Наталия Валерьевна Янкович - Ликвидаторы аномалий. Том 1

Ликвидаторы аномалий. Том 1 935K, 140 с. (Воин Духа-3)   (скачать) - Наталия Валерьевна Янкович

Наталия Валерьевна Янкович
Воин духа: Ликвидаторы аномалий. Том 1

© Наталия Янкович, 2017

© Интернациональный Союз писателей, 2017


Об авторе



Наталия Валерьевна Янкович родилась в Тамбове в семье инженеров. Поступила в ТГУ им. Г.Р. Державина на факультет журналистики. С шестнадцати лет работала на ТГТРК (Тамбовской государственной телерадиокомпании). Делала авторские программы, новостные сюжеты. Получила премию от издательской группы «Курьер» как лучший юный журналист года. В конце девяностых переехала в Москву для работы в спортивном журнале. В начале двухтысячных ушла в частный бизнес.

Свой первый большой роман задумала и написала в 25 лет. С тех пор это стало образом жизни и настоящей любовью.


Премии:

– «Ялос-2017». 1 место в номинации «Лучший писатель года» – роман «Другой Мир»;

– «Ялос-2017». 1 место в номинации «Лучший публицист года» – рассказ «Принципы гуманности»;

– «РосКон-2017». Диплом «За яркий дебют»;

– «РосКон-2017». Гран-при в конкурсе им. О. Генри за рассказ «Мальчик и тьма»;

– Аэлита 2017. 1 место в конкурсе им. Жюля Верна – рассказ «Фокус сознания»;

– Аэлита 2017. Премия «Старт» – роман «Воин Духа: Воплощение».

«Торсионное поле является порождением спина, характеризующего вращение элементарной частицы вокруг своей оси. Оно существует наравне с электромагнитным полем, порождённым зарядом, и гравитационным полем, порождённым массой.


Торсионное поле имеет ряд принципиальных отличий от других полей, например, оно обладает информацией, а не энергией, а скорость его распространения превышает скорость света…»

Эли Картан


1

Недалекое будущее…

Юлиус отложил увлекательную научную статью ведущего ученого MWM Pharmaceuticals Винсана Коника – одну из его первых статей, датированную 2020 годом, когда трансконтинентальная корпорация еще не стала монополистом по продлению жизни и не превратилась в огромное государство в государстве.

«Что ж… Вам удалось совершить невозможное, а теперь еще и организовать собственную, никому не подвластную, мини-планету…» – буркнул Юлиус себе под нос.

Юлиус перевел взгляд на силовой барьер, за ним яркой голубой искрой стартовал очередной скоростной лайнер Земля – Луна. Затем огляделся. Его рейс на Луну задерживался на двадцать минут. Пассажиры столпились вокруг стойки регистрации. Кто-то громко высказывал недовольство в адрес руководства космопорта, кто-то откровенно скучал, кто-то всерьез нервничал… Через пять часов на Луне должны были стартовать женские бои без правил.

Хотя, если быть точным, космопорт следовало назвать «лунопортом», так как отсюда стартовали корабли, лайнеры и частные яхты исключительно до Луны. Но людям ведь свойственна тяга к обобщениям и гигантизму. Оттого лунопорт официально окрестили космопортом, провели торжественную церемонию открытия, на которой присутствовал сам президент Союза Объединенного Человечества, мистер Джереми Фейхукун, и запустили проект лунного туризма в жизнь.

– Не помешаю? – яркая рыжеволосая красотка изящным жестом указала на разбросанные по сиденью рядом с Юлиусом старые научные журналы.

Все остальные кресла были заняты людьми, их огромными чемоданами, сумками… или даже переносками с собаками и кошками. Летать туристом на Луну пока могли себе позволить только очень и очень состоятельные граждане.

Юлиус недовольно покосился на рыжеволосую, потом перевел взгляд на стопку своих журналов. Пожалуй, убрать журналы и дать девушке присесть являлось меньшим злом, нежели просить кого-то из пассажиров снять с кресла багаж или, упаси Господи, собачку.

– Думала опоздаю! – благодарно заметила девушка, удобно устраиваясь на сиденье рядом с Юлиусом.

В руках она сжимала модный дамский ридикюль и чемоданчик, просто крошечных размеров по сравнению с огромными сумками остальных пассажиров.

– На бои? – кисло буркнул Юлиус.

Ему давно уже стало понятно, что новая знакомая мало подходит под определение обычной туристки, но на курсах социальной адаптации ученый профессор долго и нудно втолковывал ему, мол, не стоит всех первых встречных ошарашивать глубиной своей наблюдательности. Иногда с людьми стоит просто поговорить ни о чем, посмеяться над не слишком умной шуткой, посетовать на погоду или налоги…

Девушка, вернее, молодая женщина, изящно взмахнула рукой:

– В планетарную тюрьму…

Будь на месте Юлиуса кто-то другой, давно бы подавился собственными словами и замолчал. Видимо, именно на такую реакцию и рассчитывала незнакомка. Но Юлиус неожиданно встрепенулся.

– Туда же! – восторженно бросил молодой мужчина и широко улыбнулся.

Пожалуй, эта ухмылка оказалась одной из самых искренних улыбок миллионера и, по совместительству, частного детектива Юлиуса Грея.

Вивьен недовольно тряхнула рыжими волосами, сделала вид, что плохо расслышала, и принялась предметно изучать табло со временем вылета, точно оно должно было рассказать полуфранцуженке о смысле жизни.

– Вы там работаете! – вдохновенно продолжил Грей и принялся более внимательно изучать новую знакомую.

Вивьен пару раз глубоко вздохнула и медленно развернулась к молодому человеку.

– Еду навещать любимого мужа, – отчеканила молодая женщина и вернулась к изучению табло.

После прохождения процедуры гормономодулирования она все никак не могла привыкнуть, что вызывает слишком бурную реакцию у особей противоположного пола. Это отвлекало и раздражало. Но молодое тело давало куда больше возможностей и резервов для продолжения исследовательских работ. К тому же новый организм позволял наслаждаться маленькой слабостью полуфранцуженки – вкусом сигарет и хорошего вина – с куда большей готовностью. Потому Вивьен пошла на процедуру гормономодулирования и осталась полностью удовлетворена результатом.

– Лунная тюрьма для особо опасных преступников, приговоренных к пожизненному заключению или к смертной казни с отсрочкой! – теперь Юлиус окончательно распалился.

Новая знакомая его не на шутку заинтересовала. Понятно было, что она, скорее всего, сотрудник тюрьмы, не рядовая секретарша, понятно, что с характером и… Юлиус прищурился.

В последние годы, встречая обворожительную молодую особу, все сложнее было определить, сколько биологических лет юному созданию и кто перед ним на самом деле. Вариантов, по большому счету, оказывалось три. Перед вами действительно молодая личность. Вариант номер два – это миллионер или родственник весьма богатого человека (так как процедура по всем меркам стоила дорого). Вариант три – перед вами талантливый, уникальный индивидуум, которому оплачивает омоложение государство или корпорация.

Юлиус безошибочно отнес новую знакомую к третьему случаю. Сам же он проходил по всем трем пунктам. Юлиусу недавно исполнилось тридцать пять, он был очень богат, если говорить о личном капитале, и сказочно богат, если вести речь о деньгах его семьи. А также Юлиус оказался удивительно талантлив в области, которую с трудом признавали его родственники, – он увлекался частным сыском, точнее, распутыванием нераспутываемых дел и разгадыванием неразгадываемых головоломок. Последний орден «За неоценимый вклад в развитие межконтинентальных отношений» Юлиус получил лично из рук Джереми Фейхукуна вместе с наделом земли в десятке километров от центрального лунного купола «Мир».

Наделять лунной землей «за выдающийся вклад» стало последним писком моды правительственных чиновников, особенно удачными считались те наделы, которые располагались за территориями воздушных куполов. Но тут правительство заявляло, что смотрит вперед, так как не за горами полная климатизация Луны, а воздушные купола – лишь временная мера.

Некоторые, осчастливленные лунной землей, искренне радовались, другие, более прагматичные, скептически присматривались к разработкам MWM Pharmaceuticals на Луне. Ни для кого не было секретом, что большей частью Луны владела корпорация, и именно MWM Pharmaceuticals воздвигала все купола и установки лунного жизнеобеспечения. Из гигантской фармкорпорации они давно превратились в монополистов Луны и молодости.

– Вылет лайнера компании MWM задерживается еще на пятнадцать минут, – мелодично пропел девичий голос под сводами космопорта.

– Совсем обнаглели! – выкрикнул толстый мужик из толпы и принялся уверенно подтаскивать все свои три огромных чемодана поближе к стойке регистрации. – Будете меня первым регистрировать! Не собираюсь тут задерживаться ни на одну лишнюю секунду! И вообще, за что такие деньги уплачены?! Беспредел!

Лунная администраторша культурно и профессионально заулыбалась.

– Начало регистрации на рейс № 92 компании MWM начнется через пятнадцать минут, – произнесла девушка в форме на удивление приятным, бархатным голосом и еще раз заученно улыбнулась толстяку – гасить еще не вспыхнувшие конфликты являлось одной из её профессиональных обязанностей.

Вивьен порывисто встала, отошла в сторону и принялась быстро набирать номер своего заместителя.

Юлиус задумчиво почесал подбородок. На его памяти лунные лайнеры задерживали крайне редко, и каждый раз для этого существовала очень серьезная причина, например такая, как взрыв систем жизнеобеспечения Восточного купола…

– Вылет задерживают… – тихо проговорил Юлиус в трубку. – Уже второй раз переносят время…

– Ты должен быть там!!! – в женском голосе на другом конце провода послышались истерические нотки. – Это вопрос нашей… Меня попросил лично!..

Женский голос оборвался на полуслове.

– Не будем переходить на личности, – более спокойно продолжила женщина. – Я постараюсь уладить вопрос с вылетом или пришлю личный катер. Жди.

Толпа принялась суетиться больше прежнего. Юлиус предпочел последовать примеру недавней рыжеволосой знакомой и отошел в сторону. Оттуда он принялся задумчиво поглядывать в небо и размышлять о причинах задержек.

Буквально через минуту его мобильный ожил.

– Через полчаса ты сможешь вылететь частным катером.

Юлиус едва заметно приподнял бровь:

– Причина задержек кроется в нашем маленьком деле?

– Оно уже не маленькое, – устало произнес женский голос. – Вернее, нашего дела больше не существует – ликвидировано. Кем-то… Все усложнилось. Вадим встретит тебя лично. Приземлишься на его площадке. Центральный космопорт Луны временно закрыт. Все рейсы отменены. Пришлось договариваться с MWM. Тебе придется взять на борт некую Вивьен Петрову. Фото высылаю.

– Вот уж удивили… – задумчиво буркнул Юлиус себе под нос.

На том конце женщина нажала отбой.

Через секунду на мобильный поступило фото. Теперь Юлиус приподнял обе брови. С экрана мобильного устройства на него смотрела его новая рыжеволосая знакомая.

Глянув мельком на часы, Грей решил удивление оставить на потом и поискал глазами незнакомку, которую, как оказалось, звали Вивьен. Та стояла чуть поодаль от основной массы народа. Юлиус энергично подошел и поклонился:

– Юлиус Грей к вашим услугам, уважаемая Вивьен!

– Значит, нашли Вас… – скупо проронила полуфранцуженка и плотно сжала губы.

Она явно пребывала не в восторге ни от нового компаньона, ни от необходимости лететь на закрытую для остальных Луну, а может, просто имела скверный характер…

– Яхта моей семьи к Вашим услугам! – отрапортовал Юлиус и весьма обаятельно улыбнулся.

Обычно такая улыбка действовала на девушек безотказно. Вивьен лишь кивнула с холодком и деловито осведомилась:

– Когда сможем стартовать?

Юлиус лихо подхватил одной рукой рыжеволосую под локоть, другой – её крохотный чемоданчик и воодушевленно произнес:

– Нам этажом ниже, там регистрируют пассажиров частных яхт. Отлетаем молниеносно! Как только – так сразу! Капитан с командой уже на подходе!

На самом деле Юлиуса впечатлила вовсе не симпатичная мордашка. Молодого мужчину охватил кураж. Не успел он взяться за дело, которое ему поручили, как вдруг начали случаться удивительные совпадения в виде новой знакомой, которая работала именно там, где лежала сфера его интересов, появлялись неожиданные трудности… В отличие от большинства, Юлиус обожал трудности! Чем сложнее оказывалось дело, тем сильнее оно его вдохновляло.

На первый взгляд, предложение матери слетать посмотреть столь популярные ныне бои без правил в условиях лунной гравитации, заодно навестить друга семьи и проверить подозрения того насчет странного поведения заместителя показалось ему до безобразия скучным. Один лунный чиновник, похоже, хотел подсидеть вышестоящее руководство. А теперь, как понял Юлиус из завуалированной фразы матери, чиновник оказался мертв. Дело осложнялось тем, что друг семьи являлся ключевой фигурой Лунного правительства – начальником планетарной тюрьмы. А его заместитель был действующим офицером органов. Таких просто так не устраняли. Судя по всему, расследование наклевывалось щепетильное.

– Долго еще? – прервала размышления Юлиуса новая знакомая.

Они уже пришли на нулевой этаж, к стойке прохода пассажиров частных яхт.


2

Яркий свет слепил глаза. В висках невыносимо ступало и пульсировало. Рев толпы сводил с ума. Вокруг кричали, свистели, улюлюкали, топали ногами…

Зинтара попыталась сфокусироваться на чем-то, кроме света. Огромная арена… Вокруг бесконечное море народа.

И прожекторы, прожекторы, прожекторы…

Следующий мощный удар в челюсть отбросил ее к самому краю ринга. Едва соображая, что происходит, девушка схватилась за канаты. В голове не было ни одной мысли – только ровный гул и гудение.

На языке появился привкус крови. От следующего удара ногой Зинтара увернулась почти инстинктивно. Только сейчас она разглядела перед собой огромную мускулистую негритянку. В обтягивающих алых шортах и топе, та представляла собой настоящую машину из мускулов, которые бугрились и перекатывались. От пота, покрывающего все тело негритянки, рельеф выделялся еще сильнее. Упругие черные волосы были стянуты на макушке в тугой пучок.

Их глаза встретились.

И Зинтара за долю секунды поняла, что больше не жилец. Негритянка не собирается оставлять её в живых. Черная Пантера собирается покончить с белой раз и навсегда.

Зинтара огляделась более осмысленно. Девушка начинала осознавать, что произошло.

Секундой ранее она стояла у самого жерла вулкана, а потом летела вслед за…

Шиар!

Его способности за гранью времени и пространства на мгновение поразили Странницу. Даже если Шиар, как он сам признался, относится к её расе… Ни один силирианец не научился еще так виртуозно владеть пространством и перемещаться по ту сторону материи. Зинтара вышла из безвременья за Шиаром исключительно потому, что он шел впереди, а она оказалась ведомой.

Особенность торсионных полей над Жемчужиной Востока позволило её врагу переместить себя…

Зинтара еще раз судорожно огляделась.

Негритянка, вдоволь насладившись овациями и криками восторга, двинулась в её сторону. Зинтара с удивлением подумала, что если её не убил Шиар, то у этой здоровенной Черной Пантеры все может получиться.

Отбросив размышления о своем странном перемещении из жерла вулкана на залитую светом арену, Зинтара попыталась сосредоточиться. Пришло понимание, что сила тяготения составляет всего одну шестую от земной.

Луна?

Спасли Зинтару только столетия тренировок. Она умела вести бой в самых разных условиях. Свой опыт Воина Духа она получила на множестве планет, в том числе с метановой атмосферой и силой тяжести втрое превышающей стандарт. Стандартом в Галактике считалось притяжение Силирии, которое на удивление было приближено к земному – всего на 1,894755 процента меньше. Именно такие условия поддерживались на множестве силирийских Станций, разбросанных по всем секторам Галактики.

Сознание девушки тут же отредактировало технику перемещения. Движения приобрели мягкость и вкрадчивость. Но это было обманным маневром. Мягкость и плавность позволяли ей двигаться максимально эффективно и в нужном направлении. Зинтара закружилась вокруг негритянки. Та удивленно отступила. Одновременно с новой техникой движений, Странница принялась быстро анализировать состояние своего организма. Тело, несомненно, было её. Но вот способности… Все нейронные связи, что она так усердно тренировала в саркофаге доктора Петровой… Многое оказалось утрачено. Способности оказались лишь в зачаточном состоянии, но гораздо более выраженными, нежели когда она пришла в себя после аварии в теле Елены Беловой.

Зинтара сделала резкий рывок, оттолкнувшись от канатов, и пулей пронеслась мимо негритянки, успев извернуться в прыжке и нанести сокрушительный удар по печени и почкам. С трибун казалось, что негритянка не заметила нападения. Но Зинтара своим улучшенным зрением успела уловить, как расширились зрачки Черной Пантеры. Соперница испытала кратковременный шок и сильный приступ боли. А затем Пантера начала кружить на манер Зинтары, ушла в оборону. Дальше разгуливать по рингу с высоко поднятыми руками и наслаждаться овациями толпы негритянка себе позволить не могла.

Странница еще раз огляделась.

«Почему Луна?»

Вопросов было множество! И ни одного ответа. Единственное, с чем она себя поздравила, так это четкая память перемещения. Шиар действительно оказался силирийцем. Бывшим… Она видела его по ту сторону материи, видела его суть – искаженную, измененную, темную… Но он и правда оказался соплеменником.

Много ли она узнала, и чем это могло помочь?..

Точно Зинтара знала только одно: не бывает бывших силирийцев, они лишь способны трансформироваться, подстраиваясь под обстоятельства или, возможно, отыскивая свой единственный путь вперед.

Шиар изменился и пытался изменить все вокруг.

Изменилась и Странница.

Зинтара, прежняя, не смогла до конца остановить Шиара. После Тро-ка-ти он уцелел и появился вновь на Земле.

А на что способна она – настоящая?!

Зная правду о том, кто Шиар на самом деле… Изменяясь сама…

Она шла вперед. Она выбрала свой путь. Не побоялась – шагнула в жерло вулкана вместе с врагом…

И поняла: оказывается, все это время ей приходилось сражаться с… силирийцем!

Хотя… Кто, как не силириец, способен нарушить и исказить законы мироздания?! Ведь только их раса владеет подобными знаниями.

Силирийцы – инструмент мироздания. Само их существование призвано сохранять законы Причины и Следствия. Именно им доступно видеть нити закономерностей и просматривать через века и тысячелетия гармонию развития Вселенной.

Многие расы считают сирийцев богами.

Каждый разумный вид, вышедший в космос, бывал на Станциях Силирии.

Станции разбросаны по всем секторам Галактики. Это самые оживленные места отдыха, торговли, дозаправки кораблей, развлечений… Станции Силирии неприкосновенны, на них не распространяются никакие войны и конфликты. И ни одному разумному виду, населяющему галактику, не дано нарушить порядок нейтралитета Станций.

Технологии Силирии позволяют предотвратить любой конфликт на Станции еще до его появления, распознать угрозу до начала агрессии. Силирия владеет генераторами тахионных импульсов, где меняется местами причина и следствие, им подвластны время и пространство. Они управляют материй, изучают её и следят за соблюдением Высшей Идеи Мироздания. Они не добрые и не злые. Они Боги, смысл существования которых в вечном служении Разуму Вселенной.

Сознание Зинтары нырнуло из безвременья, где она преследовала Шиара, обратно в оглушающие крики и свет арены. Сознанию все еще было сложно войти в точку сборки.

Странница почувствовала удушье, а её рот глотнул не воздух, а… тряпку?

Уловив секундную отключку Зинтары, негритянка работала на публику. Под улюлюканье и вопли толпы Черная Пантера сняла носок и теперь смачно запихивала его в глотку соперницы.

Взгляд Странницы сфокусировался на негритянке.

Порой бойцов от смерти спасает седьмое чувство. Оно есть у всех, сколь-нибудь успешных, бойцов. Было оно и у Черной Пантеры. Одного взгляда Зинтары хватило ей, чтобы понять – сегодня не её день.

Руки Странницы сработали, точно стальные клинки. Не было человека на Луне, который смог бы сдавить другого человека с такой силой. А хрупкая девчонка с взлохмаченными золотистыми волосами – смогла!

– Отпусти! – зашипела негритянка.

Воздух стремительно выходил из легких, позвоночник готов был раскрошиться под пальцами белой соплячки. Пантера еще ничего не поняла, не смогла дать никаких разумных оценок. Пантера лишь знала, что счет пошел на секунды.

В ответ Странница с силой выплюнула носок в лицо негритянке и расхохоталась. Кто бы знал, из тех, кто завидует силирийцам и называет полубогами, что жизнь Воина Духа состоит вот из таких моментов – когда в рот засовывают потный носок и нечем дышать!

Кто мы без наших врагов? Просто изнеженное розовое желе…

Мы завидуем стали, завидуем людям с железной волей. И не понимаем, что сделали их стальными, железными… их враги, жестокие обстоятельства, упрямство, способность бороться и не сдаваться, даже если шансов уже нет.

Кто мы без наших страданий? Без наших слез и устремлений?

Не способные познать счастья, потому что не знали горестей…

Если ты ни разу не терялся… Можно ли себя найти? Себя – настоящего?


Впереди шли тренер и менеджер. Замыкала шествие бригада из массажиста и медика.

– Ну почему ты их никогда не убиваешь? – еще раз выругался тренер.

– А что это был за захват, я так и не понял? – уточнил менеджер их команды.

Зинтара оторвала взгляд от своих подрагивающих рук.

– Что там с ней? – бросила девушка медику.

Медик и массажист, оба здоровяки под два метра ростом, дружно заржали.

– Черная Пантера еще долго не выйдет на ринг!

Зинтара замедлила шаг и выжидающе глянула на здоровяков.

– Да ничего страшного… Сломана пара ребер, печень немного не в порядке, кажется… просто наша Пантера в шоке! Ты её испугала! – здоровяки опять дружно заржали.

– Вот если бы ты ну хоть иногда заканчивала бой летальным исходом, красочно так, колоритно! Мы бы заработали раз в десять больше денег! Всем бы на гармонку хватило!

– На гармонку? – переспросила Зинтара.

Она все еще слабо представляла, куда и в «когда» попала.

Менеджер окинул девушку выразительно похотливым взглядом.

– Сама-то вон только с каждым годом молодеешь! Смотри, не перестарайся, а то за пятнадцатилетнюю принимать начнут!

– Елена, у тебя была кратковременная потеря сознания, – перебил менеджера тренер. – Лучше сделать полное сканирование. Нам только гематом в мозгах не хватало. Поворачиваем в медлабораторию!

Зинтара послушно кивнула. У нее было все еще очень мало информации, чтобы определиться с дальнейшими действиями. Пока она готова была подчиняться обстоятельствам.

– Я её осмотрел, все в порядке! – возмутился один из здоровяков – медик.

– Помалкивай уже! – отмахнулся тренер. – Ты б свою башку осмотрел! Ответь мне, почему у Елены была сегодня потеря сознания! В следующий раз ей может не повезти, и кто-то в этот момент припечатает её намертво. Усек?!

Здоровяк-медик упрямо мотнул головой.

– Еще вчера все тесты в норме были! Потеря, потеря… Может, она задумалась… о прекрасном! Елена, ну чего ты там, в транс-то впала?!

Зинтара быстро поняла, что окружающие по-прежнему зовут её Еленой, а потом на глаза попался огромный плакат во всю стену:


«Белая Звезда Лунного Ринга – Елена Белова!»


Хоть они и шли по служебным помещениям боев без правил, но рекламщики не преминули повесить рекламу и тут.

– Красиво! – хмыкнул тренер, с гордостью посмотрев на плакат.

– Да я им всю голову разрушил, прежде чем они мне то, что надо сваяли, обормоты лунные! – защебетал менеджер команды и хвастливо выпятил грудь, опять бросив в сторону девушки недвусмысленный взгляд.

«Значит, Белая Звезда…» С плаката на Зинтару смотрела хрупкая молоденькая девчонка с ярко-золотистыми волосами. Такая же Елена Белова, которой она запомнила себя на Земле.

Только в то время Луна еще не была освоена человечеством! Не умели тогда строить кислородные купола и создавать искусственную гравитацию!

Идя по служебным коридорам, Зинтара четко ощущала, что гравитация налажена в точном соответствии с земной. Это только на ринге она испытала уменьшенную силу тяжести – для большей зрелищности боя. В служебных же помещениях люди предпочитали поддерживать привычные условия тяготения.

Вся команда прошла мимо оградительного сооружения, за которым видно было множество людей, прилетевших на бои без правил. Команда Беловой собиралась опять нырнуть в очередной служебный коридор, когда несколько человек за широкими спинами медика и массажиста успели рассмотреть девушку.

– Белая Звезда! – заголосило несколько человек.

– Белая Звезда!!! – подхватили остальные.

Обезумевшая от восторга толпа ринулась к команде.

Силовой барьер, призванный надежно отгородить туристические помещения от служебных, по какой-то причине не сработал. Разгоряченные от зрелища люди, подвыпившие коктейлей, подогретые кровью ринга опасной лавиной бросились к команде.

Первым среагировал, как ни странно, медик. Он успел отбросить девушку вглубь помещения, а сам принялся интенсивно расталкивать рвущихся к Белой Звезде людей. Вторым пришел в себя тренер. Быстрым движением он схватил Зинтару за руку и спрятал за спину. Но толпа все равно рвалась вперед.

Менеджера и массажиста толпа подмяла под себя. Что-то блеснуло. Зинтара с опозданием поняла, как тренер начал оседать на пол. Метили в нее, а попали в него…

– Стоять! – она крикнула так, как не кричат простые люди.

Звук оказался особенным. Таким голосом приводил толпу в исступление Демосфен, Троцкий, Гитлер, Фидель Кастро, Черчилль, Линкольн, Джобс…

Когда девушка опомнилась, её реакция пришла на помощь: она успела схватить невзрачного человека, в руках которого был зажат нож. Незнакомец такого не ожидал, растерялся… А Зинтара уже выбила нож из его рук и бросила нападающего в толпу.

Секунду назад ликующие и приветствующие Белую Звезду люди с рокотом приняли подосланного убийцу… или сумасшедшего. Зинтара отвернулась – не хотела смотреть. Она и так знала, что делает толпа с обидчиками своих кумиров.

Силовой барьер с опозданием заработал. Несколько человек оказались отделенными от основной массы в служебном коридоре и растерянно озирались, точно не они минутой назад неистовствовали и ревели.

Менеджер команды и массажист тяжело поднимались на ноги. К счастью, оба отделались ушибами и синяками. Медик команды тоже пребывал в добром здравии. А вот тренер… Со смертельно бледным лицом, он держался за бок и тяжело дышал.

– Медиков сюда! – Зинтара прокричала на весь коридор, но смотрела только в камеры наблюдения. Видеокамеры были повсюду. Она рассчитала все правильно. Как всегда девушка чувствовала, что сигнал с видеонаблюдения идет, и где-то там за пультом их уже видят.

«А задержка с сигналом была…» – про себя отметила Зинтара.

В следующую минуту к ним уже неслись санитары с каталками – целых шесть человек! Такого инцидента со странным отключением силового поля и одновременным минутным сбоем всех камер наблюдения зоны «Ц» на Луне еще не наблюдалось. Двумя подбежавшими действительно оказались санитары, а остальными четырьмя – сотрудники Службы Лунной Безопасности – СЛБ.


3

– Полька, готовь аппаратуру! Будем шить! – командным голосом крикнула Вивьен.

Она только успела зайти в лабораторию, как на браслет пришел срочный сигнал СЛБ.

– Так врача же нет! – пискнула молоденькая медсестричка.

– У пациента ножевое… Так что готовь, кому сказано!

Вивьен, на ходу скидывая именную одежду, влетела в камеру дезинфекции, поспешно натянула хирургический халат, брюки, обувь и выскочила в зал с хирургическим блоком.

– Зараза… – смачно процедила Вивьен и уткнулась носом в инструкцию.

Руководство требовало от нее срочно внедрять в работу новое оборудование, полученное от дружественных гуманоидов. Про себя Вивьен неизменно называла их «Чужими». Ну, какие, к черту, дружественные гуманоиды?! Не люди они! И точка! А тут еще оборудование внедряй!

На самом деле Вивьен глубоко недооценивала инопланетную технику. Новым хирургическим блоком мог управлять даже ребенок. Просто Вивьен категорически не нравилось, что её познания в медицине, по сути, становятся не так уж и нужны. Зачем она тогда, спрашивается, столько лет училась и корпела над диссертациями?! Чтобы с умным видом нажать пять кнопочек?

Медсестра Полина уже готовилась принимать каталку – засучила рукава и, с горящими глазами, ждала пациента. Ей новые возможности в медицине представлялись удивительными и потрясающими!

– Администраторам нашим скажи, пусть перенесут курс по Всеволоду на час позже! За час управимся… – прошептала Вивьен последнюю фразу уже себе под нос и принялась настраивать оборудование Чужих.

– Здрасьте, – в приемной, с улыбкой от уха до уха, показался недавний попутчик Вивьен – Юлиус.

Полька окинула молодого детектива и, по совместительству, миллионера цепким взглядом молодой незамужней особы. Вздернутый носик вздернулся еще сильнее. Что-то в Юлиусе Полине явно не понравилось. Возможно то, что молодой человек полностью подходил под малоперспективный тип самцов «поматросит и бросит».

– У нас операция, – недовольно бросила Вивьен из-за силового барьера.

Юлиус восторженно уставился на новое операционное оборудование.

– На Земле не то что внедрить, даже приблизительно изучить еще не успели, – заметил он, кивая на новенький медблок Чужих.

– Вы в MWM Pharmaceuticals, мой дорогой! – ответила рыжеволосая полуфранцуженка, предпочитая оставаться с новым знакомым на «Вы».

– А я-то думал, что в планетарной тюрьме… – протянул Юлиус и, лукаво подмигнув неодобрительно уставившейся на него медсестре, устроился в свободном кресле.

– У нас операция сейчас, – фыркнула Полина, повторяя слова доктора Петровой.

– А я как раз по этому поводу, – Юлиус торжественно достал из кармана жетон местной СЛБ, который несколькими минутами ранее ему выдал друг семьи и начальник Планетарной Тюрьмы (фигура просто огромных, если не сказать гигантских, масштабов на арене международной лунной политики) Вадим Беспалов. – Бардак тут у вас! Покушения, убийства… Приходится разбираться!

Полина округлила глаза и оглянулась на Вивьен. Та лишь пожала плечами и согласно кивнула. Мол, пусть сидит, мы-то ему мало чем поможем… Про убийство заместителя Беспалова она уже успела узнать от Юлиуса пока они летели на личном катере миллионера. Убийство на Луне произвело на полуфранцуженку неприятное впечатление, но не более. Заместителя Беспалова она знала совсем немного – карьерист из органов. Не её полета птица. «Органы», с некоторых пор, Вивьен предпочитала обходить за километр.

– Вези, вези!

– Кати быстрее!!!

– Дышит?! Двери держи, давай… Давай! Заносим!

Послышались голоса из коридора, и зразу же за этим в медицинский центр влетела каталка с бледным, но живым пациентом и двумя санитарами. Следом проскочили массажист, медик команды Беловой и Елена Белова собственной персоной. Люди из СЛБ предпочли остаться за дверями, как только обнаружили внутри Юлиуса Грея – детектива с самыми широкими полномочиями, представленного лично (!) самим Беспаловым. Это приравнивалось на Луне к тому, что Юлиуса представил бы служащим сам Господь Бог!

– Колотая? Сквозная? – пискнула Полина.

– Сквозная – это про пули, – снисходительно поправила Вивьен, установила настройки в силовом барьере и ловко подтянула каталку к операционному блоку.

Умная техника сама немедленно начала диагностику, после чего, определив степень травм, из блока выдвинулись щупальца, аккуратно захватили тренера команды Ивана и втянули внутрь установки. На табло загорелись цифры окончания операции.

– Елена, смена не твоя, я все понимаю… Но второго врача у нас нет… Это все же не по моей части, – прохладно бросила Вивьен Зинтаре, взглянув на девушку лишь мельком.

Зинтара постаралась изо всех сил не округлить глаза. Но Вивьен ясно дала ей понять, что она тут работает… доктором?!

– М-мм, я только после боя… – попыталась увильнуть Зинтара и быстро оглядела технику.

К её огромному изумлению перед ней стоял реанимационный блок одаров и куча мелкой аппаратуры с Фаэтона. Конечно же, она умела с этим работать!

Вот только… Халат…

На глаза Страннице попалась дезинфицирующая камера леендов. Зинтара быстро прошла внутрь, а через минуту уже появилась, облаченная в белый, халат, брюки и мягкую удобную обувь.

Зинтара посмотрела на показатели реанимационного блока. Машина сама по себе была достаточно умна. Но при виртуозном владении техникой позволяла творить просто чудеса. Потому Зинтара чуть подкорректировала программу, заданную Вивьен. Теперь одновременно с лазерным стягиванием всех тканей, запустилась программа глубокого восстановления клеток.

– Даже шва не останется, – улыбнулась Зинтара и посмотрела на тревожные лица медика Бори и массажиста Степы.

Память оболочки, которая каким-то непостижимым образом продолжала жить без сознания Зинтары, подсказала нужные имена.

Санитары давно испарились – их работа была закончена. Полина села за компьютер с отчетами. Юлиус продолжал сидеть в кресле и с интересом следил за происходящим.

Вивьен же зашла Елене за спину и задумчиво поглядывала на действия девушки. Елена продолжала быстро готовить нужные для полного восстановления организма инъекции. Коктейль одаров VGF-17 был одним из самых лучших в Галактике – так что Елена поместила ампулу раствора в специальную выемку, затем принялась изучать остальные медикаменты. Сыворотка Тааури… отлично работала при травме печени и, как следствие, большой потери крови, к тому же оказалось задето легкое…

Странница ловко орудовала операционным блоком, поочередно вставляя нужные капсулы и корректируя программу в зависимости от ежесекундного мониторинга.

– Плохое ранение… – заметил Юлиус с места.

– Мог запросто истечь кровью и… кирдык… – кивнул медик команды – здоровяк Боря.

На пороге приемной, наконец, показался менеджер Питер. Все это время он, борясь с подступающей тошнотой, проторчал в коридорчике. Очень боялся вида крови.

– Жить будет? – уточнил Питер, поглядывая на Степана и Бориса.

Здоровяки дружно закивали.

– Печень сильно задело… – принялся объяснять Боря. – Я вообще плохо понимаю, как он кровью по дороге не истек…

Лицо Питера опять сильно позеленело.

– Можно без подробностей?.. – просипел он с натугой и бросился к ближайшей корзине с мусором.

– Сами убирать будете, – строго заметила медсестра Полина и, ища поддержку, глянула на Вивьен.

В медицинский блок набилось слишком много народу. Обычно Вивьен сама лично указывала всем на дверь. Но сейчас доктор Петрова была явно увлечена манипуляциями Елены. Полуфранцуженка, кажется, даже не замечала, что происходит вокруг.

Реанимационный блок громко пискнул. Справа, из узкой щелки, пошла лента с медицинским заключением. Следом выкатилась коробочка с чипом по пациенту.

Зинтара деловито просмотрела ленту, удовлетворенно кивнула; чип ловко засунула в переходник и вставила в компьютер, пробежалась кончиками пальцев по клавиатуре, опять кивнула и развернулась к остальным.

– Принимайте пациента! Полина, пусть санитары идут с каталкой. В палату номер один определяй его.

– Там же Всеволод… – осторожно заметила Полина.

Распоряжения Зинтары её ничуть не удивили. Видимо, медсестра давно привыкла, что Елена командует, хотя внешне Елена Белова выглядела чуть ли не ровесницей Полины, а возможно, и моложе.

– Всеволод… – Зинтара сосредоточенно нахмурилась.

Распоряжения для медсестры вылетели у нее автоматически. Это память начала давать подсказки.

Странно…

Где же она была все эти годы?..

Для нее прошел всего лишь миг прыжка в жерло вулкана. На Земле же и Луне пронеслись десятилетия!!!

– Определи в первую! – быстро взяла инициативу в свои руки доктор Петрова. – Он давно жаловался, что ему скучно. К тому же, с новым пациентом будет о чем поболтать. Оба сходят с ума от лунных боев.

Вивьен резко развернулась и только сейчас заметила, что вокруг слишком много народу.

– Марш все на выход! Пациенту нужен покой!

Словно в ответ на её слова медицинский блок опять запищал, и наружу стала медленно выдвигаться платформа с неподвижно лежащим на ней тренером. Он все еще был в разорванной в месте раны спортивной куртке. Умная техника сама все продезинфицировала и простерилизовала.

– Полина, выдайте пациенту больничную одежду! – добавила Вивьен и чуть ли не за шкирку помогла Боре и Степе выйти из медицинского блока.

Юлиус продолжал упрямо стоять около выхода.

– Я бы хотел задать несколько вопросов доктору Беловой… – начал он деликатно.

– Доктор Белова осматривает пациента! Спасает жизнь!!! – гаркнула Вивьен на детектива.

Её ничуть не смутило то, что сейчас Юлиус действовал как сотрудник СЛБ.

– Других докторов у нас нет, так что ждите! – еще более ледяным голосом закончила полуфранцуженка, выпихнула Юлиуса наружу и громко захлопнула двери.

– Обожаю старые двери! – буркнула Вивьен себе под нос. – Ими хоть хлопнуть можно. Полина, берите пациента и бегом в палату. Сделайте все не через общий, а через медицинский коридор! И будьте рядом, когда он проснется! Отвечаете головой! Марш!

Новое оборудование удачно поместило полусонного тренера на поданную Полиной каталку, и медсестра понеслась с пациентом рысью в медицинские палаты, расположенные при исследовательском медицинском центре MWM Pharmaceuticals.

Вивьен и Зинтара остались в медицинском блоке одни.

Повисла тишина.

– Ну, здравствуй… – сорвавшимся голосом прошептала Вивьен и облокотилась о стол, точно силы её оставили. – Давно тебя не было…

Зинтара засомневалась, бросила взгляд на камеры, а затем удовлетворенно и задорно улыбнулась. Вивьен, как всегда, самовольничала. Все видеоданные были заведены на её личный компьютер, откуда шло скорректированное изображение.

– Опять играешь с видео? – улыбнулась странница.

– Как всегда, – в тон ей ответила Вивьен.

Они опять стояли молча, но между ними витало столько невысказанного, выстраданного…

– Как ты поняла? – наконец осмелилась прервать тишину Зинтара.

Вивьен отвернулась и едва заметным движением смахнула скупую слезу. Затем опять посмотрела на девушку и широко улыбнулась.

– Прежняя Елена даже приблизительно не знала, что делать с капсулами. И я не знала. Но я успела посмотреть результаты работы блока. Они потрясающие! За месяц, что оборудование отдали в наше ведение, нам ни разу не удавалось выжать из реанимационного блока такую эффективность!.. А теперь второй вопрос: КТО ты?

Зинтара удивленно тряхнула головой.

– Кем ты всегда была на самом деле?! – уточнила Вивьен. – Результатов, которых мы добились с тобой, мне не удалось повторить ни с одним другим пациентом! Даже с новым оборудованием, даже с технологиями Чужих, даже с самыми последними разработками MWM Pharmaceuticals!

Зинтара попыталась начать объяснение.

Вивьен протестующе замахала руками.

– Только не корми меня сказочками про уникальность… Они мне уже пару десятков лет как надоели. У меня было время подумать. Очень много времени! Нет! Ты не просто вундеркинд… Ты нечто… Другое…

Зинтара задумчиво разглядывала Вивьен. Рыжеволосая выглядела даже эффектнее, чем она помнила её в особняке Собко – помолодевшая, посвежевшая…

– Как ты сюда попала? – тихо спросила Зинтара. – Почему Луна и научная лаборатория планетарной тюрьмы?

Вивьен на миг закусила губу:

– А куда, по-твоему, ссылают преступников, вину которых невозможно доказать в суде, которых считают опасными для общества и вместе с тем… слишком талантливыми, чтобы уничтожать окончательно? Нас с тобой… сослали сюда…


4

– Вадим Сергеевич!!! Я не имею права!.. – чуть ли не плакал диспетчер Томми. – Меня же уволят! Уволят и пенсии лишат!

– Посадка по заданной траектории. Палуба 1Б… Принять… – продолжал отдавать в микрофон приказ крепкий подтянутый мужчина лет пятидесяти или около того.

Весь его облик говорил о власти и умении контролировать вся и всех.

– Повторяю, палуба 1Б… Резервная, да, резервная… А какую Вы хотели при карантине? Можем еще красную ковровую дорожку выкатить… Принимаем… Взяли управление на себя… Ждите сопровождение… Отбой! – скупо процедил Вадим Беспалов и бросил на стол гарнитуру, затем посмотрел на вжавшегося в кресло диспетчера Томми. – С твоим начальником я сам разберусь…

Беспалов растер ладонями лицо, точно человек, пробывший на ногах пару суток. Так на самом деле оно и было. В последние два дня было не до сна. Начальник лунопорта после убийства заместителя Беспалова – капитана Шона Трииза – объявил о карантине и временном закрытии лунопорта.

«С цепи сорвался – служака…»

Сейчас Беспалов находился там, где было не положено. Но разве чуть ли не самому «Господу Богу Луны» запретишь? Беспалов властвовал на поверхности спутника Земли вот уже почти три десятилетия: когда еще не было огромного лунопорта, а корабли приземлялись, где придется; когда не построили кислородные купола, и приходилось жить в узких коридорах, прорытых в лунном грунте; когда еще не было никакой власти, кроме назначенного управляющим Луны Вадима Сергеевича Беспалова со странным заданием от правительства Объединенного Человечества – создать на Луне планетарную тюрьму.

Это только потом, годы спустя, сюда забрела MWM Pharmaceuticals и подмяла под себя все!

Огромная фармкорпорация, к тому времени ставшая тяжеловесом в политике Земли, решила сделать Луну своей «Землей Обетованной». Их корабли высаживались десятками, если не сотнями… Луну наводнили толпы новых сотрудников, тонны самой современной техники, сотни специалистов по преобразованию и терраформированию…

Оказалось, что MWM Pharmaceuticals владеет чуть ли не половиной Луны. И теперь они прибыли осваивать свою частную собственность.

Именно они воздвигли все кислородные купола, основали при планетарной тюрьме медицинскую лабораторию, лишь номинально подотчетную администрации Беспалова, выстроили огромные здания, гостиницы, отели, казино, развлекательные центры, открыли шикарные курорты по омоложению и даже организовали лунные бои без правил для увеличения потока лунного туризма.

MWM Pharmaceuticals удалось превратить пыльную, пустынную Луну в золото.

И появилось странное соседство планетарной тюрьмы с оазисом человеческих развлечений.

Беспалов вначале сопротивлялся. По его мнению (да и по мнению правительства Объединенного Человечества) лунная тюрьма должна была оказаться недоступной, закрытой, исключающей всякую попытку побега… Затерянной в космосе…

Только правительство совсем забыло, что несколькими годами ранее… за баснословные деньги продало большую часть Луны эксцентричному руководству MWM Pharmaceuticals. Именно оттуда и были взяты дополнительные средства на строительство планетарной тюрьмы – освоение лунной поверхности оказалось чертовски дорогим удовольствием! Покупку же Луны фармгигантом MWM Pharmaceuticals сочли блажью зажравшихся миллионеров.

Никто даже и не предполагал, что фармкорпорация вначале превратится в монстра омоложения, а следующим шагом начнет грандиозными темпами освоение Луны. Просчиталось правительство ОЧ, думая, что вытягивает с MWM Pharmaceuticals последние средства и до освоения Луны им «как до Луны пешком». Просчиталось, предполагая, что за несколько лет успеет залатать дыры в бюджете строительства лунной тюрьмы и заодно приберет к рукам обескровленного фармгиганта.

Не успели… Опоздали… Не учли, что MWM Pharmaceuticals выбросит на рынок Земли новый товар – молодость! И каждый житель Земли заложит дом, продаст квартиру, убьет родную бабушку, но постарается купить себе заветное гормономодулирование, которое сделает с организмом невероятное – человек перестанет стареть!

Вначале Беспалов честно сопротивлялся. Свою задачу он выполнил – построил идеальную тюрьму с идеально отлаженным механизмом работы. За все время работы из тюрьмы еще не сбегали никуда, кроме как «на небо», да и то только в лунных боях без правил, да и то только с одобрения правительства, потому как проведение боев на Луне приносило сверхприбыли.

А потом сопротивляться перестал. Как-то неожиданно понял, что аппарат ОЧ сами продали Луну, еще до окончания строительства тюрьмы… Сами разрешили смертельные бои, чего нельзя было и помыслить на Земле, сами же гребут половину денег с организации мероприятия…

Да кто он такой, чтобы сопротивляться MWM Pharmaceuticals? Просто хороший служака, винтик или… специалист по организации сложных механизмов… Ведь тюрьма тоже, своего рода, механизм – маленькое государство, оторванное от всего человечества, машина по эффективной утилизации отходов общества…

Нет, Беспалов не сдался – такие не сдаются! Просто пересмотрел основные понятия, вдолбленные ему в голову с детства и принятые им как аксиома. Аппарат ОЧ не выше и не ниже людей, и не истина в последней инстанции. Это такая же корпорация, где основа выживания – умение зарабатывать.

После этого откровения Беспалов не бросился наверстывать упущенное! Не той породы был человек. Он не грезил вечной молодостью, женой фотомоделью или виллой на Мальдивах… Беспалов спокойно продолжил управлять своим идеально отлаженным механизмом – планетарной тюрьмой.

Но когда что-то или кто-то пытались помещать его работе, начальник тюрьмы превращался в свирепого монстра.

– Это что еще за самоуправство?! Всех под трибунал!!! – в диспетчерскую влетел взъерошенный, с выпученными глазами лично директор лунопорта, новая власть Луны, призванная плавно поставить на место «зазвездившегося», как считали в аппарате ОЧ, Беспалова.

Директор лунопорта застыл в дверном проеме. Увидеть в диспетчерской начальника планетарной тюрьмы он никак не ожидал. Геннадий Мельник поперхнулся собственными словами, раскраснелся, глаза его налились багрянцем… Директор лунопорта принялся натужно кашлять.

«Ой, не к нам с таким здоровьем», – лениво подумал Беспалов.

Белый как мел диспетчер Томми едва различимо пикнул:

– Я тут все на авто переключил… Все равно же… карантин… Я в дублирующую кабинку…

– Стоять! – наконец прокашлявшись, заорал Мельник. – Отчитаться по факту самоуправства! Кто посадил катер Вайса на посадочную полосу?!

Томми принялся судорожно хлопать глазами:

– Дык, не я-я-я… Не… Он… Са-а-а-а-ммм…

– Что САМ?!

Мельник в два шага пересек диспетчерскую и навис над Томми.

– Отчитаться по форме!!!

Томми сглотнул тугой комок.

– Товарищ Беспалов руководил посадкой лично…

В диспетчерской повисла тишина, прерываемая лишь пиканьем аппаратуры.

– Это что за самоуправство?! – чуть ли не брызгая слюной в лицо начальнику тюрьмы, пролаял Мельник.

Беспалов спокойно сложил руки на груди и принялся методично втолковывать:

– У тюрьмы есть личная посадочная полоса, так? Так… Мне её полчаса назад заблокировал по вашему приказу грузовой танкер… А у меня товарищ Вайс прилетает – глава MWM Pharmaceuticals, совладелец боев без правил и хозяин всех кислородных куполов, в которых мы с Вами перемещаемся… На секундочку… Так себе прикиньте… Вы хотите Вайса не посадить? Да плевал он на Ваш карантин. А вот Вам плевать на взбешенную толпу туристов, которые прилетели на бои, я бы не рекомендовал!.. По Вашей милости уже разнесли третий блок ожидания в лунопорте, и еще неизвестно, в какие беспорядки все выльется в ближайшие часы. На Вашем месте я бы молил Бога, чтобы Вайс предоставил застрявшим туристам льготные номера в отелях. Без этого Вас сожрут с потрохами в Вашем же лунопорте озверевшие туристы, которым Вы не даете вылететь на Землю вот уже на протяжении нескольких часов!

– Это не моего заместителя шлепнули непонятным способом! – взвизгнул Мельник и с запозданием уставился на диспетчера Томми.

Информация носила строго секретный характер и была открыта исключительно для сотрудников СЛБ.

Беспалов чуть приподнял брови и потер подбородок. Мельника прислали от аппарата ОЧ не так давно. Всем было понятно, что «там» решили потихоньку начинать смещать старую власть и заменять её новой – у Мельника оказались весьма обширные полномочия. Но чтобы прислали такого барана?!

Беспалов сделал легкий жест рукой, дозволяя Томми покинуть помещение. Мельников даже не сообразил вовремя отправить парня подальше. Новый директор лунопорта только досадливо моргнул, когда Томми тенью выскользнул за дверь.

«Да он тут нам все развалит… Скоро толпа начнет осаждать лунопорт и разгромит округу… А этот пень даже не почешется», – мимоходом отметил Беспалов, поглядывая на застывшего Мельника.

– У нас беспорядки, – холодно произнес Беспалов. – И рядом планетарная тюрьма… Нехорошее соседство… Если вспыхнет… Полыхнет так, что мало не покажется… И единственный человек, который хоть как-то может облегчить положение – это Вайс… А Вы ему прилуниться не даете…

– Это приказ! – грозно возразил новый директор лунопорта. – Приказ аппарата ОЧ!

– Вы когда-нибудь видели, чтобы из-за преступления… в нашем случае – убийства… закрывали вылеты из Москвы или Токио, или Рима, или Нью-Йорка?.. Вы хоть раз наблюдали подобное?.. Сейчас ОЧ закрывает Луну! Вдумайтесь хоть на секунду, чем это нам грозит!

– Запасов хватит на полгода. Или даже больше. С новыми агроплантациями мы фактически автономны…

– Плантациями MWM Pharmaceuticals?! – переходя на хохот, уточнил Беспалов.

Мельник нерешительно пожевал губу.

– Да-а-а… – наконец признал новый директор лунопорта очевидный факт.

– И Вы не хотели сажать лайнер Вайса?!

– У меня приказ! К тому же Вы один раз уже нарушили карантин и своевольно посадили лайнер некоего Грея! Именно потому Ваша полоса и была заблокирована танкером!!! – торжественно завершил Мельник.

По его мнению действия им совершенные выглядели абсолютно логичными.

– На борту находился Юлиус Грей – детектив первой категории. Сейчас он работает от лица СЛБ. Приказ о его назначении получен мной лично от начальника Министерства внутренних дел ОЧ, – заметил Беспалов и понял, что начинает едва заметно раздражаться.

Намечающееся двоевластие на Луне, а также несогласованность работы органов ОЧ все сильнее вводила его в состояние крайнего недовольства. Начальник тюрьмы любил порядок и ясность.

Сейчас же… появилась явная чехарда. Почему из министерства ОЧ забыли предупредить о прилете Грея самого директора лунопорта? Почему облаченному властью Земли Юлиусу Грею пришлось прилуняться, точно преступнику на запасной тюремной полосе? Да что это вообще за распоряжение такое глупое о карантине?! По линии МВД Беспалов так и не смог выяснить, кто именно стоит за приказом о карантине Луны.

– Кто отдал приказ?! – задал вопрос в лоб Беспалов. – Я хочу видеть полную версию документа, а не бумажку, подписанную лично начальником лунопорта с очень большими полномочиями!

– Ах, Вам мои полномочия не дают покоя?! – запыхтел Мельник самодовольно.

«Да что ж за болван такой!» – в сердцах подумал Беспалов.

– Я хочу понять, кто нам с Вами головы будет снимать и за что! – холодно бросил начальник тюрьмы и, громко хлопнув дверью, покинул диспетчерскую.


5

Несколькими часами ранее

Вайс проснулся от приятных ощущений. Потянулся…

В огромные панорамные окна московского пентхауса с трех сторон света проникали первые луни восходящего солнца.

– Ммм… – потянулся Вайс с наслаждением и с запозданием понял, откуда именно идут приятные ощущения.

Под одеялом кто-то усердно работал над…

– Что?! Кто?!

– Милый, ты уже проснулся? – из-под одеяла выбралась сногсшибательная блондинка модельной внешности и облизала покрасневшие губы. – Я могу продолжить… Расслабься, котик…

– Котик?! – Микаэль, еще слабо соображая после прыжка в жерло вулкана вслед за Актоном Гакаром, попытался сосредоточиться. – Какое сегодня число?

Сексуальная блондиночка игриво повела плечиком, от чего черная коротенькая ночная сорочка вызывающе колыхнулась, и с плеча упала тоненькая бретелька.

– Это такая игра? Я твоя секретарша?

– Число! – требовательно процедил Вайс и собрался откинуть одеяло, но вовремя спохватился.

Сверху на нем ничего не было – голый торс… А ниже… Низ тоже навряд ли был одет, к тому же одеяло в определенном месте… подозрительно топорщилось.

– Тринадцатое… – всхлипнула блондиночка.

Обращение Вайса её явно расстроило.

– А говорят еще, что кризис наступает только на четвертом году супружеской жизни…

– Так мы еще и женаты?! – взвился Микаэль и, наплевав на все приличия, кинулся в чем мать родила в гардеробную.

Натягивая белую рубашку и застегивая брюки, он настоятельно потребовал:

– Год какой?! Раз ты мне жена, можешь сказать?! И Коника срочно ко мне!!! А ты ж…

Микаэль вовремя сообразил, что жена не является синонимом секретарши, и блондинка вряд ли сообразит, как разыскать начальника Отдела Разработок.

К его огромному удивлению сногсшибательная блондинка появилась в гардеробной с зажатым в руке мобильным, а из трубки слушалось напряженное «алло», произнесенное голосом Винсана Коника.

– Это ты? – стараясь скрыть нахлынувшее напряжение, проговорил Вайс. – Дождался?

На том конце трубки повисла секундная тишина.

– Дождался… – наконец проговорил Коник. – Сегодня 13 ноября 2073 года… Я подготовлю краткую сводку по последним событиям на планете. Многое изменилось… В том числе и сама MWM Pharmaceuticals… Буду у тебя через тридцать минут.

Микаэль перевел взгляд на жену. Та, к счастью, не расслышала разговора, так как с головой ушла в примерку явно новых нарядов. Вайс с интересом покрутил в руке мобильный, проверил список контактов. В нем значилась куча ни о чем не говорящих ему фамилий. Несколько раз Микаэль пытался найти нужные номера, набирая в поиске слова: «секретарь», «референт», «личный помощник»… Результат оказывался нулевым. Единственной знакомой фамилией в списке была Коник.

– Дорогая, не подскажешь?.. Хотел набрать секретарю… но, видимо, телефон стерся…

Блондинка удивленно захлопала глазами:

– Мы же сегодня в оперу собирались… В «Ла Скала»… Частным рейсом до Милана и обратно…

– Секретаря телефон знаешь? – устало повторил Вайс и принялся завязывать галстук.

– Дай помогу, – блондинка игриво скользнула к Микаэлю под руку и принялась вполне умело помогать управиться с галстуком. – А насчет секретаря… У тебя, кажется, нет таких в штате… Три мажордома, пять управляющих, сколько-то там горничных, шеф-повара… Секретаря никогда не видела…

Микаэль нахмурился, с сомнением посмотрел на «жену», покачал головой, прикидывая уровень интеллекта последней, и, вздохнув, молча направился вниз пить кофе.

– А я?! – вопль у блондинки получился сиренообразным. – Мы же всегда вместе завтракаем!

Вайс уверенным шагом прошел на кухню и принялся заваривать крепкий кофе. Без этого бодрящего напитка ему сегодня, пожалуй, просто не справиться!

Апартаменты его приятно порадовали. Когда-то он их любил…

Хотя, еще до прыжка в жерло вулкана вслед за Актоном, он редко наведывался в московский пентхаус. Предпочитал большую часть времени проводить в Европе. Москва с некоторых пор стала для него… чем-то запретным. Не хотелось ворошить былое. Воспоминания, слишком прекрасные в начале, оказались грустными в конце.

Но теперь он с наслаждением разглядывал вид, открывающийся на центр первопрестольной из огромных окон во всю стену.

Раннее ноябрьское утро, легкий морозец, первый снег… Воспоминания нахлынули помимо его воли. Вера заставила его тогда сильно потрудиться, чтобы завоевать право на первое свидание. Его первая и последняя университетская земная любовь…

– Сливки? – услужливо поинтересовалась блондинка-жена.

– По утрам предпочитаю черный, – механически ответил Вайс.

Девушка с модельной внешностью не смогла затмить или хоть немного отодвинуть его воспоминания о единственной любви.

Блондинка удивленно вскинула брови:

– Странное утро… – буркнула жена себе под нос.

Она успела натянуть полупрозрачный бордовый халатик и теперь восседала перед миллионером, то игриво оголяя округлую, идеальной формы коленку, то вновь закрывая её халатиком.

– Может, еще поспишь? – как можно тактичнее предложил Вайс.

– Вообще-то у меня есть имя… А ты разговариваешь со мной, как с пустым местом!

– Лапусик, поспи! – брякнул Микаэль первое, что пришло в голову, и закатил глаза к потолку.

Неужели его двойник оказался настолько глуп, что удумал жениться на подобной особе? Хотя двойник, как еще перед прыжком тщательно пытался объяснить ему Коник, – это он сам, один из вариантов его самого, если можно так сказать. Но Микаэль, хоть убей, не чувствовал в себе ТАКОЙ глупости!

Блондинка опять попыталась возмутиться.

– Паспорт дай! – играя на опережение, рявкнул Вайс.

– Зачем?

– Подарок хочу сделать.

После этих слов блондинку точно ветром сдуло, а уже через секунду она протягивала Вайсу пластиковую карточку:

– Мне нравится, когда ты называешь меня Мелли или Мара… – прощебетала жена. – Лапусик – это не мое, понимаешь?

– Понимаю, – мрачно заверил Вайс и бросил короткий взгляд на часы.

С минуты на минуту должен был появиться Коник. Вайс твердо решил дождаться своего штатного гения и просто хорошего приятеля. Уж слишком странным оказался его двойник. Микаэль не хотел привлекать внимание, ошибаясь в мелочах. Затем миллионер перевел взгляд на карточку.

– Ага, значит, Мелли…

По паспорту жена проходила в девичестве как гражданка Марина Хохлова. Их брак был зарегистрирован два года назад.

В дверь позвонили. Вайс вскочил с места.

– Я открою! – успела опередить его жена.

– О, Мелли! Прекрасно выглядишь… даже в домашнем халате… – послышалось от дверей.

Последнюю фразу Коник произнес явно сконфуженным голосом. Уж больно откровенным оказался халатик у новой жены Вайса.

Микаэль замер на стуле за барной стойкой. В дверях показался Винсан Коник – начальник Отдела Разработок MWM Pharmaceuticals, – такой же, как всегда, или, может, чуть более выспавшийся и опрятный…

– Выпьем по кофейку в кафе за углом? – без предисловий бросил Винсан миллионеру.

Микаэль поспешно закивал головой.

– Только недолго! Нам в Милан лететь, в «Да Скала»! – крикнула им вдогонку Мелли-Мара-Марина Хохлова, а ныне жена очень богатого человека.

– Вы сегодня на Луну вылетаете, на лунные бои без правил! Я уже организовал яхту, – быстро вставил Коник.

Дверь закрылась. Мужчины остановились у лифта. В следующий миг на площадку перед лифтом вылетела с широко распахнутыми глазами Мелли:

– Винсан, ты гений! – завопила жена Вайса. – Лунные бои… просто гениально!

Микаэль расплылся в широкой улыбке. Винсан принялся бубнить себе под нос:

– Знаю, знаю, что гений… Только толку-то от этого…


Кафе-булочная-пекарня встретила их приятным запахом свежей выпечки. Пока они шли, Микаэль удивленно мотал головой, но старался делать это как можно незаметнее и естественнее.

– Да ладно, смотри уж… Наслаждайся… – хмыкнул Коник, но как-то очень угрюмо.

Вайс внимательно посмотрел на своего близкого человека, которого очень хорошо знал.

– Что-то не так, Винсан?

Коник почесал кончик носа:

– Давай лучше по чашечке крепкого кофе с круассаном. Тут их пекут действительно восхитительно!

Несколько минут они потратили на то, чтобы сделать заказ, сесть за укромным столиком в уголке и насладиться первыми глотками обжигающего и вкусного кофе.

– Значит, у нас получилось! – прошептал Вайс. – Актона нашел?

Коник отпил еще глоток, опять почесал нос и поставил чашку на стол.

– Он тут всегда был… И ты был… вот такой парадокс. Только ты – не совсем ты. А он – не совсем он. Я на следующее утро тебя встретил и оторопел. А ты словно и не понимаешь, о чем я. Словно мы семь лет не занимались разработкой торсионного поля, словно не готовились к прыжку в жерло вулкана, не рассчитывали точку выхода… Ничего! Вообще ничего! И даже… Я тоже ничего бы не вспомнил. Но я в ту ночь, ночь прыжка, на себе новый шлем измененного торсионного поля испытывал. Так в шлеме и заснул… Возможно, я бы так же ничего не вспомнил… Не понял… И не ждал бы столько лет…

Микаэль замер с недопитой чашкой в руке. Пытался проанализировать. Он многое повидал еще в бытность Воина Духа: другие планеты, расы, устои, морали, технологии… Но никогда не имел дела с аномальными информационными завихрениями. В какой-то миг Микаэль даже пожалел, что он не из клана Ученых. Тогда он бы гораздо скорее мог разобраться с произошедшими событиями возле жерла Сакураджимы.

– Но мы попали именно в тот год, который и запланировали… – произнес Вайс осторожно.

– Но не в ту ветку реальности, – спокойно отозвался Коник. – После событий на Сакураджиме и действий, как ты его называл… Шиара… Так вот, после его действий реальность раздвоилась. Сейчас ты на боковой ветке, не на основной. Я бы даже сказал – не на ветке. А в некоем… кармане. Не представляю, как ему удалось подобное. Но он явно готовился. И явно понимал работу аномальных торсионных полей. Торсионное поле не способно работать со временем как с таковым. Но способно работать с информацией. Шиар схитрил. Отксерокопировал информацию и уже на ксероксе выбрал оптимальную точку выхода.

– Наша реальность вторична… Хотя… – Коник задумчиво вытер салфеткой кофе с уголка губ. – Беря во внимание грандиозность задуманного, рискну предположить, что он собирается подменить основную ветвь…

За столом между двумя мужчинами повисла долгая и гнетущая пауза.

– Значит, все это время на вторичной ветви я существовал. Мы выбрали год выхода, тот самый, который предположительно определил для своего прибытия Шиар. И я продвинулся не во времени основной реальности, а переместился на вторичную ветвь и там уже попал в выбранный год…

Коник всегда удивлялся, как просто Вайс мог размышлять на подобные темы, как просто принимал факт возможности работы со временем и пространством. Коник до сих пор не знал, что Вайс когда-то был силирийцем, а ныне стал забытым своей расой ультимо. Что во многих мирах силирийцы считались полубогами или даже богами, обладающими технологиями, которые затруднялись понять самые развитые разумные существа в Галактике.

Но теперь Вайс потерял связь с родиной, переродился, стал ультимо, возможности которого не шли ни в какие сравнения с прежними способностями. А Коник оказался простым гением Земли. Хорошо, что они нашли друг друга. Только Вайс способен был ставить перед Коником такие задачи, которые будоражили воображение земного вундеркинда.

– Две ветви реальности не могут долго существовать, – медленно проговорил Вайс.

Это он уяснил еще из школьных азов на Силирии.

– Параллельная реальность – да, но не развилка. В этом случае набирается слишком много парадоксов. Вселенная стремится к простоте и лаконичности…

Коник удивленно вскинул брови и рассмеялся.

– Все правильно, Микаэль. Все правильно… Для меня прошли годы. Я прожил целую жизнь. Многое успел сделать, задумать, воплотить в жизнь. Дважды жениться, развестись. Переехать из Мюнхена в Москву. Построить дом, а потом забросить его и поселиться в квартире поблизости от тебя. По моим субъективным понятиям прошли десятилетия. Я их помню: дни, месяцы, годы… Я их помню, как если бы на самом деле проживал…

Вайс поперхнулся.

Коник развел руками:

– Ты прав, Вселенная не терпит парадоксов. Реальность не просто раздвоилась. Она образовала некий карман… Петлю… Шиар переместился, и у меня появилась память. У миллиардов существ появилось прошлое, которое они не проживали. Шиар создал свою Вселенную. Все мы – лишь отражение его представления о нас. Настоящие тут только три человека, кроме самого творца этой петли: ты, Актон и Елена.

– Ты проверял, она здесь?

– Девушка прыгнула вслед за Шиаром. Очень удачно прыгнула, вошла в его торсионный след и вышла фактически одновременно с ним…

Микаэль тепло улыбнулся. Он уже знал, что Елену на самом деле зовут Зинтара, знал от Актона Гакара, что ей дарован редчайший титул Странницы. Странница и не могла прыгнуть по-другому. Все её естество рассчитано, чтобы перемещаться в пространстве и оказываться именно там, где она нужнее всего. Улыбнулся, и вспоминая об Актоне. За семь лет они здорово с ним сдружились. Иногда Вайс удивлялся, с каким упорством ультимо, а ныне мерт, пытается отыскать в завихрениях торсионных полей любимую. А потом вспоминал Веру и вновь принимался за работу, помогая Актону правильно рассчитать прыжок Шиара, а затем его повторить. У них не было для перемещения остаточного следа, как у Зинтары. Им пришлось слишком долго разбираться с тем, что же произошло на самом деле. Первые недели они вообще предполагали, что Шиар и Зинтара мертвы, и только видео со спутников, которое Вайсу удалось раздобыть по своим самым секретным каналам, дало им материал для расшифровки и понимания, что же на самом деле случилось.

Через год после начала работы они сидели с Актоном Гакаром ночью в лаборатории MWM Pharmaceuticals и в очередной раз рассчитывали варианты произошедших событий.

– Ты не устал? – спросил Вайс. – Возможно, мы ошибаемся и торсионные поля не обладают теми свойствами… Все наши разработки – лишь научная теория…

Актон посмотрел на Микаэля и положил ладонь на плечо товарища.

– Микаэль, я прыгну. Даже если шансов будет один из ста…

Гакар чуть помедлил, а затем продолжил:

– Возможно, кто-то подумает, что я иду за Зинтарой, потому что она когда-то ушла за мной… Это не так… Я не могу не пойти за ней. Просто не могу. Не представляю своего существования без нее. Без знания, что она где-то рядом. Пусть не со мной, но жива и здорова… Я не могу оставить её одну в завихрениях аномальных торсионных полей…

Я перестал быть силирийцем… Я мерт. Она – лик. Мы по-разному прошли трансформацию, спускаясь из мира идеи на Землю. Но это ничего не меняет. Для меня – ничего не меняет. Я по-прежнему с ней. Как мерт я достаточно логичен и последователен. Оттого не бросаюсь в Везувий Востока, очертя голову, а сижу который месяц вместе с тобой в лаборатории и стараюсь максимально повысить шансы на успех. Я логичен, продуман, расчетлив… Но движет мной не логика. Потому я пойму, если ты захочешь… отойти в сторону.

Именно тогда Вайс понял, что пойдет до конца вместе с Гакаром. Какая разница, на Силирии они, на Станции или на Земле. Они навсегда останутся Воинами Духа. Воинами не от слова «воевать», а от понятия «превозмогать»: себя, свой дух, свою основу, свою суть… Гранить её, как бриллиант, и не испытывать жалости и снисхождения. Вот настоящий путь Воина Духа. Когда-то, очень давно, Микаэль позабыл об этом. А теперь вспомнил, по-настоящему вспомнил и, наконец-то, понял!

Коник продолжал сидеть в кафе-пекарне и, щурясь от наслаждения, приканчивать вторую чашку кофе с круассанами. Вайс улыбнулся и тоже с аппетитом принялся поглощать хрустящую и душистую выпечку.


6

– Всеволод Гора!!!

– Всеволод!!!

Толпа скандировала, толпа неистовствовала. Если бы не кордоны СЛБ и силовые барьеры, человеческая масса давно бы снесла все препятствия и добралась до кумира миллионов. Люди орали, свистели, трясли плакатами с хвалебными и подбадривающими Всеволода надписями типа: «Всеволод – вперед!», «Гора свернет шею любому!», «Магнус, обломай зубы об Гору». Девушки и женщины рисовали изображения Всеволода на груди, мужчины приспускали штаны и оголяли ягодицы… В общем, Лунные бои всегда проходили с некоторой долей лунного сумасшествия. Луна отменяла не только законы земного тяготения, но и границы дозволенности.

Сегодня Всеволод выходил против чемпиона мира прошлого года по версии WTX. Зрелище обещало быть грандиозным и уникальным по своей сути. Разве что младенец в люльке не знал, сегодня сойдутся два гиганта боев без правил: первый – Магнус Готт – по версии Земли и WTX, второй – Всеволод Гора – абсолютный чемпион планетарной тюрьмы.

Последний бой за титул. Последняя встреча…

У Всеволода за долгие годы на ринге планетарной тюрьмы сложился свой стиль: его противники никогда не уходили без сломанных рук или ног, а иногда дело заканчивалось и открученной головой. Всеволод твердо закрепил за собой звание машины для убийства. Лунные бои без правил ему это позволяли – он откровенно наслаждался.

Кассовые сборы за бои с Всеволодом били все мыслимые и немыслимые рекорды. Всеволод давно уже озолотился и стал одним из богатейших людей Земли и Луны. Но был маленький досадный нюанс – Всеволод Гора оставался заключенным планетарный тюрьмы с пожизненным сроком.

– Голова или лапки? – ухмыляясь, поинтересовался Всеволод.

Его апартаменты выглядели поистине шикарными, достойными короля: итальянская мягкая мебель ручной работы с шелковой обивкой приятного медового цвета с добавлением пурпура, на стенах – произведения известных художников современности, огромная ванная комната с джакузи, отдельная личная сауна… Здесь двухметровый гигант проводил вечера и выходные. Остальное время – в отдельной тюремной камере, обставленной, надо сказать, с удивительно хорошим вкусом.

В углу шикарных апартаментов незаметно примостился Юлиус Грей – частный детектив с Земли. В центре же комнаты возвышался Беспалый собственной персоной.

– Хватит уже дурить, Всеволод, – буркнул начальник тюрьмы. – Меня не волнует, что ты сделаешь с этим Магнусом. Хочешь, голову ему открути, хочешь – все лапки… Меня больше интересует… Среди твоих что-то известно об… убийстве моего заместителя?

– Лучшего времени подобрать не могли? У меня бой сейчас начнется.

Беспалый неприятно осклабился.

– Вот и закончим поскорее. Что-то известно об убийстве? Оно все же на территории тюрьмы произошло…

Беспалый знал, у кого спрашивать. На то он и был начальником тюрьмы. И знал когда…

А вот Гора пребывал явно не в духе.

– Тут братки телеграфировали, сменят тебя скоро, – бросил Гора ехидно и прищурился.

– Не сменят. За столько лет не сменили, и сейчас не получится, – Беспалый по-хозяйски прошелся по апартаментам и налил себе стакан содовой.

Сегодня у начальника тюрьмы был выходной. Его жена и дочка уже готовились занять трибуны перед самым рингом. А ему приходилось тут… допрос учинять. И все по рекомендации и настоятельной просьбе Юлиуса. Сам он, видите ли, не обладает «нужным лунным стажем», чтобы одному заключенных допрашивать… Беспалый недовольно покосился на одного из лучших детективов Земли.

«И чего он мышкой в углу сидит? Может, из-за фамилии? Грей – он и в Африке Грей…»

А ему приходится отрабатывать чужой хлеб.

– Вадим Сергеевич, а может, уже хватит?.. Я все же человек не посторонний… – заметил Юлиус ровным голосом. – Мне с первых минут стало ясно – вы давние приятели с Всеволодом, давно привыкли на публике играть в грозного служаку и отпетого бандита. Это я, конечно, понимаю… но сейчас все действительно осложняется прибытием на Луну нового… Как там его в аппарате ОЧ назвали… Президента Луны? Так кажется?

Беспалый залился недобрым смехом. Его действительно несколькими минутами ранее осчастливили таким известием из аппарата Объединенного Человечества. Мол, ждите к себе «президента Луны». Она тут, эта Луна, вертится без президента который десяток лет, а тут нате – принимайте и встречайте президента! Тьфу!

Мельник от такой неожиданности, надо сказать, тоже ошалел. Он-то уже себя самым главным на Луне видел. А тут… такой облом! Но ничего, карантин временно снял и яхту нового президента Луны посадил с почестями. Жалко только, что оркестра с тромбонами поблизости для пущей торжественности не оказалось.

– Все же президента на Луне решили завести? – ухмыльнулся Всеволод. – С чего бы? Неужто все из-за того хлюпика, что у тебя замом числился?

Всеволод легко перешел на привычный им с Беспалым тон. Раз Юлиус их вычислил, да еще президент Луны объявился, можно поговорить и без купюр.

– Президентом какой Луны? Чем он управлять собирается? – поддакнул Беспалый. – На Луне – только планетарная тюрьма и независимые территории MWM Pharmaceuticals. Если только персоналом лунопорта… Ладно, хватит валять дурака, Всеволод. Может, правда, среди твоих, что слышно про убийство? Раз они там президентов к нам шлют, значит, кого-то это убийство сильно всполошило…

Всеволод нахмурился, поднялся с огромного дивана, и массивная фигура Беспалого на фоне Горы как-то сразу показалась миниатюрной. Всеволод не просто приобрел свое прозвище «Гора» – перед Беспаловым оказалось два метра сплошных мускулов и стальных нервов. Про стальные нервы Беспалов знал и из личного опыта, и по тому, как все эти годы Всеволод держал тюрьму. При его негласном правлении были вычищены все педофилы, насильники и маньяки. Гора лично откручивал головы им на ринге. А отказаться принимать участие в тюремных боях без правил подобная шваль не могла. Тогда бы их прирезали, как поросят, ночью в камере. Отказываться от боя – не по понятиям.

К тому же, как подозревал Беспалый (но предпочитал не вмешиваться), Всеволод весьма успешно продолжал руководить своими подпольными делами и на Земле. Он был и продолжал оставаться королем преступного мира. И как ни странно, этот король Беспалому импонировал. Иногда даже больше, чем администрация ОЧ.

– Я знаю только, что это была очень странная смерть… Наши ни при чем. Никаких внешних повреждений, только все мозги в фарш. Я бы искал… странного убийцу… Нашим не нравится, что подобное случилось на Луне. Люди боятся непонятного. А это – очень непонятная смерть…

Теперь ожил Юлиус. Слова Всеволода произвели на него сильное впечатление. Он не предполагал такой проницательности от главаря преступного мира. Хотя… На самом деле, именно от него и следовало ожидать проницательности. Быть столько лет главой преступного синдиката, держать самых отмороженных железной рукой, при этом оставаясь в тюрьме…

Беспалов развел руками.

– Убийства – не моя стихия. Мне действительно непонятно, как все произошло… Да я и не задумывался, что у него там с мозгами случилось…

– Убийство странное, – вмешался Юлиус, – мне пришлось поднять земные архивы… Схожие смерти встречались на Земле. Патологоанатомы затруднялись дать окончательное заключение… Что самое интересное, «фарш из мозгов» начали фиксировать со времен организации архива. Ни одно убийство так и не было раскрыто.

– На Луне подобного никогда не наблюдалось, – проговорил Беспалый задумчиво.

– Я бы не стал исключать повторения, – добавил Юлиус. – Во всех предыдущих случаях полиция имела дело с тремя-четырьмя узко локализованными убийствами. Затем странные смерти прекращались, потом возникали в другой точке земного шара. И опять два, три, четыре случая… Затем затишье.

– Юлиус, ты мне этого не говорил! – заметил Беспалов нервно. – У нас, что… серийный маньяк завелся?

Грей внимательно посмотрел на Всеволода, затем чему-то про себя удовлетворенно кивнул.

– Может, это просто болезнь такая, мозги в фарш? – поморщившись, бросил Всеволод. – А теперь, все на выход! Мне нужно подготовиться к бою!

Беспалый и Грей покорно вышли. Все что могли услышать, они услышали.

– Сколько на самом деле Всеволоду? – спросил Юлиус. – Еще не успел добраться до его досье…

Беспалов хмыкнул:

– Побольше, чем мне. И только что прошел очередную гармонку, потому такой молодой и красивый.

– Хочет продлить свое заключение? У него же пожизненное висит, – удивился Грей.

– А куда ему еще столько денег девать? Вот и тратит. К тому же у нас при тюрьме самая передовая лаборатория. Ты же там был, видел… А потом: рано или поздно в боях все равно погибнет. Помирать лучше молодым…

Грей внимательно глянул на Беспалого. Тот очень спокойно говорил о смерти своего приятеля.

– Когда же вы сдружились?

Беспалов посмотрел, по его меркам, на еще совсем мо лодого Грея.

– В прошлой жизни… Он мою дочь спас.

Больше Беспалов так ничего и не добавил.


7

– Кажется, все в сборе… – заметил Коник, сверяясь с показаниями ручного монитора. Ему удалось подключиться к местной сети и запустить программу отслеживания физиогномических совпадений. – Лора тут… Калека, магистр Ордена… Гакар – он сейчас глава департамента по связям с внеземными цивилизациями ОЧ, а еще он теперь президент корпорации «МЕРТ». Они легализовались вполне успешно и представляют собой крупную финансовую структуру. С Шиаром сложнее… Земные файлы по нему заблокированы… Физиогномических совпадений по лунной базе пока выявить не удается…

Вайс посмотрел на Коника. Тот внимательно вчитывался в информацию на наручном мониторе и быстро делал какие-то пометки, используя виртуальную клавиатуру. Гений MWM Pharmaceuticals был полностью поглощен поиском нужных персон. Вайс же с интересом разглядывал пеструю толпу, снующую мимо силового барьера, отделявшего его от остальных.

Они сидели в уединенном бизнес-кафе при огромном развлекательном луноцентре, в котором скоро должен был начаться бой за звание чемпиона.

По мнению Микаэля, люди не сильно изменились. Может, стали чуть раскованнее. Молодежная мода теперь представляла собой сплошной гротеск: пестрые, блестящие, иногда переливающиеся светодиодами лосины на девочках, а порой и на мальчиках; прически ирокез или косички – малинового, зеленого, фиолетового цветов; очки в виде неоновых сердечек; прозрачные юбки из ткани, по виду напоминающие целлофан, а под ними – разноцветные легинсы…

Те, кто постарше, предпочитали более консервативный стиль в одежде. Так что Вайс, в своем идеально скроенном костюме с белой сорочкой, выглядел весьма уместно.

Вайс опасливо посмотрел в сторону линии модных магазинов. Новую жену, Мелли, пришлось взять с собой на Луну. На этом настоял Коник, уверяя, что в последнее время двойник Вайса появлялся на публике исключительно в обществе белокурой красавицы. И теперь Мелли тратила его миллионы с королевским размахом. В гостиничном номере Вайса уже появились: два новеньких норковых манто, одно колье от Карьте и куча пакетов модной одежды, в которые Вайс даже боялся заглядывать.

Выискивая в толпе Мелли, взгляд Вайса неожиданно уперся в широкоплечую и, как всегда, подтянутую фигуру Актона Гакара. Тот его, кажется, не заметил. Вайс порывисто встал и без лишних слов поспешил за приятелем, вместе с которым они совсем недавно совершили переход по завихрениям торсионного поля.

– Гакар! – крикнул Микаэль, так как Актон собрался куда-то уходить.

Гакар обернулся на звук, быстро отыскал в толпе спешащего к нему навстречу Вайса.

– Актон!!! – Микаэль даже запыхался, но больше не от бега, а от неожиданно охватившего его волнения.

Они сделали это! Они смогли!!! Семь лет беспрерывных трудов, чтобы разгадать своевольное торсионное поле, окружающее Сакураджиму… Они прыгнули вслед за Шиаром и Зинтарой, но так точно рассчитали вход, чтобы выйти в нужной точке пространства-времени одновременно с ними или даже раньше. Но раньше никак не получалось. Коник столкнулся с непреодолимым препятствием. Новая ветка реальности формировалась, прежде всего, под действием воли Шиара, а он выбрал только одну точку входа.

– Гакар! Получилось! – выдохнул Микаэль, заключая в объятия Актона, с которым они за последние семь лет не на шутку сдружились.

Черты Гакара слегка дрогнули.

– Я рад Вас видеть, Микаэль, – осторожно заметил Гакар. – Но Вы же знаете, на Земле меня зовут Даниил Белов…

– Мы же бросились вслед за Зинтарой… – Микаэль опешил.

При упоминании имени «Зинтара» Гакар-Даниил скривился, как от зубной боли.

– Моя сестра, должно быть, задерживается… – и едва слышно прибавил: – Давайте не ворошить прошлое. Она лик, я мерт. Мы брат и сестра. Давайте не упоминать старых имен…

– А в чем проблема? – не унимался Вайс. – Ты сам называл её Зинтарой столько раз…

Гакар-Даниил быстро огляделся, провел пальцами по виску, массируя кожу.

– Странно… Я знаю, что должен реагировать как-то иначе… Но… Я успешный чиновник при министерстве ОЧ… И вместе с тем… Вайс… Микаэль… Мы так давно не виделись…

А потом он кого-то увидел за спиной Вайса, улыбнулся, потянулся навстречу…

Вайс обернулся. За его спиной стояла Зинтара. Именно такая, какой он запомнил её в последнее мгновение, прежде чем она исчезла с Шиаром: молодая, светловолосая, в глазах задор и вера в то, что все обязательно будет хорошо.

Но сейчас Зинтара не смотрела на Вайса. Её взгляд был прикован к лицу Актона Гакара. На нем читались все те чувства, которые не в силах выразить человеческая речь. Мимо сновал народ, их толкали, иногда обходили. А она стояла и все смотрела на Актона, не в силах оторвать от него взгляд.

Он пришел за ней! Пришел!!!

А потом Зинтара бросилась через толпу, точно через море, в объятия любимого. Она почти добежала до него, почти коснулась пальцами, почти дотронулась до могучей груди…

А Гакар начал оседать, изо рта полилась тонкая струйка темно-бурой крови, глаза закатились. Если бы не Зиантара, мужчина рухнул бы на пол. Но она успела подхватить любимого, прижать к себе.

Вайс, все это время наблюдающий за происходящим, оказался рядом и помог Зинтаре отнести бесчувственное тело Гакара подальше от толпы.

– Актон!

Зинтара в который раз кричала и звала любимого. Но Веки Гакара оставались плотно закрытыми, лицо побледнело, щеки ввалились.

– Он не дышит… – прошептала девушка.

Не помня себя от горя, Зинтара попыталась сделать искусственное дыхание. Коснулась губами вытекшей изо рта Гакара струйки крови, поспешно отерла её рукавом. Её сознание принялось работать в обычном, стандартном режиме. Она умела анализировать вещества, безошибочно угадывать транквилизаторы, снотворное, яды. Она вновь научилась этому в секретном НИИ Базеля.

– Его отравили. Но яд… Мне нужно сделать анализы. На Земле такого яда нет. Иначе бы…

За Вайсом показался Коник и протянул девушке бутылку с водой. Та поспешно стерла остатки крови со своих рук и губ и сосредоточенно отдала распоряжение:

– Берите с двух сторон. Нужно отвезти его в лабораторию…

Навстречу им уже бежали офицеры в форме СЛБ. Зинтара быстро показала свой жетон медика лаборатории при СЛБ, и офицеры помогли им донести тело Актона Гакара до ближайшего лифта.


– Это стимулятор леендов, – произнесла Зинтара.

В медицинском блоке уже расхаживал взад и вперед Юлиус Грей. Беспалов молча сидел на кресле. Коник и Вайс стояли у силового барьера и смотрели на похолодевшее тело Актона Гакара.

Автономный медицинский блок только что закончил сканирование тела и анализ жидкостей.

– Как работает стимулятор? – поинтересовался Юлиус. – Почему он его убил?

Прежний Гакар должен был справиться с веществом. Зинтара закусила губы.

– Есть еще какие-то отклонения? – уточнил Юлиус.

Теперь и он подошел к силовому барьеру и внимательно рассматривал тело покойного.

Зинтара постепенно приходила в себя.

Полчаса назад, когда тело Актона принесли в медицинский блок, она превратилась в автомат. Автоматически делала заборы крови, слюны, помещала тело под манипуляторы, включала оборудование, сканировала, просматривала первые результаты… Уточняла программу для анализа…

Она запретила себе думать о чем-либо, кроме работы. Это спасло её от… отчаяния. А теперь результаты анализов показывали… – прежний Гакар (имея память и опыт Воина Духа) обязан был справиться со стимулятором леендов. Но не справился…

Что-то тут было не так.

– Мозги в фарш, как Вы изволили выразиться ранее, – произнесла Зинтара, отвечая на вопрос детектива.

– Второе убийство за сутки… – мрачно подвел итоги Беспалов.

– Это оборудование… – Юлиус с интересом глянул на аппаратуру Чужих, – может выдать еще хоть какую-то информацию? И что известно об этом стимуляторе?

Зинтара быстро подошла к телу Актона, накрыла белой простыней, после этого прошла через силовой барьер к Юлиусу и задумалась. Как медик, получивший классическое образование еще в университете имени И.М. Сеченова, а затем проходившая регулярные курсы повышения квалификации в Москве, знать о стимуляторе леендов она ничего не могла. Вместе с тем она работала в самой закрытой и самой высококлассной лаборатории MWM Pharmaceuticals. Зинтара решила рискнуть и сказать все, что знает из опыта Силирии. Поймав легкий кивок Вайса, Зинтара укрепилась в правильности своего решения.

– Препарат довольно новый… Он усиливает мозговую активность и вместе с тем… лишает воли… Я бы назвала его разновидностью сыворотки правды. Применяется при допросах высшей категории в системе Леенд…

На лице Юлуса Грея не отразилось никаких эмоций.

– Его возможно… купить на черном рынке?.. Вы все же главный медик боев без правил и корпорации MWM Pharmaceuticals, – вопрос Юлиуса явно относился не только к Зинтаре, но и к застывшему возле тела Актона Вайсу.

Вайс попытался сосредоточиться. Слияния памяти двойника с его настоящей личностью все никак не происходило, потому он затруднялся с ответом.

– Об этом препарате на черном рынке Луны и Земли даже не слышали, – вступил в разговор Коник. – Можете уточнить еще у десятка экспертов, но ответ окажется тем же. Люди пока ничего не знают о стимуляторах леендов. Наша корпорация единственная, кто общается с Чужими в области фармакологии.

– Возможна утечка? – предположил Юлиус.

– Еще пятьдесят лет назад мы и слышать не слышали о Чужих, а «фаршированные мозги» уже тогда появились в архивах спецслужб, – задумчиво протянул Беспалов.

Пользуясь положением, начальник тюрьмы затребовал все имеющиеся материалы по делу «фаршированных мозгов». И теперь Беспалов видел явную несостыковку. Препарат новый, инопланетный… А убивали им еще до контакта с Чужими.

Юлиус также видел несовпадение.

Зинтара тем временем нажала на кнопку внутренней связи.

– Полина, срочно зайдите и заберите тело в морг.

Слова дались Страннице с трудом. Но это заметили, пожалуй, лишь Вайс и Юлиус.

– Ведь он был Вашим братом? – уточнил детектив.

Повисла секундная тишина. Память двойника услужливо подсказала правду этой реальности.

– В последние годы мы мало общались. Он – видный политик, а я – тюремный медик… У нас осталось мало общего… – Зинтара отвернулась и, не отрываясь, смотрела, как Полина умело и сноровисто увозит Актона прочь. Тело давно уже увезли, а девушка все продолжала смотреть в одну точку.

– Я по поводу карантина… – нарушил тишину Беспалов, обращаясь к Вайсу.

Он давно привык не упускать ничего из виду.

– Может скидку туристам небольшую дадите, тем, кто улетать собирался… Хотя таких не слишком много. Бои без правил задержат туристов минимум еще дня на четыре-пять… Ну, так как насчет льготного размещения? И Вам выгода…

– У нас как раз недостроенный отель. Там больше осталось работ по благоустройству территории… Можем, размещать в нем за полцены. – Вайс и сам не понял, как нужные слова всплыли в сознании.

Беспалов удовлетворено закивал и, попрощавшись со всеми, вышел.

Убийства – убийствами, а на Луне нужно поддерживать порядок! А еще начальник тюрьмы вспомнил, что давно обещал жене провести эти выходные с семьей. Только теперь он точно знал, что весь бой просидит на трибуне и будет украдкой пересматривать архивы спецслужб по серии странных убийств. Беспалову очень не нравилось, что какой-то серийный маньяк выбрал местом своих убийств подведомственные ему территории.

Когда начальник покинул помещение, Юлиус культурно осведомился:

– Господин Вайс… Может ли Ваша корпорация дать характеристику препарата с подробным описанием всех возможных эффектов, которые стимулятор способен оказывать на организм землянина?

Зинтара, Вайс и Коник – все разом переглянулись. Юлиус это молниеносно отметил. Как будто перед ним стояли не просто сотрудники одной корпорации, вместе с её основателем и главой, а компания заговорщиков.

– Мы предоставим все данные по стимулятору леендов, – произнес Вайс.

Юлиус хотел спросить что-то еще, замялся, затем передумал, откланялся и вышел.

Зинтара внимательно смотрела на Вайса. А Микаэль смотрел на эту странную девушку, ради которой Актон пожертвовал всем.

– Она настоящая, – спокойно вставил Коник.

Зинтара и Вайс, как по команде, оглянулись на Винсана Коника.

– Ну, я, в смысле, не пустой двойник… Я так это называю… Прибор показывает остаточные торсионные завихрения… – уловив недоуменный взгляд Вайса, принялся пояснять начальник отдела разработок MWM Pharmaceuticals. – После шлема я занялся как раз детектором… Жаль только, что распознать след можно в первые несколько часов. Потом он рассеивается…

– И сколько у нас есть времени? Каков радиус действия? И… Вы переместились на Сакураджиму и прыгнули вслед за мной? – быстро поинтересовалась Зинтара.

Она успела понять, что глава MWM Pharmaceuticals ведет себя не как положено пустому двойнику. Вайс был тот самый, который удерживал Шиара в ментале до последнего…

Но больше всего её сейчас интересовал вопрос с Шиаром.

Она уже проделала гигантскую работу по поиску Шиара, но результаты не радовали. Все, что ей удалось узнать самой и благодаря помощи Вивьен, – Шиар стал фигурой засекреченной. Вся информация по нему хранилась в отдельных файлах, вскрыть которые представлялось возможным лишь войдя во внутреннюю систему безопасности ОЧ. Возможно, благодаря остаточному следу, который оставляет аномальное торсионное поле… она сможет вычислить Шиара?

– Ну… – Коник задумчиво почесал взъерошенные волосы. – Метра три… И да, прыгнул, Микаэль прыгнул… А я – местный, – Коник чуть виновато улыбнулся и развел руками.

Зинтара разочарованно уставилась на Коника. Она-то думала попробовать просканировать гораздо больший объем пространства.

– Это был НЕ ОН, – произнес Вайс едва слышно.

Всего долю секунды Зинтара позволила чувствам отразиться на своем лице.

Бесконечная боль…

– Это был не он, – более твердо повторил Вайс. – Пустой двойник, как называет их Винсан. Ты увидела пустого двойника… Актон жив. Я уверен.

Зинтаре показалось, что она теряет сознание…


8

Юлиус Грей с наслаждением вышел на открытое пространство купола из очередного поворота тоннеля. Почти земной ландшафт, даже небо голубое с прожилками оранжевого и багрянца. Купол очень удачно имитировал краски заката. На Луне начинался вечер. Время на спутнике соответствовало времени центрального космопорта Земли. Единственным отличием от неба родной планеты являлся огромный бело-голубой диск, подвешенный над горизонтом. Земля со спутника выглядела удивительной и манящей, обещающей тайны…

– Лика, уже закончила обработку данных? – поинтересовался Юлиус.

Подмышкой он держал увесистый ноутбук – портативную часть Лики. Основные блоки и процессоры располагались на личной яхте Юлиуса.

Юлиус прошел несколько метров вдоль здания очередного отеля MWM Pharmaceuticals, заприметил уютный сквер со скамейкой и поспешил туда.

– Мало данных, – пожаловалась Лика мелодично-медовым голосом.

– Лика, я тебя породил, я тебя и прибью, – гневно заметил Юлиус.

Интеллектуальная программа под названием «Лика» была создана Юлиусом лично. Другой такой не существовало. Она умела работать с данными, собирать сведения из всех возможных открытых источников, а иногда и заглядывать в те файлы, доступ к которым был, мягко говоря, строго засекречен. На создание Лики Юлиус потратил колоссальное количество времени. Но Лика того стоила! Вот и сейчас детектив точно знал – Лика лукавит, норовит выдать интересные факты и заранее напрашивается на комплемент. Юлиус всякий раз в таких случаях изображал гнев, но на самом деле он сделал Лику такой – очень своенравной и… женственной. По-своему, он даже был влюблен в Лику. Программа с искусственным интеллектом превосходила по возможностям сбора информации и методике анализа всех известных Юлиусу представителей человечества.

– Не получится. Слишком меня любишь… – на скамеечке рядом с Юлиусом возникло голографическое трехмерное изображение девушки.

Сегодня Лика предпочла надеть коротенькое белое платьице с красной полосой снизу и кокетливую белую шапочку с помпоном. Волосы же, цвета каштана, были замысловато забраны в хвостик с кудряшками.

– Как я тебе сегодня?

– У нас два убийства, – строго заметил Юлиус. – А еще карантин! К счастью, люди не будут пока слишком волноваться. Лунные бои отвлекут их от желания покинуть Луну еще несколько дней.

– Карантин скоро снимут, – Лика поправила шапочку с помпоном.

– Это еще откуда информация?

Голограмма девушки весьма кокетливо и убедительно улыбнулась.

– Вайс направил гневное письмо в аппарат ОЧ. Пообещал льготное размещение не выехавшим туристам на пару дней. А потом сказал, что поднимет все цены на гостиницы в три раза.

– Имеет право, – согласился Юлиус.

Своим карантином аппарат ОЧ напрямую вторгался в сферу интересов MWM Pharmaceuticals. Страдали линии лунных перевозок MWM, туристы волновались, приходилось усиливать меры охраны территорий… Да и общий рейтинг MWM падал, уменьшалось доверие… Застряв однажды на Луне, люди в следующий раз могли сильно задуматься об очередном полете на спутник. Ведь карантин могут всегда повторить, а задерживаться, пусть на день или два, даже на отдыхе – никому никогда не нравилось.

– Ты что-то выяснила по истинным причинам карантина?

Голографическое изображение девушки на долю секунды пошло легкой рябью. Лика явно работала с информацией, расположенной на основном сервере, на яхте Юлиуса.

– Есть одно странное совпадение… Решение о карантине было направлено директору лунопорта, Геннадию Мельнику, с одного из засекреченных IP аппарата ОЧ буквально через 9,398 минут после поступления на этот самый секретный IP пакета с сообщением.

– Удалось раскодировать?

Изображение Лики надуло губки и отрицательно замотало головой.

– Удалось установить адресата?

На этой фразе лицо голографической девушки стало выглядеть совсем расстроенным:

– Этот адресат… Не с Земли и не с Луны… Я бы сказала, что мы имеем дело с… инопланетным файлом.

– Чужие?! – Юлиус даже присвистнул от такой неожиданности. – Им-то зачем устраивать карантин на Луне?

Все это время Чужие держались вполне дружелюбно и общались исключительно в регламенте минимального личного контакта. Присылали небольшие делегации на Луну, устраивали видеопереговоры с лучшими умами человечества, на которых обсуждались научные теории… Иногда Чужие предлагали более гуманные технологии. Но как понял Юлиус, технологии только те, на пороге открытия которых уже стояло человечество. То есть Чужие лишь едва заметно подталкивали землян по пути прогресса, к которому люди были фактически готовы.

– Два убийства и карантин… Одно не является истиной причиной другого, – подвела итог Лика.

Юлиус нахмурился, посмотрел на проходящую мимо парочку молодых людей. Парень что-то жарко нашептывал на ушко девушке. Та пьяно похихикивала в кулачок. Общая атмосфера на спутнике продолжала быть непринужденной. Туристы почти с радостью сдавали билеты на лайнеры Земля-Луна, селились со скидкой в гостиницах MWM и с энтузиазмом устремлялись на бои без правил, остальное время предпочитая коротать в многочисленных ресторанах, казино, спа-салонах, бассейнах, соляриях, массажных кабинетах, кинотеатрах, на шоу-программах и в прочих местах отдыха и развлечений.

– Можно?

Юлиус чуть не подскочил от неожиданности. Голограмма Лики давно исчезла, но своенравная программа не удосужилась предупредить Юлиуса о приближении постороннего объекта.

– Злоупотребляете гормономодулированием? Бои без правил дают для этого достаточно средств? – вместо приветствия произнес Юлиус.

Зинтара деловито засунула руки в ткань прозрачного плащика, пояс которого светился синим неоном. Сейчас она меньше всего походила на грозного врача планетарной тюрьмы или безжалостного бойца боев без правил. Девушка оделась по последней молодежной моде Луны: легко, удобно, красиво, ярко… И сама она была какой-то легкой, светящейся…

Юлиус шестым чувством понимал, что перед ним далеко не девочка. Уж слишком умело она провела операцию над тренером, слишком умело обращалась с лекарствами, повязками, уколами, сыворотками… Для подобного требовались годы практики, глубокое понимание физиологии, знания, подкрепленные практикой. И вместе с тем его подсознание воспринимало её как молоденькую девочку. От такого несоответствия у Юлиуса закружилась голова.

– Может, выпьем по коктейлю? – пропуская замечания детектива мимо ушей, усмехнулась девушка.

Юлиус и сам не заметил, как согласился. А потом они уже вынырнули из сквера, повернули на людный проспект и стали плавно продвигаться в веселой и пестрой толпе туристов к казино «Рояль». Вокруг сверкали огнями и неоновой рекламой рестораны, пабы, кафе. Манили к себе, зазывали многочисленные увеселительные заведения Лунограда.

– Почему «Рояль»? – полюбопытствовал Юлиус. – Любите агента 007?

Глаза девушки расширились, потом она звонко расхохоталась:

– Можно сказать, попали в точку! Да, пожалуй, люблю… агента 007! Потому и пришла к Вам поговорить.

– Неужели меня так легко найти?

Девушка едва заметно поморщилась.

– Я работаю в клинике при планетарной тюрьме. СЛБ также приписаны к руководству Планетарной. Я просто попросила просмотреть окрестности одного из сослуживцев… У Вас, кстати, очень милая программа… просто красотка!

– Лика, ты же должна была выбрать место подальше от камер! – недовольно заметил Юлиус.

– Они тут повсюду, – откликнулся медовый голос из компьютера.

Сама Лика, в виде голограммы, так и не появилась.

– Вот это мне и непонятно, – задумчиво произнес Юлиус.

Елена Белова, очаровательная, в прозрачном плащике с отблесками синего неона, шла чуть впереди. Юлиус – за ней. Толпа вокруг раздражала Юлиуса, дезориентировала. Он привык работать уединенно, общаться только с узким кругом людей и исключительно по работе.

Тут же его окружали массы разодетых туристов. И эти камеры… камеры… Камеры, которые должны были фиксировать каждый шаг помощника Вадима Беспалова – Шона Трииза, а вместо этого они выходят из строя на долю секунды – и на полу личного кабинета уже лежит труп с мозгами, как после мясорубки. Дмитрий Белов стоит под десятком камер, а в следующий момент падает бездыханным на руки собственной сестры. Сама же сестра чуть не становится жертвой нападающего, потому что по неведомой причине отключается силовой барьер, отключаются, опять же, камеры, а в толпе оказывается убийца с ножом, который потом бесследно испаряется. И ни одна видеозапись не фиксирует, куда он подевался!

Множество камер – и ни одна не способна дать хотя бы намек на то, что происходит на Луне. А на Луне на самом деле происходит неладное. Два убийства и одно покушение за сутки – совпадение?

Юлиус, который раз изучая материалы дела, пришел к выводу, что все три случая взаимосвязаны. Перед ним впереди шла одна из несостоявшихся жертв, единственная выжившая, которая могла пролить свет на разворачивающиеся события. Но Юлиус испытывал только лишь… тошноту и головокружение…

Девушка оглянулась на детектива, нахмурилась. Уверенной, если не сказать железной, рукой взяла детектива под локоть и впихнула в ближайшее кафе.

– Вам надо выпить! – резко произнесла спутница Юлиуса, схватила первый попавшийся стакан и быстро вылила туда содержимое ампулы, извлеченной из кармана. Юлиус нехотя подчинился.


– Предполагаю, что у Вас в крови стимулятор леендов… Я дала мощный антидот, – девушка криво усмехнулась. – Потом в лаборатории можно будет изучить образцы. Следы должны остаться…

Юлиус начал потихоньку приходить в себя:

– Лика?! Как ты могла пропустить такое?!

Крошечная голограмма девушки появилась рядом со стаканом на барной стойке.

– Я не выспалась, – прошептала Лика сонно, потянулась и начала медленно таять.

– Что?!

Юлиус схватил ноутбук, быстро откинул крышку и принялся бегать по клавиатуре.

– Редчайшая разновидность вируса… Впервые такое вижу… Лика, ты меня слышишь?

Компьютерная программа не ответила. Пальцы детектива забегали по виртуальной клавиатуре еще быстрее.

Зинтара, все это время наблюдавшая за действиями Грея, вздохнула и подозвала бармена.

– Две текилы, пожалуйста! И лайма побольше! – затем девушка развернулась к Юлиусу. – Кажется, придется пить за упокой еще и Вашей красотки с помпоном…

Юлиуса прошиб пот. Хитрый вирус пожирал коды программы. Грей отлавливал чужеродные клочки скрипта. Но те тут же копировались, расползались, видоизменялись под коды Лики. В последней надежде Юлиус отдал приказ программе полностью переписать себя на серверы лунной яхты, а сам запустил жесткое форматирование.

Несколько секунд Грей наблюдал, как вся информация на портативном носителе планомерно уничтожается. Он никогда и никуда не копировал Лику. Лика могла быть только единственной! Основа Лики всегда жила исключительно на ноутбуке. Многочисленные же серверы яхты были лишь её вспомогательными средствами. А сейчас ему казалось, будто Лика медленно умирает у него в руках…

– Может, текилы? – поинтересовалась девушка. – Хорошее дополнение к антидоту. Заверяю, как врач.

Юлиус посмотрел на девушку невидящими глазами, дрожащей рукой начал набирать вызов яхты.

– Это ты, мой сладкий? – раздался на том конце медовый голос.

Юлиус облегченно вздохнул.

– Я запустила отличный антивирус. Можешь не волноваться. А так же заблокировала все несанкционированные источники Wi-Fi в радиусе пятисот метров от яхты.

– Молодец, поговорим позже… – Юлиус дал отбой и обессилено упал на стул рядом с Еленой Беловой.

Все время до этого момента он простоял за барной стойкой, даже не замечая этого.


9

Серые стены, яркий свет…

Зинтара недолюбливала подвалы Службы Лунной Безопасности, другие же впадали от них в ужас.

– Елена Белова, это Вы пытались отравить Юлиуса Грея?! – в который раз брызгая слюной, прорычал дознаватель СЛБ.

Надо отдать должное, для нее выделили лучшего – Сергея Кельма. Небольшого роста, коренастый, лицо можно назвать красивым, только не в те минуты, когда на нем кипит гнев. А сейчас Кельм был доведен ответами Зинтары до белого каления. Точнее не ответами, а уклончивыми высказываниями. Потому лицо дознавателя сейчас больше напоминало маску смеси гоблина со взбесившимся троллем.

– У меня создается впечатление, что ты намеренно хочешь запутать следствие, – наконец бросил Кельм, плюхнулся на железный стул напротив и принялся раскуривать сигарету.

Двадцать пять часов непрерывного допроса и ему давались с трудом.

– Сереж, да брось уже… Не переживай так… – Зинтара усмехнулась.

Они были давно знакомы. Девушка знала почти всех более или менее значимых сотрудников СЛБ. Сергей стоял одним из первых в списке «умных и стоящих». Вот только директиву ему выдали неверную – взять за жабры Белову. И Кельм добросовестно директиву отрабатывал.

А Зинтара…

Не могла Зинтара ему сообщить ничего хоть сколько-нибудь стоящего. Не справился бы Кельм с объемом странной информации. Быть отличным дознавателем и выуживать из людей правду любыми способами – это одно, а вот уметь видеть необычные факты и складывать их воедино…

Именно за этим Зинтара сутками ранее пыталась обратиться к Грею. Только она ничего не успела. После того, как Юлиус спас свою ненаглядную Лику и упал на стул рядом с девушкой, в кафе ворвался целый отряд СЛБ во главе с Кельмом. Юлиуса на носилках увезли в медицинский блок, Зинтару – на допрос.

Сергей продолжал попыхивать сигаретой и сквозь клубы сизого дыма рассматривать девушку.

– А ты крепкая штучка, – наконец выдал он.

И был абсолютно прав. Его допросы мало кто мог выдержать. Все кололись. А если даже и нечего было рассказывать, впадали в истерику, начинали плакать, словно малые дети, пускали сопли и ходили под себя. Кельм это знал. А Зинтара… его удивила.

– Если бы мы несколько лет не проработали на этом спутнике, и я не знал бы всей подноготной твоей ссылки… – Кельм невесело ухмыльнулся, – подумал бы, что ты засланный агент влияния…

– Да уж… – Зинтара потерла лицо свободной рукой, вторая до сих пор была пристегнута к ножке железного стола.

– Ну почему ты совершенно не хочешь сотрудничать?.. Убит Шон Трииз, твой брат… Пытались убить тебя… Покушались на Юлиуса с его умной программой… Черт!.. – Кельм крепко и замысловато выругался. – Я ведь чувствую, что ты что-то знаешь! Знаешь, но не говоришь! Можешь называть это шестым чувством копа… И ты все время в эпицентре событий. За час до смерти Трииза была у него с докладом, брат умер фактически у тебя на руках, Грея пытались отравить прямо перед твоим носом… Странные совпадения… Может, хочешь что-то сказать?

– Совпадения… – пожала плечами Зинтара, и чуть помедлив, добавила: – Тебе же приказали меня схватить? Сейчас я тут с тобой лясы точу, а Грея… Именно я спасла детектива. Ваших ребят из СЛБ даже близко не оказалось! А теперь Грей один. А я тут с Вами… А в этот момент детектива травят…

– Спятила? – Кельм вскочил со стула, уставился на девушку цепким взглядом, отошел к двери камеры и через переговорное устройство коротко осведомился о состоянии присланного аппаратом ОЧ детектива, затем произнес, обращаясь уже к своей подопечной: – Грей под личным присмотром доктора Петровой. Вокруг палаты дежурят наши лучшие специалисты…

После сообщения Кельма девушке стало немного легче. Вивьен могла отлично справиться с любым ядом, ничуть не хуже самой Зинтары.

– Так у кого хватило мозгов приказать меня схватить? – повторила девушка.

Она давно знала, что Кельм уже выключил камеры. Официальная часть допроса была позади. Оставалась… дружеская беседа, поэтому Кельм мог позволить себе сказать правду. Он так и сделал.

– Решение принималось на самом верху аппарата ОЧ. Мне лишь спустили директиву… Я обязан был тебя допросить… Пленка с допросом пойдет прямиком на стол главе внутренней безопасности ОЧ.

– Это те же люди, что прислали к вам Грея?

Кельм на секунду задумался и с интересом посмотрел на тюремного медика Елену Белову. Но сегодня она его не только удивила, но и заставила задуматься.

– Кандидатуру Грея одобрили по другой линии ОЧ…

– Двоевластие… Они хотят разного…

Кельм с силой затушил окурок о железный стол. На его скулах играли желваки.

– Мне поручено вести дело, – с силой произнес он. – Теперь убийствами официально занимаюсь лишь я. Грей может только… присутствовать… Выполнять консультационную функцию… И с этого момента я лично докладываю о каждом шаге Геннадию Мельнику.

– Не Беспалову? – удивилась девушка.

Кельм достал новую сигарету, затем засунул обратно, смял пачку и выбросил в мусорное ведро.

– Сейчас реальная власть на Луне – Мельник. Беспалова подозревают в убийстве своего заместителя.

– Глупость какая! – не удержалась Зинтара от эмоций.

– Глупость не глупость… Беспалов вскоре собирался уходить в отставку. Его место занял бы Шон Трииз. А теперь на должность начальника тюрьмы идет второй заместитель. А это, как ни крути, внук его троюродного брата. Получается – родственная связь! Выходит, у Беспалова был интерес устранить Трииза…

– Ты сам-то веришь? – Зинтара с сожалением посмотрела на смятую пачку сигарет в урне.

Она бы не отказалась от нескольких затяжек после суток допроса.

– Сейчас принесут хороший кофе и завтрак, – поймав её взгляд, произнес Кельм и быстро отдал распоряжение по внутренней связи.

Зинтара устало откинулась на спинку железного стула. Теперь она позволила себе почувствовать утомление. Кельм честно отработал директиву и теперь собирался начать по-настоящему разбираться в случившихся убийствах и неудачных покушениях.

– Неужели не хочется узнать, кто убил брата? – неожиданно добавил Кельм.

Зинтара помедлила. Прокрутила в голове все, что стало известно об этой реальности, благодаря памяти её двойника.

– Мы мало общались… Последний раз… лет пять-шесть назад виделись… У нас осталось слишком мало общего. К тому же, я доверяю следствию… – а сама еще раз вспомнила реакцию Вайса.

Она тоже надеялась, что убили не Таура, а лишь «пустого двойника», который так и не успел обрести полное сознание Гакара.

В камеру принесли завтрак. Девушка с наслаждением набросилась вначале на воду. Затем залпом выпила кофе. И только после этого принялась за бутерброды и круассаны.

Кельм, сидя за железным столом напротив, проделывал то же самое. Допрос он вел лично или менялся со вторым следователем. Но Зинтара хорошо знала методы работы Сергея. Вместо отдыха и перекусов, когда допрос вел его помощник, Кельм неотрывно стоял за зеркалом и лично фиксировал каждый её жест и движение. На перекусы Кельм времени себе не выделял.

«Хорошо, что Беспалый успел собрать отличную команду!» – запихивая в рот пятый круассан с семгой, подумала Зинтара. Память пустого двойника пришла к ней полностью. Зинтара сейчас весьма хорошо представляла себе, что произошло в этой версии реальности после её прыжка в жерло вулкана.


– Это ты! – воскликнула Вивьен, как только дверь личных апартаментов тюремного медика Елены Беловой ушла в сторону.

Рыжая доктор выглядела взволнованной и встревоженной одновременно. Зинтара же с трудом приходила в себя. Слишком резко прошел её переход в иное время и пространство. Слишком неожиданным оказалось перемещение вслед за Шиаром.

В первые часы Зинтаре пришлось с головой погрузиться в жизнь Елены Беловой. А теперь наступало время памяти Странницы.

Зинтара прошла в свои апартаменты и первым делом приняла душ, а затем с нескрываемым интересом принялась рассматривать «свое» жилище. Тюремный врач Елена Белова жила красиво: просторная гостиная в серо-бежевых тонах, большой кабинет, спальня, гардеробная…

Зинтара подошла к зеркалу в ванной и принялась разглядывать свое обнаженное отражение с ног до головы. Она походила на прежнюю себя – настоящую себя – весьма заметно. Только настоящее золото волос сменила белокурая копна, а глаза не светились бирюзой. Рост высокий по земным меркам. Только она скучала по своим двум с небольшим метрам…

Странница улыбнулась. Как же она вжилась в свой земной образ! Даже рост силирийки начала измерять в земных единицах!

Она только планировала найти повторно Грея, хотела поговорить с Вайсом… Но всех опередила Вивьен.

– Как же я соскучилась! – Вивьен припала к её губам с жадностью и небывалым жаром.

После душа Зинтара едва успела набросить шелковый халат.

– Вивьен!

– Здесь мы одни! Никто не потревожит! И камеры у тебя не работают…

– Вив! – Зинтара нежно, но требовательно отстранила полуфранцуженку от себя. – Я вернулась, но не я прежняя…

Секунду Вивьен стояла ошарашенная, растерянная, потом прошла к барному столику, плеснула в два бокала белого вина и залпом выпила свою порцию.

– Я давно знала, что ты нечто… другое. И в лаборатории мы начали говорить… А ты, как всегда, умело перевела разговор на нужную тебе тему… Ушла от ответа… Хорошо, давай так. Что я должна знать про тебя, чтобы помочь? Ведь ты же неспроста появилась, ты – настоящая!

И Зинтара сдалась. Коротко и сухо рассказала правду. Про себя, при Силирию, про свое задание, про Таура и прыжок за ним с головой, в никуда… про то, что вновь его отыскала, а еще про то, что не смогла отпустить врага… поступилась своей любовью и бросилась вслед за Шиаром…

– …А еще я не понимаю, куда попала… Я не жила на Луне все эти годы… Но я по-прежнему Елена Белова по земной версии событий… А Актон-Даниил, мой брат… умер… А Вайс говорит про пустого двойника… И я собираюсь во чтобы то ни стало отыскать Шиара.

– Ты знаешь… – Вивьен с силой сдавила виски руками и упала в кресло, – твоя суперкраткая версия событий… кого угодно сведет с ума…

Затем полуфранцуженка энергично встала и подошла к гостевому компьютеру.

– Давай сформируем его портрет по полицейской программе, а затем запустим поиск…

– Я это сделала, еще в лаборатории… То же сделал Вайс. Результатов почти нет. Вайсу удалось найти обрывки сведений по человеку, который похож на Шиара, но тот долгие годы работает на разведку и… полностью засекречен… К тому же Шиар… ему не обязательно выглядеть как прежде…

– Но тебе же обязательно… – удивилась Вивьен.

Теперь полуфранцуженка стояла около компьютера не с бокалом, а с бутылкой вина. Информация, выданная ей к размышлению Зинтарой, явно перегревала серое вещество Вив, и она предпочитала охлаждать мозги белым вином.

Вивьен была одновременно и шокирована, и не шокирована. Рыжая доктор в последнее время все больше склонялась к очень похожей версии появления способностей среди людей. Теперь же Зинтара подтвердила её догадки.

– Это естественное стремление сути… – задумчиво ответила Зинтара на замечание Вивьен. – Подсознательно мы всегда стремимся выглядеть как можно ближе к изначальной сути. Именно такое тело и внешность дают возможность максимально проявлять способности… А мы ими пользуемся постоянно. Никто из нас не хочет отказываться от возможностей, потому как они жизненно необходимы… Изначально Елена Белова выглядела иначе. А потом случилась авария, её душа покинула тело, пришла я… Мое подсознание принялось подстраивать физиологию под способности моей расы. Менялось тело, менялось лицо, так как оно – отражение нашей сути…

– Отражение души, – поправила Вивьен.

– Мы называем это сутью… Земляне – душой… В понятии землян душа – некая отделимая от тела эфемерная субстанция. И для землян так оно на самом деле и есть. Такое положение вещей действительно для всех разумных рас нашей Галактики… Для силирийца же суть – оптимальная трансформация выражения идеи.

Зинтара едва заметно горько улыбнулась, заметив, как после её слов Вивьен не выдержала и опять приложилась к бутылке. Полуфранцуженка теперь пила из горлышка совершенно без зазрения совести.

– Значит, у тебя сейчас суть… урезанная… Ты же пользуешься шкурой бедной земной девочки…

– Использую отработанную материю для максимально эффективного социального входа. Без души материя все равно обречена погибнуть… Большая же часть моей сути находится по ту сторону материи – в мире идеи. Оттого я не все помню, не все могу…

– Потому Шиар будет искать максимально удобное тело, которое даст максимальное раскрытие способностей… – весьма пьяно, заплетающимся языком, подытожила Вивьен. – Иначе он будет слишком уязвим для тебя.

Хоть Вивьен и предпочла напиться в стельку от новостей Зинтары, но мысль она озвучила предельно трезвую.

– Потому за всеми этими смертями и покушением я вижу Шиара, – произнесла Елена. – Тело Шона Трииза он использовал, не заботясь о последствиях проявления способностей и тем убил его… Или тело просто не подошло… Пустой двойник Даниила, а вернее Актона, так же был удобен для вхождения. Сыворотка же была призвана облегчить переход, лишить воли… Но даже пустой двойник Актона оказался настолько силен, что не позволил Шиару осуществить вход… Кстати! Как ты пришла к заключению о пустом двойнике?

Вивьен поставила на пол пустую бутылку из-под вина, поднялась и подошла к Зинтаре, которая все это время продолжала сидеть на барном стуле, рядом с буфетом, посмотрела в глаза…

– Ничто не способно обмануть влюбленную женщину… Сейчас я смотрю в твои глаза и вижу тебя… Еще вчера я смотрела – и не видела в них ничего… Точно оттуда вынули душу. Передо мной стоял человек, кукла, заведенная неизвестным механиком и действующая по программе… Ушел огонь, характер… Это было лишь слабое отражение тебя… А потом появилась ты… Настоящая!.. Потому я назвала прежнюю Елену «пустым двойником». А Вайс, получается, выбрал такой же термин… Потому что так оно и есть – все эти годы тебя тут не было

– Мне нужен пустой двойник Шиара, – прошептала Зинтара. – Он должен быть!

– А мне нужно выпить! – и, взяв ладошкой под козырек на манер заправского военного, Вивьен принялась изучать содержимое остальных бутылок.


10

– Лазарет – он и есть лазарет! – громко заметил Всеволод и захохотал.

– А по мне так – курорт, – произнес тренер Белой Звезды, Иван, и блаженно закинул руки за голову.

В палату номер один вошла молоденькая медсестра Полина и укоризненно уставилась на Всеволода. Чемпион Лунных боев без правил поспешно сгреб с прикроватной тумбочки контрабандные бутылочки с алкоголем и широко улыбнулся.

– Полина, людям тоже нужно расслабляться иногда… Хотите, угощу гуановым коктейлем одаров?

Полина окинула мускулистого гиганта любопытным взглядом. В палате, под больничными одеялами, чемпион вовсе не казался таким уж грозным, все время шутил с ней, иногда подтрунивал. Но, в общем, вел себя доброжелательно. Полина слышала, что Всеволод Гора считается большим человеком в тюрьме. Только в толк никак не могла взять, как такое может быть. Он же добрый. А криминальный авторитет обязан быть безжалостным убийцей и вообще… маньяком психованным!

– Один глоточек… – продолжал уговаривать Всеволод.

Полина уставилась на красивую маленькую бутылочку бирюзово-зеленого цвета.

– Только один… – произнесла она требовательно. – Я на работе!

– Да там почти нет алкоголя! – Всеволод деловито налил бирюзово-зеленую жидкость в неизвестно откуда взявшуюся рюмку и торжественно протянул напиток Полине.

– Вы будете первой девушкой на Луне, которой довелось попробовать этот коктейль в чистом виде, – расплывшись в улыбке, заметил гигант.

Полина залпом выпила содержимое, тут же раскраснелась, но больше от волнения, и пулей вылетела из палаты.

– А что она приходила-то? – удивился Иван.

Чувствовал тренер Елены Беловой себя после ножевого ранения на удивление превосходно. А на боку даже раны не осталось.

– Кажется, собиралась температуру измерять, – хохотнул Всеволод и принялся опять расставлять перед Иваном в ряд разноцветные бутылочки.

– Ты проиграл, выходит, моя очередь выбирать тебе пойло… Так… что тут у нас… – гигант открыл бутылочку ярко-рубинового цвета, придирчиво понюхал: – Напоминает ослиную мочу. Вот это тебе и пить!

Иван покосился на бутылку, потом на Всеволода. В карты он только что в очередной раз чемпиону проиграл – придется пить…

В палату без предупреждения зашла Вивьен Петрова и тут же уперла руки в боки.

– Отставить! – скомандовала доктор Петрова, когда Всеволод попытался спрятать алкогольную контрабанду, в два шага подошла к тумбочке чемпиона и сгребла все содержимое в бумажный пакет.

– Ну, это же нечестно… – попытался спорить Всеволод. – Доктор Петрова, Вы утилизируете целое состояние пациента…

Вивьен с сомнением покосилась на бутылки.

В последнее время в кафе и ресторанах Лунограда все чаще можно было встретить инопланетный алкоголь. Но он всегда шел исключительно с одобрения центральной медлаборатории Луны, к нему всегда прилагалась подробная аннотация по описанию воздействия вещества на организм землянина. Центральной лабораторией Луны, конечно же, заведовала доктор Петрова. Других лабораторий, кроме исследовательского центра MWM Pharmaceuticals, на спутнике Земли не наблюдалось. Так что все алкогольные напитки доктор Петрова знала лучше, чем их инопланетные производители. Но даже она еще не видывала подобного разнообразия в одном месте и разом.

– А Вам, Всеволод, после гормономодулирования вообще положено воздерживаться от неизвестных препаратов минимум месяц! – строго заметила доктор Петрова, развернулась на каблуках и собралась уходить.

Пожалуй, Вивьен оставалась чуть ли не единственной в Лунограде, кто позволял себе подобное общение с главарем преступного мира.

– Может, потому что Вы слишком злоупотребляете неизвестными зельями, у Вас и произошла кратковременная потеря сознания и прочие… эффекты!

Всеволод только развел руками. Доктор Вивьен Петрова оставалась одной из немногих врачей на Земле и Луне, кто способен был подобрать ему процедуры омоложения должным образом и довести необходимость повтора лечения до интервала в десять-пятнадцать лет. У Всеволода оказался уникальный организм и разработанные общепринятые схемы гормонки на него не действовали. Зато, если лечение было правильно подобрано, эффект оказывался удивительным и невероятно длительным по времени. И Вивьен была тем самым врачом, который смог разобраться в организме гиганта! Потому Всеволод, при всей своей внешней грубости, Вивьен уважал и никогда не задевал. А рыжая наглая доктор пользовалась этим без зазрения совести!

С пакетиком в руках Вивьен вышла из палаты и направилась в исследовательский блок. Там уже сидела Елена (Вивьен про себя продолжала иногда звать девушку её земным именем) с красными от недосыпа глазами и просматривала какие-то данные на мониторах самого мощного в исследовательском центре компьютера.

– Может, стоит передохнуть? – поинтересовалась Вивьен и принялась запихивать содержимое пакета в сейф.

Затем её взгляд задержался на одной из полупустых бутылочек.

– Надо же… эти дураки, кажется, коктейль одаров выпили, который положено в алкоголь по каплям добавлять… – Вивьен осторожно взяла бутылочку с бирюзово-зеленой жидкостью, открутила крышечку и осторожно понюхала. – Да, он самый. Несколько капель просто тонизируют. А тридцать грамм… в сто раз сильнее любой Виагры! Придется им сейчас успокоительное вкатить, а то они все отделение пере… того самого! А может, и мне… несколько капель попробовать…

Зинтара оторвалась от компьютера и посмотрела на застывшую над бутылочкой Вивьен. После их разговора полуфранцуженка держалась на удивление хорошо. Только чувство юмора усилилось и увеличилась тяга к спиртному. Именно так рыжая доктор решила реагировать на стресс.

– Тогда и мне несколько капель, – ухмыльнулась Зинтара.

Вивьен согласно кивнула, сноровисто наполнила бокалы вином и добавила туда несколько капель гуанового коктейля одаров.

– Одары вообще помешаны на сексе, – усмехнулась Зинтара, принимая из рук полуфранцуженки свою порцию коктейля.

– Тогда надо срочно познакомиться с каким-нибудь одаром!.. А как они выглядят-то?! – спохватилась полуфранцуженка.

Зинтара с удовольствием пригубила напиток. После бессонной ночи с бдением возле монитора коктейль приятно растекался по венам, придавая движениям легкость, а мыслям свежесть.

– Надо повторить! – Вивьен осушила бокал до дна и приготовилась наливать следующую порцию.

– Тогда успокоительное потребуется уже тебе! – Зинтара отставила бокал и прошла к компьютеру.

– Все пытаешься отыскать Шиара?

Вивьен с сожалением посмотрела на остальные бутылочки Всеволода и запихнула их в самый дальний угол сейфа. Так оно надежнее! Бокалы же она взяла и понесла споласкивать в рукомойник.

– Не совсем, – откликнулась Зинтара.

Она в который раз прокручивала файлы с медицинскими заключениями, которые сама же и делала, вернее, делал её пустой двойник.

– Тебя ничего не встревожило в данных по Всеволоду?

– Уникальный мужик! Настоящий самец! Обожаю, когда он попадается мне в руки! С ним не соскучишься! – откликнулась Вивьен, тщательно натирая бокалы полотенцем и водружая их обратно на полку лабораторного буфета.

– Кажется, ты все же перебрала с напитком одаров, – хмыкнула Странница. – Посмотри на эти данные…

Вивьен подошла к девушке, склонилась над мониторами.

– Никогда не лезла в отчеты по твоим пациентам, когда дело касается ринга и боев… – произнесла Вивьен задумчиво. – Что же относительно гормонки… Он подпадает под те несколько процентов населения, которые воспринимают лечение нестандартно… У него… особенный организм. Возможно, именно благодаря этому он и ухитряется столько лет подряд побеждать на ринге… Гора мускулов, природная сила, потрясающая реакция…

– Меня интересует вот этот момент и это обследование, – Зинтара указала на нужные строчки.

Вивьен прищурилась.

– Тогда ты сама занималась им… Кажется, он чуть не проиграл бой после кратковременной потери сознания. Всем так показалось… Мне так почудилось, когда я орала на трибунах… Но Всеволод не сознается. Говорит, не было дезориентации и потери сознания…

– Ты видишь результаты по исследованию нейронных связей?

Вивьен нахмурилась, покусала нижнюю губу:

– Уже через несколько минут у Всеволода наметилось явное улучшение… Или аппарат сбоил в первый раз…

– Аппарат не сбоил, – задумчиво ответила Странница. – Могу гарантировать, что если бы мы могли своевременно снять данные с Шона Трииза перед его кончиной… У него наметились бы сходные отклонения в коре головного мозга… Похожие изменения в работе цепочки нервных клеток мы зафиксировали и у Даниила, списав все на стимулятор леендов.

– Это ты у нас нейробиолог, – буркнула Вивьен, но с интересом продолжила изучать открытые Зинтарой данные. – То есть… ты хочешь сказать, что отклонения в работе мозга Всеволода были сродни отклонениям, которые мы наблюдали у Трииза и у Даниила?

– Именно! – воскликнула Зинтара. – И если бы в эти доли секунд мы вскрыли черепную коробку нашего чемпиона, то без сомнения обнаружили бы «фарш из мозгов».

– После фарша невозможно прийти в себя… Я тоже видела результаты по Триизу и Даниилу. Это однозначная смерть мозга!

– Вивьен, ты чуть ли не каждый день проводишь микрополяризацию головного мозга при гормономодулировании, расширяешь возможности серого вещества, чтобы мозг справлялся с омоложением и функционировал, как у молодого индивида. Ты сама изобрела этот метод! В этом же случае мы наблюдаем природное восстановление клеток…

Вивьен с сомнением закусила губу. В чем-то Зинтара, конечно, была права. Много лет назад MWM Pharmaceuticals встали перед, как им казалось, почти неразрешимой проблемой. Они научились изменять гормональный фон организма, регулировать работу эндокринной системы, а вместе с этим влиять на процессы восстановления организма человека на клеточном уровне. Но оставалась одна загвоздка. Мозг не справлялся. Через несколько лет ресурсы мозга начинали исчерпываться.

И тогда в MWM Pharmaceuticals натолкнулись на работы доктора Вивьен Петровой в бытность, когда полуфранцуженка еще работала в секретном НИИ Базеля.

Доктор Петрова тогда изучала уникальных людей. Исследовала их одаренность и одновременно старалась расширить возможности мозга, чтобы по-настоящему научить их управлять своими способностями. Вначале, так же как и с Еленой Беловой, доктор Петрова использовала систему тренировок, чтобы установить и закрепить новые нейронные связи. Но тренировки могли пройти далеко не все. Вернее, до конца их смогла пройти только Елена.

Шло время. Совершались открытия в фундаментальной науке. Улучшались технологии… И Вивьен обнаружила, что контакты между нейронами способен установить и закрепить метод микрополяризации головного мозга в сочетании с определенными аудио–  и визуальными эффектами, транслируемыми на монитор компьютера. Это открытие способно было взорвать мир!

MWM Pharmaceuticals купили доктора Петрову. И теперь MWM Pharmaceuticals предлагали не просто 100 – 150 лет молодости, пока серое вещество способно функционировать должным образом, теперь MWM Pharmaceuticals продавали вечную молодость! Только цена на такой полный курс омоложения оказалась астрономической. Подобный метод могли себе позволить не более пяти-семи процентов населения Земли. Остальным приходилось довольствоваться омоложением исключительно тела, но не серого вещества, что оказалось в разы дешевле.

В кабинет влетела раскрасневшаяся, с выпученными глазами, Полина.

– Р-р-разрешите… Что-то мне сегодня…. А м-м-можно пойти домой?

– Что?! – Вивьен чуть не взлетела до потолка от негодования.

У нее сегодня планировались обширные исследования. Полина была задействована в них. Доктору Петровой требовался квалифицированный помощник. Вивьен продолжала по-прежнему возглавлять лунный исследовательский центр MWM Pharmaceuticals и проводить опыты на базе планетарной тюрьмы.

– Может, я помогу? – осторожно уточнила Зинтара.

Полина действительно выглядела, мягко говоря, странно: ворот халата расстегнут, глаза горят, руки непрерывно теребят поясок…

Вивьен с сомнением уставилась на Зинтару. Елена Белова (вернее, её пустой двойник) уже много лет заведовала медицинским блоком. Их работа шла параллельно, но не пересекалась.

Зинтара добавила:

– Заодно займусь Всеволодом… У него же продолжается очередной цикл гормономодулирования… Хочу понять, откуда и при каких обстоятельствах могли произойти изменения в цепи нейронных связей. Может, это даст нам ответы, чего по-настоящему стоит остерегаться и на что обращать внимание… Других ниточек пока нет…

Полуфранцуженка недовольно фыркнула и подошла к Палине вплотную:

– Ну-ка, дыхни, голубушка!

Молоденькая медсестричка испуганно потупилась и принялась теребить халатик пуще прежнего.

– А ну, дышать мне в лицо! – гаркнула Вивьен, схватила девчонку за подбородок и уставилась в ее расширенные до предела зрачки, а потом принялась истерично хохотать.

– Поля, у-ля-лллля… Всеволод? Ну, скажи… Всеволод же? – Вивьен продолжала давиться от смеха и одновременно прощупывать пульс Полины.

Молоденькая медсестричка округлила глаза. Кажется, до нее начало доходить.

– Я-я-я, – заикаясь начала Поля. – Я вс-с-сс-сего глоточек попр-р-рробовала…

Вивьен закончила проверять пульс и сердцебиение ассистентки, шумно выдохнула, прошла к шкафу, достала оттуда шприц-пистолет и без лишних слов всадила в плечо Полине успокоительное.

– А теперь – марш домой баиньки! И чтоб завтра была на работе как штык! – Вивьен строго погрозила Полине пальцем, запахнула на ней почти до пояса расстегнутый халатик, из выреза которого практически выскакивала грудь третьего размера в обольстительных кружевах, и выпихнула медсестричку в коридор.

– С ума девки посходили! Все никак не поймут, что с Всеволодом лучше держать ухо востро. А то не ровен час так подшутит, что потом стыда не оберешься!

Зинтара, все это время наблюдавшая за сценой с Полиной, покачала головой.

– Схожу я еще к одному красавцу… Хочу повидать Грея… Я тебе скоро понадоблюсь? – Зинтара с запозданием сообразила, что обещала Вивьен помочь и ассистировать вместо напившейся чистого коктейля одаров Полины.

Вивьен пожала плечами. Официально к её исследовательской группе было приписано человек десять медперсонала. Но все они, в основном, занимались рутиной: снимали показания с тюремных добровольцев, фиксировали изменения… Работать же напрямую с Вивьен… смогла только Полина. Другие не выдерживали и недели – нервы сдавали. Вивьен умела превращаться в настоящую мегеру. Она требовала молниеносного выполнения распоряжений и в то же время ненавидела, если мешались у нее под ногами. В общем, полуфранцуженка была еще той стервой. А Полина оказалась достаточно смышленой, быстрой и по-детски инфантильной, чтобы элементарно не замечать гневные реплики доктора Петровой. В итоге Вивьен как-то незаметно перестала отпускать злые остроты по поводу и без повода… Так и сработались.


11

В отделе СЛБ все стояли на ушах.

Мельник орал и брызгал слюной. Кельм носился с выпученными, красными глазами и пытался выполнить распоряжения нового и. о. начальника тюрьмы и по совместительству директора космопорта Геннадия Мельника. Глава СЛБ, Кронц, культурно отсиживался в сторонке вместе с понурым Беспаловым и отстраненно на все взирающим детективом Юлиусом Греем. Рядовые же сотрудники сновали, кричали в трубки, перебирали папки… Вверх летели листы бумаги, падали коробки с документами…

В зал СЛБ попыталась заглянуть главный тюремный бухгалтер – Мария Незабудкина, но узрев происходящее, молнией выскочила обратно.

– Мария! – позвал Беспалов.

Та неохотно вернулась обратно в царящий в СЛБ хаос.

– Тебе придется сделать отчет новому и. о. начальника тюрьмы Геннадию Мельнику. Он затребовал список всех расходов за последний квартал в срочном порядке. А затем подготовите ему отчет о ежегодных расходах за последние десять лет.

– Что?! – у Марии Незабудкиной едва не слетели с носа очки в толстой роговой оправе.

Выглядела главбух планетарной тюрьмы на хорошие сорок. Роговые же очки делали её похожей на матрону, которой стукнуло далеко за шестьдесят. Но Незабудкина носила очки всегда и везде. Ими она подчеркивала свой высокий статус главбуха и не позволяла никому забыть, кто на самом деле рулит всеми финансами в тюрьме. Одним словом, Мария являлась женщиной толковой, отличным бухгалтером, но… со странностями. А Беспалову всегда было на последнее наплевать. Для бывшего начальника тюрьмы всегда важным оставалось только то, что человек честен и отлично справляется с обязанностями.

– Вадим Сергеевич, я… У меня на носу годовой отчет! Какие квартальные… – принялась объяснять Беспалову Мария с выпученными глазами.

Вадим Сергеевич Беспалов ткнул пальцем в сторону Мельника.

– Теперь ему придется объяснять, почему нет отчета.

– Что?! Отстранили?! Совсем?! – трагически заломив руки, поинтересовалась Мария.

Слухи в Лунограде ходили, мол, власть может поменяться, придут новые директивы, повеют новые ветры… Но чтобы так неожиданно!..

– Временно, – криво усмехнулся Беспалов и показал на главу СЛБ Кронца. – Он меня и отстранил… До окончания расследования… Теперь ваш начальник – Мельник.

Кронц перехватил взглядом жест Беспалова и подошел к главбуху Планетарной:

– Мария Яковлевна… Вы только не волнуйтесь…

– Такого хорошего человека обидели! – Незабудкина укоризненно поджала губы и неизменным жестом поправила роговые очки.

– Да это не я… – Кронц тяжело вздохнул и потыкал указательным пальцем в потолок. – Это Земля… Аппарат ОЧ…

– Тфу ты! Напасть какая! – закудахтала Незабудкина, так же тяжело, как и глава СЛБ, вздохнула, покачала головой и вышла.

Зинтара пробилась в административную часть СЛБ планетарной тюрьмы с трудом – люди носились по служебным коридорам, точно сумасшедшие, – поискала глазами детектива. Тот продолжал сидеть безучастно на диванчике, прикрыв веки.

– Юлиус! – позвала девушка.

Грей моргнул, и Зинтара поняла, что на самом деле разбудила детектива, который решил немного вздремнуть.

– Как самочувствие?

– Спасибо, что вовремя дали антидот! – Юлиус порывисто вскочил и принялся горячо жать девушке руку.

– Мои коллеги говорят, что с Вами – полный порядок, – улыбнулась Странница.

– Болваны! – не выдержал Юлиус и вовремя поправился. – Я про Землю с её идиотскими директивами! Вас допрашивать, вместо того чтобы идти по горячим следам, изучать, в какой момент и где мне могли подлить стимулятор!.. Сколько времени потеряно!

Юлиус говорил и говорил, и Зинтара поняла, что он, так же как и она, не спал всю ночь, провел все время за компьютером. А теперь Юлиуса мучает СЛБ на предмет проверки нового компьютера на наличие вирусов. Грей просидел тут уже битый час в надежде получить ноутбук обратно.

– Может, прогуляемся по поверхности? – предложила Зинтара, мягко перебивая не на шутку разбушевавшегося Грея.

– Пусть сначала вернут новую портативную модель Лики! И мне… не понравился Луноград… Слишком шумно!

– Я предлагаю прогулку не под куполом, а по открытой поверхности Луны… Настоящую лунную прогулку…

Юлиус колебался всего несколько мгновений. Лунные прогулки являлись редкой модой среди туристов. Зато вокруг могло оказаться, гарантированно, очень мало народу. Зинтара и Грей подошли к одному из лифтов, ведущих на поверхность Луны. Все служебные помещения Лунограда изначально находились в многочисленных коридорах, прорытых в лунном грунте, не были исключением и коридоры СЛБ. Когда появились кислородные купола, аппарат ОЧ счел слишком неразумной тратой средств переводить государственные службы на поверхность.

Они поднялись на лифте на самый верхний уровень и прошли к гардеробу.

Зинтара протянула Юлиусу сверхлегкий скафандр. Он с сомнением уставился на серебристую ткань.

– Размер, несомненно, Ваш, – произнесла Зинтара. – Если не доверяете мне, можете прибегнуть к услугам профессиональных гардеробщиков.

«Гардеробщиками» на Луне называли исключительно тех, кто профессионально помогал многочисленным туристам подогнать по размеру скафандр и проводил краткий инструктаж по перемещению в скафандре в условиях пониженной гравитации.

– Я Вам доверяю, – уверенно ответил Грей. – Только эта техника…

– Сверхлегкий, сверхпрочный… – произнесла Зинтара, указывая на снаряжение. – Когда-то людям приходилось надевать на себя скафандры весом под сто килограмм. Но сейчас он весит не более полутора. Отдельно крепится прозрачный шлем. Все поля для лунных прогулок оснащены специальными датчиками. Скафандр же укомплектован интеллектуальной системой «ИС». И если Вам вдруг придет в голову сделать неверное движение или совершить рискованный кульбит, ИС сразу возьмет управление на себя. Вас аккуратно прилунят в строго вертикальном положении, в наушниках покрутят краткий курс техники безопасности, и Вы снова сможете передвигаться самостоятельно.

– Звучит ободряюще, – буркнул Грей и принялся с опаской напяливать скафандр поверх одежды.

Когда они вышли из очередного лифта уже на поверхность Луны, Зинтара на мгновение затаила дыхание. Она любила этот суровый пейзаж.

– Мы наблюдаем восход Земли на Луне, – произнесла Странница.

– Либрацию… – ворчливо уточнил Грей.

И тем не менее это не умоляло красоты момента. Огромный бело-голубой диск, в семь раз превышающий размеры Луны, наблюдаемый с поверхности Земли, поднимался над горизонтом.

– Это естественно, что Луноград разместили именно в той области спутника, где возможно наблюдать либрацию… Туристы любят подобные зрелища.

Грей судорожно выдохнул.

– Расслабьтесь и… наслаждайтесь прекрасным моментом, – произнесла девушка. – Их не так много… И поверьте, если Вы сделаете слишком резкое движение, я успею опередить даже интеллектуальную систему скафандра и прилуню Вас самым корректным образом. Для бойца Лунных боев без правил умение двигаться в гравитации Луны – жизненно важный навык!

– А вот этого я в Вас не понял, – честно произнес Грей и сделал очень аккуратный шажок по поверхности спутника Земли.

Он многое читал и теоретически весьма хорошо представлял, как следует двигаться. Но одно дело теория, и совсем другое – практика. Его неосторожное движение вызвало резкий скачок. Но Зинтара говорила правду. Грей не успел взлететь даже на полметра, как девушка уже аккуратно вернула его обратно на поверхность.

– Очень плавно, – произнесла она спокойно.

– Не понимаю, как туристов вообще выпускают на поверхность без инструкторов… – опять заворчал Грей.

– Некоторые упиваются этими первыми впечатлениями, – откликнулась девушка и сделала головокружительное сальто назад.

На Лунных боях Юлиус видел нечто подобное, но когда такое происходило с ним рядом, а вокруг простиралась лишь голая лунная поверхность…

– А как же интеллектуальная система скафандра?! – истерично закричал Юлиус.

– Разрешено профессиональное использование, – Зинтара указала на крошечный зеленый огонек на левом манжете скафандра. Юлиус тут же посмотрел на свой. Там горел красный.

– Красный означает «новичок», – пояснила девушка. – В этом режиме ИС при любом нестандартном движении молниеносно берет управление на себя. В моем же скафандре я сама регулирую, при какой силе притяжения совершать прыжок, а при какой – выходить из прыжка. Если бы у меня не было такой возможности, вместо стремительного кувырка, Вы бы наблюдали, как я медленно парю в пространстве. Это отработанная техника боев без правил…

– Я читал в журнале… При лунной силе ускорения свободного падения в 1,62 м/с2 в первые годы Лунные бои были не слишком зрелищными, пока не появилась техника, регулирующая этот показатель по желанию бойца.

– Да, но это не главное, о чем я хотела с вами поговорить… – Зинтара замолчала и перевела дыхание.

Она волновалась, надеялась, что Юлиус сможет помочь. Девушка совершила легкое движение правой рукой по виртуальному монитору, закрепленному на левой манжете.

– Вам не знаком этот человек?

Юлиус уставился на присланное Зинтарой схематичное изображение лица человека, серое, маловыразительное, неприметное… Несколько раз моргнул.

– Откуда у Вас этот рисунок? – Юлиус прищурился.

Зинтара отвернулась, затем опять посмотрела на Грея.

– Вы сможете узнать, кто он и где находится?

Юлиус чуть помедлил, а затем перебросил такое же схематичное изображение человеческого лица девушке.

– Узнаете напавшего на Вас человека?

Глаза девушки расширились.

Она смотрела на весьма точное повторение своего же рисунка, только в интерпретации Юлиуса Грея.

– Лица чрезвычайно похожи, не находите? – Юлиус пристально смотрел на девушку. – И знаете, откуда я получил свое изображение?

Зинтара застыла, словно каменное изваяние. Но Юлиус точно не замечал возникшей напряженности.

Детектив сделал еще один очень аккуратный шажок по поверхности Луны и с облегчением понял, что начал потихоньку улавливать принцип настоящей лунной походки. Затем, наконец, обернулся к своей спутнице и призывно махнул рукой. Зинтара тут же оказалась рядом.

Грей вывел перед собой два огромных, чуть ли не в человеческий рост, схематичных портрета. Один в исполнении Зинтары, другой – свой.

– Это один и тот же человек, – через силу сделала заключение девушка.

Юлиус Грей согласно закивал.

– Удивляют меня два факта… – Юлиус чуть помедлил, смакую информацию. – Первое: мне пришлось применять закрытые и запрещенные техники гипноза, чтобы очевидцы могли вспомнили хотя бы отдаленно внешность нападающего, так как все камеры в эти секунды оказались выключенными… И второе: я ничего не смог выяснить об этом человеке в нынешних базах… Но совпадение попалось мне, когда я изучал историю Вашей семьи… Именно этот человек стоял за трагическими событиями, связанными с заключением в тюрьму Вашей матери и арестом бизнеса отца… Тот самый, который чуть не уничтожил Беловых… А теперь расскажите мне все, что о нем знаете!

Последнюю фразу Юлиус произнес настолько четко и требовательно, что у Зинтары возникло неосознанное желание выложить детективу все, что известно.

Оказывается, Юлиус Грей умел великолепно владеть психотехникой командной речи! А она его недооценивала…

Зинтара надеялась вывести Грея в непривычные условия, дезориентировать, заставить доверять ей… А вместо этого Грей учинил ей психодопрос, да как ловко и как вовремя!

Зинтара была поражена полученными Греем сведениями и не успела настроиться на защиту и оборону. Она стала открытой для его команд… Но вовремя успела собраться. Окажись на её месте любой другой человек – уже бы давно выкладывал детективу все известные факты.

– Я узнала, что за несчастьями нашей семьи стоит именно он. Но… не успела понять, почему…

– За пятьдесят лет не успели? – саркастически заметил Грей.

Зинтара промолчала. Не могла она сказать Грею, что не было для нее этих пятидесяти лет, что она оказалась здесь только недавно, очнулась на ринге… что вся её жизнь прожита не ею, а пустым двойником…

Грей смотрел на девушку, не отрываясь. Теперь настала его очередь удивляться. Грей действительно был отличным детективом! Умел читать лица людей, их жесты, мимику, владел психотехниками…

Он выстроил целую теорию, опираясь на историю семьи Беловых, – одну из рабочих и наиболее вероятных версий. Оставалось только понять, каким образом оказался задействован Шон Трииз.

А вместо этого… Теория рушилась на глазах: не было многолетнего противостояния между Беловыми и этим серым, неприметным человеком. Он по глазам видел, что Елена все эти годы… не преследовала незнакомца и даже не удосужилась поинтересоваться, на что был направлен тот акт агрессии, с заключением матери под стражу… Да и Даниил не предпринимал до момента смерти никаких сколь-нибудь заметных шагов. Во всяком случае, именно так сообщила ему Лика, отслеживая переписку Белова-младшего и произведенные с его IP запросы. Не искал Даниил незнакомца с невзрачным лицом, не преследовал… Хотя у Даниила Белова были на то все возможности, деньги и власть.

– Это провал… – прошептал Грей и попытался провести рукой по лицу, но вовремя спохватился, рука в скафандре лишь едва успела коснуться прозрачного шлема.

Теперь этот лунный пустынный пейзаж угнетал Юлиуса.

– Пойдемте обратно…

– Значит, невозможно найти этого человека по базам? Неизвестно, кто он и где живет? – Зинтара произнесла фразу упавшим голосом – она поняла ответ заранее.

– Увы, повторюсь… Данные по этому человеку отсутствуют или слишком хорошо засекречены… Если засекречены, то нужно хотя бы понять, в какой из служб искать… Можно пытаться взламывать базы по очереди… Только такими темпами я и сам скоро могу оказаться в планетарной тюрьме… Беспалов помочь не сможет… Сейчас он персона non grata. Само расследование ведет Сергей Кельм. Меня оставили в качестве консультанта. Да и то, кажется… в силу того, что из-за карантина не могут убрать подальше от Луны…

Зинтара кивнула. Вскоре они уже были внутри служебных коридоров. Девушка собралась пойти в медлабораторию и еще раз посмотреть на результаты по Всеволоду. Юлиус о своих планах не сообщил.

Когда они должны были расставаться, Юлиус порывисто схватил девушку за руку.

– Допустим, убийцей движут не личные мотивы. Это не месть Беловым… Пришлите мне еще раз все медицинские заключения по телам…Вы же нашли нечто новое в них?

Зинтара вздрогнула и подивилась проницательности Юлиуса.

– Нашла, – после секундного раздумья произнесла девушка. – Нашла такое же нарушение в работе нейронных связей, как и в случае с Даниилом. Но человек остался жив… и полностью восстановился.

– Его подвергли воздействию стимулятора леендов?

Зинтара остановилась и уставилась на Грея. Она так сконцентрировалась на работе нервных клеток, что как-то упустила из виду…

– Я проверю! – поспешно произнесла Зинтараа и бросилась по коридору к больничным палатам.

– А кто он? – выкрикнул Юлиус вдогонку.

– Всеволод, Всеволод Гора…

– А это уже интереснее… – Юлиус с удовольствием потер ладони.

Версия убийств, основанная не на личной мести Беловым, начала его интриговать. В особенности завораживала возможная вовлеченность в происходящее местного уголовного авторитета Всеволода Горы. Отследить каждое перемещение Трииза или Даниила Белова по минутам, проверить каждый контакт представлялось делом весьма сложным, трудоемким и невероятно долгим. А вот рассмотреть посекундно жизнь уголовного авторитета планетарной тюрьмы и вычислить, кто мог подмешать смертельную сыворотку… Зацепка должна была появиться!


12

Сейчас под центральным куполом «Мир» стояла глубокая ночь.

Зинтара неспешно прошлась по аллее, ведущей в центральное здание MWM Pharmaceuticals. Коник хотел с ней поговорить. Да и она хотела задать Конику и Вайсу множество вопросов. Только события отвлекали, опережали её желания, заставляли подчиняться бешеному ритму: смерть Трииза, появление Юлиуса Грея, убийство Даниила, покушение на нее, ранение тренера Ивана…

А сейчас появилось время обдумать произошедшее.

Зинтара все больше начинала склоняться к мнению Вайса – Актон жив. Если он прыгнул вместе с Вайсом, то должен быть где-то рядом. Вот только оптимальное вхождение в пространство-время теперь для него недоступны – пустой двойник мертв…

«Что бы сделал Актон, как поступил?»

Зинтара неожиданно поняла, как безумно по нему скучает, насколько сильно ей не хватает его незримой поддержки. Особенно сейчас, когда память почти вернулась, когда она помнит, каково это – быть с ним!

Она всегда знала: Таур рядом, страхует её и в любой момент готов прийти на помощь.

Да, она привыкла рисковать собой. Иногда поступать безрассудно. Но только… Она всегда чувствовала, что разумности Актона хватит на них двоих. А теперь она потеряла его в круговороте очередного странного перехода в новую реальность…

«Где же ты, Таур?..» – Зинтаре захотелось прокричать звездам, что безучастно наблюдали за ней через лунный купол.

Вместо этого она подошла к фонтанчику перед зданием MWM Pharmaceuticals, присела на край, зачерпнула горсть воды и плеснула себе в лицо.

Нужно идти вперед, не сдаваться. Она Воин Духа. Она обязана завершить начатое.

Только как же порой бывает сложно идти вперед. Когда теряешь самых близких, самое дорогое, то, что делает тебя тобой. Она даже больше не силирианка по мнению Храма Вечности…

Тогда кто же она?

Ответ пришел очень быстро. На удивление быстро. Из глубин подсознания.

Странница.

Она была ею и навсегда останется.

Это её удел, её судьба.

Такой сделало её проведение. Такой она рождена Идеей Мироздания.

«Таур!» – Зинтаре показалась, что она прокричала его имя вслух.

На самом деле это её душа, её суть кричала, но молча.

К фонтану неожиданно подошел Юлиус. Зинтара вздрогнула. Она никак не ожидала увидеть здесь детектива.

– Не спится? – вместо приветствия сухо поинтересовался Грей.

Он выглядел на удивление бодрым и свежим.

– Грей? – Зинтара не нашлась с ответом.

Коник назначил встречу весьма поздно, сославшись на сумасшедшую загруженность Вайса и свою – слишком много вопросов нужно было решать в связи с возникшим карантином. У Зинтары до встречи оставалось в запасе целых полчаса. Но Зинтаре нужен был этот разговор и мнение Винсана Коника на произошедшую аномалию, его выводы по поводу того, что же такое на самом деле «пустые двойники и где они с Вайсом (и, возможно, с Тауром) провели пятьдесят лет, пока Земля изменялась. А еще Зинтара очень надеялась, что всесильная MWM Pharmaceuticals сможет дать ответ, где именно находится двойник Шиара и кто он в этом витке реальности. Она видела суть Шиара по ту сторону материи, смогла удержать это знание после вхождения в реальность и теперь надеялась, что полученного опыта хватит, чтобы остановить Шиара раз и навсегда.

– Я говорю, не поздновато ли для прогулок? – повторил Юлиус и бесцеремонно плюхнулся на перила фонтанчика рядом с девушкой.

– У меня встреча, – сухо заметила Зинтара и собралась уходить.

Юлиус задумчиво зачерпнул воду из фонтанчика, невольно повторяя недавний жест Зинтары, и поднес воду к губам.

– Она не для питья, – произнесла девушка и резко выбила пригоршню воды из рук Юлиуса. – Могут быть серьезные расстройства!

– У Вас отличная реакция, – вместо ответа подытожил Юлиус. – Просто поразительная! Я смотрел последнюю запись боя с Черной Пантерой в трехмерном изображении. Это поистине впечатляет!

– Вы пришли мне комплементы делать?! Лучше займитесь расследованием… – заметила Странница и развернулась, чтобы уходить.

Юлиус поднялся, догнал девушку и пристроился идти рядом. Он привык, что очень часто люди реагировали на него именно так – раздражались или начинали откровенно ненавидеть. Таков был Грей. Он умел распутывать самые сложные дела, молниеносно чувствовал фальшь, мог блестяще вести допросы… Но поговорить просто по душам… Юлиус обязательно умудрялся сказать какую-нибудь гадость или проявить грубость. И, что самое удивительное, порой его чудовищная бестактность и потрясающее умение выводить людей из себя, шли во благо его дедуктивным изысканиям.

Все мы носим маски, что-то скрываем, о чем-то предпочитаем умалчивать… Мы так срастаемся со своим придуманным персонажем, что и люди начинают вести себя с нами определенным образом. А когда шаблоны нарушаются… Наш мозг просто не успевает перестаиваться и выдает спонтанную реакцию, зачастую самую правдивую, ту, которая отражает истинное положение дел.

– Вы ведь совсем не гордитесь своими достижениями на ринге… – как ни в чем не бывало продолжил разговор Юлиус.

Зинтара резко остановилась:

– Этот мир сошел с ума! Все помешались на вечной молодости и вечной жизни. Я не исключение! Бои без правил – прекрасный источник найти деньги! Много денег!

Юлиус громко расхохотался.

– Тогда почему Вы ни разу не прошли процедуру гормонки?

– Что?! – Зинтара округлила глаза.

Она соврала Грею насчет причины участия в боях. На самом деле Зинтара и сама недоумевала, как её двойника занесло на столь сомнительное зрелище…

Юлиусу она ответила первое, что пришло в голову – из-за денег. Именно по этой причине в боях выступало большинство участников. Многие готовы были смириться в риском быть убитыми на Лунных боях, лишь бы заработать достаточно средств и пройти заветное гормономодулирование!

Этот мир, с Луной обетованной, вообще оказался странным: как никогда обострена жажда денег, жажда доведена до беспринципности, все желания сведены к стремлению обретения вечной молодости… Не мир, а пародия на него…

«Это не будущее… – сделала неожиданное открытие Зинтара. – Это вероятная реальность, сформированная действиями Шиара!»

Открытие ужасало…

Но здесь есть такие, как Грей – странный, экспрессивный детектив-миллионер, искренне увлеченный своим делом…

– А еще я думаю, что знаю ответ, почему Шир, глава мертов, хотел уничтожить Ксению Белову – Вашу мать. Он видел слияние с Чужими по своему сценарию. Ксения же стояла у него на пути.

Земля ушла у Зинтары из-под ног. Грей успел докопаться до корпорации мертов и даже найти разгадку вопроса, на который Зинтара так и не успела ответить…

Привычная земная гравитация неожиданно, на долю секунды, стала лунной. И это спасло девушку от первого выстрела. Нападающий оказался дезориентирован. В следующий миг Зинтара отчетливо уловила второй хлопок. Всего мгновение потребовалась девушке, чтобы найти источник звука и оценить происходящее. Неясная тень в кустах неуклюже метнулась. Второй выстрел прозвучал так же приглушенно. Но на этот раз пуля летела точно в голову девушке. Если бы не первый промах и не неожиданное кратковременное локальное изменение притяжения…

Но теперь Странница успела сгруппироваться и почувствовать особое замедленное течение времени, смогла рассмотреть траекторию полета пули и инверсионный след, оставляемый ею. Зинтаре хватило сил с трудом, но все же уклониться. Способности не успели вернуться полностью. Новое тело оказалось еще не готово обрабатывать требуемое количество информации.

Для Юлиуса же все заняло мгновение. Он лишь успел заметить, как Зинтара превратилась в едва уловимую размытую тень и метнулась к кустам. Раздался крик и раздирающий душу хруст. А затем Юлиус увидел перед собой удивленную девушку, которая с легкостью несла на руках громадное тело незнакомого мужчины в черном. Тот уже не дышал.

– Я лишь сломала ему руку… – как во сне произнесла Зинтара и опустила тело на дорожку. – Но… он мертв…

Юлиус, не впадая в длительные диалоги, деловито нащупал пульс незнакомца, осмотрел лицо, приподнял веки и изучил зрачки, затем кольнул в запястье стиком от мобильного телефона. Во всяком случае, Зинтаре показалось вначале, что Юлиус орудует именно стиком.

– Лика, мы имеем дело с кодированием? – произнес Юлиус.

На дорожке, ведущей к зданию MWM Pharmaceuticals, возникла трехмерная фигурка миниатюрной брюнетки с милым, забавным личиком, в белой шапочке с помпоном. Изображение девушки весьма реалистично склонилось над трупом и тронуло незнакомца ладонью в область лба.

– Остаточные мозговые сигналы говорят о кодировании на смерть… Редкое кодирование, очень умелое… Буквально через несколько минут ни один патологоанатом ничего не смог бы обнаружить…

– Сохрани и продублируй все данные на яхту и перешли их Кельму в СЛБ, – попросил Грей и перевел взгляд на Зинтару.

– Вас кто-то позвал в такой поздний час гулять в парке? Нападающий явно ожидал именно Вас… – Юлиус сноровисто достал из кармана мертвого незнакомца кристалл с трехмерным изображением Зинтары.

– Это моя статуэтка для рекламы следующего боя, – ответила девушка и склонилась над незнакомцем, пытаясь разглядеть его застывшие черты.

– Если бы он попал в голову… А метился он туда… Не один реанимационный блок Чужих не смог бы Вас спасти, – заметил Юлиус. – Так Вас кто-то позвал? Это второе покушение за сутки… Явно хорошо спланированное. Вы оказались в нужное время и в нужном месте – убийца ждал. И я не верю, что в его карманах Ваше изображение оказалось случайно.

Зинтара недовольно затрясла головой. Не могла она сказать, что позвал её Коник. Ученый был одним из немногих, кто мог пролить свет на происходящее, единственный, кто помог Вайсу быстро адаптироваться в новой реальности… Не могла она отдать Коника следствию и тем самым лишить себя возможного источника информации.

– Я просто гуляла, – делая акцент на каждом слове, медленно ответила девушка.

Юлиус сокрушенно покачал головой. Но не стал уговаривать. Удивительная скорость реакции девушки, то, как ей удалось уклониться от пули, навела его на мысли, которые он хотел срочно проверить.

– А разве в куполах возможно локальное управление гравитацией? – осведомился Грей напоследок. – Ведь именно благодаря ему первым выстрелом нападающий промазал…

Зинтара закусила нижнюю губу и покачала головой.

– Никогда о подобном не слышала. В куполах всегда поддерживается стандартная земная гравитация…

– И тем не менее изменение гравитации имело место быть, – заумным голосом произнесла брюнетка с забавным помпоном.

Все это время Лика деловито расхаживала рядом с умершим и оглядывалась по сторонам, точно в поиске улик.

На самом деле Лика, конечно же, лишь имитировала человеческое поведение. Источником её визуальной информации служила камера, встроенная в мобильный Грея, и множество камер парка, к которым программа искусственного интеллекта научилась несанкционированно подключаться в режиме реального времени.

– Кто-то хочет тебя спасти… – Лицо лики оказалось повернутым к Зинтаре.

Программа искусственного интеллекта, созданная гением Юлиуса Грея, решила долго не церемониться и перешла с девушкой на «ты».

– Кто бы это мог быть?

Зинтара улыбнулась одними глазами. В ней затеплилась робкая надежда. Неужели он рядом?!

– Не представляю, – ответила девушка и оглянулась по сторонам.

Со всех сторон к ним уже бежали сотрудники СЛБ. Впереди всех, с покрасневшим лицом, несся следователь Кельм.

– Всем стоять, не двигаться, руки за голову! – проорал ближайший сотрудник СЛБ.

Юлиус и Зинтара послушно исполнили приказ. Комичнее всего стало зрелище встающей рядом с ними Лики. Лика, как и было всем велено, широко расставила ноги, обутые в блестящие белые сапожки, завела руки за голову, при этом умудрившись кокетливо поправить белую шапочку с помпоном. На лице программы искусственного интеллекта витала широкая улыбка.

– Вам срочное сообщение, товарищ главный следователь! – произнесла Лика громко.

Сергей Кельм отреагировал недобрым оскалом и быстро пробежал глазами присланное на мобильный срочное сообщение. Отправителем значился глава СЛБ Кронц. Такого рода сообщение под грифом «срочно» Кельм никак не мог игнорировать.

Пока его оперативники держали Грея и Зинтару на мушке, Кельму пришлось просматривать срочное сообщение. И чем дольше он на него смотрел, тем больше было его удивление. На кадрах явно прослеживалось – Зинтара лишь защищается и с силой выкручивает руку нападающего. А тот неожиданно падает замертво.

Пятью минутами ранее в службу СЛБ поступил анонимный звонок о том, что Белая Звезда, Елена Белова, сошла с ума и убила прогуливающегося в парке добропорядочного гражданина. Изображение же с камер наблюдения в очередной раз оказалось каким-то неясным образом потеряно – просмотреть записи и реально оценить происходящее не представлялось возможным.

Но Лика умудрилась перехватить сигнал и скопировать изображение на свои серверы. И теперь она стояла с победной улыбкой с задранными вверх руками и терпеливо ждала, когда же следователь Кельм, наконец-то, соизволит досмотреть отснятое видео до конца.


13

Опять серая камера, унылое помещение, железный стол, железные стулья… Только свет не бьет в глаза.

«Допросную они, что ли, не могут нормально обставить?» – в сердцах подумала Зинтара, ведь её в этот раз пообещали допрашивать не как подозреваемую, а как свидетельницу. Кельм громко подчеркнул последнее сотрудникам СЛБ и приказал отвести девушку для дачи показаний. В коридоре Зинтара успела столкнуться с Всеволодом.

Всеволод Гора шел ей навстречу с руками, заведенными за спину и скованными наручниками. Провожатых против обыкновения было четверо. Те заметно нервничали, сопровождая чемпиона лунных боев без правил. Один из охранников непрерывно вытирал пот со лба, хотя лунная администрация во всех служебных помещениях поддерживала оптимальную температуру для жизнеобеспечения. И все же сопровождающий потел…

А Гора как ни в чем не бывало шел по коридору и насвистывал какой-то веселый мотивчик. Завидев девушку, чемпион решил остановиться, и один из сопровождающих чуть не врезался ему в спину.

– Доброй ночи! – с поразительной любезностью произнес гигант и даже едва уловимо, элегантно поклонился.

Тон Всеволод выбрал светский, чуть скучающий. Но в глазах сквозила явная заинтересованность.

Зинтара опешила. Тесных знакомств с криминальным авторитетом Планетарной она завести еще не успела. Заборы для теста на наличие в крови остаточных следов сыворотки леендов производила Полина. Так что Зинтара ни разу не общалась с гигантом с глазу на глаз.

– Очередное покушение? – поинтересовался Всеволод.

Один из сопровождающих особо опасного преступника Всеволода Горы попытался напомнить, что арестанту следует продвигаться вперед. Одного быстрого взгляда Всеволода хватило для того, чтобы сотрудник СЛБ поперхнулся и замолчал. Другие даже не стали вступать в дискуссию.

Про Гору слагали легенды о том, насколько он мстителен. Стоило на него взглянуть не так, и посмотревший на следующий день мог оказаться с перерезанным горлом. Каждый раз Всеволода пытались привлекать к ответственности, но каждый раз наталкивались на железобетонные доказательства его непричастности. Одним словом, Всеволод мстил, а затем ухитрялся красиво изображать абсолютную невинность. В тюрьме его за это уважали, в спецслужбах – боялись и ненавидели.

Зинтара поняла, как во рту неожиданно пересохло. Гора наводил на нее оторопь… Девушка оробела в его присутствии – такой странный и темный магнетизм исходил от этого удивительного человека.

Всеволод, кажется, начал терять терпение и недовольно мотнул головой. Охранники тут же, как по команде, схватились за оружие.

– Ты в порядке? – игнорируя нервных охранников, уточнил Всеволод.

– Нападающий мертв, – как под гипнозом прошептала девушка.

– Ты его замочила? – явно удивляясь, отозвался гигант.

– Не разговаривать! – наконец пропел фальцетом один из охранников Горы и даже сделал вид, что пытается подтолкнуть чемпиона вперед.

Всеволод произвел почти неуловимое перемещение своего тела, и охранник, перелетев через него кубарем, с неприятным звуком врезался в стену.

– «Путь мягкости», – елейным голосом прокомментировал Всеволод, удостоив врезавшегося в стену охранника коротким взглядом. – Школа Кодокан… Дзигоро Кано был великим человеком! В СЛБ стоило бы его изучать!

А затем Всеволод опять посмотрел на Зинтару долгим и немигающим взглядом, от которого по телу девушки будто побежал ток.

– Береги себя!

В следующий миг Зинтара поняла, что Всеволод удаляется по коридору, а затем она попала в допросную.

Через некоторое время в серую, мрачную камеру влетел Сергей Кельм.

– Это была явная стопроцентная угроза! – с порога прокричал он девушке. – С какой стати ему тебя убивать?! Что вас связывает?!

– М-м-м… – Зинтара не сразу нашлась с ответом, уж больно неожиданным вышло появление главного следователя по делу «мозгового фарша». – Да, в общем-то, мы не знакомы. Если не брать в расчет, что недавно я делала исследования крови Всеволода на наличие остатков сыворотки леендов.

– Что за исследования? – тут же насторожился Кельм.

Сказанное девушкой явно не укладывалось в его преставление о произошедшем недавно очередном покушении на Белую Звезду.

– Видите ли, – Зинтара старательно подбирала слова, – мозговой фарш, который имел место быть при последнем убийстве… Так вот, при этом явлении наблюдаются совершенно определенные нарушения в работе нервных клеток мозга в совокупности с наличием в крови сыворотки леендов, точнее остаточных её следов.

Сначала я не нашла подобного отклонения в данных по Шону Триизу – мне было слишком поздно что-либо искать. Патологоанатомы не были к подобному готовы и не произвели нужную диагностику… Но я обратила внимание на записи из его личных апартаментов. У него стояла портативная модель реабилитационного блока Чужих. Это весьма смышленая техника…

Я просмотрела последние записи аппарата. Буквально за полчаса до смерти Трииз почувствовал недомогание, и вместо того чтобы идти к врачу, предпочел измерять давление в домашних условиях!

Только надо уметь пользоваться оборудованием Чужих. Трииз неправильно поставил задачу и аппарат выдал, что Трииз здоров. Квалификации же разобрать многочисленные выкладки состава крови и общей диагностики организма у него не хватило.

Трииз не понял, что его отравили сывороткой и уже начался процесс изменения в работе нейронов… К сожалению, не понял…

Зинтара перевела дыхание и залпом осушила полстакана воды. К счастью на этот раз дознаватели позаботились об элементарных удобствах в виде графина с водой.

Кельм слушал Зннтару внимательно, не перебивал. Только недовольно качал головой. Это его медики – медики СЛБ – должны были докопаться до закономерностей, а не врач планетарной тюрьмы.

– То же самое мы наблюдали и в случае с… Даниилом Беловым… – отдышавшись, продолжила девушка.

Ей с трудом удалось произнести имя брата ровным голосом.

– Их обоих опаивали токсичной сывороткой. А затем наблюдалось обширное нарушение работы нейронов… В случае же с Всеволодом мною были найдены типичные отклонения в работе нервных клеток мозга, как и в случаях с «мозговым фаршем»… Но выявить в крови остатки токсина не удалось. Всеволода не травили сывороткой леендов. Нейронарушения начались неожиданно, на ринге… Возможно, это было спровоцировано сильным ударом… И я ошибалась, предположив, что он так же стал объектом нападения неизвестного мозгового маньяка.

Кельм молчал, уставившись в одну точку, долго молчал, а затем резко встал и пролаял в интерком, чтобы срочно прислали к нему лучшего медика СЛБ. Затем он развернулся к Зинтаре.

– Не Ваше это дело, не Ваше! И что Вы делали в парке перед зданием MWM Pharmaceuticals? Нападающий знал, что Вы должны там оказаться. Значит, тот, кто Вас позвал, заодно с убийцей!

Зинтара вздрогнула. Не мог Коник быть заодно с неизвестным убийцей!

А затем Кельм тщательно и методично принялся её расспрашивать и воспроизводить посекундную картину покушения. Зинтара старательно отвечала, Кельм запоминал, делал пометки в диктофоне. Затем удивленно посмотрел на девушку.

– Вы знаете, сколько времени нужно профессионалу, чтобы выстрелить повторно? Да, первая пуля Вас не задела… Кто-то отключил гравитацию – изменилось положение тела стрелявшего, изменилась траектория полета пули… Само произошедшее дезориентировало нападающего… Появилось чуть больше времени. Но… человек неспособен пробежать такое расстояние между двумя выстрелами профессионала!

– Профессионала? – удивилась Зинтара.

– Профессионала, – весомо подтвердил Кельм. – Потому Всеволода Гору и вызвали на допрос. Убийца оказался одним из… заключенных, которому удалось сбежать! Небывалое, само по себе феноменальное происшествие! Никто и никогда еще не сбегал из Планетарной! А тут сбежал! И вместо попытки угнать корабль, улететь на Землю… идет в парк и поджидает Вас!

Зинтара развела руками. Она так и не поняла, задает ли ей Кельм вопрос или просто пытается проговаривать вопросы вслух и сам же на них отвечает.

– Профессионал, а промазал… – произнесла девушка безучастно.

Ей было не слишком интересно, кем был тот нападавший. Его явно запрограммировали, он оказался простой марионеткой в руках опытного кукловода. Другое дело – можно было попытаться отследить момент воздействия на сознание нападавшего! Никто еще не научился вводить людей в транс и заставлять исполнять собственную волю абсолютно дистанционно.

– Вы можете просмотреть, с кем контактировал мой несостоявшийся убийца в последнее время? Его явно подвергли психобработке. Должен был состояться вербальный контакт… Хотя бы один…

– Вот! – опять заорал Кельм, что есть мочи, и с силой хватил кулаком по столу. – Вот это мне должны были сообщить НАШИ медэксперты!

Зинтара только вздохнула. На Сергея Кельма сейчас многое давило: небывалое происшествие в виде двух убийств на Луне, на которой еще никого столь загадочно не убивали, личный контроль над следствием аппарата Объединённого Человечества, изменившаяся на Луне власть, странные, мягко говоря, обстоятельства дела «мозгового фарша»…

Кельм расхаживал с красными глазами, не спал ночами, сидел на стимуляторах, чтобы не заснуть, и одновременно капал себе успокоительные, чтобы не срываться на всех подряд… Кельм сгорал на работе и не понимал, как ему раскрыть дело, которое грозило раздуться до колоссальных размеров.

А Зинтара тем временем думала о том, как бы ей повидать Юлиуса и расспросить, что ему стало известно о мотивах, которыми руководствовался Шиар, когда пытался уничтожить Ксению Белову – её земную мать. А еще она вспоминала странную встречу в коридорах СЛБ и такой обжигающий взгляд Всеволода…


14

Они сидели в личных апартаментах Вивьен. Квартиру себе полуфранцуженка выбрала, надо сказать, мастерски! Центральный купол «Мир» считался одним из самых зеленых и красивых. Все окна жилища Вивьен выходили на обширный, по меркам Луны, парк.

Приятная музыка, горящие свечи, бутылка рубинового вина на праздничном столе…

– За тебя! – Вивьен подняла бокал.

За столом были только Зинтара, Вивьен и неожиданно нагрянувший тренер Иван. Он, по глубокой мужской глупости, все пытался который день подряд безрезультатно ухаживать за доктором Петровой.

– За нас! – уточнил Иван и многозначительно глянул на рыжеволосую докторшу.

Он бы еще раньше влюбился в Белую Звезду, свою подопечную Елену Белову, но та предпочитала откровенно слишком уж молоденькую внешность девочки-подростка. Другое дело – рыжеволосая красавица с мягкими округлостями: зрелая, уверенная, умная!

Самым сильным пристрастием Ивана было то, что он предпочитал умных женщин. А те, распознав истинную натуру Ивана, быстро «делали ноги». Иван выглядел, на первый взгляд, настоящим мужиком, и мало кто мог в нем с первого взгляда заподозрить натуру творческую. Именно из-за «творческой натуры» он согласился в свое время тренировать мало тогда известную Елену Белову. Не того полета был тренер – поднимал звезд мужских боев, возносил на невиданные высоты чемпионов-мужчин. А тут вдруг – сопливая девчонка с хрупкими плечиками! А Иван поверил – взял и поверил! Бросил все и начал тренировать Елену Белову. Ну, скажите на милость, какая умная женщина после такого поворота согласится с Иваном связать свою жизнь?!

А Иван нашел новый объект чувств. Теперь он смотрел на доктора Петрову и искренне верил, что та в него безоглядно влюбится, бросит все и улетит с Иваном на Землю, на ферму, так как вечно оставаться на Луне тренер не собирался, а мечтал переквалифицироваться в фермера и доить коров.

– Тренер, – Зинтара чуть не поперхнулась от проявленного Иваном энтузиазма и поспешно спрятала улыбку за бокалом с вином, – расскажите лучше, как Ваше самочувствие?

В дверь неожиданно постучали.

– Кого там опять принесло? – едва слышно пробурчала себе под нос Вивьен, явно имея в виду упавшего как снег на голову тренера Ивана, и пошла открывать дверь.

На пороге стоял Юлиус Грей собственной персоной.

– Не ждали? – как можно более любезно произнес детектив и расплылся в широкой улыбке.

На миг он показался рыжей полуфранцуженке почти обаятельным, если отбросить род деятельности Грея.

А она-то планировала провести вечер с Зинтарой! Не получилось…

– Заходите уже, – буркнула Вивьен и отошла, пропуская Юлиуса внутрь помещения.

– Все основные действующие лица в сборе, вот и чудненько!

Грей с энтузиазмом потер ладони друг о друга, предварительно поставив увесистый пакет на пол. В пакете подозрительно звякнуло.

– Контрабанда! – с заговорщическим видом прошептал миллионер и детектив по совместительству, заливаясь веселым смехом.

Вивьен сноровисто принялась вскрывать пакет и вытаскивать оттуда всевозможные инопланетные алкогольные напитки и здоровенный кусок ветчины, произведенной в системе Альдебарана.

Зинтара удивлено взирала на происходящее. Вторжением Юлиуса она была не слишком довольна, во всяком случае, не сейчас. Теперь рядом с детективом придется контролировать каждое слово – уж слишком он проницателен… Но когда взгляд девушки упал на здоровенный кусок контрабандного деликатеса, Зинтара невольно улыбнулась. Ветчина действительно считалась царским угощением – мясо просто таяло во рту, оставляя после себя приятное послевкусие пряностей. Сколько отвалил за такой кусок Юлиус на черном рынке, Странница даже боялась представить!

– Хорошо быть богатым, – со вздохом констатировал Иван.

Надо отдать должное, тренер произнес фразу без капли зависти, просто философски подметил очевидный факт. И не успела Вивьен выложить кусок на стол, Иван тут же взялся за нож и принялся умело нарезать альдебаранскую ветчину на тонкие ломтики.

– Скоро из-за этого чертова карантина на рынке ничего подобного и близко найти будет невозможно! – заметил тренер, продолжая мастерски орудовать ножом.

Зинтара аккуратно взяла один ломтик с тарелочки, положила в рот и чуть прикрыла глаза от наслаждения. Одно из её любимых лакомств! Там… на родине… Девушка с тоской уставилась на заморские бутылки с алкоголем. Сам того не ведая, Юлиус разбередил в ней далеко спрятанные воспоминания… Зинтара неожиданно поняла, что Грей внимательно смотрит в её сторону.

Нет! Юлиус не проявлял неслыханную щедрость. Грей её откровенно провоцировал! Зинтара поспешно отдернула руку от ветчины и вернула липу непроницаемое выражение.

– Никогда не пробовал такого деликатеса! – принялся восхищаться Иван. – Как-то не приходилось спускать весь гонорар на один кусок мяса!

Теперь тренер продолжал говорить уже с набитым ртом и потянулся к бокалу с вином.

«Нет»!» – чуть не прокричала Странница. Изысканное мясо требовало исключительно особенного алкоголя из зерен маалиса. Зинтара с удивлением отметила, что в принесенном Греем наборе эта бутылочка присутствовала.

– Попробуйте вот с этим, – деликатно предложил Грей тренеру, перехватив взгляд Зинтары, и наполнил чистый бокал напитком из маалиса.

– В системе К5-38-651 делают просто удивительное мясо! – добавил Грей.

Зинтара непроизвольно кивнула.

Вивьен, заподозрив неладное, внимательно уставилась на Юлиуса. Ей и Ивану название К5-38-651 ровным счетом ничего не говорило. Это было черным по белому написано на их лицах. Иван так и вовсе проигнорировал высказывание Юлиуса – не отреагировал на незнакомую аббревиатуру из букв и цифр даже кивком головы. Скорее он отреагирует так, как тренер Елены Беловой. Иван наконец проглотил последний кусок мяса со своей тарелки и вопросительно уставился на Грея.

– А я-то думал, это с Альдебарана…

– Все верно, – ответил Юлиус, и на его лице проступила тонкая улыбка. – Альдебаран – всего лишь яркая звезда. Мясо делают в соседней системе планет. Система имеет нумерацию К5-38-651, принятую в галактическом сообществе. Земляне же сами все, как всегда, упростили и вместо длинной аббревиатуры системы теперь просто говорят: «мясо с Альдебарана».

– М-м-м-ммм… – Иван глубокомысленно покивал и принялся накладывать себе в тарелку очередную порцию заморского, точнее «зазвездного», деликатеса.

А Юлиус неотрывно смотрел на Странницу.

– Вы очень хорошо управляетесь с новым оборудованием Чужих! – невинно произнес детектив. – Смотрю на Ивана Викентиевича и даже не верю, что буквально недавно он получил серьезное ножевое ранение!

Комплемент прозвучал совершенно, на первый взгляд, невинно. Но Зинтара и Вивьен разом насторожились. Вивьен тоже начала улавливать скрытую игру Грея. Рыжая доктор не представляла, чем это может грозить, и не понимала, как себя вести.

А Зинтара откровенно злилась на себя. Да, она еще не вошла в форму. Новое тело оказалось не настолько готово, чтобы вместить все навыки и понятия. Да, она предпочитала работать на планетах «с чистого листа», то есть вживаясь в образ жителя и полностью убирая память Силирии, но…

Один её взгляд, всего один кивок!.. А Грей, похоже, начал убеждаться в своих подозрениях! Он вычислил её!

Иван продолжал уплетать ветчину, обильно запивая деликатес напитком из маалиса. Вивьен сдержанно попивала красное вино из бокала, бросая встревоженные взгляды то на Грея, то на Зинтару, а детектив… продолжил как ни в чем не бывало уплетать приготовленное Вивьен жаркое из барашка.

– Великолепно! – между кусками восклицал Грей, предпочитая, так же как и Вивьен, земное красное вино.

– Вивьен, у Вас просто дар готовить вкусные блюда! – это Грей произнес, испробовав салат из манго с помидорами.

Вивьен лишь невыразительно кивнула и уткнулась носом в бокал. Вечер пошел совсем не так, как она планировала. Полуфранцуженка-то хотела попытаться воскресить былое… Романтический ужин при свечах, неспешные разговоры о самом сокровенном, о чем Зинтара не может поделиться ни с кем, кроме нее… План откровенно сорвался – вечер оказался безвозвратно испорчен! И потому рыжая доктор начала с интересом поглядывать на принесенные Греем разнообразные бутылки с инопланетным алкоголем.

Затем Вивьен встала, подошла к краю стола и со знанием дела принялась смешивать себе расслабляющий коктейль одаров.

– И тут Вы виртуозно орудуете, со знанием дела, – хмыкнул Грей, поглядывая на действия Вив. – Не оттуда ли вся эта роскошь, не из комитета ли по разрешениям на продажу инопланетного алкоголя?

Вивьен резко развернулась, смерила детектива злым взглядом.

– А что, уже начали новое расследование? Чем не угодил мой комитет?

– Ключевое слово «мой» комитет. А ведь он и действительно «Ваш»! Столько на должности главного исследователя в планетарной тюрьме, пусть и при поддержке MWM Pharmaceuticals, не заработаешь!

– Думаете, принесли дорогой кусок мяса и можете мне указывать, где деньги зарабатывать?! – откровенно вспылила полуфранцуженка и, встав из-за стола, уперла руки в боки.

В общем-то, доктора задело вовсе не выявление основного источника её доходов. В MWM Pharmaceuticals вполне осознанно поставили доктора Петрову на подобную должность. Понимали, что специалиста такого уровня, пусть и неугодного Земле, сложно постоянно удерживать на Луне. Слишком уж она честолюбива, слишком любит красоту и роскошь! И пусть теперь главный её работодатель, Собко, сидит в тюрьме, а все его подручные получили серьезные сроки – Вивьен одним страхом не удержать. Вот и пошли в MWM Pharmaceuticals навстречу доктору Петровой, дали одну из самых лакомых должностей в свете начала новых отношений между Землей и галактическим сообществом.

Но не это вывело из себя Вивьен. Рыжеволосая полуфранцуженка шестым чувством угадывала в Грее серьезную угрозу для Зинтары. И сама, на удивление, не отдавая себе отчет, ненавидела Грея за его отвратительную проницательность и пронырливость! Подсознательно Вивьен пыталась защитить Зинтару, как могла. Пусть уж лучше Грей цапается с ней, чем подозревает «ее женщину» непонятно в чем…

Зинтара порывисто встала, извинилась и прошла на балкон. Она тоже чувствовала, что происходит что-то неладное, но до конца не понимала, кого стоит опасаться больше всего: Грея, Кельма или Коника, который предложил увидеться, и на нее напали в парке неподалеку от запланированного места встречи.

После покушения на нее Коник, по каким-то причинам, все никак не мог встретиться вновь. Вайс также отказался от встречи. Это было странно. Очень странно. Точно они хотели скрыть от девушки подробности того, что случилось после её прыжка в Сакураджиму. А Зинтара так рассчитывала, что возможностей Вайса хватит, чтобы запустить поиск Шиара по самым закрытым базам Земли.

– Красиво тут! – Грей подошел едва слышно, точно тень.

Зинтара от неожиданности вздрогнула. Мало кто мог подходить к ней столь незаметно. Девушка промолчала и уставилась на вечерний пейзаж парка. Огромная Земля в небе каждый миг напоминала ей, что все в её жизни оказалось перевернуто с ног на голову.

Она бросилась вслед за любимым, а когда обрела его, предпочла отбросить любовь и преследовать врага… Для многих – странный выбор, а для нее он оказался единственно возможным. Но за этот выбор Зинтара себя ненавидела. Не могла простить, что из-за нее Таур мог затеряться между реальностями, не вынырнуть или… попросту быть убитым, потому что успел слиться со своим пустым двойником Даниилом Беловым…

Зинтара многое бы отдала, чтобы проронить хоть одну слезинку. Она могла плакать по мелочам, могла со слезами на глазах превозмогать немыслимые тренировки с Вивьен, когда не удавалось найти решение и, злилась на себя, но никак не могла заставить себя плакать по Тауру. Лавина невыплаканных слез душила её, а она не в состоянии была выдавить из глаз хоть одну крошечную слезинку. Слишком велика была её утрата, слишком она винила себя, слишком ненавидела свой выбор…

Именно такой выбор диктовала её природа, именно такого выбора от нее бы ожидали, продолжай она оставаться Воином Духа Силирии. Но Силирия далеко, Силирия забыла про нее, Храм Вечности больше не видит её сути… Но она продолжает поступать, как должно истинному Воину Духа. Только теперь прибавились боль и сожаление… Познав земную жизнь, она слишком хорошо поняла, что такое иметь семью и родных, а не скитаться по Галактике, будучи инструментом Идеи Мироздания. Ведь она не просто инструмент! Она женщина, которая любила, любит и будет любить…

– Что будет, если я возьму Вашу кровь на анализ? – поинтересовался Грей, и Зинтара вспомнила о его присутствии.

– Ничего, – Странница посмотрела на Грея в упор.

Один её взгляд сказал все остальное. Она больше не собирается таиться – не от него.

У Юлиуса на лице появилось растерянное выражение.

– А я-то думал Вам пригрозить, сказать, что запись беседы ведётся Ликой и в случае нападения на меня видео будет разослано самым высокопоставленным адресатам…

– Я Вас разочаровала? – Зинтара грустно улыбнулась.

– Вы меня шокировали, – парировал Грей и улыбнулся в ответ. – Я приготовился выводить Вас на чистую воду и обвинять в планетарном шпионаже… А сейчас что-то незримо изменилось… Кто же на самом деле пытается Вас убить?

Грей этого не хотел, Зинтара видела, но отчего-то слова детектива-миллионера прозвучали для девушки проникновенно. Грей, мастер своего дела, все понял, несмотря на то, что узнать истинную личность Странницы представлялось почти невозможным, и теперь хотел помочь.

– Почему? – произнесла Зинтара одними губами.

Грей не заставил долго ждать с ответом, просто пожал плечами.

– Я видел много преступников: самых изощренных, подлых, двуличных, циничных, безжалостных… Я раскрыл не одного шпиона… Но Вы – не они.

– Так просто? – Зинтара готова была разрыдаться от таких незамысловатых слов, от этого удивительного доверия, пусть и от профессионала по разгадыванию тайн.

Слова Грея неожиданно согрели Странницу, которой вдруг стало так холодно и одиноко на пустынной Луне. Ладонь Юлиуса неожиданно оказалась на её затылке, мягкие губы поцеловали в висок, затем перешли на щеку, приблизились к её приоткрытым губам…

Странница с силой оттолкнула детектива и удивленно уставилась на него.

– Вот, о чем я и говорю, – горько усмехнувшись, заметил Грей, – шпионки так не поступают. Будь Вы такой, давно бы охмурили меня и пытались играть на моей привязанности… Значит, тут нечто другое…

– Вы все исследуете…

Зинтаре стало горько и еще более одиноко. Теперь мужчины пытаются её целовать только в порядке эксперимента.

Что-то она захандрила, выбита из колеи смертью Даниила и покушениями на себя… Зинтара все меньше верила, что Таур выжил, иначе бы он обязательно дал о себе знать!

– Может, пройдемся? – предложил Грей и указал на утопающую в зелени и свете Земли дорожку.

Когда Грей и Зинтара выходили, Вивьен провожала их долгим взглядом. Очень долгим…


15

Свет пробивался сквозь шторы, дразнил, заставлял пробуждаться…

Наступал новый день.

Зинтара потянулась и села. Грей все еще спал, уткнувшись носом в подушки. Захотелось горячего кофе и тостов с джемом. Зинтара набросила на себя халат и быстро прошла в кухню. Тостов и джема не оказалось. Зато было все, что нужно для приготовления блинчиков. Зинтара принялась увлеченно готовить завтрак. Вскоре пространство кухни наполнили ароматы свежевыжатого апельсинового сока, яичницы с беконом и умопомрачительно вкусных блинчиков с шоколадом.

Когда на пороге появился Юлиус, завтрак был полностью готов. Зинтара с явным удовольствием оглядела дело своих рук.

– Кажется, получилось, – улыбнулась она. – Почти забыла, как это приятно ухаживать за другими… Голодный?

Грей расплылся в широкой улыбке. Елена, вернее Зинтара (он уже знал её настоящее имя), его приятно дезориентировала. Он отчетливо понимал, что голоден после безумной ночи с неутомимой партнершей, и откровенно не привык к подобному повороту событий. Грей не приглашал к себе женщин. А от пылких любовниц умудрялся всегда уходить еще до рассвета. Вот только на этот раз нарушил все свои принципы и привычки.

«С чего бы?..»

Но он вдруг осознал, что ему приятно. Приятно вот так встать утром и услышать в соседней комнате шкварчание сковородки, уловить запах вкусных блинчиков и свежесваренного кофе… Посмотреть в лицо девушки без грамма косметики и найти её еще прекраснее, чем вечером накануне…

«Я уже соскучился по тебе!» – пронеслось в мозгу Юлиуса, и он невольно потянулся к Зинтаре за новыми поцелуями. Та страстно ответила. Через секунду халатик спал с её плеч, и Грей принялся всецело властвовать над её телом.

Он упивался этой близостью, пил её без остатка, точно изголодавшийся и умирающий от жажды путник в пустыне. Зинтара неожиданно стала для него водой и хлебом, райским вином и неповторимой загадкой. Он знал про нее уже очень много. Но самое важное девушка оставила при себе. Это было личным – только её, и Грей не решился вступать на те территории. Именно сейчас он с невероятной остротой понял, что каждый имеет право на свои тайны. Так правильно – только так и правильно!

Он не хотел знать, почему, зайдя в кухню, увидел на лице девушки тень грусти, почему в её улыбках сквозила невысказанная тоска. Сегодня она проснулась с ним – и ему это неожиданно понравилось! Детектив и миллионер вдруг захотел так просыпаться с Зинтарой каждое утро…

Она стонала под ним и извивалась, он вторгался в нее все сильнее и сильнее, наращивая темп. Стройные ноги девушки обхватили его за талию и прижимали к себе. Грей почувствовал, как её пальцы тянут его за волосы, а горячие губы оставляют влажные поцелуи на груди…

Когда он исторгся в нее который раз подряд за бесконечную ночь и утро, Зинтара наконец затихла и прижалась к его плечу. Он невольно погладил её волосы. Это было знаком благодарности. Он благодарил за неожиданный секс, за горячность, за готовность отдаться прямо на полу кухни…

– Все остыло, – наконец подала голос девушка, блаженно потянувшись, встала и принялась разливать подстывший кофе в чашки.

– Ты здесь надолго? – не удержался от вопроса Юлиус.

Зинтара хотела ответить игриво и стандартно: «А как бы тебе хотелось?», но посмотрела на Юлиуса и промолчала. Он не играл с ней, просто спрашивал.

– Найдешь Шиара, а потом? – не унимался Грей.

– Не сомневаешься в моих способностях? – произнесла Зинтара с ноткой кокетства.

– Вместе у нас обязательно полупится! – улыбнулся Грей и принялся уплетать очередной блинчик с шоколадом.

– Ты всегда такой самоуверенный? – Зинтара искренне удивилась.

Юлиус методично и тщательно прожевал последний кусочек блинчика, запил его кофе и после этого напустил на себя серьезный вид.

– Я решительно дезориентирован. Мне еще не приходилось в своей детективной практике иметь дело с инопланетным маньяком-убийцей. Но… у меня есть теория, и я в ней фактически уверен. У нашего подозреваемого могут быть особые способности, еще более изощренный ум… Только все преступники исповедуют исключительно одну религию – любовь к себе и к власти. Одним достаточно властвовать над несчастной жертвой, запертой в подвале, другие хотят власти в мировых масштабах… Рано или поздно Шиар проявит себя. Он, судя по всему, глобалист. Ему невыносимо сложно прикидываться мелкой сошкой. Шиар предпочтет размах или… Прикидываясь никем, он непременно выдаст себя. Тебя я поймал всего лишь на альдебаранской ветчине…

– Откуда ты узнал? – Зинтара с интересом слушала Юлиуса и теперь искренне недоумевала, как быстро он смог раскусить её.

Грей налил себе и Зинтаре еще немного кофе. Остальную посуду сгреб и свалил в посудомойку.

– Я не ограничен шаблонами, – после некоторого раздумья произнес детектив. – Я честен с собой и честен с другими. Оттого сразу вижу ложь. Я не спрашиваю тебя, по кому ты так грустишь, не потому, что не вижу, а потому что… не желаю знать… Каждый из нас имеет право на прошлое. И я живу настоящим.

– И это тебя посылали на курсы социальной адаптации?! – не удержалась девушка от возгласа.

Юлиус удивленно поднял одну бровь.

– Я очень внимательно изучила все доступные сведения о тебе, – пояснила Зинтара. – Ты действительно хороший детектив и… вундеркинд. Окончил Оксфордский университет с красным дипломом в четырнадцать, а в шестнадцать уже курировал крупный государственный технологический проект под кодовым названием «Искусственный разум; компьютерная архитектура человеческого интеллекта»…

– Стоп, – Грей нежно поднес указательный палец к губам девушки, – ни слова больше! Иначе меня привлекут за разглашение государственной тайны! Ты хорошо подготовилась… Это очень закрытые данные!

– Хотела бы я такие данные откопать по Шиару, – не удержалась Зинтара от реплики.

– Я внимательно тебя слушал… – начал Юлиус задумчиво. – Почему ты так уверена, что, умея менять тела и тем самым убивая свои временные вместилища, он обязательно воспользуется своим истинным лицом?

Девушка немного помедлила с ответом, формируя мысль как можно точнее.

– Шиар – мерт, а значит, может менять тела-доноры. Я предполагаю, что его первой жертвой стал Трииз. Но убил он его не намеренно. Просто тело должно обладать определенными свойствами, иначе любое применение способностей может привести к «мозговому фаршу». Физиология не справится с доступным нашей расе потоком энергии и информации, сгорит… Тело необходимо долго тренировать, готовить к новым способностям. Шиар знает, что я ушла вслед за ним, значит, будет опасаться меня и стараться обезопасить себя. Только в своем старом теле он способен противостоять мне.

Некоторое время Грей внимательно слушал и потирал виски руками.

– На его месте я бы сделал рокировку, – наконец выдал детектив. – Он меняет тело и никак себя не проявляет, пока не разовьет свою физиологию до нужного уровня. Ты его все равно не способна отыскать под новой личиной. Во всяком случае, он так думает. Пока ты дезориентирована, он пытается убить тебя старыми и верными способами, без применения сверхспособностей…

– Но с ножом он на меня напал в своем настоящем облике! – воскликнула Зинтара.

Грей с сомнением закусил губу.

– Лика, выведи два изображения. Первое – портрет, который дала Зинтара, второе – мой, сделанный по свидетельствам очевидцев первого покушения на Белую Звезду.

– Ну, наконец-то хоть про меня вспомнили!

На кухне в игривом розовом халатике и пушистых тапочках появилось трехмерное изображение Лики. Программе искусственного интеллекта каким-то образом удалось на этот раз выглядеть заспанной, с нечесаной копной темных волос.

– Лика, приведи себя в порядок, – заметил Грей строго.

Лика деланно продолжительно зевнула, потянулась и невинно уставилась на своего создателя.

– Вы же тут в чем мать родила сидите, а мне, значит, костюм надевай с каблуками?! Я буду жаловаться в профсоюз ПИИ!

– Что за профсоюз ПИИ? – хохотнула Зинтара и постаралась натянуть свой халат, сползший ниже колен.

– Профсоюз Программ Искусственного Интеллекта, – пояснил Грей, усмехаясь. – Лика пока только планирует приступить к его созданию. Вот только никак не добьется от суда признания её прав на звание «работник»…


16

Юлиус очень старательно раскуривал подаренную Беспаловым сигару. Наконец ему это удалось, и он сделал глубокую затяжку. На языке приятно защипало, рот наполнился вкусным дымом. Попыхивая сигарой, Юлиус уставился на серую стену допросной, перевел взгляд на огромное зеркало сбоку.

Приход Всеволода Горы задерживался.

Наконец в комнату влетел лично Мельник с перекошенным лицом, за ним следом вбежал Кельм. Геннадий Мельник – нынешняя власть Луны, глава лунопорта, а теперь еще по совместительству и исполняющий обязанности начальника планетарной тюрьмы выглядел неважно – под глазами пролегли глубокие тени, лицо осунулось и стало зеленовато-бледным.

– Я раскрою это дело! – еще на пороге прокричал Кельм Мельнику, но, завидев Юлиуса, сразу осекся.

– День добрый! – Юлиус неспешно поднялся, успел еще разок пыхнуть кубинской сигарой и протянул руку для пожатия сначала Мельнику, затем Кельму.

Мельник вцепился в Грея, точно в спасательный круг. Кельм пожал протянутую ладонь с неохотой. В последнее время он все больше находил в себе задатки карьериста, хотел выслужиться перед Землей, раскрыть дело… А не получалось. Да тут еще этот Грей везде маячил, мешал ему сосредоточиться…

– Я выполнил Вашу просьбу, – начал Мельник без предисловий, – прогнал фото по всем базам, включая закрытые базы Планетарной… Странная получилась картина…

Юлиус насторожился, подобрался и весь превратился в слух.

– Я, как Вы и рекомендовали, просматривал закрытые данные не только по средним и высшим эшелонам, не только по зэкам… Проверил весь персонал… Самый заурядный… И… повар, самый простой помощник нашего шеф-повара – Максим Жижин… – произнес Мельник.

Тон у нынешнего начальника Луны оказался растерянный.

– Вы уверены, что именно он напал на Белую Звезду и ранил тренера Ивана?

Юлиус с явным нежеланием отвлекся от процесса попыхивания сигарным дымом, присел на стул напротив Мельника, положил ногу на ногу и развел руками.

– Так утверждают порядка пятидесяти опрошенных. Именно с их слов составлен портрет…

– На обычном допросе они ничего не смогли вспомнить, – заметил Мельник, прищуриваясь.

Кельм согласно крякнул из своего угла, в котором пристроился.

– Потому техники глубокого гипноза, – спокойно пояснил Юлиус, – я применял исключительно в присутствии медиков СЛБ и с включенными камерами… Вы же просмотрели видеоматериалы с опросами?

Мельник кивнул. Он действительно просмотрел все записи опросов свидетелей от начала и до конца, перепроверил показания, расспросил лично медиков, которые в унисон утверждали, что никакого подвоха быть не может. Если пятьдесят человек под глубоким гипнозом вспоминают одно лицо – значит, именно этот человек пытался напасть на Елену Белову.

– Я бы хотел осмотреть жилище исчезнувшего, – отметил Грей и в очередной раз сделал глубокую затяжку – табак оказался удивительно хорош.

Мельник закашлялся. Он и сам был иногда не прочь подымить. Но от бессонных ночей и нервного напряжения дым вызвал у него приступ першения и рези в глазах.

– Прекратите уже дымить на меня! – бросил он Юлиусу нервно.

Юлиус с сожалением уставился на сигару. Сейчас, в связи с карантином, достать на Луне хорошие сигары становилось все труднее и труднее. Поставки с Земли давно прекратились, торговцы придерживали хороший товар или требовали за него тройную цену.

– А что там насчет карантина? И я, кстати, ожидал вовсе не Вас, а Всеволода… – сигару Юлиус так и не потушил, только перестал выдыхать дым в сторону нервного и.о. начальника тюрьмы.

– Закончилась его малина! – гневно выкрикнул Геннадий Мельник. – В тюрьме участились беспорядки. Так что мы ужесточили условия пребывания… А то живут тут себе, как на курорте! В карцере он!

Юлиус недовольно поскреб лоб кончиками пальцев.

– При нынешнем карантине – ничего удивительного. Скоро и среди туристов начнутся вспышки…

– Только что, – мрачно заметил из своего угла Кельм, – в центральном универмаге туристы забросали помидорами и яйцами витрины нескольких магазинов и палаток… Народу не понравились заоблачные цены…

– То ли еще будет, – пробурчал Юлиус. – Скоро туристы начнут нас тут всех с потрохами есть!

– Карантин должны отменить! – резко ответил Мельник. – Я лично послал доклад на Землю!

– А они? – тоскливо поинтересовался Юлиус.

Мельник воровато оглянулся на притихшего в углу Сергея Кельма. Расследование, возглавляемое Кельмом по делу «мозгового фарша», откровенно буксовало. Хоть какой-то свет пролил Юлиус, выудив у очевидцев портрет нападавшего на Елену Белову и предполагая, что между нападением на Белую Звезду и убийствами Шона Трииза и Даниила Белова есть прямая связь. Это уже была хоть какая-то зацепка, хоть какое-то начало…

Мельник даже пренебрег директивами Земли – держать Юлиуса подальше от расследования. Геннадий Мельник на своей шкуре начал постепенно ощущать, что такое введенный в связи с убийствами карантин и чем это может быть чревато. Его еще в самом начале о грядущих беспорядках предупреждал Беспалов, но тогда Мельник пропустил слова Беспалова мимо ушей. Слишком мало времени Геннадий провел на Луне, не понял, что Луна – это маленькая консервная банка и люди тут, как килька, лежат плотно. Сейчас стоит больше опасаться не гнева аппарата ОЧ, который находится за четыреста тысяч километров, а тех туристов, которые под самым носом могут устроить дебош!

А все эти странные убийства! Из аппарата четко сообщили: пока не будет результата расследования – карантин не снимут.

«Сумасшествие! Запереть такое количество народу на Луне! Самоубийство! Только… Может, ОЧ решил подгадить бизнесу MWM Pharmaceuticals, а убийства – лишь повод… Тоже вариант…»

И в случае беспорядков – его голова полетит с плеч!

Сейчас Мельник это понял очень хорошо и даже в какой-то момент пожалел, что не Беспалов руководит Луной. Ему, Мельнику, придется все разгребать и расхлебывать…

Потому Мельник решил смириться с отвратительными манерами и заносчивостью Грея, наплевать на директивы ОЧ – не им же тут на Луне корячиться приходится (!) – и восстановить полномочия суперзвездного детектива.

– Ну, так что с осмотром жилища Жижина? – напомнил Юлиус, задумавшемуся Мельнику.

– Мои ребята там уже все осмотрели, – зло процедил Кельм.

– Да Вы и свидетелей покушения на Белову опросили, – усмехнулся Юлиус и вопросительно уставился на Мельника.

А Мельник прикидывал, хватит ли наглости Кельму настучать на его действия своему непосредственному начальнику Кронцу. А тому не придет ли в голову лично доложить обо всем в аппарат ОЧ… Задачка… Кронц его, Геннадия Мельника, недолюбливает, водит дружбу с Беспаловым… Хотя Беспалов сейчас под подозрением… Но Кронц…

«Политика, чертова политика! – в сердцах подумал Мельник. – «Как в нее удобно играть, когда ничего не делаешь, а только видимость бурной деятельности создаешь! И как же она мешает, когда нужно решать реальные задачи!»

– Вот вдвоем туда и отправляйтесь! – наконец решил Мельник. – Ты, Сергей, своими глазами еще раз посмотришь, а Юлиус окинет жилище Жижина, так сказать, свежим взглядом…

Кельм и Грей переглянулись – ни один, ни второй решением Мельника не остались довольны. И даже не пытались создать видимость. Кельму претил звездный детектив-выскочка. Грею было откровенно жаль времени приспосабливаться к ограниченному выскочке из СЛБ.

– И как этот повар только мог никому не запомниться? – ни к кому конкретно не обращаясь, а больше для себя, заметил Мельник. – Столько народу вокруг, камеры…

– Камеры отключили, – напомнил Сергей Кельм.

– У Чужих целый арсенал психотропных аэрозолей, которые удаляют кратковременную память от нескольких минут до нескольких часов, – добавил Юлиус.

– Психотропные аэрозоли Чужих, сыворотка леендов, «мозговой фарш»… – недовольно проговорил Мельник.

– Да, нас еще ждет много странного, – заметил Юлиус и первым вышел в дверь.


17

Она вела себя как дорогая шлюха, именно так вначале воспринял её Рэтт: в облегающем черном коротком платье, коленки призывно оголены, высокие каблуки, копна золотых волос уложена в высокую прическу, точеная шея обнажена…

Рэтт сразу захотел её, как только увидел, как только она появилась у входа – одна, без сопровождения… Губы ярко-алые, влажные, сочные…

Рэтт сразу же решил подойти к незнакомке и угостить бокалом шампанского. Но не успел – его опередили. Уверенный в себе толстяк, явно из толстосумов, первым подкатил к дорогой куколке. Девицы облегченного поведения обожают таких толстячков-пухлячков: платят много, ухаживают красиво, в постели сильно не напрягают… А красотка возьми его да отшей. Неожиданный ход для дорогой проститутки. И тут Рэтт решил не торопиться. Посмотреть повнимательнее, понаблюдать…

Девицы его всегда любили – высокий, крепкий, во взгляде сквозит нескрываемая сила и наглость. В его профессии оба эти качества незаменимы: сила и наглость! А еще – наблюдательность! Именно она помогала Рэтту делать свои дела и не попадаться.

Вот только красотку не заинтересовал толстосум. Зачем же она здесь – в самом дорогом казино Лунограда?!

Рэтт стал свидетелем еще нескольких неудачных попыток. Девица вела себя развязно, отшивала громко, улыбалась нагло. А потом начала играть в покер. Да так, что у всех, кто стоял рядом, захватило дух. А потом… Потом весь зал казино притих. Девица поставила на кон целое состояние, так, словно швыряла мелочь нищему. Крупье вспотел, его тут же сменил другой, с нервами покрепче. В зале появилась дополнительная охрана. Периферическим зрением Рэтт заметил, как зал начал заполняться жуликами и аферистами всех мастей. Теперь и они не собирались отпускать красотку, до самого верху набитую бабками. Рэтт давно научился отличать добропорядочных граждан от всяких отбросов. А еще понял, что этой цыпочке, да без охраны, не дадут просто так уйти из казино с кучей денег.

«Может, стоит напроситься в охранники, за ночь любви?» – усмехнулся про себя Рэтт. Для подобной роли у него имелась нужная квалификация.

Зал в очередной раз дружно ахнул. Красотка только что просадила в покер стоимость целого острова или маленького космического корабля – в зависимости от того, кто чем измеряет средства…

Рэтт подошел чуть ближе. С этого ракурса ему был хорошо виден профиль незнакомки. Та и не думала расстраиваться. Спокойно пригубила шампанское, улыбнулась побледневшему крупье.

– Кажется, сегодня не мой день… – произнесла незнакомка.

«И голос такой, как переливы хрусталя…» – невольно подумал Рэтт и чертыхнулся, потому что никогда не считал себя поэтом. Вернее, даже недолюбливал в других такие творческие наклонности. Рэтт был реалистом. Именно это позволяло ему жить на широкую ногу и оплачивать один из самых дорогих номеров в центральном отеле Лунограда. Свою истинную профессию он скрывал и прятался под маской любителя азартных ощущений. В «Объединенном человечестве» осталось мало мест, где можно было играть по-крупному и делать действительно высокие ставки! Одним из таких мест, для настоящего игрока, стала Луна.

Шикарная незнакомка окинула зал беглым взглядом, надула губки и встала из-за стола, при этом бросив крупье фишку такого номинала, что тот мог месяц не работать. Красотку тут же окружила толпа пышущих тестостероном самцов. Их намерения были столь очевидны, что Рэтт не удержался от ухмылки. Рэтт умел читать людей. Вот и сейчас он очень хорошо представлял себе, чем все закончится.

И действительно, не прошло пяти минут, как незнакомка умело разогнала всех ухажеров и устроилась за отдельным столиком, заказав при этом самое дорогое шампанское.

Теперь она играла в рулетку. Ей то везло, то нет. Но Рэтт отчетливо видел, что красотка не слишком-то увлечена. Просто коротает время и наслаждается дорогим напитком.

– За хорошим шампанским должен последовать прекрасный вечер и не менее восхитительная ночь?

Рэтт и сам бы не ответил, почему он произнес именно эту фразу, слишком откровенную, слишком наглую… Но, похоже, его наглость восхитила незнакомку. Она пристально посмотрела на подошедшего мужчину в идеально скроенном синем костюме, на его ухоженные руки, холеное лицо, жесткий подбородок и…

– Елена, – произнесла она. – Можем заказать что-то покрепче…

– Рэтт, – ответил он и понял, что от одной только фразы Елены и легкой улыбки он захотел её еще больше прежнего.

Он фактически готов был наброситься на нее прямо в зале казино и взять на игральном столе… Вместо этого Рэтт элегантно поклонился и поцеловал кончики пальцев сексуальной красотки.

– Что предпочитаете?

Елена обворожительно улыбнулась:

– Карду, просто Карду…

Они молча выпил пару бокалов виски. Красотка продолжала делать ставки, Рэтт с предвкушением рассматривал её профиль. В ней будоражило все: приглушенный смех на его шутки, наклон головы, её взгляды… Она не пыталась нравиться или заводить его. Это получалось само собой, естественно, как дыхание.

А потом около их столика неожиданно появился молодой щеголь в дорогом сером костюме, и Рэтт с запозданием понял, что имеет дело с одним из самых известных и скандальных миллионеров Земли – Юлиусом Греем.

– Что ты тут делаешь? – произнес Грей, обращаясь к новой знакомой Рэтта на правах собственника.

Рэтт напрягся. В его сегодняшние планы не входили глупые потасовки. Нет, он их не боялся – иногда даже любил! На такой случай у Рэтта имелись более чем профессиональные навыки. Просто сегодня жаль было тратить силы на мордобой, вместо того чтобы изматывать красотку в постели.

Зинтара обернулась. Как же далеко Грею до выдержки Гакара… Она поставила виски на бортик игрового стола и поняла, как сильно хочет залепить Юлиусу звонкую пощечину. Вместо этого девушка сдержалась и невинно улыбнулась.

– Играю в рулетку…

– Я вижу! – прорычал Грей.

– Тогда зачем же спрашивать? – Зинтара взяла бокал и продолжила смаковать виски.

За столик подсели другие игроки, а ей этот ход приходилось пропускать и выяснять отношения с детективом-миллионером.

– Дама занята, – как можно спокойнее вмешался в разговор Рэтт и расправил плечи.

Зинтара по решимости мужчин поняла, что без её вмешательства дело добром не кончится, осушила бокал до дна, схватила Юлиуса под локоть, бросила новому знакомому обворожительную улыбку с обещанием вернуться через пять минут и поволокла Грея к выходу.

Когда они оказались на улице Юлиус немного успокоился и почти взял себя в руки.

«Мы всего лишь переспали!» – напомнил себе детектив-миллионер и попытался дышать глубже.

Но выходка Зинтары его оскорбила, ранила, удивила, шокировала… Он еще не успел определиться со своими чувствами. Но одно было ясно – выход Зинтары в казино не оставил его равнодушным.

Грей пылал гневом, хотел все крушить и, в том числе, отделать, как следует, эту наглую девчонку. Но он вовремя вспомнил, что имеет дело с Белой Звездой, потому просто так отделать девчонку представлялось делом очень хлопотным.

– Я работаю, – спокойно произнесла Зинтара, когда увидела, что с Греем можно продолжать диалог.

– Это я работаю! – проорал в лицо девушке детектив. – Я нашел твоего Шиара! Это Максим Жижин – повар Планетарной!

– Шиара? – Зинтара сощурила подведенные серебристым карандашом глаза.

– Или его потомка, в которого тот переместился, – сдался Грей, – и который, скорее всего, уже мертв, и мы обнаружим очередное тело с расплавленными мозгами…

Именно к такому выводу несколькими часами ранее пришла Лика. Портрет, нарисованный Зинтарой, и портрет, сделанный Греем по опросу очевидцев, – почти одно лицо, так же, как внук или правнук бывает очень похож на деда.

– Он даже успел сделать себе потомков, – тоскливо заметила девушка и обхватила себя руками, точно замерзла.

Грей тут же скинул с плеч пиджак и набросил на обнаженные плечи девушки. В черном, искрящемся, точно брызги шампанского, платье на тонких бретельках, она выглядела слишком откровенно и в то же время невообразимо притягательно. Грей почувствовал, как невольно захотел прикоснуться руками к её волосам, провести ладонью по открытой спине. Платье ничего не закрывало, а откровенно выставляло напоказ. Там, в казино, его это жутко взбесило. А сейчас… Грей ощутил нарастающее возбуждение.

– Как же легко вас провести, – усмехнулась Зинтара и закуталась в пиджак Грея поплотнее. – Стоит немного оголить тело, как вы превращаетесь в альфа-самцов!

– Но ты же этого хотела! – уже весьма дружелюбно и даже с оттенком нарастающей страсти ответил детектив.

– Я планирую улететь, причем срочно! – жестко заметила Зинтара.

– Что?! – у Юлиуса округлились глаза. – На Земле никто не даст тебе приземлиться. Объявлен лунный карантин! Тебя просто собьют при входе в атмосферу!

Зинтара закатила глаза:

– Юлиус, я не собираюсь на Землю! Я планирую улететь с Луны. Хочу кое с кем посоветоваться. Возможно, попросить помощи…

– Еще недавно ты собиралась сама разыскать Шиара… Что изменилось?

– Коник, – кратко ответила девушка.

Грей недоуменно поднял брови вверх.

– Коник пригласил на встречу, где в меня стреляли. Коник… – пояснила девушка и невольно передернула плечами при воспоминании об очередном покушении на себя.

Грей тут же выхватил мобильный и собрался звонить лично Мельнику, чтобы организовать ордер на арест.

– Поздно, – Зинтара взяла Юлиуса за руку. – Я, наконец, смогла поговорить с Вайсом. Микаэль сам позвонил мне. Коник в своем номере лежит… мертвый. Тот, кто мог пролить хоть какой-то свет на происходящее… Шиар воспользовался Коником, его телом. А я даже не заметила… Шиар заманил меня в ловушку, а потом бросил тело, даже не позаботившись о последствиях. Он просто идет по трупам! Значит, он уже очень хорошо видит цель… Я боюсь опоздать! Мне нужна поддержка!

– Но кто-то помог тебе, отключил локальную гравитацию Земли…

– Это Вайс, – тоскливо ответила Зинтара.

Она-то надеялась, что Таур выжил и отключил гравитацию именно он. Но её спасителем оказался Микаэль Вайс. Потому она и сдалась, бросилась в первые раскрытые объятия…

Не помогло. Грей не помог ей забыться. Боль оказалась еще сильнее, а ощущение утраты – острее.

– Почему ты мне сразу не сказала?

– Я уже осмотрела тело… А Вайс обещал связаться с СЛБ…

– Не связался… – задумчиво произнес Грей, крутя в руке мобильный телефон, и заметил крошечный значок сообщения с почты. – Он мне на почту написал. Вернее, даже не Кельм, а его помощник… Все пытается меня опередить, наш горе-следователь…

Грей хмыкнул и спрятал мобильный в карман, затем посмотрел на Зинтару.

– Куда же ты собралась?

– Мне нужны ученые… – произнесла Зинтара осторожно. – Наши ученые… Их возможности и знания. Я откровенно удивлена возможностями Шиара. Только не думай, что так может каждый из нас. Истинный Силириец на подобное совершенно не способен. Только мерты. И то, для них это колоссальная потеря сил. Каждое новое перемещение самые высшие иерархи мертов готовят десятилетиями. А тут сразу несколько за считанные дни… На подобное не способен ни один известный мне представитель мертов! Я не понимаю, с чем имею дело!

– Ну, ты не одинока… – Грей скупо ухмыльнулся и развел руками. – Могу предложить мою яхту и себя в компаньоны…

Зинтара едва улыбнулась и покачала головой.

– Твоя яхта земного производства. Мне же нужен корабль Чужих. В идеале – одноместный разведчик, оснащенный генератором прыжка в подпространстве.

– Я как-то не подумал, – пробормотал Грей. – Не привык допускать мысль, что после начала отношений с Чужими, мы вскоре сможем летать к ним, точно на Рождество к бабушке в Канзасе…

– Ну, все не так просто… – пробормотала девушка и почувствовала на своем плече теплую ладонь нового знакомого.

Рэтт подошел, как и положено представителю его профессии, удивительно тихо.

– Он все еще достает тебя, Елена?

Зинтара обернулась. Способности возвращались к ней, тело начинало слушаться команд разума и воли. Оттого приближение Рэтта она заметила, когда тот еще не вышел из казино.

– Милый друг, – Зинтара положила ладонь на щеку молодого мужчины, – кажется, пора приступать к делу.

Рэтт от такого напора красотки чуть не закашлялся. Он-то еще в казино был готов преступать к делу!

Рэтт среагировал молниеносно и в один прием схватил девушку на руки.

– Уже бегу! Мой отель за углом! – Рэтт даже не чувствовал её веса, настолько сильно в его теле бушевало желание обладать.

– Поставь, – произнесла новая знакомая очень мягко, но требовательно.

И Рэтта как-то разом заклинило – то пора приступать к делу, то поставь… Он замер с прижатой к груди девушкой и принялся поочередно смотреть то на нее, то на щеголя в сером костюме.

– Я что-то упустил? – произнес он наконец.

– У меня деловое предложение. Я долго тебя искала, – призналась Зинтара, путем нехитрых манипуляций освободилась и встала рядом с мужчинами. – Я хочу купить космический корабль.

– Так…. – Рэтт быстро огляделся цепким взглядом профессионала.

Подставы он не чувствовал. Нет. Деньги девчонка имела – тоже факт. Буквально только что девица спустила в казино маленькое состояние. Но уж слишком неожиданным оказалось предложение.

– Корабль мне нужен завтра. Готова предложить… Пять, семь миллиардов… просто скажи, сколько тебе нужно… – продолжала напирать новая знакомая.

– В моем номере, – коротко бросил Рэтт и размашистым шагом пошел по улице в сторону своего отеля.

На самом деле это действительно был его отель. Он давно купил отель и занял один из самых шикарных номеров. Покупка была оставлена так хитро и умело, что управляющая компания даже не подозревала, кто является истинным владельцем здания. Рэтта подобное положение вещей более чем устраивало. Имея репутацию игрока, кутилы, повесы и прожигателя жизни, не положено ему было держать в собственности самый роскошный отель в Лунограде.


– Я долго его искала! – прошипела Зинтара, когда Рэтт скрылся за углом, а Грей принялся читать ей лекцию, что хорошей девочке не следует связываться с плохими мальчиками. – Он единственный, кто действительно может достать любую вещь Чужих!

– Не говори ерунды! Я знаю этого типа как отъявленного игрока! Он с поразительным педантизмом регулярно просаживает деньги во всех казино Лунограда… Он…

– Спроси у Лики, – зло бросила Зинтара. – Уж она-то сможет реально оценить, что на самом деле представляет собой Рэтт!

– Самый крупный контрабандист, – тут же отозвалась Лика, но появляться, вопреки обыкновению, не стала. – Достоверных сведений нет, но если опираться на факты, можно предположить, что Рэтт летает за товаром лично. А еще… я бы советовала Зинтаре купить темные очки и широкую шляпу…

– Что? Ты это к чему? – удивился Грей, выводя на дисплей мобильного изображение программы искусственного интеллекта.

Лика на дисплее выглядела недовольной, сидела в строгом черном брючном костюме, крепко скрестив руки на груди, и постукивала шариковой ручкой по толстенной папке с бумагами.

– Твоя знакомая, кажется, – Лика состроила язвительную улыбочку и глянула с дисплея мобильного на Зинтару, – только что обчистила несколько крупнейших банков… Расследование начато. На Земле уже землю роют, но пытаются найти того самого хакера, который умудрился умыкнуть столько денег…

– С чего это ты взяла? – Зинтара изобразила на лице глубокую невинность.

У Грея откровенно отвисла челюсть.

Лика лишь ехидно хмыкнула и пожала плечами.

– Пока им ничего обнаружить не удалось. Но уж слишком удивительным мне кажется совпадение. Только что кто-то с Луны ограбил земные банки. А еще кое-кто пытается за астрономические деньги купить космический корабль Чужих… Ну, вот не верю я в такие совпадения!

– ТЫ ОГРАБИЛА БАНКИ?! – переходя на сиплый шепот, спросил Грей, ошалело уставившись на Зинтару.

Девушка воровато оглянулась и выставила перед собой ладони, пытаясь успокоить детектива-миллионера.

– Ну, не у тебя же мне деньги на корабль просить…

Теперь уже Грей начал оглядываться по сторонам.

– Они же… – начал он, едва не задохнувшись. – Они уже знают, что искать нужно на Луне. Лунный след невозможно стереть или скрыть! А найти хакера на Луне – это же вопрос времени! Невозможно тут остаться незамеченной! Повсюду камеры, слежка, тотальный контроль! Тут же Планетарная находится!!! Все прослеживается и проглядывается! Чем ты думала?!

Зинтара закатила глаза и посмотрела в сторону отеля, в котором скрылся Рэтт.

– Пошли уже! – бросила она Грею, сгребла детектива в охапку и потащила в сторону жилища самого крупного контрабандиста человечества. – На меня очень сложно выйти. Время есть.


– Белая Звезда! – с порога встретил их Рэтт громким восклицанием. – И как я сразу не разглядел! На ринге ты, правда, предпочитаешь совершенно другой грим. Но я-то обязан был узнать!

Рэтт встретил их с бутылкой виски Карду в руках. Где он успел отыскать именно этот сорт виски, Зинтара даже не представляла – на то он и контрабандист! В просторной гостиной, залитой мягким светом, наигрывала приятная мелодия. Что-то джазовое… Зинтара с удивлением узнала Френка Синатру. На Луне его давно никто не слушал и не помнил. А Рэтт… Надо же…

Strangers in the night
Exchanging glances
Wondering in the night
What were the chances
We’d be sharing love
Before the night was through
Something in your eyes
Was so inviting
Something in your smile
Was so exciting
Something in my heart
Told me I must have you

Слова лились и обволакивали.

Рэтт, вторя Синатре, пропел один куплет на русском:

Зовом женских глаз
Заворожённый,
Вмиг твоей улыбкой
Опьянённый,
Сердцем понял я:
Без них мне жизни нет…

Их взгляды встретились, сплелись воедино и… очарование моментально испарилось от мрачного покашливания Грея.

– Мы по делу. Так у Вас имеется нужный нам м-м-м… объект?


Рэтт неспешно нажал на пульте кнопку. Музыка прекратилась.

Затем подошел к компьютеру, расположенному на журнальном столике в гостиной, и набрал несколько команд. Как поняла Зинтара, Рэтт активировал мощное антипрослушивающее устройство Чужих.

А потом одновременно ожили мобильные Грея и Зинтары. Зинтара тут же выключила свой аппарат, Юлиус убрал звук, но потом любопытство взяло верх, и он мельком глянул на присланное сообщение:

«Срочно найди Белую Звезду. Завтра у нее состоится бой с Всеволодом Горой. Г. Мельник».

Юлиус от неожиданности присвистнул. И протянул дисплей с сообщением Зинтаре. Та чертыхнулась, бросила короткий взгляд на Рэтта.

– Наши планы не меняются. Когда я могу получить корабль?

Рэтт склонил голову чуть набок, разглядывая обворожительную новую знакомую. В гневе она ему тоже понравилась. Но нельзя смешивать бизнес со своими желаниями. Потому следующие слова контрабандиста прозвучали холодно и четко:

– При стопроцентной предоплате я могу гарантировать поставку нужного объекта в течение шести месяцев.

– Мне нужен одноместный разведчик фаэтов, – произнесла Зинтара.

Ответ Рэтта её не удивил. Просто она имела несколько другие планы на сроки поставок и собиралась их предложить. Пока же следовало поиграть с Рэттом в его игру, а настоящее предложение оставить на потом.

Рэтт сосредоточенно потер подбородок, залез в компьютер. Несколько минут внимательно просматривал какой-то документ. Затем написал на листочке сумму и протянул его девушке. Цена космического корабля Зинтару приятно удивила.

– Это старая модель. Новые никто не сможет тебе продать, – своевременно предупредил контрабандист. – И стопроцентная предоплата.

Юлиус перехватил листок Рэтта, в очередной раз присвистнул и вопросительно уставился на девушку. Сумма выходила, даже по его меркам, огромная.

Зинтара лишь пожала плечами и ровным голосом произнесла:

– Если я предложу в три раза больше… Но корабль мне нужен завтра вечером…

Теперь Ретт и Юлиус присвистнули в унисон.

– Красавица моя, – обворожительно улыбнулся Рэтт, – у меня нет одноместного разведчика фаэтов. Ты сейчас не в супермаркете, а в засекреченном логове контрабандиста. Пусть и самого лучшего, но и у меня есть свои пределы! Срок же – поставить корабль завтра… Это из области фантастики! Даже за предложенные тобой… деньги.

Ретт хотел сказать бешеные деньги. Но потом решил, что не следует лишний раз подчеркивать астрономические цифры предстоящей сделки. Девушка и сама способна дать себе отчет в стоящих на кону деньгах.

– Еще по бокалу? – мило улыбнулась Белая Звезда.

Рэтт поймал себя на мысли, что начинает вновь подпадать под её очарование. Теперь, когда он узнал Елену Белову, к прежнему возбуждению примешался новый коктейль чувств с оттенком перчинки и любопытства. Рэтт не был любителем женских лунных боев без правил. Но все же мысль, что он находится сейчас в одной комнате с титулованной особой, на счету которой десятки побед… Это манило и дразнило одновременно.

Рэтт наполнил бокалы.

Юлиус пил свой виски автоматически, мрачно поглядывая на присланное сообщение. А ведь это он подал Мельнику мысль, что туристов всеми силами следует отвлекать от карантина!

Только Юлиус даже и представить себе не мог, что Геннадию Мельнику придет в голову устроить поединок меду Всеволодом и Зинтарой. Предстоящий расклад боя детективу очень не нравился.

Всеволод Гора слыл известной машиной для убийств. Это было его сутью. Всеволод Гора голыми руками откручивал на ринге головы противников и получал от этого явное удовольствие!

Зинтара же не готова убивать… Пусть она супербыстрая, суперсильная… Но… при таком раскладе сил… Всеволод вполне мог победить… И не просто победить, а прикончить Белую Звезду на ринге! Правила боев это допускали. Никто не осудит Гору. Некоторые даже порадуются. Зинтара успела своими победами досадить немалому количеству бойцов-женщин. А Мельник… Ему наплевать на девушку. Ему главное увлечь туристов новым, невероятным зрелищем – погасить недовольство. Смерть же какой-то там Елены Беловой для него не имеет никакого значения…

Потому Юлиус впал в скверное настроение: отчасти из-за ощущения собственной вины, отчасти из-за того, что слишком хорошо умел предсказывать результаты поединков. Результат этого боя складывался не в пользу Белой Звезды!

Все это время Зинтара и Рэтт играли в гляделки, пили виски маленькими глотками, одновременно отрывались от спиртного, одновременно ставили бокалы на журнальный столик… Они как бы вальсировали, без музыки, без слов… на одном дыхании…

– Я хочу твой корабль, – наконец произнесла Зинтара.

Слово было сказано. Рэтт спокойно выдержал новость, поставил бокал с виски на стеклянную поверхность.

– Этот корабль управляется только мной, – твердо произнес контрабандист.

И этого ответа Зинтара ожидала.

– Тогда довези до Станции сектора 101-54. Я стану твоим пассажиром.

Ретт запрокинул голову и громко расхохотался.

– Для Белой Звезды ты слишком многое знаешь! Откуда тебе известно про Станции?! – Теперь Рэтт смотрел на девушку как никогда серьезно.

– Я плачу тройную цену корабля всего лишь за то, чтобы ты доставил меня к цели своего обычного маршрута, – отчеканила Зинтара. – Без лишних вопросов.

Ретт с удивлением понял, что девочка умеет, когда надо, быть мягкой и податливой, а когда надо – жесткой. Редкое умение у женщин. Даже ему приходилось вырабатывать подобный навык годами. Он дает возможность договариваться и отстаивать свои интересы. Незаменимое качество в торговле!

– Ты случайно не начинающий контрабандист? – на всякий случай уточнил мужчина.

Теперь засмеялась Зинтара.

– Нет, я просто боец боев без правил…

Но Рэтт продолжал все еще с явным сомнением поглядывать на девушку.

– Клянусь, что я не собираюсь становиться контрабандистом! – как можно серьезнее произнесла Зинтара и даже подняла ладошку, как перед словами в суде: «Клянусь говорить только правду и ничего, кроме правды…»

Ретт облегченно выдохнул и рассмеялся. Только такой хваткой конкурентки, как Белая Звезда, ему не хватало – девочка уж очень шустрая, соображает быстро и постоять за себя сможет!

– Значит, завтра вечером? – уточнила Зинтара.

– У тебя завтра бой с Всеволодом, – мрачно произнес Юлиус. – Личное распоряжение Мельника. Позабыла?

Ретт удивленно приподнял брови. А он-то уже собирался пожать руки и скрепить хорошую сделку… Но что толку договариваться с мертвецами! Если Звезда должна встретиться с Горой – она не жилец. Это даже не фанату боев понятно!

Зинтара же лишь спокойно пожала плечами.

– Завтра в полночь, после боя… Вполне успеем…

– ЧТО?! – в один голос воскликнули мужчины.

Юлиус до последнего надеялся, что Зинтара элементарно откажется. Рэтт же не предполагал подобного хладнокровия, когда речь идет о поединке с Горой.

По его сведениям некоторые участники боев, когда узнавали, что в следующий раз должны выйти на ринг с Горой, накладывали в штаны. И это были именитые бойцы, конкретные мужики! Но кому хочется, чтобы твою голову открутили на виду у тысяч болельщиков и миллиарда телезрителей?!

А это девчонка так берет и спокойненько планирует после боя – с ГОРОЙ (!) – слетать в КОСМОС!

– Она сумасшедшая? – как бы между прочим уточнил Рэтт у Юлиуса.

Детектив только глубоко вздохнул, без спроса налил себе стакан виски до краев и начал методично пить горячительный напиток.

– Откажись!!! – наконец выдохнул Грей, когда содержимое бокала оказалось в его желудке. – Сошлись на колики в животе, диарею, женское недомогание, на смерть бабушки в Лапландии… Да что угодно придумай, только не соглашайся выходить на ринг с Горой! Он тебя порвет на части!!!

Зинтара вздохнула.

– Какой же ты хороший, Юлиус! Тебе кто-нибудь говорил подобное?

Грей уже чуть пьяно отрицательно мотнул головой.

– Отпишись Мельнику, что нашел меня, что я напилась в казино в стельку от подобного чудесного предложения, что я согласна и завтра выйду на ринг.

– Лика, напиши… – нечленораздельно промычал Юлиус и уткнулся носом в подушку.

Через секунду в комнате послышалось тихое похрапывание детектива. А еще через секунду откуда-то с потолка раздался голос:

– Меня блокируют, не могу я отправить сообщение Мельнику! – голос у Лики был не просто недовольный.

Программа искусственного интеллекта Юлиуса Грея откровенно злилась на хозяина помещения.

– Я не сталкивалась с подобным типом гашения исходящих сигналов! Требуется время и дополнительная информация, от которой я также отрезана!

Зинтара задрала голову наверх, затем сообразила посмотреть на монитор мобильного Грея. Лика сидела там в элегантном черном платье, очень похожем на эротичный наряд Зинтары, и усердно дулась.

– А это еще что за создание? – не преминул удивиться Рэтт.

Лика промолчала, пришлось отвечать Зинтаре:

– ПИИ Лика – разумное творение гения Юлиуса Грея…

– О-о-о! – только и нашелся с ответом Рэтт.

Сегодня у него выдался удивительный денек. Знакомство с Белой Звездой, которая собралась победить непобедимого чемпиона Гору и улететь в открытый космос, встреча с самым скандальным детективом-миллионером Земли и столкновение с программой искусственного интеллекта, Ликой, о которой только ходили слухи, и никто на черном рынке не имел чести даже близко с ней столкнуться. ПИИ обслуживали самые закрытые объекты государств, являлись продуктом штучным и исключительно уникальным!

– А я-то думал, простая эротическая игрушка… – буркнул Рэтт и тоже предпочел выпить еще виски.


18

Геннадий Мельник рвал и метал, бегал взад и вперед по лунопорту, отдавал кучу бессмысленных поручений…

Все его мечты, все его устремления и надежды… на власть и деньги… летели в тартарары! Сегодня прилетал назначенный Землей президент Луны! И Мельнику поручено было обеспечить идеальное прибытие нового хозяина на Спутник.

«“Хозяин” – иначе и не назовешь!» – ехидно подумал Мельник и принялся раздавать диспетчеру Томми очередные указания, как лучше прилунить космическую яхту будущего лунного президента.

Раньше властью неофициально считался начальник тюрьмы Беспалый, затем Земля назначила Мельника на должность директора лунопорта с очень широкими полномочиями. А теперь аппарат ОЧ аж президента надумала посадить на Луне! Смешно, да и только! Особенно если учесть, что большая часть территорий – с кислородными куполами, отелями, парками и туристическими зонами отдыха – принадлежит трансконтинентальной корпорации MWM Pharmaceuticals! И земли эти, по всем известным бумагам, – свободные территории, неподвластные ни ОЧ, ни Земле, ни Луне!

В самую просторную залу лунопорта начали подтягиваться непосредственно участники церемонии встречи.

Всюду сновали режиссеры, операторы, комментаторы… центрального лунного телевидения. Прибытие планировалось транслировать в реальном времени по крупнейшим телеканалам Земли и Луны.

При таком раскладе не имел права Мельник ударить в грязь лицом. Надо было встречать красиво и помпезно! И без всяких там беспорядков!

И Мельник придумал новый вид поединка и новый титул – схватку между победительницей женских боев и чемпионом боев среди мужчин! Небывалое и неслыханное дело! Но… нужно было как-то утихомирить туристов!

И, кажется, Мельнику все удалось.

Дату прилета президента Луны сообщили скоропалительно. Мельник организовал новый бой за новый титул еще более стремительно. А народ уже расхватал билеты на все места! Телевизионные же каналы просто засыпали Мельника предложениями по вопросам прямых трансляций и прав на повторные показы!

Такого зрелища еще никто отродясь не видал! Тут и назначение президента Луны и новая невероятная схватка!

Комментаторы просто захлебывались в цветистых фразах, готовы были слопать собственный микрофон, лишь бы выбить место поближе к предстоящим двум огромным лунным событиям!…

Туристы толпились в очередях в надежде увидеть прилет лунного президента хоть краешком глаза. А еще больше народу хотелось глянуть на встречающих президента двух чемпионов боев без правил – на Белую Звезду и Всеволода Гору. Они также входили во встречающую нового хозяина Луны делегацию.

Одним словом, в лунопорте дым шел коромыслом: туристы за стенами уже начали ликовать, ожидая нового президента и одновременно приветствуя Белую Звезду с Всеволодом Горой; обслуживающий персонал выбился из сил, подготавливая должным образом посадочную полосу, зал для встречи, помещение для инаугурации, президентскую ложу в боях без правил…

Мельнику даже показалось, что он за последние сутки успел поседеть больше прежнего.

«Молоко мне пора давать за вредность…» – периодически бубнил себе под нос директор лунопорта и по совместительству и. о. начальника планетарной тюрьмы и пил очередное стимулирующее средство, так как ночью поспать не удалось, а потом принимал успокоительное, так как чувствовал, что начинает бросаться на окружающих и срываться не просто на крик, а на визг.

Беспалов так же присутствовал в зале приема нового президента. Он неспешно что-то обсуждал с Вайсом. Микаэль был насторожен больше обычного. Многочисленная охрана теснила от него всех остальных участников церемонии. Зинтара вначале хотела подойти к Микаэлю, но, посмотрев на огромное количество охраны и предельную настороженность главы MWM Pharmaceuticals, пришла к выводу, что после смерти Коника, тот не расположен к общению.

Да и вряд ли Вайс теперь мог ей чем-то реально помочь…

– Белая Звезда, привет! – Зинтара от неожиданности чуть не подпрыгнула на месте.

Всеволод умудрился подкрасться к ней практически незаметно.

Как ему только удалось?! Зинтара с каждой минутой все отчётливее чувствовала, как способности возвращаются, мозг начинает справляться с новыми объемами памяти и возможностей… А тут… Она не смогла вовремя заметить приближение чемпиона боев без правил?

«Может, Юлиус отчасти прав, что так беспокоится за исход боя?» – на секунду промелькнуло в голове у девушки. Но потом она отбросила дурные мысли в сторону. Она была уверена в себе, в своих силах и способностях. Она сможет справиться с Горой, а потом осуществит задуманное!

– Может, пообедаем вместе после встречи президента? – произнес Гора.

– Хочешь получше запомнить меня живой? – съехидничала Зинтара. Она был осведомлена о том, что Гора чаще, чем все остальные участники, предпочитал чистую победу, которая подразумевала смерть одного из бойцов.

Всеволод почти мило улыбнулся. На его лице улыбка больше походила на оскал дикого зверя. Гигант чуть наклонил голову набок, словно бы разглядывая.

– Совсем меня не боишься? – уточнил Всеволод.

Зинтара от его слов вся подобралась. Сейчас она нутром чувствовала исходящую от Всеволода животную мощь. Гигант умел произвести впечатление. Весь его вид подавлял, доминировал, заставлял ощутить себя ничтожной, хрупкой тростинкой…

Зинтара недовольно мотнула головой. Не хотела она вступать в полемику. Не хотела общаться с чемпионом мужских боев. Уж слишком страшной была у него репутация. Всеволод, если верить слухам, управлял самыми грязными, самыми нелегальными и самыми жестокими делами мафии. По сути, он сам был мафией!

– А ведь я могу оставить тебя в живых… – тихо прошептал гигант. – Поговорим об этом за ужином?

Зинтара храбро посмотрела ему в лицо. Глаза Всеволода были такими… настороженными.

– Кто же тебя отпустит на ужин? – наконец нашлась Зинтара с ответом.

– Я слышала, тебя в карцере предпочитают держать… Или ты меня туда приглашаешь? – съязвила девушка.

Всеволод неожиданно хохотнул, прищурился, глянул на Мельника. Тот продолжал суетиться.

– Сметливый мужик. Трусоват, хлипковат, но не дурак… – произнес Всеволод с расстановкой. – Всем нужен мир и благодать…

Теперь Всеволод широко раскинул руки с раскрытыми кверху ладонями.

– Я обеспечиваю мир и покой… А взамен хочу совсем немного – чтобы мне не мешали жить… Не так уж много?

Голос такой миролюбивый, глубокий, грудной… И манеры мягкие, вкрадчивые. А у Зинтары от такой вкрадчивости побежали мурашки по спине.

– Уволь, – коротко бросила она и развернулась, чтобы пройти поближе к остальным ожидающим прилета будущего лунного президента.

Всеволоду пришлось шагнуть за девушкой. Он мягко, точно перышко, положил свою ладонь ей на плечо. Возможно боялся, что она примет его жесть за грубость… Хотя какое дело может быть Всеволоду Горе до того, кто и что про него думает?..

– А если я скажу, что Рэтт не сможет поставить тебе, что требуется в нужный срок?

– ЧТО?!

Зинтара хотела сдержаться, но уж слишком неожиданной оказалась реплика чемпиона боев. Вот значит как – мафия знает все, что происходит на черном рынке! Получается, и вправду, Всеволод Гора его контролирует… А значит, контролирует и ее… Неожиданный поворот.

Зинтара остановилась, развернулась.

– Я ждала честной сделки и готова за нее платить, – произнесла девушка с вызовом.

– Деньги еще не поступали… – мягко, почти с нежностью напомнил гигант.

– Оговоренная сумма была переведена, – отчеканила Зинтара.

Гигант сочувственно покачал головой.

– А налоги? Ты забыла о налоге на добавленную стоимость? Его следует перевести мне… И я же говорю, что наш знакомый не в состоянии выполнить условия… Без моей помощи… Как насчет ужина?

– Стой, где стоишь! – выговорила Зинтара по слогам, взяла мобильный, отошла в сторону и начала набирать номер Рэтта.

– Алло, – раздалось на том конце.

– Хотела удостовериться, все ли получено, – произнесла девушка.

На том конце линии несколько секунд висела тишина. Затем Рэтт откашлялся. Ему явно редко приходилось говорить то, что он собирался сообщить новой знакомой.

– Мне нужно больше времени… – произнес, наконец, контрабандист.

– Что?! – Зинтара была раздосадована и удивлена.

Она долго искала и, наконец, нашла лучшего в своей профессии! А теперь этот «лучший» переносит сроки?

– Непредвиденные обстоятельства, – Рэтт явно нервничал. – Мне нужны еще одни сутки.

– Сутки, – коротко бросила Зинтара и нажала отбой, затем посмотрела на Всеволода.

Гигант просто лучился заботой и добротой. На губах Всеволода играла елейная улыбочка.

Зинтара неспешно подошла к гиганту, обдумывая сложившуюся ситуацию.

– Совпадение. Почему я должна верить, что ты способен что-то сделать?

Гора опять развел руками.

– Покажу тебе документы. Ты сама все поймешь… А потом примешь решение… За ужином…

– В камере? – опять не удержалась Зинтара от реплики.

– Я снял на сегодня ресторан. Так что никаких посторонних глаз. Только мы… Ты и я…

«Уже снял ресторан… Значит, знал, что соглашусь…» – со все нарастающим возмущением подумала Зинтара, но вместо этого произнесла:

– Хочешь меня опоить, а потом разделать по частям на ринге?

Всеволод огляделся по сторонам и едва ощутимо приобнял девушку за плечи.

– Я оберегаю своих налогоплательщиков… Конечно, в том случае, если мы договоримся…


19

Её голос… Он изменился, стал другим, более резким, требовательным. В нем сквозили нотки недовольства.

Она злилась на себя!

«Что-то новенькое!» – Всеволод откинулся на спинку стула и неспешно протер рот салфеткой.

Все замерли в одном из самых дорогих ресторанов Лунограда.

Хозяин старался угодить Всеволоду Горе и лично присутствовал на кухне; персонал почти не дышал, подавая блюда; шеф-повар, если бы у него была хоть капля свободного времени, хотел сбегать к святым мощам, приложиться к ним в страстном поцелуе и слезно попросить не оставить его в этот сложный час на растерзание чемпиону боев без правил… Специально заказанные музыканты чаще обычного нервными жестами отирали пот с вспотевших лбов…

– Хорошо, вкусно… – глубоким грудным голосом заметил Гора официанту.

Собранные грязные тарелки на подносе предательски звякнули. Официант расплылся в дрожащей улыбке, принялся кланяться, точно китайский болванчик, и задом пятиться в сторону кухни.

– Премного благодарен, благодарен… Все передам…

– Десерты подавайте сразу! – крикнул вдогонку официанту Гора и блаженно уставился на застывшую в своем кресле девушку.

Ни грамма косметики, строгое черное платье до самого пола. Волосы собраны в тугой пучок сзади. Обнажены только руки и плечи…

Её руки…

На протяжении всего вечера они жили своей жизнью: то обхватывали тонкий стан, то заламывались, то сплетались в тугой узел, то неожиданно вспархивали к лицу.

Всеволоду нравилось её удивлять и шаг за шагом медленно покорять. Он смаковал каждый миг общения, доминировал, вел неспешную беседу, давил…

Надо отдать должное, она весьма умело сопротивлялась и делала это очень по-женски: уклонялась, недоговаривала… Свою несгибаемую волю и ярость она задвинула в самый дальний угол сознания и теперь предельно корректно вела диалог. Весь вечер девушка тщательно выясняла, блеф ли его слова.

Настал момент истины.

– Вот фото со спутников, вот свидетельство о покупке участка… Очень просто сопоставить факты, – произнес Гора, понимая, что больше не в состоянии оттянуть время.

Вместо наслаждения беседой на общие темы с прекрасной знакомой незнакомкой ему придется приступить к бизнес-переговорам.

Зинтара жадно схватила стопку документов и принялась изучать.

– Как видишь… – после небольшой паузы, резюмировал Всеволод, – один из звездолетов нового лунного президента стоит точно на участке Рэтта Сноу. Именно там, где в грунте он прячет свой маленький межзвездный корабль… Теперь тебе понятна природа затруднений нашего общего друга?

Зинтара подняла на Всеволода глаза. Как много он бы отдал за этот взгляд, за то, чтобы она так смотрела на него как можно чаще: каждый день, каждую минуту… чуть растерянно, ища поддержки…

– Какая глупость! – наконец собравшись с мыслями, воскликнула Зинтара. – Звездолет сопровождения обязаны были прилунить в пределах лунопорта! Он имеет право потребовать убрать транспорт со своего участка.

– Уже нет, – хмыкнул Всеволод. – Лунопорт перегружен транспортными судами туристов, которые застряли в карантине. Администрация во главе с Мельником официально запрашивала владельцев удобных соседних территорий о возможности посадки. Рэтт, как и все остальные, согласился, чтобы не привлекать внимание…

– Это надолго, – убитым голосом ответила Зинтара.

Она понимала рвение Рэтта передвинуть сроки на сутки. Упускать предложенные и уже переведенные ему деньги контрабандист, конечно же, не собирался. А просто так кинуть Белую Звезду репутация не позволяла. Вот Рэтт и тянул время в надежде, что ситуация как-то разрешится…

– Надолго, – покивал Всеволод.

Официант принес десерты и две порции мороженого с Эйдена – удивительное сочетание контраста вкусов и температур. Как они его готовили на Эйдене, до сих пор оставалось загадкой. Никто в Галактике еще не смог идеально повторить удивительный вкус. Мороженое поставлялось в специальных контейнерах и открывалось только перед самой подачей на стол.

Зинтара не удержалась от легкого возгласа, когда на кончике языка почувствовала маленький взрыв холода и последующую восхитительную волну теплого послевкусия.

– Удивительное сочетание, – подметил Всеволод, прищуриваясь и смакуя эйденский десерт.

– Я умею ценить истинные шедевры творчества, – медленно добавил гигант и цепким взглядом окинул девушку, закованную в длинное черное платье, точно в броню.

Зинтара сделала вид, что не заметила долгого испепеляющего взгляда Горы. Она все еще не слишком понимала, как он может помочь ей решить вопрос со звездолетом. И не собиралась торговать собой, лишь бы найти выход из сложившейся ситуации.

– Знаете, – неожиданно произнесла девушка, – с Вашим подходом, не удивлюсь, если именно Вы подкинули мысль разместить космолеты сопровождения на данном клочке Луны!

Всеволод даже не стал комментировать. Просто хмыкнул и отвел взгляд в сторону. Он и вправду окольными путями приложил к данному делу руки.

– Так как же Вы можете сдвинуть космолеты президента? – усмехнулась Зинтара. – Силой мысли?

– Угу-у-у… Можно сказать и так…

Всеволод не жеманничал и не кокетничал. Он просто наслаждался моментом. Смаковал его, как недавно мороженое с Эйдена.

– Устрою маленький тюремный бунт. Территория граничит с зоной тюремных прогулок. Особо впечатлительные заключенные могут подумать, что во время прогулок их может сжечь реактивной струей… Ну или что-то в этом роде…

Зинтара судорожно обдумывала услышанное. То, что Гора способен по щелчку пальца организовать бунт, не вызывало никаких сомнений. Гора всецело властвовал в мире планетарной тюрьмы. Другое дело – согласится ли Мельник переставить корабли президента…

– Мельник согласится, – точно отвечая на невысказанный вопрос девушки, твердо произнес Всеволод.

– Значит, все дело в деньгах? – поинтересовалась Зинтара.

– Для многих все дело в деньгах… – философски заключил Всеволод. – Я же беру услугами…

Зинтара не проронила ни слова. Только медленно поставила бокал с освежающим коктейлем на стол. Она до последнего сомневалась, что Всеволод настолько банален, что попросит от нее «услугу». Его взгляд говорили красноречивее всех слов, какую именно услугу он желает от нее получить.

– Сделки не будет, – медленно чеканя каждое слово, ответила девушка.

Всеволод залился в грудном смехе и восторженно посмотрел на собеседницу. Затем, когда, наконец, отсмеялся, уперся локтем в подлокотник кресла и внимательно посмотрел на девушку.

– Мне нужна от тебя та же услуга, что тебе от Рэтта…

Теперь настала очередь Зинтару разглядывать собеседника.

– Ты спятил? – наконец произнесла девушка единственную здравую мысль, что пришла ей в голову. – С планетарной не убегают… И к тому же… Я не смогу никуда тебя подвезти. Я и сама пассажир…

– Пункт назначения у нас совпадает.

Фраза повисла в воздухе. Зинтара недоверчиво мотнула головой. А потом подумала: чему она удивляется?! Межзвездная контрабанда существует, существуют контрабандисты, которые много раз бывали на Станциях… Всеволод хочет оказаться в их числе.

На Станциях…

Скупая слезинка навернулась на глаза. Девушка вспомнила о затерянном в космосе осколке своей родины, о многочисленных Станциях Силирии, что разбросаны по всем секторам Галактики… Она провела на них половину своего времени… Как же она хотела там оказаться! Хоть краешком глаза увидеть бурлящую и кипящую на Станциях жизнь: тысячи разумных существ, которые путешествуют, торгуют, производят ремонт или дозаправку корабля, занимаются бизнесом, ведут переговоры на нейтральной территории или просто… отдыхают… Она истосковалась по Родине!

– За предстоящее путешествие? – произнес Всеволод и сделал знак официанту наполнить бокалы из новой бутылки.

Сегодня он её баловал. Ему это нравилось. Шампанское отпраздновать договор он выбрал тоже необычное, особенное – антарийское! Для него оно всегда было особенным. И он очень хотел, чтобы и для нее оно стало таковым.

Зинтара недоверчиво рассматривала, как официанты меняют бокалы и подают новый напиток. Все её мысли витали далеко отсюда, за пределами купола, там, где стоял один из кораблей нового президента Луны. Она все еще сомневалась, что Всеволод сможет до конца осуществить задуманное, сомневалась, что ей удастся договориться с Рэттом… Хотя Всеволод способен и сам уладить вопросы с контрабандистом…

– Все будет хорошо, – неожиданно произнес Всеволод. – За осуществление задуманного!

Зинтара автоматически подняла бокал, пригубила… Шампанское неожиданно пробудили в ней некий отголосок воспоминаний… о будущем? Такое возможно? Зинтара моргнула и огляделась.

«В этом мире возможно все!» – неожиданно поняла девушка.


20

– Инаугурация президента Луны состоится через несколько часов! Все ожидают этого момента! Люди замерли возле центрального дворца лунной администрации! Другие прильнули к экранам!… После короткой церемонии прилета ничего еще не ясно…

Мы даже не видели лица нашего нового президента! Его скрывала нейтральная наномаска… Все в ожидании… Все волнуются… Ликовать или волноваться? Что принесет за собой новая власть? Будет ли, наконец, снят карантин? Туристы обеспокоены, жители спутника так же находятся в неведении… Ожидание затягивается. Процедура инаугурации перенесена на крайние сроки! Необычное соседство…

– Лапа, СЕЙЧАС же выключи эту муть! – Рэтт с силой бросил первую подушку в огромный экран телевизора, вторую – в полуголую рыжую девицу, которая жевала чипсы, запивала их кока-колой и самозабвенно пялилась в огромный монитор ТВ.

Рэтт посмотрел на завтрак девицы и пренебрежительно сморщился. Пережаренные чипсы заставили его желудок вспомнить о смертельной дозе спиртного, выпитого совсем недавно.

Из ванной выскочила полностью обнаженная блондинка с аппетитной попкой и «глазами» четвертого размера.

– Чтоб меня, – пробурчал Рэтт и побрел в душ чистить зубы.

Где и каким образом он снял этих девиц, контрабандист помнил с трудом. В памяти осталось лишь, как Белая Звезда испарилась из его номера с отвратительно щеголеватым миллионером Юлиусом Греем, затем из администрации Луны позвонили с просьбой временно занять участок его земли… Тогда Рэтт как раз с возбуждением пялился на астрономическую сумму, переведенную новой нанимательницей его космического кораблика… Затем поступил звонок от Елены Беловой, о том, все ли в порядке…

А потом… понеслось!

Рэтт видел деньги, а корабль взять не мог! Совершенно точно не мог! Причем трезво отдавал себе отчет в том, что не сможет еще очень долго. Тот корабль, который ему нужен, находился как раз аккуратно под яхтой охраны президента! Как тут взлететь без зрителей?! Как вообще до корабля добраться?

Разрывать такой шикарный контракт? Отказываться от бешеных денег?

И Рэтта понесло! За несколько часов он просадил в казино месячную норму, которую выделял себе для прикрытия и сохранение имиджа игрока, попутно умудрился напиться вдрызг и снять, как оказалось, аж двух проституток!

А потом позвонил посредник. Но не тот, который связывался с ним обычно, другой, более деловой и наглый. Он предложил короткую встречу за кружкой пива в сауне.

В сауне! С таким-то количеством спиртного в крови?!

Рэтт его достойно послал. А посредник дипломатично убедил контрабандиста все же принять предложение.

Двух проституток Рэтт с великим трудом, но все же вытолкал из номера. Девицы оказались так восхищены подвигами Рэтта, что просто висли у него на шее и обещали исполнить все еще разок – задаром, просто из любви к искусству! Но Рэтт оставался стойким.

Уже через несколько минут профессионал вышел на тротуар возле своего отеля и с удивлением отметил, что улицы Лунограда фактически пусты.

«Скоро инаугурация, бой за звание чемпиона…» – запоздало вспомнил Рэтт и подумал, что, может быть, не стоит так переживать, и Белая Звезда не стребует с него оплаченную услугу.

«Мертвые в услугах не нуждаются… Уделает её на ринге Гора – и мокрого места не останется…»

А потом Рэтт вспомнил её улыбку, её глаза, уверенный голос, наглый и упрямый взгляд…

«Такие просто так не помирают», – буркнул контрабандист и упругой походкой направился в ближайший спа-комплекс. Вопрос нужно было решать. На кону его репутация.

Облака пара обволакивали и расслабляли. Дышалось легко, глубоко.

На Луне людям умели доставлять удовольствие. Огромный спа-комплекс предоставлял все возможные виды парения, массажа, обертываний, водных процедур и просто релакса.

Посредник выбрал спа не случайно. Этот комплекс являлся излюбленным местом переговоров представителей теневого бизнеса. Обилие пара, шум воды делали прослушивание фактически невозможным.

Рэтт огляделся в поисках посредника. Народа сегодня в спа-комплексе наблюдалось небывало мало. Всего несколько человек плескались в огромных бассейнах да пара матрон подставляло свои расплывшиеся телеса массажистам…

В спа царило полное равнодушие в вопросах наготы и пола. Женщины парились с мужчинами нагишом, разгуливали от бассейна к сауне или массажному столу, подходили к барным стойкам с коктейлями… Никто никого не стеснялся. Большинство посетителей прекрасно были осведомлены о нравах и обычаях самого большого на Луне спа-комплекса.

Рэтту всегда было, что показать в спа, и он также любил назначать встречи именно тут. А вот посредников Горы Рэтт недолюбливал. Подсознательно хотел их уесть.

«Пусть полюбуются на него и попечалятся о себе», – так рассуждал контрабандист, свободно расхаживая по комплексу, окутанный лишь водными парами.

Развитая мускулатура, прекрасное сложение, могучий торс… Матроны, как по команде, принялись поглядывать на образцово-показательного самца. Рэтт шел вперед и делал вид, что ничего не замечает.

– День добрый, путник пустыни, – произнес неожиданно появившийся из пара мужчина. – «А ночью жар уйдет, и холод поделит с темнотою власть…»

– «…И будет месяц чуть прозрачный пустыню на руках качать», – закончил Рэтт стихотворение Карапетяна и понял, что сегодня с посредником главного мафиози Луны лучше не шутить.

Мужчина оказался высоким, поджарым, смуглым… Что-то в его облике выдавало присутствие отголосков арабской крови. А взгляд очень походил на взгляд профессионального убийцы. Умел же Гора выбирать себе помощничков!

– Посредник, – коротко представился мужчина и, сразу переходя к делу, добавил: – Мы можем решить твои проблемы с Белой Звездой в обмен на услугу.

Было это сказано так просто и без прикрас, что Рэтт сразу поверил. И понял, что нет у него иного выхода, кроме как принять предложение Горы.


21

Инаугурация прошла по плану – быстро и просто. В таких случаях политики обычно показывали свое лицо многомиллионной аудитории зрителей. Но не в этот раз. Мода на наномаски пришла довольно недавно, но закрепилась прочно. Политики боялись покушений, звезды эстрады и шоубизнеса – свихнувшихся фанатов. Публичная профессия еще совсем недавно требовала от своих героев абсолютной открытости, но теперь политики и шоумены вооруженные технологиями Чужих, могли едва заметно изменить некоторые черты лица с помощью наномаски, что делало их практически неузнаваемыми. Это стало считаться приемлемым при многомиллиардной толпе зрителей. В узком же кругу до сих пор царило правило абсолютной открытости. И сейчас на боях без правил все ждали появления нового президента Луны в своем истинном обличии. Средствам массовой информации снимать лицо лунного президента на камеры во время прохождения боев было строго запрещено.

Тренер Иван суетился возле Зинтары больше прежнего. Из головы у него не шла озвученная Мельником сумма гонорара только за выход Белой Звезды на ринг. С другой стороны, Иван привык к этой своенравной девчонке…

– Если скомандую сдаваться, мухой мчи в свой угол! Поняла?! – в который раз переспросил Иван сосредоточенно сидящую в позе лотоса девушку.

Зинтара и ухом не повела, продолжая выполнять серию дыхательных упражнений. Они помогали ей сконцентрироваться.

Иван с сомнением посмотрел на воспитанницу, затем перевел взгляд на двух здоровяков, мнущихся возле входа. Боря и Степа с не меньшим сомнением поглядывали на застывшую на ковре Белую Звезду.

– После боя с Пантерой она точно сама не своя, – с сомнением протянул медик команды – Боря.

– И от массажа отказалась, – добавил Степа обиженно.

Степан привык, что и он вносит лепту в общее дело.

Привык разминать, растирать девчонку перед боем. Нагрузки-то предстоят нешуточные! Важно, чтобы все мышцы и связки оказались готовы!

Один Питер сидел в уголочке и в тысячный раз перечитывал контракт с условиями по бою Белой Звезды с Горой.

– Ну, вот точно где-то чую подвох! – в который раз воскликнул менеджер команды и с сомнением покосился на застывшую Зинтару.

В контракте черным по белому был написан пункт: в случае смерти Белой Звезды команде умершей положено выплатить удвоенную сумму гонорара.

Питера откровенно нервировало слово «умершей». Несмотря на всю врожденную жадность, Питеру не нравился контракт. Кроме жадности в этом странном менеджере уживались тщеславие и гордость. Именно они заставляли Питера надеяться, что дело закончится не летальным исходом, а победой девушки.

– Да она его уделает! Гора даже глазом не успеет моргнуть! Он же неповоротливый, а она сильная и юркая! – подбадривал себя целый день менеджер Питер фразами подобного типа.

Зинтара открыла глаза, посмотрела на перекошенные физиономии членов своей команды.

– Все будет хорошо, – повторила она недавнюю фразу Горы. – Я обещаю.

В дверь без стука ворвалась Вивьен и с выпученными глазами уставилась на тренера Ивана.

– Ты же мне обещал её отговорить! – прокричала в сердцах рыжая доктор.

Затем Вивьен перевела ошалевший взгляд на Зинтару. Девушка с сомнением глянула на полуфранцуженку. Вход в служебные помещения боев без правил осуществлялся строго по пропускам. Каким образом Вивьен удалось пробиться, оставалось загадкой, хотя Вивьен всегда умела налаживать нужные контакты с нужными людьми…

– Я расцарапаю ему глаза, выверну наизнанку при очередной гормонке… Я его… – вопила Вивьен, не переставая дико вращать глазами. – Уж я-то этого монстра очень хорошо знаю! Он мне чуть Польку на тот свет не отправил! А все ради шутки! Ради ШУТКИ! Ты понимаешь?! Для него человека убить, что один раз плюнуть!

Иван подбежал к бару, плеснул воды и попытался отвлечь Вивьен от криков, предложив выпить стаканчик водички. В итоге вся вода вместе с разбитым вдребезги стаканом оказались на ковре, а перед Зинтарой предстала разъяренная полуфранцуженка. Краем сознания Зинтара отметила, что в гневе Вивьен действительно страшна.

– Ради чего ты собой рискуешь? – уже на ухо зашептала Вив. – У тебя же есть дела поважнее. И Грей тебе помогает с расследованием… Пусть он и надутый щеголь, но дело свое знает…

Зинтара взглядом попросила членов команды выйти за дверь. Все, за исключением Ивана, тут же подчинились. Последнее желание перед смертью – закон! Хочет Звезда красиво умереть – пожалуйста. Хочет, чтобы все вышли вон – вопросов нет!

Один Иван стоял возле дверей, переминаясь с ноги на ногу.

– Шансы все же есть… – начал тренер едва слышно.

– У Горы… проблемы… – почти шепотом добавил тренер.

Вивьен и Зинтара разом посмотрели на Ивана, тот приободрившись, продолжал:

– Я просматривал последний бой… У Горы наблюдаются потери сознания. В последнем бою он пару раз выключался… Всего на долю секунды… Но тебе должно этого хватить! Слышишь меня?! Елена, у тебя есть реальный шанс нанести свой коронный удар. Бей насмерть! Понимаешь, о чем я говорю? Ты должна ударить так, чтобы он уже не встал. Это единственный шанс! В схватке он превосходит тебя по всем показателям: сила, скорость, плюс опыт и мастерство, плюс безжалостность… И Гора не боится убивать, в отличие от тебя…

– Я знаю про потери сознания, – ровным голосом произнесла девушка. – Я просматривала его медицинские заключения…

Иван с облегчением плюхнулся в ближайшее кресло и громко выдохнул.

– Господи, а я в тебе еще сомневался. Думал, воспитал на груди самоубийцу! А ты – нет, соображаешь!

– Я же медик, – добавила Зинтара спокойно.

– Уф-ф-ф-ф… Как-то совсем из головы вылетело… – на лице Ивана проступило неподдельное облегчение, граничащее со счастьем.

– Он… одаренный, – едва слышно добавила Вивьен, обращаясь к девушке.

После последнего разговора с Зинтарой у Вивьен было достаточно времени, чтобы более внимательно изучить новые вводные по одаренным.

– У тебя нет преимуществ перед ним… Он очень силен…

Зинтара обхватила голову руками, затем потерла виски и посмотрела на полуфранцуженку.

– Я с ним договорилась…

Рыжая нервным жестом убрала прядку с вспотевшего лба, села на ковер рядом с девушкой, принялась нервно массировать мочку уха.

– И ты ему веришь? – наконец произнесла доктор Петрова дрогнувшим голосом.

Зинтара с сомнением тряхнула головой. И впервые засомневалась.

Почему-то ей до сих пор не пришло в голову поставить под сомнения соглашения, достигнутые с крупнейшим авторитетом криминального мира. А теперь… что мешает Всеволоду договориться с Рэттом, без её участия? Зачем нужен еще один попутчик? В этом уравнении она третий лишний! А весь их разговор… Возможно, именно благодаря ей Всеволод убедился в том, что Рэтт способен оказать нужные услуги…

Такой вариант не стоит исключать!

– До этой минуты я была уверена, – тихо произнесла Зинтара, поглядывая на Ивана, который принялся еще раз сосредоточенно просматривать последний бой Всеволода Горы.

Когда Иван изучал бои на видео, он полностью выпадал из окружающей действительности, так что сейчас можно было смело считать, что в разговоре участвует только Зинтара и Вивьен.

– Что ты ему пообещала? И что он пообещал взамен?! – наконец тихо произнесла полуфранцуженка.

– Деньги и… услугу… – прошептала Зинтара.

– Какую услугу? – гневно выпалила Вивьен. Она подумала то же, что и Зинтара несколькими часами ранее.

Пристрастия Всеволода ко всему красивому и необычному были хорошо известны в планетарной тюрьме и далеко за её пределами. А Зинтара полностью подпадала под эти определения. Девушка была молода, очаровательна и являлась действующей чемпионкой лунных боев – пикантно и красиво! Как раз то, что любит Гора!

– Не то, что ты подумала, – медленно ответила девушка и еще раз крепко задумалась.

По словам самого Горы, деньги его не сильно интересовали. Оставалась услуга… Как она раньше не догадалась, что она не очень-то нужна Всеволоду для полета на Станцию? Выходит, он хотел всего лишь её обезоружить. Заранее договориться о ничьей, а в удобный момент вырубить или… того хуже, убить?

– Кажется, я становлюсь слишком наивной, – прошептала Зинтара и закрыла глаза, ей требовалось сконцентрироваться перед боем.

– Ты очень талантливая, – тихо ответила Вивьен. – Ты сможешь его обхитрить. Главное, когда представится шанс, бей насмерть!

Не открывая глаз, девушка кивнула.

Вивьен тоже кивнула, хотя Зинтара этого не видела. Полуфранцуженка осталась довольна разговором. Вот такую Зинтару она любила больше всего. На лунных боях без правил нет места сантиментам. Зинтаре требуется стать жесткой!

Вивьен тихо подошла к своему пылкому поклоннику и по совместительству тренеру Белой Звезды, Ивану.

– Она поумнела? – едва слышно произнес тренер.

Вивьен еще раз глянула на застывшую в асане девушку.

– Надеюсь, – одними губами ответила Вив и подтолкнула Ивана к выходу.

Зинтара осталась в просторной комнате одна.


22

Она вспомнила эту удивительную легкость. Её память помогала, давала тысячи подсказок и рекомендаций, как лучше всего телу двигаться в условиях лунной гравитации.

Зинтара вылетела из-под свода ринга в облаке сверкающего всеми цветами радуги газа и плавно приземлилась в центре площадки.

Зал зашелся в овациях и восторженных воплях. Десятки камер запечатлели каждое движение Белой Звезды, каждый её вздох, поворот головы, взгляд… Большая часть аудитории пыталась разглядеть в лице своего кумира намек на страх. Многие боялись абсолютного чемпиона боев без правил – Всеволода Гору. Бояться гиганта не считалось постыдным.

Букмекеры принимали последние ставки на исход боя. Шансы на выигрыш Белой Звезды расценивались как один к десяти. Мало кто верил в её победу. Возможности остаться живой после поединка ей давали не более десяти процентов. И это являлось своего рода рекордом! У противников Горы – мужчин шансы выжить составляли приблизительно один к двадцати.

Зинтара выпрямилась, взмахнула рукой в знак приветствия, сорвав очередные аплодисменты.

Сегодня наряд ей подобрали, вопреки обыкновению, под цвет крови – кроваво-алый. Белая Звезда превратилась в кровавую…

Волосы девушки были забраны в высокий хвост. Их обвивала ярко-красная неоновая лента, далее шел алый топ и короткая юбка, едва доходящая до середины бедра. Образ довершали мягкие, бело-алые сапоги до колен, носы которых были обиты железом – на этом настоял тренер Иван. Кроме опасной обуви, другого оружия участникам поединка не полагалось.

Настала очередь появиться Всеволоду.

Он по старинке предпочел пройтись к рингу, пересекая зал, до отказа набитый зрителями, остановился у ложи вступившего в должность президента Луны и приветственно поднял руки.

Президентская ложа тонула в полумраке. Президент не встал, вопреки обыкновению, и не показался. Лишь его ладонь вылетела из тени и белым пятном пару раз махнула из стороны в сторону в приветственном жесте. Удовольствовавшись и этим, Всеволод карикатурно раскланялся, усмехнулся и продолжил свое шествие к рингу.

Толпа в очередной раз заревела и зашлась воплями восторга. Гора навевал ужас на весь персонал планетарной тюрьмы и жителей Луны. Но вместе с тем, когда он появлялся на ринге, находясь за защитными заграждениями, толпа начинала любить его еще больше прежнего. Это было неким удивительным сочетанием животного ужаса перед гигантом и полного обожания. Всеволод умел вызывать в людях абсолютно противоречивые чувства.

Загремели фанфары. Зал наполнился огнями мечущихся по огромному помещению прожекторов, с потолка посыпался град наноискр, которые не обжигали и исчезали, едва соприкоснувшись с полом.

Теперь люди встали и приветствовали своих чемпионов боев без правил, не жалея рук и глоток. Они с восторгом смотрели на своих кумиров и, подспудно, большая часть собравшихся провожала Белую Звезду в последний в её жизни бой.

Ведущий шоу лунных боев без правил, Георг, зашелся в цветистой речи, основной смысл которой сводился к дифирамбам в адрес участников боя и нового назначенного президента Луны.

Зинтара с интересом глянула на президентскую ложу. По всему выходило, что нынешняя власть на Луне – просто параноик, боящийся покушения… Даже сейчас он предпочел отсиживаться в полумраке ложи, и лишь его ладонь в очередной раз поднялась и дала отмашку на начало первого раунда.

Зинтара ощутила хорошо знакомое покалывание и гул во всем теле. Каждая её клетка готова была выплеснуть свою энергию без остатка, совершить невозможное, превзойти земные законы, переступить порог человеческих возможностей.

Всеволод двинулся ей навстречу, но не так стремительно, как умел, а вразвалочку, давая публике насладиться великолепным видом на идеальный рельеф мышц.

Зинтара пошла навстречу. В голове обрывками плясали слова Ивана и Вивьен: «Бей насмерть, это твой единственный шанс выжить!»

Но Зинтара не спешила нападать. Начала кружить вокруг гиганта. Оба чемпиона предпочли обменяться ударами, почувствовать друг друга лучше, приноровиться…

– Что-то изменилось? – едва разжимая губы, поинтересовался Гигант.

Зинтара не отвлеклась на его реплику, но увидела, что Всеволод вовсе не собирался использовать возможное её замешательство для контрудара.

Девушка подняла лицо чуть выше и встретилась с внимательным взглядом Всеволода. Он читал её, как книгу! Неудивительно, что Гора настолько легко побеждал всех своих соперников. Чемпион умел видеть сердце людей. Вот и сейчас он сразу обнаружил во взгляде девушке затаенную боль и обиду.

Зинтара сердилась вовсе не на главу преступного мира. Она злилась на себя и свою доверчивость. На то, что очень часто воспринимала людей, наделяя их своими душевными качествами. Если Зинтара давала слово, оно было нерушимо. Такого же девушка ждала и от остальных. Но только не от отъявленного злодея… Вивьен вовремя напомнила ей об этом!

– Я тебе не нужна, ты можешь улететь с Рэттом и без меня, – совершая серию ударов, ответила девушка.

Всеволод тоже не оставался в долгу. Зинтара наносила удары, гигант осыпал её градом контрударов и даже ухитрился подставить подножку. Но Зинтара, исполнив красивое лунное сальто, высотой в несколько метров, по дуге ушла на край ринга. Со стороны бой выглядел великолепно! Всеволод наступал с привычным для себя напором. Зинтара элегантно и красиво парировала удары, уворачивалась, контратаковала…

Схватка выглядела зрелищно! Но… это только для большинства. Настоящий профессионал – редкий профессионал – сказал бы, что Гора и Белая Звезда сошлись в красивом спарринге, показывая друг другу самые эффектные и отработанные трюки. Их бой не имеет ничего общего с кровавой бойней не на жизнь, а на смерть.

Всеволод поспешил за Зинтарой. В не менее эффектном прыжке гигант подскочил к потолку, с помощью интеллектуальной системы увеличил гравитацию на самой высокой точке дуги и стремительно приземлился, одновременно с силой прижимая девушку к канатам.

– Глупышка! Я же дал слово!

Он держал её в своих огромных руках, готовый переломить в любую секунду. Зинтара понимала только одно – если Гора захочет, то убьет её одним движением. А еще то, что она успеет вырвать ему кадык. Стольные пальцы девушки сжали горло гиганта. Всеволод больше по наитию, нежели чувствуя боль, удивленно посмотрел в лицо своей соперницы.

– Хочешь меня убить?

– Просто выжить, – с трудом выдохнула девушка.

Попасть в объятия чемпиона оказалось делом, требующим сверхподготовки. Зинтара, несмотря на всю свою силу и выносливость, понимала, что почти не может дышать, не способна пошевелиться или что-то предпринять…

А потом она ударила лбом со всей силой, на которую оказалась способна, немыслимо извернувшись, почти теряя сознание от выломанных Горой рук, и отлетела к противоположному концу ринга. Если бы не канаты, Зинтара рухнула бы, но вовремя ухватилась за один из них рукой и тем самым удержала себя от падения. В голове кружилось, перед глазами плясали смутные тени…

Всеволод развернулся в сторону соперницы и широко улыбнулся. Его губы заливала алая кровь, струйкой вытекающая из носа. Другому от удара девушки пришлось бы собирать лицо по частям у пластического хирурга – Всеволод же лишь рассердился. Зинтара прочитала это по его хищно прищуренным глазам.

Толпа вокруг зашлась овациями. Никому еще раньше не удавалось пустить Всеволоду Горе кровь! Люди повскакивали с мест, некоторые побежали по проходу ближе к арене. Они что-то кричали, скандировали…

Но Зинтаре было вовсе не до многотысячной толпы.

Собрав волю в кулак, она следующие несколько секунд пыталась сосредоточиться на обороне. После неожиданного удара в нос Всеволод долго не раздумывал, подлетел к Белой Звезде и с силой впечатал кулак в то место, где долю секунды назад находилось лицо девушки, а затем начал наступать, точно со всех сторон одновременно. Гора бил в голову, по корпусу, пытался вывести противницу из строя, сбивая с ног…

Он двигался с такой скоростью, что зрители перестали успевать улавливать происходящее, и лишь телекамеры выхватывали самые интересные моменты и в замедленной съемке транслировали на огромные экраны, расположенные перед рингом. Следить за боем без техники становилось фактически невозможно. Даже жюри, состоящее из маститых профессионалов, некоторое время ошарашенно смотрело на мечущиеся по рингу тени, напоминающие больше вихри, нежели живых людей, а затем, вслед за зрителями, принялось прокручивать записи камер.

Таких скоростей еще никто не видел на лунных боях без правил. Бойцы давно превзошли все мыслимые пределы человеческих возможностей. На ринге сражались сгустки энергии, две воли, отринувшие законы материи…

Раздался гонг – первый раунд был закончен.

Наконец зрители смогли разглядеть бойцов без помощи видеокамер и повторов. Зинтара и Всеволод казались вымотанными, чего с гигантом почти никогда не случалось.

Зинтара без чувств упала на вовремя подставленный Иваном стул. Тренер ошарашенно молчал. У него не было слов. За многолетнюю практику участия в поединках ему еще не приходилось наблюдать бой подобной интенсивности.

– Как ты… так смогла? – наконец выговорил Иван.

Рекомендовать в срочном порядке убивать Всеволода он уже перестал. Было и так понятно, что девушка выкладывается по полной, а Гора не просто противник, а сверхчеловек, которому впервые пришлось попотеть на ринге по-настоящему.

– Жить захочешь – не так раскорячишься, – повторила Зинтара фразу из какого-то старого фильма и тоскливо ухмыльнулась.

Если раньше Всеволод, возможно, и не планировал её убивать, то теперь точно был намерен довести дело до летального исхода.

Зинтара почувствовала на себе обжигающий взгляд. Невольно посмотрела в ответ. С противоположного конца площадки Всеволод смотрел на девушку задумчиво и… Зинтара побоялась дать точное определение тому, что прочитала в глазах гиганта. Всеволод точно приглашал на последний танец со смертью…

– Кажется, я не выдержу второго раунда в таком же темпе, – прошептала Зинтара Ивану и с нежностью тронула тренера за руку в знак прощания.

Она впервые встретила подобного противника. Кем он был на самом деле? Зинтара не знала. Но отчетливо поняла, из этого боя ей не выбраться. Возможно, Всеволод был нанят… Шиаром? Понятным оставалось лишь то, что этому сопернику впервые за много лет удастся её остановить по-настоящему. Зинтара не боялась смерти, тем более что Таур, скорее всего, уже там – за чертой… Её тяготило чувство невыполненного долга.

Прозвучал сигнал начала второго раунда.

Рефери жестом показал бойцам начать сближение.

А затем… его кисть сделала едва заметное неуловимое движение в сторону Зинтары. Никто этого не смог бы увидеть, камеры ничего не запечатлели – просто еще один лишний взмах кончиком пальца, не более, – но только не натренированные чувства девушки. Она неуверенно сделала шаг в сторону, вместо того чтобы идти вперед. Что-то её смутило.

А потом облако настигло свою жертву и рассеялось.

Теперь мир для Зинтары превратился в осколки. Она больше не видела ринг. Её зрение оказалось замутнено и травмировано токсином, очень слабым – после боя его не останется в крови, но нескольких секунд основного действия более чем достаточно.

Зинтара почти пропустила первый удар, с трудом увернулась от второго и вслепую, полагаясь лишь на память, закружила по рингу.

«Вот, значит, как Гора стал абсолютным чемпионом!»

Если противник силен, его просто лишают зрения токсином Чужих! И рефери с ним заодно!

На память Зинтаре пришел рассказ Вивьен о том, как Всеволод споил Полину коктейлем одаров. Не мудрено. Гигант может достать все то, что другим и не снилось. Это же он король преступного мира, и именно он стоит за всеми контрабандистами Луны.

Зинтара попыталась сосредоточиться и вывести токсин из крови, как когда-то умела. Но тело нового странного двойника… Зинтара поняла, как уходят драгоценные секунды. Токсин выходил из организма слишком медленно… Слишком стремительно двигалась на нее тень Всеволода. Зинтара могла разобрать лишь общие очертания.

– Прикончи его, Белая Звезда! – орали из зала.

– Мочи её! Мочи эту зарвавшуюся сучку! – истошно вопили другие Горе.

И Зинтара закрыла глаза. Они больше не могли ей помочь. Если бы только девушка могла слышать! Но толпа орала так неистово… Она не могла видеть противника, не могла слышать его перемещения. Оставалось положиться лишь… на шестое чувство, на ощущение энергии вокруг себя… Зинтара должна была сражаться с Всеволодом, но теперь она сражалась с собой!

Где-то в закоулках своего сознания она вспомнила о тактике боя с мнимым двойником. Перед внутренним взором возник образ. Мозг Зинтары перешел в особый режим работы, теперь она не видела окружающую реальность – она её проектировала, опираясь на факты. Она наделяла двойника Всеволода всеми приемами и уловками, которые успела отметить в гиганте, вносила данные о его характере и привычках ведения поединка…

Все это время Зинтара двигалась по рингу, не подпуская к себе противника.

Публика начала раздосадовано свистеть. Всеволод несколько раз приостанавливался и внимательно смотрел на девушку. Судьи с недоумением поглядывали на происходящее. Один из судей почти уже поднял руку, чтобы приостановить бой… Когда вдруг Белая Звезда распахнула глаза и двинулась точно на противника!

Как странно и удивительно порой меняют нас обстоятельства..

Только что Зинтара готова была перейти в мир идеи вслед за Тауром, готова была сдаться… Зинтара отдавала должное непревзойденному мастерству своего противника. Но когда поняла, что он ведет нечестную игру…

Вместо надлома…

Она по-настоящему рассердилась, как умеют злиться только очень волевые люди. Без капли чувств, но с кристально чистым разумом.

Зинтара не видела и не слышала. Сейчас на ринге со своим противником сражался только её разум. Теперь она не смотрела на движения гиганта, она их предугадывала, опережала на долю секунды. Она читала его. Зинтара знала, куда тот ударит, когда отступит, а когда ринется в атаку. Она в каждый миг схватки оказывалась впереди, пусть и на долю секунды, но это давало ей преимущество. Несколько раз Зинтара получала удары, но не была дезориентирована. Невозможно дезориентировать того, кто ничего не видит и не слышит.

Боль не отвлекала, как и мысли о возможном поражении. Для Зинтары больше не существовало понятия «поражение». Она его стерла из своего сознания. Слово с таким значением было удалено из её информационного поля.

Точно компьютер, девушка отмечала лишь повреждения, чтобы вовремя скорректировать свое поведение. Больше всего её волновало наличие разрастающейся гематомы в печени. Это могло существенно снизить её возможности в контроле над телом, а значит, помешать выиграть бой.

Общее состояние организма требовало скорейшего завершение поединка. Иначе… у нее просто не останется сил!

Серия ударов, левой, правой…

Джеб, джеб, кросс…

Удар сбоку, кувырок. Сильнейший удар локтем…

Сальто… Сапог Зинтары, обитый железом, проходит всего в миллиметре от виска соперника. Девушка группируется и уходит в дальний угол ринга. Сил почти не остается.

Всеволод порядком вымотан.

Толпа заворожённо следит за поединком. Такого еще некто не видел! Судьи с открытыми ртами наблюдают бой тысячелетия! Телеведущие теперь вместо слов комментируют бой сериями нервных возгласов.

Зинтара отмечает – еще один раунд ей не выстоять.

Последнее сальто…

Она летит на Всеволода. Тот устремляется ей навстречу.

В глазах темнеет…

Спустя несколько секунд Зинтара понимает, что лежит на полу. Рядом хлопочет Иван и Борис. Оба, не сдерживаясь, рыдают.

– Я-я… я такого еще не видел! – шепчет медик Борис осипшим голосом.

Голос он только что сорвал, болея за Белую Звезду.

– Она еле дышит! Вызывай доктора Петрову! Пусть готовит реанимационный блок! Лично за всем проследи! – кричит Иван Борису.

Борис убегает выполнять указания тренера.

К Зинтаре подскакивает Степан, затем мужчины замирают и смотрят в сторону судей.

– Ничья! – выкрикивает Иван и со слезами на глазах принимается обнимать едва пришедшую в себя Зинтару.

Иван смотрит на воспитанницу и понимает, что та выпала из реальности.

– Вы летели друг на друга, и оба готовились к ударам! Оба не промахнулись… Судьи дают вам ничью! Небывалый случай!


Зинтара краем глаза глянула в противоположный угол ринга.

Зрение медленно возвращалось.

Там, сплевывая кровь на пол, сидел Гора со своими помощниками. Рядом валялось окровавленное полотенце. Из рассеченного лба гиганта продолжала сочиться кровь.

Степан перехватил взгляд девушки, брошенный на Всеволода Гору, и сокрушенно покачал головой.

– Ты его так приложила! Я просто не понимаю, как он вообще сидеть может!

Подошел рефери и поинтересовался состоянием Белой Звезды.

– Я могу встать! – зло бросила Зинтара и уставилась на рефери взглядом, полным ненависти.

Тот нервно передернул плечами и трусливо обернулся в сторону судей, точно они еще могли поменять решение и предложить продолжить бой. Ведь рефери, выпустившего на Зинтару облако токсинов, мог устроить только один исход боя – смерть Белой Звезды. Иначе ему грозило служебное разбирательство, лишение должности, возможно, арест и дальнейшее заключение.

– Я хочу официально срочно сдать кровь на анализ! – продолжая в упор глядеть на рефери, произнесла Белая Звезда, обращаясь к тренеру Ивану.

– Срочно! – повторила девушка. – Пусть пришлют медиков!

Тренер обескуражено посмотрел на свою воспитанницу, открыл и закрыл рот, потом все же сделал знак Борису связаться с медицинским отделом боев без правил. Да, перед началом схватки у спортсменов брали анализы, делали проверку на наличие допинга. Но чтобы сам спортсмен сразу после боя хотел проверить кровь… Первое, что пришло в голову тренеру – видимо, Всеволод сильно приложил Белую Звезду по голове, раз та бормочет всякую чушь… Но потом посмотрел на покрасневшие глаза девушки более внимательно, прищурился… Такое покраснение не могло быть вызвано ударом…

– Дай посмотрю, – предложил Иван и осторожно взял лицо девушки в свои ладони. – Может промыть?

Зинтара с уважением глянула на тренера. Все же, что ни говори, Иван был профессионалом своего дела.

– Сначала пусть возьмут кровь и сделают скан состояния организма детектором Чужих… Тот должен успеть зафиксировать изменения…

Иван сокрушенно покачал головой. Он только слышал, что на рынке появилось новое странное инопланетное средство «слепое облако». Его, якобы, стали использовать в подпольных схватках. Вещество распылялось в виде облака и тут же рассеивалось. Жертва лишалась четкого зрения всего на секунды, но этого должно было хватить для перелома схватки.

– Значит, «слепое облако» не выдумки… – протянул Иван.

– Срочно всю бригаду сюда! – и по рации поторопил ушедшего за медиками Бориса.

Зинтара осторожно потрогала припухшие веки и глянула в сторону судей. Пора было выходить на ринг для официального объявления судейского решения. Медики все задерживались.

– Да где их черти носят?! – в сердцах выругался Иван.

Специальная бригада обязана была сидеть возле ринга на дежурстве и в случае необходимости оказывать первую медицинскую помощь. Но медики куда-то подевались. Наконец из толпы вынырнул Борис, волоча за руку взъерошенного парня в белом халате.

– Одного нашел! – на бегу выкрикнул Борис и, одновременно со штатным медиком, принялся распаковывать собственный чемодан с медицинскими принадлежностями.

Медиком Борис был неплохим. Но сейчас все мог решить только этот взъерошенный парень, так как Белой Звезде требовалось официальное заключение. В судейской коллегии никто не станет рассматривать результаты, которые покажет Борис. Для судей медик команды – прежде всего командный игрок, готовый на все, лишь бы скрыть допинги и осуществить подлог результатов анализов спортсмена. А вот мнение официальной медицинской бригады боев…

– Давай уже, парень! – подбодрил паренька Борис, увесистым тычком в спину. – Поторапливайся! Нам нужно официальное заключение по результатам анализов для судейского комитета…

– Я-я-я только… – заблеял парень. – Меня Мойша зовут, и я совсем недавно в команде медиков боев… Я еще ни разу не…

– Что? – взревел Борис, когда Мойша с третьего раза промахнулся и не смог попасть в вену замершей в неподвижности Зинтары. – Ты чему учился, щенок?!

Борис только теперь понял, что откопал самого бестолкового члена команды медиков, в которую обязано было входить никак не менее четырех специалистов: два высококлассных доктора и два специалиста широкого профиля.

– Где остальные?! Срочно вызывай сюда других членов медбригады!

– Я тут… – Мойша нервно сглотнул и в шестой раз неудачно ткнул иголкой в девушку.

Та продолжала стоически хранить молчание и лишь наблюдала за происходящим.

У Мойши, конечно же, было с собой и оборудование Чужих, которое не требовало умения попадать иголкой в вену, но в судейской коллегии боев без правил результаты таких приборов, из-за новизны и инопланетности, не признавались достоверными. Вот и приходилось парню тыкать иголкой, от которой он, собственно, уже давно отвык или даже не успел привыкнуть.

– Кажется, это бесполезно… – наконец проронила Зинтара и отпихнула от себя парня с дрожащими руками. – Токсин вышел… Ни одно обследование не успеет его обнаружить…

Зинтара оглядела членов своей команды. Все они столпились вокруг нее плотным кольцом.

– Пошла на ринг, судьи ждут…

– Мы будем жаловаться на администрацию боев, всем вашим медикам пусть влепят черную метку за профнепригодность!

– За преступную халатность!

– За отсутствие на рабочем месте! – неслись девушке в спину смачные выкрики Бориса.

К ним присоединились возгласы недовольства Степана и Ивана. Питер, как всегда, в стычках с администрацией боев сохранял дипломатический нейтралитет и лишь изредка поглядывал по сторонам в надежде отыскать в толпе злополучную бригаду медиков, которые обязаны были очутиться возле Белой Звезды по «первому свистку».

Всеволод уже был на ринге – стоял в свете софитов, гордо и прямо. Зинтара же с трудом передвигала ноги, но всем своим видом старалась показать, что в полном порядке.

Судьи принялись оглашать результаты. Зал, в который раз за вечер, зашелся в неистовых овациях, криках и воплях восторга. Публика ликовала. Они получили неповторимое зрелище. На боях с участием Всеволода Горы толпа привыкла, что соперников красиво ломают, размазывают по полу, подбрасывают – в общем, убивают всеми доступными красивыми способами. Но сегодня они ни на секунду не пожалели о том, что пришли на лунные бои. Схватка обещала войти в анналы истории! Так красиво больше никто не умел сражаться! Это был настоящий поединок! Не убийство, не истязание – БОЙ с большой буквы!

А потом она стояла с поднятой вверх рукой в знак победы. Сегодня победили оба. Ничья. Но какая это была ничья! Судьи сами в момент объявления результатов все без исключения встали и присоединились к бурным овациям.

Свет бил в глаза. Сейчас он не слепил. Теперь это уже был свет победы! Её очередной победы над собой и над своими возможностями.


23

Юлиусу удалось пробраться в палату только через «труп доктора Петровой». Именно так заявила рыжая доктор, когда на пороге её кабинета нарисовался щеголеватый миллионер.

– Никаких посетителей! – строго бросила Вивьен и собралась звать Полину, чтобы та собственноручно вытолкала миллионера-детектива за дверь.

Но Юлиус сработал на опережение, подскочил к Вивьен и запечатлел на её лбу долгий и «страстный» поцелуй.

От неожиданности Вивьен даже позволила Грею остаться стоять на месте.

– Так в лоб только покойников целуют! – наконец нашлась Вив и принялась тщательно тереть лоб ладонью.

И в этот миг Грей начал красочно, во всех подробностях и деталях живописать полуфранцуженке, как он сейчас необходим Зинтаре, что одно их общее дело требует срочного его вмешательства. А чтобы вмешаться, ему – Грею – нужно сейчас же проконсультироваться с Зинтарой лично и с глазу на глаз!

Полуфранцуженка от напора миллионера несколько опешила. Но все же слова Грея произвели на нее должное впечатление. Она прекрасно знала репутацию Юлиуса. Он мог быть кем угодно: избалованным миллионером, бабником, бесчувственным чурбаном, вездесущим занудой, но никогда – вруном!

– Ты мне надоел! – наконец буркнула Вивьен и злобно прищурившись, уставилась на детектива.

Полуфранцуженка сильно недолюбливала Грея. На то у нее был целый ряд оснований. Грей путался под ногами, мешал работать, вечно приставал с расспросами, чуть не отравил её помощницу Полину. И… самое главное – успел затащить в постель Зинтару! Последнее бесило француженку больше всего! Оттого появлению в дверях тренера Белой Звезды, Ивана, рыжая доктор обрадовалась несказанно!

– О! Иван! А мы тут как раз с мистером Греем припираемся!

Иван доброжелательно глянул на миллионера. После альдебаранской ветчины тренеру как-то претило портить отношения с хорошим человеком. Уловив сложившуюся в медицинском блоке ситуацию, Иван уже собрался раскланяться и испариться за дверью, но его остановил ставший милым и обворожительным голос Вивьен. Полуфранцуженка, чуть ли не на руках, втащила тренера в помещение.

– Как я рада тебя видеть! – воскликнула рыжая доктор и даже почти страстно обняла Ивана.

После нескольких неудачных попыток соблазнения доктора Петровой Иван от такого приема опешил, изумился и все же рискнул зайти в лабораторию Вивьен.

– А вот мистер Грей собирался уходить! – Вивьен мило улыбнулась и кивнула в сторону Юлиуса. – Не поможешь господину миллионеру найти выход? Все, что нужно сказать нашей Белой Звезде, я могу передать лично. Так в чем суть дела?

– Да что ж Вы меня так? – хихикнул Грей. – То мистер, то господин… На прошлой вечеринке мы вполне по-дружески и без лишних выкрутасов общались…

– Мило? – скривила физиономию полуфранцуженка.

– Кстати, – неожиданно вставил Иван, обращаясь к Юлиусу Грею, – Вам что-то известно о «слепом облаке»?

Вивьен тут же примолкла и навострила уши. Зинтара жаловалась лишь на боли в боку, остальные травмы Вивьен могла увидеть сама. Про слепое же облако… Зинтара не упоминала. А Иван задал такой вопрос неспроста…

Юлиус встревоженно почесал кончик носа.

– Больше слухи, чем факты, – ответил детектив задумчиво. – А к чему этот вопрос?

Иван перевел взгляд на Вивьен. Та лишь округлила глаза в знак того, что слабо понимает, о чем идет речь.

– Значит, ни о чем не рассказала… – буркнул тренер и с сомнением уставился на Грея.

Тот казался ему излишне щеголеватым, но, кажется, с недавних пор относился к его воспитаннице вполне искренне.

– Если не сказала она, скажу я, – веско продолжил Иван и прямо посмотрел в глаза Грею. – Во время боя с Горой, рефери брызнул в нее «слепым облаком».

– Это показали анализы? – теперь уже Грей смотрел на Вивьен.

Полуфранцуженка под взглядами двух мужчин недовольно поежилась и пошла к своему рабочему столу еще раз пересматривать все результаты анализов. Некоторые данные с реабилитационного блока Чужих, в который она поместила Зинтару сразу после схватки, её насторожили. Но затем показатели пришли в норму. Вивьен не стала на этом заострять внимание. Тем более что обычные тесты вообще ничего не выявили. А она все еще не привыкла слишком полагаться на показания инопланетных приборов…

Затем Вивьен подняла имеющиеся только у нее материалы. Информация имелась только у узкого круга посвященных. К Вивьен она попала исключительно через канал возглавляемого доктором Петровой комитета по выдаче лицензий на инопланетный алкоголь.

– Я бы отнесла данное соединение к нейротропным веществам… Оно запрещено к продаже… Его нам предлагали закупить кальтуцикане в качестве спрея для самообороны, но наша администрация признала перцовый спрей более эффективным и куда более длительным по действию.

Вивьен продолжала внимательно вглядываться в строки секретного медицинского заключения и цитировать наиболее важные фразы.

– Препарат уже через несколько минут ни оставляет никаких следов… Действие основано на потере четкости зрения, сродни сильно выраженному астигматизму… В некоторых случаях, при должной концентрации, объект способен видеть лишь размытые тени… Но уже через несколько секунд зрение начинает восстанавливаться. Через пять-десять минут наблюдается лишь покраснение глаз. Но и оно вскоре проходит…

Грей быстрым шагом подошел к компьютеру доктора Петровой и выставил перед собой устройство мобильного телефона. Вивьен оторвалась от чтения и недовольно обернулась.

На экране мобильного телефона Юлиуса высветилась надпись: «Файл приняла». Сегодня Лика предпочитала общение через клавиатуру.

Юлиус довольно кивнул и встревоженно посмотрел на остальных.

– Она упоминала, кто на самом деле может за этим стоять?

Иван удивленно поднял брови. Вивьен мрачно нахмурилась.

– Значит, можно говорить еще об одном, третьем, покушении на Белую Звезду, – констатировал Юлиус. – Лишить её зрения во время боя с Горой было равносильно выстрелу из пистолета в голову… Другое дело…

Юлиус удивленно уставился на Вивьен, как на старую приятельницу, которой были известны самые сокровенные тайны Зинтары.

– А как ей удалось выстоять?!


– Рэтт решил свои проблемы, – с порога начал Юлиус, сразу переходя к делу.

Зинтара резко села на больничной кровати и принялась быстро натягивать лежавшие рядом вещи. Юлиуса она как-то забыла постесняться, особенно после того, как детективу посчастливилось видеть её голой со всех ракурсов. На смущение просто не было времени.

– Ты куда собралась? – растерянно буркнул Грей.

Он давно привык, что особы противоположного пола привыкли считать его сухарем. На самом деле Грею просто было жалко времени на лишние сантименты. Его более увлекали расследования, проникновения в тайны… Но Зинтара превзошла Грея по всем показателем.

Полностью одетая, девушка обернулась к детективу-миллионеру.

– Я уже связалась с Рэттом. Вылет сегодня вечером. Он решил свои затруднения. Не уверена, с помощью чего и кого… Но перед этим мне нужно успеть поговорить с рефери!

Зинтара попыталась пройти мимо Юлиуса. Он схватил её за руку и развернул к себе лицом.

– Ты только что едва не попала на тот свет! Может, остановишься хоть на секунду? Поговоришь со мной?

Зинтара замялась и посмотрела на Грея. Напрасно она тогда дала слабину. Юлиус позволял себе больше, нежели было бы позволено простому детективу. Зинтару это не злило по-настоящему. Она лишь досадовала на свою секундную слабость и понимала, что своим поведением может причинить детективу боль, но время стремительно уходило. Больше всего она боялась, что не успеет поговорить с рефери.

– Поговорим в коридоре? – осторожно произнесла девушка и постаралась скроить на лице ласковое выражение.

– Знаешь?.. – Грей сердито прищурился, дал Зинтаре выйти из палаты и пристроился рядом. – Ты просто копируешь мое обычное поведение…

Последнюю фразу Грей произнес, слегка задыхаясь. Зинтара не шла, а почти бежала по коридорам, периодически сверяясь с картой, высвечивающейся на мониторе мобильного телефона.

– Я могу вывести трехмерную картинку маршрута до дома рефери.

Маленькое трехмерное изображение Лики появилось рядом с ними, на уровне головы. Она очень усердно делала вид, что бежит рядом с Зинтарой и Греем.

– Давай! – коротко ответила девушка.

Грей лишь недовольно фыркнул. Кажется, Лика решила подружиться с Белой Звездой. Обычно программа искусственного интеллекта предпочитала выполнять только его распоряжения, но сейчас Лика решила принять команду непосредственно от Зинтары.

– Только для нашего пользования, – недовольно буркнул Грей и быстро протянул Зинтаре серебристый обруч, который надевался на лицо по типу очков и выводил перед глазами энергетический монитор с трехмерным изображением.

Лика тут же свернула голограмму маршрута и перевела её на мониторы Грея и Зинтары.

– Так-то оно лучше, – фыркнул Грей.

Лика оставила плохое настроение своего босса без внимания. Зинтаре тоже было не до того. По монитору своего мобильного она пыталась выйти на камеры наблюдения и проследить, чем сейчас занимается рефери. Но камеры, установленные вблизи апартаментов рефери, оказались либо очень мощно защищены от взлома, либо были выключены.

– По моим данным он должен оказаться дома. Час назад пришел из магазина и с того момента никуда не выходил, – не преминула заметить бегущая рядом с ними Лика.

Для достоверности ПИИ даже сделала вид, что немного задыхается. Имитация, надо отметить, удалась ей вполне достоверно. Почти неизменная белая шапочка с помпоном забавно дергалась в такт движениям. Ножки Лика обула в весьма продвинутые кроссовки для бега. В остальном же одежда была далека от спорта. Бежевые шортики и джемпер больше подходили для игры в гольф.

Когда они впрыгнули в роботакси (дом рефери оказался на противоположном конце центрального купола), Грей развернул девушку к себе.

– Ты понимаешь, что чуть не умерла? Понимаешь, что тебя в очередной раз хотели убить?

– Именно в этом я и хочу удостовериться, – скупо произнесла Зинтара и сделала вид, что сосредоточенно следит за продвижением такси в плотном потоке других машин.

– Нам сейчас же нужно ехать к Кельму и требовать выделить для тебя охрану или лучше попросить вообще перевезти тебя в безопасное место! Подальше от всех!

Зинтара сосредоточенно потерла виски, затем обернулась к переполошившемуся детективу.

– Это я и пытаюсь сделать – улететь подальше от толпы и просить поддержки! Но Кельм мне не поможет! Он всего лишь следователь СЛБ. Мы же имеем дело с куда более серьезным противником…

Грей нахмурился. Он, даже когда был взволнован, умел очень тонко улавливать любое слово собеседника. Больше всего сейчас Грея насторожила фраза «мы имеем дело»…

– Ты знаешь, кто хочет тебя убить и зачем это нужно?

Зинтара удивленно уставилась на Грея. Ему уже была известна общая канва происходящих событий. Зачем же Грей в очередной раз переспрашивает?

Грей в знак защиты высоко поднял ладони.

– Это понятно, что мы говорим об инопланетном шпионаже… или… Одни присутствуют среди нас для наблюдения, другие… пытаются выведать тайны, установить зоны влияния… Все это существует испокон веков. Раньше между собой сражались в шпионских играх государства… Теперь дело дошло до планет… Но ты для меня – хорошая! Во всяком случае, именно так я для себя решил…

Грей потупился. Слишком эмоционально он произнес последние фразы.

Зинтара для него неожиданно стала больше, чем просто «хорошей». Во время последних лунных боев, если бы не многочисленная охрана, Грей выбежал бы на бой со Всеволодом вместо Зинтары. Каждый удар, который получала девушка, каждая рана… Грей переставал дышать в такие моменты. И когда Зинтара оказалась, наконец, в реанимационном блоке в руках доктора Петровой и полностью получила лечение, только после этого Грей решился зайти внутрь. До этого момента он до дрожи боялся, что врачи упустят драгоценные секунды, что могут не помочь Зинтаре вовремя…

Он успел заметить, в каком, на самом деле, плачевном состоянии она была в тот момент, когда команда под руки уводила её с ринга. Грей тогда стоял в живом коридоре из людей. Поклонники встречали Белую Звезду криками восторга. Грей же с содроганием сердца видел лишь измученную, хрупкую, почти надломленную молодую женщину, которой он нужен!

А сейчас она ехала рядом с ним в роботакси: теплая, живая, почти пришедшая в себя, но такая сосредоточенная на своей невидимой цели!

– Мне нужно знать больше… – тихо проговорил Юлиус.

«Чтобы защитить тебя…» – добавил про себя Грей и вопросительно посмотрел на замершую рядом девушку.

Зинтара не шелохнулась, долго молчала, смотрела в окно, а потом неожиданно произнесла:

– Это я за ним охотилась. Очень давно… Еще в другой жизни. Тогда я была не одна… – она сглотнула тугой комок. – А потом… многое изменилось. Но я смогла отыскать врага… Он опасен не только для меня, но и для всего человечества… Это сложно объяснить… Я с трудом могу подобрать нужные определения…

Грей даже не пытался перебивать. Просто затаил дыхание и превратился в слух.

– Пожалуй, легче привести пример, опираясь на… библию. В этой великой книге изложены основные законы, основные принципы мироздания. Они много веков, точнее тысяч лет, назад были даны вам для… ориентира. Наша Вселенная создана по ним… Шиар, мой враг, пытается их менять. Создать свои правила, по которым будет развиваться мир материи. И это затронет душу всего…

– Ты ангел? – не удержался Грей от первого, что пришло ему в голову.

– И так нас тоже называли, – грустно улыбнулась девушка.

Грей осекся и замолчал.

Так некоторое время они ехали, пока, наконец, машина не остановилась возле дома рефери.

Кельм в очередной раз рвал и метал. Только что Мельник прибыл на место преступления и сообщил Сергею Кельму, что если убийства не прекратятся, то он лично подпишет приказ об увольнении следователя из СЛБ и вдогонку еще выпишет волчий билет с характеристикой «профнепригоден».

– Очередной мозговой фарш, – сообщил судебный медик. – Могу сообщить это с вероятностью в девяносто девять процентов. Окончательно покажет вскрытие…

Кельм выругался, потер переносицу и собрался идти к машине, возвращаться в СЛБ, когда прямо на него из роботакси вывалились детектив Грей и Белая Звезда собственной персоной. Последний бой без правил, как и все жители Луны, следователь, конечно же, смотрел по ТВ с замиранием сердца. И сегодня ругаться с героиней, пусть даже и по приказу Мельника, просто не был способен.

Грей быстро и цепко оглядел окрестности.

– Рефери? – коротко уточнил Грей у Сергея Кельма.

Тот даже не потрудился удивиться, просто кивнул, вытащил электронную сигарету и принялся задумчиво ею попыхивать.

– Ты же, вроде как, бросить собирался, – не преминул заметить Юлиус, поглядывая на задумчиво дымящего водными парами следователя.

– Бросишь тут! – фыркнул Кельм и сделал знак сотрудникам СЛБ пропустить Грея к дому рефери. – Полюбуйся лично. Очередной мозговой фарш. Как осмотришь тело, сообщишь, каким макаром тут оказался. Убийство произошло приблизительно час назад. О нем даже отчет еще не составлен…

Кельм перевел взгляд на Зинтару.

– Мои самые искренние поздравления! Давно пора Всеволода было поставить на место!

Зинтара, как можно вежливее, улыбнулась, осторожно кивнула и попыталась последовать за Юлиусом Греем. Сейчас вступать в полемику по поводу Горы она не собиралась.

– А ты-то куда? – крикнул ей вслед Кельм, но сделал это так вяло, что сотрудник СЛБ даже не потрудился преградить Зинтаре дорогу.

Девушка-воин все же оставалась тюремным медиком Планетарной, к которой и было приписано подразделение СЛБ. Зинтара прошла вместе с Юлиусом за ограждение.

Через несколько минут Грей вместе с Зинтарой, мрачные, вернулись обратно к Кельму. Следователь терпеливо ждал и только попыхивал электронной сигаретой. На успокоительные у него началась аллергия, потому Кельм прибегнул к испробованному средству снять стресс – к курению. Врут они все, врачи, про вред… После первой затяжки, пусть и электронной версии, Кельм сразу понял – полегчало… Пока куришь, вся жизнь с её проблемами точно отодвигается на несколько минут вперед, а он ловит ртом свое драгоценное безвременье, паузу в жизни, маленькую пропасть между прошлым и будущим, когда не нужно ни о чем думать…

А у Зинтары неожиданно созрел план. Она собиралась улететь с Рэттом на станцию, ей нужно было до конца разобраться, с чем же она имеет дело. Уж слишком выдающиеся способности демонстрировал Шиар. В том, что за всеми убийствами стоит именно он, Зинтара ни на секунду не сомневалась.

А вот каким образом Рэтт смог решить вопрос с космическим кораблем?.. Какую роль в том сыграл Всеволод? И Зинтара решила устранить чемпиона с поля боя, выложив, пусть и не подтвержденные документально, факты Кельму.

– Ну так что? – хрипло поинтересовался Кельм у детектива и девушки. – Какими судьбами тут оказались? Случайно решили на чай заглянуть?

Зинтара посмотрела на Грея, повернулась к Сергею Кельму и спокойно произнесла:

– Всеволод хотел договориться со мной перед боем… Но… видимо, я повела себя не так, как он ожидал… Во время боя рефери выпустил на меня «слепое облако». Не могу это доказать… Таксин выводится слишком быстро. Сюда мы приехали в надежде выяснить у рефери все обстоятельства..

Зинтара замолчала. Суть была в том, что каждое слово, произнесенное девушкой, было правдой. Только то, в какой последовательности она подавала информацию, наводило на мысль, что за всем стоит Всеволод. И Зинтару сегодня это очень устраивало. Пусть чемпиона допрашивают – она сможет спокойно улететь с Рэттом. Гора же, если он на самом деле ни при чем, найдет способ себя оправдать.

– То есть, ты хочешь сказать, что за всеми убийствами может стоять Всеволод Гора?! – чуть ли не проорал Кельм на всю улицу.

Глаза следователя по особо важным засветились надеждой. Он почти схватил девушку в охапку и принялся еще раз все переспрашивать. Грей, чуть приподняв одну бровь, скептически слушал. Он-то успел уловить хитрый ход Зинтары. А вот Кельм повелся на высказывание девушки по полной программе. Сергей Кельм вдруг нашел выход из всех своих бед и злоключений последних дней! И этим выходом он назначил донельзя удобную фигуру планетарного заключенного – Всеволода Гору!

Как просто! Как банально!

Грей извлек из кармана стильного серого пиджака сигару и принялся её неспешно раскуривать.



Оглавление

  • Об авторе
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • X