Анна Олеговна Пальцева - Безусловная магия

Безусловная магия 1434K, 282 с.   (скачать) - Анна Олеговна Пальцева

Анна Пальцева
БЕЗУСЛОВНАЯ МАГИЯ



ГЛАВА 1

«…коснувшись ладонями его лица, я вытолкнула щит и продолжала с прерванного места — кристально-четкого воспоминания о первой ночи моей новой жизни, останавливаясь на каждой подробности.

И беззвучно рассмеялась, когда поток мыслей вновь прервался нетерпеливым поцелуем.

— Черт с ним! — прорычал Эдвард, жадно покрывая поцелуями мой подбородок и шею.

— У нас уйма времени, чтобы потренироваться, — напомнила я.

— Вечность, потом еще вечность и еще вечность!

— По-моему, так и должно быть.

И мы с упоением предались первому, невыразимо прекрасному мгновению нашей вечности…»

Дочитав роман Стефани Майер, я вздохнула. Такое может быть только в книгах. Вампиры, оборотни и вечная светлая любовь — выдумка людей, жаждущих заработать денег на глупцах, которые верят во всю эту чушь. Закрыла книгу и еще раз вздохнула.

— Ну что, вампиры всех победили? — Голос мужа помог избавиться от мыслей о вещах, не существующих в природе.

— Всех, — ответила ему и потянулась, сбрасывая ощущение окончательно.

Я сидела в кресле, поджав под себя ноги. Стоящий рядом торшер с зеленым абажуром хорошо освещал мое место, создавая подходящую атмосферу для чтения. Несмотря на мои размышления, сериал я дочитала до конца из вредности. Мне это стоило тяжких трудов, но не люблю бросать начатое. Подняв глаза, окинула задумчивым взглядом гостиную нашей с Андреем квартиры. Вот она, реальность — просторная комната с необходимой мебелью для уюта без магии и волшебства. Муж лежал на диване и смотрел боевик по телевизору. Взрывы и голоса не мешали читать, поскольку работа научила меня сосредотачиваться и не обращать внимания на посторонний шум. К слову, я работаю на Монетном дворе, где шум чеканки монет для меня как музыка.

— Будешь чай? — спросил Андрей, поднявшись с дивана, как только началась реклама.

— Нет, — покачала головой и тоже встала, чтобы поставить книгу в шкаф к ее сестрам. — Мне нужно подготовиться к вечеринке, на которую ты меня отпустил, — ответила ему и повела плечами. Не люблю такие мероприятия.

— Извини, дорогая, но Вероника сказала, что, если ты не пойдешь, ее самоубийство будет на моей совести, — усмехнулся муж и шлепнул меня пониже спины. — Иди и отдохни. Ты уже давно из дома не выходила.

— Работа все силы забирает, — наигранно грустно вздохнула я и уткнулась лбом в грудь мужа.

Мы с Андреем женаты уже три года, и можно сказать, что все у нас хорошо. Никаких ссор, скандалов. Разве это не волшебство?

— Сегодня пятница, и можно себе позволить отдохнуть не только телом, но и душой, — запечатлев поцелуй на моих губах, ободряюще заявил он, а затем увернулся от моего захвата и пошел на кухню. — Я подумал, что тебе это будет полезно.

— Побыть среди людей с развитой фантазией? — усмехнулась, последовав за ним: ванная комната находилась напротив кухни.

— Просто отдохнуть, милая, и пообщаться с людьми. Вероника тебе в этом поможет.

Я схватилась за резинку его домашних штанов, пытаясь его остановить, он же, изловчившись, поймал мою руку и притянул к себе, довольно улыбаясь.

— Сбагрить меня хочешь? — прищурила глаза, рассматривая его довольное лицо. — Небось Серегу с Виталиком пригласил посмотреть футбол?

— Все просто удачно совпало. — Муж пожал плечами и подарил мне еще один легкий поцелуй, теперь в кончик носа. — Ты же не против?

— Только если ради тебя, — вздохнула, смирившись с неизбежным.

— Ты чудо.

— Знаю.

Он развернулся, выпуская меня из своего захвата, и я, не желая оставаться в долгу, тоже хлопнула его пониже спины, на что он подмигнул мне и скрылся за дверью в кухню. Взглянув на часы в коридоре, спохватилась и юркнула в ванную. У меня остался час до прихода подруги! Если честно, мне не хотелось никуда идти. Свою подругу я люблю и не хочу ее обидеть, но отношусь я к тем людям, которые предпочитают свое время проводить дома за чашечкой кофе и с книгой в руках. Если бы не Андрей, отказалась бы. Можно сказать, ей повезло, что у меня такой заботливый муж и с его разрешения иду с ней на эту вечеринку. Только услышав тему собрания, хотела запереться за всеми замками нашей квартиры. Кто додумался до такого, не знаю, но формулировка «Магические существа» уже говорит об абсурдности вечера, который хочет провести моя подруга, прихватив и меня за компанию. Вероника она такая — вечно летает в облаках и обожает фэнтези, чего нельзя сказать обо мне. Но, как говорится, противоположности притягиваются, и так получилось, что без лучшей подруги я своей жизни не представляю.

— Милая, к тебе пришли! — крикнул Андрей, когда я уже была почти готова и осталось только нанести тушь.

— Иду!

Закинув в маленький рюкзачок необходимые вещи, выбежала в коридор и застыла на полпути.

Рядом с моим мужем стояло нечто…

— Делька, привет! — Мне на шею кинулась блондинка во всем белом и с рогом на лбу, чуть не выколов мне глаз.

— Привет, — оторопев, ответила ей. — А… прости меня, конечно, но во что ты одета?

— А ты не узнала? — отстранилась она и сделала шаг назад, чтобы крутнуться, показав себя во всей красе. Хвост с белой кисточкой от такого движения хлестнул ее по ногам.

— Овечка? — с сомнением в голосе предположила первую пришедшую на ум версию.

— Откуда у овечки такой хвост? — рассмеялась подруга.

— Белый носорог? — подключился Андрей, разглядывая с улыбкой Нику.

— Ну вы что?! — Она обиженно надула свои пухленькие губки. — Я — единорог! Вот рог! — ткнула пальцем в острую белую палку, которая была вся в блестках.

— Так ты лошадь? — Я приподняла бровь, по-новому окинув ее взглядом. — А почему хвост такой?

— Сама ты лошадь! — топнула подруга ногой и вцепилась мне в локоть, когда я была полностью готова к выходу. — Я магическое существо, а не какая-то там лошадь. А хвост у единорогов всегда такой. Больше фэнтези читать надо!

— Еще чего! Мне теперь вампиры и так будут везде мерещиться по твоей милости.

— Дочитала? — мигом позабыв обиду, переключилась Ника на любимую тему. Это она принесла мне «Сумерки».

— Дочитала, — с тяжелым вздохом ответила ей и помахала мужу, когда он закрывал за нами дверь.

Лучше бы с ним провела вечер. Мне в его объятиях всегда приятно находиться.

— Это ты правильно! Эдвард такой душка, правда? — Прыгая через ступеньки, Вероника тянула меня за собой. Так и шею можно свернуть, если оступиться и упасть. Хорошо, что мы с Андреем живем на втором этаже и не пришлось долго скакать. Нет, она не единорог и не овечка, а горная козочка!

— Мм… — задумчиво протянула я, подбирая слова, — слишком милый. Для шестнадцатилетних девочек самое то.

— Ой, а ты как будто старуха! — рассмеялась она, открыв дверцу машины со стороны водителя. На таких каблуках и за руль? — Всего-то двадцать шесть!

— Уже, — усмехнувшись, поправила ее и плюхнулась на соседнее место, сразу же пристегнув ремень безопасности.

— Ну, что ты не надела костюм феи, да, можно сказать, что уже. Это же тематическая вечеринка, Дель!

— Позориться в этом розовом кошмаре я не собиралась с самого начала, как только ты мне его всучила.

— Да-да, это я сразу поняла. Ну и ладно. Главное, ты согласилась, — подвела весело итог подруга, и мы тронулись с места.

Желая побыть хотя бы еще чуть-чуть в тишине, отвернулась к окну. Вероника меня знала как облупленную и не спешила начинать новый разговор. Включив радио, предварительно уменьшив громкость, она вела машину и тихо подпевала группе «Блестящие», не обращая на меня внимания. За это я ее и люблю, что хорошо чувствует настрой собеседника. Умеет остановиться, когда необходимо, и, наоборот, без умолку болтать, когда нужно поддержать.

Глядя в окно, где проносились виды вечерней Москвы, думала о предстоящей вечеринке. Ее устраивали друзья Ники, такие же фанаты фэнтези, как и она. И вот вроде уже все взрослые, а наряжаются как на детский утренник. Покосившись на подругу, которая отбивала ритм рукой по рулю и качала головой, отчего рог забавно вилял в такт музыке, усмехнулась. Люди взрослеют телом, а не душой — это точно про мою подругу.

— Приехали! — через час с предвкушением воскликнула Ника, въезжая во двор, где возвышался двухэтажный коттедж. Мы явно выехали за город, успешно миновав пробку. Или сюда не ездят москвичи?

— А кто твой друг? — рассматривая огромный дом, в котором звучала громкая музыка, спросила у нее. Нехорошее предчувствие охватило меня уже в машине. Может, вызвать такси и уехать отсюда?

— Сын какого-то магната, — замявшись на секунду, ответила Ника. — Не трусь, Дель! Когда ты еще побываешь на необычной вечеринке?

— Вот именно, что необычной, — пробубнила себе под нос и вздрогнула, когда из дома вышел парень со слишком бледной кожей, точно призрак.

— О, а вот и Влад!

Припарковав машину на стоянке возле других, не менее дешевых авто, мы с подругой покинули нашу «карету» и двинулись в сторону встречающего. Да поможет мне Бог вытерпеть этот вечер!

К парню я подходила медленно, внимательно следя за каждым его движением и отмечая, что они у него чересчур плавные. Обычный человек так не двигается, а вот животное, хищник — возможно…

— Владик! — прыгнула к нему на шею Ника, громко смеясь.

Парень с легкостью увернулся от рога, который целился в его красный глаз.

Я остановилась в шаге от них, удивленно рассматривая его. Либо я все еще нахожусь под впечатлением книг о вампирах и теперь они действительно мне везде кажутся, либо у этого Влада отличный гример, который так качественно загримировал его. Неестественно белое лицо, да и руки тоже, кроваво-красные глаза и острые уши, как у эльфа, настолько правдоподобно выглядели, что захотелось держаться от него подальше, ведь неестественное меня всегда пугало. Нет, парень был красив и фигура что надо, но каким-то шестым чувством я понимала, что он опасен. Очень опасен.

— Рад тебя видеть, Вероника, — без эмоций в голосе ответил он ей и перевел взгляд на меня. — А кто эта милая девушка?

Меня всю передернуло от его взгляда, но виду не подала. Подруга, отскочив от парня, вцепилась мне в локоть и подтащила ближе к нему.

— Познакомься, моя подруга Адель.

Влад улыбнулся краешками губ, и его черты лица приняли более живой вид. Наверное, я просто накручиваю себя и передо мной стоит обычный парень, помешанный на фэнтези.

— Очень приятно, леди. — Он галантно подхватил мою руку и прикоснулся губами к внутренней стороне кисти. Прямо там, где хорошо ощущается пульс.

— И мне, — тоже улыбнулась ему.

— Прошу в мой дом. Все уже в сборе, и вечеринка в самом разгаре.

Предложив нам свои локти, он медленным, плавным шагом пошел к дому, как только мы приняли его жест. И почему я подумала, что он опасен? Руки у него теплые, а значит, живой. Подумаешь, глаза красные, линзы еще и не на такое способны. «А уши?» — подсказал разум, и я украдкой взглянула на них. Такому гримеру стоит аплодировать стоя. А может, он и вовсе сделал пластическую операцию? У богатых свои причуды, и это как пример — парень, помешанный на вампирах. Справившись со странным предчувствием, с облегчением выдохнула. Это простая вечеринка с простыми людьми, которые решили разбавить серые будни яркими нарядами и необычными образами.

Разглядывая всех, кто пришел повеселиться, еле сдерживала смех. Эльфы, драконы, оборотни, феи и куча других существ вымышленного мира заполняли сейчас весь первый этаж огромного дома. Были и такие, как я, — простые, нормальные люди. Видимо, и их не прельщает наряжаться в столь дурацкие наряды. С ними я сразу нашла общий язык, и уже через полчаса казалось, что мы знакомы друг с другом целую вечность.

Даша и Аня тоже пришли на вечеринку, за компанию. Их подруга Вера щеголяла в розовом кошмаре, отдаленно напоминая фею. Ни разу не видела фею в таком откровенном костюме и на таких каблуках.

— Она модель, — подтвердила мои мысли Аня.

У меня, конечно, была еще одна, запасная, но решила, что в богатом обществе откровенных шлюх не увидишь.

— А все модели нудисты? Ее одежда почти ничего не скрывает.

— У них профессия такая — показывать свое тело.

— А я думала, наряды демонстрировать, — проговорила задумчиво, переведя взгляд на собеседниц.

— Так модели же разные бывают, — рассмеялась Даша. — Вера — фотомодель, и показывать свое тело в таких откровенных нарядах у нее уже вошло в привычку.

— Понятно. А вы хозяина знаете? — перешла на более интересующую меня тему. Мне казалось, что я постоянно чувствую кровавый взгляд Влада на себе.

— Не особо хорошо, но кое-что слышали. Что, глаз положила? — усмехнулась Аня.

Я показала кольцо на пальце.

— Мой муж меня во всем устраивает, просто вам не кажется, что этот Влад странный?

— А по мне так очень милый, — пожала плечами Даша, выискивая в толпе обсуждаемого, — чувствуется в нем некая сила, которой хочется подчиниться. Вот почему все богатые мальчики красавцы?

— Чтобы простые парни себя чувствовали еще ущербнее, — ответила ей и встретилась с Владом взглядом.

Он отсалютовал мне бокалом с шампанским и медленно сделал глоток. Как зачарованная я следила за этим обычным на вид движением.

— Тут, кстати, еще такие есть. — Голос Ани как через вату проник в мои уши, развеивая странное чувство гипноза.

— Прости, что? — перевела на нее взгляд и пару раз моргнула, на что она улыбнулась.

— Я говорю, что тут есть еще такие же «вампиры», как и Влад. — И показала на тройку парней, стоящих в углу, поодаль от танцующих девушек.

Только сейчас я заметила, что тут присутствуют одни девушки, и только эти парни — единственные представители мужского пола.

— Странно все это, — как будто прочитав мои мысли, протянула Дарья. — Когда я сюда приехала, почувствовала страх, и связан он был не с волнительным знакомством, а… — Она замолчала, уйдя в себя, а затем тряхнула головой и улыбнулась: — Может, потанцуем?

— Мне нужно позвонить, — резко ответила я и пошла в сторону веранды.

Что это сейчас было? Со словами Даши я была полностью согласна, но почему она не договорила? И этот ее пустой взгляд…

Свежий воздух помог прийти в себя и собраться с мыслями. Сжимая в руке бокал с шампанским, с удовольствием вылила его на лужайку, подумав, что это все из-за алкоголя. Шампанское вещь такая — сразу пьянеешь. Наверное, и мои собеседницы уже успели глотнуть игристого, и поэтому говорили так странно, что волоски на руках вставали дыбом.

Чтобы совсем избавиться от ощущения страха, достала мобильник и в справочнике нашла номер Андрея. Мне пришлось долго ждать ответа на том конце, порядком изнервничавшись. Если сейчас не услышу его голос, точно вызову такси и уеду, несмотря на недовольство подруги.

— Алло! — Веселый голос мужа сразу снял напряжение, и я вздохнула с облегчением.

— Привет.

— Что такое, милая? Вечеринка уже закончилась? — В трубке помимо голоса Андрея слышались возгласы Виталика и Сергея и шум телевизора. Видимо, матч оправдывал все ожидания.

— Нет. Но уже все в приподнятом настроении.

— Я надеюсь, тебя не принесут домой без сознания? Ты же знаешь, что алкоголь тебя сразу вырубает, — строго сказал муж, и я не удержалась от улыбки.

— Половина бокала шампанского мне не навредит.

— Смотри мне там, не буянь.

— Конечно.

— Ну а теперь признавайся, почему позвонила? Все вошли в роль магических существ и не с кем поговорить?

— Да нет, есть тут и адекватные девушки. Просто хотела услышать твой голос.

Сергей с Виталием закричали «гол!», и я поспешно отвела трубку от уха. Так и оглохнуть можно.

— Извини, дорогая, но ты сама понимаешь… — Из-за шума его стало плохо слышно.

— Конечно, — улыбнулась я, — отдыхайте.

— И ты тоже. Люблю тебя!

— И я, — сказала, но в трубке уже звучали гудки.

Со вздохом убрала мобильник в рюкзачок и решила просто постоять здесь на свежем воздухе. Не хотелось идти обратно в зал и опять видеть всех этих девушек в ужасных нарядах, но особенно не хотелось почему-то видеть Влада.

— Делька! — Радостный голос подруги заставил вздрогнуть всем телом, поскольку опять ушла в себя, обдумывая странные ощущения, которые охватили меня, как только оказалась тут. — Ты чего не веселишься?

Рогатое чудо в белом пушистом платье до колен подскочило ко мне и протянуло новый бокал с шампанским.

— По-моему, не стоит столько пить, — нахмурила брови, окинув Нику оценивающим взглядом. Глаза у нее блестели уже явно не от веселья.

— Но тут так здорово! А игры? Ты бы видела, что сейчас вытворяла эльфийка! Ей достался танец на стуле с посохом. Такое шоу пропустила! Пойдем, сейчас будет финальный этап.

Она потянула меня в дом, но я схватилась за перила веранды, отказываясь идти в зал.

— Я…

Договорить не успела. Вдруг везде погас свет, и наступила полная тишина. Даже сверчки и птицы перестали исполнять ночную музыку.

— Ник, нам лучше пойти к машине, — тихо сказала я и потянула не сопротивляющуюся подругу в сторону стоянки. Все тело покалывало и отказывалось слушаться хозяйку, но я через силу заставляла себя идти вперед.

— Дель, смотри, — дрожащим голосом проговорила Вероника и указала на дом.

Мы успели отойти только на несколько метров от него, как двустворчатые двери коттеджа распахнулись, являя кромешную тьму. Казалось, на улице намного больше света, чем там — в логове вампиров. Я бы все списала на свою разыгравшуюся фантазию, но туман, который начал стелиться по полу веранды, выползая из дома, явно уже намекал, что я свихнулась.

— Быстро в машину! — скомандовала я и толкнула Нику в спину. Она, не мешкая, рванула в указанном направлении, но высокие каблуки сильно ограничивали ее в скорости.

— Уже уходите? — Шипящий голос раздался неожиданно, и я споткнулась, запутавшись в собственных ногах, и повалилась на дорожку, усыпанную мелкими камешками.

Ладони пронзила боль, но я не стала на этом зацикливаться. Я была рада, что подруга уже в машине и вырулила к воротам, ожидая меня.

— Вечеринка еще не закончилась! — Вновь шипение, и я оглянулась назад.

Кровавые глаза горели в темноте, следя за мной. Не успела моргнуть, как Влад одним смазанным движением оказался возле меня, придавив ногой к земле.

— Беги! — крикнула я Нике, и она нажала на педаль газа, резко стартовав, отчего несколько камешков из-под колес долетело до нас.

Влад с ухмылкой смотрел на меня, даже не дав команду своим дружкам следовать за Никой, но радоваться я не спешила. Во-первых, неизвестно еще, сможет ли она выбраться, а во-вторых, я все еще лежу придавленная к дорожке ногой в грудь.

— Храбрая, значит, — прошипел этот упырь, разглядывая меня. — Но так даже лучше!

Схватив меня за шкирку и заставив встать на ноги, он заломил мне руки за спину и повел к дому. Ноги отказывались идти, и чем ближе мы приближались к двери, тем больше мое тело меня не слушалось. В голове было пусто. Мозг не захотел принимать реальность, которой просто не место в нашем мире.

— Добро пожаловать! — плотоядным голосом прошипел мне Влад на ухо и толкнул в темноту дома, которая захватила не только мое тело, но и разум.


ГЛАВА 2

Резкий толчок, из-за которого ударилась лицом о твердую поверхность, помог мне прийти в себя. Правую скулу саднило, и сразу захотелось к ней прикоснуться, но что-то тяжелое на моих руках помешало мне это сделать. Пообещав себе потом в этом разобраться, несколько секунд просто лежала, борясь с неприятным ощущением потерянности. Голова кружилась, и никак не было возможности поймать мысль. Если бы Ника меня сейчас увидела, то такое поведение назвала бы заторможенностью. В какой-то момент решила вообще не шевелиться и дать голове дальше кружиться на карусели. Не будет же это продолжаться вечно? Но еще один толчок и новый удар о поверхность помогли понять, что лежу я на чем-то деревянном. Ну хоть что-то, а теперь осталось сообразить, почему так трясет эту поверхность…

Открыть глаза не получилось из-за сильной усталости. Никогда бы не подумала, что даже на такое простое действие у меня когда-нибудь не хватит сил. И на что они ушли? Поверхность накренилась, и я сползла вниз, больно проехавшись по ней щекой. После такого сразу захотелось крикнуть водителю транспорта: «Осторожней! Не мешки с картошкой везешь!» Голова все еще кружилась, но синдром «инфузории-туфельки» стал отступать, и мысли начали потихонечку выстраиваться, возвращая мне еще и слух. Теперь шум в ушах стал складываться в поскрипывание, ливень дождя и женские всхлипы. Всхлипы?

Последняя мысль зародила в душе тревогу. Кто плачет и, самое главное, почему? Через силу я открыла глаза, но поспешно прикрыла их снова из-за боли. Казалось, что смотрю ими впервые, и прежде чем заново попробовать, глубоко вздохнула. В нос попал запах сырости с примесью сена. Если бы поверхность подо мной не покачивалась, то решила бы, что нахожусь на сеновале.

Медленно, привыкая смотреть глазами заново, приподняла веки и несколько секунд смотрела на тюк сена, который находился прямо напротив меня. Все запахи разом усилились. Они одновременно казались знакомыми и чужими. Двигаться я еще не могла, хоть мозг и посылал импульсы. Я все хорошо ощущала, и от этого становилось еще страшнее. А вдруг я больше не смогу ходить или хоть как-то двигаться? Пришлось быстро себя успокоить, ведь истерика сейчас противопоказана.

Всхлипы не прекращались. Они меня начали сильно раздражать, поскольку не могла посмотреть, кто ревет. Наверное, я пролежала около часа, прежде чем, разминая свои конечности, смогла перевернуться на другой бок. Потряхивания закрытой повозки (а это я поняла по скрипу дерева и небольшого осмотра со своего ракурса) помогли мне прийти в себя намного быстрее, ведь толчки, когда колеса попадали в ямы, возвращали мне чувствительность тела. И где они в двадцать первом веке нашли такой транспорт?

Новый ракурс не принес ничего хорошего. Во-первых, повозка оказалась большой и набитой стогами сена, из-за которых было плохо видно, что здесь происходит. А во-вторых, было темно, и хоть какой-нибудь источник света отсутствовал. Дождь бил по кожаному потолку повозки, временами заглушая звуки всхлипов, и я уже сама хотела составить компанию всем этим девушкам, но категорически запретила себе этим заниматься. Трезвые мысли — вот что необходимо!

Потребовалось еще немного времени для поднятия духа. Несмотря на самовнушение, было действительно страшно, ведь совсем не была готова к такому. До стенки ползла долго, но только благодаря ей я смогла сесть. Железные кандалы на ногах и руках очень мешали. Постаралась сейчас на этом не зацикливаться, поскольку паника норовила вот-вот пробиться. Как я оказалась в таком положении — не знаю, но уже какие-то воспоминания мелькали в голове. Помню вечеринку. Было весело, мы пили шампанское, танцевали… Или не танцевали? Привалившись спиной к деревянной стенке, перевела дух. Перед глазами все кружилось и меня прямо-таки тянуло прилечь обратно, но вертикальное положение мне сейчас было нужнее. Сфокусировав взгляд на руках, как следует рассмотрела кандалы. Не наручники, а именно кандалы — тяжелые, соединенные толстой цепью с цепью кандалов, которые сковывали мне ноги. Варварство какое-то! Но больше всего меня шокировало то, во что я была одета! Вместо джинсов и кофты, в которых я явилась на вечеринку, на мне сейчас было что-то мешковато-серое — штаны и рубаха на два размера больше. Обувь вообще отсутствовала. Чувствую себя рабом, и для полной картины осталось только понять, кого именно.

Крик женщины, которая находилась в другом конце повозки, раздался неожиданно. Вздрогнув всем телом, выругалась. Нельзя же так пугать! Сердце колотилось в груди, норовя выломать грудную клетку, а эта особа не переставала вопить нечеловеческим голосом. Да что там случилось?

Встав на корточки, положив аккуратно цепь на пол между ног, чтобы не издавать лишних звуков, поползла вперед, огибая прямоугольный тюк сена, который находился на моем пути. Пока приняла удобное положение, откуда можно было хоть что-то увидеть в темноте, женщина перестала орать, а только всхлипывала. То, что мне удалось увидеть, заставило волосы на моей макушке встать дыбом. Картинки прошедшей вечеринки промелькнули в голове как молния, выстраиваясь в последовательную и правдивую цепочку. Я наконец-то все вспомнила. Нас похитили! Все девушки, которые присутствовали на вечеринке, сейчас сидели здесь вдоль стен и тихо ревели. На них была такая же одежда, как и на мне, и те же кандалы. Неужели нас действительно сделали рабынями и везут на продажу или еще хуже?

Не увидев среди девушек Нику, с облегчением выдохнула. Удалось ли ей выбраться, раз сейчас ее нет среди нас? Ответа, естественно, мне никто не мог дать, и на дрожащих ногах и руках доползла до выхода из повозки и привалилась спиной к крайнему тюку. Снаружи стояла стена из дождя, усугубляя наше положение еще больше.

Даша и Аня тоже были тут, но быть среди ревущих не хотелось. Лучше тут, возле входа, на свежем воздухе посижу. Хорошо, что было тепло, несмотря на ночь. В голову лезли мысли о том, куда нас везут. Даже не знаю, что хуже: быть похищенной обычными людьми или вампирами? То, что нас похитили последние, я не сомневалась, хоть разум подсказывал, что это бред. Но яркие воспоминания доказывали существование этих тварей. Скорость, горящие глаза и эта тьма… Все это нереально, но я здесь и четко ощущаю, что это не сон.

Несколько минут я просидела в прострации, выгнав все мысли из головы. Всхлипы и шум дождя уже не воспринимались. Только покачивание повозки и иногда сильная тряска еще как-то привязывали меня к этой реальности. Если бы я верила во всю эту чушь, как бы тогда восприняла мысль о существовании вампиров? «Ревела бы вместе с ними», — подсказал мне внутренний голос. Отрицать было нечего. Будь я более неуравновешенна, умывалась бы слезами. Мне до сих пор еще не верится, что все это произошло. Может, надо было реветь, чтобы все казалось правильным? Нет, не буду скатываться в истерику, уж она точно сейчас ни к чему.

К счастью или нет, но рядом были только девушки. Вампиров, или кто они там на самом деле, видно не было. Может, сигануть вниз? Вроде скорость повозки не такая уж большая, и есть шанс остаться целой. Но ливень отбил все желание. С кандалами и босиком я быстрее в грязи утону, чем спасусь. Мы едем по неровной дороге, а значит, асфальта тут отродясь не было. Да и что я буду делать одна в глуши? Звуков снаружи, кроме дождя, не слышно, а это говорит о том, что мы далеко от цивилизации. Если сейчас сбегу, точно сгину раньше времени. Подожду до более благоприятного момента.

Постоянные толчки стали раздражать, и я, стараясь не греметь цепями, забралась на тюк сена. Хоть он и был колючим, но, по сравнению с деревянным полом, мягче. Покачиваясь, а иногда подпрыгивая из-за неровной дороги, прикрыла на минутку глаза и, сама того не ожидая, уснула. Все-таки моя работа удачно выработала у меня умение не обращать внимания на звуки. Что снилось, не помню, и даже не уверена, что спала, а бродила между сном, реальностью и просто мыслями. Мне хотелось, чтобы все это было сном. Сейчас проснусь в своей кроватке, обниму Андрея и разбужу его нежным поцелуем. Представляя себе это видение по второму кругу, поверила, что это реальность, и потянулась к любимому мужу, как вдруг повозка резко затормозила, и я скатилась со своего ложа на пол, больно ударившись локтем. Вот интересно, кто выдал права нашему кучеру?

Не стесняясь, от души прокляла водителя и стала забираться обратно, но тут снаружи послышались голоса. Как только они прозвучали непосредственно у входа повозки, юркнула за тюк, боясь быть замеченной. Ливень был слишком сильным, и мужчин разглядеть не удалось, но их басы я слышала отлично и порадовалась, что говорят они на моем родном языке. Значит, мы все еще в России!

— Один серебряный, и товар не трогать, — послышался грубый голос.

Ответа не последовало, но уже через несколько секунд в нем не было нужды. Сквозь стену дождя в повозку запрыгнул мужчина. Вода с него лилась как из ведра, но его это не огорчало. Я тоже не обращала на это внимания. Мне куда больше были интересны его глаза. Вот кому расскажи, никто не поверит, но они у него светились, как у кошки в ночи от света фар, причем его взгляд был направлен на меня. Нервно сглотнув, полностью скрылась за тюком сена. Мне вампиров хватило сполна, так теперь еще один на мою бедную психику.

Больше я так и не вылезла, затаившись, как мышка. Мужчина звуков никаких не издавал, но его присутствие я ощущала хорошо. Спросите, почему мужчина, а не женщина? Так с таким телосложением только мужчины и могут быть: высокий и с широкими плечами. Все остальное в темноте разглядеть не смогла. Хотя нет, вру, помимо волос у него на голове еще что-то было. Что-то, что отдаленно напоминало рога. Неужели демон?

От собственных мыслей еще хуже стало. Пришлось несколько минут себя успокаивать, говоря себе, что это всего лишь послешоковое состояние, во время которого кажутся странные вещи. Аутотренинг помог, и я перестала дрожать как осиновый лист, но даже после я не рискнула вылезти из своего укрытия.

Я хорошо понимала, что этот мужчина всего лишь попутчик. Видимо, дождь нарушил его планы, раз решил попроситься в повозку. Но нас он не тронет, ведь извозчик его предупредил, назвав нас товаром. Опустила глаза и посмотрела на руки, затем на ноги… Мысль о товаре неприятно царапнула душу. Нервно усмехнулась. А что, рабыней я себя обозвала еще в самом начале, да и сразу было понятно, что нас ждет рынок. Но быть рабыней ох как не хочется. Мы, люди, — свободолюбивый народ, и понятие рабства для нас как смертный приговор. А что, если попросить о помощи у этого рогатого мужика? Ну и что, что он с рогами, главное, сильный, и я надеюсь, что он не откажет слабой девушке.

Пока размышляла, дождь перестал терзать кожаную крышу повозки, и в наше скромное укрытие просочился лунный луч, разбавляя темноту, к которой я уже привыкла. Девушки прижались друг к другу еще сильнее, не переставая всхлипывать, а меня стало грызть любопытство. Медленно развернулась к выходу и аккуратно высунула голову из-за сена, чтобы разглядеть попутчика.

Как оказалось, с полом я угадала, а вот с рогами промахнулась, поскольку их не было. То, что мне показалось в темноте атрибутом демона, на самом деле являлось ушами. Да, дядей с такими ушами я еще ни разу не видела. При свете луны на его голове с конной белоснежных волос до плеч красовались острые и, самое главное, очень длинные уши, кончики которых были устремлены назад. Так он — эльф? А почему локаторы настолько огромны?

Позабыв о совести, приклеилась взглядом к голове мужчины и с интересом разглядывала эту его особенность. И что же он такого сделал, отчего матушка природа его наградила такими ушами? Как же он спит, ведь они будут упираться в подушку? Захотелось их потрогать и убедиться, что они твердые, но мужчина развернулся ко мне лицом, и это желание испарилось.

Никогда не думала, что буду испытывать столько эмоций одновременно. Страх сковал мое тело сразу, но крик так и не сорвался с моих губ, поскольку чувство изумления сделало меня немой. Его глаза, которые еще в первый момент меня испугали, сейчас горели тусклым белым светом. Они у него были полностью белыми, отчего невольно вздрогнула, ощущая мурашки от жуткого взгляда. Эльф смотрел на меня в упор, не выказывая никаких чувств, тогда как на моем лице, я уверена, одно выражение сменялось другим. Оторвавшись от его глаз, обратила внимание на длинные белые брови, которые, не подчиняясь законам физики, держались на весу, а не свисали вниз. Они очень сильно походили на усы насекомого, вот только не шевелились. Мои же брови поползли вверх от такой необычной внешности мужчины. Я не обращала внимания на его правильные черты лица. Лишь только отметила, что кожа его чуточку темнее моей.

Вот так мы и смотрели друг на друга еще несколько секунд. Я все не могла оторвать взгляда от его глаз и бровей. Какой-то он неправильный эльф. Если уши еще простительно иметь такие, то уж горящие глаза и длинные брови, как усы у жука, уже слишком для обычного эльфа. Пока боролась в уме со стандартами описаний существ фэнтези, мужчина отвернулся, устремив взор на улицу. Мы ехали по грязевой дороге, пересекая огромное поле. Вдали темнел лес. Все блестело в свете луны после дождя, а оставленные следы от колес повозки змейками тянулись от нас.

Скрывшись обратно за тюк сена, решила пару минут просто посидеть. Мне доводилось читать фэнтези и раньше, но я это делала только ради удивительной природы, которую описывали авторы. Жители этих миров всегда мне казались неправдоподобными, как, в принципе, и фантастика со своими супергероями. И теперь у меня возник вопрос: как оказался этот мужчина с необычной внешностью в нашем мире? Хотелось списать все на розыгрыш, который могли устроить богатые сынки, и думать, что все это постановка, но ревущие девушки и вся атмосфера были слишком реальными. Я не хочу верить во всю эту чушь, но поменять действительность не могу. Я не вселенная, а всего лишь ее пыль. Всем наплевать на мои размышления о несуществующих вещах, а значит, все возможно. Трудно ломать свое мировоззрение, но необходимо подстраиваться под окружающий тебя мир, а иначе можно сойти с ума.

Бочком обогнула тюк сена с другой стороны и поползла к другому концу выхода, прямо напротив мужчины. Села на самый край и свесила ноги, звеня цепями. Мужчина повернул в мою сторону голову. В его глазах я смогла прочитать мимолетное удивление.

— Красиво, — хрипло проговорила я и, так же как и он, устремила взор вдаль. Ответа не последовало, но я четко ощущала его взгляд на себе. — После дождя всегда красиво. Поле, как море, блестит на свету. Даже лунная дорожка видна, — указала на траву, где было больше всего света.

Луна висела невысоко, большим диском зависла чуть выше горизонта. Вокруг было тихо, и лишь поскрипывание повозки нарушало эту идиллию. Украдкой взглянула на эльфа. Его глаза были подобны луне, сияли белым светом. Сейчас они уже не пугали, а скорей завораживали.

Недовольно поджала губы, когда он отвернулся и опять молча уставился вдаль. Ну что ему стоит поддержать разговор? Или с рабами ему противно вести диалог? Нахмурив брови, сжала кулаки. Нужно его разговорить, а затем попросить о помощи, но как это сделать, если он молчит? Так и не придумав ничего стоящего (ну не знаю, о чем разговаривать с эльфами), совсем сникла.

Хотела уже идти обратно, а может, и вовсе присоединиться к ревущим девушкам, как вдруг раздался приятный низкий голос:

— Ты не похожа на других.

Я удивленно вскинула голову и уставилась на него:

— То есть?

Он кивнул в сторону ревущих:

— Реакция всегда у всех одна. Ты же спокойно себя ведешь.

— Ты предлагаешь реветь? — рассмеялась, но быстро себя одернула, поскольку в моем голосе послышались истерические нотки. — Не вижу смысла в слезах.

— А я не слезы имею в виду, — усмехнулся мужчина, отчего кончики его бровей чуточку приподнялись.

— А что?

— Поведение в целом. — И отвернулся.

Я во все глаза смотрела на него и ждала продолжения, но его не последовало. Уже открыла было рот, чтобы задать вопрос, но мужчина соскочил с края повозки, когда показались первые деревья. Все вопросы пропали, как только увидела на его спине клинки, закрепленные крест-накрест. Зачем ему таскать с собой холодное оружие? Да и вообще, кто он такой? Странностей становилось все больше и больше. Нехорошие мысли лезли в голову, но я категорически их гнала. Захотелось тоже соскочить и последовать за ним, но что-то меня заставило сидеть на месте. Вот вроде ноги уже свесились, и осталось только оттолкнуться, а тело не слушается. Именно так же мое тело мне не подчинялось, когда Влад меня схватил!

Стоило только вспомнить об этом, как повозка затормозила, и я повалилась на спину. Пришлось быстро брать себя в руки и прятаться. Голоса снаружи показались мне недовольными, и не хотелось попасться им на глаза первой. Так я и не попросила о помощи эльфа, значит, остается самой решать свою проблему.

Повозка вновь тронулась с места. Когда вместо поля я увидела закрывающиеся огромные деревянные ворота, испугалась не на шутку. Такие можно было увидеть только на Руси. Где же мы?

Сдерживая панику из последних сил, вцепилась в сено и следила за происходящим снаружи. Вид мне открывался мрачный: узкие улочки с каменными и деревянными домами восемнадцатого века и мощеная дорога серо-грязного цвета, где повозку трясло из-за неровных камней. Кое-где горели факелы, освещая первобытным способом всю это старину. У меня даже кожа покрылась мурашками от такого зрелища. Я не знаю мест, где есть такие сооружения, но встречные люди пугали еще больше. С длинными ушами или с обычными, они все были странно одеты. Если это и вправду розыгрыш, то очень качественный. Кто же сейчас одевается как наемные убийцы восемнадцатого века? Кожаные штаны, длинные туники и высокие сапоги — все это уже как сотни лет в прошлом. А уж про плащи с капюшонами и холодное оружие вообще молчу. Последнее пугало больше всего, ведь выглядели они действительно опасно. Чем больше я на все это смотрела, тем больше во мне зарождалось странное чувство тревоги. Как будто все вокруг меня реально и правильно, и только я не вписываюсь в эту картину. Повозка остановилась, заехав в какой-то двор, и я почувствовала, как паника потихонечку начинает сдавливать мне горло.

— Выгружай! — раздался уже знакомый недовольный голос кучера, и снаружи показалось несколько мужчин.

Они все были похожи на тех, кто нас похитил, — бледная кожа, острые уши и красные глаза. Двое полезли внутрь, а еще двое остались стоять возле повозки, держа факелы. Девушки разревелись сильнее, прося о пощаде и выдавливая из себя еще больше слез. Я сидела тихо, вжавшись в стенку повозки за тюком сена.

— Сколько их должно быть? — спросил мужик, стоящий ко мне спиной.

— Двадцать пять, — ответил ему его приятель, озираясь по сторонам. — Выводи и считай.

Последовала выгрузка «товара». Мне пришлось закрыть рот ладонью, чтобы не издать вопль, который грозил вырваться из груди против моей воли. Вместе с мужем я часто смотрела фильмы о рабстве и жестоком отношении к людям и никогда не думала, что смогу поучаствовать в этом напрямую. Девушки выходили по одной, гремя цепями и заливаясь слезами. Им никто не помогал слезть с высокой площадки повозки, и некоторые падали, разбивая о брусчатку колени. Кандалы были достаточно тяжелыми, и не всем удавалось с первого раза подняться на ноги. Некоторые так и не встали, и тогда им помогал мужик с факелом. Рывком, не церемонясь, он ставил их на ноги и толкал к шеренге, которая уже выстраивалась снаружи.

— Двадцать четыре, — проговорил мужик возле меня, как только последняя девушка спустилась вниз. — Где еще одна? — И пошел вглубь повозки, пиная на ходу тюки сена. Я вжалась в стену еще больше, перестав дышать.

— Должна быть тут, — подал голос кучер, следя за ним.

Тем временем, осмотрев повозку, красноглазый нашел меня и подошел ближе. С ухмылкой на губах он вздернул меня вверх за шкирку. Вырез рубахи впился мне в шею, и я зашипела, отталкивая мужика от себя.

— Бойкая, — довольно протянул он и швырнул меня на дорогу, даже не задумавшись о высоте.

Мне удалось изловчиться и приземлиться на ноги, и только тогда я опустилась на дрожащие колени, тяжело дыша, но долго рассиживаться мне не дали. Мужик с факелом повторил маневр товарища — схватил меня за шкирку и рывком поставил на ноги.

— Пошла! — Толчок в спину, и я невольно делаю несколько шагов к другим девушкам, которые уже ревели тихо, а не в голос.

Пересчитав пленниц еще раз, они отпустили кучера, а нас повели к двухэтажному дому из грубого серого камня. При свете луны все казалось мрачным, как будто в фильме ужасов, где я играю жертву. Раздумывая над этим, я плелась самая последняя в шеренге девушек, чувствуя на своей спине кровавый взгляд. Точно фильм ужасов! Сейчас нас приведут в подвал и будут проводить над нами опыты или просто выпьют нашу кровь. Они же вампиры? Обернулась и посмотрела на бледные губы мужика, который шел за мной. Клыков не было видно, но это еще не значит, что они пьют кровь так, как описывается в наших книгах о вампирах. Мужик подарил мне кривую ухмылку, и я быстро отвернулась.

Через несколько минут мы пересекли длинный коридор с красной дорожкой и стенами, обшитыми внизу деревянными панелями. Верхняя часть стен была сделана из отшлифованного камня бежевого цвета. Через каждые три метра на потолке висела небольшая люстра со свечами. Я старалась запомнить все и анализировать, хоть в голову и лезли сравнения с домом ужасов.

— Проходим по одной! — скомандовал впереди идущий вампир, отходя в сторону.

Когда очередь дошла до меня и я переступила порог зала, частично погруженного в темноту, картинки в моей голове наложились на реальность, как прозрачный слой. Я бы нервно рассмеялась, но мужчина, восседавший в огромном зеленом кресле, буквально одним взглядом избавил меня от чувства страха. Его глаза блестели, словно рубины. Свет давали только несколько свечей, которые красовались на канделябре, стоявшем на маленьком круглом столике возле хозяина дома. То, что это хозяин, было видно сразу. Мужчина с черными длинными волосами, худым и бледным лицом был одет богато и со вкусом. Его расслабленная поза еще больше подтверждала, что он тут главный.

— Замечательно, — довольно протянул он, разглядывая нас. Вот только голос его был не бархатным, а шипящим, не подходящим его внешности.

Мы выстроились в шеренгу вдоль стены, которую украшали картины в старинных массивных рамах, на которых были изображены неизвестные мне личности.

— Двадцать пять девушек, как вы и хотели, — пробасил мужик возле меня.

— Вижу, — с улыбкой проговорил хозяин, — Владиус на этот раз постарался на славу. Кровь этих девушек чиста и пахнет просто превосходно. Вот ваша плата. — Он кинул что-то главарю провожатых. — Ровно двести золотых монет. Свободны! — отдал он приказ, и довольные наемники покинули наше общество.

Это что же, я стою восемь золотых монет? Не продешевили ли мужики?

— А теперь разберемся с вами, — устремил свой взор на нас хозяин дома, перебивая мои мысли.

На удивление, девушки стояли тихо, без слез, и с блеском в глазах смотрели на главного вампира. Меня продолжала окутывать какая-то нега от его взгляда, а тело непослушно замерло. Но мыслила я трезво и хорошо понимала, что это какой-то гипноз.

— Для вас приготовлены комнаты. Скоро должны приехать важные гости и все должно быть готово. — Девушки согласно кивнули. Я была не исключением. — Следуйте за мной.

Мужчина плавно поднялся с кресла и прошел в коридор. Когда он проходил мимо меня, буквально касаясь моего плеча, я вздрогнула. Вампир глянул на меня, но и только. Повинуясь его приказу, мы последовали за ним, и теперь я была первой, вышагивая не своей походкой прямо за ним. Мы действительно спустились в подвал, только вместо грязных стен, труб и сырости был очередной коридор с множеством дверей. Света здесь было очень мало, горела всего лишь пара настенных подсвечников. Моя комната оказалось первой. Открыв дверь, вампир втолкнул меня внутрь и отрезал мне путь к отступлению, заперев дверь на ключ. Щелчок замка прозвучал очень громко, как приговор вечного заточения. Тело вновь было мне подвластно, и я опустилась на узкую кровать, не в силах устоять на вмиг ослабевших ногах. Темная комната с одним маленьким окном под самым потолком очень сильно смахивала на камеру заключения. Кровать и ночной горшок в углу — это все, что здесь было.

Завалившись на твердую постель с подушкой, набитой соломой, прикрыла глаза. В коридоре все еще слышались шаги и шум запираемых дверей. Вот попали мы так попали! Но ничего, это еще не конец. Как только все звуки стихли, резко села и еще несколько минут прислушивалась к окружающей меня тишине. Послышался первый всхлип, и следом за ним, звуча в унисон, последовали другие. Все, хозяин ушел и можно действовать. Быть кому-то ужином я не собираюсь. У меня вся жизнь впереди, да и Андрей, наверное, уже ужасно беспокоится обо мне! Так что нечего слушать плач сверстниц и начинаем думать головой.

Подняла взгляд вверх, туда, где было расположено маленькое окошко, и решила попытать удачу.


ГЛАВА 3

Передвинуть кровать мне не составило труда, но этого не хватило, чтобы дотянуться до окошка. Ко всему прочему кандалы сильно мешали, делая руки и ноги очень тяжелыми. Мои попытки допрыгнуть до подоконника привели только к тому, что я без сил повалилась на кровать, тяжело дыша. Надо было в фитнес-клуб ходить, а не дома сидеть, глядишь, и смогла бы за край подоконника ухватиться. Толстой меня не назовешь, а вот слабой — это да.

Новый план не хотел придумываться, а время все шло. Но, если рассудить, выхода отсюда всего два: через окно или через дверь. Первый вариант отпадает, так как оказалось сильна я только духом, и остается дверь.

Заставив себя подняться, подошла к ней и подергала за ручку. Заперто. Чего и следовало ожидать, ведь слышала, как щелкнул замок. Прильнув ухом к двери, прислушалась к звукам. Девушки перестали реветь, и только несколько тихих всхлипов все еще можно было расслышать. Но меня привлек другой звук. По коридору кто-то ходил, скрипя половицами. Если бы мне и удалось каким-то чудом выбить дверь, то сторож мгновенно пресек бы мой побег. Складывается безвыходная ситуация. Эти вампиры умные и сделали все, чтобы их еда не смогла убежать до ужина. Может, тоже пореветь?

Присев на кровать, честно попыталась выдавить из себя хотя бы одну слезинку, но мои глаза оказались сухими, как старый колодец. В голове путались мысли, отчего она тяжелела с каждой минутой. Свернувшись калачиком, обняла подушку и просто смотрела на серую стену, возвышающуюся напротив меня. Что, если это конец и я стану едой для какого-то ненормального чудовища? Можно сказать, что смерть за мной пришла, а слез нет. Даже стыдно стало за себя, ведь подрываю репутацию слабого пола! Но сколько бы я ни старалась, ничего не выходило, поскольку в душе я продолжала не верить во все это, поэтому не могла заставить жалеть себя по-настоящему.

Не бывает в нашем мире вампиров и эльфов. А все, что я видела, просто плод моего больного воображения. Сейчас полежу немного, и придет ведущий программы «Розыгрыш», чтобы поздравить меня с пройденным заданием, ведь реветь они меня не заставили, а значит, я прошла испытание и не сломалась.

Внезапно послышался щелчок замка, и в комнату вошел мужчина в одежде дворецкого. Подойдя ко мне, он снял с меня кандалы и отбросил их в угол. Они с шумом ударились об стену, вызвав новые всхлипы в соседних комнатах.

— Следуйте за мной, — как ни в чем не бывало проговорил мужчина спокойным голосом и повернулся ко мне спиной.

Промелькнула мысль ударить его по голове ночным горшком, чтобы затем убежать, но вместо этого послушно встала и последовала за ним. Причинить боль живому существу я не смогу, даже если от этого зависит моя жизнь.

— Сейчас мы зайдем в зал, где ждут нас гости. Ваша задача слушаться их во всем, — начал вводить меня в курс дела дворецкий, ведя тем же путем, что и хозяин дома раньше.

Я хмыкнула:

— А что они будут мне велеть делать?

— Все, что им захочется, — бесстрастно ответил он мне, когда мы вышли в коридор с красной дорожкой. Люстры на этот раз горели ярче, да и вообще дом преобразился и стал уютным.

Задать еще один вопрос я не успела. Мы быстро миновали гостиную и оказались в обеденном зале. У меня глаза на лоб полезли от удивления. Мне представлялось логово вампиров совсем другим: мрачным, темным, с гробами, особенно после того, когда город мне показался таким подходящим для постановки фильма ужасов. Но зал с огромной золотой люстрой, которая освещала каждый уголок, и длинный стол, заставленный дорогими блюдами, никак не вписывались в то, что я успела нафантазировать.

Стоило нам только переступить порог, как на нас уставились гости хозяина этого дома. Все как на подбор красавцы: блондины, брюнеты, рыжие и не очень. Только бледная кожа, острые уши и красные глаза делали их похожими друг на друга, в остальном же каждый был хорош по-своему. Красивые строгие наряды напоминали мне прочитанные книги о благородных лордах, а их плавные движения заставили усомниться насчет розыгрыша. Либо все эти люди хорошие актеры, либо…

— Кто возьмет этот чудный букет? — медленно протянул хозяин дома. Он сидел во главе стола, держа в руке бокал с рубиновым напитком. Вино или кровь?

— Сколько лег выдержки? — подал голос блондин, окидывая меня цепким взглядом.

— Думаю, двадцать шесть. Верно? — обратился ко мне главарь.

Я пораженно кивнула, подтверждая его слова.

— Нет, мне бы помоложе, — скривился блондин и поспешно сделал глоток из своего бокала.

— Есть и молоденькие, — с улыбкой ответил ему главный вампир, а я поняла, что он меня всем предлагает в качестве десерта. — Вы приглядитесь, — продолжал он, — очень приятный запах, редкая группа, да и в данный момент не смешана с испугом.

Все дружно повели носами, принюхиваясь. Я передернула плечами, увидев блеск в их глазах.

— Что, никто не хочет? — удивленно, с наигранной печалью произнес хозяин и махнул рукой дворецкому: — Что ж, тогда рассмотрим следующих.

— Я возьму, — вдруг послышался низкий, без шипения, приятный голос откуда-то сбоку.

Все повернулись в его сторону, а я вздрогнула всем телом, заметив мужчину, восседавшего в кресле в самом углу. Рядом стоял десертный столик с фруктами и таким же бокалом вина, как и у всех.

— Ты уверен, Люцис? — с сомнением в голосе спросил его мой похититель.

— Да, ее кровь мне по вкусу.

Я с трудом сглотнула, наблюдая, как он поднял бледную руку и поманил меня пальцем. С места я так и не сдвинулась. Дворецкий недовольно зашипел и толкнул меня в спину, отчего я полетела вперед, прямо в объятия вампира. Стоило только почувствовать его руки на своей талии, как меня окольцевало уже знакомое чувство, когда мое тело мне не подчиняется. Вот теперь я готова поверить в происходящее, ведь это действительно ненормально!

Все тихо наблюдали, как черноволосый мужчина усаживал меня себе на колени, заботливо откинув мои каштановые волосы мне на спину, открывая лицо. Теперь участок моей шеи был открыт ему. Он довольно принюхался, вдыхая мой запах. Хотела отпрянуть от него, но сейчас мне были подвластны только мои мысли.

— Кхм, — прочистил горло хозяин дома и широко улыбнулся. — Рад, что ты тоже на этот раз примешь участие. — А затем отдал приказ дворецкому: — Торн, веди других!

Следующие двадцать минут в зал по очереди заходили девушки, и хозяин дома предлагал их своим гостям, как лучший напиток во всем мире. Я мысленно ежилась от каждой фразы и мерзких улыбочек гостей. Некоторые девушки даже радовались выбору и с удовольствием устраивались на коленях красивых мужчин.

— Не бойся, — шепнул мне вампир на ухо, обдав его горячим дыханием, — я сделаю все быстро и безболезненно. Тебе понравится.

После его слов мне еще больше захотелось держаться от него как можно дальше, но я все так же продолжала сидеть у него на коленях, облокотившись на его плечо. Хоть он и был красив, но закуской его быть не хотелось. Вот если бы вместо него сидел Андрей, может быть, я бы еще и подумала, но так — нет, увольте.

— Прекрасно, — хлопнул в ладоши хозяин этого пиршества. — Торн, вели подать горячее, и приступим к обсуждению главных вопросов.

— Потерпи еще немного, и я доставлю тебе удовольствие, — раздался вновь шепот над моим ухом, от которого по телу пробежал табун мурашек. У меня совсем не было желания ждать и тем более получать сомнительное удовольствие, но мнения моего не спрашивали.

Следующие полчаса все гости обсуждали дела, касающиеся их земель и владений, а девушки доверчиво льнули к ним. Слезы окончательно высохли на их глазах, и теперь улыбки озаряли лица. Может, и тут какой-то гипноз? Не хотят испортить вкус крови? Боже, куда я попала?

Пока рассматривала присутствующих, мой личный вампир скользнул рукой под мою рубаху и притянул к себе еще ближе. Я глубоко вдохнула, ощущая его руку на своем боку без преграды в виде одежды. Медленно гладя пальцами, он чуть ли не мурчал мне на ухо, вдыхая мой запах. Может, это и смотрелось бы забавно и возбуждающе, но только не тогда, когда знаешь, что ты для него закуска.

В то же время было удивительно наблюдать, как все гости едят обычную еду, можно сказать, с большим аппетитом. Их манера себя держать поражала и завораживала. Как же все-таки сильно изменилось поведение людей в обществе, даже я так уже не сижу за столом и не использую столько приборов, сколько эти вампиры. Но тут мой взгляд наткнулся на страшную картину, выгоняя все мысли, — один из гостей не выдержал и впился своими вмиг удлинившимися клыками в шею бедной девушки. Та вздрогнула, но и только.

— Дорун, мог бы еще немного потерпеть, нам осталось выслушать Вурна.

— Может, потом обсудим? — поддержал сосед вампира и погладил свою девушку по волосам.

Хозяин вздохнул и согласно кивнул. Лорды заулыбались и последовали примеру нетерпеливого. Мне было страшно наблюдать за этим, поскольку девушки бледнели прямо на глазах, а мужчины, наоборот, становились еще краше. Хотелось кричать в голос, когда одна, закатив глаза, упала бездыханная с колен вампира на пол. Дворецкий тут же ее поднял и унес в коридор.

— Наконец-то, — блаженно проговорил убийца, после того как белоснежным платком элегантно промокнул губы, и подхватил бокал с вином, наблюдая за остальными.

Девушки продолжали улыбаться до самого конца. Я ни разу не видела смерть собственными глазами и поэтому тряслась всем телом. Даже гипноз не справлялся с этим, на что мой вампир недовольно пробубнил что-то про несдержанных юнцов и встал с кресла, подняв меня на руки.

Выйдя в коридор, он понес меня дальше, удерживая мою голову у себя на плече. Полагаю, для того, чтобы я не увидела кучу трупов в коридоре, которую он обогнул. Сейчас я ему даже была благодарна за то, что он унес меня оттуда. Но радовалась я недолго. Оказавшись в роскошной комнате с широкой кроватью с балдахином, вновь начала трястись как осиновый лист. Меня сейчас выпьют точно так же, просто без свидетелей, чисто в свое удовольствие!

— Тише, девочка, — ласково проговорил мой будущий убийца и аккуратно уложил на красный бархат покрывала. — Я же обещал сделать все быстро и безболезненно.

Я во все глаза уставилась на него. Мне сейчас даже гипноз не нужен, мое тело сковал страх, особенно горло, отчего пришла мысль, что умру я скорее от удушья.

Люцис снял черный с золотой вышивкой камзол и бросил его на кресло, а затем небрежно собрал свои длинные волосы в хвост и связал их лентой. Если бы не знала, что меня сейчас будут убивать, любовалась бы его плавными движениями и красивым стройным телом. Да, у меня есть муж, но любоваться же можно и без сексуального подтекста.

Все это время вампир смотрел мне в глаза. Как хищник, он медленно и плавно опустился на край кровати рядом со мной, убрал волосы с моей шеи и опять, нагнувшись, провел носом вдоль нее до самого виска, вдыхая запах.

— Давно я не чувствовал чего-то подобного, — хрипло проговорил он. Хоть в комнате и горело всего несколько свечей, но кровавые глаза были отчетливо видны, запугивая еще больше. — Не дрожи, — тихо прошептал Люцис и провел горячей рукой по моей щеке, спускаясь ниже, а затем недовольно нахмурил брови, разглядывая мою рубаху. — И кто придумал вас наряжать в это! Тебе бы отлично подошло платье вишневого цвета. Корсет бы подчеркнул все твои изгибы, приподнимая такую чудесную грудь.

Говоря все это, он медленно опускал руку все ниже, прикоснулся к правой груди, огладил бок и остановился только на бедре, сжав его, отчего я вздрогнула всем телом.

— Как бы я хотел, чтобы ты не дрожала, а желала меня, — с грустью сказал он, заглянув мне в глаза. — У меня осталось очень мало магии, чтобы заставить тебя, но есть и другой выход, верно?

После этих слов его рука переместилась на мой живот и медленно начала приподнимать рубаху. Я гулко сглотнула, осознав, что меня сначала изнасилуют, а только потом убьют.

Вампир действовал не спеша, наслаждаясь моей покорностью, несмотря на то что двигаться я не могла по его вине. Кровавые глаза, словно два рубина, не отрываясь следили за моими эмоциями, которые отражались на моем лице. А уж они-то были — злость, ненависть и страх. Как только рубаха была задрана по самое горло, открывая ему мою небольшую грудь, я уверена, мой взгляд метал молнии, надеясь, что визуальный контакт может причинить боль.

— Прелестно! — Довольная улыбка растянула его губы. — Ты, сама того не зная, доставляешь мне уйму удовольствия тем, что ненавидишь меня. Я давно не видел столь живых эмоций.

Он сжал мою правую грудь и чуть не зажмурился от удовольствия. Никогда бы не подумала, что однажды захочу кому-нибудь плюнуть в лицо, но волна жара, которая прокатилась по моему телу от отвращения и испуга, способствовала тому, чтобы я смогла от души исполнить свое желание, вернув себе способность двигаться. Люцис явно такого не ожидал. Перестал терзать мою грудь и отстранился, дабы достать белоснежный платок и вытереть свое лицо.

— Только попробуй, — ох, сколько же яда в моем голосе, — лучше уж сразу убей!

— Всенепременно, — нисколечко не разозлился он, а наоборот, улыбнулся еще шире, демонстрируя мне удлиненные клыки. Могу поклясться, что только что они были обычными. — Но выпала такая возможность насладиться сполна, что не воспользоваться ею грех.

Мужчина переложил меня на середину кровати и навис надо мной, подняв и зафиксировав одной рукой мои руки над головой. Я успела только охнуть, настолько это стремительно произошло. Наверное, он все же разозлился, и мне не стоило вести себя так грубо по отношению к аристократу, ведь они очень ранимы.

— Я беру свои слова обратно, — тихо проговорил он мне в губы, — лишать тебя жизни буду медленно и со вкусом.

— Смотри не подавись! — дернулась ему навстречу и лбом врезалась в его идеально ровный нос.

Вампир отпустил мои руки и зажал пострадавший участок, но стон сдержал, чего не скажешь обо мне. Пришлось даже головой потрясти, чтобы собрать глаза в кучу, поскуливая. Хотела выгадать время и выбраться из-под него, но, видимо, перестаралась, и теперь вместе с вампиром потирала ушиб.

— Боже, дяденька, вы из какой стали сделаны?

— Дяденька? — усмехнулся он, наблюдая за мной.

— Ну уж точно не тетенька! — пробубнила я и вновь ахнула, оттого что вампирюга навалился всем телом, вдавливая меня в матрас кровати.

— Ты забавная, — нежно проведя пальцами по моей щеке, проговорил он, не переставая улыбаться. — Даже жалко убивать такое чудо.

— Так, может, отпустишь? — шмыгая носом и борясь со слезами от боли, спросила у него.

— Увы, — наигранно грустно вздохнул он, опаляя мне губы горячим дыханием, — я тоже жить хочу, и для этого нужна твоя кровь.

Он склонился и провел языком по моей шее, оставляя влажную дорожку. Я вздрогнула и опять начала дрожать, вспомнив, какие у него клыки, и подумав, как будет больно умирать.

— Тише, — шепнул мужчина мне на ухо и провел рукой вдоль тела, избавляя меня от напряжения. Опять гипноз? — Я не знаю, как ты разрушила заклинание обездвиживания, но прошу, перестань дрожать.

Я нервно усмехнулась:

— Извините, многоуважаемый лорд, но исполнить вашу просьбу, увы, никак не могу. — Сказала и уперлась руками ему в грудь, чтобы хоть как-то увеличить расстояние между нами.

— Очень жаль, очень жаль, — печально, но с усмешкой на губах проговорил он, а затем завел мне руки за голову, чтобы не мешались, и впился в мои губы поцелуем.

От неожиданности я прохлопала момент, когда его язык ворвался в мой рот, беря власть надо мной. Я успела издать только писк, не в силах предпринять что-либо. Сразу пришла мысль откусить ему язык, но, заметавшись взглядом по комнате, увидела на прикроватной тумбочке подсвечник с уже почти догоревшей свечой и придумала другой план. Пришлось расслабиться под мужчиной и сделать все, чтобы он поверил, что я сдалась.

Люцис издал стон, когда я приняла игру и начала отвечать взаимностью, даже глаза прикрыла для полной картины. Вампир отпустил мои руки и обнял меня одной рукой за талию, прижимая к себе, заставив меня выгнуться. Честно, действовал он умело, и даже такие простые движения вызвали ответную реакцию моего организма. Не знаю почему, но, позволив себе на секунду отвлечься, стянула ленту с его волос и запустила в них пальцы, поражаясь их мягкости. Поцелуй перешел в борьбу языков, и уже я начала лидировать, выгибаясь сама.

Вампир резко отстранился, прерывая поцелуй, и, тяжело дыша, удивленно заглянул в мои затуманенные глаза. Мне с трудом удалось сфокусировать на нем взгляд, а когда получилось это сделать, мысленно выругалась. Вот тебе и секундная слабость!

— Упс, — только и вырвалось у меня, когда мужчина до боли прижал меня к себе, и я почувствовала его возбуждение.

— Не играй с огнем, милая, — прорычал он, отчего черты его лица заострились, а глаза опасно сверкнули алым огоньком.

Нет бы промолчать, но в данной ситуации не смогла удержаться:

— Я даже и не начинала, милый. — И провела нежно указательным пальцем по его скуле.

Новый поцелуй, обжигающе-властный, показал, насколько этот мужчина любит доминировать. Мне оставалось только отвечать покорностью и мысленно просить прощения у Андрея, но это был единственный выход, чтобы отвлечь вампира. Пока тот терзал мой рот и ласкал руками мое тело, я перестала творить беспорядок на его голове и невзначай раскинула руки в стороны. Пускай думает, что ему можно все.

До тумбочки было легко дотянуться, и мне уже почти удалось схватить подсвечник, как Люцис отстранился, напугав меня безумным взглядом.

— Мне будет тебя не хватать, милая, но твоя кровь сводит меня с ума, — хрипло проговорил он, блуждая взглядом по моему лицу.

Его клыки увеличились в несколько раз, заставляя меня застыть всем телом. Резко повернув мою голову, он убрал волосы и впился зубами мне в шею. Это вам не кровь из пальца брать! Боль была просто адской, с моих губ готов был сорваться крик, но даже кричать мне не позволили, зажав свободной рукой рот. Я дергалась под ним и пихалась, стараясь его скинуть с себя, но придавлена я была основательно. Силы покидали меня моментально, и это дало мне стимул действовать быстро, а иначе этот кровосос высосет всю мою кровь до последней капли.

Дотянувшись из последних сил до подсвечника, со всего размаху, помня о железной оболочке вампира, ударила его по голове. Мужчина издал стон и затих, навалившись на меня. Все бы ничего, но его зубы так и остались в моей шее, продолжая приносить боль.

Стараясь не кричать, закусила губу и скинула вампира с себя, сразу ухватившись за шею, чтобы остановить кровь. Сделать это было трудно, она продолжала покидать мое тело, стекая по руке, но запах дыма заставил меня сесть и оглядеться, несмотря на слезы и головокружение.

— Вот черт! — выругалась в который раз.

Тот огарок свечи, что доживал свои последние минуты в подсвечнике, который я использовала в качестве оружия самозащиты, заразил своим последним дыханием ворсинки зеленого ковра. Огонь охотно пожирал его, разгораясь не на шутку. Дым стремительно заполнял комнату, и я закашлялась, выискивая путь к спасению. Выхода, как всегда, было два: окно и дверь. Последнее опасно выбирать, поскольку сейчас прибежит прислуга и увидит меня в живом состоянии, а вот гостя хозяина дома — наоборот.

Бросив взгляд на Люциса и отметив, что мужчина дышит и просто находится без сознания, слезла с кровати с другой стороны и потопала к окну. Приходилось буквально ползти, ведь крови я потеряла много и сейчас напоминала зомби. Облегчением стало то, что комната оказалась на первом этаже и за окном просматривалась лужайка. Испачканными в крови руками, которые еще и дрожали очень сильно, с трудом открыла большое окно и со стоном вывалилась на улицу, пытаясь прочистить легкие свежим воздухом. Когда кашель перестал терзать меня, с жалостью посмотрела на вампира. По его виску стекал тонкий ручеек крови, отчего стало противно и стыдно за себя. Может, он и хотел меня убить, но я сама его чуть не прикончила. Теперь буду мучиться и корить себя, что причинила ему боль. Слишком большая у меня совесть!

Ручка двери задергалась, говоря о том, что пора делать ноги. Видимо, Люцис запер дверь, и теперь в нее ломятся и кричат с той стороны. Последний раз окинув взглядом вампира, запоминая красивое лицо и длинные иссиня-черные волосы, что есть сил побежала как можно дальше от этого дома. Что меня ждет там, за воротами, я не знаю, но постараюсь найти способ вернуться к мужу и забыть это все как страшный сон.


ГЛАВА 4

— Еще чуть-чуть! — тихо говорила сама себе, озираясь по сторонам и переходя от одного куста к другому.

Кто бы мог подумать, что с торца дома все выглядит иначе. Если у главного входа была ровная небольшая площадка, покрытая брусчаткой, то задний двор утопал в зелени. Мне это даже на руку, ведь могу спрятаться среди кустов и деревьев. Но, видимо, всем было не до меня, поскольку никто за мной не гнался. В доме до сих пор стояла паника, а из окна валил дым. Приходилось смотреть только вперед, не думать об огне и стараться не обращать внимания на крики, но все равно совесть терзала меня за то, что оставила Люциса в этой самой комнате. Жив ли еще вампир?

— Соберись, Адель! — дала себе мысленную пощечину и вздрогнула, услышав женский крик и взрыв. — Тебе бы самой остаться в живых, а ты думаешь о каком-то мужике, который убить тебя собирался.

Я ускорила шаг. Добравшись до калитки, с досадой вздохнула. Она оказалась заперта, а высота забора говорила о необходимости искать другой выход. Но когда человек боится и его жизнь решается именно в этот момент, он способен невозможное сделать возможным, и, увидев боковым зрением мужиков, бегущих в мою сторону, подпрыгнула и смогла вцепиться в край деревянного забора. Подтягиваться я никогда не умела, но, видимо, сегодня тот день, когда все нереальное становится реальным: вампиры, эльфы, странный город и умение подтягиваться. Человеческое тело и не на такое способно во время опасности, в чем я убедилась, перемахнув через почти что двухметровый забор. Мужики последовали моему примеру, но их окликнули, требуя срочно нести воду. Им пришлось оставить меня как менее важную персону. Я села на сырую брусчатку, не в силах стоять на ногах. Мелкая дрожь сотрясала тело, а саднящая шея пугала раной, из которой все еще текла кровь.

Оторвав полоску ткани от рубахи, приложила к месту укуса. Даже не представляю, сколько я потеряла крови и чем мне это грозит. Смотреть фильмы и читать книги, где герои героически терпят боль от своих ран, — это одно, а быть самой в таком положении — совсем другое. У меня даже сил нет, чтобы встать на ноги, а ведь необходимо убраться отсюда как можно быстрее. Пускай хозяин дома думает, что я сгорела, и не будет стараться меня разыскивать. Возвращаться сюда у меня нет никакого желания.

— Что ж… — Вздохнув и позволив себе еще секунду посидеть, доползла до забора.

Подняться получилось не сразу, но, запретив себе думать о слабости, со стоном встала на ноги. Осмотр улицы, на которой я оказалась, ничего не дал, лишь еще больше напугал. Луна была уже в зените и хорошо все освещала, но как бы загадочно и красиво ни смотрелись дома в белом свете, незнакомое место и странный вид, как будто переместилась в прошлое, ужасно пугали. Что, если это вообще не Россия, ведь таких странных домов нигде уже нет. А факелы? Где электричество?

Нехорошие мысли о другой стране разъедали мне мозг, и пришлось абстрагироваться от них, переключившись на другие: куда податься, чтобы отдохнуть и набраться сил? В домах не горел свет, и по улице никто не ходил. Было ощущение, что я одна во всем мире, и только крики за забором убеждали в обратном. Отлепившись от деревянной опоры, побрела вниз по улице, в надежде кого-нибудь встретить. Через некоторое время мне это удалось сделать, но вид прохожих не внушал доверия: темные костюмы, плащи и звериный блеск в глазах отталкивали и заставляли прятаться в подворотнях между домами. Я старалась не думать, что сама выгляжу как раб, сбежавший из плена. Хотя почему — как? Порванная рубаха была с одной стороны в крови и свисала с меня как серый мешок. У штанов вид еще хуже: помимо кровавых пятен, еще имеются грязные. Волосы растрепаны, а босые ноги почти слились с цветом серой брусчатки.

Сколько я так простояла, выглядывая из-за угла дома и рассматривая прохожих, не знаю, но, увидев знакомую голову с длинными ушами и белоснежной копной волос, приободрилась. В незнакомом месте всегда приятно встретить кого-нибудь, с кем уже имел честь общаться, но с места я не сдвинулась, а лишь все так же наблюдала. Эльф спокойным шагом шел вдоль улицы, не глядя по сторонам. Его плавная походка напоминала поступь хищника семейства кошачьих, а когда он остановился для разговора со странным типом в плаще, у которого лицо было скрыто под капюшоном, я поняла, что эльф очень отличается от человека. Все его движения были уверенными и плавными, а на лице лишь изредка выражались эмоции. Я, как обычный человек, это сразу подметила, ведь никогда не видела ничего подобного. Если он актер, хотя я уже сомневаюсь, что все это розыгрыш, то должен был так себя вести с самого рождения, чтобы все смотрелось так естественно и необычно.

Пока наблюдала и отмечала разницу, упустила главный момент — эльф что-то передал мужчине в плаще и пошел дальше вниз по улице. Вот теперь можно идти, а вернее, проследить за знакомым. Прохожие кидали в мою сторону заинтересованные взгляды, отчего хотелось тоже иметь плащ и укутаться в нем по самую макушку. Но чего нет, того нет, и поэтому вжимала голову в плечи и старалась перебирать ногами быстрее, чтобы не упустить из виду беловолосую голову. Повезло, что эльф — блондин, и сейчас он среди всех как сигнальный маячок, а то так бы и не смогла проследить за ним до трехэтажного дома с названием «Бродячий пес». Эльф зашел внутрь, и я услышала музыку и мужские возгласы.

— Трактир? — прохрипела, глядя на серое здание.

Вывеска висела прямо над двустворчатым входом и освещалась двумя факелами. В окнах тоже был свет и, видимо, тоже от живого огня, поскольку электричество светит куда более ярко, чем то, что я наблюдала. Дверь отворилась, и оттуда вышел мужик, уже изрядно подвыпивший. Послышалась вновь музыка, и следом за своим приятелем вышли и другие, и уже вместе, еле стоя на ногах, пошли в противоположную сторону от меня. Я не отрывала взгляда от здания. Во-первых, там мой знакомый эльф, а во-вторых, если это трактир, то там есть еда и комнаты для ночлега. Голова уже не соображала от бессилия и отказывалась думать, а тело жаждало отдыха, поэтому, зайдя с торца здания, отметила, что все окна имеют небольшой выступ. Раз забор я смогла преодолеть, так почему не смогу залезть на второй этаж?

Ох, глупая была идея. Нет, не так, она была еще с самого начала глупой, когда согласилась пойти с Никой на вечеринку. И сейчас, повиснув на вытянутых руках, вцепившись в узкий отлив окна, молилась Богу, чтобы не рухнуть вниз. Как я сюда залезла — это надо было видеть, словами не передать. В скалолазы даже и не думала подаваться, но уставшему мозгу не объяснишь, что это опасно. Повезло или нет, но дом был сделан из неотшлифованного камня, и поэтому было за что зацепиться. Умоляя себя не смотреть вниз, так и добралась до окна, в котором не горел свет. Я продолжала висеть и надеяться, что там никого нет и не будет хотя бы несколько часов, чтобы я смогла отдохнуть. Спать на улице меня не прельщало, а напрашиваться к кому-нибудь на ночлег в таком виде бесполезно. Поэтому и пришла эта глупая идея — залезть в окно комнаты таверны.

Подоконник снаружи был очень узким, и пальцы упирались в раму окна. Даже если и подтянусь, не знаю, смогу ли пробраться внутрь. Голова гудела, руки уже немели, и пришлось действовать немедленно, а то есть возможность прямо сейчас сорваться. Помогая себе ногами, заглянула в окно и не удержалась от облегченного вздоха. В комнате никого не было, а заправленная кровать манила своей нетронутостью. Судьба благоволила мне и дальше. Я с легкостью открыла окно и перевалилась через подоконник, кувыркнувшись и приземлившись на деревянный пол лицом вниз. Все, сил нет! Но именно в этот момент, когда я даже не в состоянии была поднять голову, открылась дверь, и кто-то зашел в комнату.

Возмущений или криков не последовало. Вместо них визитер, или, лучше сказать, посетитель таверны, который снял эту комнату, тихо прикрыл дверь и опустил на пол рюкзак. Все это я слышала и точно сказать, что делал пришедший, не могла. Глаза отказывались смотреть, и тяжелые веки лишили меня возможности видеть. Я лежала на животе и тяжело дышала, борясь со сном. Шаги послышались ближе и затихли, говоря о том, что визитер рядом со мной. Из последних сил повернула голову на другой бок и уперлась взглядом в носки черных кожаных сапог. Мужчина? Мучительно медленно, со стоном перевернулась на спину и облегченно выдохнула. Надо мной стоял беловолосый эльф и внимательно смотрел на меня. Я улыбнулась ему краешками губ и провалилась в беспамятство, более не в силах удерживать себя в этой реальности.

Проснулась резко, как будто на меня вылили кувшин холодной воды, но вместо озноба я почувствовала волну жара от самых кончиков пальцев на ногах до макушки. Сердце колотилось так быстро, что порой воздуха не хватало в легких, и я открывала рот как рыба, чтобы насытиться кислородом. Мне потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя, и как только жар сошел на нет, легла обратно на кровать. Кровать?

Вновь усевшись, оглядела комнату, в которую я без спроса ввалилась через окно. Все было по-прежнему, не считая раннего утра за окном и сидящего на стуле эльфа, который смотрел на меня своими белыми глазами, скрестив руки на груди. Я действительно оказалась на кровати и полулежала на ней в своей грязной одежде, но шея больше не болела. Подняв руку и прикоснувшись к месту укуса, с удивлением обнаружила плотную повязку. Он меня перевязал?

— Спасибо, — хрипло поблагодарила его, так и не опустив руку, ощупывая бинты. Все было сделано идеально. Неужели ему приходилось часто это делать?

Эльф молча смотрел на меня непроницаемым взглядом. Иногда его брови поднимались и опускались, как у жука усы, ощупывая пространство. Почему во всех книгах главным героям встречаются красавцы-эльфы, а мне это чудо? Хоть у него и было лицо с правильными чертами и красивая фигура, но эти глаза и усы, тьфу, брови… Брр!

— Сколько я была без сознания? — решила вновь попытать удачу и разговорить моего спасителя. В прошлый раз мне это так и не удалось сделать.

Бесполезно. Беловолосое чудо так и сидело, как каменное изваяние, и смотрело на меня испытующим взглядом. Что ж, я набралась сил и отдохнула. Рана больше не беспокоит, и поэтому не собираюсь больше пользоваться гостеприимством эльфа. Мне в Москву надо, к Андрею!

Свесив ноги с кровати, хотела уже встать, но головокружение заставило не торопиться и еще посидеть на мягкой кровати. В животе заурчало слишком громко, и невольно вжала голову в плечи, стыдясь поведения своего желудка. Мужчина отреагировал на эти звуки, приподняв белоснежную бровь, а затем плавным движением поднялся со стула и вышел из комнаты. Все правильно, мне так удобнее отсюда уйти, чтобы никто моего позора не видел.

На трясущихся ногах дошла до окна и со вздохом поняла, что не спущусь вниз, а банально свалюсь, встретившись лицом с брусчаткой, поскольку высота и мое бессилие ни к чему больше не приведут.

— Если хочешь покончить жизнь самоубийством, то мешать не буду, но позволь тогда узнать, зачем проникла в эту комнату?

Голос эльфа прозвучал неожиданно, отчего, резко развернувшись, не устояла на ногах и рухнула на пол от головокружения. Хорошо, что на колени приземлилась, а не позорно носом в пол.

— Я не хочу умирать, — ответила ему, как только комната перестала кружиться перед глазами.

Мужчина хмыкнул, поставил поднос на прикроватную тумбочку и помог мне встать и дойти до кровати. Его забота была мне приятна. Она не имела скрытого подтекста и была самой обычной, отчего сразу задалась вопросом: «Почему?»

— Ты потеряла слишком много крови. Поешь, и сразу станет лучше, — прервал мои мысли голос эльфа, а когда ко мне пододвинули поднос со скудной едой, вообще все из головы вылетело.

Есть очень хотелось, и даже не стала обращать внимания на то, что еда имела пресный вкус и совсем не знала, что такое соль или приправы. Отварной картофель и жареная курица показались мне самым вкусным, что когда-либо ела. Вот чем мне грозила потеря крови — безразличием к вкусу еды. Если бы и дальше голодала, то не постыдилась бы даже искать еду в помойке.

— А теперь рассказывай, — проговорил мужчина, когда я расправилась с едой и с облегчением повалилась на кровать. — Как ты смогла избежать участи закуски?

Он вновь сел на стул, только на этот раз придвинул его ближе к кровати. Теперь молчала я. Перед глазами стояла ужасная картина, когда вампиры пили кровь девушек, а те бледнели и падали на пол с их колен, и жизнь покидала их. Они все были под гипнозом и продолжали смирно сидеть до самого конца. Так почему же я смогла избавиться от этих оков?

— Не знаю, — выдохнула и закрыла глаза рукой. Когда же страшный сон стал явью? Наверное, когда встретилась с кровавым взглядом Влада.

— Тебе кто-то помог?

Вот лучше бы он молчал!

— Нет.

— Странно. — Он на минуту притих. — Ты пришлая, а значит, магии в тебе нет.

Я рассмеялась, и смех мой был похож на смех душевнобольного человека.

— Вы тут все издеваетесь надо мной? — Резко сев, впилась гневным взглядом в эльфа, не обращая внимания на то, что он кружился, как и вся комната тоже. — Какая к черту магия? Может, хватит изображать существо, которое можно повстречать только в книгах? Я хочу домой!

Мою гневную тираду выслушали молча, с каменным лицом. Лишь глаза на мгновение сверкнули и приняли снова свой прежний белый вид. Жуткий взгляд!

— Не хочу тебя огорчать, но домой ты не вернешься, — спокойно, без эмоций проговорил мужчина, следя за мной. — Ты в другом мире, — отчеканил он каждое слово.

Я застыла, не веря словам эльфа. Да такого быть не может! Усмехнулась, а потом и вовсе зашлась от смеха, смотря сквозь слезы на серьезного эльфа. Но уже через минуту слезы лились вовсе не от смеха, а от понимания, что все возможно и магические существа существуют. Я лично видела и чувствовала все! Почему же тогда я сразу не поверила во все это, ведь если уши эльфу можно прикрепить, то удлиняющиеся клыки никак не назовешь обычным гримом? Дура, просто дура! Не верю во всю эту чушь и до сих пор продолжаю не верить!

— Ты врешь! — вскочила на ноги, чтобы убежать от него, но дверь оказалась запертой. — Ты врешь… — С рыданием начала колотить в дверь кулаками. — Других миров не бывает, а магии тем более, — сквозь слезы говорила ему, продолжая бить в дверь.

Мужчина молчал, и это молчание меня убивало. Я хотела услышать, что да, это все неправда и я смогу вернуться к мужу, но, вспомнив слова Влада: «Добро пожаловать!», опустилась на колени, закрыв лицо ладонями. Страшно осознавать, что ты далеко от дома. Будь то другая страна, ты бы лелеял надежду, а другой мир…

— Если я сюда как-то попала, то могу попасть и обратно? — хриплым и тихим голосом спросила у эльфа и напряглась, ожидая ответа. Голова перестала соображать окончательно, и только одна мысль крутилась на уме: «Андрей — моя жизнь!»

Эльф следил за мной внимательно, видимо, анализируя каждое мое движение и эмоции, что отображались на моем лице. Я их и не прятала.

— Переход односторонний, — после долгого молчания ответил он мне, и у меня внутри как будто что-то взорвалось. Не сердце ли?

Осела окончательно на пол, облокотившись спиной о дверь, и потухшим взглядом смотрела на эльфа. Он говорил правду. Сейчас я ее чувствовала, и она резала мое сердце и заставляла его кровоточить. Я люблю своего мужа и хочу к нему, но он в другом мире, который теперь закрыт для меня. Почему?

— Почему? — повторила я свой мысленный вопрос, еле шевеля губами.

— Мироздание так устроено. Оно не отпустит обратно сбежавших детей, — все так же спокойно и ровно ответил он мне.

Мироздание? Сбежавших?! Его слова разозлили меня. Я не сбежавшая! Меня наглым образом украли, чтобы скормить какому-то вампиру! Где справедливость, мироздание?

— Должен быть выход! Он всегда есть! — прошипела, от злости сжимая кулаки.

— Не в этот раз. Мироздание не позволит, — терпеливо, как ребенку, повторил эльф, не выпуская меня из плена своих белых глаз.

— Да как оно не понимает, что я всего лишь жертва?

— Условия есть всегда и во всем. Ты получаешь возможность перейти в другой мир, но с условием, что обратно не вернешься.

Он проговорил это так спокойно и обыденно, что я разозлилась еще больше. Он только что помог мне, видит, в каком я состоянии, и действует мне на нервы, не понимая, что говорить это стоит иначе.

— Да к черту условия! — прорычала я и стукнула кулаком об пол.

В следующую секунду там засияла самая настоящая круглая пентаграмма белого цвета с различными иероглифами, которые я ни разу не видела. Полюбоваться светящимся и движущимся чудом мне не позволил ветер, поднявшийся прямо в комнате. Я с удивлением озиралась по сторонам, отмечая, как вещи начинают дергаться. Эльф замер, впившись взглядом в пентаграмму.

— Что происходит?! — воскликнула я, когда подняла руку, а светящийся круг последовал за ней. — Что это?

Потрясла рукой, но пентаграмма и не думала исчезать. Ветер усилился и буквально сшиб меня своим порывом. Я повалилась на бок, вскрикнув еще громче. Мелкие вещи уже кружились под потолком, и только тогда эльф отмер и подскочил ко мне.

— Успокойся! — рявкнул он, отчего я сжалась в комочек, прикрыв рукой с пентаграммой голову. Мужчину отбросило от меня в другой конец комнаты, приложив спиной о стену. Ветер вторил моему страху и начал завывать. Кровать со скрипом сдвинулась с места.

— Да что происходит? — вытянула шею, пытаясь увидеть, в порядке ли эльф.

— Успокойся, — повторил он, потирая поясницу, а затем пополз ко мне, прикрывая голову от летающих предметов.

Комната была небольшой, для маневренности подноса или стула с покрывалом и подушкой было мало места, и они часто пролетали над его головой, задевая длинные уши.

— Как ты предлагаешь мне успокоиться? В комнате ветер. В комнате! Что это, черт подери?! — Я вытянула руку с пентаграммой вперед, и эльфа снова отшвырнуло от меня.

— Просто успокойся и перестань размахивать рукой! — крикнул белобрысый и ушастый диктатор, потирая на этот раз затылок. Но то, что в его голосе прозвучала злость, меня, как ни странно, успокоило. Все же он не бесчувственный!

Сделав глубокий вдох, охнула от боли. Стул пронесся надо мной и ножкой заехал мне прямо в висок. Да сколько можно! Опять стукнула кулаком об пол, и пентаграмма исчезла вместе с ветром. Все, что летало, с грохотом упало вниз, не переча законам физики. На меня свалилось покрывало с кровати, накрыв с головой.

— Все, кина не будет, электричество кончилось! — пробубнила я себе под нос, отходя от шока.

— Ошибаешься, — услышала голос и выбралась из-под ткани, — это только начало, но…

Среди беспорядка, который натворил ветер, прямо на полу сидел ушастый эльф. Его волосы торчали в разные стороны, но смешной вид меня не веселил, поскольку зловещая улыбка на его губах не склоняла к веселью.

— Но? — Мой голос прозвучал, как карканье вороны.

— Но это начало может помочь тебе вернуться домой, — еще шире улыбнулся он, а его брови дернулись в каком-то предвкушении. Уже позже, гораздо позже, я поняла, что его слова имели двойной смысл.

— Правда? — не веря своим ушам, вскочила на ноги.

— Правда, но для этого нам необходимо отсюда как можно скорей уйти и добраться до священного камня.

— А иначе? — спросила, испугавшись его поспешности.

— А иначе жизнь твоя будет очень короткой.


ГЛАВА 5

Не успел он это сказать, как в дверь стали ломиться с невероятной силой. Уже на втором ударе петли опасно дрогнули и согнулись. Дверь висела только благодаря упрямству или хорошему мастеру. У меня волосы дыбом встали от вида огромных черных лап, что влезли в щель и царапали стену и пол.

— Ч-что… что это? — с заиканием спросила, прячась за спину эльфа, чтобы уже из-за его плеча с ужасом наблюдать, как эти твари прорываются в комнату. Если у него хотя бы есть клинки, то я вообще беззащитна.

— Аспы, — прорычал он и одним движением перехватил мои руки и закинул меня к себе на спину. — Шустрые твари!

Я успела лишь ахнуть, как эльф стремительно подошел к окну и сиганул вниз, при этом изловчившись так, что мы вдвоем пролезли. Именно в этот момент дверь не выдержала и с грохотом упала на пол, впуская огромных черных псов в комнату. Мне удалось только краем глаза оценить их устрашающий вид, но даже этого хватило, чтобы утвердиться в своем желании быть отсюда как можно дальше. Никогда не любила собак, особенно когда они огромны и имеют огромные клыки!

— Откуда они взялись? — спросила осипшим голосом, который перешел в стон.

Эльф без труда приземлился на обе ноги и помчался вниз по улице, по-прежнему неся меня на своей спине. Он бежал одновременно и быстро и плавно, но все равно при широком шаге я умудрилась прикусить язык.

— Это приспешники мироздания. Как только ты использовала ключ, оно почувствовало тебя и послало своих ищеек. — Эльф завернул за угол двухэтажного дома и опустил меня на брусчатку. — За тобой началась охота.

— Но почему? — Вжавшись в стену дома, наблюдала, как мужчина выглядывает из-за угла.

— Ты опасна для этого мира, — пожал он плечами. — Уметь прикасаться к дарам мира без его разрешения — преступление, по его мнению. Даже не мог представить, что на этот раз все будет происходить быстро, — закончил он задумчиво, а затем напрягся и придавил меня к стене еще крепче. Опять в его словах мне послышался двойной смысл, но я быстро обо всем позабыла.

Я затаила дыхание, боясь пошевельнуться. Если этот сильный и знающий порядок мира мужчина чего-то опасается, то мне и подавно стоит бояться происходящего. Я не планировала умирать, но что я могу сделать в такой ситуации, чтобы остаться в живых? Довериться этому эльфу, который недавно подозрительно улыбался, разглядывая меня, как экзотическую зверушку? Была бы я в менее плачевном состоянии, может быть, и отказалась, но не сейчас, тем более он меня спас и перевязал рану, не дав истечь кровью.

Вцепившись в его куртку, прислушивалась к окружающей нас обстановке. Все как будто замерло и затихло.

— Дыши, — тихо на ухо проговорил мужчина, почувствовав мою дрожь.

А мне было страшно, страшно даже сделать вдох! Что-то ужасное нас преследовало и должно было вот-вот появиться из-за угла!

Я все-таки сделала вдох, но не оттого, что меня попросили, а скорее потому, что ущипнули за бок.

— Ты! — стукнула его по плечу одной рукой, а другой потерла бок.

Он лишь усмехнулся, не сводя глаз с угла дома. Эльф был выше меня всего лишь на полголовы, и его губы были как раз на уровне моих глаз. Они были настолько правильной формы, что и придраться было не к чему. Я завороженно смотрела на них, забыв, где вообще нахожусь, но вдруг мужчина напрягся еще сильнее и нахмурил свои длинные брови. Только сейчас я смогла разглядеть их полностью и убедиться, что они действительно очень похожи на усы жука, имеющие белый волосяной покров по всей длине.

— Стой тут, — вновь шепнул он мне на ухо, обдавая его горячим дыханием, и отстранился. Сразу стало не по себе. Было куда лучше, когда эльф загораживал меня собой от этого мира.

Даже если бы он и не попросил оставаться на месте, я бы все равно никуда не убежала, поскольку словно прилипла к холодной каменной стене дома. Закоулок, где мы спрятались, полностью скрывался в тени высоких домов, когда улица уже начала купаться в оранжевых лучах восходящего солнца.

Мужчина, не издав ни единого звука, вытащил свои клинки. Как только их острое лезвие засияло белым светом, зажала рот ладонью, заглушая собственный возглас. Мужчина даже не обратил на меня внимания, а словно хищник согнул колени для прыжка и сжал золотые рукояти клинков еще крепче. В ту же секунду из-за угла выскочил черный пес, обнажив белые клыки, с которых капала слюна. Грозный рык разорвал тишину, и все мое внимание сосредоточилось на эльфе, что махал клинками, не позволяя твари добраться до меня. Не знаю, есть ли тут боги, но молилась я усердно, вжавшись в стену и желая слиться с ней. Ну почему мне повезло попасть в мир, где отсутствует огнестрельное оружие?

Эльф отлично справлялся и даже смог нанести несколько режущих ударов этой псине, что старалась его обойти. Та скулила, когда клинки со светящимся лезвием доставали до нее, но через секунду вновь бросалась на рожон, лишенная инстинкта самосохранения. Прыгнув в очередной раз, я уже подумала, что все, смерть твари не за горами, как из-за угла выскочила другая и вцепилась в плечо эльфа, убирая его с траектории прыжка израненного пса.

В этот момент я перестала думать об эльфе, как бы эгоистично это ни звучало. Глядя в янтарные глаза черного пса, начала отступать вдоль стены, молясь уже только за себя. Если бы знала, что умирать будет не так больно, то не тряслась бы всем телом, но клыки этой твари обещали страдания перед смертью.

Как только спиной почувствовала преграду (свет виднелся только в конце закоулка, там, где эльф пытался избавиться от второй твари), я поняла, что все — это конец. Глаза псины горели в темноте, приближаясь с каждым шагом, а мое сердце стучало уже где-то в ушах, заглушая другие звуки. Утробный рык зверя был сигналом, и я закрыла лицо руками, зная, что сейчас он набросится на меня. Но вместо этого темноту рассек свет, и пес застыл, так и не совершив прыжок.

— Цела?

Тварь, исчадие ада, а не мироздания, повалилась на бок и больше не подавала признаков жизни. Над ней стоял эльф, тяжело дыша.

— Цела… — выдавила из себя, продолжая упираться спиной на этот раз в высокий сплошной забор.

— Нам нужно убраться отсюда. Они знают, где тебя искать, и поэтому нельзя долго находиться в одном месте. — Мужчина убрал клинки в ножны, и в закоулке стало совсем темно. Почувствовав прикосновение к руке, вскрикнула. — Успокойся! — прорычал он и повел меня к улице. Рот закрыла сразу же и позволила себя тащить на буксире. Нервы ни к черту!

Наверное, на меня накатил шок, ведь как объяснить то, что спокойно и без эмоций смогла посмотреть на разрезанную пополам тварь, чьи внутренности вывалились на брусчатку, поблескивая в лучах солнца. Эльф основательно отомстил за себя. Фильмы ужасов отдыхают! Мы прошли мимо этой тошнотворной картины и направились дальше по улице.

— У нас час, чтобы покинуть этот город, — нахмурив брови, проговорил эльф.

Я следовала за ним молча. В голове было пусто и вряд ли за час что-то изменится, или сколько нужно, чтобы прошел шок? Но это случилось намного раньше — я больно споткнулась на неровной дороге.

— Черт подери! — Я запрыгала на одной ноге, подогнув другую, чтобы сжать пострадавший палец. — Зачем же делать дорогу из таких булыжников? — проскулила через слезы.

— Ты без обуви, — кратко заметил мой спаситель, наблюдая, как я прыгаю и завываю от боли.

— Спасибо, что напомнил, кэп! — прошипела сквозь зубы.

— Тебе нужна одежда, — сухим голосом вынес он вердикт, не обратив внимания на мою реплику, а затем схватил за локоть и потянул дальше, на что я недовольно пробубнила что-то про черствых мужланов. — У нас и так времени в обрез, поэтому делаем все быстро и без возражений.

— Как скажите, ваше высочество! — пробормотала я, стараясь подстроиться под шаг эльфа, но выходило у меня плохо.

Услышав мое высказывание, он остановился и медленно повернулся ко мне лицом, прожигая белесым взглядом. Я стушевалась и отвела взгляд, наткнувшись на его окровавленное плечо. Куртка была разодрана, как и рубаха. Наверное, стоит вести себя поскромнее, ведь ему сильно досталось из-за меня.

— Думай, о чем говоришь, — тихо проговорил он и пошел дальше, только на этот раз хватать меня не стал, и мне пришлось его догонять, прыгая на одной ноге.

В чем дело, спрашивать не стала. Лучше вообще буду молчать, а то гляди — бросит, и придется самой думать, как выжить в этом сумасшедшем мире, чтобы вернуться домой.

Шли мы долго, но если мой герой знал, куда идет, то я лишь следовала за ним, озираясь по сторонам и осматривая сонные дома. Мне жутко хотелось спать, поэтому отвлекала себя как могла, но глаза отказывались смотреть и закрывались. Из-за этого пострадало еще несколько пальцев на ноге, прежде чем мы дошли до какого-то дома приличного размера.

Эльф постучал три раза в дверь и затих, ожидая отклика. Он последовал почти сразу же, как будто нас уже ждали. Невысокий лысый мужик встретил незваных гостей хмурым взглядом. Мне оставалось только удивляться, что нам вообще открыли в такую рань.

— Андри? — сиплым голосом спросил хозяин дома. Не иначе как спал.

— Извини за беспокойство, Дин, но нужна твоя помощь.

— Конечно-конечно! — Невысокий и в меру упитанный мужичок засуетился и отошел в сторону, пропуская нас внутрь дома. — Сейчас, подождите.

Закрыв дверь и задвинув засов, он обогнул нас и щелчком пальцев зажег несколько свечей и простенький камин в гостиной. Я вытаращила глаза, не веря тому, что только что произошло.

— Ой, Андри, ты ранен! — воскликнул Дин и поспешил на кухню. — Как тебя угораздило? — уже оттуда крикнул он.

— Не поверишь, асп решил полакомиться мной, — усмехнулся эльф, а на кухне что-то упало и разбилось.

— Как асп? Ты же не… — Мужичок, белее покойника, вернулся в комнату.

— Нет, все из-за нее, — кивнул эльф в мою сторону и уселся на диван. — У нас всего пятнадцать минут, Дин. Нам нужна одежда и еда. Сможешь собрать?

Меня окинули внимательным взглядом, но я смогла различить в нем ненависть и злобу, отчего невольно повела плечами, сбрасывая неприятные ощущения. Кто этот мужик, отчего он меня уже ненавидит, даже не поинтересовавшись, как меня зовут? Хотя и Андри тоже не спешит с этим, в принципе как и я.

— Мне не составит труда, друг, но послушай меня: это не самая лучшая затея. — Дин перевел взгляд с меня на эльфа и нахмурил брови: — Какая она по счету?

— Знаю, — проигнорировав вопрос, сморщил нос Андри, — но что-то мне подсказывает, что на этот раз все получится.

Дин уже заинтересованно посмотрел на меня:

— А ключи?

— Пока что один. Но этого было достаточно, чтобы пришли эти твари.

— Я мигом! — Коротко кивнув, Дин скрылся в темном коридоре, оставив меня наедине с эльфом.

— Сядь уже, — махнул он в сторону кресла и начал стягивать с себя куртку, кривясь от боли.

— Помочь? — сделала шаг к нему, а затем подошла вплотную, как только он кивнул. — Значит, Андри? — аккуратно стягивая куртку сначала со здоровой руки, спросила у него, глядя куда угодно, только бы не встретиться с белым взглядом.

— А ты?

— Адель, но можно просто Дель.

— Ваши имена, — он запнулся и зашипел, как только я начала потихонечку стягивать рукав с пострадавшей руки, — они необычные.

— Кто бы говорил, — усмехнулась и помедлила, чтобы боль отступила, а дождавшись кивка, продолжала стягивать куртку.

Андри здоровой рукой вцепился в подлокотник дивана, иногда шипя от моих действий. Я не врач и действовала чисто по интуиции. Можно было только догадываться, каково ему сейчас. Если Люцис только два клыка вонзил в меня, то Андри досталась вся пасть черного пса.

— Боже! — Я отвернулась, как только куртка была снята и открылась ужасная картина разодранного плеча и руки. Было трудно определить, где ткань рубахи, а где сама кожа.

— Дальше я сам, — вовремя подошел Дин с тазиком воды и маленькой сумкой с красным крестом. Миры разные, а знак аптечки один. — Иди пока вымойся. В соседней комнате чан с водой и полотенце. Там же увидишь одежду.

Я была только рада покинуть их общество. Вид раны Андри вызывал тошноту, несмотря на то, что уже повидала разрубленную тварь, чьи кишки украшали пешеходную часть улицы. Сможет ли теперь эльф махать клинком?

Прогнав плохие мысли из головы, зашла в указанную комнату, где действительно стоял чан с водой и несколько свечей на полках, которые рассеивали темноту. Вода оказалась прохладной, но меня это не остановило. Грязную одежду скинула сразу же, не думая о присутствии малознакомых мужчин в соседней комнате, и залезла в воду. Волосы не стала мочить, поскольку повязку на шее решила пока не тревожить, и лишь лицо тщательно умыла, представляя, что смываю и прожитую ночь. Жутко хотелось домой, принять настоящую ванну с пеной. И оказаться подальше от этих ненормальных! Как же меня так угораздило не просто нарваться на неприятности, а попасть в другой мир, где живут эльфы и вампиры? Моя психика на грани срыва, и держусь чисто на упрямстве, ведь решить эту проблему можно только на трезвую голову. По словам Андри, у меня есть возможность отсюда выбраться, и я сделаю все, чтобы это случилось, если, конечно, не потребуется принести кого-нибудь в жертву.

Смогу ли я убить, если это будет необходимо для возвращения домой? Нет, сто процентов нет… Но этот мир для меня чужой и тоже хочет убить. Как мне здесь существовать? Однозначно нужно выбираться из этой чертовщины, и чем быстрее, тем лучше!

Быстро помывшись кусочком мыла и маленькой тряпочкой, что была вместо мочалки, вылезла из чана и досуха обтерлась полотенцем, которое пахло лимоном. Из одежды мне подошли только одни кожаные штаны свободного покроя и рубашка с короткими рукавами. Про нижнее белье промолчу, поскольку мужские трусы я стесняюсь комментировать. Повезло, что рубаха из плотной ткани, и можно было обойтись без бюстгальтера. Он отсутствовал, но было бы странно, если бы он нашелся среди мужской одежды. Обувь, увы, была на два размера больше, но лучше так, чем вообще без нее. Мои ноги уже настрадались. Затолкав в невысокие ботинки по носку, чтобы уменьшить размер, смогла наконец-то почувствовать себя человеком.

Когда вернулась обратно в небольшую гостиную, Дин уже перевязал Андри, и тот, сидя в новой одежде, уплетал завтрак, принесенный хозяином дома. Для меня еда тоже была приготовлена, и она выглядела куда лучше, чем та, которую эльф принес мне в трактире.

— Поешь, вам предстоит долгий и тяжелый путь, — заботливо проговорил Дин, поставив на стол две кружки с горячим отваром.

— Пешком?

— Пешком, — ответил Андри, покончив с завтраком. Сейчас он уже не казался таким бледным. Значит ли это, что у эльфов организм способен быстро восстанавливаться? — Я наслышан о вашем мире. Могу предположить, что с лошадью ты не управишься?

Чуть не подавилась кашей.

— Ты слышал о моем мире? Но… как и от кого? — Эльф переглянулся с Дином. Хозяин дома недовольно поджал губы и покачал головой, что стало знаком для меня об их нежелании говорить. — Я хочу знать все! — настояла на своем.

Андри вздохнул, шевельнул раненым плечом и поморщился.

— Ешь, Адель. Обещаю по дороге все тебе рассказать и ответить на твои вопросы, но сейчас у нас нет времени. Мироздание сотворит новых аспов, и вряд ли я сейчас смогу нас избавить от них.

Спорить с ним не стала. Образ черных псов прочно засел в моей голове, и встречаться с ними больше не было желания. Завтрак пришлось запихнуть в себя насильно, поскольку от всех недомолвок аппетит пропал. Но вдруг мне еще не скоро удастся поесть? От этой мысли по телу пробежала волна мурашек, и я покосилась на Дина, который бегал между кухней и гостиной, собирая нам рюкзаки в дорогу. Походы я люблю, но меня пугало, что я не знаю точного направления и протяженности пути. Сном, где я могу проснуться в любой момент и ничего мне не будет, это уже не казалось. Пережитый страх подтвердил, что это реальность и, увы, она слишком жестока для меня — обычной девушки, которая до этого момента не верила в магию.

Дом мы покинули в молчании, как и город тоже. Солнце полностью поднялось над горизонтом и ярко-красным диском возвышалось над макушками леса, что темной полосой виднелся вдали. Рюкзак неприятно оттягивал спину, кожа на шее ужасно чесалась под повязкой, а глаза продолжали слипаться. Еще чуть-чуть, и буду спать на ходу, но, несмотря на это, я продолжала молчать, пока город с домами из грубого камня и его странными жителями не остался далеко позади.

— Теперь можно услышать сказку о волшебном мире? — громко спросила, даже не взглянув на идущего рядом эльфа.

— Что именно тебя интересует? — после минутного молчания сказал Андри с неохотой.

— Все!

— Все сразу рассказать нереально, Адель, — вздохнул он.

— Хорошо. — На минуту задумалась. — Как называется этот мир?

— Фэйл.

— Божества есть?

— Почему тебя это интересует? — Он удивленно вскинул бровь, покосившись в мою сторону.

— На всякий случай хочу знать, — пожала плечами, но тяжелый рюкзак не позволил исполнить движение как полагается. — Если у вас мироздание что-то вроде живого организма с мозгами и со своими правилами, то почему бы и божествам не существовать?

— Не совсем так, — покачал Андри головой, усмехнувшись.

— Так объясни! — рявкнула я. Но тут же добавила: — Пожалуйста.

— Мироздание — всего лишь мир и делает то, что сохранило бы баланс. Ему не поклоняются и не приносят дары.

— Я нарушила баланс? — подумав, решила уточнить.

— Да, — уверенно ответил он, — ты прикоснулась к дарам природы и воспользовалась силой, не дав что-то взамен.

— Стоп! — подняла руку, останавливая его. — Что значит — воспользовалась силой?

— Все это, — эльф раскинул руки в стороны, — дело рук мироздания, Адель. Оно создало это для нашего блага, чтобы мы жили, но… — Андри остановился, а затем и вовсе присел на корточки, приглашая меня присоединиться. — Прикоснись к земле.

Я выполнила его просьбу и дотронулась кончиками пальцев до пыльной поверхности дороги.

— Что ты чувствуешь?

— Ну, тепло. Солнце нагрело землю.

— И все? — с сомнением спросил он, вглядываясь в мое лицо.

— Все.

— Хм, тогда закрой глаза. Что теперь чувствуешь?

— Все ту же теплую землю и ветерок.

Послышался вздох, и я открыла глаза.

— Видимо, у тебя все зависит от эмоций, — кивнул он своим мыслям и, поднявшись, пошел дальше.

Я недоуменно посмотрела на свои пыльные пальцы и поспешила его догнать.

— Так что это сейчас было?

— Проверка и способ тебе объяснить, чем ты опасна для этого мира.

— А словами никак?

— Трудно объяснить человеку, который не знает, что такое магия.

— Я знаю, что такое магия!

Ответом мне была ухмылка на красивых губах.

— И что же это?

— Это способность творить невероятные вещи.

— Если в общих чертах, так оно и есть.

Мне надоело играть в игру «додумайся сам», и я перегородила эльфу дорогу, прямо посмотрев в белые глаза:

— Ответь мне прямо: что я сделала и что такое магия?

Он несколько секунд разглядывал мое лицо, а наткнувшись на требовательный взгляд, недовольно поджал губы, но ответил:

— Магия — это способность прикоснуться к дарам мира, управлять воздухом, землей, водой или огнем.

— И все? — похлопала ресницами.

— Что значит — и все? — недоуменно спросил он.

— А как же целительство и умение читать чужие мысли, управлять тьмой или светом?

— Мироздание не обладает такими… мм… навыками. Живой организм не подвластен никому. Он сам себе хозяин, а вот тьма и свет — абстрактные понятия, и управлять ими нереально.

Андри обошел меня и двинулся дальше.

— А воздухом реально? — спросила, поравнявшись с ним.

— Ты же смогла. Воздух — это часть этого мира, и он создан им.

— И значит, все могут пользоваться и управлять стихиями? Почему же убить хотят только меня?

— Когда-то магии как таковой не было в нашем мире. Все были обычными жителями Фэйла. Были люди и эльфы.

— И что же случилось?

Ответ Андри удивил меня:

— Один человек нашел сердце Фэйла.

— И что?

— И мир с ним заговорил. Это место, где само мироздание может ответить на любые твои вопросы, если посчитает это нужным.

— Но тот человек вопросом не удовлетворился?

— Он пробыл рядом с сердцем долго и узнал, что можно использовать дары мира иначе. Попросил это умение у мироздания, и оно согласилось его дать, но с условием.

— Каким?

— Они разные, — потер эльф переносицу, нахмурив брови, отчего те вздрогнули на кончиках, — чем больше просишь, тем страшнее условия.

— То есть?

— Вампиры. — Андри покосился на меня и проследил, как я при этом слове обхватила шею. — Этого понятия раньше не было. Были только люди и эльфы. Но тот человек захотел управлять всеми стихиями. Мироздание было не против и согласилось, но с условием, что он раз в три года должен выпить кровь человека до последней капли. Это было дико и ужасно, и человек отказался. Прибыв в город, он напился в одной таверне и проболтался о сердце и о том, что оно способно наделить умением — магией, как потом стали называть дар мироздания. Но дар ли? — Эльф на несколько секунд замолчал, над чем-то задумавшись, а затем продолжал: — Алчным и желающим иметь в руках огромную силу это было не преградой — убить человека, и стали просить мир дать им возможность управлять стихиями. Так и появились вампиры.

— А если не просить так много? Какое тогда условие?

— Раз в год воссоединяться с природой.

— Что это значит? Уходить в лес и жить там?

Андри усмехнулся:

— Да, но не человеком, а животным.

— Ты хочешь сказать…

— Совершенно верно, — принимать облик животного и целый месяц жить как дикий зверь, при этом полностью теряя человеческие качества. Таких людей называют оборотнями, и многие не возвращаются домой, погибая от голода. А если ты не хищник, то можешь сам стать кому-нибудь едой.

— Погоди, — потерла виски, теряя суть, — если мироздание следит за балансом, то как гибель людей этому способствует?

— Баланс — понятие многогранное, и у мироздания свои правила, которым оно следует.

— А что, если условие будет не соблюдено?

— Тебя покарают. Аспы — они как руки мироздания, которые могут лишить тебя жизни.

— А я? — спросила испуганно. — Я же не ходила к этому сердцу, почему умею управлять воздухом?

— Не только воздухом, — вновь сухо ответил эльф. — Огнем, водой и землей тоже. Почему, не знаю. Может, потому что ты из другого мира, или… В общем, точно сказать трудно.

— А зачем вампиры нас приводят сюда? Своих людей мало? — Вот тут я разозлилась и чуть ли не зарычала.

— Их просто нет.

Злость пропала мгновенно, уступая место удивлению.

— Как нет? Ты же сам сказал, что были люди и эльфы.

— Это было очень давно. Люди все больше связывали себя условиями и с каждым новым поколением менялись внешне и развивали новые умения. Со временем кровь эльфов и оборотней стала не подходить вампирам, ведь в условиях значились именно люди, и они стали умирать. Поэтому вновь обратились к мирозданию, и оно, поставив условием невозможность вернуться назад, разрешило покинуть мир и на тех же условиях переправлять сюда людей из другого мира.

— Но как вампиры способны влиять на людей? Все девушки были невольными куклами в их руках.

— Прошло много лет, Адель. Организм меняется со временем, и, видимо, это было необходимым для них.

— Но если не связывать себя условием?

— Увы, дети, рожденные от такого вампира или оборотня, уже не могут ничего решать. В пять лет мироздание наделяет его даром без согласия.

— А вы?

— Мы ничего не просили. Мы и так дети природы, и нам достаточно того, что просто живем. Есть и глупцы, и тогда для нас мироздание, как для самых долгоживущих, поставило другое условие…

— Какое? — тихо спросила я, как только Андри замолчал, отрешенно глядя вперед.

— Не иметь детей, — сквозь зубы проговорил он. — Если нарушаешь, то погибает и мать и дитя. — Он замолчал, и я перестала задавать вопросы.

Означало ли это, что его жена умерла вместе с ребенком? Покосилась на его руки, но кольца так и не увидела.

Заметив, как я разглядываю его, Андри правильно понял мое любопытство:

— Жена моего друга ради благополучия третьего дома эльфов попросила у мироздания ключи к дарам. Все было хорошо, пока через два года не забеременела. Муж уговаривал ее избавиться от ребенка, пока не поздно. Но какая мать решится на это, веря в лучшее? Она родила, а когда ребенку исполнился год, аспы пришли и убили их.

— У вас самое ужасное условие, — тихо сказала я, прикоснувшись к его руке. Все это он говорил без единой эмоции в голосе, но я все равно уловила его чувства, несмотря на ледяную маску.

Андри, отдернув руку, не стал комментировать мои слова и просто пошел дальше в полном молчании. После такого продолжать разговор не хотелось, да и неправильно будет с моей стороны еще больше бередить душевную рану, даже если это происходило не с ним. По словам Дина, нам предстоит долгий путь, и я успею обо всем узнать.

— Устала? — спросил эльф, нарушая ход моих мыслей.

— Есть немного. — Потянула за лямки рюкзака, поправляя его. — Ботинки очень тяжелые.

— В Литоне купим тебе одежду, — обрадовал он меня. — А сейчас есть шанс отдохнуть от ходьбы. — Эльф указал назад — туда, откуда мы пришли.

Я всматривалась в горизонт, щуря глаза от солнца, пока не увидела одинокого возницу. Старая телега, поскрипывая на неровностях дороги, поравнялась с нами только через десять минут, но я была рада, когда Андри, заплатив мужику, помог мне залезть в телегу с сеном и разрешил немного поспать. Однако ситуация повторяется, только на этот раз никаких вампиров и плачущих девиц. Я, эльф, возница-оборотень и лошадь — компании, чтобы вздремнуть, лучше не придумаешь.


ГЛАВА 6

Нежный поцелуй в щеку, а затем в нос заставил меня улыбнуться и потянуться к источнику, что подарил его мне.

— Проснись, соня! — Веселый и такой родной голос затронул в душе нити, которые были натянуты все это время точно струны, и помог им наконец-то ослабнуть, чтобы перестали причинять мне боль.

— Андрей? — Я распахнула глаза и встретилась с серо-голубым взглядом, в котором плескалась нежность.

— А ты кого-то другого ждала? — усмехнулся он и подарил еще один поцелуй в щеку.

— Я… — Замялась, стараясь вспомнить, что же меня так беспокоит.

— Тебе приснился плохой сон? — отстранился от меня муж и с беспокойством заглянул в мои глаза.

— Да, — нахмурив брови, ответила ему. Вспомнить так и не удалось, что же именно мне снилось, а родное и любимое лицо полностью прогнало чувство тревоги, и я прижалась к Андрею, чтобы ощутить тепло его тела. — Я соскучилась.

— Милая, — он сжал меня в объятиях поверх белоснежного одеяла и поцеловал в висок, — если так будешь прижиматься, на работу опоздаешь.

А мне было все равно. Ощущая его рядом и вдыхая родной запах, прикрыла глаза и потерлась щекой об его подбородок с только проросшей щетиной. Андрей рассмеялся и перекатился, придавливая меня к кровати.

— У нас прилив нежности? — прищурил он глаза, с улыбкой всматриваясь в мое радостное лицо.

— Мур, — кивнула я и закусила нижнюю губу, отчего взгляд Андрея сразу приклеился к ней. Мне хотелось быть как можно ближе к нему и еще больше чувствовать его желание. Не знаю, что со мной произошло, но было ощущение, что век не видела своего мужа.

— Отлично, — еще шире растянулись его губы в улыбке, — но я не виноват, если ты опоздаешь на работу. — Сказал и наклонился ко мне.

Я приготовилась к поцелую и прикрыла глаза в ожидании, но вместо этого Андрей опять резко перекатился, увлекая меня за собой, и мы вместе упали с края кровати.

Резкий толчок — и меня подбросило вверх, а потом я упала вниз на что-то мягкое. Распахнув глаза, начала озираться по сторонам, не понимая, что произошло. Сердце так бешено колотилось в груди, что даже чувствовала удары о ребра.

Вокруг простиралось зеленое поле, на краю которого темнел лес. Кривая линия дороги змейкой уползала вдаль к горизонту, и я окончательно запуталась, часто вдыхая и выдыхая воздух, нагретый солнцем за день. Вечер. Почему вечер, когда только что было утро? И Андрей…

Сжав кулаки, с удивлением посмотрела на них. В моих руках было золотое сено. Сено? Подняв глаза, еще раз обвела взглядом поляну, залитую красками заката, пока не наткнулась на мужчину, чьи волосы, колыхаясь на ветру, казалось, сияли белым светом.

Он смотрел на меня пристально, ни на секунду не отводя взгляд. Белые глаза помогли мне все вспомнить. Другой мир! Я в другом мире! Вот что меня тревожило и пугало.

Увидев в моих глазах понимание, Андри расслабился и протянул мне флягу с водой. Глотала я ее с жадностью, не обращая внимания на слезы.

Андрей мне всего лишь приснился, но сон был таким реальным, что, проснувшись, не сразу поняла, где нахожусь. Как бы я хотела, чтобы все, что сейчас меня окружало, было сном. Страх и сознание, что не смогу вернуться, сковали мое горло, и я подавилась водой, сотрясаясь от жгучей боли в груди.

Что, если я не смогу вернуться в свой мир и больше не увижу Андрея? Мироздание не отпустит меня обратно, ведь одно условие уже висит на мне — невозможность вернуться назад. Тогда что мне делать? Вновь взглянула в белесые глаза эльфа и вспомнила его слова. Есть шанс, а значит, не стоит пока лить слезы! Я могу использовать в своих интересах дары этого мира, так почему уже хороню себя, не до конца узнав, чем все это закончится?

— Тебе приснился плохой сон? — Те же слова, что и во сне, заставили меня вздрогнуть. Голос эльфа не был похож на Андрея, но интонация поражала своей схожестью.

— Скорей наоборот, — прохрипела, вытирая слезы. Сто лет не плакала. — Мне приснился Андрей, он был рядом, а все это, — махнула рукой в сторону, — сон.

— Андрей — твой парень?

— Муж.

На эльфа я больше не смотрела. Обхватив ноги руками и положив на колени подбородок, смотрела на дорогу, где пыль еще долго клубилась из-под колес телеги. Собеседник затих, за что ему спасибо. Не было желания разговаривать. Я все еще ощущала прикосновения Андрея и с горечью в душе старалась сохранить их в памяти. Как он там? Ищет ли меня?

Углубившись в свои мысли, неожиданно охнула, когда телега в очередной раз попала колесом в глубокую яму, и меня подбросило вверх, чуть не вышвырнув из деревянного транспорта.

— Приехали! — раздался голос возницы, и я повернулась к нему, увидев, что мы остановились на развилке двух дорог. — Мне в другую сторону, — сказал он.

Андри схватил наши вещи и выпрыгнул из телеги, поблагодарив мужика. Было удивительно знать, что возница — оборотень. Вампиров и эльфов сразу можно узнать, тогда как оборотень ничем не отличался от обычного человека. Я бы так и стояла, глядя вслед удаляющейся скрипучей телеге с сеном, если бы Андри не напомнил мне о необходимости найти нам место для ночлега. Спать под открытым небом в поле не самая лучшая затея. Быть у всех на виду опасно, хотя я вряд ли смогу уснуть, ведь проспала почти весь день, но мое предложение о вахте отклонили.

— Поверь мне, ночью на тракте можно встретить таких существ, что и глазом не успеешь моргнуть, как уже будешь мертва. Лучше в лесу.

Боже, куда я попала…

— Если вы знаете о нашем мире, почему живете как дикари, готовые перегрызть друг другу глотки? Трактиры, дома без электричества и клинки… А одежда! — проговорила, сморщив нос и оттянув треугольный ворот льняной рубашки.

— А что одежда? — хмыкнул Андри, покосившись в мою сторону.

— Как что? В этом неудобно ходить. У вас под боком целый продвинутый мир, а вы не пользуетесь этим! Почему?

— Не всем интересен другой мир, Адель. Жители привыкли так жить и боятся всего чужого. От вашего мира вампирам нужны только вы, как спасение, а не ваши, — он на секунду задуматся, — не ваши устройства.

— Но у вас же есть ученые? — Взглянув на него и увидев, что ему это слово не знакомо, исправилась: — Люди, которые стремятся к чему-то новому. Изобретают и делают мир лучше.

— Когда у людей мысли только о том, чтобы защитить свою территорию, нет места чему-то новому.

— Не понимаю, как так можно жить.

— Жить можно, — пожал он плечами, — и это еще не самая худшая жизнь.

— А ты? Чем ты занимаешься?

— Я? — усмехнулся эльф. — Не испугаешься, если узнаешь?

— А у меня есть выбор? Ты единственный, кого я тут знаю более или менее хорошо. Так какова твоя профессия?

— Я наемник, — улыбнулся он хищно.

Уверена, что мое лицо было спокойным, по крайней мере, старалась принять безразличный вид, но внутри что-то ойкнуло и занервничало.

— И какие поручения ты выполняешь? — Голос все же выдал меня, поскольку звучал хрипло.

— Разные. Например, украсть нужную вещь или принести голову врага.

Я сглотнула, представив, как Андри кладет на стол мешок с отрубленной головой перед нанимателем и говорит: «Вот ваш заказ». Передернула плечами, избавляясь от мыслей. И угораздило меня с ним связаться! С другой стороны, наемник должен лучше всех разбираться во всем, чтобы качественно выполнить задание, а это лучший вариант для меня, чтобы выбраться из этого мира.

— Ясно, — сухо произнесла, глядя себе под ноги и размышляя над словами Андри.

— Не боишься? — поинтересовался он, как мне показалось, с любопытством в голосе.

— Нет. Но мне интересно: раз ты наемник, значит, просто так ничего не делаешь. Какая выгода для тебя возиться со мной?

Наступила минута молчания, и я подняла глаза, чтобы взглянуть на эльфа. Он шел, выпрямив спину, и неотрывно глядел прямо перед собой. Солнце почти село, но мне были хорошо видны его нахмуренные белые брови. Нехорошее предчувствие, которое зародилось еще в таверне, когда я увидела его хищную улыбку, сдавило сердце.

— Остановимся здесь, — вдруг без эмоций проговорил он и свернул в лес, до которого мы успели дойти.

Я молча последовала за ним. Смена темы мне не понравилась, но все равно, рано или поздно узнаю, по какой причине он мне помогает. Каким-то шестым чувством я знала, что ему это нужно не меньше, чем мне, но недомолвки всегда неприятно оседают тяжелым грузом на душе.

Мы выбрались на небольшую поляну, и Андри скинул рюкзаки на траву. Не сказав ни слова, он скрылся в лесу, оставив меня одну, но уже через несколько минут вышел обратно, неся охапку дров. Когда разбирали рюкзак, приготовленный Дином, с удивлением обнаружила два спальных мешка и сверток с едой — судя по запаху, копченой. Покинув меня вновь, но уже с маленьким котелком в руках, эльф вскоре вернулся и повесил котелок с водой на деревянную перекладину над костром. Как потом поняла, Андри собрался варить гречку. Было приятно знать, что не только их язык я понимаю, но и продукты все знакомые, хоть и имеют другое название.

— Почему понимаешь нас? — переспросил эльф, когда я задала вопрос о языке. — В Фэйле только один язык, и умение его понимать тебе подарил сам мир, чтобы вампиры могли легко вами управлять.

— Пф-ф… — фыркнула я, узнав о щедрости мира, и углубилась в свои мысли, глядя на костер.

Поужинав и убрав все обратно в рюкзак, Андри попросил меня сменить ему повязку. Вспомнив, какая у него рана, вздрогнула всем телом от того, что мне предстоит вновь увидеть, но деваться было некуда. Приготовив все необходимое — бинты и мази, которыми нас снабдил Дин, проследила, как Андри снял куртку и рубаху, оголяя свой торс. А он хорош! Но чего еще можно ожидать от мужчины, который машет клинками лучше, чем мастер по фехтованию на Земле? Эльф обладал просто великолепным телосложением, а бархатная кожа, которая чуточку мерцала в свете костра, манила потрогать и обследовать каждый упругий мускул, что перекатывался под кожей. Нет, Андри не был перекачанным, а скорее просто жилистым.

Полюбовавшись еще немного его идеальным прессом, дала себе мысленную пощечину и подошла к нему, чтобы размотать бинты, которые уже пропитались за весь день кровью. У меня есть муж, и его тело меня устраивает, так что нечего смотреть на идеал женских фантазий. Думаем только о том, что сейчас предстоит увидеть. И вообще, у него длинные уши и брови, как усы у жука! Брр…

Пока боролась с либидо и мысленно шипела на саму себя, аккуратно размотала бинты до подкладки и остановилась. Отдирать бинт от раны всегда болезненно, а уж от такой раны тем более.

— Готов? — спросила, взявшись за край бинта, сложенного в несколько слоев, и взглянула в глаза Андри.

Он смотрел на меня не мигая, и его глаза в эту секунду казались куда ярче, чем обычно. Меня накрыло смущение, и я быстро перевела взгляд обратно на бинт. Чего это он так смотрит?

— Готов, — ответил он мне тихо и вцепился рукой в дерево, которое так удачно лежало на поляне и сейчас служило нам в качестве скамьи.

Медленно начала отдирать бинт, останавливаясь, когда эльф шипел от боли. Было его жалко, но рану необходимо вновь обработать, чтобы не загноилась. С каждой секундой чувствовала себя виноватой в его страданиях все больше и больше. Рана действительно была ужасной, позволяя наглядно понять, насколько острые зубы у этих псин. По мере снятия подкладки рана вновь открывалась, и кровь, накапливаясь, стекала вниз по руке, оставляя красный след. Пришлось действовать быстро, не обращая внимания на шипение пострадавшего. Падать в обморок категорически себе запретила, даже несмотря на то, что перед глазами уже все плыло. Как обрабатывала рану, не помню, поскольку отрешилась от всего, уделив все свое внимание процедуре. Очнулась только тогда, когда заматывала чистым бинтом плечо и руку.

— Все, — проговорила, стирая пот со лба, а затем не заметила, как упала вперед, на несколько секунд потеряв сознание.

— Адель! — Сильные руки подхватили мое обмякшее тело. — Как ты себя чувствуешь?

— Не проси меня больше это делать, — сфокусировав взгляд на его губах, ответила ему.

— Хорошо, этого больше не понадобится. Мазь, которую ты нанесла, быстро затянет раны. — Красивые губы растянулись в улыбке.

— А сразу ее нанести нельзя было? — Оттолкнула его и, покачиваясь, села на бревно.

— Нет, — ответил он и наконец надел рубаху. — Первая мазь была необходима для удаления яда аспов. Вот, держи, — протянул мне флягу.

— Так они еще и ядовитые? — простонала, как только тошнота стала уходить после нескольких глотков воды.

— Увы, да, — вздохнул Андри. Он встал и пошел к своему спальному мешку. — Давай спать, завтра должны дойти до Литона, где купим все необходимое и отправимся дальше.

Я молча кивнула без возражений.

— Так для чего тебе я? — устроившись в своем мешке, решила вновь попытать удачу.

— В благие намерения ты не веришь? — хмыкнул он.

— Сейчас я мало кому верю, но раз ты спас меня и стараешься помочь, значит, для чего-то я тебе нужна. Как ты там Дину сказал: «Что на этот раз все получится»? Что это значит?

Видимо, я попала в точку, поскольку Андри замолчал, а между нами почувствовалось напряжение.

— Спи, Адель, — строго ответил он и закрыл глаза.

Я бросила на него недовольный взгляд, но все было бесполезно, разговор окончен. Что ж, не сегодня, так завтра постараюсь узнать, а если не удастся, то все равно узнаю! Повернувшись к костру, еще долго не могла уснуть, прислушиваясь к каждому шороху. Но сейчас меня не беспокоила обстановка и то, что на нас могут в любую минуту напасть. В голове крутилась только одна мысль: как мне быстро узнать всю правду, ведь несмотря на то, что правда раскроется, произойти это может в самом конце, когда уже будет поздно…

Вы когда-нибудь спали на природе без палатки? Если нет, не советую, поскольку поспать нормально вам не удастся.

Я спала урывками, каждый раз просыпаясь от писка комаров и их укусов. Залезала в мешок полностью с головой и только тогда проваливалась в сон, но когда становилось душно, вылезала обратно. И так до самого утра. И это еще не считая росы, что пропитала мой мешок, и ночной прохлады, из-за которой теперь болело горло.

Как только первые лучи раскрасили небосвод желто-красными красками, не выдержала и вылезла из мешка. Спать хотелось, но, видимо, моего состояния было недостаточно для того, чтобы спать в любых условиях.

Андри спал, и я оказалась права, предположив, что на спине он лежать не сможет из-за ушей. Закрывшись мешком по самый нос, он спал на боку, во сне подергивая длинной бровью. Интересно, о чем думало мироздание, создавая их — эльфов с такими ушами? Или такая внешность им необходима, ведь Андри сказал, что они жители леса? Если бы не все эти обстоятельства, с удовольствием посмотрела бы на то, как живут эти создания.

Пока эльф спал, а будить его не хотелось, на цыпочках добралась до края поляны и скрылась за деревьями. Где-то здесь должен быть ручей, раз Андри принес вчера воду. Мне захотелось умыться и прогнать остатки сна, но, помня, что этот мир опасен, прислушивалась к каждому шороху, заходя все дальше в лес. В результате, приседая и затихая при очередном звуке, мне удалось выбраться к небольшому ручью с ледяной водой. То, что надо! После первой же порции бодрости мысли прояснились, и я вдохнула полной грудью лесной воздух. Настроение заметно улучшилось, несмотря на то что лицо и руки чесались от укусов кровососущих насекомых. Вот бы еще поесть, и тогда буду доброй весь день.

Обмыв еще раз руки, запрещая себе визжать от холодной воды, решила снять повязку на шее и протереть рану. Казалось, под бинтом уже образовался толстый слой грязи, поскольку кожа там чесалась сильнее комариных укусов. Усмехнулась. Можно считать, что это тоже укус комара, только очень-очень большого, с пронзительно-красными глазами и длинными черными волосами. Интересно, Люцис выжил?

Полоща бинт в воде, из-за мыслей о вампире не сразу заметила, что кончики пальцев начали сиять синим светом. Первая мысль была, что они посинели от холода, пока медленно в воздухе не стали вырисовываться линии от пальца к пальцу и дальше.

— Опять? — проскулила я и потрясла рукой, отчего рисунок вспыхнул и полностью построился в сияющую пентаграмму синего цвета.

Хотелось кричать, ведь действительно было страшно видеть что-то необычное, особенно когда это происходит с тобой. Позабыв о бинте, упустила его вниз по ручью и начала лихорадочно отползать от воды, вытянув руку с круглой пентаграммой перед собой. В ту же секунду вода в ручье начала бугриться несвойственными ей движениями. Поднимаясь все выше, водяная змея вытягивалась вверх, осушая русло, и когда в ней было больше двух метров, потянулась ко мне. Хотелось завизжать от ужаса, но лучше просто закрыть глаза и молиться, чтобы все это исчезло.

Я хорошо понимала, что это все делаю я, но как этим управлять, совершенно не понятно. Рука начала уставать, а покалывание в пальцах усиливалось. Открыв глаза, глубоко вдохнула через нос, испугавшись воды, что замерла прямо надо мной. Она извивалась из стороны в сторону, совсем как змея, и ждала. Чего? Заставив себя вновь дышать, опять потрясла рукой, но в ту же секунду замерла, поскольку столб воды задрожал вместе со мной. Не придумав ничего лучшего, просто сжала кулак, чтобы не дотрагиваться до пентаграммы, но, как оказалось, надо было действовать иначе. Сияющий круг с символами исчез, отчего я на секунду обрадовалась, но вода, не поддерживаемая магией, рухнула вниз прямо на меня. Охнув, застыла всем телом, поражаясь, насколько вода ледяная. На миг не только я перестала дышать, но и все вокруг замерло, разделяя со мной шок произошедшего. Вот и сходила умыться!

Сидела, уставившись бездумно в одну точку, не меньше минуты, пока уши вновь не стали улавливать звуки. Мокрая одежда неприятно липла к телу, и я поежилась, стряхивая оцепенение. Окинув взглядом местность, заметила застывшую белку на стволе, которая тоже смотрела на меня. На секунду показалось, что она смеется надо мной. Потрясла головой и вновь посмотрела на дерево. Рыжий зверек исчез. Показалось? А если нет, то могут ли белки смеяться?

До поляны, где мы с эльфом переночевали, дошла без проблем, но все еще пребывая в шоковом состоянии. Только благодаря вопросу Андри смогла окончательно прийти в себя.

— Неплохо, — усмехнулся он, разглядывая меня, — но предпочитаю эльфиек.

Проследила за его ярким взглядом и быстро закрыла грудь руками. Промокшая рубаха прилипла к телу, словно вторая кожа, и через ткань хорошо просматривалась грудь с темными ареалами сосков. Стало стыдно и обидно, ведь на мне не было бюстгальтера, и эльф все хорошо успел рассмотреть, пока я бездумно смотрела на наши уже собранные вещи.

— Тогда нечего пялиться! — недовольно буркнула я и скрылась за толстым стволом дерева, чтобы отжать рубаху.

— А чего ты ожидала от меня, когда явилась сюда вся вымокшая? — с сарказмом спросил он.

Сморщила нос, понимая, что он прав, ведь мужчина никогда не откажется от созерцания женских прелестей. Выругавшись про себя, повязала рубаху как топ и вышла к нему. На этот раз его взгляд на секунду приклеился к моему оголенному животу, но долго задерживаться не стал.

— Я не виновата! И если бы лучше смотрел… — Запнулась, наткнувшись на его веселый взгляд, и исправилась: — Если бы был внимательным, то понял, что была шокирована, поэтому не сообразила сразу, в каком я виде.

— Чем же ты была шокирована? — довольно спросил он, улыбнувшись, наблюдая за тем, как я нервно пытаюсь попасть руками в лямки собранного рюкзака.

Боже, краснею, как пятиклассница!

— Опять ваша чертова магия! На этот раз синяя пентаграмма, из-за которой на меня набросилась вода. И вот скажи мне, почему моя магия так ко мне относится?

Я бросила рассерженный взгляд на эльфа и прикусила язык.

Веселья во взгляде Андри больше не наблюдалось. Его плотно сжатые губы и нахмуренные брови мне чрезвычайно не понравились, и я занервничала.

— Сколько времени прошло? — сухо спросил он и, схватив меня за локоть, потащил обратно к тракту.

— Чего? — недоуменно спросила, стараясь не упасть.

— Ты призвала магию! — повысил он голос. — Аспы только этого и ждут, чтобы нас найти!

— Эй! Я же не специально! — Вырвала локоть из его захвата и пошла сама, ничуть не уступая его шагу. — И ты мне не говорил, что магией пользоваться нельзя!

— Я говорил, что мироздание тебя вычислило по призыву магии, могла бы и сама догадаться, — с яростью парировал он, и я остановилась, перегораживая ему дорогу.

— Не кричи на меня, — тихо, но жестко сказала ему и ткнула его в грудь, опять не замечая, что кончики пальцев на этой руке засветились красным. — Я не знаю законов этого мира, поэтому повышения на меня голоса без веской причины не потерплю!

И в ту же секунду раздался рык, эхом разлетаясь в разные стороны.

— Это веская причина? — Эльф, нагнувшись прямо к моему лицу, буквально прорычал свои слова мне в губы.

— Я все поняла и постараюсь больше не призывать магию, — быстро проговорила и развернулась, чтобы стартовать с низкого старта, но меня схватили за руку и прижали спиной к груди.

— Не туда, дура!

— За дуру еще ответишь! — прошипела я, вырываясь.

Но новый рык, который прозвучал ближе, охладил мое недовольство, и мы с Андри, застыв, одновременно воскликнули:

— Тракт!

Быстро переглянулись с эльфом, и он толкнул меня в противоположную сторону от тракта. Мы вместе стартовали и побежали в лес от псов мироздания. Деревья проносились с удивительной скоростью; я поражалась, насколько быстро могу бежать, гонимая страхом. Низкие ветки хлестали по лицу и рукам, покрывая кожу царапинами. Видимо, судьба решила, что укусов комаров мне недостаточно. Самым неприятным оказались корни, торчащие из-под земли, из-за которых я несколько раз падала, тормозя наш побег.

— Больше не могу бежать! — крикнула, как только легкие стало жечь, а в боку будто камень поселился, давя на органы.

Андри остановился и подошел ко мне, тоже тяжело дыша. Осмотрев все вокруг, он взглянул наверх и кивнул на дерево. Проследив за его взглядом, резко помотала головой, понимая, что туда не залезу, но звериный рык сделал свое дело, и я буквально взлетела на плечи эльфа и схватилась за сук, а потом еще за один и еще, пока не оказалась почти на самом верху дерева, похожего на дуб.

— А ты? — с ужасом спросила у него.

— Сиди тихо и не смотри вниз! — ответил он и скрылся из виду.

Сглотнула образовавшийся ком в горле и сама себе сказала «хорошо», вцепившись в ствол, как в спасательный круг. Наступила тишина, давящая на ушные перепонки, и лишь стук сердца набатом раздавался внутри меня. На этот раз было страшно не только за себя, но и за эльфа тоже. Если он погибнет, я последую за ним сразу же. А жить-то хочется!

Когда послышался рык прямо подо мной, зажмурилась, запретив себе смотреть вниз. «Собаки не умеют лазить по деревьям», — проговаривала эту мантру про себя, трясясь всем телом. За рычанием последовал скулеж, а также звуки борьбы. Изредка слышался голос эльфа. Не знаю, сколько я так просидела, мне показалось, что вечность, даже руки онемели, обнимая крепко ствол.

— Слезай! — Голос Андри был хриплым и рваным, но раз сказал такое волшебное слово, значит, все обошлось.

Руки и ноги дрожали, но слезть получилось быстро, благо высоты не боюсь, я уже в детстве натренировалась по деревьям лазить, когда у бабушки в деревне гостила. Только в самом конце эльфу пришлось меня ловить, поскольку до земли было приличное расстояние.

— Живой?! — Я обняла его, повиснув на плечах, радуясь его везучести и умению владеть виртуозно клинками.

— Живой, — выдохнул он удивленно, — а ты меня уже похоронила?

— Мне в прошлый раз хватило встречи с этими псинами, поэтому и спрашиваю.

— Кхм… — Он освободил свою шею от моих цепких рук и оправил куртку. — Спасибо за беспокойство, но нам пора выдвигаться. — И поднял рюкзак, брошенный возле дерева.

Похлопав глазами в недоумении, сообразила, что только что сделала, и сама отступила на шаг, тоже подхватив с лесной подстилки второй рюкзак. Действительно, дура.

— Да, пора, — растерянно кивнула и пошла вперед.

— Опять не туда, — остановил меня насмешливый голос эльфа, и я решила подождать, пока он сам первый не пойдет, а уж я последую за ним хвостиком.

Прежде чем покинуть место, где нам удалось пережить вторую встречу с порождениями мироздания ради возобновления баланса, я заметила неподалеку разрубленных аспов и передернула плечами. Однозначно мне повезло встретить Андри!


ГЛАВА 7

Огромный город Литон я увидела сразу же, стоило нам только подняться на пригорок тракта. В лучах заходящего солнца столица государства Литорн, в котором мы находились, по словам Андри, была великолепна, меняя мое первое впечатление о городах этого мира в лучшую сторону. Несмотря на то что дома были из того же серого камня, все смотрелось современно и сказочно, не было видно конца многочисленным постройкам. Я с предвкушением сделала первый шаг к цивилизации. Предыдущий город был серым и унылым, тогда как Литон сиял и утопал в зелени. Но больше всего меня поразило наличие дворца. Да-да, самого настоящего дворца! Он возвышался в середине города, вокруг него была площадь с фонтанами и парком. Огромное каменное строение приковывало мой взгляд к себе и не отпускало до самого спуска к воротам. Интересно, там живет принц?

— Зачем тебе принц? — удивленно спросил эльф, услышав мой вопрос.

Заплатив пошлину стражнику, мы с легкостью и без вопросов прошли на территорию города. Здесь даже брусчатка была камешек к камешку, отчего идти по ней после пыльной дороги было одно удовольствие.

— Просто интересно, — усмехнулась, — вдруг здесь, как в женских романах, живет красивый принц, от которого все девушки без ума.

— Принц есть, — ответил он, пожав плечами, — у короля должен быть наследник. — А помолчав, добавил: — И он действительно красавец.

— Значит, бабник! — сделала вывод, удовлетворившись ответом эльфа.

Андри иронично приподнял бровь, растянув губы в ухмылке.

— Вас, женщин, не поймешь.

— Если попытаешься — сойдешь с ума.

— Поэтому и не пытаюсь, — хмыкнул он и махнул рукой в сторону: — Нам сюда.

Мы вышли на широкую улицу, по обеим сторонам которой были, как мне показалось, магазины. Снующие прохожие спешили по своим делам, не обращая друг на друга внимания. Я же пораженно смотрела на горожан, узнавая в них то вампира, то эльфа. Оборотней воспринимала как обычных людей, поскольку они не имели никакого отличия. Наверное, так даже лучше. Не чувствуешь себя одиноко.

— Андри…

— Да? — Эльф повернул голову в мою сторону, как только его позвала.

— А почему все эльфы темноволосые и с обычными глазами, а ты… — запнулась, взглянув на него.

Белые глаза эльфа засияли, разглядывая меня.

— Рано тебе еще знать, — серьезно ответил он и отвернулся.

Стало не по себе, но подумав, отругала себя за любопытство. Мало ли какие проблемы у него, а я лезу со своими вопросами. Ну и что, что у него белые волосы и глаза, как будто закрытые белой пленкой. Главное, он помогает и уже не раз защитил меня.

— Переночуем здесь, а завтра пройдемся по лавкам, — отвлек меня от раздумий его спокойный голос.

— А тут можно будет помыться? — спросила, рассматривая простенькое здание в три этажа с красочной вывеской «Конура», где располагались трактир и гостиница.

— Да, в больших городах в гостинице всегда есть баня, — порадовал меня Андри, и я мысленно возликовала.

Когда мы вошли внутрь, в нос ударил приятный запах выпечки, и мой желудок громко заурчал, отчего смущенно потупилась, положив руку на шумный участок моего тела.

— Баня? — переспросила, пряча неловкость. — Баня — это хорошо.

Заплатив хозяину трактира немалую плату за ночлег, еду и баню, Андри повел меня наверх знакомиться с жилищем правильным путем, а не через окно.

— Помыться сможешь через час, а пока отдохни. — Он завел меня в комнату, где сиротливо стояла достаточно широкая кровать.

— А ты куда? — Я развернулась к двери и заглянула в глаза застывшему на пороге эльфу, который он так и не переступил, оставшись стоять в коридоре с потертой красной дорожкой на полу.

— Куплю тебе одежду, чтобы завтра на нас так не смотрели, — пояснил он, окинув меня цепким взглядом.

— Все так плохо? — посмотрела на пыльные ботинки.

— Для столицы — да. Можешь привлечь ненужное внимание.

— Хорошо, а… — Я подняла голову, но Андри в дверях уже не оказалось, и тогда я выбежала в коридор. — Когда тебя ждать и где мне взять полотенце для бани и все остальное? — спросила, поймав его на лестнице за рукав куртки.

— Тебе все выдадут, — сообщил эльф. Помедлил и добавил: — И халат тоже. Отдыхай, Адель, и не выходи на улицу.

— Хорошо, — повторила я и проследила, как он спустился на первый этаж и вышел на улицу.

Обведя взглядом зал со столами, за которыми сидели посетители «Конуры», быстро поднялась в свою комнату и подошла к окну. Белоснежную голову эльфа среди других прохожих сразу было видно, но вот он завернул за угол, и внутри меня шевельнулся страх, что он больше не вернется. С ним как-то спокойней, уже проверено.

— Так, Адель, без паники. Вымоешься, отдохнешь и увидишь своего эльфа…

Нервно рассмеялась. Когда это эльф стал моим? Некстати вспомнилась сцена в лесу, когда я его обняла. В нашем мире этот жест самый обычный, он может выражать приветствие, благодарность или сочувствие, да что угодно, и казаться это будет обычным делом. Здесь же… Я очень испугалась, поэтому обняла его, не веря своим глазам и радуясь тому, что мы остались живы. Вот только его поведение… Неужели девушка в этом мире не может просто так обнять мужчину? Или как человек я ему неприятна?

Стук в дверь помог отвлечься от странных мыслей и не позволил накрутить себя еще больше. Миловидная девушка-оборотень с янтарными глазами, с золотой толстой косой до талии вежливо со мной поздоровалась и сообщила, что баню уже можно посетить. Она проводила меня вниз, и мы вместе вошли в комнату, отделанную деревянными светлыми панелями. Запах мяты вперемешку со слабым запахом дыма от березовых дров вмиг расслабил меня, позволяя отпустить напряжение этих двух дней.

— Ваше полотенце и халат вот на этом крючке. — Девушка указала на стенку, где в ряд висели одинаковые махровые халаты бежевого цвета и полотенца.

— А где…

— Вот мочалка и мыло, — правильно поняла она меня и достала их из шкафчика, который был также и стулом под моим халатом. — Не беспокойтесь, все мочалки новые, — улыбнулась она, и я взяла из ее рук необходимые для мытья вещи.

— А это женская баня? — спохватилась я, когда девушка уже готовилась уйти.

— Совершенно верно. Мужская баня напротив. Не беспокойтесь, — повторила она, — у нас приличная гостиница и вам нечего опасаться.

Я улыбнулась ей в знак благодарности и начала снимать грязную одежду, как только за ней закрылась дверь. Свет здесь давали масляные лампы, фитиль которых горел за стеклом вытянутой колбы. Все хорошо было видно, и я на некоторое время даже позабыла, что нахожусь в другом мире, когда зашла в купальню, вдохнув полной грудью банный дух.

Осмотрев небольшой зал, отделанный такими же деревянными панелями, приметила свободную лавочку с тазиком и ковшиком. Другие девушки и женщины даже не посмотрели на меня; кто-то тщательно намыливал свое тело, а кто-то оживленно сплетничал. Подойдя к скамейке, обнаружила прямо в полу каменную кладку в виде колодца, в котором была чистая теплая вода. Я поразилась тому, как все здесь устроено, и мысленно извинилась за то, что обозвала жителей этого мира дикарями. Сейчас я была счастлива, смывая с себя грязь и от души выливая на себя теплую воду. Одна девушка даже предложила мне жидкое мыло в баночке, обозвав его капилсом.

— Это для волос, — посмеялась она, заметив мое недоумение.

Шампунь!

— Спасибо! — улыбнулась ей и с радостью подставила ладонь.

— Сейчас пойдем в парилку, присоединяйся, — хихикнула она еще раз, наблюдая, как я намыливаю волосы. Приятный запах трав радовал душу. Блаженство…

— Хорошо.

Это я, конечно, погорячилась, согласившись посетить другую комнату. Парилка с широкими скамейками, в виде лестницы до самого потолка у каждой стены, мне понравилась сразу. Здесь воздух был сухим, а приятный запах мяты, казалось, залечивает и очищает легкие. Но стоило мне лечь на одну из ступенек, последовав примеру других девушек и женщин, как дверь открылась, и зашли бабы с березовыми и дубовыми вениками в руках. Почему бабы? Так этих пампушек с суровым взглядом по-другому никак не назовешь. Поддав пару — выплеснув полный ковш воды на раскаленные камни, которые лежали в железном чане посередине комнаты, — к каждой из нас подошла одна из вновь прибывших волевых женщин и командным голосом потребовала лечь на живот. Я подчинилась сразу же, содрогнувшись от столь мощного голоса, и в следующую секунду взвыла, когда эта баба начала хлестать меня веником, опуская его каждый раз в ведро с кипятком. Экзекуция длилась долго, бабы работали на совесть. Ни один из участков моего тела не был лишен суровой встречи с листьями веника. Под конец я буквально выползла из парилки, следуя за бодрыми девушками. Если выберусь из этого мира, в баню больше никогда не пойду!

— Тебе плохо? — обеспокоенно спросила девушка, которая поделилась со мной шампунем.

— Просто не ожидала такого, — привалилась спиной к теплой стене, радуясь свободе. — Это всегда так?

— Что ты! — рассмеялась девушка, отчего ее темные длинные брови задергались на кончиках. Да, она была эльфийкой, вот только с обычными зелеными глазами и темно-русыми волосами до плеч. — Если посетить простую баню, то там ты сам выбираешь, хлестать тебя веником или нет. А вот при гостинице — да, здесь следят, чтобы ты блестел от чистоты. Парилка помогает хорошо раскрыть поры и вся грязь быстро смывается.

— А просто ванн нет? — поинтересовалась и живо исправилась, поскольку собеседница недоуменно на меня посмотрела: — Комнат с чаном воды.

— О, — сразу заулыбалась она, даря мне белоснежную улыбку, — такие есть в маленьких городах, а здесь, в дорогих гостиницах, — купальни. Но по мне так лучше баня. Сразу чувствуешь себя чистой не только снаружи, но и внутри. — Она прикрыла глаза и глубоко вдохнула, отчего ее пышная грудь приподнялась и опустилась, привлекая к себе внимание.

Я лишь улыбнулась, с завистью глядя на нее. Меня не назовешь страшной, природа не поскупилась, одарив красивой аккуратной грудью второго размера и круглой попой, но сейчас передо мной сидел идеал для мужчин, и я уверена, что длинные уши и брови, как усы у жука, не помеха. Да и лицом она была красивой — с большими глазами, маленьким носиком и пухлыми губками. «Андри бы оценил», — пронеслась мысль в голове, и я усмехнулась.

Девушка отправилась на свою лавку, как только ее окликнули, и я спокойно, но быстро покончила с водными процедурами, чтобы одной из первых выйти в предбанник. Завернувшись в халат, надела тонкие тапочки и живо потопала в свою комнату. Сил не осталось ни на что, поэтому прямо так, в халате и с полотенцем на голове, завалилась на кровать и мгновенно уснула, несмотря на голодный желудок. Все потом!

Шум, который раздался в коридоре, заставил меня буквально подпрыгнуть на кровати и с бешеным стуком сердца в груди окинуть комнату безумным взглядом.

— Война?! — прохрипела, не понимая, что за шум и какого черта вообще происходит.

Проведя рукой по лицу, стирая сон, неуверенно спустила ноги на пол и подошла к двери. Шум набирал обороты, и теперь среди лязга металла и треска дерева были слышны голоса:

— Подонок! Да как ты посмел притронуться к ней своими жирными руками! — прорычал тощий мужик с орлиным носом, наступая на низкого и круглого мужичка.

— Да она сама ко мне пришла! Сбежала от такого, как ты! — ехидно ответил ему его соперник, отбивая удар меча табуреткой.

— Лариса моя! — заверещал не хуже бабы, как я поняла, муж Ларисы и махнул со всей силы мечом, разрубая деревянный «щит» низкорослого пополам.

Мамочки! Да он сейчас его убьет! Окинув быстрым взглядом коридор, с удивлением обнаружила зрителей в каждой двери, которые с интересом наблюдали за сценой ревности.

— Черта с два она твоя! — прошипел жирный и кинул в тощего половинки бывшего табурета.

Мужик с мечом уклонился и с победной улыбкой занес холодное оружие для решающего удара, но казнь не состоялась.

— Стойте! — Голос с другого конца коридора заставил вздрогнуть каждого, не только виновников шума, но и зрителей этой мелодрамы. — Берти, нет!

Круглая как колобок девушка, придерживая лиф платья, подбежала к мужчинам и встала между ними.

— Лариса, иди в комнату, не позорь меня! — прорычал тощий Берти, но меч опустил, чтобы не поранить ее.

— Прошу, Берти! — Слезы лились ручьем по ее пухлым щекам, огибая дрожащие губы. — Я люблю его!

Берти сжал рукоять меча с такой силой, что костяшки пальцев побелели, а скрип зубов отчетливо долетел до моих ушей.

— Подумай хорошо, Лариса. Пока удача благоволит ему, поэтому хищники не съели его при воссоединении с природой. — Он замолчал, а затем процедил сквозь зубы: — Он — кабан, Лариса! С ним нельзя строить будущее! Оставит тебя с детьми, сдохнув от руки охотника! — повысил он голос, ткнув пальцем в своего соперника за ее руку и сердце.

— Даже если и так, я люблю его, Берти, и буду рада иметь от него детей! — с вызовом посмотрела на него Лариса, загораживая пышной грудью своего любовника.

Тощий запустил пятерню в светлые кудрявые волосы и застонал, а затем сплюнул от досады и окончательно убрал меч в ножны.

— Поступай как знаешь, но ко мне больше не приходи, — тихо ответил он ей и пошел на выход, не обращая внимания на свидетелей его поражения.

Зрители скрылись в своих комнатах, когда бесплатный спектакль был окончен, а я еще проследила, как счастливая парочка добралась до своего номера и, еще на пороге прижавшись друг к другу в страстном поцелуе, скрылась из виду.

— С добрым утром! — послышался голос Андри.

— С добрым, — еще не отойдя от шока, приветствовала эльфа. Он, оказывается, тоже наблюдал за представлением, только из своей комнаты, которая находилась напротив моей.

— Собирайся, через пять минут жду тебя внизу. — И эльф закрыл дверь, даже не выслушав мой вопрос насчет одежды, который я хотела задать.

Да, утро явно обещало веселый день, но признаюсь, я испытала радость за этих двух «круглых» людей. Конечно, Берти тоже жалко, но он поступил благородно и отпустил ее с другим. Эх, вот же жизнь у людей…

Улыбнувшись, крутнулась на месте, заставляя подол длинного махрового халата закружиться и распахнуться, оголяя мои ноги. Хороший сон в кровати и порция чужого счастья подняли мое настроение, а когда на тумбочке увидела стопку одежды с деревянной расческой сверху, улыбнулась еще шире. Умница, Андри, уже оценил, в каком состоянии мои волосы.

Собиралась я быстро, радуясь чистой одежде. Туника и штанишки были впору, как и мягкие ботиночки. Глаз у эльфа точный, и он правильно смог все подобрать. В итоге спустилась вниз вовремя, улыбаясь во все тридцать два зуба.

— Туалет на улице, — проинформировал Андри, сидевший за столом, даже не посмотрев на меня.

Зал уже был полон, а запахи еды раздразнили мой пустой желудок, отчего тот протяжно заурчал. Я с завистью посмотрела на людей, жующих свой завтрак.

Я не сразу сообразила, что сказал Андри, а потом кивнула и быстро сбегала в указанное место, рядом с которым еще оказался умывальник в виде бочки с краном.

— Через час отходит экипаж до Рондона, необходимо все успеть, — сказал эльф, когда я вернулась.

— А там что? — спросила, с удовольствием уплетая омлет с овощами, принесенный разносчицей.

— Следующий пункт отдыха. Ты же не хочешь ночевать на природе? — усмехнулся он, пряча улыбку в кружку с ягодным отваром.

Я отрицательно покачала головой и почесала щеку, которую искусали комары. От его слов каждый укус напомнил о себе, неприятно покалывая.

— Я так и думал, — проговорил он, проследив за моим движением.

Как только с завтраком было покончено, мы покинули «Конуру» и пошли вниз по улице, по которой сновали прохожие по своим делам. Я старалась держаться рядом с эльфом, чтобы не потеряться. Даже за рукав его хватала, когда толпа уплотнялась и был риск отстать от своего единственного знакомого и охранника.

Мы стали заходить то в один магазин, то в другой, подбирая мне удобную одежду для похода. Все было из кожи с мягкой подкладкой — штаны, куртка и сапоги до самых колен. Андри объяснил, что это единственный материал, который будет очень кстати там, куда мы отправляемся. Мне же было во всем этом жарко.

— Как ты в этом ходишь? — спросила, когда покинули лавку со штанами от какого-то известного мастера. До следующего магазина я шла, постоянно оттягивая штанину на бедрах, материал слишком плотно прилегал к телу и натирал кожу.

— Поверь мне, это лучший вариант. Просто все новое. Привыкнешь.

— Хорошо, но рубаху я выберу сама!

Эльф лишь пожал плечами и галантно открыл дверь последней лавки. Выбрать что-то удобное было трудно. Либо я привыкла к мужским вещам, что висели на мне как мешок, тем самым не сковывая мои движения, либо что-то тут не так с женщинами этого мира.

— У вас что, все лилипуты? — высунув голову из-за ширмы, поинтересовалась у продавщицы, которая откровенно флиртовала с Андри.

— Что вы, — хихикнула она, подмигнув эльфу, — сейчас модно все в обтяжку.

— А есть что-нибудь немодное? — язвительно спросила я, прожигая ее спину злым взглядом. У нее посетитель, а она игнорирует его!

— Конечно. — Не глядя, она выбрала пару рубах и кинула мне в руки. — Вот устаревшая модель.

Подарив ей натянутую улыбку, скрылась за ширмой и стала рассматривать вполне приличные рубашки с зауженной талией и с широким воротником. Но все было бесполезно — то рукава короткие, то слишком узко в талии.

— Примерьте еще вот это. — Через ширму перелетело и упало прямо мне на голову что-то розовое, из легкого материала.

Сжав кулаки, глубоко вдохнула и медленно выдохнула, чтобы унять злость. Не хотелось такое чудное утро портить скандалом с какой-то девицей. Сняв розовое облако с головы, развернула его и удивилась. Рубахой это было трудно назвать, скорей блузкой, но она оказалась мне впору и была очень приятна для кожи. Мои шоколадные волосы и серые глаза отлично гармонировали с ней. То, что надо.

— Отлично! — довольно воскликнула я и вышла из-за ширмы.

Андри поднял на меня глаза и улыбнулся обаятельной улыбкой, отчего его брови чуточку приподнялись. Продавщица недовольно поджала губы — эта улыбка была явно адресована не ей.

— С вас три медяка. В этой блузе только полы мыть, — хмыкнула она, получив плату из рук эльфа.

Я пропустила ее слова мимо ушей, застегивая широкий, плетенный из кожи пояс поверх розового чуда. Было забавно выглядеть, как какая-то пиратка.

— Пойдем, — поторопил меня Андри, открыв дверь.

Теперь я себя чувствовала человеком, когда шла по улице и ловила на себе взгляды, в которых больше не было брезгливости, как вчера. Было, конечно, неловко за то, что все это купил мне эльф, но совесть пришлось загнать глубоко, ведь я нахожусь в таком положении, когда приходится брать, не задумываясь о независимости. Да и я нужна Андри, так что будем думать, что это равносильный обмен.

Мы шли вниз по улице к восточным воротам, чтобы там сесть в экипаж. Я все время озиралась по сторонам, удивляясь жизни в этом мире. Каменные дома в два-три этажа с красивой кладкой радовали глаз, а цветочные клумбы и железные фонари с толстыми свечами под стеклянными колпаками вместо лампочек удивляли и иногда пугали. Все же это другой мир, без электричества и технологий. Если бы не странная внешность жителей Фэйла и моя магия, то просто бы думала, что попала в прошлое. Но все было куда хуже…

Размышляя и при этом вертя головой, чтобы ничего не упустить и запомнить, не заметила, как отстала от Андри. Мы как раз уже миновали центральную улицу с прилично одетыми прохожими и оказались в менее благополучном квартале, который всегда присутствует в больших городах на окраине.

— Андри! — крикнула, чтобы привлечь внимание эльфа, который шел уверенно вперед, но в следующую секунду меня схватили и закрыли рот рукой, утаскивая в проулок.

Страх затопил мой разум, и я начала брыкаться в чужих руках, стараясь освободиться. Но похититель оказался сильным и без проблем выбрался из толпы, которая даже не обратила внимания на эту сцену.

— Бойкая, — довольно прошипел мой похититель, обращаясь к еще одному мужику, что ожидал в проулке.

Вампиры!

— Ты поаккуратнее с ней, — недовольно сморщил нос его напарник, наблюдая, как я пытаюсь выбраться, — Люцис будет недоволен, если его игрушка сломается.

Я пораженно замерла при упоминании имени вампира, который подарил мне шрам на шее. Выжил все-таки! Пальцы начало покалывать от нарастающего страха внутри.

— Как скажешь. Где остальные?

— Отправились за экипажем. Дамочка у нас нежная и не выдержит путешествия на лошади, — довольно осклабился вампир, уставившись на меня кроваво-красными глазами.

Пальцы уже не то что покалывало — жгло огнем, и теперь я обратила на это внимание, вспомнив ощущение. Нет, нельзя! Андри меня сожрет заживо, если применю магию!

— Все, пошли, — скомандовал приятель моего похитителя и двинулся первым.

Меня сжали еще сильнее и потащили следом.

Где же мой спаситель, когда он так нужен?

Вновь влившись в поток прохожих, вампиры повели меня обратно вверх по улице, но вскоре свернули, и теперь мы шли по безлюдному переулку, заставленному деревянными ящиками и бочками. Запах здесь стоял удушающий.

— Сюда, — скомандовал впереди идущий и вновь свернул за угол, но в следующий миг буквально вылетел из-за поворота, пропахав носом брусчатку до самой стены дома.

— Ворд! — воскликнул мой похититель, выпустив меня из захвата, и подскочил к приятелю.

Я удивленно замерла, не зная, что делать. Нет, однозначно нужно бежать, но мозг просто заклинило, сковав все тело.

— Адель! — Раздавшийся голос Андри был как удар по голове, отчего мысли поскакали одна за другой. Я обернулась к эльфу. — Беги! — крикнул он, преградив путь тройке вампиров, прибывших на подмогу.

— Куда? — опешила я, стараясь унять покалывание в пальцах.

— Вниз к воротам! Я избавлюсь от них, — кивнул он в сторону врагов и сжал клинки еще крепче.

— Точно? Их же много…

— Беги, кому сказал, — недовольно прорычал он. — Не сомневайся во мне.

Видя, что я не собираюсь бежать, эльф толкнул меня и сразу же отразил клинками фаербол, летящий в мою сторону. Я шокированно уставилась на вампира, который его создал. А где пентаграмма?

— Девчонку не трогать! — прошипел мой похититель, взвалив себе на плечо потерявшего сознание приятеля.

— Адель! — Новый оклик, и, рванувшись с места, я бегу обратно на улицу, с которой все и началось.

Бежала без оглядки, но спиной чувствовала, что за мной погоня, и не прогадала. Врезавшись в прохожего и на секунду оглянувшись, с помощью его смогла увернуться от нового захвата, толкнув невинную девушку в руки вампира. Та взвизгнула, и на нас наконец-то обратили внимание.

— Стоять! — прошипел вампирюга, отталкивая от себя девицу.

Захотелось покрутить пальцем у виска, мысленно говоря «дура, что ли, слушаться тебя», и побежала дальше, моля Бога открыть мне второе дыхание. И что этому Люцису нужно от меня? Заказал бы себе другую порцию крови, а меня бы оставил в покое!

Выбежав на широкую улицу, где ездили кареты и всадники, оглянулась и со страхом поняла, что деваться мне некуда. Два вампира прорывались через прохожих, сыпля мне вдогонку угрозы. Под колеса, а тем более под копыта лошади бросаться не было желания. Поэтому, не дав себе и секунды на размышления, побежала за каретой и схватилась за ручку дверцы, вскочив на подножку, благо скорость у кареты была небольшой и мне хватило сил. Но что дальше? Вампиры выбежали на транспортную улицу и стали озираться по сторонам. Боясь быть замеченной, сняла крючок с дверки и юркнула в карету. Боже, лишь бы не засекли и дали мне уйти!

Секунда, другая… и я облегченно выдыхаю, без сил растекшись на диванчике, обтянутом красным бархатом. Думать ни о чем не хотелось, да и сердце так сильно колотилось, что еще чуть-чуть, и лопнет.

— Кхм…

Резко распахнув глаза, наткнулась на холодный синий взгляд. Сердце пропустило удар.

— Здрасте, — нервно улыбнулась, теперь боясь остановки сердца.


ГЛАВА 8

Мужчина молчал, пристально глядя на меня. Окинув его быстрым взглядом, поняла, что я нарвалась на очередную неприятность. Одежда была не просто дорогой и хорошо сшитой, она прямо-таки кричала о том, что передо мной человек очень богатый. Темно-синий камзол с золотой каймой, штаны и белоснежная рубашка идеально сидели на нем, а уж голубая лента с орнаментом в виде ириса, украшенного драгоценными камнями, заставила меня дышать через раз.

Гулко сглотнув, подняла глаза с черных сапог обратно на его лицо. Короткие волнистые бронзовые волосы были зачесаны назад, открывая широкий лоб с густыми, но идеальной формы бровями. Глядя прямо в его синие глаза, чувствовала себя маленькой мышкой, ощущая всем телом подавляющую власть этого человека.

Я вздрогнула, когда его взгляд потемнел, а тонкие губы еще больше сжались в тонкую полоску.

— Простите, — прохрипела я, а потом поняла, что так нельзя.

Плавно, чтобы не позволить хищнику прямо сейчас наброситься на меня, села ровно, расправив плечи. Спасибо Андри, что выглядела я сейчас прилично, а то бы совсем умерла от стыда.

Закинув ногу на ногу, при этом стараясь не упасть из-за тряски, уже спокойно и сдержанно посмотрела на мужчину. Он не сдвинулся с места, продолжая меня испепелять взглядом.

— А куда карета едет? — светским голосом поинтересовалась у него.

В его взгляде промелькнула искорка смеха, но быстро растворилась в холодной синеве.

— Вы, конечно, извините меня за дерзость, но мне нужно к восточным воротам города. Нам, случайно, не по пути? — И уставилась на него, обхватив руками свои коленки, чтобы унять дрожь.

Мой спутник наклонил голову набок, улыбнувшись краешками губ.

— Да или нет? — изогнула бровь в ожидании ответа.

— Карин, — спокойно проговорил мужчина, и я вздрогнула при звуке необычного бархатного голоса.

— Да, ваше высочество? — прозвучало над моей головой.

Посмотрев наверх, я увидела узкое окошечко, которое сейчас оказалось открытым.

— К восточным воротам, — все так же спокойно проговорил… Кто? Неужели принц?

Мое сердце ухнуло вниз и уже где-то там, в районе пяток, продолжало трепыхаться. Больше никто из нас не проронил и слова. Карета повернула влево, и я еле удержалась на диванчике, сохранив свою невозмутимость. Неужели все так просто и меня довезут до ворот?

Окинула принца еще раз оценивающим взглядом. Андри был прав, принц не урод, а очень даже хорош собой. Высокие скулы, прямой нос и волевой подбородок — все было идеальным, даже пронзительный синий взгляд не портил, а наоборот, дополнял образ идеала всех женщин. Могу поклясться, что девушки сами вешаются ему на шею.

Невольно сморщив нос, отвернулась к окну. Почему все богатые такие красивые? Но самое обидное, что таких красавцев всегда получают только те девушки, которых тоже не обделила заботой матушка-природа, ко всему прочему подарив еще и папочку-богача. Фыркнула, поражаясь своим мыслям, которые посетили голову, а в следующую секунду смогла только охнуть, лишившись опоры. Карета вдруг резко остановилась, отчего меня сначала вжало в спинку диванчика, а затем швырнуло обратно, прямо на принца. Все бы ничего, но упала я не в его объятия, а прямо ему между ног, больно ударившись коленками об пол кареты и уткнувшись лицом в его стальной пресс. Взвыла, но резко замолчала, ощутив его руки на своих плечах.

— Карин! — прозвучал сердитый голос.

Хотела сесть обратно, но руки на плечах вдруг стали очень тяжелыми, а моя голова неприятно загудела.

— Простите, ваше высочество! — залепетал кучер, открыв окошко. — Всадник выскочил из-за поворота, еле успел остановить коней.

— Хорошо, — захват на моих плечах ослаб, — поезжай дальше.

Карета в ту же секунду вновь двинулась, а мое лицо приподняли за подбородок.

— Сильно ушиблись? — На меня продолжали смотреть холодные глаза, но я увидела в них беспокойство, хоть лицо и выражало абсолютное безразличие.

Собрав глаза в кучу, потрясла головой.

— У вас там железный корсет? — прохрипела, указывая на его живот.

Он помог мне обратно сесть, придерживая за плечи. Да, неловкая ситуация вышла.

— Почти, — усмехнулся он, отчего я на секунду замерла, завороженная его улыбкой. — Корсета нет, но вы ударились о бляху.

Принц запустил руку во внутренний карман камзола и достал белоснежный платок.

— Вот, возьмите. И прошу прощения за кучера. Вы мало ездили в каретах?

Я только сейчас поняла, что из носа течет кровь, и поспешно приложила платок. Ничего себе уткнулась в «пресс»!

— Я вообще… — поморщилась, теперь ощутив и боль. — Я вообще в них не ездила.

— Вот как? — приподнял принц бровь, наблюдая за моими попытками остановить кровь.

Как там говорят, — надо закинуть голову и так сидеть, пока все не пройдет?

— Не доводилось. — А про себя подумала: «И слава богу!»

Карета вновь дернулась, остановившись, но в этот раз все обошлось.

— Приехали, ваше высочество! Восточные ворота.

Я посмотрела в окно, отмечая большое скопление людей, которые поглядывали в нашу сторону и перешептывались.

— Было приятно с вами познакомиться, ваше высочество, — протянула ему платок с кровавыми пятнами, на что он усмехнулся и покачал головой.

— Оставьте себе, вам нужнее. — Я поспешно приложила обратно к носу когда-то белоснежный платок и виновато улыбнулась, сообразив, что творю, — зачем теперь ему эта тряпка? — Надеюсь вас еще когда-нибудь увидеть, леди…

— Адель, просто Адель, — поспешно ответила я и схватилась за ручку дверцы. — Спасибо вам еще раз. — И, не дожидаясь его заверений, что это пустяки, выскользнула наружу. Было ужасно неловко.

— До встречи, Адель, — послышался задумчивый голос из кареты, и она сдвинулась с места, а через минуту уже скрылась за поворотом другой улицы.

Медленно выдохнула, не веря тому, что только что произошло. Неужели все так просто и мое мнение насчет принцев было неправильным? Быть может, во всем виноваты женские романы, а на самом деле принцы нормальные люди?

— Адель! — прозвучал знакомый голос, и я повернулась к Андри. — Что ты делала в королевской карете? — Он осекся, заметив мой распухший нос.

— Даже не спрашивай, — прямо взглянула в его глаза, закрыв нос платком. — Где наш экипаж?

Эльф махнул в сторону, сжав губы в тонкую полоску и нахмурив брови. Не желая больше стоять и ловить на себе любопытные взгляды людей, которые все это время стояли тихо, взяла один рюкзак у Андри и потопала в указанном направлении. Уже потом, в дороге, я ему обо всем рассказала, не выдержав его молчания. Мне нужны были ответы, и поэтому пришлось поведать о неловкой ситуации, которую теперь буду вечно вспоминать краснея. Такую встречу с принцем никому не повторить!

— Теперь ты доволен?! — ворчливо спросила, не выдержав уже три часа ехать в молчании.

Андри кивнул, глядя куда угодно, лишь бы не на меня.

Оборотни и эльфы, что ехали с нами, все время косились в нашу сторону, изредка неодобрительно качая головой. Они все видели мое прибытие к восточным воротам и, услышав мой рассказ, не побоялись высказать свое мнение о невежливом поведении с принцем. А как мне надо было поступить? «Извините, ваше высочество, перепутала карету», — и выпрыгнуть? Если бы вышла, то вампиры схватили бы меня, а так добралась живой и почти невредимой.

— Отлично! — Я откинулась на бортик повозки и сложила руки на груди, окидывая всех присутствующих злым взглядом.

От чудесного утра не осталось и следа. Если бы знала, что Андри не любит, когда не отвечают на его вопросы и умалчивают, о чем он хочет знать, то сразу бы ему все рассказала, ведь он единственный, с кем я могу не бояться за свои слова. Просто не хотела афишировать свой позор всем присутствующим. Но в итоге эльф пошел той же дорогой, что и я, — перестал слушать меня и не отвечал на мои вопросы.

Голова раскалывалась, а распухший нос дико болел. На очередной кочке поморщилась и прикрыла глаза.

— Сильно болит?

— Угу… — Злость прошла, уступив место жалости к самой себе. Кто же знал, что биться о бляху так больно?

— Повернись, — потребовал Андри, и я без возражений повернулась к нему лицом.

Если честно, когда услышала от него про экипаж, то думала, что будет что-то наподобие той же кареты, но все оказалось намного проще. Выйдя за ворота, заметила стоящие в ряд четырехколесные повозки, запряженные лошадьми. Меня разобрал смех, когда я увидела убранство этого чудо-транспорта, которое мне напомнило о наших маршрутках. В каждой повозке, вдоль ее двух длинных сторон, были намертво прибиты широкие лавки для пяти пассажиров. Мы с Андри заняли место ближе к вознице, чтобы не глотать пыль, но сама идея транспорта меня удивила и огорчила, ведь нормально поговорить не удастся, поскольку много свидетелей. Но как оказалось, эльф и не спешил отвечать на мои вопросы после моего молчания.

— Когда я попросил тебя бежать, не думал, что ты встретишься с принцем Тионом.

Раскрыв мой рюкзак, эльф достал баночку с мазью и широкий бинт.

— А о чем ты думал? — кривясь от боли, спросила уже спокойным и усталым голосом.

— Честно? — Дождавшись моего кивка, ответил: — Боялся тебя потерять, когда за тобой погнались эти красноглазые.

— Сейчас расплачусь! — Я закатила глаза, но в душе потеплело от его слов, хотя я знала, что я просто нужна ему живой для воплощения его плана.

— Не стоит, — хмыкнул Андри и зачерпнул пальцем мазь, а затем внимательно стал разглядывать мой нос. — Закрой глаза и не открывай, пока не скажу.

Вздохнув, выполнила его просьбу, а следующие пять минут кривилась, а иногда и вскрикивала от боли, поскольку Андри намазывал мой пострадавший участок какой-то мерзко пахнущей мазью, не церемонясь и надавливая на самые болезненные места. Открыть глаза мне разрешили только после того, как замотали половину лица бинтом.

— Вечером будешь как новая, — подытожил эльф свои старания, убирая все обратно, а я почувствовала себя черепашкой-ниндзя, хотя вряд ли среди них был тот, кто носил белую повязку.

— Спасибо, — тихо ответила ему, стараясь смотреть только вперед и наблюдая за возницей. Казалось, что каждый, кто с нами ехал, смеется над моей внешностью.

Андри кивнул и задвинул рюкзак под скамейку, загораживая меня собой от остальных.

— Почему с нами не едут вампиры?

— Едут, но в других повозках. Я выбрал эту, чтобы ты не привлекла их внимание. У любого из них, может, уже близится день выполнения уговора.

— А нам долго добираться до этого камня, который поможет мне вернуться домой?

— Около недели, если нам больше ничто не помешает, что вряд ли, — ответил эльф, нахмурив брови.

— Ты думаешь, Люцис не отстанет? Если его срок подошел, а он еще жив, то, значит, выполнил условие. Зачем тогда ему я?

— Я знаю этого вампира и с уверенностью могу сказать, что ты ему стала чем-то интересна, раз преследует. И надо было тебе именно ему приглянуться! — тихо закончил он, но я смогла услышать. Этот белобрысый эльф явно что-то скрывал.

— Если бы не он, я бы не смогла убежать, — с грустью улыбнулась, — все девушки расстались с жизнью прямо там, в зале, а Люцис увел меня…

— Обязательно скажу ему спасибо, — вдруг осклабился Андри, и я даже успела заметить краем глаза его хищную улыбку, но он быстро поменялся в лице, вновь надев маску безразличия.

Что же он скрывает? Не лучше ли мне держаться от этого эльфа как можно дальше?

— Расскажи мне о себе, — решила хоть как-то уменьшить свое подозрение, узнав его получше.

Андри, похоже, удивился моему вопросу.

— Что ты хочешь узнать? Я не сижу на месте и то и дело выполняю поручения жалких ублюдков, которые не хотят марать свои руки. Мне не о чем тебе поведать.

— А ты не думал, к примеру, остепениться и жениться? Ты же не обременен условием и можешь иметь детей. Я думаю, найдется эльфийка, которая захочет провести свою жизнь с красивым и молодым… Кстати, сколько тебе лет? — повернулась к нему и заглянула в его белые глаза.

— Семьдесят три, — ответил он, кривя губы в ухмылке.

— Да ты в самом расцвете сил, — оценивающим взглядом окинула его широкие плечи, грудь и лицо без единой морщинки. Даже не верится, что ему столько лет. От силы дала бы тридцать.

— Ты так думаешь? — иронически приподнял он свою длинную бровь, насмешливо глядя на меня.

— Ну, раз та продавщица строила тебе глазки, то и эльфийка клюнет на тебя. Да хоть вон та! — указала я на одну из пассажирок, что как раз являлась эльфийкой. Андри сморщил нос. — Да ты у нас привередливый, — рассмеялась, но резко замолчала из-за боли.

— Не в моем вкусе, — пожал он плечами, мельком окинув темноволосую красавицу оценивающим взглядом.

— А какие тогда? — хмыкнула, уловив интерес эльфийки. Заметила, что на нее смотрят.

— Давай не будем об этом, — вмиг посуровел Андри, загородив мне обзор широким плечом.

— Ну а дом у тебя хотя бы есть? — не стала наседать я. Может, у него какие-нибудь проблемы с женщинами, а я давлю на больную мозоль.

— Нет.

— Прям-таки совсем? — удивилась этому факту.

— Я наемник, Адель. Живу обычно в гостиницах, на постоялых дворах, посещая город за городом.

— А почему наемник? Много платят?

— Когда как. Иногда даже приходится силой забирать плату.

— Да ты страшный эльф! — передернула плечами.

— Какой есть. Это жизнь, и она часто несправедлива.

— Это уж точно, — фыркнула, мысленно костеря свою судьбу, которая кидает меня то в одну сторону, то в другую.

— Ну а ты? — вдруг спросил он тихо, улыбнувшись краешками губ. — Кто ты в своем мире?

— Я обычная работница на заводе. Ты же знаешь, что такое завод?

— Да.

— Откуда? — прищурила глаза и навострила уши. Сейчас наконец-то узнаю хоть что-нибудь.

— Не ты одна такая, кто смог сбежать от вампира. И с одним таким беглецом мне посчастливилось встретиться.

— И он живет в этом мире? — обрадовалась, что тут есть земляк.

— Его убили, — спокойно ответил мне Андри, но я заметила, как он с силой сжал бортик повозки.

— В вашем мире трудно выжить, это я поняла сразу. Если Литон мне еще показался приличным городом, то тот, откуда мы начали наш путь, был как страшный сон, — передернула плечами, вспомнив вампиров, темные дома и аспов.

— Если ты не владеешь магией, то и жить тебе недолго.

— Но ты же выжил и до сих пор живой! Как ты это делаешь без магии?

— Во-первых, я не человек, Адель, — тепло улыбнулся он мне. — А во-вторых, я с самого рождения умею держать клинки, которым магия нипочем.

— Волшебные? — взглянула на золотые рукояти клинков, которые торчали из-за его спины.

— Эльфы знают толк в металле и делают хорошее оружие, — уклончиво ответил он.

Я нахмурилась и хотела уже спросить про свет, который покрывал лезвие клинков в тот первый день, но повозка остановилась, и возница прокричал: «Смена лошадей!» Так что про вопрос я забыла в тот же миг, поскольку увидела трактир, возле которого мы остановились.

— Перекусим? — заметив мой голодный взгляд, спросил эльф и, не дожидаясь моего ответа, перемахнул через бортик и помог мне выбраться тем же путем. На выходе из повозки была толкучка.

— Уважаемые, у вас двадцать минут! Просьба свои дела сделать быстро и вернуться назад, — прокричал наш возница и начал снимать упряжь с двух порядком уставших лошадей.

— Пошли, — кивнул Андри в сторону трактира.

— А наши вещи? — спросила, увидев двух оборотней, которые остались в повозке, вцепившись в свои рюкзаки.

— Все самое важное у меня с собой. — Эльф хлопнул по маленькой кожаной сумке, что висела у него сбоку на ремне.

Больше спрашивать ничего не стала. Кушать действительно хотелось, и я даже не заметила, что еда была пресной, а вода тухлой. Видимо, хозяева этого заведения скупердяи и не спешат тратиться на хорошие и свежие продукты, ведь это заведение единственное в этой глуши, и хочешь не хочешь, а обед все равно закажешь, поскольку еще целый день ехать.

Когда вышли из этой грязной и пропахшей табачным дымом забегаловки, в животе неприятно забурлило, но время поджимало и пришлось положиться на удачу и надеяться, что еда, съеденная здесь, не попросится наружу раньше прибытия в Рондон.

— Андри! — тихо позвала эльфа, задумчиво глядя на проплывающий мимо лес.

Я уже успела вздремнуть на его плече, послушать сплетни соседей по повозке и просто сойти с ума от скуки. Мне никогда еще не доводилось ехать куда-то так далеко, причем медленно и без планшета в руках, который всегда спасал от тоски зеленой.

— Что? — Он повернул голову в мою сторону.

— А этот Люцис, он кто? Что он вампир, я знаю, — положила руку на шею и нащупала две еще незажившие ранки. — Но какой вампир? Он богат?

— Да, богат, — ответил Андри, а подумав, добавил: — И он один из старейшин вампирского общества.

— У них и свое общество есть? — Я хихикнула, представив вампиров, обсуждающих насущные вопросы за круглым столом в черных балахонах.

— Конечно, без него вампиры натворили бы много бед, ведь они обладают большой силой. Но старейшины сумели вразумить молодых и объяснить им, что должен быть порядок.

— И как давно это общество существует?

— Долго, точную дату не знаю. Старейшины сменяются со временем. Люцис, например, стал старейшиной сорок лет назад.

— Ого, а сколько же ему тогда сейчас? — удивилась я, ведь этот кровосос выглядел молодо, может, немного старше Андри.

— Около девяноста, — сухо ответил мне эльф и замолчал.

Я мысленно присвистнула. Долго они тут живут, однако.

Получив новую пищу для размышлений, опять уставилась на окружающий лес, обдумывая реалии этого мира.

Солнце уже скрылось за деревьями, и на землю опускался вечер. Наши соседи по повозке устало ворчали, а города так и не было видно. Тракт тянулся далеко за горизонт, создавая ощущение бесконечного пути, отчего казалось, что мы никогда не доедем до цивилизации.

— Осталось немного, — видя, что я ерзаю, не в силах уже усидеть на твердой лавке, обрадовал меня Андри.

— Еще немного, и я соглашусь идти пешком, — вздохнула я и положила голову ему на плечо. — Ты так постоянно передвигаешься?

— Если есть возможность. Но в основном верхом, беру лошадь напрокат.

— У вас тут лошадей можно напрокат брать? — усмехнулась, узнав, что тут есть такое понятие.

— Да, но с условием, что доберешься до города, где ее можно обратно обменять на монеты. На самом деле ты ее покупаешь, но можешь вернуть потраченную сумму, если она тебе не нужна.

— Удобно. А работы у тебя хватает? Конкуренция большая?

— Хватает, а что касается других, то главную роль здесь играет авторитет.

— Ты знаменитость среди наемников? — спросила с улыбкой.

— Стараюсь, — ответил он мне, улыбнувшись краешками губ.

Нервно рассмеялась, пряча тем самым небольшой страх. Если он с аспами справился, то страшно подумать, как легко он может убить человека. Я никогда не общалась с преступниками и только по фильмам знаю о мафии в нашем мире. Но здесь совсем другой менталитет, и убийство рассматривается иначе, отчего становится страшно.

После его слов села ровно и даже чуточку отодвинулась от него. Мне потребуется время, чтобы привыкнуть к мысли, что он убийца и вор. О том, что стало с теми вампирами, которых Андри задержал, чтобы я убежала, мне не известно, да и не хочу знать. Пока я собственными глазами не увижу, как он кого-то убил, буду и дальше думать, что он хороший и порядочный эльф.

— Рондон, — внезапно сказал Андри, и я подняла голову, чтобы увидеть высокую стену, за которой расположился небольшой город.

Наконец-то добрались!

Все пассажиры в повозках оживились и заголосили с новой силой, доставая свои вещи из-под лавки, чтобы ничего не забыть.

Уже совсем стемнело, и нас встретили стражники с факелами в руках. Каждый из нас заплатил пошлину в размере одного медяка, и повозки, миновав ворота, двинулись дальше по темной улице. Я уже настолько устала, что не обращала внимания на редких прохожих, серые дома и фонари со свечами. Когда доехали до таверны, потянулась с хрустом и вместе с эльфом покинула повозку, чтобы поскорей нормально отдохнуть.

— Подожди меня на лестнице. Возьму нам комнаты, закажу баню и скажу, чтобы ужин в комнату принесли, — как обычно спокойным голосом попросил меня Андри, как только очередь дошла до нас.

— Может, не стоит так тратиться? — виновато улыбнулась, запустив пятерню в волосы. — Поесть можем и в зале.

— Пустяки, — махнул он рукой и пошел к стойке с хозяином.

Переступая с ноги на ногу и оттягивая лямку рюкзака, наблюдала за эльфом. Все же мне повезло с ним встретиться. Кормит, одевает и охраняет. Я хорошо понимаю, что это все не просто так, но, если честно, мне была приятна его забота.

Улыбнулась и от нетерпения закусила нижнюю губу, когда Андри вернулся. Уж очень сильно хотелось помыться, поесть и лечь спать.

— Наплыв посетителей большой, поэтому удалось взять только одну комнату, — наблюдая за моей реакцией, сказал он, показав один ключ с ярлычком-номером.

— А кровать широкая? — нахмурилась я, но в принципе ничего страшного, если будет на чем спать.

— Да, взял комнату для пар, — вздохнул он и пошел наверх, обогнув меня.

— Для пар… — тихо повторила я и последовала за ним.

Общага при университете меня ко многому подготовила, поэтому на сложившуюся ситуацию смотрела спокойно и не думала даже краснеть, но когда вы замужем и вам предстоит спать в одной постели с другим мужчиной, хочешь не хочешь, а коленки задрожат.

В баню я отправилась сразу же, как увидела широкую кровать в лунном свете. Бросив рюкзак на пол и промычав что-то нечленораздельное, просто-напросто сбежала. Уже сидя на лавке и намыливая себя, успокоилась, подумав о том, что для Андри это тоже испытание. Впрочем, он говорил, что его интересуют только эльфийки. Или соврал? Боже, нервничаю по пустякам.

Все же мне удалось себя успокоить, и когда я вернулась обратно, спокойно отнеслась к тому, что на кровати, подложив под спину подушку и читая какие-то бумаги, сидел полураздетый эльф с влажными волосами.

— Ужин на столе, — кивнул Андри в сторону окна, даже не взглянув на меня.

Затянув пояс халата потуже, молча дошла до стула и также молча, изредка стуча вилкой по тарелке, съела все до последней крошки. Еда здесь была намного лучше, чем в трактире на тракте, и после сытного ужина мне было уже все равно, поскольку разморило до предела.

Скинув халат на стул и оставшись в одной длинной ночной рубашке, которую я выбрала в лавке с нижним бельем, залезла под одеяло, отвернувшись к двери. Андри молчал, иногда шурша бумагой. Постаралась уснуть, но свет от горящих свечей мешал уплыть в мир снов.

— Спать собираешься? — все же не выдержала и перевернулась на другой бок, вглядываясь в нахмуренное лицо эльфа.

— Я тебе мешаю? — вопросом на вопрос спросил он, продолжая читать.

Приподнялась на локтях и заглянула в документ в его руках. По тексту поняла, что это очередной заказ на убийство какого-то лорда Чоуса Далина. Плата — пятьдесят золотых. Мало как-то платят за убийство, но быстро сменила направление своих мыслей, чтобы опять не испытать чувство страха к мужчине, что полулежал рядом.

— Я понимаю, что тут написано, — тихо сказала, удивляясь самой себе. Все буквы были другими, но я хорошо могла понять, о чем идет речь.

— И писать умеешь, — кивнул Андри, взяв другой конверт с письмом и отложив этот в сторону. В следующем шла речь о краже колье. Плата — пятнадцать золотых.

— А откуда ты берешь все эти заказы, — придвинулась к нему ближе, читая вместе с ним письма.

— Заказчики сами находят меня, стоит мне оказаться в их городе. Авторитет работает на меня, а слухи распространяются мгновенно. Пока ты была в бане, ко мне успели прийти и передать эти письма.

— А тебя… — сглотнула, — тебя за эти заказы не хотят убить?

— Хотят, — спокойно ответил он.

— И как ты с этим живешь? — поежилась, представив, что прямо сейчас могут ворваться и убить нас.

Андри улыбнулся уголками губ и наконец-то перевел свой белый взгляд на меня.

— Годы практики, Адель. Меня трудно застать врасплох. Что только не пытались сделать — утопить, поджечь, отравить или просто отрубить голову.

— Просто? — схватилась за горло и сглотнула. — А что не просто?

— Была одна наемница-эльфийка. Вот ее даже жалко было убивать, так уж приключилось, — усмехнулся он и вновь вернулся к чтению.

— О-о-о, — понимающе кивнула. — У тебя жизнь бьет ключом.

— Не без этого.

В комнате повисло молчание. Прочитав еще несколько писем вместе с ним, решила, что для страшного сна мне достаточно, и отодвинулась на свою половину, чтобы уже оттуда просто наблюдать за Андри. Его брови изредка дергались, а мышцы на руках при движении напрягались, красиво вырисовываясь в свете свечей. Красив, но опасен, и это сочетание самое желанное для женщины…

Помотала головой и уткнулась лицом в подушку, игнорируя немного удивленный взгляд в мою сторону с другой половины кровати. О чем думаю, когда есть любимый муж? Во всем виновата харизма эльфа, вот и лезут ненужные мысли.

Досчитав до двадцати, смогла расслабиться и прогнать лишнее из головы, вспомнив Андрея. Вот с кем я действительно хотела бы сейчас быть. Обо всем ему бы рассказала, вместе посмеялись бы над моей фантазией и все бы забыли, согревая друг друга в объятиях. Никаких тебе вампиров, черных псов, жаждущих тебя убить, и эльфов с длинными ушами и бровями…

Прежде чем провалилась в сон, почувствовала, как Андри потушил свечи на прикроватной тумбочке, забрался под одеяло и шепотом на ухо пожелал спокойной ночи, даже ни разу не притронувшись ко мне.


ГЛАВА 9

Просыпаться не хотелось. Тело ломило после вчерашней поездки, а постель казалась такой мягкой и теплой, что решила лежать дальше, пока не разбудят.

— Все самое интересное пропустишь! — Дверь со скрипом отворилась, и в комнату вошел уже одетый и готовый прямо сейчас отправиться в путь Андри. В руках он держал какую-то черную тряпку.

И когда он успел встать, не потревожив меня?

— Согласна пропустить этот раунд и выспаться, — сиплым голосом ответила ему, натянув одеяло на голову.

— Не получится. — Кровать прогнулась на краю, а голос эльфа послышался совсем близко. — Денег у нас хватит только на обед и ужин, а дальше будем голодать.

— Ты же говорил, что с ними нет проблем? — вылезла и сердито посмотрела на него. — Я ведь предлагала не тратиться! — От его слов сон как рукой сняло.

— Я всегда так трачусь, — пожал он плечами, — просто всегда один, а тут ты, вот и не рассчитал.

— И что ты предлагаешь? — нахмурилась я.

— Выполнить заказ. И ты мне в этом поможешь.

— Ч-что? — хрипло спросила, а прочистив горло, повторила: — Что? Я не буду участвовать в убийстве!

— Даже не сомневался, — усмехнулся он, — поэтому всего лишь кража.

— Кража? — Я задумалась. Предлагать такое с утра пораньше девушке, которая всегда вела порядочный образ жизни, — непозволительная бестактность. Да ни за что! — Нет! — скрестила руки на груди.

Андри проследил за моим движением, сощурил глаза, отчего его брови приподнялись на кончиках, и выдал:

— Придется!

— Это еще почему?

— Оставлять тебя одну я не намерен, а деньги нужны.

— Может, я тут останусь?

— Нет, — он покачал головой, — вампиры могут учуять тебя, а ты будешь беззащитна.

— Значит, кража? — вздохнула от безысходности.

— Не бойся, заказ простой, и ты справишься.

Я лишь тихо пробубнила себе под нос о разном понятии простоты и отвернулась в сторону. Для кого-то, может быть, и просто, а кто-то даже ни разу не ездил без билета в электричке, боясь, что поймают. Что уж говорить о краже!

— Одевайся, пойдем завтракать. Придется задержаться в этом городе на день. — Андри встал и пошел к двери, но вдруг остановился и обернулся, чтобы кинуть мне ту самую черную тряпку. — Это плащ. Поможет не привлечь к себе внимание.

Благодарно улыбнулась, но эльф понял, что улыбка была натянутой и выражала скорей недовольство, чем радость от приобретения такой важной вещи для преступления.

Вниз я спустилась через десять минут, все с таким же выражением на лице. Чтобы хоть как-то сгладить впечатление от разговора и порадовать меня, эльф заказал малиновый пирог. Его я съела очень быстро, соскучившись по сладкому, и это действительно помогло — настроение улучшилось, и мир уже не казался таким ужасным.

— Мы точно никого убивать не будем? — тихо спросила, наклонившись вперед, чтобы мужчины за соседним столиком не услышали меня.

— Точно, — хмыкнул Андри, разглядывая меня с улыбкой.

Эльф встал из-за стола, положив на него две серебряные монеты.

— Пойдем. Необходимо все разузнать.

— Как скажешь, — вздохнула я, поднимаясь на ноги, и напоследок окинула зал таверны подозрительным взглядом. Отметив странных личностей за дальним столиком, я последовала за наемником, с которым мне довелось связаться.

Если вернусь в свой мир, обязательно посещу психолога, поскольку после такого путешествия нервы точно будут не в порядке.

— Там сидели вампиры? — поинтересовалась я, как только мы отошли от таверны достаточно далеко.

Город оказался чистым и ухоженным, с вежливыми прохожими и красочными вывесками магазинов. То тут то там я замечала дам в красивых платьях с маленькими собачками на руках, которых сопровождали мужчины с тростями в строгих камзолах.

— Да, и не удивлюсь, если они явились по твою душу, — спокойно ответил Андри, кивнув кому-то в толпе прохожих.

— И что будем делать?

— Ничего. — Увидев мою растерянность, эльф добавил: — Пока я с тобой, они тебя не тронут.

— Мне страшно, — честно призналась и обхватила себя за плечи, оглянувшись назад, а потом еще раз и еще…

Андри, остановившись, взял мои руки и сжал их в своих ладонях.

— Все будет хорошо, Адель, не беспокойся, — проговорил он ласковым голосом, заглянув мне в глаза, отчего вмиг успокоилась. Но следующий вопрос заставил напрячься: — Ты мне доверяешь?

Я нервно закусила губу, не зная, что ему ответить. Он единственный мой знакомый в этом ужасном мире, которого хоть как-то знаю. Доверяю ли я ему?

— Андри… — Я замялась, опустив взгляд на его грудь, и теперь рассматривала шнуровку рубахи, которую было видно из-под куртки. — Я тебя еще плохо знаю, поэтому…

— Ты удивительная девушка, Адель, — вдруг усмехнулся он и, взяв за руку, повел меня дальше по улице.

— Это еще почему? — не поняла, к чему это он сказал.

— Удивляюсь твоему мышлению.

— А что с ним не так?

Эльф остановился возле оружейного магазина и притянул меня к себе. Я уперлась руками ему в грудь, возмущенно запыхтев.

— Помнишь, я тебе в повозке в самую первую нашу встречу сказал, что ты не похожа на других? — Медленно кивнула, смотря в его белые глаза. — Все девушки предсказуемы, Адель, а твое мышление совсем другое.

— И это плохо? — Я наконец вырвалась из его объятий и сделала шаг назад, чтобы между нами было хоть какое-то расстояние.

Андри улыбнулся уголками губ и покачал головой:

— Нет, просто удивительно встретить девушку, которая трезво смотрит на вещи.

— Просто жить хочется. — Я одернула куртку и подарила ему уверенный взгляд.

— Конечно, — хмыкнул он и втолкнул меня внутрь магазина.

Колокольчик над дверью издал звон, и откуда-то из-под прилавка выглянул мужчина с блестящей лысиной и козлиной бородкой. У него на носу были маленькие, с круглыми линзами очки, которые сползли настолько сильно, что висели буквально на самом кончике носа, норовя свалиться совсем.

— Добро пожаловать! — добродушно проговорил он, хлопнув в ладоши. Широкие рукава белой рубахи, как паруса, надулись при его движении, а затем сдулись, повиснув на тонких руках. — Что желаете приобрести?

— Кинжал, — подойдя к прилавку, ответил ему Андри, рассматривая имеющийся ассортимент на стенах небольшого магазина.

Я стояла в сторонке, кривя губы. Вид холодного оружия пугал, но я хорошо понимала, что без него не обойтись в этом мире.

— А для леди? — указал в мою сторону продавец длинным и тонким пальцем. Эльф кивнул, и мужчина вновь скрылся под прилавком.

— Подойди, — махнул мне рукой мой телохранитель, приглашая составить компанию.

Со вздохом подошла к нему и уже вместе с ним стала ожидать появления продавца, который не заставил себя долго ждать, положив на стол несколько небольших кинжалов в ножнах из толстой кожи.

— Это все, что могу предложить. Остальное оружие тяжелое и совсем не для женских ручек, — сказал он, улыбнувшись мне.

Я натянуто улыбнулась, похлопав ресничками. Видимо, я не похожа на наемницу, раз хозяин магазина сделал такой вывод.

Андри внимательно осмотрел каждый кинжал, повертев их в руке, но остановился на последнем, отложив его в сторону.

— Этот, и еще кошель.

Продавец кивнул, и на прилавок легла маленькая сумочка на тонкой лямке. Такая же была и у Андри.

— Благодарю за покупку, — довольно проговорил мужик, смахнув монеты со стола в руку.

Выйдя на улицу, эльф прикрепил мне на пояс ножны за специальную петлю, над которой я ломала голову — зачем она тут, и сунул в руку сумку.

— Для мелочи, — пояснил он, и я благодарно улыбнулась.

— Теперь куда? — вздохнула, чувствуя тяжесть кинжала на боку.

— Буду тебя учить, как правильно готовиться к выполнению задания, — усмехнулся Андри и повел меня вниз по улице. — Заказчик не всегда излагает всю информацию, а лишь то, что надо сделать. Поэтому необходимо самому все узнать, прежде чем приступать к главному.

— Независимо от того, кража это или убийство? — поравнялась с ним, и он наконец-то отпустил мою руку.

— Совершенно верно. Всегда нужно знать детали, чтобы не попасть впросак.

— И что нам необходимо сейчас?

— Во-первых, обследовать территорию, во-вторых, разузнать об охране и найти путь, по которому будет легко идти за добычей. А там уже наступит ночь.

— Может, не стоит? — резко развернулась, испугавшись его слов, и уже сделала шаг, чтобы пойти обратно, как меня перехватили за талию и потащили дальше.

— Деньги нам сейчас необходимы, а это самый простой заказ.

— Украсть колье у богатых? Да там куча охраны в этой усадьбе! Разве нельзя заработать деньги честным путем?

— Это долго, — сказал он, таща меня на буксире.

— Может, все же без меня? — наигранно хлюпнула носом и посмотрела на него жалостливыми глазами. Трюк не удался.

— Нет. Будешь рядом, да и полезно для тебя, — нисколечко не сжалился он.

— Не вижу в этом ничего полезного, — пробубнила и вырвалась из его захвата, чтобы пойти самой. — Это же противозаконно — красть!

— Меня это не касается, — хмыкнул он. — Если они не смогли сохранить свои драгоценности, это их проблема.

— А убийство? Ты детей тоже убиваешь?

— Нет, заказы на убийство я выбираю всегда тщательно.

— Значит, совесть у тебя все-таки есть?

Эльф взглянул на меня, а затем рассмеялся, хлопнув по плечу, отчего я поежилась от удара.

— Ты все это время старалась увидеть во мне человеческие черты?

— Ну, — почесала кончик носа, — просто хотелось верить в добрую сказку.

— Не хочу тебя разочаровывать, но я не принц на белом коне и принцесс не спасаю, — хмыкнул он, поглядывая на меня с усмешкой.

— Но мне же помогаешь.

— А ты не принцесса, и спасение от помощи отличается.

— Ясно, — вздохнула я, и дальше мы шли в молчании, каждый думая о своем.

Весь путь до усадьбы я размышляла над его словами. Даже услышав их, в душе я все равно продолжала верить в то, что Андри не такой и заниматься ему этим совсем не хочется. Однозначно с ним что-то случилось, из-за чего он пошел таким путем, выплескивая свою обиду. Хотя… Незаметно окинула его взглядом и мысленно вздохнула. Скорей всего, мои предположения всего лишь плод моего воображения, где я продолжаю верить в чудо, но Андри слишком подходила роль, которую он играет. Неужели я ошибаюсь?

— Пришли, — тихо сообщил он, как только перед нами выросла усадьба, очень похожая на ту, где вампиры устроили пир.

Повела плечами, сбрасывая мерзкое ощущение присутствия Люциса рядом, и последовала за эльфом, который решил обойти усадьбу по кругу вдоль сплошного каменного забора, накинув на голову капюшон черного плаща, в котором были дырки для ушей. Смотрелось забавно, но никакая конспирация с такими длинными ушами не выйдет. Сразу видно, кто решил тебя убить или ограбить.

Весь день мы провели возле этого дома, то отходя от него, то возвращаясь. Все это время я не понимала, что Андри вообще делает. Если бы не знала, кто он, то просто бы думала, что мы гуляем, ведь его взгляд только несколько раз был направлен на забор и на окна дома.

— Как ты?

Обойдя сотый раз территорию дома, он наконец-то решил передохнуть, предложив поужинать в трактире. Я смогла лишь вымученно улыбнуться, поскольку сильно устала ходить по жаре в черном плаще.

— Уже лучше, — ответила ему, приложив к щеке холодную кружку с морсом. — Вот скажи мне, если этот заказ легкий, зачем тратить на него целый день?

— Чтобы убить кого-то и при этом остаться незамеченным, я выжидаю и приглядываюсь целую неделю, так что это еще быстро. Усадьбу охраняют всего лишь два охранника, а окна обычные, без решеток. В дом легко проникнуть.

— Тебе не кажется, что это просто? — серьезно посмотрела на эльфа, поставив кружку на стол.

— Я же сказал, что это простое задание, — пожал он плечами, усмехаясь. — Скорей всего, это колье имеет не денежную ценность, а иную. Заказчик — один из родственников владельцев колье, и оно ему нужно лишь как трофей.

— Откуда ты все это знаешь? В письме об этом не говорилось.

— Годы практики, Адель, — растянул он губы в лукавой улыбке, вглядываясь в мое лицо, на котором был отображен процесс размышления.

Выдохнула, проведя рукой по лицу, и поняла, что я не в силах понять его образ жизни.

— Готова? — усмехнулся Андри и встал, протянув мне руку.

Я бросила на эльфа скептический взгляд, но все же приняла его руку. Даже если буду сто раз не готова, спрашивать повторно не станут, а просто перекинут через плечо и насильно заставят нарушить закон.

До усадьбы мы шли медленно, стараясь не привлечь к себе внимание. Многие прохожие были в таких же плащах, и я немного расслабилась, ведь думала весь день, что сильно отличаемся и выглядим подозрительно. Как только дошли до нужного дома и, обогнув его, зашли с торца, чтобы не светиться, Андри потребовал, чтобы я первой полезла на забор.

Окинув двухметровую стену испуганным взглядом, покачала головой и отступила на шаг назад.

— Я не смогу, Андри. Это глупая затея!

Эльф резко схватил меня за руку и прижал к забору, удерживая за горло. Я испуганно пискнула, со страхом смотря на него.

— Ты сможешь, Адель, — проникновенно прошептал он мне в губы, отчего я прерывисто вдохнула воздух.

— Андри, — прохрипела, ощущая его горячую руку на своей шее, которая сдавливала меня лишь для того, чтобы я не шевелилась. — Ты меня пугаешь.

Его глаза были так близко и светились таким яростным белым светом, что от напряжения облизала пересохшие губы.

— Так чего ты боишься больше — меня или перелезть через забор и украсть колье?

— Тебя, — дрожа, ответила ему, поскольку его хищный вид и взгляд действительно очень сильно пугали.

— Замечательно, — медленно отступил он, освобождая меня от своего натиска, и кивнул на стену.

Потерла шею, глядя на него все еще со страхом, а через несколько минут, под пристальным белым взглядом, уже карабкалась по стене, хватаясь за всевозможные выступы. Хорошо, что забор был сделан из грубого камня и было за что ухватиться. Когда добралась до верха и уселась на стену, боясь спрыгнуть на территорию усадьбы, пронаблюдала, как эльф, чуть отойдя, запрыгнул на забор и оказался рядом со мной.

— Прыгай, — скомандовал он и первый скрылся в темноте.

Гулко сглотнув, стала нащупывать ногами выступы, но в следующий момент меня кто-то схватил за щиколотку и дернул вниз. Издать звук мне не дала рука, закрывшая мой рот.

— Это я, — прошептал Андри на ухо и толкнул в сторону дома.

Переведя дух, сжала кулаки от злости, но все же кивнула и начала пробираться через кусты и мелкие деревья сада. Вокруг стояла тишина, и лишь наши шаги и стрекот кузнечиков нарушали ее. Ох, как мне это все не нравится! Еще чуть-чуть, и я соглашусь голодать, лишь бы прекратить это безобразие. Но мое мнение эльф не станет слушать, поскольку хорошо дал понять, что назад дороги нет, и пока не достанем это чертово колье, он не успокоится.

До окна первого этажа, где, по мнению Андри, должен быть сейф с драгоценностями, мы добрались спокойно, лишь расцарапав руки и лицо о ветки. К слову, эльф был цел и невредим, поэтому последнее относилось только ко мне.

— Тихо, — шепнул он, оттесняя к дереву, и, спрятавшись за ним, прижал меня к стволу, опять зажав рукой рот.

Покосившись в сторону, увидела охранника, который спокойно шел, оглядывая местность, держа руку на рукояти меча, что висел сбоку. Андри приложил палец к губам, требуя тишины, а затем отпустил, двинувшись в сторону охранника. Я даже не успела понять, что произошло, как мужчина упал на землю словно кукла, лишенная своего кукловода.

— Пошли, — махнул мне рукой эльф, обогнув тело.

— А он… — осеклась и просто провела пальцем по шее, кивнув на охранника.

— Просто без сознания, — успокоил он меня, и я облегченно вздохнула.

Это радует, что Андри не всегда убивает.

Дальше эльф действовал быстро и тихо. Открыл окно с помощью маленького кинжала, помог мне залезть внутрь и закрыл окно, оставшись снаружи.

— Ты что творишь? — испуганно прильнула к стеклу, пытаясь его поднять вверх, как до этого сделал он.

— Хочу, чтобы это сделала ты, — с ухмылкой смотрел на меня самый невыносимый эльф в моей жизни, находясь снаружи.

— Но как я открою сейф? — Паника начала набирать обороты.

— Успокойся, Адель, — дотронулся он до стекла, прямо напротив моего лица. — Твой кинжал тонкий, и ты им с легкостью сможешь открыть сейф.

Я недоуменно посмотрела на него, а потом до меня дошло, что сейф с обычной замочной скважиной, без кодов и сигнализации.

Скрипнув зубами и кивнув, все же развернулась и окинула внимательным взглядом, как я поняла, рабочий кабинет с массивным столом, стеллажами и парочкой кресел. Было достаточно темно, но глаза уже успели привыкнуть к темноте, и я спокойно прошла к стене, где висели картины. Руки, дрожа, обследовали каждую, приподнимая или просто отодвигая в сторону. Только на восьмой, с лошадьми, мне повезло, и за ней оказался железный сейф, встроенный в стену. Мне ни разу не доводилось взламывать замки, но, видимо, в этом мире мне суждено все опробовать, чтобы было чем похвастаться дома. Хотя о воровстве лучше никому не говорить.

Семь раз облившись холодным потом и наконец-то справившись с замком, с трудом открыла толстую дверцу железного ящика. И только запустила в него руку и нащупала бумаги и бархатную коробку, как в коридоре послышались шаги, и через несколько секунд внизу в щель под дверью просочился свет свечи.

Паника захлестнула меня полностью, поскольку шли именно сюда и вот-вот должна была открыться дверь. Что делать? Схватив коробку и прижав ее к груди, быстро закрыла сейф и вернула картину обратно на место. Все это я делала на автопилоте, думая совсем о другом. Быть замеченной не хотелось, и поэтому, когда открылась дверь и в комнату кто-то зашел с подсвечником в руке, я успела спрятаться за плотной шторой того самого окна, в которое сюда влезла.

Дышала через раз, боясь всего, даже саму себя. Огонек свечи мелькал и дрожал при каждом шаге человека, и лишь по нему я могла определить его передвижение по кабинету, поскольку через плотную ткань ничего не было видно. Прошла вечность, когда огонек наконец перестал освещать комнату, скрывшись за дверью, а шаги стихли где-то далеко в коридоре. Но даже зная, что опасность миновала, я все равно боялась выйти из укрытия.

Положение исправил стук в окно.

— Адель, вылезай!

От неожиданного звука и голоса эльфа чуть не закричала, но вовремя закрыла рот рукой. Сердце бешено колотилось в груди, отдавая барабанной дробью в ушах, но приятная мысль, что могу покинуть эту комнату, помогла сосредоточиться и выполнить приказ Андри.

— Ну вот, а ты боялась, — опустив меня на землю и прикрыв тихо окно, проговорил он, нагло ухмыляясь.

— Ты! — прошипела я, а затем швырнула в него коробку, но он легко ее поймал и открыл.

— Блестящая работа! — еще шире улыбнулся он, поддев пальцем колье с красными камнями. — Ты прирожденная воровка, — подмигнул он мне и убрал длинную бархатную коробочку во внутренний карман куртки.

— Ты! — опять прошипела, на этот раз ткнув пальцем его в грудь.

— Ты немногословна, — хмыкнул он и развернул меня к себе спиной, прижав к груди. Я даже ойкнуть не успела. — А теперь давай отсюда выбираться, пока не пришлось второго охранника вырубать.

Взгляд наткнулся на мужчину, лежавшего на земле, а представив себе еще одного, я сглотнула и невольно кивнула, пообещав себе, что потом разберусь с эльфом и все ему выскажу. Но сделать мне это не удалось, поскольку сразу после того, как мы покинули усадьбу и она осталась далеко позади, мы быстрым шагом, скрывая лица под капюшонами и не разговаривая, прошли весь город и посетили еще один дом на его другом конце.

Молодой парень встретил нас с испугом в глазах, но узнав, что заказ выполнен, с распростертыми объятиями пригласил в свой дом, распорядившись принести в гостиную чай. Андри отказался и потребовал оплату. Парень стушевался и быстро выполнил свою часть сделки, оплатив заказ, а взамен получил колье. Все были довольны, кроме меня.

До самой таверны я шла молча, игнорируя вопросы эльфа о впечатлениях. Скрывать не буду, когда оказалась за пределами усадьбы, то испытала удовлетворение оттого, что мне удалось это сделать, но то, как поступил Андри, меня разозлило. Никогда не думала, что могу ненавидеть, но оказывается, что в моей душе есть место для этого чувства.

— Адель?

Уже лежа в постели, Андри не выдержал моего молчания и повернулся ко мне, чтобы увидеть, как я лежу на спине, сложив руки на груди и уставившись в потолок.

— Адель? — повторил он, но уже строже.

Молчу.

Вздохнув, он схватил мои руки и навалился на меня, зафиксировав их над моей головой. Недовольно подергалась под ним, но оказалось — бесполезно, придавили меня основательно.

— Теперь поговорим? — осклабился он и схватил меня за подбородок свободной рукой, чтобы я не вертела головой.

Может, в него плюнуть?


ГЛАВА 10

Заглянув в его белые глаза, которые слабо светились, набрала побольше воздуха в легкие и уже собралась все ему высказать, но поняла, что это глупо, и сдулась, словно воздушный шарик, сжав челюсть и выпуская воздух через нос. Кто он мне, чтобы выслушивать мои недовольные замечания? А я ему? Правильно — никто, а раз я еще и одеваюсь и ем за его счет, так почему бы не простить ему это шоу, которое он устроил? Не считая погубленных нервных клеток, со мной ничего не случилось, и стоит тогда портить отношения с эльфом, начав истерить и качать свои права?

Андри продолжал изучать мое лицо, но с каждой секундой его улыбка таяла, а брови сдвигались к переносице.

Я смотрела на него не мигая.

— Прости, — первым не выдержал он.

Мои брови поползли вверх, но постаралась быстро это исправить и вернула их обратно. Эльф нахмурился еще больше и буквально смотрел мне в душу, выискивая там причины моего спокойствия.

— Так было нужно, — выдохнул он и отпустил мой подбородок вместе с руками.

Я облизала пересохшие губы и моргнула, сбрасывая с себя оцепенение.

— Нужно, значит, нужно, — улыбнулась уголками губ. — День был тяжелым, и поэтому предлагаю лечь спать.

Андри моргнул, при этом дернув бровями, и покачал головой.

— И это все?

— А что такое? — недоуменно спросила я, стараясь сделать это правдоподобно.

— Ты… — Он запнулся, пристально глядя мне в глаза, но я твердо держала свою маску спокойствия, пока он не начал исследовать мое лицо и не остановился на губах. — Я не понимаю… — сказал он хрипло, углубившись в свои мысли.

Под пристальным его взглядом мои губы буквально начало покалывать, отчего вновь облизала их, чтобы унять это чувство. Его взгляд перестал сиять, темнея прямо на глазах. Нехороший червячок закопошился внутри меня, побуждая сделать хоть что-нибудь, чтобы он перестал так смотреть.

— Андри, ты… — Но в следующую секунду осеклась, когда он взглянул мне в глаза.

Я не могла поверить, ведь уже привыкла к его необычным глазам, но теперь все было иначе, поскольку была четко видна темно-синяя радужка с белыми разводами, которые вспыхивали и угасали, перемешиваясь с синевой. Я никогда не видела таких удивительных глаз и не могла перестать в них смотреть, стараясь запомнить все. Но тут меня осенило, что Андри сам удивленно смотрит на меня.

— Что? — испугалась не на шутку и прикоснулась кончиками пальцев к его щеке.

Он резко мотнул головой, сбрасывая мою руку, и вот на меня опять смотрят полностью белые глаза.

— Я хотел тебе сказать, что денег у меня достаточно и это была всего лишь проверка.

Необычное ощущение растворилось сразу же после его слов.

— Ты… что? — хрипло спросила я.

— Мне нужно было понять, на что ты способна в трудную минуту и можешь ли справиться в одиночку, — спокойно ответил он, пристально глядя мне в глаза.

Мысль о плевке стала казаться единственным правильным решением, но и тут я смогла себя взять в руки.

— Ну и как? — не смогла я скрыть сарказм.

— Превосходно, — ухмыльнулся этот ушастый гад. — Если бы не знал, кто ты, то подумал бы, что наемница. Но самое главное, что ты не отступила и выполнила мою просьбу.

Он говорил, а я думала совсем о другом: пока он проверял, мы потеряли целый день. Целый день!

— Да ты… — Вовремя прикусила язык, почувствовав покалывание в кончиках пальцев. — Слезь с меня, — уже спокойно попросила, буравя его злым взглядом.

— Криков не будет? — нахмурился он.

— Больно много чести, — прошипела и уперлась руками ему в грудь. — Ты вторгся в мое личное пространство!

— Прощу прощения, — хмыкнул он и скатился на свою половину, — но думал, что истерики мне не избежать. Ты удивительная девушка, Адель.

— Еще слово, и я в тебя плюну!

— Молчу, — поднял он руки вверх, широко улыбаясь.

Я отвернулась от него и укуталась одеялом по самую макушку. Было очень обидно, но не буду себя обманывать, на его месте я бы поступила точно так же. Надо знать, на что способен союзник и чего ждать от него во время опасности. В бою я бесполезна, но вот благодаря этой проверке эльф собственными глазами увидел, что я не пропаду, поскольку мыслю трезво. Интересно, что бы он предпринял, если бы я осталась стоять истуканом до самого конца, пока бы меня не заметили? Вломился бы в кабинет и спас? Эх, не о том ты думаешь, Адель. Мы потеряли целый день! «Зато заработали денег», — утешил внутренний голос, на что я хихикнула. Ника бы оценила такой метод заработка.

— Спокойной ночи, — послышалось за спиной, и в комнате стало темно.

— Спокойной, — со вздохом ответила и все же поделилась одеялом.

Андри залез и укрылся, как и в прошлую ночь, не потревожив меня. Лишь натянутое колючее одеяло свидетельствовало о соседстве. Не вытерпев, пододвинулась к нему, но в результате скатилась и уткнулась носом в его голую спину.

— Прости, — сипло извинилась и немного отползла.

— Спи, — был мне сухой ответ, и я не стала больше его беспокоить, боясь вдохнуть лишний раз. Но из-за малого расстояния между нами хорошо ощущала его тепло и поэтому быстро согрелась и моментально уснула после тяжелого и насыщенного дня.

Спала без сновидений, но в какой-то момент почувствовала тревогу, и меня буквально вышвырнуло из приятного состояния забвения. В голове сразу же начали скакать мысли, вспомнились проблемы, которым пока нет решения, но все отодвинулось, как только странное чувство тревоги вновь растеклось по всему телу. Я хорошо понимала, что лежу в кровати все под тем же колючим одеялом, в комнате, где все еще витал запах потухшей свечи, но что-то уже было не так.

— Не разбуди ее! — Шипящий голос за спиной заставил затаить дыхание. Хотелось перевернуться на другой бок и узнать, кто это, но решила пока не выдавать себя. Раз сразу не убили, значит, нужна живой.

— А как ты предлагаешь ее нести? — послышался второй голос прямо над моей головой, отчего я вздрогнула, но вовремя сжала челюсти, чтобы не выдать себя окончательно.

— Используй гипноз, болван! — со злостью прошипел его напарник.

В тот же миг почувствовала неприятное ощущение чего-то липкого и жгучего в своей голове. Стало невыносимо больно, и, не удержавшись, я схватилась за нее и застонала.

— Она не пускает меня! — возмущенно, как будто я это осознанно сделала, прошипел вампир над моей головой, стаскивая с меня одеяло.

Я мигом перекатилась на другой край кровати, а потом и вовсе кувыркнулась на пол и поползла в темный угол, все еще чувствуя боль в голове. На дворе стояла ночь, а лунный свет из окна мало чем мог мне помочь. Бегло окинув взглядом комнату, выругалась про себя. Ни черта не видно! Но в одном я была уверена: эти двое — вампиры! Их шипящий голос я теперь везде смогу узнать. Боже, где Андри? Неужели его убили?

— Хватай ее, пока не поздно! — зашипел еще громче вампир, что стоял у двери и смотрел в щель.

Его приятель мигом оказался возле меня и протянул ко мне свои бледные руки. И тут я решилась на то, чего еще никогда не делала, — отчаянно закричала, переходя на ультразвук. А что? Я — девушка и могу себе позволить крик в таком исполнении, когда опасность уже буквально душит.

Вампир, не раздумывая, схватил меня за плечи, вздернул на ноги и прижал к стене, закрыв мне рот рукой. Я пыхтела через нос, как паровоз, боясь лишиться воздуха совсем, но даже несмотря на это, била вампира руками в надежде выбраться из его захвата. Увы, силы были неравны, и меня скрутили за считаные секунды.

— Чтоб его!.. — злобно выругался караульный и оказался рядом с нами. — Через окно, живо!

Мои глаза испуганно расширились, когда эти двое решились прыгать вниз вместе со мной. Не спорю, мне уже повезло побывать в роли прыгуна, но тогда рядом был эльф, его надежным рукам я готова и сейчас довериться. Но теперь…

Вцепившись руками в занавеску грязно-оранжевого цвета, охнула, когда мой похититель посадил меня на подоконник достаточно широкого окна и наглым образом толкнул в грудь. Занавеску постигла та же участь, только виновником была я, не пожелав с ней расставаться. Полет был коротким, и вот меня уже поймал другой вампир и сразу же закрыл рот рукой.

В голове метались панические мысли, а кончики пальцев покалывало от моих эмоций, свидетельствуя, что вот-вот, и я сорвусь. С силой сжала кулаки, боясь еще и появления аспов.

— Мы не сможем скрыться, — простонал вампир, который хотел применить ко мне гипноз. Мой мозг в панике не мог понять, чем эти двое друг от друга отличаются, поэтому просто распознавала их по голосу, поскольку один явно был главным и сейчас меня нес. — Он догонит нас!

— Прекрати реветь! — прогремело у меня над ухом. — Выхода все равно у нас нет. Не приведем ее к Люцису, он сам нас прирежет. И я уж лучше выберу надежду, чем сразу смерть.

Я нервно сглотнула, стараясь унять покалывание в пальцах. Меня перехватили поудобнее, так, что мне пришлось обвить вампира спереди руками и ногами, и в следующий миг перед глазами все расплылось. Мне изредка удавалось увидеть спящие дома и ночное небо, в котором одиноко блуждала луна. Старалась запомнить дорогу, но вампиры настолько быстро бежали, что не получалось сконцентрироваться хоть на чем-то. Я не могла поверить, что Андри меня оставил одну в комнате!

— Сюда, — прошипел вампир, который нес меня, и резко завернул за угол, чуть не выронив меня, но в последний момент смог удержать равновесие и побежал дальше. — Нам нужно сбить его со следа.

Меня начало укачивать.

— Как ты предлагаешь его сбить со следа? — возмущенно воскликнул его напарник, но быстро смолк и уже тише, стараясь дышать ровно, проговорил: — Это же наемник! Он кого хочешь выследит.

— Но он не связан условием, — хищно улыбнулся вампир прямо мне в лицо. — Заметай следы!

Вампир, что бежал рядом, нервно закивал и в ту же секунду начал махать руками. Что он делал, я не могла понять, но, почувствовав ветер, сообразила, что он призвал магию, поскольку до этого погода была тихой и спокойной. С каждым шагом ветер дул все сильнее, и не в спину или в лицо, а снизу, обволакивая нас с вампиром и поднимая мои волосы вверх. Развеивает наш запах!

— Про росу не забудь, — напомнил ему напарник и сжал мою талию еще сильнее.

Вампир повторно закивал и начал махать руками еще больше, но и тут мне показалось, что ничего не изменилось, пока он, тяжело дыша, не произнес:

— Следы стер!

— Отлично, продолжай. До ворот осталось чуть-чуть.

Задрожала всем телом, не только от холода, ведь была в одной сорочке, но и от понимания, что у Андри нет шанса меня отыскать.

— Что это? — испуганно спросил рядом бегущий вампир, перестав махать руками и указывая на меня.

— Какого… — выругался мой переносчик и резко остановился, швырнув меня вперед.

Встреча с землей была последней каплей. Приземлившись на спину и еще пару раз кувыркнувшись по инерции, пересчитывая локтями и коленками неровные камни мощеной дороги, вскрикнула и согнулась в три погибели, как только мой полет закончился. Не замечая зеленых пентаграмм на своих ладонях, затихла, стараясь не разреветься. Локти и колени были содраны и сильно саднили, а в пояснице поселилась ноющая боль, но меня охватила такая злость от того, что всем что-то от меня надо, что вскинула голову и с ненавистью посмотрела на двух мужчин.

Запретив себе рыдать как слабая баба, поднялась на ноги и направила руки на этих ублюдков. Я не знала, как пользоваться магией, но верила и сейчас остро чувствовала, что смогу все, и эти твари заплатят за боль, что причинили мне.

— Что ты?..

— Как?.. — одновременно воскликнули они, но было уже поздно.

Я чувствовала, что сейчас мне подвластна каждая песчинка под их ногами, и пожелала им провалиться под землю и сгнить там заживо. И когда земля действительно задрожала, пустив вдоль улицы глубокую трещину, вампиры очнулись и замахали руками.

Мои пальцы начали гореть, чувствуя сопротивление. Пентаграммы закружились, пульсируя рунами, и я начала сомневаться в своих способностях. Они тоже маги и умеют пользоваться магией лучше, чем я. Что же делать?

— Она не может пользоваться дарами Фэйла! — воскликнул трусливый вампир. — Это просто невозможно!

Его голос помог мне сосредоточиться и отвоевать магию, расширяя трещину под их ногами.

— Делай свое дело! — прорычал главный и, проследив за манипуляциями напарника, двинулся в мою сторону.

От моего испуга пентаграммы вспыхнули ярче, они уже буквально горели зеленым огнем. Почувствовав, что трусливый вампир контролирует лишь землю под собой и до моих ног, вырвала камень из брусчатки сзади него и ударила им по голове этого упыря. О силе, что вложила в удар, не задумывалась, но то, как вампир подался вперед и бездыханным телом упал на дорогу, мне не понравилось. Рука дрогнула, и щель расширилась, дрожа вместе со мной.

— Прекрати! — крикнул другой вампир, злобно сверкая кроваво-красными глазами. — Ты сейчас нас всех похоронишь!

В подтверждение его слов щель превратилась в провал и поглотила его напарника, который лежал без сознания после моего удара. Даже если он и остался жив, теперь ему точно не жить.

Гулко сглотнула, осознав такую страшную вещь, как убийство. Я убила! Убила!

— Успокойся! — Вампир уже оказался рядом и вцепился в мои плечи. — Немедленно! — прокричал он мне в лицо и встряхнул.

Боль прокатилась по моему телу, зарождаясь в пояснице, и я вскрикнула.

— Отпусти! — толкнула его в грудь, забыв, что пентаграммы все еще при мне.

Вампира отшвырнуло и пригвоздило к стене дома острыми шипами из камня, как бабочку. Он смотрел на меня пораженно, но вскоре его взгляд потух, и голова склонилась, пряча глаза, в которых больше не было жизни.

Тишина.

Я медленно опустилась на дорогу, покрытую рядом со мной мелкими трещинами. В молчании сжала кулаки, и пентаграммы потухли, дав право луне осветить белым светом дело моих рук. Я бездумно обвела взглядом огромную кривую трещину, куда упало тело трусливого вампира, стены домов, в которых затаились жители, боясь высунуть нос на улицу… и мои глаза вернулись к главарю, который висел неподвижно.

На серые камни брусчатки капала кровь, окрашивая их в темно-алый цвет, и я бы так и просидела, глядя на лужу, что становилась с каждой минутой все больше, если бы не осторожное прикосновение к плечу.

— Адель! — Тихий голос Андри был спусковым крючком; по моим щекам потекли горячие слезы.

— Я убила их, — прохрипела, не в силах отвести взгляд от лужи крови.

— Адель! — В голове образовался вакуум, и голос Андри прозвучал отдаленно, но с неприятным давлением на черепную коробку.

— Убила… убила… — хрипела себе под нос, не обращая ни на что внимания.

Послышался рык, но еще дальше, где-то очень далеко…

— Адель! — Щеку обожгло, и я удивленно посмотрела на эльфа. — Нужно отсюда убираться!

— Но ведь я… — сглотнула и указала на мертвого вампира.

Андри перевел взгляд на мертвеца, махнул рукой и схватил меня за плечи, ставя на ноги. Боль прострелила поясницу, и я застонала, хватаясь за куртку эльфа. Он в ту же секунду вздернул мою сорочку вверх до самой груди и нахмурил брови.

— Все так плохо? — спросила, решив отложить разговор о наглом поведении ушастого на потом.

— Ушиб, — поморщился он, но в следующую секунду послышался рык за его спиной, и мы одновременно посмотрели в ту сторону.

Огромный черный пес рычал и скалился, обнажая белые и острые зубы. Янтарные глаза горели жаждой смерти, и было сразу ясно, какую цель он преследует.

— Андри, — выдохнула я и вцепилась в его плечо, — я не смогу убежать!

— Уже понял, — прорычал эльф не хуже аспа и медленно вытащил клинки из ножен. Звук скользнувшего металла прозвучал в мертвой тишине как похоронный марш для аспа, отчего тот нервно вильнул хвостом и отступил на шаг. — Их всегда двое.

Я быстро повертела головой, но второго пса нигде не было видно.

— Адель! — привлек мое внимание Андри, и я посмотрела на его сосредоточенное лицо, обращенное на аспа. — Что бы ни случилось, будь всегда за моей спиной.

— Х-хорошо, — ответила заикаясь.

Эльф сжал золотые рукояти клинков, и их лезвие засияло белым светом по всей длине. Сглотнув, сделала шаг и спряталась за спину Андри, скрываясь от пса. Он недовольно зарычал и, как я поняла по шороху мелких камешков, рванул с места и побежал прямо на нас. Эльф стоял неподвижно.

— Пригнись! — скомандовал он, и я, скрипя зубами, выполнила его приказ.

В тот же миг над нашими головами пролетел асп и приземлился уже с моей стороны, но не успел он вновь припасть к земле для прыжка, как Андри быстрым движением скользнул к нему навстречу и снес голову. Я отвернулась в сторону, как только голова с глухим звуком упала на брусчатку, а тело задергалось в конвульсиях.

— Это еще не все, — хмуро заметил Андри, и к его словам присоединился новый рык.

Хотелось помочь эльфу, но понимала, что буду только мешать, и это не позволило глупым желаниям взять верх над моим телом.

Андри вновь загородил меня от пса, который показался, выйдя из темного переулка. Асп взглянул на труп своего собрата и издал низкий звериный вой, который пробирал до самых костей. И пока мы закрывали уши от этого звука, асп воспользовался нашей заминкой и бросился на эльфа.

Я успела отскочить в самый последний момент, вскрикнув от боли, но увидев, что зверь выбил клинки из рук Андри, позволила глупой мысли появиться в моей голове. Если сейчас не помогу своему защитнику, то останусь без него, и тогда мне точно не жить!

Справившись с дрожью в коленях, поднялась и взяла в руку первый попавшийся камень среди осколков брусчатки. Не дав себе времени даже подумать о трусости, тихо пошла на другой конец трещины, чтобы она оказалась как раз между нами.

— Эй, тварюга! — прокричала, привлекая внимание пса, когда нашла удачное место.

Тот дернулся и мигом слетел с эльфа, поскольку не он был его целью.

— Адель, что ты задумала?! — грозно прокричал Андри, но псина хорошо его потрепала, и ему еще нужно было несколько секунд, чтобы прийти в себя и найти клинки среди осколков брусчатки.

Я не ответила, неотрывно глядя в янтарные глаза аспа. Он не стал медлить и быстро разбежался, чтобы перепрыгнуть трещину. И когда он пролетал прямо над ней и ему оставалось несколько метров до меня, кинула в него камень, надеясь, что не промахнусь.

Улицу огласил громкий визг, и пес приземлился на бок, пропахав им еще несколько метров неподалеку от меня. Не мешкая, поторопилась уйти подальше, но этого уже не потребовалось — Андри мигом настиг аспа и снес ему голову. Я повторно отвернулась, чтобы не наблюдать конвульсии умирающего животного.

Доковыляв до вывороченного камня брусчатки, обессиленно опустилась на него. На какое-то время я растворилась в наступившей тишине, ни на что не обращая внимания. Пожалуйста, пускай это все окажется сном…

Возле моих ног с глухим ударом упали два рюкзака. Я вздрогнула, но и только. В голове все еще было пусто, и я не сразу сообразила, что это наши вещи.

— Одевайся, — послышался спокойный голос Андри.

Кивнула и дрожащими руками потянулась к своему рюкзаку. Мне было плевать, что рядом мужчина. Спокойно натянула штаны, рубаху и куртку. Все равно эльф уже видел мое нижнее белье, бесцеремонно задрав сорочку. К слову, ее засунула на самое дно рюкзака, поскольку она теперь годится только как тряпка после моего падения.

Обувь нашлась рядом. Когда и как наши вещи оказались тут, не стала спрашивать, но мысль о том, что эльф потратил время на их сборы, вместо того чтобы спасти меня и не дать мне совершить убийство, неприятно копошилась в моей голове и с каждой секундой давила все больше.

— Пойдем, здесь уже опасно оставаться, — подхватив два рюкзака, сказал Андри и пошел вниз по улице.

Мне каждый шаг давался с трудом из-за боли в пояснице, но, сжав кулаки, последовала за ним, ведь хорошо понимала, что сюда в любую минуту могут прибежать новые твари мироздания.

— А откуда они берутся? — спросила я, как только город остался позади и мы зашагали по широкому ночному тракту.

— В каждом городе есть камень, который, как нерв, подает сигнал мирозданию о колебании магии.

— Только в городах? — спросила я, ведь тогда в лесу мы были далеко от цивилизации.

— Нет, они могут оказаться где угодно. Но лишь в городах можно их увидеть, а так ты не отличишь обычный камень от части организма мира.

От его слов меня замутило. Было трудно все это понять. Куда легче жить в мире, который не спешит тебя убить, да и вообще не ведет с тобой беседы.

— Потерпи, Адель, — тихо сказал Андри, глядя вперед, — я обещаю тебе, что ты выберешься отсюда и вернешься домой.

Грустно улыбнулась, смотря себе под ноги. Его слова немного согрели мою душу, но и только. После пережитого вряд ли уже все будет как прежде. И даже если вернусь в свой тихий, спокойный мир, я все равно буду постоянно подсознательно ожидать опасности.

Дальше мы шли в молчании, каждый углубившись в свои мысли. Как бы я ни старалась забыть о случившемся, перед глазами постоянно всплывал образ вампира и его удивленный взгляд, в котором уже не было жизни. «Я убийца», — мысленно поставила себе клеймо, но затем потрясла головой, выбрасывая эту мысль. Это другой мир, где убийство — часть жизни, так почему я не могу просто принять это как должное, тем более защищаясь? Все дело в мире и его обычаях.

Украдкой взглянула на Андри.

Как жители этого мира могут так спокойно относиться к убийству? Теперь я хорошо понимала тех людей, которых видела в первом городе, где у каждого были мечи, кинжалы. Все знают, что в любой момент их могут лишить жизни, и поэтому готовы встретить своего врага во всеоружии.

Устало вздохнула. Это не мой мир, я здесь чужая, и мироздание, которое хочет от меня избавиться, можно понять. Но ведь я не спешу пользоваться магией и нарушать правила, меня буквально заставляют это делать. Почему бы просто не отпустить меня? Ах да, условие при переходе… Дать возможность человеку увидеть и почувствовать что-то новое и необычное, но с условием. Как же это… меркантильно! Я, наверное, никогда не пойму этот мир и его действия.

От мерзкого ощущения на душе пнула камень, забыв о боли в пояснице.

— Адель? — Сильные руки подхватили меня, когда боль прострелила спину и я на секунду потеряла сознание.

— Спина… — Никогда не ныла, но сейчас трудно было себя контролировать, все же боль была невыносимой.

Эльф нахмурился при виде слез на моих глазах, которые я сдерживала, как могла. Но все же одна слезинка проложила себе мокрый путь до виска и затерялась в волосах.

Не сказав ни слова, Андри аккуратно опустил меня на дорогу, подложив под голову рюкзак, а сам выпрямился и осмотрелся. Кругом было поле с высокой травой, в которой сидели светлячки, то сияя, то исчезая из виду при малейшем звуке.

— Потерпи, — взглянув на меня сверху вниз, эльф ушел в поле с рюкзаком на плече.

Нервно вздохнула и стерла ладонью сырость со щек.

Минута шла за минутой, а боль не проходила. Хотелось выть, и я почти уже скулила, когда Андри вернулся и взял меня на руки.

— Придется задержаться здесь до утра, — сообщил он, стараясь идти плавно, чтобы не тревожить меня.

Вскоре мы вышли на пятачок вытоптанной травы. Было удивительно, но забота эльфа помогала мне не пасть духом и взять себя в руки. За мной ухаживают, а я даже не могу потерпеть?

Все это время, пока Андри где-то нашел дрова, разжег костер и расправил спальные мешки, я лежала на траве и смотрела на звезды. Было страшно смотреть на них и не находить знакомые созвездия. Мозг лихорадочно искал этому оправдание, отказываясь верить в другой мир, но все говорило об обратном, даже звезды…

— Нужно осмотреть твою спину.

Андри вновь взял меня на руки, перенес на спальный мешок и помог снять куртку и лечь на живот. Со спокойной душой позволила задрать мне рубаху. Сейчас меня мало волновало, что он мужчина. Боль в спине была невыносимой, поэтому доверилась эльфу и надеялась, что среди мазей Дина найдется та, что поставит меня на ноги.

— Лежи спокойно, — попросил Андри, но все же дернулась, когда его горячие руки невесомо прошлись по пояснице. — Ушиб сильный, поэтому потерпи.

Он сел на меня, зафиксировав мои бедра между своих ног. Я приготовилась к худшему, вцепившись в мешок. Может, стоило все оставить как есть? Но задать вопрос я не успела. Андри, найдя подходящую мазь, начал втирать ее мне с нажимом.

— Изверг! — только и прошипела, героически терпя боль. Я хорошо понимала, что это необходимо в первую очередь мне, и поэтому старалась не кричать, чтобы не нервировать эльфа, но, черт возьми, больно!

— Знаю, — усмехнулся он и продолжил экзекуцию.

В конце я была выжата, как лимон, корчилась и тихо хлюпала носом.

— Утром все пройдет, — сделал он вывод и последний раз провел рукой по спине, только уже мягко, успокаивающе.

— Спасибо, — обмякла и повернула голову к костру.

Эльф укутал мою поясницу чем-то колючим и теплым, помог залезть в мешок и с лукавой улыбкой намазал мне щеку какой-то мазью.

— Что это? — недовольно отвернулась, не имея возможности ударить его по рукам из-за мешка, ведь он укутал меня в него, как в кокон.

— Спасаю тебя от комаров, — повернул он мою голову обратно за подбородок и стал намазывать нос.

Мазь не имела запаха, и я даже обрадовалась, что насекомые меня не тронут, но вот улыбка эльфа и то, как он водил пальцами по моему лицу, мне не нравились. Я могла и сама это сделать.

— Все? — спросила, поджав губы.

— Все, — щелкнув меня по носу, ответил он.

— Я не настолько беспомощна, — сказала, пронаблюдав, как он убрал все обратно и пошел к своему мешку.

— В курсе, — хмыкнул Андри, — но двигаться тебе сейчас нельзя, поэтому решил помочь. — Помолчав немного, спросил: — А где спасибо?

— Спасибо, — пробубнила себе под нос и отвернулась от костра. Лучше буду на светлячка смотреть, чем на наглую эльфийскую рожу.

— Спи, Адель, — уже без усмешки пожелал мне Андри, и я не удержалась и взглянула на него.

Улегшись поверх мешка, он лежал на боку ко мне лицом, но с закрытыми глазами. Бедный, уши не позволяют ему лежать на спине. Как он живет с этим?

— Мне твоя улыбка не нравится, — проговорил он.

— А откуда ты знаешь, что я улыбаюсь? — Постаралась придать лицу серьезный вид, но улыбка не желала сходить с моих губ.

— Чувствую, — спокойно ответил он, но бровь его дернулась. — И отчего же ты улыбаешься? Есть повод?

Подумав секунду, все же ответила:

— Твои уши.


ГЛАВА 11

Наступила тишина. Улыбаться я не перестала, как бы сильно ни старалась согнать улыбку со своих губ.

— Тебя смешат мои уши? — нарушил тишину спокойный голос эльфа.

— Нет, — быстро уверила его, — у тебя нормальные эльфийские уши.

Он приоткрыл глаза, и я опять увидела свечение, как в первый день нашего знакомства. Свет от костра отражался в его глазах, и казалось, что на меня смотрит большой кот в ночи при свете фар.

— Я тебя не понимаю, — сказал он и перевернулся на спину.

На спину! Я вытянула шею, но так и не поняла, как он это сделал с такими ушами.

— Как тебе это удалось? — не удержалась я от вопроса.

— Адель, я мысли читать не умею. Спроси прямо, — уже раздраженно проговорил он, положив руки за голову.

— Я думала, что ты не можешь лежать на спине с такими ушами, — тихо проговорила я и втянула шею в плечи, боясь гнева Андри.

Послышался вздох.

— Спи, Адель. Осталось четыре часа до рассвета.

— А уши? — пискнула я, на что Андри отвернулся и сделал вид, что уже спит.

Вздохнув, прикрыла глаза и под звук сверчков и треск костра быстро уснула. Навязываться не люблю, поэтому загнала свое любопытство глубоко, но с надеждой, что когда-нибудь обязательно спрошу и получу ответ.

Рассвет наступил, по моим ощущениям, через полчаса. Глаза неохотно открылись, но приятный запах жареного мяса помог принять вертикальное положение. Да и травинка, отяжелевшая от росы, щекотала мне нос, отчего, хочу не хочу, пришлось встать. Тело все затекло от неподвижной позы, но куда важнее было то, что ничего не болело. Вот бы нам такие мази в наш мир!

Размяв затекшие руки и ноги, повернулась к костру. Андри уже был готов отправиться в путь хоть сейчас, но спокойно сидел на земле и жарил мясо, поджав ноги под себя.

— Доброе утро, — прокаркала, потирая локти, которые за ночь зажили с помощью мазей. Андри вчера и их обработал, как и свои царапины после боя с аспом.

Эльф кивнул и протянул мне флягу с водой. Видимо, мой голос его поразил. Да, отрицать не буду — сон на природе плохо влияет на мой организм.

— Спасибо, — улыбнулась ему, да и вообще всему миру. Настроение, на удивление, было замечательное. — А это что? — указала на мясо.

— Кролик, — ответил Андри и снял мясо с огня. Он положил его на маленький пенек и отрезал кинжалом приличный кусок. — Держи, — протянул его мне.

Я с аппетитом вгрызлась в мясо, даже не обращая внимания на пресный вкус. Сейчас и такой еде была рада.

— Надеюсь, это был не оборотень, — повертев жареную ножку в руке, проговорил эльф и откусил кусок.

Я зашлась в кашле, подавившись куском.

— Ты шутишь? — спросила, как только успокоилась.

Эльф пожал плечами, продолжая спокойно жевать. Ужас! Как они живут в этом мире? С сомнением посмотрела на мясо в своих руках. Как бы странно это ни звучало, но аппетит у меня не пропал. Медленно откусив еще кусок, тщательно его пережевала и проглотила. Мясо как мясо. Будем надеяться, что это кролик, а не человек в облике зверя. Каннибалом становиться я не хочу.

— А откуда дрова и пень? — поинтересовалась с набитым ртом.

— Неподалеку есть роща.

— И когда все успел?

— Мне не привыкать, — вновь пожал он плечами и кинул кость в костер.

Я молча проследила за его движением, продолжая жевать свой кусок. Смогла бы я жить вот так, как Андри? Не иметь свой дом, передвигаться из города в город и выполнять заказы? Путешествовать интересно, но убивать людей я бы не смогла. «А красть?» — не остался в стороне внутренний голос. Красть? Вряд ли. Совесть еще после первого опыта не пришла в себя, так что не быть мне наемницей.

— Пора выдвигаться, — перебил мои мысли Андри, когда я покончила с мясом. Сама этого даже не заметила, а просто сидела и смотрела на ту кость в костре, которую выбросил эльф. Треснув в нескольких местах, она медленно тлела.

— Да, — очнулась я и поползла к своему месту, чтобы собрать вещи.

На тракт мы вышли через десять минут и спокойным шагом продолжили наш путь. Красный диск солнца наполовину вылез из-за горизонта и уже дарил всем первые теплые лучи. Роса поблескивала на траве, в низинах стоял туман, и все казалось сонным, но пройдет час, и природа полностью проснется. Чувствовала себя как в деревне. Пахло сыростью, травой и чистотой. Да-да, я не оговорилась. Воздух тут был совсем другой — легкий и наполненный естественностью. Даже глаза прикрыла и вдохнула полной грудью, радуясь каждой минуте хорошего настроения, а затем сорвала ромашку и с улыбкой догнала Андри, который ушел вперед, не разделяя моего интереса к полевым цветам.

— Любит — не любит, — проговаривала, отрывая белые тонкие лепестки ромашки, — любит — не любит…

Что ты делаешь? — проследив за очередным оторванным лепестком, спросил эльф.

— Гадаю, — ответила я, продолжая, — любит — не любит…

— На цветке? И зачем?

— Детская шалость, — пожала плечами. В руке осталась одна желтая сердцевина на зеленом тонком стебле. — Любит! — воскликнула я.

— Кто? — усмехнулся Андри, с интересом поглядывая на меня.

— Муж, — довольно улыбнулась я и отбросила теперь уже ненужный стебель.

Полевка, что перебегала широкий тракт в нескольких шагах от нас, застыла на полпути, а затем сорвалась с места и быстро скрылась в траве на другой стороне дороги, как только рядом с ней упал мой снаряд.

— Скучаешь? — нахмурив брови, спросил Андри.

— Скучаю, — тихо ответила я, вспомнив Андрея, но быстро взяла себя в руки и вернула улыбку. — Но я скоро вернусь и увижу его, ты же обещал. — Я пристально взглянула на эльфа.

— Обещал, — ровно ответил он, поправив рюкзак на плече.

— Вот и хорошо, — толкнула его в бок, на что он с хитрой улыбкой посмотрел на меня и тоже толкнул, но применив куда больше силы, отчего я чуть не полетела в траву.

— Ах, так! — Я поправила рюкзак и бросилась на него, но эльф уклонился и пошел дальше как ни в чем не бывало, когда я все-таки нырнула в заросли. — Так нечестно! — догнала его и одарила сердитым взглядом, оправляя куртку.

— Все честно, — пожал он плечами, насмехаясь надо мной, — тебе просто необходимо потренироваться в ловкости. Глядишь, и травм было бы меньше.

— Кто бы говорил, — пробурчала я и зашагала гордой походкой.

Послышался смешок, но и только. Понимаю, сказала глупость, ведь он получал раны из-за моей невнимательности и неопытности, поскольку защищал меня. Но я-то не виновата, что я обычная девушка и совсем не умею сражаться. Если бы всю жизнь жила в этом мире, уверена, что смогла бы так же махать клинками. А так не вижу в этом смысла и даже не собираюсь учиться, чтобы кому-то что-то доказать. Для защиты есть он, эльф, а уж я постараюсь выжить без умений владеть холодным оружием.

Дальше шли молча, и не скажу, что это напрягало. Мне было все равно, а оттого спокойно и легко рядом с Андри.

— Ничего себе! — воскликнула после часового молчания, когда мы поднялись на пригорок и перед нами открылась чудесная картина: огромное поле, на котором паслись коровы. — Да их тут целых сто, не меньше!

— Скотоводство всегда приносит прибыль, — заметил Андри, — поэтому здесь можно встретить не только этих животных.

Мы спустились с пригорка и теперь пробирались через стадо коров. Даже быки тут были — с мощными шеями, большими рогами и грозными взглядами.

— Их так много, — удивленно проговорила, все время глядя под ноги, чтобы не наступить на «подарок», оставленный этими животными.

— У стада несколько хозяев. Так удобнее следить за животными. Вон, смотри! — Эльф указал в сторону. Приглядевшись, увидела человека с кнутом на краю поляны. Он спокойно сидел в тени под деревом, лениво покусывал соломинку и поглядывал на скот. — И вон там, — указал Андри в другую сторону. Там тоже был человек, как я поняла, пастух.

Коровы недоверчиво косились на нас, но не боялись и оставались на своих местах, щипая травку. Я улыбалась им и даже погладила одну черно-белую коровку. Никогда не видела корову так близко, поскольку выросла в городе, где асфальта больше, чем травы, и сейчас с интересом смотрела на нее.

— Забавные животные, — улыбнулась я, но затем недовольно вздохнула, когда под ногой что-то хлюпнуло.

— Все еще так думаешь? — хмыкнул Андри, наблюдая, как я вытираю сапог о траву.

И надо же было так вляпаться!

— Да, — уверенно ответила. — Виновата я, а потому…

Договорить я не успела. Андри неожиданно набросился на меня и придавил к земле. Коровы испуганно замычали и бросились врассыпную, чуть не затоптав нас.

— Что происходит? — воскликнула я, недовольно ерзая под ним, стараясь выбраться.

Эльф взглянул на меня и поднес к губам палец, велев молчать. Я заинтересовалась его жестом, рассматривая губы, но затем чуть не заорала, если бы Андри не закрыл мне рот рукой.

На землю рядом с нами с грохотом опустился огромный зеленый дракон.

— Мм, — промычала, вцепившись в руку Андри.

— Тише, Адель, — шепнул он, оглядываясь через плечо. — И почему нам так везет? — с досадой прошипел он и перекатился вместе со мной ближе к корове, которая невозмутимо щипала травку, успокоившись после приземления дракона.

Дракон, в свою очередь, разглядывал скот, как курица червяка, думая, с какой стороны лучше клюнуть. Он вертел головой и поглядывал на них то одним глазом, то другим и казался совсем пустоголовым, не знающим ничего, кроме голых инстинктов.

Я во все глаза смотрела на этого динозавра с крыльями и шипами по всему хребту. Мне никогда не доводилось видеть животное таких размеров. Да слон ему под ногами будет мешаться, что уж говорить о нас?

— Кричать не будешь? — тихо поинтересовался Андри, а после моего кивка медленно убрал руку.

— Андри, что это? — Глупый вопрос, но я до сих пор не верила своим глазам.

— Дракон, — подтвердил мои мысли эльф, отчего по моему телу прошлась волна мурашек. — Нужно поскорее убираться отсюда.

— А то что? — заставила его посмотреть мне в глаза, вцепившись в ворот его куртки.

— А то станем его обедом, — со всей серьезностью ответил эльф и скатился с меня. Сразу почувствовала себя беззащитной. — Ползи за мной.

Дрожа всем телом, последовала за ним. Каждый метр, что мы преодолевали, приближаясь к лесу, сопровождался ревом дракона и мычанием коров. Казалось, все позади и деревья, за которыми мы сможем спрятаться, уже близко, как вдруг послышался душераздирающий крик, и я не удержалась — оглянулась.

Эта тварь терзала тело пастуха. Бедолага вцепился в огромную пасть дракона и орал, пока тот не переломил ему тело и не съел верхнюю часть. Ноги упали на землю.

Положив голову на траву и закрыв ее руками, я часто задышала через нос, чтобы подавить рвотный позыв. Запах земли отрезвил меня, и, досчитав до десяти, заставила себя ползти дальше. Я быстрее сойду с ума, чем выберусь из этого мира!

— У нас проблема, — прорычал Андри, как только я с ним поравнялась.

Его слова дошли до меня не сразу.

— Что? — вытерла щеки рукавом куртки, стирая откуда-то взявшиеся слезы.

Андри лишь указал вперед. Коровы боялись леса, поэтому сейчас до него было как минимум пятьдесят метров открытого пространства. То, что они стояли спокойно и не спешили покинуть опасную зону, нам не было на руку. Мы привлечем внимание дракона, если побежим.

— А если заставить коров бежать?

— Они побегут в первую очередь от нас, — покачал головой Андри, нахмурив брови. Корова недовольно промычала над нами, подтверждая слова эльфа.

— И что нам делать? — Паника нарастала все больше. Я вздрагивала каждый раз, как только над полем проносился рев. Казалось, что дракон прямо над нами.

— Бежать, — огласил он приговор.

— Может, останемся тут? — взмолилась, поскольку понимала, что мои ноги меня сейчас не удержат. — Он утолит голод и улетит.

— Он долго тут будет, Адель, — взглянул Андри на меня своими белыми глазами, в которых я прочитала страх за меня. — Запах человека сильный, и для дракона ты — лакомый кусочек.

С силой втянула воздух через нос, чувствуя новый позыв расстаться с завтраком.

— Все будет хорошо, — сжал он мою перепачканную в земле ладонь, — главное, бежать быстро и не оглядываться.

Неуверенно кивнула. А что еще остается делать? Только согласиться, ведь других вариантов нет, а картина расчлененного мужика все еще стоит перед глазами.

Андри помог мне подняться и спрятаться за коровой. Вы бы знали, как трудно сделать первый шаг! Все сопротивлялось во мне и не желало выходить из укрытия.

— Сейчас! — выглянув из-за спины коровы, дал команду Андри и дернул меня за руку, заставив послать к черту инстинкт самосохранения.

Ноги не слушались, но все же шевелились и, как мне казалось, очень медленно несли мое испуганное тело к новому, но надежному укрытию. Время замедлилось, и все мое внимание было сосредоточено на эльфе, что бежал впереди. В ушах стоял оглушительный стук сердца, отсчитывая секунды моей жизни, и не буду врать, страх заполнил меня до краев, и я уже не соображала, что делаю. Вместо того чтобы смотреть себе под ноги, я боялась упустить из виду Андри и не заметила яму. Провалившись в нее ногой, вскрикнула и рухнула на траву. Эльф резко затормозил и обернулся, но его взгляд я не успела оценить — земля задрожала, и я оглянулась, позабыв обо всем.

— Адель! — Крик Андри потонул в реве дракона, что несся прямо на меня. — Поднимайся! — Перехватив за талию, эльф дернул меня на себя, но в следующую секунду был отброшен как ненужный ингредиент в намеченном обеде.

— Андри! — крикнула, срывая голос.

Дракон отбросил его хвостом, и он пролетел все то расстояние, что оставалось до леса, и с глухим звуком врезался в дерево. Я закрыла рот рукой, чтобы не закричать еще раз, поскольку эльф безвольной куклой упал лицом на землю, не подавая признаков жизни.

— Нет! — прохрипела, сотрясаясь всем телом, но горячее и зловонное дыхание чудовища заставило оторвать взгляд от Андри и посмотреть вверх.

Клювообразная морда с большим рогом на носу была в нескольких метрах, отчего у меня перехватило дыхание. Она была огромна!

— Хорошая птичка, — пискнула, как только дракон отстранился и посмотрел на меня сначала одним желтым глазом, а затем, повернув голову, другим.

Приподнявшись на задние лапы, он издал довольный рев и похлопал крыльями, сдув меня ветром. Коровы вновь бросились врассыпную, оставив меня наедине с драконом.

Перекатившись, вскочила на ноги, но не успела что-либо придумать, как зеленая морда приблизилась, обнажив острые зубы. Я инстинктивно закрыла голову руками, готовясь к смерти, и не заметила, как вспыхнули зеленые пентаграммы, и два огромных куска земли взмыли в воздух по обе стороны от меня и сошлись вместе, врезавшись в морду чешуйчатого чудовища.

Дракон взревел, отступая, и затряс головой, стараясь избавиться от земли, попавшей в глаза. У меня появился шанс, и я уже хотела рвануть к Андри, как была сбита хвостом, пролетев несколько метров. Дракон вертелся и чесал морду передними лапами, рыча от невозможности видеть. Он был слишком огромным и подвижным!

Поднявшись на ноги, при этом схватившись за живот от боли, лихорадочно стала искать пути к отступлению. Обойти дракона, чей хвост хлестал как хлыст, было невозможно. Но мне было необходимо добраться до Андри и убедиться, что он жив.

Пентаграммы кружились и горели изумрудным светом, напоминая о себе. Точно! Я же умею колдовать! Может, это мой единственный шанс и я смогу прогнать дракона? Вот только как пользоваться магией, меня никто не учил. Так, Адель, было бы желание, а уж все остальное чепуха…

Пока дракон кружился и издавал недовольный рев, отчего земля вокруг дрожала, я попыталась отвалить еще один кусок земли, но руки ходили ходуном и ничего не выходило. От бессилия сжала кулаки, позабыв о жесте.

— Нет! — панически воскликнула, тряся руками. — Ну же!

Знак магии земли никак не хотел возвращаться, сколько бы я ни махала руками. Даже кончики пальцев не кололо.

— Черт! — Я закрыла лицо руками, сдерживая слезы, но, прислушавшись, поняла, что рев прекратился, а земля перестала дрожать.

Медленно опустила руки и подняла голову вверх. Дракон возвышался надо мной и с неукротимой злобой в глазах взирал на меня сверху вниз. На секунду даже залюбовалась его раскинутыми перепончатыми крыльями и изогнутой шеей, пока до меня не дошло, что происходит. Его грудь начала светиться, будто там бурлила лава, а уж когда жидкий огонь стал подниматься вверх по шее, я замерла. Огнедышащий дракон!

Как только пламя дошло до головы, он разинул пасть с острыми зубами, и в ту же секунду на меня обрушился оранжево-красный огонь. Кончики пальцев уже привычно закололо, и я выставила руки вперед. Это не было похоже на то, что я уже успела испытать, познакомившись с воздухом, водой и землей. Удивительная мощь затопила меня, и пред моими руками вспыхнула огромная алая пентаграмма, закрывая меня, словно щит. Пламя врезалось в нее, оттесняя меня назад. Я с удивлением смотрела, как самая опасная стихия обтекала меня, не причиняя вреда, а ощущение, что я могу все, не покидало до конца, пока все не прекратилось.

Через движущиеся алые руны и линии я взглянула на дракона, который недоуменно смотрел на меня, не понимая, почему я еще жива. Не удержалась от ехидной улыбки. Видимо, магия огня на меня плохо влияет, что смотрю в глаза смерти издевательски.

Дракон зарычал и вновь послал в меня поток огня, но и в этот раз его ожидало фиаско. Я уже обрадовалась, что он сейчас просто улетит, обидевшись на мир, поскольку это было написано на его морде, но вместо этого ящер, хлестнув хвостом, двинулся на меня, явно намереваясь просто сожрать, не церемонясь.

— Нет, нет, нет… — попятилась назад, не в силах оторвать взгляд от монстра.

Красная печать исчезла, а другие не хотели появляться, как бы сильно я этого ни желала и ни старалась почувствовать землю или воздух. Все, теперь мне точно конец!

Моя смерть наступала тяжелыми шагами, рождая в земле дрожь. Когда дракон был уже близко, я не придумала ничего лучшего, чем обратиться в бегство. Сорвавшись с места, что было мочи побежала к коровам, которые переместились на другую сторону тракта и продолжали щипать траву. Мне бы их безразличие!

Пересекая дорогу, чувствовала спиной, что дракон почти меня настиг, и по закону подлости поскользнулась на том самом «подарке», на который мне уже удалось один раз наступить. Ненавижу коров!

— Черт! — прошипела, схватившись за затылок. Я почувствовала там тупую боль и хотела уже вскочить на ноги, но тут поняла, что все еще жива, когда должно быть совсем наоборот — ведь я буквально предоставила себя дракону на блюдечке.

Оглянувшись, удивленно ахнула, увидев мужчину, удерживающего дракона магией воздуха. Он мастерски защищался от огня и отбивал нападение клыкастой морды, что щелкала зубами прямо перед его носом. Однозначно, мне до его уровня далеко, но пока я наблюдала, мужчина заметно начал уставать, пропуская удары.

— Черт, — вновь выругалась и поднялась на ноги. Надо ему помочь!

Не раздумывая, поковыляла к нему. Если уж помирать, то вместе, чтобы не одиноко было. Да, хотелось убежать, пока была возможность, но я уже говорила, что совесть у меня большая и вредная, да и Андри… Его бросить я не могу!

Чем ближе подходила, тем страшнее мне было, но это и неудивительно, ведь зверь с острыми зубами, ростом с трехэтажный дом, считающий, что человек — еда, не располагал к веселью.

Подошла я вовремя. Мужчина ослаб и уже еле мог стоять на ногах, когда именно в этот момент дракон надумал вновь вылить на него жидкий огонь. Знакомое ощущение зародилось в кончиках пальцев, и я загородила нас пентаграммой от неминуемой смерти.

— Так и продолжай! — прорычал мужчина за моей спиной, и когда уже сил не было сдерживать напор огня, мою пентаграмму рассек воздух, словно копье, и дракон взревел.

Незнакомец схватил меня за талию и потянул назад, когда я во все глаза смотрела, как чешуйчатый змей, упав на бок, извивался и издавал ужасный рев. Так продолжалось несколько минут, но вот все стихло, причем так резко, что тишина давила со всех сторон.

— Он мертв? — прохрипела я, не в силах поверить своим глазам.

— Да, — выдохнул мне в макушку мужчина и прижал к себе еще крепче. — Ты… — Он развернул меня к себе лицом, и я удивленно уставилась на знакомое лицо.

— Ты… — повторила за ним, не веря своим глазам. Короткие волнистые бронзовые волосы были сейчас в беспорядке, открывая широкий лоб с густыми, но идеальной формы бровями. Высокие скулы, прямой нос и волевой подбородок. Черт, да это же… — Принц Тион? — прохрипела, удивляясь еще больше.

Тонкие губы изогнулись в ухмылке.

— О, так ты знакома с моим братом? — Ехидный голос заставил меня оторваться от созерцания обычной на вид одежды и переместить взгляд снова на лицо, чтобы встретиться с карими глазами.

— Б-брат? — заикаясь, сказала я, вспомнив, что у Тиона синие глаза.


ГЛАВА 12

В глазах цвета темного шоколада плескалось веселье, но мышцы мужчины были напряжены. Он крепко сжал мои плечи, неосознанно причиняя боль.

— Совершенно верно, — улыбнулся он, блуждая взглядом по моему лицу. Могу только представить, как я сейчас выгляжу. — Но сейчас куда важнее знать, кто ты?

— Я? — Черт, повторяю, как попугай, но ничего не могу с собой поделать. Шок не отпускал, затормаживая мое мышление.

— Ты, — усмехнулся он.

— А ответ «просто девушка» не подойдет? — криво улыбнулась, подергавшись в его руках.

— Это я и сам вижу, — прищурившись, он посмотрел на мою грудь. Рубаха лишилась верхней пуговицы, и ворот сильно распахнулся, открывая чудесный вид. — Ты человек! — проговорил он, подняв глаза на мое лицо. — И не связанная условиями! — Сжав мои плечи еще сильнее, встряхнул и прорычал: — Отвечай, кто такая?!

— Ты сам ответил, я — человек! — воскликнула я и наконец вырвалась из его захвата. Кончики пальцев засветились, и я поспешно сжала кулаки, но мужчина это заметил.

Окинув меня цепким взглядом, он нахмурил темные брови и скрестил руки на груди.

— Человек… не связана условием, — начал он перечислять, — не узнала меня сразу… — Он замолчал, испепеляя меня темным взглядом. — Ты из другого мира?

— Гениально, Холмс! — всплеснула руками. — Да, я из другого мира, и мне… — Я внезапно замолчала, вспомнив об эльфе. — Андри!

Не обращая внимания на мужчину, который удивленно замер, развернулась и побежала к Андри, проклиная себя, что забыла о нем. Около дракона притормозила, но, убедившись, что жизнь его точно покинула, поскольку голова была пробита насквозь, побежала дальше.

— Андри! — Я опустилась на землю рядом с эльфом. Он лежал на животе и не подавал признаков жизни. — Андри! — потрясла его за плечо, но он молчал. — Что делать, что делать… — повторяла, всхлипывая, и продолжала его трясти.

— Женщины! — вдруг недовольно пробубнил принц над моей головой и помог мне посадить эльфа, прислонив его спиной к дереву.

— Что с ним? — обхватила лицо эльфа руками, но Андри так и не пришел в себя, хоть пульс был. По его щеке стекала кровь, и я поспешно начала копаться в рюкзаке, что валялся рядом. Бинты удалось отыскать быстро.

— Сильно ударился головой, — осмотрев рану, констатировал принц.

— Как вернуть его в сознание?

Вылив воду из фляги на бинт, приложила его к ране.

— Поцелуй не рассматриваем? — подарил мне несносный принц лукавую улыбку.

— Сейчас не до шуток! — рыкнула на него, наплевав на его статус.

— Тогда просто отдых и вот эта мазь, — хмыкнул принц и достал из рюкзака баночку. Глазастый, однако.

Я уже хотела ему сказать что-нибудь едкое в ответ, как послышался такой знакомый рык, что только простонала в ответ.

— А вот и они! — хищно улыбнулся мужчина и вскочил на ноги.

Я обернулась и застонала громче. В десяти шагах от нас стояли аспы и скалились, утробно рыча. Черные, с янтарными глазами, они наводили ужас похлеще, чем дракон. Мне хорошо известно, какие у них зубы и как легко они вонзаются в плоть, словно нож в масло. Плечо эльфа я до сих пор вспоминаю с ужасом.

— Что нам делать? — тоже вскочила, понимая, что Андри сейчас не в состоянии нам помочь. А раз не он, то кто?

— Бежать бесполезно, — обыденным голосом ответил принц, поглядывая на лежащего без сознания Андри. — И остается только бой.

— Точно, ты же маг! — воспрянула духом.

— Магией их не остановишь, — покачал он головой и медленно потянулся к эльфу, чтобы аспы не бросились на нас из-за резких движений.

— Что ты… — дернулась, чтобы его остановить, когда он бесцеремонно отстранил Андри от дерева и вытащил его клинки, но замерла, сообразив: — Ты умеешь ими пользоваться?

— Немного, — односложно ответил принц, а выпрямившись, бросил один клинок мне: — Держи!

Само собой, я его не поймала, опасаясь пораниться, и даже отскочила, как от огня. Сталь сверкнула на солнце, и клинок упал на траву возле моих ног. Перевела возмущенный взгляд на принца, показывая, что я не готова к бою, да и вообще ни разу не держала в руках такое оружие.

Принц недовольно наморщил нос:

— Если он узнает, что ты позволила клинку упасть на землю, очень сильно разозлится.

— Ты вообще хоть думаешь, прежде чем что-то сделать? — буркнула, поднимая клинок.

— Не та ситуация, — усмехнулся он и повернулся к аспам. — Если выживем, поцелуешь меня?

Однозначно, его брат мне нравится больше!

— Я не принцесса и целовать принцев не собираюсь, — ответила ему, стараясь держать клинок ровно. Как Андри им машет одной рукой? Он же тяжелый!

— Жаль, — вздохнул он грустно, а мне захотелось покрутить пальцем у виска. Нас собираются убить, а он в романтики подался. — Тогда, леди, вперед! — Он повернулся ко мне и поклонился, указывая рукой с клинком на аспов.

Я обескураженно проследила за этим жестом, но затем взяла себя в руки и действительно шагнула к псам, которые зарычали еще громче. А чего ждать, если чуда все равно не предвидится? Вот не верится мне, что мы сможем остановить черных псов без эльфа. Привыкла рассчитывать на Андри, да и знаю, что его ловкость и умение обращаться с клинками всегда нас спасут, сейчас же…

Вздрогнула, когда принц поравнялся со мной.

— Что бы ни случилось, — прохрипела из-за волнения, — я благодарна тебе. Ты спас меня от дракона, как настоящий принц.

Он хмыкнул и перехватил клинок поудобнее.

— Так я и есть настоящий принц, — криво улыбнулся он, на что хмыкнула теперь я, и, не сговариваясь, мы вместе сделали шаг к нашим врагам, а может быть, и к смерти.

Я уже приготовилась махать тяжелым клинком как булавой, поскольку руки устали его держать, как вдруг земля дрогнула, и мы все замерли, прислушиваясь и стараясь понять, что произошло. Бросила взгляд на дракона, подумав, что тот ожил, но он продолжал лежать, когда земля вновь задрожала. Аспы заскулили и, прижав уши к макушке, припали к земле. Захотелось последовать их примеру, да еще голову закрыть руками. Раз эти звери в ужасе, значит, явно что-то страшное происходит.

Я повернулась к мужчине и хотела задать вопрос, но принц даже не смотрел на меня, развернувшись к лесу.

Дрожь повторилась, как будто кто-то большой, можно сказать, огромный медленно ступал по земле, заставляя ее дрожать. Мне хватило нескольких толчков, чтобы понять, в какой стороне они зарождаются. Лес!

— Не могу поверить… — то ли с восхищением, то ли с ужасом тихо проговорил принц, привлекая к себе внимание.

— Во что? — воскликнула, роняя клинок от очередного толчка.

— В это, — ответил он и указал на деревья.

Я повернула голову и в следующую секунду упала на пятую точку из-за ослабевших ног. Если увидеть дракона я как-то еще была готова, то ходячее дерево — нет, да еще таких размеров! Древесный гигант с пушистой желтой кроной вышагивал нам навстречу, аккуратно отодвигая деревья кривыми руками. Те гнулись и издавали скрип, но я готова поклясться, что ни одна веточка не сломалась.

Когда монстр полностью показался из-за деревьев, мне пришлось сильно задрать голову, взирая на него снизу вверх с открытым ртом. Аспы заскулили и попятились назад. Я их хорошо понимала, мне самой хотелось убежать, но вместо этого я продолжала сидеть и смотреть на это… это…

— Что это? — прохрипела я, а когда дерево посмотрело вниз, услышав меня, закрыла рот рукой, чтобы не закричать.

Противореча всем законам природы, это дерево имело лицо! Огромный кривой нос, густые лиственные брови и бездонные черные глаза. Губ не было, лишь грубая темная кора с трещиной. Было трудно представить, что это — живое существо.

— Энт, — тоже хрипло ответил принц и поклонился дереву. Оно со скрипом повернуло голову с пышной кроной и внимательно его осмотрело.

Дальше последовало вообще из ряда вон выходящее — дерево заговорило.

— Кто из вас владеет ключами к дарам природы без условий? — растягивая каждое слово и даже буквы, спросил энт скрипучим голосом.

Черные псы за моей спиной зарычали, но встать не осмелились. Я быстро оглянулась, а когда повернулась обратно, встретилась с черными блестящими глазами.

— Ты, — проскрипел энт, догадавшись. Я медленно кивнула, ежась при звуках его голоса. — Покажи, — потребовал он, наклоняясь ко мне ближе.

Украдкой взглянула на принца, молча прося о помощи, но тот продолжал восхищенно смотреть на энта, не обращая на меня внимания.

Спорить и отказывать тому, кого боятся даже аспы, посчитала глупостью, поэтому послушно подняла дрожащую руку и задумалась. Андри говорил не использовать магию, но ведь это считается исключением? Вновь оглянулась, чтобы взглянуть в янтарные глаза аспа, в которых горели ненависть и злоба. Они и так тут, так почему бы и нет?

Сосредоточилась, но ни через секунду и ни через минуту пентаграмма не появилась. Так и сидела с вытянутой рукой, со страхом глядя в темные омуты дерева.

— Хм, — задумчиво скрипнул энт, а затем в нескольких метрах от меня резко ударил по земле деревянным кулаком с кривыми пальцами.

Я вскрикнула от грохота, почувствовав толчок в земле, и в ту же секунду вспыхнула зеленая пентаграмма напротив моей руки, невесомо касаясь кончиков пальцев. Энт замер, как мне показалось, исследуя зеленое свечение, но затем задрожал как от ветра, и на меня посыпалась желтая листва.

— Убери магию! — крикнул принц, когда пентаграмма вспыхнула еще ярче и энт опустился на одно колено, прикрыв глаза.

Поспешно сжала кулак, и все прекратилось.

В полном молчании взирала на неподвижного энта. Казалось, все замерло, даже ветер, но вот древесный гигант открыл глаза, и мир вновь наполнился звуками.

— Да-а, — протянул он и поднялся на ноги, — именно такой отголосок магии я и почувствовал, когда мирно спал среди собратьев. — И гигант замолчал.

Его взгляд потускнел, показалось, что он вновь уснул, как вдруг со скрипом энт склонил голову и протянул ко мне корявую руку. Я инстинктивно попятилась назад, перебирая ногами.

— Не бойся, — проскрипел он, но я и так замерла, услышав совсем рядом за спиной рык аспа. Слишком близко они сейчас находились, но так и не сдвинулись с места.

— Это трудно… — Я задержала дыхание, когда корявый палец ткнул меня в грудь.

— Человек, — удивленно проговорил энт, убирая корягу. — Уже много лет я не встречал человека.

Захотелось ему ответить, что я вообще никогда не видела говорящих деревьев, да и магию, но разумно промолчала, дав возможность энту насладиться встречей. Он разглядывал меня с интересом, вновь протягивая руку и касаясь пальцем-палкой то плеча, то руки. Больно не было, но странное ощущение после прикосновений оставалось.

Я все же не вытерпела и вскочила на ноги, чтобы подойти к принцу.

— Что происходит? — тихо спросила у мужчины, но вместо ответа принц обхватил меня рукой и прижал к себе, кривя губы в улыбке.

— О древний пастырь деревьев, — громко начал нахал, обращаясь к энту. Тот не спускал с меня глаз. — Позволь узнать, зачем ты покинул лес и почтил нас своим присутствием?

Я скривилась при звуках этой пафосной речи.

— Я отвечу на твой вопрос, оборотень, — заговорил с ним гигант, но при последних словах рука принца на моей талии напряглась. Украдкой взглянув на соседа, отметила, что он больше не улыбается. Что это с ним? — Как только люди получили возможность управлять дарами природы, мы — энты — стали вас опасаться, ведь в нас тоже течет жизнь дара земли, которой вы могли бы воспользоваться в своих интересах. С каждым годом мы уходили все дальше в лес и засыпали, но позже поняли, что вам дана лишь малая часть той силы, которой наделено мироздание.

От слов древесного гиганта мне стало зябко, я передернула плечами. Принц этот жест оценил по-своему и прижал меня к себе еще крепче. Не придумав ничего лучшего, ущипнула его за бок, и он, ойкнув, ослабил объятия. Вот так-то!

— Наш мир существует уже очень давно, — продолжил скрипеть энт, — и всегда были только люди и эльфы. — Он махнул веткой, указывая на Андри, который продолжал полулежать на земле без сознания.

— А вы? — задала вопрос, запутавшись в расах этого мира. — Вы же тоже разумные, значит, вас тоже можно считать расой.

Трещина с темной корой, которая заменяла губы, растянулась в улыбке, и гигант покачал головой, отчего посыпалась желтая листва с его кроны.

— Мы появились позже, и не как жители этого мира.

— Тогда кто вы?

Энт медленно поднял руку и указал на аспов, которые все это время жались к земле и тихо скулили. Мне хватило нескольких секунд, чтобы понять, что к чему, и следующий вопрос слетел с моих губ против моей воли.

— Вы как они! — ахнула я. — Но зачем мирозданию было вас создавать? Для чего?

— Мы охраняем природу. Не позволяем тому или иному виду растения, животного или насекомого исчезнуть, — ответил на мой вопрос энт.

— Но люди исчезли, — напомнила я. — Разве вы не должны были их остановить и не дать принять условия, чтобы сохранить расу?

— Люди не в состоянии понять смысл гармонии, — вздохнуло дерево со скрипом. — Всегда есть тот, кто хочет больше, чем другой. Мы с болью и тоской наблюдали, как меняется человек и во что он превращается, но насильно никого заставить мы не можем. Годы шли, и человек прекратил свое существование как раса. Вместо них теперь в этом мире живут оборотни и вампиры.

— И сделать ничего нельзя? Это же не жизнь! Тех, первых, кто пришел к мирозданию за силой, больше нет, а их дети расплачиваются за это! — начала я сердиться. Почему-то мне казалось, что многие бы хотели жить обычной жизнью — без условий, которые могут лишить их всего.

— Сделать? — повторил энт задумчиво. — Всегда есть выход, но против самого мироздания не пойдешь. Как можно изменить целый мир? Быть может, это единственный случай, когда нужно оставить все как есть, несмотря на мучения. Люди сами виноваты и теперь пожинают плоды, — закончил он говорить, и я набрала воздуха в легкие, чтобы задать еще один вопрос, но промолчала, понимая, что он прав.

Изменить мир нельзя, и его правила тоже. Но не буду лукавить, после слов энта мне стало легче. Весь наш путь с Андри я думала, что попала сюда не зря и мне суждено спасти этот мир, вернее, его жителей. Вся эта магия, странный разговор Андри с Дином наводили на странные мысли. Но раз сам энт не знает, как все это остановить, то откуда это знать эльфу? Неужели Андри меня просто ведет туда, откуда я действительно смогу вернуться домой, а все остальное — моя больная фантазия?

— Но зачем тогда ты пришел сюда? Вряд ли из-за убийства дракона, — спросила, поскольку все остальное мне стало понятно.

— Ты человек, владеющий ключами к дарам природы. Твоя магия привела меня к вам.

— Не понимаю, — нахмурилась я.

Тут каждый второй владеет магией, но ведь к ним не приходят древесные гиганты.

— За нашу службу мироздание всегда нас награждало — подпитывало жизнью, но как только к нему пришел человек, оно перестало уделять нам внимание.

— А почувствовав мою магию, ты пришел на ее зов, — закончила я за него, вспомнив, что применила магию земли. — Неужели она настолько похожа на магию мироздания? А чем тогда владеют другие?

— Твоя магия не связана с условиями и чувствуется, как второе дыхание. Вампиры, оборотни и эльфы используют потоки, которые связаны друг с другом, и не способны творить что-то новое. Только использовать уже имеющееся, — ответил энт на мои вопросы. — Мне было приятно вновь ощутить прикосновения природы. Но увидев тебя, удивился и обрадовался еще больше, ведь встретил человека. Буду рад, если ты наполнишь меня энергией, чтобы я смог заботиться о братьях наших меньших. Я уже стар, и лишь магия мироздания сможет вернуть мне былую силу, но оно молчит, забыв о нас. Ты же владеешь точно такой же силой, поэтому прошу о помощи у тебя.

Я нервно захихикала, привлекая внимание принца. Иметь такого питомца мне еще не доводилось. С губ чуть не сорвался вопрос: «А за ушком вам не почесать?» — но тактично промолчала, понимая всю серьезность сказанного.

— Хорошо, — кивнула и дернулась навстречу дереву. Принц неохотно меня отпустил. — Но у меня есть просьба, — проговорила, как только энт опустился на колени, чтобы стать немного ниже. — Тебя боятся они, — махнула в сторону аспов, — может быть, ты сможешь нам помочь от них избавиться?

— Они такие же, как и мы, но при их создании мироздание применило куда меньше силы. Я могу их забрать с собой и не отпускать до их истощения, — предложил энт и схватил черных псов корявой рукой, словно посадил их в клетку. Те зарычали и начали бросаться на деревянную решетку и грызть ее, но все было бесполезно.

— Спасибо! — радостно воскликнула я, а затем уже грустно добавила: — Но как я волью в тебя энергию? У меня не получается вызывать магию по желанию.

— Магия земли теперь тебе подвластна. Как хранитель природы, я постарался связать нити твоей ауры с этим миром. Ты чужая, поэтому ключи от даров не всегда поддаются.

Мысленно усмехнулась. Вот почему он меня касался! Не иначе он это сделал ради себя, чтобы я смогла ему помочь. Так, стоп!

— Как это — связал с этим миром? — воскликнула, отступая на шаг назад. — Я же домой собралась!

— В этом нет ничего страшного, — устало проскрипел энт.

Я еще минуту буравила его взглядом, не веря его словам, но все же сдалась, ведь он поможет нам избавиться от аспов. Почему бы не помочь? Шагнув к нему обратно, положила руку на деревянное колено и мысленно позвала магию земли. Я бы над этим посмеялась, если бы находилась в своем мире, но уже через секунду почувствовала знакомое покалывание в кончиках пальцев, которое подтверждало, что магия существует.

Вспыхнула зеленая пентаграмма. Она легла на кору, словно татуировка, и, покрутившись несколько раз по часовой стрелке, начала посылать импульсы — зеленые волны по всему телу энта. Он блаженно закрыл глаза, и я уже уверенно сосредоточилась на ощущениях, мысленно посылая ему энергию. Сама я ее не чувствовала, было лишь покалывание уже не только в пальцах, но и в ногах и в макушке.

По мере роста моих ощущений происходили изменения и с деревом. Кора как будто исцелялась, наполнялась влагой и становилась более яркой. Трещины срастались, а крона зеленела прямо на глазах. Не прошло и пяти минут, как энт изменился до неузнаваемости. Корявый нос утончился и выпрямился, а трещина вместо губ стала ровной и с темно-зеленым оттенком.

Когда я убрала руку, древесный гигант поднялся на ноги и посмотрел на меня черными глазами, в которых светилась жизнь.

— Благодарю тебя! — На этот раз его голос звучал низко и без скрипа. — Надеюсь, мы еще встретимся.

Прижав к груди руку-клетку с аспами, он направился обратно в лес, вновь рождая в земле дрожь. Моя душа ушла в пятки, когда он шагнул рядом с Андри, но в следующую секунду я облегченно выдохнула — энт прошел мимо, не потревожив эльфа. Я провожала его взглядом до самого конца, пока он совсем не скрылся и не затерялся среди листвы других деревьев. Жестокий мир, но с чудесными существами!

Вздохнув, повернулась к принцу.

Ой…

Мужчина стоял в трех шагах от меня, скрестив руки на груди. Ставшая привычной для меня его веселость пропала без следа. Теперь в его глазах можно было прочесть только сосредоточенную настороженность. Плотно сжатые губы и нахмуренные брови, между которыми пролегла складка, еще раз напомнили мне о принце Тионе. Не иначе, они близнецы, вот только сейчас на меня смотрели темно-карие глаза, а не синие.

Я не подала виду, что стушевалась под его пронзительным взглядом, а лишь одарила его в ответ таким же, и просто развернулась к нему спиной, чтобы поспешить к Андри.

— Кто ты? — Вопрос заставил застыть на месте.

Мысленно рассмеялась и обернулась:

— Человек? — Мой ответ прозвучал как вопрос, на что принц усмехнулся, но затем вновь стал серьезным.

— Это мы уже выяснили. Я знаю, как ты попала в этот мир, но вот как ты смогла сбежать от вампиров, не представляю. Ведь другие… — Он запнулся и вопросительно посмотрел на меня.

Я дернулась, но постаралась сохранить на лице безразличие.

— Везение пока еще на моей стороне, — пожала плечами. — Но ты не волнуйся, я делаю все, чтобы вернуться домой, в свой мир.

— В сопровождении наемника? — скептически приподнял он бровь, кивнув в сторону эльфа. — Почему?

— Это не твое дело, — отмахнулась я и отвернулась, но сделать шаг мне опять не позволили.

Схватив за плечо, мужчина насильно развернул меня к себе лицом, заглянув в глаза.

— Ты представляешь, как трудно поверить в твои слова? — серьезно спросил он, а увидев мое недоумение, произнес: — Сейчас встретить человека можно только на пиршестве у вампиров. И я знаю, что человек покинуть его не может. Ты же свободно гуляешь, причем в компании наемника.

— Разве это проблема? — нахмурила я брови.

— По закону я должен вернуть тебя тому, кто тебя заказал. — Принц сжал мое плечо еще сильнее, и мое сердце пропустило удар. Я не хочу возвращаться и быть едой для Люциса! — Но тебе повезло, что мое время на исходе. Я лишь хочу понять, насколько ты опасна для нас, раз все еще жива.

— Я не хочу к вампирам! — постаралась высвободиться из захвата, но мужчина держал крепко, причиняя боль. Пальцы начало покалывать, и я сжала кулаки.

С полминуты он смотрел на меня внимательно, выискивая в моих глазах что-то, но лишь страх сейчас наполнял их.

— Я не сделаю этого, — ответил он и отпустил мое плечо, толкнув в сторону Андри.

Похлопав глазами, сделала шаг назад, но остановилась.

— Почему? — Теперь настала моя очередь задавать вопросы.

Он замялся, но, запустив пальцы в бронзовые короткие волосы, все же произнес:

— Я не разделяю мнение отца насчет вампиров. Эти нелюди — убийцы, а мы должны спокойно смотреть на то, как они убивают людей чужого мира. Но закон есть закон, и все закрывают на это глаза и считают, что это правильно, ведь жители этого мира куда важнее. Но ты смогла выбраться, а это значит… Впрочем, это не важно, — резко оборвал он, нахмурив брови, а затем широким шагом прошел мимо меня и первым присел возле эльфа.

Я судорожно вздохнула и чуть не подавилась воздухом от его слов. Однозначно, мне нужно бежать из этого мира, а то свяжут и доставят Люцису на подносе! Пока мне везет, но вдруг наткнусь на того, кто беден и захочет поживиться за мой счет?

— Но раз ты знаешь, откуда я и кто, к чему были слова об опасности?

— Ты не похожа на других, — ответил он, и я вспомнила, что где-то уже слышала эту фразу.

— Так все разные, нет одинаковых.

Принц покачал головой и усмехнулся:

— Я несколько раз лично сопровождал купленных людей из вашего мира, и всегда девушки или мужчины вели себя одинаково. Ты же мало того что сбежала, так стараешься еще вернуться обратно, несмотря на страх быть убитой. Ты уже много прошла, и твоя магия… — Мужчина задумался, отведя взгляд в сторону. — Получится ли…

— Что есть, то есть, — привлекла обратно его внимание, пропустив последние слова мимо ушей. — Я уже поняла, что мне «повезло», — показала кавычки жестом, за которым принц заинтересованно проследил, — и этому я не рада, поверь, поскольку проблем доставляет кучу. Но лишь благодаря этим ключам к дарам природы Андри согласился меня сопроводить к месту, откуда я смогу вернуться домой.

Мужчина нахмурился при этих словах.

— Вернуться обратно невозможно.

В груди защемило, но я быстро отогнала плохие мысли.

— Да, он тоже сначала так сказал, но увидев пентаграммы, предложил последовать за ним.

— И ты вот так просто согласилась?

— А у меня есть выбор? Вампиры преследуют меня по пятам, чтобы схватить и доставить на обед к своему хозяину в качестве этого самого обеда, а аспы просто хотят убить, стоит мне призвать магию. Лучше уж я пойду за незнакомым мужчиной, лелея надежду, чем сразу в пасть своим врагам. Да, мне все это время было интересно — почему? Зачем он тратит на меня свое время? Но какая разница, если у меня всего два выхода: довериться ему и последовать за ним или вечно бегать от аспов.

При каждом моем слове брови принца медленно поднимались вверх. Серьезность сменилась удивлением, а потом вернулись смешинки в глазах, и губы растянулись в лукавой улыбке.

— Но он наемник, — усмехнулся принц. — И наемники всегда хотят получить что-то взамен.

— Договор я не подписывала, так что считаю услугу Андри благотворительностью, — развела руками, на что принц хмыкнул. Я удивилась его смене настроения. Он явно чего-то недоговаривал, но… это же не мое дело? Главное, меня не повяжут и не отправят первым классом к вампирам, а все остальное подождет. Вздохнув, подошла к принцу. Надоело уже все, и просто хочется домой.

Не говоря ни слова, он закинул Андри себе на спину, удерживая за руки, и взглядом велел мне взять рюкзак и клинки. Пришлось бежать еще и за своим рюкзаком, который я потеряла на поле, когда спасалась бегством от дракона. Коровы вновь рассредоточились по всему лугу и, даже не замечая мертвого чешуйчатого змея, со вселенским спокойствием щипали травку. Лишь пастух, который потерял своего партнера, ходил вокруг убитого чудовища, озадаченно его разглядывая. Завидев меня, он дернулся и спрятался за черно-белой коровой.

Сумасшедший день, по-другому не скажешь. Но если честно, мне он понравился, несмотря на то что чуть не погибла. Может, это все из-за встречи с драконом и энтом или из-за того, что эльф был без сознания и мне пришлось все делать самой, но это был такой выброс адреналина, какого я еще ни разу не испытывала. Конечно, принц помог и спас меня, но я так привыкла, что Андри всегда рядом, и если что — вытащит, что сейчас чувствовала некую эйфорию от малой самостоятельности. Быть может, я просто схожу с ума? Ведь я всегда любила спокойствие…


ГЛАВА 13

Около часа мы шли вдоль леса, не выходя на тракт. Ужасно хотелось кушать, но, поглядывая на принца, героически терпела. Ему было куда тяжелее, ведь нес на спине Андри. Начинать разговор не спешила, поскольку видела, как ему нелегко. Тяжелое дыхание даже мне, человеку, было слышно хорошо.

А вопросы у меня в голове давно созрели, и самый главный — что тут делает принц, да еще в таком виде? Рубаху и штаны свободного покроя никак нельзя было назвать королевским одеянием, лишь черные сапоги по виду относились к обуви хорошего качества. Вот что было странно, а не то, что человек пытается вернуться в свой мир.

— Сюда! — Голос принца вывел меня из раздумий, и я перевела взгляд с его сапог на лес, куда через секунду он свернул.

Пришлось последовать за ним, ведь он нес Андри, а без него я, как рыба без воды, не выживу в этом мире.

Через десять минут мы оказались на жарком пятачке с кустами малины. Солнце уже было в зените, и маленькая поляна как будто плавилась в лучах и плыла перед глазами. Осы и другие насекомые летали над кустами, издавая жужжание, а увидев огромного слепня, что назойливо крутился вокруг, взвизгнула и подбежала к принцу. Не люблю насекомых, которые больно кусаются!

Тем не менее принц решил остановиться тут, в тени раскидистого дуба. Опустив эльфа на землю, усадил его к дереву, а сам ушел в лес. Как только он скрылся среди деревьев, поспешила к бледному Андри. Даже выругалась вслух, что не перевязала ему рану, прежде чем отправиться в путь. Поспешно начала копаться в рюкзаке, а отыскав все необходимое, приступила к лечению. Пришлось вспоминать уроки первой помощи. В результате у меня получилось промыть рану из фляги, обработать ее мазью и достаточно крепко перевязать голову, чтобы повязка не слетела раньше времени. Последнее было трудно сделать из-за ушей, но, несмотря на это, я все же добилась неплохого результата.

Когда вернулся принц, я уже разложила спальники и приготовила место для костра, правильно поняв, что мужчина ходил за дровами. Все так же в молчании я сняла куртку и сапоги с эльфа, и мы вдвоем с принцем перенесли его на мешок. Андри необходим отдых. Я с самого начала знала, что он не супергерой и что у него бывают неудачные задания, но сейчас он выглядел настолько беззащитным, что любая женщина почувствует необходимость ему помочь, будь он добрым малым или убийцей.

Пришлось уложить его на спину, и я с интересом смотрела, как уши Андри плавно растопырились в разные стороны под тяжестью головы. Принц пошел разводить костер, а я не удержалась и невесомо погладила длинное острое ухо, пока никто не видит. Мысленно захихикала, как маленькая девочка, радуясь возможности дотронуться до запретного, но быстро отдернула руку, как только почувствовала странное чувство нежности к этому эльфу. Вот этого точно не надо!

Убедившись, что Андри лежит нормально, переместилась к будущему костру и села на траву рядом. Странное чувство все еще теплилось в груди, а встретившись с внимательным взглядом принца, даже немного смутилась. Неужели заметил?

— Как тебя зовут?

— Адель, — улыбнулась я. И правда, мы же еще не представились друг другу.

— Тарий, — протянул он мне руку, и я уже подала свою, чтобы пожать, как мужчина перехватил мою ладонь и галантно ее поцеловал.

От неожиданности даже рот открыла. Нет, в этом не было ничего необычного, он же принц, и у него, наверное, это уже привычка, но ведь я не леди…

— Кхм, — прочистила горло и аккуратно высвободила свою руку, — очень приятно.

Принц улыбнулся в ответ и вернулся обратно к костру.

— Рядом есть ручей, можешь умыться и набрать воды, — сказал он.

Я, все еще пребывая в небольшом шоке, кивнула, но он этого не заметил, все свое внимание отдав костру.

Когда уже взяла котелок и тряпку вместо полотенца, внимательно посмотрела на Тария. Не случится же ничего с Андри, если я его оставлю с ним? Не может же быть так, что эльф и есть та причина, по которой принц сейчас здесь? Так, Адель, ты стала слишком подозрительной. Ноги в руки и дуй к ручью, а то, вспомнив о «подарке» коров, можно только представить, в каком ты виде.

Ручей нашелся быстро. Скинув куртку, сначала почистила ее, благо она была кожаной. В результате при осмотре штаны тоже пришлось снять, поскольку коровы оказались щедрыми и не поскупились оставить рядом еще несколько памятных сюрпризов на траве, которые мне посчастливилось «распаковать».

Ручей был узким, но достаточно глубоким, чтобы я смогла ополоснуться. Только сейчас, расчесывая мокрые волосы деревянным гребнем, я поняла, в каком ужасном виде предстала перед принцем. А он еще обнимал меня и целовал мою руку! Но почему меня это должно смущать? Тарий видел, что мне пришлось испытать, значит, в этом нет ничего унизительного.

Придя к такому выводу, облегченно выдохнула. Видимо, стресс так сильно на меня повлиял, что теперь готова смущаться перед мужчиной, на которого мне наплевать. Не устану повторять: бежать, бежать из этого мира надо!

Усмехнувшись над собой, натянула чистые, но все еще мокрые штаны и потопала обратно, неся в одной руке котелок с водой, а в другой куртку.

Принц (только подумать — сам принц!) уже развел костер и разлегся рядом, жуя соломинку. Оводы кружили над ним, но ни один не решился посягнуть на него, отчего даже завидно стало. Меня уже два слепня укусили.

Молча прошла к рюкзаку и достала наши с Андри запасы — гречку и вяленое мясо, нарезанное кубиками. Заполнив флягу водой, промыла крупу в той, что осталась в котелке и вылила обратно чистую, чтобы повесить уже над огнем для варки. Вскоре она закипела, и пришлось вешать котелок поодаль, чтобы будущая каша не подгорела. В такой момент я скучаю по газовой плите, да и вообще по дому в целом. Наверное, когда вернусь, я еще долго буду воротить нос, если услышу слово «поход».

— Как долго вы уже идете? — поинтересовался Тарий, улегшись на бок лицом ко мне.

— Несколько дней, — нахмурив брови, ответила ему. Неужели я уже столько не видела Андрея?

— А как ты познакомилась с ним? — кивнул он в сторону эльфа.

— Он помог мне… — замолчала, решив просто показать шрам на шее.

Тарий понимающе кивнул и перевел свой взгляд на костер. Запах гречки прибавился к лесным запахам, и в полной тишине, лишь разбавленной жужжанием насекомых и трелью птиц, мой желудок издал громкий голодный звук. Уголки губ Тария дернулись, но комментировать он не стал. Мне, в принципе, все равно, но могу поклясться, что, в отличие от Тиона, Тарий умеет язвить.

Кашлянув, решила нарушить наше молчание, а заодно приглушить зов желудка.

— Можно поинтересоваться? — Да, вежливость никто не отменял. Передо мной все-таки принц, хоть этого не чувствовалось.

Мужчина взглянул на меня карими глазами и приподнял бровь в ожидании.

— Ты же принц, — замялась, увидев, как соломинка в его губах перекочевала из одного уголка рта в другой. — Почему ты в таком виде и здесь, а не во дворце?

— Захотелось погулять? — предложил он один из вариантов и усмехнулся.

— Не верю, — сказала я и поджала губы, надеясь, что он скажет правду.

— Что ты успела узнать об оборотнях, Адель? — перекатился он на спину, заведя руки за голову.

— Что вы должны сливаться с природой, — ответила, припомнив слова Андри.

— Вот я и сливаюсь, — хмыкнул он.

— Так разве не в обличье животного?

— Само собой. Вот, остался час, и я тебя покину.

Мое сердце на миг остановилось, а затем забилось с удвоенной силой. Как же так? Я останусь одна с раненым эльфом? А если хищники или разбойники нападут?

Но внешне я постаралась сохранить спокойствие, чтобы не показать Тарию, что меня это обеспокоило. Ну, ночевали же мы с Андри ночью в лесу, и ничего не случилось. Так зачем же сейчас нервничать? Может, здесь намного безопаснее, чем в той же таверне?

— Понятно, — сухо уронила я и нагнулась к котелку. Вода выпарилась, и наконец-то можно было утолить голод. — Будешь?

— Если угощаешь.

Я без слов подала ему тарелку с кашей и указала на мясо. Ели в молчании, но не скажу, что между нами было какое-то напряжение. Было ощущение, что вообще одна, и я быстро расправилась с едой, наплевав на манеры.

— И трудно это — быть животным? — спросила, когда посуда была вымыта, а в котелке варился отвар из трав, которые нашлись на поляне. Оказывается, принц хорошо разбирается в ягодах и травах.

— Как будто спал, — пожал он плечами, закидывая в рот очередную ягоду.

— И ничего не помнишь? — усомнилась я, ведь трудно представить, что вот ты человек, а через секунду уже зверь, который ведет себя как животное. Одни лишь инстинкты.

— Совсем ничего, — ответил он непринужденно.

— А обязательно уходить в лес? Во дворце было бы куда безопаснее.

— Таково условие.

Черт, опять эти условия!

— А обойти эти условия никак нельзя, я так понимаю?

Тарий лишь кивнул и глянул на солнце. Мне не хотелось его отпускать, но что я могу сделать или предложить? Уже смирившись, что через каких-то двадцать минут останусь одна, вдруг вспомнила одну вещь.

— Если нарушить условие, то за тобой придут аспы? — Принц вновь кивнул. — Андри их убивает, так почему и ты так не можешь поступить?

Мужчина посмотрел на меня так пристально, что я впервые стушевалась и поежилась от темного взгляда.

— Что ты знаешь о нем? — серьезно поинтересовался он, вдруг сменив тему.

— Об Андри? — уточнила на всякий случай, а дождавшись кивка, ответила: — Только то, что он наемник.

— И все? — заломил он красивую темную бровь.

— И все, — подтвердила, вздохнув.

— Удивительная ты девушка, Адель, — прищурил принц глаза, — и глупая.

Я вскинула голову и удивленно посмотрела на принца. Вот глупой меня здесь еще не называли.

— Обоснуй, — сухо попросила, стараясь не обижаться. Не отрицаю. Я действительно глупая, и этот диагноз можно было поставить еще тогда, когда я согласилась пойти на вечеринку с Никой.

При воспоминании о подруге совесть недовольно шевельнулась в душе, говоря о том, что, если бы я не пошла, она бы не выбралась оттуда. В повозке вампиров в первый день ее не было, значит, она смогла уехать.

— Тебя не смущает, что он так выглядит?

— А как он выглядит? Если ты забыл, я из другого мира, поэтому вы все тут для меня странно выглядите, — ответила чуть громче обычного.

— Хорошо, — остудил мой пыл Тарий. Действительно, что это я завожусь? Быть может, из-за того, что мне все равно, как выглядит Андри? — Ты видела других эльфов? — Медленно кивнула. Видя, что до меня туго доходит, Тарий вздохнул и сжалился: — Белые волосы, полностью белые глаза…

— Погоди, — перебила, зацепившись за его слова, — ты его знаешь? Он уже был без сознания, когда ты появился, и какие у него глаза, ты видеть не мог!

— Потому что он единственный такой, Адель, — взмахнул принц рукой, указывая в сторону эльфа. — Мало того что наемник, так еще и проклятый эльф! — закончил он, тоже повысив голос.

— К-как проклятый? — шокированно уставилась на Тария.

— Не знаю как, но слух о его необычном виде уже давно ходит.

Я фыркнула:

— Так это слух! Мало ли что люди говорят. — И даже рассмеялась. Проклят! Тоже мне, выдумают, а потом сами себя пугают.

— Это не просто слухи, — оборвал Тарий мой смех, — эльфов с белыми волосами нет.

— Мутация? — предложила как вариант.

Принц покачал головой и вздохнул.

— А глаза, Адель? Как принц, я имею доступ к данным о жителях государства Литорн и некоторых личностей, которые приезжают. Знаешь, что я узнал?

Вопросительно уставилась на него, чуть подавшись вперед.

— Андри Ривурд — слепой.

Занавес в моей голове с шумом опустился. «Как слепой?» — повторил внутренний голос, не веря. Мне показалось, что все звуки, что окружали нас с Тарием, смолкли, оставив нас в полной тишине. В голове лихорадочно мелькали картинки, где Андри спокойно ходит, ест и сражается с аспами. О какой тут слепоте может идти речь?

Вдохнув полной грудью, прикрыла глаза и так же медленно выдохнула.

— Он не может быть слепым, Тарий, — объяснила я принцу, как маленькому ребенку.

Он хмыкнул:

— Я знаю, как это звучит, Адель, но государственной разведке я доверяю. Тридцать восемь лет назад его нашли в лесу на границе нашего государства, и те мужики, которые отвели Андри к себе в дом, до сих пор не могут забыть, в каком состоянии он был.

— И в каком же? — тихо спросила, чувствуя, как внутри все сжимается от слов принца.

— Я не шутил, когда говорил, что эльфов с белыми волосами не бывает. Если ты, конечно, не седой, — задумчиво проговорил Тарий, постучав по губам указательным пальцем. А помолчав немного, добавил: — Отец с сыном вышли на охоту, но совсем не ожидали, что увидят призрака.

— Как призрака?

— Представь себе — ночь, а между деревьями еле живой ходит эльф с длинными белыми волосами и светящимися белым светом глазами. О чем ты в первую очередь подумаешь?

Я гулко сглотнула.

— Вот они и обозвали его призраком. Лишь просьба о помощи спасла его от арбалетного болта.

— А что потом? Как узнали, что он слепой?

— Так Андри сам и сказал. Всю дорогу до хижины он только и шептал, что ничего не видит.

— И они ему помогли?

— Да, целый год Андри прожил у них. Помогал, чем мог, а потом просто поблагодарил их и ушел. После этого о нем еще долго ничего не слышали, как будто сквозь землю провалился, пока не появился некий наемник с белыми волосами. Задания он всегда выполнял безукоризненно, тем самым и добился золотой репутации.

— И вы не пытались его поймать? — прищурила глаза, поскольку слишком спокойно принц говорил о работе убийцы.

Тарий рассмеялся, отчего я немного растерялась.

— Мы пытались, Адель, и нам это почти удалось. Этот неуловимый эльф получил задание: обесчестить эльфийку, дочь нашего советника. Стража ворвалась в ее покои во дворце, когда случайно услышали от служанки, что эльф с белыми волосами у нее, но не успели. Этот пройдоха скрылся, выполнив заказ. После этого пришлось менять всю стражу.

Удивленно похлопала глазами. Андри на такое способен? Кто же дал ему такое задание? Да еще во дворце?

— А потом? Он же свободно гуляет но городам!

— Наемник — это не приговор, Адель, — покачал принц головой, усмехнувшись. — Лишь на месте преступления можно его осудить.

— Не пойман — не вор, — прошептала я задумчиво.

— Точно, — весело заметил самый неправильный принц.

— Все равно не верю, — сказала я решительно и серьезно посмотрела на Тария. — Андри везде спокойно ходит… и как наемник может выполнять задания, будучи слепым?

— Вот этого, увы, уже не знаю. — Тарий пожал плечами и встал, прогибаясь в пояснице и разминая ее. — Но раз ты пойдешь с ним и дальше, прими мой совет: следи за ним и не дай себя обмануть.

Я отрешенно кивнула, глядя перед собой невидящими глазами. Неужели это правда? А если и так, то как с этим справляется Андри? Я еще в первый день нашего знакомства поняла, что он необычный, а уж когда увидела других эльфов…

— Но ты спрашивала, почему я не могу убить аспов? — перебил мои мысли принц, а дождавшись моего кивка, обронил: — Я все же встречался с Ривурдом раньше и видел его клинки в действии. Лишь благодаря им он убивает тех тварей.

Я даже не нашлась, что на это сказать.

— Подумай над этим, Адель, — серьезно произнес принц, подарив мне взгляд, от которого опять стало не по себе. — Слишком много неясного, а это повод посмотреть на твое легкомыслие, в плане доверия к эльфу, с другой стороны. Я не отговариваю тебя идти с ним, а всего лишь предупреждаю, что он не тот, ради которого можно все бросить.

— Хорошо, — утвердительно кивнула, несмотря на то что немного не поняла слова Тария. Как только Андри проснется, потребую все мне рассказать.

— Я рад, что ты услышала меня, а сейчас мне пора.

— Уже! — резко вскочив, сделала два шага к нему, а затем остановилась, увидев поднятую руку.

— Да. Был рад с тобой познакомиться. Если не получится вернуться домой, обязательно посети дворец. Скажи, что ты моя знакомая, и стража быстро мне это передаст. Твое имя редкое, я сразу все пойму, — подмигнул Тарий и развернулся к лесу. — До встречи, Адель!

Всего два слова, кинутых через плечо, вновь перенесли меня к воротам города Литон, туда, где я их уже слышала. Тион и Тарий. Два принца. Два брата, которые помогли незнакомой девушке, не прося ничего взамен. Встреча с ними делает этот мир не таким жестоким, но… Да, всегда есть «но», и оно пугает и заставляет идти дальше, даже несмотря на то, что есть такие добрые люди. Мир, который играет со своими детьми, явно не для меня. Лучше жить без магии, но счастливым. Знать, что завтра наступит, и не бояться будущего. Зачем же жители этого мира обрекли себя на это? Что тому причиной? Власть? Могущество? А разве что-то изменилось? Это не мое дело, так что нечего копаться и искать правду, Адель!

Проводив мужчину взглядом до деревьев, со вздохом опустилась обратно и допила оставшийся в кружке отвар. После еды клонило в сон, и уже думала пойти прилечь, как лес огласил душераздирающий крик, заставив меня чуть ли не подпрыгнуть на месте. Птицы сорвались с деревьев и разлетелись в разные стороны. Крик повторился.

Со стоном закрыла уши руками и досчитала до десяти. Мелкая дрожь сотрясала тело. Нужно пойти и посмотреть, что там происходит, но внутренний голос твердил, что это Тарий, и он бы не хотел, чтобы я видела, как он принимает облик животного. А если это не он? Если кому-то нужна помощь?

— Черт! — выругалась при очередном крике, который даже через закрытые уши был слышен. — Черт! Черт! Черт!

Вновь вскочив на ноги, полминуты стояла, сжимая и разжимая кулаки, не решаясь сделать шаг, но новый крик прозвучал как стартовый сигнал, и я побежала в лес. Глупо? Очень! Я всегда смеялась над героями книг или фильмов, которые по глупости и любопытству совали свои носы, куда не надо. Но, видимо, это уже традиция — бежать или идти туда, где, возможно, тебя убьют.

Бежать далеко не пришлось. Буквально в двадцати метрах от поляны я наткнулась на картину, которая еще долго будет меня преследовать во снах.

Среди деревьев и кустов стоял на коленях спиной ко мне мужчина и сжимал голову, как будто хотел ее раздавить. Хриплый стон, переходящий в крик, вырывался из его груди, заставляя меня каждый раз вздрагивать. В том, что это был Тарий, не было сомнений, бронзовые волнистые волосы я всегда узнаю. И поэтому я бросилась к нему, чтобы помочь. Но стоило мне дотронуться до горячей спины, как принц замолк и повернулся ко мне. На какой-то миг мое сердце остановилось, и я села на землю, потеряв все силы, так что даже вздохнуть не смогла. Но затем от ужаса начала перебирать ногами, отползая от принца как можно дальше.

На меня смотрел монстр, и никак по-другому это не получалось обозвать. Вытянутая вперед нижняя часть лица и плоский нос пугали и шокировали одновременно. Крик с моих губ так и не сорвался — горло сдавил спазм ужаса, когда его карие глаза стали больше и приняли круглую форму, сползая вниз к кончику носа.

Хватая ртом воздух, я отползала все дальше, не в силах отвернуться или закрыть глаза. Тарий продолжал смотреть на меня, а поняв, что я хочу убежать, кинулся в мою сторону. Вот тут-то я не сдержалась и заголосила, разбавляя мужской стон женским криком. Принц, несмотря на боль, накинулся на меня и придавил к земле. В тот же миг мой рот был закрыт сухой и горячей ладонью, и теперь у меня получалось только мычать.

— Адель… — послышался хриплый стон, и я прекратила дергаться, хоть желание убежать отсюда было очень большим. — Останься!

Гулко сглотнув, во все глаза смотрела, как на его лице начали появляться перья, вырастая, как трава из-под земли. Рука на моих губах дернулась, и мужчина вновь застонал, пряча страшное лицо у меня на груди. Старалась не шевелиться, но дрожь, которая сотрясала Тария, передавалась и мне. Да что же это происходит?!

Услышав очередной стон, я закрыла глаза и просто обняла принца, стараясь хоть как-то помочь, но в следующую секунду через закрытые веки ощутила яркую вспышку, и все прекратилось.

Сверху больше никто не давил, а мои руки касались лишь меня. Наступила оглушительная тишина, так что первые несколько секунд она сильно давила на уши, пока не вернулись звуки леса. Открывать глаза боялась. Был страх увидеть что-то намного страшнее, чем лицо Тария, но копошение на моей груди помогло преодолеть страх и открыть глаза.

Принца я не увидела. Лишь его рубашка, которую я прижимала к себе, говорила, что все это был не плод моего воображения. Сфокусировав взгляд на бугорке, что шевелился под рубахой Тария на моей груди, чуть не закричала, поскольку движения этого нечто стали энергичными, и вскоре показалась коричневая голова птицы с крючковатым клювом.

Приподнявшись и стараясь перехватить пернатого, чтобы он не улетел раньше времени, села и осмотрелась. Да, Тария нигде не было, а поскольку его одежда лежала на мне, нетрудно было догадаться, что эта хищная птица и есть принц.

В плену моих рук был ястреб с коричневыми перьями и темно-карими глазами, такими же, как и у принца. Он вырывался на волю, царапая меня большими когтями через ткань рубахи и стараясь укусить за пальцы. Пришлось разжать руки, опасаясь мощного клюва, и птица в тот же миг вырвалась и, пару раз взмахнув крыльями, оказалась поодаль от меня.

Ястреб был красивым, и я обрадовалась, что Тарий — хищная птица и ему не грозят хищники на земле, да и охотники его не побеспокоят.

Пронаблюдав, как ястреб осмотрелся, забавно вертя головой, почесал клювом под крылом и взмыл вверх, скрывшись в кроне дерева, тоже встала и вздохнула. В руках была бежевая рубаха со шнуровкой, а под ногами лежали штаны и сапоги. Что делать с этим добром, не знала и просто сложила стопой и положила под деревом. Кто знает, быть может, птица сюда вернется, когда срок условия закончится, и Тарию необходима будет одежда. А если нет, могу себе только представить, каково будет тем людям, которые встретят голого принца.

Я рассмеялась, представив эту картину, но потом без сил опустилась на колени рядом с вещами принца и не сдержала слез, спрятав лицо в ладонях. Как же хочется вернуться домой и забыть все это как страшный сон! Слишком много навалилось на меня за эти несколько дней. Хочется свернуться калачиком прямо здесь и уснуть, а проснувшись, оказаться дома рядом с любящим мужем.

Вампиры, аспы, эльфы и оборотни — все это мне не нужно. Я уже удостоверилась, что они существуют, и с большой радостью готова вернуться назад. Так почему же мне приходится и дальше видеть, слышать и чувствовать этот мир, который жаждет моей смерти? А есть ли у меня вообще шанс? Я уже несколько раз слышала, что отсюда мне не выбраться, так может быть, это и есть правда? Но ведь Андри обещал вернуть меня домой! «Ты его хорошо знаешь, чтобы верить?» — раздался ехидный голос в голове, который ранил душу.

Нет, я его не знаю, но если ему что-то и надо от меня, то готова это выполнить, лишь бы вернуться в свой мир. А то, что здесь произойдет, пускай тут и останется!

Я поднялась на ноги и стерла влагу со щек. Нервы не железные, и иногда необходима разрядка, но расслабляться еще пока рано. Да, я устала. Да, хочу домой. Но волшебной палочки у меня нет, чтобы прямо сейчас исполнить желание, и, значит, нужно делать все самой. У меня все получится, и по-другому быть не может.

Несмотря на усталость, аутотренинг помог, и истерика сошла на нет. Еще раз взглянув на вещи принца, пожелала ему удачи и пошла обратно на поляну. Андри может в любую минуту очнуться, и в этот момент мне лучше быть рядом. Но волновалась я зря. Выйдя из леса на разогретую солнцем поляну, с облегчением и грустью поняла, что тут все без изменений. Как долго эльф проспит, неизвестно, поэтому постелила рядом свой мешок и улеглась поверх него и приготовилась ждать.

Солнце уже клонилось к горизонту, еще несколько часов, и наступит вечер. Как бы ни старалась расслабиться и хоть немного поспать, после увиденного сон не спешил ко мне. Кажется, закрою глаза, и что-нибудь случится. Даже несколько раз приподнималась и осматривала поляну, стоило ветке хрустнуть или птице взлететь в небо. Кто говорил, что нервные клетки не восстанавливаются? Похоже, после моего маленького путешествия у меня их уже не осталось, и жалеть нечего. В результате переложила свой мешок вплотную к мешку Андри и просто села, уставившись в одну точку.

Слушая спокойное, размеренное дыхание эльфа, вскоре все же почувствовала себя лучше. Когда рядом кто-то есть, всегда становится легче на душе.

Кинув взгляд на Андри, решилась дотронуться до его щеки. Понимаю, поступаю неправильно и, может быть, некрасиво, но когда еще получится рассмотреть так близко настоящего эльфа?

Дрожащими кончиками пальцев погладила скулу, боясь быть пойманной с поличным. Но Андри спал, и тогда я уже более уверенно провела указательным пальцем от скулы к губам и очертила их красивую форму. Удивительно, но щетины не было, и я ощущала лишь бархатную кожу, отчего вдруг захотелось потереться щекой.

Разглядывая его лицо, нахмурила брови. Странную мысль пришлось отогнать сразу же, стоило ей только начать подогревать мое желание. Это уже слишком! И чтобы не соблазнять себя еще больше, переместила внимание с губ на прямой нос, а затем на брови.

Я оказалась нрава. Эти «усы» были твердыми и имели кожистый твердый стержень, который был полностью покрыт белыми, более мягкими, нежели у людей брови, волосами. Андри спал спокойно, но кончики бровей всегда подрагивали, отчего я улыбнулась. Забавный, смешной, но все же красивый. Если бы не уши и брови, то был бы просто неотразим, но по-другому я его не представляю. Даже белоснежные волосы ему так идут, что представить его брюнетом не получается, а ведь, по словам принца, он был именно таким. Что же случилось с ним? Почему поседел и потерял зрение? Имеет ли это какое-нибудь отношение к тому, куда мы идем?

Я настолько сильно задумалась, что не сразу заметила, что эльф открыл глаза и теперь смотрел на меня с недоумением. Быстро отдернула руку от его уха, поскольку в задумчивости невесомо его гладила, и села ровно, делая вид, что я тут ни при чем.


ГЛАВА 14

— Наконец-то проснулся, — буркнула я и живо вскочила на ноги, чтобы отодвинуть свой спальный мешок.

На Андри старалась не смотреть. Почему-то стало неловко, что он меня застукал за таким занятием. Что он теперь подумает? Но по раздавшемуся стону поняла, что ему было не до моего поведения.

— Дракон… — простонал он, хватаясь за голову и пытаясь сесть.

Прогнав все мысли, поспешила к нему и насильно уложила обратно.

— Тебе нужен отдых.

— Что произошло? — не унимался он и старался скинуть мои руки, но под моим напором все же сдался.

Я обеспокоенно наблюдала, как он хмурит брови, потирая голову.

— А что ты помнишь? — спросила я и наклонилась еще ниже.

Прошло несколько секунд, прежде чем он ответил:

— Бежал к тебе, когда ты упала. Дракон мчался в нашу сторону… — Андри замолчал и посмотрел на меня так внимательно, что я отдернула руки и выпрямилась. Черт, опять буквально нависаю над ним.

— Тогда все нормально, — задумчиво ответила я, а внутри облегченно выдохнула. Все помнит. — Дракон тебя отшвырнул хвостом, и ты сильно ударился головой о дерево, но память твоя в порядке, несмотря на рану.

— Но что было потом? — еще больше нахмурился он. — Как мы оказались здесь и где дракон?

Я пожала плечами:

— Остался на поляне.

— Адель! — начал сердиться эльф, и я мысленно хихикнула.

Оказывается, Андри выглядит мило, когда сердится. Но увидев, как он сморщился от боли, сразу перестала издеваться и все рассказала. Ему как наемнику непривычно и, можно сказать, обидно, что ничего не помнит и все пропустил.

— Принц? — задумчиво спросил он и прикрыл глаза, когда я закончила свой рассказ.

— Угу.

— Я смотрю, тебе везет, Адель, — со вздохом произнес он. — Справилась с драконом, повстречала принца и помогла энту. Быть может, я тебе не нужен?

У меня лицо вытянулось после его слов.

— Как это не нужен? — повернулась и одарила его гневным взглядом, хотя до этого прятала глаза во время рассказа. Мне все еще было неловко, что он проснулся в такой пикантный момент, и старалась смотреть куда угодно, лишь бы не на него. — Ты обещал меня вернуть в мой мир! Поэтому изволь идти до конца и не говорить мне слово «прощай»! — возмущенно воскликнула, но увидев, как уголки его губ дернулись в улыбке, сдалась. Все же он единственный, кто может мне хоть как-то помочь, и хочется верить, что все получится. — Есть хочешь? — оставила я скользкую тему. Андри сейчас слаб и не стоит лезть со своими вопросами.

— Не откажусь, — услышала в ответ и кивнула, а когда уже хотела встать с его мешка и пойти к костру, он схватил меня за руку. Взглянув на него, вопросительно изогнула бровь. — Спасибо.

И вот вроде обычное слово, но подействовало оно на меня как валерьянка — успокоило окончательно. Улыбнулась ему в ответ и, как только мою руку отпустили, принялась за дело под названием «уход за больным».

Андри принимал мою помощь молча и делал все, что я велела. Иногда, конечно, он морщил нос, стоило мне, например, взять его куртку и пойти к ручью ее почистить, но благоразумно молчал. А мне хотелось помочь, ведь он тоже старается ради меня и не бросает в трудную минуту. Мысль о том, что я, скорей всего, ему просто нужна ради его миссии, старательно гнала от себя. Если даже и так, все равно пойду до конца, ведь хочется узнать, чем все закончится, надеясь на лучший исход. Мне деваться некуда. Других вариантов возвращения домой мне никто не предлагал, а значит, выбора нет.

Когда солнце село и появились первые звезды, Андри смог уже сам ходить и больше не нуждался в моей помощи. Все же местные мази творят чудеса, и от раны на голове эльфа осталась лишь небольшая шишка и красная полоска, откуда днем сочилась кровь. Белые волосы все скрыли, а лечебные отвары помогли снять головную боль. Результат можно передать тремя словами: жив, цел эльф!

Я же чувствовала себя выжатой как лимон, и немудрено, что, как только залезла в мешок, отключилась мгновенно, наплевав на комаров и других насекомых.

Стоя в прихожей нашей с Андреем квартиры, почему-то не спешила заходить дальше. Родной запах окутывал и утешал меня, но не давал полной уверенности. Было странно его чувствовать, ведь во сне не бывает запахов, поэтому боялась пошевельнуться, чтобы не спугнуть то, к чему так упорно иду.

Видение не исчезало. Я с любовью смотрела на каждый предмет в прихожей, поражаясь, как за несколько дней можно соскучиться по простым вещам. На секунду прикрыла глаза, а вдохнув полной грудью, уверенно сделала шаг и глянула в большое зеркало над тумбочкой. На меня смотрело нечто исхудавшее, чумазое и растрепанное. Серые глаза на изможденном лице теперь казались еще больше, а волосы шоколадного оттенка потеряли блеск и ужасно секлись на кончиках. Но куда страшнее смотрелась кожа на лице: губы обветрились, а лоб, нос и щеки поражали своей краснотой, сгорев на солнце. Вот что значит городская девушка пробыла несколько дней на свежем воздухе!

— Дель! — Любимый и такой желанный голос раздался сбоку, и я повернулась в сторону зала. — Что с тобой произошло и почему ты в таком виде?

В проеме стоял Андрей и с удивлением глядел на меня. Я вновь кинула взгляд на отражение, а потом на ноги. На мне была одежда мира Фэйл, и я смутилась, поскольку выглядела как какой-то ролевик.

— Я не понимаю, — тихо проговорила, пытаясь сообразить, что происходит. Неужели я вернулась домой каким-то чудом, просто уснув? — Я дома? — с надеждой взглянула в глаза мужу.

— Конечно, дома, — немного помедлив, ответил он, а потом подошел и просто обнял.

Я с наслаждением вдохнула родной запах и обняла его за шею, уткнувшись лицом в ключицу. Соскучилась. Как же я соскучилась по нему!

— Ну что ты? — послышалось над левым ухом, и Андрей прижал меня к себе еще крепче. — Что случилось, родная?

— Я люблю тебя, — еле слышно проговорила я и потерлась щекой о плечо.

— Любишь? — прозвучал то ли вопрос, то ли утверждение, но не это меня заставило напрячься, а то, что голос Андрея вдруг изменился.

Медленно задержав дыхание, отстранилась и глянула в полностью белые глаза. Родной запах квартиры больше не укутывал нас. Вместо него мои волосы и белые волосы эльфа трепал теплый ветерок. Мы стояли на зеленом поле под ярко-голубым небом.

— Так любишь? — бархатным голосом серьезно спросил Андри, нежно сжимая в своих объятиях.

Я пару раз моргнула, вновь пытаясь сообразить, что происходит, как вдруг с ужасом поняла, что мне нравится вот так стоять с ним и ощущать его горячие руки у себя на спине. Сжав его плечи и почувствовав упругие мышцы, отдернула их как от огня, ощутив желание гладить их дальше.

— Отпусти… — прохрипела я, но эльф даже и не думал выпускать, продолжая испытующе смотреть на меня. — Отпусти! — повторила уже уверенно и дернулась назад, но все тщетно.

— Адель, — вновь слышу голос, и мое тело предательски дрожит в его руках.

Что же это такое?!

— Отпусти! — крикнула и ударила его в грудь.

Миг — и я оказалась на ночной поляне, сидя в своем мешке. Рядом потрескивал костер и спал Андри, лежа на боку ко мне спиной. Сердце бешено колотилось в груди, норовя выскочить наружу, проломив грудную клетку. По виску, держа свой путь к щеке, стекала капелька пота. Захотела ее стереть, но поняла, что кошмар еще не закончился.

Подо мной сияла огромная зеленая пентаграмма, кружась и мигая символами. Проследив, как двигаются надписи, обратила внимание, что мои пальцы впились в землю. Неужели я во сне использовала магию? И как умудрилась зарыться в землю пальцами? Закусив нижнюю губу, кинула взгляд на Андри. Сон, где он оказался вместо Андрея, вновь промелькнул перед глазами, прогоняя по моему телу волну жара, и пентаграмма засияла еще больше, освещая меня зеленым светом. Почему мне приснился Андри и почему он спрашивал у меня про любовь? Что это все значит? Неужели где-то глубоко внутри я желаю, чтобы эльф испытывал ко мне чувства, и этот сон открыл мне на это глаза? А как же Андрей? Я все еще люблю его, или… Вопросы заполнили голову, но ответов у меня не было. Все это казалось неправильным и очень пугало.

Помотав головой, начала медленно вытаскивать из земли свои пальцы. Во сне часто можно увидеть собственные страхи и желания. Сон с Андреем я еще могу понять, ведь хочу к нему и боюсь потерять его, но вот как мне растолковать то, что я увидела беловолосого эльфа? Неужели это из-за того, что позволила себе слабость и прикоснулась к нему? Покалывание в кончиках пальцев усилилось, и я старалась сейчас думать только о том, как мне вытащить их, чтобы сжать кулаки. Сон — это сон, а сейчас я в реальности, и она с каждой секундой становится все опаснее.

По мере моих попыток пентаграмма крутилась быстрее и заставляла землю подо мной дрожать. Хоть энт и говорил, что я могу свободно пользоваться магией земли, но мне никто не объяснил, как ей управлять.

Что же делать? Чем больше мои пальцы получали свободу, тем сильнее дрожала земля, да так, что на краю пентаграммы она уже обваливалась.

— Адель? — послышался сонный и встревоженный голос Андри, и я решилась. Сейчас или никогда!

Резко выдернула руки и сжала кулаки, вот только магия оказалась проворнее. Ослепительная зеленая вспышка осветила всю поляну, и земля буквально вспучилась подо мной и начала стремительно проваливаться вниз. Будучи наполовину в мешке, я лихорадочно начала хвататься за все, лишь бы не упасть в яму и не быть погребенной заживо. Но все было бесполезно. Земля стала мягкой, и я начала падать в образовавшуюся черную дыру вместе с кусками земли.

— Адель! — услышала последнее, прежде чем сорваться вниз.

По моему лицу кто-то полз, часто перебирая маленькими лапками. Было щекотно и противно. Хотела избавиться от надоедливого насекомого, который решил чуть ли не в нос залезть, но руки отказывались слушаться. Мотнув головой, сбросила нахала, но в тот же миг позабыла о нем из-за боли. Тело мелко задрожало.

Холодно. Почему так холодно?

Разлепив глаза, некоторое время лежала и смотрела на голубой диск. Неужели я умерла и теперь вижу свет в конце тоннеля? Но тогда почему так холодно и тело ломит?

Со стоном села, а как только перестала кружиться голова, начала ощупывать вокруг себя пространство, поскольку свет имелся только высоко над головой. Земля. И тут земля. И здесь тоже земля. Вокруг была одна лишь холодная сырая земля и темнота, хоть глаз выколи. Вскинув голову, вновь посмотрела на небольшой голубой диск, пытаясь вспомнить, что произошло.

Мысли не хотели собираться, и самое важное постоянно ускользало, оставляя после себя неприятный осадок потери. Помню Андрея. Он меня обнимал, и все было замечательно, а потом… потом почему-то вместо моего мужа был Андри. Он что-то спрашивал у меня — что-то, отчего я разозлилась на себя, но стукнула его. И именно после этого удара я оказалась тут.

— Андри… — попыталась крикнуть, задрав голову, но из горла вырвался только слабый хрип. Что это у меня с голосом? Как будто долго не разговаривала. — Андри! — Вторая попытка вышла лучше, но ответа не последовало.

Там, наверху, было тихо, и лишь трель птиц долетала до моих ушей. Нехорошее предчувствие кольнуло сердце, посылая в голову картинки возможных вариантов того, что могло произойти, после того как я провалилась. Да, я вспомнила, что призвала магию земли, и теперь пожинаю плоды своей эмоциональности. Как у меня получилось в прямом смысле слова вырезать колодец под собой, не знаю, но рада, что не разбилась и не переломала себе кости. Только головой ударилась, отчего не сразу удалось вспомнить, где я и что произошло.

Мои ноги были в мешке, но его придавили куски земли с травой. Постаравшись, я смогла себя откопать и вот теперь стояла и ощупывала стену. Моя магия постаралась на славу, вырезав колодец с ровной стеной, так что даже корни были обрублены и не вылезали из земли.

Обойдя по кругу, спотыкаясь и продолжая шарить руками, пришла к печальному выводу: выход только наверху и до него метров восемь.

— Андри! — крикнула что есть сил, но ответом мне была все та же тишина.

Если судить по цвету клочка неба над головой, уже давно наступил день. Так почему эльф не отвечает? Я знала, что на зов моей магии должны были прийти аспы. И не поэтому ли Андри не отвечает? С ним что-то случилось? Паника, чтоб ее, все же завладела моими нервами, и я сползла по земляной стене вниз. Спрятав озябшие руки под мышками, старалась не разрыдаться. Чувствовать себя котенком в колодце отвратительно. Сознание, что только один эльф в курсе, где ты, давило на разум, сжимая горло. Казалось, что все, это конец. Тут я и встречу свою смерть, поскольку выбраться отсюда самостоятельно у меня не получится, а наверху так никто и не отвечает. На глаза навернулись слезы и уже собрались вылиться, как вдруг наверху послышался крик ястреба, и я вздрогнула.

Тарий! Вот кто даже в такой ситуации улыбался бы и обязательно нашел бы выход. Принц, который принимает облик птицы и понимает, что может не вернуться назад, смотрит на все это с легкой усмешкой. Почему я так не умею? Мне бы такой талант сейчас не помешал. Но как ни странно, мысли о Тарии помогли собраться и перестать дрожать. Нет, улыбка не сияла на моих губах, но я поняла, что не бывает безвыходных ситуаций. Выход есть всегда!

Поднявшись на ноги, вновь ощупала стену. Земля была рыхлой и осыпалась в моих руках, стоило только нажать на нее посильнее. Быть погребенной заживо не хотелось, но и умереть тут от голода — тоже.

После произошедшего обвала было боязно призывать магию, но только она сейчас поможет мне увидеть дневной свет. Положив руки на стену и сосредоточившись на ощущениях, почувствовала уже знакомое покалывание и представила себе зеленую пентаграмму. Очень медленно от пальца к пальцу начали тянуться светящиеся изумрудные нити. На круг это мало походило, и появления полноценных маленьких пентаграмм я ждала долго. На эмоциях у меня получается это делать куда быстрее.

Как только все было готово, посмотрела вверх и попросила удачу не оставить меня в самый важный и опасный момент.

Впившись в землю пальцами, мысленно попросила магию сделать землю твердой как камень, чтобы я смогла залезть наверх, как по скале. Сжав землю, умоляла всех и вся, чтобы получилось. И магия отозвалась, прогоняя по моему телу теплую волну. Земля в моих руках стала твердой и перестала сыпаться. Проделав то же самое со второй рукой, чуть не расплакалась от радости, что есть шанс вылезти отсюда.

Как я лезла наверх — отдельная история. Стена была сплошной и ровно перпендикулярна земле, отчего мои руки быстро устали подтягивать тело вверх. Пентаграммы продолжали сиять, уплотняя землю в моих руках, и оставляли ее такой же твердой для ног. Вниз старалась не смотреть, да и некогда было, поскольку лезла без передышки, чтобы не сбить дыхание и не дать ненужным мыслям засорить голову. А они были и упорно лезли, ведь там, наверху, неизвестно, что меня ждет. На магию должны примчаться аспы, а без Андри я не смогу с ними справиться. Так стоило ли вылезать ради той же смерти, только от клыков псов?

Прогнав все мысли, выдохнула, ухватилась дрожащей рукой за самый вверх и послала магию к рукам, чтобы край колодца стал твердым и не обвалился. Из последних сил подтянулась и растянулась на теплой траве, сжав кулаки и глупо улыбаясь свободе. Вот оно, счастье — ощущать на себе лучики солнца и вдыхать теплый лесной воздух. В это мгновение мне было на все наплевать. Сердце бешено колотилось в груди. Руки и ноги дрожали, но улыбка не сходила с моих губ. Я смогла, черт побери! Как же мир прекрасен!

Надо мной пролетали жуки и мошки, а еще выше — птицы. Солнце было почти в зените и быстро отогревало мое замерзшее тело. Ветерок разносил по поляне запах малины и травы, и казалось, что я готова лежать так вечность, пока в голове не вспыхнула мысль об эльфе и моей скорой смерти.

Привстав на локтях, осмотрелась. Как я и предполагала, аспы примчались на мою магию, которую я призвала ночью. По телу пробежали мурашки, и пришлось срочно подавлять рвотный позыв от увиденного. Вокруг ямы, в которой я пробыла достаточно много времени, валялись тела аспов. Значит, они все же приходили, и Андри смог с ними справиться. Или пет? Эльфа нигде не было видно, и чтобы убедиться в этом, пришлось встать на ноги и окинуть взглядом все вокруг.

Два черных пса лежали на боку с рассеченными животами. Их глаза и пасти были приоткрыты, а языки свешивались вниз. Я порадовалась, что внутренности на этот раз были на месте, и лишь кровь окрасила траву и землю в алый цвет вокруг живота.

Помня, что мне нужно торопиться, быстро прочесала всю поляну, но Андри так и не нашла, как и вещей тоже. Только мои сапоги, куртка, кинжал и сумка сиротливо лежали под дубом. Неужели он меня бросил, подумав, что я умерла? Сколько он тут сидел, чтобы убедиться в этом? Мне казалось, что всего полдня я провалялась без сознания в этой яме, но точно сказать не могу, ведь тело ужасно болело, когда открыла глаза.

Я долго не решалась сделать шаг к тому, чтобы убраться отсюда, пока аспы не пожаловали. Так страшно покинуть место, не зная точно, что здесь произошло. Может, эльф пошел за помощью? Ведь если бы сам полез за мной, тогда бы мы точно не выбрались. А может… Хватит! Дала себе мысленный подзатыльник и поспешно начала надевать сапоги. Если сейчас не потороплюсь, то от меня останутся только одни косточки, а им уже будет все равно, бросили их или нет.

Закрепив кинжал, как меня учил Андри, перекинула через голову ремешок сумки, где лежало зеркальце, деревянный гребень и маленький кошелек с пятнадцатью золотыми, которые я заработала, украв колье. Монеты были маленькими и тоненькими, как наш рубль, и были из чистого золота. Никогда бы не подумала, что буду носить с собой столько золота, но, видимо, моя жизнь уже никогда не будет прежней.

Первым делом решила выйти на тракт. Глядишь, кого-нибудь да встречу и узнаю, куда ведет дорога и не видели ли эльфа с белыми волосами. Окинула прощальным взглядом поляну, перекинула куртку через плечо и решительно пошла к тракту, не оглядываясь. Ничего, сами справимся. Доберемся до большого города, а там попрошу о помощи. Что будет дальше, не стала загадывать. Я с большим усилием загнала свой страх глубоко, чтобы не дрожать перед неизвестностью. Против меня целый мир, как бы пафосно это ни звучало, и значит, необходимо взять себя в руки, если хочу вернуться домой. А я очень этого хочу.

Идя по пыльной широкой дороге, вдруг поняла, что злюсь на одного эльфа. Андри же обещал, а сам смылся, как только появился шанс. И почему я так думаю? Не знаю. В последнее время я не могу понять саму себя. Сны, где я вижу Андрея, настолько реальны, что порой кажется, другой мир — это сон. Но я до сих пор тут, а мой муж очень далеко от меня.

Мой разум играет со мной в жестокую игру. Я очень боюсь потерять Андрея, и поэтому сны такие реальные, где я раз за разом чувствую потерю. Если так и дальше будет продолжаться, есть шанс, что я поверю в это и попрощаюсь с чувствами к Андрею. Наверное, надо думать о нем реже, и тогда наконец смогу нормально поспать. Свежий воздух и утомительная ходьба влияют на мое подсознание очень сильно. Значит, нужно отвлечься, вот только приключений мне и так хватает, которые еще больше усугубляют ситуацию. Но, быть может, нужно на это посмотреть иначе, ведь в тот день, когда я подалась в преступники, чувствовала себя живой, и мне это даже понравилось, да и ночью я спала как убитая. Это другой мир, и нужно играть по его правилам, и тогда мне станет легче. Вот только какие эти правила? У всего есть грань дозволенного, и нельзя ошибиться. Ох, как мне не хватает Андри…

День плавно подходил к своему завершению, окрашивая небосвод в краски заката. Ноги ныли, и ужасно хотелось есть. Сейчас я уже не была уверена, что поступила правильно, покинув поляну. Быть может, Андри просто ушел к ручью или на охоту и теперь гадает, где я. «А как же вещи?» — пронеслось в голове, и я недовольно зарычала на свой внутренний голос. Да мало ли почему не было вещей! Но уже через минуту устало опустила плечи, понимая, что тешу себя зря.

Мне хотелось верить, что эльф все же не бросил меня и обязательно догонит и даст подзатыльник за то, что заставила его поволноваться. А я буду рада и послушно приму наказание и выслушаю упреки, лишь бы он защищал меня и дальше от этого сумасшедшего мира. Вот только уже вечер, а моего телохранителя рядом со мной все нет и нет.

Белобрысый гад!

От досады и злости пнула камень, поднимая облако пыли. Хотелось кричать и рвать на себе волосы, но все же сумела взять себя в руки, быстро сообразив, что нервы в подвешенном состоянии из-за голода и усталости, а никак не из-за эльфа. Будь я на его месте, тоже бы ушла, не дождавшись его пробуждения. Кто знает, сколько я там пролежала, но по желудку, что прилип к позвоночнику, можно было предположить, что несколько дней.

Но я жива и теперь нахожусь в чистом поле, где нет ни единой души. При себе есть деньги, но нет ни таверны, ни хоть какого-нибудь магазинчика с едой. Тут только я и ястреб, что кружил высоко в небе, выискивая зорким взглядом добычу. Что это за наказание такое?

Вздохнув, поплелась дальше по широкому тракту, поднимая пыль сапогами. День выдался жарким, и сейчас я радовалась вечерней прохладе, но боялась ночи. У меня нет ни спальника, ни спичек, чтобы разжечь костер, а есть траву и пить росу я не смогу.

— Эх, жизнь моя жестянка! — пропела осипшим голосом, сощурив глаза и пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь на горизонте.

Ястреб в последний раз сделал круг и с криком полетел куда-то в сторону леса. Теперь я совсем одна.

Со страхом оглянувшись назад, ускорила шаг, хоть и было уже трудно идти. Был страх встретить хищника. А если опять дракон?

При последней мысли даже икнула, вспомнив знакомство с этим чудом. И угораздило же меня попасть в такой мир! Куда ни плюнь — везде тебя готовы убить или съесть.

Диск солнца уже наполовину скрылся за горизонтом, когда я услышала звук за спиной. Обернувшись, с облегчением выдохнула. По тракту ехала карета, запряженная двумя лошадьми. Как только она меня догнала, кучер натянул поводья, и карета остановилась, по инерции качнувшись вперед, а затем встала обратно. Шторка на окне предусмотрительно откинулась в сторону только тогда, когда пыль осела. Я за это время успела пару раз чихнуть.

Из окошечка на меня смотрела миловидная блондинка с уложенными в прическу волосами и маленькой шляпкой, надетой набок. Ее белоснежная улыбка была доброй, отчего я не удержалась и тоже улыбнулась, вот только улыбка у меня получилась уставшей.

— Дорогая, кто же тебя так? — спросила она, окинув меня внимательным взглядом. На ее милом личике отразилось беспокойство, и мне даже жалко себя стало, когда я поняла, что она говорит от чистого сердца.

Окинула себя быстрым взглядом и с досадой простонала. Вся одежда была испачкана в земле, и не удивлюсь, если лицо и волосы у меня тоже не в лучшем состоянии. Когда убегаешь от опасности, как-то не задумываешься над внешностью. Сейчас же мне было неловко и стыдно перед девушкой.

— Это жизнь, — только и ответила ей, пожав плечами.

Блондинка покачала головой и поцокала языком, а потом открыла дверь и жестом пригласила в карету. Я удивленно похлопала глазами и сделала шаг назад.

— Не бойся, — улыбнулась она шире, — в ногах правды нет, а до города еще далеко.

Мне стало еще более неудобно, когда я увидела ее шикарное синее платье. Выглядела я сейчас как бомж, а она меня приглашает сесть на бархатный диванчик кареты.

— Может, я лучше с кучером поеду? — виновато кивнула на мужчину, и тот покосился на меня с брезгливым видом, держа руку на рукояти меча.

— Да пустяки! — отмахнулась девушка. — Не стесняйся. Тебе будет лучше здесь, а мне не будет скучно.

Еще раз взглянув на бежевый бархат диванчика, вздохнула и залезла в карету, стараясь не задеть пышную юбку моей спасительницы. Отказываться от помощи я не собиралась, но не ожидала, что предоставят мне все удобства.

Блондинка махнула из окошка кучеру, и карета тронулась, покачиваясь на рессорах. Ехать спиной вперед было неудобно, но ноги так приятно гудели, что я возблагодарила судьбу за такую щедрость. От удовольствия, что сижу, прикрыла глаза, чувствуя, как расслабляется тело.

— Ты же наемница? — вывел меня из нирваны приятный голос, и я неохотно открыла глаза.

Отвечать не спешила. А что мне ей ответить? Чем тут занимаются люди? Говорить, что я из другого мира, было опасно даже таким добрым оборотням, как она.

— Да, — кивнула я, глядя в окошко, но краем глаза следила за девушкой. Решила так ответить лишь потому, что действительно самостоятельно выполнила заказ. Ну, почти самостоятельно.

— И ты убивала людей? — Интерес зажегся в ее глазах.

Нервно рассмеялась, увидев, как она подалась вперед, желая не только услышать заветное «да», но и узнать о подробностях. В нашем мире люди бы шарахались от меня, узнав, что я убила двух мужчин, даже несмотря на то, что они были вампирами.

— Нет, — ответила я, постаравшись вложить в свой ответ побольше уверенности. Хвастаться, что я убийца, меня не прельщало.

— Эх, — разочарованно вздохнула девушка и откинулась обратно на бархатную спинку диванчика. — А какая же тогда сфера деятельности?

— Кража? — прозвучало как вопрос, но блондинка не придала этому значения и понимающе кивнула.

— Убивать все умеют, а вот хорошего вора найти сложно, — философски заметила она, накручивая на палец белокурый локон, который выбился из прически.

— Наверное, — пожала я плечами, а в следующий момент мой желудок издал протяжное голодное урчание, отчего виновато улыбнулась и прикрыла все еще урчащий живот.

Девушка приподняла брови и с любопытством посмотрела на шумный участок моего тела, а затем всплеснула руками и встала, чтобы приподнять крышку диванчика и достать оттуда плетеную корзину. Я в этот момент вжималась в угол кареты, чтобы не испачкать ее, и поражалась, как она умело балансирует и не падает от покачивания кареты в своем пышном платье с корсетом.

— Они, конечно, уже остыли, но я думаю, что еще съедобны.

Мне протянули булочки, и я, стараясь не показывать свой жуткий голод, благодарно приняла угощение и с большим удовольствием откусила кусочек, обрадовавшись тому, что они с мясом.

— Держи! — Блондинка налила в широкую чашку морса и подала мне. Она мой спаситель!

Пока я культурно поглощала еду, ехали в молчании. Не хотелось показать себя совсем дикаркой, и поэтому я старательно и медленно пережевывала булочку и бесшумно попивала клюквенный морс. Вкуснее еды я не пробовала, и хотелось еще, но понимала, что не знаю, сколько была без еды, а значит, нельзя много есть такой тяжелой пищи.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась я и протянула ей обратно пустую кружку.

— Пустяки, — вновь отмахнулась девушка и отставила корзинку в сторону. — Теперь лучше?

— Лучше, — ответила, прислушавшись к себе. Живот больше не урчал, а довольно переваривал еду.

— Трудно вам живется? — с жалостью спросила девушка, скрестив руки в белых кружевных перчатках на коленях.

— Раз на раз не приходится, — уклончиво ответила ей. Черт, как же неудобно врать.

— А чаще как?

— Удачно. — Для уверенности еще и кивнула. Пятнадцать золотых приятно оттягивали сумку и как бы подтверждали мои слова, хоть это и был единственный раз.

В глазах девушки я успела заметить мелькнувший интерес, прежде чем она отвернулась к окошку, поставив локоть на мягкий бежевый подлокотник, чтобы положить подбородок на кулачок. Ее легкая улыбка одновременно расслабляла и настораживала. Паниковать раньше времени никогда не любила, но что-то мне подсказывало, что она не просто так пригласила меня к себе в карету. Черт!

— Давай начистоту? — спросила я, не выдержав таинственного молчания, поскольку эти несколько дней и так вывели меня из равновесия.

Блондинка взглянула на меня, наклонив голову набок и продолжая улыбаться. Трудно было представить, что вот это милое создание становится животным, когда приходит время выполнить условие. Передо мной сидел человек и внешне ничем не отличался от меня, но этот мир научил воспринимать все по-другому. Когда за тобой гонятся вампиры и аспы, чтобы выпить кровь или просто убить, — хочешь не хочешь, поверишь во всю эту мистику, ведь каждый раз испытываешь боль, которая говорит, что это не сон.

— Я еду в Вирн, чтобы нанять наемника для одного дела, — наконец заговорила она, вот только в ее голосе прибавились нотки серьезности. — Повезло мне или нет встретить тебя, но я считаю, что это знак. А как известно, знаками судьба не разбрасывается. — Ее взгляд засиял еще ярче, а у меня в горле пересохло, когда я представила, что сейчас последует. — Говоря иными словами, я тебя нанимаю.

Влипла!

У меня глаз задергался на нервной почве. Не одно, так другое. Может быть, лучше воспользоваться магией и подождать аспов, чтобы они прекратили все это?

Открыла рот, чтобы отказаться, но поспешно закрыла его обратно.

Весь этот день я думала, как поступлю дальше. Андри со мной больше нет, но желание выбраться из этого мира все еще сильнее моей усталости, хотя она с каждым днем все больше перерастает в безнадежность. Мысли были разными; от банальных идей, что я останусь тут и найду себе применение, до решимости крушить магией все на своем пути, пока меня не прикончат. Но в итоге решила посетить то место, откуда и пошла вся эта заваруха с магией и условиями.

Что, если мне поговорить с миром? Понять его мотивы и постараться уговорить вернуть меня обратно? Понимаю, что, если не получится, я могу так и остаться здесь навечно, но эта идея так сильно засела в моей голове, что стала казаться единственно возможной.

И теперь, глядя на блондинку, у которой много денег и которая знает того, кто сможет показать мне то место, решилась на глупость.

— Прежде чем я дам свое согласие, хочу услышать, что необходимо сделать.

— Наемник, который отказывается от заказа? — удивленно спросила девушка, окидывая меня цепким взглядом. — Или набиваешь себе цену?

— Я не сказала, что отказываюсь, — пожала плечами и закинула ногу на ногу. — Всего лишь перестраховка.

Блондинка ненадолго погрузилась в свои мысли. Мне же с трудом верилось, что я смогу не то чтобы справиться, а хотя бы сделать первый шаг к нарушению закона. Но на моей совести уже столько грехов, так почему бы не попробовать? Не убьют же меня, если я не справлюсь. Мысленно рассмеялась, нервно так…

— Хорошо, — вдруг решительно сказала она, отчего я вздрогнула. — Это будет честно, но предупреждаю: если узнаю, что ты заключила сделку с другим, найму убийцу по твою душу. Либо ты соглашаешься, либо не берешься за этот заказ вообще.

Я пожала плечами и кивнула. Если честно, я вообще не горю желанием ввязываться во все это, но если все получится, смогу реализовать свою идею.

Девушка явно расслабилась. Все это время она не спускала с меня внимательного взгляда. Я же чувствовала себя психом и воспринимала все происходящее как какую-то игру, поэтому сделала каменное лицо и ждала дальнейшего развития событий.

— Недавно в Литоне прошел крупный аукцион, — начала девушка свой рассказ, и я старалась вникать в каждое ее слово. — Было много антиквариата и других стоящих вещей, но я прибыла на него ради одного — розового рубина. Он когда-то принадлежал музею столицы, но привезли новые экспонаты, более стоящие, отчего его решили выставить на аукцион, чтобы получить больше денег, чем на рынке. Я принесла с собой большую сумму и верила, что этот драгоценный камень будет моим. — Девушка вдруг замолчала и сжала кулачки, кинув злой взгляд в окно. — Моя табличка была последней, — через секунду продолжила она, — и аукционист уже досчитал до двух, как вдруг этот вампирюга поднял свою табличку и назвал цену чуть выше моей.

Она надолго замолчала. Через несколько минут, в течение которых был слышен только цокот копыт и иногда поскрипывание кареты на кочках, блондинка повернулась ко мне и улыбнулась:

— Я хочу этот камень и не поскуплюсь, если ты мне его принесешь.

Ее улыбка и горящие желанием глаза немного пугали, но это был и мой шанс. Я уже убедилась, что местные жители не знают, что такое сигнализация и сейфы с кодом, а уж обычный замок можно вскрыть без проблем. Или я слишком наивная?

— Хорошо, — утвердительно кивнула и, прежде чем она успела что-то сказать, быстро проговорила: — Только мне не нужны деньги.

— А что тогда? — У меня явно получилось ее удивить, глаза девушки забавно округлились.

— Мне нужен провожатый до сердца Фэйла.

Показалось, что с лица девушки на миг сошли все краски и она вот-вот упадет в обморок.

— Зачем тебе туда? — последовал испуганный вопрос, но она быстро смогла взять себя в руки и сесть ровно. — Впрочем, это не мое дело. Это будет куда дешевле, чем вознаграждение, которое я хотела предложить.

— Тогда по рукам, — ответила ей серьезно. Придется постараться. Сейчас я себя настроила на то, что это больше нужно мне, а не ей.

— Отлично. — Она окончательно пришла в себя после моих слов и вновь расслабилась, уже привычно улыбнувшись. — Только хочу предупредить, что ты не одна, кто будет пытаться достать рубин.

Я вопросительно изогнула бровь.

— Аукцион был большим, было много знати. Я уверена, — она задумчиво постучала пальцем по подбородку, — нет, могу сказать точно, что многие, кто проиграл, наймут наемников, чтобы заполучить камень. Ты все еще согласна?

Сжав на секунду челюсти, чтобы истерически не рассмеяться, глубоко вдохнула и на выдохе ответила:

— Да.


ГЛАВА 15

Увидев двухэтажное здание из бежевого камня с широкими окнами и большой деревянной верандой, порадовалась, что смогу отдохнуть и нормально поесть. Кучер хлестнул вожжами, и карета за моей спиной тронулась с места.

— Да не оставит тебя удача! — Из окошка показалась изящная рука в перчатке и помахала мне.

Проходящие мимо оборотни и эльфы с интересом проводили карету взглядами, посмотрели на меня и последовали дальше. Я же опустила глаза и взглянула на желтый листок в моей руке с адресами. Первый был адрес усадьбы, из которой мне нужно будет украсть рубин, а второй принадлежал дому блондинки. Вздохнула.

— И во что я ввязалась?

Постояв еще немного, решительно пошла к таверне. Без Андри было страшно все делать. Стоило мне переступить порог, как наступила полная тишина и все в зале уставились на меня. Даже бармен перестал полировать бокал до блеска, разглядывая мою персону. Я стушевалась и попятилась назад, но во что-то уперлась, а затем на мои плечи легли здоровенные руки, почти полностью их скрыв. Медленно подняв голову, встретилась с серыми глазами и кривой улыбкой на бандитской морде. Обозвать это лицом у меня язык не повернулся.

— Уже уходишь? — пробасил кто-то над моей головой и подтолкнул в сторону стойки регистрации. — Не боись, никто тебя не укусит.

— Как знать, — подал голос мужик за круглым столом и плотоядно улыбнулся, окидывая меня голодным взглядом.

По залу пронесся дружный хохот, и все разом забыли про меня, подняв еще больший шум. Потревоженный мной веселый дух таверны вернулся обратно, и я судорожно вздохнула, но все же посмотрела на бугая, который теперь сидел на высоком стуле возле входа. Неужели это местный охранник? Увидев мой внимательный взгляд, он согнул руку в локте, тем самым показывая свои внушительные мускулы. Даже бровями поиграл, что смотрелось забавно с его лысой головой.

— Вы желаете снять комнату? — бесцветным голосом поинтересовалась местная регистраторша, даже не взглянув на меня, продолжая читать какую-ту книжонку. В таком-то шуме!

— Да, пожалуйста. — Пришлось еще раз вдохнуть и выдохнуть, чтобы совладать с дрожащим голосом. Не ожидала ощутить столько внимания. Хотя их можно понять, ведь выгляжу как бомж.

— Еда, баня? — продолжала она меня расспрашивать, только уже листая большую тетрадь. Почти все ее листы были исписаны корявым почерком.

— Если можно.

Девушка с рыжей копной кудрявых волос лениво подняла на меня свои зеленые глаза и одарила безразличным взглядом.

— С вас двадцать пять серебряных.

Поспешно дала ей один золотой, на что она недовольно сморщила нос, со вздохом открыла ящик под столом и достала мешочек с деньгами. Сдачу она отсчитывала очень долго, а ключ от комнаты дала, как собаке кость — брезгливо и чуть ли не швырнув его мне в руки.

— Спасибо, — тихо поблагодарила и потопала к лестнице.

Интересно, она всегда такая или у нее что-то не сложилось?

Прежде чем скрыться из виду, взглянула на девушку еще раз и заметила, как она недовольно поглядывает в сторону громилы, что спокойно беседовал с каким-то мужиком. Неужели она приревновала меня к нему?

Передернув плечами, решила больше не думать об этом. У каждого свои вкусы, да и по внешности судить нельзя. Вдруг этот большой дяденька очень хороший и добрый оборотень и просто прячет эти качества, занимаясь такой работой. А этой рыжей лисице известен его секрет, вот и относится к каждому ревниво, желая быть единственной. Тогда в этом плане ее можно понять.

Столкнувшись с обслуживающим персоналом в коридоре второго этажа, спросила у девушек о бане и где можно почистить одежду.

— Баня уже готова, а одежду могу почистить я, — улыбнулась мне эльфийка, — три медяка, и ваша одежда будет как новая.

Груз усталости так сильно давил на плечи, что я ей сунула один серебряный, попросив принести еду в номер. Понимаю, тратиться нехорошо, но я чувствовала себя амебой и способна была только на обычные действия — помыться, поесть и лечь спать.

Когда с первым было покончено и я вернулась в комнату, с радостью выполнила второй шаг одноклеточного организма и завалилась спать без задних ног. На этот раз мне ничего не снилось, а была спасительная тьма, благодаря которой выспалась и отдохнула.

Новый день встретил солнцем и шумом с улицы. Окно на ночь я забыла закрыть и сейчас слушала звуки города — разговоры, которые не разобрать, ржание лошадей, цоканье копыт по брусчатке и скрип повозок. Белые простенькие занавески трепал ветерок, и если бы не заказ, который надо выполнить, валялась бы в кровати и дальше, радуясь утренней свежести и прохладе.

День обещал быть жарким. Пересилив свою лень, села и опустила ноги на деревянный иол. Рядом с кроватью стоял стул, на нем аккуратно была сложена моя одежда. Дверь я тоже забыла закрыть, что было опрометчиво с моей стороны, ведь вампиры ходят за мной по пятам.

Усмехнулась.

Именно вампира мне и нужно обокрасть. Глупо идти к нему в логово, но другого плана, как вернуться домой, я не придумала. Вряд ли кто-то согласится проводить до проклятого места, как выразилась блондинка, поэтому, только выполнив этот заказ, я получу провожатого.

Надевать чистую одежду было приятно, как и уплетать за обе щеки плотный завтрак. Ключ от номера я сдала, решив выполнить заказ сегодня, а если не получится, то денег у меня пока хватает на ночлег и еду. Оказывается, они не так много просят, как подумала в первые дни. Или в разных городах по-разному?

— Удачного дня, — пожелал мне на выходе громила, подмигнув.

Я кинула взгляд на девушку и заметила ее поджатые губы. Сказать ему или нет?

Замешкавшись немного в дверях, махнула на все рукой и просто мило улыбнулась ему. Это не мои проблемы, пускай сами разбираются.

Снаружи было уже жарко. Захотелось надеть легкое платье и просто прогуляться по красивым улицам с яркими витринами магазинчиков. Но вместо этого спросила у мимо проходящего эльфа, где продается походная одежда, и отправилась покупать себе плащ. Буду придерживаться методики Андри и сначала осмотрю усадьбу вампира, а уже ближе к ночи пойду на дело.

Лавку нашла быстро, благо город небольшой и имеет всего две торговые улицы. Конечно, мне пришлось еще пару раз спросить дорогу, но прохожие терпеливо и хорошо объясняли и не задавали лишних вопросов, что не могло не радовать. Понять, что я человек, мог только вампир, и их я старалась обходить стороной или примыкать к группе прохожих, чтобы мой человеческий запах смешивался с другим. В голове постоянно крутился вопрос: как мне украсть у вампира рубин и не быть выпитой им?

С этой мыслью я и вышла из лавки с одеждой, уже скрыв свое лицо под капюшоном. Купить плащ не составило труда. Продавцу было все равно, что я куплю, и он сидел тихо за стойкой, читая газету. Я же ходила вдоль вешалок и выбирала плащ, интересуясь не только его видом и материалом, но и ценой. В итоге купила плащ, подходящий мне во всем, но мало чем отличающийся от старого, лишь вместо шнуровки на груди была застежка.

Время шло к обеду; увидев на улице заведение, похожее на кафе, решила там перекусить и обдумать свои действия. Первым делом необходимо найти усадьбу. В таком виде уже странно спрашивать дорогу, придется искать самой, а то вдруг кого заинтересую. Например, стражу. Дом вампира однозначно стоит на окраине, вот только в какой стороне? Плутать можно долго… Но все оказалось гораздо проще.

— Фридрих! — Шепелявый голос сразу привлек мое внимание, и я осторожно оглянулась по сторонам, выискивая среди прохожих красноглазого мужчину. — Где ты ходишь?

К вампиру с пепельными, зачесанными назад волосами подбежал парнишка-оборотень со свертками в руках. Если парень был одет обычно, я бы сказала, как я, то мужчина выглядел как самый настоящий лорд, в камзоле и с тростью.

— Забирал заказ, лорд Кувер, — виновато проговорил оборотень и подбородком поправил верхний сверток, который норовил свалиться.

— У меня вечером встреча, а еще дел по горло. Пошли.

Больше не сказав ни слова, эта парочка двинулась вверх по улице, ловко обходя столпотворения зевак возле лавок. Я еще несколько секунд то опускала взгляд, вновь читая имя вампира, то поднимала, глядя им вслед. Совпадение или удача? Как часто можно встретить в этом мире однофамильцев?

Быстро расплатившись за обед, ринулась за ними, пока они совсем не исчезли из виду. Я помнила, что рядом с вампиром мне опасно находиться, поэтому держалась на расстоянии, чтобы меня не почуяли и не увидели.

Вот так, стараясь не упустить их из виду, я и замерла за углом дома, наблюдая, как эти двое остановились возле ворот усадьбы с зеленой лужайкой. Перед этим я успела прочитать на указателе название улицы и оказалась права: это и есть тот вампир, который выиграл торги на аукционе, и именно в этом огромном доме, куда они зашли, находится рубин. Пока что удача мне благоволила, но расслабляться рано. Осмотримся, отметим место, где легче всего перелезть сплошной каменный забор, и будем ждать темноты.

Хозяин дома должен уйти на встречу, а это еще один плюс. В доме будут только слуги и стража. Как ни странно, быть пойманной я не боюсь. У меня есть ключи к дарам природы, и уж магией смогу отбиться. Останется дело за малым: покинуть город до появления аспов. Блондинка, которая меня наняла, упомянула, что в Вирне нет камня, через который мироздание может контролировать жителей. А значит, у меня будет достаточно времени покинуть город. Не слишком ли удачно все сходится? Где меня будет ждать подстава?

Решив испытывать удачу и дальше, обошла участок три раза и приметила удобное место для преодоления преграды, как и хотела. Все оставшееся время до вечера я просидела в ближайшем кафе, откуда была видна усадьба. Меня пугало только одно: дом огромный, и где мне искать сейф или другое хранилище, не знала. Все необходимо сделать до прихода хозяина. Он-то быстро учует меня у себя дома. Если со стражей и прислугой смогу как-то справиться, то с вампиром, который управляет стихиями, как и я, будет сложно договориться. Да и опыта у него побольше. Однозначно нужно успеть.

Как только на город опустились сумерки, держась ближе к противоположной стороне таких же усадеб, дошла до нужного места и собралась ждать, когда лорд Кувер покинет свой дом и отправится на встречу.

Я так глубоко ушла в себя, заглядевшись в небо, где уже появились звезды, что вздрогнула от голосов. Возле ворот стоял вампир собственной персоной и разговаривал, как я поняла, со стражей. Казалось, что я перестала дышать, ожидая ухода лорда, а когда он наконец пошел вниз по улице, направившись в город, почувствовала дрожь в коленках. Стена вдруг стала такой высокой, что меня начало мучить сомнение, и появились мысли об адекватности моих поступков. Неужели я и впрямь думала, что смогу похитить драгоценный камень из такого огромного дома?

Пришлось дать себе мысленный подзатыльник и силой заставить лезть на стену. Времени и так в обрез, так еще и совесть с самосохранением проснулись и пытаются меня отговорить. Я сошла с ума, когда только попала сюда, так почему бы и дальше не быть психом и не творить безумные вещи? Правильно, прежде чем помирать, необходимо повеселиться напоследок.

И вот я уже добралась до верха, как вдруг кто-то схватил меня за край плаща и с силой дернул вниз. Упала на пятую точку, но смогла сдержаться и не застонать. Я удивленно наблюдала, как по стене забралась темная фигура и спрыгнула вниз, на другую сторону. Это что сейчас было? Меня отодвинули в сторону и молча заявили, что маленьким вход воспрещен?

Скрипнув зубами, поднялась и уткнулась лбом в каменную преграду. Стоит ли теперь лезть, когда там находится другой наемник? Он опытней и справится, а вот что теперь делать мне?

— Девочка, иди домой, — послышалось сзади, и я еле успела пригнуться, когда прямо надо мной пролетела еще одна темная фигура и скрылась на другой стороне забора.

Это однозначно была девушка. И она обозвала меня девочкой? Все! Я умываю руки. Куда мне до них? Я обычный человек и не смогу справиться быстрее этих двух. А ведь блондинка предупреждала, что я такая буду не одна. Что ж, не быть мне наемницей, раз растеряла весь энтузиазм от одной фразы. Да и не будем скрывать — у меня бы не получилось. О чем я вообще думала, когда соглашалась? Не иначе, во всем были виноваты голод и усталость.

Запахнув поплотнее плащ, пошла обратно в город, искать себе ночлег. Завтра будет необходимо сообщить о своем провале и придумать другой план по спасению, но что-то мне подсказывало: удача все же оставила меня именно сейчас и это безвыходная ситуация. Может быть, мне остаться тут? Найти работу и выйти замуж?

От этой мысли меня пробила дрожь. Спокойной жизни мне здесь не видать. Мир все еще хочет избавиться от опасности в моем лице, а Люцис жаждет моей крови. Вечно в бегах я не смогу быть. Деньги могут закончиться в любой момент, и тогда я останусь без всего и совсем одна. Вот бы мир был другим…

Чтобы не разрыдаться, подняла лицо к небу и глубоко вздохнула. Андри, где ты сейчас? Помнишь ли ты, что обещал вернуть меня домой?

Когда хотела свернуть на другую улицу, где располагалась таверна, в которой мне посчастливилось хорошо отдохнуть, краем глаза заметила лорда Кувера, который стоял возле цветочной лавки с другим вампиром. Увидев знакомое лицо и клыкастую улыбку, я удивленно замерла на месте. В голове пронеслись воспоминания о том «ужине», который устроили себе вампиры, убивая девушек из моего мира. Это был тот самый вампир с золотыми волосами, что отказался от меня, посчитав старой. Его брезгливое выражение лица я надолго запомнила. И вот именно он сейчас стоял и мило улыбался Куверу, отчего даже тошно стало.

Позабыв о таверне и других проблемах, быстро сократила расстояние между мной и вампирами, спрятавшись за углом серого двухэтажного дома. Было жалко, что разговор я не слышу, но подходить ближе побоялась. Вдруг учуют или заметят.

Движения и мимика блондина казались мне странными. Кувер стоял ко мне спиной, и понять что-нибудь по его лицу не представлялось возможным. Но вот они решили куда-то идти, и я, крадучись, последовала за ними. Не знаю, почему не остановила себя и не заставила идти в сторону таверны, посчитав это не моим делом, но какой-то внутренний голос шептал, что тут что-то не так. Эти вампиры странно себя ведут, а когда они скрылись за воротами участка с красивым одноэтажным домом, сама не заметила, как перелезла через забор и очутилась в саду, продолжая за ними следить.

Следующее, что я увидела, выбило землю из-под моих ног. Сидя за кустом, чуть не вскрикнула, вовремя зажав себе рот ладонью. Эти двое целовались, жадно сжимая друг друга в объятиях!

Зажмурившись, потрясла головой и открыла глаза. Картинка не изменилась, а наоборот: руки блондина взметнулись к голове лорда и зарылись в его пепельные волосы, устраивая беспорядок. Меня начало подташнивать, но взгляд будто приклеился к этой необычной парочке и все время возвращался обратно, стоило мне отвести его в сторону.

— Не здесь, Дарг, — на выдохе проговорил лорд Кувер, удерживая руку блондина, которая уже полезла под камзол.

— Не все ли равно? — обиженно ответил его любовник, но послушно убрал руки за спину.

Лорд был выше блондина на голову; поглядывая на него сверху вниз, он заправил золотой локон за ухо и улыбнулся. Я скривилась от отвращения. Никогда не думала, что так бурно буду реагировать на однополые отношения. Вроде в фильмах это кажется нормальным, но вот увидеть вживую — совсем другое.

— Пойдем в дом. Я тебе подарок принес.

Мне показалось, что кровавые глаза Дарга заблестели от предвкушения. Он напоминал сейчас девушку, которая от нетерпения тянет своего парня в дом, чтобы наконец-то получить подарок. Смазливая внешность и длинные волосы вампира не оставляли мою фантазию в покое, и я даже на секунду поверила, что он женского пола, но ведь это не так? Правда?

— Пойдем быстрее, — с улыбкой тянул его блондин, и за ними захлопнулась дверь.

Мне потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя. В голове было пусто. Видимо, увидев неувязку в отношениях между парнем и… парнем, мои мысли помахали мне ручкой, оставив переваривать это как есть. Удивительно работает моя психика! Вампира, дракона и эльфа я спокойно приняла, а вот на целующихся мужчинах мой внутренний мир рухнул.

Напротив меня в окне появился свет. Вздрогнув, смогла взять себя в руки и выйти из ступора, встав на ноги. Ну чему я в самом деле так удивляюсь? Разве в этом есть что-то необычное? Ну, полюбили они друг друга, что теперь поделаешь?

«Кастрировать!» — завопил внутренний голос, и где-то глубоко внутри я с ним была солидарна. Но ведь сердцу не прикажешь? Не прикажешь! Если полюбил, то любые преграды нипочем.

Крадучись приблизилась к окну и постаралась в него заглянуть, вот только было оно высоко и пришлось применить сноровку и цепляться за все что можно, чтобы подтянуться.

— Это мне? — Радостный возглас Дарга раздался именно в тот момент, когда я, тихо пыхтя, все-таки смогла заглянуть в комнату, где эти двое расположились на диване.

Лорд Кувер с улыбкой наблюдал, как блондин, сидя возле него, крутит в руке розовый рубин размером с куриное яйцо. В свете свечей он красиво переливался не только розовыми оттенками, но и красными.

— Тебе, — ласково до тошноты ответил мужчина. — Ты у меня любишь драгоценные камни.

— Спасибо! — Дарг кинулся ему на шею и страстно впился в губы, отчего я передернула плечами и не удержалась — соскользнула вниз и расцарапала себе ладонь о грубый камень стены дома.

Зашипев, постаралась разглядеть в темноте повреждение, но замолчала, услышав, как кто-то открывает окно. Быстро присела и прилипла к стене, боясь выдать себя.

— Ну что там? — вновь послышался голос блондина.

— Наверное, птица, — ответил лорд прямо над моей головой, отчего перестала дышать от испуга. — И что им не спится, — недовольно пробубнил он, закрывая окно.

Глубоко вдохнула и медленно выдохнула. Черт! А если бы он меня учуял? Взглянув на свою руку, провела пальцем возле царапины и поморщилась. Без волшебных мазей Дина эта рана будет заживать долго, но чего нет, того нет. Андри все унес с собой.

Медленно встала, прислушиваясь к звукам. Вокруг все было тихо, и только из чуть приоткрытого окна доносилось тихое перешептывание.

— Шуи, я так долго ехал сюда, а ты запрещаешь мне.

— Я просто хочу усилить твое желание, — хриплым голосом ответил лорд на недовольство своего любовника.

Сжав челюсти, вновь вскарабкалась но стене и заглянула в окно. На этот раз Дарг уже сидел на коленях у Кувера и водил указательным пальцем по его щеке. Иногда лорд ловил палец губами и посасывал его. После очередного такого жеста опять чуть не свалилась. Но ведь смотрю, черт возьми!

— Оно и так уже на пределе, — закапризничал Дарг. Кто играет роль девушки в их играх, было видно сразу.

— Тогда предлагаю перейти в спальню.

Легко поднявшись на ноги, мужчина с пепельными волосами, не выпуская из рук своего любовника, понес его к двери, как будто тот ничего не весил.

Дарг улыбался во все свои вампирские зубы, предвкушая удовольствие, и если бы он был девушкой, то смотрелось бы это очень романтично и красиво, но так…

— Шун, — вдруг дернулся в его руках «голубец», указав на стол. На нем стоял подсвечник с тремя горящими свечами. — Хочу не только ощущать тебя, но и видеть.

Я чуть не рассмеялась вслух, услышав это.

— Как скажешь, — с блеском в глазах проговорил лорд и подошел к столу, чтобы блондин взял подсвечник. Наконец вампиры скрылись за дверью, оставив после себя темноту.

Разжала руки и спустилась на землю только тогда, когда свет под дверью совсем погас. Любопытство подначивало меня продолжать подсматривать. Хотелось залезть в дом и последовать за ними. Но потом вдруг поняла, о чем думаю, и дала себе мысленный подзатыльник. Извращенка!

Крутнувшись на пятках, злясь на саму себя, сделала шаг в сторону забора, а затем замерла, как будто налетела на стену. Дура, у него же был рубин! Тот самый! Так что же получается, наемники рыщут не там?

Обернулась и посмотрела с сомнением на окно. Смогу ли? «Ты же пару секунд назад хотела последовать за ними», — ехидно подметил внутренний голос, и я нервно хмыкнула. Это действительно хороший шанс. Я уверена, что эти двое будут заняты друг другом настолько сильно, что ничего и никого не заметят, но это если бы они были людьми. А так опасные хищники! Я до сих пор вспоминаю Влада, его скорость, силу и цепкий взгляд. Да и те, которых я убила, были тоже не промах. Так стоит ли лезть на рожон? «А домой хочешь вернуться?» — никак не мог угомониться внутренний голос, и он был прав. Не попробуешь — не узнаешь.

Сжав здоровую руку в кулак, глубоко вдохнула и решительно вскарабкалась на окно, а затем, оказавшись внутри, тихо ступила на пол. Я должна достать этот рубин!

Аккуратно продвигаясь вперед, обходя мебель и стараясь не скрипеть половицами, замирала при каждом шорохе и звуке. Иногда останавливалась и давала себе несколько секунд отдыха, потому что стук сердца заглушал все, а перед глазами плясали белые мошки, оттого что забывала дышать. Страшно. Было очень страшно идти вперед, но я дала себе слово, что уйду отсюда только с камнем. Да и разве это не знак судьбы, что рубин оказался именно тут, когда я решила последовать за вампирами? Хотелось в это верить, а раз так, то грех не воспользоваться.

Коридор оказался слишком темным. Если в комнате благодаря лунному свету хоть что-то можно было рассмотреть, то здесь было темно, как… одним словом — темно. И куда эти голубчики ушли?

Шаря руками по стене, двинулась дальше, прислушиваясь и стараясь определить направление. Хотя что тут определять? Коридор был прямым, и иногда я натыкалась на двери, за которыми тоже было тихо. Повезло мне или нет, но прислугу я так и не встретила. Было ощущение, что этот дом сняли для утех, и поэтому было так тихо. Неужели они скрывают свои отношения? Пожалуй, это правильно. Нечего травмировать психику других.

Как только мои руки нащупали впереди гладкую стену, мысленно простонала. Тупик. Как же трудно быть слепым котенком и тыкаться во все носом в поисках выхода! Развернулась и двинулась обратно, теперь ощупывая другую стену. Как жаль, что я не вижу в темноте, сейчас бы это умение пригодилось. И с этой мыслью застыла, услышав за дверью, которую ощупывала, шепот. Шепелявые нотки в голосе теперь у меня всегда будут ассоциироваться с вампирами, поэтому с радостью и со страхом прильнула к стене возле двери и постаралась разобрать, что любовники шепчут друг другу.

— Шун, хватит меня мучить, — простонал Дарг, а затем зашипел.

— Не торопи меня. Я хочу насладиться сполна, — ответил ему лорд, и послышался какой-то шорох.

Не в силах стоять из-за дрожи в коленках, сползла вниз по стене и присела на корточки, продолжая слушать всхлипы Дарга и шипение Шуна. Дверь была чуть-чуть приоткрыта, и я разозлилась на себя, что сразу не услышала всех этих любовных признаний и страстного бреда, потратив много времени на поиски, когда комната оказалась почти рядом с той, откуда я вышла. Но теперь встал вопрос, что делать дальше. В такой кромешной тьме я ничего не увижу. Стоит мне налететь на что-нибудь или, не дай бог, прикоснуться к одному из вампиров, все — мне конец. Но, несмотря на эти мысли, бесшумно открыла дверь, стараясь не дышать. Свечи уже не горели, но в комнате было широкое окно, и благодаря лунному свету после темноты коридора все было отчетливо видно. Это и хорошо и плохо, ведь меня могут заметить.

На огромной кровати с балдахином за право быть сверху лихорадочно боролись два тела. Понаблюдав за этой игрой несколько секунд и отметив, что лорд все же сильнее, улеглась на пол и поползла вперед к одежде, что была разбросана повсюду. Хотелось верить, что рубин в камзоле или просто валяется рядом, но, осмотрев каждую вещь, с досадой поняла, что удача преследует меня не во всем. Где же он? Я видела, как блондин сжимал его в руке, когда лорд его уносил, а значит, он должен быть тут.

Поднимать голову, чтобы осмотреть прикроватную тумбочку, было страшно, но раз зашла так далеко, то надо идти до конца.

Доползти до кровати не составило труда, и, поймав момент, когда голубчики перевернулись ближе к другому краю, подняла руку и стала рыскать по поверхности тумбочки.

— Шун, — прозвучал стон прямо над моей головой, и в следующий момент я получила в глаз. — Я больше не могу ждать!

Сжав челюсти, перекатилась под кровать, ловя звездочки уже там. Я понимаю, страсть и любовь, но драться-то зачем?

— Это нам ни к чему, — проговорил лорд с рычанием, и на пол возле меня упали брюки. — Ты так прекрасен.

Кровать надо мной заскрипела и заходила ходуном еще больше. Если так и дальше пойдет, то ножки бедного ложа не выдержат, и меня придавит окончательно. Но это была мимолетная мысль. Большая часть моего внимания была уделена брюкам, которые упали на пол слишком громко для ткани. Было предположение, что это бляха ударилась об пол, но что, если это рубин?

С шипением пощупав свой глаз, который пострадал ни за что, потянулась к брюкам и подтащила их к себе, как только кровать прогнулась с другой стороны. И надо было лорду переместить Дарга к краю, где находилась я, чтобы тот, от неожиданности, развел руки в стороны и одной из них заехал мне в глаз! Работа наемника, оказывается, куда опасней, чем казалось. Глядишь, и без глаза останешься.

Глубоко подышав, чтобы успокоить сердцебиение, прощупала брюки и чуть не воскликнула от радости, когда вытащила из кармана рубин. Да! Да! Да, черт побери! Этот камешек у меня! Ну, кто теперь девочка, а? Была бы у меня возможность, показала бы язык той наемнице, но быстро осадила себя. Рано радуешься, Адель, ведь ты все еще под кроватью, на которой творятся, если судить по звукам, недетские игры. Играть в них мне не хочется, да и вряд ли предложат, так что нужно побыстрее выбираться отсюда.

Отодвинув брюки в сторону, собиралась уже выползать, как вдруг вампиры одновременно вскрикнули, и через секунду прямо у меня перед глазами появилось острие клинка, которое проткнуло кровать насквозь. Все стихло.


ГЛАВА 16

Я лежала, не в силах вдохнуть, стараясь как можно сильнее вжаться в пол. С ужасом смотрела на лезвие клинка и корила себя за то, что сунулась сюда. О чем я вообще думала? После первого шока, полученного при встрече двух вампиров, мне показалось, что это легко — украсть рубин. Эти двое так были увлечены собой, что даже не заметили убийцу. Так чем я хуже, когда решила украсть камень? И у меня это даже получилось, вот только я не ждала, что еще кто-то придет посмотреть на игры голубчиков.

Острие двинулось вверх, а вместе с ним и воздух начал поступать в мои легкие. Миг — и лезвие исчезло из виду, и теперь вместо него я видела руку вампира, что безвольно свесилась с края кровати. Мне было страшно вдохнуть лишний раз, не то чтобы шевельнуться. Я чувствовала, что убийца еще в комнате, и старалась не привлечь его внимания. Вдруг повезет и он уйдет? Внезапно я уловила движение сбоку. Очень медленно повернув голову, увидела смутно знакомые сапоги. Было такое чувство, что я уже когда-то их видела при сходных обстоятельствах. Но ощущение быстро прошло, как только убийца решил покинуть комнату. У меня все тело задрожало от облегчения, ведь думала, что он пришел за рубином и сейчас начнет его искать, но в итоге найдет меня. Умирать не хотелось, поэтому следила за каждым его шагом и мысленно молилась, чтобы убийца не повернул обратно и не решил посмотреть под кровать.

Дверь убийца вампиров не стал закрывать и просто ушел, скользнув бесшумно во тьму коридора. Даже после этого мне было страшно вылезать из своего укрытия, и, наверное, так бы и пролежала долгое время, если бы на мое лицо что-то не капнуло.

Провела пальцами по щеке и поняла — кровь. Это была кровь, и не обязательно видеть красный оттенок этой жидкости, чтобы понять, что это она. Кап, кап… Я продолжала лежать и смотреть на свои пальцы. После третьей капли по моей щеке скатилась кровавая слеза и затерялась в волосах. Кап…

А ведь мне их не жалко. Благодаря этим кровососам я попала в этот мир, а блондин еще и принимал участие в убийстве моих соплеменниц. Кап… Да, сейчас я даже рада, что они больше не дышат. Кап… Жизнь за жизнь, и совесть моя не пытается переубедить меня. Кап…

И когда я стала такой жестокой? Разве любая жизнь не важна? Важна, но только не тех, кто живет за счет крови других, невинных людей. У тех девушек были свои мечты, и они хотели жить, а им даже не дали выбора. Ну и что, что там были избалованные богатые барышни. Я верю, что никто из них не желал прощаться с жизнью и умирать, улыбаясь вампиру до самого конца. Так почему я должна их жалеть? «Не будь такой, как они, Адель», — пронеслось в голове, но на этот раз я проигнорировала голос разума. Я вновь перенеслась в тот день, когда на моих глазах умирали девушки. Я не жажду правосудия, нет, но жалости они моей не заслуживают.

От последней капли я отвернулась, и она шумно упала на деревянный пол. Слишком громко для маленькой капли, но именно это мне помогло прийти в себя и вылезти наконец-то из-под кровати.

Двигаясь медленно и тихо, прислушиваясь к каждому шороху, поднялась на ноги, оправила одежду и накинула капюшон на голову. В плаще было трудно ползать по полу, но его черный цвет хорошо маскировал, и может, только поэтому меня не заметили вампиры. К слову, на кровать я не стала смотреть, поскольку хорошо представляла, что меня ждет, если взгляну. Ужастиков мне и так хватает, поэтому не стоит травмировать свою психику еще больше. Рубин у меня, а значит, пора отсюда уходить, а то, не дай бог, еще кто-нибудь явится.

Положив камень в сумку, не оглядываясь вышла в коридор и только тогда смогла вздохнуть спокойно. Казалось, что я чувствую запах смерти и он меня повсюду преследует. Или это из-за крови?

Облокотившись о стену, краем плаща вытерла щеку, и вроде немного полегчало. Но не успела я перевести дух, как мою шею обхватили горячие пальцы и сжали ее, перекрывая кислород. Вот мало мне было приключений! Решила пойти на вечеринку и теперь постоянно борюсь за право дышать воздухом чужого мира.

Машинально схватившись за руку моего будущего убийцы, постаралась избавиться от удушающего захвата, но куда там. Чтобы не рыпалась и не царапалась, меня приложили о стену, и это помогло — я обмякла, почти теряя сознание.

Несколько секунд мне потребовалось, чтобы прийти в себя, а затем, постаравшись, я подняла голову, но из-за темноты ничего не смогла рассмотреть. Только по руке, что сжимала мое горло все сильнее, определила, что это мужчина.

— Кто тебя прислал? — услышала строгий голос, но с бархатными нотками, прямо в ухо.

Меня словно током прошибло, когда я поняла, что этот голос мне знаком. Как такое возможно? Он мог уйти куда угодно, но мы встретились именно тут и при таких обстоятельствах!

— Марус? — Новый вопрос уже буквально в губы.

Я хотела ему ответить, сказать, что это я, но получилось лишь прохрипеть, а этот наемник даже и не подумал ослабить хватку.

— Солур?

Вопросы все сыпались, а права на ответ мне даже не давали. Что за методы такие? Вести допрос и не позволять отвечать на вопросы! Или он как-то по-другому определяет?

— Кто? — уже прорычал мужчина и приложил меня еще раз о стену головой.

Да я даже не знаю этих людей!

— Не знаешь? — как будто прочитал он мысли, и к моей щеке прикоснулся холодный металл, обжигая не хуже огня. — Тогда мне не о чем с тобой больше говорить.

Понимая, что меня сейчас прирежут, испытала жуткий страх, кончики моих пальцев закололо пуще прежнего, и они начали светиться белым светом.

— Что за… — Мое горло выпустили из захвата, и я лихорадочно начала хватать ртом воздух, сползая по стенке вниз.

Мысли из-за боли и нехватки воздуха разбежались, но мне хватило сил удержать магию и прекратить ее малое проявление. В этом городе у меня еще дела, поэтому нельзя ее выпускать.

Наемник сделал несколько шагов назад и уперся спиной в противоположную стену. Я этого не видела, но чувствовала, что он все еще здесь и с недоумением смотрит на меня.

— Андри… — прохрипела, потирая шею. Вот же эльф ушастый! Чуть не задушил меня!

— Адель?

— Она самая, — съехидничала я, но потом зашлась в кашле из-за боли в горле.

— Адель?! — Эльф подскочил ко мне и подхватил на руки. — Не могу поверить, что это ты! Я же чуть тебя не убил! — И больше не сказав ни слова, куда-то понес.

— Темнота друг молодежи… — хотела пошутить, но горло сильно першило, и сказать толком ничего не вышло.

— Молчи, — строго сказал он, но я чувствовала, как он дрожит, неся меня к выходу.

Его сердце бешено колотилось под моей рукой, которую я положила ему на грудь. Другой рукой продолжала тереть горло, стараясь унять жжение и кашель.

Когда оказались на свежем воздухе, мне полегчало, а стоило увидеть лицо Андри, как кашель сам прошел из-за сильных чувств.

— Андри… — прохрипела и обняла его за плечи, уткнувшись носом ему в шею. Оказывается, я так сильно соскучилась по нему, что слезы готовы были брызнуть из глаз.

— Тише, — ласково прошептал он мне на ухо, почти касаясь его губами.

Он продолжал меня куда-то нести, позволяя себя обнимать и — что уж таить — обливать слезами его плечо. Да, я все же расплакалась. То ли это из-за прожитого дня я так устала, то ли из-за понимания, что все страшное позади и со мной снова мой защитник, — я не знаю, но сдержать слезы не получилось. И пусть он меня бросил и чуть не убил, но, черт побери, я безумно рада его видеть!

— Андри… — продолжала хрипеть, кусая нижнюю губу, чтобы не разрыдаться еще больше.

— Тише, Адель. Все уже позади. — Он наклонился, выпуская меня из своих объятий.

Мне вдруг стало так страшно, что он опять исчезнет, что вцепилась в его плащ и, изловчившись, обвила его ногами. В итоге упали мы на жесткую кровать вместе, причем меня придавили и буквально вжали в матрас.

— Адель! — строго воскликнул Андри, но в то же время в его голосе прозвучали и нотки веселья.

— Не отпущу, — покачала головой, когда он уперся руками в матрас по обе стороны от моей головы, чтобы встать.

— Совсем? — улыбнулся он, всматриваясь в мое лицо.

Я тоже любовалась знакомыми чертами, боясь увидеть хоть какие-нибудь изменения, которые могли произойти за то время, что нам пришлось расстаться. Но все было по-прежнему: смешные брови-усы, полностью белые глаза, высокие скулы, ровный нос, острый, но аккуратный подбородок и красивые губы, что нежно сейчас улыбались. Осмелившись, я подняла руку и провела невесомо кончиками пальцев от скулы к губам, ощущая бархатную кожу без щетины.

— А ведь я уже попрощалась с тобой, — сказала тихо, почти шепотом.

Он нахмурился, отчего кончики бровей дернулись вверх.

— Ты не представляешь, что я пережил, когда ты провалилась. — Андри перехватил мою руку и убрал со своего лица, лишая меня возможности наслаждаться этой малой близостью. — Я прождал три дня, Адель, но так и не дождался твоего оклика.

— Три дня? — Мои брови поползли вверх.

— Да, — кивнул он, — аспы пришли в ту же ночь, и я смог с ними справиться, но вот ты так и не ответила. Слезть вниз и проверить я не мог. Слишком глубоко, а веревки у меня не было, поэтому просто ждал и прислушивался.

Эльф говорил, не сводя глаз с моих губ. В конце он перешел на шепот, возвращаясь мысленно в те дни.

— Андри, — прикоснулась к его щеке другой рукой, привлекая внимание. Он взглянул мне в глаза, и я опять увидела синюю радужку вместо белой оболочки. Почему так происходит, не знаю, но его глаза были прекрасны, словно два сапфира с белыми прожилками. — Я здесь, и я жива.

— Да, — прохрипел он и уткнулся носом мне в шею, отчего моя рука соскользнула со щеки и зарылась в его белоснежные шелковые волосы, скидывая капюшон на спину. — Прости меня, — выдохнул он, опаляя шею теплым дыханием, снимая боль в этом месте.

Я улыбнулась, ощущая внутри радость и что-то еще, похожее на нежность. Прикрыв глаза на минутку, позволила этому чувству заполнить меня и обняла эльфа за плечи, прижимаясь к нему еще сильнее.

— Ты не виноват. Я бы так же поступила на твоем месте.

Андри поднял голову и вновь взглянул на меня. Он смотрел молча, а я просто тонула в его глазах, стараясь запомнить эти сапфиры. Почему они такие не всегда?

— Я думал, что ты погибла, Адель, а сейчас чуть сам тебя не убил. Я виноват перед тобой.

— Глупости, — фыркнула, отчего он нахмурился, не разделяя моего равнодушия к сложившейся ситуации. — Ты столько раз меня спасал, что вправе немного придушить.

— Дурочка, — ласково проговорил он, провел кончиками пальцев по моей шее, и я скривилась от боли. — Я пообещал вернуть тебя в твой мир, а сам бросил.

— Если ты сейчас не прекратишь, — задергалась под ним, стараясь столкнуть его с себя, — накостыляю тебе сама.

Рассмеявшись и покачав головой, он быстро поднялся на ноги и помог мне сесть. Осмотревшись, с удивлением поняла, что мы…

— А где мы? — спросила, разглядывая полки со свечами и обшитую деревянными панелями комнату.

— В таверне «Лютик».

— А-а-а, — задумчиво протянула и посмотрела на него.

Глаза Андри стали обычными, скрыв под белой пеленой синеву. Печально вздохнула и вновь скривилась от боли в горле.

— Тебе нужно умыться, а затем я намажу твою шею мазью. Сегодня только отдых.

— Так точно! — Я поднялась на ноги и отдала ему честь. Как приятно вновь залезть под его заботливое крылышко.

Эльф окинул меня внимательным взглядом, кивнул каким-то своим мыслям и вышел из комнаты. Только после его ухода я почувствовала, насколько устала. Казалось, будь у каждой клеточки моего организма глаза, они давно бы слипались от усталости, поэтому быстро ополоснулась в уже остывшей бане, а придя обратно в комнату, завалилась на кровать без сил в нижнем белье и халате. Что происходило потом — не помню, но проснулась я уже под утро с перевязанной шеей и без халата под одеялом. Интересно девки пляшут! Кто меня раздел, не трудно догадаться, и в принципе ругать за это Андри не собираюсь, но было немного неловко. Это как же надо спать, чтобы ничего не почувствовать? Видимо, шок и последующая нервотрепка сделали свое дело, и я отключилась полностью.

Солнце еще не встало, но за окном было уже светло. В комнате пахло деревом и потухшими свечами. Было так тихо и спокойно, что подумывала еще немного поспать, но сон ушел, и я просто лежала, глядя в потолок и размышляя обо всем, что произошло.

Когда мои глаза впервые открылись в этом мире, я до последнего думала и верила, что все это сон. Не бывает других миров, вампиров и оборотней, но теперь я не уверена, что хочу так же думать об эльфах. Что было бы, если бы я не встретила беловолосого эльфа? Наверное, не прожила бы и часа после призыва магии.

Повернув голову набок, немного удивилась, увидев спящего Андри. Кровать была узкой, и он лежал почти впритык, отчего мне хорошо было видно его лицо. А я раньше и не замечала, что у него под правым глазом сбоку две родинки. Все время меня интересовали только брови и губы, но теперь еще и глаза. До этого мне было трудно в них смотреть, видя только белую оболочку. Часто говорят, что глаза — это зеркало души и по ним можно многое понять о человеке, но как быть, если отсутствуют радужка и зрачок, как будто нет части души? И только вчера я смогла увидеть, насколько у него живые глаза. Почему так происходит? Правда ли, что Андри слепой, или это какое-то проклятие? Хотелось узнать правду, но понимала, что мужчина не расскажет о своих неудачах, потерях и боли, пока полностью тебе не доверится.

Грустно вздохнув, тихонечко выбралась из-под теплого одеяла и, не испытывая никакого смущения, поднялась на ноги. Если он меня раздел, то скрывать уже нечего, поэтому, не оборачиваясь и не стесняясь, спокойно оделась и только тогда обернулась.

Сапфировые глаза смотрели на меня не мигая. Сонный и растрепанный, Андри лежал на боку, подперев голову рукой. Одеяло соскользнуло вниз, открывая мне прекрасный вид на торс. На секунду проснулось любопытство — а есть ли на нем штаны? Но быстро одернула себя и заставила отвернуться, чтобы утихомирить фантазию. Я не скажу, что желаю Андри и мечтаю о его прикосновениях, просто как мужчина он чертовски хорош, и как девушка я не могу порой оторвать взгляд от столь притягательного натренированного тела. Но ведь смотреть — это же не измена?

— Адель? — позвал меня Андри хриплым спросонья голосом. Голос у эльфа чарующий и буквально заставляет плавиться, из-за чего чувствую себя виноватой перед Андреем.

По привычке прикоснулась к пальцу на правой руке, чтобы покрутить обручальное кольцо. Я так всегда делаю, когда нервничаю, но на этот раз его не оказалось, поскольку вампиры сняли все, а взамен надели рабскую одежду. Сразу же почувствовала себя беззащитной и повела плечами, отказываясь поворачиваться на голос эльфа.

— Мм? — вопросительно промычала, стараясь скрыть волнение.

— С тобой все в порядке? — Я кивнула, но не повернулась. Андри вздохнул и спокойно попросил: — Раз уж встала, закажи нам завтрак. Через полчаса уходим.

Вновь кивнув, широкими шагами преодолела расстояние до двери и вышла в коридор. Вздохнула с облегчением только на лестнице, бездумно глядя в зал таверны. Несмотря на раннее утро, за столиками сидел народ, сонно попивая напитки и ковыряясь в тарелках. Лишь хозяин таверны был весел, он бодро протирал стойку и разговаривал с посетителем в черном плаще и капюшоном на голове.

— Доброе утро, леди, — мило улыбнулся мне оборотень, протирая еще раз поверхность стойки там, где я примостилась на высокий стул.

Мужчина в плаще замолчал, опустив голову еще ниже.

— Доброе, — ответила ему, тоже улыбнувшись. — Можно завтрак на две персоны?

— Конечно, через десять минут все будет. Садитесь за стол, Мэрия все принесет.

— Спасибо, — поблагодарила и украдкой взглянула на соседа справа.

Мужчина застыл как статуя, не подавая признаков жизни. Пожав плечами, спрыгнула со стула и потопала к свободному столику ближе к окну. Этот дяденька — темная личность, и я бы насторожилась или вообще сбежала, спрятавшись в комнате, если бы не была знакома с этим миром. Тут каждый пятый наемник, поэтому часто можно встретить вот таких скрытных и странных на вид людей.

Устроившись, сразу погрузилась в свои мысли, позабыв о мужчине в плаще. Со мной явно что-то творилось, ведь как объяснить мое поведение несколько минут назад? Да, Андри красив. Да, добр ко мне. Но ведь это не повод для зарождения чувств к этому ушастому эльфу?

— Ваш заказ, — прервал мои мысли женский голос, и сразу же за ним на стол начали опускаться тарелки с едой.

Я спокойно дождалась, пока Мэрия закончит выставлять завтрак, и только после ее ухода подвинула тарелку с кашей к себе. Могло ли быть так, что я влюбилась в Андри? До того как я провалилась в яму, эльф не волновал меня так, как сейчас. Неужели расставание сыграло свою роль? Или во всем виноваты его глаза?

— Что на завтрак?

Вскинув голову, внимательно посмотрела на подошедшего Андри. Его глаза опять вернули себе прежний вид, и я мысленно облегченно вздохнула. Да, не видя этих сапфиров, напряжение меня отпускает. Сразу стало легче, и я спокойно осмотрела его, оценив, что он при полном параде и уже с вещами.

— Овсянка, сэр, — ответила, сморщив нос. Никогда не любила эту кашу.

Андри усмехнулся и сел напротив, подвинув к себе другую тарелку и кружку с травяным отваром. Я больше не стала сверлить его взглядом и продолжала ковыряться ложкой в густой каше. Какое-то время сидели в молчании, каждый думая о своем. В моей голове проносились мысли с большой скоростью. Мне не нравилось, что я начинаю что-то чувствовать к Андри. Это просто неправильно, ведь люблю я Андрея. Мне много раз приходилось слышать от Вероники, что она влюбилась в того или иного парня, и всегда ее отношения длились не больше месяца. Никогда не думала, что попаду в схожую ситуацию.

Исподлобья вновь взглянула на эльфа. Он, нахмурив брови, над чем-то задумался, неохотно поглощая завтрак. Прошло каких-то несколько дней, а этот белобрысый ушастик уже запал мне в душу. Что же это за мир такой? Или это я меняюсь?

— Расскажешь? — Вопрос Андри прервал мои мысли, которые потекли в другую сторону. Если бы не пошла на вечеринку, то избежала бы всего этого…

— Прости? — встрепенулась и озадаченно посмотрела на эльфа.

— Как ты выбралась?

— Как? — тихо переспросила и со вздохом отодвинула от себя ненавистную кашу. — С помощью магии. Когда хочешь жить, на все пойдешь.

— И не встретила аспов? — с сомнением спросил Андри.

— Действовала быстро. — Я неохотно начала вспоминать тот день. — Не найдя тебя, но заметив свои вещи, быстро сообразила, что ты ушел.

При этих словах Андри сжал руку в кулак и отвернулся к окну. Помолчав немного, продолжала:

— Я понимала, что черные твари скоро придут, и покинула поляну.

— До Вирна ты шла пешком? — с беспокойством спросил он, продолжая смотреть в окно.

Туман, что стелился по брусчатке, уже осел росой и смочил каждый ее камень, как только красный диск солнца показался между крышами. Утреннее спокойствие было нарушено прохожими, которые начали сновать и ходить вдоль улицы по своим делам. Город проснулся.

— Нет, — покачала головой и улыбнулась. — Меня догнала карета, в которой сидела девушка, и именно из-за нее я оказалась в том доме.

— Зачем? — спросил он строго и заглянул в мои глаза.

Я наигранно грустно вздохнула.

— Ты меня покинул, и пришлось самой думать, как вернуться домой, — пожала плечами. — Она наняла меня, и я согласилась, а взамен попросила провожатого до сердца этого мира.

— Сердца? — переспросил он, еще больше нахмурившись. Я лишь молча кивнула, ожидая его ответа. — Хорошо, — продолжал он, немного помолчав, чтобы обдумать сказанное. — Но что той девушке было нужно?

Вот тут я скрестила руки на груди и прищурила глаза, вглядываясь в лицо эльфа. Тот, облокотившись на стол локтями, не мигая смотрел на меня.

— Отвечу после того, как ты поведаешь мне о том же. Это ведь ты убил тех голубчиков?

Эльф, услышав последнее слово, вздернул одну бровь, улыбнувшись уголками губ. Быстро одернула себя, как только поняла, что опять любуюсь его губами.

— Удивлена, что и в нашем мире есть такие отношения? — улыбнулся он шире, уходя от ответа.

— А чему ты улыбаешься? — нахохлилась я и, взмахнув рукой, предположила: — Или ты тоже из этих?

Его улыбка стала еще шире, отчего я нервно сглотнула. Неужели он гей?

— Выдохни, — усмехнулся он, расслабленно облокотившись на спинку стула, — я же говорил, что меня привлекают эльфийки.

Я действительно выдохнула, но последние слова неприятно резанули слух.

— Да, помню, — рассеянно проговорила, опустив глаза. Смотреть на него стало трудно. — Но что насчет дома?

— Я наемник, Адель, и это был заказ.

— Сразу оба? — удивленно спросила. — Кому же они помешали?

— Да, оба — согласно кивнул эльф. — А вот это уже не мое дело.

— И тебе совсем не жалко всех тех, кого ты убил?

— Жалость я потерял уже давно, и лишь некоторые могут ее вернуть.

— Дин? — спросила, вспомнив мужичка, что дал нам одежду и чудо-мази.

— Как вариант, — подумав, ответил Андри. — Но что насчет тебя? — перебил он, когда я хотела спросить о себе. Интересно, а я могу вернуть ему чувства?

— Тоже заказ, — пожала плечами, а затем похлопала по сумочке.

— И ты его выполнила? — с сомнением спросил он.

— Да, но если честно, то, если бы не ты, могла бы и не выбраться оттуда.

— О чем ты думала? — вдруг тихо прорычал он, и лишь голос выдавал злость, а лицо было каменным.

От такого вопроса даже голову вскинула, взглянув ему в глаза. Как это — о чем? И почему он злится?

— А как мне еще попасть домой?! — повысила голос. — Ты ушел, а больше я тут никого не знаю. Кто согласится мне помочь? И если начистоту, Андри, — подалась вперед, — ты же ведь не просто так меня тащишь к какому-то камню?

Эльф даже не шелохнулся и все так же сидел с непроницаемым лицом, буравя меня белым взглядом. Хочет поиграть в гляделки? Что ж, это мы умеем, вот только наши громкие голоса привлекли внимание всех, кто был в зале таверны. Стояла такая тишина, что невольно поежилась, ощущая на себе посторонние взгляды.

— Ты закончила? — кивнул Андри на тарелку с нетронутой кашей.

— Да, — ответила сухо.

Больше не сказав ни слова, эльф положил на стол деньги за завтрак и поднялся на ноги, закинув на плечо наши рюкзаки. Я последовала его примеру и тоже встала.

— Пошли, — кинул он через плечо и направился к выходу.

Покинув таверну, мы пошли вниз по улице, вливаясь в поток прохожих. Прошло каких-то полчаса, а на улице уже не протолкнуться. Однако это неудивительно, ведь в этом мире нет ни телевизоров, ни интернета, да и вообще электричества. Может, поэтому люди выходят из своих домов и занимают себя делами с самого утра.

Стараясь держаться рядом с эльфом, шла за ним, пытаясь разобраться в себе. На душе скребли кошки после нашего разговора. Почему-то чувствовала себя виноватой, что повысила голос. Я никогда не кричала на Андрея, и мы всегда решали спорные вопросы мирным путем. Так почему же сейчас я сорвалась?

— Андри, — тихо позвала, когда народу вокруг поубавилось, но, подняв голову, забыла, что хотела сказать.

Мы остановились напротив миленького одноэтажного домика с низким беленьким заборчиком. Лужайка вокруг строения была настолько зеленой, что после серой брусчатки глаза заслезились, и пришлось поморгать, прежде чем вновь посмотреть на нее. Как только все пришло в норму, смогла рассмотреть все детально, в том числе и номер дома.

— Это… — вопросительно протянула, вспомнив, где уже видела этот адрес дома.

— Совершенно верно, — ответил Андри, поняв, о чем я спрашиваю. — Адрес сдачи твоего заказа. Пойдем, хочу взглянуть на ту, что помогла тебе добраться до города. — И не дожидаясь моего ответа, пошел первым, просто перешагнув ограду.

Понаблюдав несколько секунд, как рукояти его клинков блестят золотом на солнце, поспешила за ним, только культурно воспользовалась тропинкой, не желая портить газон. Подойдя к дому, мы не успели воспользоваться дверным молотком в виде головы фантастического зверя, как дверь отворилась, и нам навстречу вышел тот самый кучер, который косился на меня с подозрением.

— Леди ждет вас, — сухо проговорил он, поглядывая недобрым взглядом на эльфа. — А вы?

— Он со мной, — ответила мужику, опередив Андри. — Веди.

Кучер или телохранитель блондинки еще раз окинул эльфа сканирующим взглядом, уделив пристальное внимание клинкам за его спиной, кивнул и вошел в дом, молча требуя идти за ним.

— Откуда ты узнал адрес? — тихо спросила, пока шли по длинному и пустому коридору.

Андри молча засунул руку во внешний карман куртки и достал листок, который мне дала блондинка. Выхватив его из руки эльфа, смяла и засунула к себе в карман.

— Чужие вещи брать нехорошо! — буркнула, вновь заводясь.

— А я и не брал. Ты выронила его ночью в комнате таверны.

Сузив глаза и поджав губы, одарила его подозрительным взглядом, но, сообразив, как себя веду, быстро остыла. Ни к чему нам сейчас ссоры.

В просторную гостиную я вошла, уже окончательно успокоившись, и сразу же встретилась взглядом со знакомой блондинкой. Только это было мимолетным приветствием, поскольку все ее внимание устремилось на Андри.

— Я вроде нанимала только одного наемника, — пропела она, лучезарно улыбнувшись, — и соответственно заплачу только одному.

— Не беспокойтесь, — холодно ответил Андри с каменным лицом, отчего я немного удивилась, ведь ожидала от него ответной улыбки. — Договор менять не будем.

Блондинка, в отличие от меня, даже не шелохнулась, сохранив на лице дружескую улыбку. Взмахнув рукой, она указала на диван напротив себя и молча дождалась, пока мы усядемся, приняв ее предложение.

— Не желаете чаю? — поинтересовалась она, сплетая пальцы рук на пышной юбке бледно-желтого платья.

Сейчас она напоминала солнышко, и хотелось улыбаться в ответ, вот только ее внимательный и острый взгляд подавлял это желание.

— Нет, спасибо, — ответила я, хоть и было интересно отведать местного чая. — Давайте лучше перейдем к сути нашего визита.

— С удовольствием, — продолжая смотреть на эльфа, произнесла она. — Я так понимаю, рубин ты достала?

— Не без труда, но да, — ответила и вынула розовый камень из сумки.

Андри вскользь взглянул на драгоценный камень и вновь поднял глаза на девушку, которая уже тянула свои ухоженные ручки ко мне. Отдала сразу, даже не думая торговаться, чтобы как можно больше выиграть с этого дела. У меня было только одно условие, но теперь есть Андри, и мои планы поменялись.

— Превосходно! — воскликнула блондинка, вертя камень в руке.

Блики от солнечных лучей из окна играючи переливались в нем, и я мысленно перенеслась во вчерашнюю ночь, где блондинистый вампир точно так же его крутил. Покачала головой, выбрасывая воспоминания. Вот что стоит забыть и не вспоминать, так это именно тех голубчиков.

— Ты точно знак судьбы, — продолжала девушка, радуясь рубину. — Правильно поступила, что тебя подобрала на тракте.

Я вздернула бровь, но промолчала. В принципе, она в чем-то права. Я была тогда в таком ужасном состоянии, что можно сказать и так — меня подобрали, накормили и довезли до города.

— Вижу, что вы довольны, — подала я голос, а как только блондинка широко улыбнулась, напомнила про свою часть сделки: — Теперь насчет…

— Да-да, — перебила она меня, махнув кучеру, что стоял в проходе все это время. — Позови Хлою.

— Подождите, — подняла вверх руку, привлекая ее внимание. — Мне больше не нужен провожатый.

— Но ведь… — недоуменно начала девушка, но я опять ее перебила:

— Все хорошо. Никто из нас не знал, что так выйдет, поэтому…

— Десять золотых, — строго проговорил Андри, перебивая меня.

Хотела стукнуть его локтем в бок, но быстро передумала, посчитав условие, выдвинутое им, правильным. Я-то вообще хотела просто так отдать рубин, но деньги нам могут пригодиться.

— Десять? — переспросила девушка и перевела взгляд с эльфа на меня. Я уверенно кивнула. — Значит, все-таки деньги, — усмехнулась она. — А я уж надеялась узнать, зачем тебе понадобилось идти в это ужасное место.

Вот оно, женское любопытство.

— Теперь уже не нужно, — пожала плечами, отказываясь говорить ей правду.

Блондинка посверлила меня немного взглядом, а затем отдала приказ кучеру-охраннику принести нам деньги и проводить до двери.

Как только мы с эльфом оказались на улице, миновав дворик с изумрудной лужайкой, облегченно выдохнула. Наконец-то я избавилась от рубина, который буквально жег меня, нагревая сумку сбоку.

— Пошли, — толкнул меня Андри в спину, таким образом попросив следовать за ним дальше.

Да, не дали мне перевести дух после сдачи заказа, как необходимо идти на встречу с другим. Вряд ли Андри сдал заказ вчера, поэтому определить, куда мы идем, не составило труда.

Быстро перебирая ногами, стараясь не отстать от беловолосого эльфа, следовала за ним, поглядывая по сторонам. Мы все дальше уходили от столицы, поэтому каждый новый город становился менее привлекательным. Здесь были такие же красочные лавочки, уличные таверны (про себя называла их кафе), прохожие в дорогих и нарядных костюмах, но вот темных личностей стало куда больше. Иногда казалось, что все, кто шел, спрятав лицо под капюшоном, провожали меня хищными взглядами. Паранойя это или нет, но между лопатками у меня чесалось каждый раз, стоило только кому-то в плаще пройти мимо нас.

— Стой тут, — строго сказал Андри, когда мы остановились возле обычного двухэтажного серого дома без лужайки. Такие каменные строения, которые стояли почти вплотную друг к другу, тянулись вдоль улиц до самого конца, пока постепенно не редели и не уступали место складам или усадьбам. Но не удивлюсь, что если отойти от столицы еще дальше, будут по пути попадаться только деревни.

— Почему мне нельзя с тобой? — спросила, нахмурившись. Мне не прельщало стоять и ловить на себе и дальше странные взгляды. Было ощущение, что все в этом городе знают, кто я.

— Там ждут меня вампиры, Адель, — спокойно пояснил он.

Проникшись сказанным, согласно кивнула и привалилась спиной к стене дома, сложив руки на груди. Удовлетворившись моим поведением, эльф скрылся за дверью, оставив меня одну. Какое-то время пугливо бросала взгляды по сторонам. И вот как интересно получается: пока была одна, мне было все равно, а как появился Андри, так возникло постоянное ощущение опасности. Но уже через несколько минут расслабилась, убедившись, что другим тоже наплевать на меня, а смотрят они лишь из-за любопытства.

Солнце поднялось уже высоко, время шло к обеду. Без возможности глянуть в мобильный телефон, чтобы узнать, сколько уже отсутствует эльф, я переминалась с ноги на ногу, подумывая и вовсе присесть на теплую брусчатку. Ожидание всегда утомительно, а уж на солнцепеке тем более.

Лениво оглядывая прохожих, остановилась взглядом на маленькой девочке-оборотне, что манила рукой к себе, стоя за углом дома, на стену которого я привалилась. Девочка была настолько милой в своем платьице цвета топленого молока, что решила подойти к ней и узнать, что она хочет. Все равно Андри еще долго может проторчать у вампиров, торгуясь, а я хоть ноги разомну.

Мне оставался до нее всего лишь шаг, как маленький ангелочек скрылся за углом, заразительно улыбнувшись. В прятки хочет поиграть? Предвкушая, как поймаю эту малявку и защекочу, свернула за угол вслед за ней и замерла на месте, увидев ее на руках того самого мужчины в плаще, что сидел в таверне «Лютик».

Девочка мило улыбалась ему, преданно заглядывая под капюшон. Желая отобрать ее у мужчины, хотела сделать шаг, не думая о последствиях, как вдруг поняла, что пошевелиться не могу. Будто меня оплели нити и держали на месте — дернуться получается, а вот сделать полноценный шаг никак не выходит.

— Тебе стоит радоваться и улыбаться мне, как вот эта юная леди, — проговорил низким приятным голосом мужчина, заправив русый кудрявый локон девочке за ушко. — После нескольких неудач я решил лично тебя поймать. И знаешь, — он перевел взгляд на меня, но из-за капюшона не было видно лица, — мне это принесло даже удовольствие.

После его слов я дернулась, вспомнив этот голос. Не может быть!

— Люцис? — с трудом произнесла внезапно охрипшим голосом.

— Очень приятно знать, что тебя помнят. — Он рассмеялся и поставил девочку на ноги. — Хотя нашу встречу забыть нельзя.

Вампир прикоснулся к своей голове, вновь рассмеявшись грудным смехом. У меня же от его голоса зачесался шрам на шее.

— Освободи девочку от гипноза, — со злобой прошипела, стараясь скинуть и с себя его умение подчинять людей.

— Как прикажет моя леди, — с усмешкой проговорил он, и девочка пошатнулась, оседая на брусчатку. — Она мне не нужна, а вот ты…

— Все мечтаешь выпить мою кровь? — съехидничала, чтобы продлить разговор. Я надеялась, что вот-вот из-за угла покажется Андри.

— Я бы с удовольствием, но условие я уже выполнил, перекусив другой.

— Тогда зачем тебе я? — прорычала, сообразив, что еще одна несчастная умерла от клыков вампира.

Он пожал плечами и медленно, скользящей походкой начал двигаться в мою сторону.

— Ты не похожа на других, и это возбуждает.

— Меня не привлекает участь рабыни для сексуальных утех, — фыркнула я и вновь подергалась в невидимых путах, но все было бесполезно — удерживали они основательно.

— Не старайся, — послышалось над ухом, и, вскинув голову, сразу встретилась с рубиновым взглядом. — На этот раз я не выпущу тебя из своих оков, — произнес он нежно и провел невесомо пальцами от моей скулы к губам, чтобы затем нажать на нижнюю, заставляя меня приоткрыть рот.

Задержав дыхание, я смотрела в его красивое лицо, вспоминая нашу встречу. Возбуждения от его прикосновений я не испытывала, а вот страх рос с каждым ударом моего сердца все больше, захватывая меня в плен. Бежать! Нужно бежать! И мне даже удалось пошевелить ногой, как только Люцис зарылся пальцами в мои волосы, не выпуская меня из плена кровавых глаз, вот только было слишком поздно. Мои мысли заволок черный туман, и я провалилась в темноту, напоследок почувствовав, как вампир поднял меня на руки. Чертов гипноз!


ГЛАВА 17

Я резко распахнула глаза, как будто просто моргнула. Не было ни головной боли, ни недомогания, а лишь шок и недоумение — где я? Слабый и теплый ветерок ласкал мое лицо, а легкие наполнялись свежим и немного сырым, с горьким привкусом дыма воздухом. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что я смотрю в черное небо, усыпанное миллиардами звезд.

— Да что ты говоришь? — раздался недоверчивый, но с нотками веселья голос.

— Собственными ушами слышал! — ответил утвердительно бас.

С легкостью усевшись, посмотрела в сторону шума и удивленно замерла, увидев костер, вокруг которого расположились мужчины и жарили тушку какого-то животного.

— Не преувеличивай! — вступил в разговор другой верзила, плеснув себе в кружку жидкости из стеклянной пузатой бутылки.

— Да руку дам на отсечение! Безусловная магия существует!

— Это все бабкины сказки, — отмахнулся первый говорящий и заржал как конь, посмотрев на того, кто говорил про магию. Тот скривился от ярости, что ему не верят.

— Март, успокойся, — толкнул ржущего в бок сосед, — хозяина разбудишь.

Повисла тишина, и все четверо повернули головы в одну сторону. Я тоже взглянула туда и сглотнула. Люцис сидел на спальном мешке, облокотившись на дерево. Его глаза были прикрыты, но я была уверена, что вампир не спит. Сглотнув ком в горле, осмотрелась. Оказывается, я лежала тоже на спальном мешке, только под открытым небом. Попытавшись встать, добилась только того, что перевернулась на бок, привлекая внимание мужиков.

— Вот сейчас мы и проверим, — с ухмылкой-оскалом сказал неверующий и пошел ко мне.

Я начала уползать от него, как червяк, поняв, что только верхняя часть мне подчиняется. Видимо, Люцис все еще держит меня под гипнозом и боится моего побега.

— Стой, малявка, — поймал он меня за щиколотку и подтащил к себе. — Нам лишь проверить надо.

— Давай тащи ее к нам, — рассмеялись другие, позабыв о Люцисе.

— Отпусти меня! — воскликнула, барабаня кулаками по его спине, когда он закинул меня на плечо. Шлепок по пятой точке заставил меня замолчать. Это было унизительно, но благоразумно перестала дергаться, чтобы не повторился удар на потеху его дружкам.

— Ну-с… — На меня уставились все четверо, как только усадили на пенек. — Покажи нам.

Я в недоумении переводила взгляд с одного мужика на другого.

— Я же говорил — все это враки! — сплюнул тот, что меня сюда приволок.

— Погодь, — шикнул на него сосед и вновь взглянул на меня: — Показывай.

— Что? — спросила, втянув голову в плечи.

— Ключи к дарам Фэйла.

— Ключи? — переспросила, удивляясь, зачем им это. Разве они не знают, что за этим последует?

— Да! — яростно воскликнул верзила, сжав кулаки от нетерпения. — Мы хотим увидеть безусловную магию!

— Безусловную? — как попугай повторила за ним, после чего он схватил меня за горло и прошипел в лицо:

— Не зли меня, девчонка! До нас дошли слухи, что некая особа владеет безусловной магией. По описанию ты очень похожа на нее.

— Тише, Март. Задушишь же, — вмешался его приятель, положив руку ему на плечо.

Но верзила даже и не думал меня отпускать, а еще больше сжал мое горло, перекрывая доступ кислорода. Да что же это такое?! Уже который раз пытаются меня задушить! Кончики пальцев начало покалывать, но упорно сдерживала магию. Что-то мне подсказывало, что эти уроды не смогут справиться с аспами. Нет, мне их не жалко, но расправившись с ними, псы примутся за меня, поэтому нельзя выпускать магию.

— Достаточно! — бесцветным голосом приказал вампир, когда перед моими глазами уже начали плясать черные мушки.

Мужик разжал мозолистые пальцы, и я свалилась с пенька, хватая ртом воздух. Ну вот, только от синяков избавилась!

— Хозяин, мы вам помешали?

Люцис окинул всех злым взглядом, особое внимание уделив моему несостоявшемуся убийце.

— Я вам говорил не лезть к девушке?

— Но хозяин… — пролепетал под кровавым взглядом Март, вжав свою лысую голову в квадратные плечи.

Я, кое-как придя в себя, поползла от костра, мечтая оказаться как можно дальше отсюда, но путь мне перегородили сапоги. Взглянув вверх, поморщилась, увидев недовольное лицо Люциса.

— Далеко собралась?

— От тебя подальше, — выплюнула, не скрывая отвращения.

Вампир хмыкнул и резко вздернул меня вверх за шкирку. Из-за неспособности держаться на ногах вцепилась руками в его куртку, повиснув на нем.

— Не терпится раздеть меня? — последовал ехидный комментарий, и меня обняли за талию, прижав к твердой груди.

— Только если для того, чтобы ты замерз или тебя покусали комары. Быть может, тогда поймешь, каково это, когда у тебя пьют кровь, — прошипела ему в лицо, на что он лишь вздернул черную бровь.

— Знаешь, я рад, что не убил тебя тогда. — Его губы растянулись в улыбке, преображая лицо еще больше. Нельзя быть таким красивым.

Сморщив нос, отвернулась. Подумаешь, услугу сделал — не убил. Если вспомнить все детали, то это я его пожалела и не добила!

Люцис вздохнул, опаляя мою щеку горячим дыханием, и вновь бесцветным голосом обратился к своей охране:

— Скажите ей спасибо, что пожалела вас и не использовала ключи.

Мужики недоуменно перевели взгляд на меня.

— Ты это о чем? — спросила я, все еще цепляясь за его куртку. Мне было тоже интересно узнать, о чем они говорят.

— Ты владеешь безусловной магией, — пояснил Люцис, смягчив интонацию. — Магией, которая не имеет условий, но опасна в первую очередь для самого носителя ключей. Но находиться с тобой рядом тоже смертельно, если вздумаешь воспользоваться ключами.

— Безусловная магия, — нахмурив брови, тихо повторила его слова. — Но почему я?

Люцис пожал плечами и подхватил меня на руки, чтобы затем вместе со мной опуститься на его мешок. Расположив меня на своих коленях, он нежно прижал к себе, положив подбородок мне на макушку. Такое его поведение настораживало. Неприятно было чувствовать себя безвольной.

— Почему пришлым из другого мира даруются ключи, никто не знает. До тебя уже были такие же, как ты, но долго они не прожили. Фэйл избавляется от сорняков.

После его слов почувствовала себя каким-то вирусом в системе компьютера.

— Но безусловная магия все же существует? — осмелился Март подать голос.

— Существует, — снизошел до ответа Люцис, — и живое доказательство перед вами. Но испытывать не стоит — если, конечно, вам жизнь дорога.

Мужики замолчали и отвернулись к костру. Спустя несколько минут они вновь заговорили на отвлеченные темы, позабыв о нас.

Сидеть на коленях у вампира было неловко и, говоря откровенно, противно. Чувствовала себя отвратительно, ощущая его руки у себя на талии, а горячее дыхание на макушке. Его сердце ровно билось в груди под моим ухом, и если бы я не любила другого человека, эта ситуация показалась бы милой и романтичной. Поведение Люциса изменилось, и если начистоту, то прежним он мне нравился больше.

— Зачем я тебе? — тихо спросила, решив опровергнуть свои же слова. А вдруг он меня решил просто удержать до следующего исполнения условия?

— В любовь с первого взгляда уже не веришь? — В голосе послышались веселые нотки.

— Ты же уже не маленький, чтобы так говорить.

— Смотрю, романтика на тебя не действует, — усмехнулся вампир, а затем уже серьезно сказал: — Людей я увидел впервые в пять лет, когда пришло время платить за магию.

Я вздрогнула, представив маленького мальчика, которому говорят, что теперь нужно убивать людей, если хочешь жить.

— Это всегда были только девушки. Безвольные куклы, которым все равно, что с ними делают.

— Ты так говоришь, будто не желал их убивать, — съехидничала я.

— Поначалу да, но с возрастом я становился все более равнодушным, и мне было уже все равно, ведь управлять магией — это сила. — Я фыркнула, на что он рассмеялся и прижал меня к себе еще крепче. — А затем мой мир перевернулся, когда ты вошла в зал. Я даже не сразу смог заговорить, только глядел на тебя.

— Похоже, ты сделал мне одолжение, ведь другие отказались от меня, посчитав старой, — с иронией сказала, вспомнив, как все воротили носы.

— Они не видели того сияния, что видел я.

Я опять фыркнула, закатив глаза.

— К чему все эти слова? Ты хотел выпить мою кровь, убить. Так что же изменилось?

Освободившись, смогла отстраниться и заглянуть в его кровавые глаза.

— Не спорю. Твоя кровь как хорошее вино, и я не сдержался, укусив тебя. Но куда слаще был твой страстный поцелуй. Если бы не сбежала, ты бы поняла, что убивать я тебя не собирался.

Я приподняла бровь, глядя в серьезные глаза вампира. С каждой секундой мне хотелось рассмеяться в голос, слушая все эти слова. Слишком много в них было патоки.

— Не заливайся соловьем, — перебила его, вспоминая Андрея. Вот от чьих слов я бы растаяла на месте и крикнула: «Ваня, я ваша навеки!»

Лицо Люциса сразу же изменилось. Черты заострились и стали хищными.

— Твой эльф тебя не спасет, и советую забыть о нем.

— Да я… — ошеломленно начала, но и тут мне не дали договорить.

— Ты вообще понимаешь, с кем связалась? — Увидев мое недоумение, Люцис ехидно усмехнулся и огорошил: — Если я правильно понял, он тебя использует ради мести.

Моргнув и совладав с первым порывом воскликнуть «я не верю!», выпалила на одном дыхании:

— Думаешь, теперь начну умолять тебя спрятать меня от него?

Мне с самого начала было понятно, что Андри не просто так меня куда-то ведет. Пускай ради мести или чего-то еще, но я смогла прочесть в его белых глазах то, что это действительно единственный вариант выбраться из этого мира, а уж каким путем, не имеет значения.

Люцис чрезвычайно удивился моим словам. Даже хватку ослабил, отчего я смогла сползти с его колен.

— Так ты знала? — не скрывая удивления, спросил он.

— А чему удивляешься? — не стала отвечать, задав встречный вопрос, поскольку многое мне еще не известно, и что имел в виду вампир, непонятно. — Мне терять нечего, и пойду на все, лишь бы покинуть ваш мир.

— Если тебе дарованы ключи, то это еще не значит, что ты сможешь пойти против условия. Ты попала сюда, и обратно дороги нет, — прошипел Люцис, подчеркивая вампирскую манеру разговора, и потянулся ко мне.

Изловчившись, смогла резко перевернуться и не попасться в его загребущие руки. Находиться в его объятиях мне больше не хотелось, поэтому как можно быстрее отползла от него, желая оказаться как можно дальше. Мужики возле костра замолчали и с интересом наблюдали за нами.

— Да мне плевать на условия! — воскликнула, задыхаясь.

— Не тебе менять правила, — с раздражением ответил он, все-таки схватив меня за ногу.

Как я ни брыкалась, скрутил он меня быстро и сжал мое лицо ладонями, заставив посмотреть ему в глаза. В кровавый плен я попала сразу же. Тело предательски задрожало, сопротивляясь. Я чувствовала, как с каждой секундой оно изменяет мне и подчиняется воле вампира. Это страшно — ощущать все, но не иметь силы сделать что-либо.

— Так ее, хозяин, — послышался смех рядом, и я окончательно потеряла возможность действовать самостоятельно.

Люцис победно улыбнулся и встал на ноги, подняв и меня.

— Мне стоит тяжких трудов пробиться в твой разум, — прошептал он мне на ухо, невесомо касаясь его горячими губами.

Мужики ликовали и хлопали, а я же скрипнула зубами, не в силах пошевельнуться.

— А как же романтика? — хотела сказать спокойно, но яд не удалось скрыть.

— Ты сама дала понять, что не из таких, — усмехнулся он и скользнул руками по моей талии. — Но если будешь хорошо себя вести, обещаю, будет тебе романтика.

— И не надейся, — дернулась, ударив его плечом в грудь.

В ответ губы на красивом аристократическом лице растянулись в широкой улыбке. Не успела я сделать еще что-либо, как мне приподняли лицо за подбородок и впились в губы жестким поцелуем. Овации со стороны костра набирали обороты, а выкрик «так ее!» стал последним для моих натянутых нервов.

Все можно понять — злобу, крики и обвинения, но лезть в личное пространство без спросу и делать своей марионеткой — это непозволительно! Какая тут любовь с первого взгляда? Так — игрушка, которую выбросят, как надоест. Что-то новое и необычное всегда привлекает и интересует, но я живой человек и такого отношения не потерплю!

Сдерживать магию больше не видела смысла. Чувства отвращения и злобы переполняли, заставляя мои руки гореть уже полностью.

— Берегись! — вдруг завопил один верзила, и костер вспыхнул огненным столбом, опаляющей волной разбрасывая охранников вампира в разные стороны. Нас же она не тронула из-за воздушного щита.

Мысль, что оборотни, скорей всего, не выжили, царапнула по совести самую малость. Отношение этого мира меня изрядно измучило и не осталось сил на жалость и сожаление.

— Что ты делаешь? — Злой рык вампира был заглушен ревом огня, что проскользнул между нами, отделившись от костра, который поднимался высоко в небо.

Все вокруг озаряло пламя, и было светло как днем. Я не обращала ни на что внимания, даже на то, что кончики пальцев одной руки касались белой пентаграммы, а другой — красной. В данный момент я со злостью смотрела только на вампира. Смотрела в его кровавые глаза, видя в них отражение языков пламени.

— Что бы ты ни говорил, но быть твоей пассией не собираюсь. Мое сердце и тело принадлежат совсем другому человеку!

— Ты хотела сказать, эльфу? — едко подметил Люцис, как только затушил последний огонек. — Не хочу тебя огорчать, но от меня ты дождешься внимания быстрее, чем от бездушного эльфа. Да и жить с убийцей и постоянно ждать удара ножа в спину — разве этого ты желаешь?

— Тебя не касается, чего я желаю! — Я сжала кулак, и огонь в костре взревел еще больше.

— Прими это, Адель. Я — лучший вариант для тебя, — проникновенно проговорил вампир и взмахнул рукой, после чего огонь стих и принял вид обычного костра.

— Принять? — с трудом произнесла я.

Прикрыв глаза, тряхнула головой. Мое тело было вновь мне подвластно, но вот морально я была нестабильна. Все, что накопилось за эти дни, — боль, унижение, страх — требовало выхода. Но я никогда не позволяла истерике завладеть собой. Устала на работе? Достало окружение? Достаточно поплакать несколько минут стоя под душем, и все как рукой снимет. У каждого бывают моменты слабости, но ее нельзя показывать другим. Вот только что делать, если ты убил кого-то? Как жить дальше с этим? В моем мире это самый страшный грех, и тебе постоянно будут об этом напоминать. Минута слабости тут уже не поможет. Смогу ли я это принять и жить, тая в себе этот грех?

— Да, Адель, принять, — прервал мои размышления Люцис и сделал ко мне шаг.

Оглянувшись, увидела обугленные тела охранников, разбросанных по поляне. Тошнотворный запах гари поднимался над землей.

Легкое прикосновение к щеке заставило дернуться, но я осталась на месте. Вскинув голову, встретилась с кровавым взглядом и в который раз повторила себе, что это другой мир. Если раньше я не желала никому смерти, то сейчас, после пережитого, эти оборотни показались мне не достойными жизни. Но это были всего лишь мысли. Неужели стоит мне разозлиться, и может случиться непоправимое? Несчастный случай или… Черт, во всем виновата магия!

— Я убила их, — прохрипела, стараясь унять жар своих трясущихся рук.

Люцис пожал плечами:

— Они всего лишь наемники. Одним больше, одним меньше.

— Всего лишь? — повторила, нахмурив брови. — Андри тоже наемник, но ему я смерти не желаю.

Рука вампира скользнула со щеки и переместилась на шею, сдавив ее.

— А придется. Не ты его, так он тебя! — прошипел он мне в лицо, подтянув к себе.

Испугавшись, уперлась рукой с белой пентаграммой ему в грудь и толкнула, стараясь освободиться. Кто же знал, что толчок не просто отстранит вампира от меня, но и отбросит к противоположной стороне поляны, чуть не свернув мне шею. Костер на миг потух от ветра, но тут же вновь вспыхнул, не желая просто так сдаваться.

Потеряв равновесие, плюхнулась на пятую точку, схватившись за саднящее место на шее, которую пару секунд назад сдавливал вампир. Отстранив руку и посмотрев на нее, увидела кровь. Люцис оставил после себя кровавый след на моей шее. Видимо, это уже традиция — не зубами, так ногтями.

Не осмелившись из-за боли больше притрагиваться к шее, постаралась в темноте увидеть вампира. Костер освещал лишь то место, где находилась я, а там, куда отбросило Люциса, было темно.

Проверять, жив ли он, не рискнула, но еще страшнее было оставаться здесь и дожидаться аспов. Встав на дрожащие ноги, потопала в неведомом направлении, лишь бы подальше отсюда. Шаг, еще один… И вот земля как будто ожила, обхватывая мои ноги, отчего повалилась вперед, успев вытянуть руки.

— Я согласен тебя пожалеть, если будешь встречать меня дома именно в такой позе, — послышался сзади низкий шипящий голос.

Проглотив едкое высказывание, села и начала отгребать землю, но не тут-то было. Земля вновь и вновь лезла на ноги, твердея с каждым разом все больше.

— Не только ты умеешь пользоваться дарами Файла, — усмехнулся Люцис, плавно двигаясь в мою сторону. — Ради нее я убиваю девушек из твоего мира. И знаешь, это того стоит, ведь сила и власть помогают исполнить все твои прихоти. Так что скажешь?

— Пошел к черту! — от души пожелала я, показывая ему средний палец, испачканный в земле.

Вампир замер, приподняв брови. Было видно, что ему не каждый день показывают столь вопиющий жест, но он просто достал, ей-богу!

— Я так понял, это значит — нет? — после секундной заминки сказал он и направил на меня руку, в которой горел фаербол. — Я слишком много времени потратил на тебя, но не скажу, что все зря. Порой бывает очень скучно. Ты же была как глоток свежего воздуха. Жаль, что не понимаешь всю суть происходящего. Тебе не вернуться в твой мир, а без поддержки ты сгинешь в этом. Эльф тебе не поможет, ведь он сам сгубил свою жизнь.

— Откуда ты это знаешь? — крикнула, перебивая его монолог. Земля втянула в себя не только мои ноги, но и руки, отчего мне оставалось только слушать или спрашивать.

— У меня везде есть уши и глаза, милая, — усмехнулся вампир, напоминая мне психа из фильма ужасов, глаза которого горят сумасшедшим огнем жажды власти. Его черные всклоченные волосы разметались по плечам после падения.

— И ради чего все это? — усмехнулась ему в ответ, но на самом деле просто хотела скрыть дрожь. Губы предательски дрожали. — Зачем ты послал за мной своих прихвостней, а затем и сам отыскал, говоря о любви? Сообщаешь, что Андри враг, а после всех любезностей сам хочешь убить меня? — В конце почти кричала, чтобы выплеснуть весь накопившийся ужас.

— Все очень просто. — Вампир подбросил огненный шар, делая его еще больше. — После того как ты меня вырубила, Фэйл заговорил со мной и пообещал снять с меня условия, если я избавлюсь от тебя. Мне не был назначен срок, поэтому я сначала хотел поиграть с тобой, ведь ты мне показалась страстной девушкой, но, видимо, чем быстрее я от тебя избавлюсь, тем лучше.

Налюбовавшись моим страхом, он быстро выкинул руку вперед, направив фаербол прямо мне в грудь, но в последний момент в его предплечье вцепилась внезапно появившаяся птица, и огненный шар полетел вверх. Недолгий миг, и он взорвался в черном небе.

Ругань Люциса и его попытки оторвать от себя разъяренную птицу помогли мне выйти из шока.

Было забавно наблюдать, как вампир трясет рукой, а коричневый ястреб ни в какую не хочет оставить его в покое, успевая кусать загнутым клювом везде, куда успевал дотянуться.

Пока они сражались, земля стала рыхлой, и я смогла выбраться, не щадя своих пальцев. Сохраняют ли оборотни ясность ума в животном облике — неизвестно, но совпадение ли, что этого ястреба я знаю?

Быстро вскочив на ноги, лихорадочно соображала, как помочь принцу и избавиться от вампира. Убивать его не хотелось, ведь и так уже на мне висит огромный грех. Что же прикажете делать?

Но все решилось само собой.

Ястреб отлетел от вампира и затерялся в высокой темной траве, не подавая признаков жизни после удара. Лицо Люциса застыло в маске гнева, а глаза загорелись дьявольским огнем. Не мешкая, он вскинул руки и создал новый фаербол, гораздо больше предыдущего. Не успела я моргнуть, как заряд полетел в меня, но на этот раз мои руки были свободными.

Покалывание в кончиках пальцев и чувство мощи возникли одновременно, и я повторила жест вампира, только укрывая себя огромной алой пентаграммой. В момент удара я успела сгруппироваться, приготовившись к отдаче, которая отбросила на несколько метров, расколов пентаграмму на мелкие осколки, но не причинив мне вреда. Куда важнее было то, что огненный шар отскочил и с огромной скоростью полетел обратно в Люциса, отбрасывая вампира назад и поглощая его полностью.

Вампир сгорел в полете, так и не коснувшись земли. Все резко стихло, и даже костер решил закончить танец огня, давая право ночной тьме укрыть своим полотном всю поляну.

Несколько секунд бездумно смотрела на то место, где только что стоял вампир. Я этого абсолютно не хотела, но вернуть назад уже ничего нельзя. Люцис погиб от своей же магии, поэтому смогла спокойно принять еще одну смерть.

Обессиленно растянулась на прохладной траве, смотря на звезды. Не хотелось ни о чем думать, просто лежать и знать, что все позади, но… Всегда есть это «но».

Стиснув челюсти и не обращая внимания на боль в суставах и на саднящую шею, поднялась на ноги и направилась на поиски ястреба. В темноте было трудно найти темную птицу, но по шороху удалось это быстро сделать. Принц в облике ястреба был жив и цел, просто немного контужен. Он вертел головой и хлопал крыльями. Моим рукам он не был рад и живо ускакал в сторону, чем вызывал сомнения в его разумности. Чем он руководствовался, нападая на Люциса, не знаю, но сейчас он вел себя как обычная птица. Пришлось снять куртку и ловить его таким способом, — ведь сюда могут прийти хищники и растерзать его.

Как я бегала по поляне за неугомонной птицей, еще то зрелище, но мне все же удалось его поймать и спеленать, как маленького ребенка, несмотря на попытки меня укусить.

— Что же вы, — погрозила ему пальцем, усевшись на траву подальше от обугленных тел, — принцам не положено кусаться.

Ястреб на мои слова лишь вертел головой и иногда издавал писк. Только через некоторое время я поняла, что он не видит в темноте.

— Так ты летел на свет, а не спасал меня? — погладила его по головке, когда он успокоился. — Глупый, это же был огонь, и ты мог погибнуть.

Птица попыталась опять меня укусить за палец, но потерпела неудачу. Вскоре ястреб совсем успокоился, закрыв глаза. Видимо, пригрелся и уснул. Ничего, необходимо только дожить до утра, а там выпущу его. Но не успела я об этом подумать, как на другой стороне поляны раздался низкий рев, который заставил меня вскочить на ноги.

Мне с трудом удалось рассмотреть в темноте два черных силуэта. Лишь благодаря янтарным глазам, которые немного светились в темноте, можно было понять, кто мягко и бесшумно ступал по траве в нашу с принцем сторону. Низкий утробный рык разносился по поляне и создавал иллюзию окружения и безвыходной ситуации. Не зная, как быть — ведь совершенно одна, а птица мне не помощник, — попятилась назад, чтобы потом резко развернуться и стартовать с низкого старта. Умом я понимала, что бежать от псов бесполезно, но просто стоять и ждать своей смерти тоже было безумием.

Лес кончился неожиданно, сменился широким полем с высокой травой. Бежать по нему было трудно и страшно, ведь аспы затерялись в траве и угадать, где они, было невозможно.

Выскочив на пыльный тракт, резко затормозила, увидев черного пса на противоположной его стороне. Облако пыли под моими ногами взметнулось вверх, и не успела я что-либо предпринять, как сзади на меня прыгнул асп и повалил на дорогу. Ястреб, завернутый в куртку, вылетел из моих рук и упал в двух шагах. Тревожно хлопая крыльями и издавая резкие крики, он смог выбраться и спрятаться в траве. Отметив его побег краем глаза, мысленно обрадовалась, что хотя бы он спасется. Рычание, раздавшееся над моей головой, сулило мне совсем другое, поэтому, дрожа, мысленно попрощалась со всеми и приготовилась к смерти.

Больше всего я боялась боли и желала, чтобы все закончилось быстро. Я проиграла этому миру, и было обидно, что, пройдя через столько всего интересного, опасного и порой жестокого, буду просто растерзана псами. Да лучше бы тот же дракон меня съел! В этом случае моя смерть была бы достойна жанра фэнтези, которое я считала бредом. Ника могла бы позавидовать…

Плечо обожгла боль, и я закричала, не в силах терпеть. Асп вонзил свои острые зубы и сжал челюсти, намереваясь потрясти головой, чтобы оторвать от меня кусок, но был резко отброшен в сторону, и я вновь закричала, хватаясь за плечо.

Из-за слез, застилающих глаза, не сразу удалось увидеть своего спасителя. Борясь с дрожью во всем теле, отползла подальше от места сражения и уже оттуда стала наблюдать за псами и белым конем. Да, это был именно конь, только с хвостом, как у льва, и длинным рогом на лбу. Мощные копыта топтали аспов, которые не успевали отпрыгнуть от стремительных ударов коня. Но я знала, что таким образом их не убить. Как бы чудо-конь ни старался, а они, словно черный туман, возникали вновь и вновь, пытаясь укусить моего спасителя.

— Адель?! — Знакомый голос заставил сердце забиться быстрее.

Забыв про боль и страх, рванулась к эльфу, силуэт которого мелькнул за фигурами псов. Уже почти добежала, как вдруг один из аспов возник буквально из-под земли на моем пути и приготовился к прыжку, чтобы оборвать мою жизнь. Взмах клинка был подобен белому лучу и рассек тьму пополам. Не успела я зажмуриться, чтобы не видеть смерти пса, как он уже был мертв, а над ним возвышался разъяренный Андри, уставившийся на меня немигающим белым взглядом. Свет от клинков отражался в его глазах, и я застыла на месте, страшась его хищного вида. «Белый дьявол», — проскользнула мысль в голове. Я сделала шаг назад и зажмурилась, как только Андри метнул один из клинков в меня.

Вот так, доверишься эльфу, а он в тебя клинком… Видимо, надоела, вот и пришел лично убить, раз столько сил на меня потрачено. Но все мысли прекратили свое существование, стоило второму аспу упасть возле моих ног с клинком в груди. Пес подергался еще немного, цепляясь за жизнь, а затем затих, закатив янтарные глаза и вывалив язык из пасти с острыми клыками.

Несколько секунд стояла и смотрела на него не дыша. За эту ночь я уже столько раз себя похоронила, что готова была умереть прямо сейчас — просто свалившись от потрясений, но продолжала стоять и наблюдать, как гаснет сияние лезвия клинка. И откуда у меня столько сил? Боюсь представить, сколько теперь седых волос украшают мою голову.

Наверное, я бы так и дальше стояла, если бы в мое здоровое плечо не ткнулся носом конь, выводя меня из шокового состояния. Сделав глубокий вдох, подняла на него глаза и чуть не наткнулась на рог, успев вовремя повернуть голову.

— Адель! — Злой, с рычащими нотками голос Андри заставил меня посмотреть на него.

Я слабо улыбнулась, отталкивая морду коня. Рану в плече жутко тянуло и щипало, но я не сводила глаз с рассерженного эльфа.

— Привет, — виновато проговорила, ожидая в ответ гневной тирады, ведь опять пропала и заставила его волноваться.

Продолжая смотреть на меня не мигая, Андри убрал второй клинок в ножны за спиной и глубоко вздохнул. Вокруг стояла ночная тишина, разбавленная стрекотом кузнечиков. Белый конь наконец-то отстал от меня и уделил внимание траве, с аппетитом ее пощипывая. Мне хотелось рассмотреть его как следует, но взгляд приклеился к Андри.

— Адель, — выдавил он из себя устало, запустив пятерню в волосы, — ты вторая, кто сумел меня вывести из себя. — Я опустила плечи и голову, как бы каясь, и вздрогнула, когда он с каким-то отчаянием воскликнул: — Я купил единорога, Адель!

Не понимая, сначала взглянула на него, а затем перевела взгляд на копя. Тот, услышав, что о нем говорят, поднял голову. Так называемый единорог воспринял меня радушно. Даже головой помотал, красуясь длинной белой гривой, что рассыпалась, словно шелк.

— Он восхитительный, — хрипло ответила, стараясь разрядить обстановку, но не понимая, при чем тут конь.

Андри вздохнул еще раз и быстро подошел ко мне. Обхватив мое лицо горячими ладонями, заставил меня посмотреть ему в глаза. Белая оболочка начала растворяться, и хватило несколько секунд, чтобы на меня смотрели самые красивые глаза-сапфиры. Даже боль отступила на второй план, уступая место моему восхищению. Какой единорог, когда видишь белое мерцание в чистой синеве!

— Я готов тебя сам убить, только бы не испытывать раздирающих душу чувств ответственности и потери, — тихо и проникновенно проговорил он, не выпуская и сжимая еще сильнее мое лицо.

— Но не убил же, когда был шанс, — пробубнила я.

— Если бы убил, мучился бы из-за нарушенного обещания.

— А ты у нас такой правильный? — хотела усмехнуться, но сжатые губы этого не позволили. — Наемник с заботливой душой.

— А ты ходячая катастрофа, — наконец-то улыбнулся он и заключил в свои объятия.

Единорог одобрительно фыркнул, и мы так и застыли, наслаждаясь спокойствием. Было приятно ощущать его тепло и надежность, и я бы так и стояла, только в какой-то момент поняла, что перестала ощущать левую руку, а перед глазами все поплыло.

— Адель? — обеспокоенно спросил Андри, почувствовав, как я без сил валюсь с ног. — Что с тобой?


ГЛАВА 18

— Мне плохо, — не стала скрывать, еле шевеля губами. Сердце стучало через раз, и в момент его затишья хватала ртом воздух, в надежде запустить его заново.

Эльф быстро начал меня осматривать, а найдя причину кровопотери, не церемонясь, разорвал рубаху и на секунду замер. Да, зрелище было еще то… Рука полностью посинела, покрывшись темно-синими венами. Со следующим приступом, когда уже думала — все, сердце перестало биться, Андри подхватил меня на руки и свистнул единорогу.

Белоснежный друг отреагировал сразу и послушно приблизился к нам. Изловчившись, Андри вытащил клинок из трупа аспа, убрал его в ножны и смог взобраться в седло со мной на руках. Все это я запомнила плохо, и точно сказать, как у него это получилось, не могу, поскольку приступы следовали один за другим, и я цеплялась за жизнь, глубоко дыша.

— Потерпи, — прижав к себе крепко, сквозь зубы проговорил Андри и вновь свистнул, дав команду единорогу поторопиться.

В тот же миг все расплылось перед глазами, а в ушах засвистел ветер, из-за чего не было слышно даже собственного дыхания. Это немного помогло ускорить сердцебиение. Я вцепилась в куртку Андри мертвой хваткой и не отпускала до самого конца, пока единорог не перешел на медленный бег. Тряски не было, и меня поражала плавная поступь коня, как будто качаешься на волнах, а не трясешься в седле.

Поле сменилось лесом, и в этом не было ничего необычного, если бы не одно «но» — я увидела между деревьями красный диск солнца.

— Андри, — прохрипела, привлекая внимание эльфа, и потянула за ворот его куртки.

До этого что-то рассматривая в противоположной стороне, Андри перевел синий обеспокоенный взгляд на меня.

— Ночь, — вновь прохрипела я, а сглотнув ком в горле, смогла закончить фразу: — Только что была ночь, а уже рассвет.

— Ты умираешь, а тебя интересуют такие простые вещи, — грустно улыбнулся он, а в следующий момент плавно спрыгнул с единорога и понес меня куда-то вглубь леса.

— Умираю? — шепнула я, а затем глубоко вдохнула, ощутив в груди пустоту.

— Яд аспа разрушает тебя, — сказал эльф, прижав меня к себе еще крепче, как самое дорогое. — Но еще не все потеряно. Тебе только придется немного потерпеть.

Его слова о шансе выжить с трудом дошли до моего заторможенного сознания.

— Потерпеть? — повторила, осознав, что в шаге от смерти. — У меня еще много вопросов к тебе, и так уж и быть, потерплю. — Мой нарочито бодрый, но хриплый голос заставил эльфа улыбнуться.

Аккуратно опустив меня на влажный, мягкий мох под огромным деревом между его корнями, Андри снял с меня то, что осталось от рубахи. Стыда я не испытывала. Мне было все равно в этот момент, что со мной происходит, поскольку уже несколько раз чуть не теряла контакт с реальностью, уплывая в беспамятство. Держалась на чистом упрямстве, желая видеть сапфирные глаза эльфа. Сейчас они были единственным, что держало меня здесь.

Поднявшись с колен, эльф прикоснулся к могучему стволу, который тоже был покрыт мхом, и что-то начал тихо шептать, прикрыв глаза. На секунду мне показалось, что это заклинание на неизвестном языке, но со временем начала различать слова, в которых проскальзывало «помоги» и «прошу».

Прислушиваясь к почти что пению, стала уплывать, забываясь, как вдруг ко мне со всех сторон поползли корни, оплетая меня. Самые тонкие, словно нити, потянулись к плечу и со жгучей болью начали врастать в синюю кожу, проникая в каждый капилляр.

Шевелиться не было сил, но боль была невыносимой, и я задергалась, вот только толстые корни крепко-накрепко связали меня и прижали к стволу.

— Андри! — умоляюще прокричала, сквозь застилающие глаза слезы смотря на него.

Его силуэт терялся в лучах рассвета, неподвижно застыв в десяти шагах от меня. Я кричала и умоляла это остановить, ощущая, как кровь покидает мой организм, сменяясь раскаленной лавой. Все тело горело, в то время как эльф просто стоял и смотрел.

— Андри… — охрипшим и надломленным голосом позвала его в последний раз. Сердце бешено колотилось в груди, и, если бы в следующую секунду все не прекратилось, оно бы не выдержало и разорвалось.

Корни зашевелились и поспешно начали втягиваться обратно в землю, отпуская меня. Боль неожиданно отступила, и я обессиленно повалилась на бок, но руки Андри не позволили мне упасть.

— Почему? — произнесла с трудом, преодолевая слабость.

— Так было нужно, Адель, — с сожалением ответил он, поднимая меня на руки. — Энт очистил твое тело от яда. Это был единственный выход, поскольку человеческий организм слаб. Еще бы немного, и я бы потерял тебя.

Откинув голову ему на плечо, вдохнула полной грудью, ощущая легкость во всем теле. Боль, что я испытывала пару минут назад, показалась сном, как будто ее и вовсе не было. Взглянув на дерево, удивленно прохрипела:

— А он?..

— Жив, — уверенно заявил Андри, успокаивая меня, — но восстанавливаться за счет природы будет долго. Энт узнал тебя и поэтому помог. Все же тебе повезло встретить стража природы тогда, чтобы не умереть сейчас.

— Но почему он как будто неживой? — спросила при виде того, как дерево покрывается черными нитями какой-то субстанции.

— Энты не всегда показываются в своем истинном обличье. Поэтому я тогда удивился, услышав от тебя про него. — Остановившись возле коня, Андри взглянул мне в глаза и серьезно сказал, сменив резко тему: — Я больше не хочу рисковать, Адель, поэтому купил единорога, потратив все свои сбережения. Он быстро доставит нас до камня, и я верну тебя домой.

— Все потратил? — Я шокированно посмотрела на белоснежного коня с рогом со спиральным рисунком. — Но…

— Нет, Адель, — перебил эльф и закинул меня на единорога. Еле успела изловчиться и вцепиться в луку седла, чтобы не свалиться. Я, между прочим, умирала, а он швыряет меня. — Хватит с меня переживаний, а денег я заработаю еще.

Не обращая внимания на мой недовольный вид, он полез в рюкзак и достал свою рубаху. Только увидев ее, сообразила, что почти обнажена, и быстро надела протянутую вещь. Рубаха оказалась большой, но лучше так, чем без всего.

Как только эльф уселся сзади, прижав к себе, он мелодично свистнул, и единорог встал на дыбы, чтобы затем невероятно быстро помчаться вперед. Так быстро, что зеленый лес вокруг слился в зеленую полосу. Дыхание перехватило от скорости. Чувствуя себя просто превосходно, с восторгом отдалась новым ощущениям. Я будто вновь родилась. Не знаю, что энт со мной сотворил, но каждая клеточка моего организма испытывала эйфорию.

На этот раз путь длился дольше, но благодаря этому смогла оценить необычные способности магического существа. Иногда единорог прыгал, и в такие моменты я не могла сдержать восторженного крика, чувствуя себя на американских горках.

Андри одной рукой держал поводья, а другой прижимал меня к себе, положив ладонь мне на живот. При каждом прыжке он придвигал меня к себе ближе, отчего ощущала спиной его твердую грудь и горячее дыхание возле уха. С одной стороны, я радовалась, что скоро окажусь дома и не придется еще неизвестно сколько идти до камня. Но теперь у Андри нет ни гроша! Стоило ли так поступать? Я понимала, что, вернув меня домой, он получит что-то взамен, отомстив. Но что им движет больше — желание мести или мое спасение? Мне хотелось узнать его тайну, расставить все по своим местам, но так ли мне это необходимо? Я вернусь домой и с каждым прожитым спокойным днем буду забывать все, что произошло в этом мире. Лезть в чужую жизнь никогда не считала правильным, поэтому пусть все останется как есть, и будет хоть какая-то, но тайна, что поможет мне вспоминать эти дни. Но почему же сейчас сжимается сердце, стоит подумать о скором расставании?

Единорог замедлил бег, и я наконец-то смогла осмотреться, переводя дыхание. После огромной скорости казалось, что мы ползем как черепахи.

— Где мы? — спросила громко, все еще не привыкнув к тишине. Нас окружал сплошной лес, деревья которого были покрыты мхом. Они поднимались очень высоко и своими пушистыми кронами накрывали нас куполом, отчего солнце проникало сюда отдельными лучами, словно через сито. Столько зелени я еще нигде не встречала. — И уже день?

— Это самый первый лес Фэйла, — отстраненно начал объяснять Андри, было такое впечатление, будто ему здесь неприятно находиться. — Ему уже много лет, но здесь ничего не поменялось с тех самых пор, как он был сотворен. Что касается дня, так единорог останавливает время только для нас, тогда как все остальное движется своим чередом. Сейчас не просто полдень, а прошел целый день.

От такого заявления даже икнула.

— Ничего себе лошадка, — пораженно проговорила я, глядя на макушку с навостренными ушками единорога.

— Поэтому и стоит целое состояние, — послышалось тихое и недовольное бурчание.

Медленно втянула голову в плечи и в таком положении ехала еще долго, больше ни о чем не спрашивая. Что ж теперь поделаешь. Что сделано, то сделано. Мое появление в этом мире уже можно назвать одной большой неприятностью — как для меня, так и для его обитателей. Дом сожгла, улицу разворотила, оборотней и вампиров убила. От последнего я, наверное, еще долго буду отходить, если вообще смогу забыть. Ко всему прочему, принесла кучу неприятностей Андри и заставила его потратить все деньги. Осталось мир уничтожить, и меня можно будет назвать вестником апокалипсиса.

— Прибыли, — неожиданно прозвучало над ухом, и я вздрогнула.

Увлекшись внутренним обвинительным монологом, упустила все из виду. Мы выехали на пятачок с моховым настилом вместо травы. Теперь солнце совсем не проникало через густую крону, и это место показалось мне мрачным. А уж откуда-то взявшийся туман еще больше напоминал картину из фильмов ужаса.

Андри первым слез с единорога и осмотрелся, прежде чем помочь мне спуститься вниз. Конь пугливо тряс головой и нервно бил по бокам хвостом. Было видно, что ему тут тоже не хочется находиться, но он послушно стоял на месте.

— Андри! — дернула эльфа за край куртки, привлекая к себе внимание.

— Что? — тихо спросил он, осматриваясь.

— А теперь мы где?

— Все там же, — был короткий ответ.

Тоже осмотревшись и не увидев ничего, кроме деревьев, обратила внимание, что здесь вообще нет никаких звуков, кроме тех, которые издавали мы. «Мертвая тишина», — промелькнуло название в голове, отчего по телу пробежали мурашки.

Эльф неожиданно пошел вперед, и я испуганно дернулась за ним, оставив единорога позади. Туман расходился в стороны при наших шагах, как будто боялся прикоснуться. Под сапогами хлюпало, а оглянувшись, увидела наши следы, заполненные водой. Теперь понятно, что имел в виду Андри, когда говорил, что нужны кожаные сапоги. Здесь все было пропитано водой: деревья, мох и даже воздух.

— Адель, — обратился ко мне Андри, как только мы остановились возле небольшого холмика, — у тебя будет несколько секунд, чтобы призвать магию и расколоть этот камень.

— Какой камень? — выглянула из-за его спины, но увидела лишь мох.

— Вот этот. — Эльф подошел вплотную к холму и как одеяло снял с него мох.

Мои брови взлетели вверх, как только увидела камень, весь исписанный пентаграммами. Они плавно мигали, создавая ощущение, будто камень дышит. Опасливо приблизившись к нему, уловила в этих символах уже знакомые мне надписи и руны.

— Они такие же, как и у меня, — невесомо погладила теплый камень, пробегая пальцами по сияющим рунам. В какой-то момент я наткнулась на два глубоких рубца. Было такое ощущение, что его уже пытались расколоть, но добились лишь этого. Медленно ведя пальцем по краю трещины, удивленно замерла, увидев белое сияние в ее середине.

— Да, это ключи к дарам, — приглушенный голос эльфа долетел до моих ушей. Я пыталась понять, почему меня не отпускает странное чувство, что уже видела это сияние.

Резко отдернула руку, как только свет стал пробиваться через толщу камня, пульсируя. Это было не то сияние, что рождали пентаграммы, хотя ключ к стихии воздуха тоже белый. Нет, он был похож… похож…

— Адель! — Голос эльфа дал подсказку, и я резко выпрямилась.

— Ответь мне, Андри, — все же решила узнать всю правду, — это же не просто камень, а само сердце Фэйла?

Наступила тишина. Я даже дышать перестала, ожидая его ответа.

— Да, — послышался ровный и бесцветный голос эльфа, который заставил меня поежиться.

Взглянула на него полуобернувшись и увидела полностью белые раскосые глаза на красивом лице. Белоснежные волосы, еле достающие до плеч и торчащие в разные стороны, ярко выделялись на зеленом фоне. Слишком неестественно белыми они были.

— Вытащи клинки, — тихо попросила и затаила дыхание, когда он без слов сразу выполнил просьбу, при этом не сводя с меня глаз.

Как я и думала, лезвия клинков сияли, так же как и середина рубцов. Опустив их вниз, Андри продолжал смотреть на меня, ожидая моей реакции. Туман резко отступил от него, образуя круг.

— Ты уже был здесь и именно этими клинками пытался расколоть сердце Фэйла, — прошептала, но была уверена, что он услышит. — Зачем, Андри?

Его серьезное лицо на этот раз меня не пугало. Я смогла увидеть за этой маской что-то большее, чем хладнокровие и безразличие. Его руки с силой сжимали золотые рукояти клинков, выдавая его. Почему-то именно сейчас мне вспомнился рассказ принца о том, как охотники нашли эльфа.

— Фэйл отнял у меня жену и ребенка, — неожиданно заговорил Андри, и его бесстрастный голос резко контрастировал со словами.

— Но ты говорил, что это был твой друг, — нахмурилась, припоминая первый день нашего похода. Именно тогда я узнала об условиях.

— Я солгал, — отвел он взгляд в сторону, — не хотел видеть в твоих глазах жалости. Мне хватило ее, когда меня нашли, после того как попытался расколоть сердце, но…

— Но пострадал сам, — тихо закончила за него, расставляя все по местам. Боже, он потерял свою семью? Теперь понятно, почему он ведет такую жизнь и живет в основном одним днем. Но как он с этим справился? Я бы… я бы поступила так же! — Клинки, волосы — все это последствия попытки покончить с условиями? Зачем? Ты думал так избавиться от боли?

— И да, и нет, — усмехнулся он, а увидев, что я все еще нахожусь в недоумении, пояснил: — Да, я желал отомстить, и это было первым порывом, но думал и о том, что я такой не один. Хотел вернуть независимость каждому жителю этого мира, но магию можно убрать только магией.

— Твои клинки… они светятся. Почему?

— Они смогли пробить защиту сердца и впитать в себя его свет, но и только. Ответный удар был слишком сильным, чтобы я смог продолжать. Я потерял возможность видеть, и это меня сильно изменило.

— Значит, это правда? Ты слепой? — удивленно спросила я, делая шаг назад. Наткнувшись на камень, чуть не потеряла равновесие, но сумела устоять.

— Не совсем так, — нахмурился эльф. — Я вижу, но иначе.

— Не понимаю! — Голова начала раскалываться, и я помассировала виски. — Как можно одновременно видеть и не видеть?

— Все имеет свою энергетическую оболочку, Адель. И именно ее я и вижу. Сейчас ты для меня красно-оранжевый силуэт среди тусклых пятен деревьев и земли. Я вижу все, но по-другому.

— Но я видела, как твои глаза меняются, — вскинула голову и посмотрела в его белые омуты.

— Да, и это было чудом и для меня. — Он дернулся и преодолел расстояние между нами.

Стоило этому случиться, как его глаза преобразились в сапфиры, и я в который раз была готова смотреть в них вечно.

— Рядом с тобой я все вижу, и знаешь что… — Он улыбнулся уголками губ, скользя взглядом по моему лицу.

— Что? — смутилась от столь проникновенного голоса.

— Не ожидал, что ты такая милая. Готов даже взять обратно слова про эльфиек.

Я почувствовала, как между нами натянулась струна и грозила вот-вот лопнуть. Похлопала глазками, пытаясь осознать суть сказанного, оценила, как мы с ним сейчас выглядим со стороны, и рассмеялась в голос.

— Лучше поздно, чем никогда, — хлопнула его по плечу, успокаиваясь. — Но извини, друг мой эльфийский, рука моя отдана человеку.

— А сердце? — наигранно весело спросил он.

— И сердце тоже, — выдержав паузу, ответила, улыбнувшись. Я была ему благодарна, что он принял игру и все перевел в шутку, ведь сердце предательски сжалось и — чего таить — обрадовалось его словам.

Сейчас было трудно что-то решать, но если честно, я просто испугалась. К чему все эти слова, когда и так ясен конец этого путешествия.

— Кхм, — прочистила горло, когда наступило неловкое молчание. — Так что мне необходимо сделать? Если ты не смог сердце расколоть клинками, как это сделать мне? — Лучше со всем этим покончить сейчас, а то чем дольше тянем, тем больнее становится моему сердцу.

— Все очень просто, — ответил он, продолжая смотреть мне в глаза, а поняв, что от его взгляда мне неловко, спрятал клинки в ножны и развернул меня к камню. — Направь свою безусловную магию в сердце Фэйла. Эта магия твоя и принадлежит только тебе, поэтому противостоять ей мироздание не сможет, — прошептал он мне на ухо, как будто это был большой секрет.

— И это поможет мне вернуться домой? — прошептала, ощущая его теплое дыхание на своей щеке. После его слов о том, что я его привлекаю, стало трудно находиться рядом с ним.

— Как только сердце расколется, все условия будут сняты, Адель. На этом месте пройдет грань между мирами, и тебе останется только выбрать свой.

— Но ведь все не может быть так просто? — спросила, чувствуя подвох.

— Да, — ответил он и отстранился, делая несколько шагов назад. Сразу почувствовала себя беззащитной. — У тебя будет мало времени на то, чтобы призвать все четыре стихии для удара, а затем отыскать вход в свой мир.

— Но это нереально, — резко развернулась к нему.

— Как только ты коснешься ключей, покажутся аспы. Другого выхода у нас нет.

— А ты? Они же тебя растерзают.

— Поэтому поторопись, — усмехнулся он.

Я же не видела в этом ничего забавного.

— Я не смогу.

— Сможешь! — строго заявил он и вытащил клинки. — Я буду тебя защищать столько, сколько потребуется, но ты обязана вернуться в свой мир, чтобы избавить меня от обещания. Да и все изменится, как только мироздание перестанет существовать, и мы будем сами себе хозяева. Соберись, Адель!

Вздрогнув, посмотрела на него со страхом. Меня мелко потряхивало. Я боялась, что у меня ничего не получится, ведь только магия земли мне давалась хоть как-то. Как быть с другими?

— Ты сможешь, — повторил Андри уже спокойно, и я неуверенно кивнула и повернулась к камню, а если сказать точнее — к сердцу Фэйла.

Оно, почувствовав неладное, запульсировало пентаграммами еще ярче, распространяя волны тепла. Чувствует, тварь, что конец близок.

Меня вдруг так разозлил этот камень, что выкинула все мысли из головы и прислушалась к себе, выискивая знакомое чувство покалывания.

Первой вспыхнула алая пентаграмма, что немного удивило меня, ведь вызвать огонь было самое сложное, но, видимо, чувство злости сыграло здесь свою роль. В ту же секунду со всех сторон послышался рев и вой, заставляя дернуться и чуть не упустить чувство силы от стихии огня.

— Не останавливайся, Адель! — Требовательный возглас Андри помог взять себя в руки.

Наведя пентаграмму на сердце этого жестокого мира, пожелала оставить свой след, как он оставил его у меня в душе. Пентаграмма, впервые за все это время, отделилась от моих пальцев и впиталась в камень. Красный рисунок, что пульсировал на нем, погас, а белое сияние из трещин засияло еще сильнее.

Заставляя себя не оглядываться на звуки рычания, скулежа и на крик Андри, вновь прислушалась к себе и смогла достучаться до воздуха. Именно с него все и началось, с беспорядка в комнате таверны. Тогда я второй раз встретилась с Андри, и в тот день начался наш поход. Но, несмотря на многочисленные раны, убийства и моральное истощение, я испытала много положительных эмоций и готова взять слова обратно, что проклинаю тот день, когда согласилась пойти на вечеринку с подругой. Ведь если бы не пошла, я бы не встретила эльфа, чьи глаза — чистые сапфиры, в которые можно смотреть вечно.

Белая пентаграмма сорвалась с моих пальцев и обволокла камень, забирая сияние рун ключа воздуха. Рубцы, оставленные клинками эльфа, треснули, выпуская наружу белый луч. Пришлось закрыть глаза, но это помогло сосредоточиться и призвать стихию воды. Познакомившись с ней впервые, я вымокла насквозь, явившись к Андри в интересном виде, и тогда узнала, что его интересуют исключительно эльфийки. Помню, была готова провалиться сквозь землю от стыда, но теперь желаю все повторить, лишь бы увидеть, как глаза-сапфиры будут темнеть при виде моей груди, к которой прилипла мокрая рубаха.

Встряхнула головой, прогоняя ненужные мысли, и отпустила пентаграмму. Она будто волна омыла камень, стерев синее сияние с его серой поверхности. В тот же миг от рубцов поползли мелкие трещины, выпуская еще больше света.

Остался последний ключ.

Со стихией земли я познакомилась ближе всего. При помощи нее я впервые совершила убийство. Мне этого не хотелось и никогда бы не поступила так, но имея такую силу, как магия, можно наделать бед, не понимая того, что вообще творишь. Не потому ли этот мир стал таким жестоким? Здесь убить человека — обязанность любого вампира, чтобы выполнить условие. Но ведь Андри тоже убийца, и ради чего — ради денег? Нет, тут совсем другое. Эльф — наемник, и они есть в каждом мире, а вот открытых убийц жалеть не стоит. Да будет проклят тот человек, который пожелал силу, размениваясь жизнями других.

Огромная зеленая пентаграмма вспыхнула и раскололась на мелкие кусочки, укрывая сердце Фэйла словно листвой, которая медленно начала таять, стирая последние символы. Вдруг стало так тихо, что отчетливо услышала стук собственного сердца. Медленно развернувшись к Андри, так и замерла, открыв от удивления рот. Все — эльф, защищающий меня, аспы с открытыми пастями и злобой в янтарных глазах, туман и даже мох с водой, что взметнулись вверх во время боя, — все застыли, будто фильм поставили на паузу. Стало не по себе, и я сделала шаг, вытянув руку и намереваясь прикоснуться к эльфу, но треск за спиной не дал этого сделать. В следующий миг произошел взрыв. Камень покрылся трещинами и разлетелся, ударной волной отбрасывая меня назад. Налетев на Андри, мы вместе врезались в дерево, каким-то образом сумев остаться в живых и в сознании. Это уже позже я поняла, что он укрыл меня, спрятав в своих объятиях.

Аспов тоже раскидало, но они быстрее нас пришли в себя и все разом бросились в нашу сторону. Следующую волну белого света я пропустила, спрятав лицо на груди у эльфа. Лишь когда нас опять тряхнуло, осмелилась открыть глаза и увидела повсюду черный пепел вместо псов.

Но на этом все не закончилось. От места, где был камень, начали отделяться радужные всполохи и как призраки разлетаться в разные стороны. Некоторые из них резко застывали и неподвижно мерцали, со временем превращаясь во что-то необычное и имеющее жидкую середину.

— Сейчас, — воскликнул Андри и толкнул меня вперед, к этим застывшим зеркалам, — ищи свой мир!

Только после его слов я поняла, что это входы в другие миры. В каждом осколке можно было увидеть совсем другую реальность, но ни одна не была похожа на мой мир. Земля заходила ходуном под ногами, и я еле удержалась, схватившись за руку подошедшего эльфа.

— Я его не вижу, — со страхом воскликнула, стараясь перекричать жуткий гул, как от электричества. — Андри, его здесь нет!

Паника с каждой секундой душила меня все больше, а когда осколки начали рассыпаться, оседая пылью на истоптанный лапами аспов мох, не смогла сдержать слез. Было очень страшно упустить шанс вернуться. И тогда Андри повернул меня к себе лицом и встряхнул за плечи.

— Отставить слезы, — прорычал он, нахмурившись. Это помогло прийти в себя и глубоко вдохнуть, унимая дрожь в теле. — Теперь посмотри еще раз, — поняв, что я успокоилась, потребовал он.

Я начала оглядываться, выискивая нужный радужный осколок, но все время попадалось совсем не то — то небо мира фиолетовое, то трава красная, а то и вовсе просто космос. Но в какой-то момент я увидела вечерний Арбат и его мощеную дорогу с фонарями в ряд.

— Это он, — прохрипела вмиг осипшим голосом и указала на осколок размером в мой рост.

Андри кивнул и подтолкнул меня к нему, поскольку я сама не в силах была сделать ни шагу. Неужели я вернусь домой?

— Быстро, Адель, портал может закрыться в любой момент! — Он упорно толкал меня в него, но я упиралась пятками в сырую землю. Не могу же я уйти просто так! Сердце сжималось оттого, что больше мне не увидеть этого беловолосого эльфа с чудными бровями и большими ушами.

— Андри… — развернулась к нему лицом и, не церемонясь, бросилась ему на шею. — Спасибо тебе за все. — Слезы намеревались вновь брызнуть из глаз, но старалась сдержать свои эмоции, понимая, что они будут лишними.

— Адель… — тихо проговорил он мое имя и на миг прижал к себе.

Мне столько всего хотелось ему сказать, но я только кусала нижнюю губу, чтобы не разрыдаться. Сердце предательски сжималось от боли. Все же наша встреча не прошла бесследно. И почему только в самом конце я поняла это?

— Адель, — постарался он отстранить меня от себя, но я вцепилась в него еще сильнее и помотала головой, не желая его отпускать. Вздохнув, Андри погладил меня по голове. — Ты всегда будешь в моем сердце.

Услышав знакомые бархатные нотки в его голосе, все же не сдержалась и шмыгнула носом. Все вокруг продолжало дрожать. Мироздание не хотело терять связь с этим миром, но было уже поздно — то, что помогало ему управлять миром, больше не существует, и жители Фэйла свободны. Их желания и судьбы теперь принадлежат только им, и они будут строить свое будущее так, как захотят. А чего теперь хочу я?

— Адель, портал, — напомнил Андри и все же отстранил меня от себя. Подняв мое лицо за подбородок и стерев большим пальцем влажную дорожку от слез, этот невыносимый, но единственный для меня эльф обаятельно улыбнулся, заставив мое сердце пропустить удар. — Прощай, Адель, — с грустью проговорил он и толкнул меня назад, как только почувствовал, что я расслабилась от его улыбки.

Напоследок наши ладони коснулись друг друга, но если я постаралась схватиться за его руки, то пальцы Андри расслабленно скользнули по моим.

Я упала на мостовую Арбата, но в ту же секунду вскочила на ноги и рванулась обратно, не желая с ним расставаться, но портал рассыпался, и последнее, что я увидела и запомнила, это полностью белые слепые глаза.


ГЛАВА 19

Стоя с вытянутой рукой, я все никак не могла прийти в себя. Если тело находилось в этом мире, то мои мысли все еще были там, рядом с Андри. Прохожие проходили мимо и кидали в мою сторону любопытные взгляды. Лишь когда шум города, столицы нашей большой страны, обрушился на меня после тихого мира, где отродясь не видели машин, глубоко вздохнула и опустила руку.

— Прощай… — тихо повторила, вспоминая последние слова эльфа. — Ты все же сказал мне это.

На миг разозлилась и сжала кулаки. Зачем же было именно это говорить? Ненавижу, ненавижу, ненавижу!

— Белобрысый дурак! — воскликнула, пугая прохожих, но быстро сдулась, как воздушный шарик.

Какая теперь разница.

Посмотрев по сторонам, обхватила себя за плечи и поежилась от сквозняка, что гулял вместе с прохожими по Арбату. Странно, когда мы с Никой поехали на вечеринку, было куда теплее. Приметив ребят, которые закончили петь песню под гитару и сейчас обдумывали, что бы еще исполнить, подошла и с ходу спросила:

— Какой сейчас месяц?

Они недоуменно посмотрели на меня, бегло скользнув взглядом по одежде. Увидев, как уголки их губ задрожали, опустила глаза и мысленно выругалась. Да, выглядела я странным образом, мой наряд явно не располагал к общению. Гляди, так и за чокнутую примут.

— А вы из какого века, девушка? — посмеиваясь, спросил парень.

— Забудь, — резко бросила и развернулась, чтобы уйти.

Только шуточек мне сейчас и не хватало. Доберусь до дома, и все вернется на круги своя. Вот только с каждым шагом я все больше понимала, что что-то не так.

— Так, Адель, успокоились и не паникуем! Прекрати себя накручивать.

Налетев по невнимательности на какого-то мужика, вцепилась в его легкую курточку. Он придержал меня за плечи, но быстро отпустил, оценив мой внешний вид.

— Простите, — извинилась и бочком обошла его.

Дальше старалась держаться как можно ближе к магазинам и домам. Вечер плавно переходил в ночь, и все ларьки уже были закрыты, но привлекали взор подсвеченными витринами, где был выставлен товар. На них смотрели в основном туристы, а москвичи просто спешили по своим делам или прогуливались. Некоторые прохожие косились на меня и брезгливо отводили взгляды. Арбат не то место, где можно встретить бомжа, поэтому как можно быстрее перебирала ногами в сторону метро. Это мне еще повезло не встретить стража правопорядка. Документов у меня с собой нет, и провести ночь в обезьяннике ох как не хочется.

Когда добралась до метро, запоздало сообразила, что у меня были с собой деньги только чужого мира. Да, золото и тут ценится, но лишь в ломбарде, который закрыт. Во всех других случаях с моим внешним видом могут возникнуть вопросы, откуда у меня золотые монеты.

Сунув руку в сумку, стояла возле кассы метро и смотрела, как люди покупают карты или проездные билеты. Нет, их я приобрести не смогу, но и пешком мне долго добираться. Покосилась в сторону турникетов, а затем бросила взгляд на контролера. Раньше бы даже подумать об этом побоялась, но после пережитого это казалось невинной шалостью. Ну, в самом деле, что в этом такого? Студенты же часто так делают!

Переминаясь с ноги на ногу, ловила момент, когда дородная женщина в синем костюме отвлечется, и я смогу перепрыгнуть преграду, нарушая правила. Повезло мне или нет, но к ее прозрачной будке подошел мужчина, и та заворковала с ним, отвернувшись от турникетов. Сейчас или никогда!

Быстро влившись в немногочисленный поток людей, перепрыгнула через железное чудовище и, не оглядываясь, поспешила скрыться с места преступления. Адреналин на короткий миг ударил в голову, и только на ступеньке эскалатора смогла перевести дух. За мной никто не погнался и не кричал в спину. Наверное, ближе к ночи все немного расслабляются.

Когда зашла в вагон и села на скамью, несколько станций проехала под шум электропоезда, впав в прострацию. Было такое ощущение, что я возвращаюсь домой после просмотра фильма в кинотеатре. В голове мелькали картинки другого мира, но здесь, в метро, они казались мне сюжетом блокбастера. Было ли это со мной или все плод моего воображения? Быть может, я просто все это время валялась на Арбате и ловила глюки?

Почему-то испугавшись этих мыслей, резко подняла руку и прикоснулась к шее, испытав волну жара, прокатившуюся по телу до самой макушки. Пальцы сразу же нащупали две впадинки еще незаживших ранок от зубов вампира. С облегчением выдохнула и прикрыла глаза. Я не сошла с ума, и все это произошло со мной на самом деле. Никогда бы не подумала, что так обрадуюсь шраму, но тут же насторожилась. Он был единственным на моей гладкой шее, несмотря на то что она страдала много раз. Неужели энт избавил меня от ран, но не смог убрать следы от зубов Люциса? Может, знал, что это мне поможет потом? Вздохнув, обессиленно откинулась на спинку лавки. К чему теперь все эти «почему» и «зачем»? Все позади, и теперь лишь шрам будет мне напоминать об этом сумасшедшем путешествии в другой мир.

— Станция «Семеновская», — оповестил приятный женский голос.

Я выбежала из вагона и как можно спокойнее и непринужденнее пошла к выходу. Охранник станции подозрительно покосился на меня. Поднимаясь на эскалаторе, поняла причину этого внимания ко мне и чертыхнулась. У меня же кинжал висит на поясе! Как еще не остановил? Чудеса! Однозначно пока что мне везет, но дальше удачу испытывать не стоит. Я быстро сняла ножны с пояса. Долго думать не стала и засунула их в сапог, благо кожа, из которого он был сделан, была мягкой.

Когда вышла из здания, уже совсем стемнело, а до дома было еще далеко. В животе заурчало, и я положила на него руку, мысленно успокаивая. Еще немного надо потерпеть, и не только поем, но и приму ванну с пеной.

Представляя себе, как буду нежиться в теплой водичке, уверенно пошла к дому, надеясь, что Андрей там, а то ключей у меня нет. Стоило об этом подумать, как застыла на полушаге. А что я ему скажу? Мне так хотелось к нему вернуться, что не думала о том, что буду ему говорить, а ведь он спросит, где пропадала целую неделю. Да и одежда…

Осмотрев себя, нахмурилась. Нет, в таком виде даже не стоит заявляться домой. Поразмыслив, посмотрела в другую сторону, туда, где жила Ника. Ее не было тогда в повозке среди девушек. Выбралась ли она или вампиры ее сразу убили?

Потрясла головой, прогоняя плохие мысли. Ника спаслась и по-другому быть не может. А если так — она не знает про другой мир, но знает, что я пропала благодаря этим уродам. В голове было много вопросов. Что с ней было потом? Искал ли меня муж? Я была уверена, что в первую очередь он заявился к Нике, поэтому правильным решением будет сначала наведаться к ней. У нее смогу поесть, помыться и попросить приличные вещи, благо живет она одна и нам никто не помешает. Приняв решение, развернулась и быстро пошла в противоположную сторону от своего дома.

Через десять минут я уже стояла перед подъездом. После мира с зелеными лесами и полями было дико видеть себя среди каменных джунглей, где под ногами лишь асфальт. Как-то раньше я не замечала, что город будто находится в сером тумане, который мешает вдохнуть полной грудью. Ощущая неприятные запахи, с грустью вспомнила, как легко дышалось на Фэйле. Интересно, что стало с жестоким миром после моего ухода? Живы ли его жители — принц Тарий, Андри?..

В который раз задумавшись, чуть не столкнулась с выходящей из подъезда женщиной. Извинившись, мигом сообразила и придержала стальную дверь, после чего юркнула в подъезд. Отлично! Не нужно звонить в домофон. Будет лучше увидеть подругу сразу, поэтому со страхом и предвкушением встречи нажала на звонок, как только подошла к знакомой двери квартиры. Услышав мелодичный перезвон, отступила на шаг назад и приготовилась ждать. Лишь бы хозяйка была дома!

Не успела я досчитать до десяти, успокаивая себя, как ручка двери опустилась вниз и показалась блондинистая голова Ники.

— Дель? — ошеломленно выдохнула она, открывая дверь шире. — Это и вправду ты?

— Ну, здравствуй, — усмехнулась, услышав ее голос. Было ощущение, что лет сто его не слышала.

— Дель! — Огромные глаза подруги наполнились слезами, и она кинулась мне на шею, крепко сжав в объятиях. Да уж, миры разные, а моя шея везде страдает в первую очередь.

— Тише, задушишь, — прохрипела, но сама обняла ее крепко, стараясь не разреветься. Сентиментальной никогда не была, но вдруг почувствовала такую вселенскую усталость, что невыносимо стало себя жалко.

— Дель, как же так? Где ты была? — закидала она меня вопросами. — Ты так исхудала!

— Да, поэтому, может, наконец-то зайдем к тебе и ты меня покормишь?

Ника часто закивала и быстро втащила меня в свое логово. Как партизан, осторожно выглянула на лестничную площадку, а убедившись, что никого там нет, закрыла дверь и заперла ее на все замки. Это меня немного насторожило. Впервые столкнулась с таким поведением подруги.

— Ты чего? — не выдержала, когда она еще для уверенности прильнула ухом к кожаной обвивке двери, внимательно прислушиваясь.

— За тобой хвоста не было?

— Ник, я не совсем понимаю…

— Вроде нет, — пропустила она мимо ушей мою реплику, а затем выпрямилась и потопала в сторону кухни, махнув при этом мне рукой: — Пойдем.

Я пожала плечами и быстро скинула сапоги. Среди обуви Ники они смотрелись как валенки — слишком просто и старомодно.

— Так что это сейчас было? — спросила, войдя в кухню.

Подруга уже успела включить электрочайник и поставить в микроволновку разогреваться что-то мясное. Несколько секунд стояла и следила за движением тарелки в печи. Удивительно, на какой-то миг техника показалась мне чем-то невероятным, но я моргнула, и все быстро прошло. Живот вновь издал урчание, как только кухню заполнил запах еды.

— Тебе подробно или кратко? — взглянула подруга на меня, положив на стол столовые приборы.

— С самого начала. — Хотелось узнать все и уже потом разбираться в происшедшем.

Ника указала на стул, и я плюхнулась на него, положила руки на стол и переплела пальцы в замок. Чайник щелкнул, и подруга заварила ароматный чай. Начинать рассказ Ника не спешила, что немного нервировало, но как только она поставила на стол возле меня тарелку с тушеной картошкой, взгляд мой смягчился.

— Что ж, — усевшись напротив меня, она обхватила кружку ладонями и, глядя исключительно на нее, начала свой рассказ. — Я смогла тогда выбраться и уехать домой. За мной никто не погнался и не преследовал. Прости меня, Дель! — Ника подняла глаза, наполненные слезами, которые вот-вот норовили пролиться.

— За что? — нахмурилась я и даже жевать перестала.

— Я тебя бросила и в полицию не пошла, боясь высунуть нос из квартиры. — Губы подруги задрожали, и я поспешно заверила ее:

— Ты все правильно сделала. — Она не поверила и опустила голову, пряча глаза. Я вздохнула. — Ник, ты понимаешь, кто Влад?

При упоминании вампира подруга вздрогнула, а затем медленно кивнула. Ну хоть что-то… Будь я на ее месте, долго бы сопротивлялась и не принимала правду, что вампиры существуют. Мне потребовалось испытать все на себе, чтобы поверить в это.

— Я все проанализировала и сопоставила факты. Грим у него был слишком натуральным, а после случившегося поняла, что это вовсе не грим. И знаешь что? — Она посмотрела на меня запуганным взором.

— Что?

— Я больше никогда не буду смотреть фильмы про вампиров. Врут, что они хорошие!

Удивленно на нее уставилась, а переварив ее слова, рассмеялась. Какая же Ника иногда бывает наивной, — верит в то, что говорят люди. Конечно, она в чем-то оказалась права, и эльфы, вампиры и другие фантастические персонажи существуют на самом деле, но настолько верить в то, что придумывают люди, — это глупо для нашего мира. Фанатизм никогда не поощряла и много раз уже об этом говорила ей, но как будто со стеной разговаривала. В итоге даже смирилась, а оказывается, надо было просто воплотить эту фантазию, чтобы она ее боялась. Однако кто же знал, что все это существует на самом деле.

— Ник, — улыбнулась ей, — оттого, что ты перестанешь смотреть фильмы про вампиров, они не исчезнут. Но… — поспешила договорить, видя нарастающий испуг в ее глазах, — но теперь можешь спать спокойно. Тебя никто не тронет.

— Что ты хочешь этим сказать? Они не вампиры?

— Вампиры, но больше им не надо пить кровь.

— Но тогда это не вампиры, — совсем запуталась Ника, она ведь не знает, что они убивали людей только ради магии.

Вздохнув, в один присест выпила чай и начала ей рассказывать, что со мной случилось после того, как она уехала. Подруга не перебивала и слушала внимательно, то улыбаясь, а то и плача вместе со мной. Да, нелегкое путешествие в другой мир выдалось, но было приятно, что Ника меня понимает и верит каждому слову. Правильное было решение — пойти к ней. Андрей бы меня не понял.

— Вот так, — закончила свое повествование, глядя на дно кружки, где осталась чайная заварка, — неделя сумасшедшего отпуска.

— Неделя? — недоуменно переспросила Ника. — Тебя не было месяц, Дель.

— Как месяц?

— Точно месяц, — закивала она, — и ровно столько же ты в розыске.

— Андрей постарался? — нахмурила брови, понимая, в каком я положении.

— Да, — подруга опустила глаза, — он первый меня опросил, а потом и полиция. Я им все честно рассказала, Дель, и они даже съездили туда, но…

— Но эти твари умеют запудрить мозги, — стукнула кулаком по столу, заставляя Нику подскочить на стуле. — Надеюсь, ты туда больше не ходила?

— Нет, — испуганно ответила она. — Мне одного раза хватило, и теперь я постоянно хожу и оглядываюсь, чувствуя на спине кровавые взгляды. Пару дней назад это ощущение усилилось.

Я нахмурилась, переваривая новую информацию. Целый месяц. Меня не было целый месяц! Трудно такое представить, как будто из комы вышла, ничего не понимаю. Вроде все осталось прежним, но все же существует разница.

— Как Андрей? — сменила тему, чувствуя, что подруга о вампирах больше не хочет говорить.

— Он искал тебя, — грустно ответила Ника, отставив чашку. — Поднял на уши всю Москву, но пару дней назад звонил и сообщил, что уезжает к родным во Владимир, чтобы отдохнуть и прийти в себя. Ои сдался, Дель.

— Тебя он не обидел? — спохватилась, вспомнив, что в первую очередь он наведался к ней.

— Нет, он винит себя, что отпустил тебя.

Сердце защемило, и я сделала глубокий вдох, а затем медленно выдохнула.

— Я… не знаю, как теперь быть. — Я запнулась, чувствуя ком в горле. — Не знаю, что делать.

— Как что? Вернуться к мужу, — ответила она. — А что не так, Дель?

Я подняла на нее взгляд побитой собаки. Быть может, это всего лишь влюбленность, и стоит задуматься, правильно ли я поступаю, но все во мне протестовало при мысли, что я больше не увижу Андри. Как после этого жить с другим мужчиной? Врать себе и ему? Жизнь ли это?

— Знаешь, — грустно улыбнулась, — в том мире я увидела необычную сцену, как девушка бросилась защищать своего любимого от ревности мужа. Она смогла посмотреть ему в глаза, зная, что не права, но сердцу не прикажешь.

— Ты хочешь сказать… — задумчиво протянула подруга, но была остановлена мной.

— Я боюсь ошибиться, но мне почему-то кажется, что вся жизнь, которую я прожила тут, была сном, — тихо сказала я, вспоминая яркие события прожитой недели.

— Ты его любишь? — вдруг серьезно спросила Н и ка, перебивая ход моих мыслей.

— Кого? — не сразу поняла я, а подруга улыбнулась моей растерянности.

— Того эльфа. — Она положила подбородок на кулачок, поставив локоть на стол. Ее глаза загорелись в предвкушении рассказа, и я не смогла отказать, да и выговориться хотелось.

— Похоже, да, — неуверенно ответила, разглядывая свои сцепленные руки.

— Так похоже или любишь? — настойчиво спросила подруга.

Взглянув на нее, тяжело вздохнула и кивнула:

— Да, люблю. Ты даже не представляешь, какой он удивительный. Добрый, чуткий и…

— Сексуальный?

— Участливый, — укоризненно посмотрела на нее, но, увидев выражение лица подруги, рассмеялась. — Но и сексуальный тоже.

— А какой для тебя Андрей? — удовлетворившись моим ответом, Ника задала новый вопрос.

— Не знаю, — задумалась я. Раньше он для меня был все. Да и сны, которые терзали мою душу во время путешествия, доказывали, что он был мне дорог, и я боялась его потерять. Но сейчас все иначе… Я не могу описать эти чувства. Мне тяжело думать, что вот прямо сейчас могу уйти, но и как прежде уже не будет.

— Это привычка, Дель. — Подруга накрыла ладонью мои сцепленные руки. — Трудно изменить свою жизнь. Но если честно, ты действительно спала, пока жила с Андреем. Сейчас же я вижу огонь в твоих глазах.

— Правда? — с надеждой посмотрела на нее. Именно таких слов мне не хватало для уверенности.

— Правда, — хихикнула она. — Я тебя знаю как облупленную.

— Тогда… — На миг замялась, закусив нижнюю губу, но все же заявила неуверенно: — Тогда я не вернусь к Андрею.

— Это как? Почему? — опешила Ника.

— Я вернусь к Андри и расскажу ему о своих чувствах.

— А ты уверена, что он ответит на них? — прищурила она глаза, не разделяя моего порыва немедленно все изменить в своей жизни.

— Уверена, — кивнула, сжав кулаки. — Напоследок он меня обнял так, как будто не хотел отпускать. Да и есть у меня для него пара добрых слов, — хищно улыбнулась, отчего Ника вздрогнула в который раз. Нервная она какая-то.

— Но как ты попадешь обратно? По твоим словам, мир закрыт.

— Пора навестить старых друзей и сообщить им интересную новость.

Ника недоуменно уставилась на меня, а что-то сообразив, вскочила на ноги и протестующе завопила:

— К этим вампирам я не поеду!

— Как хочешь, — пожала плечами, — я и одна справлюсь.

— И опять не знать, что с тобой случилось? Я и так целый месяц себя изводила, думая о тебе. Мои родители уже психолога мне нашли. Нет уж, без меня ты никуда не поедешь, да и ночь на дворе, так что все завтра, а сейчас мыться и спать!

Я даже слова не успела сказать, как она сдернула меня со стула и начала толкать в сторону ванной комнаты. Сопротивлялась я недолго. Мне действительно хотелось нормально помыться, а уже лежа в ванной вспоминала, какие чудесные бани в Фэйле. Конечно, я буду скучать по цивилизации, но куда интереснее путешествовать по чужому миру и смотреть на удивительных животных и людей. Жалко, что магии больше нет, из-за этого в душе присутствовал страх, что Влад не сможет открыть портал. Но попытаться узнать стоит.

Уже перед сном, лежа на мягкой кровати, я еще раз перебирала в мыслях то, что со мной произошло. Ника легла рядом, боясь, что я всего лишь плод ее воображения и могу исчезнуть. Наверное, только ради нее необходимо было вернуться назад, чтобы все объяснить. Увидеть собственными глазами необъяснимое и не сойти с ума от вечных догадок — это большой талант. Я уверена, что на нее сильно напирали, чтобы она созналась, что это все ее фантазии. Неудивительно, что ее родные нашли для нее психолога. Могу только представить, как она переживала этот месяц. Да, я испытала все на себе, но со мной был Андри, а Веронике вряд ли кто поверил.

После всех этих мыслей стало страшно за подругу, и я обняла ее со спины. Она дернулась и сжалась в комочек, но через несколько минут ее дыхание выровнялось, и она уснула крепким сном, сжимая мою руку. Все же я правильно поступила, что в первую очередь посетила ее.

Думать же об Андрее мне было тяжело. Сейчас те чувства, что я к нему испытывала, ослабли настолько, что осталась одна только вина. Черт, а ведь я раньше была счастлива рядом с ним! Быть может, следует вернуться? Продолжать тихо, мирно жить? Ходить на работу, бежать домой, чтобы накормить своего мужа и планировать будущее, в котором пора уже думать о детях? Да, так будет правильно, но…

Вздохнув, медленно высвободилась из объятий подруги и переместилась на свою половину кровати. Из приоткрытого окна доносились звуки ночной Москвы, и я отрешенно начала вглядываться через стекло в небо, которое было подсвечено огнями столицы. Серо-желтые облака закрывали звезды, и я окончательно убедилась, что дома. Все позади — вампиры, аспы, мир, который хочет меня убить, но почему так тошно на душе? Почему хочется послать всю эту цивилизацию далеко и надолго и крикнуть, что тут мне не место? Когда все пошло не так, как задумывалось с самого начала? Когда увидела другую жизнь? Или когда познакомилась с магией? Нет. Все началось тогда, когда я собственными руками украла ожерелье, ломая свои стереотипы о дозволенном. Я до сих пор думаю, что поступила плохо, но ощущения, что я испытала после, все еще будоражат душу, а губы предательски растягиваются в довольной улыбке. А ведь во всем виноват он! Наглый, самоуверенный, хитрый, добрый, нежный, единственный… Черт! Чтоб его!

Укрывшись одеялом по самый нос, с силой зажмурила глаза, чтобы прогнать образ эльфа, но он, как назло, не собирался покидать мои мысли. Благодаря ему теперь мне хочется движения и волшебства, но самое главное, видеть рядом с собой его — беловолосого, длинноухого эльфа с удивительными бровями и самыми красивыми глазами в двух мирах. Было приятно думать, что увидеть их можно только тогда, когда я рядом. Как бы я хотела прямо сейчас взглянуть и утонуть в них!

И как с такими мыслями возвращаться к Андрею? Правильно, категорически нельзя, чтобы не ломать ему жизнь.

Будильник прозвенел неожиданно. Я подскочила как ошпаренная, выискивая источник шума.

— Дель, ты чего? — сонно спросила Ника, отключив будильник на смартфоне.

— Ничего, — облегченно выдохнула и упала обратно на широкую кровать. — С непривычки.

— Ты так говоришь, как будто не неделю пробыла в том мире, а целый год.

— По мне, так оно и есть, — зевнув, ответила ей, укрываясь одеялом по самую макушку. — За один день я постарела на десять лет.

Ника ахнула и сдернула с моей головы теплую защиту.

— И ты собираешься вернуться в такой ужасный мир?

— Так теперь все изменилось, и за мной никто не будет гнаться, — объяснила как маленькой, отбирая одеяло. Но отдавать мне его никто не собирался, а наоборот, полностью стянули и властно заявили:

— Тогда вставай! Необходимо приготовиться. Я сегодня страху в глаза загляну, а ты тут отлеживаешься! Разве не хочешь побыстрее увидеть своего эльфа?

— Он еще пока не мой, — сморщила нос, но правда была на ее стороне, и я послушно села, опустив ноги на махровый ковер.

Вчерашний день вымотал меня настолько, что не заметила, как уснула. Даже ничего не снилось.

— Эх, мне бы посмотреть на него, — мечтательно заявила Ника, и я бросила на нее недовольный взгляд, испытывая ревность.

— Тебе туда нельзя, — строго проговорила, потягиваясь.

— Это еще почему?

— Два варианта: ты не выдержишь в этом мире, или мир не выдержит тебя.

В мою голову прилетел снаряд в виде подушки, из-за чего не удержалась и соскользнула с шелковых простыней и приземлилась на ковер.

— По-моему, это после тебя мир рухнул.

— Так я на благо его жителей старалась, — обиженно пробубнила, глядя на подругу снизу вверх. Она победно возвышалась надо мной, гордо вскинув подбородок. В розовой пижаме Ника смотрелась очень комично. — Они мне еще спасибо должны сказать.

— А тебя не интересует, откуда белобрысый эльф узнал, как разрушить сердце мира? О безусловной магии уже знали, значит, могли и раньше все провернуть. Так почему именно ты стала подопытным кроликом?

Действительно, откуда?

— Я не знаю, — задумчиво ответила, — но обязательно об этом спрошу.

— Эх, жаль, я этого не узнаю!

— Возможно, это к лучшему, — усмехнулась, глядя на ее грустное личико, и поднялась на ноги. — Давай собираться! — И стукнула ее подушкой в ответ.

Не ожидая моей каверзы, Ника повалилась на спину и рассмеялась, пытаясь отобрать у меня подушку и вцепившись в нее, как клещ. В итоге мы собрались лишь через три часа. Вероника была очень рада моему появлению. Я это видела и старалась сделать так, чтобы она улыбалась чаще, ведь было понятно, что ей тяжело далось это время. Хотела ли я ее забрать с собой? Были такие мысли, но родные ее очень любят и не смогут пережить потерю единственной дочери. Чего нельзя сказать обо мне. Мои родители давно не поддерживают со мной связь, и я не удивлюсь, если они до сих пор не знают о моей пропаже. А Ника — это Ника. Зная ее, понимаю, как трудно ей там будет ужиться, несмотря на то что любит фэнтези. Иногда полезно фантазии остаться фантазией.

— Обещай, что все будет хорошо и кошмар не повторится! — потребовала подруга, как только мы выехали с парковки возле ее дома и взяли путь к коттеджу Влада.

— Обещаю, — после небольшой заминки ответила ей.

Она кивнула, но все равно нервно сжимала руль, часто поглядывая в зеркала заднего вида. Даже я пару раз оглянулась, но ничего подозрительного не увидела. Видимо, боязнь слежки от Ники передалась и мне.

Уже через двадцать минут я забыла обо всем и просто смотрела в окно, наблюдая, как улицы Москвы проносятся мимо. Возможно, я в последний раз гляжу на этот чудесный город, в котором родилась и жила до этого необычного случая. Я буду скучать по этому сумасшедшему ритму, ночным огням, запаху метро и звону курантов. Быть может, я поступаю необдуманно и сама же себя загоняю в угол, ведь стремилась, наоборот, выбраться из него. Но кто знает, может, именно здесь и был тот самый угол, где бы прожила всю оставшуюся жизнь, не зная, что такое настоящее путешествие. Да, у меня не будет всех удобств, но рядом с Андри все это кажется такой мелочью, что невольно забываешь, откуда ты. Конечно, я испытываю страх, что он, скорее всего, прирежет меня, когда узнает, что вздумала вернуться, но странное чувство тянуло меня обратно. Скажете, что это сумасшествие — все бросить и вернуться туда, где не живешь, а выживаешь? Возможно, отрицать не буду. Но, черт возьми, побороть зов сердца можно только разочарованием, и пока я его не получу, буду стремиться к сумасшествию, как бы здравый смысл ни намекал, что это безрассудно.

Смирившись, со вздохом закрыла глаза и постаралась представить Андри таким, каким его видела в последний раз — с нежной улыбкой на губах, с растрепанными белыми волосами и с глазами, в которых отражалась я, с вытянутой рукой в мерцании портала. Как он там? Куда пошел и что сейчас делает?

Тряхнув головой, похлопала себя по щекам, чтобы взбодриться. Ни к чему сейчас все эти вопросы и мысли. Скоро сама все узнаю. Ника покосилась на меня, но промолчала, вновь сосредоточившись на дороге. Она была одета как заправский шпион, во все черное. Я тоже недалеко от нее ушла, только оставила сапоги и пояс, к которому были прикреплены ножны и сумка. Как я их не потеряла в битве с Люцисом, а потом и с аспами, не знаю.

Город неожиданно закончился, и теперь мы мчались по шоссе, к нашему счастью, мало загруженному, хотя машины на встречной полосе стояли неподвижно. Глядя на многочисленный поток машин, чувствовала себя виноватой перед Никой, ведь ей еще ехать обратно. Видимо, совесть я еще не всю потеряла, и она меня сейчас грызла.

— Не переживай, — заверила подруга после пятого моего вздоха. — Не в первый раз, да и пробки — это неотъемлемая часть любого большого города.

Меня она не переубедила, и я вздыхала до самого конца, пока не свернули на другую дорогу, которая была совсем свободной. Красивые дома начали вырастать как грибы после дождя с обеих сторон дороги. Зеленые лужайки радовали глаз, и я невольно стала сравнивать усадьбы того мира и этого. В результате выиграли, как ни странно, чужие, поскольку была в них некая изюминка, которой не хватало здешним.

— Мы на месте, — тихо проговорила Ника, остановившись возле огромных кованых ворот.

— И что дальше? — немного запаниковала я. В тот раз ворота были открытыми.

— Ждем, — односложно сказала подруга, сосредоточенно глядя на скрытую камеру в углу. Та зашевелилась и вытянула объектив, видимо, так рассматривая нас ближе.

Через несколько минут ворота пришли в движение и начали отъезжать в сторону. Вся это механизация пугала, но завидев живых охранников, расслабилась.

— Вы к кому? — басовито спросил у Ники похожий на шкаф детина в темных очках и с микрофоном в ухе, как только наша машина оказалась возле него и подруге пришлось опустить стекло.

— К Владу, — сделав лицо кирпичом, ответила она, и я посмотрела на нее с уважением. Неожиданно, однако.

Охранник окинул цепким взглядом подругу, затем меня, а потом махнул кому-то рукой и отошел в сторону. Ника спокойно закрыла окно и тронулась с места. Она выруливала к той самой площадке, откуда шла злополучная тропинка с мелкой галькой, на которой я растянулась, тем самым преподнося вампирам себя на блюдечке.

Заглушив мотор, подруга повернулась ко мне:

— Ты уверена?

Я молча кивнула и открыла дверь. День выдался теплый, вокруг было все освещено ярким солнцем, но страх от этого не уменьшился. Необходимо побороть дрожь и выбрать путь, даже если он окажется неправильным. Главное, на перекрестке не стоять и сделать шаг.

Ника подбежала ко мне, нервно позвякивая ключами в руке. Пришлось ее попросить не сгущать атмосферу, а расслабиться, ведь все равно уже здесь. Пока шли к дому, ловили на себе сканирующие взгляды охранников. Странно, что они не останавливали нас, а просто следили, несмотря на то что у меня на поясе висел кинжал.

— Может, поедем обратно? — тихо спросила подруга, когда мы подошли к тем самым двустворчатым дверям и один из охранников скрылся за ними.

— Не дрейфь, — также шепотом ответила ей. — Сейчас ты увидишь, что все изменилось.

И действительно, не успела я еще что-то сказать, как двери резко распахнулись, и на пороге показался Влад, который застыл, с удивлением уставившись на нас кроваво-красными глазами. Не знаю почему, но я сразу почувствовала изменения. Меня уже не пугал его вид и не ощущалась та аура, от которой хотелось держаться подальше, как от опасного хищника. Даже Ника расслабилась и больше не дрожала.

— Ты?! — с шипением воскликнул он и мигом оказался рядом, как будто пролетел это расстояние между нами. — Как?

— Для начала здравствуй, — с улыбкой поздоровалась, не скрывая своего удовольствия от его шокированного вида. Однозначно Фэйл испортил меня.

— Как ты здесь оказалась? — Теперь он начал злиться, нависнув надо мной.

— Так же, как попала на Фэйл, — спокойно ответила, глядя прямо ему в глаза.

Удивленно моргнув, он на несколько секунд завис, обдумывая мои слова, а потом вдруг устало вздохнул.

— Вижу, ничего скрывать от тебя уже нет смысла. Я надеюсь, ты объяснишь, что произошло? Не каждый раз увидишь возвращение «добычи».

— Конечно, — сразу согласилась, пропустив мимо ушей его высказывание насчет людей. Толку оттого, что я ему ничего не скажу, не будет, а правду полезно знать, в первую очередь чтобы не страдали невинные люди.

— Прошу, — отступил вампир в сторону и жестом пригласил зайти внутрь.

Ника вцепилась в мой локоть, но все же послушно пошла за мной, как только я шагнула на первую ступеньку красивой веранды. Уже через минуту мы сидели в малой гостиной, куда немного нервная служанка принесла чай.

— Итак, — начал не менее нервный хозяин дома, — что произошло?

— Думаю, известие о том, что сердце мира больше не существует, о многом скажет, — отпив ароматный чай, ответила ему.

Вампир так и застыл, не донеся чашку до рта, отчего чай выплеснулся ему на брюки.

— Это правда?

Я медленно кивнула, наблюдая за сменой выражения его лица, на котором недоверие сменилось страхом. А затем он внезапно расслабился в кресле и рассмеялся, как мне показалась, от всей души. Ника вздрогнула и чуть не вылила чай на свои любимые черные джинсы, но смогла этого избежать и теперь испуганно смотрела на Влада. Я же в который раз убедилась, что не испытываю никакого страха в присутствии вампира, который раньше заставлял дрожать только от одного кровавого взгляда.

— Я в тебе не ошибся! — все еще смеясь и вытирая слезы, проговорил он. — Храбрая и, как оказалось, вполне достойная ключей. Эльф был прав, что необходимо искать избранного среди тех, кто придерживается одной реальности. Безусловная магия вещь сильная, и управлять ею может только тот, кто не только не принимает условия, но и не верит в магию, как бы парадоксально это ни звучало.

— Но ведь я поверила, — наступила моя очередь удивляться. — И что значит эльф был прав?

— Ключи даются в момент сильного отрицания и остаются навсегда, — улыбнулся Влад, видя мою растерянность. — Я и еще несколько подобных мне были посланы сюда советом вампиров для переброски людей, чтобы выполнять условия и управлять магией. Но везде есть те, кто служит короне, которая желает совсем другого — жизни без условий.

— Ты? — продолжала удивляться я.

— Я, — улыбнулся он шире. — Оборотни давно искали того, кто смог бы избавить их от условий. Они отправили меня, чтобы я отбирал вместе с другими вампирами людей, но для иных целей — тех, кто сможет выжить и совершить задуманное. Ты могла заметить, что на вечеринке были девушки, похожие на тебя, но лишь ты смогла дойти до конца.

— А ничего, что люди гибли от зубов вампиров? — прошипела, подавшись вперед. Их отношение к обычным людям меня сильно задевало.

— Я повторяю, — серьезно прошепелявил Влад, строго смотря на меня, — безусловная магия дается не всем. Ты единственная, кто смог противостоять гипнозу вампира, поскольку отрицала существование всего того, что тебя окружало. А когда ты поняла и приняла всю правду, у тебя уже были ключи. Да, были такие и до тебя, но мир их все же поглотил. Тогда было решено привлечь того, кто смог бы уберечь носителя даров.

— Андри? — Мое удивление подскочило до отметки максимум. — Он знал?

— Знал, ждал, и если ты здесь, значит, справился. Его горе, за которым последовало безумие, даровало ему то, что не было дано никому, — он мог убивать приспешников мироздания. Шпионы короны его отыскали и поставили свое условие, от которого он не захотел отказываться.

— И какое?

— Он же наемник, а наемнику всегда есть что предложить, — загадочно ответил Влад.

Я ошеломленно смотрела на довольного вампира, не в силах поверить его словам. Как такое возможно?

— А принц Тарий? Его я тоже не просто так встретила?

— Принц? — озадаченно переспросил Влад. — Этого уже не знаю, но не исключено. Я уверен, что как только ты засветилась с безусловной магией, слухи разлетелись, и королевская семья узнала о твоем прибытии.

Обессиленно откинувшись на мягкую спинку кресла, со вздохом прикрыла глаза. И это я хотела удивить вампира? Похоже, вышло совсем наоборот. Новость, что все это спланировано с самого начала, выбила из колеи намеченного плана. Но хуже всего было то, что Андри все это время притворялся. При этих мыслях сердце больно защемило, а на душе стало гадко. Неужели все наше путешествие — это спланированная миссия по спасению жителей чужого мне мира? Как же все улыбки, шутки и забота?

И тут в моей голове возникло воспоминание, как эльф запрыгнул в повозку и оглядывал по очереди всех девушек, но заговорил только со мной, упомянув, что я не похожа на других. Быть может, он сразу понял и специально обратил на меня внимание, чтобы потом я пошла за ним после побега и встретилась в таверне, где он перевязал мне шею. И главное, он сразу согласился мне помочь, но перед этим сильно разозлил, чтобы я призвала магию. Совпадение это или этап плана?

Невольно сжала кулаки и зло глянула на Влада. Вампир сидел расслабленно и разглядывал Нику, которая смотрела куда угодно, лишь бы не на него.

— Честно, я не ожидал, что Вероника пригласит тебя, Адель. Была выбрана она, а не ты. Но все сложилось наилучшим образом, и теперь мы свободны от условий. Фэйл стал обычным миром, как ваш, только за малым исключением: магия все еще при нас, ведь ключи остаются навсегда.

Его самодовольная улыбка стала последней каплей. Вскочив, я буквально подлетела к нему и со всего размаху врезала по лицу. Если бы знала, что в это время на моих руках появятся белые пентаграммы, не стала бы его бить, но что сделано, то сделано. Влада отбросило до самой стены, приложив об нее. Кресло тоже пострадало, оно было разрезано пополам воздушной волной. Ника взвизгнула и подскочила, чтобы потом убежать в другую комнату. Оно и к лучшему.

— Что за черт?! — воскликнула, разглядывая пентаграммы. Мне казалось, что я с ними распрощалась, после того как они разбили камень. — Почему?

— Чем ты слушаешь? — недовольно прошипел Влад, поднявшись на ноги и потирая подбородок. — Ключи к магии остаются навсегда.

— Так ты тоже умеешь колдовать? — перевела на него ошеломленный взгляд.

Он устало вздохнул и кивнул, сморщившись от боли. Медленно, но отчетливо синяк начал вырисовываться и наливаться у него на лице. Будь он обычным человеком, не выжил бы после такого удара. На миг стало совестно, но потом злость на одного белобрысого эльфа вновь вернулась, и я подскочила к вампиру и схватила его за лацканы пиджака. Наверное, со стороны это смотрелось смешно, ведь Влад был выше меня на целую голову, но пентаграммы сделали свое дело, и вампир в страхе уставился на меня, боясь шевельнуться.

— Считай, ты получил свое, — пришлось встать на цыпочки, чтобы сказать ему это в лицо, — но есть и другие, кто заслуживает наказания. Открывай портал!

— Ты сошла с ума?! — воскликнул он и схватил мои руки, чтобы оторвать их от себя, но пентаграммы резко покраснели, и он отпрянул, ударившись головой о стену. Его пиджак оказался подпаленным в нескольких местах.

— Уже давно, — хищно улыбнулась.

— Стой, — поднял он руки в знак примирения, — я имел в виду, зачем тебе туда? У тебя здесь муж и друзья.

— Это тебя не касается, — зло ответила, сжимая кулаки. Пентаграммы даже и не думали исчезать, а ярко мигали и крутились.

— Постой! — В глазах вампира появилась догадка, и он криво улыбнулся, несмотря на боль. — Неужели у тебя что-то было с эльфом?

— Нет, но будет, — прошипела как змея и вновь потребовала: — Открывай портал!

— Не пожалеешь? — прищурил он свои кровавые глаза.

— Тебя это не должно волновать.

— Ты права. — Влад выпрямился и положил мне руку на плечо. Скривилась при его прикосновении, но не стала скидывать руку. — Но знаешь, я благодарен тебе за то, что избавила нас от условий.

— Не ради вас, кровососов, старалась, — буквально выплюнула эти слова, вспоминая погибших девушек.

— Понимаю, — убрал он свою руку, виновато улыбаясь. — Но теперь уже нет необходимости убивать людей, и я прослежу за тем, чтобы ни один человек больше не ступил на земли Фэйла.

Сузила глаза и окинула его недоверчивым взглядом. Можно ли ему доверять? С другой стороны, если он говорит правду, то не такой уж он и плохой, да еще и прислуживает оборотням.

— Хорошо, — вздохнула я и избавилась от пентаграмм. Сейчас я их хорошо чувствовала и мысленно могла ими управлять. — Но для меня придется сделать исключение. Необходимо надрать одному эльфу задницу.

— Ты уверена, что сможешь? Он все-таки профессиональный убийца, — заразительно расхохотался Влад, потирая подбородок.

— А я сделаю так, что смогу, — уверенно заявила, уже придумав план.

— Что ж, желание леди — закон. Прошу, — подставил он мне свой локоть, и я приняла его.

— Ника! — позвала подругу, сообразив, что она все так же прячется в другой комнате.

Запуганная Ника выглянула из-за угла коридора. Мне опять стало совестно, и я извинилась и заверила ее, что теперь точно все позади и бояться больше нечего. Влад тоже помог, принеся свои извинения. Даже элегантно поцеловал ей руку, после чего подруга расслабилась и оперлась о другой локоть вампира. Вот так мы и спустились в подвал, пол которого был исписан рунами и уже знакомыми пентаграммами. Удивительно, но здесь горели самые обычные свечи, слабо разгоняя темноту.

Открытие портала заняло больше часа. Влад ходил от одной пентаграммы к другой и поочередно прикасался к их надписям, что-то шепча. Мы с подругой стояли в сторонке и держались за руки. Я испытывала страх и радость одновременно, что смогу вернуться к Андри. Мне уже не терпелось его увидеть, но обстоятельства заставляли все обдумать и поступить иначе.

— Куда ты хочешь попасть? — вдруг отвлек меня Влад от раздумий.

— Давай возле дворца Дитона.

— Все так серьезно? — сразу сообразил вампир, но больше ничего не стал спрашивать и завершил создание портала.

В центре темного зала замерцал разноцветными переливами неровный осколок, в котором просматривалась мощеная площадь.

— Еще не передумала? — в который раз спросил вампир, очевидно думая, что я откажусь от этой затеи.

— Нет, — уверенно ответила и шагнула к порталу.

Ника всхлипнула и бросилась мне на шею:

— Обещай быть счастливой! И не забывай нас!

— Конечно, — обняла ее крепко-крепко. Как бы я ни скрывала грусть, мне все же было тяжело уходить. Теперь я понимала, что это навсегда, поэтому душа рвалась на части, но там же Андри…

— Спасибо, что вернулась, — тихо шепнула она мне на ухо и отступила на шаг, даря нежную улыбку.

— Все будет хорошо! — быстро ответила ей и повернулась к Владу, чтобы скрыть слезы, набежавшие на глаза. Хотелось в ее памяти остаться уверенной в своих поступках. Подошла вплотную к вампиру и тихо попросила: — Прошу, встреться с моим мужем и заставь его поверить в то, что я ему не нужна. Пускай все думают, что я пропала, но не хочется, чтобы он винил себя. Я желаю ему счастливой жизни, ведь он хороший, но я не смогу и не хочу… — Ком в горле стал слишком большим, и я замолчала, не в силах сказать еще что-нибудь в свое оправдание.

— Я понимаю. — Влад положил руки на мои поникшие плечи и несильно сжал их, даря поддержку. — Сердцу не прикажешь, Адель.

Подняв на него глаза, слабо улыбнулась. Он кивнул и взглядом указал на портал. В который раз сама себе напомнила, что глупо поступаю, но ноги сами сделали шаг к огромному осколку грани. К черту все! Хоть раз в жизни поступлю так, как хочется. Пора!

— Ну, ни пуха ни пера! — выдохнула и шагнула в мир, полный удивительных для меня вещей, а перед тем как за моей спиной рассыпался портал, услышала дружное «к черту!».

Вот и все.


ГЛАВА 20

Как и в прошлый раз, я долго стояла и смотрела в одну точку, пытаясь осознать, что сейчас произошло. На площади прогуливались оборотни и эльфы и совсем не обращали на меня внимания. Гул голосов с опозданием обрушился со всех сторон, и я окончательно поняла, что именно сделала. Вдохнув полной грудью свежий воздух, широко улыбнулась и раскинула руки в стороны. Называйте меня как хотите — дурой, эгоисткой и предательницей, но именно сейчас я почувствовала себя свободной. Да, быть может, еще сто раз пожалею и буду ругать себя за необдуманный и поспешный шаг, но пошло оно все… да-да, к черту!

Покружившись на одном месте, с восхищением поняла, насколько огромна площадь, а дворец государства Литорн смотрелся просто сказочно в лучах полуденного солнца. Перистые облака плыли по ярко-голубому небу и скрывали длинный золотой шпиль самой высокой башни. Я даже голову устала держать, рассматривая его, — настолько высок он был.

Налюбовавшись величием дворца, приметила двустворчатые кованые ворота со стражей и двинулась к ним.

— Сегодня территория дворца закрыта, — сразу же строго сообщил часовой в парадной форме, держа руку на рукояти меча.

— А принц Тарий вернулся? — спросила, как бы с интересом рассматривая железные завитушки на воротах.

— Королевская чета сейчас на совете, — доложил он, встав по стойке смирно.

— На совете, говорите… — тихо вздохнула я. Как же мне попасть к принцу-то?

— А вы случайно не леди Адель? — вдруг спросил другой стражник, немного подавшись в мою сторону.

— Леди — это сильно сказано, — хихикнула, узнав манеру Тария. Однозначно это он назвал меня так. — Но да, это я.

— Вас велено сразу проводить к принцу, если появитесь возле ворот.

— Это очень хорошо, — радостно ответила. — Ведите!

Поклонившись, он открыл боковую дверь в каменной стене и попросил следовать за ним. Когда оказалась на территории дворца, потерялась окончательно, поскольку королевский сад был очень красив, и хотелось все рассмотреть, но приходилось буквально бежать за высоким мужчиной, чтобы не отстать. Сам дворец встретил нас прохладой и роскошью. Здесь были и красные дорожки, и картины с вазами на каждом шагу, а также невероятно красивая лепнина на потолке. В огромном приемном зале стражник передал меня камердинеру и ушел обратно. Оборотень с каменным и вечно недовольным лицом окинул меня уставшим взглядом и потребовал идти за ним. Во время всего пути до двустворчатых дверей зала, где проходил совет, он не проронил ни слова и даже не оглянулся, чтобы удостовериться, а иду ли я за ним. В принципе, мне было все равно, о чем он там думал и как я выгляжу в его глазах. Меня переполняла эйфория, что принц жив и вернулся домой.

— Прошу подождать здесь, — бесцветным голосом сказал оборотень и бесшумно скрылся за позолоченной дверью. И как у него это получается?

Через несколько минут услышала шаги и недовольный голос Тария:

— Курт, ты же знаешь, что у нас совет с главами. Кто посмел меня вызвать в такой момент?

В коридор вышел мужчина, и я на миг потеряла дар речи. Высокий, в черных брюках и черном камзоле с белоснежной рубашкой, он мало походил на того лохматого шута. Волнистые бронзовые волосы были аккуратно зачесаны назад, открывая широкий лоб. Да, вот сейчас передо мной был именно принц, а не тот пернатый друг.

— Адель? — Удивленный голос Тария заставил мой взгляд проделать обратный путь от блестящих сапог до карих глаз, еще раз оценив парадную форму принца.

— Привет, — подарила ему легкую улыбку, немного стесняясь своего простого вида.

— Ты здесь? Но как? — Принц быстро преодолел расстояние между нами и положил руки мне на плечи. — Нам доложили, что ты вернулась в свой мир. Почему же ты тут?

— Доложили, значит, — задумчиво сказала я, рассматривая посеребренные пуговицы на его камзоле. — Позволь узнать, кто доложил? — вскинула голову, заглядывая ему в глаза.

— Сначала ответь на мой вопрос, — нахмурил он брови.

— Да, — тяжело вздохнула, отводя взгляд в сторону. — Я была дома, но сразу же вернулась.

— Только не говори, что из-за него! — строго произнес принц, освободив мои плечи.

Заведя руки за спину, Тарий выпрямился и сделал шаг назад. Я одновременно испытала и облегчение, и робость перед этим оборотнем. Под тяжелым карим взглядом было не по себе. Как будто я в чем-то провинилась, ей-богу.

— Допустим. — Все же голос мой дрогнул. С таким Тарием было страшно препираться.

— Адель, я же тебе говорил, что он не стоит того, чтобы все бросить!

— Это мне решать, — сухо обронила, краем глаза отмечая, как камердинер недовольно сморщил нос от моего общения с принцем.

Тарий ничего не ответил. Вздохнув, он запустил пятерню в бронзовые волосы и отвернулся, встав ко мне боком. Мне было трудно сейчас его понять. Почему он не хотел, чтобы я возвращалась?

— В любом случае ты уже здесь, — задумчиво проговорил он, подняв глаза к потолку, но затем вновь посмотрел на меня, буквально пригвоздив к полу своим темным взглядом.

Почему-то именно сейчас я поняла, что он принц и может со мной поступить так, как посчитает нужным. Это не то что другая страна, где можно найти посольство своей родины, а совсем другой мир. Я сильно рискнула, явившись сразу во дворец.

— Пойдем, — вдруг сказал он и схватил меня за руку. Не успела я моргнуть, как поняла, что принц быстро тащит меня в тот самый зал, из которого вышел.

— Я не пойду! — воскликнула, испугавшись. Черт, да там же целый совет глав! Я совсем не готова к такому приему. Зачем мне туда?

— Раз решила вернуться — изволь принять награду за освобождение от условий! — немного раздраженно проговорил Тарий и, заведя мне руки за спину, чтобы я не хваталась за стены и двери, впихнул в зал.

Все, кто сидел за массивным столом в центре небольшого зала с широкими стрельчатыми окнами, повернули головы в нашу сторону. Я решила не глядеть на лица присутствующих, чтобы от страха не упасть в обморок, и просто устремила взор вперед. На самой дальней стене, во всю ее ширину, висела карта мира. Я удивилась, увидев два огромных материка, разделенных на мелкие сектора разных цветов. Мне была привычнее другая карта, поэтому сначала восприняла ее как обычную картину, а вспомнив, где я нахожусь, испытала странное чувство потери. Мне придется долго привыкать к новому месту и со временем постараться забыть родной мир.

Переступив с ноги на ногу, все же посмотрела на собравшихся в этом зале. Среди незнакомых мне мужчин я узнала лишь Тиона, что сидел по левую руку от короля. Все такой же невозмутимый, с холодным взглядом, он лишь на короткий миг вздернул бровь, удивившись моему появлению.

— Тарий, я жду объяснений.

От низкого властного голоса я стушевалась окончательно и трусливо сделала шаг назад, натолкнувшись на принца. Он вновь положил мне руки на плечи и ободряюще сжал их. Это, конечно, мало помогло. Тарий был очень похож на отца, вот только взгляд короля, не просто карий, а черный, сейчас пугал меня очень сильно. Почувствовала себя маленькой мышкой, которая случайно попала в гнездо коршунов.

— Господа, — слишком громко и неожиданно сказал Тарий над моим ухом, отчего мое сердце ухнуло вниз. Глубоко вдохнув, постаралась унять дрожь, спрятав руки за спину. — Позвольте вам представить леди Адель. — Он на секунду замолчал, дав присутствующим время на осознание сказанного. Было видно, что все они знают имя той, кто спас их. Как только в зале наступила тишина, Тарий лучезарно улыбнулся и произнес: — Так сложились обстоятельства, что она решила жить в нашем мире. Поэтому, отец, как глава рода Нирлинских и правитель Литорна, даруй этой спасительнице всех жителей Фэйла титул. Это малая плата, но леди Адели это сейчас необходимо в первую очередь. Она должна стать жительницей нашего мира. Для нас же будет большая честь жить бок о бок с легендой.

Вот это он сказал!

Никто не спешил начинать разговор; все смотрели на меня, изредка поглядывая на короля.

— Что ж, — задумчиво протянул крепкий мужчина, голову которого опоясывал обруч с рубином, — рад лично встретиться с той, кто избавил нас от условий. С большой радостью приму вас, леди Адель, и сделаю все, чтобы вы не знали бед. Титул уже подходящий есть…

— Ей лучше будет у нас, — вдруг проговорил мужчина в желтом камзоле, поднявшись на ноги. Его темная кожа навела меня на мысль, что это представитель южных краев.

— Нет, такой девушке необходим свежий горный воздух, — подал голос другой мужчина, во всем белом. Даже волосы его были словно снежная шапка на вершине горы.

Не успела я сообразить, что меня хотят переманить на свою территорию, как гомон мужских голосов заполнил весь зал. Из всех сидящих за столом только король и принц Тион сидели молча, переводя взгляд с одного главы совета на другого. Я же в который раз поежилась от столь огромного внимания, уделенного моей маленькой персоне. Не совсем этого я желала, отправляясь обратно на Фэйл.

— Мне не нужен титул, — тихо сказала, не поднимая головы, уставившись на узор мраморного пола под моими ногами. Руки на моих плечах еще сильнее сжались, подавая сигнал, что кое-кто меня услышал. Наверное, только благодаря им я еще не свалилась в обморок от страха и переживаний. Но я действительно не этого хотела!

В зале внезапно наступила тишина. Поведя плечами, медленно подняла голову и наткнулась на темный взгляд короля. Он сидел с поднятой рукой, требуя тишины.

— Чего же ты желаешь? — по-доброму спросил он, улыбнувшись уголками губ.

Невольно перевела взгляд на Тиона, вспомнив нашу встречу в карете. Если Тарий похож на отца внешне, то Тион унаследовал манеру общения и поведения.

Я молчала, не в силах вымолвить ни слова под внимательными взглядами совета. Это только со стороны кажется, что легко.

— Смелее, — вдруг подал голос Тион, и я смогла свободно вздохнуть.

Инцидент в карете не прошел бесследно, можно сказать, он сблизил нас, поэтому его голосу я обрадовалась. Несмотря на холодные глаза, я видела в них поддержку.

— Я хочу стать наемницей, но при этом сохранив свою свободу.

— Но это возмутительно! — недовольно воскликнул один глава, стукнув кулаком по столу. — Леди, вы спасли мир и перед вами все двери открыты! Выбирайте любую страну и живите спокойной жизнью. Зачем вам подаваться в преступники?

— Спокойная жизнь меня больше не прельщает, — ответила, набравшись храбрости.

Улыбка Тиона становилась все шире.

— Уважаемые, — заговорил другой, — славить спасительницу — это одно, но наемницу? Нам и так хватает забот с ними, и пригреть на груди ту, что будет свободно убивать и грабить? Это недопустимо!

— Согласен!

— Поддерживаю!

Все вновь зашумели, возмущенно обсуждая мою просьбу. Но мне другого было не нужно.

— Убивать я не собираюсь! — смогла перекричать их, сама испугавшись своего возгласа. — Буду заниматься лишь кражами, — закончила тихо под пристальными взглядами всех мужчин в этом зале.

— Но где гарантия? — потребовал темнокожий, тот, что первый позвал в свое государство.

— Ее нет, но я обещаю, — постаралась ответить спокойно, но все же голос дрогнул.

— Леди, у вас все ключи к дарам Фэйла. Вы опасны так же, как и вампиры. За вами нужен присмотр. Вы предлагаете отпустить вас на все четыре стороны и при этом дать согласие на свободное наемничество, зная, чем вы обладаете?

Мужчины одобрительно закивали, поддерживая темнокожего, а я из его слов поняла лишь одно.

— Так вы хотели дать мне титул, окружить заботами, чтобы я постоянно была на виду? — Злость на этих диктаторов поборола робость и страх, и я уверенно подняла голову, глядя на них с ненавистью. Я их спасла, а они хотят меня на цепь посадить? И что дальше? В любой момент могут использовать как оружие, ведь, по их словам, я имею большую силу?

— Молодец, Адель! — Тион довольно откинулся на спинку стула, похлопав в ладоши. — Условия больше не ограничивают нас, но так как магия осталась, вампиры в скором времени поймут, что они сильнее других рас. Поэтому неплохо иметь у себя человека, который сможет им противостоять.

— Но их тысячи, а я одна! — От его слов мне резко захотелось обратно домой.

— Так магия передается детям, — пожал он плечами, сообщив это как нечто очевидное. — Любое государство будет радо иметь жителей, обладающих такой силой.

Икнув, вплотную прижалась спиной к Тарию, желая, чтобы он защитил меня от этих коршунов, которые после слов его брата посмотрели на меня как на какой-то трофей. Правильно тогда сказал Андри, — я дура! Надо было просто отыскать эльфа, и все, а не строить планы, как себя лучше подать, чтобы он меня не прирезал на радостях.

— Переманите на свою сторону вампиров, — предложила другой вариант.

— Это не твой мир, Адель, — продолжал объяснять Тион. — У каждого есть своя территория, — он махнул в сторону карты, — и каждая раса будет защищать ее. На наших землях они лишь работают, но предпочитают служить своей. Всего несколько часов назад по всему миру прошлась магическая волна, которая избавила нас от условий. Теперь жизнь изменится. Она постепенно будет меняться, и не исключено, что вампиры поймут свою силу и заново оценят ее. Мы же должны быть готовы к этому времени.

— Мало того что вы использовали людей, жертвовали ими, чтобы избавиться от условий, так и сейчас продолжаете делать то же самое, только теперь намереваетесь использовать конкретного человека — меня! — На этот раз мой голос ни разу не дрогнул. Мне были обидны его слова. — Да я лучше буду наемницей и сохраню себе личную жизнь, чем воспользуюсь вашим «гостеприимством» и буду бояться за своих будущих детей. Мужа вы мне тоже подберете? — ехидно спросила, уже не страшась всех этих высокомерных типов.

На мой вопрос никто не ответил, пряча глаза. Что ж, тут мне рады только в одном деле. Нет, я, конечно, благодарна им. Кто знает, может, вампиры и не станут так реагировать на отсутствие условий, и я проживу спокойную жизнь, но теперь их предложение мне кажется сомнительным.

Собираясь отстаивать свое, по моему мнению, заслуженное место в этом мире, сжала кулаки и набрала воздух в легкие, как вдруг король вновь поднял руку, остужая мой пыл. И вот вроде обычное движение, а весь мой настрой мигом испарился.

— Господа, — обратился он ко всем, но смотрел исключительно на меня, — я думаю, стоит прислушаться к словам леди Адели. Мы виноваты перед жителями ее мира и должны умерить свои желания, дав право леди выбрать путь самой. Как глава рода, я готов принять ответственность за совершенные поступки леди Адели как наемницы в своем государстве, если только это не убийство, — улыбнулся он уголками губ, посмотрев на Тиона. — Одного такого нам уже сполна хватит, и, боюсь, казна не сможет содержать еще одного наемника.

Тион загадочно улыбнулся и одобрительно кивнул, соглашаясь со словами отца. Другие главы совета возмущенно начали бросаться словами, не желая принимать жалобы жителей своих государств и терпеть убытки. Мол, одного беловолосого и ушастого нахлебника хватит. Захотелось в голос рассмеяться, сообразив, что речь идет об Андри. Неужели он тоже попросил неприкосновенность как плату за сопровождение моей персоны до сердца Фэйла?

— Вы, ваше величество, поступайте в вашем государстве, как вам будет угодно, но в других землях леди Адель будет сама отвечать за свои поступки, — все же не выдержал темнокожий и сказал свое слово.

Мне же стало интересно: а насколько большое государство Литорн? Быть может, мне этого будет достаточно?

— Я сказал свое слово, — строго ответил король и кивнул мне в подтверждение. Я медленно выдохнула, немного расслабляясь внутри, но, как оказалось, рано. — Леди Адель будет считаться жительницей нашего государства! — изрек он жестко, после чего Тарий перехватил меня за талию и быстро скрылся вместе со мной за дверью, выйдя из зала.

Я даже не успела испугаться или удивиться столь поспешному уходу наших персон, как за дверьми послышались восклицания, что все так оставлять нельзя. Выдохнула окончательно, радуясь, что король решил пойти мне навстречу, не разделяя мнения других глав. Будем надеяться, что это не повлияет на дружеские отношения государств оборотней.

— Теперь понимаешь, почему я не хотел, чтобы ты возвращалась сюда, — проговорил принц, увлекая меня куда-то в глубину дворца.

— А-а-а, — протянула, еле успевая за ним, — так дело только в этом?

Он резко остановился, отчего я врезалась в его спину, ойкнув.

— Что ты имеешь в виду?

Тарий развернулся ко мне лицом. На секунду устыдилась своих мыслей, увидев серьезный взгляд принца. Он просто волновался, что я могу стать очередной пешкой в играх местной власти. Я же все это время думала, что он приревновал меня к Андри, вот и злился, что вернулась, четко дав понять почему.

— Прости, — виновато улыбнулась, как только Тарий заломил бровь, сообразив, о чем я думаю, — в последнее время я веду себя как дура.

Принц усмехнулся.

— Вы, девушки, всегда дурочки, когда влюблены, — насмешливо ответил он и галантно, с наклоном головы, предложил жестом руки следовать дальше по коридору. — Но я всего лишь не хотел видеть тебя в золотой клетке, если бы все удалось сделать, — секундой позже ответил он честно. — Власть всегда, Адель, просчитывает свои действия на два шага вперед.

— Так это правда, что вы все спланировали и Влад, то есть Владиус, — ваш шпион? — сузила глаза и окинула подозрительным взглядом принца с ног до головы.

— Да, — не стал он увиливать и ответил сразу.

— И давно? Откуда вы узнали, что если уничтожить камень, можно избавиться от условий?

— Ты уже пятая, кто пытался, — тихо ответил Тарий, глядя исключительно вперед. — Мы долго пытались понять, почему людям из вашего мира даются ключи без условий. Безусловная магия, как потом принято было ее называть, была сильнее любой другой и имела странную закономерность — она была чистой, первозданной. Ты могла заметить, что только у тебя получилось показать истинный вид ключа — пентаграммы. Такие же были и на сердце Фэйла, поэтому мы решили, что это выход. Повлияв магией на этот орган, мироздание потеряет возможность управлять жителями мира. Мы не знали, получится ли это, но решили проверить, ведь магия начала передаваться детям без их согласия. Мироздание не могло нами управлять, но, наделив ключами, оно смогло на нас влиять. Сначала это не мешало, и мы выполняли условия, пока не поняли, что мы — рабы и не можем планировать будущее. А вид страдающих детей окончательно заставил нас действовать.

— Вампиры себя не утруждают, — сморщила нос, вспомнив, как они непринужденно ужинали, а потом «закусывали» девушками. — Им живется вполне комфортно.

— Поверь, есть те, кто до самого конца переступал через себя, не желая убивать людей.

— Трудно это сделать, — покачала головой, даже не собираясь жалеть вампиров, — но теперь незачем поднимать эту тему: вампирам больше не нужно пить кровь, а тех людей, что были их жертвами, не вернуть.

— Тут я с тобой соглашусь. — Принц кивнул, а пройдя несколько шагов в молчании, заметил: — Больше всего страдали оборотни.

— А эльфы? У них самое страшное условие! — возразила я.

— В отличие от нас, они воздержались и смогли сохранить свою независимость. Эльфы сами по себе сильная раса — они ловкие, обладают прекрасным зрением и хорошо чувствуют природу. Им незачем было рисковать.

— Но… — протянула тихо, как только Тарий замолчал. Звуки наших шагов начали напоминать беспокойный стук сердца.

— Но это до тех пор, пока вампиры не захотели показать, что они сильнее всех. Было много войн, Адель. Эльфам пришлось просить ключи у мироздания, но узнав условия, лишь несколько представителей этой расы согласилось. Они вошли в историю как великие воины.

— А сейчас? Почему жене Андри пришлось на это пойти?

— Власть у эльфов имеет совсем другую структуру, и разобраться в их делах трудно. Видимо, — проговорил принц задумчиво, — так было необходимо, чтобы защититься или отстоять свое право. Но самым главным было даже не это, — замолчал Тарий, удерживая интригу, а увидев, что я начинаю злиться, продолжал: — Жена Андри это сделала, не посоветовавшись с ним. Да, они выиграли этот бой, но какой ценой? Эльфы однолюбы и любят только один раз, поэтому Ривурд не мог ее оставить. А узнав, что она беременна, постарался все исправить, пока не поздно, но не смог.

— Любят один раз, — грустно сказала я, чувствуя, как сердце предательски сжалось, причиняя боль душе.

Взглянув на меня, принц ободряюще обнял за плечи.

— Ты удивительная девушка, Адель. — Я грустно усмехнулась этой фразе. — И я уверен, что бывают исключения.

— Ты это к чему?

— Ну, начнем с того, что ты смогла дойти до конца, когда все другие кандидаты на роль спасителей мира пали.

— Это утешает, — печально усмехнулась, стараясь отвлечься от дурных мыслей. — И сколько таких было?

— Ты — третий человек, которого сопровождал Ривурд.

Я вздрогнула, и это не укрылось от Тария. Он нахмурил брови, поджав губы. Как бы он ни старался меня отвлечь, везде был Андри. Мне было больно слышать, что эльф все знал с самого начала и притворялся. Неужели все его чувства, о которых он умолчал, но открыто показал в конце, ненастоящие? Если эльфы любят только раз, зачем все это было?

— Адель, — со вздохом проговорил Тарий, останавливаясь перед белыми дверьми с золотыми ручками. — Если не брать в расчет их чувства к одному партнеру, эльфы вообще мало обращают внимания на людей. Они еще до условий связывали себя семейными узами только с представителями своей расы. — Я отвела грустный взгляд в сторону, вспомнив, как Андри говорил, что его интересуют только эльфийки. Но ведь его последние объятия были совсем не дружеские. В них я смогла почувствовать нечто большее, чем просто привязанность. — Я видел, как ты смотрела на него. Тогда, на поляне. Каждая девушка нашего мира знает, что бесполезно пытаться и ничего больше обычного флирта от эльфа не получить, поэтому мне было непривычно видеть в твоем взгляде нежность к Ривурду. Она была светлой и глубокой, отчего понял, что ты уже давно в него влюблена и просто еще не признала очевидное.

— У меня был муж, — тихо сказала, воспроизведя в памяти события, о которых только что говорил принц. А ведь действительно, я уже тогда испытывала к Андри чувства. — Разве можно любить двух мужчин одновременно? — вскинула голову, заглядывая в глаза принцу.

— Если один из них твой сын — да, — философски изрек он, потирая подбородок. — Но тогда в этом случае вторая любовь будет материнской…

— Да я не об этом! — перебила его, не видя в этом ничего смешного.

— Не ищи себе оправдания, Адель, — со вздохом ответил Тарий, вновь став серьезным. Я понимаю, что он хотел меня приободрить, но что-то не тянуло на веселье. — Ты уже здесь, а значит, тебе это необходимо, чтобы почувствовать себя счастливой.

— А что, если все зря? Быть может, я погубила свою жизнь? — печально и отстраненно сказала я.

— Женщины! — вымученно вздохнул Тарий и открыл двери, втолкнув меня в небольшую гостиную в пастельных тонах. — Я бы сказал, что так, как ты поступила, — это глупость, но влюбленную девушку не переубедить.

— Спасибо, — буркнула, не скрывая сарказма.

— Но я верю, что тебя что-то подтолкнуло поступить именно так, — нисколечко не обиделся он.

Тарий прошел в гостиную и уселся в широкое кресло. В ту же секунду откуда-то появилась служанка и поинтересовалась, чего изволит принц. Не успела я осмотреться, как она уже принесла все, что от нее требовалось, и так же неожиданно исчезла. Однако как умело милая горничная справляется со своей работой! На столе перед нами стоял чайный сервиз с ароматным чаем и вазочка со сладостями, ранее мною не виданными.

— Рассказывай, — потребовал принц, отпивая чай и поглядывая на меня поверх чашки.

— Что именно? — решила уточнить, ощущая себя немного неловко в таких шикарных апартаментах. Что-то мне подсказывало, что это будущие мои покои.

— Рассказывай, как вел себя Ривурд. Как мужчина я проанализирую его действия и сделаю вывод, что нам делать дальше.

Я скептически изогнула бровь, оценив его серьезный вид. В принципе, что я теряю? Тарий сыграл большую роль во всей этой заварухе, поэтому не вижу причин не рассказывать. В его словах была толика правды, да и деваться мне некуда. Теперь, без поддержки принца, я могу попасть в плохие руки. Чует моя пятая точка, что власти других государств теперь имеют на меня зуб.

Вздохнув, начала с самого начала…

— Видит? — удивленно повторил Тарий, как только речь зашла о сапфировых глазах Андри. Неужели он только это услышал?

— Да, — уверенно кивнула, — я лично наблюдала, как меняются глаза Андри. И вот интересно, почему? Что же все-таки случилось тогда, отчего он потерял зрение?

— Проклятым эльфом его называют не просто так, — немного отстранение произнес Тарий, поглядывая на дно чашки, которую вертел в руках. — Мироздание прокляло его за то, что он в порыве ненависти решил отомстить. Ривурд не смог принять потерю и таким способом хотел унять боль, — но что, если он был не прав? Вот мироздание его и наказало.

— За что? — сердито воскликнула, удивляясь словам принца. — Почему ты защищаешь мироздание, которое убило его семью?

— Адель, — осуждающе посмотрел он на меня, — в том, что его жена умерла, виновата она. Да, ребенка жалко, но она знала, на что идет, подарив ему жизнь. Каждая женщина заслуживает счастья, но необходимо понимать и ответственность, которую возлагаешь на себя.

— Я не понимаю, — стиснула в руках чашку, испытывая противоречивые чувства. Была бы моя воля, еще раз уничтожила бы сердце Фэйла. Даже невозможно представить, что творилось в душе у Андри, когда он потерял жену и ребенка.

— Об условиях знал каждый, а также о том, что последует за их нарушением. Жена Ривурда сделала выбор, приняв ключи к дарам Фэйла.

— Она всего лишь хотела защитить своих. Где справедливость?

— Ничто не дается просто так, Адель, — грустно улыбнулся принц, глядя на меня. — И приходится делать выбор. Условия были даны для равновесия, чтобы человек понимал, что всегда бывает ответная реакция. Она нужна в первую очередь для самого человека, чтобы не думал, что он главный во всем. Мы связаны друг с другом, будь ты жук или человек.

— Но условия, которые поставило мироздание… они ужасны.

— Так и сила, что дана нам, тоже ужасна, ведь мы именно с ее помощью и нарушаем равновесие.

Я тяжело вздохнула. Слишком трудно понять мотивы мироздания. Как все это время жили люди, не представляю.

— Так, теперь нет условий… Что дальше? Магия при нас, и мы будем нарушать равновесие, не получая наказания. Мир рухнет?

— Как знать, — пожал мужчина плечами, загадочно улыбнувшись. — Сначала нам будет тяжело, и на самом деле может случиться что-то непоправимое, но это мы узнаем еще не скоро. Люди изменились внешне и получили определенные навыки с тех самых пор, как получили ключи к дарам природы. Быть может, сама природа со временем подстроится под нас и все будет хорошо. А гадать можно вечно.

— И ты не боишься? — тихо спросила, удивляясь, как просто дались ему такие слова. Отправляясь сюда, я не задавалась такими вопросами, теперь же… Как жить в мире, в котором может все измениться? Глобальное потепление, ледниковый период или еще что-то хуже?

— Когда теряешь разум, — вот что значит страх, — бесстрастно ответил Тарий, посмотрев на меня затуманенными глазами.

Я нервно сглотнула, сообразив, о чем идет речь. Терять себя на месяц, не зная, останешься ли ты в живых, действительно страшно.

— Даже будучи птицей, ты спас меня, как самый настоящий принц, — нежно проговорила, чтобы вернуть блеск его глазам.

— Так я и есть принц, — усмехнулся Тарий, а затем нахмурился: — Я спас тебя?

— Да, — кивнула. — Я не знаю, что тогда тобой двигало, но если бы не ты, то Люцис убил бы меня.

— Люцис? — Брови принца взлетели вверх. — Ривурд ничего об этом не говорил в письме.

— Неудивительно, — пожала плечами, радуясь, что смогла удивить принца и отвлечь от грустных мыслей. — Андри там не было, — ответила кратко и по существу, но увидев требовательный взгляд Тария, вздохнула и рассказала, что случилось тогда на лесной поляне.

— Ты убила Люциса? — напряженно спросил принц по окончании моего повествования.

— Это чистая случайность, — поморщилась, вновь окунувшись в воспоминания о той ночи. — Я лишь защищалась.

— Хорошо, что ты рассказала, — строго проговорил Тарий, углубляясь в свои мысли. — Есть шанс все уладить.

От его слов холодок пробежал по моей спине. Почему-то мне в голову не приходила мысль, что я, возможно, могу стать причиной междоусобиц между расами, ведь Люцис состоял в совете вампиров. Но я действительно просто защищалась! Кто же знал, что так произойдет.

Около минуты мы просидели в молчании. Я поднесла кружку к губам и чуть не подавилась чаем, когда Тарий вновь заговорил:

— Ты считалась его собственностью, — отстраненно сказал он, но его сжатые кулаки подсказали мне, что принц зол на вампиров так же, как и я. Не удивлюсь, если втайне он радуется, что я смогла избавить мир от одного древнего вампира.

— Я помню, что ты говорил: «По закону я должен вернуть тебя тому, кто тебя заказал», — постаралась дословно передать его речь с той же интонацией, с которой он когда-то говорил это мне. Тарию это не понравилось, и он нахмурил брови. — Если ты знал это раньше, зачем играл роль благородного рыцаря? Почему сразу не сказал, для чего я здесь, ведь ключи уже были при мне. К чему был весь этот спектакль с рассказом об Андри и твое натуральное удивление, что я человек? — В конце я завелась и уже со злостью в глазах смотрела на принца. Они все играли мной, и это очень сильно ранило сейчас.

— Честно сказать? — Тарий выпрямился и оперся руками на подлокотники кресла. Сейчас в камзоле он смотрелся действительно величественно; даже на секунду стушевалась от его пронзительного взгляда, сообразив, с кем вообще разговариваю.

Но произнесла решительно:

— Да!

— Я