Екатерина Черняева - Магичка (СИ)

Магичка (СИ)   (скачать) - Екатерина Черняева

Черняева Екатерина
Ролевик: Магичка

«С нами такого случиться не может», – фраза номер один в списке знаменитых последних слов.


Глава 1

«Не ходите дети по лесу гулять».

  Ночь. Улица. Фонарь. Аптека. Не, не то. Понедельник. Четвертая пара. Семинар. После физкультуры. К спорту я отношусь более чем прохладно, но не в этом суть. Вы когда-нибудь пробовали за десять минут собрать вещи после пары, пройти полкилометра до корпуса, в котором расположен спортзал, и еще успеть переодеться в спортивную форму? А потом проделать все эти манипуляции в обратном порядке? Вдобавок, вчера мне попалась на редкость интересная книга, так что к семинару я была не готова. И что-то мне подсказывает, чтопо великому закону подлости сегодня будет особо жесткий опрос. Лихорадочно пытаясь успеть в оставшееся время прочитать хоть что-то, я никак не могла сосредоточиться и уловить смысл перечитываемого в пятый раз абзаца. Не получалось. Глаза упрямо закрывались. Пожалуй, не стоило вчера читать до двух ночи, но уж больно книга интересная попалась, да и вообще, фентези моя слабость. Но спать хочется до ужаса.

  – Кать, ау, вернись к нам – уйдя в свои мысли, я и не заметила, что меня зовут.

  – Уже вернулась. Что хотел?

  – Слушай, Кать, будь другом, дай семинары на следующую неделю.

  – Макс, а ты не обалдел? Мне материалы тоже не с неба падают – возмутилась я.

  – Кать, ну очень надо...

  – Макс, отцепись. Я сегодня невыспавшаяся и злая.

  – Кать, ну ты же знаешь, я в долгу не останусь. Ну времени ни минуты нет. Ролевка через две недели, а у нас еще команда не собрана, легенды не продуманы, да снарягу еще не всем подогнали...

  – Ролевка?!! – сон с меня моментально слетел. Вообще-то я уже давно хотела съездить на ролевку, но нужных знакомств не было, а одной ехать не хотелось. И на тебе!

  – Ну да, ролевка... Кать, ну тебе, чего, жалко что ли?

  – А знаешь Макс, не жалко. Я тебе даже на две недели материалы дам. Но с одним условием – я прищурилась.

  – Каким?

  – Ты возьмешь меня на ролевку.

  – Что? – поперхнулся воздухом Макс.

  Мда, до боли знакомая реакция... Ну почему очень мало людей разграничивают понятия «отличник» и «ботаник?» Если ты отличник, тем более – отличница, то твои мысли должны быть только об учебе. Как все удивляются, когда узнают, что я слушаю рок и обожаю фэнтези! Вот и этот туда же. Смотрит на меня, как на говорящего зеленого фламинго. Думает, я пошутила? Не дождется!На эту ролевку я обязательно поеду!

  Правда, сразу обсудить данный вопрос не получилось, потому что началась пара. Интуиция меня не подвела, преподаватель был в отвратительном настроении и гонял нас в хвост и гриву. Кое-как дожив до конца семинара, мы с облегченными вздохам покинули аудиторию. Но не успела я расслабиться, как меня отловил Макс. Да-а-а, похоже он в самом деле сильно нуждается в моей помощи. Значит, никуда от меня не денется. Сопротивлялся парень яростно, но если ж мне что в голову втемяшится, то это оттуда кувалдой не выбьешь. В общем, через полчаса переругиваний и возмущений я победила. Парень окончательно сдался лишь на обещании помочь остальной команде с проработкой легенд. А я что? Мне несложно, на воображение никогда не жаловалась, опять же, логикой не обижена. Ну и плюс фэнтези читала просто в огромном количестве. Взамен Макс обещал помочь со снаряжением.

*   *   *

  И вот, спустя две недели, произошло это историческое событие. В смысле, я таки поехала на ролевку. Ух, чего мне это стоило! Сначала уговорить родителей – отношения у нас хорошие и портить я их не хотела. Потом выпросить у дяди его булатный кинжал и два метательных ножа, под клятвенное обещание использовать только для антуража и вообще, обращаться очень бережно и все время держать в ножнах (не забыв скрестить пальцы за спиной). Метанию ножей меня сам же дядя и обучал. Не сказать, чтобы я была большим умельцем, но при определенном везении в мишень попадала. Как таким умением не похвастаться? И венец всему, – доказать остальной команде, что я тоже могу быть полезной, тем более, что они все равно от меня не отвяжутся (сплоченный коллектив, которому на голову свалился такой непонятный довесок, – представляете их реакцию?).

  Но, как это ни странно, основные проблемы у меня возникли именно со своим персонажем. Боевик из меня никакой, физкультуру я всегда ненавидела. Пою неплохо, во всякой случае, друзьям нравится, но играть ни на каком инструменте не умею, то есть бард тоже отпадает. Целители и дриады – скучно. По крайней мере в этот раз хватило и того, что мне как новенькой всю аптечку сгрузили. Поломав голову еще некоторое время, я решила, что буду отыгрывать мага. Вернее магичку. Но какую? Боевой маг и целитель, наиболее распространенные варианты, отпадали по вышеперечисленным причинам. Значит, остается разведка и те, кого можно условно назвать магами прикрытия. Усиление там, маскировка... В результате моей бурной фантазии родился несколько необычный персонаж. Я три дня потратила на отшлифовку легенды! А потом еще два дня, – на споры с остальной командой, предлагавшей мне взять персонажа не столь заковыристого (и на состыковку всех легенд в одно целое. К концу моей «редакторской» работы меня готовы были придушить голыми руками). И, естественно, еще довольно много времени ушло на «битву» с мастерами. Как оказалось, на игру приехала какая-то ролевая знаменитость, и местные «столпы движения» не хотели ударить в грязь лицом.

  Впрочем, сильно я не наглела и спорила больше из спортивного интереса. И то, только с теми, кто помоложе. В итоге я сохранила практически все свои придумки для команды и теперь отстаивала собственного персонажа:

  – Ну, и кого вы сами отыгрываете? – в глазах более молодого мастера читалось предвкушение. Ну да, спорила-то я в основном с ним, предпочитая не конфликтовать с тем, который старше и явно тут самый главный.

  – Этрин, морфима, магиана, окончила факультет стихийного волшебства, кафедра Воды – кратко отрапортовала я.

  – И что же это за новая раса такая – морфима? – ехидно поинтересовался старший мастер. Кого-то он мне напоминает... Актера какого-то, вроде бы... Хотя у меня всегда была плохая память на лица. Впрочем, ролевое имя у него говорящее – Арагорн.

  – Морфима – это, собственно не раса, а название полукровок-метаморфов. В мужском варианте звучит как «морф», – начала я. – Метаморфы, – разумные существа, способные изменять свой внешний вид по собственной воле. Возможность изменения зависит от конкретного метаморфа. Обладают врожденными способностями к магии иллюзий, которая очень сильно отличается от классической. Фактически, это свойство организма, поэтому умелые метаморфы могут замаскировать даже уровень ауры. Легко приспосабливаются к любым условиям, неприхотливы, крайне своевольны и не переносят заточения, тая на глазах, ехидны, непредсказуемы, спонтанны и вспыльчивы. Часто действуют, полагаясь на интуицию, которая у них необычайно развита. При всем том великолепные актеры, а умение сперевоплощением помимо тела несколько искажатьпсихику и мировосприятие, в сочетании с врожденными способностями к изменению и магии иллюзий, делает их почти неуловимыми двойниками.Обычно метаморфы выбирают для себя такой род занятий, в котором можно реализовать главный свой дар, – изменчивость. Так, например, из них получаются идеальные убийцы, воры, шпионы, телохранители для важных особ; блистательные актеры и актрисы, танцоры, иллюзионисты, шуты, и так далее. Очень редко, но встречаются среди метаморфов маги. Это особенно интересные и опасные случаи, – когда магический узор туго вплетается в ауру и метаморф, помимо способностей к физическому изменению, получает возможность использовать магию другой расы. Но такие случаи встречаются очень редко и, чтобы воспользоваться навыками до конца, необходимо достигнуть шестой ступени посвящения.Среди метаморфов крайне редко рождаются полукровки, это практически и невозможно – кровь метаморфа рецессивна и подавляется кровью всех остальных рас.

  – А следовательно ты у нас уникум? – ехидно вмешался младший мастер.

  – Нет, отчего же. От отца я унаследовала лишь возможность нестандартных структур магии иллюзий и гибкую психику, благодаря чему легко приспосабливаюсь к изменениям ситуации. Магический дар достался мне от матери, магистра Воды. Собственно, я – полуудачный эксперимент получения мага с метаморфическими способностями. Уж не знаю, где моя мать нашла посвященного третьей ступени, но факт налицо.

  – А почему именно третьей? – уже с легким интересом спросил Арагорн.

  – Потому что, способность метаморфа к магии, в большинстве случаев как раз наследственна. То есть, если, например, отец – не метаморф – является магом хотя бы во втором поколении, а мать, – посвященной хотя бы третьей ступени, то их ребенок будет обладать как магическим наследием ауры, так и частью материнских способностей к изменению. Так же это правило распространяется на представителей тех рас, которые изначально созданы магией и от рождения обладают магическими способностями. Магические силы ребенка зависят от силы магического дара у родителя. Но женщины метаморфы встречаются крайне редко, и оберегаются как величайшая ценность, ведь они залог существования расы метаморфов. В случае же, когда мать обладает магическими способностями, а отец, – метаморф, сцепление ген происходит совершенно непредсказуемо и в большинстве случаев ребенок не получает никаких способностей. Собственно, именно поэтому я полуудачный эксперимент, – и с трудом обнаруживаются я унаследовала способности матери и некий минимум способностей метаморфа. Так, кроме гибкой психики, у меня очень слабая восприимчивость к наведенным иллюзиям, хотя мои собственные иллюзии достаточно сильны. Именно из-за этого моя специализация, – разведка, а не боевая магия, несмотря на достаточный потенциал

  – И каким же образом дочь магистра магии попала в отряд наемников? – Лиор все же попытался меня подловить.

  – С матерью у меня всегда были натянутые отношения, я для нее являлась лишь полупроваленным экспериментом. Случайно найдя ее лабораторный дневник с записями обо мне, жутко обиделась и сбежала из дома. Затем под выдуманным именем поступила в Академию Магии, с отличием окончила кафедру водной магии. Поскольку захватить при побеге побольше денег я не догадалась, после Академии пришлось искать источник заработка. Шансов устроиться рядом с Академией практически не было, в армию идти не захотелось, вот и попала к наемникам.

  – Неплохо, неплохо, на первый взгляд даже не к чему придраться – прокомментировал Арагорн. – В принципе, осталось обсудить снаряжение и можно пропускать.

  – Но Арагорн, она...

  – Лиор, у этой команды, в отличии от остальных, хотя бы все легенды нормально продуманы. Логика прослеживается, воображение..., – да, не зря мы столько к деталям придирались – только на них и выехали.

  Лиор еще немного посопротивлялся, но после того, как я закатила десятиминутную лекцию о сочетаемости различных рас (так уж вышло, что у нас в команде больше половины – полукровки), плюс о генетике и сцеплении ген, окончательно скис. Ребята, заметив реакцию мастеров на подробные лекции, единодушно свалили на меня обсуждение снаряжения и теперь стояли в стороне и выжидательно поглядывали, как спорю с мастерами. В свою очередь я быстро поняла, что решающее слово за Арагорном, и теперь вежливо соглашалась почти со всеми его требованиями, возражая больше для виду. Зато если Лиор цеплялся к какой-нибудь вещи, препиралась до умопомрачения. Однако мне повезло, – старший мастер на многое смотрел сквозь пальца, так что мне удалось отстоять практически все наше снаряжение

  Наконец мы прошли контроль и отправились разбивать лагерь. На полдороге к лагерю хмуро молчавший Тарр (в миру – Толян) неожиданно повернулся ко мне:

  – Беру свои слова обратно.

  – Какие? – не поняла я.

  – О том, что от тебя не будет никакой пользы. Обычно у нас мастера почти четверть вещей и способностей забирают. Так что... добро пожаловать в команду!

  – Спасибо – слегка ошалев, ответила я. Видно, контроль тут действительно строгий, если Толик, с самого начала принявший меня в штыки, выглядит таким довольным. Ну, оно и к лучшему.

  Так начались мои «ролевые будни». Первый день я честно моталась по лесу, изображая разведку. Кое-что даже разведала, правда больше случайно, чем из-за собственных усилий. К вечеру я жутко устала и решила малость сменить тактику. Благо я всегда легко находила общий язык с окружающими. Так что через три часа я знала расположение основных лагерей, которые мне поручили найти. Поэтому, сегодня утром я втихую утащила свои вещи (тяжелые зараза, сначала хотела только еду и плащ, но они, как назло, оказались на самом дне, пришлось тащить все, пока не засекли), отошла на приличное расстояние от лагеря и принялась отдыхать. А что? Относительно тихо, свежий воздух, плащик, специально к ролевке пошитый, позволяет удобно растянуться на земле, продукты с собой... Плюс любимый плеер, протащенный контрабандой. Намного лучше, чем носиться по лесу зигзагами. В конце концов, какая разница, как именно я узнала о местонахождении противника?

  Ближе к вечеру, когда я уже собиралась возвращаться, я услышала рядом шаги и потрескивание веток. Осторожненько так выглянув, я увидела высокого парня с мечом у пояса, который аккуратно продвигался вперед. Так-так-так, кажется, это он меня вчера обхамил и обозвал малолеткой. Ну не виновата я, что в свои девятнадцать лет выгляжу максимум на пятнадцать. Это все наследственность, маме моей почти до пенсии больше тридцати лет не давали. А еще он из лагеря игровых противников. Как его там звали? А, неважно. Все равно с удовольствием утру ему нос. Улыбнувшись в предвкушении пакости я тихонечко затолкала плащ в рюкзак (остальное было уже убрано), достала кинжал (не подумайте ничего, мне команда кроме моего еще текстолитовый подогнала). На старт... внимание... банзай! Я выпрыгнула из кустов, резким толчком сбила не ожидающего такой подлянки парня с ног и слегка (чтобы действительно не поранить) приласкала кинжалом по шее.

  – Ты убит! – триумфально провозгласила я.

  Неожиданно рядом кто-то захохотал. Блин, так их двое? Оглянувшись, я увидела Арагорна. Причем, хохочущего от души. Тогда... Я перевела взгляд на «убитого» парня. На меня растерянно смотрел.. ну да, второй мастер, Лиор. Он был настолько ошарашен, что лишь смотрел незряче куда-то в иные дали, да хлопал ресницами. Распухшие губы, расширенные глаза и растрепанные волосы делали его умилительно трогательным. Упс, что сейчас будет... Как говорит моя подруга: «Я заранее балдею». Надо срочно уматывать, пока он не пришел в себя.

  – Приношу свои извинения. Если бы знала, что это именно вы, воздержалась бы от нападения. Поэтому прошу простить меня за это досадное недоразумение – выпалила я, быстренько сдвигаясь к краю полянки. Есть у меня такое странное развлечение – болтать «высоким штилем», хотя мы с подругами порой получаем от этого огромное удовольствие (ага, а вы попробуйте поговорить таким образом, например, о компьютерах – ухохочетесь). Арагорн хмыкнул что-то вроде: «надо же, какие мы вежливые», но я уже на всех парах улепетывала в лес. С перепугу даже тяжеленный рюкзак за плечами не почувствовала!

  Закончился мой забег довольно закономерно – я споткнулась о какой-то корень и со всего маху влетела в кусты на склоне холма. Но к моему удивлению, вместо того затормозить, или, на худой конец, впечататься в холм, я кубарем вылетела в пещеру. Не очень большую, но и не слишком маленькую. Надо же, а снаружи и незаметно совсем... Засаду устраивать самое то! Решено, сейчас осмотрю пещерку, и быстренько в лагерь. Думаю, там меня, если что от мастера прикроют, особенно после такой находки. Весь отряд спрятать можно, и никто не заметит, пока не выскочишь.

  Порывшись, я вытащила фонарик и отважно двинулась за поворот. Далеко я заходить не собиралась, десять-пятнадцать шагов, не больше. Но уже через несколько шагов ход раздвоился (причем как-то странно, почти под 90 градусов), а на пересечении двух новых разглядела непонятную овальную выемку примерно метр на два. Подойдя поближе, я увидела что-то вроде иероглифов, написанных по кругу. Обалдеть... Я и не знала, что в наших лесах можно найти такое. Забыв про все на свете, я принялась старательно обметать символы рукавом, пытаясь понять, на что они похожи. И минут через пять уже смогла разглядеть ровный каменный овал, по границе которого тянулись иероглифы нарисованные на квадратных плитках (ну, может это были руны, если честно, не разбираюсь). Красиво-о! Так, а эта плитка почему сдвинута? Непорядок! Ну, это мы сейчас поправим.

  Я стала двигать плитку, к моему удивлению та поддалась довольно легко. Но стоило ей встать на свое место, как что-то щелкнуло, полыхнуло перед глазами, и я с диким визгом рухнула куда-то вперед и вниз.

*   *   *

  Мастер игры, слегка напоминающий одноименного актера из фильма, вздрогнул, с явным удивлением вскидывая голову. Через несколько секунд он хмыкнул себе под нос: «Ну, кто бы мог подумать. Впрочем, это может быть интересным», чуть прищурился, как будто прислушиваясь к чему-то, а потом, насвистывая популярный мотивчик, пошел к лагерю.

*   *   *

  Уффф... то есть фу, невкусно-то как! Это первое, что пришло в голову, когда я и земля снова встретились. Впечатление, что... хотя нет, сравнить мне не с чем. Песок, помнится, я пару раз пробовала на вкус, когда падала, но земля, – новое впечатление. Невкусное до ужаса. Я отплевалась от «впечатления», и завертела головой – в надежде определить, куда меня занесло.

  Судя по всему, я находилась в той же самой пещере, только в другом коридоре. Слегка побаливают отбитые коленки, синяк будет, но в целом, отделалась легким испугом. Похоже, тут невысоко. Я покрутила головой, пытаясь понять, откуда свалилась, но, поскольку мой фонарик куда-то делся, ничего не разглядела. Вспомнилась странная вспышка перед падением. Стало страшно. Так, без паники, рассуждаем логически. Скорее всего, переместив плитку, я заставила сработать какой-то механизм, открывший не то ловушку, не то ход, а вспышка... вспышка была от разбившейся лампочки фонарика. Ну... маловероятно, но реально. Конечно, вряд ли в лесном холме скрываются потайные ходы, но другого подходящего объяснения у меня не было. Тяжело вздохнув, я встала, подняла рюкзак и пошла по коридору. Надо поискать выход, благо тут один коридор. Я от всей души надеялась, что это все-таки не ловушка древних строителей.

  Идти пришлось долго, коридор был намного длиннее того, через который я заходила, хорошо, хоть не раздваивался. Когда я уже начала паниковать, впереди наконец мелькнул свет. С облегченным выдохом я вышла на поверхность. Закатное солнце озаряло окрестности, где-то рядом журчал ручей. С блаженной улыбкой я огляделась.

  Н-да. Моей радости надолго не хватило. То ли ход вывел меня куда-то совсем в сторону, то ли это я такая... неумная, но я абсолютно не представляла, куда идти. Я прислушалась, пытаясь хоть примерно определить, в какой стороне лагерь. Далеко уйти я не могла, даже с учетом ходов под холмом, а тот, кто считает, что толпу ролевиков количеством более двух сотен будет не слышно на расстоянии в жалких полтора километра, явно никогда в лесу не был. Безрадостно размышляя, что же делать (вроде, если потерялся, надо на месте стоять, быстрей найдут) я пошла в сторону ручья. Хоть умоюсь... Но буквально шагов через пятнадцать я нос к носу столкнулась с каким-то крепким парнем. Тот ошарашено уставился на меня, а я буквально взвыла от радости:

  – Люди! Слава богу! Вы не скаже...

  Я осеклась на полуслове. Нет, не потому что парень оказался не один. Просто его черты лица вдруг как-то поплыли, странно искажаясь, а в горле глухо заклокотало рычание. Остальные (трое явно не людей) тоже начали меняться. Я пару секунд в шоке смотрела на это, а потом завизжала что было сил. К моему удивлению, эти... эти как-то странно дернулись. «Слух, что ли чувствительный?», – мелькнула чудом уцелевшая мысль. Не переставая визжать, я приготовилась дать деру, и тут на поляне появилось новое действующее лицо. Откуда взялся, не разглядела. Вот не было, а вот стоит. Кто не понятно, закутан в плащ по самые уши. В руках хитрая штуковина, напоминающая изогнутое лезвие на длинном древке. Глефа, кажется... Новоприбывший чуть повел головой, оглядываясь и рявкнул на меня:

  – Беги, дурр-ра!

  Окрик подействовал как пощечина. Я смогла замолчать и, развернувшись, рванула прочь от странной пятерки. Бежала, не разбирая дороги, и только с размаху влетев в ручей немного опомнилась. Попробуй тут не опомниться, если тебе даже за пазуху ледяной водой плеснуло. Сначала я хотела поскорее выскочить на берег, но потом передумала. Видимо, холодная вода здорово способствует пробуждению здравого смысла. Пожалуй, не стоит сразу выходить на берег, лучше пройти немного по воде. Может у меня и бред, но проверять я это не собираюсь. А вода отбивает запах, и следы в ручье не останутся. Подозреваю, что через лес я ломилась как беременный носорог.

  Идти по воде оказалось на удивление легко, даже ноги не мерзли. Прошагав так некоторое время, я выбралась на берег. Ноги тут же подкосились, пришлось сесть. Что же это творится, а? Может, я когда падала, головой ударилась, вот и чудится всякое? Я тихо всхлипнула, но тут же мысленно дала себе пощечину. Потом пореву! Сейчас надо хоть воду из сапог вылить, и носки переодеть. Только простуды мне и не хватало. Интересно, а в бреду простудиться можно? Я тряхнула головой, отгоняя лишние мысли, наклонилась к сапогу и недоуменно застыла. Сапоги были сухие. Полностью. И брюки тоже. Как будто я и не шла поколенов воде. Подавляя желание истерически расхохотаться, я наклонилась к ручью. Зачерпнула ладошкой, сделала осторожный глоток. Обычная вода. Посмотрела на ладонь – мокрая. Посмотрела на сапоги. Сухие.

  Краем глаза заметила какое-то движение, дернулась в сторону, выбрасывая руки в странном жесте. Обернувшись, я сглотнула и вполной прострации уставилась на непонятно откуда взявшуюся льдину с замороженной в ней белкой. Потом перевела взгляд на руки, слегка мерцающие синеватым светом. На сухие сапоги. И все-таки, не выдержав, истерически засмеялась, оседая на землю:

  – М-мать! Вот это я попала!

*   *   *

  Не знаю, сколько истерила. Наверное долго. Пока, наконец, более или менее не успокоившись, решила обдумать ситуацию. Вариантов получалось два: либо шиза, либо... все это реальность, и я действительно попала, гм, куда-то. Значит так, вариант с шизой рассматривать не будем – рисковать и проверять, очнусь я или нет, нет ни малейшего желания. Тем более, известны случаи, когда человек умирал во сне, не в силах побороть кошмар. Буду исходить из того, что все вокруг настоящее, и действовать надо соответственно. А чтобы не возникало желания побиться головой об стену (ну или в данном случае об дерево), буду воспринимать как новую игру с неизвестными правилами и без возможности сохранения. То есть, очень аккуратно, но без паники.

  Разложив все по полочкам, я почти успокоилась. Так, надо посмотреть, что хоть у меня есть. Мысленно порадовавшись, что у меня с собой весь рюкзак, я высыпала его содержимое на траву. Так... смутные подозрения, возникшие при виде сухих сапог и льдины с белкой, превратились в уверенность. Все мои вещи изменились. Какие-то неуловимо, а какие-то – довольно сильно. Так, вместо пластиковой аптечки и мешочка с «магическими ингредиентами» появились две маленькие сумочки с кучей карманчиков. В карманчиках лежали пузырьки с какими-то растворами, пакетики с порошками, коробочки с мазями... Причем все было подписано. Я покрутила в руках пузырек с этикеткой «Слезы феникса», написанной моей собственной рукой. Интересно, а действие то же, которое я регистрировала на ролевке, или другое? Ух, сколько я за них с мастерами ругалась... Так, это стандартные лекарства... Стоп. Откуда я знаю, что настойка сребролиста – это обезболивающее, а сок тархада используется для обеззараживания ран? Я всю жизнь старалась относится к окружающему миру со здоровым пофигизмом, но откуда я знаю, что это за составы?! А ведь знаю... Больше того, даже могу сказать, как именно их употреблять, как готовить... Мда... Жаль, что подобные знания не коснулись «магических ингредиентов». Хотя теперь, наверное, надо говорит без кавычек. Похоже, подразумевалось, что я и так про них все знаю. Короткая ревизия аптечки показала, что, несмотря на столь сильные внешние изменения, действие лекарств в целом совпадало с предыдущим вариантом. Другие названия, другое оформление, но в целом – все тоже самое. Обезболивающее, заживляющее, от желудка, от простуды...Какая мне, по большому счету,разница, таблетку проглотить, или сок какой-то травки хлебнуть? Главное, чтобы подействовало. Я хмыкнула и продолжила изучение своих «сокровищ». Надо же, пластмассовая расческа практически не изменилась. Нет, ну какая сволочь постаралась? Вот сто процентов, кто-то к этому приложил руку. И этот кто-то был на ролевке. Иначе как объяснить, что все мое снаряжение соответствует заявленному на игру? Не, спасибо, конечно, за снаряжение, но зачем именно меня было перекидывать, а? Никого более подходящего не было, что ли?

  Немного повозмущавшись, стала думать, что мне делать дальше. Выходило, что, как это ни печально, надо выбираться к людям. Не самая лучшая идея, но увы. Еды на пару дней максимум, даже при самой жесткой экономии. Выживать в лесу я не умею, у меня даже спичек с собой нет. Так что если не хочу умереть голодной смертью, надо двигать к цивилизации. Надеюсь, языковых проблем не возникнет. В конце концов, я же поняла, что мне крикнул тот парень? И хорошо бы еще знать, где эта самая цивилизация находится.

  Подумав, я решила пойти вниз по течению. Люди обычно селятся возле воды, а ручьи имеют привычку впадать в реки. И к тому же, я, по идее, маг воды. Так что маршрут по ручью имеет тройную выгоду – большая возможность выйти к людям, дружественная стихия рядом и отсутствие следов. Опять же, с питьем проблем не возникнет, а то у меня фляжка маленькая. Тяжело вздохнув, я закинула рюкзак на плечи, снова зашла в воду и двинулась вниз по течению. Надеюсь, идти придется не слишком долго.

*   *   *

  Файлар раздраженно пнул ветку. День был откровенно неудачный. Сначала во время стандартного патрулирования он натолкнулся на следы тарха[1]. Не самая опасная тварь здешних лесов, но очень трудно обнаружимая и очень быстро размножающаяся. Пришлось оставлять патрулирование и бросаться в погоню. Потом оказалось, что тварь была не одна и заманивала его в засаду. Если бы не та девушка... Девушка. Он снова раздраженно отбросил волосы. Откуда она вообще тут взялась? Ведь явно не входит в отряды патрулирования. Одежда совсем другая, манера поведения... Но если бы она не столкнулась с засадой нос к носу, его бы просто разодрали. Четверо противников вместо одного – не лучший расклад, особенно когда к нему не готов. Утешает лишь то, что тархи не смогли как следует зачаровать свою жертву, и она после первого же крика бросилась бежать. Сработал инстинкт хищника: убегает – догони. С тварями он расправился достаточно легко. А вот сама нежданная помощница как в воздухе растворилась. Нет, вначале ее след прослеживался четко, похоже бежала не разбирая дороги. До ручья. А потом – как обрезало. После долгих поисков он нашел кое-какие следы выше по течению – кусок льда с белкой (измененной или нет – фрар[2] ее знает), примятая трава. И – все. Больше никаких следов. Потратив еще полчаса, Файлар был вынужден оставить поиски и возвращаться на заставу, он и так уже нарушил все временные рамки. Вздохнув, он развернулся и пошел на юг, к точке сбора патрулей, утешая себя мыслью, что человек, способный так скрывать свои следы, нигде не пропадет. Даже в Сером Лесу.

*   *   *

  Прошла я немного, километра три-четыре. Как-то отправляясь в дорогу, я не подумала, что уже вечер и скоро стемнеет. Поэтому вскоре пришлось выбираться на бережок. С дороги (вернее с ручья) сбиться, конечно, затруднительно, но мало ли какие тут ночные хищники? Спичек не было, а как умудриться разжечь костер с помощью воды я даже не представляла (э-эх, и почему я не выбрала огненного мага? Оригинальности захотелось, блин), поэтому ночевать решила на дереве. Веревка-то у меня есть. Выбрав подходящее дерево, я попыталась залезть на него. Ага, фигушки. Нижние ветки оказались слишком высоко, чтобы я могла допрыгнуть, а бросать веревку в темноте – то еще удовольствие. Три раза подряд промахнулась!

  – Зараза! Вот где этот чертов фонарик, когда он так нужен? – не сдержала эмоций я. Рядом что-то вспыхнуло, я шарахнулась, запоздало сообразив, что привлекать к себе внимание ну очень нежелательно. Но это оказался маленький светящийся шарик, сантиметров десять в диаметре. Я недоверчиво посмотрела на шарик, представила, что он смещается выше. Шарик послушно сдвинулся. Хм, а это удобнее фонарика. Заставив шарик подняться еще выше, я снова полезла на дерево.

  Минут через двадцать удалось устроиться на достаточно удобной ветке метрах в десяти над землей. Страху натерпелась, пока веревку привязывала – жуть. Ну да ладно. Я оценивающе посмотрела на свою «лампочку». Вроде достаточно яркая, читать можно. Попыталась дотронуться – жара не чувствую. Вот и отлично. Надо посмотреть, что стало с моими тетрадями. Были у меня с собой несколько тетрадок, ведь по легенде я только-только закончила обучение и таскаю с собой конспекты. Будем надеяться, что информация в тетрадях тоже претерпела некоторые изменения. Тэк-с, и что тут у нас?

  Первым делом я развернула свиток, перевязанный шелковой лентой. Вроде у меня такого не было... Тут меня ждала первая неприятность. Оказалось, что он написан на незнакомом мне языке. Но стоило сосредоточиться на незнакомых буквах, как они словно бы «поплыли», становясь понятными. Правда сам свиток я пыталась прочитать еще минут пять, уж больно заумным языком он был написан. Наконец я с горем пополам поняла, что это свидетельство, выданное некой Ла"Этрин Ларасской (кошмарное имя, Этрин звучит намного лучше), об окончании стихийного факультета Академии Магии. Специализация – магия Воды и Иллюзий.Класс – маг прикрытия. Интересно, что это значит? Хотя ладно, как-нибудь позже разберусь. Дальше шел список предметов и моих оценок по ним (вот бы еще понять, атташ – это хорошо или плохо?), и какая-то непонятная загогулина. Вздохнув, я снова свернула свиток и перевязала его ленточкой.

  С тетрадями тоже было не все гладко. Во-первых, они были написаны на том же непонятно-понятном языке. Во-вторых, написаны явномоей рукой и шариковой ручкой. И, в-третьих, записи были о том, о чем я понятия не имела. Шуточки у кого-то... Кстати, внешне тетради тоже изменились. Теперь это были переплетенные в кожу гладкие листы бумаги без всяких клеточек. Но информация полезная. Так, если верить подписям на обложках, у меня с собой были лекции по теормагу. Теория магии, что ли? Заметки по основным расам и их отличительным признакам, какой-то блокнот, исписанный мелким почерком плюс тетрадка, посвященная непосредственно заклинаниям. За нее-то я и взялась. А то вроде маг, но ничего не знаю. Открыв тетрадь, я погрузилась в чтение.

   Классический отвод состоит в том, чтобы отражать стрелы и другие рубящие режущие колющие предметы, что летят в твою сторону. Действует по принципу: «, – Во все что угодно, но только не в меня» Специальный отвод намного превосходит классический, но требует большей затраты сил. Суть специального отвода, – это способность не только отражать оружие, но и направлять на того, кто его кинул.

  Сфера воды, – боевое заклинание школы Воды. Сгусток энергии воды, при попадании в противника начинает «перегрызать» суставы (на самом деле просто растворяя). Наиболее эффективно против нежити.

  Вытяжка, – бытовое заклинание для просушки одежды и сырых помещений, путем вытягивания из них воды. Послужило основой для боевого заклинания «полог иссушения».

  К каждому описанию прилагался схематичный рисунок, очевидно набросок плетения. Но самым удивительным было то, что по мере прочтения я понимала эти схемы, как бы «вспоминала» их действие, порядок построения, эффективность. Нехилый бонус. Пролистав тетрадь дальше, я увидела, что часть текста написана вверх ногами. Обычно я поступала так, чтобы записать две смежные темы, не смешивая их. Интересно, здесь тот же принцип? Я перевернула тетрадь и стала читатьс другого конца.

  Чего там только не было! Упоминались и принципы создания новых заклинаний, например, с помощью объединения нескольких простых энергоформ, говорилось о слабых местах и плюсах таких составных чар в сравнении с более сложными и энергоемкими. Также указывалось примерное соотношение сил, необходимое, чтобы «задавить» более сильного мага количеством, упоминались способы усиления простейших заклинаний. Например, оказалось, что «воздушная стена», при комбинировании с заклинаниями, имеющими начальное ускорение, наподобие ледяной или огненной стрелы, приводит к тому, что их скорость перемещения значительно увеличивается, и как следствие сила воздействия новой энергоструктуры как минимум на треть выше, что позволяет пробивать щиты. Или что при взаимодействии разнонаправленных энергий иногда возникает резонанс, который многократно усиливает чары... Ну и тому подобное.

  Прочитав еще несколько страниц, я поняла, что это не лекции, а, скорее всего, полезные заметки, выписанные отовсюду, откуда можно. Уж очень разным стилем они были написаны. Да и разделения по темам никакого. Разве что с одного конца тетради описаны собственно заклинания, а с другой – принципы создания новых плетений. Причем, как я заметила, в основном описаны чары, не требующие много энергии. Похоже, у меня не очень большой резерв. Наконец я с трудом оторвалась от тетради, решив дочитать завтра. В конце концов, не убежит же она от меня! Надо попытаться поспать. Я потушила свой «фонарик», который тоже упоминался в тетради под незамысловатым названием «светляк», и попыталась создать простенькую сигналку. Вроде бы получилось... Я устроилась поудобнее, насколько это вообще возможно на ветке, закрыла глаза и к собственному удивлению почти сразу заснула.


Сноски:

Тарх – измененное создание Серого Леса. Внешне похож на человека, чем пользуется, подманивая свои жертвы. Способен к метаморфизму, отлично маскируется, очень быстро размножается. В одиночку не слишком опасен, предпочитает охотиться парами.

[]

Фрар – демон низшего уровня, ответственный за подлянки. Часто упоминается в ругательствах, наподобие земного черта.

[]


Глава 2


«Чем дальше в лес, тем толще партизаны».


  Ночь, к моему удивлению, прошла спокойно. Зато пробуждение выдалось не из приятных. Мало того, что у меня замлели все мышцы, так еще и проснулась я от абсолютно дикого воя под ухом. Дернувшись от неожиданности, я едва не рухнула вниз. Хорошо еще, что вчера веревкой привязалась. Она, конечно, больно врезалась в тело, но я хотя бы не улетела вниз с десяти метров. Но вот что ж это так воет?

  Оглядевшись по сторонам, я поняла, что поставить сигналку мне таки удалось. Но вот то ли я что-то напутала, то ли ей предполагалось окружать военные лагеря, но вместо того, чтобы тихо-мирно сообщить о нарушении контура только мне – по крайней мере, я так представляла себе ее действие – она выла на весь лес. Причем так противно, что любой будильник обзавидуется. Да что там будильник, пожарная сирена! Скривившись, я зажала уши руками. Как же эта зараза отключается? Припомнив что-то подобное, я поспешно сформировала простенькое плетение, искренне надеясь, что ничего не перепутала. Вой смолк.

  Не успела я подумать, на что же сигналка сработала, как из кустов вывалились двое парней. Я застыла, не дыша – мало ли кто тут ходит. Вчера уже попыталась дорогу спросить – до сих пор передергивает.

  – Тар, что это было? – простонал один из них.

  – Я откуда знаю, – огрызнулся второй. – Говорил тебе, что-то тут нечисто, нет, надо было сунуться.

  – Но это самый безопасный участок Леса! Был.

  – Ага, а светилось тут вчера само по себе. Радуйся, что никакая тварь на голову не спрыгнула.

  Я мысленно выругалась. Нет, вот дурра! Свет в ночном лесу далеко виден, а я почитать захотела! И это после того, как убегала от представителей местной фауны. А если они по деревьям умеют лазить? Ладно, чего уж теперь. Спишем на шок и учтем на будущее.

  Новоприбывшие тем временем настороженно озирались. Насколько я могла разглядеть сквозь листву, одеты они были в просторные плащи с капюшоном. У одного за спиной – меч, у второго – лук. Я задумалась. Обнаружить свое присутствие, или нет? С одной стороны, вроде как люди. Еще вчера решила, что одна я пропаду. С другой стороны, дорогу я вчера спросить пыталась тоже вроде как у людей. Правда, те не разговаривали. Хотя... Я вспомнила о пятом, хм, существе. Ведь и бежать приказал, и с тварюшками теми схватился... Но даже если это люди, не лучшая идея свалиться им на голову в таком лесу. А то сначала пристрелят, а потом разбираться будут.

  – Ничего не понимаю, – пробормотал мечник. Оказалось, пока я думала, эти плащеносцы осмотрели весь берег ручья в пределах прямой видимости

  – Эпицентр звука явно где-то здесь, но следов нет вообще...

  – Может, тварь сбежала? – предположил лучник.

  – Она бы не успела. Если, конечно, не владеет телепортацией. Но тогда бы ей не было смысла устраивать эту звуковую атаку, – ответил мечник. – Смотри внимательней. Те же тархи отлично маскируются.

  Вот что-то мне подсказывает, что обнаружить сейчас свое присутствие – не лучшая идея. Так, не смотрите вверх, не смотрите... Додумать мысль я не успела. Сумка, вчера закрепленная кое-как, (ну не умею я вязать морские узлы, не умею) за ночь оттянула узлы и сейчас с громким треском рухнула вниз. Упс...

  Двое внизу рванули в стороны, одновременно вытаскивая меч и натягивая тетиву. Потом недоуменно уставились на мой рюкзак.

  – Та-а-ак, – хищно протянул мечник. – Интересно... Бор, прикрой снизу.

  Он легкими движениями буквально взбежал на дерево. Вот чес-слово, даже завидно стало. Второй вел ему вслед натянутым луком. Я вжалась в ветку, абсолютно по-детски надеясь, что меня не заметят. Мечник ловко пробралсяпо веткам, поднялся на один уровень со мной и... полез дальше. Не поняла... Он что, меня не заметил?

  Тем временем Тар добрался до верхушки. Осмотрелся, развернулся и двинулся вниз. Я снова затаила дыхание. И вот когда я уже надеялась, что пронесет, он схватил меня за руку. Ну, то есть он-то хватался за ветку, просто за эту же ветку держалась и я. Он отшатнулся и чуть не сорвался с ветки, я чисто инстинктивно удержала его за воротник. Несколько секунд мы ошарашено смотрели друг на друга (он меня явно только что заметил). От резкого движения капюшон слетел, открывая лицо. Жесткие серые глаза, сухой, резкий профиль, темные волосы.

  – Ты кто? – выдал он гениальный вопрос.

  – Конь в пальто, – огрызнулась я.

  Что-то свистнуло под ухом, и рядом воткнулась стрела. Я сглотнула. Еще бы на пару сантиметров левее, и все, капец котенку.

  – Отпусти его, – угрожающе повел луком второй.

  – Да пожалуйста – фыркнула я, разжимая пальцы. Мечник взмахнул руками, ловя равновесие. Надо же, устоял. Хотя я утрирую, ронять я его не собиралась.

  – Бор, не стреляй, – крикнул он вниз. – Что-то не похоже на коня, – это уже мне.

  – А нефиг задавать идиотские вопросы, – огрызнулась я. Вот мне интересно, что мы дальше-то делать будем?

  Поразмыслить на эту тему я не успела. Этот самый Тар каким-то практически незаметным движением скрутил меня и защелкнул на запястье жутко холодный браслет. Вот гад, а? Лови их после этого. Хотя в принципе я его понимаю. Тем временем, он дернул меня за руку, явно собираясь спускаться. Веревка натянулась, я не удержала равновесия и мертвой хваткой вцепилась в пленителя.

  – Отпусти немедленно, – он нервно попытался отстраниться от меня.

  – Ага, счас. Я тебя отпущу, а ты меня вниз в свободном полете. Учти, если что – падать будем вместе.

  Кажется, такая ситуация называется пат. Я не могу ничего сделать, потому что он сильнее, и у него напарник с луком, а они ничего не могут сделать, потому что падать, если что, мы действительно будем вдвоем.

  – Ну и что ты предлагаешь, – Тар скептически посмотрел на меня.

  – Может, сначала спустимся, а уже потом ты будешь меня обезвреживать? – предложила я.

  Мечник недоверчиво хмыкнул, но все-таки отпустил. Рукой он изобразил что-то вроде «прошу вниз». Я фыркнула и стала отвязывать веревку. Та поддалась быстро, удивительно еще, что раньше не развязалась, с моим-то умением узловязания. Потом я потихоньку стала спускаться. Мечник двигался немного выше, а снизу лучник явно держал меня на прицеле. Оч-чень неприятное ощущение...

  Наконец мы спустились. Лучник фыркнул, глядя на меня:

  – Просто удивительно, как с таким умением лазать по деревьям, ты рискнула залезть так высоко.

  – Жить захочешь – еще не так раскорячишься! – я хмуро посмотрела на него. – Умыться-то хоть можно?

  – Ну, умойся, – с непонятной иронией фыркнул спустившийся Тар.

  Я решила не обращать внимания. Конечно, хотелось их чем-нибудь шарахнуть, но думать я пока еще не разучилась. Во-первых, я в себе на сто процентов не уверена. Во-вторых, эти «плащеносцы» явно не дураки и ждут от меня подвоха. И, в-третьих, браслетик на меня нацепили явно непростой. Так что нечего дергаться. Я тихая, мирная и послушная. А там разберемся.

  Наклонившись, я зачерпнула воду сложенными ладонями. Напилась, умылась, даже флягу наполнила. Хм, а браслет на запястье немного потеплел, к чему бы это? «Плащеносцы» поглядывали на меня с некоторым недоумением, но ничего не говорили.

  – Пошли, – сухо сказал мечник.

  – Куда? – уточнила я.

  – Туда, – он указал направление. Оратор, блин.

  Я шагнула было к своему рюкзаку, но лучник меня опередил, небрежным движением забросив его за спину.

  – Эй, – возмутилась я – поосторожнее! Там же все-таки эликсиры есть!

  – И что? – с ленивым пренебрежением поинтересовался он.

  – Побьешь пузырьки, смешается пыльца сомы[1] с вытяжкой громовых корней[2], не будешь задавать глупых вопросов! – я нарочно сказала именно об этой смеси лекарств, чтобы он наверняка понял (насчет остальных ингредиентов я так не уверена), и теперь с мстительным удовольствием наблюдала, как он очень осторожно поставил рюкзак на место.

  – Предлагаешь оставить твои вещи здесь? – выгнул бровь мечник.

  – Предлагаю дать мне посмотреть, что могло разбиться и чем это грозит, – я старалась говорить как можно спокойнее. – Могу дать слово не пытаться как-то использовать содержимое рюкзака против вас.

  – Да? Ну тогда повторяй: «Лиэтте, эрве, ми алэссе...»[3]

  – Нет.

  – Что нет?

  – Я не буду повторять. Этот язык мне незнаком, и я не могу знать, в чем клянусь. Может в вечной службе. Поэтому повторите так, чтобы я поняла.

  – «Клянусь, кровью, жизнью и честью не причинять вреда разумным, известным мне как Тар и Бор», – лучник ехидно ухмыльнулся, но все же перевел.

  – «Клянусь, кровью, жизнью и честью не причинять осознанного вреда разумным, известным мне как Тар и Бор, пока они прямо или косвенно не будут причинять вред мне или сами не освободят от этой клятвы», – я с вызовом глянула на Бора. Может они и сильнее, но связывать себе руки я не дам. Тар одобрительно хмыкнул, но ничего не сказал, только сделал приглашающий жест в сторону моего рюкзака. Похоже, я только что заработала в его глазах несколько баллов.

  В результате проверки выяснилось, что мои вещи почти не пострадали. Лежащая на дне одежда сыграла роль амортизатора, да и рюкзак в конце падения зацепился за ветку, погасив скорость. Треснула всего пара пузырьков, которые и были выброшены от греха подальше. В конце концов, ничего особо ценного в них не было. Закончив проверку, я закинула рюкзак за спину.

  – Готова? Пошли, – коротко приказал мечник.

  – Куда? – вопросительно приподнимаю брови.

  – Туда, – Тар обозначает направление взмахом руки. – И постарайся не шуметь, не на прогулке.

  Я закатила глаза, но не стала спорить и послушно потопала в указанном направлении.

*   *   *

  До основного лагеря мы шли почти полдня. Подозреваю, что без меня эта парочка добралась бы намного быстрее, но кто ж им виноват? Добрались, показали меня командиру – тот еще кадр, так и хочется вытянуться и отдать честь, получили выволочку, минут двадцать прождали еще одного «потеряшку», а когда он нашелся, выдвинулись к какой-то опорной точке. Насколько удалось понять из разговоров – что-то наподобие пограничной заставы. Допрашивать и выяснять, откуда я тут взялась, не стали, – то ли времени не было, то ли условий для допроса, а скорей всего и того, и другого. Так что «плащеносцы» собрали вещи, и мы дружно так зашагали к этой самой заставе.

  Идти было далеко, и к вечеру у меня стали заплетаться ноги. Удивительно, что я еще столько продержалась – абсолютно нетренированная девчонка, никогда не увлекавшаяся марш-бросками. Да еще браслет этот. Судя по всему, он не позволял применять магию, а от попытки чаровать нагревался. В остальное же время просто обжигал холодом. Я стала отставать. Один из «плащеносцев» тут же возник рядом. Что за манера двигаться абсолютно бесшумно? Я каждый раз пугаюсь. Плюс еще их плащи – подозреваю с начаровкой, то есть, попросту говоря, заколдованные, уж больно хорошо они маскируют.

  – Надеешься сбежать?

  – Надеюсь лечь и сдохнуть, – огрызнулась я.

  Настроение в свете последних событий у меня было ниже плинтуса. Но развить тему и поругаться мне не удалось. Браслет на руке вдруг резко раскалился, рукав, подпихнутый под него, буквально задымился. Я не сдержала крик и затрясла рукой. Командир отряда незамедлительно оказался рядом со мной.

  – Немедленно замолчи, или тут соберутся все твари на три часа хода вокруг, – резко приказал он.

  – Снимите свою штуковину, – я продолжала трясти рукой – или хотя бы отключите!! По-вашему, можно молчать, когда тебе руку поджаривают?!!

  – Прекрати магичить, и браслет перестанет нагреваться – холодно «посоветовал» он.

  – Придурок! – от боли у меня уже отказали тормоза, и мысли о том, что нежелательно хамить тому, от кого зависит твоя судьба, куда-то испарились. – Я что, похожа на мазохиста, себе руку палить?!

  Командир хотел что-то ответить, но не успел. Из-за деревьев хлынул густой лиловый дым, моментально заполняя всю поляну, и окружающие начали оседать на землю. Высокий крепкий мужчина в двух шагах вскинул было арбалет, но стоило ему вдохнуть дым, как он тут же потерял сознание. Командир отряда попытался задержать дыхание, но не успел – слишком быстро распространялся дым. Я непроизвольно вдыхаю, меня корчит от противного запаха, но терять сознание явно не собираюсь. Секунды вдруг становятся тягучими, в голове мелькают сотни мыслей, среди которых выделяется одна: – «Не выделятся! Скрыть свое преимущество!», – и я закатываю глаза и мягко оседаю на землю, изображая обморок.

*   *   *

  Последующее воспринималось смутно. На слух я ориентируюсь плохо, а подглядывать не рискнула. Единственное, что разглядела – мутные личности в балахонах с багровой кляксой на груди. Оценив их количество, я решила, что поступила абсолютно правильно – от десятка не уйти, особенно после тяжелого дневного перехода. Балахоны вышли из леса, прошлись вокруг, разгоняя свой дым, и что-то начаровали, отчего все тела поднялись и неторопливо поплыли куда-то. Меня кстати тоже подняло, я еле удержалась, чтобы не дернуться.

  Очнулась я, когда меня стали приковывать к дереву. Неподалеку слышались приглушенные голоса. Напрягая слух, удалось разобрать несколько фраз:

  – Хорошая добыча, мастер будет доволен.

  – А у одного из них, похоже, повышенная сопротивляемость. Он отдаст много сил.

  – Не обольщайся, Герес. На нем астрановый браслет, это в некоторой степени защищает от воздействия. Будь у него сопротивляемость, он бы уже очнулся. Лучше проверь...

  Голоса отдалились и стали совсем неразборчивыми. Я стала напряженно осмысливать услышанное. Он – это явно кто-то из команды, но что за астрановый браслет? Насколько я заметила, браслет был только у меня. Меня что, приняли за парня? Знать бы еще, хорошо это или плохо... Астрановый браслет... Астран... Что-то знакомое... Тут в голове щелкнуло, словно переключая режим. Астран, – чуть сиреневатый, довольно прочный металл, обладающий способностью поглощать магическую энергию, одновременно выпуская ее в общее магическое поле. Тем самым, он разрушает уже созданные заклинания и не дает магу создать новые, просто поглощая энергию, напитывающую магоструктуру. На ощупь всегда холоден, но пропуская через себя большое количество энергии, нагревается. Поэтому астран не используется против друидов, поскольку те, блокируя боль, могут расплавить браслет прямо на руке. Достаточной эффективностью обладает только при прямом контакте или в замкнутом контуре. То есть, астран, находящийся рядом, лишь немного ослабляет мага, а астрановый браслет блокирует его способности почти полностью. Добывается в одном-единственном месторождении в западной пустыне, поэтому довольно дорог, но охотно покупается, так как астрановые браслеты – оптимальный способ обезвредить пленного мага. Как же я могла забыть, ведь этот вопрос попался мне на выпускном экзамене по магическим веществам и ингредиентам? ...» Стоп. Какой экзамен? Какие магические вещества? Как это какие?», – возмутилось подсознание. Основные ингредиенты, вещества и минералы, используемые в магии. Один из базовых курсов в Академии Магии. Та-а-ак... Похоже, при переносе я получила не только знание языка, но и кое-какие чужие воспоминания. Ладно, потом разберусь. Сейчас обстановка ну совсем неподходящая. Я осторожно огляделась сквозь полуприкрытые веки. Рядом на деревьях прикованы все «плащеносцы», то и дело снуют «балахоны», а невдалеке виднеется самый натуральный алтарь. Из черного камня и в кровавых потеках. Я невольно сглотнула. Вляпалась...

*   *   *

  Л'Эйкэр со стоном открыл глаза. Все расплывалось, сосредоточиться и разглядеть хоть что-нибудь не удавалось. Голова болела так, словно он пил не просыхая две недели. Вот только поводов к такой пьянке не вспоминалось. Да и какая к фрару выпивка, если они всем отрядом должны были заступить на патрулирование Серого Леса?! Демон бы побрал Касиарха, с его амбициями! Додуматься же – отправить один из отрядов тайнойстражи[4] в Серый Лес, куда не всякий боевик полезет! «Они лучшие – пусть докажут это. Думаю, стандартного патрулирования будет достаточно». С-с-сволочь...

  Наконец зрение прояснилось, но особой радости это не принесло. Да и кто обрадуется, очнувшись прикованным рядом с готовым к жертвоприношению алтарем? Да еще и «Слуг Хортаса», Извратителя Естества... и кто он еще там... при наличии действительно железных доказательств жрецов Хортаса казнили без суда. Власти не оставляли поисков... где бы ни пропал без вести самый распоследний бродяга, следствие учиняли такое, словно герцогу неведомый злоумышленник нос расквасил... Считалось, что этот культ фактически истреблен, многие уже и не помнили, что означает бесформенное багровое пятно на сером фоне. Л'Эйкэр не понимал столь яростного преследования... Раньше, пока не оказался возле алтаря. Алтаря Хортаса, где он и его друзья будут умирать с заката до рассвета. Один за другим. В немыслимых мучениях – жрецы Хортаса знают, как доставить боль. А с первым лучом солнца опытная рука просунется под развороченные ребра последней жертвы и выдернет содрогающееся сердце, и их души прольются туда, где Хортас ждет своего часа... и даже стать пищей демона намного лучше чем это. Исчезновение из круга перерождений лучше, чем вечность мук, дающих силу Хортасу... Проклятье, если бы он был скован немного по-другому, был бы шанс... Но жрецы Хортаса далеко не новички в подобных делах. И жертвы могут лишь смотреть на приготовления к ритуалу, который начнется с первой звездой, подпитывая самих жрецов страхом и болью. Да и то не все. Похоже, против них было использовано «"Дыхание Катары[5]. а оно на всех действует по-разному. Остальные очнутся разве что перед ритуалом. Но опровергая эти мысли, сбоку послышался еле различимый шепот:

  – Эй, ты очнулся? Может, скажешь, куда мы умудрились вляпаться?

  Л'Эйкэр скосил глаза в сторону говорившего, и встретился взглядом с внимательными карими глазами утренней находки Тайбора и Нэтара.

*   *   *

  От разглядывания алтаря меня отвлек глухой стон. Скосив глаза, я увидела, что прикованный рядом со мной командир «плащеносцев» очнулся. Н-да... даже на мой непрофессиональный взгляд ему сейчас на редкость погано. Интересно, почему эта фиолетовая гадость не подействовала на меня? Из-за того, что я иномирянка, или есть еще какие-то причины? Тем временем товарищ по несчастью слегка пришел в себя, и я рискнула попытаться привлечь его внимание. Благо деревья, к которым мы были прикованы, стояли рядом, а балахонники суетились возле самого алтаря. На вопрос, куда мы собственно вляпались, он коротко ответил:

  – Это жрецы Хортаса. С появлением первой звезды нас долго и мучительно начнут приносить в жертву.

  – Ты можешь снять с меня браслет? Тогда у нас будут хоть какие-то шансы.

  – Нет. Да это и бесполезно, – командир попытался качнуть головой, но тут же скривился от боли. – Жрецы сейчас накачаны силой Хортаса по самые брови и практически неуязвимы.

  – Не обязательно бить по ним. Можно открыть цепи, свалить отсюда, а потом уже с подкреплением этих балахонников в блин размазать.

  – Не теряешь присутствия духа, – сказано это было таким тоном, что хотелось немедленно пойти и повеситься. – После «дыхания Катары» я еще несколько часов не смогу действовать в полную силу. Остальные тоже.

  – А на меня оно почему не подействовало?

  – Это заклинание на женщин вообще не действует. Его по легенде изобрела жрица дроу.

  – А почему меня за парня посчитали?

  – Женщины в патрули не ходят. Старая традиция. Вот и пользуются твари... «Дыхание Катары» практически не применяется. Дрянь редкостная...

  – Да уж вижу, – действительно, «чудесное» самочувствие после этого «Дыхания» видно, что называется, невооруженным взглядом. – А если я смогу убрать последствия?

  – А сможешь? – в голосе прозвучала явная ирония.

  – Если снять браслет – смогу. Насколько я знаю, «Дыхание Катары» действует не магией напрямую, а вызванной с ее помощью отравой. А снять последствия отравления могу. Я же все-таки маг воды, а ее в организме много..., – на самом деле, я была не так уж уверена в своих силах. Я и магические способности-то обрела только вчера. Но заклинания у меня получались (вспомнить хотя бы злополучную сигналку), а попадать на алтарь ну ни капельки не хотелось, поэтому будем трепыхаться до конца. Как говорится, хуже точно не будет. – Есть хоть какая-то возможность снять браслет?

  – Как понимаешь, замок чисто механический, магия на астран не ложится. Ключ от него у Нэтара, он прикован через два дерева от тебя, – я не сразу сообразила, что речь идет о поймавшем меня мечнике. – Кроме того, можно нагреть браслет и растянуть, чтобы вытащить руку. Нагретый он легко деформируется, – в голосе командира слышалась некоторая усталость. Мол, я все понимаю, но шансов у нас нет.

  Я приуныла. Ключ достать никаких шансов, а нагреть браслет до такой степени у меня не получится, это точно. И тем более, не получится сделать это незаметно. Пока мы разговаривали, начали приходить в себя и остальные пленники. Судя по всему, им было еще хуже, чем очнувшемуся первым командиру. Я тоскливо перевела взгляд на руку с браслетом. Болела она просто ужасно, такое ощущение, что кожу просто спалило вместе с рукавом. Страшно представить, что случилось бы, если бы он был на голой коже. Хорошо, что хоть браслет сполз выше по руке (учитывая, что руки скованы над головой, вниз) и не касается ожога... Стоп. Как это сполз? Он же плотно охватывал запястье, я еле рукав подпихнула! А теперь сместился на несколько сантиметров! Пораженно уставившись на браслет, я пыталась понять причину таких изменений. Хотя... Я же размахивала рукой, как ошпаренная (хотя почему как?), а браслет был сильно нагрет... а по словам «плащеносца», этот металл в нагретом состоянии легко деформируется. Я повела головой, высматривая балахонников. Рядом никого не было, и в мою сторону тоже никто не смотрел (прикованный к соседнему дереву – не в счет). Я осторожно шевельнула рукой, упирая браслет в край оков и досадуя, что руки прикованы так далеко друг от друга. Затаив дыхание, я шевельнула рукой, сдвигая браслет вверх. Запястья у меня довольно широкие, так что если повезет, я смогу снять браслет. Металл дотронулся до ожога, я поспешно закусила губу, сдерживая крик. Ну давай... ну еще чуточку... браслет слегка застрял на большом пальце, а потом неожиданно легко соскочил. Я перевела дыхание. Фу-ух! Кажется, никто не заметил. Ну, теперь-то я еще побарахтаюсь!


Сноски:

Пыльца сомы – пыльца цветка довольно распространенной лианы. Обладает кровоостанавливающим действием.

[]

Вытяжка громовых корней – очень сильное лекарство от простуды. Но только в жидком виде. Порошок громового корня – один из элементов мощной взрывчатки. Сама вытяжка абсолютно безобидна, но в соединении с пыльцой сомы образуется вязкий гель, по свойствам похожий на нитроглицерин. Алхимики до сих пор не могут понять механизма этой реакции, что не мешаетшироко использовать оба ингредиента.

[]

«Лиэтте, эрве, ми алэссе...», – «клянусь, кровью, жизнью и честью...», – стандартное начало клятвы на эльфийском. Считается одной из самых надежных формулировок, так как ее практически невозможно обойти. Распространено повсеместно и традиционно используется именно в эльфийском варианте.

[]

Тайная стража – главная структура разведки и контрразведки в Серетлоке.

[]

Дыхание Катары, – редко применяемое и энергоемкое заклинание. Обладает убойной силой, от него практически не существует защиты. Любой вдохнувший вызванный магический дым теряет сознание на непродолжительное время и несколько часов не способен к активным действиям. Единственное исключение – чары не действуют на женщин. На любых – хоть на кошку, хоть на человека, хоть на эльфийку. Все-таки изобретали дроу, а у них матриархат...

[]



Глава 3


«Нет хищника страшнее в мирозданье, чем женщина с гранатой на заданье».

  Я несколько ошалелым взглядом проводила упавший браслет. Потом опомнилась и поскорее наложила простенький морок – чтобы казалось, что браслет еще одет. Вовремя. Один из «балахонов» двинулся проверять пленников. Я поспешно уронила голову на грудь, копируя позу еще не очнувшихся пленников и заодно скрывая лицо. Ну не верю я, что меня можно легко принять за парня! Традиции там, не традиции, лицо у меня именно девичье. Ладно, хоть еще куртка свободная, фигуру скрывает полностью. Но вдруг какой умник найдется? Балахонник чуть притормозил возле меня, пробормотал что-то вроде «да, сопротивляемостью тут и не пахнет... похоже все же было действие астрана» и двинулся дальше.

  Так. Я перевела дыхание. Теперь надо подумать, что я могу сделать. Ну, слегка полечить товарищей по несчастью, чтобы могли двигаться сами – это да, могу. Ну в теории – заклинания вчера практически все прочитала. Цепи снять – тоже особых проблем не возникнет. Я посмотрела «астральным зрением», не знаю, как оно там по-местному называется, но у меня в тетради записано именно так, на магические потоки. Или силовые линии? Результат осмотра заставил меня удовлетворенно хмыкнуть. Разумеется про себя, чтобы не привлекать внимания. Цепи были покрыты целой вязью этих силовых линий. Насколько я могла понять, разорвать, перерубить, расплющить или каким-то магическим образом повредить цепи почти невозможно. Зато рядом колдовать можно сколько угодно. И ничего не мешает мне залить воду в замок и заморозить ее (разумеется, контролируя процесс магически), получив тем самым идеально подходящий к замку ключ. Слава тоннам прочитанного фэнтези, и тому автору, у которого я прочитала эту идею!

  Вопрос в том, что дальше-то делать? Ну вот открываю я цепи, мы так дружно бежим куда-нибудь подальше. Реакция «балахонников» какая? Правильно, поймать и вернуть непокорную жертву на алтарь. В том, что у них это получится, я ни капельки не сомневалась. Смотреть астральным зрением даже в сторону «балахонников» было страшно – столько всего понаверчено, аж расплываются от множества линий. Молчу уж про алтарь. Я по сравнению с ними – даже не котенок, а инфузория-туфелька. Остальным вообще достаточно того же «дыхания Катары». Эта гадость энергоемкая, но с энергией у балахонников проблем-то как раз и нет. И я совсем не уверена, что смогу поставить хоть какую-нибудь защиту от этого заклятья. То есть, нужно как-то отвлечь внимание, чтобы получить хоть небольшую фору. Но как это сделать? Солнце уже садится, с первой звездой по словам командира начнется жертвоприношение. Времени в обрез, а мыслей никаких. Ну кроме того, что магию применять против них бесполезно – боевая не поможет, а на иллюзиях далеко не уедешь. Хотя... можно сделать несколько фантомов всех пленников и пустить их в разные стороны – попробуй разберись, где настоящие. Но это не выход. Нужен качественный переполох, а как его добиться? Эх, сюда бы парочку гранат или хоть дымовуху... Сигналок тут немеряно, защит от магии – тоже, зато от немагического воздействия ничего нет. Хотя это и понятно – с такими силами они любого в лапшу построгают, не успеешь не то что навредить, а даже подумать об этом. Но вот бахнуть гранатой по алтарю, да с дымовухой – такой шухер поднялся бы, целой ротой сбежать можно. Э-эх...

  Честно говоря, моя собственная реакция меня очень сильно удивляла. По-хорошему, я сейчас должна биться в истерике и доказывать всем, что они мои глюки, или, на худой конец, пребывать в ступоре от всех последних событий. И если спокойное отношение к попаданию еще можно списать на многочисленное фентези про попаданцев и менталитет 21 века (как-то читала, что современные люди почти разучились удивляться), то возможность попасть на алтарь моя психика уже не выдержала бы. А я вместо того чтобы в панике пытаться рвануть как можно дальше при первой же возможности, варианты просчитываю, как будто для меня такая ситуация вполне привычна. Странная реакция для среднестатической девушки. Ладно, потом подумаю над вывертами своей психики, в более подходящей обстановке, так сказать. Если доживу, конечно.

  Стоп. Гранаты у меня конечно нет, но вот нитроглицерин я могу получить. Сама же утром «плащеносцев» пугала! Если это все аккуратненько смешать, да шарахнуть пузырьком по алтарю, никакая защита не поможет – ведь в составе никакой магии, чистая химия (или алхимия – какая разница?) А насчет дымовухи... Помнится, на ролевку я заявляла заклинание «Туман», обеспечивать действие которого собиралась с помощью соляной кислоты и аммиака (если верить не забытому до конца школьному курсу химии, при смешивании этих двух веществ получается сакраментальный «дым без огня», от которого еще и слезы текут, и кашель начинается). Соответствующие реактивы были добыты у школьной химички, с которой я поддерживала неплохие отношения. В обмен я перепечатала кучу условий к лабораторным и сделала пару презентаций к открытым урокам. А поскольку при перемещении изменилась форма, но не содержание моих вещей, то и эти пузыречки должны быть... А значит, у нас есть достаточно реальные шансы на спасение. Ну что, приступаем?

  Первым делом я осторожно наложила две иллюзии на себя. Первая – чтобы меня не заметили, вторая – чтобы всем казалось, что я по-прежнему прикована к дереву. Причем иллюзию накладывала нестандартную, которую по ролевочной легенде очень сложно обнаружить (ибо врожденная способность) – оно, конечно, воздействие слабое, и засечь его здесь сложно, но, как говорится, береженого бог бережет. Потом потихоньку открыла свои кандалы (или как там это называется) и на цыпочках двинулась.. нет, не к сумкам. Я решила начать с остальных пленников. Рассуждала просто – в таком варианте, если не вложусь по времени, можно просто бросить все пузырьки с зельями об алтарь. Не думаю, что эффект будет слабее. А вот если поступить наоборот, подлечить всех могу и не успеть. Так что подкрадывалась к каждому, подлечивала, ставила заготовку на «ледяной ключик» и шепотом на ухо предупреждала, что по крику «Бежим» цепи расстегнутся, а поэтому сразу делаем ноги. Магические воздействия старалась свести к минимуму и маскировала каждое изо всех сил.

  Вот честное слово, ни один из пленников не вздрогнул. Я их прямо зауважала! Если б ко мне кто так подкрался, я бы не сдержалась. И хотя им явно становилось легче, через пару секунд они выглядели так же плохо, как и до лечения. Эх, мне бы такие актерские таланты... Я обошла всех товарищей по несчастью и уже тогда двинулась к сумкам.

  Нужные ингредиенты нашлись быстро. Я смешала соляную кислоту и аммиак (пробирки с ними не изменились ни капельки) и плотно закупорила получившуюся смесь. Потом очень аккуратно высыпала пыльцу сомы в пузырек с вытяжкой громовых корней. С удивлением понаблюдала, как темно-синий раствор моментально загустел и стал ярко-оранжевым. Так, как бы это все над алтарем подвесить? Рисковать и бросать «гранаты» самостоятельно мне не хотелось. А если не докину? Ага, вот тут фляги с водой. Та-а-ак... Я начаровала что-то вроде водяной нити, на которой и повисли оба пузырька примерно в двух метрах над алтарем. Должно хватить... Ну вроде бы все. Я мысленно перекрестилась, попросила удачи у всех существующих богов... и заорала во все горло «Бежим!»

  Одновременно с криком я активировала «ледяные ключи» и запустила две заранее подготовленные иллюзии. А вы что думали, я буду устраивать взрыв, не отбежав хотя бы немного? Первая иллюзия включала в себя объемные изображения всех монстров, которых я смогла вспомнить – тут тебе и «Ван Хелсинг», и «Парк юрского периода», и Чужие, и даже парочка персонажей из «Трансформеров». Вторая иллюзия подарила каждому из нас по два брата близнеца, которые тут же рванули в разные стороны, внося путаницу. Не стала медлить и я, старательно догоняя остальных пленников.

  Надо сказать, их действия меня восхитили. Как только расстегнулись цепи, они стартовали так синхронно, словно все время репетировали совместный побег. Причем рванули не абы куда, а к своим вещам. Тут надо сказать, что балахонники, хоть и не стали нас серьезно обыскивать, оружие и часть вещей таки поотобирали. И сложили такой аккуратной кучкой возле оставшегося незанятым дерева. Так вот, полтора десятка мужиков умудрились моментально похватать все оружие, сумки и рюкзаки (даже мой прихватили, я скрепя сердце собиралась его бросить, понимая, что с тяжелым рюкзаком далеко не убегу) и при этом даже не сбить темпа! Хватали, конечно, как попало (вернее, что под руку попало), но забрали все! И при этом рванули так, что я даже налегке догнать не могла! Вот это подготовка!

  Я перепрыгнула через какой-то корень, отсчитывая про себя шаги. Десять... пятнадцать... двадцать пять... Думаю хватит. Еще немного, и мои иллюзии раскусят. Оборачиваюсь на бегу и взмахиваю рукой, разрывая водную нить. Оглядывалась чтобы в случае чего подкорректировать падение своих «гранат». Не понадобилось – в суматохе их никто даже и не заметил. Но вот с чем я лопухнулась, так это с расстоянием. Но кто ж знал, что эта импровизированная взрывчатка окажется настолько мощной? Взрывной волной снесло не только меня, но и бежавших шагов на двадцать впереди парней. Ощущения просто убийственные... Зато я приземлилась мягче всех – кто-то исполнил роль амортизатора. Я перевела взгляд, собираясь извиниться, и узрела еще одного балахонника. Что он делал довольно далеко от алтаря – Аллах его знает, но, похоже, его нехило приложило как взрывной волной, так и моей тушкой. Почти семьдесят килограмм со всего маху – это вам не хухры-мухры. Проверять, как быстро он очнется после такого, не хотелось. Я поспешно вскочила... вернее попыталась это сделать. Поверх балахона (кстати, почему-то не серого, а темно-фиолетового) у него висел какой-то медальон. Так вот, эта клятая побрякушка непонятным образом зацепилась за молнию на куртке. Да так, что попытавшись вскочить, я чуть не ткнулась носом в землю. Плохо соображая, что делаю, я схватила подвеску и резко дернула. Цепочка лопнула на удивление легко. Я машинально сжала ладонь и рванула с места в низком старте. Бабахнуло, конечно, хорошо, но учитывая накачанность балахонников силой и кучу защитных заклинаний, сомневаюсь, что их всех поубивало. А оказаться рядом, когда они придут в себя и поймут, кому этим счастьем обязаны...

  Потом мы бежали. Сколько – не знаю, воспоминания смазались, как свежая акварель, на которую щедро плеснули воды. Смутно помню, как начала выдыхаться, и, споткнувшись, ласточкой полетела на землю. Встать еле успела – кто-то схватил меня за руку и буквально поволок, только успевай ноги переставлять. Кажется, на нас пару раз пытались напасть местные зверушки – в памяти остался только жуткий рык, сменившийся предсмертными хрипами, да огромный тигр, в прыжке сбивший крысу-переростка, размером с хорошего теленка... И все это – на бегу, не останавливаясь. Вот кто-то не успел увернуться от когтей – двое бегущих рядом подхватили его под руки и буквально понесли дальше. Это самое важное сейчас – бежать. Бежать. Уворачиваясь от хлещущих по лицу веток и перепрыгивая корни – потому что если упадешь, встать сил уже не хватит. Бежать – как можно дальше от оставшегося за спиной.

   Воздух обжигает легкие так, что кажется, будто вдыхаешь жидкий огонь. Бежать – задыхаясь от быстрого бега и не смея замедлиться! Бежать, пока еще можешь двигаться, загоняя себя, потому что это все равно лучше...

  А потом все резко закончилось. Мы вылетели на какую-то полянку и остановились. Ну, то есть как остановились – я сразу же рухнула на землю, запалено дыша, а остальные, кроме раненого, прошли по поляне пару кругов шагом и только потом попадали кто где. Все-таки даже для них такие нагрузки чересчур – вон как свалились. Адекватно воспринимать окружающий мир я еще не могла, поэтому, когда из-за деревьев стелящимся шагом огромный тигр, я на него даже не среагировала. То есть появление огромного хищного кота я еще заметила, а вот то, что при таких габаритах он порвет нас, как Тузик тряпку, не подумала. В ступоре глядя на это саблезубое чудо природы, которое не спешило на нас нападать, я лениво подумала, глюк это или нет. Решить ничего не успела, потому что он (в смысле тигр) плавно перетек в командира «плащеносцев». «Оборотень он, что ли?» – я даже не удивилась, а вяло констатировала факт. Он наклонился над раненым, внимательно его осмотрел и выпрямился с облегченным вздохом. Потом повернулся ко мне и негромко произнес:

  – Могу я узнать, как тебе это удалось?

*   *   *

  Надо же, ко мне уже вежливо обращаются. Прогресс однако – подумала я. Говорить хоть что-нибудь я была просто не в состоянии. Мой собеседник вздернул бровь и сказал:

  – Я понимаю, что у тебя к нам не самые теплые чувства. Но не настолько же, чтобы совсем не разговаривать?

  Я в ответ смогла только жалобно посмотреть на него. После такой бешеной пробежки я и дышала-то с трудом, какие уж тут разговоры...

  – Командир, дай ей хотя бы отдышаться, – подал голос кто-то из бойцов. – Она же почти наравне с нами бежала, да еще и чаровала.

  – Прошу прощения, я не подумал об этом, – не, ну надо же какие мы можем быть вежливые. Командир (надо хоть имя узнать, а то все командир да командир) тем временем порылся в одной из сумок и вытащил маленький флакон. – Вот выпей, – поднес он флакон к моим губам. Я сделала глоток. Горло обожгло, по телу прокатилась холодная волна, но чувствовать я себя стала явно лучше. Откашлявшись, я наконец смогла выдавить из себя несколько слов:

  – Благодарю. Что это такое?

  – Это? – он тряхнул флакон. – Эльфийский бальзам. Его получают все патрули Серого леса. Он способен залечить легкие раны и придать сил. А на счет благодарности – благодарить должны мы. Увести жертвы почти с алтаря Хортаса – такого даже менестрели не поют. Как тебе это удалось?

  – Что именно, – устало спросила я. Полегчать-то мне полегчало, но ненамного. Ощущения были такие, будто по мне долго и старательно ездил асфальтоукладочный каток. И как я еще бежала в таком состоянии?

  – Все. Пробить магические блокировки у алтаря, призвать созданий Серого Леса...

  – Вы тоже поверили, – я устало улыбнулась. – Никого я не призывала, это были всего лишь низкоэнергетические иллюзии. Поэтому ничего пробивать и не пришлось – слишком мало энергии было задействовано.

  – А взрыв? – не выдержал мой утренний знакомец-мечник.

  – А взрыв был не магический. Сплошная алхимия.

  – Ничего себе алхимия, – хмыкнул Тар. – Что это было – гномья взрывчатая смесь?[1]

  – Вот не поверите, – я жалобно приподняла брови – но это была смесь лекарств. О которой я вас утром предупреждала.

  Лучник невольно побледнел, представив, что рвануло бы у него на спине. Тар, напротив, расхохотался:

  – Бор, да ты теперь ей дважды жизнью обязан! За алтарь и за вовремя отобранный рюкзак!

  – Не смешно, – сердито буркнул он в ответ. – Я слышал, что эта смесь взрывоопасна, но чтобы настолько...

  – Вот и я не знала, что настолько. Теперь чувствую себя, как будто под гномий пресс попала, – пожаловалась я. Послышались смешки. У, заразы. Я им чистую правду говорю, а они смеются.

  Попытавшись отбросить упавшие на лицо волосы, я заметила, что что-то сжимаю в кулаке. Разжав пальцы, я недоуменно посмотрела на подвеску из темного камня в виде маленького зазубренного кинжала. Или, скорее, жертвенного ножа. Откуда это у меня? Ах да, это от того типа в фиолетовом балахоне... Наверное, я машинально сжала ладонь, да так по дороге нигде и не выронила. Да уж. Сувенир на память, блин.

  – Откуда это у тебя? – вдруг напряженно спросил оборотень, указывая на подвеску.

  – Это... там был такой, в фиолетовом балахоне. Ну меня взрывом швырнуло, а там он, – не очень внятно объяснила я. До меня наконец начало доходить, в какой переделке я побывала. И сколько раз меня могли убить.

  – И мастер разрушения совсем не возражал, когда у него забирали символ его мастерства и высокого положения? – холода в голосе хватило бы на пару морозильных камер.

  – Он был немножко без сознания в этот момент, – ядовито ответила я. – И пакость эту я не забирала, она сама за меня зацепилась! – последние слова я почти выкрикнула, чувствуя, что сейчас сорвусь в истерику. Меня колотила крупная дрожь, похоже, наступала реакция, отсутствию которой я удивлялась возле алтаря.

  – Замечательно! Знак разрушения случайно цепляется, его владелец так вовремя теряет сознание – удивительное совпадение!

  – Да! Совпадение! И можете думать что хотите! Мне эта побрякушка сто лет не нужна! – нервы у меня не выдержали, я запустила подвеской в этого... этого... гада и разрыдалась. Вот с первого класса не выношу, когда на меня повышают голос – сразу на слезы пробивает, и ничего с собой поделать не могу. А тут еще столько всего наложилось – сначала в плен взяли, потом на алтарь потащили, потом эта сумасшедшая беготня по лесу. А началось все с этой злосчастной ролевки – знала, чем все закончится, в жизни бы туда не поехала! А тут еще всякие голос на меня повышают! Да где бы он был, если бы не я?!

  Под давлением эмоций я выдала целый водопад слез. Оборотень обернулся и замер, как будто привидение увидел. Что, так страшна? Нет, я знаю, что у меня всё лицо краснеет, когда плачу, но чтобы так напугать... Остальные тоже выглядят порядком ошарашенными. Наконец один из них пытается меня утешить:

  – Ну, все ведь хорошо, все уже кончилось. Ну не бойся..., – выдает он, неловко поглаживая меня по волосам.

  – Ну-у-у почему-у-у вы такиие жесто-о-окие?! – провыла я. Ничего ж себе громкость, кажется, даже эхо пошло. – Я вас спасала, а вы-ы-ы....

  – Командир, – укоризненно прошептал Тар.

  – Извини, – чувствую, что кто-то наклонился ко мне. – Я не хотел тебя обидеть. Просто достать знак разрушения и остаться при этом целым и невредимым почти невозможно. Я не должен был оскорблять тебя подобными подозрениями, – звучало это достаточно искренне. Правда эффект получился обратный – я преисполнилась жалости к себе и зарыдала еще громче:

  – Да-а-а... не хоте-э-эл... а я-а-а может домо-о-ой хочу-у-у... а вместо этого бегаю-у-у по лесу-у-у... У меня-а-а там мама-а-а.... Волну-у-уется-а-а, – при мыслях о доме и родителях слезы хлынули вообще настоящей Ниагарой.

  – Мама? – кажется, окружающие в шоке.

  – Мама-а-а... Я ж на пару-у-у дне-э-эй всего-о-о уезжа-а-ала-а... А занесло-о-о меня-а-а сюда-а-а... А я даже-э-э не боеви-и-ик....

  – Не боевик?!! – еще немного, и удивление можно будет пощупать руками.

  – Да-а-а...

  – Кэр, – зашептал кто-то – помоги девушке успокоиться. В конце концов, это ты виноват...

  – Флар, да не умею я девушек утешать, – растерянно отвечает командир.

  – Вот все-э-э вы-ы-ы такие-э-э..., – прорыдала я. – Как монстро-о-ов рубить, так пожа-а-алуйста, а как деву-у-ушку утеши-и-ить...

  – Разрешите мне, – послышался незнакомый голос. – У меня есть младшая сестра, так что приходилось сталкиваться.

  Кто-то осторожно приобнял меня за плечи и стал утешающе поглаживать по волосам.

  – Ну, не стоит плакать. Все будет хорошо. У меня есть знакомый маг, он разберется как ты сюда попала и поможет тебе вернуться домой... Все уже закончилось, мы сейчас выйдем к заставе, и не будем – он улыбнулся – бегать по лесу.

  Удивительное дело, но мягкий голос действовал почище успокоительного. Я уткнулась ему в грудь и теперь только тихонько всхлипывала.

  – Вот выпей, – мне протянули очередной пузырек. Я послушно отпила, скривившись от горького вкуса. Мне тут же дали фляжку – запить. Я сделала несколько глотков и глубоко вздохнула, окончательно успокаиваясь.

  – Спасибо, – поблагодарила я утешителя, пытаясь украдкой вытереть нос о его куртку. В конце концов, на этой ткани почти незаметно будет, а меня платка носового нет.

  – Да не за что, – он улыбнулся. То ли не заметил моих манипуляций, то ли решил не обращать внимания. – Грех не успокоить красивую девушку. Может, поделитесь, как такая красавица попала в патрульный отряд? Женщин ведь в них не берут.

  – А вот у них можешь спросить, – я указала на Тара и Бора. – Я к ним в компанию как-то не рвалась.

  – К сожалению, я с ними незнаком, поэтому лучше спрошу у тебя.

  – Не знаком? – я удивленно вскинула взгляд. А ведь и точно, одежда у него совсем другая, чем у «плащеносцев». И – я пересчитала людей на поляне – он семнадцатый. А поймали-то нас пятнадцать человек, да я шестнадцатая. Прихватить его с собой мы могли только возле алтаря. Но вот кто он такой?

  Похоже, такая мысль пришла в голову не только мне. Командир отвесил легкий поклон и представился:

  – Л'Эйкэр Тимаро, командир отряда «Шорох». Как ты понял, истинный оборотень. Могу я узнать твое[2] имя? (у, зараза, а мне он так и не представился)

  – Конечно. Мое имя – Лаэрт ар Маран.

  – Не может быть, – выдохнул Л'Эйкэр.

  – Предъявить фамильное кольцо? – приподнял бровь Лаэрт.

  – Нет необходимости. Я верю, – хмыкнул оборотень. Потом повернулся ко мне и отвесил шутливый поклон:

  – Поздравляю, леди. Ты умудрилась не только вытащить с алтаря всех нас, но еще и спасти сына графа ар Марана.

  Я перевела ошарашенный взгляд на парня, которому только что залила слезами, ну и немножко соплями, всю рубашку. В глазах у него плясали смешинки. А меня в голове крутилась одна мысль: «Это уже не совпадение. Это уже закономерность. И у того, кто меня сюда закинул, отвратительное чувство юмора!»


Сноски:

Надо заметить, что гномья взрывчатка обладает исключительной мощностью и узконаправленным действием, но при этом продается гномами очень малыми партиями и за очень большие деньги. С помощью пузырька на 25-30 миллилитров можно взорвать практически любую крепостную стену, не защищенную магией от физического воздействия (да еще и не всякий магощит выдержит) но стоить этот пузырек будет столько, что проще на эти деньги нанять небольшое войско и взять стену обычным способом.

[]

В данном мире обращение на «вы» сохранилось только в церемониальных фразах и титулах (например, «Ваша светлость», «Ваше Величество») и в повседневной жизни практически не используется, так что не стоит удивляться подобной фамильярности.

[]



Глава 4


«Информация – это сила. Но разведчики – сильные звери...»

  Я невольно сбилась с шага. И это они называют заставой? Да это полноценный город-крепость! Я обводила ошарашенным взглядом стены высотой метров десять, квадратные башни по углам, ворота, здорово смахивающие на дверь в хранилище золотых запасов страны. По крайней мере, у меня возникли именно такие ассоциации. Над воротами стояла стража, а сами ворота были заперты. Интересно, почему? Немного поколебавшись, я озвучила вопрос.

  – Так Форт же на границе Серого Леса стоит. Открытые ворота – слишком большой риск.Тут, конечно, уже почти безопасно, но твари изредка нападают. А среди них есть такие, что прорвись они за стену, будет просто бойня, – объяснил мне Тайбор.

  Тут надо сказать, что за вчерашний день я вытянула из него груду информации. Как оказалось, к вещам парни рванули не из нежелания оставлять врагу трофеи, а по вполне объективным причинам. До заставы (носящей гордое имя «Форт») было еще почти два дня хода, а оказаться в этом милом лесочке без оружия равносильно самоубийству. Смысл-то тогда бегать? Ну, а оружие выбирать было некогда, вот и похватали все вещи. На адреналине мы пробегали полночи и ухитрились не только не сбиться с нужного направления, но и почти покрыть дневной переход. Потом немного передохнули, Л'Эйкэр раздал всем какие-то стимуляторы и пошли дальше. Как мне объяснили, балахонники если и уцелели, то в Форт за нами сунуться не рискнут. Отношение к ним тут... специфическое. Причем у всех разумных одно и то же: «Прибить побыстрее и прикопать поглубже и желательно под большой каменюкой, –чтоб не выполз».

  Во время Войны (какой войны, выяснять не рискнула) этих тварей развелось столько, что после оной еще с десяток лет при любом подозрении на приверженца Хортаса сжигали семьями (наверняка простого народу поубивали больше чем настоящих жрецов, которые попрятались по всем углам). И ведь в этом участвовали не только такие цивилизованные расы как эльфы, а и некоторые полуразумные, вроде гоблинов. Которые предпочитали жрецов видеть только в качестве жаркого, хоть и сами не без греха. Жрецы Хортаса. Маньяки с огромным магическим потенциалом, возымевшие силу через множество смертей случайных и не очень жертв, вот что они из себя представляют. Правда, есть один нюанс. Силой они в полной мере обладают только возле алтаря своего покровители, а отойдя от него на пару километров, скатываются до уровня среднего мага (это если сами обладают хоть какими-то способностями), а то и вовсе нулевика[1]. Исключение составляет их элита, так называемые мастера разрушения. Медальон, который они носят не снимая по своим свойствам что-то вроде крохотного алтаря. Ну, а поскольку этот самый знак разрушения достался мне в качестве сувенира, то, даже если жрецы и рискнут появиться в городе, их размажут так, что легче будет закрасить, чем отколупать.

  Все это я узнала, пока мы шли до Форта. Ну, то есть как шли. Лично я плелась нога за ногу, так что в конце концов у Л'Эйкэра нервы не выдержали, и он подхватил меня на закорки. На робкие протесты типа «я же еще могу идти» он ответил, что как оборотень сильнее и выносливее остальных, а я не такая уж тяжелая. Мол, так все равно быстрее выйдет. Правда возражала я больше для вида (что же я, враг себе, что ли?). К моему удивлению, никто не ворчал по этому поводу. Оказалось, они удивлены, что я до сих пор на ногах стою (даже несмотря на стимуляторы). Ну, а я воспользовалась возможностью, и принялась теребить рядом идущих на предмет того, где мы вообще находимся.

  – В западной оконечности Серого Леса, – ответил мне Тайбор. Он вообще по ходу тут самый разговорчивый.

  – Мне это ничего не говорит, – ответила я.

  – То есть как? – удивился лучник. – Ты что, не знала, куда забрела? Тут же везде предупреждающие вешки стоят. Да и местные предупредили бы...

  – Вот представь себе, не знаю. Я сюда вообще не собиралась, и попала через какой-то рунный круг, – дальше я пересказала несколько адаптированную версию своего попадания сюда (в смысле, убрала из нее все, что могло указать на мою иномирность). Мол, так и так, собрались мы вместе с друзьями по учебе на игру... Как, а у вас такого нет? А вот мы постоянно устраиваем, выясняем, кто лучше овладел всякими навыками. А чтобы интересней было, разыгрываем какое-нибудь известное сражение, или легенду, или что-нибудь в этом роде. Оружие тщательно проверяем, чтобы никому серьезного вреда не причинить, или вообще учебное берем. А специальные люди следят за правилами и соответствием выбранным персонажам. Сценку с младшим мастером и последующие события в пещере я пересказала практически без изменений.

  – Странно, – прокомментировал мои слова Лаэрт. – Портальные круги еще встречаются, но никогда не слышал, чтобы они были в Серой зоне.

  – Просто никто выйти и рассказать не смог, – пробормотала я себе под нос. Меня расслышали, вокруг послышались смешки.

  – Ну вот, собственно, выхожу я из пещеры и понимаю, что заблудилась, – продолжила рассказ я. – А тут люди рядом. Я и подумала, что они тоже с игры. Я же не всех знаю. Хотела дорогу спросить. А они как зарычат, – я шмыгнула носом. – Если бы не вмешался кто-то в плаще и с оружием, сожрали бы, – невольно вздрагиваю.

  – Подожди, так это ты на тархов вылетела? – вмешался широкоплечий светловолосый парень, тот самый вчерашний «потеряшка».

  – Ну-у-у, не знаю. Если «беги дур-ра» кричали мне, то я.

  – С ума сойти. Теперь не удивляюсь, что не смог найти твои следы. Если Тар тебя не сразу заметил, то куда уж мне...

  После этого я смогла задавать вопросы, не опасаясь себя выдать (распространяться о своей иномирности ну очень не хотелось – мало ли как тут к попаданцам относятся?). Надо же мне понять, куда меня занесло? Ага, и географию я всегда прогуливала. И вообще, может я с другого конца мира, где о здешних местах и не слышали? На последнюю фразу хмыкнули, но ничего не сказали, и Тайбор принялся посвящать меня в местные реалии.

  Как оказалось, занесло меня в Серую зону. Она включала в себя Серый Лес, Серое Ущелье, Серую Долину и Серую же бухту (на вопрос, почему серые, мне ответили что если глядеть со стороны, то кажется, будто они укрыты грязно-серым туманом). Раньше (лет этак 200 назад) это была приграничная полоса между двумя империями. Что уж они там не поделили, история скрывает, но одна из них объявила себя «Империей Света» и начала «священную войну» против «порождений тьмы». Причем эти самые империи непонятным образом умудрились втянуть в свои разборки и другие расы. И если с орками и вампирами все понятно (им все равно с кем, лишь бы повоевать), у эльфов случилось очередное обострение отношений с дроу (естественно, воевали они за разные лагеря), а оборотни попали на стык интересов и просто вынуждены были вступить в войну, то почему в нее в нее вмешались, к примеру, гномы до сих пор неясно. Из-за этой массовости участия ее и называют Войной с большой буквы. Именно в это время вовсю развернулись жрецы Хортаса (да так, что их потом вылавливали все вместе, наплевав на разногласия). Результат был закономерным – не победил никто. Нелюдские расы остались при своем, обескровленные империи распались, а на месте приграничной полосы возникли Серые Земли (или Серая зона), – нейтральная территория, которая после нескольких лет постоянной войны с применением мощнейших заклинаний всех школ магий, стала практически не проходима благодаря их «небольшим» побочным эффектам. Но настоящим бичом стали измененные. Из-за высокого и нестабильного магического фона обычные животные и выжившие разумные перерождались в жутких тварей, которые опустошали окрестности. Естественно, ни одна из возникших на обломках империй стран не хотела себе такого соседства, и старалась провести свои границы подальше от проблемного места. Но земли тут были на редкость плодородными, а рудники – на редкость богатыми, так что долго территории вокруг Серой зоны не пустовали. Здесь возник Серетлок – уникальная страна. Основанная изгоями, полукровками (которые в большинстве своем как раз и становились изгоями) и авантюристами, она принимала любого желающего стать ее подданным. Здесь можно было встретить выходца любой расы и найти практически любую вещь. Сюда стекались полукровки со всего мира, это была их страна. Неважно кем были твои родители, где ты жил и чем занимался раньше, главное – это желание жить в Серетлоке и приносить ему пользу. Сюда же ушли и немало опальных аристократов со своими дружинами. Именно они смогли организовать линию застав и патрулирование на границе Серой зоны. Как оказалось, изменения идут волнами и гораздо легче убить маленькую тварь в лесу, чем отбивать атаку матерого хищника на стену. Позже лидер аристократов настолько укрепил свое влияние, что стал правителем всех свободных земель возле Серой зоны. Было заявлено о создании нового королевства под названием Серетлок, что в переводе с древнеэльфийского означает «земля достойных». Сейчас магический фон в Серой зоне почти вернулся к нормальному значению, да и нападения стали намного реже и Серетлок процветает. Как прокомментировал Лаэрт, все завидуют, но никто не хочет получить себе головную боль в виде Серых Земель, поэтому нападать не рискуют и только тихо шипят по углам.

  – Ну знаешь, Тор (это я так Тайбора сократила), если бы мне так лекции читали как ты, я бы ни одного занятия не прогуляла – покачала головой я. Рассказывал он действительно на редкость живо и интересно.

  – Слышал бы это мой учитель риторики, – хмыкнул лучник. – Онвсегда утверждал, что гоблин из северных гор более красноречив, чем я.

  – Наглая ложь! – возмутилась я. – Если я его встречу, лично в глаза плюну!

  Так, за разговорами, незаметно прошел день. Ночевали мы на дощатых помостах на деревьях, оказалось, что рядом с Фортом есть несколько опорных точек для патрулей. Утром собрались, выпили еще по глотку стимулятора и к полудню вышли к Форту. Сегодня ехать на спине оборотня я отказалась, потому как меня замучила совесть. Он и так, бедолага, старался львиную долю нагрузки на себя взять, не хватало еще и меня носить. Тем более что я почти восстановилась (ну и немного подлечилась, не без этого).

  Мы спокойным шагом пересекли открытое пространство между лесом и стеной (похоже, искусственное, уж больно ровные у него границы). Л'Эйкэр запрокинул голову и закричал:

  – Хей, стража, открывай ворота! Патруль вернулся.

  – А, это вы, «шуршунчики». То-то я думаю, кто это в такое странное время явился..., – ехидно отозвались с башни. Я с трудом сдержала смешок. Ну надо ж, «шуршунчики»...

  – Радуйся, что мы вообще явились, – отозвался Файлар. – А то бы пришлось тебе покинуть теплую караулку и идти в холодный неуютный лес нас искать.

  Тем временем ворота приоткрыли и мы вошли в город (да, а толщина стен и ворот тоже внушала уважение). Я с любопытством завертела головой, рассматривая улицу.

  – Ну, чтобы патруль вернулся без потерь, это понятно. Но чтобы еще и с пополнением? – негромко спросил незаметно подошедший немолодой мужчина, буквально просвечивая взглядом меня и Лаэрта.

  – Это долгая история, тэм[2] Хафейн. Прошу позволить моим людям вначале отдохнуть и привести себя в порядок, а уже после отчитаться о проведенном патрулировании, – уважительно склонил голову Л'Эйкэр.

  – Хорошо. У вас и ваших людей есть три часа. По истечении этого времени я жду вас в западной башне. Всех вас, – он смерил меня еще одним внимательным взглядом, развернулся и исчез так же незаметно, как и появился.

  Вот что-то мне подсказывает, что одним отчетом мы не отделаемся...

*   *   *

  Я мрачно смотрела в стену. Настроение было отвратительное. Разговор, как я и подозревала, вылился в форменный допрос. Кто такие? Откуда взялись? Как сюда попали? Каким образом смогли сбежать от жрецов? И так далее в том же духе. Как ни странно, больше всего местное начальство (тэм Хафейн оказался главой патрулей Серого леса) заинтересовал вопрос о моей импровизированной взрывчатке. Он несколько раз возвращался к этому вопросу, выпытывая все до малейших деталей и даже проверяя мои слова с помощью какого-то амулета (наверняка местный детектор лжи или что-то в этом роде). Хотя он практически все мои слова проверял с помощью этой штуки. Хорошо, что я предполагала нечто подобное, и за три часа более-менее продумала свою легенду. В конце концов, если я не упомянула некоторые подробности, то это не ложь, а если он меня не так понял, то это его проблемы. Только это меня и спасло. Хафейн смотрел на меня так, что хотелось признаться даже в том, чего не совершала. А поскольку я не очень хорошая актриса, вранье он раскусил бы на раз даже без амулета. Единственный плюс – мне не пришлось изображать испуганную девчонку, которая хочет вернуться домой. Именно так я себя и чувствовала, поэтому смотрела на Хафейна жалобным взглядом а-ля кот из Шрека, и неуверенным голосом выдавала что-то вроде «кажется вот так... я не помню... я так испугалась». Когда же он попытался выяснить название моей родной местности, то я и вовсе смотрела на него преданными глазами, объясняя, что не знаю, под каким названием она (местность то бишь) известна здесь. И официальное название не знаю. Все пользуются старыми названиями, которые n-ое количество лет уже нигде не значатся. И ведь не соврала! У бабушки в деревне почти никто не ориентируется по официальным названиям улиц, пользуясь именами пятидесятилетней давности. А поскольку я там постоянно провожу каникулы, и реально не знаю, как эта улица называется... На мое счастье, свидетельство об окончании Академии Магии оказалось своего рода удостоверением личности. После того, как я продемонстрировала свиток и тетради,Хафейн наконец отвязался, и принялся терзать других. Вот что он к этой взрывчатке привязался? Такое ощущение, что этот момент волнует его больше, чем алтарь Хортаса рядом с городом!

  – Вот знаете, что странно? – прищурился Хафейн. – Ни один из вас не врет. Но те не менее, указанная смесь не обладает и десятой частью такой силы. Вы можете мне это объяснить? – смотрел он при этом на меня. Ну да, остальные-то знают только с моих слов...

  Я недоуменно захлопала глазами. Вот так и сидим: он на меня смотрит, а я на него. И ведь действительно же не знаю, почему так получилось! Хотя... В голове робко шевельнулась одна мыслишка.

  – Скажите, а сила взрыва могла увеличиться за счет другой смеси? – поинтересовалась я.

  – И это спрашивает человек, закончивший Академию Магии с отличием? – оп-па, так я еще и отличница оказывается? Надо срочно подтягивать уровень знаний... – Конечно, могла. Большинство боевых эликсиров так и изобретали.

  – Ну, там был еще один состав... в другом пузырьке. Он должен был дымовую завесу создать, но я не помню, получилось что-то или нет

  – Я помню, – вмешался Л'Эйкэр. – Никакого дыма не было.

  Следующие полчаса меня пытали сначала на тему состава, потом – его отдельных ингредиентов. Выжали все, что только можно, но как получают аммиак я так и не вспомнила. Наконец нас отпустили, но попросили пару дней не покидать пределы города. Мол, данным случаем наверняка заинтересуются в столице и захотят расспросить непосредственных участников. Ага, мы такие наивные, типа поверили.

  И вот теперь я сижу на кровати в казарме ("шороховцы» позвали меня и Лаэрта с собой. Я не стала отказываться, потому что вряд ли удалось бы найти жилье без денег. Почему согласился Лаэрт, непонятно) и мрачно сверлила взглядом стену. Мысли у меня были невеселые. В целом они сводились к одной фразе «Валить отсюда надо». Если меня командир патрулей так чихвостил, то местная госбезопасность вообще вцепится как крокодил. Или выяснят, что я иномирянка, или за шпионку примут. И то, и другое неприятно. А куда уйдешь? Даже если мне удастся потихоньку сделать ноги, без денег и знания элементарных вещей я далеко не уйду. Поймают, и возникнут вопросы, а почему это я собственно в бега ударилась? Да и то сказать, «шороховцы» мне должны, и сильно должны. Думаю, они помогли бы мне устроиться. Но вот кажется мне, что все тут не так просто. Уж больно странно к ним относиться стража, да и не похожи они на другие патрули (видела несколько, я ж как-никак в казарме). Про Лаэрта вообще молчу, влезать в местные великосветские интриги нет ни малейшего желания. Все это приводило к неутешительному выводу: надо линять, пока меня не взяли в оборот. Но внимание местных силовых структур я уже привлекла, так что если сбегу, из-под земли достанут. От невеселых мыслей меня отвлек стук в дверь

  – Да, войдите.

  – Я тут один, – весело отозвался Файлар, распахивая дверь. – Чего скучаешь тут одна?

  – А чего веселиться? Занесло непонятно куда, как домой попасть не знаю, денег нет. Одно утешение, что с языком проблем не возникло.

  – Ну, зачем же так грустно. В Серетлоке не так уж плохо, со временем найдешь дорогу домой, а пока можешь спокойно стать подданной королевства.

  – Боюсь, что с меня три шкуры снимут, пока признают безопасной. Если уж начальник патрулей так меня тряс, то страшно даже представить встречу со столичными специалистами.

  – Ты о Хафейне? – хмыкнул парень. – Не обращай внимания. Он всегда такой, о нем даже в королевской гвардии легенды ходят. Хафейн раньше был главой разведчиков, вот и вспоминает молодость. Ты бы видела, какой допрос он нам учинил, когда мы приехали. Мы уже боялись, что он нас шпионами объявит, а оказалось, он «устойчивость к допросу» проверял.

  – М-да, – прокомментировала я. – А не знаешь, чего он так к взрывчатке прицепился? Я уж думала, он меня наизнанку вывернет.

  – А, это забавная история. Единственной неудачей Хафейна была попытка узнать рецепт гномьей взрывчатки. Сколько он сил на это положил, и ни малейшей зацепки. Даже шутка на эту тему была. И тут появляется девчонка, только что закончившая Академию, чье зелье если и уступает гномьему, то ненамного. Вот он и вцепился в тебя мертвой хваткой. Так что не переживай. Выпускники Академии высоко ценятся, особенно закончившие с отличием. Особых проблем у тебя не будет. Принесешь клятву, что не желаешь вреда королевству, и все, считай подданство у тебя в кармане.

  – Спасибо, Файлар. Я хоть не буду теперь бояться, – мне действительно полегчало, даже настроение улучшилось. – Слушай, а зачем ты заходил? Не за тем же, чтобы меня успокаивать.

  – Точно. Я хотел тебя с нами позвать, мы собирались отпраздновать такое невероятное спасение. А ты у нас, можно сказать, виновница торжества. Пойдешь?

  – Знаешь, наверное, нет. Не хочу вас всех обижать, но я собиралась библиотеку поискать, да и денег у меня нет...

  – Да брось, не убежит от тебя библиотека, тем более что ее тут нет. А насчет денег... Ты, что, серьезно думаешь, что мы заставили бы тебя расплачиваться? За кого ты нас принимаешь? – кажется, он обиделся.

  – Извини, я не хотела тебя обидеть. Просто с однокурсниками мы всегда праздновали в складчину, вот и я и не подумала, – виновато развела руками я.

  – Извиню, – хитро прищурился Файлар. – Если согласишься пойти с нами. Иначе – обижусь смертельно. И остальным все расскажу.

  – Ладно, уговорил, – я невольно улыбнулась. – Но только чур, меня не спаивать!

*   *   *

  О-хо-хо, как же спать-то хочется! Какая зараза такой шум устроила? Ощущение, что колотят ложкой по пустой кастрюле. Что-то у меня с пробуждением тут постоянные проблемы. То от своей же сигналки чуть с дерева не свалилась, то теперь какие-то энтузиасты спать не дают. Я подавила зевок и выглянула в окно, пытаясь определить источник шума. Он (то есть источник) обнаружился прямо под окном. На тренировочной площадке кружились Нетар и Лаэрт, периодически обмениваясь выпадами. Столкновение клинков и создавало разбудивший меня лязг. Вначале я хотела возмутиться (терпеть не могу, когда меня будят), но потом невольно залюбовалась. Такого мне видеть еще не доводилось. Завораживающее зрелище... Оплетенная гарда взмывает над головой, направляя клинок параллельно земле...Шелест разрезаемого воздуха, и матовый полукруг стали взблеском обвивается вокруг буквально протанцевавшей два шага вперед фигуры. Блик отраженного света и звон столкнувшихся клинков... На секунду застывший на вытянутых руках меч взлетает над головой, одновременно с этим затянутая в темный комбинезон фигура шагает вперед... Чтобы взорваться вихрем ударов. Возврат назад, легкая блокировка, и два клинка проносятся в миллиметрах от тел, снова разворот и резкий выброс клинка в сторону... Разворот, уклон от просвистевшего меча... Я зачарованно наблюдала за тренировкой. Вдруг Лаэрт отскочил в сторону и отвесил полушутливый поклон:

  – Благодарю за урок, учитель

  – Ну, это еще кто кого благодарить должен, – хмыкнул Нетар, но было видно, что ему приятно.

  Я проводила их взглядом и задумалась, чем заняться. Спать расхотелось совершенно, я еще пребывала под впечатлением от увиденного. Да-а-а... я догадывалась что отряд «Шорох» неплохие бойцы, но чтобы так... А ведь вчера мы хорошо так посидели. Правда напоить меня никто не пытался, да и сами они особо на спиртное не налегали (за что им огромный плюс). Основной тост был «за ее высочество Леди Удачу, дабы она не забывала собравшихся здесь и чаще радовала их своим присутствием». Немного выпили, спели (душевно так, даже я подпевать пыталась), вспомнили старые легенды и байки... Потом перешли на забавные случаи, тут уже и я поучаствовала, адаптировав некоторые приколы и анекдоты. В общем, разошлись мы хорошо за полночь, но зато почти трезвые. Столичные гости должны были приехать только завтра, и я собиралась отоспаться (заодно и день побыстрей пройдет, делать все равно нечего, а ожидание я всегда не любила). Мечтам моим сбыться было не суждено, и теперь я думала чем бы заняться. О! точно! Почитаю-ка я свои тетради, может там что полезное найду. А то я только ту, что с заклинаниями просмотрела, и то мельком.

  Начать я решила с описания рас. Вдруг, там что полезное и по географии попадется, да и всегда лучше знать, с кем имеешь дело. Открыв тетрадь, я погрузилась в чтение.

  » Дроу невысокого роста, кожа темная с синеватым либо фиолетовым отливом. Волосы снежно-белые либо бледно-золотистые, глаза красные, лиловые, фиолетовые, изредка встречаются золотые. Коварные, прирожденные интриганы, обладающие мерзким, тяжеленным, неуживчивым характером. Отлично владеют оружием и магией. Если бы были чуток поумнее и сдержаннее, могли бы соперничать с вампирами за звание лучших наемников. Занимают подземелья, деля их с гномами и гоблинами. Кроме того, к их владениям относится Холодный лес, где кроны гигантских деревьев настолько плотно переплетаются, что даже в самый яркий день лучи солнца не достигают земли. Государства как такового нет, лишь города и поселения, в большей части из которых царит матриархат, – то бишь заправляют всем либо жрицы Безликой, либо могущественные маги. Однако леди Верховной жрице (которая является жрицей храма Безликой в Холодном лесу) подчиняются все. Синонимом дроу давно стали парные мечи в руках. Увидите где-нибудь дроу с оружием отличным от пары одинаковых мечей, знайте это проходимец. В иных мирах может и иначе, а у нас – возникает ощущение, что в них генетически заложена тяга к подобному выбору вооружения. Дроу – великолепные бойцы: сила, скорость, отточенная техника и долгая жизнь, плюс окружение постоянных интриг. Один у них недостаток, это приверженность парным мечам. До определенного уровня умения, это эффективно и кажется, что двурукий не победим. Но перешагнув очередную планку в искусстве фехтования, приходит понимание ущербности такого подбора оружия. Именно поэтому лучшая гвардия не у дроу, а у вампиров.

  Вампиры – бледные и темноволосые создания. Цвет радужки колеблется от темно-бордового, почти черного, до ярко-алого. Вампиры великолепно видят в темноте, невероятно сильны и быстры, а их элита (так называемые высшие) способна принимать форму тумана. Кроме того, они обладают очень мощной регенерацией. Обладают врожденной способностью к магии крови. Живут кланами, всем заправляют семь глав кланов, которых еще называют «великие маги крови». Собственно, в обычной жизни кровь им требуется в небольших количествах. Кроме того, с помощью крови можно вытащить вампира буквально с того света, и раненый вампир себя практически не контролирует. Но в целом их кровожадность и мерзкий характер довольно сильно преувеличены. Владение классической магией среди них редкость, но не исключение. Характеру вампиров достаточно тяжелый, но они великолепно себя контролируют, благодаря чему и являются лучшими воинами и наемниками, превосходя в этом вопросе даже дроу. Вопреки поверьям, серебро на них не действует (ну, кроме зачарованного), зато осина является очень эффективным средством. Всегда держат слово и за своих мстят безжалостно, поэтому с ними лучше не враждовать. (заметка на полях: не путать с упырями, они же – вампиры-нежить; этих надо уничтожать сразу как увидишь, так как их и сами вампиры истребляют безжалостно)

  Светлые эльфы высокие, но сходства с дистрофиками почти не имеют. Изящны, грациозны, отлично разбираются в магии, неплохо сражаются. Имеют заслуженную славу лучших лучников. Белобрысые, глаза светлые, в основном голубые. Светлокожие, но о бледности речи не идет. Добрые, милые, в чем-то наивные создания. При рождении. Аристократы вырастают редкостными мерзавцами, способными соперничать с вампирами и своими темными собратьями, а просто... э-э-э... простолюдины становятся кончеными скептиками и пессимистами. Правда, есть и исключения. Столица, – Живой город светлых эльфов, природная гармония, место тишины и уюта (именно так переводится ее название). Делятся на солнечных и лесных. Солнечные живут на своем Малиринском полуострове отдельно от всего мира и слушаются лишь Его Светлейшество. Лесные – в нескольких «великих светлых лесах», разбросанных по континентам (хм, по ходу, составитель крепко недолюбливал светлых эльфов... хотя подозреваю, есть за что)

  Оборотни. Следует различать два типа оборотней. Первые – собственно оборотни, – отдельная раса, родственная вампирам и эльфам, способны перекидываться в зверя, отражающего их вторую сущность. У них всего две ипостаси, то есть если ты, – белый кот, то в серого волка никак не обратишься. Правда, есть исключения. Вторые – метаморфы, – это люди (эльфы, гномы). Не привязаны к конкретному облику, зачастую рассеяны, и это их, как правило, выдает, – согласитесь, трудно не заметить... э-э-э... существо эльфийской внешности, ну, скажем, с пушистым лисьим хвостом, настороженными кошачьими ушками и прочими забавными деталями, оставшимися после превращения. Легко приспосабливаются к любым условиям, неприхотливы, крайне своевольны и не переносят заточения, тая на глазах, ехидны, алчны, непредсказуемы, спонтанны и вспыльчивы. При всем том великолепные актеры, а в сочетании с врожденными способностями к изменению и магии иллюзий являются идеальными двойниками. Обладают слабой аллергией на серебро.

  Орки – зеленокожие воинственные кочевники. Неплохие воины, обожают все колюще-режущие орудия для убиения. Способностей к магии почти не имеют, хотя в определенных условиях их шаманы действуют не хуже. Постоянных поселений у орков нет, столица – город Тысячи шатров, кочевой город степных орков, и назавтра кроме потоптанной травы, ничто не будет напоминать о нем, а сам город займет другое место.

  Гномы – невысокие, крепкие и широкоплечие разумные. Весьма тщеславны и заботятся о своей внешности, если только к тому наличествует возможность. Лучшие строители, кузнецы и оружейники. Очень выносливы, но чувствительны к перепадам температур. Гном может часами работать в стылой пещере, где человек к половине срока отправится к праотцам от переохлаждения, потому что температура там более-менее постоянна – но при попытке зайти в холодную воду он в лучшем случае нелепо повалится набок и заорет от невыносимой боли в сведенных ногах. В худшем – у него попросту остановится сердце.

  Гномы быстро стареют. Может показаться, что с долголетием это плохо сочетается, однако ничего подобного – старость не подразумевает дряхлости. Достигнув, как выражаются они сами, «зрелого возраста» лет в пятьдесят, гномы в дальнейшем почти не меняются внешне – даже седина их не берет до конца. Более того: именно «зрелый», а реально старческий возраст считается среди них самым плодотворным – угар, в котором проводит гном свои молодые годы, постепенно рассеивается, стремление показать себя и навязать окружающим свою волю не пропадает совсем, но умеряется здравым смыслом, а силы не оставляют подгорных жителей и на смертном одре. Можно сказать, что для эльфов, основным возрастом является юность, для людей – зрелость, а вот для гномов – деловитая, властная, очень долгая старость. А в результате два-три поколения людских купцов могли иметь дело с одним и тем же, нимало не изменившимся за это время гномьим мастером. И разошлись байки о почти вечных, подобно эльфам, подгорных жителях...»

  Написано было в том же стиле, что и предыдущая тетрадь – отдельные заметки, разбавленные ехидными замечаниями. Так и не поняла, я их дописывала, или составитель оригинала. Я отложила тетрадь в сторону, потянулась, разминая мышцы. Выглянула в окно. Солнце уже перевалило за полдень, но до заката еще далеко. Что ж, я вполне успею прочитать тетрадь по теормагу...


Сноски:

Нулевик (или маг нулевого уровня)– разумный, обладающий магическими способностями, но практически не имеющий резерва магической энергии. Соответственно и возможности у него очень малы – посмотреть астральным зрением, активировать заранее подготовленное кем-то другим заклинание и т. д.

[]

Тэм – уважительное обращение наподобие английского «сэр». Для женщины обращение звучит как «теми».

[]



Глава 5


«Жизнь коротка, но успевают же испортить!»

  Читала я до самого вечера. А с утра заявились столичные гости и Рэйсмус, отец Лаэрта. Слава богу,в основном они общались между собой, да еще с Хафейном. Правда длилось это недолго. Нас всех вызвали в кабинет, где проходил разговор. Отец Лаэрта (крепкий мужчина лет сорока на вид)серьезно посмотрел на нас всех.

  – Так, ребята, слушайте внимательно. То, что я вам сейчас скажу, информация, известная узкому кругу лиц. Поэтому вы должны понимать, что вам следует молчать о том, что вы услышите – он снова обвел нас внимательным взглядом.

  – Э-э, а можно я тогда выйду – робко поинтересовалась я. Узнавать какие-то государственные секреты мне ни капельки не хотелось. Как показывала практика, кто много знает, тот мало живет.

  – Нет, останься. Тебя это напрямую касается – вмешался высокий седой человек с жесткими серыми глазами. Я с тихим вздохом опустилась на место.

  – Я продолжу – чуть склонил голову Рэйсмус. Вы все попали в крупные неприятности. Наверное, вы удивлялись, почему в Серетлоке столь жесткое преследование жрецов Хортаса, если они почти истреблены? Так вот, в последние годы они стали набирать силу. Такое ощущение, что они стоят за всеми неприятностями, случившимися в Серетлоке в последнее время. На первый взгляд, эти события не связаны, но стоит копнуть поглубже... Мы нашли три – три! алтаря Хортаса в городах. Не на задворках королевства, не в Серой зоне, а крупных городах. И нашли случайно. Когда мы попытались выяснить, почему их не обнаружили раньше, оказалось, что им было известно время и место проверок. Вам не нужно объяснять, что это значит?

  Все кивнули. Чего уж тут непонятного. Где-то в высшем руководстве окопались несколько темных личностей, которые периодически «сливали» информацию балахонникам. За деньги или по идеологическим соображениям, не столь важно.

  – Вы сорвали одну сложную интригу. Детали рассказывать долго, скажу только, что Лаэрт оказался у алтаря не случайно, а в результате одной сложной комбинации – негромко сказал сероглазый. – В результате в его смерти должны были обвинить меня, и как следствие – рассорить королевскую разведку и гвардию. Ваше вмешательство невозможно было предсказать. И кроме того, вы прихватили с собой знак разрушения. Как бы мы не хотели помочь вам, скрыть ваше участие в этом деле практически невозможно. Слишком просто узнать сроки возвращения патрулей и их состав. А уж вас весь Форт обсуждает. На вас начнется охота. И я не смогу помешать, потому что невозможно увидеть невидимку. Мне очень не хочется терять такие многообещающие кадры. Поэтому я согласился на предложение лорда Рэйсмуса. С этого дня вы являетесь телохранителями Лаэрта ар Марана.

  У парней дружно отвисли челюсти. Похоже, такого финта ушами они не ожидали. Так, стоп. А почему это они на меня так смотрят?

  – Тэми Этрин, что ты скажешь? Ты согласна?

  – Я-а? – чувствую, моя челюсть повторила путь к столешнице. Я-то здесь с какого бока?

  – Да ты. Ты согласна с моим предложением? Разумеется, подданство мы оформим в кратчайшие сроки.

  – А почему вы считаете, что я подхожу вам? Я не воин, не боевой маг... я вообще только Академию закончила! У меня ни опыта, ни соответствующих навыков..., – я была в полном шоке.

  – Ну, допустим, этих оболтусов тоже сложно назвать взрослыми – улыбнулся сероглазый. – А на счет навыков... знаешь, очень немногие смогли получить одобрение Хафейна. А его мнению я доверяю.

  – Одобрение?

  – Да. Мне понравилась твоя реакция – хмыкнул Хафейн. – В столь юном возрасте достаточно трезво оценивать ситуацию – дорогого стоит.

  Я тихо вздохнула. Если поразмыслить, особого выбора у меня нет. Я пока здесь неизвестна, но вычислить меня – раз плюнуть. А в одиночку, да еще без денег, мне не выжить. Так что...

  – Тэм Хафейн, я согласна. Только у меня есть к тебе одна просьба – нет, меня просто убивает местный язык. Я всегда с трудом перехожу на «ты», а здесь «вы» вообще отсутствует. Очень трудно вежливо общаться, обращаясь к собеседнику на «ты».

  – Какая же, теми?

  – Ты не мог бы подсказать, что мне делать вот с этим? – я продемонстрировала ему подвеску жреца.

  – Так сдай его тайной страже. Насколько мне известно, за подобные амулеты положено большее вознаграждение – пожал плечами Хафейн. Вот блин! Оказывается, у меня были деньги, а я голову сломала, как заработать!

  – Ну что ж, если возражений нет, тогда прошу за мной – сделал приглашающий жест Рэйсмус. – Нужно обсудить некоторые подробности.

*   *   *

  Я попыталась потянуться и невольно скривилась от боли. Да уж, местный транспорт я теперь ненавижу всей душой. Во время обсуждения деталей было решено, что отряд «Шорох» представят как друзей Лаэрта из гвардии (да, сын графа оказался еще и гвардейцем кардинала... то бишь короля), а меня – как какую-то дальнюю родственницу. Расчет был на то, что никто не будет искать девушку, ведь в лесу меня посчитали за парня. Ну, приехала какая-то дальняя родственница к графу, захотелось девушке повидать столицу – и чтос того? Тем более, что род ар Маран был достаточно старым, а графы – достаточно любвеобильными, и проследить все родственные связи просто нереально. Местная разведка собиралась половить «балахонников» на живца. И, увы, в роли этого живца выступали мы. Собственно, назначение в охрану к Лаэрту служило не сколько нашей безопасности, сколько удобству тайной стражи. Все фигуранты, так сказать в одном месте.

  Так вот, если «Шорох» вместе с Лаэртом отправились в столичный замок ар Маранов через стационарные телепорты (оказывается, тут все крупные города связаны сетью телепортов, а я-то удивлялась, как за два дня можно добраться от столицы до пограничного Форта), то мне пришлось несколько дней трястись в экипаже «ради достоверности». Ничего не скажу, выглядело это пыточное устройство красиво, но вот рессорами снабжено не было. А качество дорог поражало в самое сердце, а также то место, что ниже спины. В город я приехала едва живая. Плюс еще абсолютно изуверское платье с корсетом (и нафига я его купила? ну и что, что здесь такое носят, в нем же дышать невозможно!). И как будто этого мало, начались какие-то непонятки с заклинаниями. Нет, я по прежнему хорошо помню все структуры, записанные у меня в тетради, но вот с применением все время какая-то чепуха выходит. Так, после того, как я попыталась убрать пятно с подола, мне пришлось сушить полплатья. А попытка слегка подогреть воду для умывания кончилось крупной льдиной в кипятке. Ничего не понимаю. Я что, способна применять магию только в стрессовых ситуациях?

  Единственным светлым моментом было вознаграждение за медальон жреца. Мне за него отвалили сто золотых (ну, то есть не мне, а Тайбору, который по моей просьбе сдал его куда надо). По местным меркам, это вполне приличная сумма, на которую можно купить небольшой особнячок. Правда не в столице, но все же. Большую часть денег я положила в гномий банк (ух, как я обрадовалась их существованию... правда за хранение вклада снимались проценты, но не слишком большие, так что радости моей не было границ), а десяток монет оставила на текущие расходы, распихав по всем укромным местам. Пару монет разменяла на серебро, чтобы не светить крупными деньгами. Как оказалось, золотая монета (называлась она «тана», от «Танар», – названия местного светила), включала в себя пятьдесят серебряных итилей (это уже от названия луны – Итиль), а те в свою очередь стоили сотню медяков. Серебро лежало в кошеле, ну а золото было попрятано, где только можно (в том числе и в корсете – хоть какая-то польза от этого пыточного устройства).

  Так вот, добралась я до замка, потом еще полдня приходила в себя и до сих пор морщусь от каждого резкого движения. Попытаться полечить себя магией я, учитывая последние события, не рискнула. Да чтоб я еще раз согласилась сесть в карету! Но сидеть в комнате было скучно, официальная «встреча с родственниками» должна была состояться вечером, и я отправилась исследовать особняк. Мышцы надо разминать, меньше болеть будут. Да и посмотреть было на что. Сам дом был на удивление красивым зданием. Я отловила какого-то аборигена и попросила показать замок. Честно говоря, после многочисленных упоминаний о запутанных коридорах замков и дворцов, я опасалась заблудиться. Слава богу, местная планировка оказалась простой и понятной. Я прошлась по коридорам, поизучала картинную галерею (не, не понимаю я живопись... ни вообще, ни местную в частности), полюбовалась залом для парадных приемов. В оружейную я не попала из-за запертой двери (а жалко, всегда обожала рассматривать холодное оружие... ну и что, что не умею им пользоваться, я эстетически наслаждаюсь) и выбралась во двор. Поскольку, замок (или все-таки особняк?) находился в городе, его окружали самые разнообразные строения. В некоторых можно было предположить такие же замки-особняки, как этот, другие и вовсе не рождали никаких предположений. Например, вон то здание с крышей-пагодой, довольно странно выглядевшей на фоне обычных двускатных. Или вот это, полностью заплетенное вьюнком нежно сиреневого цвета. Я поинтересовалась их назначением у своего провожатого.

  – Поскольку замок (ага, все-таки замок) лорда ар Марана расположен во внутреннем круге столицы, здесь могут находиться только особняки (так замок или особняк?) других лордов и храмы различных богов – сказал он с заметным чувством превосходства над провинциалкой (ну, погоди, я не злопамятная, я просто злая). Например, вот это – он указал на привлекшее мое внимание здание с крышей пагодой – храм Атеона, покровителя шуток, азартных игр и удачи – забавный набор. Хотя, что игрокам, что шутникам удача никогда не помешает.

  – А здесь есть еще какие-нибудь храмы, посвященные покровителям удачи? – поинтересовалась я.

  – Нет, удачей заведует только Атеон. Поэтому его культ так широко распространен – скривился мой провожатый. Интересно, за что он так не любит это божество? Впрочем, какая разница. Все равно надо будет сходить в храм этого Атеона, удача она лишней никогда не бывает. Хм, пожалуй прямо сейчас и схожу. Время пока есть, а делать все равно нечего. Я отпустила провожатого и решительно двинулась к храму.

*   *   *

  Надо сказать, внутреннее убранство храма меня удивило. Из-за крыши я невольно ожидала чего-то в восточном стиле. Ничего подобного, по крайней мере я восточный стиль несколько по-другому представляла. Внутреннее пространство храма состояло из большого зала и нескольких маленьких ниш. Алтаря, статуй, или чего-то в этом роде не было. Вместо этого на стенах висели гобелены с изображениями, надо полагать, этого самого божества. Хм, постоянством облика он явно не отличается. Здесь были все возможные варианты – от ехидного подростка до пожилого мужчины с бесенятами в глазах. Менялись и атрибуты – колода карт, игровые кости, какая-то непонятная штука, напомнившая мне рисунки колеса Фортуны. На некоторых гобеленах были изображены забавные сцены – по всей видимости, результаты проделок божества. Я шагнула вперед, желая рассмотреть получше, и едва успела отскочить от ударившей из-под половицы струи воды. А водичка-то холодная. Я невольно фыркнула, вспомнив подобные водяные шутихи в Петергофе. Тут хотя бы приманок в виде стола с фруктами или яркого цветка не было. Зато понятно, почему так перекосило моего проводника. Обидно выйти из храма насквозь промокшим. Небось, и какая-нибудь религиозная ахинея под это подогнана. Вроде – попал под воду, значит бог тобой недоволен.

  – Теми что-нибудь желает? – раздался под ухом вкрадчивый голос. Я невольно дернулась от неожиданности. Оглянулась – рядом стоял невысокий мужчина лет под сорок, к моему удивлению, без балахона или рясы, в обыкновенных штанах и рубашке. Хотя... Я чуть прищурилась – он был чем-то похож на некоторые изображения, наверное таким же плутовским огоньком в глазах. Во всяком случае, играть с ним за один стол не села бы. Он ухмыльнулся (видно у меня все на лице было написано) и повторил вопрос.

  – Да, теми хотела бы сделать пожертвование Атеону, а также узнать побольше об этом божестве.

  – Чаша для пожертвований – вон там – он указал на одну из ниш. – Что же касается информации, я готов ответить на твои вопросы. Но только после твоего обращения к Атеону, – он сделал приглашающий жест в сторону ниши, на редкость ехидно улыбаясь. Вот сто процентов, там какая-то пакость. Интересно, какая? Я осторожно шагнула, прощупывая половицы носком туфли. Оп-па. А вот эта, кажется, слегка поддается под нажатием. Я аккуратно переступила подозрительное место. По дороге я перешагнула еще несколько не понравившихся мне участков, схлопотала щепотку чихательного порошка, но таки добралась до ниши. Да уж, если тут во всех храмах такие порядки, то выгодней быть атеистом. Внутри действительно оказалась плоская чаша, почему-то напомнившая мне сковородку, и статуя. Разглядеть возраст и внешность изображенного не представлялось возможным, так как он был изображен закутанным в плащ с капюшоном (мода у них тут такая что ли? диверсанты по лесу – в плащах, божество в храме – тоже в плаще...), скрывающим лицо. Разглядеть можно было только на редкость ехидную ухмылку. Бог (ну а кого тут еще могли изваять), казалось посмеивался над просителями, которым пришлось пробираться через такое своеобразное «минное поле». Я невольно хмыкнула и опустила в чашу несколько монет. Потом отвесила в сторону статуи полушутливый поклон.

  – Что ж, уважаемый Атеон, благодарю за свое везение в последние дни (после короткого размышления я решила, что мне все-таки везло, в конце концов, все могло быть намного хуже), надеюсь и дальше находиться под Вашим благосклонным взором (хорошо, что тут хоть к богам на «Вы» обращаются).

  Мне почудился легкий смешок и слова «ну надо же какие мы вежливые». Я передернула плечами. Пойду-ка я отсюда, о то вдруг тут еще где-нибудь галлюциногены могут пораспыляться. Желание расспрашивать служителя храма пропало. Я с иронией поблагодарила его за оказанную помощь и побыстрее выскочила на улицу. Брр, даже настроение пропало.

  Солнце уже клонилось к горизонту. Я тоскливо вздохнула и отправилась обратно в особняк. Меня же еще ждет этот «официальный ужин», чтоб его...

*   *   *

  Я со стоном рухнула но кровать. Нет, я знала, что официальные мероприятия выматывают, но чтобы так... Сидишь, шевельнуться не в ту сторону боишься, отвечаешь на заданные вопросы строго по этикету... Придушила бы сволочь, придумавшую этот церемониал. Вдобавок ко всему чуть не осталась голодной, потому что абсолютно не представляла, какой из многочисленных приборов для чего используют. Счастье, что Файлар сжалился над бедной мной и показал место, где можно нормально поесть. То есть кухню. С обслугой я договорилась быстро, и они, разжалобленные моими мучениями, меня покормили и даже предложили заглядывать еще. Обязательно воспользуюсь этим приглашением завтра. А теперь спа-а-ать... И горе тому, кто рискнет меня разбудить...

  ...Я стояла посреди густого тумана и пыталась понять, как я сюда попала, и куда это сюда. Последнее осознанное воспоминание – как я ложусь спать в поместье ар Маранов. И вот на тебе – стою посреди густого тумана, полностью одетая, да еще и с рюкзаком за плечами. Может, мне это сниться? Я хмыкнула. Больно уж четкие ощущения для сна и мысли слишком ясные. Ладно, потом разберусь. Сейчас-то что делать? Я огляделась, закономерно ничего не увидела, кроме этого самого тумана. Туман был на редкость сырым и холодным, и вдобавок лез за пазуху. Теплее ему там, что ли? Я тяжело вздохнула. Стоять на месте смысла не было. Я закрыла глаза, немного повертелась на месте и шагнула, что называется, куда глаза глянули. То есть в ту сторону, в которую повернулась. Но стоило сделать несколько шагов, туман сгустился, охватил меня со всех сторон и буквально выплюнул к костру. Я хлопнула глазами, пытаясь понять, что происходит. Сбоку послышался ехидный голос:

  – Ну наконец-то! Интересно, что можно столько времени делать в тумане, стоя на одном месте?

  – Ну, например, думать, сон это или очередной глюк – ответила я, поворачивая голову в сторону говорившего. Ой... мне захотелось протереть глаза. По другую сторону подозрительного костерка сидел мастер игры. Тот, который Арагорн.

  – Ни то и ни другое – хмыкнул он. – Это место, где можно поговорить. Перекресток, точка соприкосновения – называй как хочешь. Да, и можешь не пытаться подойти – все равно не получится.

  Я пожала плечами и села на какой-то не то пенек, не то камень, так кстати оказавшийся рядом. Несколько минут возле костерка царило молчание.

  – Что, даже ничего спросить не хочешь? – вскинул бровь Арагорн.

  – Я еще думаю, не нанюхалась ли чего сегодня в храме – вяло огрызнулась я. На самом деле все это было так странно, что я просто не знала как реагировать. Все мысли куда-то делись. Кроме этого, зверски хотелось спать.

  – Не, такими грубыми методами мои последователи не работают. Они если обманывают, то честно – фыркнул мой собеседник. – Кстати, мое тебе одобрение.

  – За что – удивилась я.

  – За догадливость. Хоть кто-то самостоятельно догадался поблагодарить – я дернулась. Благодарила я в последнее время только в храме вредного божества, а раз он записывает это на свой счет... Я сжала зубы. Так, спокойно, Катя, не злимся, и тем более не хамим...

  – Позвольте спросить, а вы случаем не причастны к моему попаданию в другой мир? – очень вежливо спросила я.

  – Надо же, какие мы вежливые – протянул Арагорн (блин, у меня скоро аллергия на эту фразу начнется) – все бы вы такие были. А то скоро сам забуду, как ко мне обращаться положено.

  – Так все же? Вы причастны к этому... происшествию?

  – Скажем так, косвенно. Портал ты умудрилась найти и активировать сама – насмешливо прищурился визави. – А вот энергию для своей работы он вытянул у меня. Без моего на то согласия, между прочим.

  – А снаряжение тоже твоя заслуга? – почему-то обращаться к нему на «вы» было очень сложно. Несерьезный он какой-то, на ролевке и то больше впечатления производил.

  – Но-но, я все слышу – погрозил он мне пальцем. – И за снаряжение надо сказать спасибо тоже мне.

  – Спасибо – пробормотала я. Он что, еще и мысли читает?

  – Конечно. Я же все-таки бог – уй-йе, вот попала! Хорошо еще, я слишком сонная и почти ни о чем не думала.

  – А по какой причине я удостоена столь великой чести?, – я изо всех сил пыталась подавить так некстати проснувшееся ехидство.

  – Ты это о чем? – вздернул бровь Арагорн.

  – Ну, бог лично помогает несчастной попаданке, а потом удостаивает личной аудиенции. Что, опять мир спасать надо? – последнюю фразу я произнесла самым жалобным тоном, на который была способна. Арагорн фыркнул, явно сдерживая смешок.

  – Почти угадала. Нет, просто уникальный экземпляр – не скандалит, не задает глупых вопросов и суть дела поняла... Пожалуй, стоит уделить метаморфам больше внимания.

  – Кхм, ваша божественность, мне конечно неудобно отвлекать, но, может, объясните, что у меня за непонятки с магией? У меня все заклинания кроме иллюзий работают как попало – бог (если верить его словам) прищурился, оглядывая меня и заметно мрачнея на глазах.

  – Нет, ну почему от женщин сплошные проблемы? Такой ведь удобный персонаж был – он скривился. – Как можно было додуматься таскать с собой печать Хаоса столько времени? Еще немного – и ауру бы перекорежило бы напрочь.

  – Э-э-э..., – только и смогла выдать я.

  – Что ж, пока не устранишь последствия этого воздействия, разговаривать нет смысла. Хочешь домой – восстанавливай потоки. Оревуар – Арагорн снова скривился и растаял в воздухе.

  – Вот же... нехорошее создание – высказаться покрепче я не рискнула, вдруг еще услышит? – озадачил и свалил, – я уныло уставилась на костерок, крутя в руках подобранный серо-серебристый камешек. Интересно, а если заснуть здесь, где я проснусь? Решить не успела, туман снова сгустился, хлюпнул, затягивая меня, и я очутилась на кровати.

  – Понасниться же такое – пробурчала я, переворачиваясь на другой бок и собираясь заснуть снова. В бок что-то врезалось, я, чертыхнувшись, пошарила рукой, собираясь выкинуть помеху. Вот откуда у меня на кровати взялось это безобразие? Я скосила глаза на «находку» и застыла. В руках у меня был тот самый, подобранный втумане камешек.

*   *   *

  Разумеется, до утра я так и не заснула. В голове крутилось множество мыслей. Если камешек остался у меня в руке, то это не сон и туман – вполне реальное место. И Арагорн – даже если и не бог, то достаточно сильная личность. Вон как по туману шастает... да еще и меня выдернул. Вывод: что-то ему от меня надо. Снаряжение, встреча в тумане, непонятная фраза про искривленные потоки... Если я правильно поняла, то все проблемы из-за медальона того фиолетовобалахонного жреца. По крайней мере, больше ничего на роль печати хаоса не подходило. И по времени примерно совпадает. По крайней мере, логических несостыковок не видно. До того, как я взяла медальон, заклинания получались на «раз». Потом, на следующее утро я вполне успешно подлечила себя магией, списав некоторые сложности на усталость. После до самого города нужды в чарах не было, да и в самом городе тоже. Итого, медальон пробыл у меня около трех дней. По словам Арагорна у меня искривлены какие-то потоки, судя по его же словам, связанные с аурой. И их надо как-то выровнять. Тогда это ехидное божество осчастливит меня своим визитом и заданием. Ну, это если я все правильно поняла. Конечно, выполнять непонятно чье задание не хочется (особенно учитывая его гадкое чувство юмора), но пока это единственный вариант возвращения домой. Рассказывать местным магам о своей иномирности нет ни малейшего желания. Это в фентези все горят желанием помочь бедному попаданцу, а здесь из-за несчастного аммиака чуть наизнанку не вывернули. Если Арагорн, который вполне официально был мастером ролевки, сделал мне вполне реальное свидетельство об окончании Академии, и вложил в голову знание языка и магии, то тропинка у него натоптана и вернуть он меня может. То есть, надо вступать в контакт. Не хамить и стараться установить нормальные отношения. Ну а начать с этого самого восстановления потоков. В конце концов, это в моих интересах. Знать бы еще, что это за потоки...

  После получаса размышлений я пришла к выводу, что именно в этом вопросе можно обратиться за помощью к магу. Медальон ко мне попал уже здесь, так что никакого криминала. Решено, вот сегодня этим и займусь. Тем более, Файлар упоминал о семейном маге...


Глава 6


«Вам бы в ужастиках сниматься. Без грима».

  К огорчению, моим планам не суждено было сбыться. Семейный маг куда-то уехал и вернется не раньше чем через четыре дня. Можно было попытаться обратиться к кому-то другому, но родственница благородного графа никогда так не поступила бы, что мне доходчиво объяснил Лаэрт. То бишь сиди тихо и не привлекай к себе внимания. Это ведь не очень срочно? Огорченно вздохнув, ответила, что нет, я вполне могу подождать возвращения мага (все же не стоит посвящать всех подряд в свои проблемы) и отправилась в библиотеку. Может, хоть что-то полезное найду. В крайнем случае, поизучаю географию...

  Через несколько часов от моего оптимизма не осталось и следа. Я перерыла груду фолиантов, но не нашла ни одного упоминания о «печати хаоса», искривлении потоков и жрецах Хортаса (последнее искала уже от отчаяния). Даже просто об ауре ничего не было! То ли это секретные сведения, то ли у хозяина просто другие интересы. Единственным моим успехом была пресловутая география. Правда, книга была посвящена скорее политике, но более-менее понятная карта там все же нашлась. Жалко, что только политическая...

  Как выяснилось, здесь были в наличии два материка. Один, покрупнее, с незатейливым названием «Срединный». Второй, немного поменьше – Восточный. Кроме него наличествовали несколько крупных островов наподобие Мадагаскара, два архипелага (Южный и Зеленый) и целая россыпь мелких островов. После старательного изучения карты и нескольких глав книги я сделала несколько выводов. Во-первых, я сейчас находилась в северной части Срединного материка. Во-вторых, хотя на крупных островах и обоих архипелагах находились небольшие, но вполне самостоятельные государства, множество островков успешно скрывали вольную морскую братию. Не то чтобы совсем пираты, но и далеко не мирные мореплаватели. Чем-то они мне напомнили интерпретацию умбарских пиратов[1] у Перумова. Этакие морские наемники. В-третьих, здесь отсутствовало (по крайней мере на первый взгляд) деление на людские и нелюдские зоны. Государства разных рас располагались вперемешку без особой системы. Особенно эльфийские леса – те вообще росли где попало. В целом, карта здорово напоминала лоскутное одеяло. Ну и, наконец, в-четвертых (и в главных) я нашла свою предполагаемую «родину». Находилась она на Восточном материке в Империи Грифона. Главу об этой стране я решила почитать больше из любопытства (все-таки империй сейчас существует только три – Грифона, Дракона и Сирены (островное государство, что поделаешь)). Так вот, там упоминалось, что нынешний советник императора родом был из небольшого прибрежного баронства – Ларасского. Главный город назывался соответственно Ларасс. И там находилась Академия Магии. И не только магии. Там же были школа боевых искусств, «институт благородных девиц» (ну, что-то похожее),навигационное училище, школа тактики и стратегии и тому подобные заведения. Похоже, Ларасс был своеобразным студенческим городом, в котором эту шумную братию сосредоточили (подальше от столицы, так сказать). И что самое смешное, местные жители называли Ларасское баронство не иначе как"тарнаком"[2] а сам Ларасс – «бузотеркой». Так что тэму Хафейну меня даже обвинить не в чем. Ведь по его мнению, я уроженка баронства Ларасского. Что называется, ирония судьбы...

  Больше ничего интересного я не нашла. Нет, в книге было полно информации по остальным государствам, их взаимоотношениях и политике в целом, но у меня и так уже голова пухла. И глаза слипались. Все-таки большую часть ночи я вместо здорового сна ворочалась с боку а бок. Арагорн – гад, мог бы и поближе к утру присниться. Интересно, а если я сейчас пойду спать, это будет нарушением этикета?

*   *   *

  Следующие несколько дней прошли спокойно. Я потихоньку обживалась в поместье, знакомилась с его обитателями и сидела в библиотеке. Правда теперь я налегала в основном на книги по этикету и общественному устройству Серетлока. Не хватало еще вляпаться в какие-нибудь неприятности из-за неправильного поклона или подобной ерунды. Кроме этого, я как следует расспросила Л'Эйкэра о своей собственной легенде. Вначале он пытался отмахнуться от меня под лозунгом «это неважно, никто не обращает внимания на такие мелочи», но я своего добилась. После трехчасового допроса он походил на выжатый лимон, а я могла поведать о любимом сорте вина главы Фанера (городка, откуда я по легенде приехала). Еще я прочитала всю доступную информацию про Ларасс. Подобные «студенческие городки» были вовсе нередким явлением. Единственное отличие – обычно они были специализированными. Ну, то есть отдельно студенты-маги, отдельно – воины и разведчики, отдельно – ремесленники и тому подобное. Но Ларасс был одним из самых старых «студгородков», возникшим еще до образования империи Грифона, и поэтому являлся одним из самых известных. Насчет качества обучения ничего не скажу, сравнивать не с чем (да и не факт, что Арагорн «загрузил» мне именно эти знания). Но это мне на руку. Всегда можно сделать честные глаза и сказать: «А с чего вы решили что я из Ларасса? Просто мне хотелось учиться в знаменитой Ларасской Академии Магии, а на самом деле я вовсе не оттуда... А почему Этрин Ларасская? Так свиток выдавали после окончание Академии, вот и записали – Ларасская, то есть окончившая именно Ларасскую Академию». Ну, и так далее. Замечательное прикрытие. Прямо хоть опять иди в храм Атеона говорить «спасибо». Хм. Нет, не пойду. Перетопчется. Уж больно у него служители на шулеров похожи.

  Я тоскливо вздохнула и перевернула страницу очередного труда об этикете. Жуть просто! Чем больше я узнавала об этом мерзком изобретении человечества (об этикете, кто не понял), тем больше убеждалась, что гораздо проще изобразить жутко застенчивую девушку, стесняющуюся обратиться к кому-нибудь, чем запомнить все правила таких обращений. При обращении к женщине одно приветствие, к девушке – совсем другое, к женщине, имеющей детей – третье, к состоящей во втором браке – четвертое... Молчу уж про мужчин. Там еще больше нюансов. Да еще и эта путаница с «ты» и «вы». В обыденной речи «вы» не употребляется, а вот в таких официальных приветствиях – запросто. Причем его использование зависит от степени уважения к тому, кого приветствуешь. Кошмар. Слава богу, что хоть по титулам можно не заморачиваться. Нет, конечно существуют свои, отдельные, обращения, но в целом к любому неаристократу можно обратиться «тэм», а к любому аристократу – лорд. Если хочешь подчеркнуть свое уважение – милорд. В конце концов, отчаявшись запомнить все это, и, главное, не перепутать в использовании, я выучила несколько наиболее общеупотребительных вежливых формул и захлопнула книгу. Сил моих больше нет!

  Дверь в библиотеку тихонько скрипнула, открываясь. Внутрь скользнула Фирелла, сестра-близнец Лаэрта. И как это иногда бывает, они абсолютно разные, даже внешне не слишком похожи. Лаэрт высокий (около двух метров), широкоплечий парень с чёткими правильными чертами лица, смуглой кожей и густыми каштановыми волосами до лопаток. Релла невысокая изящная девушка с приятными, хоть и немного резкими чертами лица, матово-золотистой кожей и шикарной копной волос до пояса цвета благородного красного дерева. Разве что глаза у них одинаковые – темно-темно карие и чуть приподнятые к вискам. Кроме этого, Лаэрт спокойный и рассудительный человек, а Фирелла очень эмоциональная и порывистая. Как она сама говорит, полностью соответствует своему имени, которое в переводе с какого-то древнего языка означает «дикая, бурная».

  – Все мучаешься?

  – Ага. Глаза б мои на эти пособия по этикету не смотрели – скривилась я.

  – Ну так брось – пожала плечами моя собеседница. – Ты же не наследница, к тебе особо придираться никто не будет.

  – Ну да, а лорд Рэйсмус будет очень рад, если все заглянувшие в его поместье будут уходить в глубоком шоке.

  – Да брось – она ехидно улыбнулась – если ты про экономку, то она своими придирками замучила уже всех, кого только можно. Даже отца. И вообще, сегодня вечером праздник, а у тебя еще наряд не готов.

  – Какой праздник? Релла, скажи что ты шутишь – я настороженно посмотрела на нее.

  – Ни капельки. Сегодня праздник в честь основателя рода Маранов, и если ты не придешь, это будет выглядеть странно. Ну, и отец будет очень недоволен – она хитро улыбнулась. – А поскольку ты не озаботилась подготовкой, то я тебе помогу – она смахнула со стола книги и сдернула меня со стула.– Пошли, у нас еще куча дел!

  – Боже, за что мне это – тихо простонала я, двигаясь за Реллой на буксире. Тут надо объяснить, что Релла на редкость энергичная девушка (ага, вылитый энерджайзер), и кого хочешь может вымотать. И самое обидное, я даже не могу отказаться от ее помощи. Я ведь даже не знаю что за праздник, как нужно одеваться и где эту одежду взять. Придется смириться. Но одно я знаю точно – корсет на меня никто не оденет!

*   *   *

  Все оказалось не так страшно, как я думала. Ежегодный бал в честь основателя рода был маскарадом, и этикетом себя никто не утруждал. Считалось, что находясь под маской, нельзя требовать официальных обращений, ведь твой собеседник не знает кто ты. И если человека узнавали несмотря на костюм, подразумевалось, что он плохо подготовился к балу. Поэтому к окружающим можно было обращаться как угодно, хоть «Ваше Величество», главное соблюдать самые общие правила вежливости. Кроме этого выбирали лучшую маску – короля или королеву карнавала. Праздник длился всю ночь, а с восходом самой яркой звезды присутствующие снимали маски. Еще меня позабавил один момент, что-то вроде игры «угадай, кто под маской». Все время маскарада гости пытались угадать, кто скрыт под маской. Перед снятием масок они озвучивали свои догадки, и те, кого никто не узнал, становились свитой короля или королевы бала (кто бы сомневался, что чаще всего королевы). Все это я успела вытрясти из Фиреллы, пока она тащила меня по коридору. Причем, по ее словам, все эти правила были установлены самим основателем рода и с тех пор не менялись. Веселый был человек, как я погляжу...

  – Ну?! Ты решила, кем будешь на празднике? – нетерпеливо спросила Релла, залетая в мою комнату.

  – Даже не знаю. А кем ты обычно одеваешься? – поинтересовалась я.

  – А, кем я только не пробовала, даже монашкой один раз оделась. Но меня почему-то все время узнают – ну еще бы. Сомневаюсь, что у них есть еще один такой «энерджайзер».

  – Релл, я серьезно. Какие костюмы чаще используют?

  – Да какие угодно. Одевайся хоть императором, хоть тварью из серого леса, главное, чтобы это выглядело правдоподобно.

  – Хм... А иллюзии использовать можно?

  – Нет, иллюзии нельзя.

  – А почему?! – блин, а у меня такая идея была... Интересно, как бы гости отреагировали на персонажа из «Аватара?»

  – Чтобы исключить возможность проникновения под чужой личиной. Был случай, когда короля на таком маскараде чуть не убили. Гостей с тех пор сканируют по ауре, а маскирующие заклятия почти все завязаны на иллюзиях – пожала плечами Релла. – Вот и запретили.

  – Жалко... У меня такая идея была. Хотя..., – я прищурилась, оглядывая Реллу. Фигуры у нас вроде одинаковые – Как ты относишься к тому, чтобы всех разыграть?

  – Да я только за, но как? Меня же всегда узнают – она обиженно вздохнула.

  – Вот на этом и сыграем. Смотри, у нас с тобой примерно одинаковый рост и фигура, со спины мы довольно похожи. Потом, все знают, что к графу приехала его дальняя родственница. Тебя мы одеваем в платье и маску, – без всяких заморочек, просто «леди в маске». Все уверенны, чтоты и есть эта родственница, я соответственно в это время в каком-нибудь бронебикини изображаю тебя.

  – Хм, звучит интересно. Хочу увидеть их лица, когда вместо скромной провинциалки под маской окажусь я, – Релла заинтересованно склонила голову.

  – Это не главное. Слушай дальше, – я наклонилась к уху, рассказывая ей план придуманной шалости.

*   *   *

  Увы, моим мечтам не суждено было сбыться. Стоило нам выйти из комнаты, как нас отловил лорд Рэйсмус и стребовал с нас клятвенное обещание вести себя прилично. На праздник, как снег на голову, свалилась эльфийская делегация. На удивленный вопрос (вроде ж вход только по приглашению?) мне объяснили, что приглашение на любое мало-мальски значимое событие посылают всем посольствам и делегациям, находящимся в это время в столице. Просто обычно эти приглашения вежливо отклоняют. Особенно эльфы – за редкими исключениями, они принимают приглашения, только когда отсутствие является оскорблением. Правда иногда на них находит, и их остроухие перворожденности могут заявиться на самый заурядный прием. В общем, непонятно, что им надо, но «чтобы все было тихо, мирно и пристойно... тебя, Релла, это касается в первую очередь!». Мы тоскливо вздохнули, пообещали быть паиньками и отправились за костюмами. Обидно. Не могли эти эльфы как-нибудь в другой раз осчастливить своим присутствием? Такую идею испоганили...

  С костюмами мы разобрались довольно быстро. Фирелла готовилась заранее, а я выбирала недолго. Поскольку я наотрез отказалась одевать корсет, выбор у меня был довольно ограничен. Скептически покосившись на длинные балахоны, призванные изображать мантии магов и рясы служителей богов, я остановила свой выбор на «охотничьем» костюме. А что – простенько и со вкусом. А главное удобно. Черные замшевые брюки, белоснежная рубашка и черная же бархатная курточка. Плюс высокие белые сапоги и черно-белая полумаска. Я тихонько хихикнула (еще бы меч с меня ростом, и вылитая Мери-Сью) и повернулась перед зеркалом. Вроде ничего.

  – Знаешь, а тебе очень идет. Я даже не ожидала – прокомментировала мой внешний вид Фирелла.

  – Да брось. Ты в любом случае выглядишь лучше – я окинула подругу ответным взглядом. На ней было струящееся шелковое платье пронзительно-алого цвета со легкими газовыми вставками всех оттенков огненной гаммы. Мне все это напоминало не то Жар-птицу, не то Феникса, но смотрелось и в самом деле сногсшибательно.

  – Тут ты не права, – возразила Релла. – У тебя довольно необычная внешность...

  – Кто бы говорил, – фыркнула я.

  – Не перебивай. У меня типично прибрежный тип внешности. А по твоей даже нельзя сказать, северянка ты или южанка.

  – Разве? – удивилась я, на всякий случай заглядывая в зеркало. Да нет, вроде никаких изменений, нормальная уроженка средней полосы России...

  – Конечно. У тебя темные глаза (они светло-карие!) и светлые волосы (неправда, они у меня русые). Черты лица у тебя типично западные, разрез глаз – южный, а кожа – очень светлая, только у северянок бывает такой оттенок. По отдельности такие черты обычны, но все вместе встречаются редко, – надо же, как описала. Я-то была уверена, что у меня самая заурядная внешность.

  – Зато от меня не шибает аристократизмом за версту, – я показала язык. – Неудивительно, что тебя на каждом маскараде узнают. На тебе можно смело вешать плакат «Аристократка в n-ном поколении».

  – Что, правда? – огорчилась она.

  – Ну, где-то наполовину, – хмыкнула я. На самом деле, я просто хотела ее отвлечь от опасной темы. Вдруг начнет выспрашивать, откуда я такая взялась?

  Фирелла выспрашивать не стала, и через несколько минут мы были полностью готовы. С волосами я возиться не стала, оставив просто распущенными (в конце концов, волосами я всегда заслуженно гордилась – густые, пышные, волнистые, разве что недлинные – всего до лопаток)

  – Фири, а зачем тебе такой, м-м-м, летящий наряд? Танцевать же неудобно...

  – Зато оружие прятать здорово.

  – Оружие?!!

  – Да не пугайся ты. Просто я как-то поспорила со стражей, что смогу пронести оружие в бальную залу, вот с тех пор и соревнуемся. Я пытаюсь пронести, они – помешать мне.

  – Неправильно ты делаешь – хмыкнула я.

  – А как надо – ехидно выгнула бровь она. – Может, покажешь?

  – Обязательно! Подожди минутку – я нырнула в свою комнату, поспешно вытряхивая из сумки кинжалы. Я про них бы и не вспомнила, просто до оружейной идти далеко. Застегнула пояс с ножнами и, немного поколебавшись, перебросила через плечо перевязь с метательными ножами. Глянула в зеркало. Ладно, сойдет для антуража.

  Мы подошли к двери в зал, где собственно и проходил маскарад. Стражники добросовестно обыскали Фиреллу, отобрали у нее стилет, и с некоторым недоумением воззрились на меня.

  – Это что – оружие? – указал один из них на пояс и перевязь.

  – Конечно. Как вы себе представляете вольную охотницу без оружия? Могу вам продемонстрировать, – я выдернула из ножен текстолитовый кинжал (к моему некоторому огорчению, он при переносе практически не изменился, разве что стал поострее). Стражники поизучали «грозный клинок», хмыкнули и пропустили меня.

  – Ну и что? – иронически вскинула бровь Релла.

  – Ну и то, – я продемонстрировала ей второй кинжал, если верить дяде из первосортного булата.

  – Ну ты даешь... Мало того, что столько времени прятала такой замечательный кинжал, так еще и преспокойно пронесла его под носом у стражи.

  – Ну, наглость вообще второе счастье. А кинжал я не прятала, я просто про него забыла.

  – Забыть про такое? Ты глянь какая сталь, какая обработка...

  – Толку то с этого, если я им пользоваться не умею.

  – Не умеешь?

  – Ага. Это вообще-то не мой, мне его одолжили.

  – Мне бы кто такой одолжил, – Релла с явным сожалением вернула кинжал. Я шутливо погрозила ей пальцем, она изобразила раскаяние, и мы, дружно рассмеявшись, нырнули в водоворот гостей.

*   *   *

  Спустя некоторое время я призналась себе, что зря переживала. Маскарад был вольным праздником – хочешь танцуй, хочешь ешь что-нибудь со столов возле стен, хочешь – вообще тихо сиди в уголочке на уютном диванчике. Собственно, там я и обреталась, пока меня не согнала влюбленная парочка (ну, не то чтобы согнала... просто мне стало совестно и я сама уступила место). Испортить праздники не смогли даже эльфы. Через несколько минут наблюдений мне даже стало их жалко – такой яростной атаке со стороны девиц всех мастей они подвергались. Даже маски не спасали (ага, уши-то они не прятали... хотя эльфов и так было сложно потерять в толпе). Понятно, почему они редко посещают приемы. Я бы на их месте тоже не стремилась.

  – Леди скучает? – пока я наблюдала за эльфами, кто-то заинтересовался моей персоной.

  – Что ты, мне весело, и я искренне наслаждаюсь праздником, – я очаровательно улыбнулась высокому парню в костюме вампира.

  – А как же танцы? Неужели никто не пригласил столь очаровательную охотницу на танец? – не менее обворожительно улыбнулся он.

  – Боюсь, пока я постигала хитрости охотников, я как-то упустила танцы из виду. Поэтому максимум что я могу – это стараться не оттоптать ноги партнера.

  – О, я уверен, что у столь очаровательной охотницы умение танцевать в крови, – парень склонился в легком поклоне. – Позволишь пригласить тебя на танец?

  Отвертеться мне не удалось, и пришлось-таки соглашаться. Танец чем-то напоминал вальс, и в принципе был не очень сложным, но я мстительно старалась наступить на ногу партнеру. Эх, жалко, что я не на шпильках...

  Следующие полчаса напоминали игру в догонялки. Парень упрямо пытался пригласить меня на танец, я не менее упрямо пыталась сбежать. Подозреваю, он гонялся за мной только чтобы отвязаться от собственных поклонниц, но в конце концов он меня порядком достал. Но когда я уже собиралась его послать (максимально вежливо и в рамках этикета), по залу прокатился какой-то шепот, и слева от меня люди буквально отхлынули от чего-то. Я покрутила головой, пытаясь понять, что происходит и увидела бледную, как молоко Реллу.

  – Что случилось? – спросила я, с некоторым трудом протолкавшись через возникшую сумятицу.

  – Л'Эйкэра вызвали на дуэль, – подняла на меня глаза Релла.

  – И?

  – Его вызвал на дуэль заместитель главы посольства. Если Кэр убьет его, будет скандал, чреватый разрывом нормальных отношений с эльфами. А если не убьет он, то убьют его, – стиснув зубы ответил подошедший Файлар. – И все равно будет скандал, потому что Кэр состоит на королевской службе, и в Серетлоке такого не прощают.

  – А аккуратненько ранить?

  – Не выйдет. Лаонарэль в несколько раз старше и опытнее. Кэр быстрее, но онне сможет обезвредить эльфа. На смертельный удар ему еще хватит сил, но и только. А Лаонарэль его не пощадит. Он ненавидит оборотней. У Кэра нет шансов.

  – Так что, мы должны стоять и смотреть как его режут на ломтики? Неужели нельзя запретить дуэль?!

  – Нельзя. Это будет воспринято как жесточайшее оскорбление. Да и остальные эльфы не дадут вмешаться. А, уж поверь, бойцы они страшные, и помешать мы никак не сможем.

  – Да из-за чего дуэль-то?! – не выдержала я. – Может, получиться как-то замять, принести извинения?

  – Разве что за то, что Кэр родился оборотнем. У эльфов с ними вообще натянутые отношения, а Лаонарэль ненавидит всех двуипостасных из-за какой-то темной истории лет двадцать назад. Он объявил всех двуипостасных своими кровниками. Ему и повода не надо – достаточно произнести ритуальную фразу вызова.

  Я закусила губу. Ну должен же быть хоть какой-то выход! Да, я знаю его от силы полторы недели, но за эти полторы недели я привязалась ко всему отряду «Шорох».Да плевать на причины, я просто не смогу стоять и смотреть как его убивают! Тем более, по такой идиотской причине. Разведка, мать ее! Не могли просчитать такой вариант! Я зло уставилась на эльфа, снявшего маску. Сволочь блондинистая.... Чтоб тебя какая-нибудь тварь сожрала и не подавилась!

  Я вскинула голову. Пришедшая мне в голову идея была просто сумасшедшей, но... Другого выхода все равно не было.

  – Релла! Задержите начало дуэли! Хоть на полминуты, но не дайте им сойтись! – не дожидаясь ответа, я нырнула под соседний стол (не подумайте чего, просто там никто не толкался, а мне надо было сосредоточиться). Я выдохнула, прикрыла глаза, освобождаясь от лишних мыслей. Иллюзии меня до сих пор не поводили, но мне нужна была не просто иллюзия. Она вызовет максимум легкий испуг, а мне нужен качественный переполох. Надо сцепить несколько заклинаний, а это и в нормальной состоянии непросто, а уж с моей хромающей магией... Выплетя что-то более-менее похожее на задумку я поспешно, пока не растеряла уверенность, активировала плетение и выскочила из под стола.

  – Клинки абсолютно одинаковы, я думаю, больше нет поводов задерживать начало поеди..., – голос эльфа утонул в яростном реве. Прямо на полу возникла пентаграмма (на большее у меня фантазии не хватило), а в пентаграмме соткалась из воздуха не то химера, не то мантикора. Хотя вообще-то задумывалась виверна... Тварь звучно рявкнула, резким движением рванула вперед, перекусывая свою жертву почти пополам (еще одна иллюзия, только попроще). Люди с криками рванули прочь от твари, Кэр и эльф, как единственные вооруженные в зале оказались «на передовой» и дружно напали на создание моей больной фантазии. Блин, ну и скорость у них! Я еле успевала дергать свою иллюзию, чтобы ее не распластали на ломтики. Вот «мантикора» резко махнула лапой, сбивая эльфа с ног. Кэр, пользуясь моментом, тут же вонзил клинок с другой стороны. Тварь взревела и кинулась на обидчика. Я ощутила, как кто-то дернул кинжал у меня на поясе, краем глаза заметила Файлара и выдохнула сквозь зубы «это иллюзия».

  – Ри, ты гений – выдохнул Файлар у меня под ухом. – Вызвать на поединок того, с кем сражался плечом к плечу, не сможет даже Лаонарэль.

  – Не мешай, я и так еле держу – прошипела я, но поздно. Стоило мне чуть потерять концентрацию, как иллюзия застыла на месте и ее проткнули клинками уже с двух сторон. Я поспешно подхватила чары, не давая ей рассеяться окончательно, и уложила «убитую» мантикору на пол.

  – Как тебе это удалось? От нее ведь удары пружинили – удивленно спросил Релла, неизвестно как оказавшаяся рядом.

  – Щит от физического воздействия внутрь иллюзии. Плюс некоторое количество жидкости – я указала на алые лужицы на полу (эх, хорошее вино было). – Еле состыковала, думала вообще не удержу – я пошатнулась. Релла подхватила меня под локоть.

  – Ничего, я в порядке, просто голова закружилась – благодарно улыбнулась я ей. Ответить она не успела. Заклинание окончательно развеялось (ну, так на скорую руку лепила, ничего удивительного) и тварюшка растаяла в воздухе на глазах у всех. Кэр с эльфом ошалело посмотрели сначала на пол, потом друг на друга, хотели было что-то сказать... Дверь в зал с грохотом разлетелась в щепки. На пороге возникло нечто клыкасто-когтистое, напоминающее помесь крысы-переростка, варана и дикобраза, и явно недружелюбно настроенное.

  – Э-э-э, Ри, я думаю они с первого раза поняли – слегка подрагивающим голосом сказала Фирелла.

  – Фири, боюсь тебя огорчить, но к ЭТОМУ я не имею ни малейшего отношения...

*   *   *

  Л'Эйкэр с тихим облегченным выдохом опустил клинок. Конечно, надо выяснить, откуда взялась пентаграмма вызова в бальной зале и почему ее пропустили проверяющие маги, но... Нельзя не признать что мантикора появилась как нельзя более вовремя. Еще пара секунд – и поединок было бы не остановить. А теперь эльф при всем желании не сможет продолжить дуэль. Перворожденные очень серьезно относятся к соратникам, и если уж сражались с кем-то плечом к плечу, то никогда не пойдут против него. По крайней мере, самостоятельно. Но здесь не та ситуация, что бы присылать по его душу наемных убийц. Все-таки очень вовремя эта мантикора появилась, как будто момент подгадывала... Странно все это. И тварь странная. Есть в ней какая-то неправильность, замеченная самым уголком сознания. Но вот какая? Кэр огляделся, выискивая раненых. Как минимум одного мантикора точно задела...

  К своему удивлению, Кэр не нашел не только самого раненого, но и малейших следов его существования. Ну ладно, человека могли унести, чтобы оказать помощь, но кровь-то должна была остаться! А здесь кровью даже и не пахнет. Никакой – ни человеческой, ни звериной. Это выбивало из колеи – ведь мантикора вот она, лежит в алой луже. И при этом абсолютно не имеет запаха. Разве что вином тянет... Вином?!

  Додумать Л'Эйкэр не успел. Тварь просто растаяла в воздухе, оставив после себя лужицу коллекционного вина. По залу пронесся пораженный вздох, даже эльф удивленно приподнял бровь. Это что, была обманка? Но чтобы создать морок такого уровня, нужно довольно много времени и сил... Собственно, нечто подобное он видел только на показательных выступлениях выпускников Академии Магии. Да еще полторы недели назад в Сером Лесу. В Сером Лесу?! Быстрый взгляд в сторону. Так и есть. Файлар и Фирелла аккуратно поддерживают под локоток бледную Этрин, та вяло отмахивается от помощи. В руках у Файлара – неизвестно откуда взявшийся кинжал. Оборотень поспешно отвел взгляд, опасаясь привлечь внимание к друзьям. Эльф, конечно, понял, что его надули, но не стоит ему подсказывать, кто именно. Остроухий тем временем вздернул бровь и явно собирался что-то сказать.

  Дверь с грохотом разлетелась на куски. На пороге зала возникла очередная тварь. Что-то вроде чешуйчатой и покрытой длинными иглами крысы-переростка. Игломор [3]? Но откуда? Зал затопила волна жуткой вони. М-да,в материальности этой твари сомнений почему-то не возникало. Обострившийся слух уловил сбивчивый шепот:

  – Э-э-э, Ри, я думаю они с первого раза поняли...

  – Фири, боюсь тебя огорчить, но к ЭТОМУ я не имею ни малейшего отношения...

  А потом стало не до того. Надо было отвлечь тварь на себя, давая людям возможность выйти из зала. Надо было прикрыть бойцов «Шороха», которые, разумеется, и не подумали покидать зал. Надо было, в конце концов, помочь этому клятому эльфу, потому что оружие в зале было только у нас да Файлара, неизвестно как протащившего кинжал... Удар, отход, перекат. Уклон, атака сзади – чтобы отвлечь от безоружных «помощников». Прорычать сквозь зубы ругательство, бросая меч Икрану и перекидываясь... Рвануть, выбивая кого-то из-под занесенных когтей. Напрячься, ожидая удара, от которого все равно не успеваешь уклониться. И удивленно вздрогнуть, услышав возмущенный вопль твари.

  Кэр вскинул голову. В игломора врезались еще несколько огненных шаров. За ними просвистела пара метательных ножей (а ножи-то откуда?). Монстр зло рявкнул, и выбросил лапу в сторону рыжей магички.Фирелла – маг-огневик?! Вот так сюрприз... Только почему же она не пытается увернуться от атаки? Огромный тигр сорвался с места, врезался в бок игломора, пытаясь сбить атаку... Не успел. Жуткие когти все же дотянулись до тонкой фигурки... и легко прошли сквозь нее, не встретив сопротивления. А от соседней колонны прилетели еще несколько огнешаров и даже "плазменная сфера» [4].

  – Фири, что ты творишь? – сердито воскликнула Этрин, на миг выглядывая из-за колонны. – Я еле успела тебя прикрыть!.

  Игломор выпустил когти и неизвестно почему рванул к ней, а не к рыжей магичке. Девушка в черно-белой полумаске показала ему язык и растаяла в воздухе. Не поймешь, то ли это иллюзия была, то ли Этрин просто накрылась мороком.

  Тем временем в зале прибавилось действующих лиц – наконец появились графские дружинники. Уж они-то были вооружены до зубов, хотя на ситуацию это повлияло слабо. Слишком прочна чешуя у игломора, даже используется в производстве брони. Девушки тоже особо не высовывались. Фирелла пускала по нескольку огнешаров, и сразу же перебегала в другое место, Лаэрт (он-то откуда здесь взялся?) прикрывал сестру, крестя воздух увесистым двуручником. Этрин и вовсе не было видно. Зато игломор несколько раз промахивался, хватая вместо замешкавшегося противника безобидный морок. Девушка, не мудрствуя лукаво, просто создавала двойников, отличающихся только цветом одежды. (Кэр с трудом подавил смешок, увидев нескольких копий с синими волосами. Похоже, Этрин что-то не рассчитала). Причинить вред эти фантомы не могли, но зато сбивали с толку, перекрывая обзор и не давая выбрать цель для атаки. Монстр зло ревел, метался из стороны сторону, но под его удары попадали в основном фантомы, которым от этого было ни жарко, ни холодно. Несколько легкораненых поспешно отступили к стене, под защиту огневицы[5] Наконец игломор уперся в угол и остановился. Маленькие глазки злобно уставились на вертких двуногих. Монстр нахохлился, наклонился, выдвигая вперед загривок с особенно длинными иглами...

  – Ложись! – резкий крик опередил иглы всего на пару секунд. Все, кроме иллюзий, попадали на пол, и убийственно острые хитиновые шипы пролетели над головой. Игломор вновь нахохлился, явно намереваясь это исправить. Фирелла поспешно пыталась что-то намагичить, люди и эльфы метнулись в стороны... Иглы на несколько секунд зависли в воздухе, а потом осыпались на пол со слабо мерцающего щита.

  – Похоже, я вовремя? – Кэр обернулся. В дверях (в бывших дверях) зала стоял худой мужчина лет сорока с русыми волосами.

  – Шиан! Ты не представляешь, как я рада тебя видеть! – радостно воскликнула Фирелла, выскакивая из-за колонны.

  – Шиан! Ты действительно вовремя, нам не помешает твоя магия, – вторил ей Лаэрт.

  Маг хмыкнул, резко выбросил руки вперед, сплетая заклятье. В игломора ударил невидимый таран, буквально размазывая его по стене. Монстррванулся, пытаясь вырваться из невидимых пут, маг вновь ударил его о стену и без затей вогнал ножку от стола подмышку твари, где находилась одна из уязвимых точек. Игломор конвульсивно дернулся, ударяясь о соседнюю колонну, и через несколько секунд затих. Одновременно с легким хлопком исчезли иллюзии.

  – Благодарю уважаемого мага за помощь, – склонил голову успевший перекинуться Л'Эйкэр.

  – Не стоит. Вы и сами неплохо справлялись – покачал головой Шиан. – Я рад, что леди Фирелла все же усвоила мои уроки. А уж ваш второй маг – это и вовсе уникум. Впервые вижу фантомы с такой интересной структурой. И"лье [6] Лаонарэль, вы ведь не откажете мне в удовольствии пообщаться с ним? – похоже, маг решил, что фантомы – дело рук кого-то из эльфов.

  – Разумеется, не откажу, – спокойно ответил эльф. – Я и сам хотел бы пообщаться с этим магом, – дураков среди эльфов мало, и в посольства их не отправляют. А догадаться о связи неправильной мантикоры и фантомов совсем не сложно.

  – Так он не из ваших подопечных? – искренне удивился Шиан. – Странно, я думал, что маги в гвардии не служат...

  – Ну, вообще-то, это она, – хмыкнула Фирелла. – И в гвардии она действительно не служит... Ри, хватит прятаться, выходи. Все уже закончилось, – никто не ответил. – Ри?

  Фирелла оглядела зал и сдавленно ахнула. Этрин лежала возле стены, совсем рядом с игломором. Рукав черной курточки был разодран, маска сползла, волосы беспорядочно рассыпались, скрывая лицо.

  – Неужели он ее зацепил, – потрясенно выдохнула Релла, прижимая пальцы к губам.

  – Я за лекарем, – сорвался с места Тайбор.

  – Не стоит, – холодно сказал Лаонарэль – Теаму прекрасный целитель.

  Один из эльфов склонился над девушкой. Осмотрел, поводил над ней руками, мягко коснулся затылка.

  – Серьезного вреда здоровью нет, – мелодично сообщил эльф. – У нее довольно сильный ушиб, похоже, зацепило отдачей, и слабо выраженное магическое истощение. Ей ничего не угрожает. Сутки сна – и все в порядке. Разве что проследить за восстановлением магического резерва и напоить отваром итильдина [7].

  – Я за всем прослежу, – склонил голову Шиан.

  – Что ж, тогда позвольте откланяться, – сдержанно кивнул Лаонарэль. – Меня ждут дела.

  Задерживать эльфов никто не стал. Файлар подхватил Этрин на руки, собираясь отнести в комнату, Шиан что-то объяснял Фирелле... И тут в зал с топотом ввалился отряд городской стражи.

  – Вызывали? – хрипло поинтересовался десятник, откидывая забрало.


Сноски:

имеется в виду трилогия «Кольцо Тьмы», действие которой происходит триста лет спустя после «Властелина Колец».

[]

Тарнак – шумное сборище, весенний «день абсурда» отдаленно напоминающий первое апреля (ну очень отдаленно)

[]

Игломор – измененное животное, по виду напоминает коротколапую чешуйчатую крысу, покрытую длинными иглами, которыми может выстрелить вперед. Чешуйчатая шкура очень прочна (даже используется в производстве брони и стоит бешеные деньги), а клыки и когти ядовиты. Убить игломора без применения магии, учитывая его силу и скорость, крайне сложно – у него всего пара уязвимых точек. Ну и о-очень агрессивный характер. Обитает в Сером ущелье. В других местах практически не встречается.

[]

«Плазменная сфера», – модифицированный огнешар с большей поражающей мощностью.

[]

Огневица – магичка, специализирующаяся на огненной стихии. Для других стихийников обращение звучит как земляница, воздушница и водница или водяница. Для магов соответственно – огневик, земляник, воздушник и водник.

[]

И"лье – вежливое обращение к эльфу, наподобие человеческого «лорд».

[]

Итильдин (дословно – лунный цветок) – редкий ночной цветок серебристого цвета (откуда и название), отвар которого помогает восстановлению магического резерва. Да и просто сил придает...

[]



Глава 7


«Назвался морфом – начинай меняться».

  У-у-у, как же голова болит... Что я такого вчера делала? Стучала лбом в стену, что ли? В том, что это не похмелье, я была уверена, так как спиртное практически не пью (шампанское на Новый Год не в счет). Вино я вчера не пила, ниоткуда вроде не падала... Что ж мне так погано-то, а? Я осторожно пощупала голову. Путем несложных действий была обнаружена нехилая шишка на затылке. Крепко ж меня приложило... Знать бы еще чем. Вчерашние воспоминания терялись в тумане, и понять, где это меня угораздило, как-то не получалось.

  От невеселых раздумий (будешь тут веселым, когда голова раскалывается) меня отвлекла открывшаяся дверь. В комнату вошел показавшийся смутно знакомым худощавый русоволосый мужчина лет сорока на вид. Поставил на стол кувшин с каким-то питьем, повернулся ко мне и удивленно приподнял брови:

  – Ты уже очнулась? Надо же, какая высокая скорость восстановления. Эльфы были уверены, что ты минимум до завтрашнего вечера проспишь.

  – Ну, вроде бы проснулась..., – неуверенно протянула я. – А что хоть случилось?

  – У тебя было магическое истощение. Да и ушиб внес свою лепту, – просветил меня мужчина, что-то смешивая в кружке.

  Магическое истощение? Ушиб? Да что же вчера случилось-то? Ой-йе-е-е... Я вспомнила дикообразистую крысу (ну или крысиного дикобраза, кому как нравиться) ненормальных размеров. Да уж, праздник вчера выдался... Удивительно, что только голова болит, а не все сразу. Я невольно передернула плечами. Радости вчерашние воспоминания определенно не вызывали. Помимо всех прочих неприятностей, выяснилось, что с иллюзиями у меня тоже проблемы, а именно, у них сильно повысилась энергоемкость. То-то меня после «мантикоры» так шатало... В нормальном состоянии (ну, если верить воспоминаниям) я смогла гонять фантомы хоть весь вечер, и то таких последствий не было бы, а тут... Такое ощущение, что пытаешься удержать скользкую синтетическую веревку, вдобавок смазанную маслом вместо обычного шпагата. Вот только никак не соображу, где ж я успела затылком приложиться. Упала, что ли, неудачно?

  – Голова сильно болит? – тем временем поинтересовался мужчина.

  – Сильно, – я осторожно потрогала шишку, пытаясь понять, как к своему собеседнику обращаться. – А ты лекарь?

  – Можно и так сказать, по крайней мере, вылечить магическое истощение могу. Хотя вообще-то я маг.

  – Маг?

  – Да. Позволь представиться – Шиан Картомар,маг рода ар Маран.

  – Тем Шиан, тебя-то мне и надо! – от избытка эмоций я подскочила с кровати, и тут же, скривившись, села обратно.

  – Что, худо тебе? – добродушно улыбнулся маг. – Вот, выпей, полегчает, – он протянул мне кружку со светло-сиреневой жидкостью.

  – А что это? – я с некоторым подозрением покосилась на напиток.

  – Отвар итильдина со слабеньким обезболивающим. Ты пей, у тебя голова сейчас должна жутко болеть

  – И как ты догадался, – тоскливо вздохнула я и осторожно сделала пару глотков. Обычно все лекарства такая гадость...

  – Так не первый же раз с истощением сталкиваюсь, – хмыкнул Шиан.

  К моему удивлению, на вкус отвар оказался очень даже ничего, с такой приятной кислинкой. Я допила остатки и отставила кружку. Лекарство оказалось явно быстродействующим, во всяком случае, головная боль поутихла. Зато я почувствовала, что лопаткам тоже перепало. Такое ощущение, что меня со всего маху приложили об стену. Странно. Как же это меня угораздило?

  Пока я вслушивалась в реакцию родного организма, маг занялся диагностикой. Ну, по крайней мере, мне так показалось. Зачем еще надо мной руками размахивать? Хотя вообще-то странно, что Шиан со мной лично возится. Он же вроде занятой человек, а случай, по его же словам, простой и обыденный. А напоить меня отваром прекрасно могли и слуги. Не сходится тут что-то. Немного поколебавшись, я озвучила этот вопрос в максимально корректной форме.

  – Можешь считать, что меня мучает чувство вины пополам с любопытством, – хмыкнул в ответ Шиан.

  – Это как? – не поняла я.

  – Шишку ты из-за меня заработала. Тебя зацепило отдачей моего заклинания, потому что я тебя не заметил. А вот тут уже любопытство: как нужно было замаскироваться, чтобы тебя не заметил не только я, но и игломор?

  – Игломор?

  – Монстр в зале.

  – Ну, не знаю, – протянула я задумчиво. – Мне кажется, с таким запахом нюх у него никудышный, услышать меня в той катавасии тоже было сложно, а зрение не так уж сложно обмануть.

  – Да уж, как говориться, все гениальное просто. Но все равно, у тебя крайне интересная структура фантомов, никогда такой не встречал.

  – Это врожденная способность, – вздохнула я. – Низкоэнергетический слабообнаружимый морок, управляемый напрямую.

  – Подожди, так ты, что можешь управлять несколькими фантомами сразу?

  – Нет, управляла я только одним. Остальные получали те же команды, только с задержкой. Из-за этого и казалось, что они движутся по-разному.

  – Интересный ход. Ну-ка, объясни поподробнее, – заинтересованно наклонил голову Шиан.

  Следующие полчаса он пытался вытрясти из меня схему этого заклинания. Заодно вытряс из меня все уважение к своей персоне. Если до этого я перед обращением к нему слегка спотыкалась (ну сложно мне обращаться на ты к практически незнакомому человеку, который к тому же старше меня минимум в два раза), то теперь у меня медленно, но верно зрело желание обругать его словами, которые знать приличной девушке вообще-то не положено. Да откуда я знаю, как там сцепляются силовые потоки?! Мне малость не до того было, да и вообще, я чисто интуитивно чаровала (ничего удивительного, учитывая мой срок обладания магическими способностями), на адреналине так сказать. Вот пробовали когда-нибудь объяснить, почему интуитивно сделанная вещь работает именно так, а не наоборот? Вот то-то и оно. Не знаю, что там Шиан смог понял из моих путаных объяснений, но явно что-то понял. По крайней мере,прекратил мучить меня расспросами и выглядел жутко довольным. Я решила воспользоваться моментом и попросила просканировать меня в магическом плане. Шиан удивился, я кратко рассказала о своей проблеме (не упоминаю, впрочем, о печати Хаоса). Маг удивился еще раз, но помочь согласился сразу, пробормотав себе под нос что-то вроде «надо же, какой интересный эффект». Интересно ему. Фанатик науки, блин. Сканирование Шиан вполне логично предложил проводить у него в лаборатории – все, что может понадобиться, под рукой, да и просто удобнее. Я, понятное дело, согласилась, и мы дружно направились в святая святых мага.

  Честно говоря, при слове «лаборатория» я представляла себе этакую заваленную колбами и реактивами комнату, но нет. Больше всего помещение напомнило мне кухню очень аккуратной хозяйки. Идеальный порядок, множество шкафчиков, столы и сверкающие кастрюльки. Из образа выбивалась только начерченная на полу сложная магическая фигура. Шиан задумчиво постучал пальцами по столу, напоил каким-то зельем из темного пузырька и усадил меня в центр этой фигуры. После этого он минут пятнадцать бегал вокруг, что-то выплетая руками, давал какие-то артефакты – в общем, развил бурную деятельность. В прямом смысле слова бурную – ветер в лаборатории поднялся довольно-таки ощутимый, а пару раз я вообще почувствовала слабенький удар током. Попутно маг что-то черкал на бумаге (или пергаменте? не знаю, не щупала) и бормотал под нос непонятные слова вроде «так, а тут ламианерный вектор должен проходить через ментофазирный узел» или «латентная реакция на перманентное воздействие равна контаминативной связке». Наконец он закончил и вдруг хитро улыбнулся:

  – А ведь ты не чистокровный человек.

  – Э-э-э, а почему ты так решил? – я действительно была удивлена. Честно говоря, я уже и забыла, что по ролевочной легенде заявляла полукровку.

  – За остальные расы, конечно, не поручусь, но вообще-то все разумные очень чувствительны к воздействию Хаоса. Более-менее сопротивляться его воздействию могут только полукровки.

  – Полукровки? Стоп, воздействию Хаоса? Так я, что скоро начну... изменяться – я в последний момент проглотила слово «мутировать».

  – Не думаю, что тебе это грозит. Для изменения разумного нужно более длительное воздействие.

  – Но ты сказал, что разумные очень чувствительны к эманациям Хаоса...

  – Чувствительны не значит податливы. Любое существо будет до последнего сопротивляться мутациям (оп, так здесь известно это слово?). У разных рас уровень сопротивляемости различен, у полукровок он традиционно выше.

  – Почему?

  – Потому что полукровки – это сочетание двух начал. Вечная борьба, изначальное внутреннее противоречие, смешение. Хаос же – это нереализованная вероятность со своими законами. Он непостоянен, изменчив, ни на мгновение не застывает в покое. В каком-то смысле, это отражение магии. Очень мощная сила, и одна из самых непредсказуемых. Полукровки более изменчивы, поэтому легче противостоят его воздействию.

  – То есть, Хаос можно использовать для усиления магических способностей? – я уже ничего не понимала.

  – Теоретически – да, а практически – маловероятно. Хаотические эманации первым делом корежат ауру, а с искаженной аурой манипулировать магическими потоками невозможно.

  – То есть, у меня искорежена аура?

  – Не совсем. Во-первых, на твоей ауре есть довольно сильный след божественного благословения, что само по себе ослабляет негативные воздействия на ауру (Арагорн, я тебе свечку поставлю! только до храма доберусь, и поставлю!) – маг замолк.

  – А во-вторых?

  – Вот тут и начинается самое интересное. Смотри – он создал в воздухе полупрозрачную проекцию, напоминающую перепутанный клубок с кучей узелков. – Это упрощенное изображение ауры (хм, как-то я её по-другому представляла). Конечно, у каждой расы стандартный рисунок ауры отличается, но есть и кое-что общее. Основные узлы – несколько узелков вспыхнули поярче – всегда очень стабильны и прочно закреплены. Чтобы сместить их, нужны значительные энергозатраты.Но зато их смещение влечет очень серьезные, и в большинстве случаев необратимые последствия. У тебя же эти узлы скользящие.

  – Это как?

  – Как бы тебе объяснить..., – Шиан оглядел лабораторию. – Ага, вот. Смотри – он поставил на стол две склянки, одну с выпуклым полукруглым дном, другую с плоским и слегка толкнул каждую. Колба с плоским дном опрокинулась набок, а вторая склянка лишь закачалась наподобие ванька-встаньки. – Видишь? Чтобы нарушить ее равновесие, нужно намного меньше усилий, но при этом опрокинуть эту колбу намного сложнее. Так и с твоей аурой. Она легко реагирует на искажающее воздействие, но при этом стремиться вернуться в исходное состояние намного сильнее стандартной. Отсюда и высокая скорость восстановления магического резерва.

  – То есть, нужно просто подождать, и аура сама восстановиться?

  – Вот это вряд ли. Видишь ли, судя по моим расчетам, недавно эти узлы были вполне стабильны, и твоя аура мало чем отличалась от обычной. Похоже, человеческая кровь доминировала. Но воздействие Хаоса сорвало узлы с места, и тогда сработало наследие второй крови. Так иногда бывает. При сильном переживании оборотень-полукровка может перекинуться в полноценную вторую ипостась, полуэльф – стрелять метче чистокровки, а полувампир вовсю пользоваться регенерацией. Единственное, чего я никак не пойму, это у кого могут быть скользящие узлы. Это явно естественное состояние, но ведь у всех рас узловые точки закреплены.

  – А оборотни? – пискнула я.

  – У оборотней они просто двойные, и тоже закрепленные. Разве что у тебя смешано больше двух кровей – с явным сомнением протянул маг.

  – Нет, не больше – тоскливо вздохнула я. – Просто я – морфима.

  – Кто?

  – Морфима. Полукровка-метоморф.

  – Но это же невозможно! Метаморфы не обладают магическими способностями!

  – А я не умею изменяться. Да и вообще, мне только иллюзии от метаморфов и достались.

  – То есть как?

  – Да вот так..., – я коротко пересказала старательно сочиненную к ролевке легенду. Эх, надо было записываться эльфийкой-архимагом, была бы сейчас в шоколаде. Или вообще дома бы сидела, если персонаж бы не прошел...

  Шиан отошел от первого удивления, и засыпал меня градом вопросов. Я отговаривалась незнанием (мол, все вопросы к дорогим родичам, а я с ними не общаюсь с момента поступления на учебу). Потом маг воспылал научным интересом, но тут я уже взбунтовалась. Шиан поумерил обороты, и начал меня уговаривать поучаствовать в его исследованиях (ага, в качестве подопытной). В результате оживленной перебранки он меня таки уломал (мне же и самой интересно узнать свои возможности), но я стрясла с него клятву никому не говорить об этом без моего разрешения (подопытной мышью становиться тоже не хотелось) и обещание помочь разобраться с магией. По его словам, ничего особо страшного не произошло. Просто я, образно выражаясь, привыкла отталкиваться от надежной каменной ступеньки, а под ногой вдруг оказалась перекладина веревочной лестницы. Соответственно, я с нее «срывалась», и тратила дополнительную энергию, чтобы «поймать равновесие» По словам Шиана, у меня есть два выхода. Если как следует помучиться, можно снова выровнять потоки и закрепить узловые точки. А можно напротив, попытаться подогнать навыки под изменившиеся способности. Выбор, соответственно, за мной. Я пообещала Шиану подумать над этим вопросом, и поскорее сбежала от этого фанатика науки. В конце концов, я тут вроде как болею. Слабость еще чувствуется, и спать снова захотелось. И вообще, я до сих пор в том костюме с маскарада (видно раздевать меня не рискнули... или не успели). Так что быстренько искупаться – и спа-а-а-ть...

*   *   *

  У-у-у, наивная я. Так мне и дали спокойно добраться до спальни, ага. Особняк сейчас напоминал картину «обвал после пожара, на бардаке во время потопа». Туда-сюда носились какие-то встрепанные личности, графский десятник отчаянно ругался с закованным в броню мужчиной, Лаэрт пытался успокоить истерично рыдающую девицу, так и норовившую повиснуть у него на шее (судя по его лицу, он предпочел бы успокаивать ядовитую змею). Экономка вцепилась в пухлую магичку, пытаясь добиться от нее разрешения на уборку зала. Магичка нервно (как я ее понимаю... эта кобра кого хочешь до нервного срыва доведет) трясла слегка помятыми бумагами и требовала не трогать зал до приезда специалиста по подобным делам и тем самым не осложнять ему работу. Но особенно меня умилил какой-то худой типчик, вцепившийся мне в локоть и визгливо потребовавший компенсацию за ложный вызов. Я дернулась, пытаясь вырвать руку из довольно болезненного захвата и ошалело спросила:

  – А ты вообще кто такой?

  Из последовавших за этим, в общем-то, невинным вопросом воплей я узнала, что сей тип – представитель доблестной городской стражи в не менее доблестной столичной бюрократии. И как я... (такая нехорошая и невоспитанная) смею проявлять к нему... (такому занятому и важному человеку) неуважение? И вообще, мы тут совсем распоясались, гоняем стражу для собственного развлечения... В этом месте я потеряла нить его размышлений, и решила уточнить, когда это мы (и кто это, собственно, мы) успели погонять городскую стражу, и что он понимает под развлечением? Лучше б я этого не делала... Чиновник аж задохнулся от возмущения, а затем вывалил на меня новую порцию криков. Выслушивая его, я медленно зверела. Во-первых, я терпеть не могу, когда на меня повышают голос, особенно незаслуженно. Пробивает или на слезы, или на ответные вопли. Во-вторых, настроение у меня сейчас и так было далеко от миролюбивого. В-третьих, меня привела в ярость информация, следовавшая из воплей чиновника. Оказалось, что кто-то из перепуганных до полусмерти гостей умудрился вызвать не только патруль магов, но и обычную городскую стражу. И если маги сразу же принялись выяснять, как в особняк незаметно умудрился проникнуть игломор (ну, или как его незаметно провели – зверушка-то объемная, в дамской сумочке не спрячешь), то стража принялась качать права. То есть собственно не сама стража, а увязавшийся чиновник. Сначала он обвинил графа в желании ослабить моральный дух стражи путем натравливая на нее «жуткого магического монстра», потом попытался арестовать начальника графской охраны за пособничество неведомым злоумышленникам,ну и наконец обвинил в ложном вызове. На фразе «сами несчастное животное порубили, а нас бегать заставили. Вы хоть представляете, сколько серьезных дел остались из-за этого без нашего внимания?» у меня лопнуло терпение.

  – А, может, объяснишь, где доблестная стража шаталась столько времени, что нам самим пришлось сражаться с монстром, – буквально зашипела я. – И как игломор попал практически в центр столицы, где на каждом шагу патруль? Может, стража просто закрыла глаза на некоторые «мелочи?» И на самом деле, это ты – пособник нападавших? Что они хотели – убить графа, или устроить политический скандал с эльфами? – я сверкала глазами, наступая на перепуганного мужчину.

  – А-а-а... э-э-э... как вы могли такое подумать? Это все случайность, страже никто не предлагал денег... Просто мы находились далеко от замка уважаемого графа ар Марана, а присутствующие проявили такую доблесть, что мы не успели вовремя прийти к вам на помощь..., – заблеял загнанный в угол (в прямом смысле, он от меня пятился, я наступала) чиновник, сразу напомнив мне старого бабушкиного козла. Вот точь-в-точь такое выражение морды бывало, когда получит по рогам.

  – Да-а-а? Так в страже, получается, служат невнимательные, тупые и хромые калеки? И вы еще пытаетесь чего-то требовать?! Это мне в пору требовать компенсации, за то, что из-за вашей медлительности и несоответствия занимаемой должности, я видела такое жуткое зрелище! Может, мне теперь кошмары сниться будут! А остальные гости?! Среди них было много женщин и молодых девушек. Вы хоть представляете, как на их тонкую душевную организацию могло подействовать такое зрелище?! Сын графа был вынужден лично взяться за меч! Дочь графа должна обороняться от нападения измененного в центре столицы! А все из-за того, что стража допустила такую чудовищную халатность! Куда вообще смотрит ваше начальство?! – судя по остекленевшим глазам чиновника, ему уже мерещилась плаха. Я гордо вскинула голову и припечатала:

  – По поводу компенсации графу и его гостям обратитесь к...

  – Тему Артайну. Это наш казначей, вон он, кстати, стоит – неожиданно вмешался Лаэрт. И когда успелизбавиться от утешаемой девушки?

  Чиновник мелко закивал головой и поспешно рванул в другой конец коридора. Ух, какая я страшная, аж самой приятно!

  – Здорово ты его – хмыкнул Лаэрт. – Не представляешь, как он замучил всех присутствующих.

  – Терпеть не могу, когда на меня пытаются давить, – пожала плечами я. – Слушай, а почему ты его всего лишь к казначею направил? Я-то хотела его к начальнику охраны...

  – Поверь, через десять минут общения с Артайном он будет об этом горячо мечтать. Артайн полугном, и в финансовых вопросах страшнее дракона, – хмыкнул Лаэрт. – Да, как ты себя чувствуешь?

  – В принципе, нормально, только спать очень хочется, – в подтверждение своих слов я зевнула.

  – А почему тогда ты здесь ходишь? Шиан говорил, тебе надо минимум до утра отоспаться!

  – Да я и собиралась. Просто по дорогу наткнулась на этот бедлам, а пока приходила в себя, уже и чиновник этот вцепился... Поэтому, если я здесь в качестве свидетеля не нужна, пойду все-таки спать.

  – Нет, не нужна. Тут по-хорошему половину присутствующих разогнать надо, намного лучше получилось бы.

  – А, ну тогда спокойной ночи, – я подавила очередной зевок.

  – Ах да, чуть не забыл. Отец просил, чтобы ты к нему завтра зашла.

  – Хорошо, зайду, – сонно кивнула я, уже поднимаясь по лестнице. Спать хотелось просто неимоверно, до комнаты я добралась уже в полудреме. Уже не думая о ванной, кое-как стянула одежду и с блаженным вздохом рухнула на кровать.

*   *   *

  Наконец-то я выспалась! Блаженно потянувшись, я открыла глаза. Хм, судя по всему на дворе уже далеко не утро, а скорее полдень. Видно окружающие все же снизошли к моему статусу пострадавшей и не стали будить. Хотя вероятнее, что про меня просто забыли. Впрочем, мне же лучше. Я неторопливо искупалась, оделась в платье простого покроя (надев под юбку любимые бриджи из собственного рюкзака – мало ли, вон вчера тоже должен был быть обычный праздник) и отправилась на кухню в поисках пропитания. Надо сказать, вид первого этажа меня просто поразил. Я ожидала увидеть там нечто подобное вчерашнему бедламу, но все уже успели убрать. Даже сорванную с петель дверь повесили. Оперативно работают у графа, оперативно. Я вспомнила, что граф хотел меня видеть, но справедливо рассудила, что если бы дело было срочным, меня бы разбудили, и отправилась завтракать. Выпив несколько кружек молока с восхитительными сдобными булочками, я почувствовала себя абсолютно счастливой, и в радужном настроении отправилась искать графа. Источник информации в лице случайно встреченного слуги сообщил, что граф у себя в кабинете, и толи очень рано встал, толи вообще не ложился. Выяснив, где находится этот самый кабинет, я отправилась туда. Радостное настроение несколько померкло. Вряд ли граф, который с момента приезда практически не обращал на меня внимания, решил узнать о моем самочувствии, так сказать, «из первых рук». А значит, меня ждет серьезный, а то и очень неприятный разговор. Несмотря на данное Шианом слово, он наверняка кое-что рассказал графу Рэйсмусу. Эх, лопухнулась я вчера. Ведь так старалась не привлекать к себе внимания... Ну да ладно, сделанного не воротишь. Поднявшись по лестнице, я подошла к нужной мне двери и немного неуверенно постучалась.

  – Не заперто, – отозвался кто-то изнутри. Я так же неуверенно толкнула дверь, заглянула внутрь и столкнулась взглядом с графом.

  – Лорд, ты хотел меня видеть? – каким-то чудом выдавила я. Блин, и так себя чувствую как в кабинете директора, еще и это дурацкое «ты» заставляет сбиваться.

  – Да, проходи. Ты как раз вовремя, я уже собирался послать за тобой, – кивнул мне граф.

  Я тихой мышкой проскользнула в кабинет. К моему удивлению, внутри сидели Лаэрт, Фирелла, Л'Эйкэр, Файлар и тот самый седоволосый мужчина, с которым я уже встречалась в Форте. Как там его зовут? Нет, не вспоминается. Помню только, что он как-то связан с разведкой, потому что его собирались подставить, чтобы эту самую разведку очернить. Лаэрт жестом указал мне на кресло, я робко опустилась на краешек. Не знаю почему, но в присутствии этих двоих (графа и седого разведчика) я чувствовала себя ужасно неловко. И если в присутствии лорда Рэйсмуса я просто робела, то седоволосый вызывал у меня чувства подходящие под определение «тихий ужас». Попросту говоря, я его жутко боялась. Вроде бы в прошлый раз он такого эффекта не производил... Он обвел нас холодным взглядом, от которого у меня мурашки по спине прямо-таки замаршировали дружными рядами, и недоверчиво хмыкнул. Потом поизучал каждого по отдельности, буквально примораживая к креслу. Мне показалось, что в комнате даже стало холодней. Потом я заметила, что и парням не по себе, а Фири так и вовсе дышит через раз. Мне немного полегчало. Всегда как-то легче узнать, что ты не один боишься. Граф хмыкнул и обратился к седоволосому:

  – Крис, кончай их запугивать. Если ты еще раз так на них посмотришь, они дружно пойдут признаваться в том, что лично организовали покушение сами на себя. И ради всего святого, сними ты этот амулет. А то даже мне не по себе.

  Седоволосый фыркнул, но возражать не стал. А когда он снял с руки неприметное колечко, мне буквально стало легче дышать. Судя по тихим облегченным выдохам, всем остальным тоже.

  – Рэй, а как ты прикажешь на них смотреть, если от них столько проблем? Я даже не могу построить устойчивую модель развития ситуации, потому что невозможно просчитать ваши действия, – он обвиняюще ткнул рукой в нашу сторону. – Вы все переворачиваете вверх дном.

  – Это когда они успели, – удивленно вскинул бровь граф.

  – Рэйсмус, не прикидывайся, будто не понимаешь. Сначала они умудряются из-за глупого спора попасть в Серую Зону. Потом не только уйти живыми от жрецов Хортаса, но и прихватить знак разрушения. Потом к тебе на маскарад заявляются эльфы, чтобы посмотреть на таких везучих смертных (ага, так вот зачем они появились... однако хорошие у эльфов осведомители, очень хорошие). И венец всему – измененная тварь, непонятно как попавшая в центр столицы.

  – Токрис, я понимаю твое негодование, но тебе не кажется, что запугивание далеко не лучший метод?

  – Да не собирался я их запугивать, – махнул рукой Токрис. – Просто амулет забыл снять. Кстати, некоторые из здесь присутствующих тоже неплохо могут нагонять страх, – он посмотрел на меня. Я покраснела и попыталась слиться с обивкой кресла.

  – Отец, а для чего ты вызвал всех нас? – негромко спросил Лаэрт. Похоже, не одна я тут в непонятках.

  – По нескольким причинам. Все вы – свидетели вчерашних событий, но при этом у вас совсем разное восприятие. Воин, разведчик, оборотень, боевик и магичка, владеющая иллюзиями – ваши свидетельства помогут получить достаточно полную картину. Это, во-первых. Во-вторых, к каждому из вас есть отдельные вопросы, а остальные помогут с деталями. Ну, и в-третьих, какой смысл расспрашивать вас по отдельности, если вы все равно друг от друга не отстанете, пока не выясните все детали, – граф бросил короткий взгляд на меня – или вообще подслушаете все под дверью, – теперь покраснела Релла. – Ну и лорд Токрис попросил меня собрать именно вас всех.

  Честно говоря, я ничего толком из этих объяснений не поняла. Скорее всего, у разведчика есть какие-то подозрения, для проверки которых нужны мы все. Я прокрутила в голове события последних дней, но никаких прегрешений за собой не вспомнила. Токрис тем временем приступил к расспросам. Пересказывать весь вечер он не требовал (наверно, знал со слов графа или из отчетов своих подчиненных), заостряя внимание на том, что показалось нам необычным. Особенно интересовали его странности в магическом плане. После некоторых раздумий мы с Фиреллой дружно покачали головой. В конце концов, мы развлекались, а не сканировали магические потоки. Парни тоже ничего сказать не могли, разведчик мрачнел все больше.

  – Проклятье, и здесь никаких зацепок, – наконец пробормотал он под нос.

  – А в чем, собственно проблема? – поинтересовался Лаэрт. – Насколько я знаю, измененные создания оставляют достаточно четкий след и их можно легко отследить.

  – Угу, оставляют, – мрачно пробурчал Токрис. – Пока с вашей компанией не встречаются. Маги не нашли никаких следов. Будто эта тварь соткалась из воздуха за дверью бальной залы.

  – Может, ее доставили с помощью портала, – предположила Фирелла.

  – Портал требует очень много энергии, и его след тоже легко засечь. Там не было портала, – разведчик наградил Реллу раздраженным взглядом.

  Я мысленно вздохнула. Сочувствую «шороховцам». Такой начальник... Он как глянет, так у меня мороз по коже. Прямо как будто снова астрановый браслет одели.[1] Я невольно вспомнила злополучный браслет, который так и остался валяться где-то возле алтаря. Хотя вряд ли. Наверняка «балахонники» его куда-нибудь убрали. Браслет ведь эманации алтаря только так поглощал. Я там пока магическим зрением осматривалась, заметила. Правда, это было трудно не заметить. Кусочек пространства абсолютно свободный от магических эманаций среди пересыщенного магией пространства... Стоп. Абсолютно свободный от эманаций?

  – А если его в астране прятали? – выпалила я. Все взгляды тут же обратились ко мне, и я пожалела, что не прикусила язык.

  – В астране? – приподнял бровь Токрис.

  – Ну конечно! – воскликнула Релла. – Астран же поглощает любые магические следы!

  – Ну-ка, поподробнее, – прищурился разведчик. Когда Фирелла объяснила, он бросил вопросительный взгляд на Рэйсмуса и после легкого кивка написал за столом графа две короткие записки. Одну передал Лаэрту, вторую Фирелле.

  – Это нужно доставить в Синюю башню и капитану Телгару. Может быть, идея и сработает – сухо пояснил Токрис.

  Лаэрт молча поклонился (неглубоко, просто выражая уважение) и покинул кабинет. Релла попыталась возмутиться, но лорд Рэйсмус что-то негромко ей сказал, и она, осекшись на полуслове, отправилась выполнять приказ.

  – Так. С этим все, – сказал граф. – Теперь что касается вас, – он повернулся ко мне и Л'Эйкэру с Файларом. – Собственно, к Файлару у меня один вопрос. Зачем тебе понадобилось проносить в зал оружие?

  – Оружие? – очень натурально удивился Файлар.

  – Оружие. Когда в зал ворвались мои воины, у тебя уже был кинжал и метательные ножи. Как ты их пронес, спрашивать не буду, но зачем?

  – Чтобы выиграть спор. Мы поспорили с одним из стражей... – как бы смущенно начал он. Я кинула на него благодарный взгляд. Признаваться, каким образом я протащила кинжал, мне ни капельки не хотелось. Рэйсмус покачал головой, пообещал устроить разнос стражникам и отправил Файлара восвояси.

  – Теперь вы. Дело в том, что Лаонарэль прямо-таки жаждет повидать мага, создавшего фантомы. И очень настаивает на встрече с тобой – граф кивнул мне – как только ты очнешься.

  У меня перехватило дыхание. Допрыгалась, деточка? Вряд ли эльф скажет мне спасибо за сорванную дуэль. Я жалобно посмотрела на мужчин и тоскливо уточнила:

  – Мне сразу закапываться, или еще есть шанс выжить?

  Рэйсмус удивленно приподнял бровь, Токрис хмыкнул.

  – Причинить вред тебе напрямую он не имеет права, потому что вы сражались вместе. Как бы то ни было, твои фантомы прикрывали и эльфов, я специально это выяснил. Но ты смогла обмануть Лаонарэля, а это сильный удар по его самолюбию. Вообще, ситуация довольно сложная. С одной стороны, вмешательство в поединок с кровником запрещено, с другой стороны, напрямую ты и не вмешивалась. Остроухие жутко не любят попадать впросак, но получается, будто твои действия послужили предупреждением. Неизвестно, чего он от тебя хочет. Может, хочет изысканно поиздеваться, может, просто решил собрать сведения, – проинформировал разведчик.

  У меня немного полегчало на душе. По крайней мере, фатальных последствий не будет. А уж остальное как-нибудь переживу. Ирония судьбы: монстр, который меня чуть не угробил, спас от эльфийской мстительности. Повезло, однако. Могу спорить на что угодно, даже если бы я не «засветилась», Лаонарэль меня вычислил бы. Просто из принципа. Надо будет, пожалуй, в храм сходить. Обещала же поставить Арагорну (или Атеону? шут разберет, как его называть) свечку. Удача, она всегда пригодиться.

  – Тебе не стоит сильно волноваться, – негромко сказал лорд Рэйсмус. – Лаонарэль не требует немедленной встречи. Тебя осматривал его целитель, который и зафиксировал магическое истощение. С точки зрения остроухих, твой резерв очень мал. К счастью, они не знают о твоей скорости восстановления, и уверены, что ты очнешься только вечером, а то и завтра утром. К тому же сами эльфы тяжело переносят последствия магического истощения (ничего удивительного, у них же все на магии завязано), поэтому пара дней «на выздоровление» у тебя есть. Успокоишься, подготовишься к встрече... Да и пойдешь ты не одна.

  – Да?

  – Хотя Лаонарэль жаждал встретится именно с тобой Этрин, мы решили, что Л'Эйкэр тоже пойдет. С него, как-никак началась эта история – поджал губы Токрис. Я мысленно хмыкнула. Не держите меня за дуру. История с него началась, ага. Просто натасканный разведчик поймет и запомнит намного больше меня. А информация такая вещь, что всегда пригодиться.

  После этого нас отпустили, образно выражаясь, на все четыре стороны. Кэр отправился отсыпаться (бедняга, оказывается, до сих пор не ложился), а я, немного поразмыслив, решила не откладывать дело в долгий ящик и все-таки сходить в храм Атеона. Делать сейчас все равно нечего, а дорогу я знаю. Только плащ надо накинуть. С капюшоном. Так, на всякий случай.

*   *   *

  В кабинете воцарилась тишина. Рэйсмус ар Маран помолчал несколько секунд и повернулся к другу и бывшему однокласснику.

  – Ну, и что ты можешь сказать?

  – А что я тебе скажу, Рэй? Мы даже не можем выяснить, на кого было покушение – на тебя, на эльфов, или же это привет от «балахонников»...

  – «Балахонников?»

  – Жрецов Хортаса. Кто-то из «Шороха» сказал, да так и прилипло.

  Граф хмыкнул, но ничего не сказал, лишь задумчиво посмотрел вслед вышедшей девушке.

  – Крис, а чем тебя так заинтересовала эта девочка?

  – С чего ты взял, что она мне интересна? – выгнул бровь разведчик.

  – Крис, – укоризненно протянул ар Маран. – Ты лично просишь меня представить ее своей родственницей, приставляешь к ней одного из своих лучших учеников, настаиваешь на ее присутствии сегодня утром... Чем она тебя так заинтересовала?

  – Я не знаю, Рэй, – Токрис вдруг устало опустился в кресло, и стало заметно, как он вымотался за последние сутки. – Просто что-то в ней цепляет... какая-то неправильность, что ли. Не могу объяснить. Если хочешь, считай это интуицией.

  – Если уж глава Тайной стражи начинает полагаться на интуицию, то явно происходит что-то неладное – полушутливо заметил Рэйсмус.

  – Что-то неладное происходит уже давно, просто теперь это стало более заметно. Слишком резко все навалилось. Эльфы, жрецы Хортаса, заговорщики еще эти... По-хорошему, Этрин надо было проверить как следует. Мы знаем о ней только то, что она сама рассказала.

  – Но она ни разу не солгала.

  – Зато явно многое недоговорила.

  – Крис, я тебя понимаю, но она все-таки спасла Лаэрта.

  – И не только его, Рэй. Просто слишком уж вовремя она появилась. И слишком ей везет. Если смотреть объективно, Этрин ничего выдающегося не совершила, но любое ее действие было как-то очень вовремя. Таких совпадений не бывает.

  – Возможно. Но как бы то ни было, я ее должник.

  – Я тоже, Рэй, я тоже... Просто я не верю в такие совпадения.


Сноски:

Астран очень холодный на ощупь металл, так что при надевании невольно идет дрожь по всему телу.

[]



Глава 8


«Если едешь на охоту, не забудь бронежилет».

  – Точнее... Держи концентрацию... вот так... Не пытайся воздействовать силой, это ничего не даст! – стоило мне чуть отвлечься, как ледяная мозаика немедленно рассыпалась на кусочки. Шиан скептически осмотрел результаты моих стараний и прокомментировал:

  – Уже лучше. Но, пожалуй, на сегодня хватит, иначе у меня в лаборатории можно будет принимать ванну.

  Я постаралась сдержать облегченный вздох, но видно что-то такое у меня на лице все-таки отразилось, потому что маг хмыкнул и махнул рукой:

  – Ладно, иди уже...

  Я воспользовалась разрешением, и поскорее выскочила из комнаты, пока Шиан не передумал. А то вдруг ему в голову какая идея придет? Заставит ведь проверять...

  После памятного маскарада прошла уже неделя. Хотя скорее пролетела, потому что времени мне катастрофически не хватало. Поразмыслив над предложенными мне вариантами восстановления магии, я решила не пытаться стабилизировать ауру, а перестроить заклинания. Мороки что в первом, что во втором варианте хватало, зато при последнем я могла приобрести уникальный арсенал заклятий, которые очень сложно будет расшифровать и отразить. Шиан (вот же фанатик науки) радовался моему решению как ребенок. Еще бы, такой уникальный случай. Плюс он мне там что-то объяснял на тему непроизвольных выбросов и прорывов Хаоса, мол, вдруг получиться разобраться в их природе, но я не поняла, с какого боку это ко мне относиться. Соответственно, маг сам контролировал мои занятия. Суть их сводилась к выработке нового алгоритма построения чар. Тренировалась я в основном на мелких ледышках, складывая из них мозаики. Сил это требовало немного, зато концентрации... Да и навредить, если что-то не получалось, довольно сложно. По крайней мере, так думал Шиан до первого занятия. Попав несколько раз под заряд ледяной дроби, он свое мнение изменил и стал окружать место моих тренировок слабеньким щитом. Одно утешает, убирать помещение после этих самых тренировок он меня не заставлял. Ему одного раза хватило. А я ведь его предупреждала, что бытовые заклинания у меня теперь плохо получаются... Но и без того тренировки съедали почти все мое время. Кроме этого, продолжалось расследование происшествия на маскараде, и меня периодически опрашивали (так и хочется сказать допрашивали) как «свидетеля этих неординарных событий». Плюс обязательное присутствие на совещаниях «Шороха» (ну, меня-то на них присутствовать не обязывали, но интересно же! Все равно тем Токрис меня явно недолюбливает, так хоть будет за что). Да еще и эльфы...

   На встречу с Лаонарэлем я постаралась сходить как можно скорее. Все равно толком подготовиться нет возможности, а так хоть мучиться в догадках перестану. Ну что я могу сказать... Эльф явно собирался потрепать мне нервы. Относительно живой в облике Лаонарэля была только холодная зелень глаз под четкими росчерками бровей. Все остальное было слишком идеальным, чтобы принадлежать живому существу. Водопад золотистых кудрей, волосы густые и невесомо лёгкие. Тонкие, совершенные черты лица. Изящные, гибкие кисти рук идеальной формы, миндалевидные ногти – безупречно правильной длины, ни миллиметром больше, ни миллиметром меньше. Кожа чистая, гладкая, юная, с безукоризненно ровным загаром. И глаза – для человека невозможно огромные, немного приподнятые к вискам. Надо сказать, я почти почувствовала себя жалкой букашкой, недостойной лицезреть перворожденного, но тут взгляд зацепился за узор на его одежде.

  Сначала я не поняла, что привлекло мое внимание, потом присмотрелась внимательней... И еле сдержала дикий хохот. Нет, не поймите меня неправильно, одежда вполне соответствовала остальному облику эльфа. Просто при определенном освещении часть вышивки складывалась в явно незапланированную фигуру, в которой при некоторой фантазии можно было узнать зайчика. Того, который символ плейбоя. Все! От смеха я удержалась каким-то чудом, но после этого серьезно отнестись к эльфу уже не могла. Все его психологические атаки и двусмысленные высказывания отлетали от меня как от стенки горох. Он явно пытался тонко поиздеваться, но слегка перестарался. Общая недружелюбная (мягко говоря) атмосфера после «зайчика» на меня просто не действовала. А издевки были настолько тонкими, что я их просто не поняла. Зато Л'Эйкэр явно умудрился извлечь из этого кучу информации. Часа два потом докладывал Токрису... Я его потом все-таки отловила, и попросила в двух словах объяснить, как это все отразиться на моем положении. Оказалось, что отношение ко мне эльфа можно охарактеризовать как «вооруженный нейтралитет». То есть, я ему не нравлюсь, но серьезно вредить он мне не будет. А мелкие пакости подстраивать – это ниже его достоинства. Я это уяснила, и выбросила эльфа из головы, полностью погрузившись в тренировки.

  Надо сказать, определенный результат уже был. Конечно,я еще и на ученика не тянула, но простенькие чары уже могла применять без опаски. И с иллюзиями разобралась. С иллюзиями оказалось работать проще всего, потому что их структура и так была нестандартной и привести их к новому алгоритму было легче. Шиан поначалу все удивлялся, как я быстро схватываю его объяснения. На самом деле, половину выкладок я пропускала мимо ушей. Ну вот зачем мне запоминать два листа, объясняющих выведение формулы, если мне нужна только сама формула? Я и не запоминала, пользуясь готовыми результатами. Маг, услышав об этом, сперва возмутился, но немного подумав, сказал что что-то в этом есть. И начал загружать меня еще сильнее.

  А в храм к Арагорну я все-таки сходила. И принципиально поставила свечку (правда, сколько я ту свечку искала). Служитель был явно удивлен таким способом общения с божеством, но поскольку кроме свечки я оставила в храме и несколько монет, ничего мне не сказал. Но какое у него было лицо... Только ради этого стоило убить полчаса на поиски свечки.

  Я улыбнулась воспоминаниям, и уже было собралась сходить на кухню, как чуть не столкнулась с Фиреллой.

  – Ри, вот ты где. Тебя Шиан ищет, что-то еще придумал. Но если что, я тебя не видела – она заговорщически подмигнула мне.

  Я только тихо застонала сквозь зубы. Похоже до кровати я сегодня доберусь далеко-о за полночь...

*   *   *

  – Мда-а..., – задумчиво протянула Фирелла, разглядывая остатки небольшого бревнышка. – И что, все время так получается?

  – Ну, не все время, – я расстроено созерцала ту же самую картину. – Но в большинстве случаев.

  – Даже и не знаю, что тебе посоветовать, – покачала головой Релла. – Первый раз такое вижу.

  – Угу. Шиан то же самое сказал, – мрачно пробурчала я и запустила еще одну «условно ледяную стрелу». Почему условно? Да потому, что предсказать результат заклинания было невозможно. В половине случаев все было нормально, но вот вторая половина загоняла в тупик даже Шиана. Вместо одной острой ледышки, способной при определенном везении пробить кольчугу, у меня могло выйти что угодно. Например, заряд мелких ледяных игл. Или маленький водяной хлыст. Или еще что-нибудь в этом роде. Надо сказать, что после двух недель напряженных занятий с Шианом у меня кое-что стало получаться. Я наконец поняла новый принцип построения плетений (вернее, это Шиан его вывел... «методом научного тыка», так сказать) и принялась активно его использовать. В целом, метод работал. Все низкоэнергетичные заклинания получались просто на «ура». Завязанные на взаимодействии с водой тоже работали нормально. Зато четко структурированные (в моем случае – связанные со льдом, как более упорядоченной структурой воды) или энергоемкие чары получались через раз. То как по учебнику, то просто караул. Одно утешение – отбить этот «караул» было затруднительно. Потому что стандартные щиты на это безобразие реагировали слабо. Или вообще не реагировали, уж как повезет. Шиан три дня пытался разобраться, потом честно признал, что никакому логичному объяснению такой эффект не поддается. И поставил меня в пару с Реллой. Нарабатывать практику, так сказать. Я должна была нарабатывать нормальное построение заклинаний, а Релла – творческий подход к построению защиты. Правда защиту она устанавливала не на себя, а на небольшие бревнышки. Во избежание несчастных случаев (мы сначала хотели на мишенях для лучников потренироваться, но после четвертой разнесенной в щепки мишени нас оттуда выгнали). Шиан же наблюдал за нашими тренировками, поправлял, подсказывал и анализировал. Иногда на площадку заглядывал Лаэрт, но всегда быстро уходил. Ему тоже можно было посочувствовать – королевская гвардия просто с ног сбивалась, пытаясь найти какие-нибудь следы организовавших покушение на балу. Столица просто на ушах стояла, всюду ходили усиленные патрули – мрак, короче. Идея с астраном оказалась в принципе верной, и теперь пытались найти человека, способного выложить немаленькую сумму за достаточное количество этого металла (угу, очень такую немаленькую. Я когда услышала, сколько стоит грамм астрана, пожалела, что не прихватила памятный браслет от «балахонников». В качестве моральной компенсации, так сказать). Поиски пока ни к чему не привели, и гвардейцы вместе с «шуршунчиками» (оказалось, это неофициальное прозвище отряда «Шорох», долго смеялась, когда узнала) просто сбивались с ног.

  – Все, я больше не могу, – решительно заявила Релла после очередного разбитого бревна. – У меня уже в голове все путается, и резерв больше чем наполовину растрачен.Меня даже в Академии так не гоняли. Может хватит на сегодня?

  – Я только «за», – согласно кивнула я. Нет, физически мы не сильно уставали, но постоянное напряжение выматывало просто ужасно. Мы умоляюще посмотрели на Шиана, сидевшего неподалеку на очередном обрубке бревна. Он смерил нас задумчивым взглядом, потом оценивающе посмотрел на тетрадь, в которой записывал какие-то выкладки и заметки по ходу наших с Реллой тренировок. Видимо, пришел к выводу, что толку с нас сегодня уже не будет, и махнул рукой, отпуская.

  – Ладно уж, идите. Тем более, вам еще к завтрашней охоте подготовиться надо.

  – Охоте?

  – Ой, как же я забыла, – схватилась за голову Релла. – Завтра же ежегодная осенняя охота!

  – Только не говори, что участие в ней обязательно, – я жалобно приподняла брови.

  – Не хотела бы тебя огорчать, но именно обязательно. Отказаться – значит проявить неуважение к королевской семье.

  – Зараза. Вот же невезении,е – уныло прокомментировала я.

  – Почему невезение? – удивилась Релла. – Никто не будет тебя заставлять гоняться по всему лесу за добычей. Можно просто покататься по лесу как на конной прогулке. Отдохнешь, расслабишься... Да и с одеждой у тебя проблем не будет, – тут надо сказать, что перед встречей с эльфами я таки посетила местных кутюрье и обзавелась кое-какой одеждой. Если точнее, то это было пара платьев (расхожее и парадно-выходное), и несколько охотничьих костюмов. Нет, я просто балдею с местного этикета. Просто так брюки носить нельзя, мои клешеные джинсы – это неприлично, а обтягивающий охотничий костюм из тонкой замши – это пожалуйста. Плюс я прикупила кое-какие мелочи, вроде носков, носовых платков и тому подобной галантереи. Все вместе влетело в копеечку, но я не жалела. В конце концов, денег у меня пока хватает, а все время одалживать одежду у Реллы мне совесть не позволяет.

  – Как бы это тебе объяснить... Я не очень хорошо умею ездить на лошади. Честно говоря, наездница из меня никакая.

  – Ничего страшного, скажу Альберту, он подберет тебе лошадку поспокойнее, – отмахнулась от меня Фирелла. – Вот Лаэрту коня подобрать, – это действительно проблема.

  Она куда-то убежала (наверное, договариваться насчет коня), а я тоскливо вздохнула. Лошадку она мне подберет поспокойнее, ага.Расслаблюсь, по лесу покатаюсь... Особенно с моим опытом верховой езды, ограничивающемся часовой конной прогулкой во время отдыха на море. Воспоминания остались не самые хорошие. Особенно учитывая, что моя лошадка, вместо того чтобы тихо-мирно следовать за остальными, попыталась сбежать на луг к жеребятам. Остановить ее у меня еще получилось, а вот разворачиваться она не хотела ни в какую. Да и трясет при самом медленном беге трусцой так, как машину не будет даже на самой колдобистой дороге. И вот теперь мне предлагают целый день подпрыгивать в седле, да еще и называют это «отдыхом». Да я уже через пару часов никакая буду! У-у-у, изверги...

  За этими невеселыми мыслями я потихоньку двигалась в сторону своей комнаты. Надо что ли, действительно, одежду на завтра подобрать...

*   *   *

  Я была обижена. Нет, не так. Я была обижена до глубины души и пылала жаждой мести. Ну Фирелла, я тебе это припомню! Значит нельзя отказаться, да? Неуважение к королевской семье, да? А уточнить, что на меня это не распространяется, потому что я еще не представлена высшему свету, нельзя было?! Ей, видите ли, нормального собеседника не хватает. Причем открылось это обстоятельство (в смысле, возможность никуда не ездить, а не отсутствие собеседника) совершенно случайно. Утром перед самой охотой к графу прибыл гонец из Синей Башни (насколько я поняла, этакий оплот магов-ученых-экспериментаторов, которых на всякий случай подключили к поискам неведомого злоумышленника). Как выяснилось, они что-то нарыли, но чтобы подтвердить свои догадки, им была нужна информация из жутко редкого и уникального фолианта. Который может быть в родовой библиотеке ар Маранов. А защиту этой библиотеки настраивали еще во времена основания королевства, и находиться там можно было только с одним из рода ар Маран. Причем этот самый представитель рода должен лично контролировать все действия постороннего, и без его присутствия в библиотеке делать нечего (да уж... параноики эти чары накладывали, однозначно параноики... хотя, с другой стороны, найти там что-то без ведома хозяина библиотеки просто нереально). А информация нужна как можно скорее. А все ар Мараны должны быть на королевской охоте. Я-то, конечно, могу и не ехать, но, поскольку не являюсь официально признанной дочерью или супругой графа, чары меня «не признают» (а учитывая, что я графу вообще родственницей не являюсь...). Вот Фирелла и додумалась, что я могу изобразить ее на охоте, а она тем временем будет обеспечивать доступ в библиотеку. Вот здесь я на нее и обиделась. Нет, не за идею ее подменить. В конце концов, в моих же интересах, чтобы хозяев игломора поскорее поймали. Как-то мне не улыбается еще раз встретиться с подобным созданием. Но вот не сказать, что на охоту я могла бы и не ездить... В общем, я надулась и дальше принципиально разговаривала только с Лаэртом. Релла попыталась меня переубедить под лозунгом «я же хотела как лучше», но лорд Рэйсмус отправил ее в библиотеку. Обеспечивать доступ. После коротких вопросов на тему « А не распознают ли подмену – ведь хуже получится» я выяснила, что разоблачение мне не грозит. Хоть Релла и была официально представлена Его Величеству и прочей знати, в столице она не появлялась несколько лет, вернувшись с обучения буквально за месяц до моего появления. Так что любые несоответствия можно будет списать на то, что она изменилась за время учебы в Академии.

  Успокоившись по этому поводу, я уже хотела было карабкаться на своего коня, как кое-что вспомнила. Неделю назад Шиан выяснял мои способности к амулетике[1]. Особых талантов в этой области у меня не обнаружилось, единственное, что у меня получилось после целого дня мучений – это амулет личины, причем довольно слабенький. Серьезно изменить рост и фигуру он не мог, но зато отлично скрывал мелкие детали и мог кардинально изменить черты лица. Причем (что вызывало у меня особую гордость) он потреблял настолько мало энергии, что почти не требовал подзарядки. Достаточно было находиться рядом с магом, магическим существом или хотя бы в месте с несколько повышенной энергонасыщенностью – и амулет заряжался, так сказать, «в фоновом режиме». По этой причине его крайне трудно было обнаружить – как сказал Шиан, он почти не фонил в магическом плане. Собственно, все действия амулета я уже могла легко повторить сама, но вдруг меня что-нибудь отвлечет? Или опять какой-нибудь выверт с магией случиться. Лучше перестрахуюсь.

  Повесив амулет на шею, я с некоторым трудом и помощью Лаэрта вскарабкалась на предназначенного мне коня и в составе графского кортежа двинулась к месту сбора охотников. Народу там собралось – жуть. Я несколько ошарашено смотрела по сторонам, одновременно выслушивая последние инструкции Лаэрта:

  – Вперед не рвись. Гоняться за добычей тебе не обязательно, поэтому подождешь, пока основная масса охотников рванет с места, а потом поедешь по этой дороге. Через полторы мили там будет лесной лагерь, туда потом все и соберутся. Мясо там пожарить, доблестью похвастаться... Но если вдруг что, у меня с собой маячок, так что ты в любой момент можешь меня позвать.

  – Все ясно, – я чуть наклонила голову, скрывая улыбку. Маячок – простенький амулет, зачарованный только на то, чтобы находить свою пару. Шиан выдал нам маячки после моих душераздирающих историй о способности заблудиться в трех березах (ну что поделать, я городской житель, в лесу ориентируюсь слабо). Впрочем, надеюсь он мне не понадобиться.

  – Ну, ладно, тогда я поехал. Не скучай тут – Лаэрт махнул мне рукой и отъехал к группе молодых парней в форме королевской гвардии (это не я такая сообразительная, это он мне объяснил). Почти сразу затрубил рожок, и большая часть всадников сорвалась с места. Не спешили в основном девушки да несколько парочек, которые явно не собирались ни за кем гоняться, предпочитая флирт. Тихонько вдохнув, я аккуратно направила своего коня с незатейливым именем Рыжик вслед остальным, решив не терять людей из виду. Все-таки очень не хочется заблудиться.

  – Прекрасная сегодня погода, не правда ли? Замечательно подходит для охоты, – раздавшийся слева голос заставил меня невольно вздрогнуть.

  – Боюсь, что не могу согласиться. Я не разбираюсь в охоте, – я хмуро посмотрела на неожиданного собеседника и добавила – Милорд.

  – Но ведь погода сегодня прекрасна, не так ли? – очаровательно улыбнулся он в ответ.

  – Возможно. Хотя некоторые люди, к примеру, предпочитают дождь, – я изо всех сил старалась говорить спокойно. Собеседник меня откровенно раздражал. Холеный блондин с высокомерным выражением лица сильно напоминал Лаонарэля (чтоб у него уши не просто затупились, а вообще отвалились по самый корень), что не добавляло ему симпатии в моих глазах.

  Через пятнадцать минут я и вовсе испытывала непреодолимое желание настучать ему по макушке чем-нибудь тяжелым. Нет, ну вот чего он ко мне привязался? Понятно же, что я не хочу с ним общаться. Или непонятно? Бывает, до некоторых с трудом доходит. Наконец я не выдержала и максимально вежливо (ну, по крайней мере, старалась) послала его далеко и надолго. Благо я точно знала, что навязывать кому-либо свое присутствие считается дурным тоном. Рядом кто-то захихикал. Блондин кинул на меня злой взгляд, словил предупреждающее покашливание от какого-то немолодого аристократа и отстал. Избавившись от него, я облегченно вздохнула и погрузилась в свои мысли. Интересно, что там дома? Как там все? Родители, наверное, все больницы и морги уже обзвонили... Я тоскливо вздохнула. До этого мне просто не хватало времени подумать о доме. То знакомство с местными реалиями, то обучение у Шиана – до кровати я добиралась практически ползком и засыпала, как убитая. А сейчас вот накатило... Я так ушла в свои переживания, что не сразу заметила, как Рыжик остановился.

  Вынырнув из своих мыслей, я удивлением поняла, что нахожусь где-то в стороне от остальных всадников. Дороги тоже не было видно, рядом журчал маленький ручеек и я абсолютно не представляла, где нахожусь. Спешившись (на земле я себя все-таки по уверенней чувствую) я решила немного передохнуть, умыться, а потом уже решать, что делать дальше. Умывшись и попив воды (а заодно немного «скинув» усталость), я уже решала, что лучше – воспользоваться маячком, или попытаться выехать на звук рожков, когда услышал рядом стук копыт. Впрочем, моя радость быстро увяла. Всадником оказался тот самый блондин. Он меня тоже узнал и зло улыбнулся, спрыгивая с коня.

  – Надо же, какая встреча, – манерно протянул он. – Все ищешь уединения?

  – До твоего появления я его успешно находила, – холодно ответила я. – Но раз уж это место приглянулось не только мне, поищу уединение где-нибудь еще, – я сделала шаг в направлении Рыжика.

  – Не так быстро, – блондин загородил мне дорогу. – Не хочешь извиниться?

  – И не подумаю, – процедила сквозь зубы я. – Тебя в детстве не учили, что нехорошо навязываться, если с тобой не желают общаться?

  – Тогда я возьму свои извинения сам, – он резким движением припечатал меня к дереву, и сказал, все также растягивая слова:, – Характер у тебя отвратный, зато фигура хороша, – блондин положил руку мне на грудь. Я вспыхнула и попыталась отвесить ему пощечину. Он перехватил мою руку в воздухе и похабно ухмыльнулся:

  – Надо же, какой темперамент. Люблю горячих девушек.

  – Последствий не боишься?

  – Ни капли, – он с превосходством посмотрел на меня. – Я сын первого советника, и у меня безупречная репутация. Твое слово против моего – кто тебе поверит? Все решат, что маленькая глупая девочка решила привлечь к себе внимание, – блондин презрительно фыркнул. Он явно собирался сказать что-то еще, но тут я со всего маху ударила его коленом в пах. А когда он согнулся от боли, нажала руками на затылок, помогая его лицу встретиться с этим же коленом. Все же детство в мальчишечьей компании (из всех детей на улице я была единственной девчонкой, так что росла натуральной бандиткой, все еще удивлялись, как я с такими замашками умудряюсь хорошо учиться) имеет свои плюсы.

  – А теперь послушай меня, – прошипела я прямо в лицо блондина, утратившего весь свой лоск. – Еще раз ко мне подойдешь, я тебя так разукрашу, что мать родная не узнает, – в моей руке вспыхнул маленький огонек. – Если ценишь свою смазливую мордашку, держись от меня подальше.

  – Ты за это заплатишь, – простонал он, держась руками за ушибленное место и опасливо косясь на язычок пламени в моей ладони. На самом деле, это была иллюзия – я вовремя вспомнила, что сейчас изображаю Реллу, то есть по идее огненный маг. А поскольку огонь мне не подчинялся, пришлось выкручиваться. Впрочем, оно и к лучшему. Не хватало еще действительно его подпалить, проблем потом не оберешься.

  – Не думаю. Следов магии на тебе нет, а то, что я тебя голыми руками уделала... Кто тебе поверит? Я ведь всего лишь маленькая, глупая девочка, – последние слова я произнесла с нескрываемым сарказмом, взобралась на коня и зло вонзила шпоры в бока, пытаясь хоть так дать выход эмоциям.

  Через несколько секунд я пожалела, что решила выплеснуть злость именно таким образом. До этого спокойный Рыжик яростно заржал, встал на дыбы и резко рванул с места. Я только пискнула, пытаясь удержаться в седле. Какие там поводья! Я мертвой хваткой вцепилась в шею несчастного коня, мечтая только не свалиться с него на землю. Мимо с бешенной скоростью мелькали деревья, и кажется, кто-то из охотников. Вдруг кто-то перехватилповодья и сильно потянул, останавливая лошадь. Я с усилием разжала руки, пытаясь отдышаться. Да уж, выместила злость... Чуть не разбилась нафиг... Сбоку встревожено спросили:

  – Леди, с тобой все в порядке? Ты не пострадала?

  – Все нормально. Просто слишком резко пришпорила лошадь, – сказала я слегка подрагивающим голосом.

  Я обернулась, собираясь поблагодарить неизвестного спасителя, но в лицо мне полетела какая-то пыль. Я невольно вдохнула ее, почувствовала, как закружилась голова и перед глазами все померкло.

*   *   *

  – Она?

  – Цвета ар Маранов, рыжие волосы, взрывной характер и владение огненной магией. Определенно она.

  – Тогда не медли. Я замету следы. Встретимся завтра в «Полночной тени».

  – Как и всегда. Мастер будет доволен нашей работой.

*   *   *

  Солнце уже клонилось к закату, когда на большой лесной поляне собрались участники королевской охоты. Кто-то лучился энергией и хорошим настроением, кто-то выглядел устало. Голоса множества людей сливались в неясный шум, резкие выкрики, смешивались с шутками и громкими разговорами. Охотники разыскивали знакомых, делились впечатлениями, хвалились добычей. Девушки, в большинстве своем не участвовавшие непосредственно в охоте, флиртовали напропалую, кокетливо строя глазки наиболее отличившимся добытчикам. Повара, дожидавшиеся своего часа в лагере, разводили костры и жарили шашлыки. В общем, было шумно и весело. Из общей картины выбивался только гибкий темноволосый парень который явно кого-то искал. Он встревожено осматривал толпу, перемещаясь ломаным зигзагом, время от времени бросал взгляд в сторону привязанных к деревьям лошадей, и, кажется, даже принюхивался. Причем с каждой минутой выражение его лица становилось все более встревоженным. Обойдя всю поляну, темноволосый на несколько секунд застыл на месте, и, видимо приняв какое-то решение, направился к группе молодых парней в форме королевской гвардии.

  – Лаэрт, – окликнул он смуглого кареглазого шатена. – Надо поговорить.

  – О, Лэрт, когда это ты успел с «шуршунчиками» столкнуться? Почему нам ничего не рассказал? – немедленно заинтересовались происходящим остальные гвардейцы. Лаэрт отмахнулся, пробормотал что-то вроде «мелочи, нечего там и рассказывать» и отошел к краю поляны, где никого не было.

  – Что случилось, Кэр? Что-нибудь нашли?

  – Скорее потеряли. Я нигде не вижу Этрин.

  – Может, ты просто ее не заметил? В такой толчее несложно разминуться, – предположил Лаэрт, встревожено оглядывая поляну.

  – Нет. Не забывай, что я оборотень. Я обошел весь лагерь, Этрин не просто здесь нет, она здесь даже не появлялась, – качнул головой Л'Эйкэр.

  – И как ты это определил? – проворчал под нос ар Маран, роясь по карманам.

  – По запаху, – холодно ответил оборотень. – У тебя есть какие-нибудь мысли, где ее искать?

  – Сейчас... Ага, вот, – Лаэрт продемонстрировал извлеченный из кармана медальон, напоминающий монету необычной чеканки, невесть зачем повешенную на шнурок.

  – И что?

  – Это маячок. Ри говорила, что неважно ориентируется в лесу, вот Шиан и решил подстраховаться, – парень негромко произнес ключ активации, и слегка качнул медальон, удерживая его за край шнурка. Однако амулет, вместо того, чтобы как положено отклониться в сторону своей пары, вдруг начал вращаться по кругу.

  – Не понял, – удивленно приподнял бровь Лаэрт. Он повторил формулу активации и снова качнул медальон. Амулет завращался еще быстрее, перекручивая шнурок.

  – Не понимаю, – нахмурился сын графа, останавливая медальон. – Что это может значить?

  – Это значит, что у нас проблемы, – странным тоном ответил Л'Эйкэр. – Второй маячок уничтожен.

*   *   *

  – Ничего не понимаю, – пробормотал себе под нос Токрис. – Кому она могла перейти дорогу?

  Рэйсмус ар Маран пожал плечами.

  – Этрин вообще непредсказуемое создание. За три недели она умудрилась оставить с носом жрецов Хортаса, случайно прихватив у них знак разрушения, обвести вокруг пальца эльфов и попасть в ученицы к одному из лучших магов-экпериментаторов. Но проблема в другом.

  – И в чем же? – вскинул бровь разведчик.

  – Похищали не ее. Похищали Фиреллу.

  – Фиреллу?! Ее что, спутали с твоей дочерью?

  – Да. Этрин была под иллюзией. Как утверждает Шиан, под на редкость качественной иллюзией.

  – Невозможно поддерживать иллюзию в обмороке или трансе. А Этрин все же не настолько похожа на твою дочь.

  – Спорный вопрос, – вмешался в разговор светловолосый маг, сидевший в кресле у стены. – Этрин под моим руководством создала довольно неплохой амулет личины, который с высокой вероятностью будет работать даже рядом с астраном. И к тому же почти не заметный в магическом диапазоне. Так что кто бы ни стоял за этим, он будет считать, что в его руках именно Фирелла.

  – Нам от этого не легче, – вздохнул граф. – Непонятно, зачем им понадобилась Фирелла.

  – Разве? А по-моему, наоборот, все кристально ясно.

  – Ты думаешь, это наши заговорщики?

  – Не совсем. Лаэрт говорил, что до того, как его собрались приносить в жертву, «балахонники» с помощью его крови пытались открыть какой-то ларец с гербом в виде двух переплетенных драконов – белого и красного.

  – Ты намекаешь на эту старую легенду о Сердце Йегэлскера?

  – Именно. В конце концов, именно ар Мараны считаются потомками его первого владельца.

  – А женщины рода ар Маран – его хранительницами, – задумчиво произнес граф. – Непонятно только одно. Зачем слугам Хаоса артефакт Порядка?


Сноски:

Амулетика – способность накладывать несложные чары на различные предметы, создавая амулеты. Доступна многим магам и обычно амулеты либо являются одноразовыми, либо требуют периодической подзарядки. Не путать с артефакторикой, талантом к которой обладают единицы. Артефакты намного сложнее в изготовлении, мощнее и удобнее в использовании – с амулетами не сравнить.

[]



Глава 9


«Гипноз – это, конечно, хорошо. Но кирпичом по голове – намного надежней».

  Очнулась я резко, рывком. Глаза распахнулись сами по себе, я хватанула ртом воздух и попыталась сесть. Не удалось, все мышцы замлели и чувствовались как какой-то кисель. Я моргнула, пытаясь сфокусировать взгляд. Зрение прояснилось, правда радости мне это принесло мало. Вместо лазарета или, на худой конец, лесной поляны я находилась в каком-то каменном мешке, сильно ассоциировавшемся с казематом. Не поняла? С какой это радости? Я повернула голову и с трудом сдержала испуганное ойканье. Людей, стоящих рядом, я видела впервые, зато балахоны с багровыми кляксами сложно с чем-нибудь спутать.

  – Хм, твой состав действительно эффективен. Дурман должен был действовать еще около часа.

  – Мои составы всегда эффективны. А мастер не любит ждать.

  – Все равно я не понимаю. Зачем приводить ее в сознание? Кровь можно взять и так.

  – Подобные артефакты капризны. Просто кровь их не устроит, это проверено. Им нужен живой и соображающий хранитель.

  – Тогда пойдем. Не будем заставлять мастера ждать.

  Меня подхватили под руки, вздергивая на ноги. Как оказалось, связана я не была, только на правой руке красовался печально знакомый браслет, от которого по телу ползли волны холода. Меня рывком поставили на ноги, а затем довольно неаккуратно потащили в сторону двери. Сопротивляться я даже не пыталась. Мышцы до сих пор отходили от онемения, болезненно покалывая, да и вообще, что я смогу сделать без магии против двух амбалов? То-то и оно, что ничего. Непонятно только зачем я балахонникам понадобилась. Еще и про хранителей чего-то там говорили...

  Комната, в которую меня грубо втолкнули, выглядела явно лучше той, в которой я очнулась. По крайней мере, тут был ковер, камин и кресло. Перед креслом стоял изящный столик, на столике – какая-то шкатулка. Разглядеть остальное я не успела, потому что столкнулась взглядом с сидевшем в кресле человеком. На первый взгляд в его внешности не было ничего необычного, даже одет он был нормально, а не в балахон, но на шее у него висела подвеска в виде маленького зазубренного кинжала. Очень знакомая вещица... Я невольно сглотнула. Похоже, он тут крупная шишка... Сказать, что мне было страшно – значит сильно приуменьшить. Я застыла на месте, как птичка перед удавом, только мурашки по спине побежали. Все мысли куда пропали, в голове царил полный вакуум.

  – Так-так-так, похоже наша гостья уже очнулась? – чуть повернул голову сидевший в кресле.

  – Да, мастер, – коротко поклонился мой конвой.

  – Ну, что же, это просто замечательно, – от этого вкрадчивого голоса у меня натурально мороз по коже пошел, почище чем от астрана. – Я думаю, она не откажется помочь нам в одном маленьком деле. Шейр, – он коротко кивнул стоящему слева балахоннику.

  Балахонник сцапал меня за руку и полоснул ножом поперек ладони. Я ахнула и инстинктивно попыталась выдернуть руку из захвата. Ага, так меня и отпустили. Резким рывком меня подтянули поближе к столу и припечатали раненую ладонь к крышке шкатулки. Потом сидевший в кресле «биг босс» аккуратно взял ее в руки и попытался открыть. Шкатулке такое обращение явно не понравилось и открываться она не стала. «Главгад» задумчиво приподнял бровь, изучая непокорную вещь (с чего он вообще взял, что моя кровь должна ее открыть?), и вдруг с легким хмыканьем протянул его мне:

  – Открывай.

  – А-а-а... эээ... А почему ты решил, что я могу это сделать?

  – Не стоит изображать непонимание. Ведь ты сразу узнала герб основателя твоего рода, Фирелла ар Маран, – последние слова он произнес с некоторым нажимом. Тут где-то еще и герб присутствует? Стоп, как он меня назвал? Я дернула головой, волосы, освобожденные от заколки и нескольких шпилек, мотнулись за спиной, на секунду явив моим глазам насыщенный темно рыжий оттенок. Я дернула рукой к груди и тут же нащупала свой амулет. Так они, что, приняли меня за Реллу? Твою ж налево да с тройным перехлестом... Конечно, шкатулка на мою кровь не среагирует, мы же даже не родственницы. Стоит им понять, что я не дочь графа, и все, мне хана.

  – Вижу, ты прекрасно меня поняла. Открывай, – в голосе прорезались шипящие нотки.

  – А с чего вы решили, что ключ – это моя кровь? Ее ведь так легко получить против моей воли. Даже в библиотеку рода не попадешь без определенного ритуала, а уж ставить столь примитивную защиту на такую ценную вещь, – издевательски фыркнула я. Пропадать, так с музыкой. Вдруг они купятся на то, что для ритуала нужна целая и невредимая я? Все сколько-нибудь времени выгадаю, авось что-то придумаю?

  – Надо же, как все просто. Очень любезно с твоей стороны было сообщить мне это. И что же это за ритуал?

  – А я не знаю. Маленькая еще, не доросла до таких сведений. Да и если бы знала, все равно бы не сказала, – я вызывающе вздернула подбородок. Только бы они поверили...

  – Я так не думаю, – негромко проговорил мастер, чуть склоняя голову вправо.

  – Отвести ее в допросную, мастер? – согнулся в поклоне один из моих охранников.

  – Не стоит. Есть более действенные способы.

  Он встал из кресла и повернулся ко мне. Мастер оказался выше меня почти на голову, и я невольно попятилась. Он поймал мой взгляд, и его глаза внезапно затопило чернотой. Белки, радужка – все пропало, оставив вместо себя голодную черную бездну с багровыми сполохами.

  – Я-а-а ничччего не знаю, – меня колотила крупная дрожь, и слова выговаривались с трудом.

  – Ритуал. Ты. Сейчас. Расскажешь. Мне, – каждое слово падало как гранитная плита, подавляя всякую волю к сопротивлению. У меня клацали зубы, и если бы я знала хоть что-то об этом злосчастном ритуале, придуманном с перепугу, все сразу бы выложила.

  – А потом. Ты. Откроешь. Шкатулку, – он жутко усмехнулся, и я почти увидела хлынувшую от него волну магии, которая опутала меня как мерзкая липкая паутина. Я отчаянно пыталась зажмуриться, но все тело словно парализовало. Господи, пусть мне все это кажется... пусть это будет просто кошмар, который сейчас расплывется туманом... Я отчаянно пыталась шевельнуться, а в голове рефреном звучала обрывок мысли: «...туманом... туманом» Маленькие бездны напротив полыхнули багровым, от ужаса перед глазами все поплыло...

  А через мгновение я оказалась в знакомом тумане. Почему-то я была уверена, что это уже знакомый мне туман, хотя выглядел он по-другому. Каким-то... более живым что ли? А еще я была в той самой одежде, что и в реальности. Причем совпадало все до мелочей, даже астрановый браслет на руке присутствовал. Я внимательно себя осмотрела. Нет, одежда точно та же самая. Плохо. Вдруг бы получилось замок на браслете расковырять? А так нечем, у меня даже шпильки с волос повытаскивали. Я тоскливо вздохнула и шагнула вперед. Однако туман перемещать меня к уже знакомому костру не спешил. Напротив, он сгущался, и клубился вокруг, как будто пытаясь меня задержать. Да еще вдобавок мне стал чудится какой-то неясный шепот.Я невольно передернула плечами. Вот что-что, а подобные вещи в стиле психологических триллеров я очень не люблю. Лицом к лицу я запросто могу «наезжать» даже на заведомо более сильного противника (бывает, он от такого теряется и не нападает), но вот всякие шорохи за спиной и шепоты в темноте действуют на нервы просто неимоверно. Особенно в условиях ограниченной видимости. Мало ли что там может прятаться?

  Тем временем шепот нарастал, стали пробиваться отдельные слова. Вокруг появились странные тени, выглядевшие как более плотные сгустки тумана. Так, что-то мне это не нравится. Что-то мне это совсем не нравится... Я невольно ускорила шаг, пытаясь оторваться от бормочущих теней. Тени, к некоторому облегчению, особой агрессии пока не проявляли. Бормотали, кружились в тумане неподалеку, но приблизится не пытались.

  Минут через пять я поняла, что они пытаются меня куда-то направить. Потому что среди шепота чаще всего пробивались слова, которые при некотором воображении можно было принять за указание направления. Немного подумав, я решила пойти туда, куда указывали тени. В конце концов, они вроде неагрессивные. А просто так ходить кругами по туману... неуютно.

  Задуматься над правильностью своего поступка я толком не успела. Потому что впереди в тумане замигал неясный огонек. Я тут же ускорила шаг, надеясь выйти к костру. Все-таки эти тени особого доверия не внушают. Но буквально через сотню шагов я снова замедлилась. Огонек оказался не один. Впереди мигала целая россыпь огней, напомнившая мне окна многоэтажного дома часа в три ночи. То есть что-то горит, но разглядеть что именно нереально. Немного посомневавшись, я все-таки продолжила движение к огонькам. Рассуждая логически, там видимость должна быть хоть немного получше, а значит, мне будет поспокойнее.

  Еще через несколько десятков шагов тени, наконец, отстали, растворившись в тумане. Облегченно выдохнув (все-таки они меня здорово нервировали), я сделала еще несколько шагов и невольно остановилась. Открывшееся зрелище вызывало невольное желание протереть глаза. Передо мной находилось многогранное остроугольное нечто, которое с некоторой натяжкой можно было признать пирамидой. Или конусом. В общем, широкое внизу, и постепенно сужающееся к верху. И – углы, углы, углы... грани, грани, грани... На некоторых выступах стояли и висели те самые огни, которые я видела в тумане. Что это было – фонари, светляки или открытый огонь, наподобие уже знакомого костра, разглядеть не удавалось. Чуть левее того места, где я вышла из тумана, были видны ступени. На редкость обыкновенные серые бетонные ступени, из-за этого выглядевшие довольно чужеродно. Я пожала плечами и решила подняться. Может, сверху получится что-нибудь разглядеть?

  Подъем дался мне на удивление легко, хотя обычно лестницы больше десятка ступеней я не жаловала. Тут же взлетела как на крыльях, чуть ли не бегом, хотя лестница была довольно длинной. Правда, посчитать ступени не получилось: при попытке сосредоточится на количестве ступеней, в голове всплывали какие-то левые мысли. Что-то вроде «готова ли ты отдать материю за знания, или же сведения обменяешь на нечто материальное...» или «бывает, что целые состояния летели в огонь, но оказывались дешевле зеркальца, купленного за гроши на ярмарке...» и тому подобные отрывочные фразы. Что-то там об обмене, могущем показаться неравноценным, о возможности заработать артефакт или выменять информацию...

  Сначала я не обратила на это внимание – мало ли что с перепугу в голову полезет, может это такая защитная реакция. Чего-чего, я стресса мне в последнее время хватает с избытком. Но вот ближе к концу лестницы, до меня таки дошло, что мысли эти слегка не мои. Ну, не имею я привычки думать так высокопарно, да еще и о незнакомых мне вещах. По крайней мере, слово деклинария у меня ни с чем не ассоциируется. И уж тем более я никак не могла размышлять о ее редкости и ценности. Правда, испугаться или хотя бы занервничать у меня почему-то не получилось. К последней ступени все эти обрывки сложились в довольно простую схему: ты отдаешь знания, вещи или собственные усилия, а тебе в обмен выдают нечто, эквивалентное стоимости твоего взноса. Только вот стоимости не для тебя, а для непонятно кого. Можно запросто сменять шило на мыло, а можно за никчемную побрякушку, не выброшенную лишь по случайности, получить целое состояние. В форме редкого вещества, легендарного артефакта или уникального знания. Зачем это местной сущности? сознанию? – непонятно. Но просто так, от нечего делать, сюда не попадешь. Ты должен находится в отчаянном положении, либо иметь что-то, представляющее интерес для обмена.

  Нехилая такая инструкция с доставкой прямо в мозг. Я почесала затылок. Интересно, к какой категории можно отнести меня? Снять браслет мне очень хочется, но не думаю, что это подходит под отчаяние. Я снова пожала плечами и вышла на открытую площадку, находившуюся на вершине пирамиды.

  Ну что сказать? Моим смутным надеждам оглядеться с высоты не суждено было сбыться. Площадка была окружена столбами с теми же непонятными источниками света (фонарь не фонарь, огонь не огонь). А между столбами плыли какие-то непонятные абстрактные картины, на несколько секунд собиравшиеся в что-то более-менее нормальное, а потом снова рассыпавшиеся, как картинки в калейдоскопе. Вот промелькнуло что-то похожее на горы, их тут же сменила непроглядная темень, в которой медленно проступила спираль, отдаленно напоминающая рисунок галактики... Кроме этого, был слышен тихий шелест, как будто ветер играет забытыми на столе бумаги. И почему-то очень сильно пахло полынью.

  В центре же площадки находилась трехгранная пирамида. Или даже скорее призма: этакий монолит с висящими в воздухе массивными масками. Ко мне была повернута одна его грань, переливающаяся мягкими жемчужно-серебристыми оттенками. Примерно на высоте моего роста парила металлическая маска, под которой стояло массивное блюдо на кованой подставке-треножнике. Две другие грани мне были почти не видны, но судя по тому, что удалось разглядеть, ничем особым от «моей» стороны не отличались. Та же маска, то же блюдо... Немного поразглядывав меняющиеся картинки между столбами я решила подойти поближе. Судя по всему, на это блюдо и нужно класть предметы для обмена. Уж очень оно похоже на тарелку для пожертвований, которую я видела в храме. Так, что спросить – я знаю, но вот что отдать за нужную мне информацию? У меня ж даже шпильки отобрали! Я покрутила головой, пощупала карманы (ну вдруг что-то завалялось?). Стоп! У меня же остался мой маскировочный амулет! Не бог весть какая ценность, но и вопрос у меня не об основах мироздания. Так, как бы его правильно сформулировать? Я положила амулет на блюдо и, чувствуя себя довольно глупо, сказала вслух:

  – Как мне сейчас снять браслет?

  Не знаю, чего я ожидала, но явно не такого! Амулет исчез в яркой вспышке пламени, а маска вдруг чуть наклонилась ко мне и гулко пророкотала:

  – Отдай его мне!

  Я шарахнулась в сторону от неожиданности. Блин, так и разрыв сердца можно заработать! Да и совет мне маска дала не ахти.

  – Если бы я могла снять браслет, чтобы пожертвовать его, я бы не задавала такого вопроса! – возмущенно глянула на гладкий металл личины. Та лишь презрительно скривила губы и промолчала. Вот же... интеграл недовычисленный! Схавала мой амулет, считай, забесплатно!

  Тут мое внимание привлек слабый блеск на жертвенном блюде. Там преспокойно лежала цепочка от амулета. Странно, я так поняла, что предмет забирается целиком. Единственное ограничение – это добровольность подношения. Ну, так амулет-то я отдавала добровольно... Хотя...отдавая я только амулет, на цепочку просто не обратила внимания. И раз алтарь ее не забрал... Я покосилась на блюдо. Честно говоря, совать руку фактически в огонь было страшно. Но другого способа снять браслет я не видела, а одного воспоминания об оставшемся в реальности мастере разрушения хватило, чтобы я, превозмогая себя и зажмурившись, положила руку на блюдо. Я ожидала жара, боли или чего-то подобного, но даже ничего не почувствовала. Просто когда я открыла глаза, браслета на моей руке уже не было. А стоило мне убрать руку, как на алтаре в короткой вспышке пламени возникли несколько колбочек из тонкого стекла с какой-то дымчато-серой жидкостью. Негусто, учитывая стоимость астрана, но не в моей ситуации жаловаться. От браслета избавилась, и то ладно. Я забрала пузырьки и попыталась разобрать мелкие буковки на этикетке. Результатом расшифровки явилось знание о том, что мне досталось зелье, легко переходящее в газ, который вызывает панику и иллюзии подсознательных страхов. И не действует на темных магов и демонов. Обидно. Балахонников светлыми явно не назовешь. Я как раз задумалась, чтобы еще «скормить» алтарю, как вдруг туман, плававший за пределами пирамиды, резко сгустился, и меня выбросило обратно в реальность.

*   *   *

  Мастер разрушения Агеферэ пребывал в отвратительном настроении. Внешне это никак не проявлялось, но его подчиненные чувствовали это собственной, не раз поротой шкурой, и старались без крайней необходимости на глаза мастеру не попадаться. Впрочем, причин для плохого настроения у Агеферэ было предостаточно. Сначала они не смогли принять дар Владыки. Двое посвященных, приблизившиеся к кокону, мгновенно переродились в нерассуждающих тварей, напавших на собственных соратников. Пришлось искать средства, способные смягчить великую мощь дара Владыки. Какой позор! Они, верные адепты Хаоса и разрушения, были вынуждены использовать силы порядка! Впрочем, ни один из доступных артефактов с мощью дара не совладал. Затем не удалось открыть фрарову шкатулку, так как охранные чары мало того, что не потеряли силу, так еще и оказались завязаны на кровь хранителя. Потом выяснилось, что хранителем является вовсе не наследник рода. После, по неизвестным причинам, сорвалось жертвоприношение в Сером Лесу. Мало того, что всем пленникам удалось скрыться, так нападавшие смогли унести с собой знак разрушения. При воспоминаниях о гибели проштрафившегося коллеги у Агеферэ до сих пор пробегал мороз по коже. Самым неприятным стало то, что никто не смог заметить мага, наславшего иллюзии. Неизвестный иллюзорник всплыл только в столице, и опять сумел остаться в тени, подставив вместо себя какую-то дальнюю родственницу графа. На это не купились даже длинноухие (иначе почему они не проявили интереса к столь необычному таланту), не говоря уж об информаторах. Кроме того, тайная стража как с цепи сорвалась, устраивая облавы и повальные обыски. Проклятые ищейки даже смогли найти несколько алтарей. Впрочем, именно этими базами управляли сравнительно недавно посвященные адепты, так что не велика потеря. Хвала Владыке, хотя бы похищение девчонки прошло гладко. Скоро он сможет открыть шкатулку и выполнить волю Владыки. А остальные мастера разрушения смогут лишь завидовать его мощи и благоволению Владыки... Дверь за спиной хлопнула, вырывая жреца из его мечтаний.

  – Так-так-так, похоже наша гостья очнулась, – протянул Агеферэ, чуть поворачивая голову. Он был доволен. Наконец-то клятый артефакт подчинится ему!

  Но через несколько минут выяснилось, что просто крови недостаточно. Необходимо было провести определенный ритуал. Агеферэ мысленно усмехнулся – этой дурочке промолчать бы, глядишь, он бы еще нескоро догадался, как открыть капризный артефакт. Но куда уж ей... Девчонка попыталась гордо задрать подборок, прикрываясь якобы незнанием. Типичная представительница «золотой молодежи» с куриными мозгами. Если бы она не знала ритуал, она не знала бы и о самом существовании подобного ритуала. Что-что, а свои тайны ар Мараны хранили надежно. Агеферэ снова мысленно усмехнулся и зачерпнул немного силы из печати Хаоса. Безотказное средство. Можно было воспользоваться более простыми методами, но он слишком долго ждал результатов, чтобы позволить себе даже короткую отсрочку. Девчонку затрясло от ужаса, но тем не менее она даже попыталась сопротивляться. Хм.. Любопытный экземпляр. Пожалуй, не стоит убивать ее сразу – мелькнула мысль на окраине сознания. Но где уж этой недоучке тягаться с мощью Хаоса! Воля девчонки была подавлена всего за несколько секунд. Но вместо того, чтобы подчиниться ему, она неожиданно закатила глаза и сползла в обморок.

  – Белая кость! – раздраженно процедил сквозь зубы мастер. – Насколько проще работать с гвардией! Шейр! Приведи ее в чувство!

  Названный адепт, выполняя приказание, склонился над лежащей девушкой. Но тут же выпрямился и сообщил, почтительно склонив голову:

  – Это не обморок, мастер. Это какая-то разновидность транса, – Шейр сделал пас рукой, поднимая тело с помощью магии. В самом деле, дочь графа сейчас больше напоминала статую, чем живого человека. Агеферэ попытался проникнуть в ее разум, но там не было ни одной связной мысли, способной послужить якорем. Все окутывал густой белесый туман.

  – Вот оно что, – скривил губы мастер. – Ментальная блокировка. А я-то удивлялся, почему такую информацию доверили этой... пигалице. Хофр, – он повернул голову в сторону второго адепта. – Принеси свой новый состав.

  – Сию секунду, мастер, – склонился в поклоне тот.

  Адепт побил все рекорды скорости, принеся нужный эликсир буквально через минуту. Повинуясь взгляду Агеферэ, он влил фиолетовую жидкость в рот пленницы. Она вздрогнула, по мышцам прошла судорога разрушаемого транса... Но вот того, что случилось дальше, не ожидал никто из присутствующих в комнате. Жертва резко распахнула глаза, явно не испытывая никаких последствий насильственно разорванного транса. Внешность резко изменилась: волосы стали русыми и более короткими, кожа посветлела, черты лица также изменились. Браслет на руке исчез неизвестно куда, зато взамен его непонятно откуда появилось несколько пузырьков с зельями неизвестного назначения. Чары левитации перестали действовать, девушка, немного приподнятая над полом, приземлиласьи, не удержав равновесия, слегка покачнулась. Колбы с зельями выскользнули у нее из рук и с тихим хлопком разбились об пол. Темно-серая жидкость моментально испарилась, заволакивая комнату не то дымом, не то туманом. Вдохнувший его Шейр с хрипом схватился за горло. Своевременно задержавший дыхание мастер расслышал неразборчивое ругательство, а затем туман взорвался множеством ледяных игл.

*   *   *

  Возвращение в реальность оказалось неприятным. Похоже, я или в обморок грохнулась, или ушла в нирвану, но меня явно пытались вернуть в сознание (наверное, поэтому так резко и выдернуло). К тому же меня в воздухе подвесили. И что за тяга у балахонников к левитации? Одно хорошо, мое преображение их настолько удивило, что чары они не удержали, и я довольно благополучно приземлилась. Плохо, что ловя равновесие, я немного пошатнулась и упустила пару склянок с зельями. Раскудрить твою черешню! Надо ж было именно сейчас их разбить! «Туман страха» на балахонников, скорее всего, не подействует, зато я могу запросто нанюхаться. В закрытой-то комнате. Слава богу, я хотя бы успела задержать дыхание. Так, надо отсюда поскорее валить, пока они не опомнились. Тут слева послышался хрип, и один из балахонников схватился за горло (жалко не главный). Хм, так зелье все-таки сработало? Странно, но сейчас некогда об этом думать. Я поспешно затолкала оставшиеся флаконы с зельями в карман (какое счастье, что с меня куртку не сняли, в рубашке-то карманов нет) и хотела было рвануть к двери, но вовремя сообразила, что за ней находиться та камера, из которой меня сюда привели. А второй выход мне перекрывал какой-то мелкий типчик со склянкой в руке, очень похожей на те, которые я благополучно уронила. Ах так! Я зло оскалилась и запустила заклятье триир, «ледяные лезвия», о которых читала в своей тетради в первый вечер после попадания. Конечно, по закону подлости, заклинание сработало через пень-колоду. Вместо ледяных крупинок с бритвено острыми краями получились иглы, да и прочность этих «снарядов» оставляла желать лучшего. Но зато накрыло всю комнату. Я, пользуясь замешательством противников, рванула к выходу, но споткнулась о складку ковра и едва не упала. Устоять на ногах помог тот самый столик со шкатулкой. О, раз уж под руку подвернулась... Я прихватила шкатулку и наконец-то выскочила в коридор. Захлопнув за собой дверь, я не поленилась и наморозила на полу под дверью приличную ледышку, благо дверь открывалась наружу. Сделала я это вовремя, потому что почти сразу в дверь что-то бухнуло. Ну, или скорее кто-то. Ну-ну. Вы когда-нибудь пробовали открыть примерзшую дверь? Поверьте на слово, усилий на это требуется масса. И магией они тут ничего не сделают, разве что саму дверь в щепки разнесут. Лед-то самый обыкновенный.

  Зря я расслабилась. Пока я злорадствовала, из-за поворота вынырнул еще один балахонник. Увидев меня, он на секунду застыл, а потом запустил в меня какой-то гадостью. Увернулась я чисто случайно, зато это сразу заставило меня сосредоточиться. Я начаровала уже отработанную связку морок плюс фантом, и слилась со стеной, а фантом направила дальше по коридору. Поскольку стартовал он из той точки, где мгновение назад находилась я, балахонник обоснованно решил, что пленница пытается сбежать и рванул в погоню. В ту же секунду дверь брызнула щепками, и в коридор вывалился злющий мастер разрушения. За ним с диким воплем вылетел один из балахонников, отмахиваясь руками от каких-то своих галлюцинаций. Мастер одним небрежным движением вмазал незадачливого подчиненного в стену (фух... еще б чуть-чуть, и как раз бы по мне попал) и, фыркая, как разъяренный дракон, понесся по коридору вслед за фантомом. Так... Что-то мне подсказывает, что пробираться к выходу сейчас – не лучшая идея. Он там явно сейчас всех на уши поставит. Значит что? Будем делать то, чего от меня не ожидают. Я аккуратно, по стеночке (ну и что, что меня не видно? Нащупать-то меня вполне возможно) двинулась в другую сторону. Мимо с топотом промчались еще несколько человек, подтверждая правильность моего решения. Хм, а что это за дверь? И даже не заперта, только отпечаток хаотической энергии висит, как опознавательный знак. Похоже на покои какой-то важной шишки (ну кто еще прилепит такую бутафорию на дверь? Забодаешься к алтарю мотаться, чтобы наполнить ее энергией). Вот и отлично. Здесь меня точно искать не додумаются, можно будет пересидеть основной переполох. Я и сама-то не до конца верю, что мне хватит наглости на такое, что ж про остальных говорить. Я воровато огляделась и скользнула внутрь.

  Мать моя женщина! Это оказались не личные покои, как я думала, а что-то вроде смеси рабочего кабинета с лабораторией. В комнате стоял массивный стол, стул, больше похожий на кресло, и множество стеллажей. Большая часть из них была заставлена книгами, в некоторых стояли склянки, наверное, с зельями, один шкаф был заполнен вообще чем-то непонятным – не то артефактами, не то предметами культа. Жадность немедленно столкнулась с осторожностью. С одной стороны, вещи здесь наверняка не простые, и книги такие тоже не в любой библиотеке найдешь. С другой стороны, трогать здесь хоть что-нибудь опасно. Кто знает, какие там могут быть чары? Хорошо, если только сигналки, а ну как что посерьезнее будет? Но ведь интересно же, что может держать у себя в кабинете такой жуткий тип, как тот, который меня допрашивал. Я закусила губу, убеждая себя ничего не трогать и вообще поменьше перемещаться по комнате. Это была плохая идея – мысленно бормотала я, разглядывая корешки толстенных фолиантов. Нет, это действительно была не самая лучшая моя идея – подумала я, заметив на специальной стойке зазубренный кинжал, до мелочей повторявший небезызвестную мне печать Хаоса, только в увеличенном, так сказать, варианте. Любопытство толкало еще немного поисследовать кабинет (ну аккуратненько, я же ничего трогать не буду), осторожность требовала оставаться на месте (может тут и трогать ничего не надо, достаточно только посмотреть). Немного помучившись, я вспомнила про шкатулку. Я же ее даже разглядеть толком не успела. Как раз и любопытство поуспокою, и шарахнуть она меня ничем не должна. Придя к такому выводу, я вытащила трофей из-за пазухи.

  Ну, что можно сказать? Шкатулка как шкатулка, примерно две моих ладони в длину и одну в ширину. Сделана из какого-то странного материала – не дерево, не металл, не камень. Больше всего напоминает кость, только почему-то не светлую, а насыщенно-зеленого оттенка. Гладкая, без какой-либо резьбы и украшений, только в центре крышки небольшой узор, видно тот самый герб. Разглядеть его было сложно, рисунок покрывала моя кровь. Садюги эти балахонники. Одно утешение, что хоть левую ладонь порезали. Я шмыгнула носом и аккуратно протерла крышку рукавом. Хм, красиво. Рисунок изображал двух драконов, образующих своими телами круг. Правый был темно-красным, левый – серебристо-белым. Прорисованы дракончики были до мельчайших деталей, казалось, они просто прилегли вздремнуть на крышку. Интересно, что находиться внутри шкатулки? И почему Фирелла является ее хранительницей? А главное, зачем это понадобилось балахонникам? Да, гадать тут можно до бесконечности. А самой открыть шкатулку у меня явно не получиться. На ней не видно даже черты, отделяющей крышку, не говоря уже о замке. Только по рисунку и определишь, где верх, где низ. Я еще немного поразглядывала свой трофей, и спрятала шкатулку обратно за пазуху.

  Вовремя! Как только я убрала шкатулку, дверь с грохотом открылась, ударившись о стену. В комнату влетел тот самый жуткий тип с печатью Хаоса. Как его там, мастер разрушения? Злой просто до невозможности, только что пламя не выдыхает. Я застыла на месте, стараясь не то что не дышать, а даже не думать. Этого в моем плане точно не было. Неразборчиво прорычав что-то сквозь зубы, он шарахнул об стенуподвернувшейся под руку книжищей. Я сглотнула и попыталась осторожно отодвинуться с траектории его движения. Не успела, балахонник перемешался слишком стремительно. Он со всего маху врезался в меня плечом, пошатнулся, ловя равновесие... И я не придумала ничего лучше, как ударить его водным кулаком»[1], пока он не успел среагировать на неожиданное препятствие. Заклинание, конечно, разбилось о сработавшую защиту, но все равно эффект получился как от хорошего удара кулаком (еще бы, я почти четверть резерва вбухала). Тело обалдевшего мастера разрушения прямо-таки взлетело и врезалось в стеллаж, стоящий у стены. Со стеллажа посыпались книги, свитки, склянки. Последние грохались о каменный пол, весело звеня осколками. Магические брызги летели в разные стороны. Стеллаж опасно накренился и...

  Собравший на свою голову почти все полки (и тяжеленные книги с этих полок) балахонник вырублен был на совесть. Я с трудом сдержала истерический смешок, подумав, что на моем счету это уже второй мастер разрушения, вырубленный ударом тяжелого по голове. Видимо, это самый эффективный способ борьбы с ними. Я задумчиво покосилась на валяющегося в отключке балахонника. Вот и что теперь делать? Я, конечно, могу попробовать его связать, но это не выход. Стоит ему очнуться, и все, капец котенку. А добить его у меня рука не поднимается. Нет, я понимаю, что у него руки по локоть в крови, что он меня на кусочки порежет запросто, но вот не могу и все тут. Понимаю, что так было бы проще, но не могу. Я тоскливо вздохнула. Надо у него хоть эту подвеску снять, что ли... Я осторожно, как ядовитую змею, сняла с балахонника цепочку с печатью Хаоса. Да-а-а, мощная штука. Такую никакой иллюзией не подменишь, фонит так, что мама не горюй. Самое смешное, что я могу эту пакость пару дней таскать без вреда для себя из-за особенностей ауры, в то время как нормальному магу ее даже в руки брать опасно. Хм... Никакой иллюзией не скроешь и не подменишь, а обычному магу даже в руки не взять? Получается, кроме знака отличия и своеобразного аккумулятора, это еще и что-то вроде удостоверения об уровне допуска. Я задумчиво покрутила подвеску, бросила взгляд на бессознательного балахонника... М-да, очнется он явно не скоро. На губах сама собой расцвела пакостная улыбка. Наглеть так по полной. Я набросила на плечи висевший на спинке стула темный плащ, застегнула цепочку с печатью. Добавила совсем слабенький морок, чтобы казаться повыше... А потом распахнула дверь и уверенным шагом двинулась по коридору в сторону предполагаемого выхода.


Сноски:

«Водный кулак», – заклинание школы Воды, наносящее повреждения за счет гидравлического удара. В зависимости от наполнения энергией, урон колеблется от оглушения до мокрого пятна на ближайшем устойчивом препятствии.

[]



Глава 10


«Наглость – второе счастье. Третье – когда за нее не бьют».

  Выбраться из логова балахонников удалось на удивление легко. Во-первых, идея воспользоваться обликом мастера разрушения оказалась на редкость удачной. Его, видимо, и так все боятся до судорог, а уж когда он не в духе... В общем, остальных жрецов я даже не увидела. Так, торопливые шаги где-то за поворотом. Во-вторых, оно, в смысле вышеупомянутое логово, находилось не в каких-нибудь катакомбах, а в подвалах весьма приличного особняка. Ну а в простоте и понятности планировки подобных строений я уже могла убедиться (ага, меня Релла недавно полдня по подвалу с винными погребами таскала, захочешь – не забудешь), поэтому дорогу наверх нашла без проблем. Особняк на поверку оказался нежилым, но явно не заброшенным. Скорее всего, это была какая-нибудь запасная недвижимость богатого купца или что-то вроде того. Жить не живут, но в порядке поддерживают. Задерживаться внутри я не стала, и как можно быстрее покинула дом через черный ход (не, а вы думали я через парадный пойду? Я, конечно, наивная, но не настолько).

  Так вот, наружу-то я выбралась, а что дальше делать – не знаю. Особняк-то не в чистом поле стоял, и даже не в глухом лесу. Похоже, поговорка про наглость известна не только мне, потому что я оказалась возле оживленной городской улицы. Хорошо, что черный ход выходит не на саму улицу, а в неприметный захламленный переулочек рядом с ней, и на меня никто не обратил внимания. Плохо, что я понятия не имею, где нахожусь и что дальше делать. Итого, что мы имеем? Я жива и относительно здорова, в плюсе несколько зелий, плащ и печать Хаоса. Ну, и отсутствие астранового браслета на руке (эх, хотела же прихватить как сувенир... ну да ладно, свою жизнь и здоровье я ценю намного больше). Но зато у меня нет ни малейшего понятия о том, где я сейчас нахожусь, еды, денег, да и оружия тоже не наблюдается. Одно утешение, что я хотя бы в городе (ну, явно не в деревне). Если бы вокруг простиралась безлюдная местность, я бы точно ничего придумать бы не смогла. Ну не приспособлена я к долгим пешим прогулкам и ориентированию по звездам! А так, как говориться, язык до Киева доведет. Сообразить бы только, что в данной ситуации будет выполнять роль Киева... Я присела на остатки чего-то деревянного, вроде бы ящика, и задумалась.

  Особого выбора дальнейших действий у меня не было. Надо возвращаться обратно к графу ар Марану. Не то чтобы я успела там обжиться, но больше ведь все равно некуда. Честное слово, я сейчас обрадовалась бы даже Токрису, не говоря уже про остальных. После мастера разрушения он выглядит таким лапочкой... Да и вообще, мне там целый отряд тайной стражи обязан. Проблема в том, как до них добраться. Судя по моему самочувствию, в отключке я пробыла не так уж долго, может, несколько часов, потому что особых изменений в организме не заметила, даже не особо проголодалась. Опять же, слабости особой нет, голова не кружится. Вот сомневаюсь я, что балахонники стали бы мне организовывать магический вариант внутривенного питания. Значит что? Значит, далеко меня увезти не могли. То есть это либо столица, либо какой-то пригород. Ох ты ж, е-мое, совсем про телепорты забыла! Это плохо. Это значит, что сейчас я могу находиться в любом крупном городе. Конечно, телепорты работают в оба конца, но денег-то у меня нет, а подобный переход наверняка дорого стоит. Эх, и почему я не взяла с собой свою «банковскую карту?» (на самом деле, этот амулет – что-то вроде ключа, который сработает только в моих руках, но название у него просто языколомное, так что пусть будет банковской картой). Обидно же, у меня там еще около шестидесяти золотых оставалось. Уж на переход в столицу хватило бы. Хотя оно и к лучшему, что не взяла. А то отобрали бы балахонники вместе со всем остальным, и плакали бы мои денежки. Почти честно заработанные, между прочим. Хм... а это мысль. Если за знаки разрушения (они же печати Хаоса) установлено такое вознаграждение, то это вполне может быть выходом. Сразу три проблемы решу: избавлюсь от сомнительного трофея (уверена, отследить меня по этой гадости – раз плюнуть... а просто выбросить – совесть не позволяет. Опасная ведь штука, да и обидно же будет, если балахонники обратно подберут), получу необходимые мне деньги, и более-менее определюсь с дальнейшими действиями. Ну, и сделаю прощальный подарок балахонникам. В смысле, выдам информацию местным силам правопорядка, а дальше пусть они сами разбираются. Конечно, вот так в открытую светиться не есть хорошо, но что поделаешь. Других-то вариантов у меня все равно нет.

  Я отряхнула плащ и выбралась на улицу. Огляделась по сторонам...Ага, вот и подходящий источник информации.

  – Уважаемый! Ты не знаешь, где здесь можно найти тайную стражу? – окликнула я сухонького старичка, любопытно стрелявшего глазами во все стороны. Обычно именно такие люди всегда все знают, особенно то, что знать и не должны.

  – Я-то знаю. А тебе это зачем? – он окинул меня цепким взглядом профессионального сплетника.

  – Да брат старший там служит, – я как можно наивнее захлопала ресницами. – Он давно меня в гости зовет, вот я и решила его проведать. Только как до дома его дойти, запамятовала, думала легко найду, да и заблудилась. Ну, я и подумала, может на службе его застану, – с несчастным видом принялась объяснять я.

  – Так ты, что, в первый раз в городе, что ли? Ратушу-то совсем легко найти, – вроде бы удивился старичок.

  – Угу, – я кивнула. – Марек меня раньше с собой не брал...

  – Ну, пойдем, покажу дорогу, все равно ведь в ту сторону иду, – решил помочь несчастной мне старик. Правда, по дороге он пытался выспросить у меня что-нибудь «интересное» (сплетник, он сплетник и есть), но с подобным любопытством я научилась справляться еще лет в четырнадцать. Достаточно начать самой рассказывать – долго, много и с кучей мелких подробностей и лирических отступлений. Благодаря паре жутко любопытных соседок, все время сующих нос, куда не просят, у меня та-а-акая практика... На восторженном рассказе о том, что «рыжий Торик придумал просто волшебную мазь – у моего котенка лапка всего за неделю зажила», мой провожатый не выдержал, и указав «во-он там, до конца улицы, а потом налево, прямо в ратушу и упрешься», оставил меня в покое. Я фыркнула, не в силах сдержать улыбку, поплотнее запахнула плащ и быстрым шагом двинулась в указанном направлении.

*   *   *

  Да-а-а... Если этот город и не столица, то точно может составить ей конкуренцию. По крайней мере, ратуша тут была внушительная. Поинтересовавшись у стражника, стоявшего возле дверей, куда здесь можно сдать трофеи за вознаграждение, я получила довольно подробное описание маршрута. Выяснилось, что здесь даже есть специальная служба, которая занимается подобными делами (в смысле, выдачей вознаграждений), потому как вещей, за которые можно за это самое вознаграждение получить, немереное количество. Редкие ингредиенты, части тела опасных существ, подтверждающие их уничтожение, знаки поощрения (да, здесь оказалась интересная система: вместо объявления благодарностей выдавали разнообразные, в зависимости от размера благодарности, знаки поощрения. А потом решай как хочешь: либо оставляй себе, как знак отличия, либо сдавай его в соответствующую службу за денежку). Но самое распространенное, это всякая флора и фауна из Серой Зоны. Стражник, хоть и косился на меня, но маршрут объяснил досконально. До нужного кабинета я добралась быстро, буквально за пять минут. И это невзирая на более чем приличные размеры здания. Все-таки обожаю здешних архитекторов. И как им удалось создать такую удобную планировку? Я вежливо постучала, и услышав негромкое «Войдите» просочилась внутрь кабинета. Внутри обнаружился массивный стол, пара стульев для посетителей и несколько стеллажей со всякой всячиной возле стен. Похоже, этот вид мебели тут популярен, мысленно хмыкнула я. Сам хозяин кабинета просматривал какие-то документы, зарывшись в бумаги чуть ли не по самую макушку.

  – Назови причину посещения, – суховато сказал он, скользнув по мне взглядом и снова утыкаясь в документы.

  – Желание сдать артефакт за вознаграждение.

  – Какой артефакт, – безразлично спросил мужчина с таким выражением лица, словно ему эти артефакты каждые десять минут по нескольку штук притаскивают, причем все одинаковые.

  – Вот этот, – я шлепнула печать прямо на его бумаги. А вот нечего меня игнорировать! Небось, двухметрового амбала он встретил бы повежливее.

  Мужчина неохотно перевел взгляд на подвеску и замер. Потом он медленно вытащил какой-то амулет, и, когда тот мигнул и приобрел темно-багровый окрас, побледнел как полотно.

  – Э-э-э... с тобой все в порядке? – осторожно поинтересовалась я.

  – Откуда это у тебя? – прохрипел он, смотря на меня каким-то нехорошим взглядом.

  – Это боевой трофей, – настороженно ответила я. – Но если подобные вещи не входят в компетенцию этой службы, я могу отдать это непосредственно тайной страже.

  – Нет-нет, все в порядке. Просто не каждый день видишь подобные трофеи, – с хозяина кабинета слетела вся невозмутимость.

  – Тогда, может, выдадите мне соответствующее вознаграждение?

  – Конечно, сейчас... – мужчина поднялся из-за стола. А в следующую секунду резким движением сцапал меня за руку. За левую. Рана на ладони, которую я так и не удосужилась подлечить, немедленно вспыхнула болью. Я вскрикнула и попыталась ударить магией, но чары почему-то не сработали.

  – Даже не пытайся! Твой хозяин тебе здесь не поможет, отродье Хаоса! – буквально прошипел мужчина, и попытался меня скрутить. Счас тебе! Я брыкалась, кусалась, вырывалась и лягалась, как обезумевшая лошадь, одновременная бросаясь всем, что попадалось под пока свободную правую руку. Наконец, после особо удачного попадания статуэткой, мой противник зашипел от боли и на секунду разжал руки. Я тут же метнулась к дверям. Самое главное сейчас – выбраться из зоны блокировки магии, а там пусть попробуют меня поймать. Но выскочить в коридор я не успела. Дверь распахнулась и на пороге появился кто-то, тут же перекрывший мне дорогу. Да что ж мне так не везет-то – подумала я, уворачиваясь от хозяина кабинета. Новоприбывший пока застыл в дверях, то ли решив перекрыть мне пути отступления, то ли просто остолбенев от открывшегося зрелища. Ай! Я чудом поднырнула под почти схватившую меня руку, и бросилась в сторону, пытаясь отгородиться столом от преследователя. Он рванул за мной, но споткнулся об перевернутый стул и, потеряв равновесие, отлетел к стене. Я изо всех сил вцепилась в стоящий рядом стеллаж, уже испытанным приемом обрушивая его на противника. Стеллаж с грохотом рухнул, погребая его под своим содержимым. Но порадоваться я не успела, так как отмер застывший у двери посетитель. Воспользовавшись тем, что я растеряно застыла посреди разгромленного кабинета, он моментально меня скрутил. Да так неудачно, что шкатулка, по-прежнему спрятанная за пазухой, пребольно впилась в ребра. Я зашипела от боли и принялась активно выкручиваться из захвата. Тут в коридоре послышался топот, хлопнула распахнувшаяся дверь...

  – Что здесь происходит? – в голосе спросившего чувствовалось огромное удивление. Я вскинула голову... и не поверила своим глазам.

  – Лаэрт?!!

  – Этрин?! Боги, как ты здесь оказалась? С тобой все в порядке? – бросился ко мне парень. – Рэйс, да отпусти ты ее, ничего она тебе не сделает, – махнул он рукой моему пленителю.

  – Ага, ничего, – проворчали за спиной, неохотно выпуская из захвата. – Да эта фурия тут весь кабинет вверх дном перевернула.

  – С чего ты ее вообще ловить начал? – удивился Лаэрт, поспешно осматривая меня на предмет повреждений.

  – Да это не я. Я вообще мимо шел, слышу, у Ларса шум какой-то, ну и заглянул. А тут Хаос ведает что творится, – сообщил Рэйс.

  – А сам Ларс где? – окинул комнату недоуменным взглядом Лаэрт.

  – Где-то здесь, – обвел комнату широким жестом Рэйс. – Она на него стеллаж перевернула.

  – А нечего было за раненую руку хватать, – обиженно надулась я.

  – Этрин, да как ты вообще здесь оказалась? Тебя сутки не было!

  – Сутки?!! – вытаращилась я на парня. Некислый же у балахонников дурман...

  – Мы с ног сбились, тебя разыскивая. Где ты была?

  – Где-где..., – пробурчала я. – Совсем вы тут мышей не ловите, балахонники считай под самым носом шастают, а вы ни сном ни духом...

  – Балахонники? – побледнел Лаэрт. – Ты хочешь сказать, тебя захватили жрецы Хортаса?

  – Они самые. У них тут логово неподалеку. А в ратушу я пошла, чтобы сдать вот это, – я ткнула пальцем в печать Хаоса. Плевать, что неприлично, сейчас не до этикета.

  Рэйс и Лаэрт, проследившие за моим пальцем невольно сглотнули. Но если Лаэрт выглядел просто ошарашенным, то Рэйс аж позеленел и попятился к дверям.

  – Нет, это просто невозможно... Как??!!!

  – Ну... я уронила ему на голову стеллаж, – виновато потупилась я. Лаэрт недоверчиво посмотрел на меня, а потом вдруг расхохотался.

  – Что? – я снова надулась. Не все же мастера ближнего боя, вот и приходится подручными средствами обходиться.

  – Ой, не могу... Это ж надо... Стеллаж..., – всхлипывал от хохота сын графа.

  – Что рядом оказалось, то и уронила, – обиженно фыркнула я.

  – Ри, да с мастером разрушения не всякий отряд боевых магов справиться, у них же защита как на королевской сокровищнице. А тут – стеллаж..., – наконец пояснил причину своего веселья Лаэрт.

  – Все гениальное просто, – сообщила я ему. – Вместо того чтобы пытаться причинить им вред изощренными чарами, надо просто бить чем-нибудь тяжелым по голове. И вообще, кончай ржать. Лучше сообщи, что у вас тут рядом база балахонников. Разбегутся ведь, пока ты тут веселишься.

  – Не переживай, я уже вызвал «Шорох», с минуты на минуту будут здесь, – стоило ему это сказать, как за дверью прозвучали шаги и в дверях показался Л'Эйкэр вместе с остальными бойцами «Шороха».

  – Лаэрт, что случилось, почему ты подал сигнал тревоги... – начал было он, но тут увидел меня. – Этрин? Как ты здесь оказалась?!

  – Кэр, все потом. У нас есть шанс накрыть одну из баз «балахонников», – вмешался ар Маран.

  – Рассказывай, – немедленно подобрался оборотень. Ну, еще бы. У него к этим милым личностям свои счеты.

  Я объяснила, где меня держали. Что тут поднялось! Кэр, который просто впал в бешенство от такой наглости, немедленно унесся организовывать нападение, попутно поставив на уши полратуши. Печать запаковали в какую-то металлическую коробку и навертели на нее столько заклинаний, что воздух рядом аж потрескивал. Все куда-то бежали, кого-то искали, что-то делали... Бардак, короче. Я могла только глазами хлопать, не успевая реагировать на происходящее, пока Л'Эйкэр не выдернул меня из этой суеты и не велел отправляться к целителям. На пытавшегося что-то выяснить у меня мага он рявкнул «Потом! Дайте ей хоть в себя прийти» и категоричным тоном приказал Файлару меня проводить. Впрочем, я была даже рада, выбравшись из всей этой сутолоки, потому что чувствовала себя жутко уставшей. Похоже, наступил откат. Сказывалось постоянное нервное напряжение, да и ела я в последний раз больше суток назад, а если точнее, то в утро злополучной охоты. Как именно Файлар доставил меня в особняк ар Маранов – не помню. Глаза закрывались прямо на ходу. Поэтому, наскоро перекусив и уверив Шиана, что со мной все в относительном порядке, я прямо в одежде рухнула на какой-то диванчик и мгновенно отрубилась.

*   *   *

  Выспаться мне не дали. Не знаю уж, сколько я давила подушку, но моему организму этого оказалось явно недостаточно. Будить меня пришла Релла, за что и схлопотала подушкой. Правда, когда я узнала, что парни уже вернулись из логова балахонников, я перед ней извинилась. Вообще, вид у дочери графа был ужасно виноватый. Как выяснилось, Релла жутко переживала, что я из-за нее попала в такую передрягу. Мол, если бы она не попросила заменить ее на охоте, то ничего бы не случилось. Кое-как успокоив девушку и объяснив, что не держу на нее зла, я принялась трясти Фиреллу на счет новостей. Подробностей она не знала, но вроде бы все прошло успешно. По крайней мере, Токрис ходит довольный, как будто ему ключ от королевской сокровищницы дали. Вернулся минут пятнадцать назад, и теперь жаждет со мной пообщаться, может, я что интересное расскажу. А поскольку любопытно не только ему, то собралась приличных размеров компания, и ждут только меня. Повздыхав про себя на тему того, что могли бы и дать выспаться, никуда бы я от них не делась, иду вслед за Фиреллой в кабинет графа. Захожу, окидываю присутствующих взглядом. Да, знакомые все лица. Граф ар Маран, Токрис, Лаэрт, Л'Эйкэр, Файлар и еще пара бойцов «Шороха». Ну и мы с Реллой. Прямо уже почти традиция собираться в этом кабинете таким составом. Меня встретили такими взглядами, что невольно возникли ассоциации с людоедами, поджидающими завтрак на берегу. Да-а, похоже с мечтой по-быстрому рассказать свои приключения и отправиться досыпать можно распрощаться. Они от меня не отстанут, пока все подробности не вытянут. Блин! А про туман я как-то и не подумала! Если про него не упоминать, непонятно, как я избавилась от браслета и почему жрецы в комнате вдруг так резко от меня отвлеклись. В то, что они просто не воспринимали меня как источник опасности, явно никто из присутствующих в комнате не поверит. Тот же Токрис меня расколет на раз. А рассказывать... Слишком много возникает вопросов. Не говорить же, что я попаданка и все такое. Замучаешься ведь доказывать, что не верблюд. Хотя... С другой стороны, про туман я и сама ничего не знаю. Ни почему туда попадаю (нет, в первый-то раз понятно, что меня Арагорн выдернул... но вот как я туда второй раз попала?), ни как мне оттуда удается вещи притаскивать. Можно ведь просто про Арагорна и разговор с ним не упоминать, а так я ж тут ни причем. В крайнем случае, буду валить все непонятки на уникальные свойства ауры, приобретенные вследствие общения с таким неизученным артефактом, как печать Хаоса. Шиан говорил, что последствия ее воздействия почти невозможно предсказать, вот от этого и буду отталкиваться. Тем более, что Арагорн мне снился уже в особняке. Хм... пожалуй, так и поступлю. Я глубоко вздохнула и приступила к рассказу.

  К моему удивлению, возможность вытащить вещи непонятно откуда окружающих удивила не сильно. Оказывается, здесь иногда встречается такое явление, правда, очень сложно предсказать его результат. Попасть в «межреальность», как назвали данное состояние? место? можно было в очень глубоком трансе, или во сне, как у меня. Правда, для каждого мага может быть свой вид межреальности (почему никто и не берется как-то предсказывать результаты подобных «погружений»), зависит от восприятия. Конкретно о тумане упоминаний еще не попадалось, нов целом никто не удивился. Гораздо больше их заинтересовало зелье. Как оказалось, никого подобного тут не встречалось. По словам Шиана, тут водилось что-то похожее на «Туман страха», но изготовить его было очень сложно. Какие-то из ингредиентов, входящих в состав, были жутко редкими и дорогими, так что овчинка выделки не стоила. Кстати, Шиан же мне и объяснил, почему зелье сработало на балахонниках. Оказываться, назвать их темными магами нельзя, их собственно и полноценными магами назвать сложно, поскольку используют они не собственный резерв и не стихийные силы (кстати, стихий тут намного больше, чем четыре... к ним относят практически все, что может послужить источником наполнения резерва – жизнь, смерть, звезды, луна... даже стихия крови есть), а напрямую энергию Хаоса, который со стихиями темных магов и рядом не стоял. А до уровня демонов и созданий Хаоса им еще пилить и пилить.

  Когда же я рассказала о шкатулке, граф сразу подобрался и стал похож на готового к прыжку хищника.

  – Крис, вы нашли шкатулку?

  – Нет, похоже ее успели спрятать. Надо будет попробовать магический поиск, благо у нас теперь есть подробное описание.

  – Э-э-э... Боюсь там вы шкатулку не найдете, – немного неуверенно вмешалась я.

  – Почему?

  – Ну, я когда убегала, она мне под руку подвернулась, я и прихватила... на всякий случай..., – смущенно потупилась я, испытывая почти непреодолимое желание поковырять ковер носком сапога.

  – И ты молчала?! – хором воскликнули Рэйсмус и Токрис.

  – Так я думала, что шкатулка у вас уже. Не могла же я с ней спать лечь, – красноречивые взгляды сказали мне, что да, могла. И не только могла, но и скорее всего, так и сделала. Пощупав себя в районе талии, я с тихим ужасом убедилась, что действительно умудрилась не выложить свой трофей. Как я ее не почувствовала – ума не приложу. Сглотнув, я быстренько вытащила шкатулку из-за пазухи, пока остальные не заметили моего испуга. Трофей был торжественно водружен на стол, присутствующие подались вперед, жадно разглядывая артефакт (в том, что это именно артефакт, я ни капельки не сомневалась).

  – Какая тонкая работа, – зачарованно выдохнула Релла.

  – С ума сойти. Тайная стража за этой шкатулкой лет пятьдесят гоняется, а она все это время рядом была, – прокомментировал ситуацию Файлар.

  – Зато понятно, почему все следы как в воду канули. Жрецы Хортаса умеют маскироваться, – ответил Токрис.

  – А что в ней хоть должно быть? – спросила я. – Ну интересно же, зачем она понадобилась балахонникам, – пояснила в ответ на недоуменные взгляды.

  – Видишь ли... Что конкретно лежит внутри никто не знает. Известно лишь, что это может послужить ключом к местонахождению Сердца Йегэлскера.

  – Сердца кого?

  – Йегэлскера. Это очень сильный, можно сказать легендарный артефакт Порядка. Историю его первого появления и последующих использований рассказывать долго, скажу лишь, что хаотические эманации он блокирует практически полностью. Хоть в центр прорыва Хаоса с ним иди, ничего с тобой не случиться.

  – А зачем он тогда поклонникам Хаоса, – недоуменно интересуясь, в последнюю секунду глотая почти сорвавшее с языка «нафига». Не хватало еще на такой мелочи попалиться.

  – Одним из побочных свойств Сердца Йегэлскера является способность аккумулировать энергию. Можно сказать, это мощнейший накопитель очень небольших размеров. Причем быстрее всего он энергию накапливает именно в местах с высоким уровнем Хаоса. Собственно, поэтому Сердце и было спрятано. В случае необходимости, при помощи ключа, – граф указал на шкатулку, – хранитель мог легко найти артефакт, и передать его очередному носителю. Но когда шкатулка была украдена, Сердце стало не доступно. Ведь открыть ее могут только женщины нашего рода.

  – Все равно непонятно, – пожимает плечами Релла. – Энергия, конечно накапливается, но не очень быстро. Да и использовать Сердце как накопитель может только тот, кому это позволит хранитель артефакта.

  – Солнце мое, а зачем они, по-твоему, тебя похищали? – хмыкаю я. – Если бы только крови на крышку капнуть, так проще тебя где-нибудь «случайно» оцарапать, чем всю эту катавасию с похищением заводить.

  – Они что, рассчитывали, что я им добровольно открою доступ к Сердцу?

  – Релла, поверь, убеждать они умеют, – меня невольно передергивает. – Я не рассказала, как открыть шкатулку, только потому что сама ничего об этом не знала. А потом меня в межреальность выбросило. И то до сих пор в дрожь бросает.

  – Позже поделитесь впечатлениями, – перебивает меня Токрис. – Я думаю, раз уже шкатулка оказалась у нас в руках, надо ее открыть. В свете последних событий нам очень пригодиться артефакт, способный блокировать эманации Хаоса. Есть у меня плохие предчувствия...

  – Согласен, – кивает граф. – Релла, будь добра, – указывает он на шкатулку.

  Релла согласно наклоняет голову, просит у Лаэрта кинжал и, слегка скривившись, прокалывает палец. Потом возвращает кинжал владельцу, и аккуратно капает кровью на крышу шкатулки. Я с интересом наблюдаю за эффектом, ожидая, что шкатулка откроется, или хотя бы проявиться замок. Ничего подобного. Вместо этого на крышке проступает вязь букв, складывающаяся в четверостишие (ну, теперь понятно, почему герб так мало места занимал). Релла наклоняется и зачитывает:

  Того, что справа – напои кровавой жертвой

  Что страсть и злобу усмиряет

  А левого омой водой бесцветной

  У девы чистой по щеке что вниз стекает

  – Мда... Справа от чего? – спрашивает один из шороховцев, присутствующих в кабинете (забыла, как его зовут).

  – Скорее всего, имеется в виду правый дракон на гербе, – задумчиво произнес Рэйсмус ар Маран. – Недаром они столь рельефные.

  – Ну, насчет белого все понятно, – стекать по щекам «чистой девы» могут только слезы, так что его нужно смочить слезами девственницы. А вот что за кровавая жертва, «что страсть и злобу усмиряет?» – спросил Л'Эйкэр.

  – Здесь возможны два варианты, – пожевал губами Шиан. – Первый – это просто добровольное кровопускание, наподобие ритуального примирения двух кровников. Второй – это кровь мероала, она обладает очень сильным успокоительным эффектом.

  – А может это вообще аллегория – возразила Фирелла. – Здесь сказано «напои», а известно, что драконы перед брачным полет не едят мяса, а только пьют кровь, причем чаще всего это кровь горных антилоп.

  – В любом случае, это не проблема. Добровольца на кровопускание найдем, вон у тебя как раз палец проколот, кровь мероала есть у меня в лаборатории, да и с горными антилопами что-нибудь придумаем. Вот где взять слезы девственницы? Их же в столице и окрестностях днем со «светляком» не найдешь.

  – А что, слезы какой-нибудь девочки лет десяти не подойдут? – удивилась я. – Не думаю, что она уже потеряет невинность к этому времени.

  – В том-то и дело, что нет. Здесь написано «девы», а девой можно считаться только после встречи своей семнадцатой весны. В столице найти подобную девушку невозможно, да и в окрестностях не намного легче. Можно, конечно, среди магичек поискать, у них нравы более строгие, но не хотелось бы привлекать внимание. Потом ведь не отвяжешься. Вот если бы кое-кто – тут граф бросил выразительный взгляд на смутившуюся Фиреллу – не крутил романы с красивыми гвардейцами, то никаких бы проблем не возникло.

  – Ну... если надо, я могу поплакать, – предложила я.

  – Ты девственница? – удивляется Шиан.

  – Ну.. да, – я слегка краснею. – Сами же сказали, что у магов более строгие нравы!

  – Да, но обычно на красивых девушек это мало распространяется, – пожимает плечами Шиан. – Но, раз уж ты подходишь под все требования, эта проблема отпадает. Единственное, поплакать придется как следует, пары слезинок будет явно недостаточно. Сейчас выдам тебе пузырек, и можешь начинать.

  – Э-э-э... Тебе что-нибудь нужно? – осторожно спрашивает Лаэрт.

  – Ага. Лук дайте.

  – Лук?!

  – Да не боевой, обычный. Не плачется мне по заказу, придется над луком дышать...

  – А-а-а, – несколько успокоено протягивает парень и встает. – Ну, пойдем, на кухне попросим, что ли...

  Я тяжело вздыхаю и отправляюсь за луком и пробиркой. И зачем я, спрашивается, вызвалась?

*   *   *

  Скрипнула приоткрытая дверь, заглянувший в комнату Файлар оценил количество жидкости в пузырьке и одарил меня сочувствующим взглядом. Мой ответный взгляд был не менее выразительным, зато гораздо более раздраженным. Местный лук оказался на редкость злым, но, несмотря на то, что слезы катились градом, склянка наполнялась крайне медленно. Так что у меня опухли глаза, появился насморк и разболелась голова. Естественно, настроения мне это не улучшало. Еще шатаются тут всякие сочувствующие через каждые пять минут... Одно утешение, что Реллу Шиан взял в оборот, подгоняя ее проколотый палец под какой-то там ритуал «усмиряющий страсть и злобу», так что хотя бы она здесь не маячила. Я шмыгнула носом, по щеке покатилось еще несколько слезинок. Единственной причиной, по которой я еще не пошла ругаться с Шианом, был специальный амулет, который не давал «напрасно растрачиваться ценному ингредиенту», переправляя слезы прямо в колбочку. Иначе тут можно было бы неделю рыдать. Я с ненавистью покосилась на половинку луковицы, и обреченно поднесла ее поближе к носу. Резкий запах немедленно вызвал новую порцию слез. У-у-у-у, когда же это кончится... Кстати, здешний лук порядком отличался от земного. Он был почти в полтора раза крупнее и насыщенно-бордового цвета. А уж запах... Дверь снова распахнулась, являя моему сердитому взгляду чем-то довольного Шиана.

  – Я думаю, такого количества пока достаточно, – сказал он, на глазок оценив уровень жидкости в склянке.

  Я с неимоверным облегчением отодвинулась от стола с луком, бросила амулет и высморкалась. Шиан бережно закупорил пузырек, и, посмотрев на меня, мягко провел рукой перед лицом. Мне сразу же полегчало. Исчезла заложенность носа, да и глаза больше не наводили на мысли о родстве с азиатскими народами.

  – Спасибо, тем Шиан, – искренне поблагодарила я.

  – Да не за что, – пожал плечами он. – Поставщицу ценного ингредиента надо холить и лелеять.

  – Что, неужели слезы девственниц до сих пор используются в алхимии? – искренне удивилась я. Честно говоря, считала условия типа «три волоса праведника смешать со слюной прелюбодейки» изощренным издевательством.

  – Почему нет? – снова пожал плечами маг. – Они обладают рядом довольно интересных свойств, особенно если девственница еще и магичка. Если бы не некоторые сложности, связанные с добычей, были бы довольно распространенным компонентом.

  – Надо же, а я всегда считала подобные истории глупыми байками...

  – Напрасно. Хотя сейчас об этом практически забыли, в девственности для магов много плюсов. Во-первых, возможность приручать единорогов и даже ездить на них. Конечно, невинность не обязательное условие, но она намного облегчает контакт с единорогами. Я думаю, о пользе подобного союза говорить не стоит. Во-вторых, продление молодости. Пока сохраняешь девственность, организм вырабатывает вещества, замедляющие старение. Далеко не каждый маг в молодости обладает достаточной силой, чтобы сохранить привлекательность. Не случайно в большинство колдовских рецептов эликсира бессмертия или вечной молодости упоминается кровь девственника или девственницы.

  – Хм, а я думала, искатели вечной жизни на девушках специализируются, – чуть приподнялабровь я.

  – Распространенное заблуждение. На самом деле, выбор кровь кого именно использовать, зависит лишь от пола или предпочтений самого изготовителя эликсира. Просто девственники разные бывают, некоторые могут так возмутиться, что костей не соберешь. Девушки обычно более миролюбивы.

  – Рассуждаешь, будто профессионально занимался изготовлением подобных эликсиров, – шутливо пугаюсь я.

  – Да, нет, просто во время учебы я повздорил с преподавателем истории магии, и он подкинул мне такую тему для исследования. Думал, что я от скуки взвою, но тема оказалась неожиданно познавательной, – ответно ухмыльнулся маг. – Но возвращаясь к теме, запас энергии у девственников(девственниц) обычно больше и она ярче, сильнее, что позволяет им более проще связывать ее с магоэнергетическим полем и, следовательно, магические действия им даются проще. Образно выражаясь, они ближе к миру магии, потому что их слабее, чем других удерживает в этом мире.

  – Надо же, какие преимущества. Достаточно сильный стимул блюсти целибат.

  – Сейчас об этом мало кто знает. Мы с размахом поставили обучение молодежи, но из-за этого иногда забываются полезные вещи, – Шиан явно собирался еще посетовать на торопливость нового поколения (по-моему, молодежи ужасается каждое поколение), но тут дверь снова распахнулась и в комнату заглянул слегка встрепанный Нетар.

  – Принесли, – лаконично сообщил он.

  – Так быстро, – оживился Шиан.

  – Повезло, – так же кратко ответил воин. Он вообще довольно неразговорчив, как я заметила.

  – Ну, что, пошли открывать шкатулку? – предложил маг, вставая с кресла. Поскольку мне было жутко любопытно, что же скрывает мой трофей, я от него не отставала.

  В кабинет мы зашли практически последними. На столе рядом со шкатулкой уже стоял пузырек с темно-багровой жидкостью. Хм, на мой взгляд ,кровь должна быть несколько поярче. Правда, как оказалось, в пузырьке были смешаны все три вида крови. Так сказать, чтобы наверняка. Дальше Шиан вручил обе емкости Релле, как хранительнице артефакта. Она открыла склянки и наклонила их, аккуратно поливая драконов на крышке. Жидкость тут же впиталась. Несколько секунд ничего не происходило, затем резные изображения стали светиться. Неярко, но вполне заметно. А потом от герба по шкатулки прокатились две волны – серебристая и ярко-алая. Сама шкатулка резко посветлела и на ней проступили странные символы. Такое ощущение, что краска просто сгустилась в нужных местах, осветлив остальную поверхность. Также обозначилась крышка, и еще через несколько секунд шкатулка с мелодичным звоном приоткрылась.

  – Приятно знать, что мы не ошиблись, – негромко проговорил Шиан, не торопясь, впрочем, прикасаться к артефакту.

  Наконец, очень осторожно и навешав на себя несколько щитов, Релла прикоснулась к резному боку. Ничего не произошло. Девушка пожала плечами и откинула крышку. Все тут же подались вперед, пытаясь разглядеть содержимое шкатулки. Внутри оказались два предмета: треугольный темно-синий камень с завораживающими голубыми искорками и записка на пожелтевшем пергаменте. Шиан тут же завладел камнем, излучая энтузиазм исследователя, а граф развернул пергамент.

  – Ты смог открыть шкатулку. Что ж, теперь ключ твой. Он откроет врата, что скрыты в древней обители знаний. Пройдя через них, ты попадешь на белые равнины. Следуй за сиянием небес, и ты увидишь след Создателя... Но помни: обратный путь будет гораздо опаснее, ибо лежит он чрез Вихри Хаоса..., – прочитал он содержимое записки вслух.

  – Мда... Предки явно обожали ребусы..., – прокомментировал Лаэрт. – Белые равнины, сияние неба...Что все это может означать?

  – Я думаю, сначала надо выяснить, что это за обитель знаний, а уже после разбираться, что находится на пути к сердцу Йегэсклера, – возразил Шиан. – С вратами все понятно – это, скорее всего, портал, а артефакт – он взмахнул рукой с зажатым в ней камнем – является элементом активации заклинания и направляющей, указывающей точку прибытия. Но вот где эти «врата» могут находиться?

  – Обитель знаний – это, скорее всего, библиотека, – предположил Лаэрт.

  – Или Академия, – возразила Релла. – Академия даже более вероятно. Они всегда были центрами знаний, там собирались самые образованные люди, да и библиотеки были одними из самых богатых. К тому же, Академий способных претендовать на звание «древней» не так уж много. Кроме Ларасской я так сходу ничего и не припомню.

  Я, с интересом слушавшая соображения присутствующих, сначала не обратила на ее слова особого внимания. Но эту идею поддержал Шиан, потом Л'Эйкэр... Когда я сообразила, чем мне может грозить поездка в Ларасскую Академию, меня прошиб холодный пот. Вот на сто процентов уверена, что Токрис не упустит возможности «между делом» проверить мою легенду. И дело тут не только в официальной документации. Я ж даже не представляю, как эта самая академия выглядит! Да я о ней вообще ничего не знаю, кроме того, что прочитала в учебнике географии! Вот же е-мое! Надо срочно отвлечь их от этой мысли. И побыстрее, пока онине сообразили, что я, по идее, являюсь потенциальным источником информации. Но как? На слова «да ну, не было там ничего такого» они явно не купятся. Ну же, думай... Должна же быть какая-то зацепка... Пока я напряженно соображала, кто-то вспомнил о том, что я теоретически могу обладать какой-то информацией.

  – Не думаю, что портал будет в Ларассе, – пожала плечами я, изо всех сил изображая незаинтересованность в этом вопросе. – Во-первых, среди студенческой братии никаких слухов о загадочных дверях, вратах и порталах не ходило, а не мне вам объяснять, как трудно что-нибудь скрыть от любопытных недоучек. Во-вторых, это нецелесообразно с точки зрения логики. Шкатулка и ее хранительницы находятся здесь, а Ларрас – на другом континенте. Насколько же мне известно, порталов, способных на межконтинентальные перемещения, не существует (кстати, чистая правда. По непонятной причине, ни один телепорт не работал, если по ходу перемещения находилось море. Даже через узенький пролив не перебрасывал. И это при том, что на континенте никаких ограничений не было, хоть через весь материк телепортируйся). Значит, необходима как минимум неделя, чтобы добраться до портала. Это нерационально, ведь время может быть и ограниченным. Ведь неизвестно, куда ведет портал, и какой срок понадобится на поиски Сердца. Глупо еще увеличивать время на дорогу. Я считаю, что «древняя обитель знаний» должна быть где-то неподалеку, но при этом не являться широко известной. Так, чтобы при необходимости до нее было легко добраться, но при этом она не была на виду, – я замолчала, переводя дух. Будем надеяться, мои догадки покажутся логичными.

  – Звучит разумно, – задумчиво наклонил голову граф. – Шиан, что ты скажешь?

  – В целом, я согласен с Этрин. Ларасс может считаться древним только в сравнении с остальными Академиями, так как единственный уцелел после Войны. Во время империй он был лишь одним из провинциальных академических городков. В той же Серой Зоне располагались более старые и известные школы. Единственное, я хотел бы уточнить, что искать нужно не здесь, а в районе Фанера – там до войны располагалось родовое гнездо ар Маранов.

  -А ведь точно, – протянул Файлар. – Там рядом есть какая-то заброшенная не библиотека, не то что-то наподобие...Ходили слухи, что при империи там хранились старые летописи. Мы мальчишками все пытались в развалинах клады искать, но там стены на честном слове держаться, и гильдия магов поставила защиту. Так что внутрь мы не так ни разу и не попали.

  – Ну что ж. Предположительное местоположение портала мы знаем. Теперь нужно проверить, и, если наши догадки верны, нужно отправлять отряд за Сердцем Йегэлскера. Я задействую информаторов, нужно узнать побольше об этих развалинах, а вы пока попробуйте расшифровать остальную часть послания, – подвел итог Токрис, вставая из кресла. Мы тоже не стали особо задерживаться, довольно быстро покинув кабинет графа. Хм, пока тут все не закопались в расшифровку, надо ребят потрясти, как налет на балахонников прошел. В конце концов, я тоже любопытная!



Глава 11


«Лень – двигатель прогресса. Любопытство – источник неприятностей».

  Солнце уже клонилось к закату, когда я закончила охоту за информацией, и теперь, сидя у себя в комнате на кровати, грызла яблоко и размышляла. Хотя если точнее, пыталась найти ответ на вопрос, надо мне ввязываться во всю эту катавасию с Сердцем Йегэлскера, или лучше в сторонке постоять. С одной стороны, артефакт, способный блокировать хаотические эманации, да еще при этом и накапливающий энергию, всегда пригодиться. Особенно при такой нервной жизни. Поскольку шкатулку с «ключом» притащила именно я, настаивать на своем участии в походе за Сердцем имею полное право. Да и просто любопытно поучаствовать в этаком «походе за сокровищем». С другой стороны, оно мне надо? Сначала в развалинах искать врата, потом непонятные «белые равнины»... Мало ли что там может водиться? Может, лучше подождать отважных «кладоискателей» в особняке у графа? А что: комфортно, спокойно и почти безопасно.

   Балахонников-то повязали. Если судить по информации, которую я вытрясла из Файлара, главного балахонника настолько качественно приложило стеллажом, что к моменту атаки тайной стражи он только-только в себя пришел. Еще бы, там такие книжечки были, что можно смело как оружие использовать. Ну и, соответственно, устроил жуткий переполох и нагоняй подчиненным. Как выразился парень «там такой бардак был, что можно было хоть целый легион провести – все равно заметили бы, только когда их вязать начали». В такой ситуации оказать достойное сопротивление или оперативно смыться по какому-нибудь тайному ходу было сложно. И шороховцы, кроме того, что разгромили довольно крупное убежище, еще и захватили целую кучу документации. Переписка, планы города, отчеты о денежных тратах и прибылях, приказы на ближайшее время... То-то Токрис ходилдовольный, как будто ему дали свободный проход в королевскую сокровищницу. Он на некоторых субъектов давно зуб точит, а тут такой компромат. Так что балахонникам будет явно не до меня. Тут уж не до похищений, им бы не попасться, и то хорошо. Хотя Лаэрт – вот гад! – предложил дать меня похитить еще пару раз. Сказал, что после этого ловить будет уже некого, потому что «балахонники» сами придут сдаваться.

  Но если серьезно, особых причин, кроме любопытства, идти с командой на поиски артефакта у меня нет. Оно, конечно, хоть и страшная сила, но не настолько, чтобы заставить покинуть уютный особняк графа и тащиться неизвестно куда. Нет, я лучше тут подожду. Заодно в магии потренируюсь, книжки умные почитаю. В конце концов, мне великую миссию по спасению королевства не поручали (хотя Арагорн вроде грозился), так что нафиг, нафиг. Я и так за несколько недель тут получила адреналина больше, чем за всю предыдущую жизнь. Эх, домой хочу... К маме, папе, компьютеру и любимой кошке. И чтоб никаких балахонников. Родители, наверное, уже все морги и больницы обзвонили... Настроение, бывшее и так не очень, окончательно испортилось. Так и до депрессии недалеко. Хотя с такой-то жизнью... Хорошо еще, что у меня, как у полуметаморфа, достаточно устойчивая психика. Что там было в моей легенде? «Легко приспосабливаются к любым условиям, неприхотливы, крайне своевольны, ехидны, непредсказуемы... Часто действуют, полагаясь на интуицию, которая у них необычайно развита» и «Я унаследовала способности матери и некий минимум способностей метаморфа. А именно, гибкую психику, слабую восприимчивость к наведенным иллюзиям, и нестандартную структуру собственных». Иначе бы давно заработала перманентное нервное расстройство, плавно переходящее в истерику. Поэтому не буду искать себе дополнительных приключений на пятую точку. Останусь в столице. Тем более тут магов много, следовательно, больше вероятность узнать что-нибудь о межмировых порталах. Ведь где находится выход из одного такого портала, я знаю. Более-менее успокоенная такими мыслями, я незаметно задремала.

  Да-а-а... Явно мне не судьба сегодня выспаться. Стоило мне закрыть глаза, как я очутилась в знакомом тумане. Как водиться, полностью одетой. Правда в этот раз на мне красовалось дикое смешение местной и земной одежды. Ну что за жизнь, а? Я тяжело вздохнула и шагнула вперед. К моему удивлению и даже некоторому беспокойству, перебросило не сразу, а только после пятого шага. Зато потом туман «опомнился» и дернул так резко, что я с трудом устояла на ногах, едва не влетев в костер. С трудом удержав равновесие, я огляделась. Возле костра сидел Арагорн и с ехидной улыбочкой наблюдал за моими попытками устоять на ногах.

  – Это не смешно, – обиженно заявила я.

  – Все зависит от точки зрения, с которой смотришь на ситуацию, – с безмятежностью «а-ля тибетский лама» заявил он. Я надулась, но решила не обострять конфликт. Уселась поудобнее на камушек, подперла голову рукой и воззрилась на собеседника. Так сказать, готова получать ЦУ. Ценные указания, то есть. Арагорн окинул меня внимательным, прямо-таки рентгеновским взглядом и хмыкнул:

  – Ты гляди-ка, действительно готова... Правда я, когда говорил о восстановлении ауры, несколько другое имел в виду, ну да ладно, и так сойдет, – он чуть прищурился. – Домой хочешь?

  – Хочу, – честно призналась я. Да и смысл врать, если Арагорн мысли читает?

  – Правильно, никакого смысла, – подтвердил он. – Значит так. Я, как ты уже поняла, бог. И могу вернуть тебя не только домой, но и именно в тот момент времени, в который ты его покинула.

  – И что для этого надо сделать? – истину про сыр и мышеловку в современном мире не усвоили, наверное, только младенцы.

  – Джигран – мир, в который ты попала, – для меня достаточно важен. В силу некоторых обстоятельств, вмешаться напрямую я не могу. В мир был принесен некий артефакт Хаоса. Если его активировать, то Джигран обречен. И ты вместе с ним. Твоей задачей будет найти этот артефакт. Уничтожить ты его не сможешь, так что достаточно будет вынести за пределы мира.

  Я подавилась воздухом. Нифига себе заявочки! Всего лишь вынести за пределы мира?! Да если бы я могла так спокойно шастать за эти самые пределы, то, надо думать, и домой сумела бы вернуться без проблем!

  – Не стоит так фонтанировать эмоциями, – хмыкнул Арагорн. Кажется, его моя реакция позабавила. – Никаких «врат за пределы мира» тебе искать не придется. Достаточно будет принести Зерно сюда, и можешь считать свою часть договора выполненной. Дальше я сам разберусь.

  – А в чем подвох? – подозрительно прищурилась я.

  – Какой подвох? – сделал непонимающее лицо он. – Нет никакого подвоха.

  – Ну, если бы все было так просто, какой смысл огород городить? – резонно заметила в ответ. – Меня выдергивать, снабжать экипировкой, даже личного благословения не пожалеть? Не проще ли было какому-нибудь жрецу присниться?

  – Не проще, – рыкнул Арагорн. – Напрямую я вмешаться не могу, а общение с жрецами и создание аватар как раз попадает под категорию прямого вмешательства.

  – А переброс человека из другого мира, значит, не попадает?

  – Портал ты сама нашла и активировала, – ехидно улыбнулся бог. – Так что ты в этом деле получаешься случайной величиной, которую никто из местных в раскладах не учитывает. Все-таки мое влияние было минимальным, так, подправить изменения, – его ухмылка стала отчетливо самодовольной.

  Я прикусила губу, пытаясь обуздать раздражение. Вот надо было мне ту плиточку подвигать! Несимметрично она стояла! Правильно говорят, нечего трогать руками всякие незнакомые предметы. Я медленно выдохнула сквозь зубы и спросила:

  – А защиты какой-нибудь от этого «зерна» не предусмотрено? – меня терзали вполне обоснованные опасения. Тут после печати так перекорежило, что до сих пор не отойду, а что-то мне подсказывает, что «зерно» будет где-то на порядок мощнее. Если не на несколько.

  – Правильно мыслишь, – прокомментировал Арагорн. – Эманации будут такие, что просто так даже подойти невозможно. Мутации начинаются. Поэтому сначала тебе нужно найти артефакт, способный хотя бы на время ослабить или блокировать излучение. Могу дать подсказку: во многих мирах подобные артефакты называются «следы Создателя». Причем это могут быть не только вещи, но и живые существа. Единороги там, или еще кто-нибудь в этом роде.

  – А поточнее нельзя сказать? – немного ошарашено спросила я. Почему ошарашено? А вы прикиньте объем поисков?! Хотя где-то я уже о «следах Создателя» слышала краем уха. Надо будет поднапрячь память...

  – Нельзя. Если хочешь домой, придется поднапрячься, – фыркнул Арагорн.

  Он уже поднялся, явно собираясь растаять в воздухе, но видя мое ошарашенное выражение лица, сжалился.

  – Найдешь что-нибудь подходящее, – заходи в любой мой храм. Так и быть, подскажу, в какой стороне искать Зерно. Висонтлаатаашра [1], – и растаял в воздухе.

  – Пижон, – пробурчала я себе под нос. – Нет бы по-русски сказать. Соображай теперь, он попрощался, или так изысканно обматерил? Ай!

  В следующую секунду пришлось резво отскакивать в сторону, потому что неизвестно откуда мне едва ли не на голову свалился увесистый томик. Увернувшись от неожиданного снаряда, я решила посмотреть, чем меня все-таки чуть не травмировало. Потому что падающие с неба книги, по-моему, даже для этого места довольно странное явление. Я осторожно потыкала томик носком сапога. Хм, не шевелится и кусать за ногу не бросается. Да и в целом выглядит, как обычная книга. Может, это Арагорн на прощание на какое пособие расщедрился? Типа, «След Создателя: что это такое и где можно достать». Я наклонила и подобрала томик.

  – Ах ты ж... юморист недоделанный, – не сдержалась я, увидев крупную надпись «Русско-венгерский разговорник». А рядом еще и приписочку от руки «Просвещайся». В ответ на возмущенный возглас книга у меня в руках как бы фыркнула, обдав меня густой пылью, от которой тут же захотелось расчихаться. Я мстительно прищурилась и запулила сей продукт типографской промышленности в костер. Книга гореть и не подумала. Напротив, она мягко отрикошетила от пламени и снова полетела в мою сторону. Еле успела в сторону отскочить! Создавалось такоеощущение, что бумаженция очень хотела отомстить, приземлившись мне на ногу. Пробуравив «подарочек» раздраженным взглядом, я зло фыркнула: «Ну и фиг с тобой» и развернувшись спиной к костру, решительно зашагала в туман. В этот раз никаких осечек не возникло, уже на втором шаге я услышала знакомый чпок, и меня выбросило обратно.

  Приоткрыв глаза, я убедилась, что за окном самая что ни на есть глубокая и темная ночь. Отчаянно зевнув и перевернувшись на другой бок, я уже собралась продолжить прерванный сон, отложив все проблемы на утро (и что у Арагорна за дурная привычка сниться посреди ночи? Я ж потом жутко не высыпаюсь!), как что-то больно уперлось мне в ребра. Кое-как разлепив веки, я уставилась на досадную помеху. И с трудом сдержала возмущенный вопль, обнаружив под боком слегка закопченный, но вполне целый «Разговорник», с ехидно мигающей надписью «Просвещайся!»

*   *   *

  – Ты еще долго? – окликнули меня из коридора.

  – Сейчас, одну минутку, – отозвалась я, зло сверля взглядом темно-красную обложку «Разговорника». Я уже четыре раза выкладывала эту гадскую книгу из рюкзака, один раз даже в шкафу закрыла, но четыре раза она неизвестным образом снова оказывалась среди собранных вещей. Учитывая, что весу данного титана книгопроизводства позавидовал бы не только кирпич, но, по-моему, и бетонный блок, радости мне данное обстоятельство не добавляло. Еще немного посверлив книгу взглядом, и убедившись, что покидать рюкзак она не собирается, я с тяжелым вздохом затолкала томик поглубже. Может, хоть под руками мешаться не будет. Я напоследок внимательно оглядела комнату, мысленно проверяя, ничего ли я не забыла. На первый взгляд, вроде бы ничего. Я снова вздохнула, и вышла в коридор. Остальные участники поискового отряда уже собрались и ждали только меня. У-у-у, чтоб этот «Разговорник» сгорел, а потом утонул – подумала я, перехватив недовольный взгляд Л'Эйкэра. Правда он ограничился только взглядом, не став как-то еще выказывать свое неудовольствие.

  Убедившись, что все собрались, Токрис провел краткий инструктаж. Куда мы отправляемся, что ищем, и чего ни при каких обстоятельствах делать не стоит. Учитывая, что это был то ли четвертый, то ли пятый инструктаж на подобную тему, слушали его без особого интереса. Я так и вовсе пропустила большую часть мимо ушей, печально размышляя над тем, как я до такого докатилась. Да-да, я таки отправлялась лазать по развалинам в поисках пресловутых врат, могущих привести к Сердцу Йегэлскера. Потому что утром мне даже не пришлось напрягать память, вспоминая, где я слышала о «следе Создателя». Фирелла и Шиан яростно спорили, на что могут указывать эти слова в записке из шкатулки. К единому мнению они так и не пришли (то ли Сердце и является пресловутым «следом Создателя», то ли данный след должен указать дорогу к артефакту), но по любому копать надо в этом направлении. Вот поэтому, подождав пока спорщики слегка угомонятся, я заявила о своем желании участвовать в поисках. Как я и думала, особо возражать никто не стал. Кроме меня, «кладоискательством» должны были заняться Лаэрт и Фирелла ар Мараны и половина отряда «Шорох». Вторая половина оставалась в столице ловить каких-то заговорщиков.

  Надо сказать, что возможности тайной стражи меня поразили. Всего за один день они сумели собрать полную информацию по тем развалинам, о которых упоминал Файлар. Оказалось, что там во времена империи находился совмещенный с архивом центр по восстановлению и расшифровке древних рукописей. То есть там был целый комплекс зданий – собственно архив, хранилище находящихся в работе документов, рабочие залы, комнаты для копий расшифрованных записей, домики служащих... Разрушили данный комплекс, так сказать, во избежание, чтобы там не раскопали какое-нибудь супер-мощное заклинание или место нахождения не менее супер-мощного артефакта. Восстановлением и спасением документов никто не занимался, не до того было, а после и восстанавливать стало нечего. Рукописи-то древние были. Что не сгорело при атаке, то отсырело и размякло под осенними дождями. На закономерное удивление – что же, уникальные рукописи не были защищены магией – мне объяснили, что непосредственно были защищены только документы, находящиеся в работе. А в целом защита накладывалась на здание хранилище. Так было удобнее, да и требовало меньших усилий. В общем, к тому времени, когда до архива дошли руки, ловить там было уже нечего. Примерно в это же время пресеклась основная линия рода хранителей Сердца, и шкатулка с ключом перешла к боковой ветви рода, то есть к ар Маранам. Помимо этого, Токрис неизвестно где раскопал старые планы архива и отчет о состоянии развалин, составленный Гильдией Магов лет тридцать назад. И это без всякого интернета и электронных поисковиков! При том, что архив и в лучшие времена был не слишком известен, а уж развалины и вовсе находились вне круга интересов кого-либо.

  Дослушав инструкции, мы отправились в телепортационные залы. После некоторых размышлений, было решено не усложнять себе жизнь и добраться до Фанера телепортом. Тем более, что неподалеку от городка находился несколько тренировочных полигонов. Так что официально мы отправлялись отрабатывать практические навыки, причем на разные полигоны. Впрочем, не думаю, что копаться в дышащих на ладан развалинах будет намного легче. Я забросила за спину рюкзак и пристроилась в хвост нашей маленькой колонны. Вы бы знали, какое это наслаждение – привычная одежда! Для выхода «в поле» я предпочла собственные вещи, в которых ехала на ролевку. Не стану спорить, одежду здесь шьют замечательно, она красивая, удобная и так далее и тому подобное. Но все-таки своя как-то... роднее, что ли. Тем более, что на ролевку я собиралась основательно и многое из необходимого у меня было. Лаэрт предложил выбрать какое-нибудь оружие в замковом арсенале, но я отказалась. Толку то от него будет, если я даже не представляю, как держать любой нож, кроме кухонного? Я, конечно, восхищаюсь холодным оружием, да и здесь есть, чем восхищаться, но эти эстетические восторги придется на себе таскать. А у меня и так тяжеленная и абсолютно ненужная мне книга в рюкзаке. Так что единственной новой вещью в моей экипировке был плащ, который я лично зачаровывала на непромокаемость во время занятий с Шианом. Ох, и намучилась я тогда... Ну, да речь не об этом.

  Пока я предавалась воспоминаниям, мы дошли до залов телепортации. Я с любопытством крутила головой во все стороны. Интересно же! Да и посмотреть было на что. Телепорты располагались в большом круглом здании, отделанном чуть голубоватым мрамором. Изнутри здание оказалось разбито на множество залов и небольших зальчиков, оформленных в разном стиле и цветовой гамме. Чем оживленнее движение в определенном направлении – тем больше зал и тем мощнее находящийся в нем портал. Каждый отдельный зал отвечал за свою область материка, вернее, портал в этом зале настраивался только в пределах определенной территории, что позволяло экономить энергию, затрачиваемую на запуск портала, и позволяло легко определить, откуда прибыли очередные гости столицы. Ну и, кроме того, чтобы избежать путаницы, залы делились на принимающие и отправляющие.

  По словам Шиана, подобные залы, только меньших масштабов, есть во всех более-менее значимых городах.. Перемещение телепортом – удовольствие недешевое, так как на активацию и работу порталов тратится большое количество энергии, но все равно этот вид «транспорта» невероятно удобен. Можно практически мгновенно попасть в любой крупный город на материке. Единственное неудобство – если хочешь попасть в соседнее государство, много времени уходит на разные таможенные процедуры. Но поскольку мы пересекать границу не собирались, нам подобные сложности не грозили.

  Свернув влево, мы прошли в небольшой зальчик, скорее, даже просто комнату, оформленную в спокойных зеленых тонах. Откуда-то сбоку вынырнула невысокая девушка в форме служителя Залов и поинтересовалась, куда мы желаем отправиться.

  – Нам нужен портал в Фанер на десять человек. Плюс поклажа, – коротко ответил Л'Эйкэр.

  – Десять тан, – равнодушно сообщила служительница, начиная вводить координаты. Однако! Действительно, дорогое удовольствие – по золотой монете с человека, и это еще не самое оживленное направление. Страшно представить, сколько будет стоить переход на более популярных маршрутах. Девушка тем временем закончила настройку и активировала портал.

  К моему некоторому разочарованию, никаких особых спецэффектов при этом не наблюдалось. Только арка перехода подернулась легким маревом, как в жаркий день над разогретым камнем.Надо сказать, по внешнему виду здешний портал был довольно сильно похож на тот рунический круг, через который я попала на Джигран. Разве что плитки с рунами были расположены в виде арки, а не овала. Да и сами руны несколько отличались. Но в целом, сходство легко прослеживалось. Надо будет потом поискать информацию на эту тему...

  Пока я предавалась размышлениям, шороховцы по одному стали заходить в портал. Если честно, эта картина вызывала невольное желание протереть глаза. Со стороны казалось, что они заходят прямо в стену, скрываясь внутри каменной кладки от посторонних глаз. Бр-р-р, жуткое зрелище. Когда очередь дошла до меня, я невольно зажмурилась перед тем, как шагнуть вперед. Уж очень сильным было ощущение, что сейчас со всего маху поприветствую стенку лбом.

  Разумеется, ничего подобного не случилось. Я почувствовала только легкое тепло, да еле слышное гудение на самой грани восприятия. Потом меня мягко подхватили под локоть и с легкой иронией посоветовали:

  – Все, глаза уже можно открывать. Ничего ослепительного рядом не наблюдается.

  Я смутилась и открыла глаза. Парни уже успели определиться с направлением движения, Релла нетерпеливо подпрыгивала рядом с рядом с Л'Эйкэромво главе группы... В общем, опять ждали только меня. «Что-то я последнее время постоянно опаздываю», – невесело подумала я, уже привычно пристраиваясь в хвост отряда.

*   *   *

  Фу-у-ух! Наконец-то мы дошли! Развалины находились не очень далеко от города, но это только по меркам крепких тренированных парней. Для меня же трехчасовой переход с тяжелым грузом за спиной оказался на грани возможностей. Впрочем, Релла выглядела не намного лучше. И как это тогда, в Сером Лесу, я умудрилась бежать практически наравне с этими вездеходами? Видимо, стимул был очень хороший. Сейчас же прибытие в конечную точку ознаменовалось только возможностью упасть на травку и застыть в блаженстве от того, что больше не надо никуда идти. А парни даже не запыхались!

  Правда, нам тоже долго разлеживаться не дали. Помогли встать, напоили эльфийским бальзамом, и отправили проверять стоящую на развалинах защиту. Мы с Реллой, конечно, немного повозмущались таким нерыцарским поведением, но защиту проверять пошли. Особо напрягаться нам не пришлось, похоже, чары действительно ставили только от вездесущих мальчишек и уже довольно долго не подновляли. Не пришлось даже расплетать несложный «барьер», оказалось достаточно слегка оттянуть от него энергию, после чего он сам развеялся. Затем мы, на всякий случай, просканировали окрестности поисковыми заклинаниями. Полезная, кстати, штука, эти поисковики. Чары из базовых, ненамного сложнее светляка. Представляют собой такие небольшие сгустки энергии мага, которые он может запустить на расстояние до трех километров. При этом любому поисковику задается конкретная цель, сведения о которой он передает напрямую магу. Немного странное ощущение, когда вдруг в голове из ниоткуда возникает знание о предмете поиска. Кроме того, по непонятным причинам, у каждого мага поисковик принимает свой определенный вид. И поменять его никак нельзя. Мне Релла рассказывала, что вместе с ней парень учился – характера премерзкого, но боевик, что называется, от Богов, так у него поисковик все время гномом выходил. Причем на редкость реалистичным, хоть и маленьким. Я такой оригинальностью не блистала, мой поисковик был просто синим огоньком. Хм, что-то я опять отвлеклась. Рядом никого, кроме нашего отряда, не оказалось, и мы с чистой совестью отправились к остальной группе.

  Пока нас не было, парни уже успели развести костерок и приготовить небольшой перекус. Какие самостоятельные, однако. Хотя если бы они решили ждать кормежки от меня или Реллы, то, скорее всего, остались бы голодными. Нет, не потому что мы такие злопамятные. Просто Релла, как дочь аристократа, весьма далека от кулинарии. А я не умею готовить на костре. Верх моих кулинарных способностей в походных условиях – это поджаренное на веточке сало. Шороховцысидеть голодными не захотели, и нас тоже покормили. Прямо воплощение девичьей мечты.

  И ведь молодые же все, никого старше тридцати среди них нет. Помниться, когда я удивилась этому факту, мне объяснили, что создание «Шороха» было чем-то вроде эксперимента. Мол, что получится, если всю чересчур активную молодежь собрать в один отряд да направить ее энергию на полезные дела? Эксперимент оказался удачным, вот уже два года отряд «Шорох» успешно существует в составе тайной стражи, причем полтора из них считается одним из лучших.

  Тем временем все успели пообедать и теперь активно обсуждали, с какой стороны забираться в развалины. После недолгих, но яростных споров, маршрут был определен. Идти решили через запасной выход (для нас – вход), так как он находился в наиболее уцелевшей части бывшего архива. И вот, оставив пару человек охранять вещи, и взяв только самое необходимое, мы отправились покорять развалины. Тут надо сказать, что при сборах шороховцы напоминали не разведчиков, а хомяков. Вещей они с собой понабрали – просто ужас. Такое ощущение, что мы собираемся не обследовать развалины, а основать тут полноценное поселение. На вопрос о такой запасливости, ответили, что «на всякий случай». Ну, не знаю. Им, конечно, виднее, но, по-моему, этот «всякий случай» не включал в себя разве что падение метеорита. Естественно, тащить такую груду вещей в развалины было не лучшим вариантом, поэтому основная масса вещей была оставлена в нашем временном лагере. Сначала на охрану вещей хотели оставить меня с Реллой, как самых физически слабых членов отряда. Счас! Релла восприняла подобное предложение как личное оскорбление, а у меня проснулся исследовательский энтузиазм. Нет, я понимаю, что это «важное и ответственное задание», но! Побывать рядом с самыми настоящими древними развалинами, да не чего-нибудь, а архива и исследовательского центра и не зайти внутрь? Да за кого вы меня принимаете? Я, конечно, немного ленивая, но очень любопытная! И упускать подобную возможность не собиралась. Так что после десятиминутного спора Л'Эйкэр сдался и разрешил нам тоже пойти в развалины.

  Через несколько минут я уже пожалела о своей настойчивости. Начать мы решили со здания собственно архива, как самого крупного. Внутрь мы проникли без особых проблем, но в развалинах оказалось ужасно пыльно. Что, в принципе, и неудивительно. Апчхи! Чхи! Чхи! Вот только пыль очень уж летучей, от каждого движения взмывая в воздух целыми тучами и заставляя отчаянно чихать. Наконец, застыв на месте и немного прочихавшись, мы смогли более-менее разглядеть помещение, в котором оказались. После короткого осмотра Кэр сказал, что нам здорово повезло. Небольшая комнату, в которую нас вывел ход, была, если верить плану, своеобразным перекрестком, где пересекались коридоры со всех концов здания. Некоторые из них были завалены рухнувшими стенами, но большинство были все же относительно целыми. Да-а-а, умели раньше строить... Снаружи как глянешь, так кажется, что тут одна щебенка должна быть – настолько все обрушено и оплавлено. Уцелела, пожалуй, только парадная дверь, диковато смотрящаяся на фоне остальных развалин. А тут гляди-ка, даже не все коридоры завалило.

  После недолгих раздумий, было решено разделиться, чтобы охватить в поисках большую площадь. Кэр решительно разбил нас на пары и выделил каждой территорию для обследования. Мне в напарники достался Нетар, тот самый мечник, который снимал меня с дерева в Сером Лесу. Как оказалось, он же был одним из лучших следопытов отряда «Шорох», уступая в этом только самому Кэру. Но Л'Эйкэр оборотень, ему положено разбираться в следах. Похоже, что он запомнил мое выступление перед королевской охотой на тему редкостного таланта заблуждаться, и решил, так сказать, уравновесить меня следопытом.

  Мы уже собирались двинуться по выбранному коридору, когда нас остановил неожиданный вопрос Файлара:

  – А что мы вообще должны искать?

  – То есть? – непонимающе воззрился на него Лаэрт.

  – Ну, как эти «врата» выглядеть должны? Не будут же они стоять посреди зала с поясняющей табличкой?

  Все переглянулись. Действительно, этот вопрос мы как-то упустили из виду. Врата и врата, а как они должны выглядеть, никто и не задумался.

  – Я думаю, это должна быть какая-то дверь, – задумчиво закусил губу Л'Эйкэр. – Не слишком разумно привлекать внимание к вратам размером.

  – Или арка наподобие портала, – предположил Нетар.

  – Если арка, то ей необязательно быть посреди комнаты, – добавила Релла. – Тем более, что этот портал не должен был привлекать внимания. Так что арка вполне может быть частью настенной росписи или мозаики.

  – Это что, нам еще и стены от пыли обметать придется? – взвыл Тайбор, представил себе объем работы.

  – Не везде, – «успокоила» его Релла. – Только там, где заметим что-нибудь подозрительное.

  – Да здесь это «подозрительное» может быть на каждом шагу! Что теперь, каждый раз бежать за «ключом?» – возмутился Файлар.

  – Я думаю, будет разумным просто отмечать наиболее подходящие места на карте. А уже потом проверять их с помощью артефакта. Все, расходимся, иначе мы «врата» будем искать до звездного затмения, – закончил спорКэр. Мы с Реллой начаровали каждойпаре посветляку, группы получили копии плана здания и дисциплинированно разошлись по своим участкам поисков.

*   *   *

  А-а-апчхи! Чхи! Кха-кха-кха! Как же мне надоела эта пыль! За полчаса перемещений по развалинам я извозюкалась в ней по самые уши. Кроме того, от этой странной пыли почти черного цвета страшно першило в горле и чесалось в носу, из-за чего я отчаянно чихала и кашляла через несколько шагов. Нетар чихал немного реже,но зато целыми очередями. Ну, все! Сколько можно! Я решительно содрала с пояса флягу с водой, и широким взмахом выплеснула ее содержимое перед собой, одновременно сплетая заклинание слабенького водного щита. Повинуясь чарам, вода не плеснула на пол, а растянулась пленкой поперек коридора. Из-за малого количества воды щит вышел тонюсенький, но мне же им не стрелы отражать! А для пыли и такого будет достаточно. Я прищурилась, отдавая мысленную команду. Щит стремительно рванулся вперед, то ли сбивая, то ли смывая пыль на своем пути. Дышать сразу стало легче.

  – Радикально, – прокомментировал мои действия следопыт. Он вообще не слишком разговорчив, как я заметила.

  – Зато хоть дышать нормально можно. И стены теперь обметать не надо – хмыкнула в ответ.

  – Не спорю. Какую территорию накрыла?

  – Все зависит от объема помещений. Если там впереди коридор, то щит пройдет довольно далеко, а если крупный зал, то там и останется.

  – Сейчас посмотрим, – Нетар вытащил карту. Видно, ему тоже до ужаса надоела черная пыльца, поднимающаяся в воздух от каждого движения.

  Как оказалось, место для запуска щита я выбрала не самое удачное. Совсем рядом находился крупный зал, в котором мой «мойдодыр» наверняка иссяк. Ну да ладно. Хоть немного от этой пылюки продохнуть, и то хорошо.

  Зал, отмеченный на карте, практически не пострадал. Ну, то есть, условно почти не пострадал. От содержимого зала – всяких там свитков и мебели – даже воспоминаний не осталось. Зато стены практически целые, потолок на голову не падает, завалов, вернее, груд каменного мусора, всего пара штук. Но пылищи... На фоне этого след от моего заклинания напоминает классическую картинку «это было до, а это стало после» – половина зала чистая, половина запыленная, а посередине куча пыли и грязи по колено. В общем, обращайтесь за данными услугами только в нашу фирму.

  – Сходить за водой, что ли, – задумчиво приподнял бровь Нетар, обозревая результаты моих действий. – Где-то во дворе должен быть колодец.

  – Было бы неплохо, – хмыкнула я. – Но если на нашем участке много таких помещений, – я указала на высоченный потолок зала, – то особого смысла не будет. Замучаешься воду таскать.

  После недолгого изучения карты выяснилось, что обширных залов, подобных тому, в котором мы находились, в нашей части архива оказалось немного. Довольный следопыт вручил мне свою флягу и отправился наверх за водой, строго-настрого запретив мне уходить из зала. Я пожала плечами, но спорить не стала. Особой опасности в давно заброшенном строении, на мой взгляд, не было. Неожиданно обрушиваться оно вроде бы не собиралось, попасть в какую-нибудь ловушку в предварительно очищенном коридоре надо постараться, особенно, если учесть, что до сих пор ни одной ловушки нам не встретилось, но если ему так спокойнее... В общем, я ограничилась очисткой второй половины зала и начала ведущих из него коридоров, после чего дисциплинированно присела на камушек возле стены.Сильно углубиться в развалины мы не успели, так что ждать мне пришлось недолго. Вернувшийся Нетар принес около десятка фляг с водой (и где взял столько?), и дальнейшие поиски проходили в значительно облегченном варианте. Такими темпами мы свой участок раньше всех закончим.

  Мда, наивная я... Действительно поверила, что пройдусь по развалинам, как по проспекту. Ага, счас! Птичку обломинго не желаете? Чуть дальше вглубь здания разрушения были намного сильнее. Так что пришлось и через трещины в полу поперепрыгивать, и по грудам камней покарабкаться. Несколько раз даже под самым потолком протискивались, из-за особо крупных завалов. Но к некоторому удивлению, окончательно засыпанных помещений не оказалось, и мы смогли обследовать весь свой участок. Но чего мне это стоило...Я уже говорила, что ненавижу физкультуру? Так вот, теперь мне ясно, что физкультура – вполне безобидное изобретение человечества. По-настоящему я ненавижу развалины! Особенно развалины старых архивов! У меня болели все мышцы, я жутко вымоталась, испачкалась в пыли по самую макушку (в крупных залах было решено чистить только стены, чтобы не расходовать воду зря), ободрала локоть, подвернула ногу, правда несильно, и сломала три ногтя! А в довершение всего от духоты у меня жутко разболелась голова! И самое обидное, что мы не нашли ничего, хотя бы отдаленно напоминающего портал. Слава богу, осталось последнее помещение, какая-то небольшая комнатка, и можно возвращаться.

  Ой! Ай! По закону вселенской несправедливости, стоило мне чуть расслабиться, как мы наткнулись на очередную подлянку старого здания. Пол в комнате оказался ужасно скользким, и на ногах мне удалось устоять только с помощью Нетара. Странно. При таком количестве пыли и мусора даже самая скользкая поверхность давно должна была утратить подобные свойства. А-а-й-й! Стоило только следопыту меня отпустить, как при первой же попытке шагнуть я растянулась на полу. И как ему только удается держать равновесие? Это же просто невозможно, хуже чем даже лед во время оттепели, покрытый оттаявшей водой и слякотью! Или это меня уже ноги не держат? Одно утешение, упала я относительно удачно, успев подставить руки, поэтому и отделалась только испачканными ладонями и коленями. Хм-м-м... А на полу-то тут явно не одна пыль. Поднявшись и кое-как утвердившись на ногах я с интересом принялась изучать перепачканные руки. Густая черная жидкость с резким специфическим запахом. И отвратительно оттирающаяся – выяснила я, попытавшись отчистить ладони. Что-то очень знакомое...

  – Мазут! – воскликнула я, сообразив, наконец, почему запах кажется таким знакомым.

  – Что? – удивился Нетар.

  – Жидкость такая, очень горючая, иногда ее «земляной кровью» называют, – рассеяно ответила я, пытаясь понять, что же здесь неправильно. Ну, мазут, так что, я мазута не видела?

  Следопыт осторожно наклонился, кончиками пальцев трогая пол.

  – Горючка? – удивленно приподнял он брови после тщательного исследования. – Откуда ее здесь столько? И зачем вообще в архивехранить настолько огнеопасную смесь?

  Интегрит твою матрицу! До меня, наконец, дошло, в чем же тут подвох. Чтобы через двести лет суметь поскользнуться на разлитом мазуте, количество этого мазута должно быть очень впечатляющим. А учитывая, что нефтепродукты имеют нехорошую привычку испаряться, а в развалинах достаточно жарко и отсутствует циркуляция воздуха... Неудивительно, что у меня голова болит. Скорее странно, что мы еще тут не отравились парами нефтепродуктов. Кроме того, где-то на краю сознания присутствовали смутные воспоминания, что при большой концентрации в воздухе и высокой температуре возможно самовозгорание. Температуру, необходимую для этой реакции я не помнила, но рисковать не собиралась. Достаточно будет неудачно о камень споткнуться, выбивая искру – и будет большой и громкий «бабах». Вот только я его вряд ли смогу оценить.

  – Тар, – нервно окликнула я следопыта, осторожно отходя к двери. – Тар, пошли отсюда скорее.

  – Почему? – удивился следопыт. – Факелов у нас нет, а от твоего светляка горючка вряд ли вспыхнет.

  – Тар, а голова у тебя не болит? – с трудом сдерживая эмоции, поинтересовалась я.

  – Есть немного, но причем тут это?

  – Да притом, что горючка может испаряться! И сейчас большая ее часть не здесь, – я ткнула пальцем в пол, – а в воздухе. И достаточно малейшей искорки! Да что там искорки! Мы и так запросто отравиться можем, просто надышавшись! Ты что, про рудничный газ никогда не слышал?! – про рудничный газ я сказала наобум, но, похоже, удача мне сегодня улыбалась. Тар сразу посерьезнел и подобрался.

  – Это меняет дело. Пошли, надо выйти на свежий воздух.

  А я о чем твержу! Дорогу на поверхность я запомнила плохо, голова болела все сильнее. Странно, с чего бы это? Вроде бы к запаху нефтепродуктов мне не привыкать, как-никак в городе жила. Или тут какая-то особо токсичная разновидность мазута?

  Как бы то ни было, к временному лагерю мы добрались без особых проблем. Я жадно хватала свежий воздух, постепенно приходя в себя. Часть групп уже вернулась, остальные были на подходе. Оглядев грязных и яростно чихающих парней, я поняла, что еще относительно легко отделалась. После недолгой борьбы совесть все же победила усталость. С некоторым трудом заставив себя подняться на ноги, я направилась к колодцу.

  – Подходите поближе, – обратилась к шороховцам, сейчас напоминавших персонажей голливудских ужастиков. А что, их даже гримировать не пришлось бы. Вылитые зомби.

  – Зачем?

  – Чистить вас буду, – оскалилась я во все тридцать два зуба. – Или предпочтете искать речку?

  Желающих отправляться на поиски естественных водоемов не оказалось, поэтому выбравшиеся из развалин послушно переместились поближе к колодцу. Я сосредоточилась...

  Ух ты! Чары, используемые для приведения себя в порядок, Шиан в меня вбил накрепко, но я никогда не применяла их на таком количестве объектов. Выглядело это впечатляюще. Сначала из колодца выплеснулась сверкающая на солнце волна, которая окатила парней, смывая пыль и грязь, а потом эта волна как бы пошла обратно. Правда, уже утратив свою чистоту и прозрачность. На самом деле, вторая волна была результатом сушки, представляя собой воду, собранную с несчастных «купальщиков». Почему несчастных? Так вода в колодце-то холодная. Даже, я бы сказала, очень холодная. Ну да ничего, зато теперь все чистые, хоть и немного лохматые. Ценой определенных усилий мне даже удалось вывести пятна от мазута на собственных коленках! А потом подошли следующие исследователи развалин, и пошло-поехало...

  В целом результаты поисков оказались неутешительными. Было найдено всего два предположительных портала, да и те после проверки оказались просто частью художественного оформления здания. Кроме того, Релла умудрилась провалиться в остатки потайного хода, откуда Лаэрт доставал ее минут двадцать. Внутреннее убранство архива оказалось уничтожено почти полностью, так что надеждам найти какие-нибудь свитки или артефакты не суждено было сбыться. Мы немного приуныли, и решили остальные здания отложить на завтра.

  Остаток вечера прошел в хозяйственных хлопотах. Помывка-просушка, приготовление ужина, подготовка спальных мест, распределение ночных дежурств и так далее. Ночь прошла довольно спокойно, к собственному удивлению, я даже не замерзла. Хотя это скорее заслуга Фиреллы, которая перед сном обошла весь лагерь, накладывая согревающие чары. Зато утро выдалось беспокойным. На рассвете я подскочила от ну оч-чень эмоционального вопля:

  – Боги, ну какие же мы идиоты!!!

  Впрочем, проснулась не одна я. Еще бы, после такой-то побудки. Через несколько минут выяснились и ее причины. Дежурства оказались на редкость спокойными, и Лаэрт, которому выпала смена перед рассветом, решил обойти окрестности. Ничего интересного в округе не оказалось, и он стал разглядывать бывшие парадные двери. Интересно стало, как они уцелели. А на дверях – уже знакомый герб из двух переплетенных драконов, надпись «выбери свой путь» и небольшая треугольная выемка над дверными створками. Вот уж воистину, хочешь спрятать что-нибудь – положи на самое видное место. Мы весь архив чуть ли не на четвереньках проползли, а портал под самым носом оказался.

  Релла достала ключ-камень и поместила его выемку на воротах – размеры совпали идеально. Мы затаили дыхание. По дверным створкам прокатились маленькие искорки, а потом... ворота просто растворились. Вместо них возникла арка, затянутая синим туманом, с горящим в верхней части треугольным камнем. Нашли! Это действительно портал! Мы переглянулись и пошли собирать вещи. Впереди нас ждали загадочные белые равнины и вихри Хаоса.


Сноски:

Висонтлаатаашра (венгерское Viszontlátásra) – до свидания. За точность звучания не ручаюсь, длина слова привела в ужас.

[]



Глава 12


«Главное для ищущего – не заблудиться».

  Я, кажется, возмущалась, что шороховцы похожи на хомяков? Признаю, была не права. Оказывается, вещи брали с прицелом на обнаружение портала, чтобы можно было сразу заняться поисками. А поскольку после долгих обсуждений было решено, что название «белые равнины», скорее всего, дано из-за покрывающего эти самые равнины снега, то львиную долю поклажи составляли теплые вещи. Тут надо сказать, что в Серетлоке вообще очень мягкий климат, снег здесь большая редкость. Соответственно, и теплая одежда тоже. Вот и нагрузили парням все, что более-менее подходило. Поэтому после того, как мы экипировались, оказалось, что вещей, на самом-то деле, не так уж много. Даже сомнение взяло, а достаточно ли? Что, если поиски затянуться? Правда, лезть со своими сомнениями я не стала. В конце концов, у парней больше опыта в таких делах, им виднее.

  Одевшись, мы все собрались у полыхающего синевой портала. На мой взгляд, одевать теплые вещи здесь было не самой лучшей идеей, слишком жарко. Хотя с другой стороны, если по ту сторону портала действительно заснеженные равнины, то лучше уж несколько минут попотеть, чем потом лихорадочно утепляться на морозе. Немного постояв перед порталом, что сильно напомнило мне традиционное «присесть на дорожку», Л'Эйкэр выдохнул:

  – Да не оставит нас благосклонность Богов, – и решительно шагнул в синее марево.

  Остальные, в различных вариациях повторяя его фразу, на несколько секунд застывали перед аркой, позволяя впередиидущему отойти в сторону, и тоже ныряли в портал. Когда очередь дошла до меня, я невнятно пробормотала: «Пусть нам повезет», и поскорее шагнула в арку. Чтобы не успеть испугаться. Зажмуриваться в этот раз не стала, о чем почти сразу же и пожалела. Этот портал явно отличался своими свойствами от того, через который мы добирались из столицы. Меня мотало, дергало и швыряло как котенка в стиральной машинке. Кроме этого перед глазами мельтешили какие-то радужные вспышки, из-за чего к горлу подкатывала тошнота. Да, зря я как следует позавтракала перед отправкой...

  Наконец, после очередного кульбита, я оказалась в точке назначения портала. Назвать это прибытием было сложно, ощущение, что меня хорошенько пожевали и выплюнули. Даже от перемещений в тумане у меня оставались более приятные впечатления! Удержать равновесие после такой доставки было сложно, и я приземлилась на четвереньки. Помотала головой, приходя в себя, и, сообразив, что сейчас из портала вывалиться следующий бедолага, поспешно отодвинулась. Но вот как не обидно, все, кроме меня устояли на ногах. Эх... Чувствую себя просто растяпой какой-то... Я принялась старательно отряхивать колени от непонятного белого порошка. Так. Не поняла, а снег-то где? Да и температура, по моим ощущениям, слабо соответствует заснеженным равнинам. Жарковато что-то...

  Я озадаченно покрутила головой. Мы стояли на небольшом холмике, дающем возможность оглядеть окрестности. Правда, рассматривать тут было особо нечего. Голая равнина, даже не равнина, а этакая складчатая местность наподобие пустыни. Горка-холмик, подъем-спуск... Здорово напоминает дюны, только почему-то грязно-белого цвета. И солнышко припекает весьма ощутимо. Я еще до прохождения через портал успела взмокнуть, а тут уж пот по спине вообще ручьем потек. Нет, это не дело. Не хватало еще тепловой удар схлопотать! Я принялась решительно стягивать куртку и теплые сапоги. Благо, что я забыла выложить из рюкзака свои кроссовки. Ну, не то что бы забыла... Просто мне не хотелось оставлять свои вещи без присмотра. Все-таки некоторые из них довольно сильно отличаются от местных и могут вызвать ненужные вопросы. Но если расческа и большинство одежды места занимали немного (все ж таки на ролевку собиралась, лишний вес неохота таскать), то обувь была проблемой. Вроде, только сапоги и кроссовки, а столько места в рюкзаке занимают! В общем, крутила я их крутила, перекладывала-перекладывала, сапоги убрала с глаз подальше, а кроссовки забыла. Ну, оно и к лучшему. О, у меня еще, оказывается, кепочка в боковом кармане лежит! Вообще красота! Я переобулась, надела кепку и избавилась от теплой куртки и свитера. Хорошо, что я не люблю одевать теплую одежду на голое тело, да и, честно говоря, возможности такой не было, одевались-то возле портала. Так что под свитером у меня красовалась местная рубашка из тонкой ткани. Хорошо бы еще штаны сменить на что-нибудь полегче, но... Отойти тут некуда, кустиков, могущих послужить прикрытием не наблюдается, а переодевать штаны на глазах у десятка парней... В общем вы меня поняли. Можно, конечно попросить их отвернуться, или иллюзию наложить, но, боюсь это станет чересчур сильным испытанием для их психики. У бедняг и так уже та-а-акое выражение на лицах... Можно подумать, я не свитер сняла, а натуральный стриптиз устроила. Тоже мне, блюстители нравственности! Сами-то вон тоже куртки поснимали! Я обиженно фыркнула и задрала нос. Фирелла посмотрела с завистью, но последовать моему примеру не рискнула. Ну да, она-то рубашку под свитер не одевала.

  – Нас что, куда-то в другое место выкинуло? – недоуменно спросил Тайбор.

  – Да нет, судя по всему, мы именно там, куда и хотели попасть. Это белые равнины. Только вот не снежные, а соляные, – скривившись, ответил Файлар.

  – По крайней мере, в соляных пустынях мы раньше были. В отличие от снежных, – пожал плечами Нетар.

  – Лучше это действительно были снежные равнины. Мы не готовы к путешествию по солончаку. Не та одежда, неподходящая экипировка. Да и найти пресную воду здесь будет весьма затруднительно, – покачал головой Л'Эйкэр.

  – Можно подумать, у нас есть возможность что-то изменить, – пожал плечами Лаэрт. – Нам в любом случае необходимо начинать поиски Сердца Йегэлскера, без него мы не сможем вернуться. По крайней мере, большинство из нас, – так, не поняла, чего это он на меня смотрит? Это что, намек на то, что я все равно выкручусь? Ладно, не буду заострять внимание, ситуация и так аховая.

  Через полчаса я была полностью согласна с Л'Эйкэром. Лучше бы это была снежная пустыня! Там хотя бы не так жарко! У-у-у-у... Через портал-то мы прошли почти сразу после рассвета, когда солнце только встало. Так вот, температуру тогда еще можно было приравнять к «прохладно». Особенно в сравнении с теперешней. Каких-то жалких полчаса, а воздух уже раскалился до невозможности, обжигая носоглотку и вызывая дикую жажду. А еще пришлось накинуть плащ, чтобы не обгореть на солнце. А плащ-то у меня только теплый. Жуть короче. Вдобавок ко всему, соляные холмы были на редкость плотные и гладкие. Мало того, что они то и дело бликовали, слепя глаза отраженными солнечными лучами, так еще и поскользнуться можно было запросто!

  Но самым поганым было то, что мы понятия не имели, куда идти. Карту в шкатулку с ключом положить почему-то никто не сподобился, а никакого «сияния небес» мы не заметили. Небо было самым обыкновенным, ну, разве что не таким ярким, как в Серетлоке. Но это понятно, пустыня все-таки... После некоторых раздумий было решено идти на запад. И я сильно подозреваю, что решающим фактором стало не предположение, что сияние небес – это метафора солнца, или, как его здесь называют, Танар, а то, что это самое солнце большую часть пути будет светить в спину. В общем, никто против не был так что мы пошли на запад.

  К вечеру я была готова поверить Толкиену, что запад – благая сторона света. Ведь солнце заходит в той стороне! Надо сказать, что сначала мы хотели устроить привал днем, чтобы не идти в самую жару, но чего-нибудь, подходящего чтобы устроить навес у нас не оказалось, а так сказать «природной» тени мы не нашли. Смысла отдыхать на солнцепеке не было, так что пришлось идти весь день. К вечеру я была никакая. Одно утешение, привал мы устроили возле небольшого ручейка. Непонятно, откуда он взялся посреди соляной равнины, но мы обрадовались воде как подарку судьбы. Правда, вода была солоноватая, но маг воды я, в конце концов, или просто погулять вышла? Уж опреснение мне вполне по силам. Так что мы напились от души, умылись и понабирали все емкости. Кто его знает, сколько нам еще тут бродить, и попадется ли другой источник.

  После заката стало немного прохладнее, хотя раскаленные за день солончаки продолжали излучать тепло. Я растянулась на земле поверх плаща, лапника на лежанку тут днем с огнем не сыщешь. Получилось жестковато, но после моей кровати в общаге это не проблема. Но сон почему не шел. Я перевернулась на спину и стала рассматривать звездное небо над головой. Так странно... В моем родном городе по ночам звезд вообще не видно, их перебивают фонари, а когда ездила к бабушке, мне тоже было как-то не до звезд. Все спешила куда-то... А теперь вот в чужом мире лежу, разглядываю звезды и пытаюсь понять, похожи ли они земные... Огромные, яркие, они просто завораживали. Кажется, протяни руку – и одна из них спорхнет передохнуть на ладони. И тишина... В городе не бывает такой тишины, да и в лесу, если уж на то пошло, тоже. Глубокая, всепоглощающая... Тишина... И звезды. Прекрасные, волшебные... Я так засмотрелась, что не заметила, как начала проваливаться в транс. Да и не заметила бы, если бы не кое-какие изменения в небесах. Медленно, как облака, начала собираться дымка, словно легкая небесная «пыль». И тоже медленно, как в танце, она стала хороводить по небу. При этом постепенно раскрашиваясь в разные цвета. И пошло. Исчезая, появляясь. Красивейшая картина. Я застыла, восторженно наблюдая за переливающимися столбами желто-зелёного цвета, изредка вспыхивающими синим и красным. Потрясающее зрелище! Мне доводилось видеть северное сияние на фотографиях и видео, но никакая съемка не в силах передать ЭТО. Все эти переливы, переходы, сопровождаемые легким потрескиванием... Такое ощущение, что оно дышит...

  Так, стоп. Какое, нафиг, северное сияние в соляной пустыне? Нет, конечно, можно предположить, что здесь такое оригинальное заполярье, но, насколько я помню, полюса здесь тоже покрыты льдом. Так откуда же сияние появилось здесь? Стоп... Сияние... Сияние небес! Вот что значили эти слова! Эм-мм... И в какую сторону за ним следовать? Оно же по всему небу! Где поярче, где побледнее, но со всех сторон. Мда-а, ситуация... Что я вообще помню о северном сиянии? Это свечение верхних слоёв атмосферы, вследствие их взаимодействия с заряженными частицами. Что-то там еще было про магнитные поля,из-за которых это свечение наблюдается только за полярным кругом. Цвет зависит от преобладающего в составе атмосферы газа. Но цвет меня не интересует, а вот магнитное напряжение... Я ведь заметила, что после сильных выбросов магической энергии у меня жутко магнитятся волосы, просто расчесаться невозможно. То есть... то есть магия влияет на магнитное поле. Значит, Сердце, как мощный артефакт, вполне может быть причиной здешних сияний! Тогда нужно идти к эпицентру. Мда, определить бы его еще, этот эпицентр. Компас бы сюда... по идее, он должен будет показывать как раз на артефакт, как на источник сильного магнитного поля.

  Как оказалось, сияние заметила не только я. Но реакция остальных меня сильно удивила. Они сразу же похватали оружие и собрались в компактную группу, которую Релла накрыла каким-то куполом. Еще и смотрят на меня так удивленно... Чего это они?

  – Вы чего? – озвучила я последнюю мысль.

  – Этрин, ты что, с ума сошла? Быстро под щит! Мало ли что могло вызвать такое сияние, оно может быть опасно!

  – С каких это пор полярные сияния опасны? – искренне удивилась я.

  – Полярные сияния? – не менее искренне удивились остальные.

  – Ну да. Полярное сияние, оно же Аврора Бореалис. Возникает из-за взаимодействия... м-м-м-м... определенного типа энергии с частицами воздуха. Только в северных морях это естественное явление, а здесь эту энергию, скорее всего, излучает Сердце, – лица окружающих менее удивленными не стали. – Мда, чему вас только учили? Релла, ты же Академию заканчивала! Неужели никаких упоминаний не встречала? – сообразив, что сболтнула что-то лишнее, я поспешила перевести стрелки с моей информированности на их необразованность.

  – Я слышала о свечении небес на севере, но нигде не встречала объяснений этого явления, – слегка смутилась рыжеволосая магичка. А вот Л'Эйкэр посматривает на меня с легким подозрением. Надо его срочно отвлечь.

  – Просто я специально искала информацию о северных сияниях. Любопытно стало, что является причиной такого прекрасного явления.

  – Тебе доводилось плавать в северных морях?, – вздернул бровь Лаэрт.

  – Нет, что ты. В реальности я его вижу впервые. Просто мне попадались иллюзиограммы с очень красивыми записями, – пожала плечами я. – Вот и решила поискать информацию. Красиво же!

  – Вот что значит старые Академии, – проворчала под нос Фирелла. – Сразу чувствуется разница в качестве обучения. В нашей Академии таких иллюзиограмм днем со светляком не найдешь.

  – Хм... То есть, это сияние должно привести нас к Сердцу? – Файлару было начхать на разницу в качестве образования, он мыслил более практично.

  – По идее, артефакт должен быть в эпицентре, так как он является причиной сияния, – сообщила я. – Эх, компас бы сюда...

  – Компас? Зачем тебе прибор мореплавателей?

  После короткого рассказа о свойствах магнитной стрелки, и предполагаемой возможности облегчить с ее помощью поиски, шороховцы прониклись и выдали мне компас. Нет, я говорила, что они хомяки? Оказывается, у них с собой, кроме обычного компаса, была еще его магическая разновидность и что-то вроде магического же анализатора пути. Этакое джи-пи-эс. И это при двух магичках в отряде! В смысле, обычно роль навигатора и компаса выполняет отрядный маг со своими поисковиками. И не лень им было столько приборов тащить? Хотя это их дело.

  Стрелка компаса, до ужаса похожего на земной аналог, немного пометалась и вполне уверено указала направление, сильно отличающегося от северного. Самое смешное, что дурили обе разновидности этого полезного прибора: обычный из-за магнитного поля, магический из-за создавшего его переизбытка энергии. Наверное, здесь хорошо восстанавливать резерв, столько дармовой энергии разлито... На материке в подобных местах (чаще всего это природные аномалии) стоят зарядные станции. Артефакты различные заряжают, накопители... За определенную плату и мага пустят помедитировать. Но что-то я отвлеклась.

  Пока я предавалась размышлениям, парни уже успели свернуть лагерь. Сколько продлиться сияние, никто не знал, поэтому решили не рисковать и выдвигаться сейчас. Без такого «указателя» пути будет гораздо труднее выдержать верное направление. И так весь день шли почти под прямым углом по отношению к нынешнему маршруту. Остается лишь надеяться, что ноги мы по темноте не переломаем. Благо, пейзаж не отличается разнообразием и неплохо освещается цветными вспышками в небесах.

*   *   *

  Идти, к моему удивлению, пришлось недолго. Что значат какие-то полчаса по сравнению с дневным пешим переходом по пустыне? Как предположил Лаэрт, здесь было закольцовано пространство, то есть, наобум мы могли блуждать до морковина заговенья и даже не догадываться, что бродим по кругу. Ну да, пейзаж-то разнообразием не блещет. Зато четкое знание, куда и как надо идти позволяло попасть на своеобразную «тропинку», которая позволяла максимально быстро добраться до места назначения через «складки пространства». Что это такое, я так и не поняла, хотя Фирелла и пыталась мне объяснить. Да и, если честно, мне было абсолютно неинтересны причины возникновения таких аномалий. Гораздо большее внимание я уделила способам распознать такую подлость мироздания ну и, соответственно, выбраться в нормальное пространство.

  Но стоило нам вздохнуть с облегчением, как сработал самый действенный закон вероятности. Он же закон подлости. Только мы понадеялись на то, что уже добрались до артефакта, как дорогу преградил какой-то непонятный барьер. Полупрозрачный, мерцающий и абсолютно непробиваемый. Но самым обидным было то, что барьер был буквально в пяти шагах от небольшого постамента со шкатулкой, очень похожей на ту, в которой был камень-ключ. Причем было похоже, что источником сияния является не шкатулка, а именно барьер. Во всяком случае, «фонило» от него просто жуть. Запустить поисковик не получилось: барьер втянул чары в себя. А когда мы попробовали просто пройти, нас весьма ощутимо отбросило, а самые ретивые схлопотали слабенький удар током. Следующие два часа мы изворачивались как могли, изобретая способы пройти через барьер. Начиная от попыток найти уязвимые точки барьера на астральном плане, и до банальных вариантов, вроде прохода не глядя, спиной вперед. Впрочем, от магических воздействий пришлось почти сразу отказаться: барьер вытягивал энергию из любых плетений, развеяв даже светляки, которые Релла начаровала было для удобства. Да и попытка исследовать его в трансе тоже провалилась, потому что на астральном плане барьер выглядел как сплошной радужный монолит, не содержащий даже намека на плетения.

   Спустя три часа были перепробованы все пришедшие нам в голову варианты. Парни по очереди проверяли догадки и предположения, потому что никому не хотелось лишний раз проверять барьер на безвредность. Лаэрт получил очередной толчок от барьера и устало плюхнулся на землю.

  – Все, я иссяк, – обреченно прокомментировал он, потирая ушибленную руку. – Мы уже все, что только можно перепробовали.

  – Может быть, здесь нужен какой-нибудь пароль? – предположила Релла. – Иногда чары замыкают на определенное слово.

  – Даже если и так, нам от этого не легче, – тяжело вздохнул Л'Эйкэр. – Слишком много возможных вариантов пароля.

  – Ну и что нам тогда делать? – уныло спросил Тайбор. – Идей-то все равно никаких нет.

  – Ну, мы еще не пробовали постучать, – полушутливо предположил Файлар. Все вымотались, устали, да и адреналин давно схлынул, поэтому на шутку отреагировали парой улыбок и немного нервным мешком – это Релла отличилась. Я хмыкнула и с преувеличенно серьезным видом постучала костяшками пальцев прямо по барьеру.

  – Впустите нас, пожалуйста. Нам очень нужно достать Сердце Йегэлскера, – мои действия вызвали легкие смешки. Но они сразу же смолкли, потому что... Потому что барьер неожиданно замерцал и, образно выражаясь, «протаял» в виде арки. Парни недоверчиво переглянулись и очень осторожно приблизились к проему. К искреннему удивлению, пройти удалось без проблем. Все поспешно подхватили рюкзаки и проскочили в арку, пока проход не закрылся. Спустя минуту мы дружно стояли возле постамента и несколько подозрительно разглядывали шкатулку, действительно очень похожую на предыдущую, в которой был активатор к телепорту. Тот же герб на крышке, те же зеленые как бы письмена. Разве что материал больше похож на камень, чем на кость.

  – Магических ловушек нет, – сообщила Релла. – Здесь вообще нет никаких плетений, вся энергия оттягивается барьером. Любые чары сразу же развеются, эффект даже сильнее, чем от астрана.

  Невысокий худой парень – Икран – наклонился и легкими, почти незаметными касаниями обследовал постамент и шкатулку. Потом пробежался пальцами словно флейтист, примеряющийся к незнакомому инструменту, и выпрямился.

  – Механические ловушки тоже отсутствуют, – проинформировал он. – Разве что положение шкатулки на постаменте выверено до пылинки. Но никаких механизмов с этим не связано.

  – И где здесь подвох? – вот не верится мне, что можно просто взять и забрать шкатулку без всяких помех. Обязательно будет какая-нибудь пакость.

  – Подвох в том, что как только мы возьмем шкатулку, мы попадем в «Вихри Хаоса», – негромко сказал Лаэрт.

  – Но ведь «Сердце» должно нас защитить, разве нет? – приподнял бровь Нетар.

  – Не совсем, – возразила Релла. – Мне удалось найти кое-какую информацию в родовой библиотеке. «Вихри Хаоса» – название малоизвестного плетения. Первоначально его планировали использовать как замену порталов в Серой Зоне, но от этой идеи быстро отказались.

  – Почему? Из-за нестабильного магического фона?

  – Нет. Как раз эту проблему удалось решить. Но из-за попытки завязать действие чар только на разумных – ну, чтобы твари не могли случайно попасть в телепорт, – возникли некоторые непредусмотренные побочные эффекты. Чары вступали в резонанс с ментальным полем и погружали рискнувших воспользоваться ими в своеобразный транс. Механизм возникновения и действия этого трансабыл не изучен, но его влияние на маршрут и итог перемещения несомненен. Нескольких испытателей выбросило в случайные точки, пара и вовсе сошли с ума...

  – Однако... Не внушает оптимизма. Интересно, какой смысл было использовать его здесь? Серьезной преградой в случае чего такое заклинание не станет, а полагаться на удачу – не тот стиль. Ар Мараны предпочитали более радикальные методы, – хмыкнул Л'Эйкэр. Что да, то да. Сюда по библиотеки, предки Лаэрта и Реллы были законченными параноиками.

  – Просто «вихри» – это единственное заклинание пространственной магии, которое в ждущем режиме не потребляет энергию и не нуждается в магическом активаторе. Барьер, судя по всему, является частью природной аномалией, из-за которой практически невозможно использовать какие-либо другие пространственные чары. В лучшем случае они не сработают из-за нехватки энергии, а другие варианты мне даже представлять не хочется, – объяснила Фирелла.

  – То есть, когда мы возьмем шкатулку, чары активируются, и нас – теоретически – выбросит обратно к архиву? – решил прояснить ситуацию Файлар.

  – Теоретически – да. Как это сработает в реальности предсказать сложно. Больно уж заклинание... вариативное. Ведь механизм влияния транса на перемещение так и не был изучен. Может, все обойдется, а может нас по всему Серетлоку разбросает. И хорошо, если только по Серетлоку.

  – Мда... Релла, а ты уверена, что нам грозит только попадание не туда?– поинтересовалась я. – Знаешь, у меня в последнее время все связанное с Хаосом вызывает не самые положительные эмоции. А то название уж больно... неоптимистическое.

  – Ну, на этот счет можешь не волноваться. Насколько я поняла, название заклинание получило из-за внешних эффектов. Оно должно выглядеть, как черно-багровые вихри в точке отправления и прибытия.

  – А есть какие-нибудь... рекомендации, что ли, по путешествию с помощью этих «вихрей?» – спросил Тайбор.

  – Разве что только одна – не расслабляться и четко помнить точку назначения. Говорю же, заклинанием перестали пользоваться почти сразу после разработки.

  – Ну, что, раз никаких инструкций нет, берем шкатулку?

  – Минутку. Вот, возьмите это, – Л'Эйкэр откуда-то достал связку амулетов. – Это маячки, но не парные, а расширенного действия. На случай, если нас разбросает. Полосы обозначают остальные амулеты из партии. Чем ярче, чем ближе соответствующий маячок.

  Мы дружно разобрали амулеты, поубирав их кто куда. Затем стали поближе к постаменту ровным кругом.

  – Фирелла, бери шкатулку, – негромко приказал Л'Эйкэр. – Все же ты хранительница, у тебя больше прав.

  Релла сглотнула, но спорить не стала.

  – Пусть удача не отвернется от нас, – почти прошептала она и резким движением, словно опасаясь передумать, взяла шкатулку.

  Первые несколько секунд ничего не происходило, у меня даже мелькнула мысль, что Релла ошиблась насчет «вихрей хаоса». А потом вокруг резко взвихрились багрово-черные сполохи.



Глава 13


«Восток – дело тонкое».

  «Крутишься, как белка в мясорубке». Смысл этой фразы я прочувствовала, что называется, на собственной шкуре. Меня крутило, толкало, сжимало и растягивало. Теперь понятно, почему «Вихри Хаоса» так и не вошли в обиход. Трудно сосредоточится на какой-либо цели, когда тебя чуть ли наизнанку не выворачивает. Лично у меня вообще все из головы вылетело, только и билась одна мысль: «Домой хочу!». Наконец, после особенно сильного кульбита, меня выкинуло из этой багрово-черной круговерти.

  Сразу обрадоваться данному факту не получилось – я довольно сильно приложилась боком о какую-то коробку. Потерла ушибленное плечо, огляделось. Не знаю, где уж меня выбросило, но это определенно не лес и не развалины архива. Какое-то полутемное помещение, заваленное коробками и непонятными чехлами, и опутанное сигналками, как паутиной. Мда... С другой стороны, все могло быть намного хуже. Повезло, что я хоть куда-то попала, с моим-то раздраем в мыслях. Понятие «домой» вообще довольно растяжимо, а уж в моем конкретном случае... было бы забавно, если бы меня вернуло на Землю. Кстати, надо бы проверить. Я сосредоточилась, вызывая сперва небольшою иллюзию. В воздухе послушно распустился цветок, затем его сменила струйка воды, заплетенная причудливым вензелем. Отлично, значит я все еще на Джигране. Потому что под домом я могла подразумевать либо Землю, либо особняк графа ар Марана. Но не думаю, что на Земле я бы смогла с такой легкостью манипулировать энергиями, если бы вообще смогла. Осталось только определить, куда меня занесло. Я вздохнула, и принялась пробираться к стене. Где-то же тут должен быть выход?

  Задача оказалась нетривиальной. Нет, между коробками были проходы, но очень уж узкие и запутанные. Такое ощущение, что их сделали по произвольно нарисованной путанке, чтобы они вели куда угодно, только не к стене. Кроме того, кошачьим зрением я не обладала, то и дело налетая на какое-нибудь препятствие. В третий раз подряд сбив коленку, я не сдержала рассерженного шипения, выражая таким образом все, что думаю об этих коробках, чехлах и том, кто их тут свалил. И словно в ответ на звук, распахнулась сливавшаяся со стеной дверь, которую я искала. Прищурившись от ударившего по глазам света, я принялась разглядывать вошедшего. Невысокий, вряд ли выше меня, светлокожий, с короткими темными волосами и чуть раскосыми черными глазами. Черты лица вызывали ассоциацию с восточными народами, что еще более усиливалось одеждой – не уже ставшие привычными брюки-рубашки-камзолы, а что-то вроде кимоно. Надо сказать, парню эта одежда очень шла. Сам по себе красивый, в этом летящем шелковом великолепии он вообще смотрелся потрясно. Мне даже стало как-то неловко из-за своих перепачканных штанов и растрепанных волос.

  Даже странно, что такого отправили ловить неизвестного нарушителя. В том, что это именно по мою душу, я не сомневалось – помещение не производило впечатления особо посещаемого места, зато сигналок тут было множество. Юноша внимательно оглядел меня и негромко поинтересовался:

  – Как ты сюда попала? – взгляд скользнул по моей коленке, которую я невольно потирала. – Ушиблась? – говорил он с легким акцентом, абсолютно очаровательным на мой взгляд.

  – Немного. Ты не подскажешь, где я нахожусь?

  – Несколько странно пробить столько защит, не зная пункта назначения, – парень чуть наклонил голову набок.

  – Я не нарочно, – тут же изобразила полную невинность я. – Просто хотела домой, и, видимо, неточно задала параметры.

  – Хм? – парень чуть расслабился. Либо я такая хорошая актриса, либо он может каким-то образом определять правдивость собеседника. – И куда же ты хотела попасть?

  – В столицу Серетлока, – печально шмыгнула носом я. Мало ли куда меня могло занести? Хорошо еще, если на материк – деньги на портал у меня есть, доберусь без проблем. А если на острова?

  – А поточнее? – парень изогнул уголки губ в намеке на улыбку.

  – Мраморный квартал, поместье графа ар Марана.

  – Совсем немного промахнулась, – хмыкнул он. – Мраморный квартал в нескольких улицах.

  – О? А ты можешь рассказать поподробнее, а то я не очень в столице ориентируюсь?

  – Может, лучше известить графа, чтобы он прислал за тобой людей? – предложил парень.

  – Ну, если это тебя не затруднит... Буду очень благодарна. Меня зовут Этрин, я подопечная графа.

  – Ничуть, – улыбнулся парень. – Мое имя Исами.

  – Красивое, – вернула улыбку я.

  – Идем, – Исами галантно придержал дверь, пропуская меня вперед. – Склад все же не самое уютное место в посольстве.


* * *

  Граф ар Маран отложил бумаги и устало откинулся на спинку кресла. События в последнее время набирали обороты, похоже, сложившаяся ситуация приближается к развязке. Оно и к лучшему, если как следует поработать, может, может и получится, наконец, сломать хребет балахонникам. Но возраст уже дает о себе знать, трудно вот так, ночь напролет просиживать за докладами и отчетами собственной шпионской службы (правда, в ее организации здорово помог Токрис, ну да не об этом речь). Да и обязанности графа и главы рода никто не отменял... Рейсмус тяжело вздохнул и потер виски. Токрис тоже сейчас буквально с ног сбивается, держится только на эликсирах и бодрящих зельях. Столько всего сразу навалилось... Граф вспомнил то чувство отчаяния и беспомощности, которое испытал, когда узнал о пропаже Лаэрта. Своих детей ар Маран искренне любил и ценил гораздо больше собственной жизни. Что Лаэрта, сына и наследника, что Фиреллу, так похожую на любимую жену. А ведь за последний месяц он чуть не потерял обоих. Если бы не эта странная девочка, Этрин... Честно говоря, в отличие от Токриса, графу было откровенно наплевать на то, откуда она взялась и кем была раньше. Она спасла жизнь Лаэрту и вывела из-под удара Фиреллу – за это он мог простить практически все. Хвала богам, сейчас его дети достаточно далеко от столицы, да с достаточной охраной. Отправились на поиски практически легендарной реликвии. И девочка эта, Этрин, с ними. Не то чтобы от нее была какая-то особая польза, магию-то свою она еще не до конца освоила, но, как в шутку сказал Шиан, «будет у парней личный талисман». Пусть дети развлекаются. Конечно, вряд ли они что-нибудь найдут, Сердце уже несколько веков нигде не всплывало, но хотя бы на время их не будет в столице, где события закручиваются в змеиный клубок. Ар Маран снова потер виски и хотел было уже вернуться к бумагам, но тут на столе замерцал амулет связи. Граф нахмурился, отвлекать его просто так не стали бы. Он невольно напрягся и легким прикосновением активировал амулет.

  – Рей, можешь уделить мне несколько минут?

  – Крис? Что-то случилось?

  – Ну как тебе сказать... Со мной связался Л'Эйкер. Они умудрились найти Сердце.

  – Что?!! Ты хочешь сказать, что они вот так, с первой попытки, попали хаяту в глаз?

  – Именно. Более того, они сумели вполне благополучно вернуться через Вихри Хаоса. Даже особо сильного разброса не было, за одним исключением.

  – Каким? – граф снова нахмурился. Доводилось ему слышать об этом заклинании. Просто чудо, что все уцелели.

  – Этрин снова отличилась. Судя по ее маячку, она сейчас в столице. Я, собственно, почему и связался. У Шиана ведь должен быть слепок ее ауры, пусть найдет девочку. А то заблудиться еще.

  – Хорошо, – невольно улыбнулся граф. – Я передам Шиану, пусть займется.

  Но не успел он отложить амулет, как в кабинет вошел его личный секретарь. Причем выражение лица у него было на редкость озадаченное.

  – Лейр? Что-то случилось?

  – Смотрите сами, лорд, – Лейр протянул конверт из плотного пергамента. – Это принесли несколько минут назад. Из посольства Ксинга.

  – Даже так? – приподнял бровь граф. Действительно, очень странно. Ксингцы вообще довольно замкнутый народ, и хоть и держат свои посольства практически во всех странах (а уж торговые связи у Ксинга более чем обширные), но рассказывать что-либо о себе не спешат. Вроде бы и не затворники, в отличие от эльфов, однако ухитряются держать при себе все свои секреты. Впрочем, особой общительностью ксингцы тоже не отличаются. Непонятно, зачем им связываться с ар Мараном, который во внешней политике ни разу не участвовал. Не считая одного случая по молодости, когда он из любопытства напросился на прием в этом самом ксингском посольстве. На всю жизнь хватило. Странная еда, непонятные напитки, да еще и эти дурацкие палочки, которые в руках-то удержать сложно, не говоря уж о том, чтобы использовать в качестве столовых приборов. Это не считая еще и того, что среди ксингцев в их странно летящих одеяниях, серетлокцы в привычных камзолах, жилетах и бриджах ощущали себя как минимум неуютно. Да еще и поведение самих хозяев, то и дело использовавших непонятные слова и спрашивавших о неизвестных явлениях... Граф еще раз недоуменно хмыкнул и вскрыл конверт.

  Впрочем, через несколько минут он не смог сдержать невольный смешок. Вкратце, суть послания сводилась к тому, что граф, как глава рода, может забрать свою подопечную, невесть как оказавшуюся на территории посольства. Причем, в письме упоминалось, что если уважаемый лорд очень занят, то они с удовольствием окажут гостеприимство его подопечной.

   – Вот тихушники, – пробормотал Рейсмус себе под нос. – И как они постоянно оказываются одними из самых информированных, если носа из своего посольства не показывают? Да и Этрин тоже отличилась. Угораздило же ее изо всей столицы угодить именно в посольство Ксинга...

  Граф вздохнул, но все же приказал подать карету. Он с большим удовольствием добрался бы на своем чагравом[2], но, увы, положение обязывает. Не по чину ему являться в посольство верхом без свиты, а чем тащить всю эту толпу, проще взять карету. Да и девушка, насколько он помнит, не особо хорошая наездница.

  Рейсмус покосился на груду бумаг на столе, потом решил не беспокоиться по этому поводу. Все равно бумаги никуда не убегут, а ему определенно требуется передышка. Особенно на фоне новости о нашедшемся Сердце Йегелскэра. Надо отвлечься от остальных дел и как следует все обдумать. Опять же, оставлять Этрин в посольстве – это жестоко. Правда, неясно, по отношению к кому. То ли к магичке, которая вполне могла получить столь же неласковый прием, как и граф в свое время, то ли к самим ксингцам, которых Этрин могла совершенно замучить вопросами о значении каждой мелочи, включая пресловутые палочки для еды. С нее станется. Если уж она выдержала три недели исследовательского энтузиазма у Шиана... Граф с некоторым усилием отогнал заманчивую картину озадаченных ксингцев, и отправился в посольство.


* * *

  – Знаешь, я думал, ты пошутил, – озадаченно протянул Токрис.

  – Почему же? – Рейсмус выгнул бровь.

  – Ну, я уже привык, что Этрин постоянно преподносит сюрпризы, но это выходит за всякие рамки. Где она могла узнать ксингские обычаи? И научиться пользоваться этими палочками? – последнее слово было сказано с немалым чувством.

  Рейсмус отвернулся, пряча невольную улыбку. Отношение с этим специфическим столовым прибором у Криса были такие же неприязненные, как и у самого графа, а вот сталкивался он с ксингцами по делам своего ведомства не в пример чаще. И при виде ровных деревянных палочек для еды у него невольно начинало дергаться веко. И к предложению захватить на очередной прием в посольстве Этрин он отнесся довольно скептически.

  Данная идея возникла у графа случайно. Сначала он был искренне удивлен тому, как свободно чувствовала себя Этрин среди смуглых узкоглазых ксингцев. Когда он приехал ее забирать, она что-то горячо обсуждала с невысоким пареньком в богато расшитой одежде, оживленно жестикулируя. Причем паренек тоже выглядел искренне увлеченным разговором и даже не пытался скрыть огорчение, когда их прервали. Потом за завтраком Токрис посетовал на отсутствие возможных сопровождающих на прием к ксингцам.


Ретроспектива

  – Я уже не знаю, что делать. Не ходить на подобные приемы я не могу, а с этим сопровождением одни проблемы. Такое чувство, что скоро можно будет как наказание использовать. Раньше я своих парней мог привлечь, хоть какая-то польза была, а сейчас все заняты, не срывать же их с заданий. А от придворных лизоблюдов, которыми может обеспечить наш Посольский Двор, меня самого тошнит. Если б не эти проклятые протоколы, ей-Владыка, один бы пошел. Рей, выручи меня, а?

  – Что, отправить с тобой кого-нибудь из моих? Так они тоже носом землю роют. Причем почти все – в компании с твоими. Даже Лаэрт где-то с «Шорохом» пропадает.

  – Да я не об этом... Составь компанию, а? Хоть с кем-то смогу нормально поговорить. А второго сопровождающего, так и быть, предоставит Посольский Двор.

  – Погоди, так тебе только двое нужны?

  – Ну да. Я же не как лорд иду, а как служащий короны. Если бы я должен был идти как глава рода, проще было бы себе огнешар в голову пустить.

  – О, как все запущено... – протянул Рейсмус, невольно улыбаясь. – Ну ладно, уговорил. Да, и насчет второго сопровождающего можешь не волноваться. Есть у меня кандидатура на примете.

  – Это кто же успел так провиниться?

  – Скорее, не провиниться, а завязать знакомство с некоторыми представителями посольства.

  – Завязать знакомство? Кто это у тебя такой шустрый?

  – Шустрая. Ты, помниться, сам утром просил найти. Кто ж знал, что ее занесет именно туда.

  – Даже так? Забавное совпадение. Но уж лучше Этрин, чем кто-нибудь из посольских. Она, конечно, ни фрара не понимает в протоколах, не говоря уж о ксингцах, но хотя бы не будет раздражать зудением под ухом. Ладно, пойду я. Встретимся вечером.

  – Ну-ну. Думаю, не ошибусь, если скажу, что тебя ждет большой сюрприз, – хмыкнул граф, глядя вслед сорвавшемуся по каким-то делам другу. А потом с тяжелым вздохом снова занялся бумагами.


Конец ретроспективы

  Надо сказать, сама Этрин восприняла предложение еще раз наведаться в посольство гораздо радостнее. Выяснила, сколько у нее осталось свободного времени, и, полыхая энтузиазмом, унеслась в город. Да еще и Фиреллу с собой сманила. Чем они там занимались, граф не знал. Он настолько зарылся в бумаги, что абсолютно не воспринимал окружающий мир. Поэтому несколько странный наряд и множество небольших свертков в руках Этрин заметил только у самых дверей посольства. Возвращаться было уже поздно, они и так чуть не опоздали. Токрис скривился, но тоже ничего не сказал. Когда эти свертки с разнообразными уговорами были вручены практически всему официальному составу посольства, он скривился еще сильнее.

  Но вскоре недовольство сменилось искренним удивлением. Ксингцы, буквально минуту назад усиленно отказывавшиеся от подарков (насколько сумел разглядеть граф, это были милые безделушки и сувениры, наподобие когтя игломора в красивой оплетке), теперь оживленно крутили их и радовались как дети. А потом неожиданно отдарились такими же небольшими сверточками, в которых оказались тоже сувениры, но уже ксингские. И где только взяли? Не могли же они их заранее подготовить. Причем девушка тоже старательно отнекивалась от подарков, а потом не менее старательно ими восхищалась. Граф тряхнул волосами, и отловил подопечную.

  – И что все это значит? Зачем отказываться от подарка, а потом им восхищаться?

  – Это обычные правила вежливости, – пожала плечами Этрин. – Если взять подарок сразу, без этих церемоний, то тебя посчитают жадным. Культурная особенность, – и, прежде чем граф успел что-то сказать, упорхнула в другой конец залы.

  Но последней каплей оказалось то, что девушка умела пользоваться палочками. Не так легко и изящно, как хозяева, но тоже довольно ловко. И это притом, что она еще и общалась с тем самым пареньком, которого граф запомнил по дневному посещению. Надо сказать, весьма оживленно общалась, периодически принимаясь что-то чертить в воздухе теми самыми палочками.

  – И знаешь, о чем они говорят? – граф невольно вздрогнул, не заметив тихо подошедшего друга.

  – Крис, когда-нибудь ты таки получишь кинжал под ребра, если не перестанешь так подкрадываться к людям. Разумеется, не знаю. Отсюда ничего не слышно.

  – Зато от той колонны слышно просто замечательно. Они обсуждают историю воинских знаков отличия и разницу между нашим рыцарским кодексом и ксингским «Путем воина». Вот скажи, ты слышал хотя бы о таком названии, не говоря уже о том, чтобы обсуждать это с личным телохранителем посла?

  – Этот юноша – телохранитель? Ты ничего не путаешь? Он же еще почти ребенок.

  – Этот «ребенок» может размазать по брусчатке троих парней в два раза крупнее себя. И это только то, что мне достоверно известно. Он адепт школы Лунного Дракона.

  – Школа Лунного Дракона? – ар Маран совсем другими глазами посмотрел на хрупкого невысокого юношу. Школа Огненного Дракона готовила гвардию императора Ксинга. Школа Лунного – лучших телохранителей на материке. Единственным способом достать разумного, охраняемого «лунником» было убить этого самого «лунника». Что было крайне сложно, потому как подготовка в этой школе была поистине драконовская.

  – Именно. И мне очень интересно, почему из всех присутствующих в зале, Этрин завязала разговор именно с ним, – прищурился разведчик.

  – Крис, не надо. Мы уже говорили на эту тему. Мое мнение с тех пор не изменилось.

  – Как знаешь, Рей. Но потом не говори, что я тебя не предупреждал.

  – У тебя появились какие-то доказательства?

  – Пока нет. Но все это слишком подозрительно. Ты слышал что-нибудь о свечении небес в северных морях?

  – Ну... – граф задумался. – Разве что краем уха. Меня это как-то не интересовало.

  – Вот именно. Л'Эйкер сказал, что они столкнулись с чем-то подобным, и Этрин мало того, что с первого взгляда опознала это явление, так еще и рассказала причины возникновения и воздействие на путеказ[3]. Именно благодаря этому они так быстро смогли найти дорогу в закольцованном пространстве.

  – И как она объяснила свою осведомленность? Не поверю, что твои «шуршунчики» ее об этом не спросили.

  – Сказала, что ей попались красивые иллюзиограммы, и она из любопытства поискала информацию.

  – А может, так оно и было? В конце концов, любознательность не преступление.

  – Ну-ну. Нечаянно прихватила с собой шкатулку с ключом к артефакту. Случайно заинтересовалась небесными сияниями. И абсолютно не нарочно где-то узнала правила вежливости Ксинга и их же боевой кодекс. Согласись, Рей, звучит довольно подозрительно.

  – Я и не спорю, Крис. Но, помнится, в молодости ты любил решать задачки с неизвестными.

  – То есть ты по-прежнему предлагаешь ее не трогать?

  – Пока у тебя нет веских на то оснований – да. Ты же сам говорил, что подозрения к делу не пришьешь.

  – Хорошо, друг, если ты так считаешь... Главное, чтобы потом мы не пожалели об этом промедлении...


* * *

  – О, подушечка, как я рада нашей встрече! – простонала я, падая на кровать в своей комнате.

  Да уж, денек сегодня выдался насыщенным. Еще утром я находилась в соляной пустыне, и ломала голову, как пройти через барьер, окружающий Сердце Йегелскэра. Потом (ну, как обычно, умудрилась выделиться) вывалилась из пространственного вихря мало того, что не возле развалин архива, так вообще в незнакомом месте. Как выяснилось, в посольстве. Судя по внешности его обитателей, какой-то восточной страны. Ну... в моем понимании восточной. Китай там, Япония... Невысокие, смуглые, узкоглазые, одетые в просторные халаты, здорово напомнившие мне кимоно. И оперативные такие, прямо как японцы – моментально засекли мое появление на подконтрольной территории, и буквально через полчаса сдали меня на руки отцу Реллы.

  Кстати, что меня удивило, так это личность первого из... как их... ксингцев (язык сломаешь!). Ну, как-то странно навстречу неизвестному нарушителю отправлять хрупкого парня едва-едва с меня ростом. Или его не отправляли, а случайно упустили? Судя по поведению остальных ксингцев, этот паренек какая-то шишка. Но тем более странно, что он оказался, так сказать, «в первых рядах». Хотя, если вспомнить о том, как невзрачно выглядят мастера восточных единоборств... Ну да неважно. Мне Исами даже понравился, он оказался отличным собеседником. Даже жалко было с графом уходить, у нас такой интересный разговор намечался...

  А дальше события и вовсе закрутились водоворотом. Не успела я толком переодеться и позавтракать, как меня выловил кто-то из слуг, и передал предложение графа еще раз побывать в посольстве – уже в качестве гостьи. Я сразу же согласилась, мысленно потирая руки: вот теперь-то Исами от меня так легко не отделается! Я вежливая, но очень любопытная! Правда, минут через десять мой энтузиазм поугас. Я вспомнила, что «Восток – дело тонкое» и задумалась, к чему Ксинг ближе: к Китаю, или все-таки к Японии? Ведь и культура, и нормы вежливости в этих странах довольно сильно отличаются. Выяснять этот вопрос отправилась в библиотеку. К моему удивлению, несмотря на довольно большое количество литературы о культуре разных стран, конкретно о ксингских традициях я ничего не нашла. Странно... Решив пойти другим путем, я полезла в уже знакомый мне политико-географический труд. Буду ориентироваться по размерам территории.

  Однако! Ксинг оказался ни много, ни мало, а одной из трех ныне существующих империй – империей Дракона. И вот что интересно: сведений о военных победах, боевых школах и уникальных товарах, производимых в Ксинге, было огромное количество, а вот информация о традициях, легендах, да даже о внутренних рангах (ну, за исключением императора и его двора) практически отсутствовала. Обидно. Придется напрягать мозги, пытаясь вспомнить когда-то читаные в интернете статьи.

  Мозги напрягаться не желали. Единственное, что почти сразу удалось вспомнить – что близкий контакт, наподобие рукопожатий, восточными народами не приветствуется. Примерно через полчаса мучений я отрыла в глубинах памяти упоминание о традиции дарить небольшие подарки, типа сувениров, в знак уважения. И то, что сразу такой подарок принимать нельзя – посчитают жадным. Ну, хоть что-то. Так, деньги у меня есть, надо узнать, где здесь можно приобрести подобную мелочевку. Сама я подходящую лавку вряд ли найду, а вот Релла столицу знает намного лучше. Так, где она сейчас может быть? Заодно и одежду какую-нибудь прикуплю, а то мне кажется, что платье в посольстве будет слегка неуместно. Итак, сначала – в банк, потом – по магазинам!


* * *

  Поход по магазинам вышел фееричным. Я уже говорила, что Релла – натуральный энерджайзер? Так вот, она развила настолько бурную деятельность, что я начала испытывать невольные опасения за целостность посольства. Так что неудивительно, что к вечеру я уже была в легком неадеквате. Впрочем, граф выглядел не лучше. Он даже не обратил внимания на мою несколько нестандартную одежду и свертки с сувенирами. Он их, по-моему, вообще не заметил, пока мы к посольству не приехали. Зато тем Токрис окинул меня таким взглядом, что аж мурашки по спине побежали. Б-р-р-р-р...

  Впрочем, минут через десять он уже смотрел на меня совсем по-другому. Такая традиция у ксингцев действительно была. Поэтому, сгрузив ответные подарки в экипаж, я с чистой совестью отловила Исами и принялась пытать его на тему легенд и традиций его родины. Это, в принципе, оказалось несложно, потому что прием проводился не просто так, а в честь традиционного ксингского праздника. А сам Исами с удовольствием рассказывал об истории возникновения этого праздника, и том, как он отмечается в Ксинге.

  – В одном монастыре была традиция, в первый день осени зажигать фонари в честь основателя Ксинга. Когда император узнал об этом, он приказал в этот день вечером зажигать фонари у себя во дворце и во всех столичных храмах. Постепенно этот праздник полюбили и в народе, и он распространился сначала по столице, а потом и по всему Ксингу. Сейчас его называют Ночью Тысячи Фонарей. Это одно из самых красивых и любимых в народе празднеств. В городах и селениях Ксинга в эту ночь бывает светло, как днем из-за множества горящих фонарей. Дети выносят на улицу самодельные или купленные в магазинах фонари и играют с ними. А разгадывание загадок на фонарях – непременная часть праздничных мероприятий. Хозяин фонаря привешивает к дну фонарика бумажку, на которой написана загадка. Если отгадывающий знает ответ, то он может сорвать бумажку и сверить с отгадкой. Если он правильно отгадал загадку, то получает небольшой подарок, – Исами хитро улыбнулся и обвел рукой зал, украшенный множеством разнообразных фонарей, фонариков и фонарищ.

  Я фыркнула, и дернула ближайшую бумажку. Загадка попалась неожиданная «Человек – клинок, а это – его рукоять. Человек без этого – как клинок без рукояти. Что это?»

  – О, вижу тебе попался фонарь шифушифу[4] Рокуро? Он любит подобные загадки.

  – Хм, ну не знаю... Может быть, честь? – честно говоря, отвечала я наобум, но неожиданно для себя, угадала. Призом оказалась брошка в виде кинжальчика, которая крепилась к тому же фонарику. Разговор свернул на честь воина вообще, затем – на воинский кодекс и его различия в Ксинге и Серетлоке (пришлось срочно вспоминать все, что я знала о Бусидо, ибо из китайских кодексов я что-то знала лишь об уголовном), а после плавно перешел к погонам, медалям и прочим знакам отличия. Надо сказать, Исами очень удивился именно рассказу о погонах.

  Оказалось, на Джигране (ну, по крайней мере, на этом материке) погоны были вообще неизвестны. Их роль выполняли особые вышивки и нарукавные эмблемы. А в Ксинге решили этот вопрос еще более радикально: вместо каких-нибудь отметок на одежде они делали цветные татуировки. Красный цвет – профессии, связанные с кровью: охотники, лекари, воины; голубой – с искусством: художники, барды, скульпторы; черный – со смертью: гробовщики, могильщики, мусорщики, зеленый – с землей: пахари и скотоводы, коричневый – с ремеслами: кузнецы, гончары, портные. Желтые рисунки делали купцы и владельцы гостиниц, золотыми с рождения щеголяла знать. Фиолетовые узоры достались магам, серебристые – императорским служащим, или, попросту говоря, чиновникам. Без татуировок обходились только жрецы и монахи. Их и так за три перестрела видно. Ну, еще бы: монахи-то в Ксинге воинственные, наподобие шао-линьских, а учитывая более сильные способности к манипуляциям с энергией, земных шао-линьцев они не то что переплюнут, а вообще в слюне утопят. Чем выше ранг или звание – тем замысловатее татуировка. Вывести ее практически нереально, в случае смены профессии рядом просто набивали еще одну другого цвета. На резонный вопрос, о том, как же разглядеть татуировку под одеждой (неужели каждый раз раздеваются?), Исами рассмеялся и сказал, что обычно рисунок делают на тыльной стороне ладони, и лишь изредка – на плече, так что одежда здесь не помеха.

  Хммм... А у самого Исами татуировки что-то не видно. Конечно, может она у него на плече, но это невольно наталкивает на мысли. Ведь получается, что на плече тату набивают те, кто хочет ее скрыть от посторонних глаз под одеждой. Интересные дела... Кто ж он такой? Ведь явно совсем молодой еще, как бы ни младше меня.

  Впрочем, подобные мысли надолго в моей голове не задержались. Мы болтали, смеялись, ели «на удачу» какие-то сладкие шарики с абсолютно непроизносимым названием – не то юаньсяо, не то куаньсярей... А потом заиграла музыка, совсем не похожая на плавные мелодии бальных залов – живая, яркая, ритмичная. И оказалось, что Ночью Тысячи Фонарей не танцуют по правилам – сегодня допускается лишь импровизация... В общем, вечер прошел замечательно. Натанцевалась я, что называется, до упаду. Наговорилась и насмеялась тоже до болящих щек и полного перегруза мозга информацией. Поэтому неудивительно, что добравшись до своей комнаты, я смогла только кое-как раздеться и упасть на кровать с блаженной улыбкой. Настроение у меня было просто замечательным. Я отлично отдохнула и повеселилась, все целы и здоровы, а авантюра с Сердцем закончилась благополучно. И если я права, и Сердце является «Следом Создателя», то остается только найти «Зерно» о котором говорил Арагорн. Но в этом его божественность обещал помочь, так что я видела будущее в радужных тонах. Мне казалось, что все проблемы уже позади, и осталось сделать лишь последний шаг, чтобы вернуться домой. Жаль, что в тот момент я забыла о том, что самым действенным законом вероятности является закон подлости...


Сноски:

Хаяту в глаз – действовать наугад, и ,собственно, удачно попасть, в смысле угадать. Хаят – мелкий обитатель Серой Зоны, неимоверно быстрый и способный к морфизму. Попасть ему в глаз чрезвычайно трудно, а с первого раза – практически невозможно. Почему и считается невероятной удачей.

[]

Чагравый – темно-пепельная масть коней

[]

Путеказ – джигранское название компаса. Бывает, как земной аналог, с магнитной стрелкой, либо же с магической начинкой.

[]

Шифу – китайское «мастер», уважительное обращение к старшему.

[]



Глава 14


«Закон подлости – самый часто действующий закон вероятности».

  Прошло уже пять дней с момента нашего возвращения в столицу. Я все собиралась сходить в храм Арагорна, чтобы получить дальнейшие инструкции или хотя бы подсказки, но постоянно что-то отвлекало. То Лаэрт, загоревшийся идеей научиться есть палочками. То Релла, активно пытающаяся показать мне достопримечательности столицы. То Нетар, неожиданно взявшийся меня опекать (вот уж от кого не ожидала, он же по натуре натуральный бука). То еще кто-нибудь с такими же «вот прям сейчас» делами. Да и я не оставляла надежды найти более подробную информацию о «Следе Создателя». Я была уверена почти на сто процентов, что Сердце и есть этот самый След, но я ведь могу и ошибаться! Вот и приходилось рыться в библиотеке. Но фолиант с нужными сведениями никак не находился (если вообще существовал), и я, наконец, призналась самой себе, что просто тяну время. Ведь Арагорн обещал вернуть меня в тот же момент, из которого я переместилась... Значит, пара дней особой роли не сыграют. А я... я уже привязалась к этому миру. К Релле, которая за короткий срок стала очень близкой подругой. К ребятам из «Шороха», которые, несмотря на дикую загруженность, находили время проведать меня и поделиться последними новостями. Черт, да я поймала себя на мысли, что даже по явно недолюбливающему меня Токрису буду скучать!

  Но, тяни не тяни, от этого ничего не изменится. Я с тяжелым вздохом отложила толстенный сборник легенд, который, хоть и был на редкость увлекательным, не содержал даже намека на нужную мне информацию. Надо перекусить и все-таки сходить в храм.

  Однако до кухни я не добралась. Решив немного срезать, я наткнулась на очередной «военный совет». Правда, почему-то не в кабинете, а в столовой. Похоже, что-то опять случилось, потому что меня встретили такими напряженными взглядами, что я прямо-таки услышала потрескивание воздуха. Ой, что-то мне не нравится, как они на меня смотрят... Вернее, смотрит только старшее поколение. А парни и Релла почему-то отводят глаза в сторону.

  – Этрин, скажи, чем ты вчера занималась? – вдруг негромко спросил Рейсмус.

  – Читала, – пожала плечами я. – Еще с Реллой к фонтанам ходили, на главную площадь. А что, что-то случилось?

  – Случилось, – холодно ответил Токрис. – Пропало Сердце Йегелскэра.

  – Что?!!! Как пропало?!! – вот такой подлянки я не ожидала. Какая скотина его уволокла?

  – Его украли из моей лаборатории, – каким-то тусклым голосом сказал Шиан. – Не то чтобы там была какая-то особая защита, но я никогда не пренебрегаю мерами безопасности. Да на территорию особняка чужим попасть практически невозможно.

  – Но... – я растерянно посмотрела на присутствующих.

  – Магические следы затерты до полной нечитаемости. Выследить по ним кого-либо невозможно. Мы уже сталкивались с подобным, – да, точно. То самое покушение во время маскарада. Тогда тоже не осталось никаких магических следов...

  – Но кое-что мы все же нашли, – ледяным тоном закончил Токрис. – Вот это.

  На раскрытой ладони лежала сережка. Обычная девичья сережка, с маленькой жемчужинкой в серебряной оправе. Я бы подумала, что найти хозяйку будет сложно, это ведь ни кольцо и ни браслет, где важен размер. Если бы не одно но. Сережка была моя.

  Я растерянно хлопнула ресницами. Эта сережка уже пару раз терялась по утрам, расстегнувшись ночью об подушку – застежка разболталась. Серьги, подаренные мне на совершеннолетие, были маленькие и легкие, и в ухе совсем не ощущались. Поэтому, не желая потерять подарок, я уже где-то с неделю их не носила. Хотела отнести к ювелиру, чтобы подтянуть замочек, но все как-то времени не находила.

  – Видишь ли, в чем дело, – все тем же пугающе холодным тоном продолжил разведчик. – В Серетлоке не добывают жемчуг, и это не тот камень, который будут ввозить из других стран. Поэтому я удивился, увидев эти серьги. И, разумеется, запомнил их владелицу.

  – И ты не могла потерять ее раньше, – грустно улыбнулся Шиан. – Я только вчера приводил лабораторию в порядок после экспериментов.

  – Должен сказать, я восхищен твоим мастерством, – зло скривил губы Токрис. – Ты почти нас всех провела. Даже я никогда бы не подумал, что твоя цель именно Сердце. Говорят метаморфы великолепные актеры... Что ж, теперь я убедился, что и полукровки не обделены этим талантом. Л'Эйкэр, – кроткий резкий приказ, и оборотень молниеносно защелкнул на моем запястье печально знакомый астрановый браслет. Правда, глаз на меня он так и не поднял.

  – Нет! Я не верю, что это она! – неожиданно возмутилась Релла. – Лаэрт! Файлар! Отец! Ну что же вы молчите!

  Лаэрт несильно сжал плечо сестры, не то выражая безмолвную поддержку, не то призывая замолчать.

  – На нижний уровень ее, – негромко приказал Токрис.

  – Прости. Я не хотел бы так поступать, но это мой долг, – Л'Эйкэр, наконец, поднял на меня взгляд, в котором плескалась такая тоска, что у меня невольно мурашки по спине побежали.

  Я сглотнула, пытаясь не разреветься. Я ведь им доверяла, а они даже формально не предложили мне оправдаться. Нет, я могу их в чем-то понять, но все равно, обидно было до слез. Я ведь настолько от них не ожидала ничего подобного, что даже не попыталась сбежать или прикрыться иллюзией. Просто растерялась. Я прикусила губу и вскинула голову, глядя прямо в глаза графу.

  – Не буду ничего говорить. Все равно вы мне не поверите. Просто, если моей целью было Сердце, почему я не ушла вместе с ним?

  И не дожидаясь тычка, пошла вслед за Л'Эйкэром.

*   *   *

  Лаэрт зло рыкнул и метнул в стену книгу, с помощью которой пытался отвлечься от тяжелых мыслей. У него просто не укладывалось в голове, что Этрин могла украсть Сердце. Дело даже не в том, что она спасла ему жизнь. Просто милая, веселая и немного наивная девушка почти сразу стала восприниматься как еще одна младшая сестренка. И в отличие от Реллы, она явно не возражала против такого отношения. Не верилось, что эта легкая наивность была только маской. Вот просто не верилось и все!

  Тихонько скрипнула дверь. Л'Эйкэр подобрал лежащую на полу книгу и взглянул на виконта. [1]

  – Злишься из-за утренних событий?

  – Пытаюсь уложить это в голове. Если честно, хочется напиться до радужных кругов.[2]

  – Не тебе одному, – невесело усмехнулся оборотень. – Я ведь тоже был тогда в Сером Лесу.

  – Ты не понимаешь. Я ведь ее уже почти как сестру воспринимал...

  – Поверь, если бы не сережка, я тоже никогда бы не стал подозревать именно Этрин. Она слишком неподходящий вариант для шпиона.

  – Кто бы мог подумать, – печально опустил плечи Лаэрт. – Принести два знака разрушения, только чтобы заслужить наше доверие?

  – Не думаю, – покачал головой Л'Эйкэр. – Знак разрушения – это не та вещь, которую можно использовать как разменную монету. Да и потом, никто не мог предположить, что мы сумеем найти «Сердце» так быстро. Нам просто чудовищно повезло. Даже если Этрин действительно с самого начала только пыталась втереться в доверие, ее целью было никак не Сердце.

  – Но шкатулку нам принесла именно она.

  – Она не лгала, когда говорила, что случайно ее прихватила. Да и про Сердце узнала только от нас...

  – То есть, ты думаешь, что это не ее рук дело?

  – Я думаю, что кража не была ее целью. Но я не отрицаю, что она могла это сделать.

  – Но почему? Зачем ей так рисковать?!

  – Не знаю. У Этрин могло быть множество причин, которые нам неизвестны. Она многое скрывает, и мало ли что могло на нее повлиять. Любопытство, возможность осуществить давнюю мечту или угроза раскрыть одну из ее тайн.

  – Думаешь, ее могли заставить? – с надеждой спросил виконт.

  – Я не исключаю такой возможности. Не стоит расслабляться, поймав своего врага за хвост. Он ведь может его и отбросить. Идем. У нас еще много дел.

*   *   *

  В ксингском посольстве никаких потрясений и неожиданных открытий не было. Но первый телохранитель посла чувствовал какую-то смутную тревогу. Как будто он забыл или не учел что-то, что в скором времени окажется важным или даже решающим. Это чувство преследовало его уже почти неделю, с появления в посольстве той странной девушки, Этрин. Наконец, Исами не выдержал и решил спросить совета у мастера Рокуро.

  – Что-то смутило твой дух, юный воин Дракона. Поведай, что же повергло тебя в сомнения, – мастеру, как обычно, не нужно было задавать никаких вопросов, чтобы узнать о цели визита.

  – Меня преследует тревога, шифу. Мне кажется, я что-то упускаю, но мне никак не удается понять, что именно. Я боюсь, что в решающий момент могу ошибиться и не исполнить свой долг.

  – Ты и не сумел бы понять причин, Исами... Нити мира напряжены. Что-то случится в ближайшее время. Важное для всего Джиграна. И эта девочка окажется в гуще событий, потому что в ее присутствии нити начинают звенеть. Но я не могу предугадать, заставит ли она их разорваться или же напротив, помешает этому.

  – Благодарю за ответ, шифу, – Исами низко поклонился, выражая свое уважение.

  Мастер Рокуро был одним из лучших «Танцующих драконов». В Ксинге не была развита классическая магия в понимании прочих стран. Но практически любой из воинов Дракона, достигший определенной ступени мастерства, мог сливаться с потоками шаи, жизненной энергии мира. В подобном трансе воин становился неуязвим для большинства атакующих заклинаний, и изредка мог слышать «мелодии мира». Таких называли «танцующими драконами», и их слово часто становилось решающим. Они не были предсказателями или пророками, но места грядущих потрясений и важных событий могли предсказать лучше любого Оракула по напряжению загадочных «нитей мира». Именно поэтому в Ксинге никогда не было хоть сколько-нибудь удачных восстаний или переворотов. Любое событие, могущее повлечь за собой хоть какие-то перемены, заставляло дрожать нити мира, а «танцующие драконы» слишком хорошо чувствовали малейшие их колебания. Не менее точно они могли определить ключевые фигуры. Не предугадать их действия и сторону, но указать степень значимости для грядущих событий. Именно мастер Рокуро настоял, чтобы посла в этот раз сопровождал Исами, только-только завершивший обучение. И если он говорит, что девушка будет одной из ключевых фигур, то стоит за ней приглядывать. Чтобы в нужный момент помочь... или устранить.

*   *   *

  Токрис ар Брассеро устало потер виски. Такое ощущение, что неприятности специально дожидались подходящего момента, чтобы навалиться всем скопом. С ареста Этрин прошли едва ли сутки, а он уже валился с ног. На Тайную стражу как будто кто наложил проклятие невезучести. Отчеты путались, документы терялись, патрули оказывались в одном и том же месте, оставляя остальные без внимания... По отдельности все эти проблемы легко решались, но все вместе неимоверно выматывали. Он так и не смог выкроить времени не то что допросить девушку, а даже поинтересоваться ее состоянием.

  Нет, совесть его не мучила. Герцог Брассеро не первый год возглавлял Тайную стражу, и давно научился отстраняться от эмоций, мешающих работе. Но сейчас его преследовало ощущение какой-то неправильности. Такое бывает во сне, когда ты подсознательно чувствуешь нереальность окружающего, но не можешь понять, что спишь.

  – Надо завязывать со стимулирующими зельями, – вздохнул герцог.

  Все-таки уже не мальчик, не спать сутками. Даже вечный молчун Нетар при встрече что-то пробормотал про уставший вид и приволок в кабинет какой-то травяной отвар. Правда, Токрис так замотался, что даже его не попробовал. Усталость наваливалась каменной глыбой, заставляя пропускать мелочи и по нескольку раз перечитывать документы, что бы вникнуть. Вот и сейчас он никак не мог найти последние отчеты. Пожалуй, действительно стоит отдохнуть. Не случится же ничего непоправимого за несколько часов?

  Тихонько скрипнула открывшаяся дверь. Заглянувший в кабинет Нетар укоризненно покачал головой:

  – Милорд, ты так совсем себя загонишь. Нельзя же настолько уходить в работу. Даже отвар не выпил.

  – Сейчас выпью, – вздохнул Токрис, протягивая руку к чашке.

  – Не надо. Я лучше свежего заварю, – мотнул голой Нетар, начиная возиться у небольшой водогрейки в углу.

  Через минуту он уже поставил на стол исходящую паром чашку. Токрис отпил немного, пробуя предложенный напиток. Он оказался неожиданно приятным на вкус – легкая горечь и мятно-морозный привкус. Герцог снова поднес чашку к губам... Но тут дверь в кабинет с грохотом распахнулась.

  – Лорд Токрис! У меня срочное сообще... – Л'Эйкэр неожиданно умолк на полуслове, с силой втягивая воздух.

  – Не пей! – оборотень рванулся вперед, выбивая чашку из рук лорда. Отвар широкой волной выплеснулся, заливая стол, бумаги на нем и руку командира «Шороха».

  – Ах, как ты не вовремя, командир, – издевательски улыбаясь, протянул Нетар. – Я был уверен, что до вечера ты не вернешься, – мечник вдруг резко рванул вперед, целя в горло неизвестно откуда вытянутым крисом.[3]

  – А мне, наоборот, кажется, что я как нельзя более вовремя, – рыкнул Л'Эйкэр, отбивая кинжал левой рукой с отросшими когтями. Левой – потому что правая, облитая «отваром», повисла бессильной плетью.

  – Нетар? – пораженно выдохнул Токрис, пытаясь пошевелиться. По телу разливался странный паралич, не затронувший пока только голову.

  – Это не он, – хрипло ответил оборотень, не сводя глаз с противника. – Тар никогда не был левшой.

  – Ай-яй-яй, как нехорошо получилось, – пропел неизвестный. – Как это я так прокололся? – еще несколько ударов кинжалом, которые Кэр хоть с трудом, но все же отбил.

  – Ты ведь чувствуешь, как холод расползается по твоему плечу? – вкрадчиво проговорил, почти прошептал нападающий. – Еще несколько минут – и ты будешь полностью обездвижен. Жаль, конечно, что ты разлил мое зелье. Альената не оставляет следов. Но, думаю, тебе неважно, от чего вы умрете – от яда или от кинжала, – резкий рывок, и лезвие криса прочертило кровавую полосу поперек груди.

  – Мразь, – прошипел Л'Эйкэр. – Как давно ты заменил Нетара?

  – О, я уже достаточно давно подменяю вашего угрюмца, да и не только его, – серебристо рассмеялся его противник. – Даже удивительно, что вы ничего не заметили. Только эта ваша магичка что-то заподозрила. Приходилось осторожничать, но ее оказалось удивительно легко устранить. Все лишь одна маленькая сережка – и вы сделали за меня всю грязную работу...

  Токрис скрипнул зубами. Так глупо попасться! Даже не касаясь моральной стороны – а ведь получается, по его приказу парни из «Шороха» подняли руку на спасшего им жизнь – получить такого врага, как Этрин, было бы нежелательно. Да, она молода и неопытна, но на редкость везуча. И если вспомнить отчет Хафейна, допрашивавшего девушку в Форте почти сразу после ее появления, рассудительна не по годам. Во всяком случае, изображать из себя наивного ребенка и прятаться в тени других она умеет мастерски. Как он мог поверить, что человек, дважды – дважды! – обставивший «балахонников» попадется на такой мелочи? Почему он не приказал сразу допросить ее в присутствии менталиста? Тогда она пообижалась бы, но этим бы всем и ограничилось. Теперь же... Водников недаром считают самыми коварными и злопамятными.

  – Тварь, – ненавидяще выдохнул оборотень. – Живым ты отсюда не уйдешь.

  – И кто же меня помешает? Ты едва стоишь на ногах, твой лорд не может шевельнуть даже пальцем, а остальные спят. Ты ведь об этом хотел сообщить герцогу? – издевательски усмехнулся враг.

  – Может быть, я? – спокойный голос и захлестнувшая горло отравителя полупрозрачная петля. – Не дергайся, лапа моя, – сладко улыбнулась обнаружившаяся на другом конце ленты Этрин. – Одно лишнее движение – и твоя кровь станет льдом. Или закипит – я еще не решила.

  – Тебе на это духу не хватит, девочка, – насмешливо изогнул губы тот.

  – Почему же? Я мирная, но очень злопамятная, – ласково сообщила девушка

  – В шестнадцать лет люди очень плохо умеют убивать.

  – Шестнадцать? – выгнула бровь магичка. – Я уже давно совершеннолетняя. И конкретно твою шею сверну с большим удовольствием.

  Она вдруг резко тряхнула рукой, бросая в противника какой-то порошок. Мужчина дернулся было, но не успел увернуться, и тут же осел на пол.

  – Что это с ним? – хрипло спросил Л'Эйкэр, кажется, даже не удивленный появлением девушки.

  – Пыль черной полыни. В сочетании с кое-какими чарами метаморфов вырубает на раз, – хмыкнула магичка.

  – Метаморфов? То есть это – метаморф?

  – А вы что, не догадались? – удивилась она, что-то старательно вычаровывая над рукой Л'Эйкэра.– Вот ведь зараза, где он такую цепкую отраву нашел?

  – Кхак... ты сумела... выбраться? – прошептал Токрис, чувствуя, как паралич добрался до шеи и постепенно все выше.

  – Не волнуйтесь, – хмыкнула Этрин, выпрямляясь и делая странный жест, как будто что-то стряхивала с рук. – Ваши темницы абсолютно надежны. Мне просто помогли, – она принялась мягко водить руками над герцогом. – Хм... вам повезло, что вы выпили так мало. Редкостная дрянь этот яд.

  – Кто помог? – герцог напряженно впился взглядом в лицо девушки.

  – А вот это я предпочту сохранить в секрете. Не хочу подставлять хорошего человека, – хитро улыбнулась она.


  Ретроспектива

  Когда Токрис приказал отвести меня на нижний уровень, я почему-то подумала о подвалах особняка. И только когда меня вывели на улицу, сообразила, что должны быть какие-то специальные темницы, и находиться они будут явно не жилом доме. Вот только где?

  Оказалось, что недалеко. Штаб Тайной Стражи располагался в том же районе, что и особняки знати. Вели меня на удивление аккуратно, не пытаясь подталкивать, а только аккуратно придерживая за локоток. Если бы не холодный астрановый браслет на запястье, можно было бы решить, что меня не в камеру ведут, а по городу выгуливают. Я попыталась поймать взгляды своего конвоя, намереваясь выяснить причины такого странного поведения (я ж вроде подлая предательница?), но и Файлар, и Л'Эйкэр старательно отводили глаза в сторону. Ничего не понимаю...

  Когда мы добрались до нужного здания, Л'Эйкэр неожиданно отпустил Файлара:

  – Иди Флар. Я сам справлюсь.

  – Но, командир...

  – Иди, – с некоторым давлением повторил оборотень. – Пусть это будет только моя вина.

  Вина? Какая вина? Что-то я совсем ничего не понимаю... Зато Файлар, похоже, все отлично понял. Он коротко поклонился, ушел куда-то, по-прежнему не поднимая глаз. Л'Эйкэр снова аккуратно тронул меня за локоть, направляя к лестнице. Такое ощущение, что он боится до меня дотронуться. Интересно, если я вдруг попытаюсь сбежать, он все равно будет обращаться со мной, как с хрустальной вазой?

  Хм... а ведь что странно – у меня же даже мысли не возникло о побеге. Ну ладно, вначале – растерялась, не ожидала. Но сейчас-то я уже вполне пришла в себя, адаптировавшись к изменившейся ситуации. И все равно не возникает желания сбежать. Напротив, мне как-то странно спокойно, как будто я уверенно, что все кончится хорошо, несмотря на все доводы разума. Интуиция молчит, хотя обычно я могла «прочувствовать» даже неожиданную контрольную в универе. А здесь она только усилилась. Ладно, поверю своему подсознанию. В конце концов, ему невыгодно меня подставлять.

  Пока я занималась самокопаниями, мы уже пришли на тот самый «нижний уровень». Ну что могу сказать... Неуютное место. Стены отполированы едва не до зеркального блеска, воздух сухой настолько, что першит в горле. И давление... Почти неуловимое ментальное давление, которое ощущается на самой границе чувств. Такое не причинит серьезного вреда, но может довести почти до безумия. Правда меня после рекламы и предвыборных дебатов таким тонким воздействием не проймешь.

  Кэр тем временем открыл дверцу в камеру, забранную очень мелкой решеткой – между толстыми прутьями не прошла бы даже рука, не говоря уж про что-то большее. Я шагнула было в предложенные «апартаменты», но... Парень неожиданно удержал меня за руку и одним движением расстегнул антимагический браслет. Я ошарашенно застыла.

  – Но... почему? – я была просто в шоке. Насколько я успела его узнать, Кэр был до безобразия правильный и никогда не нарушал приказы. И вот так пойти против воли того, кого он признал старшим, было для него немыслимо.

  – Ты спасла жизнь мне и моим людям. Разве этого недостаточно? – грустно улыбнулся оборотень.

  – Но я ведь не признавала вас своими должниками, – все верно, не признавала. Я предпочла, чтобы они считали себя обязанными мне сами, а не под давлением.

  – Причинить вред спасшему тебе жизнь – в любом случае бесчестие.

  – Но ведь нарушить присягу – тоже бесчестие!

  – Я не нарушал присяги. Мне приказали доставить тебя на нижний уровень – я доставил. И потом... я верю, что даже если это ты забрала Сердце, ты не собиралась вредить нам. Поэтому, – он хмыкнул, и в руки мне упал ключ от дверей камеры.

  Л'Эйкэр вышел и закрыл дверь снаружи. Я снова посмотрела на хитро изогнутый ключ на своей ладони. Он же фактически отпустил меня. Если об этом узнают, он может попасть даже на плаху. А в моем побеге в любом случае обвинят его, он ведь специально отпустил Файлара, чтобы взять всю вину на себя. Да уж... Не верить в невиновность, но поверить самому человеку – это дорогого стоит. Так что я костьми лягу, но найду ту скотину, которая меня подставила!

  Конец ретроспективы


  – Да что гадать, – хрипло проговорил герцог, чувствуя, как постепенно возвращается способность двигаться. – Либо кто-то из «Шороха», кроме, пожалуй, Кэра, либо Лаэрт. Фирелла слишком порывиста, чтобы настолько аккуратно сработать.

  – Вы в этом так уверены? – лукаво прищурилась девушка.

  Токрис скрипнул зубами. Вот ведь бесовка. Ломай теперь голову, что именно она имела в виду, и кто вывел ее из камеры. Явно не спешит свои козыри не то что открывать, а даже уведомлять об их существовании.

  – Что будем делать с этим? – уже оправившийся от ранения Кэр сноровисто спутывал запястья бессознательного метаморфа.

  – Понятия не имею, – пожала плечами магичка. – Он явно знает много интересного, но если честно, я не представляю, как можно удержать в плену метаморфа. Он же на физическом уровне может изменяться.

  – Ничего, и на него управа найдется, – хмыкнул Токрис. – Мне тут как раз недавно одну интересную разработку принесли. Полностью блокирует любые способности к изменению. Даже убрать далеко не успел, – герцог достал из замаскированного сейфа тонкий металлический ошейник.

  Ошейник тут же был одет на плененного изменчивого. Правда, оборотень этим не ограничился и добросовестно связал метаморфа так, что тот не смог бы и пошевелиться.

  – Л'Эйкэр, а что ты собирался мне сообщить, когда пришел? – вспомнил герцог.

  – Все, кто находился здесь, усыплены. И в казармах тоже, – ответил оборотень.

  – Все?! – Токрис был ошеломлен. Это же никак не меньше двух сотен разумных. И у всех повышенная сопротивляемость ментальным чарам и к многим распространенным алхимическим составам – с улицы в Тайную стражу не берут. Усыпить абсолютно всех...

  – До единого, – подтвердил оборотень. – Я не был усыплен только потому, что отсутствовал. Мне просто повезло.

  – Не совсем, – вмешалась в разговор девушка, зябко охватывая себя за плечи. – Что-то было добавлено воду и для надежности распылено в воздухе. Ты мог это учуять, пока концентрация не стала критической. Скорее всего, был специально выбран момент, когда тебя не было ни здесь, ни в казармах.

  – Почему же тогда меня не накрыло? – поинтересовался Токрис.

  – А вы защиту на своем кабинете видели? Здесь, наверное, каждая пылинка проверена и пронумерована. Вот и пришлось ему лично отраву подносить, – Этрин зло глянула на пленника.

  – Ри, что случилось? – тихо спросил оборотень, касаясь плеча девушки. – Ты сама на себя не похожа.

  Магичка и в самом деле выглядела как-то странно. Нет, внешне она изменилась не особо, но теперь бы ни у кого не повернулся язык назвать ее ребенком. Не бывает у детей таких глаз. И выражения лица такого тоже не бывает.

  – Я нашла Нетара... – тихо ответила Этрин. – На нем живого места не было. У меня не получилось его вытащить. Я ведь не целитель, – дрогнувшим голосом закончила она.

  – Ну тихо, тихо, – Кэр мягко обнял девушку, позволяя ей спрятать лицо у него на груди. – Ты ни в чем не виновата. Мы должны были раньше заметить его изменившееся поведение...

  – Не в этом дело, – покачала головой Этрин. – Знаешь... раньше я думала, что это не моя война. Но такое... – девушка побледнела. Казалось, ее сейчас стошнит. – Я не хочу, чтобы что-то подобное случилось еще с кем-нибудь. Поэтому таких тварей буду рвать голыми руками, – твердо закончила она.


  Ретроспектива

  Немного подумав, я решила не покидать штаб Тайной стражи, куда меня так удачно привели. Если рассуждать логически, эта подстава невероятно глупая. Достаточно напоить меня местным аналогов сыворотки правды, чтобы выяснить, что я не замешана в похищении Сердца. Значит, это не месть. А что тогда? Единственное, чем я могла кому-то помешать – это способность видеть сквозь иллюзии. Это направление магии в Серетлоке вообще не особо развито, что уж говорить о противодействии. Логично предположить, что теперь, когда помеха устранена, неизвестный противник начнет действовать. А информация об этом наверняка попадет в Тайную стражу. Так что покидать место, куда стекается вся информация по состоянию дел в столице, просто глупо.

  Сначала я хотела затаиться где-нибудь рядом с кабинетом Токриса – начальству-то всяко о самом интересном доложат, – но там была такая защита, что я предпочла убраться от греха подальше. Заодно вспомнила, что запах я маскировать не умею, и поставила вокруг себя водяной фильтр.Правда, он очищал не только воздух вокруг меня, отбивая запах, но и тот, который поступал ко мне, но это даже еще и лучше. Зато я вспомнила об одной очень интересной способности, которой до этого практически не пользовалась. Любой маг обладает способностями к слиянию со своей стихией. Из-за приобретенных особенностей моей ауры к изменчивости, я могла сливаться с водой очень глубоко. А о том, что вода является уникальным хранителем информации, я еще на Земле слышала. Так что не самым понятным даже для себя образом, мне удалось «считать» с воды нужную мне информацию. Колодец, водопроводы, небольшие емкости с водой для питья, стоявшие практически во всех помещениях – мест сбора сведений хватало. Оставалось только найти укромное место, чтобы кто-нибудь меня чисто случайно не обнаружил.

  Нашла... Единственным местом, где не сновали толпы народа, оказались те самые темницы и допросные. Обратно к камерам мне категорически не хотелось, так что я выбрала допросные. И вот там, в самой дальней и труднодоступной комнате... В первую секунду, я подумала, что это кто-то из пленников, оставленный «дозревать», и ужаснулась методам Тайной стражи. Меня едва не стошнило от зрелища и отвратительных запахов, витавших в тесной комнатушке. Но потом...

  – Нетар? – потрясенно выдохнула я. Я же видела его буквально день назад, он был цел и невредим! Но мечник выглядел так, словно уже не первый день находится здесь. Бледный, осунувшийся, похудевший, весь покрытый ранами и ожогами... На нем просто не было живого места. Такое ощущение, что его несколько дней изощренно пытали.

  – Ри? – тихий хриплый голос, почти неотличимый от дыхания.

  – Нетар! – я кинулась к парню. – Нетар, миленький, потерпи, сейчас я тебе помогу... – надо попыталась сделать хоть что-то. Но он был настолько истощен и изранен, что я просто не знала, с какой стороны к нему подступиться.

  – Не... надо... поздно... – прошелестел мечник. – Ска... жи... морф... неде...лю... – на последнем слове воздух в груди Тара жутко булькнул, парень выгнуло в судороге... и все.

  – Нетар!!! Тар!! – а это, оказывается, страшно, когда на глазах у тебя умирает тот, кого ты могла бы назвать другом. – Тар!!! – нет, не может быть! Он не должен был умирать!

  Меня колотила дрожь. Чужой мир, до этого казавшийся какой-то волшебной историей, где герои могут бояться, терпеть неудачи, но в конце обязательно выживут и победят, неожиданно ткнул лицом в грязь реальности. Реальности, пахнущей кровью. Где легко примут чужой облик, чтобы подобраться на расстояние удара. Реальности, где смертельно раненый не выживет только потому, что другие не хотят его смерти.

  До этого я невольно воспринимала этот мир как что-то немного нереальное. Такая маленькая утопия, в которую я на время заглянула, чтобы потом спокойно вернуться домой к ужину. Мы же не принимаем близко к сердцу страдания компьютерных персонажей. И сейчас как будто разбилось стекло, которым я отгородилась от этого мира. Они ведь все – живые. Не программы, и не плоды чей-то фантазии. И Джигран – не менее реален, чем Земля.

  Я подняла голову. Не знаю, что именно сейчас во мне изменилось... Но любопытный ребенок, за которым я часто так удачно пряталась, скрылся где-то в глубинах подсознания, уступив место совсем другой грани моей личности. Той самой, которую опасались задевать даже самые отъявленные хулиганы школы. Агрессивная, безжалостная, никому не прощающая обид... После пары столкновений меня предпочитали не трогать. Раньше конкретно эта моя часть просыпалась редко, только при непосредственной угрозе. Люди гораздо лучше относятся к маленькой беспомощной девочке с жалобным взглядом, чем к сильной девушке, могущей за себя постоять. Но к такому противнику нужно быть именно безжалостной. Так что они еще пожалеют, что поставили меня перед необходимостью защищаться. Вода умеет нести смерть ничуть не хуже жизни.

  Конец ретроспективы


Сноски:

Старший сын графа (при жизни отца) носит титул виконта.

[]

До радужных кругов – аналог нашего «до зеленых чертей».

[]

Крис – распространенный в юго-восточной Азии пламевидный кинжал. В результате сложной ковки, крисы обладают не только знаменитой остротой клинков, но и характерной слоисто-чешуйчатой поверхностью. Клинок считается олицетворением извивающейся змеи, ему часто приписывают некие мистические свойства.

[]



Глава 15


«Спецназ на прогулке».

  Так, что-то я совсем расклеилась. Нашла время пафосные речи толкать. Сомневаюсь я, что здесь всех усыпили так просто, для тренировки. А это значит, что в ближайшее время нас ждут серьезные неприятности. Похоже, об этом подумала не только я.

  – Ты сможешь разбудить их? – спросил Кэр, слегка отстраняясь.

  – Э? – кого их?

  – Ты сумела вывести яд из нашей крови. Почему бы не повторить это с остальными? – Токрис мысль подчиненного явно одобрял.

  – Ну, вы сравнили, – протянула я. – Я могу разделять жидкости и восстанавливать их первоначальный состав, но не в таких же масштабах! Тем более, что кровь далеко не вода, хоть и жидкая. Моих сил хватит десятка на полтора, максимум два. Не больше.

  – Жаль, – вздохнул герцог. – Было бы замечательно устроить засаду тем, кто это все провернул.

  – А вы уверены, что они собирались именно атаковать?

  – Не атаковать. Скорее, разыграть очередной спектакль или свалить на нас какую-нибудь гадость. Хотели бы нас уничтожить, логичнее было бы отравить, а не усыпить, – что правда, то правда. Пора заканчивать рефлексировать и включать мозги.

  – Ну... я могу повесить иллюзию, что все здесь активны и даже не думали засыпать, – немного неуверенно предложила я самый простой вариант.

  – Это даст нам только небольшую отсрочку. Все же твои иллюзии нематериальны, да и управлять таким количеством мороков без ошибок невозможно, – покачал головой Кэр.

  – Лучше всего было бы поймать наших недоброжелателей до того, как они успеют что-нибудь предпринять. Но вряд ли нам это удастся.

  – Почему? – вскинула бровь я. – Если я приведу в чувство «Шорох», то они должны справиться. Это же их специализация, как я понимаю?

  – Нельзя атаковать то, чего нет. Мы просто не знаем, кто за всем этим стоит.

  – А найти с помощью этого? – я указала на остатки расплескавшейся по полу отравы. – Яд довольно специфический, не думаю, что он встречается на каждом шагу.

  – Альената действительно очень редкий яд. Но одна из его особенностей в том, что он абсолютно не оставляет следов. Ни вкуса, ни цвета, ни запаха, ни еще каких-либо следов. Единственные, кому удавалось обнаружит альенату до того, как ее используют, это «лунники».

  – «Лунники?»

  – Выпускники школы Лунного Дракона в Ксинге. Странно, что ты этого не знаешь. Тот юноша, с которым ты общалась в посольстве как раз лунник.

  – Исами? – слегка удивилась я. Слегка – потому что что-то подобное и подозревала. Уж больно много странностей окружали этого парня.

  – Именно. Первый телохранитель посла.

  – Так это же замечательно! – воскликнула я. – Тогда можно просто попросить у него помощи в определении прежнего местонахождения этого яда.

  – Почему ты думаешь, что он согласиться нам помочь? – нахмурился Токрис. Да-да, я заметила, что он почему-то недолюбливает ксингцев.

  – Ему это выгодно, – хмыкнула я. Почему-то я была полностью уверена, что Исами не откажется нам помочь. Может, интуиция?

  – Выгодно? – выгнул бровь герцог. – С чего бы? Это наши внутренние проблемы.

  – Во-первых, никто не может гарантировать, что эта самая альената не окажется вскоре в бокале посла. Надежней сразу разобраться с теми, кто распространяет этот яд. А во-вторых, обеспечивать безопасность посла его обязанность, а в мирной и спокойной жизни ее обеспечивать намного проще, чем во время смуты и переворотов.

  – Ты так считаешь? – скептически скривился герцог. – Попытаться, конечно, можно... Но разговаривать со своим лунником будешь сама!

  – Он не мой,– вяло огрызнулась я. Зараза этот Токрис. Я так надеялась на него переговоры спихнуть... – И сначала надо все-таки привести в себя «шороховцев».

  Спорить никто не стал. Так что примерно через полчаса я с почетным эскортом из пятнадцати сногсшибательных парней (ну, это я, конечно, слегка преувеличиваю... но быть единственной девушкой среди таких парней приятно, как ни крути) дожидалась Исами в уютной гостиной, оформленной в восточном стиле.

  Просьба помочь информацией Исами удивила, но уговорить его оказалось на удивление легко. Стоило упомянуть альенату, как и без того светлокожий парень еще больше побледнел, и пообещал оказать всю возможную помощь в поиске и поимке «лаовай, которые осмелились использовать эту мерзость». Чем его разозлило использование именно этого яда, я не поняла. Исами пробурчал под что-то вроде «неудивительно, что нити дрожат», и повел нас к своему мастеру. Как оказалось, у ксингцев была на примете подозрительная компания, недавно обосновавшаяся в торговом квартале, просто их не догадались проверить на такое. И альенату мастер Рокуро мог вычислить на довольно приличных расстояниях, по напряжению каких-то загадочных «нитей». Кстати, именно поэтому в Ксинге за попытку сварить этот яд сразу убивают. Мол, альената непонятным образом очень сильно влияет на нити в сторону их разрушения, а этого допускать ни в коем случае нельзя. Если честно, меня не очень интересовали причины. Главное, что с нами не только поделились информацией, но еще и Исами дали, для подстраховки, так сказать. Наверное, чтобы убедиться, что мы действительно своих заговорщиков отловили.

  Так вот потихоньку, дружной компанией из семнадцати человек, мы и отправились к логову предполагаемых организаторов нападения на Тайную стражу.

*   *   *

  Л'Эйкэр с подозрением покосился на Исами. Не нравился ему этот ксингец. Причем по очень банальной причине: он глаз не спускал с Этрин. Не сказать, чтобы восточник испытывал какие-то опасные эмоции – уж это-то оборотень умел чувствовать превосходно – но его интерес к девушке неожиданно разбудил собственнические кошачьи инстинкты. Этрин была своей, и Л'Эйкэр не собирался делить ее с каким-то ксингцем, который и знаком-то с ней всего пару дней.

  – Что, неужели так понравилась? – довольно ехидно спросил он, поравнявшись с лунником.

  – Она прекрасна и нежна, как лотос на поверхности утренней реки, – безмятежно ответил Исами. – Но черные лотосы весьма ядовиты. Найти такой цветок – редкая удача, и глупо оставлять его без присмотра, – тонко улыбнулся восточник.

  – К сожалению, эта река протекает не в твоих владениях, – прищурился оборотень. Если ксингец намекал, на то, что Этрин далеко не так безобидна, как выглядит, то это ему прекрасно известно.

  – Я намерен лишь наблюдать. Сорванные лотосы слишком быстро вянут, – все так же безмятежно ответил лунник.

  – Ну-ну... Не видел ты кувшинок в Серой зоне. Вот уж с чем не всякий огневик справится, – пробормотал себе под нос Л'Эйкэр. Надо будет присмотреть за этим Исами. Все-таки Кэр, как и любой кот, был жутким собственником. И покушения, пусть даже такие безобидные, на то, что он считал своим, его жутко раздражали.

*   *   *

  Хм, пожалуй, я напрасно удивлялась, что мы прямо из посольства пошли разбираться с неведомыми злоумышленниками. Ничего подобного! Парни тихо, мирно и организованно направились опустошать склады Тайной стражи. Чего они там не нагребли... Даже про карты тоже не забыли. Увидев этот ворох бумаг и амулетов с объемными проекциями практически всех зданий столицы, могущих представлять хоть какой-то интерес, я невольно прониклась уважением к их составителям. Это же адский труд! Зато теперь мы легко получили всю необходимую информацию об интересующем нас здании, включая даже проходящие рядом туннели канализации. Это не говоря уже о таких мелочах, как полная планировка здания, включая довольно разветвленные подвалы, и возможные пути отхода.

  Сама я, после некоторых сомнений, амулеты решила не брать, хотя мне и предлагали. Нет, использование защитных и атакующих амулетов несомненно полезно и удобно, но помимо всего прочего ими же надо уметь пользоваться! С меня вполне станется под выплеском адреналина перепутать их действие. К чему это может привести, даже представлять не хочется. Так что я ограничилась парой метательных ножей (если честно, взяла я их больше из-за красивой гравировки на рукояти, чем по реальной необходимости) и фляжкой уже знакомого мне эльфийского бальзама. За последнюю даже пришлось выдержать небольшую схватку с Л'Эйкэром, который упрямо пытался вручить мне объемную баклагу с каким-то другим составом. Но я уперлась и выпросила-таки именно бальзам. Недаром ведь патрули в Серой Зоне берут с собой именно его! Не просто же так бальзам включен в обязательную экипировку.

  Единственное, что меня порядком огорчало – это невозможность переобуться. Я же так и осталась в той одежде, в которой меня арестовали прошлым утром. И если собственно к одежде нареканий у меня не было, потому что по особняку я, особо не заморачиваясь, ходила в охотничьем костюме, то вот ботиночки с тонкой подошвой явно не предназначались для долгих прогулок. Ну не ожидала я таких событий, вот и обула симпатичные черевички. Одно утешение, хоть без каблука.

  Повздыхав из-за отсутствия в пределах досягаемости сапожек моего размера, я наткнулась на недоуменный взгляд Исами, который удивленно наблюдал за моими действиями.

  – Что-то не так? – озадаченно спросила я.

  – Ты что, собираешься участвовать в атаке? – ответил вопросом на вопрос он.

  – Нет, ну на передовую я не рвусь, но от участия отказываться не собираюсь, – я никак не могла понять, что же его так удивляет.

  – И вы ей позволите? Это же опасно! – повернулся Исами к остальным парням.

  – Если они пойдут без меня, это будет еще опасней! – возмутилась я. Вот уж от кого такой подлянки не ожидала, так это от него.

  – Они – воины, и к опасности им не привыкать...

  – А я, значит, стану бесполезной обузой? К твоему сведению, если бы не я, то эти воины были бы давно мертвы!

  – Но ведь сейчас тебе нет необходимости рисковать собой, – успокаивающе поднял ладони ксингец. – Мы вполне можем справиться сами.

  – А я и не собираюсь лезть в драку. У меня специализация на магии прикрытия, – вскинула голову я. Нет, мне, конечно, приятно, что он обо мне беспокоится, но это же не повод отказываться от моей помощи.

  – А почему вы молчите? – Исами, поняв, что меня ему не переубедить, решил обратиться за помощью к парням. – Неужели вы согласны с ней?

  – Нам уже приходилось сражаться вместе, – пожал плечами Файлар. – Да и потом, лично я не имею никакого права противодействовать ее желаниям.

  Я победно улыбнулась. Даже если бы «шуршунчики» были против моего участия (а они не будут, так как уже успели оценить всю прелесть маскировки с помощью моих иллюзий), они просто не посмели мне возразить. Слишком виноватыми себя чувствуют.

  – Но это же глупо! – попытался снова воззвать к нашему здравому смыслу Исами. – Женщинам не место в битве!

  – А ты попробуй ее удержать, – ехидно посоветовал Л'Эйкэр. – Думаю, тебя сильно удивит, какие колючки могут отращивать лотосы.

  Не поняла, о чем это они? Причем тут лотосы?

  – Все равно вы от меня не отвяжетесь, – фыркнула я. – Так что хватит терять время.

  Больше никаких проблем не возникло. Л'Эйкэр наградил растерянного ксингца еще парой ехидных усмешечек, но этим все и ограничилось. И вот теперь, экипированные по самую макушку, мы отправились на охоту за заговорщиками.

*   *   *

  Исами был растерян и изумлен до глубины души. Почему все серетлокцы так легко согласились на участие девушки в битве? Ведь ясно же, что их ожидает далеко не легкая прогулка. Нет, Исами не испытывал предубеждений. В Школе Лунного Дракона девушки обучались наравне с парнями, и ничуть не уступали им в мастерстве. Но допустить участие в бою этого хрупкого создания с огромными карими глазами на почти детском личике? Дать ей увидеть кровь и грязь, в которых нет ни капли благородства и возвышенности? Он мог понять, почему Этрин привлекли к переговорам в посольстве. Это было вполне логично и объяснимо. Но зачем допускать ее дальнейшее участие? Пусть она одаренная и может оказать некоторую помощь, но зачем же показывать ей жестокость и грязь подобных операций? Этого он понять не мог. Не могли же они так поступить только из желания досадить ему? Это было бы просто глупо. Правда, ехидные улыбки двуипостасного командира бойцов заставляли ксингца несколько усомниться в этом.

  Пока юноша предавался своим мыслям, группа уже подошла к воротам в торговые кварталы. Теперь им стоит разделиться, чтобы не привлекать внимания. Такая большая группа хороших воинов явно вызовет ненужные подозрения. Но серетлокцы явно имели на этот счет иное мнение. Они дружно повернулись к юной магичке.

  – Вам амулеты, или напрямую? – похоже, девушка ничуть не была удивлена.

  – Лучше напрямую. Надежней, – коротко ответил ей оборотень.

  – Как скажешь, – улыбнулась Этрин. Потом сосредоточилась, чуть прикрыла глаза... И отряд элитных бойцов внезапно растаял в воздухе. На их месте теперь стояла шумная компания купеческой молодежи. Исами подавил желание протереть глаза. Он ведь не ощутил даже малейших колебаний шаи! Конечно, ему еще далеко до мастеров и, тем более, «танцующих драконов», но ведь подобные чары должны были потребовать очень много энергии!

  – С оригинала срисовала? – хмыкнул один из бойцов, сейчас выглядевший как сын зажиточного торговца.

  – А то! – хмыкнула магичка. – Мы когда с Реллой ходили по лавкам, примеров было предостаточно.

  Похоже, они уже знали об этой необычной способности, поскольку не были удивлены. Что ж, это многое объясняет. Но вскоре Исами пришлось удивиться еще раз. Уже почти добравшись до нужного дома, они снова остановились.

  – Ри, ты можешь накинуть невидимость? Нужно выяснить, все ли наши заговорщики здесь. Не хотелось бы вылавливать кого-нибудь из них по всей столице.

  – Не нужно, – отозвалась слегка отставшая девушка, погружая ладонь в воду уличного фонтана. – Я и так могу сказать, что в доме двадцать три человека, из них пятеро в подвале и еще четверо на чердаке.

  – Но как? – а вот это стало сюрпризом для всех. Маги, конечно, могут найти других живых существ по ауре, но не в столь людных местах. К тому же, на доме стояла достаточно мощная защита, которая не дала бы рассмотреть внутренности строения магическим зрением.

  – Свою стихию я чувствую очень хорошо, – улыбнулась она. – В человеческом теле достаточно воды, чтобы я могла это использовать и, тем более, обнаружить. А посчитать количество сгустков воды определенной формы несложно.

  – Что ж... раз они все на месте, то, думаю, и нам не стоит медлить, – негромко сказал оборотень. Вот уж чью кошачью походку никаким мороком не скроешь. – И, Ри... Ты там поосторожней, – неожиданно обратился он к магичке, серьезно глядя ей прямо в глаза.

  – Обещаю, что меня даже вы не заметите, такой я буду осторожной, – улыбнулась девушка. – Вас сейчас спрятать, или поближе подойдем?

  – Лучше сейчас. Если подойти ближе, нас могут заметить.

  – Как скажешь. Только давай зайдем вот в тот переулок. А то если вы вдруг исчезнете непонятным образом, это будет очень подозрительно.

  Случайный прохожий еще долго не мог понять, куда делись полтора десятка шумных молодых парней, свернувших в темный переулок вслед за симпатичной девушкой. В воздухе, они, что ли, растворились?

*   *   *

  Ай! Твою ж налево, да качелей сверху! Что за зараза там засела? Так метко молниями лупить... Может, оно на движение реагирует? Кэр, непонятно когда успевший перевоплотиться, попытался прорваться, используя тигриную скорость, но вынужден был шарахнутся от ударившей прямо перед мордой молнии. Кажется, даже усы немного опалило. Вот же... Мы ведь так хорошо шли. Именно сейчас я смогла по достоинству оценить профессионализм «Шороха». Парни прошли по дому тихими призраками, незаметно парализуя или усыпляя его обитателей. Никто даже вскрикнуть не успел. Я же старалась держаться поодаль (не хватало еще выдать наше присутствие), периодически сканируя пространство на предмет амулетов и магии вообще.

  Отсутствие магов в отряде было, пожалуй, единственным минусом «Шороха». Если чарующего мага они вполне могли переиграть и обезвредить, да и активные магические ловушки (равно как и обычные) находили без особых проблем, то со всем остальным было посложнее. В ответ на как-то заданный в лоб вопрос Файлар скривился и честно признался, что маги у них просто не приживались. Кто-то считал ниже своего достоинства пробираться огородами, кто-то просто не умел работать тихо. Одни возмущались тем, что приходится «отсиживаться» за спинами не одаренных, других выжили сами парни, которые не собирались терпеть отношение к себе, как к грязи под ногами. В общем, не везло им с магами. То-то они ни разу не прогнали меня со своих тренировок...

  Так вот, у атакуемых, конечно, хватало всевозможных амулетов и зачарованных вещиц (даже, кажется, несколько артефактов имелось), но с этим парни давно привыкли справляться. Я только предупредила «вот к той штуке лучше никого не пускать» и «вот это тоже лучше не трогать». Так что сам дом и чердак были зачищены без проблем. Зато подвал... Мне он сразу не понравился – из-за толстой деревянной двери фонило магией, только какой-то странной. Кроме меня это сумели ощутить Кэр и Исами. Мне кажется, или они действительно негласно соперничают? Интересно, с чего бы это. У них же вроде сферы влияния не пересекаются... Попытка тихонько пробраться вперед и посмотреть поближе, что там такое странное фонит провалилась с треском. Эта парочка меня перехватила (один – по запаху, второй – по движению воздуха) и решительно отправила назад, за спины большинства присутствующих. Спорить с ними было явно бесполезно, так что я даже не пыталась возражать (чем, кажется, немало их удивила). Вот теперь думаю, то ли злиться на них, то ли спасибо сказать... Сунься я в подвал первой, вполне могла бы схлопотать молнией в лоб.

  С другой стороны, ту хитро навороченную сигналку я бы все-таки заметила и даже с большой долей вероятности, обезвредила бы. У моего небольшого резерва есть свои преимущества. Одно из них – как раз возможность тонких воздействий. Но увы. Первой шла не я, поэтому сигналка все-таки сработала. А в подвале, как мы потом узнали, находилась лаборатория и склад. Конечно, так была довольно большая опасность в случае чего разнести весь дом, но зато камень неплохо экранировал те самые странные эманации. Вот и оказались мы в тесном помещении против трех алхимиков и мага, засевшего в узком коридоре и увлеченно расстреливающего нас молниями. Причем, гад, так метко бьет! Точнокакой-то артефакт, на движение реагирующий... одно хорошо, защитные амулеты у парней качественные (еще бы, попробовал бы кто-то сэкономить на подопечных лорда Токриса – тот бы их с потрохами сожрал), так что если кого молнией и зацепило, то особого ущерба не нанесло. Время от времени кто-то из наших пытается прорваться и вырубить чересчур шустрого мага, но тот пока успешно отстреливается молниями. А из-за того, что он засел в глубокой нише, его не получалось снять метательными ножами или звездочками. Еще одна попытка проскочить... еще одна ветвистая молния, опалившая камни стены. Пожалуй, пора вмешаться. Немного раньше меня бы просто не пустили вперед, а вот сейчас у них просто нет выбора. Как назло, лидер этой группы как раз ушел в подвал, проверить, как там успехи по получению очередной алхимической гадости. Есть у меня одна мысль, банальная, но может и сработать.

  – Тор, у тебя фляжка с водой есть, или только с бальзамом? – негромко спросила я. Воду в его фляжке я чувствовала прекрасно, но если схватить ее без предупреждения, он и ударить может. Не со зла, просто на рефлексах.

  – Есть и с водой, бальзамом раны промывать неудобно... – машинально откликнулся Тайбор.

  – Ну-ка, дай сюда, – я бесцеремонно ухватила флягу и быстренько рванулась вперед, пока меня опять не запихнули в «безопасное место» почти на лестнице в дом.

  – Куда? – только и успел воскликнуть Тор.

  Но я уже запустила флягу в сторону ниши, как заправскую гранату. Можно было бы попытаться призвать сюда воду, но так будет намного проще. Да и мне светиться не хочется, флягу-то мог кто угодно кинуть. Маг моих ожиданий не обманул, лихо сбив емкость еще в полете. Точно на движение бьет.

  – Ну, и что это было? – хмуро спросил Файлар, явно приготовившийся ловить меня.

  – Это была затравка, – ухмыльнулась я, направляя тоненькие струйки в затемненную нишу. – Дайте еще что-нибудь, что не жалко. Надо, чтобы он еще раз ударил молнией примерно в то же место.

  Исами фыркнул, выскользнул на открытое место и стремительным прыжком вернулся обратно.

  – Ты что, ошалел? – накинулась на ксингца я. – А если бы зацепило?

  – Второй раз он на такую примитивную уловку не купился бы, – пожал плечами Исами.

  – Слушай, как тебе это удалось? – удивился Кэр, успевший снова перекинуться, глядя на слегка дымящегося мага, вывалившегося из ниши. – Он что, не поставил защиту от собственного оружия?

  – Поставил. Только он ее от магии поставил, а приложило его обычным электричеством, – расплылась я в довольной улыбке.

  – То есть? Разве ты не перенаправила молнию?

  – Не совсем. Я просто разлила воду, на которую его защита не отреагировала. А вода провела молнию.

  – Хм? – Исами выгнул бровь. – Я слышал, что молния может пройти по воде, но использовать это в бою...

  – Ну, что поделать, если вы такие недогадливые? – пожала плечами я.

  Быстро обезвредив мага с помощью астранового браслета и веревок, мы двинулись дальше. Кстати, я прихватила с собой тот артефакт, с помощью которого нас обстреливали молниями. Это оказался небольшой жезл, сантиметров двадцать длинной из какого-то прозрачного камня наподобие горного хрусталя. Работать он мог в трех режимах: одиночные молнии по команде, удар на движение и непрерывный поток электричества. Хорошая вещица, пригодится, жаль только, что он почти разряжен. Кстати, парни так и не поняли, почему я при виде трофея не могу сдержать дурацкую улыбку. Не объяснять же им, что тонкий жезл здорово напоминал волшебную палочку, как ее обычно в мультиках изображают. Только звездочки на конце не хватает.

  Дальше особых проблем не было. Я полюбовалась, как Исами бегает по потолку (реально бегает – он от склянки с какой-то алхимической дрянью так увернулся), оценила умение Кэра превращаться в размазанную тень от скорости... В общем, тройку алхимиков скрутили быстро. А вот с последним противником пришлось повозиться. Он оказался просто увешан амулетами и защитными артефактами. Вот уж где парням попрыгать пришлось... пригодился и мой старый трюк с двойниками, только теперь мороки вполне натурально падали и вскрикивали от боли. Сама я тихо стояла в сторонке, стараясь не попасть под удар. Оно мне надо, рисковать в первых рядах? И вот, когда этого шустрика уже почти скрутили, он вывернулся и метнул какой-то шарик. Исами немыслимым, змеиным движением изогнулся, уворачиваясь от «подарочка», а оказавшийся за его спиной Икран сбил шарик в сторону коротким кинжалом. Все бы хорошо, но он отбил его как раз туда, где, прикрытая мороком, стояла я. Только и успела вскинуть руку, защищая лицо. Соприкоснувшись с открытой кожей, шарик вдруг лопнул, окутывая меня призрачной дымкой, которая почти сразу загустела, превращаясь в плотное марево, шелестящее сотнями голосов. Эти голоса лезли в уши, давили своим шумом, отрезая меня от внешнего мира. Хотелось закричать, разрывая этот нескончаемый шепот

  – Надо было все-таки послушать парней и не геройствовать, – еще успела подумать я и упала в это белое марево.

*   *   *

  Л'Эйкэр увидел только как у Этрин закатились глаза, и она сползла по стене вниз, теряя сознание. Проклятье! Ну почему из всего отряда неизвестную гадость словила именно она?!

  – Что это было? – рыкнул он в лицо уже скрученного противника. – Что это было, мразь?!

  Тот лишь гнусно усмехнулся. Оборотень замахнулся, уже почти не контролируя себя, балансируя на грани оборота...

  – Это Пожиратель разума, – тихий голос ксингца словно парализовал всех в комнате.

  – Что? – тихо, неверяще.

  – Эта гадость полностью уничтожает разум, оставляя после себя только куклу. После такого даже мышцы напрячь не могут – просто не остается нужных рефлексов. Мне жаль.

  – Неужели нет никаких шансов? – отчаянно, пытаясь удержать хоть малейшую надежду.

  – Единственный способ спастись от пожирателя – это не иметь разума в момент атаки. Говорят, на берсерков он не действует, – чуть дрогнувшим голосом ответил Исами, глядя на девушку у стены.

  – Капитан... – тихий шепот Файлара заставил вздрогнуть, как от удара грома. – Посмотрите...

  – Что... – проследить за взглядом подчиненного. Поймать неправильность в окружающем. Понять, что именно неправильно.

  – Люди так лежать не могут, – выдохнул Кэр, глядя на застывшее, словно статуя, тело девушки. Наклонился, приподнял веко. Невольно отшатнулся, увидев вместо карей радужки клубящийся туман. – Она в глубоком трансе.



Глава 16


«Ежики в тумане».

  Мутное марево, напоминающее недоваренный кисель, окутывало меня со всех сторон. Оно тянуло протуберанцы, словно мерзкие щупальца, и обжигало своими касаниями. Но когда я уже по-настоящему испугалась, вокруг меня что-то взвихрилось, и марево растаяло. Правда, видимость от этого не особо улучшилась. Меня окружал уже знакомый туман, после этого марева ощущающийся почти родным. Хм... похоже, та гадость, которая в меня угодила, была ментального плана. Потому что после физических атак меня сюда не выбрасывало. Ну, или Арагорн решил так вовремя потребовать с меня отчет. Теперь главное, чтобы парни сообразили, что я в трансе, а не двинула кони от этого шарика. А то будет не очень весело очнуться под землей.

  Ладно, глупо стоять на одном месте. Я вздохнула и уверенно шагнула вперед. Туман привычно сгустился, и выплюнул меняк костру. Только вот как-то неудачно выкинул, я зацепилась обо что-то (хм... судя по рассерженному возгласу, об кого-то) и еле успела подставить руки. Потому как земля тут каменистая, и знакомиться с ней поближе нет никакого желания.

  Но окончательно меня добил довольный смешок, раздавшийся с другой стороны костра. Подняв голову, я узрела чем-то очень довольного Арагорна, которому только завязочек к улыбке не хватало.

  – О, а вот и первый кандидат, – прокомментировал он, обращаясь к кому-то надо мной.

  – Кандидат на что, – пробурчала я. – Если на какой-нибудь ритуал, то я против.

  – Не, ритуалы здесь проводить невыгодно, – ехидно сообщил мне Арагорн. – Так что можешь не бояться.

  Я скривилась, но отвечать я не стала – все равно эту заразу не переехидничаешь. Да и надо посмотреть, обо что я там навернулась, а то ощущение, будто здесь кусок рельсы вкопали. Или такой увесистый ломик... Я поднялась на ноги и обернулась. Сзади меня стояла невысокая, но крепкая девушка с бронзовой кожей и рыжими волосами. Хм... я б даже сказала очень невысокая – с моими несчастными 150 сантиметрами роста я была выше ее почти на голову. В руках она держала посох, тяжелый даже на вид. Судя по всему, именно об него я споткнулась. И как у нее еще руки не отвалились, такую бандуру таскать?

  – Ну, раз рассказывать тебе нечего, я пошел. Поговорим, когда найдешь свою пропажу. Общайтесь, дамы. Адьос! – Арагорн сделал ручкой и растворился в воздухе. Похоже, пока я разглядывала незнакомку, он успел считать мои приключения. И судя по тому, как быстро слинял, появлялся он здесь вовсе не из-за меня. Я так, под руку попалась.

  – Э! А меня вернуть обратно?! – возмутилась я.– Как я, блин, ее искать-то буду, если я не знаю, как мне обратно выйти?!

  – Я в прошлый раз тоже тут побродила прилично, – невозмутимо пожала плечами незнакомка.

  – Да я тут тоже не впервые, – буркнула я. – Просто раньше он меня всегда обратно возвращал, а в прошлый раз вообще против воли выдернули. Я ж не умею сама возвращаться! Мне что теперь, бродить тут, пока кто-нибудь не сжалиться?

  – Печально, – она покачала головой. – Может, и найдется способ. Выдернут в мир... живой, – закончила она после небольшой паузы. Такое ощущение, что она хотела сказать что-то другое, но передумала.

  – Но вернемся к тому, что предлагал этот шутник, – все также спокойно (я б даже сказала, лениво) продолжила рыжая. – Тебе не нужен амулет приносящий удачу?..

  – Кому ж такой амулет не нужен, – хмыкнула я. – Удача никогда лишней не бывает. Вот только где ж его взять? Не на базаре же покупать, – я перевела взгляд на собеседницу. – Кстати, как тебя зовут? Я Этрин.

  – Фрейдис. Да и не надо покупать, – она протянула мне за веревочку какой-то кругляш. Похоже на монету, только почему-то каменную. – Держи. Я у жрецов бога удачи и денег выиграла. Лишние мне не нужны, так что... дарю.

  – Оу... Спасибо, – я немного растерялась. Все же подобный амулет очень полезная вещь, неужели она бы не нашла, кому их отдать? – Я бы с удовольствием тоже чем-нибудь поделилась, но могу предложить разве что амулет морока. Ну и информацию по заклинаниям. Меня фактически из драки выдернуло, – мне действительно хотелось как-нибудь отблагодарить неожиданную благодетельницу.– Да, еще жезл молний есть, но он почти разряженный, – вспомнила я про трофей.

  – Мне ничего не надо, – тут же отказалась она. – Своего добра хватает. Да и магия мне ни к чему, у меня на нее аллергия. Дворф же, а мы магию не воспринимаем. Только руны.

  Дворф? То есть как бы гном? Странно, на Джигране, вроде, гномы против магии не возражали... Или это ее личная особенность? Фрейдис между тем довольно равнодушно спросила:

  – Не знаешь, чем можно тут заняться? В тумане? Может, места какие интересные есть. Достопримечательности? А то торчать у костра надоело... Разве что там, – она мотнула головой в сторону тумана, – чего только не водится, кроме таких же как мы.

  – Да какие тут достопримечательности, – махнула рукой я, надевая подарок. – Сплошной туман, да еще и бросает какими-то скачками. Хотя... – я чуть прикусила губу – пожалуй, есть тут одно место интересное. Пирамида-обменник, так сказать. Только я смутно представляю, как туда попасть. Сама понимаешь, с ориентирами тут швах. Я в прошлый раз на нее случайно вышла...

  Дворфа почесала затылок и перехватила посох в другую руку.

  – А что если мысленно думать об этой пирамиде? Может, и приведет туда, – задумчиво предложила она.

  – Ну, попробовать можно, – с некоторым сомнением протянула я. – В общем, выглядит это как многогранная пирамида с сигнальными огнями. Углы во все стороны торчат, и лестница посередине... блин, как бы объяснить... эх, вот если бы ты видела пирамиды майя...

  – Отчего же не видела? Видела я зиккураты. Довольно красивые, сказала бы, люблю их, – тут же ответила Фрейдис. – Значит, нужно думать об этом месте? Хорошо, – она кивнула. – Попробую. Ты только не отставай, а то растеряемся.

  И шагнула к туману.

  Блин, да что ж она такая резкая-то?!! Я ж еще про тени не сказала! И что значит эта фраза, насчет майя? Совпадение? Или... Но думать было некогда и я поспешно шагнула за ней вслед. Не хватало еще и правда отстать и потеряться. Разок я тут уже побродила в одиночестве, больше не хочу.

  Ты смотри-ка, а монетки-то похоже действуют! Мало того, что мы не потеряли друг друга, так еще и к пирамиде вышли почти сразу! И я даже не споткнулась на посох Фрейдис, хотя он опять был выставлен чуть в сторону.

  – Ну, вот, пришли, – прокомментировала я проступившую из тумана пирамиду. – Поднимешься по лестнице – получишь все необходимые инструкции.

  – Ага, – она снова кивнула и решительно двинулась вверх по лестнице.

  Я удивленно посмотрела ей вслед. Странная она какая-то. Ладно бы просто неразговорчивая, но такое ощущение, что ей просто на все наплевать. С высокой колокольни. Я переступила с ноги на ноги. Внутрь пирамиды я заходить все равно не собиралась – вещей для обмена у меня не было, да и особо ценной информации тоже. Теоретически, можно было попробовать получить задание (вроде была там такая возможность), но меня могли в любой момент выдернуть. У балахонников же в прошлый раз получилось. Не хотелось рисковать с «зависнувшим» заданием. Мало ли какую гадость можно схлопотать за просрочку или невыполнение? Так что я лучше здесь постою.

  Стоять было откровенно скучно. Туман, уже знакомые бормочущие тени... Ничего интересного. Я отвернулась от пирамиды, которую успела изучить еще в прошлый раз, и попыталась что-нибудь разглядеть в окружающем мареве. Разглядеть что-то новое не удавалось, так что высокий темный силуэт я сначала приняла за одну из теней. Но он выглядел более плотным и явно приближался. Через несколько секунд из тумана проступили очертания высокой плотной фигуры в чем-то, напоминающем мантию, с лицом, скрытым капюшоном. Я застыла на месте, настороженно следя за незнакомцем. Фигура-то явно не женская. В голове почему-то всплыли слова Фрей «Чего там только не водится». Еще через несколько шагов я смогла приблизительно разглядеть лицо под капюшоном. Ой, что-то мне как-то неспокойно... Очень уж у него вид суровый... Я невольно попятилась.

  – Мама...

  Упс, я сказала это вслух?

  Незнакомец остановился и недоуменно посмотрел мою сторону. Я попыталась просканировать его магически. Лучше бы я этого не делала. Потому что в магической зрении, которое в тумане худо-бедно, но работало, было видно не разумное существо, а сплошная неопределенность. Наверное, примерно так могла бы выглядеть черная дыра. Я сделала еще шаг назад, прикидывая, стоит уже бросаться наутек, или это его только спровоцирует? Он вдруг откинул капюшон, радостно оскалился и провыл:

  – Свежее мя-а-а-асо-о-о!

  Вышло настолько пугающе, что у меня буквально ноги отнялись. Но зато голос остался. Завизжала я так, что аж у самой в ушах зазвенело. А когда я замолчала на секунду, чтобы набрать в грудь побольше воздуха, то услышала слегка недоуменный голос Фрей:

  – Привет, Макс, я тебе меч принесла. А что вы тут делаете? – Фрейдис немного поизучала обстановку. – Негоже маленьких девочек обижать... – она покачала головой и протянула парню какой-то странный цилиндрик, в котором при определенном воображении можно было увидеть рукоять меча.

  – Ни черта не рад тебя видеть, Фрейдис, но всё равно привет, – отозвался напугавший меня субъект.

  – М-м-макс? – прозаикалась я. – Тттак вы знакомы?

  – Да. Такие тут тоже водятся, – пожала плечами Фрей. Завидуя я ей. Непрошибаемая, как скала.

  – А это что? – поинтересовался парень, разглядывая презент. Хм, Фрей похоже выполняет роль Дед Мороза. Всех одарила.

  – Как что?! – притворно изумилась дворф. – Меч! Ты ситх или нет? У каждого ситха должен быть световой меч! Вот я тебе и нашла его... только он немного того... бракован. Но думаю, ты починишь его, а так пока за фонарик сойдет.

  Парень молча принял предложенное, и принялся рассматривать более тщательно.

  – Блин, нельзя так пугать... А если б я чем-нибудь шарахнула?!! – я, наконец, справилась с голосом и перестала заикаться.

  – А чего его пугаться?.. Довольно милый юноша похожий на рататтаки, – Фрей все также меланхолично пожала плечами. – У меня тут есть кое-что... Новость... Только дайте пару минут, я кое-что сделаю...

  – Нифига себе у тебя нервы, – обиделась я. – Значит, если меня обозвал обедом непонятно, вынырнувший из тумана, надо было сказать, «Ой, какой милый?!!»

  – Ну... – протянула дворфа, не отрываясь от какого-то непонятного занятия. – Как вариант.

  Я возмущенно фыркнула и повернулась к молчащему парню:

  – Она всегда такая?

  – Не слишком хорошо её знаю... – отозвался он, отвлекаясь от непонятной штуковины, подаренной Фрей. – Но далеко не всегда. Кхм, позволь представиться: Макс. Маг тёмной стороны нашего родного мира.

  – Нашего родного мира? Ты это о чем? И что за темная сторона? – немного подозрительно спросила я. Не знаю, кто такие раттатаки, но мне он чем-то напоминал ситха из «Звездных Войн». Опять же, Фрей про них упоминала... Да еще эти слова о темной стороне...

  – Кого ещё будет носить по местному туману, кроме нас, бывших землян... А на тёмной стороне Земли скрываются всякие вампиры, оборотни, маги... Я, – он улыбнулся.

  – Оу... Ну, тогда рада знакомству. Этрин, на Земле – Катя, – я растерянно улыбнулась, переваривая новую информацию. – А Темная сторона действительно существует, или это был сюжет ролевки? – тут же подняло голову мое неистребимое любопытство.

  Тем временем Фрей закончила свои непонятные дела, убирая что-то в сумку, и довольно резко вмешалась в разговор.

  – Знакомство окончили? Больше шокирующих новостей нет? Тогда я начну, пожалуй, если вы не против...

  – И? – я выгнула бровь, поворачиваясь к Фрей. – Чем ты нас теперь осчастливишь?

  – Как это чем? – девушка опять изобразила удивление. – Заданием! От этого, – она махнула рукой в сторону пирамиды.

  Заданием? Хм, хорошо, что я внутрь не пошла... Мало ли чем меня могла эта постройка озадачить. Правда, возникает вопрос, с какого боку к ее заданию отношусь я... Ну да ладно, все равно мне пока делать нечего. Когда меня еще из транса выдернут (если выдернут). А одной оставаться в тумане ну очень не хочется.

  – Я здесь именно из-за твоего задания... Короче, я послан тебя защищать, – встрепенулся молчавший до этого Макс.

  Однако. Мне даже завидно стало. Интересно, в честь чего ей личного защитника организовали? Что-то мне Арагорн таких бонусов не давал... А вот Фрей почему-то его словам не обрадовалась.

  – Нянька? – выдала она, скептически оглядывая парня.

  – Нет, – Макс поморщился. – Телохранитель. Уровень опасности превышает тот, что ты можешь преодолеть с твоими возможностями.

  – Уровень опасности чего? – негромко поинтересовались откуда-то из тумана. – Доброго... Чего бы это ни было.

  – Мать вашу! – подпрыгнула я, услышав голос из-за спины. – Да что ж вы все так пугаете-то?!! – нет, надо срочно озаботиться каким-нибудь сканером. Так же заикой стать недолго!

  – Уровень опасности задания, – ответил Макс на кем-то заданный вопрос.

  – Прошу прощения, я иногда забываю, насколько бесшумным стал у меня шаг, – с легкой улыбкой извинилась новоприбывшая. В отличие от Фрей, она была ростом почти под два метра, обогнав даже Макса, не говоря уж обо мне. Одета в темно-зеленое платье смутно знакомого покроя. Светлые волосы убраны назад и заколоты палочками. Внимательные черные глаза, гордая осанка, немного резковатые движения.– Заря, на Земле была Альбой. Рада встрече.

  – Привет. Я Этрин, но ты, наверное, слышала, – изобразила я слегка кривую улыбку. Ну, она, в отличие от Макса, хотя бы извинилась.

  – Больше, чем мне хотелось бы, – хмыкнула Заря. – Так о каком задании речь?

  Макс молча ткнул пальцем в сторону Фрей и принялся внимательно разглядывать Зарю.

  Фрейдис откашлялась.

  – Я тут хотела предложить одно задание. И раз ко мне каким-то боком кто-то приставил этого телохранителя, – она концом посоха указала на мага (и как она с ним так легко управляется? он же даже вид неподъемный!), – то оно будет серьезно и лишние силы не помешают. Нам надо проникнуть в один храм, застрявший между мирами, и достать оттуда «памятный камень». Что подразумевается под этим словосочетанием – не знаю. Вопросы?

  – И что нам за это будет? – практично поинтересовалась я. – И что за храм?

  – Как что? Трофеи! – усмехнулась она. – А что за храм – не знаю.

  – А что за трофеи? – в душе неожиданно проснулся геймер, с привычкой собирать все, что можно унести.

  – Великолепно, – отреагировала Заря. – Мне как раз надоело шляться по этому месту. Куда идти? Кстати, вы тоже с ролевки сюда попали?

  – С нее, родимой, – вздохнула я.

  – Идти пока за мной, – кивнула Фрей. – Да... На море съездила удачно. Кстати. У кого какие классы? Надо бы раскидать приоритеты. Я – жрица, владею рунной искусностью, – это еще что за зверь? Руны бывают разные, значит, если она не уточнила специализацию, дворфа – универсал? Неплохо...

  – Маг, – пожала плечами я. – Вода, иллюзии. В крайнем случае, могу отравление вылечить.

  «Ситх» опять промолчал, продолжая сверлить Зарю взглядом.

  – Ма-а-акс, – протянула жрица. – Ты замерз? Я же могу и вернуть назад, на землю грешную. Один удар посоха – и все вылечится!

  Я с трудом подавила смешок. Да, что-то он увлекся... Неужели так понравилась? Или... Я тоже посмотрела на Зарю, подумала... и решила не рисковать своим душевным спокойствием, пытаясь ее просканировать. Что-то мне подсказывает, что она тоже далеко не самый обычный человек.

  – Э-э-э... Класс? – удивилась Заря. Потом, похоже, сообразила, что от нее хотят. – Танк я.

  Я с сомнением покосилась на девушку. Я как-то «танков» несколько по-другому представляла...

   – Маг. Пробуждённый маг... Впрочем, не важно. Стихии воздуха, электричества, немного воды. Магия Разума. Магия вероятности – немного вижу, немного могу, – наконец отмер Макс. Еще бы, посох-то у Фрей увесистый. Однако, какой разносторонний маг нам попался. Либо гений, либо с каждую стихией работает на менее глубоком уровне, что позволяет сочетать несколько направлений.

  – Ой, как интересно... – протянула я, предвкушающе глядя на парня. – А по какому принципу ты с водой работаешь?

  – Как обычно со стихиями – влияю на потоки силы, могу подвинуть, разорвать, соединить обратно... Раны бывает удобно лечить, – тут же ответил Макс. Любопытно... Судя по уверенному ответу, он может разложить свои способности по полочкам от и до. Не то что я.

  – А я совсем по другим принципам плету чары... – протянула я.

  – Значит, так, – снова вмешалась Фрей. – Мы отлично подходим для этого похода! Нас тут больше ничего и никто не задерживает? Может, того... приступим уже?

  – Ребята, на самом деле, может, обсудим это по дороге? – согласилась с ней Заря. – Куда идти, Фрей?

  – За мной естественно, – та пожала плечами и раскрыла кулак, где лежала деревянная руна, напоминающая букву «Р».

  Вдруг руна приподнялась над ладонью, покрутилась на месте, а потом легла назад. Фрей уверенно пошла влево от пирамиды, махнув нам рукой.

  Я пожала плечами и двинулась вслед за жрицей. Все же оставаться в одиночку и изображать ежика в тумане мне ни капли не хотелось. Макс слегка замешкался, но довольно быстро догнал нас. Заря тоже немного притормозила, и, поравнявшись с парнем, спросила:

  – Ваши слова... Значит, вы и на Земле владели магией?

  Макс немного помолчал, но все же ответил:

  – Да. Но... – еще одна пауза, как будто он пытается собраться с мыслями. – Я помню одновременно себя-человека, Спящего, и себя-мага. Вторую часть памяти я получил в момент переноса. Как и всё, что он-я помнил.

  Изменение памяти? Интересно, интересно... Хотя, у меня тоже кое-какие неучтенные воспоминания появились, так что, в принципе, ничего странного. Надо послушать, может, что полезное расскажет.

  – Себя-мага? В смысле, мага нашего мира? – уточнила блондинка.

  – Да. На Земле действительно существует магия и те, кто ей владеют. Я это знаю точно, – Макс усмехнулся. – Мало того, наша родная планета умудряется скрывать множество других сказочных существ, таких как оборотни.

  Не сказала бы, что данная информация меня обрадовала. Никогда не любила фильмы на клыкасто-мохнатую тематику. Ибо обладала хорошим воображением, и очень ярко могла представить, что произойдет при встрече вампира или оборотня с обычным человеком. А уж знать, что кто-то подобный существует в реальности... Бр-р-р-р.

  – Но ни на Земле, ни в тех мирах, куда меня забросило, я не встречал таких, как ты. Кто ты, Заря? – задал встречный вопрос маг.

  – Хор-роший вопрос. Мне самой было бы интересно узнать. А что? Со мной что-то не так?

  – Да всё не так! – неожиданно эмоционально воскликнул парень. – В чём-то ты обычный человек, но в тебе есть след магии... А твой разум – это что-то невероятное! Разум – это структура. Всегда, это аксиома. Твой же... Это вихрь, смерч, фонтан из нескольких потоков. Если бы это был Аватар... Душа, то есть – я бы только кивнул, сам такой. Но Разум... – так вот что я увидела... Судя по всему, этот его «аватар» сильно связан с аурой, отсюда и та неопределенность, которая меня так напугала. Интересно, а он меня сканировал? И если да, то что увидел?

  Я порадовалась, что не стала потакать своему любопытству и сканировать Зарю. Если уж довольно спокойного Макса так разобрало, то за адекватность собственной реакции ручаться не могу.

  Заря фыркнула, явно сдерживая смешок.

  – Разум – это всё, включая хаос и разрушение, у которых нет структуры, – сообщила она. – Но для таких, как ты это чётко выверенная система... И это только часть правды. Разумно всё: каждая молекула и целые галактики. Разумны планеты и клетки тела... Именно этот общий разум рождает магию, энергию, управляемую только информацией, волей... – дальше я слушать не стала, так как они нырнули в какие-то философские дебри, которые не вызывали у меня интереса. Ну не люблю я философию, не люблю! Точнее, просто не вижу в ней смысла. Не думаю, что знание теорий мироздания поможет нам в том самом храме. Кстати, о храме. Пока я предавалась размышлениям, туман слегка разошелся в стороны, позволяя разглядеть глубокий провал и перекинутый через него мостик. Ну и что-то такое темное за провалом, наверное, тот самый храм. Как-то он неуютно выглядит, неприветливо...

  Мост, впрочем, тоже особого доверия не внушал. Узкий – только по одному пройти, без перил и дополнительных опор, да еще и из камня, крошащегося, кажется, только от одного взгляда. А я далеко не пушинка, да и остальные члены отряда тоже не легенькие. И почему я летать не умею?

  – Слушай, Фрей, а ты уверена, что он нас выдержит? – я с сомнением покосилась на это чудо инженерной мысли. Высоты я, в принципе, не боюсь, но проверять, что там на дне (и сколько до него лететь), не хотелось.

  – Выдержит. Если боишься – я пойду первой, – дворфа пожала плечами. Похоже, это у нее любимый жест.

  – А откуда ты это знаешь? Или ты «камень слышишь?» – не то чтобы я ей не верила, но интересно же, откуда такая уверенность.

  – Я не строитель, чтоб слышать камень. Но это просто первое испытание для пришедших. Так что... – она многозначительно оглянулась. Испытание чего? Способности держать равновесие, что ли?

  – Может, ты что-нибудь и об остальных испытаниях знаешь? – прищурилась я. Меня начинала злить эта ее манера, при которой каждое слово приходится буквально клещами тянуть. И как это она со мной первой заговорила?

  – Об испытаниях я знаю относительно. Только то, что они есть, – все также безразлично ответила Фрей.

  – И сколько их? Ты же как-то определила, что мост именно испытание, – продолжила выпытывать информацию я.

  – Я не определяла. Просто это было в информации по храму, – а голос такой безразличный, будто какая-то информационная система говорит, а не живой человек. Ну, или дворф.

  – Фрей, – тяжело вздохнула я. – Я понимаю, что мы знакомы всего несколько часов, но если у тебя есть еще какая-то информация, то поделись ею с нами. В конце концов, даже мелочь может спасти нам жизнь.

  – Возможно, – не стала отрицать она. – Чтобы добраться до храма, нужно пройти лабиринт. И да, этот храм посвящен богу вампиров. Думаю, можно понять, какая там специфика.

  – Вампиры?... Да, специфика у них очень... специфичная, – задумчиво протянула я и замолчала. Похоже, больше она ничего полезного про храм не знает, а попытки разговорить ее чреваты ударом посоха. А он у нее тяжелый, металлический...

  – Высоковато... – протянула Заря, перед этим заглянувшая в пропасть. – Господа маги, ваши предложения?

  Я пустила вдоль моста слабенькую волну силы. Хм, резонанса не пошло... значит, родственных мне стихий здесь нет. Правда, сам мост мне не особо нравиться, но судя по магическим колебаниям от «ситха» и резко замолчавшей интуиции, проблему относительно безопасного перехода уже решили без меня.

  – Воды я здесь не наблюдаю... Да и дыр под иллюзиями тоже... Вроде, Макс с воздухом работает, может лучше у него спросить?

  – Макс, что ты делаешь? – подозрительно спросила аристократка, поворачиваясь к магу.

  Парень резко вздрогнул, как будто выходя из транса. Одновременно от него в сторону моста прокатилась особо мощная магическая волна. Силееен...

  – Решаю нашу общую проблему. Решил то есть.

  – Да, чтоб вам магам всем... Не очень хорошо жилось... Больно же! – неожиданно прошипела Фрей, скривившись от боли. Ничего себе! Надо же, какая у нее обостренная реакция на чары! Неудивительно, что она отказалась от амулетов. И как ее лечить в случае чего?

  Заря тем временем с любопытством выпытывала у Макса, что именно он сделал. Парень чуть расслабился и принялся объяснять:

  – Создатели моста подготовили кое-что... Порывы ветра должны были сбрасывать идущих в пропасть. Но теперь мост безопасен.

  – Прекрасно... – обрадовалась аристократка. – Теперь нам только осталось самим с него не свалиться. Ты как сам? Нормально?

  Макс чуть повел плечами, приходя в себя прямо на глазах. Хм... Нехилая у него скорость восстановления, никак не меньше моей... Или заныкан накопитель, что тоже вариант.

  – Не свалимся, я пригляжу. А я... Случай с нами, кто против нас? – парень ухмыльнулся левой половиной рта. Бррр... Жутковатая у него улыбочка...

  – Тогда ты идёшь последним, чтоб тебе сразу стало видно всех неосторожных, – лукаво улыбнулась блондинка.

  – Само собой, – серьезно кивнул парень. Хм... может он не такой псих, как притворяется?

  Фрейдис раздраженно фыркнула и ступила на мост. Надо же, действительно выдержал...

  – Ну, если ее камень выдержал, то и подо мной развалиться не должен, – прокомментировала я, шагая следом.

  На мосту царило полное безветрие. Через несколько шагов мне даже стало немного душно, и я попыталась собрать волосы. Мда... Без резинки и ленты.

  – А как вы колдуете? – вдруг спросила Заря, явно обращаясь ко мне. Из Макса-то она уже все выпытала.

  – Ну-у-у... Это сложно объяснить...– протянула я. Как-то я не задумывалась над этим вопросом. Колдую, да колдую... – Вот Макс, похоже, может все формулами расписать, а у меня это больше интуитивно получается. Я влияю не на реальность, а только на силу. А сила выполняет то, что мне нужно, – да, вот такая я раздолбайка. Главное, работает, а теория меня не особо интересует.

  – Это же гораздо удобнее, чем формулы, нет? В них можно ошибиться, а в желаниях – нет, – уточнила Заря.

  – Наверное,– невольно улыбнулась я. – Утверждать не буду, не проверяла. Хотя подводных камней тоже хватает, – вспомнились мне мои мытарства после знакомства со знаком разрушения. Кстати, раз уж между нами завязался разговор...

  – Слушай... – слегка смущенно спросила я. – А ты говоришь, что ты – «танк». Но я танков как-то по другому представляла...

  – Полностью закованных в доспехи и с огромным мечом? – хмыкнула она. – Да, есть такое, но мне амуницию пока не доверяют, – по голосу слышно, что улыбается. Жаль лица не видно, у нее должна быть красивая улыбка. – Для боевика важна не форма, а содержание – желание смести противника со своего пути... Любым способом. Если человек поставил себе такую цель, то его очень и очень сложно победить в прямом столкновении.

  – Вот оно как... – уважительно протянула я. – Да-а-а, танком мне не быть...

  – Почему же? – отозвалась девушка. – У тебя есть вполне реальные шансы стать ну очень хорошим бойцом... Была бы необходимость, которой я не вижу. Ты прекрасна в своей роли.

  Я смутилась, прямо-таки чувствуя, как наливаются краской щеки.

  – Спасибо за комплимент... Меня действительно вполне устраивают мои способности. Зачем схлестываться с противником лоб в лоб, если можно просто обвести его вокруг пальца? Но знаешь, – добавила я после паузы. – Я бы никогда не подумала, что ты боец. Ты такая... аристократичная, тебе бы кружить головы министрам и послам... – вполне искренне говорю, между прочем. Такой достаточно пальчиком поманить, чтобы собралась целая толпа защитников.

  – Одно другому не мешает, – философски откликнулась Заря. – Главное, не соглашаться с партнёром на тренировку, а то его шокировать может... Какая она, магия воды?

  – Для меня магия воды и сама Вода неразделимы... Это самая загадочная из стихий. Она может быть спокойно, как Земля и непостоянна как воздушные вихри. Вода не менее разрушительна, чем огонь, но более изощрённа по образу действий, – увлеченно принялась рассказывать я. Все-таки обладание магией для меня все еще остается чем-то невероятным и волшебным. – Никогда не знаешь, чем выльется. Самая коварная и непредсказуемая из Сил... Но мне она нравится, – очень нравится. Воду обычно не принимают всерьез, забывая, что она есть практически повсюду. И что вода – идеальный информационный носитель... Так, что-то меня занесло. На эту тему я могу распространяться до-о-олго.

  – Вода и камень точит, не так ли?.. Ты рада, что оказалась здесь, в другом мире? – мягко спросила она.

  Да уж, больной вопрос, сама никак не разберусь. Я задумалась.

  – Знаешь, сначала я очень хотела вернуться домой... Но потом... Я поняла, что хочу вернуться не для себя. Я все время думала о родителях, о том, как они будут волноваться обо мне... Мне не хотелось причинять им боль. Но недавно я поняла, что если вернусь, то причиню боль уже себе, – предельно откровенно ответила. Наверное, это срабатывает «эффект попутчика», ведь вряд ли мы с ней еще встретимся.

  – Весьма благоразумно... А вот я мечтала смыться от туда ещё лет с двенадцати, как только узнала, что такая возможность существует. Осталось только понять, какую плату возьмут с нас за исполнение желаний... – да уже берут. Запрягли решать чужие проблемы.

  Она осторожно коснулась моего плеча.

  – Скажи... Ты хотела бы не ограничиваться теми мирами, что тебе показали?

  Неожиданно. Тут с одним бы дай бог разобраться.

  – Не знаю... Если честно, я не очень легка на подъем. Но если путешествовать не в одиночку...

  – Это значит да, – уверенно констатировала Заря. – Как называется твой мир?

  – Джигран. А твой?

  – Джигран, значит? – Ага... А мой – Эрисиан. Как у тебя с магией снов?

  Я задумчиво прикусила губу.

  – Не знаю... Как-то руки не дошли проверить. Но обычно в межреальность я попадаю во сне или в трансе...

  – Сны – это очень удобный способ связи... И у тебя должно получиться, это очень схоже с магией воды, – сообщила мне Заря. Надо же, а я не знала. Все время думала, что сны относятся к менталистике. – Если получится – заходи ко мне в гости, мне скучно одной.

  Я тряхнула головой, отбрасывая волосы.

  – Буду стараться – невольно улыбаюсь. Все-таки Заря мне очень понравилась. Она почему-то ощущается как море – вроде спокойная и безмятежная, но кто знает, что скрыто под волнами? – Но если вдруг получится, ты тоже заглядывай. Не скажу, что мне скучно, но тебе я буду рада, – это уж точно. Обожаю таких загадочных и изменчивых.

  Я перевела взгляд на Фрей, которая неожиданно ускорила шаги. О, гляди-ка, мы уже почти пришли, а я за разговором и не заметила... Даже про пропасть под ногами забыла.

   – Прекрасно. Осталось только выучить магию воды... Эй, что это она делает?! – Заря тоже заметила резкое ускорение жрицы.

  На этой стороне провала мост упирался в большие кованые ворота. Правда, разглядеть я их не успела. Фрей вдруг резко ускорила шаги, буквально врываясь на площадку за мостом, крутанулась на пятках и со всего маху ударила своим посохом в металлические створки. С посоха сорвалась ослепительно-яркая молния и с грохотом ударила по воротам. Они, однако, разваливаться не спешили, по крайней мере, створки выглядели вполне целыми. Похоже, эта молния ударила только по замкам. Но все равно, я от возмущения чуть не потеряла дар речи.

  – Фрей, ты что, с ума сошла? – прошипела я как заправская кобра, напрочь забыв про вежливость. – Ты бы еще в рупор поорала: «Кому кровушки? Мы здесь, смотрите не пропустите!»



Глава 17


«Антропоморфный дендромутант – так по-научному называется Буратино».

  Дворфа на мой вопль ничего не ответила, только одарила меня мрачным взглядом. Вот чья б корова мычала! Потом характерным движением поддернула рукав, как будто собиралась посмотреть на часы, и сообщила:

  – Так. У нас есть одиннадцать часов на все... – ограничение по времени? Что ж она об этом раньше-то не сказала?

  – Мило. Тогда пошли, – сказала Заря, заглядывая внутрь и явно собираясь идти первой. Впрочем, ее тут же отстранил Макс.

  – Надеюсь, защита у тебя хорошая, – хмыкнула девушка вслед магу.

  – Танк у нас Заря. Ей и идти первой, – резонно заметила Фрейдис.

  – Первым иду я, – спокойно сказал Макс, вглядываясь от ворот вглубь лабиринта. Вот, правильно, нечего пускать девушек вперед, тут саблезубых тигров не водится.

  – Тоже мне рыцарь еще один сыскался... – фыркнула жрица.

  – Это ты про Макса или про Зарю? – выгнула бровь я.

  – Разницы никакой, – усмехнулась она.

  – Для этого есть какая-то объективная причина? – Заря явно не хотела уступать магу лавры первопроходца.

  – Я, по крайней мере, могу видеть ловушки... И удержать защитным полем те, что не увижу, – отпарировал Макс, окидывая нас взглядом.

  – Прекрасно. Тогда никаких возражений, – солнечно улыбнулась наша леди.

  – Возражений нет, – пожала плечами я. Рваться вперед на баррикады – не мой тип действий.

  Парень развернулся и первым вошел в лабиринт. Заря тут же пристроилась следом. Я же, справедливо рассудив, что о ловушках они все-таки предупредят, активно вертела головой, разглядывая лабиринт. Колоритная постройка, ничего не скажешь...

  Лабиринт разноцветной спиралью обвивался вокруг холма, строение на вершине которого, видимо и было тем самым храмом. Зеленый, желтый, красный – практически светофор, даже последовательность цветов верная. От остатков ворот можно было разглядеть только начало самого нижнего круга – зеленого. Стены, к моему удивлению были не из камня, а из каких-то высоченных кустов, которым я, со своими полутора метрами роста, доставала хорошо, если до середины. Причем если возле нас они были яркого, даже можно сказать, ядовитого оттенка, то шагов через десять их цвет бледнел, как будто припорошенный пылью. Под ногами скрипнул мелкий черный песок, больше напоминающий каменную крошку. Зелень, песок... Прямо почти английский парк с лабиринтом из подстриженных кустов, если бы не уверенность, что где-то тут кроется подлянка, и явно не одна. К тому же, проход между зелеными стенами был не слишком широкий. В нем едва-едва смогли бы разойтись два человека. То есть идти придется опять цепочкой, чтобы не мешать друг другу. Ну, собственно, мы так и шли. Впереди Макс, явно нырнувший в какой-то транс, за ним Заря, потом я и в конце – Фрей.

  Собственно, больше ничего интересного, кроме разноцветности окружающих стен я пока не высмотрела. Интересно, с чем это связано? Может, кустарникам удалось выжить только у входа? Но эта теория не выдерживала критики. Потому что граница бледного цвета не приближалась, так и оставаясь на расстоянии около десяти шагов. Я оглянулась. Нет, сзади подобных изменений цвета не наблюдалось. То ли такой хитрый оптический обман (в чем я сильно сомневаюсь), то ли лабиринт восстанавливается прямо на ходу. Что не есть хорошо. Во-первых, потому что со стенами наверняка восстановятся и ловушки. А во-вторых, силу для этого он может тянуть только из нас. Что тем более не радует.

  – Хм... А что это лабиринт какой-то разноцветный? И окрашивается по ходу... – попыталась привлечь к этому внимание остальных.

  Макс на вопрос не отреагировал, а вот Заря принялась подозрительно оглядываться:

  – Что-то на удивление тихо? А где обещанные ловушки?

  – Лабиринт еще не проснулся... – лениво отозвалась Фрей.

  – Мать твою! Не проснулся говоришь? Да он наши силы жрет! – я, наконец, поняла, что это за странный озноб, охвативший меня по входу в лабиринт. Где-то рядом – то ли под ногами, то ли среди кустов – было очень много материала, поглощающего всю свободную магию. То есть, возможности восстановить потраченные силы не будет! К тому каждый маг немного (или много – зависит от силы и мастерства) «фонит», излучая магию в окружающее пространство. Обычно эта сила остается рядом и снова поглощается резервом, но здесь ее сразу же «выпивает» этот... поглотитель. То есть силы мы будем медленно, но верно терять.

  – Ваши. Не мои... Кушать хочет же, – равнодушно сказала Фрей. Р-р-р-р... Она начинает меня бесить! Нам же надо работать в команде, а она « не мои же силы жрет»!

  – Да? Я ничего не чувствую. О... – задумчиво ответила Заря.

  – Солнце ты мое, подземное... У тебя есть руна для лечения отравлений? – сладким голосом пропела я, нехорошо прищурившись.

  – Под землей солнца нет... – насмешливо отозвалась дворфа. – А вот лечение... – она скривилась и замолчала.

  Я уже хотела ее, образно выражаясь, добить, но пришедшая в голову мысль разом выбила из меня все желание поругаться. Макс-то тоже маг, и значит, тоже теряет силы! А еще он идет впереди, и если что, весь удар придется на него...

  Макс вдруг остановился и как-то задумчиво предупредил:

  – Девушки, не забудьте поднять юбки, перешагивая эту милую нить.

  Заря подняла юбки повыше, чтобы точно не зацепить растяжку. Ой, какие у нее классные сапожки! Такие аккуратные и даже на вид удобные. Хочу себе такие! Смотрятся просто блеск! Да и вообще Заря отлично выглядит. Даже не знаю, завидовать ей, или сочувствовать? С одной стороны выглядит она в этом платье шикарно, не то, что я в своих штанах. С другой стороны, по таким местам в брюках лазить явно удобнее.

  – Макс, ты сам-то как? Нормально? – все-таки спросила я, тоже перескакивая нить.

  Парень не ответил.

  – Ну, раз молчишь, значит с тобой все нормально. Были б проблемы, вперед бы не рвался, – пробурчала я себе под нос.

  Заря тем временем попробовала пощупать зеленые стенки. Те немедленно попытались ухватить ее руку тонкими стебельками.

  – А кустики-то плотоядные.... Или маго-ядные... – прокомментировала я.

  – Скорее силоядные. Вампиры... Что от них ещё ожидать, – спокойно ответила Заря.

  – Гадость... – я невольно скривилась.

  – Милашки... – не согласилась Фрей. Какие-то странные у нее понятия о прекрасном...

  – Нормальный механизм выживания, – пожала плечами блондинка. Угу... только я не люблю, когда выживать пытаются за мой счет.

  Рыжая жрица принялась что-то тихонько напевать себе под нос, кажется по-английски. Зарю передёрнуло. Чего это она? Вроде Фрей неплохо поет...

  Макс снова остановился и ткнул пальцем в пол:

  – И ещё одна мина. Перешагиваем, не задерживаемся.

  Я с любопытством посмотрела на бледное пятно плесени на полу. Нет, воображения не хватает представить, что это могло быть.

  – Она полусломанная... – прокомментировала Фрей за спиной. Хм, на мой взгляд, так полурабочая...

  Дальше коридор делал крутой поворот. За поворотом обнаружилось некоторое разнообразие пейзажа. Посреди коридора стояли небольшие каменные островки, больше всего похожие на обрубки колонн. И стояли они на сером песке, а не на черном... Не нравится мне этот пейзаж.

  – Милая игрушка. Пошли? – это Заря.

  – А как? Тут где-то явно есть подвох... – засомневалась я.

  Верно засомневалась! При нашем приближении камни резко начали двигаться рваными скачками – в стороны, вверх, вниз, ныряя в песок... Похоже, надо было перебраться через этот участок лабиринта прыгая по платформам, которые своим поведением больше напоминали взбесившуюся лошадь, чем порядочные куски камня. Но то, с какой легкостью довольно крупные серые и черные каменные глыбы погружались в песок, заставляло поверить, что схалтурить и внаглую пройти по песку не получится. Я с сомнением посмотрела на платформы. Чтобы перебраться по ним, надо иметь очень быструю реакцию и нехилую координацию движений. К тому же, периодически они меняли цвета, что тоже явно неспроста. Может, у вампиров это и не вызвало бы затруднений, но мы-то не вампиры!

  Макс, ближе всех подошедший к границе, остановился. Я невольно ойкнула.

  – Ладно, это чуточку сложнее, чем я думала, – согласилась Заря.

  – Сейчас поиграем, – задумчиво протянул Макс.

  – Игры? Где? – встрепенулась Фрей.

  Я удивленно покосилась на жрицу, сдерживая желание покрутить пальцем у виска. Какие, блин, игры?!

  Заря глянула на Макса, пожала плечами и проскакала по взбрыкивающим камням на ту сторону.

  – Вау! – вот это у нее координация движений! Даже платье не помешало! Я тоже так хочу!

  – Больше так не делай... – недовольно пробурчала рыжая.

  Вдруг камни стали сталкиваться и останавливаться, образуя неподвижные островки. Макс медленно осел на колени, а лысый череп, с которого он снял капюшон еще при знакомстве, начал неярко светиться.

  – Теперь мой выход... – перехватила посох Фрей.

  По коже парня поползли светящиеся узоры. Постепенно они замедлились и перестали светиться, оставляя чёрный след, похожий на татуировку.

  Жрица вопросительно глянула на мага и выругалась.

  – Жив? – а не такая она пофигистка, как хочет казаться.

  – Может, тебя подлечить? – обеспокоенно предложила я. Не целитель, конечно, но кое-что смогу. Понять бы еще, что с ним случилось...

  – Я в н-норме. С-сейчас, – хрипло отозвался он.

  С некоторым трудом встав на ноги, Макс принялся осматривать руки и плечи. Увидел свое новое «украшение», выругался.

  – Ну, тебе видней. Не хочешь, как хочешь, – пожала плечами я. Раз уже ругается, то пока помирать не должен.

  – Дай! Дай посмотреть!!!! – заполыхала глазами Фрей. Прямо как ребенок, увидевший игрушку своей мечты.

  – На, – хмуро рыкнул маг, протягивая дворфе руку.

  Фрей тут же уцепилась за нее, с восхищением проводе пальцами по татуировке.

  – Эх... Тоже хочу...

  – Чья там очередь дальше, а, Фрейдис? – напомнил парень, выдергивая руку из цепких пальчиков жрицы.

  – Ладно, – обиженно надулась Фрей. Ну, точно ребенок! – Только отойдите, а то вас приморозит...

  Она нарисовала в воздухе какой-то голубой узор – наверное, руны. На песок хлынула вода, которая секундой позже замерзла, образуя довольно удобный ледяной мостик.

  – Идите по камням, за песок не отвечаю, – предупредила дворфа.

  – Дыхание ледяного дракона. Второй уровень, – прокомментировала я. Ух, сколько ж я мучилась с этим заклинанием!

  – Йааху! – не удержалась я, проскользив по льду остаток ловушки.

  Заря, когда-то успевшая вскарабкаться на один из каменных «островков» с интересом посмотрела на лед и ловко спрыгнула вниз.

  – Точно все нормально? Я медик все-таки... – вспомнила о маге Фрей.

  – Это не болезнь, – отмахнулся парень. – Резонанс, – далее он пробурчал что-то явно нецензурное и тоже принялся перебираться через ловушку.

  – Все целы? – поинтересовалась Заря. – О, Макс, няшные тату, – заметила она изменения во внешности парня.

  – Я тоже так считаю, – немедленно согласилась с ней жрица. Нет, все-таки у нее странные понятия о прекрасном.

  Макс хмуро зыркнул на блондинку. Видимо, он-то как раз татуировкам нисколько не рад.

  – Да ладно, тебе идёт, – улыбнулась она. – Первое испытание прошло успешно. Что дальше?

  – Это только начало первой части лабиринта... – вздохнула Фрейдис, поднимая глаза к небу.

  – Тогда пойдём дальше, – резко оборвал ее Макс.

  – Да-да, дальше будет только хуже, – зевнула Заря, выходя вперед. – Эх, где наша не пропадала! Помню как-то раз...

  – Если понадоблюсь – стучите... – закатила глаза Фрей.

  – По голове?

  – Куда стучать? По лбу? – съехидничала я одновременно с Зарей.

  Макс промолчал, догоняя ушедшую вперед аристократку. То ли еще не пришел в себя, то ли по натуре неразговорчивый...

  Стены делают еще один поворот. Я слегка замедлила шаги. Внутри тихонько шевельнулась интуиция. Что-то мне эти повороты не нравятся...

  Интуиция не обманула. За углом в нас резко выстрелили лианы. Заря с испуганным возгласом пропустила их сквозь себя (жуткое зрелище), Макс, оскалившись, более привычно принял на щит. Дворфа молниеносным движением нарисовала в воздухе очередной узор, теперь уже красный. Парень тут же опустил защиту, позволяя Фрей атаковать, и за мгновение до взрываснова поднял ее. А они неплохо работают в паре...

  – Хорошая вещь – интуиция... – протянула я, глядя на обугленный кусок лабиринта.

  – И не говори, – согласилась Заря.

  – Кстати, классная у тебя защита. Что-то с пространством, да? – повернулась я к ней. Выглядит жутко, но навык полезный.

  – Это не защита, это дар. Для меня нет преград, – какая интересная способность...

  – Тоже неплохо... – прокомментировал результаты атаки Макс.

  – Идем дальше? – предложила я.

  – Кстати, Фрей, предупреждай, когда творить магию будешь, – повернулся он к жрице. – Пошли.

  – Это не МАГИЯ! – рявкнула Фрей.

  – Конечно, конечно... – ехидно хмыкнул парень. – Но ты всё равно предупреждай, – хм. Это он к чему?

  – В топку терминологию. Кто-нибудь в ксеноботанике разбирается? Лианы, случайно, не были ядовитыми? – Заря мыслила более практично.

  – Да пофиг. Таракану все равно, чем его переехали, самокатом или танком, – фыркнула я, сканируя пространство слабенькими волнами силы.

  – Насколько я могу судить, эта гадость была не ядовитой. Но очень кровососущей, – сообщила результаты.

  Заря, пытавшаяся что-то вытянуть из Фрей, кивнула мне, указывая на жрицу глазами. Мол, присмотри за ней. Я согласно опустила голову. Наверняка у нее тоже есть какая-то разновидность отката.

  Заря снова пошла первой. Впереди поворотов не просматривалось, напротив, был довольно большой участок прямого коридора. Когда мы дошли до середины, со всех сторон на почти запредельной скорости вылетело множество мелких стрелок. Я пискнула, пытаясь поставить водный щит, который держала в готовности, но забыла про отток энергии. Из-за этого защита вышла ослабленной, даже кое-где дырявой, и часть стрелок прошли сквозь нее. Я рефлекторно вскинула левую руку, защищая лицо, и почувствовала впивающиеся сквозь рукав дротики.

  – Бегом отсюда! – вопль Зари заставил встряхнуться и рвануть со всех ног, покидая зону поражения.

  – Фрей, ***, я ж говорил – предупреждай!!! – завопил Макс.

  – Не могу предупреждать... – тихо отозвалась дворфа, выдергивая несколько стрелок.

  – Ш-шс-сшс... А вот эта дрянь явно отравлена... – прошипела я сквозь зубы, чувствуя, как мгновенно немеют места уколов. Я провела рукой над пораженной областью, очищая кровь и вытягивая яд. Вообще-то, это относится скорее к магии крови, а не воды, но конкретно эти чары у меня выходят в совершенстве. Сказывается обильная практика. Под ладонью собралась почти целая ложка мутного яда. Нехило же эти стрелки протравлены, если с нескольких уколов такое количество яда... Я встряхнула рукой, сбрасывая его в сторону, и перевела взгляд на остальных. – Кого зацепило, быстро сюда!

  Вот только выполнять мой приказ никто не спешил. Макс что-то шипел через зубы, явно пытаясь самостоятельно справиться с отравлением, Зарю, похоже, вообще не зацепило, а вот Фрей явно было хуже всех, она даже на ногах уже не стояла. Что ж, значит, с нее и начнем.

  – Терпи!– вспомнила я о ее реакции на магию. Ох, черт... тяжело-то как идет... Из-за лабиринта сил тратится во много раз больше, а резерв у меня и так маленький. Обычно я компенсирую это высокой скоростью восстановления, но здесь этот мой козырь заблокирован... Пошатываясь из-за внезапно закружившейся головы, выравниваюсь. Надо все-таки посмотреть, что там с Максом...

  – Спасибо... – выдыхает Фрей, и чертит на меня какую-то руну. По телу прошла обжигающая волна, но зато сразу перестала кружиться голова, да и звон в ушах стих. Странно, ее даже от ненаправленной магии корежит, а меня и прямое воздействие не сильно зацепило...

  Уже более уверенно подхожу к парню. Он явно пытается излечиться, но что-то у него не выходит. Я оглядываю его, и невольно присвистываю. Похоже, плечистый парень словил стрелок больше всех. И яда, соответственно, тоже. О-хо-хонюшки, как бы мне тут самой не свалиться...

  Последнее излечение далось мне особенно тяжело, даже кровь носом пошла. Не говорю уж про упадок сил, головокружение и прочие прелести магического истощения.

  – Ой, как мгне погано... – прогнусавила я, пытаясь устоять на ногах.

  Фрейдис встала, опираясь на посох, и снова начертила на меня руну. На этот раз обожгло посильнее, но все-таки стало легче.

  – Спасибо... Хоть сама идти смогу... – поблагодарила я, вытирая кровь тыльной стороной ладони.

  Макс аккуратно поддержал меня под локоток.

  – Спасибо. Да пребудет с тобой Случай, – то ли меня благословили, то ли формула благодарности такая...

  – Всегда пожалуйста, – выдавила я из себя улыбку.

  – У нас осталось 9 часов, – вдруг сказала Фрей, глядя на свой таинственный хронометр.

  – Как? Мы же всего минут двадцать в коридоре были? – удивилась Заря.

  – Сама не поняла... Неравномерно идет время... Потоки... – и почему я почти не удивлена?

  – Таймер. И где бомба? – хмуро спросил Макс.

  Заря прикрыла глаза, вроде бы ныряя в транс.

  – Мир почти сдох. Неудивительно, что время скачет, – сообщила она через полминуты.

  – Волна... – прошептала вздрогнувшая Фрей.

  – Какая волна? – Волна чего? – одновременно спросили я и Заря.

  – Не знаю... Руна сказала... Белая Волна...

  – Уничтожение, – выдохнула блондинка.

  – И по-твоему это красиво?! – рыкнул Макс, поворачиваясь к ней.

  – Непередаваемо. Страшно, но очень красиво, – нашла время эстетствовать. – Пошли дальше, коль время так поджимает... Кстати, никто телепортацией, случайно, не владеет? – продолжила Заря.

  Я отрицательно покачала головой.

  – Не увлекаюсь... Хватило примеров... – хмыкнула уже пришедшая в себя Фрей.

  Макс тоже качнул головой, подтверждая отсутствие у себя подобных навыков.

  – Великолепно. Значит, мы не сможем выбраться отсюда не закончив миссию. Блестящая подлянка, я аж в восхищении... – прокомментировала Заря. Тоже мне новость. Закон подлости, он всегда самый действенный.

  – Видали и не такое, пожал плечами Макс. – Пошли.

  – Стрелки! Они... Невероятно... – в голосе Фрей слышится искреннее потрясение.

  – Что? – напряженно спросила я, ожидая очередной подлянки.

  – Будто перемотка идет.

  – Вперёд или назад? – тут же уточнила Заря.

  – Вперед! На тридцать три минуты!

  Макс выругался.

  – Твою дивизию... – тоскливо поддержала его я. Я-то думала, время просто быстрее идет, а оно еще и прыгает!

  – Сначала было одиннадцать, на каждое испытание по полчаса... Как раз восемь с половиной получается, – быстро подсчитала Заря.

  – Дивизия... – с каким-то странным удовольствием повторила Фрей.

  – Так время тратиться на поход или на ловушку? – решила уточнить информацию аристократка.

  – Пошли! Увидишь!.. Чем больше мы стоим... тем быстрее идет! – с легкой безуминкой хихикнула жрица.

  Заря подошла к ней поближе и вдруг отвесила затрещину.

  – Что? – вздрогнула Фрей.

  – Что? Ты сама просила стучать, если нам понадобишься, – хмыкнула Заря.

  Макс хохотнул. Я честно попыталась удержаться, но тоже хихикнула.

  – Да тут я, тут... Но нам идти надо... Еще минус десять минут...

  – Тогда, может, пробежимся? – предложила Заря.

  – Бежим! – весело согласился с ней Макс.

  – Бежать?! Шутите?! – возмутилась Фрей.

  – Могу на руках тебя понести, если хочешь, – пожала плечами Заря.

  – Эй нет... бегите, я догоню... – поморщилась дворфа.

  – Тогда и меня тоже... – пробормотала я под нос. Сдурели они, что ли, по таким местам бегать? Запросто можно какую-нибудь гадость пропустить!

  – Тогда я первая, – снова пожала плечами аристократка, подбирая юбки и срываясь в бег. Макс не менее энергично рванул следом.

  Эй, а нам что делать?! Я ж ногах еле стою, куда там бегать?!

  – Против Хаоса ничего не имеешь? – вдруг спросила Фрей.

  – Нет, только если не очень сильно... – нескладно ответила я.

  – А это уже как посмотреть, – усмехнулась она, вытягивая левую руку. Рядом с ней тут же материализовались два... монстра? демона? Один отдаленно напоминает человека (две руки, две ноги, одна голова) с мечом, второй – огромную зубастую пасть на четырех лапах с гривой из змей. Мммать моя женщина! Такое ночью присниться, лазером не отобьешься!

  – Очешуеть... – выдавила я, пытаясь прийти в себя. В который раз уже благодарю высшие силы, что у метаморфов такая гибкая психика, и нервными срывами они не страдают! Если в начале своих приключений я еще могла поистерить (скорее, по привычке), то теперь мне это не грозит. Иначе с такой жизнью я не успевала бы выходить из истерик. Ну или жила бы в вечном ступоре, что не лучше.

  Фрейдис тем временем запрыгнула на спину к ходячей пасти и приглашающе махнула мне рукой. Змеи зашипели, но кусать хозяйку не стали. Я, опасливо косясь на пресмыкающихся, кое-как тоже вскарабкалась на спину этого ходячего кошмара и покрепче уцепилась за дворфу.

  – Охотник! Следуй за ними! Страж – защищай! – приказала Фрей. Монстр под нами рванул с места резкими скачками.

  Ай-яй-я-а-ай! – я ж думала, он бежать будет, а не прыгать! Правда, свалиться с этой милой зверушки мне похоже не грозит: кроме того, что я уцепилась за Фрей мертвой хваткой, что-то довольно бережно придерживает меня со спины. Даже не буду оглядываться, чтобы уточнить что. Мне мои нервы дороги как память. Но зато Зарю и Макса мы догнали в рекордные сроки.

  – Удобно, – хмыкнула Заря. Макс, похоже, временно онемел. Правда вид у парня был такой, как будто он очень хочет выругаться, но не может подобрать подходящих выражений. Как я его понимаю...

  Еще несколько метров, очередной поворот – и мы увидели небольшую площадку и арку перехода в желтую часть лабиринта. Вот только арку загораживало большущее растение, здорово напомнившее мне земную росянку. Разве что вместо клейких капелек оно было снабжено крупными загнутыми шипами, очень похожими на клыки. Ну и выглядело оно неприятно живым. Множество «голов» на тонких стебельках клацали шипами, а у корней извивался пучок знакомые лиан, пытавшихся дотянуться до нас.

  Зубастик затормозил в нескольких метрах от росянки и зарычал на огромное растение. Второй монстр с сомнением посмотрел на Фрейдис. Заря остановилась, и вдруг выдернула из прически свои палочки, оказавшиеся изящными кинжалами. И как не боится в волосах носить? Макс, тоже остановившийся, тут же приласкал «росянку» шаровой молнией. Растение поджариваться не захотело, даже наоборот, явно увеличилось в размерах и только что не облизнулось.

  – О, чудесная маленькая прелесть... Иди к мамочке, она тебя вылечит... – пропела Заря. Вот теперь верю, что она танк. Так маньячно глядеть на монстра может только тот, кому доставляет удовольствие их крошить.

  Я вслед за Фрей спрыгнула с нашего транспортного средства. Жрица перехватила посох и оценивающе глянула на своих демонов.

  – Эй! Ситх ты мой, пали молнию в посох! – вдруг крикнула она Максу.

  Макс отвлекся от каких-то своих чар и бросил ей небольшой разряд. Молния обвила посох, в нарушение всех законов физики не спеша уходить в землю или ударять по Фрей. Заря, соревновавшаяся в ловкости с длинными отростками росянки, рванулась назад, почуяв неладное.

  – Не напрямую! Через воду! – крикнула я. Если бить рядом, то росянка не должна успеть поглотить магию. А вода отлично проводит электричество.

  – Страж! Охотник! Прикрывайте от лиан и голов! А я пошла... Не поминайте лихом! – безумно расхохоталась Фрей.

  – Сдурела... – ахнула я.

  Молния на посохе Фрей заискрилась, сетью оплетая древко. Дворфа неожиданно ловко уклонилась от лиан, которые тут же уничтожили преданно следующие за ней демоны. Добравшись до ствола росянки, она со всего маху ударила посохом в землю рядом с корнями. Вырвавшаяся молния оплела росянку, а руки Фрей окутало пламя.

  – Армагедец... – выдала я, глядя как молния бьет вверх, расцвечивая серость, заменяющую тут небо. – Спасибо, Фрей!

  – Без моей помощи тебя бы поджарило, идиотка, – пробурчал Макс в адрес Фрей.

  Фрейдис, опираясь на посох, встала на ноги. Ой, какие-то от нее нехорошие волны идут... Да и выражение лица не радует. Неужели наша дворфа – берсерк? Как бы она на нас сейчас не напала...

  Заря кинулась к Фрей, обняв её со спины за плечи и буквально окутав аурой спокойствия. Спустя пару минут жрица сильно задрожала и выронила посох.

  – С-спасибо – тяжело выдохнула Фрей. – Извини, Макс... опять не успела предупредить... – чуть отдышавшись и подобрав посох добавила она.

  – Ничего. Сработаемся, – чуть улыбнулся Макс, подходя ближе к девушкам.

  – Все целы? – слегка подрагивающим голосом спросила Заря.

  – Вроде да... – так же неровно ответила я.

  Макс согласно кивнул и осмотрелся.

  – Фрей, сколько у нас осталось? – вдруг спросила Заря.

  Жрица удивленно глянула на нее. Потом поняла, и поддернула рукав, глядя на часы:

  – Семь часов...

  – Пошли, – Заря окончательно оторвала поврежденный подол юбки и первая шагнула в пролом на месте арки.

  Ну что ж, похоже, первый уровень мы прошли. Я пожала плечами и последовала за аристократкой.



Глава 18


«Наши врачи такие звери – им даже оружие не дают...»


  Желтая часть лабиринта довольно сильно отличалась от предыдущей. Стены состояли из пористого желтого кирпича, сразу напомнив мне незабвенную дорогу из известной детской книжки. К тому они уходили далеко вверх, похоже, даже смыкаясь где-то там в вышине. Но на удивление в коридоре не было темно, словно сами стены испускали неяркое и приятное для глаз свечение. В чем-то желтый круг выглядел даже уютно. Как же мне это не нравится... Да еще и интуиция молчит в тряпочку. Фрей огляделась по сторонам и отозвала своих демонов. Или как там правильно говорить? Изгнала?

  Коридор буквально через несколько шагов разделился на три части. Похоже, теперь нам предстоит классический лабиринт с множеством развилок и поворотов.

  – Ну что, налево или направо? – поинтересовалась я.

  – Прямо, – хмуро выдал Макс. Интересно, это он по принципу – послушай женщину и сделай наоборот?

  За спиной послышался вздох. О, кстати, у нас же вроде свой навигатор в команде есть.

  – Так прямо или куда? Фрей, что там твоя руна говорит?

  – Молчит...– безмятежно отозвалась дворфа. Нет, все-таки странные у нее перепады настроения. Или это особенность психики, как берсерка?

  – А эти стены вроде бы силу не жрут, – сообщила Заря, уже успевшая пощупать пористые кирпичи. Нет, ну я так не играю. Она еще любопытнее меня!

  Я прислушалась к собственным ощущениям.

  – Но и восстановиться не дают. Они, по ходу, стихийку не пропускают, – сообщила свои выводы.

  – Ничего они не пропускают, разве что... Нет, это тоже, – добавила Заря, постучав по стене каким-то хитрым образом. Или это она пройти сквозь нее пыталась?

  – Пошли уж, – прервал наши изыскания парень.

  – Ну прямо, так прямо, – пожала плечами я. Интуиция молчала, так что ничего против именно среднего коридора я не имела.

  Фрей тем временем вела себя как-то странно. Она хмурилась, отводила глаза от мага, но тут же снова возвращала взгляд. Так бывает, когда перед глазами крутится нечто надоедливое, вроде рекламы по телевизору. И рада бы не смотреть, да не получается. Жрица даже протянула было к парню руку.

  – Нет, – тут же остановила она себя и помотала головой.

  – Макс, Фрей, что у вас за хрень с магией происходит? – поинтересовалась наша леди, наконец, отрываясь от стены коридора.

  – Восприятие Сил, Прозрение, Прозрение Разума... К чёртовой матери из-за этого «украшения». Я практически слеп, – хмуро поделился своими проблемами Макс. Нехило же его покорежило! Знать бы еще, почему. А то мне совсем не улыбается еще раз мучиться с восстановлением ауры.

  – Вот тебе и няшные тату... – выразила я себе под нос свое отношение к ситуации. Недаром мне эти узоры сразу не понравились!

  – А откуда они вообще взялись? – Заря осталась верна своему принципу выпытывать информацию до конца. Если бы не место и обстоятельства встречи, можно было бы подумать, что она на нас досье собирает.

  – Ты не видела? – удивился Макс. – А, ну да... Заклинание, которое позволило нам пройти ловушку с прыгающими камнями. Точнее, его резонанс с распадом этого мира.

  – Фрей, ты вроде предлагала что-то с этим боди-артом сделать? А то это не совсем мой конек. Вот было б у него заражение крови... – вспомнила я о словах дворфы возле ловушки. Что-то она там говорила про медицину...

  – Так. Если эту сюда, а ту туда. Нет. Уже какое-то вязание выходит. А если так? Черт, будто крестиком вышиваю. Нет-нет. Надо так... Да! Точно... – Фрей даже не услышала моего вопроса, явно увлеченная какими-то своими мыслями.

  – Фрей! – я помахала рукой у нее перед глазами, подавив желание дурашливо добавить: «Прием, прием».

  – А? Что?! – встрепенулась жрица.

  – Я говорю, ты вроде что-то хотела с тату Макса сделать?

  – Когда я такое говорила? – подозрительно прищурилась она.

  Заря, заинтересовавшись нашим разговором, развернулась и пошла задом наперед.

  – Да возле камней еще... или я что-то не так поняла? – она ж предлагала ему лечение, разве нет? – Заря, ты не навернешься? – полюбопытствовала я, переводя взгляд на блондинку.

  – Если что, упаду на Макса, – безмятежно откликнулась она. Бедный парень... Это же не мои пятьдесят кило, Заря явно поувесистей будет. – Фрей?

  – Я там только спросила, жив ли он... И могу ли я ему чем-нибудь помочь... Хм... – наконец, ответила рыжая, похоже, снова погрузившись в свои мысли. Интересно, что ее так увлекло?

  – Фрей, радиостанция на бронепоезде! Тебе еще один подзатыльник дать? Неужели так сложно ответить? – меня это даже немного развеселило.

  – Да ладно, оставь, – вмешалась Заря. – Не видишь, человек думает... Некоторые не умеют говорить и думать одновременно.

  – Извини. Тут... вопрос важный решаю... – на секунду вынырнула в реальность Фрей. Ну, точно – «ушла в себя, вернусь нескоро».

  Тем временем Заря решила переключить внимание на меня.

  – Лучше скажи, ты ничего странного не замечала?

  – Конкретно сейчас – нет, качнула головой я. – Но тут все место странное. И интуиция молчит...

  – Уровень лабиринта пси. Прямой угрозы не ожидается, – сухо сообщила Фрей, снова вынырнув в реальность.

  – О, лабиринт будет копаться в моей голове? Класс! – весело хмыкнула Заря. Адреналинщица, похоже. – Кстати, как тебе путешествие на этой зверюге? – неужели тоже захотела покататься?

  – Феерично. Знаешь, уже в который раз порадовалась, что в заявке отдельно указала гибкую психику... Но вообще-то ничего так, на мой взгляд, даже удобнее чем на лошади, – поделилась я впечатлениями.

  – Жаль в заявке всесилие нельзя было указать, раз такая пьянка... – вздохнула аристократка. Ага, я тоже об этом думала.

  – Какова природа этих тату? Что за энергия их создала? – Заря снова вернула свое внимание Максу. Нет, я скоро на нее обижусь. Нельзя быть любопытней меня! Но не могу не заметить, что вопросы она задает по делу.

  – Когда я творил заклинание, мне пришлось взаимодействовать с энтропией случайности. А энтропия распада, которой наполнен этот огрызок реальности, ей противоположна и... Нанесла ответный удар, когда я закончил, – немного задумчиво сообщил Макс.

  Энтропия? Это еще что за зверь такой? Слово вроде знакомое, но не факт, что маг употребляет его в том же значении, о котором известно мне. И чем энтропия распада отличается от энтропии случайности?

  – И теперь эта энтропия пытается воздействовать на тебя? Или просто ограничивает? – продолжала допытываться Заря. Правильно, так его, а то ушел в себя и молчит. А вдруг мы чем помочь можем?

  – Она мешает! Шумит, если так понятней, – скривился парень.

  Мешает? Шумит? Что-то мне это напоминает...

  – Да. И теперь я мучаюсь, как не сделать тебе больно. Как раз перед попаданием с подобным билась... – Фрей отрешенно посмотрела на Макса. Так она все это время варианты лечения прикидывала? Или, если я правильно все понимаю, стабилизации его ауры?

  – И как успехи? – немедленно среагировала на слова Фрей Заря.

  – Гадость уничтожила. А вот ее создателей разозлила... – скривилась жрица. Ну, судя по тому, что она стоит здесь, эти «создатели» ее то ли не догнали, то ли догнали, но...

  – К чёрту их! Ты действительно можешь что-нибудь сделать? – с надеждой обернулся Макс.

  Мы остановились. Заря аккуратненько так, за талию, оттянула меня ближе к стене, чтобы не перегораживать дворфе обзор.

  – А я ведь сразу предлагала. Еще на мосту, – фыркнула Фрей.

  – Так откуда я знал, – развел руками Макс. Ага, ага, не знал он. Только от чужой помощи активно отпихивался. Гордость, что ли, не вовремя проснулась?

  – А мои действия тебе ничего не подсказали, – хмыкнула Фрей, запрокидывая голову, чтобы посмотреть парню в глаза. Разница-то в росте у них о-го-го.

  Я с любопытством наблюдала за этой парочкой, (интересно же, как Фрей собирается приводить парня в порядок), машинально попытавшись взять Зарю под руку. Есть у меня такая привычка, еще с детства, если человек выше меня, то сразу хочется к нему к нему «прицепится». Многих раздражает, но Заря, похоже, не против.

  – То, что наши возможности очень похожи, заметил... Но и только. Способных справиться с этой пакостью я не знал, – ответил Макс на упрек Фрей.

  Похожи силы? У Фрей и Макса? Это чем же? Так, навскидку, я заметила только преобладание атаки над обороной. Нет, щиты у них мощные, просто они скорее предпочтут бить на опережение, чем отсиживаться в обороне.

  – Все-таки я Верховная Жрица, – довольно сообщила Фрей. – И не просто так... Энергетические линии через духовное зрение вижу легко... Но... Ты уверен, что сейчас готов к этому? Надо время и терпение...

  – А так же нам очень нужен вменяемый и владеющий силой маг, – вставила Заря.

  – Тогда у меня просто нет выбора, – пожал плечами Макс.

  Фрей глянула на часы.

  – У нас – брови жрицы взметнулись в удивлении. – Семь с половиной часов.

  Как интересно... то есть наш лимит увеличился?

  – И толку в том, что мы придем к финишу полудохлые? – спросила Заря.

  – Что-то я не поняла, это, в каком месте их силы похожи? – пробормотала я, пытаясь понять, как схожие силы могут так сильно резонировать. Ведь Фрей корежит даже от применения магии рядом...

  Фрей критически оглядела парня.

   – Раздевайся.

  Тут же хлопнула ладонью по лбу

   – Это была не я! – а кто, я, что ли?

  Заря, похоже услышавшая мой последний вопрос, наклонилась ко мне и принялась просвещать шепотом:

  – Источник. Изнанка, Хаос, разрушение, безумие... Чуть приправленное Порядком, для контроля, – а ведь точно! Что в жрице, что в маге периодически проскакивает этакая легкая безуминка.

  – Хм... тогда понятно, почему Фрей постоянно зависает. Контролировать такое... Интересно, как с этим справляется Макс? – так же тихо ответила я.

  Макс тем временем невозмутимо принялся раздеваться, начиная со своего балахона.

  – А какая разница? Всё равно ведь надо раздеваться, – сообщил он Фрейдис.

  – Для нашего вида эта сила чужда, но если часть порядка изначально сильна в разуме, то её можно удержать, – продолжила было лекцию Заря, но отвлеклась на раздевающегося парня. – О, кажись, сейчас будет стриптиз.

  Я тоже бросила любопытный взгляд. Под балахоном обнаружились самые обычные джинсы и футболка. Хм, а фигура-то у него неплохая... Даже, я б сказала очень неплохая. Потом, решив не смущать парня, перевела взгляд на стену.

   – Интересно, можно от нее кусочек отколупать? – я тут же попыталась найти ответ на свой вопрос. Стенка поддаваться моим усилиям не желала.

   – Блин, прочная...

  – Дай-ка я... – предложила Заря, снова доставая свои кинжалы.

  А нехилые у нее ножички-то. По крайней мере, этот странный материал режут на раз, как масло. Я тут же подхватила довольно приличный камушек в виде конуса:

  – Можно?

  – Да, пожалуйста, – ай, Заря, я тебя обожаю! – Кстати, зачем тебе он?

  – Ты же сама сказала, он практически ничего не пропускает. Чем не абсолютный щит? Может, и пригодится, – сообщила я, пряча трофей в карман. Не пригодится, так продам магам экспериментаторам. Тот же Шиан за такой образец меня на руках носить будет.

  Заря вскинула бровь, убирая кинжалы. Неужели ей такая мысль в голову не пришла?

  Фрей, пока мы разговаривали, успела усадить мага на вытащенное из сумки одеяло, и обратила внимание на нас:

  – Ассистенты будут? На «операцию».

  – Что делать? – деловито отозвалась Заря

  – А что надо делать? – в один голос с ней спросила я.

  – Посох держать.

  Я с сомнением покосилась на увесистую железную палку в ее руках. Нет, это не ко мне. Я эту бандуру точно уроню, и хорошо, если не кому-нибудь на ногу.

  Жрица, явно веселясь, протянула посох именно мне:

  – Держи, водница. Как раз купать его сейчас будем.

  С некоторым опасением приняла железяку, но посох оказался на удивление легким. Может, он просто полый внутри?

  – Странно, я думала, он тяжелее...

  Заря получила задание удерживать Макса. Ну, это точно не ко мне. Я этого лося здорового при всем желании не удержу.

  – Куда становиться? – спросила я.

  – А теперь!.. – Фрей встала за спину Макса, сняла перчатки и положила руки ему на плечи. – Этрин, встань слева. Заря, за руки его.

  Мы заняли указанные места.

  – М-да. Неприятно будет, когда наши мысли переплетутся. И он будет слышать весь мой бред, – вздохнула жрица. – Ладно. Начнем. Этрин, активируй руну воды. Она мигает синим.

  – Как? Силу направить? – решила уточнить я. Мало ли..

  – Нажми на нее. Это как принимать вызов на мобильнике, – улыбнулась Фрей. Как у нее, однако, настроение повысилось...

  Я послушно нажала на мигающий синим значок. Нас окатило потоком холодной воды, и я очень ясно ощутила, как она очищает наши ауры от влияния здешней мертвой энергии. Я невольно ойкнула, но тут же расплылась в улыбке, ощущая легкую подпитку от своей стихии. Хорошо...

  Фрей закрыла глаза, уходя в транс. Я тут же перешла на астральное зрение, стараясь не упустить ничего из ее действий. Расквадрат твою гипотенузу... Да она же напрямую с аурой работает! Я пожалела, что не могу рассмотреть все досконально. Моих умений хватало только выделить узловые точки, а Фрей работала с потоками, связывающими эти точки. Завораживающая картина... Разноцветные потоки, сплетающиеся в клубок и окутанные пламенем руки жрицы, превращающие этот клубок в аккуратное плетение. Я так увлеклась этим зрелищем, что даже не сразу заметила, что Фрейдис уже закончила.

  – Верни посох – протянула дворфа руку в мою сторону, бессильно оседая на пол.

  Макс тем временем вышел из странного состояния, в котором находился во время лечения, но в себя пришел явно не до конца.

  – Эээээ... Макс, Фрей, вы там как? Живые? – осторожно спросила я.

  Парень не ответил, пытаясь подняться на ноги. С помощью Зари со второй попытки ему это удалось. Фрей на вопрос вообще никак не отреагировала.

  – Ты как? – тронула ее за плечо.

  Парень немного постоял, потом все так же молча начал одеваться.

   – А мне не очень хорошо. Кажется, я что-то лишнее ему прицепила. Увлеклась... – держась за голову, сообщила Фрей.

  Заря фыркнула, потом и вовсе заливисто рассмеялась. А красивый у нее смех...

  Я перевела взгляд на Фрей. Чем же ей помочь? На магию у нее не самая лучшая реакция, да и я не в том состоянии, чтобы суметь ее нормально подпитать. Стоп! Как же я про него забыла?

  – Выпей, полегчает. Это восстанавливающий бальзам, – протянула ей маленькую плоскую фляжку с эльфийским бальзамом. Что я ее, зря что ли у Кэра выпрашивала?

  – Спасибо. Но это было не... не знаю, как сказать. Но это не поможет... Скоро пройдет, – помотала головой жрица.

   – М-да... – протянула Заря, умываясь водой из образовавшейся благодаря действиям Фрей лужи.

  Макс наконец-то обрел дар речи, правда, только матерной. Но и то ладно, а то он уже начал пугать своим молчанием.

  – Но я так и не могу понять – что ему прицепила лишнего?! – с досадой воскликнула Фрей.

  – Зря отказалась. Хорошая штука, – я отпила глоток бальзама. По телу прокатилась знакомая холодная волна, снимая усталость и придавая сил. – И чего я про него раньше не вспомнила?

  Заря снова хихикнула и требовательно протянула руку. Я отдала ей фляжку. Это, конечно, не алкоголь, но для лечения нервов тоже подойдет.

  Заря глотнула бальзамчика, окончательно приходя в себя.

  – Ох, ребята... – интересно, что именно проняло нашу леди до такой степени?

  Макс, наконец, закончил выражать эмоции, оделся и требовательно ткнул пальцем в Фрей:

  – Значит, так. За стабилизацию спасибо, эта игрушка получше прошлой будет. Но за...

  Я отобрала фляжку у Зари и поспешно вручила ее Максу. Ему тоже нужно нервы подуспокоить, да и вообще, эльфийский бальзам – классная штука.

  Парень глотнул, подумал, сделал еще глоток. Потом вернул мне фляжку и уже спокойнее продолжил:

  – За маскировку, в общем, тоже спасибо.

  – Какая у тебя аура интересная... – протянула я, разглядывая результаты трудов Фрей в астральном зрении.

  – Точно аура? – широко улыбнулся Макс.

  – Если что, обращайся. И не от такого вылечить могу... Только... Что за маскировку я тебе присобачила? – поинтересовалась Фрей, сворачивая одеяло.

  – Ты до этого вообще в астральном зрении как ходячий неопределенный ужас был. Сейчас хоть шарахаться не тянет, – просветила я мага.

  – Узора, конечно. Хоть могу теперь не выглядеть, как папуас, – ответил Макс жрице. – Оп, а вот это недоработочка, – уже в мою сторону.

  – В смысле?

  Парень явно попытался что-то активировать, но, похоже, у него ничего не вышло. Ну, еще бы, после прямой-то корректировки потоков ауры. Теперь пока не разберется во всех изменениях, возможны вот такие сбои.

  – Ииии? Что ты пытался сделать?

  – Офигеть... – выдал парень, снова пытаясь активировать это что-то. В этот раз получилось, но явно не то, чего он ожидал.

  – Фрей, как там со временем? – Заря, как обычно, мыслила более практично.

  – Прошло двадцать минут. Семь-пятьдесят, – с улыбкой ответила Фрей. О, так нам, наоборот, его еще и прибавили?

  Макс невозмутимо выжал насквозь мокрый плащ.

  – Пойдём, пока в минус не ушли.

  – Идем, – отозвалась я, вытягивая воду с его одежды. Мне не сложно, а ему приятно.

  – Дальше первая ловушка. О ней ничего не знаю, – сообщила Фрей, высушиваясь с помощью какой-то руны. Похоже, сухими умудрились остаться только я и Заря. То ли потому, что были лишь помощниками, то ли такие ловкие...

  Заря, не оглядываясь, пошла вперёд. Макс принялся выспрашивать Фрей о происхождении ее умений. Я прислушалась к разговору. Да уж, не повезло ей... Мало того, что в чужое тело запихнули, так еще и это тело периодически действует самостоятельно. Вот так послушаешь других, и начинаешь понимать, что у тебя-то еще не все так плохо... Макс принялся советовать, как с этим справиться, но вдруг встревожился. Пришли? Куда это мы пришли?



Глава 19


«Выходя из себя, постарайтесь не заблудится...»

  Тем временем коридор расширился, превращаясь в квадратную залу с каким-то не то фонтаном, не то бассейном в центре. Толком разглядеть не удалось, так как буквально через пару шагов окружающее заволокло густым туманом. Не поняла, это что, обещанная первая ловушка? Не успела я подумать об этом, как туман рассеялся, а вместо зала я оказалась в просторном, но темноватом помещении, чем-то напоминающем класс.

  – Храм Луны, Крови и Холода, – нарушил тишину глубокий красивый голос, – это легендарный храм трёх величайших сил мира, пройти в который могли только лучшие из лучших, потому что для входа в храм нужно было преодолеть три круга Лабиринта, поднимаясь с каждым кругом всё выше и выше.

  Я огляделась. Ну точно класс! Вон, даже лектор есть и внимательно слушающие его ученики. Только что сидят не за партами, а на специальных ковриках, скрестив ноги.

  – После прохождения через лабиринт и последнюю лестницу избранный оказывался у настоящего входа в храм. Перед ним, от ворот до ступенек на ритуальную сцену, пролегал путь Славы – выложенная рубиновыми плитками дорожка, ярко выделяющая на тёмном, почти чёрном матовом камне пола, волаксоне – камне-вампире и символе самого Красного Рода, – продолжал между тем лектор. Какой у него голос обалденный! Если бы у кого-то из моих преподавателей был такой, ему бы студентки проходу не дали. – По сторонам от дороги располагались большие беломраморные колонны, а между колонн, на которых изображались многие славные деяния прошлого, совершённые избранными храмом, стояли служители храма и приветствовали нового героя. За колоннами не было стен – был только покрытый лунным светом мир, видимый с высоты вершины храма.

  – Пройдя по пути Славы, избранный поднимался по лестнице. У подножия статуи древнего Прародителя, Тёмного Отца, его встречали хранители храма. Троица лучших из лучших, вернувшиеся в храм избранные былых ночей. Они преграждали путь, заставляя избранного остановиться перед ними в нескольких шагах, прямо на пятне лунного света, падающего сквозь отверстие в крыше храма.

  – Луна в небе... – произносил первый из них – и они расступались, пропуская избранного.

  – Кровь в чаше... – говорил второй, и избранный наконец-то мог приникнуть к краю большой, невзрачной, грубой каменной Чаши, самой древней части храма – и единственного места в нём, неподвластного жажде волаксона – мог зачерпнуть ладонью или принесённым с собой кубком, мог заставить кровь подняться к нему магией... Неважно, как – но избранный принимал дар.

   – Холод в тебе, – завершал ритуал третий, и витэ в теле избранного становилась льдом, соединяя на мгновение Зверя и Бездну, даруя ему новые силы...

  Все это, конечно, интересно, особенно учитывая, что речь, похоже, идет о том самом храме, в развалинах которого мы шляемся, но мне сейчас немного не до древних пафосных легенд. Так, если уровень лабиринта пси, то все это не более чем иллюзия. Да и откуда в развалинах храма, да еще и в междумирье, взяться лектору и ученикам? Я шагнула вперед, и... внезапно оказалась дома.

  На столе мирно гудел любимый ноутбук, что-то тихо мурлыкали колонки, уютно шумел закипающий чайник. Все было так привычно и знакомо... Именно это меня и насторожило. Что-то скреблось внутри, какое-то ощущение неправильности. Я огляделась. Нет, я действительно была дома. Ну что может грозить мне здесь? Почему меня мучает все усиливающееся ощущение нереальности? Как будто мне снится сон перед самым звонком будильника... Сон? Сознание уцепилось за это слово, как голодный пес за кусок мяса. Сон, нереальность, подсознание, иллюзия... Иллюзия! Ну конечно же! Я особым образом расфокусировала зрение, заставляя себя смотреть как бы сквозь предметы. Получилось. Окружающая обстановка начала подрагивать и слегка расплываться. Это радует. Значит, мелькнувшие на краю воспоминания о каком-то храме и собственной способности видеть сквозь иллюзии не плод моей бурной фантазии.

  Я сосредоточилась, окончательно выныривая из морока. Однако, как просто и эффективно! Показать человеку его прошлое, слегка притупив удивление – и пожалуйста, можно запросто заставить застрять там на неизвестный срок. Повезло, что я почти сразу почувствовала фальшь. Так, что тут у нас? О, какая интересная структура... Иллюзия в магическом зрении выглядела мощным мерцающим потоком, переплетенным своеобразными «сеточками», разбивающими этот поток на три уровня. Первый, похоже, служит для отвлечения внимания, а вот следующие два – это уже посерьезней. Хм... вот это, похоже, мои спутники. Ярко-рыжий огонек с темной каймой – это, скорее всего, Фрей. Изумруд безупречной огранки – пожалуй, Заря. Тогда вот этот цветастый не то клубок, не то ежик – это Макс. Все трое застряли на втором уровне, каждый в своей «заводи». Так... ну, самой «нырять» в их иллюзии будет непрактично, проще подтолкнуть их к третьему уровню, а потом уже вытащить в реальность. Начнем...

  Я дернула пару нитей, удерживающих «сеточку» вокруг рыжего огонька. Ага, замечательно, началось движение... Стоп, куда?! Вместо того, чтобы сместиться на третий уровень, огонек вильнул в сторону, проваливаясь в соседнюю «заводь». Вот зараза... Придется-таки самой нырять, иначе так можно долго провозиться... Я вздохнула и погрузилась в чужую иллюзию.

  Вынырнула я в весьма симпатичном коридорчике. На полу коридора обнаружилась болезненно-бледная девушка-подросток, лет пятнадцати на вид, в черных джинсах, толстовке с каким-то рисунком и надписью по-английски «Ван Пис», и короткими светлыми волосами. Рядом с ней стояла совсем еще девочка, тоже бледная, но русоволосая и темноглазая.

  – О, привет, – поздороваласьс ними я. – Уютненько тут у вас.

  – Превет. Ви... Э-э-э.. Заблудились? – с акцентом спросила девочка, помогая встать лежащей на полу блондинке. Похоже, это ее сюда выкинуло, так что хозяйка иллюзии – девочка. Ни за что не узнала бы в ней Зарю. Впрочем, Фрей на себя тоже не особо-то похожа. Видимо, только мне повезло сохранить родную внешность при попадании.

  – Кофе? Или чай? – на удивление спокойно спросила девочка.

  – Кофе, – на автомате ответила блондинка, удивленно осматриваясь по сторонам.

  – Не то чтобы заблудились...– вздохнула я, решив все же ответить на первый вопрос. – Но вообще-то нам все это кажется.

  – Пойдёмте, – с улыбкой позвала нас в какую-то комнату Заря. Или как там ее? Альба? – Да, конечно. Всё это иллюзия... С корицей? – ну у нее и нервы! Можно подумать, что у нее в доме каждый день непонятно откуда появляются странные девицы.

  – Да, пожалуйста, – улыбнулась Фрей (буду считать, что это все-таки она).

  – Если можно, – невольно облизнулась я. – Нет, она мне нравиться все больше и больше, – пробормотала себе под нос, глядя, как Альба возится с туркой.

   – Садитесь, por favor, – указала на стулья она. – Как вы пришли к таком интересному выводу?

  – Без понятия... – кажется, Фрей порядком озадачена ситуацией.

  – С молоком? – уточнила Альба, помешивая кофе. Мм-м-мм... Какой запах! – А если без понятия, то почему вы решили, что это так?

  – Без. Не люблю молоко. Возможно... Из-за того, что я была дома и неожиданно попала сюда? Хотя лучше отвечать этой девушке, – пока я наслаждалась ароматами кофе, Фрей быстренько перевела стрелки на меня.

  – Ну, просто сейчас мы находимся внутри иллюзии, навеянной одним нехорошим строением. Но если подправить здесь пару линий, то нас перекинет в следующий слой, который уже граничит с реальностью, – я состроила жалобные глазки. – Но я просто не могу отказаться от кофе, который так восхитительно пахнет!

  – Вот как? Ничего такого не помню... – задумчиво сообщила Фрей. Ну, по идее, ты и не должна помнить. В этих «сеточках» чего только не намешано...

  – Сейчас, будет готово. А, значит, вы говорите о том, что конкретно этот мир – иллюзия? Ну что ж, и так не плохо. И, дайте угадаю, вы мне предлагаете покинуть её? – нет, все-таки Альба мне нравится! Даже ребенком задает такие умные вопросы!

  – Именно. Только не этот мир, а этот кусочек мира.

  – Даёт равенство... Э-э-э... Всё равно. Нет, я никуда не пойду, мне и здесь интересно, – вот это поворот! Почему?

  – Выходит, я тоже в иллюзии? Тогда понятно как попала из Казахстана... в Испанию? – Фрей явно пытается осознать происходящее.

  – Испания, Каталония, Таррагона, – кивнула девочка. – И это может быть просто телепортация...

  Я тоскливо вздохнула. Все-таки, я надеялась договориться по-хорошему... Но, пожалуй, все-таки стоит выпить кофе, уж больно замечательно пахнет...

   – А кто-то говорил, что с 12 лет хотел сбежать из своего мира...

  – Да? И когда это я тебе такое говорила? Мы же ещё незнакомы, – отозвалась Альба, разливая кофе по чашечкам.

  – Потому что мы походу в прошлом. И нам надо еще одного путешественника с собой захватить. – Ты не обожжешься? – замечаю, что она держит металлический ковшик голыми руками.

   – Нет. Он холодный, – пожимает плечами девочка. – Если есть кто-то ещё – идите за ним, а я пока тут побуду... Мне так редко сняться хорошие сны.

  Прежде чем я успела что-то ответить, хлопнула входная дверь. На кухню зашел какой-то парень, на которого я не обратила внимания. Вот еще, буду я чужих глюков бояться!

   – Нет уж, я сначала кофе допью. Ты его просто потрясающе варишь! – не удержалась от комплимента. Кофе, действительно, просто восхитителен!

  – Доброе утро, дамы. Как дела? – а он без акцента говорит. Странно.

  – Н-нормально, – испугано ответила Фрей.

  – Да вот, уговариваю их немного прогуляться, – спокойно ответила я.

  – А если нормально, то идите себе по добру, по здорову... Дальше, – ласково сообщил нам парень.

  – Не нравишься ты мне... – помрачнела Фрей, отращивая когти. Не поняла? Влияние на иллюзию у нее, конечно, должно быть, но почему именно когти?

  – Ну, спасибо за разрешение! – хмыкнула я, выдергивая основную нить, удерживающую эту «заводь». Думаю, нет особого смысла тащить за собой Альбу, долго эта иллюзия не продержится. Тогда я ее, если что подхвачу на следующем уровне. – Эх, а кофе я так и не допила...

  Зато Фрей расставаться с напитком не захотела. Так и утащила из иллюзии чашку.

  Мы почти сразу вынырнули в следующей «заводи». Ты гляди-ка, а моя спутница опять довольно сильно изменилась во внешности. Глаза позеленели, зубы заострились... Да и выглядеть стала постарше... Девушка поспешно допила кофе из тающей чашки и отбросила ее в сторону.

   – Может, посмотрим? – хитро прищурилась она.

  – Время-то идет! Так что некогда смотреть, – осадила ее я. На самом деле, время в иллюзии и в реальности соотносится весьма отдаленно, но мне просто неохота гулять по чужим воспоминаниям.

  – Ну-у, а я так хотееела, – обиженно протянула она.

  – Тебе спец задание – выясни, кто именно здесь Макс.

  Девушка принюхалась. Хм... оборотень она теперь, что ли?

  – Там, – махнула она рукой в сторону.

  – Ну, идем, посмотрим, изменился он, или предпочитает постоянство облика, – что-то тут как-то пустынно. Даже смотреть не на что.

  – Не думаю, что как я... – покосилась на меня Фрей.

  – Увидим, – пожала плечами я.

  Впереди показался согнутый пополам фонарный столб, на котором, как на лавочке, сидел парень, бездумно глядя в небо. Если у Макса такое прошлое, то я ему сочувствую...

  – Макс, чего тоскуешь? – хмыкнула я. Рей действовала более радикально: стремительным движением вскарабкалась на столб и уселась рядом с парнем.

   – Здесь ничего нет, кроме меня... – сообщил маг куда-то вверх. – Нет, вы тоже есть, – возразил он сам себе, опуская взгляд.

  – К-конечно... – протянула Фрей, дергая невесть откуда взявшимся хвостом.

  – Ооо, как все запущено... Ты в реальность-то собираешься, философ? – спросила я.

  – А у него тут тоскливо. Серость надо красить яркими красками... – облизнулась Фрей. Что-то не нравиться мне она, такое ощущение, что жрица немного в неадеквате...

  – Точно, до этого как-то поживописней было, – хмыкнула я. Придумать что-то менее живописное, чем окружающий пейзаж, довольно сложно.

  – Собираюсь. Ты можешь указать путь? – оживился Макс. Видимо, ему уже поднадоело сидеть тут в одиночку.

  – Идем. За этим и приходили, – улыбнулась я.

  – На море лучше было... Там приятное и теплое солнышко... – гипнотически заговорила Фрей. – Легкий бриз пробегает по телу... Чарующие волны...

  – Так чего тоскуем? – обворожительно улыбнулась она парню. Тот хмыкнул и почесал ее за ушком. Фрей мурлыкнула, как самая настоящая кошка и полыхнула глазами:

   – Хи... Не грусти... Все будет хорошо... Ты помнишь, кто мы? Или хотя бы... – она коротко глянула вниз, – Хм, посоха нет, чтоб напомнить...Или... другое сго