Алекс Вав - Мутант

Мутант (Мутант-2)   (скачать) - Алекс Вав

Часть – 2


ГЛАВА 1


Макс


Подготовка к путешествию заняла две недели, вместо планируемой одной. Работать пришлось не столько над своим снаряжением, сколько над обеспечением корабля.

С собой я собирался взять по одному представителю старших рас – Шалу, Варуха и Зану. Лиавэль нарисовала по памяти карту земель, находящихся на востоке, но с маршрутом мы определились не сразу. Можно было идти через кархские земли, что было очень опасно, а можно через леса эрхов и несколько хайрутов сархов. Идти через земли старших было тоже опасно, для меня. Во мне могли опознать мага и тогда шансов выжить будет мало. В отношение одаренных людей на территориях старших рас действовал везде один закон – при обнаружении, смерть на алтаре. Амулет сокрытия ауры сайра мне сделала отличный и я решил его вшить в тело, как Харут, но это не давало стопроцентной гарантии. Если ко мне прикоснется какой-нибудь маг, он может почувствовать мою силу. К тому же не хотелось изображать раба. Поэтому я настаивал на поход через кархские земли. Правда за их землями всё равно придется проходить через хайрут эрхов и два хайрута сархов, но этого было по-любому не избежать, обойти их было просто невозможно.

Еще был вопрос о том как попасть в цеха переплавки меди. По словам Харута, фархи хорошо хранили свои секреты и никого не допускали в цеха. Внутри хайрута, между кланами всегда была большая конкуренция и все производственные цеха хорошо охранялись даже от соседей, не говоря уж про чужаков. Единственное, что по мнению Харута могло помочь попасть в плавильню – огромные деньги. Но так как хайрут Тарон славился своим богатством, то заинтересовать фархов могли только две вещи – калин и кирнит. Калина у нас было много, а теперь появился и кирнит, так что проблем с оплатой я не видел, главное было доставить всё это на место без потерь.

Излечение сайры произошло совершенно неожиданно, особенно для неё. Мы сидели в беседке, я расспрашивал её о мире и лечить пока никого не собирался… В какой-то момент решил посмотреть предстоящий объём лечения и глянул на неё магическим зрением. Акриса я не увидел и забеспокоился что не смогу выполнить обещание. Пришлось напрячься и неожиданно включился имплант, точнее то что от него осталось. Решив что такой момент упускать не стоит, вдруг потом имплант включаться не захочет, я за пять минут избавил сарху от огромного количества очень мелких коричневых пятен. Ожидал что в местах поражения появится другой спектр магии, как это было у Заны и Варуха, но аура приобрела ровный светло-синий цвет, без каких-либо вкраплений. Отключившись от конструкта, я взглянул на сайру и только сейчас понял, что она даже сознание не потеряла. Она смотрела на меня расширенными глазами с болезненной гримасой на лице.

– Что это было? – с трудом выдавила она.

– Извини, я не подумал что это так больно… – начал оправдываться я, – Следовало тебя сначала усыпить…

Лиавэль прикрыла глаза и видимо осмотрела себя, потом вскочила и задергалась из стороны в сторону. Вид у неё был совершенно потрясенный.

– Макс! Ты излечил мой акрис за какие-то мгновения! – она всё же приняла решение, подошла и обняла меня, – Спасибо! Ты действительно Великий маг… По крайней мере в аурном врачевании тебе нет равных на Эйтери.

Лиавэль решила задержаться до моего отбытия и принялась мне помогать. Помощь в основном заключалась в снабжении меня энергией. Я начал чуть ли не потоковое производство источников питания различной мощности и размеров, поэтому не успевал восстанавливаться.

В первую очередь сделал десяток ретрансляторов и отправил отряд людей, в сопровождении эйтеринцев, для установки их по всему периметру Леса. Начали они разумеется с северного направления, чтобы Рэкс имел возможность держать под контролем границу с кархами. Пиона доставили на корабль и дроны быстро восстановили его, заменив конечности (слава богу имелось два комплекта запасных). Скорпа тоже подремонтировали и когда первые ретрансляторы заработали, я отправил обоих дронов в земли кархов, для нанесения ответного удара. Они должны были сжечь как можно больше поселений, на сколько заправки горючки хватит. Вопрос с горючкой решился за счет кирнита. Сим огранил один из цельных кораллов и я сделал мощный источник питания для синтезатора ГСМ. Энергии конечно не хватало, но синтезатор мог работать в импульсном режиме, производя по два литра в сутки. В качестве сырья прекрасно подошел сок лопухов, даже свежий. Теперь даже если придут «огнеупорные» кархи, можно было не особо экономить горючку и палить их пока амулеты не сдохнут.

Такой же источник питания сделал для синтезатора сирина. Он тоже работал в импульсном режиме, но со временем проблем с тканями, нитками и веревками не должно быть. В качестве сырья шла древесина и любые минералы, а этого добра в округе хватало.

Дронам было приказано нападать на поселения только в темноте. Во-первых все кархи будут в стойбище, а во-вторых людей сгоняли на ночь в загоны и дроны могли не бояться их зацепить. Для сопровождения освобожденных был отправлен еще один небольшой отряд, а оставшийся народ приступил к постройке домов и хозпостроек.

В первую же ночь дроны сожгли четыре небольших стойбища, освободив больше сотни человек. Полную зачистку я приказал не устраивать, но постараться нанести как можно больший урон. Во вторую ночь были уничтожены еще три поселения и численность освобожденных людей увеличилась вдвое. На этом я решил прекратить карательный рейд и вернул дронов.

За несколько дней были установлены все ретрансляторы и теперь Рэкс держал под контролем территорию радиусом в сотню километров. Теперь его «Глаза» достигали сожженных стойбищ на севере, Оллиза на юго-западе и Форона на юго-востоке, а это были практически границы Оллизиона и хайрута эрхов Тиона, родины Олы и Элихора с Заной.

Дроны Рэкса вырезали прекрасные «батареи» для пистолетов из кирнита, а я их «зарядил». Работали они намного лучше алюминиевых и позволяли выпустить один магазин короткими очередями, правда потом заряжались в течение часа. Я решил вооружить ими своих спутников и сделал для каждого по запасной батарее. Оставшиеся шестнадцать имели по одной батарее, кирнит тоже следовало экономить.

Также сделал по рюкзаку с антигравами и по две седельных сумки, для перевозки припасов и калина. Много кирнита решил с собой не брать, самим пригодится, а взял только самые мелкие ограненные камешки, которые нам не особо были нужны. Огранкой занимались только дроны, потому что работа была тонкая и я боялся перепортить дефицитный минерал, да и не до этого мне было. Калина в качестве валюты взяли сто кг в виде небольших брусков. Конечно разбрасываться запасами было глупо, но Рэкс заверил, что иллинитиум важнее. При наличии топлива для миниреакторов можно запустить строительного робота и тогда проблем с металлами и минералами не будет, по крайней мере для обеспечения и защиты небольшого поселения. Гигантский агрегат в грузовом отсеке лишь назывался строительным роботом. На самом деле это был целый универсальный комплекс, минизавод, способный переработать любой грунт, разложив на составляющие, и выделить необходимые вещества.

После долгих споров я решил двигаться вдоль границы между кархами и эрхами. Территории там были дикие, поэтому если и встретим кого, то можно было либо скрыться, либо уничтожить противника, не особо опасаясь нашуметь. Пограничные стычки с кархами происходили постоянно, да и сами дикари грызлись между собой, даже рядом с границей. Мне предлагали взять одного из дронов, но я отказался. По-любому нам нужно будет проходить через заселенные места, и дрон не сможет остаться незамеченным, а значит соберет себе на хвост всех окрестных магов и наделает слишком много шума. Я же хотел пройти в Таронские горы как можно тише. Меня беспокоил этот неизвестный «демон» Картан, слишком много он про нас знал и мог помешать. У меня было подозрение что кто-то из наших рептилий «стучит» кархам, но никакого способа поймать стукача я не видел, поэтому предложил всем еще раз дать клятву, которую тщательно сформулировал сам. На меня смотрели как на идиота, но бесприкословно дали клятву, даже сайра, вместе со своими стражами. Клятва была сформулирована таким образом, что не давала возможности утаить какую-либо информацию о кархах. Последующий опрос абсолютно ничего не дал, поэтому пришлось понадеяться что больше утечки информации не будет.

Непосредственно перед отбытием, я оживил оставшегося дрона и дал ему имя Вова. Ему, как и Симу, было приказано защищать поселение в случае нападения. Сим неплохо показал себя в бою и успел уничтожить больше тридцати кархов, правда сам получил немало повреждений. В крайнем случае Рэкс мог использовать и своих дронов, временно уменьшив количество «Глаз».

Чтобы иметь возможность связаться с Рэксом и быть в курсе событий, пришлось запустить узел связи с помощью очередного цельного коралла. По нашим прикидкам, мощности и высоты радиомачты должно было хватить для связи с Тароном и Омитилоном, но это можно было проверить только на месте. С сайрой я не хотел терять связь, чтобы быть в курсе поисков Уллии. Ну и с собой мы брали маленький ретранслятор, чтобы иметь связь внутри группы.

Для запуска достаточного количества реакторов, чтобы чувствовать себя в безопасности и иметь кое-какие возможности производства, требовалось не менее килограмма иллинитиума, но лучше конечно больше. Прибор для добычи этого металла был очень компактным, он представлял из себя две коробочки, размером с кулак, соединенные гибким двухметровым кабелем. Питание для него требовалось мизерное и я использовал маленький камешек кирнита. Для транспортировки иллинитиума был предназначен специальный контейнер, с трудом поместившийся в рюкзаке, но за счет антиграва почти ничего не весил.

Накануне похода сайра вручила Шале свиток, который слегка светился в магическом зрении. Это оказался документ, в котором говорилось, что Шала является представительницей Великой сайры. В нём Лиавэль просила оказать содействие и помощь какой-то Школе магии Оллизиона в добыче очень редкого металла. Документ был магически обработан специальным образом и практически исключал подделку, но особой помощи нам оказать не мог. Правда по словам сайры, он давал гарантию что нас хотя бы выслушают, а не пошлют сразу.

В последний день подготовки я устроил себе полноценный «выходной», с выездом на озеро и шашлыками. Мы прекрасно провели время, обсудили последние нюансы, запаслись рыбой в дорогу. А потом была прощальная ночь с Олой. Жена очень не хотела меня никуда отпускать и много плакала, с трудом удалось её убедить что выхода другого нет. Посылать рептилий одних я не хотел, потому что не настолько доверял им. Судя по всему от этого похода зависело дальнейшее выживание нашего поселения, и я не хотел рисковать.

По моему указанию в корабле начали создавать большие запасы продуктов и воды на случай осады. Если мы не сможем, или не успеем добыть иллинитиум, то кархи могли совершить очередное нападение. В случае серьезной опасности было приказано закрыться в корабле и ожидать нас или помощи сайры. Лиавэль сказала, что если найдет Уллию, то ей не составит труда убедить своих правителей оказать нам помощь.


Выехали на рассвете, верхом на тардах. Пришлось в срочном порядке учиться ездить на этих чешуйчатых зверях. Честно говоря мне очень не понравилось, но выхода не было. Во-первых верхом быстрее, а во-вторых у нас было много груза. Конечно активированные антигравы намного уменьшали вес, но тащить огромные рюкзаки на себе было бы всё равно непросто. Я чувствовал себя очень неуютно на этом звере, хоть мне и выделили самого спокойного. Пожалуй предпочел бы путешествовать на дроне, от того всегда знаешь чего ожидать. Раньше мне не приходилось не то что ездить верхом, а даже видеть лошадей живьем.

Одновременно с нами выезжала и сайра со своими стражами. Она предлагала оставить десяток своих воинов у нас, но мы отказались, лишние соглядатаи нам ни к чему. Провожать нас собрался весь народ, в том числе и отмытое, переодетое пополнение. Правда смотрелись новенькие не очень, им предстояло еще пройти через аппарат реабилитации. Рэксу я увеличил питание по максимуму, использовав все запасы алюминиевых болванок. Теперь помимо уже подключенного оборудования, в случае необходимости он мог запустить еще столько же.

Прощание затягивать не стали, Ола разревелась и я решил поскорее уехать, а её увела в корабль Фатула. Выезжали все через южные ворота, а там разделились – Лиавэль направилась на юго-запад, а мы на юго-восток. Скорп решил сопроводить нас до окраины Леса и я согласился. Опасности нам в нашем Лесу не грозило, но пусть порадуется, почувствует себя нужным.


За день мы планировали добраться до реки Форон, притока Оллиза, где следовало повернуть на восток. Там проходила граница с эрхами, поэтому нам предстояло ехать вдоль реки, по правому берегу. Но в график уложиться мы разумеется не смогли из-за меня, а точнее из-за тупой скотины подо мной. Мне не нравился этот зверь и я ему тоже не нравился. Он меня совершенно не хотел слушаться, влезал в разные заросли, всё время пытался свернуть в сторону. Когда я уже хотел пристрелить эту тупую скотину, Шала привязала повод к своему седлу и зверюга успокоился. Теперь меня как бы тащили на буксире, что дало возможность немного расслабиться и даже смотреть по сторонам.

Ночевали примерно в районе моей встречи с Олой. Продукты у нас с собой были, но Варух с Шалой отправились на охоту, чтобы добыть свежего мяса. Тарды были неприхотливы, в основном они питались травой, но очень любили таны, плоды тахтанов (синие помидоры), именно поэтому мы остановились под таким деревом. На тахтанах правда любили кучковаться краки, но я их разогнал с помощью амулета молнии, поджарив одну из тварей. Возле нас постоянно крутился один из «Глаз» Рэкса, поэтому ночевать можно было без охраны.


=***=

Поутру Рэкс сообщил об отряде кархов в пятьдесят голов, двигавшемся наперерез нам. Они ехали с севера, по большой дуге огибая наш Лес. О нас они знать не могли и, судя по всему, направлялись в земли эрхов, в хайрут Тион. Намерения кархов было не трудно угадать – это был обычный набег. После короткого совещания я приказал отправить к ним Скорпа, который находился ближе всего. Нам ввязываться в драку было абсолютно ни к чему, поэтому дрон должен был перехватить эту банду и постараться уничтожить, либо разогнать. Конечно можно просто пропустить кархов, чуть задержавшись на месте, но я решил что необходимо держать округу под своим контролем, заодно помогая ближайшим поселениям старших. Они конечно не были союзниками и тратить свои ресурсы защищая их от дикарей было в нашем положении не совсем правильно, но зато кархи были стопроцентными врагами и позволять им шастать у нас под носом мы не собирались. К тому же, оказывая небольшую помощь старшим, можно было рассчитывать на хорошие отношения в будущем.

Скорп встретил кархов в пяти километрах от нас и в течение получаса уничтожил почти всех. Пара «Глаз» Рэкса ему помогала обнаруживать разбегающихся тварей, поэтому особых проблем не возникло. У них не оказалось ни амулетов защиты от огня, ни калинового оружия, ни рабов. Оно и понятно, они не рассчитывали встретить здесь дрона, надеясь обойти Лес на расстоянии.

Достигнув к обеду Форона, мы двинулись вдоль русла вверх по течению, держась на расстоянии километра от самой реки. Приближаться к самому берегу днем было опасно, так как можно попасть на глаза пограничникам эрхов. Конечно вряд ли они заинтересуются непонятной группой старших и человеком, но береженого бог бережет. К тому же держаться постоянно на одинаковом расстоянии от реки нам помогала Шала. Она прекрасно чувствовала воду «в автоматическом режиме», даже не напрягаясь. На этом же берегу эрхи практически не появлялись (по крайней мере из Тиона), разве что во время преследования кархов. Еще правда существовала опасность встретить так называемых вольных охотников, молодых безбашенных эрхов, отправлявшихся в земли дикарей за трофеями. Но такие придурки, по словам Заны, среди старших рас встречались крайне редко. Правда она по секрету призналась, что сама участвовала в двух таких рейдах вместе со своими сверстниками. Среди молодежи приграничных кланов такие рейды были чем-то вроде неофициального посвящения в воины. Достигшие совершеннолетия парни и девушки (30 лет), собирались со всего клана и отправлялись в земли кархов. Конечно они не нападали на поселения и старались избегать достаточно крупных отрядов дикарей, стараясь отлавливать одиночек или мелкие группы. Главным призом были клыки монстров, которые никто не вешал на шею, а тайно показывал сверстникам из других кланов.

Вот на такую группу мы и нарвались на шестой день путешествия. Мы уже подыскивали место для ночной стоянки, когда ехавшая впереди Зана подала сигнал остановиться.

– Там идет бой. – указала она на северо-восток. Говорила она тихо, но все прекрасно услышали, связь мы держали постоянно. – Кархи.

Варух соскочил с тарда и, припав к земле, замер на минуту. Он тоже обладал умениями отца, а после излечения даже превзошел его.

– Трудно понять, но там около двадцати воинов… – сообщил он, когда снова занял место в седле и вопросительно посмотрел на меня. Они все на меня смотрели и ждали моего решения.

Можно было взять немного южнее, ближе к реке, и объехать место битвы. Можно остаться здесь. Но кто даст гарантию, что кархи не сунутся в нашу сторону и не наткнутся на нас сами? Поэтому я решил всё сначала разведать, а там будет видно. Мы спешились, привязали тардов и тихо двинулись в ту сторону.

– Как думаешь, кто с кем там воюет? Может два отряда кархов столкнулись?

– Нет. Однозначно там присутствует кто-то из эйтеринцев, но кто и сколько их, я определить не смог. – заявил фарх.

– А разве кархи не эйтеринцы? – опешил я. – Я считал что они тоже аборигены.

– Мы не считаем их истинными эйтеринцами. – сказала Шала, – Они появились за три тысячи лет до людей, посланные то ли богами, то ли их демоном Картаном. Я читала, что сами боги отказываются отвечать откуда они взялись, хотя наверняка знают.

– И что, они вот так взяли и появились? Как люди, свалились с неба?

– Это было очень давно. Слишком мало известно о тех временах. В одних книгах написано, что они появились внезапно, пришли из северных степей. По другим сведениям их было сначала очень мало и лишь потом они расплодились… Но появились они где-то в степях, на севере. Подобная информация есть и про другие территории.

Последние слова она говорила уже шепотом, потому что мы приблизились к месту боя. Пришлось отложить разговор на эту тему. Стараясь не шуметь, мы разошлись в стороны, чтобы охватить небольшую поляну, на которой шел бой, но не терять друг друга из виду. Последние метры пришлось преодолевать ползком, и я наконец смог увидеть происходящее.

На поляне валялось около десятка тел, в основном кархи, но заметил и троих эрхов. В центре, прижавшись спинами к небольшому латуку, отбивались от десятка дикарей шестеро эрхов… Точнее уже пятеро от восьмерых.

Конечно можно было не вмешиваться, это не наше дело, но взглянув на нервно теребящую лук Зану, я понял, что если мы не поможем эрхам, то спутники меня не поймут. Поэтому я подал сигнал и сразу две стрелы возникли в спинах самых здоровенных кархов. Тут же упал еще один, пронзенный мечом одного из обороняющихся, а потом еще двое от стрел. Стреляли только Шала с Заной (у Варуха лука не было, фархи не жаловали это оружие). Я заранее предупредил чтобы не светили незнакомое оружие (в смысле пистолеты) в таких случаях, когда можно этого избежать. Сам я даже меч свой носил в рюкзаке, благо его длина позволяла, чтобы случайно не попасть с ним на глаза посторонним. Пистолеты находились в кобурах и не должны были привлекать внимание, мало ли что там на поясе болтается.

Буквально за двадцать секунд всё было кончено, кархи даже не успели среагировать на новую опасность. Окровавленные эрхи не спешили убирать оружие, растерянно осматривая окружающее пространство в поисках своих спасителей. Я решил не светиться перед ними, чтобы не пришлось изображать раба.

– Шала, Зана. Идите знакомиться. Про меня лучше не говорите. В общем придумайте что-нибудь, чтобы от них отмазаться.

Девушки прекрасно меня поняли и, выскользнув из укрытий, направились к спасенным. Связь у нас была активна постоянно, поэтому мы с фархом всё отлично слышали. Слушать правда особо было нечего – представление, слова благодарности и так далее.

– Варух, послушай своей магией, есть в округе еще кто-нибудь? – попросил я. Фарх прижался к земле на минуту.

– Нет, кроме нескольких тардов на севере, никого не чувствую.

– Хорошо…

Среди спасенных магов не было и они с большим почтением относились к своим спасительницам. Делать тут было в принципе нечего и мы с Варухом отправились за своим транспортом, предварительно предупредив девушек. По пути нашли неплохой тахтан, под которым можно устроить лагерь и привели туда тардов. Вскоре вернулись девушки и поделились новостями, а также продемонстрировали скудные трофеи.

Спасенный нами отряд действительно состоял из молодежи, но их рейд не был обычным поиском приключений на пятую точку. Это были мстители. По их словам в последние пару недель кархи словно с ума посходили и принялись совершать набеги чуть ли не каждый день. Уничтожили больше десятка приграничных деревень, разорив их полностью. Пленных они практически не брали, в основном старались захватить рабов и всевозможные ценности, амулеты, а особенно металл. Они даже мебель ломали, чтобы выдрать металлические части. Уносили кухонную утварь и садовый инструмент, не говоря уж про оружие. Странно что мы не встретили ни одного такого отряда, хотя следы видели много раз. Видимо везет нам.

В столице хайрута собирали войска для защиты границы, но они пока не прибыли. Самые безбашенные среди молодежи собрали отряд и, не дожидаясь войск, отправились в карательный рейд. Выходило их больше сорока, а осталось всего пятеро. До поселений кархов они не дошли, нарвались на встречный отряд противника в сотню голов. Пришлось принять бой и постепенно отступать. Итог этого отступления мы и застали.

– Ну и что вы об этом думаете? – спросил я своих спутников, когда рассказ закончился.

– Кархи пытаются возместить утраченное во время провалившегося нападения на нас. – предположила Шала.

– Но ведь здешние кланы дикарей находятся слишком далеко от Леса. – возразил Варух, – Думаешь они настолько объединились, чтобы восполнять утраченное здесь?

– Всё может быть… Раньше они никогда не объединялись больше двух-трех кланов. Наоборот, если клан слишком велик, он разделялся на два. Большому количеству народа необходимо много пищи. – сказала Зана.

– Неужели один вождь не способен держать несколько небольших стойбищ? – удивился я.

– Нет. Вождь – это самый сильный маг в клане. Он постоянно должен держать остальных магов под контролем, иначе его убьют и займут его место. Дикари. – пояснила Шала. Время было уже позднее, поэтому решили отложить обсуждение на утро.

Каждый вечер я проводил сеанс связи с кораблем. Много обычно не болтали, так как батареи узла связи хватало только на десять минут. Изначально узел связи подключался к реакторам корабля и должен был обеспечивать всю новую колонию связью. Когда добудем иллинитиум, можно будет подключить один из запасных миниреакторов, потому что кирнитовой батареи явно маловато. На корабле было всё спокойно, я перекинулся парой слов с Олой, Зана передала привет Элихору, и на этом завершили сеанс.

С тех пор как вышли из под наблюдения Рэкса, приходилось дежурить по ночам, но три четверти ночи вполне хватало чтобы выспаться. Первая смена всегда была моя и я полез на тахтан, чтобы поудобнее устроиться на ветке. Конечно можно было ночевать всем на дереве, но наш фарх совершенно не переносил высоты. Его народ предпочитал быть как можно ближе к земле. К тому же всё равно нужно было следить за тардами. Пока с хищниками мы не встречались (только слышали несколько раз вдали рев грассов), но расслабляться было нельзя. Еще была опасность оказаться на пути отряда кархов, они зачастую передвигались даже ночью, если шли без тардов.

Отдыхающие расположились вокруг костра и мне с дерева было всё прекрасно видно, тогда как меня никто не видел. По крайней мере внезапную атаку хищника не прозеваю. Очередь фарха всегда была под утро, когда ночная жизнь в лесу начинала затихать и опасность нападения зверей немного снижалась. Разве что на лагерь мог набрести какой-нибудь неудачливый охотник.

Иногда, если в течение дня не попадалось ни одного ручья, приходилось ночью водить тардов к реке на водопой, а также пополнять свои запасы воды. Тарды оказались довольно неприхотливыми в этом плане, они питались в основном танами, а эти плоды были достаточно сочными.

Дежурство как обычно проходило спокойно и было время обдумать происхождение кархов. Инопланетное происхождение я отбрасывал, слишком уж они похожи на старшие расы. Единственные отличия – рост, мышечная масса, клыки… ну и продолжительность жизни. Старшие расы между собой различались внешне только цветом кожи (чешуи) и глаз, а также образом жизни, это если магию отбросить. Короче как негры и европейцы. Но не смотря на всё сходство, они не могли иметь общих детей (интересовался как-то у Шалы). Бывали и межрасовые браки, хоть очень редко, правда не особо приветствовались. А с кархи в этом плане даже отличались физиологически. Откуда же они взялись такие?

На следующий день принялся расспрашивать спутников, стараясь вытянуть как можно больше информации, но ничего конкретного это не дало. История самих старших насчитывала больше десяти тысяч лет, а кархи появились примерно пять тысяч лет назад. Насколько было известно, они возникли сразу во многих местах, практически одновременно. Старшие с давних времен общаются между собой, даже поддерживают связь с Акурисом, вторым материком на Эйтери (Известно только два. Мы сейчас находились на Ареосе). И во всем известном мире кархи возникли примерно в одно время, что не исключало их иномирное происхождение. Может есть еще один материк, с которого они расселились по миру? Ответов не было, а самих дикарей спрашивать бесполезно, у них даже письменности нет.


Спустя еще три дня мы приблизились к предгорьям, лес измельчал, появились редкие скалы и холмы. На север и северо-восток начинались Седые горы, родина Варуха, но нам туда не надо. Следовало переправиться через Форон, который здесь был не особо широк, но зато течение намного усилилось. Необходимо было найти брод, так как тарды совершенно не умели плавать, поэтому мы двигались прямо по берегу. Территории эрхов находились намного южнее, а в данной местности вообще никто не жил, даже кархи.

Впереди ехала Шала, прислушиваясь к ощущениям и стараясь отыскать брод, за ней Варух, потом я, а замыкала Зана.

– Может мне лучше проплыть вверх по течению и попытаться найти подходящее место? – спросила сарха, обернувшись к нам.

– И ты сможешь проплыть против такого течения? – честно говоря я ей не поверил. Шала улыбнулась, но ответить не успела. Слева раздался рык и огромный зверь, выскочив из-за скалы, сомкнул челюсти на крупе её тарда. Наши верховые животные резко вздыбились, пытаясь развернуться на месте, а заодно и освобождаясь от всадников. Уже в полете я успел заметить как Шала, совершив безумный прыжок, нырнула в реку, а потом сильный удар о каменистую землю выбил из меня воздух. Всё же я умудрился откатиться в сторону, чтобы не быть раздавленным тардом Варуха, и даже сумел выхватить пистолет. Тард проскочил мимо, обсыпав меня комьями земли, и только после этого я смог посмотреть вперед.

Гигантский зверь, оказавшийся раграссом какой-то пятнистой масти, уже прикончил тарда Шалы, но этого ему показалось мало. С тихим рыком он двинулся к фарху, лежавшему немного впереди меня. Варух зашипел от боли и, стелясь по земле, мгновенно оказался за ближайшим булыжником. Мне показалось что он вообще исчез, слившись с камнями. Тогда раграсс посмотрел на меня, а я открыл огонь из пистолета, пытаясь попасть в глаза. Крошечные шарики смогли пробить чешую на морде, появилась кровь, но особого вреда причинить не могли. Зверь только заревел во всю громкость, оглушив меня, и хотел было прыгнуть. В этот момент проявился за камнем фарх и выпустил очередь ему в район уха. Ошарашенный такой наглостью раграсс повернул голову в сторону камня, но увидеть фарха не смог, тот снова исчез. Зато в левый глаз зверю прилетела стрела. Рев гиганта стал еще громче, но теперь на более высокой ноте. Я снова выстрелил, целясь в ухо, и раграсс попятился, опять поворачивая морду ко мне. Вжикнула вторая стрела и воткнулась в другой глаз. Зверь был ослеплен, его рык превратился в скулеж, но он был еще очень опасен. Внезапно позади него мелькнула тень и раграсс издал совсем уж жалобный вяк, пытаясь развернуться на месте.

Пока поднимался, успел увидеть Шалу с мечом, отскочившую от зверя, а на земле уже валялся его хвост. Быстро перезарядил пустой магазин и заменил батарею, но стрелять не пришлось. Мимо пробежала Зана с обнаженным мечом и с ходу вонзила его в шею зверя. Рядом воткнул свой меч фарх, а с другой стороны тоже самое проделала Шала. Но гигант на этом не сдался, он еще пару минут стоял на ногах, крутясь на месте и булькая кровью. В конце концов силы его оставили и мощные лапы подогнулись под многотонным весом.

Глядя на своих спутников, застывших изваяниями вокруг поверженного зверя, я чуть не заржал. Они неотрывно смотрели на труп раграсса и, судя по лицам, не верили в то, что это сделали они. Меня отвлек внешний вид Шалы – она была абсолютно сухая! Она ведь в воду прыгала!

– Чего ждем? Думаете оживет?

На меня посмотрели как на идиота, переглянулись и, не сговариваясь, двинулись к зверю. Даже не прикоснувшись к оружию, оставленному в шее гиганта, уселись на землю и прикрыли глаза. Судя по всему это был какой-то ритуал и я не стал мешать, а принялся оглядываться в поисках нашего транспорта, но разумеется никого не обнаружил. Опасности тоже вроде бы не было никакой. Когда снова посмотрел на рептилий, они уже сноровисто вырезали у трофея клыки.

– И что это было?

Шала отвлеклась от кровавого занятия.

– Это великая победа. Мы возблагодарили своих богов за оказанную помощь.

– При чем тут боги? Мне кажется вы завалили его сами. А ты даже хвост ему укоротила!

Сарха лишь пожала плечами (у меня переняла) и продолжила занятие, а остальные промолчали.

– Мы остались без транспорта… – решил напомнить я.

– Никуда они не денутся. А других хищников здесь просто не может быть. Горный раграсс не потерпит в своих владениях конкурентов. – не отвлекаясь пояснил фарх. Наконец с клыками было покончено и Шала отправилась их промывать.

– А что с него еще можно взять? – задал я вопрос, оглядывая огромную тушу. Зверь был намного больше того, у которого я хвост отрубил. Да и раскраска была другая, серо-коричневая, пятнами.

– Из шкуры делаются отличные доспехи. – принялся объяснять Варух, – Раграссы имеют природную защиту от магии, и даже после смерти зверя шкура частично сохраняет свои свойства. – он вздохнул, еще раз грустно посмотрел на трофей, – Но она слишком тяжелая… Но и дорогая…

– Ладно, в деньгах мы не особо нуждаемся, и в броне тоже.

В броне мы действительно не особо нуждались. Дроны Рэкса вшили в камуфляжи тонкие пластинки из калина, превратив одежду в легкие доспехи. Причем на каждого одежда подгонялась индивидуально, поэтому даже не стесняла движений.

– Жалко… – снова вздохнул фарх. Видимо у него не укладывалось в голове, как можно бросить такое богатство. Вернулась сарха и протянула мне клык, толщиной с руку и длиной сантиметров тридцать.

– Это твой!

– Нафига он мне?

– Трофей!

Не стал спорить и взял клык. Если не потеряю, повешу дома на стену. Каждому вышло по клыку, а сархе достался и костяной наконечник хвоста.

Пока мы с фархом помогали Шале снять груз с трупа тарда, Зана сбегала и поймала сбежавший транспорт. Тарды боялись близко подходить к поверженному зверю, поэтому эрха отвела их сразу чуть выше по течению, на небольшую полянку. Вскоре и мы присоединились к ней.

– Можно здесь и заночевать. – предложила сарха.

– Рядом с трупом? – удивился я, – А всякие падальщики? Эти, как их, галты?

– Сюда еще долго никто не сунется, запах раграсса всех отпугнет. Можно даже ночью не дежурить.

Я конечно доверял их мнению, правда насчет дежурства не был столь категоричен, но ничего говорить не стал. Спросил как сархе удалось выйти сухой из воды. Она сначала очень удивилась, а потом обрадовалась.

– Это особенность магов нашей расы! Правда достигнуть такого можно только с помощью длительных тренировок. Раньше у меня плохо получалось, а тут как-то само вышло… Наверное испугалась очень…

– И как вы это делаете? Это какой-то конструкт?

– Нет, это не конструкт, а особое состояние ауры. Когда находишься в воде, одежда и тело разумеется мокрые, а при выходе на сушу, аура выталкивает воду наружу. То есть все что находится в ауре, становится сухим.

– Классно! А меня научишь? – мне понравилась такая способность и сразу захотелось попробовать. Сарха скептически осмотрела меня и сказала с улыбкой.

– Ты не похож на сарха!

– Ничего, на эрхов и фархов я тоже не похож, а их магию использую.

До темноты еще было довольно долго, можно было еще пройти пару-тройку километров, но после незапланированной «охоты» всем требовался отдых и лечение. Шала с Заной не пострадали, а мы с фархом отделались ссадинами и ушибами. Я-то понятно, с меня всадник еще тот, но и Варух оказался вовсе не профессионалом в этом деле. У них использовались совсем другие животные для этих целей, причем в основном запрягались в повозки. Судя по картинке, которую Варух нарисовал на земле для наглядности, эти звери (гараты) были похожи на огромных бесхвостых варанов.

Варух по дороге нам довольно много рассказал о подгорных городах фархов. Города в основном были древние, насчитывающие по нескольку тысячелетий. Но были и более менее новые поселки, образующиеся в местах новых месторождений различных полезных ископаемых. Самое важное в таком городе или поселке было наличие воды, желательно подземная река. В магии земли существовали конструкты, способные превращать камень в песок. Причем воздействие происходило на определенную породу. То есть если в основной скальной массе присутствовали посторонние вкрапления (драг. камни, металлы и прочее), то потом оставалось лишь просеять (или промыть) песок и отделить золото-алмазы. Ненужный песок либо аккуратно смывался в подземную реку (если течение позволяло), либо выносился наружу. Получившиеся помещения потом заселялись или использовались как-то еще. Например на нижних уровнях, вблизи воды, выращивались грибы, различная плесень и мелкая живность. Рядом с поверхностью обычно располагались производственные помещения – плавильни, кузницы и другие мастерские.

Остаток дня прошел тихо и спокойно. Так как мы потеряли одного тарда, пришлось перераспределить грузы. Дальше Шала поедет с Заной, а основной груз разделили мы с фархом. Если бы не антигравы, нашим зверям пришлось бы туго, а так они особо и не должны заметить. Правда девушкам вдвоем будет не совсем удобно, но пока придется потерпеть. Вскоре мы должны будем попасть в земли кархов, может там удастся по-тихому разжиться тардом. Либо придется ждать до хайрута сархов, через который нам по-любому проходить. Хайрут сархов Айтилан находился дальше на востоке, за степью кархов, и располагался вокруг озера Айтил. Нарисованная сайрой карта была лишь приблизительной, поэтому мы не знали где именно выйдем к сархам. Возможно придется переплывать озеро.

Не смотря на заверение спутников, я настоял на ночном дежурстве. В конце концов мы находились не на корабле, а в совершенно незнакомой местности. Поужинав свежей рыбой, которой нас обеспечила как обычно сарха, отправил всех спать, а сам забрался на большой булыжник. Позади меня находились непроходимые заросли невысоких папоротников, поэтому внезапного нападения со спины можно было не опасаться, а внизу вся полянка была как на ладони, освещенная светом от костра.

Ближе к полуночи, когда я уже собирался спуститься, чтобы подложить дров в догорающий костер и разбудить Зану, заметил движение на краю поляны. Пистолет у меня лежал рядом, под рукой, поэтому я сразу взял непонятную тень на прицел. Фигура была худенькая, стройная, как у старших рас, но когда она приблизилась к спящим рептилиям, я разглядел копну волос. Человек! И самое интересное – в его руке блеснул нож!

Неизвестный подкрался к костру и, стараясь не шуметь, попытался поднять одну из седельных сумок, но не тут то было. На ночь антигравы мы отключали, так как заряда не хватало на полные сутки, а ночной воришка схватился за сумку с калином, которая весила в обычном состоянии не меньше пятидесяти килограмм. Осознав что ноша не по силам, неизвестный двинулся вокруг костра к другой сумке, и оказался практически подо мной. Я решил что момент идеальный и, дождавшись когда он наклонился, прыгнул сверху, сбивая его с ног. Можно было конечно просто пристрелить вора, но это был всё-таки человек. К тому же меня заинтересовало почему, несмотря на запрет, он вооружен. Хотелось допросить, вдруг он не один.

Вор оказался воровкой! Тонкий визг мгновенно разбудил моих спутников и те повскакивали с оружием наготове. К тому же воровка оказалась ребенком, что впрочем не помешало ей извернуться и ударить меня в лицо. Хорошо хоть нож выбил в первую очередь. Удар был конечно слабый, но сам факт меня разозлил, я быстро завернул ей руки за спину и придавил коленом к земле.

– Веревку!

Шала тут же подскочила с каким-то ремнем и быстро связала извивающуюся и шипящую девчонку. Варух в это время подкинул дров в костер, а Зана скрылась в лесу, видимо пошла проверять окрестности. Перевернул пленницу на спину. Девчонка. Лет двенадцать, может чуть больше. Мордашка грязная, одежка рваная, сама худющая и… рыжая.

– Костюм стража границы эрхов! – воскликнула Шала, рассматривая одежку пленницы. Я тоже присмотрелся и понял что одежда не рваная, просто обшита множеством лоскутков материи, создавая видимость лохмотьев. А коричневый и зеленый цвета наверняка позволяли отлично маскироваться в лесу или траве. Хорошая штука!

Костер уже разгорелся и пленница уставилась на меня большими глазами, перестав шипеть и извиваться. Судя по всему она только сейчас поняла кто именно её поймал.

– Отпустите меня! Иначе эйр Алут убьет вас всех! – довольно спокойно сказала она, переводя взгляд с меня на Шалу. Варух находился позади и она его не видела.

– С какой стати нам отпускать грабительницу? – улыбнулся я. Девчонка вновь зашипела, потом выдавила сквозь зубы.

– Я не грабительница! Я Кара.

– Не грабительница… Кара значит… – подобрал её ножик и принялся крутить в руках, как бы рассматривая. Смотреть правда там особо было не на что, просто заточенная полоска железа с самодельной рукояткой, но убить и таким можно.

– Что будем с ней делать? – спросила Шала. А я честно говоря не знал что с ней делать. Вернулась Зана и знаками показала что всё тихо и никого в округе нет.

– А кто такой этот Алут? – присел на корточки перед Карой и посмотрел ей в глаза.

– Он Старший эйр! Он убьет вас, если вы со мной что-нибудь сделаете!

– И где он сейчас? – спросила Зана по-русски. Пленница извернулась и уставилась на неё с приоткрытым ртом. Видимо не ожидала что эрха знает «язык рабов».

– Не ваше дело! Кто вы такие? – наконец очухалась она, а Зана наоборот впала в ступор от такого ответа, – Даже если Алут не успеет убить вас до утра, то это сделает горный раграсс, который тут обитает. У вас есть один выход – отпустить меня и бежать через реку до рассвета.

– Через реку конечно хорошо… Может ты еще и брод знаешь?

– Что тут знать? В получасе ходьбы вверх по… – она резко замолчала, решив что сболтнула лишнего. Подозрительно осмотрела сарху с эрхой, видимо пытаясь понять кто из них старший, потом тихо спросила, – Вы меня отпустите? Я могу показать брод…

– Это ты у него спрашивай. – кивнула на меня Зана, – Ему решать, что с тобой делать.

Малолетняя воровка нахмурилась, пытаясь понять в чем тут шутка, потом посмотрела на меня…

– Рассказывай. Откуда ты тут взялась такая? Где живешь?

– Ну-у-у… – протянула она, – Я охотилась и случайно наткнулась на вас. С охотой плохо сейчас, раграсс всю живность разогнал. Этот гад тут уже два месяца живет, нам приходится питаться одними кореньями и танами. Здесь даже латук не растет. Всё съедобное в округе мы уже обобрали, приходится бегать далеко, или надеятся что попадется дичь.

– Ты вот с этим охотилась? – удивленно спросил Варух, глядя на самодельный нож, который я продолжал крутить в руках.

– Да… У нас было нормальное оружие, но когда раграсс напал на брата, ему пришлось бросить меч и лук.

– Значит ты тут с братом живешь? А чего нас каким-то эйром пугала? – спросила Шала, присаживаясь рядом. Кара дернулась и посмотрела на меня, как-будто ища защиты.

– Старший эйр Алут живет с нами… – она замолчала, не зная стоит ли продолжать. Решил подбодрить девчонку.

– Не бойся, не тронем мы тебя и отпустим. Честное слово!

– Эйр Алут спасал моего брата и был ранен… К тому же заработал полное истощение, а тифы тут совсем не водятся… – у неё на глазах выступили слезы и она попыталась отвернуться, но столкнулась с озабоченным взглядом Шалы и совсем разревелась. Не люблю когда дети плачут! Решив что даже если Кара сбежит, ничего страшного не случится, я её развязал.

– Зана, накорми ребенка.

Эрха принялась доставать продукты, а Шала сразу повесила котелок для отвара над костром.

Девчонка быстро успокоилась, мы все представились, а потом она рассказала свою историю. Вот уже два года как у её старшего брата Колина открылся Дар. Первым это увидел их хозяин, Старший эйр Алут, и вместо того чтобы сдать его жрецам в храм, увел вместе с Карой сюда. Когда-то давно, когда Кара еще только родилась, её отец спас сына Алута от взбесившегося ездового грасса. Сам он был смертельно ранен и попросил эйра позаботиться о его детях. Старший эйр поклялся, что сделает всё возможное, чтобы его дети жили хорошо и ни в чем не нуждались. Ну а когда открылся Дар у Колина, ему ничего больше не оставалось, кроме как уйти с детьми из хайрута в дикие земли. Поначалу он хотел отвести их в мифический Оморн, но решил что не сможет, слишком стар он для этого. Поэтому они поселились здесь и эйр принялся обучать подопечного магии, а также владению оружием. Два года они жили спокойно, никто здесь не появлялся. Но недавно тут поселился молодой сильный раграсс и хорошей жизни пришел конец. Им бы уйти отсюда сразу, но они упустили момент. На очередной тренировке раграсс напал на Колина и сильно его изранил. Старый эрх бросился на защиту и каким-то невероятным образом сумел отбить раненного парня от хищника, а потом доставил его домой. Сам эйр тоже получил страшные раны, а потом истощил свой резерв чтобы спасти Колина и не дать умереть себе. Сил на полное излечение ему не хватило, и теперь Каре приходилось заботиться о двух раненных. Раграсс распугал всю живность и об охоте пришлось практически забыть. Сам он предпочитал охотиться днем, поэтому Кара делала вылазки за пропитанием и водой по ночам. А наткнувшись на наш лагерь, решила прихватить что-нибудь, желательно съедобное, так как считала что раграсс всё равно нас утром убьет и тогда наши припасы просто пропадут. Вот такая история.

– И где вы живете? В пещере? – спросил фарх, когда девчонка закончила рассказ. Она в очередной раз подозрительно нас осмотрела.

– На дереве. Здесь нет нормальных пещер.

– Далеко? – я решил заглянуть к ним, может даже помочь чем. У нас ведь есть две магини жизни, вдруг справятся с лечением. А на обратном пути можно будет забрать их с собой в наш поселок, лишние маги нам не помешают. Тем более эйр за два года наверняка чему-то успел обучить парня. Переключившись на магическое зрение, я заметил в ауре Кары мельчайшие разноцветные искорки – тоже будущая магиня. Тем лучше.

– Час ходьбы, примерно… Вы обещали меня отпустить. Я могу отвести вас к броду… – принялась твердить девчонка, переводя взгляд, полный надежды, с меня на девушек и обратно.

– У нас тарды, а они в темноте не могут ходить. Утром пойдем. – сказала Зана, с полувзгляда разгадав мои намерения.

– Но раграсс! Он выйдет утром на охоту! Вам лучше спасаться самим. – воскликнула Кара.

– Это вот этот что ли? – улыбнулась Шала, вынув из рюкзака трофейный клык. Девчонка выпучила глаза.

– Вы его убили? Но как?

– Пойдем покажу. – позвал я и зажег амулет-светляк, – Если сможешь, потом снимешь шкуру, чтобы не пропала даром.

Труп монстра лежал буквально в двухстах метрах и поход много времени не занял. Кара при виде мертвого врага пришла в неописуемый восторг. Она принялась прыгать вокруг него и пинать, приговаривая:

– Это тебе за брата! А это за дедушку! – и так далее. Когда вернулись в лагерь, настроение девчонки заметно приподнялось. Она всю дорогу расспрашивала меня кто мы такие и куда идем. Я предпочел обойтись отговорками. В итоге Кара просидела с нами остаток ночи, составляя компанию дежурным, и спать не ложилась.

Утром, прежде чем двинуться в путь, сарха снова наловила рыбы и мы её по-быстрому засолили. Потом отправились вверх по течению. Кару хотели посадить к Варуху, но она отказалась и бежала впереди, показывая дорогу. Спустя полчаса мы прибыли к огромному тахтану и спешились. Пока расседлывали тардов, Кара скрылась в ветвях дерева, но быстро спустилась, заявив что эйр нас ждет.

Дерево было не столько высоким, сколько толстым и вероятно старым. Я рассчитывал увидеть какое-то подобие домика среди ветвей, но кроме веток и листвы ничего снизу рассмотреть не смог. Первой поднялась Кара, за ней Зана, а я пошел третьим. Шала следовала за мной, фарх остался на охране тардов. Ствол дерева был диаметром больше десяти метров и подниматься приходилось по странным наростам, явно специально выращенным на нём. А стоило достигнуть второго яруса ветвей, как перед нами предстала овальная деревянная дверь прямо в стволе! Под дверью от ствола отходил подозрительно плоский горизонтальный сук, образовывая неплохую площадку. Здесь мы спокойно разместились вчетвером, а можно было еще пару человек поставить. Неплохо тут эйр поработал!

Насладившись выражением наших лиц, девчонка открыла дверь и вошла, приглашающе махнув рукой. Я ожидал что внутри дерева будет темно и уже нащупал в кармане светляк, но там оказалось достаточно света. Мы оказались в небольшой прихожей, отделенной от остальных помещений стенкой, выращенной из самого дерева. Отсюда имелось еще две двери и мы вошли в одну из них. Там была большая полукруглая комната, обставленная плетеной мебелью. Потолка как такового не было, он терялся где-то вверху, а свет исходил из множества небольших отверстий в стенке ствола. Обстановка была скромной – стол, несколько стульев, шкаф и три кровати.

На одной кровати лежал молодой худющий парень, а на второй седой эрх. Да, именно седой. Словно серебром посыпанный, только на лице отчетливо выделялся замысловатый узор. Как я выяснил позже, эйтеринцы не покрывались к старости морщинами как люди, и внешне возраст определялся именно по этим узорам. Чем старше, тем отчетливее виден узор. Например у Заны эти узоры были вообще практически не видны, у Харута с Фатулой их было видно лучше. К тому же узоры никогда не повторялись, как отпечатки пальцев у людей.

Парень лежал совершенно неподвижно, видимо спал или был без сознания, а вот эрх с интересом рассматривал нашу компанию.

– Приветствую вас в своем скромном жилище. – сказал он, – Я Старший эйр Алут… Точнее был им когда-то…

Мы все представились и сели на предложенные стулья. Кара нам не мешала, стоя в сторонке и покусывая губы.

– Извините, угостить нам вас нечем… – начал старый эрх, но я его перебил. Нам особо задерживаться здесь не хотелось, а поболтать можно во время отдыха после лечения.

– Шала, Зана, я совершенно не разбираюсь в физиологии эйтеринцев, поэтому старый эйр на вас. Ну а я посмотрю что с парнем. – говорил я на русском, чтобы Алут не понял.

– Правильно. – неожиданно сказал эрх по-русски, – Я тоже, к своему стыду, совсем не изучал физиологию людей, потому и не смог нормально помочь Колину. У него повреждена печень… насколько я понял… Я сделал все что мог. Он постоянно бредит, у него жар. В себя приходит всё реже.

– Честно говоря у меня совершенно нет опыта в этом деле. – сказал я, откидывая подобие легкого одеяла, которым был укрыт парень. – Поговорим потом, мне нужна тишина.

Все заткнулись, а Кара принялась снимать с больного повязку. Картина предстала не радостная. Весь правый бок парня имел синевато-серый цвет, а там где должна находиться печень, вздулась огромная опухоль. Ужас, как он вообще еще жив? Аура у него тоже выглядела не лучшим образом. У меня появились очень большие сомнения, смогу ли я что-то тут сделать, но попробовать стоило.

Попытался сосредоточиться и создать диагностический конструкт, которому меня когда-то научила Шала, но ничего не получалось. Отвлекали звуки с улицы – шелест листвы, крики краков, даже жужжание насекомых. До этого я пользовался магией только в корабле, а там была абсолютная тишина. Минут через двадцать мне это надоело и я, оторвав пару кусочков ткани от одеяла, запихнул их в уши. Стало намного легче и вскоре конструкт получился таким как надо. Запустил его в ауру и в то же мгновение включился имплант. Уже хорошо, с каждым разом он включался всё проще.

Передо мной предстал организм пациента сразу в материальном и энергетическом виде. Информации было слишком много и я с трудом отключился от ненужного, оставив только внутренние органы. Конструкт закончил диагностику и высветил пораженные участки красным цветом. Красное было практически всё, а печень имела почти малиновый цвет. Отодвинув на второй план эту безрадостную картину, создал обеззараживающий конструкт. При содействии импланта это получилось довольно легко, но энергии потребовалось очень много, как при создании мощной батареи. Внезапно парнишка забился в конвульсиях, но как ни странно, это меня не особо отвлекло. Я лишь сказал Каре чтобы подержала его.

Уничтожение очагов заражения заняло минут пять, может чуть больше. За это время я истратил не меньше половины своего резерва, но результат появлялся на глазах. Краснота постепенно светлела, местами изменяясь на бледно-зеленый и желтый цвета, а печень стала просто красной и кажется даже уменьшилась. Стал виден довольно большой рубец, выделившийся более темным цветом. Пришла пора лечебного конструкта, но что-то мне не понравилось. Это был какой-то черный сгусток прямо внутри брюшной полости. Кровь. Мертвая кровь. Не выходя из транса, достал нож и воткнул в бок парню. Чернота хлынула наружу, а больной стал еще больше дергаться. Рядом всхлипнула Кара. Конвульсии пациента выжали наружу всю гадость пока я создавал лечебный конструкт, а потом он немного затих. Дальше было проще – запустил конструкт и только подпитывал его энергией.

Я понимал, что такое невозможно вылечить за один раз, поэтому не стал форсировать, а лишь запустил сам процесс и накачал энергии в ауру. Когда закончил, перед внутренним взором мигал обратный отсчет – времени потратил одиннадцать с половиной минут. Энергии в ауре осталось меньше четверти. Отключился и посмотрел по сторонам.

Все три девушки стояли вокруг кровати и смотрели на пациента огромными глазами. Я посмотрел сам. М-да, жуткая картина. Половина постели залита черной кровью, да и сам парень весь забрызган. Кара тоже с головы до ног в этой гадости. Но опухоль практически исчезла, а синева почти сошла. Сейчас парень просто спал, еще конечно не совсем здоровым сном, но опасность миновала. Это было видно даже по его ауре, которая кстати оказалась даже большего объема чем у Олы.

– Ну вот и первый опыт получен… – пробормотал я, – Девушки, ему надо рану залечить. Боюсь у меня пока не получится.

Попытался подняться и понял, что жутко устал. Требовалось выйти на свежий воздух. Зана с Карой занялись парнем, а Шала помогла мне выйти из «дупла» на улицу. Старый эрх проводил меня странным взглядом, но ничего не сказал. Сарха притащила стул и я устроился прямо на плоском суку, а сама отправилась вниз, готовить обед.


Обедали в доме эйра. Колин пришел в себя и Кара кормила его с ложечки. Старый эйр тоже чувствовал себя намного лучше и Зана отдала ему практически все свои припасы, так как эрхи питались немного другой пищей. Мне пришлось поделиться с ним энергией, чтобы он мог восстановить свои магические силы. Помимо припасов, поделились кое-чем из оружия (отдали пару запасных кинжалов) и несколькими амулетами. Потом был серьезный разговор на тему их будущего.

Алут предполагал, что я из Оморна, и я не стал его переубеждать, но рассказывать тоже ничего не стал. Ни о месте жительства, ни о цели путешествия, я решил не говорить, мало ли что. Просто предложил присоединиться к нам, когда будем возвращаться, и они сразу согласились. Конечно им и тут довольно неплохо жилось до появления раграсса, но старый эйр понимал, что он слишком стар (з80 лет) и не сможет долго защищать детей, а сами они еще не скоро смогут стать достаточно сильными, чтобы добраться до Оморна.

– Как у вас получилось сделать такой дом? – спросил я. Меня этот вопрос очень интересовал.

– Амулет. – просто сказал Алут, но заметив что я его не понял, принялся за объяснения. – В древности наш народ жил на деревьях. В дуплах, или в хижинах среди веток. Тогда были придуманы специальные амулеты для выращивания таких домов. Амулет крепится на подходящее дерево и в течение нескольких десятков лет воздействует на него, заставляя вырастить то, что было задумано создателем этого амулета. Я когда-то служил на границе и мы часто участвовали в рейдах на территории кархов. В некоторых местах я оставлял такие амулеты, так, на всякий случай. И вот один из них пригодился.

– И долго растет?

– Вот этот дом образовался за тридцать шесть лет. Если растить маленький, для одного эрха, то может вырасти и за пару лет. Еще многое зависит от почвы, влажности… Да что я говорю, ты всё равно многого не поймешь. – махнул он рукой. В принципе я не собирался выращивать такие дома, но всё же опыт был бы интересным.

Когда стали собираться в путь, Колин даже пытался встать нас проводить. Кара с трудом его удержала. Попрощались, спустились вниз. Девчонка повела нас к броду, а сама планировала потом отправиться снимать шкуру с раграсса. Конечно одной ей не справиться, но хотя бы начнет, а потом помогут выздоровевшие мужчины. Алут теперь быстро восстановит магию и закончит лечение. Да и Колин, по его словам, довольно неплохо владеет магией природы.

Простившись с Карой, которая даже расплакалась, мы переправились через Форон и двинулись на юго-восток. Следовало обойти небольшую возвышенность, а потом снова повернуть на восток. Вскоре должны были начаться земли кархов, поэтому двигаться теперь нужно осторожно. Предстоял еще примерно месяц путешествия, если не будет неожиданностей и проблем.


ГЛАВА 2


Никас


В комнату ворвалась Литта и с ходу крикнула:

– Ник, собирайся, нужно немедленно уходить! – она тут же принялась запихивать в большой походный мешок всё, что под руку попадалось. Никас сразу к ней присоединился.

– Что случилось?

– Эта жаба земноводная ко мне прикоснулась. – пояснила девушка, не прекращая своего занятия. Сейчас она выглядела как молодая сарха и на лице было трудно разобрать настоящие эмоции, но Никас по голосу понял как она раздражена. Сам он тоже имел вид молодого сарха, правда достаточно себя контролировал, чтобы не выбиваться из образа.

– Он понял? – спросил парень, раскладывая на кровати всё их оружие. Два маленьких арбалета, фархского производства, два меча, несколько кинжалов и перевязь с метательными ножами. Еще лук с колчаном, в котором было два десятка стрел, остальные лежали в кожаном чехле, запасные. Литта закончила собирать одежду и принялась вооружаться. Меч, лук и пара кинжалов, а также арбалет за спину. Остальное принадлежало Никасу.

– Я не знаю… Кажется догадался… – произнесла девушка, задумавшись на мгновение.

– Плохо. Как думаешь, поднимет тревогу?

– Не знаю. Но лучше уходить и с этими личинами здесь больше не показываться.

– Да, ты права. Даже если он не понял ничего, хуже не будет. Всё равно нам здесь особо делать больше нечего. – парень закончил вооружаться, закинул свой мешок за спину, – Готова? Тогда вперед. Я вчера говорил хозяину, что мы можем внезапно съехать, поэтому он не удивится. – они вышли из комнаты и направились по коридору к лестнице. Следовало как можно быстрее покинуть эту гостиницу. Если опасения Литты верны, то на них вот-вот начнут охоту.

Уже больше года Никас с Литтой «шастали» по территориям противника в поисках древних артефактов и книг. Они выполняли задание Великого мага Тилиона Каспийского, главы магической академии города Каспий. Таких групп было много, и у каждой было одно задание – добыча древних человеческих артефактов (желательно в хорошем состоянии), книг, и розыск потенциально сильных одаренных.

Великий Тилион возглавлял академию уже двести восемьдесят лет. Он был изобретателем амулета личины и одним из первых, кто начал засылать своих агентов в хайруты рептилий. Его очень интересовали древние артефакты первых людей, но к сожалению таких практически не сохранилось на территории княжества Оморн. Первые люди, прибывшие сюда из другого мира, привезли с собой много всего, но последующие, практически одичавшие поколения не придавали этим вещам значения и использовали в качестве материалов для изготовления примитивного оружия и прочих необходимых вещей. Сохранилось небольшое количество книг, но они мало чем могли помочь. Первые люди, очнувшись в незнакомом, враждебном мире, и потеряв возможность использовать свои артефакты, оказались на грани гибели. Очень немногие специалисты, осознав что электроника не работает, принялись записывать собственные знания на бумагу, чтобы передать потомкам. Но большинство этой информации было поверхностной, которую трудно воспринимать, не зная основ. Конечно многое пригодилось, как например сведения по строительству, обороне и тд. Возможно именно с помощью этих знаний удалось выжить небольшой колонии людей, а когда стали рождаться первые одаренные, создать своё княжество.

По-началу было очень трудно, в основном из-за кархов. Старшие расы старались не лезть на север, в холодные зоны. Правда не такие уж и холодные, если ты конечно теплокровный. Судя по дневникам древних, климат Оморна мало чем отличался от их родины. Рептилии же могли соваться туда только летом, когда тепло. Привычные к постоянному климату континента, они не переносили понижение температуры даже на пару градусов. На самом континенте действовал какой-то «климатконтроль», как это назвали первые поселенцы. Как это работало и почему, никто не знал, существовали лишь различные гипотезы, имеющие мало общего со здравым смыслом. Но это было, и именно это позволило людям выжить. Конечно чуть ли не каждое лето кархи пробовали границы княжества на прочность, но с каждым годом отбиваться становилось всё проще. Вскоре стали и сами совершать карательные рейды вглубь материка. Кархам пришлось даже отступить на полсотни километров от перешейка, соединяющего полуостров с материком. Правда люди не прекратили свои рейды. Главным образом они нужны были для пополнения своих рядов и обновления крови, за счет освобожденных рабов.

Старшие расы давно смирились с Оморном и уже почти тысячу лет вообще туда не совались. Некоторые, в частности сархи, живущие на берегу Северного океана, даже начали торговать с княжеством. Правда рабов они продавать категорически отказывались, хотя сами охотно скупали преступников. Делали ли из них рабов, или приносили в жертву на алтаре, неизвестно. Но с тех пор, как шестьсот лет назад князь Атрем издал указ о продаже преступников, количество преступлений значительно уменьшилось. Мало кому хотелось быть принесенным в жертву какому-то богу.

Хоть официально старшие и не продавали рабов, находилось много ушлых магов, желающих подзаработать, которые приводили молодых одаренных людей в княжество. Князь платил за будущих магов не особо скупясь, так как это была сила, которая возможно понадобится в будущем. Территория полуострова, а также несколько близлежащих островов, были уже довольно плотно заселены. В скором времени потребуется увеличивать жизненное пространство, за счет территорий кархов, которых старшие тоже ненавидели, поэтому мешать не должны. По слухам, один из Великих магов уже больше пятидесяти лет живет в центре кархских территорий, образовав свое небольшое княжество. Но это только слухи, никакой точной информации по этому поводу не было.

И вот Великий маг Тилион, вместе с нынешним князем, Великим магом Владимиром, решили готовиться к завоеванию южных территорий. Население княжества в данное время насчитывало больше полумиллиона человек. Княжество имело пятидесяти тысячную армию и около двух сотен настоящих боевых магов, это не считая простых магов, способных пользоваться амулетами. Еще можно было создать ополчение, пусть и не из профессиональных воинов, но зато в большем количестве. Реальная сила. Но захватить территории мало, нужно их еще и удержать потом. Ведь одно дело оборонять узкий перешеек, шириной чуть больше пятидесяти километров, а совсем другое делать то же самое в открытом поле. Конечно кархи это разрозненные дикари, практически не способные объединиться для нанесения мощного удара, но бывали и исключения. Несколько раз за историю княжества, оно подвергалось нападению десятка и больше кланов одновременно. Два раза дикарям даже удалось разорить несколько приграничных поселений. Вот поэтому, прежде чем двигаться на континент, двое Великих начали искать новые знания, оружие и древние артефакты, надеясь увеличить мощь собственной армии.

Великий Тилион придумал амулет личины, позволявший сделать из человека рептилию. По крайней мере внешне. На его счастье рептилии понятия не имели что такое инфракрасное зрение, хотя люди изобрели и такие амулеты. Конечно не любого человека можно было превратить в рептилию, подходили только маги соответствующей комплекции, так как амулет не мог сделать носителя более худым и стройным. Единственный способ опознать такого шпиона – прикоснуться к нему и ощутить его тепло. Поэтому все агенты всячески старались избегать физических контактов с рептилиями.

Никас и Литта были одними из таких агентов и уже больше года действовали в хайруте Айтилан, путешествуя из города в город, заводя различные знакомства. Помимо них в этом хайруте находилась еще одна группа, но они о ней ничего не знали. Возможно даже виделись где-нибудь, но опознать друг друга не могли. Их задачей был поиск всего, относящегося к древним людям. Такие модули, какой приземлился на полуострове Оморн 1985 лет назад, приземлились чуть ли не по всему континенту. По сведениям, дошедшим до современников, таких модулей было двенадцать. В каждом находилось почти триста тысяч переселенцев, а также различная техника, оружие, и прочее необходимое для нового поселения. Люди сразу попали в рабство к рептилиям, а модули со всем имуществом были растащены на металл. Но по многим сведениям, не всё было раскурочено. В некоторых хайрутах имелись специальные хранилища, где сохранились остатки древних артефактов, а также книги и другие личные вещи переселенцев. Кое-что хранилось и в личных коллекциях богатых эйтеринцев. Вот в такие хранилища и частные коллекции требовалось попасть спецагентам, и по возможности добыть что-либо ценное. Задача была не из лёгких, к тому же не гарантировала нужного результата. Пять месяцев назад Никасу удалось втереться в доверие к одному коллекционеру древностей и даже выкупить четыре книги. Но они оказались художественной литературой и единственное чем были полезны, в них нашлось много описаний древней прародины человечества. Книги они взяли, за неимением лучшего, и отправились в столицу хайрута, город Саленитин. По полученной ранее информации, здесь находилось одно из хранилищ древних артефактов, не разобранных на металл. О книгах тоже были упоминания.

Главным критерием при отборе кандидатов в спецагенты, было не только телосложение, но еще и магическая сила и умения. Хоть личина и создавалась за счет амулета, но подпитывать энергией её должен был сам маг, так как самозарядка просто не справлялась. А значит помимо личины, требовался амулет сокрытия ауры, потому что аура человеческих магов имела весь спектр магии, тогда как ауры рептилий имели всего один-два цвета. Амулеты создавались на основе кирнита и вживлялись в тело носителя, чтобы избежать случайной утери. Многие помимо этих амулетов вшивали боевые, защитные и прочие, позволяющие пользоваться магией намного эффективнее.

Вживленные амулеты давали много преимуществ, но был один большой минус – человек с амулетом сокрытия ауры выглядел для других магов обычным смертным. А так как в государствах рептилий правили маги, то обычным смертным было трудно пробиться куда-либо выше мелкого начальника или командира. Требовалось предпринять огромные усилия, чтобы попасть в святая святых, в хранилище артефактов. Литте это уже практически удалось. Она сумела познакомиться и завести хорошие отношения с помощником главного хранителя ценностей хайрута. Всё шло отлично, Литта даже смогла стребовать с него обещание сводить её в хранилище, но этот придурок всё испортил. Он реально влюбился в Литту и последнее время не давал ей прохода, пытаясь затащить в постель. И это несмотря на то, что Никас тут изображал её супруга. Хотя, собственно, не изображал, пусть и не было у них никакой любви. Не с рабынями же в конце концов этим заниматься. Конечно было среди живущих тут рабов много красивых девушек, но во-первых, чтобы даже просто познакомиться зачастую требовалось разрешение хозяина, не говоря уж про что-то большее. Еще можно купить себе такую рабыню, но это вообще бессмысленная трата выделенных на задание денег. Вот если бы она оказалась еще и потенциальной одаренной… тогда да, можно и купить. Хотя со стороны выглядело бы очень неприлично, если бы к молодому сарху ночью ходила бы человеческая рабыня. Его точно не поняли бы.

В общем, по словам Литты, старый сарх сегодня перешел границы дозволенного и попытался прижать девушку к стене, чтобы облапать. За что и получил по морде. Убегая от неё, он кричал что-то невразумительное и она не поняла, почувствовал ли он что она человек, или нет. Но всё равно требовалось срочно сменить место дислокации, хотя бы на всякий случай. Если помощник хранителя не поднимет шум, то можно просто обосноваться в соседнем городе и продолжить свою миссию. Ну а если же он что-то понял и сможет убедить начальство в своей правоте, то необходимо бежать из хайрута, желательно в кархские степи. Там можно сменить личину и отправиться в другое место, может даже в хайрут эрхов. Смена личины требовала много времени, причем магу приходилось использовать практически все свои силы и он был в это время очень уязвим.

Расплатившись с хозяином гостиницы и выскочив на улицу, агенты поняли, что всё намного хуже – старый сарх не только что-то почувствовал, но и сумел всех убедить в своих подозрениях. Прямо по улице в сторону гостиницы двигался отряд стражей из тридцати воинов. Даже с расстояния в несколько сотен метров, было видно, что большинство там настоящие маги. Да и не брали в стражи немагов, даже если они были мастерами меча.

Самым лучшим вариантом было попытаться вырваться из города верхом. У них имелись тарды для такой попытки, сейчас их готовили местные рабы. Но время было уже позднее, скоро стемнеет, а значит тарды окажутся бесполезны, да и дожидаться пока их выведут из стойла не стоило. Поняв друг друга без слов, агенты развернулись в противоположную отряду сторону и, притворившись обычными прохожими, направились вдоль улицы. Уловка почти сработала и они успели дойти до ближайшего переулка, но потом позади раздались крики. Сворачивая в переулок, Никас обернулся – отряд стражей бежал за ними, а чуть позади и в стороне семенил тот самый помощник хранителя.

– Бежим! – он подхватил девушку за руку и они ломанулись через переулок. Преследователи находились довольно далеко, поэтому они успели свернуть на очередную улицу. Здесь было слишком много народу, эта улица вела непосредственно к озеру и сархи возвращались домой, кто с рыбалки, кто с отдыха. Привлекать к себе внимание было глупо, но и медлить было нельзя. Парень с девушкой всё же замедлились, делая вид что просто спешат домой. Повезло что их направление совпадало с остальной массой народа, но наличие мешков за спиной слишком бросалось в глаза. Избавляться же от них никак нельзя, там находилось всё что они смогли добыть за время своей миссии, а также одежда и припасы.

Улица была абсолютно прямая и вела прямо к городской стене, но задерживаться на ней не стоило, и так уже многие прохожие с подозрением косились на странную парочку, спешащую куда-то на ночь глядя. То что они были обвешаны оружием, еще ничего, многие так ходили, но наличие груза при отсутствии рабов, сильно привлекало внимание. Поэтому они свернули в ближайший переулок, но им тут же не повезло. Отряд стражей судя по всему разделился и часть бежала параллельным курсом. Притвориться обычными прохожими не получилось, командир группы стражей тут же отдал команду на захват.

Литта мгновенно выхватила уже натянутый лук и первый страж упал со стрелой во лбу. Никас не умел так хорошо стрелять из лука, поэтому и не имел его. Он быстро разрядил арбалет который успел зарядить как только свернул в переулок, а потом взялся за меч. Изначально между ними и стражами было метров тридцать, и когда они приблизились, их осталось только шестеро из десяти. Уже практически в упор Никас нанес удар небольшим огнешаром, метясь в командира, но лишь зацепил одного из солдат. Пришла пора воспользоваться мечом. Этим видом оружия он владел возможно похуже чем стражи, но с ходу они ничего сделать не смогли и еще один упал со стрелой в глазу. Сразу трое попытались обойти Никаса, чтобы напасть на лучницу, правда ничего сделать не успели. Никас провел невероятный обманный прием против своих двух противников и зацепил одного из тройки, а потом их накрыло «Одеяло смерти», мощный конструкт из воздушной магии, превращающий воздух в подобие кислоты. Это Литта постаралась, не отвлекаясь от стрельбы из лука. Жуткие крики огласили округу, сразу два стража упали на мостовую неистово извиваясь и пытаясь содрать с себя шкуру. Убить таким конструктом редко кого удается, но выводит из строя он надолго.

Оставшиеся трое слегка отпрянули и Никасу удалось зацепить еще одного, а Литта добила всех из лука. Всё произошло меньше чем за пару минут, но позади уже послышались чьи-то крики, то ли прохожих, то ли преследователей. Времени смотреть не было и агенты рванули дальше по улочке, пытаясь достигнуть ближайшего поворота, пока по ним не начали стрелять. Странно что сразу не начали, видимо у них был приказ брать живьем. Хотя могли стрелять и по ногам…

В очередном переулке было тихо и практически темно. Здесь уже начинался более бедный район, переулок был узкий, а крыши домов почти закрывали небо. Ребята знали план города практически на отлично, они изучили его в первую очередь, еще когда только приехали сюда. Поэтому бежали не абы куда, а по конкретному маршруту, одному из нескольких, заранее разработанных, к городской стене. Пару раз пришлось пересекать оживленные улицы, но всё обошлось. Даже засветились перед патрулем, который совершенно не обратил на них внимание. Видимо команда еще не поступила, что было хорошо, ведь самое главное покинуть город.

Стражей на воротах тоже видимо не успели предупредить и беглецы беспрепятственно вышли из города. Только пришлось по-быстрому придумать легенду – идут в гости, в соседнюю деревню, до которой было примерно с километр. Стражи поверили и спокойно пропустили. Стоило ребятам отойти метров на триста, как позади послышались крики и топот тардов. Правда очень тихий и неуверенный топот. Уже было довольно темно и животные отказывались нестись во весь опор. Преследователей было больше двадцати, но в основном пешие, лишь шестеро решились взобраться на тардов. Один из этих шестерых вскоре пожалел о своем решении – его, словно куклу, швырнуло в придорожную канаву. Тарды не просто не любили темноту, но еще и становились очень раздражительными, если их кто-то пытался подогнать. К дикому тарду ночью даже грассы боялись подходить, потому что ничего не видящий в темноте зверь бил копытами и шпорами на звук, со всей силы. Бывали случаи, что и одомашненные животные убивали не осторожно подошедшего в темноте хозяина.

В общем верховых преследователей можно было не опасаться, поэтому Литта, периодически делая оборот вокруг своей оси прямо на бегу, выбивала пеших стражей. Солдаты тоже начали стрелять и беглецам пришлось сильно петлять. Никас умел ставить легкую защиту от физических атак, но на бегу это сделать не получалось. Он тоже периодически заряжал арбалет и стрелял в преследователей, правда не так удачно, как его напарница.

К тому времени как они достигли небольшого леска, росшего справа от дороги, преследователей осталось чуть больше десятка, но отставать они явно не собирались и постепенно нагоняли людей. Никас получил ранение в правый бицепс, а Литта была ранена в плечо. Раны пустяковые, но для лечения требовалось время и спокойная обстановка, поэтому это дело решили отложить. Лес, это хорошо, здесь можно скрыться от вражеских стрел. Литта быстро достала запасные стрелы и заняла позицию за деревом. Парень последовал её примеру, только с арбалетом. Можно было уничтожить преследователей одним-двумя мощными магическими ударами, но силу нужно было экономить, еще лечиться, а потом и идти всю ночь. Но проблем с уничтожением не возникло. Стражи оказались настолько глупы, что решили будто беглецы и дальше убегают. Литта подпустила их поближе, а потом за пару десятков секунд перестреляла как в тире. Никас успел убить только одного, а потом перезаряжал арбалет. Второй раз стрелять было уже не в кого.

Быстро сбегали и собрали немногочисленные трофеи. В основном стрелы, но нашлось немного денег и даже пара амулетов. Что за амулеты, было непонятно, но можно будет продать знающему магу, пусть и за небольшую цену. Прочее оружие брать было нельзя, оно имело клеймо стражей. Плохо что продуктов у них с собой не было.

Вернувшись в лес, они за полчаса залечили раны друг другу, быстро собрались и отправились дальше на запад. Миссия была провалена, а значит необходимо как можно быстрее и незаметнее покинуть хайрут. Постараться найти спокойное место в землях кархов, связаться с академией и получить указания. Скорее всего им прикажут продолжить миссию в другом месте, под другими личинами. Значит нужно найти такое место, где можно безопасно, по очереди, сменить облик. Найти такое место в степи довольно непросто, при условии что там везде шастают дикари, но оставаться на территории сархов тоже нельзя, рано или поздно их тут выследят. До границы было относительно недалеко, всего-то километров двадцать. Сархи никогда не селились далеко от водоемов и другие земли их не интересовали. Это облегчало задачу и уже завтра ночью беглецы планировали перейти границу. Правда необходимо было еще найти место, чтобы можно было отсидеться днем. Наверняка после провалившейся поимки агентов, стражи разошлют информацию о них пограничникам, поэтому пройти будет непросто, но ничего невозможного нет.

Перейти границу оказалось не сложно. Днем ребята отсиделись в километре от неё, в небольших неприметных кустиках. Несколько раз мимо ходили воины, но обнаружить их не смогли. Возможно даже не подозревали, что они где-то рядом. Когда совсем стемнело, спецагенты тихо перешли границу. Правда граница здесь была не особо и защищена. Каждые полкилометра стояли небольшие заставы, между которыми время от времени прогуливались стражи. Выждать момент, когда один страж прошел, а второй еще не появился, было проще простого.

Всю ночь они двигались на запад, углубляясь в кархские земли. Потом отдохнули пару часов и снова шли. В степи было оживленно, особенно около границы, поэтому они старались отойти от неё как можно дальше. На второй день нашли подходящее место. Сколько ни смотрели, но так и не смогли заметить ни одного стойбища, ни отрядов кочевников поблизости. Это было странно, кархи редко оставляли большие территории без внимания. Тем более тут были прекрасные пастбища, а также небольшой лес на горизонте. Откуда появился лес в степи, тоже было интересно, но чего только не бывает.

Еще по дороге они обсудили свой провал и связались с академией. Был получен приказ продолжить миссию, но направление выбирать самим, по обстоятельствам. У них было два варианта – превратиться в эрхов и двинуть на юг, в хайрут Олионт, или стать фархами и отправиться в Седые горы. Возвращаться к сархам было глупо. После того, что они там натворили, земноводные начнут проверять всех незнакомцев.

Предпочтительнее всего был первый вариант, потому что на юге находилось несколько крупных хайрутов, и чужаков там ни в чем не заподозрят. С фархами же всё намного сложнее. Эти серые землеройки слишком подозрительны и чужих совершенно не жалуют. Чтобы тебе начали доверять, придется прожить у них не один год, и не два. Причем не просто прожить, а доказать свою полезность для общества. Ну и еще могут возникнуть проблемы с питанием. Фархи жрут в основном всякие грибы и лишайники, многие из которых не съедобны для человека. Эрхи конечно тоже питаются всякой растительной дрянью, но выбор у них намного больше.

Первой должна была сменить внешность Литта. У неё это быстрее получалось, да и магом она была более сильным, лишь чуть-чуть не дотягивала до Старшей. Превращение в эрху должно было занять у неё три дня. Никас всё это время должен обеспечивать их пищей и охранять. Но Литта успела только запустить процесс смены личины, истратив свой резерв, а продолжить ей не дали.

Среди ночи на них напали кархи. Очень странные кархи. Их было всего около десятка и они даже не были вооружены. Напоминали скорее диких зверей, только в отличие от них, нападали молча. Они одновременно накинулись на их маленький лагерь и в считанные минуты смогли захватить обоих магов. Литта в этот момент была абсолютно пуста в магическом плане, поэтому сразу схватилась за свой любимый лук. Но стрелы не наносили врагу ни малейшего вреда. Казалось они вообще их не замечают. Истратив десяток стрел, девушка смогла убить лишь одного, когда всадила стрелу прямо в глаз. У Никаса тоже были проблемы. Раньше он мог спокойно справиться с такой толпой в одиночку, так как кархи были хреновыми мечниками. Но в этот раз, не смотря на отсутствие у противника оружия, он не смог ничего сделать, хотя порубил многих. Твари совершенно не обращали внимания на смертельные раны, не говоря уж про простые царапины. В итоге Никас получил кулаком по голове и отключился, а Литту просто скрутили.

– Литта? – позвал Никас, очнувшись. Он ничего не видел, но чувствовал что связан и его куда-то несут. Лицо было разбито, глаза заливала кровь, и он не мог их даже открыть. В остальном самочувствие было вполне в норме.

– Никас? Ты как? – отозвалась девушка.

– Куда нас несут? Что это за твари?

– Уйтуны… Они действительно существуют.

– А я думал, что это всё страшные сказки.

– Я тоже раньше так думала… Нас несут в тот самый лес. – она помолчала, – Ты можешь ударить магией?

Никас попытался сосредоточиться, но ничего не вышло. Возможно и получилось бы что-нибудь, но он опасался зацепить девушку. Если бы он хотя бы видел что твориться вокруг, где враги, а где Литта…

Через некоторое время девушка сообщила, что они уже в лесу. Потом им застегнули на шеях металлические ошейники и не очень аккуратно бросили на твердый пол.

Как только хлопнула дверь, Никас попытался развязаться. Это получилось на удивление легко. Веревки даже не были завязаны, их просто намотали на тело и всё. Литта тоже быстро освободилась и принялась на ощупь вытирать лицо парню. Наконец он смог осмотреться.

Они находились в дереве. Такие жилища обычно выращивали эрхи. Правда сейчас в таких домах жили в основном малообеспеченные эрхи. Богатые предпочитали более просторные, бревенчатые и каменные дома.

Помещение не имело перегородок, а являлось одной большой круглой комнатой, метров десять в диаметре. Было конечно темно, но в магическом зрении удалось даже рассмотреть единственную массивную дверь.

– Очень интересно… – пробормотал парень, – И что теперь?

– В этом лесу несколько таких домов… – начала Литта.

– Надо попробовать выбить дверь!

– Стой! На нас ошейники, блокирующие магию. – девушка продемонстрировала металлический ошейник на шее, – Их на нас одел какой-то старый эрх. Судя по размеру ауры, как минимум Великий эйр.

– Очень интересно… – снова произнес Никас, ощупывая свой ошейник. Потом пошарил по карманам. С них сняли всё оружие, но карманы не вывернули. – А зачем на нас ошейники одели? Мы ведь не выглядим магами.

– Перестраховка наверное… Не нравится мне всё это… Похоже из нас тоже сделают уйтунов. Не хочу. -девушка обняла Никаса и заплакала. Она была сильной магиней, но сейчас ничего не могла, и ошейник тут был ни при чем. У неё в теле, помимо амулетов сокрытия ауры и личины, был вшит боевой амулет огнешара. Ошейник блокировал магию, но не амулеты. Она могла бы воспользоваться боевым амулетом, если бы были силы. Но процесс смены личины был запущен и прерывать его было опасно. Оставалось ждать и надеяться, что тот Великий эйр не тронет их хотя бы пару дней.


=***=


Макс


Проснувшись однажды ночью, увидел сидящую возле камня Зану. Она сидела неподвижно, выставив вперед правую руку, а над ладонью парил небольшой малиновый шарик. Девушка не теряла время даром, охраняла наш сон и тренировалась в магии. Попытался тихо приподняться, чтобы лучше видеть. Внезапно эрха вздрогнула и открыла глаза. Шарик над ладонью тоже вздрогнул и, сорвавшись с места, с приличной скоростью улетел куда-то в сторону, а потом взорвался, угодив в небольшой куст. Ну вот, сбил девчонку с концентрации. Пришлось извиниться и отвернуться в другую сторону. Тогда я задумался, что сам бесполезно провожу время своего дежурства, а ведь можно тренироваться. В состоянии концентрации реагируешь на каждый шорох, поэтому опасность можно услышать даже скорее, чем если просто тупо пялиться во тьму. С тех пор сам стал тренироваться в применении магии. Конечно для достижения такого уровня, когда смогу применять магию в бою напрямую, без амулетов, потребуется немало времени, но без тренировок вообще ничего не будет.

Первая пара дней после расставания с Карой прошли относительно спокойно, если не считать нападения стаи галтов. Но от стаи в тридцать голов отбиться получилось без проблем, пистолеты оказались очень действенные. Перестреляв почти половину, остальных разогнали. Единственным пострадавшим оказался я – моя тупая скотина взбрыкнула и скинула меня на землю. Но это всё сущие пустяки, привык уже летать с этого зверя, даже иногда удавалось сгруппироваться.

А на третий день начались земли кархов. Местность здесь была совершенно другая, я бы назвал её прерии, или что-то подобное. Большие открытые пространства, покрытые высокой травой, местами поросли небольшими рощицами и отдельными деревьями, кустами. Здесь нам очень пригодились бинокли. Благодаря им, а также странному чутью Варуха, удавалось обходить поселения дикарей стороной.

То что я издали принял за небольшие рощи, оказалось отдельными деревьями с трудно произносимым местным названием. Я назвал их баобабами. Они имели очень толстый ствол, метров под тридцать в диаметре, а в высоту не больше двадцати метров. Крона разрасталась не вверх, а во все стороны, образовывая огромный купол (по краям ветви свисали до самой земли), достигающий полкилометра в диаметре. Под таким баобабом было удобно останавливаться на ночь, чем мы и пользовались. А с помощью плодов этих гигантов, получилось немного разнообразить наш рацион. Сами плоды напоминали каштаны и были вполне съедобны в жареном виде. Само собой этому нас научила Зана. Чего-чего, а в растительной пище лучше неё никто не разбирался. Правда не всё что было съедобно для эрхи, было безопасно для остальных. Варух, кстати, тоже питался немного по другому. Точнее он ел то же что и мы, но приправлял пищу какими-то грибными порошками, которых у него было прихвачено с собой немало. Я как-то лизнул щепотку этого порошка, так потом плевался полчаса. Не для людей такая пища.

Хуже всех в этой местности чувствовали себя тарды. Наши звери с рождения жили в лесу и открытые пространства не любили. К тому же здесь совершенно отсутствовали их любимые таны. Им приходилось питаться одной травой, которой тут было немеряно. По словам моих спутников, в этой степи тоже жили тарды, даже дикие. Но это была немного другая порода, внешне отличающаяся только раскраской.

Утром третьего дня мы встретили настоящего гиганта этого мира. Это был сабар. Больше всего он напоминал бронтозавра, только без хвоста. Огромная туша, размером с трехэтажный дом, и маленькая (относительно тела) голова на длинной шее. Зверь медленно брел куда-то по своим звериным делам, абсолютно не обращая на нас внимания, попутно вырывал целые кусты с корнем, и флегматично пережевывал. На нашу беду неподалеку появился степной раграсс, грязно-желтой расцветки, и сабар его заметил. Повернув голову к хищнику, гигант громко заревел. Наши тарды резко присели на всех четырех ногах и затряслись как зайцы. Меня тоже пробрало аж до мозга костей, удивляюсь как не ломанулся куда-нибудь подальше. Внутренности резко завибрировали и я чуть не расстался с содержимым желудка. Инфразвук! И это он рычал не в нашу сторону, а на раграсса! Что же будет если рыкнет на нас? Так и обделаться можно. Что собственно и произошло с грозой местных прерий. Раграсс поджал хвост и рванул не разбирая дороги. Конечно может и не обделался, но был близок к этому.

«Попрощавшись» с сабаром, вскоре увидели в бинокль небольшое стойбище кархов, а неподалеку стадо тардов. Шала тут же заявила, что необходимо разжиться транспортом, так как ей надоело ютиться с Заной в одном седле. Я их прекрасно понимал, на этом звере и одному ехать неудобно, а они вдвоем. К тому же скорость у нас была ниже при такой нагрузке на животных. А если еще учесть что местный корм не совсем подходил нашим тардам, то следовало вообще всех заменить. Поэтому мы за остаток дня обошли стойбище по большой дуге и приблизились с противоположной стороны. Похитить зверя ночью, казалось бы что может быть проще? Но эти твари не видят в темноте, а при попытке его тащить куда-то силой, может и ответить ударом шпор. Пришлось отложить похищение на утро. Конечно можно напасть на стойбище и всех там перебить… В принципе это было нам по силам, если учитывать элемент неожиданности. Но перебить абсолютно всех не получится, кто-нибудь наверняка сбежит. А значит о нас станет известно другим местным кланам, и на нас объявят охоту, что будет очень плохо. Другое дело просто угнать транспорт, они решат что тот сам сбежал, поищут-поищут и успокоятся.

Переночевали под большим баобабом, а по утру девушки отправились на дело. Я настаивал чтобы идти всем, но они заявили что сделают всё незаметно и никто ничего не поймет. Нам оставалось только ждать за деревом, подсматривая за девчонками и стойбищем в бинокли.

Поначалу все шло как надо, сарха с эрхой подобрались к стаду совершенно незаметно. По крайней мере я только пару раз заметил шевеление травы. Потом сарха почему-то полезла вглубь стада, проигнорировав крайних зверей, а Зана последовала за ней. В этот момент Варух подал сигнал и я перевел бинокль на стойбище. Там началось какое-то оживление. Толпа воинов, обвешанных оружием, направлялась в сторону тардов. Наверняка про девушек им неизвестно, просто куда-то собираются ехать. Тардов было намного больше чем дикарей, а значит всех не заберут.

– Шала, к вам двигаются кархи. Примерно двадцать воинов. Затаитесь где-нибудь в стороне, чтобы вас не заметили. – сообщил я по связи.

– Что? Вот демоны! – сказала сарха и принялась ругаться в полголоса. А в следующий момент я увидел двух безбашенных девушек, вскочивших верхом на тардов и рванувших в нашу сторону. Кархи их мгновенно заметили и кинулись к стаду со всех ног. Парочка наоборот остановилась и принялась натягивать огромные луки. Насколько я знал, стрелки из них были никудышные, но ведь попасть и случайно можно. Тщательно прицелился из пистолета и пустил очередь, для верности поведя стволом в сторону. В одного попал, но второй успел выстрелить. Здоровенная стрела воткнулась в бок тарда Заны и они полетели кувырком в траву. Заметив это, к ней рванули пятеро кархов. Я выпустил по ним остаток магазина, ко мне присоединился фарх, но результатов особых не достигли, лишь ранили двоих.

Шала наконец заметила, что напарница исчезла, и остановила своего тарда. Лук она с собой не брала, а из пистолета стреляла намного хуже чем Варух. Поэтому она вынула меч и послала своего зверя назад, на бегущих кархов. Те немного растерялись, пропустив момент атаки, за что и поплатились. Троих зарубила слабая девушка, а остальных добил из пистолета я, когда они попытались сбежать в сторону.

К тому времени как Шала смогла затащить на круп своего зверя Зану, которая судя по всему чувствовала себя не лучшим образом, воины успели оседлать двенадцать тардов и рванули к девушкам. Оторваться было не реально. Мы открыли огонь из пистолетов, но очень скоро израсходовали все свои батареи. Варух попытался стрелять из лука Заны, а я даже пробовать не стал, всё равно ни в кого не попаду, не моё это. По моим прикидкам девушки должны были успеть дотянуть до нашего баобаба. Я достал из рюкзака свой меч и приготовился к встрече, выйдя на открытое место. Фарх последовал моему примеру.

Проскакивая мимо нас, Шала соскользнула со спины тарда и приземлилась как кошка, на четыре конечности. Через секунду мы уже рубили подлетающих на всех парах кархов. Было не очень удобно бить снизу вверх, но я и не стремился никого сразу убить. Достаточно было отрубить карху ногу и он уже летел на землю с громким воем. Мой меч вполне позволял отделять конечности без особого труда. Буквально через пятнадцать секунд все кархи оказались на земле и большинство из них было мертво. Добивание раненных много времени не заняло и я смог снова взглянуть в сторону стойбища. Там собирался новый отряд около двадцати воинов. Вероятно они созвали всех кто был в наличии.

Пытаться сбежать уже не было смысла, поэтому мы быстро приготовились к обороне. Забрал у девушек запасные батареи и один заряженный пистолет. Сами авантюристки взялись за луки. Зана уже немного пришла в себя, хотя её еще покачивало, но заверила что не промахнется. В принципе особого беспокойства не было. Сейчас можно просто подпустить кархов поближе и перестрелять как в тире. Сами они стрелять на скаку не смогут.

Получилось как и планировали. Просто перестреляли тварей в двадцати метрах от своей позиции. Потом быстро погрузились на своих зверей и, не дожидаясь очередного нападения, рванули дальше на восток. Шала хотела прихватить еще пару тардов, но я велел не задерживаться, и так нашумели. Остановились только через два часа, когда объехали стороной очередное стойбище. Выбрали баобаб с самой густой кроной и устроили под ним привал.


Последующие три дня ехали осторожно. Шум всё-таки поднялся и кархи прочесывали местность, небольшими группами, по пять-десять воинов. Приходилось скрываться под баобабами и в кустах. Два раза пришлось уничтожить небольшие группы, но в конце концов они успокоились. Мне было интересно как они узнали о том, что мы перебили почти всё племя. По словам моих рептилий, кархи не умели делать амулеты связи. Видимо слишком мало старшие расы знают о кархах, потому что про амулеты защиты от огня они тоже не знали. Мы конечно осматривали трупы на предмет трофеев, попадались даже какие-то амулеты, но с ходу опознать их предназначение было трудно. Несколько штук я взял с собой, может на досуге разберусь.

Когда наконец исчезли кархские разъезды, мы остановились под очередным баобабом, неподалеку от небольшого леса. Лес, хотя скорее просто роща, выглядел в бинокль довольно странно. Это была небольшая группа баобабов, по краям заросшая местным бамбуком. Даже в бинокль было видно, что бамбук растет слишком плотно, создавая сплошную стену. Странный это был лес, но продолжительное наблюдение не выявило ни одного движения, поэтому мы успокоились и с наступлением темноты легли спать.

Отдежурив свою смену, я разбудил Шалу и завалился спать. Но уснуть не успел.

– Тревога! – закричала сарха и тут же послышался звук спускаемой тетивы.

Подскочил как ужаленный и мгновенно выхватил пистолет. Правда тут же понял, что он бесполезен, когда увидел в свете костра бегущего на меня грасса. Быстро заменил пистолет на меч и приготовился к встрече. Что меня насторожило, так это полная тишина. Шала с Заной рубили неподалеку такого же зверя, немного справа тем же занимался Варух… И всё это в тишине! Только голоса моих спутников и шелест мечей.

Грасс быстро оказался прямо передо мной и я нанес удар мечом, стараясь достать до горла. Достал, но зверь будто этого не почувствовал, а так же молча сомкнул челюсти на моей левой руке. Не знаю каким образом я позволил себя схватить, наверное думал что монстру уже конец. Рука с пистолетом оказалась зажата и я даже услышал треск костей. Боль пронзила руку и ворвалась в мозг, но я не растерялся, а принялся рубить мечом шею зверя. Меч у меня был острый, очень острый, и достаточно тяжелый. С каждым ударом меч погружался чуть ли не на треть шеи, доставая практически до позвоночника, но грасс казалось этого не замечал. Челюсти продолжали сжиматься, но тут с диким криком появился фарх и, высоко подпрыгнув, вбил свой меч в череп монстра. Лапы грасса подогнулись и он грузно осел на землю, не выпуская моей руки и увлекая меня вниз. Нахлынула еще более мощная волна боли и я просто орубился.


В себя я пришел от очередной вспышки боли. Кто-то бесцеремонно пеленал меня, совершенно не заботясь о раздробленной руке. Боль была адская и перед глазами плясали яркие огни, не позволяя осмотреться. Слышались приглушенные ругательства девушек и рычание фарха. Наконец меня грубо бросили на землю и я смог усилием воли отстраниться от боли. Осмотрелся, но почти ничего не увидел. Только какие-то неясные силуэты в темноте. Автоматически перешел на магическое зрение, но и оно не помогло. Силуэты не стали четче. У них даже ауры не было! Заметил только несколько ярких точек, напоминающих амулеты.

– Макс! – раздался где-то позади голос Шалы, – Ты жив?

– Да. Что это за типы?

– Уйтуны. – ответила откуда-то Зана. Потом меня подняли и я вновь временно выпал из реальности. Эти уйтуны (кто это такие, интересно?) совершенно не обращали внимания на мои стоны и ругательства.

Кажется я на какое-то время снова отключился, потому что очнулся уже на деревянном полу. Где-то вверху светились бледные пятна неизвестного происхождения. Попробовал пошевелиться и застонал от боли в руке. Веревок на мне уже не было, а рука была аккуратно положена на живот. В то же мгновение надо мной склонилась Шала, а рядом появилась Зана.

– Макс! Не шевелись, ты всё испортишь. Я пыталась выправить кость, но она слишком раздроблена.

Я обратил внимание на странное украшение на её шее. Стальной ошейник. Слегка поведя подбородком, почувствовал на себе такой же. Что еще за гадость?

– Извини, мы не можем тебе помочь. Этот урод одел на нас ошейники, блокирующие магию.

– Так, стоп. Какой урод? Где мы находимся и как сюда попали? Я ничего не помню. Помню только странных грассов.

Девушки переглянулись и Шала принялась за рассказ. А я только сейчас понял, что это за светлые пятна вверху. Мы находились внутри дерева, а светились маленькие дупла в стенке ствола. Видимо уже был рассвет.

– На нас напали уйтуны. – начала сарха, – Сначала это были грассы, но нам удалось с ними справиться. Ты потерял сознание и я хотела заняться твоей рукой, но не успела. Следом за грассами пришли кархи. Их было почти двадцать и они быстро нас одолели. Мы ничего не смогли сделать.

– Мы сейчас в том самом лесу, который видели вечером. – перебила Зана, – Видели Великого эйра, он и одел на нас ошейники.

– Так… Давайте-ка еще раз. Кто такие эти уйтуны? Что еще за Великий?

– Извини, забыла что ты наших сказок не читал. – смутилась Шала, – Уйтуны – это мертвые воины.

– Зомби что ли? – удивился я.

– Не знаю кто такие зомби, а уйтуны точно мертвые. Все считают их выдумкой, но похоже что они абсолютно реальны.

– С чего вы взяли что они мертвые?

– А ты их ауры видел?

– Нет… В смысле мне показалось, что у них нет ауры. – припомнил я. Рядом подсел фарх. Я смотрел на сарху, но говорить начала Зана.

– Вот именно – нет. Они мертвые. По легендам, очень сильные маги природы способны оживить свежеумерщвленное животное или разумного. Точнее не оживить, а сделать из трупа уйтуна. Это похоже на то как делают фамильяров, только маг не делится своей аурой, а внедряет в мозг специальный конструкт, который частично оживляет его. В само тело тоже внедряется какой-то конструкт, чтобы оно не разлагалось. Такой уйтун живет пока есть энергия, а потом становится настоящим трупом. Чтобы его не требовалось постоянно подпитывать энергией, в тело вживляют обычный самозарядный накопитель и подключают к управляющему конструкту.

– Откуда ты про них столько знаешь? – раздался незнакомый женский голос. Я попробовал обернуться, но рука не позволила. А через пару секунд говорившая сама появилась в поле зрения. Сарха… или эрха? Не понял! Выглядела она совсем ненормально. Часть лица голубоватая, а другая часть зеленая. Что еще за гибрид?

– Я много читала в детстве. – Зана раздраженно фыркнула, – Одно время у меня даже был пропуск в столичную библиотеку!

– «Красавица», а ты кто? – в наглую спросил я, так как пятнистая незнакомка и не думала представляться. Та чему-то удивилась, нахмурилась правой половиной лица…

– Литта. А там мой жених Никас.

– Странное у него имя. – сказал фарх, разглядывая кого-то позади меня.

– Я Макс. – представился я, – Так что там дальше с этими зомби?

– Ничего. Убить их очень сложно. Нужно достаточно сильно повредить мозг, отрубить голову или лишить конечностей.

Я вспомнил ночного монстра. Да уж, такому голову с одного раза не срубишь.

– Судя по всему главный здесь тот самый Великий эйр. Он одел на нас ошейники, но даже разговаривать не стал. Мне вообще показалось, что он ненормальный. Хотя разве станет нормальный эрх делать уйтунов? – сделала умозаключение Зана. – Вы из какого хайрута? – обратилась она к странной сархе.

– Мы… э-э-э… Мы не местные. – выдавила девушка и быстро отошла в сторону.

Эрха на этом не успокоилась и отправилась следом за ней. А я попросил Шалу:

– Мне бы уши чем-нибудь заткнуть…

– Зачем? – не поняла она.

– Попытаюсь руку вылечить.

– Но ведь ошейник! – воскликнула она, – Хотя-а-а… у тебя может получиться. Если ты сильнее того, кто делал ошейник, то можешь попытаться уничтожить блокирующий конструкт… – говоря это, она отрывала кусочки ткани от собственной рубашки. Потом помогла мне заткнуть уши. Я попросил всех замолчать и попытался сосредоточиться.

Минут десять ничего не получалось, но стоило мне разозлиться и включился имплант. Мир расцвел миллиардами красок и я обратил взор на собственную руку. Она выглядела просто ужасно. Кость даже не сломана, а раздроблена на десятки мелких кусочков. И всё это впилось в порванные мышцы, местами пробив их насквозь. Попытался создать конструкт для вправления костей, который когда-то мне показывала Шала. Правда немного сомневался, что вообще возможно нормально собрать эту мозаику, но других вариантов не было. Ничего у меня не получилось даже с включенным имплантом. Это меня разозлило еще больше, но тут вспомнил что необходимо сначала обезболить руку, иначе просто отключусь от боли. Вспомнил необходимый конструкт и сосредоточился. Сперва ничего не вышло, зато я быстро понял что мне мешает. Какая-то зеленая гадость буквально сдавливала ауру в районе шеи, не давая нормально контролировать собственную энергию. Тогда я сосредоточился на ней и попытался порвать призрачное зеленое кольцо. Усилий много не понабилось, с помощью импланта я мгновенно вычислил слабое место и надавил. Кольцо лопнуло и исчезло, а ошейник на шее резко нагрелся, но не сильно. Дальше стало всё просто – небольшой конструкт в плечо, отключающий болевые ощущения, потом собрать кость и запустить заживляющий конструкт. Энергии потребовалось много, почти половина резерва, но к тому времени как отключился имплант, рука уже была абсолютно здорова, разве что двигалась как-то неуверенно. Еще успел залечить несколько ссадин и синяков на теле.

Встал, потянулся и наконец нормально осмотрелся. Помещение было довольно большое и без перегородок. Дверь была одна, сколоченная из массивных досок, и похоже не в один слой. По крайней мере щелей не имелось. Выбить такую будет проблематично. Хотя если попытаться использовать магию…

– Получилось! – мне на шею прыгнула радостная Шала. – Я так и знала, что этот «великий» слабее тебя!

Потом по очереди подошли Зана с Варухом и тоже обняли меня. Странная парочка сидела у стены напротив двери и пялилась на это представление. Что-то с ними было не так. Причем если девушка была какой-то пятнистой, то парень выглядел вполне нормальным сархом. Но всё равно с ним тоже что-то не так. Сейчас не время было выяснять, чем мне он не понравился, были более важные проблемы.

– Как будем выбираться отсюда? – задал я самый важный вопрос. – Есть идеи?

– Сейчас день, и если получится выйти отсюда, то с уйтунами будет легче справиться. Особенно если вывести их на открытое пространство.

– Это еще почему?

– Они очень эффективны ночью, а на солнце быстро перегреваются и гибнут. По крайней мере так в книжках написано… – пояснила эрха.

– Мы сейчас в самом центре леса. Отсюда до степи минут десять бежать. Нас догонят и мы не сможем долго от них отбиваться. – возразила Шала. Новенькие не вмешивались в наш разговор, только смотрели и о чем-то перешептывались.

– Выломать дверь и перебить всех тварей! – заявил фарх.

– Ага. И чем ты их бить будешь? Кулаками? – ехидно спросила Зана. Варух понял что сказал глупость и заткнулся. Оружие ведь от нас отобрали. У себя в кармане я нашел только амулет молнии. Слабый, таким не убьешь. Я им обычно краков гонял. У меня были большие сомнения, что он подействует на зомби.

– Необходимо убить эйра. – тихо сказала пятнистая Литта. Все повернулись к ней.

– И как ты это себе представляешь? – спросила Шала, – Думаешь он явится сюда сам и без охраны?

– Судя по тому, что рассказала про уйтунов Зана, он должен был неплохо потратиться за ночь. Ведь чтобы контролировать этих тварей, тоже требуется энергия. Нам бы его как-то вызвать сюда…

– С чего ты взяла? – скептически нахмурилась Шала.

– Просто обратила внимание на действия этих уйтунов, когда нас захватили. Нападали они одновременно, но двигались как тупые животные. Потом нас связали. Причем связывал один, а остальные просто держали. Логично предположить, что эйру приходится управлять этими тварями, когда от них требуются более сложные действия. Я немного разбираюсь в магии, и представляю сколько на такое может понадобиться энергии.

– Нужно пошуметь. Если я смогу выбить дверь, мы удержим тварей? – спросил я. Аргументы пятнистой мне понравились, всё звучало вполне логично.

– Удержим! – заверил Никас, – Если ты поможешь мне с ошейником, я смогу запустить штук десять огнешаров. Всех тварей конечно не перебью, но часть поджарю.

Я удивленно приподнял бровь. Судя по ауре, этот парень магом не являлся. Опять амулет сокрытия ауры? Новенькие снова странно переглянулись, а потом заявили:

– Мы люди.

– В смысле? – кажется этот вопрос задал не я один.

– Мы из Оморна. Макс, ты наверное тоже оттуда? Один из агентов? – спросила пятнистая.

– Нет. Я совсем не местный и про Оморн практически ничего не знаю.

Новенькие снова удивленно переглянулись, а потом девушка в нескольких словах рассказала свою историю. Это было невероятно. Люди Оморна научились делать амулеты личины и внедрялись к старшим расам. Таких агентов было довольно много и за одного из них меня поначалу приняли. Правда очень удивились, что я без личины. Моих спутников тоже приняли за замаскированных людей, а когда они заявили, что являются настоящими эйтеринцами, очень испугались. Мне пришлось их долго убеждать, что с нашей стороны им ничего не угрожает, и стоит подумать как освободиться. Предложил отложить дальнейший разговор на потом и взялся за ошейники.

Я прекрасно запомнил способ уничтожения блокирующего конструкта, но для начала решил понять как он действует. Возникла мысль попытаться захватить местного хозяина и обеспечить его таким украшением. Сам ошейник был стальной, а насколько я знал, сталь очень плохо подходила для создания амулетов. Когда еще только учился делать амулеты, перепробовал все имеющиеся на корабле металлы. Тогда я пришел к однозначному выводу – чем тяжелее металл, тем хуже в нем держатся конструкты. Например в свинце или золоте конструкт «жил» всего несколько секунд без постоянной подпитки. Минералы и другие различные материалы держали конструкты по разному, и от веса там ничего не зависело. Так вот, в ошейниках оказались небольшие крупицы кирнита, встроенные в сам замок. Они и являлись основой для конструкта блокировки. Сразу я их не заметил, потому что они были экранированы тонкой калиновой фольгой. Стоило мне обнаружить эти накопители и избавить всех от ошейников было делом нескольких минут. Раньше я не пытался откачивать энергию из амулетов, просто не зачем было, но тут проблем не возникло. Энергии в крупицах кирнита было совсем немного и откачать её не составило труда, если знаешь куда подключиться.

Когда освободил всех от ошейников (точнее от блокирующих конструктов, сами ошейники остались, их сломать без инструмента было сложно), принялись составлять план действий. Я являлся самой мощной, но одноразовой ударной силой. Если получится вынести дверь одним ударом, то потом просто не смогу должным образом сосредоточиться и магию больше использовать у меня не получится. Никас заверил, что сможет нанести десяток ударов средней силы, но и то только с места, если не придется бегать. Литта, Зана и Шала в плане магии ничем помочь не могли. Первая была пуста, а на мое предложение поделиться энергией, заявила что это не поможет, только ускорит смену личины. Шала из боевой магии владела только молнией, а против трупов она вряд ли поможет. Зана владела магией даже хуже меня, хоть и являлась наполовину огненной магиней. Варух тоже не особо владел боевой магией, зато пообещал, как только я выбью дверь, создать перед входом ловушку, которая как минимум замедлит тварей.

Распределили роли, заняли свои места… Я уселся прямо напротив двери и сосредоточился, пытаясь создать воздушный таран. Его мне показывала Лиавэль, но сам я еще не пробовал, просто запомнил. С первой попытки ничего не получилось. Точнее получился лишь порыв ветра, раскидавший в стороны девушек. Извинился и попробовал снова. Во второй раз создал небольшой конструкт, но накачал побольше энергии. В магическом спектре он вспыхнул как небольшое голубое солнце. Запустил его в дверь, раздался мощный удар и она разлетелась на куски. Проем тут же заслонил фарх и застыл на несколько секунд. От его ауры отделился большой красный конструкт и расплылся по земле перед входом.

Несколько уйтунов судя по всему охраняли вход. Один из них валялся метрах в десяти, истыканный деревянными обломками. Кусок доски торчал из черепа, мозг был поврежден, а значит он уже не опасен. С боков кинулись еще двое, но тут же завязли, погрузившись в мягкую землю выше колена. Жаль у них нет оружия, можно было бы вооружиться за их счет.

В дверном проеме виднелась большая поляна, метрах в ста рос очередной баобаб с дверью. Из неё в нашу сторону бежал десяток уйтунов. Никас нанес удар огнешаром, размером с кулак, прямо по этой толпе. Разумеется попал. Одному даже руку оторвало, но никого не остановило. Парень принялся посылать шары один за другим и смог завалить троих уйтунов, пока они добежали до двери. Это были действительно зомби, они даже не пытались увернуться с траектории шаров и не издавали ни звука при попадании. Жуткие твари. Я сильно пожалел что нет моего меча, а еще лучше иметь десяток гранат.

Первые двое тварей провалились в ловушку, но остальных это не остановило. Они просто втоптали неудачников глубже в землю и пошли по ним. Завязли еще двое, но к дверям прорвались четверо. Попытались вломиться все вместе и столкнулись, слишком маловат проем оказался. Пришлось вступать в рукопашную, так как Никас похоже истратил свой резерв. У меня еще оставалось довольно много энергии, но поделиться ею я не успевал.

Девушки стояли с двух сторон дверного проема и били тварей руками и ногами, отбрасывая их назад. Шала подхватила кусок доски и пыталась разбить ближайшему уйтуну голову. Им вполне удавалось удержать тварей снаружи, к тому же к ним присоединился фарх. Поэтому я решил попытаться «подзарядить» единственного действующего мага. Шум сильно мешал сосредоточиться, но чтобы передать энергию не требовалась особая концентрация.

– Ты что-нибудь кроме огнешаров умеешь? – спросил я, когда моя затея удалась.

– Огненное копье еще могу. Знаю я много, но в таких условиях мало что получится. Вот если бы Литта могла… Она практически Старшая магиня.

– Пробуй пробить им бошки! – посоветовал я, бросаясь на помощь девушкам, – Только нас не зацепи!

Последнее предупреждение оказалось кстати. Я оттеснил Зану в сторону и сам занял её место. Тут же откинул ударом кулака очередного уйтуна, а прямо перед моим носом пролетел ярко-оранжевый снаряд, больно опалив щеку. Огненное копье вонзилось в голову мертвому карху и пробило её насквозь. На ожог я не обратил внимания, но теперь старался меньше высовываться. Последовало еще несколько выстрелов и уйтуны кончились. Странно, но даже увязшие в земле перестали шевелиться.

– Что будем делать дальше? – спросил фарх. Я выглянул наружу.

– Наш план работает. Похоже сюда идет сам хозяин этого гостеприимного леса.

Немного вправо я увидел просто гигантский баобаб, не меньше сотни метров в диаметре. От него в нашу сторону шел седой эрх. Он был практически белый, лишь узор на лице выделялся яркими красками. В руках он держал какую-то хреновину, напоминающую морского ежа. Оружия я у него никакого не заметил. Больше никого видно не было. Неужели он один здесь хозяйничает?

– А вы меня удивили… – раздраженно прошипел он, остановившись прямо напротив входа, – Но ничего…

В этот момент Никас ударил в него огненным копьем. Эрх даже не дернулся, а продолговатый оранжевый сгусток просто расплылся по поверхности его ауры, частично впитавшись в неё. Защита от магии? Или что-то наподобие кархских амулетов?

Но додумать я не успел. Седой эйр приподнял «ежа» на уровень лица и в него потекла энергия. Что это была за хрень, и что бы она с нами сделала, неизвестно. Я не стал дожидаться пока активируется непонятный артефакт, а прыгнул. Расстояние до эрха было метров шесть и прыжок получился не очень. Я не смог перелететь границу земляной ловушки и при приземлении погрузился по колено в землю. Но не растерялся, а шлепнувшись на живот, ухватил эрха за ноги и дернул на себя. Старик то ли прозевал момент атаки, то ли просто не обратил внимание, но приложившись спиной о землю, громко заверещал. Звуки, издаваемые им, не имели ничего общего с разумной речью. Точно безумец.

Остальные мои сокамерники тоже не растерялись – рядом мгновенно возникла Литта и пинком выбила из рук эрха неизвестный артефакт, а остальные попытались скрутить его. Но это был всё же Великий эйр. Стоило моим спутникам подскочить ближе, как из его ауры во все стороны ударили молнии. Не зацепило только Литту, которая пинками откатывала артефакт подальше от его хозяина. Остальных мгновенно вырубило и они повалились кто куда. Мне тоже досталась молния, но в отличие от других, она не навредила, а наоборот взбодрила. Я одним сильным рывком освободил ноги из ловушки, а потом от души вмазал по морде престарелому производителю зомби.

Литта кинулась к своему напарнику и пыталась привести его в чувство. Я же только взглянул на своих магическим зрением – живы, просто без сознания. Быстро пошарил по карманам эрха и нашел странную закорючку, используемую в качестве ключа. Потом расстегнул свой ошейник и, отрешившись от мира, воссоздал в нем блокирующий конструкт. Можно было просто убить этого эйра, но мне было интересно узнать побольше об уйтунах. Конечно создание зомби это нехорошо, но в военное время все средства хороши.


ГЛАВА 3


Макс


Пока спутники приходили в себя, я связал противника, а потом попытался очистить свои ноги от налипшей земли. Конструкт фарха придал земле странные свойства. Она была вроде и не мокрая, но липла к штанам и обуви как клей. Перемазался практически весь, пока не догадался вытянуть из неё энергию. Это дало положительный результат и грязь просто осыпалась с меня сама.

Какую можно оказать помощь при поражении током, я не знал, поэтому просто поснимал со всех ошейники. Можно было конечно подкачать им энергии, но у меня у самого её осталось мало, а что нас еще тут ожидает, пока неизвестно. Может у этого типа есть помощники, или какие-нибудь самостоятельные уйтуны. Следовало как следует осмотреться, а возможно и бежать отсюда. Только без своего оружия и других вещей, я уходить был не намерен. По словам девушек, уйтуны притащили сюда все наши вещи, оставив под баобабом только тардов. Их тоже бросать не стоило, потому что пешком мы будем двигаться слишком медленно.

– Ты уверен, что он не сможет освободиться? – спросила Литта, когда её парень немного очухался. Он похоже еще не совсем понимал что произошло и только удивленно озирался по сторонам, сидя на земле.

– Куда он денется? Ты присмотри тут, а я схожу, гляну что там. – я поднялся и махнул рукой в сторону самого большого баобаба. Судя по всему это был дом эйра, а значит там могло быть оружие. К непонятному артефакту, выбитому из рук эрха, я предпочел не прикасаться. В магическом зрении он выглядел подозрительно, эйр успел запустить в нём какие-то процессы. На всякий случай я подцепил его куском доски и зашвырнул подальше в кусты.

Дверь в дереве оказалась не заперта и я тихо вошел. Оказавшись в довольно большой прихожей, прислушался и попытался посмотреть магическим зрением сквозь стенки. Это ничего не дало, магия плохо проникала через живую древесину, а перегородки были именно живыми. Пришлось обследовать дом обычным способом. Открыв ближайшую от входа дверь, обнаружил небольшой склад со стеллажами вдоль стен. Тут лежали все наши вещи, а на соседнем стеллаже нашлось и оружие. Взяв в руки свой любимый меч, сразу почувствовал себя уверенно и отправился дальше.

Дом оказался трехэтажным. На первом этаже, помимо склада, находилась кухня, она же столовая, кладовая с продуктами, и лаборатория. Лаборатория занимала треть всей площади этажа и имела отдельный вход. Внутри стояла большая железная клетка, несколько столов разного размера, шкафы и полки с различной посудой.

На втором этаже была спальня хозяина и еще несколько почти пустых комнат. А третий этаж представлял из себя одну большую библиотеку, совмещенную с хранилищем артефактов. Задерживаться я нигде не стал, а спустился вниз к своим спутникам, прихватив по пути оружие для всех.

Мои спутники уже очнулись и Никас оказывал им помощь. В отличие от меня, он знал что надо делать. Я еще немного поделился с ним энергией, а потом скомандовал всем, кто пришел в норму прочесать лес на предмет затаившегося противника. Но прочесывание ничего не дало. Обнаружили лишь еще одно помещение, набитое трупами кархов, да небольшое стойло с тремя дохлыми грассами. Больше ничего здесь не было. Сам лесок оказался окружен плотной стеной разновидности местного бамбука. Стебли этого растения были покрыты шипами и, учитывая что они переплетались между собой, пролезть через эту стену было нереально. По крайней мере для живых. Имелось два входа с охраной из парочки уйтунов. Эти тоже были мертвы. Видимо когда я одел эйру ошейник, все его слуги сдохли. Это только радовало. Осмотр близлежащей местности тоже никого не выявил и можно было вздохнуть свободно. Похоже этот эйр действительно жил здесь один, в компании живых мертвецов.

Так как все были в той или иной степени ранены и истощены в магическом плане, решили остаться здесь до завтрашнего дня. Отправил Зану с Шалой за тардами, Варуху велел присмотреть за ними из леса, а сам решил как следует расспросить новых знакомых. Чтобы было проще самому отмазываться от неудобных вопросов, совместил «допрос» с обыском дома безумного эйра. Получилось то что надо – стоило им задать вопрос, на который я не хотел отвечать, я тут же указывал на какую-нибудь вещь и начинал о ней спрашивать. Тема разговора быстро сменялась и вопрос был забыт.

Рассказали они мне много чего интересного, но я еще не решил, стоит ли сообщать всё о себе. Пока мне удавалось избежать ненужных расспросов, но что будет потом? Придется либо придумать легенду, либо рассказать правду. Второй вариант конечно лучше, но я считал что княжеству рано знать о корабле. Вот когда я вернусь из этого похода, желательно с хорошим результатом, тогда можно и в гости пригласить для обмена знаниями, и самим съездить к ним.

В первую очередь меня заинтересовала магическая академия. Создал её первый Великий маг Сафон, почти полторы тысячи лет назад. Поначалу, когда только среди людей начали рождаться одаренные, некоторые эйтеринцы стали их обучать магии. Тогда еще не существовало всеобщего запрета на человеческую магию и на использование оружия. Люди овладевали магией намного быстрее самих учителей, среди них стали появляться Старшие и Великие маги. Многие поняли, что они ничем не хуже рептилий, а в большинстве случаев и намного лучше. Это не люди должны быть рабами, а наоборот. В отличие от рептилий, человеческие маги могли использовать любую энергию, независимо от спектра, а также совмещать различные направления магии. По всему Ареосу вспыхнули восстания рабов, человеческие маги попытались сбросить ярмо рептилий, но не преуспели. Большинство магов уничтожили, и лишь немногим удалось сбежать в земли Оморна. Одним из них и был Сафон. С тех пор и появился единый закон у старших рас – одаренных людей приносить в жертву своим богам, а за прикосновение к оружию просто смерть. Рептилии не любили воевать и очень боялись повторения восстаний.

Когда я спросил о сроке обучения в академии (заинтересовало это меня), Литта объяснила, что определенных сроков никто не устанавливал. Всё зависит от врожденных способностей одаренного, а также от его желания учиться. Кому-то хватает и пары лет, а некоторые учатся по десять-двадцать. Литта обучалась двенадцать лет, а Никас десять.

Магов в княжестве было довольно много, но в основном это были амулетчики – так называли магов, не способных использовать магию напрямую. Настоящих магов было мало, не многие могли уделять тренировкам чуть ли не половину жизни.

Академия засылала «шпионов» в государства старших рас для поиска одаренных и древних человеческих книг. Они рассчитывали получить утерянные знания древних людей, чтобы потом использовать их при завоевании территорий. Похвальное стремление! Я даже прикинул чем мы с Рэксом можем им помочь. Ведь в памяти ИИ чего только нет. Но сперва мне необходимо добыть топливо для запуска реакторов, чтобы обеспечить безопасность корабля.

Прошерстив дом эйра, мы не обнаружили ничего интересного, только множество разнообразных зелий, неизвестного назначения. А вот библиотека агентов очень заинтересовала. Пока они просматривали книги, я осмотрел стеллаж с древними артефактами. Здесь чего только не было. Различные приборы, запчасти от неизвестных механизмов, раскуроченные бластеры, и много совершенно непонятных вещей. Я даже не был уверен, что это всё человеческого производства. Единственное, что меня обрадовало, это калиновый пистолет, такой же как у нас. В нем был даже магазин, полный шариков.

Когда Литта с Никасом отвлеклись от книг, то хотели загрести всю коллекцию «артефактов» себе. Они так ей обрадовались… Пришлось долго объяснять, что ничего толкового, кроме пистолета, тут нет. Разве что пару фонариков можно было еще активировать. Но смысла в них не было, амулеты-светляки умели делать почти все нормальные маги. Ребята конечно очень удивились, откуда я столько знаю о вещах древних людей, но я смог отмазаться, сказал что всю жизнь изучал древние артефакты.

Пистолет в принципе нам был не нужен, поэтому я подарил его Никасу, снабдив одной из своих батарей. Потом показал как пользоваться и добавил пару горстей пулек из своих запасов. Парень с таким благоговением принял оружие, что я понял – пользоваться он им не будет, а доставит всё в целости в академию. В принципе мне было всё равно, это их дело. В данный момент я ничем им помочь не мог, мне бы самому суметь защитить корабль и поселение вокруг него.

В спальне бывшего хозяина я обнаружил сундучок с пятью килограммами денег. В основном там были золотые монеты, но было и серебро, а также немного драгоценных камешков. Всё было разложено в небольшие кожаные мешочки, но пересчитывать мне было лень. Поделил всё по-братски – два мешочка отдал Никасу, а остальное загреб себе.

Появилась Зана и напомнила про пленника. Спустились вниз и приступили к допросу. К сожалению ничего из него вытянуть не удалось. Старый эрх похоже совсем обезумел, он лишь шипел, плевался и изо всех сил пытался избавиться от блокировки ошейника. В конце концов я не выдержал этой комедии и залепил ему оплеуху. Эйр взвизгнул, напрягся изо всех сил, потом забился в конвульсиях и через минуту сдох. Сплюнув на труп, я посмотрел на спутников. Все смотрели разочарованно, лишь на лице Заны застыла брезгливая гримаса. Ей было стыдно за представителя своей расы.

Пришла пора подкрепиться. Девушки оккупировали кухню, Варуха я послал ставить ловушки на входах в рощу, а мы с Никасом принялись подготавливать комнаты для всех. Ночевать в спальне бывшего хозяина никто не хотел.

– Макс, мы рассказали тебе всё о себе, а ты даже не сказал где живешь. – начал Никас. – Я понимаю – секретность и всё такое, поэтому не настаиваю. Просто хочу знать – нам стоит опасаться тебя и твоих спутников?

– Ты прав насчет секретности, но она не надолго. Если у меня всё получится, то скоро я сам наведаюсь в Оморн и окажу всю посильную помощь. Насчет твоих опасений – можешь быть уверен, мы вам не враги. Я постараюсь помочь чем смогу. – я немного подумал, вспомнил про библиотеку, – Кстати, как вы собираетесь книги отсюда уносить? – парень лишь пожал плечами, – Могу помочь с антигравами.

Оказалось что он не знает такого слова, пришлось объяснять. Такие амулеты были у них большой редкостью, да и то их делали в основном на основе алюминия и актана. Кирнит был В Оморне большим дефицитом. При обыске библиотеки я видел шкатулку с парой килограмм граненых камешков, о чем и сообщил парню. Также пообещал сделать им хорошие антигравы. Только обвязку для мешков они должны сшить сами.

– Вы идете в Айтилан? – спросил Никас.

– Да. А что?

– Мы там немного пошумели… Боюсь они теперь будут тщательно проверять всех чужаков. Могут понять что ты маг.

– Да? Это не есть хорошо… – такая новость меня не обрадовала.

– Я бы посоветовал сделать крюк по кархским землям и зайти в хайрут с севера, подальше от столицы. – продолжил парень.

– Зачем? – не понял я, – Нам необходимо просто пройти через хайрут сархов. Дальше идет хайрут эрхов Линнол, потом опять сархи…

Никас пару минут думал, потом выдал:

– Вам нужно в Тарон?

– Ну да…

– Тогда проще! – обрадовался он, – Вам тогда вообще ни к чему появляться в Айтилане. Можете его объехать через хайрут Кайли, чуть южнее. – Никас метнулся к своей сумке, покопался и вытащил потертый лист бумаги. Это оказалась карта северо-восточной части Ареоса. На ней были нанесены приблизительные границы хайрутов, реки, озера и горы. Если верить этой карте, мы оказались немного южнее, чем я предполагал. Нам действительно ничего не стоило обойти Айтилан стороной, от силы потеряем один день.

Появилась Литта и позвала нас обедать. За обедом мне в голову пришла безумная идея.

– Литта, научи меня делать амулеты личины! – выдал я. Новые знакомые уставились на меня, как на идиота.

– Зачем тебе? – осторожно спросила девушка.

– Сделаю себе амулет и буду косить под сарха… или эрха! Мне не нравится сама мысль о том, что придется изображать раба!

– Понимаю… – протянула Литта, не отрывая изучающего взгляда от меня. – Только я не умею их делать. Их делал сам Великий Тилион. Мы умеем только управлять ими. Это во-первых, а во-вторых – комплекция у тебя, мягко говоря, немного не та. Из тебя скорее карха можно сделать… хотя для карха ты мелковат…

– Издеваешься? – обиженно произнес я, – Ты мне сам амулет покажи, а я попробую скопировать. А насчет комплекции… Видел я пару сархов, в отряде одной Великой сайры… – парень с девушкой удивленно приподняли брови, – так они были не меньше мня, а может и немного здоровее.

– Это были стайленцы. – вставила Шала. Все уставились на неё, ожидая продолжения, – Стайлен – это остров в южном море. Там находится один из хайрутов сархов. Правят у них жрецы Сайтерина. Они уже несколько тысячелетий пытаются создать идеальных воинов. – Шала поморщилась, видимо ей было неприятно об этом рассказывать, – Так сказать, занимаются селекцией… Тьфу! Но кое-каких успехов они добились, воины у них намного сильнее и крупнее обычных сархов. Ты вполне сойдешь за одного из них.

– Угу… Предстоит выбор между рабом и клоном… – протянул я, – Я выбираю клона!

– Не знаю кто такие эти клоны, но я не верю, что у тебя получится скопировать амулет Великого мага Тилиона. – заявила Литта.

– Покажи!

– Ха-ха-ха! Они вшиты в тело!

– Тогда дай прикоснуться, я наверняка смогу всё почувствовать.

Девушка снова засмеялась, на этот раз громче.

– Если я дам тебе его потрогать, то Никас начистит тебе морду!

Она демонстративно поправила грудь, а парень прищурился и подтверждающе кивнул. Охренеть, она что, себе в сиськи его вшила?

– Тогда ты! – глянул я на Никаса. Тот возражать не стал, просто подошел и, расстегнув куртку, ткнул пальцем в грудную мышцу.

– Здесь.

– Погоди, у меня не получится в таких условиях. Нужна тишина и… желательно темнота.

Изучение амулета много времени не заняло. Помог, разумеется, имплант. Без него бы я ничего не понял, а так смог уловить все нюансы и запомнить. Потом пришла пора опытов. Воспроизвести амулет у меня получилось только с восьмого раза, слишком уж сложный он оказался. Перепортил семь кусков кирнита, из тех, что брал с собой для оплаты. Из трофейной шкатулки я взял половину, но там были слишком крупные камни, а остальное подарил новым знакомым. Когда я хотел выкинуть бракованные амулеты, Никас схватил меня за руку.

– Ты что делаешь? Это же такая ценность!

– Они же испорчены! – удивился я. Насколько я знал, кирнит мог принять в себя только один конструкт. Потом его можно было заменить только на такой же, другие просто там не держались. По объяснениям Лиавэль, конструкт каким-то образом перестраивал структуру камня под себя, и изменить его потом было невозможно. Поэтому начинающие маги всегда тренировались на актане, прежде чем использовать дорогой кирнит.

– Это ерунда! Даже я умею выправлять структуру кирнита! Это же просто!

– М-да? Научишь?

– Без проблем!


В итоге задержались в жилище старого эйра на четыре дня. Во-первых у меня не получилось с первого раза грамотно создать личину. Первый раз получилось не совсем реалистично, поэтому пришлось переделывать. Хорошо что мой резерв позволял сменить личину в течение суток. Во-вторых пришлось делать антигравы для новых знакомых. Они связались с академией и рассказали о библиотеке. Оказалось там много очень ценных книг по магии природы, а также встречались и другие. Агентам приказали оставаться на месте и обещали прислать еще одну группу для помощи в вывозе ценностей. Поэтому мне пришлось делать антигравы с запасом, еще и под вьючные сумки. Тардов должно было пригнать пополнение. Конечно я мог послать их куда подальше и уехать, но они мне помогли с амулетом личины, к тому же следовало налаживать отношения с Оморном. Я отдал им один из двух, прихваченных с собой, передатчиков и обучил пользоваться. Эти два передатчика я брал на всякий случай. Надеялся завести знакомства с фархами, владеющими плавильнями, и поддерживать с ними связь.

Было немного неприятно смотреть на себя в зеркало. Голубоватая чешуя, голубые глаза с вертикальным зрачком, острые уши… Бр-р-р… Пришлось утешать себя мыслью, что это только иллюзия, да и то временная. К тому же можно будет не особо сдерживать себя, если захочу кому-нибудь морду начистить. По словам Шалы, все стайленцы сильные, наглые и тупые. Им многое сходит с рук, и большинство эйтеринцев предпочитает с ними не связываться. Это меня вполне устраивало.

Когда Никас с Литтой поняли, что мы как бы свои, то продемонстрировали добытые ранее артефакты и книги. Литература меня совершенно не заинтересовала, а вот среди артефактов нашелся вполне рабочий бинокль. Это был упрощенный вариант, но тоже имел много функций. Ему бы хватило алюминиевой батареи, но с ним у нас были проблемы, поэтому пришлось сделать источник питания из маленького камешка кирнита. Агенты пытались вникнуть в процесс создания батареи, но не преуспели. Литта попыталась сделать что-то подобное, но лишь испортила кусочек кирнита. Он у неё просто взорвался! Хорошо хоть никому глаза не выбило. Я посоветовал ей тренироваться на деревяшках, и лишь потом переходить на алюминий и кирнит. Хотя у меня имелись небольшие подозрения, что мне при создании батарей помогает мутаген. Ола ведь тоже пробовала их делать, но так ничего и не вышло, несмотря на полученные знания по основам электроники. Но всё же я посоветовал Новой знакомой побольше тренироваться в свободное время.


Наконец пришла пора прощаться. Личина у меня со второго раза получилась отличная, даже Шала не смогла ни к чему придраться. Мы пополнили припасы продуктами из кладовой старого эрха, а девушки разжились запасом стрел. Мертвых кархов и бывшего хозяина этого ранчо «похоронил» Варух. Он просто сделал землю мягкой, а потом мы втоптали туда трупы.

Вообще мне очень понравилось это место. Если получится договориться о добыче иллинитиума, то эту рощицу можно будет использовать как перевалочную базу. Кархи, судя по всему, давно опасаются приближаться к жилищу безумного эйра, что было нам только на руку. Только вот рано или поздно сюда кто-нибудь наведается и обнаружит, что хозяина нет и опасаться нечего. Посоветовался на эту тему с Никасом. Он тут же предложил зарастить проходы в рощу колючим бамбуком, а в другом месте сделать замаскированный вход. Еще можно будет раскидать вокруг различные ловушки, использовав часть трофейного кирнита. Идея мне понравилась, но задерживаться из-за этого мне не хотелось. Парень заверил, что они справятся сами, им всё равно еще долго ждать подмогу. Проблема была решена. Только тайный вход мы делали вместе, чтобы знать как и что устроено и самим не влететь в какую-нибудь ловушку при следующем посещении рощи. Место было хорошее, поэтому я предполагал зайти сюда на обратном пути.

Мой тард, увидев меня в новом облике, очень обрадовался. Похоже ему просто не нравились люди. Мои спутники дали своим животным странные местные имена, я же называл своего просто – Транспорт. Это когда он нормально себя вел, а когда своевольничал, то становился Тупой Скотиной.

В общем выехали на утро пятого дня и направились на юго-восток. Предположительно к вечеру должны были прибыть к границе хайрута Кайли. Так и получилось. Правда пришлось много петлять, непосредственно перед границей собралось много кархов. Похоже они собирались напасть на хайрут, но нас это не интересовало, ввязываться в чужие проблемы мы не собирались. На границе нас встретили вполне спокойно, Шала предъявила документ, выданный Великой сайрой, и нас спокойно пропустили. Даже посоветовали посёлок неподалеку, где можно переночевать. Зана сообщила о подозрительных движениях в степи. Местные уже знали о готовящемся нападении и сюда двигались войска из ближайшего города.

Саму границу я бы точно не заметил, если бы не предупреждение Заны. Здесь заканчивались прерии и начиналось редколесье. Появились тахтаны, папоротники и прочие деревья. Лишь переключившись на магическое зрение я смог рассмотреть десяток замаскировавшихся пограничников. Их одежда, обшитая лоскутами, позволяла спрятаться практически на виду. Если не знаешь о наличии тут охраны, то можно пройти в метре от воина и ничего не заметить. Это навело меня на мысль о необходимости пошива такой формы для своих солдат. Ведь по-любому будем расширяться, а значит два дрона не справятся с охраной границ. Придется создавать пограничную службу… Что-то я размечтался и не заметил как мы прибыли в поселок. Хотя заметить его было не просто. Единственное отличие от обычного леса, это наличие множества тропинок и отсутствие древесного хлама на земле. Деревья были ухоженными, в толстых стволах тахтанов виднелись двери. По пути попадались эрхи разных возрастов и обоих полов, иногда встречались и люди.

«Гостиница» немного выбивалась из общего образа. Это было бревенчатое, двухэтажное здание с парой, прилегающих к нему, хозяйственных построек. Стоило нам подъехать, как из какой-то подсобки выскочили четверо молодых людей и ухватили наших тардов под уздцы. Мы передали транспорт на попечение местной обслуги, оставив даже седельные сумки. Зана заверила, что никто ничего не тронет и даже не попытается их открыть. В этом мире магов боялись и уважали, за попытку воровства любой маг имел право казнить вора, если конечно тот был рангом пониже. Когда я спросил, откуда простым смертным знать, что она маг, девушка продемонстрировала маленькую вышивку возле левого плеча. Эти эмблемки я видел давно, но считал что это знак принадлежности к клану или хайруту. У Заны было вышито дерево, у Шалы рыба, а у Варуха вулкан. Оказалось что это знак мага. У них были ученические значки, маленькие, а у настоящих магов значки были больше и иногда имели различные дополнения. Мне такой значок был не положен, так как я с виду магом не являлся, а самовольное ношение даже ученического знака каралось месяцем принудительных работ. Причем отрабатывать необходимо было у того мага, который разоблачил обманщика. Маги в этом мире имели большую власть, и оспорить решение любого мага мог только более сильный. Это касалось даже правителей и глав кланов. Если какой-либо маг не согласен с решением главы клана, то всегда мог вызвать того на поединок. Победитель принимал окончательное решение. Главу хайрута имели право вызывать только главы кланов. Конечно такие поединки редко оканчивались смертью, обычно один из противников получал легкое ранение, или магическое истощение, на этом все и заканчивалось.

Все эти тонкости спутники мне рассказали пока мы ждали свой заказ. Заведение общепита мне, как ни странно, понравилось. Во-первых потому что здесь не было общего зала, а имелось множество кабинок на два-восемь посетителей. Вход в кабинку был завешан какой-то растительной дерюгой, над столом висел стационарный светляк, имелся стол и обитые чем-то мягким скамьи. Когда входил, ожидал запахов приготовленной пищи, но внутри стоял приятный аромат цветов. Нас встретил молодой эрх, одетый в ярко-красный «халат», быстро оценил нашу компанию и предложил каждому разные блюда из соответствующей кухни.

После сытного ужина поднялись на второй этаж, в выделенные нам комнаты. Мне пришлось поселиться с Шалой в одном номере, так как я (по легенде) являлся её охранником. Варуху с Заной достались одноместные комнаты. Наконец-то удалось нормально помыться и выспаться на настоящих кроватях. Я очень порадовался наличию амулета личины, когда Зана показала мне комнату для рабов. Это было небольшое помещение, без кроватей и другой мебели. Спальным местом являлся весь пол, застеленный дерюгой. В данное время мы были единственными постояльцами этой гостиницы, поэтому комната пустовала.

Утром позавтракали и расплатились. Ночь и два приема пищи обошлись нам в два серебряных луя, что по мнению Заны, было очень дорого. Но возмущаться мы не стали, чтобы не привлекать к себе ненужное внимание, а покорно заплатили. Заодно выяснили, как удобнее проехать в хайрут Линнол. До него было всего четыре дня пути вдоль границы с Айтиланом, и имелось достаточно поселений с гостиницами. Такие заведения были вообще во всех приграничных поселениях. В центральных же землях, гостиницы имелись только в городах.


Дальнейшее путешествие до Линнола прошло спокойно без каких-либо происшествий. Ночевали в гостиницах, питались в основном там же, только обедали в дороге. Временами нам навстречу попадались отряды воинов. В основном это были пограничники, но попались и два отряда гвардии. Эти были одеты в темно-зеленые мундиры, с красными вставками. Смотрелись они конечно красиво, но в качестве маскировки такая форма явно не годилась. Вооружены солдаты были только короткими мечами и маленькими арбалетами. Также в магическом плане светилось множество амулетов. На нас практически не обращали внимания, только на меня иногда пялились. Здесь про стайленцев мало кто слышал, но по словам Шалы, никто не станет ко мне цепляться просто так, без какого-либо повода.

На четвертую ночь остановились в небольшом городке, неподалеку от границы с Линнолом. В этом городке, помимо «древесных домов» было десяток срубов и даже три каменных здания. Одно из них являлось храмом Эйтерины, второе занимал местный глава клана, какой-то там Старший эйр, а третье было большой гостиницей. Через этот городок проходил торговый тракт, поэтому и гостиница состояла из нескольких зданий. Было три жилых здания, различающиеся уровнем обслуживания. В самое престижное, каменное здание люди не допускались, там даже прислуживали эйтеринцы. Еще было подобие барака для малообеспеченных, но мы остановились в самом большом деревянном здании для торговцев и всех прочих.

Кабинок здесь не было, поэтому мы не стали даже заходить в зал, слишком шумно там было, а заказали ужин в комнаты. Поселили нас всех в одном большом номере, так как свободных было мало. Буквально перед нами в город прибыл большой караван из Линнола, и они заняли почти всю гостиницу.

Ужин нам принесли две девушки-рабыни, лет семнадцати на вид. Я сидел уже за столом, одна из девчонок, очень похожая на Кару (такая же рыжая!), поставила передо мной поднос. Когда она слегка наклонилась, из разреза рубашки вывалился небольшой деревянный кругляшок на веревочке. Он качнулся вперед и попал в зону моей ауры. Я мгновенно ощутил знакомый конструкт и пристально посмотрел на девчонку. Рыжая спохватилась и поспешно спрятала амулет.

– Простите! – пискнула она и попыталась убежать, но я схватил её за руку.

– Стой. – сосредоточившись, я заметил яркие разноцветные искорки в её ауре. – Дерьмовый у тебя амулет!

Девчонка вздрогнула и что есть силы дернулась, пытаясь освободиться. Но не тут то было, я держал крепко. На её испуганном личике появилась обреченность и она, расслабившись, посмотрела мне в глаза.

– И что? – попыталась спокойно спросить она, но голос очень заметно дрожал.

– Ничего. Тебя разоблачат с этим амулетом. – я посмотрел на застывших спутников, они похоже пытались увидеть то, что заметил я. Шала еле заметно кивнула, подтверждая мои слова.

– Я готова! – с вызовом сказала девчонка. В этот момент она мало напоминала рабыню. Хотя, если честно, все рабы, которых я видел за время путешествия через этот хайрут, выглядели намного лучше чем рядовые жители трущоб, в которых я когда-то жил. Похоже их тут не особо и притесняли.

– К чему готова? На алтарь? Не проще ли обзавестись более мощным амулетом? – сказал я. Рыжая впала в ступор. Она хмуро смотрела на меня, пытаясь понять, шучу ли я.

– Мастер Кассиль не может сделать мощнее… – прошептала она.

– Так, присядь и расскажи мне всё. Не бойся, тебя никто не выдаст жрецам. Возможно я смогу помочь тебе. – я усадил девочку рядом с собой. Она недоверчиво осмотрела нашу компанию, потом вздохнула и принялась за рассказ.

Мастер Кассиль являлся управляющим этой самой гостиницы, а также помощником местного Старшего эйра, главы клана. Он был фархом, что нас немного удивило. Кассиль был слабеньким магом, но у него была одна особенность – отличное магическое зрение. Когда-то он сильно пострадал в бою с кархами, получил серьезное ранение и полное магическое истощение. Его спасли люди, беглые рабы с Даром, скрывавшиеся в кархских землях. Оказали раненному первую помощь и доставили к границе хайрута эрхов. Нынешний глава клана тогда был обычным пограничником и обнаружил раненного фарха. Он смог излечить физические раны, но что-то всё же было нарушено, магические силы так и не вернулись к Кассилю в полном объеме. Зато улучшилось магическое зрение. Именно после этого он поступил на службу к своему спасителю, а также дал себе клятву, спасать одаренных людей.

С тех пор он старался выкупать одаренных рабов, а потом отправлять их в Оморн. У него был знакомый проводник, который за определенную плату водил людей на север. Конечно помочь он мог не многим, в основном из-за финансовых проблем, но делал всё что мог.

В данное время у него накопилось шесть одаренных детей, а проводник уже полтора года не появлялся. Мастер снабдил ребят амулетами сокрытия ауры собственного производства, так как купить более мощные было довольно сложно. Во-первых они были достаточно дорогие, а во-вторых продажа этих амулетов была на контроле у стражи.

Когда девчонка закончила рассказ, я наконец вспомнил, что мы не познакомились. Её звали Лора, у неё была сестра Вита, тоже одаренная, но фарх не смог её пока выкупить у соседа, слишком большую цену тот загнул. Лора немного подумала, а потом призналась, что они с парнями и еще одной одаренной девочкой, планировали выкрасть Виту и сбежать в земли кархов. Надеялись там выжить и добраться до Оморна. Старый фарх немного пытался обучить их магии и владению оружием, поэтому они считали, что имеют все шансы добраться до Северного океана.

Честно говоря мне стало жалко девчонку, её сестренку и остальных. Можно было уйти и забрать их на обратном пути, но это было не надежно. Их могут разоблачить к тому времени, а может мы вообще будем возвращаться другим путем. Поэтому я попросил Лору зайти к нам утром. Пообещал выкупить её сестру и забрать их всех с собой.

Когда девушка ушла, я изложил свой план спутникам. Они одобрили. Сказали что мы будем смотреться намного естественнее, путешествуя с «рабами».


Утром я вышел во двор постоялого двора с намерением умыться в установленной там бочке. Стоило мне сделать пару шагов от крыльца, как ощутил сильный удар в спину и сознание меня покинуло.

Очнулся я в номере гостиницы, на кровати. Рядом сидела сосредоточенная Зана и заканчивала лечение. Я не стал мешать и подождал пока она сама откроет глаза.

– Что это было? – спросил я.

– Ой! Привет. Как ты себя чувствуешь? – обрадовалась девушка.

– Нормально уже. Так что случилось?

– Тебе выстрелили в спину из арбалета. Стрела прошла на два пальца от сердца. Тебе можно сказать повезло. – начала Зана, – Хорошо, что следом шел Варух и заметил это, иначе тебя могли добить.

– Ладно, я понял. Обрадовала. Кто стрелял?

Зана фыркнула, но потом сказала.

– Мастер Кассиль. Он пытался потом убить Варуха, но не попал. Варух поднял шум и Кассиля смог задержать один из постояльцев. Мастер стрелял из свободного номера, а когда попытался сбежать, его поймали прямо в коридоре. Сейчас Шала с фархом его допрашивают.

– Очень интересно… Какого черта он в меня стрелял?

– Если ты себя нормально чувствуешь, можешь сам сходить и спросить.

Я прислушался к своим ощущениям. Рану мне залечили, но пробитое легкое не до конца. Пришлось попросить Зану не шуметь и воспользоваться своей магией. Потом встал, оделся и направился за девушкой. Допрос проводился в соседней комнате, поэтому далеко идти не пришлось. Пленник сидел привязанный к стулу и гневно плевался во все стороны. При виде меня он зашипел:

– Выжил… Ничего, я спрятал детей, и они тебе не достанутся! Думал смог обмануть маленькую девочку? – дальше он принялся изрыгать проклятия. Я понял, что здесь мне делать нечего, развернулся и ушел в свою комнату.

Что можно было сделать с этим фархом? Убить? А смысл? Ведь он защищал детей. Это я дурак, решил что раз девчонка поверила в наши добрые намерения, то все проблемы решены. Старый фарх не поверил, видимо решил что мы какие-нибудь храмовники, выискивающие потенциальных жертв. Вполне вероятно, я на его месте тоже так подумал бы. Ведь я тоже сейчас выгляжу как эйтеринец. А зачем еще нужны одаренные эйтеринцам? Только для жертвы.

Теперь предстояло найти детей и забрать с собой. Бросать их здесь я не собирался. Во-первых пообещал Лоре, что выкуплю её сестру и заберу их всех, во-вторых здесь они точно рано или поздно угодят на алтарь. Вон и храм рядом, далеко тащить не надо. Еще вчера, перед сном, я сделал семь амулетов сокрытия ауры на основе кирнита. Зря что ли старался?

Вскоре пришли девушки и сообщили, что о местонахождении детей ничего выяснить не смогли. Придется всё делать самому. Лора вчера сказала у какого соседа находится её сестра, вот к нему мы с Шалой и отправились.

Сосед оказался мелким стареньким эрхом с бегающими глазками. Он очень удивился «иностранным» гостям, но пригласил в дом. Жилищем являлся старый толстый тахтан. Внутри обстановка выглядела бедновато, поэтому я удивился, что он отказался продать девочку Кассилю за нормальную цену. Хозяин уселся в маленькое кресло в своем кабинете и вопросительно на нас уставился. Нам сесть он не предложил, да и некуда здесь было садиться, его стул тут был единственный.

– Я хочу купить у тебя рабыню по имени Вита. – не стал тянуть я. Этот тип мне не нравился и хотелось побыстрее покончить со всем. Тип хитро улыбнулся и с каким-то мнимым достоинством посмотрел на меня снизу вверх.

– Воин, ты думаешь я знаю всех своих рабов по кличкам? Еще чего!

– Тогда пошли и спросим сами. – раздраженно предложила Шала. Похоже она полностью разделяла мои чувства в отношении этого эрха.

– Эй там! – пискнул эрх, глянув куда-то мне за спину. В дверях возник человек и почтительно склонил голову. – Приведи сюда всех рабынь. – скомандовал хозяин, а потом снова обратился к нам, – Вас послал Кассиль?

– Нет, мы по своей инициативе.

Через пару минут в кабинет вошли три женщины и молодая девушка, очень похожая на Лору, только волосы не рыжие, а светлые, практически белые. Она жалась к одной из женщин, видимо к матери, и испуганно смотрела на хозяина. Следом просочился тщедушный молодой эрх и встал рядом с хозяином. Видимо сын. Я повернулся к девчонке.

– Вита? – сразу спросил я. Девчонка еще больше испугалась и закивала, а я повернулся к эрху, – Вот эту.

– Ха! – улыбнулся тот, – Я знаю зачем она вам! Триста золотых!

– Чего…? – выпучила глаза Шала, – Ты совсем сбрендил, старый пень? Три золотых!

– Триста, и никакого торга! – еще шире улыбнулся хозяин. У меня появилось сильное желание стереть эту мерзкую улыбку с его лица. – Я знаю что она одаренная. Собираюсь отвезти её в столицу, в главный храм. Там дадут за неё хорошую цену, жрецы никогда не скупятся. Хи-хи-хи!

Тут я не выдержал, сделал шаг вперед и стукнул легонько кулаком по его башке. Эрх тихо крякнул и его голова свесилась на плечо. Взвизгнул молодой и склонился над отцом. Потом огромными испуганными глазами уставился на меня.

– Ты его убил! Стра… – договорить он не успел, Шала молча воткнула ему в бок кинжал и аккуратно опустила тело на пол.

– Весело… – констатировал я и посмотрел на рабынь. Позади них появился тот самый мужик, который их позвал. У всех на лицах читалась неприкрытая радость, но и страх тоже присутствовал. И что мне теперь с ними со всеми делать? Этот вопрос я и шепнул на ухо сархе.

– Наследники еще у этого типа есть? – грозно спросила девушка.

– Эйрита Оста. – выдавила одна из женщин, – Только она живет отдельно. Она не ладила с отцом… Только не убивайте её, она хорошая девушка! – воскликнула женщина, заметив как мы с Шалой переглянулись.

– Тогда так – пару часов сидите тихо, никому ни слова. И предупредите всех остальных. Вы же не хотите разделить судьбу хозяина? А девочку мы забираем с собой.

Мать Виты вцепилась в дочь мертвой хваткой и испуганно посмотрела на Шалу.

– Не бойся, никто её в храм не потащит. – заверила сарха, – Все свободны, а вы останьтесь. – она имела ввиду мать с дочерью и все её прекрасно поняли.

– Ты наверняка хотела отправить её в Оморн? – спросил я у женщины. Та вылупила глаза и кивнула. – В Оморн не обещаю, но у меня есть свое княжество, где живут в основном люди. Маги нам очень нужны, поэтому я хочу предложить Вите пойти с нами. Её сестру с друзьями я тоже хотел бы забрать, но старый фарх спятил и спрятал их где-то. Вы мне не верите?

Да, смотрели они на меня с большим подозрением, что не удивительно. Тогда я взял руку женщины в свою и посмотрел в глаза.

– Чувствуешь? Я человек, а это – я провел по лицу другой рукой, – всего лишь личина.

Женщина похоже почувствовала. Её глаза еще больше увеличились и она со слезами что-то зашептала, но потом немного пришла в себя и твердо сказала.

– Хорошо. Я отпускаю дочь с вами. Возможно у вас ей будет лучше. – потом она повернулась к дочери, – Вита, ты ведь знаешь где остальные?

Девчонка кивнула. Потом последовали быстрые сборы, прощание, слезы и тд. Мы ждали Виту на улице, предоставив ей время попрощаться с матерью.

Мать Виты сообщила, что никто о нас ничего не расскажет, а о смерти эрха с сыном, сообщат не раньше обеда. К тому времени мы успеем покинуть городок и перейти границу. Я передал дочери погибшего эрха небольшую компенсацию в пять золотых луев. Мы вернулись в гостиницу, там Вита указала на тайный подземный ход, начинавшийся в какой-то подсобке. Спустились по лестнице, прошли по длинному подземному коридору (явно фарх постарался) и попали в большой зал. Здесь находилась Лора со своими товарищами. Сперва они все перепугались, увидев нас, и попытались улизнуть через запасной ход, но Вита быстро объяснила ситуацию и все успокоились. Предложил всем быстро собираться и выходить во двор.

Мастера Кассиля оставили в той самой комнате привязанным к стулу. Вообще-то я хотел его прирезать, чтобы избежать проблем, но Варух с Заной провели с ним беседу и заверили, что с его стороны проблем не будет. Пришлось поверить.

Мы стояли во дворе, следили за погрузкой наших вещей на тардов. Дети только начали выходить с небольшими котомками, когда прибежала одна из женщин, рабыня убитого эрха.

– Беда! – зашептала она мне, – Пришел друг хозяина и обнаружил их тела. Он побежал за стражей.

– Про нас он что-нибудь знает?

– Нет-нет, что ты! Мы никому ничего не скажем! Но вам лучше быстрее покинуть город. Стража наверняка заинтересуется Витой.

В принципе я задерживаться здесь и не собирался. Послал одного из парней поторопить остальных. А через пять минут мы уже выехали с территории гостиницы. Следовало бы подумать о приобретении еще семи тардов, но не здесь. Сейчас поднимется шум, начнут искать причастных к убийству.

Городок покинули спокойно, здесь даже отсутствовали стены, лишь стояла небольшая будка с одним стражем. Он даже не посмотрел в нашу сторону, когда мы проехали мимо. Оно и понятно, здесь им опасаться было совершенно нечего. Рядом находилась граница с другим хайрутом эрхов, а между собой они практически не воевали. Конечно это не означало что границы были неизменны. Просто в основном соседи пытались отхватить кусок чужой территории с помощью интриг, подкупов, выгодных браков. Конечно находились правители, которым больше нравилось силовое решение таких вопросов, но это не очень приветствовалось. К тому же, если и были междоусобицы, то в основном показательные. То есть собрал один Великий эйр войско, объявил войну соседу… а тот взял и собрал еще большее войско. Встретились они на границе, помахали мечами, постреляли друг другу по ногам, а потом разошлись по домам, залечивать раны. Убитых в таких «войнах» обычно не было. Поэтому и граница между хайрутами охранялась чисто символически. По крайней мере когда мы её пересекали, я не заметил ни одного стража, хотя специально всматривался. Не было тут их! Сама граница обозначалась двумя столбиками с табличками, вбитыми по краям дороги. Так что границу пересекли вполне спокойно и, отойдя на пару километров, остановились в диком лесу на обед.

Пока девушки готовили, я перезнакомился с пополнением. Особенно меня заинтересовал Тарик, парень девятнадцати лет. Когда я попросил всех снять амулеты, он оказался самым сильным магом с вполне уже развитой аурой. Он уже год скрывался у Кассиля, дожидался проводника, и даже успел научиться самым простым конструктам из магии земли. Остальные были моложе и Дар у них был в стадии зарождения, лишь Лора имела более развитую ауру.

В общем я вручил всем нормальные амулеты и проинструктировал. Теперь им предстояло изображать наших рабов, до тех пор, пока не покинем земли старших рас. Собственно им и изображать ничего не нужно было, надо было просто вести себя как обычно.

Остановились мы метрах в ста от дороги, и сквозь деревья видели всех проезжающих. Поэтому обратили внимание на десяток всадников, промчавшихся мимо из только что покинутого хайрута. Я сразу заподозрил что это по наши души и оказался прав. Буквально через десять минут всадники вернулись и свернули на тропу, ведущую на нашу поляну. То ли заметили, то ли подсказал им кто, неизвестно.

Это оказалась городская стража. Они носили одинаковую зеленую форму и были вооружены маленькими арбалетами и короткими мечами. Старший среди них, окинул нашу компанию взглядом, заметил Зану, и только тогда спешился. Остальные последовали его примеру и, оставив тардов на краю поляны, встали позади своего командира.

– Я десятник городской стражи Орник. – представился он, изобразив поклон, – Простите эйрита, но я вынужден сопроводить тебя и твоих спутников в Керток. Прошу не сопротивляться. – было видно, что он нас боится, но всё же надеется на наше «благоразумие».

Я взглянул на своих спутников, на бывших рабов… Потом прикрыл глаза и отстранился от происходящего. Не знаю, что на меня нашло. Наверное решил выпендриться перед молодежью. В общем мне удалось сосредоточиться и создать конструкт воздушного тарана. Такой, каким я дверь выбивал, только раз в пять побольше. На радостях, что мне удалось его создать практически в «боевых» условиях, я вбухал туда чуть ли не половину своего резерва и толкнул в сторону стражников.

Послышался свист воздуха, чей-то вяк, треск и пораженные возгласы позади. Когда открыл глаза, успел увидеть падающие поперек дороги деревья. Стражников рядом не было, зато была просека из поваленных папоротников, длиной метров сто пятьдесят. Лишь где-то в конце просеки я рассмотрел какие-то зеленые тряпки. То ли шмотки, то ли трупы…

– Обалдеть… – тихо выдала Шала, неотрывно глядя на результат моего удара. – Надо сматываться.

Я с ней не спорил. К моему удовольствию, тарды стражей не пострадали, лишь сбились в кучу и таращили на нас испуганные глазищи. Зана тут же скомандовала молодежи выбирать себе транспорт, а мы принялись поспешно собираться. Стараясь не думать о возможных последствиях своей выходки, я мысленно поблагодарил самоотверженных стражей за предоставленный транспорт. Забрать решили всех, даже трех лишних. Пригодятся, либо для груза, либо для пополнения отряда, либо для смены.

Возникла небольшая проблема, молодежь совершенно не умела ездить верхом. Я им посочувствовал, вспомнив себя в начале путешествия, но ничем помочь не мог. Пообещал только подлечивать их вечерами. Чтобы избежать ненужных задержек, пришлось взять молодежь на буксир. Мне, как самому неопытному, досталась только Лора с одним свободным тардом.

Выезжая на дорогу, заметили небольшую толпу, собравшуюся у завала. Тут было больше десятка проезжих эрхов и даже заметил одного сарха. Но не убивать же их всех? В общем сделали вид, что мы тут совершенно ни при чем, и спокойно поехали дальше. За первым же поворотом ускорились насколько позволяли неумелые всадники. Наверняка за нами пошлют погоню, но я надеялся, что они не очень скоро разберутся что к чему, очевидцев-то не было, а собравшаяся у завала толпа не видела кто именно уничтожил стражников. Правда мы забрали их тардов, но кто теперь докажет, что это не наши? На них ничего не написано, а сами они к счастью говорить не умеют.

Не смотря на всё, мы не стали заезжать в первое же поселение для ночевки, а ехали до самой ночи. Несколько раз меняли направление, виляя из стороны в сторону, запутывали следы. Остановились на ночь на поляне, неподалеку от какого-то хутора. Зана с двумя парнями сходила к хозяину дома и купила немного продуктов. Наш отряд увеличился, а озаботиться припасами времени у нас не было.

Стоило немного углубиться в более обжитые земли хайрута, как стали попадаться засеянные «поля». Культурные растения выращивались прямо в лесу, на небольших, очищенных от кустов, полянах. До этого мы ехали по приграничным районам, а там земледелием никто не занимался, предпочитая собирательство. Здесь же стали попадаться даже неизвестные мне деревья, с различными плодами. Зана знала большинство этих растений и просвещала нас. Я поставил ей задачу прикупить при случае различных семян для моего княжества. Да, именно княжества. Тогда, в разговоре с матерью Виты, у меня это слово выскочило само собой, а потом я подумал – а почему бы и нет? Сейчас народа у нас конечно очень мало, даже для поселка, но если наша миссия увенчается успехом, то будем по-любому расширяться, освобождать рабов, строить еще поселки. И будет у нас княжество, а я буду князем… Ха-ха-ха!

Как ни странно, никакой погони мы не обнаружили. Уже на третий день пребывания на территории Линнола, мы остановились в большом городе Манкор. Ну, большой это по местным меркам. Хотя точные его размеры определить было невозможно, потому что он находился в лесу. Здесь мы решили задержаться на сутки. Требовалось как следует вылечить молодежь, они сильно страдали от верховой езды. Также я хотел прогуляться по местным лавкам, посмотреть что продают, может прикупить что-нибудь… Молодежи необходима была новая одежда, так как то тряпьё, в котором они привыкли ходить, я за одежду не считал. Это когда прибудем на корабль, можно будет одеть их в сирин, но это будет не скоро. А еще я хотел купить нормальную карту Ареоса. Надоело мне ориентироваться по каким-то «детским рисункам». Но самое главное – Варух выяснил у хозяина гостиницы, в которой мы поселились, что в городе можно найти торговцев из Тарона. Следовало их отыскать и поговорить.

Гостиница оказалась вполне приличной. Мы сняли несколько комнат, определили тардов в стойла, поужинали и отправились спать. Поход на рынок запланировали на утро.


ГЛАВА 4


Ола


Прошел месяц как уехал Макс. Ола осталась за старшую в поселке, которому еще не придумали название. Она с головой окунулась в проблемы поселения и была только рада количеству этих самых проблем. Работа прекрасно отвлекала от беспокойства за Макса. Строили дома, различные подсобные помещения, на границе Леса строили укрепленные посты для пограничников. Работы было много, но и население уже перевалило за восемьсот человек, поэтому рабочих рук вполне хватало. Все прошли реабилитацию и рабами уже не являлись. Рэкс всё также проводил групповые занятия в Школе, построенной рядом с кораблем. Ола тоже обучалась по отдельной программе, правда большинство этих знаний применить пока было негде.

Неожиданно пропала связь с Максом. Рэкс заверил, что это временно. По его версии, они просто вошли в мертвую зону, то ли в низину, то ли их просто прикрывают Седые горы. Когда приблизятся к Таронским горам, связь должна появиться снова. Ола очень надеялась, что так оно и есть. Связь с Великой сайрой была нормальная, но хороших новостей от неё пока не поступало, ей предстояло еще почти две недели пути.

Неделю назад Рэкс сообщил о караване из десяти лодок, спускающемуся по Оллизу в сторону Оллизиона. Также он обнаружил засаду кархов чуть ниже по течению. Кархи приготовили небольшие плоскодонки и явно собирались перехватить караван. Собрали совещание и приняли решение помочь сархам. Для этого отправили обоих дронов. С ними напросился Элихор, он решил ехать верхом на Скорпе, как когда-то ездил Макс. Нашли подвесную систему, помогли эрху пристегнуться к дрону, и они рванули в сторону реки. Ласла очень не хотела его отпускать, плакала, уговаривала остаться, но он её не послушал. Они давно сошлись с Ласлой, построили домик на улице Эйтеринцев (она так и называлась, и там жили только рептилии) и жили вместе.

До реки было почти сто километров, поэтому дроны по-любому не успевали предотвратить нападение. Они прибыли на место когда караван был уже захвачен, лишь одной, самой первой лодке удалось вырваться и она исчезла из поля зрения Рэкса. Кархов было больше семидесяти, они захватили почти пятьдесят людей и десяток пленных сархов, судя по олежде, стражей. Рэкс приказал дронам освободить пленников, а Элихор должен был спуститься по берегу немного ниже по течению, предположительно где-то там причалила вырвавшаяся из засады лодка.

Половина населения поселка наблюдала за происходящим на большом экране, установленном на стене школы. Ола с командным составом находилась в бывшей оранжерее, которую в последнее время использовали для совещаний. «Глаза» Рэкса показывали только общую картинку, так как мощности ретрансляторов не хватало для уверенного управления ими вблизи реки. Элихору был выдан последний заряженный Максом ретранслятор и он должен был его установить после окончания операции.

Спустя минут десять Элихор обнаружил пятерых стражей во главе со Старшим сайром. Сайр не стал его слушать, а обвинил в сговоре с кархами и в попытке присвоить его рабов. Стражи взяли Элихора в плен и, привязав его к дереву, отправились отбивать у кархов своих рабов.

У дронов возникли неожиданные проблемы. Большинство кархов оказалось защищено от огня, а блоксы на них вообще не действовали. К тому же среди них имелось шесть мощных магов. Скорп попытался атаковать, используя клешни как кулаки, но был грамотно встречен воинами с мечами, имеющими калиновые вставки. Ему тут же повредили одну ногу и он с трудом вырвался. Вслед ему полетели небольшие огнешары, взрывающиеся при ударе не хуже гранат.

Стражи отобрали у Элихора меч и лук, но оставили пистолет, видимо не поняли, что это такое. Пока Пион просто наблюдал за кархами, Скорп сбегал и освободил эрха. Парень решил испытать на кархах пистолет и занял позицию на большом тахтане, растущем на краю поляны.

Пока парень забирался на дерево, атаковали стражи. Пять стрел вылетело из кустов, стражи явно метили в магов, но те оказались защищены и от этого. Стрелы при подлете слегка изменили направление и воткнулись в двух самых крайних воинов. Последующие несколько залпов принесли похожий результат, разве что убитых было еще меньше. Тогда нанес удар Старший сайр. Воздушный таран раскидал десяток простых воинов, но магов даже не зацепил.

Элихор открыл огонь по самому старшему магу. Если защита мага отклоняла стрелы, то с пулями не справилась. Уже третья пулька пробила карху плечо, а четвертая голову. Кархи заволновались и нанесли удар огнешарами по кустам, из которых прилетали стрелы, видимо не смогли определить откуда стреляли. Лес полыхнул, раздались крики, на поляну выкатился горящий страж. В этот момент, одновременно с двух сторон, атаковали дроны. Они выскочили из леса на всей скорости и, поливая толпу кархов огнем, просто раскидали пару десятков воинов, не давая им времени применить свои мечи. Но маги противника не растерялись и ударили своими шарами вслед дронам. Пиону оторвало взрывом сразу две ноги, а Скорпу левую клешню.

Снова начали стрелять стражи, но результат был довольно слабым. Потом опять ударил сайр. Он смог под шумок подобраться к самому берегу. На берегу валялось несколько десятков лодок, между которых сгрудились люди под охраной нескольких кархов. Внезапно из реки поднялась огромная волна и, перелетев по воздуху над людьми в виде гигантского языка, ударила в толпу кархов. Видимо конструкт сайра сделал воду более плотной, так как волна не просто смыла воинов, а буквально сшибла их, раскидав по ближайшим кустам. На месте осталась лишь небольшая группа из пары десятков кархов, охраняемая магами. По ним тут же открыл огонь Элихор. Упали еще два мага, и тогда остальные заметили откуда стреляют. Седой карх выхватил какой-то жезл из заплечного мешка и выпустил из него бледно-оранжевое марево в сторону дерева Элихора. Марево летело медленно, но разрасталось в объеме, превращаясь в небольшое облако. Достигнув ветвей дерева, облако просто полетело дальше, сжигая всё на своем пути. Ветви, а потом и часть ствола, опали невесомым пеплом. Элихор сидел намного выше, почти на макушке, но это его не спасло – дерево, лишившись части ствола, начало падать и эрху пришлось вцепиться в него мертвой схваткой. При ударе о землю он сильно повредил позвоночник и потерял сознание.

В это время маги противника ударили по кустам, в которых прятался сайр. Несколько шаров зацепили людей и они с криками бросились врассыпную. Ответного удара не последовало, зато прилетели две стрелы и маги сожгли еще одни кусты. Увлекшись отстрелом выживших стражей, кархи прозевали атаку дронов. Они напали со спины и смогли убить двух магов, сами снова пострадали, но успели скрыться в лесу.

Очнулся Элихор и выстрелил по оставшимся кархам из пистолета. Мага он убил, а остальных только ранил, но потом снова отключился, не успев ничего сказать по связи.

Ласла, когда увидела как падает дерево, потребовала отправить спасательную экспедицию и вызвалась старшей. Никто возражать не стал, а Ола даже посетовала, что не послала отряд сразу вслед дронам. Быстро собрали отряд из тридцати лучших воинов и они рванули в сторону Оллиза верхом на тардах.

На поляну вышел покалеченный Скорп и быстро добил раненных кархов. Потом он обратился с речью к перепуганным людям. Много сказать он не успел, из леса прилетел воздушный таран и смел дрона с поляны, впечатав его в ближайшее дерево. Дрон выжил, но из всех конечностей, работали у него только три ноги. Был поврежден даже хобот огнемета.

Спустя полминуты из кустов с криком выскочил слегка обгорелый сайр, следом вышел Пион и пинком сбил его с ног. Потом придавил пленного ногой и обратился к людям. К сожалению «Глаза» Рэкса звук не передавали, поэтому всем приходилось только догадываться о чем говорит дрон, а также слушать пояснения искина. Видимо Пиону удалось убедить людей, потому что некоторые отправились вытаскивать из кроны упавшего дерева Элихора, а двое связали сайра. Потом командовать на поляне остался Скорп, а Пион отправился прочесывать местность. Он смог собрать разбежавшихся людей, а также обнаружил табун тардов почти в сотню голов. Видимо на них приехали кархи и притащили свои лодки. Пленному Старшему сайру одели ошейник, блокирующий магические способности, подаренный когда-то Максу. Его прихватил с собой Элихор, надеясь взять в плен одного из кархских магов.

Ола тут же предложила дронам организовать караван и двигаться в сторону корабля. Маленькие лодки кархов можно было использовать в качестве волокуш, для перевозки раненных и грузов. Все согласились, что это правильное решение. Подмога сможет прибыть только через два дня, а за это время многое может случиться.


Караван прибыл в поселок спустя три дня. Раненных людей сразу определили в госпиталь, а Элихора принесли в лабораторию, на корабль. В дороге Ласла пыталась ему помочь в силу своих маленьких магических способностей, но сделала только хуже. У него был раздроблен один позвонок, эйрита не смогла его собрать как положено, а просто запустила процесс заживления. Позвонок сросся неправильно и теперь Элихор должен был остаться инвалидом. Но Рэкс заявил, что дело поправимо и попросил Олу помочь с лечением.

Операцию проводил дрон под управлением Рэкса. Он сделал разрез тонким лучиком лазера и удалил поврежденный позвонок. За это время второй дрон сделал протез из калина. Ола применила конструкт, используемый для вживления амулетов в тело, чтобы не было отторжения и дрон установил новый позвонок на место. Потом девушка только заживила рану и операция была закончена. Через пару дней Элихор был абсолютно здоров и безумно благодарен своим спасителям. Но больше всего была рада Ласла, которая винила во всем себя и даже пыталась покончить с собой.

Потом пришло время для допроса пленных сархов. Всего пленных было двенадцать – одиннадцать стражей, плененных еще кархами, и Старший сайр. Стражи никого особо не интересовали, поэтому им предложили на выбор – либо принести клятву Оле и остаться в поселении, либо также дать клятву о неразглашении и отправляться домой. Четверо решили остаться, а остальных тут же освободили и отремонтированный Пион сопроводил их до реки. Потом пришла очередь сайра.

Старший сайр Санток был братом главы одного из кланов Саллеза. После оглашения Уллией воли богов, большинство правителей освободили своих рабов, но не все. Его брат был одним из несогласных. Но так как большинство в хайруте были верующими, то на отступников стали смотреть с нарастающей неприязнью. Начались стычки с соседями, притеснения в совете кланов, да и просто покушения. В конце концов брат не выдержал, собрал всех рабов и отправил их на продажу в Оллизион, а старшим назначил Сантока. Он решил, что лучше поиметь с этого денег, чем просто освободить людей и потом платить им зарплату.

Вот такая история. Сайру сделали такое же предложение, как его стражам. Он согласился остаться, заявив, что брат не простит его за утерю рабов, так как Ола ему платить не собиралась. Санток дал соответствующую клятву и его поселили в одном из свободных домиков на улице Эйтеринцев.


– Ола! Сайр Санток умирает. – разбудил рано утром девушку Рэкс. Она жила постоянно на корабле, в их с Максом каюте.

– Что с ним? – спросонья спросила она, поднимаясь и отыскивая амулет-светляк.

– Никто не знает. Мне сообщил об этом один из его стражей.

– Хорошо, сейчас схожу посмотрю… – пробормотала Ола и поплелась в санузел.

Через десять минут она вошла в домик сайра, в сопровождении одного из дронов Рэкса, двух стражей и Ласлы. Санток лежал на кровати и корчился в судорогах. Визуально он очень постарел, чешуя поблекла, а узор наоборот проявился на лице. Он посмотрел на прибывших и улыбнулся. Хотя это была не улыбка, а скорее оскал.

– Пришли… Ха. Ничего… не долго вам… осталось… – прошипел он, сквозь пену на губах.

– Что случилось? – спросила Ола и посмотрела на него магическим зрением. Тело было в порядке, а вот аура выглядела как шкура горного раграсса. Множество черных и серых пятен распространились по ауре и увеличивались прямо на глазах. Это была работа Клятвы.

– Я… всё передал… брату! – выдохнул сарх, не прекращая скалиться, – Вы отобрали… наших рабов… но брат вернет их.

– Что ты сделал? – воскликнула Ласла, схватила его за руку и встряхнула. Сарх еще больше задергался в конвульсиях и захихикал, плюясь пеной.

– Я сообщил брату по амулету связи о нападении, о вас, а самое главное, о Корабле! Ха-ха-ха! Пусть я сдохну, но брат сможет образовать собственный, самый сильный хайрут, когда получит Корабль в свое пользование! – сарх зашелся в кашле, а потом обмяк, с нескрываемым торжеством глядя на пораженных гостей.

– Ты дурак! – воскликнула Ласла и хотела прирезать сайра, но Ола перехватила руку с занесенным ножом.

– Стой! Он не заслужил лёгкой смерти. Пусть помучается.

Ласла согласно кивнула и улыбнулась. Даже бывшие стражи поддержали такое решение. Они были воинами, а для воина предательство самый большой грех.

– Когда ты ему сообщил? Через сколько он будет здесь и сколько у него воинов? – спросила Ола. Сайр только зашипел и попытался плюнуть, но ничего не сказал. – Ладно, пошли отсюда. Ланс, – она обратилась к одному из стражей, – Надо поставить охрану. Сбежать он не сможет, да и нет ему смысла бежать. Но кто-нибудь может прирезать его по-тихому.

Страж понимающе кивнул и все вышли на улицу. Ланс оставил одного из своих у входа, а сам отправился с Олой на корабль, в зал совещаний. Ола вызвала Рэкса и дала команду собрать всех командиров. Предстояло обсудить создавшееся положение и выработать план обороны поселка. Кораблю по-любому ничего не угрожало, а вот поселку угрожала реальная опасность.


=***=


Макс


Утром, после завтрака, я с Варухом отправился искать местный рынок. С собой мы взяли двух парней, для транспортировки возможных покупок. В принципе ничего серьезного покупать я не планировал, за всеми необходимыми вещами отправились девушки с остальной молодежью.

Город мне понравился. Вчера мы приехали уже поздно и рассмотреть ничего не успели, двинулись сразу в гостиницу. Теперь же была возможность оценить местную архитектуру и достопримечательности. Высоких домов, к которым я привык на Земле, здесь не было. Максимум четыре-пять этажей. Первые два-три этажа обычно были каменные, а дальше деревянные. Крыши покрывала черепица различных цветов и конфигурации. Но больше всего мне понравилось, что все дома были абсолютно разные. Стены большинства домов украшала разнообразная лепнина, окна были разных форм и размеров, из крыш вырастали башенки. И всё это было выкрашено в разные веселые цвета, радуя глаз множеством оттенков. Похоже тут каждый старался выделиться в силу желания и финансовых возможностей.

Единственное что мне не понравилось, это сами улицы. Кривые до безобразия! А всё потому что местные не трогали деревья. Иногда прямо посреди улицы можно было наткнуться на старый тахтан, огороженный небольшим каменным бордюрчиком. Дома в таких местах расступались, освобождая место для проезжей части. Хотя транспорт на улицах был большой редкостью. За проезд по улицам верхом, надо было платить небольшую сумму, а за повозку уже раз в пять дороже. Поэтому обычные горожане держали свой транспорт за пределами города, а в центре появлялись лишь торговцы, доставляющие свой товар. На улицах нам встретилось много рептилий разных рас, но в основном конечно эрхи. Почти все они ходили в сопровождении рабов, которые использовались как носильщики.

Рынок располагался на центральной площади. Здесь находились сразу две местных достопримечательности. Это был храм Эйтерины, самое высокое здание в городе, украшенное растительным орнаментом с вставками полудрагоценных камней и позолотой. Второй достопримечательностью являлся Таронский банк – трехэтажное здание, сложенное из гигантских каменных плит. Третий этаж был деревянный, но построен был из не менее гигантских бревен. При строительстве явно не обошлось без антигравов. Варух сказал, что само здание лишь видимость, а основные помещения наверняка находятся под землей.

На самом рынке народу было, не протолкнуться. Мне правда было легче, завидев мою нестандартную фигуру, рептилии старались уступить дорогу. Вряд ли они слышали о стайленцах, но предпочитали не путаться у меня под ногами, что меня очень даже устраивало.

Чего тут только не продавали. Всевозможные продукты, одежда, посуда, инструмент, амулеты… В общем глаза разбегались, а размеры рынка позволяли зависнуть тут на весь день, а то и не на один. Поэтому я не стал бродить, изучая товары, а спросил у одного из продавцов, где найти торговцев из Тарона. Он мне всё прекрасно объяснил, правда только после того как я купил у него несколько непонятных плодов, оказавшихся довольно вкусными. Вскоре мы оказались в оружейном ряду. Здесь можно было и побродить.

Какого только колюще-режущего оружия здесь не было. Большинству из представленных на обозрение орудий убийства я не мог дать названия, а спрашивать было глупо. Встречалось тут и оружие из калина, но стоило оно немеряно. Ради интереса спросил цену меча, напоминающего мой. Торговец оценил его в триста золотых луев, но Варух мне шепнул, что при желании можно сбить цену до двухсот. Всё равно очень дорого. Только сейчас я осознал реальную стоимость этого металла.

Через час мы оказались у палаток таронских купцов. Тут тоже торговали в основном оружием и броней, но были и другие изделия из металла и камня. Здесь я впервые увидел броню из шкуры горного раграсса. Чешуя была обработана особым образом и начищена до блеска. Смотрелась такая броня конечно шикарно, но по словам Варуха, была очень тяжелой. Её в основном покупали правители для собственной охраны, чтобы та выглядела соответственно статусу нанимателя.

Я остановился у одного из прилавков, заметив изделия из меди. За прилавком стоял старенький фарх, рядом находились еще двое помоложе. Обратился к старшему.

– Приветствую, уважаемый мастер… – Варух предупредил меня, как правильно обращаться к фархам, чтобы завоевать симпатию.

– Кентох. – подсказал фарх.

– Мастер Кентох. Могу я задать тебе пару вопросов?

– Можешь. Но ответы денег стоят. – разочарованно буркнул мастер. Ему явно не понравилось, что мы пришли не покупать, а задавать вопросы.

– Ну разумеется! – улыбнулся я и положил на прилавок серебряную монету. Общение с продавцом плодов заставило меня заранее подготовиться к такому обороту событий. Информация здесь тоже стоила денег, зачастую больших, чем товары.

– Что ты хотел бы узнать, э-э-э… – я не заметил когда исчезла монета, а на лице фарха появилась улыбка.

– Макс. Называй меня Макс.

– Так что ты хотел узнать… э-э-э – он скользнул взглядом по моей одежде, видимо отыскивая принадлежность к магам, не нашел её и продолжил, – Макс?

– Меня интересуют медные шахты. Точнее не сами шахты, а цеха, где выплавляют медь.

Мастер нахмурился и переглянулся со своим помощником. Потом осторожно спросил.

– А могу я узнать, зачем тебе эти цеха? Хочешь купить?

– Нет, что ты! – замахал я руками, – Видишь ли, я представляю Школу магии Оллизиона. Недавно один из Великих сайров обнаружил неизвестный металл, который встречается только вместе с медью. Изучить его свойства не получилось, так как он быстро окисляется на воздухе и исчезает. Вот нас и послали добыть немного этого металла для его изучения. – с умным видом сказал я. Кентох немного подумал, почесывая подбородок, кивнул каким-то своим мыслям, потом сказал.

– Хм… интересно… Возможно, за некоторую плату… я смогу тебе помочь. – он замолчал, вопросительно глядя на меня. Я выложил еще одну монету на прилавок и она также незаметно исчезла. – Мой двоюродный брат как раз владеет одной из крупнейших плавилен Тарона.

Похоже мне повезло! Невероятно, первый попавшийся фарх, и сразу родственник того, кто мне нужен. Такой шанс нельзя было упускать.

– Может тогда подскажешь как его найти? – я без напоминания положил еще одну монету.

– Я бы подсказал, но без проводника ты всё равно ничего не найдешь. Все залежи меди находятся в Фаинской долине, а попасть вы туда сможете только через Фаинский перевал. Тропу через перевал знают очень немногие…

– А как же они доставляют металл сюда? – поразился я. Возникло чувство, что Кентох меня просто дурачит.

– Как-как? – раздраженно передразнил меня фарх, – По подгорным дорогам! Это всем известно. Также всем известно, что фархи никогда не пустят посторонних через подгорные пути. Поэтому если тебе нужна именно плавильня, а не сам металл, то придется идти через перевал!

– Хорошо, я понял. Где найти проводника?

Мастер неопределенно мотнул головой. Я выложил очередную монету.

– Мой сын Трист знает этот перевал! – у фарха снова поднялось настроение, – За десять золотых он отведет вас к Крамару. Так зовут моего двоюродного брата. – он хлопнул по плечу молодого фарха.

– Отлично! – торговаться я не стал, – Когда он сможет нас провести?

– А вы когда планируете?

– Вообще-то завтра хотели выезжать.

– Тогда завтра утром он будет у вас. Ты где остановился?

– Где? – повернулся я к молчавшему Варуху, но за него ответил Тарик.

– В гостинице «Добрый Сабар».

– Хорошо, но предоплата пять золотых! – улыбнулся мастер. Я молча отсчитал требуемую сумму и мы попрощались.

Походили еще немного по рынку, я купил в книжной лавке карту, а потом отправились в гостиницу. Заняться особо было нечем, связь с кораблем как на зло пропала. Но я надеялся что это временно. Скоро начнутся предгорья, местность будет повышаться и связь наверняка появится.

Судя по карте, до Тарона нам осталась неделя пути. Два дня до хайрута сархов Воллен, потом дикие земли, в которых по слухам никто не жил, а потом Тарон. То, что я нашел проводника, было прекрасно. Теперь не нужно будет самим всё выяснять, он отведет нас прямо на место.

Ближе к вечеру явились довольные девушки с целой кипой покупок. Оказалось что рептилии ничем не отличаются от земных девушек, если дело касалось шмоток. Большинство купленных вещей в дороге были абсолютно не нужны, но они наотрез отказались от них избавляться, заявив что такого больше нигде не купишь. Мне пришлось даже сделать несколько антигравов для дополнительных седельных сумок, чтобы тардам было легче всё это тащить.


А утром мы не обнаружили Шалу. В её комнате присутствовали следы борьбы, постель была скинута на пол, окно нараспашку. Попытался вызвать её по связи. Её телефон был выключен, но на ретрансляторе, обеспечивавшем связь между нами, имелась функция пеленга. Прибор фиксировал даже выключенный телефон, если он не был отключен от питания. Судя по показаниям прибора, телефон сархи удалялся от нас на восток и находился сейчас на расстоянии двенадцать километров.

Мы спустились в зал, заказали завтрак и вызвали управляющего. Требовалось сначала дождаться проводника, а потом можно было кидаться в погоню. На наши вопросы местный управляющий заявил, что вчера здесь останавливался жрец Сайтерина, в сопровождении трех воинов храма. Они заметили Шалу, когда та возвращалась с рынка и очень ей заинтересовались, расспрашивали о ней прислугу. Съехали они среди ночи, оставив на попечение гостиницы своих тардов. Покидали гостиницу через черный ход, поэтому мало кто их видел.

– Что мы имеем? – задал я вопрос спутникам, когда отпустили управляющего.

– Она беглая жертва. – сказала Зана, – Она мне рассказывала. Видимо жрец опознал её и решил выкрасть.

– Как он мог её опознать? Ты думаешь он из Оллизиона? Откуда ему тут взяться?

– Видимо информацию о ней разослали всем жрецам через астрал. – сказала эрха, но заметив, что я ничего не понимаю, продолжила, – Многие жрецы способны общаться на больших расстояниях через астрал. Мало кто кроме самих жрецов знает как это делается, но факт остается фактом. Они могут послать чей-то образ-картинку, или даже образец ауры. Я читала, что так часто ловили беглых жертв. Вот и нашу Шалу так опознали. Скорее всего по ауре.

– Обалдеть… – выдал я, – А чего я еще не знаю о местных средствах связи?

Девушка лишь пожала плечами на мой вопрос. В этот момент в зал вошел молодой фарх, обвел всех присутствующих взглядом и, заметив нас, подошел.

– Макс?

– Да. А ты Трист?

– Да. Я готов ехать. Когда отправляемся?

– У нас возникла одна проблема… – начал я. Трист нахмурился. – Нет-нет, наш договор в силе. Просто нам сперва нужно освободить похищенную спутницу.

– А кто похитил, известно?

– Жрецы Сайтерина. – сказала Зана.

– Тогда я с вами! Давно хотел выпустить кишки кому-нибудь из этих водоплавающих… – внезапно он заткнулся и со страхом посмотрел на меня, – Ой, извини. Я не это имел ввиду.

Обижаться на него не было смысла, к тому же я вовсе не сарх.

– Ладно, проехали. – махнул я рукой и фарх расслабился, – Тогда поехали, а то они с каждой минутой удаляются.

Выходя на улицу, я непроизвольно улыбнулся. Трист рвался выпустить кишки сархам, а ведь он еще не знает кого мы спасать едем. Молодежь мы оставили в гостинице, а в погоню отправились вчетвером.

Догнать служителей бога всех земноводных труда не составило. Они остановились в небольшом поселении, видимо устали идти пешком. Так как ушли они ночью, то им пришлось оставить тардов. Вероятно планировали купить новых в ближайшем поселении.

Въехав в поселение, мы сразу обнаружили одного из воинов храма Сайтерина. Опознать его было просто, только эти придурки носили ярко-голубые балахоны. Мы сразу его окружили и обезоружили. Короткий допрос привел нас в ближайший дом, где расположились остальные. Воина тихо прирезал Трист и запихнул труп в ближайший куст. Из дома навстречу нам выскочили остальные и попытались атаковать. Простые воины тут же полегли от моих пуль, а в глазу жреца выросла стрела Заны. На этом бой закончился. Фархи отправились проверять дом, а мы с Заной заглянули в запертый деревянный сарай.

Шала лежала на земляном полу, связанная и с кляпом во рту.

– Спасибо вам огромное! – кинулась нас обнимать девушка, когда её освободили. – Я так испугалась! Думала что вы меня не сможете найти. Кстати, как вам это удалось?

– Не важно. – я решил что кое-какие секреты всё же можно и утаить, – Лучше расскажи как они смогли тебя поймать.

– Они проникли ночью через окно. Я пыталась сопротивляться, но они быстро меня вырубили. Потом очнулась уже за городом, в ошейнике. – она показала колье на шее, похожее на то, что мне подарила Лиавэль. Я быстро разобрался с питанием, откачал энергию и ошейник сам расстегнулся. Потом снова зарядил его и вручил новой хозяйке.

– У нас не будет проблем из-за убийства жреца? – спросил я, когда мы грузились на тардов. Хозяин дома, заметив что мы уезжаем, подбежал ко мне.

– Простите, а что делать с трупами?

– Оставь себе. – вырвалось у меня, но эрх только довольно кивнул и принялся сноровисто обыскивать покойников.

– Если мы задержимся в городе надолго, то проблемы могут быть. – сказал Трист, – Но если уехать сегодня, то никто не почешется. Здесь очень не любят служителей чужих богов.


Через два дня мы были уже в Воллене. Хайрут сархов располагался на берегах реки Волла. Река, хоть и была не очень широка, но не имела брода, поэтому требовалось ехать до паромной переправы. Для этого пришлось сделать небольшой крюк, из-за чего мы потеряли один день. В итоге Воллен пересекли за два дня, вместо планируемого одного.

Покинув хайрут, мы оказались в ничейных землях, сразу за которыми начинались горы. Места здесь были дикие, но дорога в Тарон поддерживалась в хорошем состоянии. Через определенные расстояния были оборудованы стоянки, огороженные частоколом, на которых мы и останавливались на ночь. Несмотря на защищенность этих стоянок, на вторую ночь на нас напали галты. Отбиться получилось легко, никто даже испугаться не успел. Мы успели подстрелить восемь зверей, остальные сбежали. Трист обрадовался трофеям и весь остаток ночи снимал с них шкуры. Хотел было припречь наших ребят, но я запретил, заявив что ему это слишком дорого обойдется.

На тридцать девятый день своего путешествия мы прибыли на территорию Тарона. Границы как таковой я не заметил, просто в один прекрасный момент Трист заявил, что мы уже в землях фархов. Здесь уже начиналась горная местность, деревья практически исчезли, остались лишь кусты и папоротники, да и те какие-то мелкие. Снова начали страдать наши тарды. Здесь даже трава нормальная не росла, не говоря уж про таны. Дорога сильно петляла, виляя меж скал и холмов, поэтому к небольшому городку мы выехали совершенно неожиданно.

Городок, или скорее посёлок, состоял из нескольких десятков приземистых одноэтажных каменных зданий. Населяли его разумеется фархи. В этом поселке находился вход в подгорное царство фархов, но где этот вход, мне та и не показали. Одно здание всё же оказалось двухэтажным, это была гостиница для иностранных гостей, в которой мы и поселились. Ничего интересного в этом поселке не было, да и народа на улицах практически не было, поэтому я выбрался на смотровую площадку на крыше и попытался осмотреть горы в бинокль. Я ожидал увидеть города, поселки… отдельные здания в конце концов, но увидел только горы. Самые обычные.

– А где города? – спросил у Триста, когда вернулся в комнату. Тот посмотрел на меня непонимающим взглядом, а потом заржал.

– Как же мало вы о нас знаете, земноводные! – выдал он, отсмеявшись, – Привыкли сидеть в своих болотах по уши в воде… – Варух ткнул его в бок и Трист осекся, – Наши города находятся в недрах гор. Там, куда не ступала нога ни земноводных, ни травоядных!

– А как же дым? Я не смог заметить ни одного дымка.

– Ха, дым! Амулеты очистки воздуха придумал именно мой народ! – воскликнул фарх.

– Не обращай на него внимание. Он просто иштака перебрал. – шепнула мне на ухо Зана, – Сам называет нас травоядными, а нашу иштаку хлещет ведрами. Землеройка проклятая!


В этом поселке пришлось оставить всех тардов. Здесь были специальные загоны, где оставляли своих тардов фархские купцы, за определенную плату разумеется. Дальше предстоял пеший переход через перевал, поэтому мы оставили на хранение и лишние вещи. С собой взяли только самое необходимое. Очень пригодились антигравы, если бы не они, мы вряд ли смогли утащить такой груз.

А потом начался кошмар. Я никогда не бывал в настоящих горах, как и почти все мои спутники, не считая фархов. Было тяжело, тропа только называлась тропой. На самом деле это были непроходимые горы, по крайней мере в моём понимании. Приходилось карабкаться на скалы как мартышка. Иногда даже поднимать друг друга на веревках. В день мы проходили всего пару-тройку километров, а конца и края этим горам всё не было. Зато наконец появилась связь с кораблем. Правда слышимость была на пределе, но всё же удалось немного поговорить с Олой. Она сообщила о возможном нападении сархов. Я приказал не геройствовать и в случае большой опасности укрыться в корабле. Посоветовал наготовить глиняных горшочков для гранат, так как стеклянной посуды было мало. Если сархи осадят корабль, то можно закидывать их гранатами сверху. Ола пообещала быть осторожной и без надобности не рисковать, хоть я ей и не сильно поверил. На всякий случай приказал Рэксу контролировать её. На этом разговор был закончен, а на следующий день, хоть и удалось установить связь, поговорить не получилось, всё забивали атмосферные помехи.

На пятый день мы всё же достигли верхней точки перевала и остановились там на ночь. Здесь была удобная площадка с небольшой пещеркой, в которой мы поселили молодежь. Сами устроились на входе, на случай опасности, так как оружие было только у нас.

Рано утром я проснулся от громкого рёва. Вскочил и увидел Зану, Шалу и Триста, отбивавшихся от нападок горного раграсса. Они тыкали мечами ему в морду, но зверь лишь рычал и мотал головой. По привычке я схватился за пистолет, совершенно позабыв, что убить раграсса из него нереально. В этот момент Шале удалось попасть в какое-то слабое место на морде и гигант взревел еще громче. Он резко дернулся вперед, махнул лапой, сшибая рептилий в сторону, и посмотрел на меня. Я разумеется открыл огонь из пистолета, нащупывая левой рукой метательный нож.

Пули как и ожидалось, не причинили практически никакого вреда, зверь только еще больше разозлился и двинулся на меня. Нож тоже лишь отскочил от чешуи монстра. Рядом со мной встал Варух и тоже начал стрелять. Раграсс совершил короткий прыжок к нам, но кому-то из нас всё же удалось попасть ему в глаз. Это оказалось большой неожиданностью для зверя и он на мгновение растерялся при приземлении. Я в спешке сменил батарею и магазин, хотел было выстрелить во второй глаз, но в нём неожиданно возникла стрела. Раграсс жалобно заскулил, а я выстрелил ему в раскрытую пасть. Выпустил весь магазин и тут же выронил нагревшийся пистолет. Но зверя проняло. Скулеж сменился бульканьем, раграсс попятился и сел на задницу, мотая головой и хрипя. Пули не смогли пробить череп, но зато порвали ему всё горло. Пара минут мучений и зверь завалился набок, подергал немного лапами и затих.

Позади нас раздался пораженный вздох. Молодежь стояла на выходе из пещеры, сбившись в кучу и смотрела огромными глазами на поверженного зверя. Впереди всех стояла Лора с луком в руках. Вот кто нам помог! Молодец девчонка, не растерялась! Тут я вспомнил о девушках и метнулся к ним.

Шала пришла в себя практически сразу, она отделалась только несколькими ушибами. У Заны было сильно посечено лицо, она упала прямо на каменную крошку. В остальном видимых повреждений не было. Больше всех пострадал наш проводник. Раграсс зацепил его когтем. Плечо и правый бок были разодраны до кости вместе с оказавшейся у него под курткой, тонкой кольчугой. Ему требовалась срочная помощь, иначе он мог просто истечь кровью. Этим я и занялся, предоставив Шале помогать Зане.

С помощью импланта мне удалось вылечить фарха за пять минут. Потом я подошел к очнувшейся Зане. Она сидела на камне и горько плакала.

– Что случилось? – не понял я, – Ты не волнуйся, сейчас всё вылечу.

– Я теперь останусь уродиной. – всхлипнула девушка, – Узор. Его невозможно исправить с помощью магии… Чем старше я буду становиться, тем страшнее буду выглядеть… – и она снова разрыдалась, размазывая по лицу слезы, пополам с кровью. Я обреченно вздохнул, что с этим делать, я не знал. Подошла Шала и отозвала меня в сторону.

– Макс, как у тебя с энергией? – спросила она.

– Больше половины резерва… А что?

– Хочу попробовать помочь Зане. Только нужно будет очень много энергии.

– Без проблем. Делай.

Сразу приступить к лечению не удалось, сначала пришлось успокаивать девушку. Она совсем не верила, что у Шалы может что-то получиться, но в конце концов нам удалось её убедить. В этот раз Шала лечила как-то странно. Она положила свои руки на лицо эрхе, закрыла глаза и принялась что-то шептать. Я лишь стоял позади и следил за её аурой, подпитывая когда энергия начинала заканчиваться.

Насыщать ауру Шалы пришлось аж шесть раз! Я даже испугался, что и у меня может не хватить энергии, но наконец лечение закончилось и сарха без сил отстранилась от Заны. На лице пациентки осталась лишь размазанная кровь. Я полил ей из фляги и она умылась, а потом принялась разглядывать себя в зеркальце. Следов от ран не осталось вообще, и узор на лице выглядел абсолютно целым.

– Но как? – поразилась эрха. Шала вымученно улыбнулась и сказала.

– Это древняя магия. Меня прапрабабка научила.

– Знаешь… Ваши жрецы – настоящие придурки! – воскликнула Зана и кинулась обнимать подругу, – Такую целительницу и на алтарь! Точно идиоты!

– Кстати, а кто убил раграсса? – задал вопрос, подошедший Трист. Он давно стоял в стороне, но мешать нам не решался, лишь разглядывал свою рваную кольчугу.

– Макс накормил его пулями! – гордо сказал Варух, хлопнув меня по плечу.

– Макс, а что ты намерен делать со шкурой? – тут же спросил Трист. Я понял куда он клонит.

– Если ты её снимешь и поможешь реализовать, то половина твоя.

Фарх расплылся в улыбке и только потом поблагодарил за лечение. Хитрый шкет!

В итоге пришлось задержаться здесь на полдня. Фарх, с помощью молодежи, снял шкуру, разделил её на несколько частей, для удобства транспортировки. Мне снова предложили один из клыков, но я, оценив его размер, отказался. Клык первого раграсса был немного больше, а завешивать всю стену одинаковыми трофеями я не собирался.

– Макс… – подошел ко мне Трист, когда мы собрались двигаться дальше, – Я должен кое в чём тебе признаться…

– Что? Насторожился я, – Ты нас не туда ведешь?

– Нет-нет! Что ты! Туда. С этим всё в порядке… Я хочу сказать, что у вас ничего не получится.

– В смысле?

– Крамар никогда и никого не пустит в свои плавильни. – выдал фарх.

– Э-э-э… Почему? – меня удивили его слова если честно.

– Понимаешь, все фархи хранят свои секреты…

– Да какие могут быть секреты в переплавке меди? – поразился я.

– Ну… какие-никакие, а всё равно не пустит… – замялся Трист. Такой расклад мне категорически не нравился.

– А если заплатить?

– Много золота потребуется.

– А если я заплачу мириллом?

Трист вылупил на меня глаза, покачал головой…

– За мирилл может и пустит… Только опять же, много потребует.

– Я думаю у меня хватит.

– Но тогда может и не выпустить…

– Чего? Тогда мне придется захватить его плавильни! – сделав грозное лицо, сказал я. Трист слегка отступил от меня.

– Надеюсь вы договоритесь… Если Крамар начнет ерепениться, то я ему не завидую… – и он выразительно посмотрел на труп раграсса.

Спуск с перевала прошел намного легче и быстрее. Через два дня мы прибыли во владения Крамара. Здесь было что-то типа небольшого поселка на поверхности. Правда оказалось, что почти все здания, это различные цеха и кузни. Имелся лишь один жилой дом, да и в том никто постоянно не жил. Все строения были выполнены из огромных каменных плит, вырезанных из цельных глыб. Само поселение было окружено двухметровой каменной стеной, из тех же плит.

Мы прошли через небольшую калитку и Трист подвел нас к жилому дому. Здесь тоже был небольшой заборчик, несущий чисто эстетическую функцию. Трист «аккуратно» постучал в деревянную калитку ногой. Через минуту из дома выполз молодой пьяный фарх.

– Кто тут еще? – спросил он, всматриваясь в наши лица. – О! Трист! Ты откуда взялся? Ты же в Линноле должен быть! Неужели уже всё продал?

– Не твое дело, Харт! Я клиентов Крамару привел. Сообщи ему.

– Клиентов? – фарх прищурил один глаз, посмотрел на нас… – Ладно, проходите. Сейчас отцу доложу.

Мы вошли во двор, а через минуту нас позвали в дом.

– Кто тут клиенты? – спросил старый фарх, встретивший нас в гостиной.

– Меня зовут Макс. – представился я.

– Харт! Позови мать, пусть разместит гостей! – гаркнул хозяин, потом обратился ко мне, – Пройдем в кабинет, поговорим…

Кабинетом оказалась большая комната, освещенная множеством мелких светляков. Из мебели тут был только стол с тремя креслами вокруг, и множество полок на стенах. На полках лежали различные камни – красные, белые, черные, прозрачные, драгоценные и полудрагоценные, в общем много! И все они были подсвечены светляками, создавая удивительные картины из разноцветных теней на стенах. Красота!

– Присаживайся. – предложил фарх, с удовольствием разглядывая выражение моего лица. Да, никогда не думал, что из казалось бы обычных камней можно сделать такую красоту.

Я в десяти словах изложил ему свою легенду, в которую он похоже не совсем поверил, но сделал вид что поверил.

– Я всё понимаю… – начал он, – Но и вы поймите меня. Меня ведь засмеют фархи из других кланов, когда узнают, что я пустил в плавильню посторонних.

– А я думаю что не засмеют, а от зависти лопнут! – улыбнулся я. Крамар наморщил лоб, пытаясь меня понять, – Когда узнают сколько я тебе заплатил… и особенно чем заплатил! – для наглядности продемонстрировал брусок калина.

– А вот с этого момента поподробнее, пожалуйста. – сразу заинтересовался фарх. В его глазах вспыхнул алчный огонек, он даже навалился на стол, чтобы оказаться ближе ко мне.

– Только мне нужны гарантии… – остудил я его пыл, – Клятва. Мы составим её вместе. Мне не нужны проблемы, я хочу просто получить то, что мне нужно и уйти.

– Клятва?.. – поморщился Крамар, – Это будет зависеть от цены.

– Во сколько ты оцениваешь день моего пребывания в твоем цеху?

– Тысяча сарит мирилла! – воскликнул фарх и победно откинулся на спинку кресла. Видимо он считал, что десять килограмм калина, это запредельная цена. Ха, глупый фарх! Мне нужен иллинитиум, а добыв его, мы сможем производить калин тоннами.

– Согласен! – выдал я свой ответ. Я считал, что десять дней мне за глаза хватит чтобы добыть необходимое количество иллинитиума.

У Крамара отвисла челюсть, его затрясло, он пытался что-то сказать, но не смог. Я испугался, что его хватит удар и позвал Шалу с хозяйкой. Но мастер довольно быстро пришел в себя, а потом, не откладывая дело в долгий ящик, мы быстро составили текст клятвы, которую он тут же произнес и Шала скрепила. Формальности были завершены и мы отправились ужинать.


ГЛАВА 5


Макс


В день прибытия, разумеется, ни о какой добыче иллинитиума речи не было. Нас накормили ужином, во время которого Крамар пытался вытянуть из нас всю возможную информацию о Школе магии Оллизиона, об иллинитиуме и о нашем путешествии. Но нам довольно легко удавалось отмазываться от неудобных вопросов, ссылаясь на клятвы о неразглашении. Как ни странно, его не удивил факт, что мы путешествуем таким составом. Всё-таки не каждый день встретишь в одной команде двух сархов, эрху и фарха. По словам моих рептилий, в Школах и Академиях магии можно было встретить кого угодно, не только среди учителей, но и среди учеников. После затянувшегося ужина нам выделили комнаты в доме и мы разошлись спать.

А на утро пришлось немного пересмотреть наш с Крамаром договор. Оказалось, что плавильня у него работает круглосуточно, в четыре смены. Я не хотел терять лишние граммы иллинитиума и сразу насел на хозяина, потребовав чтобы со мной пошел Варух. Я решил назначить его моим сменщиком. Благо что в клятве не было оговорено время моего нахождения в цеху, поэтому Крамар, хоть и со скрипом, но согласился, даже доплачивать не пришлось.

Сам поселок располагался на склоне горы, рядом с тропой, ведущей на перевал. Фаинскую долину, собственно и долиной-то назвать было нельзя. Это было небольшое холмистое пространство, со всех сторон окруженное неприступными горами. Единственный путь сюда поверху тот, по которому мы прошли. Среди холмов виднелись даже небольшие обработанные поля, видимо фархи всё же питались не одними грибами.

Плавильня находилась на поверхности и представляла из себя довольно большое здание, вырубленное в цельной скале. Варух объяснил, что обычно такие цеха устраивали под поверхностью, и заметить их было невозможно, но здесь фархам прятаться было не от кого, попасть в эту долину посторонние без их ведома просто не могли. Еще он шепнул мне на ухо, что хозяин видимо просто сэкономил на амулетах очистки воздуха. Действительно, дым из огромной трубы шел самый натуральный, черный.

Немного в стороне от плавильни виднелся огромный тоннель, ведущий куда-то вглубь горы. Когда мы подошли к цеху, из тоннеля выползло страшное чудище. Я даже замер на месте, разглядывая здоровенного ящера. Больше всего он напоминал гигантского варана без хвоста. Мощное тело, покрытое черной чешуей, венчала уродливая голова с пастью крокодила. Лапы тоже больше всего напоминали крокодильи, и имели по три толстых пальца с когтями. Монстр был запряжен в большую телегу на маленьких колесах, груженую рудой. Он так непринужденно тащил несколько тонн руды вверх по наклонному полу тоннеля, что я решил – без антигравов там не обошлось. Управлял зверем молодой парнишка-человек, с помощью длинного тонкого прутика. Чтобы чудище свернуло налево, парень хлестнул его по правой ноздре и зверь послушался. Проводив местного тяжеловоза взглядами, мы вошли в цех.

Если хозяин и экономил на очистке воздуха, то на поддержании температуры внутри цеха не экономил. Я ожидал, что там будет жарко, как и должно быть у плавильной печи, но повышения температуры даже не заметил.

Помещение цеха было метров двадцать на двадцать пять. Стена напротив входа являлась печью, а уголь и руду засыпали с другой стороны, в другом помещении. Подробности Крамар, разумеется, умолчал, да я и не настаивал, меня это не интересовало. Здесь же располагался огромный чан, в который стекался расплавленный металл из печи. В чане вероятно постоянно поддерживалась необходимая температура, чтобы металл не остывал.

В цеху присутствовали несколько фархов, но они только командовали и следили за работниками-людьми. Работников было человек десять, одни черпали медь из чана и разливали по формам, установленным на маленьких тележках. Другие выкатывали тележки куда-то в соседнее помещение и возвращались уже с пустыми. В общем всё просто и примитивно.

– Ну и что тут секретного? – скептически ухмыльнулся я, оглядывая помещение. Фарх только развел руками.

– Я тебе говорил – дело даже не в секретности, а в самом факте, что в моем цеху будут посторонние. Причем один даже не фарх.

– Ладно, приступим. – не стал терять времени я и направился к чану с расплавом.

Возле чана, имеющего метров пять в диаметре, оказалось намного теплее. Видимо амулеты не совсем справлялись, или так было предусмотрено. Я вытащил из рюкзака контейнер и установил его рядом с чаном. Варух подал прибор для добычи иллинитиума. Припомнил все инструкции Рэкса и подключил прибор к контейнеру. Вторую часть прибора опустил в расплав и включил. Крамар наблюдал за этими манипуляциями огромными глазами и похоже сгорал от любопытства, но пока молчал.

Никаких видимых эффектов не последовало, что и не удивительно. Прибор испускал электромагнитные волны, захватывал выделяющийся из расплава иллинитиум, затягивал его в себя и переправлял в контейнер. По крайней мере как-то так мне описывал его работу Рэкс. Собственно от меня больше ничего не требовалось и можно было уйти, но оставлять без присмотра артефакты я не собирался. Поэтому занялся инструктажем Варуха, которому предстояло сменять меня на ночь. Для удобства на контейнере имелся небольшой экран, на котором отображался ход работы прибора и количество уже добытого иллинитиума.

Когда инструктаж был закончен и я отправил Варуха спать, Крамар наконец не выдержал и накинулся на меня с вопросами. А что я ему мог сказать? Конечно сослался на несуществующую клятву. Очень удобная отмазка! Заявил, что я и сам ничего не знаю об этом приборе (и был недалек от истины), меня просто научили с ним обращаться и всё.

– Я не удивлен. – сказал фарх, – Ничего другого от Великих ожидать не приходится. Чтобы сохранить тайну предназначения артефакта, достаточно обучить простейшим действиям тупого воина без магических сил и отправить его за металлом. Даже если тебя пытать, ты ничего не скажешь, потому что ничего не знаешь…

Я не стал обижаться на «тупого воина». Зачем? Главное чтобы он отвязался от меня.

Просидел я в цеху до ночи, даже обед мне приносили прямо к чану. Добыча топлива продвигалась очень медленно. За день набралось чуть больше двадцати грамм. Всё дело было в том, что очень мешались работники, черпавшие металл. Они баламутили поверхность, разгоняя притягиваемый прибором иллинитиум. Передав дежурство Варуху, я отправился к Крамару.

После продолжительного торга, мне удалось договориться с этим скрягой. Я потребовал чтобы рабочие черпали металл только после моего разрешения, когда весь иллинитиум будет собран с поверхности. Фарх пытался протестовать, заявил что понесет убытки, не выполнив вовремя заказ. Пришлось напомнить сколько я ему плачу и он в конце концов согласился. Правда пришлось стимулировать его дополнительным бонусом в виде десятка камешков кирнита, но ничего, иллинитиум важнее.

На следующий день добыча пошла быстрее. За день я успел собрать сто восемь грамм драгоценного вещества. Потом потянулись однообразные дни – я просыпался, завтракал, приходил в цех и сидел там до темноты. Варух занимался тем же самым, но по ночам. Чем занимались остальные, я даже не знал. Скучали наверное. Крамар не выпускал никого из нас за пределы ограды, поэтому даже осматривать «достопримечательности» можно было только в бинокль.

Наконец отпущенные нам десять дней прошли. За это время мы смогли собрать почти два килограмма иллинитиума. Это было больше чем я рассчитывал. Теперь главное вернуться на корабль и тогда заживем… Пришлось задержаться еще на один день. Крамар предложил отпраздновать столь удачную сделку и я согласился. Собирался намекнуть Крамару о возможном сотрудничестве в будущем.

Отмечали в доме Крамара. Всё прошло в узком кругу тихо и спокойно. На моё предложение хозяин отреагировал положительно, особенно после того, как я намекнул, что если дело наладится, то оставлю прибор у него, чтобы он сам добывал иллинитиум, а я лишь приезжал и покупал у него. Конечно с таким количеством топлива, какое мы уже имели, можно было бы самим где-то заняться разработками месторождений меди. Но у нас из техники имелся только один строительный робот, а ему в ближайшее время и так наберется достаточно работы. Сюда же можно будет прилетать на флайботе, который я хотел запустить одним из первых. Правда я никогда не летал на такой технике, но надеялся на Рэкса – или меня обучит, или сам будет дистанционно управлять.

Пока мы занимались своими делами, наш проводник озадачил местных ремесленников и к отбытию притащил пять комплектов брони из шкуры горного раграсса. Одну он оставил себе, а четыре вручил нам. Броня конечно была очень красивая, прямо шедевр, поэтому мы не стали отказываться и упаковали её в сумки, освободившиеся от калина. Трист очень удивился и стал настаивать чтобы мы напялили эту тяжесть на себя. Он ведь не знал, что у нас камуфляжи не простые, а с калиновыми вставками. Нам по сути вообще раграссовая броня была не нужна, но продавать я её не захотел. В крайнем случае можно будет будущую собственную охрану приодеть, тем более здесь было принято, чтобы правителя охраняли воины в такой броне. Я ведь какой-никакой, но все же правитель… Князь, хе-хе!

В общем попрощались с Крамаром и тронулись в обратный путь. Перевала достигли за три дня, всё-таки подниматься в горы было намного труднее. В этот раз никаких раграссов нам не попалось, чему мы были только рады. Удалось снова связаться с кораблем. Никаких происшествий там не произошло, что не могло не радовать. Правда путь нам предстоял не еще близкий, а за это время может случиться что угодно. Еще через пять дней мы вошли в поселок, где оставили свой транспорт. Тут решили отдохнуть до завтра, потому что прибыли мы во второй половине дня и трогаться в путь не имело особого смысла.

В поселке нас ожидала неприятная новость – с юго-востока пришла целая орда кархов и напала на Воллен. Сообщил нам об этом хозяин гостиницы, у которого были какие-то родственники, жившие в Воллене. По его словам, это не был обычный набег. Во-первых такого количества кархов одновременно никогда и никто не видел. Во-вторых они не пытались захватывать поселения, чтобы пограбить как обычно, а прорывались в сторону Линнола. Все войска хайрута бросились на отражение атаки, но сдержать лавину дикарей были не в состоянии. Кархи оказались неплохо защищены от магии, у них оказалось очень много сильных магов, и они были хорошо вооружены. Никто не мог предположить зачем им это. Ведь рано или поздно из соседних хайрутов прибудет подкрепление и кархов по-любому разобьют, предварительно окружив в своих землях.

Мы собрались в комнате и попытались перенести слова трактирщика на карту. Получалась настораживающая картина – кархи прорывались через хайруты старших в сторону корабля. Предположение было конечно диким, но ничего другого на ум не приходило. Если им удастся пройти сквозь Воллен, в чем мало кто сомневался, потом через Линнол и Айтилан, то они выйдут в степи, через которые мы проходили. А там к ним могут присоединиться их собратья, пополнив ряды, и они отправятся дальше на запад. Мои спутники не совсем поверили в такое развитие событий, они просто не могли представить, как дикари могли так неожиданно объединиться и целенаправленно продвигаться на запад, не считаясь с потерями. Но для меня это было очевидно, потому что других вариантов не было. Нам требовалось со всей возможной скоростью двигаться к кораблю, но прежний путь был закрыт, сейчас там шла война.

После двухчасовых споров, решили отправиться на северо-запад, вдоль гор. Потом через северный клан Воллена мы попадем в хайрут эрхов Налколин, а затем в Айтилан. Чтобы не переплывать озеро Айтил, нужно было его обойти с севера. Недавний шум, устроенный агентами Оморна, должен был уже утихнуть, тем более что рядом происходит такая заваруха с кархами. Наверняка айтиланцы бросят все силы на свои южные границы и на чужаков особого внимания не обратят. В общем выработав план, мы разошлись спать.


Утром спустились в зал завтракать. Здесь нас ожидал неприятный сюрприз – ночью пришли какие-то купцы с охраной. Они вечером нарвались на отряд кархов, отбиться не смогли, пришлось бросить свои повозки и тардов, а самим добираться до поселка пешком. Судя по всему деньги они не бросили, потому что иштака лилась рекой и большинство присутствующих находилось уже в неадекватном состоянии. Рептилии отмечали свое спасение.

Можно было пойти в комнату и заказать завтрак туда, но не хотелось возвращаться, еще не так поймут. В общем мы устроились за свободным столиком в углу и сделали заказ. Молодежь завтракала в другом помещении, поэтому нас было всего четверо.

Еще не дождавшись заказа, я понял, что без проблем нам не обойтись. Подвыпившие фархи, из числа охранников каравана, заметив нас, почему-то озлобились и принялись во всё горло кричать какие эти травоядные и земноводные придурки, потому что не способны поставить кархов на место. Таронцы же, по их словам, являлись лучшими воинами, и кархи побоялись к ним сунуться. Мы не обращали внимания на эти высказывания, надеясь уйти отсюда по-тихому, но не получилось. От самой большой группы воинов отделился один, самый здоровый, и подошел к нашему столику.

– Эй ты! – выдал он, глядя прямо на меня, – У тебя в роду явно кархи побывали!

Со всех сторон раздались смешки. Шала дернулась, но я её придержал. Это было очень серьезное оскорбление в обществе старших рас, и не отреагировать на него было нельзя. Обычно следовал вызов на поединок, но мне очень не хотелось здесь задерживаться. Поэтому я молча встал и резко ударил ухмыляющегося типа в морду. Наглый фарх пролетел пару метров и, шлепнувшись как мешок с дерьмом, больше не двигался. Вокруг наступила звенящая тишина, на меня уставились десятки глаз. Я повернулся, чтобы сесть на место, но зал позади меня взорвался криками и грохотом мебели. Сразу восемь воинов рванули ко мне. Оружие никто не доставал, это было запрещено в заведениях такого рода, и мне это было на руку. Фехтовальщик из меня не очень, мои преимущества заключались в скорости и силе.

Мои спутники тоже вышли из-за стола, а я тут же встретил ближайшего противника пинком в живот. Сбил с ног сразу двоих, но на меня кинулись еще трое. Из-за столов стали выскакивать и присоединяться к нападающим другие воины. Справа держали оборону девушки, а слева прижался спиной к стене Варух. Двое из нападавших на меня попытались достать кулаками до моего лица, но мне удалось увернуться. Зато пропустил удар в бок. Схватив ближайшего фарха левой рукой за куртку, швырнул в его товарищей, но снова прозевал какого-то мелкого типа, который вцепился в правую руку мертвой хваткой. Удар кулаком по голове и тип падает под ноги. Его место тут же занимает другой, а с другой стороны кто-то удачно впечатывает мне кулак в ухо. Это меня разозлило и я перестал жалеть противников. Сильный ответный удар и грудь одного из фархов с треском проламывается, а я застываю на мгновение. Сам не ожидал такого результата! Воспользовавшись этой заминкой, один из воинов в прыжке ударил меня сапогом в грудь. Что-то там хрустнуло и спустя мгновение по залу пронесся пораженный выдох. Я не обратил на это внимание, а с помощью пары ударов раскидал ближайших фархов и крикнул:

– Наверх!

Рванув к лестнице, сбил с ног зазевавшегося фарха, но остальные не спешили бросаться на меня. Они стояли и смотрели на меня, как на какое-то чудо. Спрашивать в чем дело я не стал, а пропустил вперед спутников и рванул следом. В коридоре Шала обернулась и сказала:

– Амулет!

– Что? – не понял я.

– Амулет личины!

Только сейчас я обратил внимание на свои руки – они были обычными, человеческими! Вот чёрт, этот гад испортил мой амулет, вшитый в грудную мышцу! Вот что это хрустнуло в груди. Но сделать я уже ничего не мог, поэтому рванул в комнату за своими вещами. Через минуту мы спустились вниз по другой лестнице, ведущей в зал для людей. Наша молодежь дожидалась нас уже у выхода в полной экипировке. Похоже они услышали шум в соседнем зале и благоразумно предпочли отказаться от завтрака. Молодцы!

– Уходим! – дала команду Шала. Заметив меня, они очень удивились, но задавать вопросы было некогда. К счастью местная прислуга уже вывела наших тардов во двор и сейчас седлала их. Мы с рептилиями заняли оборону у входа из гостиницы и у ворот, а молодежь принялась в спешке помогать слугам. Странно, но никто так и не выскочил за нами из гостиницы, только слышался непонятный шум. Я не питал надежд, что нас оставят в покое после того как они увидели меня без личины. Представляю как это выглядело со стороны – был слегка крупный сарх, а потом хоп… и стал человеком! Наверняка за нами отправят погоню, или как минимум оповестят стражу. Следовало готовиться к прорыву из поселка. Хорошо что гостиница находилась практически на окраине.

Погрузившись на тардов, мы галопом рванули по тракту и вскоре скрылись за ближайшими скалами. Никаких стен у этого поселка не было, а охранники на выезде даже не посмотрели на нас. Скакали почти час, пока тарды не начали сдавать. Пришлось замедлиться и перейти на рысь. Молодежь посыпала вопросами, пришлось кое-что пояснить, отложив основные объяснения на вечер.

– Они могут сообщить о тебе в Воллен. – сделала предположение Зана.

– Да, я понимаю… Но обходить хайрут по диким землям слишком долго. Мы просто можем не успеть к кораблю. Попробуем сунуться в Воллен, а если что, то думаю сможем уйти назад. Сейчас все войска брошены на юг, поэтому вряд ли они станут преследовать нас.

Все молча согласились и мы продолжили путь. Преследования мы не обнаружили и решили, что смогли оторваться. По следам нас тоже не найти, так как земля здесь была каменистая, на ней и следов не оставалось. Правда фархи могли использовать магов, чтобы нас выследить, но вряд ли в том поселке есть фэйр с необходимой специализацией.

По диким землям ехали шесть дней. Двигались мы избегая дорог, поэтому часто попадались дикие звери. Три раза нарывались на стаи галтов, а два раза на грассов, но отбивались вполне спокойно. По пути пришлось охотиться. Продуктов у нас оказалось маловато, не успели прикупить в поселке, не до того нам было. Но проблем с дичью не было, на второй день подстрелили селеба, а еще через два дня рептилии смогли убить ардана. Эти громадные звери, похожие на слонов, в степях обычно сбивались в большие стада. Здесь же, в предгорьях, они паслись небольшими группами по три восемь особей. Поэтому не составляло особого труда отбить одного от стада, чтобы потом расстрелять из луков и пистолетов. Отделять же будущую жертву от большого стада было опасно, арданы хоть и являлись одними из самых спокойных животных, могли разозлиться и дать отпор любому отряду охотников. Большое стадо даже раграссы обходили стороной. Жаль что всё мясо забрать мы не смогли, слишком уж здоровый зверь оказался. Но зато местных падальщиков подкормили.

Границу пересекли вполне буднично. Нас встретил один страж с магическими способностями, проверил с помощью какого-то простенького конструкта и пропустил. Так как я теперь снова был человеком, пришлось попрятать всё свое оружие и ехать среди молодежи. Ни в какие города или поселки мы решили не заезжать, а останавливаться на природе. Во-первых мне не хотелось изображать раба, а во-вторых можно было не зависеть от расстояний между гостиницами и проезжать за день максимальное расстояние. В итоге Воллен мы пересекли за один день, а вечером уже въехали в леса хайрута Налколин. Здесь нас тоже встретил какой-то маг. Он создал конструкт и по очереди касался им наших аур. Когда дошла очередь до меня, неожиданно включился имплант и высветил надпись – «Внимание. Попытка ментального сканирования. Заблокировано.»

Проверявший нас эйр похоже что-то заметил, но надолго возле меня не задержался. Вскоре все были проверены и нас пропустили дальше.

– Что это за конструкт у него был? – задал я вопрос своим рептилиям, когда мы немного отъехали от поста.

– Ищут скрытые запрещенные амулеты. – вздохнула Шала.

– Это какие?

– Ну-у-у… Амулеты сокрытия ауры, например. Или какие-либо боевые…

– Значит хреновый из него маг, раз он не смог засечь наши амулеты. – констатировал я.

– Да. Он довольно слабый эйр, поэтому сможет обнаружить только амулеты, созданные еще более слабым магом. – пояснила Зана, – Если бы на ребятах были старые амулеты, те которые им дал Кассиль, то их бы разоблачили.

– Понятно.


На ночь остановились в небольшой роще на берегу ручья, недалеко от границы. Диких зверей здесь можно было не опасаться и ночные дежурства в принципе были не нужны, но мы решили перестраховаться, мало ли кто может ночью пожаловать на огонек. Хоть мы и не сталкивались с разбойниками и ворами, это вовсе не значило что их тут нет. Конечно тут не было такого как на Земле, в трущобах, где можно было получить нож в спину, выйдя в сумерках прогуляться до соседа. Но и здесь хватало криминала, правда орудовали они в основном в больших городах или на очень оживленных трактах. Да и нападать старались только на одиноких путников, а большие отряды предпочитали не тревожить, даже если имели силы их уничтожить. В общем местные бандиты старались действовать тихо и быстро, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание властей. Ну пропало несколько путников, кто их искать будет, расследование проводить? А если исчезнет большой отряд, то это скрыть сложнее. Мы же относились к маленьким отрядам. По сути наш отряд состоял из трех воинов-рептилий, люди же в расчет не принимались, так как не являлись воинами. Ну это так бандиты могли подумать.

За ужином я рассказал молодежи очередную историю из земной жизни, а потом все отправились спать. Дежурили по одному, по два часа, а нас было одиннадцать. Моя смена по жребию выпала на следующую ночь, поэтому сегодня я собирался выспаться как следует.

Стоило закрыть глаза, как снова активировался имплант. «Установка первой ступени завершена. Желаете установить вторую ступень? – Да – Нет». Честно говоря я совершенно ничего не понял. Какие еще ступени? Какая установка? Вспомнил, что при первой активации наноимпланта он сообщил что-то о возобновлении модернизации организма. Но ведь имплант по большей части уничтожен! Получается, что сохранилось достаточно, чтобы продолжить модернизацию? Непонятно… И что делать? Я попытался мысленно затребовать какую-нибудь справку, но никакого результата не последовало. Надпись начала мигать и возможно вскоре исчезнет. Требовалось принять решение, потому что повторное предложение могло и не появиться. Мысленно сплюнув, я «нажал» «Да». Перед внутренним взором мелькнула надпись – «Активация» и моя голова взорвалась всепоглощающей болью. Кажется я пытался закричать, но из горла не вырвалось ни звука. Тело тоже абсолютно не слушалось. Пытаясь пошевелить хотя бы пальцем, я даже не заметил когда потерял сознание.


=***=


Шала


Последняя утренняя смена досталась сархе. Она не стала сидеть сложа руки, а приготовила завтрак, чтобы потом не терять время. Когда небо начало светлеть, разбудила всех. Как обычно в лагере началась суета, кто-то умывался, кто-то поил тардов, а кто-то схватился сразу за котелок. Макс почему-то даже не пошевелился. Это было странно, он обычно вставал сразу.

– Макс, подъём! – девушка толкнула его в бок, но он никак не отреагировал, – Макс? Зана, с Максом что-то не то!

Все мгновенно прервали свои занятия и столпились вокруг. Шала принялась тормошить парня, но реакции по прежнему не было. Быстрый осмотр показал, что он жив, дышит, правда очень редко, но в сознание не приходит. Среди молодежи послышались всхлипы.

– Брысь все отсюда! – шикнула Зана на молодежь, – Надо попробовать лечебные конструкты. Давай ты, у тебя лучше получится. – обратилась она к сархе. Та молча согласилась и тут же сосредоточилась на конструкте. Создав сканирующий конструкт, девушка запустила его в ауру Макса. Ничего не получилось. Точнее конструкт просто растворился, коснувшись ауры. Шала очень удивилась и создала лечебный конструкт. С ним произошло то же самое.

– Ничего не понимаю. – озадаченно произнесла сарха, – Конструкты просто исчезают. Попробуй ты.

Следующие полчаса девушки поочередно пытались вылечить Макса неизвестно от чего, но безрезультатно. К ним присоединился Тарик, который тоже пытался помочь в силу своих способностей.

– Надо молнией его. – выдала Шала. Зана её поддержала, а молодежь округлила глаза. Они-то не знали, что молнии на Макса действуют не совсем так, как на других. Сарха собрала остатки сил и шарахнула парня довольно мощной молнией. В результате он немного дернулся, да и только.

– Ничего не помогает… – Шала без сил упала на грудь пациента и разрыдалась. Все принялись её успокаивать.

– Нужно найти целителя! Мы ведь в хайруте эрхов, здесь должны быть сильные целители. – предложила Вита.

– Нельзя. – отрицательно покачал головой Варух, – Любой посторонний эйр сразу почувствует его силу. Надо пытаться самим.

Шала с Заной были полностью с ним согласны. Если показать Макса постороннему магу, то он сразу определит, что перед ним сильный одаренный. И тогда Макса отправят на алтарь, даже в бессознательном состоянии. После продолжительных споров приняли решение двигаться дальше по маршруту. Они не могли понять что произошло с Максом, но надеялись, что это пройдет само. Ведь он уже впадал в кому и сам потом очнулся. Теперешнее его состояние напоминало ту самую кому, но сейчас он по крайней мере дышал.

Быстро соорудили подобие носилок, которые закрепили между двумя самыми спокойными тардами. Погрузили на них Макса и двинулись в сторону ближайшего города. Требовалось приобрести повозку, потому что такой способ транспортировки больного не годился.

Ближайшее поселение нашлось быстро и туда направились Зана с Варухом, а остальные не стали заезжать, чтобы не светиться лишний раз. Встретились уже на другой стороне городка. Варух купил прекрасную одноосную, рессорную повозку фархского производства. Перегрузили на неё Макса и двинулись дальше. Управлял повозкой сам фарх, а за Максом по очереди присматривали девушки. Зана купила в городе какие-то лечебные травы и собиралась поить отварами из них Макса. Никто возражать не стал, хуже не будет.


Так прошло двенадцать дней. Им пришлось сильно забирать на север, чтобы потом не плыть через озеро. Вышли к хайруту Айтилан там, где и планировали, границу пересекли без проблем и двинулись вдоль северного берега Айтила. Макс всё так же находился без сознания. Девушки ухаживали за ним, как могли, кормили жидкой кашкой, поили отварами. Но на его состоянии это никак не отражалось. Хуже ему тоже не становилось, поэтому все надеялись, что он выздоровеет.

Двигались они обычно по дорогам, но в города и села не заезжали, а останавливались в лесу. В поселения, за продуктами, отправляли обычно кого-то из молодежи в сопровождении Заны. После очередной ночевки на поляне, выехали к небольшой, но глубокой реке. Брода здесь не было, зато имелся мост. Возле моста скопилось подозрительно много народа и пришлось остановиться, чтобы выяснить причину.

Шала с Заной выехали вперед, пытаясь рассмотреть почему движение остановилось. Оказалось всё просто – две повозки столкнулись на мосту и одна из них, проломив ограждение, наполовину свисала над водой. Толпа людей и сархов пыталась её вытащить. Дело осложнял взбесившийся тард, запряженный в эту самую повозку, который не хотел никого подпускать к себе.

Этот мост похоже был единственным во всей округе и возле него быстро собралось много народу как с этой стороны, так и с той. Дело грозило затянуться до вечера. Наконец кому-то удалось зацепить за упряжь тарда веревку. Второй конец привязали к двум верховым тардам и попытались вытащить повозку вместе со зверем. Под крики толпы дело сдвинулось и вскоре путь был свободен. Оставалось дождаться своей очереди и ехать дальше.

– Держи его! – внезапно раздался громкий крик позади. Девушки резко обернулись и увидели очень нехорошую картину. Пока они наблюдали за расчисткой моста, сзади подъехал очередной отряд. Там было около двадцати сархов, шестеро из которых носили одежды храма. В сторону от дороги, вдоль реки, галопом уносился один из молодых парней, а за ним гнались двое стражей. Вот один из воинов что-то метнул в парня и сбил его с тарда. Остальные воины быстро окружили небольшой караван. Варух сделал какое-то движение и два ближайших тарда провалились по колено в грунт дороги, но всадники благополучно соскочили. Среди стражей оказался сильный сайр, он нанес какой-то незримый удар и через секунду Варух безвольно откинулся на козлах.

Девушки не задумываясь развернули тардов и рванулись в бой, вынимая на ходу оружие. Шала одним ударом отрубила руку ближайшему всаднику, потом смогла ранить второго. Она сама не понимала что пытается сделать, ведь стражей слишком много, да и помимо них тут полно других воинов. Еще и воины храма во главе со жрецом…

Стражи быстро опомнились и принялись отражать внезапную атаку. Шала смогла зарубить еще одного, потом отвлеклась, помогая Зане, и в этот момент её настиг удар сайра. Воздушный таран сшиб девушку с дороги вместе с тардом и они полетели кувырком в траву. Приземлилась очень неудачно, тард зацепил её копытом по голове и она потеряла сознание.


Очнулась Шала в их же повозке, связанная и с больной головой. Повернув голову, увидела также связанную Зану. На шее у неё блестел металлический ошейник. Судя по ощущениям, на самой сархе был точно такой же.

– Где мы? – прошептала она.

– Тут же, у моста. Нас связали и бросили в повозку. Стражи ловят разбежавшихся людей.

– Какой-то урод случайно коснулся Марика и почувствовал его Дар. С этого всё и началось… – произнес позади Варух. Он находился в таком же положении, что и девушки.

– А что с Максом? – внезапно вспомнила Шала.

– Тут он. Так и лежит. Его даже не трогали. – сообщил фарх.

Шала задумалась. Дело было не просто плохо, а очень плохо. Они попали в плен к стражам и воинам храма. Освободиться нет ни малейшей возможности. По всей видимости их всех ожидал алтарь. Её предположение вскоре подтвердилось, полог повозки откинулся и внутрь заглянули жрец и Старший сайр.

– Ты понимаешь, что все эти рабы одаренные? – говорил жрец сайру, – Я должен доставить всех в храм и сообщить о них Верховному. Скорее всего он затребует большую часть в свой Главный храм.

– Я всё понимаю, но требую компенсацию! – ответил сарх, – Эта тварь убила одного из моих стражей и ранила троих. Её я тоже хочу получить.

– Нет! Во-первых она преступница, а во-вторых она беглая жертва. Ты же знаешь, что Верховный никогда не отдаст тебе жертву. Кстати, некоторое время назад, где-то в Линноле погибли наши братья. Говорят там видели некую сарху, вроде как беглую жертву… Не удивлюсь, если окажется, что это она и есть. Тогда ей придется долго мучиться на алтаре.

– Ясно. Так что насчет компенсации? – погрустнел сайр.

– Получишь ты свои деньги, не расстраивайся. – махнул рукой жрец, – А это кто? – видимо он только сейчас заметил Макса. Протянув руку, он коснулся человека и пораженно сказал, – Это очень сильный одаренный! Никак не ниже Старшего! Почему он без ошейника?

– Так он без сознания. Рабы говорят, что он уже больше десяти дней в отключке. Да и ошейников у нас больше нет…

– Странно… – протянул жрец, – Ладно, этого тоже в храм. Раз до сих пор не очнулся, то до храма довезем, а там ошейников хватит на всех. Свяжите его, на всякий случай. – в повозку тут же заскочил один из стражей и быстро связал бессознательного человека, – Вещи их проверили?

– Да. Нашли много непонятных артефактов, судя по всему украденных из какого-то хранилища. Во многих присутствует непонятная магия и мы трогать не решились. Нужно отдать их Армонту, может он разберется. Еще у них было довольно много кирнита и золото. Это я оставил себе, как боевые трофеи.

– Много золота? – насторожился жрец, но потом махнул рукой, – Ладно. Твоя добыча.

Подбежал один из стражей и доложил, что все рабы пойманы и связаны. Жрец еще раз окинул взглядом пленников и скомандовал выдвигаться. Полог на повозке опустился и она тронулась, а Шала тихо заплакала. Не так она представляла конец своих дней.

Когда они последний раз заглядывали в карту, сверяясь с маршрутом, то видели небольшой городок сразу за рекой. Судя по всему их туда и везли, потому что другие поселения вокруг были слишком малы, и храмов в них не должно было быть.

Ехали они часа два. Потом, судя по изменившемуся звуку колес, они въехали в город. А еще через десять минут повозка остановилась и полог снова откинули. Два воина храма развязали ноги пленникам и вытащили их на мостовую. Шала осмотрелась. Они находились на заднем дворе небольшого храма. Маленький дворик с десятком плодовых деревцев окружала двухметровая стена, справа виднелись прикрытые ворота. Из охраны присутствовало восемь воинов храма и трое стражей. Большинство из них сейчас стягивали с тардов связанных людей, остальные просто делали вид, что охраняют. Жрец стоял недалеко от повозки и наблюдал, а Старшего сайра нигде не было видно.

– Это что еще за дохлятина? – один из воинов заглянул в повозку и ткнул Макса в бок.

– Вытаскивай, пока он не сдох. – сказал другой, – Сайтерин принимает любые жертвы. Даже полудохлые. Ха-ха-ха!

Первый воин ухватил человека за ногу и выволок из повозки. Никто не попытался придержать безвольное тело и Макс шлепнулся на мостовую, ударившись головой. Рядом громко всхлипнула Зана. В этот момент Макс открыл глаза и недоуменно спросил:

– Девчонки, а где это мы?


=***=


Макс


Очнулся я как-то резко, будто питание на лампочку подали. Голова подозрительно загудела, но это сразу прошло. Мигнула привычная надпись – «Активация» – и я открыл глаза.

– Девчонки, а где это мы? – выдал я фразу.

Я валялся на земле, рядом стояли связанные мои рептилии, а вокруг столпились типы в голубых балахонах. Справа виднелось какое-то вычурное здание, похожее на церковь. Увиденное мне очень не понравилось и я попытался встать. Оказалось что я тоже связан по рукам и ногам.

– О! Смотри-ка, и этот очнулся! – воскликнул один из голубых и пнул меня в бок, – Это хорошо, на алтарь лучше ложиться в сознании. Так Сайтерину больше нравится!

Алтарь? Чё он сказал? До меня наконец дошел смысл слов. Они хотят принести нас в жертву? Хрен им! Я резко дернулся всем телом и связывавшие меня веревки лопнули как прелые нитки. Вскочил на ноги и улыбнулся девушкам:

– Девчонки, эти типы вас обижают?

Все уставились на меня огромными глазами. Воины вокруг потянулись к оружию. А меня захватило какое-то сладостное чувство всемогущества. Это напоминало мне ощущения в момент трансформации, но подсознательно я понимал, что трансформация невозможна.

Мгновенно оценил ситуацию и, схватив за одежду ближайшего воина, швырнул его в сторону наибольшего скопления голубых. Потом двумя ударами отправил в мир иной еще двух воинов и выхватил у одного из них кинжал. Пока остальные воины очухивались, разрезал веревки на руках Шалы. Потом хотел было освободить Зану, но раздался крик кого-то из молодежи:

– Сзади!

Время будто замедлилось и я резко обернулся, преодолевая сопротивление, ставшего густым, воздуха. Прямо в меня летела стрела, выпущенная одним из стражей, стоявших на крыльце храма. Я мог спокойно отклониться от стрелы, но тогда она попала бы в стоявшую позади Зану. Поэтому я попробовал её перехватить. Всё же скорость стрелы была высока и мою руку сильно дернуло в сторону. Наконечник стрелы застыл в сантиметре от груди девушки. Она даже не успела понять в чем дело. А страж уже выхватил следующую стрелу…

Не долго думая, я метнул в него нож и попал рукояткой в лоб. Сила и скорость удара были таковы, что стражу хватило и этого. Его голова резко откинулась назад, а сам он шлепнулся на пятую точку, высоко задрав ноги. Остальные воины в это время успели вытащить оружие и приблизились на расстояние удара. Из-за повозки показались еще двое стражей и какой-то сайр. Одного из стражей сбила с ног Шала, но саму её тут же схватил второй. Зана тоже не осталась в стороне и, махнув ногой, врезала по морде сайру. Мне тоже хватило противников, троих я быстро обезвредил, уворачиваясь от их мечей, потом прибил еще одного. Двигались они как мухи в киселе, поэтому я мог противостоять им даже без оружия.

«Ментальная атака» – мигнула надпись и по телу пробежало стадо мурашек. Отправив в полет очередного воина, я повернулся к сайру, точнее к Старшему сайру. Видимо это он в меня чем-то запустил, а сейчас создавал хорошо знакомый мне воздушный таран. Можно было просто отскочить с траектории тарана, но он мог зацепить девушек или Варуха, который в этот момент пытался драться со стражем. Поэтому я прыгнул с места, рыбкой, в сторону сайра и смог подбить ему ноги. Он всё же успел запустить свой конструкт, но прицел я ему сбил и таран ударил в повозку, разметав её по двору. Ухватив этого гада за ногу, я подтащил его ближе и размозжил голову кулаком. Слишком опасно оставлять такого противника в живых.

Позади раздался визг, но отреагировать я не успел – что-то холодное воткнулось в мое левое плечо. Не обратив на это внимания, я не глядя махнул ногой назад себя и в кого-то попал. Вскочив на ноги, увидел трех воинов храма, стоявших на крыльце и целившихся в меня из луков. До них было метров десять и я никак не успевал, поэтому собрался уворачиваться от стрел, краем глаза осматривая поле боя. В живых осталось, помимо троих лучников, только двое стражей. С ними пытались сражаться Зана и Варух, правда успехи у них были не очень. Руки-то им никто не развязал.

Внезапно у одного из лучников в глазу возникла стрела, он выронил лук и осел на ступени. Краем глаза заметил Шалу с луком. Оставшиеся двое успели выстрелить, но я увернулся от стрел и рванул к ним. Пока бежал, второй лучник упал со стрелой в груди. Последний успел наложить стрелу, но выстрелить я ему не дал, а сильным ударом сломал ему грудную клетку. Развернувшись, хотел было бежать на помощь своим, но Шала, подхватив чей-то меч, уже добила оставшихся противников.

Глубоко вздохнул и осмотрел поле боя магическим зрением, увидел двух недобитых воинов. Один был ранен, а вот второй явно притворялся. Быстро подошел к самому хитрому и, ухватив его за шею, поднял на ноги.

– Не убивай меня! – завизжал тип, пытаясь вырваться, – Тебя покарает Великий Сайтерин!

Только после этих слов я понял кого поймал. Это был жрец. Жалеть эту тварь я не собирался и резко сжал пальцы. Хребет выдержал, но что-то там всё же хрустнуло и жрец, забившись в конвульсиях, извергнул изо рта поток крови.

– Славно повеселились… – пробормотал я, откинув бьющееся тело, и направился к своим. Шала не теряла времени даром, успела развязать Зану с Варухом и они вместе принялись освобождать молодежь. Ребята смотрели на всё дикими глазами и похоже не очень верили им.

– Макс ты ранен… – начала было Зана, но я прервал её.

– Потом! Где наши вещи? Где контейнер? – меня волновала сохранность драгоценного топлива. Повредить или отключить контейнер было очень не просто, но кто знает этих придурошных сархов, может сломали.

– Кое-что в сумках стражей, а остальное навьючено на наших тардов. – сказала, немного очухавшаяся Лора.

– Быстро всё собираем и уходим отсюда! – скомандовал я, потом повернулся к храму, – Девчонки, как думаете, там есть еще кто?

– Надо проверить… – Шала хотела было рвануть в храм, но я её остановил.

– Присмотри здесь, а я пока проверю. Просто я еще ни разу не бывал в местной церкви. Хе-хе! – я подхватил чей-то меч и направился к входу в храм.

Через небольшую дверь черного хода, я попал в какой-то коридор. Быстро пробежал по нему, заглядывая в каждую дверь. Никого не обнаружил и вскоре оказался в главном зале. Большой круглый зал имел очень высокий куполообразный потолок, стены были отделаны деревянными панелями, покрытыми растительным орнаментом. Немного влево располагался алтарь из белого камня, прямо за которым стояла отлично выполненная статуя сарха, высотой метра четыре. Разглядывать мне было особо некогда, но в глаза бросилась одежда этого божества – серебристый, облегающий комбинезон, чем-то напоминающий легкий скафандр без шлема. Отбросив дурацкие мысли, я проскользнул в соседнюю дверь и поднялся по лестнице на второй этаж. Здесь тоже был коридор и навстречу мне шли два типа в голубых балахонах. Оружия я у них не заметил, но в живых оставлять никого было нельзя, поэтому просто зарубил и пошел дальше.

В одной из комнат меня встретил еще один жрец. Его я так же прикончил без зазрения совести и быстро осмотрел комнату. Это был какой-то кабинет с парой столов и кучами бумаг на них. Бумаги меня не интересовали, а вот сундук в углу был очень даже интересен. Хотя бы потому, что на нем висел здоровенный замок. Хотел было попробовать сбить его мечом, но вовремя заметил висящий на шее жреца ключ. В сундуке оказались какие-то украшения, завернутые в ткань, а также шесть тяжелых кожаных мешочков с монетами. Монеты взял, а украшения оставил, прихватив только какие-то висюльки на цепочках. Из окна второго этажа было неплохо видно, что твориться за забором. Там видимо была какая-то улица, я увидел нескольких бредущих по своим делам сархов, потом проехала повозка… Похоже никто пока не в курсе произошедшего здесь. Это хорошо, но надо смываться.

Больше в храме никого не нашел и бегом выскочил во двор. Мои спутники уже всё погрузили на тардов и ждали только меня. Вита подвела мне оседланного тарда и протянула мой пистолет.

– Вы знаете куда ехать? – спросил я, выбрасывая трофейный меч. С оружием мне лучше не мелькать на улице города.

– Нас в повозке везли… – начал Варух, но Лора его перебила.

– Мы приехали оттуда, – она указала вправо от ворот, – значит нам нужно ехать туда. – махнула рукой влево.

– Тогда поехали! – я сунул пистолет в кобуру и вскочил в седло. Вперед поехала Шала, за ней пристроился Варух, а все остальные последовали за ними. Мы с Заной были замыкающими.

Сильно гнать не стали, чтобы не привлекать внимание, а ехали легкой рысью. Народу на улицах было не много, на нас поглядывали, но без негатива. Правда выехать из города по-тихому нам всё же не дали.

Когда впереди показались распахнутые городские ворота, позади нас раздались крики и грохот копыт. Десяток всадников выскочили из-за поворота и рванули к нам. Мы с Заной, не сговариваясь, схватились за пистолеты и открыли огонь по преследователям. Стрелять было не удобно, но результат был. Шестеро всадников слетели с тардов, а оставшиеся резко затормозили.

Стражи на воротах заметили происходящее, но Шала с Варухом быстро заставили их попрятаться в укрытия. Мы прибавили скорости и, постреливая одиночными в стражей, чтобы не вздумали закрыть ворота, сумели прорваться за пределы городка. Отъехав метров тридцать от ворот, я остановил своего скакуна и несколькими прицельными выстрелами ранил тардов противника. Конечно животные не виноваты, но выхода другого не было. В стражей попасть было намного сложнее, к тому же они хорошо прятались, а так они не смогут нас преследовать. По крайней мере сразу, пока не найдут других скакунов. За это время мы сможем уехать на порядочное расстояние, а возможно и вообще оторваться от погони.

Примерно через километр съехали с дороги и рванули по каким-то кустам в северном направлении. Продолжать путь по землям Айтилана было бы безумием. До восточной границы, по словам Шалы, было дня три пути, а до северной, всего пара десятков километров. Мы очень надеялись, что здесь, на севере, осталось не очень много войск. По идее основные силы должны быть отправлены на юг, отражать грядущее нападение кархов.

Наш замысел удался в полной мере. Видимо преследователи не ожидали, что мы будем прорываться на север, или просто не успели предупредить стражей на границе. Мы вполне спокойно пересекли границу, нас даже снова проверил какой-то малолетний сайрит, разумеется ничего не обнаружив. До темноты двигались в глубь кархских степей и остановились на ночь в небольшой бамбуковой рощице. В этот день все невероятно устали, поэтому все разговоры отложили на завтра и, распределив дежурства, после ужина завалились спать. Перед сном я вспомнил о ране на спине и осмотрел себя магическим зрением. Странно, но рана выглядела так, как-будто была нанесена пару дней назад. Она практически не болела и не мешалась. Быстро залечил её и отключился.


Рано утром, не успел я толком проснуться, как на меня тут же накинулись с расспросами.

– Макс, что с тобой было?

– Без понятия. Я и сам не знаю. Активировалась какая-то древняя гадость в моей голове. Правда в этом есть плюсы…

Действительно, то состояние, в котором я очнулся, не исчезло полностью. Я ощущал себя намного сильнее чем был раньше. Голова была ясная, даже магическое зрение улучшилось. Видимо что-то во мне глючный имплант всё же изменил. Главное чтобы потом копыта не откинуть после таких изменений. Избавиться от импланта я пока не мог, да и не хотел, он реально помогал при работе со сложными конструктами. Например при лечении. Чтобы его вывести из организма, требовалось ввести в кровь специальных нанитов, предназначенных для этого. А нанитов создать можно было только запустив соответствующий агрегат, и для этого требовался иллинитиум. Топливо теперь есть, осталось добраться живым до корабля…

Чтобы ко мне не приставали с вопросами, ответы на которые я и сам не знаю, я начал расспрашивать всех сам. Оказалось, что провалялся я в беспамятстве почти две недели! Потом мне поведали историю нашего пленения, горячо благодарили меня за то, что так вовремя очнулся. Мне было интересно, сам я очнулся, или этому поспособствовал удар башкой о мостовую? Ответа мне, разумеется, никто дать не мог. Оставалось только радоваться, что всё так удачно сложилось, а также тому, что мы наконец выбрались из земель старших рас. С кархами как-то проще – увидел – убил, не можешь убить – беги.

Наконец приготовили завтрак и я накинулся на еду как голодный раграсс, только что не рычал. Вечером был весь на эмоциях после стремительной гонки, поэтому особо и аппетита не было, а сейчас прорезался. Умяв тройную порцию, я нацепил на себя всю свою амуницию (теперь можно) и мы тронулись дальше на север. Планировали отъехать от границы еще на десяток километров, а потом свернуть на запад.

– Нам надо спешить. – заявила Зана, поровняв своего тарда с моим Транспортом, – Я слышала разговор стражей, пока нас везли в храм. Они обсуждали последние новости с юга. Орда кархов оказалась не единственной, следом за этой ордой пришла еще одна, чуть слабее, но тоже многочисленная. Кархи уже прошли Воллен насквозь и сейчас прорываются через Линнол. Стражи говорили, что правитель Айтилана решил не воевать с дикарями, а пропустить их через свои земли.

– Ты уверена?

– Так они говорили. Многие тоже считают, что орда пытается просто пройти в западные земли. Если их пропустить, то и жертв не будет…

– Это очень плохие новости… – пробормотал я. Пока кархов сдерживали старшие расы, мы могли успеть проскочить мимо Седых гор, дойти до корабля и подготовиться к встрече. А если старшие их просто пропустят, то мы не успеем. В таком случае придется прорываться через орду к кораблю. За корабль я не беспокоился, кархи смогут разве что осадить его. Но как нам тогда туда попасть? Мелькнула дурацкая мысль сделать новый амулет личины и прикинуться кархом… А что, я хоть и мельче большинства этих горилл, но и такие среди них встречаются. Отложим это на самый крайний случай.

Попытался связаться с кораблем, но безуспешно. Сейчас мы находились далеко на севере и между нами и кораблем находились Седые горы. Плохо что мы не имели возможности предупредить своих о приближающейся опасности. Оставалось надеяться на удачу и собственную скорость…

Посовещавшись, решили двигаться со всей возможной скоростью и смотреть в оба, чтобы не наткнуться случайно на орду, или на местных кархов. По предварительному прогнозу, до южной оконечности Седых гор мы должны были добраться дней за восемь-десять, если никаких неприятностей в пути не будет. А там до корабля рукой подать.


ГЛАВА 6


Ола


– Прибыл Валеш. – сообщил по связи Рэкс, – Проводить его сюда или сама выйдешь?

– Отправь его в беседку, я сейчас туда приду. – ответила Ола.

Девушка находилась в своей каюте и занималась изготовлением амулетов воздушного кулака. В связи с грядущими событиями они очень понадобятся. Конечно лучше было бы обеспечить одаренную молодежь воздушными таранами, или чем-то подобным, но на них требовалось море энергии, а с ней было не очень. Ола решила, что лучше сделать побольше слабых, но многоразовых амулетов, чем немного одноразовых.

– И пусть Ланс туда тоже подойдет. – немного подумав, добавила она.

– Хорошо.

Закончив зарядку очередного амулета, девушка настроилась на поглощение энергии мира, чтобы запустить более быстрый процесс восстановления, и только потом поднялась с койки. Поправив одежду перед зеркалом, отправилась на крышу, в беседку.

Валеш уже сидел там, а две девушки накрывали на стол. Ола поздоровалась с бывшим стражем и удовлетворенно кивнула официанткам. Перекусить она была не против.

Валеш, довольно молодой сарх, по меркам старших рас (всего-то лет сорок), был одним из присягнувших ей стражей, которых освободили в последнем бою с кархами. После предательства Старшего сайра Сантока было проведено небольшое совещание, на котором решили отправить в Саллез разведчика. Валеш сам вызвался. У него в хайруте осталась жена и дочь, и он хотел их забрать сюда. Конечно его отпустили не просто так, а после специальной клятвы, которую составил Рэкс. Это чтобы избежать неожиданностей. Хотя, как показали недавние события, клятва всё же не давала стопроцентной гарантии.

– Магесса Ола… – начал было сарх, но девушка его остановила.

– Подожди. Давай поедим сначала. Ты наверное тоже голоден?

Валеш немного засмущался и кивнул.

– Привез жену с дочерью? – спросила Ола. Этот вопрос был задан просто так. На самом деле она давно знала с кем вернулся сарх, Рэкс отслеживал всё вокруг и давно ей доложил. Помимо жены и дочери, он привел еще двенадцать человек, среди которых был один одаренный мальчик.

– Да, магесса. Они сейчас располагаются в доме номер четыре, на улице Эйтеринцев. Рэкс предложил этот дом нам.

Ола только кивнула и приступила к позднему обеду, или скорее к раннему ужину. В последние дни она часто забывала нормально и вовремя питаться. Нервное напряжение, беспокойство за судьбу поселка, тяжелая работа, всё сказывалось на аппетите. Сейчас она и сама не поняла, почему попросила Валеша начать доклад после еды. Голод тут был совсем не при чем. На самом деле ей было страшно услышать плохие новости.

Когда с ужином было покончено, появился Ланс. Ола пригласила его за стол и дала знак Валешу начинать доклад.

– Новостей много, и все они плохие. – начал сарх, – Мне удалось собрать довольно много информации. У моей дочери есть поклонник из окружения Великого сайра Санпека, вот у него она и выведала всё. Санпек планирует начать поход через месяц. Он распустил слух, что воевать пойдет с людьми, которые продались кархам. По его версии, кархи воспитали человеческих магов и теперь с их помощью захватывают караваны, следующие по Оллизу. Мол они захватили его брата и теперь держат в плену. В это конечно мало кто верит, но достаточно того, что поверили два главы. Два клана выразили свое согласие на участие в этом освободительном походе. Кстати, тех воинов, что вы отпустили под клятву, по-тихому убрали еще на подходе к Саллезу. Видимо о них Санток тоже рассказал брату.

– Уроды! – выдохнул Ланс, сжимая кулаки. Ола его прекрасно понимала. Во-первых это были его бывшие подчиненные и товарищи, а во-вторых старшие расы вообще очень негативно относились к убийству себе подобных. Даже в войнах между старшими расами (которые иногда всё же случались) практически никогда не было убитых, только раненные. Старшие вообще не любили убийства, если конечно это не жертвоприношение (но тогда считалось, что на это воля бога) и не убийство кархов (кархи вообще считались «детьми демона» и подлежали уничтожению).

– Как же ты смог проскочить? – спросила девушка.

– Мне повезло… – пробормотал сарх, – Я ведь шел по следам тех стражей, поэтому случайно наткнулся на их могилу. Их убили стрелами, наверняка такие же стражи. Поэтому я стал осторожен и смог пройти через границу незамеченным. Ну, а оказавшись дома, прибегнул к старой хитрости, – он коснулся своего лица, – немного изменил с помощью краски родовой узор. Пока я там находился, то мало выходил из дома, а если и выходил, то только в сумерках. Старался не попадаться на глаза знакомым, встречался только с теми, кому полностью доверяю.

– Ясно… Ну и что удалось выяснить? Кроме слухов, распускаемых главой.

– Оба Великих из соседних кланов решили лично участвовать в походе, чтобы слава освободителя не досталась одному Санпеку. Также им удалось уговорить еще четверых свободных Великих. Старших сайров будет не меньше сорока. Насчет простых сайров пока точной информации нет, но их точно не меньше сотни. Еще почти пятьсот стражей и около тысячи простых воинов…

– Ничего себе! – вскочил Ланс, – Да этого хватит чтобы стереть с лица Эйтери небольшой хайрут, не то что маленький поселок людей!

– Да… Санпек похоже хочет перестраховаться. Он как раз и пустил слух, что кархи с людьми образовали тут хайрут. Но самое плохое не в этом…

– А в чем же? – насторожилась Ола.

– Он в большом количестве закупает мощные амулеты защиты от огня. Причем большую часть поставляют ему кархи.

– Вот тварь! – снова вскочил Ланс, – Придушил бы его собственными руками! Я всегда знал, что он тварь продажная.

– Успокойся. – зыркнула на него девушка и сарх быстро взял себя в руки, – Значит дроны будут практически бесполезны… Рэкс? Есть идеи?

– Не знаю… – раздался голос из небольшого динамика на потолке, – Гранаты, например.

– Ну мы же пробовали делать их из глины, как советовал Макс.

Они действительно попытались делать емкости для гранат из глины. Пробовали по разному, но ничего стоящего не вышло. Они либо не взрывались совсем, либо могли сами рвануть в любой момент. После гибели одного из солдат, когда граната взорвалась прямо у него на поясе, Ола запретила такие эксперименты.

– Необходимо тонкое стекло. – сказал ИИ.

– Ага, только где его взять? Ты сам видел то, что получается у наших, так называемых, мастеров, а твои дроны много не успеют сделать.

– Зачем тонкое стекло? – не понял Ланс. Его пока никто не посвящал в тайну производства гранат, хотя их действие он видел.

– Да, зачем? – присоединился к вопросу Валеш.

Ола с Рэксом в нескольких словах объяснили что и зачем нужно. Валеш подумал несколько минут, потом вскочил.

– Я сбегаю к жене. Мне кажется я знаю чем можно заменить стекло. – и получив разрешение, он убежал. Вернулся минут через десять и вывалил на стол пару горстей пузырьков с разноцветными прозрачными жидкостями.

– Вот! Такое подойдет?

– Что это? – Ола взяла один пузырек, размером с фалангу пальца и внимательно посмотрела на свет, – Какой тонкий…

– Это духи эрхского производства. – пояснил Валеш, – Моя жена владела парфюмерной лавкой и захватила немного самых дорогих духов с собой. Сами пузырьки сделаны из сока болотного валга. Его выпаривают, получается густая клейкая дрянь, из которой и лепят эти пузырьки.

– Интересно… – Ола стукнула пузырек об стол, но тот не пожелал разбиваться, – Ага, слишком крепкий для наших целей.

– Посмотри на него магическим взглядом. – посоветовал сарх. Девушка взглянула. – В нем укрепляющий конструкт. Если вытянуть из него энергию…

Ола легко избавила пузырек от конструкта и снова стукнула его об стол. Тот рассыпался на тысячи мельчайших осколков, а в беседке разлился мощный цветочный аромат. Все мигом выскочили на свежий воздух, пытаясь отдышаться и проморгаться. Аромат был вкусный, но в такой концентрации заставил плакать и давиться кашлем.

– Уф-ф-ф! – выдохнула Ола, – Такими духами можно прекрасно травить вражеских солдат! Жаль что они могут надолго дыхание задерживать, сархи всё же. Но против кархов будет самое то!

– Чего? – выпучил глаза Валеш, – Этот пузырек стоил восемь золотых луев. Слишком дорогое оружие получится.

– Да я шучу. – отмахнулась Ола, – А пустые пузырьки дорогие? И где их можно приобрести?

– Нет, они не дорогие. Цена зависит от размера. От одного медного луя, до восьми.

– Значит есть разные размеры?

– Ну да. Правда крупнее вот таких, – он показал сжатый кулак, – не бывает. Чем крупнее сосуд, тем труднее его сделать. Не знаю, правда, почему…

– Где взять? – перебила его Ола.

– Так в Бастуне. – непонимающе улыбнулся сарх. – Это хайрут эрхов на западе, сразу за Оллизом. Мы часто там бывали с женой, связи имеются. Она может сделать срочный заказ на пузырьки! – поспешил добавить он, – Жена всегда делала предварительный заказ по амулету связи, и к нашему приезду обычно всё было готово!

– Что ж, отлично! Пусть сделает заказ, стоимостью… – Ола немного подумала, потом сказала, – Не важно, какой стоимостью, но чем больше, тем лучше. И еще… – девушка достала блокнот и принялась рисовать размеры необходимой тары.

– Мы сейчас же свяжемся с Каллой, это хозяйка мануфактуры, в которой делают эти пузырьки.

– И семян этого дерева купите.

– Зачем?

– Посадим у себя и будем добывать этот сок. – пояснила девушка.

– Магесса Ола. Я конечно ни разу не эрх, но даже я понимаю, что это дерево растет только в болоте. – скептически улыбнулся Валеш.

– Ну и что? – Ола прекрасно помнила, что фархам не составило особого труда вырыть большой пруд. Значит они смогут организовать и болото. – Сделаем болото. Где-нибудь возле озера.

– Хорошо… Всё будет. – заявил Валеш и убежал.

– Нужно отправлять туда отряд. – сказала девушка, обращаясь к Рэксу.

– Я пойду с Валешем. – сразу заявил Ланс.

– Хорошо. Еще нужно поговорить с Элихором, может они с Ласлой согласятся. Также придется выделить вам несколько солдат. В хайруте им придется изображать рабов, но в пути они могут помочь, если что. До реки вас проводит Пион, он лучше всех знает то направление. Только вот, на чем вам через реку переправляться…

– Лодка не проблема. – заявил Рэкс. – В ремотсеке полно калиновых листов. Мои дроны за ночь сделают легкую прочную лодку.

– Из калина? – округлила глаза Ола. Она до сих пор с большим трепетом относилась к этому металлу. Само собой, ведь в землях старших рас он стоил не на много дешевле золота.

– Боишься, что украдут? – хихикнул Рэкс, – Я думаю сархи с эрхами способны корабль замаскировать, а не то что какую-то лодку.

– Ладно, делай лодку… – согласилась Ола. – Утром отправляетесь. – это она сказала Лансу, – Пойду, поговорю я Элихором…

Ола решила сама прогуляться до эрхов, нужно было немного развеяться. Чтобы не идти через коридоры и лестницы корабля, она спустилась по установленной здесь специально, аварийной лесенке. Её в случае опасности можно было легко убрать. Улица Эйтеринцев располагалась на западе от корабля. Рептилии предпочли селиться немного в стороне от людей. Улочка имела всего восемь домов, Ола думала построить еще, чтобы запас был, но Рэкс её не поддержал. Он также посоветовал не увлекаться строительством домов для людей. Сказал, что когда Макс привезет иллинитиум, то начнется настоящее строительство. Строить будет агрегат, специально для этого предназначенный. Ола уже видела этого монстра. Он находился в грузовом отсеке, вход в который дроны вскрыли не так давно. Сейчас они занимались вскрытием грузового люка. Честно говоря она не понимала какая сила способна заставить огромного железного монстра работать, слишком уж страшно он выглядел. Там был еще один, летающий. Но тот хоть был меньше в три раза, да и выглядел не таким страшным. Правда представить, что эта штука может летать, было выше сил девушки. Но это было всё не важно, без Макса эти монстры не сдвинутся с места, а с Максом Оле будет ничего не страшно. Даже летать на этом флайботе.

При подходе к домику Элихора и Ласлы, нахлынула ностальгия. Она увидела привычное с детства строение, небольшой домик, срубленный из цельных стволов папоротников. Эрхи сами помогали строить этот дом, и потом еще много чего добавили. Домик был одноэтажным, имел две комнаты, кухню и пару подсобных помещений. Стены увиты тонкими лианами со множеством цветов. Крыша покрыта фигурными отрезками «лопуха», обработанными с помощью магии. Рядом уже начинал зацветать небольшой садик, в него Ласла вложила много сил. С другой стороны располагались грядки с редкими растениями, в которых нуждались все эрхи.

При подходе к домику, Ола почувствовала охранный конструкт. Это была просто сигнализация, оповещающая хозяев о появлении гостей. Буквально через десять секунд из двери выглянула эрха.

– Ола? Ой! Заходи, пожалуйста! Тебя так давно не было видно на улице! Сейчас позову Эла. Проходи на кухню. Или пойдем в беседку? – защебетала девушка. Ола даже улыбнулась от такой встречи и подумала – надо чаще ходить в гости.

– Давайте лучше на природе. – ответила она и направилась в сад, где виднелся небольшой навес с двумя скамейками и столиком. Спустя пару минут вышли хозяева, поставили на стол кружки и кувшин с теплым отваром. Ласла разлила напиток и они вопросительно уставились на визитершу.

Ола в нескольких словах поведала о предстоящем походе за тарой для гранат и предложила им поучаствовать. Разумеется молодые эрхи с радостью согласились. Им всё же нелегко было здесь жить, без сородичей. Потом Ола рассказала все новости и отправилась в корабль. На половине пути Рэкс сообщил, что на связь вышла Лиавэль.

Великая сайра наконец достигла Омитилона, но Уллию там не застала. По словам Лиавэль, Светлая магиня тоже получила указания от богини и направилась на юго-запад, чтобы донести волю Эйтерины до эрхов, живущих в западных лесах. Сайра решила отправиться следом за ней, догнать и присоединиться к её отряду. Во-первых лишняя защита Уллии не помешает, а во-вторых Лиавэль намеревалась ненавязчиво намекнуть о Корабле и свободных людях, нуждающихся в защите. Но по-любому помощь если и будет, то не раньше чем через несколько месяцев. Слишком уж далеко Уллия сейчас находится.

А на следующий день вышел на связь Макс. Он сообщил, что добыл довольно большое количество топлива и уже двигается домой. Ола невероятно обрадовалась, пожелала удачи и легкого пути, но про свои проблемы умолчала. Она не хотела чтобы Макс беспокоился за неё. Пусть лучше едет спокойно, осторожно, чтобы уж наверняка. А Ола здесь как-нибудь и сама справится. Наделают гранат…

– Рэкс!

– Да?

– Помнишь ты показывал нам какой-то фильм про древних людей Земли?

– Да, было такое.

– Там дети использовали такие непонятные штуки… Э-э-э… Камнями стреляли!

– Рогатки?

– Да! Точно! Ты знаешь как их делать? – девушка аж подпрыгнула от нетерпения.

– Ничего сложного там нет… Резина нужна. Это в принципе не проблема. Можно перенастроить синтезатор ГСМ и он сделает что-то похожее. А зачем тебе эти древние детские игрушки. Хочешь использовать как оружие? Так из них если только шишки стражам набивать.

– Гранаты, Рэкс! – улыбнулась девушка, – Будем метать с их помощью гранаты!

– Хм… – только и сказал ИИ.

– Найди-ка мне этот фильм. Хочу еще раз посмотреть как ими пользоваться. А сам пока приступай к производству этой самой… дрезины.


=***=


Никас


Литта с Никасом находились уже больше месяца в Оазисе (так они решили назвать рощицу старого эйра). Они уже исследовали здесь абсолютно всё, собрали и упаковали все книги, которые требовалось забрать с собой. Пожертвовав небольшим количеством кирнита, улучшили защиту Оазиса. А подмоги всё не было. На все запросы академия отвечала однозначно – ждите, помощь к вам отправлена. Они уже было подумали, что помощь к ним отправили из самого Оморна, слишком уж долго она добирается.

Наконец пришел вызов на амулет связи и Никасу сообщили, что помощники явились и ждут у порога. Пришлось выходить и встречать, потому что сами они сюда точно не пройдут. Сейчас парень с девушкой выглядели как молодые эрхи. Конечно можно было давно отключить амулеты личины, но так всё же было надежнее. Тем более, что их предупредили, что посланная к ним пара, тоже будет изображать эрхов.

Два всадника и караван из двадцати вьючных тардов ждали их в километре от рощи. Навстречу им отправился Никас, а Литта на всякий случай осталась у выхода. Так как тардов у них не было, пришлось идти пешком. За пять минут Никас подошел ближе и махнул рукой. Караван тронулся ему навстречу.

– Я Никас! – крикнул он, когда двое «эрхов» остановились в тридцати метрах.

– Витор, а это Сата! – ответил парень, изображающий эрха.

– Витор Кайлин? Сата Марико? – спросил Никас. Он помнил этих ребят по академии. Витор вроде бы неплохо владел магией земли, а его напарница любила воду.

– Ну да. А ты Никас Громов? – улыбнулся парень, – Кто с тобой?

– Литта. – ответил Никас, присматривая себе тарда, – Вот, этот мне нравится! Можно?

– Поехали.

Через полчаса они уже сидели в комнате и обедали.

– Чего так долго? – начал задавать вопросы Никас.

– Проблемы были… – пожал плечами собеседник, – Везде военное положение. Из восточных степей хлынули орды кархов. И двигаются они сюда.

– В смысле сюда? – не поверила Литта.

– На запад. – сказала Сата, – Когда мы покинули Линнол, они прошли уже Воллен насквозь и приблизились к западным границам Линнола. Насколько мы поняли, линнольцы собираются воевать, а вот айтиланцы решили пропустить кархов. Они считают, что кархи двигаются целенаправленно на запад. Интересно куда? Что там на западе?

– Да кто его знает… Седые горы, а дальше опять кархские земли… Потом какой-то хайрут сархов, да и эрхи там тоже есть. Я не помню. Я больше изучал это направление…

– Ясно… Я тоже как-то мало знаю о тех землях. Сюда бы Лантиса, он точно сказал бы, он родом оттуда, из какого-то хайрута сархов. – задумчиво сказал Витор.

– А что говорят пленные? Ведь наверняка же сайры их допрашивали.

– Точной информации нет, сам понимаешь, но по слухам никаких допросов у них не получается.

– В смысле? – удивилась Литта.

– Говорят они дохнут, как только им начинают задавать вопросы о целях похода. Правда я в это не особо верю. Наверняка всё засекретили, а слухи сами распускают.

– Может кархи под клятвой?

– Да ну. Знаю я их методы… Даже под клятвой заговоришь… – Витор поморщился и сплюнул, – Ведь от клятвы умирают уже после разглашения тайны. А кархи, вроде как, сдыхают еще только раскрыв рот.. Не верю я в это…

– Кто знает… Кто знает… – пробормотала Сата, – Всякое может быть…

– Значит лучше поспешить. – заключила Литта.

– Да. Мы уже всё приготовили, завтра грузимся и уезжаем.

На этом и порешили. Остаток дня Никас с Литтой показывали новеньким свои владения, вспоминали веселые деньки учебы в академии. В общем отдыхали.

Утром встали рано, еще до рассвета. Позавтракали, оседлали тардов, распределили между вьючными животными сумки. Очень пригодились антигравы Макса, без них они столько не смогли бы увезти. С первыми лучами солнца тронулись в путь. Тщательно замаскировали вход в Оазис и активировали все ловушки. Конечно если Витор прав и орды кархов придут сюда, то их ничего не остановит, но от случайно забредших сюда небольших отрядов, защита была нормальная.

Ехать пришлось медленно, не хотелось наткнуться на отряд кархов. Сами-то они могли бы и оторваться от большой толпы дикарей, а вот с вьючными тардами, не получится. С десятком или двумя они еще могли справиться, при условии что у противника не будет мощных магов. Но по-любому лучше обойтись даже без мелких стычек.


Четыре дня ехали вполне спокойно, правда намного медленнее, чем предполагали. Приходилось много петлять, объезжая стойбища кархов. Два раза даже сталкивались с небольшими отрядами, но удавалось отбиться. А на пятый день начался какой-то кошмар. Кархи стали попадаться чуть ли не каждый километр. Скрываться от них стало всё сложнее. Им встречалось много отрядов, сопровождаемых большими караванами. Такое ощущение, что все кархи неожиданно решили переселиться на юг. Но в этих караванах были одни только воины, а значит женщины и дети остались в стойбищах.

– У меня ощущение, что они собираются встретиться с теми ордами, что идут с запада… – задумчиво сказал Витор на очередном привале. Останавливаться они старались под баобабами, и всегда выставляли кого-то на охране, наблюдать за окрестностями. Сейчас этим занималась Литта. Она забралась на самую макушку дерева и наблюдала оттуда.

– Вполне похоже… – согласился Никас, – Только зачем? Может они решили устроить эпическую битву?

– Что-то я в этом сомневаюсь. Им же по сути делить нечего. У тех свои степи на востоке, а этим и тут места хватает. Вон сколько свободных земель. – Витор неопределенно махнул рукой и мечтательно прикрыл глаза, – Ничего, скоро эти степи будут нашими. Было бы прекрасно, если бы кархи потрепали друг друга, тогда нам меньше работы останется.

– Ага, мечтать не вредно. – хмыкнул Никас, – Литта? Как там, тихо?

– Вижу три каравана. Один на западе и два на севере. Похоже нам сегодня отсюда лучше не дергаться. – доложила девушка, спустившись пониже, чтобы не кричать.

– Это плохо. Можно и застрять здесь. Надеюсь эти твари не надумают остановиться на ночь под нашим деревом…

Парень решил проверить всё сам и полез на дерево.

– Иди, отдохни. Я посмотрю пока. – отпустил он Литту и устроился на удобной развилке.

Картина мягко говоря не радовала. Караван кархов, что проходил западнее, заметить их никак не мог, слишком они далеко и двигались мимо. А вот те, что шли с севера, двигались прямо на них. Неясная тревога заставила Никаса сменить позицию и перебраться еще выше, чтобы взглянуть на восток. Буквально в двух километрах он увидел еще один караван. Он только что остановился и кархи занимались установкой шатров. Похоже они планировали здесь заночевать.

Дело было не плохо, а очень плохо. Скоро здесь будут несколько сотен кархов, двигающихся с севера, а уйти агентам просто не куда. С востока лагерь дикарей, а на западе еще один большой караван. Возвращаться же назад очень не хотелось. Никас понимал, что если они не смогут просочиться сквозь эти отряды, то рано или поздно кархов вокруг станет слишком много и остаться незамеченными не получится.

Парень до боли сжал ветку дерева и заскрипел зубами. Столько времени потрачено на операцию, столько сил вложено, а теперь, когда осталось лишь вернуться, всё рушилось. Причем не понятно кто в этом виноват. Куда эти твари идут? Зачем? Он вспомнил Макса. Ведь он пришел откуда-то с запада. Он так и не сказал откуда именно. Никас поначалу считал, что он из небольшого княжества, образованного каким-то Великим магом в кархских степях. Но теперь он начал в этом сомневаться. Что-то было не так. Например то, что ему служили представители старших рас. Он знал многих эйтеринцев, лояльных к людям, но чтобы они еще и считали человека главным, о таком он не слышал никогда. Максимум они могли признать кого-либо из Старших или Великих магов равным, но и только. У него возникло дурацкое предположение, что существует хайрут, в котором люди и старшие равны, но он отбросил её, как слишком фантастическую.

Просидев на дереве два часа, парень дождался когда кархи, ехавшие с севера, остановились одним большим лагерем в трех-четырех километрах от их дерева. Он облегченно вздохнул, похоже немедленная смерть пока откладывалась. Правда оставался вопрос, как отсюда выбраться. Они сейчас были практически окружены кархами, и если кто-то из них решит проверить местность, то спрятаться или сбежать практически некуда. Был конечно вариант – бросить тардов, весь груз и уйти ночью пешком.

Когда его сменила Сата, Никас поведал всё остальным, поделился своими мыслями. После продолжительных споров, совмещенных с ужином, Витор предложил.

– Нужно оставить здесь всё и уйти ночью на несколько километров в сторону. Найти хорошее укрытие и понаблюдать. Если кархи сюда не заглянут и не обнаружат наших тардов, то мы дождемся, когда они пройдут дальше, и вернемся сюда. Ну а если…

– Ты представляешь, что с нами сделают за утерю этих книг? – зашипел на него Никас. У него такое просто в голове не укладывалось.

– А ты предлагаешь погибнуть из-за них? У нас нет ни малейшего шанса отбиться от такой толпы! – Витор вскочил, нечаянно зацепив коленкой котелок и его содержимое вылилось в костерок. Вверх взвились клубы пара.

– Ты что творишь! – воскликнула Литта и засуетилась, не зная за что хвататься. Костер у них был прикрыт простеньким конструктом, очищающим воздух, созданным амулетом, который позволял жечь костер хоть под носом у кархов. А вот на пар он не был рассчитан.

– Чёрт! Кархи! – крикнула Сата, буквально скатываясь с дерева спустя пять минут. – Около трех десятков. Скачут сюда. Какого черта вы тут устроили?

– К бою! – сказал Никас и гневно глянул на Витора. Тот не нашелся что сказать и отвернулся.

Все принялись в спешке готовиться к бою, проверяя оружие. Девушки схватились за луки и стали высматривать удобные позиции в ветвях, не слишком высоко, чтобы спрыгнуть можно было. Парни зарядили все арбалеты и приготовили боевые амулеты. Они решили укрыться между толстых корней гигантского дерева.

– Постарайтесь как можно дольше остаться незамеченными! – скомандовал Никас, – Возможно они увлекутся нашими сумками…

Через пару минут послышался топот копыт, а вскоре показались первые всадники. Оружие они не обнажали, видимо не предполагали встретить здесь врагов. Впереди ехал довольно сильный маг, за ним следовало два десятка воинов. Они замедлились и остановились метрах в тридцати от дотлевающего костра. Маг пристально осмотрел всё вокруг и махнул рукой.

– Проверить всё!

Десяток воинов соскочили на землю и разбежались в разные стороны. Никас решил, что момент подходящий и выстрелил из арбалета в мага. Болт не достиг цели, а за пару метров от карха отклонился в сторону и попал в воина позади. В то же мгновение прилетели две стрелы и еще один болт, но с тем же результатом. Болт и стрела воткнулись в уже раненного воина, добивая его, а вторая стрела ранила воина с другой стороны от мага. Кархи среагировали практически мгновенно. Они соскочили с тардов и, укрывшись за ними, в спешке принялись вооружаться. Маг же, резко развернув тарда, рванул назад, но не далеко. Остановившись позади воинов, он спешился и прикрыл глаза.

Девушки не прекращали обстрел из луков, посылая стрелу за стрелой в простых воинов. Никас с Витором разрядили вторые арбалеты и попытались применить магию. Литта тоже, не прекращая стрелять из лука, нанесла удар чем-то из магии воздуха по вражескому магу, но его защита всё отразила.

Кархский маг сделал пасс руками вперед и вверх, раздался треск сучьев и на землю упала Литта. Неизвестно чем в неё запустил маг, но видимых повреждений не было заметно, а вот упала она не удачно, прямо на голову. Никас услышал тихий хруст и уставился на лежащую девушку – её голова была неестественно вывернута назад. А маг снова прикрыл глаза и повел рукой в сторону, где скрывалась Сата. Остальные воины, под прикрытием тардов, приближались к укрытию парней.

У Никаса на мгновение сперло дыхание, потом он глубоко вдохнул с тихим присвистом и, громко зарычав, выскочил навстречу кархам с мечом в руке. Его захлестнула ненависть к убийце близкого ему человека. Но краем сознания он понимал, что до мага ему не добраться. Поэтому он решил забрать с собой как можно больше простых воинов.

Маг не успел кинуть свой конструкт в Сату, она его опередила и нанесла удар конструктом из водной магии. Конструкт свободно прошел через защиту карха и попал в выставленную вперед руку. Рука мгновенно окуталась кровавым маревом и взорвалась, разбрасывая мерзкие куски мяса и кости. Маг сбился с концентрации и, громко заверещав, упал под ноги тарда. Никас опознал конструкт, использованный Сатой, это была «Шипучка», конструкт, заставляющий жидкость превращаться в газ, без повышения температуры. Это была убойная штука, если её использовать на живой организм, правда требовала много энергии и пользоваться ей могли в основном Старшие маги. Сата же, похоже, использовала весь запас сил на создание «Шипучки». Если бы она попала в грудь или в голову мага, то умер бы он мгновенно, а так только лишился руки.

Пока кархский маг поднимался с земли, Никас успел достигнуть первых вражеских воинов и зарубить одного. Справа к нему пристроился Витор. Мечником судя по всему он был не важным, но и он смог ранить сразу двоих, а потом помог прикончить третьего. Спешившиеся ранее воины смогли обойти их сзади и напали со спины. Пришлось парням встать спиной к спине и биться сразу с десятком кархов. Сата спрыгнула с ветки и рванула к раненному магу, по пути зарубив двух простых воинов. Но достичь мага она не успела, тот быстро пришел в себя и встретил её каким-то сиреневым облаком. Девушка попыталась увернуться, но облако оказалось очень большим и двигалось довольно быстро. Какую-либо защиту она тоже не успела поставить, облако коснулось её ауры и она покатилась по земле без чувств. Витор, заметив это, прыгнул вперед, вращая мечом с огромной скоростью. Спина Никаса оказалась неприкрытой и этим сразу попытался воспользоваться один из кархов. Парень резко развернулся, отводя в сторону вражеский меч, но пропустил удар с другой стороны. Он почувствовал сильную боль в спине и его кинуло вперед, на мечи противников. Понимая, что это конец, он из последних сил попытался отмахнуться от меча, нацеленного ему прямо в грудь, и это ему как-то удалось. Еле устояв на ногах, он отбил еще один удар и сквозь шум в ушах услышал крик кархского мага.

– Живым брать!

Тут же какая-то сволочь сделала ему подсечку и парень упал, но смог перекатиться на спину. Выставив меч, сквозь красную пелену, застилавшую глаза, он пытался отразить атаки, но атаки с оружием не последовало. Вместо этого он ощутил мощный удар по голове и свет вокруг померк.


Пришел в себя Никас уже в сумерках. Всё тело болело, а голова вообще раскалывалась. На шее ощущалось неудобство, сразу пришла мысль об ошейнике. Парень с трудом разлепил запекшиеся губы и попытался плюнуть, но нечем было. Вокруг слышался какой-то шум, тяжелые шаги, разговоры. Никас лежал в траве, лицом вниз, руки и ноги были связаны. Он попытался перевернуться и наткнулся головой на что-то. Это оказалась стенка шатра. С большим трудом он перевернулся на спину и, извиваясь как змея, смог принять сидячее положение, опершись спиной о шатер.

Окружающая действительность ему очень не понравилась. Он сидел у стенки шатра, стоявшего на небольшом пригорке. Рядом лежала связанная Сата, она явно была жива, но без сознания. Огромная толпа кархов скопилась неподалеку, у большого шатра белого цвета. Никас даже удивился, он ни разу не видел у кархов белых шатров. Странно. Немного в стороне от шатра горело штук двадцать костров, образовывая круг. Рядом с ними сновали молодые воины и подкидывали дрова, не давая пламени померкнуть. Парень неосознанно перешел на магическое зрение и понял, что вокруг шатра собрались одни маги, от слабеньких учеников, до как минимум Старших. Никаса пробрала дрожь. Он ни разу не видел столько вражеских магов одновременно.

Пошевелилась Сата. Никас ничем не мог ей помочь, кроме советов. Слушая подсказки парня, Сата смогла подползти к шатру и сесть рядом с ним. Не обнаружив рядом ни Литты, ни Витора, она тихо заплакала. Никас попытался её утешить, но и сам был не в лучшем состоянии. Ребята погибли в бою, а их теперь ждала не завидная участь. Скорее всего их принесут в жертву, а потом сожрут, а может просто сожрут… живьем…

В этот момент полог белого шатра откинулся и оттуда вышли три карха… белых карха!

– Курамы! – пораженно выдохнула Сата. – Они и правда шкуру отбеливают.

Никас прекрасно знал кто такие курамы – говорящие с богом, кархские уллии, но никогда их не видел лично. Их вообще мало кто видел, слишком хорошо кархи их охраняли. Ходили слухи, что курамы отбеливают каким-то образом чешую, чтобы их могли видеть все, даже не имеющие магических способностей. Оказалось, что это правда, хотя может быть это у них природный цвет чешуи. Никас взглянул на них магическим зрением – ауры у них были чисто белые, без каких-либо вкраплений.

– Надеюсь нас не им скормят… – тихо прошептал парень. Сата как-то осуждающе на него глянула, видимо услышала, и Никасу стало неловко. Он принялся более внимательно наблюдать за происходящим у белого шатра.

Всё действо происходило метрах в пятидесяти, поэтому слышимость была не очень. Кархи громко поприветствовали курамов, после чего выстроились в живой коридор, пропуская их к кострам. Белые маги вошли в круг, образованный кострами, встали в центре треугольником и взялись за руки. Следом в круг вошло несколько десятков очень сильных магов, наверное уровня Старших. Они образовали еще один круг. Остальные маги выстроились за линией костров и также взялись за руки.

– Хороводы водить собрались, что ли? – пробурчал Никас.

– Ритуал какой-то проводить будут. – не поддержала шутку Сата.

За линией обычных магов появились обычные воины, в основном молодые. Они построились небольшими отрядами и замерли в ожидании чего-то. Замерли вообще все в стойбище. Наступила тишина, нарушаемая лишь шелестом травы, да отдаленной поступью пасущихся неподалеку тардов.

Тишину нарушили курамы. Они резко вскинули руки вверх и затянули какой-то вой на одной ноте. Неприятно заныли зубы, волосы зашевелились на голове и побежали по спине мурашки. В магическом плане Никас увидел, как ауры белых магов полыхнули белым светом и слились в единое целое. Продолжалось это секунд десять, а потом что-то ярко вспыхнуло и между белыми магами возник большой темно-малиновый шар, примерно полтора метра в диаметре. Никасу почудилось, что шар образовался из луча, ударившего с неба. Шар висел в воздухе, по его поверхности сновали красные искорки, временами сталкиваясь и производя микровзрывы.

Вой курамов прекратился, вместо него они затянули какую-то песню, не выпуская рук друг друга и раскачиваясь из стороны в сторону. Остальные маги в полголоса подхватили пение. Наконец снова наступила тишина, курамы отошли от энергетического шара и встали чуть в стороне. Кольца из магов разомкнулись, пропуская в центр один из отрядов молодежи. Отряд остановился в десяти метрах от шара и застыл как по команде «смирно». Один их белых магов что-то произнес и сильные маги принялись выстраиваться в очередь перед шаром. Первый из них протянул руку и коснулся своей аурой искрящейся поверхности. Из шара тут же взметнулся протуберанец и мгновенно распространился по ауре, а маг, дико заорав, упал на землю и начал извиваться, будто сгорал заживо. Длилось это секунд двадцать, после чего он бессильно затих, а двое молодых воинов подхватили его на руки и унесли куда-то в стойбище. Пришла очередь другого мага. С ним повторилось всё в точности и его тоже унесли. Дальше действо продолжилось как налаженный конвейер. Маги подходили, касались шара (который начал постепенно уменьшаться), падали, потом их уносили воины и снова возвращались за очередным беспомощным магом.

– Что это за хрень, как думаешь? – спросил Никас.

– Не знаю. Они что-то получают от этого шара. Но вот что, не понятно. Вроде ауры у них больше не становятся, а значит и сила не должна возрасти.

Белые маги некоторое время наблюдали за ходом ритуала, потом медленно побрели к своему шатру. Все безмолвно, даже с какой-то поспешностью, уступали им дорогу. Не дойдя до своего шатра, курамы неожиданно направились прямо к пленникам, продолжая о чем-то разговаривать.

– Странные эрхи. – кивнул на них один их белых, когда они остановились метрах в десяти.

– Да, что-то в них не то. – согласился второй.

– Говорят с ними было два мага-раба. Причем довольно сильные. Их пришлось убить. – поведал третий, явно более молодой.

– Жаль… – протянул первый, – Хотелось бы попробовать раба-мага. Наверное они вкуснее обычных.

– Пока живые, то наверное вкуснее. А после смерти они все одинаковы. – со знанием дела сказал второй и облизнулся, явив пленникам клыки немалых размеров.

– Неужели вкуснее эрхов? – не поверил первый.

– Вкуснее чем обычные эрхи. А вот их эйры еще вкуснее. – снова облизнулся второй и громко сглотнул. – Может пока пожрем? – он недвусмысленно кивнул ни пленников. От этого Сата вздрогнула, завалилась на Никаса и, прижавшись к нему всем телом, зарыдала.

– Перебьешься. – одернул его первый, – Тебе бы только пожрать. Вон там трупы их рабов. Иди и жри! А эти по утру пригодятся, когда маги очнутся. Им как раз эрхская свежатинка поможет в себя быстрее прийти.

– Да, Камт, пошли отсюда, а то и у меня слюнки потекли. – толкнул его в бок молодой и сплюнул. Они медленно направились в сторону шатра, а Никас с девушкой, облегченно вздохнули. Похоже они еще немного поживут. Хотя озвученные гастрономические предпочтения кархов, им очень не понравились.

Всю ночь парень пытался развязать руки, но все его усилия приносили лишь боль. В конце концов он вообще перестал их чувствовать и почти отчаялся. Сата тоже по-началу пыталась развязаться, но быстро поняла всю безуспешность этих попыток, и стала пытаться разрушить блокирующий конструкт в ошейнике. Еще в пути Никас с Литтой рассказывали как от ошейника избавился Макс, и теперь она пыталась провернуть тот же фокус. Магиней она была сильной и запас энергии вполне восстановился, но ошейник видимо делал кто-то еще более сильный, поэтому ей не удавалось разрушить конструкт.

Рассвет они встречали молча, в полном отчаянии от невозможности как-то повлиять на ход событий. Что может быть хуже, чем быть сожранным стадом голодных тварей, да еще скорее всего живьем. Лагерь кархов просыпался. Всюду начали сновать воины, бросая голодные алчные взгляды на двух беспомощных пленников. Разводили костры, начали что-то готовить… Видимо гарнир, – мрачно думал Никас.

Солнце еще только показалось над горизонтом, когда к ним направились четверо воинов. Ребята мрачно переглянулись – вот и настал их час. Но дойти кархи не успели. Где-то за пределами видимости послышался шум, крики, рев тардов… Четверка кархов замерла, вглядываясь куда-то в северном направлении, потом к ним подбежал еще один.

– Чё встали? Бегом вооружаться! Нападение! – и он унесся вперед, скрывшись за одним из шатров. Четверка палачей рванули следом.

– Нападение? – непонимающе пробормотала Сата, – Тут, в центре кархских земель? Наверное другой отряд кархов.

– Скорее всего… но кто его знает. – сказал Никас и принялся снова растягивать веревки.

Вокруг бегали ошалелые воины с оружием наголо, но на пленников мало кто обращал внимание. Вскоре до них донеслись звуки битвы, крики, звон металла и взрывы от огнешаров. Постепенно звуки приближались и с северного направления стали бежать кархи. Они были жутко напуганы, кричали какое-то непонятное слово, воздавали на ходу молитвы своему демону Картану. Шум стоял страшный, даже стали выползать из шатров маги, так и не пришедшие толком в себя после вчерашнего. Они даже на ногах толком стоять не могли, не говоря уж о каком-либо сопротивлении.

– Кто бы там ни был, но время для нападения они выбрали самое подходящее. – улыбнулся Никас, глядя на одного из Старших магов, который решил отойти от стенки шатра, на которую опирался, и рухнул на землю. По нему тут же пробежал какой-то воин, несущийся с поля боя с безумными глазами. Из своего шатра, потягиваясь вышли белые маги. Увидев не радостную картину, остановили одного из бегущих и начали его расспрашивать. После чего снова скрылись в шатре, но не на долго. Они выскочили с какими-то сумками и рванули вслед за солдатами. Пробегая мимо пленников, один из них крикнул.

– Может возьмем этих с собой?

– Нет! Нельзя! – замотал головой самый старый, – Вдруг этот демон явился именно за ними? Тогда он точно нас догонит.

– Тогда надо их просто прирезать! – воскликнул молодой и даже остановился, потянув нож.

– Не смей, дурак! – ударил его по руке другой, – Если Сарм прав, то демон не простит нам их убийство и догонит! Бежим быстрее, пока всех тардов не расхватали. – и они побежали дальше, вскоре скрывшись с глаз.

– Демон? – выдохнули одновременно пленники, посмотрев друг на друга.


=***=


Макс


Буквально на второй день после нашего бегства из Айтилана, со мной начали происходить неприятные вещи. Во-первых голод. Я был практически постоянно голоден. Съедал во время привалов двойную-тройную порцию, и во время движения постоянно что-то грыз. Сухари, разные плоды, жареное, вяленое, вареное мясо, в общем всё, что находил в сумках. После одного случая я начал возить с собой большой запас еды. Дело было так: – на второй день Шала подстрелила молодого селеба и притащила его в лагерь. Молодежь принялась разделывать тушу, а я сидел рядом и глотал слюни. В какой-то момент я очнулся от криков разбегающихся парней и девчонок. Обнаружил я себя на карачках, на полпути к наполовину освежеванной туше. Я не мог оторвать взгляд от кровоточащего мяса, а изо рта ручьем текла слюна. Наверное в моем взгляде было что-то нехорошее, раз молодежь так ломанулась от меня. Я не мог оторвать взгляд от ЕДЫ и с трудом удерживал себя на месте. Спасла положение Шала, она подскочила ко мне и сунула под нос большой ломоть вяленого мяса, в который я незамедлительно вцепился зубами и принялся с рычанием рвать. Вот с тех пор и начал возить под рукой сумку со жратвой.

Во-вторых у меня стали болеть все мышцы, и верховая езда, а также прошедшая битва, не были этому причиной. Болело всё, руки, ноги, спина, вообще все мышцы. А еще сильно чесалась кожа. Как-будто под кожу запустили кучу муравьев и они там устроили гонки. Сначала я пытался терпеть, потом попробовал лечебные конструкты, но ничего не помогало. Заподозрил какую-то неизвестную болезнь, о чем сразу предупредил своих спутников. Шала с Заной тщательно меня исследовали, но ничего не обнаружили. Они сделали какую-то мазь с добавлением магии и предложили ею намазаться. Мазь немного помогла, хотя и не избавила полностью от чесотки. Странно, но сколько бы я не чесался, кожу не расчесал, хотя по идее она уже должна была облезть.

В-третьих были и плюсы. Например улучшилось зрение, особенно магическое. Я стал различать магию на расстоянии почти в километр, тогда как раньше не видел дальше трехсот метров, да и то сильно напрягаясь. Зрение стало намного четче, не настолько, как с включенным имплантом, но лучше. Имплант же себя снова никак не проявлял и не реагировал на мои потуги его включить. Даже не знаю что с ним делать. Вроде и избавляться от него не хочется, но с другой стороны, если будут продолжаться непонятные заскоки, то можно и не выжить однажды. Решил пока отложить этот вопрос до возвращения на корабль. Нужно пройти повторные исследования, посоветоваться с Рэксом.

Четыре дня мы двигались строго на запад, чтобы удалиться от Айтилана. А на пятый день я заметил слежку. Моё новое зрение помогло. В нескольких километрах позади нас заметил три точки, двигающиеся по нашим следам. Нас они вряд ли видели, слишком далеко, поэтому думали, что и мы их не заметим.

– Кто это может быть? – спросил я. Все только пожали плечами, ни у кого версий не было. Это в принципе мог быть кто угодно, вплоть до совершенно случайных путников, которые о нас и не знают, просто двигаются в том же направлении.

– Нужно проверить, действительно ли они едут за нами. – предложил Варух. Все молча кивнули и посмотрели на меня, ожидая вердикта.

– Что ж, сделаем небольшой зигзаг, немного на север, а потом на юг. Если они преследуют нас, то повторят наш маршрут. Согласны?

– Да. Правда потеряем немного времени… – согласилась Шала.

В общем мы стали немного отклоняться на север, не делая резких поворотов. Где-то в том направлении находился полуостров Оморн, поэтому преследователи должны были решить, что мы едем туда. А после обеденного привала, мы свернули резко на юго-запад. По моим прикидкам, если придерживаться этого направления, мы должны выйти как раз к южной оконечности Седых гор. Они кстати уже были видны далеко на горизонте, но находились еще очень далеко.

Наш маневр дал свои результаты – преследователи в точности проследовали по нашим следам. Это было довольно странно. Они ведь нас не видели, ехали очень далеко, а следы в этой степи очень плохо сохраняются. Да и следов тут было немеряно помимо наших. Кругом шастали стада диких животных – тарды, арданы, селебы и даже хрумты. Эти «осьминоги» (потому что имели восемь ног), если проходили большим стадом, то оставляли после себя лишь голую землю, выгрызенную под чистую. Меня всё время удивляли эти животные, они как-то не вписывались в остальную фауну Эйтери. Главным отличием было конечно количество ног – восемь, вместо четырех. Еще они практически постоянно жрали, причем жрали всё. Их даже никакие яды не брали. Они могли сожрать дозу любого яда, способную убить сабара, а им хоть бы хны. А еще они очень быстро росли и размножались. А какое у них вкусное мясо!.. Будто их специально вывели!

Что-то я отвлекся, задумавшись о происхождении хрумтов, еда в руке кончилась и снова потекли слюнки. Нужно было что-то решать с этими преследователями. Скоро ночь.

– Может мне ночью прогуляться к ним? – спросил я. Спал я в последнее время очень мало, мешался зуд и боль в мышцах, а также голод.

– Я с тобой! – тут же воскликнула Шала.

– Я тоже! – присоединилась Зана.

– Фигу! А охрану лагеря хотите взвалить на хрупкие плечи Варуха? Нет уж, Зана, ты остаешься.

– Фы-ы! – ответила эрха, изобразив на зеленом личике обиду. – Подумаешь…

– Ладно, и на твою долю достанется еще подвигов. – подбодрила её подруга, – Нам еще долго ехать. Не забывай – мы сейчас в кархских землях.

– Бу-бу-бу. – ответила эта вредина и отправилась по своим делам. А мы с Шалой принялись готовиться к ночному визиту. Предстояло идти пешком несколько километров, поэтому брали только оружие и немного боеприпасов. Конечно неизвестно с кем нам там придется столкнуться. Возможно это просто какие-то стражи, зачем-то вставшие на наш след, а может кто и похуже. Например жрец с магами. Тогда может случиться всё что угодно. Мы надеялись главным образом на то, что нас там не ждут, и уж тем более не ожидают нападения.

Вышли мы еще до наступления темноты. Увидеть нас по-любому они не могли, а потом стемнеет. Двигались мы параллельно своим следам и буквально через двадцать минут я смог различить блики костра под большим баобабом. Похоже преследователи не особо и скрывались. Или просто чувствовали себя сильнее и не опасались нападения.

Вскоре мы уже подобрались под купол дерева и принялись наблюдать за странной компанией. Возле костра сидела старая сарха, судя по четкому узору на лице, разменявшая не одну сотню лет. Рядом сидел мужчина-человек, лет сорока на вид. С другой стороны расположилась девчушка лет семнадцати, с копной черных волос. На коленях у неё сидел мальчишка, лет пяти, очень похожий на неё. Явно брат и сестра.

Они тихо что-то обсуждали, над костром кипел котелок, распространяя вкусный аромат. Я посмотрел магическим зрением – сарха являлась мощной сайрой, не ниже Старшей, но на Великую не тянула. Мужик был обычным человеком, мальчишка тоже, хотя, насколько мне было известно, Дар проявлялся не раньше двенадцати лет. У девушки в ауре виднелись знакомые мне искорки, сигнализируя о Даре.

– Что ты об этом думаешь? – спросил я шепотом Шалу по связи. Мы находились на расстоянии, чтобы иметь возможность напасть с двух сторон.

– Не похожа она на жрицу. – хмыкнула Шала, – Да и девчонка с ней одаренная. Похоже они сами беглецы. Только не понятно, почему и главное КАК им удается нас преследовать.

– Да, интересно. Сомневаюсь я в случайном совпадении наших маршрутов… – прошептал я, – Пожалуй мне придется выйти и показаться им.

– Ты уверен? Может лучше я?

– Уверен. Если они сами скрываются, то лучше пусть увидят человека.

На самом деле я уже захлебывался слюной, слишком уж приятный шел аромат от котелка, а захваченный с собой кусок мяса я съел еще на подходе.

Я тихо поднялся и вышел немного вперед, чтобы свет от костра осветил меня. Сарха меня не видела, она повернулась и мешала варево в котелке, а вот люди сразу заметили. Мужик вскочил, выхватывая из под лежавшего рядом плаща меч. Он мгновенно занял позицию немного впереди, чтобы прикрыть собой детей. Было заметно, что меч в руках он держит не первый день, но на профессионала не тянул. Сарха, заметив его движение, резко крутанулась на месте и перед ней вспыхнул голубой конструкт. Это был воздушный таран, причем не слабый.

– Тихо-тихо! – медленно поднял я руки, а сам просчитывал варианты. Пожалуй от тарана я увернуться смогу, расстояние позволяет.

Сарха, рассмотрев меня, отреагировала совершенно неожиданно. Она мгновенно развеяла конструкт и опустила руки, а её глаза удивленно расширились.

– Ты? Это действительно ты? – спросила она.

– Я. – тупо ответил ей, совершенно не понимая, что собственно происходит. Эту сарху я явно видел впервые. Наверное нужно было ответить по другому…

Мужик пораженно переводил взгляд с меня на сарху и не мог подобрать челюсть.

– Дядя, ты кто? – раздался детский голос и все синхронно посмотрели на мальца, выглядывавшего из-за ноги мужика.

– Привет, меня зовут Макс! – помахал я ему рукой, – Я ваш сосед по лагерю. Решил заглянуть в гости, на огонек.

– Э-э-э… Меня зовут Локия Мирта, я Старшая сайра… э-э-э, свободная сайра. – добавила она, – Проходи, присаживайся… – она повела рукой в сторону костра.

Я не стал ломать комедию и подошел ближе, присел и потянул носом аромат.

– Я Марк, это моя дочь Лиза и сын Яник. – кивнул мне мужик, убирая меч в ножны. Он видимо понял, что битва отменяется и теперь с интересом рассматривал мою амуницию.

– Шала, побудь пока там. – прошептал я. Девушка меня прекрасно услышала, о чем и доложила.

– Что? – сайра не расслышала, что я сказал.

– Ничего. Можно? – я протянул руку к ложке, которую до сих пор держала старая сарха. Она не сразу поняла, что я имею ввиду, но потом протянула мне ложку.

– Спасибо. – я улыбнулся и в наглую полез в котелок. Голод давал о себе знать. – Вы пока рассказывайте.

– Что? – немного обалдел Марк. Он вместе с детьми наблюдал, как я вылавливаю парящий кусок мяса из котелка.

– Как что? Зачем преследуете нас, например. – мне наконец удалось выловить большой кус мяса и я тут же впился в него зубами, совершенно не обращая внимания на то, что он горячий. Все смотрели на это, как на цирковой номер. Первой очухалась сайра.

– Мне придется рассказать всё с самого начала. – начала она, а я только кивнул, быстро пережевывая кусок и осматривая окрестности костра на предмет других продуктов. Заметил кусок хлебного ореха и подтащил его поближе.

– Ешь-ешь, у нас еще есть! – подбодрила меня девчушка и полезла в одну из сумок.

– Когда-то в молодости я проходила посвящение в жрицы Сайтерина. – продолжила тем временем сайра, – Я была верной служительницей своего бога, мне даже пророчили место верховной. Но однажды, на улице, я столкнулась с двумя пьяными солдатами. Это были не стражи, а так, молодые идиоты. В то время на границе с кархами было не спокойно и глава клана иногда отправлял солдат на зачистку кархских территорий, на восток.

– Ум-м-м? – удивился я, – Кархи ведь только с запада и севера от Айтилана.

– Мы из Воллена. – пояснила сарха, – Так вот, те солдаты считали себя героями, победителями страшных кархов. Думали, что им всё позволено… Они попытались сначала просто пригласить меня в местную ночлежку, а когда я отказалась, попытались захватить меня силой. – она замолчала, но потом продолжила, – Я убила одного, а второго смертельно ранила. Всё бы ничего, да только один из них оказался дальним родственником главного жреца. Меня обвинили в убийстве беззащитных воинов и отлучили от храма. Хотели изгнать из хайрута, но за меня вступился глава клана, он всегда меня уважал и знал, что я не убийца.

– Что-то я не улавливаю, при чем тут мы?

– Как раз к этому я и подхожу. Я довольно сильная сайра, Старшая, поэтому не бедствовала и свободного времени у меня хватало. Я поселилась на отшибе и занялась магией. В общем жила как отшельница. Всё началось меньше полгода назад. Мне стали сниться странные сны. В них ко мне являлся бог и что-то говорил, только я никак не могла понять слов. Каждое утро после таких снов я просыпалась как в огне, у меня повышалась температура тела, а энергия из ауры практически исчезала. Это напоминало то, как чувствуют себя Уллии после разговора с богом. Но ведь я нисколько не Уллия и аура у меня самая обычная. Я отправилась к одному знакомому Великому сайру искать помощи. Он долго обследовал меня, но пришел к однозначному выводу – ко мне во сне является сам Сайтерин. Но поскольку я не Уллия, то я не могу его слышать.

– Очень интересно… – пробормотал я. На самом деле я ничего не понимал.

– С каждым разом видения становились всё четче и стали случаться даже днем. Сайтерин иногда гневно отчитывал меня, по крайней мере мне так казалось. А потом я заметила Дар у одной из своих рабынь. – при этих словах я поморщился и сайра быстро добавила, – Я хотела сказать детей. Так вот, стоило мне подумать о том, чтобы передать девочку в храм… Ты не подумай, я не кровожадная! Просто меня так воспитывали… В общем меня выбило из сознания при одной только мысли об этом. Снова явился бог и наказал меня. Мне было очень страшно и больно, казалось что я сейчас умру… А потом он показал мне тебя. Ты был в компании молодых эйтеринцев и вы куда-то ехали на тардах. Но больше всего меня поразило то, что у тебя на поясе был меч. Сперва я не могла понять, что именно хочет от меня Сайтерин, но потом догадалась, что нужно отвести девочку к тебе. Правда я не знала куда.

Сайра замолчала, а я задумался. Странно всё это, хоть и правда в богов верь. Хотя чем чёрт не шутит, магия ведь здесь есть, значит могут быть и существа, достигшие необычайных высот в её применении. Возможно местные боги, это просто очень сильные маги, обретшие бессмертие. Кто его знает? Только где они прячутся?

– Потом бог заставил меня заняться обучением Марка владению оружием. Жила я на отшибе, поэтому сам факт обучения скрыть было просто. За месяц конечно особых результатов добиться не удалось, но с парой кархов справиться он способен…

– Ясно. Это кое-что объясняет. Но меня еще интересует, каким образом ты узнала где меня искать, а потом еще и направление, куда я двигаюсь? Ведь вы же нас не могли видеть, а на следопытов никто из вас не тянет.

– Ты прав, в следах я не разбираюсь, как и мои спутники. Сайтерин что-то сделал со мной. Я начала чувствовать путь, по которому ты прошел. Это началось три недели назад, у городка Суок, в Воллене.

– Суок? – задумчиво протянул я, пытаясь что-нибудь вспомнить. – «Мы там проезжали рядом.» – шепнула в ухо Шала. – Да, мы там проезжали рядом. – повторил я.

– С тех пор я и веду Марка и детей по твоему следу. Честно говоря я не знала, что будет, когда мы встретимся, поэтому не особо спешила. Сначала совсем ехать не хотела, но бог заставил… У него очень хорошие методы убеждения.

– Ясно. Что ж, считай ты свою миссию выполнила, я тебе поверил и забираю людей с собой. Это всё?

– Наверное… – задумчиво начала сайра, но вдруг медленно завалилась на бок.

– Эй, что с тобой? – вскинулся я, но Марк меня схватил за локоть.

– Не тронь её. Это всегда так происходит. – он заметил, что я ничего не понял, и добавил, – Сайтерин.

– Хреновый у него способ связи. – буркнул я, – А если бы она на тарде скакала? Шею себе свернула бы.

– Нет, Сайтерин не стал бы её отключать в такой момент. Он ведь всё видит!

Вот чёрт, еще один верующий! Да и фиг с ним, у каждого свои заморочки. Я принялся осматривать пасшихся неподалеку тардов. У них было три верховых и один вьючный.

– Яник ездит со мной. – пояснила девчонка, проследив за моим взглядом.

Припадок сайры длился пару минут. Потом она медленно поднялась, было видно, что движения даются ей с трудом, и склонила передо мной голову.

– Я, Старшая сайра Локия Мирта, клянусь собственной жизнью верой и правдой служить человеку по имени Макс. Клянусь… – и так далее. Мне пришлось встать и молча принимать клятву, потому как конструкт уже был активирован и это остановить уже было невозможно. По крайней мере мне так говорили. Я автоматически переключился на магическое зрение и успел заметить тончайший лучик, уходящий от ауры сайры куда-то ввысь. Миг, и клятва произнесена, аура слегка полыхнула и лучик бесследно исчез. И что это было? Но разбираться с этим сейчас было не время и не место.

– Ладно, я всё понял… – пробурчал я, делая обиженный вид, – Еще четверо на мою шею… Шала, иди сюда! А что у вас еще есть пожрать?


ГЛАВА 7


Макс


После принятия у сайры Локии клятвы, мне ничего не оставалось, как взять её с собой. Это было хорошо, лишняя магичка нам никогда не помешает. Причем преданная. Конечно многое заставляло задуматься. Например то, что клятву она дала по указанию своего бога. А что он прикажет ей в следующий раз? Неизвестно. Как дала клятву, так может и нарушить, тоже по приказу. Эх-х, эти боги-демоны… Кто же они такие? Узнать бы где они находятся, да в гости сходить, побеседовать… А пока остается только довериться и надеяться на лучшее. По крайней мере пока они ничего плохого мне не сделали, если не считать некого демона Картана.

Пришлось оставить новеньких в их лагере до утра. Если бы не тупые тарды, не желающие двигаться в темноте, то я бы их притащил сразу с собой. А так они присоединились к нам только утром. Перезнакомились, перераспределили порядок следования и тронулись дальше.

Сарха как-то ненавязчиво пристроилась рядом со мной и всю дорогу пыталась выведать как можно больше информации обо мне. Я же не горел желанием открывать ей всё сразу, поэтому, по уже устоявшейся привычке, всячески отмазывался и переводил тему разговора. В конце концов она поняла, что я не желаю говорить о себе, и немного успокоилась, переключившись на Шалу.

Марк сразу взял командование над молодежью, чему я был только рад. Лиза быстро подружилась с остальными девчонками и парнями, а Яник стал всеобщим любимцем. Из-за него даже возникали споры – все желали его покатать.

Чем дальше на запад от Айтилана мы отъезжали, тем больше попадалось кархов. Поначалу это были обычные стойбища, которые мы легко объезжали, но потом стали попадаться отряды, и чем дальше, тем более многочисленные. А на третий день, после встречи с сайрой, нам пришлось повернуть строго на юг. Просто на западе я разглядел медленно бредущий караван кархов, численностью не меньше пары тысяч. Столкнуться с таким количеством дикарей было равносильно смерти. Мы немного ускорились, взяли южнее и намеревались к вечеру обогнать караван, чтобы с утра на всей скорости рвануть на запад. Нам необходимо было проскочить перед кархами.

Утром позавтракали еще до рассвета, а с первыми лучами солнца, рванули по запланированному маршруту. Сперва неслись галопом, пока тарды были полны сил, потом перешли на рысь. Я тщательно просматривал пространство впереди, чтобы случайно не наткнуться на стойбище или еще один отряд. Что-то мне не нравилось, но что именно я никак не мог понять. Было какое-то постороннее чувство.

В конце концов, уже непосредственно перед обедом, я не выдержал и велел всем остановиться. Когда все замерли на месте, тщательно прислушался и сразу понял, что меня беспокоит. Это был еле слышный, но постепенно нарастающий, гул. Раздавался он откуда-то с севера, именно там сейчас должен был находиться караван кархов. Вскоре и рептилии смогли различить гул.

– Я думаю, что нам надо сваливать отсюда. – сказал я, когда мы быстро перекусили. Шум быстро приближался и его слышали уже все. Варух даже припал к земле и проверил своим способом, но понять ничего не смог.

Когда мы вскочили на тардов, я смог рассмотреть на горизонте полоску пыли. Тронулись в путь, дальше на запад. Полоса пыли всё приближалась и увеличивалась. Шум становился всё более отчетливее.

– Это стадо! – внезапно воскликнула Локия. – Я бывала когда-то в восточных степях… Такой шум производит бегущее стадо.

– Не слишком ли громко для стада животных? – сперва не поверил я. Но потом решил проверить. Остановил Транспорта, взял бинокль и встал ногами на седло. То, что я увидел, мне совсем не понравилось. Это действительно оказалось стадо. Огромное стадо огромных животных, а если быть точным, то арданов. Этих «слоников» было очень много. Они заполонили весь горизонт на севере. И приближались они с огромной скоростью.

– Э, ребята! Немедленно сваливаем! – крикнул я, падая в седло. – Арданы! Их там тысячи! Вперед!

Все понимали, что остановить или отпугнуть несущихся на нас животных, невозможно, поэтому беспрекословно выполнили команду. Мы рванули галопом дальше на запад, надеясь успеть убраться с пути арданов. Эти монстры с хоботом раскатают нас и не заметят.

– Интересно, куда они так спешат? – крикнул я на скаку.

– Что-то их напугало! – ответила сайра.

– Ага. Это я понял. Но что может напугать этих монстров?

– Раграсс, например. – ответила она, но потом поняла, что это глупо. Раграссы не ходят стаями, а одиночка или пара не способны напугать такое стадо, скорее сами предпочтут смыться подальше по добру-поздорову. Поэтому Локия добавила: – Или магия!

– Кархи? – крикнул я, но никто не ответил. Ответ и так был очевиден.

Пока скакали, сайра сделала предположение, что кархи специально перегоняют стадо на юг, но доказательств у нас не было. Возможно арданы просто попались на пути каравана, вот маги их и пугнули.

Часа через два бешеной скачки, когда наши тарды начали выдыхаться, я было решил, что всё хорошо. Нам удалось выскользнуть буквально из-под носа бешеных животных, а некоторых крайних отогнала воздушными ударами сайра. Мы оказались в немного холмистой местности, и что находится впереди не было видно из-за небольшого возвышения. Если бы не бешеная скачка, я предварительно осмотрел бы местность в бинокль, но сейчас было не до того.

Желая подальше удалиться от стада, мы с ходу влетели на возвышенность и не сразу заметили большой кархский лагерь. Он располагался сразу внизу, вокруг виднелись кусты и несколько баобабов. Укрыться нам было негде. Путь назад отрезало несущееся стадо. Да и смысла уже не было, тарды у нас были на последнем издыхании, а нам навстречу двигался отряд дикарей не меньше сотни голов. Видимо они решили посмотреть, что это за шум там, а тут мы на них выскакиваем из-за бугра. Короче попали мы по полной.

– Прикрывайте молодежь! – гаркнул я, спрыгивая на землю. С тарда сейчас толку будет мало, я буду быстрее двигаться на своих двоих. – К бою!

Плохо, что мы находились на виду у всего кархского лагеря, а ведь там, судя по количеству палаток, еще пара сотен воинов как минимум. Но что-либо изменить уже было невозможно. Переключившись на магическое зрение, я с приятным удивлением заметил полное отсутствие магов в отряде дикарей.

– Надеюсь это не уловка, и они не скрыли ауры… – пробормотал я, усаживаясь прямо в траву. Я намеревался встретить кархов магическим ударом, а уже потом использовать оружие. Позади меня занимали оборону рептилии, а за ними кучковалась молодежь. В глазах людей и эйтеринцев плескалась обреченность. Я осмотрел их всех, столкнулся взглядом с Яником, вцепившимся в руку сестры, и решил – во что бы то ни стало, нужно победить. Это было вполне возможно, если у кархов совсем нет магов, но это из разряда фантастики, у них ведь каждый десятый обладал магией в той или иной степени.

Кархи двигались не особо торопясь, будто знали, что нам деваться некуда. Они о чем-то переговаривались на ходу, ржали и угрожающе потрясали оружием. Но ничего, сейчас я им настроение испорчу! Меня охватило непонятное чувство, то ли злость, то ли ярость. Мне это понравилось и я прикрыл глаза, настраиваясь на создание конструкта воздушного тарана. Я понимал, что у меня есть всего один удар, потому-что потом, в бою, я не смогу сосредоточиться. Поэтому я постарался сделать очень большой таран и вкачал в него большую часть своей энергии которой кстати оказалось почему-то намного больше чем я рассчитывал. Справа дохнуло порывом ветра, это Локия запустила свой конструкт. Я не стал отставать от неё, тоже активировал таран и открыл глаза.

Таран сайры ударил первым в правый фланг отряда противника и сбил с ног десяток воинов вместе с тардами. А потом ударил мой конструкт. Дикари ехали довольно плотной группой, и лишь приблизившись на пятьдесят метров, крайние начали забирать в стороны, чтобы зайти с флангов. Вот эти несколько всадников и уцелели. Остальных просто смело, кого отправив в полет вместе со зверем, другие покатились по земле. Всё мгновенно перемешалось – кархи, тарды, оружие, выдранный дёрен… Раздались хрипы, крики и стоны умирающих, хотя большинство погибло сразу.

Пока я пораженно любовался результатами своего удара, свистнули несколько стрел и выжившие кархи умерли. Все. Повернулся и глянул на своих – большинство из них стояли с отвисшими челюстями, только мои рептилии делали вид, что ничего особенного не произошло и продолжали добивать раненных.

Я хотел было скомандовать сматываться отсюда, но тут со стороны лагеря кархов послышались крики, рёв. Оттуда неслись еще несколько десятков разъяренных всадников, и еще больше пеших. Я понимал, что с магией вряд ли что получится во второй раз, но попробовать можно было. Снова приготовился к созданию конструкта, сосредоточился, но закончить не успел. Что-то с силой ударило меня в грудь, откидывая назад. Передо мной мелькнули обломки толстой стрелы. Похоже она попала в калиновую пластину и сломалась. Я неосознанно сделал кувырок назад и, вскочив на ноги, был практически оглушен воинственным криком моих спутников. В их глазах теперь не было обреченности, в них плескалась ярость и желание убивать. Сайра с Шалой снова готовили конструкты, Зана и Лора посылали стрелы, а Варух палил из пистолета.

Я повернулся к противнику и пришлось уворачиваться от очередной стрелы. Стреляли они неважно, но луки у них были очень мощные. Взяв в левую руку пистолет, а в правую меч, я двинулся вперед. Стрелять я начал практически сразу, но успел лишь ранить четверых, а потом всадники достигли нас и пришлось поработать мечом. Буквально несколько ударов и меня захватило это действо. Снова, как в том бою, когда захватил в плен Шалу, появилось чувство упоения боем, жажда крови… Я ощутил себя сильным, даже мощным. Удар мечом и верхняя половина карха падает с тарда, а ноги с задницей едут дальше. Еще удар, но испуганный зверь под кархом резко дергается попадая под траекторию меча. Я не стал отводить меч. Зачем? Тард лишается половины головы и начинает падать, а меня окатывает красной жидкостью с головы до ног. Я мог бы увернуться от потока крови, но не стал. Я хотел искупаться в ней.

Круговым движением отрубаю ноги сразу двум всадникам, совершенно не заботясь о целости животных. Кархи падают на землю, истошно вереща, приходится наклониться, чтобы избавить их от мучений. Хотя нет, я не хотел их избавлять от мучений, мне просто не нравились их голоса. Разогнувшись, я успел отбить меч очередного всадника, подскочившего ко мне, а от тарда пришлось уворачиваться. Что-то с силой ударило в правый бок и в глазах полыхнуло красным огнем.

– «Что это?» – только и успел подумать я, заваливаясь на спину. Тело вспыхнуло нестерпимым жаром и я перестал воспринимать реальность.


=***=


Локия


Старшая сайра ехала с отрядом Макса и отдыхала. Отдыхала от постоянного нервного напряжения, которое её охватило, когда она внезапно ощутила след этого странного человека. Конечно она не сразу поняла, что именно от неё хочет Сайтерин, но он довольно быстро дал ей это понять. Через боль. Она и не пыталась противиться его воле, так как была истинно верующей, просто не всегда понимала, что именно он хочет ей сказать.

Бог повелел отвести одаренную девочку к этому Максу. Локия быстро собрала всё, что могло пригодиться в дороге и отправилась в путь. Разумеется пришлось взять её отца и брата, иначе Лиза отказывалась ехать. С каждым днем сайре становилось немного легче, а значит она поступала правильно. Они проехали через Налколин, потом через половину Айтилана. Сайра не знала на сколько они отстают от цели, но старалась ехать по возможности быстрее.

В небольшом городке, на севере Айтилана, остановившись на постоялом дворе, она услышала интересную историю. Кто-то перебил практически всех служителей храма и нескольких стражей вместе со Старшим сайром. О том, кто это сделал, ходило много слухов, но наиболее надежные сведения Локия смогла получить от одного из стражей, стоявших в то время на воротах городка. Тот смог немного описать неизвестных диверсантов и сайра поняла, что это те, за кем она следует. Нападение на храм произошло два дня назад, а значит они не успели уйти далеко и их можно нагнать. Поэтому нигде задерживаться они не стали, а с первыми лучами солнца отправились по следам.

Беглецы направились строго на север, видимо стараясь покинуть хайрут. На второй день, она смогла нагнать преследовавших беглецов стражей, во главе с тремя сайрами. Представившись простой путешественницей, следующей к северному океану, Локия напросилась остановиться с ними одним лагерем. Старший отряда не стал спорить, так как местность была дикая, звери тут бродить могут всякие, а Старшая сайра если что, может неплохо помочь с защитой.

Ночью Локия проснулась от болезненного чувства. Снова Сайтерин хотел что-то ей сказать, и она быстро поняла что именно. Она должна уничтожить преследователей. Сайра даже не подумала противиться этому желанию. Кто она такая, чтобы перечить богу? Да, эти сархи преследовали убийц жрецов Сайтерина, они хотели наказать осквернителей, но бог был против. Может он сам хочет их наказать? Но она тут же поняла, что нет, он хочет наоборот их защитить. Защитить с её помощью. Зачем всё это богу, ей было всё равно, она просто верила ему. Поэтому бесприкословно выполнила требуемое.

Почти все стражи отдыхали, лишь один охранял их сон. Локия, не вставая со своей лежанки, создала двадцать два маленьких конструкта и отправила их в ауры спящих сархов. Никто не проснулся, эти конструкты было очень трудно почувствовать. Охранника она трогать не стала, тот не спал, а значит мог что-то ощутить. Затем пришла очередь большого, активирующего конструкта. Маленькие были чем-то вроде указателей цели, чтобы основной конструкт не подействовал на посторонних, а именно на её людей. Вот большой конструкт уже создан и в него хлынула энергия. Страж-охранник что-то почувствовал, но было уже поздно. Воздух во всём лагере слегка вспыхнул и сархи, помеченные сайрой, мгновенно умерли. Это было «кипение крови», страшная мгновенная смерть. Правда в бою такое очень трудно использовать, но в таких случаях самое то.

Оставшийся в живых страж выхватил меч и кинулся на Локию, но тут же был отброшен воздушным кулаком под ноги, пасущихся рядом, тардов. Животные всполошились, послышался храп и несколько ударов. Сарха даже не стала смотреть на результат, наверняка неприятное зрелище. Ей приходилось видеть, что становится с телом, после нескольких ударов шпор этих мощных животных. А в лагере так никто и не проснулся. Локия поняла, что уснуть больше не сможет и, удовлетворенно вздохнув, принялась потрошить сумки убитых, на предмет необходимых вещей.


А через два дня Макс сам пришел к ним. Всё произошло очень неожиданно, но Локия смогла сдержать себя в руках, чтобы не сморозить глупость. Сперва она очень обрадовалась, что миссия её выполнена и можно будет вернуться домой. Но не тут-то было. После всех объяснений, её внезапно выкинуло из реальности. Перед ней вновь возник Сайтерин, в своем неизменном серебристом костюме. Он снова пытался что-то сказать, а потом показал простую картинку – Локия стоит перед Максом в позе подчинения, не как рабыня, а как во время принесения клятвы верности. Тут было всё понятно без слов, поэтому, только очнувшись, сайра принесла клятву и сразу ощутила невероятную легкость. Груз, давивший на её психику последние месяцы, внезапно исчез, и на душе стало легко, как никогда. Она сделала всё правильно.

И вот уже три дня она ехала по кархским степям в составе этого странного отряда. Здесь оказалось много одаренных людей, сарха, эрха и фарх. Старшим был разумеется Макс. Сколько ни пыталась сайра выведать что-либо о цели их путешествия, ничего добиться не удалось, и в конце концов Локия оставила его в покое. Спутники Макса тоже ни о чем не хотели говорить, а дети вообще ничего не знали.

После поспешного бегства с пути разъяренных арданов, сайра было расслабилась, но оказалось, что рано. Они выскочили прямо к большому лагерю кархов. Это было не обычное их стойбище, а походный лагерь. Казалось все кархи в степи внезапно сорвались с насиженных мест и отправились куда-то на юг. Об этом говорило большое количество отрядов и караванов, виденных ими в последние дни. Да и арданов они наверняка не просто так пугнули, наверняка они таким способом перегоняют их южнее, впереди себя, чтобы потом было кого жрать.

И вот их маленький отряд замер на склоне небольшой возвышенности, а снизу на них надвигается отряд кочевников в сотню голов, не меньше. Короткого взгляда на спутников хватило, чтобы понять, они не надеятся уцелеть, но биться будут до конца. Макс скомандовал к бою и, соскочив с тарда, уселся на землю. Локия понимала, что он маг, но какой силы, не знала. Ведь аура у него была скрыта. Она тоже встала рядом, чуть позади и стала создавать воздушный таран. С другой стороны встала Шала, позади Зана с луком и Варух с каким-то непонятным артефактом. Даже кое-кто из детей приготовили луки.

Локия не стала тянуть и ударила первой. Десяток кархов сбило с тардов, а некоторые покатились вместе с животными. Но тут последовал удар Макса. Мощнейший таран (таких сайра никогда не видела, и не знала, что такие вообще возможны) в одно мгновение уничтожил практически весь отряд кочевников, оставив в живых лишь нескольких самых крайних.

– Невероятно… – прошептала сайра. Она была поражена до глубины души. Локия была Старшей сайрой и использовала половину своей энергии, а это была сила. Но Макс превзошел даже уровень Великого, вероятно вбухал всю свою энергию в этот удар. Все обрадовались такому ходу событий, но не на долго. От шатров неслись еще не меньше пятидесяти кархов. А ведь у них тоже маги должны быть!

Макс снова намеревался нанести удар, но не успел. Появившиеся позади всадников, пешие кархи принялись стрелять из луков. Стреляли они откровенно плохо, причем издалека, поэтому увернуться от стрел не составляло труда даже детям. Но Макс видимо закрыл глаза и не увидел стрелу. Стрела почему-то не пробила его грудь, а лишь завалила на спину. Он перекувырнулся и вскочил на ноги, похоже стрела не причинила ему никакого вреда.

В этот момент первые всадники достигли обороняющихся и сайра принялась наносить небольшие удары воздушными кулаками, стараясь экономить энергию, которой у неё не так много осталось. Краем глаза наблюдала за человеком. Он с тихим рыком обнажил меч и кинулся в гущу воинов, рубя всех и всё, направо и налево. Вскоре и сайре пришлось взяться за оружие. Она не была сильной фехтовальщицей, но все же защитить себя могла и мечом. Единственный плюс в ближнем бою, то что лучники прекратили обстрел. Сейчас они быстро бежали к месту битвы, спеша присоединиться к числу трупов, которое всё увеличивалось.

Несколько раз Локии пришлось защищать детей, ей помогали Зана с Варухом и Марк. Шала находилась на левом фланге и пыталась что-то командовать, но её мало кто слышал. Макса быстро окружили несколько кархов и безуспешно пытались его достать мечами и топорами. Локия пропустила момент, когда связанные боем с Максом кархи, вдруг рванули на остальной отряд. Пятеро эйтеринцев и Марк, встали вокруг детей и пытались сдержать напор кархов. Сайре удалось нанести пару ударов маленькими таранами и расчистить пространство перед собой от верховых противников. Но позади них уже подбегали пешие воины.

– Макс! – заорала Зана, глядя в пробитую сайрой прореху. Проследив её взгляд, Локия увидела лежащего на боку человека. Из его бока, чуть ниже лопатки, торчала толстая кархская стрела. «Ну вот и всё,» – мрачно подумала она, – «Конец ему. А как же моя миссия?»

Подбегающие кархи уже почти заслонили тело Макса, но сайра успела увидеть, как он пошевелился и сел. Дальше она ничего не видела, пришлось ускоренно махать мечом, уворачиваться, блокировать. Прибывшее подкрепление оказалось намного лучше подготовлено в плане владения оружием. Странно, что магов нет. Но обдумывать причину исчезновения всех магов было некогда.

Внезапно позади противников послышался какой-то шум, перекрывающий звуки битвы. Кархи слегка отвлеклись и сайра смогла воспользоваться моментом, ранила в руку одного и оттеснила назад двух других воинов. В образовавшемся просвете она увидела Макса. Он стоял на ногах и тихо рычал, злобно зыркая на окруживших его дикарей. Что-то в нём сильно напугало кархов, они даже не пытались нападать, а наоборот пятились под его взглядом. Противники сайры видимо тоже обратили внимание на человека. Они перестали нападать и отступили назад. Тогда Локия смогла как следует рассмотреть Макса.

С ним происходило что-то странное. Сайра смотрела одновременно в двух диапазонах, в обычном и магическом. Поэтому она отчетливо увидела, как к человеку рванули потоки энергии мира, мгновенно поглощаясь его аурой. Она почувствовала, что её собственная энергия желает присоединиться к этому потоку и быстро накинула на себя специальную защиту, чтобы прекратить отток энергии. Краем глаза заметила растерянность на лицах спутников, похоже энергия уходила и из них. Пришлось отвлечься от созерцания и по-быстрому накинуть такую защиту и на них, в том числе и на людей.

Когда она вновь посмотрела на человека, он сильно изменился. Казалось он увеличился в размере, объем мышц заметно возрос. Его одежда была довольно свободного покроя, а сейчас она облегала тело, сквозь неё отчетливо вырисовывались все мускулы. Местами выделялись какие-то квадратные и прямоугольные вставки, явно вшитые в одежду. Потом он повернулся лицом и все невольно отшатнулись. Его лицо напоминало белую маску, а глаза были абсолютно черными, без белков. Казалось, что в них плескалась первозданная тьма, затягивающая в себя весь свет без остатка.

Макс что-то прорычал на языке людей, низким, заставляющим внутренности дрожать, голосом. Потом повернулся к наибольшему скоплению кархов и ринулся в бой. Свой меч и стреляющий артефакт он видимо потерял, но судя по всему, они ему сейчас были не особо нужны.

Резкий прыжок и он оказался в самой гуще воинов. Буквально несколько ударов и трое кархов разлетаются в стороны изломанными куклами. Кочевники в ужасе заорали и бросились в разные стороны, но Макс тут же догнал еще двух и, сломав ударом кулака одному хребет, схватил второго за руку. Карх попытался отбиваться, вереща на высокой ноте, но человек просто швырнул его в спины двум другим убегающим тварям. Потом в несколько прыжков достиг очередной группы и продолжил убивать. Умирали кархи быстро, им хватало одного удара измененного человека. Стоявшие ближе к лагерю лучники, открыли огонь по Максу. Пару раз даже попадали, но человек не обращал ни малейшего внимания на торчавшие из его тела стрелы. Вот он случайно зацепил одну такую стрелу очередным пойманным кархом и она сломалась, потом заметил еще одну и просто выдернул, несмотря на зазубренный наконечник. Похоже он совершенно не ощущал боли или каких-либо других неудобств.

– Не давайте им сбежать! – раздался голос Шалы. Видимо она первая пришла в себя после невероятного зрелища и обратила внимание на кархов, которые пытались убежать за бугор. Мысль была правильной и почти все кинулись перехватывать деморализованного противника. Они даже особо не сопротивлялись, просто пытались сбежать подальше. Большинство из них повторяло два слова – «Демон» и «Ашхар». Ну демон-то понятно, а вот второе слово сайра слышала впервые. Но спросить пока было не у кого, она только поставила зарубку в памяти, взять пленного для допроса, и кинулась вдогонку за кархами.

Вскоре Локия потеряла счет не только количеству убитых кархов, но и времени. Она вместе с Заной и Марком догоняла тех, кто пытался убежать от лагеря. Дети остались под охраной Варуха, а Шала кинулась следом за Максом, в сторону лагеря. Наконец все сбежавшие в этом направлении кархи были уничтожены и все рванули в сторону лагеря. Шум, производимый Максом, раздавался уже откуда-то из центра лагеря, но сайра спешить не стала. Внимательно осматривая пространство, она подошла к первым палаткам и решила проверить что там внутри. В магическом диапазоне ничего не было видно, так как палатки у кархов были сделаны в основном из шкур арданов, которые плохо пропускали магию.

В палатке оказалось три карха-мага. Они ползали по полу и пытались встать на ноги, но им это не удавалось. Один из них поднял голову и посмотрел на сайру. В глазах его было недоумение, боль, испуг. Локия не стала медлить, карх мог в любой момент очухаться, а по силе они превосходили её, к тому же она сильно потратилась в бою. Сайра короткими ударами меча проткнула сердца всем троим и удовлетворенно улыбнулась. Она стала догадываться, почему среди атакующих не было магов. Следовало проверить все шатры и уничтожить магов пока они не пришли в себя. Что с ними произошло, и почему они в таком состоянии, сайру нисколько не интересовало. Важно, что непонятная немощь, напавшая на магов так вовремя, позволяет перебить их без риска для жизни.

– Зана, в шатрах могут быть маги! – крикнула она, выйдя из палатки, – Они чем-то больны, нужно убить их по-быстрому!

– Ясно! – ответили ей хором Зана и Марк. Локия нашла взглядом Варуха с детьми. Они подобрались ближе к лагерю и настороженно наблюдали за происходящим.

– Варух, эта палатка свободна, – махнула она рукой на только что покинутую палатку, – Спрячь детей там и охраняй.

Фарх только кивнул и принялся отдавать команды подопечным. Вскоре они выкинули из шатра мертвых кархов и скрылись с глаз. Можно было продолжать зачистку.

Зачищали лагерь больше полчаса. Локия не считала обычных кархов, а вот магов решила посчитать. Только она убила почти шестьдесят магов различной силы. Это было бы равносильно подвигу, если бы произошло в бою, но и так сайра очень гордилась собой. Хотя понимала, что всё это благодаря Максу.

Когда наконец всё было закончено, палатки проверены и попрятавшиеся кархи уничтожены, все собрались в центре лагеря, где Шала обнаружила двух пленииков-эрхов. Локия не особо обратила внимание на них, её больше интересовал вопрос – где Макс. Шала давно потеряла его из вида и понятия не имела о его местонахождении. Пришлось снова оседлать, немного отдохнувших тардов, и отправиться на поиски. Поиски облегчались наличием трупов там, где прошел человек. Пришлось разделиться, так как лагерь был немаленький, но спустя десять минут раздался крик кого-то из детей.

– Он здесь!

Все кто услышал, рванули на голос и вскоре остановились на краю лагеря. Здесь, в окружении десятка трупов кархов, лежал Макс. Выглядел он совсем неважно, весь в запекшейся крови, одежда в дырах. Лежал он совершенно неподвижно и с виду выглядел мертвым. Подскочившая Шала быстро проверила его с помощью магии и заявила, что он жив. Тело его сейчас снова выглядело как обычно, исчезли мощные мышцы, а насчет глаз было непонятно, они были закрыты.

– Нужно отнести его туда, в центр лагеря. – заявила Шала. Марк с двумя парнями подхватили его на руки и понесли вслед за сайритой. Расположиться решили возле белого шатра. Молодежь вынесла довольно чистые ткани из шатра и несколько шкур. Макса уложили на них и Шала с Заной принялись по очереди его лечить. Локии пришлось дважды снабжать их энергией, но в конце концов она кончилась и у неё. Из него вытянули три наконечника стрел, правда все они вошли неглубоко и опасности не представляли. Но человек так и не очнулся.

– Надо уходить отсюда, пока светло. – сказала Локия, – Сбежавшие кархи могут вернуться, или привести другой отряд, со здоровыми магами.

– Да, ты права. – согласилась сайрита, – Ребята, нужна повозка. Небольшая и легкая. Прошвырнитесь по лагерю.

Молодежь рванула с места и скрылась в разных направлениях

– Нужно посмотреть продукты, может что с собой прихватим. Да и трофеи какие-нибудь собрать. – сказал Варух. Про продукты он сказал явно просто так, его больше интересовали трофеи. Не зря у него из-за спины торчали два мирилловых клинка, где-то уже прихватил.

– Ладно… – пробормотала Шала, – Каждый берет по вьючному тарду и в течение часа затариваемся трофеями. А ты, Варух, останешься на охране. – обломала она фарха. Тот разинул рот и попытался возмутиться такой несправедливости, но сарха добавила, – Скажи ребятам что в какой палатке насмотрел, они соберут твою долю.

Молодежь пригнала повозку и пока все занимались мародерством, Зана с Шалой привели в порядок внешний вид Макса и устроили его в повозке. Потом быстро собрались, организовали караван и двинулись на юго-запад. До темноты оставалось часа три, поэтому они погнали тардов быстрой рысью, чтобы уехать как можно дальше от разгромленного лагеря. Не задолго до заката остановились под большим деревом и устроились на ночь, выставив на всякий случай двойное охранение.


=***=


Макс


Пробуждение было очень болезненным. Всё тело болело так, будто меня отходила палками не хилая толпа отморозков. Голова тоже трещала и хотела взорваться. Мысли путались, перед внутренним взором мелькали какие-то страшные картинки. Я видел перепуганные рожи кархов, потом их трупы, потом мясо, кровь… снова мясо и море крови. Появилось сильное желание избавиться от содержимого желудка, да только я сразу понял, что там нет никакого содержимого. Мысли о пище отогнали тошноту и навязчивые видения. Я открыл глаза и осмотрелся. Была ночь, рядом горел костерок и у него кто-то сидел.

– Пить… – прохрипел я и добавил, – И есть.

Это оказалась Локия. Она резко подскочила, но заметив меня, наклонилась и улыбнулась.

– Очнулся? Как ты себя чувствуешь?

– Попить дай.

– Сейчас-сейчас! – она кинулась к сумкам и вскоре подала мне флягу с водой. Утолил жажду и боль в теле немного притихла. С трудом удалось сесть. Мы находились под каким-то баобабом, сквозь ветви которого виднелось светлеющее небо. Я пересчитал спящих спутников и с удовлетворением отметил, что все тут, никого не потеряли. Даже двое явно лишние появились. Но больше не меньше.

– Как мы смогли отбиться? – спросил сайру, подползая к костру и высматривая чего-нибудь съестное. Боль в теле постепенно проходила, голова прояснялась, а голод усиливался.

– А ты что, не помнишь? – поразилась Локия, – Мы все обязаны только тебе. – и она принялась рассказывать свою версию событий. Потом начали просыпаться остальные, они радовались, что я очнулся, благодарили и тоже присоединялись к рассказу. А потом проснулись и новенькие. Они показались мне смутно знакомыми.

– Привет Макс! – улыбнулся молодой эрх, оказавшийся Никасом. Когда я спросил про его спутницу, он поник и сказал, что она погибла. Он представил мне Сату и рассказал свою историю после того как мы их покинули.

– Макс, эта твоя Старшая сайра, – он зыркнул на Локию, – запретила нам забрать свои вещи. Нас же без них не пустят в княжество. Там столько всего было. – он досадно стукнул кулаком по колену, – И что нам теперь делать?

– Не переживай. – попыталась успокоить его новая напарница, – Можно попробовать сейчас подобраться к лагерю. Возможно кархи туда не вернулись.

– Это самоубийство. – осадила её Шала. Сата только вздохнула, они и сама понимала глупость этого предложения.

– Но что тогда делать? – она чуть не плакала. Пришлось брать ситуацию в свои руки, хотя мое состояние еще не позволяло командовать.

– Поехали с нами. – просто сказал я, – Обещаю, что дам вам достаточно артефактов и необходимой информации, чтобы вас нормально приняли на родине.

Они переглянулись, о чем-то пошептались и молча кивнули. На этом и порешили. Все принялись готовиться в путь, а я занялся самолечением. За десять минут мне удалось привести свое тело в относительный порядок и мы тронулись в путь.

Я ехал по привычке впереди нашего небольшого каравана и прислушивался к окружающей среде, а также к собственным ощущениям. Как ни странно, двойная порция завтрака вполне утолила голод. Я больше не чувствовал постоянный голод, кажется организм пришел в относительную норму. Боль вскоре совсем прошла, оставив ощущение силы и легкости. Всё это произошло со мной благодаря импланту и мутагену. Больше просто нет вариантов. Пока всё происходило белее менее нормально, не было жертв в нашей группе, да и сам я до сих пор жив. Но что может произойти в следующий раз? Немного поразмышляв на тему импланта, я пришел к выводу, что лучше от него избавиться. Честно говоря, все эти изменения начали меня пугать. Даже, собственно, не сами изменения, а факт того, что я почти ничего не помнил. Ведь я мог и своих замочить до кучи. А если это произойдет случайно, когда рядом не будет врагов, на кого я кинусь? Страшно, однако! Решено – как доберусь до корабля и запущу необходимое количество реакторов, сразу избавлюсь от этой гадости. А на его место установлю новый, абсолютно целый имплант. Правда неизвестно что делать с мутагеном. Можно ли его заменить? Вряд ли. Но ответить на этот вопрос мог разве что Рэкс, да и то только после соответствующих исследований. В общем этот вопрос по любому откладывался до завершения нашей миссии.

Еще был интересный вопрос о моей ауре. Непосредственно в начале боя я нанес очень мощный удар, вложив немеряно силы, но использовал лишь половину своей энергии. Это было странно, аура у меня не увеличилась, а количество энергии было раза в два больше. Когда я очнулся, оказалось, что мой амулет, скрывающий ауру, сдох. Причем не просто испортился, а совсем исчез, рассосался или вышел наружу. Как такое могло произойти, непонятно. Хотя удивляться особо было нечему, учитывая что со мной происходило после ранения. Когда мне сайра рассказала об изменениях, произошедших со мной, я сперва не поверил, но потом остальные свидетели в точности подтвердили всё. К тому же об этом свидетельствовали полопавшиеся местами рукава куртки. Это какая же сила нужна, чтобы порвать сирин? И еще вопрос, откуда взялась масса, необходимая для роста мышц? А потом куда делась? Одни вопросы. По возвращении на корабль нужно будет пройти полное обследование на всей имеющейся аппаратуре, которую только смогу запустить.

Пользуясь тем, что теперь с нами следуют Никас с Сатой, я принялся их расспрашивать о княжестве. Меня не особо интересовала политика, так как я был далек от нее, но интересовало меня многое.

Правил там князь Владимир, являвшийся по совместительству Великим магом. По сути он не был монархом, так как все более менее значимые решения принимались только после одобрения Совета Великих, в который входили, помимо князя, еще десять Великих магов. Княжество было разделено на десять регионов, которыми правили Великие маги совета. Столица, Каспий, находилась в центре полуострова, но ни к одному из регионов не относилась, в ней правил сам князь. Название столицы пошло от названия модуля, в котором прилетели переселенцы. Рэкс мне говорил, что каждый модуль создавался и укомплектовывался в одном из городов Россы, ну и назывался соответственно. Город стоял на месте приземления модуля, от которого к нашим дням осталась лишь внешняя броня. Она слишком плохо поддавалась обработке, поэтому сгодилась только на постройку княжеского дворца. Это было неплохое решение. Я имел представление о прочности брони корабля, что уж говорить про модули, которые были защищены лучше. Если оморнцам удалось построить из бронеплит дворец, то разрушить его мало что может.

Хоть человеческая цивилизация на Эйтери и насчитывала всего две тысячи лет, но она уже обогнала кое в чем местных рептилий. Например Сата рассказала о железных дорогах. Все города на полуострове были соединены железнодорожными путями, по которым ходили настоящие паровозы. Работали эти чуда техники разумеется за счет магии. К каждому паровозу были приписаны по четыре мага, специализирующихся на магии огня и воды. В академии даже имелись специальные курсы паровиков. Конечно как именно работает эта техника, ребята не знали, да меня и не особо интересовали эти подробности. Помимо паровозов было еще много чего придумано для облегчения производства, но этот вопрос я решил отложить на потом. Ведь рано или поздно мне придется туда наведаться самому, и я надеюсь не пешком.

С ресурсами на полуострове было не очень. Особенно это касалось железа. Единственное месторождение находилось на небольшом острове в сотне километров от Оморна, но этого было мало. Зато с золотом особых проблем не было. Немного севернее находился небольшой архипелаг из мелких островков, на котором золота было много. В самом княжестве больше всего ценились металлы, а точнее сплавы, оставшиеся от модуля. Золото же в основном использовалось для расчета с иноземными купцами. В основном с княжеством торговали сархи, живущие на северном побережье. Еще торговля велась с парой хайрутов эрхов и с фархами из Седых гор. Конечно купцы торговали как бы в тайне от своих правителей, хотя те об этом давно знали и просто закрывали глаза. Ведь эта торговля приносила большие доходы, немалая доля которых оседала в карманах этих глав хайрутов.

Многие эйтеринцы подрабатывали доставкой в Оморн одаренных людей. За них в княжестве платили большие деньги. Принимали и простых людей, но практически даром. На полуострове были проблемы с территориями. А если учесть, что урожай они получали только раз в год, в отличие от других государств, то прокормить много народа просто было нечем. Вот князь и решил расширяться за счет кархских территорий.

Насчет климата зашел отдельный разговор. В то, что мне рассказали, верилось с трудом. По словам Никаса, на территории материка была постоянная температура (в принципе я это заметил, но как-то не придавал этому значения. Считал, что корабль находится в тропиках, поэтому и климат такой.), а на полуострове и близлежащих островах, климат существенно отличался. Там он напоминал среднюю полосу Россы. Полуостров соединялся с материком перешейком, примерно километров сто шириной и чуть больше длиной. Так вот, в ближней к материку части перешейка, климат был теплый круглый год, а стоило отойти километров на пятьдесят, и наступали холода. Там бывала настоящая зима, со снегом и всеми сопутствующими радостями. Растительность тоже отличалась. Многое из растений было привезено с Земли и вполне прекрасно там прижилось, чего нельзя было сказать про другие местности. На территории, где был постоянный климат, земные растения почему-то не выживали.

Спросил насчет животных, ведь в модулях находились эмбрионы разнообразной земной фауны. Но оказалось, что никаких земных животных нет. Видимо переселенцы просто не смогли оживить эмбрионы, когда техника отказала. Зато на Оморне и островах было много местных рептилий. Эти звери практически не отличались от виденных мною здесь, но умели на зиму впадать в спячку. Люди приручили многих из них и содержали зимой в больших теплых землянках. Почему в землянках? Оказалось, что их отапливать легче, хотя я в этом не был уверен.


Неделю двигались прямо на юго-запад. Ну прямо, насколько было возможно. Постоянно попадались отряды кархов, хоть и не настолько многочисленные как раньше. Два маленьких отряда пришлось перебить, потому-что мы случайно попались им на глаза. Седые горы приближались, я каждый день пытался связаться с кораблем, но пока безуспешно. Вскоре мы должны были войти в зону приема и тогда можно будет поговорить с Рэксом, а главное с Олой, по которой я ужасно соскучился. Еще я очень беспокоился как там у них дела. Ведь им грозило нападение сархов. Но пока оставалось лишь надеяться на лучшее.

На восьмой день после того памятного боя, мы вдруг встретили небольшой кархский разъезд, который двигался нам навстречу. Это было странно, мы уже привыкли к тому, что кархи нынче едут только на юг. Немного посовещавшись, приняли решение уничтожить отряд, ведь их было всего двадцать голов.

Так как я заметил их раньше, то у нас была возможность устроить засаду, чтобы минимизировать возможный риск. Засаду мы устроили под двумя большими баобабами, заставив детей забраться на сами деревья. Кархи направлялись в нашу сторону и должны были проехать как раз между нашими укрытиями, оставалось только дождаться их.

Я решил не использовать магию, чтобы случайно не убить всех. Нам нужен был язык, а я своей магией мог лишить нас его. После той непонятной трансформации с магией у меня были небольшие проблемы. Я никак не мог научиться дозировать энергию при закачке её в конструкты. В большинстве случаев конструкты получались слишком мощные, а иногда, когда я пытался заливать в них энергию по капле, слишком слабые. Необходимы были тренировки, чтобы обуздать эти новые способности, но на них просто не было времени.

Вместо меня, магию использовала Локия. Она запустила воздушный таран в основной отряд, разметав кархов по полю, а мы добили остальных из луков и пистолетов, оставив в живых лишь двоих. Потом потребовалось минут пять, чтобы связать пленных и оттащить под дерево.

Допрос проводила Шала, её этому обучали в Школе стражей. Разговорить пленников удалось довольно быстро, уже после первых отрезанных пальцев они начали рассказывать всё что знали.

Дело было не очень хорошее. Буквально в десятке километров от нас, прямо на нашем пути, располагались четыре лагеря кархов, а чуть южнее еще несколько. Сколько кархов тут вообще, пленные затруднялись ответить, так как просто не знали таких чисел. Они рассказали, что их караван прибыл с севера два дня назад, а остальные уже находились здесь.

На вопрос что они тут делают и кого ждут, кархи тоже не смогли ответить. Такую информацию имели лишь вожди, а они редко с кем делились. В общем ничего толкового добиться от них не удалось. Одно было понятно точно, дальше проехать будет очень сложно. Шала быстро «заткнула» пленников и мы поехали дальше, забирая немного южнее, где по словам пленных был наибольший промежуток между лагерями. Время было позднее, поэтому в этот день мы никого не обнаружили и остановились на ночь в небольших зарослях кустарника.

Утром, стоило нам проехать пару километров, как мы наткнулись на один из лагерей кочевников. Я заметил его заранее, в бинокль, поэтому мы остались незамеченными и взяли еще южнее, чтобы обойти. Но буквально еще через километр я увидел еще два лагеря, на юге и юго-востоке. Кархи были везде!

– Какие есть предложения? – спросил я. Мы устроили незапланированный привал под деревом, чтобы обдумать варианты.

– Взять немного на восток? – предложила Локия.

– Вернуться чуть назад и свернуть на запад. – высказался Варух. – Можно вообще дойти до Седых гор. Я сомневаюсь, что кархи решаться слишком близко подобраться к горам.

– Да, как же. – возразила сайра, – Знаю я вас, землероек! Пока к вам в подземелья никто не лезет, вас это не касается. Кархи могут у вас по крышам лазить, а вы и не почешетесь. У вас…

– Ладно, понятно! – перебил я. Похоже сайра не очень жаловала фархов, – Еще предложения?

– Мое предложение вам не понравится. – заявил Марк, – Можно оставить животных и пройти мимо лагерей ночью.

– Не пойдет. Пешком слишком долго. К тому же неизвестно, сколько их там, дальше. Еще предложения?

Все молча переглянулись, но никто больше ничего сказать не смог. Я задумался сам. А какие есть варианты? Идти на восток? Что-то мне подсказывало, что будет только хуже. Там наверняка не меньше этих тварей. Воспользоваться предложением Варуха? Тоже самое, неизвестно сколько дикарей там.

– У меня другое предложение. – я обвел всех взглядом. – Прорываться.

– Ты с ума сошел? – воскликнула Сата, – Да там их наверняка тысячи!

– Да, это самоубийство! – поддержал её Никас, вскочив на ноги. Сейчас они были в истинном своем обличье, амулеты личины они отключили уже давно, чтобы не жрали лишнюю энергию. Сейчас они красовались на общем фоне своими лысыми головами. На время использования личины, им приходилось брить голову и останавливать рост волос, и до сих пор они не отросли.

– А ты сможешь снова превратиться в монстра? – спросила Шала. Зана тоже вопросительно на меня посмотрела, а я поморщился.

– В монстра значит? Вот вы как обо мне. А еще друзья называются. – я сделал обиженный вид и отвернулся, пряча улыбку.

– Прости, Макс! Я не хотела тебя обидеть! – вскинулась девушка, – Я не так выразилась. Я имела в виду, сможешь ли ты снова стать таким, как тогда?

– Ладно, прощаю! – хмыкнул я, – Но запомню. А насчет превращения я не знаю. Не имею ни малейшего понятия как это работает и как это запустить. Возможно… если меня опять ранят…

– Точно с ума сошел. – грустно сказала сайра, – Жаль…

– Надо всё как следует разведать и тогда принимать решение. Выяснить где у них самое слабое место, где нам прорваться будет легче. – начал я излагать свой безумный план, – Да, мы потеряем немного времени, но это стоит того. Разведку предлагаю провести ночью. Кто за?

На меня смотрели как-то задумчиво, но потом подняла руку Шала, за ней Зана, а после и все остальные. Значит решено.


ГЛАВА 8


Макс


Расположились мы под одним из деревьев, километрах в трех от ближайшего кархского лагеря. Я загнал парочку молодых на само дерево для наблюдения за округой, выдав им бинокли. На разведку решили идти втроем. Шала пойдет немного западнее, Зана восточнее, а я прямо на юг. Я всех тщательно проинструктировал на непредвиденный случай, а когда солнце скрылось за горизонтом, мы покинули укрытие и направились по запланированным маршрутам. У меня был прихвачен ретранслятор, чтобы иметь связь между собой. Возможно его мощности хватило бы и до нашего лагеря, но я предпочел перестраховаться.

Путь до вражеского лагеря занял у меня минут десять. Кархи расположились на совершенно открытом месте, потому как им скрываться тут было не от кого. Еще вечером я насчитал в этом лагере не меньше сотни шатров и палаток, а значит здесь может быть не менее пятисот воинов. Магов тоже наверняка немало. Как бы было прекрасно, если бы их маги тоже прошли через тот ритуал, про который нам рассказали Никас с Сатой. Странно что никто, даже Старшая сайра, не знали для чего этот ритуал нужен. Локия только предположила, что это связано с демоном Картаном, богом кархов. Я не спорил, так как понятия не имел что этот демон из себя представляет, а также его возможности. Больше всего меня интересовало – что именно делает с магами этот ритуал? Уж не просто так они его проводили. Явно не для того, чтобы почти сутки (или больше) валяться в палатках. Наверняка этот ритуал что-то им дает. Только вот что? Скорее всего бОльшую силу, ничего другого в голову не приходит. Эх-х, встретить бы мага, прошедшего через такой ритуал, узнать его силу, возможности… В принципе опознать мага, прошедшего через это, можно было по ауре. Агенты рассказали, что после принятия в ауру части энергии того шара, в их ауре появлялись малиновые прожилки. Правда не факт, что эти прожилки сохраняются надолго, может они рассасываются через какое-то время. В общем будем посмотреть.

Лагерь кархов спал. Всё-таки они военные, хоть и дикари. Дисциплина, какая-никакая, но есть. Это в стойбищах обычно суета, снуют дети, женщины, бродят разные бездельники, пьяницы и тд и тп. А тут только воины. Периметр охранялся обычными воинами, которые прогуливались между кострами, разожженными через каждые пятьдесят метров. Возле самих костров сидели по два других воина, поддерживали огонь и иногда сменяли патрулирующих. В принципе охрана выставлена по-дурацки. Им же из-за света костров не видно, что твориться в темноте. Против диких зверей конечно костры очень даже действенны, но против например меня, бесполезны. Хотя они наверное и не думали, что тут может кто-то на них напасть, кроме грассов или изголодавшихся галтов.

Просочиться через периметр оказалось проще простого. Дождался пока патрульный пройдет мимо и быстро, ползком преодолел освещенный участок. В самом лагере укрыться от посторонних глаз тоже не составило труда. Ночь уже вступила в свои права, а костров тут было мало, да и те что еще горели, уже угасали, так как за ними никто не присматривал. Прошмыгнув мимо нескольких палаток, я решил использовать магическое зрение, чтобы посмотреть внутрь шатров. Мне говорили, что их шатры не пропускают магию, но я всё же решил попробовать, это ведь не трудно.

В ближайших палатках я ничего не увидел, а вот ближе к центру лагеря, разглядел размытые ауры магов. Решив кое-что проверить, рискнул и, отогнув край полога, заглянул в ближайший шатер. Там спали пятеро кархов. Значит простых воинов палатки скрывают от моего зрения, а магов я всё равно вижу. Ну хоть что-то. Решив посчитать магов, я двинулся в глубь лагеря. Стоило мне тронуться с места, как я заметил периферийным зрением что-то странное. Посмотрел – ничего нет. Повернул голову – снова что-то мелькнуло. Немного покрутив головой, вскоре разобрался. Простых воинов, находящихся в палатках, я тоже видел, но только периферийным зрением. Стоило посмотреть на стенку палатки прямо, и всё, ничего не видно. Интересный эффект.

В течение полчаса я шастал по вражескому лагерю и пересчитывал количество противника. Насчитал примерно сотню магов, причем все они имели в своей ауре следы того странного ритуала, а также не менее пятисот простых воинов. Внушительная сила. Пробиться через них будет очень сложно, если не невозможно. Теперь я совершенно не был уверен в своей затее. Оставалась надежда на то, что в соседних лагерях будет меньше народу. К тому же, даже если мы сможем с ходу проскочить мимо, за нами рванут все кому не лень и будут гнать до темноты, а может и ночью станут преследовать пешком. Да, как-то не подумал я об этом раньше. Но ведь надо как-то прорываться! Мы же не можем прятаться в тылу врага и ждать когда они тронутся в поход к кораблю. А в том, что они намерены напасть на корабль, я уже не сомневался. Этот демон решил кинуть на нас всех своих монстров и стереть нас с лица этой планеты.

Такие мысли заставили меня нервничать, я пытался придумать выход, но ничего в голову не приходило. Видимо придется по-тихому двигаться вдоль орды и искать проход. Я направился было в сторону выхода из лагеря, но тут вышла на связь Шала.

– Макс. Я насчитала больше сотни магов. Странно, но эти их прожилки, видны через шкуры арданов. Сколько здесь воинов, я не знаю, но судя по количеству палаток, очень много.

– Ясно. Возвращайся к нашим, я тоже выдвигаюсь.

– Поняла.

Я обошел очередную палатку и чуть не столкнулся с магом, вышедшим по нужде. Пришлось прижаться к стенке шатра, пока он проходил мимо. Стоило ему поравняться со мной, как где-то на западе раздался мощный рык. Это был голос грасса, его вряд ли с кем спутаешь. Карх резко дернулся, причем не куда-нибудь, а прямо на меня. Возможно я успел бы отскочить, но сразу понял, что он меня заметил. Точнее заметил мою ауру. Я давно сделал себе новый амулет, скрывающий ауру мага, но вшивать в тело его не стал, так как в земли старших вроде как не зачем больше соваться. Он у меня просто висел на шее. Амулет делал из меня обычного человека с еле заметным Даром, полного сокрытия магических способностей, мне почему-то добиться не удалось. Вот такую непонятную ауру и увидел этот карх.

Не знаю что он успел подумать и успел ли вообще подумать, но я решил, что он может поднять шум и мгновенно прикончил его, просто свернув шею. Карх умер и я аккуратно опустил его на землю. Здесь было темно и труп до утра вряд ли кто заметит, если только его сожители по палатке хватятся. А ведь можно сделать так, чтобы не хватились! Внезапно в моей голове возник безумный план и я бесшумной тенью скользнул внутрь палатки. Я решил пошалить тут и, раз уж начал, избавить этот мир от как можно большего количества этих чешуйчатых горилл. Рискованно конечно, но зато завтра, во время прорыва будет легче.

В палатке оказалось еще трое магов с довольно мощными аурами. Следовало предварительно подумать как убить карха быстро, и чтобы его соседей не разбудить. Сворачивание шеи не годилось – от хруста мог проснуться сосед, лежавший всего в полуметре. Ножами? Придется. Вынул три метательных ножа, один взял в зубы, чтобы можно было быстрее воспользоваться, остальные в обе руки. Самое поганое было в том, что я не был уверен, что сердце у этих монстров находится там где я думаю. К своему стыду я до сих пор как-то не удосужился покопаться в трупах кархов на предмет их внутреннего строения. Убивать их приходилось в основном в бою, а там обычно не до изучения анатомии. Но тут же мысленно хлопнул себя по лбу – магия-то мне на что? Я настроился на создание сканирующего конструкта из магии жизни, но создавать его не стал, а лишь воспользовался тем состоянием, чтобы взглянуть внутрь тела. Со второй попытки у меня получилось, хоть и не очень хорошо, но мне хватило чтобы увидеть необходимый орган. М-да… Сердце у этих тварей оказалось справа. А ведь я думал наоборот, потому-что у старших рас оно как у людей, слева. Еще одна странность в общую копилку. Кархи во многом похожи на старших и в то же время у них столько различий.

В общем узнав всё что мне было нужно, я одновременно воткнул два ножа ближайшим магам, а спустя секунду и в третьего. Твари даже не дернулись и я с удовольствием понаблюдал как растворяются их ауры. Странные ауры, с прожилками. Выйдя из палатки, я схватил убитого ранее мага и впихнул его внутрь, чтобы на него никто не наткнулся случайно. Решив что самые сильные и опасные маги должны находиться в центре, где шатры выглядели поприличнее, я отправился туда. Следовало избавиться от как можно большего количества магов, а еще лучше от всех.

Вскоре вышла на связь Зана. Её новости почти ничем не отличались от тех, что сообщила Шала. Отправил её в лагерь. Потом снова связалась Шала. Она беспокоилась куда я пропал, ведь давно должен был вернуться. Пришлось сказать, что отправился немного дальше, на юг, просто посмотреть. Рассказывать им о своем развлечении я не стал, они ведь наверняка рванут ко мне, или еще хуже, в соседние лагеря, чтобы провернуть там то же самое. Почему-то я сомневался, что они смогут так тихо и быстро уничтожать магов. Ведь стоит хоть одному из них успеть крикнуть… и всё, весь лагерь проснется и все накинуться на меня. Да, я очень рисковал. Но где-то в глубине подсознания теплилась надежда, что если что-то пойдет не так, то меня выручит мутаген. Ведь в прошлый раз все произошло после ранения. Здесь, в центре вражеского лагеря, я не боялся превратиться в монстра. Здесь не было друзей и можно убивать всех, кто попадется под руку. Правда как быть потом? Но лучше этот вопрос отложить, так как ответ дать было некому.

Я успел прошерстить двенадцать палаток, когда добрался до самого центра. Здесь стоял самый большой шатер, причем белого цвета. Никас говорил, что в таком шатре жили курамы. Что ж, удобный случай избавиться от нескольких белых тварей. Если они и правда могут поддерживать связь со своим боссом-демоном, то убрать их просто необходимо. Проникнув в шатер, я оказался в маленькой «прихожей», два завешенных проема вели в другие помещения. Но всё это я заметил мельком, потому-что в прихожей оказалось два мага, причем они вполне бодрствовали, видимо охрана. Благодаря своей реакции я смог правильно среагировать и мгновенно воткнул одному магу нож в горло. Тот не успел крикнуть, лишь засипел перерезанным горлом. Второй сидел чуть дальше от меня и начал вставать, открывая рот. Нож я вытащить не успевал, поэтому просто кинулся на мага и, обхватив его голову рукой, прижал морду к своей груди. Дальше выхватил второй нож и воткнул ему в висок. Маг обмяк и я его опустил, а сам прислушался. Вроде бы нашуметь мы не успели. Быстро вытащил свои ножи, слегка протер их и аккуратно заглянул за одну штору. В шатре было темно, но магическое зрение позволило мне рассмотреть необычную белую ауру, лежащего на подстилке мага.

Курам здесь был один, поэтому не мешкая, я вошел и воткнул нож ему в сердце. Тихий шорох заставил меня резко обернуться. В проеме стоял второй такой же маг и, выпучив глаза, смотрел на меня. Мне потребовалось лишь мгновение, чтобы достигнуть его и убить, но за это мгновение произошло две вещи. Во-первых во время движения я успел рассмотреть его ауру. Она как-то странно бурлила, слегка разбрасывая в стороны небольшие протуберанцы, которые потом вновь прятались вглубь. А из самой ауры, в районе головы, тянулся тончайший, на грани видимости, белый лучик, уходящий куда-то ввысь, сквозь потолок шатра. Ну а во-вторых, маг всё же успел крикнуть, издав что-то вроде писка раздавленной мыши, но намного громче.

Вынимая ножи из убитых, я услышал шум где-то в соседнем помещении. Значит там еще кто-то есть. Быстро метнулся туда, надеясь предотвратить тревогу. Но стоило мне приподнять полог, как по ушам резанул громкий визг – в помещении оказалась баба. Метательный нож быстро заткнул её, но шум она подняла знатный. Кругом сразу послышался шум, крики, топот. Сквозь шкуру шатра я увидел несколько аур, метающихся вокруг. Странно, но они пока не входили в шатер, а начинали скапливаться у входа. Боятся что ли? Ну так не буду их разочаровывать. Я встал прямо напротив выхода, прикрыл глаза и, сосредоточившись, принялся создавать мощный таран.

Стоило мне начать заливать в конструкт энергию, как маги снаружи что-то почувствовали и ломанулись внутрь. Тут я и спустил свое творение. Резкий перепад давления, потом звук «пуффф» и меня в спину что-то сильно толкнуло, отправляя в полет.

– «Вот идиот!» – подумал я в полете. Таран я запустил изнутри шатра, тем самым сорвав его с места, а меня отправило следом, сбив задней стенкой. К тому же в полете шатер сильно перекрутило и я оказался замотан в шкуры и тряпки. Зато приземление оказалось мягким.

Пытаясь выбраться из опутавших меня шкур, я вытащил нож и начал полосовать их впереди себя. Послышался шум, крики, сквозь шкуры я видел нескольких магов, но самое нехорошее, я успел заметить несколько огнешаров, запущенных в мою сторону. Еще быстрее замахал ножом, но сильный взрыв не позволил мне закончить. Темнота взорвалась огнем и я потерял сознание.


«Я что, горю?» – мелькнула мысль и я резко открыл глаза и поднялся. Вокруг столпились кархи. Много кархов. Я лежал на тлеющей куче, остатках от шатра, но огня не было видно. В то же время я ощущал сильный жар всей поверхностью кожи. Зрение мигнуло, переключаясь на магический диапазон, и я увидел мощные потоки чистой энергии, бьющие в меня со всех сторон и исчезающие внутри. Внутри тела тоже нарастал жар, быстро сменившийся сильной болью. Я ощутил как вздуваются мои мышцы, наливаются мощью и прочностью. Зрение вдруг стало намного четче и красочнее. На мордах кархов начал проступать ужас. Здесь было много магов, но они стояли и не пытались ничего магичить. Вдруг один из них покачнулся и стал оседать на землю. В обморок что ли упал? Но нет, я сразу заметил причину. Поток энергии, всё еще бьющий в меня, вырывал из аур кархов целые куски и затягивал их в меня. Вот еще один покачнулся и тогда остальные будто очнулись, они резко развернулись и с воплями ломанулись прочь, крича непонятное слово – Ашхар.

Простые же воины явно чувствовали себя вполне нормально, разве что тряслись от страха, поэтому когда какой-то седой карх заорал: – Убейте эту тварь! – все кинулись на меня. Я разумеется не стал ждать пока меня нашинкуют на лоскуты и, хотя тело еще очень болело, откатился куда-то назад. Позади тоже стояли кархи, но видимо не ожидали от меня такого финта, поэтому растерялись и отшатнулись. Я воспользовался моментом и наконец вынул свой клинок. Движения быстро выгнали из меня всю боль, оставив только невероятную мощь. Ощущения напоминали те, что были во время полной активации импланта, только моя скорость увеличилась не на много. Я был явно быстрее этих монстров, движения стали резкими до такой степени, что я не успевал уследить за собственными руками. Странные ощущения. Мозг не успевал толком отдать команду конечности, а она уже делала то что нужно. А уж как я мог прыгать..!

В течение пары секунд я расчистил пространство вокруг себя и одним прыжком перелетел через парочку очередных нападающих. Резкий разворот и верхние части туловищ тварей падают отдельно, мне не составляло труда разрубать их пополам, хоть поперек, хоть вдоль. Меч у меня тоже был не чета кархским, он рубил даже калиновые клинки, а я даже до сих пор не узнал у Рэкса название этого сплава. Надо будет выяснить, сможет ли тот агрегат, что находится в грузовом отсеке, производить такой сплав и что для этого нужно.

Ну вот, отвлекся и какая-то тварь сумела меня насадить на копье. Он подобрался сзади, пока я разделывал очередную парочку, и воткнул свою жердину мне в спину. Причем умудрился пробить калиновую пластину, вшитую в камуфляж! Да у него копье с калиновым наконечником.

Странно, но боли я почти не ощутил. Так, неудобство какое-то, будто мышцу пережало. Да и копье вошло не глубоко, всё же пластина задержала удар.

Резко дернувшись вперед, я смог сняться с этого вертела, а потом прыгнул назад, на хозяина орудия. Он этого явно не ожидал, видимо уже праздновал победу, поэтому растерялся и я просто отрубил ему голову. Ближайшие кархи шарахнулись в стороны. Чего это они? И сразу понял – в меня летело сразу шесть огнешаров. Маги не сбежали совсем, а затаились в отдалении, где их не цепляло потоками энергии. Кстати, после завершения трансформации энергия перестала в меня вливаться и всё пришло в норму, но маги видимо еще боялись подойти близко.

Шары летели медленно, по крайней мере для меня, и мне не составило труда уклониться от них. Они взорвались, ударившись в стенки шатров и те вспыхнули. Стало светлее. Тут же посыпались магические удары со всех сторон. В меня летели огнешары, какие-то облака плазмы, или чего-то подобного, проверять я не желал, и много чего еще, о чем я понятия не имел.

Увернуться от такого количества конструктов, большинство из которых было огромных размеров, я просто физически не мог. Поэтому принял сумасшедшее решение – ломанулся в сторону наибольшего скопления магов. Первый конструкт я перепрыгнул, но сразу угодил под второй. Я попытался упасть на землю, пропуская его над собой, но он всё же зацепил меня по затылку, опалив волосы. Хорошо хоть не взорвался… Маги не прекратили обстрел, но стали стремительно отступать. Мне пришлось прыгать как безумцу, уворачиваясь от конструктов, кататься по земле, снова прыгать. Самое интересное, что их снаряды не пропадали даром, а палатка за палаткой, стирали с лица земли их собственный лагерь. Наконец некоторые маги выдохлись и обстрел немного ослаб. Я смог выделить мгновение на извлечение ножей и тут же отправил их в полет. Одного из магов пробило насквозь и он осел безвольной тушей, а второй нож лишь чиркнул свою цель по черепу, но отрикошетил и попал в глаз другому. Эти двое даже понять ничего не успели, как я оказался рядом и они умерли. Не останавливаясь на достигнутом, я в несколько больших прыжков оказался в самой гуще противника и стал резвиться по полной. Меня тоже иногда цепляли, но я как-то не обращал на это внимание, редко кому удавалось попасть меж пластин. Старался оказаться в наибольшей толпе тварей, чтобы по мне не стреляли маги, но это действовало до определенного момента. Видимо кто-то более мощный решил пожертвовать окружающими меня кархами. Я ощутил мощное магическое возмущение и попытался повернуться в ту сторону, но не успел. Меня словно окутало огненным одеялом, мир вокруг вспыхнул, распространяя по телу неистовый жар. Я не успел никак среагировать, но тело отреагировало само. Резко присев, я с силой оттолкнулся от земли и взлетел высоко в воздух, покинув пылающий ад. Подо мной раскинулась горящая площадь, метров тридцать в диаметре. Сквозь пламя я успел рассмотреть корчащиеся тела магов, горящие шатры… Выпрыгнуть из этого ада я не смог, поэтому приземлился опять в пламя, снова мгновенно отталкиваясь от земли. В последний момент, перед погружением в пламя, я успел заметить седого карха, которого идентифицировал как своего обидчика. Слишком уж у него аура была здоровая, да и стоял он неподалеку, вытянув руки в сторону пламени. Поэтому следующий прыжок я смог скорректировать так, чтобы оказаться к нему поближе.

Приземлившись на самом краю бушующего пламени, я кувырком вылетел за его пределы, а потом одним прыжком оказался перед магом. Он не пытался сбежать, лишь смотрел на меня безумным взглядом, скаля зубы и хрипя. Один удар кулака в морду и его череп взрывается как переспелый тан, но этот гад успел активировать свой конструкт, который создавал. Труп мага только начал оседать, когда мощная вспышка поглотила его, но меня лишь задела немного по спине. Я успел снова прыгнуть вперед, как кузнечик, мать его!

Дальше я начал метаться по лагерю, стараясь ни на секунду не задерживаться на месте и убивать в первую очередь магов.

– Макс, что у тебя там происходит? – вышла на связь Шала в самый разгар веселья. Видимо они там увидели зарево и начали беспокоиться. Пришлось немного отвлечься на разговор.

– Всё нормально. Я тут развлекаюсь.

– Мы сейчас придем на помощь! Ты только держись! – воскликнула она, видимо расслышав взрыв одного из огнешаров, которыми меня пытались зацепить оставшиеся в живых маги.

– Ни в коем случае! – почти зарычал я, – Оставайтесь на месте. Это приказ. Кто нарушит, будет лишен магических способностей! – ляпнул я, надеясь хоть как-то напугать их.

– Что? – опешила девушка, – Ты и такое можешь?

– Надеюсь ты не хочешь проверить? Так, тихо! – я увернулся от очередной парочки огнешаров и прыгнул на магов, следующим движением отрывая одному их них голову, а другому воткнул в глаз палец с длинным когтем. Что? Когтем? Я на мгновение замер, рассматривая собственную руку. Действительно когти! Мощные узловатые пальцы заканчивались черными когтями, сантиметра по три длиной. Даже на вид было понятно, что они очень прочные. Надеюсь я потом смогу вновь превратиться в человека? – мелькнула мысль. Тут же перед глазами возникла картинка, как от меня, превратившегося в чудовище, в ужасе шарахается Ола… Нет, надо точно избавляться от этой гадости!

Мой небольшой ступор позволил очередному магу нормально прицелиться и мне пришлось снова отскакивать в сторону. Потом отогнал дурацкие мысли и кинулся в атаку, попутно продолжив разговор с Шалой.

– Слушай мою команду! Сейчас смотрите в оба, следите за окрестностями. Кархи могут попытаться сбежать в вашем направлении. Сильно не рискуйте, если что, прячьтесь. К утру приготовить всё к прорыву. С первыми лучами солнца будете стартовать! Всё, меня не беспокоить. – и я отключился.

С каждой минутой кархов становилось всё меньше и они всё больше старались сбежать, а не атаковать. Я было уже расслабился и стал подумывать не отправиться ли мне в соседний лагерь, когда с востока послышался шум и вскоре появилась толпа, около сотни кархов. Большинство из них было магами, причем прошедшими через тот ритуал. Дело плохо… Маги стали рассредотачиваться мелкими группами, по пять-шесть штук, сопровождаемые несколькими воинами. Многие из воинов имели при себе луки. Странно, что до сих пор они не использовали их. Лучники быстро рассредоточились вокруг порушенных и горящих шатров и стали меня обстреливать. К ним тут же присоединились маги. Тут-то мне и пришлось изображать из себя безумную макаку, пытаясь найти безопасное место. Я прыгал, кувыркался, катался по земле, постепенно приближаясь к стрелкам и магам, но всё чаще меня цепляли стрелы и всё ближе взрывались огнешары. На моем теле похоже не осталось живого места и я принял решение смываться отсюда. Но оказалось поздно…

Кархи взяли меня в полукольцо и я намеревался рвануть назад, на запад, но вдруг оттуда тоже начали лететь стрелы и огнешары. Позади подошел еще один отряд из другого лагеря. Дело становилось не хреново, а очень хреново. Остается только прорываться в какую-либо сторону. Ближе всего было на восток и я рванул туда. Легко сказать, а трудно сделать. Центр вражеского лагеря напоминал настоящий ад. Свистели десятками стрелы, беспрерывно взрывались огнешары, летали разные другие конструкты. Я уворачивался от всего этого как-то автоматически, что ли, совершенно не задумываясь и выбирая каждый раз оптимальное движение и положение тела. Даже было время немного подумать. И я придумал, точнее решил попробовать применить магию. Чем чёрт не шутит, вдруг получится?

Попробовал сосредоточиться на создании воздушного тарана (он у меня в последнее время легче получался), правда не так-то просто это оказалось. Но спустя несколько попыток у меня, во время очередного прыжка с кульбитом, что-то начало получаться. Я создал таран и качнул в него энергии, сколько смог. В момент приземления в меня всё же попала чья-то стрела и сильно ударила в грудь, пробивая пластину и откидывая меня назад. Совершенно растеряв всю сосредоточенность, я спустил свой таран, пытаясь его не отправить в верх, вперед себя, а пустить над землей. Поймать необходимое направление оказалось трудно, когда сам кувыркаешься назад, да еще пытаешься вдохнуть. Но результат превзошел все мои ожидания. Таран ударил не параллельно земле, а немного вниз. Раздался мощный удар и меня отбросило еще дальше взрывной волной. В полете мне удалось каким-то невероятным образом перевернуться лицом вперед, а также вырвать стрелу из груди, которая пробила легкие и мешала дышать, правда вместе с пластиной.

Приземлился я прямо в группу магов, которых тоже сбило с ног ударной волной. Не теряя ни мгновения, я быстро прикончил их своим мечом, который так и не выпустил из руки. Потом, пока остальные не очухались, кинулся в сторону, на следующую группу. Буквально за пять секунд, пока кархи приходили в себя, я успел уничтожить около двух десятков врагов, а потом посмотрел краем глаза на результаты своего магического удара. Таран ударил в землю под углом, пропахав здоровенный котлован и подняв в воздух тонны земли. Все, кто находился в той стороне или погибли, или были просто погребены под тоннами грунта. Неплохой из меня подрывник, однако!

Выживших кархов осталось не так уж и много и они, немного придя в себя, попытались сбежать, но я старался догнать и убить как можно больше. Последние несколько групп рванули назад в соседний лагерь, находившийся примерно в километре отсюда, ну а я последовал за ними. Примерно на половине пути я начал ощущать усталость, тело налилось тяжестью, прыжки стали даваться очень тяжело. Это был плохой признак, похоже действие моей трансформации заканчивалось, а значит мне лучше не соваться в соседний лагерь. Там наверняка еще много магов и воинов, они меня просто поджарят и нашинкуют.

Я остановился посреди поля и оглянулся на развороченный лагерь. Эх, плохо что тарды сейчас не могут передвигаться. Сейчас был бы прекрасный момент проскочить в южном направлении. А если и там кархи? Это заставило меня повернуть в ту сторону. Я решил пробежаться немного на юг, узнать что там дальше, а потом вернуться и решать что делать дальше.

Через пару минут бега мое состояние ухудшилось, зрение стало сбоить, а конечности налились свинцом. Пришлось остановиться, чтобы не упасть. Но даже остановка не помогла. В теле вновь проснулась сильнейшая боль и я тихо осел на землю. Корчась в муках, я желал лишь одного, не потерять сознание и не достаться этим тварям. Всё же какой я дурак, что не двинулся к своим, когда почувствовал себя плохо. Отчаяние охватило меня и я уже хотел было вызвать на помощь Шалу, но тут ощутил словно глоток горячей воды. Потом еще один, еще, и вот кипяток потек в меня струйкой. Открыл глаза и посмотрел вокруг. Энергия мира слегка бурлила вокруг, скручиваясь в жгуты и вливаясь прямо в мое тело. Вот оно что! Я сосредоточился на поглощение энергии и через какое-то время мне удалось увеличить канал. Стало намного легче, если не учитывать жар, разливающийся по телу. Вот вернулись все силы и я снова ощутил рост мышц (когда они успели исчезнуть, я не заметил), но решил что сейчас они мне ни к чему и усилием воли попытался остановить этот процесс. Это получилось, но не сразу. Мускулатура всё же подросла, ногти на руках увеличились и кожа явно стала крепче.

Я еще какое-то время втягивал в себя энергию, пока её не стало вокруг совсем мало, а потом быстро подлечил свои раны и потопал дальше, решив всё же провести разведку. Мне показалось, что я понял принцип поглощения энергии и трансформации, и надеялся, что в случае необходимости смогу запустить это принудительно.

Бежал я примерно час, а потом оказался на довольно высоком холме, откуда открывался вполне неплохой вид на окрестности. Бинокль я с собой не брал, зря конечно, но смог и так рассмотреть всё, что меня интересовало. Впереди не было ни одного огня, лишь вдалеке, на юго-востоке, виднелось какое-то зарево. Видимо там другие лагеря кархов.

Внезапно на связь вышел Рэкс. Я так обрадовался, услышав его голос, что чуть не заорал.

– Привет Рэкс! Как там Ола? Как у вас там дела?

– Привет! Давно тебя не слышно было. У нас пока всё в порядке. Сейчас Олу разбужу. – потом он принялся расспрашивать меня о нашем местонахождении и о всём прочем. Но спустя минуту в разговор ворвался радостный голос любимой девушки:

– Макс! Наконец-то! С тобой всё в порядке?

Я не стал говорить о наших проблемах, зачем волновать жену. Просто рассказал о движущейся в сторону корабля орде, правда умолчал, что эта орда отрезала нас от них. Всё же я надеялся проскочить сегодня утром. В крайнем случае я смогу немного отстать и задержать кархов, используя новые способности, пока все остальные не уедут на безопасное расстояние.

Связь длилась всего пять минут, поэтому особо поговорить не удалось, но у меня всё равно стало легче на душе. Теперь связь появится, главное суметь пройти немного на юг. Счастливо вздохнув, я еще раз окинул взглядом темный горизонт и направился назад. Я намеревался держать в напряжении два соседних лагеря противников до самого утра, чтобы они на рассвете не смогли организовать серьезное преследование. А заодно и уменьшить количество врага.


=***=


Ола


– К нам движется процессия. – сообщил однажды утром Рэкс. Ола только проснулась и сладко потянулась. Ночью на связь выходил Макс, правда не на долго, но Ола всё равно была очень довольна. Слава богам, с Максом всё в порядке, хотя её не оставляло чувство, что он что-то недоговаривает. Но она сама убедила себя, что это всё потому-что у него не было времени, а сказать надо было много.

– Ну и что? Ты мне это вчера говорил. – сказала она, укутываясь в одеяло в головой. Вчера Рэкс засек несколько групп разведчиков сархов. Они двигались по берегу, через кархские земли. И уже сегодня должны были достигнуть границы Леса. Их было не много, всего-то около пятидесяти воинов, поэтому Ола не беспокоилась. Наверняка глава клана отправил их впереди войска, чтобы прощупали линию обороны, да разведали подходы.

– Я не про разведчиков. – сказал ИИ. С Олы мгновенно слетел сон и она вскочила, на полном автомате принявшись натягивать одежду. Последние месяцы приучили её к таким подъемам.

– Кто там еще? – немного раздраженно спросила она.

– Я же говорю – делегация. Я еще позавчера их засек, но принял за обычных путешественников. Они спускались по Оллизу и на ночь пристали к берегу на контролируемой мной территории. Думал утром они отправятся дальше, а они спрятали лодки и идут в нашу сторону. Сейчас они в пятнадцати километрах от Леса. – в каюте вспыхнул экран, на который Рэкс вывел изображение небольшой поляны. – Я насчитал восемь сархов, двух эрхов и двенадцать людей. На рабов они не похожи.

– Да? Очень интересно… – девушка принялась вглядываться в экран, пытаясь рассмотреть людей более подробно, но к сожалению изображение заставляло желать лучшего.

– Что будем делать? – спросил ИИ. Он конечно мог и сам принимать некоторые решения, но предпочитал советоваться с Олой, пока Макса не было рядом.

– А где разведчики?

– Они немного севернее, но одна из групп находится неподалеку от этих. Если никто из них не изменит направление движения в ближайшие два часа, то они встретятся недалеко от Леса.

– Хм, интересно… – пробормотала девушка, – Как думаешь, что им надо? И кто они такие?

– Не имею понятия. Но не похоже что они вместе с разведкой сархов.

– Я так и думала… Хорошо, надо отправить туда… – она немного задумалась, – Скорпа! Дай мне с ним связь.

Спустя пару минут Скорп получил необходимые указания и рванул навстречу незнакомцам. Ола выбрала именно его, потому что он был более сдержанным, что ли… в отличие от Пиона, который в последнее время немного своевольничал. Ола считала, что это возраст у него такой, ведь Скорп поначалу тоже был сам себе на уме, пока не перебесился.

Ола же пошла приводить себя в порядок. Дрон доберется до неизвестных только через часа полтора, поэтому у неё было много времени. Сейчас она чувствовала себя вполне спокойно, на душе было даже немного радостно. Что ей эти сархи, чья армия должна уже выдвинуться из Саллеза? Что ей надвигающаяся орда кархов? Скоро приедет её любимый и сотрет их в порошок. Они надолго забудут сюда дорогу. И тогда можно будет жить, долго и счастливо.

Позавтракав, Ола пришла в бывшую оранжерею и попросила Рэкса показать ей всех разведчиков. Они двигались медленно, осторожно, Рэкс даже не сразу их засек, слишком хорошо они маскировались. Сейчас они находились на краю Леса и двигались к его центру, но как ни увеличивал ИИ изображение, девушка не смогла рассмотреть ни одного.

– Доброе утро, магесса Ола! – в зал вошел Харут и слегка поклонился. Это телодвижение было пока непривычно девушке. На Эйтери не было поклонов или коленопреклонения. Здесь существовала другая поза, которую принимали более низкие по статусу. Поклоны же ввел Рэкс, воспользовавшись своим правом заместителя Макса. Насколько Ола успела узнать своего мужа, ему это не понравится, когда он вернется, и Рэкс получит по шее. Образно конечно.

– Привет! – кивнула она, – Проходи. Тебе Рэкс уже сообщил?

– Да. Вот, зашел сам глянуть.

– Не видно тут ничего. Эти водоплавающие хорошо маскируются. Ничуть не хуже эрхов.

Харут некоторое время всматривался в картинки на экране, потом выслушал всю информацию.

– Как думаешь, может на них дрона натравить?

– Не знаю… Мне почему-то кажется, что они должны быть готовы к встрече с дронами. Наверняка обвешаны разными амулетами. Помнишь что Валеш говорил? Они у кархов закупали амулеты защиты от огня.

– М-да… – протянула девушка, – Помнишь, те кархи, тогда на берегу, совсем не реагировали на блоксы. Жаль никто тогда не догадался захватить несколько их амулетов для изучения. Если эти сархи оснащены такими же, то дронам там действительно делать нечего. Всё-таки стражи это не неповоротливые кархи, они разберут дронов на куски за минуту.

– В это ты права… – согласился фарх.

– Тогда может послать Сима с Вовой? – предложил Рэкс, – Дать им по рогатке и десятку гранат. Они смогут с ними разобраться.

– Думаешь? – задумалась девушка. Несколько дней назад Валеш вернулся и привез необходимые пузырьки. Правда их оказалось маловато. Он забрал всё, что только было на той мануфактуре, а это оказалось меньше тысячи штук. Просто такая тара была не очень востребована и основное количество сока шло на изготовление различных украшений, мелкой посуды и прочего. Валеш конечно смог убедить владелицу цеха, чтобы бросила все силы на изготовление его заказа, но первая партия поступит лишь через неделю. Сарх также смог договориться о доставке продукции к Оллизу, где он будет забирать всё по двойной цене. Но если в течение этой недели нападут сархи, то путь к реке окажется отрезанным, а значит они не смогут пополнить запасы.

– Ладно, отправляй дронов. Только пусть будут осторожны. – наконец согласилась она. Вскоре в зале собралось всё командование поселка и разговор пошел о предстоящей обороне. Также Ола сообщила, что Макс находится уже где-то на подходе к Седым горам и максимум через две недели будет здесь.

– Скорп почти прибыл на место. – сообщил Рэкс. Все уставились на экран, где ИИ показывал небольшую полянку, на которой расположились сархи, эрхи и люди.

– Свяжи меня с ним. – попросила девушка. – Скорп? Ты помнишь, что я говорила?

– Ну разумеется. Я попробую.

– Можешь сделать так, чтобы мы тоже всё слышали?

– Хорошо. – буркнул дрон. Он, как и другие фамильяры Макса, очень не любил когда его использовали как ретранслятор. Но всё же понимал, что людям и нелюдям в корабле хочется всё слышать, а Рэкс с помощью своего «Глаза» мог передавать лишь картинку.

Рэкс опустил глаз пониже и его заметил один из сархов. Сразу несколько воинов схватились за оружие и принялись нервно озираться в поисках опасности.

– Эй, ребята, не могли бы вы опустить оружие? А то я вас опасаюсь. – сказал детским голоском Скорп. Теперь на поляне вскочили все и мгновенно встали в круг, ощетинившись оружием. Самое интересное, что оружие было и у людей, даже у трех девушек, хотя держали они его как-то не уверенно.

– Кто это? – крикнул один из эрхов, довольно старый на вид.

– Вы только не пугайтесь, я немного непривычно выгляжу. – пропел дрон, – Дайте слово, что не станете стрелять, когда я выйду.

– Хорошо. – сказал всё тот же эрх.

Скорп медленно вышел из кустов и остановился на краю поляны. Все уставились на него огромными глазами, не забывая впрочем смотреть по сторонам.

– Привет, меня зовут Скорп! – дрон изобразил поклон, подогнув передние ноги, – С кем имею честь?

– Я эйр Талис Экорт. – представился эрх, – Со мной мои друзья. – он обвел всех рукой, – Спайт, Триса, Леон. – вперед шагнул второй эрх, сарха и человек. – Мы хотели бы поговорить с Великим магом. К сожалению я не знаю его имени.

– С Максом что ли? – спросил Скорп, – Больше у нас Великих нет…

– Возможно. – не стал спорить эйр.

– Его сейчас нет, но скоро должен прибыть. – ляпнул дрон. Потом видимо понял, что сболтнул лишнее и добавил, – Скоро прибудет.

– Жаль… – протянул Талис, потом переглянулся с остальными, – Тогда мы бы хотели его дождаться. Если можно…

– Что им сказать? – спросил Скорп по внутренней связи.

– Не знаю… – начала Ола, но Рэкс заявил:

– Скажи пусть идут дальше. Мы пока подумаем что с ними делать. Кстати, восемь разведчиков находятся уже в километре от вас. Если они не уйдут оттуда немедленно, то столкнутся с ними. А мне почему-то кажется, что разведчики не будут им рады…

Скорп быстро передал слова Рэкса и народ на поляне засуетился. Все, кроме старого эрха, принялись в спешке собираться. Талис же подошел ближе к дрону и спросил.

– Можно задать не скромный вопрос?

– Э-э-э… Ну да. – несколько опешил дрон. Такого обращения он никак не ожидал.

– Кто ты? В смысле к какому виду принадлежишь? Что-то есть в тебе, смутно знакомое, но я, к своему стыду, не могу вспомнить.

– Ха-ха-ха! – заржал Скорп. Потом, гордо вскинул клешни вверх, совершил какое-то хитрое движение хоботом и сказал:

– Я фамильяр Макса! И этим всё сказано!

– Во даёт! – воскликнул Рэкс и все, наблюдавшие за этой картиной, покатились со смеху.

Дальше дрон перестал транслировать свой разговор и всем пришлось только догадываться о чем он беседует с главой этой странной делегации. Ола попыталась на него наехать, но не получилось. Скорп только через полчаса сообщил о выведанной цели этих путешественников – Поговорить, предупредить и попросить. Вот и всё, чего она смогла добиться. Пообещав себе пожаловаться на несносного фамильяра Максу, девушка распустила народ и отправилась проконтролировать изготовление гранат. Этим делом занималась Фатула с несколькими помощниками.

Вскоре Рэкс сообщил, что делегация удачно избежала встречи с разведчиками противника. А когда девушка уже закончила все дела и ожидала связи с Максом, Сим с Вовой сообщили, что засекли группы разведчиков. Всего групп было семь, и двигались они на некотором расстоянии друг от друга. Сим вышел на самую крайнюю группу с запада, а Вова на восточную.

Рэкс как обычно всё контролировал, но Ола ничего так и не увидела на экране.

– Что там со связью? – с надеждой спросила она. Её меньше всего волновали какие-то разведчики, её волновало почему Макс не выходит на связь.

– Тишина. – хмуро ответил искин, – Что будем делать с сархами?

– Кстати, а где сейчас делегация?

– На поляне, неподалеку от Озера.

– Ого! Они столько прошли за день?

– Когда Скорп сообщил им о разведчиках, они сильно ускорились и даже не останавливались на обед. Подозреваю, что без магии тут не обошлось. Просто не думал, что обычные люди способны столько идти без отдыха.

– Ясно… Значит завтра будут здесь. У нас хватит домов, чтобы всех поселить?

– Думаешь они останутся?

– Не знаю. По крайней мере Макса они наверняка дождутся, поэтому их надо будет где-то поселить. Можно конечно в палатках, за периметром…

– Да ты что? Там же люди! – не понял её юмора Рэкс. Безопасность любых людей была для него на первом месте.

– Шучу я… – тяжело вздохнула Ола, – Сим?

– Да, магесса! – ответил дрон.

– Фу, нахал! – сморщила она носик. – Ты нормально видишь стражей? А они тебя могут засечь?

– Я их вижу хорошо, правда не всех сразу. Они продолжают двигаться даже в темноте. Я думал напасть на их ночную стоянку, но они похоже планируют двигаться всю ночь. Придется мочить их по одному, а это немного сложнее.

Девушка задумалась. Если Сим будет использовать на каждого разведчика по гранате, то получится неоправданно большой расход столь дефицитных боеприпасов. Но и подпускать их слишком близко к кораблю тоже не хотелось. На территории Леса фархами и эрхами было установлено много ловушек, разведчики могли обнаружить их и сообщить по связи своему командованию, а это было не желательно. Наверняка каждая группа имеет как минимум один амулет связи.

– Рэкс, ты сможешь контролировать их всех, даже если они разделятся?

– Нет конечно! Если только не больше десятка, ты сама это знаешь.

– Ну да… Тогда – Сим, Вова – пока не нападайте, просто сопровождайте их незаметно. Если остановятся на отдых и соберутся в одном месте, действуйте по обстоятельствам. Ясно?

– Да! – пришел ответ на два голоса.

– Рэкс? Что там со связью? – снова спросила она.

– Тишина…


– Ола, Ола проснись. – разбудил девушку голос искина, – Я думаю тебе будет интересно это посмотреть.

Ола подскочила и заозиралась, но быстро сообразив где находится, уставилась в экран.

– Что там еще?

Рэкс не ответил, а на экране была видна небольшая полянка, на которой расположились семеро сархов. На небе начинался рассвет, поэтому было довольно неплохо видно.

– Они что, шли всю ночь? – спросила девушка.

– Да. – ответил ей Сим. – Только сейчас остановились. Причем все разом.

– Где они сейчас?

– В пяти километрах от корабля.

– Ого! Шустро они.

– Ладно, пора избавляться от них. Жаль что другие всполошатся.

– Погоди. А где восьмой страж?

– На дереве сидит. Высоко забрался, гад. Но уйти он не сможет. – сказал дрон.

– Хорош трепаться, – скомандовал Рэкс. – Огонь!

Камера слегка отъехала назад и в кадр попал, высунувшийся из куста, дрон. В четырех «руках» у него были калиновые мечи, в одной небольшая сумочка с гранатами, в двух других рогатка, а одна оставалась свободной. Вот он прицелился и оттянул резинку. В этот момент его заметили стражи, но сделать ничего не успели. Маленький снаряд попал прямо в грудь сарха, стоявшего в центре и раздался мощный взрыв. От стража мгновенно ничего не осталось. Куски мяса полетели в разные стороны, сбивая с ног остальных воинов. Уцелевшие, но оглушенные разведчики не успели прийти в себя. Сим метнулся вперед и за пару секунд отправил их всех на тот свет, но тут же получил в бок стрелу, прилетевшую из кроны дерева. Стрела не смогла пробить его корпус, хотя никакой брони он не имел. Дрон быстро юркнул в кусты и понесся в сторону очередной группы, которая находилась неподалеку и Рэкс держал её под надзором одного из «Глаз».

Искин тут же переключил камеры, показав на экране сразу все группы противника. Вова справился со своей ничуть не хуже Сима. Еще две группы уничтожили дроны Рэкса, ради управления которыми он отключил три «Глаза». К счастью, разведчики, услышавшие неподалеку взрывы, не успели разбежаться, поэтому с их уничтожением тоже не возникло проблем.

– Сим! Нужно взять пленных! – очухалась Ола, когда он рванул добивать последних, оглушенных стражей. – Рэкс, пошли туда отряд!

– Уже направил. Отряд находится в пяти минутах от них. Я всё предусмотрел. – гордо заявил Рэкс.

– Ладно, молодец! – усмехнулась девушка. Она-то возомнила себя главнокомандующей… а тут и без неё прекрасно справляются.

– Теперь начнется самое интересное! Охота! – радостно сообщил Вова.

– Вы там поаккуратнее. – предупредила девушка. Дронам предстояло подловить оставшихся в живых разведчиков, засевших на деревьях. Достать их будет не легко, но они ведь тоже вечно не смогут там просидеть.

– Ладно… я пошла спать. – сказала Ола, зарываясь в одеяло, – Когда буду нужна, разбудите.


Никто Олу будить не стал, поэтому проснулась она ближе к обеду.

– Макс не связывался?

– Нет. – грустно ответил искин.

– Какие новости? Что там насчет пленных? Что с делегацией?

– С пленными работают ребята Ланса, но те пока молчат. Гости на подходе, через час будут здесь.

– Хорошо, держи меня в курсе. Дома им подготовили?

– Да, всё в порядке. Охрану я тоже уже назначил.

Спустя полчаса в каюту к Оле ввалились Ласла с Фатулой и чуть ли не силой заставили надеть парадное платье. Больше всего девушке не понравилось не само платье, оно было очень даже прекрасное, а количество различных амулетов, вшитое в него. В основном там были защитные амулеты из магии земли, производства Фатулы, но были и сделанные Ласлой, а также сархами. Платье прямо светилось в магическом плане, именно поэтому не понравилось девушке.

– Они решат, что я их боюсь! – сказала Ола, крутясь перед зеркалом.

– Нет! – замахала руками Фатула, – Наоборот, ты будешь выглядеть как и должна выглядеть жена правителя хайрута!

– Издеваешься? – хмыкнула Ола.

– Почему же? Ну, пока у нас не хайрут, но на небольшой клан уже тянем. Так что всё не за горами.

– М-да… И ведь не поспоришь. – пришлось согласиться девушке.

Через полчаса Ола вышла из корабля через люк З-13. Прямо перед ней стояла делегация в полном составе, чуть позади построились солдаты, сбоку всё контролировал Скорп, а с другой стороны стояли несколько местных рептилий. Завершали картинку два «Глаза» Рэкса, парящие над всей этой толпой.

– Приветствуем тебя, магесса Ола! – произнес старший эрх и все синхронно поклонились. Ола смущенно покраснела и, как ей казалось, незаметно погрозила кулачком Скорпу. Она прекрасно поняла, кто проинструктировал делегацию о нововведениях.

– Здравствуйте. – немного растерянно поздоровалась она, – Прошу всех в зал. Там поговорим. – и она направилась в зал совещаний, где были предусмотрительно накрыты столы. Процессия неуверенно тронулась за ней. Пришлось Ласле с Элихором подать им всем пример. Вскоре все расположились в бывшей оранжерее. Талис с ранее представленными спутниками уселись за стол напротив Олы.

– Ну, рассказывайте. Кто вы? Откуда и зачем? – заявила Ола. Ей не нравились все эти высокие речи и прочее.

– Я скромный эйр из Лирона. Спайт мой сын. Триса подруга моей покойной жены, она из Саллеза. А Леон старший из людей, бывших рабов Трисы. – все кивнули, подтверждая его слова. – Мы пришли поговорить с Великим магом Максом. Его фамильяр сказал, что он скоро прибудет.

– Ну-у-у, я не знаю точно время его прибытия. – протянула Ола. Она поняла, что эти сархи и эрхи пришли явно с миром, но всё же решила пока не сообщать ничего о Максе, сверх уже сказанного.

– Как я говорил уже Скорпу, не знаю, передал ли он мои слова, я хочу кое о чем предупредить вас. Сюда скоро придут войска Великого сайра Санпека. Он собрал большую армию и возможно уже движется сюда. Когда мы покидали Саллез, они собирались выступать. Я не могу ничего вам советовать, но предупредить обязан.

– Ну, об этом мы давно знаем и готовимся. – тихо сказала Ола. – Сегодня ночью были уничтожены семь групп разведчиков этого главы. Правда пленные пока молчат… но ничего, Ланс заставит их говорить. Хотя, в принципе, ничего особо нового они нам поведать наверняка не смогут.

– Да? – очень удивился эрх, – Скорп говорил о каких-то врагах, но я не думал, что это стражи Санпека. Что ж, хорошо, что вы их устранили. Тогда я вынужден просить у тебя, магесса Ола, возможности дождаться Великого мага. Мне очень нужно с ним переговорить.

– Со мной, я так понимаю, ты не хочешь говорить? – приподняла бровь девушка. Старый эйр нахмурился, опустил голову и тихо сказал:

– Нет, прости. Дело не во мне, дело в клятве. Могу лишь сказать, что ничего плохого я не замышляю. Дело касается воли богов. Это всё, что я могу тебе сообщить…

– Хорошо… Вас поселят в домах, там уже всё приготовили. Попрошу соблюдать правила, которые вам сообщит заместитель Макса, Рэкс. Вас будут охранять, не удивляйтесь этому. – на её слова все синхронно кивнули, соглашаясь, – Я не знаю точно, когда приедет Макс… но возможно скоро он свяжется… надеюсь. – последнее слово она прошептала одними губами, – Возможно Санпек прибудет сюда со своим войском раньше Макса, поэтому подумайте. Вы можете покинуть нас в любое время, предварительно дав клятву о неразглашении.

– Магесса Ола! – вскочил Талис с места, – Мы готовы ждать сколько потребуется и при необходимости окажем всю посильную помощь в защите! Можешь на нас рассчитывать. А клятву я готов дать прямо сейчас.

– Надо подумать… – слегка растерялась Ола, – Вы пока осваивайтесь на новом месте, подумайте. А завтра вернемся к этому разговору.


ГЛАВА 9


Макс


Проторчал я в разгромленном вражеском лагере до самого утра. Развлекался, так сказать. Периодически наведывались отряды кархов, поначалу большие, но потом всё меньше и меньше. Что именно они хотели, я так и не понял, да и не пытался это выяснять. Действовал я просто – запускал отряд противника на территорию лагеря, а потом убивал всех, кого мог достать. Использовал магию, пистолет, меч, в общем всё, что имел. Поначалу кархи перли открыто, видимо подгоняемые командирами, но после нескольких отбитых атак, стали пытаться подобраться незаметно. Таких лазутчиков я старался уничтожить всех, чтобы никто не сбежал. Обычно это получалось и с каждым разом кархи приползали всё реже. С вражескими магами особых проблем не возникало. Стоило им подобраться поближе, как я врубал свой энергонасос и начинал тянуть энергию. Я быстро научился направленно тянуть энергию, это оказалось не сложно и не требовало особой концентрации. Маги, стоило им ощутить утечку собственной энергии, сразу впадали в панику. Некоторые пытались сбежать, другие просто замирали и начинали выть. В общем не бойцы. С большого же расстояния, нанести мне какой-либо вред было трудно, даже когда они били по площадям, слишком уж медленно летали их конструкты. Было правда пара серьезных моментов, когда в меня запускали что-то уж очень мощное, но такие атаки быстро закончились, видимо маги исчерпали запас энергии.

Были и плохие новости. Во-первых я жутко устал. Мне перестала помогать даже дополнительная энергия, поглощаемая телом. Тело всё болело, на мне живого места уже не осталось, а лечебная магия практически перестала помогать. Последний час перед рассветом я держался только на одной силе воли. Стоило моргнуть, как я начинал проваливаться в какую-то черноту, с трудом удавалось вновь открыть глаза и смотреть по сторонам. Если бы под утро кархи предприняли полноценную атаку хотя бы парой десятков воинов, то я бы не смог отбиться, это точно. Но кархи, слава богу, об этом не знали, поэтому продолжали присылать по пять-десять смертников, которых я подстреливал из пистолета, а потом по-тихому добивал мечом. Когда небо на востоке посветлело, у меня кончились пули для пистолета, а также я растерял все свои метательные ножи. Благо что кругом валялось множество трофейного железа и не только железа. Калиновых мечей и топоров было тоже много. Приходилось использовать подобранные кинжалы в качестве метательных ножей, а стрелы в качестве дротиков, они у кархов были толстые и тяжелые. Не очень удобно, но за неимением лучшего, сгодилось.

Несколько раз выходила на связь Шала и интересовалась не нужна ли мне помощь. Я само собой отказывался. Оказалось на них всё же выбежало несколько десятков кархов, но их всех благополучно уничтожили. Сами обошлись без потерь, если не считать легкое ранение, полученное Никасом, правда его к утру уже поставили на ноги. Все их действия были обговорены заранее и мы ждали лишь рассвета. Моя задача была продержаться до утра, и мне это удалось, правда совсем не легко.

Стоило солнцу показаться из-за горизонта, как мой отряд вскочил на тардов и рванул галопом в разрушенный лагерь. Я ожидал их в центре стойбища, у огарка белого шатра, и наблюдал за округой. Мне казалось, что стоит моим спутникам только оказаться в зоне видимости противника, как кархи кинутся на них. Но к моему удивлению из соседних лагерей никто так и не дернулся, хотя я видел в восточном лагере немалую толпу, собравшуюся на краю. В западном лагере не сразу заметили мой отряд, так как им сильно мешало солнце, но и там никто не дернулся. Похоже я неплохо напугал их.

– О боже, Макс! Что с тобой? Как ты? Ты ранен? – послышались крики, стоило лишь моим друзьям приблизиться. Они пораженно осматривали меня, развороченный и сожженный лагерь, огромный котлован, и трупы, трупы, сотни трупов в различной степени расчленения. Да, зрелище было не для слабонервных. Рептилии смотрели еще более менее спокойно, а вот у молодежи лица были бледные, некоторых даже вырвало. Возможно не стоило их тащить через сам лагерь, но это был самый оптимальный вариант, сейчас отряд находился на самом большом удалении от обоих соседних лагерей.

Сам я тоже выглядел не лучшим образом. И это мягко говоря. Мой камуфляж зиял огромным количеством дыр, да и на камуфляж он уже не был похож. Вспомнив тот огненный ад, из которого мне пришлось выпрыгивать как кенгуру, я еще удивился, что одежда не сгорела полностью. Сирин конечно прочный и огнеупорный, но не вечный. В общем весь в копоти, запекшейся крови, своей и чужой, выглядел я страшновато. Добавить еще ожоги по всем частям тела, выступающим из-под одежды, мелкие раны, а также усталый безумный взгляд, и картина получается совсем жуткая. Как они еще узнали меня, и не пристрелили на подходе?

Мне подогнали моего Транспорта, уже оседланного, и я занял свое место в арьергарде отряда. Зана передала мне бинокль, и я тут же осмотрел противника. Кархов было много, они столпились на краю своих лагерей и просто наблюдали за нами. Они даже не пытались седлать тардов, а значит погони не предвидится. А может это какая-то уловка и они готовят отряд преследования где-то за пределами видимости? Расслабляться было нельзя и я скомандовал трогаться. Мы рванули галопом, стараясь как можно быстрее покинуть это страшное место и вскоре оказались на том самом холме, откуда я связывался с кораблем. Появилось сильное желание остановиться и вызвать корабль, но я отогнал его, не время сейчас, нужно как можно быстрее покинуть опасную зону. Кархи так и не дернулись за нами, но кто их знает, может их ступор скоро пройдет. А чем дальше мы оторвемся, тем больше шансов, что нас не догонят.


Стоило нам перевалить за холм, как я немного расслабился. Из последних сил вцепился в луку седла и закрыл глаза. Меня мотало из стороны в сторону, но даже это мне не мешало спать. В памяти отложилось лишь несколько моментов, когда я чуть было не слетел с Транспорта, но каждый раз в полусне успевал выправить свое положение и тут же вновь проваливался в темноту. Как и когда остановились, я не запомнил. Меня стащили с тарда, немного помыли и уложили спать.

Проснулся я только на вторую ночь и чувствовал себя словно раздавленный таракан. Причем голодный таракан. Попытался приподняться, но ничего не вышло. Тело все ломило и оно совершенно не слушалось меня. Просипев что-то невразумительное, я смог привлечь чье-то внимание, правда кто это был, не видел. Меня напоили через соломину каким-то бульоном и я сразу отрубился.

Следующие несколько дней я находился в каком-то сумеречном состоянии. Сил не было, мысли практически отсутствовали. Ехал совершенно на автомате, даже не глядя по сторонам. Где мы ехали, куда, мне было абсолютно всё равно. Периодически кто-нибудь пытался со мной поговорить, но я отделывался парой фраз и отворачивался от собеседника. В конце концов все поняли, что я не в состоянии и оставили меня в покое.

Я даже не понял сколько дней прошло, разум просто не фиксировал прошедшее время. Но постепенно сознание начало проясняться, я начал проявлять интерес к происходящему. Появились мысли, воспоминания. Когда я наконец осознал, что же со мной происходит, то испугался. Испугался не столько за себя, сколько за доверившихся мне спутников. Если бы во время моего беспамятства на нас бы напали, то могло всё плохо кончиться. Хотя мои спутники тоже способны за себя постоять. Просто я привык считать себя главным и ответственным за всех.

Окончательно пришел в себя я когда появилась устойчивая связь с кораблем. Радостный голосок Олы развеял остатки моей апатии. Сразу захотелось побыстрее встретиться с любимой девушкой и защитить её от всех опасностей. Новости от неё были не очень хорошие. Несколько кланов из Саллеза должны были вот-вот выдвинуться в поход против нашего маленького поселения, а возможно они уже в пути. Я надеялся, что смогу успеть вовремя вернуться. Хотя Ола заверила меня, что они и сами могут за себя постоять в случае чего. Она похвасталась своим изобретением – использованием детских рогаток для метания гранат. Молодец девочка, смогла придумать нестандартное решение. А ведь я в детстве часто пользовался этим типом оружия, но мне в голову такая мысль не пришла. (Малолетками, мы использовали рогатки чтобы вырубить жертву на расстоянии, а потом обобрать до нитки. Стальным шариком, выпущенным метким стрелком, можно было и убить.)

Спустя еще несколько дней мы выехали в знакомую местность. Конечно знакомой местность была лишь относительно, просто закончилась степь и начались предгорья, через которые мы уже проезжали. Появились небольшие скалы, камни, и наша скорость заметно упала. Довольным жизнью выглядел только Варух, житель гор как никак. Особенно он радовался когда смог добыть редкого зверя на обед. Это был горный хальт, разновидность селеба. Он был намного крупнее своих лесных сородичей и имел на конце хвоста шипастый наконечник. Подстрелить его фарх смог из пистолета. Обычно эти звери не позволяли никому близко к себе подобраться, и добыть их считалось большой удачей.

Всё свободное время я уделял изучению своих новых возможностей. Тело наконец пришло в норму, аура тоже. Хотя что называть нормой? Я стал намного сильнее, чем был раньше, реакция намного ускорилась. На одном привале я попросил Шалу выпустить в меня несколько стрел, ради эксперимента… Она конечно удивилась и в меня стрелять не стала, а выстрелила мимо. Когда же я смог поймать четыре стрелы из пяти, то поразились все, кто это видел. Первую я не смог поймать, не знаю почему. Но и такой результат мне очень понравился. Окинув всех победным взглядом, я с места запрыгнул на ветку дерева, находившуюся на высоте метров пяти, причем в полете успел швырнуть в ствол соседнего дерева пару ножей. В общем мои способности заметно возросли, правда требовалось время, чтобы их изучить и научиться использовать по-полной. Требовались тренировки, а в пути, сидя на тарде, этим не особо позанимаешься.

С магией у меня тоже случился прорыв. Если раньше я мог использовать её только в полной тишине и с закрытыми глазами, то теперь особой сосредоточенности не требовалось. Правда это касалось лишь тех конструктов, которые я часто использовал. В частности из боевой магии это был воздушный таран, огнешар и молния. Лечебные и диагностические конструкты тоже выходили на раз. А вот с редко используемыми было сложнее. Поэтому я начал тренироваться прямо в пути. Самое сложное было, это создать конструкт на ходу, в движении, первый раз. Второй раз он получался уже проще, и чем чаще я его воспроизводил, тем легче получалось.

Сайра Локия показала мне несколько конструктов из воздушной магии, из которых я выбрал только два самых действенных на мой взгляд и принялся их отрабатывать. Это была «воздушная стрела» и «пустышка». Воздушная стрела, в зависимости от количества вбуханной в неё энергии, развивала скорость быстрее звука и могла пробить стальной доспех. Правда действенным она была на расстоянии от десяти метров до пятидесяти, конструкту требовалось время для разгона и уплотнения воздуха. Довольно энергоемкий конструкт, поэтому использовали его только Старшие и Великие маги, но с моим объемом резерва он мне подходил. «Пустышкой» назывался конструкт, создающий вакуум. Сам конструкт был сильно разряжен, поэтому передвигался очень быстро и действовать мог как в воздухе, так и в воде. Достигнув заданной магом точки, он схлопывался, сжимая массы воздуха, спрессовывая его в небольшой кристалл и создавая тем самым вокруг вакуум. Кристалл потом медленно испарялся. Объем такого заряда зависел опять же от количества закаченной энергии. Конечно особого вреда эта штука противнику нанести не могла, но была способна ошеломить, или даже временно вывести из строя. Весь плюс был в простоте и скорости его производства, спустя день тренировок, я мог выпускать такие конструкты по десятку в минуту, не особо напрягаясь. А если качнуть побольше энергии, то можно было создать не хилый такой бабах.

А вот способность тянуть энергию из чужих аур тренировать не получилось. Не на ком было тренироваться. Не на спутниках же. Слишком уж неприятное ощущение у них возникало, когда я начинал вытягивать из кого-либо энергию. Поэтому немного попробовав и осознав, что способность никуда не делась и прекрасно работает, я отложил это дело до боевых столкновений. Причем пользоваться этим надо будет аккуратно, я не собирался после каждой стычки выпадать из реальности на несколько суток, так и концы отдать недолго. У меня возникло мнение, что мое состояние было вызвано передозировкой энергией мира, которой я поглотил тогда просто море. Поэтому лучше пользоваться этой способностью аккуратно, без фанатизма.

Еще возник вопрос об импланте. Сколько я ни пытался, но так и не смог до него достучаться. Да что там, даже ощутить его присутствие не смог. Но в принципе он мне не особо и нужен был, ауры я врачевать пока вроде не собирался, серьезные ранения я теперь был способен вылечить и так… В общем пришлось пока забыть об импланте. Когда вернусь на корабль, Рэкс проведет полное обследование, удалит остатки старого импланта и вкачает мне новый. Тогда и посмотрим…

В общем так и ехали, развлекались кто как мог. Скоро должны были подъехать к Форону. Шала пообещала вывести нас прямо к броду, чтобы не искать переправу.

До Форона осталось примерно два дня, когда мне приснился странный сон. Я сидел в каком-то темном помещении и мечтал о свободе. Меня посетили странные желания в этом сне, я очень хотел вернуться к матери и отцу. Передо мной мелькали совершенно незнакомые лица, светловолосая женщина средних лет, мужчина с легкой сединой на висках… И я почему-то ощущал их как своих родителей. Совершенно непонятно, ведь я никогда не видел своего отца, да и эта женщина не была похожа на мою мать.

На следующую ночь сон практически повторился, только чувства были намного сильнее. Я проснулся с глазами, мокрыми от слез. Что происходит? Я уже и не помнил когда в последний раз плакал. На душе была такая тоска, что хотелось взвыть. Почему-то я ощущал себя всё также запертым в каком-то темном помещении. Мне было страшно, очень страшно. Похоже я схожу с ума…

Утром странные чувства не пропали, а наоборот обострились. К страху прибавилось отчаяние и боль. А еще безысходность. Мне понадобилось несколько часов, чтобы разобраться в причине этих чувств. В конце концов я осознал, что это не мои чувства, просто я воспринимаю чью-то боль и тоску. Стоило это понять, как я почувствовал направление источника боли и даже смог «увидеть» его лицо. Перед внутренним взором всплыло изможденное лицо молодого парнишки, от силы лет пятнадцати, с копной светлых волос, удивительно похожего на «мать» из моего сна. Губы парнишки шептали – «Помогите».

Картинка перед глазами была настолько четкой, что меня аж мороз по коже пробрал. Я взглянул в полные тоски и безысходности глаза, и понял – я должен ему помочь, чего бы это мне не стоило. Приняв такое решение, я попытался более точно настроиться на этого парня и внезапно это легко получилось. Магическим зрением я увидел белую тончайшую нить, уходящую вдаль сквозь пространство из моей ауры. Нить вела в южном направлении, а там были леса эрхов.

– Зана, а что там, на юге? – как бы между делом спросил я эрху.

– Канлан. А что? – удивилась она. Я махнул рукой, мол не важно и задумался.

Ехать туда всей толпой как минимум глупо. Сейчас, находясь в непосредственной близости от корабля, нельзя было так рисковать. Но и не ехать я не мог. Я понимал, что не смогу спокойно спать, да и вообще нормально жить, если не помогу тому неизвестному ребенку. У меня было ощущение, что он просит помощи именно у меня и я не смел отказать. Ехать в хайрут небольшой группой? А если возникнут серьезные проблемы (а они обязательно возникнут, по-другому и быть не может!), то мне придется использовать свои новоприобретенные способности. Всё время следить за своими спутниками я не смогу, а один я могу прорваться даже через ад. По крайней мере мне так сейчас казалось и я надеялся, что это именно так. Если же послать одних рептилий… Их конечно свободно пропустят в хайрут и выпустят потом, но!.. как они обнаружат того, кому требуется помощь? Я почему-то был уверен, что никто из моих спутников, включая Старшую сайру, не сможет увидеть эту нить, слишком тонкая она была. Я и сам её видел только когда специально хотел этого. В общем вывод простой – ехать нужно мне, одному. А чтобы было меньше проблем, необходимо сменить облик. Снова стану сархом.

Приняв решение, я скомандовал привал, тем более как раз время подходило. Достал кусочек кирнита и за полчаса состряпал новый амулет личины. Сразу запустил процесс смены внешности, включив для ускорения свой энергонасос. Потом пришла пора поговорить со спутниками. Разговор предстоял очень трудный, они ведь ни в какую не захотят отпускать меня одного… Глубоко вздохнув, скомандовал общий сбор, а сам стал придумывать различные аргументы.


=***=


Кара


Девочка лежала на скале и наблюдала за кархами. Эта скала располагалась неподалеку от брода через речку и отсюда были прекрасно видны оба берега. Вот уже почти месяц как на броду обосновались кархи. Сперва появились несколько крупных отрядов, которые прошли сначала на запад через брод, а потом обратно. А после они выставили охрану у брода и стали чего-то ждать. Охрана располагалась на обеих берегах Форона и они нисколько не скрывались, будто считали эти земли своими.

Колин предлагал напасть на охрану брода и перебить кархов, но Алут смог его отговорить. Брат Кары уже неплохо владел магией и был достаточно силен, да и старый эйр еще кое-что мог. Ведь скоро должен был вернуться Макс со своими спутниками и они могли попасть в засаду. Хотя Кара считала, что Макс без проблем справится с ними, но Колин всё равно опасался и настаивал на своем. На семейном совете решили пока просто наблюдать за кархами и быть готовыми оказать помощь Максу, если он внезапно появится. Алут предположил, что если уничтожить кархов сейчас, то на их место придут другие (на посты время от времени наведывались то ли проверяющие, то ли посыльные). Наверняка они выставят более мощные посты и займутся поисками тех, кто уничтожил предыдущих. Сейчас кархи не особо мешали отшельникам, они никуда далеко от брода не отходили, а сидели на месте. Если их потревожить, то спокойной жизни придет конец. Вот и дежурила теперь молодежь на этой скале по очереди, чтобы не пропустить появление Макса. В том, что Макс сдержит слово и вернется, чтобы их забрать, никто почему-то не сомневался.

В случае появления отряда Макса, следовало вызвать остальных с помощью фамильяра Колина. Этот фамильяр появился у него недавно, месяц назад. Живший здесь какое-то время раграсс, распугал всю живность в округе и хотя его давно уже уничтожили, звери не спешили сюда возвращаться. Это не касалось краков, эти летучие твари не опасались наземных хищников. Поэтому, когда Колин немного окреп, он стал охотиться на краков, чтобы не ходить далеко за дичью. Мясо краков было не просто съедобно, а очень даже вкусное, если зверь конечно не был старым. Старые были слишком жесткие и безвкусные. Охотился Колин на них с помощью амулета молнии, подаренного Максом. Конечно убить тварь из амулета было очень трудно, но достаточно было сбить её на землю, а там в ход шел кинжал. И вот, на одной такой охоте, Колин сумел сбить птенца крака. Молния зацепила его лишь немного, но этого хватило, чтобы тварюшка камнем упала с дерева и сильно повредила крыло. Парень подскочил к раненному зверьку, но у него не поднялась рука добить жалобно скулящее существо. Крак оказался детенышем, раза в два меньше взрослых особей. В общем Колин притащил его домой и принялся лечить поврежденное крыло. Алут с улыбкой наблюдал за действиями парня, а когда тот закончил лечение и собирался разбудить усыпленного «пациента», предложил:

– Прекрасный фамильяр будет. Как ты на это смотришь?

Парень вначале не понял что имеет в виду эйр, но тот пояснил.

– Уровень развития твоей ауры сейчас соответствует Старшему эйру, даже с запасом. Я бы посоветовал тебе сделать из этого прекрасного зверя фамильяра. Да, ты немного потеряешь силы, но это должно стоить того. – старый эйр задумчиво вздохнул, – Был у меня когда-то подобный фамильяр… Давно это было.

В общем спустя сутки, Колин под руководством Алута, создал себе фамильяра. Назвали его Квик – это был практически единственный звук, выдаваемый зверьком. Квик быстро выздоровел и Колин занялся его тренировкой и обучением. Крак свил в кроне их дерева-дома себе гнездо и находился постоянно рядом с хозяином, держа под контролем округу. Молодой маг довольно быстро нашел с ним общий язык и научился понимать образы, посылаемые фамильяром, поэтому они всегда знали о появлении в округе посторонних. Кара поначалу немного опасалась этого зверя, но потом привыкла и тоже научилась с ним «общаться». Зверек был по своему красив, он имел темно-серую чешую на спине и голубую на брюхе. Метровые кожистые крылья прекрасно держали зверя в воздухе и, если бы не пасть, полная клыков, то его можно было бы принять издали за земную летучую мышь переростка. Правда долго летать он не мог, как и все краки (особенно после сытной трапезы!), он периодически, повинуясь команде девочки, взлетал, осматривал округу и возвращался на ближайшее дерево. Если видел что-то интересное, то подлетал ближе к сестре хозяина и докладывал, передавая ей образы увиденного.

После того, как Макс сообщил о магическом даре Кары, старый эйр пытался её обучать. Правда пока она лишь научилась видеть магию, да общаться с фамильяром брата. Как ни странно, фамильяр признал её второй, младшей, хозяйкой и довольно охотно слушался, а также позволял себя гладить или просто тискать. Старого эрха он к себе не подпускал, хотя и не проявлял к нему агрессии. Алут никогда прежде не видел такого, чтобы фамильяр слушался кого-то кроме непосредственного хозяина, но предполагал, что во всем виновата родственная связь Кары и Колина.

Вернувшись с очередного облета, Квик продемонстрировал Каре несколько образов, в которых она смогла разобрать большой отряд кархов, двигающихся с северо-запада в направлении брода. Они, судя по показанным Квиком ориентирам, находились еще очень далеко и прибудут не скоро. Такие отряды иногда проходили то в одну сторону, то в другую, поэтому девочка нисколько не взволновалась, но всё же отправила фамильяра к брату, чтобы сообщил об отряде. Квик, издав свой любимый звук, сделал круг над скалой и улетел в направлении дома, а девочка продолжила наблюдение за бродом.

Время подходило к обеду, Квик уже вернулся и вскоре должен был явиться Колин, чтобы сменить на посту Кару, когда несколько кархов, находившихся на противоположном берегу, внезапно осели на землю прямо там, где находились. Девушка не сразу поняла что происходит, а когда присмотрелась, то заметила как падают остальные кархи. Никаких звуков или внешних проявлений не было и девочка не поняла, что происходит. Гибель своих сородичей заметили и на посту, находящемся на этом берегу, там поднялся шум. Кархи зарычали, забегали, похватали оружие, в общем готовились к бою.

– Квик-Квик. – тихо позвала девочка и крак мгновенно нарисовался рядом, приземлившись на скалу. Кара принялась передавать ему необходимые образы и немного отвлеклась от происходящего на том берегу. Когда она вновь туда посмотрела, то увидела зеленые тени, выходящие из ближайшего леса. Это были стражи границы эрхов из хайрута Канлан. Опознала она их по одежде зеленого цвета, обшитой лоскутами материи, такой же костюм был и у неё. Они быстро рассредоточились по лагерю кархов, проверили палатки и добили раненных. Потом старший подал знак и на берег выехал эрх в яркой одежде, верхом на грассе. Расстояние было довольно большое, но что-то в этом расфуфыренном эрхе Каре показалось знакомым. Девочка быстро передала новые картинки фамильяру и отправила его к брату, а сама принялась наблюдать дальше.

На том берегу собралось больше пятидесяти воинов и вскоре, повинуясь команде старшего, они начали переправу. Кархи на этом берегу заволновались. Их было всего двенадцать и справиться с эрхами они никак не могли. Наконец старший из них принял какое-то решение и три карха рванули по тропе в сторону своих степей, а остальные заняли оборону, рассредоточившись за скалами и кустами. Кару никто из них увидеть не мог, она находилась высоко, на практически неприступной скале, к тому же поросшей кустами со стороны реки.

Когда переправляющиеся стражи достигли середины реки, кархи начали обстрел из луков. Стрелки они были никудышные, но двух эрхов сумели убить, пока стражи переправлялись. Их командир не стал лезть в бой, а остался на том берегу, наблюдая за происходящим. Эрхи, достигнув берега, быстро кинулись в сторону стрелков, видимо успели засечь, откуда летели стрелы. Завязалось несколько коротких схваток, но буквально через минуту все кархи были мертвы. Дикари были не в состоянии справиться с пограничниками, тем более что тех было слишком много, а они привыкли действовать большой толпой.

Когда здесь всё закончилось, переправился и главный в сопровождении еще десятка воинов, облаченных в доспехи из шкуры раграсса. Только сейчас, увидев этого эрха вблизи, Кара его узнала – это был сын Алута, Великий эйр Хасун. А судя по сопровождению, он таки стал главой хайрута. Среди воинов охраны, Кара заметила жреца Эйтерины в зеленой рясе. Жрец в течение нескольких минут проводил какой-то ритуал, а потом махнул рукой в сторону дома отшельников. Хасун отдал короткую команду и стражи рванули вперед, а сам Великий тронулся следом, по прежнему окруженный воинами.

Кара поняла, что Хасун каким-то образом смог узнать где находится его отец и сейчас направляется прямо к нему. Здесь оставаться смысла не было, кархи были мертвы, а Хасун не оставил у брода ни одного воина, поэтому она спустилась со скалы и побежала домой, стараясь опередить эрхов.

Алута с Колином она встретила на половине пути, они направлялись к броду.

– Дедушка, там твой сын, Великий эйр! Он прибыл с пограничной стражей и своей охраной. Их не меньше пятидесяти. – выпалила девочка, – Они идут к нашему дому по тропе!

– Ты уверена? – удивленно спросил эйр, – Откуда здесь мог взяться Хасун, да еще с такой охраной?

Кара быстро пересказала всё, что видела, а потом провела эйра с братом к удобному месту, с которого они смогли рассмотреть приближающихся эрхов. Сами они находились за небольшой скалой, а перед ними раскинулось довольно большое поле, на которое только начали выходить стражи. Пограничники быстро проверили округу на наличие опасности и тогда на поле выехал Хасун.

– Всё же не убил этого грасса… – прошептал Алут, разглядывая сына и ездового грасса под ним. Зверь был сравнительно небольшой, чуть больше обычного тарда, темно-серого окраса. Он довольно смирно себя вел, что было удивительно. Обычно эти звери, даже объезженные, вели себя под седлом нервно, отчего всаднику приходилось постоянно их контролировать. Алут глянул магическим зрением и немного шумно вздохнул.

– Вот идиот! – сплюнул эйр, – Говорил я ему, этого зверя надо уничтожить. Попробовав раз напасть на хозяина, он обязательно попытается снова. А этот идиот нацепил на него конструкт подчинения!

Ребята непонимающе на него посмотрели.

– Это тот самый грасс, что убил нашего отца? – дошло до Колина.

– Да, тот самый.

– А что за конструкт подчинения? – спросила Кара.

– Есть такой… Его используют когда объезжают диких тардов. На тардов он как-то действует, но довольно непродолжительное время, а вот на грассах его обычно не используют, слишком опасно. Конструкт частично подавляет волю, отчего зверь еще больше злится и в конце концов, если контроль ослабнет, может накинуться на хозяина.

– Ясно… – пробормотал Колин, – О, смотрите! – он указал на жреца в зеленой рясе. – А этот что тут забыл? Они же обычно не выходят за пределы хайрутов!

– Это и мне интересно… – прошептал Алут, внимательно наблюдая за манипуляциями жреца. Тот несколько минут выводил руками какие-то фигуры, потом застыл с закрытыми глазами, а когда открыл их, с уверенностью указал на скалу, за которой прятался Алут с детьми. – Похоже нас обнаружили! Сидите тихо и не высовывайтесь, а я выйду.

– Но дедушка!.. – попыталась возразить Кара.

– Он всё-таки мой сын и не причинит мне вреда. Хоть и расстались мы с ним не очень хорошо… – отмахнулся эйр и, поправив на поясе кинжал, вышел из-за скалы. Десяток стражей мгновенно взяли его на прицел луков, но стрелять не стали.

– Отец? – удивленно воскликнул Хасун и махнул рукой. Воины сразу убрали оружие, а Алут направился навстречу сыну. Охрана при приближении старого эйра чуть раздвинулась, но несколько воинов демонстративно положили руки на мечи. Сын не соизволил даже слезть с грасса при приближении отца, а продолжал смотреть на него сверху вниз. Охрана пропустила Алута ближе к Великому эйру и сомкнула ряды, закрыв происходящее от ребят.

– Что будем делать? – прошептала девочка. Она очень опасалась за дедушку, потому что хорошо помнила мерзкий характер его сына.

– Ждать и смотреть. – ответил брат, – Всё равно мы ничего не сможем сделать…

– Квик? Ты чего? – попыталась отмахнуться Кара от крака, который спланировал откуда-то сверху и, приземлившись рядом, боднул её в ногу.

– Что? – спросил Колин и прикрыл глаза, принимая образы, передаваемые краком. – Кархи. – прошептал он, – Они уже рядом, окружают поляну!

– Видимо их предупредили те трое, что сбежали.

– Надо предупредить дедушку! Квик! – парень попытался послать крака к старому эйру, но тот заупрямился. Пришлось уговаривать, обещая всякие вкусняшки. Когда Квик уже практически сдался, позади ребят послышался шорох и из раздвинувшихся кустов высунулась оскаленная морда карха. Обернувшаяся Кара, от неожиданности взвизгнула, но тут же заткнула себе рот ладошкой. Колин мгновенно метнул в морду нож, но попал рукояткой, правда этого хватило чтобы карх отпрянул назад, столкнувшись в кустах с другим воином. Находившиеся на поле эрхи услышали вскрик Кары, а потом шум, созданный кархами и пятеро стражей тут же кинулись на звук.

Из кустов снова высунулись несколько кархов. Колин выпустил в них молнию, не попал, но кархи отпрянули, скорее удивившись, чем испугавшись.

– На скалу! – толкнул парень в бок Кару и девочка как кошка полезла на гигантский камень. Колин выпустил еще одну молнию с тем же успехом и вскоре последовал за сестрой. Через десяток секунд они устроились на небольшой площадке, прикрытые с двух сторон выступами скалы. Отсюда открывался прекрасный вид на поле, а также можно было безнаказанно кидать молнии в кархов, продолжавших вылезать из леса.

В этот момент в кустах вокруг поляны завязалось несколько драк, отовсюду послышался лязг металла, крики и рычание кархов. Потом в стоявших посреди поля воинов полетели кархские стрелы, а следом стали выскакивать воины дикарей. Охрана Великого эйра сгрудилась вокруг него и ощетинилась мечами, некоторые начали стрелять в ответ из луков. Сам Хасун соскочил с грасса, чтобы не быть идеальной мишенью и через несколько секунд в кархов полетели молнии.

Битва завязалась почти по всему периметру поля одновременно, все стражи рассредоточились, отбивая атаки и не подпуская противника к центру, где заняли оборону воины охраны с эйрами и жрецом. Поэтому не смогли толком среагировать, когда с западного направления сначала прилетело несколько десятков стрел, а следом хлынула толпа кархов не меньше пятидесяти голов. Впереди бежали несколько магов и практически беспрерывно посылали огнешары в центр строя, пытаясь попасть в эйров. Хасун успел выставить защиту и огнешары не смогли причинить ему особого вреда, но ряды охраны проредили очень хорошо. Когда кархи подмяли десяток стражей, которые не смогли противостоять такой толпе, и врубились в строй охраны, маги произвели дружный залп темно-малиновыми огнешарами, которые с легкостью разнесли защиту эйров. Хасун и Алут с трудом успели упасть на землю и снаряды пронеслись над ними, добивая остатки охраны. В этот момент очнулся, стоявший до этого безучастный к происходящему, грасс. Он дернулся в сторону, громко заревел, перекрывая шум битвы, а затем, поймав безумным взглядом лежащего на земле Хасуна, мгновенно откусил ему голову. Алут пытался защитить сына и нанес по грассу упреждающий удар, но зверь практически этого не заметил. Он принадлежал к очень редкой разновидности грассов, которые имели врожденный иммунитет к магии, как раграссы. Именно поэтому такие звери очень ценились и стоили невероятно дорого. И видимо поэтому Хасун отказался его убивать, игнорируя опасность, исходящую от зверя.

В общем грасс беспрепятственно убил своего бывшего хозяина, проигнорировал лежащего на земле Алута, и кинулся в самую гущу сражения, на более крупную добычу – кархов. Вступивший в бой зверь смог на какие-то мгновения внести панику в ряды противника, тогда как эрхи наоборот воспряли духом. Они считали, что ездовой зверь их правителя вступил в битву на их стороне, хотя тому было без разницы кого убивать, просто кархи были крупнее и медлительнее, поэтому поймать их было легче. На беду кархских магов, они оказались на пути зверя и не смогли ничего ему противопоставить, ведь как раз от магии он был частично защищен. Они лишь еще больше разозлили грасса и он порвал магов в мгновение ока. Грасс бы убил тут всех, если бы его не остановили, но зверь был слишком большой мишенью и одна из мощных стрел кархов вонзилась ему в бок. Эта деревяшка не могла убить грасса, но даже небольшого ранения хватило, чтобы его слегка замедлить, чем сразу воспользовались кархи, изрубив его мечами.

Вмешательство грасса и гибель вражеских магов переломило ход битвы. Эрхи за несколько минут сумели расправиться с остатками противника, тем более что им активно помогал Алут. Старый эйр был ранен, одна из стрел кархов воткнулась ему в бок, но он находясь в шоке после гибели сына, не сразу это заметил. Когда же большинство кархов было убито, а остатки рванули прочь, Алут тихо осел на землю и потерял сознание.

Наблюдавшие со скалы за всем этим ребята, мгновенно скатились вниз и рванули к упавшему эйру, благо что оставшиеся в живых стражи кинулись преследовать кархов. Под скалой лежало два бессознательных карха, которых оглушил молниями Колин. Убить он их не смог, расстояние было великовато. Ребята просто перескочили через них, Колин даже не стал их добивать. Испугавшись за дедушку, молодежь позабыла о самом главном – на их поясах висело оружие и они не активировали амулеты сокрытия ауры, которые всегда таскали на себе, на всякий случай. Поэтому стоило им приблизиться к трем оставшимся воинам-эрхам из охраны Хасуна и жрецу, как один из них крикнул:

– Взять их! У них оружие! – а жрец добавил, – Одаренные!

Двое воинов тут же схватили ребят, а Колин на мгновение растерялся, поэтому не смог воспользоваться магией.

– Дедушка! – взвыла Кара, пытаясь вырваться из рук воина, – Он же умрет! Помогите ему!

Довольно молодой жрец обвел взглядом округу и, решив что он остался тут самым главным, скомандовал:

– Ошейники на них! – он скинул маленький заплечный мешок под ноги одному из воинов и тот вытащил из него два антимагических ошейника. Потом посмотрел на раненного эйра, – Я попробую ему помочь, но я слабый эйр… – Среди вас есть умеющие лечить? – жрец обвел взглядом воинов. В охрану Великого эйра набирали в основном магов. Но воины отрицательно покачали головами.

– Я могу! – сказал Колин. Он попытался вырваться, но его повалили на землю, а другой воин застегнул на его шее ошейник.

– Заткнись, раб! – пнул его жрец и сплюнул. На Кару тоже нацепили ошейник и связали руки. Она лежала и, тихо подвывая, поливала землю слезами.

Из леса начали возвращаться стражи, один из них подошел к жрецу.

– Лерек, я так понимаю, ты теперь здесь старший?

– Да. – жрец посмотрел вокруг, – Сколько вас осталось? Всех тварей уничтожили? Выяснили откуда они здесь взялись? – посыпал он вопросами.

– Нас осталось всего восемь. Трое сильно ранены и сами идти не смогут. Насчет кархов не знаю, возможно кто-то смог уцелеть, но мы добили кого смогли догнать. А допросить просто некого, живых противников не додумались оставить… – он склонил голову. Лерек зашипел, но Колин его перебил.

– Там, под скалой, лежат двое живых. – сказал он. Парень не собирался помогать эрхам, но кархов он ненавидел больше. – Спасите Алута. – добавил он. Жрец фыркнул, но быстро отдал команду стражам, а сам склонился над раненным эйром.

Спустя полчаса манипуляций жреца, Алут пришел в себя, но выглядел он очень плохо. Стрела повредила жизненно важные органы и рана по сути была смертельной. Был бы тут хороший маг жизни, его можно было бы спасти, но помочь ему было некому. Колин просил снять с него ошейник, он хотел попытаться спасти дедушку, но его никто не слушал. Лерек видимо просто боялся этого одаренного раба с очень мощной аурой, таких он еще не видел и не знал на что он может быть способен.

Допрос кархов ничего не дал. Это были простые воины, они даже не смогли сообщить численность собственного отряда, что уж говорить об остальном. Поэтому их просто добили, предварительно попытав. Воины собрали всё самое ценное на поле боя и перенесли на небольшую поляну, ближе к реке. Туда же переправили всех раненных, которых оказалось вместе с Алутом восемь. Способных передвигаться самостоятельно было четырнадцать, но они вряд ли смогли бы доставить всех до границы хайрута. Поэтому Лерек отправил двух воинов в Канлан за подмогой.

– Зачем вы сюда пришли? – спросил Алут. Говорил он очень тихо, было трудно понять слова, но жрец сумел разобрать вопрос.

– Твой сын хотел найти тебя. Он много раз наведывался в храм и просил помочь с поисками. – принялся рассказывать жрец. Ребята лежали рядом и всё слышали.

– Зачем я ему был нужен?

– Не знаю… Я несколько раз проводил ритуал поиска по ауре и всё было бесполезно, Эйтерина отказывалась помогать. Но три дня назад Хасун снова приехал с той же просьбой. В этот раз богиня решила ответить и она указала на север. Хасун сразу загорелся желанием найти тебя и собрал отряд для поиска. Когда мы приблизились к границе, я хотел отказаться от продолжения пути, но Эйтерина дала мне знак и пришлось повиноваться. Так мы и оказались здесь. – Лерек помолчал некоторое время, задумчиво разглядывая раненного эйра, – Зачем ты ушел? Ты скрывал одаренных рабов. Зачем?

– Тебе не понять… – выдавил Алут и закашлялся. У него изо рта хлынула кровь и, заметивший это Колин, снова задергался. – Отпусти детей… Они должны жить… – прошептал эйр, когда приступ прошел.

– А вот этого я сделать не могу. Они принадлежат богине, ты это прекрасно знаешь. – сказал жрец и отошел от раненного.

Воины обустраивали лагерь, эрхам придется здесь заночевать. Подмога прибудет только завтра, если с гонцами ничего не случится. Ближе к вечеру один из стражей, охранявших подходы к поляне, подал сигнал о приближении неизвестного отряда. Лерек с тремя воинами охраны отправился в сторону реки, откуда пожаловали неизвестные. Их не было примерно полчаса, а потом на поляну верхом на тардах выехали несколько эйтеринцев в сопровождении людей.

– Шала! Зана! – воскликнула Кара, заметив знакомые лица. Но Макса почему-то среди них не было. Зато было много человеческих подростков и незнакомая старая сарха. Все были вооружены и вели перед собой связанных жреца и его воинов.

– Кара? – воскликнула молодая сарха, соскочила с тарда и кинулась к ребятам. Находившиеся на поляне эрхи, заметив своих плененных товарищей, попытались было оказать сопротивление, но были сбиты с ног небрежно брошенными старой сархой воздушными кулаками, а потом их тоже быстро связали.

– А где Макс? – тихо спросил Колин, пока Шала с Заной их развязывали, – Неужели… – он замолчал, испугавшись собственной мысли.

– Нет, что ты! С ним должно быть всё нормально! – наигранно уверенно ответила Шала и натянуто улыбнулась, а потом еле слышно добавила, – Надеюсь… Лучше вы расскажите, как докатились до такой жизни?

Ребята переглянулись и принялись за рассказ. Над поляной летал молодой крак и оглашал округу радостными криками – Квик, Квик!


=***=


Кевин


Кевин родился и вырос в поселке Тантила, находящемся у северной границы Канлана. Его родители были обычными рабами у эрха Ламтиля, хозяина небольшой фермы, на которой разводили хрумтов. Дело было не очень прибыльное, так как эрхи были вегетарианцами и хрумтов покупали только для людей, поэтому Ламтиль не мог похвастать достатком, правда он и не очень стремился к богатству. Собственно ферма была совсем маленькая, обычно у Ламтиля было не больше пятидесяти хрумтов. За животными ухаживали три человеческих семьи, у которых было на всех пятеро детей. Кевин был самым старшим, ему недавно исполнилось шестнадцать.

Два месяца назад парнишка проснулся ночью после странного сна. Ему приснилось, что он едет верхом на тарде по какой-то большой равнине. Кругом раскинулась широкая степь, изредка росли одинокие деревья невероятной толщины. Еще он видел рядом с собой неизвестных эйтеринцев – сарху, эрху и фарха. Это был очень странный сон, ведь парнишка никогда не бывал в степи и ни разу не видел в живую фарха. Да что там говорить, он даже верхом на тарде ни разу не сидел.

А через несколько дней, проезжавший мимо эйр увидел открывшийся у мальчика Дар. Кевина в тот же день забрали от родителей и отправили в храм Эйтерины. Его посадили в подвальное помещение храма, где уже находилась знакомая ему девушка Мила, которую тоже забрали жрецы за неделю до Кевина. Их должны были принести в жертву Эйтерине через восемь дней…

Мальчик тогда пытался храбриться, успокаивал плачущую Милу, правда это плохо помогало. Через восемь дней пришли жрецы и увели девушку, а Кевина оставили. Он не сразу понял что происходит, а потом принялся колотить ногами в дверь, кричать, плакать, но никто и никак не отреагировал на его выходки. Милу принесли в жертву, а его почему-то оставили. Он не мог понять почему. Пытался задавать вопросы, изредка наведывающимся к нему жрецам, но те лишь молча рассматривали его и уходили ничего не объясняя. Так прошло много времени, сколько точно, Кевин не знал. Он уже давно потерял счет дням, которые поначалу считал. Его кормили один раз в сутки, молчаливый раб приносил пищу, что означало еще один прошедший день.

Вчера к нему пришли сразу три жреца. Причем двое были совершенно незнакомые. Они были в более богатых одеждах и парень понял, что они наверное из столицы. Кевин давно уже отчаялся и мало реагировал на посетителей. Он просто лежал на куче соломы и наблюдал за жрецами через полуприкрытые веки. Светляк, зажженный кем-то из жрецов, слепил глаза. В коридорчике, за решеткой, постоянно горела масляная лампа, но она давала очень мало света, поэтому его глаза были привычны к полумраку.

– Неплохой экземпляр! – заявил один из приезжих жрецов. Они стояли у решетки и разглядывали парня, как какую-то зверушку.

– Да, ситр! Хамсус хотел отправить его на алтарь, но я вовремя разглядел его ауру. – заискивающим голоском проблеял местный жрец.

– Как давно он у тебя? – властным голосом спросил третий. Местный жрец аж присел от его голоса.

– Пятую декаду, хаситр!

– Ты что, его совсем не кормил? Что он у тебя такой бледный? – прищурившись, зашипел хаситр. – Может ты хочешь поехать вместе с ним? Или вместо него?

– Что ты, что ты, хаситр! Мы кормим его как и всех одаренных! Два раза в день, как положено! – соврал жрец, подобострастно согнувшись, – Просто это наверное действие белой ауры… Ведь он уже давно проявился.

– У-у-у, посадить бы тебя сюда! – замахнулся на него хаситр, отчего жрец шарахнулся в сторону и приложился о стену, – Но Картан с тобой, и так служителей мало… – сделал он вид, что простил. – Необходимо подготовить его к перевозке. Накормить, отмыть, переодеть! Ясно?

– Да, хаситр! Будет сделано к утру!

– Почему не сегодня? – спросил другой, который просто ситр.

– Так сегодня поздно! Вам нужно отдохнуть с дороги, а вечером будет праздник в вашу честь. Великий эйр Валианр очень просил вас задержаться и принять его приглашение…

– Валианр говоришь? – задумчиво протянул хаситр, – Зачем главе клана понадобились жрецы храма? Хотя ладно, сам узнаю. – махнул он рукой, – Свободен.

Местный жрец, не разгибаясь, быстро испарился, а двое столичных снова уставились на Кевина.

– Странно… – протянул ситр, – По идее он должен был уже загнуться, а он еще жив…

– Может этот придурок нас обманул, что раб проявился пять декад назад?

– Вряд ли… Посмотри, какая у него мощная аура. Я еще ни разу не видел белых рабов с такой аурой, даже не читал о таком.

– Да, что есть, то есть… Может он и дотянет до столицы.

Парень слушал их, продолжая лежать и оставаясь безучастным. Он уже давно смирился со своей судьбой, у него было лишь одно желание – увидеть родителей перед смертью. В том, что ему суждено умереть, он нисколько не сомневался, его только немного удивлял тот факт, что его не принесли в жертву вместе с Милой. Кевин продолжал слушать жрецов, не особо вдумываясь в слова.

– Хаситр! – воскликнул ситр, когда они уже было собрались уходить, – Посмотри! Это Нить! – он указал пальцем на парня.

– Не может быть! – старший жрец пристально уставился на Кевина и глаза его постепенно полезли из орбит. – С ума сойти!

– Он с кем-то связался. Интересно с кем? Ведь у людей нет богов…

– Странно… – прошептал хаситр, внезапно чего-то испугавшись. Он даже быстро осмотрел темные углы помещения, будто там мог прятаться кто-то еще. – Нить ведет не вверх, а куда-то на север, если я правильно ориентируюсь…

– Ты думаешь… – начал было второй жрец, но хаситр его перебил.

– Не здесь! Он на связи… неизвестно с кем, поэтому поговорим снаружи. Пошли. – и они быстро удалились.

Кевин совершенно ничего не понял. Какая Нить? Какая связь? С кем? Тоска и апатия не позволила ему сосредоточиться и он, мысленно махнув на свою судьбу рукой, повернулся к стене и впал в забытье.


Долго полежать ему не дали. Буквально через полчаса пришли несколько рабов в сопровождении воинов храма. Кевину вручили кусок жаренного мяса с ломтем кивиса (что-то наподобие хлеба) и он стал нехотя насыщаться, не особо обращая внимание на вкус. Двое людей в это время снимали с него мерку с помощью специальной веревки. Когда они закончили, Кевина провели в другое помещение, тоже подвальное, где другие двое рабов стали помогать ему мыться. Прохладная вода, душистое мыло и чистая одежда (подобие жреческого балахона), немного развеяли тоску и апатию. Парень даже попытался разговорить своих невольных слуг, но те отмазались парой коротких фраз и больше не промолвили ни слова, со страхом косясь на охрану.

В свою камеру Кевин больше не вернулся, его отвели наверх, в какое-то помещение храма. Тут не было окон, только входная дверь, которую тут же за ним заперли. В комнате обнаружилась практически нормальная кровать с почти чистым бельем. Больше здесь ничего не было, если не считать бадью, заменяющую отхожее место. Мягкая постель напомнила парню родной дом и он еще больше затосковал по родителям, заплакал. Вскоре принесли полноценный ужин и парень немного отвлекся. Ему принесли много всего, кое-что из этого он никогда даже не пробовал. Во время насыщения, ему пришла в голову страшная мысль – хрумтов ведь тоже откармливают перед забоем! Эта мысль снова испортила настроение и парень опять затосковал.

Утром к нему пришли два раба в сопровождении аж четверых воинов храма и тех самых столичных жрецов. Рабы принесли новую одежду и обувь и небольшую бадью с водой, для умывания. Парень не спеша умылся, его никто не торопил, потом оделся. Два воина стояли у входа в комнату внутри, а жрецы с остальными находились снаружи, в коридоре, и тихо переговаривались, поглядывая на парня. Говорили они очень тихо, но Кевин, привыкший за почти два месяца к тишине, слышал почти всё.

– Мне кажется этот экземпляр протянет долго… – сказал хаситр.

– Возможно, возможно… Думаешь у Хальмануса можно протянуть долго? Он же и здоровенного карха за пару дней в могилу сведет.

– Да что ты понимаешь… Ведь это первый случай, когда выживает белый раб. К тому же он с кем-то, или с чем-то связан…

– Может с Картаном?

– Кто его знает… – в этот момент Кевин полностью облачился в новые одежды и со страхом посмотрел на жрецов. То, что он слышал, ему очень не понравилось, хотя большую часть он и не понял. Он лишь понял, что его будут мучить, пока не умрет. Если уж у того Хальмануса здоровые кархи не живут больше двух дней…

Ситр достал из небольшой сумки на плече металлический ошейник и протянул одному из воинов.

– На, одень ему.

– Думаешь надо? – ухмыльнулся хаситр, но препятствовать не стал и кивнул воину. Эрх молча застегнул на парне ошейник и ситр что-то сделал с небольшой палочкой в руках. У Кевина резко защемило сердце, ему показалось, что свет слегка померк и звуки стали какими-то тихими, нечеткими. Но разобраться в своих ощущениях ему не дали, два воина подхватили его под руки и повели вон из комнаты.

Несколько минут ходьбы по полутемным коридорам храма и они вышли на задний двор. Непривычный яркий свет резанул по глазам, выбивая слезы, поэтому парень не сразу понял, что происходит, он мог лишь слушать.

– Освободите его! – раздался громкий мужской голос, от которого у Кевина мурашки пробежали по коже. Ему этот голос показался знакомым, но в то же время он мог поклясться, что слышит его впервые.

– Ты еще кто такой? – с презрительной ноткой спросил ситр.

– Это ОН! – с каким-то ужасом и одновременно благоговением вскрикнул хаситр и толкнул Кевина куда-то на землю. Вокруг послышался шелест оружия, крики, топот, потом какие-то хлопки. А через несколько секунд всё стихло. Парень упал не очень удачно, но быстро сел на земле и протер слезящиеся глаза. Наконец он смог осмотреться.

Во дворе храма лежало несколько воинов в темно-зеленых одеждах, многие из них шевелились, пытаясь встать и тряся головами. Рядом с запряженной повозкой лежали оба жреца, тоже слабо барахтаясь, запутавшись в собственных рясах. В раскрытых воротах, ведущих судя по всему на улицу города, мелькали пятки удирающих рабов. А посреди всего этого стоял здоровенный сарх и скептически осматривал «поле боя». Он прошептал что-то типа – «Надеюсь никого не убил…» – и шагнул к Кевину.

– Ну, привет! Меня зовут Макс. Я за тобой!


ГЛАВА 10


Макс


Расстался со своим отрядом сразу после обеда. Прихватил с собой еды на пару дней и запасного тарда. По всем известным нам сведениям, ехать до хайрута было относительно недалеко, но сколько точно, никто разумеется не знал. С ближайшей возвышенности я смог разглядеть в бинокль лес далеко на юге, но там ли начинаются земли эрхов, неизвестно. К ночи, если всё будет нормально, до леса я доберусь и всё выясню на месте. Запасной тард мне нужен был по двум причинам. Во-первых можно его использовать для смены, когда устанет мой Транспорт, а во-вторых я ведь планировал спасать ребенка, и второй тард пригодится для него, если моя миссия увенчается успехом.

Сильно быстро я не гнал, местность была незнакомая, к тому же приходилось время от времени сверяться по нити. К границе леса подъехал примерно за час до темноты и решил провести для начала разведку. Оставил тардов под деревом, а сам забрался на макушку и долго рассматривал опушку леса через бинокль. Спустя десяток минут мне повезло и я смог заметить несколько зеленых теней среди деревьев. Видимо пограничники. Соваться в лес на ночь глядя, было глупо. Не знаю как у меня получится договориться со стражами, они наверняка заинтересуются непонятным сархом (полная смена облика как раз завершилась к ночи), появившимся в одиночестве со стороны кархских земель. Вот если бы я пришел не с севера, а с востока, где находился один из хайрутов сархов, тогда вопросов не возникло бы. В общем решил, что утро вечера мудренее и стал обустраивать лагерь.

Когда покончил с ужином, попробовал настроиться на парнишку. Это легко получилось и меня снова обуяла тоска, а еще я понял, что утром парня куда-то увезут. Расстояние до него я не знал, но его повезут явно не в мою сторону, а значит он будет по-любому удаляться. И что делать? Придется идти дальше пешком, причем прямо на ночь глядя. Приняв это решение, я быстро собрался, проверил тардов и понадеялся, что их никто здесь не сожрет в моё отсутствие. С собой взял только оружие, лишнее мне ни к чему. В принципе мне опасаться в лесу особо было некого. Зверей я не боялся, стражи границы мне помешать не смогут, я их просто обойду. От моего магического зрения они не смогут укрыться, а достаточно сильных эйров непосредственно на границе не бывает. Это если бы тут ожидалось нападение кархов, то маги наверняка бы тут были, да и то сидели бы где-нибудь в помещениях, а не бродили по постам. А что будет уже на территории хайрута… там и посмотрим. Уже в пути я признал вариант с переходом границы ночью, самым лучшим. Мне не придется светиться перед пограничниками, придумывать легенду и тд. Но был и большой минус – я вынужден идти пешком, а потом еще возвращаться. Опять же я не знал как далеко мне придется топать. На крайний случай решил, что придется купить тарда в ближайшем поселении.

Прошел через границу легко и просто. Стражи бродили между постами, расположенными на расстоянии полкилометра друг от друга, и проскочить незаметным не составило труда. Правда в кустах чуть не вляпался в какой-то рассеянный в пространстве конструкт, то ли ловушка, то ли сигнализация, но вовремя его заметил и обошел. Дальше передвигался в стороне от дорог и тропинок, благо что магическое зрение позволяло всё прекрасно видеть. Только отойдя не меньше километра от границы, выбрался на дорогу и сверился с нитью. Дорога мне попалась удачно и вела как раз в нужном направлении. Ночью здесь разумеется никто не ходил и не ездил, поэтому я топал вполне спокойно практически до утра. Несколько раз приходилось обходить небольшие поселения и хутора, чтобы не дай бог кому-нибудь не попасть на глаза. Сильно я не спешил, осторожничал, и к рассвету прошел не больше десяти километров. Но мне казалось, что цель приближается, точнее я к ней приближаюсь.

Уже на рассвете я начал обходить очередное поселение, небольшой городок, но вовремя заметил, что нить ведет как раз туда. Немного прикинув варианты, поправил одежду, оружие, и выйдя на дорогу, направился прямо к воротам. Пытаясь обойти этот городок, я оказался с востока, поэтому появление тут сарха никого не заинтересовало. Два стража на воротах лишь немного удивленно проводили меня взглядами (наверное стайленца ни разу не видели), но ничего не сказали. А я продолжил следовать нити.

Городок был небольшой, скорее поселок, народ еще только просыпался, улицы были еще почти пустые. Спустя десяток минут я оказался перед местным храмом Эйтерины. Справа от большой площадки, являвшейся центральной площадью этого города, стояло двухэтажное, вычурное здание, увитое растениями. Чуть позади виднелось еще пара каких-то построек. Всё это было огорожено живым забором из какой-то разновидности местного бамбука. По центру был оставлен небольшой коридор, ведущий прямо ко входу в храм. Там, прямо на ступенях по обе стороны от дверей, стояли четыре воина в парадном одеянии. Немного в стороне виднелись приоткрытые ворота, а за ними два воина в зеленой одежде, напоминающей жреческие балахоны. Нить вела куда-то в здание, но через центральный вход я решил не идти. Во дворе, за забором, происходила какая-то суета и я отправился к воротам.

– Привет. – ляпнул я, подходя к воинам. Они тут же вскинули подобие копий и преградили мне путь.

– Это территория храма. Сюда запрещено заходить иноверцам. – грозно сказал один из солдат, сильно напрягшись. Я пока не знал что именно делать, хотя в том, что мне надо именно сюда, уже не сомневался, нить вела прямо в здание и исчезала в небольшой двери, которую мне было отсюда видно. Перед входом стояла запряженная крытая повозка и несколько воинов, а также какой-то жрец.

– Мне надо… поговорить с жрецом. – выдал я, но воины еще больше напряглись.

– Отойди! Сейчас они сами выедут и тогда задашь свои вопросы. – сказал тот же воин. Второй же решил похамить.

– Если он станет разговаривать с таким уродом! Тьфу! – он сплюнул мне под ноги. Это разумеется мне не понравилось и я, почти на автомате, пустил две пустышки прямо в солдат.

Я еще ни разу не испытывал эту штуку на живых объектах, поэтому не рванул сразу между ними, а посмотрел сперва на действие конструкта. В принципе ничего интересного – расстояние до них было очень маленькое, поэтому пустышки долетели почти мгновенно и активировались рядом с воинами. Воздух прямо перед ними мгновенно будто заморозился и сжался в маленький кристаллик. Я успел заметить выпученные глаза эрхов и перекошенные рожи, а потом окружающий воздух схлопнулся, создав довольно сильную ударную волну. Мое восприятие видимо ускорилось, поэтому я даже видел как перепад давления шарахнул по телам эрхов. По ним будто волна прошла, а потом их довольно сильно толкнуло назад и они покатились по двору. Приземлившись, они принялись беспорядочно двигать конечностями, то ли пытаясь встать, то ли нащупывая оружие.

Хлопки разумеется не остались незамеченными и я не стал больше тормозить. Во дворе все застыли и уставились на меня, а я, спокойно подошел ближе к повозке и снова сверился с нитью. В этот момент дверь открылась и вышли несколько солдат с двумя жрецами. Солдаты вели того самого паренька, из моего видения.

– Освободите его! – довольно спокойно, но громко сказал я, заметив на парнишке ошейник. Меня это разозлило, честно говоря. По рассказам своих друзей я знал что именно они делают с одаренными детьми.

– Это ОН! – вдруг вскрикнул один из жрецов и сделал какой-то знак. Все воины, находившиеся вокруг, двинулись в мою сторону, на ходу вынимая оружие. Первым порывом было всех убить и спокойно уйти, но я вовремя себя одернул. Убить не проблема, но если я тут всех убью, то за нами кинут целую армию, а мне это не надо. К тому же тут жрецы, а их убийство так просто не забудут и станут преследовать нас до самого корабля. Мирно мне тоже не разойтись, но если просто забрать пацана, никого не убивая, то может они не станут очень рьяно преследовать? Что им потеря одной жертвы? По крайней мере попробовать можно.

Приняв решение, я быстро швырнул несколько пустышек по дальним целям, а ближних вырубил ударами кулаков. В скорости они не могли со мной соперничать, поэтому я даже меч не доставал, просто уворачивался от их выпадов и в челюсть! Десяток секунд, все лежат, а я подошел к парнишке.

– Ну привет! Меня зовут Макс. Я за тобой! – сказал, протягивая ему руку. Пацан смотрел на меня испуганными, слезящимися глазами, в которых был и страх и… восхищение что ли.

– Кевин. – наконец выдавил он и улыбнулся, – Ты странный сарх… – заявил он, поднявшись и не отрывая от меня взгляда. Наверное почувствовал тепло моей руки, но знать правду ему пока рано, по крайней мере не здесь. Только сейчас я обратил внимание на его ауру. Она имела странный белый цвет, но присутствовали и другие, разноцветные искорки. Нить, связывавшая нас, куда-то пропала.

– Всё потом. Надо уходить. – отмахнулся я. Достал свой неизменный скабер и легким движением срезал ошейник с парня. Он тут же как-то облегченно вздохнул и улыбнулся. Начал что-то говорить, но я не слушал, меня волновал вопрос – как спокойно отсюда уйти?

Осмотрел приходящих понемногу в себя солдат, жрецов. Люди-рабы, грузившие что-то на повозку, сбежали сразу как только началась наша короткая стычка. Повозка так и стояла, запряженный в неё тард что-то жевал из корыта, поставленного перед ним, проблемы хозяев его не волновали. У забора стояло еще шесть оседланных тардов, вот они меня и заинтересовали.

– Величайший. – раздался голос самого богато одетого жреца. Я повернул к нему голову. Он пытался сесть на земле и тряс головой, стараясь прийти в себя. – Ты нас убьешь? – тупо спросил он, всё еще не в состоянии сфокусировать на мне свой взгляд.

– Да кому ты нужен! – отмахнулся я, потом добавил, – Хотя…

Мне пришла в голову интересная мысль, как покинуть хайрут без проблем. Решил взять жреца в заложники. Этот тип был неслабым магом, а значит требовалось его обезвредить в этом плане. Начал было вытряхивать чей-то заплечный мешок, валявшийся под ногами, в надежде найти ошейник, блокирующий магию. Там было пусто и я хотел уже отказаться от такой идеи, когда вспомнил про свой энергонасос. Хоть у меня и не было возможности потренировать его в пути, но всё же попробовать стоило. Главное пацана не зацепить. Немного сосредоточился и потянул на себя энергию из ауры жреца. Эффект превзошел все мои ожидания. Жрец несколько секунд смотрел на меня огромными глазами, видимо пытаясь понять, что я делаю, а потом резко завибрировал и упал кулем к моим ногам, оглашая двор храма громким воем.

– Пощади! – это единственное, что я сумел разобрать в его вое. Тут же прекратил его «пылесосить», но заткнулся он не сразу. Не то чтобы мне его жалко было, просто он своим криком всех жителей поселка сюда соберет… Или наоборот, распугает… Кстати о жителях. Пока мы тут развлекались, в храме послышался шум, кто-то сюда несся по коридору, грохоча «копытами». Видимо стража очухалась.

– Я не хочу тут никого убивать… мне это не нужно. – спокойно сказал жрецу, когда он наконец заткнулся и со страхом уставился на меня, не вставая с земли. – Прикажи не препятствовать нам и мы уйдем… – жрец тут же интенсивно закивал, норовя разбить голову о землю, – Ты поедешь с нами. И чтобы без сюрпризов… – я снова на мгновение включил энергонасос, чтобы подкрепить свои слова. В этот момент из храма выбежало шестеро воинов, а позади вывалился запыхавшийся служитель.

– Стоять! – крикнул на них, поднимающийся с земли жрец, – Хамсус, я уезжаю с Величайшим. Приготовьте повозку! – последние слова он сказал воинам. Те было дернулись выполнять, но я остановил их движением руки.

– Не нужна повозка, поедем верхом.

Одного взгляда на это транспортное средство было достаточно, чтобы понять – оно способно передвигаться только по дорогам. Ну может по степи еще проедет, но в предгорьях, изобилующих камнями и скалами, этой коляске делать нечего. Конечно меня неподалеку от леса дожидаются мои тарды, но мало ли что, вдруг их кто сожрал во время моего отсутствия. Поэтому лучше верхом, тем более что и седлать никого не надо, тарды стоят уже готовые к поездке. Я хоть и не разбирался в этих зверях, но даже мне было видно, что эти животные не простые, а какие-то породистые. Об этом говорила их блестящая на солнце, темно-серая чешуя, да и размерами они явно превосходили моего Транспорта.

Жрец быстро отдал команду и воины подвели нам три тарда. Кевин растерянно на меня посмотрел.

– Что? – не понял я. Хоть я и припугнул жреца, но всё же не особо ему доверял, поэтому как можно незаметнее старался держать всю округу под контролем, используя магическое зрение. Мало ли какой ушлый эрх решит подстрелить меня из лука, подкравшись из-за угла?

– Я не умею ездить верхом. – выдавил пацан. М-да… проблемка.

– Ничего, – хлопнул его по плечу, вспоминая как сам не так и давно учился ездить, – это не сложно! – я быстро закинул его на более спокойного, на мой взгляд, тарда, – Держись крепче и всё, управлять не нужно.

Подхватив повод его тарда, я запрыгнул на своего. Жреца приглашать не пришлось, он быстро отдал несколько команд воинам, в том числе и пришедшим в себя после моих кулаков, и тоже уселся в седло. Мы спокойно тронулись в путь. Вперед отправил заложника, за ним я, а позади бледный Кевин, вцепившийся мертвой хваткой в луку седла.

Выехав на площадь, обнаружили небольшую толпу зевак, видимо собравшуюся на крики жреца. Я немного напрягся, пытаясь предугадать действия эрхов, среди них имелось немало воинов, но жрец одним мановением руки заставил народ освободить нам дорогу. Никто даже не задал вопроса, все лишь склоняли головы перед жрецом. Интересный тип мне попался, надо будет узнать, кто он такой.

Пока ехали через поселок, Кевин немного приноровился к движению тарда и за воротами мы перешли на рысь. Да, парнишке сейчас не позавидуешь, но ничего, ему всё равно надо учиться ездить, а по-другому никак.

Солнце уже поднялось довольно высоко, на дороге начал попадаться народ. Кто-то шел пешком, кто-то верхом, или на телегах. Все встречные уступали нам дорогу, склоняя головы перед жрецом. Я поравнялся с заложником и решил немного поговорить.

– Почему ты назвал меня Величайшим? – этот вопрос меня немного волновал. Это слово я слышал как-то от Лиавэль (от которой почему-то ни слуху ни духу), но что оно означает, так и не узнал. Понятно что это кто-то очень сильный, но в чем его особенности?

Жрец посмотрел на меня с плохо скрываемым удивлением.

– Ты разве не знаешь кто ты?

– Ну-у-у… скажем так, я хочу услышать твою версию. Может что-то новое скажешь. – попытался сделать умное лицо, но жрец явно понял, что я совсем ничего не знаю. Он заметно расслабился и сказал уже более спокойно.

– Давно в наших краях не появлялись Величайшие. Я, например, за свои триста лет, ни одного не встречал, ты первый. Ты ведь из Сауллена? Или нет?

Это название я где-то слышал, но сейчас было лень вспоминать где именно. Наверняка это какой-то хайрут сархов, находящийся неподалеку. Можно конечно подтвердить его предположение, но я о том хайруте ничего не знаю, поэтому лучше придумать какую-нибудь легенду. Этот тип явно не догадался, что я человек, ведь личина работает нормально. Правда амулет сокрытия ауры действует не правильно. Аура у меня видимо стала настолько мощной, что амулет собственного производства не в состоянии скрыть её полностью. Со стороны я сейчас выгляжу как слабый маг, но совершенно неопределенного направления. Если в ауре человеческого мага видны все цвета энергии, то в моей сейчас совершенно не разобрать ничего.

– Нет, я не из Сауллена. Я с Стайлена.

– А-а-а? – жрец видимо хотел спросить – а где же я живу? Но вовремя одумался и захлопнул рот. – Я хаситр Калиус, правая рука верховного жреца храма Эйтерины в столице Канлана – Ранусе. – представился он, – Мы движемся к северной границе. Неужели Величайший сайр живет в Седых горах?

Я не стал отвечать. Зачем? Пускай сам себе придумает то, что ему больше понравится. Он некоторое время молчал, видимо придумывая ответ на свой же вопрос, а потом его рожа просияла. Я примерно представлял, что он там мог себе напридумывать – наверняка решил, что я приехал откуда-то из северных хайрутов сархов, находящихся на берегах Северного океана. Не буду его переубеждать…

– Ты не ответил на мой вопрос. – напомнил я.

– Прости, Величайший, – он склонил голову, – я просто не знаю что тебе сказать. Сам я знаю о таких как ты очень мало, не больше других, только то, что читал в Школе магии.

Хм, видимо об этих Величайших тут знают практически все, кроме меня! И что же делать? Признаваться в своем невежестве? Тут я хлопнул себя по колену. Да какая разница? Кто мне этот тип, чтобы его стесняться? Информация важнее. А его можно и грохнуть потом, чтобы не возникало ненужных подозрений в башке. Но сперва решил немного поюлить.

– Видишь ли… я недавно покинул родину, а там немного другие порядки… – что-то мне Шала говорила про этот странный остров. Там ведь живут какие-то фанатики, поэтому они вполне могут не знать многого, известного каждому на материке. – Ты мне расскажи, чем к примеру Величайшие отличаются от Великих?

– Тут всё просто, странно что ты этого не знаешь… наверное ты совсем недавно инициировался, хотя в твоем возрасте… – он многозначительно на меня посмотрел. Ну да, у меня была личина сарха среднего возраста (судя по узору), лет этак примерно полторы сотни. – Практически единственное отличие Величайших – они могут связываться с богами напрямую, как Уллии. А также друг с другом и с Уллиями, независимо от расы. Но я никогда и нигде не читал о том, чтобы Величайшие могли бы связаться с белыми одаренными рабами.

При последних словах я поморщился, не люблю когда употребляют это слово… Это не укрылось от хаситра и он заметно занервничал.

Очень интересная информация. Получается, что я могу говорить с местными богами? Ау, боги, вы где?! Что-то не торопятся отвечать… Ха-ха! Наверное вне зоны доступа, или батарейки сели. Но всё равно информация интересная. В том, что в этом мире присутствуют какие-то высшие существа или силы, я давно не сомневался (взять хотя бы того же Картана), но насколько они высшие, вот в чем вопрос. А еще очень интересуют их настоящие возможности, о которых я абсолютно ничего не знаю. Даже не знаю чего от них ожидать. От Картана понятно, он реально натравил на нас кархов. А остальные? Сайтерин вроде бы за нас, он приказал через свою Уллию освободить людей в Саллезе, и большинство его послушалось, хотя и не все. А оставшиеся двое – Эйтерина и Файтерин? И сколько их вообще? Может есть и еще, просто они никому не известны? Куча вопросов и ни одного нормального ответа. Я пристально посмотрел на жреца и он как-то съежился под моим взглядом. Может его затащить подальше в степь, да допросить с пристрастием? Только мне кажется, что толку будет мало. Реальных подтверждений существования ихних богов я от него не получу, потому что он сам ничего не знает, просто верит в них. А если эти самые боги существуют? Не настрою ли я против себя эту их Эйтерину, если стану пытать её жреца? Кто её знает, возможно она способна приглядывать за своими «детьми». В общем, решил не накалять и так раскаленную обстановку еще больше. Может мои рептилии что-нибудь знают об этих Величайших?

Вскоре дорога привела нас на один из постов на границе, но я скомандовал свернуть в сторону, объезжая пост. Воин, стоявший на воротах, при нашем появлении вытянулся в струнку, но сильно удивился, когда мы свернули. Где-то за оградой звякнул колокол, или что-то подобное, раздались крики. Я с намеком посмотрел на жреца, чтобы не вздумал чего учудить.

Стоило подъехать к тропе, по которой ходили пограничники, как к нам подбежали четверо воинов. Один из них явно был командиром, он быстро представился хаситру, полностью игнорируя меня, но кинув подозрительный взгляд на Кевина. Жрец просто потребовал освободить дорогу и воины бесприкословно послушались.

– Величайший, ты хочешь забрать меня с собой? – напряженно спросил жрец, когда мы покинули лес и я направился в сторону дерева, под которым оставил своих тардов. Он явно не хотел «путешествовать» со мной.

– Не бойся, я тебя отпущу, когда отъедем подальше. Только придется возвращаться пешком.

Всех «трофейных» тардов я решил прихватить с собой. Нам они конечно не особо нужны, но лишними точно не будут. Ведь надо будет еще обеспечить транспортом Алута с Карой и Колином, у них-то тардов нет.

Оказавшись под знакомым деревом, обнаружил своих зверей в целости и сохранности. Скомандовал небольшой привал. Вытащил пацана из седла и быстро оказал ему помощь, после чего он облегченно вздохнул и даже улыбнулся. Похоже ничего хорошего он от меня не ожидал, а раз я решил его полечить, то убивать пока не намерен. Ну да, я бы на его месте тоже не радовался. Приехал какой-то странный сарх, отобрал его у храмовников – что он мог подумать?

– Значит, говоришь, я могу общаться с богами… – пробормотал я, когда мы сидели втроем и завтракали. Правда хаситр есть отказался, а я не стал настаивать. Не знаю, может он боялся что его отравить хочу, может брезговал принимать пищу рядом с рабом, а может просто не голоден.

– Да, Величайший. – склонил он голову, – Ты уже говорил с Ним? – в его голосе почувствовалась заинтересованность. Похоже он был бы не прочь продолжить путь со мной, если я стану делиться с ним какими-либо тайнами. Хе-хе.

– Сайтерин приказал освободить всех людей из рабства. Теперь люди равны старшим расам. Жертвоприношения должны быть прекращены, а одаренных людей необходимо обучать магии. – выдал я то, что когда-то слышал от Иллы и Аниса. А вдруг прокатит! Жрец с минуту смотрел на меня немигающим взглядом, видимо решая верить мне или нет.

– Я услышал тебя, Величайший. – склонил он голову, – Но… боюсь правители мне не поверят. Я хоть и хаситр, но в последние десятилетия даже власть верховного в хайруте номинальная. – он немного помолчал, потом продолжил, – Я приложу все силы для выполнения этого приказа, по крайней мере в сфере своего влияния. Жертвоприношений больше не будет, все рабы храма будут освобождены и жрецы приступят к обучению одаренных. Верховный мне поверит… А почему ты сам не захотел объявить волю бога правителю Канлана? Ты Величайший, хоть и пытаешься зачем-то скрывать свою ауру, тебя он обязан послушаться.

Вот те на… Интересное дело получается… Значит я могу приходить к местным королям и давать им указания? Ха-ха! Было бы неплохо. Вот только сомневаюсь, что они станут слушать человека. Если бы я был настоящим сархом то, возможно, меня бы послушались, правда опять же не все. Но мне придется открыть свою ауру, а таких аур у эйтеринцев не бывает. К тому же, стоит кому-либо прикоснуться ко мне и они поймут кто я на самом деле. Хороший вариант, но неосуществимый. Жаль.

– Я бы навестил твоего правителя, но времени нет. – решил отмазаться я. – Назревает большая война с кархами… Кстати, возможно они к вам сунутся. Там, в степи, собралась целая орда дикарей, и куда они пойдут дальше, я не знаю. – указал рукой на северо-восток, откуда приехал. Я конечно уже не сомневался, что эти кархи пожаловали по наши души, правда не понимал зачем их так много. Ведь если они вздумают одновременно двинуться к кораблю, то просто не поместятся даже в нашем Лесу. А есть еще и «наши» кархи, местные, которые тоже наверняка будут участвовать в этом шоу. Вообще, сколько думал о их тактике, так и не смог уловить смысла собирать одновременно такое количество воинов. Ладно бы собралась толпа магов, да попыталась атаковать, я б еще понял. А так они видимо решили закидать нас своими трупами. Стоит мне добраться до корабля, заправлю миниреакторы дронов, чтобы они сдерживали врага. Потом запущу «строительного робота», который может производить что угодно, в том числе и таких же дронов, а после моя армия дронов быстро сожжет любую орду. Сомневаюсь, что их огненная защита устоит против плазмы. Да даже если сможет какое-то время продержаться, рано или поздно иссякнет. Одной заправки дрона хватало на десять дней беспрерывного ведения огня, а за это время он сможет стереть я лица планеты небольшой город.

Была у меня мысль, что большинство кархов пришло сюда «за компанию», чисто посмотреть и пограбить наших соседей. Ведь ни один из близлежащих хайрутов не сможет противопоставить такому количеству дикарей абсолютно ничего. Скорее всего, пока большинство сильных магов пойдут «мочить» нас, остальные решат пополнить свои запасы за счет старших рас, живущих поблизости. Тут ведь и эрхи и сархи неподалеку, а в Седых горах фархи обитают, у которых много ресурсов. А потом, когда нас прикончат, вернутся на родину с награбленным добром и будет им слава и почет. Логично? Логично… Только я не собираюсь позволять им осуществить свой план. Главное добраться до корабля, а там у нас и поддержка с воздуха появится, сможем не только разгромить атакующих нас, но и быстро оказывать помощь соседям. Если уж собираюсь тут человеческое княжество организовывать, то соседям нужно помогать, налаживать отношения.

В общем поговорил еще немного со жрецом, а потом отпустил его в родной хайрут. Пешком. Когда он скрылся из вида, пришла пора показать свое «истинное лицо» спасенному парню. Предупредив его, чтобы не дергался, быстро отключил амулет личины и поглотил из конструкта всю энергию. Обычно маги не могли быстро избавиться от конструкта личины, не разрушая сам амулет (если его разрушить, то конструкт терял привязку и рассасывался в окружающем пространстве), приходилось ждать, пока он сам исчезнет. Я же мог спокойно втянуть в себя энергию, быстро разрушая личину.

С минуту смотрел на реакцию Кевина и улыбался. Парень чуть челюсть не потерял и глаза чуть не вылезли из орбит. Решив, что представление затянулось, скомандовал грузиться на тарда. Он только кивнул и самостоятельно полез в седло. Я не стал помогать, пусть сам учится, большой уже. Пришлось изображать из тардов караван, прицепив одного за другим. Сразу за мной ехал Кевин, а следом цепочкой двигались остальные тарды.

Связаться с Шалой смог только через пару часов, когда мы оказались на довольно большой возвышенности. Здесь уже начинались предгорья, местность заметно изменилась. Сарха рассказала не очень хорошие новости. Кара с Колином живы и здоровы, а вот старый эйр был ранен в битве и скончался. Жаль старика, я надеялся, что он станет у нас каким-нибудь преподавателем, но видимо судьба у него такая. По крайней мере он исполнил свою клятву, спас детей, а дальше я постараюсь о них позаботиться. Еще они захватили в плен полтора десятка эрхов. Немного подумав, приказал их отпустить, только так, чтобы они не видели нас с Кевином.

Так как завтрак у нас был поздний, решили пообедать прямо на горе. Пока добирались сюда, Кевин подозрительно молчал, но стоило остановиться, как он посыпал вопросами. Пришлось немного рассказать о себе, чисто поверхностно. Вопросов насчет нашей необычной связи он не задавал, я тоже не говорил на эту тему. Он явно даже не подозревал о чем-то подобном, поэтому и спрашивать не имело смысла. Расспросил немного о прежней жизни. Парень взгрустнул, вспомнив о родителях. Когда спросил, не угрожает ли им там что-либо, он заверил, что всё с ними будет в порядке, сожалел только что не мог им весточку передать. Но ничего, когда-нибудь сам навестит их, когда станет настоящим магом.

– Что это? – спросил Кевин. Он уже забрался на своего тарда, а я еще связывал «караван». Посмотрел куда он указывает и присвистнул. На востоке поднимались клубы пыли. Посмотрел в бинокль – орда тардов показалась на горизонте. Двигались они медленно, но практически наперерез нам, требовалось поспешить.

– Плохо дело, придется двигаться быстрее. У нас не так много времени, как я предполагал.

Неизвестно, то ли наш недавний прорыв поспособствовал, то ли еще что, но кархи решили двинуться в направлении корабля. Конечно они не могут передвигаться с такой же скоростью, как наш отряд, им не позволят обозы, но всё же надо спешить. Необходимо успеть подготовиться к встрече.

Я пришпорил Транспорта и мы рванули рысью в сторону Форона. Предположительно уже сегодня мы должны были достигнуть брода, на что я очень надеялся. Правда его еще найти нужно, но в этом мне обещали помочь мои спутники. Зана собиралась периодически запускать в небо огнешарики, чтобы я мог нормально сориентироваться.


До наступления темноты удалось достигнуть дома Алута, где нас встречала радостная молодежь. Меня чуть не удавили в объятиях, особенно Кара старалась. Пришлось даже сделать грозное лицо, чтобы отлипла от меня. Потом связался с кораблем, узнал новости. В принципе мы вполне успевали. По словам Рэкса, кланы Саллеза пока не решились на атаку, а послали очередную разведку. Их командир явно осторожничает, но нам это только на руку. Первых разведчиков наши благополучно перебили, сейчас готовились к встрече новых. С ними проблем тоже не должно быть. В прошлый раз гранаты были в большом дефиците, а теперь их немеряно, ими вооружены все солдаты нашей маленькой армии, как и рогатками для метания. В общем нам предстоял последний маршбросок до дома. Я рассчитывал достигнуть корабля за пять дней максимум. Сюда мы добирались больше, но тогда из меня наездник был никакой, да и не торопились мы особо. Сейчас правда с нами присутствует Кевин, который тоже не умеет ездить, но его будут по очереди везти другие, более продвинутые наездники. В общем проблем не предвидится.


Как я и рассчитывал, к нашему Лесу мы прибыли вечером пятого дня и остановились на ночь уже под гигантским тахтаном. За день до этого нас встретил Скорп и с тех пор сопровождал, обеспечивал охрану, а еще много болтал. Он быстро перезнакомился со всеми и теперь периодически приставал с вопросами то к одному, то к другому. Молодежь поначалу опасалась его, но потом разглядели его детскую непосредственность, временами даже наивность, и быстро с ним подружились. Кое-кто, самый смелый, даже решился немного прокатиться на дроне, правда медленно и недалеко, так как подвесную систему он не захватил. В общем последние десятки километров до корабля проехали в хорошем настроении. Я даже временами забывал про преследующих нас кархов и про предстоящую войну вообще. Мои мысли в основном были заняты предстоящей встречей с Олой. Иногда хотелось вскочить на Скорпа и нестись вперед, даже без всякой подвесной системы, оставив отряд нас догонять, но пока пересиливал себя. Не потому что боялся слететь с дрона, можно ведь и веревками привязаться, просто это будет некрасиво по отношению к остальным. Всё-таки Зану там ждет Элихор, Варуха родители, да и Шала по всем соскучилась.

Скорп вывел нас на наезженную дорогу и вскоре мы оказались перед большими воротами, обитыми калиновыми листами. Теперь поселок окружала не деревянная, а каменная стена, высотой четыре метра, сложенная из внушительных каменных блоков. Явно фархи постарались. Только где они столько камня взяли? Не из Седых же гор возили!

Ворота распахнулись и мне на встречу выбежала сияющая Ола в нарядном платье из сирина. Позади, по обе стороны от ворот, выстроились солдаты, образуя живой коридор, а еще дальше виднелись простые люди, женщины и дети. Я соскочил с Транспорта и подхватил радостно визжащую девушку на руки, но её визг перекрыли радостные крики толпы.

– Наконец-то. – прижавшись всем телом ко мне, прошептала на ухо Ола, – Больше тебя одного никуда не отпущу!

Дальше на какое-то время я выпал из реальности, находясь в блаженном состоянии. Дома, наконец-то дома. Даже и не подозревал, насколько соскучился по жене и по этому месту, ставшему мне настоящим домом. Краем глаза отметил некоторые изменения в поселке, пока шли до корабля, но мне было не до них. Меня встречали люди и эйтеринцы, поздравляли с возвращением, у всех на лицах сияли улыбки. Хотелось плюнуть на всё и устроить настоящий праздник. Только в какой-то момент у меня проскочила мысль о кархах, ползущих в нашем направлении. Если я хочу сохранить этих людей и рептилий, защитить любимую девушку, защитить свой дом от захватчиков, нельзя расслабляться. Нужно приступать к работе… немного отдохнув с дороги.

От размещения новеньких я самоустранился, не княжеское это дело. Прибыли мы ближе к вечеру, поэтому сегодня решили устроить праздничный ужин, отдохнуть, а завтра можно приступать к работе. Ужин удался на славу, особенно после походной пищи. Я поглощал всё, что Ола мне накладывала в тарелку, наслаждаясь забытым вкусом великолепных блюд. Мы всем командным составом сидели в беседке на крыше корабля, а простой народ праздновал где-то в поселке, прямо на улицах. Здесь же присутствовали Никас с Сатой, Локия с Марком и Колин с Карой. Все по очереди рассказывали свои истории, кто-то дополнял, иногда и мне приходилось вставлять своё слово, хоть мне было и не до того. Прибывшие со мной новенькие пытались наседать на меня с расспросами, но я быстро их скинул на своих друзей, пускай рассказывают что сочтут нужным. Посиделки затянулись до темноты, но в конце концов я не выдержал и, извинившись, утащил Олу в каюту. Ни усталость, ни переедание, не помешали нам и уснуть мы смогли только утром, попросив предварительно Рэкса нас не беспокоить. Рэкс пообещал, правда немного обиженно. Я ведь не смог уделить ему немного времени для беседы и он довольствовался лишь подслушиванием наших разговоров. Но ничего, завтра будет день.


Проснулся уже в обед, Олы рядом не было и я окликнул Рэкса. Как я и предполагал, он уже давно составил план первоочередных действий и сразу меня в него посвятил. Оказалось, что его дроны уже давно всё приготовили для заправки миниреакторов и ждут только меня. Пришлось вставать, мыться, одеваться, и выдвигаться в ремотсек. По ходу расспросил Рэкса о происходящих вокруг Леса событиях. На северо-западе его «Глаза» смогли засечь скопление сархских войск, медленно двигающихся в нашем направлении. Буквально в пятидесяти километрах от них, на севере собиралась еще одна орда кархов, тоже медленно приближаясь. По его словам у нас есть еще дня три точно, поэтому подготовиться мы успеем. Конечно вывести «строительного робота» не успеем, но по крайней мере обеспечить защиту сможем.

Первым делом я взялся за дронов. Скорп с Пионом были специально отозваны со своих обычных маршрутов и дожидались меня в отсеке. Дроны Рэкса наводили на них марафет, когда я вошел. Возник небольшой вопрос – как быть со старыми источниками питания дронов, ведь по сути они являлись еще и вместилищами их сущности. Эти источники занимали встроенные короба из-под пуль для ЭМ пулеметов, которые тоже хотелось бы запустить, но пока видимо не судьба. Посовещавшись с Рэксом, решили в будущем (после запуска СР) сделать навесные короба, а пока обойдемся и без пулеметов. Вооружения дронам и так должно хватить – два плазменных излучателя и два импульсных лазера – реальная сила. В добавок дроны смогут увеличить мощность блоксов, возможно защита кархов не справится.

Первым на очереди был Скорп. Дроны вскрыли корпус, Рэкс с их помощью показал что от меня требуется и я сделал маленький источник для реактора, который потом установили уже без меня. Пока я создавал такой же источник для Пиона, дроны произвели заправку, залив пятьдесят грамм иллинитиума, и запустили реактор. Внешне ничего не изменилось, а магическим зрением я смог увидеть внутри Скорпа маленькую, но очень яркую звездочку. Дрон провел необходимые тесты и через минуту «просиял».

– Ну теперь всем кархам хана! Хозяин, разреши сбегать на охоту!

Вообще оборзел, расслабился без меня! Почувствовал настоящую силу и сразу захотелось в бой.

– Никаких охот! – строго сказал я, – Разрешаю опробовать силы где-нибудь в глухом местечке, чтобы без посторонних свидетелей. Не нужно чтобы враги раньше времени узнали о наших возможностях. Понятно?

– Да, Макс. – сразу погрустнел дрон, – Но хоть раграсса-то можно пристукнуть? Есть тут у нас один, давно наглеет. Уже двух тардов извел, да людей пугал несколько раз. Только Ола запретила его убивать. Но ведь он так вообще обнаглеет, когда-нибудь на поселок нападет!

Ладно… – улыбнулся я, – Разрешаю его пристукнуть, раз уж он тут всех достал. Только шкуру сильно не портите, пусть Сим, или Вова её потом снимет и притащит сюда. Да, еще клыки и хвост тоже.

– А я? – жалобно протянул Пион, которому как раз устанавливали источник питания.

– На двоих поделите! И чтоб без драки!

– Есть! – ответили они хором. Скорп был уже готов и теперь переминался с ноги на ногу, с нетерпением дожидаясь своего собрата.

Когда дроны убежали на «охоту», я сходил позавтракал, или скорее пообедал. Компанию мне составляла одна Ола, чему я был только рад. Но долго рассиживаться нам не дал Рэкс, ему было невтерпеж. Спустившись снова в ремотсек, приступил к запуску целого комплекса из миниреакторов, которые должны были частично заменить большие реакторы корабля и обеспечить весь корабль энергией. Комплекс был собран из двенадцати самых мощных миниреакторов, которых на складе было немало. У Рэкса уже всё было приготовлено, оставалось дело за малым. По идее требовалось запустить робота, но тут была небольшая проблема. При аварийной посадке корабль повредил грузовой люк и открыть его без помощи мощных плазменных резаков было нереально. Так что сперва нужно обеспечить корабль энергией, потом дроны откроют люк, а уже тогда можно запускать робота и флайбот.

С этим комплексом пришлось провозиться до самого вечера. Не потому что трудно, просто для больших реакторов не подошли источники из алюминия, пришлось изготавливать новые, из кирнита. Зато когда всё заработало, радости Рэкса не было предела. Он принялся тестировать все ранее недоступные агрегаты. Его дронам тоже нашлась срочная работа, поэтому я решил немного отдохнуть и прогуляться по поселку.

Со мной отправилась Ола, а потом откуда-то появилась Кара. Так втроем и пошли гулять. Ола рассказывала о новых зданиях, хоть они и были временными, о некоторых эйтеринцах, появившихся после моего отъезда. Конечно я её не особо и слушал, в отличие от Кары, которая просто в рот смотрела моей жене, я просто наслаждался спокойствием и ощущением Дома. Нам попадался разный народ, все кланялись, приветствовали и сыпали различными пожеланиями. Неожиданно стало даже приятно чувствовать свою важность для этих людей, пусть большинство из них я и не знал лично, а многих знал только наглядно.

– Жаль что уже поздно, – вздохнула Ола, когда мы завершали круг по поселку, – я хотела тебя позвать на озеро. Я там нашла отличное место для княжеского дворца. Тебе должно понравиться!

Я немного обалдел от такого заявления. Как-то о дворце не задумывался. Мне пока прекрасно хватало корабля и нашей каюты. Хотя, если я и правда собираюсь стать правителем, потребуется соответствовать. А корабль… корабль станет технической базой, символом для местного народа, ну и центром управления заодно. Рэкса ведь оттуда не заставишь вылезти, ха-ха! Мои мысли прервал бесцеремонный вызов этого самого Рэкса.

– Макс, я жду тебя немедленно в зале совещаний! Весь командный состав тоже. – и он отключился. Я недоуменно посмотрел на Олу, похоже ей сказали то же самое.

– Что могло случиться? – пожала она плечами. Мы направились к кораблю. – Странно… Сархи еще очень далеко, кархи тоже… К чему такая срочность? И ведь не сказал ничего, гад!

Я решил промолчать, лишь ускорил шаг. Самого заинтриговал такой странный вызов, но ответы видимо получить можно только на корабле.

К нашему приходу в зале уже присутствовал народ. Кара увязалась с нами и я не стал её прогонять, ничего особо секретного наверное тут не будет, раз Рэкс собирает почти всех. Тут же появился Колин, Сата с Никасом, а также Локия.

– Чего звал? – спросил Рэкса.

– Пусть все соберутся. Не хочу повторяться. – откликнулся тот. Мы заняли место в первом ряду перед большим экраном и принялись ждать, наблюдая за прибывающими людьми. Было много незнакомых людей, которых мне тихо представляла Ола. Это были командиры отрядов и прочие начальники. В принципе меня они не особо интересовали, мне было достаточно того, что Рэкс в курсе всего и он предоставит мне любую необходимую информацию, когда это будет необходимо. Наконец собрались все и включился экран, показывая обычное звездное небо.

– Час назад Макс обеспечил меня энергией, достаточной для нормального функционирования корабля. – начал ИИ, – К сожалению её недостаточно для запуска двигателей, но это нам пока и не нужно. Я провел тестирование всей доступной аппаратуры и совершенно случайно обнаружил очень интересную вещь. Во время теста внешних оптических приборов корабля были замечены подозрительные вспышки в космосе. Просканировав все доступные диапазоны, я обнаружил вот это.

Звездное небо на экране сменило спектр, став темно-синим, и стало медленно приближаться. В центре появилась серая точка, которая всё увеличивалась, постепенно заполнив половину экрана. В зале стояла тишина, поэтому мой голос прозвучал особенно громко.

– Охренеть!

На экране был изображен огромный, явно металлический, шар. Люди и эйтеринцы видимо не понимали, что именно они видят, поэтому никто никак не отреагировал. Лишь я смог опознать в этом шаре объект искусственного происхождения – космический корабль или станция, для простого спутника слишком великоват. Хоть он и имел идеально круглую форму, были заметны некие надстройки, геометрически правильные выпуклости, абсолютно не оставляющие сомнений в искусственном происхождении объекта.

Рэкс молчал, давая мне время осмыслить увиденное. Народ в зале некоторое время тоже молчал, но потом кое-кто не выдержал и посыпались вопросы.

– Все вопросы потом. – отрезал Рэкс, успокоив народ, – Макс, надо это обсудить.

– Ола, пошли в свою каюту. – позвал девушку, а Рэксу шепнул, – Ты зачем показал это всем? Надо было сперва показать только мне.

– Извини, мне казалось, что местные должны об этом что-то знать. – послышалось в наушнике, – Не волнуйся, я сейчас параллельно объясню всем, что это такое и успокою народ.

– Это ведь какой-то корабль? Причем явно не земной.

– Да, ты прав, это корабль. Насчет земного происхождения я не настолько уверен. Прошло две тысячи лет и современные корабли моих создателей могут принципиально отличаться от всего нам известного. Но во внеземное происхождение мне верится больше. Этот корабль поврежден. – мы уже прибыли в свою каюту и Рэкс включил экран в стене, – Вот, видишь?

Он выделил и приблизил участок гигантского шара, на котором была отчетливо видна огромная вмятина с рваной дырой в центре.

– М-да… досталось ему… Сигналы какие-нибудь поступают?

– А вот это отдельный вопрос. Тишина во всех известных мне диапазонах… кроме магического! – заявил Рэкс, – Собственно это и помогло мне обнаружить этот корабль. Я заметил несколько вспышек магии, которые идентифицировал как корректирующие импульсы. Не знаю где этот корабль находился ранее, но сейчас он занял стационарную орбиту практически над нами. Правда если не последует еще несколько корректирующих импульсов, то через восемь месяцев его сместит с этой орбиты местная луна.

– Макс, ты мне потом объяснишь всё? – жалобно спросила Ола. Она сидела рядом и внимательно слушала, но мало что понимала. Конечно она многому научилась с поры нашей встречи, но еще большего не знала.

– Конечно, дорогая. Сейчас придумаем что делать с этим, – кивнул на экран, – и я тебе всё растолкую.

– Что делать, что делать… – передразнил меня Рэкс, – Ничего не делать! У нас нет возможности что-либо сделать. Корабль на орбите, а я прикован к планете. Единственное, на что я способен в нынешнем состоянии в случае атаки, это включить противометеоритный силовой щит. Но вряд ли он нам сильно поможет…

– Ладно, не пугай. А как же флайбот?

– Не вариант. – отрезал ИИ, – Чтобы им полноценно управлять, тебе обучаться не меньше пары месяцев, ни на что не отвлекаясь. Я смогу им управлять только здесь, в атмосфере, в зоне устойчивого приема. Неизвестный корабль находится в трехстах тысячах километров отсюда, а учитывая насыщенность местного пространства магической энергией, которая забивает радиоволны, то управление флайботом я потеряю через пятьдесят тысяч. К тому же всё вооружение флайбота, в сравнении с этим гигантом, это укус комара. Разве что обозначит себя как цель.

– Понятно… Тогда ничего делать не будем. Наблюдай, пытайся сканировать, слушать и так далее, сам знаешь.

– Да, согласен. Только есть интересный вопрос – я плохо вижу эту самую магию.

– В смысле? Но ты ведь её видишь?

– Вижу. Но только так называемую энергию мира, а вот те спектры, которые используют маги, и ты в том числе, я не вижу. Лишь какие-то помехи и всё.

– Очень интересно. Почему раньше не сказал?

– Раньше я не знал, что существуют те же ауры и конструкты, потому-что не видел их. Потом понаблюдал за работой магов, порасспрашивал и осознал неполноценность своих датчиков.

– Ясно, еще одна проблема на мою голову. Но сперва нужно закончить подготовку к войне.

– Да, ты прав, это подождет.


=***=

На следующий день я занимался запуском всевозможных синтезаторов и другой аппаратуры, не подключенной непосредственно к кораблю. Дроны Рэкса занимались грузовым люком, им помогали и мои фамильяры. Возникли сложности, причем из-за меня. В грузовом люке был поврежден механизм, а если точнее, то какой-то вал. Самое плохое заключалось в том, что я использовал запасной вал – я пустил его на свое личное оружие! Вот такой я оказался вредитель. Рэкс конечно поворчал, но принялся делать новый, используя какой-то ненужный хлам.

– Макс, будет время, загляни куда-нибудь, где есть экраны. – заинтриговал меня ИИ, спустя какое-то время. Пришлось идти в свою каюту, к ней было ближе. Рэкс включил экран и показал карту окрестных земель. Он уже давно составил подробную карту с помощью своих летающих дронов. – Засек подозрительную активность на берегах Оллиза и Форона. – на карте появились красные пятна, где предположительно зашевелился противник. Мне это категорически не понравилось. Они находились на юге и западе, полностью заключая нас в кольцо. Тем временем Рэкс продолжил, – Это кархи. Их там не много, от силы несколько тысяч.

– Ага, почувствовал силу и теперь несколько тысяч для тебя немного! – хмыкнул я.

– Ну да, тысяча сюда, тысяча туда, какая разница.

Дальше он принялся объяснять и показывать как и откуда они двигались.

– И что они делают сейчас?

– Ничего. Разбили несколько лагерей и сидят.

– Странно это… Может это что-то типа заграждения, чтобы отрезать путь возможной помощи от наших не совсем дружественных соседей? Ведь они не знают в каких мы с ними отношениях?

– Возможно. Что с ними делать? Может послать дронов?

Я немного подумал и мотнул головой.

– Нет, нужно сперва запустить и вывести из корабля нашу фабрику. Сколько времени потребуется для производства одного дрона?

– Примерно четыре часа, если грунт будет подходящий. Я успел пока просканировать лишь небольшой участок вокруг корабля, но уже могу сказать – грунт здесь имеет всё необходимое. Так что через восемнадцать часов у нас будет новый дрон.

Ага, это он посчитал вместе со временем, требующимся для открытия грузового люка.

– Вот тогда и шуганем кархов. Надеюсь они ночью не рванут к нам?

– Даже если рванут, пешком не успеют дойти до границы Леса, они слишком далеко.

– Ну и отлично, продолжаем заниматься своими делами! Что у нас дальше по плану?

– Можно приступать к флайботу и роботу.

Запуск реакторов крупногабаритной техники прошел буднично. Немного покопался в списках возможностей этого СРУ-123, но мне это быстро надоело. Время было позднее, поэтому меня потребовала к себе Ола. Сопротивляться я и не думал, а спокойно отправился в каюту. Утром дроны должны были открыть люк и Рэкс нас обязательно разбудит, чтобы мы не пропустили зрелище выползающего из чрева корабля монстра.


=***=

– Макс, подъем! К тебе гость.

– А? Что? Кто? – подскочил я. Судя по времени, мы только час как уснули, а тут искин со своими непонятными гостями. Вот гад! Встал, натянул одежду и спросил по пути в санузел.

– Кто там еще?

– Карх какой-то.

– Что-о-о? – обалдел я. Кого-кого, а кархов я в гости не ждал. – Неужели Скорп с Пионом не могли его встретить подобающе?

– Это парламентер, его нельзя убивать. – спокойно ответил искин.

– Парламентер? – это было что-то новенькое, о таком я еще ни разу здесь не слышал, – У него на роже написано?

– Твои рептилии говорят – парламентер – значит так и есть. Я не очень разбираюсь в их порядках, это ты должен знать больше меня.

Странно. Я еще мог представить парламентера сархов или эрхов, но никак не от кархов. Их же тут никто не любит и если происходят битвы, то они ведутся до полного уничтожения одной из сторон. Какие могут быть с ними разговоры? И чего он от нас хочет? Наверное будет предлагать сдаваться, больше мне ничего в голову не приходит. Не мир же он пришел мне предлагать. А может это попытка устранить одного меня, как командира и главную опасность для них? Но на что они надеятся? Вроде бы я нагнал на них страху во время прорыва через орду. Разве что этот парламентер не в курсе.

Быстро привел себя в порядок и отправился на крышу корабля.

– Где он сейчас?

– Рядом с кораблем, под охраной.

– Маг?

– Да, белый.

– Что? Белый маг? Такой же как Кевин? – опешил я.

– Спроси об этом своих рептилий. Я ведь не вижу его ауру. – фыркнул искин. Ну и черт с ним.

Пока поднимался наверх, расспросил про общую обстановку. Ничего практически не изменилось, если не считать армии сархов, которая уже подошла почти к самому Лесу. Придется послать туда дронов, но сперва послушаем что скажет карх.

На выходе меня встретили четыре воина в броне из шкуры горного раграсса. Они заключили меня в коробочку и провели на помост, сооруженный на двух параллельных земле фермах. Помост выступал далеко за край корабля и отсюда весь поселок был как на ладони. Здесь уже стояло несколько моих рептилий и пара человек. Внизу, в кругу из трех десятков воинов, стоял белый карх в таких же белых одеждах.

– Как он сюда попал? – тихо спросил я, внимательно разглядывая этого представителя враждебной расы. Таких я видел в уничтоженном лагере, но те были явно моложе. Этот был мелковат для карха и выглядел вообще еле живым. Решил было что его побили мои воины, но абсолютно чистая одежда говорила, что никто его не трогал. В руках он держал небольшую палочку с насаженным на неё цветком «лопуха», оранжевого цвета.

– С первыми лучами солнца, он вышел из леса на дорогу прямо перед воротами. – тихо сообщил, стоявший рядом, Элихор, – В руках у него знак переговорщика, поэтому его не убили, а вызвали меня. Карх потребовал разговора с нашим главой клана, то есть с тобой.

– Ясно. – сказал я, а потом обратился к карху, который тоже внимательно меня рассматривал, – Чего пришел?

Тот прищурился, что-то решая про себя, потом поднял руки в каком-то жесте и громко заговорил.

– Наш бог – Всемогущий Картан, повелел уничтожить тебя и твое гнездо! Смирись и склони голову перед богом! Пощады не будет, но ты можешь спасти кого-то из своих людей, отправив их прочь из этого места. Нам пригодятся рабы, а остальные станут нашими пленниками и украсят пиры наших вождей! – карх замолчал и закрыл глаза, изобразив на роже улыбку.

Че-то я не понял… Он совсем дурак? Приперся сюда с таким предложением. Честно говоря, я даже растерялся от такой наглости. Меня даже начал разбирать смех, от осознания всей глупости этой ситуации. Приперся тут, понимаешь ли, разбудил с утра пораньше. Тем временем белый маг открыл глаза и что-то прошептал. Я слишком поздно включил магическое зрение, поэтому не уловил сам момент, когда он создал конструкт. Увидел лишь медленно поднимающийся вверх бледный сгусток энергии. Окружающие карха воины тоже прозевали этот момент, но тут же сбили его с ног и заломили руки. Карх не сопротивлялся, он только громко хохотал, давясь в истерике. Я решил было что он просто сумасшедший, но ведь зачем-то этот конструкт нужен тут! Не просто же так он его запустил? Конструкт тем временем поднялся на высоту метров пятидесяти и останавливаться явно не собирался.

– Допросите его! – крикнул вниз, – Узнайте что он запустил!

Сам я попытался шибануть по конструкту молнией, но не достал. Тогда запустил в него серию огнешаров, но те не причинили ему ни малейшего вреда, а наоборот увеличили в размерах. Попробовал «пустышки», воздушные стрелы, воздушный таран – всё бесполезно! Когда конструкт поднялся примерно на километр, я прекратил попытки, всё равно не достать, и посмотрел вниз. Карх бился в агонии, брызгал пеной изо рта, но смеяться не перестал. Буквально полминуты и он застыл, скрючившись в неестественной позе, а пытавшиеся его допрашивать воины, виновато развели руками.

– Сдох… – констатировал Элихор. Я хотел было что-то сказать, но тут меня накрыло.

Будто удар по голове, звезды брызнули из глаз, не знаю как на ногах удержался. Окружающий мир на несколько мгновений исчез, а перед глазами возникло лицо красивой эрхи, видимо очень молодой, судя по полному отсутствию узора.

– БЕГИ! ПРЯЧЬСЯ! ОНИ ТЕБЯ УБЬЮТ! – умоляющим голосом кричала она не открывая рта. Голос возникал прямо в моей голове и отдавался гулкой болью в черепной коробке. Видение длилось какое-то мгновение, но я сразу поверил в него. Не так и важно кто это меня предупредил, важно то, что я ей сразу поверил и каким-то образом осознал – это совсем не шутка. Та девушка-эрха была реально напугана, но боялась именно за меня.

– ВСЕ В КОРАБЛЬ!!! – что есть мочи заорал я, открыв глаза. – Всем укрыться в корабле! Немедленно! Рэкс, быстро открывай все люки. Отдай команду на эвакуацию.

Слава богу у меня никто не потребовал никаких объяснений. Видимо было достаточно взглянуть мне в лицо, чтобы понять что я не шучу. Рэкс, не долго думая, продублировал мой приказ через мощные наружные динамики на двух языках. Внизу мгновенно все пришли в движение, воины бросили труп карха на месте и побежали в поселок. Я задрал голову и посмотрел на неизвестный конструкт. Он достиг уже высоты в пару километров и завис там без движения.

– Макс, сколько у нас времени и что должно произойти? – спросил Рэкс через гарнитуру.

– Понятия не имею, но нужно укрыться как можно быстрее. – пожал я плечами, наблюдая за толпами людей, несущихся к люкам корабля. – Где дроны и как далеко сейчас у нас находятся люди?

– Дроны на границе Леса, около сотни пограничников тоже рассредоточены по периметру. К сожалению не со всеми есть связь.

Я прислушался к своим чувствам и каким-то образом понял, что им никак не успеть. Это было мерзкое чувство. Я не мог защитить СВОИХ людей! Сжал кулаки и прошептал.

– Передай всем дальним постам – пусть или бегут подальше от корабля, или зарываются поглубже. Дроны пускай тоже укроются, а потом, если выживут, помогают людям. Может кто-то спасется… – но уверенности в моем голосе не было.

Народ продолжал загружаться в корабль в экстренном порядке. Пришлось отдавать дополнительные команды, когда заметил как несколько женщин тащат какие-то сумки. Сверху что-то полыхнуло и я поднял голову. Тонкий красный луч тянулся откуда-то с северо-востока и упирался прямо во вражеский конструкт, поглощаясь им. Пара секунд и вспыхнул еще один луч, пришедший с запада. Потом лучи стали бить один за другим, постепенно заключая корабль и весь наш Лес в конус. Конструкт белого карха сменил цвет на малиновый и стал быстро разрастаться, принимая форму огромного шара.

– Охренеть… – сплюнул я, – Быстрее! – заорал во всю глотку, понимая, что люди могут просто не успеть.

Когда последние люди заскочили в корабль, тысячи лучей, питавших гигантский огнешар, разом вспыхнули и погасли, а сам шар начал падать вниз.

– Закрывай люки! – заорал я, прыгая в распахнутый люк. – Силовой щит!

Люк надо мной тихо чавкнул, следом закрылся второй. Я оказался в коридоре и шлюз тоже закрылся. Свет в коридоре моргнул и погас, но магические светильники, развешенные Олой, продолжтлт гореть.

– Макс! Что происходит? – выбежала мне на встречу растрепанная жена. Я шагнул к ней, обнял и прижал к себе.

– Ничего страшного… просто война. – погладил её по голове. В следующий миг чудовищный удар сотряс весь корабль. Пол ушел из-под ног, искры брызнули из глаз, я потерял ориентацию в пространстве, но лишь сильнее прижал к себе любимую. А потом наступила темнота.


Конец второй части.

X