Olanb Olie - Воровство не грех, а способ выживания

Воровство не грех, а способ выживания   (скачать) - Olanb Olie

Воровство не грех, а способ выживания
Olie

Воровство – не грех, а средство выживания…

© Olie, 2016

© Книгоман Группа, дизайн обложки, 2016


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Пролог

– Зи, что ты сегодня дерганая такая? – рыкнул на меня напарник Федот. Я застыла, сама не понимая, что со мной происходит. – Нечего там волноваться, хозяева свалили на неделю, их проводили, в самолет посадили. Так чего ты дергаешься? Сигналку я отключу, ты влезешь в окно. Тысячу раз уже такое проделывали. А заподозрить нас никто и никогда не сможет, так как ты у нас респектабельный дипломат, в посольстве заседаешь, а я… впрочем неважно. Все! Баста! Нам через час выходить.


– Федь, скажи, моя интуиция меня хоть раз подводила? – я застыла посреди комнаты, которую мы сняли, чтобы можно было переодеваться перед налетом. Да-да, двое респектабельных граждан, отлично зарабатывающих, имеющих вес в высших структурах, обычные воры. Хотя нет, не так. Мы воры необычные, беремся только за практически невыполнимые задания. Благодаря моей интуиции, пластичности и гибкости – десять лет балета принесли хоть какие-то плоды – я могла пролесть в любую щель, а Федор – мой напарник – специалист экстра-класса по технике. Он хакер от Бога, ну, или в нашем случае, скорее, от Дьявола.


– Нет, Зи, ни разу, – мое волнение немного передалось и ему. – Расскажи хотя бы, что именно тебя тревожит, – попросил он, внимательно всматриваясь в мое лицо.


– Да в том-то и дело, что я и сама не могу разобраться, – вздохнула я. – Просто ощущаю вот здесь – это подстава. И ничем хорошим этот налет не закончится. Нас или ждут внутри, или приготовили ловушку, из которой мы не сможем выбраться.


– Зи, я всегда доверял твоей интуиции, но сейчас я лично все проверил, около особняка поставил следилки. Там никого не было, никто близко не подходил. Так что, не стоит и париться, – отмахнулся Федор.


– Вот тут тянет, – я положила руку на солнечное сплетение. – Федь, расскажи мне еще раз, кто делал заказ, что конкретно он говорил? Вспомни мне ваш разговор дословно, – попросила я, глянув мельком на часы. Время у нас еще было.


– Как обычно, на почтампт пришло письмо «до востребования». Я забрал. Там фото особняка, картинка комнаты, где одно из мест обведено красным кружком. Именно там находится тайник, из которого нам и предстоит достать флешку, которая нужна заказчику, – быстро выпалил Федя.


– Ты ведь потом с ним встречался? И он на словах тебе передавал инфу, – не спрашивая, а утверждая, произнесла я, тот кивнул.


– Да, встречался, он действительно сказал, что флешку надо вынимать осторожно, иначе на ней может сработать механизм, и она взорвется, а заказчику очень нужен компромат, что на носителе. Еще заказчик предупредил, чтобы мы больше никуда не заходили, так как комнаты с секретом, везде стоят ловушки для воров, – усмехнулся напарник, а у меня вдруг возникло ощущение, что тревога связана с ним. Но этого просто не может быть.


С Федотом мы работаем уже семь лет. Встретились еще в универе, когда учились на одном потоке международных отношений. Вспомнив нашу встречу, улыбнулась…


***

– Девушка, а что вы делаете сегодня вечером? – подхватив меня под локоть, поинтересовался красавец-мажор, прекрасно осознающий свою неотразимость.


– Семерых по лавкам няньчу, мужа ублажаю, со свекровью выпиваю, с невесткой в карты играю, с деверем… – оторвавшись от учебника, который как раз просматривала перед экзаменом, выдала я. Пока юноша усмехался, я обошла его демонстративно и направилась к аудитории, где должен был проходить экзамен.


Вышла я оттуда довольная. Сдала. Счастливо улыбаясь, собралась звонить маме, чтобы вместе с ней порадоваться. Именно в тшт момент меня снова взяли под локоть и на ухо прошептали:


– Твою успешную сдачу стоит отметить, – на этот раз я открыто улыбнулась. В данный момент ссориться ни с кем не хотелось, так как я была просто счастлива: именно этот предмет мало кто сдает с первого раз. Хорошо, если кому повезеь с девятого раза сдать. Потому от великой радости я согласилась с приглашением настырного обольстителя.


Сначала было кафе, после которого мы переместились в клуб. Везде были знакомые: или мои, или Федота – как представился молодой, интересный. И мы со всеми обязаны были отметить мою сдачу. Ага, алкоголик праздник всегда найдет, так и у нас в тот момент было. Упились мы в хлам. Мозг отказался что-либо соображать. Неудивительно, что мы оказались в его квартире. Как только я почувствовала на своих губах его сухие, но такие горячие губы, меня словно током прошибло. Федота, как я поняла, постигла та же участь. Касания стали отрывистые, кое-где жесткие и резкие. Я запустила руку ему в волосы, притягивая к себе и целуя с остервенением, едва ли не кусая его губы.


С трудом оторвавшись от моего лица, Федя впился в мою шею. Зубы – язык, который зализывал укусы, меня не переставало трясти от такого, я изгибалась и плавилась в руках умелого любовника. Он мучил меня долго, выцеловывая каждый миллиметр тела, играл с сосками, заставляя стонать в голос и извиваться, требуя большего. А когда получила… Взлетела высоко-высоко, и опускаться на землю не хотелось. Переход от эйфории ко сну оказался слишком стремительным.


А утром, проснувшись одновременно с Федотом… расхохоталась, наблюдая разбросанные по квартире вещи – не наши, надо сказать.


– Ты воришка? – ткнула я ему пальцем в грудь, после чего поцеловала. А он просто согласно кивнул. В свою очередь провел подушечкой пальца по моему лицу и выдохнул в самые губы:


– Ты, я смотрю, тоже, – он не спрашивал, а констатировал факт. Но я ответила кивком. – Почему бы нам не стать командой? – хитро подмигнул он.


Мы тогда еще пошутили по этому поводу, поприкалывались. Федор сообщил, что звать меня он будет только Зи, а то обычное Зинаида его не вдохновляло на подвиги, да и выговаривать долго. В тот момент я была влюблена и согласна на все.


Но первый заказ нам поступил уже через неделю после того, как мы пустили инфу о двух профи. Нас несколько раз проверяли, нас пытались ловить, на нас давили. Но ни у кого не получилось ни приручить нас, ни подмять под себя. Мы как работали только вдвоем, так и продолжали работать. Свою репутацию прошибли лбами, можно сказать. Потому нас и оставили в покое. Правда любовниками мы больше не были. Решили: дружба намного важнее любовных отношений, которые имеют свойство заканчиваться. Иногда дружеский секс для снятия стресса и поправки здоровья, конечно, был – искать на стороне кого-то не было смысла, а тут под боком ходячий секс, почему бы не воспользоваться?


***


Я так глубоко ушла в воспоминания, что пропустила момент выхода. Только когда меня подхватили на руки и вынесли из квартиры, я очнулась.


– Федь, ты что творишь? – слабо улыбнулась я. Сегодня мне все казалось подозрительным. Даже взгляд друга и напарника, его жесты, поведение. Создавалось ощущение, что он со мной прощается. Но с чего вдруг? Да и не стал бы Федот юлить, он бы в открытую сказал, если бы решил завязать. Нет, определенно, это со мной сегодня что-то не так.


Я постаралась выкинуть из головы все негативные мысли и попытаться отрешиться от интуиции. У нас впереди серьезное дело, нам предстояло украсть флешку и отдать заказчику. Хотя еще в момент заказа я никак не могла понять, что здесь такого сложного, что несколько человек не справились? А в том, что воришек, пытающихся вломиться в особняк, постигли неудачи, я прекрасно знала, собирала информацию. Только из-за чего у них не вышло даже войти в дом – так и не удалось узнать.


На автомобиле мы приехали в поселок, где находился особняк. Он стоял на окраине, окруженный только деревьями. Ни высокого забора, ни охраны – ничего и никого не было. Даже собак-сторожей не наблюдалось. И тем не менее, казалось бы, такая легкая добыча, а столько проблем принесла.


Снова в душе заворочалось сомнение и тревога. Что же не так с этим особняком? Видимо, хозяин на сто процентов уверен в безопасности. Но для этого должна быть причина. И она явно не в обычной сигналке.


Вздохнув, как перед прыжком в воду, я вышла первая. Федя за мной. Машину оставили за деревьями, чтобы с поселка ее нельзя было увидеть. А сами осторожно двинулись к дому. Оглядевшись по сторонам, не заметила ни одной живой души. Даже звуков, характерных для загородных жителей, не было слышно. Я на миг застыла. Никогда не верила в мистику, но сейчас мне вдруг показалось, что мы находимся в другом измерении. Что-то неуловимо изменилось. Воздух стал чище? Атмосфера изменилась? Небо стало бирюзовее? Что? Я задавала себе вопросы и не находила ответа.


В какой-то момент перед глазами потемнело и мне показалось, что я вижу фигуру парня: высокого, статного, темноволосого и… с крыльями, который ехидно и победоносно улыбался и приглашал нас в дом. Я тряхнула головой, потерла глаза, видение исчезло. Н-да, дожила. Уже глюки начались. Вот до чего волнение и тревога доводят. Пора расслабиться. Ага, сказать легко. Только чем ближе мы подходили к дому, тем более натянутым становилось тело. Я бросила мимолетный взгляд на Федора. Он шел, сжав губы в тонкую линию. Оказывается, не я одна напряжена.


– Федь, мне неуютно здесь, – честно призналась я, на мгновение остановившись перед крыльцом. – Такое ощущение, что нас тут ждут. Ты ничего необычного не чувствуешь?


– Зи, прекрати, хватит! – впервые за семь лет сорвался на меня напарник. Его глаза налились кровью, я даже шарахнулась в сторону. – Ты уже сама себя накрутила до предела, а сейчас и мне пытаешься вынести мозг?! Если струсила, так и скажи, я сам все сделаю. Твои услуги тут не особо и понадобятся, дверь я в состоянии открыть.


Обиды не было. По той простой причине, что в этот момент я шестым чувством поняла, почему многих постигла неудача. Само это место влияло на мозг, на восприятие. Когда-то я читала о новых разработках ученых, которые создали аппарат, влияющий на сознание, изменяющий его. Но проект запретили, так как он оказался слишком опасным – он делал из людей монстров: убийц, насильников и просто жестоких и беспощадных дельцов. Я бы не удивилась, если бы оказалось, что именно этот аппарат и установлен в особняке.


Ни слова не ответив, только заметила недоуменный взгляд Федота – он и сам был поражен своей агрессии – я уверенна двинулась к двери. В том, что мы не выйдем из него, я уже была уверена. Только теперь некая сила гнала меня внутрь, назад повернуть просто не было сил.


– Зи, подожди, – в два прыжка догнал меня напарник и схватил за руку. – Пошли обратно. Ты была права, тут что-то нечисто с этим особняком. Я не хочу потерять тебя, – тихо добавил он, а я… вдруг цинично расхохоталась, вырвала свою руку и, подойдя к двери, распахнула ее. В тот момент меня даже не озаботил факт: дверь была не заперта.


Федя бросился за мной. Бок о бок, ни слова больше не говоря, мы двинулись в указанном на карте, присланной заказчиком, направлении. Нужная комната обнаружилась без труда. Отодвинув в сторону ковер, я нашла несколько неплотно прилегающих дощещек ламината, нажала на них. Тайник открылся. Из него появился луч света, будто кто-то невидимый включил фонарик. Я отпрянула.


Федя застыл рядом со мной, недоуменно глядя на луч света. Несколько минут ничего не происходило. И вдруг я заметила, как взгляд напарника стал стекленеть. Он будто застыл. Я испугалась.


– Федя, Федь, что с тобой? Ты куда смотришь? Тебе плохо? Ответь мне? – я трясла друга, все больше впадая в панику. А потом ничего лучшего не смогла придумать, как впиться в его губы поцелуем. Я целовала и кусала, сходя с ума от ужаса. Мне вдруг показалось, что я становлюсь сильнее, как физически, так и морально. Страх исчез, паника тоже. Появилось желание убивать.


Отстранившись от друга, безвольной тушкой повисшей у меня на руках. Заметив едва заметную жилку на его шее, мне захотелось впиться в нее зубами, прокусить и наблюдать, как из Феди медленно уходит жизнь. Хотелось видеть его агонию.


– Эт-т-то я… Винова… – на миг приоткрыв замутненные глаза, с трудом выдавил из себя Федот, не договорив последнего слова. И вдруг, будто смертельно больной человек перед смертью, получивший последний глоток воздуха, быстро заговорил, боясь, что не успеет рассказать мне всего, что хотел: – Зи, мы не за флешкой пришли. Все намного проще. Я продал тебя. Мне предложили эксперимент, в котором обещали сделать из меня неуязвимого и сильного. И я повелся. Но предупредили, что нужна жертва. На эту роль я выбрал тебя. К тому же, нам все равно пора было завязывать с воровством. Ты не знала того, что знал я. Нас уже подозревали и приготовили ловушку. То дело, где нам предстояло проникнуть в архив и выкрасть документы, и было подставой. Но на него мы уже не попадем. Из этого дома мы не выйдем. Здесь повсюду стоят аппараты сумасшедшего ученого. И мы оба попали под их действие. Я чувствую, что моя жизнь закончилась. Прощай, милая. И прости меня за мою подлость, я любил тебя, но ты не приняла моей люб…


Больше Федот ничего не успел сказать. Его глаза так и остались открыты, рука безвольно упала на пол, так же, как и он сам. Я смотрела на него и пыталась отыскать внутри хотя бы отголосок жалости, но ее не было. И этот человек, которому я семь лет верила, как себе, с такой легкостью меня продал. А еще посмел что-то говорить о любви. Когда любят, так не поступают. Значит, не так уж и сильны были его чувства. Тут, скорее, сыграло роль другое: его просто-напросто задел мой отказ от отношений. Ведь до этого времени ему никогда не отказывали. Девицы увивались за ним стаями. Ему стоило только щелкнуть пальцем и любая бы упала и ноги раздвинула. А он… Впрочем, сейчас поздно о чем-то говорить.


Я встала и огляделась. Прислушалась к себе. Только собралась двинуться на выход, как вдруг застыла. Он сказал, нас уже начали подозревать? Но как? И что же мне теперь делать? И тут будто кто совсем рядом шепнул на ухо подойти к тайнику и взять то, зачем мы пришли. А ведь действительно. Зачем-то же мы сюда явились. В жертву я не верю. Надо проверить.


Быстро опустившись на колени, я просунула руку внутрь. Странный потускневший свет мгновенно обжег руку, будто я дотронулась до горячей лампочки. Вот зараза, значит, там стоит лампа, и при открытии люка она сама включается. Никакой мистики.


Внутри оказался сверток. Вытащив его, размотала и удивленно воззрилась на книгу. Ее страницы обветшали, переплет был из очень мягкой кожи, на обложке стояла странная печать: круг, а в нем шестиконечная звезда и посередине звезды скрещенные кинжал и роза. Необычно, однако. Иу кого такая бурная фантазия? Хотя судя по древности книги, я уже ничему не удивляюсь. В старину владельцы книг были жуткими собственниками и всегда подписывали и клеймили то, что принадлежало им.


Прижав книгу к груди, я направилась к двери. Чувство тревоги еще немного осталось. Мне казалось, что вот сейчас меня схватят за руку и остановят. К тому же, оказалось еще более странным, почему же я не умерла? Почему только Федор подвергся странному излучению лампы? Или это было что-то другое? В любрм случае, ответов на свои вопросы я уже не получу, пора отсюда выбираться.


Я уверенна подошла ко входной двери, открыла и собралась уже выйти, но от увиденного резко отпрянула и захлопнула двери. Постояла, протерла глаза. Снова открыла. Картинка не изменилась, только в небе пропал летающий динозавр. Э? Это что? Я попала в век динозавров? Но как такое возможно?


Бросившись обратно в комнату, где был Федот, я застыла на пороге, как вкопанная. Мой напарник, прижимая к себе… меня? Стал испаряться. Образы двоих тускнели и постепенно, становясь прозрачными, полностью растворялись в воздухе.


– Все, крыша уехала окончательно, теперь мне дорога только в дурку, – поставила я сама себе диагноз, и как сомнамбула двинулась на выход. Будь что будет, не оставаться же мне здесь вечно. Надо проверить, куда я попала. Я только одним глазиком посмотрю и вернусь обратно. Перекантуюсь в этом доме до возвращения хозяев. А потом будем решать проблемы по мере их поступления.


Вот только моим планам не суждено было сбыться. Как только я вышла за порог дома, открыв рот от удивления: деревья были вокруг просто огромные, чтобы их обхватить надо было как минимум три меня, листями можно было просто укрыться. Да и цвет у них был темно-фиолетовый с красными прожилками. Трава под ногами такая мягкая, что казалось, кто-то постелил ковер под ноги. Вокруг ни души. Пения птиц тоже не доносилось. Я вздохнула, прикрыла глаза и, посчитав, что достаточно увидела для первого раза, хотела было вернуться в дом. Но… От ужаса вскрикнула. Возвращаться было некуда. Дом исчез. На его месте высилась скала, на которую и взобраться-то оказалось невозможно. Такая была отвесная.


– Черт, кажись я конкретно попала. И что теперь делать? Куда идти? Куда податься? Кого найти? Кому отдаться? Ой, что-то я не о том думаю, – спохватилась я, только сейчас заметив, что прижимаю к груди книгу.


Расстегнув кожаный облегающий как вторая кожа, комбинезон, засунула книгу внутрь, застегнула замок, подтянула потуже пояс, на котором звякнули отмычки, я огляделась, выбрала тропу – ага, можно подумать, было из чего выбирать – и направилась по ней. Уж куда-нибудь я точно попаду.


В тот момент я даже не задумалась о том, как я стану общаться с народом, если встречу? Что я буду есть? Денег-то не было. Но самое главное, видимо, мозг пока пытался самостоятельно справиться с произошедшим, не давая мне скатиться в банальную истерику. Потому мысли убежали. Я не хотела думать о месте, в котором оказалась. Вот найду кого-нибудь, пусть мне объяснит. А пока, только вперед.


Глава 1

Иду. Насвистываю мотив прилипшей на язык песни. Внутри пусто. Мысли о Федоте покинули меня вместе с исчезновением дома. Сейчас мне вдруг показалось, что там осталась вся моя внутренняя сущность с тревогами, переживаниями, печалью. А по тропе вышагивает одна моя телесная оболочка, лишенная чувств и эмоций. С одной стороны – точно ничего хорошего, а с другой – на меня еще не напала истерика и не поглотила меня. Потому что какой нормальный и здравомыслящий человек спокойно отреагирует на смерть друга, на странные исчезновения дома – он будто растворился в воздухе. Но крыша бы уехала в далекие дали от последней увиденной картины, где оказалось, что и я умерла вместе с Федотом. Иначе откуда там взялся и мой силуэт? Ой, так, не думать! Не думать, я сказала!


Солнце постепенно перемещалось по небу. Мне стало жарко. Хотелось есть и пить. Но по пути не попадалось ни родника, ни какого-либо куста с ягодами. Словно это место решило испытать меня на прочность. А как хотелось кофе, просто не передать словами. Да и ноги гудеть начали. А, собственно, что мне мешает присесть и отдохнуть? На встречу я не опаздываю, торопиться мне некуда. Так почему бы и не устроить себе отдых? Заодно гляну, что за книгу я украла? Вдруг там чего полезного найду?


– Ага, средство по выживанию в чужом мире, – хмыкнула я вслух, и сама от себя шарахнулась, настолько непривычно звучал мой голос в тишине странного леса, который все никак не заканчивался.


Удобно разместившись под деревом, облокотившись спиной о ствол, я вытянула ноги, облегченно выдохнула и, достав книгу, открыла ее. Наверное, если б стояла, то точно выронила б талмуд из рук, так как, стоило мне открыть обложку, как она засветилась и стала сама шелестеть страницами, открывшись на той, какой посчитала нужным. Мои глаза увеличились в размерах.


– Только не говори мне, что ты живая и умная, в это я еще не готова поверить, – выдала я, наблюдая за тем, как на странице стали появляться буквы. Сначала они были на незнакомом языке, но постепенно их форма менялась. Перебрав несколько вариантов, наконец, перешла на русский. То, что я прочла, едва не заставило меня тихо-мирно скончаться на месте:


«Мир Эйтан. Людей мало, прав не имеют. Находятся в рабстве у эльфов, вампиров, оборотней и нагов. Драконы никаких дел с людьми не имеют. Они их сразу убивают, как только оказываются рядом. Пока ты находишься в запретном лесу, тебе ничего не грозит. Но как только выйдешь из него, сразу станешь добычей. Это неизбежно».


– Вот спасибо, успокоила, – возмутилась я. – Лучше бы посоветовала, как мне быть? Что-то в рабство мне никак не хочется.


Снова зашелестели страницы. Стали проявляться буквы. Я с нетерпением ждала ответа. И он появился: «Вставай! Если успеешь за час добраться до мертвого водопада, сможешь изменить свою сущность. Нет – больше шанса не будет. По тропе прямо, на развилке налево и до упора. Через час мертвый водопад исчезнет».


Я прочла написанное, резко подхватилась, спрятала книгу и бегом помчалась в указанном направлении. В этот момент я была благодарна родителям, которые едва ли не насильно заставляли меня тренироваться. Физическая подготовка помогла вовремя примчаться на место. И фигня, что прибежала к водопаду я вся исцарапанная, взмыленная, потная и грязная. На ходу раздевшись, сразу нырнула в небольшое озеро и поплыла к водопаду. Встав под сильно бьющие струи воды, испытала блаженство. Книга ничего не написала, что пить воду нельзя, и я, открыв рот, глотала ее, не имея возможности напиться. Под струями я стояла до тех пор, пока все не исчезло. А я обнаженная, так и осталась стоять с поднятой вверх головой, сожалея о том, что не успела хотя бы прополоскать комбинезон. Сейчас придется надевать потную и вонючую одежду. Бр-р-р-р… Что за напасть?


Вот только подойдя к одежде, я оказалась приятно удивлена тем, что она лежала на траве чистая, приятно пахнущая, словно ее не только постирали, но и выгладили.


– Прикольно, – поразилась я, одеваясь. – Так, и что теперь? Никаких изменений в себе я не чувствую. Неужели не сработало? Или это с моим везением так произошло?


Одевшись, села на траву и снова открыла книгу. Та мне выдала: «Иди в город, ты и так слишком долго в запретном лесу, неизвестно, как он на тебе скажется».


– Подожди, а что с моей сущностью? Как мне быть дальше? – глядя на захлопнувшуюся помощницу, поинтересовалась я. Она с неохотой открылась на первой странице и… я разочарованно выдохнула: «Ты уже большая девочка, учись сама справляться со своими трудностями. Меня стоит беспокоить только в случае опасности или крайней нужды. Единственное, чем я еще могу сейчас помочь, это…» дальше шел текст, который я машинально прочла. Просто набор странных слов. И что это было? Для чего она этот набор мне продемонстрировала? Но ответа на мой вопрос книга давать отказалась. Хотя мне показалось, что на странице мелькнуло слово «переводчик». Что ж, скоро узнаем, правильно ли мне показалось. Или снова плод моего воображения, как и летающий в небе бронтозавр.


Из леса я, наконец, вышла. И сразу навалилась тоска, усталость и некая угнетенность. Будто на меня сразу же набросили плиту многотонную. Неужели лес благотворно влиял на мое состояние? А почему его называют запретным? Что в нем такого? Я оглянулась. Мне показалось, что ветви деревьев помахали мне вслед, причем довольно дружелюбно. Я улыбнулась. Помахала в ответ. Ну, а что, раз у меня съехала крыша, то мне можно все, даже деревьям махать на прощание.


Теперь я шла, попутно разглядывая все вокруг. Пустынная и пыльная дорога, на которой виднелись следы колес. С одной стороны колосились поля, вдалеке были видны женщины в косынках. Но чем они занимались – разглядеть было сложно. С другой стороны – равнина, только кое-где возвышались холмы, на которых росли деревья. Красиво и умиротворенно. Впереди я видела город, как в старину, обнесенный каменной стеной. Здесь что, средневековье процветает? Интересно, о гигиене они что-нибудь знают? В противном случае, я окончательно рехнусь. Мне нужен душ утром и вечером, а еще я люблю полежать в ванне и погреть кости. А еще… Ой, что-то меня не в ту степь понесло. Надо сначала посмотреть, что тут и как? Чем народ живет, чем дышит? Может, если повезет, то обчистить парочку состоятельных горожан, мне же надо на что-то жить.


Я подошла к воротам. Два охранника преградили мне путь. Я удивленно воззрилась на них. Они терпеливо ждали. Я тоже. Стоим. Играем в гляделки. Первым не выдержал один из стражников:


– Гурн итандарт притладшар! – рявкнул он, а я поникла. Вот тебе и переводчик. Не сработал нифига. И как мне понять, что он там баломочет?


– Моя твоя не понимайт, – развела я руки в стороны. Стражники переглянулись. Нахмурились. Один из них сделал характерный жест пальцами, показывая, что я должна заплатить за вход в город. Я стала размахивать руками, доказывая, что не обязана платить. Но те только разводили руки в стороны, всем своим видом демонстрируя, что без оплаты меня не пропустят. Зато я напоминала ветряную мельницу, отчаянно жестикулируя. Потом плюнула, вручила монетку одному стражнику. Тот кивнул и пропустил меня.


Отойдя подальше, я достала кошель, который успела снять с пояса того же стражника. Зря я, что ли, энергию тратила на жестикуляцию? Теперь хоть можно что-то купить поесть. Вот только с языком проблема. Как мне изъясняться с местными? Мы же друг друга не понимаем.


Недалеко от ворот раскинулся небольшой парк. Я прошла внутрь, села на скамью и задумалась: обращаться к книге или нет. Наконец, решила открыть ее. Надо же узнать, что там с языковым барьером.


Не успела открыть, как передо мной тут же крупными буквами возник еще один набор слов, значения которых я не знала. Но честно прочла написанное. А в следующую секунду книга захлопнулась, а у меня в голове произошел щелчок. Будто там включили или выключили свет. Даже посветлело, как мне показалось. Осталось проверить, сработал переводчик или нет.


Я встала. Мимо меня шла девушка, в ее руках была корзина, доверху наполненная продуктами. Я решилась узнать у нее, есть ли тут продуктовые магазины, кафе и гостиница, где можно перекантоваться пару дней.


– Девушка, вы мне не подскажете… – начала я, и сама шарахнулась в сторону, когда девица с ужасом на лице воззрилась на меня и зажала себе рот рукой. Что это с ней? Она быстро присела в реверансе. – Вы чего? Я что, так ужасно выгляжу, что ты от меня шарахаешься, как от чумной?


– Леди прекрасна, – тихо прошептала девица. А я едва в ладоши не захлопала от радости. У меня получилось. Я ее понимаю. – Но к рабам не принято обращаться на «вы» и с почтением. Вы, видимо, из другого мира к нам пожаловали?


– Э? А что, у вас тут много иномирян? – осторожно поинтересовалась я. Та кивнула.


– Конечно. Ведь Вельмир – как перевалочный пункт для иномирян. А потом каждый уходит в свое место назначения. Только в нашем городе находятся порталы в иные миры. Потому и иномирян много. Кто-то сразу уходит, кто-то задерживается на день-два. А что вы хотели узнать? – вдруг спохватилась девушка.


– Здесь есть где-нибудь гостиница, кафе или на худой конец, супермаркет? – задала я свои вопросы и поняла, что слова девушке незнакомы. Я вздохнула и зашла с другой стороны: – Мне бы на ночлег устроиться, да перекусить чего-нибудь. Где это можно сделать?


– А, вам трактир нужен, там и кормят, и комнаты сдают. Это в ту сторону, пройдете рынок, а за ним и увидите вывеску, ее ни с чем не спутаете, – девушка даже рукой указала, в какую сторону мне необходимо идти. Я кивнула ей на прощание, чем удивила еще больше, и отправилась в указанном направлении.


Хм, рынок, это, конечно, хорошо, народу много. Можно немного и поразвлечься. В своих талантах я не сомневалась нисколько. К тому же, у меня, можно сказать, был врожденный талант к воровству. Да-да, у некоторых прекрасный слух, они становятся музыкантами или певцами, тем, чьим талантом является чувство стиля и буйная фантазия – определено стать писателями. А вот у меня талант к воровству. Я могу вытащить бумажник из внутреннего кармана любого индивида с легкостью виртуоза – проверено. И сейчас я уверенно шла на рынок.


Там действительно оказалось много народа. Я усмехнулась, потерла руки в предвкушении. По пути мне удалось снять сумку у одного из торговцев, он даже не обратил внимания. А потом я начала чистку. Или обчистку, как там правильнее? Кошели я кидала в сумку, не глядя. Обошла ряда три из пяти имеющихся. И тут в первом ряду раздался крик ужаса. Я обернулась, заметила устремившуюся к тому месту толпу. Но сама не пошла. Предпочла быстро ретироваться.


Как и обещала девушка, трактир я увидела, едва выйдя за ворота рынка. Огромная вывеска ясно показывала назначение сего заведения. Я уверенно толкнула дверь. Звякнул колокольчик. С одной стороны располагался огромный зал с обычными деревянными столами и стульями, а с другой была стойка. За ней находилась вполне себе милая женщина. Только глаза у нее были великоваты, таких в природе не существует, как я считала раньше. Она пристально уставилась на меня.


– Здравствуйте! Мне нужен обед и комната дня на три. А там будет видно, – уверенно произнесла я, выкладывая на стойку один желтый кругляшок. Женщина окинула меня взглядом, потом презрительно скривилась от моей монеты и процедила:


– Пять золотых, – вступать с ней в перепалку не стала. Пожала плечами, порылась в сумке и вытащила еще четыре таких же. Вопросительно воззрилась на барменшу. Та кивнула, пальцем указала за один из столов. Не успела я присесть, как мне тут же принесли обед. Целых три блюда, да еще настолько вкусные, что я едва язык не проглотила. Запила все напитком, имеющим странноватый вкус: немного с горчинкой, немного хмели, и еще едва уловимый запах меда.


Откинувшись на спинку стула, я глянула на хозяйку. В зале пока никого не было. Мне захотелось отдохнуть до вечера. Да и дорога утомила, ноги просто гудели.


– Покажете мне комнату? – задала я вопрос. Женщина кивнула и… выплыла из-за стойки. Я икнула, сглотнула и пораженно уставилась на змеиный хвост, на котором, собственно эта особь и передвигалась.


– Чего уставилась? Нагов никогда не видела? – рыкнула барменша. Я замотала головой. – Иномирянка, что ли? – я кивнула. – А-а-а, тогда ясно все с тобой. Первый раз? – я снова кивнула. Слова застряли в горле. Я с детства панически боялась змей. А тут передо мной стоит огромная да еще и говорящая. Мое сердце готово было выскочить из груди от страха.


– Ладно, пошли, – смилостивилась змеелюдка и быстро перебирая кольцами хвоста, стала подниматься по лестнице. К горлу подступила тошнота. В висках закололо. Но я стойко шагнула вслед за провожатой. Она взобралась на второй этаж, открыла одну из дверей, протянула мне ключ, а выходя, зашипела: – Не надо меня боятьс-с-ся, твой страх слишком ос-с-с-сязаем. Для моего народа он как наркотик. Отдыхай.


Я и слова вставить не смогла, женщина закрыла дверь и исчезла с глаз. Я облегченно выдохнула. Осмотрелась. Хм, стандартная комнатушка, как в общежитии: кровать, тумбочка, шкаф. На единственном окне висел тюль. Запах в комнате стоял немного затхлый, потому, подойдя к окну, я широко его распахнула и вдохнула свежего воздуха. Стало чуть полегче. Головокружение прошло, тошнота тоже исчезла. Я едва ли не по пояс вывалилась из окна, обозревая окрестности… на всякий случай. Вдруг придется воспользоваться этим путем?


Откуда у меня взялись такие мысли, понятия не имела, но тем не менее, огляделась. Около моего окна и двух следующий росло вьющееся растение. Его стебли плотно переплетались между собой. На вид оно выглядело довольно крепким. В случае надобности, думаю, могла бы спуститься по нему на землю. Окно выходило в проулок с другой стороны от входа, потому видеть посетителей мне было не суждено. А так хотелось узнать, что за народ тут обитает. На рынке я видела много всяких разных особей, но все они показались мне людьми. Ничего нелюдского в них я не заметила: ни рогов, ни копыт, ни хвостов, ни крыльев, ни острых ушей. Все было как у обычного человека. Тогда почему книга писала, что люди здесь рабы? Может, она ошиблась? Хотя вряд ли.


Отойдя от окна, подошла к двери, закрыла ее на замок и завалилась в кровать. Да-да, не раздеваясь. Что-то на душе неспокойно было, а скакать голышом мне явно не импонирует. Заложив руки за голову, отправилась в блаженное небытие. А проснулась резко, как от толчка. В комнате было темно, хоть глаз выколи. Даже в окно не пробивался свет. Тут что, ночи безлунные? Я прислушалась. Внизу стоял гомон. Значит, народу в таверне много. Мой желудок тут же заурчал. Я встала. И только собралась подойти к двери, чтобы спуститься вниз, как услышала за дверью шорох и приглушенный шепот. Разговаривали двое: голос одного из собеседников был хриплым, будто ему связки надрезали, а у второго картавый, он не выговаривал букву «р». Вместо нее произносил, как все картавые, «г». Я прислушалась.


– Ты абсолютно уверен, что именно эта девица смогла облегчить карманы? А вдруг ты напутал чего? – начал хриплый.


– Господин Зеган, вы что? Я никогда не ошибаюсь, у меня глаз наметан. Я ее запгиметил еще на подходе к гынку. Она болтала с габыней. Я абсолютно увеген, что это ее габота, – заискивающе и подобострастно зашептал картавый.


– Все равно, я не могу просто явиться к ней с обвинениями, должны быть доказательства, – задумчиво протянул хриплый.


– Так сумка с укгаденным! – воскликнул картавый, а я быстро кинулась к сумке, стараясь действовать бесшумно. Несколько кошелей я засунула за пазуху, а саму сумку устроила за окном аккурат в тесно переплетенных стеблях вьющегося растения. теперь осталось ждать, как они собираются мне что-то доказывать. Хотя, если так разобраться, я могу им вообще не открывать дверь, а послать подальше. Но с другой стороны, зачем наживать врагов с первого дня пребывания в незнакомом мире?


пока я размышляла, визитеры осторожно постучали. Выждав для приличия паузу, подошла и распахнула дверь, недовольно уставившись на посетителей. Они в свою очередь разглядывали меня. Пауза затягивалась. мне надоело ждать. Я грозно поинтересовалась у мужчин:


– Могу я узнать. какие цели привели вас ночью в покои честной девушки? Вы меня разбудили. Потому в ваших интересах предоставить мне убедительные аргументы, в противном случае я за себя не ручаюсь.


Если честно я и представить не могла, что стану делать, если эти двое рассмеются мне в лицо. Да и вид у них был типично бандитский. Несмотря на то, что один из них старался выглядеть респектабельно: сюртук, брюки, шляпа и трость – все как в лучших домах Парижа и Лондона в средние века, но его выдавало лицо: грубое, обветренное, было хорошо видно, что этот тип жесток и беспощаден. Даже его улыбка, напоминающая оскал, не смогла бы никого обмануть.


Второй тип заставил едва заметно скривиться. Хорошо, что в темноте моего лица не было видно. А слабого освещения в коридоре явно не хватало, чтобы детально рассмотреть мою мимику. Второй напоминал крысу. Такое же заостренное лицо, длинный нос, выдающиеся вперед передние зубы. Типичный представитель грызунов. Только ушек на макушке не хватает. Таких обычно во всех фильмах делали предателями. Может и здесь так же?


– Мы бы хотели с вами побеседовать, это весьма щекотливая тема, – осторожно начал хриплый. Его я про себя окрестила Хищником, уж больно он был на него похож. – И в коридоре ее обсуждать мы не можем.


– Хм, я вообще-то незамужняя девица и приглашать к себе в номер двоих мужчин не входит в мои планы. Так как моя честная репутация может пострадать, – пафосно выдала я, а про себя подумала, что мою репутацию уже ничто не способно испортить. Но вслух, понятное дело, ничего не сказала.


– Мы даем вам клятву, что ваша репутация не пострадает, – Хищник поднял вверх ладонь и… она засветилась. Я нервно сглотнула. Что это такое было только что? – Моя клятва принята, – словно читая мои мысли, произнес мужчина. Я кивнула. Посмотрела на крысу. – А он останется здесь. С вами беседовать буду только я, – жестко осадил двинувшегося было ко мне Крыса Хищник. Тот застыл, сделал шаг назад и подобострастно склонился в поклоне. Только в его глазах я заметила недовольство и хитрость, но они тут же пропали.


– Ладно, входите. Но не надолго, – предупредила я, гость кивнул. Как только он оказался в комнате, у меня создалось ощущение, что она уменьшилась в размерах, стала сразу маленькой и неудобной. Хм, так и клаустрофобия разовьется. Мне стало нечем дышать от нехватки воздуха. – Итак, чем обязана? – я застыла напротив мужчины, скрестив руки на груди.


– Если вы намерены остаться в городе, то вам необходимо вступить в гильдию. В противном случае, вас ожидает смерть, – ровно, без единой эмоции, выдал гость. Я воззрилась на него, как на восьмое чудо света.


– В какую гильдию? Для чего? – я скептически приподняла бровь, сделав вид, что не понимаю, чего от меня хотят. Мужчина впервые усмехнулся, кивнул головой, явно не мне, а своим мыслям. А потом так же ровно ответил:


– Гильдию воров и наемных убийц. Одиночек у нас не признают, они слишком легкая добыча. Если вас не взяли на рынке, то это вопрос времени. Вы умудрились взять вещь, за которую на вас будет объявлена охота. Поэтому, вступив к нам, вы автоматически обретаете статус неприкосновенности. Мы просто вернем украденное владельцу, и инцедент будет исчерпан. Ваши возражения и попытки отрицать очевидное – бесполезны. Я вижу на ваших руках следы, характерные для воришки, хотя, вынужден признать, отменного вора, специалиста своего дела.


Я демонстративно оглядела свои ладони, покрутила их. Пожала недоуменно плечами. И только тогда заметила, как светятся в темноте глаза собеседника. Он не сводил восхищенного взгляда с моих ладоней.


– В чем подвох? – сразу же скрестив руки на груди, чтобы больше не привлекать к ним внимания, поинтересовалась я. – Пятой точкой чувствую, что не все так просто, как кажется на первый взгляд.


– Люблю умных собеседников, – краем губ усмехнулся мужчина. – Подвоха, в общем-то, нет, есть небольшие условия, – теперь пришла моя очередь скептически разглядывать гостя, взглядом как бы говоря: «Ага, я так и думала». – Эти условия просты: вы должны в казну гильдии отчислять с каждого… кхм… дела по десять процентов. И еще одно условие: вы обязаны выполнять поручения, которые вам даст глава гильдии. Вот и все. Больше никаких ограничений нет.


Я задумалась. Отрицать очевидное не стала, поняла, что смысла в этом нет. Уж очень уверенно говорил собеседник. В его глазах не было ни капли сомнения. Значит, если мне предстоит жить в этом мире, я должна согласиться. Хотя есть еще вариант: слинять в другой мир. Та девушка-рабыня говорила, что этот город – перевалочная база для иномирян. И именно здесь находятся порталы. Так почему бы и мне не попытать счастья? Вдруг там никаких гильдий нет?


– Кстати, еще один момент, – усмехнулся гость. – Если у вас нет никаких конкретных дел в других мирах, то соваться туда без талпара – самоубийство. Он у вас есть?


– А что это за зверь такой? – удивленно поинтересовалась я. И тут же поняла, что у меня и документов-то никаких нет, удостоверяющих личность, не говоря уже о талпаре.


– Это направление в один из миров, – любезно пояснил собеседник. – С подписью и сургучом направляющей стороны. Если нет, то вы дальше портала все равно не пройдете. В других мирах с этим строго. Без талпара можно попасть только к нам.


– Нет, ничего у меня нету, – развела руками в стороны я. – А как на счет времени подумать над вашим предложением? – хитро блеснула я глазами. – Мне необходимо взвесить все плюсы и минусы. А потом дать вам ответ.


– Вы можете думать до завтрашнего вечера. Но украденную вещь необходимо вернуть прямо сейчас, иначе до нашей следующей встречи вы не доживете, – выдал гость и застыл в ожидании.


Нехотя я полезла за окно. Перед этим включила свет. Так как найти в темноте искомый предмет не смогла бы. Втащив сумку в комнату, стала рыться в ней. Почти во всех кошелях были монеты. И тут я нащупала в одном нечто мягкое. Вытащила.


– Наверное, это оно и есть? – подбросив на руке и поразившись легкости кошелька, спросила я. Лента развязалась, и изнутри показалась… – А-а-а-а!.. Мама-а-а-а!.. Змея!


Сама не ожидая от себя такой прыти, я непроизвольно запрыгнула на гостя и вопила от ужаса прямо ему в ухо, чувствуя, как по моей кисти ползает это ужасное создание. Еще бы немного, и я лишилась бы сознания.


– Вы чего? – поразился моей реакции собеседник, поддерживая меня одной рукой, а второй успокаивающе гладя по спине. От его рук шло тепло, которое не давало скатиться в истерику.


– Я… С детства… Панически и до ужаса… Боюсь змей… – с трудом выдавила я из себя, рвано выдыхая. – Уберите ее от меня!


– Поздно, – пораженно выдохнул мужчина. – Она уже внутри вас.


– Чт-т-то-о-о-о?! – от моего возгласа мужчина вздрогнул, едва не уронив меня. Зато мое тело стало мелко-мелко трястись. Фантазия разыгралась. Я уже представила, как та тварь ползает внутри меня по моему организму, как по Бродвею. Этого оказалось достаточно, чтобы на меня накатила паника вперемешку с ужасом. Дыхание сперло, доступ воздуха оказался перекрыт. Я бы отправилась в небытие или безсознательность, но гость быстро встряхнул меня и жестко произнес:


– Артефакт принял вас, посчитав своей хозяйкой. Прекратите истерику, нам сейчас предстоит решить, что сказать хозяину вещи, которую он не получит назад.


– А давайте ее из меня выковыряем, а? – жалобно заскулила я. – Мне не нужны змеи, от них никогда ничего хорошего не было.


– Не вздумайте этого сказать при хозяйке таверны, она вас за секунду разделает так, что вы не рады будете своей несдержанности, – предупредил гость. – И слезте, наконец, с меня, а то ведь я могу и забыть о клятве, которую дал, входя в ваши покои, – хитро подмигнул гость.


До меня только сейчас дошло, что я все еще вишу на нем, как коала на дереве, обхватив ногами его талию. Но самое удивительное состояло в том, что я нисколько не раскаивалась. От мужчины исходило такое тепло, оно успокаивало, уносило прочь все тревоги, что мне никак не хотелось с него слезать. Но пришлось, особенно после стука в дверь: требовательного и громкого.


– Кого там еще нелегкая принесла? – спрыгивая на пол, недовольно поинтересовалась я, с неохотой направляясь к дверям. А распахнув их, застыла на пороге. Хорошо, что за моей спиной стоял мужчина, не давший мне упасть, иначе такого потрясения во второй раз мой мозг бы точно не перенес. Слишком много всего за один день свалилось на меня.


Глава 2

Передо мной стояли двое: один – змеелюд, от которого меня едва не стошнило, так как вся его кожа лоснилась и блестела, словно жиром намазанная, на ней были пульсирующие выемки, будто множество открытых ртом, которые искали, чего бы сожрать. Я едва сдержала тошноту. Второй казался обычным человеком, вот только глаза у него были бесцветные, будто у мертвеца, кожа белая и гладкая, будто он ее каждый день в молоке вымачивает. А вот губы красные, словно накрашенные яркой помадой. Смотреть я предпочла на бледнолицего, от него по крайней мере не выворачивало.


– Чем обязана визиту? – зло поинтересовалась я. Но меня не слышали. Оба посетителя с ужасом уставились на мою руку, которой я придерживала дверь. Рукав комбинезона немного задрался, и отчетливо была видна татуировка. Что? Откуда она там взялась? Я едва на месте не подпрыгнула.


– Как вы пос-с-с-смели? – зашипел змеелюд, двинувшись на меня. Только огромной силой воли я осталась стоять на месте, еще и найти в себе силы с насмешкой поинтересоваться:


– Посмела что? Будьте любезны конкретизировать вопрос. Пока я вас совершенно не понимаю.


– Да я тебя… – растопырив руки в стороны, словно собираясь схватить меня, грозно зарычал гость. – Я несколько лет его искал, а когда нашел, появилась ты. Так ладно бы просто украла, но зачем ты его активировала? Ты хоть знаешь, что натворила?


– Во-первых, сбавьте обороты и поясните толком, в чем вы меня обвиняете, предоставьте доказательства обвинения, камеры, свидетелей, аргументы, подтверждающие преступление. Если ничего из перечисленного у вас нет, то наш разговор окончен, – холодно выдала я, собираясь захлопнуть дверь, но бледнолиций помешал мне это сделать. Он указал на мое запястье, которое опоясывала татушка змеи с короной на голове.


– Как вы объясните вот это? Отрицать наличие артефакта бесполезно, он красуется на вашей руке, – обвиняюще ткнул пальцем в мою кисть гость.


– А-а-а… Не напоминайте мне об этом ужасе. Я от страха едва своего гостя не придушила и не оглушила, так орала. Мне кто-то подкинул мешочек, симпатичный надо сказать. Я как особа чересчур любопытная, полезла смотреть, что там. А там оказалась змея. У меня к ним хроническая непереносимость. А тут еще она по руке поползла. Представляете мой ужас? – досадливо скривилась я, уставившись умильным взглядом на гостя, авось удастся его пронять. Не удалось.


– Не представляю, – жестко выдал он. – Кто принес вам кошель с артефактом?


– Вот дундук, – всплеснула руками я. – Откуда ж я знаю? Положили под дверь, постучали. Я открыла – никого, только подарок и лежал под дверью, – я врала так самозабвенно, что сама верила всему сказанному, у меня и сомнений не возникло в собственных словах. – А так как подарки я люблю, вот и стало интересно, я и всунула свой любопытный нос внутрь. А тут как раз и гость пожаловал, видимо, услышал мой крик.


– Она не врет, – резюмировал бледнолицый, поворачиваясь к змеелюду. У меня был шок. Я даже голову набок склонила. А хриплый в это время нагнулся ко мне и шепнул:


– Он эмпат, прекрасно считывает эмоции, с легкостью распознает ложь и страх. Поздравляю, вам удалось его провести.


– Хм, детектор лжи? А можно мне такой для постоянного пользования? – видимо я произнесла это слишком громко, так как бледнолицый зло зыркнул на меня, скрипнул зубами и сделал шаг в направлении меня, намереваясь войти внутрь. – Э? Простите, господа хорошие, но я вас не приглашала. Говорите, с чем пожаловали, чего от меня требуется и уходите. С обвинениями не прокатило, так что, думаю, вопросы исчерпаны.


– Нам необходимо получить равноценную замену украденной вещи, – рыкнул змей. – А так как активировала артефакт ты, то и замену мне предоставишь тоже ты. Как тебе придется ее доставать, меня мало волнует, но через пять дней она должна быть у меня.


– Ни фигасе заявленьице, – офонарела я, вытаращевшись на наглеца. – А луну с неба тебе не достать? С чего я должна идти у тебя на поводу? Ищи того, кто украл и требуй с него. А сейчас попрошу вас покинуть мою комнату. Приказы вы будете отдавать своим рабам, а мне не стоит. Я ведь тоже разозлиться могу.


– Милая г'ера, вы, очевидно, не совсем поняли всей серьезности артефакта, – слишком ласково начал бледнолицый. Я кивнула, всем своим видом показывая, что я не только не поняла, но даже и не знаю. – Так как он принадлежит роду нагов, то они способны через артефакт влиять на вас. Это сложно, не спорю, но вполне возможно. Поэтому, чтобы от вас отстали, вам просто необходимо достать равноценную замену, и тогда вас оставят в покое.


– Никогда не верь шантажистам – так меня всегда учила мама, царство ей небесное, – произнесла я, пытливо уставившись на бледнолицего. – Никогда. Ни один шантажист не ограничивался одним разом. Сейчас вам достань то, не знаю что, потом вы явитесь, чтобы вам добыли еще одну вещицу, а за ней еще и еще. Вам знакома пословица: аппетит приходит во время еды? Нет? Зато я прекрасно знаю, что это такое и как оно бывает.


– Я даю вам клятву, это будет единственный раз, – мужчина поднял ладонь вверх, на ней тут же засветился круг с молнией в середине. Прикольно, однако. Но я посмотрела на зеюка.


– А он почему не дает клятвы? Пусть и он сделает так же, только потом можем обсудить детали. Пока он этого не сделает, я и пальцем не пошевелю, еще и такой ор подниму, что сюда сбегутся все посетители, и обвиню вас в попытке изнасилования, – я оскалилась, заметив ужас в глазах бледнолицего.


Змей что-то недовольно буркнул, рыкнул, но после грозного взгляда своего спутника ему ничего другого не оставалось, как принести мне такую же клятву. После всех формальностей я задала интересовавший меня вопрос:


– А почему вы сами не можете достать требуемое? Зачем вам посредники? Да и где гарантия, что следующая цацка не приклеется ко мне так же, как и эта? Что тогда делать будем?


– Вам необходимо ее запечатать и не доставать до того времени, пока не передадите ее нам, – наставительно произнес бледнолицый. – Вот, возьмите эти перчатки, в них вам ничего не грозит.


Брать в руки протянутые вещи я не торопилась. Уж больно странно они выглядели. Вроде и обычная кожа, на первый взгляд отличной выделки, вот только смущал тот факт, что перчатки были будто живые, они не просто висели в руках бледнолицего, а так и норовили надеться сами на его конечности, извивались и то сжимались, то расширялись.


– Сначала мы их проверим, потом только решим, использовать вашу вещь или обойтись своей, – рукой, завернутой в платок, мой первый хриплый гость вырвал из рук бледнолицего перчатки и небрежно засунул их в карман. Змеелюду это не понравилось. Он с откровенной враждой посмотрел на хриплого. Но тому взгляд змея был как мертвому припарка – абсолютно до фонаря. – А теперь потрудитесь изложить общую суть того, что вам нужно, – спокойно произнес гость, но от его голоса: стального и властного, мурашки табуном помчались по телу, сбивая одна другую с ног.


– В мире Грайта существует забытая гробница, в ней находится один из некогда самых могущественных правителей сантратов – Таранханмунтиидрак. На его пальце остался перстень с фиолетовым камнем, обрамленный изумрудами. Именно этот перстень вам и предстоит добыть и принести нам, – произнес змей, а меня передернуло. Вот только расхитительницей гробниц мне еще не доводилось быть.


– В чем подвох? – нахмурился хриплый, сверля взглядом змея. – Вы, наги, никогда не договариваете до конца, поэтому с вами не желает связываться ни один уважающий себя вор и ни за какое золото мира. Сколько народу не вернулось с миссий, которые поручал и заказывал ваш народ. Поэтому сейчас я хочу знать все нюансы. Выкладывайте! – грозно потребовал первый гость.


Хм, значит, этот змей называется нагом, буду знать. Интересно, а кем является второй? Он ведь наверняка тоже нечеловек. Хотя отличительных признаков никаких не было, если только кроме слишком бледной фарфорой кожи и нереальной красоты лица, которая, впрочем, не привлекала, а напротив отталкивала. В ней ощущалась опасность.


– Хэрм, объясни народу, в чем заключается опасность, – устало вздохнул змей, смотря на товарища. Мне показалось, что в этот момент они будто переговаривались глазами, так как на пару-тройку секунд просто зависли, пристально глядя друг другу в глаза. После этого бледнолицый кивнул и обернулся к нам.


– В общем-то, опасности, как таковой, и нет. Просто на подступах к гробнице стоял ловушки еще с древних времен, когда были живы сантраты. Именно они, позаботившись о своем безвременно почившем правителе, понаставили ловушек. Я принесу вам карту, которая поможет без проблем приблизиться к месту захоронения Владыки. А внутрь вы сможете войти без труда, замков и засовов на двери нет, охраны тоже нет. Никто не сможет вам помешать осуществить задуманное.


– Угу, если только сам Таранхан-как-то там не восстанет из мертвых и не решит отстоять свою собственность, – буркнула я, оба гостя вздрогнули, я нахмурилась. – Так-так-так, а ну-ка, ребятки, с этого места поподробнее. Значит, моя шутка достигла цели? И он действительно может восстать из мертвых?


– Это невозможно, – произнес бледнолицый, вот только уверенности в его голосе я не ощущала. – Его несколько веков пытались привести в чувство, но он как был бездыханным, так и остался.


– Что-то я не совсем понимаю, так он умер или не умер? – я пытливо уставилась на гостей, пытаясь сообразить, что означают их слова. Как можно пытаться оживить мертвеца? Абсурд полный.


– Конечно, умер, иначе его не замуровали бы в гробницу, – отмахнулся от меня наг. – Поэтому я и говорю, что бояться нечего. Никакой опасности нет и быть не может.


– И почему я тебе не верю, не знаешь? – скептически приподняла бровь я. Чувствовался во всем этом подвох, да и змей вдруг стал суетливым, никак у него не получалось сдерживать себя и казаться спокойным. – От чего он умер? – спросила я, вот тут-то и стала понятна причина их нервозности. Оба гостя переглянулись между собой, явно придумывая, что мне ответить, а меня вся эта ситуация стала напрягать все больше и больше.


И за что мне такое наказание? Не успела получить второй шанс на жизнь, как меня сразу же в первый день собрались эксплуатировать. Даже освоиться толком не дали, гады. К тому же, эти хитрые жуки явно чего-то не договаривают. Было бы все так просто, как они говорят, уже б давно сами смотались и все себе притащили. Так нет же, им нужен козел отпущения, который подставит свою шею под неизвестные опасности. И надо же было такому случиться, что выбор пал на меня.


– Он просто утром не проснулся, – наконец, выдавил из себя наг. – Сколько ни сканировали его ауру, не пытались магией выявить отклонения, отравление, убийство – ничего не было обнаружено. Он всего лишь уснул так крепко, что за несколько веком ничего не смогло его разбудить.


– А почему ты сказал, что если бы живы были сантраты? Они что, мертвы? Почему? Кто их убил? – засыпала я вопросами гостей. Бледнолицый поджал губы, недовольно глядя на меня. Потом попенял:


– Негоже самке быть такой любопытной, это может неблагоприятно сказаться на выборе супруга. Постарайся сдерживать свои порывы, а иначе может…


– Так, умник, ты на вопросы ответь и не дури мне голову. А в супруге я пока точно не нуждаюсь, да и не твоего ума это дело. Или ты сам вдруг решил претендовать на такую завидную роль? Не надейся, ты не в моем вкусе, – рявкнула я, чувствуя молчаливую поддержку хриплого. Не будь его, я бы не рискнула себя так откровенно себя вести – меня бы точно скрутили мгновенно и пинком под зад быстренько отправили бы обворовывать гробницу, а с ним могла себе позволить. – И хватит читать мне нотации. Я столько лет жила без них, и еще столько же проживу. Ты мне по делу излагай. Пока я не узнаю всего, с места не сдвинусь, и ищите потом другого идиота, который полезет к сонному Тарампампаму, – исковеркала я труднопроизносимое имя Владыки. Выговорить его я бы в жизни не смогла, мой язык бы точно сломался. Надеюсь, у них не такие труднопроизносимые имена, как у этого сантрата.


Оба гостя смотрели на меня так, словно готовы были вцепиться мне в глотку. Вот, как я и думала, не будь за спиной хмыкающего хриплого – ему наверняка что-то в горло попало, и он никак не мог откашляться – я бы уже была или покалечена, или отправлена в неизвестном направлении.


Обернувшись и посмотрев в хитрющие глаза хриплого, я недоуменно приподняла бровь. И что, интересно, его так развеселило? Но вопрос, рвущийся с языка, я так и не задала, отвернулась и стала ждать ответа от двоих гостей. Те замялись, но потом Хэрм соизволил меня просветить:


– Я же уже сказал, разбудить его невозможно ничем, сколько ни пытались, никому не удалось, так что, тебе нечего бояться. А больше никаких нюансов быть не может. Сантраты покинули мир, так как в нем появилось слишком много враждебно настроенных рас, они стали истреблять добродушный народ, коими и являлись сантраты – крылатые светлые существа, с неизменной улыбкой на лице, никогда не пользующиеся оружием.


– Ага, оружием не пользовались, но ловушек наставили? Это новый вид доброты? – не удержалась от шпильки я. Вопрос оказался риторическим, отвечать на него никто и не подумал даже. И сразу же добавила: – Вот чувствую, что по закону жанра этот Владыка проснется как раз в тот момент, когда я буду стаскивать с него перстень. И что мне тогда прикажете делать?


– Бежать, – невозмутимо ответил наг, отвернувшись от меня и уставившись в окно.


– Очень остроумно, – съехидничала я. – А других версий нет? Если я не успею снять перстень, то как тогда быть? Бежать без него? А вы мне потом другую задачку зададите? Отправиться в задницу к Сатане?


Оба визитера снова переглянулись между собой. Их взгляды не предвещали ничего хорошего. Как я и предполагала, что сейчас услышу нечто нелицеприятное, так оно и оказалось:


– Без перстня ты не сможешь вернуться сюда, портал тебя не пропустит, так как задание не выполнено. Поэтому тебе просто необходимо добыть кольцо и принести его нам. В противном случае, ты останешься там, в жестоком и беспощадном мире, где к женщинам относятся ужасно, не зависимо от их расы. Так что… – бледнолицый развел руки в стороны.


– Крутись как хочешь, но без перстня не возвращайся, – хмуро подытожила я, оба гостя синхронно кивнули. – А отказаться я могу? – на этот раз ответил мне хриплый:


– К сожалению нет, таков закон нашего мира: раз у тебя оказалась чужая вещь и нет возможности возврата, то ты обязана вернуть равноценную владельцу. Поэтому об отказе речи быть не может.


– Сколько народу пыталось добыть кольцо? – сам собой пришел на ум вопрос, от которого сейчас многое зависело.


– Семеро, – нехотя ответил мне наг. Заметив, что я ожидаю продолжения, добавил: – Никто из них не вернулся. Что с ними стало – тоже неизвестно. Мы даже пытались узнать, к кому они попали, но наши попытки не принесли результатов.


– А что значит, к кому они попали? Может эти семеро прекрасно устроились и горя не знают, живут припеваючи и в ус не дуют? – внесла я предположение, так как не хотелось думать о плохом.


– Нет, это невозможно, – отмел мои доводы Хэрм. – Потому что новые лица сразу попадают под наблюдение, и их или сразу уволакивают в рабство, или долго таскают по единственному материку, пытаясь продать подороже.


– Ну и перспективы, – нахмурилась я. Эта затея мне все больше и больше не нравилась. Она будила странные чувства тревоги. Как раз такого же характера, как было перед нашим с Федотом заданием.


Накатила тоска. Несмотря на предательство напарника, я почувствовала тоску, мне его определенно не хватало. И ведь я здесь меньше суток, а такое ощущение, что прошло уже достаточно много времени. Память, словно желая избавить меня от волнений, постепенно стирала произошедшее в том доме. Смерть Федота казалась сном. А мое пребывание в другом мире переносилось намного легче. Я тяжело вздохнула.


– Чувствую, что ничем хорошим эта идея не закончится, – выдала я недовольно. – Но где наша не пропадала? Кто не рискует, тот не пьет мартини.


– Не пьет чего? – заинтересовался наг, смотря на меня заблестевшими глазами.


– Напиток алкогольный такой есть, дорогой очень, – отмахнулась я от него, думая совершенно о другом: как мне без потерь выйти из этой паскудной ситуации. Пятой точкой чувствую, что они многое утаили. Но с другой стороны – они ведь сами должны быть заинтересованы в получении перстня. Думаю, пакость они мне могут сделать по возвращении, но не раньше.


Наг продолжал что-то расспрашивать, но я настолько глубоко погрузилась в себя, что только махнула ему рукой, предлагая заткнуться, я изволю думать. Только что тут можно было решить, распланировать, если я даже в глаза не видела места, куда мне надлежит отправиться. Придется действовать наобум, а это очень редко приносила хорошие результаты.


– Ладно, все, что вы мне имели сообщить, я услышала, а сейчас, будьте так любезны, покиньте мою скромную обитель, мне необходимо подумать о задании и решить, как обойтись без потерь, – резко произнесла я, выныривая из собственных дум. Оба визитера только кивнули и направились к двери. Уже открыв которую, бледнолицый обернулся, сверкнул красными глазами и жестко выдал:


– Не забудь, у тебя всего пять дней на выполнение, потом начнутся проблемы, – не дожидаясь моего ответа, он вышел и аккуратно закрыл за собой дверь.


– Забудешь тут, как же… Всегда найдется тот, кто напомнит об этом, – буркнула я. И тут же вспомнила о первом визитере. Обернувшись к нему, с удивлением обнаружила его стеклянный взгляд, обращенный в пустоту. Офигеть! Что это с ним? Помер, что ли? Так уже б свалился, а то стоит, понимаешь, пугает меня.


Стоим. Время идет. Хриплый изображает статУя, я иногда тыкаю в него пальцем, проверяю, охлаждение трупа началось или пока еще нет. Жду. В очередной мой тычок, мужчина судорожно выдохнул, я от страха отскочила, едва не приземлившись на пятую точку.


– Рехнулся? Так меня пугать, – возмутилась я. – Что это сейчас было? Ты чего застыл, как истукан?


– Я считывал информацию по гробнице и о самом Владыке сантратов. Меня удивил один момент: судя по всему, гробница полна сокровищ, и я не верю, что злобные и алчные рэндайки еще не добрались до нее за столько времени. И мне стало интересно, какая кара их постигла, – спокойно, но в то же время задумчиво, произнес гость.


– Хм, точно, как я не подумала об этом, – буркнула под нос я и уже громче спросила: – И как успехи? Удалось что-нибудь узнать?


– Слишком мало, именно это-то и странно. Я узнал о попытках добраться до гробницы, но ни у одного рэндайка ничего не получилось, а вот из-за чего, нигде информации нет.


– А как ты вообще искал инфу? – удивилась я. – Ты стоял, словно мертвый. Это и были твои поиски?


– У меня мозг устроен так, что я могу проникать во все системы и считывать информацию в разных мирах. Я менталист. От меня невозможно ничего скрыть или утаить. И если, как сейчас, мне не удалось найти полную инфу, значит, ее просто нет. А это – самая большая странность.


– Но и отказаться нельзя от этого задания? – с надеждой на благополучный исход, спросила я, но тут меня ждал облом:


– Нельзя. Потому надо подумать, как обезопасить тебя и в случае неудачи вернуть обратно.


– А это возможно? Тот тип сказал, что меня не пропустят порталы, если я не выполню задание, – удрученно произнесла я и от волнения взлахматила волосы, запуская в них пятерни.


– Все возможно при должном старании, – щелкнул пальцем гость. Перед ним тут же возник свиток. Он протянул мне перо и предложил подписать соглашение о вступлении в гильдию. Я взяла свиток и… поняла, что буквы мне абсолютно незнакомы. Но как же так? Язык-то я хорошо понимаю, почему читать не получается?


– Э? Странно, но я не знаю этого языка, – подняв на хриплого глаза, призналась я. – А как же я подпишу, не прочитав документ? А вдруг ты меня тут в рабство отдаешь… э-э-э… или забираешь, не суть важно. А я сама себе подпишу приговор.


– Здесь только те условия, о которых я говорил, – произнес гость, поднимая руку ладонью ко мне, в центре загорелся круг, который появился после его клятвы. Значит он не врет. Ладно, первый раз в жизни подписываю документ, исходя из доверия. Думаю, магическая метка не даст ему меня облапошить.


Быстро поставив подпись, вернула ему перо и документ. Он вдруг вспыхнул и исчез. Круто! Магия, однако. Я пока еще не могла привыкнуть к таким штучкам, они были для меня в новинку. После техногенного мира сразу попасть туда, где на ладонях у люд… существ появляются светящиеся круги, где свободно разгуливают змеи, документы появляются из ниоткуда и исчезают в никуда – от всего этого голова просто кругом шла.


– И что теперь? – поинтересовалась я. Хриплый на миг задумался, а потом удивил меня. Он улыбнулся, предложил свой локоть и безапелляционно произнес:


– А сейчас я покажу тебе город, познакомлю с некоторыми из наших самых отъявленных воришек. Они специалисты своего дела. Если хочешь заслужить их уважение, то должна будешь у них стянуть что-нибудь, но так, чтобы они этого не заметили. Только предупреждаю сразу, это практически нереально. Но попытаться стоит. Идем?


Я не ответила, взяла его под руку, все свои сбережения оставила сначала в комнате, но потом задумалась, а ну как сюда кто войдет во время моего отсутствия? Мои сомнения развеял хриплый. Усмехнувшись, он потянул меня к выходу, успокоив:


– Сюда никто не сможет войти, не переживай за свои вещи и ценности. Идем, сейчас как раз самый горячий час, когда можно неплохо поживиться.


И снова я ему поверила. Смело вышла за дверь, закрыла ее ключом, после чего хриплый, что-то прошептав, нарисовал по воздуху на двери круг и внутри словно поставил точку. На мой вопрос: что он делает, он ответил, что ставит защиту. Я только плечами пожала, устав уже чему-то удивляться. И мы двинулись на выход.


Внизу таверна была забита посетителями. Свободных столов не было, за некоторыми, расчитанными на четверых, сидело по шесть, а то и по восемь существ. Все мужчины. Ни одной девушки или женщины я не заметила. Вероятно они не шляются по злачным местам. Неудивительно, что в мою сторону тут же были обращены десятки глаз.


От одного из столов вальяжно встали двое. Один высокий, довольно смазливый, но со сталью во взгляде брюнет, а второй блондин, пружинистой походкой направившийся к нам. На лице светловолосого сияла улыбка, но глаза оставались холодными. На запястье я заметила замысловатый браслет. Просто полукруг из светлого металла, с нарисованными на нем узорами. Из нагрудного кармана сюртука торчала цепочка. У брюнета я заметила оттопыренный карман штанов. Украшений на нем не было. Я с сожалением вздохнула.


– Приготовься, – шепнул мне хриплый, на что я только угукнула. Двое парней подошли к нам. Они бросили мимолетный и насмешливый взгляд на меня и на мой наряд, потом темноволосый обратился к хриплому:


– Зэйден, с каких пор ты стал снимать девиц по тавернам? Тебе только пальцем щелкнуть и любая из гильдии вприпрыжку за тобой помчится.


– Хм, неуважаемый, а вас не учили, что в присутствии дамы некультурно говорить о ней в третьем лице. Я обязательно поищу специально для вас книгу по этике и эстетике. А то ваши манеры оставляют желать лучшего, – пока я говорила, несколько раз обошла вокруг обоих парней. Они даже взглядом меня не удостоили. А зря. Пары мимолетных касаний для меня оказалось достаточно, чтобы в моих загребущих руках оказалось то, на что я обратила взгляд. Встав за спиной красавчиков, я продемонстрировала хриплому свои трофеи. Тот счастливо расхохотался. Только после этого, не дождавшись, пока ответят мне, сам ответил на вопрос воришки:


– Крэд, тебе придется извиниться перед девушкой. К тому же она оказалась более профессиональной, чем ты.


– Что? Ты с ума… – и тут он резко обернулся ко мне, его взгляд полыхал яростью и гневом, который в следующую секунду сменился на недоуменный и пораженный. А все потому, что на вытянутых руках я демонстрировала ему свои трофеи: цепочку с часами из кармана блондина и его же браслет в одной руке, кошель с вензелями из кармана брюнета – в другой. Парень тут же хлопнул себя по карманам, схватил за руку товарища, который, сообразив, что явно происходит нечто необычное, обернулся и застыл.


– Вот это номер! – восхитился светловолосый. – И когда успела? Я даже ничего не почувствовал. Даже у меня так не получается.


– Мастерство не пропьешь, но и за деньги не купишь, – пожав плечами, филрсофски выдала я, постукивая ногой по полу в ожидании извенений от темноволосого. Тот, насупившись, молчал. Его поторопил Зейден:


– Крэд, теперь ты понимаешь, что такую находку я просто не мог упустить. Поэтому тебе все-таки лучше извиниться перед девушкой. Ты незаслуженно ее оскорбил.


– Извини, – вполне себе искренне произнес Крэд. Я думала он будет злиться и возмущаться, но тот, вопреки моим ожиданиям, широко улыбнулся, протянул мне свою руку и представился: – Меня Крэд зовут.


– Зи, – в свою очередь представилась я, пожимая протянутую конечность. Юноша располагал к себе, даже несмотря на свою агрессию в начале. Следующим протянул руку для приветствия второй юноша. Он представился Шэном. А вот в нем искренности не ощущалось. Хотя на его лице и была широкая улыбка, но я чувствовала – с ним надо быть настороже.


– Зейден, Зи, вы куда направлялись? – поинтересовался Крэд, хриплый объяснил ему, что я только сегодня прибыла в город, и мне бы хотелось его осмотреть, заодно и в гильдии побывать. Оба парня изъявили желание отправиться с нами. Мы были не против.


Глава 3

Из таверны мы вышли вчетвером. Пока мы разговаривали, несколько мужчин наблюдали за нами, но, заметив, что мы уходим, тут же потеряли к нам всяческий интерес.


На улице немного похолодало. Я чувствовала холод даже сквозь свой непродуваемый комбинезон. Зато трое моих спутников шли нараспашку, как ни в чем не бывало. Им было комфортно. На миг я задумалась. Не мешало бы обновить гардероб, не вечно же мне в одной вещи ходить, ее и стирать иногда надо. Вот только деньги я с собой не брала, в кармане лежал только машинально засунутый кошель Крэда, Шэну я его вещи вернула сразу.


Зябко поежившись, вдруг почувствовала, как в области солнечного сплетения стало разливаться тепло. Сначала не сообразила, что происходит, а потом улыбнулась сама себе. Книга. Вредная, но заботливая. Не дала замерзнуть.


– Тебе холодно? – участливо поинтересовался Зэйден. – Надо бы зайти в лавку и купить тебе одежду потеплее. А то твоя совсем непригодна для нашего климата.


– Мне и весь гардероб не мешало бы купить, так как я прибыла без вещей, только в том, что на мне надето. Вот только я оставила все деньги в комнате, – честно призналась я.


– А мой кошель? – ухмыльнувшись, подмигнул Крэд. – Он-то у тебя с собой. Золотых там хватит на три гардероба.


– Это твой кошель, – упрямо произнесла я. – А стащила я его в качестве эксперимента.


Достав чужую вещь, протянула ее темноволосому. Он расхохотался: искренне и заразительно. Взял меня за протянутую руку, на которой я держала завязанный мешочек, сжал ладонь и мягко произнес:


– Зи, это теперь твой трофей, законный. Если ты смогла его вытащить так, что я ничего не заметил, то возвращать мне его не стоит. Сам ведь проворонил, – Крэг подмигнул мне и указал в сторону улицы, которая была ярко освещена огнями. – Идем, в квартале лавочников можно найти все, что твоей душе угодно, причем одежда там из разных миров. Подберем тебе необходимое.


Я улыбнулась в ответ, бросив мимолетный взгляд на Шэна. Юноша хмурился, искоса поглядывая на меня. Было видно, что он чем-то недоволен. Хотя причины подобного поведения я не могла понять. С чего ему на меня злиться? Из-за воровства? Так ведь Крэг отнесся к нему с юмором, его искренность подкупала. Будь все его улыбки напускными, я бы определенно почувствовала.


Стоило нам ступить на освещенную улицу, как со всех сторон стали раздаваться призывные реплики. Одна из них меня заинтересовала. Зазывала широко рекламировал товар, привезенный с самой Земли. Около него собралась уже приличная толпа народа. Только я собралась ринуться туда, как Зэйден, перехватив меня за руку, прошептал:


– Зи, здесь действует неизменное правило: воровать нельзя. Лавочники платят нам процент с прибыли, а взамен ни один из воришек никогда не суется в этот квартал.


– Да я и не собиралась, – пожала я плечами. – Меня зазывала заинтересовал. Я хочу увидеть одежду с земли. Идем?


Мы двинулись к лавке, вошли внутрь. Я огляделась и… расхохоталась. Народу в лавке было немеряно. Я обернулась к Зэйдену и, преданно заглядывая тому в глаза, поинтересовалась:


– А обвинить в обмане здесь не возбраняется? – после того, как на меня удивленно посмотрели, пояснила: – Здесь нет ни одной вещи с Земли. Там не носят такого. Я вообще не понимаю, с чего эти хламиды, что у него развешены, называются Земными?


– Лаэра сомневается в качестве? – около нас нарисовался маленький мужичок с хитрыми глазами. Он поклонился Зэйдену, кивнул головой парням рядом со мной, и снова устремил свой хитрый взгляд на меня, ожидая моего ответа.


– Лаэра удручена обманом. Здесь нет ни одной Земной вещи. Где джинсы? Где ботфорты? Где парки на худой конец? И откуда вы вытащили эти хламиды, которые на Земле ни в каком веке не носили, ни в одной стране? Уж поверьте мне на слово, я знаю, о чем говорю, – вскинув голову, процедила я.


В лавке повисла тишина. У мужичка хитрый взгляд сменился на злой и разъяренный. Он смотрел на меня минуты три, а потом вдруг сник, только и выдавив из себя не то восхищенно, не то пораженно, в этом я не разобралась:


– Землянка…


В первую минуту мне хотелось спросить, где она? И имела в виду я не себя, а землянки, которые выкапывали в лесу во время войны. Но вовремя прикусила язык, сообразив, что так он назвал меня.


– А теперь, уважаемый, подскажите, есть ли у вас настоящие Земные вещи? Если нет, то мы пойдем дальше, потому что ни одну из этих хламид я и в пьяном угаре не надену на себя. Мне нужны практичные и теплые вещи, – надменно произнесла я, собираясь разворачиваться на выход. Меня схватили за руку и, преданно глядя в глаза, предложили пройти за стойку, приподняв которую, согнувшись в три погибели, ожидали ответа.


Я пожала плечами, все равно торопиться было некуда, и, обернувшись к своим спутникам, которые ожидали моего решения, прошла в другой зал. Мои сопровождающие двинулись следом за мной. Мужичок бежал впереди, указывая дорогу. Открыв одну из дверей, он пригласил нас войти. Как только я оказалась внутри, довольно крякнула. Здесь было именно то, что я и хотела. Вешалки в три ряда. Один ряд – брюки, джинсы, обтягивающие кожанные леггинсы. Второй ряд состоял из блузок, свитеров и рубашек. На третьем висели платья: длинные, короткие, с разрезами, из трикотажа, из шелка… у меня разбежались глаза. Я не знала, к какой стойке кинуться первой. Вдоль одной из стен стояли в ряд туфли, ботинки, сапоги, на каблуках и без оных. Я выдохнула. Обернулась к спутникам и изрекла:


– Сейчас я буду устраивать дефиле, а вы оценивать, – те не совсем поняли сказанного, но согласно кивнули, когда я, нагрузившись одеждой, скрылась в примерочной.


А дальше началось развлечение. Для любой женщины нет ничего лучшего, чем видеть восторг в глазах мужчины. А на меня смотрели целых трое. Даже Шэн перестал кукситься и пораженно разглядывал меня, как только я появлялась перед ними в новом наряде. На мои вопросы, что мне лучше взять, Зэйден и Крэд в один голос выдохнули: «Все». Н-да, тоже мне советчики нашлись. Толку от них никакого.


Во время примерок книгу пришлось положить на небольшую лавочку, находящуюся в кабинке. Каждый раз, заходя внутрь для очередной примерки, я бросала машинально на нее взгляд, проверяя, на месте ли, не исчезла. Стоило войти после предпоследнего выбранного наряда, как я увидела, что книга светится. С чего это вдруг? Я осторожно подошла ближе, протянула к ней руку, она тут же сама распахнулась, словно недовольная моей медлительностью. На картинке был изображен брючной костюм с подвешенными на поясе ножнами. Я сдвинула бровь.


– Не видела я там такого, – вслух произнесла я. Изображение сменилось. На стойке с брюками была нарисована вешалка, на которой и висел этот костюм. Не став пока ничего спрашивать, выскочила, нашла искомый предмет, удивив своих спутников такой поспешностью, и показала книге. – Оно?


Перед тем, как захлопнуться, на листе появилось одно слово согласия. Я пожала плечами, надела костюм для примерки и почувствовала себя в нем так, будто на мне броня появилась. Как я это поняла? Тяжело ответить, просто возникло чувство, что на меня надели бронежилет. Поблагодарила книгу, отобрала особо понравившиеся вещи, не забыв о костюме, посоветонным книгой, и вышла к лавочнику. Тот стоял довольный, что угодил лаэре. Как я потом узнала, это означает «леди» по-нашему. Приятно, однако, что тебя леди называют.


Мужичок споро упаковал наши вещи, пообещав, что все доставят в трактир. Я расплатилась и довольная вышла на улицу, накинув на себя куртку, приобретенную у лавочника. Теперь ветер не доставлял хлопот. Книга, занявшая свое место на груди, продолжала греть меня изнутри. Довольная и счастливая я разглядывала остальные лавки. Кошель все еще был полон. Мой гардероб обошелся мне всего в пять золотых, учитывая, что выбрала я себе немало: две пары ботинок на каблуке, туфли на шпильке, две сумки, костюм, указанный книгой, две пары джинсов, два платья – длинное с разрезами по бокам и открытой грудью и короткое, облегающее тело, три рубашки, две блузки, несколько маек-алкоголичек и куртку.


Теперь мой желудок требовал устроить и ему праздник. Я искала заведение, где можно перекусить. Только собралась было предложить спутникам наполнить желудки, как Крэд, указав на одну из лавок, предложил:


– Зи, не желаешь выбрать себе оружие?


– Зачем оно мне? Я все равно не умею с ним обращаться, – пожала я плечами. В этот момент Зэйден как-то странно глянул на меня и нахмурился. Я не успела поинтересоваться, в чем дело, как темноволосый спутник тут же вызвался научить меня, обосновав это тем, что здесь нельзя без умения владеть оружием. Я не стала говорить, что Федот в свое время здорово натаскал меня в технике владения рукопашным боем. Пусть во мне останется загадка. Вдруг потом сюрприз будет. Как же я в тот момент была недалека от истины. И сюрприз их ожидал очень и очень скоро. Но обо всем по порядку.


С предложением Крэда я согласилась, и мы зашли в лавку с оружием. Шэд странно повеселел, теперь он все время что-то для себя обдумывал, но молчал, говорил в основном его товарищ, показывая на выставленные под стеклом образцы оружия и рассказывая, какое и для чего предназначено. Чего здесь только не было: короткие клинки с прямым лезвием, с изогнутым, с волнистым, похожим на штопор. Ага, таким наверняка кишки наматывать и вынимать удобно. Я даже содрогнулась от подобной мысли. Были и длинные мечи, которые казались даже на первый взгляд тяжелыми и неподъемными.


Мне понравились парные кинжалы. Лавочник достал их и предложил взять в руки, ощутить тяжесть и баллансировку. Они удобно легли в ладонь. Я с удивлением обнаружила, что мне с ними удобно. Несколько раз взмахнув обоими клинками, поразилась, насколько они удобны, будто продолжение моих рук. Больше покупать ничего не стала. Этого мне казалось достаточно. Расплатилась и теперь со спокойной душой предложила перекусить.


Парни со мной согласились. Зэйден сказал, что мы сейчас отправимся в гильдию, где нас и накормят. Там уже оказались осведомлены о новом члене и усиленно готовились к приему. Если я и удивилась, то виду не подала, потому что немного устала всему поражаться.


Мы неспеша двинулись по улице. Квартал лавочников сменился темными улочками города, где практически не было фонарей. Я шла, все время спотыкаясь. Зэйден хмыкнул, взял меня за руку и уверенно повел за собой. Если я и хотела что-то рассмотреть, то это было просто невозможно. Передо мной были только силуэты домов, да заборы вокруг них. Причем настолько высокие, что даже невозможно было разглядеть, был ли в окнах свет. Луна была спрятана за тучи, из-за этого видимость была отвратительная. Как я по дороге не сломала себе шею, осталось для меня загадкой. Так же, как и путь, который мы прошли. Обратно одна вернуться я бы не рискнула.


Как я поняла, мои спутники прекрасно видели в темноте. Я даже пожалела, что тоже не могу иметь ночное зрение. Как было бы здорово.


Наконец, впереди показалось трехэтажное здание, больше напоминающее огромный особняк. Ворота были настеж открыты. Зато стоило нам войти, как они тут же за нами закрылись. Сами. Мистика какая-то. Я даже вздрогнула, мне на миг показалось, что я в ловушке, а добродушные лица моих спутников сейчас преобразятся в оскаленные морды монстров. По спине пробежал холодок. Я пристально всмотрелась в Зэйдена. Но в нем ничего не поменялось. Страх немного отпустил. Я вздохнула свободнее.


Дверь передо мной открыл Крэд. Я вошла. Зажмурилась от яркого света. После темноты улицы, глаза сразу же заслезились. Я проморгалась, смахнула слезы, и только тогда огляделась. Ничего вычурного. Просто обставленный холл, где находилась куча народа, с интересом разглядывающая меня, а я, в свою очередь, разглядывала их. Мужчины и молодые юноши, даже несколько детей. За спинами мужчин стояли несколько девушек, из-подлобья глядя на меня. Зэйден улыбнулся и представил меня:


– Это Зи. Ей удалось обчистить Крэда и Шэна. Они даже ничего не почувствовали. Так что, теперь Зи – полноценный член нашей гильдии.


И тут все заговорили разом. Мне захотелось зажать уши, настолько все звуки смешались, действуя на мозг. В висках сразу застучало, голова начала просто раскалываться. Заметив, что мне нехорошо, хриплый махнул рукой. Все стихли. Он только осуждающе покачал головой.


– Ну и чего вы разголделись? Давайте по очереди, а не все разом.


И тут на меня посыпались вопросы: откуда я прибыла, где училась мастерству, работаю ли я в паре, имею ли своего питомца-фамильяра? Я ждала, пока поток вопросов иссякнет, потом коротко рассказала, откуда прибыла, о смерти напарника и своей, собственно, тоже. А вот что такое фамильяр – честно призналась о неведении, объяснив это тем, что в нашем мире такого нет и быть не может, в виду отсутствия магии. Несколько существ удрученно покивали головой, сочувствуя мне, наверное.


Зато Крэд оживился. Вопросительно посмотрев на хриплого и получив его хитрый и одобрительный кивок, юноша схватил меня за руку и предложил прогуляться. Ага, хороша прогулка получилась. Такое чувство, что мы мчимся на пожар. Мимо мелькали коридоры, двери, рисунки на стенах, которые даже рассмотреть не было возможности.


– Крэд, едрена вошь, это в твоем понимании прогулка? – едва выдохнула я, пытаясь вырвать руку. – Мы от кого-то бежим? За нами маньяки гонятся? Или начался пожар?


– Зи, потом мы все посмотрим, обещаю. Сейчас время поджимает, да и интерес зашкаливает, – засмеялся парень, ничего толком не объяснив. Только я собралась засыпать его новой порцией вопросов, как он открыл передо мной дверь, втолкнул внутрь. Я обомлела. Полумрак большого зала создавали множество свечей, расставленных вокруг овала, нарисованного прямо на полу. Именно к нему и подтолкнул меня Крэд. Я машинально ступила внутрь, обеспокоенно оглянулась и собралась поинтересоваться, что дальше, как юноша прижал палец к губам. Я так и осталась стоять с открытым ртом.


По телу пробежал ветерок. Хотя откуда ему здесь взяться: ни окон, ни люков в потолке, да и дверь плотно закрыта, но тем не менее, я хорошо ощущала, как вокруг меня гуляет ветер, треплет мои волосы, забирается под куртку. Сначала было холодно, потом холод сменился обжигающим жаром. Теперь мне показалось, что меня засунули в пылающий костер. Я едва не закричала, но все быстро закончилось. Рядом со мной появилось облачко, такое густое и белое, что ничего нельзя было разглядеть. А внутри него явно что-то было, нечто темное и пушистое.


Облако зависло напротив моего лица и… будто створки метро распахнулись, а оттуда вывалился темный пушистый комочек, я едва успела руки подставить. Существо тут же подняло голову, и… я обомлела и влюбилась. На меня смотрел колобок с маленькими ручками, небольшими ножками, на голове рожки, синие глаза пристально вглядывались в меня. Вдруг на спине колобка появились крылья, и он взлетев, завис в воздухе, продолжая меня разглядывать. Наши гляделки длились минуты три. И тут…


– И долго ты намерена молчать? Кто мне имя давать будет? Или ты решила оставить меня безымянным?


Интересно, я совсем рехнулась, или у меня всего лишь глюки начались? Я беспомощно глянул на Крэда, который едва сдерживал улыбку.


– Только не вздумай меня глюком назвать, я тебе этого не прощу. Мне не нравится это имя, – возмутился колобок.


– Крэд, эт-т-то кто? – скосив взгляд в сторону все еще висевшего в воздухе существа, шепотом поинтересовалась я. – И почему он требует у меня имя?


– Потому что это твой фамильяр, – ответил юноша. – И тебе лучше побыстрее его придумать, так как существо тебе попалось под стать тебе самой. Вредное и нетерпящее промедления.


– Федот, – нисколько не раздумывая, вырвалось у меня. Колобок задумался, несколько раз повторил имя, будто перекатывая его на языке. Наконец, расплывшись в очаровательной улыбке, сел ко мне на плечо и довольно произнес, прижимаясь к моей шее и обнимая ее:


– Мне нравится имя. Теперь ты моя хозяйка. Я буду любить и помогать тебе, а ты взамен будешь меня вкусно кормить и жалеть. Федот любит ласку, обожает, когда его гладят и превозносят его красоту, а еще…


– Стоп! – нахмурилась я. – Не гони коней, в процессе мы с тобой познакомимся со вкусами друг друга, – осадила его я. – Я тоже много чего люблю и не люблю. Обещаю, ты узнаешь об этом первым. Главное, чтобы не на своей шикарной шкурке.


Колобок нахмурился, к чему-то прислушался, а потом кивнул. А я в тот момент поняла, что мысли он хорошо читает, так как думала я в этот момент о том, что если он начнет задираться, я им буду посуду мыть. Хорошая губка получится.


– Я смотрю, вы нашли общий язык, – хохотнул Крэд, распахивая дверь. – А сейчас идем, познакомишь народ со своим фамильяром. Он станет тебе незаменимым помощником в будущем.


– Угу, – буркнула я. – И почему я сомневаюсь в этом? Пакостником и задирой – в это я быстрее поверю.


Юноша больше не стал сдерживаться и расхохотался, глядя на нас. Представляю, какую картину он увидел: надутая я и пыхтящий от натуги колобок, который явно пытался сострить, но быть губкой для мытья посуды никак не хотел.


Когда мы вышли к остальным, я познакомила всех с Федотом. Вот где мой пушистый колобок не только успокоился, но и сделался важным донельзя, когда его все восхищенно рассматривали, хвалили, гладили, тискали и едва ли не целовали. Я только рассматривала такое бурное проявление восторга и думала о том, что теперь точно возгордится мой фамильяр.


Наигравшись с пушистиком, нас, наконец, пригласили в столовую. За столами мне многие сделали предложение о сотрудничестве, но я мягко их все отклонила, мотивировав свой отказ тем, что я не могу идти на дело с незнакомым мне существом. Я не знаю привычек, повадок, действий, а такие бухты-барахты, как правило, еще ничем хорошим не заканчивались. Многие со мной согласились, но нашлись и недовольные отказом. Ну, это их проблемы. Мне пока вообще не нужен был напарник. Хотя бы самой остаться живой и относительно здоровой после задания, порученного мне змеем и бледнолицым. Как позже объяснил Зэйден, Хэрм был вампиром. Меня передернуло. Я представила, как он присасывается к моей шее и… ой, что-то моя фантазия разыгралась, да еще и Федот как-то странно на меня посмотрел: обвиняюще и с долей скептицизма.


Я постаралась выбросить из головы свои бурные фантазии. А то неизвестно, к чему они меня приведут, явно ни к чему хорошему. А мне сейчас о задании думать надо. Вот, кстати, о нем. Интересно, мне брать с собой это крылатое создание или… додумать не успела, Федот подлетел ко мне и в самое ухо завопил:


– Конечно же брать, еще чего удумала, без меня слинять. А кто тебя спасать будет, дурья башка!


– Еще одно нецензурное слово… – недовольно зашипела я, но тот меня ни грамма не испугался. Эта пушистая зараза только улыбнулся так, что я растаяла. Вот как можно злиться на это чудо? Ох, чувствую, что этот ехидный комок станет скоро из меня веревки вить.


– Он прав, ты просто обязана взять его с собой, он почувствует опасность, поможет преодолеть ловушки, а может быть даже спасет от смерти, – произнес Зэйден. Но в его взгляде было что-то такое, что заставило меня насторожиться. Прежде, чем я подумала, у меня вырвалось:


– Надеюсь, не ценой собственной жизни? – хриплый ничего не ответил, только отвернулся от меня и заговорил с одним из парней, который так вовремя подвернулся под руку. Я закусила губу. Значит, я права, и фамильяр, спасая меня, может пострадать сам. Не хочу! Но что же придумать?


– Даже ничего не думай, я все равно отправлюсь с тобой, – повиснув на моей шее, прошептал Федот. – И сбежать от меня нельзя, мы связаны, где ты, там и я. Поэтому, ничего у тебя не выйдет.


Я вздохнула. Пришлось смириться с данным фактом. В этот момент ко мне подошла одна из малочисленных девушек. Протянула робко руку к колобку, глазами попросив разрешения погладить. И снова ехидна не дал мне и слова сказать, тут же подставляя бочину под руку девушки, произнес:


– Можешь погладить, потрогать, пощупать, потискать. Я люблю ласку, – и расплылся в своей фирменной улыбке. Девушка в ответ тоже улыбнулась, впрочем, так же, как и я. Смотря на нее, у меня возникло ощущение, что она явно желает о чем-то спросить. Потому я ждала, когда она начнет разговор. Но девушка не торопилась. Только потискав Федота, она обратила свой взгляд на меня. Я дернулась. На миг в нем скользнула такая ненависть, что у меня волосы дыбом встали. Вот те раз. И когда это я успела ей дорогу перейти? Но тут же она улыбнулась. Я грешным делом подумала, что мое воображение сыграло со мной злую шутку. Но сомнения были рассеяны пушистиком. Он едва заметно мотнул головой, показывая, что увиденное не было глюком.


– Ты что-то хотела у меня спросить? – не сумев скрыть холодности в голосе, спросила я. Девица начала напрягать. Я ее не могла понять, да и не хотела, если честно. Пусть говорит, что ей от меня надо и проваливает.


– Возьми меня в напарницы, – настойчиво предложила та, с вызовом глядя мне в глаза. Вот те раз! Еще чего не хватало. Нафига мне нужна такая напарница, от которой каждую минуту можно ожидать ножа в спину. На выручку мне пришел Федот. Я готова была его просто расцеловать.


– Ты что, с ума сошла? У моей хозяйки есть я. Зачем нам еще кто-то? Нам и вдвоем хорошо. Я ее никому не отдам. Так что, поищи себе другого напарника. А Зи не трогай. Она моя!


Меня кто-то взял за руку. Я оглянулась. Крэд. Несмотря на улыбку, лицо у парня было озабоченным. Он кивнул головой в сторону коридора. Я сначала не поняла, что от меня хотят, но он поспешил пояснить:


– Зи, я ведь обещал тебе экскурсию по нашей гильдии? Идем, я все тебе здесь покажу. Сможешь выбрать себе комнату. Трактир никак не подходит для девушки. Твои вещи перенесут сюда, пока ты не пожелаешь купить себе собственное жилье.


– И я с вами пойду, – безапелляционго заявила девица. На это мягко, но настойчиво, Крэг ответил категоричным отказом.


– Нет, Дэш, нам с Зи необходимо поговорить. Наедине, – пояснил он. – Я хочу сделать ей предложение, тебе лучше остаться здесь.


– Но, Крэд, как же так? Ведь мы… – начала та.


– Стоп! Сколько раз тебе говорить? Никаких «мы» не существует и никогда не существовало. Я не знаю, что ты вбила себе в голову, но повторяю еще раз – нет и еще раз нет. Я одиночка и не собираюсь менять устоявшуюся привычку.


Крэд взял меня за руку и потащил в один из коридоров. Несмотря на его сильную хватку, я даже не пикнула, понимала его возмущение. Я бы точно так же отреагировала. Не нравилась мне эта девица категорически. Интересно, она тоже воровка?


– Она – наемная убийца, – пояснил юноша. Я уже не удивилась его ответу. Наверняка у меня на лице написаны все вопросы. – И она вбила себе в голову, что мы должны быть вместе. Она убивает, я граблю. Бр-р-р… Ужасная перспектива. Я вообще против лишних смертей, к тому же еще и нарваться можно, когда клан станет мстить за смерть товарища. А этого мне и даром не надо. Я еще хочу пожить.


– Крэд, может мы остановимся? Да и рука у меня уже онемела, – выдохнула я. Да, возмущение парня я вполне могла понять. Но почему должны при этом страдать мои конечности? Они мне слишком дороги.


– Ой, извини, – отпустив мою руку, тут же повинился юноша. – В моменты возмущения я не контролирую свою силу. Вот, смотри, это жилое крыло. На первом этаже находятся прачечная, столовая, холл для приема заказчиков и три кабинета, один из них Зэйдена, второй принадлежит казначею, третий – библиотека. На втором этаже живут наемники: убийцы, мучители и пугатели, на третьем – воры.


– Э? Крэд, а кто такие пугатели? И зачем нужны мучители? – я зависла от количества полученной информации, потому хотела сразу прояснить все моменты.


– Мучители приходят к должникам после пугателей, чтобы выбить долг. Обычно бывает так, что дают заказ, вносят предоплату – третью часть, а потом скрываются после получения заказа. Вот к таким являются пугатели, обрисовывают должникам перспективы, совсем не радостные, надо сказать, что с теми будет в случае невозврата долга. Если на идиотов не действуют пугалки, тогда приходят мучители.


– Ага, раскаленный утюг на живот, кочергу в… кхм… куда-нибудь, – поправилась я, Крэд хихикнул, но согласился.


– Да, все приблизительно так и происходит, – согласился он. – А вот и твоя комната. Если не понравится, то можешь выбрать любую другую. Завтра утром Зейден принесет тебе талпар. Если есть вопросы, то задавай, я никуда не тороплюсь.


Крэд ввел меня в красиво обставленные покои, включил свет. И тут я заметила в его взгляде недвусмысленный огонек. Хм. Я, конечно, девушка без комплексов, но не до такой степени, чтобы через пару часов после знакомства прыгать в кровать. Потому, заметив сумки с моими вещами из лавки, я только мотнула головой. Подойдя близко-близко к Крэду, облизнула губы, заставив его вздрогнуть, сделала томным взгляд и с придыханием произнесла:


– Не спеши. А то успеешь. Рано еще в койку прыгать. Надо хотя бы узнать немного друг о друге. А потом можно и на секс без обязательств перейти. Не раньше. Спокойной ночи, Крэд. Завтра мне рано вставать, необходимо выспаться.


Юноша с сожалением вздохнул, разочарованно потупился и, пожелав мне спокойной ночи, вышел из комнаты, оставляя меня наедине с колобком, который вообще старался не отсвечивать до того момента, пока юноша не покинул нас. Только потом, открыв рот, собрался выдать целую тирраду, но я его остановила, зажав ему рот рукой.


– Ни слова! Сейчас спать. Завтра у нас трудный день. И если честно, я боюсь, так как бегать по чужим мирам мне еще не приходилось. А в своем мире всю операцию я просчитывала заранее, смотрела объект, изучала все подходы и, самое главное – пути отступления. Здесь же все по-другому. Как заранее составить план операции, если я не представляю, с чем и с кем нам придется столкнуться. А вдруг действительно по закону жанра этот Тарампарам проснется? И как тогда быть? Без перстня обратно в этот мир мы не попадем. Вот и придется куковать неизвестно где, пока не выполним задание.


Во время моего монолога Федот молчал, внимательно слушая меня. Когда я закончила, он прижался к моей шее, давая мне теплоту и спокойствие.


– Зи, ложись спать. У нас все получится, увидишь. Не стоит паниковать раньше времени. Я с тобой. А значит, нечего бояться и думать о плохом. Ты ложись, а я пока поброжу вокруг, должен же я узнать, что тут и как, раз нам здесь предстоит жить.


Я согласно кивнула, огляделась. Возникло непреодолимое желание принять душ. Но есть ли он здесь? Открыв первую дверь, заметила небольшое помещение с мини-бассейном внутри. От радости забыла обо всем на свете, на ходу раздеваясь. Только книгу бережно положила на бортик, а сама, раздевшись, нырнула. Какое блаженство.


Вымывшись, завернулась в большое полотенце, взяла свои вещи и отправилась в комнату. Федота след простыл. Но за него я не волновалась. Уже поняла, что этот ехидный проныра везде пролезет, все разведает и останется цел и невредим. Уже лежа в кровати, погладила мягкий переплет книги. Словно в ответ на ласку, она чуть-чуть засветилась, но не открылась. Значит, разговаривать пока не желает. Я все равно улыбнулась. У меня замечательные помощники, хотя и необычные, что книга, что колобок с крыльями. Машинально пожелала ей спокойной ночи, положила ее под подушку. А ночью мне приснился странный сон.


Глава 4

Мне снилась моя же комната, только бордовые шелковые простыни вместо тех белоснежных, на которых я спала сейчас. Но этот факт нисколько не удивил, зато отчего-то обрадовал. В окно заглядывала полная и огромная луна. Будто фонарь, светящий прямо на кровать. Я сладко потянулась, пытаясь понять, я уже проснулась или еще сплю. Необычное состояние: вроде и ясность мысли, но в то же время полный покой и нега. А еще нечто нереальное и фантастическое.


Но больше всего меня удивило дальнейшее, из чего я сделала вывод, что это все-таки сон. Я лежала обнаженная, раскинувшись на кровати и смотрела… на кого? Надо мной навис мужчина. Только лица его я не видела, оно будто было скрыто дымкой, расплывчатое и размазанное. Зато его мощные плечи я рассмотрела в деталях. Гладкая кожа, совершенно не похожая на мужскую. Она была будто фарфоровая, слишком бледная, но не такая, как была у вампира. Фигура у мужчины была спортивная. Грудь безволосая. Я даже вздохнула от разочарования. Когда-то в прошлой жизни, я любила перебирать волосы на груди Федота. Вот он был идеальный образчик мужчины.


Ой, что-то я отвлеклась. У меня тут еще один самец, а я о другом думаю. Я даже хихикнула. Мое ночное видение склонилось надо мной. Его волосы тут же нависли с двух сторон от меня. Но и их цвет я не смогла рассмотреть. Они будто сияли, мешая определить их цвет. От разочарования, что даже с такого близкого расстояния не могу его рассмотреть, я застонала.


– Тебе больно? – над ухом раздался такой соблазнительный голос, что я вообще забыла, где я нахожусь и отчего стонала.


– А должно быть? – не удержалась от вопроса я. – Ты же ничего не делаешь, просто висишь надо мной.


– А стоит что-то делать? – хмыкнул он, я улыбнулась. Определенно, он мне уже заочно нравился.


– Наверное, стоит. Иначе для чего ты вообще явился? И кто ты? Должна же я хотя бы знать, с кем собираюсь тра… кхм… секасом заниматься, – поправилась я. Меня в этот момент ни грамма не смутил тот факт, что передо мной незнакомый мужик, а я лежу перед ним вся такая обнаженная. Мой сон, как хочу, так и лежу. Хоть во сне удовольствие получить.


Ночной гость расхохотался. А потом наклонился и поцеловал меня, нежно проведя по груди. От одного его касания жар разлился по всему телу. Мысли вылетели из головы. Если я таю только от одного его касания, то что будет дальше. Я замерла в предвкушении. Желание вскружило голову, грудь заныла, требуя прикосновений. А этот гад, как назло, вообще ее выпустил из виду. Я скривилась. Соски затвердели, требуя ласки. Будто читая мои мысли, ночной гость склонился над грудью, едва оторвавшись от моих губ, и стал медленно, дразняще обводить сначала один сосок, потом второй языком. Меня выгнуло. Я взяла его за голову, притянула ближе к себе. Из горла вырвался даже не стон, а хрип, так было приятно. А этот мучитель продолжал дразнить и обводить соски языком. Его рука погладила сначала внешнюю сторону бедра, потом внутреннюю. Я раскинула ноги пошире, давая доступ к влагалищу. Но он не торопился. Гладил бедра, поднимался выше, щекотал пупок. Я уже просто не знала, в какую гимнастическую позу меня выгнуло. Приятно было везде. Я подставлялась под его руки, под его губы и стонала, требуя большего. Меня целовали, ласкали, сводили с ума, доводили до пика. Оргазм навалился лавиной, стоило невидимому любовнику коснуться языком низа живота. Я просто не выдержала. С криком кончила, содрогаясь в конвульсиях. И… проснулась.


Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Конец ознакомительного фрагмента.
  • X