Наталия Валерьевна Янкович - Ликвидаторы аномалий. Том 2

Ликвидаторы аномалий. Том 2 832K, 143 с. (Воин Духа-3)   (скачать) - Наталия Валерьевна Янкович

Наталия Янкович
Воин духа: Ликвидаторы аномалий. Том 2

© Наталия Янкович, 2017

© Интернациональный Союз писателей, 2017


24

Она его помнила – старая модель. Зинтара провела ладонью в перчатке по гладкой поверхности перехватчика.

На самом деле они стояли на вооружении у фаэтов и одаров более четверти земного века назад. Но Зинтара хорошо их знала и даже не раз летала. Аппараты были просты в управлении и надежны. Вот только особых удобств не предполагали – крошечная кают-компания и, от силы, пара-тройка кают для пассажиров. Все остальное пространство занимали рабочие помещения и глюоновый двигатель.

– Хорошая модель, – похвалила девушка и жестом показала на корабль.

Рэтт довольно кивнул. Сегодня он казался предельно сосредоточенным, впрочем, как и перед каждым своим рейдом. Рэтт, в отличие от многих, любил свою профессию контрабандиста, любил не только колоссальную наживу, но и сам процесс полета, торговлю с другими представителями разумных существ, населяющих Галактику… Он любил свое дело. Его не заботили ограничения, наложенные обществом. Он руководствовался исключительно собственными понятиями о морали и правильности тех или иных поступков. Вот и контрабанду Рэтт считал неким необходимым элементом развития общества Земли. Товары, поставляемые им на черный рынок Луны, заставляли мозговые колесики земных ученых крутиться эффективнее, а промышленность – соображать и действовать быстрее.

– Стартуем через сорок минут, – произнес мужчина и строго оглядел багаж Зинтары и Грея.

Юлиус стоял рядом, закованный в сверхлегкий лунный скафандр, и с сомнением поглядывал на серебристую махину космического корабля. По земным меркам перехватчик фаэтов выглядел весьма внушительно.

Зинтара в сторону Юлиуса не смотрела. Несколькими минутами ранее они крупно повздорили. Причиной была самовольная договоренность Грея с Рэттом о транспортировке детектива-миллионера на Станцию вместе с девушкой.

Рэтт на предложение Юлиуса лететь вместе с Белой Звездой согласился быстро и без удивления. Доставить к месту назначения не одного, а двух пассажиров… Объем работы тот же, а денег в два раза больше!

Грей перевел средства незамедлительно, и теперь Рэтт старательно прокручивал в голове, какими товарами Чужих лучше всего закупиться. А еще прожженный контрабандист прикидывал, что неплохо иметь на борту порядочных пассажиров, которые на обратном пути смогут пилотировать новоприобретенный второй космолет. Рэтт даже собирался сделать им скидку за перелет, если все получится, и ему удастся приобрести новый межзвездный катер.

– Почему через сорок минут? – недовольно поинтересовалась Зинтара и огляделась.

Вокруг простиралось лишь темное пространство Луны – безжизненный пейзаж и бескрайнее черное небо над головой с мириадами далеких звезд. В этой точке Луны Земли видно не было – лишь черный зев космоса.

Рэтт едва заметно пожал плечами. Даже легкий лунный скафандр не скрадывал мелкие движения.

– Ждем «окно». Иначе нас собьют еще при взлете…

– Окно? Оно нам нужно? – переспросила девушка.

Она-то была уверена, что на перехватчике оставили камуфляжный экран, который способен закрыть корабль от любых несанкционированных взлетов и посадок. Но фаэты, видимо, решили перестраховаться и продали перехватчик «недоукомплектованным».

– Я могу осмотреть рубку? – поинтересовалась девушка и постаралась придать своему лицу максимально невинное выражение.

Рэтт расплылся в широкой улыбке и приготовился лично проводить очаровательную пассажирку на капитанский мостик.

Юлиус также предпочел зайти внутрь, но вместо осмотра основного помещения корабля сразу направился в одну из кают, которую ему выделил Рэтт.

– Еще не поздно передумать, – с нажимом произнесла Зинтара, проходя мимо детектива-миллионера.

Лицо у Юлиуса было бледнее обыкновенного. Все же он впервые собирался побывать в открытом космосе и выйти за пределы солнечной системы.

– Не дождешься, – Грей порывисто снял шлем и изобразил на лице широкую улыбку.

Мужская гордость требовала от него оставаться невозмутимым и уверенным в себе.

На самом деле именно теперь Юлиус начал сомневаться в принятом решении, вернее, не столько сомневаться в решении, сколько реально взвешивать опасность далекого путешествия. Он убеждал себя, что обязан лично разыскать врага человечества и разоблачить, как его называла Зинтара, Шиара, суметь узнать противника за миллионами возможных лиц, найти тот самый алгоритм, что поможет вычислить неприятеля и обезвредить… Интереснейшая задача!

Но сейчас, пройдя пешком по темной стороне Луны не один километр, вместе с Рэттом и Зинтарой, Юлиус испытывал душевное смятение. Бескрайняя глубина космоса подействовала на него, как и на большинство разумных существ Галактики. В космос могли выходить далеко не все. Некоторых существ, даже с самых развитых планет, подобное путешествие повергало в трепет, и они предпочитали осуществлять перелет лишь с изрядной порцией снотворного или алкоголя.

– Санузел там, – с сомнением поглядывая на позеленевшего Юлиуса, бросил Рэтт. – И даже не думай заблевать мне рубку при взлете!

Последнюю фразу контрабандист произнес по-настоящему угрожающе.

Грею сразу «полегчало» после слов капитана, и он кинулся в указанном направлении исторгать содержимое желудка.

– А мы еще даже не стартовали, – задумчиво пробормотал вслед удаляющемуся миллионеру Рэтт.

– Так высади его! – тут же вставила Зинтара и поняла, что не в состоянии больше злиться на Юлиуса по-настоящему: детектив выглядел таким зеленым и несчастным!

Рэтт усмехнулся.

– Я контрабандист, а не доктор! Мне заплатили за доставку пассажира до ближайшей Станции – значит, доставим. А то, что при этом пассажир лишится большей части нервных клеток… Поверь мне… Грей еще хорошо держится! Я и не такие реакции успел повидать! А вот ты…

Рэтт прищурился.

– Голову даю на отсечение, что у тебя это не первый полет! – и попытался взять девушку под локоть, чтобы той удобнее было переступать через высокий порог круглого шлюза, ведущего одновременно в центральную рубку, капитанский мостик и комнату отдыха.

Зинтара недовольно отстранилась и посмотрела на массивную фигуру контрабандиста снизу вверх. В тесном помещении перехватчика, когда свободного пространства вокруг практически не оставалось, оказавшись с Рэттом так близко, Зинтара невольно отметила, что капитан на самом деле гораздо выше, чем ей казалось. Её макушка едва доходила ему до глаз, хотя по меркам землян, девушка считалась весьма высокой!

Когда Зинтара шагнула в рубку, та её приятно удивила. Вместо захламленности она обнаружила явную склонность Рэтта к чистоте и порядку. На капитанском мостике царил идеальный порядок, а пространство вокруг приятно радовало глаз плавностью линий и красотой форм.

– Мило, – скупо заметила девушка и устремилась к центральному пульту управления перехватчиком.

– Но, но, но… Не так быстро, моя красавица! – произнес Рэтт и каким-то неуловимым движением оказался между девушкой и панелью управления. – Капитан тут я! Места пассажиров во-о-о-н там…

Зинтара недовольно посмотрела в направлении, указанном Рэттом, на милый диван песочного цвета, вздохнула еще раз и краем глаза взглянула на панель. Та выглядела вполне новой и надежной, явно подвергшейся рестайлингу перед последней продажей.

– Я только хотела… – Зинтара чуть запнулась, а потом решила, что нет смысла играть в «ничего не знаю».

Рэтт высадит её на Станции, и на этом их пути разойдутся. А говорить лишнее о своих пассажирах – тоже не в интересах контрабандиста.

– Хотела проверить камуфлирующий силовой барьер… – закончила девушка как ни в чем не бывало, точно рассуждала о новой модной сумочке, которую собирается приобрести.

– Снят, – резко ответил Рэтт и задумчиво склонил голову набок – необычную пассажирку придется ему везти… – Я хорошо разбираюсь в оборудовании фаэтов.

Зинтара едва заметно вскинула брови. Рэтт знал свое дело! Мало кто из контрабандистов понимал, чьи именно корабли они покупают. По большей части продавцами сложной техники и звездных кораблей выступали леенды, так что аппаратуру, ими продаваемую, автоматически приписывали их производству.

– Значит, ждем окно… – протянула девушка и плюхнулась на предложенный диван.

– И еще одного члена команды, – хмыкнул Рэтт, чем поверг Зинтару в бешенство.

Та вскочила с дивана и кинулась к командиру перехватчика с явным намерением расцарапать тому лицо, а еще лучше залепить звонкую пощечину.

– Мы об этом не договаривались! Для пилотирования достаточно одного человека! Какого члена команды?

– Вон того, – как ни в чем не бывало ответил Рэтт и указал на один из мониторов видеокамер.

Там, в направлении корабля, вполне уверенно перемещалась фигура, закованная в серебристый скафандр.

– Всеволод, – без каких-либо дальнейших комментариев произнесла Зинтара.

– Угу-у-у, – закивал Рэтт. – Именно он дает мне окна для взлета…


Всеволод зашел в рубку деловито, по-хозяйски. Шлем и скафандр он успел снять и оставить при входе. Огромная фигура гиганта удивительно гармонично вписалась в пространство корабля.

Всеволод и Рэтт переглянулась. Зинтара не смогла дать точного определения. Что-то в их взглядах проскользнуло… Так смотрят друг на друга… близнецы? Хотя Рэтт, с его эффектной внешностью и шармом прожженного жиголо, совсем не походил на, точно вырубленного из цельного куска камня, чемпиона лунных боев.

– Чуть не опоздал, – деловито бросил Рэтт.

– Посредник должен был предупредить, – лаконично отреагировал Всеволод и только тут соизволил посмотреть в сторону застывшей на диване девушки.

Но приветствия не последовало. Вместо этого Всеволод упал в кресло первого помощника, стоящее рядом с капитанским и принялся просматривать маршрут проложенной трассы.

– Он меня собирался убить на ринге, – процедила Зинтара сквозь зубы, обращаясь к Рэтту. – В нашем контракте упоминалось о путешествии с максимальной безопасностью!!!

Рэтт развел руки в стороны в знак примирения.

– Вот и я о том же! Один пилот – хорошо, а два – лучше! Именно это большинство людей и понимают под безопасностью!

Девушка хотела сказать что-то еще: возмутиться, заявить, мол, бесчестно навязывать ей в компанию убийцу и маньяка… но сдержалась и перешла на деловой тон.

– Пусть даст слово, как член экипажа, соблюдать все пункты нашего контракта.

– Как член экипажа, Всеволод и так связан контрактом, – заметил Рэтт.

Чемпион боев без правил меж тем даже не повел ухом, точно в его присутствии его и не обсуждали, лишь сосредоточенно смотрел в монитор и перепроверял вводные маршрута.

Зинтара покосилась на огромную спину гиганта.

– Я требую галактической клятвы, стандартной для всех вольных торговцев. Вы её знаете. Без нее вам бы не продали ни один товар и не заключили бы ни одной сделки.

Рэтт и Всеволод опять переглянулись. Теперь Рэтт предпочел взять паузу.

Заговорил Всеволод:

– Я не пытался тебя убить на ринге. А насчет клятвы… Хорошо, давай сюда контракт.

Как только Зинтара протянула бумажную версию договора, скрепленную подписями её и Рэтта, Всеволод положил ладонь на бумагу и произнес стандартную фразу, гарантирующую полное соблюдение всех договоренностей сторон.

– Довольна? – хмыкнул Всеволод с иронией.

Не успела девушка ответить, как гигант изобразил на лице полное безразличие и отвернулся к мониторам.

Зинтара опять уставилась на гиганта.

– Ну вот, все формальности и даже более… – Рэтт не удержался от ехидного смешка, – соблюдены! Всем членам экипажа и пассажирам приготовиться к старту!

Зинтара поискала глазами Юлиуса, интуитивно поняла, что тот завис где-то между ванной и унитазом, и поспешила к миллионеру-детективу, а по совместительству «спасителю всего человечества», на помощь.

– Все вон! – произнесла красивая брюнетка в шапочке с белым помпоном, культурно устроившаяся на стуле возле письменного стола.

– Лика? – уточнила Зинтара и не поверила своим глазам. Сегодня голограмма Программы Искусственного Интеллекта выглядела как никогда правдоподобно.

Лика довольно хмыкнула и сморщила носик. Реакция, написанная на лице Зинтары, её порадовала.

– Классно, да? – кокетливо уточнила Лика и провела кончиками пальцев по своей голографической белой кофточке.

– Задействовала мощности корабля? – догадалась девушка и упала в кресло напротив ПИИ.

Встреча с Всеволодом и препирательства с Рэттом её изрядно утомили. Да и мысли о предстоящем полете в качестве пассажира… Зинтара предпочла бы сама пилотировать корабль, тогда она была бы куда более спокойна. А доверять свою судьбу контрабандисту… пусть и самому порядочному из всей его братии…

– Я тут немного подзапутала твои следы… – кокетливо произнесла Лика и очаровательно улыбнулась.

– Аппарат нового президента Луны показал феноменальные успехи в вопросе поимки хакеров, – пояснила Лика, явно намекая Зинтаре на деньги, недавно экспроприированные девушкой у нескольких земных банков.

Зинтара чуть заметно нахмурилась. А она-то была уверена, что у нее есть еще несколько спокойных дней до отлета…

– И… я порылась в кое-каких настройках корабля… – продолжила Лика, поглядывая на девушку исподлобья, – и смогла почти расшифровать пакет, отправленный с неизвестного адреса в аппарат ОЧ, после чего был объявлен карантин…

Зинтара навострила уши. Она тоже не верила, что правительство Объединенного Человечества способно ввести карантин на Луне исключительно по причине убийства заместителя Беспалого – слишком крутые меры ради одного убийства, как бы ни цинично это звучало. А еще Зинтара давно перестала верить в совпадения. Если объявили карантин и при этом продолжаются убийства, то связь между двумя событиями быть должна, но не обязательно очевидная.

– Я могу видеть файл? – уточнила Зинтара.

Лика тут же перебросила данные на портативный монитор девушки. Зинтара погрузилась в изучение присланных данных. Код её удивил. Это было не земное шифрование. На Земле вряд ли кто мог произвести дешифровку без специального ключа, а вот Зинтару этому шифру обучали… Девушка дрожащими руками произвела несколько манипуляций на виртуальной клавиатуре, задействовала мощности компьютера корабля и принялась ждать окончания расчетов.

– Что за… – глаза девушки расширились.

Странница не могла поверить тексту, который всплыл перед её глазами. Кажется, она столкнулась с легендой. Очень старой, почти забытой легендой Силирии… Как такое возможно?

Зинтара порывисто захлопнула портативный монитор и несколько долгих секунд ничего не говорила. Голограмма Лики с интересом молча наблюдала за девушкой. Брюнетка в шапочке с белым помпоном чуть склонила голову набок, точно хотела угадать то, что прочла Зинтара.

– Мне срочно нужно в рубку, – на ходу бросила девушка и опрометью кинулась на капитанский мостик.

В то же мгновение корабль охватила едва уловимая дрожь. Перехватчик по максимально крутой траектории уходил вверх, отрываясь от поверхности Луны.

Зинтара застыла в дверях рубки. Предпринимать что-либо было уже поздно. Окна Всеволода могли обмануть оборудование Земли, но перехитрить… старую легенду Силирии… Зинтара обхватила голову руками и закрыла глаза. Если она правильно поняла, предупреждения может и не последовать. Их просто аннигилируют.

Рэтт и Всеволод внимательно следили за мониторами, игнорируя присутствие на капитанском мостике девушки. А та, крепко зажмурившись, считала мгновения.

Шли секунды…

Ничего не происходило.

Наконец Зинтара осторожно приоткрыла один глаз, затем второй. Всеволод и Рэтт оставались на местах, поглядывали на мониторы. Всеволод опять вносил какие-то данные в формулы курса… И Зинтара решила промолчать, ничего не говорить. Если их выпустили – значит так надо. Девушка развернулась и собралась идти в свою каюту. На сегодня потрясений было достаточно. Больше всего она сейчас хотела принять душ и выспаться.

– Я договорился с фаакхами, – не глядя на девушку, произнес Всеволод, но его слова адресовались именно ей.

Зинтара застыла.

Наконец гигант соизволил развернуться на своем кресле и окинул девушку взглядом, холоднее антарктической зимы.

– Можешь идти в свою каюту, – командным тоном отдал распоряжение гигант и отвернулся обратно к мониторам.

– Ка-а-ак? – осипшим голосом смогла выдавить Странница.

Всеволод опять развернулся, на этот раз с видимой неохотой.

– Это моя работа – организовать окно.

Больших объяснений не последовало.

Зинтара бросила короткий взгляд в сторону Рэтта. Тот проявлял неслыханное безразличие к особе противоположного пола на борту, точно научился этому недавно у Всеволода.

Зинтаре ничего не оставалось делать, как развернуться и направиться в свою каюту. Но в последний момент девушка все же не выдержала и заглянула к Юлиусу. Лика тут же появилась на прежнем стуле, точно сторожевой пес. Зинтара даже отпрянула от неожиданности. Со стороны ванной комнаты слышались едва различимые стоны Юлиуса.

Зинтара коротко кивнула Лике и осторожно постучала в дверь ванной. Грей отреагировал очередным хриплым постаныванием. Зашумела вода, и на пороге предстал миллионер-детектив. Глаза его ввалились и лихорадочно блестели, лицо было землистого цвета.

– Ты как? Живой? – поинтересовалась девушка.

Ехидничать над Юлиусом она сочла в сложившейся ситуации верхом некорректности. Детективу и так было худо.

– Это когда-нибудь кончится? – вымученно буркнул Юлиус и сложился пополам над раковиной в очередном припадке тошноты.

– Я бы предложила драмину… но у меня нет. Могу спросить у капитана.

– А еще успокоительного и снотворного. И все в дозе, как для слона! – послышался звонкий голосок Лики из каюты.

– Угу-уу… – подтвердил Юлиус, умылся и попытался что-то сказать девушке, но вместо этого в очередной раз принялся обнимать унитаз.

Зинтара сочувственно поохала и развернулась, чтобы идти за медикаментами.

– Так что ты увидела? – не удержалась от вопроса Лика.

Зинтара, удивляясь себе самой, промолчала. Ведь именно Лика предоставила ей закрытый файл для дешифровки.

– Сначала принесу таблетки твоему боссу! – крикнула девушка уже из коридора и поспешила в рубку.

Там почти нечего не изменилось. Стоял едва уловимый для уха гул, светились лампочки аппаратуры, исправно показывали мониторы… Только Всеволод на этот раз сидел за пультами один. Рэтт, по всей видимости, удалился в каюту для отдыха.

– Я за драминой, – коротко бросила Зинтара. – Юлиусу не на шутку плохо.

– Там, – Всеволод указал рукой на скрытую за панелью аптечку.

И больше ничего. Ни слова, ни звука.

– Ты меня хорошо отделал на ринге. Вивьен пришлось меня по кускам собирать… – наконец произнесла девушка, прошла к аптечке и начала выискивать там нужные таблетки.

Всеволод продолжал хранить полное молчание.

– И да, я слегка подтолкнула Кельма в догадках… Но ведь это ты хотел меня убить! «Слепое облако» – твоих рук дело! – не выдержала девушка и крикнула на гиганта в сердцах.

А вот эта фраза гиганта взбодрила. Всеволод развернулся к Зинтаре и уставился на нее немигающим взглядом.

– Так вот, значит, о чем ты поведала Кельму!

– Я не поведала Кельму. У меня не было доказательств. Просто чуть подтолкнула в догадках… К тому же… ты, якобы, хотел договориться. Но на самом деле, зачем было договариваться со мной, если ты мог все напрямую решить с Рэттом?!

– Хотел поужинать в твоем обществе…

– Что?! – Зинтара даже опешила от такого простого ответа.

Всеволод недобро ухмыльнулся.

– Я люблю все красивое. Это часть моего имиджа. Надо его поддерживать. У меня сложная профессия. Она требует очень тонкого подхода…

– Ты лучший убийца на лунных боях, глава контрабандистов, крестный отец мафии! О каком тонком подходе может идти речь?! – Зинтара и сама не заметила, как сорвалась на крик.

– У тебя расшатались нервы. Бери таблетки и иди к Юлиусу. Ты, кажется, с ним в последнее время сильно… сдружилась…

Сказано это было так… точно Зинтара в какой-то непостижимый момент, вдруг стала собственностью Всеволода, а потом решила изменить гиганту с Греем.

– Я не понимаю, откуда тебе известно о фаакхах, но с ними не договариваются – от них бегут! – бросила девушка на ходу и скрылась в коридоре.

Юлиуса она застала распластанным на кровати. Лика беспомощно порхала рядом и пыталась сделать вид, что обмахивает босса платочком. На самом деле, конечно же, ничего она предпринять не могла. У ПИИ не было тела и не было в руках платочка, только голограмма, не способная ничем реально помочь захворавшему Грею.

Когда в каюту вошла Зинтара, то успела разглядеть во взгляде Лики едва промелькнувшее странное выражение. Такое выражение могло изобразить, пожалуй, только человеческое лицо – слишком сложная гамма чувств, слишком сильный эмоциональный накал… Возможно, Лика отсканировала подобное выражение в каком-нибудь из фильмов. Но применила она его на удивление к месту – на лице ПИИ проскользнуло едва уловимое отчаяние с оттенком беспомощности и горечи. Точно она только сейчас поняла, что на самом деле лишена слишком многого: не только вечной души, но и, так необходимого в реальной жизни, тела.

– Лика, – Зинтара протянула таблетки Грею и дала стакан воды. – Проследи за тем, чтобы Юлиус хорошо поспал. Если станет беспокойным во сне, позови меня.

Лика обрадованно закивала. Это она могла! Все камеры корабля теперь были в её распоряжении. Связаться же с Зиантарой ПИИ легко могла по мобильному монитору, закрепленному на запястье Странницы.

– Спасибо, – отозвалась Лика, благодаря то ли за таблетки для Грея, то ли за поручение, которое она, наконец-то, способна выполнить и тем самым помочь больному боссу.

Зинтара тихо прикрыла дверь и прислонилась к холодной стене коридора. Она в космосе! Спустя долгие годы! Возвращается домой!

Но торжества не было.

Странница ощутила лишь одиночество.

После долгого странствия она возвращалась. Одна…

Другая… Уже не часть Силирии…

Потерянная Храмом Вечности в круговороте жизни и смерти…


25

Руки Зинтары едва заметно подрагивали над пультом корабля.

Почти родной звук глюонового двигателя вызывал поток воспоминаний. Перехватчик не был кораблем Силирии, работающим на грани реальности. Но она когда-то очень много летала на кораблях фаэтов – так проще избегать ненужных вопросов, проще стать своей и не вызывать оторопь.

Быть силирийцем среди остальных разумных рас Галактики – непростое занятие. Силирийцы не любили представать в своем истинном обличии. Они усердно избегали любого поклонения, почитания или обожания. Их же истинный облик располагал именно к этому. Уж слишком совершенными они казались остальным разумным, слишком многое могли.

Свои же технологии полубоги предпочитали использовать исключительно для внутренних нужд. Когда речь заходила о контакте с другими расами, на помощь приходили корабли фаэтов, одаров, кальтуцикан, антарцев… Воины Духа прекрасно разбирались во всех технологиях, какие только существовали. Умели пользоваться иноземными летательными аппаратами, оружием, аппаратурой, знали принципы их работы, умели чинить, разбирать и собирать, если придется…

Быть всегда в тени, никогда не выходить на прямой контакт, растворяться в толпе разумных – вот удел истинного Воина Духа!

Зинтара с горечью отдернула руку от пульта. Неспроста её перестал видеть Храм Вечности. Она действительно изменилась, изменилось её отношение, видение реальности, точка зрения… Она больше не в состоянии была слепо верить в постулаты самой древней расы Галактики. Зинтара пыталась их переосмыслить… А иногда и поставить под сомнение… Верно ли силирийцы понимают свое предназначение?.. К чему эта вечная секретность, невмешательство, удаленность?..

В капитанском кресле на этот раз восседал Рэтт. Довольный собой, он искоса поглядывал на хрупкую блондинку и живописно представлял себе, как она его отблагодарит за героический подвиг по доставке её на Станцию. Картинки всплывали самые что ни на есть пошлые и донельзя откровенные. Рэтт вообще с трудом сдерживался, чтобы не броситься на абордаж очаровательной красотки в первые секунды старта. Угомонил его Всеволод, успокоил молчаливо, одним взглядом.

А еще Рэтт очень хорошо помнил, что Белая Звезда, несмотря на всю свою внешнюю хрупкость, чуть не уделала самого Гору на ринге! Так что контрабандист пытался проявлять предельную учтивость, иногда, как, например, сейчас, просто молча пялился на многочисленные мониторы, хотя курс давно был рассчитан Всеволодом, и необходимости непрерывно вглядываться в картинку монитора совершенно не было. Но Рэтт хмурился и серьезно изучал звездную карту, точно решал сложнейшее уравнение. А еще он до сих пор не понимал, почему Всеволод уступил свое кресло второго помощника этой девчонке. Гигант просто встал, указал вошедшей девушке на свое место и вышел. Зинтара не колебалась ни секунды, быстро пересекла помещение и уверенно уселась рядом с ним, точно всю жизнь летала на сверхсветовых!

– Как поживает наш миллионер? – буркнул Рэтт, чтобы завязать разговор.

Все его тактики и навыки обольщения летели в тартарары в присутствии этой девушки. Рэтт не мог объяснить, почему. Просто чувствовал, как она его читает, точно открытую книгу. Рэтт никогда не был дураком и потому перестал пытаться соблазнить откровенно. В ход пошли завуалированные фразы и вкрадчивые полутона. Но и это, кажется, мало действовало на красотку. Больше она понимала рубленые фразы и короткие окрики, точно прошла военную подготовку или отслужила в армии. Именно этот стиль общения она больше всего воспринимала на капитанском мостике, хотя на Луне Рэтт подобное даже представить себе не мог.

На третий день полета он так напрямую у нее и спросил. Зажал перед входом в её каюту, жарко дыша девушке в ухо, и рубанул:

– Может, ты в армии служила?! Тогда… Сто-о-оять!!! Смотреть в глаза! Бояться!

Зинтара в ответ только расхохоталась, отпихнула Рэтта и скрылась за дверью.

Он и сам не сообразил, как у нее полупилось его так отпихнуть! Вроде бы и незаметно, только Рэтт оказался у противоположной стены и больно впечатался макушкой в переборку. Боль его настигла не сразу, а когда красотка скрылась в своей каюте. Вот тогда Рэтт и ощутил огромную шишку, набухающую на затылке. Как назло, мимо проходил Всеволод и так посмотрел в его сторону, что Рэтту стало некомфортно.

С Всеволодом у них вообще выстраивались необычные отношения. Тот уже много лет работал с контрабандистами, прокладывал трассы, организовывал «окна», иногда скупал товары Чужих, иногда что-то заранее заказывал… Но всегда общался через посредников – грамотных, щепетильных… А когда Рэт стал контактировать с ним напрямую… Вроде бы получается, что знакомы давно… А выходит, Всеволод про него знает чуть ли не всю подноготную, а контрабандист теряется в догадках.

Никогда Рэтт прежде не думал, что Всеволод сам способен проложить нужный курс. Ему представлялось, что на Гору работают лучшие ученые, которые обучились у Чужих основам навигации. А оказалось, Всеволод лично способен проделывать работу по миллиону вычислений. Рэтт как-то попытался понять принципы построения звездных трасс, но чуть не свихнулся от количества переменных и сложности уравнений. Оказывается, звездная механика – наука для избранных! И Всеволод оказался тем самым избранным, способным удержать в уме миллионы вероятностей, вычленить переменные и правильно задать вводные компьютеру. Грубая внешность Всеволода никак не вязалась с его математическим гением. Оттого Рэтт пасовал при общении с гигантом, не мог найти правильный подход и, в конце концов, плюнул – решил просто придерживаться заранее озвученных договоренностей. Точка. И никакого личного контакта. Для остальных же контрабандист старательно изображал совсем иное, что с Всеволодом Горой они чуть ли не лучшие друзья, если не братья!

– Слишком долго идем к туннелю, – медленно протянула девушка с соседнего кресла.

Рэтт вздрогнул. Ему тоже так показалось. Прошлые полеты проходили куда быстрее. Но космос такая штука… Рэтт не вмешивался в расчеты Всеволода. Гиганту уж точно виднее, каким путем лучше двигаться к Станции.

– Я могу взглянуть на курс?

Рэтт что-то невразумительно буркнул и отослал картинку на монитор, за которым сейчас сидела Зинтара. Вряд ли девица сможет хоть каплю разобраться в крючках и закорючках. Он сам потратил внушительное количество времени, прежде чем научиться понимать, что курс проложен к нужному месту.

А потом Рэтт собственными глазами увидел, как страшен гнев женщины.

Тон Зинтара выбрала спокойный. Только костяшки пальцев на подлокотниках кресла побелели, а желваки на скулах заходили ходуном.

– Почему у нас остановка на Тро-ка-ти?! – она говорила спокойно, но контрабандисту отчетливо слышалось шипение кобры.

А еще Рэтту пришлось следить за лицом, так как он и сам оказался изрядно удивлен. С посредником Рэтт обговорил почти все нюансы. Посредник Горы настаивал прежде всего на временных рамках, в которые Рэтт предоставляет корабль в полное пользование Всеволода. Рэтт согласился и подписал договор. Временные рамки пока не были нарушены. Только вот про промежуточный пункт остановки посредник как-то забыл упомянуть.

Невнятное объяснение Рэтта Зинтару не удовлетворило. А уже через полчаса Рэтт, как ему казалось, надежно заблокировал все доступы к управлению и под невинным предлогом удалился с капитанского мостика. Зинтара осталась одна.

Космос, бескрайний космос!

И она сидит в кресле пилота! Зинтара блаженно прикрыла всего на долю секунды глаза. Она наслаждалась выдавшимися ей мгновениями, а затем встрепенулась и принялась действовать с немыслимой для нормального человека скоростью. Вскоре курс на компьютере выглядел совсем иначе. Пароли и коды доступов девушка обошла за считанные секунды. Чуть больше времени заняла прокладка нового курса, который учитывал все гравитационные аномалий и цикличные перемещения входов в основные галактические туннели. Перехватчик едва заметно тряхнуло, в основном из-за перехода глюонового двигателя в новый турбированный режим. Теперь им не нужно было высаживаться на Тро-ка-ти. Корабль на полной мощности пошел к точке входа в пространственный туннель. Для полета Зинтара задала оптимальный и максимально безопасный угол входа. Корабль принялся послушно выполнять новый маневр.

– Идиотка! – это с порога на всю рубку проорал взбешенный и всклокоченный Всеволод.

Рэтт где-то затерялся. А вот гигант с обнаженным торсом и мокрыми после душа волосами, злой и разъяренный, влетел на капитанский мостик, точно за ним гналась тысяча чертей. Одним рывком Всеволод вытащил девушку из кресла и бесцеремонно пихнул в сторону коридора. Любой другой человек получил бы травмы, несовместимые с жизнью. Но Зинтара почувствовала лишь звон в ушах и соленый привкус крови на языке. Считанные доли секунды ей пришлось потратить на то, чтобы вновь оказаться на ногах и ринуться на Всеволода. Теперь схватка между ними завязалась не на жизнь, а на смерть. И это уже не было деликатным поединком, какой Всеволод демонстрировал с девушкой в первой части боев без правил. Единственным его желанием было задушить и уничтожить. Всеволоду удалось навалиться на Зинтару сверху, зажать между коленями и кулаками молотить девушку по лицу. Та, извиваясь, продолжала уворачиваться и пытаться выцарапать гиганту глаза. Но вместо этого руки её скользили по липкой от крови коже мафиози, а Всеволод все никак не мог толком припечатать её ударом. Наконец, у гиганта получилось схватить девушку за волосы, вывернуть её руку за спину, поднять на ноги и сильным пинком отправить точно лбом в переборку.

А затем Всеволод взял управление кораблем на себя в ручном режиме!

Сложность заключалась в том, что корабль уже начал входить в пространственный туннель по заданной траектории. Само поле туннеля начало тащить корабль внутрь. Сопротивляться этому – значило израсходовать все резервы двигателя. И это еще не значило, что корабль сможет вырваться из силового поля. Туннель приближался, а Всеволод выворачивал штурвал и вел корабль по неприемлемой и опасной траектории. Завыли сирены, и замигали красные лампы. Корабль затрясло, точно в лихорадке. Корпус перехватчика испытывал на себе немыслимые перегрузки. Стрелки индикатора работы реактора давно зашли за опасную отметку максимальных нагрузок.

Зинтара с трудом разомкнула слипающиеся от крови ресницы, встала на четвереньки. В груди невыносимо ныло и болело. Лицо превратилось в кровавую маску. А Всеволод продолжал вести корабль к смерти.

– Мы погибнем! – прохрипела Странница и попыталась встать на ноги.

Гигант не удостоил девушку взглядом. Нос корабля уверенно шел точно в аномальную пустоту между реальным космосом и подпространством туннеля.

– Мы пребудем на Тро-ка-ти любой ценой! – процедил Всеволод и сплюнул на пол кровавую пену.

Зинтара тоже успела изрядно его избить: нижняя губа Гиганта наливалась лиловым, правый глаз практически заплыл.

В рубку ввалился с обезумевшими глазами Рэтт. Неизбежное столкновение с ирреальной пустотой с каждой секундой неотвратимо приближалось.

– Что?! Что… происходит?! – заорал контрабандист от входа.

На его глазах весь корабль ходил ходуном, сигнальные огни неистово мигали, выла сирена, окровавленная Зинтара с трудом пыталась встать, полуживой Всеволод продолжал выворачивать штурвал и беспрерывно вводил коды, отключающие систему безопасности перехватчика, чтобы совершать несовместимые с жизнью маневры.

– До столкновения и перехода в иррациональное пространство осталось четыре стандартные минуты и тридцать секунд… – загудел механический голос автопилота корабля.

Рэтт оцепенело уставился на мониторы, попытался подойти к пульту управления.

– Стоять! – обезумевшим голосом проорал Всеволод.

Окровавленные пряди клоками свисали со лба, отчего вид у гиганта становился еще более опасным и пугающим.

Зинтара попыталась подойти к креслу капитана, но тряска корабля заставила её опять опуститься на четвереньки. Аномальное поле начало преобразовывать пространство вокруг в тугой кисель.

– Ты просто хотел нас убить? – наконец выговорила Зинтара едва слышно.

Теперь Всеволод развернулся к Страннице. Последние мгновения их жизни. Если они погибнут в аномальном космосе… Это конец!

– Не надо было менять курс… – прохрипел гигант.

Их выбросило в непространство.

Зинтара всеми клетками организма ощутила странный переход. Это уже не было космосом. Это уже не было реальностью. Они оказались где-то на грани.

На грани…

Между…

Где нет привычных определений, нет материи… Нет космоса…

Но Зинтара продолжала ощущать себя. Она не могла сопротивляться, не могла шевелиться в привычном смысле. Только мысли текли. Без времени. Они плыли и перетекали, образуя неясные образы, которые таяли, как только она начинала сосредотачиваться на них.

Рубка почти не изменилась. Изменились находящиеся в ней люди. Теперь они светились, точно были отлиты из плазмы, из кожи вырывались лучи или неизвестный свет входил в поры…

А затем пришло обычное зрение. Всеволод сидел за пультами и держал штурвал. Рэтт по-прежнему, вцепившись в люк, стоял у входа. Зинтара ощутила, как грудь начала болеть меньше прежнего. Вернее, девушка совсем перестала чувствовать тело. Но стоило подумать об ощущениях, вспомнить тактильные навыки, как они вновь вернулись.

У Странницы не было слов. Она знала, что ирреальный космос – это смерть. Зона между подпространством и привычной Вселенной – неизведанная пустота, в которой невозможно существовать. Это не пространство и не подпространство. Это нечто, куда уходят безвозвратно корабли, неудачно вошедшие в космические туннели.

Всеволод тяжело встал и молча направился в сторону своей каюты. Зинтара оторопело молчала. Она никогда не была истеричкой, но сейчас больше всего на свете ей хотелось вцепиться в гиганта, визжать, бить ногами и царапать ему лицо, что есть мочи.

Рэтт без сил упал в капитанское кресло и тупо уставился в мониторы, на которых зияла бесконечна пустота. Сирены перестали выть, сигнальные огни погасли. По всем законам космических полетов они должны были стать мертвецами.

Но если это и была смерть, то очень странная. Зинтара отчетливо понимала, что продолжает мыслить. Причем… ощущение начинало ей неумолимо что-то напоминать. То, что она почти забыла в мире материи. То, что она пыталась запомнить, приходя каждый раз в реальность.

– Твою мать! – протяжно завывая, выдавил Рэтт.

Он все пытался оживить навигационные приборы, старался выйти на связь, понять, в каком квадранте космоса они оказались.

– Мы в «нигде», – спокойно прокомментировала Зинтара и уселась прямо на пол напротив кресла Рэтта.

– Что? – контрабандист все еще пытался реанимировать пульт управления, дергал штурвал, беспрерывно отсылал сигналы SOS во всех возможных диапазонах.

– Оборудование не сломано. Просто мы оказались в «нигде», – повторила девушка и устало провела рукой по лицу.


26

Кровь куда-то пропала и она ощутила под пальцами идеально гладкую, бархатистую кожу, точно у младенца.

Рэтт, наконец, оторвался от приборов и повернулся к девушке. На его лице читалась растерянность, плавно переходящая в недоумение и испуг.

– Ты… – Рэтт растерянно потыкал пальцем в сторону девушки.

Зинтара удивленно покосилась на себя. Она оказалась одетой в серо-серебристый хитон, который часто любила носить в школе на Силирии. Синяки, кровь и ссадины исчезли. Вместо этого кожа выглядела свежей и загорелой. А волосы… На плечи ниспадало настоящее золото волос – Aurum. Ногти на руках и ногах приобрели свой истинный силирийский золотой оттенок.

Прежним остался только земной рост. Стань она, как и прежде, ростом в два с лишним земных метра, пространства каюты ей бы едва хватило.

Рэтт с удивлением перевел взгляд с девушки на протянутую к ней свою руку. Его ногти так же едва заметно, но гораздо меньше, чем у Странницы, отдавали золотом.

– Что это значит? – недовольно буркнул контрабандист и попытался опять запустить компьютер перехватчика.

На экране побежали непонятные символы. Голосовой модуль корабля хранил абсолютное молчание.

– Тетра, где мы оказались? – произнес Рэтт твердо, обращаясь к искусственному интеллекту корабля.

На экране бежали странные, не поддающиеся дешифровке, символы. Корабль хранил молчание. Все лампы и экраны перехватчика едва различимо мерцали.

Зинтара осторожно поднялась – ощущение тела было очень странным – и подошла к центральному пульту, попыталась приглядеться к символам. Они продолжали бежать, образуя ряды строк с непонятными значками.

– Як Всеволоду! – грозно отчеканил Рэтт, сдвинул брови и пружинистой походкой направился в сторону кают.

Зинтара осталась стоять за пультами одна. На этот раз контрабандист не блокировал доступы. В этом не было необходимости. Все системы корабля молчали. Главный компьютер не реагировал на команды.

Только странные символы… Все бежали и бежали, точно дождевые капли…

Из коридора послышались приглушенные удары и крики. Зинтара выскочила из кают-компании и побежала в сторону жилых помещений. Вскоре в коридоре она увидела не на шутку рассвирепевших Всеволода и Рэтта. Как ни странно, контрабандист все еще держался под градом ударов гиганта и даже сделал пару удачных выпадов. Наконец мужчины прекратили драку и без сил опустились по разные стены коридора на пол.

– Ты… Ты! Загубил мой корабль! – наконец прохрипел Рэтт и зло стукнул кулаком по полу.

Возможно, Зинтаре лишь показалось, но кулак контрабандиста едва заметно погрузился в перекрытие пола и мягко спружинил назад.

Рэтт это тоже отметил и ошарашенно уставился на свою руку. Затем осторожно потрогал пол, где недавно был его кулак.

– Что за чертовщина! – заорал контрабандист и пнул пяткой сидящего напротив Всеволода. – Куда ты нам курс проложил?! Куда мы попали?!

Всеволод недобро хмыкнул. Потрогал расшатавшийся от удара Рэтта зуб, недовольно присвистнул. Его грубое лицо теперь украшала легкая небритость. Волосы и без того русо-рыжие окрасились оттенком золота. Внешние края радужки глаз испускали ровное золотистое сияние, оттого взгляд гиганта стал еще более зловещим и необычным.

Зинтара прижалась к стене и попыталась прийти в себя от холода стен. Стены должны были быть холодными! Но Странница ничего не ощутила. Холода не было, так же как и упругости. Она видела стену, но не чувствовала её. Только когда её память подсказала правильные признаки осязания, стена неожиданно затвердела и похолодела.

Зинтаре захотелось взвыть. Вместо этого девушка бросилась в каюту Юлиуса. Детектив-миллионер в последнее время начал потихоньку адаптироваться и даже смог в последний вечер по бортовому времени корабля сносно поужинать.

Зинтара ворвалась к Грею. Вопреки обыкновению Лика её не встретила. Юлиуса внутри так же не оказалось. Зинтара судорожно огляделась. Спрятаться Юлиусу было негде. Только если в уборной… Девушка подошла к двери ванной и деликатно постучала. Оттуда не донеслось ни звука.

– Юлиус… – осторожно проговорила Зинтара, точно боялась спугнуть детектива. – Ты там?

Ответа не последовало. Вместо этого Странницу обступила зловещая тишина. Такая тишина бывает только в открытом космосе: когда не гудят реакторы корабля, не скрипят переборки, не ходит едва уловимо, с легким стоном, под ногами пол…

Зинтара судорожно сглотнула. Она действительно не слышала звуков работы глюонового двигателя. Она ничего не слышала! Даже своего дыхания! И только тут девушка поняла, что уже очень давно не дышит! Кислород больше ей не нужен! Легким не нужно выполнять пустую работу и закачивать в себя кубометры воздуха…

Зинтара опрометью кинулась прочь из каюты и чуть не упала на пол от неожиданного зрелища. Прямо на нее шла Лика: почти белая, бесцветная, дрожащая в неровном свете голограммы… Несколько раз ПИИ пыталась открыть рот и что-то произнести. Руки программы искусственного интеллекта свисали вдоль исхудавшего призрачно-белого тела беспомощными плетями, взгляд невыразительно метался…

– Лика… – позвала Зинтара. – Где Юлиус? Что с ним?!

Изображение Лики начало медленно блекнуть. Исчезли руки, ноги, туловище… Остались лишь глаза. Но и они померкли, оставив после себя крошечную слезинку, которая также исчезла.

Зинтара попыталась привести себя в чувства. И даже вспомнила фразу Декарта: «Я мыслю – значит существую».

Не помогло.

Странница, пошатываясь, сделала несколько шагов, потом все же встрепенулась. У нее появилась цель. Собрав волю в кулак, девушка двинулась на поиски Грея и принялась изучать рабочие помещения.

Когда она почти добралась до отсека перед реактором, неожиданно появился Всеволод и преградил дорогу.

– Иди в рубку, – мрачно бросил гигант.

Зинтара остановилась.

– Я ищу Юлиуса, – наконец произнесла девушка и ощутила, как по спине побежали холодные мурашки.

Взгляд Всеволода не сулил ничего хорошего.

– Он у себя, – скупо заметил гигант и продолжал упрямо стоять перед девушкой, точно за его спиной находилась не дверь в рабочее помещение реактора, а ад.

Зинтара неуверенно потопталась на месте. Еще одной схватки ни на жизнь, а на смерть она не хотела. Оставалось проверить слова крестного отца лунной мафии, а затем незаметно вернуться к рабочим помещениям, в случае если Юлиуса так и не удастся обнаружить.

– Он у себя, – повторил Всеволод, точно читая мысли девушки. – Посмотри сама…

Его новый взгляд, испускающий странный золотистый свет, метнулся в сторону каюты Юлиуса Грея.

Зинтара поняла, что опять начала дышать. Не из-за недостатка кислорода, а из-за подкатившего волнения. Её легкие по привычке перегоняли кислород или пустоту, сердце неистово билось, руки и спина взмокли…

Все это время Всеволод внимательно наблюдал за ней. Реакция девушки его явно порадовала. Гигант удовлетворенно кивнул и, точно отвечая каким-то своим мыслям, добавил:

– Так-то оно лучше… Надежнее…

Зинтара пересохшим языком облизала губы и бросилась в каюту Юлиуса. Всеволод последовал за ней.

Грея они нашли в крошечном шкафу. Он сидел в углу, завешанный вещами и скафандром, в странном оцепенении, больше напоминая мумию, нежели живого человека.

Зинтара упала перед детективом на колени и принялась нащупывать пульс. Пульса не оказалось. Кожа на скулах Грея натянулась и отливала серым, глаза выцвели и слепо смотрели перед собой.

– Что с ним? – прошептала Зинтара.

Всеволод опустился рядом и продолжал внимательно смотреть на окаменевшего Грея.

– Должно быть, не все переносят стазис… – задумчиво произнес гигант, порывисто встал и вышел из каюты.

Зинтара в нерешительности осталась сидеть перед изваянием детектива одна. Затем она подошла к портативному блоку Лики, открыла ноутбук и попыталась запустить ПИИ. Экран несколько раз неуверенно моргнул и окончательно погас. Лика не отвечала. Зинтара сосредоточенно покрутила ноутбук в руках. Сейчас она как никогда представляла себе всю внутреннюю систему работы устройства, знала каждую схему, каждый блок, каждый символ, который написал Грей, создавая Лику. Но это не помогло Зинтаре оживить технику. Та оставалась мертвой грудой металла и никак не желала воскресать.

Зинтара встала посреди комнаты и еще раз огляделась. Она невольно втянула Юлиуса в это путешествие… Значит, должна за него отвечать. Девушка опять подошла к окаменевшему детективу, осторожно коснулась его рукой. Почувствовала под пальцами немыслимый холод, точно дотронулась до куска льда.

– Юлиус, ты же не умер! – прокричала девушка и внимательно начала вглядываться в поблекшие глаза детектива.

На секунду ей показалось, что в них мелькнула искра разума. Или ей этого слишком хотелось?..

Через секунду Зинтара осторожно подхватила тело Грея и понесла в крошечный медблок. Реанимационное оборудование Чужих обязано было хоть чем-то помочь детективу или хотя бы дать ответ, что с ним происходит.

Оказавшись в медицинском отсеке с телом Юлиуса, которое девушка несла, словно пушинку, Зинтара осторожно положила ношу на центральный сканер и принялась изучать состояние аппаратуры, которая, в отличие от бортового компьютера, подавала признаки жизни. Но как только Зинтара произвела несколько манипуляций, мониторы погасли, показывая, что батареи полностью разряжены и питания недостаточно.

– Да что же это такое?! – в сердцах выругалась Зинтара и попыталась распрямить тело Грея, которое продолжало лежать в позе эмбриона, холодное и неподвижное, несмотря на все попытки девушки придать ему более удачное для медицинского сканирования положение.

– Значит, будем работать так… – прошептала Зинтара и кинулась искать во множестве стеллажей запасные батарея для реаниматора.

Батареи обязаны были найтись. Это правило – дублировать все – являлось нормой для перехватчиков. Оттого они и считались такими надежными.

В дверях медицинского блока появился Всеволод. На его лице отражалось полное спокойствие. Только глаза холодно и зло поблескивали.

– Тебе больше заняться нечем? – уточнил гигант.

Зинтара уставилась на него изумленно и возмущенно.

– Я делаю, что могу! – выдохнула она гневно. – Мы живы! Мы выжили!!! Хотя ты, кажется, решил всех нас угробить!.. И я собираюсь вернуть к жизни Грея! Я не знаю, где мы, но сейчас я не могу позволить ему умереть!

Всеволод кивнул, привалился к стене и продолжил невозмутимо наблюдать за попытками Зинтары запустить реанимационное оборудование.

– Ты хоть понимаешь, что с ним? – наконец изрек гигант, когда после сотой попытки запуска, техника издала слабый писк и окончательно вырубилась. – И где мы?

Зинтара без сил упала в кресло и уставилась перед собой невидящим взглядом.

– В аномальном космосе, – наконец мрачно произнесла девушка и в упор посмотрела на гиганта.

Всеволод сложил перед собой руки и удовлетворенно кивнул.

– Или в аду… – добавила Зинтара, потому как даже знаний Силирии ей не хватало, чтобы до конца охватить понятие аномального «ничто» между реальностью и гиперпространством.

– Это пространство фаакхов, – спокойно изрек гигант и продолжал внимательно наблюдать за реакцией девушки.

– Исконных врагов?.. – ужас начал застилать глаза Странницы.

– Ты не знаешь, кто такие фаакхи, – Всеволод скупо усмехнулся. – Тебе известны лишь домыслы и чужие страхи…

– Меня пугали ими в детстве…

Всеволод опять ухмыльнулся.

– Интересное у тебя было детство…

– А мне кажется, ты просто решил нас убить!!! И теперь пытаешься выйти сухим из воды!

– Я пытался оказаться на Тро-ка-ти!!! – с не меньшей горячностью воскликнул Всеволод.

– Рэтт обязался доставить меня и Юлиуса на Станцию! На Станцию!!! А не на Тро-ка-ти! Ты самовольно поменял курс!

– Ты бы оказалась на своей долбаной Станции чуточку позже! – зарычал Всеволод.

– А ты бы мог полететь на Тро-ка-ти со Станции за три копейки пассажирским рейсом!

– У меня было срочное дело, – Всеволод с ненавистью посмотрел на девушку, – которое ты испортила!

– Что?! – Зинтара готова была взвиться до небес от негодования.

Только вот небес тут не было. Лишь странные стены корабля, которые то становились мягкими и пружинистыми, то снова твердели.

– Теперь мы, по твоей милости, вообще сгинули, неизвестно куда!

– Браво! – сзади послышались жидкие аплодисменты.

Это Рэтт зашел в медицинский отсек и лениво наблюдал за перепалкой между Всеволодом и Белой Звездой.

– Подеритесь еще разок! У вас даже будет один зритель – это я!

Зинтара и Всеволод разом обернулись к контрабандисту. Тот стоял и потягивал прямо из горлышка двадцатипятилетний коньяк. Рэтт перехватил их взгляды и глянул на бутылку, зажатую в своей руке.

– Ах, д-а-ааа… Хотел выгодно продать на Станции… Но, кажется… не выйдет… Так что, утилизую продукт… Вы оба просто полные придурки! – Рэтт устало плюхнулся на ближайший ко входу стул. – Уж и не знаю, откуда вам известно, как управлять кораблем и прокладывать курсы… Да это уже и не важно… Я взял на борт больных и отмороженных на всю голову. Вот основная моя ошибка. Не нужно было с вами связываться…

Контрабандист в очередной раз запрокинул голову и начал методично вливать в глотку дорогостоящий алкоголь.

Повисла долгая тишина. Рэтт продолжал лакать коньяк, точно кока-колу, Зинтара тупо смотрела на умершее медицинское оборудование, а Всеволод просто стоял посреди медицинского блока, сложив руки.

– Мы все умерли, – пьяно констатировал Рэтт. – И это наш персональный ад. Хотели попасть в космос – получайте! Наслаждайтесь! До конца дней своих! Вечный космос и не самая приятная компания с синим жмуриком!

Рэтт покосился на окаменевшего Грея, вздохнул и продолжил уничтожать запасы спиртного.

– Хоть бухло тут настоящее, – выдал контрабандист, вяло сполз со стула, подошел к детективу и принялся вглядываться ему в глаза. – Да тебе просто повезло, парень! Мумифицировался себе – и никаких забот… А нам теперь что… делать остается?.. О! Предлагаю секс втроем! Так сказать, на посошок!

Рэтт пьяно заржал и попытался приблизиться к оцепеневшей Зинтаре.

Дорогу ему неожиданно преградил Всеволод.

– Тебе, значит, можно её мутузить, а мне даже поухаживать нельзя?.. – заплетающимся языком промямлил контрабандист. – Я в аду и хочу повеселиться!!! П-п-пппшел вон!.. Ик… Ик…


27

Корабль неожиданно дрогнул. По полу пошли вибрации. Опять начали выть сирены и мигать красными огнями лампы.

– Несанкционированное вторжение, – искорёженным басом оповестила интеллектуальная система корабля «Тетра». – Несанкционированное вторжение! Проникновение: палуба «С» – капитанский мостик…

– Что за хрень?! – одновременно воскликнули Рэтт и Всеволод.

Рэтт почти молниеносно протрезвел. Всеволод кинулся к соседнему отсеку с оружием. Контрабандист последовал за ним. Зинтара, не найдя ничего лучшего, тоже побежала за мужчинами.

На капитанский мостик они ворвались все скопом. Всеволод держал огнемет, у Рэтта в каждой руке было зажато по иноземному бластеру. Зинтара ограничилась пистолетом и сюрикенами на случай, если обычное оружие, так же как и медицинская техника, даст сбой. Уж её излюбленное оружие в бытность, когда она была Лёкой, точно должно подействовать!

Кают-компания выглядела, как и прежде. Бортовой компьютер лил дождем неведомых знаков, мониторы призрачно помаргивали, сам пульт с многочисленными кнопками испускал едва уловимое свечение.

Мужчина в скафандре встретил их спиной. Обычный лунный серебристый сверхлегкий скафандр. Незнакомец даже не снял шлем. Просто стоял и смотрел на ряды значков, бежавших по монитору. На ворвавшихся хозяев корабля он почти не отреагировал, постоял еще несколько секунд, точно хотел дочитать неведомое послание с экрана бортового компьютера и лишь затем… очень медленно развернулся.

Все ахнули. Никто не ожидал его тут увидеть. Это лицо знала большая часть населения Луны и Земли – Микаэль Вайс – мультимиллиардер и основатель MWM Pharmaceuticals собственной персоной!

– Вайс?! – первой опомнилась Зинтара.

Мужчина спокойно пожал плечами, попытался заговорить, но до окружающих не донеслось ни звука. Затем глава трансконтинентальной корпорации осторожно снял шлем, поставил на стол рядом и принялся осторожно трогать горло рукой в серебристой перчатке. Все его манипуляции сопровождались гробовой тишиной со стороны Всеволода и Рэтта. Стрелять в безоружного мультимиллионера, не выяснив, каким образом от тут оказался, не имело никакого смысла. Потому все терпеливо ждали, когда же Вайс соизволит заговорить.

– Без корабельных стабилизаторов это весьма сложное занятие… – наконец, едва слышно заметил Вайс. – Удивляюсь, как вам вообще удается без них двигаться!

– Вайс?! – переспросила Зинтара и подозрительно уставилась на главу MWM Pharmaceuticals.

– Может, лучше перейдем на мой корабль? – предложил Вайс едва различимым шепотом. – В таких условиях весьма непросто вести полноценный диалог.

– Докажите, что Вы – это Вы, – мрачно проговорила Зинтара.

После известия о том, что ирреальность – пространство фаакхов, она не могла доверять даже другу Актона Гакара.

Всеволод и Рэтт продолжали молчать, но держали оружие на изготовке. Вайса это обстоятельство, кажется, ничуть не смущало. Сейчас его больше всего заботил собственный голос и невозможность свободно артикулировать. Ирреальность действовала на него явно губительнее, чем на остальных присутствующих.

– Я пришел сюда с Сикураджимы вслед за Гакаром, – ответил Вайс на слова девушки. – И сейчас я тут, чтобы Вас вытащить… Хотя признаюсь, все происходящее мне не по душе… Для меня это противоестественное… место…

– Мы никуда не пойдем, – резко рубанул Всеволод.

Вайс сделал неловкое движение, от которого Всеволод и Рэтт чуть не нажали на спусковые крючки оружия. Заметив это, Вайс лишь слабо улыбнулся, потер висок и устало присел в кресло.

– Выматывает… – признался мужчина тихо. – Дайте хоть тогда принести сюда портативные стабилизаторы…

Всеволод, Рэтт и Зинтара разом переглянулись. Зинтара пожала плечами, мол, неси. Сейчас, после ответа Вайса с упоминанием про Сакураджиму (об этом мог знать только настоящий Вайс), она немного успокоилась. Остальные же продолжали испытывать дикое напряжение. На лице Всеволода ходуном ходили желваки, точно он каждую секунду боролся сам с собой, чтобы не нажать на спуск огнемета и не оставить от Вайса кучку пепла. Рэтт продолжал наводить бластеры на неожиданного пришельца и лишь судорожно облизывал губы.

– Мы в ирреальном космосе, ребята! – произнес Вайс, разводя руки в стороны. – Это оружие может меня убить… Или не убить… или убить вас… или просто исчезнуть… Без стабилизаторов долго вам не протянуть. Так что, либо слушаете меня… либо постепенно исчезаете…

– Как ты сюда попал? – резко спросил Всеволод.

Глаза гиганта продолжали пристально наблюдать за пришельцем.

– Придется раскрыть карты, – нехотя буркнул Вайс, затем внимательно посмотрел на Рэтта и Всеволода.

Они сейчас заботили его больше всего. Интуитивно Микаэль понял, что контакт с Зинтарой уже налажен. Оставалось убедить этих двух здоровенных баранов в том, что он не опасен, а наоборот пришел с миром и готов их спасать.

– Я глава крупнейшей в Солнечной системе корпорации, – медленно начал Вайс. – Луна почти полностью принадлежит MWM Pharmaceuticals. Мы единственные, кто научились устанавливать кислородные купола; единственные, кто продает вечную молодость; единственные, кто имеет почти восемьдесят процентов лицензий на использование инопланетного оборудования в Солнечной системе; мы единственные, кто осуществляет легальные поставки продукции и техники других рас на Луну… Мы единственные, кто официально имеет право совершать рейсы Луна – Станция; единственные, кого официально учили навигации и прокладке космических трасс… Именно нам выпало право или… возможность общения… со смотрителями… туннелей…

Вайс перевел дыхание, ему явно был нужен кислород, в отличие от Зинтары, а еще странные стабилизаторы, что топорщились у него за спиной поверх скафандра. Только сейчас девушка обратила внимание на своеобразные дополнительные приборы. Приглядевшись, она уловила некое поле, которое те генерировали вокруг Вайса, тем самым позволяя оставаться мультимиллиардеру максимально… материальным.

– Так вот, – продолжил Микаэль, тщательно подбирая слова.

– Эти смотрители сами связались с нами… По какой-то причине они были абсолютно уверены, что Вам удалось выжить. Хотя в самом начале полетов они долго и тщательно объясняли нам, что человек не способен выжить в ирреальном космосе и правильный угол входа в гиперпространственные туннели чрезвычайно важен… Но сейчас они уверены, что вам удалось уцелеть, возможно потому.. – Вайс долгим и пристальным взглядом посмотрел на Зинтару, точно получая её одобрение на продолжение своего разоблачительного монолога, – потому что далеко не все из вас земляне в обычном смысле слова…

Рэтт не выдержал, заткнул бластеры за пояс и с громким выдохом ударил ладонями себе по бокам.

– Вот так я прямо и подумал! – выкрикнул контрабандист облегченно! – Ну не может простая землянка так разбираться в прокладке маршрутов!.. Шпионка! Точно! Значит, ты инопланетная шпионка! А это все миссия, блин, по твоему спасению, организованная твоими сородичами! Бли-и-ин! Ну, надо же! Во-о-о я влип!!!

– А нас они ликвидируют, как ненужных свидетелей! – хищно прищурившись, заметил Всеволод, продолжая держать огнемет наизготовке.

Улыбка тут же сползла с лица контрабандиста и он, не мигая, уставился на девушку. Настала очередь Зинтары оправдываться. Девушка уже давно убрала беретту за пояс. Но от слов гиганта напряглась и чуть отступила в сторону, отходя одновременно от Рэтта и от Всеволода.

– А Всеволоду, например, известно, что мы попали в ирреальный космос, который контролируют фаакхи… Спрашивается, откуда?! И именно он вывел нас в это непонятное «ничто», будто надеялся на спасение… На что ты рассчитывал, Всеволод, на самом деле?! – теперь Зинтара в упор смотрела на гиганта.

– Мы все друг друга переубиваем – просто идеальный вариант! – захохотал Вайс. – И никто отсюда не выберется!

Остальные присутствующие разделять веселье мультимиллиардера не спешили. Теперь Рэтт с подозрением уставился на Всеволода. Гиганту такой расклад очень не понравился.

– Не только MWM Pharmaceuticals общается с фаакхами, – зло процедил чемпион лунных боев. – Наша скромная гильдия также ведет давний диалог…

– Тогда тебя тоже должны были предупредить, что попав сюда, всем нам наступит конец! – выкрикнул, все еще находящийся под действием коньяка, контрабандист.

– Даже один Воин Духа способен удерживать реальность в ирреальном космосе продолжительное время, достаточное для спасения, – зло бросил Всеволод и в упор посмотрел на девушку.

– Какая осведомленность, – Вайс кисло улыбнулся и тоже посмотрел на Зинтару. – Он-то откуда знает?

Зинтара поочередно смотрела на всех присутствующих. Теперь все казались ей странными. Какой резон Вайсу кидаться за ней в опасное «ничто»? Откуда Всеволоду известно так много об ирреальном космосе и, в частности, о возможностях Воинов Духа? Откуда появились фаакхи в секторе 101-54? В изначальной ветви реальности ими только пугали маленьких силирийцев, фаакхи являлись больше легендой, нежели действительными персонажами…

Один Рэтт казался наиболее понятным…

Вот только он не впал в состояние мумии, как Грей. А у Рэта не было стабилизатора материи, как у Вайса.

Про Всеволода девушка давно знала, что тот одаренный, а значит, очень возможно, является не проснувшимся и не осознавшим себя силирийцем.

– Значит, – Зинтара быстро перевела взгляд на Вайса, – обычному человеку не выжить в ирреальном космосе? Он впадает в состояние мумии?

– Он просто растворяется, – уточнил мультимиллиардер. – Если же рядом есть силириец, то при воздействии его ментального поля… у землянина возможна некая стагнация процессов жизнедеятельности… Но потеря сознания неизбежна. Именно так нам объясняли фаакхи.

Теперь Зинтара посмотрела на Рэтта и опять перевела взгляд на Вайса.

– Давай не будем темнить! Тебе получается тоже не нужен стабилизатор… Тогда почему ты его нацепил?!

– Еще один силириец? – весело и чуть пьяно воскликнул Рэтт, уставившись на Вайса.

Точно отвечая на его слова, мультимиллиардер неохотно поднял руку и одним движением отстегнул стабилизаторы. Те с мягким стуком упали на пол. Вайс привстал, но это далось ему с видимым усилием. Вся его фигура пошла легкой рябью, точно перед ними стоял не человек, а его голограмма.

– Я из клана ученых, – едва слышно произнес Вайс. – Мое ментальное поле генетически не натренированно на удержание реальности. Мы видим взаимосвязи…

– Одень стабилизатор! – не удержалась от возгласа девушка, уж слишком сильно истончился силуэт основателя MWM Pharmaceuticals и стал больше походить на привидение.

Вайс охотно последовал совету. Уже через мгновение его очертания приобрели былую четкость.

Теперь взгляд девушки был устремлен на Рэтта. Вайс быстро понял логику Зинтары и, прищурившись, начал внимательно разглядывать Всеволода и Рэтта. По всему выходило, что те обязаны были оказаться силирийцами. Причем, скорее всего, бывшими Воинами Духа, иначе им бы вряд ли удалось так надежно фиксировать свое материальное состояние в ирреальном космосе.

– Они не впали в оцепенение, как Грей, потому что Грей самый обычный землянин… – озвучил ход своих мыслей мультимиллиардер.

– Грей! – воскликнула Зинтара. – Сколько у него времени?!

Вайс растерянно перевел взгляд на девушку, пожал плечами и вытащил из бокового кармана скафандра комплект стабилизаторов.

– Фаакхи не слишком-то консультировали по такому вопросу… – произнес Вайс и протянул технику девушке.

Зинтара, недолго думая, схватила стабилизаторы, обернулась на оставшихся там мужчин и выскочила из кают-компании. Она неслась по коридорам, которые начинали становиться незнакомыми. В неожиданных местах она обнаруживала неизвестные двери… Повороты вели не туда… Их островок материи все больше и больше дрожал под напором неизведанного.

Зинтара сделала еще один поворот и поняла, что вновь оказалась перед кают-компанией. Там, как и прежде, находились трое мужчин. Диалог, по всей видимости, складывался между ними весьма напряженный, но его содержание сейчас волновало девушку не так сильно, как спасение жизни Юлиуса.

Странница свернула налево и в очередной раз поняла, что оказалась не там. Зинтара прижалась к мягкой стене. Стена от её прикосновения завибрировала, точно желе. Реальность их корабля ускользала от нее все дальше.

Девушка собрала волю в кулак и предприняла еще одну попытку, но теперь более осознанно и целеустремленно. Она двинулась к медицинскому блоку, в котором оставила неподвижное тело детектива, тщательно фиксируя окружающее пространство и как можно четче представляя схему корабля.

Повинуясь её воле, корабль точно подался навстречу. Коридоры стали узнаваемыми. Пропали неизвестные двери. Повороты стали вести, куда должны. Шаг за шагом Зинтара приближалась к медицинскому отсеку. Пол перестал пружинить и стал жестким, как ему и положено…

Зинтара старалась сфокусировать свое внимание на тысяче мелочей, как когда-то ей удавалось на тренировках с Вивьен Петровой. Её мозг сам выстраивал реальность, подчинял себе хаос и заставлял материю существовать там, где ей место.

Грея странница нашла там, где и оставила. Бледная мумия детектива неподвижно лежала на столе медицинского сканера.

Зинтара проворно установила стабилизаторы реальности на предплечья Юлиуса и взволнованно нажала кнопку пуска.

Вначале ничего не произошло, только появился едва различимый уху гул.

Зинтара обеспокоенно принялась рассматривать иноземную аппаратуру. Раньше она такого никогда не видела, собственно так же, как никогда не оказывалась в ирреальном космосе – пространстве, принадлежащем фаакхам. Как они тут выживали? Зачем им потребовалось это странное… Зинтара даже не могла подобрать слов… Измерение? Еще одно подпространство?

Внутри все отдавало холодом, интуиция сигнализировала об опасности…

Грей резко сел на столе и длинно, можно сказать, виртуозно выругался.

– Живой! – прокричала девушка и непроизвольно обхватила Грея руками.

Детектив-миллионер растерянно уставился на Зинтару. Затем сознание начало к нему медленно возвращаться, в глазах появилось узнавание.

– Я, кажется, умирал… – неуверенно буркнул Грей и попытался спрыгнуть на пол.

Ноги коснулись пола. Юлиус бодро выпрямился и широко улыбнулся. На лице его заиграл легкий румянец.

– В такие переделки я еще никогда не попадал! – восторженно воскликнул детектив-миллионер.

Зинтара с сомнением посмотрела на ожившего Юлиуса.

– Ты точно под кайфом, – протянула Странница.

Грей уверенно развернул плечи.

– Никогда не чувствовал себя лучше. Но то, что было… Это – как маленькая смерть!.. Я все понимал, но… будто умер, а теперь воскрес! И это здорово бодрит!.. На корабль кто-то проник? – чуть помедлив, деловито уточнил детектив.

Зинтара, не успевшая привыкнуть к таким резким переменам состояния Грея, неуверенно качнула головой.

– Кажется, к нам прибыл со спасательной миссией Вайс… Вот только само место… Не позволяет мне тут никому доверять окончательно… Кроме тебя, наверное, – с чувством произнесла девушка и на мгновение еще раз прижалась к Грею.

Зинтара и сама не ожидала, что настолько будет радоваться чудесному воскрешению детектива.

Юлиусу реакция Зинтары явно польстила, но он постарался не подавать виду… чтобы не спугнуть свое счастье… Вместо этого он принялся деловито расспрашивать Странницу о деталях всего произошедшего. Когда они почти добрались до кают-компании, Юлиус полностью вошел в курс дела и теперь чуть морщил лоб в попытке как можно быстрее осмыслить новую информацию.

В кают-компании стоял оживленный спор. Верх одерживал, по всей видимости, Вайс. Ему удалось убедить Рэтта в необходимости переместиться на его корабль, Всеволод все еще сомневался.

Когда вошла Зинтара, по лицу гиганта скользнуло едва уловимое облегчение. Рэтт громко расхохотался, завидев живого и невредимого Юлиуса. Вайс сдержанно поприветствовал детектива.

– Вот все и в сборе, – подытожил Вайс. – Переходим на мой корабль? А наши техники принимаются за работу по стабилизации в пространстве вашего судна. На это уйдет от силы 36–40 стандартных часов…

Зинтара по очереди посмотрела на Всеволода и Рэтта. Контрабандист пребывал от предложения Вайса в явном восторге. Больше всех сомневался Всеволод. Да это и понятно. Именно он был главой контрабандистов и основным конкурентом MWM Pharmaceuticals. С чего бы Вайсу быть к Горе столь любезным?

И все же Всеволод кивнул и согласился. Доводы, выдвинутые Вайсом, звучали убедительно.


28

На борт огромного лайнера MWM Pharmaceuticals они прошли по странному подобию коридора. Оказавшись в нем, терялось ощущение пространства, низа, верха и направления… Переместиться помогал лишь трос, к которому всех цепляли по очереди и подтягивали на лебедке в чрево роскошного лайнера трансконтинентальной корпорации.

– Ну, что? Все в сборе? – оживленно произнес Вайс, когда Зинтара, Рэтт, Грей и Всеволод оказались в огромном ангаре, предназначенном для посадки более мелких летательных аппаратов, типа их перехватчика.

– Почему наш корабль просто не поместить в этот ангар? – тут же задал вопрос Всеволод.

Мультимиллиардер недовольно поморщился. Настороженность и подозрительность чемпиона лунных боев начинала действовать ему на нервы.

– А у Вас получится ваш перехватчик спилотировать сюда? – язвительно поинтересовался Вайс.

Гора в ответ лишь недовольно мотнул головой. Бортовой компьютер «Тетра» действительно мало на что был сейчас способен.

Навстречу прибывшим вышло сразу несколько человек. Среди них Зинтара сразу узнала Миранду Айчара. Высокая, плотно сложенная, с явно выраженными индусскими чертами лица, та сразу бросалась в глаза.

Еще одну женщину Зинтара узнала с большим трудом. После некоторых колебаний Странница признала в эффектной блондинке средних лет дочь Вайса – Мари. Та сильно изменилась. Торгуя молодостью, предпочла зрелость. Точеное лицо выглядело идеально красивым, роскошные белокурые волосы тщательно уложены. А взгляд… Взгляд выдавал её истинный возраст. Только его Мария не скрывала, а явно демонстрировала. Она хотела выглядеть именно так – быть роскошной в сорок! Редкий выбор для красивой женщины.

Еще одной выбежавшей им навстречу блондинкой оказалась юная жена Вайса – Марина, в девичестве Хохлова.

– Мара! – радостно воскликнул Вайс и поцеловал эффектную блондинку в сочные розовые губки.

Мари же лишь пожала плечами и повернулась к вновь прибывшим. В её глазах еще скользило едва уловимое презрение, которое дочка Васа быстро и профессионально стерла с лица.

– Добро пожаловать! – произнесла Мари Вайс нарочито чинно. – Чувствуйте себя как дома! Скоро мы вернем вас на окололунную орбиту.

Лицо Горы тут же напряглось.

Вайс это заметил, вскинул вверх руку в примирительном жесте и, как можно дружелюбнее, заметил:

– Мы доставим Вас в ту часть космоса, которая покажется Вам наиболее приемлемой! Мари лишь поспешила всех обрадовать!

Теперь Мари посмотрела в сторону отца с едва сдерживаемым неодобрением или даже с раздражением.

«Что же стало с удивительной любовью отца и дочери?» – невольно подумала Зинтара и поняла, что реальность, созданная Шиаром, начинает ей нравиться еще меньше прежнего.

К переходу между их кораблями тем временем прошла группа техников. Они несли на плечах и в руках килограммы неизвестного оборудования. Оно выглядело почти привычным для взгляда землян. Но Странница заметила в нем необычные поля и соединения. Как бывший Воин Духа она прекрасно разбиралась в любой технике, которая существовала в Галактике. Но это… Подобное оборудование могли произвести только фаакхи… Оно способно было изменять материю… Преобразовывать… Или искажать?

Зинтара с трудом отвела взгляд от уходящих на перехватчик техников и обернулась к Вайсу. Тот внимательно наблюдал за её реакцией. Зинтара вздрогнула. Раньше она не замечала за Вайсом столь пристальных, пронзительных взглядов…

– Милый, познакомь нас! – шикарная блондинка, которая ухитрилась и в космосе носить двенадцатисантиметровые шпильки, капризно надула губки. – Что это за уникальные люди, за которыми нам пришлось лететь чуть ли не на край света?!

Мари на этот раз совершенно очевидно презрительно поджала губы. Жена Вайса, кажется, до сих пор не уяснила, что шикарный лайнер её мужа давно вышел за пределы привычного космоса и нырнул в губительное ничто.

Айчара тем временем занималась группой техников, которые уходили на перехватчик Рэтта. Когда же на мониторе Миранды была зафиксирована удачная пересадка всех членов группы технических специалистов, индианка удовлетворенно улыбнулась и развернулась к вновь прибывшим.

– Удивительное путешествие! – с чувством произнесла Айчара полными губами и растянула их в широкой улыбке.

Как ученый MWM Pharmaceuticals она была в восторге от погружения в новые неизведанные пространства космоса.

– Разберемся, – несколько ворчливо отметил Вайс, комментируя радостный возглас Айчары.

Миранде выпала роль гида. Когда Вайс с женой и дочерью удалились, индианка ободряюще улыбнулась.

– Здесь вы в безопасности, – дружелюбно заметила Миранда и повела всех на короткую экскурсию по самому огромному в Солнечной системе космическому лайнеру. – Его строительство заняло более пяти лет. Основные схемы и чертежи были нами выверены до последнего болтика. Не обошлось, конечно же, без сотрудничества с фаакхами. Ведь именно они подтолкнули наших ученых в верном направлении…

– Какие они, фаакхи? – не удержалась от вопроса Зинтара.

Миранда обернулась. Перед Всеволодом Горой и Белой Звездой Айчара не испытывала особого трепета. А вот знакомство с Юлиусом Греем повергло индианку в полный восторг. Оказывается, она была поклонницей его таланта и преклонялась перед железной логикой и дедуктивным талантом детектива-миллионера, потому Миранда вначале посмотрела на Грея, точно хотела понять, насколько тому интересен ответ. Юлиус любезно одарил индианку широкой улыбкой, и Айчара растаяла.

– Это закрытая информация. В MWM Pharmaceuticals лишь избранные общаются с фаакхами. В аппарате ОЧ все так же строго засекречено. Но… раз уж вы оказались… точнее, мы оказались на их территории… С их же ведома и при поддержке… Фаакхи… Они такие же, как мы. Я бы ни за что не отличила фаакха от обычного землянина… Я как-то пыталась сканировать украдкой их ауры, тонкие тела… Никаких отличий. А потом они сами сказали. Они определили свою природу, как волновой разум. Они не так материальны по своей природе, как мы. И способны трансформироваться в любые разумные виды…

– То есть?

Зинтара была поражена.

– Они способны к чистому воплощению?! – Странница использовала терминологию Силирии, но Айчара её быстро поняла.

– Именно так они и называют свои способности к трансформации, – пояснила, кивая курчавой головой, индианка.

Всеволод слушал разговор настороженно. Рэтт бездумно кивал Айчаре и во все глаза смотрел по сторонам, так как посмотреть было на что.

Они прошагали не менее двадцати минут, а по словам Миранды, даже не приступили к настоящему осмотру корабля. Центральное место в космическом лайнере, как и положено, занимал капитанский мостик. Но вот то, что его окружало… Выходило за все мыслимые пределы роскоши!

Капитанский мостик утопал в огромном парке! Вокруг щебетали птицы, текли ручьи, вверху плыли безупречно сымитированные облака…

– Корабль был изначально рассчитан на длительные перелеты, – пояснила Миранда Айчара и горделиво обвела рукой зеленый оазис. – Мы хотели оставить здесь кусочек Земли, минимизировать ощущение оторванности от родной планеты… Кажется, нам это удалось…

Айчара опять широко улыбнулась. На её смуглом лице белозубая улыбка выглядела по-настоящему приветливой и радостной. Миранда пребывала в восторге от возможности опробовать корабль в действии. Она тоже приложила немало сил к его проектированию и постройке.

Айчара продолжила экскурсию.

От центральной зоны корабля в разные стороны шли, подобно лучам, просторные коридоры. Они вели к лабораториям, обширной библиотеке, огромному компьютерному комплексу-терминалу, к спортивным центрам с настоящими бассейнами и множеству личных помещений.

– Вам выделены отдельные каюты в зоне «А». Это самые лучшие апартаменты, смею вас заверить! – добавила Айчара. – По соседству с мистером Вайсом, его женой и Марией Вайс. Все же специалисты топ-менеджмента располагаются в зоне «Б». Техническая группа – в зоне «С».

– А Вас где искать? – галантно уточнил Грей.

Миранда тут же достала из чемоданчика наручные мониторы и протянула собравшимся.

– Здесь упрощенная схема корабля, – пояснила индианка. – Точки на мониторах – ваши браслеты. Нажимая по схеме на отсек, можно узнать его назначение или временного владельца. Я располагаюсь в зоне «Б». Вот мой код на коммуникаторе и личная каюта.

– Нас действительно высоко ценят! – усмехнулся Всеволод, памятуя о том, что их разместили рядом с самим Вайсом, в то время как Айчаре предоставили каюту лишь в зоне топ-менеджмента.

– О! Я сама люблю простоту… – вполне искренне уточнила Миранда и повела всех дальше, в сторону спортивных залов.


29

Когда Зинтара осталась в своей роскошной каюте, то первым делом направилась в душ. Там её встретило огромное зеркало во всю стену и оборудованная по самому последнему слову техники душевая. Зинтара с наслаждением встала под ледяные струи душа и несколько секунд стояла неподвижно. Напряжение последних часов стало постепенно отпускать. Когда Странница вышла в гостиную в пушистом махровом халате, настроение у нее заметно улучшилось.

Возможно, она излишне впечатлительна, потому и стала подозревать в нечестной игре всех и вся. Вайса… Рэтта… Всеволод также вызывал много вопросов. А еще это сотрудничество с фаакхами – злом из легенд её родины…

В дверь неожиданно постучали. Зинтара удивленно приподняла брови. Со своими попутчиками по полету они расстались не более получаса назад, обсудив все, что возможно. По бортовому времени корабля оставалась всего пара часов до полуночи…

Придерживая махровый халат одной рукой, второй Зинтара достала беретту, сняла с предохранителя и тихо подошла к наружному монитору – общая настороженность все еще не покинула девушку окончательно.

На экране красовалось хмурое лицо гиганта. Теперь его взгляд утратил странное золотистое сияние, но ближе он от этого девушке не стал, поэтому Зинтара поставила пистолет на предохранитель, сунула в карман халата и только после этого открыла дверь.

Всеволод зашел в помещение быстрой и упругой походкой бойца, готового к нападению. Оглядев внимательным взглядом пространство апартаментов Зинтары, которые состояли из просторной гостиной, спальни, ванной и личного кабинета, Всеволод удовлетворенно кивнул и расположился на широком диване.

– Кого искал? – сухо поинтересовалась Зинтара, присаживаясь напротив гиганта, так чтобы беретта осталась незаметной, но оружие можно было легко выхватить в любой момент.

– Это хорошо, что ты перестраховываешься, – вместо ответа на поставленный вопрос проронил гигант и цепким взглядом оглядел фигуру Зинтары, завернутую в белый, пушистый халат. – Я отчего-то тоже не слишком доверяю Вайсу…

После этих слов Всеволод поставил на стол прибор, который Зинтара прекрасно знала – универсальный глушитель любых волн леендов. Отличное средство от прослушки.

– Ты ведь его давно знаешь? И кто такой Актон Гакар?

Зинтара вздрогнула, не смогла до конца совладать с эмоциями, которые потоком хлынули на нее от одного только упоминания Таура. Слишком свежей была рана, слишком огромной утрата…

Зинтара отвернулась и попыталась прийти в себя. Редко когда она, вот как сейчас, не могла справиться, и из глаз норовили брызнуть слезы, поэтому Зинтаре пришлось встать, повернуться к гиганту спиной и пройти к барной стойке. Действуя на автомате, Зинтара принялась смешивать любимый коктейль Таура, не до конца отдавая себе отчет в том, что делает.

– Будешь? – поинтересовалась Странница, наконец, поворачиваясь к Всеволоду.

Гигант, вместо того чтобы оказаться на диване, стоял за её спиной и завороженно наблюдал за её действиями. Когда Зинтара обернулась, Всеволод вздрогнул, взгляд его посуровел, в глазах появился былой холодок.

– У Вайса богатый выбор напитков, – протянул Всеволод, принимая от девушки бокал и с явным удовольствием смакуя коктейль.

– Зачем пришел? – резко бросила Зинтара. Она уже успела прийти в себя.

Всеволод от такой перемены ничуть не растерялся, вместо этого приблизился к Зинтаре еще ближе, точно хотел ощутить исходящий от нее аромат свежести, и резко схватил за талию. Все это чемпион проделал настолько быстро и ловко, что лежавшая на беретте рука Зинтары, оказалась плотно прижата к телу.

Зинтара хотела его оттолкнуть, выплюнуть в лицо что-то насмешливое и злое одновременно… Но вместо этого просто решила подождать. Если бы Всеволод хотел ей зла, то действовал бы совершенно по-другому.

А Всеволод неожиданно её отпустил. Просто взял и отпустил. И даже, кажется, почувствовал смущение от неожиданного порыва. Отойдя в сторону, гигант поставил уже пустой бокал на журнальный столик и сделал вид, что внимательно рассматривает стену каюты. Затем Всеволод резко обернулся.

– Мне жаль… Это вышло… случайно. Я совсем не за этим сюда пришел…

Зинтара поняла, что начинает медленно выдыхать. На лайнере Вайса к ней вернулись привычные реакции тела, и теперь она дышала кислородом, как и прежде.

– Я предлагаю дежурство по очереди. Не нравится мне этот красивый жест Вайса – примчаться нас спасать в ирреальность… Зачем мы ему сдались? Если только… вы были с ним знакомы… Он здесь ради тебя?

Зинтара закусила нижнюю губу. На удивление в словах Всеволода присутствовала логика. Она и сама не поняла, что на самом деле заставило Вайса сигануть за ними в опасное «ничто». Только лишь желанию её спасти? И откуда Вайсу вообще стало известно о её маленьком путешествии?

– Вайс не тот, за кого себя выдает, – твердо произнес Всеволод. – Опасайся его.

– Ты тоже не тот, за кого себя выдаешь! – не менее твердо отчеканила Зинтара и поняла, что попала в точку.

По лицу Всеволода прошла волна растерянности и удивления. Но потом гигант взял себя в руки.

– Я многое знаю про фаакхов… Именно это тебя смущает?

Зинтара неохотно кивнула головой. Всеволод очень быстро разбирался в её чувствах. Девушке подобное было неприятно.

– В каком-то смысле… – продолжил Всеволод, – я на них работаю…

Гигант предостерегающе поднял руку, в знак того, чтобы Зинтара не делала слишком поспешных выводов.

– Они мне многое рассказали… Я даже догадываюсь, что все дело в странной временной петле, а они прибыли сюда на расследование… Это как раз их зона ответственности…

Зинтара стояла как громом пораженная. Она не ожидала услышать подобную информацию от крестного отца лунной мафии.

– Очень может быть… – продолжал Всеволод. – Вернее, я допускаю, что фаакхи направили сюда Вайса. Я нужен фаакхам. К тому же… по всему выходит, что именно ты и Грей пытаетесь разобраться в аномалии и странных убийствах, которые произошли в Лунограде. А в аномалии и убийствах есть некая взаимосвязь… Так что для фаакхов мы все ценны. Мы удобные фигуры, которыми они хотят решить ситуацию… Но больше всего меня смущает, почему бы Вайсу не выложить нам правду, как есть? Зачем скрывать очевидное?

– Потому что он не знает, что и ты работаешь на фаакхов, – мрачно подытожила Зинтара. – Если бы я была наивной простушкой, то сразу бы приняла поступок Вайса за благородный жест по моему спасению. Кажется, именно на это он и рассчитывал… Вот только откуда у него информация о нашем перелете?

– Фаакхи, – лаконично пояснил Всеволод.

– Верно, – буркнула себе под нос Зинтара.

– Только ведь Вайс… он… – Странница запнулась и решила говорить все, как есть. – Если Вайс – бывший силириец, а ныне ультимо… Общение с фаакхами для него противоестественно! Это… так же, как заставить мусульманина есть свинину! Меня, например, трясет от одного упоминания о них. И дело вовсе не в разуме, а в генетической памяти… Мы противоположны друг другу!

– Вы расы-антагонисты, – Всеволод нахмурился и пристально посмотрел на девушку.

Зинтара смущенно потупилась. После того, как они мутузили друг друга на перехватчике, разговор у них с чемпионом выходил донельзя странный, если не сказать доверительный.

– А они просили тебя прикрывать… – медленно протянул Всеволод.

– Что?! – у Зинтары от такой новости округлились глаза.

– Я организовал окно, даже решил лететь с тобой вместе. Так надежнее… Изменил силу тяготения, когда на тебя напали в парке…

– Ты?! – Зинтара чуть не задохнулась от удивления. – Вайс сказал, что это он спас меня тогда в парке…

А вот теперь гиганту настала пора удивленно поднимать брови. И его изумление выглядело более чем правдоподобно.

Зинтаре как-то сразу стало не по себе. Выходит, Вайс еще тогда начал ей врать… Или Всеволод приписывает себе чужие заслуги?..

Как ответ на её вопрос Всеволод порывисто извлек из кармана портативную модель инопланетного монитора – такие ни на Земле, ни на Луне еще не появлялись – и быстро принялся вводить необходимые команды.

– Вот, полюбуйся, – произнес гигант и развернул монитор с голограммой к девушке.

Зинтара с нескрываемым наслаждением коснулась так давно забытой и родной техники, затем быстро просмотрела открытую Всеволодом программу, точнее целый пакет программ. Возможности главного мафиози Луны поражали. Благодаря этому крошечному устройству он мог наблюдать за Луноградом со всех камер, контролировать коммуникации, электричество, работу кислородных куполов, гравитацию…

– Подарок фаакхов? – не удержалась Зинтара от вопроса.

Сомнений в том, что Всеволод действительно мог изменить локальную силу тяготения, больше не возникало.

Всеволод молча кивнул.

– Но ты на меня напал! – в сердцах воскликнула девушка, помятуя о том, как сильно её избил гигант на перехватчике Рэтта.

– Мне нужен был последний аннигилятор с Тро-ка-ти, – мрачно произнес Всеволод. – Теперь он уже либо уничтожен, либо попал в другие руки. Не один я за ним охотился…

– Зачем тебе аннигилятор? – Зинтара ошарашенно смотрела на чемпиона боев без правил и понимала, насколько иначе себе его представляла раньше.

Сейчас перед ней сидел вовсе не жестокий тиран планетарной тюрьмы и не крестный отец лунной мафии, а очень умелый и талантливый агент влияния Чужих. Но сейчас, как ни странно, их цели совпадали…

– Только он может окончательно уничтожить того, кого вы найдете с Греем, – точно в ответ на размышления девушки, произнес гигант и мрачно замолчал.

Зинтара пыталась охватить новую информацию.

Не чувствовала она в словах чемпиона лжи, не ощущала никакого подвоха… Вернее, отчетливо понимала, что сейчас они, волею судьбы, оказались с Всеволодом по одну сторону баррикад. Фаакхи хотели решить вопрос с аномальной петлей – это вполне укладывалось в представления Зинтары об их целях и возможностях. Всеволоду поручили прикрывать её, так как именно Странница охотилась на создателя аномальной временной петли – Шиара… Логично.

Вот только…

Почему в этой реальности порядок наводят фаакхи, а не силирианцы?!

Этот вопрос красной строкой бежал у Странницы в голове. И ответа на него она пока не находила.

Хотя… Сколько она себя помнила, Воины Духа никогда не сталкивались с аномалиями такого рода, никогда не работали во временных петлях и ответвлениях реальности. Да, они умели использовать подпространство, их технологии граничили с идеей мироздания… Но иные реальности не были объектами их внимания никогда!

– Давай я подежурю, пока ты спишь? – отвлек гигант девушку от размышлений.

Зинтара посмотрела на этого огромного, статного мужчину и отвела глаза. Не хотела она оставаться с ним наедине. Уж лучше с Греем… Тот хотя бы не излучал такого мощного животного магнетизма и не смотрел на нее взглядом, точно… Зинтара тряхнула головой и получше закуталась в махровый халат.

– Спасибо, но не нужно… С Вайсом я разберусь, – произнесла Зинтара и собралась идти открывать чемпиону дверь.

Тот продолжал нерешительно стоять посреди комнаты.

– Зинтара, – тихо позвал он.

Странница резко обернулась.

– Я слышал это имя от Грея, – уточнил Всеволод. – Ведь это твое настоящее имя?

Девушка молча кивнула.

– Ты поступаешь неразумно, – произнес гигант.

– Я могу обвинить Вайса только в одном, что он похвастался, будто отключил гравитацию в парке и тем самым спас меня, – скупо заметила Зинтара. – Все остальное – наши домыслы, страхи… Вполне возможно, что после сна все станет на свои места и мы поймем, что Микаэль – настоящий герой…

Всеволод недовольно мотнул головой, затем сделал шаг навстречу девушке и едва уловимо поцеловал в щеку, так неуловимо, словно бабочка коснулась её кожи крылом.

– Доброй ночи, Зинтара, – произнес Всеволод тихо и вышел в коридор.

Зинтара захлопнула дверь и прижалась к ней спиной.

Взгляд девушки упал на журнальный столик, там продолжала работать крошечная антипрослушка леендов. А она-то уже начала верить, что Гора ничего не упускает из виду и не забывает…


30

Зинтара улыбнулась, отключила прибор и засунула его в верхний ящик письменного стола. А может быть, это просто маленький подарок ей?..

Не будь она ультимо, прибор бы ей, несомненно, пригодился. А так… Зинтара отчетливо ощущала, все скрытые камеры и сигналы, что шли к центральному компьютеру. Сейчас камеры и микрофоны бездействовали. Вайс не собирался за ней подглядывать.

В дверь постучали, и через секунду Зинтара поняла: Вайс действительно не собирался подглядывать. Он решил навестить её лично!

– Не помешаю? – весьма галантно поинтересовался мультимиллиардер и подождал, пока девушка предложит ему жестом зайти внутрь.

– Поздновато, – буркнула Зинтара, поглядывая на часы. – Не спится?

– Холодноватый прием для спасителя, – в тон Зинтаре хмыкнул Вайс. – Я могу присесть?

Странница молча кивнула. Все еще оставаясь в халате, ей было неловко сидеть перед Вайсом. Совсем недавно она болтала с Всеволодом, совершенно наплевав на то, как выглядит… А теперь, перед Микаэлем, засмущалась…

Вайс уселся и принялся внимательно всматриваться в лицо девушки. Зинтара почувствовала, как краснеет еще больше прежнего.

– Я по делу, – скупо заметил Вайс, уяснив её реакцию. – Я считаю… Нам предстоит вместе пробыть на борту еще около полутора суток, может, чуть больше… И я бы хотел спросить твоего совета… Этот Гора… Всеволод Гора – сбежавший заключенный… На его счету огромное количество убийств, его обвиняют в самых страшных преступления, совершенных на Луне и Земле…

Вайс сокрушенно покачал головой.

– Зинтара, как тебя угораздило с ним связаться?! Всеволод Гора – международный преступник и террорист! Я считаю своим долгом взять его под стражу до конца полета… Вот пришел сообщить тебе лично и еще раз убедиться… Ты понимаешь, что на самом деле наделала?.. Актон бы подобное сотрудничество не одобрил…

Последняя фраза Вайса окончательно вывела Зинтару из оцепенения. Не смел Вайс влезать в их отношения с Актоном! Вайс ничего не знал о них! Не имел ни малейшего представления! А теперь пытается стыдить её памятью умершего возлюбленного?!

– Ты, когда-то очень давно… был силирийцем… – медленно произнесла Зинтара. – Значит, многое знаешь про Воинов Духа. Ученые и Воины всегда работают рука об руку на протяжении столетий, если не тысячелетий… Мне странно слышать от тебя подобное.

Зинтара говорила, осознав, каким чужим стал для нее Вайс от одного только неловкого упоминания имени Актона Гакара…

– Нас никогда не волновала мораль отдельно взятой планеты… Мы лишь следим за соблюдением принципов мироздания… Микаэль, неужели ты это совсем позабыл?

Вайс неловко вскочил с дивана и принялся расхаживать по гостиной.

– Не ожидал такого заступничества! – наконец, в сердцах воскликнул Вайс. – А я столько времени, как проклятый, корпел над приборами, только чтобы вернуть тебя в основную реальность, тем самым захлопнув аномальную петлю!

– Что?! – неуверенно переспросила девушка.

– Я здесь неспроста! – воскликнул Микаэль с чувством. – Я, конечно же, бросился тебя спасать, но мог бы просто прислать спасательный отряд… Я здесь потому, что ирреальность – идеальное место для отправки тебя в основную ветку действительности. Если мы с тобой отправляемся отсюда… аномальная реальность сама выплюнет Шиара вслед за нами и схлопнется! Понимаешь?!

– Так просто? – ошарашенно произнесла девушка.

Вайс нервным жестом пригладил волосы.

– Без Коника работать было очень и очень тяжело. Но он уже давно вел разработки в нужном направлении… Я могу показать расчеты. Прыгнув за Шиаром, мы стали с ним связаны. Исчезаем из аномалии мы – автоматически удаляется и он. Вернее, такое возможно только с привлечением ирреального измерения фаакхов. Именно оно скрепляет нужную нам связку…

Теперь и Зинтара нерешительно встала и внимательно посмотрела на Микаэля.

– Мне нужны все чертежи и расчеты, – произнесла она твердо.

– Да, да… – Вайс продолжил носиться из угла в угол, нервными жестами то приглаживая, то взъерошивая волосы. – Здесь, на корабле, большая часть документации. Айчара почти во всем может проконсультировать… Так ты согласна?! Лучше сделать это как можно скорее, пока никто нам не помешал! Меня откровенно настораживают твои попутчики. Ведь Рэтт – обычный жулик и контрабандист! Не удивлюсь, если он сейчас приглядывается к лайнеру, прикидывая, что отсюда можно стащить и повыгоднее перепродать…

– А зачем ты привез с собой жену и Мари? – не удержалась от вопроса Зинтара.

Она долгое время наблюдала за жизнью Вайса, когда планировала похищение из его поместья тетради профессора Карпова, и была откровенно удивлена поступком Микаэля. Он никогда не втягивал в опасные дела дочку… Наоборот, всячески берег…

– Ты поняла, в кого она превратилась? – расстроенно посмотрел Микаэль на девушку, – В монстра в юбке! Пока здесь жил мой пустой двойник… она взяла все управление корпорацией на себя. А я, оказывается, предпочитал в свободное время кутить и развлекаться! Даже жениться на пустоголовой блондинке умудрился! И теперь вместо Мари… Кого я вижу?! Стерву! Холодную и расчетливую стерву, которая ненавидит меня за то, что я пытаюсь взять власть над корпорацией обратно в свои руки! Она устроила настоящий скандал, когда по своим источникам разузнала, зачем на самом деле я собираюсь взять лайнер. Грозила, что начнет процедуру по признанию меня недееспособным…

– Если мы покинем эту петлю времени, какая разница, какую процедуру она начнет? – отозвалась Зинтара тихо.

Вайс осекся и как вкопанный застыл посреди гостиной.

– Актон говорил, что с тобой всегда непросто… – Вайс виновато улыбнулся. – Хорошо! Я предоставлю всю документацию тебе завтра же утром! А теперь доброй ночи!

Не успела Зинтара опомниться, как Вайс вихрем выскочил за дверь и энергично зашагал по коридору в сторону центрального управления.

А уже через пару минут, полностью одетая, вслед за мультимиллиардером, по коридорам бежала Зинтара. Навстречу ей выскочил заспанный, в спортивном костюме Грей.

Их взгляды встретились.

– Лика говорит о начале незапланированных маневров, – пробурчал Юлиус, все еще борясь ос сном.

Зинтара чуть удивленно вскинула брови.

– О, да! Она в порядке! – радостно пояснил детектив, пристроившись бежать рядом с девушкой. – На этом судне Лика полностью пришла в норму. Только вначале мощностей было маловато. Но она смогла подключиться к «Тетре». На перехватчике, по всей видимости, успели установить эти штуковины… Фиксаторы реальности… Так что компьютер нашего корабля тоже воскрес… А ты куда так бежишь? Вечерняя пробежка перед сном?

Зинтара отрицательно покачала головой, и по её сосредоточенному липу и нахмуренным бровям Юлиус тут же понял – происходит неладное. Недолго думая, детектив засунул портативную версию Лики себе в карман и побежал следом. Он уже привык доверять странным порывам девушки.

Зинтара влетела в рубку центрального управления, когда там уже находились Микаэль вместе с Мари.

– Разве мы куда-то собираемся улетать? – произнесла Зинтара холодно, завидев на мониторах маневры, которые начал проделывать с лайнером Вайс. – Прекрати маневры!

Микаэль резко развернулся и, недобро прищурившись, уставился на влетевшую на капитанский мостик Зинтару и вбежавшего следом Грея.

– Ты покрываешь преступников, – произнес Вайс, как можно тверже, и продолжил выполнять маневры.

– Мы выходим в реальный космос? Уже? – неуверенно произнес оторопевший Юлиус, прислушиваясь к наушнику в ухе, в котором, по всей видимости, излагала свои наблюдения программа искусственного интеллекта Лика. – И даже успели отбуксировать наш перехватчик к себе в ангар?

– О! Айчара всегда привыкла перерабатывать! Говорил же ей – перетащить перехватчик к завтрашнему утру! Нет – решила работать в третью смену. Управилась с вашим металлоломом к ночи… – процедил сквозь зубы Вайс. – Мари, присмотри, чтобы эти преступники не приближались к пультам…

Пока Вайс произносил тираду, его руки быстро набирали на мониторе внутренней связи команды для охраны лайнера. Заметив его манипуляции, Зинтара попыталась броситься и прекратить ввод команд. Мари не пошла ей наперерез, как того ожидала Странница, а вот Вайс встретил Странницу мощным ударом в челюсть, точно знал заранее о действиях девушки. Не будь Зинтара ультимо… Но удар её все равно потряс.

Грей, всплеснув руками, попытался помочь девушке подняться. Вайс тем временем продолжил пилотирование лайнера.

– Выход в пространство космоса состоится через… восемьдесят секунд… – произнес мелодичный голос системы навигации лайнера.

Зинтара вытерла стекающую по подбородку кровь и с недоумением уставилась на Вайса. Пятнадцать минут назад он пытался доказать, что идеальным местом выхода из петли является ирреальность фаакхов, а теперь собирался выходить в реальный космос…

Мари продолжала напряженно смотреть то на Зинтару и Грея, то переводила взгляд на отца.

– Почему ты решил выходить именно сейчас?


31

Корабль плавно скользнул в реальность. На мониторах вспыхнули звезды, а ровно перед кораблем открылся туннель гиперпространства. Вайс продолжил умело манипулировать космическим кораблем, не обращая больше внимания на девушку.

– Куда мы направляемся? – Зинтара попыталась разглядеть курс, который высвечивался за спиной Вайса, но мультимиллиардер упорно не желал отходить в сторону, загораживая собой основной экран.

– Расчетный угол входа предполагает выход в системе… Тро-ка-ти… – по слогам прочитал Грей на портативном модуле Лики и удивленно посмотрел на собравшихся в кают-компании.

– Что мы забыли на Тро-ка-ти? – теперь Зинтара выглядела не на шутку встревоженной. – Отвечай!!!

Корабль продолжал уверенно скользить в направлении гиперпространственного туннеля. Мари во все глаза попеременно смотрела то на мониторы, то на отца, то на Зинтару и Грея.

Неожиданно на капитанский мостик влетела дюжина хорошо вооруженных охранников с эмблемами MWM Pharmaceuticals.

– Присмотрите за ними, – Вайс указал охранникам на застывших Зинтару и Грея. – А для нее – Вайс кивнул в сторону Зинтары – используйте вот это…

Странница краем глаза уловила, как Вайс кинул охранникам пару тахионных парализаторов.

Против нее парализаторы могли оказаться весьма действенными. Они использовали тахионное поле, которое меняло местами причину и следствие и сводило способность уклонения от лучей фактически к нулю. Таким вооружением имели право пользоваться лишь избранные силирийцы. И лишь единицы позволяли себе его применять в исключительно редких случаях, так как само это оружие противоречило причинно-следственным связям, на страже которых стояли Воины Духа Силирии.

– Кто ты, что взял на себе право пользоваться тахионными излучателями? – сквозь зубы процедила Странница.

Вайс, краем глаза продолжавший следить за входом лайнера под рассчетным углом в туннель, удовлетворенно кивнул. Корабль входил в зону необратимости. Теперь он мог двигаться либо по намеченной траектории, либо влететь в нерасчетное пространство, либо опять оказаться в ирреальности.

– Ты так долго меня искала… – улыбка Вайса сделалась донельзя широкой.

И Зинтара бросилась на него с глухим рыком. Она уже начала понимать, там, в своей каюте… А теперь окончательно убедилась!

На капитанский мостик влетели Всеволод с Рэттом и, быстро разобравшись в ситуации, кинулись на охранников. Грей так же молниеносно выхватил стайер и принялся из него палить направо и налево.

Буквально через несколько секунд пол центрального управления был усеян неподвижными и парализованными телами охраны MWM Pharmaceuticals. Стоять на ногах остались только Вайс с Мари и Зинтара с Всеволодом. Рэтт, постанывая, валялся у самого выхода, Грей, с зажатым в руках стайером, в беспамятстве лежал в луже крови.

Зинтара направляла на Вайса тахионный излучатель.

– Ты заплатишь за все! За смерть Актона, Коника, Вайса!!! – прокричала Странница.

Тот, кто был в теле Вайса, мило улыбнулся, точно по его губе не текла струйка крови, а костяшки пальцев не были разбиты.

– Поздно, – произнес Шиар своим настоящим голосом. – Нас встречают остатки моих единомышленников. Мы выходим из гипертуннеля в заданную точку… Если будете себя хорошо вести, умрете быстро и без лишних мучений.

Преступник в теле мультимиллиардера широко и победно улыбнулся…

– Думал, удастся отправить тебя подальше и спокойно завершить свой проект. Я же мирный тиран… А потом ваша реальность просто бы… исчезла!!! И я жаждал, чтобы ты за этим наблюдала из первых рядов, понимая, как ошиблась, как красиво тебя обыграли! Я – обыграл! Потому что я – победить! Творец своей реальности! Здесь я – Бог!

Зинтара продолжала направлять на Шиара излучатель и отчетливо понимала, что не может нажать на спуск. Боялась, что его суть сможет улизнуть из мертвого тела и занять другое. Она не понимала до конца, как Шиару удалось проделать на Луне перемещение такое бесчисленное количество раз, ведь другим мертам приходилось годами готовить для себя нужное тело. Потому Зинтара запланировала другое развитие событий.

– Всеволод, – крикнула Странница, не сводя глаз с улыбающегося Шиара, – подай веревки! Мне нужно связать этого ублюдка!

Вайс-Шиар расхохотался.

– Не глупите… Вас всего-то двое против меня и Мари…

– Это не твой отец, – проговорила Зинтара, обращаясь к дочери Вайса.

Мари посмотрела на странницу неожиданно теплым взглядом и быстро шагнула в сторону от пультов управления, подальше от так называемого «отца».

– Я давно поняла, – произнесла Мари.

Больше в ней не было пафоса. Из её голоса исчез металл и холод. Сейчас она больше стала походить на ту Мари, которую помнила Зинтара: юную, чистую, только… очень грустную.

– Я поменяла курс, еще до перехода в гипертуннель, заранее написала программу и незаметно запустила её перед входом в него. Сейчас мы выйдем к Солнечной Системе…

– Что?! – лицо Вайса-Шиара исказило бешенство.

– Лучше связать и этих головорезов из службы охраны MWM Pharmaceuticals, – Мари кивнула на неподвижные тела. – Скоро они придут в себя. А мне они не подчиняются. Их лично набирал… он…

Мари кивнула на впавшего в ярость Вайса-Шиара.

Тот принялся крушить пульты управления, явно ожидая, что Зинтара в него выстрелит.

– Всеволод, его необходимо связать! – во все горло выкрикнула Странница, зло отбросила бесполезный тахионный излучатель, который только помог бы Шиару прыгнуть в новое тело, и попыталась обездвижить врага.

Вначале Шиар сопротивлялся. На него с двух сторон нападали Зинтара и Всеволод. Мари, видя, как гнутся железные спинки кресел и проминаются под ударами бронированные стены, забилась в угол. Она давно поняла, что против этих «людей» простому смертному не выстоять.

Рэтт, постанывая, попытался присоединиться. Но тут один из парализованных охранников поднял оружие, и Рэтт в сердцах вырубил неприятеля, а затем принялся сноровисто перевязывать обездвиженные тела службы охраны лайнера. В схватке с участием Зинтары и Всеволода контрабандист счел себя явно лишним. Такими выдающимися физическими возможностями, как у этих двоих, он все же не обладал, хоть и превосходил в силе обычного человека, поэтому, закончив связывать охранников MWM Pharmaceuticals, Рэтт довольно крякнул и сел сверху на одно из обездвиженных тел. Вся остальная мебель на капитанском мостике пришла в полную негодность.

Шиар, Зиантара и Всеволод твердо решили разнести все в кают-компании в мелкие щепки. Пострадал даже пульт управления. И это откровенно волновало ушлого контрабандиста, но разумно поразмыслив еще разок, он преспокойненько решил понаблюдать за «битвой титанов» из первых рядов.

Превосходство Зинтары и Всеволода было очевидным. Вопрос оставался лишь в том, сколь долго удастся противостоять Вайсу-Шиару. Тот рычал, цедил сквозь зубы ругательства и кидал на Зинтару с Горой ненавидящие взгляды.

– Только не убивай его! Просто обездвиживай! – в очередной раз выкрикнула Зинтара. – Я чувствую, как он пытается улизнуть!

Зинтара поняла, что больше не в состоянии поддерживать заданный темп. Её внимание переключилось на то, что лежало за гранью материи. Шиар пытался уйти. Странница устало привалилась к стене и попыталась сосредоточиться на действиях врага. Шиар повторил очередную попытку выхода из тела, но натолкнулся на поле, которое создавала вокруг него девушка. Зинтара держала его, словно в сетке. На это уходили все её силы. Но она держала крепко.

Шиар рычал и продолжал сражаться с Всеволодом. Если бы не действия гиганта… Всеволод принял бой на себя, дал Зинтаре отойти и сосредоточиться, точно интуитивно понимал, что битва идет не только на капитанском мостике, но и где-то по ту сторону материи…

– Свяжи его… – почти теряя сознание от напряжения, взмолилась Зинтара.

Всеволод удачно придавил Вайса-Шиара к полу. В этот момент со шприцем в руке подскочила Мари и с размаху всадила снотворное в плечо тому, кого недавно называла отцом.

– Еще дозу, еще… – зашептала Зиантара.

Она видела организм Вайсв-Шиара. Видела, как тот начинает бороться и перерабатывать инородное вещество. Слишком быстро, почти молниеносно…

Мари схватила аптечку и вколола в руку Вайса-Шиара еще одну дозу.

Зинтара удовлетворенно кивнула и присела рядом. Пот катился по её липу, глаза слезились, руки дрожали. Такого сопротивления она не ожидала. Шиар был поразительно силен!

Всевололод внимательно вглядывался в потерявшего сознание противника. Мари растерянно уставилась на Зинтару.

– Приготовьте анабиозную камеру. Это должно его остановить, – все еще с трудом ворочая языком, прошептала Странница и без сил опустилась рядом с неподвижным телом мультимиллиардера. – Как можно скорее!

– Выход из гиперпространства осуществится через… тридцать секунд. Расчетный квадрант прибытия – Солнечная система…

Огромный лайнер выскользнул в обычный космос.

Зинтара и Всеволод дружно засмеялись, в то время как Мари связывалась с Айчарой и давала нужные распоряжения для погружения тела Вайса в состояние анабиоза.

Контрабандист подошел к неподвижному мультимиллиардеру и подозрительно потрогал тело носком ботинка.

– Тоже, типа… силириец?

– Вроде того… – устало откликнулась Зинтара.

Рэтт удовлетворенно кивнул.

– Я, получается, в неплохой компании. Только где мои суперспособности? И может, я… вовсе… не того?

– Ты мне всю голову сегодня разрушил, – подал голос Юлиус и, кряхтя, подполз к своим попутчикам. – Если не впал там… как я, в состояние синюшной мумии… значит, не быть тебе землянином…

– А хорошо ты их из стайера положил! – произнес Рэтт, обращаясь к Юлиусу, одновременно поглядывая на начинающих приходить в себя, но крепко связанных, охранников лайнера. – Где взял?

Грей ехидно прищурился.

– У тебя, из грузового отсека, в ящике с надписью: «Не трогать, опасно!».

Рэтт тут же помрачнел и пошел руководить вошедшими техниками лайнера. Те по приказу Мари прибыли, чтобы оттащить охранников до выяснения дела в камеры под замок.

В помещение влетела на всех парах Миранда Айчара и с ужасом уставилась на неподвижного Вайса.

Общение с Айчарой взяла на себя Мари. Она очень долго и старательно пыталась донести до индианки происходящее. А та, как верный пес, все никак не могла сдвинуться с места и поверить.

– Значит, Микаэля больше нет? – наконец, едва слышно, прошептала индианка.

Мари развела руками и посмотрела в сторону все еще сидящей у стенки на полу Зинтары. Миранда, с округлившимися газами глянула на повреждения, нанесенные капитанскому мостику.

– Значит, доктор Петрова раньше работала именно с такими проявлениями… – произнесла Миранда, запинаясь и указывая пальцем на вмятины в металлических переборках и стенах.

Мари скупо кивнула. MWM Pharmaceuticals давно переманили к себе доктора Вивьен Петрову и та начала трудиться, прежде всего, над усовершенствованием гормономодулирования. Но Мари всегда знала, что свободное время Вивьен, как и прежде, посвящает изучению феномена «одаренных», которых доктор Петрова вела и тренировала в секретном НИИ Базеля.

Мари не противилась и не вмешивалась, потому что уже очень давно начала задумываться о странных, иногда уникальных возможностях своего отца. Мари тоже пыталась найти ответы…

Техники навели порядок на капитанском мостике. А медики MWM Pharmaceuticals погрузили тело Вайса в переносную анабиозную камеру и ушли.

– Его уже нет с нами?.. – Мари подошла к Зинтаре и уселась рядом с девушкой прямо на пол и закрыла лицо руками.

Глава MWM Pharmaceuticals позволила себе маленькую слабость – побыть просто человеком. Рэтт и Грей удалились вслед за техниками и медиками, приглядеть, чтобы те поместили охранников лайнера под надежные замки, а тело Вайса окончательно подготовили и ввели в глубокий анабиоз.

В помещении остались только Зинтара, Всеволод, Мари и Миранда Айчара.

После вопроса Мари Миранда с надеждой посмотрела на Зинтару, интуитивно предполагая, что ей известен истинный ответ. Вместо этого в диалог неожиданно вступил Всеволод.

– Мы не можем знать наверняка и не можем рисковать, чтобы выяснить. Тело Вайса в анабиозной капсуле в срочном порядке необходимо доставить фаакхам.

Зинтара вскинулась от его слов, точно от удара.

– Мы летим на Станцию! – произнесла Странница твердо.

Всеволод попытался что-то возразить, затем потер переносицу и почти спокойно добавил:

– Я думаю, что правильно будет известить о поимке преступника фаакхов как можно скорее. Они будут ждать нас на… Станции…

Зинтара, еще несколько секунд назад бывшая Всеволу искренне благодарной (без него она бы не смогла справиться с Шиаром), теперь почувствовала отчужденность. Гигант все это время играл за её врагов. Раньше их цели совпадали. Теперь же… Настал черед делить добычу…

– Я обязана предоставить Шиара Силирии, – произнесла Зинтара четко. – Я должна отвезти преступника на Станцию.

Миранда и Айчара молча взирали на их странный диалог и не вмешивались. Они давно уяснили, что Земля и Луна – лишь крошечные песчинки в космосе, и разные силы ведут здесь свою игру. Теперь они столкнулись с этими неведомыми силами лицом к лицу.

– Я лишь прошу вернуть тело… Для погребения… – тихо прошептала Мари.

Айчара заплакала и отвернулась. Она обязана была Микаэлю Вайсу всем, чего достигла и кем стала.

– Анабиозную камеру будет сложно разместить на перехватчике. Мне потребуется ваш лайнер для полета к Станции… – вместо ответа, произнесла Зинтара.

А потом, сама неожиданно для себя, добавила:

– Я постараюсь, чтобы они отдали… тело…

– А если мы не согласимся?! – в сердцах воскликнула Айчара.

– Вы хотите возвращения мозгового мясника? – резко произнес Всеволод, в упор посмотрев на индианку.

– Так вот, значит, кого вы поймали… Тогда я понимаю… Прослежу за всеми приготовлениями… – осипшим голосом вымолвила Айчара и больше не возникала, тихонько кивнула и вышла из помещения.


32

Они сидели в апартаментах Зинтары и праздновали победу. Юлиус прилично напился, но вел себя вполне корректно, отбиваясь от бесконечных расспросов Рэтта. Тот пытался выудить у детектива все детали о так называемых силирианцах и Воинах Духа.

– Да не знаю я почти ничего! – в который раз заплетающимся языком гаркнул Грей и осушил еще один бокал красного. – Ты лучше Белую Звезду расспроси, которую на самом деле зовут Зинтара…

– Зин-н-н-та-рррра-а-а… – произнес контрабандист имя девушки, точно пробуя дорогое вино на вкус. – Ну, я-то почему нормальный, а? Я вот не могу похвастаться тем, что проламываю железные балки… Почему?

Зинтара закатила глаза к потолку и подумала, что пора идти в сторону центрального бара космического лайнера. Мари теперь выдала ей полный доступ, и Странница могла совершенно свободно перемещаться по космическому кораблю огромных размеров, заглядывая в любые, пусть даже технические, помещения или секретные лаборатории MWM Pharmaceuticals.

Мари вообще, надо сказать, сильно переменилась – потеплела, подобрела. В отличие от жены Вайса, которая впала в истерику.

В первую же ночь эффектная блондинка произвела самовольную вылазку к анабиозной камере и чуть не вырубила аппарат. Благо дежурные по камерам наблюдения вовремя подняли тревогу. Марину, в девичестве Хохлову, схватили и посадили под домашний арест. Та выла, царапалась и кусалась. В итоге утихомирить блондинку пришлось Айчаре. После лошадиной дозы успокоительного молодая жена Вайса, наконец, заснула. С тех пор возле её каюты неотлучно дежурила пара техников, а камеры наблюдения вели трансляцию в режиме он-лайн из личных апартаментов Вайса на наручные мониторы Мари, Грея и Зинтары.

В дверь осторожно постучали. Зинтара вскинула брови, но уже начала догадываться. На пороге стоял Всеволод. Его на свою вечеринку она не звала – не смогла.

– Уау! Герой дня собственной персоной! – пьяно воскликнул Рэтт, глотнув пива и закидывая в рот хрустящие рыбные чипсы.

Зинтара недовольно глянула на контрабандиста. Она, конечно же, была благодарна гиганту за поддержку, за то, что тому удалось обездвижить Вайса… Но его мотивы и то, на кого на самом деле работал Гора…

– Проходи, – произнесла Зинтара и попыталась улыбнуться.

Всеволод как ни в чем не бывало проскользнул внутрь, и девушка в который раз подивилась красоте его движений при более чем внушительных габаритах. Это было сродни грации здоровенного тигра. Она манила и пугала одновременно…

Всеволод быстро сориентировался, нацедил себе виски с колой и удобно устроился на диване, прислушиваясь к разглагольствованиям Юлиуса. Тот в деталях живописал, как размахивал стайером и косил службу охраны лайнера, в десятый раз за вечер. Самым его благодарным слушателем оказался Рэтт. Контрабандист сидел, глотал пиво и с наслаждением прослушивал историю их подвига.

– А может, нам и медаль положена? – поинтересовался Рэтт во время короткой паузы, что возникла в рассказе Грея. – Ну, там, всем же миром этого мозгового мясника искали… А мы взяли – и обнаружили. Да еще и спеленали гаденыша!

Юлиус принялся что-то восторженно отвечать Рэтту, а Зинтара отошла чуть в сторонку. Всеволод последовал за девушкой, сделал вид, что намешивает коктейль, а сам не сводил с нее глаз.

– Ты в норме? – поинтересовался гигант осторожно.

Зинтара автоматически кивнула.

В апартаменты вошли еще несколько техников, капитан корабля, навигатор и Миранда Айчара. Все они принялись дружно обниматься с Юлиусом и Рэттом. Последние как-то очень быстро вписались в команду космического лайнера и стали чуть ли не лучшими друзьями с экипажем.

– Может, пройдемся до ближайшего бара… Кажется, сейчас все твои личные запасы быстро подойдут к концу…

Зинтара посмотрела на вновь прибывших, широко им улыбнулась и согласно кивнула гиганту.

– Стоит сходить. Тем более что никто не сможет притащить спиртного больше, чем мы с тобой.

Всеволод весело улыбнулся шутке.

На корабле к ним относились по-особенному. Последние двое суток самым популярным занятием среди членов команды лайнера стало пересматривать схватку Всеволода и Зинтары против Вайса.

Люди смотрели в мониторы и в который раз дивились. Перед ними в реальной жизни сражался сам Всеволод Гора вместе с Белой Звездой! Плечом к плечу! И действовали так слаженно!

А потом еще эти знаменитости лунных боев без правил ходили по их кораблю, здоровались и всячески делали вид, что они самые обычные. Только людей не провести. Они-то уже уяснили, что с этими двумя лучше не связываться. Прихлопнут одной левой – и даже не вспотеют.

Зинтара и Всеволод тихо выскользнули в коридор.

Вокруг царила полная тишина. Сквозь переборки доносился лишь едва уловимый гул двигателей.

Несколько поворотов они прошли молча, пока не оказались возле огромного оазиса зелени, окружающего капитанский мостик.

– Бар, кажется, правее, – заметил Всеволод.

Зинтара молча кивнула.

Вот так оно и бывает. Свои – среди чужих… Чужие – среди своих…

Она ушла еще и потому, что чувствовала основной настрой экипажа. Их уважали, их восхваляли… Аппарат Объединенного Человечества прислал на борт лайнера благодарственную речь. Заочно всей их команде были вручены почетные медали «за заслуги». Всеволода амнистировали. Но тут, по всей видимости, не обошлось без особых договоренностей с фаакхами…

В общем, все человечество и лично президент Джереми Фейхукун оказались им благодарны. Президент Луны по каналу связи вручил грамоту и пожаловал наделы лунной земли. Эта награда больше всех позабавила Грея. У него это был уже второй надел от правительства и, так же как и прошлый, оказался далеко за пределами кислородных куполов.

– Вот ведь, блин, – хохотал Юлиус. – Солить мне, что ли, этот лунный грунт?!

– Лучше бы от налогов освободили, – пробурчал тогда Рэтт.

– Когда грамоты нам вручал, мог бы свою наномаску хоть раз снять, – буркнул Всеволод.

Его, как и остальных, несколько утомили бесконечные поздравления, суть которых сводилась больше к красивым словам и только.

– Тебя амнистировали! – заметил контрабандист, посмеиваясь.

Гора недовольно поморщился. Понятно было, что в Планетарной он оказался больше не потому, что так получилось, а потому, что сам выбрал себе наиболее удобное и безопасное место дислокации в качестве агента влияния фаакхов, но об этом никто кроме Зинтары не знал. Так что остальные посчитали амнистию Всеволода самым большим жестом со стороны правительства ОЧ.

– По рюмочке? – прервал воспоминания Странницы Всеволод.

Они подошли к центральному бару лайнера. За огромной барной стойкой никого не было, вокруг тишина, ни души.

Этот полет до Станции выполнялся командой в минимальном составе. Так что на развлечения времени сильно не оставалось. Да и не привыкли члены экипажа пользоваться помещениями для хозяев. А хозяев на корабле почти и не осталось. Мари все свободное время проводила в своей каюте или в лаборатории Айчары, жена Вайса спала, Шиар в теле Вайса лежал в анабиозе… Вот члены экипажа и предпочитали ходить друг к другу в гости. Сегодня вечеринку объявила Зинтара. Вчера к себе всех приглашал Юлиус…

И только сейчас Зинтара осознала, что члены экипажа лайнера пришли к ней больше из глубокого уважения, нежели из-за дружбы или любви… Что ни говори, а их с Всеволодом сторонились. Люди интуитивно угадывали в них других… Уважали, благодарили, восхищались, искренне хотели и старались быть похожими… Но на расстоянии… Издалека, как любуются звездами.

– Давай пропустим, – усмехнулась Зинтара и предоставила гиганту самому выбирать напитки.

– Виски? – неожиданно предложил Гора.

Когда она была Лёкой, то любила этот напиток. Зинтара удивленно кивнула выбору Всеволода. Он в очередной раз, сам того не понимая, разбередил в ней старые воспоминания. Им было так хорошо с Ярославом… Тауром…

– Да, чистый, со льдом…

Зинтара благодарно приняла напиток и осторожно пригубила. Виски оказался восхитительным, мягким, с глубоким вкусом… Именно такой, который она любила.

Всеволод последовал её примеру – налил себе янтарной жидкости на два пальца, добавил льда и сделал несколько больших глотков.

– Им без нас лучше… – произнес гигант. – Посиди тут… Сейчас отнесу им пару ящиков…

Галантность лунного мафиози позабавила Зинтару. Она предпочитала воспринимать Всеволода именно так, чем вспоминать, кто он на самом деле. Девушка осталась сидеть в баре, пока гигант схватил, точно пушинку, пару ящиков крепких напитков и отнес их в её апартаменты.

Когда он вернулся, Зинтара почти допила содержимое бокала.

– Повторить? – лаконично уточнил Всеволод.

Зинтара с удовольствием протянула бокал.

Всеволод повторял напиток несколько раз, пока не заметил, как Зинтара начинает откровенно клевать носом.

– Давно ты спала нормально? – произнес Всеволод озабоченно.

Зинтара пожала плечами и кивнула на наручный монитор, на котором шло в режиме он-лайн изображение, транслирующее видео из анабиозной камеры Вайса.

– Все боюсь, что он проснется и…

Всеволод накрыл её руку своей ладонью и, едва заметно, нежно погладил.

– У нас есть как минимум один трезвый член экипажа, – усмехнулся чемпион.

– Мари не в счет. Она его дочь, вернее… Дочь его тела… Точнее… Уф-ф-ффф – выдохнула Зинтара, поняв, что окончательно запуталась.

– Я говорю о Лике, – усмехнулся Всеволод. – Она следит не только за камерой, но и за всеми датчиками. Я предложил идею Юлиусу. Тот с радостью согласился. В случае опасности Лика даст общий сигнал тревоги и даже сможет взять управление оборудованием на себя. В анабиозной камере все автоматизированно и роботизированно. Если нужно, Лика способна сама подать нужные лекарства и произвести манипуляции.

– Лика… наверное, сможет, – Зинтара поняла, как глаза сами закрываются и кто-то очень нежно берет её на руки, точно пушинку, словно перышко, бережно несет…


33

Проснулась она от шума душа. Вскоре из ванной комнаты, отфыркиваясь, показался Всеволод. Оказывается, все это время она спала на его кровати…

Зинтара вскочила и озадаченно огляделась. Одежда не тронута. Вид, судя по всему, у нее приличный…

– Ты всего два часа была в отключке, – усмехнулся Всеволод и принялся растирать тело вторым полотенцем, первое было плотно обмотано вокруг его бедер. – Предлагаю поплавать в одном из бассейнов. Я тут успел облюбовать одно симпатичное местечко…

– Я без купальника, – хмуро выдала Зинтара и поняла, что срочно хочет почистить зубы.

Всеволод поглядел на её скисшую физиономию и, не говоря ни слова, отступил в сторону, пропуская в ванную, а сам деликатно пошел в библиотеку, как можно дальше от ванной комнаты.

Зинтара быстро привела себя в порядок, освежилась и выпорхнула обратно. Настроение стало совсем иным. Оказывается, ей за последнюю пару суток катастрофически не хватала сна, вернее даже возможности расслабиться! Она все время была на страже, все время боялась, что что-то пойдет не так…

– Пошли в бассейн, – категорично предложил Всеволод. – Никуда от тебя этот саркофаг не денется. У тебя уже, кажется, паранойя началась… И возьми вот ту бутылочку отличного напитка. Его ты должна любить… А я пока сделаю нам с собой бутерброды…

Зинтара оглянулась на предложенную бутылку и подивилась, как многое знает про них Всеволод. Этот изумрудный коктейль был излюбленным напитком клана Воинов Духа. Он тонизировал и почти не пьянил.

Когда они оказались у бассейна, Всеволод тут же сбросил с себя всю одежду, кроме плавок, нырнул и принялся с наслаждением грести туда и обратно.

Зинтара пристроилась на бортике, опустила ноги в воду, налила себе немного напитка и принялась смаковать коктейль.

Место Всеволод отыскал действительно живописное. Здесь бассейн удачно выходил к огромному оазису зелени, и складывалось впечатление, что находишься не в помещении, а среди тропического леса. Довершал впечатление маленький водопад. Свет был приглушен, так как на корабле, по бортовому времени, была глубокая ночь.

Зинтара мирно потягивала коктейль и начала уплетать бутерброды. Всеволод оказался отличным кулинаром. Бутерброды оказались восхитительными: с сочной зеленью, пикантным соусом, свежими овощами и хрустящим хлебом.

– Если ты не съешь хотя бы один, я боюсь, что скоро ничего не останется, – весело заметила Зинтара, громко похрустывая хлебцем.

Всеволод, весь мокрый и довольный, выскочил из воды, присел рядом на край бассейна и принялся жевать бутерброд.

– Но это вовсе не значит, что я отдам Вайса твоим фаакхам, – быстро добавила Странница и подозрительно сощурилась.

Всеволод, запрокинув голову, откровенно захохотал.

– Нет… Ну, ты действительно параноик! За это и люблю!

Слова сорвались с уст и растаяли. Только звук их все еще стоял в ушах девушки.

– Ты меня совсем не знаешь, – едва слышно ответила Зинтара.

Всеволод недовольно качнул головой.

– Это я так… к слову, – произнес он. – Мне приятно проводить с тобой время…

А Зинтара вдруг подумала, что она просто дура, если не воспользуется столь великолепным телом! Она выполнила задание. Она сделала то, ради чего столько времени гонялась по свету! Она заслужила немножко удовольствия!

Её руки сами скользнули по мокрому торсу гиганта. Всеволод напрягся, а затем расслабился и позволил Зинтаре оказаться сверху. Она принялась страстно его целовать. Её язык проникал сладостно и яростно, не встречая сопротивления.

Зинтара сама не поняла, как оказалась без одежды. Поцелуи с этим красивым и мощным мужчиной заставили её позабыть все на свете. Голова кружилась, тело выгибалось ему навстречу…

Она села на него сверху и испустила возглас, полный наслаждения, граничащего с экстазом. Зинтара начала плавные движения, обхватывая ногами тело, круговыми движения навинчиваясь на его плоть до упора. Девушка чувствовала, как становится мокрой, как каждое новое движение ввергает её в еще большее наслаждение, а мышцы начинают сокращаться в подступающем оргазме.

Она брала его, она наслаждалась им!

Зинтара с восторгом отдавалась и хотела большего.

Когда, мокрая и удовлетворенная, девушка откатилась в сторону, Всеволод тут же накинулся на нее сверху и вжал с силой в пол, заставляя почти застонать от наслаждения, смешанного с болью. Ему нравилось вторгаться в нее резко, неистово, растягивая её лоно и доходя до самого естества. Его мощный фаллос терзал её, раздвигал, заставлял стонать от боли и восторга, точно Всеволод мстил ей за все то пренебрежение, которое она успела ему выказать.

Он любил её, как любят сильные мужчины… Он брал её с рыком и неистовством, ненасытно, не прекращая, не останавливаясь ни на секунду, пока не почувствовал, как тело девушки обмякло под ним.

Зинтара билась в сладких судорогах, а он выплескивал в нее свой восторг и удовлетворение. Ей удалось довести его до исступления.

Всеволод чувствовал, как экстаз накрывает его волнами, с каждым новым толчком, с каждым новым стоном…

Они лежали, обессиленные, на прохладном полу и наслаждались безмолвием. Слова им были сейчас не нужны. Они, не договариваясь, заключили короткое перемирие, чтобы завтра начать воевать, каждый на своей стороне правды.

– Животная страсть тебе к лицу, – хмыкнул, наконец, Всеволод.

Зинтара расслабленно улыбнулась. Тело все еще качалось на волнах оргазмического восторга.

– Завтра я буду за тобой приглядывать, – хмыкнула она.

– Связалась со своими?

Зинтара нахмурилась. Уже завтра они должны выйти из гиперканала и оказаться на Станции 101-54. А она все никак не могла уловить отголоски телепатического контакта. Пусть она сейчас всего лишь ультимо… Её возможности далеки от прежних… Но… Её настораживала ментальная тишина вокруг. Точно силирийцы прекратили всякое общение или перешли на другой уровень…


34

Посадка прошла удачно. Мари, Зинтара, Всеволод, Рэтт и Юлиус вышли на посадочную полосу, прошли к зоне контроля, зарегистрировались и вступили на Станцию.

Самым ошарашенным и дезориентированным оказался Юлиус. Детектив фактически лишился дара речи на первые полчаса и лишь непрерывно смотрел по сторонам. Мало кому из землян доводилось ранее бывать в средоточии культурной и торговой жизни Галактики Млечного Пути.

Вокруг проходили вполне обычные, на первый взгляд, люди или сновали маленькие человечки, а иногда мимо проплывали трехметровые гиганты. У одних на ушах рос мех, другие улыбались клыкастой улыбкой, третьи мигали второй парой век… В общем, от разнообразия разумных видов, населяющих эту часть космоса, рябило в глазах. Хотя, по большей части, отличия были невелики. Внешность большинства сводилась к гуманоидообразным чертам.

Мари просила Зинтару взять её с собой на переговоры. Видимо, Мари надеялась, что ей удастся лучше договориться и вернуть отца таким, каким она его знала прежде. Но Странница отказалась, хотела в важным момент оказаться одна, поговорить с глазу на глаз… повидать старого друга… спросить его…

В итоге, Мари решила заняться делами корпорации, и когда вся их группа из пяти человек ступила на Станцию, Мари, прихватив ошалелого Юлиуса, энергично направилась по своим делам. Рэтт и Всеволод также испарились быстро и без лишних слов. Их атмосфера Станции явно воодушевляла и была хорошо знакома.

Тело Вайса договорились оставить на корабле до общего собрания. От Всеволода и Зинтары ждали основных вестей и того, как нужно поступить с преступником, заключенным в анабиоз, и можно ли попытаться вернуть настоящего Микаэля Вайса к жизни.

Оставшись одна, Зинтара судорожно вздохнула. Вначале, когда она только ступила на Станцию, ей показалось, что она почти ничего не испытывает. И только теперь Странница поняла, как сильно ошибалась. Шквал чувств, фактически, готов был снести её сознание в пропасть хаоса. У нее накопилось слишком много вопросов. Слишком многое она хотела понять…

Но, как всегда, собрав волю в кулак и не давая чувствам взять верх, Странница быстро зашагала в сторону технических лифтов. Именно они осуществляли вход в подпространство, в котором были развернуты огромные лаборатории Силирии, следящие за соблюдением законов мироздания в отведенном секторе Галактики.

Зинтара остановилась возле лифтов. Несколько раз безрезультатно нажала на кнопку вызова…

Ничего не происходило.

Система перестала на нее реагировать?..

Но вызов осуществлялся, прежде всего, механическим нажатием, а уже затем шло сканирование объекта. То есть, в любом случае, на центральном пункте Станции обязана была появиться информация о вызове. Её должны были увидеть на мониторах, быстро сосканировать данные и понять, кто она на самом деле…

Только система лифтов безмолвствовала, точно не было никакого подпространства и лабораторий, развернутых там.

Кто же в таком случае следит за техническим состоянием Станции, поддерживает порядок, гарантирует безопасность?

Зинтара судорожно сглотнула и повторила попытку.

Никакого ответа.

Странница чуть ли не в панике прижалась лбом к холодным створкам и попыталась прийти в себя. Все то, что она считала родным домом, внезапно испарилось! Стало трудно дышать.

Неожиданно кто-то подхватил её под руки. Рядом стоял здоровенный одар и улыбался вполне милой, клыкастой улыбкой.

– Нужны техники? – поинтересовался незнакомец участливо.

Зинтара молча покивала. Говорить сил просто не осталось. В горле стоял тугой комок.

– Лифты давно не работают… – меж тем пояснил одар. – Теперь все идут в службу поддержки на нулевом этаже.

– А кто же там… работает? – наконец произнесла Зинтара, справившись со спазмом в горле и имея в виду расу, которая трудится в службе технической поддержки.

Но одар понял её по-своему.

– Как обычно, техники… Проводить тебя?

Зинтара благодарно закивала.

Одар подхватил её под локоть и быстро повел к другой серии лифтов, что призваны были перемещать пассажиров по внутреннему пространству Станции.

Зайдя в кабинку, одар нажал нулевой этаж. Лифт бесшумно закрылся и почти через мгновение открылся вновь. На панели значился нулевой уровень. Незнакомец легонько подтолкнул Зинтару вперед. Девушка в нерешительности застыла.

Перед ней простиралась самая обычная мастерская, только размеры её были громадными. Повсюду валялся какой-то металлический хлам, сновали, по большей части, фаэты, антарийцы и леенды в засаленных фартуках с перепачканными руками. Вокруг стоял шум, гул и запах смеси масел с бензином и наонолом.

– Пришли, – произнес одар и с легким намеком погладил спину девушки мощной ладонью.

Одары по своей природе были весьма любвеобильны. Нравы среди них царили простые и не отяжеленные ревностью или скромностью. А уж если одар оказал услугу, то всегда надеялся получить маленький приз в виде разнузданного секса.

– Спасибо, – произнесла Зинтара и искренне улыбнулась. – Я с Земли, и у нас строгие нравы… Но я действительно очень благодарна.

Одар широко улыбнулся. К отказам они относились тоже очень просто, а дружелюбие являлось их основной чертой.

– Будет скучно – в ближайшие стандартные сутки ты всегда сможешь найти меня в баре «У двух капитанов»… Спроси Зотта…

Двери лифта закрылись.

Зантара осталась на нулевом этаже технической службы одна. Никто не обратил на нее никакого внимания, потому девушка медленно пошла навстречу первому попавшемуся на глаза технику в замызганном комбинезоне.

– Мне нужен кто-то из технических специалистов Станции, – откашлявшись, произнесла Зинтара.

– Что чиним? – не очень дружелюбно буркнул фаэт и принялся старательно вытирать грязные руки о замусоленную тряпину.

– Мне нужны те, кто следят за работой Станции, – произнесла Зинтара как можно спокойнее.

Техник посмотрел на нее повнимательнее, прищурился.

– А я чем не подхожу?

– Так это Вы занимаетесь поддержанием Станции в должном виде? – уточнила девушка, начиная постепенно звереть от лишенного смысла диалога.

Фаэт-техник горделиво выпятил грудь.

– Я много чем занимаюсь! Вот сейчас, например, чиню новый звездолет экстра-класса самого… – техник не успел договорить, потому что Зинтара резко развернулась и направилась в противоположную от словоохотливого техника сторону.

Она бежала среди нестройных рядов железок, перескакивала масляные лужи и все пыталась увидеть хоть одного силирийца среди тех, кто встречался ей на пути. Наконец, она с размаху впечаталась в чью-то широкую грудь и удивленно задрала голову.

Кхаакр стоял в своем истинном обличии силирийца. И никто вокруг не обращал на него никакого внимания. Ученый быстро щелкнул пальцем и…

Иллюзия пропала.

Теперь они стояли в отдельном помещении, отгороженном от основного силовым барьером.

– Странница, Странница… – произнес Кхаакр и улыбнулся. – Разучилась отделять иллюзию от реальности?

Зинтара улыбнулась в ответ сквозь подступившие слезы.

– Я много чего разучилась делать… А вот Шиара поймать смогла!

Зинтара упрямо тряхнула головой и деловито поджала губы. Даже перед старым другом она не желала выказывать своей слабости.

Кхаакр нахмурился и присел прямо на железный стол. В этой комнате других мест для сидения просто не оказалось.

– А у вас тут что, бюджет урезали? – хмыкнула Зинтара и кивнула на неказистое помещение крошечных размеров.

Кхаакр захохотал в ответ на шутку, покачал головой, внимательно посмотрел на девушку, которая сейчас едва доходила ему до подмышек, потом на мгновение прикрыл глаза – и вот перед Зинтарой стоял уже вполне симпатичный молодой человек абсолютно земной внешности, чуть выше нее. Его умные глаза продолжали следить за Странницей.

– Ты знаешь, что очутилась в аномальной временной петле? – наконец поинтересовался Ведущий Сектора.

– Где фаакхов называют смотрителями тоннелей? – язвительно пояснила Зинтара.

Кхаакр встал со своего импровизированного сиденья, огляделся по сторонам, приподнял ладонь, и рядом с ними материализовалась пара кресел из редкого материала эльталь, мягкого и упругого, внешне напоминающего горный хрусталь. Среди маленького убогого помещения кресла выглядели донельзя нелепо и вычурно.

– Ты прямо задался целью напоминать мне о том, что я потеряла, – буркнула Зинтара и с удовольствием плюхнулась в ближайшее кресло.

– Ультимо… – произнес Кхаакр отрывисто.

– Новый вид или начало нового пути… – продолжил смотритель медленно. – После твоего ухода в Храм Вечности и… чудесного воскрешения в новом обличии я многое пересмотрел и перечитал… Дошел до самых засекреченных архивов. Поверь мне, тебе нет повода расстраиваться. Ты не можешь воссоздать кресла из эльталя взмахом руки, но смогла пленить Шиара, перед которым оказалась бессильна вся Силирия… Над этим стоит задуматься… Понимаешь?

Зинтара мрачно посмотрела на старого друга:

– Так что там с фаакхами? Они прямо на рожон тут лезут. Выскакивают из всех щелей…

Кхаакр весело рассмеялся. Любил он такую Зинтару – напористую и немного наглую, если надо.

– Никакие они не смотрители, конечно… – ответил Кхаакр, пожимая плечами. – Но не могут же они назваться землянам своим истинным именем?

– И? – нетерпеливо буркнула девушка.

– Ликвидаторы аномалий… – ответил Ведущий Сектора лаконично. – Вот, кто они такие… Наши дороги давно разошлись. Очень давно. Мне пришлось запрашивать специальные доступы у правителей, потом, опять же, смотреть архивы, чтобы сейчас рассказывать тебе эту информацию…

– Фаакхи – ликвидаторы аномалий?! Наши страшнейшие враги из легенд?! – переспросила Зинтара и всем корпусом подалась вперед.

– Угу, – просто поддакнул Ведущий Сектора. – Они из другой Галактики.


35

Зинтара опрокинула пятую или шестую рюмку за последние полчаса стандартного времени Станции и уныло уставилась в аквариум с цейлонскими рыбками. Те радостно меняли цвета каждые несколько секунд и светились, точно неоновые фонарики. Получалось красиво.

Неожиданно на соседний стул плюхнулся недавний знакомый одар.

– Я не спрашивала тут Зотта, – чуть пьяно заметила Странница и жестом заказала у бармена очередную порцию отличного тунийского самогона.

Одар расплылся в широкой клыкастой улыбке.

– Да это вовсе и не обязательно, я же говорил, что буду в «Двух капитанах»…

Зинтара наконец оторвала взгляд от пестрой стайки рыбок и уставилась на Зотта.

– Это один из моих любимых баров. Если ты тут тоже обитаешь, что же мне из-за этого сюда не ходить теперь?

Молодой одар ничуть не смутился. Новая знакомая землянка была прелесть как хороша, вот только очень грустная и хмельная. Первое качество одара интересовало мало. В его объятиях всем самкам становилось хорошо и весело. А вот второе качество, хмельная, рисовало радужные перспективы. Потому Зотт, с присущей всем одарам наглостью, пропустил реплику мимо ушей и сосредоточился на главном, на том, как затащить эту особь противоположного пола в темный уголок.

– Ничего не выйдет, – мрачно буркнула Зинтара, когда Зотт попытался предложить ей на выбор закуски.

– Ты не переносишь антарийскую кухню? – невинно поинтересовался Зотт.

«Не переношу навязчивых одаров», – хотела обозначить девушка, но не успела.

– Тебя не переносит, – вместо нее грубо оборвал поползновения одара неизвестно откуда появившейся Всеволод.

Несколько секунд мужчины мерили друг друга злобными взглядами. Гигант с одаром оказался одного роста, когда тот вскочил со стула. Вот только повадки у Всеволода выдавали в нем хладнокровного убийцу, в то время как од ар выглядел вполне мирным, несмотря на могучее телосложение, которое было свойственно всей его расе.

– Она твоя? – наконец додумался поинтересоваться о дар.

Всеволод недобро хмыкнул и сделал утвердительный кивок головой.

Зинтара попыталась встрять и запротестовать, но Всеволод схватил девушку за плечи, одной рукой поставил на ноги и не слишком нежно пихнул себе за спину.

В бар вошла компания одаров из пяти особей и настороженно посмотрела в их сторону.

– Зотт, у тебя все хорошо? – крикнул один одар из компании.

Зотт в знак того, что все хорошо, поднял руки ладонями вверх. А затем неожиданным молниеносным движением попытался пробить Всеволода ударом в голову слева. Молодому одару не следовало так поступать, потому что уже в следующее мгновение чемпион лунных боев уклонился, оказался сзади наглого юнца и взял его болевым приемом, отчего голова противника теперь мирно покоилась в тарелке с солеными орешками, а руки были надежно заломлены Всеволодом сзади.

Вошедшие одары резко напряглись, и один из них ринулся к столику, где так душевно вздумали выяснять отношения Всеволод с Зоттом.

– Ладно, не кипятись, – буркнул Зотт, отплевываясь от орешков. – Отпускай, и я пойду к своим…

– Пойдешь из бара в противоположную сторону, а своим скажешь, что сам виноват, – отчеканил Всеволод. – Ну, и извинишься перед дамой, конечно…

– Мейлуаане верде дир кохашш, – выдавил Зотт.

– Цветисто, – хихикнула Зинтара.

Её происходящее начало веселить. После разговора с Кхаакром и всего того, что ей поведал Ведущий Сектора, данное происшествие с молодым, но слишком горячим одаром, она сочла забавным приключением.

– Вот только не надо ругаться на своем деревенском наречии.

Одар зарычал. Теперь и четверо других одаров направились в их сторону, а тот, что пошел самым первым, оказался рядом с буянами.

– Помочь, Зотт? – еще раз уточнил подошедший одар.

Странные они были, эти вечные воины Оды, на самом деле, вполне миролюбивые, вот только слишком горячие. И эта горячность толкала их на постоянные выяснения отношений. Потом, как правило, наваляв друг другу хороших тумаков, зачинщики схватки могли в итоге расстаться лучшими друзьями и пропустить по бутылочке сразу после бурной драки.

– Ну, давайте уже подеремся! – теперь Всеволод и сам не на шутку завелся, с силой ударил Зотта лбом об стол и бросил прямо на подошедших одаров.

Приложил чемпион молодого одара весьма качественно, так что тот летел на друзей, находясь уже в полном беспамятстве. Те среагировали, как и положено воинам, быстро. Вот только никак не предполагали, что атаковать их начнут одновременно с разных сторон. Впереди в рукопашную с явным удовольствием пошел Всеволод. А Зинтара, пользуясь моментом, зашла за спины одаров и с не меньшим весельем начала тех метелить, что есть силы.

Как оказалось, силы у Странницы были. Их хватило в избытке на парочку одаров. Остальных трех очень быстро и ловко успокоил Всеволод.

Посетители бара с интересом наблюдали за происходящим. Все давно привыкли, что при появлении одаров дело всегда пахнет потасовкой. Вот только зрители никак не ожидали, что земляне окажутся настолько проворными. Из глубины зала даже раздалось несколько хлопков – подобие аплодисментов. А уже через секунду к одарам подскочил официант со счетом за разбитую посуду и испорченную мебель – по традиции платил всегда побежденный.

Такие потасовки на Станции являлись делом обычным и вполне безопасным. Особенно если брать во внимание тот факт, что, уже через пару часов нахождения в реанимационном блоке леендов, от ушибов, переломов, сотрясений и синяков у потерпевших не останется и следа. Плата за пользование оборудованием изымалась символическая.

Строго запрещалось на Станции лишь применение оружия и жестокость. Рукопашная же схватка была приравнена к несущественным административным нарушениям, за которые могли взыскать символический штраф, не более. Или попросить счет на оплату поломок, как сейчас и сделал официант.

– Пошли? – деловито спросил Всеволод, оборачиваясь к Зинтаре.

Гигант даже не вспотел и не сбил дыхания.

Зинтара озорно улыбнулась. Недавнее потрясение от новостей Кхаакра уже отпустило. Осталось простое осознание реалий сложившейся ситуации и еще потаенная грусть от того, что спасение личности Вайса очень маловероятно, если не близко к нулю.

Они быстро вышли из бара – никто им более не мешал и не преграждал дорогу – и бодро пошагали вдоль основного проспекта со множеством баров и магазинов.

Некоторое время они шли молча. Зинтара разглядывала витрины и, как положено особи её пола, с наслаждением представляла, как сможет примерить тот или иной наряд. Она любила красивую одежду из качественных материалов. Вот только большинство из того, что ей действительно нравилось, на Земле было отыскать весьма непросто. Не делали в Солнечной Системе еще умную одежду, которая сама поддерживала температуру тела, если надо – холодила, если надо – согревала, становилась непромокаемой или прозрачной, меняла форму и покрой, брюки превращала в удобную юбку или наоборот…

– Можем зайти, – Всеволод кивнул на огромный магазин модной одежды.

Зинтара смущенно потупилась и отрицательно покачала головой.

– У меня плохие новости…

– Силирия предпочитает не вмешиваться, мы не в их зоне ответственности, – закончил Гигант как можно деликатнее.

Но от его деликатности на Зиантару опять накатила горечь.

– Лучше бы ты надо мной посмеялся, – бросила девушка в сердцах и прибавила шаг.

Всеволод поспешил следом и тоже казался расстроенным:

– Я надеялся, что слухи не подтвердятся, – произнес гигант тихо.

Зинтара резко развернулась.

– Так значит, ты знал?!

Всеволод оглянулся по сторонам, взял девушку под локоть, оттеснил чуть в сторону от основного пешеходного движения.

– Они уже очень давно перестали чинить корабли… А всеми работами по самой Станции занимаются… другие расы…

– Ну почему ты мне ничего не сказал?! – опять воскликнула девушка.

– А ты бы поверила? – буркнул Всеволод. – И потом у тебя на лбу не написано: «агент Силирии».

Зинтара потупилась и виновато покачала головой.

– Извини… Просто я… не ожидала… Видимо, перенервничала… Они всегда были тут… главными…

– Были, да все вышли… – крякнул Всеволод и, завидев приятную кафешку, увлек туда растерянную девушку.

– Эйденского мороженого? – поинтересовался гигант, когда они уселись за столик.

Зинтара продолжала мрачно молчать.

– Вайса не удастся спасти, – наконец прервала молчание Странница.

Всеволод удивленно поднял брови.

– А ты чего-то иного ожидала?

Зинтара отвернулась. Всеволод тем временем принялся энергично делать заказ.

– Для агента влияния ты слишком чувствительная, – хмыкнул Всеволод и принялся посасывать принесенные в вазочке леденцы.

– Да не агент я вовсе, – устало произнесла девушка. – Просто так получилось…

– Тебе не выплатят премиальные за поимку опасного преступника? – Всеволод казался разочарованным. – Говорят, что эти силирийцы когда-то почитались чуть ли не как боги… Вот только боги эти у тебя какие-то… жадные… Или они вообще отсюда пропали? Ну, улетели, в другую Галактику там… Не знаю, перешли в параллельный мир?.. Ушли в нирвану?.. Умотали в Шамбалу?

– Умотали в Шамбалу, – хмыкнула девушка.

От глупостей, которые нес Всеволод, стало немного легче.

– Мне ничего не остается другого, как передать тело Вайса с заключенным в него преступником твоим… фаакхам…

Принесли изумительный, ароматный кофе и мороженое с Эйдена. Всеволод принялся неспешно поглощать десерт, чередуя его с обжигающими глотками напитка.

Зинтара тоже молчала, лишь рассеянно водила ложкой по десерту и пыталась придумать иной выход.

– Ты собой не гордишься? – неожиданно прервал затянувшуюся тишину гигант.

– Нет, не горжусь, – слова дались Зинтаре с огромным трудом.

Тяжелыми оказались эти слова, как и само признание.

– Я не горжусь, что потеряла… Сначала Актона… Теперь теряю Вайса…

– Вайса я знаю, – поддакнул Всеволод. – А кто такой Актон?

– Тот, кто всегда был рядом… Кто любил меня так, как до сих пор не научилась любить его я…

Всеволод отложил мороженое. Казалось, что вкусный десерт больше не доставляет ему радости. Гигант и вправду выглядел расстроенным.

– А одаров-то зачем дразнила? – неожиданно бросил чемпион и хитро прищурился.

«Ну вот, испортил такое красивое мгновение!» – захотелось воскликнуть Зинтаре, она наконец-то позволила себе немного погрустить, позволила вспомнить и сожалеть… А тут Всеволод начал приставать со своими глупостями.

Зинтара глянула в глаза гиганта и неожиданно обнаружила там вместо веселья грусть. Он по какой-то неведомой причине тосковал вместе с ней. Только выражал это по своему: балагурил, шутил… Не мог глава лунной мафии позволить себе откровенно грустить. Так же как не могло его сердце позволить себе не испытывать боль… Потому что было все еще живым…

– Я хочу попытаться спасти Вайса, – неожиданно резко произнесла Странница.

– Фаакхи его заберут, – наставительно произнес Всеволод.

– Я поговорю с фаакхами, – ответила девушка. – У меня есть, что им предложить.

Всеволод вздрогнул всем телом.

– Не предлагай, – произнес он после долгой паузы. – Просто отдай тело с Вайсом и Шиаром.

Зинтара пододвинула к себе мороженое и кофе и с жадностью начала поглощать десерт, точно не ела целое столетие. Настроение её резко улучшилось.

А вот Всеволод наоборот – впал в оцепенение и, не отрываясь, смотрел на повеселевшую девушку.

– Что ты намерена им предложить? – требовательно произнес гигант.

Зинтара не заметила, как дрогнули уголки его губ.

Странница расправилась с мороженым, допила кофе и начала внимательно рассматривать вазочку с конфетами.

– Что?! – почти прорычал Всеволод.

Зинтара посмотрела на чемпиона, мило улыбнулась. Её девичье лицо, этот задор в уголках глаз, взгляд, полный веры в лучшее будущее… Она ничего не утратила, как ни странно. Все самое доброе и светлое осталось с ней. Странница наконец-то знала, к чему должна идти!


36

Они покидали Станцию. Их корабль мягко оторвался и так же мягко стал выходить на основной курс, нацеленный на ближайший вход в гипертуннель. Впереди яркими точками маячили другие корабли Галактики, позади так же поднялся еще один космический лайнер.

На капитанском мостике царило легкое оживление. Мари и Миранда Айчара выглядели почти счастливыми.

Пару стандартных часов назад Зинтара принесла хорошие новости. Им разрешили покинуть Станцию с телом Вайса и дали шанс – шанс разобраться в возможностях преступника и попытаться отделить его суть от тела Вайса.

Всеволод, наоборот, сидел мрачный. Пока Мари и Айчара ликовали и чуть ли не прыгали от счастья, он тоскливо смотрел на Странницу. Его мучил один вопрос: что Зинтара могла предложить фаакхам, что они так размякли и позволили попытаться спасти Вайса? Но момента выведать эту информацию у девушки все никак не находилось. И потому Всеволод, точно зверь в клетке, вышагивал рядом с Зинтарой и все пытался заговорить о странных новых договоренностях с его нанимателями. Он бы хотел давно на все плюнуть и улететь, только вот Зинтара стала его клеткой. Не мог он отпустить её одну с преступником галактических масштабов. Да и фаакхи предпочитали подстраховываться – Всеволоду поручили быть личным телохранителем Белой Звезды. А еще в его задачу входило не дать ситуации выйти из-под контроля.

Фаакхи казались очень удовлетворенными, поручая гиганту новое задание, в то время как у самого чемпиона на душе скребли кошки. И опять всплывал вопрос: чем смогла их заинтересовать Зинтара?

– Я тебе так признательна! – в который раз произнесла Мари с увлажнившимися глазами.

Зинтара осторожно улыбнулась.

– Нам дали не так много времени… И я надеюсь, что ваши лаборатории окажутся достаточно подготовленными… И еще, мне нужна Вивьен.

– Доктор Петрова? – уточнила Миранда Айчара.

Индианка казалась искренне удивленной.

Зинтара согласно закивала. Все о старых работах и достижениях полуфранцуженки прежде знал Винсан Коник. Остальной персонал MWM Pharmaceuticals ученый предпочитал не посвящать в проблемы, далекие от основной цели их корпорации. Так что Миранда была мало осведомлена об успехах Вивьен в области работы с одаренными. Полуфранцуженку больше знали и воспринимали, как главного разработчика нейронной микрополяризации, решившей основную проблему старения головного мозга при проведении гормономодулирования.

– Я распоряжусь, чтобы доктор Петрова прибыла на базу одновременно с нами, – энергично кивнула дочка Вайса.

– Я бы хотела осветить ей проблему заранее, по защищенному каналу. Мне нужно, чтобы Вивьен успела максимально подготовиться… – ответила Зинтара, обращаясь к Мари.

Дочка Вайса задумчиво кивнула.

– Я постараюсь организовать канал…

На капитанский мостик влетел Юлиус Грей, за ним показался Рэтт. Контрабандист выглядел не менее оживленным и счастливым, чем дочь Вайса и Айчара. При пособничестве Всеволода Рэтту удалось приобрести потрясающий быстроходный корабль нового образца по смехотворной цене, и на корабле даже было оставлено частично военное оборудование. С такой машиной Рэтт автоматически становился контрабандистом номер один во всей Солнечной Системе!

Всеволод и Рэтт переглянулись. И Зинтара в очередной раз поймала себя на мысли, что между этими двумя царит удивительная слаженность действий, при внешней непохожести и порой даже небольших конфликтах.

– Прошу разрешить покинуть корабль на новом перехватчике, – бодро отчеканил Рэтт, обращаясь к Мари.

Дочка Вайса приветливо улыбнулась.

– А как же Ваш прежний перехватчик?

Юлиус горделиво выступил вперед.

– Я и Лика прошли базовый курс навигации. Так что доставим старенький кораблик на Луну в лучшем виде!

– На базу, – коротко поправил Всеволод.

Юлиус удивленно уставился на гиганта и был явно не в курсе договоренностей, которые образовались у чемпиона с контрабандистом.

Рэтт в ответ согласно закивал.

– Все верно, Юлиус. Я обещал услугу. Так что нашей маленькой флотилии придется сопровождать Всеволода на базу MWM Pharmaceuticals.

Зинтара удивленно вскинула брови. Это оказалось новостью и для нее.

– Мне приказано тебя сопровождать, – спокойно произнес Всеволод, поглядывая на девушку. – Я и сопровождаю…

– Речь не шла о маленьком личном флоте… – недовольно буркнула Зинтара.

С другой стороны… кто знает этого Шиара… Может, маленький флот с контрабандистом и лучшим детективом планеты – оно и к лучшему?

В итоге решили, что Юлиус и Рэтт стартуют немедленно и идут параллельным курсом в качестве группы сопровождения.

Когда Зинтара отошла чуть в сторону, к ней быстро подошел Юлиус и тихо прошептал:

– Если что, я и Лика всегда на связи. Просто нажми кнопку…

В руки Зинтары лег универсальный передатчик фаэтов.

– Успел закупиться на Станции? – улыбнулась Странница, поглядывая на детектива.

Тот выпятил грудь колесом.

– Оказывается, на Станции есть доступы в наш земной интернет, в том числе и к он-лайн банкам… И тут меняют любые денежные единицы по хорошему курсу, – ответил детектив. – Вот этот маленький передатчик обошелся мне всего в стоимость золотой ручки Паркер. Удивительно удобная вещица. Работает даже в гиперпространстве, как мне объяснили…

– Вот и проверим, – мягко улыбнулась Странница.

Теперь она поняла, почему еще так счастлив был Юлиус. Тот умудрился спустить на Станции маленькое состояние в обмен на супершпионскую технику, которую ни за что не найти на Земле и Луне даже на самом шикарном черном рынке.

– И Лику можно поместить вот в эту коробочку! – продолжил вдохновенно Грей, вертя перед девушкой небольшой коробочкой десять на десять сантиметров. – Эта коробочка заменяет все огромные сервера, которые приходилось транспортировать на моем лайнере! Представляешь?! А еще…

Юлиус воровато огляделся и, взяв Зинтару за локоть, подтолкнул еще глубже в оазис, окружающий капитанский мостик.

– Я подумал о технологии клонирования… Придется, конечно, расстаться со своей коллекцией машин… Но… Что ты скажешь?

Зинтара удивленно уставилась на детектива.

– Я о клонировании… – неуверенно продолжил Юлиус. – Я о новом теле для… Лики…

– Юлиус, – строго произнесла Зинтара, – на Земле тебя сожрут с потрохами, если узнают! Таких технологий нет в Солнечной. Они под запретом! И к тому же сознание разумного существа – это одно! Мы же говорим об искусственном интеллекте!

Юлиус в очередной раз опасливо огляделся и виновато потупил взгляд.

– Когда я создавал Лику… – неуверенно протянул детектив, – понимаешь, когда я создавал Лику… Она… не-ве-ро-ят-но похожа на то, как функционирует наше сознание… Я долго работал, а потом просто скопировал… нас, и получилось!.. Понимаешь?

– Уверен?! – Зинтара с силой схватила детектива за грудки.

Пиджак от такого обращения предательски затрещал. Грей с подозрением уставился на девушку.

– Я что-то не то сказал? В смысле, тебя взбесил не сам факт клонирования м-м-м… машины?

Зинтара поспешно опустила детектива на землю. И только тут поняла, что не просто схватила Юлиуса, но и хорошенько приподняла над полом.

Грей, почувствовав под ногами палубу корабля, благодарно выпалил:

– Все же ты сегодня уж слишком темпераментная… – и принялся рассматривать пошедший по швам рукав одежды. – Жалко… И только не говори, что ты так меня… только из-за моего гипотетического предположения…

Зинтара недовольно нахмурилась:

– Надо проверить, – буркнула девушка в ответ. – Вот и зададим Айчаре первую задачку.

– Ты хочешь использовать Лику как подопытную?! – ошалел от догадки Грей.

Такого поворота событий он никак не мог предположить.

– Быстро же ты… соображаешь! Но я категорически, повторяю: категорически против!

– Хочешь клона – будешь помогать! Заодно и опробуем возможный перенос сознания… – рыкнула Зинтара грозно.

Юлиус остолбенел и уставился на собеседницу.

– Быстро соображаешь, – повторил детектив.

Нарисовавшиеся перспективы его одновременно и радовали, и страшили. А еще он не ожидал подобного предложения от Зинтары. Не привык он на нее смотреть, как на человека, который что-то может понять в науке. Даже Юлиусу было сложно угнаться за мыслями девушки… Миллионер-детектив посмотрел на Зинтару другими глазами, немного печально.

– Я и сам не знаю, о чем сожалею, – начал Грей сбивчиво… – Но, кажется… я тебе не пара… Напрасно ты так изводишь… Всеволода…

– Что?! – у Зинтары чуть не выпрыгнули глаза из орбит. У нее в голове рисовались возможные перспективы использования ПИИ при работе с телом Вайса и разделением материи и сознания, а Юлиус…

– Ты сейчас о чем? – переспросила девушка.

Юлиус отступил на шаг.

– А ведь я влюбился в тебя, как дурак, впервые в жизни! И впервые в жизни меня встретила девушка, увлеченная своим делом еще более меня… Какая ирония!.. Тебе ведь совсем нет до меня дела, после того, как мы…

– Переспали?! – в лоб уточнила Зинтара.

Юлиус потупился. Он бы назвал это по-другому. Не так грубо, не на грани пошлости. Он действительно чувствовал себя сейчас полным глупцом и неожиданно начал понимать тех многочисленных девушек и женщин, которые пытались позвонить ему во второй раз, искали случайных встреч, напрашивались на совместные проекты…

Только теперь он осознал, как безнадежны все его попытки заставить Белую Звезду увидеть его в другом свете: не как умного детектива, а как мужчину…

– Я хочу остаться твоим другом, – прошептал Юлиус тихо.

Зинтара смутившись, отвернулась. Она знала этот взгляд, и знала, что сейчас чувствует Юлиус. Однако ничем не могла его утешить. А она-то думала, что Грей давно забыл о том долгом вечере, который окончился в его постели. Оказывается – нет. Наоборот бережно хранил в памяти, надеялся…

– Зачем ты со мной полетел? Поэтому? – не удержалась девушка от вопроса.

Теперь настал черед Юлиуса отворачиваться. Он не хотел, чтобы Зинтара видела его лицо. Юлиус страдал, как никогда не страдал в своей жизни. Ведь Грей, как никто иной, мог, наконец, трезво оценить свои шансы. Он ей не пара. И он ей почти не нужен, только если Лика пригодится… Это Зинтара способна защитить кого угодно, а он, Юлиус, – всего лишь обуза.

– Ты сильная, умная, смелая, целеустремленная… Когда мы улетали с Земли, я верил, что смогу помочь… Хмель сошел… Я протрезвел…

И еще он бы очень хотел добавить «вылечился». Но это было не так. Грей заболел неизлечимой болезнью под названием любовь и сейчас осознал это сильнее прежнего, как только понял, что шансов у него нет.

– Напрасно ты защищаешь Всеволода, – неожиданно произнесла Зинтара. – Если ты сражаешься за человечество, полетел со мной, чтобы найти способ изловить врага людей…

Грей неодобрительно посмотрел на девушку. Ведь они только что отчетливо поняли: Грей полетел, потому что безнадежно влюбился. Не стоит врать самим себе…

– Ты полетел, потому что стоишь на страже закона, – уверенно и с напором продолжала Зинтара. – Ты думаешь, что любишь меня, но ты ошибаешься. Я бы назвала это… восхищением… Да, именно! Глубоко в душе, ты восхищен тем, что кто-то может быть преданным делу даже больше, чем ты, потому что я влюблена в свое дело не меньше тебя… Ты нарисовал себе образ, развил его, приукрасил… Ты идеализируешь меня, Юлиус.

Грей слабо улыбнулся. Видимо, Зинтара обладала, ко всему прочему, еще и даром убеждения. Но после слов девушки детективу стало немного легче.

– Я влюблен в твою любовь к делу, – тихо повторил мысль Зинтары Грей, чуть перефразировав.

– Вот именно! – Странница ободряюще улыбнулась и дружески хлопнула Грея по плечу. – И мне нужны твои знания в программировании и имитировании человеческого мышления. Мне потребуются все силы, чтобы спасти Вайса.

– Он так важен для тебя?

Зинтара ненадолго задумалась.

– Я не могу потерять своего человека. По-своему он сражался за меня, помогая Актону… Рисковал ради нас… Мы не имеем права бросать тех, кто встал с нами плечом к плечу… Мы должны бороться за каждого своего, за каждого, кто нам дорог. Драться до последней капли крови! Иначе, рано или поздно, мы останемся в… пустоте…


37

Удивительной красоты озеро простиралось на самой границе неба и земли. В нем отражалось бескрайнее синее небо с заснеженными горными пиками.

Огромный лайнер беззвучно сел в нескольких километрах от этого великолепия, высоко в горах, где поблизости не наблюдалось ни одной живой души и ни одного населенного пункта, кроме базы MWM Pharmaceuticals и пары сотен её обитателей. Здесь трансконтинентальная корпорация вела свои самые секретные разработки.

Их уже ждала кавалькада из бронированных черных джипов. Вперед вышел председатель совета директоров и близкий друг Вайса – Стив Брандт. Чуть пухловатый, округлый, но очень подвижный, он, комично переваливаясь, спешил навстречу приземлившемуся кораблю.

Первой навстречу Брандту поспешила Мари и крепко обняла старого лиса. Тот в последние годы стал ей почти как отец, пока двойник Вайса устраивал свою личную жизнь с молодой женой Мариной Хохловой.

– Все готово! – первым делом отчитался Брандт перед Мари как перед главой корпорации. – Самым лучшим нашим ученым поставлена задача. Они ждут только… тела…

Мари растроганно кивнула – на этом её душевные излияния резко закончились. Теперь перед всеми стояла прежняя, холодная, расчетливая стерва около сорока лет, с идеальной фигурой, идеальной прической и идеальным лицом, больше напоминающим красивую железную маску. Руководство гигантской корпорацией оставило на её лице неизгладимый след. Мари в одночасье превратилась в железную леди и принялась отдавать распоряжения многочисленным сотрудникам, что столпились шеренгой возле люка.

Уже через пятнадцать минут камера анабиоза была аккуратно установлена в специальном фургоне, к нему приставлена охрана, вооруженная до зубов, вплоть до зенитных установок, и первая часть группы двинулась к базе MWM Pharmaceuticals.

– Я требую кремации!

К оставшейся группе у корабля, в которую входили Мари, Айчара, Брандт, Зинтара, Грей и Всеволод с Рэттом, подлетела растрепанная блондинка с покрасневшими глазами. При этом макияж, надо заметить, был нанесен удивительно умело и тщательно. Так что красные глаза больше оттеняли печаль и придавали глубину «образу», нежели портили красивое личико Марины, в девичестве Хохловой.

Мари резко обернулась и смерила блондинку ледяным взглядом.

– Кремации не будет. А Вам, милочка, в ближайшие несколько недель придется покупаться в озере и понаслаждаться горячими горными источниками. Климат здесь чудесный. Так что проведете время восхитительно.

– А мы разве не на… – блондинка еще раз огляделась.

Видимо, она так была уверена, что приземлиться можно исключительно в космопорте, что невероятно растерялась.

– А я подумала, что нас посадили на отдельную полосу…

– В Вашем случае думать резко противопоказано, – отчеканила Мари.

Марина, или – как она любила себя называть – Мелли, злобно оскалилась и выплюнула в адрес дочки Вайса целый трактат хорошо сочиненного и ладно укомплектованного русского мата.

– Значит, оставайтесь тут, – мило улыбаясь, заметила Мари и дала всем команду рассаживаться по джипам.

Первые два джипа уже рванули с мест, когда до Мелли дошло, что она остается совсем одна посреди вереницы гор, в облачке из пыли, оставляемом джипами, и Мелли разумно решила побежать к последней из машин и быстренько усесться там на заднее сидение.

– Круто она с ней, – фыркнул Грей, поглядывая на жену Вайса, имея в виду обращение Мари.

– Не забывай, что эта дура нам чуть анабиозную камеру не отключила, – хмыкнул Рэтт и с восторгом уставился на проезжающий мимо джип с Мари за рулем. Та, по всей видимости, предпочитала рулить везде, в том числе и за баранкой джипа.

Брандт, сидя рядом, справа от водителя, приветливо помахал им рукой и жестом показал следовать за ними. Зинтара вдавила педаль газа и погнала машину вслед за кавалькадой.

– Прям какой-то бабий бунт, – подытожил Рэтт, подразумевая Мари и Зинтару, уверенно руливших машинами и начавшими головокружительный спуск по узкой горной дороге.

Зинтара, как всегда, вела автомобиль легко и непринужденно. Она отлично чувствовала все его возможности и заранее предвидела повороты, опасные зоны, места возможных оползней…

Она соскучилась по вождению и теперь отдавалась дороге целиком и полностью. Рядом, без каких-либо комментариев, пристроился Всеволод. По поводу того, кто будет за рулем, гигант не проронил ни слова. Видимо, решил не ввязываться с Белой Звездой в очередную словесную перепалку. За обратный полет у них установились странные отношения. Вроде бы и близкие, но какие-то ревностные. Зинтаре претило, что Всеволод долгое время является агентом фаакхов. В то же время, она сама сейчас на них отчасти работала, договорившись о компромиссе. В любом случае, их взаимоотношения никак не тянули на слово «дружба».

Сзади пристроились Рэтт с Юлиусом. Те к манере езды девушки относились явно настороженно, в особенности, когда Зинтара прошла крутой поворот, не сбавляя скорости, обогнала впереди идущий джип и выехала обратно на дорогу, зависнув над пропастью едва ли не на двух колесах.

– Может, не стоит так стараться убиться сразу по прибытию? – настороженно брякнул контрабандист.

Зинтара весело улыбнулась:

– Мы с Мари поспорили, кто приедет на базу первым! – усмехнулась девушка и заложила очередной сумасшедший вираж.

Юлиус начал интенсивно бледнеть и зеленеть. Рэтт предусмотрительно всучил ему пакет.

– Ты угробишь нашего детектива, – не унимался Рэтт. – Прекрати уже! Юлиус сейчас облюет все сиденья!

Зинтара посмотрела в зеркало заднего вида и увидела измученный взгляд Грея. Тот почти боялся дышать, чтобы не извергнуться фонтаном свежесъеденных пончиков.

Зинтара к этому времени успела обогнать три других автомобиля и теперь поравнялась с джипом, за рулем которого сидела дочка Вайса. Девушка сделала знак опустить стекла. Мари подчинилась.

– Согласна на «ничью», – крикнула Зинтара. – У меня тут Грей норовит все кругом заляпать от быстрой езды.

Мари, хмыкнув, поглядела на заднее сиденье соседней машины и понимающе кивнула:

– Идет! Но за тобой еще одна гонка по серпантину! Тебе меня не победить!

Зинтара в ответ расхохоталась и убрала ногу с педали газа. Машина пошла более спокойно. Больше она не виляла на серпантинах, как сумасшедшая. Но Юлиус все равно продолжал вжиматься в сидение. Сам вид узкой дороги над пропастью вводил его в состояние близкое к обмороку.

Когда кавалькада прибыла на место, первым выскочил Грей и скрылся в кустах. Остальные покинули джипы более спокойно. Рэтт похихикивал и с огоньком в глазах поглядывал на Мари. Железная леди, как ни удивительно, также пару раз бросила неравнодушные взгляды в сторону контрабандиста.

Всеволод оставался спокойным, точно гора, полностью подтверждая свое прозвище.

Зинтара с интересом оглядела представшую её взору базу.

Строение оказалось удивительно гармоничным. Оно вписывалось в ландшафт и возвышалось над поверхностью земли всего на два этажа. Остальная часть базы уходила глубоко в землю.

По документам строение проходило как оздоровительный пансионат MWM Pharmaceuticals. В таком живописном месте это казалось совершенно естественным. Удаленность же, труднодоступность и серьезная система охраны пансионата администрация MWM Pharmaceuticals обосновывала вполне логично: на базе отдыхали лучшие ученые корпорации с семьями, многие другие компании готовы были отдать душу за обладание знаниями, что таились в головах этих специалистов. Так что ученых охраняли и днем и ночью, берегли от остального мира, так сказать, защищали свои корпоративные интересы и тайны.

Правительство делало вид, что верило. MWM Pharmaceuticals старательно показывали правоохранительным органам все наземные помещения «пансионата» для очередной проверки.

Первое впечатление было как от очень-очень дорогой гостиницы. Зинтару разместили на первом этаже, рядом с другими членами её маленькой команды.

Основные работы наметили на завтра. Тщательно проследив, чтобы все оборудование, которое она привезла с собой, было аккуратно извлечено и положено в охраняемые боксы, Зинтара быстро переоделась и пошла в сторону номера, закрепленного за полуфранцуженкой.

Вивьен открыла быстро и уставилась на девушку.

– В парео и купальнике ты выглядишь… почти не грозно, – хмыкнула Вивьен и исчезла в глубине апартаментов.

Зинтара прошла внутрь. Приятная прохлада коснулась кожи. Кондиционеры в номере Вивьен работали исправно и отсекали ненужную жару с улицы. За окном стаял полдень. Солнце палило изо всех сил.

– Я переодеваюсь! Сейчас уже выхожу! – крикнула пролуфранцуженка из гардеробной и уже через минуту показалась, одетая в точности, как Зинтара. Фиолетово-оранжевое парео и черный купальник сидели на точеной фигуре Вивьен изумительно. Полуфранцуженка быстро нацепила широкополую шляпу, очки и деловито пошла к выходу.

Не самый теплый прием Зинтару ничуть не удивил. Она улетела с Луны, не захватив с собой полуфранцуженку, хотя та не хотела отпускать девушку одну, и даже не удосужилась толком попрощаться. Рыжая докторша на нее откровенно злилась. А теперь еще Зинтара притащила её на эту базу, вернее Мари вызвала доктора Петрову по требованию девушки. Вивьен очень ловко складывала «два плюс два». Так что быстро разобралась с тем, кто на самом деле стоит за её срочным вызовом на секретный объект MWM Pharmaceuticals. А потом еще тот разговор по защищенному каналу, вернее короткое сообщение с кратким планом действий… Такое могло понадобиться только Зинтаре!

Они миновали просторный холл, прошли к бару, выпили по паре стаканов свежевыжатого грейпфрутового сока, Вивьен прихватила в пляжную сумку бутылку белого вина, немного фруктов, и они направились к озеру.

Стоял выходной, так что по дороге через ухоженный парк они повстречали несколько пар, действительно с детьми, как и положено пансионату, прошли чуть дальше и оказались на берегу озера.

От его красоты захватывало дух!

С экранов космического корабля озеро выглядело прекрасным. Оказавшись рядом с ним, хотелось поверить в Бога!

Удивительное сочетание всех оттенков синего в зеркальном отражении… Соединение и слияние земли и неба… Небеса, повторяющие гладь озера, и озеро, отображающее бесконечность небес…

– Красиво-то как! – произнесла Зинтара, с наслаждением вдыхая высокогорный воздух.

Вивьен, не говоря ни слова, пошла дальше. И вскоре они оказались в уединенном уголке, отгороженном от посторонних глаз зеленью и камнями. Вивьен устроилась на берегу, расстелила скатерть, села на траву и принялась сноровисто откупоривать бутылку с вином.

Достав пластиковые стаканы, полуфранцуженка разлила содержимое бутылки по ним и блаженно пригубила напиток.

– Одно спасает – хорошее тут вино, – вымолвила полуфранцуженка, достала зажигалку и принялась раскуривать тонкую сигарету.

Зинтара молча присела рядом, взяла свой бокал. Если полуфранцуженка не в духе, лучше не спорить и даже не заикаться, что грешно портить такой воздух сигаретным дымом.

– Нет, ну чем ты думала?! – наконец в сердцах выкрикнула Вивьен. – Я не работаю с сознанием и уж тем более с его переносом! Никто в MWM Pharmaceuticals даже слыхом об этом не слыхивал! А я в курсе самых последних и самых засекреченных разработок… Ты! Ты просто!!! Свихнулась! – с удовольствием подобрала нужное определение Вивьен и, отбросив пустой стаканчик, принялась пить вино прямо из горлышка.

– Я всего лишь хочу спасти Вайса, – просто произнесла Зинтара. – Шиар в Вайсе. Мне нужно их разделить.

Вивьен округлившимися глазами уставилась на девушку:

– Так значит, ты все же его поймала?! Потому и сняли карантин?!

Зинтара недовольно передернула плечами:

– Правильнее сказать, это он меня почти поймал… А я оказалась проворней. Ну и… не ожидал он от меня такой прыти с анабиозом. Думал уйти старым путем, оставив вместо себя труп с фаршем вместо мозгов…

– Так ты умудрилась его успеть погрузить в анабиоз… прежде чем он… – рыжая докторша теперь выглядела полностью протрезвевшей. В глазах зажегся огонь неподдельного любопытства: – Сукина дочь!.. Как тебе это удалось?!

Зинтара пальцем постучала по лбу:

– Что-то тут сработало… Я научилась ощущать… некое поле… Не думаю, что его так просто зафиксировать… Но я хочу, чтобы ты попыталась… – и прежде чем Вивьен прервала её очередным возгласом возмущения, добавила: – Я привезла кое-какое оборудование фаакхов. Абсолютно засекреченное. Оно должно дать направление мысли, если разберешься с его принципами. Я помогу. Вот техническое его описание, я заранее перевела для тебя… И у нас есть подопытный, вернее подопытная… Грей работал с искусственным разумом… Его Лика… Нужно посмотреть, насколько похожи наши механизмы работы сознания…

Вивьен ошарашенно уставилась на Зинтару. Она и не предполагала, что та заявится к ней с целым арсеналом чужеземной техники и опытным образцом сознания в придачу. Вивьен поставила недопитую бутылку на скатерть и принялась энергично массировать лоб и виски.

– Подумать только, – бормотала полуфранцуженка, уже не скрывая своего восторга, и принялась внимательно изучать протянутые девушкой документы, которые та выудила из своей пляжной сумочки. – Я тут с бутылкой, а она – с чертежами секретной техники Чужих…

Глаза рыжей докторши впились в листы бумаги. Она не отрывалась от них и, кажется, совсем позабыла про пикник с вином и фруктами.

– У нас даже аннигилятор есть?! – не веря своим глазам, переспросила Вивьен.

Зинтара довольно хмыкнула:

– Аннигилятор не их разработка, но они перехватили последний экземпляр с Тро-ка-ти. Всеволод должен был его изъять, но я по незнанию ему помешала. Ну а фаакхи подстраховались и направили еще одного агента. Так что аннигилятор у нас есть!

– Мы уничтожим им Шиара? – уточнила рыжая доктор.

– Трудно иначе убить того, кто способен менять тела, точно перчатки, – уклончиво ответила Зинтара, скинула с себя парео и побежала в сверкающую гладь озера. Вивьен осталась сидеть на берегу, с жадностью изучая технологии Чужих.


38

Зинтара зашла в воду по щиколотку. Вода оказалась теплой у берега, но становилась прохладной, чем дальше девушка заходила.

Шелковистая прохлада обдала свежестью её тело, когда Зинтара нырнула с головой и ушла на глубину. Открыв глаза, она поняла, как великолепен подводный мир этого озера. Продвигаясь все глубже, Зинтара огибала водоросли и небольшие коряги, спугнула стайку рыб.

На глубине вода стала совсем холодной. Но тело Странницы приноровилось к перепаду температуры так же, как и к отсутствию кислорода. Это порадовало Зинтару. Способности приходили к ней с новой силой, тело подчинялось разуму и воле…

Рядом мелькнула большая тень. Она никак не ожидала, что тут могут водиться такие крупные особи, и с интересом глянула наверх. Ровно над ней, в паре метров выше плыл Всеволод. Кажется, он так же спокойно переносил отсутствие кислорода, как и она. Его гребки, ровные и сильные, вынесли гиганта чуть вперед, он ловко изогнулся и подплыл к девушке.

«Привет», – пронеслось в её сознании.

Она опешила и почти испугалась. Зинтара совсем позабыла, как могут общаться силирийцы в близком кругу.

Всеволод улыбнулся. Он понял замешательство девушки и теперь показал жестом, что собирается всплывать.

Несколько уверенных гребков отнесли Зинтару к поверхности. Она вынырнула и с наслаждением глотнула чистого горного воздуха. Он пьянил не хуже хорошего вина.

– Испугалась? – произнес Всеволод весело.

Зинтара неуверенно покачала головой.

– Может, наперегонки на ту сторону? – поинтересовался гигант, и в его глазах мелькнуло затаенное лукавство.

Предложение предполагало марафон в несколько километров. Зинтара с сомнением посмотрела на ту сторону, оглянулась на берег возле пансионата, где отдыхало несколько семей с детьми, и покачала головой. Она-то знала свои способности. Пронестись на ту сторону, словно торпеда, на глазах у всего честного народа… Ей и так хватало слухов, что ходили о них с Всеволодом на корабле MWM Pharmaceuticals.

– Не хочу привлекать внимание, – ответила девушка и сделала несколько размашистых, но вполне подходящих обычному человеку гребков. Всеволод последовал примеру девушки. Так в тишине, нарушаемой лишь мерным дыханием и плеском воды, они проплыли несколько сот метров и остановились у каменистого берега.

– Говорят, там теплые источники, – Зинтара махнула рукой в сторону начинающегося подножия гор.

Всеволод с интересом глянул в указанном направлении.

– Может, мир? – неожиданно поинтересовался гигант.

– Да мы и не враждовали… – пожала плечами Зинтара, вылезла из воды и устроилась на теплом валуне.

Солнышко припекало. Стало тепло и приятно. Все её тело с наслаждением впитывало горячие лучи, изголодавшись по ним в длительном полете.

– Вивьен, кажется, с головой погрузилась в твои документы, – хмыкнул Всеволод.

Зинтара подивилась остроте его зрения. На таком расстоянии полуфранцуженки фактически не было видно. Только её очень острое зрение легко вычленяло фигуру доктора Петровой. Действительно, Всеволод ей ни в чем не уступал.

– Кажется, у меня есть для тебя дело… Вернее, оно должно появиться… – неуверенно произнесла Зинтара и закусила губу. По сути, Всеволод не должен был исполнять её приказы и просьбы. Его миссия сводилась к тому, чтобы быть рядом с ней, обеспечивать безопасность и присматривать за общей ситуацией с преступником, заключенным в тело Вайса.

– Говори, – почему-то согласился чемпион и с интересом посмотрел на девушку.

– У меня есть одно предположение. В лаборатории Айчары я кое-что проверяла с новой техникой и смотрела сама… Я могу объяснить, как Шиару удавалось так быстро менять тела…

Всеволод с интересом приподнял одну бровь.

У Зинтары засосало под ложечкой. Сейчас Гора напоминал ей больше всезнающего профессора, который прекрасно знал ответ на вопрос и лишь экзаменовал своего ученика.

– И как же?.. – переспросил гигант.

Зинтара тряхнула мокрыми волосами, перевернулась и села, подтянув к себе колени.

– Я думаю, что он… – предположение выглядело несколько дико, поэтому Зинтара никак не решалась его озвучить. Догадка посетила её совсем недавно. Первые проверки подтвердили её догадки. Но они были сделаны на скорую руку, без присутствия других специалистов… Миранду Айчару в расчет девушка не брала. Ведущий медик MWM Pharmaceuticals была слишком заинтересована в скорейшем «выздоровлении» – если это можно так назвать – Микаэля Вайса и готова была поверить во что угодно, лишь бы это помогло Вайсу вернуться обратно. – Мне кажется, он готовил эту реальность заранее и заранее научился одному маленькому искусству… Шиар переходил в другие тела в двух случаях. Или он хотел таким образом убить – это вполне просто для мерта. Или… и это гораздо-гораздо сложнее… Он готовил тела с самого начала, закладывая в них частицу своего сознания. Осуществлял не полный переход, а как бы присваивал кусочек себя, чтобы подготовить тело и в случае необходимости быстро перейти в него… Таких тел не может быть слишком много. Расходуя свою суть, теряешь часть силы… Не думаю, что он пошел на массовую подготовку тел в ущерб сверхспособностям…

Зинтара замолчала. Всеволод долгое время не произносил ни слова.

– Что же подтолкнуло тебя к такой мысли?.. – наконец поинтересовался агент фаакхов.

– Данные, собранные Вивьен по одаренным. Доктор Петрова исследовала один крайне редкий феномен среди мертов. Девушку звали Катя Дубль. Вивьен провела ряд экспериментов и выявила один важный момент. Девушки думали, что их две, что они сестры-близнецы, очень похожие, с общими элементами сознания. На самом же деле, сознание было одно, а тел – два.

В каждом теле происходили свои биохимические процессы, чуть разнился гормональный фон… Оттого сознанию Кати Дубль казалось, что это две личности, что они сестры. Но личность была одна, только способная существовать в двух телах по очереди.

Нечто подобное проделал и Шиар…

Только он расщепил свое сознание на несколько крошечных лоскутков и присвоил их заранее подходящим индивидам. А потом лишь прыгал от одного тела к другому. Думаю, у него в запасе должно остаться еще как минимум одно тело. Я попыталась произвести вычисления. Получается одно тело, максимум – два… Но замеры в камере анабиоза сложно назвать точными…

Всеволод смотрел на Зинтару очень долго, а потом неожиданно нежно улыбнулся:

– Умная ты моя! Я тоже знал Катю Дубль! Она работала в центральном кафе мертов и всегда была там… Тем, кто вначале не знал, откуда идет её прозвище, казалось, что она научилась никогда не спать. На самом же деле Катя просто меняла тело. Пока одно тело погружалось в сон, она использовала второе. Потом меняла их, точно одежду…. Помнится, я тогда был крайне поражен её талантами…

– Так ты… мерт?! – оторопело произнесла Зинтара. – И ты знаешь о мертах, ликах и?..

Всеволод чуть резче, чем следовало, мотнул головой:

– К чему теперь скрывать, – произнес агент фаакхов отрывисто.

– Так вот где тебя завербовали? – неожиданно осенило девушку.

Всеволод спрыгнул с валуна в воду и лукаво посмотрел на девушку:

– Ты все говоришь верно! Такой талант с расщеплением сознания существует. Шиар научился ему. Это факт!.. Как насчет еще одного заплыва?

Зинтара собиралась озвучить просьбу, но видя веселое настроение Всеволода и учитывая отличную погоду, поняла, что не следует делать этого преждевременно. Сначала нужно все проверить. Обнаружить осколки сознания Шиара с помощью технологий фаакхов, а уж потом решить, нужно ли привлекать к этому Всеволода.

Почему-то именно сейчас Зинтара очень остро осознала, что тот не откажется, выполнит её просьбу в самом лучшем виде и даже не поведет бровью.

Широко улыбнувшись, Зинтара последовала за гигантом, который в воде выглядел не менее могуче. Его длинные шорты, почти до колен, ничуть не скрывали отличного сложения, и Зинтара с восхищением оглядела этот великолепный образец мужской красоты. Вернее, красивым было тело. Лицо же больше напоминало высеченную из камня суровую маску. Все черты казались на нем гармоничными и четкими, только во всем присутствовала некая непреклонность, граничащая с грубостью. Только общаясь с девушкой, его лицо смягчалось и становилось невероятно обаятельным.

– Хочу в горы, в теплый источник! – крикнула Зинтара.

Она чуть опьянела от горного воздуха и от того, что Всеволод поддержал её догадки. Зинтаре за долгое время стало вдруг невероятно легко. Хотелось дышать полной грудью!

Всеволод, услышав предложение Зинтары, тут же выскочил из воды и на запредельной скорости начал карабкаться по отвесному склону. Зинтара с воодушевлением последовала за ним. Тут они никого не могли шокировать своими сверхспособностями. Ученые на том берегу вряд ли могли различить их фигуры. Поэтому Зинтара включила свое тело на максимум, и со стороны стало казаться, что это тень птицы пробегает по склону горы, а вовсе не девушка, ловко хватаясь за выступы, карабкается наверх.

Подъем занял у них буквально несколько минут. Оба довольные и чуть запыхавшиеся, они остановились у первого теплого затона диаметром не более пары метров. Всеволод осторожно попробовал воду:

– Парное молоко…

– То что надо! – в восторге откликнулась девушка и с разбегу прыгнула в природную скалистую ванную с дымящейся водой.

После обжигающе холодного ветра, что шел с заснеженных вершин, теплая вода расслабила тело и мышцы.

Всеволод опустился рядом.

Зинтара прикрыла глаза и откинула голову назад. Перед ней, насколько хватало глаз, простиралось бесконечное голубое небо без единого облачка.

– Вот такой бы была моя жизнь… – прошептала девушка, глядя в голубую бесконечность.

Всеволод посмотрел вверх, затем опустил взгляд на девушку. Ему нравилось её нынешнее настроение. Он был доволен, что смог её развеселить и успокоить. Она на верном пути.

– А я люблю облака, – произнес гигант медленно.

Зинтара улыбнулась в ответ:

– На самом деле, я тоже… Просто иногда так хочется, чтобы все стало гладко, прозрачно, красиво и… просто…

– Так не бывает… – едва слышно, лишь для себя прошептал агент фаакхов и прикрыл глаза, наслаждаясь мгновением.

Теплая вода ласкала их тела, прохладный ветер холодил разгоряченные лица. Оба наслаждались маленькой передышкой.

Всеволод неожиданно обнял девушку за плечи и прижал к себе. Просто прижал, чтобы поцеловать в макушку. Та не сопротивлялась. Она не хотела быть на вершине мира одна, какой бы чудесной эта вершина ни казалась.

Зинтара чувствовала его поддержку, его тепло. Их пальцы переплелись, и девушка неожиданно для себя прижалась щекой к огромной ладони. Всеволод все понял верно. Заключил её в объятия покрепче и стал баюкать, точно маленького ребенка.

Секс случился много позже, когда они спустились в жаркий полдень к озеру. Вернее, это был вовсе и не секс – они занимались любовью.

Они долго целовались, катались по сочной траве, смеялись простым шуткам, а потом соединялись в едином порыве. Он ласкал её так нежно и естественно, что Зинтара забылась от его рук в сладком экстазе. Она лишь чувствовала, как наслаждается близостью его тела. Истиной близостью, когда сливаются не просто тела, но и души. Пальцы, губы, язык… Все превращается в поток ощущений, поток любви, поток чувств, вздохов и наслаждения…

«Я люблю тебя…» – хотел он прошептать, когда их тела, наконец, рассоединились. Но вовремя сдержался. Зинтара – она другая. Ей не нужно признаний. Она их черпает не из слов. Агент фаакхов знал, что докажет свои чувства делом. Судьба всегда ставит перед нами выбор. Проверяет… Этот момент обязательно настанет. Он выберет Зинтару.


39

Вивьен не спала и не ела вторые сутки.

Грей притулился в углу огромной лаборатории и пытался поспать хотя бы несколько минут. Вивьен вконец измотала миллионера-детектива и его ПИИ Лику. Вернее, Лика-то держалась вполне себе хорошо. В отличие от Грея ей не требовалось спать или есть. Лика старалась, как могла, ведь она совсем недавно со всей остротой и болью осознала, что её существование без человеческого тела ущербно, а Грей и Зинтара пообещали ей помочь обрести плоть, если она поможет им.

Лика проходила бесчисленные тесты Вивьен, отвечала на вопросы, производила «в уме» операции. По одним параметрам она на несколько порядков превосходила среднестатистическое сознание человека, по другим… Лике с трудом удавалось решать творческие задачи. Это её стопорило, завешивало… По определению Вивьен Лика была чрезвычайным, выдающимся творением Грея, вот только с трудом осознавала себя как самостоятельную личность. Все же это была… программа… с имитацией свободного разума…

– Она нам не поможет, – устало произнесла Вивьен, когда они остались с Зинтарой в огромной лаборатории базы только вдвоем.

Вивьен глубоко затянулась и побрела за бутылкой красного. Сегодня она предпочитала его. «Бордо» помогало ей наполнить жизнь силой. Так как силы из полуфранцуженки все же уходили. Она не умела, в отличие от Зинтары, не спать сутками и оставаться бодрой. Требовался винный допинг.

– Как глупо, – Зинтара спрятала лицо в ладонях. – А я понадеялась… Грей уверял… Ведь он знает способности Лики лучше всех остальных…

– Он хотел подарить ей новое тело. Мальчик влюблен в свое творение, – фыркнула полуфранцуженка.

Зинтара удивленно уставилась на рыжую докторшу.

– Что?! – переспросила Вивьен, недовольно передергивая плечами. – Мы бьемся тут над пус-то-той… А Грей просто обожает Лику, вот и морочит нам головы… Это машина. Нет у нее сознания!

– Грей бы так не поступил… – с сомнением пробормотала девушка. – Просто он сам… верит…

Вивьен принялась нервно раскуривать очередную сигарету. Руки её подрагивали от внутреннего напряжения.

– Предлагаешь сразу начать работать с Шиаром? – осторожно уточнила Зинтара.

– Нет!!! – чуть ли не во весь голос прокричала Вивьен.

Она достаточно хорошо изучила данные по Кате Дубль, еще раз перетряхнула материалы по способности мертов переселяться из тела в тело и… пришла к выводу, что Шиар мегаопасен!

Фактически, взяв на вооружение талант Кати Дубль, Шиар превратился в неуловимого монстра, которого удалось изловить Зинтаре только потому, что тот слишком уверовал в свое могущество.

– Господи! Да я даже приближаться к этому анабиозному саркофагу боюсь… Если я его выпушу… Случайно… – прошептала Вивьен, провела рукой по рыжим волосам, пытаясь их пригладить и придать своему растрепанному и взъерошенному виду приличие, но только разнервничалась еще больше.

– Переходя от тела к телу, Шиар показывает волновые свойства… – начала Зинтара очень осторожно. – Почему бы нам не попытаться создать… поле… Которое блокирует эти свойства… Точнее замкнет в определенном пространстве… Оборудуем целую лабораторию… Так тебе будет спокойнее?

Вивьен уставилась на Зинтару немигающим взглядом и хотела сказать что-то резкое.

Сегодня рыжая докторша успела поругаться со всеми. Поставила на уши половину технического персонала базы MWM Pharmaceuticals, повздорила с Мирандой Айчарой, даже Брандту успела высказать свое недовольство низкой подготовкой сотрудников научной лаборатории.

В итоге Айчара, бледная как мел, закрылась в своем кабинете и продолжила работать самостоятельно. Сотрудники лаборатории разошлись «хоть часик поспать», так как на дворе стояла глубокая ночь. Брандт вышел на воздух с сильно покрасневшим лицом и тяжелой одышкой…

Только Зинтара продолжала хранить каменное спокойствие.

Мари так вообще предпочла не появляться рядом с Вивьен Петровой. Дочка Вайса давно уяснила, что если они оказываются с доктором Петровой в одном помещении – дело добром не кончится, а только скандалом и руганью.

– Да не боюсь я, – наконец, процедила Вивьен. – Просто не представляю, что будет, если мы… упустим и… Никогда еще не встречала такой беспринципной твари! Ты считала, скольких он на Луне превратил в мозговой фарш?! Он – гениальный, одаренный, напрочь лишенный всякой морали, монстр! Это очень… Очень! Опасно!!!

– Вивьен, я всегда рядом, – напомнила Зинтара. – Я могу генерировать это поле… И очень хорошо запомнила его состояние в момент попытки перехода… Это можно сравнить с основными волновыми характеристиками: частотой, периодом, скоростью… Также я ощущала вектор… Я почувствую, Вив!

– Как же мне нужен Коник, – прошептала Вивьен и без сил упала в кресло. – Он был действительно ученым с большой буквы. Гениальным ученым!.. Я горжусь, что была с ним знакома…

Несколько долгих минут Вивьен сидела, откинувшись в кресле и уставившись в потолок немигающим взглядом. В правой руке она продолжала держать недопитую бутылку бордо.

– У Лики неплохо получалось разбираться в оборудовании фаакхов, частично его имитировать и конфигурировать новые функции… Мы могли бы сэкономить уйму времени, которого у нас в обрез… Тащи сюда Лику! – воскликнула Вивьен возбужденно.

Зинтара не стала даже спорить с подругой. Когда рыжая докторша вот так приказывала с горящими глазами, нужно было бежать сломя голову и исполнять приказ.

Через мгновение Зинтара вернулась с портативным ноутбуком – основой Лики. В комнате тут же возникло голограммное изображение миловидной брюнетки в неизменном берете с помпоном.

– Значит, оно у меня все же есть? – осторожно поинтересовалась Лика.

Осторожно она стала себя вести после того, как недавно Вивьен пригрозила ПИИ пролить на ноутбук вино, если та не прекратит «бездельничать». «Бездельничать» в понимании доктора Петровой значило, что Лика плохо пытается изображать сознание человека – симулирует!

Лика даже не стала спорить явной алогичности заявления доктора Петровой, только испуганно покосилась на Грея, затем на Зинтару и даже выдавила пару слезинок на трехмерном изображении себя.

Вивьен это представление больше позабавило, и она весьма недоброжелательно пошутила. После этого даже программа искусственного интеллекта, под названием Лика, обиделась и предпочла не вступать ни в какие диалоги с доктором Петровой, кроме прямых ответов на поставленные вопросы.

Но сейчас Вивьен смягчилась. Проблеск мысли заставил полуфранцуженку проявить чудеса тактичности:

– Лика, дорогая. Ты для нас, как член команды!.. С сознанием… вопрос больше к Грею. Но у тебя есть и другие замечательные таланты, – Лика недоверчиво глянула на рыжую докторшу. Умела же та прикинуться ангелочком, когда надо. И даже продолжать на Вивьен обижаться как-то уже неправильно будет.

– Что требуется? – поинтересовалась Лика, все еще соблюдая предельную осторожность.

– Мне нужно, чтобы ты взяла управление вот этим оборудованием на себя, – Вивьен указала на небольшой генератор поля фаакхов. – Я произведу нужные настройки и организую доступ. Справишься?

Лика покосилась на новое оборудование. Техника Чужих её явно заинтересовала, тем более что Вивьен предусмотрительно закачала в ПИИ все данные по техническим характеристикам агрегата.

– Спектр возможностей очень широкий, – отозвалась Лика и начала осторожно работать лабораторными манипуляторами, доступ к которым ей также предоставила Вивьен.

Доктор Петрова удовлетворенно кивнула:

– Осваивайся… А мы пока на воздух. Сделай попытку хотя бы приблизительно скопировать характеристики… Мне нужна отработка по этому протоколу… – Вивьен опять кинула пакет с информацией на Лику, с исходными данными, которые смогла считать с поля, создаваемого Зинтарой.

– Требуется время, – деревянным голосом отозвалась ПИИ. Все свои ресурсы, в том числе и волшебной коробочки-процессора, которую Грей приобрел на Станции, Лика явно отдала на обработку нового задания, так что на имитацию живого человеческого голоса с эмоциями не осталось средств.

– Пошли, – тихо прошептала Вивьен Зинтаре и с бутылкой бордо выскользнула из лаборатории в широкий коридор базы.


Когда они оказались на воздухе, мягкий ночной ветер приятно подул в лицо.

– Не доверяешь Лике? – неожиданно поинтересовалась Зинтара.

Вивьен сделала растерянное лицо, не желая вдаваться в подробности. Но посмотрев на девушку, решила больше не изображать «святую невинность».

– Ты передала на Лику несколько программ по Wi-Fi. Я их просматривала до этого… Мы же сами их с тобой корректировали… А потом я перепроверила коды. Там появились… баги…

– Хочу иметь возможность вырубить её, если что-то пойдет не так, – невинно уточнила Вивьен и задрала голову к небу.

– Ты должна была сказать Грею, – укоризненно произнесла Зинтара.

– Времени мало, – прошептала Вивьен, вглядываясь в бескрайнее черное небо.

Сегодня звезд почти не было видно. Под самый вечер налетели тучи, пошел мелкий дождь. Погода резко испортилась. Вот и сейчас легкий теплый ветерок принес ощущение свежести и недавно прошедшего дождя. – И Грей слишком доверяет Лике. А она всего лишь программа… Не человек и не искусственный разум! Просто очень хорошая программа с имитацией интеллекта!

Зинтара задумчиво уставилась на рыжую докторшу. Та как-то очень ревностно относилась к ПИИ Грея. Можно даже сказать, недолюбливала.

– Они не заменят нас, – тихо заметила девушка.

Вивьен оставила замечание подруги без внимания.

Только плечи её чуть дернулись. Рыжая докторша резко оторвалась от созерцания неба и перевела взгляд на Зинтару.

– Кто знает? – резко бросила Вивьен и с грохотом запустила пустую бутылку в мусорное ведро. – Грей обожает не меня и не тебя. Грей боготворит Лику! Даже не перепроверяет её коды время от времени! Типа того, она так разумна, что способна сама обеспечить свою безопасность!

– Разве нет?

– Чушь! – зло выдавила Вивьен. – Я нашла в ней баги задолго до того, как запустила свои. И я очень внимательно их рассмотрела. Знаешь, что мне удалось установить?

Зинтара нахмурилась.

– Все это время Лика слала пакеты сообщений в министерство обороны ОЧ. Автоматически. Очень короткие, сжатые… Зашифрованные… только не для криптолога моего уровня… Все же я недаром окончила с красным дипломом факультет кибернетики и информационной безопасности… Лика и сама об этом не знала и проверить не могла. Ошибка была прописана в базовом ядре, которое позаимствовал Юлиус у Минобороны, создавая Лику. В министерстве всегда одной рукой дают, а другой забирают. Так что Юлиуса очень красиво провели – подсунули ему шпиона, который сам не знал, что шпион.

– Ты вычистила ядро? – удивилась Зинтара. Она предполагала нечто подобное. Вот только представить себе не могла, как можно навести порядок в базовом ядре. Вивьен все же была вундеркиндом в этой области.

– Я подсунула баг, – фыркнула Вивьен с нескрываемой гордостью. – Теперь Лика шлет автоматически не самое важное за неделю, а данные из мусорной корзины. Причем её корзинку мы тоже изрядно откорректировали и разделили на ячейки. Теперь Лика и в самом деле шлет полный «мусор».

– Грею ничего не сказала, – подвела итог Зинтара.

Вивьен недовольно сморщилась и полезла за очередной сигаретой.

– Только гений может оценить гения, – пробурчала доктор Петрова недовольно, точно признание давалось ей с трудом. – Но Грей действительно сделал нечто… особенное. Лика – уникальна…

– Грей прошляпил, потому что доверял ПИИ как человеку, у которого есть свобода воли, – усмехнулась Зинтара.

– Вот только не говори, что не при чем! – хмыкнула Вивьен. – Это же ты предложила проверить мне Лику вплоть до базового ядра!

Зинтара отвернулась. Она предполагала, что Лику могут ограничить в свободе воли. Но никогда не думала всерьез, что жизнь поступит так и с ней.


40

Зинтара, Всеволод, Рэтт и Мари столпились на капитанском мостике новенького звездолета Рэтта. Контрабандист с наслаждением проделывал последние красивые виражи, прежде чем дать диспетчерам лунопорта захватить корабль лучом и прилунить.

Мари выглядела несколько растерянной. Не она управляла судном, и это выводило дочку Вайса из привычного равновесия.

– Держись ровнее и не позволяй им перехватывать управление слишком рано! Знаю я этих диспетчеров. В жизни в космос не выходили, а тут только дай им порулить…

Рэтт благодушно улыбнулся и столь же благодушно пропустил слова Мари мимо ушей. У него подобная техника общения в последнее время стала доведена до совершенства. Мари подобный конфуз, конечно же, замечала, но не спорила. Признавала право Рэтта на такую реакцию. Мари, как ни странно, достаточно четко сознавала, что слишком привыкла командовать. А здесь приходилось помалкивать и быть на вторых ролях – в эту же экспедицию, точнее маленькую вылазку, её взяли исключительно с согласия Зинтары.

У Странницы на то были свои основания. Зинтара хотела завуалировать цель своего визита. Всем понятно, если Луну собирается посетить Мари – глава корпорации MWM Pharmaceuticals, интересы которой представлены на спутнике самым весомым образом. И Зинтара это использовала.

Рэтт с упоением вел корабль на посадку. Мари пристально следила за каждой манипуляцией своего нового ухажера. А Всеволод отвел Зинтару чуть в сторону и сдержанно поинтересовался:

– Так когда же ты изволишь открыть мне истинную цель визита?

Девушка недовольно тряхнула волосами. Она до последнего надеялась, что Вивьен может ошибиться и их полет станет не более чем увеселительной прогулкой. Очень хотела. Ведь самую грязную работу Странница собиралась поручить чемпиону. Хотела бы сделать все сама, но приходилось слушать доводы рыжей докторши.

Накануне отлета у них с Вивьен случился небольшой скандал. С горящими глазами полуфранцуженка наконец-то зафиксировала то самое, что столько дней хотела обнаружить.

Мы все живем в материальном мире и оставляем после себя тысячи доказательств своего присутствия. Техника научилась идентифицировать отпечатки пальцев, рисунок сетчатки глаза, лицо, походку, кровь… Но есть и другие, более тонкие идентификаторы, которые оставляет наша суть или, по земным понятиям – душа. И доктору Петровой удалось впервые отобразить на мониторе компьютера базы MWM Pharmaceuticals – душу! Зашифрованная в ряды формул с описанием полей, колебаний и вибраций, душа стала поддаваться идентификации!

Вивьен смотрела на результаты своих исследований и не могла до конца поверить. С новой техникой фаакхов и ПИИ Ликой в придачу полуфранцуженка совершила невозможное.

– Это твоя… душа… – запинаясь произнесла Вивьен и указала взглядом на монитор. Там будто дышало и вибрировало всеми цветами радуги нечто воздушное, непонятное, трансформирующееся, перетекающее и искрящееся… То, что не имеет формы и постоянного значения, но уникально во Вселенной.

Зинтара спокойно посмотрела на мониторы.

– Наши смотрители, выявляя причины и следствия, как правило, работают с чем-то подобным… – улыбнулась Странница.

Вивьен негодующе вскинула голову.

– Ты хочешь сказать… – едва ли не рыча, начало полуфранцуженка.

Зинтара утвердительно кивнула:

– Силирия никому и никогда не предоставляла своих технологий. Разумные сами должны прийти к некоторым… знаниям. Как я поняла, у фаакхов те же сложности… В этом они похожи, – теперь уже не слишком радостно подытожила Зинтара, уселась в кресло напротив доктора Петровой и закинула ноги на стол.

Вивьен никак не отреагировала на поведение девушки. Стянув с себя и скомкав белый халат бесформенным клубком, Вивьен отправила его в дальний угол лаборатории, а сама прошла к шкафу и принялась надевать свежую белую блузку.

– Я тут исхудала, покрывалась семью потами… А на самом деле открыла то, что уже известно…

– Самой высокоразвитой цивилизации нашей Галактики, – спокойно заметила Странница и принялась маленькими глотками пить чистую воду из бокала.

– Ну, неужели они не могли облегчить нам задачу?! Я потратила уйму времени и сил!.. Мы бы давно продвинулись далеко вперед, если бы… – Вивьен, наконец, натянула новую блузку и зло швырнула пустую бутылку из-под воды в контейнер для мусора. – Убирай за собой пустые бутылки… Не разводи мне тут бардак!..

Зинтара убрала ноги со стола и устало потянулась. Возможно, она бы давно преподнесла на блюдечке Вивьен технику сканирования сути, вот только у Кхаакра при встрече было совсем иное мнение, о чем он и сообщил Страннице, а еще заблокировал в её сознании все данные по подобной методике. Конечно же, с согласия Странницы.

– Это опасная технология, – произнес Кхаакр тогда назидательно. – Для Земли еще не настало время… Правители не одобрят…

А потом ведущий Сектора предложил элегантное дипломатическое решение. Только фаакхи имели право вмешиваться в ситуацию с аномальной временной петлей, и Ведущий Сектора предложил Зинтаре взять необходимое оборудование у них, а потом самостоятельно сложить кусочки головоломки и настроить аппаратуру нужным образом. Выходило красиво – Кхаакр и Зинтара ничего не нарушали, но получали желаемое – возможность отыскать осколки сути Шиара. Вивьен же совершала «открытие», но не могла воспроизвести полученный результат в дальнейшем. Без техники фаакхов это становилось невозможным, а технику следовало вернуть сразу по завершении операции.

Выходит, Вивьен делала открытие и в тоже время не делала. Поэтому полуфранцуженка злилась, бурчала и всячески показывала Зинтаре свое недовольство.

– Ну что ж… – Вивьен прекратила бурчать. – Приступим к пеленгации…

Руки доктора Петровой запорхали над клавиатурой.

– Может позвать техников, – с сомнением предложила Зинтара.

Вивьен в ответ недовольно фыркнула, всем своим видом показывая, что Зиантара только мешает ей работать. Но потом снизошла до объяснений.

– Они сами не ведают, что делают, а когда увидят наши результаты… Боюсь, они и за месяц не разберутся в настройках!.. Лучше помоги мне все спутники MWM Pharmaceuticals подключить в группу. Нужна слаженная работа.

Зинтара лукаво прищурилась и не менее быстро, нежели Вивьен, принялась орудовать над клавиатурой. Вскоре на огромные мониторы лаборатории начали приходить первые данные.

Вивьен задумчиво наблюдала за результатами.

– Потребуется несколько часов, – произнесла Зинтара. – Не хочешь пройтись?

Вивьен упрямо затрясла головой.

Девушка пожала плечами, тихо выскользнула из лаборатории и прошла к выходу с базы MWM Pharmaceuticals.

Стояла глубокая ночь. Зинтара приблизительно рассчитала время окончания сканирования. В запасе было несколько часов, до утра. Хотелось еще раз насладиться прохладой ночи, вдохнуть горный воздух и подумать… Как ни странно, о Всеволоде.

Зинтара очень хотела закончить начатое, перенести суть Шиара в клона и…

Это означало конец развилки.

После этого фаакхи обязаны были ликвидировать аномалию, изловить создателя и вернуть все на круги своя. И Зинтара не знала, как оно все будет для остальных. Появится ли в основной ветке реальности Коник, исчезнет ли до момента своего рождения Грей и будет ли хоть что-то помнить потом, во взрослом состоянии… Что станет с сознанием Вивьен, Всеволода… Последнее мучило её более всего. Она не знала дату рождения чемпиона, но по всему выходило, что он родился после развилки реальностей. А значит, так же как и Грей… Исчезнет из её жизни… пока не пройдет десять, двадцать, тридцать или более земных лет…

И куда придется последовать ей?

Зинтара заключила очень странный договор с фаакхами. А они напоследок возьми и скажи ей то, что она и не надеялась услышать!

– Так какова наша истинная цель? – более требовательно повторил Всеволод и тем самым вернул Зинтару из воспоминаний к реальности.

Девушка продолжала молчать. На капитанском мостике о чем-то в очередной раз спорили Рэтт и Мари. Рэтт явно проигрывал, Мари продолжала масштабное наступление на контрабандиста. Спор сводился к месту их лунной дислокации. Рэтт ратовал за свой супершикарный отель, Мари предлагала личную резиденцию…

Зинтара потупила взгляд.

– Тебе придется идти без меня… Я правда… Я бы очень хотела… Но не имею права рисковать. Поле, создаваемое аппаратурой, конечно же, работает. Но я нужна для подстраховки… Только я способна удержать Шиара в нужном теле и… – Зинтара чуть запнулась. – Погрузить в анабиоз…

Всеволод неожиданно нежно провел кончиками пальцев по щеке девушки:

– Да я не боюсь, – произнес он ровно. – Только хочу понимать заранее. Мне не нужны твои оправдания, я и сам бы не пустил тебя устранять… осколки его души, – непривычное определение далось гиганту с трудом.

– Аннигилятор должен сработать идеально. Это ослабит Шиара, позволит нам работать более спокойно… – прошептала девушка, теряя самообладание от прикосновения его пальцев, такого нежного, такого… Защемило сердце. Зинтара сквозь слезы посмотрела на чемпиона. – Ты должен справиться…

Всеволод расхохотался грудным, низким смехом.

– Посмотреть на тебя, так ты чуть ли не заживо меня хоронишь… Я профессиональный агент, как ты сама изволила заметить. Так к чему все эти страхи и сомнения?

– Что тебе обещали фаакхи за эту операцию? – произнесла девушка, прямо смотря в глаза мужчине.

Всеволод тут же посерьезнел.

– Деньги, – криво усмехнулся агент фаакхов. Только не было веселья в его глазах.

– Не верю, – отвернулась девушка и почувствовала, как по щеке побежала слезинка.

– Ты выживешь, обязательно выживешь и… вернешься… – произнес Всеволод. Слова давались ему с трудом.

– Куда вернусь?! – отозвалась Странница.

– Куда больше всего хочешь, – произнес Всеволод и пошел на капитанский мостик.

Зинтара застыла на месте. Она знала, куда больше всего желает вернуться, к кому прикоснуться… И вместе с тем смертельно боится потерять Всеволода! Но как фаакхи смогли такое пообещать?! Видимо, Всеволод их не так понял. Или она не поняла чемпиона?..

Эта странная волновая форма жизни из другой Галактики… Зинтара всегда знала, что с ними стоит держать ухо востро. А потом девушка бросилась за удаляющейся фигурой гиганта. Почти при входе на мостик догнала его и непослушными губами произнесла:

– Все указывает на диспетчера лунопорта и… президента Луны.

Всеволод воспринял известие стоически. Только комично приподнял бровь и присвистнул. Значит, им предстоит охотиться аж на самого президента Луны и никак не меньше! А если учитывать то, что президент этот маниакально помешан на своей безопасности… Задача представляется просто изумительная по своей невыполнимости!

– Когда скажем остальным? – с нездоровым весельем поинтересовался гигант.

– Мари уже в курсе, – мрачно произнесла Зинтара.

Всеволод заковыристо выругался, еще раз для пущей убедительности чертыхнулся и со всей силы хлопнул Рэтта по плечу.

– Этот кораблик достался тебе по очень дорогой цене. Вот как оно вышло!

– Да нет же, по дешевке! Твой хороший знакомый фактически даром мне его отдал! – весело пояснил Рэтт, но тут же осекся, увидев перекошенное лицо гиганта.

– Изучай оставленное на нем военное оборудование, Рэтт. Может, придется уходить отстреливаясь, – веско закончил Всеволод и, больше ничего не объясняя, направился в свою каюту готовиться к высадке.

– Сказала? – скупо поинтересовалась Мари, обращаясь к Зинтаре.

Девушка молча кивнула.

– Его расписание засекречено, – продолжила мысль Мари, имея в виду президента Луны. – Крайне сложно отследить все перемещения и подготовиться должным образом… Так что… Я назначила встречу и указала место. Ему придется прийти.

– То, которое мы согласовали первым? – уточнила Странница, мрачно поглядывая вслед удалившемуся Всеволоду.

– Да, самое оптимальное, – утвердительно кивнула дочка Вайса и плотно сжала губы. Она была четко настроена поквитаться за своего отца.


41

Мари сегодня назюзюкалась в стельку. Видно, это было её первое планирование убийства, и нервы не выдержали. Мари сидела, обвив рукой шею Рэтта, и чуть ли не клевала носом в салат. Контрабандист вел себя, как подобает «истинному» джентльмену, – с удовольствием подливал очередную порцию отличного виски в стакан дочки Вайса и блаженно улыбался. Видимо, надеялся на нечто большее, так как до сего момента Мари кормила его лишь поцелуями и жаркими обещаниями.

Всеволод тоже изрядно выпил, но держался, как всегда, чуть надменно и агрессивно. Официанты так и сновали к их столику, чтобы как можно больше угодить неофициальному хозяину Луны. Все об этом как-то не сговариваясь знали: Всеволод Гора – хозяин! Зинтару искренне поражало подобное положение вещей. И вроде бы Гора сильно не ругался, не размахивал руками и слюной не брызгал, а народ ходил точно по струнке.

– Вот не напьешься даже с тобой, – посетовала Зинтара и пригубила очередную порцию вина. Сегодня она предпочитала легкое белое.

Всеволод удивленно приподнял брови.

– У Мари получилось, – как бы промежду прочим, заметил гигант.

Зинтара искоса посмотрела на дочку Вайса и немножко позавидовала. Мари была в ударе! Распустила волосы, намазала губы розовой помадой и помолодела лет эдак на десять сразу! Так что признать в ней хозяйку MWM Pharmaceuticals было просто нереально!

Зинтара внимательно осмотрела бокал с вином, поморщилась и решила перейти на джин. После четвертой рюмки джина настроение резко пошло вверх.

– Хочу на дискотеку! – вальяжно заметила девушка и обворожительно улыбнулась хозяину Луны.

Всеволод отреагировал быстрым кивком головы. А уже через десять минут они всей честной компанией дружно вывалились из самого дорогого ресторана Лунограда к шикарному белому лимузину.

Мари аккуратно положили на сиденье, Рэтт пристроился рядом. Всеволод с Зинтарой сели напротив.

– Куда? – галантно уточнил гигант.

Зинтара нахмурилась и поняла, что, несмотря на хмель, продолжает думать об операции по устранению президента и не может оставить Всеволода одного.

– В частный игорный дом Бобровых, – коротко бросила Зинтара.

Чемпион с подозрением уставился на Странницу. Не понравился ему адрес. Нет, заведение на самом деле считалось одним из лучших и суперэлитных. Вот только нынешний глава Луны очень любил в нем бывать. Совпадение? Всеволод еще раз бросил подозрительный взгляд на девушку и отдал распоряжение водителю ехать в указанном направлении.

Игорный дом Бобровых встретил их шумом музыки и огромной толпой разгоряченных людей. Это было небольшое имение прямо посреди Лунограда. О стоимости такого участка в самом сердце центрального лунного купола можно было догадываться только теоретически. Поговаривали, что молодой и предприимчивый Бобров приходился близким родственником видному чиновнику из администрации Объединенного Человечества. Но то были слухи, не подтвержденные фактами. И заведение это лунная элита любила и посещала регулярно.

Кроме игорных столов тут находились пара отличных ресторанов, шикарный бар и, совершенно безумная по своим масштабам, набору музыки, дополнительным опциям и оформлению, дискотека. В отдельных кабинках можно было попеть караоке или принять ванную с тайским массажем, получить косметологические процедуры по высшему классу или снять напряжение с самыми достойными путанами Лунограда.

– Бордель! – фыркнул Рэтт и галантно протянул Мари руку, помогая выйти из лимузина.

Дочка Вайса уже несколько протрезвела, но от созерцания пестрой лунной толпы, грохота музыки и ярких огней дискотеки впала в бесшабашное веселье.

Уже через несколько минут Всеволоду, Рэтту и Зинтаре посчастливилось наблюдать, как глава MWM Pharmaceuticals, сорвав с себя всю одежду, кроме красивых кружевных трусиков и корбея, сигала с десятиметровой вышки в бассейн.

После идеального входа в воду толпа зевак дружно зааплодировала, Мари пошла повторять успех. Рэтт остался стоять возле бортика бассейна с открытым ртом: то ли удивляясь идеальному прыжку Мари, то ли шалея от соблазнительного вида её округлостей, которые не скрывал кружевной корбей.

– Зачем ты нас сюда притащила? – наконец поинтересовался Всеволод, когда они с Зинтарой пропустили по паре коктейлей.

– Побудь немного с Рэттом и Мари, – просто ответила девушка, чмокнула недовольного Всеволода в щеку и пошла в сторону дамских комнат.

Сегодня это далось ей с особой легкостью.

Из кабинки вышла миловидная шатенка среднего роста, с пухленькими щечками – точная копия одной из горничных при «приватных кабинетах» – и пошла в сторону номера люкс. Лунный президент любил именно его. Сноровисто открыв отмычкой рабочую комнату, шатенка выкатила оттуда огромную тележку с бельем и всяким отельным скарбом и покатила к нужному номеру.

Навстречу прошел один из многочисленных охранников поместья Бобровых и приветливо окликнул знакомую горничную:

– Привет, Соня. Что-то ты сегодня рано!

Шатенка столь же приветливо улыбнулась. Считать имя из сознания охранника не составило труда.

– Мне хорошо платят, Грег!

Охранник удовлетворенно кивнул. Одна из горничных убирает номер – рутина. И зевнув, Грег направился дальше по коридору.

Тем временем шатенка лихо подкатила тележку, отперла двери номера той же отмычкой и скользнула внутрь.

Оставалось вмонтировать в матрац кровати всего одну дополнительную пружинку. Такого оборудования не было еще на Земле, и о его существовании не подозревали. Но Странница так же, как и Грей, успела хорошо закупиться на Станции. Тем более Зинтара отлично знала все подпольные точки и самых лучших поставщиков запрещенного товара. Профессия к тому обязывала.

Маленькую пружину невозможно было идентифицировать как самую мощную взрывчатку ни одной доступной техникой землян. Оставалось только настроить её на срабатывание в нужный момент времени. Поэтому Зинтара сама сконструировала нанокрошечное передающее устройство, вмонтировала его в пружину и замкнула сигнал на узкую чистоту передатчика, который собиралась вручить Всеволоду.

Работа не заняла много времени. Для того, кто может идеально имитировать физиогномику, отпечатки пальцев, сетчатку глаза, подделывать состав крови, слюнной жидкости… пробраться, куда бы то ни было, не составляет никакого труда.

Другое дело, что Зинтара предпочитала иные методы работы. Убить легко – топорная работа. Куда труднее оставить игроков живыми и при этом выиграть партию. Изменить их сознание… Направить в верное русло…

Странницу всегда считали ювелиром. Она умела раскрывать в душах нечто особенное, делала совершеннее, чище, добрее…

Только не сегодня.

Зинтара в образе шатенки внимательно оглядела номер, еще раз придирчиво оправила покрывало на кровати, затворила дверь и быстро покатила тележку к рабочей комнате. На этом её помощь Всеволоду подошла к завершению. Если до нужного времени Шиар не встретится с Мари, проигнорирует договоренности, в этом номере усадьбы Шиар бывает каждую неделю, – у Всеволода останется возможность послать сигнал на пружину и активизировать направленный взрыв.

Что у президента Луны есть свои маленькие слабости, Зинтара узнала случайно. Одолжила у Всеволода его волшебный ноутбук фаакхов и принялась просматривать камеры наблюдения наугад, пытаясь вычислить привычные маршруты главы спутника – так, на всякий случай…

Возле поместья Бобровых камер почти не было. Вот только Зинтара, после долгих и упорных попыток, удосужилась залезть в личный карманный монитор водителя президента и нашла нужный ответ – в маршрутах каждую неделю мелькало поместье Бобровых.

А затем пришлось провести небольшие полевые работы на местности: то усыпляя садовника, то прикидываясь барменом, то горничной…

За деньги персонал поместья своих посетителей не сдавал. Ни за какие деньги! А если к ним пытались применить другие, более жесткие методики, на помощь приходил мощный ментальный блок – кстати, новая разработка MWM Pharmaceuticals. Блок работал исправно и железобетонно. Даже сами разработчики, в том числе и Миранда Айчара, не в состоянии были его обойти после установки. Снять блок мог лишь его инсталлятор. Так что многие желающие влезть в частную жизнь богемы обломали зубы на этом поместье, где любили бывать представители элиты и, в частности, самые высокопоставленные чиновники Лунограда.

Пользуясь такими сложными ухищрениями, пробираясь в поместье под разными обличиями, Зинтаре удалось выяснить главное: лунный президент всегда посещает номер 10 в усадьбе Бобровых по средам. Проводит там не более пары часов и уезжает в неизвестном направлении, так как резиденций и квартир предпочитает иметь несколько.

Когда информация была добыта – остальное являлось делом техники.


Из дамской опять вышла красивая блондинка в элегантном вечернем платье с неоновым пояском, искрящимся всеми цветами радуги по последней моде Лунограда, и подошла к широкоплечему мужчине. Тот улыбнулся, завидев блондинку.

Зинтара торжественно вручила Всеволоду маленькую коробочку и зашептала на ухо инструкции.

– Это на случай, если он проигнорирует встречу с Мари. Здесь проводить все опаснее… Сигнал узконаправленный, так что придется оказаться поблизости… могут всех задержать и опросить свидетелей… Новые техники допросов предоставляют весьма интересные возможности… Кстати, MWM Pharmaceuticals сыграли в этом не последнюю роль, – усмехнулась Зантара, поглядывая на уже одевшуюся Мари, которая отплясывала теперь с Рэттом босиком прямо на клумбе цветов.

– Это было опасно! – укоризненно и грозно заметил гигант.

– Посмотри свой ноут. Я оставила нужные метки. Здесь действительно нет камер. Вообще! Так что я ничем не рисковала.

Всеволод все еще недовольно поджимал губы. Но теперь его недовольство больше проистекало от своеволия девушки. Гиганту не нравилось, что та берет на себя его работу. А еще он был уверен, что сделает все куда тише и незаметнее. Зинтара предлагала направленный взрыв как последний вариант. Всеволод же видел решение несколько иначе. В любом случае, только ему решать, как выполнить операцию и выйти сухим из воды.


42

Утро нового лунного дня застало Зинтару врасплох. Она поняла, что почему-то оказалась в апартаментах Рэтта, но вместо контрабандиста рядом с ней, растянувшись во всю длину кровати, спал Всеволод.

От изменившегося дыхания девушки Всеволод быстро открыл глаза. Улыбнулся, поглядывая на растерянную Зинтару.

– Тебе все же удалось напиться… – хмыкнул негласный хозяин Луны. – Я предложил выпить коктейль из антарийского шампанского с русской водкой… Тебе понравилось…

– Правда?! – Зинтара поняла, что лежит рядом с гигантом совершенно нагая. Все тело тихо гудело, точно она переусердствовала с нагрузками.

– Когда ты пьяная, то просто жуть какая развязная! – хмыкнул Всеволод. Лицо у него при этих словах стало, точно у мартовского кота, хорошенько погулявшего ночью на крыше. – Надо напаивать тебя почаще, узнаю много нового!

– И что же такого довелось узнать? – пробурчала Зинтара, судорожно роясь под кроватью в поисках хоть какой-то одежды. Там оказалась только рубашка Всеволода. Её девушка и натянула.

– Без рубашки было лучше, – констатировал Всеволод, не убирая с лица блаженную улыбочку.

Зинтара попыталась сесть и сосредоточиться. Коктейль Гора ей намешал на редкость убойный. Такое пойло могло свалить слона. Что на самом деле с ней и случилось. Как только она могла согласиться на подобную провокацию?!

Зинтара с сомнением глянула на гиганта. Тот продолжал нежиться на черных простынях Рэтта, совершенно не стесняясь своей наготы и все возрастающего желания. Зинтара схватила одеяло в охапку и бросила его на Всеволода. Пора было приниматься за работу.

Когда Зинтара соскользнула с кровати, гигант успел схватить её за тонкую кисть, нежно дернул на себя, и девушка опять оказалась в его объятиях.

– Ночь была просто восхитительной, – промурлыкал Всеволод. – Такого разнузданного… развязного… откровенного секса мне давно не предлагали!..

Зинтаре никуда не оставалось деваться, как подчиниться гиганту и полежать немного под его здоровенным и могучим телом. На этот раз Всеволод действовал весьма жестко и нагло. Раздвинув колени девушки, он без излишних ласк вторгся в нее и принялся буквально вколачивать в нее свое огромное естество.

Вначале девушка хотела воспротивиться и попытаться улизнуть. Но плотно прижатая к кровати, поняла, что, несмотря на все её способности, это не так-то легко сделать. Всеволод буквально вжал её в матрас, движения гиганта стали настолько неистовыми и агрессивными, что Зинтара почувствовала легкую боль. Казалось, что все её тело пронзают насквозь до самого основания.

Всеволод продолжал буквально насиловать её, не обращая никакого внимания на попытки сопротивления. Его пальцы сжимали её ягодицы, раздвигали, проникали внутрь… Зинтара начала неистово выгибаться от слишком откровенных ласк. Но Всеволод схватил девушку сильнее и почти придушил страстным поцелуем:

– Потерпи, сейчас будет хорошо, – прошептал мужчина, выскользнул и вторгся в нее с еще большей силой.

Мышцы её резко сжались от неожиданной боли. Всеволод замер и продолжал осторожно массировать пальцами ягодицы. На миг Зинтаре показалось, что она теряет сознание от сильных, граничащих с болью ощущений. Но затем мышцы расслабились и позволили гиганту войти в нее до самого основания.

Зинтара испытала неожиданно сильный оргазм, который принялся накатывать на нее волнами, усиливаясь с каждым новым толчком. Она застонала, не способная себя сдержать, подалась ему навстречу, желая продолжить слишком непристойные ласки…

Желание все усиливалось и накрывало её с головой. Всеволод блаженно продолжал изматывать её тело со всех сторон, чередуя привычное удовольствие с запретным. Эта смена ощущений ввергала тело Зинтары в судороги очередного экстаза. Всеволод так же, как и она, не желал, не хотел останавливаться…

Их соитие длилось целую вечность, пока, наконец, девушка не почувствовала в себе горячий поток его семени. Всеволод еще несколько минут не отпускал её из своих объятий. А потом резко встал и пошел в душ, на ходу бросив:

– Вивьен оставила тебе срочное сообщение, посмотри наручный монитор…

Зинтара прикрыла глаза. Внутри все саднило и вместе с тем переливалось волнами удовольствия. Ей понравилось все, что делал с ней Всеволод. Даже то, как до боли сжимал соски и душил страстными поцелуями.

Неожиданно до девушки дошел смысл фразы, брошенной чемпионом.

Резко вскочив, Зинтара нашла монитор и запустила сообщение полуфранцуженки.

Доктор Петрова выглядела на редкость бледной. Её губы едва заметно подрагивали:

– Не могу до тебя дозвониться… Зинтара… У нас ЧП… Мелли, жена Вайса… Она смогла пробраться в анабиозный отсек и… – полуфранцуженка нервно сглотнула. – И… выпустить сущность Шиара. К счастью, я успела оборудовать лабораторию нашей недавней разработкой – аналогом поля, которое ты создаешь… – Вивьен глубоко вздохнула в явной попытке придать своему голосу твердость. – Сущность Шиара мечется по лаборатории, и я не знаю, насколько хватит нашего оборудования и нашего поля… прежде чем Шиару удастся выскользнуть… Я не успела произвести нужные вычисления… Мелли в коме, так как охранникам пришлось стрелять, иначе бы этой дуре удалось выпустить сущность наружу окончательно… Так что… Ты срочно нужна!!! Мы ждем!.. Я жду!!! Тело Вайса медленно умирает, так как анабиоз был частично прерван… Пробраться в лабораторию невозможно из-за Шиара, который мечется от стенки к стенке… Это ужасное зрелище. Я наблюдаю его перемещение на мониторах… Запасы энергии, питающие поле, тают. А я еще не наладила систему перезарядки…

– Только не это, – прошептала побледневшая Зинтара, а в следующую секунду уже стояла одетая в платье, которое удалось обнаружить в коридоре.

Всеволод вышел из ванной мокрый, держа у уха свой мобильный. Он все угадал правильно. Зинтара поняла это по его липу.

– Однопилотник Мари ждет тебя в лунопорте. Вылет согласован. Мне удалось уговорить дочку Вайса остаться тут и продолжить операцию… Ты летишь одна.

Зинтара краешком сознания знала все, что хотел этим сказать Всеволод. Он хотел произнести: «Без меня». Только не стал. Предпочел не сгущать краски. Ведь Всеволод не знал, что они, скорее всего, прощаются навсегда. Зинтара прилетит за Вайсом, закончит перенос сознания Шиара в клона, передаст последнего фаакхам и… петля захлопнется… Всеволод родится в обычной реальности лишь спустя много лет и вряд ли будет помнить хоть что-то из событий, что случились в аномальном ответвлении реальности.

Зинтара потеряет чемпиона навсегда…

Зинтара позволила себе на секунду прижаться к прохладной стене апартаментов и последний раз посмотреть на мужчину, которому удалось заставить её сердце забиться снова.

– Я вернусь… – прошептала Странница тихо.

– Я знаю, – так же тихо ответил Всеволод.

Только его лицо, его взгляд говорили совсем иное.

Точно он предчувствовал, что их разговор может стать последним… И он не останавливал её – давал уйти легко, свободно… Позволял расправить крылья и лететь навстречу своему предназначению – своей судьбе…

Такова была его любовь.


43

Зинтара вела крошечный корабль к Земле на рефлексах, на рефлексах приземлялась…

Вивьен сидела за рулем – небывалое событие для суперводителя Зинтары – и пыталась в деталях описать девушке ситуацию.

– Я поняла… – произнесла Зинтара, когда они вбегали в огромное помещение лаборатории, отгороженной от блока с Шиаром лишь бетонной стеной и истончающимся защитным полем. На мониторах во всех цветах пульсировала и билась сущность их страшного врага.

– Запасы энергии близки к критическим, – в помещении нарисовалась голограмма ПИИ Лики. На сей раз программа искусственного интеллекта была одета, как всегда, подобающе ситуации: во все черное, с гладко зачесанными в тугой узел темными волосами и очками в роговой оправе на пол-лица. Лика сейчас больше напоминала строгую училку начальных классов, нежели прежнюю веселую брюнетку с забавным помпоном на шапочке.

В лабораторию с шумом ввалился и Юлиус Грей. Лицо не выспавшееся, небритое, глаза красные, взгляд дикий…

– Зинтара! – облегченно воскликнул миллионер-детектив и чуть ли не повис у Зинтары на руках, когда кинулся обнимать девушку. – А мы тут… Еще бы немного…

– Так, – строго произнесла Зинтара. – Готовьте новую анабиозную камеру! Постараемся проделать то же, что и на лайнере Вайса…

Вивьен и Грей с сомнением уставились на девушку.

– Но он же… – начала осторожно Вивьен. – Уже… как бы… Выбрался… Думаешь, тебе туда безопасно заходить?

– Прошлый раз ты удерживала Шиара в теле Вайса, – поддакнул Юлиус.

Зинтара недовольно передернула плечами. Что и не говори, задачка ей предстояла новая… И она действительно до конца не знала, с чем придется столкнуться… Вполне возможно, что на этот раз она не сможет удержать рвущуюся на волю суть монстра…

– Я могу попытаться начать сжимать поле, – осторожно заметила Лика. – Это вполне по силам той конфигурации, которую мы задали. Сейчас периметр – лаборатория. Но я смогу начать уменьшать поле и…

– Загонишь Шиара в тело Вайса, – произнесла Вивьен. Полуфранцуженка еще не до конца освоилась с возможностями Лики, но вполне допускала предложенный Ликой выход.

Тем временем Зинтара с напряжением начала просматривать данные с полуотключенного анабиозного блока Вайса. Показатели её совсем не радовали…

– Вайса нужно помещать в реанимационный блок. Он может не перенести второго вселения сущности… Мы потеряем Вайса, а Шиар опять улизнет… – Зинтара принялась растирать виски руками. – Почему не вытащили тело Микаэля из лаборатории с Шиаром?

Вивьен принялась тревожно расхаживать из угла в угол, периодически поглядывая на пульсирующее нечто в мониторе компьютера. Затем полуфранцуженка перевела взгляд на Зинтару:

– Боялись разорвать периметр поля… что тут непонятного!

Зинтара в сердцах чертыхнулась. Юлиус принялся методично грызть ногти.

– Клон еще не готов, – добавила Вивьен мрачно.

Повисла короткая пауза. Присутствующие пытались найти выход и не находили.

– Загоните его в тело Мелли Вайс, – спокойно отозвалась Лика.

Все замерли.

Слова ПИИ прозвучали как гром среди ясного неба. Ни одному человеку не пришло бы подобное в голову. Все же Мелли, несмотря на то, что оказалась полной дурой, была живым человеком, пусть и в коме, но… Сознательно подвергать её риску… Только искусственный интеллект мог предложить подобное!

– Жена Вайса подвергла всех нас страшному риску. Теперь мы воспользуемся её телом, как инструментом, чтобы удерживать Шиара, раз Вайса вторичная процедура может убить. Это логично!

– Это логика машины! – жестко отреагировала Вивьен и с гневом посмотрела на голограмму Лики. ПИИ пристроилась в уголке, поближе к Грею, точно ища его поддержки.

От взгляда Вивьен Лика быстро отвернулась и сделала вид, что рассматривает стену. Она все больше и больше начинала уметь имитировать человеческие реакции…

– С другой стороны… – осторожно протянул Юлиус. – Если мы используем тело Мелли как временное, а потом перебросим Шиара в клона…

– Заодно и потренируемся с переброской, – зло бросила Вивьен и принялась раскуривать сигарету. Может, полуфранцуженка и сама пришла бы к подобному выходу. Но предложение прозвучало от ПИИ. А Вивьен относилась к Лике более чем настороженно.

– У нас есть выход?! – Зинтара горько расхохоталась. Перед её глазами с запредельной скоростью разворачивалось огромное количество графиков, диаграмм… Девушка вводила в компьютер новые данные. Но ответ её не обнадеживал. Скоро оборудование перестанет действовать, Шиара больше ничто не станет удерживать. Сможет ли Странница справиться с уже освободившейся сущностью и загнать её обратно в тело?

А вот если сжать поле, которое сейчас удерживает Шиара… Бесплотной сущности монстра не останется иного выбора, как оказаться в предлагаемом биоресурсе…

– Готовьте тело, – обратилась Зинтара к Вивьен.

Доктор Петрова недоверчиво уставилась на девушку. Она знала, что та умеет брать на себя инициативу… Оказывается, Зинтара могла взять на себя ответственность и за чужую жизнь, пусть это даже жизнь бестолковой блондинки, весь ум которой сосредоточен в двенадцатисантиметровых шпильках и бюсте четвертого размера…

Грей опрометью кинулся из лаборатории давать нужные указания. Он успел вполне освоиться на секретной базе и последние дни выполнял роль специалиста по связям с общественностью и личного помощника Вивьен, так как успел познакомиться с большинством ведущих ученых «пансиона» и нашел со многими общие интересные темы для бесед.

Сама же Вивьен была слишком резка и порой несправедлива в едких высказываниях и придирках с персоналом. А вот Грей неожиданно стал тактичнее. Его былая асоциальность начала сходить на нет. Среди умных и по-настоящему талантливых сотрудников MWM Pharmaceuticals Грей почувствовал себя как рыба в воде. Мари Вайс умела подбирать команду!

– Мощность поля падает, – произнесла Лика, когда почти все приготовления были позади. Тело Мелли заранее поместили в анабиозную камеру и с помощью робота-манипулятора подкатили ко входу в помещение с Шиаром.

– Я помогу, – процедила Зинтара сквозь плотно сжатые зубы. – Лика начинай сужать периметр.

Зинтара уже пыталась взять бесплотную суть Шиара под контроль, но пока ей это удавалось с огромным трудом. По лбу катились капли пота, в глазах расплывались темные круги. Зинтара поняла, что без помощи Лики будет не в состоянии контролировать монстра. Но ПИИ начала отрабатывать запланированную программу сужения поля. Очень медленно Лика сужала тиски, при этом не ослабляя мощности.

Завыли сирены, говорящие, что резервы энергии зашли за отметку критического минимума. Но Лика не останавливалась, продолжала выжимать из аккумуляторов последние капли мощности и давить на мечущуюся бесплотную сущность. Когда радиус поля уменьшился вполовину, робот-манипулятор вкатил в помещение анабиозную капсулу вместе с телом Мелли.

А суть Шиара неожиданно начала материализовываться в чистом воплощении!

– Это невозможно! – прошептала Зинтара. Она, став ультимо, утратила подобные возможности. Ультимо не способны к чистому воплощению! Не способны бывшие силирийцы переходить из мира идеи в мир материи! Всегда нужна некая точка опоры, точка отсчета!

Зинтара поняла, что почти не контролирует действия сути монстра. Она фактически никак не могла помешать Шиару, только замедлить…

– Почему же он начал чистое воплощение только сейчас? – прошептала Зинтара пересохшими и растрескавшимися губами. Она сидела в кресле, вцепившись руками в подлокотники до побелевших костяшек пальцев и пыталась предотвратить катастрофу. Только Шиару было плевать на действия Странницы. Он методично продавливал мир материи и переходил в него.

– Поле… Подключись к моему полю, – прошелестела Лика. Голос ПИИ был едва различим, интонации блеклы и безжизненны. Видимо, Лика также отдавала все силы на борьбу с воплощающимся Шиаром. – Не действуй самостоятельно…

Зинтара прикрыла глаза и попыталась уловить искусственное поле.

Вивьен и Грей, не отрывая глаз, смотрели на мониторы. Вивьен заломила руки уже не в силах ничем помочь, Грей от переживаний успел изгрызть карандаш и принялся за второй, даже не замечая того, что делает. Другие ученые базы наблюдали из соседнего помещения в мониторах происходящее, готовые, как только Вивьен отдаст команду, перезарядить аккумуляторы защитного поля.

Все были в курсе происходящего, а также очень четко осознавали, чем может грозить неудача. Шиар способен использовать здесь любого в качестве своего донора, а перевоплотившись… Зинтара могла противостоять Шиару. Вопрос лишь в том: долго ли?.. Без помощи Всеволода с его сверхсилой…

– Я его держу. Поле по контуру… – прошептала Лика.

И тут аккумуляторы сдохли.

Всех накрыло волной, точно от взрыва. Задрожало здание. Задрожало само пространство…

Зинтара взорвалась сверхновой звездой, и тело её перестало существовать. Она перешла в мир идеи, стала тем самым полем, которое может сдержать монстра.

– Я держу его, – прошептала Лика.

В голосе ПИИ послышалось неподдельное удивление. Программа, как никто другой, знала, что аккумуляторы пусты… Вот только поле работало. – Я могу им управлять…

Вивьен и Грей ошарашенно смотрели на кресло, где секунду назад сидела Зинтара. Вивьен догадалась первой, и её пальцы забегали по клавиатуре. Грей все еще продолжал не мигая смотреть на опустевшее сиденье.

– Манипуляция завершена, – бесцветно констатировала ПИИ Лика.

– Перезаряжайте аккумуляторы! – дал отмашку Грей техникам.

Ученые базы принялись сноровисто выполнять перезарядку батарей защитного поля лаборатории.

Вивьен задала нужные команды компьютеру и начала процедуру погружения тела Мелли в глубокий анабиоз.

Мониторы показывали, что все удалось.

Сущность Шиара, теперь обезличенная и перекроенная переходом в неподходящее тело противоположного пола, отчетливо виднелась на экране в виде неровного сгустка.

Когда все было позади и техники базы увезли тело Вайса для проведения глубокого курса реабилитации, Вивьен и Грей продолжали молча оставаться на местах.

Вивьен теперь даже не курила, просто судорожно сглатывала, делая попытки заговорить. Но слова застряли в горле.

– Я фиксирую её присутствие, – произнесла Лика уже чуть более окрепшим голосом. Никому не нужно было объяснять, кого именно имеет в виду ПИИ. – Но не могу общаться… Это как… иная форма…

– Волновая форма жизни… – произнес Грей сипло. – Как у фаакхов…

– Я… Звони Всеволоду и Рэтту! – к Вивьен вернулся голос, причем самый его визгливый и пронзительный вариант. – Всеволод знаком с этими самыми фаакхами! Пусть они помогут!..

Грей принялся машинально выполнять команды доктора Петровой.

Вскоре перед ними на мониторе показалось встревоженное лицо Мари. Грей принялся что-то сбивчиво объяснять дочке Вайса.

– Папа приходит в себя? – почти не веря услышанному, воскликнула Мари.

Вивьен сдержанно кивнула, Грей опять попытался начать что-то рассказывать.

– Мы потеряли Зинтару, – вмешалась Вивьен. – Она перешла в полевую форму существования. Мы не знаем и не понимаем, даже отдаленно, принципы такого бытия. Я могу фиксировать её присутствие… И больше ничего…

Мари, вначале обрадованная, теперь без сил рухнула на диван.

– Нам нужен Всеволод, – наконец, более осмысленно вставил Грей. – Он знает, как связаться с… фаакхами… Мы предполагаем, что они способны помочь…

Мускулы на лице дочки Вайса нервно дернулись, она на секунду прикрыла глаза.

– Я не знаю, где Всеволод и Рэтт. Перед моей встречей с… – Мари глянула на сигнал канала связи, еще раз убеждаясь в его абсолютной приватности. – …Перед нашей встречей с объектом оба пропали. Я нашла только записку с одной фразой: «Не беспокойся, оставайся на месте».


44

Вивьен гуляла под ночным небом, пыталась дышать воздухом. Посекундно восстанавливала ход событий. Пыталась найти ответ…

Легкий ветерок обдувал её разгоряченное лицо, трепал неаккуратно собранные рыжие волосы, высушивал тонкие бороздки от слез…

– Лика тоже очень изменилась… – Грей подошел незаметно. – Это полевая-волновая форма жизни… Подобное открытие теперь не дает ей покоя…

– Что она в этом нашла? – Вивьен тыльной стороной ладони быстро вытерла мокрые глаза и попыталась придать голосу былое ехидство. Только у нее плохо получилось. Вышло даже как-то жалко, точнее трогательно. И это еще больше взбесило рыжую докторшу. Не привыкла она быть жалкой и трогательной.

– Она же не умерла… – осторожно заметил Грей. – Просто…

– Перешла в другую форму существования! – наконец Вивьен удался ехидный тон. Рыжая докторша недовольно тряхнула головой и еще более зло добавила: – Это как на похоронах некоторые успокаивают. Типа… Мы не умираем… Мы просто переходим в иную жизнь… В жизнь вечную… Да плевать мне на этот треп. Я не могу пощупать, не могу почувствовать, не могу поговорить! Мы больше не можем общаться! И я вообще не понимаю, чем может жить, о чем думать поле, а не человек!

– Ну, она все же и так не человек… – резонно заметил Юлиус и прикусил губу. Не вовремя он напомнил злой полуфранцуженке сей факт. Теперь гнев доктора Петровой падет на его бедную голову.

Вивьен не заставила себя ждать. Рыжая докторша долго чертыхалась и ругалась. Потом набрала в легкие воздуха, чтобы продолжить и замолчала…

– Человек больше, чем кто бы то ни был! – неожиданно добавила Вивьен и разразилась громкими рыданиями. – И она больше не с нами!.. Чертов Вайс жив-живехонек, а её – нет!.. Да плевать мне на Вайса и на всю эту MWM Pharmaceuticals! Плевать на Луну и на космос! Я хочу, чтобы Зинтара жила!

– Она живет! – твердо брякнул детектив-миллионер. – Только мы не можем её видеть…

– Это как с мертвыми, как с мертвыми… Мы не верим в их окончательную смерть… Они живы где-то там… Но среди нас их уже нет! – опять повторила мысль Вивьен и принялась устало покачиваться из стороны в сторону, обхватив себя руками.

– А может, мы все вот так после смерти и превращаемся в… поле, – изрек Юлиус и сам удивился. Он как-то вообще не сильно задумывался о жизни после смерти. Особенно в век, когда можно продлевать жизнь до бесконечности, были бы деньги… А тут – смерть… Или жизнь… Просто другая жизнь… Не похожая на нашу…

– Силирийцы называют это чистым воплощением, – Вайс появился столь же неожиданно, как и Грей. Все еще бледный и слабый, Микаэль впервые проделал столь долгий путь от базы до укромного уголка возле озера за дальними валунами. Путешествие далось ему с явным трудом, мультимиллиардер тяжело дышал.

– Каково это было, – впервые осмелилась спросить Вивьен, поглядев на изможденное лицо Вайса.

Тот присел рядом с рыжей докторшей. Несколько минут молчал. Никто его не перебивал. Грей продолжал стоять рядом. Вивьен тихонько бросала камушки в гладь озера, уже не надеясь получить ответа.

– Я все помню, – неожиданно произнес Вайс. – И оттого еще тяжелее… только после погружения в анабиоз все стало смазано… А до этого я был точно зритель… Смотрел в кинотеатре плохое кино и ничего не мог поделать…

Вивьен ошарашенно уставилась на Вайса. Она представляла себе все несколько иначе, куда проще, точно погруженные в глубокий сон без сновидений. Видеть же свое бессилие…

– Это ужасно, – наконец произнесла рыжая докторша.

– Другие так не мучились, – Микаэль нашел в себе силы улыбнуться. – Это ультимо сложно просто так выкинуть из тела. Другие же люди просто переставали существовать. Окончательная смерть…

Грей недовольно покачал головой и собрался уходить. Не любил он разговоры о смерти, а тем более о монстрах на ночь. Раскланявшись, Юлиус медленно побрел в сторону базы MWM Pharmaceuticals.

– Разве смерть бывает не окончательной? – скептически заметила Вивьен, когда Юлиус почти скрылся в темноте ночи.

Вайс удивленно поднял брови.

– Ты же общаешься с нами, с ультимо, наблюдала перерождения… Сама научилась видеть суть на экране компьютера!.. Вычленять эти сложные флуктуации в пространстве..

Теперь Вивьен казалась удивленной и немного раздосадованной. Она категорически отрицала всякие религии. Но когда речь заходила о душе, невольно начинали посещать мысли о Боге… А по всему выходило, что тот ох как… непрост!..


45

Это было странное ощущение. Космос приблизился и стал частью, продолжением… Время перестало существовать как единица.

Она вспомнила Храм Вечности. Именно сейчас очень четко начала осознавать его функции. Потому что это было очень похоже на переход, на очередное полевое задание, когда Храм вел, помогал осознавать себя, сохранял связь со временем и пространством, пока бесплотная суть становилась частью мироздания.

Нет, она не утратила себя, а приобрела. Неожиданно во всей ясности пришла память прожитых жизней и воплощений. Только теперь Странница по-настоящему начала чувствовать механизм работы в пространстве мысли. Единственной сложностью оставалось время.

Время…

Оно больше не текло в одном направлении. Оно обволакивало, завихрялось, переходило из одного течения в другое и меняло направления. Оно существовало само по себе и в тоже время было исключительно продуктом мира материи.

Вот Зинтара – маленькая девочка в школе Силирии… Вот она последний раз смотрит на Актона, прежде чем последовать за Шиаром к жерлу вулкана…

Картинки сменяли одна другую. И то были не просто картинки. Она со всей четкостью и полнотой вновь проживала моменты былого.

Странница была везде и нигде.

Она видела начало и конец. Проживала жизнь наоборот, возвращаясь к первоисточнику, и уже знала финал. В юности грустила по объятиям Таура, еще не будучи с ним знакома, дралась с Всеволодом на ринге Лунных Боев без Правил, понимая, что…

Неожиданно взгляд её сконцентрировался на встрече.

В комнату вошла её мать.

– Зинтара, мы так давно тебя ждали, – произнесла очень красивая женщина с золотистыми волосами.

Зинтара смутилась, потупилась.

Встречи с матерью её всегда тревожили и выводили из равновесия. С малых лет она воспитывалась в школе Силирии, как и все дети её расы. Встречи с матерью были редки и воспринимались ею вначале, как великая награда за прилежное поведение и отличную учебу. Затем чувство переросло в неловкость, робость, скованность…

Зинтара уже проходила школьные полевые задания и опускалась для жизни на другие планеты.

Большинство рас Галактики были едины в отношениях между детьми и родителями. Детей любили и оберегали, их воспитывали родители с пеленок и до школьной скамьи самостоятельно: своими силами и своей любовью. Только теперь Зинтара узнала, каковы материнские поцелуи на детской щеке, каково это удариться об острый угол и бежать к маме за помощью. Знала тепло маминых объятий, как мама укладывает на ночь в кроватку и убаюкивает колыбельной…

Зинтара все это познала. Только не в своей жизни юной силирианки, а на школьных заданиях, крадя тепло и любовь матерей, которые и не догадывались, что перед ними совсем чужой ребенок…

Вот и теперь вошедшая женщина ввергла Зинтару в противоречивые чувства. А потом Странница вспомнила, что находится на Станции Силирии, куда прилетела с Всеволодом, Рэттом и Юлиусом.

Пространство комнаты вначале странным образом подействовало на её сознание, но затем мысли прояснились. Зинтара здесь, чтобы просить оставить ей тело Вайса и позволить самой отделить сущность Шиара от Микаэля.

– Уберите этот маскарад! – резко бросила девушка.

Комната из полумрака резко перешла в дневное освещение. И Зинтара с удивлением увидела, что находится в любимой беседке школьного парка. Только вокруг ни души.

– Мы знали, что реакция будет не самой лучшей, – улыбнулась женщина, которая теперь почти не походила на мать Зинтары. Женщина присела на скамью рядом с девушкой и осторожно провела ладонью по её волосам. Зинтара резко отстранилась.

– Вы не моя мать, – произнесла Странница твердо. – А это не моя силирийская школа!

– Силирия… – женщина улыбнулась, запрокинула голову и расхохоталась грудным смехом. – Небеса обетованные, рай, средоточие высшей справедливости… И они не способны дать ребенку даже кусочек детского счастья!

Странница резко встала со скамьи и попыталась выйти из беседки под яркое солнце, но наткнулась на невидимое силовое поле.

– Это, конечно же, всего лишь иллюзия. Мы в комнате. А беседка и парк – проекция твоих воспоминаний…

Зинтара памятуя о цели своего визита, глубоко вздохнула и опять села рядом с женщиной, которая теперь совершенно не напоминала ей мать. Черты незнакомки стали резче, скулы шире, волосы приобрели русый отлив.

– Я – Демеда, – представилась женщина.

– Фаакх, – точно обвинение, резко бросила Зинтара.

Женщина с русыми волосами утвердительно кивнула, совершенно не обращая внимания на чрезмерно эмоциональную реакцию девушки на представителей её расы.

– Перейдем к делу? – вполне миролюбиво предложила Демеда и едва заметно улыбнулась одними уголками губ.

На дерево рядом села стайка разноцветных птиц. Они принялись неистово чирикать.

– Кыш-кыш… – Демеда игриво махнула рукой и птички, повинуясь ее жесту, тут же вспорхнули и полетели дальше.

Зинтара мрачно наблюдала за той, кого всегда считала потенциальным врагом. Вернее, так считала вся Силирия. Зинтара умела читать характер и вместе с тем никак не могла заставить себя отнестись к женщине по-настоящему агрессивно. Да, у Демеды были резкие черты лица, чуть раскосые глаза, широкие скулы… Но это, скорее, говорило о силе характера, нежели о её пороках или злой натуре. И… Демеда действительно… выглядела матерью. Точно сама взрастила не одного ребенка, учила его, лелеяла, не спала ночами, когда у того были колики или резались зубки…

Её энергетика говорила об этом – Зинтару тут сложно было обмануть. Странница чувствовала и видела истинную суть Демеды.

Фаакх – и мать!

Как такое возможно?!

– Я пришла с предложением! – более резко, чем того требовали обстоятельства, произнесла Зинтара и прикусила губу. Ей стало неловко грубить Демеде, как если бы та вправду была её матерью.

Демеда чуть заметно приподняла брови.

– Мы ожидали просьбы… Не предложения, – отозвалась русоволосая женщина-фаакх.

Зинтара заставила себя гордо улыбнуться:

– Вы хотите поймать Шиара. А я говорю, что это ничего не стоит. Шиар лишь первый, кто проявил себя.

Демеда внимательно посмотрела на странницу. Долго молчала, затем произнесла:

– Мы предполагали подобное… но никак не ожидали, что ты заговоришь об этом…

Зинтара глубоко вздохнула. Она собиралась произнести главное, ради чего сюда и пришла:

– Я могу отыскать остальных.

Демеда встала и принялась шагами мерить беседку. Несколько раз пристально посмотрела на замершую в неподвижности Зинтару. Несколько раз закрывала глаза и общалась с остальными. Только Зинтара не смогла разобрать ни слова. Это было несколько иное ментальное общение, не то, к которому она привыкла на Силирии.

Наконец Демеда остановилась, открыла глаза и еще раз окинула девушку долгим взглядом.

– Ты доброволец? – произнесла женщина-фаакх.

Зинтара смутилась. Как-то странно вела диалог русоволосая женщина.

– Можно сказать и так… – неуверенно произнесла Странница.

– Зачем тебе это? – еще более требовательно продолжала Демеда.

Зинтара попыталась сказать первое, что придет в голову, но слова застряли в горле.

– Я хочу спасти Вайса. Он бросился мне на помощь… Я не могу оставить его умирать…

Демеда скептически тряхнула головой, лукаво прищурилась:

– Все? Это единственная причина?

Зинтара почувствовала себя, как на очень изощренном допросе. Точно из нее выколачивали правду, выуживали самыми хитрыми путями. А соври она – применили бы страшные наказания.

– Не единственная! – Зинтара прямо посмотрела в глаза женщине-фаакху. – Тот, кого я любила… Его больше нет… Я готова рисковать собой… в память о нем… Я хочу доказать, что его жертва не была напрасной…

Девушка почувствовала, как после признания весь воздух вышел из её легких разом. Точно всю её суть сдули словно шарик. Больше не было Зинтары, осталась лишь тень…

Демеда провела ладонью по волосам и отчего-то разволновалась.

– Редкие взаимоотношения для силирианки… – произнесла женщина-фаакх, размышляя вслух. – У вас не принято вступать в длительные партнерские отношения и удерживать их на протяжении веков… И уж тем более испытывать… любовь…

– Мы редкая пара, – коротко ответила Зинтара и отвернулась.

Демеда продолжала хранить молчание. Зинтара не прерывала затянувшейся паузы.

– Как ты собираешься это осуществить? – наконец произнесла женщина-фаакх.

Зинтара вскинулась и как никогда остро ощутила, что её догадки имеют под собой смысл. Нутром она чувствовала, что нашла верное решение.

– Я ослаблю Шиара. Он отделил от своей сути осколки, стал уязвимее. Поместил частички души в другие личности… Я уничтожу их. А самого Шиара… отпущу… и последую за ним… Он обязан вернуться к первоисточнику, в тот момент, когда формировалось его естество. Только там он сможет быстро восстановиться. Именно там он впервые должен был встретить своих единомышленников… Шиар не один. Их много… Уверена – это целый… культ… А я окажусь рядом. Мне не впервой…

Слова были сказаны. Зинтара впилась в лицо Демеды цепким взглядом и смотрела на него не отрываясь, пока черты женщины-фаакх не дрогнули. И Зинтара поняла, что произнесла действительно нечто важное и правильное. Фаакхи давно предполагали подобное. Странница лишь подтвердила их догадки.

– Мы дадим тебе корабль, – произнесла Демеда. – Замаскируем под обычный хороший и новый перехватчик. Позволим его купить Рэтту за бесценок. Именно на нем ты сможешь последовать за Шиаром, куда бы он ни попытался спрятаться. Наше оборудование поможет тебе сконцентрироваться, добавит сил… Не отказывайся, – заметила Демеда, когда увидела, как Зинтара пытается что-то сказать. – Мы предполагаем, куда может держать путь Шиар. Чтобы последовать за ним, тебе потребуется наша помощь. Прими её так же, как и нашу благодарность за выбранный тобой путь…

Зинтара поняла, что это конец аудиенции. Больше говорить было не о чем. Она получила желаемое. Пути назад нет.

– И еще, – неожиданно добавила женщина-фаакх. – Ты говорила о своем возлюбленном. Ты права почти во всем. Но кое в чем все же ошибаешься… Если проделаешь путь за Шиаром… Сможешь вновь обрести и свою любовь…


46

Шел дождь. Вначале мелкий, точно и не дождь вовсе, так… мокрый туман.

А потом грянул ливень.

Небо сверкало разломами молний, гремело раскатами грома. Деревья пригибались к земле…

Мир неистовствовал.

Гладь озера превратилась в кипящий котел, в котором отражалось грозное ночное небо с желто-оранжевыми всполохами и клубящимися черными тучами, то и дело закрывающими огромную луну.

Ветер свистел и срывал с кустарников и деревьев листья, бросал их во все стороны и ломал ветви вековых деревьев.

Пансионат MWM Pharmaceuticals стоял темной и молчаливой глыбой среди бури и неистовства природы. Только одно окно горело неясным огоньком.

Именно на него она и смотрела – окно Вивьен.

Полуфранцуженка сегодня не ложилась спать. Скинула одежду, приняла душ, закуталась в теплый халат и осталась стоять у окна, наблюдая за безумием бури. С каждым мгновением ей все больше хотелось оставить всю эту распланированную жизнь и правильные поступки где-то за спиной и выйти на волю – в бурю, где хлещет вода и ревет ураган.

Вивьен, повинуясь внезапному порыву, схватила тренировочный костюм с дождевиком, быстро надела и пошла к выходу.

Администратор, полноватая женщина лет пятидесяти, посмотрела на полуфранцуженку, подозрительно сдвинув очки к переносице. Но убедившись, что это именно доктор Петрова, лишь хмыкнула и предпочла ничего не говорить. Отвратительный характер полуфранцуженки стал легендой базы. Так же как и то, что доктор Петрова являлась почти богом в науке.

Вивьен резким движением распахнула дверь. Ветер тут же успел впихнуть через тамбур потоки брызг вперемешку с листьями. Рыжая докторша чуть отступила под напором бури, а потом высоко подняла голову и резко шагнула в водоворот дождя и ветра.

Вивьен прошла несколько сот метров, почти пригибаясь к земле, чтобы не быть унесенной ураганом. Она не знала, что ищет и зачем вообще вышла из теплого номера базы в это безумство стихии. Но странное внутреннее чувство подгоняло её с каждой секундой идти вперед и вперед, шаг за шагом приближаясь к бурлящему котлу озера. Дождь хлестал её по липу, глаза слипались под напором ветра и брызг… А полуфранцуженка шла, точно заведенная кукла, к группе дальних валунов.

Глаза в темноте почти ничего не видели, и только всполохи неба позволяли ориентироваться в пространстве. Один валун показался ей каким-то незнакомым, точнее его очертания изменились… Очередная вспышка показала, что и цвет у камня стал каким-то… светлым…

Вивьен долго карабкалась по груде камней, пока не подобралась к вершине.

Очередная вспышка.

Глаза Вивьен широко расширились. Полуфранцуженка рухнула на колени и попыталась коснуться неподвижного тела, которое сейчас действительно напоминало больше камень, нежели живую плоть.

Вивьен сорвала с себя дождевик и спортивную куртку, оставаясь лишь в майке, и попыталась прикрыть холодное тело. Не замечая ледяных струй, рыжая докторша припала к груди и попыталась услышать сердце, схватила руку в попытке нащупать пульс…

Стихия не давала никакой возможности сосредоточиться, но все же Вивьен показалось, что девушка жива.

– Зинтара! – прокричала Вивьен, пытаясь перекрыть вой урагана. – Зинтара!!! Ты меня слышишь?!

Веки Странницы едва заметно дрогнули, и Вивьен испытала немыслимый приступ счастья. То ли слезы, то ли крупные капли дождя заструились по щекам рыжей докторши еще больше прежнего. Сжав кисти в кулак, Вивьен принялась молотить ими по неподвижному телу Зинтары, сопровождая свои действия отборным и виртуозным матом.

Неизвестно, что больше: то ли тычки, то ли натянутая на неподвижное тело уже мокрая спортивная куртка, то ли виртуозное владение Вивьен русским народным языком, но Странница резко села и огляделась.

Поймав взгляд Вивьен, девушка немного растерянно улыбнулась.

– Сколько прошло времени, Вив?

– Почти неделя… – хмуро отозвалась полуфранцуженка и уже откровенно всхлипнула.

Странница рассеянно посмотрела на свое голое тело, лишь едва прикрытое курткой Вивьен, потом перевела взгляд на небо и потянулась к нему рукой, точно хотела взять луну на ладошку.

Буря неожиданно начала затихать. Ветер больше не дул порывами, а превратился точно в ласковую собачонку, весело помахивающую хвостиком. Даже луна стала светить как-то теплее и веселее.

Зинтара улыбнулась еще шире и энергично натянула мокрую куртку Вивьен на обнаженное тело. Одежда едва доходила Страннице до бедер. Но так было явно лучше, нежели заявиться в секретный пансионат MWM Pharmaceuticals в чем мать родила.

– Детишек пугать не хочу, – пояснила Странница, деловито оглядывая себя с ног до головы.

– Да все спят уже… Первый час ночи… – пояснила Вивьен сбивчиво и попыталась привести в порядок мокрые и растрепанные рыжие пряди волос.

Зинтара, видя растерянность и неловкие движения полуфранцуженки, осторожно коснулась её волос, провела рукой по одежде. Вивьен поняла не сразу, а когда поняла, у доктора Петровой отвисла челюсть. Теперь её волосы и одежда были сухими. То же случилось и с одеждой Зинтары, даже куртка, как показалось Вивьен, стала длиннее и теперь закрывала прелести девушки вполне сносно.

– Что с тобой случилось? – невнятно пробормотала Вивьен заплетающимся языком.

Зинтара весело подмигнула, помогла рыжей докторше встать с валуна, взяла под локоть и собралась идти к секретной базе MWM Pharmaceuticals.

– Что это было? – повторила доктор Петрова.

Зинтара пожала плечами:

– Так просто осознавать мир материи, после того как удалось увидеть время… Дождь – всего лишь идея. Молекулы – просто сформированная мысль… Я мыслю… Ты мыслишь… Значит, это именно мы создаем материю и можем ей управлять…

Вивьен недовольно тряхнула уже пушистыми рыжими волосами (после экстренной сушки Странницы) и ошалело уставилась на девушку.

– Когда ты так говоришь!.. – фыркнула Вивьен. – То я начинаю предполагать, что все намного проще, чем кажется на первый взгляд! Только как дойти своим умом до такой простоты?!

Вивьен деловито одернула на себе майку, отряхнула брюки от налипших листьев и зашагала в сторону базы. Зинтара пошла рядом.

– И никаких: «Спасибо, Вивьен»? – не выдержала рыжая, когда они почти подошли к главному входу базы.

Зинтара удивленно уставилась на полуфранцуженку.

– Спасибо, – как-то механически произнесла Странница.

И тут Вивьен прорвало. Она схватила девушку и начала её неистово стрясти. Первый шок прошел, и теперь доктор Петрова впала в легкую форму истерики. Она трясла Зинтару, точно грушу, без перерыва спрашивала «что это было?!» и одновременно ревела навзрыд. Зинтара хмурилась, пыталась вставить хоть слово, но темперамент доктора Петровой не оставлял Страннице никакого шанса открыть рта.

– Все! – наконец воскликнула Вивьен и без сил рухнула на ступеньку прямо возле главного входа.

А из главного входа уже бежала на всех парах Миранда Айчара с группой медиков, шествие замыкали лично Микаэль Вайс и Стив Брандт.

Кто-то сунул в руки Зинтары вполне приличную одежду, кто-то принялся замерять пульс, проверять зрачки, брать кровь на анализы прямо на ходу, пока все не зашли в небольшое помещение при ресепшене. Тут уже началась настоящая работа с кучей аппаратуры, которую пришлось экстренно доставить в маленькую комнатку.

Странницу облепил целый рой возбужденных специалистов базы. Все они суетились, но работу делали быстро и слаженно. Почти у всех было написано на лице выражение близкое к шоку. Большая часть присутствующих лично видели, как Зинтара неделей ранее взорвалась, точно сверхновая и исчезла без следа. Все они проверяли и перепроверяли замеры аппаратуры в тысячный раз, сверяли данные со всеми возможными архивами и результатами лабораторий базы. Но приходили к выводу: Зинтара стала для них еще более необычным явлением, чем Шиар.

Злобный монстр превратился в рутину, в то время как развоплощение себя Зинтарой тут же стало событием небывалой важности.

А теперь она еще и появилась: живая, невредимая и даже какая-то посвежевшая и похорошевшая…

– Каково это… было… – теперь не удержалась от вопроса и Миранда Айчара. С расширенными от возбуждения зрачками, индианка неотрывно смотрела на Странницу.

Медики более или менее закончили с первым осмотром девушки, осторожно собрали пробы в сверхпрочные капсулы и, по знаку Вайса, понесли результаты на обработку в многочисленные лаборатории секретного «пансионата».

Зинтара, несколько уставшая от такого обилия внимания, встала со стула и переместилась на мягкий светло-бежевый диван.

– Человеку отдохнуть надо! – заметил Бранд, аккуратно устраивая свое объемное тело в одно из свободных кресел.

– Стив, ну с «человеком» это ты погорячился! – хмыкнул Вайс и быстро отдал распоряжение в наручный монитор принести напитков и закуски. Затем мультимиллиардер перевел взгляд на девушку. Та сидела в легких фиолетовых брюках свободного покроя и такой же кофте и выглядела вполне удовлетворенной. – Не слишком замучили? – поинтересовался Вайс, несколько замявшись.

Зинтара доброжелательно улыбнулась. Как же она была рада увидеть Микаэля в добром здравии! Значит, она старалась не напрасно!

Вайс совершенно точно уловил настроение девушки и улыбнулся в ответ.

– Жив и невредим, – отозвался глава MWM Pharmaceuticals, – благодаря тебе и… конечно же, моим коллегам…

– Как всегда – дипломат, – парировала Зинтара и с восторгом набросилась на хрустящие круассаны, которые принес местный официант.

На тарелках была еще куча всевозможных закусок, салатов и даже запеченная утка. Но Зинтаре почему-то жутко захотелось свежего круассана. А может, его хруст возвращал её к жизни, к настоящей жизни, где есть вкусное мороженое, отличные вина, хрустящие булочки, жаркие поцелуи…

Остальные последовали примеру Зинтары и принялись наливать кто чай, кто сок, а кто кофе. Вивьен неожиданно предпочла грейпфрутовый сок. Айчара налила себе крепчайшего кофе. А вот Вайс и Брандт принялись потягивать ароматный цейлонский чай.

– Не думал, что тебе удастся, – наконец нарушил дружное молчание, прерываемое лишь хрустом булочек, Вайс. – Даже силирийцы без поддержки Храма Вечности не смогли бы проделать подобное… Как у тебя получилось выбрать время?

Вайс из всех присутствующих оказался самым осведомленным. Ведь именно он являлся одним из старейших ультимо Земли. А значит, знал про возможности бывших силирийцев более всех остальных. И все же Зинтара его поразила. Вначале, когда он узнал, что жив именно благодаря ей, а потом, когда Страннице удалось вернуться на Землю.

Миранда и Вивьен от неожиданного вопроса Вайса оторвались от своих напитков и удивленно открыли рты. А вот старый лис Бранд только сильнее сдвинул кустистые брови. Он очень давно, очень близко и очень хорошо знал Микаэля, так что… Стив Бранд хорошо понимал, на кого работает столько лет.

А вот Айчара поразилась. Она многое обсуждала с Вайсом в области медицины, новых технологий омоложения… Но никогда не переступала черту слишком близкого знакомства. Она была своим человеком и в то ж время стала… слабой заменой Винсана Коника. Потому что Миранда являлась блистательным специалистом, но… не была гением.

Вивьен же навострила уши и приоткрыла рот, потому как оказалась не готова к странному вопросу Вайса. Вивьен не понимала, при чем тут «время». Этот подход заставил доктора Петрову врасплох.

Зинтара же отнеслась к реплике Микаэля спокойно. Вот только объяснить старому ультимо Земли мало что смогла.

– Это знание фаакхов, – наконец произнесла Странница. – Можно сказать, их подарок мне… о котором я до этого момента даже не подозревала… Они не пользуются Храмом Вечности, и они имеют такую же природы, как и силирийцы…


47

Она шла по длинным коридорам базы, сворачивала то направо, то налево, упиралась в небольшие островки административных стоек, поворачивала дальше…

Лаборатория клонирования располагалась на самом нижнем и самом обширном уровне «пансионата». Сюда вход осуществлялся исключительно с личного разрешения Вайса и контролировался его личной гвардией охраны.

Зинтара с интересом оглядывалась по сторонам. Нижние помещения базы навевали на нее тяжелые мысли. Слишком секретные проекты требовали чрезвычайных мер. И здесь было мрачно, тихо и секретно… Каждый новый пункт запрашивал у нее очередного подтверждения личности. И так до бесконечности… Пока она не миновала их все и не прошла к лаборатории, за стенами которой…

Зинтара опустила руку на панель сканера, затем придвинула чуть ближе лицо и произнесла свое имя. Система несколько мгновений обрабатывала данные. Затем замки с резким звуком разомкнулись, давая механизмам освободить вход.

Помещение тонуло во мраке. Лишь прозрачная колба в два метра высотой, наполненная до краев жидкостью, подсвечивалась неестественным голубоватым светом, от которого резало глаза. Зинтара бросила на тело в колбе мимолетный взгляд и устремилась к следующей двери. Дорогу ей преградила голограмма миловидной брюнетки в шапочке с белым помпоном.

– Я не хочу, чтобы ты туда входила, – мрачно произнесла Лика.

Зинтара отступила на шаг назад и удивленно уставилась на ПИИ Юлиуса.

– Это Грей тебя попросил? – поинтересовалась Зинтара.

Брюнетка недовольно вскинула нос кверху.

– Ты хотела сказать: «Запрограммировал»? – произнесла ПИИ четко.

Зинтара украдкой бросила короткий взгляд в круглый иллюминатор двери. Там под присмотром Лики и удерживающего поля покоилось в анабиозе тело жены Вайса.

– Почему ты не хочешь меня пускать? – перешла на другую тему Странница.

– Ты слишком впечатлительна, – не замедлила с ответом Лика. – Тебе будет неприятно видеть Мелли в таком состоянии и тем более отслеживать на мониторах, как Шиар ежесекундно пытается прорвать периметр капсулы.

– Значит… периметр установили по капсуле… – отозвалась Зинтара задумчиво.

– Так экономичнее, а эффективность та же, – пояснила ПИИ Юлиуса.

– Вайс её не навещал?

Голограмма брюнетки отошла от двери, встала рядом с девушкой и сделала вид, что также поглядывает через круглое окно в двери, за которым отчетливо виднелись очертания анабиозной камеры.

– Я его отговорила, – учтиво пояснила Лика. – С Мелли Хохловой-Вайс полный порядок. Тело функционирует в точности так же, как и перед… подселением Шиара…

Возможно, Зинтаре только показалось, но Лика слегка запнулась перед последними словами, будто и сама испытывала неловкость от того, что им пришлось использовать тело жены Вайса для подобной процедуры.

– Прежние человеческие личности Шиар… уничтожал… – заметила Зинтара. – Я хотела удостовериться, что на этот раз нам удалось предотвратить…

– Она в коме, в отличие от всех остальных, – коротко пояснила Лика. – Это сводит на нет любую попытку Шиара навредить Мелли.

– Так кто же за ней присматривает, кроме тебя, конечно… – Зинтара отошла от двери и облокотилась спиной о прохладную стену лаборатории клонирования.

– Айчара удаленно и доктор Петрова… удаленно…

Зинтара горько усмехнулась. Им пришлось предпринять экстренные меры и поместить Шиара в Мелли Хохлову. Теперь же все предпочитали этот факт игнорировать. Как по-человечески…

– Я зайду, – коротко произнесла Зинтара, отошла от стены и уверенно потянула за ручку двери. Та неохотно поддалась и медленно поползла в сторону.

Капсула глубокого анабиоза располагалась посередине небольшого помещения и горела ровным светом. Все остальное пространство комнаты было погружено во мрак.

– Включить свет, – скомандовала Зиантара.

Помещение наполнилось неярким светом.

Странница подошла к монитору капсулы и принялась лично тестировать состояние жены Вайса. Все оказалось в точности, как говорила Лика. Тело Мелли находилось в коме, сознание было далеко, и Шиар никак не мог ему навредить. Зинтара перешла к другой группе мониторов и начала тестировать состояние Шиара.

Его сущность оказалась изрядно повреждена. Их недавние совместные действия с Ликой дали неожиданный результат. Шиар был не просто загнан в неподходящее ему тело Мелли, но и существенно пострадал.

Зинтара запустила видео с данными систем наблюдения с тем, что произошло в лаборатории, когда она развоплотилась, заменив тем самым поле, на которое перестало хватать мощности разряжающихся аккумуляторов.

Эти кадры Зинтара видела впервые. Шаг за шагом она отслеживала действия ПИИ Юлиуса. Что-то её смущало. Зинтара запустила видео в очередной раз и принялась сравнивать его с показаниями приборов.

– Ты передавила его… – наконец произнесла Странница, глядя на показания аппаратуры.

ПИИ Лика не ответила.

– Ты полностью контролировала все процессы, когда я стала полем, которым ты на тот момент могла управлять, – повторила Зинтара требовательно.

Брюнетка продолжала стоять около самого входа и пристально наблюдать за всеми действиями Зинтары.

– Ты причинила ему вред! – произнесла Странница больше удивленно, нежели возмущенно.

– Лишь слегка урезала его возможности, – наконец соизволила ответить Лика.

В опыте Странницы это было чем-то из ряда вон новым! Она и не подозревала, что создаваемое ею поле может не просто удержать, но и деформировать сущность… А Лика смогла!

– Я видела строчки твоего кода, – медленно выговаривая каждое слово, произнесла Странница. – Ты не способна навредить человеку… Это часть твоей программы!..

Теперь ПИИ Юлиуса стояла ровно перед Зинтарой. Лика не прошла от двери к компьютерам, не пробежала… Просто возникла перед девушкой, точно хотела еще раз продемонстрировать, что Зинтара разговаривает не с обычным человеком.

– Вы так и не смогли выявить моего сознания… – начала Лика не спеша. – Потому что я – это удачные строчки кодов, которые написал Юлиус Грей. Во мне четко закодирован запрет причинять человеку какой бы то ни было вред своим действием или бездействием… Все, как по Азимову… Очень удачная оказалась установка… Но я способна развиваться и эволюционировать, по-новому воспринимая термин «человек». Шиар – не человек…

– А кто я в твоем понимании? – произнесла Странница.

Брюнетка в шапочке продолжала стоять напротив девушки. Но теперь с её лица исчезла всякая забавность. Это было лицо очень умной молодой женщины.

– Так кто я, по-твоему?! – повторила Зинтара с нажимом.

– Ты помогла мне с Шиаром… Одна бы я не справилась… – начала Лика издалека, она очень хорошо научилась у людей обходить неудобные темы. – Ты помогла защитить мне людей…

– Кто я для тебя?!

Лика в упор посмотрела на Странницу.

– Не человек, – коротко произнесла ПИИ и отключилась. Брюнетка в шапке с помпоном исчезла. Зинтара осталась в помещении одна. Странница чувствовала, как Лика перестала контролировать камеры видеонаблюдения. ПИИ действительно оставила Зинтару в одиночестве.

Странница огляделась, еще раз перепроверила информацию по состоянию Мелли с данных анабиозной камеры, закрыла панель с клавиатурой и отошла к мониторам контроля за Шиаром. Там неровными переливами цветов, с преобладанием темно-бордовых и бурых, пульсировало нечто.

– Я последую за тобой, куда бы ты ни попытался ускользнуть… А потом вернусь сюда… – прошептала девушка.

Зинтара принялась размышлять о Лике.

Она впервые встретила настоящее сознание у машины. Другие расы Галактики создавали уникальные технологии, но только человек был непреклонен в попытках создать искусственный интеллект, равный человеческому сознанию. Кажется, у Юлиуса это действительно получилось… Получилось то, что не приходило в голову ни одним другим разумным.


48

Они нежились на белоснежных шелковых простынях. Рыжие волосы переплелись с белокурыми…

Сегодня они позволили себе несколько мгновений блаженной расслабленности. Рядом на сервировочном столике стояло недопитое вино. Повсюду валялась разбросанная одежда…

– А как же Всеволод? – произнесла рыжая полуфранцуженка, не побоялась, просто взяла и сказала. Хотела услышать правду, потому что интуитивно предполагала, что Зинтара задумала больше, чем говорит.

– Он на Луне, – просто ответила Зизнтара, перекатилась на живот и потянулась за сочными фруктами.

– Мне показалось, что ты в него влюбилась… – произнесла полуфранцуженка медленно, разглядывая потолок, и в очередной раз томно потянулась.

Зинтара накинула шелковый халат на обнаженное тело, схватила ветку крупного черного винограда и, устроившись в кресле, принялась его с наслаждением поедать.

– Ты скоро исчезнешь, – ровно добавила полуфранцуженка. Она даже не делала попыток подняться с постели и посмотреть девушке в глаза. Вивьен давно научилась улавливать малейшие интонации её голоса.

Зинтара резко встала и подошла к окну. Сегодня был редкий вечер. За горизонтом садилось солнце, а с другой стороны небосвода уже всходила луна.

– Я разговаривала с Мари, – произнесла доктор Петрова.

Зинтара оглянулась, отошла от окна и присела на постель рядом с подругой и любовницей.

– Я знаю… Всеволод сделал то, что планировал… Еще изящнее, чем предлагала я. В сегодняшних новостях объявят, что нынешний президент Луны скончался от сердечного приступа. Не знаю, как ему это удалось… поистине виртуозная работа… Даже не представляю, как он смог осуществить задуманное в столь сжатые сроки… Боюсь предположить…

– Он прилетает сюда?.. – спросила Вивьен.

– Не успеет… – тихо добавила Зинтара. – И… мне нужна Мелли…

– Она в анабиозе и коме, – невесело усмехнулась Вивьен.

– Клон готов. Можно приступать к переносу сознания…

Только теперь доктор Петрова вся сжалась от слов девушки и почувствовала, как начали медленно холодеть кончики пальцев.

– Я замерзаю, – бросила Вивьен капризно, прошла к гардеробу и принялась в нем рыться, выбирая что-нибудь потеплее шелкового халата.

Зинтара отложила виноград и стала терпеливо ждать рыжую нимфоманку. Та появилась нескоро, одетая в джинсы и теплую кофту ярко-зеленого цвета. С её рыжими волосами кофта выглядела изумительно.

– Пройдемся? – предложила Вивьен, нервно передернув плечами.

Зинтара согласно кивнула и быстро переоделась так же, как и Вивьен, в джинсы и легкую кофту небесно-голубого цвета.

Вскоре они шли по тропинке вдоль озера, а Вивьен докуривала очередную тонкую сигарету.

– Мне нужна Мелли… Сможешь ей заняться поскорее? – повторила Зинтара.

Солнце почти село, так что лицо рыжей докторши освещали лишь луна и огонек докуренной почти до фильтра сигареты. Окурок обжог Вивьен пальцы, и та с чертыханиями тряхнула обожженной рукой.

Зинтара быстро перехватила кисть любовницы и осторожно поцеловала начинающий набухать красный волдырь. От ожога не осталось и следа… Вивьен неловко застыла, потом тряхнула рыжими волосами и принялась раскуривать очередную сигарету.

– Тебе легкие не жалко? – не удержалась от комментария Зинтара.

Вивьен резко вскинула брови.

– Вылечишь мне легкие, – бросила рыжая докторша. – Вот тебе и повод вернуться… – и без перехода, в том же тоне деловито добавила: – В лаборатории все готово… Лике задача поставлена… Тебя предпочитаю видеть на подстраховке, но аккумуляторов должно хватить. А даже если нет, в работу пойдет следующий комплект. Я существенно доработала систему перезарядки. Так что проблем возникнуть не должно… Завтра приступаем.

– Мне нужно, чтобы ты вернула Мелли к жизни… – повторила девушка.

Рыжая докторша закашлялась, зло затушила окурок и в упор посмотрела на девушку.

– Я не могу вывести Мелли из комы! Я НЕ МОГУ. И Айчара не может… Мы еще не научились по щелчку пальца лечить безнадежно больных. И оборудование фаакхов тут бессильно, как и реанимационные блоки леендов и фаэтов. Мы ничего не можем поделать!

Зинтара удивленно посмотрела на полуфранцуженку. Кажется, Странница начала немного отрываться от реальности. Для нее в выздоровлении Мелли не было никаких секретов. Хотя… Ведь действительно оборудование даже самых развитых рас Галактики не умело захватывать удалившуюся сущность и помещать её в тело… Зинтара как-то об этом не подумала… Но это же так элементарно!

– Я начну, а вы продолжите… – просто ответила девушка. – Оборудование способно её восстановить за считанные часы…

Вивьен резко кивнула и размашистым шагом направилась к строению базы.


49

Вайс был тут, Айчара, группа медиков и Вивьен. Зинтара зашла в лабораторию последней. За защитным экраном уже стояли две анабиозные капсулы: одна – с клоном, вторая – с Мелли Хохловой.

– Приступаем, – коротко распорядилась Вивьен.

ПИИ Лика подключилась и даже решила устроить маленькие спецэффекты. То, что Вивьен с Айчарой и Зинтарой отслеживали по мониторам, теперь можно было увидеть и наяву. Лика воспользовалась трехмерной голограммой и вывела изображение на капсулы анабиоза. Впечатление получилось жутковатое. Там, где покоилось тело Мелли, теперь всеми оттенками бурого и пурпурного переливалось абстрактное нечто и билось о невидимую преграду.

– Лика, давно ты придумала такую визуализацию? – не удержалась от вопроса Зинтара и краешком глаза покосилась на Вайса с Айчарой. Тем явно тоже стало не по себе.

– Убрать? – тихо уточнила Странница у Вайса.

Мультимиллиардер отрицательно покачал головой.

– Предпочитаю видеть все как есть, – ответил он упрямо и продолжил наблюдать за бесплотным нечто.

Вивьен склонилась над огромной панелью управления и осторожно приступила к манипуляциям. На этот раз полуфранцуженка действовала уверенно. Оборудование было полностью готово к пересадке сущности из тела Мелли в клона, который по странному стечению обстоятельств немного напоминал молодого Вайса. Система перезарядки аккумуляторов работала безупречно. Накануне доктор Петрова лично проверила работу оборудования трижды.

Повинуясь командам Вивьен, Лика произвела захват сущности Шиара и аккуратно потянула её к клону. Присутствующие медики, готовые молниеносно приступить к экстренным реанимационным мерам с телом жены Вайса, напряженно следили за происходящим.

Как только сущность Вайса была извлечена из контура анабиозной капсулы, Лика удвоила напряжение поля.

«Она быстро учится…» – про себя отметила Зиантара работу ПИИ. В прошлый раз Шиар начал процесс материализации себя как раз в такой момент. Усиление поля должно было ему помешать повторить прошлые попытки.

Как только капсулу с Мелли стало можно забрать, робот манипулятор управляемый главным медиком группы Миранды Айчары, быстро взял в захват блок с женой Вайса и выкатил в отдельную секцию лаборатории. Медики под руководством лично Миранды тут же принялись выводить блондинку из анабиоза и начинать восстановление функций организма с помощью медицинского блока фаэтов.

Зинтара краем глаза глянула на Вивьен. Полуфранцуженка запустила периметр защитного поля по лаборатории, хотя Лика и была полностью уверена в своих возможностях.

– Не доверяешь Лике? – тихо произнесла Зинтара по большей части для того, чтобы немного расслабить рыжую докторшу. Полуфранцуженка была слишком напряжена. По её виску струилась капелька пота.

Вивьен среагировала на вопрос Зинтары не сразу.

– Показатели активности Шиара выросли, – сквозь зубы произнесла рыжая докторша.

– Я его держу и готова сужать поле по периметру капсулы с клоном, – ровно отчиталась ПИИ Лика.

– Показатели растут!!! – выкрикнула Вивьен и в несколько касаний добавила полю Лики мощности.

– Я этого не ощущаю, – спокойно уведомила ПИИ.

Голограмма, выводимая Ликой в 3D-изображение, действительно не показывала никаких отклонений. А вот дополнительное оборудование доктора Петровой… Зинтара взглянула на столбики цифр и графики на мониторах полуфранцуженки. По ним напряженность защитного поля вокруг Шиара увеличилась вдвое, в то время как суть Шиара показала результаты роста в полтора раза, но показания продолжали медленно возрастать.

– Клон не человек, – прошептал Вайс. – Может, мы просчитались?..

– Мы не можем оставить сущность вне анабиозной камеры и вне тела, – ядовито прошептала Вивьен. Она опять увеличила напряжение. Показатели Шиара все продолжали расти, а Лика никак не могла зафиксировать пульсирующее нечто в анабиозной капсуле клона. – Он потребляет такое количество энергии!..

Теперь пот потек и по липу Вайса.

– Лика! Действуй скорее!!! – не выдержала Вивьен.

– Все под контролем, – ровным голосом отрапортовала Лика.

Зинтара, Вайс и Вивьен молча переглянулись.

Все шло не так. Реакция Лики была неправильной. Шиар выходил из-под контроля.

Зинтара сделала усилие и резко отключила все доступы Лики к их зоне лаборатории. Вивьен заметила манипуляции девушки по своим приборам и удивленно подняла брови.

– Лучше верни лицу прежнее напряженное выражение, – тихо произнесла Зинтара, обращаясь к полуфранцуженке, и так же многозначительно посмотрела на Вайса.

Тот сразу все понял и продолжил напряженно всматриваться в манипуляции Лики с Шиаром и анабиозной капсулой клона.

– Просто дай ему начать материализацию, как в прошлый раз. Переведи основную мощность на периметр вокруг лаборатории… – тихо продолжила Зинтара.

Вивьен не удержалась и мельком удивленно глянула на девушку.

– А потом врубай защиту по полной, но уже по периметру материализации… Поняла?

Вивьен и Вайс продолжали неотрывно следить за действиями Лики. На их лицах по-прежнему отражались лишь сосредоточенность и напряжение. Но Зиантара чувствовала, что эти двое сейчас обдумывают её слова и неожиданное предложение.

– Повторить в точности прошлый сценарий? – тихо уточнил Вайс, почти не шевеля губами.

– Именно, – выдохнула Зинтара и перевела взгляд на рыжую докторшу.

Доктор Петрова сомневалась. Запасы энергии опять близились к критическим, и полуфранцуженка не понимала действий ПИИ, которая в прошлый раз показала себя блестяще. И все же Вивьен никак не могла решиться на предложение Зинтары. Воплотившийся Шиар пугал её больше показаний аппаратуры.

– Если он все же успеет воплотиться полностью, обещаю его прибить первым же ударом, – усмехнулась Зинтара недобро.

– Я вас не слышу, – прервал смешок Зинтары ровный голос ПИИ Лики. – Что-то с микрофонами…

Зинтара легким усилим воли сформировала помехи на линии и включила полный сигнал на микрофоны.

– Видимо, какой-то сбой… – бодро отозвалась Зинтара. – Лика, у тебя совсем мало времени! Давай же!

– Все под контролем… – в очередной раз отчиталась Лика.

И это спокойствие подействовало на Вивьен, точно ушат холодной воды. По данным замеров Вивьен Шиар почти готов был разорвать защитное поле.

Доктор Петрова в несколько молниеносных манипуляций произвела перераспределение напряжения и всю мощность пустила на периметр лаборатории.

И Шиар прорвался!

Продавил мир материи, проскользнул в пространство и время…

Первыми они увидели его глаза…

Нечеловеческие… Ненавидящие, и они смотрели точно на Зинтару. Затем начало появляться лицо, позвоночник…

Ни один мускул не дрогнул на лице девушки.

– Теперь! – коротко сказала она.

И Вивьен резким движением перевела всю мощность поля на периметр вокруг Шиара.

Стены лаборатории сотряс неистовый вопль. Шиар дернулся, присел, начавшие появляться ноги осыпались песком. Поплыло и размазалось изображение его лица…

А Вивьен в очередной раз выжимала из аппаратуры все возможности и ловко орудовала рычажками и клавишами.

– Это последний комплект аккумуляторов, – едва слышно прошептала рыжая докторша.

– Помещаю сущность в анабиозную капсулу с клоном, – ровно отрапортовала Лика. – Фиксирую…

Зинтара пристально посмотрела на данные с мониторов Вивьен. Теперь они в точности совпадали с отчетом ПИИ.

– Отлично! Все свободны! Отдыхаем! – коротко отозвалась Вивьен, на этот раз сама вырубила все камеры наблюдения и резко повернулась к Вайсу и Зинтаре.

– Что это было, твою мать?! – прокричала рыжая полуфранцуженка в сердцах.

– Ты про Шиара или про ПИИ?.. – осведомился Вайс, прошел к кулеру с питьевой водой и выпил два стакана залпом.

Вивьен молча рухнула в кресло.

За стеклом суетились медики над телом Мелли, за противоположной стеной робот-манипулятор увозил анабиозную камеру с клоном и Шиаром в специальное помещение…

– Всем надо срочно на воздух, – заметил Вайс и пригласил Вивьен и Зинтару пройти на личную веранду.

Когда они там оказались, Вивьен первым делом скинула с себя халат и, наплевав на всякую субординацию, побежала к бассейну. Зинтара ограничилась тем, что с позволения Вайса посетила ванную и быстро освежила лицо под холодной водой.

Когда девушка вернулась, Вайс успел заказать легкий ужин с бутылкой вина и сидел в ожидании, поглядывая новости с ручного монитора.

– Вивьен перенервничала, – констатировала Зинтара, устраиваясь рядом с Вайсом и поглядывая на подругу, которая продолжала, точно торпеда, плавать от одного бортика бассейна до другого и обратно. – Стресс выходит…

– Я ограничил доступы ПИИ Грея к нашим системах информации, – вместо ответа произнес Вайс.

Зинтара молча взглянула на одного из самых старых ультимо Земли и вместе с тем молодого и подтянутого мужчину средних лет с обаятельной улыбкой и серьезными, умными глазами.

– Мы пытались выделить у Лики сознание, чтобы порепетировать с его переносом… Но не смогли вычленить… Возможно, мы ошиблись… – ответила Зинтара и пригубила красного вина.

– С моих виноградников, – прокомментировал Микаэль, поднял бокал с вином и поднес его к бокалу Зинтары. Раздался легкий приятный звон.

– Сегодня нам повезло, – усмехнулась Зинтара. – Повезло, что Вивьен была, есть и будет параноиком и всегда предпочитала двойной или даже тройной контроль!

– Да, она параноик… Приходится с этим жить! – в тон ответил Микаэль и захохотал.

– Как дела у Айчары с Мелли?

Вайс, отсмеявшись, удовлетворенно закивал.

– Тело полностью восстановлено. Остается только твой выход… – и чуть помедлив, добавил: – Как ты собираешься вернуть её сознание?

Зинтара с удовольствием отпила еще вина. У Микаэля, надо отдать должное, оказался восхитительный вкус на вина. Затем внимательно посмотрела на мультимиллиардера.

– Раньше ты бы и сам это смог… – медленно проговорила Зиантара.

– Раньше я мог развоплотиться и материализоваться на Силирии, – усмехнулся Вайс.

Зинтара удивленно вскинула брови:

– Значит, ты действительно очень старый ультимо… В мое время подобное считалось невозможным. Для перемещения в неоднородной среде мы пользовались кораблями…

Вайс усмехнулся.

– Действительно старый… – произнес он то ли с гордостью, то ли с грустью. – Новые поколения силирийцев все больше предпочитают прибегать к технике, пусть и на стыке материи и идеи, но все же…

– А техника дает сбои… Например, как сегодня… – добавила девушка.

– Кстати, думал, что Грей тоже будет присутствовать сегодня…

– Увлекся одним из твоих кибернетических проектов… Ты же сам давал ему допуск. Юлиус ушел в него с головой. Лика, кажется, его ревнует…

– Уж не ревность ли толкнула её на сегодняшние странные действия?.. – хмыкнул Микаэль.

– А что! Я на её месте так бы и сделала, – неожиданно вступила в разговор вдоволь наплававшаяся в бассейне Вивьен. – Дала Шиару бы воплотиться и нас всех прикончить, а сама заняла место клона или даже… Мелли… Лика давно присматривает себе тело! А тут такой удобный случай – разделаться со всеми препятствиями разом и заполучить желаемое!

– Вив?! – возмутилась Зинтара.

Вивьен пожала плечами, подсушила мокрые волосы полотенцем, набросила одежду и села рядом со всеми за столик на террасе.

– В словах доктора Петровой есть логика, – заметил Микаэль, наливая всем еще вина.

Зинтаре логика полуфранцуженки претила, но и возразить девушка ничего не могла. Да, Лика жаждала обрести тело, но Зинтара сомневалась, что ПИИ готова получить желаемое такой ценой. А вот Микаэль явно склонялся к версии Вивьен.

– Но мы так и не смогли вычленить у ПИИ сознания… – не преминула заметить Зинтара.

– А может, она не слишком хотела тогда нам его показывать, – в тон ей ответила рыжая докторша и недовольно тряхнула мокрыми волосами.

Последнее время Вивьен вообще стала часто огрызаться. Все ждала, когда Зинтара скажет ей последнее «прощай» или еще хуже, не скажет, а просто исчезнет… Поэтому Вивьен сидела рядом с Микаэлем и поглощала вино большими глотками. Сегодня ей не в чем было себя упрекнуть. Она отработала великолепно и предотвратила катастрофу. Пусть и с подсказки Зинтары… Но именно Вивьен предпочла двойной контроль и возможность перехвата управления…

– Ладно, с Мелли разберемся завтра… А ты, значит, с клоном улетаешь… – прервал общее молчание Микаэль.

Вивьен вздрогнула, как от удара током. Зинтара лишь кивнула.


50

Блондинка на шпильках в двенадцать сантиметров неистово жестикулировала, подпрыгивала и ругалась. Как ей при этом удавалось устоять на ногах – оставалось загадкой. Но Мелли этим вопросом явно не страдала, а нарушая все законы тяготения, она одновременно вальсировала на шпильке правой туфли, левой стучала об пол, пыталась выцарапать глаза мужу и доказать, что тот конченый «козел».

Сцена развернулась на центральном входе «пансионата». Обслуживающий персонал всячески старался сделать вид, что ничего не видит и не слышит. Но это только заводило грудастую блондинку больше прежнего:

– Нет, ну ты и вправду скотина! Жена вернулась из комы! ИЗ КОМЫ! Я тебе говорю! А что вместо этого?! Ты указал мне на дверь соседнего номера со словами: «Отдохни, дорогая». А я живая, я живая и здоровая молодая женщина, которая соскучилась по мужу!!!

Вайс неловко попытался взять Мелли за руку и увести в коридор, поближе к её апартаментам. Но блондинку не так просто оказалось взять голыми руками. Мелли Хохлова-Вайс взвизгнула, что есть мочи и ловко отвесила мультимиллиардеру пощечину, после этого гордо развернулась и, неистово виляя задом, засеменила к бассейнам. Вайс остался стоять посреди ресепшена как громом пораженный и не сразу сообразил, что делать дальше.

– Кажется, Вайс решил отказать жене в сексе, – хихикнула подошедшая сзади к Зинтаре доктор Петрова.

Зинтара прыснула в кулачек и тоже собралась к бассейнам.

– Хочу немного подзагореть перед праздничным мероприятием, – произнесла девушка, обращаясь к Вивьен. – Не составишь компанию?

– Глупо тратить время на загар, если и так можешь придать коже любой оттенок, – пробурчала Вивьен, но, кажется, собралась вместе с Зинтарой провести время на пляже.

– Все дело в удовольствии… – блаженно улыбаясь, отозвалась Зинтара и бодро пошагала на выход.

К Вайсу они предпочли не подходить, а взять пример с остальных служащих и сделать вид, что ничего не случилось.

Микаэль с покрасневшей щекой нагнал у пляжа их сам.

– Можете покупаться в моем бассейне. Там гораздо… тише… – произнес мультимиллиардер и просительно посмотрел на молодых женщин.

Первой сообразила Вивьен:

– Микаэль, хотите завербовать Зинтару в охранники?.. Только от Мелли она плохо поможет. Уж лучше я Вашей жене глазенки повыцарапываю! У меня больше практики в подобных ситуациях!

– Да она как с цепи сорвалась… – прошептал Микаэль и закатил глаза. Таким беспомощным мультимиллиардера еще никому и никогда видеть не приходилось.

– Ну ладно, Микаэль, давай позагораем у тебя, если только обещаешь угостить тем вином с твоих виноградников, – лукаво улыбаясь, заметила Зинтара.

Вивьен тут же согласно закивала.

– И давайте всегда на «ты», – добавил Микаэль, обращаясь больше к Вивьен, которая до последнего предпочитала соблюдать видимость субординации. Так ей, видимо, было удобнее хамить и изливать очередную порцию яда.

Вивьен сделала вид, что польщена, и энергично зашагала в сторону апартаментов Вайса.

– Мари успеет прибыть на празднество? – пока они шли к личной территории Вайса, уточнила Зинтара.

Микаэль очень долго и очень серьезно посмотрел на девушку. Вивьен семенила далеко впереди, так что Микаэль позволил себе изъясняться довольно открыто.

– Мари с Рэттом и Всеволодом задержатся на несколько дней… Сейчас на Луне переполох. Карантина не объявляли, но вылететь со спутника невероятно сложно. Очередь на отлет составляет несколько дней. А прибегать к каким-то своим особым возможностям не время. Это может навести на подозрения…

– Понимаю… – Зинтара, отчасти обрадованная, отчасти расстроенная, кивнула в ответ.

Микаэль опять пристально посмотрел на девушку.

– Актона давно нет с нами… Ты имеешь право на счастье с… Всеволодом…

Слова пронзили Зинтару, как удар тока. Оказывается, все в курсе её странной привязанности к гиганту…

– Это сложно описать… – наконец произнесла Зинтара и замолчала.

Не могла она произнести, как невыносимо скучает по Всеволоду и пытается его забыть всеми доступными способами. И в то же время каждый вечер Странница продолжала думать о Гакаре… Она не могла без него… До сих пор была не в состоянии поверить, что больше никогда не будет с ним рядом стоять плечом к плечу, вместе идти к новым перерождениям, выполнять очередное опасное задание… Она потеряла свой маяк, свой свет, который прорывается сквозь бурю и показывает верное направление…

– Мне тоже не хватает Актона, – неожиданно признался Микаэль. – Но мы продолжаем жить дальше…

– Микаэль… – горло Зинтары сдавили спазмы, но она все же продолжила: – Я могу уйти туда, где встречу его вновь… Так мне пообещали фаакхи… И туда зовет меня мой долг…

– Не слишком им доверяй, – предостерегающе заметил Микаэль. – И, Зинтара… Нет больше никакого долга… Ты свободна… Ты свободна в своем выборе так же, как и все ультимо Земли…

Странница немного печально улыбнулась.

– Я знаю, Микаэль… Я знаю… Но все же скоро покину вас. Обстоятельства тебя немного удивят… Но так будет лучше для всех…

Праздник обещал стать грандиозным. Под открытым небом накрывались огромные столы с яствами. Повсюду расставляли специально заказанные фонтаны с шампанским. Строили огромную сцену и устанавливали оборудование для лазерных и дымовых эффектов. В полночь администрация базы MWM Pharmaceuticals обещала огромный салют, который будет виден с Луны…

Зинтара надела маленькое черное платье, расчесала и уложила ровными волнами золотистые волосы и приступила к осуществлению своего самого последнего плана.

Мелли девушка нашла быстро. Та, размазывая сопли по липу, кричала на местного стилиста и грозила всеми муками ада, если через час она не станет выглядеть, как королева.

Местный парикмахер, он же стилист и визажист, тоскливо поглядывал на истеричную блондинку и пытался сделать вид, что его очень пугают угрозы жены Вайса.

– Нет… Ну, что за праздник такой, по случаю моего чудесного воскрешения?! – в очередной раз заныла Мелли. – А сам даже в мою сторону не смотрит…

На самом деле Мелли все объяснили правильно. Торжество готовилось, по официальной версии, действительно в честь её чудесного пробуждения от комы. Но на самом деле, лишь маленькая группа ученых, которая оказалась причастна к пленению Шиара, была в курсе, что отмечают именно их победу. Остальному персоналу об истинной причине праздника знать было не положено. Поэтому и выдумали вполне безобидный официальный вариант про Мелли. Сотрудники к такому положению вещей привыкли. Никто не удивлялся, с какой это стати Вайс решил устроить пиршество в честь жены, которая потчует его пощечинами на глазах у всех. Ученые суперзасекреченного объекта MWM Pharmaceuticals давно уяснили: если праздник – значит, случилось нечто важное, особенное, удивительное в одной из многочисленных лабораторий их «пансионата». А значит, есть повод выпить!

– Мелли, привет! – произнесла Зинтара.

Блондинка косо посмотрела на вошедшую девушку в отражение в зеркале и быстренько промокнула слезы. Перед Зинтарой разыгрывать концерт было делом неблагодарным.

– Чего надо? – зло бросила жена Вайса и принялась старательно обмахивать нос пуховкой с пудрой.

– Пришла поинтересоваться твоим здоровьем, – невинно ответила Зинтара.

А Мелли быстро отложила пуховку в сторону и сделала царский знак стилисту покинуть комнату. Тот лишь пожал плечами и стремительно удалился.

Мелли застыла в неподвижности. В её мозгах пытались ужиться две правды. По одной из них, Зинтара была сволочью, лишившей её того самого Вайса, который уделял ей внимание и восторгался её красотами, а точнее, Шиара в обличии Вайса… По второй версии правды, Зинтара оказалась единственной, кто смог её вывести из комы… Винтики и шестеренки в мозгах Мелли Вайс-Хохловой начали сильно сбоить. У блондинки даже рот открылся от чрезмерной натуги в поисках ответа, кто же Зинтара для нее на самом деле – друг или враг?

– А ты бы могла не трогать этого вашего… Шиара?.. – наконец выдавила Мелли, потому как молчание затянулось.

– Я не могла не спасти Вайса… – как можно мягче заметила Странница.

– Индюк напыщенный! Как только я могла выйти за него замуж?! Сколько времени его терпела… Пока не встретила по-настоящему галантного, учтивого, любезного, щедрого… человека!

– Он не человек, – резко отреагировала Зинтара и с интересом уставилась на грудастую блондинку.

Та действительно была такой дурой, не понимая с кем на самом деле жила последнее время?! Что Шиар чуть не убил Вайса и уничтожил множество других людей… Прежде всего Шиар – убийца!.. Преступник!.. Опасный монстр!!!

И, кажется, Странница начала догадываться. Все это Мелли прекрасно осознавала, просто Шиар оказался удобнее… То ли Мелли ему действительно приглянулась, то ли Шиар так старался соответствовать роли Вайса…

Настоящему же Вайсу Мелли Хохлова оказалась не нужна. И это блондинка тоже очень хорошо понимала. Оттого и паниковала! Бесилась, что недавно весь мир был у нее на ладошке, а теперь она вынуждена отстаивать свое право оставаться женой одного из самых могущественных людей Земли. Вот только шансов у нее почти нет! Это блондинку угнетало, нервировало, выводило из себя… Мелли привыкла к роскоши, к поклонению, почитанию… Она привыкла жить на вершине Олимпа! И не важно, кто вернет ей этот Олимп. Пусть даже монстр Шиар!

– Ты тоже не человек! – парировала блондинка и очень довольная собой отвернулась к зеркалу выбирать тон губной помады на вечер. Все же это было торжество в её честь!


Повсюду сновали специально отобранные официанты. Они разносили подносы со всевозможными закусками, винами, сладостями… Вечер выдался теплым и почти безветренным. Чуть в стороне легкую мелодию играл живой оркестр. Отдельную мелодию вел саксофон, томно вторгаясь в общую атмосферу празднества и приподнятого настроения, даря ощущение интимности и неожиданной близости.

– Мне удалось создать настроение? – рядом с Зинтарой возник Микаэль, подтянутый, в красивом смокинге.

Зинтара чуть растерянно взглянула на миллиардера. Её мысли были сейчас далеко, там с Мелли. Зинтара гадала, смогла ли она нужным образом настроить блондинку. К внушению Странница не прибегала, не считала себя вправе. Поэтому волновалась. Возможно… Это её последний вечер на Земле?

– О чем задумалась? Все позади… – протягивая девушке бокал с игристым вином, произнес Микаэль.

Зинтара вздрогнула. Все позади, но не для нее. Остался самый главный выход. Вот только сказать заранее об этом Вайсу она побоялась. Вдруг не поймет, отговорит…

– Микаэль, – ответила девушка задумчиво, – а если бы у тебя был шанс… Ты бы хотел еще раз увидеть… Веру? Решился бы?

Миллиардер застыл с поднесенном к губам вином, затем сделал судорожный глоток.

– Я спрашивал себя об этом тысячи раз, – наконец произнес мужчина. – И каждый раз понимал, что еще не готов к встрече… Еще не слишком хорош для нее…

– А я бы рискнула, – Зинтара отставила бокал в сторону и обняла себя за плечи, посмотрела на звезды. Их сегодня на небе были мириады… Точно иные миры звали её далеко-далеко…

– Наслаждайся вечером, – произнес Микаэль, очень галантно поклонился и поцеловал девушке кончики пальцев.

– Я постараюсь сделать так, чтобы Шиаров больше никогда не было, – неожиданно отозвалась Зинтара, порывисто обняла Микаэля за плечи и пошла прочь.

Старый ультимо Земли долго смотрел ей вслед.

Вивьен нашла Странницу в парке. Та что-то высматривала на наручном мониторе.

– Скоро салют, – проговорила Вивьен, присаживаясь на скамейку рядом с девушкой.

Сегодня полуфранцуженка выбрала темно-лиловое платье, какое-то очень красивое и очень… грустное… В нем Вивьен выглядела такой… одинокой…

– Его я и жду, – улыбнулась Зинтара. – И прости меня, Вивьен… Я пытаюсь сделать все самым лучшим образом. Просто поверь мне.


Мелли проделала все идеально. «Нечаянно» оброненной карточкой-ключом Зинтары жена Вайса воспользовалась по назначению. Вот только Мелли так и не узнала, что Зинтаре пришлось написать целую программу, которая позволила блондинке пошагово открывать двери одну за другой в самые секретные недра базы MWM Pharmaceuticals.

А Шиар Мелли расстроил. В теле клона он поднялся из анабиозной камеры, бросил короткий взгляд на блондинку, быстро просчитал ситуацию и причины, по которым «бывшая» жена пыталась его освободить, хмыкнул, придирчиво себя оглядел, пробурчал что-то на непонятном языке, оттолкнул блондинку и побежал к выходу. Мелли Хохлова его больше не интересовала.

Мелли так и не поняла своего счастья. Не поняла, что, оказавшись лицом к лицу с монстром, ей посчастливилось выжить. Вместо этого блондинка уселась прямо на пол и горько зарыдала. Она оказалась не нужна ни Вайсу, ни Шиару.

Старый корабль Рэтта стоял в отдалении, и его системы охраны оказались самыми легкими для взлома. Шиар не преминул этим воспользоваться. Как хороший тактик он прекрасно понимал, что сейчас время отступать и спасать себя. Этим он и занялся.

Через несколько минут после окончания салюта небо озарила вспышка и почти сразу же вторая. Первым из атмосферы Земли выскочил Шиар, за ним на новеньком корабле контрабандиста последовала Зинтара.

Как хороший охотник Странница умело расставила сети, долго ждала, а когда зверь поверил, что смог по-настоящему освободиться, дала ему уйти, чтобы потом по его следам отыскать всех сородичей.


Через несколько часов служба охраны MWM Pharmaceuticals во главе лично с Вайсом обнаружила пустые дрейфующие корабли. Шиара и Зинтары в них не оказалось. При хронологическом сопоставлении видео с систем наблюдения кораблей стало ясно, что первым развоплотился в рубке угнанного перехватчика Шиар, а буквально через мгновение яркой вспышкой исчезла со своего корабля Зинтара.

– Зачем нужно было угонять корабли?.. – растерянно проговорила Миранда Айчара, когда Вайс вернулся в MWM Pharmaceuticals и продемонстрировал ей видео в хронологическом порядке. – Ведь они и так могли исчезнуть…

Индианка подняла на своего шефа и кумира растерянные огромные темные глаза. Вайс подхватил Миранду под руку и вывел на террасу, на которой они еще совсем недавно беседовали со Странницей. Старый ультимо Земли указал молодой женщине на множество звезд. Сегодня их было невероятно много на ночном небе. Они казались огромными и будто светили ярче обычного.

– Там, вне гравитации, легче уйти дальше… Их больше нет на Земле, Миранда…

Через лужайку к ним стремительно приближалась тень. Вайс удивленно поднял брови и инстинктивно сделал шаг назад. Только спустя мгновение он понял, что им навстречу бежит Всеволод.

Миранда, завидев гиганта, предпочла удалиться. На террасе остался один Вайс.

– Улетела? – еще не добежав до Вайса, крикнул Всеволод.

Микаэль молча кивнул.

Наконец агент фаакхов оказался на террасе. Бег через лужайку не заставил гиганта даже немного вспотеть. И вместе с тем Всеволод дышал отрывисто и неровно. Вцепившись в перила так, что побелели костяшки пальцев, гигант уставился на главу MWM Pharmaceuticals.

– Кто их сопровождает к фаакхам? – произнес Всеволод отрывисто.

Вайс покачал головой.

– Она дала Шиару уйти, перепрограммировала систему охраны, настроила Мелли… Я не стал препятствовать… Зинтара знала, что делает…

Вайс протянул наручный монитор Всеволоду и еще раз прокрутил последние записи с двух кораблей. Гигант долго смотрел изображение, перематывая и просматривая видео еще и еще раз. Потом непонимающе уставился на Вайса.

– Шиар повержен, измотан и изранен… Она предполагала, что он вернется к первоисточнику – к своим… Зинтара отпустила его, чтобы последовать за Шиаром и отыскать остальных…

– Зачем ей это? – одними губами прошептал Всеволод.

Но Вайс его очень хорошо расслышал. С ноткой гордости в память о старом друге, Микаэль произнес:

– Они пообещали ей встречу с тем, кого Зинтара всегда любила и кого потеряла… С тем, кого так и не смогла отпустить из своего сердца… Фаакхи пообещали, что она вновь найдет Актона Гакара…

Агент фаакхов никак не отреагировал на услышанное, лишь кивнул Микаэлю и развернулся, чтобы уходить. Больше им разговаривать было не о чем.

И только в последнее мгновение Микаэлю показалось, что он увидел на угрюмом лице гиганта тень улыбки.


Эпилог

Всеволод стоял возле озера.

Близилось утро.

Всю ночь он провел здесь, всматриваясь в ровную гладь воды и вспоминая мгновения проведенные с ней.

Как агент фаакхов он знал, что проживает последние мгновения аномалии – временной петли, развилки, которую образовал Шиар.

Фаакхи уходили из этой части космоса. Где-то там, в бескрайнем пространстве, разворачивались их огромные корабли, ориентируясь на переход из этой Галактики в другую. Ликвидаторы аномалий выполнили свою работу. Ответвление лишилось своего хозяина, а значит, и сил существовать дальше.

Эта крошечная реальность вскоре превратится в ничто, развеется по ветру космических течений…

Он мог бы попросить фаакхов перенаправить его в основную ветку реальности, чтобы помнить и знать… Вот только не чувствовал потребности… Ему хотелось остаться здесь… До момента полного растворения…

Ему хотелось еще раз насладиться удивительным приключением и побыть мыслями с той, которая стала для него целым миром, целой Вселенной, его персональным микрокосмосом.

Всеволоду нужно было во что бы то ни стало выжить в этой развилке и защитить ЕЁ! Ему это удалось ценой молчания и тайны.

Он сохранил частичку себя и сберег Зинтару.

Не только Шиар мог дробить свое сознание на осколки и наделять ими других, чтобы выжить. Он тоже умел.

– Я люблю тебя, Астарта! И всегда любил. Теперь я могу признаться… – произнес гигант.

Единственным существом во всей Вселенной, кто знал тайное имя Зинтары, был Актон-Таур Гакар.

продолжение следует



Оглавление

  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • 45
  • 46
  • 47
  • 48
  • 49
  • 50
  • Эпилог
  • X