Яна Егорова - У тебя будет секс со мной

У тебя будет секс со мной   (скачать) - Яна Егорова

У тебя будет секс со мной


Эротический-иронический женский любовный роман


Автор: Яна Егорова

Год написания: 2017

Второй роман из цикла с присутствием иронических высказываний и оханий бабок из деревни Волохуевка.


В цикле также:


Иронический любовный роман «25 раз за 2 суток»

Главная героиня Услада после развода отправляется на 2 дня в Англию и встречает Сэма, невероятного красавца, который вмиг меняет всю ее жизнь. Двое суток, миллион событий и мы считаем, а автор доказывает, что 25 раз в такой короткий срок для влюбленных совсем и не невозможно!

Иронический любовный роман «У тебя будет секс со мной»

Главная героиня Мария встречает свою первую любовь, Адама, спустя 14 лет. Он появляется на собрании в компании, где она работает, как новый руководитель. По окончанию заседания, он отводит ее в сторону и безапелляционно заявляет «У тебя будет секс со мной».

Иронический любовный роман «2 раза за 25 суток»

Анфиса, сирота, работает в элитном салоне красоты. В один не слишком прекрасный день на пороге появляется здоровенный детина, по виду бомж, со странным именем Добрыня. А вскоре материализуется и его друг, ухоженный красавец Алеша… Петрович. Как окажется позже, Добрыня вроде и не бомж. А еще у молодых людей есть конкурент и враг Зиновий Туркин. Ох, какой же любовный многоугольник закрутит этот роман!


Глава 1


Когда судьба дарит тебе

еще один шанс с твоей первой любовью



Вот, козел! Гад! Да как он посмел вообще такое заявить! Да, даже подумать! Нет, это просто возмутительно!

Я пулей вылетела из зала переговоров. Пыхтя, как кипящий самовар, влетела в свой кабинет и швырнула папку с новым заданием на стол. К черту все, завтра уволюсь! Еще не хватало! Рухнула в кресло и развернулась к окну, чтобы сквозь прозрачные стены коллеги не могли увидеть, как жгучий румянец захватил все мое лицо.

Закрыла глаза и попыталась успокоиться. А в голове так и звучала его фраза: “У тебя будет секс со мной”.


Нет, вы подумайте, какой наглец! Да с чего он взял, что спустя столько лет у меня к нему остались ну хоть какие-то чувства?! Брр… Нет, нельзя не признать, что Адам, моя первая любовь и юношеское помешательство, которое тогда так и не ответило мне взаимностью, сейчас выглядит просто сногсшибательно. Но, прошло столько лет! У меня все изменилось! Я изменилась и давно забыла о нем, вытравила из души. И теперь, он вдруг появляется у меня в офисе, становится моим начальником и делает такое прямолинейное, оглушительное заявление!


Ладно, пожалуй, вам надо немного объяснить, что тут и к чему. Все просто. Все как и у всех. Четырнадцать лет назад, когда мне было, ха-ха-ха, каких-то семнадцать, влюбилась я, как последняя дура, в одного о-о-очень привлекательного парня. Вот только дело было в том, что он не обращал на меня внимания. Совсем. По крайней мере, мне тогда так казалось. Высокий блондин с зелеными глазами и внушительной мускулатурой, он был центром нашей компании. Ничего не начиналось без него. Он долго был один, достаточно, чтобы я, как последняя идиотка, потеряла из-за него голову и нафантазировала себе нашу дальнейшую счастливую жизнь. Как он признается мне в любви, как увезет за тридевять земель и так далее, и в том же духе. Каждая моя ночь начиналась с фантазий о нем и просьб к Вселенной свести нас вместе.

А потом он как-то приехал в компании длинноногой блондинки.

Я постаралась отстраниться от их тусовки. Начала встречаться с одним, другим, третьим – каждый месяц были новые отношения. Я как какой-то алкоголик пыталась запить его вкус и забыться. Но, ничего не выходило. Там еще проблема была в том, что у нас как-то случился поцелуй. Один. На спор. Что тогда окончательно лишило меня разума.

Мне ничто не помогало. Ни пылкие поклонники, а стоит сказать, что я не такая уж и уродина, всегда могла заполучить любого мужчину, кроме… Адама. Он так и остался моей несбыточной мечтой.


Ой, да что там уж. Но, самое главное, теперь, когда мои отношения с мужем на грани развода, в нашу корпорацию, одну из крупнейших в городе, где я работаю специалистом по рекламе, приходит новый руководитель – лучший друг нашего хозяина Андрея Федоровича.


Кто бы вы думали это мог быть? Адам! Вот уж подарок от моей неласковой судьбы! Он объявился сегодня утром. И тут же устроил планерку – где разнес в пух и прах нашу работу. Некоторых тут же уволил. Он же долго учился за границей и построил там свою небольшую империю. А наш Костин уговорил друга помочь ему с этим бизнесом, то есть с убыточной компанией, в которой работаю я.

И самое скверное, я сегодня совсем не была готова к этой встрече – почти не накрашена, простой серенький костюм. Ой, да что я. Короче, он меня узнал. И ничего не сказал. Вообще не затронул мою работу. А только когда после планерки я пыталась быстро выскочить из переговорной, остановил тронув за локоть.


Ой, что это за ощущение! От его прикосновения меня словно ударило током!

– Маша, ты помнишь меня? – спросил Адам, отведя меня в сторону.

– Д-да, конечно, – выдавила я из себя, пытаясь скрыть смущение и… возбуждение?

– Неужели, все прошло? – он удивленно вскинул брови вверх, внимательно вглядываясь в мое лицо.

– Что? – попыталась изобразить я из себя полную идиотку.

– Ты когда-то давно была влюблена в меня…

– Что? – я чуть не поперхнулась. – С чего ты взял?!

– Не отрицай. Ты взрослая девочка, здесь нет ничего предосудительного.

Поняв, что либо ему кто-то проболтался, еще тогда, давно, либо он сам как-то понял, но, как бы то ни было, скрывать явно бессмысленно, я выпалила:

– Это было сто лет назад. С тех пор целая жизнь прошла!

– Да, – ответил он, – я понял это только сейчас.

– Не волнуйся, от тех чувств не осталось и следа, так что на работу это никак не повлияет, – я попыталась уйти.

– Правда?

То, что произошло потом – окончательно привело меня в шоковое состояние – он резко притянул меня к себе и… поцеловал в губы! Господи, если бы вы знали, сколько я мечтала об этом моменте, представляла его себе! Эту встречу, этот поцелуй! И, вот, он случился. Я чуть было не потеряла сознание. Но, возраст и опыт выручили меня – ваша покорная слуга застыла, словно статуя, внешне не выказав ни малейшего беспокойства.

– Странно, – произнес он озадаченно, когда, наконец, отцепился от меня. – Никакой реакции.

– Я же сказала, все прошло, – холодно заявила, дерзко глядя ему в глаза.

– Хорошо. Я пока принимаю этот ответ. Но, знай, я так просто не отступлю. Хочу тебя проинформировать – у тебя БУДЕТ секс со мной.

На этом он развернулся и вышел из переговорной! Нет, теперь-то вы понимаете ВСЮ степень моего негодования! Какая самоуверенность! Да у меня муж есть и ребенок! Да, я почти разведена, но это еще не повод думать, что я прямо понесусь, теряя тапки, в его объятья. Нет, ну вот гад-то! Вот взяла, легла звездочкой и жду его! Размечтался!


Самое интересное, что день не предвещал ничего подобного. Обычное утро – сборы ребенка в школу, я на работу. Завтрак. Звонок маме, чтобы она не забыла забрать Вовку и отвести на занятия по музыке.

За утренним чаем грустные размышления о том, что сейчас конец месяца и скоро будет пора платить за ипотеку, за эту новую трехкомнатную квартиру, в которой мы планировали жить счастливой семьей, а теперь, мы с Вовкой будем вдвоем наслаждаться просторами и свежим ремонтом.

Нет, зарплата у меня хорошая и я вполне потяну эти расходы самостоятельно, но как-то это странно, необычно, почувствовать, что теперь все заботы о доме на твоих плечах.

Я не просила и не буду просить поддержку у мужа. Хотя он предлагал. Если мы решили расходиться, то нет смысла продолжать висеть у него на шее. Я девочка самостоятельная и сама со всем справлюсь. Но до сих пор не могу поверить, что это все происходит со мной. Что впереди у меня неумолимо замаячил развод.

Вообще долго решалась на это. Ладно, оставим пока драму моей души.

Короче, на работу я явилась как обычно. И понеслась… Шепотки по всему офису, сплетни и слухи, что пришло новое начальство и всех, вот прямо всех уволят – ну, вы знаете, как это обычно происходит. Секретарша нашего Андрея Федоровича – Софья, блондинка с выдающимися формами в районе груди, явно поддельными, распространила панику среди коллег.

– Слышали уже? – влетела она на кухню в тот самый момент, когда там собралось пол офиса, чтобы сделать себе утренний кофе. – Костин нового зама привел! Что сегодня будет! Очень серьезный мужик, сам миллионер, ему все равно кто тут и что, уволит всех и не посмотрит!

– Софа, перестань нагнетать. Всех уволить он не может, кто-то же должен работать! – остудила ее пыл Домна Марковна, главный бухгалтер, тучная, но вместе с тем очень “уютная” женщина, если вы понимаете о чем я.

– Ну, меня-то уж точно никто не тронет, – самоуверенно заявил Трофим, один из менеджеров по продажам, огромный здоровяк, вечно не соблюдающий офисный дресс код. Он был похож на американского фермера, непонятно как попавшего к нам. Однако, Трофим прав – продажи даже несмотря на кризис в фирме, у него всегда шли бойко.

– Ой, я бы не загадывал, – встрял Влад, еще один продажный менеджер, который был полной противоположностью первому – щуплый, низенький и очень ухоженный, за что получил в офисе соответствующее прозвище, про нетрадиционную ориентацию.

Мне не хотелось слушать все их домыслы, и мечты Софьи охмурить очередного начальника, поэтому я поспешила покинуть кухню. Больше всего на свете ненавижу вот такие вот моменты – когда беда еще не пришла, а вокруг уже целый ком слухов и страхов. Ерунда какая-то. С проблемами нужно бороться по мере их поступления.


И вот, пожалуйста вам! Планерка! В переговорной собралось все крупное и мелкое руководство. Вперед вышел наш отчаянный Андрей Федорович и представил нового узурпатора:

– Знакомьтесь, Адам Шаров, на ближайший месяц ваш новый руководитель и, по совместительству, мой старый друг. Прошу любить и жаловать!

Моя спина моментально прилипла к креслу – не может этого быть! Шаров! Сколько? Уже четырнадцать лет прошло. И вот он, стоит перед нами и хмуро смотрит на… меня!


Впрочем, во время самого собрания моя бывшая мечта не выказал никакого интереса ко мне. Все только и сугубо о работе. Менеджеры по продажам получили по первое число. Бухгалтерия тоже заслужила свой нагоняй за ошибки в отчетах. Все, кроме отдела маркетинга, который представляла сегодня ваша покорная слуга. Единственное, что он сказал:

– В заключение, хочу убедиться, что все и каждый в частности поняли свои задачи на ближайшие три дня. А для отдела маркетинга у меня есть поручение – здесь в папке материалы, с которыми вы должны срочно ознакомиться и доложить мне свои соображения на эту тему.

Адам не подошел сам, а передал папку через других.


Оставшаяся часть рабочего дня прошла сумбурно. Слава богу, с Адамом я больше не встречалась ни в коридоре, ни на кухне, когда выходила за очередной чашкой кофе. Поэтому решила, что он просто пошутил и на этом, надеюсь, закончит издеваться надо мной.

Воспользовалась случаем и с головой погрузилась в работу, еще не хватало, чтобы на следующей планерке у него был повод покричать при всех и на меня.

Часы пролетели как минуты. Так увлеклась, что почти пропустила конец рабочего дня. Когда отодрала голову от компьютера, увидела, что весь офис уже собирается домой. Что ж, пора бы и мне. Признаться, совсем не хочется ехать в пустую квартиру. Ох уж этот мне развод. Хотя, я думаю, что склеивать обратно не стоит эти отношения. Мы уже давно жили как соседи, а не как влюбленная парочка.

Я собрала вещи в сумочку, накинула на плечи пальто и направилась к выходу. Пусть и в пустую квартиру, но скорее домой, спрятаться от ужаса сегодняшнего дня.

Уже выходила на улицу, буквально смакуя момент, когда приду домой и налью себе бокальчик красного, заботливо припрятанного мною в холодильнике, как вдруг услышала визг тормозов.

Прямо к ступенькам, где после окончания трудового понедельника собрались на последний перекур все мои коллеги, подъехало черное авто. Кажется, это был мерседес, но я не уверена в своих познаниях мужских игрушек, сама-то я ведь не вожу машину.

Естественно, куда ж без этого, все тут же развернули головы на наглого богача, нарушающего правила, коим оказался, кто бы вы думали – Адам! Он преспокойно вышел из машины и, обойдя ее, открыл дверь прямо перед моим носом:


– Ты долго собираешься, – заявил Шаров, нахально ухмыляясь.

– О, спасибо, но я доберусь до дома сама, – запротестовала я.

Еще не хватало, чтобы народ на завтра начал сплетничать о нас, каждому же не объяснишь, что мы просто старые знакомые, и что этот идиот скорее всего с кем-то поспорил, что я и спустя много лет побегу по первому его зову, он же такой распрекрасный!

– Извини, пожалуйста, – сказала я как можно вежливее, потому что в этот момент нас слушали десятки ушей, – но я очень спешу, у меня встреча.

Быстро обошла его и направилась в сторону дома. Нет, весь путь пешком я не протопаю, но мне просто жизненно необходимо погулять, а потом я нырну в метро и остаток пути проделаю с комфортом.

Я не успела далеко уйти, сзади раздался осторожный звук клаксона. Адам привлекал мое внимание. Вот черт! Что ему надо? Сколько он собирается развлекаться?

– Думаю, тебе лучше сесть в машину, – прокричал Шаров в открытое окно, поравнявшись со мной, – иначе за мной образуется очередь машин и не все они будут рады этой пробке.

– Да хрен с тобой, – махнула я рукой и быстро запрыгнула в авто, ведь все равно же не отвяжется.

– Что тебе надо от меня? – раздраженно рявкнула я, когда захлопнула дверь за собой.

– О, чем я вызвал такое раздражение? – искренне удивился Адам.

– А ты не знаешь?

– Нет, не думал, что предложение подвезти до дома является равным серьезной обиде. Так теперь в России это воспринимается? Прости, я долго здесь не был, видимо, что-то упустил.

– При чем тут это? А насильные поцелуи – это тоже нормально? Это тоже равно подвезти домой?!

– Прости. Честно, предположить не мог, что невинный поцелуй старого знакомого так тебя расстроит, – он вывернул на шоссе и поддал газа, автомобиль тихонько заурчал, а меня вжало в сиденье – вот это мощь!

– Невинный поцелуй в губы? Адам, мы не маленькие дети. Я замужем, – гордо заявила я, скрестив на груди руки.

– Уже почти нет, – ухмыльнулся он.

Я замолчала. Откуда он знает? Уже успел поболтать с кем-то из наших старых друзей? Но с кем? Ни с одним из них больше не общаюсь, только Дашка, моя бывшая одноклассница – но, она мой самый преданный человек и не стала бы трепать направо и налево.

– Твой бывший не стесняется в выражениях в социальных сетях, – как будто прочитав мои мысли, произнес Шаров.

– А какое тебе до этого дело? – вскипела я. – Выпусти меня, пожалуйста.

Мне хотелось сбежать из этой машины. Не было желания обсуждать с ним неудачи своей жизни, но не только это гнало меня прочь. С ужасом вдруг осознала, что нестерпимо хочу его… Мои губы помнили его поцелуй и снова горели. Сейчас Адам сидел слишком близко ко мне, чтобы от его мужского запаха, от его тепла мне не захотелось тут же исполнить его план, затащить меня в постель.

Дура! Вот будут хохотать старые знакомые, да и он сам, поняв, что с возрастом, я стала только глупее. Тупая, старая, еще и жирная тетка, а все туда же!

Я украдкой посмотрела на него. Да что я, по сравнению с ним? Годы только пошли ему на пользу. Из здорового парня с бешенной энергетикой, он превратился в настоящего мужчину, которому впору сниматься в любовных кинолентах. Все то же крепкое подтянутое тело, сумасшедшей красоты глаза, стильная, явно очень дорогая прическа, ммм… Он был мечтой девочек и стал мечтой роковых женщин. О, господи, за что же мне это?

– Я отвезу тебя домой, – тихо произнес он, – подозреваю, не было никакой встречи запланировано?

– Нет, то есть, да, домой, пожалуйста, – смущенно ответила я, – адрес…

– Знаю, не утруждайся.

Я ошеломленно замолчала. Даже мой новый адрес он знает! Как? Откуда? Да что вообще происходит?! Но мой спутник даже не потрудился объяснить, а я больше не хотела его ни о чем спрашивать. Через несколько минут мы уже были на месте.

– Не пригласишь старого знакомого на чай с пряниками? – задумчиво наблюдая за тем, с какой скоростью я хватаю свою сумочку и пытаюсь покинуть его автомобиль, спросил Шаров.

– Нет, прости, много дел, очень спешу, – выпалила и скрылась в подъезде неблагодарная пассажирка.

Уфф… Оно закончилось! Все, горячая ванна, нет, уже несколько бокалов вина и спать! Может быть завтра заболеть? А потом уволиться?


Глава 2


За месяц до

Майами-Бич, штат Флорида (США)


– Адам, войди в мое положение, я на грани разорения! Каких трудов мне стоило тебя разыскать! Ты же не отвечаешь на звонки!

– Андрей, мне это неинтересно. Ты сумел построить свою империю, значит, сумеешь и спасти.

– Но ты же собираешься в Россию! Что тебе стоит немного позаниматься делами моей компании?

– У меня другие планы на этот визит. Они далеки от деловых.

– Адам! Проси все, что хочешь… Я возьму тебя в компаньоны. Официально. Пожалуйста, ради нашей старой дружбы!

Шаров поднялся с лежака и поправил узкие плавки, которые просто идеально сидели на его великолепном загорелом теле.

– Я в заплыв. Вернусь – скажу свой ответ.

Мужчина не спеша направился к воде. На самом деле он был рад этому предложению, но не хотел показывать свою заинтересованность – Андрей Костин рыба зубастая и с ним надо играть по определенным правилам.

Адам с разбега нырнул в теплую воду. Да, он долго ждал этого момента. Четырнадцать проклятых лет, с того самого дня, когда Лиза заявила о своей беременности, чем повязала его по рукам и ногам, преградив путь к той, с кем ему на самом деле было хорошо.

Нет, Елизавета Гринкевич была эффектной девушкой, возможно, именно поэтому в ту роковую ночь, когда она соблазнила его – молодой Шаров поддался и совершил самую горькую ошибку в своей жизни. За что расплачивался долгие, бесконечные годы. И все ради того, чтобы теперь только узнать, что Маша не его дочь. Да, что скрывать. Это он настоял на том, чтобы девочку так назвали. Раз его лишили выбора, лишили надежд соединиться с той, о ком он мечтал, парень надеялся хоть так запечатлеть память о ней.

Потом он узнал, что Мария вышла замуж и тоже родила сына – дороги назад уже не было. Но не сейчас, когда он, Адам Шаров, стал свободным мужчиной, и когда его Маша тоже на грани развода. Пусть и с большим опозданием, но их пути друг к другу освободились и появился шанс все исправить. Вот только он не совсем уверен, что Маша осталось той, прежней девушкой, в чьей компании ему было так… как ни с кем и никогда. Он пытался забыть ее. Найти замену, похожую на нее. Все напрасно.

Что ж, это отличная возможность узнать насколько он ошибался в своем представлении этой женщины. С годами многое меняется. Мог измениться характер, ее влюбленность в него, которую она так тщательно скрывала и которая именно поэтому была так очевидна.

Да, Костин получит его согласие.

Шаров развернулся и быстро поплыл к берегу, он должен был сообщить старому другу радостную новость. Но… с некоторыми условиями.


*** – Да космы ей повыдергивать, Лизке-то ентой! – с горечью выпалила баба Ира.

В деревне Волохуевка, что в Рублевском регионе, бабы еще не успели толком оправиться от сильных впечатлений после прочтения занятной книженции под названием “25 раз за 2 суток”, как ушлая Настенька “подсадила” старушек на новый наркотик, следующий роман того же автора “У тебя будет секс со мной”. Они и после первого-то неделю в себя приходили, запивая стресс и накатившую депрессию литрами сладкого чая из самовара и закусывая килограммами соленых огурцов. А баба Аня и того хуже, огурцы щедро намазывала малиновым вареньем, так как классический вариант уже так не помогал.

– Знаешь, о чем говоришь, – хмыкнула баба Люба, намекая соседке на разборки прошлых времен, когда они с бабой Ирой повздорили по тому же поводу, из-за молодого тогда и красивого баяниста Никифора.

– А, что? Разве неправду я говорю?! – осеклась провинившаяся некогда старушка.

– Да че там космы! Ружжо у меня есть в погребе! Это вот солью, солью его зарядить и по заднице ее, эту ведьму! Нечего Машку обижать! Вовочка-то мог и сыном Шарова быть! Вон оно как!

– Ладно, тихо всем! – гаркнула на всех авторитарная баба Люба. – Давай, давай Настенька, не томи, что там дальше-то было?***


Адаму тогда был всего двадцать один год. Молодой человек, не смотря на свой заводной характер, не слишком любил общие тусовки. Будучи рожден в бедной семье, он еще в глубоком детстве поставил перед собой цель заработать много денег и помочь матери с операцией на глаза. Несчастная женщина уже давно начала терять зрение и сын безумно переживал по этому поводу.

Можно сказать, что именно это обстоятельство постоянно гнало его вперед. Все свое свободное время, юный Шаров старался уделять совершенствованию своих навыков бизнесмена. Уже тогда он проворачивал разные сделки, связанные с перепродажей товара. Он брался за все. Одежда, техника, все, что было популярным и могло принести доход.

И сами эти тусовки он начал посещать именно потому, что быстро осознал – первый круг слухов о том, где и что можно достать, создают именно знакомые и друзья. Каждый раз Адам буквально заставлял себя появляться среди друзей, в основном потому, что все их разговоры, темы, никогда его не интересовали. Так было до тех пор, пока однажды, в одной из таких тусовок не появились новые участники. А вернее сказать, участницы. Но Шаров заметил только одну из них, с того самого момента он буквально секунды считал до каждой их новой встречи.

Ее звали Мария Романо. Высокая брюнетка с очаровательной, изящной фигурой. Огромные карие глаза девушки заставляли трепетать сердце молодого человека. Чувственные губы, сладкий аромат, исходивший от этого прелестного, еще никем не тронутого, а потому невинного создания – кружили голову Адама. Он как-то сразу осознал, что эта девушка создана для него.

Нет, она и вела себя иначе, чем ее друзья. Чаще молчала и грустно, явно из вежливости, улыбалась, поддерживая глупые разговоры. В то же время, Шарову представился отличный случай удостоверится в том, что он правильно определил ее характер.

В один из пятничных вечеров, Волк – один парень из их компании, Тимур Волков, уговорил остальных отправиться на дискотеку в соседний район:

– Да, че! Пошли! Там круто, бар, туда-сюда, да и Олька меня давно уговаривает, – Тимур обнял стоявшую рядом с ним уже слегка нетрезвую девушку, одноклассницу Марии.

– Конечно, что опять по дворам скитаться? – поддакнула Люба, подружка Богдана.

Адам не стал сопротивляться. В конце концов, это отличный повод познакомиться ближе с Машей.

Но все пошло не по плану. В клубе на них напала местная группировка – конфликтный Волк столкнулся с одним из ее членов в дверях и не уступил. Завязалась драка. Девчонки, Даша, Люба и Оля сбежали первыми. Антон с Костей и Тимуром тоже воспользовались общей суматохой. Остались за всех отдуваться только Адам с Богданом и… Маша. Девушка по какой-то причине не бросила своих в беде и бесстрашно ввязалась в побоище.

они провели в тогда еще милицейском участке. Марию забрали родители, а парней выпустили на свободу только утром. Все в синяках и ссадинах они вышли на улицу, где с удивлением обнаружили ожидающую их боевую подругу.

Интересно, что никто из их компании, кроме нее одной, не посмел приехать за ними, даже Люба, у которой были отношения с Богданом, за что бедолаге тогда серьезно досталось.

То утро Шаров запомнил на всю жизнь. В клубе Маше тоже перепало, крупная ссадина украшала ее висок – отметина в память о “веселом” ночном приключении. Но это нисколько не портило ее естественную красоту. Адам не сразу понял, что Богдан уже уехал, а он сам все еще молча стоит и смотрит на свою спасительницу.

– Все в порядке? Что они сказали? – прервала затянувшуюся, но нисколько не неловкую паузу девушка.

– Да, проблем не будет, – буркнул он, сам не ожидая того, насколько грубо это получилось, – тебе не стоило приезжать сюда.

Шаров потом сильно корил себя за такое жесткое отношение, но в тот момент ничего не мог с собой поделать. Чувства, эмоции, нахлынувшие на него тогда были настолько не знакомы молодому человеку, что он даже испугался своей слабости перед этой девочкой.


В тот раз каждый из них пошел своей дорогой, молодым людям так и не удалось поговорить. А вечером они встретились на дне рождения Богдана. Сынок богатеньких родителей закатил настоящую вечеринку. К этому моменту Адам уже окончательно измучился от осознания, что допустил роковую ошибку, и мчался к другу в гости, с надеждой помириться с Машей. Но, он опоздал. Девушку уже обнимал другой. Только потом, спустя долгое время Шаров узнал, что конечно же обидел ее и это был обычный способ отомстить, но каким же идиотом он был! Ничего не заметил! Психанул.


И утром проснулся в объятьях уже давно добивавшейся его Лизы. А после… Она заявила о своей беременности, потом серьезный разговор с ее родителями и скорая свадьба. Это теперь Адам знал, что его просто использовали как потенциального козла отпущения. Лиза спала со всеми, и неизвестно от кого нагуляла ребенка. В тот момент ей было глубоко все равно, кого обвинить в отцовстве, лишь бы скрыть правду о своей распущенности от строгого отца.


Эти проклятые четырнадцать лет Адам все время пропадал на работе. Он ненавидел жену и обожал дочь, которая, как выяснилось, и не его совсем. Все свои силы он вложил в работу. В создание собственной империи. Да, он уже давно помог матери, теперь они с отцом жили в Европе и очень много путешествовали. Хоть кто-то был счастлив.


Узнав правду, Адам незамедлительно развелся и лишил жену какого-либо обеспечения. Хорошие адвокаты в команде с его бухгалтерами придумали целую схему, как обойти закон. В результате, Лизе не осталось ничего, остался только дом на Манхеттене и то, хозяйкой в нем была Маша, его «дочь», а мать там могла только жить с позволения собственного ребенка.


Теперь осталось главное.

– Хорошо, Андрей, я выручу тебя. Но с одним условием.

– Да! Я согласен на все! – подпрыгнул Костин на лежаке.

– У тебя в компании работает один человек, который может мне пригодится. Так вот. У меня приготовлены некоторые испытания для него. И я хочу, чтобы ты не вмешивался в то, что будет происходить. Ни при каких обстоятельствах.

– О, конечно! Но я могу хотя бы узнать, кто это? – заинтригованно спросил Андрей Федорович.

– Всему свое время, – загадочно обрубил Шаров.

Маша, Маша… Насколько ты изменилась? Есть ли шанс вернуть тебя? Адам очень беспокоился, он не хотел разочароваться в человеке, которого некогда боготворил.

Жизнь научила успешного предпринимателя, что время меняло людей, заставляло на первый план ставить деньги, а не чувства. Портило их мировоззрение. Все те, кого он знал раньше, сильно изменились. Друзья стали смотреть на него исключительно как на источник денег, а подруги и того хуже. Трудно было представить себе более циничного человека сегодня, чем Адам. Именно поэтому, перепробовав все варианты, он понял, что только та, кто любил его, пока он еще был никем, возможно… все еще питает к нему искренние чувства. Шаров очень хотел в это верить.

Доверяй, но проверяй. С таким настроем Адам вернулся в Россию. Сейчас, получив “от ворот поворот” и сидя в машине напротив Машиного дома, Шаров покачал головой. Подобный холодный прием, не обязательно мог быть настоящим. Женщины очень хитрые создания. И такое поведение “недотроги” могло быть лишь частью игры.

– Это только начало, зайка моя, – пробормотал мужчина и завел мотор своего мощного автомобиля.


***Париж, Rue de Londres

Теплый весенний ветер подхватил с асфальта грязную листовку и закружил в воздухе. На обычно шумной и заполненной людьми Rue de Londres не было ни души. На столиках в ресторанах стояла посуда с незаконченными обедами, десертами, кофе и вином. Работники Гугла, обычно заполнявшие просто все пространство вокруг его офиса – исчезлил в штаб-квартире крупнейшего в мире поисковика.

– Эти русские, снова со своими вопросами! Вся система ответов полетела!

В департаменте ответов собрался персонал поисковика в полном составе – программисты, ученые, менеджеры по работе с клиентами, все, вплоть до уборщиц, прикидывали, что ответить на каверзный вопрос, поступивший в систему из отдаленного уголка дикой страны.

– Может быть, переадресуем Яндексу? Пусть они ломают голову! – предложил кто-то из толпы.

– Нет! Мы не можем это сделать! – заявил топ менеджер отдела ответов. – Гугл всесилен! Думайте!

– А… можно повторить вопрос? – раздалось робкое пожелание.

– Окей, гугл. Как понять, что это настоящая любовь?

– Предложите им 5 признаков настоящей любви!

– Тест на любовь онлайн!

– Три типа любви!

– Двенадцать отличий!!!

Предложения посыпались со всех сторон, а человек, сидевший за компьютером, вручную вбивал варианты в окошко для выдачи результатов.

– Сердцем! – раздалось из угла комнаты, откуда-то из под груды бумаг и прочего хлама. – Сердцем, твою мать! – рявкнул на вжавших головы в плечи перепуганных коллег, так устрашавший их всегда своей загадочностью и отчужденностью, русский программист Иван Иваныч.

Человек за компьютером быстро набрал текст в поле ответов и жмахнул по кнопке “отправить”. В помещении повисла щемящая тишина, никто не решался произнести ни звука.

– Окей, гугл. Спасибо. И… привет Иван Иванычу! – раздалось из динамиков.

Команда всесильного и могущественного Гугла с облегчением выдохнула. Кажется, и в этот раз удалось не ударить в грязь лицом.***


Нда, про ванну, вино, увольнение, слезы и воспоминания мне пришлось забыть в тот вечер. Дело в том, что у дверей квартиры меня уже ждали.

– Марьяна, ты? – я была очень удивлена, мы никогда не были с этой девушкой друзьями, и я даже представить себе не могу, где она взяла мой адрес.

– Машка, спасай! Одна надежда только на тебя! – в голосе нежданной гостьи прозвучали истеричные нотки, похоже, она была готова расплакаться прямо сейчас.

– А что случилось-то? – я так и застыла на ступеньках.

– Пожалуйста, мне некого больше просить! Выступи сегодня вместо меня в клубе!

Мои брови удивленно взлетели вверх!

– Я в клубе?! Ты с ума сошла?

– Пожалуйста, от этого зависит моя жизнь, – Марьяна умоляюще схватила меня за руку и сняла огромные солнечные очки.

Я в ужасе отпрянула. Какой кошмар! Все ее лицо было в огромных синяках, которые она пыталась замазать тонной косметики и прикрыть волосами.

– Что это? Тебе нужен врач! Кто это с тобой сделал?! – она не ответила, а упала передо мной на колени и разрыдалась.

С горем пополам мне удалось ее затащить в квартиру. Я усадила гостью на диван, укрыла пледом и быстро приготовила зеленый чай. Прежде что-то делать, надо понять что случилось, а пока от рыдающей Марьяны было трудно добиться хоть слова.

Предыстория же нашего с ней знакомства такова, что какой-то год назад, может чуть больше, в попытках спасти свой брак, который уже тогда трещал по швам, я отправилась на курсы эротических танцев, куда входил ускоренный курс обучения танцев на шесте и в стиле go-go, что очень популярно в ночных клубах, а значит, в тот момент рассудила я, может удивить и моего супруга.

Но, вопреки ожиданиям, он вообще никак не отреагировал, зато я хоть время с пользой провела. Наша преподавательница меня тогда очень хвалила и даже хотела поставить нас с Марьяной на участие в шоу, ведь мы обе очень похожи – один и тот же рост, у обоих длинные, темные волосы, темные глаза, очень похожее телосложение. Я благоразумно отказалась, а Марьяна нашла работу, насколько я знаю, в очень крутом ночном клубе. Но у меня-то работа тоже есть.

–Машка, выручай… – протянула гостья плаксиво.

– Что за ерунда? Тебя что, так сильно по голове ударили? Марьяна, не пойду я ни в какой клуб! И тебе в больницу надо! Кто тебя так избил?

– Валерка, мой парень. Мне нельзя в больницу. Маша, пожалуйста! Я не могу в таком виде выступать, а если я не выйду на работу, они у меня ребенка отнимут! Это звери, а не люди!

– Ага, а если пойду я, то ребенка отнимут потому у меня?

– Нет, Маш, я им денег должна. Очень много. Так-то контора нормальная, но у Валерика с ним свои терки. Короче, он сегодня с утра еще одно предупреждение получил, а когда я попыталась что-то сказать – избил как всегда. Машка, я уже всех обзвонила, никто не может сегодня! Пожалуйста, пожалуйста, замени меня!

– Нет, ты положительно рехнулась. Я вызываю скорую и полицию.

– Нет! – Марьяна завизжала так, что объяснять больше ничего не понадобилось. Я поняла, что она не шутит, девчонка напугана до смерти.

– Маша, я тебя очень прошу! Десять минут танца за стеклом, в кабинке! В маске и костюме! Тебя вообще никто не узнает! Станцуешь быстренько и все, домой! И я тебе по гроб жизни буду должна! Там никто из клиентов к тебе не притронется, не то заведение! Машуля, всего десять минут! Пожалуйста… я не могу лишиться ребенка-а-а-а…

Подруга закрыла лицо руками и снова разревелась. Да что же это такое? Я знаю свою идиотскую натуру. На словах все еще сопротивлялась, но в душе уже знала, что конечно, спасу эту несчастную дурочку. Она нашла слишком сильный аргумент, сопоставила десять минут моей жизни с разлукой ребенка с матерью. В ней явно когда-то умер гениальный маркетолог.

–Ты как две капли воды похожа на меня, а под маской никто ничего и не заметит. Охранникам плевать, кто и кого заменяет, главное – чтобы в срок все кабинки были заняты.

Марьяна очень деловито инструктировала меня спустя час, когда, наконец, успокоилась, и получила долгожданное согласие. Я позвонила маме и попросила Вовку оставить сегодня у себя, сославшись на плохое самочувствие – она же только обрадовалась, поскольку обожала внука.

–Там сегодня очень ВИП вечеринка, или корпоратив какой-то. Короче все будет прилично, просто мужики встречаются, а им для красоты нравится, когда полуобнаженные девушки мелькают рядом.

– Полуобнаженные?

– Нет, ну там костюмы в стиле кабаре. Все, что надо прикрыто, конечно.

И, ведь, чувствовала я, что не стоит соглашаться, но моя глупая голова рвалась спасти обиженных и незащищенных. Сколько себя помню – всегда такой была.


Итак, в восемь часов вечера, уладив все дела и оставив гостью мирно спать после выпитого снотворного на диване в своей гостинной, ваша покорная слуга уже стояла перед злосчастным клубом. Вернусь – займусь вызволением ребенка и вызовом полиции. Марьяну надо спасать.

На проходной, уже предупрежденным стражам порядка показала Марьянин пропуск и мне не особо вежливо объяснили куда идти. Честно говоря, ноги немного подкашивались.

–Не бойся, просто танцуй под музыку и все, мужики все равно никогда ничего не замечают, – не к месту вспомнились наставления Марьяны.

Да уж, просто танцуй. Легко ли? Я себя не чувствую такой уверенной, как она. Курсы курсами, а это реальная жизнь.

Попав в гримерную, первым моим желанием было – бежать! Все помещение было заполнено блеском и красным цветом – безумно хорошенькие девушки уже были готовы к выступлению .

–О, привет! – прокричала мне одна из них, поманив при этом наманикюренным пальцем. – Ты вместо Марьянки? Давай, одевайся скорей, вон ее столик! Где она тебя нашла? Сегодня всех достала с просьбами о замене. Но кто ж согласится на это? У нее центральная кабинка!

– Центральная кабинка? – вырвалось у меня.

– Да, она танцует всегда в белом костюме. Мы в красных, она в белом и в красной маске. Ты, что? Не знала?

Что было сказать. Я только пожала плечами и подошла к нужному столику, возле которого на вешалке действительно висел белый костюм… Если это можно было так назвать – серебряные высокие трусики в стразах и белая жилетка в обтяжку. А на столе – красная маска. Я молча взяла ее и приложила к лицу. Посмотрела в зеркало – действительно, лицо очень хорошо закрыто, не узнать, кто там под ней. Да и сама маска очень красивая. Я бы даже сказала, сексуальная.

–Да ты не дрефь, в главной кабинке нет ничего особенного, просто туда ставят всегда самых ярких девушек, но ради одной ВИП вечеринки, никто из девчонок туда не полезет. Просто танцуй и все. Это-то ты хоть умеешь?

Я снова пожала плечами. В любом случае, выбора у меня нет. Я не на шоу талантов, у меня есть определенная задача и мое мастерство в танце здесь уже не имеет никакого значения.

Напялив все это “великолепие” на себя и нанеся тонну косметики – водрузила на нос последний штрих – красную маску. А что? Вроде даже неплохо так получилось. Теперь главное не свалиться с пятнадцати сантиметровых каблуков!

–Так, все на выход, шоу начинается, – скомандовал какой-то верзила в черном костюме, неожиданно ворвавшийся в женскую гримерную.

Но, что я удивляюсь? По заведению и отношение. Это тебе не маркетинговым отделом управлять в крупной компании.

Я потопала вслед за остальными, одновременно хватаясь за стены – идти на этих ходулях просто не представлялось возможным. А еще, честно признаться, я как-то не слишком хорошо ощущала себя в одних трусах и жилетке на голое тело, из которой так и норовила выпасть грудь. Черт подери! Эти десять минут покажутся мне целой вечностью!!!

Чертыхаясь и отфыркиваясь, как злобная кошка по весне, добрела до двери, на которую указал верзила. Я вошла в темное помещение и дверь за мной захлопнулась. Над головой вспыхнул свет и… пол подо мной понес меня наверх! Ёшки-матрёшки! Через секунду я оказалась внутри стеклянной колбы посреди большого красного зала, выполненного, да, да, в стиле старого кабаре – я такие на картинках видела. Тут и там ходили люди. Только мужчины.

И вдруг сердце мое ушло в пятки! Через идеально прозрачную стену своего заключения я увидела входящих в зал – Костина и… Адама!!!


Твою Макаренину мать…


Говорят, карма может погладить тебя по голове, а может и нанести хук слева… так вот, в ту секунду я ощутила именно второе. Попала так попала! Это что ж за невезение такое сегодня у меня? Твою же…

Свое возмущение пришлось притормозить, так как заиграла музыка и девочки начали танцевать, пришлось и мне не отставать. Сейчас я благодарила вселенную за то, что на мне была такая большая маска и тонна косметики – так они меня точно не узнают. Если только… маска не упадет.

Я старалась танцевать как можно лучше – чтобы ни у одного из посетителей не возникло ощущения, что перед ними не профессионал. Надеялась не привлекать к себе внимание, хотя, какое тут! Я полуголая в самом центре помещения, где одни и только мужики… Конечно, пялились все! Оставалось только молиться, что другие девочки их отвлекут.

Мелодия была очень эротичной и, чтобы не сбиваться, постаралась никуда не смотреть, а полностью окунуться в движения. Пока… в какой-то момент, делая очередной взмах головой снизу вверх не столкнулась взглядом с… Адамом! Он стоял рядом с кабинкой и внимательно меня разглядывал. Наши глаза встретились и… я остановилась. О спасибо тебе великий изобретатель тонального крема и пудры! Только благодаря тебе, я верю в это, Шаров не увидел КАК сильно я покраснела в тот момент!

Мое тело окаменело. А в голове звучала барабанная дробь. Вот сейчас он все поймет. Он же всего несколько часов назад подвозил меня домой, сидел в каких-то сантиметрах от меня и имел отличную возможность разглядеть во всех деталях.

Не знаю, что бы было, если бы пол в ту секунду не начал опускаться вниз! А Шаров резко сорвался с места и куда-то ушел.

О божечки ты мой, надеюсь, он ничего не понял! Оказавшись внизу, я на своих ходулях понеслась в гримерную – скорее все смыть и бегом отсюда! Домой! Домо-о-ой!

И тут карма напомнила о себе второй раз, ударив еще больнее. Как там “и подставь тогда вторую щеку”? Но, елки палки, что ж я натворила-то такого в прошлой жизни, что ты меня так нещадно наказываешь в этой?!

У дверей гримерки меня перехватил тот верзила, что провожал в кабинку. Больно схватив за руку повыше локтя, куда-то потащил.

– Что вы делаете? Отпустите меня! Я свою работу уже выполнила!!

Но “безмозглый шкаф” даже не реагировал на мои протесты, он остановился только тогда, когда перед нами возник другой тип – низенький, лысый и толстый, как колобок. Все его лицо было усеяно родинками, а маленькие глазки бегали в разные стороны так, что даже не было понятно на кого он сейчас смотрит, на охранника или на вашу покорную слугу.

– Так, так, – произнес толстяк, вынимая огромную сигару изо рта. – Не дергайся, девочка. У меня есть к тебе задание.

– Какое еще задание? – возмутилась опять я. – Мне кажется, номер уже закончился!

– Тише, тише… не люблю крикливых, – тип разжевывал каждое слово, как сильно высушенное мясо, – я знаю, что ты не из местных. Марьяночка бы даже не пискнула. Да, не в наших правилах, но сегодня особенный вечер. Очень серьезных людей мы, видишь ли, принимаем. И, один из них, знаешь ли, пожелал с тобой познакомиться ближе…

Я дернулась изо всех сил. Ну, уж нет! Живой я им не дамся!

– Тише… Ну, какая бойкая рыбка! Короче. Хочешь выйти отсюда целой – пойдешь к нему. Дальше – ваше дело, как вы договоритесь, но я свой аванс уже получил, поэтому свое обязательство выполню, – даже не послушав меня, толстяк махнул головой куда-то в сторону, давая понять верзиле в каком направлении меня вести.

Послушный слуга поволок меня по коридору. Я пыталась его остановить, но это все равно, что попробовать сдвинуть скалу. Так или иначе, он дотащил меня до конца коридора, где открыл дверь и толкнул внутрь темного помещения и тут же закрыл за мной вход на ключ.

Я испуганно оглянулась – уфф, в комнате кроме меня никого. Может, удастся сбежать? Но уже через секунду поняла – здесь нет окон и других дверей. Я в ловушке! В клетке с огромной двухспальной кроватью и старинными картинами на стенах. Елки-моталки! Повезло так повезло!

Нет, конечно, я уже не девочка и потеря девственности мне не грозит. Но… что это еще за хмырь меня “заказал”? Ну, блин, Марьяна, вернусь домой – сама тебя убью!

Если вернусь…


Первые десять минут я носилась по спальне, как настоящий разъяренный тигр в клетке, готовая убить кого угодно. Потом я попыталась найти что-нибудь, что могло бы стать моим оружием против насильника и ничего лучше, кроме настольной лампы не нашла. Но она, по старому русскому обычаю, оказалась надежно привинчена к тумбочке. Елки! Вот вам и ВИП заведение! Тут что, клиенты лампы воруют? Блин!

Я устало рухнула в кресло, похоже, мне не избежать своей печальной участи, особенно, если клиентом окажется такой же бугай, как тот охранник, что приволок меня сюда. В тот же момент я вся напряглась – в замочной скважине повернулся ключ…


И, конечно! Кто же это еще мог быть! Когда умру, найду того гада, что отвечает за карму и сама набью ему морду!!! Так меня подставить! Мало что ли мне на сегодня приключений уже?

– Добрый вечер, – невозмутимо произнес Адам и вошел в комнату.

Я вжалась в кресло. Представляю, что сейчас будет…

– Прошу прощения, что заставил себя ждать. Шампанского? – мой мучитель щелкнул маленьким пультиком на брелке с ключами и в стене возле меня открылась небольшая ниша, где оказался спрятан бар с весьма богатым содержанием – виски, ликеры, шампанское и бокалы. На верхней полочке даже соблазнительно маячила клубника в прозрачной вазочке…

Стоп! Что это я?! Я, блин, не на свидании! Надо думать, как сбежать отсюда. Но Шаров, казалось, не замечает моего смятения. Он невозмутимо откупорил бутылку и наполнил бокалы шампанским, один из них протянул мне. Красотка, ёмаё! Сейчас еще пусть клубнику предложит!

– Может быть, клубнику? – бесстрастно произнес он.

Я помотала головой. Маразм! Вот как понять, узнал он меня или нет?

– Хорошо, тогда – за знакомство! – Шаров всучил мне бокал. – Меня предупредили, что танцовщицы не спят с клиентами. Но, я попросил сделать исключение. Ваш директор, уверил меня, что я могу попробовать с вами договориться. Что вы думаете об этом?


Что я думаю?! Твою мать, я не могу ни слова проронить, потому, что ты тут же узнаешь меня, если это реально уже не случилось! О боже, сколько еще будет продолжаться этот вечер идиотизмов?

– Прежде, вы ответите, рассмотрите, пожалуйста, размер гонорара, – Адам вынул из внутреннего кармана пиджака пачку наличных, сложенных вдвое и скрепленных золотой заколкой с алмазиками. Затем небрежно бросил ее на тумбочку возле кровати.

Я медленно отпила из бокала… Вот это поворот. Ну, карма… Кто ж знал? Похоже, он действительно меня не узнал, раз предлагает такое. И теперь у меня появился шанс… переспать с мужчиной своей мечты в… таком ммм, как бы это так сказать? Интересном амплуа. А если не снимать маску, то можно вообще ничего не бояться. И позволить себе все! Все, что бы я боялась попробовать при других обстоятельствах!

Смакуя напиток, сделала еще один глубокий глоток. Мои глаза не могли отлипнуть от мужской фигуры передо мной.

Красавец Адам… Я так долго тебя ждала, так представляла наш первый раз, но кто-то на небесах решил мою жизнь сделать не мелодрамой, а настоящей комедией! И, ведь, вы ж знали! Знали, об этом, еще сегодня днем, когда прислали ко мне Марьяну! Но, возможно, я неправа, и это не наказание, а подарок…

Пока я размышляла о приятном, не поняла, что происходит. До этого Шаров стоял ко мне спиной, что позволяло восхищенно оценивать его фигуру – широкие плечи, узкий торс, упругие ягодицы… Внезапно, он резко развернулся и сказал:

– Молчание – знак согласия? – его голос охрип и наши глаза встретились!

Зрачки Адама были такими огромными! Боже ты мой, он был ТАК возбужден! Нет, ну как я могу отказать в таких обстоятельствах? Да ну вас, с вашими нравоучениями! Вы как хотите, а я пошла.

Я вложила руку в его протянутую ладонь и поднялась с кресла. Шаров резким движением притянул меня к себе. И тут кожа на моем лице загорелась от его горячего дыхания!

Это был о-о-очень долгий “поцелуй” глазами. Не знаю, пробовали ли вы когда-нибудь заглянуть в глаза к огнедышащему дракону? А вот я, мне кажется, смотрю сейчас. А еще кто-то говорит, что у мужчины нет души, что он думает только пенисом. Теперь готова опровергнуть!

Адам крепко прижимал меня к себе. Я остро ощущала его сильные руки на своей талии. Держал и… ничего не делал. Он как будто готовился к прыжку… со скалы.

Его рука дотронулась до моих волос и потянулась к затылку – туда, где была закреплена маска – я остановила его своей рукой и помотала головой, при этом игриво улыбнувшись.

–Не хочешь снимать маску? – прохрипел он, мой будущий любовник, уже почти совсем потерял голос – это обстоятельство накалило меня до предела и я взяла управление вечером в свои руки.

Подвела любовника к кровати и изящно толкнула его – заставив упасть на лопатки – сейчас я исполню свою мечту и плевать, что там будет потом и где!

Адам быстро скинул дорогой пиджак и начал срывать галстук – но я опять остановила его. Сегодня я королева и что тут кому и когда снимать – решать буду только я. Хорошо, что он быстро все понял даже без слов. Я “оседлала” поверженного Шарова и ловким движением распутала галстук, затем вытянула ненужную часть гардероба из-под белоснежного воротничка выбросила ее к чертям! Сказались годы в статусе “замужем”. Рррр…

Что же было дальше? Я бы сказала так: “Детям до тридцати смотреть, читать и слушать строго запрещено”!

Дальше, я с наслаждением сорвала с него рубашку и осыпала его тело чувственными поцелуями… не знаю, что на меня нашло, но… это как долго быть голодной и вдруг получить в руки сочный бифштекс! Странное сравнение, но по жадности поглощения очень точное. Ммм, ну как же вкусно…

Но это гад опять не дал мне долго властвовать, а быстро поборол королеву и сам набросился на нее, в секунду лишив столь сексуальных трусиков и жилетки – я предстала пред его очи во всей красе! Адам… Где же ты был столько лет?… Я блаженно закатила глаза, прогнулась и застонала, когда он грубо и жаждуще вошел в меня… Какое, нафиг, предохранение? Вы хоть на секунду можете себе представить, КАКИЕ страсти тогда царили в той уже очень маленькой спальне?! Губы разгоряченного Шарова танцевали по моей груди, ненасытно то и дело накрывая соски.

Его мощное естество все глубже и глубже проникало в меня, руки сжимали ягодицы – его же бедра просто разбивали всю мою защиту. Он не колеблясь овладел мной… О, да-а-а-а!!! Когда я почувствовала его жгучее извержение в себе, тут же отреагировала ответно и кончила, догоняя в неземном наслаждении:

–А-а-а-а!!! – да, это я не сдержалась и крик вырвался из моего горла сам собой.

Адам лежал на мне и жарко дышал в мою шею, не произнося при этом ни слова. Невозможно было понять, что он думает, чувствует… Да, было возбуждение, но все уже прошло. Какие-то минуты и жизнь снова вернула мне рассудок.


Может быть именно это остудило меня. Трудно сказать. Почему-то мы, девочки, быстрее приходим в себя, чем мальчики. Весь ужас ситуации накрыл меня с головой. Ведь только я из нас двоих знала, кто мой партнер. А Шаров – нет!

В этом порыве, я уперлась двумя руками в его грудь и заставила любовника лечь рядом. Вскочила с кровати и быстро нашла свою одежду – натянула трусы, накинула жилетку, и выскочила в коридор.

– Твою же, лево направо, совсем сбрендила, мать!

Я понеслась в гримерку, где заперлась и как можно скорее переоделась в свои вещи, смыла косметику. Выкупила у одной из стриптезерш майку с большим капюшоном, а у другой солнечные очки, через минуту меня и след простыл в этом клубе. Хотя… зря я так спешила, никто не пытался остановить бежавшую с бала распутную золушку.


*** – Так, бабоньки! Мы собрали вас здесь, чтобы сообщить пренеприятное известие! – баба Люба каким-то чудом влезла на стол и, топнув ногой, заставила остальных в библиотеке замолчать.

– Дк, чё случилось-то? – дружно заохало женское население поселка Волохуевка.

– Сдаем по десять рубликов! Настенька говорит, продолжение про Машу с Адамчиком надо будет покупать, надо насобирать! Дедов все привели?

– Да! – хором ответили бабки.

– Так, теперь изымаем у них из карманов рублики!

– А у меня пустые карманы, – хихикнул хитрый дед Никифор, за что тут же получил от бабы Ани коленом под заднее мягкое место. – В носке посмотри, – рявкнула женщина на супруга.

– А, может, не надо? – робко встрял дед Федор, который надеялся вечером “на рыбалку” на эти самые рублики.

Раздался глухой стук, это баба Люба метко залепила яблоком в лоб неосторожному мужику, что вторую неделю болталось в мешочке на ее поясе:

– Надо, Федя, – баба Люба показала внушительный кулак, – надо! Я че, по-твоему, буду дома киснуть, пока остальные бабы вечерами будут книжку слушать?! Гони рубли! И скажи спасибо, что я тебе не вспомнила прошлогоднее соревнование на “кто быстрее отмоет бутыль для самогона”. Ишь! Придумал! Это, слышьте, говорит, соревнование давайте между селами сделаем, кто умеет лучше посуду мыть! А мы-то, старые, повелись! В телевизоре он видел, ёшкин кот! Это им просто самим лень было, развели нас! А ну, давай, гони!

Когда необходимая сумма была собрана, старушки выставили нерадивых мужиков за двери и устроились поудобнее на скамейке для сельских заседаний.

– Ну, давай, Настенька! Читай! Что там, Адамчик-то узнал Машку или нет?! Что ж он, ирод, отпустил грешную в ночь? ***


Глава 3


Существует пять фаз психологической адаптации к новым жизненным обстоятельствам. Их невозможно обойти, не принять или пережить по-другому.

Особенно, когда их создают для тебя намеренно.


ЭЙФОРИЯ

фаза первая


“Учителя по науке соблазнения не рекомендуют секс на первом свидании. Рекомендуют продержаться хотя бы до пятого свидания. Угу. Это они бы Адаму сказали....”


Путь до дома проделала с густым туманом в голове. От переживаний даже забыла, что у меня на диване преспокойно спит незваная гостья. Войдя в квартиру, скинула обувь и тихонько пробралась в гостиную – Марьяна, укрывшись шерстяным пледом, тихонько посапывала. Решила ее не будить, а утром встать пораньше и придумать, что делать с ней, ее ребенком и этими избиениями.

Моего сынульку мама приведет только вечером, утром школа, потом дополнительные занятия. Надо будет в извинение за этот вечер отвести его на выходных куда-то на весь день погулять. Хоть Вовка точно не переживает, радуясь возможности спрятаться от постоянного маминого контроля в бесконтрольное и вседозволенное защитное поле любящей бабушки.

Зашла на кухню. Выпью бокал вина и спать. Утро вечера мудренее. Хотя, пока не верилось, что смогу уснуть, сердце все еще выскакивало из груди. Можно было бы, конечно, обойтись успокоительным. Но как бы там ни было, что там не случится завтра, а сегодня у меня особенный день, криво косо, но моя мечта быть с Адамом пусть хоть и на короткое мгновение, но сбылась. И это надо отпраздновать. Да, он не знал, что это была я…

Короткий звук пришедшего сообщения на телефон прервал мои размышления. Я достала аппарат из сумочки и взглянула на экран. Незнакомый номер, а под ним текст: “Доброй ночи и увидимся завтра. Адам”. Стакан с вином выскользнул у меня из рук и, упав на кафельный пол, разлетелся на тысячи мелких осколков – или узнал?!


Утро пришло вместе с мучительной головной болью. Будильник словно взбесился, сегодня его звон был особенно противным. Или мне просто кажется? До месячных еще больше недели, что это я такая раздражительная?

Спустила ноги с постели, еще и пол холодный. Брр…

– Машка, проснулась уже? Иди завтракать! – донеслось с кухни.

Елки! В одно мгновение в памяти всплыли события вчерашнего дня. Я схватилась за голову, ах да… после смс-ки одним бокалом вина я не обошлась. Бутылка теперь была пуста.

– Тащи сюда свою задницу, я сделала тебе кофе и таблетку заодно выпьешь, алкоголик хренов!

Откуда она знает? Я прошлепала в единственно сносно теплое помещение в квартире.

– Доброе утро, – выдавила, буквально “стекая” на стул.

Чувствую себя какой-то жижей, а не человеком. Вернее, высохшей жижей… Такие вообще в природе есть? Тьфу, ерунда какая-то!

– Держи, – гостья поставила перед моим носом чашку с горячим напитком и протянула белую таблетку.

– Это что?

– Таблетка.

– Что еще за таблетка? – с подозрением спросила, после вчерашнего уже ожидая любого подвоха.

– Господи, болеутоляющее, – Марьяна посмотрела на меня как на идиотку. – Послушай, да, я конечно не ангел. Но наркота – не мое. И проституция тоже, надеюсь, ты вчера убедилась, что это приличный клуб?

Да, уж. Так и хотелось выпалить ей в лицо все, что я думаю по этому поводу. С таким-то директором, конечно приличный, куда еще! Можно монашкам экскурсии проводить.

– Рассказывай, как все прошло? Клиенты остались довольны?

О, да! Думаю, один из них точно остался, если не довольным, то, как минимум, удовлетворенным. Но тебе об этом однозначно не надо знать.

– Да, все нормально было. Давай лучше решим, что с тобой теперь делать, – сменила я тему. – Мне уже скоро надо на работу бежать, так что в темпе вальса думаем. Где твой ребенок?

– Все нормально! Он уже с Валерой.

– Что? – я чуть не подавилась горячим кофе. – Он с тем, кто тебя вчера так зверски избил и все нормально?! А ну, давай, говори адрес, я вызываю полицию.

– Нет! Не делай этого, пожалуйста! Валерка только меня бьет, ребенка никогда.

– Послушай, подруга. Если на тебя руку поднял, и похоже не только руку, то и на ребенка сможет!

– Нет! Не сможет! И не поднимет. И вообще, лучше тебе не лезть во все это. Спасибо, что выручила.

Марьяна бросила полотенце, которое теребила в руках во время всего разговора, на стол и выскочила в коридор.

– Стой! Ты куда?! – я попыталась образумить сумасшедшую. – Ты вернешься к нему и все повторится! Если ты попросила меня о помощи, так прими уж ее до конца!

– Нет, – гостья помотала головой и быстро покинула мою квартиру, громко хлопнув за собой дверью.

– Дура!

Нет, ну, что прикажете с ней делать?! Ведь вернется сейчас, он ее снова изобьет, потом ребенка! Да сто процентов так будет! Не может найтись хоть капля благородства в человеке, который способен на такое. Да видели бы вы ее синяки!

Блин, я уже на работу опаздываю… надо будет связаться с нашей учительницей танцев и попробовать узнать Марьянин номер телефона, чтобы все-таки довести дело до конца, нельзя так это оставлять. Если ей плевать на себя, нужно попытаться хотя бы ребенка отвоевать!

Бросив взгляд на часы и ужаснувшись, на сколько я уже опаздываю – бросилась в ванную. Надо хоть немного привести себя в порядок. Да, у меня есть идиотское правило, когда что-то натворю и подозреваю, что может последовать то или иное наказание – стараюсь удар судьбы принять во всеоружии, повинуясь закону: “погибать, так с музыкой”. А после вчерашнего, когда я даже не могу с уверенностью сказать, знает Шаров с кем спал или нет, тем более. Ой, даже представлять не хочу то, что сегодня будет…


Я уже неслась на станцию метро, тихо радуясь своему выбору в одежде. Это было темно-серое, почти черное платье, в редкий и разноцветный цветочек с белым воротничком – что добавляло невинности, и короткой юбкой клеш, что как бы говорило: “А хрен тебе, у меня есть характер!”. Сверху черное пальто, плюс распущенные волосы и высокие каблуки, что не слишком допустимо по деловому этикету, но весьма кстати в моей нестандартной жизненной ситуации.


Как это не удивительно, в офис пришла вовремя. По дороге было время на душевные терзания на тему: “ах да, мы же не предохранялись”. Не предохранялся он, я же абсолютно точно знаю, что это был безопасный день. Мой календарик в телефоне подтвердил подсчеты и теперь я не волновалась по этому поводу. А вот то, что я все еще в браке, а уже переспала с кем-то, кто мне не муж, этот факт для меня не просто ошеломительный, а даже душетерзательный. Ну, вот как я теперь буду смотреть в глаза Петру? У него, конечно, тоже рыльце в пушку, но это его личные проблемы. Я отвечаю только за себя. И вот это первый раз, когда мне реально стало стыдно за свое поведение. Но, елки палки, как же ж это было вкусно… Ммм… Все утро меня бросает в жар от одних воспоминаний о прикосновениях Адама… Неужели я просто соскучилась по мужскому присутствию? Это просто секс или нечто большее? Вот в чем вопрос на самом деле.

– О, Мария Александровна, доброе утро! – приветствовала меня наш помощник бухгалтера, когда я, как ни в чем ни бывало, вошла в рабочую кухню за своим кофе.

– Доброе утро, Лидия Павловна, есть какие-то новости? – это был обычный вопрос для обычного утра.

Мы с коллегами часто сталкиваемся на этом пятачке отдыха, и это нормальный способ поддержать разговор, пока кофемашина делает свой божественный напиток.

– Ничего такого. Мы с Домной Марковной работаем в поте лица, новое начальство, вы понимаете. Каждая метла метет по-своему.

Повисла пауза. Не люблю такие моменты. Женщина явно хотела задать какой-то вопрос или посплетничать, в чем, как правило, стараюсь не участвовать.

– А скажите, дорогая, вы что, знакомы с нашим новым начальником? – ее врадчивый тон, оказался для меня громоподобным. Елки… совсем забыла, какой представление Адам вчера устроил возле офиса.

– Да, мне тоже это интересно! – вклинилась вездесущая Зайцева, которая в эту же секунду ураганом влетела в помещение. – Что это у вас там за шуры-муры?

Вот так бы и заехала этой чашкой с горячим кофе ей по голове. Как же она меня достала! Полагаю, у каждого на работе есть подобная профурсетка, если не сказать грубее, которая считает, что это именно она здесь заправляет, основываясь только на том факте, что лично прислуживает директору.

– Ничего такого. Просто у нас есть общие знакомые, с которыми мы когда-то давно дружили, – сдержала себя и в награду мысленно пообещала как-нибудь Зайцевой уши-то надрать.

– Всего-то… – обиженно протянула “красотка”. – Ну, да и отлично! Значит, для меня все пути свободны! Теперь держитесь! Скоро я выйду за него замуж и вы все будете работать только на меня! А кого-то я даже с удовольствием уволю.

Посвятив всех в свои несбыточные мечты, секретарша покинула нас также стремительно, как и появилась.

– Мечтай, мечтай, – задумчиво буркнула вслед удалившейся диве наша скромная Лидия Павловна.

Сегодня мне так и не удалось нормально начать работать. Только я уселась за свой стол, как в кабинет ворвалась все та же Зайцева и выпалила:

– Романо, к шефу на ковер! Прямо сейчас!

Да что там еще? Я отставила так и нетронутый кофе, прости дорогой, и поспешила к Костину. Там уже обнаружилась целая команда наших: Зайцева, куда же без нее, Домна Марковна, Трофим и я.

– Мария, присаживайтесь, – почти ласково, что это с ним, сказал Андрей Федорович. – Как вы все знаете, после вчерашней планерки, в управлении всем здесь мне теперь помогает Шаров, Адам Викторович. Сегодня, – начальник обвел нас суровым взглядом, – Адам Викторович приболел, но, не смотря на это прискорбное обстоятельство, планирует продолжить свою работу. Поэтому, сейчас вы все четверо едете к нему домой с отчетами по заданиям со вчерашней планерки.

– Но, Андрей Федорович, я не… – начал было Трофим своим громогласным басом.

– Что бы вы там не успели, Прошкин – это ваши проблемы. Если Адаму Викторовичу не понравится, он имеет право поступить с вами на свое усмотрение. Все. Бегом за отчетами и водитель компании вас отвезет. Касаемо остатка дня – выполняйте распоряжение вашего нового начальника.

Вот вам и поворот! Пока ехали в машине, Трофим все сокрушался, что не успел с отчетом, слава богу, я все сделала еще вчера и сейчас спокойно обнимала папку с обработанными документами, готовая показать Адаму, что знаю свое дело хорошо.

– Не, ну я не готов к увольнению. Этот Викторыч просто зверюга какой-то. Сколько наших вчера поувольнял, даже познакомиться не успел! А вдруг, у них там семьи? Детей кормить нечем?

– Трофим, ерунду не неси, – фыркнула красотка Зайцева, уже в сотый раз проверяя свой безупречный лик, смотрясь в маленькое золотое зеркальце, что выудила из своей сумочки. – Где Он, а где они?! И ты, кстати, тоже!

– Зайцева, ты же меня прикроешь? А? По старой дружбе? – здоровяк попытался приобнять рядом сидящую Софью, но она оттолкнула его.

– Прошкин, руки убрал! Не для тебя все это. И прикрывать я никого не буду! У меня сегодня свои цели. Вы потом все уйдете, а я останусь. Всем ясно?

– Если ты меня прикроешь, то я уйду, – подмигнул коллеге Трофим.

– Ладно, посмотрим, – милостиво согласилась красотка.

Домна Марковна неодобрительно покачала головой. Она, как и я, держала на коленях папки с отчетами и, судя по лицу, сама точно также морально готовилась к увольнению.


Нас привезли в новый фешенебельный район города, к огромному сияющему зданию, сколько в нем этажей, я даже не могу сказать, мои подсчеты закончились где-то за сорок, дальше уже пришлось оторваться и бежать догонять остальных.

В бесконечном, зеркальном холле с мраморными полами, нас остановила охрана. Зайцева покровительственным тоном сообщила к кому мы прибыли. Подтянутый охранник с безэмоциональным лицом с кем-то связался по телефону, а потом приказал ждать.

Минут через пять к нам вышел невысокий, крепко сбитый мужчина, в идеальном черном костюме и сказал следовать за ним.

– А на какой этаж мы поедем? – грубо спросил Трофим нашего провожатого, когда мы заходили в сияющий лифт, такой же сияющий, как и все здесь.

– Господин Шаров ожидает вас в пентхаусе, – коротко ответил наш проводник.

– Во, как, Зайцева, смотри! Пентхаус! – менеджер толкнул локтем секретаршу в бок.

– А что, ты другое ожидал? – гордо парировала девушка. – Костин бы нищему другу свою корпорацию не доверил бы. Так что, пентхаус – это самое то. А, скажите, – обратилась она к мужчине, что нас провожал, – это его пентхаус или он всего лишь арендует?

– Господину Шарову в числе многих, принадлежит все это здание, – коротко ответил он, даже не повернувшись к нам.

– Вау, – выразил свое восхищение Трофим. – А вам тут люди не нужны? Походу, я скоро буду работу искать!

Прошкин, заткнись. Я даже когда стану хозяйкой всего этого, не возьму тебя на работу! Такого бездаря и лентяя еще поискать! – заявила Софья.

Домна Марковна недовольно хмыкнула. Похоже, Зайцева бесила не только меня. Ох, скорее бы все это уже кончилось. Чем выше мы поднимались, тем больше у меня тряслись колени. Вчера я как-то даже и не задумывалась о том, насколько большим человеком Адам успел стать за эти годы. Само его появление в моей жизни буквально взорвало мой мозг. И я совсем не приняла во внимание, то есть как-то не осознала, что ли, до конца, что он мой начальник, что сам Костин его уговаривал помочь, что даже Зайцева, которая всегда прыгает только вокруг миллионеров, уже готовится за него замуж. Короче, все как всегда в курсе, только я отстаю.

– Ого… – вырвалось у завороженного Трофима, когда серебряные двери лифта открылись перед нами и мы вступили во все это великолепие.

– Ха, то ли еще будет! – Софья не смогла промолчать.

Честно, я же просто потеряла дар речи. Бесконечное помещение, обставлено по последней моде, огромные окна от потолка и до пола заменяли стены – что само по себе было лучшим дизайном – стоять в квартире, хотя это скорее дворец, и видеть под ногами весь город!

– Добро утро, – спокойный голос Адама моментально вернул меня в реальность.


Предательские мурашки побежали по моему телу. Ой, не остыла я еще от вчерашнего… Мои коллеги дружно поздоровались, я же только кивнула. Слова застыли у меня в горле.

– Прошу за мной, – хозяин дома повел нас вглубь помещений.

Я семенила за Трофимом, пытаясь спрятаться за его внушительной фигурой. Блин, что со мной? Руки дрожат. Вот сейчас он развернется и увидит мое полуобморочное состояние. Соберись, дура! Твою же мать, тебе не восемнадцать! А ну, подняла гордо голову! Выпрямила спину. Какой-то час отчетов, ты холодно и без эмоций отрапартуешь, а потом – на работу. Обещаю, самое сладкое пирожное, самое калорийное и жирное. Только шестьдесят минут и все закончится.

– Располагайтесь, – Адам указал нам на кожаные диваны, сам же устроился в одном из яйцевидных кресел напротив. – Чай, кофе лимонад?

– Кофе, – попросил Трофим, садясь на диван.

– Кофе, пожалуйста, – поддержала его Домна Марковна.

– А я – чай. Предпочитаю здоровый образ жизни, – зарядила свою пушку кокетства наша Зайцева. Она не упустила возможность и постаралась сесть прямо напротив Шарова, при этом приложила все старания, чтобы ее и без того короткая юбка задралась как можно выше.

– Мария Александровна, прошу вас, – обратился Адам ко мне, потому что ваша покорная слуга, видимо, решила изобразить из себя статую в стиле “мне нечего надеть”, только в случае с “мне негде сесть”. – Присаживайтесь, – он указал на второе кресло рядом с ним, не на диван. – Что вы будете пить?

– Нет, ничего, спасибо, – промямлила я и как можно спокойнее опустилась в удобнейшее кресло.

Физиономию Софьи перекосило. Ладно, вот на тебя и попробую отвлечься, чтобы не думать… что он… всего в каком-то десятке сантиметров от меня…

– Уверены?

Я кивнула и машинально сглотнула. Черт, я как будто голодный зверь, которого посадили рядом с долгожданным завтраком. Нет, ну что пристал-то? Мы тут делами заниматься собрались или выяснять, что я буду пить?!

– Иван Константинович, два кофе, чай и два бокала шампанского.

– Слушаюсь, Адам Викторович, – наш провожатый моментально скрылся в бесконечных помещениях.

– Итак, начнем с бухгалтерии. Пожалуйста, я слушаю вас.

Домна Марковна, явно нервничая, начала свой доклад. Он был бесконечным. Но нам быстро принесли напитки. Оказывается, шампанское было для Адама и… для меня?! Шаров протянул мне бокал и хитро подмигнул.

Он ЗНАЕТ?! Не удивлюсь, если и сейчас опять клубнику предложит!


Но, нет. Обошлось. Надежда снова проснулась в моем сердце. Последние сутки она как ванька-встанька, то умирает, то воскресает. Интересно, как долго еще все это будет продолжаться?

Адам же спокойно выслушал главного бухгалтера, сделал несколько метких замечаний и перешел к Трофиму. Парень оправдывался как мог. Шаров же вдруг обратился ко мне:

– Мария Александровна, вы же давно работаете в этой компании? Как бы вы поступили с этим работником?

Меня вжало в кресло. Комната вдруг стала очень узкой. Что? Как? Почему он спрашивает мое мнение?

– Да уволить его и все тут, – нагло вмешалась Зайцева.

Ну вот, нехорошо, когда какая-то секретарша проявляет себя раньше и ярче руководителя отдела маркетинга. Мы ж рекламщики, блин. У нас всегда и на все должен быть золотой ответ!

– Нет, я бы его не увольняла, – решительно обрубила я.

– Да? – удивился Адам. – Чем мотивируете?

– Он – красивый!

Теперь очередь удивляться была уже за Шаровым. Видели бы вы его лицо, которое вдруг просто окаменело.

– Господин Прошкин несобран, не соответствует этикету и не соблюдает рамки приличия. Но, учитывая нашу аудиторию, а в данном случае персоны, которые принимают решение о сотрудничестве с нашей компанией – на шестьдесят процентов состоят из женщин, то для такого менеджера всегда найдется масса работы. Его же недостаток, который вполне свойственен такому психотипу, а именно неорганизованность и неспособность выполнять бюрократические задачи, подобно составлению отчетов, можно просто перепоручить секретарю, в чьи обязанности это входит напрямую. Таким образом мы сможем использовать его потенциал в качестве отличного продавца на сто процентов и компания от этого только выиграет. Убивая же рутиной его талант – мы только теряем.

Шаров молча разглядывал меня. Я же старалась смотреть на Трофима, знала, что сейчас элементарно не смогу выдержать его взгляд. Этот же идиот менеджер глупо улыбался, держу пари, что он ни слова не понял из того, что я сказала.

– Госпожа Зайцева, вы слышали? – внезапно заговорил наш новый начальник. – Отправляйтесь в офис и составьте отчет вместе с Прошкиным. Отныне это будет ваша задача до тех пор, пока вы не найдете менеджерам секретаря. Госпожа Березена, вы же позаботьтесь принять нового сотрудника на работу. Спасибо, вы свободны.

Я вскочила со своего кресла раньше всех. Господи, скорее, скорее бегом отсюда!

– Мария Александровна, а вас я не отпускал, – Шаров, гад, остановил меня даже не дав шага сделать.

Мои коллеги медленно встали со своих мест и направились к выходу, каждый одарив меня своим взглядом – Зайцева – испепеляющим, Трофим – благодарным, а Домна Марковна вообще никаким. Бедная женщина от переживаний явно была немного не в себе.

Все они скрылись вслед за невесть откуда появившимся, чтобы их проводить, Иваном Константиновичем. Я же проводила их только взглядом. Так и хотелось крикнуть: “Подождите меня!”.

– Шампанское немного кружит голову, – голос Адама прозвучал в жуткой близости от моего уха.

В испуге я резко развернулась и прямиком оказалась в его объятьях.

– Плохая девочка, – прошептал он хрипло, – играешь со мной?



***– Девушка, у вас на лицо состояние глубокой депрессии.

– Да, доктор, но как я могу излечиться от этого?

– Я выпишу вам таблетки. Их легко достать, главное, принимать ежедневно и в максимальном количестве.

– А не будет ли передозировки?

– Нет, это безрецептурное лекарство, поверьте, чем больше принимаешь, тем лучше становится.

– Они, наверное, дорогие?

– Бесплатные.

– Правда? Их компенсирует государство?

– Хм… Как вам сказать… разве что, когда отключает свет.

– Как же они называются?

– Потрахун. Очень простое название.

– Странно… Они продаются в аптеке?

– Нет. Их нужно доставать другим путем. Подходите к любому понравившемуся вам мужчине и требуете их предоставить!***


– А-а-адам… – по идее, это должен был быть вопль протеста, но сам собой вышел стон наслаждения, этот наглец жадно поцеловал меня в шею – да ж елки палки…

Его губы поднялись к мочке моего уха и как будто разряды тока проскочили по моему телу… Ммм…

– А плохих девочек, – его страстный голос словно бы уже трахался со мной, – я наказываю в спальне.

Шаров наклонился и подхватил свою поверженную жертву на руки. Что сказать? Да, тряпка я… Надо было кричать, обвинять его в домогательствах, строить из себя принцессу. Но, вот не поверите, не хотелось! Если бы вы только знали, что это за ощущение, когда тебя просто берут и тащат в постель. Причем не абы кто, а мужчина, от близости с которым моментально теряешь голову и ориентацию в пространстве. И на этот раз он точно знал, что это я!

Адам положил меня на кровать в помещении, которое при всем желании нельзя было назвать спальней. Внешних стен здесь тоже не было – только окна – теперь уже я была на ладони у всего города.

Мой мучитель стоял надо мной. Он быстро расстегивал на себе рубашку, не отрывая обжигающего взгляда от моих ног, там, где юбка задралась выше некуда.

– А-адам, не-е… да-а… – хотела было запротестовать, но Шаров резко раздвинул мои ноги и опустился между них.

Я почувствовала прикосновение его потрясающего оголенного торса к своей вульве. Только тоненькие трусики сейчас отделяли меня от… очередного прелюбодеяния. Его рот ненасытно накрыл мои губы… Ммм…

Любовник лихорадочным, жадным движением сорвал с меня лишнюю материю и расстегнул молнию на своих брюках. Я ждала, хотела, чтобы его фаллос как и вчера разорвал меня в любовном соитии, но Адам медлил, расстегнув платье, он дегустировал мою грудь, а головка его эфеса дразняще гуляла по лепесткам моей вульвы…

Я вцепилась ногтями в его мощную спину, возбуждение в моем организме просто зашкаливало!

– А-а-адам… – умоляюще произнесла его имя.

– Скажи это, – потребовал он совсем севшим голосом. – Скажи!

– Возьми меня… Пожалуйста…

И он незамедлительно откликнулся на мои мольбы. Да-а-а…


Это было феерично! Фантастика! Это… просто офигительно, как неповторительно! Любовник кончил в меня и остался сверху. Никуда не убегал, не переворачивался на спину, а продолжал быть во мне… Я же обнимала его руками и ногами. Ягодицы Адама продолжали ритмично вырисовывать круги, погружая меня в розовую эйфорию блаженства…

Наш общий рай разорвал вкрадчивый голос Ивана Константиновича, прозвучавший откуда-то из-за кровати, наверное, с тумбочки, где стоял какой-то хитрый агрегат нового поколения, издали напоминавший телефон.

– Адам Викторович, прошу прощения. Но у вас гости. Господин Костин.

Адам буквально зарычал:

– Черт подери!

Шаров уронил голову мне на плечо и его дыхание обожгло мою кожу.

– Только не сейчас… – простонал разгоряченный любовник.

И оторвался от покоренной им женщины. Быстро вскочил, нашел свои брюки и рубашку. Застегнулся не глядя на меня и вышел за дверь!


Ах ты ж, твою мать! Вот, значит, как! Сделал дело и пошел с дружком кофе пить!

Возмущение во мне просто вырывалось наружу. Хотелось кричать. Я тоже покинула эту отвратительную постель и быстро вернула свою одежду на место. Ах ты гад какой! Мне удалось найти зеркало в этой комнате. На потолке. Ну, ничего. И так тоже сойдет.

Поправила волосы, как смогла подтерла макияж и тоже выскользнула из спальни.

Спасибо, что этот пентхаус бескрайний и мне удалось обнаружить коридор, ведший не через главный зал, а в обход его. Думаю, здесь нередко перемещается Иван Константинович.

Через секунду я уже была в холле, где подхватив с вешалки пальто и сумочку, никем незамеченная, прошмыгнула в лифт.

Нет, ну, блин, что ж мне так не везет уже второй раз? Такой потрясающий секс, а потом… все?! Ты никто и звать тебя “никак”?


Глава 4


Сучками не становятся, сучками рождаются. Это всегда исключительно наследственное и даже хороший секс не истребит сучковатость из организма сучки.


Софья Зайцева всегда была популярной девочкой, но только лишь она сама знала, насколько тяжело поддерживать статус лучшей. Началось все даже не в садике, а задолго до него. На самом деле, девочка пошла в мать, женщину, которую всегда занимала только лишь ее внешность.

Элеонора Зайцева родила в шестнадцать лет – это была ее первая и единственная ошибка, после чего мужчины в жизни старшей Зайцевой стали играть роль разменной монеты. Быстро осознав, что несколько мужчин одновременно – это гораздо выгоднее и удобнее, чем один, молодая мать быстро обзавелась целым полком поклонников. Один для того, чтобы возить на машине, другой, ремонт дома осуществить, третий – доктор и так далее. С каждой новой потребностью вырастало количество мужчин.

Маленькая Софа же перещеголяла родительницу – она сократила количество мужчин, но повысила их статус. Легче брать деньгами, а не умениями.

Так бы и длилось у девочек все благополучно, если бы в день сорокалетия Элеонора не осознала, что стареет. Нет, внешностью природа ее богато одарила, жаловаться не приходилось. Но женщина уже давно стала замечать, что с каждым годом привлечь очередного любовника становилось сложнее.

–Что будем делать, дочь? Ты видишь, я старею, – заявила как-то вечером Элеонора, уже третий час к ряду грустно рассматривая свое лицо в золотое зеркало.

– Ничего, не волнуйся мама. Я знаю решение.

– Интересно, это какое? Пластика? Но это дорого. К тому же, я боюсь…

– Нет. Все просто. Я выйду замуж. Найду олигарха и рожу ему в браке. А потом можно будет и развестись. Имущество пополам.

– О, дочь. Рассуждать всегда легко! Но это не так просто сделать. Затащить в постель – одно, но женить на себе? Да к тому же, ты смотришь телевизор?

– Конечно, что за глупые вопросы? – фыркнула Софа.

– Ну так вот, а там уже о скольких подобных случаях рассказали! Олигархи сегодня все умные, контракты заключают, детей отбирают и бывшие жены остаются у разбитого корыта!

– Фи, мама. Я уже подумала об этом! Просто надо так сделать, чтобы он в меня без памяти влюбился. Мужики же они простые в управлении, ты же сама меня учила. Думают одним местом. Опыт у меня большой.

– Не знаю, не знаю… У тебя уже есть кто-то на примете?

– Да… Есть, – загадочно улыбнулась дочь. – И, думаю, очень скоро я тебя с ним познакомлю!

Софья не хотела вспоминать вчерашний разговор с матерью. Ей было стыдно и противно сейчас за свою недавнюю самоуверенность. Больше всего на свете она боялась вдруг оказаться слабее Элеоноры, менее удачливой в отношениях. И сегодня так случилось.

Два раза подряд! Сначала, когда несмотря на все ее уловки, Шаров отправил ее вместе со всеми в офис. А потом и еще раз, только в компании с Костиным.

Да, это она быстро набрала Костину сообщение, пока бухгалтерша отчитывалась новому начальнику, чтобы тот срочно приезжал.

Софочка не первый день знакома с мужским поведением и сразу поняла, что эта хитрая тварь, Романо, врет на счет отношений с Шаровым. Он и посадил ее рядом с собой, шампанское заказал, а потом… Его интерес к ней не видел разве только слепой! Даже Софье стало неудобно с ними в одном помещении, хотя она уже не раз участвовала в свингерских вечеринках. А уж когда он выставил всех, а Романо приказал остаться, только осел не догадался бы зачем.


Зайцева не уехала со всеми, а спокойно дождалась Костина.

–Софья, что случилось? Что это за сообщения такие? – возмущался Андрей Федорович, пока они поднимались наверх.

– Понимаете, Адам Викторович очень недоволен результатом работы маркетингового отдела. Похоже, он нашел какие-то серьезные проблемы…

– Ничего не понимаю, ну нашел и что с того? Шаров просил меня приехать?

– Боюсь, это моя инициатива… – пролепетала Софья, хлопая длинными ресницами.

Костин уже давно проявлял к ней знаки внимания, поэтому девушка не боялась вызвать гнев шефа. Но она даже представить себе не могла, чем эта самая инициатива обернется ей в результате.

–Костин, что ты здесь делаешь?! – Шаров был просто в бешенстве, когда вышел к ним в зал.

– Я… – замялся Андрей Федорович, – мне передали… – мужчина явно понял, что его сексуальная секретарша ошиблась, но быстро принял решение не выдавать потенциальную любовницу, – что ты, возможно, нашел какие-то проблемы с маркетингом.

– Какие еще проблемы? – казалось, Адам сейчас растерзает их обоих. – Если бы что-то случилось, ты бы об этом узнал от меня! – сказав это, мужчина грозно посмотрел на перепуганную Софью, но это было до того, как услужливый Иван шепнул что-то на ухо своему хозяину.

Что началось потом! Чем-то явно расстроенный, Шаров заявил Костину, что разрывает с ним предыдущие договоренности за то, что тот нарушил какое-то главное условие. Одни сплошные загадки, которые несчастной Зайцевой не судьба была разгадать прямо сейчас – ее выставили за дверь и, единственное, что она успела увидеть, как Костин буквально на коленях просил Шарова не расторгать контракт.


Софочка поняла, что разбудила дьявола. Мало того, что теперь одним ужином с Костиным не обойтись, а придется все-таки с ним переспать, так еще и от Шарова достанется на орехи. Что же такое она прервала, что он так бесится? Неужели секс с Романо?

таком случае, жертвы принесены не зря! Этот мужчина должен достаться ей, Софье! И все его деньги, имущество, вся эта великолепная недвижимость. За такой куш стоит бороться до последнего. И уж точно она не позволит какой-то разведенке увести от нее такого мужчину. К тому же, он красавец, а это своего рода бонус. Да, Костин, конечно, тоже богат. Но он ничто, по сравнению с Шаровым. А Софья привыкла получать только самое лучшее, а не как ее мать, скитаться по сантехникам да строителям. Если уж жертвовать ради кого-то, так только ради самого лучшего. В данной ситуации Шаров не имел себе конкурентов.


***– Окей, гугл. Влюбленность. Симптомы. Как избавиться.

-Иди на фиг.

-Окей, гугл… ЧТО???

-Иди на фиг! – привет от Иван Иваныча. ***


Долго ли, коротко ли, беглянка с сексуального ложа добралась таки до своей работы. Чувствую себя полной дурой. Что я, невинная девчонка, все играю в золушку? Убежала оттуда, убежала отсюда. Только и делаю, что убегаю. Вроде же взрослая, умная женщина!

Вот почему мне было не дождаться Адама и не выяснить ответы на свои многочисленные вопросы? Ну, окей. Переспали. Его отвлекли. Окей, даже не посмотрел на меня. Ну и что же здесь такого? Нет, ну дура, ей богу.

Никогда не думала, что снова начну строить из себя недотрогу. Почти уже бывший муж много лет хохотал надо мной и моими принципами девочки-нимфетки. Я тщательно старалась истребить эту гадость из себя. И, как выяснилось теперь, никакого результата.

Хотя, вот, трудно сказать. На душе, словно кошки… погуляли. Постель – это очень интимная вещь, там ты раскрываешься, вверяешь себя в руки другого человека и совсем не ожидаешь, что сразу после окончания на тебя наплюют. Как на… да, на женщину продажного поведения, не иначе! Им хоть деньги за это платят, чтобы не так обидно было. Только секс и ничего личного. Но у меня-то все личное!

Короче, зайдя в свой рабочий кабинет и плюхнувшись в кресло у рабочего стола, я уже почти успокоилась, но Адама видеть по-прежнему не хотела. Гадко это. Я не сделала ему ничего плохого, чтобы так со мной поступать. Никогда. Хоть бы на ногу наступила… Так нет.

– А, да ну его к черту! – выругалась уже вслух.

Все, надеюсь, Шаров сегодня на работу не явится, и есть шанс закончить день мирно. Вечер проведу с сыном, чтобы ни произошло!

Сосредоточиться на делах так и не получилось. Мысли летали где угодно, только не там, где надо. Воспоминания о былых встречах. Как там в песне пелось: “Когда мы были молодыми…”. Господи! Неужели это я уже так рассуждаю?! Не рановато ли?

Не так уж давно это было. Каких-то четырнадцать лет назад. Да… Адам тогда был для меня воплощением мужественности. Не могу сказать, как я поняла это для себя, но, как это, просто чувствовала, наверное.

Интересно, что несмотря на все мои чувства к этому мужчине, по ночам, мечтая о нем, никак не могла вспомнить его лицо. Только его дух, энергию, если хотите… Какой-то размытый общий образ. Все всегда было как в тумане.

Молодая и глупая, сошла с ума из-за привлекательного парня. Но не только внешностью Адам приманил меня. Потихонечку, окольными путями, буквально по крупинкам, узнавала у друзей о нем информацию. И, да. Меня впечатлило, что такой парень, популярный и все такое, на самом деле очень привязан семье, пытался добыть денег для больной матери. И не смущало никогда отсутствие финансов. Что скрывать, тогда у меня было много вариантов – состоятельные и красивые постоянно предлагали отношения. Но током пробивало только при виде Адама. Его образ пронесла через годы, и так жестоко обломалась в конце! Да, секс превосходный… Но как и тогда, отношения у нас вряд ли получатся. Не тот он, кого я себе выдумала.


Мое внимание привлекло какое-то шевеление в главном зале офиса, который я могла видеть через стеклянные стены своего кабинета. Люди вскакивали со своих мест и с кем-то здоровались.

Выяснилось, ничего сверхъестественного. Просто в офис явился Костин с Зайцевой, а следом за ними шел Адам. И как-то его лицо не выглядело счастливым…

Я вся напряглась. Ой, надеюсь, он не пойдет сейчас сюда…

Надежды пали, как Берлинская стена под натиском демократического движения, ратующего за объединение Германии.

Шаров прямым ходом направился в сторону моего убежища. Ну, ёшкин кот!


В голове стучали барабаны. С каждым его шагом их звук только усиливался. Краем сознания отметила, что по мере приближения Шарова к двери в мой кабинет, работники в общем зале куда-то испарялись. И когда он положил ладонь на металлическую ручку – последний сотрудник исчез из офиса. Остались только мы одни.

– Привет, – хмуро буркнул мой недавний любовник и подошел к моему столу.

– Что-то случилось? – это все, что я смогла пролепетать. – Куда все ушли?

– ЧП у нас, – Адам смотрел на меня сверху вниз. Вот, что от него ожидать сейчас?

– Говорят, проблемы в отделе маркетинга, – сказав это, Шаров бросил на стол мною забытую у него в квартире папку с отчетами, – и пока мы с тобой их не решим, все они, вплоть до Костина, будут ждать на улице!

– К-какие проблемы? – от такого наглого и голословного заявления я даже заикаться начала.

– Руководитель, говорят, плохой, – Адам присел на край стола и скрестил руки на груди, – бегает от начальства! Отчеты свои забывает, где попало!

От этого его взгляда как будто языки пламени пробежали по моему телу и остановились где-то в районе паха, напомнив о недавно пережитом бурном оргазме в объятиях этого мужчины.

– Ума не приложу, что с этим делать! – Адам продолжал “играть”. – Со многими явлениями сталкивался, но вот чтобы подчиненные так обнаглели – впервые вижу!

– Я не твоя подчиненная.

– Я смотрю, госпожа Романо, вы нарываетесь на новое наказание, – в пылу гнева я не сразу поняла, что Шаров уже на взводе. Он что, хочет заняться сексом прямо здесь?!

Не успела я додумать свою мысль, как Адам с легкостью поднял меня с кресла и прижал к себе. Даже пискнуть не смогла, как мы уже слились в страстном, обжигающем мои губы поцелуе. Мир вокруг исчез, были только мы и его ненасытный язык, гуляющий и изучающий мой рот.

Его рука скользнула под юбку и оказалась на моей левой ягодице – тело моментально отозвалось на мужские ласки, он властно сжал ладонь и придвинул меня еще плотнее к себе.

– Ты прервала мое наказание, – произнес Адам, совсем севшим от возбуждения голосом, – мне придется удвоить твой штраф!

Когда он перешел от моих губ к шее, я запрокинула голову назад – если так, то хоть утроить, а лучше – удесятерить…

– Скверная девчонка… Как же мне его с тебя взыскать? – любовник отстранился, при этом его горящие глаза блуждали по моей фигуре.

Шаров обошел свою жертву и одним движением смел все на пол с моего стола. Подхватив меня одной рукой – усадил на него и властно стянул трусики. О-о-о как же это заводит… даже в самых смелых эротических фантазиях не могла себе представить такое!

Когда его стальной от напряжения фаллос вошел в меня – я уже практически была готова кончить.

– Не смей! – как будто почувствовав это, Адам больно укусил меня за мочку уха. – Это твой штраф!

Мои глаза округлились. Как это? Я не могу… Я уже почти…

Закрыв глаза и приготовившись к бурному извержению, совсем не ожидала того, что произошло в следующий момент – Шаров резко вышел из меня и перевернул спиной к себе:

– Я сказал, не смей! – тут же любовник шлепнул меня по попе и овладел мной с новой силой. Но все его запреты не подействовали – в этих тропиках страсти никто не мог бы удержаться – сокрушительные толчки, наносимые мне этим темпераментным зверем, свели бедную провинившуюся с ума, и мы оба, одновременно улетели на небеса блаженства…

– О, да-а-а-а… – струя его любовной жидкости обожгла мою вульву…

В изнеможении я попыталась “упасть” на стол, но Адам прижал меня к себе, при этом его бедра продолжали импульсивно двигаться, продлевая неимоверное наслаждение…

Ммм… Вот это поворот…

– Я хочу, чтобы ты этот день провела со мной, – жарко прошептал Адам мне на ухо, в тот момент, когда его сильные руки ласкали мое тело.

– Не-е-ет… – мне трудно было отказать ему в этот момент, но это нужно было сделать.

– Ты опять мне перечишь? – его пальцы нашли мою вульву и…

– Не-е-ет… – о, боже! Ну как можно с ним спорить. – Ада-а-ам… остановись…


***


Пока наши голубки наслаждались друг другом, Софья вместе со всеми коллегами ожидала позволения вернуться, в холле здания на первом этаже. Самое противное для девушки было то, что она никак не могла придумать, как же повлиять на сложившееся положение.

Костин преспокойненько пил кофе в баре и даже не думал нарушать приказ Шарова. Ведь ему еле удалось уговорить друга передумать и теперь тот творил все, что хотел.


Это надо же! Выставить за дверь ВЕСЬ штат сотрудников! Он, видите ли, должен сам разобраться в сложившейся ситуации и пока ее не решит, обратно никто не вернется. Софья прекрасно понимала, КАК именно новый шеф собрался решать ее.

Да, Романо, похоже, не раз еще будет мешаться под ногами. Оставалось только надеяться, что такое поведение у Шарова не из-за того, что он потерял голову от любви, а по причине взбалмошного характера. Потому, что если это был первый вариант, то план Софьи становится практически невыполнимым. А она не готова сейчас смириться с таким положением вещей. Ни сейчас, ни когда бы-то ни было.


Нет, с этим надо что-то делать! Это война и она ее выиграет. Мысленно приняв решение, Зайцева направилась к Костину. Пора взять бразды правления в свои руки!

Начальника она нашла мирно сидящим за стойкой бара и потягивающим свой латте.

– Андрей Федорович, простите, что беспокою вас, – Софья включила на максимум все свое обаяние, – но люди волнуются, спрашивают, когда можно будет вернуться на рабочие места.

Здесь, конечно, девушка слукавила, никто из сотрудников об этом даже не помышлял. Все радовались незапланированной паузе и тихо надеялись, что сейчас им объявят о таком же незапланированном выходном на остаток дня.

– Правда? – удивился Костин. – Но, Софья, вы же слышали, что сказал Шаров. Ждите его приказа.

– Но, Андрей Федорович. А как же работа? Клиенты? Там, наверное, телефоны разрываются…

– Шарову лучше знать. Успокойтесь. Хотите кофе? – Костин не отреагировал на ее провокацию. – Кстати, после сегодняшнего, я полагаю, вы уже наконец-то согласитесь на ужин со мной?

Софья еще по дороге в офис поняла, что придется расплатиться с Андреем, хоть и не хочется. Она уже четко наметила стать женой Шарова и завладеть его империей, но, теперь так выходило, что без поддержки Костина, ей не заполучить этот куш. А он точно палец о палец не ударит, пока не станет ее любовником.

– Конечно, Андрей Федорович, – начальник просиял, – но, давайте закончим этот рабочий день. Я не смогу вечером расслабиться, если всплывут какие-то проблемы из-за этой паузы, – еще чуть-чуть и Зайцева была готова замурлыкать. Когда же этот идиот сломается?

– Ну, хорошо, хорошо. Я позвоню Шарову.

Аллилуйя!


***


Мы уже оделись… Точнее, Адам сначала привел в порядок себя, а потом и меня, как любимую куклу. Сам надел мне платье и туфли. И это было незабываемое ощущение! И сейчас я сидела на столе, обняв его за торс под расстегнутой рубашкой. Знаете, существует такая камера, которая может показать вам любой предмет, материю как под микроскопом. Так вот, в этот момент я видела все – его загорелую кожу, каждый волосок, каждую капельку пота… Как его грудь вздымалась и опускалась, а биение его сердца ощущала подушечками пальцев, которыми водила по этому воплощению эротического сна.

– Останься со мной сегодня, – произнес мужчина моей мечты.

– Не могу, – не отрываясь от его кожи, я помотала головой.

– Ты не поняла. Это не просьба.

Я не хотела поднимать глаза. Знала, что произойдет, если… Но это нужно остановить.

– Нет, Адам. Пожалуйста. Давай закончим на этом, – сказала, и как будто прыгнула со скалы в бушующую пучину. Сама оборвала свое счастье. Нет, ну не дура?

– С чего бы? – вот тут я уже посмотрела на него.

Шаров насмешливо ухмылялся. Это еще что? Опять игры?! Я оттолкнула Адама и уселась на свое рабочее кресло – там я чувствовала себя более уверенно. Хотя, он какие-то минуты назад доказал, что такие приемчики на него не действуют.

– У меня другие планы. И ты в них не входишь.

– Какие это планы? Встреча с бывшим мужем? – раздраженно ответил Шаров.

– Не с бывшим. Мы еще не разведены. Нет.

– Тогда с кем? – он резко развернул мое защитное кресло в свою сторону, так, чтобы у меня не было шанса скрыть эмоции.

– Это неважно. И, мне надо работать. Ты сказал, там что-то с отчетом, – я схватилась за папку, которую он не так давно швырнул мне на стол и попыталась создать вид увлеченной рабочей деятельности.

Тут же у моего любовника зазвонил мобильный. Оказалось, это был Костин. Он явно выпрашивал разрешение подняться наверх. И Шаров не отказал.

– Так, поехали, – скомандовал он, снова своевольно буквально выдернув меня с рабочего места.

– Куда?

– Решать твои дела!

Я еле успела схватить сумочку и пальто – Адам утащил меня за руку прочь с работы! Мы вошли в лифт за долю секунды до того, как из второго начали выходить мои коллеги. Похоже, в скором бывшие. Если так продолжится, в этом можно даже не сомневаться!

– Адам, так нельзя! Ты же взрослый человек, – я попыталась воззвать к его разуму, когда Шаров усадил меня в свою шикарную машину и лично пристегнул ремнем безопасности, не забыв при этом одарить ошалевшую подругу сладким поцелуем в губы. Да что ж ты делаешь…

– Так, какие у нас там дела, ты еще не сказала, – весело спросил мой любовник, заводя мотор.

– На работе дела остались! Адам, если меня уволят…

– Куда мне ехать? Если ты сейчас не называешь нашу цель, то я сам решу, чем мы займемся.

– Нет! Хорошо. Но я бы не хотела, чтобы ты ехал со мной. Оставшийся день я хотела провести с сыном.

– Отлично, едем к нему!

– Нет! – я вцепилась в подлокотник, потому что автомобиль взял резкий старт и меня легонько вдавило в кресло.

– Почему?

– Потому. Как я тебя ему представлю? Я все еще замужем, если ты забыл.

– Представишь как своего друга детства, – безапелляционно заявил Шаров, – обещаю вести себя благопристойно, моя принцесса.

Блин, ну вот за что мне это? Как я потом объясню все ребенку? Игры Адама не будут долгими, только до того момента, как он узнает, что это я была тогда в клубе. Странно, но сейчас меня не волновал факт того, что Шаров переспал с такой женщиной, хоть в тот момент ею была ваша покорная слуга. Но я отлично понимаю, что такому принципиальному человеку хрен докажешь, что “не виноватая я, это они меня танцевать заставили”. Мда, попала ты, Машка, как всегда…


***Когда один только запах секса, может вершить судьбы***


Софья выскочила из лифта впереди всех и тут же направилась к кабинету Марии. Оглушительный звук удара ладонью о стеклянную перегородку заставил вздрогнуть сотрудников компании АКО, которые в этот момент уже входили в зал, чтобы занять покинутые рабочие места.

Зайцева была в бешенстве – они даже не потрудились прибрать за собой! Девушка решительно вошла в кабинет и еле удержалась, чтобы тут же не сбежать оттуда, до чего ей все это было противно. Нет, запах секса ей обычно нравился, но в данном случае, это был запах ее поражения.

Можно было с уверенностью сказать, что Шаров потерял голову из-за этой вездесущей твари! Бумаги и вещи с ее стола валялись на полу… Понятно, как они тут вопросы решали!

–Что же делать? – пробормотала Софья вслух.

Она пыталась мысленно перебрать все, что знала о соблазнении, но ничего путного не приходило на ум. Видимо, придется сегодня отправиться на курсы к Грегу. Конечно, в обычной жизни он обычный Гоша, но коучи по соблазнению любят выбирать себе красивые псевдонимы. Этот парень уже не раз помогал Софочке советами, может быть и теперь повезет? Надо только отделаться от Костина. Но, как?

Нет, безусловно, если Шарова так и не удастся захомутать, то придется брать то, что есть. Но Костин не из тех, кто теряет голову от женщин. Да, за него даже замуж можно выйти, только очень быстро потом окажешься в ссылке где-нибудь на Лазурном берегу, как ненужная и ничего не решающая жена, пока тебя не заменят кем-то другим, более молодым и сговорчивым. Такие истории Софочка уже не раз слышала о женах богачей. Она же хотела заполучить все! Сама стать царицей и чтобы муж валялся, как щенок, в ее ногах и сапоги целовал.

– Софья, вы не видели Марию Александровну? – сзади раздался голос Лидии Павловны, помощника главного бухгалтера.

– Нет! – сама не ожидав от себя такой резкости, рявкнула Зайцева.

– Жаль, а то я тут сверку по отчетам принесла, там получается большая нестыковка по бюджету на рекламу… Ой, а почему здесь такой беспорядок? – женщина только заметила бумаги на полу.

– Окно забыли закрыть, ветром сдуло, – нашлась Софья, не в ее интересах было, чтобы весь офис сплетничал о ее проигрыше и победе Романо, никто не должен знать о случившимся между ней и новым начальником.

– Да, сильный же ветер был… Ну, да не важно. Я, наверное, позже зайду.

– Постойте, а что там за несостыковка?

– Да вот в прошлом месяце, куда-то были потрачены сто тысяч. По бюджету они не были запланированы. Там еще нескольких бумаг не хватает. То есть, счета нам выставили, мы их пока не оплачиваем, так как не знаем за что они… В общем, сложно там, но Мария Александровна должна знать…

– А давайте-ка я вас, уважаемая Лидия Павловна, сейчас отведу к Андрею Федоровичу и вы ему все расскажете.

– Ой, не стоит его по таким пустякам беспокоить… – запротестовала сотрудница.

– Какие же это пустяки? Сто тысяч! Он обязан об этом узнать! Подумайте, – договаривала Софья уже выталкивая женщину из кабинета и провожая к начальству, – если вы в этом не разберетесь, с вас же потом спросят, а не с Романо. Идемте, идемте!

Зайцева прекрасно понимала, что это не самый лучший повод. Но, с другой стороны, если таких вот поводов найти несколько, можно очернить имя этой Машки не только в глазах Андрея, но и в глазах Адама.

А это уже что-то. К сожалению, Костин не слишком серьезно отнесся к этому заявлению и уже хотел было отмахнуться от решения проблем, заверив инициативную секретаршу, что Шаров сам во всем разберется, но Софья пошла в наступление:

– Андрей Федорович, ну как он разберется, если ни его, ни Романо сейчас здесь нет? А это все-таки сто тысяч.

– Софья, дорогая, – начальник состроил недовольную гримасу, – ну что это есть? Она уже очень давно здесь и это абсолютно надежный работник, вам не стоит беспокоиться. А то, что их нет… Возможно, они придумали, как решить те проблемы, по поводу которых вы сегодня меня из офиса вызвали? Лучше, моя ласточка, – Костин перешел на игривый тон, – вы бы подумали о вечере. Может быть, вам надо подготовиться? Я могу отпустить вас домой пораньше…

Зайцева закатила глаза, похоже, с этим недоумком кроме как через постель и не договоришься. Придется к Грегу ехать прямо сейчас. Подумала и улыбнулась:

– Конечно, я с радостью отправлюсь в салон, мой котик…

И уже мысленно: “А потом я все-таки заставлю тебя уволить эту выскочку!”.


Глава 5


***Подвинься секс, романтике дорогу!***


– Привет, парень! – Адам, даже не дав мне возможности объяснится с сыном, все взял на себя. – Как тебя зовут?

– Владимир, – гордо вздернул голову мальчишка.

– Понятно, Вовка значит?

– Для друзей, – насупился сын.

– Меня Адам, очень рад с тобой познакомиться. Ты очень похож на свою маму, – Шаров посмотрел на меня и игриво подмигнул. – А сколько тебе?

– Десять!

– Отлично. Тогда ты можешь принимать самостоятельные решения?

– А-то!

– Видишь ли, Вовка. Тут такое дело… Я начальник твоей мамы. Сегодня у нас на работе был устроен конкурс и она победила. А призом было – желание победителя, которое выполняет начальство. Так вот. Она в качестве награды выбрала поход в кино с сыном, то есть с тобой. Так что, теперь на тебя ложится ответственность – ты выбираешь фильм, так, чтобы тебе и твоей маме он понравился, а я вас везу туда, там за все плачу, слежу, чтобы вы точно были на сеансе, а потом в кафе и домой. Такие дела. Что скажешь?

– Ура! – счастливый Вовка аж подпрыгнул и бросился ко мне обниматься. – Спасибо, мама, что выбрала меня!

Еле сдержала слезы. Шаров, гад. В самую душу, прямо молотом. Ну, зачем он это? И Вовка тоже “молодец”, можно подумать никогда в кино не был. Вот она, мужская благодарность…

На самом деле это напоминало романтическое кино – так все выглядело красиво и идеально. По дороге в школу, я попросила Адама завести меня домой, чтобы переодеться, мне казалось, я выглядела не лучшим образом для прогулок с сыном.

– Зачем домой? – удивился Шаров. – У нас по пути будет масса магазинов.

– Но я не хочу в магазин, у меня дома есть все необходимое!

Но, он как всегда, не послушал ни одного моего протеста и через несколько минут остановился возле дорогущего бутика. К слову – я очень давно любуюсь этим брендом, они специализируются на прогулочной одежде – джинсы, просторные свитера и удобная обувь. Все настолько красивое и стильное, но даже мой кошелек руководителя маркетингового отдела не способен на такие траты. До сегодняшнего дня я могла только мечтать о шоппинге здесь.

– Добрый день, господин Шаров, – вышколенные продавщицы уже с порога стали лебезить перед моим спутником.

– Добрый. Нам обоим нужно быстренько переодеться по погоде. Поможете?

– Конечно, господин Шаров, сию секунду!

Прямо как в сказке, скатерть самобранка, блин. Работницы бутика утащили меня в одну примерочную, а Адама проводили в другую. Это не заняло больше пяти минут, опытные дамы моментально подобрали мне полный комплект – синие с модными дырками джинсы, темно-оранжевый джемпер, модные кроссовки и легкую куртку. Я посмотрела на себя в зеркало. Вау! Как будто и не было этих лет… Мне снова восемнадцать… Никогда не думала, что одежда может настолько изменить человека.

В полном обалдении, только так могу описать свое состояние в тот момент, вышла из примерочной и… застыла. Адам уже меня ждал. Его тоже переодели. Впервые за эти сутки увидела его в джинсах, а не в брюках. Серый пуловер с темным воротником безумно шел к его светлым глазам и потрясающе подчеркивал идеальный мужской силуэт. Нас обоих как будто отбросило на четырнадцать лет назад…

– Привет, принцесса, – Шаров лучезарно улыбнулся мне, – ты готова?

– Да…

Адам взял меня за руку и повел на выход. И снова от его прикосновения мурашки побежали от пяток до самой макушки – нет, ну что вы будете делать!


Шаров сдержал свое обещание, ни ни словом, ни жестом не показал за весь вечер, что между нами что-то большее, чем просто служебные отношения. Все его внимание было направлено на Вовку. Они вместе обсудили на какой сеанс пойти, какой попкорн лучше брать, какой лимонад вкуснее.

В один момент я увидела отражение всех нас в витрине – прямо настоящая семья. Ни дать, ни взять. Такое ощущение, что жизнь мне показала, как оно могло бы повернуться, если бы… тогда, четырнадцать лет назад, мы стали парой.

В кинозале Вовка сам выбрал где сесть и вышло, что мы с Адамом снова оказались рядом. За два часа мой любовник ни сделал ни единой попытки прикоснуться ко мне. Спокойно смотрел фильм и пил лимонад.

Со мной же было все наоборот. Моя правая рука прямо горела – нет, между мной и Адамом точно было расстояние в несколько сантиметров, но жар его тела чувствовался очень остро. А осознание того, что всего несколько часов назад у нас был бурный секс – вообще заставляло меня терять голову.

Должна признать, иногда само влечение, жажда другого человека может быть гораздо острее, чем непосредственно физическое соитие. Когда каждое его движение приводит тебя в трепет,когда ждешь, что вот, ну вот сейчас он коснется тебя. Но… ничего не происходит.


После сеанса, Адам отвел нас с Вовкой в бургерную. Все счастье детства в одном флаконе – картошка фри, вредные бутерброды и не менее же вредный лимонад. Шаров явно старался сделать первую встречу с Вовкой максимально позитивной для моего сына. И у него это получалось. Парни болтали практически забыв обо мне.

Адам рассказывал Вовке о тех странах, где побывал, о яхтинге и о других своих увлечениях, сын же слушал маминого коллегу с открытым ртом и засыпал Шарова вопросами о деталях.


В целом это был идеальный семейный день. И закончился он у нашего подъезда. Адам привез нас домой и, вежливо попрощавшись, поспешил ретироваться, так, как это бы на самом деле сделал начальник в такой ситуации. Ничего личного, только работа. Обещание он свое сдержал, но у меня внутри все упало, когда я провожала взглядом его отъезжающий автомобиль. Уже тогда я почувствовала, что это неправильно. Он должен идти с нами. Домой. Как настоящий отец семейства, подбадривая сына и держа любимую жену за талию. Но Адам просто уехал.


Остаток вечера прошел спокойно. Вовка сделал уроки, потом долго болтал за чаем, есть у нас такая традиция перед сном. Сын все спрашивал, а возможно ли когда-нибудь вместе с Адамом отправиться в путешествие. Как бы это было здорово. Пришлось, быстро сменив тему, оставить мальчишку без ответа на этот. Что я могу сказать? Поведение Шарова меня окончательно поставило в тупик. Я не знаю, что будет через пять минут, что говорить о том, что будет через месяц или год?


Ясность в положении пришла неожиданно быстро. Около трех часов утра я вскочила с постели – кто-то настойчиво звонил в дверь. Вскочила, как ошпаренная, не дай бог еще ребенка разбудят!

На пороге стояла Марьяна. Она решительно прошла мимо меня в квартиру и тут же остановилась.

– А ты, подруга, я смотрю, не такой ангел, как корчишь из себя. На, – она бросила какой-то сверток на пол, – ты забыла свой гонорар “за работу”. Спасибо тебе, теперь директор клуба думает, что я тоже готова таким промышлять! Удружила, твою мать!

Высказав это, Марьяна развернулась и выскочила на лестницу. А я тупо стояла и смотрела на чертов сверток. В этот момент, кажется, моя вселенная рухнула.


Глава 6


Легкое ознакомление

***когда ты турист в чужой душе***

фаза вторая


***-Воды, воды!

В селе Волохуевка, что в Рублевском регионе, сегодня наступил хаос – после прочтения Настенькой очередной главы пошловатой книженции “У тебя будет секс со мной”, впечатлительная баба Наташа уже третий час рыдала в главном и единственном зале библиотеки. Остальные же бабы бегали вокруг, наступая друг другу на ноги и на подолы юбок, стараясь ну хоть что-нибудь предпринять, чтобы утихомирить этот вселенский потоп.

– Неси валерьянку!

-Нет, чаю с вареньем!

-Компрессы!

-Примочки!

-Сахару, сахару!

-Наталья! А ну, прекрати мне енто! – рявкнула баба Люба на старушку. – Чего ты, и в самом-то деле разошлась?!

-Машку, Машку-то нашу… Шаров броси-и-и-ит!!! – наконец выдавила из себя женщина.

-Хто тебе сказал? – еще сильнее накинулась на ревущую Люба.

-Как? Дк, это ж он, паразит, деньжищи-то енти прислал! Значит, не любит! – сказала и разревелась с новой силой баба Наташа.

-Нет, ну что ты будешь делать! – всплеснула руками баба Люба. – Подожди ты заливать тут все! Может и не так все будет!

-Ура! Есть! – вбежала в помещение Настенька, держа в руках заветный планшет. – Прода! Прода вышла!

-Так! Наталья! А ну-ка цыц! Читай, Настенька, спасительница ты наша! А-то ведь утопнем тут! Читай, не томи!***


Как и планировала, этой ночью Софья оказалась в постели с Костиным. Коуч, будь он неладен, выслушав всю историю, посоветовал девушке, сначала как можно больше узнать о потенциальном муже, так как при отсутствии полной картины, просто невозможно работать с объектом.

Так что, рассудила Зайцева, дорога ей так или иначе была в липкие объятья начальника. Костин оказался совсем неинтересным любовником – стандартные позы, быстро сам насладился и все, а о партнерше даже не подумал, настолько он уже был избалован потаканием охотниц за богатыми мужиками.

Закурив сигарету, Софья заставила любовника перевернуться на живот и свободной рукой слегка поглаживала мужчину – массаж в дополнение к сексу, лучшее средство для развязывания языков.

– Андрей Федорович, ужин был прекрасен. И не только…

– Да? Я и не сомневался, – этот наглец жутко бесил Зайцеву, но ничего не поделаешь, хочешь достичь цели – терпи.

– Конечно… Но мы так и не поговорили о сегодняшнем инциденте…

– О каком? О нет, ты опять о работе! – проворчал олигарх.

– Просто, я беспокоюсь о нашем предприятии, – Софья выпустила струю дыма в воздух. – Почему же вы так безоглядно доверяете Шарову?

– Ты ведь не отстанешь?

– Нет, – промурлыкала Софья и сделала несколько приятных движений ладонью по спине Костина, чтобы тот окончательно уплыл от наслаждения.

– Ну, хорошо. Я расскажу, но после, надеюсь, мы уже не будем поднимать этот вопрос.

– Как скажете, мой повелитель!

– У-у-у… Это мне нравится. Окей, слушай. С Адамом мы знакомы уже очень давно, лет десять, может, больше. Мы тогда оба только начинали. Только с той разницей, что у меня была поддержка родителей, а у него нет. Но Шарова это не остановило и очень быстро он обскакал меня. Видишь, я умею признавать свои слабости! Отличный парень когда-то был, а потом все изменилось. Его талант, даже нет, скорее чуйка на выгодные, масштабные сделки, привели его к огромным деньгам и связям. То, что не поддается мне. Он сделал капитал на электронных деньгах, на бирже, в торговле, в Европе, а потом и в Америке. Шаров молниеносно стал настоящим бриллиантом в предпринимательском деле, которому во всем везет. Он – стратег. Может погрузиться в размышления, а потом сделать всего лишь один ход. Один. Удачный ход. И заработать миллионы.

– Но, простите, если не права, сейчас Адам Викторович не только не размышляет, вообще занимается черти чем.

– Ты о его шашнях с нашей очаровашкой Машей? Детка, тебе не понять. Поэтому ты внизу, а мы наверху. Люди, подобные нам, могут мыслить масштабно. Мне плевать, пусть он хоть всех в офисе АКО перетрахает, а потом придет и сделает один только шаг, который принесет мне деньги. Это вы, у подножия пирамиды, наивно полагаете, что нам есть дело до вас и вашего права. Для нас это бизнес, мы видим только цифры в бухгалтерском отчете и у себя на счету, а все остальное – пыль. А Маша, человек более приближенный к нам, чем, уж прости, даже ты. Хороший рекламщик приучен мысли широко и точно также как и мы, не замечать реакцию одного человека, а только делать отчеты по поведению большей части толпы. Поэтому, часто в компаниях руководители спят с отделом маркетинга. Что тут удивительного? Машка отличный спец, умеет продавать д…мо, даже когда мы ничего хорошего не производили, ей удавалось выдержать планку выше среднего. Просто мне этого мало. Поэтому Шаров сейчас “изучает” пространство. И тебе не стоит мешать ему, детка. Лучше займись мной, ты долго меня дразнила, – произнеся это, Андрей Федорович перевернулся на спину и схватил свою секретаршу пониже спины:

– Все, я готов, иди ко мне, цыпа!


***


Остаток ночи провела на диване. Сон не шел, хоть убейся. Сердце стучало, казалось, собираясь в конце концов выскочить из грудной клетки. Вот за что мне вся эта хрень? Жила бы себе, никого не трогала. Ну, осталась без мужа. И что? Да плевать мне на всех и вся. Спокойнее только было бы.

Черт бы побрал этого Адама! Ту ночь в клубе и вчерашний день! Последние часы мне показали и доказали, что с возрастом умнее я не стала. Вот, нафига, спрашивается, пошла помогать Марьяне? Зачем согласилась переспать с Шаровым? Что вообще это все было?

Какие-то сутки назад, я была успешным человеком, опуская личную жизнь, с честным именем и чистой совестью. А что сейчас? Мне стыдно выходить на работу. У меня как будто клеймо на лбу – “шлюха”. Хочется помыться, словно в грязи кто-то искупал.

Мда… Мужчина моей мечты тупо заплатил мне за секс. Твою мать!


Я ревела не останавливаясь. Столько лет ждать и все ради чего? Чтобы идиотское стечение обстоятельств все испортило? Я и так уже золушка б/у. Замужество с принцем и девственной плевой в подарок пропустила. Свадьбу мечты тоже. Сказку в жизни выменяла на обычный быт и погоню за собственной квартирой в ипотеку. И вот, появилась возможность догнать юношеские мечты. И, бац! Нате вам!


– Мам, а что, уже пора вставать? – заспанный Вовка вышел в зал, потирая еще полузакрытые глаза, наверное, его свет разбудил.

Я скосила глаза на часы. Боже мой, уже больше семи! Со своими романтическими переживаниями совсем забыла, что нам сегодня в школу.

Пошатываясь от усталости, побрела на кухню готовить сыну завтрак. Ты, мать, можешь реветь, а ребенок должен прийти в школу вовремя.

Первые пять блинчиков оказались на полу, остальные не то, что комом – в кашу. Елки, руки трясутся, голова не работает совсем. Пожалев себя и Вовку, сделала ему несколько бутербродов – зачем мальчишке давиться маминой депрессивной кулинарией?

Пока ребенок завтракал, я быстро набрала номер бывшего – может быть удастся его уговорить отвезти мелкого на учебу? Я сегодня точно туда дорогу не найду, в таком-то состоянии.

– Что? Нет, – сходу наотрез отказался меня выручать Петр, – у меня сегодня важный день, все по секундам. Давай, как-нибудь сама! Единственное, я раньше освобожусь и могу его забрать, если тебе так надо. Но, тогда вечером приедешь за ним. Все, пока!

Сволочь. Всегда таким был и таким же остался. Эгоист несчастный. Вот, девчонки. Мы можем умирать, но сделаем все, а как у этого… с позволения сказать, Петечки, малейшая температура поднималась – хоть скорую вызывай. А, к черту его. Сейчас отпрошусь с работы, а потом отвезу Вовку на уроки. А потом… домой. Не могу я сегодня в офис. Переживут, как-нибудь. Столько лет без пропусков, могу я заболеть в конце концов?!

Уже одевшись и стоя на пороге, заметила проклятый сверток – решение пришло мгновенно. По дороге в школу мы всегда проходим мимо храма – пусть сегодня повезет тем старушкам, что встретятся мне. Так хоть, может быть, станет легче на душе.


К храму мы завернули сразу. Эти деньги жгли мне кожу, даже через сумочку. У церкви стояла только одна старушка – тем проще будет мой выбор, быстро всучила бедняге проклятый пакет, и зашагала прочь, утягивая за собой сына. Одной заботой меньше! Прости прощай роковая ошибка, надеюсь, больше не свидемся. И правда, как-то сразу полегчало.

Естественно, как по закону подлости, в школе меня подловила наша классная руководительница и прочла небольшую мораль. Пришлось сдать на ремонт класса, дни рождения и одну экскурсию.

Домой вернулась только через час. Все! Спать… Маша, спать…

Петр прислал сообщение, что заберет Вовку после уроков, так что я свободна до самого вечера. Ура! Удача, ты снова со мной, ну, хотя бы в этом.

Прямо в джинсах и свитере рухнула на незастеленную постель и тут же отключилась – вселенная дала мне передышку.


Минут на двадцать.


Дзи-и-и-инь! Дверной звонок своим противным звуком пронзил мою голову насквозь. О, господи! Кто там еще?! Нет! Не пойду!

Я зарылась в подушки и накинула пуховое одеяло сверху. Но звонок не затихал. Да что же это такое, в самом-то деле?!

Пришлось встать. Растрепанная, невыспавшаяся, синяки под глазами, разводы от слез на щеках, свитер набекрень – такая красавица открыла дверь… Адаму.


***– Что такое Судьба? Предопределенность? Свобода выбора? Стечение обстоятельств или участь?

– Это, дубина, последствия того, что ты творишь!***


Вместо приветствия, каких-то слов, первым делом горячая ладонь Адама легла мне на лоб.

– Температуры нет, – констатировал Шаров хмуро, – что случилось? Мне сообщили, что ты заболела, – сказал и, не дожидаясь ответа, прошел мимо меня в квартиру.

– Адам, я на самом деле плохо себя чувствую и мне сегодня не до гостей, – я хотела от него избавиться.

Осадок от полученного “гонорара” все еще лежал тяжелым грузом, особенно теперь, когда сам Шаров рядом. Не хочу от него услышать что-то на эту тему. Дайте мне просто тихо умереть.

– Ну, мы никого и не будем звать.

– Адам, я серьезно. Пожалуйста, очень хочу спать. Прости.

Я стояла возле открытой двери, всем своим видом давая пришедшему понять, что ему здесь не рады.

– В таком случае, тебе не стоит здесь задерживаться, – сказав это, Шаров сам закрыл дверь и за руку повел меня вглубь квартиры. Быстро отыскав спальню, подвел меня к кровати и, даже не поинтересовавшись, за я или против – стянул с меня свитер. За которым реактивно последовали джинсы. Незванный гость откинул одеяло и заставил меня лечь.

Не стала перечить, а просто зарылась в еще теплую постель и спрятала голову в подушки, как тот страус. Может, так быстрее уйдет? Но не тут-то было. Мой нежданный любовник опустился на кровать рядом с больной и немощной, и притянул меня к себе вместе с одеялом.

– А теперь можешь рассказать, что тебя так расстроило, – нежно прошептал он.

Да, вашу ж мать! Как? Вот именно сейчас, когда ты такой нежный и идеальный? Как я буду смотреть тебе в глаза?

Не знаю, то ли эта его забота, то ли тепло сделали свое дело – но тихий и горький град слез полился на мою подушку. Боже, как давно никто не спрашивал, что со мной такое! Адам, почему ты, мужчина моей мечты, за эти последние часы делаешь все так, как я всегда мечтала и при этом я четко осознаю, что этот розовый мыльный пузырь скоро просто лопнет и ты уйдешь?

– Тише… тише… – его голос, как подушка безопасности, закрыл меня от страданий, – ничего страшного с тобой больше не произойдет… Тише… Я здесь… Тише…

Меня пробил озноб и зубы застучали – началась следующая волна слез и сырости. Боже мой, ты здесь…

Шаров гладил меня по голове и осыпал мое лицо поцелуями:

– Глупенькая, маленькая девочка…

Истерика прекратилась моментально, как только его губы коснулись моих.

– Что же ты творишь, глупышка? Ты единственная женщина в мире, кто так упорно отталкивает меня и одновременно так сильно притягивает…

– Адам, уходи.

– Нет, теперь точно не уйду. Ты просто не оставляешь мне выбора. Уже четырнадцать лет ты держишь меня на привязи, с того самого момента, когда я впервые увидел тебя.

– Что? Как? – этим признанием Шаров просто вышиб меня из реальности.

– Так. Я расскажу тебе, но не сейчас и не сегодня. Малыш. Мы оба пока не готовы к этому. Но я хочу, чтобы ты знала – я вернулся за тобой. И на этот раз я использую свой шанс. О своей юношеской ошибке я сожалел все эти годы, с того вечера, с дня рождения Богдана, после потасовки. Да, не смотри на меня так. Ты прекрасно помнишь тот день.

– Адам, я… я не понимаю…

– Маша, не сейчас. Просто не сопротивляйся и не отрицай, я чувствую тебя даже на расстоянии. Твои сомнения, страхи… возбуждение. Мы с тобой рождены друг для друга и нам придется как-то с этим жить.

Я смотрела в его зеленые глаза и не могла понять – шутит он сейчас или говорит серьезно. Да, я влюблена в этого человека, но я СОВСЕМ его не знаю.

Шаров снова хитро усмехнулся и поцеловал меня. И сломал все мосты. Бог ты мой, неужели он сейчас чувствует то же головокружительное счастье, что и я?

– Нет, остановись, – хрипло прошептал Адам. – Давай проведем этот день на другой волне. И для начала…

– Что? – неужели он предложит поехать на работу?

– Позавтракаем! – расхохотался мой любимый мужчина, явно догадавшись о той, мысли, которая заскочила сейчас в мою голову. – Хочу, чтобы ты приготовила для меня! Не могу же я связать жизнь с женщиной, не зная о ее кулинарных способностях!

– Наглец! – парировала я весело. – Ты слишком многого хочешь!

В его глазах проскочила задорная искорка и… день не пошел на “другой волне”. До завтрака, Шарову таки пришлось меня наказать. Несколько раз подряд.


Глава 7


***“Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. Кто придумал эту хрень? Поступай как хочешь, и тогда хоть какое-то время будешь иметь все, что пожелаешь. А счастье… оно все равно невечно.“ – Елизавета Гринкевич.***


Манхэттен, Нью-Йорк


Елизавета Гринкевич, бывшая супруга Адама Шарова, уже которую неделю пребывала в бешенстве. Одна незначительная ошибка, одно неверное движение – стоили ей состояния. Женщина потеряла все.

Да, сегодня она жила в шестиэтажном особняке, выполненном в Регентском стиле и расположенном в фешенебельном районе Нью-Йорка – на Манхэттене, но это уже ничего не значило. Все ее наряды были из прошлых коллекций, купленных несколько месяцев назад, когда с бывшим мужем они еще жили вместе и Лиза могла пользоваться его деньгами.

Теперь же адвокаты оставили ей право ночевать в этой золотой клетке и все. Ни копейки денег. Елизавете постоянно приходилось попрошайничать у собственной дочери. Шаров оплачивал содержание дома, прислуги, еду и полностью обеспечивал Машу. Бывшая же супруга осталась “на бобах”.

Самое смешное, что Маша не имела к нему никакого отношения! Много лет назад, Лиза была очень популярной девочкой, к слову, она и сейчас имела прекрасную внешность, идеальную фигуру и никак не выглядела на свой реальный возраст. Шикарная блондинка с голубыми глазами покоряла парней с первой же секунды. Именно поэтому девушка не могла удержаться, и уже в очень юном возрасте имела большое количество любовников.

Ее подвело тело – всегда стройная фигура никак не просигнализоровала о том, что девушка уже на втором месяце беременности. Когда же это случилось, пришлось срочно искать выход из ситуации. Но проблема заключалась в том, что Лиза никак не могла понять, кто же будущий отец. В тот период слишком многие прошли через ее постель.

И тут, подвернулся перспективный Адам. Красивый и умный, уже тогда делал деньги фактически из воздуха. Она сделала свою ставку – и не пожалела. Эти четырнадцать лет женщина купалась в роскоши, ведь Шаров достаточно быстро пошел в гору.

Да, личной жизни не было никакой. Не смотря на всю его красоту – мужчина постоянно пропадал на работе. Елизавете было очень обидно, из всех ее поклонников только он, ее собственный муж, ни в какую не хотел наслаждаться красавицей женой.

– Муж, Лизонька, нужен для того, чтобы тебя обеспечивать, а для любви заведи себе любовника, – поучала ее мать.

– Но, мама…

– Что мама? Если бы ты всегда меня слушала, то Машенька была бы от Адама, а не от этого твоего Сережки, или Пети, или Васи… С кем ты там нагуляла свой живот? Сама, похоже, не знаешь. Так что, наслаждайся и молись, чтобы об этом не узнал ни твой отец, ни Шаров. Мужики такое не прощают.

Стоило признать, что старшая Гринкевич оказалась права, надо было быть аккуратнее. Но столько лет любовного голодания довели Лизу до предела и она сорвалась. Шаров тут же воспользовался ситуацией и развелся.

– Машуля, ты звонила отцу? – в который раз женщина пыталась манипулировать бывшим супругом через дочь.

– Да, мамочка.

– И что он? Приедет? – с надеждой в голосе спросила Елизавета.

– Пока нет. Мам, прости, мне надо делать уроки.

Девочка оставила свою родительницу возлежать на шикарных диванах в гордом одиночестве. Это единственное, что оставалось делать женщине. С подругами она больше не могла видеться – все они были очень богаты и не приняли бы такую замухрышку в свою компанию. Посетить мероприятие тоже возможности не было – Адам оплачивал билеты, только если она сопровождала Машу по каким-то ее детским интересам. Кошмар, девчонке уже тринадцать лет, а она все мультиками да сказками интересуется или без конца читает.  Так называемый отец совсем ее разбаловал. Эх, если бы отмотать все назад, да не расставаться с Адамом и его деньгами…

– Маша!

– Ну, что, мама? – девочка вернулась в зал всем своим видом показывая, что ее оторвали от очень важного дела.

– А где он сейчас?

– Ой, в России. Все?

– Да, иди, – отмахнулась мать.

Вот, значит, как… В России… Интересно, что он там делает? И тут, Елизавету осенила отличная идея, а что если действительно отмотать все назад? Приехать к нему и попытаться пробудить в Шарове воспоминания о его молодости? Ведь тогда же он лег с ней в постель? Женился. Должно же хоть что-то теплиться в его сознании… Мужики вообще сентиментальные создания.

Но, это будет сюрприз. Адам не должен догадаться о ее хитром плане. Лучше, если ее приезд станет внезапным. Будет отлично, если удастся вернуть мужа – тогда она, Лиза, снова станет одной из королев Нью-Йорка, тех, о чьих выходах в свет ежедневно пишут газеты.


***Я не я, когда… рядом Адам***


– Расскажи, как ты жил все это время?

– Плохо.

– Почему? У тебя же все получилось! Ты был женат, насколько я слышала, вроде бы даже ребенок есть, нет?

– Плохо, – Адам отрицательно помотал головой.

– Ну, почему же?

– Потому, – он придвинул меня к себе и уткнулся головой в мой живот, – что тебя не было рядом.

Мы только что закончили завтракать. Хотела я показать свои кулинарные способности, но явно сегодня просто не мой день. Шаров взял инициативу в свои руки. Оказывается, он отлично готовит яичницу!

А как он сексуально смотрится у плиты – просто слов нет. Да, это был бы мой джекпот, если бы на самом деле эти отношения могли существовать.

Я почувствовала прикосновение его губ к моему пупку. Ммм… Еда плюс мужчина жаждущий тебя… Кто сказал, что только мужики умеют наслаждаться жизнью?

– Адам… Остановись…

– Не могу… Я слишком долго ждал этого…

Его губы совершали неспешное изучение моего живота. Боже, как же приятно! Но этот марафон пора заканчивать.

– Адам, давай поговорим, пожалуйста, – взмолилась я.

– Ммм… Что ты хочешь узнать? – Шаров ловко поймал меня и усадил к себе на колено.

– Все. Мы не виделись столько лет. Я ничего о тебе не знаю. Ты ворвался в мою жизнь и просто затащил в постель. Но так нельзя!

– Почему?

– Ну… просто нельзя. Расскажи, что стало с твоей семьей? Где жена? Ребенок?

– Я не хочу разговаривать об этом, – Адам впервые нахмурился. – Все, что тебе пока надо знать – я свободный мужчина, а ты почти свободная женщина. Кстати, на какой стадии твой развод?

– Ни на какой, – а вот об этом уже я не хочу говорить, – документы поданы. Он живет отдельно и даже уже кого-то себе завел.

– Хорошо. Мои юристы займутся этим.

– Адам. Ты опять за свое?

– Что? – он непонимающе посмотрел на меня своими умопомрачительными изумрудными глазами.

– Все решаешь за меня?

– А как иначе должен поступать мужчина?

Я ошалело замолчала. В этот момент, этой обычной фразой он расставил все мои сбившиеся жизненные принципы по своим местам. А действительно, как иначе? Ведь именно это и есть поведение настоящего мужчины. Того, который скала. Того, который стена. Мы, современные женщины, настолько привыкли все тянуть на своих плечах, что даже когда появляется Он, всемогущий и сильный защитник, отталкиваем его в испуге, что он отберет часть наших ежедневных обязанностей.

– Только так! – в необъяснимом и смелом порыве я прильнула к его губам. – Я хочу тебя прямо сейчас!

Адам поднялся со стула вместе со мной на руках и безпрекословно отправился выполнять желание своей женщины. Боже, как же это нереально! Я льнула к нему и осыпала поцелуями – его мужественность во всем покорила меня до последней забившейся где-то в районе пяток молекулы. Плевать на все, когда еще это счастье попадет в мои корявые ручонки?

Я с головой погрузилась в сладкие сны наяву…


Глава 8


АДАМ


-Пап, вот еще немного денег на процедуры для мамы.

– Спасибо, сын. Не знаю, чтобы мы без тебя делали. Мне неловко брать у тебя первые заработанные деньги, ведь они нужны тебе самому. Но, ты видишь, наша мама…

– Пап, я все понимаю и это не первые мои деньги, – молодой человек похлопал отца по плечу, – скоро их будет намного больше и мы сможем отправить ее на операцию.

– Спасибо, спасибо, ребенок, – Виктор Станиславович Шаров очень гордился сыном.

Самому ему не удалось получить высшее образование, поэтому мужчина работал где мог. На тот момент он занимал непрестижную и малодоходную должность диспетчера технического отдела при одной из городских больниц. Таких людей ни врачи не уважали, ни по большей части свои же коллеги, поэтому о блате на операцию даже мечтать не приходилось.

Болезнь жены серьезно подкосила и без того хлипкое состояние семьи, повезло только, что сын уже был взрослым на тот момент и они вдвоем тянули этот груз. С постепенной стремительной потерей зрения, им пришлось все переоборудовать в небольшой двухкомнатной квартире так, чтобы женщине было легче передвигаться. Магазины и хлопоты по дому они тоже взяли на себя.

Родители Адама были людьми простыми и очень искренними. Шаров младший их очень любил и был готов горы свернуть, лишь бы они оставались такими же здоровыми и счастливыми.

Мать, Устина Карловна, очень переживала по поводу своей преждевременной немощности. Молодая еще совсем женщина, полностью терялась в пространстве. Она очень любила читать, а с этим недугом просто не могла продолжать жить по-прежнему. Немногочисленные подруги отвернулись от нее, кому охота вместо отдыха возиться с калекой? Устина Карловна благодарила бога за то, что наградил ее двумя мужчинами – мужем и сыном, которые не бросали ее, а наоборот всячески оберегали и защищали мать семейства.

–Прости, прости меня сынок, – каждый день она вымаливала прощение у Адама, – прости, что тебе приходится все это делать.

– Мама, прекрати, это мой долг.

– Какой еще долг? Твой долг становиться на ноги, жениться, в конце концов, и быть счастливым. Подарить нам с отцом внуков.

– Об этом еще рано говорить, – усмехался тогда молодой человек, даже не подозревая, что всего лишь через год, его судьба кардинально изменится.

– И совсем не рано, тебе уже двадцать один год, вполне себе. Жаль только, что я не смогу увидеть внуков, посмотреть, насколько они похожи на тебя и на нас с отцом. Боюсь, к тому времени, уже совсем ослепну.

– Мама, все будет хорошо, – Адам злился от таких разговоров, его терзали муки совести. Парень ненавидел себя за то, что не мог быстрее собрать необходимую сумму для лечения матери. – Ты не только увидишь своих внуков, но еще и посмотришь весь белый свет! Обещаю тебе!

Шаров младший старался сосредоточиться на выполнении своей миссии, но его постоянно отвлекали мысли о Маше. Конечно, мать была права, ему действительно было пора уже задуматься о женитьбе, влюбится в достойную девушку. И она встретилась на его пути. Если бы только не Лиза.

Когда старшие Шаровы узнали о том, что их сын спешным образом женится, сначала обрадовались, Адам никому не показал и не рассказал о том, что этот брак был ненавистен ему. Что на самом деле его заставили это сделать. Да и Елизавета вела себя на удивление очень хорошо.

Только потом, уже после рождения “внучки”, Шаровы познакомились с настоящим характером невестки. Спасибо, Адам сделал все возможное, чтобы вынужденные родственники общались как можно реже. Лизе были противны свекр со свекровью в силу того, что были людьми простыми, обыкновенными, представителями рабочего класса, как она “корректно” обзывала их бедность. Хоть сама девушка тоже не могла похвастаться принадлежностью к голубой крови.

Очень скоро Адам увез молодую супругу с дочерью в Америку, а родителей поселил в Европе, таким образом сократив количество их встреч. Единственное, внучка Маша часто летала в гости к бабушке с дедушкой. Без мамы.

Но это было уже потом. А сейчас молодой человек терзался тем, что потерял возможность быть с той, кому на самом деле принадлежало его сердце. За исключением одной случайности, которую подарила ему судьба.

Даже после того, как Лиза заявила о своей беременности, Адам хоть и с ней вместе, но старался появляться в тусовке – только так он мог увидеть Машу. В один из таких вечеров, ребята в компании немного перепили и решили поиграть в бутылочку, что было довольно странно, так как многие из них уже давно распределились по парам. Адам был с Лизой, Богдан встречался с Любой, Тимур с Олей, но остальные все же оставались без пары. Наверное, поэтому общим нетрезвым и хихикающим голосованием было решено играть.

Но уже через мгновение, Адам благодарил всевышнего, за этот шанс! Первым крутить бутылочку выпало ему самому, а указала она… на Машу!

–Нет, ты не будешь этого делать, – начала протестовать пьяная Лиза, схватив своего жениха за рукав.

– Лизка, да отстань, – вмешался Богдан, – тебе тоже потом крутить, может, со мной поцелуешься, – сально ухмыльнулся парень, за что тут же получил подзатыльник от Любы.

– Я тебе дам! – рявкнула подруга на него.

– Не, выпало, значит должен делать! – потребовала общественность, которую не спрашивали.

Это был первый раз в жизни, когда Адам был рад их пьяным крикам и спорам. Он пожал плечами, сделав вид, что ему все равно и встал со своего места.

Было видно, что Маша очень смутилась. Невинная, как молодой подснежник. Глаза девушки испуганно округлились, когда он вплотную приблизился к ней и протянул руку, помогая встать.

–Давай, давай! Не умеешь что ли?!

Тут уж у Адама были развязаны руки. Ему было плевать, что подумает Лиза. Он не любил ее и сразу сообщил, что женится исключительно из чувства долга, однако он сильно сомневается, что этот ребенок действительно его. К сожалению, тогда не была доступна такая простая процедура, как тест ДНК, благодаря которому сегодня многие судьбы спасаются на “раз, два, три”.

Шаров решительно прижал к себе в конец растерянную девушку. В испуге она закусила нижнюю губу, что пробудило в молодом человеке еще более горячее желание. Уже в тот момент он знал, просто знал, что держит в руках Ту Самую. Адам был не в силах оторвать взгляд от ее губ и, больше не медля, прильнул к ним, выполняя свою скрытую ото всех мечту.

Электрические разряды пронзили все его тело и дрожь желания пробежала по коже! Адам настолько хотел эту девушку, что вмиг забыл о том, где находится, он так крепко прижал ее к себе, что она даже немного взвизгнула.

– Эй, только трахаться не надо, это не по правилам! – закричал кто-то из тусовки.

– Отцепись от нее! – подлетела к ним Лиза и оттащила его за одежду.

Адаму пришлось отпустить Машу, но парень четко ощущал, что она этого не хотела так же сильно, как и он сам.


– Что ты творишь вообще?! – тем же вечером, когда он вынужденно провожал беременную Лизу, невеста устроила ему скандал.

– Я тебе и не обещал быть верным, – хмуро парировал парень.

– Ты скоро женишься на мне! У меня будет ребенок от тебя! – девушка в возмущении затопала ногами.

– От меня ли? – Адам задал вопрос в лоб и невеста тут же сникла.

Какие тесты? Уже тогда было понятно, что она не уверена насчет отцовства. Но Шаров всегда был человеком чести, особенно, когда вопросы касались детей. Он не мог рисковать и отказаться от ребенка еще до его рождения. А вдруг это бы на самом деле оказался его сын или дочь? И первые дни, годы пребывания на этой земле были бы испорчены потому, что отец не слишком доверял матери.

А когда родилась дочь, ее черты лица ничего не сказали Адаму – ребенок был копией своей матери. Как будто сама жизнь заставляла его вырастить этого ребенка и подождать долгие годы, прежде вернуться к той, которая на самом деле была ему предназначена.

Шли годы. Адам стал матерым бизнесменом. Сделка за сделкой, проект за проектом он побеждал и брался за новые вершины. Были и предательства, чем выше, тем больше сложностей появлялось на его пути. Молодой мужчина практически совсем потерял веру в людей, в искренность. Каждый первый пытался его обмануть. Подставляли, доносили, сплетничали – этот вихрь ненависти все время пытался смести своей мощью с его пути. Не смёл. А только закалил. Но было одно “но”. В подарок к этому всему, Адам стал жестоким человеком, никому и ничему не доверяющим.

И вот сейчас он ехал в офис, оставив спящую в теплой постели Машу и был рад тому, что Костин его вызвал на разговор так невовремя.

Слишком стремительно он отдался этим отношениям. Да. Адам долгие годы ждал именно этого. Но, где гарантия, что эта женщина осталась тем же, прежним искренним человечком? Время нещадно меняет всех. В этом Шаров не раз уже убедился. Особенно, когда речь шла о женщинах. Особенно его смущал тот факт, как сильно Маша отталкивала его от себя. В момент страсти, он чувствовал ее, чувствовал и не сомневался в ее искренности, но когда все заканчивалось – Маша снова закрывалась в свою спасительную раковину. Неужели те чувства прошли? А отношения с мужем для нее так и не закончились? Слишком много вопросов, на которые пока нет ответа.

Словно огромным магнитом, мужчину тянуло к Маше, но это были всего лишь эмоции, бесконтрольные чувства, которые однажды уже жестоко подвели его и наказали заключением на четырнадцать лет.

В этот раз он не мог позволить себе такой роскоши!

Адам припарковался возле офиса АКО и поднялся в кабинет к Костину.

– Ну, как? Выяснил, где в нашем маркетинге слабые места? – с усмешкой поздоровался Андрей, за что тут же получил открытой ладонью мощнейший удар по лицу.

– Даже не смей шутить на эту тему, – прорычал Адам, отступая к окну.

Костин схватился обеими руками за лицо, он знал, что с Шаровым надо быть осторожным, но чтобы вот так нагло, прямо в его собственном кабинете!

– Шаров, ты совсем?! – ошарашенно взвизгнул Андрей. – Сначала ты трахаешь моих подчиненных, делаешь это практически у меня на глазах, а теперь еще и бьешь меня самого!

– Ты знал, на что шел, когда звал меня, – отрезал Адам, не посчитав нужным повернуться к обиженному другу.

– Знал, знал, – буркнул Костин, падая в свое рабочее кресло и доставая бутылку дорогого коньяка из ящика стола. – Знал, но ты мог бы как-то…

– Я поступаю всегда только так, как хочу. Не нравится – мы можем расстаться прямо сейчас, – Адаму было совершенно все равно, Костин слишком мелкая сошка, чтобы быть для него интересным и здесь он не по причине деловых нужд.

– Нет! Не надо, – взмолился Андрей, – ты же знаешь, без тебя мне не остаться на плаву! Просто, ты мог бы, как-то … ну, не так откровенно это делать?

Костину не давал покоя разговор с Софьей, хоть он и не показал вида, но его задело то, что даже собственная секретарша после выходок Шарова, считает его ничтожеством, о которое можно ноги вытирать.

– Ты за этим меня позвал?

– Нет, нет, конечно. Я сегодня назначил планерку, – Андрей Федорович залпом осушил бокал и тут же поморщился, – у нас обнаружилась недостача, и есть основания полагать, что эта ошибка твоей Марии Романо.

Костин ожидал реакции друга, но тот только пожал плечами. На самом деле, бизнесмен ухватился за идею Зайцевой с этой недостачей. Вчерашний разговор навел его на мысль, что Шаров слишком увлекся этой девушкой, а это напрямую могло отразится на его, Костина, кошельке. И будет лучше, если Адам расстанется с ней. Лучше для всех.


***


И кто только придумал эти телефоны?! Я сладко потянулась, похоже, ответить все-таки придется. Дотянулась до тумбочки и, не открывая глаз, нащупала аппарат.

– Романо, вы должны срочно приехать в офис, – услышала я писклявый голосок Зайцевой, которая командирским тоном сообщила мне это, – прямо сейчас.

– Софья, я еще утром отметилась, что заболела.

– Боюсь, у вас нет выбора. Андрей Федорович назначил планерку через час по вашему делу.

– По какому “моему делу”?! – я резко села на кровати и тут же еще одна неприятная новость упала на меня – Адама не было рядом, а вместо него на простыне лежал клочок бумаги.

– О крупной недостаче в рекламном бюджете, – я попыталась одновременно услышать то, что говорила Зайцева и читать оставленную записку: “Прости, должен был срочно уехать. Я позвоню позже.”.

– Романо, вы меня слышите?!

– А… Д-да… Слышу, – до меня медленно доходило, что меня только что кинули во второй раз.

– У вас есть час, чтобы прибыть в офис, – рявкнула Зайцева и отключилась.

Я же тупо смотрела на листок. И как это понимать? Выспалась, вашу налево черепашку! Создатель кармы по-прежнему предпочитает измываться надо мной. Может, я строю слишком смешные рожи, когда мне плохо и это его веселит? Хоть бы он уже лопнул от хохота!

Быстро вскочила с кровати и помчалась в душ. И что это еще за планерка по моему делу? Недостача? Что за фигня?

На сборы ушло не более двадцати минут – я же сегодня “типо” болею, поэтому влезла в джинсы, натянула черную майку и сверху накинула пиджак с укороченным рукавом – свободный стиль знаменитых и богатых программистов, а также изобретателей, всегда спасал меня в самых трудных ситуациях. А что сегодня за хрень меня ждет, я еще не знаю. Поэтому стоит приготовится к худшему.

Работа мне нужна. Нет, конечно, стоит готовится к увольнению, после выкрутасов Адама. Но, за хорошую репутацию я еще поборюсь. Что они там еще навыдумывали? Надеяться на помощь Шарова не приходится, как-то быстро у него все меняется. А жизнь, хоть это и печально признавать, научила меня доверять только себе. Все остальное исключительно в теории, пока реально не помогло.

Когда влетела в главный зал, время вышло, и я увидела сквозь стеклянные стены, что в переговорной уже все собрались, в том числе и Адам. Он стоял рядом с Костиным и что-то говорил другим. Я постаралась тихонечко пробраться, но, естественно, ничего не вышло – меня тут же заметили.

– А, вот и главная виновница торжества, – “радушно” заявил Андрей Федорович, – садитесь, Мария, теперь, я надеюсь, хотя бы вы сможете пролить свет на эту загадочную пропажу.

– Пропажу чего, простите? – я прошла к указанному месту, но садиться не стала.

– В бухгалтерии не сходится отчетность, – медленно, как полной дуре, начал разжевывать начальник своей нерадивой подчиненной, – нам пришел счет на заоблачную сумму и мы не можем понять за что?

Я непонимающе смотрела на Костина. О чем он говорит? Перевела взгляд на стоявшего рядом Шарова, он тоже смотрел на меня, но его взгляд не выражал решительно ничего. Мда…

– А почему я должна знать о происхождении этого счета? – парировала наезд начальства.

– Ну, хотя бы потому, что он выставлен за рекламу!

– Могу я видеть этот счет?

– Держите, милочка, – подала голос Домна Марковна.

Я взглянула на протянутый лист. Ах, ну конечно! Куда ж мы без этого!

– О, боюсь, что вопрос по этому листу не ко мне, Андрей Федорович.

– А к кому же? – с издевкой спросил Костин.

– К вам. Посмотрите на отправителя. Это журнал “Богатые и известные”. Вы давали им интервью. Отдел маркетинга не утвердил данное мероприятие, но вы решили, что имиджевая реклама АКО только на пользу, если я не ошибаюсь. Интервью брали в начале этого месяца. И журналисты предупреждали, что это платная услуга. Но вы все подтвердили.

Костин с досады прикусил губу и вырвал листок у меня из рук. Ну вот и отличненько! Думали, опять все на невиновных свалить? К сожалению, в этой фирме такие приключения и обвинения не самое редкое явление. Костин любитель сделать все не по правилам, а потом сваливать вину за свои проделки на других.

Явно смущенный и раздосадованный своим промахом Андрей Федорович, быстро распустил собрание.

Я вместе со всеми поспешила покинуть переговорную, постаравшись не встречаться глазами с Шаровым. Черт знает, что он там себе думает. Я уже ничего не понимаю. То любит, то исчезает.

Оказавшись на свободе, осознала, что жутко проголодалась, поэтому направилась в любимое место моих коллег – на кухню, где стоял аппарат с бутербродами и шоколадками. Протолкавшись через галдящих и живо обсуждавшихся планерку людей, подошла к автомату. Нащупала в кармане мелочь и закинула в аппарат.

Пока задумчиво выбирала, чтобы съесть, не услышала как в маленьком помещении вдруг стало тихо.

– А тебе никто не говорил, что портить аппетит перед обедом вредно? – над ухом раздался слегка охрипший голос Адама.

Его рука по-хозяйски легла мне на талию. Мамочки, ну когда ж я перестану так трепетать от его прикосновений? Мне потребовалось максимум усилий, чтобы не показать свое волнение перед этим человеком.

– У меня сегодня не будет обеда, – буркнула и осеклась, получилось грубовато.

– С чего это ты взяла? – выудив заветную шоколадку из автомата, повернулась к своему собеседнику, он выглядел искренне удивленным, как будто опять ничего не понимал! Да божечки мои, сколько уже можно!

– У меня масса работы! – выпалила и собралась уйти, но была жестко остановлена.

– Маша, что происходит? – ох, как же сложно выдержать его взгляд.

На счастье у меня в сумочке зазвонил телефон. Сделав вид, что мне просто жизненно необходимо поднять трубку, отвернулась в сторону. На экране высветилось имя почти бывшего мужа:

– Прости, – бросила я Шарову и ответила на звонок.

– Ну, здравствуй, Маша, – ой не к добру эти злые нотки в голосе Петра.

– Привет, – постаралась ответить максимально бодро.

– Я забрал Вовку.

– Ой, спасибо тебе большое, – необыкновенная вежливость с моей стороны!

– Но звоню не по этому поводу. Нам надо поговорить. Сегодня после работы я заеду за тобой.

– А… Эм… Это так срочно?

– Да, – практически рыкнул в трубку бывший.

Наверное, действительно что-то случилось.

– Ну, э-эм, хорошо. Давай, встретимся.

– Отлично. Жди меня внизу в пять.

Петр отсоединился. Интересно, что все-таки стряслось? Моя пятая точка явственно ощущала приближение проблем к себе. Вот что-что, а в этом деле интуиция меня редко подводит.

– Ты пообедаешь сегодня со мной? – выдернул меня из задумчивости Адам.

– А, нет, прости, появились дела, – главное не поворачиваться, я не выдержу, если он меня начнет пытать своим взглядом.

– Какие еще дела?

– Эм… Просто дела, неважно.

– Маша, – Шаров опять сделал это!

Резко развернул меня и… прижал к себе.

– Все, что касается тебя – важно. Куда ты собралась?

– Я… встречаюсь с мужем, – я замялась, – с бывшим.

– Да? Я пойду с тобой.

– Что? Нет! – от одной этой мысли меня бросило в холодный пот, ни к чему Петру знать, что я уже с кем-то встречаюсь. Тогда точно проблем будет не избежать!

– О… Почему ты так против? – Адам отодвинул меня от себя и опять, опять я утонула в его изумрудных глазах.

– Ой, да просто. Это будет неудобно. Мы еще не развелись…

Адам еще секунду сверлил меня взглядом, а потом проронил:

– Хорошо, но до того, ты будешь со мной!

И я последовала за своим мужчиной. Безапелляционно схватив меня за руку, он вывел свою любовницу с кухни, абсолютно не озаботившись, что об этом подумают остальные в офисе, и направился в свой кабинет – к слову, только там, а также в кабинете Костина стены не были прозрачными.

Оказавшись наедине, за запертой на ключ дверью, Адам первым делом сорвал с меня пиджак.

– Шаров, нельзя так… при всех…

Я закатила глаза от блаженства, его губы жадно вцепились в мою шею… Ммм… Это какой-то сексуальный вихрь, он просто не дает мне… опомниться.

– Адам… остановись…

– Позже…


***


Адаму до смерти не нравилось, что Маша собралась на встречу с бывшим мужем без него. Но и перечить в данной ситуации он не видел смысла.

Всего какой-то час назад он сцепился с Костиным, когда тот обвинил Марию в преступлении.

– Я сегодня назначил планерку, – заявил тот, – у нас обнаружилась недостача, и есть основания полагать, что эта ошибка твоей Марии Романо.

Шаров постарался не подать вида, что это его сильно задело. С одной стороны, его интимная связь, с другой обвинение в краже. Адам не первый день в бизнесе и сразу понял, к чему клонил Костин. Ему не нравилось положение вещей, что Адам не в полной мере занимается его любимым предприятием, его кошельком. А в таких ситуациях люди способны на очень серьезные поступки, и особенно никогда не пренебрегают шантажом.

–Если это ее вина, нам придется вызвать правоохранительные органы, ничего не попишешь, – наигранно расстроенно заявил Андрей. – Такие правила.

– Что ты хочешь? – Адам не был дураком и моментально распознал элементарную месть. – Если это она, я возмещу тебе все.

– Нет, дорогой. Не это от тебя мне надо, – Костин победоносно смотрел на поверженного друга, – не для этого я потратил столько усилий, чтобы заманить тебя сюда.

– Так что ты хочешь? – нахмурил брови Шаров, он понимал, что в любом случае справится с этим сопляком, но если был шанс не задеть при этому Машу, его нужно было использовать.

– Тебя. Дорогой мой. Тебя в своем штате не менее, чем на один год. Не самая большая плата, не правда ли? Но не с таким поведением, как сейчас.

– Я понял, – Шаров тяжело выдохнул, – но сначала докажи, что это именно она сделала.

– Докажу, дождись только планерки.

Адам, конечно, не хотел выносить этот конфликт на всеобщее обозрение. Но, если Маша окажется ни при чем, будет лучше, если этому будет как можно больше свидетелей. Тогда у Костина не будет больше возможности манипулировать ни Машей, ни им самим. Безусловно, он не сомневался в ее честности, это было самым слабым местом в характере Марии, но в жизни всякое могло случится, ошибка, или… да все, что угодно, что ублюдок начальник теперь может использовать, чтобы погубить ее карьеру. А Шаров совсем не хотел, чтобы их отношения начинались именно с этого. Адвокаты, деньги – все это поможет, но любой конфликт может привести к неизвестным последствиям.

И его девочка не подвела! Мария и раньше, когда они только познакомились, отличалась смелостью и вздорностью, и сейчас в полной мере доказала, что ее характер нисколько не изменился.

– У тебя со мной контракт еще на один месяц, – остановил его разочарованный Костин в дверях переговорной, когда весь персонал уже разошелся после планерки.

– Я помню. Но не жди слишком высоких результатов, после сегодняшнего. Я бы на твоем месте вообще боялся каких-либо результатов. Никто не знает, чем они могут обернуться для тебя.


Глава 9


***-Доктор, скажите, а может ли силикон влиять на мозг?

– Видите ли, душенька, силиконы, это такие химические вещества, они относятся к группе полимеров…

– Доктор, может ли силикон влиять на мозг?!

– Чисто теоретически… Зависит , под каким углом посмотреть…

– Доктор!

– Конкретных данных об этом нет. Но могу вас заверить, барышня, что силикон в женской груди оказывает сильное влияние на мужской мозг…***


Софья примчалась домой. Каким-то чудом ей удалось подслушать разговор Романо и Шарова. Сегодня вечером эта стерва встречается со своим бывшим мужем, а это значит, что Шаров наконец-то будет один.

Зайцева дождалась, пока своими глазами не увидела, как Романо укатила с мужем на его машине. И тут же понеслась готовиться, сегодня же она нанесет личный визит Шарову! Куй железо, пока горячо!

– Куда так торопишься, красавица?

В подъезде собственного дома она столкнулась с соседом – Вадиком. Ее бесили такого рода неожиданности и не только потому, что в своем инвалидном кресле парень выглядел жалко, но и потому, что совершенно непостижимым образом Софу мучила совесть из-за него. Да, это казалось бы невозможно, но сей факт имел место быть в жизни девушки. Вадик – ее бывший одноклассник, когда-то давно он был главным красавцем школы и они встречались. Но за неделю до выпускного парень попал в серьезную аварию и так и остался прикованным к сидячему образу жизни. Софочка не раздумывая мгновенно бросила его и переключилась на новую мишень – Макса Сидорова, отныне он занял пьедестал самого-самого.

– А, прости Вадик, некогда мне болтать сейчас.

– Постой, – он схватил ее за руку, – поужинай со мной.

– Ой, не сегодня, – отмахнулась девушка.

– А когда? Ты уже очень давно мне обещаешь, – упрекнул инвалид.

– Да? Ну не сегодня точно, Вадик, я очень спешу!

Софочке удалось высвободится и она быстро взбежала по ступенькам к своей квартире. Уф! Прочь, прочь плохие мысли! Сегодня ее ждет знаменательный вечер – свидание и секс с самым богатым и завидным женихом в городе, стоит ли отвлекаться на муки совести?

Девушка приняла душ и совершила все необходимые операции со своим телом, чтобы стать еще более прекрасной. Судя по тому, как часто Шаров уединяется с Романовой, он очень большой любитель женской компании. Так вот сегодня у него будет шанс оказаться в постели с лучшей из ныне живущих красавиц!

Софья придирчиво осмотрела свое тело в зеркале – идеальные формы – большая упругая грудь, узкая талия и покатые, соблазнительные бедра. Картину завершала бархатная кожа и прекрасные светлые волосы – мечта любого здорового мужчины.

Она выбрала лучшее кружевное белье изысканного серого цвета. Завершила наряд модным платьем в стиле шелкового домашнего халатика, снизу отороченного кружевами – последний писк моды. Хвала дизайнерам за то, что придумали столь эротичный образ! Сквозь тонкую ткань немного просвечивались соски ее груди – отлично! Еще один штрих – духи с феромонами, чтобы наверняка!

Собравшись, она вызвала такси – в таком виде ни на каком метро она не поедет, да и не царское это дело, с низшим классом разъезжать. Скоро, очень скоро, она станет женой миллиардера, тогда к чему экономить?

На улице уже стемнело, когда она подъехала к главному входу фешенебельного здания, принадлежащего Шарову. Девушка нисколько не волновалась.Наоборот, она уже предвкушала, как завтра победоносно приедет в офис под ручку с самым главным начальником – вот у всех рты-то пооткрываются!

Софья переживала только за одно – чтобы ее пропустили подняться в пентхаус. Прежде соблазнить мужчину, надо, чтобы он ее увидел.

Но волнения были напрасными, она сообщила охране свое имя и через несколько минут за ней спустился дворецкий Шарова. Супер! Пока все по плану. Похоже, мужчина не против ее визита.


Сверкающий лифт поднял ее в апартаменты. Вот будет здорово каждый день спускаться и подниматься на этом лифте, но уже не в качестве гостьи, а в качестве хозяйки здания.

Когда ее проводили в главный зал – Шаров вышел на встречу. Ммм… Софья уже предвидела страстную ночь любви. Ее избранник был на самом деле очень хорош собой – сейчас легкая белая майка облегала его мощный мужественный торс, а классические джинсы только добавляли привлекательности образу. А стакан с виски в его руке говорил еще и о том, что мужчина уже начал расслабляться.

– Добрый вечер, – мурлыкнула Зайцева.

– Добрый, – нахмурившись, ответил Адам, – позвольте узнать, что вы здесь делаете?

Софья не стала откладывать свой триумф и удовольствие, и сразу же перешла в атаку. Приблизилась к объекту своего вожделения и изящно положила свои ухоженные ручки на крепкие плечи Шарова. Мужчина не шелохнулся, а все также спокойно смотрел на нее.

– Я здесь ради вас.

– Правда? – усмехнулся хозяин пентхауса.

– Говорят, – Софья уже шептала ему на ухо, что не могло не соблазнить этого привлекательного самца, – что вы отличный учитель. А мне требуется пара хороших уроков.

Зайцева посмотрела ему в глаза, ожидая немедленной, страстной реакции – так должна быть построена любая сексуальная игра, она вызывает желание, а он набрасывается на нее с жадным нетерпением.

– Похоже, вы правы, – произнес Шаров и, достав небольшой пультик из кармана джинс, щелкнул одной из кнопок.

Через секунду в помещении появился дворецкий.

– Полагаю, вы уже знакомы? – спросил он гостью.

– Да, – небрежно кивнула Софья, еще больше обвив шею Адама своими руками.

– Прекрасно! В таком случае, Иван Константинович, будьте любезны, преподать несколько уроков делового этикета госпоже…

– Зайцевой, – услужливо отозвался слуга.

– Нда, Зайцевой. О, не беспокойтесь, милая, Иван Константинович, профессионал своего дела, он не только мой дворецкий, но и, в первую очередь, личный секретарь. Обучался в лучшей школе Англии. Его уроки бесценны для вас. Думаю, окажу Костину немалую услугу, научив его секретаря основам правильного поведения. Иван Константинович, прошу вас.

Сказав это, Шаров спокойно отошел в сторону, и с явным удовольствием отпил виски из своего стакана.

Пойдемте, пойдемте, – дворецкий нежно взял Софью под локоток и мягко, но вместе с тем настойчиво, выпроводил из зала.


***


– Хорошо выглядишь, не похоже, чтобы ты заболела, – это было первое, что сказал Петр, когда я села в его машину.

Конечно. С чего бы мне? Навряд ли женщина только что высвободившаяся из пылких объятий жаждущего ее мужчины, будет выглядеть плохо. Мое тело все еще чувствовало сладкую истому, игравшую во мне после умопомрачительных ласк Адама. Надеюсь, Петр ни о чем таком не догадается. Не хочу травмировать его лишний раз. Безусловно, мы расстаемся, но хочется все сделать цивилизованно, без лишних обид.

Как ни странно, но мой почти уже бывший супруг не спешил с разговорами. Он настоял, чтобы мы оба сначала поужинали. Я решила не перечить. С Адамом совсем забыла поесть, и сейчас мой желудок буквально резало от голода.

– Где Вовка?

– Отвез его к теще, не беспокойся. На сегодня мы абсолютно свободны.

Странно, совсем не ожидала, что супруг отвезет меня в некогда любимый нами итальянский ресторанчик. Милое местечко с заоблачными ценами. Петя всегда хорошо зарабатывал, здесь не на что было жаловаться. Просто сегодня как-то я не ожидала от него такой “романтик”.

Насытившись в приятной атмосфере, после всех злоключений за последние часы, я даже как-то успокоилась. Удивительным образом как будто очутилась в прошлом, когда нам с Петей еще было хорошо.

В голове сами собой всплыли приятные воспоминания. Наша случайная встреча на дружеской вечеринке. Поначалу он мне совсем не понравился. Но потом, от встречи к встрече как-то зацепило. Мне было интересно с ним. Очень начитанный, перспективный молодой заместитель директора крупного супермаркета. Он всегда был пробивным. Много работал. И в самом начале наших отношений зацепил мое сердце тем, что бесконечно влюбился в меня, потерял голову.

Не я за ним бегала, а он за мной. Любой каприз, любое пожелание с моей стороны выполнялись мгновенно.

А я… Все время сравнивала его с Адамом… Думала, а как бы было, если… Если вдруг…

Но “вдруг” тогда так и не случилось и я согласилась выйти замуж за Петра. Потом была свадьба. Это событие не принесло мне радости. Совсем. Я отнеслась к этому, как какому-то заданию. Холодно все организовывала, платье выбрала абы какое, лишь бы свадебное. Мне было как-то все равно, как я выглядела.

Хотя Петр, похоже, всем был доволен.

– Я люблю тебя! Я люблю тебя! Люблю! – его признания лились без конца.

Настолько, что уже не было никаких сил ни слушать это, ни отвечать.

Это был идеальный, скучный, среднестатистический брак. Как там? Хорошее дело браком не назовут? Вот, именно так и было.

– Ты какая-то грустная. Съешь десертик, – выдернул он меня из размышлений о прошлом.

– Ты хотел о чем-то поговорить?

– Да, но это подождет. Знаешь, очень устал сегодня и давно тебя не видел. Кофе?

Я кивнула. Интересно. Вот сейчас он такой хороший, атмосфера располагает. Может, ну его, простить и забыть? Вернуть обратно наше пусть скучное, но вполне себе уравновешенное существование? И для Вовки так было бы лучше.

Ну что ж. Изменил папа маме. С кем не бывает? Да и я теперь тоже уже не ангел. Правда, он это делал уже очень давно и неоднократно, несмотря на все увещевания на тему “Люблю, люблю, скрывать не стану, но не тебя, дурочка – сметану”. А сметаной у него обычно служили блондинки разного калибра.

Не могу одного понять, при такой сильной тяге к светловолосым и блеклым, какого лешего он женился на мне?

– Послушай, – словно прочитал мои мысли бывший, – может, вернешься ко мне?

Я уставилась на него. Вот тебе на!

– Что это вдруг на тебя нашло?

– Соскучился, – опустил он голову.

Что-то как-то с трудом верится мне в это.

– И поэтому ты устроил этот вечер? – я выразительно показала глазами на щедро накрытый стол.

– Да. Тебе же всегда нравилось…

– Петь. Давай не будем. Уже поздно, мне завтра на работу. Я очень благодарна тебе за этот ужин, но, правда, ничего уже не вернешь.

Мы уже подъехали к моему дому и прощались, когда вдруг бывший заглушил мотор и резко наклонился ко мне, чтобы поцеловать в губы.

Я инстинктивно отпрянула. Нет! Это не может произойти! Я в отношениях…

Я в отношениях? Застыла с округлившимися от удивления глазами. Кажется, только что осознала свой новый статус…

– Ах ты су..ка! – неожиданно грубо прорычал он и я почувствовала, как мой живот разорвало, его кулак несколько раз с внушительной силой заехал мне по ребрам. – Трахаешься с начальником, б…дь! Даже сына не стесняешься! А собственного мужа игнорируешь?! Даже поцеловать противно?!! Су..ка!

Меня согнуло пополам, в бессилье от боли даже не могла защищаться, а он все орал и брызгал слюной в разные стороны. Кое как мне удалось нащупать ручку на дверце и, нажав на нее, в прямом смысле вывалиться из машины. Петр тут же захлопнул дверь и ударил по газам – машина скрылась в темноте улицы.

Я кое-как поднялась на ноги. Живот нещадно болел, видимо, он попал куда-то по внутренним органам, не знаю, не разбираюсь в этом. Из глаз текли непослушные слезы. Обида… Боль… Тот кошмар по сей день всплывает у меня в памяти.

Не помню, как добрела до квартиры. Умылась. И не нашла ничего лучше, чем вызвать такси.

Меня била истерика. Тело дрожало, а живот просто горел от боли, но я ни о чем не думала, кроме как добраться до Адама. Почему-то мне тогда показалось, что он сможет меня защитить, укрыть, спасти. Казалось.

Не стоило этого делать. Тогда я мыслила неадекватно и уже через несколько минут сидела в машине, мчащейся по указанному адресу.


***


Софья выскочила из холла здания, принадлежавшего Шарову, словно потрепанная загульным котом кошка. Даст пару уроков! От липких лап дворецкого ее до сих пор передергивало.

Ее мамочка была бы, конечно, рада и такой связи. Но не она, Софья! Такси она была вынуждена вызывать стоя прямо на улице. Подумать только, ей бедняжке пришлось уже со вторым переспать, чтобы расчистить путь к этому неуловимому Шарову.

Ну, ничего, она отмоется от всего этого в самых дорогих спа центрах мира! Дайте только время!

А Шаров-то, какой наглец! Вот так унизить ее! Просто возмутительно! И это в тот самый момент, когда она превзошла саму себя в сексапильности!


***


Я уже было хотела выйти из машины, до спасительного места оставались какие-то шаги… Но, в мое поле зрения попала та, кого я никак не ожидала здесь увидеть в этот час!

– Прошкин, заткнись. Я даже когда стану хозяйкой всего этого, не возьму тебя на работу! Такого бездаря и лентяя еще поискать! – в голове эхом пронеслись вчерашние обещания Софьи.

Растрепанная, в откровенном наряде, помада смазана…

– Пожалуйста, вернемся обратно, – еле слышным голосом попросила я водителя.

– Заплатите сначала за эту дорогу, – грубо потребовал в ответ то.

– К-конечно, – наспех выудила из кошелька купюры.

Слезы хлынули из глаз и меня затошнило. Создатель кармы решил добить свою неуклюжую игрушку.


Глава 10


Глубокое погружение в новые обстоятельства

фаза третья


***– Ой, бабоньки, что творится-то!

– И не говори… В чужом омуте, черти водятся. Да еще какие! Петька-то, ирод, чуть нашу Машку-то не погубил!

– Бьёть, значить любит! – остановила возмущения остальных Олеговна.

Уже с ночи длились пересуды и разговоры в поселке Волохуевка, что в Рублевском регионе. Ох и подсели бабки наши на современную любовную литературу, а Настенька, знай только, масло в огонь подливает, каждый вечер неустанно читает вслух для жительниц поселка продолжение книженции “У тебя будет секс со мной”.

Бабы теперь и завтракают вместе, и второй раз тоже завтракаю вместе, а потом еще и обедают. А теперь вот ужинать собираются, а продолжения все нет. Только и остается, что обсуждать уже прочитанное.

– А Софья-то, подстилка оказалась! И с Андрюшкой, и с Иваном! А еще замуж собралася за Адамчика Машкиного. Тьфу, гулящая девка! Гулящая! – в сердцах смачно сплюнула на пол баба Люба. – Настюша, ты следишь, продолжение-то не вышло еще? – с надеждой во взгляде, присущей только закоренелым наркоманам, бьющимся в тяжелой ломке и ожидающим новую дозу, спросила она.

– Сейчас посмотрю… Есть! Есть!

– Дк, читай, что медлишь-то?!***


У меня был еще один заветный адрес, по которому я и направила водителя такси. Моя подруга Даша, бывшая одноклассница. Она все знала о моей жизни и никогда, ни в одной сложной ситуации не бросала меня. Дашка так и не вышла замуж и поэтому к ней можно было приехать в любое время суток. Хотя, думаю, даже если бы появился в ее жизни мужчина, она не перестала бы быть добрейшим человечком на земле.

–Маша? – дверь, вопреки ожиданиям, открыл ее брат, который обычно здесь не жил.

– Давид? – я вымученно улыбнулась.

Только его тут не хватало, не дай бог, узнает, что со мной случилось! Его же будет не остановить. Не ко времени сейчас, но расскажу предысторию. Давид старше нас с Машкой на два года, он уже и мне давным давно стал как брат, вот только он этого не понимает. Парень никогда не обращал внимания на мой брак и все время и без конца напоминает о своих чувствах. Когда-то, когда я была молодой и глупой, думала, что это он так над нами шутит, мы ж с Дашкой те еще две дурочки, уже с тринадцати лет влюблялись то в одного, то в другого. Бегали и хихикали. Форменное идиотство. Ну а Давид все это терпел. А потом, как-то раз, когда мне уже исполнилось восемнадцать, признался. С тех самых пор стараюсь его избегать. Я вздохнула с облегчением, когда Дашка переехала на собственную отдельную квартиру и нам с ней больше никто не мешал. Правда, бывали дни, когда братишка захаживал к ней по работе, родственники не сговариваясь выбрали похожие профессии, Дашка стала дизайнером интерьеров, а Давид ландшафтов. И часто, как вы понимаете, их заказы пересекались – тогда я не появлялась в доме подруги. Но сегодня другое дело, я не в себе и совсем забыла, на кого могу здесь напороться.

Вот и сейчас, Давид, весь такой прекрасный, коренастый брюнет с внушительной мускулатурой уставился на меня обожающе поедая взглядом. Похоже, мне придется и отсюда линять.

–Машка? А ты каким ветром здесь? – из-за широкой спины брата вынырнула невысокая, пухленькая девушка.

–Привет, прости, думала, ты одна, – я уже начала пятиться назад, но подруга остановила меня.

– Так, давай проходи, Давид уже уходит. Да, Давид?

– Почему ты меня выгоняешь? Я тоже рад видеть Машу!

Похоже, подруга по моему виду поняла, что со мной что-то не так, потому, что через пару минут все-таки выставила парня за дверь.

–Машка! Что с тобой? Бледная, как смерть!

Я плюхнулась на диван и только сейчас осмелилась задрать майку и посмотреть на ноющий от боли живот.

–Это что?! – взвизгнула бывшая одноклассница.

Честно говоря, я ожидала, что будет хуже, но живот просто стал одним большим синяком.

–Да тебе к врачу надо! Ты что, в аварию попала?!

–Ага, в аварию с бывшим, – буркнула я и вернула одежду на место. – Даш, не кричи, я все тебе расскажу, лучше скажи, у тебя есть что-нибудь выпить? Хочу забыться мертвецким сном.

–Выпить? Ты? Я вообще с Машей разговариваю? Нет, тебе точно надо в больницу!

Кое как мне удалось убедить взволнованную подругу, что со мной все будет в порядке, и что мне просто надо успокоиться. Ну синяки, подумаешь. Нормально, после таких-то ударов. Сейчас меня больше волновала не боль, и не Петр, сорвавшийся с цепи. Меня волновала та сцена, которую я наблюдала у подъезда Шарова!

Этим вечером Дашке досталось, я вывалила все, что случилось за эти дни. Говорила, ревела и пила. У нее нашелся только коньяк, неведомо кем забытый после какой-то вечеринки.

–Адам? Ты уверена?

–Дашка, я с ним… переспала, неоднократно, я уверена, – это я еще более ли менее в трезвом состоянии.

–Это Петька тебя так? Он же… Да тебе в полицию надо, следы побоев снимать, заявление подать! А если он еще раз? Машка! Ты вообще соображаешь, что это уголовно наказуемо?

–Даш, давай завтра, а?

Люблю свою подругу. Она не стала докапываться дольше. А просто меня, уже практически невменяемую, уложила у себя на диване. Мда… Совсем недавно, я как-то так же позаботилась о Марьяне.

Я быстро отключилась, но долго поспать мне не дали. Мой сон, квартиру, разорвал оглушительный трезвон в дверь. Господи, что это?

Не получилось разлепить глаза. Только услышала, как Дашка открыла кому-то, а потом ее протест:

–Адам, нет, туда нельзя!

Мне было очень плохо и глаза я так и не открыла. Но почувствовала его присутствие. И тут же занозой в сознании всплыл момент, как я, перед тем, как совсем отключиться, набрала сообщение на телефоне: “Не хочу больше тебя видеть. Никогда!”.


Слишком поздно поняла, что во сне от жары раскрылась и сейчас лежу в одних трусиках и бюстике. О боже, ну и черт с ним! Нет у меня сил никуда бежать, но и видеть его сейчас тоже не хочу! Использовал меня и тут же перекинулся на грудастую секретаршу! Он как и все! Такой же, как и Петька! Все они сволочи…

–Адам, туда нельзя, я же сказала! – кажется, Даша пыталась его остановить.

Где уж там. Через секунду его руки легли на мой ноющий живот. Такая приятная прохлада, это словно окунуться в бассейн посреди жаркого летнего дня.

Наверное, у меня в тот момент поднялась очень высокая температура, потому что я снова провалилась в сон.

Сквозь забытье слышала какие-то отдельные фразы. Что-то говорила Дашка, по-моему, она рассказала Шарову, что со мной приключилось. Я думала, мне это приснилось, белый коридор, люди, врачи… Меня куда-то привезли. Странно, совсем не помню дорогу.

Я то приходила в себя, то отключалась. И, кажется… не совсем уверена… кажется, меня все это время кто-то держал за руку…

И не отпускал.


Совсем очнулась, когда солнце уже вовсю светило и заливало все до последнего уголка в спальне… пентхауса Адама.

Сон как рукой сняло. Я снова на ладони у города! Как это случилось?! Что я здесь делаю?!! Гнев поглотил всю меня и я вскочила на кровати! И тут же пожалела об этом. Резкая боль согнула тело пополам.

–Госпожа, вам не стоит лишний раз шевелиться, – услышала вкрадчивый мужской голос где-то справа от себя.

Повернула голову и, точно! В дверях стоял, как его? Иван… Константинович?

–Добрый день! Я принес вам, эмм… поздний завтрак.

Мужчина помог мне подняться на подушках и поставил передо мной прямо на постель специальный раскладной столик, на котором уютно устроились ароматные свежие булочки, варенье, фрукты и чашка горячего кофе.

–Врачи не запретили вам есть. А наоборот, полный покой и максимум удовольствий, для поднятия хорошего настроения. Прошу вас.

–Иван… Константинович?

–Да, слушаю вас, – дворецкий почтительно поклонился.

–Что я здесь делаю и где Шаров? Вы можете мне сказать?

–Конечно, мисс… госпожа, в этом нет никакой тайны. Он привез вас сегодня рано утром, устроил здесь, дал указания что делать, когда вы проснетесь и уехал.

–Куда? – я глупо округлила глаза.

–О, не могу знать. Дела хозяев ни в коей мере не касаются слуг, – отчеканил мужчина заученную фразу.

Я решила ухватиться за это.

–Иван Константинович, не подскажете еще одно? Где моя одежда?

–Мне не велено ее вам возвращать. В случае необходимости прогуляться по дому, вы можете смело воспользоваться одним из халатов, что висят в ванной.

–Отлично! Значит, я уйду в халате! Будьте любезны, вызовите мне такси! Это вам не запрещали?!

–О… нет, такого распоряжения, боюсь, не было.

–В таком случае, будьте так добры!

Меня аж зазнобило. Как посмел этот Адам, этот, мать его, Шаров, засунуть меня в постель, в которой совсем недавно кувыркался с Софьей! Еще и одежду отобрал! Я ему что, игрушка?!

Отодвинула заманчивый столик подальше от себя и не без труда поднялась с кровати. Хорошо, хоть ванна оказалась недалеко. Теперь главное до лифта добраться, а там вниз, в машину и домой. Да, похоже ни сумочки, ни денег у меня с собой нет. Ничего, поеду к маме, она должна уже быть дома вместе с Вовкой.

Хватит с меня этих мужиков!

Я со злостью распахнула дверь, ведшую из спальни в коридор, и с размаха врезалась в… Адама!

–Далеко собралась?

Да ёшки-поварешки! Опять двадцать пять!


-Отпусти! Поставь меня на место! – запротестовала, когда он подхватил меня на руки и понес обратно на кровать.

–Зачем? Чтобы ты опять к своему бывшему вернулась? – на удивление спокойно остановил меня Шаров. – Так могу тебя разочаровать. Ближайшие дни он будет сильно занят.

–Чем это? – от неожиданности глупо спросила я.

–Ну, сначала ему надо будет выписаться из больницы, а потом решить вопрос с полицией.

–В больнице? Ты… что? Что ты сделал?!

–Ничего особенного, тебя это уже не должно волновать. Лучше ляг и отдыхай. И ты не съела свой завтрак.

–Я не собираюсь лежать тут у тебя и есть! Я еду домой, прямо сейчас!

–Нет.

–Да! Ты не можешь вот так вот брать и все за меня решать! Что ты сделал с Петром?

–То, что он заслужил. И любой другой такой же подонок.

–Я… я не хочу больше тебя видеть! Не приближайся ко мне! Какое право ты имеешь вот так вмешиваться в мою работу, жизнь? И переворачивать все с ног на голову?! Хватит! Поиграли и будет!

–Маша…

–Хватит, я сказала! Верни мне мою одежду, я еду домой!

Нет, вы подумайте, какой наглец! Сам крутит шашни с кем хочет и тут же берется решать чужие судьбы, как будто ему все и вся принадлежит в этом мире!

–Ты не покинешь пентхаус, пока не объяснишь, что случилось, – Адам пожал плечами и не спеша отошел к окну. – Двери заблокированы.

–Что?! Ты опять?! – я обессиленно села на край кровати. Похоже, я в ловушке!

Ух, как же он меня бесит! Царь горы, мать его! Распоряжается тут, не буду ему ничего говорить.

–Маша, мы расстались с тобой вчера вечером, – Шаров повернулся ко мне лицом и приблизился так, что меня снова окутал его одурманивающий запах, – ночью ты решила порвать со мной. Ты можешь хотя бы объяснить, в чем я виноват?

–В том, что спишь со всеми подряд! – выпалила и отвернулась.

Все! Бесит! Не хочу это обсуждать! Сейчас начнёт оправдываться!

Почувствовала, как его ладонь легла мне на колено:

–Маша, пожалуйста, я ничего не понимаю. Пара слов и я отпущу тебя.

–Вчера, – я нервно скрестила руки на груди, не желаю, чтобы он меня касался, – после… в общем, я приехала к тебе, чтобы… – тряхнула головой, нет, это лишние подробности. – Неважно! В общем, я видела растрепанную Софью, которая выходила из твоего дома! Хочешь сказать, что она сюда чай попить заезжала?!

–Так, понятно, – задумчиво проговорил Адам и тут раздался звук щелчка, как при нажатии кнопки на пульте.

Через мгновение в спальню вошел Иван Константинович и слегка поклонился хозяину:

–Адам Викторович?

–Иван Константинович, расскажите, пожалуйста, Марии Александровне, что вчера вечером здесь делала незваная гостья. С самого начала.

–Эмм… – замялся дворецкий, неловко переступив при этом с ноги на ногу, – вчера, госпожа Зайцева прибыла сюда без должного согласования с господином Шаровым. После чего вела себя фривольно, абсолютно неподобающе для человека, занимающего высокую должность секретаря, – здесь Иван Константинович особенно подчеркнул важность профессии высокой интонацией. – Господин Шаров велел мне взять гостью на себя и… провести с ней пару уроков делового этикета.

–И ты, я так понимаю, провел их качественно, – усмехнулся Адам, – так, что она растрепанная покидала этот дом?

Дворецкий закатил глаза, ему еще золотого нимба в этот момент над головой не доставало, чтобы все окружающие окончательно поверили в его святость.

–Спасибо, Иван Константинович, ты свободен.

Повисла неловкая пауза. Да! Я дура! Что сказать мне еще в свое оправдание? Он опять весь белом, а я как обычно.

–Все еще хочешь уехать? – спросил Адам, нежно убрав мои волосы с шеи и прикоснувшись к ней своими горячими губами.

Моя кожа выдала меня с потрохами. Предательские мурашки побежали по спине, что не укрылось от моего мучителя.

–Останься, обещаю, я не причиню тебе зла, – его чувственный голос обволакивал мое сознание, – здесь ты в полной безопасности. Я хочу доказать тебе это…


***Если ты действительно хочешь меня – действуй медленно.***


И я узнала, что такое быть настоящей принцессой в руках обожающего тебя рыцаря. Спустя час, после того, как эксперты зафиксировали мои синяки (оказывается, пока спорила с Адамом, вся команда, которую не знаю каким чудом ему удалось привести к себе для осмотра пострадавшей на дому, ожидала нас в зале), я уже лежала на удобных диванах в том же зале, укутанная в мягчайшие пледы и утопающая в сотне подушек и подушечек.

В помещении играла приятная музыка неизвестного мне зарубежного исполнителя, а я поглощала сочную клубнику, которую, ягоду за ягодой, Адам лично окунал в шоколадный фонтанчик и, о боже, как же сексуально… подносил к моим губам.

Он уверил меня, что это лучший способ вылечить меня от побоев. Так сказал доктор. Интересная, конечно, гипотеза.

Но я не против. Возможно, впервые в жизни.

–О чем ты мечтаешь? – спросила я, в перерыве между ягодами.

–Почему тебя это вдруг заинтересовало? – удивился Мой Рыцарь.

–Ну, ты всего добился. У тебя есть… все это, – выразительно развела руками, имея в виду пентхаус.

–Это всего лишь деньги и комфорт, – пожал внушительными плечами он, и зацепил на хрустальном блюде следующую ягодку.

–Вот, вот. Но, у тебя же есть и все остальное. Жена, ребенок. Можно сказать, ты построил дом, посадил дерево.

–Ну, во-первых, сына я еще не вырастил. У меня дочь. Во-вторых – дерево тоже не посадил, пока времени не было.

–Значит, это твои цели? – спросила я, откусывая шоколадно-клубничное счастье.

–Не совсем. Сейчас у меня только одна цель.

–Какая же?

–Ооо… очень красивая, я бы даже сказал, соблазнительная, и я еле сдерживаюсь, чтобы не заняться ею вплотную прямо сейчас.

–Зачем же ты сдерживаешься, если она такая соблазнительная?

–Просто, она немного не готова на данный момент. У нее болит живот, а я не хочу причинять ей еще большие страдания, – вместо следующей клубники, Адам наклонился и его губы подарили мне сказочные ощущения…

Его язык быстро и жадно проник в мой рот, что безумно завело меня. О, как же я его хочу…

–Нет, любовь моя… – сказал Шаров, тяжело дыша, – сейчас нельзя. Подожди немного и я буду весь твой…

Я запустила пальцы в волосы у него на затылке и прижала его к себе еще сильнее. Бог мой, я готова раствориться в нем…

–Остановись… Маша… Нет… – вот эти его попытки прекратить мое нападение, какие-то неуверенные были.

Возбуждение захлестнуло меня и, желая заставить его потерять над собой контроль, опустила руку ему на джинсы.

–Что ты делаешь… – это не было вопросом, скорее констатацией факта, что моя провокация сработала. – Маша…

Меня уже понесло. Моя рука добралась до пряжки на его ремне и я расстегнула ее, чтобы скорее выпустить на волю соскучившегося по моим ласкам эротического зверя.

–Маша… тебе нельзя… – о, как же это сексуально, когда он говорит таким низким и хриплым тоном!

–Можно, если осторожно, – улыбнулась пострадавшая и объевшаяся клубникой я.

–Хо-ро-шо… Ммм… Я буду осторожен.

Теперь в атаку пошел Шаров. Его рука нырнула под одеяло и моментально нашла то место, где ему уже давно было положено быть.

В ту же секунду меня унесло на сладкие облака искушения и наслаждения…


Глава 11


Ревность – волшебное явление, способное даже пушистого и безобидного кролика-плейбоя превратить в конченного отморозка.


Петра Василенко доставили в больницу в восемь часов утра. Диагноз – переломанные предплечья. Самое обидное для мужчины было то, что все остальное было в норме. Накануне вечером он вспылил – конечно, принять Машкину измену было совсем непросто.

Да, он и сам любил похаживать налево, а почему бы и нет, если женщины сами к нему липли? Но он всегда наивно полагал, что Машка никогда не осмелится на такое же. А тут Вовка рассказывает, как чужой дядя отвел их в кино! Бесило еще и то, с каким восторгом сын отзывался о любовнике жены! Он, видите ли, путешественник, много всего повидал! Какие истории рассказал Вовке, что тот никак заткнуться не мог!

Впервые, впервые его, Петра, настолько вывели из себя! И кто? Его скучная жена!

–Петечка, не волнуйся, я с тобой, – очередная его любовница, Наташа, ворковала над своим возлюбленным, ох уж эти доверчивые бабы!

Да, для Петра было шоком то, как он сегодня познакомился с Машкиным мужиком. Василенко заводил машину возле своего дома, собирался на работу, как вдруг, фактически из ниоткуда возник этот амбал. Петр как-то сразу осознал, что это по его душу, а поэтому тут же схватился за телескопическую дубинку, которую всегда держал под рукой. Противник играя вырвал у него из рук оружие и, как-то недобро ухмыльнувшись, нанес только два точных удара – по предплечьям. Петр взвыл от нечеловеческой боли!

Все до удара происходило словно в замедленной съемке некоего боевика. Он видел глаза этого человека – холодные, без единой эмоции – от этого воспоминания Петра передернуло. Нет ничего страшнее, чем человек, действующий в такой ситуации настолько расчетливо. Как будто для него калечить людей – обычное дело. Ежедневное развлечение.

Когда Василенко упал на землю, скрючившись от боли, сверху на него приземлилась его же дубинка, а незнакомец только произнес:

– Еще раз к ней подойдешь – одними руками не отделаешься.

Полицейские уже приходили к нему и успели “порадовать” новостью, что в месте, где его избили, нет ни одной камеры, то есть нападение осталось без свидетелей. Даже это рассчитал тот подонок!

Не надо было даже к гадалке ходить, чтобы понять, кем был этот человек. Естественно, хахаль его жены!

Василенко поморщился. Его руки были в гипсе и сейчас бедолага находился в беспомощном состоянии, он даже не мог нормально придумать план мести этому проходимцу. Ему вкололи сильное обезболивающее, но все равно, боль, подобно раскаленной лаве, заливала его мозг.

Да, он сделал заявление полиции о том, кто на него напал. Петр был уверен, что они не будут слишком долго его искать.

Больше всего в эту секунду он хотел отомстить бывшей. Мало того, что она изменила до расторжения брака, так еще и этот самозванец был сильнее Василенко, да, он опять поморщился от неприятных для себя воспоминаний, мужик внешне во сто крат превосходил его самого.

Ну, ничего, дайте только срок. Теперь, Машуня, тебе так легко не отделаться, – подумал Петр и злобно ухмыльнулся. Он лишит ее возможности видеться с сыном – это будет достаточно сильный удар по ее самолюбию, чтобы успокоить уязвленного Василенко.


***Скажи спасибо годам, которые ушли. Будь благодарен судьбе и тогда она улыбнется тебе снова. А иначе… Черт знает, что может случиться!***


-Петя, тебе помочь?

Это было тринадцать лет назад. Друзья позвали его на шашлыки, на “вечеринку под открытым небом”, обещали, что соберется веселая компания, новые девчонки. Маша сразу ему приглянулась. Молодая, красивая и наивная… Тогда еще Петр не был настолько искушенным в любви человеком и совершенно искренне влюбился. Эта девочка пробудила в нем первые настоящие чувства. Тот день… День их знакомства, остался в душе мужчины неприкасаемым, волшебным воспоминанием.

Да, насколько это не было бы странно. Они с друзьями разбили небольшой лагерь на четыре палатки на самом берегу живописнейшего озера. Весь вечер ребята веселились, пели песни под гитару и болтали обо всем. Хорошее было время, беззаботное.

Перед сном все разделились по парам и как-то само собой получилось, что Петр предложил Маше сопровождать ее на прогулке под ночным небом.

–Расскажи о себе, – попросила девушка.

–Ха, да что рассказывать, – двадцатидвухлетний парень. – Работаю в магазине, вот, машину купил, – похвастался он, – что еще?

–Да, нет, расскажи о том, что тебе интересно, – этим заявлением девушка его слегка удивила, обычно других людей интересует в первую очередь его финансовое состояние. – Какие фильмы ты любишь, музыку? Что тебя веселит, а что расстраивает?

Они гуляли до самого рассвета. После этих слов Петра как будто прорвало – он говорил, говорил и говорил. О своих настоящих мечтах, о проблемах в семье, с матерью, о том, как недооценивают его друзья и даже о своих страхах. Это была большая исповедь.

Он говорил и говорил. А Маша слушала и… задавала вопросы! Ей было интересно, девушка на самом деле понимала его и переживала каждую его историю.

К утру. Уже к утру он понял, что влюбился окончательно и бесповоротно. Эта девочка за одну ночь украла его душу. Наверное потому, что она была единственным человеком на земле, которого он встретил на своем пути, кто не поучал, не упрекал, не говорил “а надо было так” или “ну, я бы так никогда не сделала”.

Тогда между ними не случился первый поцелуй. Они только говорили. Потом все разъехались и как бы не было причин связываться с Машей – отношения так и не начались. Но Петр узнал ее номер телефона и все не решался позвонить.

Момент ушел, молодой человек долго думал, что мог своими откровениями испугать ее. Возможно, она просто такой добрый человек, который выслушает каждого? И просто пожалела его.

И все же, желание увидеть красавицу пересилило и Петр позвонил. И первое настоящее свидание состоялось – она не отказалась, а вроде бы даже обрадовалась возможности снова увидеться.

Встреча была банальной – цветы, поход в кино, ресторан. Не были банальными чувства. Сегодня есть такое устойчивое выражение “словно бабочки в животе порхают”, вот как-то так можно было бы описать его состояние тогда. От каждого ее взгляда, слова, поворота головы в его сторону, а потом и… прикосновения.

А когда дело дошло до первого поцелуя – у парня буквально снесло голову.

–Я тебя люблю! Люблю! – с того самого дня он очень часто теперь повторял эти слова. И совершенно искренне был уверен в их правдивости.

А потом скромная свадьба. Он очень переживал, когда делал предложение. И наплевал тогда на укоры и упреки со стороны властной матери. Она считала Машу слишком простой, не имевшей ни связей в этом большом мире, ни приличного наследства.

–Очередная нищенка на твою голову! Кого вы родите? – возмущалась та.

Но ему было все равно. Маша была с ним все время и наяву, и во сне. Парень не мог перестать о ней думать ни на секунду. Минуты, проведенные вдали от нее, когда он уходил на работу, казались вечностью.

А потом рождение Вовки! Петр был самым счастливым человеком на свете, когда поехал забирать любимую жену и ребенка из роддома.

А потом… Потом годы побежали и нежная любовь перекрылась скучным, серым бытом. Жена была до противного верной. А у Петра на работе случалась победа за победой, пока он не достиг уважаемого поста директора крупного супермаркета. Куча людей в подчинении вытравила из него того неуверенного пацана, который искал поддержку у жены, и превратила в маленького царька своего государства, перед которым все стелились, секретари, заместители, кассиры, руководители по залам, поставщики. И в этом мире многие сделки часто проводились через постель.

Поначалу его еще мучила совесть, но потом он вошел во вкус. И домашняя жизнь больше не казалась надежным оплотом, так ему необходимым. Она просто тяготила его.

Глупые романтические воспоминания перешли в разряд ненужных. Жена просто продолжала быть рядом. Он совсем не замечал, что и Маша за это время дослужилась до руководителя, не принимал это.

Пока один раз не “спалился”, когда она застукала его с доказательствами измены. Но к тому времени ему было уже плевать. Его царство, его сила и власть холились и лелеялись народом у него на работе, а дома он этого не чувствовал, поэтому был рад освободиться от этого гнета скучной реальности.


И мать все это время подливала масло в огонь, пиля его, что жена у него плохая, вот если бы он не допустил такую ошибку в молодости, мог бы жениться на одной из поставщиц, у которой и денег немерено и вообще, они по определению лучше.

–Наташа, возьми мой телефон, – привычным приказным тоном обратился Петр к своей любовнице, – и посмотри, там, в записной книжке есть имя Адвокат – набери его.

–Хорошо, Петечка, сейчас, – послушно отреагировала симпатичная женщина и, спустя мгновение, ее любовник уже повествовал продажному законнику, что он хочет сделать.

Со слов адвоката выходило, что если Машка подаст на него заявление в полицию, то, конечно, ребенка ему не отдадут. Но можно подать встречный иск – за ее неприличное поведение, только для этого придется нанять детектива, чтобы собрать доказательства, ведь наверняка она со своим хахалем не только один раз в кино сходила – если удастся накопать что-то еще, а если нет, то это вопрос всего лишь нескольких взяток, то как минимум можно добиться, чтобы ее лишили родительских прав. Естественно и ему самому это грозит.

Нет, Вовку не жалко, ну побудет немного у властей, а потом его мать возьмет на себя опеку и пацан окажется у него в руках в любом случае. А Машка ничего не сможет с этим сделать. Конечно, может вмешаться и ее мать, но тут опять таки вопрос взяток. Как на Машку, так и на ее мать можно много разных нехороших фактов подделать.

Да… Закончив разговор, Петр самодовольно улыбнулся, еще посмотрим, кто в конце концов будет смеяться!

А потом, когда он выполнит свой план – заставит Машку вернуться к нему! И на этот раз жизнь медом ей совсем не покажется. А ради сына она сделает все, что угодно. В этом даже сомневаться не приходится.


Глава 12


***Всемирный слет ведьм на грандиозный шабаш***


-Мда, немногое изменилось за эти годы, – наморщила свой тонкий носик Елизавета Гринкевич, оглядывая свой родной город через окно в машине такси.

Женщина прибыла в гордом одиночестве, дочь она отправила в Европу к бабушке с дедушкой. Эта маленькая стерва так и не согласилась врать отцу и пришлось для достижения своей цели продать любимые часы, усеянные бриллиантами.

Ничего, она вернет Адама и заставит его расплатиться сполна.


Лиза забронировала номер люкс в самой шикарной гостинице города, здесь есть риск встретить старых знакомых, а в ее планы не входило сообщать им о своем бедственном положении. Пусть все думают, что все прекрасно – королева не потеряла свою корону.

Сначала Елизавета думала сразу поехать к Адаму, но только он вряд ли вот так обрадуется ей. Действовать надо осторожно. Вроде как она приехала не к нему, а навестить родителей. А для правдоподобности это надо сделать на самом деле. Но Лизочка боялась. Молодая женщина не видела родственников многие годы, за что бывший супруг ее не раз упрекал.

А зачем? Жизнь коротка и ее надо тратить на себя. Елизавета никогда не понимала Шарова, который носился со своими родителями, как курица с яйцом – организовывал им туры, путешествия, заботился, чтобы у них все было, лучшие врачи, обслуживание. Он на самом деле не раз предлагал помочь и ее родителям, но Лизочка лишь пожимала плечами – все равно не оценят, а только на шею прочнее сядут.

Да, но сейчас она должна сыграть роль, настоящую роль! Добродетельной, заботливой себя! От этой мысли женщина чуть было не расхохоталась в голос. Добродетель – это однозначно не ее. В этой романтической ерунде нет никакого смысла.

Ладно, пора исполнять свои обязанности. Нахмурившись, красавица назвала свой старый адрес водителю такси – лучше со всем самым неприятным справиться сразу. По дороге надо только захватить “подарки” в каком-нибудь супермаркете, отцу дешевый коньяк, а матери любые иностранные конфеты, если ей не изменяет память, этого будет достаточно, чтобы старики порадовались.

Интересно, чем здесь занят Адам? Очередной бизнес проект?


Стальная дверь подъезда с грохотом захлопнулась за спиной “королевы” Нью-Йорка. Лизочка выдохнула – какое до боли знакомое место. Сколько… всего произошло здесь. Брр… Эта лестничная клетка много повидала, особенно вон тот подоконник.

Как она могла? В этом убожестве, здесь стоит такая вонь… хлоркой пахнет, что ли?

Фуй. Нет, молодость однозначно не стоит того, чтобы ее сильно вспоминать. А уж про тех красавцев, с кем она тогда проводила время – и подавно. Брр.

Чтобы дольше не оттягивать, Елизавета поднялась на третий этаж и нажала пальчиком с идеальным маникюром на старую кнопку звонка.

Раздался противный, режущий ее избалованный слух, звук.

–Иду, иду, – послышался голос матери за дверью.

Женщину словно придавило чем-то тяжелым, когда она увидела родительницу на пороге их квартиры.

–Вам кого? – не узнала Людмила Павловна собственную дочь.

–Мама, привет! – весело сказала Лиза и отрепетированно улыбнулась – сказалась жизнь в высшем свете, там, где все врали искреннее, чем говорили правду. Женщина вовремя остановилась, чтобы не сделать вежливые поцелуи в обе щеки, как это было принято там.

Поэтому ее застывшая фигура в борьбе с самой собой выглядела весьма воинственно.

–Лиза? – удивилась старшая Гринкевич.

–Конечно, кто ж еще? Я вам тут с папой гостинцев привезла!

–Папа умер, – остановила ее Людмила Павловна.

–Как? – опешила Елизавета.

–Неделю назад похоронили. Никто не ожидал. Просто остановилось сердце. Да ты проходи, что через порог разговаривать?

Лиза осторожно, как по скользкому льду, вошла в помещение. А здесь все не так страшно. Родители недавно сделали ремонт, дешевенький совсем, но ничего. Не все так страшно, к чему она готовилась. Странно. Ее больше заботили личные переживания по поводу возвращения в прошлое, нежели смерть отца.

–Я пыталась дозвониться до тебя, но твоя домработница что-то сказала по-английски и повесила трубку. Я уже не стала, все равно ты сама не звонишь и не едешь.

–Я… У меня было много дел, – светская львица даже не считала нужным оправдываться.

–Понятно, – вздохнула Людмила Павловна и поставила чайник на огонь. – Хоть бы внучку привезла показать.

–Ой, у нее сейчас такой возраст! Не любит она эти посиделки, все с друзьями больше.

–Тебя, что, совсем не интересует, что случилось с отцом? – скрестила руки на груди женщина.

–Конечно, интересует! Я очень расстроилась, – привычно притворно ответила Лиза.

–Ясно. Болел он долго, проблемы с сердцем. Операция нужна была дорогостоящая. Мы… искали деньги… Но, ничего не вышло. Не успели, – у Людмилы Павловны выступили горькие слезы на глазах.

Только теперь Лиза обратила внимание на ее мешки под глазами. Но, вместо того, чтобы посочувствовать, ей ударил в голову вопрос, который озадачил молодую женщину на следующие дни – неужели и она сама станет такой страшной? Старой? С обвисшей кожей? Не-е-ет… Надо срочно возвращать Шарова! Ее косметолог с такими проблемами творит чудеса. В его руках с годами женщины удивительным образом становятся только моложе.

–Ты хоть сходи его могилу, цветы отвези, – проворчала мать, поняв, что дочери плевать на все, даже сейчас она витала в каких-то своих мыслях.

Они с Михаилом Борисовичем пытались воспитывать Лизу как принцессу. Принцесса и выросла. Холодная, заносчивая, эгоистичная.

Еще немного побыв в гостях у матери, Елизавета положила листочек с координатами могилы на городском клатбище в дорогую сумочку и отчалила восвояси.

Результат ее поездки очень вдохновил Лизочку – она знала, как теперь подойти к Шарову. Ее бывший всегда сочувствовал старикам, поэтому смерть отца, горе в ее семье – лучший предлог для их встречи. Она покажет, что стала такой, какой он хотел ее видеть!


***Действия любой ведьмы предсказуемы до жути, ведь рецепты зелий зла переходят из поколения в поколение. Но, добро и любовь должны победить. Хотя, кто сказал?***


Елизавета приехала в отель и тут же начала готовиться к встрече с бывшим супругом. Воспоминания, впечатления от посещения бывших когда-то родных мест навеяли ей идею, как можно вернуть этого мужчину.

Возможно, только сегодня она впервые за эти годы поняла и увидела простую истину – жизнь в богатстве изменила только ее, но не Шарова. Он как был парнем с ее старого двора, так и остался. И поэтому ему было трудно принять ее, даже спустя годы. Лизочка много работала над собой, чтобы стать достойной светской львицей, посвящала себя принятым там развлечениям – шоппингу, гольфу, походам по ресторанам, встречам с высокопоставленными подругами. Адам всегда и ко всему оставался равнодушным.

Ну, теперь-то она знает, что надо делать!

Тщательно смыв косметику с лица, Лиза нанесла тонкий слой тонального крема и слегка припудрилась. Немного тронула черной тушью ресницы. Покопавшись на полках, отыскала взятые с собой на всякий случай джинсы. К этому надела черную кофту легкого кроя и ботинки без каблука. Свои волосы завязала в хвост – так она когда-то очень давно делала, когда они только познакомились. Оглядев себя в зеркало, поняла, что что-то упустила…

Ах, да! Женщина быстро сняла огромные дорогие серьги и браслеты – вот так лучше! Совсем простая. Проще уже некуда.

Держись, Шаров! Сегодня тебя ждут воспоминания!


Вызвав такси, Гринкевич сразу же направилась к дому, в котором по ее данным сейчас жил Шаров. Подъехав к главному входу, она тут же увидела его! В яблочко!

Бывший кого-то провожал. Когда они приблизились, он как раз закрывал дверь начищенного до блеска лимузина и кому-то очень… странно улыбался. Хм… Если бы она не знала его, подумала бы, что Шаров влюбился. Нет, не может быть!

Лиза покинула машину такси и медленно подошла к наблюдающему за отъезжающим автомобилем Адаму.

–Здравствуй, – коротко произнесла она, постаравшись при этом сделать как можно более печальное лицо.

–Ты? – совсем неприветливо удивился бывший супруг. – Что ты здесь делаешь?

–Я приехала по делу… У меня… – она всхлипнула, – Адам, папа… папа умер, – из глаз женщины полились горькие слезы и она упала на грудь опешевшему мужчине.


***


С большим трудом мне удалось уговорить Адама отпустить меня домой. В конце концов, живот не голова, заживет. А вечером, так или иначе, мне надо забрать ребенка от мамы. Вернее, она привезет его сама. Звонила уже.

Мы очень мило попрощались, его дворецкий вызвался отвезти пострадавшую домой, так как я отказалась от услуг самого Адама – иначе мы никогда не оторвемся друг от друга.

Но , когда мы отъезжали, к Шарову подошла какая-то блондинка и… полезла к нему обниматься!

Это что еще такое? Нормально, я еще не уехала! Резко отвернулась, чтобы Шаров не заметил мое пперекосившееся лицо.

–Странно, – произнес Иван Константинович, увидев ту же сцену в зеркале заднего вида, – что здесь делает Елизавета Михайловна?

–Кто??

–Елизавета Михайловна, бывшая супруга господина Шарова.

Я прикусила губу. Вот вам и вот! Сказка закончилась, не успев начаться. Повеселились и будет! Если жена приехала, значит, отношения еще не закончились? А, я? Любовница??


Домой приехала мрачнее тучи. Все время пыталась заставить себя не думать о жене Адама. Сегодня он открылся мне с новой стороны и я… расслабилась. Дала чувствам взять над собой верх. И сейчас сердце сжималось в отвратительный комок от осознания того, что он сейчас там, вдвоем с ней, наедине.

Иван Константинович сказал, что она прибыла из штатов, а это значит, что скорее всего останется у него ночевать. Уу-ух… Как же гадко.

Меня переворачивало от одной только мысли, что она сейчас могла сидеть на том самом диване, на котором мы с ним… всего несколько часов назад… Брр..

Все, хватит себя мучить.

Постаралась не обращать внимание на боль, и прибраться в квартире, через несколько минут мама привезет Вовку, не надо им знать ничего о том, что сейчас творится в моей жизни. Ой, надеюсь, что Петр промолчит обо всем. Адам сказал, что он в больнице, надо узнать в какой и что там с ним, насколько все серьезно. Как бы ни было, все-таки раньше за ним такого не водилось. И, опять же, он отец Вовки, наши с ним конфликты – дела взрослых, сыну незачем об этом знать.

–Ну, привет мамочка, принимай свое чадо, а я уже побежала, у меня еще сериал сегодня, – прямо на пороге моя мама передала мне ребенка, не забыв при этом поцеловать нас обоих в щеки и улыбнуться.

Это хорошо, что она сразу ушла, не заметит ничего и расспросов не будет. Но, не успела я закрыть на все замки дверь, как тут же раздался звонок – кто еще там?

–Открывай, свои! – услышала я Дашкин голос.

–Команду спецподдержки вызывали? – хмыкнул Давид.

–О, ребята, что вы здесь делаете?

–Тебя охранять пришли, – проворчал брат подруги аккуратно отодвигая меня и решительно проходя в квартиру. – А ты что думала? После того, что случилось вчера, мы тебя одну оставим?

–Тише, – зашипела я на него, – Вовка тут. Не говорите при нем ничего.

–Но как вы узнали, что я уже дома? – спросила, когда мы все уселись в зале.

Вовка отказался от ужина – бабушка его уже покормила, и отправился к себе, у него там уже запланирована видеоконференция с друзьям, ох уж эти современные дети! Не хочу уподобляться старушкам, но никогда не думала, что в наше продвинутое время сама буду хвататься за голову и произносить фразу: “Какие дети пошли, а вот в наше время!”.

–Я позвонила Адаму, – просто ответила Даша, отпивая горячий напиток, приготовленный ее братом.

Давид запретил мне что-либо делать и сам разогрел принесенную с собой пиццу, вскипятил чайник.

–Взяла его номер, когда мы были в больнице. Знаешь, странный он какой-то. Я, конечно, и раньше-то его толком не знала, но сейчас… Вломился в мой дом, не спросив разрешения, просто взял и увез тебя. Вообще, как он узнал, где ты?

–Боюсь, – я виновато пожала плечами, – что в пьяном угаре послала ему сообщение.

–Девочки, давайте лучше о деле, – перебил нас Давид, явно недовольный тем, что мы говорили о Шарове. – Ты лучше скажи, когда в полицию пойдешь заявление подавать?

–Уже, Адам все решил.

–Даже это успел твой идеальный Шаров, – снова зло хмыкнул Давид. – Когда вы успели встретиться?

–Давид, прекрати, мы здесь не за этим, – шикнула на него сестренка. – Что же теперь будет? А, Петр? Не появлялся?

–Нет, – помотала головой, – он в больнице.

–Как?? – удивилась Даша, чуть было не выронив кружку с горячим чаем на пол.

–Не знаю. А… Шаров сказал, что… разобрался с ним.

–Разобрался? Избил, что ли? – Дашка все никак не могла оправиться.

–Похоже, да. Дашунь, я действительно ничего не знаю. Завтра надо будет заняться этим. Сегодня уже поздно, не хочу ничего, только спать.

–А ты уверена, что Петр сегодня не заявится к тебе мстить, если это действительно так?

–Нет, Петька не такой…

–Не такой? А то, что он вчера сделал?! – подружка все никак не могла угомониться.

–Короче, – подытожил резко Давид, – Дашка, ты сейчас едешь домой, а я остаюсь здесь до утра. Если этот гад придет, то будет иметь дело со мной.

–Давид, не стоит, я справлюсь, – попыталась сопротивляться я.

–Что? Ты уже вчера справилась. Даже не пытайся спорить.

Такая решительность была не свойственна Давиду, по крайней мере, при мне. Никогда. Что-то последнее время то ли планеты не сошлись, то ли что, но все мужчины, которых я знаю, начинают вести себя “не так”.

Мне так и не удалось выпроводить “защитника” и он остался с нами. Постелила ему в зале и отправилась спать. Не было уже ни капли сил, чтобы возражать. Хочет охранять – пусть. Утром ему все равно придется уйти, а я на работу. Вовку только в школу отведу. Хотя, стоп! Завтра же выходной, ой голова моя пустая!

Ну и ладно. Высплюсь. Надо только Вовку предупредить, что дядя Давид у нас ночует. Сын хорошо его знает, ведь они с Дашей нам не чужие люди, так что чем-то из ряда вон мальчишке это не покажется.

Приняв душ и завернувшись в теплый махровый халат, заглянула к сыну – он уже крепко спал. Поцеловала своего зайца и направилась к себе через зал, чтобы спросить у гостя, все ли у него в порядке.

–Маша, – позвал Давид.

В комнате было темно, он явно уже лег, только тусклый лунный свет, пробиваясь сквозь занавески, освещал помещение.

–Что? – прошептала я, чтобы не разбудить сына, но ответа не последовало.

Несколько раз моргнув, чтобы глаза привыкли к темноте, вгляделась – мой гость стоял возле окна, спиной ко мне. – Почему ты не спишь? – спросила, приблизившись.

И тут же угодила в цепкие объятья крепких мужских рук. Мне обдало мужским запахом – смесью одеколона с легкими нотками пота.

–Маша, – прошептал Давид, – зачем тебе кто-то, когда у тебя есть я? Когда ты, наконец, заметишь, меня?

–Давид, отпусти!

–Я тебя все время отпускаю, не трогаю, и вот он, результат! Послушным псом хожу за тобой, Машка! Прекрати меня игнорировать!

–Давид, ты с ума сошел!

–Сошел. Давно. Когда познакомился с тобой. И терпеливо ждал все эти годы. А теперь, когда ты еще даже не развелась – уже намереваешься опять от меня сбежать!

–Пусти, сумасшедший!

–Не пущу! Больше никогда! – он еще сильнее прижал меня к себе и внезапно впился своими губами в мои!

Да, что ж, вашу ж налево! Совсем дурдом! На меня, что, кто-то цистерну с феромонами вылил?!!


Глава 13


***Змея становится “ласковой” со своей жертвой, когда собирается ее съесть.***


Елизавета поднялась вместе с Адамом в пентхаус. Бывший не стал выяснять отношения на улице, а, услышав новость о кончине ее отца, как-то сразу изменился в лице и пригласил зайти.

Лизочке же только это и нужно было – остаться с ним наедине. Женщина удовлетворенно познакомилась с пентхаусом – Шаров не изменял своей любви к шикарным вещам и недвижимости. Скорее бы все это вернуть себе! Тогда она сможет похвастаться своим американским подружкам еще и этой недвижимостью, а здесь есть, чем удивить, даже тех избалованных дам.

–Хочешь что-то? – вежливо спросил Адам, когда они вошли в главное помещение. – Виски?

–Нет, спасибо, – потупила она глаза, – я бы не отказалась от зеленого чая, руки дрожат.

–О, прости, тогда придется немного подождать. Иван уехал, будет только через час, тогда и приготовит.

Дворецкий уехал! Они здесь одни! Лиза ликовала! Этот старый хрыч всегда мешался под ногами, заноза. А сегодня как будто сами звезды благоволили ей!

–Если ты не против, я могу сама приготовить, – продолжила она удивлять бывшего своей покорностью и кротостью.

–Ты? – поразился Шаров. – Уверена?

–Да, конечно. Ты так говоришь, как будто я никогда в жизни не готовила, – оттопырила она нижнюю губку.

–Практически.

–Ну, не преувеличивай. Чай-то ты всегда получал. Где у тебя здесь кухня? – женщина решительно направилась в ту сторону, куда указал бывший супруг.

На сияющей кухне она быстро отыскала электрический чайник и наполнила его водой. Затем занялась поисками самого чая.

–Что же на самом деле привело тебя в этот город? – хмуро спросил Адам, опершись о стену возле входа и скрестив на мощной груди руки.

–Я… много думала после нашего развода. Знаешь, ведь мы столько лет прожили вместе. Не все так было хорошо, как могло бы быть. Но, я же любила тебя.

Тишину в помещении разорвали оглушительно звонкие аплодисменты – это Шаров рукоплескал супруге.

–Отличное выступление! Долго репетировала?

–Ты меня оскорбляешь!

Елизавета очень надеялась, что внешне ей удалось выглядеть по-настоящему обиженной. Да, Шаров не простак, так легко на ее уловки не поведется, но она к этому готова. Хочешь получить большой куш – работай над этим. В конечном итоге, он всего лишь мужчина, который мечтает об обычных вещах – крепкой семье и уютном доме. Всегда таким был.

–Я на самом деле изменилась. Нью-Йорк сломал меня. Ты не можешь этого не понимать. Бедная девочка оказалась вдруг в роскоши на вершине мира, кто такое переживет и не изменится? Конечно, и звездная болезнь была, я не отрицаю. Но я поняла, все осознала. Наш развод… заставил меня остановиться и переосмыслить все.

–Как много красивых слов, несвойственных для тебя! Однако, ты забываешь об одном маленьком обстоятельстве, – мужчина перешел на рык, – на счет дочери ты соврала мне еще до Нью-Йорка.

–Послушай, давай не будем об этом. Ты уже все мне высказал еще до суда. Я сейчас немного не в состоянии окунаться в эти дрязги. Зашла к тебе по старой памяти. В этом городе, кроме матери, только ты мне родной человек. С ней… мы не понимаем друг друга. Мне очень плохо. Не собираюсь тебя ни о чем просить. Просто, давай попьем чаю и я тут же уеду. Полчаса твоего времени. Пойми, мне сейчас тяжело быть совсем одной и даже дочери нет рядом.

–Хорошо, – помолчав, произнес Шаров, – тридцать минут у тебя есть.


***


Самоконтроль? Что это? Когда рядом человек, которого ты любишь? Как много вопросов пролетело в голове Давида, как только Маша, его мечта и его настоящая, первая и единственная любовь оказалась в его руках.

Только теплый, еще немного влажный халат отделял его от прикосновения к ее нежной коже. Женщина, которая снится ему почти каждую ночь. Человек, рядом с которым он хочет провести остаток своих дней. Сейчас здесь. Рядом. И он обнимает ее.

Сила возбуждения, охватившая его в момент, когда его язык раздвинул ее нежные и столь сладкие губы, была невыносимой. Если бы она не сопротивлялась так, Давид бы ни за что не остановился!

–Давид, – Маша продолжала вырываться.

Ее стройное тело, сильное и такое гибкое, упрямо извивалось в его руках, пытаясь сопротивляться проявлению его страсти. Но она только сильнее разжигала в нем желание.

–Маша, я не причиню тебе боли, – хрипло прошептал парень, – доверься мне.

–Давид, немедленно отпусти меня, иначе я закричу!

Распаленный мужчина ослабил хватку и жертва тут же отскочила в другой конец комнаты. В свете луны, ее волосы растрепались, глаза блестели яростью – настоящая богиня, подумал про себя Давид. И скоро она станет моей!

–Немедленно покинь мой дом! – потребовала Мария.

–Нет, – спокойно ответил Давид, – я не уйду, и ты прекрасно это знаешь. Маша, я не сделаю ничего против твоей воли, но хочу чтобы ты знала… что я люблю тебя. И хочу, чтобы после развода, ты связала свою жизнь с моей.

–Ты окончательно сбрендил! Давид, только из уважения к твоей сестре, я не выставлю тебя в ночь.

–Маша, ты не веришь в мои чувства? – неожиданно для себя, он понял причину ее поведения.

–Нет, конечно. И это не важно, Давид. Между нами ничего не может быть, я уже давно сказала тебе об этом. мне казалось, мы решили и закрыли этот вопрос.

–Ты шутишь, – парень помотал головой, – Маша…

–Все, я устала. Спокойной ночи.

Хозяйка дома рассерженно развернулась и покинула комнату. Давид же привычно хмыкнул. На его лице играла удовлетворенная ухмылка – к утру она передумает. Он знает Машу не первый год, она любит принимать быстрые и необдуманные решения, которые на следующий день сама же и отменяет.

–Спи сладко, моя красавица, – прошептал он в темноту, – и пусть твои губы всю ночь согревают следы моего поцелуя…


***


-Отчего скончался Михаил Борисович? – спросил Адам, когда они с Елизаветой расположились в главном зале.

Женщина уютно устроилась на диване, подобрав ноги под себя и обнимая чашку с горячим чаем. На том самом диване.

–Это произошло внезапно, сердце, – слишком быстро ответила она.

–Он болел?

–Нет, – не раздумывая соврала Лиза. – Знаешь, мама до сих пор в шоке. И я тоже. Никто не был готов. Наверное, это возраст. Адам… Я хотела попросить тебя.

–Неужели?

–Не надо издеваться. Я действительно хотела попросить тебя, навестить вместе со мной могилу отца. Мне… как-то страшно, одной.

–Так в чем дело? – мужчина поднялся со своего кресла и направился к столику с напитками. – Попроси Людмилу Павловну с тобой съездить.

–Адам, мама – это другое. Ты… ты такой сильный и сможешь меня поддержать, – Елизавета тоже поднялась и плавно приблизилась к своему бывшему супругу. – Пожалуйста, Адам…

Ее голос стал более глубоким, эротичным. Женщина прижалась к спине Шарова и положила руки на его могучий торс.

–Адам…

На мгновение он замер, а потом… Тишину взорвал смех хозяина дома! Адам развернулся к Лизе и женщина резко отпрянула. Она ничего не понимала, как ее ласки могли привести к такой реакции?! Ее ласки?!

–Шаров, ты пьян? – гостью осенила внезапная догадка.

–Лиза, ты доставила мне сегодня настоящее удовольствие! – добродушно сказал он и тут же его смех прекратился. Мужчина снова стал серьезным, а его губы сжались в одну тонкую линию.

–Но, твои старания и твой прилет напрасны. Мне очень жаль, что ты потратилась на это представление. Ты даже пересилила себя и навестила мать, это ж насколько сильно тебя прижало, дорогая моя. Но, должен тебя огорчить. Буквально через несколько часов весь мир, в том числе и ты, радость моя, узнаете, что ваш покорный слуга, Адам Шаров – банкрот.

–К-к-ка-ак? – только и смогла вымолвить женщина.

–Вот так! Не всегда же мне должно было вести, а? Я теперь обычный человек и даже победнее тебя, – зеленоглазый красавец игриво подмигнул бывшей супруге.

–Как? А, как же твоя недвижимость? Этот дом, счета в банках? – Лизочка находилась в таком шоковом состоянии, что вся ее игра тут же улетучилась.

–Увы, дорогая! Все прахом. Тебе больше нет необходимости бегать за мной. Придется охотиться на кого-нибудь другого.

–А наша дочь? – ухватилась за последнюю надежду женщина.

–Ну, у Маши все будет хорошо. Тут уж не сомневайся. Обслуживание ее дома оплачено на годы вперед, в том числе ее образование и некоторая сумма на карманные расходы. Так что, если не найдешь нового дурака, можешь устроиться к ней в уборщицы.

Шаров уже явно откровенно издевался, так как Елизавета в доли секунды переменилась и из ласковой кошечки, страдающей хандрой по умершему отцу, мгновенно превратилась в ту самую жадную стерву, с которой он не так давно развелся. Маски сняты, бал окончен!

Поняв, что ее затея раскрыта и что нет больше смысла здесь оставаться, Лиза развернулась и спешно покинула пентхаус.


Она быстро поймала такси и вернулась к себе в отель. Всю дорогу Лиза пыталась внутренне переварить новую информацию. Но у нее не получалось, уже на подъезде к отелю ее телефон начал разрываться – сочувствующие подруги из Нью-Йорка слали сообщения с сожалениями, в которых сообщали, что видели по телевизору новость о крахе империи ее мужа.

Это был какой-то кошмар. Конец света! Что теперь делать???


***


Ночь прошла беспокойно, все время снились кошмары, причем один за другим. Ой, не к добру это. Проснувшись, не сразу поняла, где я. Да уж, слишком много событий за последние дни свалилось на мою голову.

Я нахмурилась – до меня донесся запах свежего кофе и яичницы? Это что, Вовка готовит? Испугавшись, резко накинула халат и понеслась на кухню, но только на полпути, пробегая через зал и бросив взгляд на диван, вспомнила… У нас же ночевал Давид! Ох, бог ты мой, ничего себе ночка, если я даже об этом забыла!

–Доброе утро, мамочка! – сын обнял меня и поцеловал в щеку.

–Доброе утро, соня! – радостно воскликнул Дашкин брат, весело раскладывая горячую яичницу по тарелкам.

Что-то в последнее время, много народу на моей кухне готовит завтраки. Прямо проходной двор какой-то!

–Садись, будем завтракать, – сказал так, как будто вчера ничего не случилось.

Честно говоря, совсем не радовала мысль есть в его компании. Нет, я очень благодарна за заботу, но поймите меня правильно, это слишком тяжело и для него, и для меня. Особенно, если учесть, что всю ночь мне снился Адам…

–Мам, мам, посмотри телевизор, там все утро о том дяде рассказывают, с которым мы в кино ходили. Ну, путешественник, который, помнишь?

–Как? Зачем? – спросонья я не сразу осознала, о чем говорит сын.

–Да, сегодня твой Шаров по всем новостям мелькает, – проворчал Давид. – Все, обанкротился мужик. Развалилась его власть над женщинами, – добавил, опустившись на стул и запуская вилку в свой завтрак, наш непрошеный гость.

Я схватила пульт от маленького кухонного телевизора, который здесь еще Петр для меня установил, чтобы готовить его любимые блинчики не так скучно мне было, и щелкнула по кнопке – экран загорелся и тут же я увидела фотографию Адама…

Действительно, все новости, по всем каналам говорили о крахе года. Наш соотечественник, которому удалось воплотить в жизнь американскую мечту, обанкротился.

Я еле поборола в себе желание сразу же позвонить Шарову. Не представляю себе, в каком он сейчас состоянии. Но, в последний момент, когда рука уже схватилась за телефон, в голове всплыла вчерашняя сцена с его женой. Может быть, они там сейчас вместе?

Ай, к черту, даже если он с ней, я все равно сделаю это. Просто обязана. Нажав на экран быстро напечатала смс: “Ты в любой момент можешь приехать ко мне”. Нет, не пойдет. Стерла текст и напечатала снова: “Просто приезжай, если тебе это необходимо”.

Дура! Опять все стерла. Что значит – если необходимо? Ты уже несколько дней проводишь вместе с этим мужчиной, а пишешь сообщение, как будто коллеге по работе! Если хочешь поддержать – поддержи! И снова набрала текст: “Приезжай”.

Отправить! Все. Поезд ушел.

Ну и ладно, лучше показать себя влюбленной дурой, чем неблагодарной и бесчувственной, и не помочь человеку в такой сложной ситуации. Ну и пусть, жена, подумаешь! Помимо последних дней, мы с ним знакомы полжизни, хотя бы уже на этом основании я могу предложить свою помощь. Не как любовница, а как друг.


Не было настроения завтракать. Сердце колотилось и истерично хотелось плакать. Не знаю, возможно, я чувствую его состояние? Как он там? Может быть совсем один? Господи, какие ужасные мысли могут закрасться ему в голову от таких новостей?!

Уже час слонялась по квартире из угла в угол. Ни сообщений, ни звонков от Шарова. Да еще этот Давид все никак не уходит. Уселся с Вовкой в монополию играть, строит тут из себя. Господи, как же мне надоели все эти непрошенные гости!

Полезла в аптечку, найти успокоительное, иначе просто с ума сойду. И тут же мой беспокойный покой взорвал звук дверного звонка.

–Не ходи, я открою, – грозно заявил Давид, решительно остановив меня.

А сердце уже выпрыгивало из груди, потому что я знала – это он. Приехал. И интуиция не подвела, секунду спустя в комнату вошел Адам, а за ним следом как-то сникший Давид. Но я его уже не видела. Центром моего существования сейчас был только один человек. И в этот момент он весело смотрел на меня своими зелеными глазами.

–Шаров, привет! – Вовка подлетел к нему и уже почти по-взрослому пожал руку. – Мы все знаем! Но ты не волнуйся, – неожиданно заявил сын, – если тебе больше негде ночевать, мы тебя приютим! Вот, можешь спать на этом диване. Кстати, ты есть хочешь?

Предательские слезы выступили на моих глазах. Все-таки, сын – мое продолжение, а не Петькино! Я как-то тут же успокоилась – все свои дома. Это был первый раз, с момента нашего знакомства, когда я точно поняла намерения того чебурашки, который заведует моей кармой и так любит подшучивать надо мной.


Глава 14


***– Молодец, Вовка! – хлопнула мозолистой рукой по пухлому колену баба Наташа. – Наш человек! Не пропадут они, да и мы поможем, правда, бабоньки?!

-Да! Конечно поможем! – дружно отозвались расчувствовавшиеся бабки села Волохуевка, что в Рублевском регионе. – С кем не бывает, отчего не помочь хорошим-то людям!

-Не, – прервала общий гомон мудрая баба Люба, – не верю я. Ох хитрит что-то, ентот Шаров. Не иначе, Машку нашу проверить решил!

-Та, не, Любаня, – подала голос баба Ира, – какие проверки-то?! Он ей уже не иначе ребеночка заделал! Это ж каким извергом надо быть, чтобы после сексу та еще проверки устраивать?! Ну, или дураком…

-Да, дела… – задумалась баба Люба, – задачка-а…

-Настя, че молчишь?! Читай, давай, дальше, а то наша Любаня снова в хандру впадет!

Послушная девушка продолжила чтение, а бабки боялись шелохнуться лишний раз, чтобы не дай бог, не пропустить что-то интересное.

И так уже который вечер подряд, все деды в селе мирно спали, и только в местной библиотеке горел свет, а за стенами ее был слышен тихий голос, рассказывающий захватывающую историю.

Подлый автор, как специально, продолжение книги публиковал почему-то именно в ночь. Но бабки не сопротивлялись, уж больно любопытно было.***


Не выспавшийся и злой Костин Андрей Федорович рухнул на заднее сиденье эксклюзивного автомобиля и приказал водителю везти его в офис. Эта ночь стала для него одной из самых жутких. Сообщение о банкротстве Шарова просто взорвало его мозг.

Сначала Андрей безуспешно пытался дозвониться компаньону, потом даже ездил к нему домой, но охрана его не пропустила. У них, видите ли, четкий приказ.

Вернувшись к себе домой, Костин продолжал попытки достучаться по телефону до Шарова и между тем запивал свой провал алкоголем. К утру он просто отключился, а сейчас уже был в таком состоянии, что впору было ехать в госпиталь, а не на работу.

Переживания за собственный кошелек, за судьбу АКО не давали ему расслабиться даже сейчас. Андрея разрывали сомнения. С одной стороны, официальные сообщения в СМИ о банкротстве, и вроде бы как причина такая натуральная – вчера был скачок на валютном рынке и не только Шаров потерпел крах. И в это можно было бы поверить, если не знать этого человека так хорошо, как знал Костин.

Адам Шаров – человек интуиция, везунчик, железная воля и выдержка, такой никогда не поставит на кон все, что имеет. Он обязательно подстрахуется. Того, о чем сейчас рассказывают по всем телевизионным каналам, просто не может быть.

– Э, слышь, как тебя там, – позвал бизнесмен своего водителя, – тормозни где-нибудь, минералки мне купи!

Ох, как же его мутило. Но, с Шаровым надо что-то решать… Вчера он всучил денег охране, они его, конечно, не пропустили, но слили информацию. Оказывается, к Адаму приезжала бывшая супруга.

Это заставило Андрея Федоровича задуматься – может быть, если сам Шаров не расколется, так его мадам что-то расскажет? Надо бы с ней поболтать.

Трясущимися от похмелья пальцами, Костин набрал номер своей секретарши.

–Софья?

–Да, Андрей Федорович, – послушно отозвалось в трубке, и этот на удивление покладистый голосок невольно напомнил мужчине о недавних развлечениях в компании этой симпатяшки. Но ему пришлось собрать себя в кулак и заняться делом.

–Узнай номер телефона супруги Шарова и пришли мне, она должна была остановиться в одном из городских отелей.

–Хорошо, Андрей Федорович, что-нибудь еще?

–Еще… Нет, потом. Срочно узнай и пришли мне сообщением.

Костин откинулся на кожаное сиденье, разработанное дизайнерами с мировыми именами специально для таких больших и серьезных людей как он. Пока таких больших…

Мда, он не знает, что это такое “бедность” и совсем не хочет узнать. Но теперь такой риск отчетливо замаячил перед Костиным.

Всю жизнь он прожил, словно валяясь на пуховой перине – деньги и подчиненные окружали его днем и ночью.

Да, мужчине пришлось освоить бизнес с горем пополам. Через большое количество ошибок и потерь.Всему надо было учиться, а его так удручала сама только необходимость думать о чем-то, кроме отдыха, женщин и алкоголя. Избалованный родителями мальчик так и не смог до конца стать взрослым и ответственным человеком. Но, родители, быстро поняв, что их сын не стал гением, а наоборот отчаянным лентяем, научили наследника одному главно правилу – не можешь сделать сам, найди того, кто сможет и найми его.

И Костин нашел. Лучшего из лучших. Вот только этот лучший пока только одни проблемы приносит.


***


-А ты хороший парень, знаешь? – Адам обнял Вовку и похлопал по спине. – Спасибо, друг, боюсь, мне придется воспользоваться твоим предложением, если, конечно, мама не возражает, – Шаров хитро посмотрел на меня.

–Не бойся, у меня хорошая мама, – успокоил гостя сын.

Давид сам понял, что лишний и в скором времени ушел. А мы сели пить чай. Я не расспрашивала Шарова ни о чем – больше, чем надо, мы уже узнали из новостей. Понятно, что ему сейчас нелегко и пусть хоть в нашей компании на несколько часов забудется.

Не знаю, чтобы думала и переживала я сама на его месте. Адам упертый, долго шел к своей цели и вдруг вот так, в один миг все потерять. Самое интересное, что он совсем не выглядел расстроенным. Что это? Сила воли? Духа?

Некоторые сильные люди выбирают такую модель поведения – чем хуже у них все складывается в жизни, тем больше они веселятся и улыбаются – это их такой способ защиты от внешних невзгод.

Но у такого способа есть большой минус, долго сохранять спокойствие обычно не удается и в скором времени внутреннее напряжение выплескивается на волю. И вот тогда совершаются на самом деле страшные поступки.

–Мам, мама, я пойду погуляю, – вернул меня в реальный мир Вовка.

–Да, конечно, беги, – машинально ответила я.

–Ты только Шарова не обижай. Вернусь – проверю! – маленький попугайчик, мамины слова использует против нее же.

–Я думаю, если что, он и сам сможет за себя постоять?

–Не знаю, не знаю…

Хитрюга подмигнул своему новому другу и через минуту уже выбежал за дверь.

Повисла пауза. Мы оба молчали. Признаться, я не знала с чего начать. Как его поддержать, чтобы не сделать еще хуже. Я задумчиво ковыряла модную дырку на своих джинсах. Если пауза затянется, дырка уже перестанет быть модной…

–Замечательный парень растет, – нарушил тишину Адам.

–Да, – кивнула я.

–О чем думаешь? – он ждал ответа, а я боялась поднять глаза.

Боялась себя. Боялась, что тут же брошусь к нему и наговорю лишнего, утренние события изрядно потрепали мне нервы. Да и вчерашние тоже. Я сейчас не в том состоянии… просто не смогу держать себя холодно и достойно.

–Скажи мне, – потребовал Адам, пересев ко мне на диван со своего кресла. – Ты… больше не хочешь меня видеть?

–Идиот, – вырвалось у меня и я тут же посмотрела в его глаза, и немедленно утонула в этой изумрудной бесконечности.

И даже без слов выдала себя с потрохами. Тело само все сделало за меня. Мои руки обвили его шею, а губы осторожно прикоснулись к его лбу:

–Какой же ты идиот, – прошептала, уже забыв, где сейчас нахожусь, – как ты вообще такое мог подумать?

–Правда?

–Конечно! – я хитро улыбнулась. – С какой стати меня это должно волновать? Я же не собиралась за тебя замуж!

О, видели бы вы его лицо в тот момент! Похоже, мысли о банкротстве в миг улетучились из его головы. Я поднялась и взяла чайник со стола, чтобы отнести его на кухню.

–Ты же абсолютно бесполезен в хозяйстве! А секс, еще ни к чему не обязывает, – пожала плечами и чуть было не расхохоталась – изумленный Адам – это нечто!

–Ах, ты!

Поняв, что сейчас мне достанется, хихикая и стараясь не выронить посуду из рук, понеслась на кухню.

–А-а! – завизжала, когда Адам настиг меня и прижал к подоконнику.

К сожалению, в пылу погони, я таки выронила свою драгоценную ношу и она со звоном отлетела куда-то на пол. Но мне было уже все равно – страстный поцелуй с Мужчиной Моей Судьбы и Кармы компенсировал все!

Не люблю грустить. Деньги – прах. Сколько раз в жизни они приходят и уходят. Но ничто и никогда не заменит те ощущения, когда тебя так обнимают и ТАК целуют.

Моя рука смело скользнула под джемпер Шарова и…

–Ты знаешь, потеряв свои миллионы, ты изменился.

–Серьезно? Уже? – Шаров нахмурился.

–Мда… Ты теперь стал таким мягким и своим… Шипы исчезли, – мои губы уже самостоятельно продолжили прогулку по его шее.

–А у меня были шипы? – хрипло спросил Адам.

–Да, и без них ты мне больше нравишься…

Надо было остановиться… Но это было не в моих силах и не в моей власти. Чувствую себя вампиром перед огромной чашей со свежей кровью! Ох, какой же он аппетитный, ммм… Последние дни этот мужчина заменил мне все, когда он рядом, я забываю об окружающих проблемах и заботах. Кажется, что не существует ничего, кроме нас, здесь и сейчас. Наверное, это и есть она, любовь?

–Маша… Не здесь…

–Здесь…, здесь!

Мне кажется, я совсем опустилась до распутницы. Мы обновили кухню. Пол, а потом и стол… Подозреваю, что больше не смогу здесь думать о еде.

Удивительное дело. Может быть, это я стала старше, или это оттого, что совсем другой человек рядом со мной.

За эти годы у нас с Петром случались проблемы с деньгами, но никогда, слышите, никогда, они не были для меня столь радостным событием! Я сидела и решала, что делать дальше, как поступить. Сегодня у меня неприятности с бывшим, непонятно, что будет дальше, явные проблемы на работе, ведь если Адам разорен, то и Костину он навряд ли будет нужен. А это чревато в любом случае, так как наша фирма и сама на грани и надежда была только на него.

Но мне настолько плевать! Я больше не боюсь невзгод. Присутствие… Возвращение Адама в мою жизнь вселило в меня такую решимость действовать! У меня будто огромные крылья за спиной и я могу сделать все, что угодно.

Работа? Ерунда какая! Найду новую. Больше или меньше зарплата… Устроюсь на две! Я женщина сильная и… не поверите, молодая! Да! Да! И еще много раз “да”! Я чувствую себя молодой и безумно сильной, и это все благодаря Шарову! Его ласки, неприкрытое желание меня – лучший мотиватор на планете. А вы говорите, тренинги. Вот, какие тренинги нужны женщине! Вот такая мотивация!!!

–О… да… Ада-а-а-аммм… – все мое существо воспарило в небеса, волны наслаждения в очередной раз накрыли меня с головой.

Пальцы вцепились в его могучую спину, я выгнулась, как сытая пантера. Мурррррр…


***


Лизочка очень удивилась звонку Костина. Он настоял на экстренной встрече, сказав, что это касается банкротства ее бывшего супруга.

Елизавета Гринкевич, как и многие другие, не спала эту ночь и на утро чувствовала себя разбитой. Все ее планы рухнули – Шаров остался без копейки. Что теперь делать? Женщина не могла смириться с этой невозможной мыслью. Поэтому, конечно, она не отказала Костину, а наоборот, поспешила на деловое рандеву.

Сейчас этот не слишком приятный тип сидел напротив нее в ресторане при отеле и допивал уже третью бутылку минеральной воды. Судя по нему, она, Лиза, еще была вполне “на коне”, Андрея же совсем развезло.

–Нет, я не верю в это, что ни говорите, – в который раз, как заученное стихотворение, повторял бизнесмен.

–Я бы тоже не хотела в это верить, но все каналы трубят об этом!

–Да, это все покупается продается! А Шаров любит “править балом”! Эти выкрутасы вполне в его стиле, – Андрей Федорович сделал еще один глубокий глоток.

–Ну, не знаю, – с сомнением парировала она и сделала знак официанту принести воды и ей самой, у женщины тоже раскалывалась голова и слегка дрожали руки от всех этих переживаний.

–Вот, мы должны это проверить! – Костин немного приподнялся в кресле и наклонился ближе к озадаченной собеседнице. – И вы мне в этом поможете.

–С какой стати?! – притворно брезгливо отпрянула она.

–О, не стоит со мной играть в эти игры, – грубо остановил ее бизнесмен. – Знаете ли вы, как я узнал ваш телефон? У меня на постоянном обеспечении есть несколько детективов. Всего за час, даже поверхностно, им удалось собрать на вас очень интересный компромат. Шаров развелся с вами и отобрал все. Вы нищая, дорогуша. Не постесняюсь сделать предположение, почему вы снизошли до приезда в Россию.

Лизу начало мутить, этот нахал смотрел на нее, как лев на поверженную жертву. Черт побери, как он смеет так с ней разговаривать?!

–О, подождите гневаться, – остановил он ее, увидев, что женщина собирается уйти. – Поверьте, нам обоим выгодно то, что я предложу. О компромате я рассказал лишь затем, чтобы между нами не было никаких недомолвок – так проще. Я сам сейчас полностью завишу от проклятого Шарова, так что мы с вами идем по одной стороне улицы.

Лизочка внимательно посмотрела на него. Что ж, похоже он не врет. В любом случае, у нее самой идеи закончились. Поэтому, она приняла решение остаться и аккуратно опустила свое драгоценное тело на стул.

–Говорите.

–Так-то лучше, моя милая, – хмыкнул Костин. – Вы вообще в курсе, что ваш бывший супруг делает здесь?

–Я так понимаю, он здесь по делам, связанным с бизнесом, – все еще высокомерно ответила собеседница.

–Ха, он здесь по моим делам. Это я, – он стукнул себя в грудь, – я позвал его, умолял помочь мне. И он согласился. Но на одном условии – если я отдам ему в руки одну свою сотрудницу. Тогда я согласился без промедления. Но, вот сейчас вспоминаю, что Шаров и до моего предложения, собирался в Россию и, видимо, здесь его планы совпали с моими. Так вот. С самого первого дня, что он здесь, он… как кролик, честное слово, с моим маркетинговым руководителем. Возможно, вам что-то скажет это имя – Мария Романо-Василенко.

Лиза почувствовала, как земля начала уходить из-под ее ног. Этого просто не может быть! Не-е-ет… Она простила ему, когда он настоял на том, чтобы назвать дочь Машей…

Но… Все ГОРАЗДО хуже, чем она могла бы даже представить себе в самом кошмарном сне! Машка! Та самая Машка!!! Твою мать…

–Ну вот, – удовлетворенно и даже обрадованно сказал Костин, – вижу, какое-то просветление в плане Шарова я, наконец, нащупал! Так вы ее знаете?

–Знаю, – тихо произнесла Лиза, и вся спесь уже второй раз за последние сутки, мгновенно слетела с нее.

–Не сочтите за наглость, – грубо рявкнул на нее Костин, – посвятите меня в подробности?!

–Это… Его первая любовь. Я думала, мы уже давно прошли это! – вспылила Елизавета. – Все стало еще хуже. Если он СПЕЦИАЛЬНО приехал за ней, то наши шансы практически равны нулю.

–Ну, не наши, а ваши, да и я бы так не спешил. Думаю, я прав, и он не банкрот. Все это только игра. В нашем с ним договоре, видите ли, было оговорено одно условие, что он может поступать с этим человеком так, как посчитает нужным, и я не имею права вмешиваться. Будет устраивать проверки. Да, вот это он четко сказал. А чем, спрашиваю я вас, банкротство не проверка?

Лиза нервно теребила салфетку. Да, в этом есть смысл. Но, зная опять таки Шарова, если он пошел на такое масштабное представление, им будет очень трудно его остановить и перенаправить. А у нее, у Лизы, вообще шансов ноль, если только…

–Думаю, выход один, – словно прочитав ее будущие мысли, вклинился Костин, – жестко избавиться от проблемы. А она у нас одна. И зовут ее просто – Мария.

И тут же Костин как-то счастливо и совершенно по-детски захохотал, его настроение улучшалось с каждой секундой.


Глава 15


День прошел… забавно. Удивительная суббота. Череда странных событий с появлением в моей жизни Адама только усиливалась. И вот, пожалуйста, к концу дня мы приехали в супермаркет. Вы бы видели Шарова, блуждающего между полками в продуктовом магазине, это как… инопланетянин попал на кухню к маме Чоли.

А все началось с обыкновенного спора. После жаркого и детального ознакомления с моей кухней, к приходу Вовки мы успели все прибрать. По возвращению сын заявил, что проголодался и только тут безответственные взрослые догадались заглянуть в холодильник, в котором не то, что мышь, уже все тараканы успели повеситься.

–Придется идти за продуктами, – грустно констатировала я. – А потом еще и ужин готовить…

–В благодарность за то, что вы меня приютили, сегодня ужин буду готовить я.

–Ты?  – я прыснула со смеху.

–Ты не веришь в мои способности? – обиделся Шаров.

–Что-то мне подсказывает, что с этим у тебя могут быть проблемы…

–Так, одевайтесь. Поехали! – решительно скомандовал он. – Я докажу, что ты ошибаешься!

Мы с Вовкой не стали спорить, есть-то хотелось. Да и как тут пойдешь против такой уверенности в себе? Я немного удивилась, обнаружив припаркованное на площадке возле дома эксклюзивное авто.

–Кто-то там что-то о банкротстве говорил… Шаров, признайся честно, ты его украл? – пошутила я.

–Да. Признаюсь. У Ивана Константиновича. Он теперь уволен, – поддержал мою шутку Адам и щелкнул кнопкой на пульте. – Да не переживай, ее тоже отберут, просто не так все быстро это делается, еще пару дней мы – короли! И, да, я сегодня угощаю.

–Что ты говоришь? Ну, что, Вовка, гуляем? – подмигнула я сыну.

–Гуляем! – отреагировал мальчишка радостно.

Никогда не могла бы даже представить себе, что поход за продуктами может превратиться в настоящее приключение.

–Когда ты в последний раз сам был в магазине? – поинтересовалась я у Адама по пути.

–Эм… Давно. Обычно, все, что мне надо само как-то появляется в холодильнике. Я всегда думал, что в доме живет барабашка и угадывает мои мысли.

Вовка расхохотался – веселый настрой Адама и его шутки положительно нравились сыну. И чем дальше, тем больше у меня складывалось впечатление, что жизнь сама решила их подружить, даже не спрашивая моего мнения на этот счет. Нда… Странно себя в своей судьбе ощущать лишним человеком, как тот шкаф, который должен быть, но его никогда никто не замечает.

Мои мужчины… Стоп! Мои? Мужчины? Ну, вот. Оговорочка по Фрейду. В общем и целом, мужчины… Пусть пока будут просто “мужчины”, не стану забегать вперед, даже мысленно, Адам слишком непредсказуемый, не хочу и не буду больше обжигаться.

Короче, мужчины схватили коляску и вперед планеты всей отправились собирать продукты для ужина.

Краем уха мне удалось подслушать, что намечалось приготовление пиццы. Вернее, нескольких пицц, так как Адам хотел что-то интересное и изысканное с козьим сыром, а Вовка такой сыр терпеть не может и больше склонялся к теме ветчины.

Так, долго ли коротко ли, они все решили без меня. Серьезно, не знаю, что я там делала… С одной стороны, приятно, конечно.

И когда домой вернулись, меня просто выпроводили с кухни, укрыли пледом и включили телевизор, а сами зарылись там и понеслось. Шуршание, треск, стук, звон…

–Что-то разбили, – пробормотала задумчиво я.

С другой… Вовка впервые с таким энтузиазмом занялся обычными домашними хлопотами. И результат, признаюсь, меня очень удивил. Через час стараний передо мной на столе легло два круга теста с начинкой, надо признать, и на вкус и на цвет они оказались очень даже!

–Ммм, это вкусно, – впиваясь зубами в очередной кусок нежнейшей выпечки сказала я, вернее попыталась сказать, так как рот был полным и остановиться было ну никак… Прощай диета, привет мужской мир! Ну, пусть хотя бы на сегодня, за последние дни я это просто заслужила.

–То-то, – подмигнул мне Адам, и сам с наслаждением поглощая свое творение. – Так и быть, за твои искренние восторги, мы тебя не накажем и сами все уберем. Правда, Вовка?

–Угу, – кивнул мальчишка, пытаясь растянуть рот в улыбке, но пицца, которая так и норовила при этом выпасть, просто не дала ему это сделать.

Это был прекрасный вечер. Ни намека на случившееся. Все прошло чудесно, как будто мы всегда были семьей. Подлый, подлый управляющий кармы в очередной раз помотал у меня перед носом сказкой.

Но, завтра придется проснуться, передо мной остро встанут проблемы развода и… боюсь скоро Шаров наиграется и просто исчезнет. Как сон, как мираж… Банкротство, шманкротство, но такие мужчины в руках таких как я надолго точно не задерживаются. Придет день, он прозреет и мы просто попрощаемся. Именно поэтому, несмотря на общую приятную картину, поганый, черный осадок накрывал мою душу – я боялась за Вовку, с каждой секундой он все больше привязывался к новому другу, ведь родной отец уже очень давно так не проводил с ним время. Нет, он присутствовал, куда-то вывозил, но чтобы стать своему сыну настоящим другом…

Ладно, что сделано, то сделано. Пожалуй, подумаю об этом завтра. А сейчас, Вовка уже спит, а Адам… о-у…

–Ад-а-а-ам-м…


Уже глубокой ночью, когда я ушла спать к себе в комнату, чтобы утром Вовка не стал свидетелем не слишком для себя приятных сцен, мой мобильный вдруг ожил. Продрав глаза, посмотрела на светящийся экран – незнакомый номер. Скорее всего ошиблись.

Имея дурную привычку быть ответственной, все же сняла трубку.

–Мария? – раздался по ту сторону незнакомый женский голос.

–Да… – интересно, кто это?

–Ты меня, наверное, не помнишь. Это Елизавета, законная супруга Адама Шарова.

Сон испарился вмиг, а сердце ушло в пятки. Не знаю почему, но я тут же ощутила себя нашкодившим котенком, застигнутым врасплох в момент совершения самого преступления. Холодный и липкий пот обволок мою спину.

–Мне необходимо поговорить с тобой, – тем временем продолжила нарушительница ночного покоя. – Прямо сейчас.

–Сейчас? – я скосила заспанные глаза на будильник на ночном столике – половина второго, она что, с ума сошла?

–Да, прямо сейчас. Я в машине возле твоего подъезда. Надеюсь, ты спустишься без моего мужа?

А вот это уже удар ниже пояса. Откуда Лиза знает, что Адам ночует у меня? Жена Шарова не дала мне додумать мысль и неожиданно завершила разговор:

–Жду тебя одну через пять минут.

Трубка запищала отвратительными гудками. Ничего себе! Вот это наглость! И что ей понадобилось среди ночи? Поговорить! Позвонила бы подругам и поговорила!

Я лежала на кровати и решала вставать или нет. Я же не собачка ей, чтобы бегать по первому же зову.

Но любопытство драной кошки все-таки пересилило, когда еще у меня будет шанс поговорить с Лизой наедине и узнать правду об Адаме? Что он думает, зачем на самом деле приехал. Перестать сомневаться в нем – это мне так необходимо, сейчас, в этой ситуации.


Тихонечко встав с кровати, чтобы не растеребить чуткий сон Шарова, схватила со стула джинсы и какую-то кофту. Конечно, я не в лучшем виде предстану перед Лизой, но мне же за нее не замуж выходить, переживет как-нибудь мой заспанный и непричесанный вид.

Как это обычно бывает, пробираясь через коридор, словно через военные окопы в тыл врага, зацепила ногой что-то и тут же зажмурилась, как будто и впрямь могла взорваться бомба. Хотя, гнев Адама вполне можно сравнить и с этим.

И ничего не произошло. В квартире по-прежнему стояла тишина. Мужчины спали крепким сном, ни о чем не подозревая.

Ладно, надеюсь, больше пятнадцати минут наш разговор не продлится. Бесшумно притворив за собой дверь, выскользнула на лестничную клетку.

Боже мой, сколько же мы не виделись? Те же четырнадцать лет. Вчера, точнее, уже позавчера мне не удалось ее хорошенько разглядеть. Запомнился только образ шикарной блондинки с идеальной фигурой. Мда, даже тогда, в нашем старом дворе и в нашей тусовке, лучше и красивее Лизы не было никого. По крайней мере, мы с Дашкой так считали. Все парни мечтали с ней переспать. Самая модная, даже уже тогда всегда идеально накрашена, с идеально уложенными волосам. А если Лиза Гринкевич одевала короткую юбку – туши свет, парни потом это неделями обсуждали.

Но лично в моей душе она навсегда оставила травму потому, что начала встречаться с Адамом именно тогда, когда вроде бы как… между нами… что-то проскользнуло, искра, что ли.

–Ну все, попал парень, – сказала мне Дашка, в тот вечер, когда у нас с Адамом случился тот… поцелуй.

Мы смотрели вслед удаляющейся паре – прекрасная Лиза уводила мою любовь, моего Адама за собой.

–Почему? – глупо спросила я, пытаясь сдержать слезы обиды и разочарования.

–Знаешь, кто у нее папа? Нет? А я тебе скажу! Папа у нее, Михаил Борисович, мент, и все наши парни его боятся как огня. Он за любимую и единственную дочку кому хочешь голову оторвет. Серьезный мужик.

–Но, как же она тогда с Адамом?

–А что? Лизонька девочка самостоятельная, папа грозный только для мальчиков, а она делает все, что хочет. Вот, теперь и Шарова поймала в свои сети. Сучка.

–Дашка, перестань.

–Да ну тебя! – махнула подруга рукой. – Эта стерва давно всем жизнь портит. Не заслужила она хороших слов.

Подумать только, какие мы тогда были глупые и совсем зеленые. Сейчас всплыл образ в голове – а одежда какая смешная, юбки эти, макияж.

Но, тогда мы были молодыми и все у нас было впереди. И если бы не эта стерва, сегодня я согласна с Дашкой, возможно и моя жизнь сложилась бы совсем по-другому.


Я вышла на улицу. И не увидела никакой машины перед подъездом – полная тишина, район спит. Ну, и где же эта, с позволения сказа…

И опять не успела додумать – не поспеваю я за событиями в моей жизни. Что-то тяжелое и металлическое с силой ударило меня по затылку. Мое сознание тут же поглотила глубокая пропасть неизвестности.


***


Елизавета Гринкевич, бывшая не так давно Шарова, до последнего упиралась и не хотела соглашаться с планом этого подозрительного Костина. Да, она привыкла к козням, интригам, сплетням, на худой конец. Но физическая расправа с врагами – это однозначно был не ее конек.

–Подумайте хорошенько, – настаивал бизнесмен, – не только я в этом шкурно заинтересован. Если мы дадим сделать Шарову то, что он задумал, не только я потеряю свою фирму. Вам, милочка, уж точно тогда никакие миллионы не светят. Новая хозяйка все до копейки приберет к рукам, оставит вас ни с чем.

–Согласна, но это уж слишком кардинальная мера!

–Т-ти-ише, мадам, – шикнул на нее Костин, – вы хотите, чтобы о наших планах узнал весь мир?

–Простите, – женщина потупила глаза и продолжила маленькой серебряной ложечкой размешивать свой кофе без сахара, похоже, их беседа затянулась.

–Вас это не должно волновать, всю самую сложную часть я беру на себя, мои люди обо всем позаботятся. Вам нужно только позвонить. И все. Представьте, реально представьте, что будет через неделю их отношений. Что будет с вами, моя милая. Вы хоть что-то делать-то умеете? Вообразите себя, ну, скажем, официанткой! А, что, – масляно хмыкнул Андрей Федорович, – симпатичная работница выйдет, такую и пониже спины шлепнуть не грех!

Стоило признать, Костин сумел подобрать к ней ключик. Ударил очень больно. Действительно, Лиза моментально представила себе, в самых ярких красках, что будет, если… если она не вернет деньги Шарова! Нет! Только не это! Да она положит сто тысяч трупов таких вот Маш! Нет, не бывать этому!!!

–Умеете вы убеждать, – процедила она сквозь свои белоснежные, идеально ровные зубы, – хорошо. Я сделаю это.

А про себя подумала, что так низко она еще никогда не опускалась, всегда говорила себе, что сделает все, что угодно, только не возвращаться к нищете. И вот, пожалуйста, пришел тот самый момент!

Еле дождавшись нужного часа, она получила команду от Костина – набрать номер мобильного Маши, на выданном им телефоне, и вызвать ее на улицу. Слова, которые необходимо было произнести, удивили женщину – она не могла себе даже представить, что Шаров уже даже ночует у Романо. Это действительно зашло слишком далеко! Пора действовать!

Опрокинув залпом полстакана коньяка, Лиза подняла трубку:

–Маша?

Когда разговор закончился, Лиза четко осознала, что уже не переживает за жизнь любовницы своего бывшего. Поделом ей, нечего соваться в чужую жизнь. Да и какая, в сущности, разница, что там с ней сделают люди Костина.

Упав на широкую кровать в своем гостиничном номере, Лиза уставилась в потолок. Через несколько дней Шаров перебесится и она вернет его себе. Надо будет отрепетировать роль утешающей подруги. Вот это вот сожаление, особенно искреннее, никогда ей не давалось. Надо еще слова продумать правильные. Что, вообще, говорят в случае гибели друзей? Мне очень жаль?


Глава 16


Несколькими часами ранее, двое встретились на заброшенной стройке за чертой города. Первый – толстяк с плешью на голове, размером во всю макушку, бывший урка, сегодня почти приличный человек, владелец детективного агентства, как теперь модно называть. Звали его Джамалом, и в каких-то кругах даже уважали. Но не во всех, так как не славился он большими делами, а все по мелочи, прислуживал средней руки бизнесменам.

Второй – мелкий ростом, с длинной бородой, в которой тут и там можно было разглядеть остатки обеда. И не только сегодняшнего.

–Мотыга, принимай работу, мокрушка. Ты говорил, у тебя есть ребятки с опытом.

–Да, есть, – неохотно ответил угрюмый мужичонка.

Джамалу не слишком улыбалось заниматься убийствами. Но за них хорошо платили. Это новый уровень, на который нужно было рано или поздно перейти, если он хотел удержать свои позиции в этом городе.

–Кто?

–Женщина. Вот, адрес. Сегодня ночью клиент сам выманит ее на улицу – дальше пусть твои люди сработают. Где и как – не мое дело. Должны отчитаться, как только все будет готово.

–Сколько?

Джамал вздохнул и вынул из внутреннего кармана своего вельветового пиджака пухлый конверт.

–Вот. Здесь все по таксе. Можешь не пересчитывать.

Мужичонка посмотрел на своего старого знакомого из-под лба и открыл конверт. Вынув оттуда пачку денег, скрупулезно подсчитал. А потом и еще раз.

–Ве-ерно, – растягивая буквы подытожил Мотыга. – Сегодня, говоришь? Будет тебе.

Тип развернулся и неспешно направился к выходу со стройплощадки. Такие дела не стоит подолгу обговаривать на одном месте – его обязательное правило, которое нельзя было нарушать ни при каких обстоятельствах.


***


Закончив обрабатывать Елизавету, Костин тут же поехал в детективное агентство, которое обычно нанимал для сбора компромата на конкурентов. Хозяин конторы раньше не раз намекал на то, что “если, вдруг, понадобятся услуги другого рода”, то они могут это решить очень оперативно.

Что ж, значит, пришло время воспользоваться ими.

Андрей Федорович был человеком не кровожадным, но Шаров его уже откровенно достал. Если он не поленился организовать такую волну слухов о своем банкротстве, только ради какой-то бабы… Где гарантия, что ради этой же бабы, он не положит на кон всю его, Костина, фирму? Его капиталы, так заботливо собранные и переданные в свое время его родителями.

Андрей Федорович в который раз вытер платочком мокрый лоб. Сколько времени он уже находится в таком нервном состоянии? Долги, долги, долги. Его бухгалтера твердят об этом ежедневно.

Заложено все имущество фирмы, все его имущество – дома, квартиры, машины. Все! Кредиты с непомерными процентами за спешность и долги. Он так надеялся, что Шаров вытащит его из этой долговой ямы. Но тот делает все, что угодно, только не то, что надо!

Нет больше времени ждать. Костин был человеком ленивым, но далеко не идиотом, чтобы четко не понимать, зачем же его друг на самом деле приехал в эту страну.

Убийство… Все великие не пренебрегали этим методом. Чем выше и больше правитель – тем больше трупов у него под ногами. Только так и можно избавиться от проблем.

Эта идея пришла ему в голову во время разговора с Елизаветой. Она, эта женщина, отлично поможет ему справиться с непокорным другом, как только у нее будет доступ к Шарову. Дамочка хочет денег, и, после того, как они избавятся от Романо, Костин пообещает ей небольшую долю за содействие с Адамом.

А потом, Елизавета будет шкурно заинтересована в развитии его предприятия, и так он приручит Шарова навсегда. Вот это уже вариант. Вот это уже надежда.

Костин не прекращал довольно ухмыляться, переступая порог детективного агентства.


***


-Понятно, но дозу ты нам дай.

–Получишь, когда дело сделаете.

–Нет, чувак, ты не понял, мы ничего не сделаем без дозы!

–Заткнись, щенок, я здесь командую.

–Мотыга, не, ну действительно, ломать начнет уже по пути, а если мы там где-нибудь и застрянем?

–Не колышет. Вы заказ получили. Выполняйте. И отзвонитесь клиенту, когда закончите.

–Да.


Два молодых парня сидели в черной девятке, недалеко от указанного заказчиком места. Оба очень худые, лица вытянутые, одежда изрядно потрепанная. В какой-то момент, но в темноте, можно было бы подумать, что они братья. Но это было совсем не так.

–Димон, а кто ее.. ну, это, таво…

–Ты. Ты же брехал, что уже делал.

–Нет, ты че, Димон, это я так, ты же знаешь, когда доза была нужна, вот и наврал Мотыге. А так, я не… Не могу.

–Так, че, я, что ли, это должен делать? Виталь, съехал совсем?

–Слушай. У меня идея есть. Сейчас нет, а вот после дозы, я бы смог. Давай ты пока посиди, а я сбегаю, тут недалеко как раз живет один.

–Ага, а если баба эта выйдет, я ее один что ли должен?

–Димон, я быстро, не успеет она. Или давай прямо с ней заедем? Я без дозы никак, не, не смогу я ее грохнуть.

–Ладно, давай сначала хотя бы в машину засунем, а потом и за дозой.


Ждать пришлось недолго. Скоро на мобильный упало сообщение, и парни направились к злополучному подъезду. Им не составило никакого труда оглушить нашу героиню и засунуть в багажник старого автомобиля.

Спокойно и без спешки заехав за наркотиками, уголовники тут же укололись.

–Во-о-о-от, – протянул один из них в экстазе, – теперь поехали, я сам ее.

Машина не торопясь и петляя направилась в лес. Через какой-то час уже все было кончено.

–Димон, ты глубокую яму выкопал?

–Да-а-а…

–А, она точно сдохла? Ты уверен?

–Да, Виталь, не мути воду. Звони давай, куда там, где этот лист, что Мотыга передал?

–Ща, погодь, во. Набираю.

–Але! Готово, – быстро сообщил он в телефон и скинул звонок, как и учили.

–А теперь че? – спросил Виталь, пряча телефон в карман куртки.

–Теперь к Мотыге за баблом и… гуляем!

Черная девятка, выдавая не менее черный дым из выхлопной трубы, застилавший все вокруг, исчезла в густом утреннем тумане.


***


Андрей Федорович, не смотря на количество выпитого алкоголя, почувствовал мертвенный холод даже в ногах. Дело сделано, обратного пути нет. Это было первое его убийство.

Продолжая пребывать в шоковом состоянии, мужчина налил себе полный до самых краев стакан водки и залпом осушил емкость – так много он еще никогда не пил. Выдохнул и зажмурился, серьезно, это тебе не на камеру делать! Горючая и совсем невкусная жидкость обожгла внутренности – забыться, только бы забыться.

Что он натворил! Не-е-е-ет… Это сон. Это все сон. Завтра он проснется и поедет в офис – все вернется на круги своя. Мария Романо появится на работе как ни в чем не бывало и все заработает по-старому.

–Да будь прокляты эти деньги! – Костин схватился за голову – его мозг просто разрывался.

Бизнесмен не хотел признавать настолько страшную ошибку, которую только что совершил. Он… убил человека. Да, чужими руками, но, заказ! Заказ сделал он! Сам!

Перед глазами встал образ Маши. Молодая, красивая женщина. Никогда, никаких ошибок на работе, всегда все сделано как по часам. Нет, он не выдержит этих мук! И водка не помогла.

Мужчина быстро встал и заходил по комнате, он делал круги вокруг кофейного столика, словно это было какое-то магическое действие, которое могло все вернуть на свои места.

–Как я мог?! Идиот!

А перед глазами все стояла Маша. Смотрела на него своими чистыми, доверчивыми глазами.

Костин подбежал к бутылке и, уже не размениваясь на стаканы, приложился прямо к горлышку. Он пил до тех пор, пока были силы. А рухнув на пол, забылся в глубоком, пьяном сне.


***


Сыро… Почему так сыро? Прямо спина мерзнет, я как будто в луже лежу. И… голова… моя голова, как же больно…

Просыпайся, лежебока, это надо исправить! Наверное, Вовка пошутил и пролил на мою кровать кувшин воды, поэтому, так мокро…

Надо встать… и… сменить постельное белье… нет… если кувшин, матрас тогда тоже…

Вставай, дура, так точно застудишься!

Не открывая глаз, я резко села. Спать хотелось – жуть. И мокро… А как голова болит… Положила руку на свою макушку – ого! Какая шишка! И вот тут уже я пришла в себя. Недавние события тут же всплыли в моей голове – удар! Меня кто-то ударил по голове! Где я?

С ужасом обнаружила, что я не дома. А сижу… посреди парка, что в центре города и… вся в листьях! Я сижу в куче лежащих еще с осени листьев, которые не догнили под толщей снега! Это что, шутка? Нифига, блин, не смешно!

Встала. Ой ж как болит-то все… Грязная… Как я домой-то добираться буду? Вроде светает уже, но такой туман. И телефон… Где мой телефон? Ах ты ж, украли! Да что ты будешь делать! Боже, как хочется плакать!

Я медленно побрела к выходу из парка, отлично знаю это место и оно достаточно далеко от моего дома, чтобы этот путь оказался достаточно мучительным. Ох и получу же я нагоняй от Адама. Вот, сама, действительно, дура! Ну с чего я решила, что Лиза будет со мной премило беседовать посреди ночи! Вот она и отомстила – избили, отвезли к черту на рога. Отлично! Будешь знать, Маша, как доверять всем и вся. Ничему-то тебя жизнь не учит.

Шла слегка пошатываясь, голова все же болела. Интересно, что если бы не все эти события, это могло бы оказаться настоящей прогулкой в утреннем парке, окутанном серым туманом. Очень красиво. И даже сказочно, если не считать мокрой и грязной одежды, отвратительно прилипшей к телу, и, елки, этой пульсирующей шишки…

На выходе из парка я чуть было не улетела носом об землю, споткнувшись в полутьме о какой-то булыжник. Спасло меня только одно – я не слишком мягко приземлилась на чью-то широкую грудь.

–Маша! – услышала я голос Адама, еще не до конца осознав, что это на самом деле он.

Глава 17


***– Да не маши ты тут своим подолом! – рявкнула баба Люба на бабу Иру.

Очередной переполох в деревне Волохуевка, что в Рублевском регионе, вот уже минут пятнадцать гонял всех престарелых женщин по ветхому зданию местной библиотеки.

На сей раз без чувств рухнула самая молодая из них – сама Настенька.

-Не выдержала девка, – произнесла свой свой экспертный диагноз баба Маруся. – Что вы все, дальше, да, дальше! А мы то, дуры старые, и не заметили, что Настенка и сама голову потеряла от переживаний. Вон оно как!

-Бабоньки, что делать-то будем?

-Щас, щас, – пробормотала Олеговна, славившаяся на селе своими познаниями в лекарственных травах, копаясь в бездонных карманах своей безрукавки, – щас, оно тут у меня было. А, вот! – радостно воскликнула она, обнаружив, наконец, искомое и тут же сунула это что-то под нос бедной девушке.

-А-а-а, – резко очнулась молодая сказочница, глубоко вдохнув воздух.

-Убери сейчас же! – прикрикнула на Олеговну баба Люба. – Отравить что ль Настеньку задумала?! Что это за дрянь у тебя там?

-Дк, полынь, что еще? – растерянно разжала ладонь та.

-Настюша, девонька, жива ли? – гроздно цыкнув на Олеговну, а после повернув голову к пострадавшей и расплывшись в милейшей улыбке, спросила баба Люба.

-Что… как… что там дальше? – слабым голосом проговорила та.

-Сейчас, сейчас, детонька. Так, бабы, зовите Никифора! Он у нас самый умный, пусть дальше читает! – скомандовала волевая баба Люба.

Не прошло и пяти минут, как бабы буквально приволокли упирающегося деда в библиотеку и усадили на Настенькино место, не забыв при этом водрузить ему на крючкообразный нос очки.

-Читай, Никифор, читай скорее! Видишь, Настенька ждет!***


-От…от…отпусти! – уф, Адам, кажется, решил меня задушить. Мне еще только этого не доставало для полного комплекта приключений.

–Почему ты ушла БЕЗ меня?! – его голос был подобен грому в ясном небе, таким страшным, что я даже вжала больную голову в плечи и зажмурилась – сейчас точно что-то будет. – Быстро в машину!

Не произнося больше ни слова, он запихнул меня в свой автомобиль и пристегнул ремнем безопасности, а дальше, сев за руль, куда-то помчался. Как выяснилось в скором времени, мы снова приехали в больницу, где он передал непослушную нарушительницу своего покоя целой толпе тетей и дядей в белых халатах.

Меня щупали, просветили насквозь, осмотрели со всех сторон, все померяли, пока не стал понятен диагноз – шок, стресс и огромная шишка на затылке.

–Мы считаем, – отчитывался перед Шаровым, судя по всему, главный из этой толпы медиков, раскачиваясь при этом с пяток на носки и обратно, – что госпоже Романо лучше было бы провести у нас день-другой. Конечно, ее жизни ничто больше не угрожает, но все же, я бы настоял на этом.

–Нет, Адам, пожалуйста, меня сын дома ждет, – взмолилась я.

Все это время, пока меня мурыжили в этих белоснежных кабинетах, непутевой матери не давал покоя вопрос, что там с Вовкой.

За сына я, конечно, была спокойна. Он у меня уже не раз оставался один, знает, что надо в таких случаях делать, где брать еду и куда звонить, если совсем что. Моя мама прилетит равно как истребитель и спасет ребенка. Но, все равно. Сердце было не на месте.

Адам посмотрел на меня грозно своими изумрудными глазами и спокойно сказал:

–Хорошо, ты поедешь со мной. Но, при одном условии.

–Да, да! Хоть при десяти! – подпрыгнула я на своем месте и мгновенно вспомнила, что и живот у меня еще не до конца зажил. Ешки-кочережки, бабка старая, ни дать, ни взять!

–Без меня ты больше ни шагу не ступишь. Даже в туалет!

–Хорошо, – я покорно потупила глаза.

Согласна, согласна со всеми вашими упреками. Но, скажите мне, кто бы из вас устоял перед такой возможностью? Встретититься с бывшей соперницей лицом к лицу? Да, да. Конечно! Вы бы и не в таком виде, и не ночью. И так, чтобы достойно, и чтобы она язык от зависти проглотила. Ага.

Все мы готовы мечом махать после драки. Золотым и с рукояткой в бриллиантах. Ну, кто ж знал-то?

–Ты…

–Вовка с Иваном Константиновичем, – тихо сказал мой спаситель, когда мы снова оказались в его надежном, таком уже родном автомобиле.

Или, это мне после посиделок в куче листьев так показалось?

–Спасибо, – еще тише, чем он, произнесла я.

–Не переживай, Иван позаботится о нем лучше любой няньки, – мой мужчина нахмурился, – а теперь расскажи мне, как ты очутилась в этом парке?

Я пожала плечами. Что ж, пришлось сознаться во всем. Услышав мой нехитрый на подробности рассказ, Адам уточнил:

–Почему же ты меня не разбудила?

–Не подумала, – соврала, ну не признаваться же во всем!

–Ясно.

–А, как ты меня нашел?

–Запеленговал телефон, – просто пожал плечами мой спутник.

–Как? У меня же его украли!

–Не сразу, – одной рукой, словно волшебник, он выудил из-за пазухи мой мобильный и отдал своей глупой золушке-растеряшке.

–Как? Он у тебя??

–После прошлого раза, предусмотрительный Иван Константинович, в отличие от наивного меня, а я доверял тебе, предположил, что это не последний раз, когда ты соберешься вляпаться в неприятности. И установил на твой телефон шпионскую программу. Когда я не нашел тебя в квартире, мы быстро вычислили твое местоположение. Телефон, эти уроды, забрали у тебя уже после убийства.

–Убийства? Какого убийства? Какие еще “уроды”? – непонимающе переспросила я, словно попугай.

–Такого, которое им заказали. Тебя заказали, Маша. Двое наркоманов пытались тебя убить, и безумно повезло, что они решили принять дозу перед тем, как идти на дело. Так как, когда мы их поймали…

–Мы? Еще кто-то был?

–Не перебивай, пожалуйста, – еще больше нахмурился мой рыцарь нашего времени, – мы. Да. Иван вычислил твое местоположение и моя охрана успела туда быстрее, так как он постарался, чтобы я об этом узнал на несколько минут позже.

–Не ругайся на Ивана Константиновича, – попросила я, видя, насколько был зол Адам, когда вспоминал об этом.

–Посмотрим. Так вот, когда мы их поймали, они были полностью уверены, что убили тебя и закопали.

В моей голове, кажется, произошел разлом. Адам не шутил. Меня пытались убить… На самом деле. Это не была шутка. В эту секунду я узнала, что на самом деле значит выражение “кровь отхлынула от лица”. Мои руки задрожали.

–Все, все, – Адам обнял меня и прижал к себе. – Все, больше ничего подобного не повторится. Они больше не потревожат тебя. И Елизавета тоже.

Уж простите вашу покорную слугу, но я разревелась. Накатило и погрузило в мокрое забытье. Эмоциям был необходим выход. Вот сколько мы видим по телевизору, в кино, как могущественные люди заказывают чье-то убийство. За какие-то часы мы готовы просмотреть массу подобных сцен. Но насколько это страшно, когда это происходит в жизни и на роль жертвы, того самого трупа, выбирают тебя.

О, спасибо тебе великодушный распределитель кармы! Спасибо, что трагедию, ты легким движением своей руки с прекрасным маникюром, превратил в комедию!

–Тебе на самом деле очень повезло, – как будто прочитав мои мысли, сказал Адам. – Обещай, обещай мне здесь и сейчас, что больше никуда без меня!

–Обещаю, обещаю, обещаю, – всхлипывая, повторяла я.

И почему наш мозг включает чувство самосохранения только тогда, когда беда уже прошла стороной?

–Что с ними будет? Их… посадят?

–О, тебя волнует судьба этих подонков? Не волнуйся, они умрут счастливыми. Скоропостижно.

–Что? Адам…

–Маша, такие существа, с позволения сказать, сами себя уничтожат. И оружие для этого они добровольно выпрашивали. Я всего лишь распорядился дать то, что просили. Большую дозу. А как ей воспользоваться – они сами решат.

Мне нечего было сказать на это. Я не была согласна с такими мерами. Но благоразумно воздержалась от комментариев.

Адам привез меня в свой пентхаус. До самого дома мы больше не разговаривали. Ужас от последних событий сковал меня покрепче любой цепи. Не был ни сил, ни желания обсуждать это. Шаров всю дорогу держал свою руку на моем колене, как будто хотел даже здесь, даже рядом с собой, защитить ото всего.

Передав меня в заботливые руки Ивана Константиновича и Вовки, а также трех охранников, и это не считая тех, что сидели на входе в здание, Адам ничего не объясняя, уехал.

Я решила покориться обстоятельствам и порадоваться тому, что пока осталась в этой жизни и могу опять видеть своего сынульку.

Мне не удалось самостоятельно остановить поток тихих слез и добрый помощник Адама дал мне какую-то чудо таблетку. Спустя мгновение, я отключилась прямо там, где сидела – все на том же памятном диване в шикарном и огромном зале пентхауса Шарова.


Глава 18


Отрицание

фаза четвертая


***Могут ли наши сильные решения быть ошибочными? Что такое “идти по головам”? Это ли настоящий путь к успеху? Это ли настоящий путь к мечтам?***


Елизавета проснулась в прекрасном настроении. За ночь она успела многое обдумать и уже не сомневалась в правильности своего вчерашнего решения. Романо надо было уничтожить, Адам слишком увлекся этой навязчивой идеей вернуться в прошлое.

Для нее, для Лизы, Шаров никогда ничего подобного не делал. А то, что рассказал этот Костин, вообще не поддавалось никакому воображению.

У ее бывшего явно съехала крыша из-за этой простушки! Лиза сладко потянулась на шелковых простынях – день обещает быть отличным! Сегодня она “случайно” встретится с Адамом и они помирятся. У них обоих горе – ушли “дорогие и близкие” люди. А потом, ностальгия, они оба на родине. Любой психотерапевт скажет, что все это отличные условия для примирения.

Хотя, конечно, рассчитывать, что бывший растает настолько же сильно перед ней, как перед этой Машкой, не стоило. Между ними никогда не было такой любви. Вообще любви не было. Но, за столько лет, они уже стали в некоторой степени родными людьми.

На самом деле женщина удивлялась сама себе. Оказывается, убить кого-то так легко! Практически, как сделать заказ в ресторане! Быстро, гарантированный результат и никаких проблем! Адам, Адам… Но зачем же мучится с тобой, уверять тебя в своей любви, когда просто можно… А вот это уже действительно стоящая мысль! Лиза зажмурилась и представила на секунду, как бы она себя чувствовала, окажись она единовластной хозяйкой всего состояния Шарова! Вот подружки обзавидуются! Только она и никаких мужиков! А нужен будет кто – она его просто купит. Или… Да, положительно, мир становится намного интереснее под таким углом. И как же она раньше не додумалась до этого? Хотя было столько возможностей…

Ничего! Теперь-то она наверстает упущенное. Вдова. Богатая и молодая вдова. Как же это сексуально!

Лиза вздрогнула и нахмурилась – в дверь номера осторожно постучали. Кто это? Она вроде бы не заказывала завтрак.

Женщина быстро накинула розовый шелковый халатик и босиком подбежала к двери.

–Адам? – удивлению ее не было предела, но Лизочка тут же осеклась, бывший мог уже узнать о трагической кончине Машки. – Что случилось? – пришлось импровизировать и разыгрывать сочувствие на ходу,ведь она так и не успела порепетировать эти эмоции перед зеркалом.

–Случилось, – неприветливо ответил Шаров и прошел мимо нее внутрь.

–Что? С кем? – Елизавета очень старалась изобразить понимание, но этот чертов гель под кожей, не давал появиться ни одной морщинке.

–С Машей. Романо. Помнишь такую? – мужчина встал посреди зала и грозно сложил руки на груди.

–Романо? Это… Что-то такое припоминаю. Девочка из нашей компании, нет?

–Да.

–О, и что с ней?

–Ее пытались убить этой ночью.

–Пытались? – от неожиданного “радостного” известия, Лиза даже не успела скрыть ноту разочарования в голосе.

–Да. Заканчивай свою игру. Плохая из тебя актриса. Я все знаю. И про то, что это ты выманила ее на улицу, и про то, что это ты ее заказала.

–Я? Нет! Это все твой друг Костин! А я только позвонила! – выпалила Лиза, поняв, что угодила в капкан.

Эта дура Машка не только выжила, но и рассказала ему о звонке! Черт! Черт! Черт! Все не так!

–Ах даже так…– Адам еще больше помрачнел, мышцы на его теле напряглись до предела, невооруженным глазом было видно, как сильно он контролирует себя.

Лиза сделала несколько шагов назад. Бывшего таким она видела впервые в своей жизни. Он просто стоял и смотрел на нее в упор, но Лиза как-то сразу поняла, что вот сейчас он сделает с ней что-то очень страшное.

–Ты… ты сам виноват! Зачем ты так поступил со мной? После стольких лет, оставил без всего! Бросил, наплевал на мать твоего ребенка! Сбежал к этой потаскушке! Чем она заслужила тебя и все твое состояние, которое ты бросаешь к ее ногам?! Я! Я была с тобой столько лет! – Лиза так разволновалась, что не сразу поняла, что не говорит, а истерично кричит. – Пусть она сдохнет! Ради нее ты играешь в игры с банкротством! Проверки! Ты что, жениться собираешься?! Не бывать этому! Я все равно ее закажу! Еще и еще! Пока она не исчезнет из твоей жизни!

–Пока ехал сюда, думал, как с тобой поступить. Единственное, что меня останавливает – это Маша, твоя дочь. Я не хотел, чтобы она узнала об этом, но вижу, что иначе никак, – Адам вздохнул и повысил голос. – Забирайте ее!

В ту же секунду в помещение вошли люди в полицейской форме. Они быстро и слаженно произвели процедуру ареста. Сознание Лизы погрузилось в туман, оно просто не способно было принять происходящее. Огромные, грязные, металлические наручники на ее тоненьких ручках! Это не на самом деле происходит! Не с ней!

–Куда… – только вымолвила она, нижняя губа женщины тряслась, слезы огромными горошинами покатились из глаз, сейчас женщина была похожа на большого обиженного ребенка.

–Тебя будут судить и ты получишь наказание по заслугам. А когда выйдешь – на тебя наложат запрет на выезд в твою любимую Америку. Тебе придется застрять на родине. Надолго. Когда сможешь вернуться к светским раутам в Нью-Йорке, станешь уже слишком старой для них.

–Ты… ты не можешь так со мной поступить! – закричала Лиза изо всех сил.

–Я уже поступил. Уведите ее.


Что такое “раскаяние”? Может ли оно свидетельствовать о том, что человек осознал свою вину и больше никогда не поступит подобным образом? Нет. Это как дать домашнему зверю загнать самому дичь и съесть ее с потрохами. Вкус власти навсегда останется на его губах. Даже если прямо сейчас виновник это не признает.


-Адам, прости, я, ошибся! – Костин жалкой тварью сидел на полу, не в силах поднять свое тело. Жуткое похмелье давало о себе знать так же, как и чувство страха перед тем, что его ждет. – Ты… ты… обманул меня! Зачем ты разыграл эту комедию с банкротством?! У меня не было другого выхода!

–Выход всегда есть.

–Нет! Ты загнал меня в угол!

–Ты сам себя загнал в угол, Андрей.

–Неправда! Ты ничего не сделал с тех пор, как приехал! Только трахался с Романо и издевался над моими подчиненными!

–Если бы ты, Андрей, больше занимался делами, а не слежкой за моей личной жизнью, то заметил бы, то, что я сделал. Завтра должна была совершиться крупная сделка, которая спасет твою фирму. Помнишь, ты когда-то хотел открыть филиалы в Европе?

–Да…

–Так вот, я нашел партнера и подготовил для него предложение. Он хотел инвестировать в твое предприятие четверть миллиарда. Надо было просто немного подождать.

Костин почернел. Как? Что это? Завтра? Четверть миллиарда, филиалы в Европе… Он спасен! Шаров опять сделал это!

–Но, этого не будет. Через несколько лет, когда ты выйдешь из тюрьмы, в любом случае от твоего детища уже ничего не останется. О, не волнуйся, я позабочусь о том, чтобы это именно так и произошло.

Десять минут назад Шаров ворвался в квартиру Костина с намерением раздавить того, как клопа, он совсем не ожидал столкнуться с такой отвратительной картиной. Обидчик его возлюбленной валялся на полу жидкой массой, которую не только бить, трогать было противно.

–Шаров, прости! Я сделаю все, что скажешь! Бес попутал! Эти кредиты, я впервые в жизни весь в долгах, ты знаешь, что я не привык к такому. Это состояние аффекта! Шаров! Я всю ночь мучился совестью… Сразу, как мне сообщили, что Романо… все, я… я просто тут же понял, что натворил! Шаров, прости меня! Ну, что ты хочешь, чтобы я сделал? Хочешь, назначу Романо самым главным директором?!

Адам покачал головой и подал знак людям в форме забрать “это”.


***


От сладкого сна меня снова оторвал звонок мобильного. И опять неизвестный номер! Да что же это все не заканчивается!

–Але, – раздраженно рявкнула в трубку.

–Маша? – мои брови взлетели вверх.

Я еще сплю? Это опять Лиза!

–Не вешай трубку, у меня только одна возможность поговорить. Адам отомстил мне, можешь не тратиться на ругань.

–Я и не думала…

–Но, прежде я исчезну из вашей жизни, хочу тебе кое-что сказать. Шаров не такой безобидный, как ты думаешь! С самого начала он играет с тобой. Я бы, лично, засомневалась в его этой любви, если бы мне устроили такие проверки!

–Какие еще проверки? – Лизе мало? Она решила упорно не отставать от меня со своими интригами?

–Как, а ты разве еще не знаешь, что банкротство выдумка? Это он тебя проверял. На вшивость. На сколько ты любишь деньги. Чтобы не обжечься с тобой, как со мной, – женщина на том конце неприятно расхохоталась. – Какая это любовь?!

Ее хохот очень быстро перерос в истерику и я поспешила положить трубку. Тупо сидела еще минуту, буравя застывшим взглядом идеальную стену. Проверка? Я ему, что, принцесса на горошине?


-Я закончила, – услышав гудки в трубке, сообщила Елизавета своему охраннику.

Ей дали одну возможность позвонить и она распорядилась ею так, как посчитала нужным. Не быть тебе, Шаров, счастливым. – А теперь, вызовите моего адвоката, – приказным тоном обратилась она к полицейскому.


Ничего не понимаю! Как это, банкротство – выдумка? Как это вообще возможно?! Не-е-ет, все она врет. А как же сообщения по телевизору? Разве могут в новостях врать? Возможно ли подкупить новости? Нет… Но возможно подкупить источник информации. Но, так грандиозно, ради одной проверки меня?? Или… не только меня?

Проверка…

Я вдруг четко поняла, что Шаров ворвался в мою жизнь совершенно неожиданно, несколько дней назад, но он точно знал, зачем он приехал. И это его заявление в первый же день: “У тебя будет секс со мной”. Он сказал это так спокойно, словно по-другому в принципе и быть не могло.

Меня передернуло. Не-е-ет, это надо заканчивать. Адам, его окружение, эту неделю планета как с ума сошла!


После долгих препирательств, мне удалось вырваться из цепких рук Ивана Константиновича. Решив ничего сейчас не думать и не делать выводы, я взяла Вовку и вызвала такси. Довольно с меня. Поеду к маме. Несколько дней отдыха от мира и сыну пара больничных не помешает. Закроюсь от всего и от… Адама. А потом, мы поговорим, возможно.

Так я думала. Но директор департамента кармы, как обычно, решил иначе. В своем фирменном стиле.


Нет, это место возле подъезда этого фешенебельного здания уже становится для меня каким-то роковым. То Софья, то Лиза, и вот теперь, нате вам!


Мы уже сидели в такси, как к дому подъехал автомобиль Шарова. Я уже узнаю его из тысячи, как там в песне и пелось. Мое сердце ушло в пятки. Из ниоткуда к машине подбежала растрепанная девушка в дешевой одежде и постучала в затемненное стекло. Она взволнованно озиралась по сторонам и мне не составило труда узнать в ней… Марьяну! Моя челюсть отвалилась. Что она-то здесь делает?! Стекло авто опустилось и я увидела Шарова. Марьяна что-то быстро ему начала рассказывать. Внезапно, Адам заметил наше такси. И меня. Наши глаза встретились и мои щеки запылали!

–Поехали, пожалуйста, поехали! – крикнула я водителю.

Кажется, это уже привычка сбегать отсюда. А, может быть, надо было сделать это один раз и больше не возвращаться? Для всех лучше.


Глава 19


-Дочь, может, откроем? Сколько уже можно оборону держать?

–Нет, мама. Надоест – уйдет.

Шарову не понадобилось слишком много времени, чтобы найти мое убежище. Я сейчас только одному радуюсь – что у мамы в квартире установлен очень деликатный звонок, такая птичья трель, на мозг, по крайней мере, не слишком давит.

Свой телефон я утопила в кружке с чаем. Нет от него толку. Вроде бы не долго добирались до мамы, но за это время я столько всего успела передумать. И о том, правда ли то, что сказала Лиза, и о том, что вообще происходит. Адам, конечно, сейчас ни в чем не признается.

Он опять поступит по-своему. А я так не хочу. Ситуация с Марьяной меня сегодня просто добила. Мало покушения, утра в лесу с шишкой на голове, мало этой непонятной проверки, так еще теперь и это!

Выходит, что они с Марьяной знакомы? Это тоже была “проверка”?! Какого лешего?

Я, наивная дура, все эти дни полагала, что это случайность, вновь вспыхнувшие чувства, проснувшиеся мечты, мой второй шанс стать счастливой.

А оказалось, это был целый план. Ну, так получается, по здравому рассуждению. Кому здесь верить?

–Все, кажется, ушел, – сказала моя мама, выйдя из коридора. – Теперь-то ты ужинать пойдешь?

–Я пойду! – вклинился Вовка.

–Ты же только что ел! Опять проголодался? – притворно сурово спросила бабушка своего внука.

–Да, а что? – сын обнял ее и поцеловал в подставленную щеку.

–Хорошо, хорошо. Вот, что значит, мужчина растет! Маша, пойдем, хватит дверь подпирать.

–Да, сейчас, переоденусь только, – ответила я и скрылась в маминой комнате.

У нее в шкафу всегда была полка с домашними легкими вещами, в которые я могла переодеться, если оставалась на ночевку. А пока жила с Петром, такое нередко происходило.

В эту же секунду на улице пошел дождь. Сильнейший ливень заколотил по стеклу. Что-то потянуло меня подойти к окну и я посмотрела вниз. Там, припаркованный возле подъезда, стоял черный автомобиль. А возле него, опершись спиной на дверцу, Адам. Крупные капли дождя падали на его голову, светлые волосы прилипли ко лбу, одежда уже явно промокла насквозь. Но он стоял и не двигался. А только смотрел наверх. На наши окна.

Он не мог видеть меня. В комнате темно, а меня отлично скрывает занавеска. Адам… Что ты натворил?


Я столько лет мечтала о тебе. Помнишь, как это было? Те искры между нами, наш первый поцелуй? Тогда ты был моей вселенной. Нам не надо было держаться за руки – мы всегда были связаны невидимыми нитями и сегодня, спустя столько лет я убедилась, что ты тоже это чувствовал.

В то время я боялась признаться тебе в своих чувствах, боялась подойти и сказать. Думала, ты поднимешь меня на смех. Боялась, что растопчешь мое сердце, которое я сразу, с первой секунды отдала тебе. Оно уже давно твое, хотя ты об этом и не знал.


Мои глаза были сухими. Дождь плакал вместо меня. Укротитель кармы, наконец, остановил вселенную и дал мне передышку. Все обдумать и переосмыслить.

Куда я иду? С кем? Что за ужас окутал мою жизнь в последние часы?

Мой муж, которого я знала, вдруг превратился в настоящего монстра. На работе хаос. Меня, обычную, никому особо не нужную женщину, “заказали”. Что за ерунда? Мужчина моей мечты устроил черт знает что, чтобы проверить меня.


Адам в последний раз посмотрел на наши окна и, как будто что-то для себя решив, сел в авто. Через минуту только сухое место на парковке из-под его машины напоминало о Шарове.


Ну, вот и все. Прощай, мой принц. Сказка кончилась. Все клоуны свободны. А самый главный из них – я.


***


Уже прошла целая неделя, целых семь дней, как я вышла на работу. Костин больше здесь не хозяин, компанию перекупили. Я все так же занимаю должность в рекламном отделе. Адам, слава богу, исчез.

С новым руководством у меня полное понимание. Умные люди, умеющие отлично управлять бизнесом такого рода. Что ж, говорят, что не делается, то к лучшему. Даже Софья осталась работать здесь, только ее теперь не узнать. Строгий костюм, вышколенное поведение. Как быстро людей меняют обстоятельства.


Уже две недели, две чертовых недели, я не видела Адама. Он просто испарился. Мы с Вовкой все еще живем у моей мамы. Не могу заставить себя вернуться домой. Там остались его вещи.

Ночами сплю по четыре-пять часов, сон рваный, беспокойный. Сердце колотится, как отбойный молоток. Шаров и тут не дает мне покоя.

Говорят, Петр уже вышел из больницы, но с нами он пока не пытался связываться, и это к лучшему, я считаю. Пусть, мне надо остыть и ему тоже. У нас общий сын, и, так или иначе, нам придется договариваться.

Удивительно. Шарова нет в моей жизни уже четырнадцать дней, и все вокруг тихо и гладко. Ничего не происходит. День за днем в серой пустоте. Без цели, без желания… Зачем оно мне?

Мой такой светлый кабинет превратился в мою же камеру. Не могу здесь находиться, не могу сидеть за этим столом, где мы… Это была чудесная история, которой с самого начала не было суждено существовать долго и закончиться счастливо. Слишком большая высота для меня. Рожденный ползать, летать никогда не научится.

Что же больнее? Его проверки или такой безразличный уход?

Да! Сама выгнала. Но…

Я не крашусь эти дни, совсем. Нет смысла. Каждый день глаза “на мокром месте”, никакая косметика не выдержит. Стыдно на работе появляться, но пока других вариантов нет. Буду сегодня подавать заявление об уходе. Бежать из этого места, бежать как можно дальше от воспоминаний об этом человеке, который разбил мою жизнь, мое тихое и мрачное существование. Который заставил меня помолодеть, вспомнить, что это такое, быть любимой и самой влюбиться до беспамятства.


Я вышла из офиса и вдохнула полной грудью вечерний воздух – что ж так горько-то. Глаза пересохли, а кожу на щеках просто жжет. Пожалуй, перебор со страданиями. Может, оно и к лучшему, что Дашка сегодня вечером позвала меня на юбилей нашей школы – конечно, опять воспоминания, но Адам с ними никак не связан. Есть надежда, что эти ощущения выбьют из меня хандру, клин клином, как говорится.

Села в такси и отправилась в салон красоты, надо чтобы девочки визажисты профессионально замазали следы слез на моем лице. В таком виде, естественно, появляться нельзя.


Должна признаться, что кроме Дашки мне прихорашиваться не для кого. Не особо дружила с одноклассниками, этакая белая ворона. Не знаю почему, но никогда не могла поладить с одногодками – Дашка особенное исключение.

–Привет, подруга! Отлично выглядишь! Поехали? – Дашка поднялась за мной в мамину квартиру, когда я после салона добралась сюда, чтобы переодеться в вечернее платье.

Я согласно кивнула и мы спустились вниз.

–Надеюсь, ты не будешь злиться на меня, если Давид подвезет нас? Он же тоже выпускник нашей школы, ты помнишь? Вот, так я и подумала, зачем нам ехать по отдельности, если так будет проще и удобнее.

Даже не стала перечить, а просто села в машину. Давид тоже не сиял от счастья. Его серьезный и хмурый вид отвлек меня от моих мрачных мыслей на какой-то момент. А с ним-то что произошло?


Не стала задавать вопросы. Учитывая нашу с ним последнюю размолвку, чем меньше мы общаемся, тем больше мира во всем мире.

Встреча выпускников прошла не особенно ярко. Сначала речь директора – ее я вижу впервые, поэтому никаких эмоций это у меня не вызвало. Да и само здание школы полностью отремонтировано, так что воспоминаниям даже не за что зацепиться, по большому-то счету.

Она говорила долго и уж слишком официально, так, что все время было желание окунуться в царство Морфея. Наконец, раздались громкие аплодисменты и у бывших учеников появилась возможность разбрестись по классам, чтобы пообщаться.

От нашего класса почти никто не пришел. Дашка встретила знакомых из параллельных классов и куда-то испарилась.

Я же осталась в главном зале – обещала дождаться подругу и только тогда ехать домой. Здесь началась дискотека и мне удалось ухватить пластиковый стаканчик с какой-то не слишком симпатичной выпивкой и уединиться в дальнем и самом темном углу бесконечного помещения. Отсюда было легко наблюдать за танцующими и самой, в то же время, не попасть в их число. Правда, не долго.

–Прячешься? – я вздрогнула, странно, не почувствовала приближение Давида.

–Нет, отдыхаю. Длинный рабочий день, – стандартная отговорка, она, как правило, хорошо помогает быстро закончить нежелательную беседу.

–Маша, нам надо поговорить, – ну вот, началось.

–Нет, не надо, Давид. Я уже уезжаю домой, сейчас только Дашку поймаю.

Вероятно, это все мое эго. Так погрузилась в жаление себя самой, что совсем потеряла бдительность. Брат подруги практически сцапал меня за руку и заставил выйти за ним из зала.

–Давид, стой!

Он не слушал меня, а только быстро шагал к выходу из школы. Я знаю этот коридор, мы нередко по нему сбегали с уроков. Его пока не успел затронуть ремонт и все здесь осталось таким, как было когда-то.

Когда мы оказались на улице, мой похититель остановился. И, больше ничего не делал, а просто стоял рядом и смотрел на меня.

–Маша, пойми, его больше нет. Зато есть я. Хочешь, прямо завтра, нет, сегодня, я придумаю как, поедем и подадим заявление в загс! Даша сказала, что ты уже получила развод.

–Давид, ну, сколько тебе повторять?

–Нисколько. Я тебе все равно не верю. Ты остынешь и забудешь других, а я всегда останусь рядом. Вот, – парень достал из кармана брюк коробочку, – хочешь, мы сейчас вернемся и я прямо при всех сделаю тебе предложение?

Я тупо стояла и смотрела на сияющее изделие в открытой бархатной коробочке. А, может, плюнуть на все и согласиться? К чему мне вся эта боль, каждый день покрывающая плесенью страданий мою душу? Куда я качусь? В пропасть? На дно?

–Маша, скажи “да”!

–Давид, угомонись уже.

–Ты выйдешь за меня и точка, – прорычал обиженный жених.

–Нет, – этот спокойный голос снова разорвал вселенную.

А что это, собственно, у меня так застучало сердечко от удивления? Следовало сразу догадаться, что Шаров где-то близко, ведь неприятности уже начались.

–Да, я согласна! – выпалила громко, при этом гордо подняв подбородок.

Что ж, решение пришло спонтанно и так естественно. Это не то, чего я хотела. Но как-то в единый миг поняла, как оградить себя от последующих бед – сбежать от Адама окончательно. Похоже, ни Шаров, ни Давид не ожидали такого поворота событий.

–Правда? Маша, ты серьезно? – Давид вглядывался в мое лицо, видимо пытался понять, не сошла ли я с ума.

–Конечно, – для правдоподобности выхватила у него из рук коробочку, взяла оттуда кольцо водрузила на свой палец.

–Машка, ты, ты просто… – новоиспеченный жених засиял, как начищенный самовар.

И вдруг, мой план провалился в тартарары. Я как-то и не очень поняла, что именно произошло, Адам молниеносно возник между нами с Давидом и сделал всего один взмах рукой, закончив его вроде бы даже легким ударом по лбу противника. Дашкин брат рухнул бесчувственным кулем на землю.

–Надеюсь, ты наигралась и мы теперь можем спокойно поговорить? – повернувшись ко мне, спросил Шаров все также невозмутимо.

–Что ты наделал, твою мать?! – честно, мне было не до сантиментов!

Что я скажу лучшей подруге? Я быстро наклонилась над бесчувственным телом и пощупала пульс – он был. Уфф… Слава богу, живой.

–С твоим поклонником все впорядке. О нем позаботятся. Маша.

–Я не собираюсь с тобой разговаривать! Зачем ты вернулся? Что тебе от меня надо? Опять проверить? Что, теперь на верность? Подложишь меня под кого-нибудь мужика?

Умом, видимо, самым далеким, я понимала, что завелась с полоборота, но меня уже несло. Пусть даже и в пропасть! От моих слов Адам побагровел.

–Ты, ты ворвался в мою жизнь! Зачем? Если не доверял мне изначально, зачем вообще приехал? Тебя кто-то просил об этом? Убирайся туда, откуда пришел! Если ты не умеешь доверять, ценить, не умеешь любить – нам с тобой не о чем разговаривать! Если я тебя не достойна, зачем таскаешься за мной?!

Шаров молчал, нечего сказать, судя по всему. Пусть проваливает! Как и в прошлый раз, только и может, что натворить и уехать.

Я сидела на коленях перед Давидом и поддерживала его голову. Может быть скорую вызвать, что этот урод сделал с ним?

–Эй, что здесь происходит?! – из дверей школы внезапно появилась пропавшая Дашка, конечно, когда еще ей объявиться, не тогда, когда мне это было необходимо! – Давид, Давид! Что с тобой?

Подруга оттолкнула меня и сама опустилась над братом.

–Изверги! Вызовите врача! Машка, я тебе доверяла, а ты как всегда, творишь только то, что хочешь! Зачем ты так с ним?! Уходи! Видеть тебя не хочу!

Ну вот, мы оказались с Шаровым в одинаковой ситуации.

–Даша, я хочу помочь, – неуверенно пролепетала я себе под нос.

–Уходи! Уходите оба! Ты мне больше не подруга!

Хотела было положить руку ей на плечо, как-то успокоить. Но Дашка превратилась в настоящего ежа. Похоже, придется исчезнуть.

Я развернулась и зашагала прочь. Уйду, но уж точно не с Шаровым. Пусть даже не надеется. Мало бед, которые он принес в мое существование, так еще и с подругой меня поссорил!

Шла не разбирая дороги. Вроде как в нужном направлении, но черт его знает. Меня сейчас совсем не интересует, куда приду в результате. Лишь бы убраться подальше от Шарова.

–Маша, остановись.

Да ешки-поварешки, он пошел за мной!

–Нет, убирайся!

–Маша. Последний раз прошу.

–Нет.

Зря, наверное, я так. Знала же, что Адам никогда не слушает других, а всегда поступает только так, как сам того хочет. Неведомая сила перевернула меня и ваша покорная слуга повисла вниз головой на плече своего похитителя.

–Отпусти! Отпусти! Немедленно отпусти меня!

Шаров даже и не подумал реагировать на мой протест, а только шлепнул меня ладонью пониже спины и продолжил свой путь. Как скоро оказалось – у него недалеко был припаркован автомобиль. Его жертва глазом не успела моргнуть, как он ее с легкостью посадил в салон и пристегнул ремнем безопасности, а затем щелкнул брелком и двери автомобиля закрылись на замок. Отлично! Теперь я в западне!

Вот же гад!

–Что тебе надо от меня?! – процедила я сквозь зубы, когда Шаров опустился на сиденье водителя и завел двигатель.

–Просто поговорить.

–А если я не хочу?!

–Придется, – я попыталась отстегнуть ремень, но автомобиль резко взял старт, и меня вжало в сиденье. Пожалуй, не лучшая моя идея.

Автомобиль мчался по ночной дороге, а мы оба молчали. Внутри меня все кипело. Выходки этого человека приводили меня в бешенство. Что бы он не пытался мне сообщить – ничему верить не собираюсь.

–Ты упомянула проверку. Не сочти за труд объяснить, о чем ты говоришь.

–Будто ты сам не знаешь, – фыркнула я, не собираясь продолжать.

–Не знаю. Мы с тобой расстались у меня дома. Потом, по словам Ивана, тебе кто-то позвонил и ты просто уехала. Пригрозив полицией, если кто-то попытается тебя остановить. Кто тебе звонил?

–Какая тебе разница?!

Авто с визгом затормозило и меня немного выбросило вперед. Шаров припарковался на обочине и выключил двигатель.

–Можешь не пытаться сбежать – двери закрыты. Ты никуда не уйдешь, пока все мне не расскажешь.

–Зачем тебе? – я насупилась и упрямо сложила руки на груди.

–Кто тебе звонил?

–Лиза, Лиза мне звонила. Все? На это тебе нечего возразить? Рассказала о том, что ты подстроил все это с банкротством, чтобы меня проверить на вшивость! Вот, скажи, зачем ты едешь сюда, если изначально не доверяешь мне? Тебя же никто не заставляет! Ты свободный человек. Делай, что хочешь! На кой черт ты врываешься в мою вселенную и все там ломаешь?!

–Потому, что я люблю тебя.

Я отвернулась. Все, разговор окончен. Истерзал он мою душу в конец!


Мы куда-то очень долго ехали. Не один час. После его признания, я не проронила ни слова. Как реагировать на его бесконечные игры? Где правда? За окном пошел дождь. Крупные капли на скорости разбивались о лобовое стекло автомобиля. Дворники успокаивающими маятниками очищали наш обзор от воды. Довольно быстро я уснула.


Мне приснилась зима. Холодная, белая, но не противная. Деревья, окутанные снежной пеленой, дороги… И серое небо. Я иду по дорожке, а под ногами хрустит снег. Белое чудо, спустившееся на землю.

Я одна во всем этом великолепии и ни души вокруг. Только голоса. Они появляются один за другим, и поначалу их не разобрать. А потом, я узнала Лизу. Она все шепчет про обман Адама. А потом и Петр:

–Ты спишь с ним, потаскуха!

–Уходи! Видеть тебя не хочу! – это уже Дашка.

Вдруг, впереди, прямо передо мной появилась темная фигура. Голоса стихли, я же приблизилась к незнакомцу. Им оказался Шаров. Его всегда веселые глаза были очень грустными.

–Я люблю тебя! – прошептали его губы и меня выбросило на поверхность реальности.

Разлепила веки. Где я? Уже рассвело. Незнакомый, огромный двор. Везде ухоженные лужайки, а сбоку немаленьких размеров дом. Настоящий русский сруб. И никого.

Вздрогнула. Дверь со стороны водителя открылась и появился Шаров. Он не улыбался, как это было раньше. Его глаза были точно такими же грустными, как в моем сне.

–Доброе утро. Пойдем, я хочу кое с кем тебя познакомить.


Глава 20


Принятие нового

фаза пятая



Не дождавшись моего ответа, он обошел авто, и помог мне выйти наружу. На улице было прохладно и свежо. Зевнула. Интересно, где мы?

Шаров деликатно положил руку мне на талию, и повел во внутрь здания. Я так устала, да и любопытство съедало мой мозг насквозь, так что послушно последовала за ним, при этом даже ни разу не пискнув в защиту “против”.

Внутри дома оказалось очень уютно – стены ничем не были обработаны – обратная сторона толстенного сруба абсолютно свободная и только контрастные пятна в виде белой мебели в деревенском стиле и темного паркетного пола, задавали основные акценты. Люблю такую обстановку. Ничего лишнего, вся натуральность сохранена.

–О, кто это тут у нас? – нам навстречу вышла невысокая женщина со светлыми волосами и глазами… безумно красивыми изумрудными глазами.

–Мама, познакомься, это Маша. Маша, это моя мама, Устина Карловна Шарова.

–З-здравствуйте, – слегка заикаясь, выдавила я из себя приветствие, вот уж никак не ожидала.

Запрещенный прием! Но зачем же Шарову все это? Если он настолько не доверяет мне, теперь еще и с родителями знакомит?

–Жаль, папа наш сейчас не дома, я его в магазин отправила, Маша, захотела пончики на завтрак и только магазинные, – это она уже Адаму адресовала.

–Капризничает? – отозвался Шаров, и я впервые увидела его с этой стороны.

Взрослым, серьезным мужчиной, бывалым отцом, воспитавшим взрослого ребенка.

–Да, ну, мы не стали уже ругать внучку, вся эта история с Елизаветой, ты понимаешь. Но, не волнуйтесь, Машенька, – это снова мне, – Виктор Станиславович скоро должен вернуться и тогда вы сможете с ним познакомиться. Ой, что же это мы?! Все на пороге стоим! Вы же, наверное, устали и замерзли, пойдемте, Машенька, я вас кофе напою или чаем? А ты, Адам, иди с дочерью поговори, она в своей комнате.

Шаров еще раз посмотрел на меня, ох и тяжелый взгляд у него был в тот момент. Но, плевать, раз уж затащил меня сюда, не буду устраивать истерики при родителях, они-то ни в чем не виноваты. Позже поймаю момент и уеду домой.

–Сюда, проходите, Машенька, проходите.

Мама оказалась очень приятной женщиной. Так ухаживала за мной.

–Так все-таки, Машенька, чай или кофе?

–Кофе, спасибо, – я зевнула.

Она провела меня на кухню – большое помещение, где тоже все устроено в новом деревенском стиле. Я приземлилась на табурет возле стола, куда жестом показала хозяйка дома.

–Знаете, Машенька, мы с Виктором Станиславовичем столько лет ждали этой встречи с вами. Так что, у нас с отцом сегодня большой праздник! Жаль, конечно, что это прекрасное событие омрачает инцидент с Лизой, но, такова жизнь. Мы постараемся как-то пройти этот этап и позаботиться о внучке.

Ловко справившись с профессиональной кофеваркой, хозяйка дома поставила передо мной чашку с ароматным напитком.

–Спасибо, – поблагодарила я и сразу же сделала большой глоток, вкус был необыкновенным.

–На здоровье! Пейте, пейте, – сказала женщина и присела на стул напротив меня. – Все не могу поверить, что вижу вас вживую. Я очень рада, что мой сын наконец-то обрел свое счастье, за которым так давно гнался! Мы не верили в возможность этого, ведь вы были замужем. Ой, а как не терпится познакомится с Вовочкой! У нас теперь двое внуков и, надеюсь, буду еще! Пейте, у вас усталый вид. Адам, конечно, выдумал, приехать так рано! Мог бы дать вам поспать, а только потом уже отправляться в гости. Ой, Машенька, так много лет, вы не представляете себе. С того самого момента, когда мы узнали, как будут звать нашу внучку. Этот молчун ведь не расскажет ничего. И вы, скорее всего, не знаете. У него в офисе, я туда нередко заезжаю, висит ваш огромный портрет во всю стену. Пьер Блум рисовал, дорогущий американский художник, Адам для этого ваше фото в интернете скачал, представляете?

От такой новости я чуть не подавилась тем самым кофе! Ничего себе! Что говорит эта женщина?! Дочь назвал… моим именем, получается? Портрет во всю стену? Что за ерунда?! Они решили всей семьей меня разыграть?!!

–Вот только, сейчас с Машенькой, внученькой нашей, придется нелегко. Как маму-то ее арестовали, внучка сразу потребовала привезти ее сюда – Адам тут же примчался все разрешения делать, это же целая эпопея, без матери ее привезти! Да и девочка не слушается совсем, возраст такой, а еще все эти события. Ой, да ладно, после об этом! Расскажите лучше, когда мы сможем с Вовочкой познакомиться?

Щекотливая ситуация, ничего не скажешь. Трудно мне с родителями общаться, особенно когда они настолько уверены в том, что у нас с их сыном все хорошо. А нифига не хорошо! Все хуже некуда!

–Мама, уже с расспросами к Маше пристаешь? – в кухне появился Шаров.

Невыспавшийся, усталый. Но сейчас он казался намного более настоящим и искренним, чем в своем пентхаусе. – Если ты не против, я украду ее ненадолго? – Адам протянул мне руку, предлагая встать. Я послушалась.

–Ребята, только действительно недолго, скоро приедет папа и будем завтракать.

–Хорошо, – ответил Шаров и мы направились вверх по лестнице, где зашли в просторный кабинет и Адам закрыл за нами дверь. – Прости, что пришлось оставить тебя на маму, дочь сильно переживает. Мне надо было с ней увидеться.

–Ничего, – тихо ответила я.

–Мы так с тобой и не поговорили, – Шаров не пытался приставать, а даже отошел к широкому деревянному окну и посмотрел на улицу. – Я бы хотел кое-что объяснить. Ты… послушаешь?

Я только кивнула. Адам смотрел на меня, изумрудные глаза застыли. Почему-то мне показалось, что сейчас в них было только одно сильное чувство – боль. Боль настолько большая, что я ощущала ее своей кожей.

–Спасибо. Только, пожалуйста, дослушай до конца и уже потом принимай решение. Хорошо?

Снова кивок.

–Спасибо. Маша… я много ошибался в жизни. Очень. И самая главная моя ошибка была, что я когда-то упустил тебя… Маша не моя дочь, Лиза наврала мне тогда, четырнадцать лет назад. И, поэтому, случилось то, что случилось. Я не был уверен, что ты испытываешь такие же сильные чувства ко мне, какие я… испытывал к тебе. В какой-то момент, я решился, но было уже поздно – узнал, что ты уже вышла замуж. Потом родила сына. Не от меня. Тогда мне осталось только сожалеть о том, что не было сделано. Прошло много, очень много лет. Часов, дней. Все это время я ждал возможности… исправить ошибку. И когда она, эта возможность появилась, я как последний идиот совершил еще одну. К сожалению, Лиза была права – я действительно подстроил историю с банкротством, чтобы проверить тебя. Но это было до нашей первой встречи! С того момента я забыл обо всем! Даже об этой “рекламной компании”. Ты… близость с тобой… которую я так долго ждал, готовился… свела меня с ума. О любых предосторожностях забыл сразу.

Я поняла, о чем он говорил. Для меня этот момент тоже оставался загадкой последние недели. Ведь если он мне не доверял, хотел проверить, это никак не состыковывалось с тем, что мы ни разу не предохранялись с первой нашей встречи, а раз было много.

–Маша, я идиот. Влюбленный идиот, прости меня. Не знаю, как смогу искупить свою вину… Возможно ли это? После всего…

–Есть еще один момент, который ты так и не прояснил, – решила я поднять давно забытую тему, – откуда ты знаешь Марьяну?

Шаров нахмурился, как будто что-то вспоминая. Ну вот, сейчас опять в кусты спрячется.

–Марьяну?

–Только не говори, что ты меня не узнал тогда, в клубе.

–Не узнал? – горько усмехнулся Адам. – А ты думаешь, я любитель таких развлечений? Конечно узнал, поэтому и выкупил встречу с тобой вперед Костина. Маша, ты тогда заставила меня поволноваться. Это был большой сюрприз, увидеть тебя в том барделе. Потом, когда ты ушла, я допросил хозяина заведения. Он долго упирался, но в конце концов объяснил, что ты у них впервые и привела тебя некая Марьяна на замену. Я встретился с ней и в обмен на помощь, материальную, как ты понимаешь, она рассказала о том, как ты оказалась за стеклом в тот вечер. Эта твоя слабость, вечно спасать утопающих, как обычно ввела меня в заблуждение.

–Почему тебе было просто не спросить меня об этом? – откровенность Адама, словно несокрушимый ледокол, разбивала всю мою выстроенную защиту.

–Я… боялся, – помедлив, сказал Шаров, – боялся узнать правду. Маша, я был не прав, уже тысячу раз раскаялся в этом. Но мы с тобой слишком долго не виделись. Все могло случится. Наверное, меня слишком много обманывали.

–Может быть, ты просто не с теми людьми имел дело? – просто спросила я.

Адам неуверенно приблизился ко мне, но не обнял, как делал это раньше. Несвойственная ему нерешительность и осторожность, извинения, все сказанные слова, а он человек отнюдь не многословный, согревали мое кровоточащее сердце. Я не могла не поверить ему в тот момент. Это было просто невозможно.

–Сможешь ли ты когда-нибудь меня простить?

Я подняла глаза на него и произошло то, что в общем-то должно было, как только наши взгляды пересеклись – он понял мой ответ без слов. Наша магия, которая никогда и никуда не исчезала, вновь окутала двоих нерешительных дураков. Да, именно такими мы и были. Это ж надо, сколько всего натворили, прежде чем просто поговорить и все выяснить! Все эти страхи, от которых мы оба бежали, появились из-за сильного чувства, которое мы оба так боялись потерять.

Я молча прикоснулась подушечками пальцев к его щеке, а он взял мою руку и поднес ладонь к своим губам – нежное тепло тут же пробежало по моему телу, от ладони до самых пяток и макушки головы.

–Какой же ты дурак, все-таки…

–Согласен, – прошептал Шаров и его глаза стали слегка влажными. – Маша, пожалуйста, больше никогда не убегай, не исчезай. Я не желаю тебе зла. Я люблю тебя. Больше жизни.

Я обняла этого сильного и нежного человека, который разрушил мою вселенную, просто выдернул из моей истории четырнадцать лет, что разделяли нас, и построил новую. Где мы вместе. Наконец-то вместе и счастливы. Положила голову ему на грудь и аромат его тела опять окутал меня – вот теперь все на своих местах. Пазл собран, так все должно было быть с самого начала.

Видимо, четырнадцать лет назад директор моей кармы был пьян, наступил на грабли и получил по лбу, оттого и перепутал мою судьбу с какой-то чужой.

–Ты выйдешь за меня? – спросил он, очень нежно обняв меня и прижав к себе.

–Это лишний вопрос, ты прекрасно знаешь ответ на него.

–Я люблю тебя.

–Я тоже тебя люблю. Но есть одно “но”. – отпрянула я, хитро улыбаясь.

–Любое! Я на все согласен уже заранее!

–Ты должен подписать брачный договор. Ничего не знаю. Есть у меня любимые тапки, которые я тебе ни под каким соусом не дам делить. Ты у меня уже второй муж, много вас, а тапки одни!

Адам резко притянул меня обратно к своей груди и шлепнул пониже спины:

–Не шали. Если ты надумаешь меня бросить, в наказание заберу оба твоих тапка и буду в них на работу ездить.

Я счастливо захихикала. Вот, что значит найти своего человека, нет никакого недопонимания, все просто и ясно.

–Маша, я хочу познакомить тебя с дочерью.

–Эм… может быть не сейчас? Я не уверена, что после того, что случилось с Лизой, она будет рада знакомству со мной.

–На самом деле, она уже давно знакома с тобой и ты не представляешь насколько.

Мой мужчина как и всегда взял меня за руку и повел за собой. На этом же этаже, как выяснилось, были расположены все спальни. В дверь одной из них мы постучали. Не дожидаясь ответа, Адам открыл дверь и вошел, ведя меня за собой.

Комната оказалась просторной и очень светлой. Большая деревянная кровать, белые покрывала, туча подушек, несколько кресел и письменный стол, за которым сидела молоденькая девушка. Он повернулась к нам и, увидев, кто пришел, вскочила со стула и подлетела к Адаму, обняв за шею, радостно поцеловала в щеку:

–Пап, привет еще раз! Так ты решил, мы поедем сегодня гулять?

–Боюсь, не сегодня, – извиняющимся тоном ответил Шаров.

–Жаль, но хоть завтра-то получится?

–Посмотрим. Маша, я хочу тебя кое с кем познакомить, – он отступил в сторону и мы с ней предстали друг перед другом.

Забавно, девочка совсем не была похожа на свою мать. Русая, светлые глаза, но не зеленые, черты лица очень простые. Я никогда не видела Лизиных родителей, но, возможно, она похожа на кого-то из них? Или на своего настоящего отца? Как бы ни было, девушка была очень симпатичной, хоть и не такой красавицей, как ее мама.

Более спокойной, домашней, что ли. Нет шика и лоска, обычный подросток, майка, джинсы, кроссовки. Ноль косметики.

–Привет, – неожиданно она улыбнулась мне. – Ну, неужели! Ты привез ее! Бабушка говорила, но я не верила. И вот. Мария, очень приятно, меня тоже зовут Мария, и я знаю, в честь кого папа меня назвал!

–Я, оставлю вас на несколько минут, – Адам быстро вышел из спальни дочери.

Вот, хитрец! И как мне с ней себя вести?

–Мне тоже, приятно, Маша. Я… очень сожалею из-за того, что случилось с твоей мамой.

–Да, я тоже очень переживаю, поэтому и приехала сюда. Знаете, мама никогда не уделяла мне слишком много времени. Когда я болела или… когда были проблемы. Всегда только Адам. Я знаю, что он мне не родной отец. Только папа был всегда рядом. Мама – нет. Но, я все равно переживаю.

–Ты очень по-взрослому рассуждаешь, – заметила я.

–Правда? Я много учусь! Вот, смотрите, сколько у меня книг! И это еще мало, на Манхэттене у меня целая библиотека, а еще у бабушки с дедушкой в Италии, я там все каникулы провожу. И всегда читаю!

–Ты большая молодец, – подбодрила я Машу. – А чем ты особенно увлекаешься?

–Психологией! И еще режиссированием, это так интересно, кино снимать! А в Америке я прошла курсы прямо в Голливуде, представляете?

–И сама уже что-то сняла?

–Я, – засмущалась девочка, – нет. Рано еще! Только так, для школы что-то и подружкам блоггерам помогаю иногда.

–Покажешь как-нибудь?

–А вам интересно, правда?

–Конечно! Я тоже, в некотором роде, участвовала в создании видео роликов, только они все больше рекламные были, а не художественные.

–Ой, как здорово! А вы на самом деле хорошая! – радостно, совсем по-детски хлопнула в ладоши дочь Шарова. – Папа всегда рассказывал о вас, когда я спрашивала. И готовил меня к этой встрече. Но я очень боялась, что вы будете как мама, говорить только о вечеринках и моде. А я это не люблю. У меня совсем другой характер.

–Я тоже не люблю вечеринки, – подмигнула ей.

–Это здорово!

–И книжки по психологии тоже часто читаю, но мне было бы интересно услышать, что узнала ты, так как тебя учили в Америке, а меня здесь.

–Ой, конечно! Я все-все расскажу! И книжками поделюсь! Еще лучше! Знаю, стойте! Скоро будет семинар по психологии в Чикаго, я умоляла папу отправить меня туда, но без взрослых там не пускают. Может быть вы поедете со мной?

–Ну, если папа не против, и, надо спросить разрешение у Вовы.

–А, точно! Я знаю! Вова – это ваш сын! А когда мы с ним познакомимся?

Голова немного пошла кругом от бесчисленных вопросов Маши. Ее жизнерадостность и любопытство сбивало с ног.

Кстати, о сыне. Сейчас, конечно, очень рано, но надо позвонить домой, узнать как они там с мамой и заодно отчитаться, что со мной все впорядке. А-то, вообще-то, я обещала вчера вернуться, но кто знал, что все вот так вот случится.


-Девочки, Виктор Станиславович приехал. Спускайтесь, я накрыла на стол! – пригласила мама Шарова, заглянув в комнату внучки.

–Сейчас, бабуль, еще секунду.

Маша закрыла дверь и подошла ко мне.

–Мария, пожалуйста, не обижайте отца. Он… он очень хороший. Он очень сильно вас любит. Только он говорить об этом не умеет. Папа когда уезжал в Россию, рассказал мне по большому секрету, зачем едет, потому, что я его давно уже мучила вопросами. И я не проболталась! Они с мамой никогда не любили друг друга. Только ссорились. Знаете, мы в Америке учимся понимать, что замужество не навсегда, люди могут разонравиться друг другу, и всем будет легче, если они разойдутся. Папа долго ждал, – девочка доверительно положила свою ручку мне на левое запястье.

–Маша, я постараюсь, но все зависит не только от меня.

–Я понимаю, – серьезно кивнула девочка, действительно, почти как настоящий психотерапевт.


В столовой нас уже ждали все Шаровы. Папа оказался таким же радушным человеком. А Устина Карловна расстаралась – накрыла на стол почти как на праздник. Все весело болтали и с любопытством разглядывали меня. Адам сидел рядом. Его колено касалось моего, а рука очень часто ложилась на мое плечо. Утреннее солнышко светило в окно – идиллия. Настоящая семья, только Вовки не хватает! Кстати. Я оглянулась и поискала взглядом свою сумочку. Это не укрылось от наблюдательной Устины Карловны:

–Ой, Машенька, совсем забыла сказать, твой мобильный все утро звонит, но я уж не стала тебя тревожить, пока вы там все разговаривали. Он на кухне, в сумочке, поди, посмотри. А-то, может, что-то важное.

Я извинилась и поспешила в указанном направлении. Боже! Двадцать пропущенных от мамы. Быстро набрала номер.

–Мам, извини, что не предупредила, – начала было оправдываться я.

–Маша! Петр! Они забрали Вову! – мама плакала в трубку навзрыд и я едва что-то могла разобрать.

–Кто? Куда забрали?

–Петр приехал с органами опеки, прямо на улице отобрали мальчишку и увезли! Постановление суда. Как? Они, они сказали, что на основании опасных условий для жизни ребенка, Маша, я не понимаю, где Вова?!


Глава 21


«Все, что ни делается, все к лучшему” – главное правило нашей жизни.

Даже смерть?

Даже смерть. Как и рождение, как и любовь, благодаря которой возникает новая жизнь на этой земле. Руководитель кармы распределяет удачу между всеми душами, находящимися у него в подчинении. Молодая и глупая душа должна проходить ряд уроков и по итогам экзаменов, ученик получает счастье, удачу или новый урок, пока не поймет, что от него требуется на самом деле. Это система вселенной, в которой наши души циркулируют в не зависимости от наших желаний. Единственный наш козырь – любовь, ею даже руководитель кармы не способен управлять. Любовь – это козырь. Ее нельзя понять или обуздать. Ей лучше просто подчиниться. И все будет хорошо. Так, как и должно быть.»


-Куда они уехали?

–Не знаю, ничего не сказали, просто увезли и все.

Внезапно, чья-то рука выхватила у меня телефон.

–Екатерина Алексеевна, я все решу, не беспокойтесь за внука. Сегодня же он вернется домой, – сказал Адам в трубку, выслушал ответ и быстро отключился.

–Идем, – скомандовал Мой мужчин, и мы быстро вышли из дома, только на этот раз с черного хода.

За домом оказалась большая площадка, на которой стоял… вертолет!

–Маша, не переживай, мы очень скоро будем в городе, – сказал Шаров, помогая мне залезть в кабину.

Не знала, что он еще и пилот. Сев за штурвал, Адам по рации запросил разрешение на взлет, щелкнул необходимыми включателями на приборной панели и винты на крыше вертолета ожили.

Мы плавно взмыли в воздух. Никогда до этого момента не летала. Страха не было, меня колотил адреналин, я настолько переживала за Вовку и за то, что случилось! Все-таки Петр решил продолжать эпопею мщения. Но, дойти до такого! Собственного сына! Как это вообще возможно?

Пока мы летели над полями и городами, Адам по хендс фри связался с Иваном Константиновичем и приказал тому срочно узнать, где сейчас находится Вовка, а потом вызвать туда каких-то людей. Он называл имена и фамилии, но ни одно из них мне не было известно и ничего не говорило.

У меня самой нет никаких связей, чтобы как-то повлиять на ситуацию. Петр, очень похоже, кого-то подкупил или как-то надавил – у него-то есть нужные знакомые, он не раз хвастался этим, как большим бонусом к своей профессии. Потому что на каком основании они могли забрать вовку? Какая, к черту, угроза здоровью? В квартире моей мамы? Под моим крылом, где с Вовки пушинки сдуваются, одеялко по ночам поправляется, кушает он все только вкусное и любимое, прекрасно учится и так далее. Какая, нафиг, угроза?!

–Маша, успокойся, я все решу. За несколько часов с Вовой ничего плохого не случится. Мы его заберем сегодня же. И точка.

Следующий час был для меня сущим адом. Полет в неизвестности, потом мы пересели в машину и помчались с, неизвестно откуда взявшимся, полицейским эскортом в четыре машины, с мигалками, в городскую больницу. Как выяснил Иван Константинович, Вовку отвезли туда, типо проверять состояние здоровья! Абсурд! Маразм! Что они там, с ума все сошли?!

Мы подъехали к зданию больницы первыми, как потом выяснилось. Адам не дал мне побежать, у дверей нас уже встречал Иван.

–Адам Викторович, они здесь. Но я бы вам советовал, подождать буквально минуту здесь и потом, всем вместе подняться. Без них вам все равно не дадут это сделать.

Только он договорил это, как за нашими спинами ко входу подъехали одна за другой три черных машины, а за ними еще одна с мигалкой. Как я потом узнала, из первых трех вышла группа лучших в стране адвокатов, в числе шести человек. Все в черных костюмах, быстро и по-деловому поздоровались с нами и проследовали в здание. Из автомобиля с мигалками появились люди в форме, которые точно также, пожав руку Адаму, направились за делегацией юристов и всем этим парадом руководил Иван Константинович.

Очевидно, Петр с его знакомым из опеки и попечительства не ожидали такого ответа. Адвокаты и люди в форме пригласили их в отдельное помещение, где, по всей видимости, состоялся непродолжительный, но весьма продуктивный разговор. Через несколько минут, один из адвокатов, высокий, худой мужчина с элегантными седыми бакенбардами, вышел оттуда, слегка кивнул нам и скрылся в соседней палате. Еще через мгновение он вышел, ведя под руку зареванного Вовку.

Сын увидел меня и тут же бросился к матери. Боже мой, слезы хлынули из моих глаз! Я обнимала своего ребенка и вместе с тем мысленно посылала всевозможные проклятья в адрес своего бывшего! Хотел отомстить мне – мсти мне, но не смей, сволочь, трогать Моего Ребенка! В ту секунду я была готова в порошок его стереть!

–Добрый день, господин Шаров, – еще раз поздоровался с нами высокий мужчина с бакенбардами, добрый человек, только что спасший моего сына. – Итак, вы можете уезжать. Все формальности будут улажены в течение одной недели. Налицо неправомерность действий сотрудника опеки и попечительства, подкуп должностного лица, подделка бумаг, попытка шантажа. В отношении господина Василенко будет возбуждено уголовное дело, и уже со стопроцентной гарантией могу утверждать, что мы лишим его родительских прав. Вам больше не о чем беспокоиться.

–Благодарю вас, Эрик.

–Всегда к вашим услугам. Наш бухгалтер пришлет счет. Отчеты и свод документов по решению дела, вы получите с курьером. Может быть, желаете ужесточить наказание господина Василенко? Возможности есть.

–Маша? – спросил меня Адам.

–Нет. Спасибо, вам. Но лишения родительских прав с него будет достаточно. Поверьте.

–Как пожелаете. Тогда, с вашего позволения, я откланяюсь.

–До встречи.


Мы видели, как из кабинета вышел, словно побитый старый пес, мой бывший. Судя по всему, ему сообщили то, что его ждет. Я не стала мараться об это, с позволения сказать, неприличное коричневого цвета. Хватит с моего сына на сегодня. А просто попросила своего мужчину увести нас оттуда.

Адам отвез нас к моей маме. По дороге Вовка был накормлен комплектом из бургерной, поэтому настроение у него немного улучшилось. К тому же, Шаров обещал его этим же вечером покатать на настоящем вертолете. Мысль о таком приключении довольно быстро выбила из головы мальчишки плохое, посаженное туда его непутевым папашей.

А вот маме даже пришлось вызвать доктора, на всякий случай. Медик дал ее легкое успокоительное и посоветовал нам больше ее так не тревожить. Адам пообещал проследить за этим.


Эпилог


С того дня, Адам взял управление моей судьбой, моей кармой, в свои руки. Мы подружились с его дочерью Машей. Девочка познакомилась со своим новым братом и, что самое удивительное, у них сложились прекрасные отношения.

Скоро, как и обещал адвокат Эрик, Петра лишили родительских прав. Вовка не хотел его видеть, а я не особо настаивала на их встречах. Адам занялся оформлением документов и всех нас, вместе с моей мамой, увез в Америку – у Маши там учеба, она не могла бросить ее. На общем семейном совете было решено, что Вовка будет учится в ее же школе. Решение перевесило в сторону Америки потому, что, раз – там тепло, два – хоть на какое-то время подальше от всех этих крокодилов, испортивших нам существование.

Хорошая погода, океан, любящие люди вокруг – наши дети довольно быстро забыли о невзгодах и погрузились в учебу.

А мы… решили не спешить со свадьбой. Мы были вместе и этого было достаточно. Честно говоря – это было мое решение. И было оно в силе примерно месяц. Пока одним утром, Адам снова не перевернул все с ног на голову. Проснувшись и спустившись в зал, я обнаружила там всех наших родных, а помещение было украшено цветами и прочей свадебной мишурой.

Забавный у меня был вид в пижамных штанах и топике, с растрепанными волосами. Короче, хороша была невеста.

Ну, Адама это не смутило.

–Мне пришлось это сделать, ты же не хочешь родить мне ребенка, не будучи за мной замужем, любовь моя?

Он радостно улыбался, а его изумрудные глаза источали настоящий свет. Так выглядит счастье.

Мое счастье.


***– Что, все? – расстроенно загомонили бабы в селе Волохуевка, что в Рублевском регионе.

-Все, – сказал настенька, которая очень быстро пришла в себя и снова взялась за чтение занятной книженции “У тебя будет секс со мной”.

-Да, что ж ты будешь делать! – сплюнула Олеговна на пол. – Ну, тык, только я уселась поудобнее! А что там, дальше? Есть, может, еще какая книжка у ентого писателя?

-Есть! – покопавшись на просторах интернета, обрадованно вскрикнула Настенька. – Читать?

-Дк, конечно, давай, внученька, не томи! Что ж я, пока до дому доползу, не, читай, читай.***


Эпилог Эпилогович

или бонус для моих звездочек


Как потом выяснилось, забеременела я в наш первый совместный вечер в том самом ночном клубе. А спустя девять месяцев родила мальчика.  У малыша были темные волосики и потрясающие изумрудные глазенки, которые открыто и добродушно смотрели на папу с мамой.

Маша с Вовкой нянчились с братиком, их было трудно отогнать. Так у нас получилась большая и дружная семья.

Спустя еще три месяца, Адам увез нас всех на отдых в Швейцарию. Чудесная страна. Мы много гуляли и проводили время с детьми. В один из дней, Адам отвез меня в банк. Оказывается, в одном из старейших банков Швейцарии у него была выкуплена фамильная ячейка, и я должна была получить к ней доступ, на этом настоял мой муж.

Когда же перед нами открыли металлические двери, первым делом я заметила посреди небольшой комнаты черный стенд. Под стеклом виднелось что-то красное. Приблизившись, я узнала эту вещицу и охнула вслух. Та самая маска!

– Я забрал ее с собой в ту ночь, – тихо прошептал Адам, обняв меня сзади.

– До сих пор не могу поверить, что уже тогда ты все знал.

– Глупышка. Если бы не знал – ничего бы не было. Я сомневался в своих выводах. Предполагал, что это могло быть твое хобби, или что угодно. Не хотел думать о худшем. Еще и Марьяну не сразу удалось отыскать.

– Но ты оставил деньги! – вскипела я.

– Да, я забыл о них. Разве ты до сих пор не поняла, как сильно я теряю рассудок, когда ты рядом?

– Ну… Это все твои уловки. На самом деле, ты просто очень хитрый, явился в Россию с целью заполучить мои фамильные тапочки!

– Конечно! Только об этом и мечтал четырнадцать лет! И теперь они мои!

Мы оба засмеялись. А я еще раз посмотрела на красную маску под стеклом и одними губами, беззвучно, произнесла: «Спасибо».


X