Ксения Алексеевна Лестова - Подарок для князя [litres]

Подарок для князя [litres] (Драгон-Эрн-1)   (скачать) - Ксения Алексеевна Лестова - Лидия Сергеевна Чайка

Лидия Чайка, Ксения Лестова
Подарок для князя

© Л. Чайка, 2017

© К. Лестова, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Авторы выражают благодарность Власовой Ирине Александровне, Ильиной Лидии Петровне и Смычникову Андрею Сергеевичу за то, что они были суровыми, но справедливыми критиками и всячески поддерживали нас. Отдельно хотим поблагодарить читателей, которые вместе с нашими героями прошли непростой путь по суровому миру Даргон-Эрн. Ваша критика и поддержка были очень важны.


Пролог

– Разойдитесь! – закричал страж, толкая очередного зеваку в спину. – Дайте дорогу! Князь прибыл!

После того как прозвучали последние слова, люди сами расступились, освобождая путь тому, кому обязаны подчиняться. Все как один склонили головы и уставились в пол, показывая свое уважение. На самом же деле им было страшно. Многие старались скрыть нервную дрожь, с силой сжав кулаки. Ястреба боялись все. И тому была причина.

Старший из трех братьев всегда отличался скверным характером и был несдержан не только в своих высказываниях, но и в действиях. Его знали как скорого на расправу правителя, он безжалостно лишал жизни своих противников. В этом ему помогали неизменные лук и стрелы, на кончиках которых крепились перья ястреба – птицы-тотема, призванной защищать клан. Но тотем не уберег приближенных князя Ястребов от насильственной смерти.

– Следы снова ведут к Беркутам, – сказал худощавый мужчина, прятавший лицо от любопытных зевак под глубоким капюшоном. Он подождал, когда князь подойдет к нему вплотную, и заговорил так тихо, чтобы слышал только Миррэй. – Уже третье убийство, и снова характерные только для Беркутов стрелы. Неужели ваш брат решил править миром в одиночку и потому всячески пытается ослабить вас?

– Для того чтобы меня ослабить, пары убийств моих советников недостаточно, – сухо произнес Миррэй.

Князь снял капюшон с головы, подставляя лицо крупным каплям дождя, который этой ночью решил разгуляться не на шутку. Случайные зеваки искоса поглядывали на своего правителя. Они старались расслышать, что говорил главный Ястреб. Но смогли уловить лишь еле слышный шепот.

– Это только начало, – тяжело вздохнул его собеседник. – Первое убийство произошло всего пару недель назад. Если мы в скором времени не поймаем маньяка, вы останетесь совсем без приближенных.

– Советников навязал мне ты, друг мой, – слегка поморщился Миррэй. – Я долгие годы справлялся один.

Они молча посмотрели на висящее в воздухе истерзанное тело, с которого на каменную кладку широкой мостовой капала кровь. У очередной жертвы отсутствовали глаза и был вырван язык. На этот раз неизвестный маньяк не стал отрезать своей жертве уши…


Глава 1
Новый год и новое начало

От звона бокалов и громких криков друзей у меня заболела голова. Ну зачем, спрашивается, так кричать, тем более в непосредственной близости от моих многострадальных ушей?

– Ребят, пойдемте на перекур, – сказала Леля, белокурая красавица и звезда института. – До поздравления президента еще пять минут, мы успеем.

Почти все направились на выход, предвкушая очередное отравление организма. Нас же, не приветствующих подобные пагубные привычки, осталось всего трое. Наша институтская группа и так небольшая, а некоторые решили не отмечать вместе со всеми Новый год, но три некурящих человека на всю компанию – это очень мало.

– Ну что, – сказал Андрей, поправляя очки и глядя на Валю, свою девушку и мою лучшую подругу, – налегаем на салаты, пока оголодавшие гости не пришли?

Мы собрались в его квартире и разорили все запасы. Правда, кое-кто принес еду с собой. Но таких, опять же, оказалось немного: я, Валя и еще пара девчонок, решивших, что некрасиво опустошать холодильник вечно голодного студента всей толпой. Хотя родители Андрея, уезжая на все праздники на дачу, постарались забить его – холодильник, а не Андрея – под завязку.

– Я на диете, – наморщив носик, сказала Валентина и заправила выбившуюся темную прядь волос за ухо.

– А я нет. – Я повторила ее жест, поправив свои волосы золотистого оттенка, и принялась накладывать себе в тарелку всего понемногу.

– Вот и правильно, куда вам худеть? Одна кожа да кости… – уже привычно пробурчал Андрей и сам стал налегать на салаты и нарезку.

Мы так увлеклись поеданием вкусного, что чуть не пропустили момент, когда по телевизору объявили речь президента.

– Ну и где эти ходячие паровозы? – опять пробурчал друг, наполняя наши бокалы.

– Зажигалку дай, – попросила я и положила перед собой небольшой клочок бумаги и ручку.

Валя повторила все то же самое и выжидательно посмотрела на своего кавалера.

– Эй, женщина, ты просишь у меня то, чего в принципе не должно быть у некурящего человека, – притворно вздохнул Андрей, но зажигалку из кармана брюк все же достал и протянул мне.

Речь президента началась, но мы особо не прислушивались к ней. И так ясно, о чем он будет говорить. По сути, каждый год одно и то же. В прихожей кто-то закопошился, пытаясь открыть входную дверь, которую почему-то заело. Я уже собралась пойти и впустить сокурсников, но, услышав бой курантов, вернулась к столу и быстро записала свое желание на клочке бумаги. Еле успела поджечь ее и бросить в бокал с шампанским. И вот он – последний, двенадцатый удар, и я прикладываюсь к бокалу, спеша выпить все до последней капли. Успела ли моя подруга проделать ритуал, не знаю: меня больше волновало, успела ли я сама.

В ушах неприятно зашумело, и я прикрыла глаза, стараясь унять противное жужжание. Но оно только усиливалось. Бокал выпал из ослабевших рук. Однако звона разбитого стекла я не услышала. Сквозь закрытые веки заметила яркую вспышку. На секунду пол ушел из-под ног, и настала гробовая тишина.

– Кх-м, – раздалось над ухом, и я резко распахнула глаза.

Обнаружила себя сидящей на коленях довольно привлекательного мужчины. Это все-таки сон? Ну да, а что же еще. Видимо, я слишком много выпила и отключилась прямо за столом, окунув свое вполне привлекательное личико в тазик с оливье. А иначе как объяснить то, что на мужчине были меховая мантия и золотой обруч, съехавший набок. Жесткие губы сжаты в тонкую линию, между бровей образовалась складка. Он хмурился и внимательно смотрел на меня.

Я же еще внимательнее рассматривала незнакомца, который ворвался в мой сон. По сторонам не оглядывалась, полностью сосредоточившись на одном объекте. Прямой нос, широкий лоб, коротко стриженные черные волосы. Мне даже показалось, что они отливают синевой. Да, действительно показалось, потому что синева скрывалась в его невероятного цвета глазах. Они были темно-синие. Никогда не видела подобной радужки. Или этот эффект давала смуглая кожа и цвет волос?

– Насмотрелась? – недружелюбно спросил незнакомец.

– Нет, – единственное, что смогла я сказать перед тем, как совершила довольно опрометчивый поступок.

Мои руки обвили шею мужчины, из-за чего его брови медленно поползли вверх. Ну и что? Это же мой сон. И если я вдруг захотела поцеловать того, кто сам появился в моем ночном видении, пускай терпит. Я никогда не была ханжой или недотрогой, но всегда держала определенную дистанцию, далеко не каждого ухажера подпускала к себе настолько близко, чтобы оказаться с ним в одной постели. Но с одним в свое время все же оказалась и никогда об этом не жалела. Ради первой любви некоторые готовы пойти на многое. Я пошла. И два долгих года потратила на человека, который решил бросить меня в мой день рождения. Ну да ладно. Это было в прошлом, сейчас же я хотела хотя бы во сне почувствовать твердость мужских губ. Я закрыла глаза и прильнула к губам, которые на поверку оказались довольно мягкими. Какое-то время его губы оставались плотно сжатыми, но потом он немного расслабился.

Если быть честной перед самой собой, то в реальной жизни я бы никогда не решилась на подобное. Но мужчина показался мне настолько привлекательным – хотя многие бы посчитали его обыкновенным, – что я решила хотя бы во сне быть немного раскованнее. Ведь ничего предосудительного я не сделала.

– Князь, – прервал столь волнительный поцелуй противный голос, – прошу простить, но что делать с остальными?

Кто такой князь и кто такие остальные, я узнала совсем скоро.

Мужчина моего сна резко прервал поцелуй и отстранился. Распахнув глаза, я увидела полностью черный взгляд. Радужки затопила тьма. Злится?

Меня бесцеремонно сбросили с таких удобных коленей, и я больно ударилась копчиком о каменный пол. Стоп. Мне стало больно? Во сне? Я медленно повернула голову и заметила своих друзей, лежащих на полу лицами вниз. В их спины упирались с десяток мечей. Причем по десятку в каждую.

Осознание того, что это никакой не сон, пришло так внезапно, что у меня мелко затряслись руки, и я потеряла дар речи.

– В темницу, – последовал грозный приказ того, с кем я всего пару секунд назад целовалась.

– Пустите! – выкрикнул Андрей и попытался пошевелиться, но один из мечей с силой надавил на его спину.

– Что… происходит? – наконец удалось мне произнести. – Где мы?

Но мне никто не ответил. Князь, а мужчина в меховой мантии оказался именно им, поднялся со своего трона и выставил руку вперед. Через пару секунд на изгиб локтя села большая птица. Если бы не ее размеры, я бы предположила, что это ястреб. Хотя крылья покрыты черными перьями… зато грудка с небольшим вкраплением белого. Глаза у животного были ярко-желтыми, огромными и в сочетании с отнюдь не маленьким клювом наводили ужас. Да при желании эта птица могла убить всего парой ударов этим самым клювом по макушке. Правда, это только мои предположения. Кто знает, на что способен необычный ястреб в действительности?

– Увести, – прозвучал холодный приказ, и я почувствовала, как меня за шкирку поднимают с пола.

Я порадовалась, что на празднование Нового года не стала наряжаться в коротенькое красное платье, которое так хотела видеть на мне Валентина. Я отправилась в гости к другу в удобных джинсах и простом ярко-синем джемпере – я считала, что он подчеркивает цвет моих глаз. Если бы я сейчас была облачена в мини, всем мужчинам в зале открылась бы довольно пикантная картина. Низ коротенького платья точно задрался бы до неприличия. А так я чувствовала себя более уверенно. Поэтому, наверное, и решила снова задать волнующий меня вопрос. И даже то, что меня тащили за шкирку из просторного зала с огромными витражными окнами, через которые сочился тусклый предрассветный свет, нисколько меня не смутило.

– Куда мы попали? Кто вы такой? И какое право имеете распоряжаться нашими жизнями?

Все это я выпалила на одном дыхании, стараясь вывернуться из хватки и посмотреть в лицо тому, кто собирался заточить нас неизвестно где и неизвестно зачем. Но смогла лишь краем глаза увидеть мужчину с золотым ободком на голове. Он спустился с возвышения, где стоял вытесанный из цельного камня трон – а в том, что он именно из цельного, я почему-то не сомневалась, – и с кем-то переговаривался у самого подножия, абсолютно не обращая внимания на меня и моих друзей.

Я так загляделась на нечаянного врага, что умудрилась споткнуться и обязательно повалилась бы на каменный пол носом вперед, если бы не удерживающая меня рука. Джемпер страдальчески затрещал, оповещая о том, что если меня так и будут держать за шкирку, то я останусь без любимой вещи совсем. И опять же, я обрадовалась тому, что в отличие от многих в новогоднюю ночь не стала расхаживать по квартире Андрея в одних носках, а могла похвастаться удобными балетками. Зато Вале не повезло. С тихим сопением она шагала босиком по каменному, местами неровному полу.

Я не смотрела по сторонам и не пыталась запомнить интерьер зала в деталях. Зачем? Есть более насущные дела. Необходимо разузнать, где мы находимся, каким образом сюда попали и как нам вернуться обратно без потерь. Я не верила, что нас просто так отпустят. Да и на то, что нам помогут вернуться домой, тоже не рассчитывала.

Нас повели на нижние этажи. Там было сыро, темно и пахло плесенью. Света факелов на неровных каменных стенах еле хватало, чтобы разглядеть дорогу. Я спотыкалась почти на каждом шагу, норовя если и не пропахать пол носом, то ногу или палец сломать точно.

Несколько лестничных узких пролетов, и к запаху плесени примешался запах гнили. Тошнотворное сочетание.

Я попыталась спросить у своего конвоира, что с нами собираются сделать, но тот упорно молчал, игнорируя мои расспросы. Андрей тоже старался хоть что-то разузнать, но не получил никакого ответа.

Нас определили в одну камеру. Видимо, решили не расщедриваться на отдельные апартаменты для каждого и сэкономить место. Я первая влетела в небольшое помещение и, не удержавшись на ногах, упала на сырой жесткий пол, сильно ушибив колено. Зашипела и не смогла сдержать стон. Но не успела я подняться, как в меня врезался Андрей. Он неприлично выругался, когда мы уже вдвоем оказались на полу. Из моей груди вырвался очередной стон, потому что я приземлилась на пострадавшую конечность. Только моей подруге повезло устоять на ногах.

Дверь камеры с противным скрежетом захлопнулась, кто-то пару раз повернул ключ в замке, и мы остались в кромешной тьме.

– Влипли, – констатировал Андрей и на ощупь стал искать свою подругу.

– Скажите мне, что это просто дурной сон и я скоро проснусь, – пробормотала я, поднимаясь на ноги вслед за Андреем.

– Не может одинаковый сон сниться сразу троим, – буркнула Валя где-то слева от меня.

– Судя по столь «теплому» приему, нас могли вообще сразу убить, но почему-то не сделали этого, – выдал предположение самый умный парень в нашей группе.

– Мы им для чего-то нужны?

– Я почти уверен в этом.

– На повестке дня есть еще один очень важный вопрос. – Я решила пока не гадать, зачем нас оставили в живых. – Как мы сюда попали? Как такое вообще возможно? Это похоже на другой мир! Вы видели, что на них надето? Это же Средневековье!

– Да уж, разодеты они очень колоритно, – поддержала меня подруга.

– Мы все равно не узнаем, как сюда попали, пока не поговорим с тем, кто может нам это объяснить, – угрюмо перебил Андрей. – И что-то мне подсказывает, что если кто и знает ответ, так это местный князь.

При упоминании князя я скривилась, как будто съела толстую дольку лимона. Этот человек не отличался чувством такта и сдержанностью. Нормальный мужчина не стал бы сбрасывать девушку со своих коленей, даже если он с ней не знаком. И уж тем более если он нехотя, но все же ответил на ее поцелуй. Вспомнив о своем недавнем позоре, я скривилась еще больше. Хорошо, что в камере было темно и друзья не видели, какое у меня выражение лица.

– Мне холодно, – пожаловалась Валентина и шмыгнула носом.

– Надеюсь, за нами скоро придут, – сказал Андрей. – А то мы и правда рискуем загнуться здесь от воспаления легких.

Дальше разговор у нас не клеился. Сложно поддерживать беседу, когда не знаешь, что ждет тебя через минуту или две.

Глаза постепенно привыкли к темноте, но не настолько, чтобы я могла разглядеть, как обставлено помещение, в котором нас заперли. Я медленно подошла к стене. Почему-то стало интересно, какая она на ощупь. Камень оказался холодным и влажным. Ничего другого я не ожидала: запах плесени и гнили присутствовал и здесь.

За нами пришли часа через два. К этому времени Валя уже возмущалась в полный голос и требовала «свободу попугаям», то есть нам. Противный скрежет, и дверь распахнулась, впуская в камеру троих мужчин. У двоих имелись факелы, которыми они освещали себе путь. Благодаря этому я смогла их хорошо рассмотреть.

Одеты они были как близнецы: плотные на вид черные штаны, высокие кожаные сапоги, серого цвета рубахи. На запястьях у них были широкие, тоже кожаные, браслеты, украшенные серебряными бляхами.

– На выход, – велел тот, у кого в руках не было факела. – Живо.

Мы не заставили себя долго ждать и быстро зашагали в указанном направлении. Не успела я выйти из камеры, как меня грубо схватили за руку выше локтя. Зашипев, я инстинктивно дернулась, но руку лишь сильнее сдавили.

И снова путь по узким коридорам, только не вниз, а вверх. Тусклый свет от факелов резал глаза. После пары часов стояния ноги гудели, но я старалась не обращать внимания на неприятные ощущения.

Нас привели в зал с троном. Странно, почему великий и ужасный князь сам не спустился в камеру? Это было бы безопаснее. По крайней мере для него. Потому что я за себя уже не ручалась. Слишком устала, чтобы терпеть подобное отношение.

В зале никого не было. Нас выстроили у самого подножия трона в линеечку и наконец отпустили руки. По моей руке распространилось противное покалывание.

Князь появился спустя минут пять после нашего прихода. С силой он распахнул массивные двери и вихрем ворвался в зал. На его плече величественно восседала уже знакомая птица. В этот раз князь был без мантии. Одет он был побогаче своих подчиненных, но я не сказала бы, что изысканно. Все то же самое. Брюки, сапоги, рубаха, браслеты. Только золотой ободок говорил о том, что перед нами венценосная особа, правитель. Но правитель чего – вопрос.

Ястреб на его плече противно закричал и замахал крыльями. Потоптался немного, и когда князь занял свое место на троне, взмахнул широкими крыльями и взмыл вверх. Князь же уперся локтем в подлокотник и в задумчивости стал изучать нас цепким взглядом.

Никто не собирался начинать разговор первым. Что-то мне подсказывало, что если я сейчас заговорю, то голова моя быстро отделится от шеи и покатится по каменному полу, пачкая его кровавыми разводами.

– Как вы смогли пересечь границу мира? – задал свой первый вопрос князь. – Отвечай ты.

Он перевел взгляд на Андрея и стал ждать его ответа. Только вот мой друг не знал, что сказать. Мы ведь даже предположить не могли, как здесь очутились.

– Я не знаю, – все же решился ответить он и нервным движением быстро поправил съехавшие с носа очки.

– Значит, отвечать не желаешь. – Князь побарабанил пальцами по подлокотнику и еле заметно кивнул.

Секунда, и к горлу Андрея приставили нож.

– Так и быть, я повторю свой вопрос, – притворно спокойным голосом произнес поклонник пернатых. – Как вы смогли пересечь границу мира Драгон-Эрн? Учтите, я не отличаюсь терпением.

– Вам же сказали. – Я все же не выдержала и решила вмешаться. И плевать, что мне не давали слова. – Мы не знаем и не понимаем, о чем вы говорите.

– Стася, – с ужасом пролепетала Валя.

Но я лишь отмахнулась от подруги.

– Почему я должен вам верить? – Князь подался чуть вперед, сверля меня взглядом необычных глаз.

– Потому что мы говорим правду.

Голос мой не дрогнул. У меня получилось произнести последние слова уверенно и спокойно. Князь отметил это и, вновь откинувшись на широкую спинку трона, снизу вверх изучал мою скромную персону. Я почти физически чувствовала, как его взгляд блуждает по моему телу.

– Этого не может быть…

Князь резко встал и в считаные секунды оказался непозволительно близко от меня. А он был этак на полторы головы выше. Я задрала голову, стараясь прочитать по его лицу хоть что-то. Но, к сожалению, не смогла понять, о чем он думает.

– Неужели мы наконец-то дождались, и пророчество сбылось? – задумчиво проговорил он, глядя мне в глаза.

– Вы о чем? – Я искренне не понимала его.

– Миррэй!

В зал ворвался еще один мужчина. Он быстро подошел к нам и, оттеснив меня в сторону, встал напротив князя. Ну что ж. Теперь я хотя бы знаю, как зовут обладателя темно-синих глаз.

– Что случилось? – сразу же насторожился тот.

– В зале переговоров ожила статуя горгульи. Ты сам должен понимать, что это значит!

Говоривший энергично размахивал руками, а лицо его постепенно приобретало нездоровый красный цвет. Светлые волосы торчали в беспорядке и сосульками свисали до плеч. Как будто его окунули в ведро с жидким воском. Орлиный нос, тонкие губы и цепкий взгляд – вот, пожалуй, все, что можно рассказать об этом человеке. Ростом он ничуть не уступал князю.

– Паршиво, – выругался Миррэй. – Надо действовать быстро. У нас осталось мало времени. Что с горгульей?

– Пришлось уничтожить.

– Веди их в зал переговоров. – Кивок в нашу сторону. – Переправим их сегодня.

– В Запретную зону? – удивился собеседник. – Так сразу? Без подготовки? Им же надо хотя бы переодеться.

– Переоденутся там, – отрезал князь и направился вон из зала.

Птица, которая все это время кружила у самого потолка, спланировала к нему на плечо.

Мне стало нехорошо. Нас собираются использовать? Но для чего? Не хотелось признавать, что Андрей оказался прав в своих предположениях.

Меня снова схватили за руку выше локтя и потащили вон из тронного зала. Я так и не могла до конца поверить, что нас намереваются куда-то бросить в качестве пушечного мяса. Это слишком жестоко и цинично. Правда? В одном я уже убедилась: это не страшный сон и мы как-то умудрились переместиться в другой мир. Сама мысль о том, что помимо нашего существует еще и другой мир – по крайней мере один – вызывала у меня ощутимый трепет. Трудно в такое поверить, но я просто не могла списать это на мою больную фантазию.

Нас привели в менее просторный, но гораздо более светлый зал. Окон было намного больше, свисающая с потолка массивная люстра поблескивала мелкими камешками. Несложно догадаться, что все они драгоценные. Вдоль длинного стола выстроились обитые алым бархатом стулья с резными подлокотниками и спинками. А в дальней части зала стояли три каменные горгульи. Точнее, стояли две, а третья представляла собой три булыжника, которые лежали неподалеку от остальных. Видимо, эта горгулья и ожила, чем подписала себе смертный приговор.

– Миррэй, посмотри на мозаику, – сказал светловолосый незнакомец и ткнул пальцем куда-то под ноги князю.

Тот опустил взгляд и почти сразу же присел на корточки, внимательно рассматривая открывшуюся ему картину. Нас подвели ближе, чтобы мы тоже смогли увидеть, что же так заинтересовало любителя ястребов. Птица, к слову, снова кружила у самого потолка и недовольно клокотала, как будто нервничала.

Мужчины находились рядом с горгульями в самом конце зала и внимательно рассматривали причудливую мозаику. А я еще удивилась, почему зал в этом месте пустует. Оказалось все довольно просто.

– Невероятно, – прошептал Миррэй и выпрямился. – Это многое объясняет. Советники были правы, когда предупреждали меня о подобном.

– Ты действительно веришь во все, что показывает эта полуразвалившаяся картинка? – скептически поинтересовался помощник князя.

– У меня нет оснований не верить, – тоном, не допускающим сомнений, заявил Миррэй.

– Пророчеству более пятисот лет, советники могли не донести до нас первоначальные слова…

Я не особо старалась вслушиваться в разговор. Меня полностью поглотила мозаика. Она была живой. Дракон, у которого отсутствовала значительная часть левого крыла и хвоста, нес на спине троих всадников. Два темноволосых седока и один светловолосый вцепились в своеобразные поводья и летели куда-то вниз, стартовав с огромной платформы.

Я вопросительно посмотрела на Андрея, который стоял ближе всех ко мне, и заметила сосредоточенный взгляд. Друг покусывал нижнюю губу, а это значит, он о чем-то глубоко задумался.

– Подготовьте их, – ворвался в мои размышления голос Миррэя.

Я оторвала взгляд от лица друга и перевела на князя. Тот продолжал изучать мозаику, но это не мешало ему отдавать распоряжения.

– Я все же думаю, стоит повременить со столь поспешными решениями. Ты рискуешь жизнями троих человек! – возмутился светловолосый незнакомец.

– Эдвард, ты будешь указывать мне, как и когда отдавать приказы? – в голосе князя послышались угрожающие нотки.

Он отвлекся от живой картины и посмотрел на мужчину, которого звали Эдвард.

– Мои приказы не обсуждаются! – зарычал Миррэй и направился к выходу из зала переговоров.

Проходя мимо меня, он мазнул тяжелым взглядом по моей фигуре и недовольно поморщился.

– И переоденьте их, а то такие одеяния курам на смех.

И вышел из зала. А я осталась стоять на месте и внутренне негодовать. Это мое-то одеяние курам на смех? Внимательно осмотрела себя и убедилась, что выгляжу уж точно получше наших конвоиров. Трое из ларца – одинаковы с лица. Андрей одет очень практично. Как всегда, решил не мудрить с одеждой и натянул футболку и джинсы. Только Валентина старалась выделиться и надела облегающие кожаные штаны и белую полупрозрачную блузку. Я не одобряла ее выбор, но подруга меня не послушала. И макияж у нее был довольно вызывающий. Алая помада, густо накрашенные ресницы… Старалась произвести впечатление на самого умного парня нашей группы. И он, между прочим, оценил ее старания. Правда, не совсем так, как она ожидала. Сначала он попытался устроить скандал и даже порывался потащить мою подругу в ванную комнату, чтобы смыть все это безобразие с ее лица. Но… разве может устоять мужчина, когда видит, как глаза его женщины наполняются слезами обиды? Она ведь действительно старалась ему угодить. Ну что поделать, если у нее это не очень получилось. В итоге Андрей тяжело вздохнул и сдался.

– Отведите их в комнаты для прислуги и подберите подходящую одежду, – раздавал указания Эдвард, обращаясь к нашим конвоирам. – На все приготовления у вас час. Затем ведите их на драконью площадку.

Я сглотнула. Неужели они собираются посадить нас на дракона? Живого огромного дракона? Он наверняка дышит огнем и ест нерадивых наездников… Да уж, Стася, какие-то у тебя слишком мрачные мысли в последнее время в голове бродят. А ведь новый год обещал стать незабываемым. Егор, одногруппник, начал оказывать мне знаки внимания, и я не возражала. Он мне нравился, и я была бы не против попытаться построить с ним отношения. Кроме того, родители обещали прилететь из Калифорнии, чтобы повидать свою единственную дочь. Правда, не факт, что они бы прилетели, но я ведь могла надеяться… Они давно оставили меня одну в суровом мегаполисе, считая, что я уже взрослая и вполне могу справляться самостоятельно, а им надо подлатать свой брак, который неожиданно дал трещину. Что это за трещина и насколько она глубокая, я не знала, но подозревала, что отец не выдержал постоянного прессинга матушки и таки сходил налево. Вот они и отправились путешествовать. Два года назад отправились и до сих пор не вернулись. Мне, конечно, грех жаловаться, финансово они мне помогали, хотя я и сама пыталась подзаработать. То листовки раздавала, то официанткой в ночном клубе работала. В общем, старалась не огорчать родителей и показать им, что могу обойтись без их поддержки. Хотя внутренне мне было очень тяжело. Откуда мои родители берут деньги на свои поездки, не секрет. Отец всегда хорошо зарабатывал и был довольно бережлив, с каждой получки откладывал определенную сумму. Там за пару лет могло много накопиться. Но вот как мои родители отреагируют на то, что их дочь бесследно пропала? Об этом даже думать не хотелось.

Пока я пребывала в безрадостных мыслях, нас довели до какой-то обшарпанной двери, открыли ее и бесцеремонно втолкнули нас в комнату. И снова заперли. Боятся, что мы сбежим? Да было бы куда!

– Это невероятно! – сразу оживился Андрей, поправляя очки. – Вы видели это? Это же магия в чистом виде!

– Это мы и без тебя поняли, – фыркнула Валентина. – Дальше-то что делать?

– Ну-у-у… – Андрей почесал затылок, изображая активную мозговую деятельность. – Сбежать отсюда мы не сможем. В лучшем случае нас схватят и вернут обратно, в худшем – сразу же казнят. Придется пока играть по правилам местного князя.

Дальше разговор у нас не клеился. Андрей восторженно рассказывал о преимуществах магических воздействий, а мы только тяжело вздыхали, жалея о том, что в свое время он перечитал тонны фэнтезийной литературы.

Пока он распылялся, я внимательно осмотрела комнату, в которой мы оказались. В небольшом помещении стояли односпальная кровать, застеленная стареньким лоскутным покрывалом, табурет и небольшой комод. Оценив убогую мебель, я уверилась в том, что Миррэй – скупердяй. В то, что у него не хватает финансов на более приличные условия для своих подчиненных, я поверить не могла. Уж слишком богато было обставлено его жилище.

Конвоиры вернулись примерно через десять минут. Сгрузили небольшой тюк на кровать и ушли, снова заперев за собой дверь. Мы сразу же стали разбирать вещи и облачаться в «писки» местной моды. Так я оказалась счастливой обладательницей черных обтягивающих штанишек, просторной серой рубахи и широкого пояса. На ноги же предлагалось надеть полусапожки на плоской подошве из мягкой кожи черного цвета. Непослушные волосы я заплела в косу и перекинула за спину, чтобы не мешали. Вале досталось все то же самое, только на размер побольше. Она немного крупнее и выше меня. А вот Андрей напоминал сейчас наших конвоиров. Как бы не перепутать…

– Скудная у них тут мода, – наморщила аккуратный носик Валя.

– Не привередничай, – шикнула я на подругу. – Нам не из чего выбирать.

В комнату снова вошли. Я даже не слышала скрипа отворяемой двери. Конвоиры, подобно бесшумным теням, просочились в небольшое помещение и стали внимательно осматривать нас с ног до головы. Кажется, они остались довольны, потому что снова взяли нас под ручки и повели вон из комнаты.

– Куда нас ведут? – Я все же рискнула задать вопрос, не рассчитывая, что получу ответ.

– Не положено отвечать, – сказал мужчина, крепче сжимая мою руку.

Еще немного, и я окрашусь в этом месте в синюшно-фиолетовый цвет.

– А полегче можно? Мне больно.

Наглость – мое второе я.

На это мне уже никто не ответил. Не очень-то и хотелось.

Нас повели по широкому длинному коридору, увешанному вдоль потолка цветными кристаллами. Может, они играли роль осветительных приборов, или их задачей было украшать и так слишком вычурный коридор, не знаю. Но в глазах от такой пестроты начинало рябить. И что-то мне подсказывало, что руку к этому безобразию приложил не князь. Хм, одна из его фавориток? Есть же у него такие? Мужчина, несмотря ни на что, видный, да и в сторону мальчиков заинтересованных взглядов не бросал. По крайней мере, я не заметила у него подобных наклонностей. На мой поцелуй же он в итоге ответил. Значит, с ориентацией у него все в порядке. А мужчина, если он настоящий традиционный представитель своего племени, не стал бы так издеваться над интерьером. Я заметила, что пол неизвестная женская рука испортить не успела и он был выдержан в бежевых и коричневых тонах, с переплетающимся необычным узором.

Нас вывели из здания, и я невольно бросила взгляд через плечо, чтобы оценить то место, где мы провели не так уж много времени, но успели вляпаться в большие неприятности.

Это оказался невероятных размеров замок из серого камня, с высокими башнями и витражными окнами на первых двух этажах. Правда, что-то я не помню, чтобы в комнате прислуги были такие окна. Значит, витражами украшены только определенные залы, расположенные со стороны главного входа. Растительности вблизи замка не было, зато имелись мозаичные дорожки, они вились у главного входа и огибали огромное здание с двух сторон. Нас вели по одной из таких дорожек. Вскоре мы стали свидетелями незабываемого и ужасающего зрелища.

Огромный темно-зеленый дракон приземлился на просторную площадку за стеной замка и стал царапать камень острыми когтями задних лап. Он поднял массивную морду к небу и утробно зарычал. Костяные наросты на его голове напоминали корону, а по бокам пасти свисали длинные усы.

– Я на нем не полечу, – сказала я.

– Приказы князя не обсуждаются, – сухо отчеканил конвоир.

– Мы не являемся его подданными, чтобы он мог распоряжаться нашими жизнями. – Я попыталась высвободить руку, которая уже начала затекать.

– Приказы князя не обсуждаются, – повторил мужчина.

– Стась, успокойся, – подал голос Андрей. – Если дракон решит нас съесть, мы и пикнуть не успеем.

– Не очень хорошее утешение, – нервно заметила я.

– Станислава, – в голосе Вали прозвучали грозные нотки, – не скули. Андрей прав, у нас нет другого выхода.

– Это же дракон! – Мне было странно видеть друзей такими спокойными. – Он же нас в небо поднимет и…

Я подняла голову вверх, туда, где должно быть небо, и замерла, не веря тому, что вижу. Облака. Так близко, как будто мы стоим на вершине высоченной горы. Но это невозможно… Мы ведь находимся на земле… Или нет?

– А скажите-ка мне, уважаемый. – Я посмотрела на своего конвоира. – Где, а точнее, на чем, стоит ваш замок и вообще всё…

Я обвела свободной рукой пространство.

– Три княжества воздвигнуты на трех плато. Каждому князю принадлежит свое. Но вам об этом знать не обязательно. Плато парят в воздухе, а не находятся на земле. Это была вынужденная мера наших предков. И об этом вам тоже не обязательно знать.

– Лень говорить, да? – Я прищурилась.

– Не положено.

Я лишь фыркнула и снова перевела взгляд на дракона. К его спине были прикреплены кожаные сиденья, чем-то напоминающие обычное седло для лошади. Только размерами побольше. Это я даже на приличном расстоянии заметила. Еще имелись кожаные ремни со специальными креплениями. Надеюсь, мы не свалимся в полете с этой ящерицы. А то не хотелось бы так глупо погибнуть.

– Я надеюсь, – подал голос самый умный парень нашей группы, – нам дадут какое-нибудь оружие и припасы? И сколько времени нам отведено для выполнения опасной миссии?

Как же хорошо, что Андрей оказался здесь вместе с нами. Он никогда не унывает. Я уже трясусь от страха. Валя тоже губы покусывает, стараясь не выдавать волнения, а этому охламону хоть бы хны.

– Все необходимое вы получите, как только вас посадят на дракона, – ответил его конвоир.

И тут у меня закралось подозрение, что эти трое мужчин полностью копируют поведение друг друга. Интонация, выправка. Все говорило о том, что их не с улицы взяли на должности. А это, в свою очередь, означало, что они где-то обучались.

– И куда нас отправят? – спросила Валентина.

– Скоро все узнаете.

И снова сухой, равнодушный ответ.

Мы подошли уже на опасное расстояние к дракону. У меня мелко подрагивали колени, а ладони противно вспотели. Я сглотнула, глядя снизу вверх на огромное животное.

– А как мы на него заберемся? – настороженно спросил Андрей.

– Вам спустят веревочную лестницу.

И как только конвоир нашего друга это произнес, кто-то сверху сбросил довольно прочную лестницу. И как этот кто-то не боится восседать на таком опасном существе?

Первым рискнул забраться на дракона Андрей. Он старался не показывать своего страха, но нервно подергивающийся нос выдавал нашего друга с головой.

– Почему так долго? – раздался грозный голос Миррэя за нашими спинами.

Я демонстративно не обратила на князя никакого внимания и собиралась уже последовать примеру Андрея, как в мою руку вцепились дрожащие пальчики Валентины.

– Ты чего? – Я все же обернулась, чтобы посмотреть на подругу.

– Мы же даже не знаем, что нам надо сделать. И вернемся ли мы из этой своеобразной поездки.

– Эдвард их не проинструктировал? – хмуро спросил князь у наших надзирателей.

– Нет, мой князь, – ответил один из троицы.

– Ясно. – Миррэй прищурился и попытался убить меня взглядом.

Почему убить? Потому что так только хищник смотрит на жертву. Чувствовать себя кроликом, которого загнала в угол хитрая лиса, было неприятно и страшно.

– Ваша задача – принести мне артефакт. Доподлинно никто не знает, как он выглядит. Кто-то говорит, что это чаша, украшенная рубинами, кто-то – что это невзрачное кольцо или кинжал. Одно мы знаем точно – взять артефакт в руки может только магически неодаренный человек, который тем не менее способен противостоять любой магии. В Драгон-Эрн такие необычные люди никогда не рождались. И тут появились вы, и пророчество стало сбываться…

– А что нам будет за то, что мы принесем вам этот артефакт? – выкрикнул висящий на веревочной лестнице Андрей.

– Я вас не убью, – был короткий ответ, и князь, повернувшись к нам спиной, направился в сторону замка.

Может, именно в этот момент я и поняла, как сильно ненавижу местного правителя. Так легко, играючи распоряжаться чужими жизнями и бросать людей в неизвестность может только бесчувственная сволочь.

Я снова повернулась к лестнице и начала осторожно взбираться на спину дракона. Передать словами всю гамму чувств, охвативших меня, было невозможно. Я молилась только об одном – не свалиться. Ну и еще о том, чтобы дракон стоял спокойно и не шевелился.

Только когда ухватилась за свободное седло, я заметила, как дрожат руки. Андрей уже пристегнулся кожаными ремнями и помог мне устроиться впереди. Я оказалась почти прижата спиной к его груди.

Мужчина, сбросивший нам веревочную лестницу, находился тут же. Он спокойно расхаживал по спине дракона без какой-либо страховки и, кажется, чувствовал себя вполне комфортно. Он быстро примотал мои ноги и талию к седлу и застегнул ремни так туго, что я невольно пискнула от пронзившей ноги боли. Валя поднялась к нам минуты через три. У нее тоже дрожали руки, а по лицу разлилась мертвенная бледность. Я помогла подруге взобраться, и она села впереди меня.

В итоге меня с двух сторон прижали так сильно, что дышать стало трудно. Выражение «как селедки в бочке» сейчас, как никогда, подходило к ситуации. Когда все приготовления закончились, к седлу Вали пристегнули увесистый мешок. Догадаться, что в нем, было несложно. Нас все-таки не собирались отправлять в неизвестность без продовольствия и самого необходимого. Только вот что по их мнению самое необходимое, мы узнаем лишь тогда, когда спустимся с этой громадины.

Мысль о спуске с дракона напугала меня еще больше, чем о полете на огромном магическом существе.

– Нам конец, – простонала я и уперлась лбом в спину Валентины.

– Не распространяй тут упаднические настроения. – Валя передернула плечами, и мне пришлось снова выпрямиться.

– Девочки, – сказал Андрей, – нам все равно некуда бежать. Сидите тихо и молите местных богов или одного общего бога, чтобы мы вернулись живыми.

Дружный стон был ему ответом.

Мужчина, который привязывал нас к седлам, быстро объяснил, как надо расстегивать и застегивать крепежи, обматывать ремни вокруг ног и тела так, чтобы не свалиться в полете. Так же быстро он показал, что веревочная лестница прячется под седлом Андрея.

Дальше случилось настоящее волшебство. Мужчина, который ничем внешне не отличался от наших конвоиров, подошел к крылу дракона, присел на корточки и похлопал огромное существо по основанию крыла. Ящер недовольно рыкнул и медленно оторвался от земли. Когда площадка, где до этого стоял дракон, стала уменьшаться в размерах, мужчина, который так и не посчитал нужным нам представиться, спрыгнул со спины ящера, расставляя руки в стороны. Мы дружно вскрикнули, видя, как самоубийца быстро приближается к земле. Но что-то невидимое подхватило его, и он плавно приземлился на ноги.

– Сумасшедший, – сказала Валя, глядя вниз.

– И чего, спрашивается, красовался, – буркнул Андрей ревниво. – Сразу видно, мозгов маловато.

– Может, и маловато, но получилось эффектно, – возразила я, продолжая наблюдать за отдаляющейся землей.

Андрей за моей спиной недовольно засопел.

Я хотела сказать, чтобы он не переживал и перестал беспочвенно ревновать свою подругу, но тут сильный порыв ветра ударил мне в лицо, растрепал заплетенные в косу волосы, и дракон устремился вниз.

Чувствовала я себя как на американских горках. Валя буквально легла на меня сверху, придавливая своим телом, а ее шевелюра, которая тоже успела растрепаться, беспощадно хлестала меня по лицу. Думаю, нашему общему другу повезло меньше всех. Мало того, что ему приходилось терпеть вес двух тел, так еще и волос в лицо попадало в два раза больше.

– А-а-а-а-а-а!!! – закричали мы хором, заметив, как дракон задними лапами цепляет край плато и складывает крылья.

Мы же разобьемся вдребезги!

Я вцепилась руками в перетягивающие мои ноги ремни и, набрав в легкие как можно больше воздуха, истошно завизжала. Потом еще раз. И еще раз десять, пока мы летели навстречу неизвестности. Друзья вторили мне, оглушая своими криками, но я не обращала на это внимания. И даже то, что может заболеть горло, не заставило меня замолчать. Ведь не было никакой гарантии, что я останусь жива.

Мешок, прикрепленный к переднему седлу, бил по ногам. Волосы, мои и подруги, перекрывали весь обзор и хлестали так беспощадно, будто меня били тонкой хворостиной.

Приземление было жестким. На какую-то долю секунды мне даже показалось, что я вместе с седлом отлетаю от спины дракона. Несколько взмахов огромными крыльями, глухой рык, и ящер затих, видимо, ожидая, когда мы сползем с него.

Ненавижу князя. Просто ненавижу, и все. Подлый, мерзкий тип, который думает только о собственной выгоде. Мерзавец, который распоряжается чужими жизнями. В общем, я уже повторяюсь.


Когда Миррэй Эрн, князь клана Ястребов, ворвался в зал переговоров, там никого не было. И это сыграло ему на руку. Ни к чему сейчас лишние уши. Ястреб, который никогда не отлетал далеко от хозяина, вопросительно курлыкнул, ожидая приказа. Он привычно парил у самого потолка, следя за действиями Миррэя. А князь, снова подойдя к мозаике на полу, внимательно следил за ожившей картинкой. Части горгульи уже убрали, и о ней напоминал только небольшой постамент, на котором она стояла столько долгих лет.

Пророчество начало сбываться. Исход пока неизвестен даже князю. Только от действий пришельцев зависит дальнейшая судьба Драгон-Эрна. Он чувствовал это, но пока не мог понять, что произойдет, когда они доставят ему артефакт.

– Проследи.

Короткий приказ, и ястреб молнией вылетел из зала через распахнутое окно.

Осталось надеяться лишь на то, что тотемная птица сможет обезопасить пришельцев и им удастся достать артефакт. А у Миррэя будет немного времени, чтобы в который раз попытаться разобраться с мозаикой и все же понять, что именно около пятисот лет назад неизвестный «доброжелатель» скрыл в Запретной зоне.


Глава 2
Запретная зона и таинственный артефакт

– Тьфу! Блин!

Андрей пытался сбросить со своего лица мои волосы и неуклюже размахивал руками.

– Эй! – Я зашипела, почувствовав, что меня хотят лишить значительной части шевелюры.

– Отрастили на своей голове рай для вшей, – раздраженно произнес друг. – А я должен страдать.

– Милый, не бухти, а? – не менее раздраженно сказала Валентина.

– Милая, отстригу! – пригрозил ей самый умный парень нашей группы.

Я кое-как привела прическу в порядок, снова заплетя волосы в косу, и стала осматриваться. Правда, перед этим не забыла отлепиться от груди Андрея, чтобы ему было чем дышать. Заодно и Валю вернула в сидячее положение.

Дракон приземлился на свободный пятачок, окруженный густым лесом. В нос ударил запах сырости. Из-за этого я стала подозревать, что неподалеку находится болото.

– Надо слезать с этого громилы, – сказал Андрей и нервно заелозил в седле.

– Очки не потерял?

– Нет, держал их мертвой хваткой, – фыркнул товарищ по несчастью.

– Это хорошо, а то не хотелось бы стать поводырем такого охламона.

– Я не настолько плохо вижу!

– Прекратите, – прикрикнула Валя. – Андрей, доставай лестницу. Пора спускаться. Лично я не горю желанием застрять тут. И возьми этот мешок, а то он мне уже все ноги отбил.

Валентина ткнула пальцем в привязанный к ее седлу тюк.

– Ну вот, опять все на мне, – заканючил Андрей.

Но деваться было некуда, и нашему товарищу пришлось взять из рук своей девушки мешок, который каким-то чудом не оторвался за время полета от седла, и, перекинув широкую лямку через плечо, первым слезать со спины дракона. Мы настороженно следили за действиями Андрея, чтобы при необходимости прийти ему на помощь. Хотя чем именно мы могли бы ему помочь, осталось неизвестным.

– Дорогой, я верю в тебя, – пропела Валя и сжала правую руку в кулак, слегка ею потрясая.

– Да уж, – я хмыкнула, – с таким настроем ваши отношения никогда не будут скучными.

– Учись. – Валя повернулась ко мне и показала язык.

А я лишь поморщилась, стараясь сделать страшное выражение лица.

– Вы скоро там? – раздался голос Андрея.

Мы посмотрели вниз и заметили энергично машущего нам парня. Шустро он спустился, ничего не скажешь.

– Ну и кто следующий? – спросила я и умоляюще посмотрела на подругу.

Все-таки я не любитель высоты. Еще когда на втором курсе училась, подруги подбивали меня на прыжок с парашютом. Как я брыкалась, надо было видеть. Меня трясло от одной только мысли, что придется провести какое-то время в свободном полете.

– Ладно, – смилостивилась подруга и стала расстегивать ремни. – Только учти – тебе все равно надо будет слезать с этой ящерицы.

Тяжелый вздох был ей ответом. Как будто я не понимала, что избежать опасного аттракциона не получится. Но могла же я хоть немного оттянуть неприятный момент? Могла. Вот и использовала эту возможность.

– Сползай давай! – раздался голос подруги, и я, мотнув головой, обреченно застонала.

Но не сидеть же мне на драконе всю оставшуюся жизнь. И пускай есть опасения, что после спуска шансов прожить до глубокой старости у меня станет значительно меньше, опять же, деваться-то некуда.

Дрожащими руками я принялась отстегивать и распутывать ремни. Бедра неприятно ныли, намекая, что без синяков не обойдется. Стиснув зубы, я распутала последний ремень на талии и перекинула ногу через седло. Ничего. Друзья спустились, и я смогу.

Как я ошибалась! Стоило мне оказаться на полпути к земле, как одна нога соскользнула с веревочной ступеньки, и я повисла на руках.

– А-а-а-а!!! – завизжала я, понимая, что если не удержусь, то будут меня друзья с земли соскребать и горючие слезы лить.

– Станислава, твою ж мать! – выругался Андрей.

Валя высказываться не стала. Наверное, пребывала в таком же шоке, как и я.

Я всеми силами старалась зацепиться ногой за лестницу, но она из-за усиливавшегося ветра болталась из стороны в сторону и никак не хотела меня держать. Мне конец. Еще полминуты, и я сорвусь. Тем более что спортом я никогда не занималась.

– Не брыкайся, – пыхтя, сказал друг.

И тут я поняла, что лестница перестала болтаться и я могу поставить ноги на веревочную ступеньку. Так я и сделала, надеясь, что это первый и последний раз, когда я села в седло этого проклятого дракона.

На земле меня встретили удушающие объятия.

– Х-хва-атит. – Я попыталась вырваться из крепких ручек Валентины.

– Стой и терпи, пока у меня приступ нежности не закончится, – прошипела подруга.

– Не хотел бы мешать вашей идиллии, – деликатно произнес Андрей. – Но надо решить, в какую сторону двигаться. Нам же ни карты, никаких координат не дали.

– А ты в мешке смотрел? – спросила я, все же вырвавшись из объятий неожиданно воспылавшей ко мне нежными чувствами подруги.

– Точно. – Друг хлопнул себя ладонью по лбу и, стащив с плеча мешок, принялся в нем копаться. – Не то, – пробурчал он и вытащил сверток с чем-то съестным. – И это. – Он извлек пару клинков. – И вот это… – На землю упала металлическая кастрюлька.

– Нас что, послали сюда комаров местных кормить? – насторожилась подруга.

– Помолчи, дорогая, – буркнул Андрей, не отрывая взгляда от содержимого мешка. – Ты, когда молчишь, само очарование.

Валя зло засопела и прищурила карие глаза. Да уж, комплимент получился не очень.

Пока самый умный парень нашей группы самозабвенно рылся в мешке, я внимательно осмотрелась по сторонам. Дракон переминался с лапы на лапу, будто ждал какого-то сигнала. Нас окружал густой лес, а трава под ногами местами доходила до колен.

– Ага! Нашел! – выкрикнул Андрей и выудил из недр мешка скрученный в трубочку лист сероватой бумаги. Сразу же развернул его и стал вглядываться. – Непонятные письмена…

Мы с Валей склонились над сидящим на корточках парнем и уставились на карту местности. И у меня сразу же возникла ассоциация с картой сокровищ. Пунктиром был указан маршрут, по которому нам предстояло идти, а конечная точка была отмечена шестиконечной звездой. Непонятные закорючки по краям карты, скорее всего, указывали местные север, юг, запад и восток.

– Сейчас разберемся. – Андрей привычно поправил очки и выпрямился, внимательно оглядывая местность. – Солнце еще не село, значит…

– Странное солнце. – Я только сейчас заметила, что светило не так сильно слепит глаза, как на Земле. Да и цвет у местного аналога был голубоватый.

– Какое есть, – отмахнулся друг. – Итак…

Андрей посмотрел себе под ноги, походил из стороны в сторону и указал рукой направо:

– Туда надо идти.

– Ты уверен? – спросила Валентина. – Ты не подумай, я нисколечко не сомневаюсь в твоих способностях и остром уме, просто это чужая местность, а мы не в тайге на экскурсии.

На нее посмотрели две пары удивленных глаз. Вот что-что, а сомневаться в товарище по несчастью я бы не стала. Будь мы здесь вдвоем с Валей, уже давно попали бы в какую-нибудь передрягу и заблудились. И на то, что нас найдут, не стоило бы рассчитывать.

Не сговариваясь, мы с Андреем быстро побросали вещи обратно в мешок, только клинки убирать не стали, взяв себе по одному. Валя свой клинок брала с неохотой, но деваться ей было некуда. Неизвестно, что за зверь нам может встретиться по пути.

Как только мы отошли примерно на сотню метров от дракона, ящер резко оттолкнулся лапами от земли, расправил крылья и взмыл в воздух. Все ясно, иномирное существо просто не хотело задеть нас мощными крыльями, поэтому и стояло, ожидая, пока мы отойдем в сторону. А мы, уставшие от событий этого длинного и тяжелого дня, уже и не обращали внимания на то, что вообще-то стоим в непосредственной близости от дракона.

– В добрый путь! – решил пошутить Андрей. Только вот кому он желал подобного? Нам, идущим неизвестно куда, или дракону, который взмыл вверх и направился в сторону виднеющегося где-то высоко плато?

Парящее в небе крылатое чудо напоминало огромное пятно инопланетной летающей тарелки. Только корпус этой тарелки был из неровного камня, а не из прочного металла.

– Время, девочки, – вывел меня из задумчивости голос друга.

И мы снова двинулись в путь – навстречу неизвестности.


Мы углубились в лес. Сколько шли, не знаю, но ноющие от усталости и напряжения ноги давали понять, что передохнуть было бы нелишним. Но нам не хотелось терять время на отдых. Страшно было оставаться в неизвестном месте. И чем быстрее мы найдем артефакт, тем быстрее нас отсюда заберут. Только вот как князь узнает о том, что мы выполнили задачу, – очередной вопрос.

– Как же я устала, – пожаловалась Валя, когда мы пробирались через заросли какого-то кустарника, листья которого отливали синим.

– Ага, я тоже, – сказал идущий впереди Андрей и зевнул.

И ведь действительно. Получается, мы не спали более суток. Неудивительно, что нас клонит в сон, а уставшие организмы требуют отдыха.

– Но мы ведь не можем тратить время на отдых, – пробормотала я.

– На отдых да, а на передышку – вполне, – изрекла подруга и, увидев поблизости поваленное дерево, направилась к нему. – Да и по нужде уже давно пора сходить…

Это был весомый аргумент, с которым лично я поспорить не могла.

Пока Андрей снова разбирал содержимое мешка, мы с подругой оставили клинки возле дерева и отправились искать подходящее место для удовлетворения естественных потребностей. Когда все было сделано, я только успела поправить выбившиеся за время пути волосы, как сзади раздалось какое-то непонятное бурчание. Как будто у кого-то очень сильно заурчало в животе.

– Я не думала, что ты так есть хочешь, – хмыкнула я, обращаясь к Вале, которая стояла за моей спиной.

Но подруга не ответила. А вот бурчание повторилось, и теперь оно было еще громче. Громче и протяжнее.

Я медленно развернулась и увидела, что Валя стоит неподвижно и смотрит в сторону кустов, листья которых напоминали крупные зеленые кудряшки. А из кустов на нас смотрели два огромных алых глаза.

– Валя, – еле выговорила я, – задом отходи ко мне…

Но подруга не сдвинулась с места. Я внимательно следила за странными глазами и мысленно проклинала себя за то, что оставила клинок у дерева. Мы же в неизвестном месте, в неизвестном мире, и логично предположить, что и живность здесь неизвестная!

– Р-р-р-р-р…

Предупреждающий рык, и из кудрявых кустов к нам вышло непонятное нечто. Отдаленно это существо напоминало человека. Голый гладкий череп, обтянутый черной кожей, огромная широкая челюсть, длинные острые зубы, с которых стекала зеленоватая слюна. У чудища отсутствовали уши и нос. Только небольшое отверстие над тонкой верхней губой. Тело скрюченное, но и так заметно, что роста это нечто довольно внушительного. Непропорционально длинные руки с крючковатыми пальцами и длинными скрюченными же когтями. Само тело было непривычно длинное, а вот подобия ног, наоборот, очень короткие.

На ногах мое изучение этого пособия начинающего патологоанатома закончилось. Монстр резко подался в нашу сторону, и мы с Валей, не сговариваясь, помчались к поваленному дереву. Ноги – или лапы? – у черного были короткие, он не поспевал за нами, но и не отставал. У нас был реальный шанс спастись. И мы этот шанс старались использовать.

Надо было видеть глаза Андрея, когда мы с воплями выскочили на небольшую полянку возле поваленного дерева. Он как раз пытался разжечь костер, когда я наступила на сложенные домиком веточки.

– Совсем с ума посходили?! – возмутился Андрей.

Мы же, схватив с земли клинки, стали внимательно озираться по сторонам, чтобы не пропустить появление монстра. Раздалось очередное урчание. Андрей понял, что происходит, поудобнее перехватил свой небольшой клинок, который в отличие от нас, пустоголовых, не выпускал из рук, и встал впереди, закрывая девушек от опасности своей не очень-то широкой спиной.

– Андрей… – Валя положила руку на плечо парня. – Не надо…

– Тихо, – шикнул на нее вмиг посерьезневший друг.

Монстр снова противно заурчал и ринулся в атаку. Мы с подругой истошно завизжали, глядя, как чернокожее существо набрасывается на Андрея и валит его на землю. Я, не думая ни секунды, поспешила на выручку. Валентина последовала моему примеру.

Пока чудовище валяло по земле нашего друга, пытаясь острыми клыками добраться до его шеи, мы крепче сжали оружие в руках и набросились на монстра сверху. Не раздумывая о последствиях, мы старались нанести как можно больше ранений. Но монстр как будто не ощущал никакой боли от того, что его тело пронзают три клинка.

Андрей быстрыми движениями полосовал грудь мерзкой твари, другой рукой пытаясь не подпустить ее к шее. Правда, силы были неравны… Отталкивающая черное лицо рука подрагивала и постепенно ослабевала.

Неожиданно сверху на мою голову спланировало что-то черное. Оно вцепилось мне в волосы и принялось оттаскивать от монстра. Я зашипела от пронзившей затылок боли и попыталась свободной рукой отцепить очередное непонятное нечто от своей головы. Рука нащупала мощные лапы с острыми когтями. Да что это такое! Тут всюду, что ли, криволапые чудища разгуливают?!

Понимая, что с меня легко снимут скальп, если я не отступлю, я попятилась. И как только оказалась на безопасном расстоянии от монстра, лапы отцепились от моей головы и я смогла увидеть того, кто так беспощадно лишал меня волос. Это оказалась огромная черная птица. А если точнее, она сильно напоминала уже виденную мной во дворце на плато… Только вот не думаю, что князь отпустил бы свою любимицу. Правда, не единственный же у них тут ястреб летает? Птица, широко взмахивая крыльями, подлетела к Вале и стала точно таким же способом оттаскивать ее от чернокожего существа. Оно, к слову сказать, уже основательно истекало зеленоватой кровью, но это ему по-прежнему не мешало.

Валентина громко закричала и, выронив клинок, двумя руками попыталась отцепить от себя птицу. Бесполезно. Через несколько секунд подруга уже стояла рядом со мной и смотрела, как грозный ястреб подлетает к монстру, вцепляется лапами в его спину и с силой ударяет клювом в затылок нашего обидчика. Тот, истошно заревев, отскочил от Андрея и начал раздирать когтями себе голову. Черная кожа превратилась в беспорядочное месиво, кровь текла струями. Андрей же, поднявшись на ноги, подобрал с земли клинок подруги и следил за чудищем, ожидая очередного нападения. В его руках оказалось уже два клинка, и, судя по воинственному виду молодого мужчины, он был настроен решительно.

Но монстр не замечал ничего и никого вокруг себя, продолжая терзать собственное тело. Миг, и его когти, цепляя разодранную кожу головы, содрали ее полностью, выставляя на обозрение огромные алые глаза и оголенный студенистый мозг. Где-то слева послышался грохот. Валентина не выдержала потрясения и решила отключиться. Я всем существом желала к ней присоединиться, но кто знает, что последует дальше? Андрей не справится один…

Монстр сделал пару неуклюжих шагов в нашу сторону, пошатнулся и повалился на землю, обезображенным лицом вниз.

– Проклятая земля, – выругался наш друг, осторожно продвигаясь к упавшей в обморок девушке. Он по-прежнему держал в поле зрения истекающего кровью монстра.

Я опустилась на корточки рядом с подругой и легонько похлопала ее по щекам, стараясь вернуть в чувство. А возвращаться она не хотела.

Продолжая бесплодные попытки, я осмотрелась по сторонам, ища глазами ястреба. Но он исчез. О его присутствии напоминали только ноющая боль в затылке и приличных размеров дырка в голове чернокожего чудища.

Валя застонала и открыла глаза.

– Очнулась? – спросил самый умный парень группы, продолжая прожигать монстра взглядом.

– Да, – ответила я, помогая подруге подняться на ноги.

– Я хочу домой, спать и забыть обо всем, что здесь произошло, – пробормотала она, опираясь рукой на мое плечо.

– Мы все хотим, – поддержал свою девушку Андрей.

– Вот и загадывай после этого желания на Новый год, – вздохнула я и снова внимательно посмотрела на, кажется, умершее чернокожее нечто.

– А что ты загадала? – полюбопытствовал наш друг, отдавая Валентине клинок и продвигаясь в сторону так и не разгоревшегося костра.

– Перемен, – хмыкнула я. – Просто перемен. Кардинальных.

– И я то же самое загадывала, – удивленно сказала подруга.

– И я. – Андрей замер на полпути к костру и уставился на нас. – Как такое возможно? Столько всего можно было пожелать, а у нас желания совпали…

– Стечение обстоятельств? – предположила Валя. – Совпадение.

– Странное совпадение, из-за которого, как мне кажется, мы и перенеслись в этот мир, – блеснула я своей догадливостью.

– Ладно, поговорим об этом как-нибудь потом. Сейчас надо выдвигаться. А то рискуем нарваться на еще какого-нибудь монстра. – Андрей все же дошел до костра и стал собирать с земли наш нехитрый скарб. – А так у нас будет хоть какая-то возможность быстрее убраться отсюда.

Мы помогли ему сложить вещи в мешок и быстрым шагом направились в нужную сторону. Откуда взялись силы, непонятно. Перекусывали мы на ходу, чтобы не терять времени. Правда, спать по-прежнему хотелось ужасно, но возможности прикорнуть хотя бы на голой земле не было.

Теперь я понимала, почему люди давным-давно покинули землю и перебрались на плато. Подобное соседство было опасно для них. Но все же вставал вопрос: неужели они не могли избавиться от монстров? Ведь среди людей есть маги. Хотя я не заметила у князя особых способностей в этом плане. Может, магов не так уж и много? Вот местные жители и сбежали отсюда. Только нам по пути пока ни одного намека на цивилизацию не попалось.

– Долго нам еще до конечной точки идти? – спросила я, в который раз прикрывая зевок ладонью.

– Не так чтобы, – ответил Андрей, сверившись с картой. – Но будьте настороже. Не выпускайте из рук клинки.

Я лишь хмыкнула, глядя на измазанную в зеленой крови одежду друга. Если бы не появившийся вовремя ястреб, неизвестно, чем бы кончилась наша встреча с представителем местной фауны. Меня продолжали терзать подозрения по поводу этой птицы. Уж слишком сильно она напоминала питомца князя. Неужели он не настолько холодный и бесчувственный тиран и все же решил нам таким способом помочь? Верилось в подобное с трудом. Но, опять же, ему выгодно, чтобы мы вернулись. А иначе Миррэй останется без артефакта.

– О чем задумалась? – спросила идущая рядом подруга.

– Да так, – отмахнулась я, – обо всем.

– А конкретно? – продолжала допытываться Валентина.

– Девочки, поговорите потом, ладно? – вклинился в разговор наш друг. – Мы скоро придем на место. А там неизвестно что нас может поджидать. Чую, это чудовище, которое вздумало на нас напасть, не самый страшный житель запретной зоны.

Мы не стали спорить. Андрей, как и в большинстве случаев, был прав.

Через какое-то время на тропинке стали попадаться камни и деревянные щепки. А затем мы увидели перед собой заросший местными лианами дом. Правда, уцелела только одна стена с прямоугольным отверстием окна. Вот и первое напоминание о том, что здесь когда-то жили люди. С правой стороны от стены лежали останки какого-то существа с длинными клыками. Труп полностью разложился, остались лишь голые желтоватые кости.

– Мерзость, – пробормотала Валя и пристроилась ближе ко мне.

– Давайте не будем здесь задерживаться, – сказал Андрей, обходя стену по дуге.

И снова мы не стали спорить, признавая правоту парня.

С другой стороны стены не было ничего, что могло бы вызвать наш интерес. Просто валяющиеся на земле камни. Только здесь их было значительно больше. Странно, что хоть что-то уцелело, если учесть, кто здесь обитает.

Солнце постепенно опускалось, грозя оставить нас в темноте. Это обстоятельство заставило нашу троицу двигаться еще быстрее. Усталость ушла на второй план, ноющие ноги, кажется, смирились с тем, что сегодня отдохнуть не получится, и просто начали терять чувствительность.

Я зевала, рискуя свернуть челюсть, когда Андрей остановился и внимательно вгляделся в карту.

– Что такое? – настороженно спросила Валентина.

– Мы пришли, – последовал короткий ответ.

– Как? – опешила я. – Уже? И что же нам делать дальше?

Как и час, и два назад, нас окружал густой лес. Никакого намека на то, что где-то здесь находится артефакт.

– А как ты понял, что мы дошли? – решила уточнить подруга.

– Во-первых, я не настолько глуп, чтобы не разобраться в карте, – стал объяснять парень. – А во-вторых, звезда на этой самой карте засветилась, как только мы оказались здесь.

Мы с Валентиной подошли к нему и посмотрели на развернутую карту в его руках. И правда, звезда, которой была отмечена конечная точка, светилась зеленым.

– Ну, значит, надо все здесь как следует изучить, – обреченно произнесла я. – Другого выхода у нас нет.

Обговорив, кто в какой части ищет, мы разделились и стали внимательно осматривать местность. Особое внимание решили уделить земле под ногами. Почему-то казалось, что именно там и спрятано то, что поможет нам продвинуться дальше.

Время шло, а мы все продолжали поиски. Солнце уже низко склонилось к горизонту, а мы все топтались на пятачке, рискуя все же заночевать в столь негостеприимном месте.

Неожиданно что-то под моей ногой противно хрустнуло. Опустив взгляд, я увидела квадратную плитку. Странно, столько раз здесь проходила и только сейчас заметила… Правда, плитка была небольшой. Присев на корточки, я попыталась расчистить землю рядом с ней. Травы здесь было прилично, так что работы много. Пришлось позвать на помощь друзей, и мы втроем принялись выдергивать из земли всю растительность вблизи странной штуковины.

Когда мы с этим закончили, Андрей осторожно ощупал плитку. Мы ему не мешали, следя за тем, что он делает.

– Смотрите, – сказал он, указывая пальцем в центр моей находки, – здесь выдолблен какой-то знак. Плохо понятно, что это, но я рискну предположить: это звезда. Или… паук.

– Ага, с таким же успехом это могут быть лучи солнца, – фыркнула Валя. – Или скарабей, как в Древнем Египте…

– Это не столь важно, – прервала я фантазии друзей. – Нам нужно понять, что эта одинокая плитка тут делает. Не просто так ее в землю врыли.

– Так, ладно, давайте-ка нажмем, – скомандовал Андрей и поставил пальцы на одну сторону квадрата.

Я последовала его примеру и схватилась за плитку с противоположной стороны. Валя, как всегда, не собиралась отставать. Мы, действуя инстинктивно, одновременно надавили на квадрат. Раздался громкий скрежет, и земля ушла из-под ног. Я и закричать не успела, как наша троица стала падать в темноту, навстречу неизвестности. В очередной раз.

Падали мы недолго. Приземление было болезненным, я умудрилась свалиться на уже успевшего встретиться с землей Андрея, вызвать у того стон боли и скатиться, упав правым боком на острый камень. Валентина рухнула где-то рядом, ее шипение я услышала довольно отчетливо.

Вокруг было настолько темно, что я испугалась: вдруг это я перестала видеть? Но постепенно глаза привыкли, и я смогла хоть что-то разглядеть. Только вот то, что я увидела, мне жутко не понравилось. Небольшое помещение, усыпанное мелкими камнями, у дальней стены парит над полом платформа. Очертания лежащего на ней скелета оптимизма не вызывали.

Андрей поднялся на ноги первым и подобрал лежащий неподалеку мешок, который уронил при падении. Он подошел к Вале и помог ей встать. Я же справилась своими силами. Правда, бок еще болел, и я против воли морщилась. Хотела перемен в новом году? Что ж, Станислава Игоревна, получите-распишитесь. Перемены – врагу не пожелаешь.

– Вы как? – спросил Андрей.

– Могло быть и лучше, – прохрипела Валентина, опираясь на руку своего парня.

– Аналогично, – ответила я и, с осторожностью передвигая ноги, направилась в сторону платформы.

Надо было внимательно все рассмотреть. Ведь должен же быть какой-то выход отсюда…

– Ты куда?! – Меня схватили за рукав рубахи и потянули назад. – Спятила?!

– Должен же здесь быть выход? – Я вопросительно посмотрела на парня, хотя и знала, что он мог не разглядеть моего лица и не угадать мимику. Очки у него слегка покосились. Как он не разбил или не потерял их до сих пор?

– Выход-то, может, и есть, – не стал спорить парень, – но вот где он, нам в такой темноте никак не разглядеть. Надо осторожно проверить дальние стены – может, есть факелы или что-то похожее.

Спорить снова никто не стал. Мы разошлись, каждый к выбранной стене, и стали внимательно их исследовать, не рискуя даже взглянуть на ту стену, где парила платформа.

Стена мне досталась непримечательная. На ней не было ни факелов, ни каких-либо выступов. Гладкая, прохладная, слегка влажная поверхность.

– Нашел! – воскликнул Андрей, и мы с подругой пулей метнулись к нему. По пути я споткнулась о камень и снова полетела на встречу с полом. Стоит ли говорить, что зал огласила моя отборная ругань.

Я всегда старалась ограничиваться цензурными ругательствами. Но сейчас я материлась так ярко и витиевато, что Валя, которая помогала мне встать на ноги, периодически фыркала и просила прекратить обогащать ее словарный запас подобным образом. Я лишь отмахнулась и продолжила выдавать непечатный текст.

– Станислава, – слегка смущенно произнес Андрей, – ты меня удивляешь. Даже я не могу с ходу такую абракадабру выдумать.

А я была не в состоянии объяснить другу, что моя ругань вызвана даже не падением, а тем, что я снова впечаталась в камни уже ушибленным боком. Еще и локоть содрала. Ненавижу князя! Да чтоб ему там икалось! Тиран. Бездушный мешок костей. Любитель пернатых.

– Успокойся. – Подруга ухватила меня за руку и повела в сторону своего возлюбленного.

– Да спокойна я, спокойна.

Подруга, разумеется, не поверила.

Мы добрались до Андрея, и тот показал нам выпирающие из стены булыжники. Я, прищурившись, смотрела на эти камни и искренне не понимала, с чего друг решил, что это осветительные приборы. По мне, так это просто выступы на неровной поверхности стены. Хотя если внимательно осмотреть всю стену, то в общем она была ровная и гладкая.

– Если это своеобразные… – Валентина замялась, подбирая подходящее слово, – светильники, то как они включаются? Магически? Но в нас нет ни капли магии.

– Мне кажется, – наш гений мысли снова поправил очки, – что эти световые камни каким-то образом должны включаться и без магии. Причем включить их необходимо одновременно…

– А это ты с чего взял? – полюбопытствовала я.

– По одному я уже попробовал. Они чуть вдавливаются в стену, как обычные кнопки. Один я включить их не смог. Для этого мне понадобится ваша помощь.

Определенная логика в его словах была. Сюда мы попали, одновременно нажав на невзрачную плитку в земле. Можно предположить, что и здесь действует такой же принцип.

На счет три мы с силой надавили на камни. Раздался щелчок, и камни стали постепенно нагреваться и светиться белым светом. Мы отдернули руки, боясь обжечься, и как завороженные смотрели на невероятное действо. Но предаваться созерцанию прекрасного нам помешал противный скрежет, который исходил от парящей над землей платформы. Затем последовало подозрительное клацанье, и мы медленно повернулись в сторону источника пугающих звуков.

Скелет, который все это время лежал на подобии алтаря, встал со своего места упокоения и, медленно шаркая, направился в нашу сторону. Света было уже достаточно, чтобы рассмотреть его как следует. И то, что это скелет человека, было очевидно. На нем висели лохмотья, оставшиеся от одежды, а на гладком черепе застыл оскал неплохо сохранившихся желтых зубов. Не могу сказать, что это умертвие было страшнее чернокожего монстра, но озноб по телу прошел. Вся боль в ушибленных местах мигом забылась.

– Что будем делать? – спросила я у Андрея, медленно отступая к светящимся камням.

– Снимать штаны и бегать, – попытался пошутить друг, только вот вышло у него не очень.

Я быстро опустила взгляд на пол и подняла камень. Клинок валялся в дальнем углу, и возможности вовремя схватить его у меня не было. Да и у друзей в руках не наблюдалось оружия. Андрей тоже решил, что сейчас это самый подходящий вариант, и ухватил с пола камень побольше моего. Валя зашла за наши спины и стала медленно продвигаться к ближайшему мечу. Хотя чем нам поможет такое оружие в борьбе с ожившим мертвецом?

Ходячий труп медленно приближался, а мы стояли в ожидании, не нападая первыми: бежать все равно некуда.

– Взяла! – воскликнула Валентина, и монстр, заревев, набросился на нас.

Я взвизгнула и с силой бросила в него камень. Он попал прямо в лоб нападающему, но никакого видимого ущерба не причинил. Андрей свой камень из руки не выпустил. Видимо, хотел использовать его как кастет. И правда, друг прикрыл меня собой и как следует впечатал в челюсть трупа кулак с зажатым в нем камнем. Челюсть отлетела в сторону.

За моей спиной раздался радостный писк.

Но скелет отступать не собирался. Он протянул костлявую руку и схватил Андрея за незащищенную шею. Но почти сразу же отшатнулся, глядя провалами глазниц, как его костлявая конечность постепенно осыпается пеплом на пол.

– Что происходит? – спросила дрожащим от страха голосом Валентина.

Мы были не в состоянии что-либо ответить. Просто стояли и смотрели, как скелет оседает на каменный пол и превращается в горстку сероватого пепла. И что это сейчас было? Что за странная реакция на прикосновение к живому человеку? Кажется, этот вопрос я задала вслух, потому что незамедлительно получила на него ответ от самого умного парня нашей группы. Да что там группы, целого факультета.

– Нам же сказали, что мы невосприимчивы к магии. – Андрей снова поправил свои очки. Затем, отбросив зажатый в руке камень, продолжил: – Могу предположить, что контакт магически оживленного существа со мной, полной противоположностью, погубил его. Также возможно, он просто хотел подпитаться от меня, чтобы набрать побольше сил, но столкнулся с «пустым сосудом», если можно так сказать. И, не получив подпитки, снова умер.

– Перечитал ты фэнтези, да? – подколола я друга.

– Ну прямо трое антимагов, – хмыкнула Валя.

На нас посмотрели укоризненным взглядом обиженного мужчины.

– Ладно, – примирительно произнесла моя подруга, – не надувайся, как воздушный шарик. Мы же шутим.

– Что-то мне от ваших шуток не смешно, – более спокойно сказал Андрей.

– Смотрите! – воскликнула я, переведя взгляд на стены нашей новой тюрьмы.

А там было на что посмотреть. Все стены оказались разрисованы. Если вглядеться, можно было понять, что изображены на них определенные этапы жизни людей, которые когда-то покинули эти места и были вынуждены осесть на плато.

Драконы. Вот что было изображено почти на каждой картинке. Но только одна привлекла мое внимание. На ней был нарисован дракон с расправленными в полете крыльями. Вроде ничего необычного на первый взгляд, но стоило приглядеться повнимательнее, как сквозь тело дракона проглядывали очертания человека. Что это могло быть? Своеобразное единение двух абсолютно разных существ? Или здесь когда-то существовали драконы, которые могли перевоплощаться в человека? В любом случае я, конечно же, об этом не узнаю.

– Красиво, но какое это имеет отношение к артефакту, который нам надо найти? – спросила Валя.

Андрей тем временем тоже изучал необычный рисунок.

– Очень интересно, – пробормотал он, подходя ближе к дракону-человеку. – Но это все не то. Нам нужна подсказка, куда двигаться дальше. – Он оторвался от созерцания стены и стал оглядываться по сторонам. – Сначала надо исследовать парящую над полом платформу. Без магии здесь не обошлось.

И снова с ним невозможно было поспорить. Да и как можно спорить с парнем, самым сообразительным в нашей группе? Без него на кафедре «Денег, кредита и ценных бумаг» мы бы загнулись все. Ну, по крайней мере, я и Валентина – уж точно.

Осторожно подойдя к платформе, мы стали внимательно ее разглядывать. Правда, прикасаться пока не решались. Мало ли что может еще произойти? Мы все-таки не кошки, и у нас не по девять жизней. Платформа представляла собой плоский камень черного цвета. Никаких надписей, узоров или еще какой дребедени на нем не было. Просто ровный гладкий булыжник. И чего, спрашивается, этот ходячий скелет здесь лежал?

Неожиданно раздался шорох, и над нашими головами пронеслась знакомая птица. У меня уже не оставалось сомнений, что это ястреб Миррэя.


Видение застало князя в тот момент, когда он, сидя на троне, ожидал прибытия своих советников. Его темно-синие зрачки заволокло дымкой, и вот он уже отстраненно смотрит перед собой абсолютно желтыми глазами. Мельтешение картинок вызывало легкую головную боль. Но за столько лет он привык. Ястреб настроил связь со своим хозяином, чтобы тот смог дать ему новую команду. Раштак, монстр из Запретной зоны, напал на девушек, когда те решили уединиться. Команду защитить ястреб получил сразу же. Но решил немного помедлить, выжидая подходящий момент. Девушки оказались более неразумны, чем князь мог подумать. Они решили попытаться напасть на раштака. Только вот попытка их ни к чему хорошему бы не привела. Ястреб выполнил команду своего хозяина четко, как и всегда.

Второе видение побеспокоило Миррэя, когда он, устав от изнуряющего дня, направлялся по коридору в свой кабинет. Было еще много неотложных дел, и князь снова рисковал остаться без сна. Но и к этому ему было не привыкать.

Пришельцы каким-то чудом смогли попасть в зал ритуалов. Но что делать дальше, они не знали. Да еще и оживший магический скелет добавил проблем. Но Миррэй не переживал за жизни избранных пророчеством. Магия не может им навредить. А значит, скелет, которого могла заставить двигаться только магия, не мог им помешать. Так и случилось. Как только оживший труп прикоснулся к мальчишке, он просто осыпался пеплом.

Следующей проблемой было то, что избранные не могли найти вход в хранилище артефакта. А ведь это так просто. Достаточно наклониться и посмотреть под платформой, чтобы понять, что делать дальше. Не зря же еще сотни лет назад советники его прапрапрадеда собирали всю информацию, хотя бы косвенно связанную с пророчеством.

Очередной приказ ястребу последовал незамедлительно. Пришельцы должны были успеть достать артефакт до того, как сядет светило. А иначе выбраться им будет гораздо труднее. Запретная зона не принимает незваных гостей. Особенно если эти гости – люди.


Ястреб приземлился на пол возле моих ног и опустил голову. Мы с друзьями переглянулись, плохо понимая, чего от нас хочет величественная птица.

– Странно, – пробормотал Андрей.

Я же решила не стоять истуканом и последовать примеру ястреба. Не просто же так он решил показаться именно сейчас. Да и поза, в которой он застыл…

Опустившись на колени, я наклонилась почти до пола. Ястреб чуть выпрямился и посмотрел куда-то под платформу. Я снова последовала его примеру. И охнула от неожиданности. В полу был выдолблен знак в виде трех сплетенных змей. Глаза их чуть поблескивали, а кончики хвостов указывали в одну сторону. Я перевела взгляд вправо, следуя необычным указателям.

Пришлось подняться на ноги, пройти к стене и встать в том месте, куда указывали змеи. И тут уже я застыла в задумчивости. Очередной дракон, летящий над горами. На первый взгляд ничего особенного, только на его спине неизвестный художник нарисовал три звезды.

– Что ты там застыла? – Ко мне подошла Валя и встала рядом, непонимающе глядя на рисунок.

Я рассказала друзьям, что показал мне ястреб, и мы стали внимательно изучать дракона с тремя звездами на спине. Это определенно какой-то ключ или подсказка. Только вот понять ее смысл мы никак не могли. Птица больше нам не помогала, взмыв вверх и кружа над нашими головами в нетерпении.

В который раз проходя вдоль картины, я заметила, что кончик хвоста дракона чуть выпирает. И это было странно, ведь мы прощупали стены. Либо кончик хвоста каким-то образом выдвинулся сам по себе, либо мы пропустили эту часть стены.

Понимая, что уже ничего не теряю, я слегка надавила на выступ, и стена с противным скрежетом медленно опустилась, открывая нам проход в другой зал.

– Обалдеть, – пробормотал Андрей, уставившись в непроглядную тьму.

Но мучились неизвестностью мы недолго. В потайном помещении на стенах вспыхнули кристаллы, давая нам возможность разглядеть то, что скрывалось от глаз посторонних не одну сотню лет.

Зал мало чем отличался от того, в который мы свалились, но и здесь было на что посмотреть. У дальней стены стояли три горгульи, подобные тем, каких я видела в зале переговоров у Миррэя в замке. Каменная статуя, стоявшая посередине, сжимала в лапе полупрозрачную сферу, сквозь которую просматривались очертания кольца. Массивного, с черным камнем.

Подходить к горгульям было страшно. Покоя не давали воспоминания об их подруге, которая ожила после того, как мы оказались в этом негостеприимном мире. Но разве у нас был шанс бездействовать и дальше? Конечно же, нет. Мы не могли вернуться на плато без артефакта. Да и дракон вряд ли в таком случае за нами прилетит. А другого способа попасть в безопасную зону мы не знали.

– Ну что, – сказал Андрей, беря свою девушку за руку, – рискнем?

– А есть другой вариант? – с какой-то обреченностью спросила я и первая шагнула в сторону горгулий.

– Не надо забывать о том, – говорил за моей спиной Андрей, – что мы не подвержены влиянию магии. Если они и оживут, то навредить нам не смогут.

Он обогнал меня, затем задвинул к себе за спину Валю и уверенно подошел к средней статуе.

– Андрей… – хотела было что-то возразить подруга, но тот жестом остановил ее.

– Откуда нам знать, что если ты сейчас сунешь руку в сферу, то она тебя не убьет? Ну или ты останешься без этой самой руки? – предположила я.

– А есть возможность достать кольцо каким-то другим способом?

Пришлось замолчать и не мешать нашему общему другу рисковать своей жизнью. Правда, выдержке Вали очень быстро пришел конец: она вцепилась мертвой хваткой в руку Андрея и тихо всхлипнула, пытаясь удержать уже бегущие по щекам слезы.

– Не плачь, – парень улыбнулся и провел свободной рукой по щеке Валентины, – мы же избранные, как-никак. Прорвемся.

Не раздумывая больше ни секунды, он резко сунул руку в сферу и на миг замер, прислушиваясь к своим ощущениям. А мы с подругой забыли, как дышать, глядя на пальцы Андрея, которые уже успели ухватить артефакт и потянуть его из сферы. И вот в его руке засветилось массивное кольцо с черным камнем. Сфера же стала затухать и вскоре исчезла. Но на этом все не закончилось. Пол под нашими ногами затрясся, а горгульи стали оживать.

– Мама… – пискнула я, отбегая подальше от каменных статуй.

Подруга потянула своего отчаянного парня за мной. Мы выскочили из зала и застыли, понимая, что бежать-то нам некуда. Вскарабкаться наверх, чтобы выбраться отсюда тем же путем, каким мы сюда попали, было невозможно.

Пол затрясло сильнее, на нас посыпались земля и мелкие камни.

– Нас здесь засыплет, – сказала Валентина, прижимаясь к Андрею.

Тот обнял ее за плечи и стал поглаживать, стараясь успокоить. А я почувствовала себя лишней. Но все посторонние мысли ушли в тот момент, когда к нам присоединились горгульи.

– Ну все, прощай, суровый мир, – пробормотала я и приготовилась сопротивляться до последнего.

Только вот горгульи не спешили на нас нападать. Они подлетели к нам, махая каменными крыльями, и опустились на сотрясаемый толчками пол, чего-то ожидая. Я удивилась тому, как эти каменные создания вообще умудряются парить над полом. Хотя, если они магические существа…

– Что-то они не спешат нас убивать, – сказал Андрей, внимательно изучая взглядом застывшую перед ним статую.

– Может, они хотят нас отсюда вытащить? – предположила Валя.

– Но они рассыплются от нашего прикосновения, – напомнил Андрей.

– А может, все дело в артефакте? – сказала я и зашипела от боли, когда сверху упал немаленький камень, хорошенько стукнув меня по голове.

– Возможно, – пробормотал Андрей. – Также возможно, что кольцо блокирует наше воздействие на них. В любом случае нам некогда над этим раздумывать, забирайтесь на горгулий.

– А если кто-то из нас свалится? – спросила подруга.

На нее посмотрели таким взглядом, что даже я поежилась. Да уж, с Андреем иногда невозможно находиться рядом. Несмотря на то что внешне он был вполне обычным, даже непривлекательным, стоило узнать его получше, как становилось понятно, что такого особенного в нем нашла Валентина. Была в нем какая-то внутренняя сила, из-за которой девушка рядом с ним чувствовала себя защищенной. Ну или как сейчас, мелким глупым зверьком, который задает лишние вопросы, хотя, по сути, вообще не должен говорить.

Как я забиралась на горгулью – отдельная история: несколько раз сползала с горбатой спины, заработала царапины на ладонях и еще парочку болезненных ушибов. Но мне таки удалось крепко ухватить каменную глыбу за шею. Зажмурившись, я ждала, что она будет делать дальше.

– Мешок не потеряй, – крикнула я Андрею, сквозь прикрытые веки заметив, как наша поклажа сползает с его плеча. И как он умудрился не посеять мешок в таких экстремальных условиях?

Когда с потолка стали падать более увесистые камни, горгульи, наконец, взмыли вверх и понесли нас навстречу свободе. Тусклый свет заходящего голубоватого солнца ослепил глаза, когда мы вырвались из ловушки странного подземелья.

Наши нечаянные спасительницы отлетели на безопасное расстояние от ямы, которая образовалась там, где раньше в землю была вбита небольшая плитка, и опустились, позволяя нам соскочить с их каменных спин. Как только мы это сделали, горгульи стали осыпаться, превращаясь в три груды камней.

– И как это понимать? – вопросительно посмотрела я на Андрея. – Действие защиты артефакта закончилось?

– Думаю… – Друг поправил мешок на плече и принялся рассуждать: – Точнее, я почти уверен, что задачей горгулий было вытащить нас оттуда. Чтобы мы могли доставить артефакт князю. Да и скелет нам не навредил… Хотя что-то мне подсказывает, что будь на нашем месте магически одаренные люди, они бы пали жертвой энергетического существа, которое уже и человеком назвать нельзя. Не просто же так он там оказался.

– Защищал вход в хранилище артефакта? – предположила я.

– Вполне возможно.

– Мы можем еще долго обсуждать, что да почему, но у нас есть еще одна проблема, – вклинилась в наш разговор Валентина. – Как вернуться обратно на плато? И где этот ястреб?


Очередное видение, и снова князю удалось избежать нежелательных свидетелей. Пришельцы добыли артефакт. И это означало только одно: пора вызывать дракона. Они и так выскочили в самый последний момент, чудом успев до захода солнца. Транспорт доберется до них быстро, если князь пошлет за ними своего черного гиганта. Миррэй Эрн очень не любил отпускать своего питомца с чужаками, но сейчас готов был пойти на уступки. Быстрее Зарна нет никого.

Князь стремительно направился к ангарам с драконами. Времени мало, и чем быстрее он подготовит Зарна, тем больше шансов, что пришельцы не столкнутся с ночными обитателями Запретной зоны.

А ястребу был отдан мысленный приказ возвращаться к хозяину. Его миссия была выполнена. И даже если кто-то попытается напасть на троицу избранных, сейчас, пока еще светит солнце, им ничего не угрожает. Артефакт сможет защитить своих хранителей от смерти. Пока они не передадут его в руки законному владельцу.


Где-то высоко в небе раздался рев дракона. О нас не забыли! Ястреб передал своему хозяину, что мы справились, а тот прислал транспорт.

– Очень интересно… – задумчиво проговорил Андрей, как и я, подняв голову к небу. – Девушки, а вам ничего не кажется странным?

– Ты имеешь ввиду, что на небе нет и намека на присутствие плато? – нерешительно промолвила Валя. – Странно… как такое возможно.

– Зуб даю, это что-то вроде пространственного кармана, заворота, отворота и так далее, – с умным видом откликнулся любитель фэнтези. – И это было бы вполне логичным, ведь иначе их солнце освещало бы только плато, а Запретная зона в основном пребывала бы в тени.

– Короче, проверим твою теорию, когда поднимемся в воздух, – пробурчала я и направилась прочь из леса. – Дракон если и сядет, то уж точно не здесь.

Остальные спорить со мной не стали. Мы тихо, крадучись, выбрались на открытое пространство. Мамочка, совсем скоро я опять поднимусь в воздух… А дракон, кажется, другой. Интересно, он не решит вдруг поужинать нами? Хорошо еще, что веревочная лестница уже спущена, чтобы мы могли взобраться на мощную черную спину.

К концу путешествия я почти привыкла к полетам на драконе. Огромный ящер беспрекословно подчинялся приказу доставить нашу троицу обратно и вез нас прямо в замок князя клана Ястребов. Мы летели над облаками и мечтали оказаться в своих покоях. Нам ведь выделят хотя бы одну комнату в честь успешно завершенной миссии, правда? Не может же князь быть настолько вредным и неблагородным? Интересно, как у них обстоит дело с благами цивилизации?

На каком-то этапе из ниоткуда материализовалось плато. Хм… надо будет на досуге разузнать про устройство этой «аэроземли». У кого бы потом полюбопытствовать?

От сидения в одной позе тело противно ныло. А еще хотелось есть и спать. И отмыться от налипшей грязи. Только бы опять в темницу не посадили. Боже, куда мы попали? Драконы, маги, монстры, маньяки… И все это ради спасения целого народа! Чувствую себя супергероиней из фильма студии «Марвел». Этакий экшн-триллер-детектив с элементами компьютерной графики. Вот только это все реальность…


Глава 3
Глубокое погружение

Когда мы приземлились, я поняла, что исполнение моих маленьких мечт откладывается на неопределенный срок. Миррэй встречал нас все на том же полигоне. Князь тут же потребовал отдать артефакт. И его не смутило, что он якобы не может взять камень в руки. Видите ли, тайник вскрыт, кольцо изъято, поэтому запрет уже не работает. Хоть бы спасибо сказал, креветка неразговорчивая. А вот его помощник оказался более воспитан и внимателен к нам. Эдвард – кажется, так его зовут – предложил нам пройти в приготовленные для нас покои, чтобы передохнуть. Но у Миррэя были свои соображения на этот счет.

– Никакого отдыха, пока мы не завершим начатое дело, – угрюмо произнес князь. – Сейчас мы все пойдем в зал переговоров, чтобы убедиться в том, что камень действительно откроет пророчество целиком. Советники уже ждут там.

– Как скажете, мой повелитель, – разочарованно вздохнул Эдвард и обратился к нам: – Я сделал все, что смог…

– Ничего страшного, мы уже привыкли, – обреченно махнула рукой Валя.

Просить, чтобы она говорила только за себя, я не стала. В тот момент меня беспокоило другое: Миррэй быстро удалялся, и мы рисковали просто-напросто потеряться в его саду или во дворце. Но Эдварду велели идти с нами, и потому я с чистой совестью не спешила догонять князя.

Мы шли по зеленому саду и отдыхали от пережитого ужаса. Тут спокойно, красиво, умиротворенно. И только суета слуг и охраны напоминала о том, что здесь произошла череда чудовищных убийств. Кто этот маньяк? Почему он преследует именно советников князя? И грозит ли нам опасность только потому, что мы причастны к исполнению пророчества? Последнее очень даже возможно. Об этом нам поведал идущий рядом Эдвард.

Краем глаза я заметила в кустах окровавленный нож. Мой взгляд тут же перехватил Эдвард. Он с подозрением уставился в ту сторону, где я ясно видела опасный предмет.

– Что там? – спросил помощник князя.

– А? – Я сморгнула и кинула на него быстрый взгляд. – Там же…

Но в кустах ничего не оказалось. Как так? Я же четко видела сверкающую окровавленную сталь клинка в зеленой траве.

– Показалось… – растерянно откликнулась я, пытаясь понять, что произошло.

Галлюцинация на фоне физического истощения? Вполне возможно. Кроме меня, никто ведь не увидел окровавленного ножа. Почему?

– С тобой все в порядке? – с волнением в голосе поинтересовался Эдвард. – Выглядишь как-то не очень.

– Знаю, – уставившись в одну точку, ответила я. – Это нервное.

Эдвард неодобрительно покачал головой, но приставать с расспросами не стал. Друзья шумно выдохнули и первыми сдвинулись с места. Миррэй, кстати, не заметил нашего замешательства.

И ведь рассказать кому – засмеют и обзовут шизофреничкой. Никто ничего не видел, значит, ничего и не было.

В замке мы сразу же прошли в зал переговоров, к странной мозаике, показавшей нам часть пророчества. В зале уже собралось довольно много народа. Как я предположила, это были уцелевшие после нашествия маньяка советники. Некоторые совсем молодые, некоторые значительно старше.

– Интересно, а сколько лет было тем, кто погиб? – машинально я задала вслух бестактный вопрос.

Как ни странно, мне ответил сам князь.

– В ваше отсутствие я лишился еще одного подданного, – неохотно проговорил он. – Они все были преклонного возраста.

– Неудивительно, – пожал плечами Андрей. – Они наверняка что-то знали и…

– У нас нет времени на разговоры, – раздраженно прервал его Миррэй. – Мы собрались не для того, чтобы обсуждать гибель моих советников.

Он направился в самый конец зала. Мой друг возмущенно фыркнул, а я почувствовала на своем плече чью-то руку. Оглянувшись, увидела участливое лицо Эдварда.

– Он сильно переживает из-за того, что в его клане прямо под носом князя совершаются преступления, – печально проговорил мужчина. – Не обращай внимания. Думаю, он никого не хотел обидеть.

– Он только хотел послать нас на верную гибель, – невесело усмехнулась я.

– Да, – вмешалась Валя. – Мы ведь ему ничего не сделали, а он…

– Заточил в темницу, – продолжила я. – Не дав отдохнуть, послал в логово монстров за каким-то артефактом, а теперь выясняется, что он может и не подействовать.

– И вообще, – насупился Андрей, – он адекватно себя на троне ведет, или как?

– Эх, ребята… – только и смог вымолвить Эдвард, но его тут же прервали.

– Вам особое приглашение надо? – разнесся по всему залу голос князя.

Миррэй грозно смотрел на нас, будто слышал весь наш негромкий разговор. Да, прав Андрей насчет неадекватности этого типа. Но за что-то же его выбрали в местные князья? С подчиненными он разговаривал совсем иначе: тактично и сдержанно. Значит, он вполне разумно и гуманно правит своим народом. Делать нечего, пришлось и нам послушаться его приказа: пройти в конец зала, где стояли две каменные горгульи, и встать рядом.

Князь встал подле меня – а Эдвард – по другую его руку, – ничем не выказывая былой злости. После вступительной речи князь сразу перешел к действию. Как оказалось, в мозаике были углубления, образующие треугольник.

Миррэй достал кольцо и опустил его к полу. Камень в оправе засветился, сам собой отделился от нее и четко спланировал в нужное место. Князь отпрянул, и в следующее мгновение мозаика замерцала приятным золотистым светом. Медленно стала проявляться вторая часть пророчества: вместо дракона появилась красивая русалка, о чем-то оживленно беседовавшая с… нами. Внутри треугольника возникла надпись: «Спасти мир».

От чего нужно спасти этот мир, предполагалось, мы узнаем, найдя второй камень. Как он выглядит и где его искать, поведал один из советников старшего поколения:

– Когда-то я читал, что второй камень находится в артефакте-кулоне. Его оправа сама по себе оберегает носителя от смерти. Камень же являет собой третью часть пророчества…

– Вы говорите про артефакт Нерео, уважаемый? – уточнил другой советник, помоложе.

– Совершенно верно, – подтвердил первый. – Вот только знать бы, где его искать…

– А чего тут знать? – удивился второй советник, косясь на русалку. – Он находится в глубинах озера Тарр.

– Значит, так, – сурово произнес Миррэй. – Вы оба в течение часа собираете мне информацию о местонахождении артефакта. Завтра наши… м-м-м… гости непременно туда отправятся.

– Я извиняюсь, – не вытерпел Андрей. – Но как мы, по-вашему, сможем опуститься под воду? Ладно, мы не восприимчивы к магии, но вот без воздуха не протянем и минуты.

– Я решу этот вопрос. – Парню достался испытующий взгляд Миррэя. – Завтра вы получите все необходимое для новой миссии.

Я шумно выдохнула, чем привлекла к себе внимание князя. Тот одарил меня цепким взглядом, дал знак, что отпускает нас на заслуженный отдых, и тут же переключился на советников.

В свете всего произошедшего мне расхотелось спать. Друзья не поддержали моего вечернего бдения и хором возвестили о том, что собираются хорошенько отдохнуть. Что ж, это их дело. Хорошо запомнив путь к залу переговоров, я направилась той же дорогой обратно на улицу. Сад встретил меня легкой прохладой и сгустившимися сумерками. Так хотелось побыть одной в кои-то веки.

Вскоре меня догнал Эдвард. Он здраво рассудил, что молодая гостья не должна блуждать одна ночью вне стен княжеского замка. На все мои отговорки он находил логичные доводы, чтобы присутствовать рядом на прогулке.

– Станислава? – проговорил он, когда молчание затянулось на добрых десять минут. – Вас что-то тревожит?

Да, меня очень сильно тревожило предсказание, а также то, что нас хотели окунуть в озеро, в котором неизвестно какая нечисть обитает. И это я еще не беру в расчет само погружение. Ох, как же я хочу домой! И еще этот нож, который я видела сегодня в саду. Неплохо бы его отыскать, но кое-кто навязчивый мне мешает.

– А? – Я вынырнула из раздумий и посмотрела на спутника. – Н-нет, ничего такого. Меня просто беспокоит вторая часть предсказания.

– А-а… Вы об этом… – заметно расслабился помощник князя. – Не переживайте, Стася. Князь не соврал, что обеспечит вас всем необходимым. Он сделает все возможное, чтобы ваше путешествие прошло гладко.

– Пожалуй, вы правы, – изобразив на лице спокойствие и безмятежность, ответила я. – Я просто очень сильно устала.

– Это вполне логично – особенно если видеть ваше лицо… – проговорил Эдвард, подавшись вперед. – Вы очень устали. Так почему бы вам не пойти отдохнуть?

Я удивленно посмотрела на своего собеседника. Он был так добр ко мне и в то же время так незнаком и далек. Загадка – вот что обычно в мужчине привлекает женщину. Но не меня, как бы он того ни хотел.

Нас прервали. Миррэй, видимо, решил присоединиться к нашей компании и широким шагом направлялся в нашу сторону. Подобно грозовой туче, он надвигался на нас, готовый накричать, отчитать, оскорбить. Ну, или в очередной раз приказать.

– Хотелось бы мне знать, – сурово вопросил любитель ястребов, – что вы здесь делаете в такое позднее время?

Его колкий взгляд был сосредоточен на мне. Казалось, Миррэй не замечает своего помощника, а тот при его появлении замолчал и постарался слиться с ближайшими кустами. Кустами…

– Я просто решила прогуляться перед сном. – Это прозвучало как оправдание. – Видите ли, князь, неожиданная весть о том, что завтра мне придется вместе с остальными опускаться на самое дно озера, сильно напугала меня. Мы едва успели вернуться с земель, населенных монстрами, но вынуждены вновь отбыть отсюда с не менее важной и трудной миссией. Понимаете, я при всем своем желании так просто не усну.

– Не понимаю, – жестко откликнулся князь и все-таки посмотрел на Эдварда, да так, что тот посчитал своим долгом немедленно покинуть нас. – Завтра начнется ваша новая миссия, сегодня закончилась первая… как вы можете не хотеть спать?

– А вот так. – Я обиженно поджала губы, раздумывая над тем, а не рассказать ли Миррэю про тот ножик в кустах. Странно, но к князю я чувствовала особое доверие. – Сегодня вечером, когда мы шли в замок через сад, мне показалось, что в кустах лежит нож. Я явственно его видела. Но, как оказалось, это был всего лишь плод моей больной фантазии.

– Вы сами себе противоречите, – недовольно произнес Миррэй. – Как могло статься, что вы видели некое оружие, но в то же время не видели его?

– Очень просто. – Я пожала плечами. – Когда я только увидела нож – кстати, он был весь в крови, – меня отвлекли. А потом в кустах ничего не оказалось.

– Та-а-ак… – протянул князь и с шумом выдохнул. – А вы помните это место? Вы ведь не прогуляться вышли, да?

– Я хотела убедиться, что мне действительно показалось. Но если я не ошиблась, то нож стал бы существенной уликой в вашем расследовании.

– Веди, – не спрашивая более ни о чем, приказал князь.

Он мне поверил! Этот бесчувственный грубый тип не высмеял меня, внимательно выслушал и поверил! И теперь сам решил убедиться, было ли оружие на самом деле. Невероятно… Вот как чувствовала, что он поймет. Расскажи я это все Эдварду, он бы не поверил и списал все на нервное переутомление. Я нравлюсь ему, уж это я могу сказать наверняка. Но Миррэй… он беспристрастен, особенно когда дело касается его клана, безопасности и благополучия плато.

Я с легкостью отыскала то место и тот самый куст.

– М-да… – пробормотал князь, поднимая с травы кинжал с каким-то гербом на рукояти. – Опять Беркуты…

Миррэй вынул из кармана белый платок и аккуратно положил на него свою находку.

– Почему именно они? – участливо поинтересовалась я, разглядывая окровавленное орудие убийства.

Стало так любопытно, что я невольно подошла к князю вплотную. Ему не понравился такой повышенный интерес. Он оторвал взгляд от кинжала и недобро уставился на меня. Стараясь не замечать его откровенного раздражения, я ткнула пальчиком в герб.

– Это герб Беркутов? – нахмурилась я и задала очередной вопрос, на который даже у князя не имелось точного ответа: – Хм… странно. Как эта вещь могла попасть из клана Беркутов в ваш сад?

– Это их герб, – медленно ответил князь, сверля меня подозрительным взглядом. – И неделю назад я собирал братьев в своем дворце, чтобы обсудить первое убийство. – Внезапно любитель пернатых спохватился и навис надо мной большой синеглазой тучей. – Я надеюсь, теперь твое любопытство удовлетворено, чужачка?

– Более чем, – ответила я ровно, стараясь не реагировать на хамское обращение.

– Превосходно, – удовлетворенно кивнул Миррэй. – Тогда я провожу тебя до комнаты. И, будь так любезна, как следует отдохни перед предстоящей миссией.

Он направился по дорожке в замок.

– Вы так любезны, сударь, – елейным голоском пропела я, не думая отставать. – Но зачем вам тратить свое драгоценное время на меня. Поверьте…

– Хватит! – прервал князь поток лести. – Станислава, будь добра, говори со мной нормальным языком! Я тебе что, клоун какой?

Вот это поворот… Это когда мы успели перейти на «ты»? Он-то перешел, а вот могу ли я ответить тем же – вопрос… который я тут же и задала князю.

– Хм… При придворных, думаю, не стоит. А так…

– Отлично! – тихо воскликнула я и задала очередной, самый волнующий вопрос: – Мирр, а когда все закончится, мы сможем вернуться домой?

Его перекосило от сокращенного варианта собственного имени, который я имела дерзость произнести вслух.

– Вижу, ты не до конца поняла первую часть пророчества, – совладав с собой, коварно ухмыльнулся князь. – Так вот, в нем ясно обозначено, что в Хрустальный мир вернутся только двое чужаков. Третий, уж извини, до конца своих дней останется в мире Драгон-Эрн.

– То есть как? – Я требовательно посмотрела на него. – Я не видела в мозаике ничего такого. Убеждена, что ты обманываешь меня.

– Отнюдь, – покачал головой любитель ястребов. – Ты не заметила на одном из всадников печать этого мира. Так что, извини, теперь предсказание свернуло в иное русло. И да, на данном этапе ты уже не увидишь ее. И на следующем тоже. Пророчество само выбирает количество информации, которое стоит нам показать.

– Значит, я теперь не смогу проверить твои слова? – зло прищурилась я. – Что ж, ладно. Поживем – увидим.

Когда мы поднимались по широкой лестнице в холле, я споткнулась и полетела носом на белоснежный мрамор. Но меня подхватила сильная мужская рука, не давая упасть.

– А я говорил, что тебе необходим отдых, – пробурчал себе под нос Миррэй.

Одной рукой он по-прежнему держал кинжал, а второй пытался вернуть меня в вертикальное положение. От сильной встряски мой живот предательски заурчал.

– Ты еще и не ужинала… – принялся отчитывать меня князь. – И как ты себе представляешь свой завтрашний день? Учти, при исполнении миссии мне не нужны зомби…

Ну вот, опять он на меня наезжает. И главное, свои корыстные цели прикрывает ложной заботой! Как низко…

– Да что ты за женщина такая? – продолжал распаляться Миррэй, хватая меня под локоток и волоча за собой на второй этаж. – Другая на твоем месте с радостью уже пользовалась бы благами цивилизации.

– А вот нестандартная я, да! – возмутилась я. – На себя посмотри! Правитель, а ведешь себя несдержанно, агрессивно, неучтиво по отношению к гостям из другого мира. Да ты при первой встрече нас в тюремную камеру определил! И ведь не казнил потом, а отправил на ответственное задание. По сути, как оказалось, все-таки на казнь. А сейчас выделил гостевые покои, но продолжаешь вести себя по-хамски. Где у тебя логика, мужчина?!

Этот самый мужчина резко развернулся и прошипел прямо мне в лицо:

– Не кричи так… пожалуйста, – последнее слово он произнес с великим трудом. – Нас могут услышать.

– И что тогда? – гаденько ухмыльнулась я. – Посадишь меня в темницу?

– Нет. Но если все узнают, как мило мы с тобой общаемся, – князь выдержал театральную паузу, – то ты, как приличный пришелец из Хрустального, будешь обязана выйти за меня замуж. Для поддержания межмировых отношений, так сказать.

– Хам.

– Истеричка.

– Паразит.

– От паразитки слышу.

Просверлив во мне взглядом огромную дыру, Мирр отвернулся и продолжил путь к моим покоям. Гад! Да что он о себе возомнил? И как его народ терпит? Ума не приложу.

Дойдя до нужной комнаты, он наконец выпустил из захвата мой локоть. Приоткрыл дверь, дождался, пока я войду, и тут же захлопнул ее. В коридоре раздались удаляющиеся шаги. Ушел и не попрощался – обиделся. Ну и ладно. Черт с ним, сама как-нибудь справлюсь в этой жизни. А ведь так переживал, что я до сих пор не поужинала… тьфу! Хотелось его найти и влепить звонкую пощечину. Ну и что, что он князь? Мы с ним на «ты» перешли, теперь можно.

Здраво рассудив, что Мирр не так плох, как кажется, я понадеялась, что он все же не забудет про меня и пришлет поздний ужин в комнату. Более или менее успокоившись, я направилась в ванную, которая располагалась за старинной деревянной дверью с красивым барельефом.

Что сказать, я ожидала худшего. Ванна, унитаз и раковина много проще, чем в моем мире, но все же есть. Медные, отполированные, украшенные причудливыми завитками, эти предметы уборной выгодно выделялись на фоне темно-серых пола и стен. На крючках висели банный халат, ночная длинная сорочка и белоснежные полотенца. Рядом меня ждали белые мягкие тапочки. По бортику ванны были расставлены мыло, шампунь, скраб и прочие женские штучки. Что же, пожалуй, опробуем…

Закончив водные процедуры, я разомлела и окончательно разленилась. Есть очень хотелось, но усталость была сильнее. Пока я, словно улитка, ползла к кровати, в дверь постучали.

– Войдите! – громко крикнула я, искренне надеясь, что это горничная принесла ужин.

Так и оказалось. Миловидная девушка по имени Рошель пришла ко мне с целым подносом еды. Счастье в этой жизни определенно есть. И в мире Драгон-Эрн тоже. Еще покончить бы с нашей миссией, и было бы вообще все идеально. Только вот вопрос: кто из нас останется и почему? По логике вещей, этим самым козлом отпущения должна стать я. Нет, ну не будет же мироздание разлучать Валю с Андреем? А так… вот, Эдвард на меня уже виды имеет. Мало ли, вдруг у него получится меня охмурить и заполучить в жены? Или в любовницы, потому что жену он себе найдет и местную. М-да… не очень радужные перспективы.

Когда ужин был съеден, Рошель распрощалась со мной до утра и унесла поднос с грязной посудой на кухню. Я же наконец позволила себе залезть под одеяло и отдаться чарам Морфея.


Утром меня разбудили ни свет ни заря и потребовали собраться в кратчайшие сроки. Нет, ко мне заходил не сам князь, а всего лишь его охрана. Еду пообещали принести в комнату, поэтому я сразу приступила к умыванию и одеванию. В ванной из зеркала на меня смотрела самая настоящая драная кошка: лицо помятое, волосы всклокочены, глаза полузакрытые и покрасневшие. Холодная вода и расческа помогли придать волосам и коже приличный вид. С глазами все обстояло сложнее: глазных капель под рукой не было, крепкого кофе – тоже. Следовательно, ни окончательно проснуться, ни перестать походить на вампира я не могла.

После завтрака князь Миррэй собрал нас в своем рабочем кабинете, чтобы рассказать поподробнее о нашей миссии. Оказалось, что путь нам предстоит долгий и тяжелый. Чтобы быстрее добраться до озера Тарр, нам предлагалось опять-таки сесть на дракона. А чтобы мы могли беспрепятственно погрузиться на глубину более десяти метров, нам вручили специальные ранцы с местным аналогом гидрокостюма. По словам Мирра, эти сравнительно тонкие комбинезоны и шлемы защищают от давления воды на глубине и снабжают носителя кислородом на протяжении двенадцати часов. Спрашивать, каким таким образом эти скафандры были изготовлены и как именно к нам будет попадать кислород, я не стала. Что-то мне подсказывало, что потом я бы не рискнула надеть такой костюмчик.

– Вам надо опуститься на самое дно, туда, где живут русалки, – рассказывал Миррэй, а мы внимательно слушали. – Если вы найдете с ними общий язык, то, возможно, они покажут вам пещеру, где спрятан артефакт.

– А в чем сложность? – Андрей удивленно вскинул бровь. – Ладно, в прошлый раз понадобилась наша устойчивость к магии. Но сейчас это просто вода. Неужели никто из ваших подданных не может нырнуть в этой штуке и достать со дна второй артефакт?

Парень потряс своим ранцем в воздухе.

– Я разве говорил, что вам не придется сталкиваться с магией? – как-то зло удивился князь. – К твоему сведению, мальчик, озеро Тарр целиком и полностью пропитано защитной магией. И да, трое моих бойцов полетят с вами. В случае чего они окажут помощь на суше.

У меня на языке вертелся вопрос по поводу вчерашнего происшествия, но я была так зла на Мирра, что промолчала. Валя тоже не горела желанием ввязываться в мужские разборки.

– Зачем вообще нужно собирать эти артефакты? – продолжал расспрашивать Андрей. – Сделали бы изначально стабильное постоянное пророчество, и не надо было бы так мучиться.

– Так в том-то и дело, что пророчество переменчиво, – еще больше разозлился Мирр. – Если бы оно всегда было полным, в мой зал переговоров потянулись бы паломники со всего мира. Кроме того, наше будущее постоянно меняется, поэтому и пророчество…

– Но тогда это вовсе не пророчество, – настаивал на своем Андрей, – а динамическая матрица будущего. Это ненаучно, впрочем, как и весь ваш мир. Как я понимаю это слово, пророчество есть постоянное архиважное действо, которое непременно должно совершиться при выполнении определенного условия. От выполнения или невыполнения пророчества обычно зависит будущее всего мира. Оно не исполняется в ближайшем будущем и не дает никаких подсказок простым смертным.

– Ты замолчишь когда-нибудь или нет? – строго перебил нашего ботаника Миррэй. – Слово «пророчество» употреблено мною именно в том смысле, в котором следует. У нас других пророчеств не бывает. И хватит уже перебивать, когда тебя не спрашивают!

Андрей иронично выгнул бровь, но смолчал. Правильно, нечего связываться с этим любителем ястребов. А то еще лишит нас поддержки с суши. С него станется.

– Вы в мире Драгон-Эрн, – никак не мог успокоиться Мирр. – И должны считаться с его порядками и устоями. Да, Хрустальный мир в несколько раз более развитый, но одновременно с этим он более развращен.

Вот заладил. Хрустальный мир. Почему Хрустальный? Откуда название такое чудное…

Следующий возмущенный взгляд достался уже мне. Я тут же вспомнила, как переместилась в его мир, как упала ему на колени, как поцеловала… Мне стало стыдно и неуютно в присутствии Миррэя. А вчера я еще и нахамила ему. Да, увы, не могу иначе. Я всегда была такой.

Заметив мое смятение, Мирр поспешил закончить разговор, из делового превратившийся в довольно личный. Князь снова повел нас к ангарам с драконами. Когда проходила мимо того места, где вчера обнаружила кинжал, принадлежащий Беркутам, я непроизвольно покосилась на Мирра. Похоже, он что-то прочел у меня на лице.

– Я надеюсь, ты еще не успела проболтаться о вчерашнем инциденте? – еле слышно шепнул он мне на ухо. – Попрошу об этом никому не рассказывать. Я сам лично руковожу расследованием, а потому считаю благоприятным для следствия как можно меньшее количество глаз и ушей.

– Я поняла, – серьезно кивнула я и поймала на себе заинтересованные взгляды друзей. Ох, чую, скоро меня начнут пытать с пристрастием.

А почему, собственно, я должна им врать? Мало ли что умного может прийти в голову Андрею на этот счет! Мирр уже отошел от меня, а я все размышляла над его словами. Нет, надо все рассказать друзьям. Судя по всему, о ведении настоящего расследования в духе Пуаро тут никто не слышал. Я не спорю, Миррэй, конечно, умный, но чрезмерно гордый, что мешает ему доверять нам. Обмен опытом между мирами был бы не лишним.

У ангаров нас ожидали трое людей в форме. Судя по тому, что на залитой солнцем лужайке расположились целых два дракона, свита князя намеревалась лететь отдельно. Нам же лучше: успеем обсудить то, что я собираюсь рассказать друзьям. Мирр принялся раздавать последние указания подчиненным, а мы ждали его и многозначительно переглядывались между собой. Своим взглядом я пообещала им просто мега-новость…


Когда иномиряне пропали из виду, князь Миррэй позволил себе, наконец, заняться расследованием. Но эта девушка, Стася, его сильно беспокоила. Хотя она и пообещала держать язык за зубами, но все-таки могла проболтаться друзьям. А что, если они вздумают говорить об этом при страже? Девчонка подавала остальным какие-то тайные знаки. Но не успел князь как следует озаботиться слишком длинным языком иномирной барышни, как подоспела другая, во сто крат худшая новость.

– Мой господин! – к нему сломя голову несся кто-то из охраны. – Беда! В соседнем городе найден еще один труп!

На лице Миррэя заходили желваки, руки сжались в кулаки, а в глазах, казалось, бушевала настоящая буря. Правитель выругался, шумно выдохнул и уже спокойно осведомился:

– Кто на этот раз? И где?

– Советник Греберт. В Терне, в лавке мясника.

Плохи дела. Кто-то каждый раз обводит его вокруг пальца и ускользает прямо из-под носа. Зачем убийца позволил вчера Стасе увидеть оружие, которым он убил советника Лорина? Как преступник оказался на территории замка, в саду, на самом виду? А потом вновь исчез, чтобы приняться за старое, пока князь, потеряв бдительность, допрашивал собственного брата о найденной улике… Каррэй клялся в который раз, что не имеет никакого отношения к серии убийств на плато Ястребов. Утверждал, что фамильный кинжал у него украли на плато Миррэя. А почему не сообщал? Так хватился только что.

Уже не так правдоподобно, как в прошлые разы. Но предъявлять официальное обвинение главе клана Беркутов еще рано. Необходимо сначала доказать его вину. А чтобы сделать это, нужно непременно открыть все части пророчества. Какое предупреждение скрывает напольная мозаика в зале переговоров? Когда оживет следующая горгулья? На клан надвигается опасность – это понятно еще с того момента, когда ему на голову свалились избранные.

А сейчас необходимо отдать много распоряжений по поводу осмотра и освидетельствования трупа, изъятия всех улик, а также перевозки и захоронения тела. После следовало засесть в своем кабинете, чтобы вписать в протокол возможные подвижки в расследовании. Вчерашний вопрос Андрея заставил правителя Ястребов сильно задуматься над тем, почему все это время убивают именно тех, кто больше знает, кто старше и мудрее. Сегодня погиб один из тех, кто раскрыл местонахождение второго артефакта. Кто-то пытается устранить все возможные источники информации, необходимой для поимки преступника.

Побывав на месте преступления, князь Миррэй решил распустить Совет. Он не мог более подвергать опасности этих людей. Если он прав, то череда убийств прекратится. А если информация будет жизненно необходима, всегда можно обратиться к старым знакомым инкогнито.


Мы летели высоко в небе, в лицо дул холодный ветер, а я рассказывала друзьям о вчерашнем происшествии. Предупредила их, что они не должны ничего знать, так как я молчала и, как послушная девочка, исполняла данное князю обещание. Друзья поняли и, в свою очередь, пообещали до последнего изображать неосведомленность в данном вопросе.

Охрана летела чуть выше, поэтому не могла слышать нашего разговора. А разговор был весьма занятный, надо признать. По всему выходило, что мы прибыли в Драгон-Эрн для того, чтобы спасти клан Ястребов, а может, и весь их мир. Кто-то проводил активную зачистку в окружении князя Миррэя. Убирали тех, кто что-то знал. А еще маньяк старался не светиться уж очень близко от Мирра. Кстати, а откуда все-таки взялся кинжал клана Беркутов, если представитель клана был во дворце целую неделю назад? Это наталкивало на неутешительную мысль о том, что мне разрешили почувствовать себя в роли следователя. И сделал это не князь, а сам убийца. Тогда где он мог находиться в тот момент, когда я проходила мимо злосчастных кустов? И как так случилось, что на время орудие убийства стало невидимым для окружающих? Как этот ненормальный смог проникнуть в сад замка? Ох, что-то у меня плохое предчувствие… Не случится ли чего в наше отсутствие?

Ну все, Мирр! Погоди, вот приеду, найду тебя, заведу в темный уголок и допрошу с пристрастием. Я иномирянка, которая упала из ниоткуда прямо тебе на колени. И я просто обязана знать и понимать все, что у вас тут творится. Тем более что ты сам привлек меня к расследованию. Хватит быть марионеткой. Пора стать игроком.


Мы летели уже около часа, а дракон даже и не думал идти на посадку. Андрей, задумчивый и молчаливый, размышлял о серийном убийце: его личности и мотивах, которые побудили его совершить преступление. Валя спала на груди парня. А мне было откровенно скучно. Даже страх неизвестности куда-то улетучился. От сильного ветра слезились глаза, но мне было все равно. Мне вообще мало что было важно в тот момент. Хотелось поскорее долететь, почувствовать под ногами твердую землю. Про погружение под воду я старалась не думать.

Наконец ящер стал снижаться. Ребята оживились и напряглись, чтобы ненароком не выпасть из седла. Ремни – это, конечно, хорошо, но подстраховаться и сгруппироваться никогда не помешает. Мы пролетели сквозь облако, которое через какое-то время обещало стать грозовой тучей.

А вот и озеро. Огромное, черное и наверняка очень холодное. Но мы не могли прыгнуть в него прямо так. Необходимо облачиться в специальный костюм, а сделать это можно только на берегу и желательно в каких-нибудь кустиках. Не хочу, чтобы на меня смотрели трое – не считая Андрея – незнакомых мужиков. Подруга наверняка будет со мной солидарна.

Мимо пролетел ястреб, что меня не удивило, ведь мы уже близко к земле, а эта птица могла подняться в воздух на вполне приличную высоту. Тем более что местные ястребы ощутимо отличаются от своих сородичей в Хрустальном мире. А кстати, почему же он все-таки Хрустальный? Хрупкий, что ли? С нашей-то экологией и усложненным бытом – вполне. А здесь все просто. Никаких заумных формулировок, коррупции в правящих верхах и кредитных банков. Все естественно и с уважением к природе.

Пожалуй, мне тут даже нравится. Интересно, разделяют ли мои мысли Валя и Андрей? Последний – точно нет, ведь он очень трепетно относится к знаниям и науке. А подруга его поддержит. М-да, похоже, я начинаю свыкаться с мыслью, что могу навсегда остаться в Драгон-Эрн. Еще бы получить возможность изредка навещать семью и друзей, и было бы вообще прекрасно. А в роли кого я останусь, потом уточню у князя. Он-то уж должен придумать для меня что-то особенное.

О чем я думаю?! Мне же надо Миррэя не о быте спрашивать, а обрабатывать, чтобы отправил меня в Хрустальный мир вместе с друзьями…

Приземление было мягким и неожиданным для меня – я все еще продолжала витать в собственных мечтах и мыслях. Под испытующими взглядами нашей свиты мы по очереди слезли с дракона и, прихватив ранцы со снаряжением, которые были пристегнуты к упряжи рептилии, побежали в ближайшие кустики переодеваться.

– Что-то странный какой-то костюм… – донесся из соседних зарослей голос Андрея. – Как можно погружаться на глубину в некачественно простроченном трико?

– Та же проблема, – откликнулась я.

– А у меня дырка на животе… – растерянно проговорила Валя.

В одно мгновение рядом со мной оказался охранник. Как я поняла из его бессвязной тихой ругани, наши костюмы были испорчены. Причем специально.

– Я отдам тебе свой, – решительно проговорил мужчина.

– Простите, а у вас откуда? – несказанно удивилась я подобной новости. – Вы же вроде как собирались ждать нас на суше? Или я чего-то не понимаю?

– Все правильно, – неохотно пробурчал он. – Князь решил выдать нам снаряжение на всякий случай. Вдруг вы не сможете подняться на поверхность?

– Да уж… – раздраженно пробормотала я, провожая удаляющегося мужчину долгим тяжелым взглядом.

По увеличившейся громкости отборного мата я поняла, что охранники собрались на военный совет и обнаружили что-то еще. Окинув себя придирчивым взглядом, я решила, что выгляжу не ахти, но вполне приемлемо, чтобы показаться на людях. Костюмчик пришелся по размеру, ласты тоже, шлем остался у воды. Покидая свое убежище, я заметила Андрея и Валю, которым тоже надоело сидеть в кустах без дела. Не сговариваясь, мы вышли к озеру, застав при этом удивительную картину – конвоиры растерянно осматривали водолазные костюмы.

– Что, парни, тоже с браком подсунули? – спокойно спросил Андрей.

Усиленное сопение и раскрасневшиеся лица стали прекрасным ответом на его вопрос. Да, кто-то не хотел нас пускать за вторым артефактом. И думаю, не стоит снова упоминать, кто именно. Он настолько близко подобрался к Миррэю только ради этого. Не понимаю… ведь преступления совершаются в другом месте. Кого он хочет запутать и зачем? Все равно по возвращении вскроется, что неизвестный маньяк испортил снаряжение. И тогда князь перевернет собственный замок вверх дном. Но что-то мне подсказывает – преступник уже будет далеко. Я не верю, что Беркуты решили таким образом завоевать соседний клан. Зачем их князю пытаться уничтожить собственного брата втихую, не развязав при этом войну? Хотя все может быть. А вдруг тамошнего князя тоже решили убрать с занимаемого поста? И если бы клан Соколов дал знать о нападении, то можно было бы смело утверждать, что наш маньяк грезит мировым господством. А если у Беркутов готовится дворцовый переворот, для чего заговорщики придумали столкнуть двух князей?

Пока я строила догадки, Андрей изучил особенности водолазного костюма и решил, что можно надеть сразу два.

– Дырки в одном трико перекроет ткань другого, и наоборот. – Парень уговаривал наших конвоиров отдать нам свое снаряжение. – Дайте хотя бы один костюм, и я докажу вам это!

Мужчины с сомнением смотрели на него и не решались поступить так, как того хотел наш ученый. Друг даже грозился, что войдет в воду в бракованном трико и трагически умрет от нехватки воздуха. А виноваты в этом, естественно, окажутся наши охранники. После долгих уговоров и занудства парня они сдались и отдали нам свою одежду.

Мы с Валей – барышни стеснительные и практичные, а потому вернулись в кустики, чтобы облачиться в дополнительное трико и аккуратно сложить и припрятать собственную одежду – так, для душевного спокойствия. Мало ли кто ошивается в округе? А Андрей уже большой мальчик, так что должен сам за собой следить и убирать. Валя пока что ему не жена, поэтому правильно рассудила, что не должна носиться с ним, как с маленьким ребенком.

К моменту, когда мы вошли в воду, я сильно устала и вся взмокла. Глупо… очень глупо, что этот мир нуждается в таких героях, как мы. Подумать только, от меня зависит будущее всего живого на планете. Точнее, над ней. И вообще, это Мирр во всем виноват. Кто, как не он, втянул нас во все это?

– Пока! – Мы помахали нашим сопровождающим.

Как же я боюсь погружаться так глубоко! А вдруг наши костюмы дадут сбой и мы все утонем? Я жить хочу!

– Мы скоро вернемся! – А это уже Андрей сказал. Оптимист.

В нашем мире через толстенное стекло шлема нас вряд ли кто-то бы расслышал. Однако оставшиеся на берегу нас слышали хорошо и даже ответили, что вышлют спасательный отряд, если нас не будет восемь часов и более.

Вода была чуть прохладная. Откуда брался кислород, непонятно – баллонов с воздухом наша амуниция не предусматривала. Мы погружались на дно озера, но не чувствовали изменения температуры или давления воды.

– Как уныло, – фыркнула Валя, активируя на своем шлеме небольшой световой кристалл. Правда, работал он с перебоями. Скорее всего, из-за того, что мы невосприимчивы к магии. Да и голос слышно было не очень хорошо. – Одна вода и водоросли… Ни одной рыбешки!

– Ну, это тебе не диснеевский мультик про русалочку, – хохотнул Андрей. – Тут и глубже, и темнее…

– И русалки уродливее, – закончила за него девушка. – А еще наверняка злее и кровожаднее.

– Сама ты кровожадная! – послышался откуда-то снизу тонкий девичий голосок. – Фу, уродина!

– А еще о нас что-то говоришь… – прошелестел другой.

Неожиданно из темноты показались две представительницы упомянутой выше расы. Молоденькие, весьма привлекательные девушки с перламутровыми хвостами, покрытыми чешуей, которая поднималась по животу, чтобы прикрыть соблазнительные формы прелестниц, образовав при этом что-то вроде лифа от купальника. Волосы у них были длинные, светлые, слегка отдающие синевой.

– Оу! – выдал Андрей. – Ничего так… Девушки, а можно нескромный вопрос?

– Давай, – хором пропели они, вмиг позабыв о Валентине.

– А как вы размножаетесь? – очень опрометчиво спросил он, чем заработал негодующий многообещающий взгляд своей подружки. – Как рыбы или как люди?

Мы с Валей едва сдерживали смех, а вот русалки обиделись.

– Фу! – фыркнула первая и отвернулась. – Что за вопрос…

– Ну а все-таки, – продолжал допытываться Андрей. – Я хочу в будущем стать ученым. И да, я из другого мира, так что мне простительно не знать подобных вещей.

– Как люди, – с трудом выдавила вторая русалка. Андрей заинтересованно принялся разглядывать ее хвост, чем сильно смутил всех присутствующих. В результате русалка не выдержала и пояснила для таких чайников, как мы: – Мы оборотни, так что можем превращаться ненадолго в человека. Часа на четыре.

– Бедные… – посочувствовала Валя. – Как же вам тяжело живется!

– И не говори… – вздохнула русалка. – Но ничего, справляемся.

– А вы чего здесь забыли? – обиженная повернулась к нам лицом. – Ума не приложу, что могло вас тут заинтересовать. Вы же иномиряне, если я правильно поняла?

На этом вопросе обе русалки на мгновение ошарашенно замерли, а потом более спокойная, что говорила с нами, взяла себя в руки.

– Прошу проследовать за нами, – учтиво проговорила она и многозначительно переглянулась со своей подругой. – Мы обязаны представить вас ее величеству королеве Триссе.

– Мы поняли, зачем вы пришли, – прохладно пояснила другая. – И мы должны сообщить об этом нашей королеве.

Делать нечего, пришлось плыть за ними. Тем более что дороги мы все равно не знали. Мы с Валей очень быстро нашли общий язык с русалками. А Андрей, как всегда, погрузился в собственные мысли. Хм, если так будет продолжаться, то у них с Валей до свадьбы точно дело не дойдет.

Как оказалось, под водой идет спокойная размеренная русалочья жизнь, которую возглавляет королева Трисса. Как поведали наши новые знакомые, озеро Тарр – единственное на плато Ястребов, где еще могут жить русалки. Сама королева не имеет с местным князем никаких политических связей.

Опустившись поглубже, мы с Андреем тоже включили магические лампочки на шлемах. Хорошо, что здесь, под водой, мы могли почувствовать хоть слабую магию. В отличие от русалок на глубине мы почти ничего не видели, лишь ощущали всем телом воду и редкие водоросли, которые, оторвавшись от дна, свободно плавали и цеплялись за нас. Лиса и Диса – так представились русалки – развеяли миф о том, что на дне светло как днем. Вовсе нет. Свет с поверхности туда почти не проникал, поэтому жители русалочьего города Орсио все дневное время пребывали в темноте. Ночью просыпался особый вид озерных рыбок, которые неплохо освещали дно. И да, русалки когда-то жили внизу, в Запретной зоне. Но древние маги перенесли их предков на плато.

Мы спустились настолько, что смогли разглядеть город. Нашим очам предстали серые каменные громады, которые и служили домами для наших проводниц. Один раз в году в озере выводился необычный вид рачков. Новорожденные детеныши сияли всего один день, озаряя приятным мягким светом весь Орсио. И тогда русалки устраивали гулянья и танцы. Нередко в этот день и ночь складывались семейные пары. Еще не определившиеся с выбором второй половинки предпочитали подниматься на поверхность.

Времени было мало, но так хотелось узнать о подводном мире озера Тарр получше. Обидно, что у нас миссия. Вон, даже Андрею стало интересно послушать про быт русалок. Но мы уже почти прибыли в пещеру королевы Триссы. Да-да, именно пещеру, потому что у нас здесь не Дисней, а Драгон-Эрн со своими отнюдь не вымышленными реалиями. Это на поверхности князья кланов живут в роскошных дворцах, а под водой все иначе.

Пещера королевы представляла собой огромную каменную глыбу с гротом внутри. Обиталища ее подданных были поменьше, и там не хранилось столько человеческих предметов, как у их правительницы. Об этом нам поведали русалки.

– Лиса, Диса, – мелодично проговорила выплывшая нам навстречу Трисса, – не хотите меня познакомить с вашими друзьями с поверхности?

Несмотря на дружелюбный тон, вопрос прозвучал холодно и враждебно. Сложилось такое впечатление, будто дружба с людьми у русалок не приветствуется.

– Моя госпожа, – кажется, слово взяла Диса – их было сложно различить, – мы привели не просто людей с поверхности. Они пришельцы, моя королева.

Повисла пауза. Королева думала. Наверняка она знала, зачем мы явились, и сейчас решала, отдавать нам артефакт или нет. И почему Миррэй так уверен, что артефакт именно здесь? Хотя если учесть, что это последнее на плато Ястребов поселение русалок, то, думаю, мы явились по правильному адресу.

– Значит, так, – наконец заговорила королева. – Лиса и Диса провожают вас до той расщелины, где спрятана ваша побрякушка. Но! Перед этим вы должны придумать, как сделать освещение на дне. – Заметив наши озадаченные взгляды, королева пояснила: – Вы же из другого мира. Подозреваю, там прогресс ушел далеко вперед, поэтому и поручаю это задание именно вам.

– Но это очень сложно… – пробормотала я ошарашенно.

– И долго, – вставила Валя.

– Но мы справимся за шесть часов! – воскликнул Андрей.

– Что?! – хором возмутились мы.

– Как ты себе это представляешь? – взъелась на своего бойфренда Валя.

– Или у тебя уже есть план? – поддержала я подругу.

– Ну как вам сказать… – блаженно улыбнулся парень. – Есть у меня одна идейка.

Под «идейкой» он понимал разведение какой-нибудь светящейся растительности. На это главная русалка гордо заметила, что если бы все было настолько просто, она бы не стала его просить. Андрей сдаваться не пожелал, и через пять минут мы уже приносили клятву, что князь Миррэй непременно снабдит озеро магическим освещением. Чтобы еще больше насолить Мирру, я пообещала выписать из дворца парочку магов, чтобы те перекрасили хвосты русалок в разные цвета. Нет, конечно, они и так очень даже ничего, но все одинаковые. На радостях королева Трисса лично взялась проводить нас к тому месту, где спрятан артефакт.

Во время общения с русалками мы забыли, что наши костюмы неисправны. Но не успела наша дружная компания преодолеть и половину пути до ущелья, как уже потеряла одного бойца.

– Что-то мне нехорошо… – тихо призналась Валя. – На меня все давит…

– Костюм! – в один голос воскликнули мы с Андреем.

Внимательно осмотрев девушку, русалки пришли к выводу, что Валино снаряжение, несмотря на двуслойность, дало сильный сбой. Судя по всему, она начинала чувствовать давление воды на глубине.

– И это ты еще холод не чувствуешь! – взволнованно воскликнул Андрей, обнимая свою девушку за плечи. – Тебе надо как можно скорее вернуться на поверхность!

– Диса, – скомандовала королева, – проводи нашу гостью.

Распрощавшись на время с подругой, мы поплыли дальше. Андрей сильно переживал за нее и огромным усилием воли сдерживал порыв все бросить и кинуться за любимой. На меня же начала накатывать легкая паника. А что, если и мое снаряжение скоро накроется? Смогу ли я добраться до поверхности без ущерба здоровью? А Андрей и Валя?

Мы плыли все дальше и дальше. Магические фонарики на шлемах освещали только то, что находилось на расстоянии вытянутой руки. Появившаяся из ниоткуда маленькая рыбешка заставила меня испугаться, как будто я увидела гигантского осьминога. И снова водоросли… Всегда терпеть их не могла! Но бояться – дело неблагодарное и коварное, которое обычно разворачивает людей на сто восемьдесят градусов от намеченной цели. В числе таких слабаков я оказаться не хотела, а потому плыла вперед, стараясь лишний раз не задумываться о плохом. Я всего лишь сдаю норматив по физкультуре в универе, не более…


Расщелина была наполнена тьмой. Если в Орсио пробивался хоть какой-то свет с поверхности, то там была вечная ночь. Русалки отказались спускаться. Чтобы не потеряться, мы с Андреем взялись за руки и поплыли в неизвестность. По ощущениям, чем глубже мы опускались, тем более вязкой становилась вода. На дно расщелины что-то осело, или это защитная магия – не знаю. Я почувствовала, как парень прибавил скорости.

– Ты чего?

– Замерзать начинаю, – коротко бросил тот.

Я не на шутку встревожилась. Что, если мы не успеем?

– Ты не должен замерзнуть… – робко проговорила я. – Валя мне этого не простит. Может, тебе все же подняться на поверхность, пока не поздно?

– Я справлюсь, – хмуро откликнулся Андрей. – Пожалуйста, не нагнетай.

Сказано – сделано. Я умолкла и принялась рассматривать местность в пределах видимости. Где же дно?! Эдак и в моем снаряжении скоро появится брешь. Чтобы меньше думать и быстрее достичь цели, я тоже прибавила скорости и потащила на буксире своего спутника. Тот, к его чести, поддержал меня и почти сразу перестал быть балластом.

– Я что-то вижу, – вдруг сказал Андрей. – Приглядись… немного левее.

Не сговариваясь, мы сбавили скорость, и я сосредоточилась на том месте, куда указывал друг. Внизу что-то блестело и переливалось всеми оттенками красного. И тут мы чуть не врезались в дно.

– Гадское освещение! – выругался Андрей. – Чтоб его!

Да уж, с нашими фонариками особо не рассмотришь дорогу. Вот и приближение дна проворонили.

Оглядевшись, мы поняли, что проникли в пещеру через потолок. Медальон с камнем просто плавал в воде, но был окружен золотистой полупрозрачной сферой. Как только мы попытались приблизиться, артефакт немедленно сам по себе начал отдаляться. Все бы хорошо, но Андрей долго не мог находиться под водой, у нас не было времени гоняться за вещицей.

– Засада… – после второго такого трюка проговорил парень. – Я, наверное, раньше душу отдам, чем эта штука захочет с нами сотрудничать.

– По-моему, она живая, – с сомнением протянула я. – И если я права, то мы должны ей что-то доказать. Ведь так?

Последний вопрос был обращен к артефакту. Странно, но побрякушка мне ответила. Сначала крутанулась вокруг своей оси, а затем поплыла куда-то. Естественно, нам пришлось последовать за ней.

У Андрея уже вовсю стучали зубы, но он отказывался сдаваться. А сфера с артефактом продолжала углубляться по коридору в неизвестность. Меня сковал ужас. У меня замерзает товарищ, а магическая побрякушка еще вздумала испытания проводить!

Наконец мы оказались в просторном зале. Созданный руками человека, он хранил в себе древнюю магию предков Миррэя. Они построили хранилище для артефакта. Жаль, что полностью исследовать его не получится. Я только успела рассмотреть массивную каменную тумбу, к которой нас подвела сфера. Поросшую мелкими водорослями тумбу обвивали несколько сиреневых магических завитков, не давая артефакту покинуть пещеру. Я позволила себе выпустить руку Андрея и схватилась за тумбу. Почувствовала через ладони чужую магию. Но она не смогла на меня воздействовать. В голове ни с того ни с сего появилась мысль, что у этих завитков есть общее начало – сфера. К слову сказать, последняя сама водрузилась на тумбу в специально отведенное для нее углубление.

– Да порви их, и все, – постукивая зубами от холода, посоветовал Андрей. – Что тут думать? Порвешь эту гадость, и артефакт будет наш. И побыстрее, а то я уже замерз как цуцик.

Я собралась, кивнула и принялась за дело. Нити оказались тугие и прочные, просто так порвать их не получалось. Видя мои тщетные потуги, друг взялся помогать. Он вцепился в светящуюся нить и синхронно со мной потянул на себя. Завиток лопнул. Следующие восемь жгутов рвались еще труднее. Не знаю, как Андрей, а я под конец сильно вымоталась.

Итогом наших мучений стали поломанная магическая защита и рассеявшаяся золотая сфера. Артефакт упал в углубление на тумбе. Недолго думая, я протянула руку и забрала украшение. Откуда-то сверху упал камень… потом еще и еще.

Андрей сориентировался быстрее. Он схватил меня за руку и из последних сил потянул на выход. Я поторопилась перехватить инициативу и оказаться впереди ослабевшего парня.

Первым начал рушиться тот зал, откуда мы забрали артефакт. Хранилище разваливалось за нашими спинами.

Мы благополучно выбрались наружу, но трудности на этом не закончились. Нам предстояло еще выплыть из расщелины и при этом не попасть в облако песка и водорослей, поднятое осыпавшимися камнями. В одной руке я по-прежнему держала артефакт, другой тянула за собой друга. Тот все слабее и слабее двигал ногами.

Если честно, я боялась. Мне все так же было страшно за собственную жизнь и не меньше – за друга. Он же в любой момент может потерять сознание! А я в любой момент могу выдохнуться… Ну когда же?

– Как же долго… – услышала я еле слышное бормотание Андрея. – Чертов князь! Чтоб его за ногу да без скафандра в космос запустить! Интересно, а Драгон-Эрн и Хрустальный мир в одном измерении? И как они далеко друг от друга?

– Хочешь улететь туда на ракете? – спросила я, чтобы хоть как-то отогнать печальные думы.

– Почему нет? – откликнулся Андрей. – Вот только вернусь во дворец, отосплюсь как следует и сразу приступлю к построению космического корабля.

– А ты осилишь такой сложный и большой проект? – проворчала я, представив, как наш ботаник бегает по всему плато в поисках гаечного ключа и шуруповерта.

– Умру, но свалю отсюда! – рыкнул он.

– Ну, если ты умрешь в процессе, – продолжала шутить я, – то уж точно не улетишь.

– Засада… – недовольно пробурчал парень. – Тогда умирать будем уже дома.

– Я умирать не собираюсь, – весело фыркнула я и добила: – А тебе Валя не позволит.

– Точно! – воскликнул он и выдал: – Я передумал умирать… я женюсь! С горя или на радостях – там как получится.

За болтовней время пролетело быстро. Вокруг ощутимо посветлело. Еще минут пять, и я увидела ожидающих нас русалок. Лиса и королева Трисса плыли нам навстречу. Русалки забрали Андрея, оставляя мне возможность немного передохнуть во время длительного подъема на поверхность.

На середине пути я заметила, что друг совсем перестал перебирать ногами. Дело плохо. Я ощущала нехватку кислорода. К моему великому сожалению, наши новые знакомые проводили нас лишь до глубины метров в пять. По их словам, русалкам дальше опасно подниматься в истинном обличье. Особенно в присутствии наших телохранителей. Я коротко распрощалась с новыми знакомыми и, подцепив Андрея, из последних сил поплыла наверх. Экономить кислород не получалось. Легкие обожгло болью, я стремилась хотя бы всплыть на поверхность, чтобы нас заметили. Но если я еще держалась, то Андрей был на грани: все еще в сознании, но уже неспособный к каким бы то ни было действиям. Я до крови прикусила губу, запрещая себе сдаваться. Больно, задыхаюсь, в глазах темнеет… свет!

Уже почти ничего не видя из-за пульсирующей в голове боли, первым делом я вытолкнула на поверхность друга. Убедившись, что он качается на воде и тонуть не собирается, сняла с себя шлем. Воздух! Да! Но по-прежнему ничего не вижу…

– Вон они! – раздался вдали тонкий голосок Вали. – Скорее!

Нас идут спасать… как хорошо! Сознание передумало прощаться со мной, открывая взору двух мужчин, плывущих к нам… к нам.

– Андрей! – взволнованно воскликнула я, оглядываясь на парня, который постепенно уходил под воду.

Я рванула нашего ботаника за трико на себя. Испугалась, что ему тоже не хватает кислорода, и быстро сняла с него шлем. Дышит… Подоспевший охранник забрал Андрея из моих рук. Второй мужчина, не спрашивая разрешения, сгреб меня в охапку и поплыл к берегу.

– Достали? – спросил он, когда мы оказались на мелководье.

Я молча показала ему артефакт и ужаснулась тому, что все это время рисковала выронить его. Особенно когда чуть сознание не потеряла. К счастью, ладонь была по-прежнему плотно сжата, и побрякушка осталась на месте.

Меня поставили на ноги только на берегу. Валя встречала нас, испуганно охая и причитая при виде полуобморочного Андрея. Да уж, кажется, я в этой компании пострадала меньше всех. И потому было решено в первую очередь стаскивать водолазный костюм с Андрея. Парень сейчас не мог сам о себе позаботиться, поэтому Валентина первым делом оказывала помощь ему. Я же под шумок прошла в те самые кустики, где оставила одежду.

Стоять на твердой земле оказалось непривычно. За время, проведенное под водой, мои ноги настолько устали, что теперь начинали невыносимо гудеть. Медленно, осторожно я прошла в нужное место и только там позволила себе расслабиться и опереться на ствол раскидистого дерева. Как же плохо! Как только вернусь в замок, поколочу князя за все «хорошее» у всех на глазах. Ну ладно, не поколочу и не публично – пороха не хватит. Но влепить пощечину, когда останемся наедине, – это я могу. И сделаю!

Когда я переоделась и вышла к остальным, Андрей уже сидел на земле и вяло оглядывался по сторонам. Кулон я повесила себе на шею, чтобы не потерять. М-да, как же мы полетим на драконе? Две с половиной калеки… странно, но пока этот вопрос даже не поднимался.

– Наконец-то! – воскликнула Валентина. – А я уже хотела идти проверять, не случилось ли чего…

– Все нормально, – кивнула я подруге. – Андрей?

– Все никак не согреется, – тяжело вздохнула девушка и присела рядом с любимым. – Еды нам с собой не дали, рассчитывали, что успеем за полдня.

– Сами бы так слетали, – раздраженно фыркнула я, мысленно костеря Мирра последними словами. – А мы бы во дворце посидели…

– Приказы нашего князя не обсуждаются, – влез в разговор охранник. – Нам говорят – мы выполняем. Если мы не смогли сделать все в точности как он задумал, то это уже наши проблемы.

– Ну, вы-то подданные, а мы – нет. – Я кровожадно улыбнулась. – Думаю, я вполне имею право поговорить с вашим князем по-свойски.

На меня косо посмотрели. Причем все.

– А что такого? – мило захлопала я глазками. – Я не принадлежу к клану и в этом мире всего лишь гостья. Но Миррэй уже умудрился два раза мою скромную персону забросить в горяченькое местечко. Он грубит, не уважает, презирает… с чего бы мне с ним быть милой кроткой овечкой? Но не волнуйтесь, границу дозволенного я не перейду.

– А у тебя своя граница, или ты планируешь придерживаться правил общества, в котором оказалась? – с подозрением уточнил Андрей.

– Да ну тебя! – отмахнулась я от этого зануды. – Шуток не понимаешь.

А сама уже представляла себе, как буду предъявлять местному князю претензии по поводу всего! И по лицу врежу, чтобы запомнил, наконец, что с нами так обращаться нельзя. Я ведь ему действительно могу все высказать. Имею право тет-а-тет обращаться к этой синеглазой заразе на «ты», и так далее. Уже проходили.

В животе предательски заурчало. А что я могла сделать? Мы ведь в последний раз трапезничали во дворце князя. Я состроила страдальческую гримасу и специально положила руку на живот, наглядно показывая охранникам, что неплохо бы как-то позаботиться о еде.

– Ясно… – фыркнул один. – Скоро вернусь.

Нет, ну а что? Мы сами, что ли, должны добывать себе еду? А они тут для чего? Полдня торчали на берегу, ничего не делали, а мы там… жутко вспоминать.

– И когда теперь домой? – хмуро уточнил Андрей у оставшихся двоих телохранителей.

– Когда все будут в приемлемой физической форме, – буднично сообщил один.

– Нам бы врача, – стал возражать Андрей, – нормальной еды и покоя, а вы всего этого нас лишаете!

– И что ты предлагаешь? – проговорил другой. – Хочешь свалиться с дракона? Или умереть прямо в полете? Учти, наверху очень ветрено и холодно.

– Так можно поменяться местами… – принялся разжевывать очевидное парень. – На мое место сядет кто-то другой.

– Валь, как твоя голова? – спросила я, пока охранники раздумывали над предложением Андрея.

– Немного кружится, – честно призналась подруга. – Но уже значительно лучше.

Из кустов появился наш третий сопровождающий, с пустыми руками и растерянным выражением лица.

– В округе нет животных и птиц, – огорченно сообщил он. – Охотиться бесполезно.

– Летим в замок сейчас, – решил за всех Андрей и тщетно попытался встать на ноги. – Черт!

– Баррэй, – неожиданно представился охранник и неохотно стал помогать парню.

– Гиро, – проговорил второй и направился за своим товарищем.

– Шару, – назвал свое имя последний. – Девушки, я поеду с вами.

– Очень приятно, – откликнулась подруга. – Я Валя. Думаю, мы с радостью примем ваше предложение.

Она вопросительно посмотрела на меня. Хм…

– Не против, – кивнула я. – Я – Станислава, можно просто Стася.

Перезнакомившись таким образом, мы направились к драконам, которые отдыхали на прилегающем к озеру поле. Лично мне было уже все равно, что перед нами гигантские рептилии, способные сожрать человека одним махом. Мне было плевать на ветер и опасность свалиться вниз. Я хотела есть, спать и… нет, разобраться с Миррэем я могу и после сна. Все!

Садились и пристегивались на автомате. Андрея посадили между Баррэем и Гиро. Шару же сел за Валей, которая расположилась за мной. Дракон словно чувствовал наше с подругой состояние и поднимался медленно, плавно. Хороший зверь. Надо будет как-нибудь на досуге изучить этих животных. Судя по пророчеству, которое мне растолковал Мирр, оставаться в этом мире именно мне. А если я смогу найти общий язык с их транспортными рептилиями, то вполне могу заниматься ими всю жизнь. Только выучиться не помешало бы. Да и вопрос с родителями решить.

Я погладила чешую ящера на хребте перед собой и заработала настоящий драконий урчаще-рычащий хрип. Похоже, ему понравилось. Ладно, в полете экспериментировать не буду, а то мало ли что? Вдруг ему что-нибудь не понравится, и он решит нас сбросить?

Периодически я косилась вниз, туда, где летел Андрей. Парень выглядел из ряда вон плохо: он обмяк между конвоирами, скорее всего дремал, а может, и вовсе был без сознания. О последнем думать не хотелось. Он там не один, и это главное. Его подруге тоже было не так хорошо, как она старалась показать. Едва мы набрали высоту, Валя тут же уткнулась носом мне в спину. Спала она или нет, не знаю.

Когда мы начали снижаться, я готова была на все, лишь бы ступить на землю двумя ногами. Говорят, что летать – это прекрасно. Даже сказки про это пишут. Ничего подобного. Летать – это холодно, тягостно, страшно и вредно для здоровья. Я почти не сомневаюсь, что завтра не смогу повернуть шею или подняться по лестнице. Я даже думаю, что вряд ли смогу встать с постели. Вот отдам цацку князю, и шли бы все полем-лесом и по кругу.


Глава 4
Готовьте узбагоительное

А на площадке для драконов нас поджидали Эдвард и Миррэй. И сразу захотелось попросить дракона улететь прочь… Вот освою весь необходимый материал и незамедлительно приступлю к практике. А сейчас надо сдержанно поздороваться, слезть с этого милого животного… или наоборот, как получится. Ой, а что это у нас там такое прямо за изгородью, отделяющей княжеские владения от остального города? Кажется, человек. Лежит на животе без движения. Черт, что делать-то? Придется временно забыть о скотском поведении князя Миррэя…

Дракон только-только приземлился, а я уже расстегивала на себе ремни. Рассчитывая на то, что Шару сам справится с веревочной лестницей, я была полностью поглощена процессом освобождения себя любимой от предательских пут, привязывающих меня к седлу. Однако вскоре я получила возможность расслабиться и не спеша спуститься вниз.

Все дело в том, что Баррэй, Гиро и Шару тоже увидали труп, а потому не преминули сообщить об этом князю. Тот молниеносно отдал приказ своей охране, и те тут же удалились на осмотр места преступления. Что ж, вспоминаю вновь свои старые обиды…

Довольно прохладно я поздоровалась с обоими мужчинами, молча сняла с шеи артефакт и протянула его Мирру. Огляделась, чтобы удостовериться, что с друзьями все в порядке. Баррэй и Гиро вытаскивали полуобморочного Андрея из седла, а Валя с ужасом наблюдала за ними.

– В больничное крыло, – напрягшись, распорядился Миррэй. – Всех троих.

– А я не хочу, – тихо проговорила я.

Меня смерили убийственным взглядом, а затем попытались прожечь очередную дыру. И тут случилось нечто. Дракон повернул морду ко мне и ткнулся носом в плечо. От такого поворота помощник князя даже рот открыл от удивления. А вот на лице Мирра ни один мускул не дрогнул. Только глаза настороженно прищурились. Я же с трепетом повернулась к животному и протянула к нему ладонь. Дракон не отстранился и не зарычал, поэтому я осмелела и легонько погладила его по могучей щеке.

– Вообще-то он не ручной… – с сомнением и опаской начал Эдвард, по-видимому, взяв себя в руки раньше князя Миррэя. – Он и руку откусить может.

Этот «не ручной» пару раз фыркнул на него, мол, не прав ты, дражайший, ой как не прав. Я тихо захихикала и обняла драконью морду, прижавшись к ней лбом.

– Спасибо тебе за бережный полет, – сказала я. – Ты большой молодец.

Дракон в ответ одобрительно рыкнул. Тут уже не выдержал Миррэй:

– Теперь ясно, чем занять Станиславу, пока остальные восстанавливаются. Эдвард, я считаю, что именно драконы для нашей гостьи являются настоящими домашними животными. Не находишь?

– Никак нет, мой князь, – торопливо открестился Эдвард. – Дракон – это дракон.

– Это твое мнение, – не стал спорить правитель. – Но я сделаю по-своему. Баррэй, Гиро, Шару, – Станиславу к доктору не надо. Ее сейчас проводит до покоев мой помощник. Ее друзей – как запланировано.

– Да, мой князь! – хором откликнулись мужчины и повели моих друзей в указанном направлении.

Я взволнованно проследила за ними и снова вернулась к дракону. Неужели я буду у них тут учиться?! Ко мне подошел князь и пристально уставился в лицо.

– Еще наобщаетесь, – коротко бросил он, отстраняя драконью морду от меня. – Но не сейчас…

А вот последнее было сказано уже с нажимом. Сил спорить не было. Я молча погладила рептилию по шее и подошла к Эдварду. Тот неодобрительно качал головой, как бы осуждая меня за непочтительное поведение.

– Займешься ее обучением, – хмыкнул Мирр. – Я на место преступления, а ты проследи, чтобы она оказалась в своей комнате. Пусть ей принесут поесть.

– Хорошо, – спокойно откликнулся Эдвард.

Но Миррэй его уже не слышал. Князь широким шагом удалялся за пределы посадочного поля. Грозный, уверенный в себе, могущественный и такой заносчивый…

– Как всегда… – закатил глаза Эдвард и обратился ко мне: – Ну, пойдем и мы?

– Наверное, – вяло откликнулась я. Не хотелось никуда отходить от дракона.

С другой стороны, меня сильно мутило, голова трещала, ноги подкашивались от усталости. Но я старалась не показывать, что мне тяжело идти, дабы не попасть на руки к одному идущему рядом со мной мужчине. Он и так при каждом удобном случае поддерживал меня то под локоток, то за талию. Странное поведение. Я бы сравнила подобную заботу с влюбленностью, но не могла утверждать наверняка.

Эдвард рассказал, что сегодня это уже второе убийство. От такой новости мне стало еще хуже. У крыльца все-таки пришлось сдаться и позволить себя нести до самых покоев. Мозаичная дорожка – это, конечно, хорошо, но преодолеть многочисленные ступеньки на лестницах мне было не под силу. У меня галантно спросили, когда следует принести ужин. Ответила, что через час, – собиралась хотя бы минут сорок полежать в горячей ванне.

Добирались до моих покоев молча. Мне, мягко говоря, было не до разговоров. А Эдвард, скорее всего, чувствовал мое настроение и подстраивался под него, за что я была ему очень благодарна. Он правда хороший. Но меня смущало проявление участия и заботы от незнакомого мужчины.

Войдя в спальню, он аккуратно сгрузил меня на кровать и, коротко попрощавшись, удалился. Я была рада оказаться одна, хотелось расслабиться, забыться и откинуть все свои проблемы прочь. Помечтать, подумать, разобраться в ситуации.

Но ванная ждала меня и не терпела отсрочки, ведь в скором времени мне должны принести ужин. Обед я благополучно пропустила. Зато теперь намеревалась восполнить этот недостаток с лихвой. А пока – горячая вода с ароматическими маслами. Помнится, в прошлый раз я видела несколько маленьких пузырьков.

Как только переступила порог цитадели чистоты и блаженства, я пропала из этого мира минут эдак на сорок. Могла и дольше, но, к сожалению, кушать хотелось больше, чем валяться в горячей воде.

На ужин мне принесли всего и много. А еще ко мне неожиданно решил присоединиться сам князь клана Ястребов. Он объяснил, что хочет услышать из моих уст рассказ о погружении в озеро и о том, что так повлияло на здоровье Андрея и Валентины.

Он вошел в мои покои без стука и сел в широкое кресло, стоящее возле небольшого столика, предназначенного, скорее всего, для завтраков. Что же, пришлось рассказывать. Миррэй смотрел на меня внимательным цепким взглядом и изредка задавал уточняющие вопросы. Когда я дошла до того места, где Андрей так опрометчиво пообещал русалкам помощь с поверхности, правитель поморщился, будто съел целый лимон, и, еле сдерживая ярость, негромко осведомился:

– А он не хотел бы решить проблему своими силами, раз такой умный?

– Нет, не хотел бы. – Я отложила пустую тарелку на поднос и посмотрела на любителя пернатых с вызовом. – Вы меня перебиваете, между прочим. Впереди одно очень важное событие, которое все расставит на свои места.

– Но я понимаю, что это твое, – он подчеркнул последнее слово, напоминая, что мы с ним перешли на «ты», – событие наступило после того, как Андрей пообещал русалкам моих магов. Он хоть клятву им не давал?

Я опустила глазки в пол, давая понять, что он прав. И первой перешла в нападение:

– А как мы должны были поступить? Как, по-твоему, можно снабдить светом целое озеро, если не прибегать к магии и к клятве, соответственно? Или нам надо было подняться на поверхность, слетать сюда и проконсультироваться с тобой?

– Неужели у вас в Хрустальном не смогли бы без магии провести свет под воду? – скептически выгнул бровь мой собеседник.

– Представь себе, нет! – возмущенно воскликнула я, в очередной раз не придав значения странному названию нашего с друзьями мира. – За световой день – точно нет. А нам нужно было поскорее достать этот чертов артефакт.

– Не ругайся, – неожиданно прервал меня Миррэй. – Я не терплю, когда при мне ругаются женщины.

– Правда? А ничего, что нам подсунули испорченное снаряжение, а ты даже не отреагировал на это? Или так и было задумано?

– Нет, так не было задумано. Но, позволь, я сам разберусь с этим!

– Нет, не позволю! – Я совсем позабыла о еде и так и норовила задеть его побольнее. – Пострадали мои друзья! А что, если завтра пострадаю я сама? Прикажешь сидеть сложа руки и ничего не делать, ждать, пока меня твой убийца прикончит?

– Да ты ему и даром не нужна! – рыкнул на меня Мирр. – С какой стати он захочет убивать какую-то иномирянку, которая не имеет никакого положения в здешнем обществе?

Мне как будто ушат ледяной воды на голову вылили. Стало очень мерзко и неприятно находиться с этим человеком в одном помещении. По сути, он прав. Я здесь никто. И Валя с Андреем тоже. Мы просто расходный материал, пушечное мясо, которое по какой-то причине должно заслонить собой князя от всех бед.

– Спасибо, буду знать твое истинное отношение ко мне, – растерянно пробормотала я, но все же нашла в себе силы продолжить: – Неужели ты действительно не понимаешь, что мы втроем перешли дорогу вашему маньяку? Мы достаем артефакты для прочтения пророчества, а ему это не на руку.

В ответ – гробовое молчание. Казалось, Миррэй Эрн полностью погрузился в себя и позабыл обо всем на свете. Здраво рассудив, что ему мешать не стоит, я продолжила трапезу. Я ела, а он сидел и смотрел невидящим взглядом перед собой. Открывать хотя бы частичку правды, похоже, мне не собирались. Ла-а-адно, проживем и без княжеских откровений.

Я уже успела доесть основное блюдо и десерт с чаем, а он все сидел. Я не знала, как в этом мире выключаются магические светильники, поэтому просто легла спать, не дожидаясь ухода князя и прихода Рошель, которая должна была унести поднос с пустыми тарелками. Я сегодня слишком устала, чтобы задумываться о таких пустяках.

Ночью меня разбудило внезапно раскрывшееся окно. Спала я чутко, поэтому мигом распахнула глаза и села в кровати, настороженно оглядываясь. Показалось, я слышала чьи-то шаги… А еще кожей почувствовала на себе чей-то взгляд. Сверху чуть шевельнулся балдахин. Задрав голову, я увидела…

– А-а-а! – заорала я что было сил.

Надо мной покачивалась чья-то отрубленная голова. Пока я отвлеклась на нее, кто-то невидимый резанул острым лезвием ножа мне по спине. Я вскрикнула от внезапно накатившей боли.

В коридоре раздался топот нескольких пар ног. Краем глаза я все же заметила кого-то в черном, кто залезал на подоконник, чтобы скрыться до того, как входная дверь распахнется. Превозмогая боль, я вскочила с кровати в тот самый момент, когда убийца спрыгнул вниз. Когда я добралась до окна, в мои покои ввалились несколько мужчин, одетых в форму местной охраны. Естественно, убийцу я упустила.

– Лекаря! – прокатился по помещению густой бас. – Гостья нашего князя ранена!

Не обращая больше ни на кого внимания, я осела на пол и уставилась в сторону своей кровати. На балдахине по-прежнему лежала голова… Слезы сами полились из глаз, когда я снова увидела весь этот ужас. Окровавленная ночная сорочка противно липла к коже. Интересно, насколько сильное ранение, если я до сих пор в сознании?

– Что здесь происходит? – в комнату вошел Эдвард.

Он выглядел немного помятым после сна, но в целом держался достойно. Не успели ему толком рассказать о случившемся, как появился сам Миррэй Эрн.

– …Станислава! – смешивая мое имя с нелицеприятными непереводимыми выражениями, рыкнул во всю глотку мужчина. – Какого… ты опять в центре событий?!

– Не опять, а снова! – в истерике огрызнулась я. – По вашей милости, между прочим!

Брать меня на ручки и нести в больничное крыло никто не спешил, поэтому я указала взглядом на отрубленную голову и улеглась на живот прямо на полу. Чтобы лекарю, когда он соизволит дойти до меня, было удобнее обрабатывать мою рану. Князь в очередной раз выдал витиеватое неприличное выражение, но уже в адрес маньяка. Из его речи я поняла: голова принадлежала тому трупу, который я видела при посадке, сидя на спине дракона. Тело советника нашли сразу же, а вот его голову искали до наступления темноты.

– Лекаря вызвали? – раздраженно поинтересовался Мирр у своих подданных.

Положительный ответ никак не повлиял на его действия. Быстрым движением руки Ястреб разорвал на мне сорочку и принялся осматривать рану.

– Ай!

Мужские пальцы, обмотанные обрывком ткани, прикоснулись к чувствительному участку на спине.

– Терпи… – прошипел Мирр и громко заявил, чтобы все слышали: – Ранение поверхностное, жить будет. Необходимо остановить кровь и перевязать. Да где, черт возьми, этот лекарь?!

– Тут я! – послышался скрипучий голос.

– Быстрее!

Спину обильно оросили чем-то. Жжется! Скоро я перестала чувствовать боль и смогла рассуждать логически. Как только меня перевяжут, князь пристанет с расспросами про голову. Или все же нет? Должен же он пощадить нежную психику пострадавшей девушки?

– Итак… – Миррэй решил не тянуть кота за хвост и приступил к расспросам немедленно. – Раз ты у нас не сильно пострадала, то изволь ответить на несколько моих вопросов, Станислава.

Изверг. Ну ни капли жалости нет в этом человеке.

– А если не изволю?

– Тогда я тебя заключу в темницу за сокрытие ценной информации, – буднично откликнулся он. – Хочешь в карцер?

– Не хочу, – пробурчала я, даже не позаботившись перейти на «вы» при посторонних. – И разговаривать с тобой – тоже.

– Как ты обнаружила эту голову?

Пришлось рассказать все по порядку. А ведь как хотелось усложнить ему задачу, сказать все в трех словах, как в фильме «Бриллиантовая рука». И что получилось бы в моем случае? Проснулась, увидела, заорала, ранили – если только так.

Пока меня перевязывали, пока я рассказывала, все мои вещи перенесли в соседние покои. Правда, за всей этой показной заботой скрывались тиранство и безразличие князя. А тут еще и Эдвард со своими советами влез некстати:

– А если бы ты пораньше встала с кровати, то вполне возможно, что и сама бы осталась без головы.

Он присел на корточки напротив, когда меня изволили-таки посадить на попу. Я сидела, обнаженная по пояс, как того потребовал врач, и прикрывалась лишь обрывком пострадавшей сорочки. Кроме Эдварда и доктора, в комнате присутствовал еще и князь. Остальной народ как-то незаметно рассосался. Да, миленький видок им открывается, наверное…

К чести мужчин, все трое смотрели на меня лишь как на важного свидетеля, который видел своими глазами убийцу – аж целую его спину. С особым пристрастием меня допрашивал Эдвард. Он, видите ли, теперь обязан поймать этого маньяка и голыми руками придушить. И опять его чувства не тронули мое сердце… а жаль. Миррэй положился целиком и полностью на своего помощника: встал в сторонке и внимательно наблюдал за нашей милой беседой.

Совсем скоро лекарь закончил с перевязкой и помог мне встать на ноги, чтобы меня отвели в другие покои. Рошель, которая все это время ожидала приказаний в коридоре, аккуратно взяла меня под локоток и препроводила в новые апартаменты.

Уходя, я услышала, как Эдвард доверительно обратился к князю:

– Повелитель, я, кажется, знаю, кто убийца. Пойдемте, я все вам объясню.

Вот почему всегда так?! Самое интересное, и без меня! А что, если до утра они уже успеют найти виновного и казнить его? Как главный свидетель, я просто обязана опознать спину напавшего на меня. Это во всех детективах происходит, уж я точно знаю. И вообще, они нисколько не умеют вести расследование.

– Госпожа, не изволите ли пройти в ванную? – спросила горничная, прерывая ход моих захватывающих мыслей.

– Да, конечно, – рассеянно откликнулась я, искренне ругая одного противного князя, не умеющего нормально разговаривать с представительницами прекрасного пола.

В остальном ночь прошла ровно, без происшествий. На удивление странно, что после всего произошедшего я согласилась ночевать одна. Хм… вероятно, мне под шумок что-то вкололи под действием обезболивающего. Утром я узнала о том, что Миррэй и Эдвард таки поймали какого-то бедолагу и казнили на городской площади при всем честном народе. При нем нашли носовой платок с гербом князя клана Беркутов и анонимную записку, которую злоумышленник якобы собирался подсунуть своей следующей жертве. Для Агаты Кристи слишком просто, а для обычного следователя слишком очевидно. Тем более что все улики ведут в одну-единственную сторону – на плато Беркутов.

– Это мне Гарра рассказала, – тихо повинилась Рошель. – Только никому не говорите, пожалуйста. Казнь происходила у всех на глазах, но ведь простому люду не положено знать подробности…

– Ты права, – милостиво согласилась я, позволяя девушке создавать на моей голове прическу по местной моде. – Ты мне лучше вот о чем поведай…

Я начала ее расспрашивать о самочувствии Вали и Андрея. Тут секретов не было. Ребята очень быстро шли на поправку, и лекарь обещался выпустить этих двоих в течение суток. Новость несказанно обрадовала меня – я надеялась с помощью друзей начать собственное расследование. Что-то мне кажется, князь поймал не того злодея. Или не главного, так вернее. Искать надо в пределах замка, не дальше.

После завтрака я выглянула в коридор и удивилась, как за ночь переменилась обстановка в княжеском дворце. Всюду сновали мужчины в форме. Они переговаривались, переругивались и перешептывались между собой, вероятно, выискивая дополнительные улики по ночному происшествию и по случаю порчи нашего подводного снаряжения. Завидев меня, они замолкали и принимались настороженно рассматривать, будто боясь ослушаться приказа о неразглашении секретной информации.

Стараясь не замечать весь этот детский сад, я начала раздумывать, куда бы податься со скуки. Сначала, конечно, к друзьям. Потом хотелось бы хоть одним глазком посмотреть на изменившееся пророчество. Где находился зал переговоров, я уже примерно знала, а вот о расположении больничного крыла понятия не имела. Но выход всегда есть хотя бы один, а в моем случае их несколько. Думаю, для начала можно смело обнаглеть и пристать к кому-нибудь из военных с невинным вопросом.

– Уважаемый! – окликнула я одного из проходящих мимо мужчин. – А не подскажете…

Нужный мне объект, как оказалось, совсем не далеко. И это к лучшему, потому как мне бы не хотелось встретиться нос к носу с князем или с его помощником. Не хватало потратить уйму времени на пустые разговоры. Нет, естественно, я от этой парочки никуда не денусь и деваться не хочу в силу определенных интересов. Но не сейчас.

Преодолев необходимое расстояние по заданной траектории – так любил выражаться Андрей, – я оказалась в небольшой светлой приемной. За деревянным столом у окна сидел тот самый лекарь, что перевязывал меня ночью.

– Ну-с, – проскрипел мужчина. – С чем пожаловали, юная леди? Неужели рана воспалилась?

И картинно округлил глаза. Я не стала его расстраивать и сказала правду, а именно, что пришла навестить друзей и справиться об их здоровье. Лекарь успокоился и благодушно разрешил мне зайти на полчасика в палату к ребятам.

Пришлось рассказывать в деталях про ночное происшествие, потому что у одного болтливого доктора язык за зубами не удержался. Я снова пережила тот страх, тот ужас, что волной накрыли меня тогда. Итогом моего повествования стала лошадиная доза успокоительного, пожертвованная мне лекарем. И перед тем как успокоиться, я сделала в своей голове пометку уйти ночевать к Вале с Андреем. Кстати, я до сих пор не знаю, поселили их вместе или раздельно.

Через час я уже была в зале переговоров. Фу, что за абракадабра вместо русалок у них сложилась? Артефакт вставлен, а определенного рисунка нет. Какая-то каменная глыба, по бокам которой еле угадываются два человечка. Нам что, на гору придется лезть?!

– Станислава! – неожиданно за моей спиной раздался яростный рык князя. – Что ты здесь делаешь?!

Не люблю, когда со мной разговаривают таким вот образом. Я уселась прямо посреди мозаики и только потом обернулась к правителю.

– Разгадываю загадку, – мягко проговорила я и дружелюбно посмотрела на него.

И тут же отвернулась, делая вид, что нисколько не замечаю князя. Все-таки успокоительное местного врача – вещь. Безразлично, мягко, как с душевнобольным – вот как я с ним разговаривала.

– Я же человеческим языком попросил не совать свой нос, куда не следует!

– Уже сунула. Когда в первый раз залезла на дракона.

– Ты ведь прекрасно понимаешь, о чем я, – злился князь.

– И что? Должна же я трезво оценивать свои шансы на возвращение в свой мир? Ведь пока вы, князь, не соизволите решить все свои проблемы, путь в Хрустальный мир, как вы его называете, для меня и моих друзей закрыт.

Князь Миррэй обошел меня по кругу и встал ровно напротив. В его взгляде читались гнев и ярость. Он не хотел делиться со мной информацией, а я как раз нуждалась в ней.

– Судя по двум человечкам из пророчества, ваш враг намного сильнее того, которого казнили сегодня утром, – заявила я ему в лицо, не страшась праведной кары. И да, я снова перешла на «вы», дабы лишний раз подчеркнуть огромную пропасть между нами и немного намекнуть на обиду.

– Ты забываешься… – ледяным голосом произнес Мирр, но все-таки соизволил объяснить свои действия: – И я казнил не настоящего убийцу, а всего лишь его посредника.

На этом он замолк, всем видом давая понять, что не намерен оправдываться передо мной. Я же совершенно потеряла к нему интерес и занялась более полезным делом: продолжила размышлять над загадкой третьей части пророчества.

– А что обозначает этот камень? – деловито спросила я, будто и не было между нами вражды.

– Если бы я знал, – уже спокойнее сказал Мирр.

– Как, а разве ваши советники не подскажут?

– Не подскажут, – покачал головой князь. – Я распустил Совет.

– Ах вот оно что… – Я даже обрадовалась такому повороту событий. – И правильно.

Он не ответил. Ухватив широкими руками под мышки, поднял меня на ноги и подтолкнул к выходу.

– Скоро сюда явятся князья кланов Соколов и Беркутов, – проговорил Мирр, – мои братья. Я не хочу, чтобы они видели тебя здесь. Хотя бы первое время.

Я не стала сопротивляться и направилась в коридор. Молча. Кажется, успокоительное перестало действовать. Потому что я начала остро чувствовать раздражение. И снова ненавидеть. Его.

Меня холодно попросили пройти в библиотеку, где уже сидел Эдвард. При упоминании об этом князя почему-то перекосило. Странный он, честное слово. Сначала наорал – точнее, нашипел, – потом проводил к месту назначения, и слова не сказав в упрек.

На месте я поняла, почему князя перекосило. Он не хотел, чтобы я крутила роман, пусть и временный, с его подчиненным. Ледяным тоном он намекнул Эдварду, что не потерпит в своем замке подобного, при этом нарочно не замечая меня. Нет бы сказал, что я под его защитой, и все такое… Мужлан неотесанный. Я гостья здесь или пленница? Похоже, второе.

– Надеюсь, что в мое отсутствие вы не натворите глупостей, Станислава.

Получив в ответ молчаливый кивок, князь Ястребов покинул библиотеку. Эдвард возмущенно фыркнул и стал показывать мне обитель знаний. Книги, книги, книги… свитки и снова книги. Скукота. Потом Эдвард распорядился принести нам необходимые учебники, а сам повел меня в читальный зал, где стояли несколько столов и стульев, диван, два кресла и небольшой низкий столик.

Весь оставшийся день я провела в компании Эдварда за изучением физиологии драконов. Прерывались только на обед. Должна признать, рассказчик из помощника князя получился отменный. Он знал все. Кроме расшифровки пророчества. С этим вопросом я к нему пристала через полчаса после начала первого урока. К своему удивлению и стыду, я наконец поняла его истинные чувства ко мне: дружба, уважение и забота. А я-то напридумывала себе невесть чего! К концу дня мы даже договорились пойти на следующий день в ангар к драконам князя, чтобы поближе познакомиться с ними.

Но я все никак не могла отделаться от мысли, что придется опять остаться одной в опочивальне на ночь. И чем больше времени проходило, тем тревожнее становилось на душе.

– Тебя что-то снова беспокоит? – спросил Эдвард после того, как я третий раз подряд поставила чернильную кляксу на бумаге. К сожалению, шариковые ручки в этом мире еще не изобрели.

– Угу. – Я не стала врать, ибо все прекрасно читалось по моему лицу. – Маньяк меня беспокоит, вот что.

– Но это же бессмысленно, – мягко возразил Эдвард. – Совет официально распущен, и ты больше никуда влезать не собираешься. Я прав?

– Прав, – быстро закивала я, мысленно скрестив пальцы. – После такого я даже приказа от Миррэя не послушаю. Пусть сам разыскивает последний артефакт, если ему надо.

– Сомневаюсь, что он позволит, – скептически хмыкнул Эдвард. – Но если что-то случится, зови. Моя комната этажом ниже, чуть левее. До князя добраться сложнее, у него отдельное крыло.

Мы еще немного позанимались, а затем отправились ужинать. По дороге оживленно обсуждали нетипичное поведение драконихи накануне. Оказывается, она почувствовала мои эмоции! Эта новость так захватила меня, что я пропустила появление друзей в компании лекаря, направлявшихся в ту же сторону, что и мы с Эдом. Кстати, он сам разрешил мне себя так называть.

– Стаська! – завопила Валентина и бросилась ко мне. – Как ты?

Пока мы дошли до места назначения, я успела справиться о здоровье друзей и вкратце рассказать о том, что Мирр приставил ко мне Эда для изучения драконов и всего того, что с ними связано. Как я и предполагала, Андрей и Валя не пришли в восторг. Эдвард тактично не вмешивался, лишь обмолвился, что ребятам еще не успели подготовить комнату. Если точнее, целые апартаменты с двумя комнатами. На мой закономерный вопрос о том, нет ли в наличии трехкомнатных апартаментов, наш спутник мягко пожурил меня:

– Ты же говорила, что больше не будешь бояться спать одной. Тем более что таких апартаментов в замке нет.

– Говорила, – нахмурилась я. – Но проще сказать, чем сделать. И, как я поняла, человек, испортивший наше снаряжение, еще не пойман? Сегодня прилюдно казнили какого-то бедолагу, но поиски ведь все равно продолжаются. Весь замок гудит с самого утра…

– А ты проницательна, – подмигнул Эдвард. – Князь подозревает, что у того шпиона был сообщник.

– Как они смогли попасть на территорию вашего правителя? – возмутился Андрей. – В замке и его окрестностях полно людей, и большинство из них – охрана.

– Раньше их было меньше, – снисходительно пояснил Эдвард. – После первого же убийства Миррэй Эрн удвоил количество военных. Это вопиющий случай в истории клана. Ранее никто даже не пытался посягнуть на жизнь нашего князя и его окружения.

– А почему вы нам все это рассказываете? – Валентина с подозрением покосилась на Эда. – Как я понимаю, князь Миррэй держит эту информацию в тайне.

– В тайне он держит детали расследования, – безразлично откликнулся Эд. – А я вам рассказал общеизвестные факты.

– А… – попытался вставить слово Андрей, но его прервали.

– Пришли, – чуть улыбнувшись, возвестил Эдвард.

На ужин Мирр не явился. Его помощник объяснил это делами государственной важности. Про встречу с князьями других кланов в зале переговоров он почему-то умолчал. Судя по всему, секрет.

– Ребят, а чем же вы будете заниматься во время моих уроков? – сев за стол и положив себе свежих овощей в тарелку, спросила я друзей.

– А мы тоже будем заниматься в библиотеке, – гордо поднял голову Андрей. – Только отдельно от тебя.

– Правда? – удивился подсевший ко мне Эдвард. – А что ты собираешься изучать?

– Все! – воскликнул парень. – Это же так невероятно! Подумать только…

– А я должна тебе помогать? – недовольно фыркнула его подруга. – Конечно, деваться-то мне больше некуда…

– Ой, можешь и не помогать, – обиженно скривился Андрей. – Я и один могу, если тебе так тяжко.

– С тобой не тяжко, – нежно улыбнулась Валя.

Голубки договорились быстро. Ужин проходил в спокойной, почти дружеской обстановке. Андрей расспрашивал Эда обо всем и обо всех, а тот охотно отвечал ему. Мы с Валей молчали. Меня постепенно охватывала паника. Как увильнуть от правой руки князя, чтобы оказаться в одной комнате с ребятами? Если только разузнать, где они будут обитать, а потом взять и прийти к ним. Но идти одной тоже страшно. Ведь охрана к вечеру вся разойдется, неправда ли?

В этот раз моего смятения не заметили. Прекрасно. Надо как-то предупредить Андрея и Валю, что я к ним собираюсь. Эх, жаль, Эдвард нас не оставит втроем!

– И когда я узнал, каков настоящий быт русалок… – продолжал вещать наш ученый.

Его ненаглядная тоже включилась в разговор и активно дополняла рассказ о нашем путешествии. А мне не было до них никакого дела. Я уже все то же самое поведала князю… до которого, в случае чего, и не докричишься. Ёш-макарёш, ну почему мне так не везет?

После окончания трапезы нас торжественно повели показывать покои Вали и Андрея. Хоть что-то хорошее произошло за вечер. Но это самое «хорошее» очень быстро превратилось в «не очень хорошее». Дело в том, что их апартаменты оказались в другом конце коридора соседнего крыла, и мне было бы весьма затруднительно потом отыскать нужную дверь.

– А можно, я пока с ними побуду? – взмолилась я. – Всего полчасика, а потом я вернусь к себе, честно!

– Ты сама-то себе веришь? – насмешливо поднял бровь Эдвард. – Держу пари, ты ошибешься дверью.

Я обиженно запыхтела, а он, положив руки мне на плечи, стал медленно меня подталкивать в обратном направлении.

– Не упирайся, ты сама знаешь, что двери на вашем этаже все одинаковые.

Делать нечего, я сдалась и признала его правоту. Отговорок больше не осталось. Пришлось наскоро распрощаться с друзьями и отправиться к себе в сопровождении, или, скорее, под конвоем Эдварда. Я попыталась подать ребятам знак, что собираюсь вернуться, но не уверена, что они меня поняли.

– Изверг, – выдала я. – Честное слово, как в тюрьму провожаешь.

– А ты бы хотела остаться с ними, ведь правда? – хитро улыбаясь, спросил Эд.

– Откуда ты… – начала я, но тут же осеклась, понимая, что выдала себя с головой. – Ну да, хотела. А что тут такого? Если мне страшно одной.

– В том-то и дело, что тебе когда-нибудь придется остаться одной, – уже печально покачал головой Эдвард. – Ведь друзья все время не смогут терпеть твое присутствие по ночам.

– Не смогут, – буркнула я себе под нос. – Но я и не собираюсь ночевать у них все время.

Мой провожатый тяжело вздохнул, но промолчал. А я для себя твердо решила, что все равно вернусь к ним.

– А еще ты наверняка хотела поговорить с ними о произошедших событиях. Ты так и не оставила попыток помочь расследованию?

– Нет, – вмиг насторожилась я и приготовилась держать оборону. – А тебе откуда известно, что я влезала во все в это?

– А ты думала, князь меня к тебе просто так приставил? – вопросом на вопрос ответил Эд.

– Какая прелесть, – горько усмехнулась я. – Понятно. Извините, Эдвард, впредь буду вести себя соответственно.

– Это как? – в свою очередь, насторожился он.

– Я больше не буду совать свой длинный нос в чужие дела. Даже если от этого будет зависеть моя собственная жизнь.

Естественно, я солгала. Но надо же мне было как-то попытаться переманить его на свою сторону. Понятное дело, что Эдвард преданно служит своему правителю, но я думала, он не такой черствый. Ошиблась, очень даже черствый и холодный по отношению ко всему, что идет вразрез с приказами его величества.

Прощались быстро и прохладно, как учитель и ученица, а вовсе не как друзья. Он просто распахнул дверь в мои покои, подтолкнул меня в спину и быстро ретировался, перед этим сказав пару общепринятых, ничего не значащих фраз. Я ответила тем же.

Чтобы не нарваться на горничную, я решила повременить с побегом. Для начала приняла ванну. Потом оделась в тот костюмчик, что нам выдали в самом начале, – за неимением другой одежды.

Выходила я, воровато озираясь, на цыпочках, опасаясь встретить кого-нибудь в коридоре. Слава богу, госпожа Удача оказалась на моей стороне. Все время слышались какие-то шорохи. Я ничего с собой поделать не могла и продолжала трястись от страха. Умом я понимала, что идеальная тишина бывает только после смерти, но эмоции выходили из-под контроля. В результате в какой-то момент я свернула не туда и уперлась в тупик, заканчивающийся массивной дверью. Из-за двери доносились мужские голоса. Я узнала Мирра, который что-то ожесточенно доказывал своим собеседникам. Наверное, это князья остальных кланов.

Внезапно наступила тишина. Послышались широкие тяжелые шаги, и передо мной раскрылась дверь, являя жутко недовольного Ястреба. Интересно, где он свою птичку оставил?

– И как это понимать? – Он отошел в сторону, позволяя своим братьям узреть одну несносную иномирянку.

– И что же это милое создание делало в непосредственной близости от секретного собрания глав всех трех плато? – иронично спросил один из братьев.

– Подслушивало, – мрачно констатировал второй.

И если по лицу первого было понятно, что он шутит, то второй меня взбесил своим правдивым высказыванием. Мои щеки тут же вспыхнули.

– Это неправда! – с жаром воскликнула я. Затем, нахмурившись, обвела присутствующих тяжелым взглядом и обратилась персонально к Миррэю: – И вообще, я потерялась в ваших запутанных коридорах.

– А разве Эдвард не проводил тебя до покоев после ужина?

– Проводил… – замялась я.

– И в чем же проблема?

– К друзьям пошла спокойной ночи пожелать, – с трудом выдавила я признание.

– Зачем? – Кажется, он догадался, но предпочел вытянуть из меня всю правду при свидетелях. Паразит. – Насколько я знаю, их уже выписали и препроводили в покои. Как и тебя, между прочим.

– Ага, – кивнула я и опустила глазки в пол. – Просто у меня закончилось успокоительное.

Настала гробовая тишина. И только Мирр понял, о чем я. Уголки его губ медленно поползли вверх, князь цапнул меня под локоток и втащил в небольшую уютную гостиную.

– Заходи уж, горе ты иномирное. – Я переступила порог, и он тут же закрыл за мной дверь. Повернувшись к остальным, громко объявил: – Я вам ведь не рассказывал о последней новости…

И так недобро посмотрел на мужчину, который мне изначально не понравился. Видимо, это и есть тот самый князь клана Беркутов. Миррэй подтвердил мою догадку. Усадив меня в свободное кресло – думаю, до недавнего времени он сам сидел в нем, – представил братьев:

– Знакомьтесь, братья, это Станислава, моя гостья из Хрустального мира. – Князь присел на подлокотник моего кресла, чем сильно смутил меня и повеселил одного из присутствующих.

– Очень приятно, я Даррэй, – тепло и по-доброму улыбнулся Сокол, не преминув подколоть нас: – Когда ждать прибавления?

– Да не дай мироздание! – воскликнул его молчаливый брат. – Что мы будем делать с целым выводком маленьких Ястребов?!

– Это Каррэй, – раздраженно фыркнул Мирр. – Не обращай внимания…

– Почему же? – Меня задели за живое, и я возжелала мести. – Неужели достопочтенный Беркут боится стать дядей?

Последний одарил меня тяжелым взглядом, но промолчал. А вот Сокол, напротив, рассмеялся и весело воскликнул:

– А мне она нравится!

Князь Соколов игриво подмигнул и добавил:

– Берем в клан.

Миррэй сделал страдальческое лицо. Я решила не отставать и ответить в тон Соколу.

– Так никто не берет. – Тяжелый вздох. Даже пальчиком по свободному подлокотнику поводила в печали. – Только на опасные задания посылают и совершенно не заботятся о моей безопасности. Как же прав, оказывается, князь Каррэй! Вот надышусь чего-нибудь, глотну яда за обедом… не сама, естественно, а силами вашего маньяка. Если не умру, так точно мутирую. А какое от мутанта потомство?

Тут и у Беркута губы невольно растянулись в улыбке. Я окончательно раскрепостилась и собралась уже продолжить жаловаться Соколу и Беркуту на их брата, но последний резко и неожиданно прервал меня.

– Станислава, ты вроде успокоительное искала? – недобро улыбнулся Мирр. – Вижу – нашла. Не соизволишь тогда вернуться к себе?

– Нет-нет, что ты! – открестилась я. – Это нервное, прости.

– Уже на «ты»? – вмиг напрягшись, уточнил Каррэй. – Говоришь, лишь косвенно привлекаешь ее к своему расследованию?

– Косвенно, – с нажимом откликнулся Мирр.

Но я его перебила:

– Да он только посылает сам не знает куда, и все! А чуть спросишь, зачем и почему, сразу отправляет в библиотеку учить физиологию драконов.

– Что мы еще о тебе не знаем, брат? – недовольно протянул Даррэй.

– Только это… – медленно выдавил тот и обратился ко мне: – Вот кто тебя за язык тянул?

– А ты хотел утаить все это? – невинно хлопая глазками, спросила я.

– Нет! – рыкнул князь, прожигая во мне громадную дыру взглядом. – Просто не успел. А из-за тебя получилось, что даже не собирался!

Послышался слаженный хмык со стороны Дарра и Карра. А я подняла глаза в потолок и сделала вид, что не расслышала последние слова князя.

– А про русалок тоже не успел рассказать? – наконец вымолвила я в гробовом молчании, соизволив посмотреть на Мирра.

– Про вторую миссию мы уже слышали, – весело хохотнул Дарр.

– А про обещание, которое мы с ребятами им дали, тоже сказал? – уточнила я у Сокола. – Ему же теперь необходимо организовать командировку по крайней мере парочке своих магов, чтобы провести свет для русалок на самое дно.

– Да ладно?! – Кажется, я сделала этот вечер князю Даррэю. – Вот это новость! Ну, ты попал, брат…

– Просто волшебно… – презрительно фыркнул беркут.

– Станислава! – надо мной нависла грозная синеглазая туча.

– Да, Мирр? Ты только не сердись, тебе не идет.

– Стася! Что ты творишь?!

– Я уже говорила, что ты тиран и деспот? – пытаясь отодвинуться подальше, спросила я под проницательными взглядами Сокола и Беркута. – А еще злой и бесчувственный…

– Выпорю! – выдал Ястреб.

– А может, сразу в тюрьму?

– Это само собой.

Как я успела заметить, наш маленький скандал стал настоящим развлечением для князя Даррэя. А вот Каррэй был на стороне Ястреба.

– Да сколько можно?! – гаркнул он. – Мы здесь не для веселья собрались, а по делу!

– Но ты ведь не признаешь за собой вину? – Выражение лица Дарра тут же стало серьезным и бесстрастным.

– Нет! – как-то слишком резко ответил Карр. – И не признаю, потому что не имею ко всему этому ни малейшего отношения!

Мы с Миррэем так и застыли, глядя друг на друга. В синих глазах горело ледяное пламя ярости. Он злился на меня, и я хорошо понимала это. Но князь молчал – не пристало ему продолжать ссору при свидетелях. Во мне же, к сожалению, совсем потухла ненависть к этому человеку. Ей на смену пришло уважение.

– Прекрасно, тогда нам говорить больше не о чем, – пожал плечами Сокол. – А сейчас я хочу послушать о последнем происшествии, из-за которого Станислава начала пить успокоительное. Ты не против?

– Я только за, – кровожадно усмехнулся Беркут. – Интересно послушать, что я еще успел натворить?

Я медленно перевела взгляд на братьев. Как же они похожи! И это несмотря на то, что Даррэй – блондин. А еще глаза… у Сокола с Беркутом они карие. Но, как по мне, Мирр из них самый симпатичный. Он по-прежнему восседал на подлокотнике моего кресла, но теперь уже не пытался прибить меня одним взглядом.

– Это произошло прошлой ночью… – задумчиво начал он и стал рассказывать всю историю целиком.

Я не перебивала его, потому что могла подписаться под каждым словом. Князь не врал и не лукавил, говорил все как есть и по существу. Его низкий спокойный голос убаюкал меня. Я сама не заметила, как заснула в компании трех князей.

Проснулась я утром, в собственной кровати. Я была одета и лежала поверх покрывала, из чего сделала вывод, что Миррэй лишь донес меня до комнаты и сгрузил на постель, не потрудившись переодеть в сорочку и накрыть теплым одеялом. И я была ему за это благодарна. Ведь непременно проснулась бы и запаниковала снова.

– С добрым утром, госпожа, – в комнату вошла Рошель. – Его величество приказал подобрать для вас несколько нарядов по местной моде.

Девушка прошла к двустворчатому шкафу и распахнула его. Внутри я увидела десяток различных платьев, подходящих на все случаи жизни.

– А… – Ошарашенно глядя на чудо человеческой щедрости, я не могла подобрать подходящих слов.

– И вашим друзьям тоже, – по-своему расценила мое смятение Рошель. – Так какое платье будем надевать?

Я выбрала цвет морской волны. Платье с рукавами три четверти сидело изумительно, выгодно подчеркивая все достоинства фигуры. Оно не было пышным, что давало больше свободы при движении. Небольшой v-образный вырез хорошо скрывал мой полноценный третий размер, делая линию декольте весьма скромной и целомудренной. Особую привлекательность туалету придавал тонкий серебряный пояс чуть ниже талии, отделанный непрозрачным зеленым камнем, похожим на наш малахит. Туфельки на маленьком каблучке я подобрала в тон, радуясь, что размер подошел идеально.

Когда я намекнула, что неплохо бы мне навестить друзей, выяснилось, что за мной для этого должен зайти Эдвард. Судя по всему, никто еще не знал о моей вчерашней прогулке до малой гостиной князя, иначе помощник Миррэя не преминул бы вставить острое словцо по этому поводу. Мой внешний вид ему понравился настолько, что я опять начала сомневаться в его чувствах ко мне. Уж очень жарко полыхнул его взгляд. Но, к чести своей, он очень быстро справился с собой.

На Валентине было темно-бордовое платье без рукавов, с воротником-стойкой. Смотрелась она эффектно, особенно в паре с Андреем, одетым во все черное. Парень взял под руку свою спутницу и повел в обеденный зал. Мы с Эдом ничего такого себе не позволяли: просто шли перед ними, держась на расстоянии полуметра друг от друга.

За столом нас уже ждал князь Миррэй. При нашем появлении его и без того холодный взгляд заледенел совсем. Мне досталось особое внимание со стороны правителя. Пронзительные синие глаза пытливо осматривали меня с ног до головы. В них не было и намека на восхищение.

– Вот теперь хоть на людей стали похожи, – удовлетворенно подытожил он. – Но пунктуальности в вас катастрофически мало.

– Но мы ведь пришли вовремя! – тут же вспылила я, не дав Эдварду и слова сказать в свое оправдание.

– Вы пришли после меня, – буднично откликнулся князь. – А значит, опоздали.

– Да ну тебя! – Наплевав на правила приличия, я махнула рукой и без приглашения уселась за стол на первое попавшееся место. – Зануда…

– Э-э-э… – Эдвард попытался уладить возникшее недоразумение. – Мой князь, не серчайте, Станислава еще не привыкла к нашему миру и его порядкам.

– Еще как привыкла, – заявил Миррэй и обратился ко мне: – Ведь правда, Станислава?

– Ага… – кивнула я, накладывая в свою тарелку омлет. – Кстати, может, пригласишь уже остальных сесть?

И как ни в чем не бывало посмотрела на него. Князь продолжал буравить меня тяжелым колючим взглядом.

– Выпорю! – рыкнул правитель.

– Лучше сразу в тюрьму. – Я не стала оригинальничать.

– Само собой, – зло оскалился мой собеседник.

– А может, не надо? – вставила Валентина.

– Надо-надо! – хором откликнулись мы, чем повергли всех присутствующих в ступор.

– Накажу ведь, – с предвкушением добил Мирр. – Я не шучу.

– Не боюсь, – лениво ответила я и принялась жевать тост с сыром и ветчиной.

Мне достался многообещающий взгляд, который я проигнорировала. Ну не схватит же он меня сию минуту за шиворот, правда?

Не схватил и даже пригласил остальных присоединиться к трапезе. Так получилось, что Эдвард разместился по правую руку от князя. По другую его руку оказалась я. Поэтому не расслышать следующие слова могли лишь Валя и Андрей.

– Похоже, я чего-то не знаю… – растерянно пробормотал Эд.

Знал бы он, сколько всего не знает! Я уверена, что визит Беркута и Сокола был строго конфиденциальным. Поэтому я даже друзьям пока об этом говорить не стану. Вдруг убийца каким-нибудь магическим способом сможет подслушать наш разговор?

– Я поймал сообщника того шпиона, – сказал князь Эду. – С минуты на минуту начнется казнь на главной площади.

– Как быстро… – покачал головой Эд. – А не окажется ли, что поймали не того человека?

– Того. – Синие глаза грозно сверкнули. – При нем нашли транспортный билет из окружного драконьего ангара. Начальной точкой значилось плато клана Беркутов.

– Но ведь это все пешки в игре настоящего убийцы? – задал резонный вопрос Андрей. – Вы до сих пор не знаете, что послужило причиной нападения со стороны клана Беркутов. Их князя просто могли подставить.

– Я это допускаю, – проговорил князь задумчиво. – А вот вас к расследованию – нет.

И пристально посмотрел на меня. В его взгляде я прочла настойчивую просьбу, приказ. Выгнула бровь, надеясь, что он поймет мой вопрос насчет осведомленности его помощника. Не понял.

– Я снова сегодня отлучусь из замка, – сказал Мирр и попросил своего приближенного: – Будь добр, присмотри за этой троицей.

– Как скажете, повелитель, – спокойно кивнул Эдвард. – Сейчас мы со Станиславой идем в библиотеку. Прикажете взять ее друзей с собой?

– Да, было бы неплохо. Нечего им тут болтаться без дела.

Это прозвучало как намек. Что ж, если ему нравится оскорблять и унижать нас на публике, то это сугубо его дело. Но я ведь знаю, что в семейном кругу он другой, и поэтому не воспринимаю эти слова серьезно. Я невозмутимо сделала очередной глоток местного аналога чая, запивая нежнейшую вафельку. Меня так и подмывало расспросить князя обо всем. Но, прекрасно понимая, что он не только из вредности скрывает истину, я смолчала. А еще хотела бы спросить, кого он подозревает на самом деле, и поделиться собственными мыслями…

К сожалению, после завтрака мы разошлись в разные стороны. От Эда сбежать было невозможно. Нет, он не удерживал нас намеренно. Но он увлекательно рассказывал случаи из собственной практики и примеры из теории. Даже мои товарищи заинтересовались!

В общем, по поводу Эда я ничего не могу сказать дурного, но… Но я намеревалась затеять собственное расследование. Уж слишком много белых пятен во всей этой истории. И, похоже, помощник князя знал немногим больше нашего. Уговорить его закончить занятия пораньше и дать нам с ребятами пообщаться вне библиотеки стоило мне огромных усилий. Врать не пришлось, все-таки мы с ними действительно толком так и не поговорили. Но Эдвард не соглашался и упирал на то, что знания – залог огромного успеха. А без последнего нам троим придется в дальнейшем очень туго. Ситуацию спас начальник личной охраны князя, который вызвал нашего персонального зануду на ковер. Правда, взамен нам оставили молодого бойца, племянника этого самого начальника.

Не прошло и десяти минут, как новенький превосходно влился в нашу компанию. Молодой активный боец по имени Вирдел сразу же завоевал наше расположение. До ужина оставалась еще уйма свободного времени, а мы никуда не спешили. Общим собранием решено было наведаться на взлетное поле к драконам. Из-за присутствия товарищей, видите ли, Эдвард не мог меня сводить туда. А нас он не хотел спросить об этом?!

– В первый раз на них летать всегда страшно, – вещал по дороге сероглазый шатен. – Но потом привыкаешь.

Надо признать, он следил за собой и был симпатичный и живой. Не то что Мирр. Одной лишь привлекательной внешности мало для развития хороших крепких отношений. Так что Вирдел заметно выигрывал в моих глазах. И вообще, у меня в Хрустальном парень остался! Ну и что, что он стал таковым только за несколько дней до Нового года? Я мечтала об этом еще с лета. Не предавать же свою мечту из-за первого встречного?

Пришлось нажать на тормоз рассудительности и хладнокровности и продолжить общение в непринужденной дружеской обстановке. Первым делом навестили ту дракошу, которая вчера перевозила нас с Валей. Тэрэнс – так звали чешуйчатую – узнала меня сразу. Надо сказать, взаимно. Ведь это был единственный дракон, у которого зеленый цвет роговой короны плавно переходил в красный. Валентина не разделяла моего восторга и предпочла подождать за пределами взлетной площадки. Андрей таким трусишкой не был, а потому решился сопроводить нас с новым знакомым до полюбившейся мне рептилии.

За ужином нас за это по головке не погладили. Когда мы втроем заявились в обеденный зал – Вирдел проводил нас до места и тут же убежал искать дядю, чтобы отчитаться о «задании», – хмурые Миррэй и Эдвард нас уже ждали. Эд для начала прочитал нам длинную нотацию о правилах поведения в замке князя клана Ястребов, а затем перешел к запугиванию. Мол, если бы мы не угодили дракону, то… и полный список кровавых последствий. Мирр же стоял и молчал. И изучал. Андрей не выдержал первым.

– Да что вы себе позволяете? – гаркнул парень. – Мы вам не маленькие дети, чтобы нас так отчитывать! И без вас в вашем клане тошно! Убийство, убийство, еще убийство, парочка миссий, где мы все могли бы раз сто погибнуть… А еще запрещаете во всем разобраться! Знайте, я все равно проведу собственное расследование!

В зале повисла тишина, и в ней с оглушительным треском разбилась громадная ваза с цветами, стоявшая у окна. Оно оказалось распахнуто настежь, впуская прохладный сыроватый вечерний воздух.

– Нас подслушали… – прошипел Миррэй. – Эд, отведи наших гостей в их покои. Распорядись, чтобы ужин подали на место.

Даже не выслушав мнение своей правой руки, Мирр метнулся к окну и скрылся на улице. Эдвард проводил его задумчивым взглядом и приступил к исполнению приказа. В этот раз мне уже не было так страшно оставаться одной, поэтому я молча позволила себя проводить до нужной двери на третьем этаже.

После ужина я помылась и сразу легла спать – накатила внезапная усталость. Хотя что я такого делала в этот день? Училась… сходила к дракону. Все.

Среди ночи я проснулась от того, что замерзла. Открыла глаза и первым делом заметила распахнутое окно. Хм, странно… вроде бы накануне оно было закрыто. Без задней мысли – потому что еще не отошла ото сна – я встала и закрыла его. Уже залезая обратно под одеяло, увидела на соседней подушке свернутый вчетверо желтоватый клочок бумаги. Сон как рукой сняло.

«Не смейте переходить мне дорогу! Начнете расследование – убью. Всех», – гласила анонимная записка, адресованная мне и моим друзьям.

И после этого лечь в кровать и заснуть?! Нет!!! Да я теперь в собственной спальне боюсь одна оставаться! Этот маньяк сюда заходит как к себе домой… И ведь к Вале и Андрею лезть побоялся! Так, либо мне разрешат ночевать у них, либо я сама поселюсь у друзей без разрешения на то князя… Князь!

Дорогу к его покоям я выучила вчера вечером. Несмотря на то что он публично заявил о своем намерении патрулировать округу, я все равно надеялась на его присутствие. А если нет, то в его покоях мне будет не так страшно. Пусть и без него самого.

Стараясь не медлить более, я выбежала в коридор прямо в ночной сорочке и с запиской в руках. Благо, ткань прикрывала лодыжки и была плотной, и я не волновалась из-за отсутствия нормальной одежды. Старалась не останавливаться и не оборачиваться. Страх добавлял скорости и обострял слух. Мне везде чудились зловещие тени и шорохи, готовые в любой момент наброситься на меня монстры. Жуть! Я же умру со страху, пока доберусь до места!

А княжеская гостиная постепенно приближалась. Еще издали я заметила возле дверей охрану, которой по понятным причинам не было вчера. Упс… кажется, туда так просто не попасть.

– Стоять! – гаркнул охранник.

– Нет! – взмолилась я, потихоньку останавливаясь, но не по его приказу, а потому, что уперлась в тупик. – Пожалуйста, доложите обо мне. А еще лучше, просто впустите…

– Не велено, – покачал головой другой страж.

– Оу… – пробормотала я. – Так князь не один?..

– Не ведаем, – буднично сообщили телохранители.

Дверь неожиданно распахнулась, и передо мной предстал тот, о ком шел разговор. Взлохмаченный, в домашних брюках и с оголенным торсом, Миррэй выглядел на все сто. Не лет, конечно. Вероятно, только что принимал ванную. Кажется, теперь Вирдел ему проигрывает в моих глазах…

– Что здесь происходит?! – рявкнул князь, но, увидев меня, заметно удивился: – Станислава? Что ты тут делаешь в таком виде?

– Вот, послание в ночи получила, – стараясь засунуть волнение куда подальше, буднично сообщила я, поднимая руку с запиской. – Может, впустишь?

Ястреб быстро кивнул, и стража расступилась, давая мне дорогу. Я прошла в гостиную и обернулась, чтобы проследить, как он прикрывает за нами входную дверь. Свет от магических светильников исходил тусклый в отличие от факелов которые горели в коридорах, но я прекрасно рассмотрела его широкую мускулистую спину, сильные руки…

– Ну-с, – хмыкнул князь, разворачиваясь ко мне и возвращая с небес на землю. – Что у тебя снова случилось, горе иномирное?

– Мог бы и покультурнее обратиться, – обиженно наморщила я нос.

– Ну уж извини, как получилось. – Князь развел руками и подошел ближе. – Итак?

– Итак, ко мне в спальню снова залез твой убийца. – Я сунула ему записку. – Я так понимаю, вечером ты никого не поймал?

Миррэй поменялся в лице: стал серьезным и сосредоточенным, раздосадованным, раздраженным. Пользуясь моментом, я жалобно уточнила:

– А можно, я буду спать в покоях своих друзей?

– Не можно, – резко откликнулся Мирр и поднял на меня свои синие холодные глаза. – Стася… Ну не надо!

А я продолжала делать вид, что вот-вот разревусь. Миррэй не выносил женских слез, и я активно пользовалась этим.

– Только не сейчас… – взвыл он. – Мы же не можем разбудить среди ночи весь замок?

Придется-таки пустить слезку…

– Давай на завтра отложим? – вытирая широкой ладонью побежавшую соленую дорожку, предложил князь. – А пока ты в моих покоях переночуешь.

– Это как? – вмиг забыв про слезы, возмутилась я.

– Актриса… – разочарованно фыркнул Миррэй. – Я постелю тебе в гостиной, а сам буду спать в спальне.

– А где возьмешь постельное белье?

Вместо ответа Ястреб тяжело вздохнул и мученически закатил глаза. Я недовольно уставилась на него, сложив руки на груди. И тут неожиданно резкий порыв ветра ощутимо прошелся по моему мягкому месту. Вот ведь… мерзавец!

– Ай! – взвизгнув, я подскочила на месте. – За что?!

– За все хорошее, – меланхолично откликнулся Миррэй. – Я давно обещал это сделать.

– Ты обещал выпороть… – возразила я, потирая пострадавшую часть тела.

– Так ты хотела бы розгами? – недобро оскалился Мирр.

– Нет! – еще раз взвизгнула я и прикрыла филейную часть руками.

Князь только самодовольно фыркнул и пошел добывать мне постельное белье. А я как следует рассмотрела гостиную. Ведь вчера мне было не до этого. Кроме кресел и низкого столика, тут еще имелся широкий диван. Полуторка, как говорят у нас. Удивительно, но на стенах не было ни одной картины.

– К твоему сведению, я не немощный, – выдал Миррэй, входя в гостиную с аккуратной стопкой постельного белья в руках. – Умею себя обслуживать самостоятельно.

А я ведь даже и словом не намекнула ему, что сомневаюсь в его хозяйственности.

– Я ничего такого про тебя и не думала, правда-правда. – Я тут же пошла на попятную. На меня посмотрели недоверчиво, пытливо, и потому я поторопилась придать разговору другой оттенок: – Давай помогу? А то как-то мне неловко, эм… утруждать тебя своим присутствием и э… заботой о себе же.

– Чего? – Он подал мне подушку, принесенную из собственной спальни, и наволочку. – Как я понимаю, в Хрустальном подобное общение вполне нормально. Будь ты из Драгон-Эрн, я бы еще подумал, как вести себя с тобой. А так… Хватит краснеть, и помоги мне уже наконец, если вызвалась!

– Ой… – От такого замечания мне стало сильно не по себе. – Извини.

В ответ он только раздраженно фыркнул. Вообще-то для монарха он странно себя ведет. Общается со мной, как будто мы соседи по лестничной клетке. Правда, это я первая переступила границы местного этикета…

– Хорошо, – оценил результат наших совместных трудов князь, когда мы закончили застилать диван. – Теперь можно и лечь спать.

– Спокойной ночи, – тихо проговорила я его спине, удаляющейся в спальню.

– Спокойной, – откликнулся и даже обернулся он, окутывая меня своей надежностью и уверенностью, – ходячая проблема.

Теперь уже я недовольно фыркнула.


Спустя час князь Миррэй проснулся от крика Станиславы. Выскочив в гостиную, он увидел спящую беспокойным сном девушку. Ей снился кошмар. Попытался ее разбудить, но впустую. Она металась по дивану и молила кого-то пощадить ее. Убрал с симпатичного личика светлые волосы и погладил по щеке. Весьма странно…

Чтобы наутро не было скандала, Мирр перенес Стасю в свою кровать вместе с подушкой и одеялом. На руках она немного успокоилась, прерывистое дыхание выровнялось. Уже в постели она во сне высвободила руку из-под одеяла и обняла князя, который только успел улечься подле нее на спину. Маленькая ладошка мягко опустилась на грудь Миррэя, и девушка прошептала с безграничной благодарностью:

– Спасибо тебе…

К кому она обращалась, одному мирозданию известно. Но ментальной магией тут и не пахло. А значит, Станислава просто очень переутомилась за последнее время.


Глава 5
Смена ролей

Проснулась я рано и не там, где засыпала. К великому удивлению, обнаружила рядом мирно посапывающего князя, причем под другим одеялом.

– Доброе утро, – хриплым после сна голосом произнес Миррэй и распахнул глаза.

– Доброе… А что я здесь делаю? – аккуратно задала я закономерный вопрос.

– Я бы тоже хотел это знать, – лениво отозвался Мирр.

На меня посмотрели изучающе. Раз уж пошла такая пьянка, то я тоже хочу кое-что узнать…

– Мирр, а скажи честно… – я запнулась и нерешительно продолжила: – Эдвард ведь не знает, что ты две ночи подряд никуда не отлучался? Почему?

– Сначала расскажи мне, что тебе такого ужасного приснилось, – поморщившись, решил пойти на компромисс князь.

– Мне снились русалки, – медленно начала я припоминать ужастик, который снился ночью. – Они требовали выполнить клятву. Угрожали. А одна из них в итоге ухитрилась утащить меня под воду…

– Твою ж… – выругался князь. – Покажи мне левое запястье!

Я непонимающе уставилась на него, но все-таки протянула руку. Кожа была совершенно гладкой и обычной. До тех пор, пока Миррэй не провел над ней ладонью.

– Что это?! – испуганно пискнула я, глядя на красно-оранжевую звезду, проявившуюся от небольшого количества магии князя.

– Твоя клятва, – сквозь зубы процедил он, выпуская мою руку. – Надо было проверить это сразу.

– А что будет, если ты не выполнишь условие русалок? – тихо спросила я, плотнее закутавшись в одеяло.

– Тогда ваша троица умрет, – ошарашил меня Мирр.

– Что? – переспросила я.

– То! – рыкнул он и рывком сел в кровати.

Потом встал и быстрым шагом направился в ванную.

– Ты куда? – крикнула я ему в спину.

– Спасать ваши тупые головы, – донеслось из-за закрывающейся двери.

А я осталась в расстроенных чувствах. С одной стороны, меня сильно напугало то, что клятва оказалась не словесной, а магической. Или вообще непонятно какой, ведь мы невосприимчивы к магии. А еще мне не давало покоя оголенное наполовину, накачанное тело Миррэя. Слава богу, хоть догадался на ночь брюки не снимать.

Вышел князь минут через пять-семь. И тут же приступил к переодеванию.

– Отвернись, – буркнул он, развязывая шнуровку брюк.

Я сделала, как он просил. Кстати, а как же быть мне? Как незаметно покинуть его покои? И что подумает охрана, если увидит меня по-прежнему в ночнушке? Эти вопросы я поторопилась задать непосредственно князю.

– Мои телохранители и так вчера видели больше положенного, – фыркнул князь. – Но ты права, показываться в неприличном виде лишний раз не стоит. Пока посиди тут, а я прикажу подготовить для тебя соседние покои. Как только все будет готово, ты сможешь перейти туда.

– Спасибо тебе… – точно так же, как и в своем кошмарном сне, поблагодарила я.

– Не за что, – медленно проговорил Мирр.

Было очевидно, что у него на языке вертелся какой-то вопрос, который он никак не решался задать. Но ведь и мне он кое-чего не рассказал…

– Мирр… – позвала я, не оборачиваясь. – Так что с Эдом? Почему ты ему не говорил, что оба вечера провел в пределах замка?

– Во-первых, я действительно уходил, – неохотно принялся рассказывать Ястреб. – Только прошлой ночью я уехал после разговора с братьями, а этой… в общем, перед твоим появлением я только вернулся.

– А почему твой помощник не знает о визите Беркута и Сокола? – настойчиво спросила я, надеясь вытянуть из него больше правды.

– Потому что кто-то сейчас сует свой нос совсем не в свое дело, – недовольно ответил князь. Затем он тяжело вздохнул и продолжил: – Потому что Эдвард предвзято относится к Каррэю. Он слепо верит уликам и уже окрестил его настоящим убийцей. Но я с ним не согласен.

Я почувствовала, как он садится рядом со мною на кровать. Повернулась и увидела, что князь уже полностью одет, но чем-то сильно опечален.

– Каррэй, конечно, мрачный тип, но подсылать убийц он бы не стал… – робко начала я. – Мне показалось, что он говорит правду. Не в его духе подсовывать девушкам отрубленные головы и записки с угрозами.

– Ну, – с трудом произнес Мирр, – он бы не стал. А вот нанятый им убийца…

– Вот когда сможешь это доказать наверняка, тогда и говори! – возмутилась я.

– Я лишь передал мнение Эдварда, – спокойно пожал плечами любитель пернатых. Потом обернулся ко мне и, проникновенно заглядывая в глаза, попросил: – Только прошу, не говори никому об этом. Даже друзьям.

– Хорошо, – кивнула я вполне искренне.

Я с достоинством выдержала пристальный взгляд синих глаз. Пускай знает, что я не собираюсь трепетать от ужаса при виде его сурового выражения лица. Не на ту напал.

Он резко поднялся и направился к выходу. Наверное, сейчас отправит магов на то озеро. Странный. По идее ему должны быть не так важны наши жизни. Ошиблись, сделали не так – сами и расплачивайтесь.

До завтрака по моим подсчетам оставалось прилично времени, поэтому я решила еще немного поспать. Все равно князь не сказал, какие покои будут готовы и когда. Не сказал, но приснился. В позе Аполлона верхом на драконе и без одежды. Причем мне это нравилось! Во сне, естественно. До самого главного и приятного у нас дело не дошло, потому что кое-кто крылатый решил этому воспротивиться.

– Хватит спать! – голосом разъяренного Миррэя рыкнул дракон. – Скоро завтрак, а ты еще валяешься в моей кровати в неподобающем виде!

Я резко распахнула глаза и увидела своего Аполлона из сна непозволительно близко. Он навис надо мной привлекательной тучкой, которая по вине моего сонного состояния казалась отнюдь не грозовой, а белой и пушистой. Но я быстро сообразила, что к чему, и густо залилась стыдливой краской.

– И что же нам опять приснилось? – ехидно поинтересовался князь. – Лучше сама расскажи, а то я могу такое подумать…

– Тебе лучше не знать, – честно ответила я и, увидев, как его губы растягиваются еще шире, обнажая белоснежные зубы, тихо добавила: – И не думать. Совсем.

Меня милостиво оставили в покое и возвестили о том, что мои комнаты готовы и ждут свою хозяйку. Вопреки моим ожиданиям князь не повел меня туда через свою гостиную и коридор, а открыл потайную дверь в стене, ведущую прямиком в мою новую спальню. На мой вопросительный взгляд он ответил, что так намного быстрее и незаметнее. Хм… удобные покои для правителя, надо признать.

– С обратной стороны дверь не открывается, – пояснил он, когда я стала искать потайной механизм. – Только с моей.

Я так и не поняла, как он со своей стороны умудрился ее открыть. И все потому, что медленно выползала из нагретой кровати.

– А… – тщательно подбирая слова, я осторожно предположила: – Эдвард же не найдет меня на прежнем месте. Или ты рассказал ему о записке?

– О записке – нет, – ответил Мирр. – И тебе не советую ему об этом рассказывать. Насчет него у меня имеются нехорошие предположения. Я ведь вчера так и не нашел шпиона…

– И какое отношение к этому имеет Эд? – Я недоверчиво покосилась на окно. – Он ведь все время был с нами.

– В том-то и дело, – задумчиво откликнулся князь. – А знаешь, что…

– Что? – нахмурилась я, подозревая, что мне не понравится его предложение.

– Мы все-таки скажем ему о записке, но завтра. Ты сегодня будешь активно переживать и переговариваться с друзьями. Можешь даже Эду сказать. Но я ничего не знал. Для него.

– Но как быть с тем, что ты переселил меня сюда? – с недоумением уточнила я.

– Можно поиграть в любовников, – как ни в чем не бывало предложил этот несносный. – Эдвард знает о потайном проходе, так что ничего не заподозрит. И будет вполне естественно, если я сам тебя буду провожать с ужина до покоев.

– Вообще-то в моем мире у меня уже имеется возлюбленный! – недовольно засопела я и уперла кулаки в бока.

– И давно? – холодно осведомился Миррэй.

– Неделя до нашего попаданства… – Язык не повернулся соврать. Жаль…

– И что, за такой малый срок у вас там становятся любовниками? – прищурившись, спросил он. – А как же ухаживания?

На последнем слове я вдруг поняла, что он просто-напросто издевается.

– А он и ухаживал, – хмуро пробормотала я. – Только ухаживал.

– Тогда это не возлюбленный и даже не любовник, – отмахнулся Миррэй.

– Это почему?! – воскликнула я, возмущенно глядя на венценосного наглеца.

– Потому что с такой логикой ты уже должна быть моей женой, – фыркнул тот. Видя мое откровенное недоумение, князь пояснил: – При первой же встрече ты упала мне на колени и сама принялась целовать. Кроме того, послезавтра уже настанет ровно неделя с момента нашего знакомства. А еще ты два раза подряд сама приходила ко мне в покои. В Драгон-Эрн так поступают либо жены, либо женщины легкого поведения. Тебе как больше нравится? Женой, не так ли?

Да сколько он еще будет надо мной издеваться! Невыносимый мужлан!

– Нет, нет и еще раз нет! – закричала я, топнув ногой. – Все совсем не так!

– Через полчаса я за тобой зайду с внешней стороны, – ледяным тоном проговорил князь Миррэй Эрн. – Красней сколько хочешь, трясись сколько хочешь – это на руку нам обоим. Если Эдвард – предатель, скоро это откроется. И ты мне поможешь в расследовании. Ты ведь этого так хотела, неправда ли?

– Но почему именно он? – задала я последний вопрос перед тем, как смириться.

– Потому что я уверен, никого постороннего вчера не было. – Миррэй сверкнул глазами и скрылся за потайной дверью, которая тут же вернулась на свое место.

В тот момент я испытывала противоречивые чувства: с одной стороны, он позволил мне участвовать в расследовании и даже кое-что рассказал о своих подозрениях, но, с другой стороны, я опять-таки получаюсь живой мишенью для маньяка. И где гарантия, что Миррэй не наврал с три короба? Если вспомнить поведение этого человека в самом начале нашего знакомства, то вполне возможно, что он не доверяет именно мне. Тем более что Эдвард является его правой рукой уже довольно долго, а значит, его давно должны были проверить на вшивость. Раз сто проверить.

Чтобы немного отвлечься, я решила по-быстрому ополоснуться. В отличие от двух предыдущих апартаментов здесь ванная комната была намного просторнее. Помимо собственно ванны, тут еще имелся небольшой бассейн, работающий на магии самоочистки и подогрева. Об этом мне как-то рассказал Эд. Я сильно пожалела, что у меня так мало времени для уединения в этом волшебном и таком притягательном для меня месте.

Ко мне не пришла Рошель, чтобы помочь одеться. Наверняка князь посчитал, что чем меньше народу толчется рядом с его покоями, тем лучше. А мне вот не лучше. Волосы пришлось самой укладывать и закалывать по памяти в соответствии с местной модой. Хорошо хоть на платье было не так много завязок – во всех любовных фэнтези, которые я читала, девушки сами не могли с ними справиться – с этим мне повезло. Сегодня я решила облачиться в серебряное платье, корсет которого был отделан бисером того же цвета. Декольте оказалось чуть больше, а потому я дополнила свой образ серебряным колье с топазами, изначально предлагавшимся к наряду. В волосы воткнула гребень из того же комплекта.

Когда появился Миррэй, я уже была при полном параде. Князь без стука вошел в гостиную, плотно прикрыв за собой дверь. Я не удивилась такому его поведению. Невозмутимо шагнула навстречу и поздоровалась.

– Чтобы поверили абсолютно все, прошу, надень это кольцо. – Князь протянул мне платинового цвета кольцо с огромным сапфиром.

Я протянула ему левую руку, и тот быстро надел кольцо мне на безымянный палец. Про мой неотразимый внешний вид князь ничего не сказал, но придирчиво осмотрел, чуть задержавшись взглядом на оголенной шее и линии декольте. Потом меня, осторожно поддерживая за локоток, препроводили к двери, как бы приглашая проследовать за хозяином дальше, в коридор. Я не стала сопротивляться, когда меня уверенно потянули в сторону обеденного зала. Не успели мы преодолеть и половину пути, как нам навстречу попался взволнованный Эдвард.

– Мой князь! – воскликнул он еще издали. – Станислава пропала!

И тут же замолк, потому что увидел меня в полном здравии под руку с правителем. А еще он сразу рассмотрел кольцо на моей руке. Надо было видеть, как он расстроился. В глазах полыхнуло пламя ревности.

– Утром я распорядился подготовить для Станиславы соседние с моими покои, – как ни в чем не бывало поведал князь.

– А Станислава знает один маленький секрет своей спальни? – тщательно скрывая досаду, уточнил Эд.

– Пока нет, – задумчиво откликнулся князь. – Но, думаю, уже догадывается.

Это он про потайную дверь, что ли? Да-да, догадываюсь… Ой, а что же сейчас подумал Эдвард? Кажется, самое время начинать краснеть…

– Догадывается, – кивнул помощник Миррэя. – Что ж, не смею вас больше задерживать. Мне еще за Андреем и Валентиной надо зайти.

– Уже не надо, – поджав губы, сказал Мирр. – Пока ты отсутствовал, я поручил это дело Вирделу. Все-таки ты мой помощник, а не дворецкий.

– Хм… – выдал Эдвард. – Тогда… Ваше величество, у вас будут какие-либо поручения для меня?

– По-прежнему учить Станиславу и остальных, как обращаться с драконами. – Князь сделал шаг вперед, давая понять, что не намерен более стоять посреди коридора. – Неизвестно, насколько их забросило в Драгон-Эрн. А так хоть к следующей миссии немного свыкнутся с транспортными драконами.

– А следующая миссия уже скоро? – спросила я.

– Пока я не расшифрую третью часть пророчества, посылать вас куда-либо смысла нет, – туманно ответил князь. – Я распустил Совет, и мне приходится очень тяжело.

Дабы поддержать его игру, я погладила Мирра по предплечью.

– Возможно, это не мое дело… – начал было Эдвард. – Но раньше вы оба сильно не ладили…

– Это и правда не твое дело, – жестче, чем следовало, откликнулся Миррэй.

Моих друзей действительно уже проводили в обеденный зал. Когда мы переступили порог, они вовсю общались с молодым телохранителем. Первым спохватился Вирдел. Он вмиг подобрался и вытянулся в струнку перед князем. Голубки же с изумлением уставились на нас с Мирром. Да уж, картинка еще та… Я опять покраснела.

На этот раз мое место за столом было по левую руку от князя. Эд, соответственно, сел по правую, тем самым не давая выбора Андрею и Вале. Но ребята наплевали на местный этикет и разместились рядом со мной. Их исполнительный телохранитель по знаку Миррэя покинул свой пост. При князе никто не решался расспрашивать меня о нашем неожиданном сближении.

После трапезы мой новоявленный «любовник» ушел в свой кабинет, а мы – в библиотеку. Надо ли говорить, что Валя потребовала от меня подробного рассказа о моем фантастическом везении? Пришлось поведать им романтическую историю о пылком князе, который не смог больше скрывать своих желаний и предложил мне апартаменты по соседству. Я же, белая и пушистая, наивно полагаю, что он ограничится лишь поцелуями. А если нет, то быть ему моим мужем. Ведь я с самой первой нашей встречи втайне этого желала.

Андрей и Эдвард неодобрительно фыркали, а Валя завистливо качала головой. Тогда я решила привести решающий аргумент в свою пользу, а именно, рассказать о ночном послании.

– И может быть, я бы еще подумала над его предложением, – печально вздохнула я и доверительно поведала всем троим страшную историю. – …А потому я сразу согласилась переселиться.

– И ты ничего не сказала князю? – после минутной паузы спросил Эд. Когда я горестно покачала головой, он удивленно воскликнул: – Но почему?!

– Потому что не успела, – разочарованно проговорила я и тихо добавила: – Я вообще теперь боюсь предпринимать что-либо в отношении этого маньяка.

– Да мы или от него сдохнем, или от очередной миссии князя! – выругался Андрей. – К черту все!

– Получается, Миррэй не поймал шпиона вчера вечером?! – дрожащим голосом уточнила Валя.

– Получается, – неохотно ответил Эдвард. – А я ему давно говорил, что этого Беркута надо прижать к стенке!

– Почему вы так уверены? – не выдержал самый умный парень нашей группы. – Откуда вы знаете, что его не подставили?

Во-о-т… А если бы это сказала я, особенно после спектакля с князем, Эд наверняка засомневался бы. А так… сидит и лихорадочно подбирает слова, чтобы достойно ответить нашему ботанику. А Валя гордится своим парнем – по лицу видно.

– За столько времени недоброжелатель Беркута как-нибудь себя проявил бы! – с жаром возразил наш временный наставник. – И вообще, предоставьте им с князем решать свои проблемы самим. Вам уже Каррэй откровенно намекнул…

– А может, это вовсе и не он! – перебил Андрей.

И тут завязался ожесточенный спор. На пятой минуте я потеряла нить их рассуждений, а потому решила под шумок пойти поискать какую-нибудь информацию о пророчестве сама. Все равно в ближайшие полтора-два часа мне не светит заняться драконами. Валя тоже вовсю участвовала в споре, так что я отправилась бродить между книжных стеллажей одна.

Внезапно ко мне сзади кто-то подкрался, зажал рукой рот, чтобы не кричала, и голосом князя прошептал:

– Это ты хорошо придумала. Молодец… Теперь твой Андрей уж точно выудит из него правду.

– А если это не он? – тоже шепотом спросила я, когда князь отнял руку от моего рта.

– Тогда это тоже станет понятно, – отмахнулся Мирр. – Но пока меня настораживает его рвение обвинить во всех грехах моего брата. Твой друг гнет в правильную сторону.

– А почему в глазах Эда ты не должен знать о записке? – неожиданно вспомнила я вопрос, который не давал покоя утром. – Какая ему или убийце разница?

– Убийца надеялся тебя напугать так, чтобы ты накрутила себя и всех остальных, – терпеливо пояснил Миррэй. – Он хочет, чтобы вы молчали.

– А если нет? – Я повернулась к нему и утонула в синих океанах его глаз.

– А если нет, то я обязан буду провести экспертизу записки, – буднично сообщил князь. – Если быть точным, то уже провел. Но заметь, Эдвард об этом даже не заикнулся.

– И? Что показала экспертиза?

– Что почерк был магически изменен. И теперь у нас нет возможности определить шпиона.

– А твои маги разве не могут, например, просканировать остаточную магию, след, или просто вычитать по энергетике, оставленной шпионом, настоящего автора записки? – Да-да, опять из книжек в жанре фэнтези. Но ведь это логично!

– Они могут сказать только, белый это маг или черный, – ответил Миррэй. – А разве в Хрустальном есть маги? Откуда ты взяла, что они умеют определять человека по магическому следу?

– Магия у нас только в книжках. На уровне человеческой фантазии. Если у нас и есть маги, то про их существование никто не знает, кроме них самих.

– Допустим… – пробормотал князь. – Тебя скоро хватятся. Смотри, чтобы им не пришлось разыскивать одну очень любопытную несносную девицу. Ты ведь все-таки хотела ослушаться приказа убийцы?

Издевку я пропустила мимо ушей. Пускай пытается меня задеть. Все равно у него вряд ли что-то выйдет. Я же кремень!

– Я хотела поискать что-нибудь о пророчестве. Для начала.

– Лучше бы про местный этикет почитала, – последовала очередная издевка. – Кстати, это хорошее прикрытие, чтобы увильнуть от этого драконьего маньяка. Возьмешь книжку по этикету, скажешь, что я просил.

– А как же пророчество? – Я надулась, понимая, что меня опять пытаются отлучить от самого интересного.

– Потом, – туманно откликнулся Мирр. – Тебе сейчас прямо и налево.

– Вот всегда так… – пробурчала я и поплелась в указанном направлении.

– Да вы хоть что-нибудь понимаете в расследованиях?! – громко воскликнул Эдвард. – По вашей логике у нас не убийца, а самый настоящий интриган-захватчик!

– А почему нет? – Андрей удивился. – Возможно все. Особенно в вашем мире, полном драконов, магов и тайных пророчеств.

– Да что ты заладил со своим пророчеством? – возмутился Эд. – Я еще раз тебе повторяю, это бессмысленная трата времени.

– Ну почему же? В нашем, – это слово Андрей подчеркнул, – случае это еще и дополнительный источник информации, который никогда не бывает лишним при ведении таких запутанных расследований. Не мне вам это рассказывать…

Я оглянулась на князя. Он стоял и сосредоточенно размышлял о чем-то, потирая подбородок. На его губах застыла торжествующая улыбка. Да, кем бы ни был наш убийца, с соперником ему сильно не повезло. Умен, силен, могуществен и чертовски красив, привлекателен своей мужественностью и брутальностью. Не знаю, как долго я любовалась им, но в итоге меня заметили и одарили внимательным глубоким взглядом. А я, как всегда, смутилась и покраснела.

Нужная книжка нашлась быстро. И как раз вовремя – друзья меня уже хватились.

– Стася! – громко позвала Валя. – Ты где?

– Тут! – отозвалась я. – Я что-то пропустила?

– Только то, что Эдвард согласился провести с нами совместное расследование, отдельно от князя!

Визит Миррэя остался незамеченным. М-да, похоже, я буду работать на два фронта… Что-то мне очень и очень не нравится поведение Эда.

– Это правда?! – спросила я, выныривая из-за стеллажей.

Договорившиеся спорщики стояли вокруг массивного письменного стола и смотрели на меня. От их пристальных взглядов стало неуютно. Что они задумали?

– Все так, – первым заговорил Эдвард. – Но твоим друзьям пришлось принять одно мое условие.

– И?

– Нам невыгоден твой союз с Миррэем, – ответил за всех помощник князя. – Перед тобой стоит выбор: либо он, либо расследование.

– Но почему?! – тут же возмутилась я. Причем не столько отстранению от расследования, сколько неуважению к повелителю. – Отчего нельзя действовать в его интересах? Кто руководит кланом, в конце концов, ты или он?

– Он, – стиснув зубы, ответил Эдвард. – А еще предполагаемый преступник – его родной брат! Поэтому наш князь может быть… немного пристрастен.

– Но он мой покровитель!

– А кто тебе мешает принять мое покровительство, как это сделали они? – Эд указал на моих товарищей. – Поверь, мой магический дар ничуть не слабее, чем у князя. Даже сильнее.

– Я должна буду ему об этом рассказать. – Я проигнорировала его откровенное хамство. – Он и так в трех соснах запутался, а тут еще и вы влезаете. Кстати, – я обратилась к друзьям, – я вас предупредила об угрозе? Предупредила. Если меня уже два раза не смогли уберечь Миррэй и Эдвард, сомневаюсь, что они успеют спасти вас. Для меня выбор очевиден: я вообще не собираюсь влезать в разборки этого мира. Мне собственная жизнь дороже.

– Но если Миррэй пошлет нас на очередную миссию, ты ведь ему не откажешь? – уточнил Андрей, поправляя очки.

– Верно, – кивнула я. – Я в гостях у главы клана Ястребов, поэтому его пожелание для меня закон.

– Какая же ты трусиха, Стаська… – печально произнесла Валя. – Если уж так боишься за себя, может, и за нас побеспокоишься?

– Тогда у нас ничего не получится, – стукнул кулаком по стулу Эдвард, прерывая бессмысленную беседу. – Ребята, простите меня, я действительно хотел помочь. Но, видимо, нашему князю суждено разбираться со своими проблемами в одиночку. Я отказываюсь влезать в это.

– Ну вот что ты натворила! – в сердцах воскликнул Андрей. – Из-за тебя нам теперь придется одним, на свой страх и риск, выслеживать убийцу!

– Не вздумайте! – в один голос воскликнули мы с Эдом.

– А тебе-то что? – напустился вдруг на меня самый умный парень нашей группы. – Может, ты решила к князю подлизаться, чтобы узнать побольше информации? Кстати, а куда ты уходила под шумок? Уж не хотела ли сама попробовать расшифровать пророчество?

Если честно, я действительно собиралась это сделать. И князь знает об этом. Но вот этим дятлам говорить правду не хотелось. Я молча показала всем троим пособие по этикету, развернулась и направилась вон из библиотеки. Мне с ними больше не о чем разговаривать сейчас. А вот Эдвард теперь у меня враг номер один. И я просто обязана сделать все, чтобы помочь Мирру расколоть его. С этим человеком определенно что-то не так.

Я устремилась в свои новые покои. Остро захотелось побыть одной, полежать в горячей ванне и почитать взятую книжку. Но не успела я переступить порог собственной гостиной, как дверь покоев князя распахнулась. Миррэй быстрым шагом приблизился ко мне и тут же обнял за талию, прижимая к себе сильно-сильно. Ох, и прямо при телохранителях!

– Играем на публику, – прошептал он мне на ухо. – Сюда направляется мой помощник…

– Ты все слышал? – только и спросила я, позволяя ему гладить меня по спине.

– Да… – откликнулся он. – Идет…

– А не слишком ли мы милуемся у всех на виду?

В ответ меня поцеловали. Жестко, требовательно, красноречиво показывая всем, что нам нет ни до кого дела. Пришлось ответить. Князь, каким-то чудом не прерывая поцелуя, умудрился открыть входную дверь и впихнуть меня в комнату. Послышался громкий стук, оповещающий о том, что мы скрылись с глаз зрителей. А его губы продолжали атаковать мои. Не в силах первой прервать навязчивую, но такую приятную ласку, я провела пальчиками по его щеке.

Дверь распахнулась и опять закрылась. Видимо, Эдвард таки не поверил своим глазам в первый раз.

– Больше так не делай, – прохрипел Миррэй, с трудом оторвавшись от моих губ.

– Кто бы говорил! – воскликнула я, остро ощущая потребность вновь поцеловать его. – Сказал, играем, а в итоге что сделал?

– Исправлюсь, – отворачиваясь от меня, дабы скрыть непрошеные эмоции, уже ровно произнес князь. – Если бы не я, Эдвард обязательно добился бы от тебя клятвы молчания.

– В его стиле, – тяжело вздохнула я. – Интересно, а моих друзей он уже успел связать этой клятвой?

– Этого не нужно, – отмахнулся он. – Они и так ему слепо верят.

Князь Миррэй был совершенно прав.

– Ты по тайным коридорам добрался сюда так быстро? Эдвард знает о них?

Его лицо было серьезным и сосредоточенным. Казалось, Ястреб над чем-то усиленно размышлял.

– Библиотека – моя гостиная? Нет, – тихо проговорил он. – Но он здорово поплатится за самоуправство.

– Ты казнишь его? – испуганно спросила я и отшатнулась.

– Пока нет. – Он скривился, будто только что съел дольку лимона. – Сначала заточу в темницу и считаю его память.

– Ты хочешь покопаться в его мозгах?! – ужаснулась я.

– Не так громко, – настойчиво попросил князь и снова приблизился ко мне вплотную. – Он может подслушивать.

– Тогда почему мы не уйдем в спальню? – без задней мысли спросила я, но получила двусмысленный ответ:

– Там окно. И… ты хочешь продвинуть наши отношения на новый уровень?

Сказано это было с легкой хрипотцой в голосе и приправлено легким прикосновением горячей руки к тыльной стороне моей ладони.

– Мирр! – тихо рыкнула я. – Что ты несешь?!

А вот в его глаза мне не стоило смотреть… Они самым откровенным образом потешались надо мной. А еще манили.

– Я всего лишь играю свою роль, – шепнул он мне на ухо и добавил: – Нас и правда подслушивают.

– Я сболтнула лишнего? – Близость этого мужчины была очень волнительна, но я хорошо справлялась с эмоциями. – Сильно громко?

– Не так чтобы… – Ответ опалил мое ухо жаром. – Я успел погасить часть звуковых волн.

– И как нам теперь быть? – взволнованно спросила я. – Рано или поздно тебе придется покинуть мою спальню. И вот тогда у Эдварда появится прекрасная возможность потребовать у меня принести клятву.

– Я об этом сейчас и думаю… – признался князь. – Кроме того, в гостиной наша прелюдия тоже не может продолжаться долго. Учитывая то, что видел этот прохвост.

– Мой князь, я хочу это сделать в ванне! – громко заявила я, чтобы шпион услышал.

– Ты не перестаешь меня удивлять, Станислава, – страстно прокомментировал князь и уже шепотом добавил: – На самом деле.

Меня взяли на руки. Я взвизгнула и начала болтать всякие глупости. Краем глаза заметила, как на подоконник в спальне влетела большая птица. Ястреб. Потом мы оказались вне зоны подслушивания и подглядывания.

– В ванной комнате у меня тоже ход имеется. Но Эд о нем не знает, – хмыкнул Мирр.

– Ого! А куда он ведет?

– В мой кабинет, – буднично сообщил любитель пернатых.

Он подошел к ванне и стукнул по бортику три раза в одному ему известном месте. Та отъехала в сторону, обнажая крутой темный спуск. Надо отметить, что все происходило в идеальной тишине.

– Мне всегда хорошо давалась звуковая магия, – решил пояснить князь.

Он взмахнул рукой, и помещение постепенно стало наполняться неприличными звуками: на фоне плеска воды мои стоны и его порыкивания, грохот чего-то разбиваемого, опять-таки мой визг и его рычание. Жуть, одним словом.

– Давай руку. – Князь протянул мне ладонь. – Там будет очень темно.

– А как же ванна? – принимая помощь Мирра, задала я очередной немаловажный вопрос.

– Как только мы пройдем десять ступеней, проход сам закроется.

Так и случилось. Не успела я переварить сказанное, как ванна сама вернулась на место. Наступила кромешная тьма. Я вполне доверяла Миррэю, а потому полностью положилась на него. Как он решился доверять мне, оставалось загадкой. Уж если его правая рука под подозрением, то что уж говорить о девчонке, упавшей на него из другого мира. Что-то с князем не так. Только что именно, понять пока невозможно. Но я обязательно во всем разберусь.


По темному секретному коридору шли двое. Она была взволнована и немного напугана неожиданно раскрывшейся правдой о собственной безопасности. Он был потрясен не меньше.

По всему выходило, что князь клана Ястребов пригрел на груди самую настоящую змею. И это отнюдь не пришельцы из другого мира. Эдвард, чье имя и репутация были безукоризненны, посмел перейти ему дорогу. Это еще не доказано, но казалось очевидным. Неужели убийца не догадывается, что его раскрыли? Догадывается и именно поэтому преследует Станиславу.

Хорошо, что она согласилась помочь. То, что князь не хотел допускать ее к расследованию, – домыслы Эдварда. На самом деле он решил, что иномиряне могут помочь: рассказать об опыте людей в Хрустальном. Но помощник отговорил. Теперь же он задумал с помощью Валентины и Андрея совершить дворцовый переворот. Вот и разгадка. Каррэй действительно не виноват. Его подставил Эд, рассчитывая на вспыльчивость Ястреба. Но на стороне последнего родственные узы и опыт, поэтому войны между кланами не случилось.

Делая Эдварда своим приближенным, Миррэй изначально что-то пропустил. И, видит мироздание, не случайно. От него намеренно скрыли правду. И еще весь этот спектакль со Стасей… князь прекрасно понимал, что ведет себя некрасиво по отношению к ней. Поэтому и рассказал всю правду, поведал о своих подозрениях, дал право выбора. Так недостойно поступать, но жизненно необходимо. После стольких лет бок о бок с предателем наступило озарение.

И опять надо благодарить иномирян. Если бы не они, Эдварда ничто бы не остановило. Двое из них более податливые. Но девушка, которая в кромешной темноте идет за ним, иная. Даже его слова она нередко ставит под сомнение. Она пытлива, но недальновидна. А еще взбалмошна и прямолинейна. Это и заставило настоящего убийцу сделать несколько незначительных ошибок, которые заметил Миррэй Эрн.

Ястреб, дежуривший на подоконнике в покоях Станиславы, дал понять, что подозреваемый ушел с точки наблюдения. Что ж, посмотрим, какой он сделает следующий ход.


Миррэй уверенно вел вперед. А меня трясло. От страха за себя и друзей, от неизвестности и от боязни темноты. Ведь я даже не знала, где нахожусь! Ясное дело, коридор или туннель. Но какие тут повороты или входы-выходы? Вдруг я сейчас возьму чуть левее и угожу в ловушку?

– Мирр… – позвала я. – А мы идем по простому коридору? Здесь нету ничего такого?

– В смысле? – послышался его недовольный голос. – Это просто проход, и все. Не придумывай всякой ерунды.

– А если бы здесь оказался тот, кому не следует? – допытывалась я. – Он бы смог беспрепятственно пройти из моей ванной в твой кабинет?

– Нет, – безразлично откликнулся князь. – Я сам лично наложил чары. Чужак запутается и сгинет в этих катакомбах.

Кабинет оказался дальше, чем я предполагала. Однажды нам даже пришлось спускаться по лестнице. И князь обнимал меня за талию, чтобы не упала. Эх, как все-таки жалко, что наши отношения – всего лишь игра. Я бы попробовала построить будущее вместе с ним. Но у высших сил на нас другие планы. Это нам дали понять сразу же, как только меня посадили в темницу, заставляя ненавидеть его. И потом еще много раз, когда он грубил, посылал на смерть, отказывал в необходимой информации.

– Пришли. – Мужская рука чуть сжала мою ладонь перед тем, как впереди открылся поход.

Не прошло и минуты, как мы оказались в просторном рабочем кабинете князя.

– Об этом месте никто не знает, – недовольно сообщил тот. – Так что попрошу не болтать лишнего.

– Я не из болтливых.

– И про нож никому не рассказала? – иронично уточнил мой собеседник. – Кстати, угадай, кто подкинул его в те кустики.

Я вспыхнула, припоминая тот случай. А ведь действительно, я тогда сильно разозлилась на Миррэя и рассказала все друзьям. И да, Эдвард тоже присутствовал. Я думала, его реакция вызвана удивлением. А оказывается, он колдовал…

– Чудесно, – заключил Мирр. – А теперь садись на диван и слушай внимательно.

Князь опустился в кресло за письменным столом.

– А как долго продлится звуковая иллюзия? – спросила я, присаживаясь на мягкое сиденье из темно-зеленой кожи.

– Минут через десять должна рассеяться, – пояснил любитель пернатых и полез в ящик стола.

Он выудил оттуда несколько старинных фолиантов, возможно, относящихся к пророчеству. От восторга я перестала дышать, а губы сами растянулись в блаженной улыбке.

– Смотри не задохнись, – поморщился Мирр. – Ты мне еще живой понадобишься.

Его слова подействовали словно ушат ледяной воды, вылитый мне на голову. Улыбаться сразу расхотелось, и я, вмиг приняв серьезный вид, подошла к письменному столу князя, чтобы забрать книги. Мирр проводил меня долгим ироничным взглядом. Я вернулась на диван и положила рядом с собой свою добычу. Если князь пытался найти разгадку тайны пророчества, то и книги брал из библиотеки соответствующие. И как я собиралась найти там что-то после его, так сказать, ревизии?

– Горе иномирное, – сказал он, когда я молча раскрыла первый попавшийся фолиант, – ты хотя бы знаешь, с чего начать?

– По ходу разберусь, – буркнула я себе под нос.

Он продолжил сверлить меня пристальным взглядом. Спустя минут пять я не выдержала.

– Мне что, теперь нельзя будет отсюда выходить? – Видя полное непонимание в глазах Миррэя, я добавила: – Меня же хотят если не убить, так уж точно связать вашей клятвой.

– Да, – недовольно откликнулся Мирр, – уроки придется прекратить и найти тебе более подходящее занятие. Как ты смотришь, чтобы сразу приступить к практике?

– Это как? – Я разом позабыла про недавнюю обиду и вся превратилась в слух.

– Это значит, что ты приступишь сразу к полетам, – миролюбиво откликнулся князь. – Ты будешь учиться общению с драконами как на земле, так и в воздухе.

– Оу! – О подобном я даже и не мечтала! Побороть страх высоты – что может быть лучше? – Я готова.

– Сомневаюсь, – покачал головой мой собеседник. – Думаю, тебе еще многому нужно научиться, даже несмотря на природный талант.

– Надеюсь, практику будет вести кто-то другой? – спросила я, с надеждой заглядывая в его пронзительные синие глаза.

– Естественно, – кивнул Миррэй. – Единственной проблемой пока остаются твои друзья. Их надо как-то разлучить с моим… помощником.

– Можешь повесить на Андрея какое-нибудь исследование. – Да, я хорошо знаю своего друга. – Он с головой погрузится в работу. А Валя к нему в любом случае сама по себе прилипнет.

– Только это надо сделать как можно быстрее, – задумчиво сказал князь. – Чтобы Эдвард не успел занять их своим расследованием.

На том и порешили. Потом он занялся внесением новых данных в протокол, а я – чтением. Книжечка, с которой я начала поиски, содержала мало полезной информации, поэтому вскоре я сгрузила ее со своих коленей прямо на пол. Миррэй ничего на это не сказал.


Глава 6
Где-то рядом враг не дремлет

Все, что изучал Мирр, было не то. Какие-то определения, основные понятия, записанные учеными-магами на пожелтевших от времени страницах, – эти знания принадлежали не к той эпохе, когда строился замок главы Ястребов.

– Ми-и-ирр! – позвала я, отбрасывая в сторону последнее пособие для чайников. – А в твоей библиотеке нет чего-нибудь более раритетного?

– У меня – нет, – не отрываясь от служебных бумаг, ответил он. – За подобной литературой надо лететь к Даррэю.

– Ну и в чем проблема? – искренне удивилась я. – Полетели!

– Хм… – Князь поднял на меня задумчивый взгляд. – А что? Если сделать вид, что ты учишься летать… Потом ты якобы потеряешься, и мы станем искать тебя по всему плато Ястребов.

– А в это время я отправлюсь в гости к Соколу за ответами на наши вопросы, – продолжила я. – Найдусь совершенно случайно.

– И первым увижу тебя отнюдь не я, – заметил Мирр. – Во избежание излишних подозрений.

Мы определили конечную точку моего путешествия: Дистринский лес, примерно в ста километрах от замка. Я должна была дать команду своему дракону оставить меня и лететь домой. Тогда все подумают, что ящер вышел из-под контроля.

– Неплохо бы имитировать ссору, – в довершение всего проговорил мужчина. – Пускай ты у нас полетишь в расстроенных чувствах, которые из-за боязни высоты обострятся, заставляя совершать необдуманные поступки.

Очередное решение было принято. Далее какое-то время мы занимались каждый своим делом: он просматривал какие-то бумаги, а я пыталась читать книги, которые мне выдал князь. В свете последних событий они, скорее всего, неактуальны, но других занятий не было. Уже минут через пятнадцать мне наскучило искать информацию там, где ее нет. Сон сморил меня, и я заснула.

Проснулась я в собственной спальне, совершенно одна. Сколько прошло времени с того момента, как отключилась, я не знала. Стоило мне открыть глаза, как я увидела ястреба Миррэя. Хорошо, значит, обо мне и моей безопасности не забыли.

Внезапно потайная дверь открылась, и из нее вышел хозяин вышеупомянутой птицы. Делать вид, что сплю, было уже бессмысленно. А так хотелось еще немного полениться…

– Вставай, – подойдя вплотную, велел князь. – Скоро обед, а я тебя еще в свет не вывел после… кхм…

– Акта любви, – не удержавшись, вполголоса продолжила я, с удовольствием отмечая, как на мужественном лице моего собеседника заходили желваки. Раздражен? Но чем?

– Для всех – да, – быстро совладав с эмоциями, подтвердил Мирр.

Я лениво встала, одернула платье и подошла к князю. Тот взял меня под руку и повел в коридор. Позади раздался скрежет и шелест крыльев – это ястреб покинул насиженное место.

Не успели мы преодолеть половину пути до библиотеки – якобы чтобы помирить меня с наставником, о кознях которого я якобы умолчала, – как нам навстречу выбежал виновник всех наших бед – правая рука князя клана Ястребов, Эдвард собственной всклокоченной персоной.

– Я как раз тебя ищу, Эдвард, – спокойно произнес Мирр, намеренно опережая своего оппонента, который уже хотел было открыть рот, чтобы высказаться.

Он, скорее всего, успел придумать правдоподобную историю про противную Станиславу, которая ни в какую не хотела быть паинькой и слушать преподавателя по драконьей анатомии – именно с нее предполагалось начать сегодняшнее занятие.

– Я уже во всем разобрался и, поверь, принял соответствующие меры после оплошности твоей подопечной, – будничным тоном сообщил князь Миррэй.

Игра так игра. Принимая ее правила, я насупилась и подарила «своему» князю убийственный взгляд. Это не осталось незамеченным. У Эдварда вытянулось лицо, а Миррэй удовлетворенно хмыкнул и как ни в чем не бывало продолжил:

– Отныне вместо безобидных занятий с книжками Станислава будет работать с живыми драконами. – На это заявление Эд промычал что-то нечленораздельное, но князь не обратил на него никакого внимания. – Раз девушке хочется приключений вместо тихих и спокойных уроков под вашим руководством, то так тому и быть.

Я попыталась отстраниться от увлекшегося актерской игрой Миррэя, но тот не позволил. Он вцепился пальцами в мои плечи, показывая Эдварду свою власть надо мной. Я непроизвольно поежилась. Как же он убедителен в эту минуту! Если бы я не знала правды, то безоговорочно поверила бы в его слова.

– И даже связь со мной не оправдывает тебя, – с нажимом проговорил Миррэй, добивая тем самым своего помощника. Князь резко развернул меня лицом к себе и на полном серьезе принялся отчитывать: – Раз ты согласилась быть со мной, то, будь добра, соответствуй своему статусу и не чини беспорядки у меня за спиной.

– Простите… – опуская глаза, пробормотала я. – Уверяю вас, такого больше не повторится.

– Поклянись, что слова плохого не скажешь о своем учителе, – выдал Миррэй.

– Но я ведь только рассказала о его методах обучения… – попыталась возразить я, с беспокойством косясь на Эда.

– Ты не права, поэтому и получила по заслугам, – проникновенно заглянув мне в глаза, сказал князь.

– Но вчера мы занимались спокойно, без лишних криков, – обиженно проговорила я, краем глаза замечая, как напрягся Эдвард. – А сегодня он как с цепи сорвался! С самого начала урока орал…

– Это неправда! – не выдержав, возмущенно воскликнул Эд. – Я не орал! Я лишь пытался усмирить ее друзей!

– Поподробнее, – попросил Миррэй, не выпуская меня из захвата.

– Я что ни скажу, эта троица со мной начинает спорить. – Эд сложил руки на груди. – А Станислава набралась наглости и ушла искать книги о пророчестве! Прямо посреди моего урока! Я несколько раз повторил ей, что не следует лезть в дела нашего князя, а она взбунтовалась и сбежала из библиотеки.

– Так… Станислава! – На меня смотрели грозно, будто готовились придушить. – Сколько раз я говорил тебе не лезть во все это?! Ты в сотый раз ослушалась меня. Кроме этого, ты еще и утаила свой поступок!

– Простите… – на глаза вполне натурально навернулись слезы.

– Простите?! – опешил Эдвард. – И это все?

– Нет, это не все, – продолжая буравить меня тяжелым взглядом, откликнулся князь. – Станислава, ты переступила границу дозволенного. Немедленно поклянись, что никогда не полезешь в мои дела и не скажешь дурного слова о моем помощнике.

– Но клятва магическая… – жалобно пролепетала я, глядя на своего персонального тирана. – Я больше не хочу связываться с подобными вещами…

– А тебя никто не просил давать клятву русалкам, – беспечно пожал плечами Миррэй, заскользив широкими ладонями по моим рукам вниз. – Здесь же это необходимо.

Последнее слово он подчеркнул. Наши пальцы переплелись, а руки засветились расплавленным золотом. Я не могла сказать наверняка, что задумал Мирр. Играть на публику – это одно, а приносить магическую клятву – совсем другое. Кому он соврал сейчас? Кого решил приструнить? Эдварда ли?

Пока я произносила клятву, горькие слезы катились по моим щекам. Хотелось убежать, спрятаться ото всех, ведь в этом мире каждый играет сам за себя. Я это отчетливо понимала. Даже мои друзья приняли правила. И да, я сама хотела за спиной у всех провести собственное расследование. Но вместо этого влипла в жуткие неприятности. А нечего было совать свой нос куда не надо!

– Мой князь, не слишком ли вы суровы к нашей гостье? – равнодушно поинтересовался Эдвард.

Он ни капельки не жалел меня – по голосу ясно. Когда человек сочувствует, это видно и слышно.

– В самый раз, – бесстрастно ответил князь.

А мне вдруг стало дико обидно за себя. Как он смеет так обращаться со мной? Я ему не служанка, которую можно унизить и остаться безнаказанным. Едва Мирр подтвердил клятву и разъединил наши руки, я размахнулась и влепила ему пощечину. Пока Эдвард и Миррэй не опомнились, я рванула в свою комнату. Расстояние было немаленьким, но я все же надеялась скрыться от погони.

К моему удивлению, князь не стал орать, а сразу же бросился за мной. Молча и почти бесшумно. Ох, только бы не попался никто из его телохранителей или стражников замка… Моя комната, где же ты? Я, конечно, понимаю, что там я от Миррэя не спрячусь, но хоть пореветь в подушку смогу.

Когда меня почти догнали, показалась спасительная дверь. Открылось второе дыхание, и я припустила вперед. Резко остановившись, я вбежала в комнату и захлопнула дверь перед самым носом Миррэя. А дальше со мной случилась настоящая истерика. Ноги сами донесли меня до кровати. Без сил я повалилась на бархатное бордовое покрывало и зарыдала в голос, изливая в подушки все свое горе.

– Могла бы и поаккуратнее, – послышался сзади недовольный голос Мирра. – Если бы не моя реакция, нос бы сломался.

– Так тебе и надо, – пробурчала я совсем тихо, но он услышал.

– И чем же я перед тобой провинился? – вопросил этот… козел, присаживаясь рядом и стараясь завладеть моей рукой. – Послушай, мне так неудобно с тобой разговаривать. Давай выходи уже из роли и садись нормально, чтобы я смог снять с тебя эту чертову клятву.

– Снять… – не веря своим ушам, пролепетала я. – Клятву?

Я повернула к нему зареванное лицо и посмотрела прямо в глаза, такие спокойные и сосредоточенные.

– Ну да, – хмыкнул Мирр. – А ты решила, что я тебя так и оставлю? И сейчас по-настоящему плачешь?

Мое молчание подтвердило его догадку. Он ошарашенно смотрел на меня и не знал, что делать. Густые темные брови сомкнулись на переносице, и его суровое лицо вмиг оказалось рядом.

– Так пощечина была настоящей?

Я ничего не ответила. Только уткнулась носом обратно в подушку. Я не видела и не хотела видеть его эмоций. Меня обидели, не предупредили и принудили.

На мои плечи легли широкие ладони.

– Я думал, ты поймешь, – выдавил, наконец, Миррэй. – Вставай, пока не поздно, я должен снять с тебя клятву.

– А что, может быть поздно? – вяло поинтересовалась я.

– Если быть точным, то через пять минут она станет необратимой, – с нажимом ответил он и сам принялся поднимать меня.

Я не стала препятствовать. Все равно с его стальной хваткой мне не справиться. Весьма аккуратно он отлепил меня от кровати и заставил принять вертикальное положение. Не говоря ни слова, князь опять завладел моими руками и принялся отменять клятву. А если Эдвард каким-то образом заметит это?

Слезы понемногу высыхали, но обида не проходила. Я понимала, что для достижения наилучшего результата требовались мои искренние чувства, но, несмотря на это, я все же внутренне негодовала, а еще досадовала на собственную глупость. Хотя… если Эд поверил в превосходную актерскую игру князя, то что уж говорить обо мне?

Когда скрипнула входная дверь, Миррэй только-только закончил колдовать. Его взгляд, которым он одарил меня мимолетно, сказал о многом – опять игра. Без предупреждения князь опрокинул меня на спину и принялся целовать. Второй раз за сегодня, между прочим. Для пущей убедительности мои руки завели за голову и удерживали, чтобы показать мое сопротивление. А вот теперь, кажется, я готова простить ему выходку с клятвой.

– Мой князь, – донеслось робкое из гостиной.

Тот, к кому обращались, не спешил отзываться. Похоже, ему начинала нравиться наша маленькая импровизация. Стыдно признаться, взаимно. Но мне ведь положено было не млеть в его объятиях, а метаться в праведном гневе, вырываться и стараться как можно скорее сбросить с себя нахала. Я приступила к действиям незамедлительно, но тут же была остановлена предупредительным рыком.

– Не смей больше так делать! – Он перестал целоваться и теперь мастерски изображал ярость. – Не забывайся…

Ой, какой злой! Я отвернула лицо, не желая подчиняться. Жесткие пальцы грубо ухватили мой подбородок и заставили посмотреть в два глубоких синих бездонных озера, в которых плескались раздражение и решимость.

– Я сказал, больше не смей бить меня, – с нажимом проговорил князь, умудрившись, не повышая голоса, придать своим словам угрозу. – Я не прошу, а приказываю. Учти, в следующий раз я этого просто так не оставлю.

Он меня сильно пугал, и это наверняка отражалось на моем лице. Жуть! Меня трясло по-настоящему, несмотря на то что я прекрасно знала – это игра. Но, черт побери, мне все равно было страшно.

– Да, мой князь, – запинаясь, выдавила я, чтобы прекратить пытку. – Обещаю, подобное не повторится.

Мне подарили внимательный и колкий взгляд, а потом соблаговолили оставить в покое и переключиться на Эдварда. Тот стоял в дверном проеме и выжидал, когда его повелитель сможет оторваться от разборок со своей любовницей.

– Одну на место поставили, – как ни в чем не бывало проговорил Миррэй, поднимаясь с кровати. – Теперь показывай остальных. Будем с ними разговаривать.

– Так я уже провел с ними воспитательную беседу, – откликнулся Эд. – Они оказались более сговорчивыми, нежели Станислава.

– Неужели? – недоверчиво переспросил князь, сложив руки на груди. – И что ты им такого сказал?

– Устное внушение, не более, – ответил правая рука любителя пернатых. – Там все намного проще.

– Хорошо, – удовлетворенно кивнул Мирр. – Тогда к тебе вопросов больше нет. Ты что-то хотел?

Эдвард тут же принялся заговаривать Миррэю зубы, уводя от скользкой темы. Последний никак не показывал своего недоверия. Я резонно рассудила, что мне лучше слиться с мебелью. Аккуратно, чтобы не привлечь их внимания, я свернулась калачиком и затихла. Спиной к ним, естественно.

Они говорили о прямых обязанностях князя: о народе, о доходах, о внешней политике. Не знаю, в какой момент я заснула, но когда проснулась, в комнате уже никого не было. Сладко зевнув и потянувшись, я принялась прокручивать в памяти все, что случилось со мной утром. Вывод был неутешительным. Два раза я чуть не стала счастливой обладательницей дополнительной клятвы, меня целовал сам князь, и я удостоилась привилегии помогать ему в расследовании. А еще я, скорее всего, пропустила обед.

Я села в кровати и осмотрелась. Окно открыто, ястреб на подоконнике – охраняет мой покой. Хорошо. Никого постороннего, а значит, можно не бояться. Захотелось еще немного полениться, и я откинулась на подушки, повернулась на бок и снова задремала.


Сидя за рабочим столом в своем кабинете, князь Миррэй ясно уловил сигнал тревоги от ястреба. До этого, он мог сказать наверняка, девчонка просыпалась. Сейчас же в ее комнате птица спугнула какое-то движение, не связанное с пробуждением гостьи.

Князь резко поднялся с места и быстрым шагом направился в комнату Стаси через тот самый тайный ход, который он ей показывал утром. В этот раз дорога заняла не более пары минут – так захотел князь. Он приказал – пространство послушалось. В ванную комнату девушки он входил бесшумно, стараясь не выдать своего присутствия. В спальне было тихо. Руководствуясь ощущениями своего питомца, Миррэй спокойно покинул убежище. Чисто. Тот, кто был тут всего минуту назад, ушел. Он испугался княжеской птицы.

– Так я скоро бессонницу заработаю, – тихо выругался князь себе под нос, оглядываясь и оценивая обстановку. Спящая на кровати девушка была прелестной. Но Миррэй прекрасно знал ее характер, а потому не питал слабости к этой иномирной особе. А вот убийца к ней как будто намертво приклеился, мечтая извести. У него это почти получилось: вон, даже спать легла не раздеваясь и без ужина. И без обеда.

Тяжело вздохнув, князь подошел к кровати и взял Станиславу на руки, намереваясь отнести в свои покои. Если и дальше будут продолжаться нападения на иномирянку, то засыпать и просыпаться в одной кровати с ней может стать дурной привычкой.


Да, это становится нездоровой привычкой…

Я проснулась от сильного грохота в ванной комнате. Открыв глаза, я обнаружила себя в постели князя: одетой и лежащей поверх одеяла. Видимо, этой ночью опять что-то произошло. И это что-то – не из разряда приятного. Тем временем Миррэй продолжал грязно ругаться. Его проблемы меня не волнуют, а вот про неожиданную смену места ночлега спросить надо.

– Упырья селезенка! – в очередной раз выругался Мирр, уверенным широким шагом входя в комнату. – Да где же эту птицу носит? Да…

Тут он заметил, что я проснулась, и примолк. Его густые брови сошлись на переносице, выдавая высшую степень недовольства. Но князь не стал задерживать на мне внимание и незамедлительно приступил к одеванию. В этот раз он не посчитал нужным просить меня отвернуться. Уйти с вещами в ванную, по-видимому, он счел недостойным своего положения, а потому я получила массу различных эмоций от созерцания обнаженного разгоряченного мужского тела. Очень ухоженного, должна признать. С одной стороны, это верх неуважения и пренебрежения к моей скромной персоне. Но с другой – он слишком красив, чтобы я из вредности отвернулась, показывая обиду. Ну, хотя бы немного попозже.

– Не окосей, – неожиданно развернувшись ко мне лицом, сказал князь.

От такой бестактности я даже не сразу нашла подходящие слова, чтобы возмутиться. Как он смеет разговаривать со мной в таком тоне?!

– Хам! – воскликнула я, задрав нос. – И это пожизненно.

– Да? Наверное, это я сейчас сверлил тебя взглядом, – едко заметил Мирр. – Уж извини, но хам тут один, и он женского пола.

– Ах, так?! – возмущенно вскрикнула я и мигом поднялась с кровати. – А может, это тебя в детстве плохо воспитывали? Подумать только, уважаемый всеми князь клана Ястребов не знает, как следует вести себя в присутствии приличной дамы!

– Приличной? – невозмутимо уточнил Миррэй, чем вызвал у меня лавину гнева.

Я не хотела больше с ним разговаривать, пререкаться, ругаться. Я просто молча развернулась и покинула его покои. Он не стал объясняться, не стал останавливать. Прекрасно! Ну и пусть! Этот мужчина ни капельки не раскаивался в совершенном поступке. И я ему безразлична. Почти взаимно.

Мое появление за дверью княжеской гостиной не стало для охраны сюрпризом, а потому они без лишних разговоров пропустили меня, и я ворвалась в свои покои. Тогда я еще не знала, что спальня Миррэя была для меня большим благом, нежели собственная.

По правде сказать, впадать в истерику я не планировала. Напротив, не лишним было немного освежиться и переодеться. Но вместо этого я что есть силы заорала и побежала обратно в коридор. Влетая в собственную опочивальню, я совсем не была готова к тому, что найду на кровати мертвую птицу. Ястреба. И ладно, если бы она была просто дохлой… так нет, она была четвертована. Сердце было вырвано из ее тушки и небрежно брошено в изголовье кровати. Для меня, пожалуй, это слишком.

На пороге я столкнулась со стражей. Князь отстал от них всего на каких-то несколько мгновений. Меня ни о чем не спрашивали – просто оттеснили обратно в гостиную и проследовали дальше, к тому самому месту, где убийца оставил для всех своеобразный предупреждающий знак. Пока мужчины разбирались в случившемся, я медленно опустилась на диван у стены и принялась приводить свои мысли в порядок.

Результат размышлений не порадовал: кто-то пытался достать меня ночью, но Миррэй каким-то образом узнал об этом и от греха подальше перенес меня в свою комнату. Нетрудно догадаться, что ястреб играл в этой истории далеко не последнюю роль. Наверняка он охранял мой сон и спугнул маньяка, дав Мирру возможность забрать меня. Ночной гость не пожелал мириться с этим и просто-напросто устранил помеху, продемонстрировав всем свое коварство.

– Мой князь! – воскликнули где-то в спальне. – Вам плохо?

Черт, они же наверняка были связаны ментально! Миррэй и ястреб!

Забыв о собственных страхах, я кинулась на помощь. В чем она могла заключаться, я и сама не знала, но нервы были на пределе.

Я увидела Миррэя, согнувшегося пополам и корчившегося от боли. Он был бледен и раздосадован собственной слабостью. На меня он посмотрел с раздражением и злобой.

– Иди в мои покои, – тихо, но твердо произнес он, тщательно скрывая эмоции. – Быстро.

– Нет, не пойду. – Я упрямо тряхнула головой и приблизилась на шаг. – Я знаю, что не должна присутствовать здесь, но все-таки хочу помочь. Две головы лучше…

Судя по выражению лица Миррэя, он хотел высказать все, что обо мне думал. Но как раз в этот момент в комнату вбежал взволнованный Эдвард, которому, по-видимому, доложили о происшествии.

– Что… что случилось?! – воскликнул он с порога.

И тут его взгляд упал на мою кровать. Эдвард резко остановился и отступил на пару шагов. Миррэй уже пришел в себя: он распрямился и придал своему лицу уверенное и более спокойное выражение. Как странно, я думала, он еще долго будет переживать потерю своего подопечного. А почему его скрутило только сейчас? Ведь маньяк наверняка разобрался с птицей еще ночью. Что за запоздалая реакция? Что это за ментальная связь? И ментальная ли?

– Как они посмели сделать это? – запинаясь, проговорил правая рука князя.

– Как видишь, легко и непринужденно, – презрительно сказал Миррэй. – И да, Станислава, не соизволишь ли пройти в мои покои?

– А как же завтрак?

– Я прикажу подать на место, – хмуро откликнулся Мирр.

Я так поняла, что Эду не разрешают проводить меня в обеденный зал. Послушалась приказа и удалилась в указанном направлении. Опасения князя теперь казались мне необоснованными. Как Эд мог провернуть подобное дело у него под носом? Никак! Миррэй бы почувствовал и застал бы своего помощника на месте преступления. Но Каррэй тоже не может быть маньяком, это точно. Может, Дарр? Внешне такой милый и веселый, на деле он вполне может оказаться холодным и расчетливым. Если Миррэй меня все-таки отправит на плато своего брата, надо обязательно приглядеться к князю Соколов.


Эдвард выглядел таким потрясенным и раздосадованным, что в нем никак нельзя было заподозрить убийцу. Он не подходил на эту роль. И не только Станислава стала сомневаться, но и сам князь клана Ястребов. Тем более что ночь этот человек должен был провести вовсе не в замке, а в гостях у русалок, на том самом озере, где совсем недавно Стася так опрометчиво поклялась хвостатым наладить свет на дне. И Эдвард был там вместе с остальными магами, которым было поручено дело особой важности и сложности. Они наконец-то завершили клятву и освободили Стасю от последствий.

– Тут просто разит черной магией, – поморщившись, заявил помощник, когда Станислава покинула покои.

– Я заметил, – сквозь зубы откликнулся Миррэй. – Что думаешь по этому поводу?

– Что думаю? – проговорил Эд. – А думаю я, что вы правы насчет убийцы. Это кто-то из Ястребов. Тут страшно фонит отрицательной энергией. А у Беркутов ее не может быть. Они воины, а не маги. И да, их подставили.

– Слава мирозданию, ты наконец это понял, – ледяным тоном ответил князь. – У Соколов же черные маги не рождаются по определению. Слишком много света ежегодно приходится на их… плато.

Последнее слово князь выговаривал, прилагая огромные усилия, чтобы не рассвирепеть прямо на глазах Эдварда и охраны. Все дело в том, что пока он пытался всеми силами разобраться в происшествии, одна непоседливая несносная девчонка уже разобралась с системой прослушки в его спальне. Заметить узенькую щель за одним из настенных бра было почти невозможно, но все же от князя это не укрылось.

– Мой князь, прикажете выследить наглеца сейчас же? – очень тщательно подбирая слова, спросил Эдвард. – Он наверняка крутится где-то неподалеку.

– Успеется… – отмахнулся Миррэй. – Лучше давай сейчас вместе просканируем пространство на наличие еще чего-нибудь интересного.


Значит, это не Эд. Как я успела понять из его же уроков, правая рука Миррэя – белый маг. Впрочем, как и сам князь. Тогда что же получается, не Соколы, не Беркуты и не Эдвард… А кто?! Точно какое-то существо, кардинально отличное от человека, но при этом внешне как две капли воды на него похожее. Почему так? Да потому, что обычный человек просто не смог бы пройти мимо всех прослушивающих и подглядывающих устройств и магии во всем замке. Интересно, Мирр сам додумается просмотреть все личные дела его подчиненных? Наверняка где-то в замке сейчас скрывается темная лошадка. Белая ворона, которая настолько внешне белая, что далеко не каждый заметит липкий, едкий сгусток тьмы ее скудной душонки. Где же ты, паразит, прячешься?

Миррэй определенно плохо на меня влияет. И его спальня тоже. Вон, уже меня за свою принимает. Кому расскажи, не поверят… Подумать только, всего-то потопталась рядом с тем местом, где скрывался потайной проход. Ну и что, что я сдвинула статуэтку какой-то неведомой птицы на комоде? Я же не знала, что это какой-то там рычаг. Точнее, прослушка. Жаль только, что высоковато – не все было слышно.

Вскоре мне наскучило подслушивать «взрослые» разговоры. Как раз к этому времени в гостиную подали завтрак, и я смогла в полной мере предаться греху чревоугодия. А князь… ну его, если честно. Не буду ждать этого любителя пернатых. Пускай сначала разберется в том бардаке, что творится в его замке.

Входная дверь распахнулась, и в гостиную вошел его величество.

– Кажется, кого-то надо учить хорошим манерам…

И выразительно так глянул на меня. А я что? Я эклер доедала, а потому суровый взгляд не возымел должного действия. И князь это заметил, поэтому не стал разглагольствовать по поводу моего поведения и ограничился только недовольным хмыканьем, после чего спокойно опустился в соседнее кресло и принялся завтракать.

– Ми-и-ирр… – позвала я спустя некоторое время. – А почему ты не сразу почувствовал смерть своей птицы? Я думала, между вами ментальная связь…

– Неправильно думала, – покачал головой Миррэй. – Ястреб был моей тотемной птицей-хранителем. У братьев это беркут и сокол соответственно. Управлять целым плато без поддержки невозможно, поэтому нам помогают тотемы-хранители. Они являются нашими глазами и ушами, забирают на себя часть негативной энергии, защищают, и так далее.

– Но как же ты теперь будешь управлять кланом без ястреба? – спросила я, когда князь замолк и погрузился в свои думы.

Он загадочно посмотрел на меня, но не ответил. Пришлось тактично вернуться к недопитому аналогу чая.

– Это знаю только я, и никто более, – наконец прозвучал спокойный голос князя.

И снова тишина. Что ж, если мне никто ничего не собирается рассказывать, то я сама найду ответы на интересующие меня вопросы. И сделаю это как можно быстрее.

– Кстати, – отпив из чашки ароматного чая, спохватился Мирр. – Ты не забыла, что теперь должна изучать физиологию драконов в другом месте?

– Конечно, не забыла, – кивнула я спокойно, хотя и ликовала от одной только мысли, что наконец-то наведаюсь в самую древнюю библиотеку мира Драгон-Эрн. – На каком драконе я полечу? Ты сам дашь ему персональную установку?

– На твоем любимом, – ухмыльнулся монарх. – Установку будешь давать сама.

– Ладно. – Пытаясь сдержать некоторое раздражение от такого заявления, я уточнила: – И как же мне самой общаться с драконом?

– А как ты это делала, когда возвращалась с озера? – вопросом на вопрос ответил Мирр.

– Никак! Наобум! – не выдержала я, обиженно запыхтев и насупившись.

Меня не услышали. Либо не захотели услышать. Ну и пусть! Отлично, улечу одна в логово Соколов. И неважно, что у них на уме.

Князь понял мое настроение иначе и принялся меня убеждать, что друзья мне в этой миссии вовсе не так важны, как я себе надумала. Хм, если честно, то за сегодня я о них в первый раз вспомнила. Не к добру это. Надо попросить Миррэя присмотреть за ними в мое отсутствие. Может, Эдвард и не виноват ни в чем, но я ведь не знаю, в какую авантюру захочет ввязаться эта распрекрасная троица.

– Как и обещал, твоих друзей я озадачу поручением особой важности, – отмахнулся Мирр на мои опасения. – Равно как и Эдварда. Ты лучше морально подготовься к очередному полету. Насколько я помню, ты высоты боишься.

– Не то слово… – пробурчала я, с содроганием осознавая, на что вчера подписалась. – И как мне найти Даррэя? Я ведь вообще не ориентируюсь в воздухе.

– Дракон ориентируется. Твоя задача – послать ему максимально правильный мысленный импульс. Я прослежу, чтобы все получилось как надо. Пока я предупрежу Даррэя о твоем тайном визите, соберись и приготовь в дорогу все необходимое.

Мой красноречивый взгляд сказал о многом. Во-первых, во что мне одеться? Думаю, что в платье не очень удобно летать на драконе. Кроме того, мне не мешало бы принять душ. Ведь вчера я так и не дошла до ванной комнаты.

– Чистые банные принадлежности в ванной в комоде, – пояснил Мирр. – А вот с платьем будет посложнее. Видишь ли, у Соколов брюки в дамском гардеробе не приветствуются. Но на этот случай у меня есть одно решение. Пока ты будешь приводить себя в порядок, в гостиную принесут одежду. Действуй!

Князь резко поднялся и подошел к стеклянному стеллажу у стены, где была расставлена уйма разнообразных статуэток. Щелкнул пальцами всего один раз, и хрупкий предмет интерьера отъехал по стене вправо. Образовался узкий проход. Занятно…

– Я за тобой зайду, – не оборачиваясь, кинул князь и скрылся во тьме потайного коридора.

Стеллаж уже встал на свое законное место, а я все не могла прийти в себя. Сколько же у него в замке таких вот потайных дверей?! Мое внезапно проснувшееся чувство самосохранения настоятельно посоветовало лишний раз не соваться в незнакомые места без сопровождения Миррэя. Вон, в моей бывшей ванной комнате тоже ход имелся. А что, если я бы его сама открыла, случайно и без свидетелей? Бр-р-р!

Раздумывать над тем, чего же у меня все-таки больше: любопытства или самосохранения, я не стала. Мысль о ванной заставила меня вспомнить о данном князю обещании насчет сборов.


– Дарр, это срочно, – сказал князь Миррэй, как только зажег магическую сферу и увидел в ней изображение своего брата. – Мне нужно больше информации. Я уже не знаю, где искать. Вся надежда только на тебя.

– Имеешь ввиду мою библиотеку? – понятливо хмыкнул Сокол. – Сам прилетишь или Эдварда, как всегда, пришлешь?

– Ни то, ни другое… – Миррэй немного напрягся, потому что ему было нелегко говорить это: – Станислава. Она сегодня должна прилететь к тебе во дворец. Надеюсь, что ты обеспечишь ей должный прием, а также конфиденциальность визита.

– О-о-о… – удивленно протянул Даррэй. – Эта девчонка не так проста, как казалась.

– Она всего лишь легко находит общий язык с драконами, – недовольно пояснил Мирр. – Ну так что, ты согласен?

– Согласен, – уже намного веселее откликнулся Дарр. – Это обещает быть очень увлекательным…

– Только давай без глупостей, – тут же вскинулся Ястреб. – Знаю я, что для тебя обычно увлекательно.

– Ладно-ладно! – расхохотался князь Соколов. – Я тебя услышал и даже понял. Все сделаю в лучшем виде.


Я вышла из ванной посвежевшей и отдохнувшей, не задумываясь о том, что ждет меня впереди. Князь Миррэй каким-то чудом умудрился обернуться примерно за десять минут и теперь с недовольным видом расхаживал взад-вперед по комнате. Ой, как неудобно-то: я ведь всего лишь в одном халате и в домашних тапочках!

Пока дефилировала в таком виде в гостиную, где меня должна была ожидать новая одежда, я чувствовала на себе тяжелый взгляд. Ох, как же он суров и строг ко всем, в том числе и к себе. Я уже говорила, что он зануда? Красивый и притягательный зануда, черт его побери.

– Побыстрее… – донеслось мне в спину.

А я что? Мне дважды повторять не надо. В одно мгновение я оказалась в малой гостиной и плотно прикрыла за собой дверь, чтобы кое-кто венценосный не увидел меня в неглиже.

Одевалась в гордом одиночестве – видимо, Миррэй не посчитал никого из прислуги достойным прислуживать мне при этом важном деле. Слава богу, мой туалет не предполагал жесткого корсета на тугой шнуровке. Но в целом наряд оказался весьма оригинальным и сложным: кожа, узкий крой, совмещенные юбка и брюки. В обычной жизни я ни за что не решилась бы такое надеть. А тут… Не корсет, но плотный кожаный обтягивающий топ на тонких бретельках, узкие брюки с пришитой юбкой – длинным куском тонкой коричневой, неизвестной мне материи. И сделано это было так, что прикрывалась лишь часть ног спереди и весь вид сзади. Ко всему этому прилагались высокие черные кожаные сапоги на низком каблуке и болеро с длинными рукавами.

В итоге я оказалась одета в черно-коричневые тона. Никогда не думала, что могу выглядеть так эффектно. Вот только распущенные волосы ни к чему, поэтому я потрудилась завязать их на затылке в тугой хвост кожаным шнурком. Спасибо заботливым людям, которые подумали о том, куда мне девать свои лохмы. В последний раз придирчиво оглядев свое отражение в зеркале, я решительно подошла к двери, ведущей в спальню князя, открыла ее и столкнулась нос к носу с самым занудным мужчиной на свете.

– Долго… – произнес он, оглядывая меня с ног до головы.

И тут из его кармана что-то выползло.

– Птенец! – воскликнула я, еле успев подхватить это едва оперившееся, а потому еще не летающее создание на руки. – Ми-и-ирр? Это то, о чем я думаю?

Князь поднял глаза к небу:

– Мироздание, за что?!

– Какая прелесть. – Я принялась гладить маленького ястреба по головке.

– И-и-и! – довольно пискнуло чудо.

Мирр раздраженно переводил взгляд с меня на птенца и обратно, как бы решая, что предпринять дальше. Наконец его лицо приняло более спокойное выражение.

– Возьмешь его с собой. – Князь взял птенца из моих рук и поместил в довольно глубокий карман юбки.

– А…

– Не выпадет, – предупреждая мой вопрос, ответил Миррэй. – И вот еще что…

Князь Ястребов запустил руку в карман брюк и выудил оттуда золотой кулон-птицу на тонкой длинной цепочке. Глазки сверкали двумя рубинами, а в когтях она держала небольшой ограненный алмаз. Без лишних слов Мирр надел украшение мне на шею и убрал кулон под линию декольте. При этом его пальцы ни разу не коснулись моей кожи. И это было к лучшему, потому что со мной творилось что-то не совсем нормальное. Из-за его близости ноги налились свинцом и отказывались двигаться, кажется, даже давление поднялось, и сердце зашлось в бешеном ритме.

– Защитный артефакт, – издалека ворвался в мои мысли ровный голос князя. – Предупреждаю, мой брат – охотник до дамского внимания, но эта вещица сможет поставить его на место. Станислава! Ты слышишь меня?

Да, я его слышала, но отдаленно, больше раздумывая над тем, могу ли предпочесть ему его же брата. Какие все-таки странные мысли лезут в голову. Причем лезут все чаще.

– Слышу…

– Это не шутка. – Мне заглянули в глаза, заставляя потерпеть кораблекрушение посреди открытого океана. – Даррэй действительно мастерски умеет соблазнять женщин. В отличие от…

– В отличие от тебя? – хихикнула я.

– Ну, знаешь! – рыкнул мне в лицо князь и притянул к себе за талию. – Я тоже, когда захочу, могу быть весьма настойчивым.

От его низкого бархатистого голоса по моей спине побежали тысячи мурашек. Ну надо же, как у него здорово получается… А я-то думала, что Мирр только орать и в тюрьму сажать умеет. Он погладил меня по спине и сжал в объятиях еще крепче. От такого напора я стушевалась и отвела взгляд.

– Дело до греха доводишь, – прохрипели мне в самое ухо.

Наши губы оказались совсем близко. В один прекрасный момент он поцеловал меня. Страстно, решительно. Мои ладошки сами легли на сильные плечи, обвили шею. Я ответила. Слишком долго была одна, слишком… И никогда не встречала вот таких мужчин, от которых начинает кружиться голова, а мозг отключается. Подобные Мирру обычно знают о своем влиянии на женщин. И пользуются этим.

– Довольно… – шепнул Миррэй, с трудом отрываясь от меня. – Сейчас не время.

– Не время и не место.

Хотела еще добавить, что не тот мир и не та реальность, но промолчала. Он чертовски прав: у меня миссия, у нас договор – все просто. Когда все закончится, мы разойдемся.

Меня выпустили из объятий и как ни в чем не бывало, взяв под руку, вывели в коридор. Наверняка и целовал меня он умышленно, чтобы люди видели, что мы в его спальне ведем не светские беседы. Вот жук!

По дороге к драконам нам встретились Эдвард и мои друзья. Как я поняла, Мирр их еще ничем озадачить не успел. Но это упущение он тут же исправил.

– Эдвард, проводи наших гостей в зал переговоров. – Его ладонь легла на мою руку. – Я только отведу Станиславу к Джаппу и мигом к вам присоединюсь. Дело очень важное, так что вам придется бросить все свои дела и присоединиться ко мне.

– А как же Стася? – насторожился Андрей. – Разве ее с нами не будет?

– Нет, – отрезал князь. – На Станиславу у меня немного иные планы.

Под его колким взглядом я по-настоящему сжалась и затрепетала. Понимаю, что Мирр играет на публику, но ничего не могу поделать со своими эмоциями. Это играло на руку, а потому Миррэй нисколько не щадил мою психику.

– Какие же? – не захотел сдаваться самый умный парень нашего факультета. – Боюсь даже представить себе, что можно сделать со своей… эм… фавориткой в драконьем вольере.

– Андре-е-ей, – протянула Валя, – выбирай выражения, ладно? Или вообще помалкивай. Ты не о чужом человеке говоришь, а о нашей подруге.

Парень насупился, но извиняться не спешил. Он выжидательно уставился на Миррэя, скрестив руки на груди. Тот взглядом предложил мне объяснить ситуацию.

– Я буду учиться контактировать с драконами сразу на практике. – Мой голос подрагивал, и друзья ни капли не усомнились в сказанном. – Вчера я серьезно провинилась перед Мирром и Эдом, так что теперь должна принять это как наказание.

– Эм… – Андрей потерял дар речи.

– Изверги! – воскликнула Валя. – Тираны и деспоты! Как можно так обращаться с девушкой?! Да на ее месте я бы тоже взбунтовались против подобного отношения к своей персоне… ай!

Более рассудительный Андрей прикрыл своей рукой ротик возлюбленной.

– Девочки они такие девочки, – попытался пошутить он. – Всегда и во всем солидарны друг с другом.

Миррей лишь в очередной раз хмыкнул и, крепко обняв меня за талию, увлек за собой по коридору в направлении холла. Я сопротивляться не стала. Но в тишине ясно прозвучал тоненький голосок Валентины:

– Он ее чем-то напоил… Или заколдовал.

– Какие-то у тебя странные друзья, – наклонился ко мне Мирр.

– По мне, так нормальные. – Я пожала плечами и тут же сменила тему: – А чем таким важным ты хочешь их занять?

– Предложу твоим друзьям придумать для меня какое-нибудь следящее или прослушивающее устройство, – прошептал мне на ухо князь. – Эдвард обязательно должен к ним присоединиться. Если, конечно, я не просчитался…

– Почему ты так уверен, что это именно он убил советников и ястреба? – не выдержав, спросила я напрямую. Естественно, тоже шепотом и на ухо.

– За нами еще наблюдают, – ответил князь и поцеловал меня в шею.

– Ми-и-ирр… – тихо взмолилась я, потому что терпеть эту пытку больше не могла. – Перестань, а?

Вместо внятного ответа мою кожу немного прикусили, а затем отстранились. И что больше всего бесило – сделано все это было спокойно и невозмутимо, будто мы уже как минимум полгода встречаемся только лишь ради интима. Я обернулась, но кроме нас двоих никого в коридоре не заметила. Странно… И его рука продолжала покоиться у меня на талии.

Вскоре мы вышли на улицу, и князь наконец-то решил пояснить некоторые свои действия.

– Вчера мы с Эдвардом поймали в твоих покоях демона из низшего слоя мира Драгон-Эрн, – тихо проговорил Миррэй. – Таких существ могут вызывать только темные маги. Но я вчера вечером такового не заприметил. Следовательно, кто-то вызвал демона уже после того, как я унес тебя в свои покои.

– То есть теперь Эд вне подозрений? – уточнила я, пребывая в диком ужасе от того, что услышала. – Он ведь не темный маг?

– В том-то и дело, что белый, – еще больше понизил голос Мирр. – Кроме того, Эдвард ночью был на задании… Но я все равно не могу ему доверять. Пока.

– А мне, значит, доверяешь? – безмерно удивилась я.

Он не ответил. Вполне нормальное поведение для человека, которого прижали к стенке. В любовь с его стороны верится как-то слабо, поэтому я склоняюсь к тому, что Миррэй ведет некую собственную игру, в которой главную роль играет он сам. Другие же – как союзники, так и противники – для него только пешки на шахматной доске.

Оставшийся путь до взлетного поля мы преодолели в полном молчании. Не знаю, над чем раздумывал Миррэй, а я размышляла о его странном поведении. Да, наши с ним трепетные отношения – это не более, чем игра на публику. Но обычно актеры, заканчивая спектакль, расходятся в разные стороны, возвращаются к привычному образу жизни. Миррэй же и не думал прекращать все эти сентиментальности даже когда мы с ним оставались наедине. С одной стороны, он всегда оставался жестким и властным, но с другой – словно не замечал, что мы с ним проводим слишком много времени вместе. Да, имеем право, но ведь и расследование само не сдвинется с мертвой точки. Конечно, Мирр при этом может каким-то чудесным образом умудряться все успевать… Черт, но почему-то же он этой ночью опять уложил меня в свою постель вместо того, чтобы постелить в гостиной? И банальная лень тут ни при чем.

Тэрэнс ожидала нас посреди ровной травяной площадки. При виде меня дракоша издала радостный рык и направилась навстречу. Я хотела уже было вырваться из цепких объятий князя и ускорить шаг, но тут на горизонте показался, по-видимому, тот самый ответственный за взлетное поле, некто по имени Джапп.

– Стоять! – крикнул он, обращаясь к дракону. – Стоять, кому сказал!

– Джапп, – осадил его Миррэй. – Оставь! Все нормально.

– Но ведь Тэрэнс сейчас кинется на вас и вашу спутницу… – начал было возражать тот, но Мирр перебил его.

– Не кинется, уж поверь. – Ладонь князя переместилась на мое плечо. – У этих двоих особые, высокие отношения.

– Как скажете, мой князь, – учтиво откликнулся Джапп.

– Вот и отлично. – Миррэй наконец отлип от меня и проговорил: – Станислава, дорогая, не стесняйся, подойди к Тэрэнс.

Хорошо хоть деткой не обозвал…

Без колебаний я подошла к драконице и погладила по морде, которую та милостиво опустила вниз. И подумалось мне почему-то не о том, что эта огромная и хищная рептилия может меня попросту сожрать. Мне сразу же представился наш полет на плато Соколов. Тайный и неожиданный для всех Ястребов. Как того хотел князь, я улетаю, а все, кроме нас двоих, решают, что я потерялась. Покидаю плато Ястребов…

Взгляд Тэрэнс стал задумчивым, осмысленным. Она как будто услышала мои мысли и теперь размышляла, стоит ли?..

– Дорогая, о чем ты сейчас подумала? – с подозрением в голосе окликнул меня Миррэй.

– Да так… Представила себя в седле, парящей над твоим замком.

Драконица фыркнула и услужливо плюхнулась на брюхо, чтобы мне было проще залезть в седло.

– Любопытно… – протянул князь. – Похоже, Тэрэнс хочет немного полетать со Станиславой. Что скажешь, Джапп? Может, нам отпустить этих двоих ненадолго?

– Мое мнение таково… – начал было тот, но князь перебил его:

– Вот и прекрасно. Вчера леди Станислава серьезно провинилась передо мной, так что сегодня ее наказанием будет полет без сопровождающих. Сама сядет, сама пристегнется, сама полетит.

– А если с ней что-то случится? – с сомнением уточнил Джапп. – Кто будет отвечать за ее гибель?

– Я буду, – отмахнулся князь. – Тем более что дракон уже внял моей мысленной просьбе и готов приступить к делу со всей ответственностью.

– Дракон… с ответственностью? – переспросил Джапп.

– Выполнять, – отдал последний приказ Миррэй. – Эдвард уже довольно долго ожидает меня в зале переговоров. Удачи, дорогая. Как освободишься, присоединяйся. Дорогу уже, надеюсь, знаешь.

Он завладел моей рукой и поцеловал ее. Потом развернулся на сто восемьдесят градусов и направился обратно в замок. А я осталась наедине со своими страхами и с Джаппом.

– Ну-с, леди, – проговорил последний, не давая мне утонуть в своих печалях. – Начнем?

Следующие минут пятнадцать мы потратили на то, чтобы водрузить меня на драконицу и пристегнуть надлежащим образом. Всего-то ничего, а сколько сил и времени мы убили на это. И вот тут-то я вспомнила про свой костюм… Он же брючный! С юбкой! Интересно, Эдвард уже учуял наш обман?

– Костюм превосходный, – вторил моим мыслям Джапп. – И движения не стесняет, и подчеркивает аристократичность леди.

Уж насчет этого я могла бы поспорить. Но кроме того, в кармане юбки жило хрупкое существо, за которое я очень сильно переживала. Маленький ястреб не пищал, хотя мне не всегда удавалось сохранять удобное для птенца положение.


Миррэй шел в сторону своего замка и снова прокручивал в голове момент возрождения своего тотема. Для того, чтобы воскресить ястреба, ему понадобилось слишком много сил. Он с трудом держался на ногах, но никто и подумать не мог, что за показным спокойствием и уверенностью скрывается боль и истощение организма.

Для создания тотема ему всего лишь понадобился кусок дерева и острый нож. Пара капель крови из поцарапанных ладоней, заклинание, на которое Миррэй потратил весь свой магический резерв, – и вот на его руках вместо безжизненной древесины лежал возрожденный маленький ястреб. Он очень быстро наберет силу и вернется в привычную форму, но пока этому маленькому птенцу было необходимо находиться рядом со Станиславой. Так у маньяка не будет возможности добраться до тотема князя, да и девушка будет под присмотром.

Миррэй надеялся, что таинственный убийца не знает про способ создания тотема. А иначе князю грозило полное выгорание магической силы, если ему вдруг придется снова возрождать ястреба. Давненько он не использовал столько магии за такой короткий период времени. И это сказывалось на его состоянии. Как магическом, так и физическом.

– Садитесь поудобнее, леди, – наставительно говорил Джапп, последний раз окидывая меня цепким взглядом и начиная медленно слезать по чешуйчатому боку рептилии. – Сейчас дракон будет вставать на лапы.

Но меня беспокоила далеко не собственная безопасность. Ястреб Мирра мог вывалиться из кармана в любой момент, и я сильно переживала из-за этого. С детства любила животных, а тут такое крохотное и беззащитное создание. Конечно, князь заверил меня, что птенец не выпадет…

– Спину прямее держите, – продолжал давать последние советы главный по драконам уже с земли. – Руки положите на гребень. Вот так…

Тэрэнс тихо зарычала и принялась подниматься на мощные лапы. Я доверяла ей, а потому нисколько не удивилась, когда драконица без команды Джаппа поднялась в воздух. Тот не запаниковал и не испугался, а тут же приступил к решительным действиям. Откуда ни возьмись у него в руках появился лук со стрелами. Полагаю, что на острие каждой стрелы имелся слой какой-то усыпляющей или усмиряющей жидкости. Бедная Тэрэнс, на что ей приходится идти ради меня…

Я попыталась мысленно предупредить ее об опасности, а сама изображала панику. Мне же надо было как-то показать собравшейся публике, что я ни о чем не знаю и даже не догадываюсь, что меня сейчас унесут далеко в небо? К слову сказать, мы с Тэр поднялись уже достаточно высоко. Внизу собралась приличная толпа народу, в основном слуги и мелкая знать.

Неожиданно драконица дыхнула пламенем и, заложив крутой вираж, молнией полетела навстречу облакам. Одна стрела пронеслась всего в каком-то полуметре от меня, другая чуть не задела голову Тэрэнс. Возмущенно рыкнув, мой персональный транспортный дракон прибавил скорость, и через какие-то пару мгновений мы на всех парах ворвались в холодное белое газообразное нечто, обычно именуемое людьми облаком. Хм, теперь я на собственной шкуре ощутила, что белоснежное, воздушное и мягкое – это не что иное, как выдумка сентиментальных писательниц женских романов.

Мало того, что сильный ветер бил в лицо, глаза слезились, а руки без перчаток отказывались ощущать что-либо, так еще и видимость оказалась нулевой. Оставалось довериться чутью Тэрэнс, которая уверенно улетала прочь с плато Ястребов. Несмотря на все неудобства, повышенная облачность играла нам на руку. Но не поймут ли там внизу, что мы покинули владения князя Миррэя совсем? Вот бы немного запутать следы…

Словно услышав мои мысли, драконица на несколько мгновений покинула свое укрытие и снизилась. Потом как бы передумала и скрыла нас обеих от любопытного и растревоженного народа, поднявшись над облаками. Животное рыкнуло в последний раз и резко сменило траекторию полета. Ай да умница!


А в это время князь Миррэй Эрн заседал в зале переговоров со своим помощником и друзьями Станиславы. Князь уже дал пришельцам задание сделать специализированное поисковое оборудование, предназначенное для поимки преступника. Для того чтобы они получили в свое распоряжение все, что понадобится, он приставил к ним начальника своей охраны вместе с племянником, тем самым молодым воякой по имени Вирдел.

Когда пришла весть о пропаже Стаси, как раз обсуждали новые обязанности Эдварда, которому отводилась роль единственного советника князя плато Ястребов. Миррэй пожелал, чтобы этот человек был постоянно на виду, и выказал ему мнимое доверие. Но Станислава якобы потерялась, а потому следовало немного подкорректировать приказ.

– Андрей и Валентина, вы по-прежнему занимаетесь проектом, – проговорил Мирр. – Эдвард, прости, но я сам возглавлю поиски Станиславы. Тебе в этом деле отводится роль моего помощника.

– Мой князь, – с сомнением протянул Эд, – если я ничего не путаю, я и так ваш помощник. Разве нет?

– По государственным делам – да, – кивнул Миррэй. – Тут дело в другом. В мое отсутствие ты обычно остаешься за главного в замке. Сейчас мы вместе покинем это место. Не думаю, что дракон мог так далеко унести девчонку. Если поиски затянутся, мне придется вернуться обратно.

– Как скажете, мой князь, – спокойно откликнулся Эдвард.

– Как думаешь, в какую сторону Тэрэнс могла полететь?.. – спросил Миррэй Эда.

Андрей и Валя притихли. Они-то знали свою подругу лучше, чем правая рука князя. Станислава никогда так просто не сдалась бы мужчине – любому, происхождение не важно. И если она оказалась так тесно связана с Миррэем, на это есть очень веская причина, которая не подлежит огласке.


Глава 7
Плато Соколов

Лететь предстояло долго. Поначалу я не знала, куда себя деть, старалась не смотреть вниз и ломала голову над тем, как бы согреться. Когда меня начала охватывать паника, я внезапно почувствовала волну добра от драконицы. Животное как бы успокаивало и просило настроиться на некую медитацию – я четко услышала мысленный посыл.

И я расслабилась. Для начала выпрямилась и приняла стихию ветра как свое второе «я». Теперь мне никуда не деться, а потому нужно непременно договориться с непостоянными воздушными потоками, слишком порывистыми и холодными для меня. Бредила ли я? Возможно. Но что не сделаешь ради создания хотя бы иллюзии тепла, удобства и покоя? Медитация…

В таком состоянии время шло быстрее. Мысли все еще оставались на плато Ястребов, хотя я уже приближалась к Соколам. Об отдыхе и еде старалась не думать, поэтому прокручивала в голове события этого утра. Жутко и волнительно одновременно – чудовищное убийство птицы Мирра и ее новое воплощение, которое тихонечко сидело в кармане моей юбки. Поверить не могу, что Миррэй мне настолько доверяет.

Тэрэнс пошла на посадку ближе к вечеру. Когда местный вид транспорта начал плавно снижаться, я мирно дремала и потому не сразу заметила, что внизу подозрительно тихо и спокойно для населенной местности. Будто все на этом плато вымерли.

Но все мгновенно переменилось, стоило нам подлететь поближе к княжескому дворцу, который все это время казался мне лишь крохотным расплывчатым пятном где-то вдалеке. Под нами неожиданно материализовался огромный ангар, отлично спрятанный в дремучем еловом лесу. В отличие от меня мой персональный транспорт ничуть не удивился и как ни в чем не бывало продолжил снижение. Я же с огромным удивлением взирала на то, как рядом с ангаром начал проявляться небольшой бревенчатый домик, аккуратный огородик на заднем дворе и поляна для посадки дракона. Боже, надеюсь, это маскировка от любопытных глаз, а не чудовищная ошибка Тэрэнс, из-за которой мы оказались не у замка Даррэя, а в лесу…

В ответ на мои мысли драконица возмущенно фыркнула и ускорила приземление так, что я от неожиданности сильно испугалась и завизжала. На шум из дома выбежал невысокий седовласый мужчина лет шестидесяти. Он принялся размахивать руками, сигнализируя, куда и как надо приземляться. Нас ждали, и это не могло не радовать. Я устала бояться очередного нападения убийцы и хотела бы верить этому незнакомцу, к которому привело меня чутье Тэрэнс.

Драконица мягко приземлилась и замерла, давая мне время спокойно выдохнуть и приступить к освобождению себя любимой из пут многочисленных ремней. Незнакомец подошел совсем близко – по-видимому, уже мысленно давал какие-то указания Тэрэнс.

Если уж я прилетела на плато Соколов тайно, то логично предположить, что мое появление скроют от глаз любопытных. Была не была! Что ж, пора мне узнать истинное положение дел.

– Вам помочь, юная леди? – внезапно оторвавшись от созерцания морды драконицы, осведомился мужчина.

– Спасибо, я сама, – смущенно пробормотала я, пытаясь дрожащими от волнения руками расстегнуть ремень, приковавший меня за талию к спинке мини-кресла, закрепленного на хребте Тэрэнс.

– Сама, как же, – проворчал мой собеседник. – Небось впервые одна летала, вот и ручки дрожат.

– Да, вы правы, – откликнулась я, со стыдом понимая, что не могу совладать с накатившими эмоциями и запоздалой паникой.

Теперь, когда я смогла переварить все то, что произошло со мной за последние несколько часов, пришло четкое осознание безрассудности моего поведения в полете. Подумать только, я почти спала! А если бы на нас напали прямо в воздухе? А как насчет внезапной грозы и усиления ветра?..

– О-о-о, – протянул немолодой мужчина. – В таком состоянии я не имею права показать тебя нашему князю, девочка. А знаешь, что? Давай-ка лучше перестань трястись и дай мне самому тебя вытащить из седла. Вот так… убери-ка руки.

Так и не представившийся мне мужчина быстро справился с ремнями, которые я по его просьбе оставила в покое. Видя, что я почти пришла в себя, он позволил мне самой слезть с дракона. Тэрэнс снова опустилась на землю, заметно облегчая мне жизнь. Когда мои ноги встали на твердую поверхность, я смогла расслабиться и выпрямиться.

Стоявший напротив меня незнакомец был невысокого роста, худощав и смугл. Его густые короткие черные волосы на висках прорезали широкие полосы седины. Одет он был в просторные коричневые шаровары и белую хлопковую рубаху с закатанными до локтей рукавами.

– А пройдем-ка в дом, милейшая, – оставаясь инкогнито, предложил мужчина. – Я тебе чаю дам успокаивающего.

– Не надо чаю, – замотала головой я. – Лучше представьтесь. А еще лучше, проводите меня в замок князя Даррэя Эрн.

– Всему свое время, леди, – уклончиво отозвался мой собеседник. – Для начала, меня зовут Ваар. Моя должность – тайный пропускной драконодознатель при князе плато Соколов. Если не ошибаюсь, вы Станислава, та самая девушка, гонец от князя Миррэя Эрн?

– Да, все так, – внимательно изучая этого самого пропускного, подтвердила я.

– Все так, да не совсем, – раздался прямо в воздухе голос невидимого Даррэя. – Никакого чая, Ваар! Приведи Станиславу во дворец немедленно.

– Слушаюсь, – крякнул от неожиданности мой провожатый. – Вот уже и с людьми нормальными побеседовать не дают. Сидишь тут в глуши один, вспоминают только когда им самим требуется… А мне, может, скучно.

– Поговори мне еще! – рыкнула пустота.

Ваар заткнулся от греха подальше и жестом предложил мне идти в сторону дома. Хм, неужели решил ослушаться прямого приказа своего князя? Или нет?

– Сейчас я открою дверь, и вместо моей скромной гостиной предстанет кабинет повелителя, – решил пояснить Ваар. – Ничего не бойтесь, проходите смело сквозь радужную завесу.

Я хотела выразить беспокойство по поводу Тэрэнс, но пропускной опередил меня:

– О драконе вашем я позабочусь. А теперь идите.

С этими словами он поднялся на крыльцо и потянул дверь на себя. Вместо внутреннего убранства обиталища Ваара действительно появилась радужная завеса, похожая на некую пленку с разноцветными разводами. Перед тем как шагнуть на ту сторону, я оглянулась. На меня смотрели, не мигая, два больших желтых глаза – совершенно спокойно и одобряюще.

– До встречи, Тэрэнс! – сказала я и помахала на прощание рукой.

– Р-ры! – тихо ответила та.

Не замечая удивленного выражения лица драконодознателя, я улыбнулась своим мыслям и шагнула в дверной проем.

– Слава мирозданию, ты наконец соизволила дойти до меня, – недовольно произнес Даррэй и встал со своего места за рабочим столом.

– Простите…

Я откликнулась машинально, еще не до конца отойдя от пространственного перехода. Оказывается, это так просто. С моей точки зрения. Насколько это магически затратно, понятия не имею.

– Да уж, – хмыкнул Дарр, оглядывая меня с ног до головы серьезным взглядом карих глаз. – И что мне с тобой делать, красавица из поднебесья?

– Простить? – предположила я, с мольбой взирая на чересчур задумчивого князя.

– Да я не про это, – отмахнулся тот. – Я вот про что: оставить ли мне тебя на ночь в своем дворце, накормить, дать отдохнуть, или в точности исполнить поручение моего дражайшего братца: без всяких сантиментов и лирических отступлений посадить за книги?

Его губы чуть тронула улыбка. Затем он жестом указал на диван, на котором лежало несколько старинных книг. Рядом стоял небольшой столик с подносом, вероятно, еды, два бокала и бутылка вина. По крайней мере, на первый взгляд это было именно оно.

Пока не совсем понимая, к чему он клонит, я села на диван, больше напоминающий кушетку или добротную скамью с позолоченными ножками и подлокотниками. Спинка и сиденье были обиты белоснежным бархатом. Красиво, но непрактично. После длительного перелета я не являю собой образец чистоты, а потому, возможно, немного наслежу на нем своей филейной частью. Хотя… может, магия решает и эту проблему?

– А почему бокалов два, а ужин на одного? – спросила я, чтобы хоть как-то разрядить обстановку.

– Если не возражаешь, я вместе с тобой выпью вина, – откликнулся правитель Соколов и принялся откупоривать бутылку с рубиновой жидкостью.

Да уж, Даррэй по характеру совсем не похож на своего синеглазого брата. Интересно, а в детстве они ладили между собой? Вот кареглазый блондин сейчас стоит передо мной и с милой улыбкой протягивает бокал. Правда, стоило мне протянуть руку, князь нахмурился.

– Ну вот, он и тут успел. – Взгляд Даррэя зацепился за безымянный палец моей руки, на котором было надето колечко Миррэя. – А я уже было хотел вам предложить погостить у меня немного.

От такого поворота событий меня внутренне перекосило. Неужели Дарр решил приударить за мной?! Правда, я в любом случае тут не задержалась бы. Но не имей я при себе подарка Ястреба, этот мужчина мог бы с легкостью уговорить меня остаться. Ну, он так считал.

– По твоему лицу вижу – напридумывала невесть чего, – притворно возмутился правитель. – Знаю я вас, женщин… Чуть что лишнее сболтнешь, так сразу становишься маньяком в ваших глазах.

Я тихо хихикнула и отметила про себя, что мой собеседник прав на все сто процентов. Но ему совсем не обязательно знать об этом. Боже, какие же они с Миррэем разные!

– И как вас с Мирром угораздило оказаться родными братьями? – сказала я, чтобы хоть как-то объяснить резкую перемену настроения, наверняка отразившуюся на лице.

– Сам не знаю, – не стал обижаться на мою бестактность Дарр и протянул мне бокал с вином. – Когда мы были юнцами, разница казалась меньше.

Мне показалось, или в его взгляде проскользнула грусть? Так или иначе, ответа на свой вопрос я никогда не узнаю.

Князь вернулся на свое рабочее место и уже оттуда продолжил:

– Я заметил очень интересный амулетик на твоей прелестной шейке. Поверь, если бы я захотел, то легко обошел бы запрет Миррэя. Но, к своему сожалению и наверняка к твоей радости, я слишком хорошо воспитан, чтобы идти вопреки желаниям кого бы то ни было. Я считаю, что у каждого должен быть выбор.

– Понятно. – Я пригубила немного вина, чтобы хоть как-то снять напряжение. – Но вы ведь иногда устраиваете казни?

– Естественно, – непринужденно откликнулся князь Даррэй. – А как по-другому?

– Обходиться без них, – пожала я плечами и поставила бокал на столик, чтобы приступить к трапезе. – В моем мире почти во всех государствах казнь давно отменили.

– Чушь. – Князь откинулся на спинку кресла. – Если я отменю казнь, то меня перестанут уважать и бояться.

– Но разве не вы мне только что говорили, что у каждого должен быть выбор? – Успешно уходя от обсуждения наших с Миррэем отношений, я приступила к поеданию легкого салата из зелени и овощей. – Какой же выбор вы оставляете человеку в таком случае? В большинстве своем люди хотят жить, а вы одним указом обрекаете их на смерть.

– Да будет тебе известно, я не приговаривал людей к казни более ста лет. По нашим законам казни подлежат только особо опасные преступники, которые уже никогда не исправятся. На плато почти идеальный порядок. У меня везде есть глаза и уши, которые следят за соблюдением норм поведения, воспитания, физического и морального здоровья.

– Оу! – воскликнула я с набитым ртом.

– А ты как думала? – фыркнул князь. – У меня на плато поэтому и преступность минимальная.

– А что, если ребенок рождается с отклонениями? – спросила я, как только смогла нормально говорить. – А если у человека развивается какая-нибудь психическая болезнь?

– А магия на что? – искренне удивился Дарр. – У Ястребов и Беркутов тоже такая система. Тебе разве Мирр не рассказывал?

– Не успел еще, – буркнула я себе под нос и пригубила еще вина.

– А! Я, кажется, все понял. – Глаза Даррэя затопило жидкое золото.

На меня смотрели неотрывно, изучающее, будто сканировали и считывали какую-то информацию. От резкой перемены в лице князя мне стало не по себе. Что он делает? Что с ним происходит, и что он вообще такое?!

– Между вами ничего нет, – начал удивлять меня Дарр. – Вы для чего-то врете общественности. Но все же на тебе есть остаток его ауры. Как после поцелуя, ни к чему не обязывающего и даже случайного. Я верно говорю?

И тут у меня напрочь пропал аппетит. Захотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть и вообще повеситься. Так грубо и нагло в мою жизнь не вторгался еще никто. Зачем ему это? Кто просил копаться в моей ауре? Хорошо еще, что в голову не полез.

Заносчивый правитель даже и не думал прекращать допрос. Я ему не отвечала, но этого и не требовалось. Странно. Очень странно.

– Ты спала этой ночью в его кровати, – продолжал Даррэй. – А точнее…

Неожиданно золото его глаз потускнело, он на миг застыл, а затем бессильно обмяк в кресле, выронив бокал с вином, которое тут же разлилось кровавой лужицей по белому мраморному полу. Судя по тому, что на каких-то пару мгновений у меня возникла и почти сразу пропала еле ощутимая боль в голове, Дарр решил залезть в мою память. Надо будет потом расспросить Мирра об этой особенности его брата.

– Ах, да, – мой собеседник на удивление быстро пришел в себя, – ты же устойчива к любой магии. Я и забыл.

Я подарила ему полный безразличия взгляд, заставляя себя поглощать остывший ужин. Интересно, когда я смогу отдохнуть с дороги и смогу ли вообще? Проглотив последний кусочек вяленого мяса, я спросила об этом князя.

– Нам обоим сейчас не помешает отдых, – махнул рукой Даррэй. – Не против, если я постелю тебе прямо тут?

Я была несколько удивлена, но согласилась. Уж слишком устала за этот день, чтобы привередничать перед князем плато Соколов. Но мужчина, такой не похожий на того, с кем мне пришлось найти общий язык волею судьбы, отличился и здесь.

– Превосходно, – сказал он, встал из-за рабочего стола и подошел к самой большой картине, что висела на стене за его спиной. – Поди-ка сюда.

Он поманил меня рукой. Доверяя брату Миррэя, я приблизилась. Князь провел ладонью перед изображением, и оно подернулось рябью и почти сразу явило нашему взору вовсе не портрет Даррэя во весь рост, а самый настоящий проход в спальню. Подозреваю, что прислуге сюда вход строго запрещен, но тогда встает вопрос, кто поддерживает здесь чистоту и порядок? Магия? Вполне возможно.

– Проходи, чувствуй себя как дома. – Князь легонько подтолкнул меня в спину. – Поспи, подумай хорошенько о бытии…

– О чем?

– О том самом, – с некоторым недовольством подтвердил мои мысли Дарр.

– И как вы себе это представляете? – Мой голос не дрогнул, но я начинала волноваться о своей безопасности.

Он не ответил. Просто отступил назад и закрыл проход. И все, передо мной оказалось простое зеркало.

Сразу стало как-то неуютно. И вроде понятно, зачем я сюда прибыла, но что-то внутри меня кричало – быть беде. Не все так просто в этой истории, и не со всем могут справиться трое князей Драгон-Эрна. И пускай только один из трех братьев не обладает особой магической силой – это не защитит столь необычный мир от того, кто способен изменить пророчество и привлечь фортуну на свою сторону. Маньяк точно знает, какой он сделает следующий шаг, а мы… Мы просто действуем согласно какому-то там пророчеству. И как быть, если оно расшифровано неправильно? Что станет с миром?

Я мотнула головой, стараясь отогнать от себя упаднические мысли. Нет, так думать нельзя. Все будет хорошо. Миррэй – мудрый князь. Он знает, что делает, и ни за что не допустит подобного исхода. А я ему в этом помогу. И пускай мне придется остаться в этом мире навсегда и больше никогда не увидеть родителей, друзей… Пусть будет так. Я не могу жертвовать ради своего «хочу» жизнями сотен людей. И я обязательно найду способ связаться с родными. Надеюсь, Мирр мне в этом поможет. А иначе я ему такую веселую жизнь устрою – сам не рад будет.

С таким воинственным настроем я стала внимательно рассматривать свое временное убежище. Небольшая, в темных тонах комната оказалась обставлена небогато, зато уютно. Кровать была застелена тяжелым покрывалом с вышивкой в виде золотой жар-птицы. Ну, или очень похожей на нее пернатой особи – я в местной фауне не разбираюсь. Имелся небольшой комод, письменный стол со стулом и диван. Что еще нужно усталой и измотанной мне? Правильно: горячая ванна и подборка хорошей музыки из девяностых. Ванная обнаружилась за дверью у противоположной стены, а вот с музыкой возникли сложности. Но я не стала расстраиваться, быстро ополоснулась и, закутавшись в широкое махровое полотенце, направилась согревать кровать своим разгоряченным телом.

Стоило мне переступить порог комнаты, как раздался тихий свист. Я вздрогнула от неожиданности и в последний момент успела подхватить сползающее с груди полотенце.

– И как это понимать? – спросила я, внимательно глядя на восседающего на диване князя Соколов.

– Подумал, что тебе может стать одиноко, и решил составить компанию на вечер. Надеюсь, ты не против?

И вроде мне стоило насторожиться, но я заметила скачущие в глазах князя смешинки. Неужели этот прохвост решил проверить меня на вшивость? Но зачем? Ему же хорошо известно, что между мной и Мирром ничего нет и не было. Да и, увы, не могло быть – слишком мы разные. Не думаю, что главный Ястреб предпочел бы безродную иномирянку какой-нибудь местной мадам с титулом.

– Да мне вроде не скучно, – быстро взяв себя в руки, ответила я.

– Разве? – печально спросил Дарр. – Какая жалость. Может быть, ты хочешь еще вина? Оно, знаешь ли, располагает к открытым разговорам.

– А с какой стати мне с вами откровенничать? – сразу же подобралась я.

В ответ Даррэй пожал плечами и, резко поднявшись с дивана, в два счета оказался рядом со мной. Я же сделала шаг назад, стараясь увеличить дистанцию между нами. Бежать мне было некуда, так что попытка сохранить свое личное пространство с треском провалилась. Князь невесомо коснулся рукой моей щеки и слегка наклонился вперед. Только вот целовать меня не стал. Он шумно втянул носом воздух и прикрыл глаза. А я была готова в любую секунду как следует пройтись по его физиономии своими ноготками.

– Хм-м-м… – протянул Дарр и снова с шумом вдохнул. – Не может этого быть…

– Что? – Я насторожилась и стала внимательнее следить за действиями местного князя. – О чем вы?

– Ты, – перебил князь. – Забудь о приличиях, когда мы наедине. Тем более с ними у тебя изначально проблемы.

Руки нестерпимо зачесались – так сильно хотелось вцепиться в его лицо и оставить на нем красные полосы.

– Так чего не может быть? – Я постаралась успокоиться и не обращать внимания на издевку Сокола. Сейчас это было не столь важно.

– Его след на тебе… четкий, яркий, – стал говорить князь, закрыв глаза. – Яркий…

– Чей след?

Подобные разговоры определенно мне не нравились. О чем толкует очередной любитель пернатых? Кто на мне какой след оставил?

– Не мне тебе объяснять, не мне говорить, – ровно произнес он. – Его спрашивай.

Князь выпрямился, широко распахнул глаза, в которых плескалось расправленное золото. Я и моргнуть не успела, как Дарр покинул комнату.

– М-да уж, – пробурчала я и снова поправила съезжающее полотенце. – Не поймешь этих пернатых… Ой!

Произнеся это самое «ой», я пулей помчалась в ванную комнату перерывать свои вещи. Как я могла забыть про доверенного мне Мирром птенца? А если он задохнулся в моих одеждах? Что я князю скажу?! Прости, красавчик, но тебе придется в очередной раз воскрешать своего любимца? Да этот синеглазый меня живьем съест и не подавится.

Я тщательно проверила все карманы по нескольку раз, но так и не обнаружила маленького ястреба. Раздеваясь, я осторожно сложила одежду на небольшую тумбу, которая стояла неподалеку от ванны, но даже исследование пола вокруг не дало результата. Птенец пропал. По крайней мере, я так думала до того, как кое-кто не спланировал мне на голову, растрепав волосы и слегка поцарапав макушку. Я зашипела и попыталась отмахнуться от нападающего, но тот сам отстал от меня и взлетел под потолок. И я бы не сказала, что это птенец. Это был вполне себе крупный представитель пернатого племени. Неужели он так быстро подрос?

– Ну ты и прохиндей! – Я погрозила бывшему птенцу пальцем и направилась вон из ванной комнаты.

Ястреб удивленно курлыкнул и полетел следом. Я не стала обращать на него внимание и снова погрузилась в свои мысли. И как так получилось, что маленький птенец в один миг стал взрослой особью? Неужели и здесь не обошлось без необычной связи Миррэя и птицы?


Князь откинулся на спинку своего кресла и с силой вцепился руками в подлокотники. Костяшки пальцев побелели, по телу побежала мелкая дрожь. Глаза были закрыты, и постороннему могло показаться, что князь просто о чем-то сильно задумался. Внешне он оставался абсолютно спокойным. Связь с ястребом помогала Мирру следить за действиями Станиславы. Правда, разговор с Даррэем был ему известен лишь наполовину, потому что его брат пытался магически закрыться. Но это не помешало Ястребу заметить определенный интерес Сокола к девушке. Можно ли сказать, что князя Ястребов это как-то задело или разозлило? Вполне. Не слишком подходящее время выбрал его братец, чтобы приударить за той, которая нужна ему самому. И снова вставал вопрос: нужна для чего? Только лишь в роли приманки для маньяка или для чего-то еще?

– Мой князь! – неожиданно прервал размышления Миррэя ворвавшийся в кабинет стражник из личной охраны.

– Что на этот раз? – не открывая глаз, спросил Мирр.

– Главный советник, повелитель, он…

– Не мямли, говори четко! – разозлился Ястреб и распахнул глаза, в которых сейчас, как и минутами ранее у его брата, плескалось расплавленное золото.

– Его тело нашли обезглавленным неподалеку от главного собора, – на одном дыхании выпалил стражник.

– Очень интересно…

Князь Миррэй Эрн медленно поднялся со своего места и уперся ладонями в столешницу – его глаза постепенно приобретали привычный оттенок синего. Эдварда убили. Эта новость оказалась для князя большой неожиданностью, но, впрочем, не сильно расстроила его. Только одно не давало покоя: если Эда убили, то означало ли это его непричастность ко всем произошедшим преступлениям? Но может и статься, что Эдвард был все-таки виновен и кто-то нашел его раньше князя плато Соколов. Тогда кто и зачем?


Сон не шел. Я крутилась в постели и чувствовала на себе изучающий взгляд больших золотистых глаз. Ястреб вцепился когтистыми лапами в изножье и нетерпеливо скреб гладкую древесину, оставляя на ней внушительные полосы. Он чего-то ждал от меня. Только я упорно не замечала его намеков и продолжала притворяться спящей. Но пернатую заразу не так-то просто обмануть. И я все продолжала ощущать этот приставучий взгляд.

– Ну, ладно. – Я села в кровати и посмотрела на своего ночного соседа по комнате. – Чего ты от меня хочешь?

– Кр-р-ры, – произнесло это чудо в перьях и повернуло голову в сторону зеркала-прохода.

– И как я отсюда выберусь? – правильно расценив курлыканье птицы, тихо спросила я. – Снова использовать свою невосприимчивость к магии?

Птица склонила голову, давая понять, что именно это и имела ввиду.

Желания исследовать в ночи кабинет князя Соколов не было. Не хотела я искать очередные приключения на свою филейную часть. Только, думаю, птичку мое «не хочу» волновало мало, и она вознамерилась пасти меня до утра.

– Ладно, – наконец сдалась я и, откинув одеяло, встала на ноги.

В который раз поправив полотенце, я направилась в ванную комнату за одеждой. Не идти же мне голяком исследовать талмуды. До библиотеки я вряд ли доберусь, а вот исследовать книжные полки кабинета могу запросто. Не думаю, что Дарр будет сильно возмущаться, если застанет меня. Он же прекрасно знает, зачем я здесь, так что не должен бы устраивать мне взбучку. Тем более рыться в его бумагах я не собираюсь.

Одевалась я неспешно – времени на исследование кабинета полно. Волосы заплела в косу, наспех расчесав пальцами. Чую, с такой жизнью придется укоротить их вдвое, чтобы не мешали. Ну да ладно, не об этом сейчас думать надо.

Выйдя из ванной комнаты, я сразу же направилась к зеркалу-переходу. Как пройти сквозь магический артефакт, я даже не задумывалась. Магии во мне нет, так что если не получится – расстраиваться не буду. Зато ястреб от меня отстанет и даст нормально поспать.

В зеркале отразилась худенькая девушка со спутавшимися волосами и внушительными синяками под глазами. Красота неописуемая – хоть сейчас пугать прохожих на местных улицах.

Я осторожно дотронулась до прохладной гладкой поверхности. Слегка надавила, пытаясь отодвинуть зеркало, – ничего не получилось. Оно было будто одним целым со стеной.

– И как мне пройти?

– Кр-р-ры, – послышалось нетерпеливое за спиной.

– Прости, я по-птичьи не понимаю, – буркнула я.

Я еще раз прикоснулась к зеркалу, искренне не понимая, зачем продолжаю возле него стоять и рассматривать свое отражение. Поистине жалкое зрелище.

Неожиданно резкая боль обожгла запястье, и я отдернула руку. Ястреб так быстро и незаметно пролетел мимо, что я с трудом уловила его очертания, когда он полоснул меня острыми когтями по руке.

Пара капель моей крови осталась на зеркальной поверхности, через несколько секунд кровь впиталась и пятна исчезли. Я же перевела взгляд на израненную руку и, как ни странно, не обнаружила царапин от когтей. Кожа выглядела гладкой и неповрежденной, как будто ястреб не поранил ее минуту назад. Я снова подняла взгляд на свое отражение и не обнаружила его. Неужели проход открылся?

Я неуверенно протянула руку к мерцающей синим цветом поверхности, и моя кисть прошла сквозь нее словно через тончайшую пленку. Всего пара шагов, и вот я уже стою в кабинете Даррэя. Ястреб каким-то образом смог пролететь вслед за мной и теперь нетерпеливо махал широкими мощными крыльями у самого потолка.

– Ну, приступим, – произнесла я обреченно и направилась к узким книжным полкам у противоположной стены.

Я внимательно изучала корешки книг, но мне не удавалось найти хотя бы что-то, отдаленно подходящее по названию. Неужели, чтобы найти необходимую информацию, мне все-таки нужно попасть в библиотеку? Как же я не хочу выполнять свою миссию в компании князя Соколов! Уверена, Дарр ни за что не разрешит мне одной копаться в его персональной наидревнейшей цитадели знаний.

– Здесь ничего нет, – недовольно засопела я, в который раз пробегаясь взглядом по многочисленным корешкам.

Ястреб не стал произносить свое коронное «кр-р-р-ры», а просто спикировал к полке и зацепил когтистой лапой первую попавшуюся – на мой взгляд – книженцию. Я еле успела поймать книгу в полете, перед тем как она приземлилась бы мне на голову.

– Совсем спятила, курица ощипанная?! – выругалась я, держа увесистый талмуд в руках.

Ястреб посмотрел на меня самым невинным взглядом, на какой только был способен. Нет, он и правда думает, что я куплюсь на блеск его печальных глазок?

Продолжать разговор с птицей я не стала – все равно мы не поймем друг друга. Поудобнее перехватив книгу, я прошла к дивану, села и открыла фолиант. Тоска смертная! И как мне здесь найти информацию? Тут же ничего не понятно! Вот, к примеру, что означает «совершенство реализации последовательности антимагических действий»? Или вот еще «обоснование магичности сущности первой и второй степени». Неужели кто-то действительно разбирается в этой абракадабре? Пролистав еще с пару десятков страниц с подобными вывертами, я заскучала. Я не думала, что все будет легко и непринужденно, но надеяться мне никто не запрещал. Подавив зевок, я продолжила листать книгу. Не просто же так ястреб сбросил мне ее чуть ли не на макушку.

Проходили часы, а я все никак не могла найти хоть что-нибудь о пророчестве. И когда глаза уже стали слипаться, мой замутненный приближающимся сном мозг выцепил из текста заветное слово. Пророчество, целью которого было уберечь этот мир от разрушения. Сонливость как рукой сняло, и я стала внимательно вчитываться в текст, впитывая информацию подобно губке. Благо, что непонятных терминов в нужном мне отрывке почти не было.

Но и разъяснений особых тоже не было. Все было написано как-то туманно, намеками и загадками. Как понять, что такое «власти мощная печать»? Что это такое? Какой-то герб или собственно печать? Не думаю. Тогда что? И «державы величие там стоит» – это вот что такое?

Я схватилась за голову и по второму кругу принялась читать о пророчестве. Мои мозги к такому не приспособлены. Печально осознавать: я настолько недогадлива и глупа, что вполне могу влиться в ряды блондинок. Перед глазами то и дело вставал нечеткий образ последней картинки из мозаики на полу в зале переговоров. Образ горы как-то не вязался с написанным в книге. Или на плато Ястребов есть какая-то гора, символизирующая силу и власть? Надо будет спросить у Даррэя. Не думаю, что он не в курсе. Но, с другой стороны, это было бы слишком просто. Видимо, стоит все же зайти завтра в местную библиотеку и внимательно ее изучить. Одна я точно не справлюсь, но неспроста же Мирр рискнул отправить со мной свою тотемную птицу?

– Может, спать, а? – спросила я восседающую на подлокотнике дивана пернатую особь.

– Кр-р-ры. – Ястреб кивнул головой и посмотрел на зеркало-проход.

Неужто этот ночной будитель со мной согласен? Тогда отправляемся спать, пока он не передумал!

Я положила книгу на стол Дарра и направилась к зеркалу. Пора немного отдохнуть. Впереди тяжелый день, и неизвестно, что он мне принесет. Но буду надеяться, что он окажется продуктивным. А сейчас – спать.

– Кхем, – ворвалось в мой беспокойный сон. – Я все понимаю, но ты уже давно должна быть на ногах. Или в вашем мире принято спать до обеда?

Обеда?!

Эта новость выветрила из моей головы остатки сна, и я пулей соскочила с кровати, не озаботившись тем, в каком виде предстану перед князем. Только съезжающее в который раз полотенце напомнило о том, что не мешало бы одеться.

– Ой! – Я метнулась в ванную комнату, по пути сгребая с комода сложенные стопочкой вещи.

Да, подобное поведение перед князем недопустимо. Но ведь я иномирянка и смею надеяться, что останусь безнаказанной.

Быстро одевшись и приведя волосы в более-менее приличный вид, я вышла из ванной и наткнулась на оценивающий взгляд Дарра.

– Что? – настороженно спросила я.

– Да так… – прищурил глаза Сокол. – Смотрю и не понимаю, как тебя угораздило во все это впутаться?

– Сама не знаю. – Я пожала плечами. – Карма?

– Возможно, – не стал отрицать Даррэй. – А может, и что-то другое.

– Есть предположения?

– Мысли.

– И?

Мне действительно было интересно, что он думает обо всей этой истории. Но князь замолчал и сделал вид, что ничего не говорил. Я допытываться не стала – и так понятно, что братья все себе на уме. Что Мирра не поймешь, что Дарра, а с Карром вообще непонятно что происходит…

– Пойдем, – ворвался в мои мысли голос князя. – Позавтракаешь, и я покажу тебе библиотеку.

– Так я не проспала?

– Разумеется, нет, – довольно хмыкнул Даррэй Эрн и направился к зеркалу.

Я последовала за ним, предвкушая изучение фолиантов.

Путь лежал через лабиринт коридоров, без сопровождения я здесь непременно бы заблудилась. Обстановка в замке почти ничем не отличалась от аналогичного архитектурного шедевра на плато Ястребов. За одним исключением: то тут, то там попадались статуи соколов. Даже на картинах, которых тут было немало, почти везде были изображены именно эти птицы. Не знай я, к кому попала, подумала бы, что Дарр – ненормальный фанатик.

– Шею не сверни, – сказал Даррэй, заметив мое все возрастающее любопытство. – Миррэй не любит показывать, насколько сильно он связан со своим тотемом. Я же этого не скрываю.

– И чем помогает подобная «любовь»?

– В замке поддерживается особая энергетика, – неохотно стал пояснять князь, – она питает силу.

– Ясно.

Дальше до библиотеки мы шли молча. Едва переступив порог цитадели знаний, я застыла на месте и издала обреченный вздох – такой большой она оказалась. Мне за всю жизнь с этими книгами не разобраться! Как среди этой горы старинных фолиантов я найду то, что мне нужно?

Ястреб, который до этого бесшумной тенью следовал за мной, издал свое «кр-р-р-ры» и приземлился мне на плечо. Как он умудрился там поместиться – отдельный вопрос. Но чувствую, пара минут, и рука онемеет. Тяжелая птичка у Мирра, однако.

– А вот и тотемная птичка моего братца, – сказал местный князь и, взмахнув рукой, еле заметно пошевелил губами.

Я сначала не поняла, зачем он это сделал. Но тут одно из высоких окон распахнулось, впуская еще одну немаленькую птичку. Несложно было догадаться, что это сокол. Оперение серебристое, с тонкими волнами золотистого цвета.

– А вот тебе еще один помощник, – довольно потирая руки, сказал Дарр. – Пользуйся. Но не переусердствуй.

– Спасибо, – поблагодарила я и направилась к стеллажам с книгами.

Князь, не говоря более ни слова, вышел из библиотеки, оставив меня наедине с птицами и книгами. Работа началась. Интересно, сколько времени займет поиск такой важной и нужной информации?

Как оказалось, много. Много времени, которое, как назло, текло крайне медленно и бестолково. И зачем мне пернатые, если они даже не пытаются помочь? Птицы восседали на спинке широкого дивана, на котором я читала, и все. Ну, и следили за мной своими лукавыми золотистыми глазами.

– То есть помогать не собираетесь? – спустя часа три спросила я.

– Кр-р-ры, – сказал ястреб.

– Рр-р-р-р-ра, – вторил ему сокол.

– М-да, только беркута здесь и не хватает для полной картины.

И снова потекли часы монотонной работы. Я скакала с лестницы на лестницу, стараясь внимательно изучить верхние полки стеллажей. Что-то подсказывало мне – искать надо в самых недоступных местах. Ну не может же книга, в которой говорится о древнейшем пророчестве, находиться у всех под носом?

Когда я залезла на очередную лестницу и начала изучение уже не знаю какой по счету полки, за моей спиной одна из птиц взмахнула крыльями. Я не сразу обратила на это внимание. Но стоило мне потянуться к толстой корочке бордового цвета с золотистыми буквами, как сокол вцепился лапами в соседнюю тоненькую книгу и потянул ее на себя. Миг, и она упала на пол с громким шлепком.

– Думаешь, эта? – спросила я пернатого, не надеясь на ответ.

Мне и не собирались отвечать. Сокол опустился на пол рядом со своей добычей и стал стучать по ней клювом. Странный способ показать, что именно эта книга нам нужна. Ястреб же лишь пару раз мотнул головой. Какие умные птички! Не то что их сородичи из нашего мира. Хрустального. Надо не забыть в очередной раз и все же расспросить Миррэя, почему именно Хрустальный? Поподробнее. А то с него станется ограничиться парой банальных фразочек.

Спустившись с лестницы, я осторожно подняла с пола книгу в твердом темно-синем потрепанном переплете. И вот казалось бы, книга тонкая, а весит… Да ею убить можно! Открыв ее на первой странице, я уже через секунду поняла, что сокол нашел именно то, что нужно. Или он изначально знал, где искать, но решил поиздеваться? И ястреб заодно с ним. Исподлобья я посмотрела на пернатых, которые снова мяли лапами спинку дивана. Прямо две пушистые невинности.

– Что, – злорадно сказала я, глядя на этих шкодников, – умели бы смеяться, лопнули бы со смеху?

И что в следующую секунду сделали птицы? Синхронно закивали головами! Все с ними ясно… Истинные представители своих хозяев – язвительные, скрытные и себе на уме.

Я села на самый край дивана и стала внимательно изучать книгу. Поначалу, как и ночью, мне было не очень понятно, о чем речь. Но потом взгляд стал цепляться за уже знакомые фразы. Обидно только, что не было конкретно написано, где и что мне надо искать дальше. Как расшифровать пророчество? Если поначалу все было ясно, то последняя часть вызывала кучу вопросов. И снова в голове крутился образ скалы или горы. Только что-то мне подсказывало – искать надо не гору. А что? Хотя… может…

Догадка так меня потрясла, что я соскочила с дивана и выронила книгу. Она с уже знакомым звуком ударилась об пол и так и осталась лежать на нем. Я помчалась на поиски Даррэя Эрн, полностью уверенная в правильности своей догадки. Мне необходимо как можно быстрее вернуться на плато Ястребов. Потому что именно там и хранится ключ к тайне пророчества.

Шорох расправляемых крыльев за спиной внушил уверенность и спокойствие. Тотемы двух князей последовали за мной. А я быстрым шагом шла по коридорам замка в надежде встретить хоть кого-нибудь, кто мог знать, где искать Дарра.

Из ближайшей комнаты как раз выходила служанка, и я буквально на нее налетела. Быстрый вопрос, такой же быстрый ответ. А ведь я и сама могла догадаться, что первым делом князя стоит искать либо в кабинете, либо в зале переговоров. Тронный зал даже рассматривать не стоило – в нем, как мне известно, проводились более официальные встречи, но Даррэй об этом ничего не говорил и вообще с момента нашей встречи вел себя так, будто его главная головная боль – именно я.

Поплутав еще с полчаса, я наконец нашла нужную дверь. Правда, для этого пришлось расспросить еще с десяток служанок. Ну да ладно, главное – результат. Я же все-таки добралась до кабинета князя Соколов?

Я постучала, дождалась разрешения войти и, распахнув дверь, пулей влетела в кабинет Даррэя Эрн. Князь сидел за рабочим столом и разбирал какие-то бумаги. И вот что удивительно – он был в очках. Обычных таких очках, в каких ходят и в моем мире. Стоило отметить про себя – ему шло. Андрей смотрелся в своих стекляшках немного неуклюже и комично, несмотря на то что являлся светлым умом нашей группы. На Дарре же очки смотрелись солидно. Он как-то резко стал серьезным и собранным.

– Что-то нашла, или у тебя появились догадки?

Его тотемная птица, про которую я благополучно забыла – как и про ястреба, – подлетела к хозяину и села на его плечо. Тотем Миррэя занял место на подлокотнике знакомого мне дивана.

– Нашла, – коротко произнесла я и в нетерпении стала переминаться с ноги на ногу. – И мне нужно как можно быстрее попасть обратно на плато Ястребов.

– Сначала ты мне расскажешь о своих догадках, а там уже я решу, отправлять тебя обратно или нет, – тоном, не терпящим возражений, заявил князь.

– Но я не могу долго отсутствовать, меня разыскивают! – возмутилась я.

– А что, если твои догадки неверны? – перешел в наступление Сокол. – Снова вернешься сюда и продолжишь исследовать мою библиотеку? И что дальше? Очередная догадка, которая тоже может оказаться неверной. Поэтому присядь, пожалуйста, и расскажи спокойно, до чего додумалась твоя светлая голова.

Признав правоту Даррэя, я быстро рассказала ему о своих мыслях насчет следующего ключа пророчества. Сначала Дарр слушал с легкой ухмылкой на лице, но по мере того, как я говорила, ее место занимала сосредоточенность. Глаза сквозь толщину очков смотрели внимательно и настороженно.

– Хорошо, – наконец сказал Сокол. – Я сейчас же отправлю тебя обратно на плато Ястребов. Будем надеяться, что твоя догадка верна и разгадка пророчества в скором времени будет нам доступна. Только что-то мне подсказывает – не все так просто.

– Разумеется, – не стала я спорить. – Но это еще один шаг вперед.

– Маньяк, который решил ослабить власть Миррэя, знает гораздо больше нас, – хмуро заметил Даррэй. – Он всегда на пару шагов впереди.

– Но не может же он знать пророчество полностью? – настороженно спросила я у венценосного собеседника.

– Никто не может знать того, что покажет магическая мозаика в следующей части, – спокойно ответил он. – Мы сами творим свою историю. Но Мирр возложил на вашу троицу большие надежды. Не подведите его.

– Мои друзья поддерживают Эдварда. – Я слегка замялась. Рассказывать про позицию своих товарищей по несчастью не очень хотелось.

Я все так же стояла напротив рабочего стола Дарра и ждала команды к отправке. Князь больше не предлагал мне присесть, да и мне самой не хотелось попусту рассиживаться. Все, что хотела, я уже сказала.

– Так, все. – Дарр хлопнул ладонью по столешнице и поднялся из кресла. – Мы зря тратим время. Я открою портал к месту твоего вчерашнего прибытия, и ты сразу же отправишься к Ястребам. Мирру я напишу, чтобы готовился к твоему прибытию. А ты, – на меня посмотрели внимательные темные глаза, – постарайся сыграть свою роль качественно. А иначе все зря.

Разноцветная пленка появилась так стремительно, что я и сообразить не успела, как меня уже толкнули в портал. И что удивительно: руками Даррэй ко мне не прикасался. Помнится, Мирр меня воздушным потоком по мягкому месту приложил. А этот в портал толкнул! Краем глаза только успела заметить, как он барабанит пальцами по книге, которую я читала ночью. Отомстил, потому что без спроса взяла? Подумаешь… Я же не в документы его лазила, а так, в книги. Посмотрела. А открыла вообще только одну. Видимо, с утра пораньше ему не до книги было, а теперь заметил и как нашкодившего котенка меня из своего кабинета вышвырнул. И не обидишься – ведь и пальцем не тронул. Ястреб успел в последнюю секунду влететь вслед за мной в портал, перед тем как тот закрылся. Я повалилась на траву, больно приложившись о землю своей многострадальной попой. Вот неужели не мог князь как-то поаккуратнее применить ко мне магию? Кстати, а почему им таки удается ею на меня воздействовать? Или ему так дорога книга, что он мне сразу ее показать не мог? У-у-у, жлоб пернатый.

– Уже вернулась? Так быстро? – раздался за спиной голос Ваара. – Это хорошо, а то Тэрэнс уже вся испереживалась.

Я вскочила на ноги, одновременно пытаясь отряхнуть то самое место, которое при падении пострадало больше всего.

– Здравствуйте, – решила быть вежливой я.

– И тебе доброго здравия, – улыбнулся пожилой мужчина.

– Тэрэнс готова к полету?

– Разумеется. – Ваар чуть склонил голову набок, внимательно изучая помятую меня колким взглядом.

– Тогда не буду терять времени даром.

Я направилась к дому Ваара. И вот еще одна странность: в прошлый раз переход был в доме, а Дарр выбросил меня прямо в сырую траву. Очередная месть за любопытство? Возможно, и так. А ведь поначалу делал вид, что и не знает о моих ночных похождениях. И вообще, если бы не ястреб Мирра, я бы не трогала ничего! Так что это все он. В смысле, это все птица виновата.

– И то верно, – раздалось тихое за спиной, и Ваар, быстро обогнав, уже сам повел меня к драконице.

Она мирно лежала на полянке неподалеку, раскинув внушительные крылья и грея спинку на солнышке. Вот точно ящерица! Только большая…

– Тэрэнс, транспорт мой неземной, полетели? – Я подошла ближе к дракоше и осторожно погладила ее по краю крыла.

Чешуйчатая дернулась и повернула ко мне морду. Затем обдала меня довольно едким дымом из носа и снова отвернулась. А я закашлялась и стала вытирать вмиг заслезившиеся глаза.

– Вот ты, значит, как, – притворно обиделась я. – Домой не хочешь? Ну, тогда я одна отправлюсь. Ваар, найдется ли у вас другой дракон?

– На это уйдет время, но я обещаю, что его доставят сюда как можно быстрее, – подыграл мне пожилой мужчина.

– Р-р-р-р, – сказала Тэрэнс и снова повернула ко мне голову.

– А ты не рычи. – Я погрозила ей пальцем. – Останешься здесь, разведаешь обстановку. А я, так уж и быть, скажу Миррэю Эрну, что один из его драконов не захотел возвращаться.

– Р-р-р-р-р! – встрепенулась драконица и резко вскочила.

Земля затряслась, и я чуть было снова не рухнула на попу. Спасибо Ваару – успел поддержать меня за руку.

– Значит, отправляемся вместе? – как только снова почувствовала, что земля не сотрясается, спросила я у дракоши.

– Р-р-р, – более миролюбиво прорычала чешуйчатая и разрешила Ваару залезть к себе на спину.

Он сбросил мне веревочную лестницу, по которой я и забралась на дракона. Села в седло и быстро закрепила все ремни. Ваар в это время убирал лестницу. Ястреб парил над головой и, казалось, внимательно наблюдал за всеми моими действиями.


– Что вы планируете делать, правитель? – спросил Миррэя один из оставшихся в живых бывших советников.

– Продолжать поиски, – спокойными голосом ответил князь и, взяв в руки бокал с крепким алкогольным напитком, залпом осушил его.

– Вас так подкосила пропажа девчонки? – обеспокоенно спросил его собеседник.

– О да, – безразлично произнес Мирр, – подкосила.

Бывший советник внимательно следил за лицом князя, стараясь уловить хоть какое-то изменение. Но главный Ястреб внешне оставался невозмутим.

– Оставь меня одного, – сухо сказал князь, чувствуя, что вот-вот его накроет очередное видение.

Когда правитель Ястребов остался один, он на мгновение прикрыл глаза. Но стоило ему их распахнуть, как радужки тут же заволокло знакомое расплавленное золото. Его тотем показывал очередную картинку. Девушка собиралась на плато Ястребов и уже сидела верхом на драконе. Надо было посадить ее на Зарна. Личный дракон князя домчал бы ее гораздо быстрее. Но с другой стороны, отправлять ее на черном красавце было опасно. Дракон мог легко скинуть неугодного седока. А так как Станислава летела одна, это опасно вдвойне. Значит, придется ждать немного дольше, чем хотелось бы.


Глава 8
Разбор полетов

Обратный путь казался мне долгим и муторным. Я постоянно клевала носом и подавляла зевки. Короткий ночной сон и долгие часы, проведенные в библиотеке, сделали свое дело – я смертельно устала. Но перед тем как мчаться в теплую кроватку, необходимо поговорить с Миррэем и проверить мою догадку. Будет обидно, если она окажется неправильной.

К плато Ястребов я подлетела, когда дома были уже окутаны сумерками. Стало значительно холоднее, чем днем, я ежилась и растирала закоченевшие руки. Ястреба не было видно, и что-то мне подсказывало – этот пернатый отправился к своему хозяину докладывать о моем прибытии. Мне же надо было подготовиться играть роль бедной девушки, которую злой дракон унес в неизвестном направлении. Но потом сжалился и решил вернуть меня, несчастную, обратно в объятия Мирра. При мысли об этих самых объятиях щеки предательски запылали, а мозг стал показывать картинки наших поцелуев. Как неудобно-то получилось в первый раз… Надо же было подумать, что я в сон попала! Да не бывает таких реалистичных снов! Правда, и наяву такое не должно было случиться.

Когда дракон опустился на поле у замка старшего князя, меня как следует тряхнуло, и мысли подобно тараканам разбежались, оставляя после себя звенящую пустоту. Мамочки, мы же договаривались найтись далеко от замка! Что делать-то? Как я могла так глупо все перепутать?!

Я еще не все ремни расстегнула, а возле Тэрэнс уже собралась толпа. Начался галдеж: кто-то звал князя, кто-то свистел, предвкушая скандал и новую сплетню. Только Мирра звать было бессмысленно – он уже здесь. Я кожей ощущала на себе его взгляд, и по спине бежали мурашки. И вроде знала, что все это показное, но… Но ведь я нашлась сама!

– Станислава! – рев князя оглушил.

Пальцы перестали меня слушаться, и с последним ремнем я провозилась довольно долго. Я слезла с дракона и опустила взгляд, изучая землю под ногами. Ее уже плохо было видно, но факелы, которые захватила с собой заботливая прислуга, давали хоть какое-то освещение.

– Князь… – пробормотала я, но меня наглым образом перебили.

– Мне не нужны твои оправдания, тем более я не желаю их выслушивать при посторонних, – прошипел Мирр и впился в меня взглядом.

Из него бы получился замечательный актер – так играть может не каждый. Даже я в который раз поверила, что меня ждет жестокая расправа – хотя отчасти это действительно так. Да, я четко понимала, в чем ошиблась, и потому чувство вины терзало меня с удвоенной силой.

– Но я могу объяснить…

Слезы сами собой полились по щекам. То ли виной тому свет факелов, то ли усталость – не знаю, но вдруг так захотелось разреветься в голос! И плевать, что здесь лишние глаза и уши. Устала я!

Послышался тяжелый вздох, и меня быстро подхватили на руки. Уже направляясь в сторону замка, князь чуть наклонил голову ко мне и прошептал на ухо, чтобы слышала только я:

– Успокойся, убивать не буду.

И вроде ничего такого не сказал, но так спокойно сразу стало! Как будто и правда убить мог, но решил помиловать.

– Отведите дракона в ангар, – на ходу распорядился Мирр.

Пригревшись в надежных руках, я стала засыпать. Конечно, надо было держаться, но у меня не было с собой чашки кофе, чтобы оставаться бодрой еще хотя бы час. Усталость давила и не давала открыть глаза. Я положила голову на плечо князя и обхватила его за шею. Может, получится подремать хотя бы минут десять?

– Станислава, не смей. – Меня слегка встряхнули, когда я уже уплывала в мир грез.

– Милый, ты тиран, – пробурчала я и уткнулась носом в мужскую шею.

Пахло от Миррэя приятно. Мне показалось, или его сердцебиение участилось?

– Я не дам тебе спать, пока не расскажешь, что обнаружила.

Меня отлепили от теплого тела и поставили на ноги. Пришлось открывать глаза. Посмотрев по сторонам, я обнаружила себя в кабинете Мирра. Так мне все-таки удалось немного вздремнуть?

– Станислава!

– Да не кричи. – Я поморщилась.

Вот что за манера: как что, сразу кричать.

– Рассказывай.

Любитель ястребов махнул рукой в сторону дивана, приглашая меня присесть, а сам прошел к своему рабочему месту. Уперся ладонями в столешницу и выжидательно уставился на меня. А я что? Я послушно села на диван, откинулась на спинку и, прикрыв глаза, чуть снова не задремала.

– Стася!

– Ну что Стася? – проворчала я. Вот ведь нехороший человек… спать не дает.

– Заметь, я не спрашиваю тебя, почему ты сделала по-своему и прилетела прямиком к замку. – Князь недовольно нахмурился и скрестил руки на груди. – Меня интересует только одно – что с пророчеством?

– Ты уже и сам, наверное, знаешь, что мне удалось обнаружить, – пробурчала я, окинув помещение мимолетным взглядом в поисках птицы, которая до сих пор не попалась мне на глаза. Хм, где же она может быть?

– Я хочу услышать это от тебя, – с нажимом произнес Миррэй.

– Хорошо. Я расскажу. Но только это немного не то, чего ты ожидал.

– В смысле?

– Точной информации в фолиантах не было. Только туманные намеки на то, что это может быть. Ничего конкретного.

– Тогда какого… ты вернулась на плато?

Миррэй злился, я буквально физически ощущала это. Он опустился в кресло и в ожидании ответа забарабанил пальцами по столешнице. Второй же рукой взъерошил на голове волосы. Нервничает… С чего бы это? Переживает, что мои догадки неверны? Так я сама переживаю.

– Успокойся, пожалуйста, – тихо сказала я, надеясь, что он перестанет барабанить по столешнице. Почему-то меня это жутко раздражало. – Я все расскажу. Только будь добр, организуй мне ужин, а то я с голоду помру скоро.

Миррэй прикрыл глаза и беззвучно зашевелил губами. А когда он вновь посмотрел на меня, я заметила, как из его глаз пропадает до боли знакомое золото. Отдавал приказы с помощью ястреба? Какая все-таки у них интересная связь. И как птичка даст понять прислуге, что требуется повелителю?

– А теперь я внимательно тебя слушаю. – Мирр наконец перестал раздражать мой бедный обостренный слух.

– Что у вас на плато считается символом власти и могущества? – задала я вопрос, который должен был прояснить очень многое.

Мне хотелось убедиться, что моя догадка все-таки верна. Почему я не спросила про это у Дарра? Все просто – у Соколов подобным символом могло быть что-то другое.

– Символом власти Ястребов является корона, – раздраженно откликнулся Мирр. – Что за глупый вопрос?

– Корона… – Я посмотрела на тонкий ободок на голове князя и немного расстроилась. Предположения-то у меня другие были. – А есть еще что-нибудь?

– Родовой перстень, трон…

– Вот! – Я подскочила с места и подлетела к столу Мирра. – Трон! Значит, может оказаться так, что я права.

– Станислава, – зашипел на меня Миррэй Эрн. – Хватит недоговаривать!

– Трон! В нем скрыта разгадка, – лихорадочно стала пояснять я. – Надо исследовать эту каменную глыбу!

– То есть ты предположила, что последний артефакт находится где-то на троне? – На меня посмотрели как на сумасшедшую. – И ты думаешь, что мои советники во главе с Эдвардом в свое время не пытались его там найти?

– А что, пытались? – Меня стало накрывать нехорошее предчувствие.

– И не один раз! – Мирр медленно поднялся со своего места, обошел стол и встал напротив меня. – Неужели я в тебе ошибся? Доверил важную информацию тому, кто не смог ею правильно воспользоваться.

– На что это ты намекаешь? – Я нахмурилась.

– На то, что сейчас принесут ужин, ты поешь и пойдешь спать. – Было видно, что Ястребу становится все труднее сдерживать себя. – И с завтрашнего дня ты в расследовании не участвуешь.

– Я поговорю с Эдом… – Я предприняла последнюю попытку, чтобы хоть как-то оправдать свои действия.

– Эдварда убили, поэтому тебе не с кем больше говорить, кроме как со своими друзьями, которые, так же как и ты, больше свои носы в расследование совать не будут.

– Как убили? – В горле запершило, к глазам подступили слезы. Это не могло быть правдой! Я, так же как и Мирр, сомневалась в Эдварде, но хотела верить, что он непричастен к убийствам советников. И вот его больше нет… И это лишь подтверждает то, что мы с Миррэем были не правы.

Мирр поморщился, увидев, как по моим щекам снова катятся слезы. Ах да, он же из тех мужчин, которые не переносят женских слез. Ну и пусть! Мне не нужна его жалость.

– Стася, перестань реветь, – наконец не выдержал князь Ястребов. – Неужели тебе настолько был небезразличен Эдвард?

Мне показалось, или в его голосе не только раздражение, но и злость? И я не думала, что он злился на меня.

– Ревнуешь? – ляпнула я первое, что пришло в голову.

Миррэй заскрипел зубами.

– Нет, – последовал спокойный ответ.

Но я ни капли ему не поверила. Или мне просто хотелось думать, что он может испытывать ко мне хоть какой-то интерес, помимо холодного расчета? Ведь я играю роль приманки, жертвы, части пророчества… Обидно! Тем более если учесть, что я вообще-то живой человек и у меня тоже есть эмоции.

– Миррэй, я хочу сама исследовать трон, можно? – Мой голос слегка дрожал, но я все же надеялась, что князь разрешит мне взглянуть на символ власти поближе. Хотя взгляд Мирра не обещал ничего хорошего.

– Станислава, ты устала…

Договорить он не успел – в дверь тихо постучали. Князь откликнулся, и в кабинет осторожно вошел пожилой мужчина, держа поднос с моим ужином. Что мне предлагалось съесть, я пока не знала, так как вся еда находилась под крышкой.

– А вот и ужин, – произнес Мирр и жестом указал мужчине на невысокий столик.

После того как слуга поставил поднос на стол и вышел из кабинета, Миррэй таким же жестом указал мне на диван.

– Не стесняйся, я не буду тебе мешать.

Он повернулся ко мне спиной и вышел из кабинета. Обычного, общедоступного кабинета, куда имеют право заходить все, кому вздумается. Чисто теоретически, конечно. Если я правильно понимаю, то это обманка. Мирр, скорее всего, занимается особо секретными делами и строит грандиозные планы в другом месте, куда приводил меня через тот жуткий темный проход. Ведь так? Тогда какого… мы разместились именно тут?!

– Эй!

Я помчалась за князем, напрочь забыв про стоящий на столике поднос. Он решил сбежать от неудобного для него разговора! Да это же ясно как белый день.

– Стой!

Фигура главного Ястреба стремительно удалялась. Я смогла догнать его, когда он уже заворачивал за угол, к лестнице на верхние этажи. Ухватив Миррэя Эрна за руку, я дернула на себя. Тот даже не пошатнулся, но все-таки решил остановиться.

– Станислава, я, кажется, ясно дал понять, что наш разговор на сегодня окончен, – замогильным голосом оповестил меня князь. – Тебе необходимо поесть и отправляться спать. У тебя был трудный день. Твоему телу нужен отдых.

– Я сама знаю, что моему телу нужно! – Я на него злилась, и сильно.

– Не заставляй меня говорить то, от чего потом возненавидишь. – В голосе Мирра послышалась угроза и предостережение.

– Лучше уж скажи! – Вот мужлан бесчувственный!

– Я тебя предупредил…

– Да не нужны мне твои предупреждения. – Меня понесло. – Говори! И выслушай в ответ! Я хочу исследовать трон! И ты мне не помешаешь!

А мне все равно уже, что нас может кто-то услышать. Он первый начал. Не надо было пытать меня пустыми – наверняка мы оба так считаем – разговорами в том месте, где любой обитатель замка мог нас запросто подслушать.

– Я своего согласия не давал! – рявкнул Миррэй и сверкнул на меня синими глазами.

А мне не страшно! Вот нисколечко!

– А оно мне без надобности! – прорычала я прямо в его аристократичное лицо. – Я все-таки, как-никак, твоя любовница!

– Ах, любовница…

Мирр медленно подошел ко мне вплотную и с силой сжал руками мои плечи. Больно сжал.

– А ну пусти, – уже более спокойно сказала я.

– Размечталась.

– Мирр…

– Я тебя предупреждал.

– Повелитель!

Этот голос я запомню навсегда, он уберег меня от разбора полетов. Очень не хотелось объясняться с Миррэем по поводу того, что я по своей глупости забыла о наших договоренностях.

– Да, Теор. – Князь выпустил меня и повернулся к новоприбывшему, напрочь забыв обо мне. Ну, или сделал вид, что забыл.

– Советника Аэрса нашли магически подвешенным неподалеку от главной площади.

Ничего себе новости. И это еще раз подтверждает, что Эдвард был непричастен к убийствам. Тем более что убийца темный, а не светлый маг. Ведь не мог тот, кто уже мертв, продолжать убивать?

Я стояла за спиной Мирра и старалась вести себя очень тихо. Что-то мне подсказывало, что если я напомню о себе, то меня отправят либо в кабинет ужинать, либо спать. Хотя мне не мешало бы еще и друзей навестить. Хотелось узнать их мнение обо всем случившемся.

– Проклятие, – выругался главный Ястреб. – Стражи уже высланы на место преступления?

– Да, повелитель. – Теор склонил голову.

– Тогда я немедленно отправляюсь туда, – решительно произнес князь.

– Я с тобой! – Слова сами вырвались, прежде чем я смогла обдумать их своевременность и правильность.

– Это совсем не обязательно.

– Но, Миррэй…

– Иди спать, раз уж ты не голодна, – холодно приказал Ястреб. – Смотреть на изуродованные тела тебе ни к чему.

Вот так, всего парой фраз этот мужчина снова смог меня разозлить. И почему он обращается со мной так, будто я – обуза какая-то? Ладно, мой хороший, ты отправляйся в свои темные подворотни, а я тем временем как следует изучу твой трон. Ты даже не узнаешь, что я рядом с ним была.

– Ладно, – сказала я и зло посмотрела на князя. Всхлипнула, стараясь показать, как сильно я обиделась, и быстро направилась к лестнице.

За спиной послышались торопливые шаги. Мужчины удалялись по коридору, игнорируя мои все более громкие всхлипы. Как только шаги затихли, всхлипывать я перестала и устремилась в тронный зал – туда, куда нас перебросило во время боя курантов.

Зал встретил меня тишиной и пустотой. Повезло, потому что я жутко боялась обнаружить там лишних свидетелей. По-хорошему, надо было позвать с собой друзей, но, к сожалению, я и понятия не имела, где их искать. Только зря потеряла бы драгоценное время.

Медленно подойдя к трону, я стала рассматривать каменную громаду. И как Миррэй Эрн почки себе не застудил или еще чего поценнее? Руки сами потянулись к камню. Прикоснувшись, я отметила, что он теплый. Значит, простудные болячки Мирру не грозят. Так, хватит! Я мотнула головой, отгоняя ненужные мысли, и сосредоточилась на поиске артефакта.

Трон был украшен множеством маленьких камешков. Ключом может оказаться любой из них! Неужели мне придется все их отковырять? Не хотелось бы – ведь мало того, что я не смогу этого сделать, так мне еще потом от князя прилетит за самоуправство и непослушание. И так поссорились, а тут еще и это…

– Эх! Лучшие друзья девушек – это артефа-а-акты, – пропела я, подражая группе «ВиаГра», и попыталась отковырять первый камешек. Тот не поддался, я только сломала ноготь. Плюнула и стала отковыривать другой. Вскоре я распрощалась и со вторым ногтем. Стало обидно.

– Кр-р-р-ры, – раздалось за спиной, и я услышала шелест мощных крыльев ястреба.

– Только не выдавай меня Мирру, – сказала я, поворачивая голову в сторону неожиданного свидетеля.

– Кр-р-ры, – немного настороженно произнес ястреб и вцепился лапами в спинку каменного трона. Затих и стал внимательно следить за моими действиями.

– Подсказать не хочешь? – буркнула я и попыталась отколупать третий камешек.

Ястреб мотнул головой и посмотрел на меня таким взглядом, что я почувствовала себя полной дурой. Я чего-то не понимаю? Ну да, ястреб вряд ли знает, какой именно камень является следующим ключом пророчества. А иначе он бы уже давно подсказал своему князю, где искать.

Я начала отчаиваться. Шел второй час исследования, пострадали пять ногтей и значительная часть моих нервных клеток. Птица все так же восседала на спинке трона и следила за моими тщетными попытками.

– Да что же это такое! – в сердцах выругалась я. – Неужели Миррэй был прав?! Нет, он просто не может быть прав, слышишь?

Я обращалась к ястребу, не надеясь на ответ. Но мне так хотелось выпустить пар, хоть на время переключиться с этой каменной глыбы на что-то другое.

– И нечего на меня смотреть своими желтыми глазищами, – продолжала я. – Знаю я, что ты докладываешь своему хозяину о моих передвижениях. Вот и сейчас небось показываешь ему, где я и что делаю. И знаешь, что? – Я распалялась все больше. – Мне все равно! Пускай он в который раз на меня накричит или отругает! Я уже начинаю к этому привыкать. – Я со злости пнула трон. – Ай!

Видно, злость моя была очень сильна, потому что приложилась ногой я знатно. Боль прострелила до самого колена, и я упала на холодный пол рядом с троном. Кажется, где-то я уже это видела… Помнится, когда Мирр меня со своих колен сбрасывал, я оказалась сидящей примерно в этом же месте.

– Кр-р-р-р-ры-ы-ы-ы, – сказал ястреб и как-то уж слишком энергично замотал головой.

– Ты что же, еще и смеешься надо мной?! – догадалась я.

– Кры-ы-ы-ы-ы…

– Да ну тебя, курица ощипанная, – разозлилась я на его издевательское карканье.

– Кры?

Более разговаривать с тотемом Миррэя Эрна я не стала.

Ну и как я теперь, хромая, уставшая и голодная, буду искать артефакт? А если еще и Мирр узнает, что я все-таки сунула свой нос туда, куда не следует, мне несдобровать. Только не могла я оставить это дело без своего участия. Боль не позволяла сделать и шага, отчего меня стали мучить подозрения, что ногу я таки сломала.

Мои не очень радужные мысли прервал неприятный скрежет где-то у самого основания трона. Я опустила голову и заметила, что там, где моя нога встретилась с камнем, образовалось небольшое углубление. В нем что-то поблескивало.

– М-да уж, – пробормотала я и осторожно, стараясь не тревожить больную ногу, опустилась на колени возле потайного отверстия.


– На этот раз маньяк решил оставить жертве голову, – спокойным голосом произнес князь, рассматривая мертвое тело. С него уже успели снять магическое воздействие, и сейчас убитый просто лежал на холодных гладких камнях, глядя в темное ночное небо пустыми глазницами. Маньяк лишил жертву глаз, ушей и языка. – Но что-то осталось неизменным.

– Но ведь у последних жертв он просто отрезал голову, – настороженно проговорил один из стражей.

– Может, это из-за того, что ему не хватало времени сделать более кропотливую работу, – предположил Миррэй Эрн.

– Или ему хотелось, чтобы подумали на кого-то другого, – угрюмо возразил подчиненный.

– Вряд ли, – неохотно откликнулся князь. – Тогда он не стал бы снова убивать таким образом.

Князь присел на корточки рядом с телом и еще раз внимательно осмотрел лицо. Зачем маньяк выбрал столь изощренный способ? И кто он такой, черт побери?! Мирр в который раз озадачился этим вопросом, понимая, что убийства так и будут продолжаться, пока все советники не окажутся в могилах. И тогда он подберется вплотную к трону, а этого Миррэй допустить не мог. Только вот и неизвестный убийца не допускал промаха.

– Повелитель, что же делать? – снова прервал ход его мыслей стражник. – Убийства не закончатся, пока…

– Молчите, Теор. Здесь слишком много лишних ушей и глаз.

И правда, в проулке уже стали собираться ночные зеваки, голодные до сплетен. Было бы неосмотрительно обсуждать подобные вопросы при посторонних. Не хватало еще, чтобы поползли очередные слухи.

Внезапно Мирр почувствовал, что скоро его снова потревожит видение. Этого не должны были увидеть стражи и уж тем более обычные прохожие. Князь резко выпрямился и направился к стоящей неподалеку карете. Глупо было бы лететь сюда, в центр города, на драконе. А вот магическая карета, которую подпитывал путеводный кристалл, вполне подошла. И лошадей запрягать в такое транспортное средство было без надобности.

Как только Мирр закрыл дверцу и тяжело опустился на обитую бархатом скамью, его глаза заволокло расплавленным золотом. Миррэй Эрн увидел то, что сейчас происходило в тронном зале его замка. И это ему не понравилось.


В углублении лежал небольшой камешек. Я протянула руку, чтобы достать его, и оцарапала пальцы об острые грани. Но это не помешало мне все-таки его поднять и как следует рассмотреть. Необычный цвет – как у хамелеона – притягивал взгляд. Никогда не видела ничего подобного! У меня появилась уверенность, что этот камешек и есть то, что я искала. Тогда понятно, почему его никто не мог обнаружить. Кто будет разбирать на части трон, чтобы найти артефакт, не зная точно, здесь ли он? Только я могла так неожиданно обнаружить недостающую деталь мозаики.

Я подскочила от радости, напрочь забыв о травме, но она тут же дала о себе знать: острая боль снова прострелила ногу. Я постаралась не обращать внимания на неприятные ощущения. Мне еще до зала переговоров как-то дойти надо.

– Кр-р-ры, – напомнил о себе ястреб, но я проигнорировала его. Мне нужно как можно быстрее добраться до мозаики и открыть следующую часть пророчества.

Ястреб снова крыкнул. Не дождавшись от меня никакой реакции, он взмахнул крыльями и полетел следом за мной. Ну и пусть. Может, ему тоже любопытно, что еще картинка покажет? Я не могла точно вспомнить, где находится зал переговоров. Ястреб понял это и полетел впереди, показывая дорогу. Нога все больше меня беспокоила, но я упорно продолжала гнать от себя боль. Пока получалось. Видимо, благодаря тому, что мои мысли были заняты артефактом, который все еще царапал мою ладонь.

В зале переговоров я сразу же прошла к мозаике и, опустившись на колени перед единственным пустым углублением, вставила камень в отверстие и стала ждать. Картинка начала меняться, и я тихо возликовала. Это был последний ключ, и я смогла его найти! Вот Миррэй удивится и… разозлится. Ну, да и ладно – поворчит немного и успокоится. Самое главное, что у меня получилось!

– Так, так, так… – произнес голос за моей спиной. Незнакомый мне голос. – И что столь прелестное создание делает здесь в одиночестве?

– Я не одна, – сказала я и обернулась. Но не увидела лица незнакомца. Мужчина – а сомнений в том, что это именно мужчина, у меня не возникло – был закутан в черный балахон, который полностью его скрывал. Даже голос казался приглушенным.

– Птичка не в счет, – хмыкнул незнакомец.

– Кто вы? – Я попыталась подняться, но боль в пострадавшей ноге резко усилилась, и я упала на мозаику, опять приложившись филейной частью.

– Ай-яй-яй, – издевательски произнес незнакомец. – Что же ты так неаккуратно?

– Еще раз: кто вы? – И откуда во мне столько смелости появилось? И наглости в придачу.

– Не думаю, что сейчас время задавать подобные вопросы.

Мужчина стал медленно приближаться ко мне. Он чувствовал себя победителем. Хотя я понять не могла, в чем именно. Я пыталась воскресить в памяти голоса мужчин, с которыми мне доводилось здесь общаться, но, увы, узнать его голос я не смогла. Стала отползать, стараясь увеличить расстояние между нами. Но что я могла противопоставить незнакомцу?

– Отошел от нее, быстро! – раздался голос князя за спиной мужчины в плаще.

Тот отшатнулся и резко развернулся в сторону Мирра. Любитель ястребов в любой момент был готов пустить стрелу в грудь моего обидчика. А то, что этот некто хотел меня обидеть, не вызывало сомнений. Миррэй слегка прищурил правый глаз и с силой сжал лук. Казалось, еще немного, и оружие треснет в его руках.

– Отошел от нее! – рыкнул Мирр, видя, что незнакомец не сдвинулся с места.

– А с чего вдруг? – Слова нападающего сочились ядом. – Неужели князю не безразлична очередная пешка?

Стрела прошила воздух и вонзилась в плечо незнакомца.

Я взвизгнула и прикрыла глаза руками всего на пару секунд. Стоило отнять руки, как мне стало казаться, что сейчас мои глаза вылезут из орбит и покатятся по мозаике. Мужчина в плаще ухватился рукой за конец стрелы – там, где были прикреплены перышки, – рывком вытащил ее из своего плеча и отбросил в сторону.

– Пустая трата стрел, – сказал он и противно засмеялся.

В зал переговоров повалили стражники. Судя по всему, Миррэй бежал впереди всех и успел сюда первым. Думать о том, каким образом он узнал, где меня искать, не хотелось. Что-то мне подсказывало – это знакомая птичка удружила. Ну ничего, получит она еще у меня. Хотя сейчас стоило бы сказать ей спасибо. Все же меня тут убивать собрались.

Пока я размышляла на подобные темы, в незнакомца угодила еще пара стрел. Только они ему были по барабану.

– Да кто ты такой, забери тебя Запретная зона! – выругался Мирр и прицелился в странного типа очередной стрелой. Стража медленно рассредоточивалась по залу, окружая нас со всех сторон.

– О-о-о, поверьте, князь, этого вы никогда не узнаете!

Я и сообразить не успела, что происходит, как меня резко подняли с пола. Охнула от боли в ноге и снова стала заваливаться на пол, но незнакомец оказался сильным и просто-напросто перекинул меня через плечо. Я заколотила кулачками по его спине и стала елозить подобно ужу, которого бросили на раскаленную сковородку.

Вспышка, щелчок тетивы, и мы с моим похитителем падаем в черную пустоту.

– А-а-а-а-а!!!

– Да тихо ты!

– А-а-а-а-а-а!!! – А вот и не замолчу!

Обжигающая боль от пощечины отрезвила, но ненадолго. В смысле, верещать я не перестала. Было ли мне страшно? Разумеется! Но откуда незнакомцу знать, что кричу я не от страха, а от адской боли в ноге.

– Заткнись! – вконец потерял терпение Тот-чьего-имени-я-не-знала.

– А-а-а-а-а-а-а-а-а!!! – А вот тебе еще порция, мерзавец!

И снова пощечина. И снова я не собиралась молчать. Кажется, похититель это понял и зажал мне рот рукой.

– Плохо доходит, да? – зашипели из темноты капюшона.

– М-м-м…

– Говорить не можешь? – Вроде и печальным голосом произнес, а фальшь так и чувствуется.

В ответ я попыталась мотнуть головой, но уж очень сильно он зажал мне рот. Только глазами моргнуть и смогла. Руки вцепились в запястье обидчика – царапины на ладонях меня сейчас мало беспокоили. Постаралась собрать все силы, чтобы высвободиться из захвата, но разная у нас была весовая категория. И когда, спрашивается, он успел вынуть из своего тела стрелы, которые так метко в него всадил Миррэй? Наверное, когда я вывалилась из портала и как следует приложилась головой о каменный пол – я тогда на какое-то время потеряла сознание. А стоило мне прийти в себя, меня за шкирку поволокли в глубь темного помещения.

Это место напоминало убежище маньяка: каменный пол и стены, на которых местами рос мох, были испещрены глубокими бороздами, оставленными острыми когтями. Только вот чьими? Эту правду мне даже знать не хотелось. Ни окон, ни дверей. Непонятно, откуда здесь воздух берется. Затхлый, сырой воздух.

Я сидела на полу и поджимала ноги к груди, стараясь хоть коленом заехать мерзавцу в живот. Руки продолжали стискивать его запястье.

– М-м-м! – снова замычала я, стараясь объяснить этому ненормальному, что у меня болит нога.

– Как будет приятно подарить князю твое изувеченное тело…

Псих! Точно, ненормальный фанатик! У меня уже не оставалось никаких сомнений, кто именно меня похитил. И почему я, вся такая невосприимчивая к магии, так легко и непринужденно гуляю через порталы? Сначала подобным образом попала в этот ненормальный мир, потом у Сокола меня с помощью такой магии перенесли к нему в замок и обратно, теперь еще и этот меня похитил, запихнув в неизвестно откуда взявшийся черный провал в полу.

Маньяк все же отпустил мое лицо, и я смогла перевести дух. Дошло наконец-то, что общаться с немым сложнее. Он же прямо просит общения! А иначе бы уже давно приступил к воплощению угрозы в жизнь.

Он выпрямился и отошел на пару шагов назад. Я же продолжала прижимать ноги к груди, готовясь к очередному неожиданному нападению. Без боя не сдамся.

– Нравится? – довольно спросил мой похититель и обвел рукой мрачное помещение.

– Очень, – соврала я.

Да как такое может кому-то нравиться? Ни тебе нормальной мебели, ни отделки. Да вообще ничего!

– Ты здесь не задержишься. – Маньяк отошел от меня еще на пару шагов и стал мерить каменную камеру – а именно такие ассоциации у меня и были – шагами. – Старший князь допустил огромную ошибку, оставив тебя без присмотра так надолго. Я не мог не воспользоваться случаем. Собрать мозаику и открыть проход в Хрустальный вы должны были вместе. Три призванных, которые помогут этому миру спастись. И от кого? От меня!

Мой похититель засмеялся – противно так, у меня аж зубы свело. Какое-то карканье, а не смех.

– А почему, собственно, Хрустальный? – Ну, достали, честное слово. – Кто придумал так наш мир называть?

– Потому что вы разрушаете, а не создаете, и в любой момент ваш мир разобьется подобно хрусталю, – последовало простое пояснение.

– И все? – удивилась я.

– А ты хотела услышать замысловатую легенду о хрустальных драконах и замках? – съязвил он.

– А что случилось бы, если бы мы вернулись в Хрустальный? Ведь один из нас троих должен остаться здесь…

– Здесь? – искренне удивился мужчина. – Так Миррэй Эрн придумал свою трактовку последней части пророчества? Это становится все интереснее. И, разумеется, ты, такая вся благородная, должна остаться?

– Ну да…

– Великолепно!

Это восклицание совсем выбило меня из колеи. Ненормальный!

– Да что в этом великолепного-то?! – стала заводиться я и попыталась подняться на ноги. А то моя попа обещала превратиться в ледышку – пол оказался довольно холодным.

– Он решил оставить тебя здесь обманом. И становится ясно, зачем…

– И зачем же? – Я кое-как поднялась на ноги и уперлась рукой в стену, чтобы не упасть.

Посмотрела на похитителя и стала ждать ответа. К чему он клонит? Кажется, этот вопрос я задала вслух.

– А к тому, малышка, что в Хрустальный вполне могут вернуться трое. И Миррэй об этом знает. Но он хочет оставить тебя здесь. – Мой собеседник гаденько ухмыльнулся и продолжил: – Наш князь не слишком падок на женщин, а тут… Удивительно. Неужели он признал в тебе свою спутницу жизни? Любопытно.

– Чего?! – опешила я. – Какая еще спутница?!

Мирр мне небезразличен – это факт. Но в подобное заявление я не поверила. Князь в меня что, влюбился? Да быть того не может! Подумаешь, целовались пару раз. Но дальше поцелуев дело-то не зашло. И по поведению князя я бы не сказала, что он питает ко мне теплые чувства.

– Поговаривают – это всего лишь слухи, – что тотемная птица каждого из князей, как только чувствует, что рядом с хозяином появляется именно она, единственная, то князя начинают мучить видения. Какие они и как это происходит, разумеется, никто не знает. Есть легенда, еще со времен, когда наши предки жили в Запретной зоне. В ней говорится о том, что князь одного из государств, предок нынешних повелителей, однажды у озера встретил девушку невероятной красоты. Несложно догадаться, что он полюбил ее со всей страстью и пылкостью своей натуры дракона-перевертыша. Да, в те далекие времена существовали подобные оборотни, только сейчас их совсем не осталось. Что неудивительно. Монстры Запретной зоны в первую очередь охотились именно на них. Это был своеобразный деликатес. Со временем кровь тех немногих, кто выжил, смешалась с кровью обычных людей настолько, что перевертышей совсем не осталось. Так, о чем это я… – Маньяк остановился напротив меня и застыл. Руки завел за спину. Видимо, чтобы не мешали. – Ах, да. И вот полюбил князь прекрасную деву. Только дева была нечестна со своим возлюбленным и часто водила к себе мужчин. Повелитель же не знал об этом, так как помимо пылкой любви у него были еще обязательства перед государством. Не помню только, какой у него был тотем. Да и не важно это сейчас. И вот однажды он пришел к своей возлюбленной и застал ее в постели с другим. Князь так разгневался, что, несмотря на душевные терзания, казнил обоих, отрубив им головы. Говорят, с того момента и начало действовать проклятие. Только я знаю, что так оно и было. Ведь та дева невероятной красоты была возлюбленной и моего предка…

– Да ну? – пробормотала я, забыв об осторожности.

– Мой предок стал подумывать о мести. А тем временем князь решил обезопасить своих потомков от подобного предательства и провел довольно опасный ритуал на крови, пожертвовав своей жизнью. Но, повторюсь, доподлинно неизвестно о том, могут ли тотемы передавать видения или нет. Мой же предок так и умер, не отомстив. Но он завещал своим детям и внукам продолжить его дело, и вот… – Снова последовал каркающий смех. – Одна из возлюбленных князя попала ко мне в руки! И я смогу не только получить весь мир, но и отомстить за своего предка! И пророчество, которое создал один из его сынов, сыграет мне на руку. Изначальное проклятие изменилось, даровав шанс этому миру привлечь удачу на свою сторону. Мозаика, в которую влил жизненную силу еще один мой предок, никогда не будет раскрыта до конца. Это было место его смерти. Это было место его мести!

Мужчина резко подался ко мне и протянул руку, намереваясь снова схватить меня за шею. Я отшатнулась и повалилась на пол. Сколько на моем теле синяков, и думать не хотелось. Стала отползать подальше в надежде, что маньяк не будет меня преследовать и оставит в покое, но не тут-то было. Снова ухватил за шкирку и рывком поднял меня на ноги. Я же постаралась весь вес перекинуть на здоровую ногу. Это сделало меня менее устойчивой. Ну и ладно, все равно же фактически вишу у него в руке как кукла.

– Послушай, – сказала я в надежде достучаться до этого безумца, – я-то здесь при чем? Если в свое время один из князей и твой предок не смогли поделить женщину, которая, прости уж, была не очень-то чистоплотна, раз спала не с одним мужчиной, а сразу с несколькими… Так вот. Если они ее не поделили, моя вина в чем? В том, что, по твоим словам, Миррэй Эрн вдруг воспылал ко мне какими-то там чувствами? Да быть того не может! Он скорее придумал для меня какую-то роль в своей очередной игре, чем заинтересовался как женщиной.

– Не заговаривай мне зубы, малышка, – прошипел незнакомец.

У меня отключилось чувство самосохранения, и я ухватилась руками за черный капюшон и сбросила его с головы незнакомца.


Глава 9
Поиск убийцы

Портал закрылся. Стрела так и не достигла цели. Острие угодило в каменную горгулью, оставив довольно приличную царапину. Князь выругался и, не обращая внимания на стражников, которые застыли в нерешительности, не зная, что делать дальше, подошел к лежащей на полу стреле и поднял ее. На ней были следы крови фанатика, и это могло помочь в поиске Станиславы.

– Князь… – прервал размышления главного Ястреба голос стражника. – Горгульи!

Миррэй оторвал взгляд от стрелы и посмотрел в сторону каменных статуй. Они начали шевелиться. Казалось, каменные изваяния разминались перед прыжком.

– Какого?..

Мирр хотел было выругаться, но не успел. Быстро засунув стрелу в колчан, он стал медленно отходить в сторону – подальше от просыпающихся горгулий. Что означает их пробуждение? В первый раз одна из каменных статуй ожила в день появления в мире Эрн пришельцев. Что же произошло сейчас? Что заставило и остальных магических существ пробудиться ото сна?

– Отойдите! – скомандовал князь своим стражам.

Те не посмели ослушаться и стали осторожно продвигаться в сторону выхода, но продолжали внимательно следить за каменными монстрами, чтобы те не напали на повелителя Ястребов. Кто-то продолжал удерживать стрелу, чтобы в любой момент запустить ее в оживший камень, а кто-то крепче сжал свой меч. Только вряд ли подобным оружием можно навредить горгульям.

Никто нападать не спешил. Магические существа, медленно передвигая лапы, приближались к князю, а тот, в свою очередь, внимательно следил за ними. Миррэй не знал, чего ожидать от горгулий, но и угрозы от них не чувствовал. По крайней мере, по отношению к себе.

– Повелитель… – хотел было предупредить своего князя стражник, который первым собирался выйти из зала переговоров.

– Все вышли. Быстро!

Рык Миррэя Эрна ускорил продвижение стражи в сторону выхода. Ослушаться они бы не посмели – это было чревато для них во всех смыслах. Горгульи находились уже на опасно близком расстоянии, но князь так и не сдвинулся с места, сосредоточенно следя за ними. Что-то подсказало ему, что не стоит нападать. Да и как он мог навредить настоящему зачарованному камню?

– Княз-з-зь, – зашипела одна из горгулий и склонила голову в подобии поклона. Вторая последовала ее примеру. – Пр-р-редупр-р-редить надо… нам. – Слова давались ей с трудом.

Мирр стал ждать, что же дальше скажет горгулья. То, что каменная статуя говорила, удивляло и восхищало князя. Невероятные магические создания!

– Только тр-р-рое… пр-р-роход откр-р-рыть с-с-смогут.

– Последняя часть пророчества – это проход в другой мир? – догадался главный Ястреб.

– Кр-р-ры, – донеслось сверху.

Ястреб князя метался у самого потолка, ожидая дальнейших действий своего хозяина. Бездействие его нервировало.

– Да, пр-р-роход, – подтвердила говорящая горгулья и еще раз склонила голову. – Но и погибель. Кр-р-ровь невинных на р-р-руках того, кто ближе к тебе был вс-с-сего. С-с-собиратель душ-ш-ш.

– Что произойдет с предателем, когда избранные откроют последнюю часть пророчества? – Князь сжал кулаки. Его, как и тотемную птицу, раздражало бездействие.

– Не будет ш-ш-шанс-с-сов у потомков его с-с-свер-р-ргнуть Эр-р-рн с тр-р-рона с-с-сего и ос-с-стальных плато, – охотно ответила каменная статуя. – Пр-р-рор-р-рочес-с-ство с-с-сбудетс-с-ся не в польз-з-зу с-с-собир-р-рателя душ-ш-ш.

– В Хрустальный должны вернуться трое? – Не то чтобы князь сомневался в своей осведомленности в этой части пророчества, но убедиться он был обязан.

– А это как фор-р-ртуна к княз-з-зю повер-р-рнетс-с-ся, – туманно ответила горгулья.

Больше она ничего не сказала. Еще один поклон каменных изваяний, и они медленно рассыпались, превратившись в две идентичные горы булыжников.

Ястреб спланировал на плечо хозяина и нервно дернул крыльями. Он чувствовал беспокойство князя. Тому действительно была небезразлична одна из избранных. И он сделает все возможное, чтобы она не пострадала от рук маньяка. Нет, даже не так. Он не допустит подобного. А похитителя ждет только одна участь – смерть.

– Пойдем, друг мой, – спокойным голосом произнес князь и направился на выход из зала переговоров. – У нас мало времени.

Стража застыла возле входа в зал и в гробовой тишине ожидала выхода своего повелителя. Они не сомневались, что он останется невредим – иначе он бы не стал рисковать жизнью.

Миррэй Эрн на ходу раздавал распоряжения. Необходимо было в кратчайшие сроки найти маньяка и разобраться, наконец, с чередой убийств. Князь все так же не подозревал Беркута в причастности, но по-прежнему не знал, кто скрывался за темным провалом капюшона. Чтобы брат пошел на подобное? Это просто невозможно!

– Князь, – с Мирром поравнялся стражник, – какие еще будут распоряжения? Что нам делать?

– Я в лабораторию, – не сбавляя темпа, сказал он. – Передай начальнику личной охраны, что мне понадобится пара его ребят.

– А если начнет расспрашивать?

– Скажи, что приказы князя не обсуждаются, даже если этот князь – твой друг.

Стражник развернулся и направился в противоположную сторону.

Лаборатория находилась на нижних этажах недалеко от камер. Эрн прошел в просторное помещение, забитое шкафами с пробирками и стеллажами с научными книгами. Еще здесь стоял массивный алтарь из красного мрамора. Именно на нем Миррэй проводил ритуал воскрешения тотемной птицы. В некоторых местах виднелись капли засохшей крови, а кое-где мрамор был испещрен тонкими царапинами от ритуального кинжала. Кинжал же, к слову сказать, просто валялся на полу возле алтаря. Князь, пробуждая своего ястреба, находился в таком истощении, что был не в силах поднять ритуальное оружие после того, как оно выпало из его руки. Зато сейчас он был полностью готов к еще паре подобных ритуалов.

Достав стрелу из колчана, князь внимательно осмотрел наконечник. Ему не показалось, на острие и в самом деле осталось немного крови маньяка. Это не поможет определить, кто убийца, но благодаря этим крупицам можно взять след похитителя Станиславы. При мысли, что девушки уже может не быть в живых, князь с силой сжал тонкое древко, и стрела сломалась пополам. Конец с оперением упал на пол, наконечник же остался в руке Мирра. Найдет! Обязательно найдет и свернет шею этому мерзавцу, посмевшему тронуть ту, что стала для князя дороже всего.

Тотемная птица долго и безуспешно пыталась почувствовать место нахождения пришелицы. Ястреб мог показывать своему хозяину Станиславу, но только тогда, когда находился в непосредственной близости к девушке.

Миррэй положил наконечник стрелы на середину алтаря и достал из шкафа пробирку с нужным компонентом. Пара капель ядовито-зеленой жидкости, и наконечник стал плавиться, впитываясь в мрамор, как вода в губку. Подняв кинжал с пола, князь полоснул себя по ладони и сжал ее в кулак, заставляя один из главных составляющих всего ритуала работать. Он заплатит за это энергетическим истощением, но оно того стоит – иного способа обнаружить маньяка просто не существует. Для того чтобы магия подействовала, должно пройти время. Слишком мало у князя природной магии, слишком часто он в последнее время прибегал к магии крови. Он рисковал, но иного выхода не видел. Самое главное, чтобы высшие силы внезапно не потребовали больше крови, чем он мог отдать.

Стук в дверь отвлек Миррэя от размышлений. Магия сама даст ему знать, когда ритуал будет признан завершенным, а жертва принята. Князь подошел к двери и резко распахнул ее. На пороге стояли два стражника из личной охраны вместе со своим начальником. Тот был хмур и недоволен тем, что ему пришлось спуститься в личную лабораторию князя.

– Разрешение на проход дашь? – спросил начальник охраны.

– Нет, – последовал ожидаемый ответ, и князь вышел из лаборатории. Ястреб полетел за ним следом.

– Какие будут указания? – как только Мирр закрыл магический замок лаборатории, спросил один из стражников. Мирр узнал в нем племянника начальника личной охраны, Вирдела.

– Необходимо как можно быстрее отправиться на кладбище и исследовать могилу Эдварда.

– Простите, – замялся старый друг князя, – вы собираетесь разрыть могилу? Что вы хотите там обнаружить?

– Не обнаружить, – стал пояснять главный Ястреб, хотя терпение было уже на исходе, – а убедиться.

– Мы считали ауру с обезглавленного трупа, – сказал второй стражник. – Она принадлежала вашему помощнику. Это точная информация.

– Тем не менее мне необходимо лично убедиться. У меня есть подозрения, что нас пытались обмануть.

– Вы предполагаете, что убийц несколько? – нахмурился начальник охраны.

– Вы же видели тело…

– Мне не нужно тело, я хочу исследовать одежду.

Стражники в недоумении переглянулись. Что-то князь в последнее время темнит, недоговаривает. И сейчас, видно же, что не хочет говорить о своих подозрениях, потому как опасается, что у маньяка есть соучастники. Только вот определить их он, разумеется, не может.

Князь же думал только о том, что тело Эда поможет пролить свет на расследование. Что-то во всей этой истории его смущало. Необходимо было еще раз все внимательно проверить. Какая-то деталь упущена.

На кладбище мужчины прибыли уже под утро. Магически разрывать могилу не стали: взяв в руки лопаты, принялись копать сырую землю. Князь вместе со всеми участвовал во вскрытии последнего пристанища Эдварда – чем больше рабочей силы, тем быстрее.

То, что захоронение свежее, сыграло им на руку. Земля была рыхлой, и лопаты легко входили в чернозем. Подъем же самого гроба вызвал некоторые затруднения. Пришлось попросить у кладбищенского сторожа пару мотков крепкой веревки.

Как только могила была опустошена, князь быстро расстегнул специальные замки на черном лакированном гробе. Они были сделаны для того, чтобы в случае пробуждения перевертыш не смог выбраться. Правда, по словам сторожа, уже много лет на погосте было тихо.

Последний замок расстегнут, крышка гроба отброшена в сторону…

– Неприятное зрелище, – пробормотал Вирдел.

– Так не смотри, – фыркнул второй стражник.

– Ходють тут, – появляясь из-за ближайших кустов, недовольно проворчал ночной страж и блюститель порядка на кладбище. – Нормальным людям житья нет.

Он шел вперевалочку: одна нога подволакивалась, а правое плечо было перекошено. Кладбище забирает обычно не только магическую силу, но и физическую. Сторож находился здесь уже много лет, и это место его сильно изуродовало.

– Прекратите, – шикнул на него глава личной охраны князя.

Князь же не обращал на них никакого внимания. Его взгляд был прикован к обезглавленному телу. И вроде все понятно, ауру отчетливо видно – она еще не до конца померкла, но… Рука сама собой потянулась к вороту нарядного камзола, в котором похоронили Эдварда. Прикасаться к телу, которое уже поедали трупные черви, было неприятно. Но что оставалось делать? Характерный запах вызывал сильные приступы тошноты, и мужчины с трудом сдерживались, чтобы не применить защитную магию – на кладбище делать это категорически нельзя. Миррэй же полностью отключился от окружающих запахов. Он внимательно осмотрел шею трупа, потом стал расстегивать камзол, чтобы проверить грудь.

– Его омывали… – попытался вразумить повелителя Ястребов начальник охраны, но Мирр его не слышал. Точнее, не собирался прислушиваться к мнению друга. Не сейчас.

– Не мешай.

Ослушаться никто не посмел бы. Кладбищенский сторож продолжал бормотать, что недостойно князя тревожить покой умерших. Тем временем пальцы старшего из рода Эрн уже вовсю исследовали грудь покойника. И он нашел, что искал. Небольшое углубление в области сердца.

– Нож, быстро! – скомандовал князь и протянул руку, не оборачиваясь на своих провожатых. Он не видел, кто подал оружие, да и неинтересно ему это было. Даже благодарить не стал.

Надрезав кожу, он засунул в образовавшуюся ранку два пальца и осторожно подцепил что-то маленькое и круглое. Миррэй извлек из углубления камень красного цвета. Подобного артефакта ему давно не доводилось видеть.

– Неужели это скрыватель ауры? Но у кого в наше время есть такой диковинный артефакт? – Начальник личной охраны наклонился, стараясь как следует рассмотреть находку.

– Да он стоит целое состояние! – восхитился Вирдел. – Но я не знаю ни одного артефактора, который бы мог создать такое чудо.

– Повелитель, у вас имеются предположения, кому мог принадлежать этот артефакт? – спросил начальник охраны.

– Предположения, разумеется, есть, – довольно хмыкнул тот. – Только вот он не обладал подобной силой, чтобы создать такую штуковину.

– Кр-р-ры? – нетерпеливо произнес ястреб, который сидел на надгробии Эдварда.

На его вопросительный возглас никто не отреагировал.

– Значит, маньяков двое?

– Нет, маньяк один, но у него есть помощник.

– И кто это?

– А этого я пока не знаю, но теперь точно могу сказать, что похитивший Станиславу…


– Эдвард?! – Я настолько опешила, что застыла, продолжая сжимать в руках края капюшона.

– Правда, неожиданно? – довольно хмыкнул тот.

– Как сказать… – Я смотрела на мужчину и не узнавала его. Радужка глаз стала алой, волосы потемнели, а кожа приобрела сероватый оттенок. Не человек, а мутант какой-то! Монстр! И голос… Как такое возможно? Это же не его… или наоборот? Как раз таки его?

– Я все же вызвал подозрения нашего дражайшего князя? – спросил Эд и, не дожидаясь ответа, как следует приложил меня лицом о каменную стену.

Я зашипела от боли. А в следующее мгновение больную ногу прострелило еще сильнее.

– Ты не выйдешь отсюда, пока я не решу один важный вопрос, – прошипело мне в лицо то, что осталось от Эдварда. – А потом, наконец, проведу ритуал призыва силы и соберу в себе всю магию умерших советников.

Я молчала, стараясь удержаться на здоровой ноге и не повиснуть на своем похитителе. Мне было необходимо узнать подробности его дальнейших планов. Видимо, именно для этого он изуродовал лица убитых – ему нужны были части их тел для какого-то жуткого ритуала.

– Одной драгоценной головой пришлось пожертвовать для устрашения. – Он зашелся в зловещем хохоте. – Но ничего, мне и так будет достаточно силы.

Меня отшвырнули, и я снова полетела навстречу стене. На этот раз сумела выставить руки, и потому основной удар пришелся на ладони. И вот я опять сижу на полу и снизу вверх смотрю на этого монстра, который раньше был довольно привлекательным мужчиной.

– А как получилось, что стрелы Миррэя тебе не навредили? – все же осмелилась спросить я.

– Все дело в том, малышка, – Эд охотно принялся меня просвещать, – что я не совсем человек.

– Мутант? Зомби? – опрометчиво предположила я. – Выродок из Обители зла?

Последние слова, видимо, так огорчили Эдварда, что он снова как следует приложил меня по лицу. Я в который раз за последние полчаса зашипела от боли, прикладывая ладони к пылающим щекам. Если доведется еще раз увидеть князя, он будет потрясен моей красотой.

– Заткнись! – рявкнул Эд-мутант не хуже Миррэя. – Я так тебя изуродую, что твой любимый князь пойдет полоскать желудок!

По поводу «любимый» я бы поспорила. По мне, так все трое князей очень даже ничего. Ну да, Миррэй для меня самый привлекательный, но тут уж на вкус и цвет.

– Мой помощник помог мне усовершенствовать тело, и я добился колоссальных результатов! – не унимался правая рука и личный предатель Миррэя. – И теперь осталось совсем немного, чтобы пал первый князь Драгон-Эрна!

Нет, ну больной же человек. Или не совсем человек, но больной точно. Я заерзала на полу, стараясь принять более удобное положение. Нога болела так, что я стала немного подвывать. Нос пульсировал болью, ладони тоже. Только щеки более-менее остыли от пощечин.

– А кто твой помощник? – наконец решилась спросить я, когда Эдвард зашелся в очередном приступе жуткого смеха.

– А-а-а, – издевательски протянул мой мучитель, – я вас еще не познакомил. Ну ничего страшного. Скоро вы встретитесь.

– Буду ждать с нетерпением, – презрительно зашипела я, уже не боясь, что меня снова могут приложить об стену. Даже смерть казалась уже не такой страшной. Все равно ведь убьет, а вырваться отсюда у меня возможности просто-напросто нет. – Долго я еще буду стыть на холодных камнях?

– Недолго, – милостиво ответил Эд и в задумчивости отошел в дальний угол.

И что он собрался делать? Неужели все же решил перенести меня в другое место? Было бы неплохо, если бы там было тепло и имелся хотя бы ветхий стул, на котором я могла бы посидеть. А еще лучше, чтобы этот ненормальный мутант перенес меня обратно в замок Миррэя. Надо бы потолковать с князем о спутницах жизни и подглядывании ястребов. Ишь чего придумали. Подглядывают они. Никакой личной жизни. Но это все пустое. Просто глупые мысли, с помощью которых я старалась отвлечься.

В моей каменной тюрьме стало противно тихо. И тем громче прозвучало урчание моего живота. Я ведь так и не поужинала. Надеюсь, до голодного обморока не дойдет.

Помощник князя начертил в воздухе какой-то знак. Руна вспыхнула алым и стала расширяться, пока не достигла человеческого роста. Эдвард довольно потер руки и снова направился в мою сторону.

И опять меня дернули вверх и поволокли к образовавшемуся порталу. В том, что это именно он, и сомневаться не стоило. Я уперлась пятками в каменный пол, но без толку. Больная нога подвернулась, и я повисла на руке Эда. Он зашвырнул меня в портал, словно тряпичную куклу.

Кромешная тьма встала перед глазами, я перестала что-либо видеть. Но зрение вернулось так же внезапно, как и покинуло меня. Или это просто тьма была настолько непроглядной?

Я повалилась на пол, отметив про себя, что и это тоже довольно холодный камень. Неужели меня из одной каменной клетки в другую перекинули? Сильный пинок в бок заставил меня отползти. Я уперлась руками в пол, приподнялась и прошипела:

– Он найдет тебя.

– Невозможно.

– Долго ты, друг мой, – произнесли где-то поблизости.

Я повернула голову в другую сторону и узнала говорившего. И вот это помощник Эдварда? Ничего себе новости. Ваар стоял спиной к небольшому озеру, которое переливалось изумрудным цветом, и внимательно следил за действиями Эда. Драконодознатель медленным шагом подошел к нам и, опять же за шкирку, поднял меня на ноги.

– Да она же еле на ногах держится, – заметил он и покачал головой. – Ты, мой друг, как всегда, неловок и вспыльчив. Так с дамой не обращаются.

– А с любовницей князя? – ехидно спросил бывший помощник Мирра.

– А с ней можно, – в тон своему товарищу ответил Ваар. – Но не стоит раньше времени делать из столь прекрасного создания отбивную.

– А что это за озеро? – спросила я и кивнула в сторону изумрудной воды.

– А, это. – Ваар был доволен вопросом. – Это озеро печали, надежд, отчаяния…

– Не пускайся в долгие рассуждения, – нахмурился мой похититель и мучитель. – Скажем так, Стася. – Мое имя он буквально выплюнул. Как будто целый лимон проглотил. – Этому озеру я приносил жертвы, и именно оно поможет мне стать могущественнейшим магом мира Эрн. Мне будут подвластны все драконы, я смогу повелевать животными и, возможно, монстрами Запретной зоны.

– Ваар, – я посмотрела в глаза пожилому мужчине, – вы-то зачем с ним связались?

– Я, девочка, тоже потомок того самого мага, возлюбленную которого казнил князь. Ты же рассказал ей легенду?

– Разумеется, дядя.

Здрасте. То «друг мой», то «дядя».

– А вы не очень дружны, да? – предположила я. – Раз не воспринимаете друг друга родственниками.

– А ты догадливая. – Драконодознатель потрепал меня по голове. – От предка мне передалась способность создавать такие артефакты, о которых уже давно все забыли. Да и не найдется ни одного артефактора, кто бы смог повторить мою работу. – Он снова взлохматил мои волосы. Я старалась не обращать на подобное издевательство внимания. Меня больше волновало то, что он скажет дальше. И нога. Да. Нога даже больше. – Так удачно я оказался в свое время на плато Соколов. Даррэй Эрн был столь любезен, что предложил мне подходящую работу. Его отец был более требователен к своим подчиненным. Но сын обладает более мягким характером, и у него не такой крутой нрав, как у старшего брата. Этим я и воспользовался. Драконы всегда были моей страстью. И вот, пройдя годовое обучение, я стал драконодознателем.

– И вам ничего не стоило в любой момент отправиться на плато Беркутов? – сообразила я. – Вы же легко могли воспользоваться драконом!

– Очень догадливая девочка. Такие долго не живут.

Угрозу я поняла, осознала и наплевала на нее с высокой колокольни. Что я теряю? Меня все равно рано или поздно убьют. Подумаешь, сокращу время ожидания на пару часов. Ну получит мое изуродованное тело Мирр, и что? Замученной мне не очень-то хотелось быть. Надеюсь, истязать меня будут уже после убийства. Бр-р-р. Какие странные мысли вдруг поселились в моей голове.

– Что, постепенно теряешь ценность жизни? – довольно спросил Ваар.

И тут я поняла, что таки да, эти мысли неспроста.

– Озеро, – подал голос Эдвард. – Оно пробуждает в нас эмоции, какие ему угодно. Я вот рядом с ним испытываю эйфорию.

– А вот скажи мне, Эд, – я внимательно посмотрела в алые глаза, – как ты стал монстром? Ты же был нормальным…

– Любопытно, да? – прищурился тот. – Все очень просто. Мой дядя, – он чуть скривился, – большой охотник до экспериментов. Особенно надо мной. И когда он предложил мне усовершенствовать тело, влив в него кровь низшего монстра из Запретной зоны, я не стал отказываться. Все мы преследуем какую-то цель. Моей целью было стать сильнее, выносливее. И я стал таким.

Миг, и кожа бывшего помощника князя стала розоветь, глаза подернулись дымкой, волосы засветились. И вот передо мной уже стоит Эд, такой, каким я его запомнила в нашу первую встречу.

– Впечатляет?

– Вызывает омерзение, – не стала врать я. За что чуть было не получила снова по лицу. В последний момент Ваар успел перехватить руку племянника. Стоило сказать ему спасибо, только я не стала. Он ведь тоже мечтает отправить мое бездыханное тело Миррэю.


– Кр-р-ры, – обеспокоенно произнес ястреб, тенью следуя за своим хозяином.

Миррэй, не сбавляя шага, мчался в лабораторию. Несмотря на ожидания князя, ритуал не сработал. Точнее, сработал, но не так. Нить, которая должна была привести его к Эдварду, не сформировалась. Вместо этого в ушах нарастал непонятный гул, а перед глазами то и дело вставали какие-то галлюцинации. Он видел размытые очертания помещения, в которое простому человеку не зайти… и все. Больше ничего. Будь тотем рядом со Станиславой, Мирр смог бы понять, знакомо ему это место или нет. Но князь был уверен, что девушки там уже нет. Иначе он мог бы зацепиться за образ и направить последние крупицы магической силы к ней.

И тут его осенило. Он ускорил шаг и влетел в лабораторию, не замечая ничего вокруг, кроме алтаря и кинжала.

– Князь! – за ним по пятам следовали начальник личной охраны и стражники. Но пройти в лабораторию они не смогли. Мирр так и не дал им разрешения.

– Оставьте меня! – рявкнул князь Ястребов.

– Что вы задумали? – не унимался начальник охраны.

Старший Эрн не ответил. Быстро схватив кинжал, он с силой полоснул себя по второй ладони и сжал кулак. Капли быстрой струйкой окропили алтарь алым. Заклинание слетало с губ резко, отрывисто, с каждым новым словом становясь все громче. Только когда прозвучала последняя строка, а алтарь замерцал, освещая помещение белым слепящим светом, начальник личной охраны понял, что взбрело в голову князю. Он хотел остановить повелителя, удержать и не дать пожертвовать всей магией, которая в нем была… Но слишком поздно. Алтарь принял жертву и теперь впитывал добровольно отданную магию. При воскрешении тотемной птицы энергии понадобилось не так много – больше ушло крови. Сейчас – наоборот.

– Князь, что же вы натворили?.. – В голосе начальника охраны послышалось волнение и беспокойство. Миррэй Эрн добровольно лишал себя тех крох магии, с которыми он родился, но так и не развил во что-то большее.

Мирр наконец повернул голову к мужчинам. Лицо его не выражало абсолютно ничего. Глаза потускнели, лицо осунулось и приняло какой-то болезненный вид. Магия никогда не дается даром.

– Ястреб! – скомандовал князь и вскинул руку, приглашая своего пернатого помощника присоединиться к нему.

Птица вцепилась в руку хозяина острыми когтями, вопреки всему не причиняя боли. Затихла, ожидая дальнейших действий, готовая в любой момент защитить князя.

– Вы не можете так рисковать! – подал голос взволнованный Вирдел.

– Тише, – шикнул на него дядя. – Мы уже ничего не можем сделать.

Воздух перед князем стал уплотняться, образовывая электрические нити разрядов. Их становилось все больше и больше. И вот когда они достигли человеческого роста, открылся проход. Он, словно черная дыра, торопил князя Миррэя навстречу неизвестности.

– Безумство, – прошептал начальник охраны, перед тем как портал затянул в себя повелителя Ястребов.


– Так, хватит тратить время на бессмысленные разговоры, – поторопил своего соучастника Эд. – Пора приступать.

Он вытащил из-за пояса тонкий, изогнутый на конце нож и потянулся ко мне, чтобы начать истязать мое тело. Но Ваар его остановил.

– А тебе бы все людей на ленточки кромсать, – фыркнул он и, оттолкнув меня, продолжил, пока я поднималась на ноги. А точнее, на одну. И снова мне на помощь пришла каменная стена. Очень удобно для опоры, знаете ли. – У нас еще есть время подготовиться.

– Ястреб может заявиться сюда.

– У него не так много сил, чтобы открыть подземные переходы. Тем более попасть сюда можно только порталом. А у него нет способностей к их созданию.

– Зато есть маги, которые охотно придут ему на помощь.

– Есть. – Драконодознатель кивнул. – Но попасть сюда может только тот, кто создал портал – никак иначе. А князь не станет жертвовать своими крупицами ради какой-то девчонки, которая некоторое время грела ему постель.

Нет, вы только посмотрите на них! Обсуждают меня и Миррэя так, как будто я уже мертва и не доложу князю обо всем, что здесь услышу. А вдруг произойдет чудо и меня все же спасут? Не хотелось бы умирать столь унизительным способом в расцвете лет. Может, у подземного озера есть какой-нибудь лаз? Как-то же вода сюда попала? Ну и что, что цвет у нее необычный. Подумаешь, чокнутый маньяк приносил озеру жертву и там небось до сих пор останки плавают. Жить захочешь – и не туда полезешь.

Подумав так, я стала осторожно продвигаться к озеру. Хотя бы одним глазком глянуть: вдруг и правда найду путь к отступлению?

Пока совершала огромный для моего физического состояния рывок, я отметила, что из этого помещения выход имеется. Только что-то мне подсказывало, что входа в соседние туннели нет. И еще я поняла, что свет исходил от маленьких, летающих повсюду светлячков. И как они тут обитают в замкнутом пространстве?

Мой маневр не остался незамеченным. Эд и Ваар перестали дискутировать и обратили на меня все свое внимание. Эдвард сверлил меня алым взглядом. И охота ему в таком непрезентабельном виде расхаживать?

– И куда мы собрались? – елейно спросил он и медленно направился ко мне.

– Вы – не знаю, а я решила исследовать свою новую камеру. – Я старалась говорить спокойно, но больная нога и пульсирующий нос заставили меня в конце фразы слегка зашипеть.

Резкое движение, и меня отбросило от озера. На этот раз я как следует приложилась затылком. Искры и звездочки перед глазами сказали больше, чем пронзившая голову тупая боль. Да что ж они меня как тряпичную куклу бросают?! И снова холодный пол, и снова я слегка подвываю от боли, но уже во всем теле.

– Эдвард, ты решил разделаться с ней прямо сейчас? – крайне недовольно осведомился Ваар. – Не слишком ли ты торопишься?

Я приподнялась на локтях и посмотрела на Эда. Перед глазами все плясало.

– А чего тянуть? – безразлично пожал плечами мой похититель.

– Озеро готово принять тебя, друг мой. Может, стоит сначала завершить ритуал?

– Подождет! – рыкнул мутант и снова двинулся на меня. – У меня чешутся руки!

– Так, может, их стоит чаще мыть с мылом? – ляпнула я, уже ни капли не заботясь о том, что меня ждет.

– Глупая девчонка! – выкрикнул Эдвард и, схватив меня за грудки, в который раз поднял с пола. Я вцепилась ему в руки, пытаясь высвободиться. Понятно, что не получится, но я ведь могу выиграть пару секунд жизни?

Он схватил меня за горло и стал постепенно сжимать. Я попыталась лягнуть его здоровой ногой хоть куда-нибудь. К сожалению, постоянно промахивалась. Видимо, мои брыкания были настолько нелепы и убоги, что Ваар засмеялся. Я слышала его противный победный смех, но не могла повернуть голову, чтобы посмотреть в омерзительное ненавистное лицо.

Внезапно за спиной Эдварда образовался портал, в нем плясали электрические разряды. Оттуда вышел Миррэй. Как только увидел, куда попал и что происходит, он молниеносно вытащил из колчана стрелу. Тетива лука натянулась так, что казалось – еще немного, и лопнет.

– Эдвард! Бросай ее в озеро, живо! – закричал Ваар перед тем, как в него полетела первая выпущенная Мирром стрела.

Я завизжала, когда острие воткнулось в тело драконодознателя. Эд, оценив обстановку, потащил меня к озеру. Думаю, не стоит описывать, как яростно я пыталась ему сопротивляться со своей одной здоровой ногой. Зрелище было жалким. Ваар повалился на каменный пол и затих. Странно, неужели он никак не обезопасил себя? Ведь Мирр здесь – значит, они должны были подготовиться к тому, что он может в любой момент появиться. Или драконодознатель недооценил князя?

Когда до озера оставалось всего с десяток шагов, я споткнулась о какой-то камень и упала. Эд, не ожидая от меня подобной подставы, повалился следом, придавив мое и так помятое тело. Воздух из легких выбило моментально. Как же повезло, что кинжал Эда снова покоился на поясе, а не был у него в руках. Иначе я рисковала обзавестись неприятной раной.

Эдвард хотел было вскочить на ноги и волоком потащить меня к последнему пристанищу, но Мирр успел. Он вздернул бывшего помощника за шкирку и с силой отшвырнул от меня. Тот впечатался в ближайшую стену. Во мне стало зарождаться злорадство. Теперь он точно знает, каково это – когда тебя об стену швыряют. Еще я обрадовалась, что здесь нет моих друзей. А иначе, что-то мне подсказывало, жертв было бы больше. Ведь Андрей и Валя оказались бы лишними свидетелями. Как все-таки хорошо, что Мирр не стал посвящать их в детали расследования! А мне хватило ума не звать их с собой на исследование трона.

– Ты опоздал, князь, – злорадно произнес Эдвард, поднимаясь на ноги. – Ты прибыл один, без единой капли магии, и думаешь победить меня?

Миррэй не стал вступать в разговор, а просто выхватил из колчана вторую стрелу и как следует прицелился в своего бывшего друга.

– Мне не страшны твои стрелы, друг мой. – Казалось, ядом в голосе Эда можно было отравиться на расстоянии. – Я скоро обрету могущество, о котором не ведал этот мир! А ты сгинешь в озере вместе со своей спутницей жизни. Ах, да… я поведал ей о твоем маленьком секрете.

Миррэй Эрн даже не дрогнул. Стоял, подобно статуе горгульи из зала переговоров, и заслонял меня от этого ненормального. Я же пыталась найти подходящий камень. Он непременно должен быть с острыми краями, чтобы при ударе нанести больший вред. И плевать, что я снова исцарапаю ладони, жизнь дороже. Обреченность исчезла, как только я увидела князя. Он же рискнул, бросившись мне на выручку, – значит, я тоже должна собраться и сделать все возможное, чтобы и самой выжить, и князю помочь.

– Ты пришел один, и тебе нечем мне противостоять! У тебя нет артефактов, которые могли бы перенести вслед за тобой хоть одного человека.

– Я заберу их у тебя, как только ты отдашь проклятым богам свою душу! – зашипел Мирр и сильнее натянул тетиву.

– А с чего ты взял, что я умру? – издевательски спросил Эдвард и стал медленно надвигаться на князя. – Во мне больше силы, больше магии!

– Что же ты ею не воспользуешься уже! – не выдержала я.

Медленно поднялась и постаралась удержать равновесие. Ох, и «красива» же я сейчас. Руки, ноги, лицо… что еще пострадало? Да у меня все тело, наверное, в синяках. Благо, под одеждой не видно. Интересно, а как мой нос поживает? Похожа я на измученного пекинеса или нет? Мотнула головой, отгоняя глупые мысли. Камень в руке придавал хоть немного уверенности. Мне все-таки удалось найти подходящий, правда, всего с одним острым краем. И то неплохо.

– Ему необходимо забрать магию у источника, – пояснил, не оборачиваясь ко мне, Мирр. – У самого-то магии такая же капля, какая была у меня.

– Неправда! Ее больше! – выкрикнул Эдвард и запустил в Мирра пульсар.

Князь успел схватить меня за руку и оттащить в сторону. Небольшую созданную Эдвардом сферу поглотило озеро. Оно зашипело, как будто в воду кинули таблетку аспирина, и вскоре затихло.

– Что? На боевые заклинания твои артефакты не распространяются? – поддел Эда князь и пустил в него стрелу. Но маньяку-мутанту было все равно. Он вырвал ее из груди и усмехнулся.

Видимо, Эдварду надоело рассказывать о своих коварных планах, он метнулся к Мирру, на ходу вынимая кинжал. Я дернулась было в сторону князя, но мимо меня промчался ястреб, предупреждающе курлыкнув. Птица стала парить поблизости, внимательно следя за моими действиями. Это что получается, меня не хотят пускать в самую гущу событий? А если Миррэю понадобится помощь? Я еще раз попыталась приблизиться к сцепившимся в драке мужчинам, но мимо меня снова пронесся ястреб.

– Да чтоб тебя! – выкрикнула я и с досады сжала кулаки.

– Кр-р-р-ры! – недовольно откликнулся ястреб.

Тут я краем глаза заметила, как Ваар неуверенно шевельнулся и приподнял голову, оценивая ситуацию. А ситуация была следующая: Эд пытался задеть Мирра кинжалом, тот, в свою очередь, ловко уворачивался и время от времени доставал лицо мутанта кулаком. Лук лежал на некотором расстоянии от дерущихся. Толку в нем в столь близком бою не было никакого.

Поняв, что просто стоять и смотреть на происходящее не могу, я стала по стеночке продвигаться в сторону Ваара. Ястреб заметил, куда я направляюсь, но на этот раз не остановил меня. Драконодознатель достал какой-то камень и стал нашептывать слова, разобрать которые я не могла. Да и если бы хоть слово поняла, магия для меня как… Она ведь на меня не влияет! Как я могла про это забыть! Особенно сейчас. Порталом меня перенести можно, а вот как-либо навредить магией – нет. Ваар, не обращая внимания на торчащую из груди стрелу, пытался направить на Миррэя магию артефакта, и если я подставлюсь под удар, она на меня не подействует! И сфера тоже мне бы не навредила, только вот любитель ястребов про это либо забыл, либо решил перестраховаться. Значит, и в озеро я спокойно смогу нырнуть в случае чего?

Ваар направил артефакт в сторону Эда и Миррэя. Камень стал раскаляться и окрашиваться в насыщенный красный цвет. Мой же камешек, который я продолжала сжимать в руке, в следующую секунду полетел в драконодознателя. Необходимо было его отвлечь, и это у меня отлично получилось! Ваар обернулся, чтобы посмотреть, кто посмел ему помешать, и перенаправил артефакт в другую сторону. Яркий луч вырвался из раскаленного камня и ударил в стену метрах в двух от места драки. Мне повезло – на меня луч не попал. А вот Эдвард отвлекся на каких-то несколько секунд, и Миррэю не составило труда выбить из руки бывшего помощника кинжал. Оружие упало в озеро и с шипением растворилось в зеленой воде. Эдвард, окончательно обезумев, с еще большим рвением набросился на князя Ястребов. Тот увернулся, и его противник свалился в озеро. Вода приобрела жуткий кислотный оттенок.

Я отвлеклась, и это была моя ошибка. Ваар воспользовался тем, что Мирр повернулся к нему спиной, и, быстро достав очередной камешек, повторил недавние манипуляции. Ястреб попытался ему помешать, но мужчина лишь отмахнулся от назойливой птицы.

– Кр-р-ры! – предостерегающе закричал тотем князя. Но Миррэй его уже не слышал. Он медленно повернулся, и я заметила, что из его груди, там, где сердце, торчит маленькая рукоять. Эд успел ранить противника.

Я замерла, приросла ногами к каменному полу и отстраненно заметила, как из нового артефакта вырывается луч в разы сильнее и ярче предыдущего. Он попадает в район солнечного сплетения, и Мирр, раскинув руки, падает в кислотную воду.

Я перевела взгляд на Ваара и увидела, как тот, усмехаясь, пытается подняться. А у меня красная пелена перед глазами встала. И слова сказать не могу – только действовать. Но что делать? Наброситься на него с кулаками на своих двоих хромых?

Ваар поднялся, резко вырвал из груди стрелу, которая, видимо, не задела жизненно важных органов – какая жалость, – и внимательно посмотрел на меня. Заметно было, что сил у него осталось немного. Может, рискнуть? Мысль, что я могу убить человека, повергла меня в ужас. Но тут либо он меня, либо я его.

– Прощайте, Станислава. – Ваар хмыкнул и достал очередной камешек. – Может, еще увидимся, а может, и нет.

Он взмахнул рукой и с силой бросил артефакт об пол. Тот разбился, образовалась черная воронка и втянула драконодознателя. Могло показаться, что он сквозь землю провалился.

– Кр-р-ры…

Печальный крик ястреба вывел меня из оцепенения. Я доковыляла до края озера и вгляделась в воду.

– Мирр… – прошептала я, и по щекам потекли слезы. Осознание пришло неожиданно и подобно раскаленной лаве растеклось в груди. Миррэй Эрн погиб.


Глава 10
Расставить все точки над «i»

Я всхлипнула, вытерла грязной рукой мокрые дорожки и разревелась еще сильнее. Упала на колени, не в силах стоять на одной ноге. Опираясь о самый край, за которым начиналась кислотная вода, я продолжала смотреть в самую глубину. Казалось, озеро замерло, довольное полученными жертвами. А я вдруг осознала, что так и останусь здесь сидеть и смотреть на водную гладь. Ястреб приземлился рядом и понуро опустил голову почти до самого пола. Я подняла руку и погладила мягкие перья.

– Мирр! – снова позвала я, не надеясь на ответ.

Я не задумывалась о том, кем для меня стал князь. Он был слишком занят поиском маньяка, чтобы заметить мой интерес к своей персоне. А мне не хотелось и думать о том, что у нас может быть что-то большее, чем приятельские отношения. Да он же меня просто использовал! Какая я ему спутница?! Внутри стала закипать обида и злость. Мало того, что он меня использовал, так еще посмел умереть! С силой я ударила кулаком по спокойной воде, не боясь, что она может мне навредить. Она и не навредила. По поверхности разошлись круги.

– Кр-р-ры… – В голосе ястреба послышалась тоска. Он все так же сидел с поникшей головой и не шевелился.

– Мир, зараза, а ну вылазь! – рявкнула я и снова ударила кулаком. – Вылезай, кому говорю!

Да, у меня началась истерика. Как он посмел меня здесь бросить?! Мало того, что я выбраться отсюда не смогу, так еще и никогда не узнаю, почему он меня в Драгон-Эрн оставить хотел. Ясно же, что не от большой и чистой любви! Да там даже маленькой и грязной не пахло… Я снова всхлипнула. Села на пол, не заботясь о том, что он холодный, обхватила себя руками и продолжила гипнотизировать озеро.


Вода была обжигающе горячей. Она обволакивала снаружи и проникала в тело, которое уже пару минут как перестало гонять кровь по венам. Рана была смертельной, но в озере хватило магии, чтобы исцелить ее и вернуть сердцу способность биться. Эдварда тянуло на самое дно, а Миррэй Эрн завис где-то на середине. Он не дышал, отпустив душу в Источник Перерождения, но мир не хотел так просто расставаться с одним из князей. Нельзя оставить плато Ястребов без наследника. Это опасно. Вода заполнила легкие, впиталась в кожу и вместе с тем наполнила выбранный сосуд магией, которую так охотно приносил в жертву Эдвард, надеясь, что она перейдет к нему. Но тот, кто не являлся наследником Эрн, не мог претендовать на магию этого места. Миррэй Эрн родился с крохотной крупицей магических сил, но магия не может уйти в никуда – ей надо где-то сконцентрироваться. Это озеро стало сосредоточением не только жертвенной магии, но и наследной. Той, которой не было у старшего князя при рождении. Эдвард не успел лишить жизни всех советников, но это не помешало бы ему после обретения силы быстро завершить начатое дело. Но озеро его все равно не приняло бы. А Миррэй впитывал в себя магию подобно губке, даже не подозревая, какой мощный дар он приобрел после смерти.

Рана затянулась, сердце сделало первый пробный удар. Кровь снова потекла по венам. Еще удар.


– Сволочь бессердечная! – ругала я князя в надежде на то, что он слышит меня. Ведь говорят же, что люди после смерти еще какое-то время остаются рядом с живыми. – Мерзавец, подонок, зараза…

– Кр-р-ры, – согласился со мной ястреб.

Когда я уже собиралась по второму кругу начать ругаться на Мирра, вода забурлила и пошла разноцветными кругами. Надеюсь, отрезанные части тел сейчас не всплывут? Я подскочила на ноги, напрочь позабыв о травме. Зашипела, но устоять смогла, как завороженная глядя на кислотное озеро, которое стало менять цвет на алый. Высокий столб воды вдруг взлетел в потолок. Меня окатило, но я не обратила на это никакого внимания – из самой середины прямо ко мне плыл Мирр. Он быстрыми гребками преодолел расстояние до берега и выбрался из озера.

– Разлегся, значит, – стала снова закипать я, видя, что Миррэй, раскинув руки, преспокойненько лежит на каменном полу и не собирается со мной говорить. – Мирр, я с тобой вообще-то разговариваю!

– Кры! – укоризненно произнес ястреб и взмыл вверх. Обиделся.

– Вот, даже тотем с тобой общаться не хочет, – буркнула я и сложила руки на груди. Надеюсь, выглядела я внушительно. Лицо в синяках, хромая на одну ногу и со следами крови на ладонях. Симпатичненький костюм на Хэллоуин получился бы.

Миррэй наконец перевел взгляд на меня. Но подниматься князь не спешил, внимательно прислушиваясь к тому, что я говорю. А я только рада благодарному слушателю. У меня стресс, мне необходимо с кем-то поделиться переживаниями!

– Да ты хоть представляешь, что я пережила, когда увидела торчащую из твоей груди рукоять ножа? Кстати, где она? Каким-то магическим чудом испарилась? А это правда, что ты исчерпал весь свой маленький запас магии, чтобы спасти меня? А с чего такая честь? – Я заводилась все больше. – И скажи-ка мне вот еще что: с какой это стати я твоей спутницей стала? И зачем ты меня обманул, сказав, что в Хрустальный вернутся только двое?

Я ходила по пещере, не обращая внимания на сильную боль в ноге. Нет, я ему сейчас все выскажу, и пусть только попробует хоть на один вопрос не ответить! Развернулась, чтобы снова начать мерить шагами каменное помещение, и уперлась носом в его грудь. Между прочим, одежда на князе была сухая. Вот ведь, а меня озеро не пожалело – всю намочило алыми брызгами. Да и как он смог так бесшумно подняться?

– Будешь собираться домой, лук не забудь, – заворчала я и постаралась отвернуться, но меня удержали за плечи.

– Да черт с ним, – отмахнулся Миррэй.

Я подняла взгляд и в который раз отметила, что тону в синеве его глаз. Моргнула, чтобы прийти в себя. Помогло мало.

– Жду ответа на свои вопросы. – Я сама невозмутимость, даже руки продолжала держать сложенными и подбородок приподняла, чтобы казаться внушительнее.

– Один ответ на все вопросы? – Он в удивлении приподнял бровь.

– Не придирайся к словам.

– Не придирайся к моим решениям.

– А что ты меня передразниваешь?! Ты вообще князь или кто? – Еще немного, и у меня от возмущения пар из ушей повалит.

– Станислава, успокойся, я все тебе объясню, но не здесь. – Он провел ладонями по моим плечам и спустился чуть ниже. Я поежилась.

– Ты прав. – Я немного успокоилась. – Но как мы попадем в твой замок, если в тебе нет магической силы, а я невосприимчива к магии?

– Из любого правила есть исключение, – невозмутимо произнес Мирр и опустил свои ладони еще ниже, сомкнул их на моих запястьях и там их и оставил.

– То есть, – я сглотнула и опустила взгляд, – ты сможешь меня перенести?

– Думаю, смогу.

– И в тебе достаточно магической силы?

– Вполне.

– И ты объяснишь мне, зачем обманул меня и с чего вдруг Эд назвал меня твоей спутницей?

– Объясню.

– А подлиннее отвечать не можешь?

– А я должен тратить на это время? – Вторая бровь поползла вверх.

Он прав, место для расспросов не совсем удачное, но все же…

– Тогда отпусти меня, и давай возвращаться в замок, – сдалась я и попыталась высвободиться.

– Непременно.

Меня освободили. И вроде порадоваться стоило, только я почему-то ощутила разочарование. Я, может быть, себе уже представила, как он меня поцелует, сожмет в крепких и надежных объятиях и признается в любви. Ведь так обычно пишут в любовных романах? В общем, весь этот бред мне пришлось гнать из головы. Никогда не любила подобных поворотов. Но от поцелуя я бы все же не отказалась. Так, стоп! Станислава, о чем ты думаешь?

Миррэй отвернулся от меня и провел рукой в воздухе. Портал открылся тут же. Черный сгусток магии ждал нас.

– Но как… – только и смогла я выдавить. У него же нет больше магии!

– Озеро выбрало носителем такого количества магической энергии не Эдварда, а меня, – коротко пояснил Мирр и протянул мне руку.

Я вложила свою ладонь в его, он крепко сжал мои пальцы, и мы шагнули в черный проход.

Тьма накрыла нас на какую-то долю секунды, а затем мы очутились в зале переговоров. Я заметила – что-то изменилось… и почти сразу поняла, что именно: горгулий в зале больше не было. Неужели все ожить успели, пока меня не было?

Я пошатнулась и стала заваливаться на князя. Тот недовольно буркнул себе под нос о том, как ему надоело со мной возиться, но все-таки взял меня на руки. Я тут же обняла его за шею и уткнулась носом в плечо. Пускай ворчит, только больше не плавает в неизвестных озерах.

– И как это понимать? – раздался недовольный голос Андрея за моей спиной.

Я вопросительно посмотрела на друзей. Валя стояла рядом с парнем со сложенными на груди руками. Ее взглядом можно было замораживать океаны.

– Ты почему нам ничего не рассказала?! – взвилась подруга.

– Не очень удачное место для подобного разговора, – произнес начальник личной охраны князя.

– Вы, в мой кабинет. Живо, – спокойно сказал Миррэй и направился вон из зала переговоров.

– А в какой из двух? – тихо спросила я у него.

– Про тайный они не знают, – ответил Мирр, не сбавляя шага.

– Князь, – нас догнал начальник охраны, – девушку надо бы отправить к лекарю…

– Приведи его в мой кабинет.

– Но ей нужен отдых…

– Нет! – хором ответили мы.

Ни за что не пропущу разбор полетов! Мне нужно о многом поговорить с Мирром, и тянуть более я не намерена. Подумаешь, нога болит, нос напоминает сливу, а ладони саднит. Потерплю. Самое главное сейчас – разобраться, наконец, во всем, что здесь происходило. Начальник охраны отстал, давая нам возможность идти дальше в молчании. Андрей и Валя семенили следом, недовольно буравя спину Миррэя взглядами. Мне с моей позиции было это очень хорошо видно. И устроят же они мне темную потом за то, что скрывала истинную суть вещей. Они были ближе всех к маньяку и считали его чуть ли не другом. Надеюсь, они простят меня и не объявят бойкот. Андрей, думаю, отойдет почти сразу же, а вот Валя, как настоящая женщина, еще с недельку будет мне это припоминать, ворчать и шипеть сквозь зубы, что от кого, а от меня подобного точно не ожидала.

Миррэй подошел к нужной двери, слегка кивнул, и она сама распахнулась, впуская нас.

– А почему мы порталом не воспользовались и сразу сюда не перенеслись? – спросила я, как только меня осторожно опустили на диван.

– Постоянно пользоваться порталами вредно, – спокойно пояснил Мирр и прошел к своему рабочему месту. Пробежался взглядом по лежащим на столе бумагам, какие-то из них перебрал, потом сел в кресло и откинулся на спинку.

– Ну, – нетерпеливо сказал Андрей, – рассказывайте, князь, – слово «князь» он подчеркнул. – Какую роль во всем этом безобразии играла Стася?

Ответить Миррэй не успел – в дверь постучали. Дождавшись разрешения, в кабинет вошел щупленький мужчина с куцей седой бородкой – видимо, лекарь. Поприветствовав главного Ястреба, он сразу же прошел ко мне.

– А где тотем? – спохватилась я.

– Влетел в портал сразу за нами, – ответил Мирр.

– И? – Я нетерпеливо поерзала на диване, не обращая внимания на то, что лекарь пребольно ощупывал мою ногу.

– И полетел по своим делам. – В голосе князя чувствовалось раздражение. – Да садитесь уже!

Это он произнес, недовольно глядя на моих друзей. Те сразу же послушались и опустились на диван по обеим сторонам от меня.

– Мирр, я не буду спрашивать, каким образом ты смог попасть ко мне. Меня интересует другое: как ты смог перенести обратно не только себя, но и меня? Ведь эти двое ненормальных сказали, что портал мог перенести туда только одного. У Эдварда был специальный артефакт, который ему, разумеется, дал Ваар. Что же было у тебя? И как ты вернул себе силу?

– Станислава, – Мирр уперся сомкнутыми в замок руками в столешницу и внимательно посмотрел на меня, – я попал в это забытое богом место, потратив всю свою силу до последней капли. И только благодаря озеру я смог в сотню раз увеличить то, что было у меня при рождении. Озеро накапливало магическую силу жертв Эдварда. Мой бывший помощник просчитался. Магия погибших советников выбрала меня, потому что в ней уже присутствовала моя.

– Но как ты…

Мирр жестом остановил меня.

– Магия, которая должна переходить к каждому из сыновей Эрн при рождении, если по какой-то причине не смогла попасть в тело выбранного носителя, не испаряется, а ищет убежище для своей концентрации. Так получилось, что у Беркутов магии нет вообще, у Соколов только белая сила, а у Ястребов поровну и света, и тьмы. Как так получилось, неизвестно. Только уже не одну сотню лет у Беркутов не рождаются маги, а если в союз вступают жители двух плато, то как только, к примеру, Сокол попадает на землю Беркутов, место его иссушает. Но это происходит только с теми, кто уже вступил в брак. Рожденные в таком союзе дети не обладают силой. – Миррэй снова откинулся на спинку кресла и перевел взгляд на Андрея. Мой друг нервно заерзал на своем месте. – Но получилось так, что Беркуты, даже не обладая силой, не могли считаться магически не восприимчивыми. На них магия действует точно так же, как и на меня или любого другого мага.

– Озеро наградило тебя силой советников, и теперь ты самый сильный и могущественный маг? – Я сама не поверила в то, что говорю.

– Да, – просто ответил Мирр.

Андрей присвистнул, а Валя посмотрела на меня испуганным взглядом.

– Да он же тебя теперь одной левой…

– Я отправляюсь с вами домой, – сразу же вставила я.

– Но ведь князь говорил, что домой вернутся только двое, – опешил Андрей.

– Я солгал, – вставил Миррэй.

– Почему? – Друг нервно поправил очки, которые стали съезжать на кончик носа.

– А давайте поговорим об этом потом? – тихо предложила я, но меня услышали. – В конце концов, есть вопросы поважнее. Где искать Ваара? У него столько немыслимых артефактов, что он стал угрозой для всего мира.

– Он уже не сможет свергнуть Эрн с трона этого мира, – невозмутимо заявил главный Ястреб. – Вам осталось лишь собрать мозаику, открыть проход в свой мир, и пророчество перестанет действовать в его пользу.

– Он может появиться в самый неожиданный момент…

– Не появится. Сейчас он слишком слаб и вряд ли будет рисковать своей жизнью ради призрачной надежды на мировое господство.

Первая радостная новость. Хотя драконодознатель показался мне не меньшим безумцем, чем Эдвард, и если у него тоже шарики за ролики заедут – пиши пропало. Обвешается артефактами – у него же где-то есть убежище, в котором он хранит все свои магические штуки? – и ворвется в замок.

– Где ты планируешь начать его поиски?

– У Соколов. На моем плато его нет, это я могу сказать точно. Он не самоубийца, чтобы здесь задерживаться.

– Как ты понял, что в могиле похоронен не Эд? – Да, вопросов у меня накопилось много.

– Я понял, что этот мерзавец мог подстроить что-то подобное. А вариант, что убийца кто-то другой, просто не укладывался в голове. Предателя всегда следует искать среди тех, от кого меньше всего ждешь подставы. – Миррэй встал из-за стола и, обогнув его, направился в нашу сторону. – Как ее нога?

А я и забыла, что лекарь исследует мою ногу. Боль утихла, а по коже бегал легкий морозец. Местное обезболивающее?

– Ногу я подлечил, – ответил лекарь и выпрямился: все это время он склонялся над моей пострадавшей конечностью. – Перехожу к лицу – ему тоже прилично досталось.

– Ускорь процесс, – приказал Мирр и, заложив руки за спину, стал наблюдать за действиями лекаря на небольшом отдалении от нас. – Ей необходимо как следует поесть. Ты ведь так и не ужинала?

Я кивнула и опустила взгляд, вперив его в сомкнутые в замок руки. Не послушала я князя – пошла исследовать трон, и вот что из этого получилось. Но, с другой стороны, если бы я этого не сделала, мы бы наверняка не узнали про следующую часть пророчества, и у нас с друзьями не было бы возможности вернуться домой. Что-то мне подсказывает – разговор по поводу спутницы откладывается. Мне бы порадоваться отсрочке, но нет, никакой радости я не чувствовала. Мне хотелось сразу расставить все точки над «i» и со спокойной душой отправиться домой, зная, что здесь меня ничто не держит. Потому что не может Мирр меня любить.

– А скажите, князь, – Андрей поднялся со своего места и подошел к Миррэю почти вплотную, – зачем вы заставили нас с Валей заниматься не пойми чем в то время, как Стася рисковала жизнью? Вы ведь понимали, что она может пострадать, оставшись без присмотра.

А вот с этим я могу поспорить! Рядом почти всегда находился тотем князя. И если бы мне угрожала смертельная опасность, эта птичка пожертвовала бы всем, чтобы меня спасти… наверное. Все-таки поверила я в легенду, рассказанную Эдом.

– Я готов был пойти на такую жертву, – безразлично ответил старший Эрн.

И вот нисколечко я ему не поверила! Потому как стоило другу произнести последний вопрос, как глаза князя потемнели, а кулаки непроизвольно сжались. Человек, которому все безразлично, так бы реагировать не стал. Ну, большое тебе спасибо, что хоть немного переживал.

– Ай! – возмутилась я, когда пальцы лекаря коснулись моего носа.

– Потерпите немного, – забормотал тот и снова дотронулся до моего носа. – Сейчас я наложу обезболивающее и приступлю к исцелению.

Вскоре неприятная боль прошла, и я смогла свободно дышать. Лекарь приступил к менее значительным повреждениям на руках, после чего быстро проанализировал состояние всей меня полностью. Удовлетворившись результатом, лекарь удалился, напомнив князю, чтобы тот распорядился об ужине. Как только он это сказал, мой живот его радостно поддержал. Мне даже неловко стало.

– Так, – снова подал голос самый умный парень нашей группы, – я ничего уже не понимаю. Вы были готовы рисковать ее жизнью? Да как это вообще… да как вы…

Друг стал закипать. Лицо пошло красными пятнами, а глаза загорелись такой злобой, что я поежилась. Впрочем, Мирр остался невозмутим.

– Андрей, успокойся, – сказала Валентина и подошла к своему парню. Положила руку на его плечо, привлекая внимание. – Им необходимо поговорить наедине, а если мы будем докучать вопросами, то они так ни в чем и не разберутся. Нам еще мозаику собирать и в свой мир возвращаться.

– Да к черту…

– Андрей! – Подруга поменяла тон на грозный. – Если они сейчас не поговорят, это все затянется.

Я беспокойно заерзала на диване. А может, им не стоит уходить? Меня резко стало клонить в сон, да и вообще, мне поесть не мешает.

– Ладно, – сдался Андрей и первым направился к выходу. – Только если он еще хоть раз…

– Угомонись, я сказала, – шикнула Валя и легонько подтолкнула моего защитника в спину. – Стася, – сказала она уже от двери, – не наделай глупостей, – и подмигнула.

И каких это таких глупостей я могу наделать? Недоумение поселилось в моей голове, отодвинув сонливость и усталость. Я люблю своих друзей, очень. Но сейчас это была подстава.

– Ну что ж, поговорим, – начал Миррэй и, засунув руки в карманы узких брюк, которые так хорошо подчеркивали его накач… эээ, стоп-стоп-стоп! Короче, просто засунул руки в брюки. – Спрашивай.

– Это разрешение?

– Да.

– О, вы так великодушны, князь! – Я медленно встала с нагретого места и отсалютовала Мирру.

– Не спорю. – На лице старшего из братьев Эрн появилась усмешка.

– Да что же ты за сухарь такой! – Я наступала на князя. Тот не сдвинулся с места, внимательно наблюдая за моими действиями. – Чурбан бесчувственный! – Я стукнула его кулаком в грудь. Со всей силы стукнула, но больно ему не было. Даже не дернулся – засмеялся только. А мне так обидно стало, жуть просто! Из глаз сами собой брызнули слезы. Я за него переживала, думала, он умер, а он… Стоит и смеется. Надо мной смеется!

– Ну и глупая же ты, – спокойно произнес Мирр и перехватил мою руку, которую я занесла для повторного удара. – Чего кипятишься? Если остались вопросы, задавай, я жду.

– Хорошо, – зашипела я подобно змее, – задам. Меня не волнует, как ты понял, что Эд жив. Мне все равно, сколько в тебе сейчас магии. Плевать я хотела на непонятное озеро. Ты мне только вот что ответь: зачем ты меня обманул?

Взгляд Мирра стал сосредоточенным. Видно было, что он думает, стоит рассказывать всю правду или нет. Наконец он решился.

– Ты ведь уже знаешь про легенду? – Я кивнула, подтверждая, что в курсе. – И про способность тотема следить за спутницей князя тоже, значит, знаешь. Так вот, – я затаила дыхание, даже руку перестала вырывать, – это правда. Есть у Ястребов, Соколов и Беркутов такая особенность. Мой тотем признал тебя почти сразу же. А я еще раньше.

– В смысле?

– В прямом, – последовал короткий ответ.

Стало обидно. Я ведь действительно надеялась, что он мне сейчас в любви признаваться начнет. Потом встанет на одно колено и в лучших традициях любовного жанра сделает мне предложение, от которого я, разумеется, не смогу отказаться. А я и не отказалась бы. Потому что могу сколько угодно себя обманывать, но Миррэй был мне не просто небезразличен – я его любила. Осознание этого пришло тогда, когда я глотала слезы у озера, думая, что этого синеглазого в моей жизни больше не будет. И тем больнее было осознавать, что я косвенно виновата в том, что Ваар смог ударить в него магией. Да и Эдвард постарался. Ожить после ранения в самое сердце… Невозможно! Но озеро почему-то решило оживить главного Ястреба. И вот сейчас он стоит так близко ко мне, а я не могу и слова вымолвить.

– Ты молчишь. – Глубокий обволакивающий голос пощекотал ухо. – Замечательно. А теперь послушай меня внимательно. Беги. Уходи из этого мира и постарайся забыть, что здесь произошло. Потому что если ты хоть на секунду замешкаешься, я тебя отпустить не смогу.

– Зачем ты так? – Я постаралась взять себя в руки. Только они дрожали. Вцепились в плотную ткань его куртки, стараясь дать мне хоть какую-то опору.

– Ну же. – Он отцепил мои руки и отошел на шаг.

Его лицо стало расплываться перед глазами. Я резко развернулась и бросилась вон из кабинета. Не разбирая дороги, я мчалась, сама не зная куда – лишь бы подальше от старшего из князей Эрн. Сложно передать словами, как я ненавидела его в этот момент. Беззвучные рыдания душили, лишая воздуха, а перед глазами все так же было мутно. Сколько слез за сегодня я выплакала, страшно представить.

Ноги сами принесли меня в мою комнату. Как так получилось, не знаю – я не думала о том, куда иду. Открыла дверь, убедилась, что не ошиблась, и вошла. Даже не сразу заметила, что друзья сидят на кровати и выжидательно смотрят на меня.

– Разговор у вас не получился, я так понимаю, – хмуро произнесла Валя. Взяла меня за руку и отвела к кровати. Посадила и вручила чашку с горячим травяным чаем. – Выпей, сразу легче станет. И да, тебе поесть принесли.

Мне в руки сунули тарелку с жареным мясом и тушеными овощами. Я ее на время отставила и стала маленькими глотками пить чай. Как-то незаметно возле меня образовался столик на колесиках, на котором были расставлены всевозможные блюда.

– Рассказывай, все и с самого начала, – потребовал Андрей.

– Ладно. – Чашка опустела, и я поставила ее на столик. Принялась за овощи с мясом. – Я родилась в тысяча…

– Стася! – гаркнули на меня друзья одновременно.

Отшутиться не получилось, и я, наконец, решилась. По мере моего повествования выражения лиц друзей менялись. Даже цвет кожи иногда радовал глаз то красными, то мертвенно-бледными оттенками.

– Вот ведь мерзавец! – возмутилась Валентина, когда разговор дошел до моего последнего полета на Тэрэнс. – Ты ведь могла свалиться с дракона! Чем он вообще думал!

– Но со мной был ястреб…

– Маленький птенец!

– Мы не знаем о реальной силе тотема князя, – решил поддержать меня Андрей. – Продолжай.

Он сжал мою руку, подбадривая, и я снова стала рассказывать. Мне не нужно было больше таиться от друзей. Мы знакомы не первый год, и я всецело могла им доверять. И наши дружеские отношения не поменяются из-за того, что мне пришлось скрыть от них подозрения Миррэя Эрна.

– Так, все. – Подруга потерла глаза и зевнула. – День был трудным, изматывающим, и нам всем пора набраться сил для завтрашнего последнего рывка. Улыбнись, Стась, – она провела рукой по моей влажной щеке, – завтра мы будем дома.

Когда друзья ушли, я еще долго сидела, уставившись в одну точку. В голове царила звенящая пустота. Я никак не могла прийти в себя после последних слов Мирра. Он гнал меня отсюда, но зачем? Неужели я ему настолько безразлична? И все эти разговоры про спутницу – чушь? Только когда за окном была уже глубокая ночь, я смогла кое-как собраться. Взгляд упал на письменные принадлежности, которые стояли на прикроватной тумбочке. Мне захотелось выплеснуть все свои переживания и обиду на бумагу. Я взяла перо, обмакнула в чернила и начала писать обо всем, что меня тревожило: о непростых взаимоотношениях с родителями, о сложностях, с которыми пришлось столкнуться, когда они оставили меня одну, о том, каким образом мы с друзьями перенеслись в этот мир…

Поставив последнюю точку, я потерла глаза и потянулась. Стало немного легче от того, что хотя бы бумага могла впитать в себя мои переживания и боль. Я встала, еще пару раз зевнула и направилась в ванную комнату. Необходимо было привести себя в порядок, а то я уже больше суток в одном и том же хожу. Да и тело липкое от пота.

Выйдя из ванной, я поплотнее закуталась в широкое полотенце и завалилась спать. Неужели это моя последняя ночь в этом мире?


Звон разбитого об стену бокала потревожил слуг, которые как раз проходили мимо покоев повелителя. Князь нервно расхаживал по спальне, опустошая уже вторую бутылку крепкого. А у стены на полу лежали осколки третьего по счету бокала.

– Что там происходит? – нервно спросила служанка, вбегая в кухню. – Князь решил опустошить запасы вина? Да и бокалы! Те самые бокалы, которые достались его предку от…

– Тише ты. – Повар нервно затряс половником и чуть было не огрел им служанку. – Тебе велено нести, так бери и неси. – Он стукнул своим металлическим орудием по столешнице.

– Я-то отнесу! – запылала праведным гневом девушка. – Только если он и дальше будет продолжать в том же духе, мы останемся без князя, он погребет себя под осколками хрусталя!

– Герти, не преувеличивай, ничего с нашим князем не случится, – смягчился повар.

– Ага, как же, – подала голос его старая помощница Миара, аккуратно поправляя передник на широкой груди. – Да где это видано, чтобы князь так по девке убивался?

– А ты откуда знаешь? – прищурился глава тарелок, кастрюль и поварешек.

– Знамо дело, – пожала та не менее широкими, чем грудь, плечами. – Когда в дело вмешивается любовь, даже у монархов сносит крышу.

– Миара!

– Ладно-ладно, – отмахнулась та, – отойдет и забудет.

Но кому, как не Миаре, было знать, что даже князь не властен над своими чувствами. Он может их скрыть от всех, но только не от себя.


Утро встретило меня нетерпеливым стуком в дверь. Открыв глаза, я пробежалась сонным взглядом по комнате, отметив про себя, что столик со вчерашним ужином кто-то уже успел убрать. Наверное, я так устала, что и не услышала, когда кто-то входил. Стук повторился. Пришлось вставать, поправлять на себе полотенце и плестись к двери. Я открыла, и меня чуть не смело вихрем, имя которому Валентина Светова.

– Валя, осторожнее! – проворчала я и закрыла дверь. – Андрея где потеряла?

– А он уже в зале переговоров мозаику рассматривает. – Подруга посмотрела на меня недовольным взглядом. – И чего это мы еще не одетые?

– А что, уже пора? – удивилась я. Мне казалось, что еще рано для великих свершений.

– Ну вообще-то время еще есть, – пожала плечами подруга. – Но не хочешь же ты вернуться домой в таком виде? – Она многозначительно ткнула пальцем в полотенце.

Ну да, было бы странно. Эх… придется давать себе мысленный пинок и идти к шкафу, где, кажется, висела еще парочка нарядов. Валя оделась в свои земные вещи. Только на ногах красовались полусапожки из мягкой черной кожи. Волосы даже собрала в хвост для такого случая.

– Стася-я-я, – протянула подруга, видя, что я стою и бездумно смотрю на содержимое шкафа. – Время – деньги, а время в Драгон Эрне опасно для жизни и нервной системы.

– Ага, – согласилась я, особо не вдаваясь в смысл того, что она только что сказала.

Я протянула руку, сняла с вешалки первый попавшийся комплект одежды, потом взяла нижнее белье с полки и пошла в ванную комнату приводить себя в порядок. Надо принять холодный душ, может, хоть он меня взбодрит и прогонит остатки сна.

Душ помог проснуться, но мысли по местам расставить не смог. Я постоянно возвращалась к разговору с Миррэем. Все попытки призвать себя к порядку были тщетны. Да что же это такое?! Почему я не могу думать о нем спокойно? Со злости топнула ногой и чуть было не поскользнулась под струями холодной воды. Так дело не пойдет.

Я вылезла из ванны, быстро вытерлась и стала поспешно натягивать на себя одежду. Оказалось, что из шкафа я достала просторную длинную рубашку темно-зеленого цвета с широким кожаным поясом и обтягивающие кожаные брюки. Посмотрев на себя в зеркало, я осталась довольна. Только волосы оставались в творческом беспорядке. Ай, ладно! Пускай так и сохнут, если что, скажу – это у нас в Хрустальном мода такая, ходить как после ночи на сеновале.

– Стася-я-я… – Валя постучала в дверь. – Давай закругляйся, завтракай и пошли! Мне уже не терпится вернуться домой.

– Да-да, – поспешно ответила я, бросая на себя последний взгляд.

М-да, почему лицо у меня такое замученное и я даже улыбнуться своему отражению не могу? Пару раз пыталась, а все какой-то оскал получается.

Выйдя из ванной комнаты, я натянула на ноги сапожки, которые вчера оставила у кровати, и приступила к завтраку – его привезли, пока я приводила себя в более-менее приличный вид.

– Что-то ты не очень радостная, – нахмурилась подруга, намазывая на ломоть хлеба масло.

– Радостная я, – буркнула я в ответ и попыталась спрятать лицо за чашкой, делая вид, что полностью сосредоточена на ее содержимом.

– Точно? – не поверила проницательная подруга.

– Да когда я тебя обманывала?! – притворно возмутилась я.

– Тебе как перечислить: в алфавитном порядке или по датам? – язвительно ответила Валя.

Мне нечем было крыть. Даже сейчас я ей лгала.

– Так, все, хватит хандрить. – Валя поднялась с моей кровати. – Пора идти. Ты готова?

– Более чем. – Я старалась говорить уверенно, но голос все равно дрожал. Неужели в зале переговоров я увижу князя? Интересно, как он себя поведет? Будет показывать полную невозмутимость и приступ склероза? Типа, прости, дорогуша, но я не то что разговор – тебя уже плохо помню.

– Стася! – прикрикнула на меня подруга, видя, что я продолжаю сидеть с поднесенной к лицу чашкой.

Я мотнула головой, приходя в себя, и пошла вслед за подругой. Откуда она так точно помнит путь до зала переговоров? Я махнула на это рукой и позволила Вале вести меня в нужную сторону.

Я осторожно спрятала в карман брюк письмо, которое в последний момент успела схватить с прикроватной тумбочки. Незачем мои переживания оставлять у всех на виду. Земные вещи я бросила в комнате, тащить их обратно не хотелось, да и после темницы у меня были связаны с ними далеко не радостные воспоминания.

В зал мы вошли под гробовое молчание. Андрей расхаживал вдоль мозаики и нервно поправлял очки. Кроме князя, здесь присутствовали начальник личной охраны, Вирдел и еще несколько мужчин – кажется, это оставшиеся в живых советники. Больше ни с кем у меня не ассоциировались эти серые хламиды, в которые они были облачены. Вирдел, заметив мой изучающий взгляд, подмигнул. Я не могла ему не улыбнуться. Все же я буду скучать по этому месту, по драконам, по князю. И как можно забыть про то, что здесь произошло?

– Чего вы там застыли? Идите сюда, – нетерпеливо позвал Андрей.

Мы ускорили шаг и встали рядом с ним. Интересно послушать, до чего он додумался, пока нас не было. На Миррэя я старалась не смотреть и никак не реагировать на его присутствие. И плевать, что сейчас он в окружении всех остальных подходит к нам. Вот нисколечко я не переживаю. Совсем-совсем.

– Стась, ты это, – шепнула мне на ухо подруга, – расслабься, а то ногтями ладони проткнешь, снова лекаря вызывать придется.

Я тихо ойкнула и расслабила руки. И правда, на ладонях появились отпечатки в форме полумесяцев.

– Что вы на это скажете? – подал голос Андрей и ткнул пальцем в мозаику. – Какая-то ерунда. И как понять, что нам делать? Если собирать последнюю часть пророчества по крупицам, по одной детальке – мы и за год не управимся.

Я подошла ближе – так, что почти касалась носами сапог края мозаики, и задумалась. И правда, как нам открыть проход в свой мир? Обычно в таких случаях разгадка таится прямо перед носом, но сейчас мы упорно не замечали ее. Как понять, что именно надо сделать? И что будет, если мы ошибемся? Теперь рисунок напоминал цветные волны, бьющиеся о скалы. Нечеткие края и линии. В голове сразу же возникло воспоминание, как магическое озеро меняло цвет с кислотно-зеленого до алого. Должна же быть какая-то связь…

– А что, если… – в задумчивости произнес Андрей и повернулся в сторону Миррэя Эрна. – Князь, не найдется ли у вас ножа или кинжала?

– Хочешь пустить себе кровь? – настороженно спросила я.

– Нет, – помотал головой мой друг. – Помните, как мы попали сюда? Что происходило в тот момент?

– Мы загадали одно желание на троих и выпили шампанского, – пожала плечами Валентина.

– Именно, – кивнул Андрей. Я видела по его лицу, как он рад. – А что делала Стася?

– Я подожгла бумажку с желанием. Но ведь и Валя…

– У меня желание до конца не сгорело, – буркнула подруга.

– Ага, но здесь нет бумажки, верно?

– Верно. – Я не понимала ход его мыслей.

– Но есть мозаика, которая скрывает в себе наше желание вернуться домой. И если мы возьмем кусочек этого желания, любую деталь мозаики… – В этот момент один из советников передал парню кинжал. Тот нетерпеливо его взял и, присев на корточки, попытался выковырять небольшой кусочек мозаики. – Так вот, о чем это я… – Друг на секунду задумался. – Ах, да. Короче, если мы, – кусочек отделился, и Андрей сжал его в руке, – постараемся проделать что-то подобное и здесь, с материалом, который у нас имеется, проход, в теории, должен открыться.

– И что ты дальше собрался делать? – спросила я.

– Он разобьет часть мозаики и загадает новое желание, – вклинился в разговор Мирр.

Я даже не посмотрела в его сторону, полностью поглощенная действиями друга. Андрей хмыкнул, подтверждая догадку повелителя Ястребов, и ударил рукоятью кинжала по лежащей на ладони части пророчества. Раздался тихий хруст.

– И как ты до всего этого додумался? – потрясенно спросила Валентина.

– А взял и додумался, – подмигнул ей парень. – Держи, – он протянул своей девушке кинжал, – теперь твоя очередь.

Я наблюдала за происходящим с подозрением. Так ли правильно мы все делаем? И как в таком случае мозаика соберется и откроет проход? Конечно, стоило попробовать все варианты. Надеюсь, что мы не повредим последнюю часть пророчества своими экспериментами. Пока я терзалась сомнениями, Валя повторила действия своего парня и быстро протянула кинжал мне. Я взяла его в руки и медленно опустилась на корточки. Друзья склонились надо мной в нетерпении.

– Кр-р-ры, – печально произнес летающий над головой ястреб.

Я тоже буду по тебе скучать, пернатый.

Я отковыряла кончиком кинжала кусочек мозаики и разбила его. В ладони образовалась горстка даже не осколков, а мелкой крошки, больше похожей на цветной песок.

– И что делать дальше? – спросила я у Андрея.

– А дальше сделай так. – Он легонько подул на свою ладонь, и мелкие песчинки полетели в центр мозаики.

Валя сразу же повторила за другом это действие, а я медлила. Слишком все было… не то чтобы просто, но странно. Как может быть связан пепел в бокале с этими цветными крошками? И тут что-то невидимое толкнуло меня в спину, подгоняя. Я поднялась на ноги и сделала пару неуверенных шагов к центру пророчества.

– Стой! – выкрикнул советник – тот, что был на вид старше всех остальных, здесь присутствующих.

Но я уже наступила на мозаику и вдруг почувствовала, что мои ноги начинают увязать в полу, лишая возможности пошевелиться.

– Дуй давай! – прикрикнул на меня Андрей.

Понимая, что других вариантов нет, я раскрыла ладонь и подула на нее. Как только песчинки опустились в центр мозаики, пространство подернулось рябью, и перед моим взором предстали три горгульи. Те самые, которые раньше стояли в зале переговоров.

– С-с-стоиш-ш-шь, – зашипела одна из них – та, что посередине. – Молчиш-ш-шь. И вер-р-рно. – Взмах полупрозрачных белесых крыльев, и вот она уже чуть ли не упирается своей мордой мне в лицо. А я стою, как завороженная, и слова сказать не могу. Что происходит? – С-с-стой и с-с-слуш-ш-шай. Выбор-р-р вер-р-рный с-с-сделать долж-ж-жна ты. Мы не вмеш-ш-шиваемс-с-ся в дела с-с-смертных, но подс-с-сказку дам тебе. – Горгулья стукнула меня когтистой лапой в лоб. Ощутимо так, будто и не призрачная вовсе. – Головой и с-с-сердцем наравне думай. А проход от капли крови открываетс-с-ся.

Пространство снова дернулось, и горгульи исчезли, будто их и не было. До меня стали долетать голоса. Я смогла свободно пошевелить ногами, что подтвердило зародившиеся подозрения: это призрачная горгулья толкнула меня в спину. Я полоснула себя по ладони острием кинжала и почувствовала, как по руке потекла теплая кровь.

– Стася! – Кто-то выкрикнул мое имя, но я не поняла, чей это голос.

Я перевела затуманенный взгляд на собравшихся и заметила, что почти все, за исключением советников, пытаются пробиться сквозь прозрачный купол, который накрыл мозаику и меня. Горгулья верно сказала. Тогда, при переходе в Драгон-Эрн, пепел был в бокале с шампанским, то есть в жидкости, а тут роль этой самой жидкости играла кровь. Я подошла к самому центру, посмотрела вниз на горстку цветного песка от нашего общего желания и, протянув руку, сильнее сжала кулак. Пара капель крови попала на подобие пепла. Купол исчез, и я почувствовала, как сильные руки хватают меня за плечи. Уткнулась носом в грудь князя и позволила увести себя из центра. Миррэй отобрал у меня кинжал и передал его Андрею. Я наблюдала за действиями друга с настороженностью. Что произойдет дальше? Мне все больше и больше становилось жутко. Самый умный парень нашей группы тем временем повторил мои действия и передал кинжал Валентине. Надеюсь, заражение крови или столбняк нам не грозит.

– Позови лекаря, – будто прочитав мои мысли, приказал Миррэй Вирделу. Тот, коротко поклонившись, направился на выход из зала переговоров.

Валя слегка замешкалась, глядя на окровавленный клинок, но все же решилась полоснуть себя по ладони. Желание вернуться домой было сильнее, чем обжегшая руку боль. Окропленный кровью цветной песок зашипел, вокруг него поднялся небольшой вихрь. Друзья выбежали за пределы мозаики и заворожено наблюдали за происходящим. Воронка становилась все больше и сильнее, поднимая песок с пола, а сама мозаика засветилась, на глазах преображаясь в пентаграмму. Она все так же была собрана из маленьких деталек, но теперь имела строгие четкие линии.

Лекарь вошел в зал в тот момент, когда вихрь стал затихать, уступая место постепенно разрастающемуся порталу. Целитель стал залечивать мою поврежденную руку. Я не возражала. Когда Мирр выводил меня из центра пророчества, я вцепилась руками в его куртку, оставив на ней следы крови. Как только порез затянулся, а на его месте осталась лишь бледно-розовая полоска, лекарь направился к моим друзьям.

Неужели у нас получилось? И не надо ползать по полу и собирать последнюю часть пророчества, словно пазл? И уже через каких-то пару минут я окажусь в своем мире? Я подняла голову и посмотрела в невозмутимое лицо князя. Он крепко сжимал меня в объятиях, но все внимание его было поглощено порталом. Темно-синие глаза почернели, а губы были плотно сжаты. Нет, ну он просто непробиваемый! Другой бы на его месте уже раз двадцать попросил меня остаться, а этот стоит и только выжидает, когда же мы отсюда уйдем.

– Стась, – позвал меня Андрей, и я оторвала взгляд от Мирра. Посмотрела на друга и поняла, что пора. И вроде шаг уже сделала, а руки продолжали цепляться за куртку повелителя Ястребов. Да и он не спешил убрать ладони с моих плеч.

– Ты сделала выбор, – сказала Валя и пошла к порталу вслед за Андреем.

Выбор? Да его сделал за меня вот этот вот упертый и невыносимый Ястреб! И я сейчас не про птичку говорю. Она в отличие от своего хозяина будет по мне скучать. Я с трудом отцепила свои руки от куртки Мирра и сделала еще один шаг в сторону портала. На этот раз князь не пытался меня удержать. Потеряв тепло таких уютных объятий, я поежилась. Что ж, выбор сделан, осталось только собраться с мыслями и перенестись домой. Всего делов-то.

Я даже сделала парочку уверенных шагов, а потом снова поникла. Андрей выдохнул и первым шагнул в светящийся серебристым светом портал. Валя хмуро посмотрела на меня, чувствуя настроение, и сжала мою почему-то дрожащую руку.

– Надеюсь, ты не пожалеешь, – прошептала она, и ее поглотило серебро портала.

Еще каких-то два-три шага, и я дома. Раз… у меня перехватывает дыхание… два… их все же три… перед глазами встает воспоминание о нашем первом с Миррэем поцелуе. Я тогда подумала, что попала в реалистичный и красочный сон. Но князь мне сразу понравился. Затем почему-то вспомнился момент, когда он с помощью магии отходил меня по мягкому месту. Не больно, конечно, но обидно. И вот еще, момент в его спальне…

– Кр-р-ры, – раздался крик ястреба, и видения развеялись.

Да что я, в самом деле, медлю? Князь стоял, сложив руки за спиной, и смотрел вроде и на портал, но как-то мимо, как будто и не видел его. Глаза все такие же черные. И ведь правда отпустит. Не станет удерживать силой, а я сама при нем сказала, что отправлюсь домой вместе с друзьями. И хоть в любви в лучших традициях он мне не признавался, но в своих-то чувствах я уверена!

Последний шаг я делать не стала. Достала из кармана письмо и сунула его в портал. Валя догадается, что с ним делать. А свой выбор я сделала. И он находится здесь. Упрямый, несносный и черствый, как прошлогодний сухарь.

Я резко развернулась, чем заставила присутствующих дружно вздрогнуть. Миррэй перестал гипнотизировать проход и непонимающе уставился на меня. Ну все, Ястреб, попался! Я разбежалась и буквально запрыгнула в объятия князя. Благо, тот вовремя успел их для меня раскрыть. Я обхватила его руками и ногами подобно обезьянке и просто поцеловала. Еще моя мама в свое время говорила: «Если гора не идет к Магомеду, то Магомед идет к горе». В моем же случае ее стоит перефразировать: «Если князь сомневается, то не стоит сомневаться мне». С собой-то я договориться могу. На мой поцелуй ответили, причем так неистово, что я уж было подумала, что Мирр соскучился по поцелуям вообще. Как наркоман по новой дозе. Да, понимаю, не очень удачное сравнение, но именно так мне в тот момент показалось. За моей спиной кто-то покашливал. Я не обратила на это никакого внимания, впрочем, как и Миррэй.

– Князь…

Зря советник попытался призвать его к порядку. Взмах руки, и вместо ответа – мычание.

– Пойду я, – сказал Вирдел, – проветрюсь, что ли.

– А мне надо проверить посты, – подал голос начальник личной охраны.

Послышался шорох быстро удаляющихся шагов, скрип тяжелой двери и приглушенный стук. Даже дверку прикрыли – заботливые. Но как это ни печально, оторваться от столь приятного занятия все же пришлось. Я первая прервала поцелуй, чем заслужила недовольный рык и печальное «кр-р-ры». Значит, ястреб решил остаться и понаблюдать за своим хозяином? Вот ведь пернатый шпион!

– Мирр, – я посмотрела в затуманенные глаза князя, – вот ты мне только на один вопрос ответь, ладно?

– Задавай, – разрешил повелитель Ястребов и покрепче перехватил меня за… ну, в общем, за то место, на котором обычно сидят и на которое притягивают неприятности.

– Я от тебя признаний в этой жизни дождусь вообще? Или я зря осталась? – спросила я и стала в нетерпении ждать ответа.

– Это уже два вопроса, – вместо «я люблю тебя» сказал Мирр.

– Миррэй Эрн! Я сейчас создам еще один портал и сигану в него, и ничто меня не удержит! – грозно заявила я, вывернулась и многозначительно посмотрела на свою пятую точку. К слову, портал в мой мир уже закрылся – о нем напоминали только мелкие песчинки на полу.

В ответ на мое возмущение меня снова поцеловали. Я даже на время забыла о том, что хотела услышать от него признание. Но лишь на время. Вскоре я пришла в себя и снова потребовала ответа на столь важный для меня вопрос.

– Да люблю я тебя! – наконец сказал Мирр и снова потянулся к моим губам.

– И давно?

– Это уже третий вопрос, – шепнул мне на ухо любитель пернатых. – На который я тебе уже отвечал.

Отвечал? Очень интересно. И когда это?

И тут в моей голове всплыло воспоминание о нашем разговоре в кабинете. Он тогда сказал, что ястреб признал меня и стал показывать характерные видения, а князь признал еще раньше.

– Это когда я тебя на троне поцеловала, что ли? – удивилась я.

– Четвертый вопрос.

– Ми-и-ирр… – недовольно протянула я, но продолжить возмущаться не успела, меня снова поцеловали. И мне стало уже абсолютно все равно, что происходит вокруг нас и что было еще каких-то минут десять назад, когда я собиралась сделать свой последний шаг и навсегда распрощаться с этим миром и князем. Это была бы моя самая глупая ошибка. Сейчас мысль о том, что я могла сама, своими же руками, разрушить то, что стало зарождаться между нами, вызывала ужас. Мне было страшно думать об этом. И как хорошо, что я не сделала этот последний шаг. Правда, пришлось забросить в портал письмо. Думаю, Валя поймет, что с ним надо сделать, и родители поймут, как в свое время их попыталась понять я.

Я немного отстранилась от князя и собралась уже сползти с него. Но мне не дали этого сделать.

– Ты чего? – нахмурилась я.

– Мне больше нравится, когда ты вот так…

– Как? – Я вдруг почувствовала, что мои щеки начинают гореть.

– Близко, рядом и не носишься сломя голову по замку в поисках очередного ключа или убийцы.

– Ой, только не надо меня отчитывать, – пробурчала я и уткнулась носом ему в шею. Раз хочет, чтобы я продолжала виснуть на нем как обезьянка, – пожалуйста, я не возражаю. Только вот не устанет ли? Все же во мне не пять килограмм, а все… не знаю, сколько, потому что за время беготни за маньяком я сбросила, наверное, половину.

– Люблю тебя, – сказала я, просто чтобы он знал. А то нечестно получается – из него признание выбила, а сама промолчала.

– Я знаю. – Мирр обнял меня за талию и позволил все же опустить ноги на пол, хотя не перестал прижимать меня к себе. – А иначе ты бы не выбрала меня.


Эпилог

– Ай, блин, – выругался Андрей, приземлившись на диван. Он попал в свою квартиру: рядом стоял накрытый стол, а в телевизоре говорил новогоднюю речь президент.

– Ой! – сверху на него упала Валя.

– Ай-яй! – взвыл парень и попытался дотянуться рукой до ушибленной ноги, но девушка так неудачно на него приземлилась, что это было невозможно.

– Милый, – произнесла она, оглядываясь по сторонам, – это то, о чем я думаю?

– Да, – ответил чуть придавленный ее телом Андрей, – мы вернулись почти в то же время, в которое и попали в Драгон-Эрн.

– А где же Стася? – спохватилась Валя и поспешно слезла со своего парня. Встала, оправила одежду и проверила сохранность незамысловатой прически. Все было в порядке. – Постой-ка. – Она подняла с пола сложенный вчетверо лист бумаги. Развернула и стала внимательно вчитываться в написанные чернилами строчки.

– Что там? – спросил Андрей.

– Письмо, – пожала плечами Валя и быстро сложила его, так и не дочитав до конца. Она не вправе это читать.

– От Стаси?

– Да.

– И что там?

– Там то, что нам знать не обязательно, – отрезала девушка. – Но я поняла, кому оно адресовано, и мы должны его обязательно передать.

– Передадим, – подмигнул Валентине самый умный парень группы.

– Я буду по ней скучать, а ты? – Валя шмыгнула носом и зарылась лицом в рубашку своего парня.

– Я тоже, – согласился тот. – Но ты сама знаешь, что там ей будет лучше. Больно было смотреть на то, как она оставляет там свое сердце.

– Да ты лирик, – подшутила на ним Валя.

– Это было ясно как божий день, – просто сказал «лирик». – Наблюдая за поведением Стаси и за тем, как на нее смотрел князь… да только слепой бы не увидел.

Валя поправила очки на его носу и довольно улыбнулась.

В телевизоре раздался бой курантов.


Ваар перенесся на другой конец плато Ястребов. Ему необходимо было как можно скорее скрыться, затаиться до поры до времени, чтобы потом снова попытаться напасть. План зрел в его голове, стремительно и быстро складывался в цветную картинку. Он попробует начать с плато Беркутов. Там его будут искать в последнюю очередь. Да и старые связи там крепки. Помнится, его подельник с этого плато легко достал для него стрелу с оперением Беркута и кинжал. Что ж, он немного подождет. Ему не впервой выжидать. Правление Эрн скоро завершится, и он сделает для этого все возможное. А пока… Пока что ему нужен дракон и припасы. Найти ящера легче. Драконы сами к нему тянулись. Почему? Этого не мог сказать даже он – лучший на всех трех плато драконодознатель. А вот со съестным были определенные сложности. Разве только продать один из артефактов? Так и быть! Ваар внимательно осмотрел место, куда перенесся, и довольно хмыкнул. Негустой лес – значит, поблизости есть небольшое поселение или город. Надо только его найти. Шаги давались драконодознателю тяжело. Перемещаясь, он немного не рассчитал и упал с довольно приличной высоты. Мысли о погибшем племяннике его не беспокоили. В конце концов, у него есть еще и дочь…


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1 Новый год и новое начало
  • Глава 2 Запретная зона и таинственный артефакт
  • Глава 3 Глубокое погружение
  • Глава 4 Готовьте узбагоительное
  • Глава 5 Смена ролей
  • Глава 6 Где-то рядом враг не дремлет
  • Глава 7 Плато Соколов
  • Глава 8 Разбор полетов
  • Глава 9 Поиск убийцы
  • Глава 10 Расставить все точки над «i»
  • Эпилог
  • X