрофа невиданной силы обрушилась с неба.

Вот какую гипотезу об обстоятельствах возникновения «супермощного» пожара выдвинул член немецкой экспедиции Вильгельм Кениг: «Обычные строительные кирпичи могут расплавиться только в очень сильном огне. Но как это могло случиться? Что же могло послужить его причиной? Даже если … обложить весь зиккурат легко воспламеняющим материалом, и потом поджечь его, то, как же все-таки могла расплавиться внутренняя часть этой массивной кирпичной постройки?

… Я невольно подумал, о мощных, обычных для этой страны разрядах молнии… Разряды электричества, образующиеся в результате скопления водяных паров или облаков пыли, характерны для Ирака в определенное время года. Электрические разряды в воздухе там, зачастую, настолько велики, что, например, у лошадей, которые имеют естественные изоляторы – копыта из рогового вещества – во время грозы длинные хвосты стоят подобно щеткам для мытья бутылок. Следовательно, при каких-то неизвестных обстоятельствах атмосферный заряд вызвал огромную молнию, которая попала в башню, где высокая степень влажности создала подходящие условия для возникновения электрического разряда. При этом влага оказала гигантское сопротивление возникновению такой температуры, что внутренняя кирпичная обшивка массивной постройки расплавилась, а вода, скопившаяся на стенах башни, испарилась и вызвала многочисленные взрывы. Взрывы разрушили большую часть кирпичной кладки, которая обрушилась с высокой террасы. И горящее расплавленное ядро переместилось вверх».

Видимо об этом событии мог написать пророк Иеремия, живший в шестом веке до нашей эры, то есть в ту эпоху, когда евреям пришлось испытать горечь вавилонского пленения: «И воздам Вавилону и всем жителям Халдеи за все то зло, какое они делали на Сионе в глазах ваших, говорит Господь. Вот, Я – на тебя, гора губительная, говорит Господь, разоряющая всю землю, и простру на тебя руку Мою, и низрину тебя со скал, и сделаю тебя горою обгорелою. И не возьмут из тебя камня для углов и камня для основания, но вечно будешь запустением, говорит Господь». (Иеремия 51: 24-26)

Несмотря на некоторые неточности, библейский рассказ о «смешении языков» вполне согласуется с достижениями современной лингвистической науки. Благодаря многочисленным археологическим находкам однозначно доказано: древний человек первоначально сформировался в одном ареале обитания. Из этого факта вполне логично вытекает гипотеза о существовании единого праязыка, на котором разговаривал древний «хомо сапиенс». Но в последние десятилетия эта концепция получила солидное подкрепление со стороны лингвистики.

Еще в 1876 году британский судья в Индии сэр Уильям Джонс заметил сходство ряда слов в европейских языках со словами мертвого индийского языка – санскрита. Дальнейшее изучение подтвердило правоту Джонса и настолько расширило его наблюдения, что стало возможным говорить о существовании в древности некого «протоиндоевропейского языка», из которого произошли многие нынешние языки Европы и Азии. Дальнейшим развитием этой идеи стала концепция глобального сравнения нескольких языковых семей, выдвинутая ещё в 1903 года датским лингвистом Хольгером Педерсеном.

Однако на первых для более крупной классификации в языкознании не хватало данных. Поэтому до конца двадцатого века самой крупной единицей, используемой для лингвистической классификации, являлась языковая семья. Например, в их число входят индоевропейская, афразийская или как ее еще называют семито-хамитская, кавказская, уральская и многие другие. Кстати, еврейский народ, создавший Библию, относится к семито-хамитской языковой семье, название которой происходит от легендарных ветхозаветных пращуров – Сима (по-гречески писалось как Sem) и Хама.

В шестидесятых годах XX века советский ученый Владислав Иллич-Свитыч занялся конкретным обоснованием теории о ностратической языковой макросемье. Согласно этой концепции, многие языковые семьи Евразии и Африки (индоевропейская, картвельская, афразийская, дравидийская, уральская и алтайская) были когда-то одним языком, но, разделившись много тысяч лет назад, почти не сохранили признаков родства. В. М. Иллич-Свитыч составил сравнительный словарь ностратических языков, в котором выделил более двухсот слов, имеющих единое происхождение. Но это – всего лишь одна из многих макросемей.

Сейчас исследователи выделяют еще несколько макросемей аналогичного уровня. Но до единого праязыка наших далеких пращуров ученые еще не добрались. Правда, периодически по этому поводу возникают различные гипотезы. Так, американские генетики Алек Найт и Джоанна Маунтэйн, утверждают: самый древний язык человечества был «щелкающим».

Ученые изучали небольшие африканские племена, живущие вблизи озера Эйяси в Танзании. В языках этих племен слова-щелчки составляют до 40 процентов их лексикона. Языки такого рода лингвисты называют «щелкающими» или «кликсовыми». На сходных языках говорят еще несколько примитивных племен, живущих в Центральной и Южной Африке. В результате молекулярно-генетического анализа удалось выяснить, что происхождение двух главных групп, говорящих на щелкающих языках, – Джутванси и Хадзабе – восходит почти к самым корням этого эволюционного древа современного человечества.

Согласно утверждению лингвистов, щелканье относится к категории таких звуков, которые в ходе эволюции языка быстро заменяются не щелкающими согласными. Обратный процесс не происходит практически никогда. Поэтому американские ученые пришли к выводу: щелкающие звуки составляли основу также и того языка, на котором впервые начали говорить эти небольшие африканские народы. А поскольку эти племена – согласно данным молекулярно-генетического анализа – являются одними из самых древних, то можно предположить, что и все прочие группы тогдашних хомо сапиенс тоже говорили на таком языке. Правда, у всех остальных народов эти щелкающие звуки позднее заменились различными согласными.

Пока большинство лингвистов встретили гипотезу Алек Найт и Джоанна Маунтэйн очень сдержанно. Дискуссия по этому поводу продолжается. Как полагают многие ученые, для того, чтобы узнать, каким был единый праязык, им нужно реконструировать еще две-три более крупные, чем макросемья, лингвистические единицы. Но о том, что язык произошел из одного источника, есть много свидетельств. Такие ученые как Джозеф Гринберг, и Меррит Рулен, Виталий Шеворошкин по этому поводу собрали немало доказательств. Уже выявлен набор корней, сходство которых, так или иначе, обнаруживается по всему земному шару. Классический пример – слова «мама» и «папа», звучащие на всех языках почти одинаково. Или еще один пример – корень, обозначающий «лист», английское «leaf», в русском – это «лепесток», индоевропейский корень «леп» или «лоп». Этот корень обнаруживается практически по всему миру именно со значением «лист». Есть и сино-тибетский, и северно-кавказский, и афразийский, и австралийский, и везде звучит типа «лапо», «леп».

Большинство современных лингвистов полагают, что, человеческая речь появилась примерно 40-50 тысяч лет назад, то есть с началом эпохи позднего или как его еще называют верхнего палеолита (древний каменный век). Некогда единое человеческое сообщество постепенно распалось в результате многочисленных миграций. В поисках пищи группы людей уходили все дальше и дальше от первоначального ареала обитания. На новом месте у поселенцев в считанные годы появляются различия в языке. Сначала возникают слова, необходимые для обозначения ранее неизвестных животных, растений и других понятий, с которыми племя сталкивается в новых условиях. Постепенно запас новых слов накапливается. Примерно через 1000 лет словарный запас языка существенно изменяется. В результате племена, некогда входившие в состав единой общности, перестают понимать друг друга. Двух-трех тысячелетий раздельного проживания вполне достаточно для того чтобы языки, происходящие от одного предка, изменились до неузнаваемости. Доказывая их первоначальное родство, ученым приходиться анализировать их лексику. А для того, чтобы заглянуть на 10-15 тысячелетий вглубь лингвистам приходится прибегать к реконструкции промежуточных праязыков.

Таким образом, им и удалось прийти к выводу, что предки народов, входящих в состав ностратической макросемьи, примерно 15 -18 тысяч лет назад были единой общностью. Как полагают, «ностратики» тогда занимали внеледниковую зону на юге Европы, в Африке, на Кавказе, в Передней и Средней Азии.

Единая индоевропейская языковая общность, по оценкам специалистов, могла возникнуть приблизительно в четвертом тысячелетии до нашей эры. По мнению большинства исследователей, территория расселения ранних индоевропейцев охватывала районы центральной и частично восточной Европы, особенно в бассейне Дуная. Здесь зародился язык, которому суждено было стать предком большинства языков Европы, Индии, Ирана. От него произошли русский, английский, греческий, латынь, главный язык древней индийской литературы – санскрит. Эта гипотеза, опирающаяся на давнюю филологическую традицию, имеет солидные археологические и собственно лингвистические подкрепления и до сих пор продолжает рассматриваться многими учеными в качестве основной.

Впоследствии индоевропейская общность разделилась на отдельные языковые группы: славян, германцев, кельтов, прибалтов, иранцев, индоариев и другие. А потом в течение многих веков из этих общностей отпочковались современные народы. Вот так не сразу, а постепенно Господь и смешал языки некогда говоривших на одном наречии людей…


***



Глава 6. Наложницы бога, или почему Авраам заключил союз с Яхве


Греческий историк Геродота, живший в пятом веке до нашей эры, писал о нравах жителей древней Месопотамии (современный Ирак) следующее: «Самый же позорный обычай у вавилонян вот какой. Каждая вавилонянка однажды в жизни должна садиться в святилище Афродиты и отдаваться [за деньги] чужестранцу. Многие женщины, гордясь своим богатством, считают недостойным смешиваться с [толпой] остальных женщин. Они приезжают в закрытых повозках в сопровождении множества слуг и останавливаются около святилища. Большинство же женщин поступает вот как: в священном участке Афродиты сидит множество женщин с повязками из веревочных жгутов на голове. Одни из них приходят, другие уходят. Прямые проходы разделяют по всем направлениям толпу ожидающих женщин. По этим-то проходам ходят чужеземцы и выбирают себе женщин. Сидящая здесь женщина не может возвратиться домой, пока какой-нибудь чужестранец не бросит ей в подол деньги и не соединится с ней за пределами священного участка. Бросив женщине деньги, он должен только сказать: «Призываю тебя на служение богине Милитте!». Милиттой же ассирийцы называют Афродиту. Плата может быть сколь угодно малой. Отказываться брать деньги женщине не дозволено, так как деньги эти священные. Девушка должна идти без отказа за первым человеком, кто бросил ей деньги. После соития, исполнив священный долг богине, она уходит домой и затем уже ни за какие деньги не овладеешь ею вторично. Красавицы и статные девушки скоро уходят домой, а безобразным приходится долго ждать, пока они смогут выполнить обычай. И действительно, иные должны оставаться в святилище даже по три-четыре года».

(См. Геродот. История в девяти книгах. Л., 1972, стр. 74-75).

В достоверность этого сообщения серьезные историки не верили, поскольку полагали, что такие вещи в консервативном вавилонском обществе были абсолютно невозможны. Дискуссия оказалась долгой и бесплодной. Пока британскому археологу сэру Леонарду Вулли не удалось сделать ряд удивительных открытий в некогда процветавшем (до ухода благословенных вод Евфрата на шестнадцать километров в сторону) древнем Уре, расположенном на полпути между Багдадом и Персидским заливом.

Впрочем, приступая в 1922 году к раскопкам в этом полном загадок городе, ученый ставил перед собой совершенно иные цели. Так, Вулли пытался найти среди урских развалин дом, в котором когда-то жил… легендарный Авраам. Эта задача сильно осложнялась тем, что к началу двадцатого века от былого величия древнего города, оставленного горожанами 2400 лет назад, остался лишь один большой холм, возвышавшийся над окружавшей его пустыней. Его местные арабы называли Тал-ал-муккайир, или Смоляной холм…

Отцом Аврама, как известно, был Фарра, живший в городе Уре. Об этом прямо говорится в Библии: «Вот родословие Фарры: Фарра родил Аврама, Нахора и Арана. Аран родил Лота. И умер Аран при Фарре, отце своем, в земле рождения своего, в Уре Халдейском… И взял Фарра Аврама, сына своего, и Лота, сына Аранова, внука своего, и Сару, невестку свою, жену Аврама, сына своего, и вышел с ними из Ура Халдейского, чтобы идти в землю Ханаанскую; но дойдя до Харрана, они остановились там. И было дней жизни Фарры [ в Харранской земле]: двести пять лет, и умер Фарра в Харране». (см. Бытие, глава 11).

Правда, этот отрывок из Библии у ряда исследователей вызвал некоторые сомнения: семитоязычные халдеи (кстати, предком семитов считается сын Ноя – Сим, по-гречески его звали Sem) в Междуречье появились лишь в начале первого тысячелетия до нашей эры. Поэтому название Ур Халдейский для начала второго тысячелетия до нашей эры представляет собой исторический анахронизм. Но, эти возражения достаточно легко снимаются тем обстоятельством, что составители Библии, писавшие в конце первого тысячелетия до нашей эры, назвали Ур Халдейским для того, чтобы лучше показать, где конкретно находится этот город.

Ур находился на холме, возвышавшемся над прилегающей равниной. Город был обнесен стеной, сложенной из плотно сбитого сырцового кирпича, шириной от 25 до 34 метров и высотой в несколько метров. В пределах городской стены находилось до 4250 домов, разместившихся на 230 гектарах. По тем временам это был очень большой город. В «Большом Уре» с близлежащими предместьями, по оценке Л. Вулли, могло жить до 250 тысяч жителей. Очень важную роль в городе играли жрецы – до 54 гектаров городской площади было отведено под «священный участок», на котором находились храмы с прилегающими постройками. На главной Священной площади Ура стояло самое высокое здание города – «Светлый Гиппар», святилище бога луны Сина. Еще один крупный храм, действовавший здесь в начале второго тысячелетии до нашей эры, был посвящен шумерской богини плодородия и любви Инанны (семитоязычные аккадцы звали ее Иштар). Археологи даже нашли фундамент, на котором стоял алтарь, предположительно принадлежавший местным семитам.

Члены рода Фарры и Авраама, поселившиеся в Уре, были амореями. Судя по всему, они пришли вместе со своими сородичами. Родство протоевреев с амореями, кстати, с блеском сумел доказать французский археолог Андре Парро. Ключ к разгадке и в этом случае оказался спрятанным глубоко в земле – в холме, который арабы называют Тель-Харири. Этот холм находится между Мосулом и Дамаском. Однажды рабочие, раскапывая там могилу, нашли странную статуэтку, относящуюся к какой-то незнакомой культуре. Парро, узнав об этой находке, в конце 1933 года приступил к систематическим раскопкам холма. Уже в первые дни он здесь нашел фигуру бородатого мужчины с молитвенно сложенными руками. Клинописный текст у основания скульптуры гласил: «Я Лами-Мари, царь государства Мари…»

Эта новая находка произвела колоссальное впечатление. О существовании в древности государства Мари, правда, было известно и раньше. Но никому не удавалось установить, где оно находилось. В семнадцатом веке до нашей эры страну завоевали войска Вавилонского царства и сровняли столицу этого государства с землей.

Дальнейшие поиски Парро подтвердили, что под холмом находятся развалины столицы Мари. Были обнаружены храм, жилые дома, крепостные стены, зиккурат и прежде всего великолепный царский дворец, построенный в третьем тысячелетии до нашей эры. Дворец состоял из двухсот шестидесяти комнат и залов. Там были кухни, бани с ваннами, тронный зал и молельня, посвященная богине Иштар. Всюду виднелись следы пожара и умышленного разрушения – безусловные признаки вавилонского нашествия. Крупнейшей находкой оказался царский архив, состоящий из тридцати трех тысяч шестисот табличек с клинописными текстами. Из этих табличек мы узнали, что население Мари составляли племена амореев.

В состав этого государства входил также город Харран, причем именно в тот период, когда туда прибыла семья Фарры. Когда ученые начали расшифровывать хроники, рапорты и переписку государства Мари, обнаружилась удивительная вещь: упоминаемые в этих документах названия городов Hахур, Фаррахи, Сарухи и Фалеки поразительно похожи на имена родственников Авраама – Hахор, Фарра, Серух и Фалек. Кроме того, там говорится о племенах Авам-рам, Иакоб-эль и даже о племени Вениамин, которое появилось на границе и досаждало жителям Мари. Hе подлежит сомнению, что имена Авраама, его внука Иакова и самого младшего из сыновей Иакова, Вениамина, находятся в непосредственной связи с названиями этих племен. Видимо, это связано с тем, что в древности очень широко был распространен обычай, когда имена патриархов давались племенам и городам, родоначальниками которых они являлись. Лингвистический анализ клинописных табличек из Мари доказал, что проевреи по своему происхождению были очень близки к амореям и даже составляли одну из их этнических ветвей.

Как полагают историки, прародиной Фарры и его многочисленных, по-видимому, были аравийские степи, к востоку от Иордана и в северо-восточной части Синайского полуострова. В пользу этого говорит приручение в Палестине в середине второго тысячелетия до нашей эры одногорбого верблюда, родина которого Аравийская пустыня. В сезон дождей условия для разведения коз, овец и ослов там были благоприятными. Климат в те времена тогда в том регионе был более влажный, чем сейчас. Летом, когда степная растительность высыхала, люди со всем имуществом переходили на новые пастбища – к западу, северу и востоку от степей. Вот почему с древнейших времен семитские пастушеские племена часто вторгались на территории близлежащих цивилизованных государств, где было много воды и плодородных земель

Кочевые семитские племена амореев вторглись в Междуречье из Сирийской пустыни в начале второго тысячелетия до нашей эры. Завоеватели довольно быстро приобщились к местной культуре, так как здесь уже жили родственные им семиты, появившиеся в этих местах несколько веков назад. К началу второго тысячелетия пришельцы практически полностью ассимилировали шумеров, более древних жителей Междуречья. Главным результатом этого завоевания стало возникновение аморейского Старовавилонского царства, объединившее в своих пределах всю долину между Тигром и Евфратом. Наиболее известным правителем этого царства был Хаммурапи, царствовавший с 1792 по 1750 год.

Таким образом, семейство Фарры и великий царь Хаммурапи говорили на одном языке. Более того, они были современниками. В главе 14 книги Бытия описывается, как Авраам (уже будучи в Ханаане) во главе своих домочадцев и рабов воевал против Амрафела (Хаммурапи) и коалиции его союзников. Сначала шла война четырех царей против пяти, среди которых был и Амрафел. Военное счастье оказалось на стороне пятерых правителей. Победители взяли в плен Авраамова племянника Лота. Узнав об этом, Авраам во главе вооруженного отряда бросился вдогонку за победителями и смог отбить у них своего племянника. Видимо, этот военный эпизод стоит рассматривать не как схватку с могущественной коалицией, так как у Авраама в наличии имелось только 318 человек. Скорее всего, это был всего лишь ночной налет на отставшую от основных сил, зазевавшуюся стражу …

В Уре в начале второго тысячелетия до нашей эры действовало несколько школ. Археологам при раскопке ряда зданий удалось найти учебники, написанные на глиняных табличках, а у одного богатого купца, торговавшего с Верхним Междуречьем – даже шумеро-аккадский словарь. Но вряд ли маленький Аврам в них ходил в школу. Скорее всего, по тогдашним обычаям, он как старший сын в семье помогал отцу пасти скот. Тем более что по преданию Фарра занимался не только скотоводством, но был еще и изготовителем терракотовых идолов. Хотя семейство Фарры жило в крупном городе (скорее всего в его дальнем предместье, поближе к выпасам), в те времена в Уре не только они, но и большая часть жителей занималась как ремеслами, но и сельским хозяйством. Правда, главным образом, земледелием, а не скотоводством.

Согласно Ветхому Завету, Аврам был первым человеком, с которым бог Яхве заключил договор. А в кого верил Фарра, и, следовательно, кому в юности поклонялись трое его сыновей – Аврам, Аран и Нахор? Ветхозаветный вождь евреев Иисус Навин, обращаясь к израильтянам, сказал от имени Господа Бога: «за рекою жили отцы ваши издревле, Фарра, отец Авраама и отец Нахора, и служили иным богам» (См. Книга Иисуса Навина, глава 24).

По мнению ученых, имена ближайших Авраамовых родственников – Фарра, Лаван и некоторых других – свидетельствуют об их поклонению культу бога Луны Сина. Например, Фарру, в Ветхом завете на иврите называют Йерахом (Терахом), то есть луной, а Лаван в переводе означает «белый» или «луна». Возможно, выбор этого божества у рода Фарры был обусловлен тем, что в жаркой полупустыне их предки предпочитали перегонять свой скот ночью при лунном свете.

Увы, сэру Леонарду Вулли так и не удалось обнаружить дом, в котором жило семейство Авраама. Как он сам заявил, если бы это произошло, то стало бы исключительно счастливой случайностью. Ведь Авраам не занимал в Уре какого-либо видного положения. Он не был ни царем, ни приближенным к монарху человеком. А в те времена простые люди, не занимавшие высокого места в общественной иерархии, не отмечались ни в каких документах. Но зато знаменитому британскому археологу удалось сделать гораздо большее: показать истинное лицо богов, которым поклонялся Фарра, а заодно и узнать, почему Аврам вдруг решился переменить веру. Ведь заключив договор с Яхве, еврейский патриарх даже изменил свое имя, став Авраамом. Тоже сделала и его жена Сара, ставшая Саррой. Тем самым подчеркивался радикальный разрыв с прежней религией. Вполне понятно, что причина, побудившая богобоязненного Авраама отречься от веры отцов, должна быть очень серьезной и ее нужно искать в особенностях этой религии, которые кардинальным образом противоречили взглядам этого простодушного скотовода.

В местном храме, посвященном богине плодородия и любви, археологи нашли на полу терракоту, изображавшую женщину и мужчину в ритуальной одежде с «фестонами», которые вели девочку-подростка. Юная девушка также была одета в ритуальное платье, которое было задрано так, что у нее обнажилось тело и грудь. Это сцена посвящения девушки в жрицы. Суть этого ритуала историкам стала известна из сохранившегося письма одной из ашшурских купчих, жившей в восемнадцатом веке до нашей эры. Она послала его своему мужу, торговавшему в Анатолии. Оказывается, по достижении половой зрелости девочку, которой предназначено стать жрицей, родители обязаны были возлагать на «лоно» бога. Иными словами, юная жрица становилась наложницей божества мужского пола, «обитавшего» в этом храме. Правда, кто конкретно при этом исполнял роль «бога»: жрец храма или пришлый чужестранец, как это происходило (по сообщению Геродота) в позднем Вавилоне, современным историкам неизвестно.

Какая была повседневная жизнь у жриц в этом храме? Ответ на этот вопрос дает терракотовый барельеф, на котором изображена молодая жрица с ритуальной косой, за которую ее держит мужчина. Девушка самым недвусмысленным образом ведет мужчину к особому храмовому алтарю, где ей и предстояло в очередной раз исполнить роль наложницы бога.

В тщательно исследованном археологами доме 8-10, который был расположен по улице, названной археологами «Пастерностер»», жили жрицы определенного типа, служившие богине любви и плодородия. При этом «прилавок», обнаруженный исследователями в одном из двух проемов, выходящих на улицу, скорее всего, был окном. Судя по всему, из этого оконного проема наложнице бога полагалось смотреть на прохожих, ожидая прихода очередного священного гостя…

Вот такой была вера у жителей древнего Ура. Недаром жизненным кредо богини плодородия и любви Инанны были слова, имевшие силу заговора: «Ко мне, мужчины, ко мне!» Любвеобильное божество изображали в накидке из сети, с помощью которой она отлавливала для себя женихов.

Такие ритуалы не могли не вызывать возражения у привыкших к патриархальным нравам аморейских скотоводов, каковым являлся и сам Авраам. Правда, род Фарры своим главным божеством считал бога луны Сина, служение которому было не столь одиозным. Но в обычае жителей древнего Ура, как впрочем, и всего Междуречья, являлось поклонение всему пантеону богов. Вряд ли семейство Фарры в этом смысле было каким-то исключением. Поэтому можно предположить, что отцу Авраама приходилось делать фигурки для всех многочисленных шумеро-аккадских божеств, которым поклонялись в то время в Уре.

Быть может, храмовая проституция, процветавшая в Уре, и стала главной причиной отказа Авраама от прежних богов. Договор с Богом Яхве (в переводе его имя означает «Сущий») позволил пуритански настроенным израильтянам постепенно отказаться от постыдных религиозных обрядов. Впрочем, это произошло далеко не сразу. До 621 года до нашей эры, когда произошла религиозная реформа иудейского царя Иосии, евреи еще много столетий поклонялись не только своему главному Божеству Яхва, но множеству других богов.

Так, до окончательного запрета многобожия в Иудее и Израиле был довольно сильно распространен культ богини Ашеры – верховной богини и супруги бога Эла (в еврейской Библии его называют «Элохим»).

Вот что рассказывает пророк Иеремия о нравах, царивших до реформы Иосии: «Не видишь ли, что они делают в городах Иудеи и на улицах Иерусалима? Дети собирают дрова, а отцы разводят огонь, и женщины замешивают тесто, чтобы делать пирожки для богини неба и совершать возлияния иным богам, чтобы огорчать Меня» (Иеремия 7:17-18)

В переводе известного советского исследователя Ильи Шифмана, речь пророка, обличающего эротическую обрядность священного брака Эла и Ашеры, звучит следующим образом:

«На горе высокой и возвышенной

ты ставишь свое ложе,

именно туда ты восходишь принести жертву,

И за дверью, за косяком

ты ставишь свою память,

ибо от меня (ты) удалилась,

разделась и взошла,

расстелила свое ложе

и сговорилась себе с ними,

возлюбила их ложе,

руку* узрела».

(Исайя (57:7—8).


Тут следует пояснить, что термин «рука» в поэзии древней Передней Азии служил для иносказательного обозначения фаллоса.


Когда в XIII веке до нашей эры израильские кочевые племена завоевали «землю обетованную», то здесь у них наблюдался постепенный переход от скотоводства к земледелию. В результате они стали поклоняться чужим земледельческим богам, порой забывая о Яхве. Еще в X веке до нашей эры царь Соломон, преследуя свои политические цели, построил в Иерусалим храмы сидонской богини Астарты, моавитского бога Кемош и аммонийского бога Милькома; эти храмы существовали до последней четверти VII века до нашей эры. Стоял в Иерусалиме и храм чужого для израильтян земледельческого бога Баала.

До реформы Иосии даже в Иерусалимском храме, посвященному Яхве, находились статуи и утварь, связанные с культами Баала, Ашеры, Солнца, Луны, звезд и всего «воинства небесного». В храме имелись и колесницы Солнца, и кони, которых иудейские цари посвящали ему. При храме находились и специальные дома, в которых жили жрицы-блудницы, ткавшие для Ашеры одежды. Таким образом, храмовая проституция была окончательно запрещена лишь после перехода сынов Израилиевых к монотеизму.

Только всемогущий Яхве дал еврейскому народу строгие пуританские предписания: «Не оскверняй дочери твоей, допуская ее до блуда, чтобы не блудодействовала земля и не наполнилась земля развратом… Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею, если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего, – да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка. Кто ляжет с женою отца своего, тот открыл наготу отца своего: оба они да будут преданы смерти, кровь их на них. Если кто ляжет с невесткою своею, то оба они да будут преданы смерти: мерзость сделали они, кровь их на них. Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них. Если кто возьмет себе жену и мать ее: это беззаконие; на огне должно сжечь его и их, чтобы не было беззакония между вами. Кто смесится со скотиною, того предать смерти, и скотину убейте. Если женщина пойдет к какой-нибудь скотине, чтобы совокупиться с нею, то убей женщину и скотину: да будут они преданы смерти, кровь их на них. Если кто возьмет сестру свою, дочь отца своего или дочь матери своей, и увидит наготу ее, и она увидит наготу его: это срам, да будут они истреблены пред глазами сынов народа своего; он открыл наготу сестры своей: грех свой понесет он…Кто ляжет с теткою своею, тот открыл наготу дяди своего; грех свой понесут они, бездетными умрут. Если кто возьмет жену брата своего: это гнусно; он открыл наготу брата своего, бездетны будут они…» (См. Левит, глава 20).


Как видим, Яхве был весьма суров к тому, кто не исполнял его заповедей, особенно к тем, кто допускал разного рода половые извращения. Но по сравнению с богами древнего Ура он все-таки был достаточно милостивым.

Во время раскопок царского захоронения в Уре ученые обнаружил весьма красноречивое доказательство жестокости шумеро-аккадских богов. В захоронении местного шумерского правителя ими было обнаружено до 80 тел, рядом с которыми почему-то лежали чаши. Как считают археологи, во время погребения здесь разыгралась самая настоящая драма. Первым в могилу положили тело умершего владыки со всеми украшениями и знаками его царского достоинства. После него в погребальную камеру отправили четырех самых близких ему царедворцов, дав каждому из них чашу с ядом. Внутреннюю могилу замуровали кирпичом, а потом наступил черед остальных царских приближенных. В огромную яму под руководством жрецов спустилась многочисленная погребальная процессия. Среди ее участников: военачальники, придворные дамы в роскошных одеждах, царские слуги, музыканты с арфами и лирами… и даже возничие с быками, запряженными в повозки.

Все занимали заранее отведенные места на дне могилы. Процессию замыкали четверо воинов, которые становились у выхода. Обряд сопровождался печальной музыкой, под звуки которой обреченные люди черпали смертоносное зелье из медного котла, стоявшего в центре могильной ямы. Первыми на смерть пошли любимые женщины царя, а за ними и вся остальная челядь. В конце драмы жрецы, руководившие обрядом, смотрели за тем, чтобы каждый умерший лежал на своем месте, убивали жертвенных животных, а в случае необходимости и добивали людей, не сумевших еще расстаться со своей жизнью.

А из угла этой коллективной могилы за массовым убийством с состраданием наблюдала маленькая фигурка овна, запутавшегося в чаще рогами своими. Деревянная скульптура этого забавного животного была обшита золотом, а бараньи рога и ветви кустарника сделаны из ляпис-лазури.

С овном, прикованным серебряными цепями к деревцу, связан какой-то древний миф о человеческих жертвоприношениях, до нас не дошедший в первоначальном виде. Через двадцать пять столетий эта весьма символичная фигурка привлекла внимание раскопавших могилу археологов…

Овну, запутавшемуся рогами своими в чаще, отведено почетное место и в библейской истории. Увы, человеческие жертвоприношения в глубокой древности практиковались не только шумерами и аккадцами, но и другими народами. Не только в Месопотамии, но и в Сирии и Ханаане (так называли Палестину, Финикию и часть Сирии до прихода филистимлян) существовал очень древний обычай приносить в жертву богам первородных детей. Во время раскопок в Гезере – одном из крупнейших центров ханаанского культа – археологи нашли урны со скелетами восьмидневных детей, принесенных в жертву богам. Детей приносили в жертву также по случаю постройки храмов и общественных зданий. Останки этих жертв часто находили замурованными в фундаменты домов, а в Мегиддо у подножия городской стены было найдено зацементированное тело пятнадцатилетней девушки.

Новый бог также подверг Авраама такому искушению. Об этом с большим драматизмом написано в Библии: «…Бог искушал Авраама и сказал ему: Авраам! Он сказал: вот я. Бог сказал; возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе. Авраам встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из отроков своих и Исаака, сына своего; наколол дров для всесожжения, и встав пошел на место, о котором сказал ему Бог. На третий день Авраам возвел очи свои, и увидел то место издалека. И сказал Авраам отрокам своим: останьтесь вы здесь с ослом, а я и сын пойдем туда и поклонимся, и возвратимся к вам. И взял Авраам дрова для всесожжения, и возложил на Исаака, сына своего; взял в руки огонь и нож, и пошли оба вместе.

И начал Исаак говорить Аврааму, отцу своему, и сказал: отец мой! Он отвечал: вот я, сын мой. Он сказал: вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения? Авраам сказал: Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой. И шли далее оба вместе.

И пришли на место, о котором сказал ему Бог; и устроил там Авраам жертвенник, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник поверх дров. И простер Авраам руку свою и взял нож, чтобы заколоть сына своего. Но Ангел Господень воззвал к нему с неба и сказал: Авраам! Авраам! Он сказал: вот я. Ангел сказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня. И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот, позади овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошел, взял овна и принес его во всесожжение вместо [Исаака], сына своего» (См. Бытие, глава 22).

Этот библейский эпизод поражает глубоким своим проникновением в психологию верующего человека. Мы знаем: Авраам безмерно любит своего сына, рождения которого он долго ждал. Но Авраам не может ослушаться Бога. До последней минуты сердце несчастного отца разрывается, между всепоглощающей любовью к своему позднему ребенку, который должен был стать ему утешением в его старости, и безусловной готовностью исполнить любое Божье повеление. Но где-то в глубине души он все-таки еще надеется – такую жертву Бог от него не примет. Почувствовал что-то неладное и его сын, видя, что к жертвоприношению все готово, а агнцем для всесожжения, видимо, придется быть ему… И когда надежды на спасение уже не осталось, Господь послал Аврааму овна, запутавшегося в чаще рогами своими…

Впрочем, как следует из библейского текста, Яхве прямо запрещал приносить людей в жертву: «И сказал Господь Моисею, говоря: скажи сие сынам Израилевым: кто из сынов Израилевых и из пришельцев, живущих между Израильтянами, даст из детей своих Молоху, тот да будет предан смерти: народ земли да побьет его камнями…» (Левит 20: 2).

Впрочем, искушение с жертвоприношением произошло не в Уре, а гораздо позже, когда Авраам уже жил в Ханаане. Хотя недовольство старыми богами у прародителя еврейского народа возникло еще в Уре, перейти в новую веру он еще не мог. Отказ от веры отцов – поступок по тем временам весьма серьезный. В патриархальном обществе так мог поступить только глава рода или племени. При жизни отца сыновья по тогдашним понятиям просто не имели на это права. Лишь после смерти Фарры, когда Авраам стал главой рода, он заключил договор с богом Яхве. Случилось это, когда Авраамово племя, покинув Харран (север Месопотамии), уже оказалось в Ханаане, который впоследствии должен был стать для евреев землей обетованной…





«И простёр Авраам руку свою и взял нож, чтобы заколоть сына своего. Но Ангел Господень воззвал к нему с неба и сказал: Авраам! Авраам! Он сказал: вот я. Ангел сказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня. И возвёл Авраам очи свои и увидел: и вот, позади овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошёл, взял овна и принёс его во всесожжение вместо [Исаака], сына своего». Бытие (22:10-13)

***


Глава 7. Невесты на продажу, или Иаков – отец современной генетики


Внуку Авраама Иакову, как известно, пришлось покинуть отчий дом и четырнадцать лет без отдыха пасти стада в Харране. Дабы оплатить покупку двух дочерей у своего дяди Лавана. Их Иаков, названный впоследствии Израилем («Боровшийся с Богом»), взял в жены.

Для людей двадцать первого века этот ветхозаветный сюжет может показаться, по меньшей мере, аморальным, и отчасти даже неправдоподобным. На самом же деле в Библии изложена вполне реальная житейская история. Более того, у некоторых древних народов продажа невест была поставлена на поток. Об аукционе невест, ежегодно устраиваемых вавилонянами, пишет Геродот: «Самый благоразумный (у вавилонян – прим. В.Б.) обычай, который, как я знаю, бытует также и у иллирийских энетов, по моему мнению, у них вот какой. Раз в году в каждом селении обычно делали так: созывали всех девушек, достигших брачного возраста, и собирали в одном месте. Их обступали толпы юношей, а глашатай заставлял каждую девушку поодиночке вставать и начиналась продажа невест. Сначала выставляли на продажу самую красивую девушку из всех. Затем, когда ее продавали за большие деньги, глашатай вызывал другую, следующую после нее по красоте (девушки же продавались в замужество). Очень богатые вавилонские женихи наперебой старались набавлять цену и покупали наиболее красивых девушек. Женихи же из простонародья, которые вовсе не ценили красоту, брали и некрасивых девиц и в придачу деньги. После распродажи самых красивых девушек глашатай велел встать самой безобразной девушке или калеке и предлагал взять ее в жены за наименьшую сумму денег, пока ее кто-нибудь не брал с наименьшим приданым. Деньги же выручались от продажи красивых девушек, и таким образом красавицы выдавали замуж дурнушек и калек. Выдать же замуж свою дочь за кого хочешь не позволялось, а также нельзя было купленную девушку уводить домой без поручителя. И только, если поручитель установит, что купивший девушку действительно желает жить с нею, ее можно было уводить домой. Если же кто не сходился со своей девушкой, то по закону требовалось возвращать деньги. Впрочем, женихам можно было являться и из других селений и покупать себе девушек. Этот прекраснейший обычай теперь у них уже не существует. Зато недавно они нашли другое средство оградить девиц от обиды и не допустить увода их на чужбину […] После завоевания страны и разорения ее персами жители лишились своего имущества, и все простые люди из народа были вынуждены по бедности заставлять своих дочерей заниматься развратом». (См. Геродот. История в девяти книгах. Л., 1972, стр. 73-74).

Обычай отработки у тестя определенного количества лет в качестве выкупа за невесту является очень древним. Несмотря на прогресс, шагающий по нашей планете, семимильными шагами, у некоторых народов Востока эта унаследованная от далекого прошлого патриархальная традиция сохранилась и поныне. Польский писатель Аркадий Фидлер в своей книге «Дикие бананы» рассказывает, что он наблюдал подобные отношения у вьетнамского племени таев. Еще в девятнадцатом веке отработка установленного срока за невесту была широко распространена у татар и сирийских арабов. Швейцарский путешественник Буркхардт в книге «Путешествие по Сирии» пишет по этому поводу следующее: «Однажды я встретил молодого человека, который восемь лет работал за одну еду: к концу этого срока он должен был получить в жены хозяйскую дочь, за которую иначе ему пришлось бы уплатить семьсот пиастров. Когда мы познакомились, молодой человек был уже три года женат. Hо он горько жаловался на тестя, который по-прежнему требовал, чтобы он выполнял для него даром самую тяжелую работу. Это мешало ему обзавестись собственным хозяйством и заботиться о семье. Встретились мы в районе Дамаска». Таким образом, библейская история, рассказывающая о взаимоотношениях между Лаваном и Иаковом, в некоторых странах еще совсем недавно была вполне актуальной…

Что же связывало библейских евреев с Харраном, где столько лет пришлось потрудиться бедному Иакову? Из библейского текста известно, что Фарра, взяв Аврама, сына своего, и других домочадцев, вышел с ними из Ура Халдейского, чтобы идти в землю Ханаанскую; но, дойдя до Харрана, они остановились там.

Почему предки евреев покинули Нижнее Междуречье, двинувшись в сторону Харрана? Библия об этом почти ничего не сообщает. Из других источников известно, что большая часть аморейских племен ушла из Южной Месопотамии после падения Старовавилонского царства, когда их оттуда в шестнадцатом веке до нашей эры вытеснили касситы. Но судя по всему, семейство Авраама покинуло эту землю гораздо раньше. Во всяком случае, в 1595 году до нашей эры, когда аморейский Вавилон пал под совместным натиском касситов и хеттов, они уже были в Египте. Следовательно, причина ухода из Ура у семейства Авраама могла быть какая-то иная: например, нехватка кормов для скота на близлежащих пастбищах, либо наступившая засуха. Правда, существует и иная точка зрения. Ряд исследователей утверждает, что причиной миграции мог стать переход рода к генотеизму. Иными словами, признание семейством Фарры своим единственным богом – бога луны могло привести к конфликтам с местными жителями. Во всяком случае, одна из легенд, записанных на клинописных табличках, найденных в Угарите, рассказывает о борьбе между почитателями луны и солнца и об изгнании почитателей луны.

Уйдя из Ура, род Авраама довольно долго жил в Харране (север Месопотамии). Британский археолог Дэвид Сторм Райе в 1957 году на юге Турции нашел развалины библейского Харрана. Оказалось, что город был расположен на реке Hар-Бали, притоке верхнего Евфрата. Примерно в пятистах километрах к северу от Ура. О том, что Харран был центром культа бога луны и его жители славились своим религиозным фанатизмом, известно из различных древнемесопотамских источников.

В результате исследований, проведенных английским археологом, выяснилось, что культу луны в этом городе поклонялись в течение всего времени существования Римской империи. Христианство оказалось бессильным в борьбе с этим языческим культом. Даже арабские завоеватели, насаждавшие ислам, вынуждены были многие столетия мириться с луннопоклонничеством. Только в эпоху крестовых походов, когда религиозный фанатизм достиг наивысшей степени нетерпимости, храм бога луны был разрушен мусульманами. На его фундаменте в 1179 году построили мечеть, в свою очередь разрушенную монголами в тринадцатом веке нашей эры. Под развалинами трех ворот мечети Райе нашел три каменные плиты с высеченными символами бога луны. Плиты были уложены таким образом, что почитатели Мухаммеда, входя в мечеть, наступали на них в знак того, что древняя религия Харрана уничтожена навсегда. Опираясь на эти данные, Райс выдвинул гипотезу, что культ бога луны просуществовал в Харране до двенадцатого века нашей эры…

Живя в Верхнем Междуречье по соседству с хеттами, Авраамово племя долгое время с ними тесно контактировало. Библейский пророк Иезекиль считал евреев потомками амореев, смешавшимися с хеттами. Но смешанные браки на самом деле не поощрялись. Неслучайно, Ревекка, мать Иакова, внука Авраама, впоследствии сказала: «…я жизни не рада от дочерей Хеттейских; если Иаков возьмет жену из дочерей Хеттейских… то к чему мне и жизнь?» (См. Бытие, глава 27).

Обычный торговый путь из Ура в Ханаан проходил по своеобразной дуге, захватывающей плодородные земли и окаймляющей безлюдную Аравийскую пустыню. Назывались эти благодатные земли «Полумесяцем изобилия». Путешественники и караваны должны были идти сначала на северо-запад, а затем поворачивать на юго-запад. Харран (или Шарран, а греки называли его Каррха) был важным городом на северной оконечности «полумесяца». Он был расположен на восточном берегу реки Балих, несущей свои воды на юг и впадающей в Евфрат в 96 километрах ниже. Сейчас это юго-восточная часть территории Турции, расположенная вблизи ее границы с Сирией.

После смерти отца Фарры семейство Авраама двинулось в сторону Ханаана, а Нахор вместе со своими домочадцами остался в Харране. Точные причины этого ухода неизвестны, а в библейском тексте сказано, что на этот счет патриарх получил повеление Яхве. Возможно, эту фразу можно трактовать таким образом, что Авраам вынужден был покинуть «лунопоклоннический» Харран, поскольку сам он не хотел поклоняться богу луны.

Факт прибытия в Ханаан рода Авраама в Палестину, а также прочих семитских племен, по мнению ряда библеистов, подтверждается археологическими находками. Во время раскопок в Тель-эль-Амарне (Египет) найдено триста клинописных табличек пятнадцатого века до нашей эры. Среди них письма сирийских и палестинских князей к фараонам Аменхотепу III и Эхнатону.

Особое внимание привлекают к себе донесения правителя города Урусалим, впоследствии называвшегося Иерусалимом. Этим городом тогда правил Абди-Хиба, которому приходилось выдерживать непрестанный натиск со стороны враждебного народа «хабиру». B одном из писем Абди-Хиба, видимо, предваряя события, жалуется: «Погибли все губернаторы; нет более губернатора господина царя». Причина этого заключается в агрессивности хабиру. «Нет более земель царя: хабиру опустошили все земли царя!» Наместник взывает к своему владыке: «Да обратит царь лицо свое на своих людей и пришлет отряды из гарнизонов моего господина царя. Если бы еще в этом году прибыли вспомогательные войска, то еще можно было бы спасти земли господина царя; но если войска не прибудут, то земли царя, моего господина, будут потеряны». В следующем письме он изображает положение как еще более тревожное: «Страна царя перешла к людям хабиру. А теперь еще один город области иерусалимской, город царский, по имени Бит-Нинурта, перешел к ним, точно так же, как люди города Килти». И опять слезная мольба: «Да обратит царь внимание на Абди-Хибу, раба своего, и пришлет вспомогательные войска для того, чтобы я завоевал обратно для царя страну царя, моего господина!» Войска фараона так и не прибыли, а последовавшее затем хеттское вторжение и вовсе привело к тому, что египтяне вскоре вообще потеряли всю свою власть над Палестиной…

Но можно ли считать эту переписку доказательством прибытия людей Авраама в Ханаанскую землю? На первый взгляд вроде бы можно. «Хабиру» или «хапиру» – так древневосточные хроники в третьем – втором тысячелетиях до нашей эры называли особую внесословную категорию людей, состоявших из беглых крестьян, ремесленников и воинов. Они вынуждены были вести кочевой образ жизни. Своего рода казаки Древнего Востока, говорившие на семитском наречии! Правда, жившие оседло народы Древнего Востока об этих людях выказывались очень неодобрительно. Вот что написано о «хабиру» в шумерской глиняной табличке, найденной Дж. Купером: «Эти кочевники с Востока живут в степи, не собирают злаков и едят сырое мясо, им не нужны дома и города, они не поддаются воспитанию и управлению и даже не хоронят мертвецов как это принято».

Хабиру объединялись в небольшие отряды, во главе которых стояли вожди. Ряд исследователей считают, что и Авраам являлся именно таким вождем. Следовательно, хабиру в принципе могли быть предками израильтян. Главным аргументом, при этом является то, что основа слова «хабиру» очень близко как по звучанию, так и по написанию древнееврейскому– «ибрим». Последний термин впоследствии стал произноситься как «иври», то есть еврей. Слово «ибри» – первоначально означало «человек из Заречья». Как полагают историки, так, видимо, назывались первоначально все люди, принадлежащие к числу семитских племен, ушедших в XVI – XIV веков до нашей эры из Верхней Месопотамии через Евфрат в Сирийскую степь. Авраам, ушедший вместе со своим родом из верхнемесопотамского Харрана, первым назван в Библии «ибри».

Однако переписка палестинских и сирийских царьков, в которой сообщается о вторжении народа «хабиру», относится к периоду XV XIV веков до нашей эры. А это хронологически не стыкуется с тем предположением, что потомки Иакова, внука Авраама, в то время должны были находиться в Египте. По всем расчетам тогда они уже жили в библейской земле Гесем.

Вероятно, род Авраама мог относиться к первой волне верхнемесопотамских пришельцев. И их приход в Ханаан был, скорее всего, мирным. В целом же большинство библеистов согласны с тем, что хабиру можно рассматривать, если не в качестве прямых предков, то, по меньшей мере, как родственную евреям этническую группу.

Постепенно разраставшееся семейство Авраама стало кочевать между центральными районами Палестины и границами Египта. Здесь предки евреев довольно часто женились на ханаанских женщинах, но для первенца, который должен был стать главой племени Авраама, такой вариант считался неприемлемым. Вот почему своих жен ближайшие приемники Авраама – его сын Исаак и внук Иаков – брали не в земле Ханаанской, где они тогда жили. А в далеком Харране, среди дочерей, родившихся от потомков оставшегося там Нахора…

Отработав долгие четырнадцать лет за прекрасноликую Рахиль и некрасивую Лию, которую ему обманом подсунули, Иаков стал просить своего дядю отпустить его домой вместе со всем семейством. Но Лаван настоял на том, чтобы он остался и попросил племянника самому себе назначить награду: «Иаков сказал [ему]: не давай мне ничего. Если только сделаешь мне, что я скажу, то я опять буду пасти и стеречь овец твоих. Я пройду сегодня по всему стаду овец твоих; отдели из него всякий скот с крапинами и с пятнами, всякую скотину черную из овец, также с пятнами и с крапинами из коз. Такой скот будет наградою мне [и будет мой]. И будет говорить за меня пред тобою справедливость моя в следующее время, когда придешь посмотреть награду мою. Всякая из коз не с крапинами и не с пятнами, и из овец не черная, краденое это у меня. Лаван сказал [ему]: хорошо, пусть будет по твоему слову. И отделил в тот день козлов пестрых и с пятнами, и всех коз с крапинами и с пятнами, всех, на которых было несколько белого, и всех черных овец, и отдал на руки сыновьям своим; и назначил расстояние между собою и между Иаковом на три дня пути. Иаков же пас остальной мелким скот Лаванов. И взял Иаков свежих прутьев тополевых, миндальных и яворовых, и вырезал на них [Иаков] белые полосы, сняв кору до белизны, которая на прутьях, и положил прутья с нарезкою перед скотом в водопойных корытах, куда скот приходил пить, и где, приходя лить, зачинал пред прутьями. И зачинал скот пред прутьями, и рождался скот пестрый, и с крапинами, и с пятнами. И отделял Иаков ягнят и ставил скот лицем к пестрому и всему черному скоту Лаванову; и держал свои стада особо и не ставил их вместе со скотом Лавана. Каждый раз, когда зачинал скот крепкий, Иаков клал прутья в корытах пред глазами скота, чтобы он зачинал пред прутьями. А когда зачинал скот слабый, тогда он не клал. И доставался слабый скот Лавану, а крепкий Иакову. И сделался этот человек весьма, весьма богатым, и было у него множество мелкого скота [и крупного скота], и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов» (См. Бытие, 30: 31-43).

Долгое время этот рассказ считался красивой библейской сказкой. Древние скотоводы, конечно же, давно знали, что от животных с одинаковым окрасом рождается такое же потомство. Но в данном случае абсолютно не было понятно, как от коз и овец с обычным цветом меха рождался скот с пестрым, пятнистым и крапчатым окрасом. Во всем этом эпизоде современники Иакова видели лишь Божье провидение и какую-то чудодейственную магию. Так, библейский автор объясняет счастливую фортуну Иакова его загадочными манипуляциями с прутьями перед глазами скота.

Прошло более трех с половиной тысяч лет, но секрет Иакова науке долго не удавалось раскрыть… Сменилось примерно 70 поколений. И лишь в 1856 году один австрийский монах, настоятель августинского монастыря начал ставить загадочные опыты над растениями на крохотном участке – 7 метров на 35 метров – под окнами своей кельи. Скрестив растения гороха с желтыми и зелеными семенами, этот любознательный монах получил в первом поколении лишь желтые семена гороха. А из этих гибридных семян гороха экспериментатор вырастил растения, которые путем самоопыления произвели семена второго поколения. Среди них оказались не только желтые семена, но и зеленые. Всего он получил 2001 зеленое и 6022 желтых семян. Следовательно, три четвертых семян гибридов второго поколения имели желтую окраску, а одна четвертая – зеленую. Иначе говоря, отношение числа потомков второго поколения с доминантным (то есть подавляющим другой признак в первом поколении) наследственным признаком к числу потомков с рецессивным (то есть подавленным в первом поколении признаком) оказалось равным 3:1. Так австрийский монах Грегор Иоганн Мендель, работавший по совместительству в реальном училище преподавателем биологии, впервые в 1865 году сформулировал современную теорию наследственности. Однако законы Менделя еще долго не признавались наукой: до тех пор, пока в 1900 году они вновь не были открыты сразу тремя независимыми исследователями.

Для того чтобы лучше уяснить суть библейского чуда, заметим, что в свое разноцветное стадо Иаков включил только ягнят с черным окрасом, поскольку у козлят он встречается очень часто. Следовательно, главным принципом включения овец и коз в стадо Иакова стал их редкий окрас. А теперь по аналогии с опытом Менделя представим, что скот с доминирующим обычным окрасом, это желтые семена гороха, а с пестрым – зеленые. И тогда все становится ясным.

Отделив от общего стада скот с редко встречающимся окрасом, Иаков тем самым не дал возможности животным с парными рецессивными генами смешиваться с остальными. Поэтому у приплода в его стаде сохранялся прежний редкий окрас. Если бы стадо Иакова по-прежнему паслось со стадом Лавана, то в результате спаривания животных в большинстве случаев рождалось бы потомство с обычным окрасом, поскольку его носителем являются доминантные гены. Вместе с тем, в стаде Лавана остались животные с обычном окрасом, имевшие в скрытом виде рецессивные гены. Именно они и давали во втором поколении особей с другим, редким цветом меха, в соотношении 1 к 3 к потомству с обычным окрасом. Согласитесь, неплохая доля для натуральной оплаты труда пастуха!

Таким образом, примерно за три с половиной тысячелетия до рождения Грегора Иоганна Менделя, сформулировавшего закономерности передачи наследственных признаков, библейский пастух сумел на практике применить достижения генетики. Кстати, современная генетика может объяснить и еще один важный момент этой истории: почему у Лавана стал рождаться слабый скот? Дело в том, что применяемый отбор привел к тому, что с каждым в его стаде увеличивалась доля животных с гомозиготными, то есть с однородными генами. (Весьма любопытно, что у Иакова отбор продолжался шесть лет, то есть почти столько же, сколько опытами занимался и Грегор Мендель). При такой селекции у потомков могут проявляться рецессивные вредные мутации, что приводит к снижению жизнеспособности. Именно поэтому, кстати, у людей запрещены близкородственные браки. А поскольку гены, отвечающие за пестрый, крапчатый, пятнистый, а у ягнят еще и за черный окрас, – различные, то в стаде Иакова увеличение доли животных с гомозиготными генами не наблюдалось…

Дело кончилось тем, что удачливого Иакова, фактически прибравшего к своим рукам изрядную долю их богатства, дядя Лаван и его сыновья возненавидели. Поэтому Иаков, незаметно собрав всех своих домочадцев, посчитал для себя за благо отправиться в Ханаан. Дядя, узнав об этом бегстве, погнался за родственниками. Особенно его возмутила кража принадлежащих ему домашних богов. Лаван долго обыскивал беглецов, но так ничего и не нашел. Этих божков украла его младшая дочь Рахиль, спрятавшая их во время обыска под верблюжье седло, на которое она села.

Долгое время для библеистов было неясно: с какой целью Рахиль украла домашних идолов и почему Лаван придавал этому событию такое значение? Ответ был найден лишь недавно. В архиве клинописных табличек из Hузу было обнаружено завещание, в котором отец оставляет старшему сыну статуэтку домашнего божка и главную долю наследства. Отец подчеркивает в своем завещании, что другие сыновья имеют право приходить в дом основного наследника и приносить жертвы божку. Согласно законодательству царя Хаммурапи, зять, обладающий статуэткой тестя, пользовался правом на наследство наравне с сыновьями. Исходя из этого, можно предполагать, что Рахилью руководили чисто практические соображения: украв домашних идолов, она обеспечивала своему мужу права на наследство. Лаван знал об этом и именно поэтому так настойчиво добивался возвращения украденного…

Впрочем, вся эта история закончилась миром. Заключив союз, Иаков и Лаван расстались если не друзьями, то все-таки и не став окончательно врагами.


***


Глава 8. Был ли гиксос Йаков-хара библейским Иаковом


«Подл азиат, плохо место, в котором он живет – бедно оно водой, трудно из-за множества деревьев, дороги тяжелы из-за гор. Не сидит он на одном месте» – так весьма нелестно отзывался о своих восточных соседях царь Северного Египта Ахтой, отразивший в конце третьего тысячелетия до нашей эры вторжение кочевников, пришедших с Синайского полуострова. И действительно, трудные условия жизни заставляли потомков Авраама кочевать на обширном пространстве между Междуречьем и Египтом в поиске лучшей доли…

А вот эту красочную многоцветную фреску некоторые библеисты считают, чуть ли не прямой зарисовкой с места прибытия в Египет сынов легендарного Израиля-Иакова. На ней изображен торговый караван с грузом на ослах, только что пришедший в эту страну. Среди пришельцев – мужчины, женщины и дети. У всех представителей сильного пола видны характерные бородки, служившие у древних египтян своего рода условным обозначением семитов. Вождь этих людей вручает подарки египетскому чиновнику, а человек, замыкающий эту процессию, играет на лире. Судя по всему, товар привезен для фараона и его собираются обменять на какой-то другой ценный продукт, возможно на хлеб…

Увы, этот репортаж неизвестного древнеегипетского художника с места событий изрядно запоздал. Почти 3800 лет его фреска была абсолютно недоступна человеческому взгляду. Первым ее при свете факелов увидел английский археолог Перси Ньюберри, в 1890 году спустившийся в гробницу крупного египетского чиновника Хнумхотепа, похороненного в самом начале девятнадцатом веке до нашей эры. С тех пор вот уже целый век эта находка служит предметом ожесточенных споров, разгоревшихся в научном мире.

Некоторые историки увидели в этой фреске прямое подтверждение мирного переселения семейства Иакова в Египет. Но в надписи к изображению упоминается имя человека, стоявшего во главе пришедшей группы – Ибша, или, может быть, Абиша или Абисар. Здесь же указано и количество пришедших семитов– 37 человек. Однако, согласно библейскому тексту, число поселившихся в Египте сынов Израилевых равнялось 70-75 человекам.

Большинство исследователей гораздо менее категоричны в своих оценках. Они считают находку Перси Ньюберри только косвенным археологическим подтверждением библейского рассказа о мирном переселении потомков Авраама в Египет. Иными словами, по их мнению, на этой фреске всего лишь запечатлена типичная для той эпохи картина: приход в страну мирно торговавших семитов.

И все-таки многое в ветхозаветном сюжете о мирном пришествии сынов Израилевых в Египет кажется искусственным, плохо стыкующимся со многими изложенными в нем фактами. Согласно библейскому рассказу, со временем семейство Иакова-Израиля сильно разрослось, а заодно и увеличились стада, которые паслись на его землях. Поэтому в голодный год он вынужден был отправить сыновей в Египет за хлебом. Там своих братьев гостеприимно встретил занимавший высокую должность у фараона Иосиф, некогда проданный ими в рабство. К этому моменту Иосиф благодаря своей смекалке сделал у фараона головокружительную карьеру. И это несмотря на то, что в библейском тексте однозначно говорится о предвзятом отношении местных жителей к выходцам из скотоводческих племен: «Ибо мерзость для Египтян всякий пастух овец» (Бытие 46: 34). Быть может, свою неприязнь к азиатам фараону легче было переступить, поскольку он сам был чужеземцем?

Впрочем, политику выдвижения чужеземцев на высокие должности иногда проводили и фараоны египетского происхождения. Но делали они это все-таки в виде исключения. Как правило, тогда когда царская власть по каким-то причинам не пользовалась популярностью в египетском обществе. Так фараону-солнцепоклоннику Эхнатону, который правил в 1375– 1358 годах до нашей эры, пришлось бороться с нарастающей оппозицией. В ее состав входила не только жреческая и чиновничья аристократия, но и даже средние слои общества, сохранявшие верность традиционному богу Амону. В такой ситуации он предпочитал ставить на высокие должности людей низкого происхождения, дальнейшая судьба которых целиком зависела от их личной преданности фараону. В гробнице одного из его высоких сановников найдена следующая надпись: «Я был человеком низкого происхождения по отцу и матери, но царь поставил меня на ноги. Он позволил мне выдвинуться… Я был человеком без собственности, а он в щедрости своей дал мне повседневную пищу, мне, который некогда, как нищий, должен был просить кусок хлеба». В Тель-эль-Амарне (руины столицы фараона-солнцепоклонника) обнаружен саркофаг вельможи, состоявшего на службе у Эхнатона. Звали вельможу Hехем. Он был азиатом по происхождению. А визирь этого фараона Янхаму, несмотря на свое семитское происхождение, стал всесильным человеком при дворе …

Как известно из ветхозаветного текста, фараон возвысил Иосифа после того, как он сумел разгадать два царских сновидения. Однажды царю приснился сон: из Нила вышли семь хороших и тучных коров, затем семь худых и тощих коров. И тощие коровы съели тучных. В другом сне египетский владыка видел, как семь хороших и тучных колосьев были поглощены семью тощими и иссушенными колосьями. Иосиф разъяснил владыке, что Египет ждет семь лет изобилия, после чего наступит семь лет голода. И предложил в урожайные годы наполнить закрома, дабы подготовиться к продолжительному голоду. Когда наступил голод, Иосиф открыл закрома и стал продавать его египтянам.

Открывать амбары в голодный год для своих подданных – обычная практика для любого правителя. Так гасилось социальное недовольство низших слоев общества. Но далее в Библии следует не совсем понятный пассаж: «И был голод по всей земле; и отворил Иосиф все житницы, и стал продавать хлеб Египтянам. Голод же усиливался в земле Египетской. Из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа, ибо голод усилился по всей земле» (см. Бытие, глава 41). Из этого отрывка следует два взаимоисключающих вывода. С одной стороны, голод внутри страны усиливался, следовательно, хлеб необходимо было беречь. А с другой стороны, почему-то столь драгоценный продукт питания свободно продается египетским вельможей за границу.

Общепринятая практика любого государства – в голодные годы вводить запрет на вывоз зерна за рубеж. В древности этот запрет особенно строго соблюдался, поскольку низкий уровень ведения сельского хозяйства тогда приводил к частым голодовкам.

Почему же фараон не запретил продавать хлеб чужестранцам? Почему братья Иосифа, как и другие жители Ханаана, имели возможность свободно купить хлеб в Египте? Ответ на этот вопрос, напрашивается сам собою: быть может, потому, что тогдашняя Палестина, Финикия и Сирия, где семейство Иаково тогда жило, являлись частью Египетского государства. О том, что хлеб в действительности продавался не всем соседним землям, а только Египту и Ханаану, которые были частью единой державы, косвенно говорит следующий библейский отрывок: «И не было хлеба по всей земле, потому что голод весьма усилился, и изнурены были от голода земля Египетская и земля Ханаанская. Иосиф собрал все серебро, какое было в земле Египетской и в земле Ханаанской, за хлеб, который покупали, и внес Иосиф серебро в дом фараонов. И серебро истощилось в земле Египетской и в земле Ханаанской». ( Бытие, 47: 13-15)

История с узнаванием Иосифа братьями, как известно, имела счастливый конец. Потом Иосиф представил своих братьев царю: «И сказали они (братья Иосифа – прим. В. Б.) фараону: мы пришли пожить в этой земле, потому что нет пажити для скота рабов твоих, ибо в земле Ханаанской сильный голод; итак позволь поселиться рабам твоим в земле Гесем. И сказал фараон Иосифу: отец твой и братья твои пришли к тебе; земля Египетская пред тобою; на лучшем месте земли посели отца твоего и братьев твоих; пусть живут они в земле Гесем; и если знаешь, что между ними есть способные люди, поставь их смотрителями над моим скотом». (Бытие, 47: 4 -6)

Так, согласно библейской легенде, евреи поселились в плодородной земле Гесем, где на первых порах у них все шло хорошо. Но пасторальная картина мирного переселения евреев в Египет мало согласуется с реальными историческими событиями. Начнем с того, что в издревле плотно заселенной дельте Нила свободного места для пришлых эмигрантов изначально было мало. Следовательно, для того чтобы поселить там сынов Иакова фараону необходимо было сначала выселить оттуда прежнее коренное население. Но изгнать с плодородных земель египтян, а на их место поселить чужеземцев, – так мог поступить только царь-завоеватель.

На эти же мысли наводит и очень жесткая хлебная политика вельможи Иосифа, проводимая с полного одобрения фараона. Воспользовавшись семью голодными годами, любимый сын Иакова раздавал египтянам хлеб вовсе не бесплатно. А заставлял платить за него: сначала – золотом, затем – серебром и драгоценностями, потом землей и, наконец, личной свободой. Хотя в Древнем Египте существовала довольно устойчивая традиция: в особо неурожайные годы безвозмездно раздавать хлеб голодающим. Причина этой благотворительности вполне понятна: фараоны боялись социального взрыва. А вот монарх, опирающийся на чужеземные отряды, мог не считаться с мнением коренных жителей. Так своей политикой Иосиф разорил и обратил в рабство многочисленный класс относительно независимых землепашцев, а также существенно ослабил в целом местный институт землевладения. В результате вся земля вместе с возделывающими ее людьми стала собственностью фараона.

Как полагает большинство исследователей, библейский Иосиф жил где-то между 1730 и 1630 годами до нашей эры. А незадолго до этого Египет пережил, пожалуй, самое величайшее потрясение в своей долгой истории. По мнению ряда историков, примерно в середине восемнадцатого века до нашей эры здесь произошло доселе невиданное по своей силе восстание, охватившее всю страну. В результате беднейшие слои населения на некоторое время сумели захватить в свои руки управление государством. Об анархии, царившей в тот период в египетском государстве, очень красочно говорится в литературном памятнике той эпохи – «Речении Ипусера». Папирус с этим текстом хранится в Лейденском музее в Нидерландах. Его автор – вельможа, который резко отрицательно характеризует произошедшие события. С нескрываемой скорбью Ипусер повествует о бедствиях, обрушившихся на страну. Бедняки и рабы, по его словам, поднялись против знати и богачей. Простолюдины захватили имущество знатных. Дети вельмож попадают в руки повстанцев. Их избивают и даже разбивают им головы о стены.

Происходит полный передел имущества. Земледелец, который не имел упряжки быков для пахоты, теперь владеет целым стадом. А тот, кто прежде не имел своего угла, становится домовладельцем. Человек, прежде не имевший даже лодки становится владельцем целой флотилии судов, а их прежний собственник смотрит на них, а они уже не его. Люди, носившие роскошные одежды, вынуждены ходить в лохмотьях. Девушка, которая прежде должна была смотреть в воду, чтобы увидеть свое отражение, теперь владеет медным зеркалом. На шеях рабынь висят украшения из золота, серебра и самоцветных каменьев, а знатные дамы голодают.

Большая часть документа состоит из примеров, описывающих факты полного перераспределения имущества. С ужасом говорит Ипусер о разгроме государственного аппарата. Повстанцы врываются в судебные палаты и архивы. Хранившиеся там документы, в том числе и податные списки, выбрасываются на улицу, их рвут и топчут ногами.

Наконец, подвергается штурму царский дворец: «…Смотрите: огонь поднялся высоко; пламя его исходит от врагов страны. Смотрите: свершились дела, которые никогда казалось не могли бы свершиться. Царь захвачен бедными людьми… Смотрите: было приступлено к лишению страны царской власти немногими людьми, не знающими закона… Столица, она разрушена в один час…»

К сожалению, все эти события в папирусе излагаются автором без четкой последовательности, в нем не указано ни место, ни дата восстания. Даже свергнутый фараон, который попал в руки восставших, не назван по имени. Тем не менее содержание текста свидетельствует, что в результате этого социального катаклизма устои Египетского государства были потрясены до основания. Впрочем, по сути, восстание ничего не изменило в социальном строе Древнего Египта: просто вместо прежних рабовладельцев появились новые, которые раньше сами были рабами.

Последствия этой катастрофы надолго подорвали военную и политическую мощь Египта. В результате в конце эпохи Среднего царства страна распалась на множество мелких самостоятельных княжеств. Ослаблением власти фараона не замедлили воспользоваться воинственные соседи. По некоторым намекам, сделанным в «Речении Ипусера» видно, что за народным восстанием последовало вторжение в Египет азиатов: «Воистину: азиаты все стали подобны египтянам, а египтяне (стали) подобны чужеземцам, выкинутым на дорогу…» По всей вероятности, здесь имеется в виду произошедшее около 1700 года до нашей эры вторжение гиксосов. Завоеватели использовали развал военно-административного аппарата в результате происходившего в Египте восстания. Их вождей называли «гиксосы» или «хик хосфе», что у древних египтян обозначало «властителей пустынных стран». Более поздние античные историки переводили это название как «правители пастухов».

Гиксосы были кочевниками, стоявшими по уровню своего экономического и культурного развития гораздо ниже египтян. Известные под этим именем иноземные азиатские племена в конце восемнадцатого века до нашей эры вторглись в Египет. Одновременно с этим в восточной части дельты Нила вышли из повиновения командиры некоторых палестинских отрядов, служившие у местных царьков.

Вторжение гиксосов в Египет, по-видимому, было следствием огромных этнических сдвигов, которые переживала Месопотамия. В начале второго тысячелетия до нашей эры в Междуречье с севера стали вторгаться племена хурритов. Они и оттеснили семитские народы в Сирию и Палестину. Внешняя опасность, по всей видимости, и привела к созданию гиксосской политической конфедерации, по сути, представлявшей собой крупный, но довольно аморфный союз племен. Из надписей на скарабеях известно, что вожди гиксосов носили типично семитские имена, как, например, Анатер, Хиан, Якобер.

Надвинувшееся с востока многочисленное войско буквально хлынуло на Египет. Азиаты имели преимущество в военной технике. В их распоряжении были боевые колесницы, запряженные лошадьми, неизвестными до тех пор в долине Нила.

Захватчики, закованные в бронзовые латы, вооруженные длинными мечами, с быстротой молнии мчались на боевых колесницах, запряженных лошадьми. Египтяне впервые столкнулись с такой тактикой ведения боя. Солдаты фараона привыкли воевать в пешем строю. Поэтому прежде чем они успевали воспользоваться своими копьями, пращами и луками, их топтали конские копыта и давили колеса боевых колесниц. Египетские воины попросту оказались беспомощными перед навязанным им темпом боя.

Есть древние письменные свидетельства о гиксосском вторжении. Например, египетского жреца Манефона, жившего в IV-III веках до нашей эры, который написал на греческом языке «Египетскую историю». Правда, труд этого жреца известен в пересказе известного иудейского автора I века нашей эры Иосифа Флавия: «Был у нас царь по имени Тимеос. В его царствование Бог, неизвестно почему, прогневался, и из восточных стран внезапно напал на нашу землю люди бесславного происхождения, полные отваги, и завладели ею легко, без боя и насильно. Они покорили всех бывших в ней князей, затем беспощадно сожгли города и разрушили храмы богов. С жителями они поступили самым жестоким образом, убивая одних, а других вместе с женами и детьми обращая в рабство. После всего этого они избрали царя из своей среды, имя которого было Салитис. Последней основал свою резиденцию в Мемфисе (столицей гиксосов ученые считают Аварис – В. Б.), обложил данью верхнюю и нижнюю землю и поставил гарнизоны в более подходящих пунктах. Но, в особенности, он укрепил восточные окраины… Найдя в Сетроитском номе, на востоке от Бубастийского рукава Нила, весьма удобно расположенный город, который, согласно древнему религиозному сказанию назывался Аварис, он обстроил его, укрепил его весьма сильными стенами и поместил в нем многочисленный гарнизон, состоявший из двух сот сорока тысяч тяжеловооруженных. Туда он отправлялся летом как для раздачи продовольствия и жалованья, так и для того, чтобы, с целью внушения страха соседним народам, заставлять воинов усердно заниматься военными упражнениями. Он умер, процарствовав девятнадцать лет. Ему наследовал другой – по имени Беон, который царствовал сорок четыре года. После него Апахнан царствовал тридцать шесть лет и семь месяцев. После него царствовали Апофис – шестьдесят один год и Ианнас – пятьдесят лет и один месяц. Последним из всех этих царей был Ассис, который царствовал сорок девять лет и два месяца. Вот эти шесть были первыми царями среди них и они постоянно и со все большей силой стремились к тому, чтобы искоренить род египетский… Вышеупомянутые цари из так называемых пастухов и их преемники владели Египтом в продолжении пяти сот одиннадцати лет (на самом деле гиксосское владычество длилось около 150 лет – прим. В.Б.)…»

Так лишенный единства Египет стал добычей для кочевников, захвативших часть земель в плодородной дельте Нила. В результате непобедимая на протяжении многих веков Египетская держава на полтора столетия потеряла независимость. В целом захват Египта гиксосами представлял собой довольно длительный процесс. Сначала они оккупировали только Hижний Египет с дельтой Hила. В дальнейшем гиксосские правители попытались захватить всю страну. Но только после довольно продолжительной борьбы мелкие правители Верхнего Египта тоже стали их данниками.

При этом основной базой гиксосского правления в стране стала восточная часть дельты. Здесь завоеватели поселились сплошной массой. На это указывает остаток лагеря, обнаруженный около Телль-эль-Иехудие. Во время раскопок здесь обнаружены скарабеи, типичная гиксосская керамика и бронзовое оружие. Археологи заметили, что при строительстве крепостей гиксосы использовали не только египетских строителей, но и достижения живших в Палестине семитоязычных племен.

Предводители гиксосов, став фараонами, переняли все внешние атрибуты прежней власти. В восточной части дельты они построили свою хорошо укрепленную столицу, которую называли Аварис. Это название соответствует египетскому слову «Хат-уарит». Город был посвящен богу пустынь и иноземных стран Сету. Отсюда новым правителям было удобно удерживать не только Египет, но и свои азиатские владения. Руины Авариса вместе со множеством гиксосских печатей уже раскопаны археологами. Они находятся по соседству с современной деревней Сан-эль-Хагар.

Новое государство являлось объединением кочевых племен, власть которого распространялась на Синайский полуостров, Палестину и Сирийские степи. Об этом, например, свидетельствуют и археологические раскопки в Иерихоне, показавшие, что в течение определенного времени этот древний город занимали гиксосы. Следовательно, в состав этого довольно рыхлого образования входили и земли, где пас свои стада род Иакова.

Сам Иосиф Флавий полагал, что говоря о гиксосах, автор «Египетской истории» имел в виду евреев. Этот вывод следует из следующей цитаты из его книги «О древности иудейского народа»: «Этот Манефон, пообещавший ради составления египетской истории переводить священные письмена (древнеегипетское иероглифическое письмо, постепенно выходившие из употребления в первом веке нашей эры – прим. В.Б.), начал с утверждения, что многотысячные толпы наших предков пришли в Египет и покорили местное население…». На самом же деле Манефон подразумевал под «гиксосами» финикийцев. Современные историки говорят об объединении этнически довольно различных семитоязычных племен, в которое входили и племена несемитского происхождения. Но это вовсе не исключает возможности участия сынов Израилевых в совместном гиксосском вторжении в Египет.

Как полагают многие ученые, потомки Авраама пришли в Египет по приглашению захвативших страну гиксосских фараонов, с которыми они имели общие семитские корни. При этом предполагается, что род Иакова либо был подхвачен общей волной вторжения, либо прибыл в Египет уже после того, как страной завладели гиксосы. Причем, в первом случае потомки Авраама вполне могли сами быть отрядом вторгнувшегося в Египет гиксосского войска. Не исключено, что вперед к победе своих сородичей мог вести библейский Иаков. Во всяком случае, исторически доказано, что одного из чужеземных вождей звали Йаков-хар. ( Кстати, сочетание семитских имен с египетской приставкой говорит о том, что завоеватели начали постепенно перенимать местные обычаи и даже поклоняться местным богам). Тогда библейский эпизод с поселением в плодородной земле Гесем следует трактовать таким образом, что ее евреям дал гиксосский фараон в качестве военного трофея. Известно, что эти цари раздавали племенным вождям гиксосов крупные землевладения, а иногда и даже целые области.

Но даже если Иаков с сыновьями прибыл в страну уже после ее порабощения, то все равно они могли рассчитывать на теплый прием со стороны новых хозяев страны. Ведь захватчики, скорее всего, были заинтересованы в том, чтобы привлечь в покоренную страну как можно больше родственных им семитов. У гиксосских фараонов было немало оснований с подозрением относиться к местному населению. Но зато они испытывали гораздо больше доверия к близким им по происхождению и языку азиатам, пришедшим из Ханаана. Не зря ведь сынов Израилевых поселили в восточной части дельты, считавшейся твердыней гиксосского завоевания.

К сожалению, библейский рассказчик нигде не называет имени фараона, которому служил любимый сын Иакова. Эту загадку удалось лишь отчасти разгадать французскому египтологу Пьеру Монте, сделавшему весьма тонкое наблюдение. Французский ученый в книге «Египет и Библия», вполне резонно замечает: Иосиф, будучи наместником фараона, жил, разумеется, рядом со своим владыкой в столице. Но при известии о прибытии семьи: «Иосиф запряг колесницу свою и выехал навстречу Израилю, отцу своему, в Гесем…» (Бытие 46: 29). Потом он вернулся к фараону, чтобы рассказать ему о своей поездке. Таким образом, из Библии совершенно неопровержимо следует, что эта поездка заняла у Иосифа относительно немного времени. Возможно, даже только один день. Отсюда сам собой напрашивается однозначный вывод: столица, в которой жил Иосиф, должна была находиться на небольшом расстоянии от земли Гесем. А если сказать точнее, то в дельте Ниле. Для справки заметим: такие города, как Мемфис, Фивы или Фаюм, в различные эпохи бывшие столицами Древнего Египта, находились слишком далеко от земли Гесем. Поэтому поездка Иосифа в колеснице заняла бы несколько дней. К тому же, по утверждению специалистов, в Египте в связи отсутствием подходящих дорог никогда не пользовались колесницами для дальних путешествий. Такие поездки, как правило, совершались на барках по главной водной артерии, то есть по реке Hил. Все это и доказывает, что столицей Египта в то время был Аварис. Отсюда вывод – Иосиф действительно служил фараону-гиксосу. Более поздняя дата при этом полностью исключается, так как после изгнания завоевателей фараоны восемнадцатой династии перенесли столицу далеко на юг Египта – в Фивы.

Достоверность библейского рассказа косвенным образом подтверждается его совпадением с другими источниками, описывающими египетские обычаи. Вспомним хотя бы такую деталь: прежде чем предстать перед фараоном Иосифу пришлось подстричься. Дело в том, что в Древнем Египте – очевидно, из-за жаркого климата и по гигиеническим соображениям – не принято было носить бороду. Бородатыми были только чужеземцы. Лишь фараон носил бороду, да и то искусственную. Иосиф же, будучи евреем, вероятно, отпустил бороду, но перед приемом его остригли, как этого требовал придворный этикет.

Так же обстоит дело с возведением Иосифа на должность наместника фараона: «И снял фараон перстень свой с руки своей и надел его на руку Иосифа; одел его в виссонные одежды, возложил золотую цепь на шею ему; велел везти его на второй из своих колесниц и провозглашать пред ним: преклоняйтесь! …И нарек фараон Иосифу имя: Цафнаф-панеах, и дал ему в жену Асенефу, дочь Потифера, жреца Илиопольского. (Бытие 41: 42-43, 45)

Церемония назначения приближенного к царю высокопоставленного чиновника в Библии описана в полном соответствии с тем ритуалом, с каким нас знакомят папирусы и картины в гробницах. Новый вельможа действительно получал из рук фараона такие почетные дары, отвечающие его высокому званию, как: драгоценную цепь на шею, дорогую одежду… и жену знатного рода. Во время торжественных шествий тот, кто вступал в новую должность, садился одну из позолоченных дворцовых колесниц и ехал сразу же за колесницей фараона. Египтяне заимствовали у гиксосов обычай пользоваться лошадьми, а потому этот ритуал сохранился в стране и после изгнания захватчиков.

Не ошибается Библия и египетскими именами, которые приводятся на ее страницах. Хотя они и непривычны для человека, говорившего на иврите. Так имя Иосифа – Цафнаф-панеах – означает «Бог говорит: да здравствует». А имя его жены Асенеф или Асенет переводится как «принадлежащая (богине) Hет». Эту богиню почитали в дельте Hила. Отца Асенеф звали Потифер. По сути оно является слегка искаженным вариантом имени «Па-ди-па-ре», означающим «(тот), которого дал (бог) Ра».

Когда в Египте умер Иаков – отец Иосифа, то его забальзамировали: «Иосиф пал на лице отца своего, и плакал над ним, и целовал его. И повелел Иосиф слугам своим – врачам, бальзамировать отца его; и врачи набальзамировали Израиля. И исполнилось ему сорок дней, ибо столько дней употребляется на бальзамирование, и оплакивали его Египтяне семьдесят дней». (Бытие 50: 1-2).

При этом процедура бальзамирования, довольно кратко описанная в Ветхом Завете, полностью подтверждается другими источниками. Вот как Геродот описывает (кстати, этот рассказ вполне подтверждается и текстами папирусов, найденных в гробницах царей и вельмож) в целом ритуальный обряд и процедуру бальзамирования у древних египтян, за которым он сам наблюдал: « Плач по покойникам и погребение происходят вот как. Если в доме умирает мужчина, пользующийся некоторым уважением, то все женское население дома обмазывает себе голову или лицо грязью. Затем, оставив покойника в доме, сами женщины обегают город и, высоко подпоясавшись и показывая обнаженные груди, бьют себя в грудь. К ним присоединяется вся женская родня. С другой стороны, и мужчины бьют себя в грудь, также высоко подпоясанные. После этого тело уносят для бальзамирования.

Для этого поставлены особые мастера, которые по должности занимаются ремеслом бальзамирования. Когда к ним приносят покойника, они показывают родственникам на выбор деревянные раскрашенные изображения покойников. При этом мастера называют самый лучший способ бальзамирования, примененный [при бальзамировании того], кого мне не подобает в данном случае называть по имени…

Сначала они извлекают через ноздри железным крючком мозг. Таким способом удаляют только часть мозга, остальную же часть – путем впрыскивания растворяющих снадобий. Затем делают острым эфиопским камнем разрез в паху и очищают всю брюшную полость от внутренностей. Вычистив брюшную полость и промыв ее пальмовым вином, мастера потом вновь прочищают ее растертыми благовониями. Наконец, наполняют чрево чистой растертой миррой, касией и прочими благовониями (кроме ладана) и вновь зашивают. После этого тело на 70 дней кладут в натровый щелок. Больше 70 дней, однако, оставлять тело в щелоке нельзя. По истечении же этого 70-дневного срока, обмыв тело, обвивают повязкой из разрезанного на ленты виссонного полотна и намазывают камедью (ее употребляют вместо клея). После этого родственники берут тело назад, изготовляют деревянный саркофаг в виде человеческой фигуры и помещают туда покойника. Положив в гроб, хранят в семейной усыпальнице, где ставят гроб стоя (внутренности покойника погребали в особых сосудах, но не в гробах – прим. В. Б.)».

И действительно, по прошествии семидесяти дней Иосиф, попросив разрешения у фараона, похоронил своего отца в уже приготовленной могиле в земле Ханаанской, в земле купленной еще Авраамом…. Аналогичным образом похоронили и самого Иосифа: « И умер Иосиф ста десяти лет. И набальзамировали его и положили в ковчег в Египте». ( Бытие 50: 26)

Единственным, но весьма серьезным возражением против действительного существования библейского Иосифа является отсутствие каких-либо упоминаний о нем в египетских хрониках. Ведь обычно они очень обстоятельны и полны подробностей. Тем более тот факт, что чужеземец-семит занял высокую государственную должность, наверняка должен был привлечь внимание летописцев. Но, увы, египетские источники по этому поводу молчат.

Поэтому многие историки считают Иосифа легендарной фигурой. К сожалению, этот вопрос большинству ученых до сих пор до конца не ясен. Но не нужно забывать: гиксосские завоеватели вызывали к себе такую ненависть, что египтяне уничтожали все, что напоминало об их правлении. Этим и объясняется отсутствие каких либо упоминаний о них, как в хрониках, так и в надписях на архитектурных памятниках. Лишь имя одного гиксосского царя Апофиса, да и то в связи с его поражением, упоминается на стеле фараона Камоса из карнакского храма в Фивах. Кстати, наказанию забвением подверглись не только чужеземные правители, но и фараон-еретик Эхнатон, чьи надписи на гробницах и архитектурных памятниках были уничтожены.

Создается впечатление, что египтяне вполне сознательно старались вырвать эту неприятную страницу из своей истории. Исторические хроники внезапно обрываются на 1730 годе до нашей эры и возобновляются только после 1580 года до нашей эры, то есть из египетской хронологии фактически вычеркнут весь период гиксосского правления. Одной из жертв этого 150-летнего заговора молчания мог стать и Иосиф, любящий сын и брат, но вместе с тем и высокопоставленный слуга ненавистного для египтян гиксосского фараона.

Хотя власть гиксосской династии временами распространялась и на Верхний Египет, но там постепенно росла оппозиция к завоевателям. О причинах, побудивших египтян подняться против гиксосов, рассказывается в одной древнеегипетской сказке. В ней говорится о конфликте фиванского царя Секененра с фараоном Апопи (Апофиса): «Случилось, что страна Египта была [в руках] проклятых, и не было в то время царя владыки. Царь же Секененра был владыкой южного города, а проклятые города азиатов с князем Апопи были в Аварисе», – говорится в сказке. Но вот Апопи посылает правителю Фив довольно странный ультиматум – удалить из озера бегемотов, ибо те шумят, мешая Апопи спать. Начало и конец сказки не сохранились, но такое провокационное требование вполне могло стать предлогом для восстания против чужеземцев, поскольку эти животные у египтян почитались священными. Правитель Фив Секененра начал войну с гиксосами. Кстати, его мумия со следами от множества ран найдена археологами.

Вот, что написал об изгнании гиксосов жрец Манефон в своей «Египетской истории»: «…После этого фивские и верхнеегипетские (правители) поднялись против пастухов, и вспыхнула сильная и продолжительная война. В царствование Мисфрагмуфоса (на самом деле фараона– освободителя египтян звали Яхмосом I – прим. В.Б) пастухи были побеждены и вытеснены из всего Египта, и они заперлись в одном месте, которое в окружности своей заключало десять тысяч арур (2735 гектара – прим. В. Б.). Mесто это называлось Аварис. Его со всех сторон—говорит Манефон—пастухи окружили большой и крепкой стеной для того, чтобы иметь все свое состояние и добычу в безопасности – Но Фуммос, сын Мисфрагмуфаса, расположившись перед стеной во главе войска из четырех сот восьмидесяти тысяч человеке, осаждал их, стараясь силой подчинить их ceбе. Но, отчаявшись в успехе осады, он заключил с ними договор, в силу которого они должны были оставить Египет и могли все в полной безопасности направиться, куда им угодно было. И тогда они, на основании состоявшегося соглашения, со своими домочадцами и своим состоянием оставили Египет в количестве не менее двух сот сорока тысяч человек, и пошли в Сирийскую пустыню. Но из страха перед могуществом ассирийцев (на самом деле Ассирийской державы тогда еще не существовало – прим. В.Б.), которые тогда владычествовали в Азии, они в ныне называемой Иудее построили город, который мог бы вместить столько тысяч людей и наименовали его Иерусалимом…»

Важную роль в борьбе с гиксосами сыграли пастухи-негроиды, которых фиванские правители поселили недалеко от своей столицы. Эти пастухи пришли в Верхний Египет из Юго-Восточной пустыни. Новые жители постепенно ассимилировались с египтянами, восприняв их язык и культуру. Поступая на службу в египетское войско, они становились главной опорой трона. Военные подразделения, состоявшие из переселенцев-негроидов, были огромной силой в борьбе с сепаратистскими выступлениями в Фиваиде. Они же и составили ядро будущего войска, которому предстояло одержать победу над гиксосами. Борьбу с гиксосами, начатую фиванским правителем Секененра, продолжил его старший сын Камосом. Окончательно страну от захватчиков освободил младший сын Секененра Яхмос I.

Этот царь Верхнего Египта стал основателем новой восемнадцатой династии, власть которой признавалась по всей стране. В ходе изгнания завоевателей Яхмос I сумел не только взять столицу гиксосов – Аварис, но и перенести военные действия в Палестину. Там он после трехлетней осады взял хорошо укрепленную крепость Шарухен (современная Телль эль-Фара), лишив тем самым гиксосов последнего их опорного пункта в Азии.

Гиксосы ушли, а поселившиеся в плодородной земле Гесем израильтяне остались. Вполне естественно, отношение новых владык Египта к сынам Израилевым было совершенно иным. И потому для этого маленького народа наступили трудные времена. Впоследствии расплодившемуся потомству Иакова пришлось в полной мере расплатиться за ненавистную египтянам политику вельможи Иосифа, послушного исполнителя воли гиксосского фараона…


***



Глава 9. Загадочная смерть Моисея: был ли израильский пророк убит своим «жестоковыйным» народом?


Пожалуй, нет в истории еврейского народа столь легендарной и почитаемой личности, как Моисей. А между тем с этим человеком связано столько тайн и недомолвок. Одна из главных загадок: был ли законодатель и пророк еврейского народа… египтянином. Во всяком случае, ряд исследователей, в том числе и знаменитый австрийский основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд, именно таковым Моисея и считают.

О египетском происхождении пророка, кстати, есть прямое упоминание в Библии. Согласно Ветхому Завету, Моисей провел сорок лет своего изгнания среди мадианитян. Это было племя, состоявшее в близком родстве с израильтянами. Библия ведет их родословную от Мадиана, одного из сыновей Авраама, и его второй жены, Хеттуры. Оно заселяло местность к востоку от залива Акаба, в нынешней Аравии.

Так вот, в земле Мадиамской, куда Моисей убежал от гнева фараона, местные жители приняли его вовсе не за еврея. «Они (семь дочерей мадиамского священника – прим. В. Б.) пришли, начерпали воды и наполнили корыта, чтобы напоить овец отца своего [Иофора]. И пришли пастухи и отогнали их. Тогда встал Моисей и защитил их, [и начерпал им воды] и напоил овец их. И пришли они к Рагуилу, отцу своему, и он сказал [им]: что вы так скоро пришли сегодня? Они сказали: какой-то Египтянин защитил нас от пастухов, и даже начерпал нам воды и напоил овец [наших]. Он сказал дочерям своим: где же он? зачем вы его оставили? позовите его, и пусть он ест хлеб» (См. Исход, глава 2).

Следовательно, родственные потомкам Авраама по языку мадиамитяне (арабы, входящие в семито-хамитскую группу), а потому хорошо знавшие евреев, приняли будущего пророка за египтянина. Возможно, конечно, виной тому была его одежда. Но ведь и само имя легендарного законоучителя еврейского народа свидетельствует о его египетском происхождении. На иврите «Моисей» («Моше») означает «тот, кто вытаскивает из воды», в то время как, исходя из легенды, его имя должно было бы обозначать «тот, кого вытащили из воды». С коптского языка (на нем говорили потомки древних египтян) имя «Моисей» («Мозес») переводится просто «дитя». Очень часто в древнем Египте родители называли своих детей «Амон-мозе» («Дитя бога Амона») или «Пта-мозе» («Дитя бога Пта»), то есть «мозе» было частью составного имени. Поэтому сокращенная версия этих имен «Дитя», или просто «Мозе», нередко у древних египтян становилось заменой полного имени ребенка. Это имя довольно часто встречается на древнеегипетских памятниках. Как полагает известный египтолог Брестед, когда-то отец дал Моисею имя «Дитя», присоединив к нему название какого-то египетского божества, а потом ребенка стали называть просто «Мозе». Впоследствии имя божества постепенно забылось, поскольку в обращении оно не употреблялось, и будущего еврейского пророка стали звать просто «Мозе». Кстати, дополнительная буква «с» в имени Моисей (Мозес) появилась при его переводе с иврита на греческий язык.

Еще одна тайна, покрытая полумраком, по мнению ряда ученых, связана с мифом о спасении маленького Моисея дочерью фараона: «Царь Египетский повелел повивальным бабкам Евреянок, из коих одной имя Шифра, а другой Фуа, и сказал [им]: когда вы будете повивать у Евреянок, то наблюдайте при родах: если будет сын, то умерщвляйте его, а если дочь, то пусть живет. Но повивальные бабки боялись Бога и не делали так, как говорил им царь Египетский, и оставляли детей в живых. Царь Египетский призвал повивальных бабок и сказал им: для чего вы делаете такое дело, что оставляете детей в живых? Повивальные бабки сказали фараону: Еврейские женщины не так, как Египетские; они здоровы, ибо прежде нежели придет к ним повивальная бабка, они уже рождают. За сие Бог делал добро повивальным бабкам, а народ умножался и весьма усиливался. И так как повивальные бабки боялись Бога, то Он устроял домы их. Тогда фараон всему народу своему повелел, говоря: всякого новорожденного [у Евреев] сына бросайте в реку, а всякую дочь оставляйте в живых.

Некто из племени Левиина пошел и взял себе жену из того же племени. Жена зачала и родила сына и, видя, что он очень красив, скрывала его три месяца; но не могши долее скрывать его, взяла корзинку из тростника и осмолила ее асфальтом и смолою и, положив в нее младенца, поставила в тростнике у берега реки, а сестра его (согласно легенде ее звали Мариам, после Исхода у нее появился дар пророчицы – прим. В.Б.) стала вдали наблюдать, что с ним будет. И вышла дочь фараонова на реку мыться, а прислужницы ее ходили по берегу реки. Она увидела корзинку среди тростника и послала рабыню свою взять ее. Открыла и увидела младенца; и вот, дитя плачет в корзинке; и сжалилась над ним дочь фараонова и сказала: это из Еврейских детей. И сказала сестра его дочери фараоновой: не сходить ли мне и не позвать ли к тебе кормилицу из Евреянок, чтоб она вскормила тебе младенца? Дочь фараонова сказала ей: сходи. Девица пошла и призвала мать младенца. Дочь фараонова сказала ей: возьми младенца сего и вскорми его мне; я дам тебе плату. Женщина взяла младенца и кормила его. И вырос младенец, и она привела его к дочери фараоновой, и он был у нее вместо сына, и нарекла имя ему: Моисей, потому что, говорила она, я из воды вынула его». (См. Исход, глава 1, 2)

Такого рода мифы о царях или прочих выдающихся деятелях, в действительности бывших по происхождению людьми незнатного рода, широко распространялись в древнем мире. В ту эпоху иметь голубую кровь было столь же престижно, как в наше время добиться жизненного успеха с «низкого старта», то есть разбогатеть или стать знаменитым, будучи выходцем из небогатой семьи. Наиболее известные из них: рассказ об основателе Рима Ромуле, о персидском царе Кире Великом и т.д.

Типичная легенда о знатном происхождении простолюдина, выбившегося на самый верх сословной пирамиды, строилась приблизительно по следующей схеме. Легендарный герой оказывается сыном знатных родителей, чаще всего царя. Рождению этого ребенка мешают очень сложные, порой просто драматические обстоятельства, например, какое-то неблагоприятное для царя-отца знамение, пророчество, сновидение и т.д. В результате испугавшийся правитель приказывает нежеланного ребенка убить. Но дитя чудесным образом спасается, а затем воспитывается простыми людьми, либо в некоторых случаях вскармливается даже животными. Потом этот ребенок преодолевает все трудности, мстит своим обидчикам и, в конечном счете, становится царем или еще каким-то знатным человеком.

Вот что писал о своем происхождении царь-простолюдин Саргон, основатель Аккадского государства (Месопотамия): «Я Саргон, великий царь, царь Аккада. Моя мать была жрицей, своего отца я не знаю, а брат моего отца жил в горах. В городе Азупирани , на берегах Евфрате, моя мать жрица зачала меня. Втайне родила она меня. Она положила меня в камышовую корзину, залила отверстие смолой и опустила в реку. Поток не поглотил меня, а принес к Акки-водоносу. Акки-водонос, добрый человек, извлек меня из воды. Акки-водонос воспитал меня как своего сына. Акки-водонос сделал меня надсмотрщиком в своем саду. Там меня возлюбила богиня Иштар. Я стал царем и правил сорок пять лет».

Легко сделать вывод, что такого рода легенды призваны были облагородить происхождение сделавшего головокружительную карьеру выходца из низов. В этих мифах реальными являются незнатные родители, а придуманной, легендарной – царская, жреческая, либо еще какая-то знатная семья. Например, из мифологической автобиографии аккадского царя Саргона можно сделать вывод, что настоящим его отцом был Акки-водонос, хотя правитель хотел, чтобы подданные считали его сыном жрицы.

Следовательно, такого рода легенды призваны были облагородить происхождение царя или еще какого-либо выдающегося деятеля, продвинувшегося наверх из простолюдинов.

Однако легенда о рождении Моисея не подпадает под это правило. Вернее подпадает, но как-то уж очень парадоксальным образом. Потому что реальной его матерью, судя по библейскому рассказу, являлась дочь фараона, а легендарными – еврейские родители. Столь перевернутая схема может свидетельствовать лишь об одном: тот, кто придумал эту легенду, всячески стремился доказать читателям Библии, что Моисей был евреем по происхождению. А такая задача могла ставиться только в том случае, если бы Моисей в действительности не был евреем! Именно такую точку зрения в свое время высказывал известный австрийский психоаналитик еврейского происхождения Зигмунд Фрейд. Кстати, у Аарона – старшего брата великого пророка (он был моложе их сестры Мариам и на три года старше брата Моисея) имя также было нееврейского, а египетского происхождения – в переводе оно означает «великое имя».

Весьма любопытную легенду о маленьком Моисеи рассказывает древнееврейский писатель Иосиф Флавий, живший в первом веке нашей эры. В своих «Иудейских древностях», он подробно описывает, как фараонова дочь, которую звали Фермуфис, привела чуть подросшего Моисея к своему отцу. Бездетная дочь просила фараона сделать своего приемного сына наследником египетского царства. Фараон, желая выказать свое расположение к дочери, взял юного Моисея на руки. Но тот, якобы, решил немного пошалить и, недолго думая, стащил с головы фараона корону, швырнул на землю и стал ее топтать своими ножками. Многочисленные фараоновы прорицатели тут же сочли это событие дурным предзнаменованием. Особо ретивые маги даже потребовали немедленно убить ребенка, ибо усмотрели в сем деянии скорое унижение для Египта. Спасла Моисея опять-таки Фермуфис. Фараон не захотел ссориться с дочерью, хотя об этом случаи всегда помнил.

Но какую религию мог дать евреям египтянин Моисей, если он, конечно, действительно был сыном другого народа? Весьма сомнительно, что чужеземный пророк захотел бы проповедовать среди будущих израильтян их исконную, племенную религию. Фундаментом монотеистического (то есть признающего лишь одного Бога) иудаизма не могла стать и официальная религия древнего Египта, в основе которой лежало поклонение целому пантеону богов.

Но как считает ряд историков, Моисей все-таки мог дать евреям некую египетскую религию, но она не обязательно должна быть официальной. Более того, последователи этого религиозного учения, скорее всего, в Египте подвергались жесточайшим преследованиям. Это и заставило Моисея покинуть свою родину.

Истоки этой гонимой религии стоит искать в начале XIV века, когда во время правления Аменхотепе III, отца будущего царя-реформатора, поклонение солнечному богу в Египте находилось на подъеме. Вероятно, в качестве оппозиции преклонению перед Амоном и стоявшим за этим культом могущественным жречеством города Фив, фактически ограничивавшим своим влиянием власть фараона. А когда на престол взошел Аменхотеп IV, царствовавший в 1375– 1358 годах до нашей эры, монотеистическая «солнцепоклонческая» религия стала господствующей. В начале шестого года правления этот царь построил новую столицу Ахетатон, что значит «Небосклон Солнца». Тогда же он переменил свое прежнее имя Аменхотеп, означавшее «Амон доволен» на новое – Эхнатон, то есть «Полезный Солнцу».

Впрочем, к моменту предполагаемого исхода евреев в XIII веке до нашей эры в Египте уже произошел возврат к традиционному многобожию. Официально монотеизм после смерти Эхнатона оказался под запретом. После смерти фараона жрецы Гелиополиса жестоко преследовали приверженцев нового культа и добились его исчезновения. Но согласно Брестеду, в жреческой школе храма бога Солнца, действовавшей в городе Он, который эллины называли Гелиополис, издавна развивалась идея универсального божества и его нравственных законов. Поэтому поклонники бога Атона, в том числе и Моисей, вполне могли уйти в подполье и тайком поклоняться этому божеству. Этот вывод подтверждают и археологические открытия. Многочисленные находки позволяют предположить: в течении, по меньшей мере, ста лет – вплоть до тринадцатого века до нашей эры – прослеживается существование законспирированные секты солнцепоклонников. Правда, к ним принадлежали преимущественно люди образованные, поскольку только им подходила абстрактная концепция единого бога, творца мира и доброго покровителя человечества. Следовательно, Моисей, мог не только знать о деятельности этой подпольной секты, но и даже принимать участие в таинственных обрядах в честь бога солнца Атона.

Существует письменное упоминание, созданное на основе гораздо более древнего египетского предания, что Моисей действительно был гелиопольским жрецом. Об этом, например, сообщает древнеегипетский жрец Манефон, живший в третьем веке до нашей эры. Этот эллинизированный египтянин написал «Египетскую историю» на греческом языке. Правда, его история в оригинале до нас не дошла, но ее часто цитировал Иосиф Флавий. Известный древнееврейский автор, живший в первом веке нашей эры, в своей книге «О древности иудейского народа» довольно подробно излагает Манефона: «Заняв этот город и пользуясь всею (прилегающею к нему) областью в качестве убежища, они (то есть евреи – прим. В.Б.) выбрали начальником своим некоего жреца из Гелиополиса Осарсифа, поклявшись беспрекословно повиноваться ему. Первым же изданным им постановлением был закон – не поклоняться богам и не воздерживаться ни от каких издавна в Египте почитавшихся священными животных, но убивать и употреблять в пищу всех, равно как не сближаться ни с кем из населения, кроме принесших клятву единомышленников». Еще одна аналогичная выдержка из труда Манефона, которую также приводит Иосиф Флавий: «…При этом рассказывается, что происходивший из Гелиополиса жрец Осарсиф, так названный по гелиопольскому божеству Озирису, основав новое свое государство и, дав ему законы, изменил, пристав к этим людям, свое имя на название Моисея, которым и стал с тех пор именоваться…»

А вот пересказ Иосифом Флавием книги его современника – александрийского грека Апиона: «В третьей книге своей «Истории Египта» он (то есть Апион – прим. В.Б.) пишет следующее: «Как я слышал от египетских старцев, Моисей происходил из Гелиполиса, хотя ему и следовало бы оставаться верным родным обычаям, однако он ввел молитвы под открытым небом на стольких стенах города, сколько их там было, повелев всем (людям) обращаться при этом лицом к востоку, так ведь расположен уже город бога Солнца . Вместо обелисков он воздвиг столбы, у подножия которых находилось изображение ладьи. На последнее падала от верхушки колонны тень, так что движение ее всегда совпадало с движением солнца по небу…»

Следует заметить, что Иосиф Флавий в целом рассматривал Манефона и Апиона, особенно последнего, как враждебно настроенных к иудеям авторов. Но вряд ли на этом основании их сообщениями следует полностью пренебречь. Так, Манефон, работая над «Египетской историей», использовал древнеегипетские письменные источники. К тому же позиция обоих древних историков нам интересна еще и тем, что она во многом опиралась на легендарное предание об исходе израильтян, сохранившееся у египтян к концу первого тысячелетия до нашей эры. Вполне понятно, что далеко не все факты в трудах Манефона и Апиона изложены верно, но главная мысль, по нашему мнению, в них отражена все-таки правильно: древние египтяне считали Моисея своим соотечественником. Посмотрим, насколько их мнение было обоснованным?

Логично предположить, что к уходящим из Египта евреям вместе с этим пророком должны были присоединиться и его египетские сторонники. Как полагал активно занимавшийся этой проблемой Зигмунд Фрейд, к таковым можно отнести левитов. Во-первых, среди сынов Левииных чаще упоминаются люди с египетскими именами: например: Пинехас, Гур, Гофни, Пасур и другие. Во-вторых, в отличие от двенадцати колен Израилевых, получивших по собственному наделу в Палестине, левитам, очевидно, как чужеземцам, своей земли не дали. Их расселили в 48 городах, разбросанных по всей завоеванной евреями территории. В-третьих, вместе со священниками из рода Аарона левиты были призваны служить Яхве: «И сказал Господь Моисею, говоря: приведи колено Левиино, и поставь его пред Аароном священником, чтоб они служили ему; и пусть они будут на страже за него и на страже за все общество при скинии (переносное святилище, где приносились жертвы Яхве – прим. В. Б.) собрания, чтобы отправлять службы при скинии; и пусть хранят все вещи скинии собрания, и будут на страже за сынов Израилевых, чтобы отправлять службы при скинии…» (Числа, 3 : 5-7).

С этим мнением З. Фрейда можно согласиться. Действительно, до Исхода из Египта у древних евреев не существовало обособленной касты священников. Она попросту не умещалась в патриархальном строе древнееврейских кочевников. Но в Египте будущий великий законоучитель очень близко соприкоснулся с институтом египетских жрецов и понял, до какой степени он может стать цементирующей основой существующей власти. Поэтому Моисей ввел обособленную надплеменную касту жрецов во главе с первосвященником, предоставив ей многочисленные привилегии, которые обосновывались ссылками на авторитет Бога Яхве. А чтобы лучше этих людей привязать к новой религии, основу этой касты вполне могли составить египтяне, из религиозных побуждений последовавшие за пророком в пустыню.

Но можно ли в принципе говорить о тесном родстве иудаизма с древнеегипетским «солнцепоклонничеством»? Помимо веры в единого Бога о некотором сходстве их обрядности говорит, например, такой факт. Как утверждает Геродот: «…только три народа на земле искони подвергают себя обрезанию – колхи, египтяне и эфиопы. (3) Финикияне же и сирийцы, живущие в Палестине, сами признают, что заимствовали этот обычай у египтян. А сирийцы, живущие на реках Фермодонте и Парфении, и их соседи – макроны говорят, что лишь недавно переняли обрезание у колхов». У евреев, ушедших из Египта, этот обряд строго соблюдался. Причем, поклонники бога Яхве в Синайской пустыне, где они бродили после исхода из египетского плена, сначала о нем забыли. Но затем Иисус Навин перед вступлением в землю обетованную сделал себе острые каменные ножи и обрезал сынов Израилевых на Холме обрезания.

Во многом сходны – как по своему конкретному содержанию, так и по заложенным в них главным идеям – были и некоторые молитвы поклонявшихся Солнцу египтян и евреев. Среди многочисленных документов, относящихся к царствованию фараона Аменхотепа IV, найден гимн Солнцу, который очень похож на сто третий псалом Библии. Возьмем, например, такое место из этого псалма: «Он (Бог Яхве. – прим. В.Б.) сотворил луну для указания времен; солнце знает свой запад. Ты простираешь тьму, и бывает ночь; во время ее бродят все лесные звери; львы рыкают о добыче и просят у Бога пищу себе» (Псалтирь 103: 19-21). В молитвенном гимне у фараона Аменхотепа выражены те же мысли. Правда, еще ярче и поэтичнее: «Заходишь ты за западный горизонт, и земля лежит во тьме. Люди как мертвые покоятся в их жилищах. Укрыты головы, один глаз не видит другого. Пусть хоть украдут имущество, под головой лежащее, человек этого не заметит. Львы выходят из своих пещер, всякая змея жалит. Земля пребывает в молчании, ее творец покоится в своем горизонте». В двух гимнах Атону, которые сохранились на могильных плитах и были, по-видимому, сочинены самим Эхнатоном, фараон-реформатор восхваляет солнце как создателя и хранителя всего живого в Египте и за его пределами.

Еще одно довольно интересное, хотя и чисто внешнее сходство в религиозной обрядности: израильтяне позаимствовали у египтян обычай использовать ковчег в качестве постоянной обители для Бога. Крышка ковчега у сынов Израилевых была сделана из золота, а по края напротив друг друга стояли коленопреклоненные херувимы, Ковчег почитался за трон Яхве. А вот какой ковчег – согласно рассказу в геродотовской «Истории» – был у египетских жрецов: «…Статую же бога в деревянном позолоченном ковчеге в виде храма переносят ночью в канун праздника в новый священный покой. Несколько жрецов, оставшихся у статуи бога, влечет на четырехколесной повозке ковчег со статуей бога…»

Египетское влияние сильно сказывается и в описанной в Библии литургической одежде, которая является почти точной копией одежды жрецов в Гелиополисе. Различие заключалось лишь в том, что израильские жрецы носили бороду, в то время как египетские брили голову и лицо.

Как пишет Геродот: «Египтяне первыми ввели обычай не общаться с женщинами в храмах и не вступать в святилища, не совершив омовения после сношения с женщиной. Ведь, кроме египтян и эллинов, все другие народы общаются с женщинами в храме и после сношения неомытыми вступают в святилище, так как полагают, что люди – не что иное, как животные. Они видят ведь, что другие животные и птицы спариваются в храмах и священных рощах богов. Если бы богам это было не угодно, то даже животные, конечно, не делали бы этого. На этом основании эти люди так и поступают. Однако мне этот довод не нравится». В иудейской религии также существовало строгое разделение верующих по половому признаку: В Иерусалимском храме двор для израильтян был поделен на две части – во внешней молились женщины, а во внутренней – мужчины. А перед явлением Господа на горе Синайской, Моисей сказал народу: «…будьте готовы к третьему дню; не прикасайтесь к женам». (Исход 19:15)

И все-таки сходство между двумя религиями следует считать относительным. Создается впечатление, что Моисей не сумел довести свою религиозную реформу до конца. Он, скорее всего, осознавал, что концепция единого Бога слишком умозрительна и трудна для понимания. Поэтому простые люди вряд ли ее поймут. Отсюда понятны и те религиозные компромиссы, на которые вынужден был идти Моисей, лишь бы привить израильтянам хотя бы первые ростки монотеизма.

Уже после смерти пророка колена Израилевы, уже находясь в Палестине, начали поклоняться божкам живших там оседлых семитических племен. Это объясняется тем, что евреи, переходившие от скотоводства к земледелию, нуждались в соответствующих религиозных культах. Окончательный переход к монотеизму произошел в Иудее лишь в последней четверти VII века до нашей эры.

Вот как об этом вероотступничестве сказано в Священном Писании: «Когда Иисус (Навин, под руководством которого шло завоевание Палестины – прим. В. Б.) распустил народ, и пошли сыны Израилевы, каждый в свой дом и каждый в свой удел, чтобы получить в наследие землю, тогда народ служил Господу во все дни Иисуса и во все дни старейшин, которых жизнь продлилась после Иисуса и которые видели все великие дела Господни, какие Он сделал Израилю. Но когда умер Иисус, сын Навин, раб Господень, будучи ста десяти лет, и похоронили его в пределе удела его в Фам-наф-Сараи, на горе Ефремовой, на север от горы Гааша; и когда весь народ оный отошел к отцам своим, и восстал после них другой род, который не знал Господа и дел Его, какие Он делал Израилю, – И тогда сыны Израилевы стали делать злое пред очами Господа и стали служить Ваалам; оставили Господа Бога отцов своих, Который вывел их из земли Египетской, и обратились к другим богам, богам народов, окружавших их, и стали поклоняться им, и раздражили Господа; оставили Господа и стали служить Ваалу и Астартам.

…И жили сыны Израилевы среди Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, Евеев, Гергесеев и Иевусеев, и брали дочерей их себе в жены, и своих дочерей отдавали за сыновей их, и служили богам их…» (Судей, 2: 6-13; 3: 5-6)

Если посмотреть, насколько последовательным был в своих действиях первый израильский законодатель, то и тогда возникает еще больше остающихся без ответа вопросов. При этом создается впечатление, что на библейских страницах изображены как бы два абсолютно различных пророка, которых авторы Писания называли одним и тем же именем… Моисей.

И действительно, сначала Библия пишет о законоучителе: «Моисей же был человек, кротчайший из всех людей на свете» (Числа 12:3). Назовем этого кротчайшего человека «ранним Моисеем». Этот пророк по-своему последователен. Он весьма радушно встречает приехавшего к нему в гости тестя араба Иофора, священника Мадиамского: «…и пришел Аарон и все старейшины Израилевы есть хлеб с тестем Моисеевым пред Богом» (Исход 18:12). Ранний Моисей охотно принимает совет мадиамского священника судить не самому, а назначить для народа судей. Расположение и доверие еврейского законоучителя к своим родственникам с арабской стороны дошла до того, что он сделал мадианитянину Ховаву такое предложение: «И сказал Моисей Ховаву, сыну Рагуилову, Мадианитянину, родственнику Моисееву: мы отправляемся в то место, о котором Господь сказал: вам отдам его; иди с нами, мы сделаем тебе добро, ибо Господь доброе изрек об Израиле. Но он сказал ему: не пойду; я пойду в свою землю и на свою родину. Моисей же сказал: не оставляй нас, потому что ты знаешь, как располагаемся мы станом в пустыне, и будешь для нас глазом; если пойдешь с нами, то добро, которое Господь сделает нам, мы сделаем тебе» (Числа 10: 29-31). Потом все тот же ранний Моисей женится на эфиопке, несмотря на ропот своего ближайшего окружения, нетерпимого к иноземцам.

А через некоторое время с этим пророком что-то происходит. Еще совсем недавно кроткого законоучителя словно подменили. Назовем этого изменившегося человека «поздним Моисеем». Вот как в Ветхом Завете описано братоубийственное «ситтимовское побоище», инициатором которого стал разгневанный пророк: «И жил Израиль в Ситтиме, и начал народ блудодействовать с дочерями Моава, и приглашали они народ к жертвам богов своих, и ел народ [жертвы их] и кланялся богам их. И прилепился Израиль к Ваал-Фегору. И воспламенился гнев Господень на Израиля. И сказал Господь Моисею: возьми всех начальников народа и повесь их Господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева Господня. И сказал Моисеи судьям Израилевым: убейте каждый людей своих, прилепившихся к Ваал-Фегору.

И вот, некто из сынов Израилевых пришел и привел к братьям своим Мадианитянку (то есть арабку – прим. В.Б.), в глазах Моисея и в глазах всего общества сынов Израилевых, когда они плакали у входа скинии собрания. Финеес, сыи Елеазара, сына Аарона священника, увидев это, встал из среды общества и взял в руку свою копье, и вошел вслед за Израильтянином в спальню и пронзил обоих их, Израильтянина и женщину в чрево ее: и прекратилось поражение сынов Израилевых. Умерших же от поражения было двадцать четыре тысячи». (Числа, 256 1-9).

Как известно, ранний Моисей фактически породнился через свою первую жену и двух сыновей с мадианитянами, в свое время приютившими у себя пророка. А поздний Моисей, напротив, относится к этому народу непримиримо враждебно. При этом он не только направляет израильтян в поход на мадианитян, но и гневается на своих военачальников, проявивших излишнее милосердие к захваченным пленным: «И сказал Господь Моисею, говоря: Отмсти Мадианитянам за сынов Израилевых, и после отойдешь к народу твоему. …И пошли войною на Мадиама, как повелел Господь Моисею, и убили всех мужеского пола… а жен Мадиамских и детей их сыны Израилевы взяли в плен … И прогневался Моисей на военачальников… и сказал им Моисей: [для чего} вы оставили в живых всех женщин? вот они, по совету Валаамову, были для сынов Израилевых поводом к отступлению от Господа в угождение Фегору, за что и поражение было в обществе Господнем; итак убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте… а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя…» (Числа 31: 1, 2, 7, 8, 9, 14-19)

Несомненно, столь жестокие нравы в те времена были свойственны не только для израильтян, но и для всех древних народов. Но все-таки абсолютно неожиданная перемена настроений налицо. Создается впечатление, что к тому времени во главе еврейских племен становится совсем другой человек. Более того, перемена произошла не только в характере израильского вождя, но и в его мировоззрении. Так, устами раннего Моисея Господь говорит: « Не делайте себе кумиров и изваяний, и столбов не ставьте у себя, и камней с изображениями не кладите в земле вашей…» (Левит 26: 1). А поздний Моисей, напротив, сделал для своего народа медного змея. Это случилось после того, когда израильтяне возроптали, что Бог наслал на них ядовитых змей, от которых много людей умерло. Ужаленному змеей достаточно было взглянуть на медного змея, дабы остаться в живых.

В связи со столь разительными изменениями в характере израильского законодателя возникает вопрос: когда и каким образом мог измениться Моисей? Быть может, он заболел какой-то психической болезнью, сделавшей его столь непримиримым и раздражительным? Или же пророка каким-то образом устранили, но это прискорбное событие по каким-то причинам не попало на библейские страницы.

Долго размышлявший на эту тему исследователь Библии Эрнст Селлин в 1922 году сделал сенсационное открытие: анализируя текст книги пророка Осии (VIII век до нашей эры), он обнаружил безошибочные следы давнего предания, которое свидетельствовало о том, что основатель еврейской религии был… убит. Убит своим собственным «жестоковыйным» народом?!

Действительно, у пророка Осии, когда он рассказывает об истории еврейского Исхода из Египта, можно найти некое глухое упоминание об инциденте такого рода: «Когда Я врачевал Израиля, открылась неправда Ефрема и злодейство Самарии…Не помышляют они в сердце своем, что Я помню все злодеяния их… Но никто не спорь, никто не обличай другого; и твой народ как спорящие со священником. И ты падешь днем, и пророк падет с тобой ночью, и истреблю матерь твою…» (Книга пророка Осии, 4: 1, 2, 5)

По мнению Селлина, убийство первоучителя могло произойти в Ситтиме, к востоку от реки Иордан. Но наш взгляд, ключ к месту этого трагического события в зашифрованном иносказании пророка Осии следует искать в первой части этой фразы: «Но никто не спорь, никто не обличай другого; и твой народ как спорящие со священником…». Поэтому бунт израильтян в Кадесе, в пустыне Фаран, начавшийся с нападок на пророка и первосвященника Аарона, в гораздо большей степени отвечает сути этой фразы. Именно тогда, несмотря на окружавший Моисея ореол святости, народ, дошедший до крайности, хотел убить своих вождей. А потом выбрать себе новых начальников, которые повели бы его обратно в Египет. В этой пустыне сыны Израилевы чуть не побили камня Моисея и его старшего брата, что у евреев было равносильно смертной казне.

Началось все с того, что Моисей послал в Ханаан двенадцать соглядатаев. Обратно они вернулись с вестью, что в этой земле «подлинно течет молоко и мед». Для доказательства своих слов лазутчики показали плоды, а также виноградную гроздь, которую несли вдвоем на шесте. Но эти же разведчики доложили, что живущий там народ весьма силен, и укрепленные города большие. Более того, в этой земле даже живут исполины. Услышав это, евреи испугались и начали роптать на Моисея: и Аарона: «И подняло все общество вопль, и плакал народ во [всю] ту ночь; и роптали на Моисея и Аарона все сыны Израилевы, и все общество сказало им: о, если бы мы умерли в земле Египетской, или умерли бы в пустыне сей! и для чего Господь ведет нас в землю сию, чтобы мы пали от меча? жены наши и дети наши достанутся в добычу врагам; не лучше ли нам возвратиться в Египет? И сказали друг другу: поставим себе начальника и возвратимся в Египет. И пали Моисей и Аарон на лица свои пред всем собранием общества сынов Израилевых. И Иисус, сын Навин, и Халев, сын Иефонниин, из осматривавших землю, разодрали одежды свои и сказали всему обществу сынов Израилевых: земля, которую мы проходили для осмотра, очень, очень хороша; если Господь милостив к нам, то введет нас в землю сию и даст нам ее – эту землю, в которой течет молоко и мед; только против Господа не восставайте и не бойтесь народа земли сей; ибо он достанется нам на съедение: защиты у них не стало, а с нами Господь; не бойтесь их. И сказало все общество: побить их камнями!» (Числа 14: 1-10)

Согласно Ветхому Завету, от побития камнями Моисея и Аарона спасло лишь заступничество Всевышнего. А далее последовала расправа с теми из разведчиков, кто проявил малодушие: «И те, которых посылал Моисей для осмотрения земли, и которые, возвратившись, возмутили против него все сие общество, распуская худую молву о земле, сии, распустившие худую молву о земле, умерли, быв поражены пред Господом; только Иисус, сын Навин, и Халев, сын Иефонниин, остались живы из тех мужей, которые ходили осматривать землю» (Числа 14: 36-38)

Израильтяне были наказаны за свое неверие: в землю обетованную смогли отправиться лишь родственники Халева и Иисуса, а также те, кто не достиг двенадцатилетнего возраста, остальным же предстояло сорок лет скитаться по пустыне и там погибнуть. Несмотря на ясно выраженную волю Бога, израильский народ попытался достичь Ханаана, но потерпел поражение от амаликитян и вынужден был вновь вернуться в пустыню.

Если вдуматься в слова Осии: «И ты падешь днем, и пророк падет с тобой ночью…», – то, скорее всего, их следует понимать следующим образом. После убийства израильтян, ставших зачинщиками смуты в пустыне Фаран, пророк Моисей, санкционировавший эту акцию, был ночью предательски убит…

Вокруг обстоятельств смерти Моисея возник как бы заговор молчания. Это, пожалуй, один из немногих случаев, когда смерть национального героя описывается так лаконично. Создается впечатление, будто первоначальное, подробное описание его гибели было попросту устранено из текста. Вполне вероятно, что редакторы Библии решили скрыть подробности, которые шли вразрез с созданным образом Моисея.

В глазах многих своих современников Моисей был деспотичным человеком, но следующие поколения все яснее понимали его заслуги перед еврейским народом. Лишь постепенно, на протяжении многих веков вокруг этого вождя еврейского народа стал складываться образ великого и мудрого пророка. Трудно было согласовать с этим образом насильственную смерть Моисея: вина и неблагодарность его народа были бы тогда слишком велики, слишком тягостны для потомства. Поэтому и родилась версия, будто Моисей умер естественной смертью, будто таким путем Яхве захотел наказать его за какие-то тайные грехи. Иначе говоря, израильский народ не несет ответственности за его кончину: просто Бог сделал так, что Моисей должен был умереть у самого порога обетованной земли.

Впрочем, имя Моисея и после этого бунта в Кадесе, где могло быть совершено его гипотетическое убийство, продолжает упоминаться Библией до его официальной кончины на горе Нево в Моаве. И лишь оттуда он – по легенде – сумел обозреть землю обетованную, куда ему вход был запрещен Богом. Ибо и он вместе со своим народом оказался грешен, не поверив обещанию Яхве привести их Ханаанейскую землю.

Так был ли убит Моисей своим «жестоковыйным» народом, либо все-таки умер своей смертью в возрасте 120 лет? Об этом, наверное, мы никогда доподлинно не узнаем. А потому загадочный лик первого еврейского законоучителя и пророка по-прежнему будет привлекать к себе внимание многочисленных исследователей.


***



Глава 10. Нил в крови, или казни египетские


Возле одного из древнеегипетских храмов археологи нашли тяжелый бич с двумя широкими ременными хвостами. Его кнутовище оказалось почерневшим и изрядно отрепанным от частого употребления. Именно такими бичами подгоняли надсмотрщики евреев, занятых на подневольных работах.

Впрочем, на первых порах после изгнания гиксосов, когда столица находилась далеко на юге Египта, жизнь у сынов Израилевых была более или менее сносной. Трудные времена для евреев настали после того как фараоны девятнадцатой династии решили перенести столицу из Фив на север страны. Именно поэтому в дельте Нила, недалеко от земли Гесем, во время царствования Рамзеса II развернулось обширное строительство.

«И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа, и сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас; перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас, и выйдет из земли нашей. И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил фараону Пифом и Раамсес, города для запасов» (См. Исход, глава 1)

Оба города действительно были построены в XIII веке до нашей эры во время правления фараона Рамзеса II. В лейденском папирусе №348, относящемся к периоду правления этого фараона, говорится: «Раздайте хлеб воинам и тем хабиру, которые доставляют камни для великого столпа в Рамсесе».

Но чем более изнурял фараон евреев тяжелой работой, тем более умножался этот народ. Наконец, тяготы стали настолько обременительными, что сыны Израилевы начали роптать. «И вопль их от работы восшел к Богу. И увидел Бог сынов Израилевых, и призрел их Бог» (см. Исход, глава 2)

В исходе израильских племен из Египта, как известно, главную роль сыграл Моисей. Когда воспитанный фараоновой дочерью Моисей вырос, он увидел, как его народ страдает под гнетом египтян. Убив одного из египтян-надсмотрщиков, Моисей вынужден был бежать из Египта. Он отправился на Синайский полуостров, в землю Мадиамскую, где поступил на службу к местному священнику Иофору, одну из дочерей которого – Сепфору – взял в жены.

Однажды Моисей пас стада своего тестя Иофора у горы Хориву. Там будущий пророк еврейского народа увидел чудесное знамение: «И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает» См. Исход, глава 3).

Этому отрывку из Библии скептики долгое время не верили, считая его, в лучшем случае, литературной метафорой. Известный голландский ученый Марсел Миннарт полагал, что это свечение связано с так называемой теорией последовательных образов: «Если смотреть на сверкающий в лучах Солнца снег или читать залитую солнечным светом книгу, то все яркие близкие предметы кажутся пурпурными, а потом в тени все темные предметы приобретают красивый зеленый оттенок. Здесь также видимый на темном фоне последовательный образ на светлом фоне окрашивается в дополнительный цвет. Некоторые наблюдатели вместо пурпурного говорят о «кроваво-красном» цвете.

Когда мы идем в направлении заходящего Солнца, все темные места пейзажа кажутся залитыми красноватым сиянием, свет Солнца попадает в глаз не только через зрачок, частично свет проникает также сквозь веки и роговицу, становясь, таким образом, кроваво-красным. Наше поле зрения целиком заполнено этим общим красным освещением, и мы ясно различаем его всякий раз, когда окружающие предметы темны; черные буквы выглядят, например, красными. Рассказывают, что людям, смотревшим в продолжение получаса на оранжево-желтое пламя очага, поднимающаяся Луна казалась синей».

Следовательно, если исходить из теории последовательных образов, то можно прийти к выводу, что пасший стадо Моисей сначала очень долго смотрел на солнце, а потом глянул на терновый куст, который показался ему горящим, хотя на самом деле тот не горел. Иными словами, красочно описанное в Ветхом Завете свечение могло оказаться лишь своего рода зрительной иллюзией в глазах пророка.

Действительно, при определенных условиях такие явления довольно часто случаются. Так, Гете в своей «Теории цветов» пишет: «К вечеру я зашел в кузницу, в тот момент, когда под молот положили раскаленный брусок железа. Некоторое время я пристально смотрел на него, а затем повернулся и случайно заглянул в открытый угольный сарай. Перед глазами у меня поплыло огромное пурпурное изображение, а когда я снова посмотрел на светлые бревна постройки, цвет стал наполовину зеленым, наполовину пурпурным, в зависимости от того, какой был фон, светлый или темный».

В прошлом и позапрошлом веках выдвигались и другие точки зрения по поводу увиденного Моисеем свечения. Например, Елизавета Линней, дочь знаменитого ботаника, заметила однажды вечером какой-то свет, который излучали оранжевые цветы настурции. При этом она предположила, что это электрическое явление. Свечение наблюдалось и Дарвином на цветах одного из видов южно-африканской лилии, а также Хаггреном, Дауденом и более ранними исследователями. Кенон Рассел повторил этот опыт с ноготками и с неопалимой купиной, отметив одновременно, что некоторые люди видят этот свет лучше других.

Но сейчас специалистами уже доказано, что в Синайской пустыне действительно среди песков растет кустарник диптам, который здесь еще называют «кустом Моисея». Эффектом «неопалимой купины» в свое время специально занимались польские ученые. С этой целью «куст Моисея» привезли в Польшу и посадили в горно-степном заповеднике в Скоротицах. В 1960 году газеты сообщили, что, к удивлению местных жителей, «куст Моисея» в жаркий летний день действительно загорелся голубовато-красным огнем. Исследования показали, что «куст Моисея» выделяет летучие эфирные масла. В тихую безветренную погоду концентрация этих легких летучих масел в воздухе вокруг куста резко увеличивается. Под действием прямого солнечного света эфирные масла загораются и быстро сгорают с выделением энергии в основном в форме света. А само библейское растение остается целым и невредимым.

По повелению Ангела Господня Моисей покинул пустыню и направился в Египет, дабы освободить свой народ от рабства. Его старший брат Аарон, которого Бог назначил помощником Моисея, вышел ему навстречу, и они вместе пришли в Египет. Братья собрали народ и передали желание Яхве освободить сынов Израиля из-под ига. Народ поверил словам братьев и возрадовался тому, что Бог решил прекратить их страдания.

Но напрасно Моисей и Аарон просили фараона отпустить еврейский народ. Не помогло и продемонстрированное братом Моисея: чудо: «И бросил Аарон жезл свой пред фараоном и пред рабами его, и он сделался змеем. И призвал фараон мудрецов Египетских и чародеев; и эти волхвы Египетские сделали то же своими чарами: каждый из них бросил свой жезл, и они сделались змеями, но жезл Ааронов поглотил их жезлы. Сердце фараоново ожесточилось, и он не послушал их, как и говорил им Господь» (См. Исход, глава 7).

Получить «фараоновых змей» можно с помощью целой серии очень эффектных опытов. Об этом знают многие современные химики. Тиоцианат ртути при поджигании дает желто-серый объемистый продукт горения, который принимает порой самую причудливую форму, подобную змее. Тиоцианат ртути разлагается на сульфид ртути, нитрид углерода и дисульфид углерода. В свою очередь, дисульфид углерода сгорает, образуя диоксид серы и диоксид углерода

Подобный эффект также можно получить, и не используя ядовитых солей ртути. Для этого надо смешать и растереть в ступке дихромат калия нитрат натрия и сахар. Затем смесь следует увлажнить и смешать с коллодием. Если теперь поджечь смесь с одной стороны, то вспыхивает едва заметный огонек и начинает «выползать» сначала черная, а после остывания – зеленая «змея»:

Если поджечь смесь дихромата аммония и нитрата аммония, то из нее начинает «выползать змея» зеленого цвета. При увеличении доли нитрата аммония «змея» растет медленнее. При нагревании дихромат аммония и нитрат аммония разлагаются, но сначала влажный нитрат аммония плавится, скрепляет частицы зеленого оксида хрома, а затем уже начинает разлагаться с выделением газа – оксида диазота.

Впрочем, Аарон и египетские волхвы, скорее всего, при демонстрации своих знамений обошлись без химии. Судя по всему, перед фараоном они продемонстрировали искусство иллюзиониста, которым хорошо владели. В Древнем Египте издревле было много зарабатывающих на жизнь фокусников. Труд наиболее выдающихся из них ценился очень высоко. Первый известный нам документ, в котором упоминается об иллюзионном искусстве,– древнеегипетский папирус Весткар. В конце XVII века до нашей эры на этом папирусе были записаны народные предания и поучения. В одном из преданий говорится о странствующих иллюзионистах Древнего Египта. В частности, упоминается о выступлении фокусника и дрессировщика по имени Джеди перед фараоном Хуфу. Джеди умеет «приставить на место и прирастить отрезанную голову, он может заставить льва следовать за собой без пут: повод его будет волочиться по земле» Вот как описано выступление Джеди:-

«Принесли гуся и отрезали ему голову. Положили гуся у западной стены зала приемов, а его голову – у восточной стены. Джеди проговорил заклинание, и поднялся гусь, и пошел, переваливаясь, и голова его тоже поднялась ему навстречу. И вот голова гуся вновь приросла к его шее. Встрепенулся гусь и загоготал…» То же сделали с уткой, а затем с быком. Фараон был изумлен. «И сказал фараон: «Пусть отведут Джеди в дом сына моего… Пусть живет он там, и будет назначена ему пища…». Видимо, из потомков Джеди и состоял штат кудесников у фараона. А вот как известные популяризаторы этого искусства А. Вадимов и М. Травиас рассказывают о фокусе со змеями: «В 1930 году в Средней Азии нам довелось видеть выступление иллюзиониста-афганца. Без всякого вреда для себя он выдерживал укусы змей, принесенных услужливыми зрителями. Затем брал змею, проводил по ней рукой, нажимал на какую-то точку возле головы и сильно встряхивал. Змея вытягивалась и впадала в каталептическое состояние. Иллюзионист держал ее, как палку, на указательных пальцах вытянутых вперед рук. Еще одно движение – и змея, брошенная на землю, снова «оживала»».

Несмотря на продемонстрированное Аароном чудо со змеями, фараон не отпустил израильтян из Египта, а наоборот, усилил гнет, ибо «сердце фараоново ожесточилось». Народ обвинил в этом Моисея: «Да видит и судит ваш Яхве за то, что вы сделали нас ненавистными в глазах фараона и рабов его и дали им меч в руки, чтобы убить нас» (Исход 5:21).

И тогда всемогущий Яхве наслал на подданных фараона десять казней. В научной литературе существует множество версий по поводу того, какие естественные явления следует понимать под этими бедствиями. Одна из наиболее распространенных точек зрений: то, что в Ветхом Завете называется казнями, на самом деле является довольно обычным явлением в Египет. В период половодья в результате наносов из эфиопских озер Hил часто окрашивается в коричнево-красный цвет. Впрочем, некоторые специалисты в этом феномене видят гораздо более опасное, хотя и реже случавшееся явление: появление в реке особо ядовитых простейших одноклеточных организмов динофлагеллятов, представляющих один из видов морского и речного планктона, обладающего красным цветом. Динофлагелляты содержат сильнейший природный яд – сакситоксин. Его действие на центральную нервную систему человека в 160 тыс. раз сильнее действия кокаина. Когда концентрация динофлагеллятов достигает 70 млн. на 1 литр воды, последняя становится красной. Так появляются красные реки и красные морские приливы, представляющие большую опасность.

Морские и речные обитатели (рыбы, крабы, моллюски), питаясь этим планктоном, становятся опасными для человека. Они не только накапливают в своем организме яд, но и долго хранят его. Если такую «цветущую» воду пьют животные, то через сутки они погибают. Ученые выяснили, что массовое размножение динофлагеллятов вызвано обилием органических веществ, попадающих в водоемы с сельскохозяйственных угодий и промышленных предприятий.

Другие казни египетские также происходят в долине Нила с определенной периодичностью. Раз в несколько лет во время разливов главной реки Египта комары и другие вредные насекомые размножались до такой степени, что египетские крестьяне рассматривали их как истинное бедствие. Вот как, по словам Геродот, жители древнего Египта боролись с этими назойливыми насекомыми: «Против несметных комаров египтяне придумали вот какие предохранительные средства. Жители [возвышенной части страны], что над болотами, строят себе особые спальные помещения в виде башен, куда и забираются спать. Ведь комары от ветра не могут летать высоко. Жители же болотистой области вместо башен применяют другое устройство. У каждого там есть рыбачья сеть, которой днем ловят рыбу, а ночью пользуются вот как. Сеть эту натягивают [в виде полога] вокруг спального ложа. Потом подлезают под полог и там спят. Если спать покрытым плащом или под [кисейной] простыней, то комары могут прокусить эти [покрывала], тогда как сквозь [сеть] они даже не пробуют кусать».

Что касается града, то, по правде говоря, над долиной Hила он выпадал чрезвычайно редко, но тем не менее иногда выпадал, и тогда убытки, причиненные им, бывали весьма ощутимы. Зато гораздо чаще в Египте случалась другая беда – нашествие саранчи. А виновником «тьмы египетской» был регулярно налетавший из пустыни сильный ветер сирокко; который нес тучи песка на Египет, заслоняя солнце такой плотной завесой, что наступал полный мрак.

В современном Египте и соседних африканских странах также довольно часто бывают песчаные бури. Так, весной 1901 года в Сахаре – великой африканской пустыне – разразилась сильнейшая песчаная буря. Спустя сутки в Тунисе в течение несколько часов из воздуха выпадала такая густая пыль, что в домах зажигали огни.

В ноябре 1962 года ветер поднял в Аравийской пустыне столько пыли, что в Каире на несколько суток был закрыт аэропорт, а на Суэцком канале прекратилось судоходство. По свидетельству очевидцев, в городе была «кромешная тьма» – люди не видели пальцев на вытянутой руке.

Тем не менее у всех версий, утверждающих, что в казнях египетских Библия рассказывает о бедствиях, обычных для этой страны, есть один серьезный недостаток: все эти природные явления вряд ли могли случиться в одно время. А между тем в Писании однозначно утверждается, что казни египетские произошли в относительно короткий промежуток времени. К тому же далеко не все казни, особенно десятая, можно включить в разряд привычных для египтян бедствий.

В этом смысле более близкой к истине следует признать гипотезу знаменитого ученого и подводного археолога Жак Ив Кусто, увязывающего казни египетские с извержением вулкана Санторин, ставшего своего рода спусковым механизмом для последовавших затем бедствий. В результате этой катастрофы на дно Средиземного моря ушел целый остров – Стронгили, расположенный за несколько сотен километров от Египта.

Взрывом, сопровождавшим это извержение, была снесена центральная часть острова, возник гигантский кратер, сразу же залитый морем. Ученые считают, что взрыв Санторина был наиболее грандиозной вулканической катастрофой из всех имевших место в историческое время. По своей силе это извержение было в тысячи раз мощнее взрыва ядерной бомбы. Такое стихийное бедствие планетарного масштаба не могло ни запомниться людям на долгие века и не выразиться в литературной форме. Из жерла вулкана изверглось огромное количество пепла, покрывшего разрушенный остров слоем толщиной более 30 метров.

Воздушные волны, землетрясения и цунами, связанные с извержением, разрушили города и поселения минойцев на острове Крит и на других близлежащих островах Средиземного моря. Облако вулканических газов, смешанных с пеплом, окутало Греческий архипелаг, погубило значительную часть населения, сожгло, растительность и уничтожило урожай. А выброшенный высоко в атмосферу пепел был разнесен ветром на гигантской территории радиусом до 700 километров.

За считанные часы вулканический пепел достиг Египта, окрасив в кровавый цвет воду в Ниле и во многих других водоемах. Красный оттенок пепла объясняется наличием в его составе соединения железа. Высокая токсичность санторинского пепла привела к отравлению воды, ставшей непригодной для питья. Вот так , по мнению Кусто, случилась первая казнь египетская – вода в Ниле превратилась в кровь. Поскольку отравленную пеплом воду нельзя было пить, египтяне стали искать грунтовые воды. Эта сообщенная Библией подробность позволяет сделать вывод, что рассказ об этом бедствии основан на реальных фактах. Вдобавок к этому несчастью в водоемах погибли все обитающие в ней организмы.

«И поднял Аарон жезл свой и ударил по воде речной пред глазами фараона и пред глазами рабов его, и вся вода в реке превратилась в кровь, и рыба в реке вымерла, и река воссмердела, и Египтяне не могли пить воды из реки; и была кровь по всей земле Египетской… И оборотился фараон, и пошел в дом свой; и сердце его не тронулось и сим. И стали копать все Египтяне около реки чтобы найти воду для питья, потому что не могли пить воды из реки» (См. Исход, глава 7).

Вполне естественно, что из ставшей ядовитой воды вышли жабы, заполнившие все окрестности. На суше, вдали от водоемов, эти земноводные довольно быстро погибли. Так первая казнь египетская стала причиной казни второй.

Казнь вторая – на дома египтян напали жабы: «И сказал Господь Моисею: скажи Аарону, брату твоему: простри руку твою с жезлом твоим на реки, на потоки и на озера и выведи жаб на землю Египетскую. Аарон простер руку свою на воды Египетские и вывел жаб; и вышли жабы и покрыли землю Египетскую…. И призвал фараон Моисея и Аарона и сказал: помолитесь обо мне Господу, чтоб Он удалил жаб от меня и от народа моего, и я отпущу народ Израильский принести жертву Господу. Моисей и Аарон вышли от фараона, и Моисей воззвал к Господу о жабах, которых Он навел на фараона. И сделал Господь по слову Моисея: жабы вымерли в домах, на дворах и на полях; и собрали их в груды, и воссмердела земля. И увидел фараон, что сделалось облегчение, и ожесточил сердце свое, и не послушал их, как и говорил Господь». (См. Исход, глава 8)

Как и следовало ожидать, груды гниющих жаб создали благоприятную среду для появления вредных насекомых, в результате чего на Египет обрушились еще две казни – донельзя размножившиеся мошки и песьи мухи. Казнь третья – мошки заполнили всю египетскую землю. «Аарон простер руку свою с жезлом своим и ударил в персть земную, и явились мошки на людях и на скоте. Вся персть земная сделалась мошками по всей земле Египетской». (См. Исход, глава 8)

Мошки или, как их еще называют мошкара, своими укусами причиняют неприятный зуд и жжение. Боль от укуса объясняется раздражающим действием слюны. В месте укуса через некоторое время появляется припухлость. При массовом нападении мошек у людей иногда наблюдается повышение температуры, головокружение и другие признаки легкого отравления. Но самое страшное то, что мошкара является потенциальным переносчиком возбудителей проказы, сибирской язвы и чумы.

Казнь четвертая – нашествие песьих мухи «Так и сделал Господь: налетело множество песьих мух в дом фараонов, и в домы рабов его, и на всю землю Египетскую: погибала земля от песьих мух». (См. Исход, глава 8).

Под «песьими мухами», по мнению ряда исследователей, библейские авторы имели в виду слепней. Самки у этих насекомых являются кровососущими. Они нападают преимущественно на лошадей, коров и прочих крупных копытных животных, а также на человека. Слепни переносят возбудителей таких опасных болезней как сибирская язва и туляремия посредством своего колющего аппарата.

Многие специалисты считают, что казни пятая и шестая свидетельствуют об имевшей место в Египте эпидемии сибирской язвы. Поскольку земля Гесем, где жили израильтяне, была несколько обособленна от остального Египта, то нет ничего удивительного в том, что эти бедствие евреев не затронуло.

Во втором тысячелетии до нашей эры люди эту болезнь уже хорошо знали. Легендарный поэт Древней Греции Гомер в первой песне «Илиады» повествует о моровой язве, насланной на греков богом Аполлоном. Эта болезнь поражала людей и животных и, судя по описанным симптомам, могла быть сибирской язвой.

О сибирской язве есть упоминание у греческого историка Геродота. О широком распространении этой болезни в странах Средиземноморья говорится и в произведениях многих античных авторов – Тита Ливия, Галена, Сенеки, Плиния Старшего, Цельса и других.

История сохранила свидетельства об исключительно жестоких эпизоотиях сибирской язвы, совпадающих обычно с войнами. Когда в пятом столетии нашей эры гунны шли на Константинополь, то во время этого похода у них пало 40 тысяч лошадей, чуть ли не 100 тысяч голов крупного рогатого скота и погибло 30 тысяч людей. Русские летописи также часто писали об этой болезни. Так, в 1309 году летописцы с горестью отметили «Был мор на люди и кони и на всякий скот», в 1375 году – «На люди и на скот был мор в Твери», а в 1433 и 1448 годах снова появились тревожные записи: «Мор на конех и люди мерли».

Возбудитель этой болезни – сибиреязвенная бацилла – вызывают массовую гибель скота. Сибирская язва – острая инфекционная болезнь, протекающая преимущественно в виде кожной формы, значительно реже – в легочной и кишечной формах. Название происходит от характерных изъязвлений, возникающих на коже заболевших.

При быстром течении болезни животное может погибнуть буквально за несколько часов. У него наблюдаются судороги, одышка, из носа и рта выделяется кровянистая пена, а из прямой кишки – кровь темного цвета. Судя по всему, казнь пятая, когда скот у египтян поразила моровая язва, описывает скоротечные формы протекания сибирской язвы: «И сделал это Господь на другой день, и вымер весь скот Египетский; из скота же сынов Израилевых не умерло ничего. Фараон послал узнать, и вот, из всего скота сынов Израилевых не умерло ничего. Но сердце фараоново ожесточилось, и он не отпустил народа». (См. Исход, глава 9)

Поскольку переносчиками этой болезни в данном случае являлись, главным образом, кровососущие насекомые, то можно говорить о том, что заболевание сибирской язвой чаще протекало в виде кожной, карбункулезной формы. На месте укуса, сделанного насекомым-переносчиком, у животного появляется болезненные, горячие на ощупь, плотные отеки. В дальнейшем на месте отеков образуются язвы (карбункулы) с неровными краями.

У человека сибирская язва начинается с зуда, уплотнения кожи и появления пузырька в месте внедрения возбудителя. При расчесывании пузырька на его месте образуется язвочка (карбункула) с темным дном. По мере развития язвочки состояние больного ухудшается, повышается температура, возникает головная боль, появляется слабость и недомогание. К концу второй недели на месте язвочки образуется темный струп.

Для карбункулезной формы сибирской язвы характерно гораздо более медленное ее протекание. При этом шанс на выздоровление, особенно у человека, резко повышается. Но заболевшие люди и животные покрываются нарывами, о чем и свидетельствует казнь шестая: «И сказал Господь Моисею и Аарону: возьмите по полной горсти пепла из печи, и пусть бросит его Моисей к небу в глазах фараона и рабов его; и поднимется пыль по всей земле Египетской, и будет на людях и на скоте воспаление с нарывами, во всей земле Египетской… Моисей бросил его к небу, и сделалось воспаление с нарывами на людях и на скоте». (См. Исход, глава 9)

Казнь седьмая – крупный град побил посевы, скот, людей. «И простер Моисей жезл свой к небу, и Господь произвел гром и град, и огонь разливался по земле; и послал Господь град на всю землю Египетскую; и был град и огонь между градом, град весьма сильный, какого не было во всей земле Египетской со времени населения ее. И побил град по всей земле Египетской все, что было в поле, от человека до скота, и всю траву полевую побил град, и все деревья в поле поломал град; только в земле Гесем, где жили сыны Израилевы, не было града». (См. Исход, глава 9).

Выносом пепла и вулканической рыли в верхние слои атмосферы можно также объяснить и град, поскольку частицы пепла, попавшие в облака, оказываются центрами, вокруг которых потом нарастают слои льда. Это приводит к образованию градин. Возможен ли в принципе град, способный побить в поле не только траву и деревья, но и людей и скот? Вот несколько сообщений, касающиеся такого рода событий. Так, в начале июня 1939 года в Кабардино-Балкарии, в окрестностях города Нальчика, выпал град величиной с куриное яйцо, сопровождавшийся сильным ливнем. В результате побило свыше 60 тысяч гектаров, засеянных пшеницей и около 4 тысяч гектаров других культур; а также убито около двух тысяч овец.

Летом 1957 года в районе канадского городка Брамптона с неба сыпались гостинцы весом до одного килограмма и более. Падая с большой высоты, они ломали деревья, пробивали крыши домов, убивали зверей и птиц. Вес одной из самых из самых крупных градин превысил три килограмма.

В Индии после града, выпавшего летом в 1939 году, нашли градину, весившую 3,4 килограмма. Самая большая градина в мире была найдена во время летней грозы в 1902 году в Китае: ее вес достигал 4,5 килограмма.

Казнь восьмая – восточный ветер принес саранчу: «И напала саранча на всю землю Египетскую и легла по всей стране Египетской в великом множестве: прежде не бывало такой саранчи, и после сего не будет такой; она покрыла лице всей земли, так что земли не было видно, и поела всю траву земную и все плоды древесные, уцелевшие от града, и не осталось никакой зелени ни на деревах, ни на траве полевой во всей земле Египетской». (См. Исход, глава 10)

В тропических областях на Ближнем Востоке и в Африке огромный вред сельскохозяйственным культурам эпизодически приносит пустынная саранча. Развитие потомства у этих насекомых происходит в условиях повышенной влажности и после выпадения в пустынях дождей. Саранча откладывает яйца во влажную землю, и ее потомство, пока у него не вырастут крылья, питается зеленой травой. Миграция стай крылатой саранчи происходит по районам выпадения дождей в направлении преобладающих ветров, при температуре воздуха от 20 до 40 градусов по Цельсию. Как раз такие условия существуют вблизи внутритропической зоны конвергенции в низких широтах. В соответствии с сезонными смещениями этой зоны перемещаются и массы саранчи, поедающей на своем пути огромное количество растений.

Казнь девятая – тьма окутала всю землю египетскую. «Моисей простер руку свою к небу, и была густая тьма по всей земле Египетской три дня; не видели друг друга, и никто не вставал с места своего три дня; у всех же сынов Израилевых был свет в жилищах их». (См. Исход, глава 10)

Тьма египетская также может быть следствием затемнения, начавшегося после выноса вулканической пыли в верхние слои атмосферы. Вот что могли наблюдать люди, находившиеся в нескольких десятках километров от того места, где происходило извержение вулкана. История сохранила нам рассказ Плиния Младшего, который в 79 году нашей эры был непосредственным свидетелем извержения Везувия, погубившего два цветущих римских города – Помпеи и Геркуланум: «Мы видели, как море втягивается в себя; земля, сотрясаясь, как бы отталкивала его прочь. Берег выдвигался вперед: много морских животных осталось лежать на песке. В огромной и черной грозовой туче вспыхивали и побегали огненные зигзаги, и она раскололась длинными полосами пламени, похожими на молнии, но только небывалой величины.

Стал падать пепел, пока еще редкий; оглянувшись, я увидел, как на нас надвигается густой мрак, который подобно потоку, разливался вслед за нами по земле. «Свернем, – сказал я – пока еще видно, чтобы на дороге нас не растоптали в потемках наши же спутники». Едва мы приняли такое решение, как наступила темнота, но не такая, как в безлунную или облачную ночь, а какая бывает в закрытом помещении, когда тушат огонь. Слышны были женские вопли, детский писк и крики мужчин: одни звали родителей, другие детей, третьи жен или мужей, силясь распознать их по голосам; одни оплакивали свою гибель, другие гибель своих близких; некоторые в страхе перед смертью молились о смерти; многие воздевали руки к богам, но большинство утверждало, что богов больше нет и что для мира настала последняя вечная ночь…»

Но Египет находился в нескольких сотнях километрах от места Санторинской катастрофы, поэтому обитатели долины Нила, скорее всего, видели несколько иную картину. Скорее всего «тьма египетская» была примерно такой, какой было «несолнечное затмение», произошедшее в сентябре 1938 года на севере Сибири в ненецком поселке Хальмер-Седэ, близ Обской губы. Жители этого отдаленного поселка с изумлением наблюдали, как день в первые же утренние часы стал меркнуть. В небе появились красно-бурые облака, а тьма становилась все гуще. В 10 часов утра стало совсем темно. Небо и земля не отличались друг от друга, все казалось абсолютно лишенным света. На северо-западе на некоторое время появилась небольшая полоска света, но скоро и она исчезла. Только через два часа начало вновь светать, однако дневной свет не радовал – он был красно-бурого оттенка.

Вскоре было установлено, что современный аналог «тьмы египетской» можно было наблюдать на обширной территории севера Сибири. В полосе «северо-сибирского затмения» оказались Дудинка и Норильск.

Мнение специалистов, исследовавших это загадочное явление, разделилось. Одни считали его причиной сильные лесные пожары. За несколько дней до этого на Урале горели леса. Массы дыма и пепла были ветром на высоту в несколько десятков километров, а затем воздушными потоками вынесены на северо-восток в виде темной тучи. Там, где она была особенно плотной, туча закрывала солнце и наступила темнота.

Другие исследователи, анализируя некоторые особенности столь редкого природного феномена, пришли к иному выводу, что в атмосферу Земли в тот момент вторглось большое облако космической пыли, нарушившее привычное чередование дня и ночи…

Гораздо больше проблем у библеистов возникает с интерпретацией последнего природного катаклизма, обрушившегося на страну фараона. Казнь десятая – первенцы у египтян и все первородное у скота погибли: «В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской, от первенца фараона, сидевшего на престоле своем, до первенца узника, находившегося в темнице, и все первородное из скота. И встал фараон ночью сам и все рабы его и весь Египет; и сделался великий вопль во всей земле Египетской, ибо не было дома, где не было бы мертвеца». (См. Исход, глава 12)

К сожалению, современные исследователи пока затрудняются определить характер эпидемии, которая могла бы привести к гибели исключительно только одних египетских первенцев. В частности, это признает и известный библейский популяризатор Вернер Келлер. Можно только предположить, что в основу этого повествования, возможно, лежит какая-то эпидемия, погубившая египетских младенцев, но не затронувшее жителей Египта других возрастов. Как пишет давно занимающийся библейскими проблемами Зенон Косидовский: «Мы, конечно, не собираемся принимать за чистую монету утверждение Библии, будто смерть облюбовала себе именно первородных детей и первородных домашних животных. Однако можно предположить, что эта легенда явилась отголоском какой-то эпидемии, погубившей множество детей в районе Верхнего Hила, но не дошедшей до Гесема, так что израильские дети от нее не пострадали. Остальное довершила уже народная фантазия. Древнееврейские племена, как мы это знаем из истории Исава и Иакова, да и из других библейских сказаний, придавали большое значение первородным сыновьям, которые были главными наследниками и продолжателями семейных традиций. Смерть первородного сына считалась гораздо большим несчастьем, чем смерть его младших братьев. Таким образом, израильтяне создали легенду, будто Яхве очень сурово наказал преступных египтян, умертвив их первородных сыновей и первородных животных». Насколько верна эта гипотеза, ответ на этот вопрос еще ждет своих новых исследователей. Ну а пока большинство ученых выносят именно такой вердикт по поводу десятой казни египетской…


***


Глава 11. НЛО и тайна гибели фараонова войска


Итак, смерть всех египетских первенцев настолько сильно устрашила фараона, что он наконец-то позволил жителям библейской земли Гесем выйти из его страны. А когда сыны Израилевы, поспешно покинув негостеприимный Египет, вышли в пустыню, в небе появилось «нечто такое», для нас современных людей абсолютно непонятное, постоянно следовавшее за ними. Не исключено, что современные уфологи назвали бы это «таинственное нечто» аббревиатурой НЛО, то есть неопознанным летающим объектом. А не знавший современных терминов библейский рассказчик этот загадочный небесный феномен называл «столпом». По большему счету в нем и была сокрыта главная тайна начавшегося Исхода. Этому столпу предстояло еще не раз сыграть важную роль в судьбе израильского народа…

Моисей не решился повести свой народ по прямой дороге Филистимской, поскольку она была слишком близка к Палестине. Ибо вождь израильтян опасался, чтобы народ, увидев войну, не раскаялся и не возвратился в Египет. Поэтому он приказал евреям идти дорогою пустынною к Чермному, то есть Красному морю. Вполне естественно, что уйдя из плодородной орошаемой дельты Нила в бесплодную и безводную пустыню, израильтяне попали в чуждую для них среду. Поэтому они почти сразу же стали высказывать недовольство. Впрочем, иначе и быть просто не могло: ведь превратившись из оседлого народа в кочевников, люди фактически оказались в положении рыбы, вытащенной из воды на смертельно опасную для нее сушу.

Не исключено, что участь вышедших из египетского плена евреев могла стать трагической. Если бы не помогал им таинственный «столп», который днем был «облачным», а ночью – «огненный». Как сказано в Ветхом Завете: «Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью. Не отлучался столп облачный днем и столп огненный ночью от лица [всего] народа». (Исход 13: 22)

Над разгадкой этого таинственного феномена уже не одно столетие бьются библеисты: одни из них считают этот «столп» просто обычной словесной метафорой, а другие полагают, что в его основе лежит некое естественное явление. В первый раз загадочный «облачный столп» спас сынов Израилевых, когда их у Чермного моря настигло войско фараона.

Согласно библейскому тексту, фараон отпустил еврейский народ в пустыню лишь для совершения служения Господу Богу. Однако израильтяне начали уходить из Египта.

«И возвещено было царю Египетскому, что народ бежал; и обратилось сердце фараона и рабов его против народа сего, и они сказали: что это мы сделали? зачем отпустили Израильтян, чтобы они не работали нам? [Фараон] запряг колесницу свою и народ свой взял с собою; и взял шестьсот колесниц отборных и все колесницы Египетские, и начальников над всеми ими… И погнались за ними Египтяне, и все кони с колесницами фараона, и всадники, и все войско его, и настигли их расположившихся у моря, при Пи-Гахирофе пред Ваал-Цефоном» (Исход 14:5-7, 9). В результате потомки Иакова оказались в безвыходном положении: с одной стороны море, а с другой – наступающая до зубов вооруженная египетская армия. Еще не привыкшие сражаться израильтяне ужаснулись, а затем стали роптать на своего пророка: «…и сказали Моисею: разве нет гробов в Египте, что ты привел нас умирать в пустыне? что это ты сделал с нами, выведя нас из Египта? Не это ли самое говорили мы тебе в Египте, сказав: оставь нас, пусть мы работаем Египтянам? Ибо лучше быть нам в рабстве у Египтян, нежели умереть в пустыне» (Исход 14:11-12).

Согласно Библии, «столп» вошел в середину между враждебными станами. А затем стал облаком и мраком для одних, то есть для египтян, и освещал ночь для других – то есть для преследуемых фараоном израильтян. И не дал этим станам сблизиться. А потом и вовсе случилось чудо: «И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды. И пошли сыны Израилевы среди моря по суше: воды же были им стеною по правую и по левую сторону. Погнались Египтяне, и вошли за ними в средину моря все кони фараона, колесницы его и всадники его. И в утреннюю стражу воззрел Господь на стан Египтян из столпа огненного и облачного и привел в замешательство стан Египтян; и отнял колеса у колесниц их, так что они влекли их с трудом. И сказали Египтяне: побежим от Израильтян, потому что Господь поборает за них против Египтян. И сказал Господь Моисею: простри руку твою на море, и да обратятся воды на Египтян, на колесницы их и на всадников их. И простер Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась в свое место; а Египтяне бежали навстречу [воде]. Так потопил Господь Египтян среди моря. И вода возвратилась и покрыла колесницы и всадников всего войска фараонова, вошедших за ними в море; не осталось ни одного из них. (Исход 14: 21-28)

Могли ли израильтяне в действительности спастись от преследовавших их египтян столь необычным способом? Этот вопрос уже давно является предметом неутихающих научных споров. Но прежде чем на него ответить, попробуем решить более легкую задачу: возможно ли было в принципе такое чудо?

В «Сборнике летописей» Рашид Ад-Дина есть удивительный и вместе с тем вполне реалистичный рассказ о том, как монголо-татарским завоевателям удалось захватить половецкого эмира Бачмана, который в начале XIII веке нашей эры возглавил сопротивление захватчикам в низовьях Волги: «…Затем (ордынские – прим. В. Б.) царевичи, составив совет, пошли каждый со своим войском облавой, устраивая сражения и занимая попадавшиеся им по пути области. Менгу-каан с левого крыла шел облавой по берегу моря [Каспийского]. Бачмана, одного из бесстыднейших тамошних эмиров, из народа кипчаков (половцев– прим. В. Б.), из племени олбурлик, и Качир-укулэ, из племени асов, обоих забрал [в плен]. А дело было так: этот Бачман с группой других воров спасся от меча: к нему присоединилось скопище других беглецов. Он бросался во все стороны и что-нибудь да похищал; бесчинства его увеличивались со дня на день. Постоянного местопребывания он не имел, и поэтому войско монгольское не могло схватить его; он скрывался в лесах на берегу Итиля. Менгу-каан приказал изготовить 200 судов и на каждое из них посадить по 100 человек монголов в полном вооружении. Он же [сам] с братом своим Бучеком шел облавой по обеим берегам реки. В одном из итильских лесов они нашли свежий навоз и прочее, [оставшееся] от спешно откочевавшего лагеря, а среди этого застали больную старуху. От нее узнали, что Бачман перебрался на один остров и что все, попавшее за это время к нему в руки в результате [его] злодеяний и бесчинств, находится на том острове. За отсутствием судна нельзя было переправиться через Итиль. Вдруг поднялся сильный ветер, вода забушевала и ушла в другую сторону от того места, где была переправа на остров. Благодаря счастью Менгу-каана, показалось дно, и он приказал пустить в ход войска и захватить [Бачмана]. Его сообщников истребили – кого мечом, кого [утопили] в реке – и вывезли оттуда много имущества».

Таким образом, в данном случае природная стихия оказалась на стороне тех, кто преследовал. К тому же на ордынцев сработал еще один фактор – в отличие от воинов фараона они передвигались не на тяжелых, вязнувших в илистом грунте колесницах, а верхом на лошади. Но если бы сильный ветер вновь изменил направление, то вовсе не исключено, что какая-то часть монголо-татарских воинов, застигнутая врасплох нагоном воды во время перехода через Волгу, могла погибнуть.

Во многом аналогичная история случилась и в ходе гражданской войны 1918 – 1920 годов. Во время наступления красных частей на Крым в 1920 году, который защищала армия барона Врангеля. Для того чтобы нанести удар с тыла по сильно укрепленным позициям Перекопа, командование Красной армии приказало своим бойцам наступать по озеру Сиваш. Это озеро еще называют Гнилым морем, оно представляет собой систему мелких заливов у западного берега Азовского моря. Соединяется с этим морем небольшим проливом.

Существуют свидетельства древних авторов, что это озеро некогда было создано руками человека. Римский писатель и ученый Плиний Старший, живший в I веке нашей эры, в книге «Естественная история» писал, что перешеек омывается заливом, который носит наименование Каркинитского, что воды озера Бугес (так тогда называли Сиваш) по рву пропущены в море. Вблизи берега залива, в самом узком месте перешейка, находился город Тафрос (в переводе с греческого означает ров, перекоп). Об этом городе упоминал во II веке нашей эры географ Птолемей. В Х веке нашей эры византийский император Константин Багрянородный писал, что на перешейке «древние устроили канал», который превратился в Некропилы (то есть мертвый проход), и что «много лет этот канал занесен землей и порос густою порослью. По нему ведут только две дороги…».

Наступавшие красные войска воспользовались сильным обмелением озера под влиянием дующих с суши ветров. В ночь с 7 на 8 ноября 1920 года три стрелковые дивизии и одна кавалерийская бригада начали переправу через Сиваш. По воспоминаниям очевидцев, переход через Гнилое море длился около трех часов. Бойцам приходилось наступать в тяжелейших условиях. Непролазная грязь засасывала людей и лошадей. Колеса орудий и повозок глубоко врезались в илистое дно. Лошади выбивались из сил. Очень часто бойцам приходилось самим вытаскивать завязшие в грязи орудия и повозки с боеприпасами. Несмотря на колоссальные трудности, переход через Сиваш в целом прошел успешно. Но атака частей Красной армии, наступавших на других участках фронта, сначала застопорилась

Задержка в наступлении позволила Врангелю бросить основные силы против переправившихся через Гнилое море. К тому же из-за изменения направления ветра уровень воды в Сиваше начал подниматься. В результате создалась исключительно критическая ситуация. Как вспоминал руководивший штурмом красный начдив Василий Блюхер: «Ночью, около 24 часа, меня вызвал к аппарату М. В. Фрунзе: «Сиваш заливает водой. Наши части на Литовском полуострове могут быть отрезаны. Захватите вал во что бы то ни стало» Только захват Турецкого вала, позволивший наладить связь по твердому грунту, спас части, переправившиеся через Сиваш, от гибели. Этот решающий успех вскоре привел к разгрому белых войск в Крыму, вынужденных начать эвакуацию из страны.

Как видим, у бойцов Михаила Фрунзе, командовавшего советским Южным фронтом, при переходе через Гнилое море, возникли почти такие же трудности, что и у воинов египетского фараона, переходивших через Красное море. В частности, среди таковых следует назвать проблему с переправой тяжелой техники, которая у красных вязла во время движения по илистому дну, а также угрозу затопления Сиваша, возникшую из-за перемены направления ветра. И это несмотря на то, что оба исторических события – штурм Перекопа и израильский Исход – отделены друг от друга колоссальной разницей в 3200 лет с лишним лет!

Итак, мы пришли к очень важному выводу: чудо, которое произошло при переходе израильтян через море, в принципе при определенных условиях могло произойти. Но еще важнее ответить, каким образом оно в действительности произошло?

Различные исследователи на этот вопрос отвечают по-разному. В том числе встречаются и очень смелые точки зрения, пока еще не признанные научным сообществом. Так известный американский автор Иммануил Великовский, занимавшийся много лет библейской тематикой, полагал, что причиной этого чуда могла быть комета, в середине второго тысячелетия до нашей эры прошедшая в опасной близости от Земли. Причем, в качестве таковой, по его мнению, могла быть Венера, тогда еще не ставшая планетой. Говоря об этом факте, автор «кометной» гипотезы, в частности, ссылается на «Естественную историю» Плиния (книга вторая, раздел 91). В ней говорится: «Ужасную комету увидели люди в Эфиопии и Египте, которой Тифон, фараон того времени, дал свое имя; с виду она была огненной и закрученной в спираль, и на нее было страшно смотреть: это была не звезда в обычном понимании, а огненный шар».

Вот как И. Великовский описывал обрушившееся на нашу планету бедствие: «Земля все глубже погружалась в хвост кометы и сближалась с ее головой. Следствием сближения, если верить источникам, стало нарушение вращения Земли вокруг своей оси. Страшные ураганы обрушились на Землю из-за перемены или резких изменений угловой скорости вращения, а также из-за налетавших газов, пыли и пепла кометы. Это свалившееся вместе с тьмой бедствие описывают многие раввинические источники… Тьма была такая, что «от нее глаза слепли и спирало дыхание»; та темнота не была обычного земного свойства. Раввинические предания – в противовес духу и букве Писания – сообщают, что во время казни темнотой погибла большая часть израильтян, а потому лишь малой части их удалось покинуть Египет, – сорок восемь из каждых пятидесяти израильтян будто бы погибли в том бедствии. А после всех ужасов предшествующей ночи и сильного восточного ветра израильтяне на пути из Египта в Палестину стали свидетелями грандиозного природного катаклизма, случившегося в день перехода Красного моря…» Под воздействием крупного космического тела, прошедшего вблизи нашей планеты, воды Красного моря сначала отступили, а потом нахлынули, похоронив под собой армию фараона.

По мнению Великовского, Красное море получило свое название вовсе неслучайно, хотя в обычном состоянии у него темно-синий цвет. Дело в том, что когда через него переходили израильтяне, вода в этом море была красной, как и все воды в Египте. Те люди, что оказались свидетелями космической катастрофы и, которым удалось ее пережить, впоследствии нарекли море – Красным. Великий итальянский живописец Рафаэль Санти не ошибся, когда изображая сцену Перехода, он окрасил воды этого моря в красный цвет. Феномен «кровавых дождей» на небольших территориях и в ограниченных масштабах наблюдался и в сравнительно недавние времена. Об одном из таких случаев сообщает Плиний в своей «Естественной истории». Другой подобный случай, по свидетельству Плутарха, произошел в годы правления Ромула. В древней Вавилонии также знали красную пыль и красные дожди; о «кровавых дождях» рассказывали в разных странах. Быстрорастворимая красная пыльца падала с неба вместе с дождевыми каплями, но не из облаков, скорее то был вулканический пепел или вещество, занесенное из космического пространства.

Описание подобной катастрофы автор «кометной» гипотезы находит в Висуддхи-магге, буддийском памятнике, рассказывающем о мировых эпохах. «Когда мировой цикл разрушает ветер… сначала приходит огромное облако, погубитель цикла… И поднимается ветер, чтобы разрушить мировой цикл, и сначала он поднимает тончайшую пыль, потом пыль покрупнее, потом мелкий песок, потом гравий и камни, даже валуны… такие же огромные, как деревья на вершинах холмов». «Ветер» выворачивает нутро земли наизнанку», пространства «трещат по швам и переворачиваются вверх тормашками», «все дворцы земли» погибают в катастрофе, при которой «миры с мирами сталкиваются».

Другая версия увязывает гибель армии фараона с так называемой санторинской катастрофой, о которой мы уже рассказывали, говоря о казнях египетских. Как полагают исследователи, извержение вулкана на греческом острове Стронгили просто не могло ни привести к появлению так называемых цунами. В переводе с японского языка это слово буквально означает «большая волна в гавани». Эти огромные волны возникают в результате определенного вида тектонических подвижек или землетрясений, происходящих на дне моря. Резкое перемещение отдельных участков расколовшегося морского дна приводит к возникновению настоящей водной стены, которая затем, двигаясь по поверхности моря, и создаёт разрушительную волну цунами. При этом дно моря обнажается, но вскоре вода возвращается мощным и стремительным приливом.

Так, возникновение одного из крупнейших цунами конца девятнадцатого века было вызвано извержением вулкана на индонезийском острове Кракатау в 1883 году. В тот момент 18 кубических километров пепла было выброшено в воздух на высоту в несколько километров и превратилось в пылевое облако, трижды облетевшее вокруг земного шара.

Цунами, возникшие после извержения Кракатау, как известно, представляли собой огромные морские волны высотой до тридцати метров. Они с определенным интервалом следовали друг за другом, погубив в водной пучине свыше 36 тысяч жителей ближайших островов. Гигантские волны обогнули весь земной шар и на следующий днем после катастрофы были отмечены даже в проливе Ла-Манш. Сила цунами была настолько высока, что военный корабль, находившийся у берегов Суматры, забросило на 3,5 километра в глубь острова. Там он застрял в лесной чаще на высоте девяти метров над уровнем моря…

После извержения Санторинского вулкана огромные волны прокатились по всему Средиземноморью, вызывая на побережье многочисленные наводнения. Но какой была сила санторинского цунами, точно нам неизвестна. Однако компьютерное моделирование, проведенное британским океанологом Дэниель Стэнли, показывает, что в результате извержения Санторинского вулкана должна была образоваться приливная волна высотой 180 метров, двигающаяся со скоростью более 600 километров в час. Правда, до берегов Египта она дошла сильно ослабленной, но и волна высотой два метра и длиной сотни километров, при определенных условиях вполне могла погубить войско фараона.

При этом особую угрозу представляют собой так называемые отливы, которые происходят перед наступлением большой волны. У неопытного человека отступление моря может вызвать ложное чувство безопасности. Кстати, это и стало одной из главных причин гибели многих тысяч людей во время цунами, произошедшего в Индийском океане в декабре 2004 года…

Цунами, обрушившееся на острова и побережье Средиземного моря после извержения Санторинского вулкана, вполне могут объяснить рассказ об отступлении вод и последующем затоплении войск фараона. Правда, у этой гипотезы есть два серьезных недостатка. Во-первых, если извержение вулкана стало причиной десяти казней египетских, то возникшее в результате него цунами должно было появиться у берегов Египта уже через несколько часов. Но согласно библейскому рассказу, между первой казнью и гибелью войск фараона в морской пучине прошло, по меньшей мере, три недели. Во-вторых, катастрофические последствия санторинское цунами могли погубить египтян, погнавшихся за израильтянами, лишь в средиземноморских водах. А между тем в Ветхом Завете говорится, что фараон и его войско погибли в Чермном, то есть в переводе с церковнославянского языка – в Красном море.

Это противоречие пытается разрешить другая гипотеза, которая доказывает, что при переводе с иврита на древнегреческий язык в библейский текст вкралась серьезная ошибка. Как выяснилось, в древнееврейском подлиннике Ветхого завета море, через которое перешли израильтяне, именуется «Ям-суф», то есть «море камыша» – Камышовое, либо Тростниковое море. Но при редактировании «Септуагинты» переводчики отождествили его с Красным морем. Одним из известных сторонников этой точки зрения является немецкий исследователь Вернер Келлер, высказавший ее в начале 50-ых годов двадцатого века.

Дело в том, что три с половиной тысячи лет тому назад западная оконечность Красного моря, ныне заканчивающаяся в Суэце, тянулась гораздо дальше на север, соединяясь с Горькими озерами. Геологические исследования доказали это со всей убедительностью. Теперь на этом месте находится Суэцкий канал, но когда-то там были мелкие поймы, перерезанные трясинами и узкими полосками суши. Между тем на Красном море уже в те времена не было, как и сейчас нет камыша, зато в болотистых окрестностях лагун и пойм он рос действительно в изобилии.

Отсюда напрашивается вывод, что библейским Камышовым морем вполне могли быть Горькие озера. Ведь называют же наши современники мелководное озеро Сиваш, по дну которого прошли бойцы Красной армии в ноябре 1920 года, Гнилым морем. Если интересующее нас событие произошло в районе Горьких озер, то тогда чудесное избавление сынов Израилевых от гнавшейся за ними армии фараона легко объяснить характером здешней местности. Израильтяне могли без труда пробраться между болотами и поймами, пользуясь мелким бродом и узкими участками суши. Но египтяне, преследовавшие их на своих тяжелых колесницах, вероятно, попали в трясины, увязнув в многочисленных болотах. А если в тот момент еще и задули сильные северо-западные ветры, нагонявшие воду, то солдаты фараона вполне могли утонуть. В результате нагона волны ранее проходимые отмели быстро превратились в сулившие гибель глубины…

Гипотеза, как мы видим, вполне убедительная. Этой точки зрения сейчас придерживается большинство исследователей. Правда, против нее есть довольно серьезное возражение – дело в том, что в середине второго тысячелетия до нашей эры, Суэцкий канал… уже существовал. Во всяком случае, историки точно знают, что в 1470 году до нашей эры такой водный путь действовал. Именно в это время египетская царица Хатшепсут послала экспедицию в таинственную землю Пунт, расположенную на восточном побережье Африки. На великолепном рельефе, установленном в ее храме в Дейр-эль-Бахри, вырезан путь этой экспедиции. И на нем четко показано, что морской флот мог тогда проделать весь путь от Нила до Красного моря. Древнейший прототип современного Суэцкого канала был относительно неглубок, так как морские суда того времени имели небольшую осадку. Его проложили его между Нилом и Красным морем. Эту водную артерию древние египтяне построили с учетом естественного рельефа: канал шел через пересыхающее русло Вади-Тумилат, заполняемое водой во время сильных ливней, и Горькие озера, а выходил в Красное море у теперешнего Суэца.

Правда, этому вполне доказанному историческому факту, на первый взгляд, противоречит другое достоверное сообщение о том, что Суэцкий канал египтяне начали строить при фараоне Нехо, царствовавшем в конец VII века – начале VI века до нашей эры. А завершил прокладку канала персидский царь Дарий, правивший в 522 -486 годах до нашей эры. Вот цитата из геродотовской «Истории»: «У Псамметиха был сын Неко, который после него стал царем Египта. Он первым начал строить канал, ведущий в Красное море, который потом продолжил персидский царь Дарий. Длиной этот канал в четыре дня пути и был выкопан такой ширины, что две триеры могли плыть рядом. Вода в него проведена из Нила немного выше города Бубастиса. Затем канал проходит мимо аравийского города Патума и впадает в Красное море. Сначала канал пересекает часть египетской равнины, примыкающую к Аравии. Южнее этой низменной полосы возвышается гора, которая тянется до Мемфиса, где находятся каменоломни. У подошвы этой горы канал долго идет в направлении с запада на восток, затем поворачивает на юг в ущелье, ведущее через город, и, наконец, впадает в Аравийский залив. Самый прямой и короткий путь идет из Северного моря к Южному, так называемому Красному морю, т.е. от горы Касия (на границе Египта и Сирии) до Аравийского залива, [и составляет] ровно 1000 стадий (180 -190 километров – прим. В. Б.). Это кратчайший путь, канал же гораздо длиннее, потому что извилист…». С учетом того, что длина современного Суэцкого канала равна 161 километру, можно прийти к выводу, что древний канал действительно был извилист, так он оказался на 20-30 километров длиннее.

Впрочем, на самом деле противоречия между этими двумя фактами нет. Просто первый Суэцкий канал египтяне после правления Хатшепсут вскоре забросили. Поэтому берега заброшенного канала довольно быстро обросли камышом и прочей растительностью, а его русло сначала обмелело, а потом и вовсе было занесено илом и песком. В результате почти на десять веков канал перестал быть судоходным. Именно поэтому Геродот, живший в пятом веке до нашей эры, говорит не о восстановлении (хотя русло проложенного Дарием канала совпадало с древним), а о строительстве нового Суэцкого канала. Очевидно, что через тысячу лет о существовании первого канала все уже забыли. Все это позволяет предположить, что гибель фараонова войска вполне могла произойти в районе Горьких озер. Во-первых, русло древнего канала в отличие от современного Суэцкого канала бежавшие из плена евреи вполне могли обойти, поскольку он не перегораживал путь на Палестину. А во-вторых, в XIII веке до нашей эры, когда происходил Исход, древний Суэцкий канал, по всей видимости, уже перестал существовать.

Но у гипотезы, связанной с Горькими озерами, есть и серьезные оппоненты. Как вполне справедливо замечает известный библеист Зенон Косидовский, египтяне, надо думать, хорошо знали окрестности Горьких озер с их опасными ловушками, почему же они действовали так неосмотрительно? Тем более что египетскую армию вел сам фараон и его закаленные в боях военачальники, а их трудно заподозрить в дилетантизме и недостатке осторожности. Таким образом, нужно было искать другое объяснение этого чуда.

Большой отклик в научном мире получила необычная гипотеза французского востоковеда Пьера Монте. Он исходит из предположения, что израильтяне, покинув землю Гесем, сначала попытались идти прямой дорогой в Палестину. То есть шли дорогой, протянувшейся вдоль берега Средиземного моря. Но на этом пути у них возникли непреодолимые трудности, так как они наткнулись на египетские пограничные укрепления и встретили отпор приморских жителей. Последних Библия ошибочно называет филистимлянами, поскольку этот народ появился в Палестине несколькими десятилетиями позднее во время вторжения народов моря. Растущее сопротивление вынудило израильтян свернуть на юг.

В библейском тексте есть упоминания, подтверждающие этот, северный средиземноморский вариант Исхода. Например, Мигдол там определяется как самый северный город в Египте. Археологи нашли его руины в Абу-Хасане. В Ветхом Завете об этом населенном пункте сказано следующее: «Скажи сынам Израилевым, чтобы они обратились и расположились станом пред Пи-Гахирофом, между Мигдолом и между морем, пред Ваал-Цефоном; напротив него поставьте стан у моря» (Исход 14: 2).

Сейчас историкам известно, что Ваал-Цефон был важным центром поклонения ханаанскому богу Ваал-Цефону. Его имя в переводе означает «владыка Севера». Греки отождествляли его с Зевсом Касиосом. Его храм высился на холмике Монс-Касиус, лежавшем на узкой полосе материка между Средиземным морем и озером Сирбонис, которое впоследствии получило название озера Бардавил. Израильтяне, по всей вероятности, выбрали старинную, часто используемую путешественниками трассу. Она шла по берегу Средиземного моря и узкому перешейку, отделявшему Средиземное море от озера Сирбонис. Этим маршрутом много раз пользовались и римляне. Так, в 68 году нашей эры будущий римский император Тит Флавий вел по этой дороге свои легионы против восставших жителей Иерусалима. Озеро Сирбонис лежит на несколько метров ниже уровня моря. При этом оно часто сильно высыхает. И тогда по его дну можно не только пройти, но и даже проехать. Обычно это не грозит путнику какой-либо опасностью.

Но эта безопасность была весьма обманчива: по сообщениям античных авторов, во времена царствования в Египте греко-македонской династии Птолемеев, там произошло несколько катастроф. Внезапные бури на Средиземном море нередко захлестывали узкий отрезок суши и топили путешественников, которые шли по дну озера, пытаясь сократить себе дорогу.

Опираясь на эти факты, Пьер Монте попытался создать собственную реконструкцию событий, описанных в Библии. После того, как израильтяне уже успели пройти через узкую полоску суши и приближались к восточному берегу высохшего озера, египтяне на колесницах помчались по высохшему дну озера. Воины фараона стремились окружить беглецов, отрезав им дальнейший путь. Когда египетское войско находилось в самом центре этого огромного котлована, на Средиземном море неожиданно поднялась буря. Ураган, мчавшийся с севера, гнал перед собой гигантские волны, которые прорвали узкую дамбу и обрушились на египтян. Озеро имело семьдесят километров в длину и двадцать километров в ширину. Высокий берег, где египтяне могли бы укрыться, был слишком далеко… Вот так, по версии Пьера Монте, могло погибнуть войско фараона.

Впрочем, окончательная версия этой катастрофы 3300-летней давности, которая удовлетворила бы всех исследователей Библии, пока еще не найдена. Возможно, ключ к ее разгадке будет найден тем, кто наконец-то снимет покров таинственности с загадочного «столпа», следовавшего в пустыне за израильтянами.

Кстати, некоторые подвижки в этом смысле уже есть. Так из гипотезы Великовского вытекает, что газы, пыль и пепел, попавшие в атмосферу в результате прохождения кометы вблизи Земли, могли быть восприняты израильтянами как «столп облачный и огненный». «Санторинская» версия предполагает, что причиной возникновения этого атмосферного феномена могли быть вулканические выбросы, появившиеся в результате гигантского извержения, погубившего средиземноморский остров Стронгили. Колоссальные объемы пыли и пепла, выброшенные на высоту несколько километров, были затем мощными воздушными потоками разнесены по всему Восточному Средиземноморью и прилегающим к нему регионам. А потом этот «вулканический коктейль» мог очень долго находиться в земной атмосфере, вызывая у древних евреев определенные ассоциации…


***




«И сказал Господь Моисею: простри руку твою на море, и да обратятся воды на египтян, на колесницы их и на всадников их. И простёр Моисей руку свою на море, и к утру вода возвратилась в своё место; а египтяне бежали навстречу [воде]. Так потопил Господь египтян среди моря. И вода возвратилась и покрыла колесницы и всадников всего войска фараонова, вошедших за ними в море; не осталось ни одного из них. А сыны Израилевы прошли по суше среди моря: воды [были] им стеною по правую и [стеною] по левую сторону». Исход (14:26-29).



Глава 12. Добровольный исход, или изгнание прокаженных


Эту картину современный читатель, пожалуй, может увидеть только в самом страшном триллере: «XIII век до рождения Иисуса Христа. Синайская пустыня. Самый разгар знойного лета, абсолютное безводье и смертельная жара. По каменистой прокаленной солнцем дороге двигаются две уставшие от длительного похода колонны. Впереди идут вполне здоровые мужчины, женщины и дети с характерными для семитов лицами и одеждами. А сзади на весьма приличном расстоянии от них с трудом передвигается другая колонна. В этой очень странной толпе, вытянувшейся вдоль дороги, все люди в разодранных египетских одеждах, с изъеденным страшной болезнью уродливым телом, с обрубками вместо рук и лицами… мертвецов. А впереди этого ужасного сборища уродов идут специально выделенные люди и громко кричат: «нечист! нечист! нечист!»

Вот так или примерно так некоторые античные авторы, враждебно настроенные по отношению к еврейскому народу, рисовали исход израильтян из Египта. Если хоть на минуту поверить их тенденциозным описаниям, то сам уход евреев за пределы благодатной долины Нила может показаться одиннадцатой казнью египетской, обрушившейся в данном случае на израильтян…

Впрочем, мы уже говорили о жестоких казнях, которые обрушил Господь на Египет, дабы освободить свой народ от неволи. Именно на стремлении сынов Израилевых уйти из Египта, где их изнуряли тяжким, подневольным трудом, и построен основной сюжет ветхозаветного Исхода. А между тем целая череда казней египетских вполне могла побудить и самих египтян потребовать изгнания из своей страны народа с чуждой для них культурой.

Египетскую версию исхода израильтян из страны, когда-то можно было прочитать из первых рук в «Египетской истории», написанной местным жрецом Манефоном. Но эта книга дошла к нам лишь в изложении древнееврейского автора Иосифа Флавия в его труде «О древности иудейского народа. Против Апиона». Правда, сам Иосиф весьма нелестно отзывается о правдивости излагаемого Манефоном египетского предания: «Египтяне первые начали с наветов на нас. И вот, в угоду им, некоторые историки взяли на себя труд извратить истину, с одной стороны, рассказывая о факте прибытия наших предков в Египет не согласно с правдой, а с другой – скрывая истину об их исходе оттуда. Много причин к ненависти и недоброжелательству к нам они повыискали главным образом в том обстоятельстве, что предки наши властвовали над их страною, а затем, вернувшись на родину, продолжали жить счастливо»

А вот что говорит о причинах ухода израильтян из Египта сам Манефон в изложении Иосифа Флавия: «Итак, сообщив, что предки наши вышли из Египта за столько лет раньше (Рамсеса) и, вставив затем царя Аменофиса, он (Манефон – прим. В. Б.) заявляет, что этот последний пожелал, подобно Гору, одному из своих предшественников на престоле, лицезреть богов и сообщил о своем желании сыну Пааписа, тезке своему Аменофису, который вследствие своих знаний и дару предвидения будущего считал себя божественного происхождения. Тезка его ответил, что он (лишь в том случай) сможет лицезреть богов, если очистит всю страну от прокаженных и прочих нечистых людей. Сообразно с этим царь велел собрать со всего Египта всех калек, и число их дошло до 80000. Затем он приказал заключить их в каменоломни, находящиеся к востоку от течения Нила, где работали и остальные выделенные из общества египтяне. Среди последних, говорит он, находились и некоторые ученые жрецы, пораженные проказою.

Но в то же время Аменофис, этот мудрый прорицатель, перепугался, боясь за себя и за царя, гнева богов, как бы не освободились насильно отведенные в каменоломни; и вот он стал поговаривать, что кое-кто, пожалуй, заступится за прокаженных с оружием в руках и овладеет Египтом на тринадцать лет. Не решившись, однако, высказать это самому царю, он оставил об этом последнему письмо и покончил жизнь самоубийством. Фараон был в полном отчаянии». Затем он (Манефон – прим. В.Б.) пишет буквально следующее: «Когда же истек несчастным срок в каменоломнях, то царь, по настоятельной просьбе дать им убежище и кров, предоставил им покинутый гиксосами город Аварис, который, по преданию, издревле посвящен был Тифону. Заняв этот город и пользуясь всею (прилегающею к нему) областью в качестве убежища, они выбрала начальником своим некоего жреца из Гелиополиса Осарсифа, поклявшись беспрекословно повиноваться ему. Первым же изданным им постановлением был закон – не поклоняться богам и не воздерживаться ни от каких издавна в Египте почитавшихся священными животных, но убивать и употреблять в пищу всех, равно как не сближаться ни с кем из населения, кроме принесших клятву единомышленников. Издав такой и много других противных египетским обычаям постановлений, он приказал народу восстановить стены города и готовиться к войне с фараоном Аменофисом. Сам же он, собрав как прочих жрецов, так и прокаженных, отрядил посольство к изгнанным Тутмосисом пастухам в город по имени Иерусалим и, сообщив о положении своем и прочих подвергшихся позорному насилию сотоварищей, просил предпринять общее единодушное нашествие на Египет. При этом он советовал направиться сперва к Аварису, первоначальной родине их общих предков, и обещал в достаточной мере припасти для войска провиант, чтобы затем уже, когда понадобится, сражаться вместе и без труда подчинить себе (всю) страну. Крайне обрадовавшись этому обстоятельству, те единодушно выступили в поход в количестве до 200 000 человек и скоро прибыли в Аварис. Узнав в подробности об этом нашествии Аменофис, фараон египетский, не мало смутился, так как вспомнил об Аменофисе, сыне Пааписа. Созвав тотчас египетское войско и посоветовавшись с его начальниками, он приказал прислать к себе наиболее чтимых в капищах священных животных и повелел жрецам, каждому в отдельности, охранять в самых безопасных местах изображения божеств. Пятилетнего же сына своего, Сефоса, называвшегося также, по отцу Рамсесу, Рамессом, он отправил к своему другу е. Сам же он приготовился защищаться с прочими египтянами, в числе до 300 000 отборных воинов. Сойдясь с врагами, он, однако не вступил с ними в битву, так как ему пришла в голову мысль, что он собирается воевать с богами. Повернув поэтому быстро назад и прибыв в Мемфис, он захватил Аписа и всех прочих, доставленных туда по его повелению священных животных и немедленно отправился со свитою и всем войском египетским в Эфиопию, в виду того, что царь эфиопский был по добровольному признанию его вассалом. Последний принял фараона и всю его свиту, поскольку страна его обладала в достаточной мере городами, селениями и нужным для всех этих преследуемых судьбою пришельцев провиантом, по крайней мере, на тринадцатилетнее изгнание, и выставил на границе Египта эфиопский сторожевой лагерь для охраны людей царя Аменофиса. Так обстояло дело в Эфиопии. Гиксосы же, соединившись с прокаженными египтянами, поступали столь жестоко с (покоренным ими) населением, что видевшим их тогдашние зверства первое их владычество казалось золотым: они не только жгли города и деревни, грабя и оскверняя храмы, не только не щадили изображений богов, но и делали из святилищ постоянно кухни, в которых зажаривали особенно высоко почитавшихся священных животных, а соответствующих жрецов и прорицателей заставляли разыгрывать при этом роль жертвоприносителей и резников, чтобы затем, обобрав догола, выгонять их. При этом рассказывается, что происходивший из Гелиополиса жрец Осарсиф, так названный по гелиопольскому божеству Озирису, основав новое свое государство и, дав ему законы, изменил, пристав к эти людям, свое имя на название Моисея, которым и стал с тех пор именоваться.

Вот это и многое другое, что я, краткости ради, обхожу молчанием, сообщают египтяне об иудеях. Далее Манефон рассказывает, что после этого Аменофис с большим войском и в сопровождении сына своего Рамсеса, под начальством которого также была особая рать, выступил из пределов Эфиопии. Сойдясь с гиксосами и прокаженными, они оба победили их, и, умертвив множество, преследовали остальных до границ Сирии».

О проказе пишет и другой египетский историк, александриец Апиан, рассказ которого также излагает Иосиф Флавий: «Совершив, говорить он, шестидневный переход, (иудеи) заболели бубонами и по этой причине, благополучно достигнув страны, ныне именуемой Иудеею, стали на седьмой день отдыхать; день этот они назвали sabbatos, сохранив египетское название, потому что заболевание бубонами египтяне называют саббатозис»

А вот что писал об исходе евреев из Египта грек Гекатей Абдерский, живший в начале третьего века до нашей эры: «Когда в Египте в древние времена случилась повальная болезнь, народ приписал эти несчастья божественному гневу. Дело в том, что страну наводнило множество иноземцев, державшихся инаких обычаев в богопочитании и жертвоприношениях, и это привело к упадку завещанного от предков поклонения богам. И тогда исконные жители этой страны рассудили, что не видать им конца этим бедствиям, покуда не прогонят чужеземцев. Чужаков тотчас изгнали… большинство народа отправилось в изгнание в землю, называемую ныне Иудеей, расположенную недалеко от Египта и в те времена совершенно безлюдную. Вел переселенцев человек по имени Моисей, далеко превосходивший других, как мудростью, так и мужеством…Он разделил весь народ на двенадцать колен, поскольку число это считалось самым совершенным и отвечало числу месяцев, составляющих год. Статуи богов он не сооружал вовсе, считая, что бог не имеет человеческой наружности, и только небо, объемлющее землю, есть бог и владыка мира. Жертвоприношения и правила поведения он делал отличными от других народов…»

Таким образом, авторы, весьма тенденциозно настроенные по отношению к еврейскому народу, пишут о якобы имевшем месте изгнании сынов Израилевых, а не об их Исходе или бегстве из египетского плена. Мнением этих антисемитски настроенных античных писателей можно было пренебречь, если бы об изгнании евреев не существовало свидетельства в Ветхом Завете: «И понуждали Египтяне народ, чтобы скорее выслать его из земли той; ибо говорили они: мы все помрем… И испекли они из теста, которое вынесли из Египта, пресные лепешки, ибо оно еще не вскисло, потому что они выгнаны были из Египта и не могли медлить, и даже пищи не приготовили себе на дорогу» (См. Исход, глава 12).

Косвенно, в пользу изгнания, а не ухода еврейского народа из Египта, говорит и тот факт, что ушедшим из страны собственно некуда было идти. Только через сорок лет блуждания по пустыне они преступили к завоеванию Палестины, что говорит о том, что первоначально у них не было намерения идти в землю обетованную.

О враждебном отношении египтян к израильтянам, исповедовавшим другую религию, говорит и сам еврейский пророк: «И призвал фараон Моисея и Аарона и сказал: пойдите, принесите жертву Господу Богу вашему в сей земле. Но Моисей сказал: нельзя сего сделать, ибо отвратительно для Египтян жертвоприношение наше Господу, Богу нашему: если мы отвратительную для Египтян жертву станем приносить в глазах их, то не побьют ли они нас камнями? мы пойдем в пустыню, на три дня пути, и принесем жертву Господу, Богу нашему, как скажет нам Господь». (См. Исход, глава 8)

Столь предвзятого отношения в древности было вполне достаточно, чтобы обрушившиеся на страну беды могли быть расценены суеверными египтянами, как Божье наказание за иную веру живших в Египте израильтян. Поэтому неудивительно, что поддавшись антисемитскому настрою, подданные фараона потребовали их изгнания со своей земли. Поскольку уход такой массы народа означал значительную потерю рабочих рук, то фараон этому изгнанию долго сопротивлялся, но потом вынужден был прислушаться к «гласу» своего ожесточившегося народ».

На наш взгляд, изложенная в Библии версия ухода из Египта родилась много столетий позднее. Впоследствии евреи, уже основав в Палестине собственное государство, переосмыслили свое изгнание, назвав его Исходом, то есть освобождением от египетского рабства. По большому счету так оно и было, поскольку в Египте израильский народ действительно подвергался серьезной дискриминации со стороны коренного населения, а потому плодородную землю Гесем в этом смысле можно назвать первым еврейским гетто.

Но соответствует ли действительности утверждение ряда античных авторов о том, что вместе с евреями египтяне изгнали из страны и своих болевших проказой соотечественников? Более того, по утверждению древних египетских историков среди этих прокаженных были даже жрецы.

О том, что вместе с евреями в пустыню ушли представители других национальностей говорится и в Библии: «И отправились сыны Израилевы из Раамсеса в Сокхоф до шестисот тысяч пеших мужчин, кроме детей; и множество разноплеменных людей вышли с ними, и мелкий и крупный скот, стадо весьма большое» (См. ИСХОД, глава 12). Далее в книге Левит есть упоминание о сыне одной Израильтянки, родившейся от Египтянина.

Но были ли среди изгнанников болевшие проказой? Как утверждают специалисты, родиной проказы действительно был Египет. Во время археологических раскопок в этой стране ученые нашли барельефы, передающие картину мутиляции, то есть отторжения конечностей при проказе. Фактически эти находки подтверждают, что проказой египтяне болели еще в глубокой древности.

В целом для эпохи древности и средневековья весьма характерна была дискриминация со стороны большинства не только по отношению к инаковерующим, но и к тем, кто болел тяжелыми заразными заболеваниями. В те времена эти эпидемии рассматривались как своего рода «бич Божий», тяжкое наказание за тяжкие грехи.

Проказа внушала людям суеверный, почти мистический страх. Излечиться от нее было практически невозможно. Во времена египетских фараонов единственным средством, якобы приносящим облегчение, считались ванны из человеческой крови. С развитием цивилизации кровавые жертвоприношения были запрещены, однако отголоски древних верований еще долго жили в народе.

Стефан Цвейг в романе-хронике «Мария Стюарт» упоминает о зловещих слухах, которые ходили относительно французского короля Франциска II. Говорили, будто он болен проказой и, чтобы исцелиться, купается в крови младенцев. Многие считали проказу даже более страшным наказанием, чем смерть.

Старинная легенда гласит, что король Марк, узнав о любви своей жены Изольды к Тристану и ее неверности, приказал отдать изменницу прокаженным. По приказу католической церкви в госпитале для прокаженных четыре года находилось набальзамированное тело знаменитого скрипача Никколо Паганини. Безбожник при жизни, он отказался покаяться перед смертью, и церковные власти запретили предавать его тело земле.

Людей с явными признаками болезни изгоняли из поселений, чтобы избежать заражения. В более поздний период для них стали организовывать специальные убежища. Поскольку многие из них создавались по почину ордена святого Лазаря, учрежденного крестоносцами, то вначале их называли лазаретами, а позднее стали именовать лепрозориями. В XVI веке в Европе насчитывались тысячи таких убежищ. Стоило родственникам заболевшего или соседям обнаружить, что кто-то заболел проказой, как больного тотчас заковывали в цепи и церковный трибунал приговаривал его к смерти. Затем инсценировался один из жестоких и зловещих ритуалов, к которым была склонна католическая церковь в период средневековья.

Больного отводили в храм, где священник вручал ему специальную одежду серого цвета. Затем несчастного заставляли лечь в гроб, служили заупокойную мессу и относили гроб на кладбище. Священник произносил над могилой: «Ты мертв для всех нас». И после этих слов человек навсегда становился отверженным. Отныне его пожизненным убежищем становился лепрозорий. Выходя за его территорию, прокаженный обязан был извещать о своем приближении звоном колокольчика или трещоткой. На шее у него висел мешок для подаяний, на сером плаще нашивался особый знак: скрещенные руки из белого полотна или гусиная лапа из красного сукна – символ заболевания, нередко сопровождавшегося постепенным отмиранием конечностей. Обращаясь к кому-либо или отвечая на вопрос, прокаженный обязан был стоять против ветра и прикрывать рот полой плаща.

Так, в средневековой Франции в начале XIV века произошла трагедия, во многом обусловленная теми же причинами, которые имели место во время Исхода еврейского народа из Египта. После жестокой расправы короля Филиппа IV над рыцарским орденом тамплиеров во Франции началась тяжелая пора народных волнений, принимавших причудливые формы религиозных массовых волнений. Во время одной из таких вспышек в стране началось массовое убийство прокаженных, которых обвинили в обрушившихся на страну несчастьях.

Вот как описывает эти события М. Дрюон в романе «Французская волчица»: «Были ли виноваты эти несчастные с изъеденным болезнью телом, с лицами мертвецов и культяпками вместо рук, эти люди, заточенные в зараженных лепрозориях, где они плодились и множились, откуда им разрешалось выходить лишь с трещоткой в руках, были ли они действительно повинны в заражении вод? Ибо летом 1321 года источники, ручьи, колодцы и водоемы во многих местах оказались отравленными. И народ Франции в этот год задыхался от жажды на берегах своих полноводных рек или же пил эту воду, с ужасом ожидая после каждого глотка неминуемой смерти. Не приложил ли тут свою руку все тот же орден тамплиеров, не он ли изготовил странный яд, в состав которого входили человеческая кровь, моча, колдовские травы, головы ужей, толченые жабьи лапки, кощунственно проколотые просфоры и волосы развратниц, яд, которым, как уверяли, и были заражены воды? Или, быть может, тамплиеры толкнули на бунт этих проклятых богом людей, внушив им, как признали под пыткой некоторые прокаженные, желание погубить всех христиан или заразить их проказой?

…Жители городов и деревень бросились на лепрозории, чтобы перебить больных, внезапно ставших врагами общества. Щадили только беременных женщин и матерей, да и то лишь пока они кормили своих младенцев. Затем и их предавали сожжению. Королевские суды покрывали в своих приговорах эти массовые убийства, а знать даже выделяла для их свершения своих вооруженных людей».

Таким образом, психологически ситуация, возникшая во время десяти казней египетских, вполне соответствовала (вплоть до отравления ставшей непригодной для питья воды) той, которая сложилась во Франции в начале XIV века. Не исключено, что когда страсти в египетском обществе накалились, то выгнать из страны могли не только евреев, но и прочих, попавших под руку злоумышленников, в том числе и прокаженных.

Но если болевшие проказой ушли вместе с другими участниками Исхода, то в силу заразности этой болезни ею впоследствии могли заболеть и вполне здоровые евреи. О том, что проказу можно считать достаточно широко распространенной в израильском обществе говорит наличие в Библии специальных предписаний о порядке обращения с такими больными: «И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря: когда у кого появится на коже тела его опухоль, или лишаи, или пятно, и на коже тела его сделается как бы язва проказы, то должно привести его к Аарону священнику, или к одному из сынов его, священников; священник осмотрит язву на коже тела, и если волосы на язве изменились в белые, и язва оказывается углубленною в кожу тела его, то это язва проказы; священник, осмотрев его, объявит его нечистым. А если на коже тела его пятно белое, но оно не окажется углубленным в кожу, и волосы на нем не изменились в белые, то священник имеющего язву должен заключить на семь дней; в седьмой день священник осмотрит его, и если язва остается в своем виде и не распространяется язва по коже, то священник должен заключить его на другие семь дней; в седьмой день опять священник осмотрит его, и если язва менее приметна и не распространилась язва по коже, то священник должен объявить его чистым: это лишаи, и пусть он омоет одежды свои, и будет чист… У прокаженного, на котором эта язва, должна быть разодрана одежда, и голова его должна быть не покрыта, и до уст он должен быть закрыт и кричать: нечист! нечист!

Во все дни, доколе на нем язва, он должен быть нечист, нечист он; он должен жить отдельно, вне стана жилище его» (См. ЛЕВИТ, глава 13).

Столь подробное предписание священникам по поводу того, как обращаться с прокаженными, очень похоже на выдержку из практического руководства по медицине. Все это говорит о том, что проказа была довольно широко распространена среди сынов Израилевых. Судя по всему, израильтяне могли подхватить эту болезнь в Египте.

А болела ли этим серьезнейшим недугом люди, возглавившие Исход? И на этот вопрос Библия дает утвердительный ответ. Вот рассказ о том, как прокаженной стала сестра Моисея – пророчица Мариам: «И упрекали Мариам и Аарон Моисея за жену Ефиоплянку, которую он взял, – ибо он взял за себя Ефиоплянку, – и сказали: одному ли Моисею говорил Господь? не говорил ли Он и нам? И услышал сие Господь. Моисей же был человек кротчайший из всех людей на земле. И сказал Господь внезапно Моисею и Аарону и Мариами: выйдите вы трое к скинии собрания. И вышли все трое. И сошел Господь в облачном столпе, и стал у входа скинии, и позвал Аарона и Мариам, и вышли они оба. И сказал: слушайте слова Мои: если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним; но не так с рабом Моим Моисеем,– он верен во всем дому Моем: устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях, и образ Господа он видит; как же вы не убоялись упрекать раба Моего, Моисея? И воспламенился гнев Господа на них, и Он отошел. И облако отошло от скинии, и вот, Мариам покрылась проказою, как снегом. Аарон взглянул на Мариам, и вот, она в проказе. И сказал Аарон Моисею: господин мой! не поставь нам в грех, что мы поступили глупо и согрешили; не попусти, чтоб она была, как мертворожденный младенец, у которого, когда он выходит из чрева матери своей, истлела уже половина тела. И возопил Моисей к Господу, говоря: Боже, исцели ее! И сказал Господь Моисею: если бы отец ее плюнул ей в лице, то не должна ли была бы она стыдиться семь дней? итак пусть будет она в заключении семь дней вне стана, а после опять возвратится. И пробыла Мариам в заключении вне стана семь дней, и народ не отправлялся в путь, доколе не возвратилась Мариам» (См. ЧИСЛА, глава 12).

Более того, некоторые библейские строки наводят на мысль, что проказой мог болеть и сам Моисей: «Еще сказал ему Господь: положи руку твою к себе в пазуху. И он положил руку свою к себе в пазуху, вынул ее из пазухи своей, и вот, рука его побелела от проказы, как снег. Еще сказал ему Господь: положи опять руку твою к себе в пазуху. И он положил руку свою к себе в пазуху; и вынул ее из пазухи своей, и вот, она опять стала такою же, как тело его» (См. ИСХОД, глава 4).

Но если предположить, что вместе с израильтянами в пустыню ушли и прокаженные египтяне, то возникает вполне законный вопрос, который задавал своим оппонентам еще Иосиф Флавий. Как могли люди, искалеченные столь серьезным недугом, сорок лет ходить по пустыне? И действительно, это, пожалуй, самый серьезный аргумент против этой гипотезы. Хотя ее сторонники и этот факт пытаются трактовать в свою пользу. Дескать, поскольку больные лепрой, как правило, живут не дольше более 40 лет, то весь срок «хождения в пустыне» можно расценивать, как желание Моисея не допустить прихода в землю обетованную людей, больных проказой.

Но еще в 1906 году известный британский медик Дж. Хатчинсон отмечал, что в Ветхом Завете нет упоминаний о параличе, потере чувствительности и наступлении полной инвалидности, которые наблюдают современные врачи у человека, имеющего запущенную форму лепры. Зато в Писании много говорится о том, что у заразившегося проказой появлялись разного рода заболевания кожи, в результате чего она приобретала белый цвет. Библия сообщает довольно много фактов выздоровления прокаженных, но у заболевших современной проказой самоизлечение может наступить только на третьей стадии болезни, то есть тогда, когда они уже остались без носа, либо без пальцев рук и ног. Поэтому медик Хатчинсон сделал вывод, что болезнь называвшаяся ветхозаветными евреями как zara`at на самом деле не была аналогичной той, которую современные медики зовут лепрой.

Еврейские ученые, работавшие в Александрии в III веке до нашей эры над греческим переводом Библии, в повседневной жизни редко пользовались арамейским языком. В результате в Септуагинте они перевели арамейское слово zara`at (ритуальная нечистота) на греческий язык термином лепра (lepra), то есть проказа. В 386 – 405 годах нашей эры Святой Иероним, работая над латинским переводом Библии, впоследствии названной Вульгатой, также сохранил неверный перевод этого слова. Пять веков спустя монах Константин Африканский, живший в 1020 – 10876 годах нашей эры, занимался обобщением перевода арабоязычной медицинской литературы на латинский язык. Он не стал искать какого-то нового латинского обозначения для слова judam, которым средневековые арабы называли болезнь, аналогичную современной лепре. Для этого он использовал уже имевшуюся у него под рукой библейский термин lepra. Это и привело в дальнейшем к тому, что ветхозаветную zara`at европейцы стали считать современной проказой.

И еще один аргумент в пользу того, что древние израильтяне подразумевали под проказой не то, что под ней понимают современные медики. Поскольку согласно Библии язва проказы могла быть не только на человеке, но и на его одежде: «Если язва проказы будет на одежде, на одежде шерстяной, или на одежде льняной, или на основе, или на утоке из льна или шерсти, или на коже, или на каком-нибудь изделии кожаном, и пятно будет зеленоватое или красноватое… то это язва проказы: должно показать ее священнику; священник осмотрит язву и заключит зараженное язвою на семь дней; в седьмой день осмотрит священник зараженное, и если язва распространилась… то это проказа едкая, язва нечистая; он должен сжечь одежду, или основу, или уток шерстяной или льняной или какую бы то ни было кожаную вещь, на которой будет язва…» (Левит 13: 47-52). Аналогичные рекомендации давались Ветхим Заветом и при обнаружении язвы проказы на стенах дом: «Если он… увидит, что язва на стенах дома состоит из зеленоватых или красноватых ямин, которые окажутся углубленными в стене, то священник… запрет дом на семь дней. В седьмой день опять придет священник, и если увидит, что язва распространилась по стенам дома, то священник прикажет выломать камни, на которых язва, и бросить их вне города на место нечистое; a дом внутри пусть весь оскоблят… Если язва опять появится… то это едкая проказа на доме, нечист он; должно разломать сей дом, и камни его и дерево его и всю обмазку дома вынести вне города на место нечистое…» (Левит 14: 36-45).

Археологи уже исследовали несколько сотен скелетов в Палестине, относящихся VI и V векам до нашей эры. Именно в это историческое время книга Левит вошла в еврейскую устную традицию. Но несмотря на столь обширные раскопки, ученые до сих пор не нашли в этом регионе останки хотя бы одного человека, больного настоящей лепрой.

Таким образом, если вместе с израильтянами действительно и были изгнаны прокаженные, то это вовсе не означает, что эти люди были больны современной лепрой. Скорее всего, это была какая-то иная менее серьезная форма кожного заболевания, которую многие историки, и не только они, неверно отождествляют с современной проказой.



Глава 13. Почему на горе Завета у Моисея засветился небесный нимб


Огненно-облачный столп, обычно помогавший в пустыне израильтянам, иногда мог быть по отношению к ним и очень жестоким. В силу тех или иных причин этот загадочный небесный феномен оказался причастен к гибели десятков тысяч участников Исхода. Страницы Ветхого Завета буквально пестрят такими трагическими эпизодами. Библия, как правило, объясняет смерть этих людей, тем, что они прогневали Бога. Но в некоторых случаях причины убийства настолько окутаны покровом таинственности, что по их поводу среди библеистов до сих пор идут нескончаемые дискуссии. Именно к таковым относится библейская история, рассказывающая о том, как погибли два сына первосвященника Аарона, во время служения Богу: «Надав и Авиуд, сыны Аароновы, взяли каждый свою кадильницу, и положили в них огня, и вложили в него курений, и принесли пред Господа огонь чуждый, которого Он не велел им; и вышел огонь от Господа и сжег их, и умерли они пред лицем Господним». (Левит 10: 1-2).

За что же сыновья Аарона, совершавшие вполне богоугодное дело, были столь сурово наказаны? Некоторые видят разгадку в том, что они «принесли пред Господом огонь чуждый». Но почему огонь в их кадильницах назван «чуждым»? Некоторые богословы утверждают, что на жертвенник якобы должен был сходить лишь небесный огонь, то есть огонь от Бога. Но в книге Левит об обязанностях священника по разжиганию огня сказано: «…сыны же Аароновы, священники, положат на жертвенник огонь и на огне разложат дрова; и разложат сыны Аароновы, священники, части, голову и тук на дровах, которые на огне, на жертвеннике; а внутренности жертвы и ноги ее вымоет он водою, и сожжет священник все на жертвеннике: это всесожжение, жертва, благоухание, приятное Господу» (Левит 1: 7-9)

Следовательно, Надав и Авиуд, принеся зажженный ими огонь, сделали все правильно и пострадали вообще непонятно за что. Но чем же тогда могли провиниться молодые священники? Из последующего библейского текста все-таки становится ясным, что сожженные все-таки провинились. Причем, провинились настолько серьезно, что случилась доселе неслыханная вещь. Господь Бог, обычно обращавшийся к Аарону и всему народу через Моисея, на этот раз стал разговаривать с отцом погибших без посредника: «И сказал Господь Аарону, говоря: вина и крепких напитков не пей ты и сыны твои с тобою, когда входите в скинию собрания, [или приступаете к жертвеннику,] чтобы не умереть. Это вечное постановление в роды ваши, чтобы вы могли отличать священное от несвященного и нечистое от чистого, и научать сынов Израилевых всем уставам, которые изрек им Господь чрез Моисея» (Левит 10: 8-11).

Ну а какими могли быть естественные причины гибели двух священников? По-видимому, ключ к разгадке этой тайны содержится в следующем предупреждении Яхве: «И говорил Господь Моисею no смерти двух сынов Аароновых, когда они, приступив [с чуждым огнем] пред лице Господне, умерли, и сказал Господь Моисею: скажи Аарону, брату твоему, чтоб он не во всякое время входил во святилище за завесу пред крышку [очистилище], что на ковчеге [откровения], дабы ему не умереть, ибо над крышкою Я буду являться в облаке» (Левит 16: 1-2). По той же причине нельзя было входить в скинию, или иначе говоря, в переносное святилище, и самому пророку: «И покрыло облако скинию собрания, и слава Господня наполнилa скинию; и не мог Моисей войти в скинию собрания, потому что осеняло ее облако, и слава Господня наполняла скинию». (Исход 40: 34-35)

Почему Моисей не мог входить в святилище, когда его покрывало облако? А после трагического случая с двумя молодыми священниками Аарону с оставшимися в живых сыновьями также дано указание, что они в этой ситуации не должны входить в скинию? Для того чтобы ответить на этот вопрос посмотрим, как была устроена скиния. Согласно традиции считалось, что скиния была сделана по указанию самого Яхве. Это переносное святилище ставилось во дворе, от которого оно отгораживалось занавесом. Вход в этот передвижной храм закрывался завесой. В длину скиния равнялась 50 метрам, а в ширину – на 25 метрам. Ковры закреплялись на столбах высотой 2,5 метра. Большая часть помещения отводилась под святилище, здесь были жертвенник с кадильницами и светильниками, стол с хлебами, умывальник для ритуальных омовений и семисвечник. В меньшей части, площадью в 25 квадратных метров стоял ковчег со скрижалями, на которых были написаны десять заповедей. Крышка ковчега была изготовлена из золота, по краям которой напротив друг друга стояли коленопреклоненные херувимы. Ковчег древние евреи почитали в качестве трона Бога Яхве.

Итак, общая площадь скинии была равна 1250 квадратным метрам. Все это сооружение, довольно плотно завешенное со всех сторон коврами, представляло собой замкнутое пространство. Поэтому длительное богослужение, сопровождавшееся сожжением многочисленных жертвоприношений и интенсивными воскурениями, неизбежно приводило к большой задымленности в скинии. В этих условиях всегда существовала потенциальная возможность возникновения опасной концентрации угарного газа. Этот газ называют угарным из-за его смертельного воздействия на организм человека. Он реагирует с гемоглобином крови, как и кислород. При этом образуется соединения гораздо более устойчивые, чем соединения гемоглобина с кислородом. Следовательно, даже при небольшом содержании угарного газа в воздухе значительная часть гемоглобина в организме человека оказывается связанной с ним. А потому перестает участвовать в переносе кислорода.

Поэтому при вдыхании воздуха, отравленного угарным газом, смерть от удушья может наступить даже несмотря на наличие избытка кислорода. Первые признаки отравления угарным газом – головная боль, головокружение, затем потеря сознания. Человеку достаточно полтора часа находиться в помещении, в воздухе которого содержится 0,1% угарного газа, и у него может наступить смерть. Угарный газ особенно опасен тем, что не имеет ни цвета, ни запаха, а значит, его присутствие в воздухе незаметно для человека.

Несмотря на то, что в Библии прямо говорится о том, что погибшие священники были сожжены Господнем огнем, из текста следует, что их одежды (хитоны) и тела сохранились. Правда, в некоторых богословских комментариях говорится: сгорели не одежды, а души – две огненные нити вошли в ноздри священников и сожгли их изнутри. Но на наш взгляд логичнее предположить, что сыновья Аарона не сгорели, а угорели. Если священники при этом выпили много вина (реакции организма в состоянии опьянения обычно сильно замедленны), то они, скорее всего, даже не успели понять, от чего погибли…

И еще одна трагедия. Ее масштабы оказались гораздо шире, а причины более загадочны. Во время странствования в пустыне Корей, Дафан, Авирон и еще 250 именитых израильтян (среди них были и левиты) попытались оспорить лидерство Моисея и Аарона. Бунтовщики возмутились, посчитав, что общавшийся с Богом пророк и его брат первосвященник поставили себя выше «народа Господня». Как следует из текста, все восставшие были «начальники общества», призываемые на собрания. Очевидно, заговорщики ставили цель расширить властные полномочия этого коллективного органа, существовавшего у древних евреев. Но вместе с тем, они понимали: при монополии Моисея на посредничество с Яхве, народное собрание становится всего лишь простым исполнителем «Божьей воли», высказанной устами пророка. Именно поэтому заговорщики стали претендовать на личное общение с Богом.

Дабы успокоить страсти и узнать, кому с благоволением относится Господь, законоучитель предложил: «И сказал Моисей Корею: завтра ты и все общество твое будьте пред лицем Господа, ты, они и Аарон; и возьмите каждый свою кадильницу, и положите в них курения, и принесите пред лице Господне каждый свою кадильницу, двести пятьдесят кадильниц; ты и Аарон, каждый свою кадильницу. И взял каждый свою кадильницу, и положили в них огня, и всыпали в них курения, и стали при входе в скинию собрания; также и Моисей и Аарон. И собрал против них Корей все общество ко входу скинии собрания. И явилась слава Господня всему обществу.

И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря: отделитесь от общества сего, и Я истреблю их во мгновение… И сказал Моисей: из сего узнаете… если Господь сотворит необычайное, и земля разверзет уста свои и поглотит их [и домы их и шатры их] и все, что у них, и они живые сойдут в преисподнюю, то знайте, что люди сии презрели Господа. Лишь только он сказал слова сии, расселась земля под ними; и разверзла земля уста свои, и поглотила их и домы их, и всех людей Кореевых и все имущество; и сошли они со всем, что принадлежало им, живые в преисподнюю, и покрыла их земля, и погибли они из среды общества. И все Израильтяне, которые были вокруг них, побежали при их вопле, дабы, говорили они, и нас не поглотила земля. И вышел огонь от Господа и пожрал тех двести пятьдесят мужей, которые принесли курение» (Числа 16: 16-20, 28, 30-35)

Несомненно, во всей это истории содержится поучительный смысл. Его суть – предостеречь именитых израильтян от всяких поползновений на права первосвященника. Но стоят ли за этим библейским рассказом какие-либо реальные события?

На первый взгляд, характер происшествия позволяет предположить, что в момент коллективного богослужения на месте трагедии могло произойти землетрясение. Ведь в тексте о Кореевых людях ясно сказано, что «земля разверзет уста свои и поглотит их [и домы их и шатры их] и все, что у них, и они живые сойдут в преисподнюю». Но тогда возникает проблема предсказания Моисеем этого мало прогнозируемого природного катаклизма. Впрочем, существуют сообщения античных авторов о том, что такие прогнозы все-таки иногда сбывались. Так, древнегреческий писатель Диоген Лаэртский, писал о Ферекиде Сиросском, сыне Бабия. Этот философ начал первым писать о природе и богах. Кроме того, он умел предсказывать землетрясения. Так, однажды, отведав воды из колодца, он предсказал, что на третий день случится землетрясение,– и оно случилось. Специалистам сейчас известно, что одним из индикаторов предстоящего землетрясения является резкое изменение уровня грунтовых вод. Поэтому, несмотря на парадоксальность, это сообщение Диогена заслуживает доверия, так как в нем есть упоминание о колодце, по которому можно было косвенно определить уровень грунтовых вод.

Тем не менее такие правильные прогнозы скорее всего были исключением. Ведь даже современная наука не всегда в состоянии дать точный прогноз землетрясения. К тому же версия о землетрясении противоречит последующему отрывку из библейского текста: «И вышел огонь от Господа и пожрал тех двести пятьдесят мужей, которые принесли курение».

Как полагает ряд исследователей, причина происшедшего могла быть связана с тем, что в этом месте имелись залежи нефти, выходящие на поверхность. Когда 250 заговорщиков зажгли курения, то горючие пары, поднимавшиеся из расщелины скалы, воспламенились. И последовал взрыв. Так израильтяне, непривыкшие обращаться с насыщенной летучими веществами нефтью, пали жертвой огня. Возможно, пророк, который 40 лет провел в пустыне, когда пас скот у медиамского священника Иофора, хорошо знал здешние места. Тогда становится понятным, почему он смог предупредить общество о грозящей опасности…

Почему же огненно-облачный столп был столь суров с богоизбранным народом? Быть может, ответ заключается в том, что по представлениям древних евреев этот столп являлся своего рода олицетворением Яхве – древнесемитского Бога грозы. Следовательно, у него должен был быть такой же грозный нрав, как, например, у древнеславянского Перуна или у древнегреческого громовержца Зевса, которого римляне называли Юпитером.

В целом же личность Всевышнего у израильтян издревле была покрыта густым покровом таинственности, что очень сильно расходится с религиозными обычаями многих других народов. Даже таким еврейским патриархам как Авраам, Исаак и Иаков (Израиль) Господь своего настоящего имени не назвал. Только Моисею Бог открыл свое истинное имя – Яхве. Согласно законам древнееврейской письменности, в которой гласные звуки не обозначались, он пишется четырьмя буквами YHVH. Обычно происхождение этого слова связывается с древнееврейским глаголом hyh (hwh) в значении «жить», «быть». В таком случае смысл имени Бога прочитывается как «Он есть», «Он есть Бог живой» или «Он дает жизнь» и т.д. В русском же синодическом переводе Библии его называют сочетанием «Господь Бог».

Верующим иудеям нельзя было даже называть его священного имени, дабы случайно не осквернить. Обычай требовал вместо имени ставить «титул», И при появлении в библейском тексте или в литургическом песнопении сочетания YHVH евреи считали более подобающим восклицать вместо этого «адонай», то есть «Господь».

Но к середине первого тысячелетия до нашей эры древнееврейский язык исчез. Возвратившись из вавилонского плена, израильтяне перешли на арамейский. На этом родственном ивриту языке тогда разговаривали жители Месопотамии, Сирии и ряда других ближневосточных стран. При этом была разработана система обозначения гласных звуков на письме. В конце концов загадочное сочетание YHVH превратилось в современное «Яхве» (Иегова).

Но каким в действительности изначально было имя этого грозного Бога, мы сейчас не можем сказать. Ведь теперь уже никто не знает правильного произношения гласных в древнееврейских письменных текстах. В древней Иудее только первосвященнику дозволялось произносить вслух истинное имя Бога. Да и то лишь в совершенном одиночестве, в Святая Святых – специальном помещении внутри Иерусалимского Храма. И не в любое время, а только в день определенного еврейского религиозного праздника.

И еще одна тайна, связанная с Яхве – его никому не дозволялось видеть, дабы не умереть. Не только рядовым иудеям, но и служившим Богу левитам запрещалось заглядывать в Святая Святых, то есть туда, где по древнееврейскому поверью, обитал всемогущий Яхве: «И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря; не погубите колена из среды левитов, но вот что сделайте им, чтобы они были живы и не умерли, когда приступают к Святому Святых: Аарон и сыны его пусть придут и поставят их каждого в служении его и у ноши его; но сами они не должны подходить смотреть святыню, когда покрывают ее, чтобы не умереть» (Числа 4: 17-20). Находясь на святой Синайской горе, Моисей захотел увидеть Господа, на что он ответил: «…лица Моего не можно тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых. И сказал Господь: вот место у Меня, стань на этой скале; когда же будет проходить слава Моя, Я поставлю тебя в расселине скалы и покрою тебя рукою Моею, доколе не пройду; и когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади, а лице Мое не будет видимо [тебе]… И сошел Господь в облаке, и остановился там близ него, и провозгласил имя Иеговы» (Исход 33: 20-23; 34: 5).

Поэтому никто не знал и до сих пор не знает, как на самом деле выглядит всемогущий Яхве. Не разгадана наукой и тайна «облачно-огненного столпа». Если она, конечно, вообще может быть разгадана. Тем не менее есть основания предполагать, что в основе библейского рассказа о дневном облачном и ночном огненном столпе, который сопровождал евреев в пустыне, лежат обычные природные явления.

Не исключено, что «огненный столп» мог появиться на небе благодаря извержению Санторинского вулкана. В книге голландского профессора Марсела Миннарта «Свет и цвет в природе» об облаках, которые светятся в сумерках (ультрацирусах) сказано следующее: «Изредка небо перед самым заходом кажется безоблачным, а затем через некоторое время показываются очень нежные волнистые облака, располагающиеся низко на западном горизонте и имеющие синевато-серый цвет. Замечательно, что они, по-видимому, видны только в момент захода Солнца и затем появляются снова, когда его высота равна —3 и —7". Вероятно, это означает, что они должны освещаться в определенных направлениях… Появление ультрацирусов обычно сопровождается чрезвычайно красочным закатом и оптическими возмущениями, Можно предполагать, что ультрацирусы состоят из вулканического вещества. Эти облака настолько тонки, что не видны днем, но появляются при закате, очевидно, благодаря яркому освещению на темном фоне. Поскольку они были видны на высоте до 10° над горизонтом, когда высота Солнца равна —7°, их расстояние от поверхности Земли не может намного превышать 10 км. Это означает, что они находятся в нижних слоях стратосферы».

Как мы уже говорили, после извержения Санторинского вулкана в верхние слои атмосферы попало гигантское количество чрезвычайно тонкой вулканической пыли. Потребовалось несколько лет, прежде чем эта пыль осела. Следовательно, все это время древние евреи могли видеть ультрацирусы в пустыне. Тем не менее у вулканической теории есть один существенный изъян: вряд ли санторинская вулканическая пыль могла находиться в атмосфере в течение всех сорока лет, когда длился Исход.

Впрочем, для появления световых или солнечных столбов не обязательно наличие в атмосфере вулканической пыли. В той же книге Марсела Миннарта говорится о появляющихся вечером световых столбах: «Вертикальные световые столбы или, скорее, «световые мечи» можно видеть весьма часто при заходе или восходе Солнца, лучше всего – когда Солнце скрывается за домом и не слепит глаза. Такой световой столб сам по себе бесцветен, но когда Солнце низко и становится желтым, оранжевым или красным, столб принимает тот же оттенок. Это происходит лишь при высоте Солнца около 5°, редко 15° и более. Когда Солнце высоко, столбы видны редко; с другой стороны, часто они хорошо видны, когда Солнце в действительности находится под горизонтом. Столбы под Солнцем появляются редко; они короче, чем над Солнцем.

Случайное усиление яркости светового столба, когда он попадает на облако, создает впечатление светового пятна. Это явление получило название «двойного Солнца». Его лучше наблюдать, когда пятно находится над Солнцем, а не под ним.

Представим себе облако ледяных пластинок, совершенно горизонтальных и падающих очень медленно. При этих условиях они отражают лучи Солнца; отраженные лучи не будут, однако, попадать в наш глаз. Но как только те же самые ледяные пластинки становятся наклоненными по отношению к горизонту на малый угол … под Солнцем возникнет световой столб приблизительно так же, как возникает световая дорожка на покрытой рябью поверхности воды». Таким образом, ученым известны ни одна разновидность облаков, которые при определенных условиях могут быть восприняты человеком в сумерках в качестве огненного столпа.

Впрочем, большинство верующих полагают, что Бог создал человека по своему образу и подобию. Следовательно, и сам Господь похож на человека. Только в отличие от простого смертного он всемогущий. Показывая величие Господа, еврейские богословы в средневековой Каббале изображали Иегову в виде седобородого исполина. У этого гигантского старца один миллиард и семь тысяч кудрей, рост в полмиллиарда миль, пальцы – длиною в миллион двести тысяч миль, а кисть руки – в 240 002 мили!

Появление Яхве как божества бурь и гроз перед человеком, согласно верованиям древних евреев, всегда сопровождалось природными явлениями, поражающими своей силой человеческое воображение. Именно так было и во время заключения Господом Богом Союза (Завета) с израильтянами, на Синайской горе. К этой горе Моисей со своим народом прибыл спустя три месяца после Исхода из Египта. Яхве приказал ему подготовить народ к явлению Господа. Народ в течение двух дней очищал себя и свои одежды. Бог велел Моисею провести вокруг горы черту, чтобы никто не мог приблизиться к ней, опасаясь умереть, ибо в это время Яхве находился на горе.

«На третий день, при наступлении утра, были громы и молнии, и густое облако над горою [Синайскою], и трубный звук весьма сильный; и вострепетал весь народ, бывший в стане. И вывел Моисей народ из стана в сретение Богу, и стали у подошвы горы. Гора же Синай вся дымилась оттого, что Господь сошел на нее в огне; и восходил от нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась. И звук трубный становился сильнее и сильнее. Моисей говорил, и бог отвечал ему голосом…» (Исход 19: 16-18).

Это довольно подробное описание позволяет сделать вывод, что гора, на которой Господь заключил союз с израильтянами, была действующим вулканом. Но на Синайском полуострове никогда не было вулканов. Более того: у компиляторов библейского текста не было единого мнения, где на самом деле была эта гора. В некоторых отрывках из Ветхого Завета гора Откровения называется Синай, а в других – Хорив.

Как справедливо замечает «Еврейская Энциклопедия»: «В еврейской традиции нет никакого географического расположения горы Синай; вероятно, что её точное расположение не было ясно ещё со времени монархии (первая половина I тысячелетия до нашей эры – прим. В. Б.)… Христианские отшельники и монахи, главным образом из Египта, обжили южный район Синайского полуострова со второго столетия нашей эры и участили усилия, чтобы идентифицировать местоположение Исхода с фактическими местами, к которым сторонники этого места могли приходить как паломники». (Издание 14, с.1599).

Сейчас большинство исследователей склоняются к тому, что горой Завета могла быть Хорив. Именно эта гора, как следует из текста Библии, была расположена в земле Мадиамской, то есть на Северо-западе современной Аравии. Здесь с восточной стороны залива Акаба, высится цепь вулканических гор. Правда, сейчас они погасли, но во времена Моисея были действующими вулканами.

Еще до начала Исхода, когда Господь на мадиамской горе Хорив воззвал к Моисею из среды горящего куста, пророку было сказано: «Когда ты выведешь народ из Египта, вы совершите служение богу на этой горе» (Исход, глава 3: 12). Следовательно, вождь израильтян, всегда с готовностью выполнявший указания Всевышнего, в самом начале Исхода должен был повести свой народ в землю Мадиамскую, то есть к горе Хорив. Вспомним, что принятие Завета произошло через три месяца после начала Исхода. В пользу этой же версии говорит и то факт, что Моисей провел в этой земле сорок лет, был женат на мадиамитянке из семьи видного священника, поэтому в этих местах он мог рассчитывать на определенную поддержку. Именно здесь пророк сумел найти и опытного проводника – своего родственника со стороны жены – мадиамитянина Ховава, сына Рагуилова…

Некоторые ученые на основании того, что Библии сообщает о слишком большом количестве чудес, происходивших на святой горе, вообще отрицают достоверность этих событий. Дескать, все это выдумки компиляторов Ветхого Завета. Но даже вот такое явление как «свечение лица», на первый взгляд, выглядевшее некоторым литературным преувеличение, на самом деле имеет естественнонаучное объяснение. Более того, именно в сходных горных условиях люди чаще всего и наблюдали это библейское чудо.

Напомню нашим читателям, что когда сходил Моисей с горы, на которой был получен Завет Господа, в своих руках он держал две скрижали откровения. И в этот момент он «… не знал, что лице его стало сиять лучами оттого, что Бог говорил с ним. И увидел Моисея Аарон и все сыны Израилевы, и вот, лице его сияет, и боялись подойти к нему. И призвал их Моисей, и пришли к нему Аарон и все начальники общества, и разговаривал Моисей с ними. После сего приблизились [к нему] все сыны Израилевы, и он заповедал им все, что говорил ему Господь на горе Синае. И когда Моисей перестал разговаривать с ними, то положил на лице свое покрывало. Когда же входил Моисей пред лице Господа, чтобы говорить с Ним, тогда снимал покрывало, доколе не выходил; а выйдя пересказывал сынам Израилевым все, что заповедано было [ему от Господа]. И видели сыны Израилевы, что сияет лице Моисеево, и Моисей опять полагал покрывало на лице свое, доколе не входил говорить с Ним» (Исход:34: 29-35).

В древности греки такое свечение в виде пучков лучей называли огнями Кастора и Полидевка по имени мифологических героев-близнецов. Особенно часто такие огни можно видеть перед сильной грозой на шпилях зданий, деревьях, стоящих на вершинах гор, на корабельных мачтах и в море на мачтах кораблей. Римский философ и писатель Луций Сенека говорил, что во время грозы «звезды как бы нисходят с неба и садятся на мачты кораблей». А один античный историк описал как «звездный огонь» снизошел на римских легионеров. Случилось это ночью во время перехода через горы. Воины почувствовали надвигающуюся грозу. И вдруг над отрядом показались сотни голубоватых огоньков. Это засветились острия копий воинов. Казалось, что железные копья солдат горят, но при этом не сгорают! Легионеры решили, что «звездное сияние» на копьях предвещает им победу.

В средние века этот «чудо-огонь» стали называть огнями Эльма. Потому что они очень часто вспыхивали в церкви святого Эльма, расположенной в Италии. Правда, когда во время грозы они появлялись над башнями этой церкви, то их свечение воспринималось народом как дурное предзнаменование.

В 1695 году в Средиземном море, у Балеарских островов, по свидетельству капитана одного английского парусника, голу, «голубой огонь» на некоторое время наблюдали на этом судне. Опасаясь бури, капитан приказал спустить паруса. И тут моряки увидели в разных местах корабля тридцать огней Эльма. На флюгере большой мачты огонь достигал более полуметра в высоту. Капитан, очевидно, чтобы не допустить пожара, приказал матросу убрать этот огонь. Поднявшись наверх, моряк крикнул, что огонь шипит как ракета из сырого пороха. Матрос попытался снять этот необычный огонь вместе с флюгером и принести вниз. Но как только флюгер был убран, огонь сразу же перескочил на конец мачты, откуда снять его было невозможно.

Американский метеоролог Хэмфри, наблюдавший огни Эльма на своем ранчо, свидетельствует: это явление природы, «превращая быка в чудище с огненными рогами, производит впечатление чего-то сверхъестественного». Впрочем, современная наука уже разгадала секрет этого чуда. Причиной появления огней Эльма является высокая напряженность электрического поля в атмосфере. Как правило, это бывает во время грозы. Огни представляют собой электрические разряды, возникающие на острых концах высоких предметов в виде пучков света.

Но самое удивительное заключается в том, что эти огни спускаются не только на неодушевленные предметы и животных, но и на людей. Вот как об этом чудесном явлении пишет Владимир Мезенцев в своей замечательной книге «Энциклопедия Чудес. Книга первая. Обычное в необычном»: «Как-то альпинисты штурмовали одну из вершин Тянь-Шаня. Внезапно надвинулась туча, и разразилась гроза.

– Смотрите, у него горят волосы! – крикнул альпинист, показывая на товарища рядом. – У тебя самого тоже!

– Оказалось, что волосы светились у всех, кто был без шапки. А когда кто-то снял шапку, волосы будто потянулись за ней, испуская голубые искорки. Что – волосы! Искрились ледорубы, фотоаппараты, металлические пуговицы. И все это шипело, как самовар, когда вода в нем собиралась. Но вот гроза стихла, и свечение исчезло».

Что же было общего у «засветившихся» тянь-шаньских альпинистов с библейским Моисеем, вокруг которого светился нимб? Во-первых, и в том, и в другом случае огонь наблюдался в горах. Во-вторых, огни Эльма на Тянь-Шане и на горе Хорив появились время грозы. В-третьих, для того, чтобы избавиться от свечения, альпинистам достаточно было надеть шапку, а пророку надеть покрывало. В общем, наблюдается поразительное сходство, хотя в отличие от тянь-шаньских любителей активного отдыха Моисей поднялся на библейскую гору с совершенно иными целями.

Таким образом, Ветхий Завет можно считать первой книгой, в которой, пожалуй, впервые в истории человечества письменно зафиксирован факт появления огней Эльма. А светящийся нимб вокруг лица израильского пророка впоследствии вдохновил ни одно поколение выдающихся художников.


***




«Когда сходил Моисей с горы Синая, и две скрижали откровения были в руке у Моисея при сошествии его с горы, то Моисей не знал, что лицо его стало сиять лучами оттого, что Бог говорил с ним. И увидел Моисея Аарон и все сыны Израилевы, и вот, лицо его сияет, и боялись подойти к нему. И призвал их Моисей, и пришли к нему Аарон и все начальники общества, и разговаривал Моисей с ними. После сего приблизились [к нему] все сыны Израилевы, и он заповедал им всё, что говорил ему Господь на горе Синае». Исход (34: 29-32).



Глава 14. Как от трубного гласа рухнули стены Иерихона


Вот этот отрывок из Ветхого Завета о взятии Иерихона до сих пор вызывает ожесточенные споры среди знатоков Библии: «Когда в седьмой раз священники трубили трубами, Иисус сказал народу: воскликните, ибо Господь предал вам город! город будет под заклятием, и все, что в нем – Господу… Народ воскликнул, и затрубили трубами. Как скоро услышал народ голос трубы, воскликнул народ [весь вместе] громким [и сильным] голосом, и обрушилась [вся] стена [города] до своего основания, и [весь] народ пошел в город, каждый с своей стороны, и взяли город». (Иисус Навин 6: 15,19)

Все в этом тексте настолько неправдоподобно, что многие библеисты предпочитают видеть в этом рассказе лишь литературную аллегорию. Но прежде чем под звуки иерихонских труб началось израильское вторжение в Ханаан, отцам и дедам этих победителей пришлось целых сорок лет блуждать по бесплодной пустыне.

Почему потомки Израиля не пошли сразу в землю обетованную? Ведь в Ветхом Завете говорится о том, что из Египта в пустыню ушло до шестисот тысяч израильских мужчин. Разве такому количеству ополченцев не по силам было овладеть Ханааном? Ведь в самых крупных завоевательных походах древности редко участвовало более 20-30 тысяч воинов.

Но с таким огромным количеством мужчин землю Гесем должны были покинуть еще и их жены и дети. Всего около трех миллионов человек! А между тем площадь Синайского полуострова равна всего лишь 25 тысячам квадратных километров. Следовательно, на каждый квадратный километр малоплодородной синайской земли должно было приходиться по 120 сынов Израиля, ушедших из египетского плена.

Впрочем, есть доказательства, что три с половиной тысячи лет назад на этом полуострове климат был более влажный, а потому там была не пустыня, а полупустыня, где можно было пасти скот. Тем не менее вряд ли такое гигантское число людей вместе со своими стадами могло прокормиться в полупустынной местности, несмотря на имевшиеся там редкие оазисы. С этим теперь согласны почти все исследователи, занимавшиеся этой проблемой.

Три миллиона беглецов из египетского плена невозможно было даже выстроить в одну колонну. Известный знаток пустыни, чешский путешественник Алоис Музиль вычислил: бедуинское племя, объединяющее пять тысяч семей, во время похода движется колонной, ширина которой двадцать километров, а длина – свыше трех километров. Чем шире фронт движения, тем больше возможностей найти пастбища и воду, но одновременно возрастает и угроза нападения со стороны враждебных племен.

Если предположить, что в Исходе участвовало около трех миллионов израильтян, то, следовательно, в многочисленных колоннах должны были идти около 600 тысяч семей. Выстроившись в 120 колонн, это огромное скопище растянулось бы, по меньшей мере, на 2400 километров в ширину и 360 километров в длину! А уж разместить, такое колоссальное количество людей в одном лагере, как утверждает Библия, тем более было абсолютно невозможно.

С этой цифрой возникает еще одно противоречие. Согласно Библии, в Египет пришло 75 человек, «вышедших из чресел Иакова». Если к ним прибавить еще его жен и их рабынь, то общее число предков израильтян вряд ли могло превысить 100 человек. По данным демографов, в 1500 – 1750 годах население всей Земли – в связи с высокой смертностью – ежегодно увеличивалось примерно на 0,2 %. По более ранним эпохам точных данных нет, но практически все демографы сходятся во мнении, что среднемировые темпы прироста народонаселения тогда были еще ниже. Так вот, если в Египте сыны Израилевы находились 430 лет и их ежегодный темп роста равнялся бы 0,2%, то к моменту Исхода их было бы всего лишь 240 человек. А для того чтобы общее количество израильтян к моменту Исхода достигло трех миллионов, нужно было, чтобы их ежегодный прирост стабильно равнялся 2, 45%.

Впрочем, считать абсолютно фантастической эту цифру все-таки нельзя. Именно такими были темпы прироста населения в ряде южноамериканских и азиатских стран в шестидесятых – семидесятых годах двадцатого века. Но весьма сомнительно, чтобы такой «бэби-бум» мог бы длиться 430 лет! Особенно в древности, при существовавшей тогда высокой детской смертности и низком уровне санитарии.

Хотя на первых порах в земле Гесем сынам Иакова действительно жилось неплохо. В ветхозаветном Пятикнижии прямо сказано, что детей у них рождалось значительно больше, чем у египтян. Даже в трудные времена перед началом Исхода. Думается, что это очень похоже на истину. По крайней мере на первых порах евреи, осев в Гесем, не испытывали недостатка в плодородной земле для прокорма своего быстрорастущего населения.

Откуда же в Библии появилось упоминание о 600 тысячах мужчин, якобы ушедших вместе с Моисеем? Большинство ученых считают, что редакторы Библии просто допустили ошибку. Известные библеисты Джордж Райт и Уильям Олбрайт считают: шестисоттысячную цифру компиляторы Библии взяли из другой, более поздней переписи израильского населения. Ее провел царь Давид. Итоги этой переписи есть в Ветхом Завете. И там действительно фигурирует такая же цифра. По мнению Райта и Олбрайта, авторы Пятикнижия уже в более поздние времена механически перенесли цифру, относящуюся к X веку до нашей эры, на период Исхода.

Ну а сколько же на самом деле было в то время израильтян? Известный археолог Флиндерс Питри предлагает переводить древнееврейское слово, обозначающее тысячу, как «семья» или «шатер». Он обратил внимание, что древнееврейское существительное «элеф» означает не только цифру «тысяча», но и понятие «отряд, семейная группа, поколение». Поэтому Питри полагает, что на самом деле из Египта ушло не шестьсот тысяч воинов, а только шестьсот семейств. В пользу этой цифры говорит еще и тот факт, что в Египте две акушерки были в состоянии обслужить всех израильских рожениц. Тогдашняя еврейская семья носила патриархальный характер. Следовательно, на начальном этапе в Исходе могло участвовать до пяти-шести тысяч человек. И они в состоянии были выставить примерно 1000-1200 воинов.

Действительно, в битвах, о которых рассказывает Библия, численность израильского ополчения очень невелика: Исав располагает четырьмя сотнями вооруженных людей (Бытие, 33:1), колено Даново – шестью сотнями (Книга Судей, 18:11, 16–17), Саул (1-я книга Царств, 13:15) и в следующем поколении – Давид (1-я Книга Царств, 23:13) тоже стоит во главе 600 человек, чтобы противоборствовать филистимлянам.

Но даже пяти-шести тысячам потомкам Израиля нелегко было прокормиться в пустыне. Уже на сорок пятый день после ухода из благодатной долины Нила израильтяне стали роптать на Моисея и Аарона. Люди, непривыкшие кочевать в пустыне, горевали о своей недавней сытой жизни: «…о, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта! ибо вывели вы нас в эту пустыню, чтобы всё собрание это уморить голодом…». (Исход 16: 3)

И вновь Господь помог своему народу: вечером у израильтян появилось долгожданное мясо – налетели перепела, которые покрыли весь стан. Человеку, никогда не бывавшему на Синае, этот факт показался бы чудом. Тем более как на Божественное диво смотрели на это событие последующие поколения потомков Израиля, жизнь которых проходила либо в границах Палестины, либо в более позднее время – в странах диаспоры с абсолютно иным климатом.

Но арабы, живущие на Синайском полуострове, были бы весьма озадачены, если бы им сказали, что прилет этих птиц следует рассматривать как чудо. Ежегодно весной из глубины Африканского континента в европейские страны возвращаются огромные стаи перепелов. Когда на черном континенте в летнее время становится нестерпимо жарко, птицы мигрируют в Европу двумя путями. Один путь пролегает через западное побережье Африки в Испанию, другой – через восточное Средиземноморье на Балканы.

Исход израильтян, как известно, начался весной. В самый разгар миграции перелетных птиц. Перепелиные стаи, направляясь по восточному пути, пересекают Красное море. Измученные дальней дорогой, перепела, как правило, садятся на землю вдоль морского берега. Дабы собраться с новыми силами для дальнейшего путешествия через высокие горы. При этом отдыхающие птицы настолько переутомлены, что живущие вблизи бедуины ловят их голыми руками. Этой охотой прибрежное население занимается не только весной, но и осенью, когда перепела возвращаются обратно в Африку.

Очевидно, в израильском стане села стая именно таких ослабевших от дальней дороги перепелов. И изголодавшиеся люди, естественно, не замедлили воспользоваться возможностью получить на обед перепелиное мясо.

А на следующее утро вблизи израильских шатров появилась посланная с небес пища, доселе никогда невиданная потомками Израиля. Она была мелкой, круповидной, похожей на иней, лежащий на земле. В Библии эту крупу еще сравнивают с кориандровым семенем. Вкус у этой небесной пищи был как у лепешки с медом. Израильтяне назвали этот хлеб манной небесной. Обрадованный народ ходил и собирал ее, молол в жерновах или толок в ступе, варил в котле. В день они собирали по гомору на человека, то есть по 3,9 литра. Этой крупой древние евреи питались все сорок лет, пока они странствовали в пустыне.

Скептики, жившие по большей части в странах, удаленных от Синая на тысячи километров, смотрели на рассказ о манне небесной как на очередную библейскую выдумку. А верующие люди принимали это удивительное событие за религиозное чудо. Но еще в 1823 году немецкий ботаник Г. Эренберг опубликовал статью «Symbolae Physiae». В ней он утверждал, что пресловутая манна – ни что иное, как секреция, выделяемая тамарисковыми деревьями, когда на них нападает определенный вид тли. Как писал ученый: «… эти маленькие насекомые живут, главным образом, за счёт тамариска – местной разновидности деревьев на Синае».

В 1927 году ботаники из Иерусалимского Еврейского Университета Фридрих Симон Боденхаймер и Оскар Теодор специально отправились на Синайский полуостров, чтобы раз и навсегда прояснить спорный вопрос о существовании манны. На протяжении нескольких месяцев двое ученых проводили обширное исследование в районе Синайских гор. Отчёт об этой работе вызвал в библейском мире настоящую сенсацию.

Ученые не только привезли с собой первые фотографии манны, но и прояснили некоторые детали о скитаниях израильского народа в пустыне. Иерусалимские ботаники нашли на Синайском полуострове разновидность тамариска, который весной выделяет сладковатую жидкость. Эта жидкость быстро застывает в воздухе в виде белых шариков, похожих на град. Действительно тля, о которой впервые упомянул Эренберг, принимает самое непосредственное участие в появлении манны. Это насекомое выделяет особую смолистую секрецию, которая, по словам Боденхаймера, по форме и размерам напоминает зёрнышко кориандра. Когда эта жидкость только падает на землю, то она имеет белый цвет, который через некоторое время становится желто-коричневым. По вкусу манна напоминает мёд, засахарившийся после долгого хранения.

С наступлением весны местные жители ранним утром отправляются в степь собирать эти белые липкие шарики, как жители средней полосы России осенью идут по грибы или ягоды. Данные экспедиции подтверждают также и другие детали библейского описания манны: «И собирали его рано поутру, каждый сколько ему съесть; когда же обогревало солнце, оно таяло» (Исход 16:21). И в наше время бедуины стараются пораньше собрать «манну небесную», дабы опередить любящих это лакомство муравьев. В отчете экспедиции Боденхаймера и Теодора сказано: «Они (то есть муравьи – прим. В.Б.) начинают собирать манну, когда температура почвы достигает 21 градуса по Цельсию – это происходит около 8:30 утра. До этого времени насекомые малоактивны». Как только деятельность муравьев оживляется, манна исчезает. Предусмотрительные бедуины стараются тщательно закрывать горшки, в которые они собирают манну, чтобы муравьи не набросились на нее. Один человек может собрать за несколько утренних часов до полутора килограммов этой вкусной пищи. Такого количества, вполне достаточно для того, чтобы утолить голод. Несмотря на то, что библейские сообщения о манне небесной подтверждаются во многих деталях, в тексе Ветхого Завета есть и некоторое преувеличение: там утверждается, что выпадающей манной израильтяне питались на протяжении всего года, тогда как ее собирать можно только весной.

Особенно труден был для израильтян, привыкших жить обильной водой земле Гесем, поиск ее в этих засушливых местах. Когда израильтяне под предводительством Моисея переходили безводную пустыню Сур, то они шли три дня и не находили воды. Измученные жаждой, израильтяне с трудом добрались до местечка Мерр (в переводе означает «Горечь», так его назвали участники Исхода), но к своему разочарованию обнаружили, что вода в этом источнике горькая и пить ее невозможно. «И возроптал народ на Моисея, говоря: что нам пить? [Моисей] возопил к Господу, и Господь показал ему дерево, и он бросил его в воду, и вода сделалась сладкою…». (Исход 14: 24-25).

В окрестностях Мерра и в наше время существует источник, вода которого имеет горький вкус. Рядом с источником растет кустарниковое дерево, с помощью которого Моисей и сумел сотворить чудо. Этот чудо-кустарник местные жители называют эль-вах. Бедуины, перед тем как напиться, бросают ветки эль-ваха в воду. И горький вкус действительно каким-то чудесным образом исчезает!

Разгадали это чудо британские ученые. Они провели химический анализ воды в источнике и обнаружили, что горечь ей придает небольшая примесь сернокислого кальция. Специалисты исследовали и кустарник эль-вах. Выяснилось, что его сок содержит большое количество щавелевой кислоты. Когда бедуины бросают ветку эль-ваха в горький источник, то в результате реакции с щавелевой кислотой сернокислый кальций оседает на дно и вода перестает быть горькой.

Израильтяне, по воле Божьей, и очевидно, в поисках корма и пастбищ для своего скота, продолжали двигаться по пустыне. Поэтому трудности с поиском воды на новом месте у них, естественно, возникала постоянно. Когда древние евреи, двинувшись из Синайской пустыни, расположились станом в Рефидиме, то там не оказалось воды. Народ, измученный жаждой, вновь стал укорять пророка: «Моисей возопил к Господу и сказал: что мне делать с народом сим? еще немного, и побьют меня камнями. И сказал Господь Моисею: пройди перед народом, и возьми с собою некоторых из старейшин Израильских, и жезл твой, которым ты ударил по воде, возьми в руку твою, и пойди; вот, Я стану пред тобою там на скале в Хориве, и ты ударишь в скалу, и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин Израильских». (Исход 17: 4-60)

Вновь израильтян стала мучить жажда, когда они остановились в Кадесе. Там умерла и была погребена пророчица Мариам, сестра Моисея. Люди опять возроптали, но Моисей вновь в присутствии всего общества взял жезл и ударил им в скалу жезлом своим дважды, откуда потекло много воды. Так он напоил общество и его скот.

На первый взгляд, жезл еврейского пророка в библейском тексте то и дело напоминает волшебную палочку из сказки. Поэтому в это чудо просто не хочется верить. Но живущие в предгорьях бедуины издревле знают: у подножия гор под тонким слоем песка и извести обычно скапливается много дождевой воды. Достаточно разбить эту хрупкую верхнюю оболочку, чтобы добраться до воды и утолить жажду.

В отличие от других участников Исхода у Моисея было одно важное преимущество – он сорок лет прожил в пустыне. Несомненно, что именно тогда будущий пророк и научился у бедуинов умению добывать воду в здешних местах. И не только этому. Жизнь пастуха в засушливой Мадиамской земле позволила Моисею во время своего изгнания овладеть нелегким искусством выживания в суровых условиях пустыни. По всей видимости, тогда же Моисей узнал у местных жителях и о питательных свойствах крупы, выделяемой тамариском. Богатый жизненный опыт помог пророку спасти израильтян во время долгого странствования в пустыне. Как любой настоящий вождь он был на голову выше остальных своих собратьев по сороколетнему Исходу, привыкших жить в благодатной долине Нила, где они вели оседлый образ жизни.

Как мы уже говорили, скудная земля Синайского полуострова не могла прокормить большого числа израильтян. Но пять – шесть тысяч сынов Израиля – вовсе не та сила, которая в состоянии была завоевать весь Ханаан. Возможно, этим и объясняется долгое блуждание сынов Израиля в пустыне. До тех пор пока к ним в пути не присоединились другие еврейские племена. Библия прямо об этом не сообщает.

К бежавшим из Египта израильтянам, уже в пустыне вливались какие-то люди. Об этом говорится в библейском тексте, рассказывающем о трагедии, которая случилась во время одной из остановок на долгом пути в землю обетованную: «Пришельцы между ними стали обнаруживать прихоти; а с ними и сыны Израилевы сидели и плакали и говорили: кто накормит нас мясом?» (Числа 11: 4). Это место древние евреи назвали Киброт-Гаттааве или гробами прихоти. Такое мрачное название оно получило вовсе неслучайно. Здесь желание израильтян полакомиться мясом вместо приевшейся манны, привело к массовой гибели. И тогда «…поднялся ветер от Господа, и принес от моря перепелов, и набросал их около стана, на путь дня по одну сторону и на путь дня по другую сторону около стана, на два почти локтя от земли. И встал народ, и весь тот день, и всю ночь, и весь следующий день собирали перепелов… Мясо еще было в зубах их и не было еще съедено, как гнев Господень возгорелся на народ, и поразил Господь народ весьма великою язвою». (Числа 11: 31-34).

На этот раз перепелиные деликатесы оказались для людей губительными: многие погибли от мяса этих птиц и здесь же были похоронены. Божественное возмездие за излишнюю разборчивость в еде на самом деле имеет естественные причины.

Директору Пастеровского института в Алжире профессору Сержану удалось выяснить, что на Синайском полуострове действительно иногда появляются перепела, мясо которых нельзя есть. Перед отлетом в Европу эти птицы на какое-то время останавливаются в Судане, где кормятся зернами, содержащими вредные для человеческого организма токсины. Очевидно, потомкам Израиля как-то раз довелось отведать ядовитое мясо этих птиц. Это привело к массовой гибели участников Исхода. А затем об этой трагедии, надолго запомнившейся древним евреям, рассказал Ветхий Завет, снабдивший эту историю соответствующими религиозными поучениями.

О военной слабости вышедших из Египта израильтян свидетельствует, например, такой факт. По пути в Палестину Моисей, как мы знаем из Библии, просил царя Едома разрешить израильтянам свободный переход через его территорию. Но ему в этом было отказано. Но Моисей не отважился начать войну, а повел свою колонну в обход Едомского царства. А ведь это произошло уже на близких подступах к южным границам Палестины. Моисеево воинство для того чтобы приступить к завоеванию земли обетованной, очевидно, должно было значительно усилиться за счет присоединения других еврейских племен. В том числе и тех, кто жил в пустыне Негев.

Историки считают: основная масса западносемитских племен «ибри», ушедших из Месопотамии в эпоху после падения Старовавилонского царства, переместилась в XVI и XIII веках до нашей эры в сторону Палестины. Часть древних евреев осела к востоку от Ханаана – за Иорданом, а другая часть к югу – между Мертвым морем и Египтом. Временами «ибри», считавшие своим общим предком библейского Иакова, проникали также и в Палестину. Об этом свидетельствует ряд сюжетов из Ветхого Завета, связанных с Авраамом, Исааком, Иаковом и его сыновьями.

Еще до завоевания Ханаана Моисей дал в надел половине племени Манассии и племенам Рувима и Гада, земли к востоку от Иордана. Из книги Иисуса Навина можно сделать вывод: к тому времени земля Галгал на западном берегу Иордана также была завоевана еврейскими племенами. Именно там и было сделано обрезание всем потомкам Израиля, родившимся во время странствования в пустыне. Скорее всего, в этой земле и могло состояться объединение «ибри», наступавших на Палестину из Заиорданья, с теми, кто пришел в эту землю с юга, из египетского плена.

Оттуда еврейские племена, согласно Библии, и начали свое совместное наступление на Иерихон. При переходе через разлившийся Иордан израильтяне сумели пройти по нему посуху: «Вода, текущая сверху, остановилась и стала стеною на весьма большое расстояние, до города Адама, который подле Цартана; а текущая в море равнины, в море Соленое, ушла и иссякла». (Иисус Hавина 3: 16)

Ключ к разгадке этого чуда долгие годы невозможно было найти, поскольку ученые не знали, в каком месте реки оно конкретно произошло. До тех пор пока разгадку этого чуда недавно не обнаружили археологи. Ведь ключ к библейской тайне в буквальном смысле этого слова многие века был закопан внутри небольшого холма Тель-эль-Дамиех, под которым лежали руины древнего города Адама, или как его еще называли Адома. Этот библейский город находился на восточном берегу Иордана в двадцати пяти километрах к северу от Иерихона. Здесь же находится и брод эль-Дамиех, по которому местные жители до сих пор переходят на другую сторону реки.

В этом месте Иордан течет по глубокому оврагу, окруженный обрывистыми берегами, сооруженными из глины и извести. Здесь нередко бывают подземные толчки вулканического происхождения. Известны случаи, когда обрушившиеся из-за этих толчков берега перегораживали русло реки. В результате нерукотворная плотина надолго останавливала течение воды. Например, в 1927 году Иордан таким образом был перекрыт природной стихией почти на целые сутки. В то время к северу от эль-Дамиеха река разлилась, ее южный участок – от образовавшейся природной запруды и до Мертвого моря – стал настолько мелким, что его можно было перейти, едва замочив ноги. Поэтому чудесный переход израильтян через Иордан, как посуху, библеисты объясняют очередным землетрясением. В результате от обрывистых берегов отколись камни, перегородившие русло реки. И течение вод в этом месте временно остановилось.

А потом случилось другое библейское диво, о котором мы уже говорили в самом начале нашего рассказа: от мощного звука труб и криков израильтян обрушились мощные стены Иерихона. Руины этого самого древнего в мире города образуют гигантский холм, высящийся на западном берегу Иордана.

Чудесный характер захвата этого города долгое время заставлял ученых считать этот библейский рассказ обычной сказкой. В течение двадцатого столетия четыре археолога занимались раскопками Иерихона. В 1907 – 1909 годах здесь работал Карл Ватзингер , в 30-ых годах – Джон Гарстэнг, в 1952 – 1960 годах – Кетлин Кенион, а совсем недавно – Брайен Вуд.

Археологические находки впечатляют. Обнаружены мощные стены, каменные башни, дома, колодцы и кладбища, расположенные в земле в несколько ярусов. Пока еще не удалось достичь последнего культурного слоя, оставшегося от самого древнейшего поселения. Но уже сейчас неопровержимо доказано, что Иерихон существовал за восемь тысяч лет до нашей эры. Пожалуй, это самый старый город в истории человечества. Уже в эпоху неолита он представлял собой хорошо укрепленную крепость.

В середине второго тысячелетия до нашей эры городские кварталы окружала внешняя стена высотой в пять с четвертью метров. Далее возвышалась внутренняя кирпичная стена высотой почти в три метра высотой, укрепленная сзади земляным валом. Часть домов иерихонцев стояли сразу же за первой стеной, а остальные – за внутренней кирпичной стеной. Строения, стоявшие между первой и второй стеной, своим расположением напоминают дом, в котором жила блудница Раав. Эта женщина, как известно, помогла израильским разведчикам, проникшим в Иерихон: «И спустила она их по веревке чрез окно, ибо дом ее был в городской стене, и она жила в стене; и сказала им: идите на гору, чтобы не встретили вас преследующие, и скрывайтесь там три дня, доколе не возвратятся погнавшиеся [за вами]; а после пойдете в путь ваш» (Иисус Навин, 2: 15-16).

Ученые, работавшие в Иерихоне, пришли к выводу, что он стал жертвой землетрясения и пожара. Доказательством этого служат закопченные груды камней и кирпичей, обугленные куски дерева. Руины самого верхнего культурного слоя покрыты толстым слоем золы. Кетлин Кенион пишет следующее: «Разрушение было полным. Стены и полы обожжены огнем, а все помещения заполнены обрушившимися кирпичами». Согласно Библии, израильтянам было запрещено грабить город, поэтому победители его разрушили, а потом сожгли. Археологи обнаружили большие запасы зерна. Это подтверждает, что город взяли быстро, без долгой осады. Поскольку в противном случае запасы продуктов питания были бы израсходованы.

Крыши домов обвалились внезапно, похоронив под собой предметы повседневного быта. В сохранившихся частях стен видны глубокие трещины. Особенно много обрушившихся кирпичей обнаружено у внутренней и внешней стены. Эти кирпичи стали своего рода мостом, по которому завоеватели без особого труда смогли войти в город. Гарстэнг утверждает: «Нет никаких сомнений, что стены настолько сильно обрушились, что наступавшие могли легко взобраться и захватить руины города».

Многие исследователи Библии вслед за археологами утверждают, что Иерихон пострадал от того же землетрясения, которое стало причиной остановки вод в Иордане. Природная катастрофа, несомненно, могла серьезно облегчить вторжение израильтян. Но далеко не все библеисты согласны с этим. Есть точка зрения, что к гибели древнего города все-таки могли быть сопричастны и трубный глас, и дружные крики народа. Правда, весьма необычным способом…

Благодаря найденным клинописным табличкам нам теперь известно: минирование крепостных стен относится к одному из самых древних способов захвата городов. Под покровом ночи воины делали подкоп под фундамент укреплений, закладывая туда толстые бревна. В нужный момент древесину поджигали. В результате крепостные стены сползали в выкопанный ров, а осаждавшие врывались в город через образовавшийся пролом.

Такая осадная тактика вполне могла быть использована и во время захвата Иерихона. Для того чтобы отвлечь внимание осажденных от подкопа, атакующие организовали вокруг стен шествие вооруженных отрядов, марширующих под рев труб и воинственные крики. Так продолжалось шесть дней, пока на седьмой день не наступил час решительного штурма…

Хотя археологи согласны, что Иерихон подвергся сильному разрушению, но у них нет единства по поводу того, когда это случилось. Гарстэнг придерживается даты 1400 года, в то время как Ватзингер и Кенион полагают, что разрушение произошло в 1550 году.

Доктор Брайен Вуд, который недавно раскапывал Иерихон, обнаружил, что более ранняя дата Кенион основана на неправильных выводах, сделанных на основе найденной там керамики. В своей датировке Вуд использует египетских скарабеев, обнаруженных в могилах на северо-западе Иерихона. На этих амулетах были написаны имена фараонов, царствовавших в 1500-1386 годах до нашей эры. Это доказывает, что еще в 1500-1400 годах до нашей эры кладбище еще функционировало. Найденный здесь кусок древесного угля подвергли радиоуглеродному анализу, который показал 1410 год до нашей эры. Все это привело Вуда к выводу: «Керамика, учет расположения раскопанных слоев, датировка по найденным скарабеям и радиоуглеродный анализ показывают, что Иерихон был разрушен около 1400 года до нашей эры.

Но на рубеже пятнадцатого – четырнадцатого веков в окрестностях Иерихона еще не могли появиться израильтяне, ушедшие из Египта. Благодаря археологическим открытиям мы знаем, что Едом как государство возник не ранее 1290 года до нашей эры. Поскольку Моисееву войску пришлось обходить Едомское царство, то Исход не мог начаться раньше этой даты. Но Исход ни в коем случае не мог начаться и позднее 1247 года до нашей эры. Об этом свидетельствует стела, обнаруженная в феврале 1896 года британским археологом Флиндерс Питри в развалинах храма Аменхотепа III в Фивах. На ней фараон Меренптах, хваставшийся своими победами, сделал надпись: «Цари повергнуты и взывают: «Мира!» Нет никого среди девяти народов, кто подымал бы голову. Опустошена Ливия, страна хеттов умиротворена, разграблен Ханаан, исполненный всяческого зла, уведен в плен Аскалон, захвачен Гезер, Иеноам приведен в небытие, Израиль обезлюдел, его посевы уничтожены, Сирия стала вдовой для Египта. Все страны соединены в мире; каждый смутьян наказывается царем Меренптахом…»

Стела относится к пятому году царствования этого фараона, то есть примерно к 1247 году до нашей эры. Это самое раннее и единственное в египетских текстах упоминание об Израиле. Следовательно, ушедшие из Египта потомки Иакова уже не только живут в Палестине, но и занимаются там земледелием, успев перейти к оседлому образу жизни…

Поскольку археологи, открывшие Иерихон, утверждают, что город пал жертвой нашествия на целый век раньше до Исхода, то у библеистов возникла проблема с осмыслением этого факта. Высказывается предположение, что Иерихон скорее всего могли разрушить древнееврейские племена, вторгнувшиеся в Палестину из Заиорданья. Причем, это наступление началось на 100-150 лет раньше до момента прихода Моисеева войска.

Но где заиорданские «ибри» могли объединиться с египетскими беженцами? Джордж Райт, ссылаясь на косвенные указания в Ветхом Завете, полагает, что это могло произойти в ханаанском городе Сихеме. Будущей первой столицей Израильского царства. При перечислении городов, захваченных Иисусом Навином, этот город не фигурирует. Значит, он не подвергался военному нападению со стороны израильтян. После взятия города Гая Иисус устроил благодарственное жертвоприношение Богу Яхве на горах Гевал и Гаризим. В районе этих гор как раз и находился Сихем. В это время этот город, по данным археологии, уже существовал.

Возникает вопрос: почему израильтяне не стали завоевывать Сихем? Единственное объяснение, которое предлагает Райт, заключается в том, что у этого города к данному времени уже существовали дружественные и даже союзные отношения с израильтянами. Поэтому завоевывать Сихем сынам Израиля было не к чему. А как же это могло быть, если «колена Израилевы» только что нагрянули в страну после четырехсотлетнего пребывания в Египте и сорокалетнего странствования в пустыне? Следовательно, союз с Сихемом, по-видимому, заключили заиорданские «ибри».

По этой версии объединение заиорданских и южных племен «ибри» произошло в Сихеме. Именно там двенадцать израильских колен в конце жизни Иисуса заключили союз: «И собрал Иисус все колена Израилевы в Сихем и призвал старейшин Израиля и начальников его, и судей его и надзирателей его, и предстали пред [Господа] Бога… И заключил Иисус с народом завет в тот день и дал ему постановления и закон в Сихеме [пред скиниею Господа Бога Израилева]. И вписал Иисус слова сии в книгу закона Божия, и взял большой камень и положил его там под дубом, который подле святилища Господня. И сказал Иисус всему народу: вот, камень сей будет нам свидетелем, ибо он слышал все слова Господа, которые Он говорил с нами [сегодня]; он да будет свидетелем против вас [в последующие

дни], чтобы вы не солгали пред [Господом] Богом вашим. И отпустил Иисус народ, каждого в свой удел». (Иисус Навин 24: 1, 25-28).

Еврейские племена, прибывшие в Палестину с востока, почитали не Яхве, а других семитских богов. Особым почетом у них пользовался Элохим. После заключения племенного союза еврейские племена заявили о своей приверженности культу Яхве…

В ходе завоевания земли обетованной произошло, пожалуй, и самое невероятное библейское чудо. Когда иерусалимский царь с четырьмя другими ханаанскими царями напал на жителей Гаваона, Иисус Навин поспешил на помощь к своим союзникам. Разбить войска пяти царей помог Яхве, наславший на противника страшный град. От него погибло гораздо больше вражеских воинов, чем от мечей израильтян. Дабы помешать бегущему врагу под покровом ночи скрыться, Иисус воззвал к Господу: «…стой, солнце, над Гаваоном, и луна, над долиною Аиалонскою! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим. Не это ли написано в книге Праведного: «стояло солнце среди неба и не спешило к западу почти целый день»? И не было такого дня ни прежде ни после того, в который Господь [так] слушал бы гласа человеческого. Ибо Господь сражался за Израиля». (Иисус Навин 10:12—14).

В древние и средние века эту цитату из Ветхого Завета толковали буквально, считая, что солнце действительно остановило свой «ход». Позднее появилось предположение о том, что во время битвы при Гаваоне произошло солнечное затмение, либо же дождь с градом затмили солнце.

Черная свинцовая туча, несшая сильный несла град, вполне могла стать причиной наступившего почти полного мрака. У сражавшихся израильтян могло создаться впечатление, что уже наступила ночь. Но вечернее Солнце еще не совсем скрылось за горизонтом. Поэтому когда налетевший ветер разогнал тучи, то вновь посветлело. Следовательно, потомки Израиля могли подумать, что в последние вечерние часы как бы вновь наступил день.

Внезапно появившимся светом воспользовались израильтяне, стремившиеся полностью разгромить ханаанеян. Впоследствии народная фантазия могла разукрасить этот эпизод легендой о том, что Иисус Hавин будто бы совершил чудо, остановив солнце и луну, дабы завершить бой окончательной победой.

Известный популяризатор Библии Иммануил Великовский на этот счет высказал очень оригинальную гипотезу. Он утверждает, что описанное чудо «стало бы возможным, если бы Земля на время прервала свое движение по установленной орбите. Отклонение от привычного для Земли вращения вокруг своей оси представить себе можно, но только в сочетании с таким невероятным происшествием, как встреча нашей планеты с другим небесным телом достаточно крупных размеров, способным нарушить вековечный путь Земли. » По мнению Великовского, вблизи Земли в тот момента прошла Венера, еще не ставшая обычной планетой Солнечной системы. Воздействием на Землю этого крупного небесного тела он объясняет и камнепад, обрушившийся на врагов Иисуса Навина: «Метеориты падали на землю градом. И они должны были падать в огромных количествах, ибо перебили больше воинов, чем их погибло от рук противника. Чтобы на поле боя полегла сотня или тысяча воинов, это должен был быть настоящий камнепад. А он мог произойти лишь в том случае, если бы Земля столкнулась с роем метеоритов…»

Вполне понятно, что гипотезу Иммануила Великовского весьма прохладно встретило научное сообщество. Зато гораздо более реалистично выглядит точка зрения известного исследователя Библии Зенона Косидовского. По его мнению, сообщение об этом чуде носит ярко выраженный характер поэтической метафоры. С помощью этих строк составители Библии просто стремились подчеркнуть, как важна была для израильтян победа Иисуса. Настолько важна, что даже солнце и луна остановились от удивления. Подобные преувеличения довольно часто встречаются в древних поэмах, в том числе и у Гомера…


***




«Когда в седьмой раз священники трубили трубами, Иисус сказал народу: воскликните, ибо Господь предал вам город! город будет под заклятием, и всё, что в нём, – Господу … Народ воскликнул, и затрубили трубами. Как скоро услышал народ голос трубы, воскликнул народ [весь вместе] громким [и сильным] голосом, и обрушилась [вся] стена [города] до своего основания, и [весь] народ пошёл в город, каждый с своей стороны, и взяли город». Иисус Навин (6:15-16, 19).



Глава 15. Как всемогущий Яхве наказал филистимлян «черной смертью»


«Черная смерть» царит на узких улочках абсолютно безлюдного города. Повсюду лежат горы трупов. А по мертвым телам – со зловещими наростами в паху размером с яблоко – ползают большие жирные крысы, которые лакомятся человеческим мясом. Так средневековый художник, иллюстрируя Библию, изобразил в своей миниатюре кару Господню, обрушившуюся на филистимлян. Этот исчезнувший в глубокой древности народ, о котором столь много говорится на страницах Ветхого Завета, все еще является для нас загадкой. С филистимлянами не раз и не два приходилось сходиться для ратной брани сынам Иакова-Израиля.

Как известно из Библии, израильскому патриарху Аврааму всемогущий Яхве пообещал дать его потомкам всю землю обетованную от Нила и до Евфрата. На самом же деле Иисусу Навину, возглавившему завоевание Палестины, пришлось идти по линии наименьшего сопротивления. Войско Навина обходило крупные хорошо укрепленные города, занимая преимущественно малоплодородные горные склоны с редким населением. Например, ему удалось захватить оба скалистых берега Иордана. Но легендарный полководец так и не смог овладеть плодородными долинами. И эти палестинские житницы еще почти двести лет оставались в руках ханаанеян.

Между Иудейскими и Ефремовыми горами продолжал сохранять свою независимость Иерусалим, в котором жили иевусеи. В южном приморье осели филистимляне, недавно пришедшие в Ханаан. Далее к северу сохранила свою независимость федерация гаваонских городов, заключившая союз с Иисусом Навином. Целая сеть ханаанских крепостей, находившихся в долине Изреель, отделяла израильские племена, получившие в удел земли на севере Палестины, от их соплеменников на юге.

В сражениях, которые велись в гористой местности, израильские племена побеждали за счет своей большой численности. Ведь там просто негде было развернуться главному оружию ханаан – колесницам. Однако на равнинах пешее, малоповоротливое израильское ополчение, как правило, терпело поражения от стремительных боевых повозок ханаан, управляемых прекрасно вооруженными колесничими. Именно поэтому к моменту смерти Иисуса Навина завоевание Палестины было далеко от своего завершения.

А затем наступила эпоха судей, длившаяся примерно с 1200 до 1050 года до нашей эры. Судьями древние евреи называли своих военных вождей, объединявших их в борьбе с очередным иноземным угнетателем. Так было до появления у потомков Израиля первого царя Саула. В это смутное время у израильтян не стало прежнего единства. И им самим пришлось неоднократно изведать чужеземное иго. О многочисленных войнах с врагами, посягавшими на независимость израильского народа, мы узнаем из Книги судей и Первой книги царств.

Почти все эпизоды в этих ветхозаветных книгах построены примерно по одной и той же сюжетной схеме. Сначала древние евреи отступали от Яхве, служа местным ханаанским идолам. Затем разгневанный Бог насылал на израильтян свою кару – очередного поработителя. После чего согрешившие люди вспоминали о своем Боге. Сердце Господа смягчалось, и он давал древнееврейскому народу судью, поднимавшего израильтян на борьбу против чужеземного гнета.

Особенно кровавыми были войны израильтян с филистимлянами, чьи предки пришли в Ханаан вместе с так называемыми «народами моря». Воинственных пришельцев боялся даже сам египетский фараон. Об этом свидетельствует надпись, найденная археологами в Мединет-Габу, среди руин храма бога Амона, расположенного недалеко от Фив: «Чужеземные народы на своих островах составили заговор, и ни одна страна не устояла против их оружия. Хатти, Киццуватна, Каркемиш, Арцава, Аласия исчезли одновременно. Воины шли на Египет, и волна огня шла перед ними. Были среди них пелесет (филистимляне), зикар, шекелеш (сикулы?), дануна (данайцы?) и вашаш». Эти строки, как видим, буквально начертаны страхом. Страхом великого и могучего фараона Рамзеса III перед надвигавшейся на его страну «волной огня».

В 1191 году до нашей эры «составившие заговор чужеземные народы» мощной лавиной двинулись на Египет. Многочисленные отряды «морских вандалов» шли вдоль побережья Сирии и Ханаана, захватывая и сжигая попадавшиеся им на пути города. Вдоль берега параллельно с этими сухопутными ордами плыл их огромный морской флот. Даже хорошо укрепленные портовые города Тир, Библ и Сидон вынуждены были выплатить им огромную дань.

По сути это было самое настоящее переселение «народов моря». В обозе наступавших племен ехали женщины и дети. А за спиной «морских вандалов» уже лежали пять разрушенных крупных царств. «Волна огня», испугавшая египетского владыку, успела поглотить даже Великую Хеттскую державу, с тех пор навсегда исчезнувшую с арены истории. От ее блистательной столицы Хаттуса остались лишь одни руины, горы камней и пепла. А ведь еще совсем недавно хеттская армия ничуть не уступала по своей мощи войску фараона. Только ценой мобилизации всех сил египтянам удалось остановить воинственных пришельцев, разбив их у своей восточной границы.

Но, не допустив вторжения чужеземцев в Египет, фараоново войско дальше не пошло: на большее просто не хватило сил. Поэтому в части Ханаана, захваченной «народами моря», поселились филистимляне. Из Библии нам известно, что они заняли плодородную полосу побережья к югу от горы Кармил. Вполне самостоятельные филистимские города-государства – Газа, Аскалон, Азот (Ашдод), Гат (Геф) и Аккарон (Экрон) создали союз, объединивший их в борьбе против других народов, живших в Ханаане.

Ну а кем могли быть эти загадочные филистимляне? Историки полагают, что в знаменитой надписи в Мединет-Габу египтяне называют филистимлян именем «пелесет». Основу же войска «народов моря», по мнению большинства ученых, составляли ахейцы, вытесненные дорийцами с Балканского полуострова, островов Эгейского моря и из Малой Азии. В пользу этой гипотезы говорит упоминание в египетской надписи народа «дануна», то есть данайцев. На фресках храма в Мединет-Габу изображена битва «народов моря» с египтянами. Здесь можно увидеть рослых чужеземных воинов с типично греческим профилем лица. При этом их воинские шлемы с птичьими перьями очень сильно напоминают те, что носили воины, осаждавшие легендарную гомеровскую Трою.

Откуда же пришли филистимляне? Об этом есть ряд упоминаний в Библии. Так в книге пророка Иеремии сказано: «…Господь разорит Филистимлян, остаток острова Кафтора» (Иеремия 47: 4). А в книге пророка Амоса Бог говорит: «Не я ли вывел Израиля из земли Египетской и Филистимлян – из Кафтора» (Амос 9: 7).

Но где находился остров Кафтор? Есть предположения, что это мог быть Крит, либо Кипр. Впрочем, пророк Иезекииль, прямо отождествляет филистимлян с критянами. Следовательно, если мы с ним согласимся, то придем к выводу, что филистимляне действительно были ахейцами, покорившими Крит, а потом вытесненными с этого острова дорийцами. Но Иезекииль жил в шестом веке до нашей эры, то есть примерно через семьсот лет после прихода филистимлян в Ханаан. Следовательно, его высказывание вполне могло быть основано на ошибочном предании.

Исследователи обратили внимание на примечательный факт: некоторые филистимские имена носили несомненный след иллирийского происхождения. А в Иллирии некогда существовал город Палесте. Поэтому не исключено, что филистимляне могли быть догреческими жителями Иллирии, вытесненными оттуда эллинами. По еще одной версии филистимляне, возможно, являлись выходцами с южного побережья Малой Азии…

Из Библии известно, что малочисленные филистимляне, как правило, на первых порах брали верх в войнах с израильтянами. Спрашивается, почему? Ответ на этот вопрос тоже можно найти в тексте Ветхого Завета: «Кузнецов не было во всей земле Израильской; ибо Филистимляне опасались, чтобы Евреи не сделали меча или копья. И должны были ходить все Израильтяне к Филистимлянам оттачивать свои сошники, и свои заступы, и свои топоры, и свои кирки, когда сделается щербина на острие у сошников, и у заступов, и у вил, и у топоров, или нужно рожон поправить. Поэтому во время войны [Михмасской] не было ни меча, ни копья у всего народа, бывшего с Саулом и Ионафаном, а только нашлись они у Саула и Ионафана, сына его». (1 Царств 13: 19-22)

А из новой редакции англоязычной Библии короля Якова можно узнать: чтобы отточить свои железные орудия труда древним евреям приходилось платить от одной до двух третий шекеля, который был равен 8,4 граммам серебра. Неужели у израильтян совсем не было кузнецов, а тем более – собственного оружия? Чем же тогда они воевали со своими многочисленными врагами во время 40-летнего Исхода? На наш взгляд, эти ветхозаветные строки следует понимать, конечно же, не в том смысле, что у израильтян вообще не было никакого оружия. Но железный меч и копье нашлись лишь у самого израильского царя и его сына, а у остального войска они были бронзовыми. Хотя иногда некоторые израильские воины, не имевшие достаточно средств, шли на врага даже с камнями и дубинами.

Отрывок из Библии легко понять, если вспомнить, что с конца пятого тысячелетия до нашей эры почти все металлические орудия труда и воинское оружие изготавливались из меди. В третьем тысячелетии до нашей эры появилась более твердая бронза, то есть медь, в сплаве с оловом. До 1200 году до нашей эры железо применялось очень редко. Этот металл впервые научились использовать в Малой Азии в начале второго тысячелетия до нашей эры. Одними из первых секретом изготовления этого металла овладели хетты. Но правители Хеттской державы всячески старались сохранить это изобретение в тайне. Более того, существовал даже запрет на вывоз железа заграницу без разрешения хеттского царя.

Вышедшие из Египта евреи не могли научиться там его обрабатывать. Поскольку жители долины Нила овладели этим важным ремеслом сравнительно поздно – лишь в VII —V веках до нашей эры. Иначе говоря, по крайней мере, через шесть веков после Исхода. До этого египтянам приходилось пользоваться лишь привозными изделиями.

Неумение изготавливать инструменты и оружие из железа привело к отставанию израильтян не только в области военного дела, но и строительства, сельского хозяйства и прочих отраслях. Зато филистимляне, вместе с другими «народами моря» разгромившие Хеттскую державу, с этим секретом уже были знакомы. Археология подтвердила эти библейские сведения. В то время как в филистимских городах в эпоху судей обнаружено огромное количество предметов из железа, в других районах Ханаана такие находки являются большой редкостью. Все это доказывает, что первыми ханаанскими кузнецами были филистимляне. Они долгое время были монополистами в деле производства железа, поскольку хранили в глубокой тайне все тонкости этого непростого ремесла.

Картина кардинальным образом меняется в эпоху единого Израильского государства. Первым железным орудием, найденным в горной части страны, в которой владычествовали израильтяне, является сошник из крепости Саула в Гиве. Эта находка датируется 1010 годом до нашей эры. Лишь в начале первого тысячелетия у древних евреев наступает настоящий железный век.

Но до тех пор, пока их соседи не овладели секретом изготовления железа, филистимляне, вооруженные железными мечами и копьями, обычно побеждали своих более многочисленных противников. Когда воинственные потомки «народов моря» двинулись вглубь страны, то они неизбежно вступили в конфликт с жившими там израильскими племенами. Вполне естественно, что плохо вооруженным израильтянам нелегко было им противостоять.

Посмотрим, к примеру, с чем вышел на свой знаменитый поединок с Давидом, будущим царем Израиля, филистимлянин Голиаф: «И выступил из стана Филистимского единоборец, по имени Голиаф, из Гефа; ростом он – шести локтей и пяди. Медный шлем на голове его; и одет он был в чешуйчатую броню, и вес брони его – пять тысяч сиклей меди; медные наколенники на ногах его, и медный щит за плечами его; и древко копья его, как навой у ткачей; а самое копье его в шестьсот сиклей железа, и пред ним шел оруженосец». (1 Царств 17: 4-7)

Легко подсчитать, что только на броню для филистимского гиганта ушло 42 килограмма меди, а на копье – пять килограммов железа. Несмотря на столь значительный вес снаряжения, этой цифре можно поверить: например, полный набор лат средневекового рыцаря зачастую весил тридцать, а порой даже и сорок килограммов. И это без учета веса оружия. Для того чтобы в таком снаряжении сражаться в пешем строю, воин должен быть физически очень крепким. Именно таким и был Голиаф.

Израильтянин Давид, отказавшись от предложенного царем Саулом снаряжения, вышел на решающий бой с привычным для него оружием: «И взял посох свой в руку свою, и выбрал себе пять гладких камней из ручья, и положил их в пастушескую сумку, которая была с ним; и с сумкою и с пращею в руке своей выступил против Филистимлянина». (1 Царств 17: 40) В этом бою могучий Давид сумел одолеть до зубов вооруженного Голиафа, метнув в него камнем из пращи, попавшим ему в лоб. Но вполне понятно, что далеко не всегда такого рода поединки заканчивались в пользу плохо вооруженных израильских воинов.

Когда первосвященником был престарелый Илия, в войне с филистимлянами израильтяне терпели поражения. Как утверждает Ветхий Завет, это была кара Господня сынам Израиля за их грехи. У первосвященника Илии было двое сыновей – Офни и Финееса, которые вместо того, чтобы служить Яхве, старались присвоить себе как можно больше приношений. Они не только забирали для себя их лучшую часть, но еще и спали с женщинами, собиравшимися у входа в скинию собрания, где находился ковчег Завета.

Однажды, проиграв битву с филистимлянами в Авен-Езере, израильтяне решили поднять свой воинский дух традиционным для того времени способом. Они захотели пойти в бой, взяв с собой ковчег Яхве: «…И пришел народ в стан; и сказали старейшины Израилевы: за что поразил нас Господь сегодня пред Филистимлянами? возьмем себе из Силома ковчег завета Господня, и он пойдет среди нас и спасет нас от руки врагов наших… И когда прибыл ковчег завета Господня в стан, весь Израиль поднял такой сильный крик, что земля стонала». (1 Царств 4: 3,5)

Потомки Израиля, воодушевленные присутствием в своих рядах Господа, с энтузиазмом пошли на противника. Но смутившиеся было филистимляне вскоре пришли в себя и вновь одержали победу. Более того, при этом случилось абсолютно непоправимое для древних евреев событие: «И сразились Филистимляне, и поражены были Израильтяне, и каждый побежал в шатер свой, и было поражение весьма великое, и пало из Израильтян тридцать тысяч пеших. И ковчег Божий был взят, и два сына Илиевы, Офни и Финеес, умерли».(1 Царств 4: 10-11)

Бежавший с поля боя вениамитянин, принес весть о поражении в Силом. Там тогда находилась резиденция первосвященника Илии, которому было 98 лет. И «восстенал» весь город. А престарелый Илия, узнав о гибели своих сыновей, а самое главное – о пленении ковчега Завета, упал с седалища у ворот, сломал себе хребет и умер. Невестка Илии, жена Финееса, в ту пору была беременна. Услышав о взятии ковчега Божия и смерти своего мужа и свекра, она упала на колени, родила, а затем умерла. Родившегося младенца назвали Ихавод, что в переводе означает «отошла слава от Израиля».

Надо сказать, что захват такого рода священных трофеев противником в древности рассматривался как величайшее несчастье. В качестве примера можно назвать захват ассирийцами в 714 году до нашей эры урартского культового центра Муцацир. Там торжествующим победителям достались не только храмовые сокровища, но и боги, которым поклонялись урарты. После чего Руса I, царь Урарту, не выдержав обрушившегося несчастья, покончил с собой…

Но воистину пирровой оказалась эта победа для противников израильтян. Неприятности начались почти сразу же после того, как филистимляне привезли плененный ковчег Божий в свою столицу – город Азот. Там они его поместили в храм, поставив к ногам своего главного бога Дагона. По религиозным понятиям того времени плененный Господь должен был служить идолу победителей. Но на следующее утро азотяне вошли в свое святилище и увидели крепко опечалившую их картину: «…Дагон лежит ниц на земле пред ковчегом Господним; голова Дагонова и [обе ноги его и] обе руки его [лежали] отсеченные, каждая особо, на пороге, осталось только туловище Дагона. Посему жрецы Дагоновы и все приходящие в капище Дагона в Азот не ступают на порог Дагонов до сего дня, [а переступают чрез него]». (1 Царств 5: 4-5)

Несмотря на явную легендарность произошедшего, этот библейский отрывок, несомненно, имеет под собой реальную почву в обрядах не только филистимлян, но и других народов Восточного Средиземноморья и всего мира. Как пишет Джеймс Джордж Фрэзер в книге «Фольклор в Ветхом Завете», при Иерусалимском храме находились три должностных лица, по-видимому, в сане жрецов, носившие звание «сторожей порога» (Иеремия 52: 24). В чем же именно заключались их функции? Быть может, они были простыми привратниками: но присвоенное им звание заставляет предположить нечто большее. Так пророк Софония говорит от лица Яхве: «Посещу в тот день всех, которые перепрыгивают через порог, которые дом Господа своего наполняют насилием и обманом» (Софония 1: 9). Фрэзер считал, что в этом месте в английском, немецком и русском переводах Библии допущена ошибка и это место следовало бы перевести как «…прыгают на порог». Поэтому ученый сделал вывод, что прыганье на порог считалось большим грехом, который наравне с насилием и обманом навлекал на грешника гнев Божий. Впрочем, даже если предположение Фрэзера об ошибке в переводе неверно, все равно из библейского текста вполне очевидно, что наступать на порог храма у израильтян считалось делом предосудительным.

Такое отношение к порогу до сих пор сохранилось в Сирии, Палестине и Ливане, в глубокой древности называвшихся Ханааном. Капитан Кондер рассказывает о сирийском поверье, согласно которому «наступание на порог» приносит несчастье. Во всех мечетях у входа приделаны деревянные брусья, вынуждающие посетителей перешагнуть через порог; такой же обычай существует во всех деревенских святилищах», представляющих собой часовни мусульманских святых.

Аналогичных обычаев придерживались в средние века и монгольские завоеватели. Когда венецианскому купцу Марко Поло пришлось посетить пекинский дворец великого императора Хубилая, то у каждой двери там стояли по два человека гигантского роста с дубинками. Если кто из вошедших случайно наступал на порог, то его «блюстители» раздевали донага нарушителя и избивали. При этом избитый должен был еще заплатить деньги, дабы выкупить свое платье. Такие же порядки существовали и при дворе багдадских халифов и у средневековых персидских царей…

Но на этом беды у азотян, на свое несчастье пленивших ковчег Божий, не закончились, а только начались: «И отяготела рука Господня над Азотянами, и Он поражал их и наказал их мучительными наростами, в Азоте и в окрестностях его, [а внутри страны размножились мыши, и было в городе великое отчаяние]. И увидели это Азотяне и сказали: да не останется ковчег Бога Израилева у нас, ибо тяжка рука Его и для нас и для Дагона, бога нашего». (1 Царств 5: 6-7)

Что же это была за эпидемия, которую Яхве наслал на жителей Азота? В паховой области у азотян появились наросты-язвы, от которых они гибнут. По всем явным признакам – бубонная чума. Или как ее еще называли в древности и средневековье – «черная смерть». В те далекие времена чума была неизлечимой болезнью, которая буквально за день-два, а иногда даже за несколько часов, поражала еще совсем недавно здорового человека. Весьма любопытно сообщение Библии о том, что мыши заполонили все окрестности Азота. По всей видимости, это были крысы. Дело в том, что в древности мышами называли и крыс, а крыса – природный носитель возбудителя чумы.

Одним из первых эпидемию чумы описал древнегреческий историк Фукидид, живший в пятом веке до нашей эры: «Люди поражались без всякого повода, неожиданно, среди полного здоровья, сначала сильным жаром головы, краснотою и воспалением глаз. Внутренние же части– глотка, язык – становились кроваво-красными, а дыхание зловонным… Болезнь в скором времени спускалась на грудь и сопровождалась сильным кашлем… Тело имело синевато-красный оттенок и было покрыто фликтенами и нарывами… Большая часть умирала на девятый или седьмой день…» В истории медицины эту смертоносную эпидемию, особенно сильно затронувшую осажденные спартанцами Афины, нередко называют чумой Фукидида. Видимо, именно к этой болезни относятся слова пророка Захарии: «… у каждого исчахнет тело его, когда он еще стоит на своих ногах, и глаза у него истают в яминах своих, и язык его иссохнет во рту у него…» (Захария 14: 12).

Суеверные азотяне убеждены: страшная эпидемия является Божьей карой. И они поспешили отправить плененный ковчег в другой филистимский город. Тем более что его согласились принять – на совете правителей земли Филистимской – жители Гефа. Но и в этом городе случилась та же история: «И отправили ковчег Бога Израилева в Геф. После того, как отправили его, была рука Господа на городе – ужас весьма великий, и поразил Господь жителей города от малого до большого, и показались на них наросты». (1 Царств 5: 8-9)

Вскоре жителей Гефа охватил панический ужас. Всемогущий Яхве их также поразил мучительными наростами. И они постарались поскорее избавиться от ковчега: «И отослали они ковчег Божий в Аскалон; и когда пришел ковчег Божий в Аскалон, возопили Аскалонитяне, говоря: принесли к нам ковчег Бога Израилева, чтоб умертвить нас и народ наш. И послали, и собрали всех владетелей Филистимских, и сказали: отошлите ковчег Бога Израилева; пусть он возвратится в свое место, чтобы не умертвил он нас и народа нашего. Ибо смертельный ужас был во всем городе; весьма отяготела рука Божия на них, [когда пришел туда ковчег Бога Израилева]. И те, которые не умерли, поражены были наростами, так что вопль города восходил до небес». (1 Царств 5: 10-11)

За семь месяцев пребывания ковчега Господня в плену Филистимская земля наполнилась крысами, а многие ее жители погибли от чумы. Поэтому испуганные правители Филистеи наконец-то решили его вернуть. Но жрецы и прорицатели посоветовали отпустить ковчег с дарами повинности: пятью золотыми наростами и пятью золотыми изваяниями мыши. По числу филистимских городов.

Для древности характерно отношение людей к «братьям нашим меньшим» как к существам, способным принять дары повинности, либо отвечать за свои проступки. Об этом свидетельствуют дары повинности, принесенные филистимлянами мышам. На самом же деле еще в восемнадцатом веке в сельской местности даже просвещенной Франции происходили суды, на которых животные и насекомые могли быть привлечены в качестве обвиняемых.

Как пишет Джеймс Фрэзер, еще в 1733 году такой юридический прецедент имел место в деревне Бурантон, жителям которой мыши и крысы причинили колоссальный ущерб. Прожорливые грызуны наводнили дома и амбары, опустошили поля и виноградники. Поселяне принесли на них жалобу в суд, и дело разбиралось у судьи Луи Гюблена 17 сентября 1733 года. Интересы истцов были представлены общественным обвинителем (прокуратором-фискалом), а ответчиков защищал некий Никола Гюблен, выдвинувший в оправдание своих клиентов то соображение, что они также были созданиями творца и поэтому имели право на жизнь. На это представитель обвинения возразил, что он вовсе не намерен ставить какие-либо препятствия к существованию означенных животных; наоборот, он готов указать им место, где они могли бы найти себе пристанище. Поверенный мышей и крыс потребовал тогда три дня срока, чтобы дать своим клиентам возможность осуществить такое переселение. Выслушав обе стороны, судья вынес следующий приговор: принимая во внимание большие убытки, причиненные означенными животными, они должны покинуть в течение трех дней дома, амбары, возделанные поля и виноградники Бурантона, но им предоставляется право, по их желанию, удалиться в пустоши, необработанные земли и на проезжие дороги, при том, однако, условии, что они не будут вредить полям, домам и амбарам. В противном случае судья будет вынужден обратиться к помощи бога – наложить на них духовное осуждение и предать их отлучению. Этот приговор, изложенный надлежащим образом в письменной форме, был собственноручно подписан судьей Луи Гюбленом.

Легко понять, почему во всех таких случаях исполнение приговора возлагалось чаще на духовные, чем на светские, власти. Для обыкновенного палача, при всем его усердии и силе, было физически невозможно перевешать, обезглавить или иным образом казнить всех мышей, крыс, муравьев, мух, москитов, гусениц и прочих вредителей целого округа. Но то, что превышает силы человека, возможно и даже легко для бога, поэтому было вполне логично и разумно предоставить слугам господа на земле разрешение проблемы, далеко превосходящей возможности гражданского судьи и его прислужника – палача.

Весьма любопытно, что жители Филистеи, догадавшись о причастности грызунов к распространению чумы, тем самым на три тысячелетия предвосхитили открытие японского профессора М. Огата, обнаружившего чумные бациллы у блох, собранных с инфицированной крысы.

Погрузив ковчег и золотые дары в новую колесницу, запряженную двумя коровами, филистимские правители решили провести своего рода эксперимент. Если животные повезут колесницу к Вефсамису, то есть к израильским пределам, то великое зло Яхве сделал им намеренно, дабы его вернули из плена. А если нет, то все это бедствие произошло случайно.

Как и следовало ожидать, коровы пошли к Вефсамису, где ковчег Божий с радостью встретили израильтяне. Колесница пришла на поле Иисуса Вефсамитянина, где остановилась. Тут же у большого камня левиты сняли ковчег, раскололи колесницу на дрова, а коров принесли во всесожжение Господу. Но не долго радовались местные жители: за то, что они заглядывали в ковчег, Бог разгневался и убил из народа пятьдесят тысяч семьдесят человек. «И сказали жители Вефсамиса: кто может стоять пред Господом, сим святым Богом? и к кому Он пойдет от нас? И послали послов к жителям Кириаф-Иарима сказать: Филистимляне возвратили ковчег Господа; придите, возьмите его к себе. И пришли жители Кириаф-Иарима, и взяли ковчег Господа, и принесли его в дом Аминадава, на холм, а Елеазара, сына его, посвятили, чтобы он хранил ковчег Господа». (1 Царств 5: 20-21)

Рассказ о беде, случившейся с вефсамитянами, еще раз свидетельствует: несмотря на стремление дать событиям некую поучающую религиозную трактовку, библейский текст с точки зрения излагаемых фактов является, несомненно, правдивым. Иначе, зачем было в Ветхом Завете заканчивать эту историю гибелью десятков тысяч израильтян, радостно встретивших возвращение своего Бога из плена.

Кстати, библейские авторы оказались очень наблюдательными. Дело в том, что по характеру течения болезни выделяются три различные формы чумы. Бубонная форма поражает лимфатические железы и вызывает подкожные кровоизлияния, проявляющиеся черными пятнами в виде бубонов или, как их еще называют, наростов. Септическая форма чумы захватывает весь организм. А легочная форма чумы – протекает наиболее тяжело и скоротечно, часто кончается смертью.

Из текста видно, что чума протекала не везде одинаково. Во всех трех филистимских городах свирепствовала бубонная чума. Об этом свидетельствуют упоминания о том, что Яхве поразил их мучительными наростами. Но в Аскалоне все-таки были случаи, когда больные выздоравливали: «И те, которые не умерли, поражены были наростами, так что вопль города восходил до небес». (1 Царств 5: 11)

А в израильском городе Вефсамисе, скорее всего, люди погибли от легочной формы чумы, поскольку в библейском тексте ничего не говорится о наростах, но зато указывается на молниеносный характер течения болезни и очень значительные жертвы.

Как это не кощунственно звучит, но ковчег Божий – с точки зрения современной медицинской науки – мог стать в некотором роде катализатором распространения болезни. Очевидно, что толчком к возникновению эпидемии в Азоте стало большое скопление народа в храме Дагона. Туда народ повалил, пожелав посмотреть на плененный ковчег Завета. В этой толпе вполне могли оказаться зараженные чумой люди. Далее болезнь стала быстро распространяться по всей Филистеи. Этого бы не случилось, если бы в Азоте был объявлен карантин. Но в те давние времена об этом даже не имели понятия. Судя по всему, люди, передававшие ковчег из одного филистимского города в другой, были сами больны. Пожалуй, этот путь переноса эпидемии можно считать самым быстрым.

Что же касается эпидемии, возникшей в израильском городе Вефсамисе, то сюда болезнь могли привезти коровы, так как при определенных условиях чумные блохи нападают и на них. Впрочем, при легочной форме чумы инфекция чаще всего передается воздушно-капельным путем. Поэтому, не исключено, что израильтян могли заразить присутствовавшие во время жертвоприношений филистимские правители: «И пять владетелей Филистимских видели это и возвратились в тот день в Аккарон». (1 Царств 6: 16)

Лишь принесение в жертву коров, а также сожжение колесницы и многочисленные воскурения привели к тому, что дальнейшее распространение эпидемии прекратилось. Кстати, о пользе воскурений свидетельствует следующий отрывок из исторического романе Лиона Фейхтвангера «Безобразная герцогиня», в котором описывается чума, унесшая в 1348—1351 годах миллионы жизней в Западной Европе: «…Особенно свирепствовала чума в Авиньоне. Падали наземь сраженные кардиналы, гной из раздавленных бубонов пачкал их пышные облачения. Папа заперся в самых далеких покоях, никого не допускал к себе, поддерживал целый день большой огонь, жег на нем очищающие воздух травы и коренья…»

В древности медики считали, что возбудителем чумы мог быть отравленный воздух, ядовитые испарения почвы, а также контакт с «моровой материей», которую обычно представляли в виде гноя. Поэтому очищению воздуха с помощью воскурений придавалось столь большое значение…

Вот так всемогущий Яхве, наказав филистимлян «черной смертью», благополучно вернулся домой из плена. Судя по тому, что ковчег Завета не стали возвращать в Силом и поручили следить за ним всего лишь одному человеку, то можно предположить, что его на какое-то время подвергли карантину. Впрочем, с эпидемией чумы мы еще встретимся в нашей следующей библейской истории.


***


Глава 16. Как пророк Илия вознесся на небо


Много столетий древние христиане с тревогой, надеждой и нетерпением вглядывались в небо. Во время ночных бдений последователи распятого Христа с нетерпением ждали, когда доселе абсолютно-черный небосвод вдруг озарится ярким феерическим светом. И на небесной тверди появятся огнедышащие кони, запряженные в огненную колесницу. А управлять этой «чудо – повозкой» будет пророк Илия. Вот так средневековые христианские богословы рисовали ожидаемое ими пришествие великого пророка, некогда вознесенного Богом на небо. По их мнению, сам по себе приход Илии станет важным знаком для дальнейшей судьбы человечества. Он будет предшествовать, либо появлению нового мессии, либо даже началу апокалипсиса. Но как же пророку удалось вознестись на небо? Об этом мы сейчас и расскажем нашим читателям…

После смерти царя Соломона единое еврейское государство в 931 году до нашей эры разделилось на два царства – северное Израильское и южное Иудейское царства. Первые 90 лет после раскола между царствами шли кровопролитные братоубийственные войны. В Иудее положение царской династии, основателем которой был царь Давид, оказалось относительно прочным. А вот в Израиле происходила довольно частая смена монархов. Междоусобицы и распри в обоих царствах способствовали распространению культы чужих богов. Так, в царствование Ахава в Израиле официально признанным богом стал древнеханаанский Ваал. Распространению этого культа способствовала Иезавель, жена Ахава. В честь этого ханаанского божества возвели капища, которые обслуживали многочисленные жрецы, появились и пророки Ваала, в то время как пророки Яхве преследовались.

Против культа Ваала, как говорилось в Библии, восстали пророк Илия и его ученик Елисей, взявшие под защиту Яхве. В третьей и четвертой книге Царств дается подробное описание деяний этих двух великих пророков, живших в девятом веке до нашей эры. И тот и другой не только активно боролись против проникновения в страну чужеземных культов, но и обличали погрязшие в грехах власти, принимали участие в политической жизни страны.

Илия начал свою пророческую деятельность с того, что предсказал стране три года засухи. Так Яхве наказал Израильское царство за поклонение Ваалу. Царь разгневался на пророка, поэтому ему пришлось спасаться бегством. Во время скитаний Илию кормили вороны, которые приносили ему хлеб и мясо утром и вечером, а воду он пил из реки.

Но затем Господь сказал своему пророку, чтобы он шел к израильскому царю Ахаву, в столицу его государства Самарию. Там на горе Кармил Илия устроил своего рода соревнование с пророками, служившими ханаанскому богу Ваалу. Для этого соорудили два жертвенника, на которые были положены заколотые тельцы, предназначенные для принесения в жертву. Договорились, что истинный бог тот, кто сумеет зажечь огонь под тельцами для жертвы всесожжения. Все это происходило на глазах тысяч израильтян, специально приглашенных Илией.

«И сказал Илия пророкам Вааловым: выберите себе одного тельца и приготовьте вы прежде, ибо вас много; и призовите имя бога вашего, но огня не подкладывайте. И взяли они тельца, который дан был им, и приготовили, и призывали имя Ваала от утра до полудня… Прошел полдень, а они всё еще бесновались до самого времени вечернего жертвоприношения; но не было ни голоса, ни ответа, ни слуха.

…Тогда Илия сказал всему народу: подойдите ко мне. И подошел весь народ к нему. Он восстановил разрушенный жертвенник Господень. И взял Илия двенадцать камней, по числу колен сынов Иакова, которому Господь сказал так: Израиль будет имя твое. И построил из сих камней жертвенник во имя Господа, и сделал вокруг жертвенника ров… и положил дрова [на жертвенник], и рассек тельца, и возложил его на дрова, и сказал: наполните четыре ведра воды и выливайте на всесожигаемую жертву и на дрова. [И сделали так.] Потом сказал: повторите. И они повторили. И сказал: сделайте то же в третий раз. И сделали в третий раз, и вода полилась вокруг жертвенника, и ров наполнился водою. Во время приношения вечерней жертвы подошел Илия пророк [и воззвал на небо] и сказал: Господи, Боже Авраамов, Исааков и Израилев! [Услышь меня, Господи, услышь меня ныне в огне!]… И ниспал огонь Господень и пожрал всесожжение, и дрова, и камни, и прах, и поглотил воду, которая во рве». (III Царств 18: 25-26,29, 30-36, 38)

Несмотря на фантастичность всей истории, призванной убедить израильтян в могуществе Яхве, в ее сюжете можно найти и некоторое рациональное зерно. В отличие от пророков Ваала Илия не стал просто взывать к своему Богу, но соответствующим образом обустроил жертвенник для того, чтобы огонь действительно мог разгореться. Чудо с огнем, который сам возгорелся, вполне можно объяснить, если предположить, что взятые Илией двенадцать камней представляли собой негашеную известь. Если такую известь полить водой, то этот процесс будет сопровождаться выделением значительного количества тепла. В результате вода закипает и образуется пар. При гашении одного килограмма извести выделяется до 277 килокалорий тепла. В ходе химической реакции пар разрыхляет куски извести, поэтому все двенадцать камней Илии действительно могли исчезнуть. Если при этом соблюсти необходимую пропорцию, то вода и впрямь исчезает. Во время гашения она либо испаряется, либо впитывается так называемой пушонкой, то есть мелким порошком, оставшимся после разрыхления больших комьев.

О возможности использования пророком Илией этого материала говорит тот факт, что люди его стали применять еще в третьем тысячелетии до нашей эры. В смеси с водой и песком известь необходима была для скрепления камней и кирпичей при возведении самых различных сооружений. Например, ее использовали в качестве вяжущего вещества еще при строительстве Иерусалимского храма во время царствования Соломона.

Вот почему четыреста пятьдесят пророков Ваала, напрасно взывавших к своему богу, не сумели разжечь огня. А единственной молитвы Илии к Яхве оказалось вполне достаточно. Увидев это чудо, народ перешел на сторону Яхве и по велению Илии казнил пророков Ваала.

К моменту прихода Илии в Самарию в Израильском царстве уже три года стояла засуха. Народ устал от длительного недорода. В стране не стало хватать хлеба, нечем было кормить и скот. Лишь благодаря вмешательству Господа трехлетняя засуха прекратилась. При этом Илия сумел не только вызвать дождь, но и точно предсказать время, когда он начнется.

«И сказал Илия Ахаву: пойди, ешь и пей, ибо слышен шум дождя. И пошел Ахав есть и пить, а Илия взошел на верх Кармила и наклонился к земле, и положил лице свое между коленами своими, и сказал отроку своему: пойди, посмотри к морю. Тот пошел и посмотрел, и сказал: ничего нет. Он сказал: продолжай это до семи раз. В седьмой раз тот сказал: вот, небольшое облако поднимается от моря, величиною в ладонь человеческую. Он сказал: пойди, скажи Ахаву: «запрягай [колесницу твою] и поезжай, чтобы не застал тебя Дождь». Между тем небо сделалось мрачно от туч и от ветра, и пошел большой дождь…». (III Царств 18: 41– 45)

Внимательный человек, который ведет наблюдение за погодой из какой-то одной точки – даже не имея информации о погоде в других местах – может сделать прогноз о ее изменении по ряду признаков. Первое и самое надежное из них – состояние неба, и прежде всего облачности. Именно с облаками связано выпадение осадков, так же как изменение температуры и влажности воздуха. О возможном изменении погоды может подсказать ветер: изменение его скорости и направления движения. Ведь ветер переносит различные воздушные массы: холодные, теплые, сухие, влажные, которые несут с собой различную погоду.

Человек в состоянии сделать прогноз будущей погоды и по таким незначительным деталям как поведение некоторых животных, насекомых, цветов и листьев растений, состоянии воды в водоемах, появлении характерных запахов и т.д. А если наблюдатель посмотрит на небо, то его цвет, окраска зари, дневной облик Солнца и ночной – звезд и Луны – все это поможет ему определить погоду на следующий день.

Судя по библейскому тексту, пророк Илия вполне владел нелегким искусством предсказания погоды. Так, он послал своего отрока к морю вовсе неслучайно, а для того, чтобы тот смог определить направление ветра. Дело в том, что в Палестине, как и в других странах со средиземноморским климатом, ветры, дующие со стороны моря, несут влагу из умеренных широт. Поэтому их считают там предвестниками выпадения осадков. Другим индикатором приближающегося дождя стало появление облака. Пророк наклонился к земле, положив лицо свое между коленами, видимо, тоже неслучайно. В таком положении он мог наблюдать, например, за поведением муравьев. В преддверии дождя эти насекомые спешат закрыть вход в муравейник.

Как сказано в III книге Царств, о предстоящем дожде Илию заранее предупредил Яхве: «По прошествии многих дней было слово Господне к Илии в третий год: пойди и покажись Ахаву, и Я дам дождь на землю». (III Царств 18: 1) Не исключено, что пророк под этим предупреждением мог понимать знамения, которые он увидел, внимательно наблюдая за небом. Ведь необычные явления на небосводе в древние времена, зачастую, истолковывались, как своего рода Божественные знаки, послания для людей от всемогущего Господа.

К примеру, Илия вполне мог узнать о предстоящем дожде по лунным приметам. Ещё в третьем веке до нашей эры греческий астроном Арат писал: «… ты можешь рассчитывать на ясную погоду, если в возрасте трех дней серп луны блестит четкий и чистый; ветры будут господствовать, если он будет окружен красноватым сиянием. Но если оба конца его покажутся затупленными, и он будет проливать на землю лишь слабый свет, сильнейшие дожди затопят поля».

По данным современной метеорологии, эти приметы звучат слишком категорично, но в целом они справедливы, так как отражают связь между погодой и прозрачностью воздуха. Четкость лунного серпа, видимого на фоне ночного неба, говорит о чистоте воздуха, отсутствии в нем продуктов конденсации и сублимации водяного пара. Неясность очертаний лунного диска или затупленность кончиков лунного серпа – свидетельство появления в воздухе капелек влаги или кристаллов льда, начала образования или натекания облачности, которая принесет с собой осадки. Красноватое сияние вокруг лунного диска – признак увеличения содержания в воздухе водяного пара, что в условиях Палестины могло быть связано с ветрами определенного направления, их скорости и продолжительности.

О предстоящей погоде можно судить и по закату солнца. Сама по себе возможность увидеть закат – уже свидетельство о благоприятной погоде. Светлый золотистый цвет вечерней зари при безоблачном небе – признак спокойного состояния атмосферы, чистого сухого воздуха и сохранения хорошей погоды. Красная заря бывает при большой влажности воздуха и меньшей его устойчивости, следовательно, возрастает вероятность перемен в погоде – появления облаков, усиления ветра, но вовсе не обязательно резкого ее ухудшения. Если же солнце заходит за облака, появившиеся на горизонте, то очевидна вероятность изменения погоды, связанная как раз с приходом этих самых облаков. Поэтому древние вполне справедливо полагали: «заходящее за тучу солнце приносит дождь»…

В Ветхом Завете есть немало рассказов о чудесах, совершенных пророком Илией. Правда, далеко не все они поддаются современному научному объяснению. Так, ему удалось умножить муку и масло бедной вдовы из Сарепты Сидонской. А когда умер ее сын, то пророк, сжалившись над женщиной, сумел вернуть его к жизни. Посмотрим, каким образом он это сделал: « После этого заболел сын этой женщины, хозяйки дома, и болезнь его была так сильна, что не осталось в нем дыхания… И сказал он ей: дай мне сына твоего. И взял его с рук ее, и понес его в горницу, где он жил, и положил его на свою постель… И простершись над отроком трижды, он воззвал к Господу и сказал: Господи Боже мой! да возвратится душа отрока сего в него! И услышал Господь голос Илии, и возвратилась душа отрока сего в него, и он ожил. И взял Илия отрока, и свел его из горницы в дом, и отдал его матери его, и сказал Илия: смотри, сын твой жив. (III Царств 17: 17, 19, 21-23)

С точки зрения медицины, подобное чудо возможно только в том случае, если отрок вдовы, на самом деле не умер, а впал в летаргический сон. В данном случае у нас есть несколько причин для того, чтобы выдвинуть предположение о том, что эта гипотеза верна. Известно, что такого рода заболевание у человека может возникнуть после тяжелых, истощающих, нервно-психических расстройств. Из библейского текста становится ясным, что вдова и отрок жили впроголодь. Более того, они уже были на грани смерти, так как у них заканчивалась еда. Когда Илия попросил кусок хлеба, то вдова ему с горечью ответила: «…у меня ничего нет печеного, а только есть горсть муки в кадке и немного масла в кувшине; и вот, я наберу полена два дров, и пойду, и приготовлю это для себя и для сына моего; съедим это и умрем». (III Царств 17: 12)

Вполне естественно, длительное голодание самым отрицательным образом сказалось как на физическом, так и на психическом состоянии подростка. Не исключено, что это и стало причиной его ухода в летаргический сон.

У человека, который находится в таком состоянии, сердце бьется очень слабо, что его пульс почти не слышен. А дыхание столь поверхностно, что даже зеркало, поднесенное ко рту спящего, не запотевает. О том, что в отроке не стало дыхания, говорится и в этом отрывке из Ветхого Завета. Тело больного на ощупь кажется холодным, хотя его температура все же выше температуры окружающей среды. При этом все рефлексы человеческого организма угасают, признаки жизни практически отсутствуют, но, с другой стороны, нет и признаков смерти. Поэтому очень легко сделать вывод о кончине человека, на самом деле впавшего в летаргический сон. Кстати, в древности и средневековье нередки были случаи, когда заснувших людей фактически хоронили заживо. Тем не менее древние все-таки знали о способности человека просыпаться после долгого, а порой даже многолетнего сна. Об одном таком чудесном случае рассказал Диоген Лаэртский в своей книге. «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов»: «Эпименид, по словам Феопомпа и многих иных, был сыном Фестия, а по другим сведениям – Досиада или Агесарха; родом он был критянин из Кносса, хотя с виду и не похож на критянина из-за свисающих волос. Однажды отец послал его в поле за пропавшей овцой. Когда наступил полдень, он свернул с дороги, прилег в роще и проспал там пятьдесят семь лет, Проснувшись, он опять пустился за овцой в уверенности, что спал совсем недолго, но, не обнаружив ее, пришел в усадьбу и тут увидел, что все переменилось и хозяин здесь новый. Ничего не понимая, он пошел обратно в город; но когда он хотел войти в свой собственный дом, к нему вышли люди и стали спрашивать, кто он такой. И только отыскав своего младшего но брата, уже дряхлого, он узнал от него, в чем дело. А когда об этом пошла слава между эллинов, его стали почитать любимцем богов…»

Далее действия пророка Илии по воскресению подростка, как это ни парадоксально, во многом напоминают то, что примерно через 3800 лет сделал великий русский физиолог Иван Петрович Павлов. В течение более 20 лет Иван Павлов наблюдал алтайского крестьянина Качалкина, который все это время находился в состоянии летаргического сна. При этом больной мог слышать все, что вокруг него происходило. Этого пациента ученый сумел разбудить своеобразным способом. В три часа ночи, когда вокруг стояла полная тишина, Павлов тихо подошел к кровати больного и шепотом сказал: «Вставай!» И, как это не странно, Качалкин встал. Таким образом, человек проспал целую эпоху – с момента коронации Николая II на российский престол и до начала гражданской войны.

Удивительный случай летаргии зарегистрирован в 1979 году в Литве, в городе Каунасе. Руководитель вокально-инструментального ансамбля городского Дворца профсоюзов 23-летний Гинтарас Паулаускас рухнул замертво прямо на сцене. «Скорая помощь» прибыла только через 10 минут. С помощью электронного дефибриллятора у него был восстановлен пульс. Однако сознание не возвращалось на протяжении многих дней, хотя врачи перепробовали все средства реанимации. Большинство медиков решили, что мозг у пострадавшего уже погиб. Но нашлись два врача, которые вспомнили павловский метод воскрешения от летаргии. Они дали пострадавшему послушать через наушники голоса матери и жены. И совершилось чудо: к человеку полностью вернулось сознание.

Во многом аналогичным образом действовал и пророк Илия. Во-первых, для того чтобы добиться полной тишины, при которой сознание заснувшего не отвлекают посторонние звуки, он взял подростка в свою горницу. Во-вторых, «простершись над отроком», то есть, наклонившись к нему, пророк воззвал к Господу о возвращении его души. По своему смыслу эти слова практически аналогичны павловскому: «Вставай!», либо действиям каунасских врачей, давших пациенту прослушать в наушниках (дабы не были слышны иные звуки) голоса его матери и жены…

Кстати, этот поступок пророка стал своего новаторским шагом в дальнейшей гуманизации этики Ветхого Завета. Дело в том, что бедная вдова и воскресший отрок не были евреями. Следовательно, они не относились ни к одному из двенадцати израильских племен, об исключительном благополучии которых прежде заботился всемогущий Яхве. Но на этот раз Бог через пророка помогает вдове и ее сыну, хотя они и не относятся к избранному народу. Так в образе Яхве стали появляться новые черты. Его власть начинает распространяться на другие народы, выходя за пределы Завета, заключенного им с Авраамом и Моисеем.

Но самым большим чудом, совершенным Илией, несомненно, было его вознесение на небо. В то время, как Господь захотел вознести Илию в вихре на небо, пророк шел вместе со своим преемником из Галгала: «Когда они шли и дорогою разговаривали, вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на небо». (IV Царств 2: 11-12)

На первый взгляд, все в этой истории кажется абсолютно неправдоподобным. Но случаи, когда люди в определенных ситуациях возносились на небо, все-таки известны. Об этом, например, свидетельствуют русские летописи. Так в записи за 1406 год сказано о чрезвычайном происшествии, которое случилось в Нижнем Новгороде во время необычайно сильной бури: «Бысть буря велика и вихор страшен зело». Вихрем подняло в воздух упряжку вместе с лошадью и человеком и бурею унесло «в трусе и вихре страшне, дондеже невидим бысть». На следующий день телегу нашли на другой стороне Волги. Она повисла на высоком дереве, лошадь была мертвой, а человек пропал без вести.

Как видим, если бы пропавший нижегородец был пророком, то после его исчезновения людская молва вполне могла бы истолковать его исчезновение, как чудодейственное вознесение на небо.

Кстати, аналогичное событие, но с гораздо менее трагическим концом, случилось во время смерча, случившегося в Москве 29 июня 1904 года. В тот день на первопрестольную с юго-востока надвинулась огромная туча. Необычная, многоцветная, она неслась, казалось, касаясь самой земли. А в ее центре москвичи увидели что-то похожее на огромный канат. Одна из пожарных команд приняла его за дым и примчалась тушить пожар.

Смерч раскидал людей и лошадей, разбил в щепы пожарные повозки. Сильно пострадали Лефортово, Сокольники, Басманная улица. Коровы, бродившие в роще, летали по воздуху. В Сокольниках были повалены, исковерканы столетние деревья. На Немецком рынке в самый круговорот страшного вихря попал городовой. Он «вознесся» в небо, а затем, раздетый и избитый градом, был брошен на землю. Там, где смерч пересек Москву-реку, обнажилось ее дно…

В пользу предположения о том, что Илия мог вознестись на небо в результате сильнейшей бури, говорит и отношение окружающих людей к этому событию. Когда Елисей пришел в Иерихон, то вопреки его возражениям, пятьдесят человек три дня искали пропавшего Илию, предполагая, что пророка: «унес… Дух Господень и поверг его на одной из гор, или на одной из долин». (IV Царств 2: 17). Для справки заметим, что Духом Господнем древние евреи считали ветер.

Оставшись один, Елисей разодрал свою одежду на две части. А затем, взяв милоть Илии, то есть его одежду из овечьих шкур, подошел к берегу Иордана. Ударив одеждой пророка по воде, Елисей сумел пройти по реке, не замочив даже своих ног. Последнее чудо отчасти напоминает один из эпизодов, связанных со смерчем 1904 года, когда обнажилось дно Москвы-реки. Впрочем, у этого библейского чуда был и еще один подтекст: увидев случившееся, люди поняли, что Елисей унаследовал пророческую силу Илии.

После этого Елисей сумел сам совершить немало чудес. Слава о его чудотворной силе распространилась даже за пределы Израиля. Военачальник царя сирийского Нееман страдал от проказы. Узнав об израильском пророке, он решил обратиться к нему с просьбой об исцелении: «И выслал к нему Елисей слугу сказать: пойди, омойся семь раз в Иордане, и обновится тело твое у тебя, и будешь чист. И разгневался Нееман, и пошел, и сказал: вот, я думал, что он выйдет, станет и призовет имя Господа Бога своего, и возложит руку свою на то место и снимет проказу… И подошли рабы его и говорили ему, и сказали: отец мой, если бы что-нибудь важное сказал тебе пророк, то не сделал ли бы ты? а тем более, когда он сказал тебе только: «омойся, и будешь чист». И пошел он и окунулся в Иордане семь раз, по слову человека Божия, и обновилось тело его, как тело малого ребенка, и очистился». (IV Царств 5: 9-14)

Нееман хотел одарить Елисея богатыми подарками, но пророк отказался их принять. Но слуга Елисея Гиезия погнался за Нееманом и от имени пророка запросил денег и одежду. Елисей наказал своего слугу, наслав на него самого и его потомство проказу.

Мы уже говорили о том, что библейская проказа на самом деле не была лепрой в ее современном понимании. Скорее всего, это была иная, менее тяжелая форма кожного заболевания. Рассказ об этом чуде еще раз подтверждает сделанный нами вывод. Поскольку прокаженный в данном случае не только не похож на инвалида, но и даже оказался в состоянии водить в поход войско. Весьма показательно и лечение, предписанное пророком сирийскому военачальнику: семь раз омыться в Иордане. При многих кожных заболеваниях, в том числе и при лепре, больным рекомендуют не только делать частые перевязки своих язв, но тщательно мыться.

Из текса следует, что ветхозаветная проказа носила инфекционный характер. Об этом говорит не только нежелание пророка лично встретить приехавшего к нему сирийского военачальника, но и отказ взять привезенные для него подарки. Слуга Елисея, нарушивший этот запрет, как известно, заболел проказой.

За свою жизнь Елисей совершил немало чудес. Он превратил испорченную воду Иерихона в пригодную для питья. А когда дети стали смеяться над ним, то вышедшие из леса медведицы растерзали сорок два ребенка. Он сумел «умножить» масло вдовы, которая не могла расплатиться с долгами, воскресил сына богатой сонамитянки, оздоровил ядовитую похлебку, насытил сто человек несколькими хлебами, поразил слепотой воинов и даже пленил целую вражескую армию. Даже после смерти он сумел воскресить умершего, труп которого, брошенный в могилу Елисея, коснулся его костей.

Несмотря на все эти чудеса, совершенные Елисеем, в еврейских и христианских преданиях гораздо больше уделяется внимание его учителю. Как полагают многие богословы, Илия жив и он еще вернется на землю. Дабы умереть, так как и он не может избавиться от первородного греха, от наказания смертью. Возвращение Илии будет предшествовать появлению мессии, либо даже началу апокалипсиса, то есть конца света. Ведь вовсе неслучайно в Евангелии от Марка сказано: «И, по прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, и возвел на гору высокую особо их одних, и преобразился перед ними. Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить. И явился им Илия с Моисеем; и беседовали с Иисусом. При сем Петр сказал Иисусу: Равви! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии. Ибо не знал, что сказать; потому что они были в страхе…». (Евангелие от Марка 9: 4-6).





Вознесение Илии: «Когда они шли и дорогою разговаривали, вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понёсся Илия в вихре на небо. Елисей же смотрел и воскликнул: отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его! И не видел его более». 4 Царств (2:11-12)


***



Глава 17. Как Господь покарал войско ассирийского царя Синаххериба


Ассирийский воинский стан, по которому бегают прожорливые полевые мыши. Их острые зубы быстро разгрызают колчаны, луки, стрелы и рукоятки щитов. А рядом валяется множество умерших воинов. Такой Божью кару можно представить, если сопоставить Ветхий Завет с «Историей» Геродота…

Примерно через шесть веков на библейских страницах вновь появляется «черная смерть». Случилось это в 701 году до нашей эры. В тот год на землю маленькой Иудеи пришел повелитель Великой Ассирийской державы Синаххериб, гроза всех тогдашних царей и народов. К тому времени некогда единое Израильское государство Саула, Давида и Соломона распалось на две части – северный Израиль и южную Иудею.

За двадцать лет до Синаххерибова нашествия ассирийцы захватили Самарию, столицу Израильского царства, в котором жила большая часть древних евреев. Во главе ассирийского войска тогда был Саргон II, увековечивший этот поход хвастливой записью: «В первый год моего царствования (722 год до нашей эры – прим. В.Б.) … город Самарию я осадил и взял. 27 290 человек оттуда я вывел в качестве пленных. 50 колесниц я взял здесь и пополнил ими мои царские силы… Людей из стран, которые были завоеваны моими руками, я поселил в их среде. Моих офицеров я поставил над ними в качестве начальников. Дани и налоги я установил у них по ассирийскому образцу». Победная реляция найдена в 1843 году в современном Хорсабаде. В древности этот город называли Дур-Шаррукином, или городом Саргона. Надпись обнаружена на стенах раскопанного археологами дворца Саргона II.

После этого завоевания почти все население Израиля завоеватели угнали в различные районы Ассирии, а на его землях были поселены другие народы. Из ассирийского плена израильтяне так и не вернулись. Живя на новом месте, они забыли свой язык и стали частью других народов. Так в северной части земли обетованной появились самаритяне – потомки ассирийских переселенцев, смешавшихся с оставшимися там местными евреями.

После падения Самарии жителям Иудеи стало ясно: нашествие ассирийских войск во главе с Синаххерибом чревато не только падением их царства. По сути, в 701 году до нашей эры речь шла даже не о спасении государства, а о сохранении самого еврейского народа.

В то тревожное время царем Иудеи был Езекия. По совету пророка Исаии, он уничтожил капище Молоха. Но в вопросах внешней политики царь далеко не всегда слушался пророка. После разгрома Израильского царства Иудея некоторое время исправно платила дань Ассирии. Но затем – вопреки возражениям умудренного Исаии – иудейский правитель перестал платить дань Синаххерибу. Вместе с царьками ряда финикийских и сирийских городов-государств Езекия вступил в антиассирийский союз. Для усиления обороны своей столицы Езекия распорядился восстановить всю обрушившуюся стену, подняв ее до башни, а также построил еще внешнюю стену. А в расположенном внутри Иерусалима «городе Давидове» укрепил так называемое «Милло». Последнее слово до сих пор вызывает у исследователей многочисленные споры. В Библии оно встречается неоднократно, но смысл его не совсем ясен. «И поселился Давид в крепости… и обстроил кругом от Милло и внутри» (I Паралипоменон 11: 8).; «Соломон строил Милло; починивал повреждения в городе Давида, отца своего» (III Царств 11: 27).

На древнееврейском языке это слово имело несколько значений – «наполнение», «начинка», «латка» или «заплата». Если толковать Милло как «каменную заплату», то в 1923 – 1925 годах археологи ее нашли. Во время раскопок в Иерусалиме удалось обнаружить древнюю городскую стену с воротами, в углу которых оказались следы большой бреши, заделанной камнем.

Сговор с врагами Ассирии привел к весьма печальным последствия для Иудеи: «…пришел Сеннахирим (так Синаххериба называют в русской синодальной Библии), царь Ассирийский, и вступил в Иудею, и осадил укрепленные города, и думал отторгнуть их себе». (II Паралипоменон 32: 1).

Казалось, что Иудейское государство обречено на скорую гибель: ассирийскому войску, считавшемуся самым сильным в мире, удалось довольно быстро захватить почти все укрепленные израильтянами города. Дольше всех продержался лишь Лахис (в иноязычных Библиях его называют Лахишем). В начале 30-х годов знаменитому британскому археологу И. Л. Старки удалось на месте современного Телль эд-Дувейра раскопать руины древнеиудейского Лахиша. Выяснилось, что город окружала мощная крепостная стена с грозными зубчатыми башнями. Толщина городских стен достигала шести метров.

Именно с этой первоклассной по тем временам крепостью пришлось иметь дело Синаххерибу. У стен города исследователи нашли братскую могилу, в которой были погребены около 1500 человеческих скелетов. Судя по всему, это были ассирийские воины, многие из которых погибли от тяжелых ранений во время осады и взятия штурмом Лахиша. По некоторым костякам можно сделать вывод, что уже в то время врачи пытались спасти раненых воинов с помощью хирургических операций, в том числе и таких сложных, как трепанация черепа.

Во время раскопок Ниневии – последней столицы Великой Ассирии – на стенах дворца Синаххериба археологи еще в конце девятнадцатого века обнаружили весьма красочные барельефы, рассказывающие об осаде Лахиша Синаххерибом. На одном из них изображена ассирийская пехота, под градом камней и стрел, штурмующая осажденную крепость. Воины с помощью длинных лестниц пытаются взобраться на высокие крепостные стены. На другом барельефе можно увидеть иудейских пленников, которые под охраной ассирийцев бредут в изгнание. А на третьем – изображен сам Синаххериб. Царь сидит на троне в захваченном Лахише и принимает дань от отцов города.

Увидев, что с многочисленной и хорошо вооруженной ассирийской армией ему не справиться, Езекия согласился выплатить дань – триста талантов серебра и тридцать талантов золота. Если исходить из веса вавилонского таланта, который равнялся 30, 3 килограммам, то маленькой Иудее пришлось отдать ассирийцам более 900 килограммов золота и свыше девяти тонн серебра. Для того чтобы расплатиться захватчиком иудейскому правителю пришлось отдать все серебро, которое нашлось в доме Господнем и в царских сокровищницах.

Но Синаххериб, получив дань, потребовал от израильтян полной капитуляции. С этой целью он, еще осаждая Лахиш, прислал к Иерусалиму своих вельмож Тартана, Рабсариса и Рабсака с частью войска. Для того чтобы затруднить водоснабжение города ассирийцы стали у водопровода верхнего пруда. Очевидно, завоеватели хотели заставить столицу Иудеи сдаться, оставив ее без воды.

При этом вельможи ассирийского царя начали всячески запугивать жителей Иерусалима, не захотевших сдаваться: «Не обольщает ли вас Езекия, чтобы предать вас смерти от голода и жажды, говоря: Господь Бог наш спасет нас от руки царя Ассирийского?» Во время переговоров чужеземцы бранными словами поносили имя Господня, называя его изделием рук человеческих. Но вопреки ожиданиям вельмож город, в котором – по их расчетам жители уже должны были умирать от жажды – продолжал не сдаваться.

Видя, что ассирийцы не уходят, иудейский царь совсем отчаялся. Езекия в знак горя разодрал на себе одежды, одел на себя вретище (одежду из грубой шерстяной ткани) и послал своих слуг к пророку Исаии за советом. Пророк пришел к царю, они вместе помолились. И тут, как рассказывает Библия, случилось самое настоящее чудо: «И послал Господь Ангела, и он истребил всех храбрых и главноначальствующего и начальствующих в войске царя Ассирийского. И возвратился он со стыдом в землю свою; и когда пришел в дом бога своего, – исшедшие из чресл его поразили его там мечом. Так спас Господь Езекию и жителей Иерусалима от руки Сеннахирима, царя Ассирийского, и от руки всех и оберегал их отовсюду. (II Паралипоменон 32: 21-22)

Над разгадкой причиной ухода Синаххериба от Иерусалима историки спорят до сих пор. В ассирийско-иудейской кампании 701 года до нашей эры, вообще, очень много загадок. Например, долгие годы ученым не совсем было ясно, каким образом осажденный Иерусалим обеспечивался водой? Правда, в Ветхом Завете по этому поводу было сказано: «… он (Езекия – прим. В.Б.) сделал пруд и водопровод и провел воду в город, написано в летописи царей Иудейских. (IV Царств 20: 20)

Но окончательно прояснить этот вопрос историкам удалось лишь после того, как удалось обнаружить Силоамскую надпись. Ее нашли абсолютно случайно. В конце 1880 года группа мальчиков купалась в Силоамском пруду в Иерусалиме. Один из них забрел в конец тоннеля, выходящего в этот пруд. В шести метрах от выхода он поскользнулся и упал. Выбираясь из илистой воды, мальчик заметил какие-то загадочные знаки, вырезанные на камне. Об этом ребятишки рассказали своему учителю, который вместе с известным английским археологом Сеисом, занялись исследованием этой загадки.

Найденная иерусалимским мальчиком Силоамская надпись содержит интересную информацию: «Когда землекопы подошли друг к другу на такое расстояние, что лопата одного была уже против лопаты другого и оставалось пробить еще три локтя, послышался голос одного из них, кричавшего другому, ибо справа в скале была трещина. И они продолжали идти навстречу друг другу, лопата против лопаты, пока не пробили весь тоннель и вода не хлынула из источника в пруд на расстояние тысячи локтей; а над головой землекопов высота в скале составляла сто локтей». Специалисты по палеографии (науке о древнем письме) подтвердили, что рапорт о прокладке тоннеля был сделан в VIII веке до нашей эры, то есть надпись, действительно, относится к эпохе Езекии и Синаххериба. Таким образом, еще задолго до начала боевых действий израильтяне позаботились о том, чтобы не оставить свою столицу во время осады без водоснабжения…

Еще одна загадка Синаххерибова нашествия: почему ассирийцы, взявшие практически все крепости Иудеи, очень долго медлили с переброской своих главных сил на ее столицу? Возможно, ассирийский царь опасался трудностей с их снабжением. В первую очередь, с обеспечением водой. Как написано в Библии, иудейский царь, поняв, что главной целью ассирийского вторжения является взятие Иерусалима, решил засыпать все источники воды, находившиеся вне города. Поскольку столица Иудеи находится в засушливой местности, то 185 тысячное войско здесь нелегко было бы обеспечить водой. Хотя, скорее всего, эта цифра представляется несколько преувеличенной: по мнению историков, во время даже самых крупных походов армия Ассирийской державы не превышала 120 тысяч человек.

Но самая главная тайна военного похода 701 года до нашей эры: что заставило ассирийскую рать вдруг спешно покинуть Иудею? Тем более что сам повелитель Ассирийской державы весьма хвастливо отзывался о своих иудейских победах. В его Ниневийском дворце археологам удалось найти несколько шестигранных цилиндров из обожженной глины. Вся их поверхность было заполнена пространной клинописью. Ею была записана хроника многочисленных походов ассирийского царя. Вот что Синаххериб сообщает о своих победах в Иудее: «Что касается Езекии, еврея, который не покорялся мне (буквально – моему игу, ярму.– И. К-), то сорок шесть его сильных, обнесенных стенами городов, так же как и небольших городов, находящихся по соседству от него, которым нет числа, я осадил и взял при помощи лестниц и осадных машин, конными атаками и пешим штурмом, подкопами, туннелями и проломами. 200 150 человек взрослых и детей, мужчин и женщин, лошадей, мулов, ослов, верблюдов, рогатый скот и овец без числа я взял оттуда в качестве добычи. Его самого (иудейского царя– В. Б.) я запер в Иерусалиме, его столице, как птицу в клетке».

Так почему же Синаххериб снял осаду Иерусалима, даже не попытавшись взять его штурмом? Видимо, ключ к разгадке этой тайны можно найти в следующих строках, которые Библия приписывает Яхве: «Вот Я пошлю в него дух, и он услышит весть, и возвратится в землю свою, и Я поражу его мечом в земле его» ((IV Царств 19: 7).

Как полагают историки, Синаххериб увел свои войска из Иудеи, услышав о военной угрозе со стороны фараона. Дело в том, что Египет не только поддерживал антиассирийскую коалицию, но и фактически сыграл главную роль в ее создании. Существует точка зрения, что именно во время египетского похода и обрушил Господь свой меч на Синаххерибово войско.

Но каким образом это случилось? О загадочном поражении ассирийских войск во время похода в союзный Иудее Египет говорит греческий историк Геродот. Согласно его рассказу, фараон был по своему происхождению жрецом и пренебрегал своими воинами. Он даже, якобы, отобрал у воинов участки земли, дарованные им прежними фараонами. Вторжение Ассирии в Палестину представляла опасность и для Египта. Когда Синаххериб двинул свои войска к восточной границе Египта, египетские воины также должны были выступить в поход. Но армия приказу египетского царя не подчинилась. Жрец-фараон, узнав о приближении ассирийцев, вышел навстречу им с войском, наспех набранным из мелких торговцев, ремесленников и прочим простонародьем. Как пишет Геродот в своей «Истории»: «Когда они прибыли в Пелусий, то ночью на вражеский стан напали стаи полевых мышей и изгрызли их колчаны, луки и рукоятки щитов, так что на следующий день врагам пришлось безоружными бежать и множество врагов пало. И поныне еще в храме Гефеста стоит каменная статуя этого царя. Он держит в руках мышь, и надпись на статуе гласит: «Взирай на меня и имей страх божий!». Как мы уже говорили, мышью в древности называли и крыс, а крыса – природный носитель возбудителя чумы. Отсюда исследователи делают вывод, что в вынужденной отступить армии Синаххериба разразилась эпидемия чумы.

Правда, Геродот называет жреца-фараона Сетосом, а на самом деле правившего в то время в Египте эфиопского царя звали Шабака. Но с точки зрения проводимой политики последнего вполне можно отождествить с жрецом – фараоном, упоминаемым Геродотом. В течение 15 лет Шабака старался удержать Египет в повиновении мирным путем. Поэтому своей резиденцией он избрал древний, почитаемый в стране город Мемфис и оказывал всемерную поддержку жрецам бога-покровителя Птаха. Кроме того, он утверждал эфиопское влияние и в Фивах, включив своих детей в состав высшего жречества Амона и строя в этом священном городе монументальные храмовые постройки.

В пользу версии об эпидемии чумы, погубившей ассирийское войско, свидетельствует и тот факт, что вскоре после ухода Синаххериба этой смертельно опасной болезнью заболел и Езекия. Вот что об этом пишет Библия: «В те дни заболел Езекия смертельно, и пришел к нему Исаия, сын Амосов, пророк, и сказал ему: так говорит Господь: сделай завещание для дома твоего, ибо умрешь ты и не выздоровеешь. И отворотился [Езекия] лицем своим к стене и молился Господу, говоря: «О, Господи! вспомни, что я ходил пред лицем Твоим верно и с преданным Тебе сердцем, и делал угодное в очах Твоих». И заплакал Езекия сильно… И сказал Исаия: возьмите пласт смокв. И взяли, и приложили к нарыву; и он выздоровел». (IV Царств 20: 1-3,7))

Вряд ли, в данном случае. Речь идет об обычном нарыве, поскольку это бы не вызвало тревогу у царя. Судя по всему, у Езекии появилась язва в виде нароста, что в те времена считалось, чуть ли не смертным приговором. Исаия лечил его довольно распространенным в те времена способом. Даже 2300 лет спустя известный чешский врач Ян Черни в начале XVI века в своем руководстве «Сочинении о моровых болезнях…» рекомендовал больным прикладывать к груди компресс из трех кислых яблоки и нескольких лекарственных трав. А если бубоны не рассасываются, то он советовал ставить банки, дабы вместе с кровью высосать яд. Верным оказалось и библейское сообщение о гибели Синаххериба от своих сыновей: «И когда он поклонялся в доме Нисроха, бога своего, то Адрамелех и Шарецер, сыновья его, убили его мечом, а сами убежали в землю Араратскую. И воцарился Асардан, сын его, вместо него». (4 Царств 19: 37)

Правда, случилось это гораздо позже – в 681 году до нашей эры, то есть через 20 лет после снятия осады с Иерусалима. Новому царю Ассирии Асархаддону удалось на некоторое время покорить Египет. Но маленькое Иудейское царство, платившее ассирийцам дань, сумело сохранить – в течение еще ста с лишним лет – свою призрачную независимость. До тех пор пока из Месопотамии не пришел новой завоеватель. Но это уже совсем другая библейская история…


***



Глава 18. Пророк Даниил и негасимая «чудо-лампа»


Пророк Даниил, ставший главным героем одноименной ветхозаветной книги, жил в очень тяжелое для народа маленькой Иудеи время. Оно вошло в историю евреев как эпоха вавилонского пленения. После падения Ассирийской державы в конце седьмого века до нашей эры главную роль на Ближнем Востоке стало играть Нововавилонское, или как его тогда называли Халдейское царство. За неоднократный отказ платить дань вавилонский царь Навуходоносор в 587 году до нашей эры захватил Иерусалим. Стены иудейской столицы завоеватели разрушили до основания, а храм и царский дворец разграбили и сожгли. Царя Иудеи Седекия халдеи взяли в плен, а его сыновей убили на глазах у отца. Седекию ослепили и увели в плен в Вавилон. Вместе с царем туда угнали и большую часть жителей Иудеи, которые стали жить в Месопотамии в качестве переселенцев.

Еврейский юноша Даниил попал в вавилонский плен раньше большинства своих сородичей – еще в 605 году до нашей эры во время первого победоносного похода Навуходоносора на Иерусалим. В неволе Даниил находился вместе с тремя другими еврейскими юношами. Поскольку все четверо были красивы и умны, их взяли прислуживать в царских чертогах и кормили с царского стола.

Несмотря на то, что царь к ним благоволил, жизнь пленников во дворце часто омрачалась разного рода превратностями. Но, даже находясь фактически на положении раба, пророк остается преданным вере предков. Так, Даниил попросил разрешения не осквернять себя чужими яствами, которые запрещает употреблять закон Моисея. Однако начальник евнухов, под началом которого находились отроки, боялся, что царь разгневается, если от такой еды они похудеют. Тогда Даниил предложил, чтобы еврейским юношам устроили своего рода испытание: в течение десяти дней их кормили овощами и питьем. По прошествии установленного срока выяснилось, что от такой пищи они оказались красивее тех отроков, которые питались царскими яствами. Так отроки получили разрешение питаться «своей пищей».

Даниил не только обладал необычайной способностью разгадывать царские сны, но и имел собственные видения. Однажды Даниилу это умение очень сильно пригодилось: он истолковал сон Навуходоносора, который не смог разгадать ни один вавилонский мудрец. Разгневанный царь приказал казнить всех халдейских мудрецов. Но Даниил сумел не только разгадать царский сон, а заодно и спасти мудрецов от казни. Как выяснилось, сон царя оказался пророческим: Навуходоносор увидел огромного истукана, у которого голова была из золота, грудь и руки из серебра, чрево и бедра из меди, голени из железа, ноги частью железные, частью глиняные. Но камень, оторвавшийся от горы, разрушил истукана. Даниил истолковал сновидение таким образом: части тела истукана из различных металлов символизирует рождающиеся друг за другом империи. Золотая голова – Халдейское царство, серебряная грудь и руки – Персидское, медное чрево и бедра – державу Александра Македонского, а железные голени и железно-глиняные ноги – греко-македонскую державу Селевкидов. Но все эти империи одно за другим разрушатся, а вместо них Господь создаст новое царство, которое вовек не разрушится.

Правильно истолковав сон Навуходоносора, Даниил получил богатые подарки и стал вельможей при царском дворе. Но вскоре произошло несчастье с его сотоварищами по плену. Вавилонский царь сделал золотого истукана, вышиною в шестьдесят локтей, то есть примерно в 30 метров. Навуходоносор приказал всем поклоняться этому идолу. Но еврейские юноши не захотели покориться повелению царя, поскольку Бог Яхве запрещает поклоняться кумиру. Разгневавшись, Навуходоносор приказал бросить юношей в раскаленную печь: «Тогда мужи сии связаны были в исподнем и верхнем платье своем, в головных повязках и в прочих одеждах своих, и брошены в печь, раскаленную огнем». (Даниил 3: 21) Но, несмотря на сильное пламя, отроки не пострадали: «И, собравшись, сатрапы, наместники, военачальники и советники царя усмотрели, что над телами мужей сих огонь не имел силы …» (Даниил 3: 94)

Вполне естественно, что этот отрывок в свое время был включен в Ветхий Завет для того, чтобы укрепить в вере тех, кто поклонялся Яхве. Поэтому вся эта история, несомненно, носит поучительный характер. Но есть ли в ней хотя бы зерно истины или же весь текст можно назвать сплошной выдумкой?

Как полагают Н. А Агаджанян и А. Ю. Катков, известные специалисты по выживанию в экстремальных условиях, человеческий организм приспосабливается к жаре лучше, чем это принято думать. За рубежом уже неоднократно проводились опыты по определению максимально высокой температуры, которую человек способен выдержать без фатальных для себя последствий. Так, в сухом воздухе температуру 71° по Цельсию обычный человек выдерживает в течение одного часа, 82°С – 49 минут, 93°С – 33 минуты, а 104°С – только 26 минут.

Но в литературе описаны и более высокие достижения, которые, на первый взгляд, кажутся невероятными. Еще в 1764 году французский ученый Тиллет сделал доклад в Парижской академии наук об удивившем его факте: одна женщина находилась в печи при температуре 132°С в течение 12 минут. В 1828 году зафиксирован случай 14-минутного пребывания мужчины в печи, внутри которой температура достигала 170°С. В Бельгии в 1958 году зарегистрирован факт пятиминутного пребывания человека в термокамере при температуре 200°С. По словам известного физика Джона Тиндаля, в горячем воздухе помещения, в котором люди в состоянии какое-то время находятся без вреда для себя, можно сварить яйцо и даже изжарить бифштекс

В США специалисты в области авиационной медицины определяли время воздействия тепловой нагрузки на испытуемых, одетых в различную одежду. Температура стен термокамеры нарастала, начиная с 20°С со скоростью 55°С в 1 мин. Болевые ощущения возникали при повышении температуры кожи до 44 °С, а при 45° С боль становилась просто невыносимой. Оказалось, что в обнаженном состоянии человек может выдержать такое нарастание температуры стен термокамеры до 210°С, а в тяжелой зимней летной форме – до 270°С. Поэтому совсем не удивительно, что жители пустынь, например туркмены, спасаются от жары с помощью теплых халатов и меховых шапок. За счет этой одежды сохраняются более стабильные условия терморегуляции в условиях жаркого климата.

Чем же объясняется парадоксальная выносливость человека к воздействию высоких температур? А тем, что его организм борется с нагреванием, прежде всего, с помощью обильного потоотделения. Испаряющийся пот поглощает значительное количество тепла из того воздуха, который непосредственно прилегает к коже. Тем самым температура этого воздуха становится ниже. Правда, при этом тело не должно соприкасаться непосредственно с источником тепла и чтобы воздух должен быть по возможности сух.

Судя по библейскому тексту, товарищи Даниила по плену были брошены в печь в нижней, верхней и прочей своей одежде, в том числе и с повязками на голове. Следовательно, несколько слоев ткани вполне могли ослабить воздействие огня, с которым эти юноши непосредственно не соприкасались.

Кстати, лучше переносить жару помогает малокалорийное вегетарианское питание. Наглядный пример тому – народность тубу, которая проживает в самом сердце Сахары. Эти обитатели крупнейшей африканской пустыни отличаются прекрасным здоровьем и большой физической выносливостью. Специалисты пришли к выводу, что главная загадка тубу – их рацион, который состоит из густого травяного отвара, фиников, вареного проса, пальмового масла, соуса из тертых кореньев. Вспомним, что еврейские юноши, отказавшись от царской пищи, сумели настоять на том, чтобы их кормили овощами. Следовательно, их организм также был запрограммирован на то, чтобы выдержать жару.

И последний довод в пользу того, что в основе этого библейского рассказа могла лежать какая-то реальная история. Дело в том, что наиболее чудесная часть этого сюжета, рассказывающая о том, как юноши ходили посреди пламени, молясь и воспевая Бога, изложена лишь в Септуагинте, то есть в греческом переводе Библии. Но этих абсолютно невероятных чудес в еврейском варианте Ветхого Завета нет. Видимо, он и ближе к истине. Не исключено, что кто-то из еврейских переселенцев вполне мог подвергнуться наказанию путем сожжения в печи. Но палачи либо изначально не хотели доводить дело до конца, желая наказываемых просто попугать, либо в самый последний момент по какой-то причине передумали их убивать. Поэтому относительно краткое пребывание в печи не нанесло непоправимого ущерба для здоровья их жертв… Это чудо и могло стать основой для библейской легенды, записанной в середине второго века до нашей эры, то есть уже после возвращения израильтян из вавилонского плена.

К концу жизни Навуходоносор, потеряв разум, стал воображать себя волом и есть траву. Согласно ветхозаветному тексту, сыном-наследником этого царя был Валтасар. На самом деле после смерти Навуходоносора Халдейское царство после длительной междоусобной борьбы досталось Набониду. А его сыном был Бел-шар-уцур, в имени которого и угадывается прототип библейского Валтасара. Судьба этого последнего халдейского царевича оказалась трагической – после победы персов он был казнен.

Таким образом, последним вавилонским царем был Набонид. Скорее всего, его и следует считать реальным прототипом ветхозаветного Валтасара, поскольку не царевич, а сам царь, согласно историческим источникам, решил возглавить обороны столицы от персов. Знак о скорой гибели его царства Господь подал ему во время пира, когда повелитель халдеев приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор в качестве военной добычи вынес из Иерусалимского храма.

Вот что об этом говорит Библия: «Пили вино, и славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных. В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала…»

Встревоженный царь приказал было позвать халдейских мудрецов. Но, по совету царицы, во дворец позвали пророка Даниила. Он и сумел разгадать не только то, что именно было начертано на стене, но и значение этих роковых слов: «…мене – исчислил Бог царство твое и положил конец ему; Текел – ты взвешен на весах и найден очень легким; Перес – разделено царство твое и дано Мидянам и Персам… В ту же самую ночь Валтасар, царь Халдейский был убит, и Дарий Мидянин принял царство, будучи шестидесяти двух лет». (Даниил 5: 26-27, 30)

Персы захватили Вавилон в 539 году до нашей эры, а библейский текст был записан лишь через четыреста лет после этого события. Поэтому в этом отрывке содержится довольно существенная ошибка: на самом деле столицей халдеев овладел Кир II Великий, а царь Дарий правил уже после него. Тем не менее некоторые моменты этого ветхозаветного рассказа подтверждаются историческими источниками. Вот что по поводу взятия Вавилона пишет живший через сто лет после этого события Геродот: «А когда вновь наступила весна, царь выступил в поход на Вавилон. Вавилоняне вышли из города с войском и ожидали Кира. Когда царь подошел к городу, вавилоняне бросились в бой, но, потерпев поражение, были оттеснены в город. Вавилонянам было уже заранее известно, что Кир теперь не будет бездействовать: они видели ведь, как персидский царь нападал на один народ за другим. Поэтому, запасшись продовольствием на очень много лет, они не обращали никакого внимания на осаду. Между тем Кир оказался в затруднительном положении, так как прошло уже много времени, а дело [осады] нисколько не подвигалось вперед.

191. Наконец – другой ли кто подал совет в затруднении или же сам Кир сообразил, как ему поступать,– но сделал он вот что. Он поставил часть своего войска в том месте, где река входит в город, а другую часть – ниже по течению, у ее выхода из города. Затем он приказал воинам, как только увидят, что русло стало проходимым вброд, вступать по этому руслу в город… Персидский царь отвел реку с помощью канала в озеро, которое, собственно, было болотом, а таким образом старое русло сделалось проходимым. После того как вода в реке спала настолько, что доходила людям приблизительно до колена, персы по старому руслу вошли в Вавилон. Если бы вавилоняне заранее узнали замысел Кира или вовремя заметили его действия, то, конечно, не только ни позволили бы персам проникнуть в город, но даже совершенно уничтожили бы врага. Ведь они могли просто запереть все ведущие к реке ворота и, взойдя на стены по обоим берегам реки, поймать персов, как в ловушку. Однако теперь персы внезапно напали на вавилонян. Город же Вавилон столь огромный, что, по рассказам тамошних людей, горожане, жившие в центре, не знали, что враги уже заняли окраины. В это время они по случаю праздника плясали и веселились до тех пор, пока слишком хорошо не узнали [свое ужасное положение]. Так-то Вавилон был взят тогда в первый раз».

Таким образом, библейский рассказ о том, что в момент взятия Вавилона персами халдейский царь пировал, полностью подтверждается древнегреческим историком. Пир был по случаю религиозного праздника, поэтому его отмечали не только царь и его придворные, но и все жители столицы. И еще один важный момент, совпадающий с текстом Ветхого Завета: взятия города оказалось внезапным, в том числе и для сидевшего за столом царя.

Ну а возможно ли в принципе чудо, связанное с начертанием на дворцовой стене невидимой рукой невидимых букв?

Если растворить белый фосфор в дисульфиде углерода и полученным концентрированным раствором нарисовать на мраморной стене руку, а за ней – слова, то можно наблюдать сцену, подобную пересказанной в Библии. Раствор фосфора в дисульфиде углерода бесцветен, поэтому рисунка сначала не видно. По мере испарения дисульфида углерода белый фосфор выделяется в виде мельчайших частиц, которые начинают светиться и, наконец, вспыхивают – самовозгораются. При сгорании фосфора рисунок и надпись исчезают. Это чудо можно продлить. Для этого следует добавить небольшое количество белого фосфора в застывающий расплав воска или парафина. Если куском застывшей смеси сделать надпись на стене, то в сумерках и ночью ее можно увидеть светящейся. Воск и парафин защищают фосфор от быстрого окисления и увеличивают продолжительность его свечения.

Следовательно, такое рукотворное чудо в принципе могло произойти. Однако не совсем понятно, кто это мог сделать? Для того чтобы внести ясность в эту проблему следует ответить вопрос: кто был заинтересован в переполохе, который начался во дворце Набонида, за день до падения столицы? Очевидно, осаждавший Вавилон противник – персидский царь Кир Великий.

Правда, важнейший компонент этого библейского чуда – фосфор, название которого в переводе с греческого языка означает «светящийся», ученым удалось открыть всего лишь триста лет назад. Но если фосфор в шестом веке до нашей эры наука еще не знала, то версия о его использовании во время пира Валтасара повисает в воздухе. Правда, не исключено, что чудесные свойства фосфора вполне могли быть известны людям на так называемом практическом, а не научном уровне.

Например, на Урале еще триста лет назад возник способ закалки стали «скотинным рогом с солью». На самом деле, сталь таким образом не закаливали, а подвергали длительному томлению в специальных тиглях-ящиках. И лишь после этого «насыщенную рогом» сталь закаливали обычным способом. В результате получался металл, на редкость устойчивый к износу.

Дело в том, что при длительном нагревании в тигле происходило частичное растворение в железе азота, содержавшегося в роге. Этот процесс и придавал стали такие замечательные свойства. Следовательно, технологией азотирования стали человек научился пользоваться почти за два века до того, как ученые-химики выявили влияние азота на сталь.

Могли ли люди таким же способом узнать о свойствах неоткрытого фосфора? В 1669 году солдат-алхимик Хённиг Бранд в поисках «философского камня» занялся упариванием человеческой мочи. Он собрал около тонны мочи из солдатских казарм и упаривал ее до тех пор, пока не получил небольшое количество тяжелой и красной жидкости. Эту жидкость Бранд нагревал до полного превращения ее в твердый остаток. Затем он смешал остаток с углем и стал прокаливать. Вскоре Бранд заметил появление в сосуде белой пыли, которая ярко светилась в темноте. Так впервые было получено новое простое вещество – белый фосфор. Смышленый немец не замедлил воспользоваться чудесной способностью этого вещества светиться без нагревания: показывая фосфор знатным особам, алхимик зарабатывал себе на жизнь. Но до 1737 года получение белого фосфора оставалось секретом алхимиков, которые считали, что ими открыт «философский камень». Они пытались при помощи фосфора превращать металлы в золото, но безуспешно.

Таким образом, еще в начале восемнадцатого века открытие этого элемента люди предпочли засекретить. Очевидно, что в древности такое случалось гораздо чаще. Например, секрет изготовления «греческого огня», пороха и различных оптических эффектов многие века тщательно хранился в узком кругу посвященных. Уже в наше время в Египте была обнаружена деревянная модель летящей птицы, изготовленной 2500 лет назад. Когда была изготовлена большая ее копия, то оказалось, что птица, сделанная древними египтянами, обладала всеми свойствами современного планера. Очевидно, что многие засекреченные открытия со временем могли быть забыты, в связи с уходом из жизни знавших о них людей.

Ну а если предположить, что за много столетий до открытия Бранда секрет изготовления фосфора также был кому-то известен очень узкому кругу избранных людей? Насколько верна эта гипотеза? В качестве подтверждения этой версии можно привести следующие факты. Как гласит предание, у второго царя Рима Нумы Помпилия (715 – 613 годы до нашей эры) был вечный светильник в виде шара, сиявший под куполом его храма. Плутарх описывает лампу над входом в храм Юпитера– Амона. Жрецы уверяли его, что она горит, не требуя ухода, уже несколько столетий. Так, древнегреческий писатель Лукиан, который жил в 120-190 годах нашей эры, очень подробно рассказывает о своем посещении храма богини Геры, находившегося в египетском Гелиополисе. При этом он упоминает о поразившей его статуи богини, во лбу которой находился сияющий камень, освещавший ночью весь храм. Многие путешественники, посетившие Антиохию в шестом веке нашей эры во время правления Юстиниана, упомянули среди прочих достопримечательностей и негасимую лампу. Надпись рядом с этой лампой свидетельствовала, что она горит уже 500 лет.

В 1401 году близ Рима открыли гробницу Палласа, сына Эвандра, прославленного Вергилием в «Энеиде». При этом оказалось, что погребальную камеру освещает фонарь, горевший уже более двух тысяч лет. Это было подтверждено современниками.

Бросается в глаза, что неугасимые лампы горели сами по себе, а это наводит на мысль, что они могли быть фосфорическими. К тому же большая часть упоминаний о «чудо-лампах» связана с отправлением религиозного культа. Поэтому самым рациональным объяснением всех этих фактов могло бы стать предположение, что узкий круг жрецов уже в древности знал секрет изготовления фосфора, впоследствии, впрочем, утраченный и вновь открытый лишь в середине семнадцатого века нашей эры. Хотя на этот счет у ученых могут быть самые различные мнения. Впрочем, это библейское чудо, как и другие чудеса, еще ждут своего исследователя, способного проникнуть в их сакральную, пока еще непостижимую для нас тайну…


***



Эпилог


Вот мы и закончили свое небольшое путешествие по страницам Ветхого Завета. Вполне очевидно, что нам удалось рассмотреть лишь небольшую часть библейских чудес, поскольку иначе нам пришлось бы написать не один десяток таких же по объему книг. При этом мы постарались выявить научное историческое зерно, спрятанное за чудесной оболочкой библейских рассказов. Насколько это автору удалось – судить не мне, а моим читателям.

Если в средние века люди безоговорочно верили во все то, что написано в Ветхом и Новом завете, то уже в новое и новейшее время стала побеждать другая крайность ‑ большинство исследователей предпочитали рассматривать библейские легенды как не имеющие ничего общего с научной истиной.

Как ни странно, но ситуация стала кардинальным образом меняться во второй половине атеистического XX века, когда в распоряжение у исторической науки появилось много археологических фактов, свидетельствующих о том, что в основе библейских рассказов лежат реальные исторические факты. Автор этих строк убежден, что и в наш XXI век эта тенденция получит дальнейшее развитие, и более скрупулезное изучение библейского текста позволит науке открыть еще много неизвестных фактов.


***


БРЮКОВ ВЛАДИМИР ГЕОРГИЕВИЧ, Иваново, 2017 г. Все вопросы по поводу содержания книги можно задать автору по электронной почте: bryukov@bk.ru


***


При оформлении этой книги использовались иллюстрации, созданные известным немецким художником Юлиусом Шнорром фон Карольсфельдом (1794—1872) – выдающимся иллюстратором библейских сюжетов девятнадцатого века.


Оглавление

  • Предисловие
  • Глава 1. Сотворение Мира, или неотвратимый апокалипсис
  • Глава 2. И создал Господь … клона
  • Глава 3. По силам ли человеку XXI века пережить 969-летнего Мафусала
  • Глава 4. Благословенный Эдем, или кроманьонцы… на католическом кладбище
  • Глава 5. Адам и Ева умели разговаривать «щелкающими» словами
  • Глава 6. Наложницы бога, или почему Авраам заключил союз с Яхве
  • Глава 7. Невесты на продажу, или Иаков – отец современной генетики
  • Глава 8. Был ли гиксос Йаков-хара библейским Иаковом
  • Глава 9. Загадочная смерть Моисея: был ли израильский пророк убит своим «жестоковыйным» народом?
  • Глава 10. Нил в крови, или казни египетские
  • Глава 11. НЛО и тайна гибели фараонова войска
  • Глава 12. Добровольный исход, или изгнание прокаженных
  • Глава 13. Почему на горе Завета у Моисея засветился небесный нимб
  • Глава 14. Как от трубного гласа рухнули стены Иерихона
  • Глава 15. Как всемогущий Яхве наказал филистимлян «черной смертью»
  • Глава 16. Как пророк Илия вознесся на небо
  • Глава 17. Как Господь покарал войско ассирийского царя Синаххериба
  • Глава 18. Пророк Даниил и негасимая «чудо-лампа»
  • Эпилог
  • X