Фаина Козырь - Держи спину прямо [СИ]

Держи спину прямо [СИ]   (скачать) - Фаина Козырь

Козырь Фаина
Держи спину прямо


Глава 1

Здесь всегда было людно. Посетители этого заведения и сами сначала не могли бы сказать, что отличало 'Дом Морса' от тысячи ему подобных, но если один раз побывали в нем, то неизменно возвращались, приводя с собой новых и новых знакомых и друзей. И только Старый Буй - хозяин заведения, пьяница и развратник, точно знал секрет невероятного успеха. Он, этот секрет, в данный момент, сладко улыбаясь, провожал непредсказуемого в своих поступках и желаниях капитана космических пиратов Дейса Тхера, обычно пребывающего в крайне раздраженном состоянии, но сегодня расслабленного и умиротворенного. Дейс слегка приобнимал сильно накрашенную невысокую брюнетку лет двадцати и по - мерлонски мурлыкал:

- Мара, детка, твой выбор всегда великолепен, но сегодня... ммм...- и он плотоядно и с явным удовольствием улыбнулся, - Как ты вообще додумалась до самки пустынника? Она меня растрясала только часа четыре, а потом... - и он снова с удовольствием оскалился.

Хрупкая брюнетка слегка похлопала ладошкой по держащей её руке и победно усмехнулась:

- Я рада, что вам понравилось, уважаемый аэр Тхер, пользуйтесь выбором Амарин каждый раз, когда вы посещаете Аскон. Счастливого гипера, аэр!

И она твердо забрала свою руку из лап на мгновение застывшего капитана и плавно шагнула назад. Тот хотел что - то сказать, но увидел, что уже пересек черту дома, охраняемую силовым полотном класса - ЭЙ - ди 2, а войти обратно, значило расстаться с весьма приличной суммой. Капитан досадливо сплюнул и махнул рукой. 'В следующий раз...ты не выпроводишь меня так быстро...в следующий раз!' - пообещал он исчезнувшей за полотном девушке.

Старый Буй каждый раз поражался, с какой легкостью Мара выпроваживала гостей, ведь точно знал, что по своей воле в эти двери никто бы из них не вышел, разве только вперед ногами. По правилам, установленным для всех домов терпимости Аскона, клиент оплачивал разовое пребывание в доме и имел право пользоваться любыми услугами бесконечно, правда, до тех пор, пока сам, по доброй воле, не выходил за силовое полотно. А кто откажется от бесплатного невероятного блаженства, именуемого как услуга 'Выбор Амарин', в купе с хорошей выпивкой и едой?

Старый Буй невесело усмехнулся, припоминая, что мог когда - то оставить девчонку подыхать на проклятой планете Золт. Вот действительно, когда паршивое милосердие приносит плоды, хорошие денежные плоды.

Амарин ДейСоло устало вздохнула и побрела к стойке креаджера. Капитан сегодня был триста восемнадцатым клиентом.

- Ну что, старая развалина, - обратилась она к Бую, - добьем до ровного счета и закрываемся?

- Как скажешь, Марочка.

Старый Буй не перечил, дело в том, что дом этот терпимости вдвое окупался на уже на сотом клиенте.

- Хорошо, триста двадцатый будет последним.

Девушка устало усмехнулась, села за высокую стойку и, сложив исхудавшие руки, опустила на них свою темную головку. Тупая боль пульсировала где - то в глубине сознания, разрастаясь, но Амарин лень было идти за лекарством. Она чувствовала страшное опустошение. Ей хотелось подремать в тишине и полном одиночестве, без чужих слов, а самое главное - без чужих мыслей и образов.

Из дверей кухни показалась Корявая Элла с чашкой ароматной травяной настойки и тарелкой маленьких сочных кыбынов: в хрустящем, невероятно тонком тесте, в золотом бульоне плавали куски фарша из дикого ктара. Ароматы этого вкусного, лучшего в империи блюда распространялись с невероятной скоростью. Амарин сладко вздохнула, предвкушая, но глаз все равно не открыла, желая продлить удовольствие.

- Совсем не жалеешь девочку. Смотри, как вымоталась. Лица уж на ней нету, и тела - то поубавилось, кожа да кости, ирод ты плешивый. Ну, нанял бы барсов, - ворчливо сказала женщина, обращаясь к сидящему у стойки старику Бую Морсу. - Хватит ей своей пси-работы, так ты её еще и охранницей заделал.

Амарин подняла на женщину глаза и хрипло проговорила:

- Не ворчи, Элла, ты же знаешь, что с нашими клиентами охрана не справится, - девушка горько усмехнулась, - на Асконе я одна такая осталась.

- Так что ж теперь, тебе совсем загнуться? - и Элла поставила перед девушкой еду. - Съешь, деточка, Тамир лично для тебя готовил. Сам за диким ктаром ездил.

Амарин взяла из рук женщины чашку настоя, пододвинула к себе тарелку с кыбынами, подхватила один, благодарно улыбнулась и, с упоением вдыхая ароматы, осторожно откусила золотистую корочку. Она не успела доесть, как уже поняла, что силы возвращаются к ней вместе с хорошим настроением. 'Вкусная еда - это самое настоящее волшебство! Кто считает иначе - глупец!' Допив настой и отодвинув от себя пустую тарелку, Амарин, перегнувшись за стойку, смачно чмокнула женщину в щеку и выдохнула: 'Пасиб!' Элла удовлетворенно качнула головой, одарила девушку добрым материнским взглядом и, забрав посуду, поплыла на кухню.

В это самое мгновение раздался мелодичный звук открытого силового полотна, и на пороге 'Дома Морса' появились два незнакомца. Амарин лучезарно улыбнулась и прошептала: 'А вот и триста двадцатые! Цыпа - цыпа, идите к мамочке!'


Глава 2

На пороге стояли два абсолютных незнакомца. Вот именно абсолютных. В первое мгновение ДейСоло даже растерялась. Обычно впервые сюда приходили с уже побывавшими в заведении клиентами, и тогда девушке не было необходимости тратить пси - энергию, хватало простой наблюдательности для того, чтобы определить первичный круг предпочтений. Но сейчас... они пришли сами по себе... 'А эти двое храбрецы, - пронеслось в голове девушки,- кто же вы, бесстрашные созданья? Может, вы стали жертвами злого розыгрыша? Или, вполне вероятно, зашли в первый попавшийся дом? Нет! Эти точно знали, куда шли. Слишком уверенный взгляд у того блондина. Они шли получить незабываемое эротическое удовольствие - 'Выбор Амарин'. Думай, Мара, думай, загадки стимулируют мозги!' - усмехнулась она себе и, улыбнувшись ещё шире и радушнее, направилась к гостям. За те 15 секунд, что отделяли её от новых клиентов, ей предстояло быть предельно собранной и внимательной. От этого зависело будущее не только всего 'Дома Морса', но и прежде всего её.

Раз...И картинка поплыла. Вот первый, высокий черноволосый сделал шаг навстречу и поймал её взгляд. 'Так, - быстро соображала девушка, - глаза темно - синие, оттенка сап - значит аристократ, лицо строгое, с правильными чертами, упрямым подбородком и четкой линией скул, - следовательно, чистокровный. Движение вперед легкое и твердое, немного напоминающее технику боя Джен - У, но при этом спина прямая - следовательно, не наёмник. Мускулатура серьезно развитая, но гармоничная, без излишеств, рука правая сжимается, словно ищет КА- луч. Все - таки военный, - мысленно облегченно вздохнула девушка, - не ищейка. Одежда обычная, среднего класса, но обувь... ОГО!' Девушка чуть не присвистнула. 'Ну, кто же надевает с такой одеждой обувь из кожи редчайшего нарма?' Да, для тех, кто в курсе, а Амарин всегда была в курсе, носить обувь из кожи нарма, кожи, стоившей, как маленький межпланетный кораблик класса D, кожи, которую даже внешне подделать нельзя, - это был словно истерический вопль: я богат, я очень богат, я очень - очень богат и так далее, по нарастающей. 'Такое носят приближенные императора, хозяева планет и... альфонсы. Так, что еще? Губы слегка поджаты - недовольство? Кем? Чем? Думай, Марочка! Вот я ближе, вся такая нежная, доброжелательная и развратная, а уголок губ этого черноволосика снова дернулся вниз. Это что? Презрение? Опачки! Да тебе, мой хорошенький, не нравится наш домик терпимости? А чего шел тогда? Неужто заставили? Тебя? Вряд ли. Тебя просто так не заставишь, ты у нас торенская сталь. Услуга? Ближе... Да ты сопровождающий! Этакий друг - телохранитель, чистокровный для чистокровного. А если ты, такая важная птица, сегодня в невольном подчинении, то кто же твой друг?' От ужаса немного похолодело в груди. И все свое внимание Амарин мгновенно переключила на второго. 'Назови, ах, назови, кто же этот визави? - сосредоточенно выговаривала про себя ДейСоло детскую поговорку. Она вгляделась во второго, предвкушая разгадку, но одновременно опасаясь её - и ... ничего. Среднестатистический человек. Красивый, стройный, пепельноволосый, серо - зеленые спокойные глаза, тело...мг...красивое такое тело. Вполне вероятно аристократ, но чистокровный ли? Смазанность и неявность черт. Но это все!!! Этого не может быть! ОН, этот пепельноволосый, априори не может быть чем - то среднестатистическим! Паника! Так спокойно... А если они все - таки альфонсы? Тогда это объяснит... Нет... Спокойно. Разберемся. Я уже подошла и улыбнулась'.

Амарин приветственно поклонилась. Низко поклонилась, на всякий случай.

- Рада видеть дорогих гостей в 'Доме Морса' планеты Аскон, центре развлечений империи. Так как вы впервые в нашем доме, то позвольте представиться: меня зовут Амарин ДейСоло, и я ваш персональный креаджер. Как я могу к вам обращаться?

- Зовите меня аэр Фог, - очень просто ответил красивым низким голосом пепельноволосый.

Амарин вежливо перенесла свой взгляд на черноволосого.

- Аэр Шас, - высокомерно процедил тот.

Амарин сладко, до приторности, улыбнулась ему и повела дорогих гостей в приветственную комнату класса А - люкс. Старик Морс, увидев, что девчонка ведет гостей направо, удивленно вскинул бровь. 'Ты уверена?' - говорило его выражение лица? ДейСоло слегка наклонила в знак утверждения голову. Она почти была убеждена, что перед ней цвет империи, прилетевший в поисках невероятного удовольствия, осталось только определиться с некоторыми моментами, а там недалеко и до разгадки. Ведь альфонсом тот, черноволосый, быть не может... Слишком прямолинеен и горд.

Амарин открыла двери в лучшую, соответствующую статусу приближенных к самым высокородным семьям империи комнату. По тому, насколько привычна была для вошедших невероятная роскошь комнаты, девушка поняла, что не ошиблась. Когда гости небрежно расположились в удобных киарах, стоивших больше, чем маленький дом у океана, ДейСоло начала свой неизменный инструктаж.

- Достопочтенные аэры, позвольте вас ознакомить с вашими правами в 'Доме Морса' планеты Аскон, - и она протянула гостям модульные планшы с VIP - договорами. - Во - первых, как только вы переступили порог, в действие вступил закон ? 264 АСК, по которому с ваших кредитных идентификационных номеров в пользу дома была списана сумма, равная 12 тысячам асконских тэров.

Черноволосый, то есть Аэр Шас, резко вскинул голову, и его глаза сузились и потемнели. 'Да, - удовлетворенно подумала Амарин, - за удовольствие нужно платить! Эта аксиома не нова'. И девушка ещё лучезарнее улыбнулась, хотя куда уж? Она и так не снимала широкую, приторно-сладенькую улыбочку и понимала, что ещё немного, она станет похожа на жертву ава-пластики.

- Эта сумма будет возвращена владельцам, - продолжила девушка, - если клиент не испытает невероятное наслаждение. Кроме того, должна предупредить, что выйти из дома самостоятельно вы сможете только тогда, когда невероятное удовольствие будет вами получено. В противном случае потребуется сложная для нас и нашего заведения процедура, и вы сможете рассчитывать на положенную по закону компенсацию. Силовое полотно класса эй - ди 2 - ваш гарант.

- Откуда у вас полотно такого класса? - неожиданно резко произнес пепельноволосый, стальные повелительные нотки зазвучали в голосе такого простого, такого среднестатистического аэра Фога.

Девушка с величайшим почтением ответила:

- Это личный подарок владельца компании ЭСПО, экспериментальный вариант, единственный в своем роде.

- Насколько я знаю, - продолжил аэр Фог, и взгляд его зеленых глас стал хитрым, - это полотно открывает выход в любой точке дома по просьбе хозяйки...

'А вот это уже почти финальная игра,- мысленно хмыкнула ДейСоло, - подобная осведомленность возможна только среди оооочень узкого круга аристократов'. Что ж, все не так уж и плохо. Она ещё и не думала применять пси, а разгадка была близко.

- Да, старательно ответила Амарин, - в этом есть огромное преимущество. Можно не держать штат высокооплачиваемой охраны, нужно только попросить полотно открыть проход ну, например, из постели прямо на главную площадь ко входу в храм святого Жозефа.

Аэры многозначительно переглянулись.

- Но, поверьте, - продолжила ДейСоло, - у нас нет потребности обижать наших драгоценных клиентов. Так мы поступаем только с теми, кто пытается обхитрить нас и воспользоваться правом одного входа, чтобы бесплатно продлить невероятное удовольствие.

- Мы будем паиньками, - расхохотался аэр Фог и прямо, не отрываясь, посмотрел в глаза Амарин, - обещаем, получив все, что нам положено по контракту, самостоятельно вежливо удалиться. Девушка не смогла отвести взгляд от сверкавших неистовой зеленью глаз простого аэра. Смотреть на него было истинным удовольствием. И тут на одно мгновение черты его лица поменялись, приобрели какое - то весьма знакомое очертание. Амарин включила полный контроль эмоций. Она знала, сейчас начинается самое главное - дорога к невероятной догадке. И на мгновение задержала дыхание.

- Что по поводу услуги 'Выбор Амарин'? - резко вмешался черноволосый.

Еле сдержав досаду, девушка повернулась к нему и вежливо продолжила:

- Когда вы приходите в дом терпимости на Асконе, то вы выбираете себе пару на ночь. Это называется галактическим стандартным выбором. Обычно этим и ограничивается. Но 'Дом Морса' предлагает, кроме стандартного выбора, полустандартный - клиент выбирает среди уже очерченного креаджером круга лиц и получает рекомендации. И, наконец, 'Выбор Амарин', то есть выбор за вас делает креаджер.

Пепельноволосый подался вперед:

- Такая невероятная уверенность в себе...лекомысленная, непостижимая, - и он, по - мальчишески хмыкнув, снова откинулся на киару. Аэр Фог внимательно вглядывался в чистые, сине - зеленые глаза девушки, охватывая лукавым взглядом её хрупкую фигурку. - Ну - с, не будем тянуть время, делайте свой выбор, Амарин.

ДейСоло спокойно, мягко и вместе с тем настойчиво произнесла:

- Сначала внимательно прочтите и заверьте договор, достопочтенный аэр Фог, и выбор Амарин не заставит себя ждать.

Бросив на девушку еще один быстрый взгляд, аэр активировал модульный планш и углубился в чтение.

А для Амарин настала самая сложная и ответственная часть её работы. Она слегка протянула пси - луч и обозначила ауру пепельноволосого. Теперь нужно было выбрать место для прокола. Эта задача оказалась не из простых. Аура была плотной, однородной и ... нежно - розовой. Альфонс?! Не может быть! И девушка от нахлынувшего разочарования чуть не послала вперед крепко спаянный комок пси- энергии величиной с орех. Ей уже не хотелось ничего разгадывать. Аэр Фог получит стандарт для альфонсов! Вот! И нечего смотреть не неё своими красивыми глазами! Амарин с детства не терпела альфонсов.

Словно ощутив мысли девушки, пепельноволосый поднял на мгновение взгляд, подмигнул застывшей ДейСоло и продолжил читать. Что - то в манере его чтения показалось Амарин странным. Она сосредоточилась на собственных ощущениях... И поняла! Так читают люди, которые с юных лет работают с огромным количеством бумаг: быстро, но очень вдумчиво, выхватывая важное, останавливаясь, возвращаясь к уже прочитанному ранее. Он не альфонс! И Амарин почему - то счастливо улыбнулась своим мыслям. Цвет ауры - это защита! Тогда, не теряя времени, достав из пси - потока энергетическую тончайшую иголочку, она аккуратно, словно перышко опустила её на теменную часть головы аэра. В то же самое мгновенье темно - синий жесткий защитный вихрь, видимый только пси-одаренным натурам, метнулся вверх, убивая иглу. Амарин побледнела. Задержала дыхание. Сердце бешено колотилось. Но пепельноволосый продолжал читать, и девушка попыталась взять себя в руки. Защита ТАКОЙ силы требует огромных энергетических затрат. О, аэр Фог, вы удивительный, загадочный мужчина! Она еще раз, успокаиваясь, вздохнула и продолжила. ДейСоло перестроила луч, превратив его в шелковую нить, мысленно поцеловала, привязав к любовной энергии, и аккуратно опустила ниточку на то же место, что и иглу. Переливающийся синий защитный луч, взметнувшись, нежно, ласково прикоснулся к нити и... переплелся с ней - так сработал блокиратор. Да чтоб тебя! Руки Амарин предательски вспотели. Уже поняв, что пси - энергия её блокирована минимум на полчаса, девушка впервые в жизни захотела отказаться от контракта и уже потянулась сказать расторгающую контракт фразу, как вдруг увидела на руке аэра тонкий, гамаринского сплава браслет, на котором еле заметной точкой светился желто - фиолетовый камень. Аргонское стекло!!! Как она сразу не заметила! Это лучшее и редчайшее средство в галактике, чтобы отводить глаза и менять внешность. Он есть у императорской семьи, у Светительницы Аргона и у.. Так. А жизнь все - таки хороша! Амарин захотелось танцевать от счастья. Аргонское стекло услышит её даже тогда, когда пси- энергия будет на нуле. И Амарин потянулась к камню мыслью. 'Свет тебе, повелитель Аргон! Хранительница света аргонского взывает к тебе - окрой на мгновение завесу. Принесу лишь наслаждение хранящему тебя. А если боль, то лишусь всего и стану служить тебе, с тобой переплетясь'. Секунда, другая... И морок исчез. Перед ней сидел пепельноволосый, настоящий, это был ... О СВЯТАЯ ГАЛАКТИКА!!! Мгновение - и все стало по - прежнему. Аэр Фог поднял на девушку глаза и протянул скрепленный подписью договор. А ДейСоло словно застыла. Девушка любовалась его лицом, красивыми сильными руками, красиво очерченными губами, стройным торсом. Теперь, несмотря на вернувшийся морок, она видела его настоящим. Она знала его, она столько лет искренне восхищалась им, она боготворила его! Пепельноволосый встал и что - то спросил. Амарин не услышала, продолжая счастливо улыбаться. Он ещё раз что - то спросил. Потом подошел ближе, очень близко:

- Что с вами? Смутились, делая выбор для меня?

'Выбор? Он ждет выбор! А я размечталась... Корявая Элла посмеется надо мной. И будет права!'. Вздохнула, посмотрела на него влюбленными глазами и от всего сердца, страстно желая служить ему, произнесла:

- Да, ваш выбор, аэр, будет самым особенным. Такого у вас не было и не будет ни-ког-да.

- Предлагаете себя? - Аэр удивленно сощурился, приблизил лицо к Амарин и выдохнул прямо в губы. - Что ж... я согласен, хотя это противоречит контракту... вы очень миленькая и ...

Амарин не сразу остановила его:

- К сожалению, я всего лишь инструмент... И по контракту не...

- К сожалению? - понимающе перебил девушку аэр. - Что ж, тогда вам придется ооочень постараться с 'выбором Амарин', потому что, мне кажется...

Он потянул девушку за руку и придвинул к себе. Планш полетел на киару. Жаром пахнуло от аэра. Но Амарин стояла спокойно, счастливо улыбаясь, глядя прямо в прекрасные серо - зеленые глаза её кумира и откровенно наслаждаясь его прикосновением.

Кто - то ехидно и даже презрительно хмыкнул рядом. Кто? А, это черноволосый уже прочитал договор и теперь с неприкрытым цинизмом смотрел на девушку. Амарин ДейСоло аккуратно освободилась от рук пепельноволосого и плавно шагнула назад, освобождая пространство.

В стене открылся проход.

- Вас ждут, - сказала она пепельноволосому, - Выбор Амарин сделан. - И девушка нарисовала на полотне, скрывающем проход, вензель.

- Клятва на крови? - задумчиво протянул аэр Фог, разглядывая знаки вензеля. - Что же ждет меня там?

Амарин пожала плечами:

- То же, что и других - невероятное наслаждение.

Аэр Фог подошел к полотну и резко обернулся:

- Если я не получу его, это невероятное наслаждение, то вместо денег, извинений, огромного штрафа я получу Вас. Это понятно?

- Вы, несомненно, получите!

- Вас?

- Нет, свое невероятное наслаждение...

Аэр насмешливо вскинул бровь, потом развернулся и шагнул в проход. А Амарин впервые в жизни было нестерпимо жаль, что она не может шагнуть туда вслед за ним... 


Глава 3.

- Ну - с, - холодно протянул черноволосый, неприязненно окидывая взглядом ДейСоло и отрывая девушку от дум, - а где ждут меня? Не хотелось бы застрять в этом паршивом месте надолго. Учтите, если я не получу по контракту то, что мне причитается, - аэр попытался скопировать интонации своего спутника, - я не попрошу в уплату Вас, - на этих словах аэр скривился, - я стрясу все, что мне полагается с вашей конторы и разорю это мерзкое место. И свой знаменитый выбор Вы, креаджер, будете делать на улице. Так что поторопитесь', - и Аэр Шас отвернулся и подошел к окну.

ДейСоло слушала его, но почему - то даже не расстраивалась, хотя угроза была самая что ни на есть настоящая. Это она отчетливо понимала. Чудесное настроение, вызванное недавним присутствием её кумира, не исчезло. Амарин хотелось зацеловать весь мир, скакать на одной ножке и кричать от переполняющих чувств на весь Аскон. Она знала, что этот черноволосый не испортит этот замечательный день, хотя сразу захотелось щелкнуть по носу высокомерного верзилу в дорогущих сапогах, прямолинейного, как шпиль планеты Сантей, и тверболобого, как картианский лист, но сделать это надо было так, чтобы выполнить контракт.

- Вы ещё здесь? - холодный голос зло продолжил. - Вот и не думайте сбежать. Не получится! И не пытайтесь пробовать на мне ваши штучки, я вам не по зубам!

Ах, не по зубам? Не стоило ему этого говорить. ДейСоло всегда отвечала на вызов, и Амарин, нисколько не раздумывая, наслаждаясь маленькой местью запустила в него сгустком, величиной с орех. Мгновение. И ничего! Вот черная дыра! Она забыла, что еще минут двадцать её пси будет заблокировано. Что делать?.. А ничего!!! Этому мужлану не нужны сексуальные приключения. Он точно фригиден, как заснеженные долины Ареола... Ему бы звездные межгалактические карты изучать или чистить отхожие места тсилонцев, а потом на досуге читать отчеты меморианских воинов о пытках и убийствах, ему бы... Внезапно возникла мысль. ДейСоло счастливо сверкнула глазами, предвкушая его лицо, когда он поймет, КАК именно получил невероятное наслаждение. И мысленно захихикала.

-Ну, - прервал черноволосый размышления Амарин, - где мой проход?

- Проход будет открыт, как только прибудет ваша пара, - вежливо, пряча насмешку в глазах, ответила девушка. - Сейчас готовят покои, аэр Шас. А я вас покину, но пришлю напитки и закуски за счет заведения, чтобы Вы не скучали.

Когда дверь за девушкой закрылась, единственный владелец жемчужины империи - планеты Катран, адмирал воздушного флота Танор АрДеВиго отошел от окна и устало опустился на киару. Его раздражало собственное бессилие, то, что он не нашел повода пропустить эту обременительную развлекательную прогулку. Адмирала откровенно бесила эта малолетняя сутенёрша с чистым и ясным взглядом своих видавших виды глаз. Все знали, что креаджерами в домах терпимости становились самые ушлые, прожженные шлюхи, это была распространенная практика. Он зло усмехнулся, когда представил, с каким удовольствием выставит за дверь присланную ею проститутку.

В воздухе напротив открылся проход, и Танор АрДеВиго уже собрался зло рявкнуть на входящую шлюху, как увидел, что в небольшой мягкий разъем пространства пытается войти очень старая грузная женщина из расы баров. Ей было на вид лет сто, и она безуспешно пыталась протолкнуть в проем огромный стол, доверху наполненный всякой снедью и напитками. Адмирал вскочил и, подойдя к проему, активировал его со своей стороны, приложив раскрытую ладонь к воздушной пластине. Женщина благодарно улыбнулась, прошла и низко поклонилась. 'Рады видеть благородного аэра в 'Доме Морса', - тепло прошептала женщина. Раздражение адмирала угасло. Весь облик этой старой женщины навеял ему приятные воспоминания юности, когда он, совсем ещё мальчишка, приезжал в гости к своей няне - тоже принадлежавшей расе баров. Он улыбнулся этой старой женщине и снова сел в киару. Она копошилась у стола, переставляя блюда, раскладывая салфетки и наливая в бокал харезское, лучшее в империи вино.

Адмирал с удовольствием наблюдал за её действиями, усталость и раздражение последних минут исчезали. Завершив работу, она подняла на него свои мудрые, старческие глаза и попросила: 'Достопочтенный аэр, позвольте побеспокоить Вас, я должна забрать книгу из хранилища в киаре'. Адмирал кивнул, осмотрел киару и, протянув руку, нажал на выступ. Он достал единственную книгу из ниши. И, уже протягивая её женщине, обратил вынимание на вензель, украшавший титульный лист. Непривычное волнение охватило АрДеВиго. Он поднес книгу и прочитал 'Шарэмская война. Мемуары досточтимого Корса'. Адмирал неверяще открыл первую страницу, прочитал несколько строк и понял, что это та самая, исчезнувшая книга. Книга, которую все выпускники академии воздушного космического флота мечтали прочитать, но единственный сохранившийся экземпляр потерялся в какой - то частной коллекции, а в свободном доступе книгохранилищ было лишь несколько сохраненных первых страниц, которые каждый военный знал наизусть. Старая женщина, видя замешательство аэра, тихо, по - матерински обратилась к нему:

- Мне запрещено оставлять книгу без присмотра, - прошептала она, - но я могу, не мешая Вам, посидеть у порога и подождать, пока вы прочтете её.

Адмирал благодарно кивнул, жадно вцепился глазами в строчки...И окружающий мир перестал существовать. Это был восторг! Незамутненный врыв огромного удовольствия! Трудно передать, что испытывал АрДеВиго, читая воспоминания самого успешного и талантливого адмирала за всю историю галактической жизни. Прошло по меньшей мере восемь стандартных часов, когда АрДеВиго перелистнул последнюю страницу. Кто бы мог подумать, сколько ума, сколько красоты, математической точности, прагматизма и, конечно, недюжинного таланта было скрыто в этом фолианте. Он откинулся назад, тяжело дыша. Он чувствовал себя молодым и сильным, таким, каким был 10 стандартных лет назад. Он впервые за долгое время счастливо и безмятежно улыбался. Книга открыла ему невероятные вещи. Теперь многое в военной науке показалось ему другим. Книга перевернула его мир! Это было невероятно!

В углу кто -то зашевелился. Это старая барка, увидев, что аэр прочитал книгу, попыталась приподняться с пола, но затекшие ноги не слушались её. АрДеВиго поспешно подошел к женщине и, ухватив рукой за пояс, попытался поднять её, но старая кожа на поясе не выдержала и лопнула, а старуха снова стала оседать. Тогда Адмирал решительно приобнял за талию женщину. Та ойкнула и, видимо, от боли закусила губу. Адмирал плотно прижал к себе старое тело и легко, словно пушинку, поставил на ноги полуторастакилограммовую барку. Так они и стояли несколько мгновений в объятиях друг друга - суровый воин и старая, дрожащая от боли женщина, которая тепло, по - матерински, и вместе с тем доверчиво прижалась к нему, ища утешения и защиты. Она первая отстранилась от аэра, потом подошла, взяла книгу, низко поклонилась, шепча слова благодарности и прощания, а потом бодро пошагала прочь из комнаты. Вот тогда и мелькнула в голове адмирала странная мысль, что слишком легко и игриво удаляется эта старая женщина с затекшими ногами.





Глава 4.





Странная догадка не успела укрепиться в голове Танора, как вдруг те самые двери, через которые он заходил в эту приветственную комнату, отворились, и адмирал увидел Амарин. Шагнув в комнату, она открыто, не таясь, посмотрела ему в глаза, и в них отразилось такое нескрываемое торжество, что к Танору сразу вернулось его привычное раздражение. Ему захотелось стереть с её раскрашенного лица это выражение крайнего превосходства, для которого у неё нет и не могло быть ни единого повода. 'Посмотрим на тебя, когда я потребую компенсацию за этот галактический день', - мрачно и мстительно подумал он.

Внезапно раздался звук открываемого портала, и в комнату, разделяя Танора и Амарин, шагнул пепельноволосый. Не глядя на присутствующих, он уверенной походкой направился к столу, налил себе вина, и, отсалютовав бокалом присутствующим, плюхнулся в киару.

- Ммм... - протянул он, отпивая глоток и блаженно откидываясь назад. Он переводил взгляд с Амарин на Танора и улыбался, и было вполне очевидно, что улыбается он исключительно своим мыслям. Танор удивленно и даже с некоторым замешательством смотрел на своего спутника. Таким расслабленным и счастливым он не видел его с ... никогда..., наверное, никогда...

- Ну что вы там застыли? - неожиданно хрипло произнёс он, глядя на Амарин. Подойдите!

- Что желает достопочтенный аэр? - улыбаясь, спросила она, делая несколько шагов вперед. Тот хмыкнул:

- Нет, увольте, на сегодня о желаниях мне даже думать неудобно, - и он довольно расхохотался, чем заслужил ещё один недоуменный взгляд Танора АрДеВиго. - А вы чертовка, деточка, и мне безумно хочется заглянуть в ваши умненькие, стоооолько скрывающие глазки прежде, чем мы уйдем. - Он поставил бокал на подлокотник, вскочил с киары и оказался очень близко к девушке. Взяв её руку, пепельноволосый застыл, что - то рассматривая, через мгновение он неожиданно нежно погладил её раскрытую ладонь, а потом прикоснулся ею к своей уже чуть колючей щеке. От этого теплого жеста ДейСоло вздрогнула.

- Вы подарили мне сегодня невероятное наслаждение, Амарин, - почти шептал пепельноволосый. - Моё тело поет, уж простите за лирику, не достойную моего положения. - Он криво усмехнулся. - Но я предвкушаю ещё одно, даже более сильное - мне предстоит найти ответы на столько вопросов, которые сегодня, по вашей очаровательной вине у меня возникли. - Его зеленые глаза заскользили по счастливому лицу девушки. - Знаю, разгадывать их будет безумно интересно, - и он повернул голову, чтобы губами мимолетно коснуться открытой ладони.

- Что ж, - просто ответила девушка, с трудом удерживая неистовое биение сердца, - мне будет приятно знать, что вы думаете обо мне... - она смущенно осеклась, - о нас, о 'Доме Морса'. - Близость её кумира сводила девушку с ума и лишала привычной толики цинизма и сдержанности.

В ответ на её слова он лишь понимающе кивнул и отпустил её руку.

- Нам пора, Танор, - твердый приказ разнесся по комнате. Пепельноволосый сделал шаг - и ... оказался вместе с АрДеВиго и Амарин на улице у самого входа в 'Дом Морса'. Энергетическое полотно выпустило их, подтверждая выполнение контракта.

Наступал рассвет второго солнца планеты Аскон. Лиловый свет озарял спящий город, и все было таким свежим и красивым, что Амарин невольно залюбовалась. Ей нравилось лично провожать в такой час хороших клиентов. В это мгновение где - то совсем рядом с её ухом раздался разъяренный вопль АрДеВиго. Он больно схватил девушку за локоть, притянул к себе и зашипел:

-Как тебе это удалось, мерзкая сутенерша? Ты, надеюсь, отдаешь себе отчет, что это мошенничество тебе и твоей конторке с рук не сойдет?

- Что с тобой, Танор? - строгий голос пепельноволосого разрезал пространство улицы.

- Контракт не исполнен! А полотно выпустило нас обоих! - рявкнул, теряя терпение черноволосый.

- Ну, почему же не исполнен? - елейным голоском истинной невинности поинтересовалась у разъяренного аэра девушка. Он освободила свой локоток от цепких пальцев и шагнула чуть - чуть назад. Амарин сложила ручки перед собой и, слегка наклонив голову, произнесла учительским тоном:

- Мне искренне жаль, аэр, что вы не знали, что книга...да - да, книга... - и она победно усмехнулась, - способна принести читателю наслаждение несоизмеримо большее, чем даже самый невероятный секс. Ибо книга питает наше воображение и трогает страстями даже угасшие души, - процитировала она слова известного писателя.

Пепельноволосый захохотал.

- Книга? - переспросил он сквозь смех.

Прошло несколько тяжелых секунд...

- Ладно... с этим понятно, - скрипнул зубами АрДеВиго, - но как же другие аспекты контракта?

- Что ж, готова освежить вашу память, аэр, - любезно протянула Амарин, - вы должны были в знак подтверждения выбора открыть портал, что вы и сделали...

-Да, но... я... хотел помочь... - внезапно осознав себя полным кретином, АрДеВиго продолжил, - но у меня в комнате должен был находиться партнер...Догадка и крик сожаления... ООО! - он почти прорычал, понимая, что его провели. - Но ведь она была старая!!!Ей было, наверное, сто лет!

Пепельноволосый снова засмеялся:

- Танор, не знал, что ты любишь раритеты...

- Ладно, - пытаясь изо всех сил сдержать пылающую ярость, прошипел АрДеВиго, - но я должен был хотя бы коснуться её интимных зон. А этого точно не было! Я УТВЕРЖДАЮ!!!

Амарин ДейСоло вздохнула и проговорила так, как разговаривают с умалишенными - ласково - преласково, четко выговаривая каждое слово:

- У женщин расы тарк одна из самых интимных зон находится во впадинке на пояснице. Поэтому они снимают пояс, защищающий эту часть их тела, только тогда, когда готовы принять возлюбленного.

- Но у меня в комнате была барка! - хватаясь за соломинку, шепотом просипел адмирал.

- Все мы любим быть неузнанными. Ведь так? Вы не можете нас за это осуждать, аэр Шас, или мне назвать ваше настоящее имя?- она откровенно издевалась.

Оглушенный и раздавленный, единственный владелец жемчужины империи - планеты Катран, адмирал воздушного флота Танор АрДеВиго не нашелся, что ответить.

- Пора признать свое поражение, Тан, - тихим голосом проговорил пепельноволосый, - спасибо, Амарин, это был чудесный день, а теперь нам пора.

Девушка перевела на него теплый взгляд сияющих глаз и произнесла, вкладывая в эти слова все свое восхищение, нежность, почитание и любовь:

- Рада была Вам служить... мой император! - и склонилась в глубочайшем реверансе.

Ответом на её слова была пугающая тишина.





Глава 5.





В командном пункте межгалактического императорского лайнера уже несколько стандартных часов работала группа аналитиков. А глава отдела аэр Гилфорд, суровый, сдержанный и аккуратный, типичный представитель расы дагов, держал ответ:

- Это совершенно невозможно, мой император. Мы проанализировали и ваш внешний измененный вид, и одежду, и манеры - ничто не могло выдать вас. Защитный пси - кокон выдерживает атаку одновременно более тысячи пси. Да и о свойствах аргонского стекла знают немногие: три Светительницы Аргона, узкий круг императорской семьи, наш аналитический отдел, главный библиотечный хранитель и ... и все.

- И тем не менее меня не только просчитали, но предвосхитили мои самые потаенные желания, - тон императора был жестким, - а я хотел бы знать, как это удалось сделать простой девчонке с планеты Аскон. Она просчитала меня за пятнадцать стандартных минут! За пятнадцать! Меня!- Он почти кричал. Потом император сурово выдохнул. - Знаете, что я обнаружил, когда вошел в портал? Сиаминку..., да, я вижу ваше крайнее удивление. Сиаминку, связанную клятвой на крови!

Глава аналитического отдела побледнел:

- Но сиаминки не спят с людьми! В истории сексуальных взаимоотношений расы планеты Сиамин и людей зафиксировано всего два подобных случая, закончившихся для сиаминов и людей страшной смертью.

- Оказывается, спят! - и император плотоядно усмехнулся, - и если б вы знали, КАК спят! Но если я ещё раз услышу слово 'невозможно' вместо ответа на МОИ вопросы, то уже через день весь ваш отдел с вами во главе будет собирать галактический мусор на всех звездных просторах империи. Надеюсь, это ясно выразился? Можете идти исполнять.

- Да, мой император, - прошептал аэр Гилфорд и, низко поклонившись, вышел.

Когда он ушел, император галактического союза Оттон Даэр Грэг АркДеТиро вызвал к себе адмирала. Тот появился незамедлительно. Увидев кислую физиономию Танора, император рассмеялся:

- Никак не можешь забыть свое позорное поражение? Хм.. Да, асконская сводница оказалась уникальной девочкой. Со стороны это было уморительное зрелище - растерянный и негодующий адмирал имперского флота! Правитель Шаэрга дорого бы отдал, чтобы увидеть хоть каплю того бессилия, что ты испытал в обществе асконской блудницы.

От слов императора Танор АрДеВиго скривился. Но тот продолжал:

- Ну, сожалений на сегодня достаточно. Пора о деле. Мы уже много лет не можем раздавить эту шаэргскую гадину. Может, стоить попробовать другой подход? Как насчет того, чтобы использовать возможности открывшегося нам с тобой асконского бриллианта?

- Вы говорите об Амарин ДейСоло? Вы всерьез говорите о ней? - Танор чувствовал, как невероятная злость заполняет его. Придушил бы мерзкую дрянь!

- А ты знаешь кого - то другого? С завтрашнего дня я определю её в твой флот, в аналитический отдел, и ты сам, лично, разработаешь с ней операцию по Шаэргу. Дадим ей условный офицерский чин, чтобы не выделялась и не привлекала внимание, хотя с этим будет сложно.

Танор кивнул.

- А сам начни с секретных докладов шаэргских прихвостней, - продолжил император и ехидно добавил, - ведь книга...да - да, книга... способна принести читателю наслаждение несоизмеримо большее, чем даже самый неожиданный секс.

АрДеВиго дернулся, но удержал эмоции и, поклонившись, вышел. А за спиной вовсю хохотал император...


В то мгновение, когда судьба в очередной раз делала новый удивительный поворот, Амарин ДейСоло тихо спала в своей маленькой комнатке, в самом дальнем крыле 'Дома Морса'. Неслышно отворилась дверь, и в комнату вплыла женщина необыкновенной, неземной красоты, описать которую вряд ли кто бы взялся, ведь, чтобы описать, нужно было просто оторвать от неё взгляд, а сделать это простому человеку не хватало сил. Сиаминка остановилась у кровати, осторожно присела на край. Протянула руку и нежно, по - матерински погладила волосы Амарин. Девушка сладко потянулась и открыла глаза.

- Лиолелль? Ты еще здесь? Зачем?

- Мне хотелось проститься с тобой и только узнать, - она потупила глаза и, с трудом удерживая слезы, выдохнула, - какую кровь отныне я буду хранить?

Амарин тихо, глядя в невероятно красивые глаза сиаминки, прошептала:

- Императора... Я подарила Сиамину кровь императора...

Глаза Лиолелль загорелись таким нестерпимым счастьем, затопившем все вокруг.

- О, благословенная Мара рода ДейСоло, клянусь, что...

Девушка не дала ей договорить, накрыв рот ладошкой:

- Нет, Лиолелль, я не приму новую клятву. Просто будь счастлива, пусть твой род благоговейно примет тебя и хранит твою жизнь и жизнь императора в сосуде из лепестков божественного Лелья.

- Хорошо, я не свяжу свой род новой клятвой, - церемонно произнесла женщина, - но знай, что с сегодняшнего дня я навсегда открываю тебя для сердец сиаминцев. - Она закрыла глаза, а потом коснулась запястья правой руки Амарин, и там, на месте прикосновения, через несколько минут замерцал маленький цветок божественного Лелья.

Амарин не шевелилась. И лишь слезы благодарности капали из её глаз на белую простыню. Она знала, что обрела настоящую семью. Амарин ДейСоло теперь НИКОГДА не будет одинока. Девушка порывисто обняла сиаминку и прошептала:

- Да хранит нас с тобой ветер судьбы, сестра!


_________________________________________________________

Амарин спала. И ей снился страшный сон. Вот мама, растерянная и испуганная, что - то кричит ей, рядом окровавленный отец. Он уже не движется, и лишь красные пузыри судорожно подрагивают на его губах. А вокруг взрывы, огонь, едкий дым, расползающийся по залитому кровью полу. 'Девочка моя, беги!' - это последнее, что слышит Амарин, перед тем как взрывная волна уносит в никуда всю ее прошлую счастливую жизнь. 'Эй, слышишь меня?' - звучит в ее голове снова тот спасительный голос, и девушка, всхлипнув, просыпается. Этот сон. Как хочется никогда не видеть его. Но он снова и снова прокручивается в голове, не давая забыть, не давая успокоиться. Амарин усилием воли встала, вытерла слезы. Нужно было начинать новый день...

Когда спустя полчаса Амарин, как совсем юная и послушная девочка из школы хороших манер, в легком, коротком платьице в маленький голубой цветочек, без привычной боевой раскраски женщины - вамп и с волосами, аккуратно собранными в высокий хвост, зашла на кухню, Тамир уже вовсю расстарался. Корявая Элла поставила на столик семь разных завтраков и раздраженно добавила:

- Хорошо, что ты проснулась, Мар, а то Тами от безделья уже не знает, что и придумать. Сейчас вон только ринулся готовить трюфельный крокс. Еле остановила. Я ему говорю, мол, Тами, сегодня клиентов не будет, а мы, даже если призовем всех наших сладеньких условных девочек и условных мальчиков, а также всеех наших приходящих работников, то вряд ли справимся вот с этим, - и она показала на огромные столы в глубине кухни, в буквальном слове ломившиеся от еды. - Видишь? А это только маленькая часть! Ой, - остановилась женщина, разглядывая Амарин, - ну - ка дай посмотрю на тебя... Какая ты сегодня хорошенькая! И не надо тебе совсем краситься, а то выглядишь истинной прошмандовкой, а ты у нас девочка чистая. Вот пусть все об этом знают!

- Ага, чистенький креаджер - новый анекдот в Асконе, то - то клиенты животики надорвут от смеха. Кстати, а почему сегодня не будет клиентов? - поинтересовалась девушка, с удовольствием отрывая кусок от десерта 'Волшебное утро' и запихивая его в рот.

- Буй приказал. Сказал, что мы пока закрываемся.

- Он что сдурел, этот старый маразматик? Почему закрываемся? На сколько?

- Я думаю, надолго - протянула Элла.

- Вот черная дыра! - Амарин вскочила, рванула к стойке креаджера, где всегда обитал Старый Буй, по пути запихивая в рот тающий лист сладкого рипса.

- Бу - уй! Бу - уй! - завопила на весь дом девушка, - где ты, старая харезская печень?

Старый Буй с привычным стаканом крепкого тармского эля задумчиво сидел у стойки креаджера. Едва увидев его, Амарин уже начала возмущенно кричать:

- Ну, и что это происходит! Почему это мы закрываемся, старая коробка ИС - 2? Или решил сам ублажать своих цыпочек? Так тебя и на пару раз не хватит. Это я тебе говорю! Сдохнешь под второй, ну максимум под третьей. А там ещё у нас всякой экзотики понасобрано, с ними как?

Подлетая к нему, Амарин со всей силы вырвала из рук мужчины эль.

- Я жду ответа!

Но Старый Буй молча забрал из рук девушки свой стакан, неторопливо поставил его на стойку, протянул руки и резко развернул девушку спиной к себе.

Амарин потеряла дар речи. Перед ней в красивой черной форме императорской космической гвардии стояли пять высоких стройных офицеров во главе с адмиралом Танором АрДеВиго.

- Опа! - только и смогла выдохнуть девушка, - сегодня и только сейчас единственное представление императорского шапито - шоу: встречайте!





Глава 6.




Это был сюрприз. Танор АрДеВиго с удивлением вглядывался в незнакомку. Это была совсем другая девушка. Не та, раскрашенная наглая сутенерша, а простая,юная, красивая какой -то невероятной свежестью и чистотой ученица школы хороших манер. Правда, выражалась она, как заправский бандит. Но это нисколько его не смущало, в конце концов, должна же быть в женщине изюминка? Он скользил взглядом по нежному лицу. Танор не мог поверить, что эта девушка - Амарин ДейСоло. Не мог поверить... до тех пор, пока она не произнесла своим гаденьким тоном, чем окончательно развеяла очарование:

- Адмирал? О, да вы с друзьями! Решили записаться на курсы быстрого чтения? Буй, а ты говорил, что клиентов не будет? Я полагаю, сегодня мы работаем по спецзаказу самого адмирала Танора АрДеВиго. Жаль, что библиотека закрыта на профилактический осмотр, - девушка ехидно усмехнулась.

Танор раздраженно шагнул вперед.

- Гражданка имперского галактического союза, жительница планеты Аскон, креаджер дома терпимости Амарин ДейСоло, вам, согласно прямому императорскому повелению, надлежит незамедлительно явиться в расположение первого императорского космического флота и вступить под командование адмирала Танора АрДеВиго, - произнес он ледяным, не терпящим возражение тоном, протягивая бумагу. - НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО!

Амарин, машинально взяла из рук АрДеВиго бланк с гербовой императорской печатью, потом оглянулась, ища поддержки у Буя, но тот малодушно опустил глаза, боясь встретиться с ней взглядом. - Я... Почему... Вы не .... я не могу ...

Но Амарин никто не слушал. Лишь краем глаза она заметила шагнувшего к ней младшего офицера, а потом девушка мгновенно погрузилась в пугающую темноту.

-----------------------------------------------------------------------------------------

Амарин очнулась в каюте. Смутный, знакомый с детства запах военного лайнера ударил в нос. Она с трудом разлепила глаза, приподнялась и, покачиваясь, спустила на холодный пол затекшие ноги в легких утренних туфельках.

- Очнулись? Хорошо!

Напротив в кресле, закинув ногу на ногу, ждал её пробуждения Танор АрДеВиго.

- Кивните, если готовы слушать и понимать. Официально через несколько стандартных часов, а по сути уже сейчас, вы условно вступаете в ряды императорской космической гвардии, - твердо произнес АрДеВиго, - вам присваивается на время проведения операции условный младший офицерский чин, вы живете по уставу и подчиняетесь непосредственно двум лицам - императору и мне, хотя приказы вашего начальника в аналитическом отделе вы также выполняете. На время операции вам положено стандартное жалованье, стандартная медицинская страховка, обмундирование, место для проживания на планете Терримун, родине императора и столице галактического союза. У вас будет условно свободное время и право одного желания в соединении с денежной компенсацией при условии успешного выполнения задания. А теперь умойтесь и приведите себя в порядок. Нас ждет император.

Девушка встала молча, расправила плечи, заставляя спину стать неестественно прямой. 'Хочешь подчинить себе обстоятельства, - вспомнила она слова матери, - начни со своей спины. Желание прогнуться под обстоятельства рождается тогда, когда не хватает сил держать спину прямо'.

Неестественная поза с ровной, как струна, спиной не осталась незамеченной. Адмирал понимающе усмехнулся, но в одно мгновение оказался напротив серой незаметной двери, открыл проход в ванную комнату и вежливым жестом пригласил девушку. Амарин послушно вошла, вымыла лицо холодной водой, постояла немного, успокаиваясь, беря свои эмоции под контроль. К ударам судьбы ей было не привыкать. Уже не раз в своей небольшой жизни она оставалась совсем одна на выжженном пепелище. А сейчас хотя бы никто не умер.

Еще спустя несколько секунд она рассудила, что это невероятное развитие событий дает ей шанс исполнить огромную мечту, ту, к которой она шла с семи своих внезапно одиноких лет. Сегодня начиналась в её жизни новая глава, и ей предстояло здесь и сейчас строить свой временный мир, строить заново. 'Я справлюсь, - сказала она самой себе, - ведь я жива, буду сыта, одета, а дальше - будь что будет!'. К тому же, она будет видеть императора. От этой мысли потеплело в душе, и девушка задорно улыбнулась своему отражению. Уже одно это, согласилась Амарин, компенсировало большую часть неприятностей. Отражение в зеркале решительно встряхнуло головой.

Танор АрДеВиго услышал звук открываемой двери и повернулся. Из комнаты вышла бледная, но предельно собранная Амарин. Она поймала его цекий взгляд и вежливо улыбнулась. Тогда Танор АрДеВиго продолжил:

-На столе форма офицера аналитической службы первого императорского космического флота. Это теперь ваша форма. И волосы соберите в пучок. Распускать не советую - обрею наголо. В первой коробке вы найдете белье и рубашку, в другой - форменные сапоги лично от императора. Аккуратней с ними, они стоят целое состояние.

Амарин подошла к столу и потянулась к большим, перевязанным серебристой лентой коробкам.

- Ммм, - протянула Амарин, открывая одну из них с обувью, и невесело усмехнулась - разбрасываемся драгоценным нармом?

- Осведомленная вы наша, не нарывайтесь на неприятности. Поменьше слов, побольше дела. Кстати, - добавил он внимательно оглядывая девушку, - снимите эту полоску харезской кожи с правого запястья, офицеры флота не носят украшений.

- Не сниму, - спокойно, твердо и зло ответила девушка, поворачиваясь к адмиралу, смело встречая его тяжелый взгляд.

- Снимете, когда я приказываю, а не снимете, оторву вместе с рукой, - твердо пообещал АрДеВиго.

- Не сниму! Да и Вам не советую! - голос стал глухим. - Оторвет не только руку, ну и ещё что - нибудь посущественнее!

Адмирал сузил глаза и шагнул к девушке, намереваясь сорвать мягкий браслет.

- Да это не браслет! - упрямо вскинув голову и смело встречая разъяренный взгляд адмирала, крикнула она, накрывая левой рукой правое запястье, - болван вы имперский, это Итур!.. По... наследный!

- Итур? - неверяще переспросил АрДеВиго, - у человека? У женщины! Итур?! Вы издеваетесь, ДейСоло? Вы хоть знаете, что такое Итур! На моих глазах Итур принимали лучшие , сильнейшие бойцы флота и из сотни выжил только один! Вы издеваетесь, ДейСоло, - голос адмирала угрожающе понгизился.

Амарин, перепуганная больше, чем хотела показать, упрямо подняла бровь и мотнула головой.

- И вовсе нет! Что же мне делать, если Вы, совсем необразованный! Начальник, адмирал называется, а таких простых вещей не знает! Чему это только вас в академиях учат? Наверное, развлекались вовсю, золотой отпрыск империи, а лекции не посещали. Повторяю: это не боевой и не связующий Итур, это наследный. Я просто его храню!

Резкий звук императорского вызова разорвал пространство каюты и прервал жаркую дискуссию.

- Идемте, - приказал АрДеВиго, - нас ждут.

- Но я не переоделась...

-Император не должен ждать, Амарин, - он усмехнулся и презрительно добавил, - зато почувствуете себя сейчас, как дома, - и любезно уточнил, - на панели. Будете сегодня блюдом номер один. Пока дойдете до отсека управления. Наш младший офицерский состав любит новеньких.

- Ну и нравы у вас! - возмущенно произнесла ДейСоло. - И это я работала в борделе?!

Высоко подняв свою прелестную темную головку, Амарин гордо прошагала мимо адмирала.

Надо сказать, что Танор АрДеВиго не обманывал. Одно дело устраивать сексуальные развлечения других, зная, что ты в безопасности, ты безликий инструмент, но совсем другое - чувствовать себя объектом пристального мужского внимания. В 'Доме Морса' она была для клиентов почти невидимкой. Но сегодня! Нет, никто, конечно, не говорил ни ей, ни адмиралу никаких ехидных замечаний по поводу того, кто она и куда идет, что с ней будет. Но взгляды... Она ловила на себе тааакие взгляды, что уже минут через пять горько сожалела, что на ней нет шарэмской черной женской накидки, скрывающей всё, буквально всё!

Пунцовую её провели к императору. Она пыталась изо всех сил взять себя в руки, но предательский жар и судорожное биение сердца выдавали волнение Амарин с головой... Пройдя мимо целой толпы высокопоставленных офицеров, ДейСоло наконец очутилась в императорском кабинете и почтительно склонилась в реверансе.

- Амарин, - услышала девушка слова императора вместо приветствия, - а у вас прелестные ножки...

- Вот черная дыра! - выругалась про себя девушка и, подняв на властителя галактики свой пылающий взгляд, продолжила, - надеюсь, это не преступление, мой император?





Глава 7.




- АрДеВиго, что это за представление? Ты же знаешь, я вареных не люблю,- смеясь, сообщил император. - Расслабьтесь, ДейСоло, и не надо на меня так смотреть.

- Как?

- Страстно!

- Эмм...

- И краснеть не надо! - продолжил император.

- Как краснеть?

- Сильно!

- И губы кусать тоже.

- Что тоже?

- Не надо.

- Почему?

-Танор, ты точно мне асконскую блудницу привез или это её недоделанная копия?

- Да, мой император, это определенно она, вот только за своим энергетическим полотном класса - ЭЙ она, по всей видимости, оставила свой ум, вежливость, сдержанность, профессионализм и ...

- Возраст, - добавил император.

- Определенно, - подтвердил АрДеВиго.

- Иногда побыть малолетней идиоткой очень даже полезно, -буркнула Амарин, чувствуя себя именно так, как и говорила, - по крайней мере, всегда можно найти оправдание дурацким поступкам: мол, она недалекая и молодая, что с неё возьмешь, с совершенно неразумной обитательницей асконского борделя?

- Забудьте! - вдруг мрачно сказал император.

- Что?

-Бордель! - и жестко, без малейшего намека на приятие, продолжил, - вы теперь условный офицер аналитического отдела первого имперского космического флота. И будете выполнять сложнейшие задания, от которых зависят жизни сотен миллионов. Адмирал Танор АрДеВиго лично познакомит вас с отделом, введет в курс дела. Вместе с ним и под моим глубочайшим контролем вы разработаете абсолютно секретную операцию. О которой не то что говорить, думать при окружающих нельзя будет. Справитесь - получите деньги, исполнение самого невероятного, но одного желания, даже, может быть, свободу. А нет - будете работать по прямому назначению.

- Кем? - прошептала девушка.

- Правильный вопрос не 'кем', а 'как и куда'. Боюсь, в этом случае выбор партнера и позиции будет не за вами, Амарин. И красивые серо - зеленые глаза холодно подмигнули застывшей девушке.

Обратный путь ДейСоло проделала молча. Император умел настроить подданных на работу.

_____________________________________________________________

Амарин проводили к ЗХЧ и выдали знак офицерской принадлежности, документы, корф с бумагами, электронный доступ к адресу проживания в столице, кредитный идентификатор и стандартный бокс для вещей. Также она получила элсхему корабля. А потом под насмешливый взгляд работников ЗХЧ ей выдали беспрепятственный допуск в отсек управления, указав в нем единственную разрешенную для посещения без сопровождения каюту - каюту адмирала Танора АрДеВиго. Потом еще один эксклюзивный доступ к комнатам проживания адмирала при императорском дворце. Это было что -то вроде признания её официальной любовницей. И хотя это совсем не показалось девушке оскорблением... совсем...не ... показалось оскорблением, но все - таки Амарин непроизвольно покраснела. Да! Что - то она совсем перестала себя контролировать... В прошлой жизни её вряд ли могло смутить это молчаливое и многозначительное переглядывание офицеров ЗХЧ, но сейчас, когда она далеко от дома, совсем одна... 'Не будь дурой, - одернула себя Амарин, - так надо для сохранения секретности'. Напоследок ей был передан планш с распорядком стандартного дня.

Вернувшись со всем выданным в каюту, ДейСоло с облегчением присела на край постели. Надо было серьёзно обо все подумать. Надо было налаживать новую жизнь. А новую жизнь надо что? Правильно организовать! Вот этим она и займется. Правда, отчего-то сразу похолодело в груди, едва лишь девушка вспомнила слова императора, но постепенно внутренний страх стал отпускать, и Амарин разумно согласилась, что, собственно, даже если она не справится с заданием, то ничего страшного...Поработает по-другому... в конце концов, от секса не умирали ... вернее умирали, но не часто. И это вселяло определенную надежду. А она уже совсем взрослая девочка, все видела воочию, с разнообразными подробностями, и прекрасно сознавала, что ей все равно придется рано... или поздно позволить к себе прикоснуться кому - нибудь или очень сильному и настойчивому, что вероятнее, или очень любимому, что предпочтительнее, но маловероятнее. В общем, где - то через стандартный час Амарин уже была абсолютно спокойна и готова к действию.

Во - первых, надо было переодеться и поесть. Первое ДейСоло проделала с неимоверной быстротой и, покрутившись перед маленьким зеркалом, решила, что выглядит совсем сносно. Она собрала роскошные волосы в низкий хвост, пригладила его гелем, который нашла на полочке в ванне, и спрятала за воротник формы. Потом открыла дверь и шагнула. Ноги вели её все дальше от рубки и императорских покоев, ибо пищеблоки, как очевидно предполагала Амарин и выданная ей элкарта, редко находятся вблизи к власть имущим. Через 5 стандартных минут она уже находилась в столовой.

Отсек питания был вполне приятным местом, даже определенная теснота расставленных небольших ре-столов очень понравилась Амарин. Она получила стандартный обеденный набор и присела на первый попавшийся стул, прямо напротив веселой компании из пяти рослых офицеров младшего состава. Амарин по привычке внимательно пригляделась к ним, определилась с предпочтениями, вполне стандартными для молодых офицеров, понимающе хмыкнула, ведь ей очень понятен был их негромкий, но возбужденный разговор. Вот один из них издевательски свистнул и с гаденькой улыбочкой громко возвестил:

- Да её все видели! Говорят, вид откровенный, и, кстати, ножки - прелесть.

- Адмирал - наша сила. Адмирал - наше все! - сказал кто - то, и все снова грубо рассмеялись.

Амарин сразу подобралась. Неприятный холодок пробежал по спине. В той далекой уже жизни она редко становилась объектом пристального внимания.

- Может, врут?

- Вот еще! Дейна из ЗХЧ лично выдавала ей беспрепятственный допуск в покои адмирала здесь и на Террримуне.

- А девочка, наверное, не промах! - прозвучал чей-то голос слева, и к компании под приветственные крики подошел белокурый красавец, - жаль, что мне не довелось это лицезреть лично. Интересно будет на нее посмотреть. Устроим пробу пера, так сказать?

Компания снова рассмеялась и, сгрудившись, стала, вероятнее всего обсуждать детали этой самой 'пробы'.

Амарин поморщилась, но заставила себя сосредоточиться на еде и больше не прислушиваться к разговору, решив, что проблемы будет решать по мере их поступления. Через 10 стандартных минут вполне спокойная и счастливая, потому что сытая, с запасами мяса на вечер (остатки обеда были услужливо запакованы) она двинулась к своей каюте. Дорога обратно заняла на 2 минуты меньше.

Расположив мясо в криа-камерке, Амарин приступила к пункту номер два - знакомству с местом работы и личным составом отдела аналитики самого первого императорского космического флота. Лететь до Терримуна, судя по данным всеобщей сети, ей предстояло около двух дней. Изучив в каюте элсхему корабля, она легко пришла к выводу, что буквы ПАО ПИКФ - 1-5 обозначают кабинет аналитической группы, и двинулась на вторую палубу.

ДейСоло шла уверенно, не допуская возникновения вопросов и сомнений, ведь что - то, а она всегда быстро запоминала схемы и ориентиры, и когда девушка оказалась у двери с заветными литерами, то, не раздумывая ни мгновения, потянула руку и приложила к двери персональный пропуск. Дверь запела, открываясь.

В небольшой каюте находилось 4 человека. Проигнорировав их вопросительные взгляды, ДейСоло вошла и огляделась. Итак, здесь работали только четыре обитателя, тогда как столов - пять, и лишь один из них поражал воображение горой, наваленной с очаровательной хаотичностью. Амарин с удовольствием заключила, что её ждали. Она кивнула головой присутствующим и заняла свое место. А если она ошиблась? Брр... ДейСоло отогнала ненужные сомненья. И начала с уборки рабочего пространства.

За 27 стандартных минут Амарин разложила папки с документами, рассортировав их по времени поступления и степени секретности, которая, как ей подсказывала привычная наблюдательность, обозначалась обычными Йинскими буквами, от ЙА до ЙG. Когда с сортировкой дел было закончено, и рабочее место стало походить на столы всех остальных, девушка, вполне довольная собой, решила, что теперь пришла пора познакомиться. Она повернула голову и спокойно встретилась с возмущенным взглядом четырех разных пар глаз.

Её опередили.

- Надо полагать, младший офицер Амарин ДейСоло? - прозвучал скрипучий голос высокого немолодого дага.

Амарин быстро кинула взгляд на прикрепленный к двери спецкорп с именами и званиями офицеров и нагло ответила:

- Рада познакомиться, аэр Гилфорд. Спасибо за радушный прием, - и легкий кивок.

Тот скривился, но продолжил:

- Позвольте представить Вас нашей сплоченной команде,- аэр Гилфорд неопределенно показал рукой на молодого и очень привлекательного кудрявого барка, - это...

Амарин его опередила, согласно кивнув:

- Офицер Магин Ньом. У барков такие красивые, выделяющиеся имена, - и она расплылась в очаровательной улыбке на все тридцать два зуба.

- Это офицер Сей Коварч.

Снова кивок.

- Ну а меня ты знаешь, Мара, - этот голос прозвучал неожиданно.

-Эйдан? Эйдан Блатч? - Амарин удивленно рассматривала подошедшего к ней случайного спутника одного далекого асконского лета, - вот не ожидала, а я ещё кичусь своей наблюдательностью!

Крепко сбитый, с крупными и приятными чертами лица, озаренными теперь теплой лукавой улыбкой и смешинкой в карих глазах, этот высокий мужчина вытряхнул Амарин из - за стола и сжал в своих радостных объятиях.

-Эй, полегче, Дан! Я все - таки аналитик, а не торенский болванчик со стальной диафрагмой. Так как ты здесь?

- А где мне быть, Мар? Я всегда хотел работать аналитиком. За семь лет я здесь сделал нехилую карьеру.

- Вижу. Рада за тебя.

- А ты как здесь?

- Протекция! - многозначительно протянула ДейСоло и, чтобы дальше оборвать расспросы, сказала, - Что ж, будем работать?!

- Будем, - подтвердил Эйдан Блатч, - если через стандартный час не отправимся всем отделом собирать галактический мусор на просторах империи.

- А что случилось, может, свежим взглядом помогу?

Ответом на её предложение было скептическое и высокомерное хмыканье собравшихся. Но уже через минуту Амарин слушала свою историю знакомства с императором, рассказанную полушепотом Блатчем, изо всех сил стараясь не выдать себя и не рассмеяться.

- Так ты говоришь, что император был один, его сопровождала только группа теней- хранителей? - очень серьёзно спросила она, - знаю, император настаивает на этой информации, но, уверена, что вам в это не верится! Согласна также, что императора нельзя было просчитать, но мы - то с вами понимаем, что он ходил не один, а со своим доверенным человеком, каким - нибудь высокопоставленным пижоном, которого раскусить можно на раз - два, и она, откинувшись в кресле, закинула, абсолютно случайно, на стол ноги в сапожках из кожи нарма.

Магин Ньом, Сей Коварч и Эйдан Блатч переглянулись и одновременно испустили нечленораздельный звук, больше похожий на страшно неприличное ругательство. Амарин не стала вслушиваться, она с удовольствием следила, как аналитики вслух с азартом раскручивали логическую нить. Вот только в одном они снова застопорились. И тогда Дат Гилфорд, полсмотрев своим незабываемым внимательным взглядом на Амарин, невинно поинтересовался:

- Амарин, вы ведь с Аскона?

Девушка понимающе кивнула и, улыбаясь, ответила на невысказанный вопрос, смело глядя в глаза аэру:

- Мне говорили, что на Аскон пять лет назад инкогнито прилетала Светительница Аргона... Та еще любительница удовольствий...

Через стандартный час аналитическая справка лежала на столе у императора с подробными выкладками и объяснениями. Подписана она была только четырьмя фамилиями. ДейСоло почему - то ставить свою подпись пока отказалась... 'Скромность, - сказала она удивленному Эйдану Блатчу, - ооочень человека украшает!'





Глава 8.




Утро прошло великолепно! Пси - аналитики, судя по всему, приняли Амарин в свой суровый мужской коллектив, скрепив вхождение выпитым сухим мшерским вином в количестве 3 бутылок. На пять ртов доза была почти мизерная, но Амарин хватило. Дело в том, что ей нельзя было пить. Вернее, тем, кто владел Итуром, вообще нельзя пить. Они теряли не просто контроль... Они...Но кого это интересовало? Амарин - нисколечки! Она даже попыталась в порыве переполняющего её хорошего настроения изобразить древний зажигательный танец. А потом, когда настало время обеда, все ещё безмерно веселая, Амарин проскакала на одной ножке до пищеблока, там, после быстрого перекуса, удивила любезного шеф - повара, расцеловав его в знак благодарности под бурные аплодисменты и залихватский свист младшего офицерского состава, и, рисуя по дороге бедрами цифры, похожие на восьмерки, поспешила вернуться к работе.

Влетев в отдел, она с удивлением увидела стоящего возле её стола адмирала. ДейСоло недовольно нахмурилась, а он, перехватив её взгляд, вопросительно приподнял бровь. Ей почему - то не хотелось его видеть, вот не хотелось и все! И не надо здесь стоять, заполняя своими широкими плечами её пространство, это, между прочим, её пространство. Пусть идёт в свою рубку и командует там, глядя на всех своим темно - синим завораживающим взглядом, а за ней, наконец, кого - нибудь не такого важного присылает...

- Вот, мятый карский бублик, - срывающимся голосом ругнулась она.

Взгляд адмирала от ярости потемнел, и он, с шумом откинув стоящий рядом стул, командным голосом рявкнул:

- Офицер ДейСоло, смирно! Приветствуя старшего по званию, вы обязаны отдать ему честь!

Что было дальше - Амарин припоминала смутно, но зато в феерических подробностях. Подняв на адмирала пылающий взгляд, она судорожно вздохнула и набрала побольше воздуха:

-Вообще - то, свою честь девушка отдает в брачную ночь своему мужу, - доверительно выдала Амарин, но увидела темнеющие от ярости глаза и осознала, что действительно произнесла это вслух.. ДейСоло испугалась, икнула и попыталась исправиться. - Но мне не... не сложно... вам ... отдать... честь...Вот только не знаю, как, и где, и когда это надо сделать...

Слева кто - то не сдержался и хмыкнул.

- Простите, аэр, я еще не сильна в уставе. И не надо так страшно на меня дышать. Я уже вспомнила, что мне нужно вытянуться перед Вами, и гаркнуть что есть мочи... Что крикнуть? Ну раритетное, типа: 'Здрав будь, батюшка адмирал...' или что - то ещё...

Сзади кто - то дернулся и попытался удержать папку с документами.

- А если не рявкну, то вы меня накажите...ну не отшлепаете, конечно, - и она с перепугу подмигнула ему, думая, наверное, что это смотрится игриво. - Вам - то эти всякие штучки зачем? На гауптвахту там отошлете, или заставите нужники зубной щеткой драить.- Амарин уже трясло от страха, но она все продолжала:

- Я ж только со вчершнего дня в уставе. А вы у нас ого! - предательская краска снова разлилась по лицу девушки, и от волнения она стала заикаться. - Я х-хотела сказать, вы т-твердый, как торенская сталь, в смысле нес-сгибаемый, и это я не о ф-физиологии, то есть ну вы поняли, ну вы же умный. Когда не д-дурак...

Танор АрДеВиго сдерживался с огромным трудом. Он старался жестко контролировать свое дыхание, но ярость слепила. Ему надо было сразу, ещё на Асконе, придушить эту безумную девицу. Как ей с неизменным постоянством удавалось выводить его из себя? Зубы адмирала скрипнули, но внешне он старался оставался спокойным:

- Надеюсь, пьяная истерика прекращена? Официально, ДейСоло, вы должны вступить в офицерскую должность через 20 стандартных часов. Поэтому вопрос наказания за недостойное поведение, словесный понос и нарушение устава вам, к моему глубокому сожалению, пока не грозит, а вот другой вопрос, вопрос о том, где, когда и КАК вы будете отдавать мне честь, мы с вами обсудим отдельно. В моей каюте... сегодня... после совета. А сейчас я пришел лично представить вас вашей группе, но, вижу, вы это сделали за меня. Аэр Гилфорд введет вас в курс текущих дел, а через 2 стандартных часа жду вас в моей каюте. И он вышел...

Когда за ним с оглушительным треском закрылась дверь, Амарин сделала несколько шагов и бессильно опустилась за свой стол.

- Вино осталось? - обратилась она к коллегам. - Дайте, будьте милосердны. Вечером горе запью!

- И давно ты ТАК общаешься с Танором АрДеВиго? - через полчаса, когда Амарин наконец выплыла из задумчивости, спросил Эйдан.

- С самого первого дня, - грустно произнесла девушка. - В его присутствии я становлюсь наглой и невоспитанной, а мои интеллектуальные способности начинают равняться нулю.

- Вообще - то, если заметила, то сегодня, в присутствии всех нас, ты недвусмысленно предложила адмиралу себя.

- Я не специально, просто получился дурацкий каламбур, - вздыхая, протянула ДейСоло, - а потом неожиданно хмыкнула, - а он, как он отнесся к моему этому недвусмысленному предложению?

Эйдан хотел что - то сказать, когда из -за его спины раздались скрипучие слова аэра Гилфорда:

- Оно бы его устроило...

Амарин закрыла лицо руками и истерически захохотала.

А в это время Танор АрДеВиго стоял под холодным душем, вымывая из своих мыслей яркую, обжегшую ему воображение картину первой брачной ночи, где хрупкая темноволосая девушка с сине-зелеными глазами страстно отдавала адмиралу свою честь. 'Сдохнуть будет проще', - подумал несгибаемый адмирал и перевел уровень водного тепла до нуля. Ему еще предстоял сегодня долгий и серьезный разговор с этим асконским ходячим недоразумением.

Ровно через 2 стандартных часа Амарин ДейСоло, уже трезвая, но с твердым намерением напиться вновь, входила в каюту адмирала Танора АрДеВиго под удивленные взгляды всех оказавшихся рядом служащих и офицеров. Такое недоумение объяснялось банальной причиной: всем было любопытно посмотреть на человека, которого идентификатор пропустил абсолютно бесшумно, а значит, определил в ближний, интимный круг. Так входили супруги, любовницы и, крайне редко, дети. Это обстоятельство не укрылось от ДейСоло, и она, решив попридержать свой не в меру разбушевавшийся характер до лучших времен, шагнула вперед с твердым намерением подстраиваться под любые обстоятельства, но поскорее выполнить задание императора, получить обещанное вознаграждение и свалить обратно на Аскон. К Старику Бую, мерзкому предателю и интригану, Элле, Тамиру и...в общем, ей было, к кому возвращаться!

Когда она вошла, Танор АрДеВиго спокойно сидел в кресле и что - то печатал на планше. Около него на столике в строгой последовательности лежали бумаги, помеченные разными листами. Он кивнул на соседнее кресло и сказал:

-Садись, разговор будет долгий.





Глава 9.



Из каюты адмирала девушка выползла спустя 4 стандартных часа, усталая и обессиленная. АрДеВиго очень скоро вызвали на капитанский мостик, и он оставил девушку наедине с отчетами шпионов, материалами по планете Шаэрг, политической информацией о союзе четырех планет. Как сумела разобраться Амарин, задание у неё было одновременно простым, потому что нужно было поспособствовать подписанию мирного договора; и невероятно сложным, так как этот договор пытались подписать лучшие дипломаты и политики в течение 12 последних лет. Шаэргский правитель был относительно молод, умен, коварен и безжалостен. Все договоры, которые он соглашался подписать, серьезно били по благополучию империи, причем обнаруживалось это лишь по истечении определенного срока, необходимого до вступления договора в силу. Все, что империя пыталась выторговать у Шаэрга, оборачивалось для нее неизменным провалом. Простому обывателю было сложно понять, как маленькая планетка Шаэрг могла мешать огромной империи. Однако факт оставался фактом: находясь на пересечении силовых линий вселенной, Шаэрг контролировал все гипер-переходы, делая невозможным для кораблей империи путешествие на гипер - скорости без разрешения этой планеты. А пси-купол над союзом 4 планет сводил на нет все мечты о завоевании.

Да, задачка предстояла нелегкая. Амарин с трудом предполагала, как её довольно - таки специфические способности могли помочь империи справиться с Шаэргом, но, решила она, императору виднее. А в остальное время ДейСоло поступала в распоряжение аэра Гилфорда и должна была выполнять стандартную аналитическую работу, что само по себе было достаточно интересным время препровождением.

Все это надо было осознать. Но сейчас ДейСоло хотела спасть, есть, хотела принять душ. Остатки сил поддерживала мечта о холодном мясе, спрятанном и криа - камерке, и чудесной бутылочке мшерского вина, так любезно предоставленной сегодня её новоиспечёнными коллегами.

Амарин устало выползла из каюты адмирала и удивленно уставилась на трех рослых офицеров младшего состава, встретивших её издевательским свистом и гаденькими, понимающими улыбками.

- Что, заездил?

- Выглядишь супер, ДейСоло, - откровенная затраханность женщине идет.

-Адмирал - наша сила. Адмирал - наше все!

И они недвусмысленно обступили девушку, отрезая её от спасительной двери.

Амарин сразу подобралась: ребята намеренно нарывались на неприятности, пренебрегая осторожностью. Ей вспомнился утренний разговор в пищеблоке, но ей сейчас не хотелось жалеть азартных идиотов, поэтому она заинтересованно улыбнулась и промурлыкала:

- А моя популярность среди неудачников младшего состава растет. Даже имя любимой девушки адмирала узнали... В друзья набиваетесь или завидуете, болваны? Да ладно! Он бы и вас трахнул по очереди и сразу скопом. Но шлюхами не интересуется. А что касается откровенной затраханности, так она всем, родной, идет, даже твоей попе, - и Амарин зазывно улыбнулась.

Но ответом на её тираду опять была тишина. Испуганная и зловещая. Это начинало откровенно надоедать. Потом сверху, за её спиной прозвучало:

-Тебя кто - то расстроил, дорогая? - голос АрДеВиго она узнала бы и среди сотен тысяч.

-Нет, родной, просто мальчики откровенно восхищались твоей способностью удерживать меня в каюте в течение 4 часов и при этом так свежо выглядеть. И предлагали на ночь тебе свои услуги. Жаль, что они уже уходят, правда?

Офицеры испарились. Нет, правда, они испарились. Растаяли в воздухе - так быстро бегать просто еще не научились. Амарин удовлетворенно рассмеялась.

-А Вы даже врать умудряетесь, не соврав, - попытался сказать приятное адмирал. Не получилось. Улыбка девушки померкла, и она сказала устало:

-Не стоило Вам вмешиваться. Это банальное знакомство. Проба объекта, так сказать...

-Ну, Вам виднее, что такое 'проба объекта', - холодно оборвал её АрДеВиго.- Если что потребуется, обращайтесь в любое время, пока мы на лайнере, а на Терриуме старайтесь не докучать, разбирайтесь с проблемами сами. У меня нет желания играть на публику роль вашего благородного возлюбленного,- потом помолчал и, горько усмехнувшись каким - то своим мыслям, подвел черту: - Кстати, Вы опять угадали, я действительно шлюхами не интересуюсь.

Адмирал, не прощаясь, вошел в каюту и захлопнул дверь перед самым носом Амарин.

- И как завершающий штрих великолепно проведенного дня: осталось только напиться в гордом одиночестве,- произнесла она вслух планы на вечер. Послав каюте капитана злой воздушный поцелуй, Амарин поспешила к себе._______________________________________________________

Сидя на полу своей каюты, ДейСоло допивала, похоже, свой третий бокал. Вообще - то, бокалов у неё не было, поэтому доза принятого рассчитывалась произвольно. Когда раздался сигнал к отбою, она прошла в ванную, приняла душ и, завернувшись в полотенце, стала рыться среди выданных пожитков в поисках сорочки для сна. Но ни платья, в котором она была принесена на корабль, ни того, что хотя бы отдаленно напоминало ночную сорочку, в каюте не было. Это возмутило девушку, и она, чувствуя в душе нотки разрастающейся мшерской радости, наглости и злого азарта решила потребовать причитающиеся ей личные вещи с виновника всех её печалей, так легкомысленно предложившего сегодня свои услуги и разрешившего его беспокоить в любое время. Любое время? Амарин довольно рассмеялась. Ну, вот сейчас как раз и наступило это любое время!

Но в полотенце не пойдешь... Это факт! А надевать форму на мокрое тело не хотелось. ООО! А что это за такое красивое кружевное покрывальце? Амарин пьяно хихикнула и подумала: 'Всегда любила Хендмейд!'

Через стандартных полчаса, вооружившись КА - лучом у соседа напротив, застывшего на пороге от появившейся перед ним пьяно хихикающей девушки в одном полотенце, и канцелярского набора Амарин создала модный кружевной шедевр. Он закрывал нежными волнами её грудь и руки, спускался по стройным ногам до пола, но оставлял для прогулок воображения почти голую спину. 'Убийственно хороша, - подумала Амарин и направилась в каюту адмирала. - Зачем? Странный вопрос... За ночной сорочкой! Очень логично, - она фыркнула и засмеялась...-Тогда - мстить!' Аналитический ум Амарин согласился, что в этом была определенная логика.

Хорошо, что офицеры первого императорского космического флота все, как один, подчинялись уставу и не спешили выходить из кают, чтобы посмотреть на существо, издающее странные звуки. Правда! Да мало ли, что там может расхаживать после отбоя по кораблю и нагло ржать!

Сначала Амарин шла бодро, но потом, по мере приближения к отсеку управления, шаг её стал замедляться. Остановившись у заветной каюты, она протянула руку, но так и не смогла войти.

Все, что происходило с другими, было ей понятно, но с собой, с собой было трудно, почти невыносимо разобраться. Ах, ей бы воспользоваться знаменитым непредвзятым выбором Амарин, но, к сожалению, инструмент не мог сделать выбор для самого себя. Сколько она стояла у двери адмирала, она не помнила. Но потом тихо опустилась на пол, прижалась голой спиной к холодной двери и закрыла глаза. Ей раньше казалось, что так лучше думается.

Тихая, неторопливая тишина, прерываемая только легким постукиванием, характерным для космического корабля, совершающего неспешный полет, опустилась на девушку. Где - то там вдалеке открылась дверь, и яркий отсвет выхватил нежную фигурку, застывшую на полу. Удивленный вопрос, позвавший Амарин, приближающиеся шаги, теплое прикосновение к щеке...

- Амарин, - усмехнулся у самого уха девушки низкий красивый голос, - я, конечно, польщен, когда дама падает предо мной ниц, но спать у моих ног...

Девушка вынырнула из забытьи, по - детски нежно и счастливо улыбнулась и проговорила:

- Мой прекрасный император, доброе утро!

- Утро? Утро будет чуть позже, когда прилетим и благополучно сядем. Вы... что вы здесь делаете?

- Думаю и выясняю.

- Пока я вижу, что вы спите.

- Я думаю и выясняю спя.

- И как?

- Что как?

- Получается?

- Нет, пока.

- Амарин, да вы... вы пьяны? И когда только успели? Пили давно?

- Очень! Еще до отбоя!

- Мшерское?!

- Кажется, да...

- А раньше пили мшерское?

- Угу! Утром уже наливали. Здесь у вас люди щедрые...

- Ну как можно быть одновременно такой умной и такой дурой! - засмеялся император и, позвав кого - то, подождал, когда этот кто - то подхватит девушку, поднимет её и понесет.

-Мшерское вино, Амарин, - заговорил противным, строгим учительским голосом император, - требует иммунитета. Первый раз пьют глоток, чтобы организм привык, второй раз - два глотка, чтобы сохранить привыкание, а только потом можно и бокал.

- А мы не ищем легких путей.

- Я вижу.

Амарин внесли в первую комнату просторной каюты и аккуратно положили на ближайшую кровать, покрытую мехом снежного тора. Девушка тут же перевернулась на живот, чтобы лицом, руками, всем телом ощутить мягкий и успокаивающий мех.

- Ничего себе! - раздался хрипловатый смешок, - сокрушительное зрелище. Амарин, а Вы знаете, что у вас, оказывается, такая соблазнительно голая спина!

- Конечно! Я сама лично её там вырезала.

Она не успела добавить, как вдруг сильная горячая ладонь прикоснулась к нежной, прохладной женской коже.

ДейСоло вздрогнула от первого прикосновения, но оно растеклось по ней теплым, успокаивающим поглаживанием.

- Так что вы делали у каюты адмирала?

- Пришла за ночной сорочкой.

- За чем?

- За сорочкой. Нужно же мне в чем - то спать.

Рука опускалась все ниже и подходила уже к краю низкого разреза, намереваясь следовать дальше.

- А почему к нему? - голос стал звучать очень низко и перемежаться глубоким вздохом.

- А к кому? Вы же, мой император, сорочек не выдаете... Аргумент?

- Аргумент. И что дальше?

- И ничего... Я не смогла войти... Все - таки адмирал мог не так меня понять, а он мужчина нервный, шлюхами не интересующийся, вот и ... пыталась придумать более прагматичное и понятное ему объяснение.

-Придумали?

-Нет.

- Ну, так надо было идти спасть в свою каюту, - голос усмехнулся.

- А как спасть? Без сорочки ведь никак нельзя! Голышом все - таки холодновато.

- Холодновато, это если спасть одной, - раздался шепот у самого лица девушки, и кровать прогнулась, принимая тяжесть мужского тела, - а если с кем - то, то очень даже может быть горячо. И её перевернули сильными руками и прижали к огненному мужскому телу.

Амарин сразу стало тепло, беспокойно и волнительно. И она, уткнувшись носом в императорскую ключицу, смущенно пробормотала:

- Мой император, вы такой красивый... вы знаете, что волосы у вас такие пепельные - препепельные? А глаза, такие умные - преумные, и тело у Вас, мгм, хорошее такое тело, и пахнете вы очень вкусно как... как... как хорошо, что вы рядом... ИК! Служу галактическому союзу!

- Мара, ты все - таки непроходимая идиотка, - и девушку, смеясь, нежно и очень осторожно поцеловали в закрытые глаза, - ты в постели с самим императором, - поцелуй переместился на вздернутый кончик носа, - такой шанс, между прочим, выпадает раз в жизни, - поцелуй плавно коснулся уголка губ. - Здесь надо срочно открывать глаза и пользоваться шансом вовсю... - и прикосновение к губам вдруг стало обжигающим, сильным и очень властным.

У Амарин бешено забилось сердце, она резко вздохнула, неосознанно пропуская в себя теплый, дразнящий язык. 'Вкусно'? - шепнул сводящий с ума низкий голос, и красивый властный рот вновь приник к её опухшим губам. Жар разрастался, умелые руки скользили по голой, вздрагивавшей от прикосновений спине, потом поднялись к затылку, крепко схватив его, не позволяя уклониться от поцелуя, становившегося уже болезненно страстным.

В двери раздалась настойчивая мелодия допуска. Амарин судорожно вздохнула, приходя в себя. Вот её отпустили, аккуратно перевернули на живот, и постель потеряла большую половину своего веса.

В отсвет двери можно было увидеть позднего посетителя. ДейСоло была любопытна. Она повернула голову. Посмотрела на вошедшего, тот - на неё. Девушка похолодела и... почти протрезвела. Боль сожаления разгоралась. Танор АрДеВиго тихо разговаривал с императором, но не отводил своего темно - синего, оттенка сап, взгляда от лежавшей на кровати разгоряченной девушки с оголенной спиной.

- Вот,- сказал император, - обнаружил её спящей у порога твоей каюты. Говорит, что шла к тебе за ночной сорочкой.

- За сорочкой? Ко мне? - удивленно протянул адмирал и презрительно скривил губы...

- А к кому? Вы же, цитирую эту девчонку, мой император, сорочек не выдаете.

Амарин стало невыносимо стыдно. Щеки загорелись ярким огнем. Она, пошатываясь, встала с постели, невозмутимо поправила шедевр модного искусства, подошла к стоявшим. Склонилась перед императором в полуреверансе:

- Мой император, вы были восхитительны, - протянула она, еле сдержав икоту.

Потом отсалютовала АрДеВиго:

- Здрав будь, батюшка адмирал, старческая бессонница замучила? - и, стараясь ни на кого не смотреть, вышла, пробормотав себе под нос: 'Вот теперь доброго тебе сна, Амарин!'

Ответом ей была гробовая тишина. Что ж, это уже входило в привычку.

До своей каюты Амарин ДейСоло добралась в самые короткие сроки и, не снимая шедевра, упала на кровать. Да, со спиртным надо было завязывать...Как впрочем, и с поисками сорочек в каюте адмирала...

Подъем Амарин встретила мужественно. Сигнал известил, что корабль становится на орбиту планеты Терримун. Облачившись в мундир и проделав уже привычную процедуру укрощения собственной шевелюры, собрав нехитрую кладь, ДейСоло отправилась в отсек для высадки.






Глава 10.





Амарин вместе с другими офицерами младшего состава продвигалась к летным ларам. Она впервые за долгое время была на другой планете, тем более в столице империи, и ей все было безумно интересно. Девушка восторженно смотрела по сторонам, пытаясь насладиться каждым мгновением. Ей приятно было вновь почувствовать себя свободной. Амарин услышала, как кто - то издалека окликает её по имени, но даже не повернула на голос голову, а наоборот, ускорила шаг, стремительно теряясь в толпе. И вот летный лар уносил её, как она предполагала, к месту проживания младшего летного состава.

Сверху столица Терримуна, роскошная Даэргия, смотрелась волшебно. ДейСоло, как девчонка, во все глаза любовалась на огромные шпили небоскребов, летающие сады, появляющиеся над городом цветочные композиции, огромные фонтаны, стоящие разноцветной стеной. Ей нравилось наблюдать, как там, с поверхности столицы взлетают маленькие аккуратные точки разноцветных ларов, уносящих жителей благословенной Даэргии по своим делам.

-Впервые здесь? - прервал размышления девушки приятный голос.

Амарин лишь кинула, но не обернулась.

-Да. А я смотрю: вцепилась в поручни и глаз не отрываешь, как малолетка. Что ж тебя твой адмирал не забрал? У него лар именной.

- А я не тказская болонка, чтобы меня забирать, я сама себе хозяйка, - растянула в улыбке губы ДейСоло и, повернувшись, спросила, глядя в упор на красивого светловолосого парня, - много проспорил вчера?

Тот поморщился от досады и примирительно сообщил:

- Да прилично. Ну, ты извини! Должна понять: мы несколько лет кровавым потом исходили, чтобы до офицеров дослужиться, а мы все детки непростых родителей, вот заметь, многие потомственные военные, а ты пришла, перед адмиралом ножки раздвинула - и сразу звание, а в списках межгалактических академий о тебе, кстати, не слышали. Что мы могли подумать? Хотелось на тебя посмотреть и потом решить, что к чему. Вместе же под одним флагом ходить...

- Понятно. Ну как, посмотрели? Решили, что к чему?

- Да уж! Ты девчонка ушлая, но, видимо правильная, ехидства и наглости тебе не занимать, да и безрассудства тоже. Твой ржач ночной - прям легендарное приключение. Кстати Морт, у которого ты пьяная вчера Ка - луч просила, до сих пор про тебя в одном полотенце вспоминает и облизывается.

- Сладкие ошибки молодости, кто их не совершал...- ослепительно улыбаясь, процитировала классика девушка и протянула руку. - Ладно, мир! Меня зовут Амарин, для друзей - Мара.

- Эл, - быстро ответил светловолосый, пожимая руку, а потом церемонно добавил,- Элрой Фарин Наэрт АрДеМино, второй сын гарха, правителя Найрона. Кстати, лучший на своем курсе, в перспективе командир звездного лайнера, будущий герой и, вполне возможно, адмирал, - и он многозначительно посмотрел на Амарин.

- Завидный жених, - иронично подвела итог она. - Захотелось после первых твоих слов склониться ниц и поцеловать благословенный пол лера, по которому изволила ходить столь великородная особа, - засмеялась и продолжила, - ладно, смотрю, подлетаем уже,- и, вскинув в прощальном жесте руку, добавила - увидимся, и церемонно добавила, чуть склонив голову, - Элрой Фарин Наэрт АрДеМино, второй сын гарха, правителя Найрона.

- Это уж всенепременно, - сверкнул улыбкой тот.

Амарин легко спрыгнула с платформы лера и пошла вместе со всеми офицерами младшего состава быстрым шагом к высокому зданию.

Она скоро нашла свою квартирку. И пришла в восторг. Просторный холл, небольшая, но очень уютная кухня с окнами, выходящими на огромный парк, кабинет, спальня, большая кладовая и роскошная, явно перестроенная ванная комната. Здесь жил мужчина, определила ДейСоло, сильный, умный мужчина. Вся обстановка говорила об этом. Сохранившиеся на стенах репродукции и отрывки произведений, графики, нарисованные на прямо на стене. А в кабинете за столом располагались до самого потолка полки для бумаг, а может, даже книг! Во всем сдержанность и интеллект. Он ей очень понравился, этот незнакомец.

Но особенно умилила Амарин стоящая под стеклом на кухне чашка почти невесомая, нежно-голубого цвета с маленькими, розовато-белыми цветами. Ну, любила Амарин голубой цвет. Конечно, не мужская чашечка, но вообще-то и ничья. Из неё, по всей видимости, никто не пил. Будет моей!

Разложив в шкафу свой скудный запас вещей, Амарин, подключившись через планш к банковскому порталу, узнала свой кредитный аванс и с удовольствием присвистнула. Император не мелочился. Значит, нужно срочно пополнить запас вещей и продуктов. Девушке не хватало многого. Во - первых, она терпеть не могла ходить по дому в брюках, не любила спать без злополучной ночной сорочки и носить в такую изумительную теплую погоду сапоги, даже стоившие целое состояние. Во - вторых, ей хотелось накупить себе много абсолютно непрактичных, но таких необходимых для любой девушки вещей просто так, для поднятия настроения.

-Так, - твердо произнесла ДейСоло,- выбираем объект для транжирства. Она открыла на планше городскую карту, просмотрела окраинные торговые комплексы и способы передвижения в столице. Ей не хотелось покупать в центре, ведь там всегда все стоит намного дороже, а Амарин была девушкой практичной.

Через стандартных полчаса, опробовав новый для себя вид транспорта - подземный купинг, девушка входила в торговый комплекс. И следующие три стандартных часа были безвозвратно потеряны из жизни. Амарин с остервенелым удовольствием стаскивала с себя форму офицера флота и облачалась в бельё молочного цвета, расшитое золотой вязью. Надевала легкое платье из натурального нуара очень светлого, с разноцветным орнаментом, застегивала на прелестных щиколотках босоножки на высоком тонком каблуке. Потом было много других покупок и примерок. Работники комплекса сразу складывали покупки в бокс для доставки. И только один фирменный пакет Амарин несла сама - слишком уж плотоядно сверкнули глаза доставщиков, когда они увидели сапоги из драгоценного нарма. 'Не будем провоцировать персонал на совершение преступления',- решила девушка.

Потом был салон красоты, открытое кафе и чашка ароматного травяного настоя. Амарин была почти счастлива. День удался! Подняв чашку с настоем, как бокал с вином, девушка отсалютовала и шепотом произнесла: 'Спасибо за прекрасный день, мой император!' И вдруг легкий ветер слегка коснулся её глаз, потом кончика носа...потом краешка губ. Амарин опустила глаза и нестерпимо покраснела...





Глава 11





С того чудесного дня как - то незаметно пролетела целая стандартная неделя. Амарин не видела императора и адмирала с ночи на корабле, материалы по Шаэргу были все прочитаны, никаких других распоряжений не поступало, так что ДейСоло ушла с головой в работу аналитического отдела и чувствовала себя просто замечательно до сегодняшнего утра включительно. Дело в том, что ее замечательное настроение начинало отвратительно портиться. Амарин сидела за столом в кабинете аналитического отдела при императорской канцелярии и читала отчет временного правителя Хардской планетной группы. Ей нужно было разобраться, что в этой писанине правда, а что ложь, на сколько попытался обмануть имперскую казну временный правитель ХПГ и как без особых усилий доказать воровство. Это было то ещё испытание. Абсолютно непривычный вид аналитической деятельности. Амарин привыкла работать вживую, с людьми, наблюдая за их реакцией, считывая всполохи их неприкрытых эмоций. А здесь, соприкасаясь только со словами и цифрами, ДейСоло чувствовала себя никчемным человечком.

- Назвался торкским красом - лезь в болото, - вполголоса процитировала она асконскую мудрость.

- Что? Кипишь? - услышала ДейСоло довольный, издевательский голос Эйдана Блатча.

-Не киплю! А закипаю!

-Все так плохо? А я смотрю, ты совсем скисла. Ногами дергаешь, уши свои чешешь через каждые пять стандартных минут, ногти сгрызла, макушку до крови расчесала.

- Я тупица, Дан! И это уже диагноз, - заныла Амарин.- Вот спроси меня, какую шлюху прислать этому гадкому правителю ХПГ на сегодняшнюю ночь, тут я по почерку определю, а вот в бумажном вранье я не сильна. Аэр Гилфорд меня прогонит, а император...! - и девушка, прикрыв лицо руками и уронив голову на стол, издала мычащий звук, который должен был, по всей видимости, передать одновременно глубокое отчаяние и нежный девичий плач.

- Мар, ты давно взрослая, а ведешь себя, как малолетка.

- Кто взрослая? Я? Я! Я тупица, Дан! - снова ноющие, всхлипывающие звуки.- А на это даже возраст не влия-а-ет.

Эйдан засмеялся:

-Хватит себя жалеть! Есть работа - значит, надо найти возможность эту работу сделать. Соберись! Ты не барахло! Ты лучший аналитик в этой комнате... ну, после меня, конечно, и аэра Гилфорда.

- Правда? - поднимая растертые, красные глаза, с надеждой спросила девушка.

- Нет, нагло вру!

- Эх, коварный ты, Дан! Не понятны тебе горькие терзания девичьей души.

- Давай разбираться с отчетом, горькие терзания девичьей души! Смотри, - и Эйдан, подтащив свое кресло к столу, склонился вместе с девушкой над развернутой страницей. - Так же, как ты считываешь человека, так же можно считать и текст. Понимаешь? Есть в тексте своя логика. У правды свои интонации и обороты, у лжи - другие. Если внимательно приглядеться, то можно не только определить с абсолютной точностью, кто писал, но и когда писал, в каком настроении, и сколько правды или лжи вложил в это.

- Дан, давай лучше на примерах, так понятнее будет. И знаешь.... ты не сильно ко мне наклоняйся.

- Почему?

-Ты все - таки мужчина.

- И? - не понял Блатч, - я уже давно мужчина.

- Ну, у меня в последнее время на мужчин странная реакция. Недавно заметила. Дня три назад.

- В смысле? Реакция Вассермана?

ДейСоло заехала ему локтем в живот. Блатч издал звук, напоминающий болезненное, но все - таки веселое хрюканье:

- Все, не буду, не дерись! Так что там у тебя за реакция?

-Мне... мне ...мне в последние три дня , - Амарин, покраснела, как маковый цвет,- беспричинно мужчину хочется.

- Хм, нашла, чем удивить. Мне тоже иногда хочется. Нет, не мужчину, - захохотал Блатч, - а просто вот хочется! Это нормально!

- Идиот! Да я сама не своя становлюсь. Мне хочется всем нравиться, и я, мне так кажется, начала мужчин неосознанно провоцировать.

-ДейСоло! - покачал головой Блатч. - Давай работать, а с провокацией мы как-нибудь справимся! Все! Молчать, слушать, не двигаться!

Амарин глубоко вздохнула и согласно буркнула:

- Говори, ну!

Снова сконившись над текстом, Эйдан стал отмечать:

-Мара, первые страницы переворачивай - в начале отчета всегда стараются писать правду, а вот враньё обычно начинается с пятой - шестой страницы. Смотри: предложения стали очень большими. Употребляется много отвлеченных существительных, таких, как неопределенность, неясность, предрасположенность, сомнение, и другие. Это явный признак вранья. Подчеркивай. Теперь смотри на структуру внутри предложения. Инверсивные формы в деловом стиле - признак желания что - либо скрыть. Враньё не любит прямого порядка слов. Если бы это был разговор - тогда инверсия вполне допустима, но не в отчете.

-Инверсия - это непрямой порядок слов? Я правильно поняла? - осторожно уточнила девушка.

-Умница! Схватываешь на лету! Подчеркивай! Если встречаешь ненужные красоты - тоже подчеркивай, излишества всегда маскируют ложь.

Через час отчет был прочитан. Амарин испытывала наслаждение, гоняясь за ложью по всему тексту. Она ощущала себя великолепным сыскарем и залихватски закручивала выпавшие пряди волос за ухо. Когда подчеркнутые места были прочитаны отдельно, стало ясно, что больше всего сомнений в тексте вызывали предложения, в которых описывалась добыча галактического алмаза и прибыль от межпланетных перевозок.

- А как узнать, сколько он наворовал? - поинтересовалась Амарин у Блатча.

- А это уже работа отдела экономических преступлений.

- Но ведь аэр Гилфорд прямо сказал, что...

Эйдан перебил её:

- Аэр Гилфорд считает, что, чем больше задание, тем больше успех. И вообще, давай мы это старье куда - нибудь денем.

- Почему старье?!- возмутилась Амарин.

- Потому что тебе дали прошлогодний отчет для тренировки мозгов!

- И ты это знал?! - заводясь, прошипела ДейСоло.

- Конечно, ведь я его и разгадывал.

С диким криком древних манчей- 'я тебя убью!'- девушка кинулась к Блатчу, схватила за грудки и стала его таскать по всей комнате. Ну, как таскать... Она все - таки ростом доходила ему до плеча, а весом была ровно в половину, так что, повиснув у него на груди тяжеленьким вопящим камушком, раскачивающимся в разные стороны, она, так сказать, подрывала основы бытия у него под ногами. Эйдан Блатч хохотал в голос, вернее, ржал в открытую, и, чтобы не свалиться и не раздавить эксцентричное созданье, крепко обхватил её руками, и прижал к себе.

Дверь распахнулась... и Танор АрДеВиго увидел то, что увидел: разгоряченную и растрепанную Амарин в крепких объятиях красивого мужчины. Мгновение - и Блатч выпустил девушку.

-Вот торкский крас!- только и смогла произнести ДейСоло. Ей снова стало неуютно и даже где - то больно, но потом она посмотрела прямо в полные презрения и насмешки темно-синие, оттенка сап, глаза адмирала, вытянулась во фрунт и заорала во все горло уставное приветствие.

Адмирал медленнее, чем надо было, кивнул и вышел, не проронив ни слова.

-Да-а, асконские шлюхи - они такие... - чуть слышно кинула вдогонку Амарин.

-Кто? - спросил непонимающий Блатч.

-Дед Нихто! - огрызнулась ДейСоло. - Что там у нас дальше по плану- форменные издевательства или эксклюзивные?

- Эксклюзивные, - это незаметно возник Дат Гилфорд, вздохнул и протянул Амарин новое задание на день.







Глава 12




Поначалу Амарин никак не могла сосредоточиться. Она все время вздрагивала, прислушиваясь к шагам, доносившимся из - за двери. Все ждала чего - то, но прошел уже стандартный час, а АрДеВиго не появлялся. И Амарин решила перестать дрожать - напрасно умирать дважды - и решила наконец прочитать данное Гилфордом задание. Суть вопроса была в следующем. Каждый восьмой терримунский день в свободной галактической сети появлялись рисунки даэргского космодрома. Это было очень опасно для имперской политики. Во-первых, эти рисунки передавали с абсолютной точностью все черты прилетевших в столицу империи межзвездных лайнеров, что открывало для шпионов Шаэрга невероятные возможности для аналитических выводов. Во-вторых, космодром самым тщательным образом охранялся, а благодаря светоотражающим панелям увидеть его и рассмотреть из космоса не представлялось никакой возможности. А если возможность такая открывалась, значит, имело место предательство.

Амарин вглядывалась в отчеты даэргской военной полиции, чье ведомство расследовало это дело. Девушка с удовольствием читала, как были опрошены все работники космодрома, с невероятной тщательностью проверены их близкие, знакомые, знакомые знакомых. Когда эта тактика не дала результатов, то расследование повелось в другом направлении. В течение стандартного месяца проводился облет космодрома с разных высот и по всем возможным траекториям с целью обнаружения точки, с которой были сделаны рисунки. К сожалению, и эта ниточка ни к чему не привела. Тогда офицер Вит ДеБрог, а именно это имя чаще всего мелькало в отчетах, стал изучать стили всех возможных художников, проживающих в Даэргии, подключил к этой работе имперских искусствоведов. Но снова никакого результата. Амарин словно ощущала негодование этого блестящего офицера, понимавшего, что упускает какую - то важную, почти неосязаемую деталь.

На планше то и дело возникали выкладки, графики, сравнительные характеристики. Потом появились рисунки. Да, следовало признать, что это были истинные шедевры. Выполненные в разных техниках, словно художник каждый раз открывал для себя новое и неизведанное, они передавали такое невероятное восхищение и восторг этими галактическими птицами, которое не дано абсолютно здоровому человеку, не ценящему простое умение ходить, бегать, летать. Амарин похолодела от догадки.

-Аэр Гилфорд, - позвала она начальника, - как мне добраться до даэргской военной полиции и найти офицера Вита ДеБрога?

- В служебном лере есть адрес, - задумчиво протянул он. - Но можно и по планшу связаться.

-Нет, мне нужна личная встреча. Я поскакала.

- Адмиралу что сказать?

- А что? Его здесь нет и, судя по всему, не предвидится, - безразлично, как ей казалось, протянула Амарин.

- Предвидится. Вот уже как стандартных полчаса предвидится.

Амарин не стала отвечать, а подхватила записи, вбила на всякий случай адрес полиции в планш и побежала что есть мочи из императорской канцелярии.

- Нанесу я красный тон - адмиралы выйдут вон, - бормотала она детскую считалочку, выбегая из канцелярии.

_____________________________________________________________

Здание военной полиции очень понравилось ДейСоло. Сразу было видно, что удобство и функциональность - главное в этом строении. Амарин входила в обитель закона с настоящим благоговением. В груди вдруг странно потеплело.

- Обитель истинных мужчин, - протянула ДейСоло. - Мне что нравятся суровые, настоящие мужчины, занятые делом? Брр, - и она стряхнула страстную жаркую волну, которая со странной периодичностью в последнее время стала охватывать её по поводу и без. Амарин с тревогой чувствовала, как истончаются её косточки, как нога делает неслышные легкие шаги, как мелодично звучит голос. 'Да что со мной?' - возникла в голове тревожная мысль. Но Амарин тут же попыталась взять себя в руки и , обреченно вздохнув, продолжила путь.

Внимательно рассмотрев на планше номер отдела, где работает офицер Вит ДеБрог, ДейСоло направилась в кабинет 1115. Вот уже заветный кабинет был найден, и на аккуратный стук отозвался приятный низкий голос. Амарин распахнула дверь и вплыла в комнату. За столом, вопросительно взирая на посетительницу, сидел образчик истинной, мужской, суровой красоты, не испорченной даже легким шрамом над правым глазом. Амарин восторженно замерла, прежде чем приветственно поклониться и произнести серебряным нежным голоском:

- Рада видеть Вас лично, офицер Вит АрДеБрог.

- Офицер Вит ДеБрог, ДеБрог, - хмуро поправил её темноволосый.

- Не могу с Вами согласиться. Прошу простить мне мою назойливость, но оттенок глаз сап, насколько мне помнится, не передается простолюдинам. Это, если мне не изменяет память, верный признак наследника первой руки одной из аристократических семей планет имперского первого, второго и третьего круга. Но если вам будет угодно, то я, конечно, буду уважать ваше инкогнито.

Мужчина что - то пробурчал насчет слишком внимательных и слишком осведомленных дам, но тут же замолчал, скрестил руки на груди и кивком головы указал Амарин на стоящий перед его столом стул. Пока Амарин пересекала комнату, офицер цепко, с большим интересом рассматривал её.

- Давно с Аскона, прелестная посетительница? - слишком вежливым тоном произнес он.

- Чуть больше недели. Акцент выдал?

- Нет, поклон, только асконцы в империи ещё так кланяются, - сверкнул злой белозубой улыбкой офицер. Чему обязан?

- Позвольте представиться, я Амарин ДейСоло, офицер аналитического отдела ПИКФ.

Офицер, чуть приподнявшись, легко пожал протянутую руку.

- Даже так?

- Я расследую ваше дело о рисунках космодрома.

- Как! Оно еще не раскрыто? - следователь старательно изумлялся. - Блестящие асы имперской аналитики еще ломают над ним свои прелестные, высоко оплачиваемые головы? - но тут тон резко поменялся.- Оно стандартный месяц у вас пылится, а сдвигов никаких! - раздраженно, резко продолжил Вит ДеБрог. - Все наши предположения так и не проверены. За это время все тщательно подобранные ниточки оборваны.

- Скажите, офицер, - прервала слова негодования Амарин, - работал ли кто - нибудь из пси над этим делом, хотя бы даже ограничено одаренный?

- Сразу видно, что Вы с Аскона, - поджал губы ДеБрог, - и не в курсе, что в империи осталось человек пять - шесть пси - одаренных, и все они работают, обслуживая коконы императорской семьи.

- Так мало? - изумилась Амарин.- Но ведь есть специалисты, не пси, которые рисуют психологические портреты художников по их произведениям?

- Так за тем к вам в отдел и передали! - зло выплевывал слова ДеБрог.- У вас один такой имеется! Лучший в Даэргии, как говорят.

- Кто?

- Офицер Блатч, если не ошибаюсь.

Амарин поморщилась. Неприятные мысли. Дан не смог увидеть очевидное? А он вообще видел это задание? Или задание действительно провалялось в отделе и только сегодня попало ей в руки? Неприятный холодок внутри утих, мало ли как дело было, и девушка, развернув планш, и стала торопливо пояснять:

- У меня появились некоторые соображения.

ДеБрог презрительно сжал губы.

- Хотела с вами обсудить. Позволите?

ДеБрог молча кивнул и развел руками, мол, валяйте, почему нет... Амарин вздохнула, набираясь сил, и начала:

- Я прочитала и детально проанализировала все отчеты по этому делу.

ДеБрог кинул на Амарин тяжелый взгляд.

- Простите, но мне кажется, что вы исходили из неверного предположения, что перед вами сложившийся художник. А это не так! Он самородок, талант, который намеренно пробует себя в разных стилях, оттачивая свое мастерство.

ДеБрог снова скрестил руки на груди. А девушка, расположив планш на столе, открыла на нем рисунки в разных проекциях и приложила выдержки из пояснительного отчета одного из искусствоведов, который разъяснял, какое в каждом рисунке оттачивается умение, а рядом открыла книгу известного преподавателя живописи об основах изобразительного искусства.

-Кроме того,- торопливо, словно боясь не успеть, объясняла Амарин,- абсолютно понятно, что это его единственное развлечение, ведь подобная работа отнимает уйму времени. Ни на что другое времени просто не остается, даже на личную жизнь.

И снова перед ДеБрогом появились подтверждающие её слова выдержки из ранее изученных отчетов.

- Но еще, самое главное, в этих рисунках глубоко спрятана тоска, тоска по свободному пространству, по движению. Вот, об этом, правда, сказано вскользь, но ведь сказано! Из чего можно предположить... Нет! Я абсолютно уверена, что наш художник - калека! Он прикован к одному маленькому пространству и космодром - единственное его развлечение.

-Вот теперь и возникает малюсенький и такой незначительный вопросик, - саркастично вставил ДеБрог,- где он, калека, привязанный к маленькому пространству, может наблюдать абсолютно скрытый со всех пространственных точек космодром? - серьезные глаза такого знакомого оттенка сап внимательно вглядывались в покрасневшее лицо взволнованной девушки.

- А на этот вопрос вы уже ответили, офицер, - невозмутимо и даже как - то торжественно добавила Амарин.- В ваших первых отчетах, когда вы искали визуальную точку рисунка, сказано, что необходимо искать не только в периметре космодрома, но и за его пределами. Кроме того, в каждом втором отчете искусствоведов сказано о странной проекции рисунков, словно снятой с неясного отражения и отредактированного.

-И?

- Вы просматривали самые высокие точки Даэргии, с которых можно видеть космодром?

ДеБрог кивнул.

-И что это за точки?

- Стадион галактических игр, тарическая вышка, имперский шпиль, парк восьмисот чудес, вторая галактическая библиотека.

-А есть где - нибудь, в этих перечисленных местах огромное зеркало или, на крайний случай, светоотражающий экран?

Как часто в последнее время Амарин слышала эту оглушающую тишину, порядком ей надоевшую. Но вот ДеБрог присвистнул. Потом вскочил.

- А вы занятная штучка!

-Я не штучка, - возмутилась для вида Амарин, - я младший офицер, между прочим!

- Это был комплимент! С виду вы девица на выданье, нежная, прекрасно безмозглая, а на самом деле ходячая энциклопедия аналитической мысли. Есть одна догадка. Слетаем?

ДейСоло растянула губы в довольной усмешке и согласно кивнула. Бежать за ДеБрогом было сложно. Но Амарин почти успевала, правда от скорости её заносило периодически то на одного, то на другого посетителя, она мило смущалась, пыталась извиниться на ходу и снова налетала на кого - нибудь не очень расторопного. Когда ДеБрог наконец осознал, что младший офицер аналитического отдела не просто отстал, а ого-го-го где затерялся, он раздраженного крикнул на весь этаж:

- А мыслите вы, ДейСоло, не в пример быстрее.

И услышал издалека:

- Это называется банальной компенсацией. Не у всех в галактике такие длинные ноги, как у вас.

-----------------------------------------------------------------------------------

Они стояли в самом красивом парке, что вообще существовал во всей вселенной. Природа уже простилась с ярким днем, отдавшись в сладостные мечтания вечера, и над девушкой разливался невероятно красивый закат, усиленный мириадами отражений. Аттракцион гигантских зеркал - был одним из чудес галактического света. ДейСоло и ДеБрог медленно шли, вглядываясь в отражения. Они не знали, когда увидят его, но уже понимали, что разгадка совсем рядом. Все зеркала были настроены друг на друга, как клавиши божественного инструмента, и лишь одно, неестественно повернутое, в самом верху отражало ясно и очень точно даэргский космодром. Как этому зеркалу удалось поймать скрытое за тысячью огней изображение, вопрос отдельный. Амарин он интересовал в самую последнюю очередь.

-Вонючая черная дыра! - услышала девушка сдавленное ругательство.

-Я так полагаю, - тихо промолвила Амарин, показывая на одиноко стоящий вдалеке напротив зеркала маленький домик, - в гости будем напрашиваться завтра?

-Если вы снова правы, а я уверен, что так оно и есть, то хозяин дома будет терпеливо и неподвижно ждать нас до утра.

ДеБрог долго молчал, прежде чем добавить:

- Не могу поверить, что решение все это время находилось так близко! Но что стало главным, Амарин, -офицер не заметил, как перешел на ты, - за что ты зацепилась?

- Рисунки... Знаете, так не мечтают с умыслом, так не рисуют здоровые люди, а тем более шпионы. Слишком много любви!

ДеБрог недоуменно посмотрел на Амарин.

- Что, по - твоему, умеют любить только ущербные?

- Нет, конечно, но самые сильные чувства рождаются в душах тех, кто знает вкус частой боли, а значит, уже не боится её. Ведь первые шаги любовь всегда делает по раскаленным углям...

- Слишком много розовых соплей!

Амарин рассмеялась:

- И я о том же, офицер!

Они помолчали, потом ДеБрог, не теряя времени, связался с кем - то по ВС. Ему ответили. Он снова что - то пробурчал и снова согласно кивнул.

- Ты что так помрачнела, ДейСоло? - вдруг резко спросил офицер, отключая связь. - Или...

-Или...- протянула Амарин, совсем не желая думать о грустном. - Я побежала. Приятно было с Вами познакомиться АрДеБрог.

И Амарин с невероятной скоростью рванула к выходным платформам.





Глава 13




Там уже было страшное столпотворение: многие спешили домой. Амарин по старой асконской привычке уже хотела нагло растолкать собравшихся и пролезть на первую подошедшую платформу, как вдруг с ужасом поняла, что девушки, вообще - то, так не поступают. Что нужно вначале вежливо попросить, а, если не пропустят, вот тогда и применять наглые асконские привычки. Амарин откашлялась и, еще не веря самой себе, мягко, и не совсем уверенно обратилась к стоящим плотной стеной спинам:

- Благородные аэры, вы не могли бы меня пропустить, прошу вас, я очень спешу.

Почему - то негромкий голос девушки был услышан, спины расступились, и Амарин, благодарно улыбаясь мужчинам и женщинам в привычной униформе имперских служащих, без препятствий проследовала к почти заполненной платформе. Уже стоя на ней и схватившись руками за поручни, Амарин обернулась к стоящей толпе и, умилившись благородством собравшихся, искренне произнесла:

-Благодарю вас!

Платформа понеслась к транспортной стоянке. Когда платформа остановилась, Амарин, не успев спрыгнуть, увидела протянутую руку и, не глядя на человека, её протянувшего, с благодарностью оперлась на раскрытую ладонь.

-ДейСоло, представление разыгрываешь?- раздался знакомый ироничный голос светловолосого гарха.

- Какое представление, Эл?

- Как какое? А сейчас? Что это было?

- Я просто попросила...

- Просто попросила, - передразнил девушку офицер.- Ты не просто попросила, ты была сама нежность, хрупкость, ранимость, сама сошедшая с лазурных облаков богиня юности Аурерия. Если бы я не знал, какой наглой, дерзкой и напористой ты можешь быть, тоже поспешил бы расступиться.

- Я просто попросила... Ведь так поступают нормальные девушки?

- Нормальные девушки давно так не поступают, Мар, хотя, признаюсь, жаль.

Амарин посмотрела Элрою в глаза, усмехнулась задорно и пояснила:

-Если бы это не сработало, Эл, я бы их всех нагло растолкала. Так привычнее? Я спешу, прости, поговорим в другой раз.

- Тебя ждут? Адмирал?

Девушка не ответила.

- У меня здесь лер, давай подкину?- вздохнул, не дождавшись ответа, Элрой.

Они долетели быстро, почти не разговаривая, но, едва выскочив из лера, Амарин крикнула:

- Будешь в настроении - заходи в гости!

И Амарин побежала домой. Быстрый бег позволял не думать о грустной и опасной мысли. Но лишь только девушка переступила порог квартиры и услышала звук закрывающегося замка, она рухнула на первый попавшийся стул. Отчетливая мысль не давала ей покоя. Она обняла голову руками и застонала. Эйдан Блатч не мог не увидеть очевидное. А он точно видел отчеты военной полиции. И раз Эйдан никому об этом не сказал, значит, сделал это намеренно. Или нет? Намеренно не раскрыл достаточно простое дело? И ещё целый месяц картинки с прибывающими кораблями появлялись в свободном доступе в сети. Если бы Амарин не читала в течение недели отчеты по Шаэргу, то она бы и не смогла связать воедино всю картину: схемы прилетающих кораблей - настоящая находка для шаэргских шпионов. И завтра Амарин предстояло самой лично убедиться, что ее единственный в Даэргии товарищ - шаэргский шпион. Эта мысль пугала. Амарин судорожно вздохнула и непроизвольно потерла кожаный ремешок, скрывающий Итур. Девушке хотелось рвануть кожу и влить в себя сознание тридцати девяти рас, сознание, причиняющее невероятную боль, но забыть хоть ненадолго о том, что завтра она сама отдаст в руки имперской внутренней службы Эйдана Блатча, доброго асконского товарища. Надо было срочно выпить. 'Мшерское будет в самый раз' , - горько усмехнулась Амарин и набрала на панели заказ. 'Но, как говорится, выпивка без хорошей компании - деньги на ветер!'

Когда спустя стандартный час адмиралу на планш пришло сообщение довольно фривольного вида о том, что его подопечная, офицер ПИКФ Амарин ДейСоло, устраивает интимную вечеринку с распитием вина, азартными играми и другими развлечениями, на которую приглашается собственно он и его офицеры, АрДеВиго только и смог что от злости скрипнуть зубами.

____________________________________


- Ты опять выиграла, Амарин! -младший офицер чуть не плакал.

- А я говорил тебе не играть, Зан! Посмотри, она обыграла даже Флака, а он чемпион Терримуна по покеру!

-Она мухлюет! - младший офицер снова пьяно захныкал.

Раскрасневшаяся, слегка пошатывавшаяся Амарин счастливо улыбалась, снова загребая банк.

- Конечно нет, маленький болван, - хихикнула девушка, - просто я вас всех вижу насквозь. Только об этом ни- ко- му!

И она громко икнула.

- Еще по бутылочке?

- Хватит с нас. Дай лучше отыграться, - вмешался Флак, стоявший за ее спиной.

- Да я бы с радостью. Но ты снова продуешь, дурашка. У тебя ж все мысли об Эррин, а не о том, как меня обставить. Кстати, ты знаешь, что она тебе в самом таком сексуальном плане вообще не подходит? Ты пуританин, тебе нужна верная, домашняя девушка и без фантазии, поза миссионера - предел твоих желаний. А у Эррин в мечтах, судя по всему, неуёмный брутал с манией величия и повадками питекантропа. Ты ж ее на плече в пещеру не потащишь, верно? Ты ей серенады под окном петь будешь, а она тебя за это - тихо ненавидеть.

- А я? А мне кто нужен? - всхлипнул проигравшийся Зан.

- Тебе? Тебе мамка нужна с папкой, чтоб попу надрали и сказали не проигрывать деньги всяким ушлым девицам, как я.

- Я серьезно, - заныл снова Зан.

- Так и я не шучу!

И Амарин снова пьяно икнула.

- А ему что нужно? - пьяно кивнул Зан на вошедшего адмирала.

-Ему? А ему никто не нужен. Он фри-ги-ден. Возбуждается только от редких книг, талантливых элсхем и военных стратегий. Мое почтение, адмирал.

И Амарин, очередной раз икнув, решила, что на сегодня хватит, поэтому сладко зевнула, обняла выигрыш, положила на него свою пьяную головку и мгновенно заснула. Она не видела, как в одно мгновение все офицеры, с которыми девушка провела три пленительно азартных часа, исчезают из ее квартирки, и не ощущала, как ее саму не очень - то и аккуратно, а просто как куль с мукой адмирал хватает поперек тела и с размаху, не опасаясь разбудить, бросает на кровать.

____________________________________________________________

Яркий свет частично пробивался в комнату. Все слегка качалось, и девушка с трудом осознала, что фигура, закрывавшая часть дневного света,- это стоявший прямо у окна адмирал.

- Изволили проснуться? - спросил железный голос.

- Угу...

В горле пересохло, голова болела, и разум никак не мог осознать, что делает адмирал в этой комнате.

- Тогда запоминайте! Долго распространяться не буду. Еще раз изволите устроить пьяную оргию - будете наказаны по все строгости. Это ясно?

- А по всей строгости - это как? - неосторожно полюбопытствовала Амарин.

- Шлюхи редко бывают дурами, но ты явное исключение, - и адмирал в мгновение ока оказался рядом. - Сводить на экскурсию в подземелья Даэргии?

- А это интересно?

Адмирал закатил глаза.

- Идиотка...

- Да как скажете, только водички дайте... В горле явно пересохло...

Танор АрДейВиго ничего не ответил, резко выдохнув, он стремительно вышел, хлопнув дверью...

- Ну нет, так нет... - протянула вслед закрывшейся двери Амарин.-Зачем же двери ломать?

Но день был нещадно испорчен. Хотя он и так должен был быть преотвратным. Горькая мысль снова прорвалась сквозь заснувшее было сознание, и девушка застонала.

- А почему, собственно, я должна что - то решать с Блатчем? - вдруг вслух подумала Амарин. - Я вполне могу ошибаться... Я девушка, всего какую - то недельку служу...могу я просто ошибаться? Могу! И почему нет?

И ДейСоло вздохнула уже свободнее, словно освободилась от тяжелого груза, а потом как - то сразу поскакала в ванную, чувствуя, как стремительно поднимается настроение.





Глава 14.




- Как наша асконская находка, аэр Гилфорд?

- Раскрыла дело о рисунках космодрома, мой император. И, судя по всему, раскрыла шаэргского шпиона.

- Значит, я в ней не ошибся. Да, она даром времени не теряет, - и император тепло улыбнулся, но лишь на мгновение и тут же продолжил жестко,- жду полного отчета и, конечно, развяжите шаэргской гадине язык.

- Всенепременно, мой император! - Аэр Гилфорд поклонился и вышел.

- А что по второму вопросу, АрДейВиго?

- Информация о Шаэрге ДейСоло изучила, поэтому через неделю будем вводить её в круг доверенных.

- Хорошо, вводи. А что там с сегодняшней легендарной ночной попойкой? - хитро блеснув глазами, спросил император.- Младшие офицеры кутят?

Вместо ответа адмирал скрипнул зубами. Но император продолжал уже вполголоса:

-Дай ей развлечься, Танор. Она всего лишь одинокая девчонка,

которой мы с тобой, собственно, испортили жизнь. Вполне возможно, что это ее единственные спокойные дни. Кроме того, ты уже и сам понял, чего она стоит...

- Понял.

- Не дави на нее, пусть немного освоится, а там... Кстати, шикарное было приглашение, Танор. Как подумаю, слюнки текут: интимная вечеринка с распитием вина, азартными играми и другими развлечениями, ммм.. - император закатил глаза и раскатисто рассмеялся. - Неужели устоял, ты наш каменный командор?

АрДейВиго скривился и ничего не ответил.

_______________________________________________________________

А тем временем Амарин уже подбегала к имперской канцелярии. Но с каждым шагом приподнятость и легкость стали сменяться предчувствием страшной, свершившейся неизбежности. Первый и единственный, кого она увидела, войдя в кабинет, был Блатч. Амарин вся потянулась к нему и прошептала:

- Эйдан...

Но не смогла сдержаться. Всё, ДейСоло ничего больше не смогла произнести. Она заплакала. Горько - прегорько, как плачут дети, совершившие страшное и непоправимое, плачут, чтобы их расслышала оставшаяся на дне ящика Пандоры богиня Надежды. Блатч строго и внимательно посмотрел ей в глаза, как - то тяжело и обреченно поднялся из- за стола, отстегнул кобуру с КА- лучом, медленно положил её в верхний ящик стола и запер, а потом вдруг подошел и обнял ее.

-Знаешь, я даже рад, что это ты, - сказал он глухо, убаюкивая рыдающую девушку. - Правда, рад. Знаешь, такие вещи не могут продолжаться вечно. Просто помни, что ты не виновата, ты просто очень умная и наблюдательная девочка. Меня мог поймать кто - нибудь другой. Но так случилось, что это ты. Когда вчера я узнал, что дело передали тебе, я понял, что это конец. Что у меня не будет ни шанса... - он взглянул в полные боли и слез глаза Амарин.- Ну, маленькая, не плачь! Нас, коварных злодеев, готовят к провалу.

- Зачем Эйдан? Зачем? -спросила, всхлипывая.

- Ты сама потом все поймешь. Ты сама во всем разберешься. Просто поверь сейчас тому, что я скажу: Шаэрг не зло, вернее не большее зло, чем империя. Но он.. - Блатч сглотнул, - он дарит вселенной надежду... А ты живи, Мара и ни о чем не сожалей! Я не держу на тебя зла. По крайней мере, я сам буду решать, когда уйти. И за это спасибо тебе, девочка.

Он выпустил девушку из своих крепких объятий. Отступил на шаг, потом на два, потом как - то странно, невероятно высоко вытянул свою шею, обняв голову своими красивыми руками... Что - то хрустнуло, и Эйдан Блатч упал в то самое мгновение, года дверь в кабинет распахнулась и на пороге вооруженные до зубов возникли офицеры имперской внутренней службы.

Что было потом Амарин помнила смутно. Собственно говоря, вокруг что - то все время бегало, кричало, суетилось, сливаясь в одну рыхлую темную массу. Это что - то с явной требовательностью и периодичностью хватало Амарин за рукав, трясло и что - то говорило. Но потрясенная девушка никак не могла вернуться в реальность. Запах упавшей плоти, запах свершившейся смерти оживил самые страшные минуты её семилетнего детства, которые она так старательно стремилась забыть. Амарин руками закрыла уши и закричала что есть мочи. Какой - то добрый офицер удар ее кулаком в висок, и на Амарин обрушилась спасительная чернота.

__________________________________________________________

- Я спрашиваю, какая сука посмела ее ударить? - сквозь тяжелый сон пробивался взволнованный голос. - Я что, неясно выражаюсь? Я еще раз повторяю: какая сука...

- Не повышайте голос на офицера внутренней службы! - толстый следователь судорожно вытирал пот и старался все время отодвинуться: о тяжелой руке и вспыльчивом нраве Вита ДеБрога он был наслышан.

- Я последний раз повторяю свой вопрос...

- Офицер ДеБрог, вы переходите все границы.

- Если я сейчас вас ёбну, вот это будет переход границы, а пока я только хочу получить конкретный ответ на мой простенький вопрос: какая сука ее ударила.

- Не можем знать. Офицер ДейСоло была уже в бессознательном состоянии, когда мы прибыли на место. И вообще, вы мешаете следствию. Мы ждем ее пробуждения для всестороннего допроса. Вы не должны здесь находиться. У вас нет права...

- Да ну? - голос Вита ДеБрога вдруг как - то странно изменился. - А как насчет трехсотого планетарного закона первой руки?

- Но он... он распространяется только на представителей аристократических семей планет имперского первого и второго круга, - следователь покраснел, - но вы, ДеБрог...

- АрДеБрог, - услужливо подсказал тот. - Но это сугубо между нами.

- Ар? - казалось, что толстяка хватит удар. - О, конечно, я не посмею разглашать ваше инкогнито... Простите мне мое поведение. Я и не мог предположить. Ну, тогда, тогда я зайду позже. Не могли бы вы, уважаемый..

- Не мог! - ДеБрог оборвал толстяка на полслове. - Вон! Я сказал!

И не дожидаясь, когда за толстяком закроется дверь, наклонился над больничным лоттом:

-Амарин, хватит притворяться! Ты уже проснулась!

ДейСоло поморщилась и открыла глаза.

-Вот и молодцом! Голова болит? Вот сука...

- Что?!

-Я говорю, какая сука посмела... впрочем неважно. Ты жива?

- Странный вопрос - с трудом разлепила губы Амарин.

- Ну это совершенно очевидно! Вообще - то что - то ты слишком ранимая для офицера имперского флота. Как ты вообще пси - комиссию прошла? Что глаза отводишь? Не прошла? Я так и думал! Протеже? Да какая разница! Значит так. Слушай и запоминай, - ДеБрог наклонился к самому лицу и выдохнул, - ты обязана через это переступить. Слышишь? О-бя-за-на! Сегодня выспишься - это раз! Завтра встанешь и начнешь все с чистого листа - это два. Никаких угрызений совести, никаких слез, никакой жалости - это три. Помни, у тебя есть ты и этого вполне достаточно. Все остальное пусть горит синим пламенем! Ты меня слышишь? Слышишь?

- Да, и вполне отчетливо, ведь вы кричите, офицер ДеБрог, - Амарин попыталась улыбнуться.

- Так, кстати, можешь завести себе какую - нибудь редкостную зверушку. Говорят, что помогает. Будешь ее кормить, поить, фикалии собирать - и жизнь сразу устроится. Только мужика не заводи, - ДеБрог хмыкнул, - эта скотина ничего, кроме грязи, не приносит. И это совершенно точно. Что глаза закрываешь? Надоел? Ладно, пойду. А ты выздоравливай, ДейСоло! И он по - отечески поправил сдвинувшееся одеяло. Амарин благодарно улыбнулась, повернулась набок, чтобы забыться уже добрым, исцеляющим сном, а завтра или послезавтра проснуться и начать все заново.





Глава 15.





Вот уже целый стандартный месяц Амарин ДейСоло ничего не делала. Вообще. Имперский пси-делог дал рекомендацию к полной изоляции от аналитики в течение полного терримунского месяца. Амарин откровенно скучала. Пить ей было категорически нельзя (АрДеВиго предусмотрительно поставил блокировку на заказ спиртного), да она уже и сама начинала опасаться своей странной любви к мшерскому вину и того, что неизменно происходило после возлияний. Кроме того, что - то странное стало происходить с ее телом и сознанием. Амарин чувствовала, что меняется, но почему и как - осознать не могла. Иногда ловила на себе внимательные, цепкие взгляды мужчин и раздраженные женщин, но решила не анализировать, а просто плыть по течению.. Одно тревожило Амарин - тоска сдавливала сердце все чаще, а боль беспросветного одиночества становилась с каждым днём все сильнее.

Желая развеяться, она решила обойти все мало-мальски знакомые магазины. И вот уже сидела на какой - то красивой белой террасе, расположенной на втором ярусе и с неторопливо потягивала густой травяной напиток.

От тяжелых мыслей её оторвали. Внизу, под самым выступом раздались звуки борьбы и беспощадный злой голос пугал:

- Отдай, кому говорю, хуже будет!

- Нет! Ты его продашь! Я не отдам! Умру, но не - от - дам!- звенел болью и обидой детский голос.

- Умрешь! Я тебе пообещал!

Амарин обеспокоенно посмотрела вниз за перила балкона и увидела мальчишку лет десяти, отчаянно прижимавшего к себе что - то живое. И громилу с широченными плечами. Мальчик был бос, грязен, с верхней губы стекала кровь и неровным, наливающимся прямо на глазах пятном загорался под глазом огромный синяк, но во взгляде мальчика, во всем его облике Амарин уловила стальную, недетскую решимость. Громила шагнул, и даже с балкона ДейСоло было видно, как он с заметной силой схватил мальчишку за плечо. Тот судорожно дернулся, пытаясь вырваться. ДейСоло, поднеся два пальца к губам, громко свистнула. На этот звук громила поднял голову. Амарин твердо произнесла:

- Парня отпустил... Я сказала, малого отпустил, быстро!

Громила осклабился, показав два отсутствующих зуба:

- Вы что - то сказали, аэрия?

- Последний раз повторяю, и то, только из природного человеколюбия.

- Благородная аэрия, - мерзко усмехнулся громила, - специально для вас я откручу эту паршивую головёшку одной рукой совершенно бесплатно. И он снова потянулся к мальчишке. Тот, пытаясь не дрожать, втянул голову в плечи и смотрел, как приближается его смерть. Кат не пускал слов на ветер.

Амарин зло усмехнулась. Она не стремилась защитить всех и вся, но в этом мальчике, гордом и несчастном, прижимающем к груди испуганное животное, было что - то трогательное, понятное, родное. 'Маленьких обижать нехорошо. Ты сам, громила, напросился',- решила она и с удовольствием сплела большой пси-луч, похожий на мяч, с черным, подавляющим волю ядром. Потом сосредоточилась и изо всей силы запустила в громилу сверкающую боль. Мальчик с ужасом увидел, как Кат дернулся, затрясся всем телом и остановился с остекленевшими глазами, а через мгновение развернулся и пошел, никого не замечая вокруг.

Мальчишка, не веря своей удаче, поднял глаза и увидел, как та красивая девушка, что вступилась за него, победно улыбается. 'Она что - то сделала!'- догадался мальчик.

- Эй, парень,- позвала ДейСоло малого. - Есть хочешь? Если так, то поднимайся, накормлю тебя и того, кто прячется под твоей рубашкой.

Два раза звать было не нужно. И через две стандартных минуты мальчишка присел напротив. Амарин кивнула официанту и заказала мясную похлебку с салатом и десерт. Мальчишка ел быстро, боясь, что отнимут, уплетая все за обе щеки. Периодически он отрывал от еды кусочки и засовывал их в разорванный край. Из - за ворота его рубашки показывалась смешная мордочка с черными любопытными глазками, она умилительно открывала рот и смачно, громко чавкая, жевала.

-А кто это у тебя?

-Дахарог.

-Настоящий?

- А то! Стал бы из - за подделки так рисковать.

-Дахароги - редкие существа, говорят, что счастье приносят, но едят немерено. Как прокормишь?

- Мое дело, - и добавил, - очень вкусно, спасибо!

Когда все было съедено и, разморившийся от сытной еды, мальчишка и набивший пузико Дахарог стали клевать носом, Амарин осторожно спросила:

-Малой, тебе в какую сторону, может, провожу?

- Неа,- сонно ответил тот,- нам теперя некуда идти.

От уколовшей её боли трудно стало дышать. Одинокие дети...на это Амарин так и не научилась смотреть спокойно.

-Хочешь, пойдем ко мне? - тепло предложила она.- Там по...

Но мальчишка вдруг, мгновенно очнувшись, резко вскинул голову, с грохотом отодвинул от себя еду, посмотрел на Амарин с такой болью и злобой, что она замерла. А мальчика всего затрясло, горькие слезы обиды сорвались с его глаз. Он судорожно вздохнул, пытаясь их унять, и с болью, с надрывом крикнул, весь становясь несчастным комочком:

- А вы, аэриня благородная, заступница, добренькая! Еды мне купила... А сама - вот оно, рабчика себе приобрела безотказного? Наивного. Я его, мол, добротой показной приманю. А он, мол, потом в знак благодарности за тарелку похлебки под каким - нибудь старым пердуном отработает, знакомым вашим вонючим будет все обсасывать. Не на того напала, я птиц стреляный! Я тебе еду твою выблюю, прям на платьице твое дорогущее.

Амарин потрясенно молчала. А мальчик горько заплакал, размазывая по лицу грязь и кровь. Амарин с удивление увидела, что он теперь смотрит на неё сиреневыми, изменившими от душевной боли глазами. Как она сразу не почувствовала! Теряет дар? Перед ней сидел одинокий и несчастный сиаминский мальчишка. Но сиаминцы вообще только большими семьями живут, и никогда не ходят поодиночке, да и вообще, со своей планеты не уезжают по своей воле. А тут мальчик, сиаминец - и один! Долго один!

Все внутри Амарин перевернулось. Она вновь почувствовала себя семилетней, там, в трюме корабля, среди сорока одиноких маленьких детей разных рас, давших клятву быть вместе до конца, стать друг другу семьей. Она вспомнила, как потом рыдала над погибшими телами и выла от безысходного одиночества.

Решение пришло мгновенно. Амарин рванула Итур и приоткрыла светящийся серебристый знак. Увидев цветок Лелья, мальчик неверяще замер. Горькие слезы перестали бежать по грязным, распухшим щекам, и он с нарастающей невероятной надеждой взглянул на Амарин. Она вздохнула и нараспев произнесла срывающимся от волнения голосом, касаясь мерцающего цветка:

- Я открываю тебе сердце, скрытое от других цветком божественного Лелья. Я сестра тебе, а ты мой брат. Род мой, моя защита. Да хранит нас с тобой ветер судьбы, брат. Имя мое тебе открыто. Я Амарин ДейСоло, дочь погибших родителей. Сестрой Лиолелль принятая в семью Сиамина. Владелица неразрывной связи тридцати девяти рас, подтвержденной полным Итуром. Отныне и навсегда. Если примешь...

Мальчишка сглотнул, потом протянул руку и пододвинул к себе запястье Амарин, на котором плотным серебряным цветом мерцал знак сиамина, подтверждая правдивость сказанного, и горели крохотными алыми каплями 39 точек полного Итура. Мальчик аккуратно накрыл запястье Амарин своей ладошкой и настороженно спросил:

- А в семье у нас мужчины есть?

Амарин отрицательно покачала головой.

Он рассмеялся сквозь слезы:

-Ты ж понимаешь, что теперь я буду главным...

-Будь, - тихо сказала Амарин.

И тогда малой, выпрямляя спину, шепотом, но очень торжественно произнес, прижимая руку к груди, на которой замерцал серебряный цветок:

- Я открываю тебе сердце, скрытое от других цветком божественного Лелья. Я брат тебе, твой род и твоя защита. Да хранит нас с тобой ветер судьбы, сестра. Имя мое тебе открыто. Я Тиаримин Лаберкорн, сын погибшего славного рода воителей, сегодня возрожденного. Принимаю дар твой, владелица неразрывной связи тридцати девяти рас, подтвержденной полным Итуром. И клянусь хранить тебя. Отныне и навсегда.

Им показалось, что мир замер, принимая слова на веру, меняя судьбы.

Тиаримин Лаберкорн выскочил из-за стола и порывисто прижался к Амарин. Теперь был только он, маленький гордый мальчик, доверчиво прижимающийся к ней своим разбитым и распухшим лицом с кровавыми подтеками. И такое невероятное счастье охватило её! Правильно! Все правильно! Самые настоящие вещи так и происходят - без раздумий, давая возможность говорить сердцу! Что-то пискнуло, и из ворота рубашки показалась недовольная мордчка Дахарога.

- У нас дома запасы какие - нибудь найдутся? Мы, мужчины, народ прожорливый, - еще шмыгая носом, но у же по - деловому спросил мальчишка, доставая Дахарога.

- Нет, Тим. Но сейчас купим. Кстати, надо и тебя какой - нибудь одежкой побаловать. Только тут посиди, я быстро, а то ты такой чумазый, что нас вряд ли в примерочные пустят.

Амарин вернулась очень быстро, на глаз прикупив брюки, легкую рубашку, открытые сандалии и пижамку. И еще купила пояс с ножнами и торенским маленьким клинком. Сиаминцы - воины, вот пусть вспоминает, как им быть. Напоследок забежала за продуктами и набила огромный пакет фабрикатами. В доставку отдавать Амарин не хотелось, рассудив, что они быстрее дойдут до дома. Тиаримин, увидев нагруженную Амарин, возмутился и забрал из её рук пакет со словами:

-Нечего девушке руки надрывать. Для этого мужчины есть.

Амарин умиленно улыбнулась, соглашаясь.

Потом они решили пойти домой пешком. Им хотелось запомнить этот путь, эту дорогу, хотелось поговорить. На планше настроили курс. И вот уже целый стандартный час они брели через изумительный по красоте парк, разговаривая обо всем на свете.

- Мар, а твой Итур точно полный?

- Точно.

- То есть и боевой, и связующий.

-Да.

- А ты теперь драться сможешь, как лучшие воины 39 рас?

- В идеале должно было быть так, но нам было в среднем по семь лет, и все, что они умели, в лучшем случае, кусаться, - улыбнулась девушка, - кусаться я и научилась. Очень талантливо кусаться.

Тиаримин захихикал:

- А связь тоже дефектная получилась?

- Нет, связь очень сильная. Я иногда направленные мысли могу прочитать даже на расстоянии трех планетных курсов. И языки знаю. И обычаи, но не все, те, что дети знали. Только это секрет, понимаешь? Меня за него убить могут...

- Нет, - взволнованным шепотом прервал её Тим, - теперь у тебя есть воин сиамина, мы не предаем, - и он гордо выпрямил спину.- Знаешь, какие мы сильные? Теперь ты под защитой, и все будут иметь дело со мной!

Амарин смотрела на мальчика сквозь пелену непролитых слез и тихо млела от неизбывного, ликующего счастья.

- Тим? А как ты оказался здесь, один?

Он дернулся и ответил очень тихо:

-Я расскажу тебе... но не сейчас. Не могу. Очень страшно вспоминать.

Девушка ласково погладила волосы Тиаримина, потом наклонилась и поцеловала в макушку. Он ничего не сказал, просто остановился и прислонился к ней, а после отчаянно прошептал, сдерживая слезы:

- Я жил из последних сил. Один жил. В грязи, подлости и крови. И уже не верил и не надеялся. Но жил... А потом ты посмотрела сверху на меня своими такими чистыми, такими добрыми глазами, и я понял - ты мой мерцающий цветок Лелья, моя семья, моя награда за верность роду. Я не сдался - и род послал мне тебя.

-Нам послал друг друга, - прошептала Амарин.

Вот так и стояли они в прохладной тени огромных деревьев, прижимаясь друг к другу. Теперь не одинокий мальчик и не одинокая повзрослевшая девочка.

А потом они снова шли...

-Тим, ты не прячь больше свои сиреневые сиаминские глаза.

- Ага! Прям разбежался. Знаешь, как вы, женщины, на них реагируете? - Он презрительно сплюнул, - ой, мальчик, какие у тебя красивые глазки, - и он снова презрительно сплюнул.- Мне еще от тебя мужиков отгонять придется - вот это будет морока! Ты ж у меня красавица,- и он немного смущенно пробормотал,- даже красивее, чем кровная. А ты предлагаешь еще и от женщин самому отбиваться! Вот вернемся на Сиамин, я тебя там замуж отдам, вот тогда и о себе подумаю, глаза покажу. А пока ни-ни! И ты меня не упрашивай!

-Слушаю и повинуюсь, мой господин.

Домой они добрели уставшие, но очень счастливые. Войдя в квартиру, Амарин посмотрела на портал вызовов и похолодела: 22 пропущенных. Но не желая портить остаток дня, ведь все равно уже ничего не изменишь, она отключила портал и пошла готовить ужин. Тим плескался в ванне и пел громким голосом. Потом они весело сушили ему волосы и мазали заживляющей мазью боевые раны. После запихивали в урчащие животы разогретые фабрикаты и запивали сладкой шипучей водой. Амарин отвела Тима в кабинет, застелила там неширокую кровать и сказала: 'Это твоя комната'. Но он не спал - сон не шел. И он пошел будить Амарин. А потом они еще бегали за наглым Дахарогом, стащившим со стола кусок вкусного мяса и хохотали, упав на пол в прихожей, когда это хитрая мордочка, вырвавшись из их неумелых рук, треснула Амарин по носу мягкой ласковой лапкой.

Вот такими, хохочущими, растрепанными и счастливыми увидел их входивший в двери по праву допуска ближнего круга адмирал Танор АрДеВиго.




Глава 16.




Что такое генетическая память сиаминца, Амарин ощутила впервые. Увидев вошедшего высокого незнакомца, в котором угадывалась опасная, недюжинная сила, Тим легким прыжком вскочил с пола, в одно мгновение схватил сестру за руку и, потянув на себя, без усилий поднял её, сразу задвинув себе за спину.

- Кто вы,- уверенным, взрослым тоном, полном достоинства и воинского спокойствия, спросил Тиаримин.

Танор Танор не сводил глаз с Амарин, растрепанной, раскрасневшейся, в легком домашнем платьице. Он заметил, каким восхищением засветились её глаза, когда худой мальчишка в пижаме, заслонивший собой девушку, потребовал у него ответа. Адмирал перевел взгляд на ребенка и произнес:

- Я Танор АрДеВиго, адмирал первого императорского космического флота, под командованием которого служит условный офицер Амарин ДейСоло.

- Амарин ДейСоло Лаберкорн,- поправил его Тим.

- Вот как? Успела выскочить замуж? - иронично заметил АрДеВиго и добавил, обращаясь к Амарин, - Вам не кажется, что это надо как минимум обсудить, - и уже к мальчику, - угостите гостя ужином, любезный...э...

- Тиаримин Лаберкорн, воин сиамина в шестнадцатом поколении и с сегодняшнего дня её брат и защитник.

АрДеВиго протянул мальчику для приветствия руку и понимающе кивнул.

____________________________________________________________

Под внимательными взглядами мужчин Амарин накрывала круглый стол, не произнося ни слова. Ей и не хотелось говорить. Совсем. События последних стандартных месяцев вымотали её, и девушке хотелось молчать.

-Вы действительно с сегодняшнего дня сиаминка, Амарин? - язвительно произнес адмирал.

-Сомневаетесь в моих словах? - холодно уточнил Тим.

-Нет, но, согласитесь, ситуация банальностью не отличается, - и он снова перевел саркастический взгляд на Амарин.

Девушка спокойно, не отвечая на реплику адмирала, села за стол прямо напротив АрДеВиго и, взяв в руки чудесную голубую чашку, отпила из неё маленький глоточек любимого травяного отвара.

-Покажи ему цветок, Мара, - уверенным спокойным тоном попросил Лаберкорн. Она подняла на мальчика вопросительный взгляд.

-Покажи.

Девушка еще раз внимательно посмотрела на мальчика, который вел себя сейчас как взрослый, умудренный опытом мужчина, и послушалась, аккуратно раскрывая Итур так, чтобы виден был только серебряный цветок.

Танор АрДеВиго изумленно и зло рассмеялся:

-Что, Амарин, вот так? Да? Безропотно и молчаливо ты теперь подчиняешься сопливому мальчишке? Да, настоящая сиаминка! - столько горечи и презрения было в этих словах. Но Амарин они почему - то не задели. Она снова посмотрела на мальчика и улыбнулась тепло и счастливо. Тиаримин Лаберкорн с достоинством ответил:

- Сиаминские женщины не подчиняются, аэр. Они слышат нас и уважают наши решения, так как они мудрые.

- Скажешь ей подпрыгнуть, и она станет скакать в знак безмерного уважения?- начиная раздражаться, мрачно заключил адмирал.

Тиаримин Лаберкорн изумленно ответил:

-Не попрошу! Никогда! Истинному мужчине не нужно приказывать женщине. Она слышит его только потому, что искренне уважает его решения, потому что признает их правильными. Уважение - вот что лежит за этой видимой покорностью. У-ва-же-ни-е! И пока воин не потеряет уважение женщины, она слышит его. Рядом с настоящим мужчиной женщине не нужно принимать тяжелых решений. Ей можно оставаться просто счастливой.

-О, галактическая тьма! Она когда - нибудь заговорит? - выходя из себя, зарычал АрДеВиго.

Тим посмотрел на сестру, а она, отпивая ещё глоток, лукаво усмехнулась.

-Заговорит, - пообещал мальчик, - когда захочет.

Почти в полном молчании прошло стандартных пятнадцать минут. Амарин видела, что малой отчаянно сопротивляется сну, но боялась оскорбить его ненужной заботой. Потом все - таки произнесла:

- Он не обидит меня, Тим, - и услышала, как облегченно выпустил воздух адмирал.- Может, пойдешь спасть? Танор АрДеВиго - благородный аэр, он не съедает девушек за ужином.

Тим кивнул, посмотрел на адмирала строгим, предупреждающим взглядом с легким прищуром и тут же превратился в десятилетнего нормального мальчишку, то есть сорвался с места и побежал в комнату. Танор АрДеВиго уважительно смотрел ему вслед.

- Хороший парень.

Потом перевел тяжелый взгляд на девушку:

- А Вы настоящая заноза в заднице, Амарин. Никогда не знаешь, что от Вас ждать. Остались без присмотра - и вот новость: Вы сиаминка! И как это вы нашли друг друга? А цветок? Вас принял цветок?! Он же благословляет только чистых девушек, насколько мне известно, а Вы...

- А я креаджер дома терпимости на Асконе. А в креаджеры у нас берут кого? Правильно, самых прожженных шлюх, - закончила за него тираду Амарин. Ей показалось, или адмирал смутился? Но девушка продолжила:

-Цветок уже был у меня...

-А,- догадался АрДеВиго,- он у Вас очень давно?

-Да, - горько согласилась Амарин,- давно... Я получила его ещё в прошлой жизни.- Самое обидное, она не лгала. Её жизнь несколько недель назад уже второй раз подряд сделала свой непредсказуемый поворот.

-Зачем Вы пришли?- ДейСоло перевела разговор в деловое русло.

-Вы не отвечали на вызовы.

-Меня не было в квартире, а планш на приём вызовов я еще не настроила.

-Завтра состоится прием посла одной из четырех мятежных планет - Занора. Император просит Вас быть на приеме и своим взглядом посмотреть, что и как. По всей видимости, посол ехал налаживать отношения, но пока не выполнил свою миссию и еле сдерживается, чтобы не уехать.

- Я должна его удержать?

- Расположить.

- Что говорят аналитики?

- Вот информация, - АрДеВиго протянул девушке аналитический отчет.- Они видят, что посол недоволен, что не идет на контакт, но вот причина не ясна, слишком глубокая. Внешние признаки говорят, что он приехал для решения вопроса о включении Занора в галактический союз, а на деле все получается наоборот. Посол даже ещё не отдал верительные грамоты. Дело осложняется и тем, что Занор - закрытая территория. Язык Занора, традиции - почти секретная информация. Эта планета была открыта для посещений всего 4 стандартных года перед самой Шаэргской войной, и мы не успели собрать необходимых данных.

-Форма одежды - коктейльное платье? - поинтересовалась Амарин.

- Зачем?

- Вечернее?!

- Зачем?

- Это прием? - начиная раздражаться, повысила голос Амарин.

- Да.

-Тогда нужно платье...

- Если нужно - надевайте. Вам видней, хотя я не ...

- У меня нет.

- Чего нет?

-Платья!

- Ну, женщины всегда знают, где найти наряд по случаю, - начал снова раздражаться адмирал.

-Это очень сложный и дорогостоящий процесс.

-Хорошо!- уже рычал от нетерпения АрДеВиго,- проблему я решу! К вашим услугам будут поставщики самого императорского двора. Вас устроит?!

- Хорошо, на рассвете.

- Да ЧТО на рассвете?- это уже был вопль такого нескрываемого возмущения, что Амарин невольно скривилась и немного отступила.

-Я жду платье и все аксессуары к нему, включая обувь, драгоценности и сумочку на рассвете. Предпочтительные цвета-ледяной, рассветный пепел, или, в крайнем случае, сдержанный серебряный. Можно будет добавить контрастный элемент. Вы запомнили?

Танор АрДеВиго отстраненно кивнул, а потом произнес:

-Почему так рано?

-В любую роль надо вжиться, а платье очень может этому вживанию помочь.

Потом они помолчали, и адмирал уже спокойно вымолвил:

-Мне кажется, что с Вами я обречен вечно ошибаться...

Она подняла на него свои красивые усталые глаза.

- Вы не ошибаетесь, адмирал, - успокоила его Амарин и горько добавила,- просто шлюхи играют такое несметное количество ролей, что добраться до настоящего в них становится очень сложно, да и надо ли?

АрДеВиго резко встал:

-Завтра, вернее уже сегодня на рассвете Вы все получите.

Провожая его до двери, Амарин пыталась сохранять спокойствие, но голос все же дрогнул, когда она произнесла, прощаясь:

- Танор....- он сурово поймал её взгляд, - АрДеВиго, не приходите больше... сами...,-попросила девушка.- Можете посылать мне сообщения, или найдите доверенного надежного человека, лучше из младшего офицерского состава, и передавайте поручения через него,- а потом, звенящим от слез голосом добавила,- неужели адмиралу императорского космического флота есть дело до шлюхи с планеты Аскон? Вот, Вы молчите... Значит, я права. Не надо Вам находиться в моем обществе. АрДеВиго слушал ДейСоло и мрачнел на глазах, на скулах ходили желваки.

-Поверьте, так будет лучше всем,- подвела итог Амарин.

-Это решать не вам, - отрезал адмирал,- кстати, забудьте о борделе и не смейте называть себя шлюхой, сейчас Вы условный офицер аналитического отдела ПИКФ, а я не позволяю оскорблять моих подчиненных! Даже им самим! Честь имею! - и АрДеВиго вышел, захлопнув с треском несчастную, многострадальную дверь.

- Да когда же его научат бережно обращаться и имуществом, - грустно промолвила вслед уходящему адмиралу девушка.





Глава 17.




На рассвете, когда Амарин встала, зазвучал звук доставки. ДейСоло открыла и очень удивилась: перед ней стоял юноша, державший длинный чек доставки, а рядом находилось как минимум двадцать человек, и у каждого в руках было по шесть коробок. На нижней было написано - платье, потом в коробке поменьше деликатно - особое; еще поменьше - обувь; а далее коробки с подписями - сумка, аксессуары, драгоценности. Доставщики прошли прямо, словно знали, куда, открыли дверь в кладовку и стали рядами складывать, как поняла Амарин, подобранные комплекты. Всего их оказалось 19 штук.

Когда Амарин подписала чек, юноша сообщил:

- Досточтимая аэрия, к вам пришлют мастера причесок и мастера подгонки готовых платьев через шесть стандартных часов. Вам будет удобно?

Амарин рассеянно кивнула. Юноша почему - то не спешил уходить, он неловко потоптался на месте и потом проговорил:

- Вы необыкновенно смелая, благородная аэрия! Может, именно Вы, наконец, измените безобразную традицию, и на приёмах правителя галактического союза, императора Оттона Даэра Грэга АркДеТиро вновь появятся прекрасные, воздушные женщины,- потом поклонился и вышел.

-Да,- протянула Амарин, разглядывая заставленную коробками кладовую, - адмирал разбушевался.

Полностью погруженная в свои мысли, она не слышала слов доставщика. Как истинная женщина, она была вся полна предвкушения. Ей не терпелось померить присланные платья, прикоснуться к драгоценностям, сумочкам, белью... Определенно, отсутствие привычной обстановки Дома Морса плохо влияло на её аналитические способности, иначе бы девушка ни за что бы не пропустила такого явного, такого понятного не только аналитику предупреждения. Вот только Амарин была сейчас просто женщиной, счастливой женщиной. Мерцающий цветок Лелья незаметно, не торопясь делал свое дело...

Из кабинета показались две сонных мордочки. Это Тим и Дахарог проснулись и выползли на шум. Тим рванул к Амарин, крепко-крепко обнял её и прошептал:

- Счастливого утра!

ДейСоло блаженно застыла, с любовью прижимая к себе мальчика.

А наглый Дахарог тоже рванул, но только в кухню, и обнимался он теперь с куском мяса, неосмотрительно оставленным в пределах досягаемости для этой вредной, вечно голодной морды. Потом они завтракали и смотрели в окно, на разливающийся рассвет, заполнявший их парк, место, где они столько успели сказать друг другу.

Минут через двадцать стандартного времени Тим вытащил один полный комплект из кладовки, и они пошли раскладывать его в спальне на кровати. Платье, принесенное мальчиком, было бесподобно. Амарин не могла оторвать глаз от струящейся ткани очень светлой, но с едва уловимой деликатной пепельной розоватостью. Вся эта невероятная нежность посередине пересекалась черным элегантным бантом. 'Если это выбирал Танор АрДеВиго, то стоило признать: у этого мужчины отменный вкус'. Брр... Совсем с ума сошла! АрДеВиго будет выбирать для неё платье? Амарин, ты глупеешь! И причем на глазах! Чтобы дальше не размышлять на всякие невероятные и опасные темы, ДейСоло подхватила платье и побежала переодеваться.

Прошло два стандартных часа, а девушка из комнаты не выходила. Тим пребывал в серьезном волнении. Дело в том, что из - за двери, в которую Амарин входить запретила, он слышал её вопли, непонятный скачущий шум, потом снова истерические крики восторга и непонятное всхлипывание, потом пение и сделал вывод: божественный цветок Лелья перестарался.

Пришли мастера, и ДейСоло, так и не позволив Тиму посмотреть на неё, потребовала их к себе. Снова разговоры, восторженные ахи, другие женские заморочки. Терпение сиаминского воина подходило к концу. Он расстегнул рубашку и, сильно наклонив голову, прошептал цветку, расположенному у него на груди:

- О мерцающий цветок божественного Лелья, верни, пожалуйста, моей сестре разум! Я пока не вырос и вряд ли смогу справиться с её защитой, если она превратиться в ищущую.

Мальчику показалось, что цветок понимающе кивнул.

-Кто такая ищущая? - задала вопрос Амарин, выходя из комнаты.

Тим поднял голову, намереваясь ответить, и замер. Амарин ДейСоло Лаберкорн, одетая в элегантное платье, с высокой прической, неуловимым легким макияжем была невероятна, женственна, прекрасна. Несколько эмоций мгновенно промелькнула в лице мальчика: восхищение, обожание, недоумение, сомнение и откровенный ужас.

-Ну, и что это значит? Ты ответишь на вопрос? И чему ты так испугался?

-Ты очень красивая! А в этом платье - особенно, - потом была большая пауза и детский отчаянный вопль, - но я еще не вырос! А я мужчина и должен тебя защищать!

-Если дело в том, чтобы дать кому-нибудь по носу, то не волнуйся, я сама могу за себя постоять!

-Нет! - отчаянно крикнул Тим! - Ты не сможешь!!! Ты превращаешься в ищущую! Ты перестаешь слышать голос разума! Ты начинаешь любить весь мир, ты теперь ищешь его, своего мужчину, и остальное перестает для тебя быть значимым. Мерцающий цветок Лелья решил, что тебе давно пора найти пару. И в тебе теперь будет столько женского, истинно женского. Во всем: в движениях, в поступках, во взгляде! Мужчины не смогут устоять! Ты будешь их провоцировать, сама того не замечая! Ты становишься истинной сиаминкой. Даже сильнее, чем кровная!

Амарин ДейСоло словно очнулась. А ведь верно! Разве она когда- нибудь была так эмоциональна, так ранима? Разве раньше ей пришла бы в голову безумная идея искать ночную сорочку в комнате почти незнакомого мужчины? Или лежать в объятиях императора? Или зазывно улыбаться Эйдану Блатчу, а потом горько плакать о его судьбе? Нет! Она бы нашла способ избежать этого. Мальчик абсолютно прав! Да и сегодня... всего пять стандартных минут назад она пищала, как малолетка! Она ищущая? Вот торкский болванчик! Вот галактический морок!

- Это можно изменить, Тим?- спросила она потрясенно.

-Да,- грустно ответил тот, - если выйдешь замуж..., то тогда будешь сводить с ума своего мужчину. Мерцающий цветок Лелья искренне заботится о светлых и чистых душой, он приносит им счастье. А счастье женщины - в настоящем мужчине рядом с ней!

-Что же нам делать?

Вместо ответа мальчик огорченно пожал плечами.

Тяжелые размышления вскоре были прерваны уходящими мастерами, а потом резким призывным звуком вызова. Амарин нажала на видеоприем. Это был аэр Гилфорд.

- Доброго дня, офицер. Напоминаю, что через стандартный час Вас ждут в зале приемов и... и...и, - он замолчал, вглядываясь в Амарин. - Вы, я так полагаю, в таком виде собираетесь пойти? Что ж, вынужден признать, что это будет нестандартный, хотя и опасный ход! Он... он вполне... может сработать на ... на контрасте. Адрес дворца и пропуск уже внесены в ваш идентификатор, счастливой работы, офицер! - и аэр Гилфорд отключился.

-Ну вот, - примирительно сказала Амарин, - никто от моего вида не трепещет! Все будет хорошо, ты увидишь, Тим!

Жаль только, что девушка не знала, что у аэра Гилфорда существовали причины вести себя почти невозмутимо: у его жены была тяжелая, очень тяжелая рука, наблюдательные глаза и чувствительный нос. Этим носом она чуяла измену. Ну, в буквальном смысле - чуяла! Поэтому аэр Гилфорд старался не рисковать. Даже в мыслях.






Глава 18




Через пятьдесят стандартных минут Амарин и Тим стояли у роскошного, поражающего воображение дворца для приемов правителя галактического союза.

Тима во дворец не пустили. Вернее, пустили, но оставили дожидаться в комнате у входа - у мальчика не было допуска. На Амарин же уставились все двадцать глаз офицеров охраны. Под их пристальными взглядами пришлось прощаться.

- Веди себя осмотрительно, - тихо наставлял девушку Тиаримин, - увидишь мужчину и почувствуешь тепло в груди - сразу беги, это цветок работает. Не ешь и не пей, а то остальные подавятся.

-Почему?

-Ты наивная или дразнишь?- возмутился Тим.- Кто из нас креаджером работал? Вот и сообрази! Одни подавятся от страсти, другие от зависти к тебе и злости!

- Поняла, поняла! Ты только не переживай, - успокаивала Амарин, - предупрежден, значит, вооружен.

- Не танцуй и не улыбайся.

- Это будет трудно, в смысле не улыбаться...

-Трудно будет отбиваться от пускающих по тебе слюни, - сурово прервал её Тим, - вот это действительно будет трудно. Так. Как закончишь свое дело, сразу ко мне. Ни с кем по дороге не разговаривай. А будут в угол зажимать - не раздумывая, применяй знания Итура. Хотя нет, лучше бей в нос, знания Итура применять не надо.

-Почему?

-И кто из нас взрослый и опытный? Ты куснешь, а он и того - ого!

-Что - ого?

-Влюбится!

- А -а ! Сразу?

- Окончательно и бесповоротно!

-Кстати, об Итуре, вот, возьми, - и девушка расстегнула замок, протянула Итур удивленному мальчику, а потом достала из сумочки золотой изящный браслет и надела его, скрывая и серебряный цветок, и 39 алых точек.

Мальчик тихо спросил:

- А это действительно надо? Ну, снять его? Ты ж теперь, как это, открытый портал связи, мало ли какой придурок вызовет!

- Конечно, нужно, - тихо и серьезно успокоила его девушка, потом прошла мимо охраны, помахала Тиму рукой и уже после, самой себе, объяснила, - все - таки цвет Итура совершенно к платью не подходит!

Хорошо, что Тиаримин этого не слышал, он точно бы сначала взбесился, а потом бы упал в обморок! И Амарин хихикнула, как легкомысленный подросток, представляя упавшего в обморок Тима. Да, мерцающему цветку Лелья понравилось шалить.

Как Амарин дошла до тронного зала - история отдельная, не лишенная некоторой пикантности. Об этом неудобно было вспоминать многочисленным слугам императора, по - старинке, для сохранения традиции, открывавшим двери. Но итог был налицо: посреди церемониального зала Амарин очутилась, совсем не замечая ни разрастающегося шепота, ни того, что среди приглашенных дам, в строгих, почти одинаковых серо - синих или серо-черных платьях, она смотрелась экзотическим воздушным видением.

Но даже это можно было как - нибудь сгладить, если бы не безусловно очевидное: Амарин, пока шла, совершенно потеряла голову. Она так боялась попасть во власть эмоций, так повторяла себе не смотреть в сторону темноволосых и голубоглазых, что совершенно забыла об ещё одной невероятной опасности: эта пепельноволосая, зеленоглазая опасность, разделенная с ней триста двадцатью шагами, сотней болтающих гостей и высоким помостом для трона, сузив глаза, теперь неотрывно смотрела на неё. Амарин ДейСоло Лаберкорн от счастья вся затрепетала и, зардевшись, с необычайной грацией поправила локон высокой прически, потом чуть тронула мерцающий в маленьком ушке бриллиант и смахнула упорную, невидимую нить с самого низкого края декольте. Там, впереди, зеленоглазая опасность сглотнула и плотоядно прикусила губу. А остатки аналитического ума и наблюдательности подсказали девушке, что триста двадцать шагов и сотни отдавленных ног не станут серьезным препятствием у неё на пути...

'Ну, вот, наконец - то одна, нормально одетая для приёма барышня, - пронесся у неё в голове голос'. И в это мгновение вспыхнула на руке ДейСоло кровавая крапинка. Амарин поняла, что это сработала связь, не скрытая экраном Итура и... похолодела. Она вспомнила тот давно забытый ужас, охвативший её, когда только что установленная связь стала прорываться в её юную голову. Голова мгновенно разболелась. И словно волна, схлынули с Амарин поглотившие её эмоции, и она стала, наконец, нормально соображать. Она вспомнила, зачем здесь, и решительно отвела свой взгляд от зеленых неистовых глаз императора. Хотя сказать, что вот так прямо взяла и отвела... Не совсем верно. Она успела еще по инерции отправить изумленному императору пару страстных, многообещающих взглядов.

А зачем она здесь? Занорец! Так, сейчас найдем занорца и будем наблюдать... Незаметно так наблюдать... Амарин иронично самой себе усмехнулась. Да, надо признать, что с незаметностью теперь будет не очень. Ладно, прорвемся! Какое там у неё задание? Посмотреть, что да как? Это очень просто! Эй, занорец! Цыпа - цыпа... НО! Вот торкский вонючий крас! Она не знает, как он выглядит! Этот упертый, столбохарактерный адмирал даже не удосужился показать ей его изображение! Ладно, найдем сами, не проблема! И ДейСоло в предвкушении привычной работы грациозно потерла ручки. Рядом раздался умилительный вздох голосов так примерно в пятнадцать.

Амарин спокойно и расчетливо пригляделась. Раз - и картинка поплыла. Офицеров, их жен, церемониальных слуг, имперских чиновников и сопровождающих их лиц она отмела за полминуты - слишком приметными были отделки одежды, мундиры и стандартные украшения. Её асконская наблюдательность выхватила для работы пять человек. Не желая дальше терять время на аналитику, Амарин приготовила пси - луч. Очень аккуратно, потому что в императорском дворце никогда не знаешь, на что нарвешься, она стала просматривать пятерых. Выбор её остановился на приятном седовласом мужчине средних лет в имперской одежде. Его пси - кокон был совершенно стандартным, посольским, высшего класса с легким оттенком золотистой мятежной инопланетности. Это окончательно убедило девушку, что перед ней занорец. Хорошо! Теперь осталось самое простое - подхватить знание об истинной цели его визита, о том, как быть, на всякий непредсказуемый случай, ему представленной и что дальше делать. Она потянулась... но вдруг стало трудно дышать. Голоса... у неё в голове снова появились голоса. Много. Они шептали ей скабрезности, восхищались ею, хотели её, проклинали. Это гости императора, представители разных рас, сами того не понимая, думая об Амарин, невольно подключались через каналы, не скрытые экраном Итура. Амарин тяжело задышала, пытаясь сохранить спокойствие, но не смогла. Волны чужого вожделения, зависти, презрения, вперемешку с грязным, липким интересом окутали её. Разум Амарин еще сопротивлялся, но тело предательски пошатнулось, покрываясь испариной.

Спасение пришло неожиданно. Кто - то протянул ей руку, удерживая, и спокойно повел к небольшой нише в глубине зала. И широкой спиной закрыл ото всех, уперевшись руками в края выступа. Амарин стало легче: голоса отступали.

- Эл? - еле выговорила она, приходя в себя и пытаясь улыбнуться. - Ты здесь? Что делаешь?

- Спасаю.

- Кого? - дыхание уже совсем выровнялось.

- Недогадливую до глупости девушку адмирала, застывшую, как статуя, под взглядами страстно возжелавших её мужчин. Амарин ДейСоло, Вы не перестаете изумлять. Кто разрешил Вам так преступно женственно выглядеть? Когда Вас распнут за пренебрежение к желаниям императора, пообещайте завещать мне вашу очаровательную головку.

Амарин рассмеялась:

- Непременно, Элрой Фарин Наэрт АрДеМино, второй сын гарха, правителя Найрона... Но перед неминуемой гибелью прошу Вас, благородный гарх, представьте, пожалуйста, меня одному мужчине, - девушка решила отбросить всякую деликатность и действовать напрямую.

- Развратница! К её услугам и адмирал, и я, и еще сотни глупцов, стоящих в очереди! А ей все мало! Ненасытная! - он приблизился, и стало очевидным, что это дружеское подтрунивание доставляет молодому офицеру огромное удовольствие. Амарин отвела глаза.

-Ладно, - сжалился Элрой, рассматривая порозовевшую девушку, - показывайте жертву.

ДейСоло аккуратно выглянула из - за офицера и указала ему на седовласого мужчину средних лет.

-Пытаетесь сбежать в Занор? - понимающе кивнул Элрой, - дальновидно! Налаживаете связи?

-Нет, теряю время с одним болтливым гархом, не имеющим ни малейшего понятия о государственной необходимости и о выполнении служебного долга!- возмутилась она.

- Все так серьезно? Просто очень трудно сосредоточиться, когда рядом такая ... - и он опалил горячим дыханием её лицо.

- Да нет, - Амарин мстительно сузила глаза, - обычно трудно сосредоточиться, когда ваши яйца зажаты в тиски императорского палача, а все остальное - не более чем досадное недоразумение.

-Все, понял! - рассмеялся Элрой и убрал руки, державшие девушку в спасающем плену, - не надо угроз! Идемте, будем Вас, нахальное созданье с обманчиво нежной внешностью, представлять этому несчастному.

- Кстати, уверена, что есть специальный ритуал для представления... Надо будет его воспроизвести без подсказки... Сумеете?

- Обижаете, Амарин, я собственное имя воспроизвожу без ошибок, а это чего - нибудь да стоит!

- Серьезный аргумент! - рассмеялась девушка.

И тут у Амарин ДейСоло странно потеплело в груди, она посмотрела на Эла и вдруг словно впервые увидела его: статный, весь такой крепкий, мышцы бугрятся на руках, только что державших её в плену, губы такие...ммм...такие губы!

- Ооооо, - выдохнула девушка и потянулась к Элу, тот недоуменно посмотрел в её полыхнувшие страстью глаза, постоял, не двигаясь, словно раздумывал, потом осторожно спросил:

- Э-э, ДейСоло, может, все - таки, ну его, этот прием? У меня лер рядом...

Амарин уже хотела кивнуть в знак согласия, как с ужасом вспомнила строгие слова Тима: 'Беги'!!! Она решительно прогнала наваждение, судорожно сглотнула и серьезно проговорила:

- Лер будет потом...потом...Сейчас мы идем знакомиться с послом!

Молодой красавец, отрываясь от созерцания её губ, хмыкнул и сказал:

-Лер будет потом? Обещаешь? Ох, крутишь ты мужчинами, как хочешь, ДейСоло, - снова усмехнулся и продолжил, - так, что там у тебя за фраза? Выкладывай.

- Пока не знаю. Сейчас.

- На ходу придумывать будешь? - Элрой удивленно вскинул бровь.

Девушка только неопределенно взмахнула рукой.

Амарин сплела пси и аккуратно потянула воспоминания занорца о правительственных приемах. Но это почему - то оказалось невероятно трудным - вытянуть именно это воспоминание. Амарин сначала удивилась, потом не поверила, потом страшно возмутилась, и, наконец, испугалась. Такого ещё не было. Нужные воспоминания девушка всегда вытягивала без усилий. Она с азартом безрассудно тратила пси, пытаясь найти причину такого сопротивления. Когда силы уже были на исходе, ДейСоло увидела еле заметный сероватый сгусток, располагавшийся на коконе сверху справа и блокировавший, по всей видимости, воспоминания занорца о своей миссии и еще о чем - то очень важном. Амарин зло, из последних сил, выпустила отрезающие лучи и подхватила хлынувшие воспоминания. Довольная выполненной работой, она стала успокаиваться, но тут поймала на себе настороженный взгляд Элроя.

-Сколько секретов в одной очаровательной головке, - задумчиво протянул тот, - ты точно просто девушка по протекции?

-Много будешь знать...

-Мне же хуже,- закончил фразу гарх и добавил невозмутимо,- ну, так ты собираешься знакомиться с послом?

Амарин кивнула и промолвила:

-Эл, ты должен подвести меня к нему и сказать: 'Благородный посол первой руки правительственного дома Ютон Варт Гарий, позвольте представить Вам церемониальную даму Амарин ДейСоло Лаберкорн'. Запомнил?

- Запомнил. А почему Лаберкорн? Успела выскочить замуж?

- Что - то в этом роде, - отмахнулась девушка,- но ещё сложнее.

Элрой АрДеМино засмеялся и предложил ей руку (о сердце, слава галактическому союзу, речь не шла). Через стандартных полминуты они направились к послу Занора.



Глава 19.




А посол Занора пребывал в растерянности. Мгновение назад он с ужасом осознал, что вот уже в течение целого стандартного месяца не выполнял своего прямого назначения - вручить верительную грамоту и заверить императора в глубочайшем стремлении Занора вести политику сотрудничества и партнерства с империей. Он вспоминал, как необъяснимо грубо нарушал все предписанные дипломатическим этикетом правила. Это была настоящая государственная измена! Он был на грани паники и сейчас, на приеме, впервые не знал, что ему делать. Растерянно он смотрел по сторонам, словно ожидая помощи. А навстречу ему уже плыло прекрасное воздушное виденье, вновь появившееся в середине зала и теперь сопровождавшееся высоким стройным офицером, в ком многие присутствующие узнавали первого бабника императорского флота, высокородного гарха, второго, но любимого сына правителя Найрона. Присутствующие, кто уже наблюдал за неудачными попытками дипломатической службы построить верительное знакомство с этим инопланетным снобом, замирали, ожидая ни с чем не сравнимое развлечение.

Амарин же видела цель и упорно шла к ней. Она сосредоточилась, и её, к счастью, больше не волновали голоса: девушка уже успела привыкнуть к постоянному монотонному гудению у себя в голове, едкой скабрезности, сладостным эротическим всполохам и отрезвляющим, полным нескрываемой зависти и злобы проклятиям. Теперь это даже было хорошо: позволяло нормально соображать.

- Благородный посол первой руки правительственного дома Ютон Варт Гарий,- обратился к послу Занора сын правителя Найрона, - позвольте представить Вам церемониальную даму Амарин ДейСоло Лаберкорн.

Амарин присела в величественном реверансе, полном такой пленительной грации, что посол невольно залюбовался. Он расплылся в улыбке и протянул свою руку.

- Очаговательное дитя, - произнес посол, целуя протянутую руку, - Вы в этом зале единственное по - настоящему женственное созданье. Мне теперь в опгавдание собственной негастогопности будет, о ком гассказать пгавителю Занога.

- И что же Вы расскажете, благородный аэр?- улыбка Амарин стала приторно сладкой.

- Что, глядя на Вас, я позабыл все свои посольские обязанности. Пгавитель Занога - истинный ценитель женской кгасоты, он пгостит мне мне мою пгеступную забывчивость.

- Но разве такой изумительный мужчина, как Вы, страдает забывчивостью? Ни за что не поверю!

Амарин оторвала взгляд от посла и, обратившись к Элрою АрДеМино, попыталась произнести:

- Эл, Вы не могли бы...

Девушка запнулась, встретившись с внимательными, такими теплыми... такими красивыми глазами. В груди предательски потеплело. Амарин где - то в глубине своего сознания уже понимала, что наваждение цветка вновь пытается захватить её разум, что надо безжалостно прогнать его, но пока сделать это не...

- Эл, - мягко, с легким придыханием повторила Амарин, с искренним восхищением разглядывая светлое, умное лицо офицера - меня мучает страшная жажда... и только Вам... под силу избавить меня от неё... пожалуйста... - дальше девушка неловко замолчала.

- Бокал вина, прелестная Амарин? - услужливо продолжил АрДеМино и потом добавил совсем шепотом,- может, все - таки подать лер?

Амарин с трудом оторвала свой взгляд от горящих мужских глаз и в неясном жесте чуть дернула прелестным плечиком. Элрой развернулся и решительно направился к слуге, разносившему напитки.

Девушка, с сожалением отводя взгляд от стройной, затянутой в офицерский мундир удаляющейся фигуры, вновь обратилась к послу:

-Забыть... Забыть? Достопочтенный Ютон Варт Гарий, что же Вы могли так неосторожно забыть?

Ответом ей был восхищенный взгляд и печальный вздох. Эта неловкая картина была прервана главным распорядителем императорского приема:

- Аэрия ДейСоло, - произнес он церемонно.

- Лаберкорн, - поправила его девушка.

Распорядитель невозмутимо продолжил:

- Аэрия ДейСоло Лаберкорн, император галактического союза Оттон Даэр Грэг АркДеТиро желает, чтобы Вы и Ваш спутник были представлены ему. Следуйте за мной.

Занорец вздрогнул, не веря своему счастью, но тут же быстрым жестом подозвал к себе слугу, взял у него свиток, перетянутый золотой нитью, и, предложив руку взволнованной Амарин, двинулся вслед за главным распорядителем. Торжественно и церемонно пара продвигалась к императорскому трону.

-Вы, пгелестная Амагин, пгиносите мне удачу!-шептал ей на ухо радостный занорец.

Однако если посол был нескрываемо счастлив, то мысли Амарин по мере приближения к трону становились все более неопределенными. С одной стороны, там, за её спиной, оставались полные невыносимого желания внезапно вспыхнувшие чувства к Элрою АрДеМино, а с другой - там, впереди, сияли зеленые глаза императора галактического союза и Амарин ощущала, как под этой неистовой зеленью плавилось все её существо. Девушка впервые испытала муки совести, не свойственные, правда, ветреным девчонкам, влюблявшимся сразу в нескольких молодых людей и бесстыдно принимавшим их благосклонность, предварительно распределив между поклонниками свободные дни стандартной недели.

-Дура, - прошептал ей кто - то, по всей вероятности, божественный серебряный цветок, хотя разве он мог говорить? - Там впереди тааакой мужчина - рост, возраст, власть! Как можно сравнивать?

ДейСоло кивнула самой себе, соглашаясь с мыслями, и тут же почувствовала, как привычно разгорается в груди невероятное тепло. 'Беги!' - закричал в глубине сознания Тим. Но Амарин лишь усмехнулась: 'От императора долго не побегаешь, мой мальчик'.

Главный распорядитель остановился возле императорского трона и произнес несколько церемониальных фраз, представляя Амарин. Она, немного замешкавшись, опустилась в пленительном реверансе.

-Амарин ДейСоло... Лаберкорн?- задумчиво протянул император.- Вышли замуж?

-Что-то в этом роде, мой император, но ещё сложнее,- подняла невинный взгляд на правителя галактического союза девушка.

-Собирались затеряться в толпе, полагаю? Своеобразный выбор маскировочного костюма...- иронично заметил тот.

-Ах, мой император, - доверительно склонив голову, прошептала девушка, - при всей моей невероятной опытности я не могла и предположить, что буду так выделяться. Поверьте, не знала за женщинами империи такого большого опыта в вопросах изощрённого соблазнения.

- Соблазнения?- император еле сдерживал смех.

- Конечно! Все они, как одна, в едином порыве, решили произвести на Вас неизгладимое впечатление. И это им, я так полагаю, удалось.

- Просветите?

- Мой император изволит шутить?

-Нет, мне хочется сопоставить наши с вами наблюдения.

-Хорошо. Во-первых, все дамы выбрали любимые Вами оттенки: серо-синие и серо-черные - и стали таким образом одним из подразделений космического флота. А что может быть эротичнее женщины, готовой выполнять любые приказы своего главнокомандующего?

- И правда, - усмехнулся император, - всегда догадывался об этом.

-Во - вторых,- невозмутимо продолжила девушка, - соглашаясь на невероятную строгость фасонов, каждая из дам сумела выгодно оттенить свои достоинства.

-Вот как?

- Безусловно, мой император.

Амарин обернулась, нашла в толпе огромную, килограммов под двести даму, затянутую в талерху неопределенного кроя, и продолжила, указывая взглядом на неё:

- Вот, например, дама в серо - синей талерхе. Какой талантливый ход!

Император в недоумении приподнял бровь.

- Ни талии, ни других женских прелестей, способных вскружить голову, не видно под этим квадратным безумием, а все внимание неизменно приковывается к необыкновенно красивым кистям рук, сильным пальцам, сплошь унизанным драгоценностями, к ухоженным ногтям.

Император брезгливо поморщился, увидев толстые, как торкские сосиски, пальцы необъятной аэрии, перетянутые безвкусными кольцами, и заканчивающиеся острыми, как у баркской горгульи, ногтями.

- А ведь руки способны на многое, очень многое,- продолжала, чувственно понизив голос, ДейСоло, - это я говорю уже как асконский эксперт. А вот ещё один пример, - и Амарин кивнула на очень худую, затянутую, как мумия, абсолютно бесфигурную даму.- Только используя абсолютно строгий силуэт, эта аэрия смогла так беззастенчиво выставить напоказ свои сексуальные, бесконечно длинные ноги.

Надо было видеть, как самое настоящее отвращение промелькнуло на лице обычно невозмутимого императора.

- И теперь, - печально вздохнула Амарин,- мне на их восхитительном фоне приходится краснеть за неуместный выбор наряда, который, не будем скрывать, достался мне с тяжелой руки адмирала Танора АрДеВиго.

-Да, ваш наряд - это тема для отдельного разговора,- протянул задумчиво император,- с первых минут порывался его с Вас снять... - увидев расширившиеся глаза Амарин, правитель услужливо пояснил, - так как он грубо нарушает положение о внешнем виде дам на императорских приемах. Но, кажется, именно он позволил Вам обзавестись столь неординарными знакомствами. Ваш спутник сегодня - не кто иной, как неуловимый для моей дипломатической службы посол Занора?

Амарин кивнула. А император, понижая голос до шепота, продолжил:

- Нам хотелось бы сделать ему сегодня приятное, что порекомендуете по старой памяти? Что - нибудь безмерно экзотическое?

ДейСоло покачала головой:

- Пришлите ему бутылку черного тармского эля и старый фильм 'Вспомнить все'. Душевный оргазм обеспечен.

Император рассмеялся:

- Оригинально...

Потом он помолчал, гипнотизируя девушку своими сверкающими глазами, и продолжил, словно с сожалением:

-Вы можете идти, благородная аэрия, наслаждайтесь приемом и не позволяйте больше нашему адмиралу выбирать Вам туалеты, - и шепотом добавил,- отныне это привилегия императора.

Потом громко, властно объявил:

-Главный распорядитель, представьте нам спутника благородной аэрии ДейСоло Лаберкорн.

Ютон Варт Гарий счастливо вскинулся, отвешивая низкий церемониальный поклон.

Амарин присела в глубоком реверансе и поспешила покинуть зал. Она уже не видела, как, совершив все необходимые церемониальные действия, Ютон Варт Гарий наконец вручил императору верительную грамоту, как между послом и императором состоялся благожелательный разговор. Амарин летела к выходу, на ходу повторяя, как мантру: 'Беги!' А ей вслед задумчиво смотрел красивый стройный офицер, держа в руке нетронутый бокал белого мшерского вина. Хотя это не совсем верно, ведь вслед удаляющейся девушке смотрели пристально не менее двух сотен пар восхищенных глаз.




Глава 20.




Император бушевал.

- Нет, вы мне объясните, - кричал он на членов имперского управляющего совета, - ДейСоло удалось провернуть то, с чем не справились ни дипломаты, ни министры, ни отдел КХ, ни ученые, ни аналитики - никто! Как?! Месяц, стандартный месяц посол Занора не мог вручить нам верительную грамоту, а она пришла в этом своем, совершенно недопустимом платье, поговорила с ним примерно пять стандартных минут - и все! Проблема решена! Я, конечно, предполагал в ней таланты, мы привезли её с Аскона именно для решения нестандартных задач, но меня интересует простой вопрос: что, теперь вся политика моей империи будет строиться только на ней? На ДейСоло? Почему мой эффективный управляющий совет не способен решать возникающие задачи такого уровня?

Император откинулся на кресло и мрачно продолжил:

- Вы спрашиваете себя, почему я недоволен? Ведь вопрос с Занором был решен. Есть предположения?

- Если позволите, мой император, - взял слово Борк АрДеГирро, главный советник внешней и внутренней разведки империи. - Мы понимаем Ваше негодование. Ваши опасения основаны на том, что уровень сотрудников наших отделов падает. Мы становимся зависимы от случайностей, неопределенных талантов, таких, как ДейСоло. И перестаем решать сложные задачи, отдавая их во власть случаю. У нас есть определенные трудности. Это так. По донесениям офицера, приставленного к ДейСоло, в решении занорской проблемы она, скорее всего, использовала возможности пси. Это знание, кстати, сегодня почти забыто. Хотел бы напомнить совету, что в империи остались мастера, создающие пси - защитные коконы, но вот тех, кто способен этот кокон прочитать, разрушить, перепрограммировать остались считанные единицы. После войны с Шаэргом в империи перестали рождаться пси - одаренные. А ДейСоло, судя по всему, одна из них, но это, повторяю, лишь предположение. Кроме того, у офицера ДейСоло прекрасные аналитические способности и, ко всему прочему, опыт креаджера дома терпимости на Асконе, что также дает ей определенные преимущества в знании скрытых желаний живых существ.

- Достоинства офицера ДейСоло мне прекрасно известны, - недовольно прервал его император.- Именно поэтому ей было поручено приглядеть за послом Занора. Аэр Гилфорд, что написала офицер в отчете по данному делу? В чем была причина занорской нерасторопности?

Аэр Гилфорд протянул императору аккуратный листок, который сегодня дал заполнить Амарин. Император возмущенно рявкнул:

-Теперь я буду читать отчеты вместо Вас, досточтимый аэр? Нельзя ли мне выдать банальное резюме?

-Там всего несколько слов, мой император, - тихо возразил аэр.

Император развернул отчетный листок и прочитал вслух:

- Сознание чрезвычайного посла планеты Занор находилось под направленным контролем. Это измена...

По залу заседаний имперского управляющего совета пронеслись тревожные возгласы.

- Мы подозревали это, мой император,- прервал взволнованные восклицания Борк АрДеГирро.

-Продолжайте!- властно потребовал правитель галактического союза.

И Борк АрДеГирро решительно включил гигантский планш, встроенный в стену.

_____________________________________________________________

Первый рабочий день после долгого перерыва задался, как ни странно. Аэр Гилфорд, как только Амарин перешагнула порог кабинета, протянул листок и попросил в двух словах описать причину, по которой посол Занора не мог выполнять свои обязанности так долго. Амарин, стараясь не смотреть на стол, где раньше работал Эйдан, а теперь с умным видом сидел какой - то довольно - таки скучный новенький харез с длинным крючковатым носом, написала два предложения и протянула отчет Аэру Гилфорду. Тот ничего не сказал, лишь понимающе кивнул головой. Очень скоро, повинуясь вызову первого круга, начальник ушел, а ДейСоло, взяв со стола рабочий планш, открыла файл с новым заданием и углубилась в чтение. Однако совсем скоро, где - то через пять стандартных часов, увидев среди отчетов уже знакомую ей фамилию, Амарин сладко потянулась и произнесла:

-Что - то я давно не виделась с достойнейшим офицером ДеБрогом. Как вы думаете, Сей Коварч, а не пойти ли мне в полицию, чтобы собрать, так сказать, информацию из первых уст?

Сей Коварч недовольно оторвал голову от планша и ничего не сказал.

-Вот и я говорю, - продолжила Амарин, лучезарно улыбнувшись недовольному офицеру, - информация не терпит посредников. Так что, я полетела расследовать. Обратно сегодня, вероятнее всего, не ждите! Аэру Гилфорду передайте мое глубочайшее уважение.

И Амарин выпорхнула из кабинета. Нет, ну в самом деле, взяла и выпорхнула. Ибо нормальные девушки так не ходят...

- И куда летят такие очаровательные ножки? - Элрой появился из ниоткуда.

-В отделение ДП.

- Подкинуть? У меня лер, - шепнул на ухо АрДеМино.

- Подкинуть, но с одним условием.

- Каким?

- Молчать всю дорогу и не сбивать меня с мысли. Идет?

- Едет, - явно расстроенно буркнул Элрой, но лер завел.

Долетели быстро, попрощались сухо, во время полета никто друг другу и слова не сказал. Но потом Амарин, чтобы сгладить неловкость, уже выбравшись из лера, кинула:

- Заходи в гости, Эл, как - нибудь. Знаешь, где живу?

- Надо будет, найду, - и лер взревел, поднимаясь в воздух.

За поворотом показалось знакомое здание даэргской военной полиции, но ДейСоло неожиданно остановилась.

- Фу, как неприлично, - сказала она вслух самой себе, - ходить в гости без подарка. И, развернувшись на 180 градусов, направилась в торговый центр, располагавшийся в непосредственной близости. Увидев ряды с мшерскими винами, Амарин плотоядно облизнулась и направилась к продавцу. Выбрав сначала одну, а потом и вторую бутылочку, девушка протянула планш для оплаты. Он пикнул и загорелся красным светом.

- Прошу прощения, досточтимая аэрия, но у вас запрет на покупку мшерских вин...

- Вот торкский болванчик! - раздосадованно протянула ДейСоло. -Гаденький адмирал, и что ему неймется! - и уже продавцу. - Неужели вы, такой умный, такой знающий мужчина (далее были надутые губки и готовые заплакать прекрасные глазки) не найдете простой и ясный выход для несчастной девушки, которая всего - то и хотела, что только купить в подарок лучшему офицеру даэргской полиции ДеБрогу...

- Господину Виту ДеБрогу? - лицо продавца расцвело широченной улыбкой. - Тогда выход найден, досточтимая аэрия. Дело в том, что офицер ДеБрог ненавидит мшерское. Он пьет тармский золотой эль, а на это, надеюсь, у Вас нет запрета?

- Золотой эль? Вот как! Такого сорта я раньше не встречала. Я знаю лишь розовый, тарекортовый и черный. А он сильный? Этот золотой тармский эль?

- Он убойный, драгоценная аэрия!

-Тогда берем! Две бутылки золотого эля, пожалуйста.

- Две?! Эээ, - видно было, что продавец был в полном замешательстве.- Вы желаете приобрести две ...? Но, аэрия, господина ДеБрога пронимает уже с четверти... А он сильный и весьма выносливый мужчина.

Амарин легкомысленно отмахнулась:

- Подумаешь, может, у нас очень серьезный разговор...

- Понимаю, - протянул продавец, - но все же это несколько многовато.

- У нас очень серьезный разговор. К тому же мы не будем спешить,- уверила его девушка, - так что упаковывайте!

И через минуту под удивленным взглядом продавца она покидала винный ряд с превосходным настроением.


______________________________________________________

- Тармский золотой эль? - ДеБрог приподнял свою красивую бровь, ту самую, со шрамом. - Осведомленная ты наша... - потом посмотрел очень внимательно на Амарин и продолжил, - но пить не будем, и не мечтай! Ты сейчас сама не своя. Вот когда нормально мыслить сможешь, тогда напьемся, - и решительно забрал из рук растерявшейся девушки подарочный пакет с тармским элем и пристроил его на маленький журнальный столик, стоявший между двух кресел.- Рассказывай, чему обязан?

- А соскучиться уже нельзя, да? - Амарин взяла и обиделась. - Вот совсем никак?

- Соскучиться можно,- усаживаясь в удобное кресло рядом с рабочим столом, продолжал ДеБрог, - только, как мне подсказывает здравый смысл, эта история сейчас не совсем про тебя.

- Да я соскучилась, это точно.

- Не спорю. Вот только визит...

- Хорошо, раскусил! - Амарин прошла и решительно заняла еще одно кресло напротив. - Меня интересует дело Самкинды Эртей, профессиональной шлюхи с Аскона.

Вит ДеБрог понимающе кивнул:

- Гениальная мошенница. Я помню. Но разве ее дело не закрыто? Почему ты им интересуешься?

- Да, дело раскрыто, но, если ты помнишь, главная подозреваемая погибла при задержании, поэтому получить ответы на все свои вопросы следователи не смогли. Собственно говоря, аналитический отдел интересует сама методика, с помощью которой Самкинде Эртей удавалось воздействовать на пострадавших и контролировать их сознание. Что ты об этом помнишь?

- Дело давнее, конечно, и непростое, а секретное, здесь без ста граммов не обойтись. Вот за что ценю тебя, ДейСоло, так это за предусмотрительность, - ДеБрог потянулся вперед, как - то очень быстро вынул из пакета бутылку золотого эля, одновременно открыв ее, и сделал большой глоток.

Амарин с возмущенным шумом втянула воздух.

- Не вздыхай, - приказал он, - тебе нельзя, а мне точно полагается, ибо я сейчас буду открывать страшную тайну, не прописанную ни в одном отчете, а на это требуется определенное мужество. Вдруг ты проболтаешься, и моей драгоценной карьере придет конец, - и ДеБрог, подмигнув девушке, сделал еще один очень большой глоток и продолжил.- Расследование тогда все время заходило в тупик. Жертвы неохотно давали показания. Да, тут было чего стыдиться - в лапы Самкинды попадали отпрыски самых известных фамилий галактики. Многие из них не просто влюблялись, а сходили с ума, ставя на кон жизни своих близких и все семейное состояние. Самкинда оставляла после себя выжженное поле. Забирала все состояние жертв и заставляла их либо покончить с собой, либо молчать. Многие жертвы до сих пор ее любят, а ведь прошло больше пятнадцати стандартных лет. Мы тогда пришли к выводу, что она пользовалась методикой чем - то схожей по действию с мороком сиаминской ищущей. Разница состояла только в том, что сиаминка не способна противиться силе цветка Лелья, а Самкинда могла. А кстати, ты хоть знаешь, благодаря кому была раскрыта Самкинда Эртей?

-Нет, в отчетах об этом ни слова, - покачала головой Амарин.

- В отчетах, - скривился ДеБрог, - отчеты нещадно подчистили по самому высочайшему указу. Но мы - то знали, что поймал ее влюбленный в нее молодой наследник планеты Катран, когда она, не справившись с собственной алчностью, отравила перед свадьбой всю его семью, не пожалев даже семилетнюю сестренку.

- Наследник планеты Катран! Но разве это не ...

-Тс! - ДеБрог прижал палец к губам, призывая остановиться, - не стоит произносить это имя вслух.

- О галактическая тьма!

- Вот, вот, - офицер выпил третий глоток. - Когда у него спросили, как он понял, что она манипулирует им, он сказал, что она слишком часто стала повторять как заклинание: 'Это всего лишь наваждение, и мне лишь надо отвести глаза'.

-Бедный адмирал, - только и смогла вымолвить ДейСоло. Теперь ей все стало так понятно. И его боль, и его презрение к шлюхам, и его холодное одинокое сердце. - Любить, страстно, самозабвенно, а потом расплачиваться за страсть страшным одиночеством и вечным сожалением. Такой пытки не пожелаешь и врагу.

ДеБрог ничего не сказал, а лишь молча снова сделал глоток.

- А что с методикой? Как Самкинда получила власть, сопоставимую с силой цветка Лелья? И вообще зачем ей все это было нужно?

-Неизвестно. Было несколько странных версий, но все они оказались при проверке несостоятельными. Можешь почитать их в отчете в закрытой папке 236АЙ, тебе аэр Гилфорд даст допуск.

- А ты, что думаешь ты?

- Я? - ДеБрог как - то странно взглянул на Амарин,- ничего не думаю. Думать в наше время опасно. Да и хватит на сегодня откровенностей. Шла бы ты домой, офицер ПИКФ Амарин ДейСоло, а?

- Амарин ДейСоло Лаберкорн, - поправила его девушка.

- Лаберкорн? - переспросил ДеБрог.

- Ну!

- Что ну? Ты чего - то от меня ждешь?

- Ага!

- Чего?

- Вопроса!

- Вышла ли ты замуж? Нет, не дождешься! И вообще, тебе давно пора шагать домой. Мне кажется, тебя там ждет кто - то очень дорогой, но явно не муж!

- Почему?

- Потому что мужья таких девушек, как ты, к таким старым ловеласам, как я, одних обычно не отпускают.

- Ой! - это Амарин поняла, что хотел сказать ДеБрог и покраснела.

- Вот и я тебе о том же, оой! - передразнил девушку офицер, - шагай уже! Дай мне спокойно напиться.

- А разве на работе можно пить? - спохватилась Амарин.

- Нет, по уставу не положено, - ехидно ответил, выпивая еще глоток, - шагай уже! Кому сказал!

И ДейСоло, улыбнувшись на прощанье и сказал очаровательное: 'До встречи, Вит, еще увидимся', - помчалась домой, потому что дома её ждали. 'Все - таки как же это здорово, - подумала она, - когда тебя ждут дома!'




Глава 21.



Дом встретил Амарин шумом. Кричал, выбегая из комнаты, Тиаримин; клацал по полу длинными когтями на пушистых лапках спешащий навстречу девушке Дахарог; кричал из кухни спортивный комментатор из настенного планша, настроенного на прием межгалактических программ.

- Мара, ты дома!

Кто это произнес? Тим? Амарин? Или счастье, разливавшееся сейчас теплой волной в душе? Разве важно, кто это сказал. Важно то, что Амарин действительно была дома, рядом с теми, кому была нужна, с теми, кто нужен был ей...

-Ух, наконец - то! Мы с Дахарожиком уже заждались, - тараторил Тим.- Так, докладываю. Без тебя облазили всю округу, перепугали досточтимых аэринь в торговом центре, перезнакомились с местной шпаной, так, на всякий случай, чтобы быть в курсе криминальных новостей, настроили настенный планш на прием межгалактических программ. Приготовили вкуснючий ужин и ...

-Подожди, - очнулась от счастливого оцепенения Амарин, - кого вы там с Дахарогом перепугали? Почему?

- Давай сделаем по - взрослому, Мар?- протянул Тим, почесывая тонкую шею.

- Это как?

-Ты будешь есть, а я буду рассказывать.

-Идет! - и тут же вспомнила грустную присказку от Элроя 'едет'.

Но, тряхнув головой, прогоняя неприятное воспоминание, Амарин поспешила стянуть с себя надоевший за день офицерский мундир, приняла душ, распустила стянутые в хвост волосы и, переодевшись в легкое домашнее платье, поспешила на кухню, благоухавшую немыслимыми запахами. Тим, как заправский официант, поставил перед девушкой тарелку, наполненную чем - то аппетитным, подал приборы, налил в голубую кружечку свежий травяной настой и сел рядом, подперев руками голову.

- Я ем и слушаю,- подтвердила свою готовность к разговору Амарин.

- Ну, значит, проснулись мы с Дахарожиком...

- Как вы проснулись я ещё застала, - прервала мальчика ДейСоло, - ты мне расскажи, кого и как вы перепугали в торговом центре и с какой это шпаной вы изволили познакомиться?

- Ой, Мар, там такое было, хватайся за животики! Значит, пошли мы с Дахарожиком в ближайший торговый, ну чтоб там купить всяких вкусных штук, ты же нам на карманные расходы выделила, так мы и решили потратить, пока ты не передумала. Дахарожик сидит за пазухой и не рыпается, потому как он теперь воспитанный зверь, домашний, а не всякая уличная шпана. Подхожу я к лотку с баркскими лотосами. Они пахнут, как..., ну вкууусно пахнут. Слюнки текут! Я протягиваю руку, чтобы взять один, а Дахарожик, гад прожорливый, тоже лапку свою из - за пазухи протягивает. Но пока я один лотос брал, рядом с нами тетка нарисовалась. Я еще за одним потянулся, а Дахарожик-то не видит, что на пути его вороватой лапки тетка стоит. Он свои когти повыпустил и как вцепится в харезскую спину! Та орать! Дахарожик от её крика упал за пазухой в обморок и раздавил лотос. Я ору, потому что испугался и ещё потому, что не знаю, что это за липкая дрянь по мне течет... Смеху было! Правда, потом, когда мы из центра выскочили. А там совсем не смешно было, а очень даже страшно!

Голос Тиаримина постепенно отодвигался. Амарин слушала мальчика, качала головой и даже улыбалась, но мысли её уходили далеко. Её мучал вопрос. Очень важный вопрос.

-Мар, ты что с вилкой в руках застыла? - выплыл из небытия голос мальчика.

- Знаешь, Тим, меня один вопрос мучает. Просто покоя не дает. Ответишь?

- А то! Валяй, задавай!

- Вчера, на приеме, глядя в глаза одному знакомому офицеру, я почувствовала в груди разливающееся тепло, и он сразу преобразился весь в моих глазах. Я поняла, что это наваждение, и мне огромных усилий потребовалось, чтобы справиться с ним.

- Ну, ты сильна! - восхищенно отозвался Тим.

- А сегодня я снова увидела его, но ничего не почувствовала. Совсем ничего, может быть, кроме дружеского расположения. Почему?

- Я не могу ручаться, что все говорю верно, но божественный цветок Лелья действует примерно так. Во всех мужчинах, к которым тебя будет тянуть, будет что - то общее, главное для тебя. Ищущая не сразу может определить, что ей нужно, поэтому цветок погружает её в чувства к почти одинаковым мужчинам, которые различаются не очень большим набором качеств. Среди одинаковых фруктов лучший выбрать всегда проще: яснее видны недостатки. Если девушка справляется с наваждением, значит, и все чувства к этому мужчине приходят в норму, и он не тот, кого девушка ждет. Все, он больше не опасен. Но если вокруг много мужчин похожего типа, то это засада!

- То есть я теперь буду сходить с ума по плечистым блондинам в военной форме?

- Не обязательно. Внешность не всегда бывает решающей. Для моей мамы, например, основными качествами оказались бескорыстие и доброта. Мама не сразу в этом разобралась, ей трудно пришлось!

- А он, тот самый, кого сиаминка ищет?

- Тот, - усмехнулся Тиамин и сморщил нос, - у того вообще выбора ни-ка-ко-го! Она посмотрит - и он - ого! Того!

- Что того?

- Ну, влюбится! Окончательно и бесповоротно!

- Что, все мужчины, к которыми сиаминка чувствует наваждение, в неё влюбляются?

- Да, - просто ответил Тим.

- Надолго?

- Пока сиаминка замуж не выйдет. Или, как говорится, пока клин клином. А иногда и навсегда. Ведь ищущие - истинные женщины, воплощение мечты. От мечты слабым натурам сложно отказаться.

-А сильным натурам?

-А сильным натурам и божественный цветок Лелья не указ. Вырвут из сердца чувство и не поморщатся.

- А если её избранник - натура сильная и наваждение из сердца вырвал, то что?

-Что? То он дурак! Жизнь себе определенно испортил!

- А сиаминка?

- Ни одна ищущая ещё в старых девах не осталась! А нашей планете - ого-го сколько лет!

- А ищущими все сиаминки становятся?

- Нет, только те, кто вызвал уважение цветка Лелья, это вроде знака наивысшего душевного качества. Многие сиаминки даже пытаются подделать признаки ищущей. Можешь считать, что у тебя высшая награда нашей планеты. Мар, да ты ешь давай! А то все остывает...

Дверь зазвучала на допуск. Амарин с Тимом удивленно переглянулись. У них в гостях был только адмирал, да и тот вошел без предупреждения, имея допуск первого круга.

- Ты кого - то ждешь? - настороженно задала вопрос Амарин.

- С лера рухнула? Кого я мог в гости пригласить?

- Эту, как её, шпану твою знакомую... И не груби! Тебе не идет!

Тим извинился, а потом сразу хохотнул:

- Не, моя шпана привыкла без приглашения входить и чаще всего тогда, когда дома хозяев нет. А ты?

- Да вроде бы никто не обещался. Хотя мое имя в определителе открыто стоит...

- Так пойдем, откроем, чего бояться? Это дом имперских офицеров, его темные личности стороной обходят, ведь никогда не знаешь, на кого нарвешься.

И мальчик решительно отправился открывать. Амарин даже не выглянула из кухни, когда услышала ироничный возглас Тиаримина:

- Марочка, сестренка, к тебе пришел плечистый блондин, правда, без офицерской формы.

- ДейСоло, - раздался уверенный голос Элроя, - ты вроде в гости приглашала, а сама прячешься. Выползай!

Амарин осторожно вышла.

- Ух! - восхищенно присвистнул светловолосый гарх. - Горячая девочка...

- Полегче на поворотах, гарх, - нагло вмешался Тим.

- А это кто? Твое сложное обстоятельство?

- Не говори так о моем брате... - почему - то прошептала Амарин.

-Да ладно, Мар, убогим можно, мозги - то плавятся, - ехидно подмигнул мальчик остолбеневшему от такой наглости Элрою.

-А ты парень борзый и непочтительный. Не боишься последствий?

- Да мы, сиаминцы, вообще к пожилым людям без пиетету относимся, а к последствиям, от них полученных, особенно.

- Да я тебя, наглая детская морда, одной левой уложу.

- Конечно, уложишь,- язвительно согласился Тим, - вот только твоя левая до этого грандиозного события ещё дожить должна и не отвалиться.

-Все, сдаюсь! - засмеялся Элрой. - Давай знакомиться, суровый сиаминский воин! Считай, свой долг выполнил, почти незваного гостя до колик напугал.

Он церемонно поклонился и серьезным голосом произнес:

- Элрой Фарин Наэрт АрДеМино, второй сын гарха, правителя Найрона к вашим услугам.

Тим кивнул головой, но не стал склоняться, а протянул светловолосому свою твердую ладошку:

- Тиаримин Лаберкорн, воин сиамина в шестнадцатом поколении, глава рода, брат Амарин и её защитник. Рад приветствовать!

- Амарин, а ты что застыла, как статуя Эгора? Лаберкорны, бегом собирайтесь, у меня на галактические бои ложа выкуплена. Через сорок стандартных минут начало.

- Ого! - подскочил Тим. - Здорово! Всегда мечтал вживую посмотреть! Собираемся?!

И, увидев лёгкий озадаченный кивок сестры, тут же строго сказал:

- Мара, ты, это, надень что-нибудь не очень заметное, а то там, на стадионе, столько плечистых блондинов намечается, так что лучше не рисковать.

Амарин вздохнула и послушно пошла переодеваться.

- Что это было? - поинтересовался у мальчика озадаченный Элрой.

- Сиаминское воспитание, - ехидно пояснил Тим, - мужчина говорит - женщина делает.

- Круто! А почему у меня так не получается?

- Так маленький еще, - хмыкнул Тиаримин, - вот заведешь себе девушку и будешь командовать, если, конечно, она тебе голову раньше не открутит.

- Тебе не открутила.

- Я ж сиаминец! У нас к откручиванию голов иммунитет!

Элрой притянул к себе мальчика и сильным, добродушным жестом взъерошил ему волосы. Тот залился счастливым задорным смехом.

- Пошли, наглая сиаминская мордочка в шестнадцатом поколении! Мара, мой лер внизу, мы с Лаберкорном там тебя ожидаем!

____________________________________________________________

Все - таки лучше было бы, если бы они дождались Амарин дома. Когда девушка выскочила на улицу и приблизилась к заведенному леру, её оглушил одновременный возмущенный вопль Тима и Элроя:

- Вот мятый карский бублик! Это что-нибудь не очень заметное?

- Да, - обиженно ответила ничего не понимающая Амарин.

- Цветок Лелья опять шалит не по - детски! - вздохнул обреченно Тим. - Ладно, забирайся! А ты, гарх, рот закрой и рули. У нас игра скоро начинается.

- Ещё хоть одним глазком посмотрю на...- засиял улыбкой светловолосый.

- Щаззз!- сыграл в строгого воина Тим. - Повернешься - останешься без глаза!

- Суровый у тебя брат, Амарин. Умный! А вот ты в кого такая уродилась? - и Элрой захохотал.

Вопреки ожиданиям, до ложи они добрались без приключений. Как проанализировал ситуацию Тим, люди настолько не готовы были лицезреть живое воплощение сошедшей с лазурных облаков богини юности Аурерии, что просто посчитали это предыгровым наваждением.

-Где бы раздобыть шарэмскую черную накидку к концу игры? - взволнованным шепотом поинтересовался у Элроя Тиаримин.

-Не бойся, - успокоил мальчика гарх, - после игры всем будет не до девушек. - А в ложе нас мало кто увидит.

Однако в ложе, рассчитанной на 9 человек, уже сидели трое. Элрой искренне обрадовался сидящим и поспешил представить их своим спутникам.

- Мои друзья и сослуживцы: Осан Карес, стикс, офицер разведки, обладатель ордена святого Патрика, очень скромный юноша; Сайм ЭоНьом, барк, офицер отдела экономических преступлений, замечательный негбист; и Кармин АрДеТой, терримунка, - старший офицер внешнего наступательного отделения космического десанта, чемпион планеты по рукопашному бою среди действующих офицеров космического флота.

Трое офицеров сдержанно кивнули.

- А это мои хорошие знакомые, продолжил Элрой,- Тиаримин Лаберкорн, воин сиамина в шестнадцатом поколении, глава рода, брат и защитник единственной и неповторимой Амарин ДейСоло Лаберкорн, офицера аналитического отдела, легенды ночного ржача и призрачного эротического видения несчастного Морта.

- Ёпт! Так это была ты? Крутая спираль! - низким голосом, выражавшим все оттенки искреннего восхищения, выдохнула Кармин АрДеТой. - А по тебе вот так и не скажешь. Видок у тебя ширмовочный,- и, увидев в глазах невысказанный вопрос, пояснила, - ну, нежный и ранимый типа! Платьишко ты себе зачетное прикопала. Небось, поразвлеклась, проходя? В зенки округлившиеся понатыкала?

-Да не получилось как - то, - смутилась собственной недогадливостью Амарин, - на обратном пути наверстаю.

- Наш человек! - засмеялась Кармин и что есть силы треснула девушку по плечу.

Офицеры в отчаянии поморщились, ожидая треска сломанной хрупкой кости, истерических рыданий и скучной дороги в имперский оздоровительный центр вместо потрясающей игры, но Амарин даже не пошатнулась. Она с таким восторгом рассматривала свою новую знакомую, что совсем не заметила наливающийся под легким рукавом лиловый синяк во все плечо.

- Прости, не рассчитала, - повинилась Кармин, оглядывая вздувавшуюся на глазах кожу, - от моих эмоций даже у крутых парней из космического десанта лбы трещат. А у тебя так, легенькая гематомочка. Недельки через три рассосется. Может быть... Все в пределах нормы...

- Ничего, бывает, - равнодушно ответила Амарин.

Кармин обернулась к друзьям и подняла вверх два больших пальца на обеих руках, мол, смотрите, девчонка что надо. А в это время Лаберкорн и АрДеМино застыли, боясь пошевельнуться, и рассматривали во все глаза невероятно спокойную Амарин.

- У неё шок? - прошептал испуганный Тиаримин Элрою.

- Не знаю, - задумчиво протянул тот.- Боюсь что - либо предполагать.

Прозвучал первый сигнал, обозначавший, что всем зрителям стоит занять свои места и включить увеличительные экраны. До галактических игр оставалось пять стандартных минут.

Амарин села у самого дальнего края вместе с Тимом. Рядом взгромоздилась Кармин.

- Знаешь,- тихо призналась Амарин, - у меня создалось впечатление, что на имперской службе нет женщин, меня окружают сейчас одни лишь мужчины! И я так рада, что сегодня познакомилась с тобой, Кармин!

Кармин помолчала, но потом серьезно ответила:

- Ты тоже ничего, - потом снова помолчала и продолжила, - наш император не любит баб. Нет, он, конечно с ними спит и всякое такое, но в работе не очень терпит. У нас всего три типа приживаются. Первые - это амбициозные суки. Они идут по головам, работают, как проклятые, все делают в три раза лучше, чем парни. Их совсем не видно, они круглые сутки на заданиях. На развлечения у них нет времени. Вторые - это галактические алмазы, те, кого просто не заменишь, у кого завалялся какой-нибудь редкий талант. И третьи - протежетутки. Эта категория ясна и без объяснений. Эти тутки, ты знаешь, везде приживаются.

- Ты себя к кому причисляешь? - искренне поинтересовалась Амарин.

- К сукам! Разве не видно?

- Нет! Не видно! - покачала головой ДейСоло. - По мне ты определенно галактический алмаз. Парней в рукопашном бою укладывать - мечта!

- Ок, - не стала спорить Кармин и захохотала, - тогда я алмазная, галактическая, амбициозная сука!

- Вполне приличное сочетание!- рассмеялась в ответ Амарин.





Глава 22.




Милый девичий разговор был прерван сигналом к началу галактических боев. Трибуны взорвались привычным кличем: 'С волей и силой в бой иди, счастье победы ждет впереди!'. Огромные трубы разорвали воздух низким, гудящим звуком, пробиравшим зрителей до костей, как холод. Распорядитель поднял руку, призывая начинать.

В центре арены, словно из воздуха, под восторженный возглас сидящих, появилась группа из пяти могучих терримунцев, красивых, мускулистых, в легкой спортивной броне, чем - то в повадках напоминавших древних гладиаторов. Мириадами ослепляющих бликов сверкнула под даэргским солнцем торенская сталь.

-Ёпт, - только и смогла произнести в знак восхищения Кармин.

______________________________________________________

-Да начнется бой! - распорядитель игр махнул рукой. Громкий, пугающий клекот разорвал пространство над ареной, и тут же со смотровой аренной башни сорвалось семь огромных летающих птиц, скрытых до времени защитным пологом.

- Оранги с Золта... - потрясенно выдохнула Амарин и нервная дрожь сотрясла ее тело. Она вспомнила планету Золт и этих птиц - убийц, чьи перья были острыми, как бритва, а кровожадные клювы с легкостью разрывали обычный стальной лист шириной в ладонь. Но самое страшное - они были разумны и единственным значимым делом в своей жизни знали одно - охоту на живых существ.

- Нашим пипец, - констатировала Кармин,- хотя... у них все - таки торенская сталь, может, и выдержат.

А внизу пять терримунцев принимали бой. Птицы были повсюду, нападая то поодиночке, то сразу по двое, то выстраиваясь в единую линию, как межпланетные корабли. Казалось, оранги специально изматывают воинов, приближаясь лишь на безопасное расстояние, которое не позволяло легким мечам достать до сколь-нибудь жизненно важных органов разумных птиц. Так продолжалось долго. Терримунцы держались, отбивая одну атаку за другой, двигаясь с невероятной скоростью и нанося удары, которые к несчастью, разрезали только воздух. Птиц было больше, и это банальное численное преимущество сказывалось на ходе битвы. Торенская сталь сверкала на солнце, создавая вокруг воинов сферический полукруг. Вот один, уходя от острого крыла, упал. Терримунцы мгновенно окружили его, став спинами друг к другу и продолжая бой. Но что это?! Высоко и мощно, словно лава из жерла вулкана, взвился ввысь навстречу летящему орангу упавший было воин и каким - то невероятным движением срезал ему полголовы. Птица, издав крик страшной боли, пролетела еще по инерции несколько стандартных метров и упала, забрызгав все вокруг плотной желтой жидкостью. Трибуны радостно взвыли. Оранги заметались. И в небе, заглушая рев трибун, раздался их злобный стрекочущий клекот.

- Похоже, добром это не закончится, - осторожно предположил Тим.

Но больше ничего из его слов расслышать было нельзя: все заглушали соединившиеся в воздухе яростные крики орангов и людей. Но вот шум поутих, оранги перегруппировались и стали кружить над пятеркой, с каждым движением снижаясь по кругу, сужая радиус и увеличивая скорость.

-Ёпт, так они рисуют центрифугу, - присвистнула Кармин, - а если все правильно рассчитают, то перемелют ребят под паштет.

Осознав наступающую опасность, терримунцы попытались вновь рассредоточиться по арене, но птицы ринулись, быстрым низким кругом облетая периметр, и стали теснить воинов к центру. Казалось, еще мгновение - и острые крылья достигнут терримунской плоти. Трибуны закричали. Но что - то ярко сверкнуло на солнце. Это, прорезая острые перья, пролетели торенские мечи, чтобы якорем пригвоздить двух зазевавшихся орангов к земле. Считанные секунды - и взмах других мечей срезал головы поверженным птицам. Исход дальнейшего боя был предопределен.

Аренные трубы разорвали воздух гудящим звуком, чтобы возвестить о конце боя. Оставшиеся оранги, повинуясь ему, покидали арену, возвращаясь на смотровую башню, а трибуны рукоплескали победителям.

- Я не хочу больше на это смотреть,- сказала сама себе Амарин и, когда дан был старт новой битве, крепко закрыла глаза руками.

Так она просидела где -то стандартный час, составляя представление о происходящем лишь по ликующей, орущей, ахающей и вопящей реакции трибун. Тим попытался было предложить Амарин уйти, но она, уже по голосу понимая, что галактические игры захватили мальчика, сказала, чтобы он не волновался, что ей просто нравится воспринимать игры на слух. Было мгновение, и Амарин даже задремала под мерный рев толпы, но тут почувствовала, что мальчик трясет ее за руку. Девушка открыла глаза. Тим, взволнованный Тим не отрывал глаз от центра арены и повторял:

-Мара, Мара, смотри: сиаминцы, сиаминцы!

И верно, там на арене стояли двое. Вид крепких мужчин давно уже не смущал Амарин, но от этих двоих она не смогла оторвать взгляд. В груди предательски потеплело, и она громко выдохнула. Вдруг сиаминцы, повинуясь какой - то неведомой силе, разом повернули головы в направлении ложи, где сидела девушка. Зрение ДейСоло стало очень ясным, и Амарин даже различила, что у того, что стоял ближе, глаза совсем как у Тима, сиреневые, а ведь сиаминцы находились очень далеко, и даже увеличительные экраны не передавали таких подробностей. ДейСоло снова ощутила, как предательское тепло начинает разогревать все ее тело, которое с каждой минутой приобретало еле уловимое серебристое сияние. Сиаминцы склонили головы в знак приветствия, а потом одновременно, прерывисто, три раза по три, дотронулись правой рукой до левого плеча.

-Что они делают? - шепотом спросила Амарин брата.

-Благодарят за благословение, - восторженно и немного робко ответил он.

-Цветок Лелья?

- Нет, тебя...

- Меня? - Амарин сильно удивилась, - а за что меня?

- Сиаминец, одаренный волной ищущей, не знает поражений. Это факт.

- А если нет?

- А если нет, если они вдруг продуют, то умрут страшной смертью в долине одиноких душ на Сиамине, - вполне серьезно сказал Тим, но, увидев округлившиеся от страха глаза сестры, поспешил пояснить, - да не пугайся ты, такое возможно только если ищущая - подделка. Настоящие ищущие всегда даруют мужчинам победу. Вот!

- Эти сиаминцы, - неожиданно влезла в разговор Кармин АрДеТой, - часть команды одного из самых крутых кораблей галактики. Может, слышала? Нет? Да ладно... у них там адмирал - просто легенда, такой мужик! Полный зачет! Они сегодня только на заключиху примахали. Эй, мелкий, а что это они там делают? Я не сбрендила? Им ведь с шарэмским ротногом придется сражаться...Не, реально... Что делаю! Снимают торенские ножи?! Они что собираются с шарэмским ротногом сражаться голыми руками? Нет, сиаминцы, конечно, воины нам не чета, но справиться с ротногом даже с помощью Ка - луча реально нелегко, а здесь будут бороться вообще без оружия? Это даже не мужество. Это полный Ёпт!

А сиаминцы между тем неторопливо отстегивали ножны с торенскими и снимали легкую спортивную броню.

- Зачем они это делают, Тим?

- Не хотят оставить себе ни единого шанса.

- Что?! - взволнованно вскрикнула Амарин.- С ума сошли?

А Тим повернулся, чтобы посмотреть на сестру каким - то серьезным взрослым взглядом, и ответил:

- Сошли... Мы, сиаминцы, такие...Ты ведь знаешь, что у нас не каждая становится ищущей? Вернее, из пятидесяти тысяч - одна. Но так же, как цветок Лелья благословляет женщину, так и её награда находит только самых достойных мужчин. Если сегодня они голыми руками победят шарэмского ротнога, то превратятся в легенду сиамина, и их дети буду иметь извечное право становиться воинами. Вот у меня такого права нет, а у их детей, будь они даже в триста раз слабее меня, будет! Ты сегодня подаришь им или нерушимую славу, или смерть,- Тим обернулся к сиаминцам, посмотрел на них больным взглядом, горько вздохнул и продолжил. - Обернись к ним, Амарин, и, если этого искренне захочет твое сердце, накрой их благословением цветка Лелья. Это их единственный шанс.

ДейСоло кивнула, соглашаясь, и повернулась к арене. Там внизу стояли лучшие воины галактики, подписавшие себе смертный приговор ради эфемерного права на родовое воинство. Да, сложно было понять тех, для кого честь воина была ценнее самой жизни. Амарин вздохнула,закрыла глаза и попыталась мыслью дотянуться до сиаминских аур. Это, как ни странно, оказалось делом легким. Плотный серебряный свет дрогнул и двинулся вслед за девичьей мыслью, окутав с ног до головы стоящих на арене сиаминцев. Горячая волна полетела в них. Сиаминцы переглянулись и победно вскинули головы.

- Не хватает только древней присказки 'Ave, Imperātor, moritūri te salūtant', - расслышала девушка сквозь рев трибун недовольный голос молодого гарха.

Низкий звук аренных труб возвестил начало боя. И шарэмский ротног, самый грозный и практически неубиваемый зверь в галактическом союзе, имевший два автономно работающих сердца, плотную непробиваемую шкуру и способность передвигаться невероятно легко и быстро, вырвался из вольера, чтобы в одно мгновение достичь сиаминцев. Эта многотонная туша, двигающаяся с необычайной легкостью и невероятной скоростью, очутилась перед воинами так быстро, что даже толпа не успела ахнуть. Но то, что произошло дальше, вообще не укладывалось в голове. Воины одновременно подпрыгнули. И первый, тот, с сиреневыми глазами, приземлившись прямо перед клыкастой многотонной пастью, пропорол ногами песок арены, проскользнул под тушу шарэмского ротнога, ухватил его за кожу, приготовив вторую руку для удара. А в это время другой синхронно с первым приземлился прямо на спину, одной рукой крепко сжав кожу зверя вокруг шеи. Воздух разрезал сиаминский клич, и два воина разом ударили сверху и снизу по единственным, незащищенным местам на теле шарэмского ротнога, открывавшим прямой путь к двум сердцам зверя. Тот только и успел качнуться, сбрасывая с себя воинов. И все. Два сильных сердца зверя остановились в одно и то же мгновение. Трибуны замерли, не веря в только что свершившееся.

В полном молчании два сиаминских воина поднимались с колен. И вдруг ураганным ревом грянул над ареной восторженный крик сотен тысяч голосов. А воины направили свои взгляды на ту единственную, что сегодня благословила их победой, застывшую сейчас в серебряном наваждении.




Глава 23





- Да этот бой войдет в анналы истории... А чего ты хочешь? Лучшие воины галактики, - Кармин просто констатировала факт.

- Мне... никогда не стать таким, - прошептал Тим и сам весь сжался, словно за секунду в нем поубавилось сантиметров десять. И от обреченности и безысходной боли, прозвучавших в словах мальчика, Амарин похолодела. От наваждения не осталось и следа. ДейСоло медленно развернулась, чтобы поймать отчаянный, полный обреченной безнадежности взгляд гордого сиаминского мальчика. Амарин могла смириться со своей болью, но, как мать рвет в клочки сухожилия, чтобы отвоевать своему драгоценному чаду лишний глоток воздуха, так и в Амарин просыпалась сейчас недюжинная сила, способная ради счастья Тима смести на своем пути такую крошечную преграду, как весь мир. Амарин громко, словно великую клятву, произнесла:

-Ты будешь воином, мой Тиаримин! Твое шестнадцатое поколение не станет последним!

- Спасибо, - по лицу мальчика потекли непрошеные горькие слезы, но голос оставался твердым.

Он постоял, пытаясь успокоиться.

-Только это невозможно, моя добрая Мара, - с усилием выговорил её красивый, гордый мальчик.- Обучение стоит безумно дорого. Кроме того, нужен поручитель - прославленный воин. У меня никого нет.. вернее, у меня поручителя нет... Он не возьмется из воздуха. И не вернется из галактического хаоса, чтобы помочь мне. На Сиамине только каждый десятый мальчик из прославленных воинских родов становится воином. А перед посвящением поручитель говорит о юноше слово, рассказывая о подвиге, им совершенном. Разве я совершил подвиг? - мальчик махнул рукой. - У меня уже есть ты, мой род, моя опора! Мне этого вполне достаточно.

И Тиаримин сжал до крови свои маленькие кулаки, чтобы не позволить слезам вновь брызнуть из глаз. Тогда Амарин встала, и её глаза загорелись такой неистовой решимостью, что даже Кармин удивленно выдала:

- Ёпт!

Девушка расстегнула Итур и аккуратно, чтобы не раскрыть алые точки и не потерять над собой контроль, высыпала из кожаного тайничка на ладонь мальчика две крупные желто - фиолетовые, сияющие слезинки.

- Могу ли я предположить, что это Аргонское стекло? - вмешался Осан Карес, офицер разведки, приближенный императора, и потрясенно произнес.- Вы очень богаты, Амарин. Мне даже трудно предположить, как вы стали обладателем такой невероятной редкости.

- Это был подарок. Я берегла их для одного человека, - горько усмехнулась девушка, - но теперь у меня появился Тиаримин. И я хочу, слышите, я хочу кинуть весь мир к его ногам, к ногам моего мальчика, моего гордого, моего сильного, моего достойного счастья мальчика! Кармин, - обратилась ДейСоло к терримунке, - ты говорила, что сиаминцы прилетели на корабле под командованием одного их самых прославленных воинов? Как его зовут?

- Эйтон Скайторн... контр-адмирал Эйтон Скайторн,- озадаченно выдала Кармин.

- Сколько корабль пробудет в Даэргии?

- До утра, насколько мне известно.

- Мы сможем пройти на космодром?

- Вполне, - отозвался Осан Карес, - но необходимо получить специальное разрешение на посещение корабля закрытой планеты.

- У кого?

- У члена управляющего совета по военным вопросам Зарока АрДеГраса, у члена управляющего совета по вопросам внешней и внутренней разведки Борка АрДеГирро, у члена управляющего совета по вопросам имперской боеспособности адмирала Танора АрДеВиго, и ещё у пяти - шести членов совета.

Амарин победно улыбнулась:

- Нам нужен лер, АрДеМино. Сейчас!

- Сию секунду, моя богиня, - усмехнулся офицер.

Амарин посмотрела на Лаберкорна и торжественно произнесла:

- Выпрями спину, Тим! Хочешь подчинить себе обстоятельства,- так говорила мне мама, - начни со своей спины. Желание прогнуться под обстоятельства рождается тогда, когда не хватает сил держать спину прямо.

-Епт, - вмешалась Кармин, - давай, я с вами? Разрешение- то разрешением, а на корабль вдруг прорываться надо будет. Сиаминцы- народ крутой! - последнее она говорила с явным предвкушением бойни и два раза потянула шеей до хруста.

Амарин благодарно кивнула, потом взяла Тима за руку и, высоко подняв голову, с истинным достоинством покинула ложу. Стадион почти опустел, и лишь немногие задержавшиеся зрители могли завороженно наблюдать, как спускается по лестнице на грешную даэргскую землю богиня юности Аурерия.

Когда они уже шли к леру, смущенный Тиаримин прошептал:

-Мара, возьми аргонские стеклышки обратно, а то я боюсь их потерять.

ДейСоло не сдержала растроганной улыбки и одной рукой прижала мальчика к себе. А стеклышки благополучно перекочевали в тайник.

- Куда летим ?- прервал нежные объятия Элрой.

- В резиденцию адмирала при императорском дворце. Надеюсь, - произнесла она, и голос её зазвенел, - мой возлюбленный адмирал любит поздние визиты.

____________________________________________________________

Такого звука ещё никогда не издавала эта дверь. Были разные мелодии: мелодия высочайшего императорского допуска, мелодия скрытого допуска, мелодия допуска второй и третьей руки. Но никогда со времени его двадцати трех лет никто не входил в апартаменты Танора АрДеВиго беззвучно, по праву допуска первого круга. Сказать, что он был удивлен? Нет, словами трудно передать всю гамму невероятных чувств, испытанных сдержанным адмиралом.

Посреди его гостиной стояла Амарин. Танор уже привык за эти несколько дней к ноющей тупой боли в груди: ДейСоло бередила старую душевную рану. От асконской блудницы многого можно было ожидать, но адмирал никак не предполагал, что она заявится к нему посреди ночи и будет без смущения разглядывать его, полуголого, мокрого после душа и босого.

- Затерялись в поисках ночных развлечений? - поджав губы, процедил пришедший в себя адмирал. - Здесь интим из жалости не подают.

Амарин смотрела в темно - синие глаза Танора АрДеВиго прямо, открыто, не мигая. Не разливалось в её груди невероятное тепло. Не истончались в его присутствии нежные косточки, не загоралась в теле невероятная женственность. Цветок Лелья молчал. Значит, адмирал не был тем... тем самым. Но Амарин давно нужно было признаться самой себе, что её бесконечно, сильно, до внутренний дрожи волновал этот суровый мужчина. Сейчас она смотрела на его сильное, рельефное, обнаженное до пояса тело и любовалась, как любуется невеста в первую ночь своей страсти - смущенно, но с непередаваемым восхищением, зная, что все это теперь принадлежит ей.

- Рассмотрели?- в голосе адмирала зазвучало раздражение.

- Вы красивый мужчина, вот и залюбовалась, - смело призналась девушка. Амарин хотела ещё что - то добавить, но почему - то удержалась. И Танор видел, всей кожей ощущал, что она готовится что - то важное, жизненно важное сказать ему. Вот девушка еще раз вздохнула и произнесла, все также, не отрывая от него своих сияющих невероятной решимостью сине - зеленых глаз:

- Мне нужен допуск на корабль закрытой планеты... Сейчас.

- И? - это прозвучало именно так, как и хотел АрДеВиго - с откровенным сарказмом.

- Вы, - голос девушки на мгновение предательски дрогнул, но она снова решительно продолжила, - Вы давно желаете меня, адмирал. Этот допуск к кораблю - плата, плата за мою ночь.

- Странно,что сейчас слышу слова, достойные асконской шлюхи. Только почему Вы решили, что я Вас хочу?

Слова адмирала жги каленым железом, выворачивая все внутри. Стыд, безумное чувство липкой грязи окутало Амарин, но девушка стоически приказала самой себе держаться. Она стояла перед АрДеВиго с высоко поднятой головой и неестественно прямой спиной:

- Вы не получите меня по - другому, никогда! - жестко произнесла она. - У вас есть только одна ночь и названа плата за неё. Если помните, я славилась на Асконе тем, что знала лучше самого клиента, кого уложить к нему в постель. И сейчас я со всей опытностью асконского креаджера заявляю: Вы грезите мной, адмирал! И у Вас не будет другого шанса!

Танор АрДеВиго не отвечал. Он тяжело, как - то даже вязко рассматривал Амарин. Амарин изо всех сил пыталась сдержаться, но предательские слёзы - первый признак слабости- уже без всякого предупреждения подбирались к её глазам. Так прошло несколько минут. Потом Амарин поняла, что ответа не будет, и, пытаясь сохранить остатки гордости, произнесла, чеканя каждое слово:

-Но если Вы настолько малодушны, чтобы это признать... Тогда я, - она глубоко вздохнула, - знаю того, кто мне подпишет допуск и с радостью согласится на мое щедрое предложение.

Амарин развернулась и протянула руку к двери, решительно открывая выход. Но выйти ей не позволили.

- Меня устраивает Ваше предложение, - хрипло остановил её адмирал.

Девушка резко повернулась, вглядываясь в АрДеВиго. Но тот опустил глаза, а потом и вовсе повернулся к ней спиной:

- Допуск к какому кораблю вам нужен, Амарин.

- К сиаминскому.

- Собираетесь сбежать?

- Нет! Я не нарушу своего слова.

-Зачем Вам корабль?

- Это личное... Это нужно мне и Тиму... Нам надо встретиться с контр - адмиралом Эйтоном Скайторном...

Адмирал молча вышел из комнаты. Когда он вернулся, уже одетый, Амарин по - прежнему стояла у двери. Танор АрДеВиго протянул ей свернутый листок.

- Я приеду, как только освобожусь, - твердо пообещала девушка.

Адмирал равнодушно пожал плечами.

Выбегая из резиденции, Амарин помахала над головой свернутым разрешением. Элрой, помогая девушке забраться в лер, спросил:

- Было трудно его получить?

- Нет! - лучезарно улыбнулась Амарин, - адмирал был безумно счастлив мне услужить.

Элрой почему - то не ответил, но очень внимательно вгляделся в глаза ДейСоло, полные непролитых слез.

-Слезы счастья? - криво усмехнулся он.

В ответ Амарин лишь выпрямила спину. Лер рванул, унося странную компанию к даэргскому военному космодрому.





Глава 24





Бумага Танора АрДеВиго творила чудеса. Компания беспрепятственно миновала кордоны имперской безопасности, когда платформа остановилась, открывая взору необыкновенной красоты космический лайнер. Освещенный мощными прожекторами, он поражал зрителей плавными линиями совершенных форм, в которых угадывались идеальные черты божественного цветка Лелья. Тим зачарованно замер. Но у Амарин не было времени на восхищение. Увидев линию входа, девушка обратилась к своим спутникам:

- Дальше пойду одна, - и решительно направилась к силовому полотну, скрывающему широкий трап. Впереди стояли сиаминцы. Один из них, невысокий, но налитый могучей силой, впрочем, как все сиаминские воины, обернулся и шагнул навстречу девушке, преграждая путь. Амарин встретилась с ним взглядом ... Волна, горячая волна, поднявшаяся откуда - то изнутри, зажгла воздух вокруг неё. Она замерла, прислушиваясь к бешеному биению сердца. 'Это всего лишь наваждение, - сказала самой себе ДейСоло, - я сейчас отведу глаза и пойду дальше'. С большим трудом, заставив себя сделать шаг, девушка перевела взгляд на второго воина, уже повернувшегося на шум... О торкский крас! О галактическая тьма! Это уже была не волна, а лавина! Почти теряясь, краешком оставшегося сознания Амарин заставила себя развернуться и побежать обратно.

- Тим! - отчаянно крикнула она.

Через какое - то мгновение две пары рук обхватили её - сильные мужские и любящие детские.

- Что с тобой, Мара? - встревоженно кричал ей в лицо Элрой, с ужасом заглядывая в остекленевшие глаза. А Тим ничего не говорил, он только обнимал.

Когда наконец схлынула волна, Амарин, ещё дрожа в горячечном ознобе, спросила Тима:

- Так будет с каждым из них?

- Не знаю, - огорченно прошептал мальчик. - Но тебе нельзя туда возвращаться.

- Да что происходит! Кто - нибудь объяснит? - Элрой был взбешен не на шутку.

Амарин ответила, с усилием переводя дыхание:

-Это нельзя объяснить одним словом, Эл. А на долгие разговоры у нас нет времени. Я пойду. Я дойду! Я ведь ДейСоло Лаберкорн!

- Эй, - вмешалась, прервав патетику происходящего, Кармин. - Я тоже пойду. И тоже дойду. Я, конечно, не Лаберкорн, но в рожу дам со всем своим аристократическим размахом. А что? Мне всегда хотелось навалять этим роскошным сиаминским пуфикам, - и Кармин показала свой фирменный оскал в тридцать два острых зуба.

Амарин невольно рассмеялась. Потом глубоко вздохнула и сообщила:

- Идти придется быстро, Кармин. И не пытайся меня защищать: сиаминцы не обижают девушек.

ДейСоло еще постояла, собираясь с мыслями. 'О божественный цветок Лелья! Позволь мне дойти до Эйтона Скайторна. Мне ничего не нужно для себя! Не нужно! Пусть только будет счастлив мой мальчик, мой Тиаримин'.

И со словами: 'Я дойду, и мой мальчик будет воином', - Амарин Лаберкорн направилась к космическому лайнеру. Она запретила себе видеть, слышать, разговаривать. ДейСоло не заметила, как преграда из сиаминцев расступилась, забирая из рук девушки спасительную бумагу адмирала и пропуская её в прохладное нутро корабля. Там, за её спиной, раздались неясные звуки и полный возмущения голос Кармин:

-Ёпт, поставил на место девушку! Трехжильный харезский жираф! И убрал свои руки, сиаминский пакостник, а то наваляю. Ну, чё, увернуться слабо? Ха! Апперкот нам не нравится?

Нестерпимый жар требовал смотреть по сторонам, но Амарин не поддавалась и шла, повторяя, как мантру:

- Мне ничего не надо для себя.

Амарин не знала, куда идти, но чувствовала, что необходимо идти вперед и не останавливаться. Иногда жар становился настолько невыносимым, что девушка, плакала от боли, а потом, зажмурив глаза, снова повторяла про себя волшебные слова и снова шла вперед. Она не осознавала, что идет в плотном кольце из сиаминцев, которые, подчиняясь бумаге императорского управляющего совета, вели её к каюте контр-адмирала.

Тело плавилось, истончаясь на глазах, движения становились невесомыми, и опускалось на девушку благословенное мерцающее полотно серебристого облака. Хотелось, мучительно хотелось быть истинной женщиной, любить, радоваться, забыть о боли, прижаться, ища защиты, к сильной, теплой, родной груди. Но губы продолжали упрямо повторять:

- Мне ничего не надо для себя.

Амарин ослепил внезапный яркий свет. Он ещё не вывел её из забытьи, но давал время, чтобы прийти в себя, и позволял услышать слова, сказанные на настоящем лельйском языке, самом распространенном среди правящих кругов на планете Сиамин:

- Я могу узнать, кто посмел меня потревожить перед отлетом?

- К Вам по просьбе императорского совета, патрон.

Протянутая бумага хрустнула

-Терримунка? Интересно.

- Нет. Сиаминка. Ищущая.

- Это имперская подданная.

- Простите, патрон, но... - сиаминец отступил, чтобы открыть взору контр-адмирала залитую еле различимым, мерцающим серебряным светом застывшую хрупкую фигурку девушки.

-Первый раз вижу иллюзию покрова цветка Лелья,- сдержанно вымолвил контр-адмирал.- И она смогла вот так спокойно пройти через весь корабль, полный лучших воинов галактики?

-Не спокойно, патрон. Она плакала. Горько плакала.

- Плакать умеют все. Для этого и актрисой не надо быть. Она шла? Не разговаривала с вами, не улыбалась, не пыталась понравиться? Нет? Тогда перед нами обычная терримунская подделка.

- Простите, патрон, но облако божественного Лелья засияло над ней уже внутри корабля... И на входе Дайгорн и Теймрон были погружены ею в очень сильное волновое поле ищущей.

- Уверен?

-Никаких сомнений.

-Больше никто не пострадал? Сопровождающие?

- Она ни на кого больше не подняла глаз, патрон, так что воины справятся быстро. Кроме того, свое невероятно сильное поле она блокировала сама.

- Это невозможно. Как?

- Девушка что - то шептала всю дорогу... Мы смогли различить только одну фразу.

- Какую?

- Мне ничего не надо для себя...

Эйтон Скайторн задумчиво покачал головой.

-Что ж, думаю, с дальнейшим я разберусь. Вы свободны, офицеры. А она пусть войдет, - и предупредил невысказанное беспокойство, - я не в том возрасте, чтобы волноваться. Кроме того, у меня в каюте отражатель.

Офицер отдал честь и отступил, чтобы дать девушке пройти в каюту контр - адмирала. Лишь только за ДейСоло захлопнулась дверь, как серебряный покров осыпался мелкими блестящими огоньками и исчез. Амарин обессиленно вздохнула полной грудью, освобождаясь от наваждения и ощущая прилив ясного, не омраченного страстью ума. Она огляделась по сторонам и сразу натолкнулась на спокойный, очень цепкий взгляд могучего пожилого сиаминца. Тот указал Амарин на кресло, стоящее посреди каюты у маленького столика, а сам, налив в стакан янтарную прозрачную жидкость, занял другое напротив.

- Признаюсь, удивлен и заинтригован, - начал разговор Скайторн. - Ваше появление произвело определенное впечатление, если, конечно, все сказанное офицером, правда, - и он сделал аккуратный глоток.

- Я асконская подданная, имперский условный офицер. И волею судеб- сиаминка.

Девушка хотела расстегнуть Итур, чтобы показать цветок, но контр - адмирал остановил её, сказав:

- Не нужно ничего показывать. Я ещё способен различать истинный свет божественного цветка, окружавшего Вас, от подделки. Но, к сожалению, я знаю только об одном единственном случае, когда цветок принял в семью Сиамина девушку другой расы.

Амарин согласно кивнула, прервав контр-адмирала:

- Это состоялось шесть стандартных недель назад. Правительница Кайнторнского равнинного королевства вернулась, неся в себе кровь императора, и подарила свет божественного цветка Лелья своей названой сестре.

- Я слышал имя этой девушки, - кивнул Скайторн.

- Тогда Вас, надеюсь, не удивит, что меня зовут Амарин ДейСоло?

Контр-адмирал сделал ещё один большой глоток янтарного напитка.

- Быть одаренной светом - это одно, но стать ищущей, - он с сомнением покачал головой, - для этого нужно как минимум принести родовую клятву.

Амарин вся подобралась:

- А это, собственно и есть причина, по которой я осмелилась побеспокоить Вас, досточтимый контр-адмирал Скайторн. Выслушаете меня, не перебивая?

- У меня есть выбор? - усмехнулся он.

И Амарин начала рассказ с того самого момента, когда, сидя на открытой террасе кафе, она пила травяной настой. Скайторн не перебивал, и на лице контр-адмирала не отражалось никаких эмоций. Он все так же, не торопясь, потягивал янтарную жидкость, а потом крутил в руке уже почти пустой стакан.

- И когда я увидела, с какой невероятной тоской смотрит мой мальчик на прекрасных в своей ловкости и силе сиаминских воинов, то поняла, что его шестнадцать поколений не должны закончиться на нем. Он истинный сиаминец! Он благороден, умен, быстр, он более чем достоин стать воином. Поймите, без этой судьбы ему не быть счастливым.

- И Вы пришли ко мне, чтобы я стал поручителем мальчика? - Адмирал вздохнул и продолжил. - Трагедия клана Лаберкорнов многих тогда потрясла, мы не знали, что кто - то смог выжить... но даже это не сможет... Поймите, Амарин, поручитель должен видеть поступки мальчика, присутствовать при невероятных испытаниях. Простите, но даже если я захочу, даже если из жалости... я все равно вряд ли найду слова, в которых смогу описать несуществующий подвиг мальчика. Врать с детства не приучен.

Амарин задохнулась от невероятной ярости. Голос девушки зазвенел:

- Ответьте, контр-адмирал, почему сиаминцы не живут и не путешествуют поодиночке?

Контр - адмирал, не опуская своего цепкого взгляда, немного помедлил:

- Если сиаминец остается один, он со временем теряет себя и предает свой род. Он уходит из жизни, окруженный отчаянием, сходит с ума. Это наше слабое место, - и Скайторн вздохнул.

- Сколько сиаминец выдерживает в одиночестве?

- Не больше года.

- Ооо, Вы ошибаетесь, мой драгоценный контр-адмирал!- исступлённо крикнула Амарин. - Тиаримин Лаберкон жил один три долгих года! Три года! В подлости, крови, боли! Маленький, бесконечно одинокий сиаминский мальчик! И он не опустился, не предал свой род, не растерял своей невероятной доброты и настоящего благородства, он из последних сил защищал дорогое его одинокому сердцу животное. И потом этот мальчик взял на себя огромную ответственность - стал главным в своем роду, приняв в семью одинокую неприкаянную асконку. И это не подвиг? Тогда ЧТО подвиг? И если Вы не найдете слов, чтобы дать ему свою поддержку, тогда Вы не воин, а ТРУС!

Слез было не удержать. Амарин уже хотела выскочить из каюты, но потом вдруг какая - то сила подхватила её и кинула к ногам Скайторна. Она обняла его ноги, рыдая и приговаривая, как в бреду:

- Я шла к Вам словно по раскаленным углям. Цветок Лелья сводил с ума, настаивая забыть обо всем и подумать о себе, о своем дурацком женском счастье, но мне ничего не надо для себя, а такие дети, как Тим, должны быть счастливыми. Но Тим не будет счастлив без воинской судьбы. Он будет погибать, чувствуя свою ущербность. Он, мой гордый, сильный мальчик, победивший одиночество!

Ответом ей была проклятая тишина. Амарин не двигалась. Она боялась поднять глаза, из которых градом, не переставая, лились слезы. Но вдруг почти спустя целую вечность на горячую голову ДейСоло опустилась сильная, прохладная рука.

- Не плачь, девочка, не стоит, - раздался взволнованный голос контр-адмирала. Он и сам не заметил, как с имперского языка перешел на лельйский. - Уговорила, - он тепло улыбнулся,- я стану поручителем твоему мальчику.

Амарин, еще не веря своему счастью, подняла заплаканные глаза и произнесла на лельйском:

- Благодарю Вас, контр-адмирал! Я не могу принести Вам кровную клятву, ведь я не сиаминка по крови, но я клянусь, что, если нужно, отдам за Вас свою никчемную жизнь.

Он покачал головой.

- Нет, девочка, не стоит платить за мою старую циничную шкуру такую высокую цену. Вытирай свои чудесные глазки и поднимайся, не надо валяться в ногах.

Скайторн протянул руку, помогая Амарин встать, а потом притянул к себе и по-отечески обнял. Она постояла, успокаиваясь, потом отстранилась и подошла к столу, аккуратно раскрыла Итур и высыпала из тайничка две слезинки аргонского стекла.

- Это аргонское стекло. Слышали?

Скайторн кивнул и протянул руку, чтобы рассмотреть это невероятное чудо.

- Одной слезы более чем хватит, чтобы заплатить за обучение Тиаримина и за его проживание, питание, обмундирование, на покупку самого лучшего оружия, в общем, на все хватит с лихвой лет на пятьдесят! А вторую я дарю Вам в знак моей бесконечной признательности.

Скайторн покачал головой:

- Щедрая и глупая! Одну слезу для Лаберкорна я возьму, а вторая и тебе, девочка, самой пригодится. А мне, старику, хватило того, что я видел истинную ищущую, прогнувшую под себя коварного божественного Лелья и заставившую меня, прожженного циника, снова поверить в бескорыстие, - он покачал головой, словно изумляясь. - Это надо же, ради мальчишки, которого и знаешь всего каких - то несколько недель, столько сделать! Я буду рассказывать твою историю и окажусь, как и прежде, в центре всеобщего внимания, - иронизируя над собой, усмехнулся Скайторн.- Кстати, ты понимаешь, что я заберу его прямо сейчас? А увидеть тебя он сможет в лучшем случае лет через пять?

Амарин всхлипнула и кивнула.

- Что ж...где там наш мальчуган?

- У корабля на платформе.

Контр-адмирал нажал вызов и появился уже знакомый Амарин офицер.

- Всех по каютам,- приказал Скайторн,- в проходы не выходить, у выхода оставить Дайгорна и Теймрона, - и довольно хмыкнул, - они больше нашей гостье не опасны, а вот им это испытание не повредит. Воин должен уметь гасить свои эмоции, - и обратился уже к ДейСоло, - пойдем знакомиться с подопечным.

Это была счастливая дорога. Амарин не шла. Амарин летела.





Глава 25




- И долго ты, сиаминский раздувшийся пуфик, будешь меня так держать? - услышала голос взбешенной терримунки Амарин.

- Кармин, - простонала девушка, выходя на свет прожекторов космодрома.

Кармин стояла, крепко прижатая к стене у входа, и не могла пошевелить ни рукой, ни ногой.

- Смотрю, ты добралась - таки до контр-адмирала? - прохрипела Кармин, снова пытаясь вывернуться и провести хоть какой-нибудь малюсенький приемчик. - А меня здесь к стенке так прижали и не отпускают, боятся: я навскидку тут физиономии многим попортила, пока не скрутили.

- Отпусти нахалку, Дайгорн, - раздался приказ контр-адмирала.

И в тоже мгновение Кармин отлипла от стены.

- Умудрилась многих достать? - вежливо поинтересовался Скайторн.

- Ну, пуфиков пять завалила, пока не скрутили, - ответила та нагло.

- Патрон, мы не хотели покалечить девушку, а она себя не щадила, вот и подставились, - произнес на лельйском Дайгорн.

- Что он сказал, этот красавчик? - шепотом поинтересовалась Кармин у Амарин.

- Они боялись тебя покалечить и поэтому разрешали себя бить, - отозвалась ДейСоло.

- Ха! Тупые отмазки, могли что-нибудь поинтереснее придумать. Но мальчики, - Кармин закатила в глаза в знак непередаваемого восторга,- скажу тебе, зачетные!

Только Амарин уже не слушала никого, а вглядывалась в предрассветную тьму. Навстречу ей бежал мальчик. Амарин присела, протягивая руки. Тим врезался, крепко обняв сестру.

- Ты как? - раздался его встревоженный голос.

- В трезвом уме и ясной памяти,- успокоила девушка.- Там с тобой контр-адмирал хочет познакомиться. Не будем заставлять его ждать.

Тим взволнованно заметался, потом успокоился и высоко поднял голову, поправил пояс с торенским ножом и пошел навстречу своей судьбе. Гордый маленький воин. Амарин старалась не смотреть в ту сторону, потому что накатывала на девушку звериная тоска. 'Тим уедет, и я снова останусь одна', - горько проносилось в голове ДейСоло. Неслышно подошел Элрой и, ни слова не говоря, обнял её. Через мгновение рядом оказалась Кармин и неловко подбодрила:

- Зато никто ныть не будет. Это все - таки плюс.

- Нам, наверное, пора, - слова Амарин давались тяжело.- Долгие проводы до добра не доводят.

Она помахала рукой контр-адмиралу и Тиму, а потом отвернулась, желая идти. Но ноги не слушались, и Амарин присела прямо на взлетную полосу космодрома, обняв руками колени, неспешно наблюдая, как там, на горизонте, забрезжил, загораясь, её новый одинокий рассвет.

- Решили сбежать, не прощаясь?- голос контр-адмирала разорвал пространство.

- Женщины вообще существа малодушные, аэр Скайторн.

Контр-адмирал наклонился и протянул Амарин карточку прямого допуска.

- Мы здесь раз в полгода бываем. Приходите, Амарин, но только предупреждайте, чтобы я своих молодцов спрятал. Дайгорн теперь Вас встречать будет. Хотя он пока с наваждением не справился. Но я его понимаю. Вы ж кого угодно до греха доведете.

Амарин благодарно кивнула, а потом засмеялась, сквозь наплывающие слёзы:

- Вас не доведешь до греха, контр-адмирал. Вам, кроме жены, никто не нужен.

Перед её лицом появилось расстроенное личико Тима. Он тоже сел на полосу и уставился нос к носу. Решили не отделяться от коллектива Кармин и Элрой. А над полосой занимался, вступая в полную силу, рассвет.

- Рассвет новой жизни, - тихо произнесла Амарин, но потом вдруг с неясной болью спросила - Кого мне теперь слушаться, Тим?

Мальчик вскинулся, его губы предательски задрожали. Но тут на выручку пришел Элрой.

- Мы присмотрим за ней, Лаберкорн.

Кармин подхватила:

- Ёпт! Да мы её уже практически удочерили. Я сегодня за неё морды таким красавцам била! Самой не верится!

Тим рассмеялся и обнял Амарин. А она гладила его по мягким волосам и пыталась сохранить в памяти это необыкновенно счастливое ощущение.

-Всегда держи спину прямо, Тим, - прошептала девушка ему на прощанье. Мальчик в знак согласия кивнул головой.

Вскоре они уже были на платформе и уже оттуда смотрели, как вдалеке Лаберкорн поднимается на корабль, как машет рукой, а потом, завороженные, наблюдали, как лайнер, словно серебряный цветок Сиамина, легко отрывается от полосы и, гудя, величественно взмывает в небо.

- Тебя домой? - спросил Эл.

- Нет, - горько усмехнулась Амарин, - к адмиралу. Пришло время для большой и сильной любви.

До резиденции летели молча. Опустившись на землю, Элрой почему - то не спешил заглушать двигатели, а потом вдруг обернулся и зло выдал:

- Знаешь, пусть этот вонючий имперский крас катится ко всем ... Ты устала, тебе нужно привести себя в порядок. Переживет этот день без женской ласки.

Амарин не дала ему договорить, твердо прервав:

- Это нужно мне, Эл, - и Амарин сверкнув своей фирменной лучезарной улыбкой, не смогла скрыть горечи - ведь Танор АрДеВиго, знает, как сделать девушку счастливой...

ДейСоло выпрыгнула из лера, махнула рукой, прощаясь с Кармин, и направилась к резиденции. Но потом вдруг вернулась. Приблизилась к Элрою и дрожащими губами произнесла:

- Я не забуду этого, Эл! Ни-ког-да! Спасибо, что был рядом!

Он наклонился, думая втянуть её обратно, но она подняла голову и крепко, страстно поцеловала его. Потом отступила и побежала навстречу новому дню своей судьбы.

____________________________________________________________

АрДеВиго стоял у окна, засунув обе руки в карманы легких светлых брюк. Как он почувствовал вошедшую Амарин, было не понятно, но оставалось фактом. Когда девушка едва переступила порог его дома, он усталым, отрешенным голосом вымолвил:

- Ночь давно закончилась, Амарин.

- Да,- не стала спорить девушка, - но, может, это к лучшему. В нашем с Вами случае, адмирал, лучше видеть все ясно, избегая маскирующих действительность полутонов.

- В нашем с вами случае,- невесело заметил адмирал,- все даже слишком ясно...

Он развернулся, подошел к девушке, несмело застывшей у порога, и остановился в шаге, мрачно рассматривая её чумазое от слез лицо, ещё сохранившее кое-где ровные потеки.

-Вы плакали?

Амарин нервно рассмеялась:

- Расставаться всегда трудно, а у меня слезы рядом. Чуть что - сразу рыдать!

- Тиаримин... - догадался АрДеВиго.- А платье почему изорванное и в пыли?

- А-а, это мы на космодроме рассвет встречали, но там для зрителей предусмотрены места только на взлетной полосе. Кстати, - Амарин задорно вскинула голову и по-детски сморщила нос, - чудесная была бумажка, адмирал. Волшебная прямо. Привела к самому порогу каюты Эйтона Скайторна.

- Так было задумано, - пожал плечами АрДеВиго.

Они замолчали, глядя друг на друга.

- Амарин, - хрипло выдохнул адмирал, - я действительно... грежу Вами?

Она помолчала немного, прежде чем ответить, а потом спокойно отозвалась:

- Вне всякого сомнения, Танор.

-Так странно слышать своё имя, произнесенное Вами... - адмирал закашлялся и поправился,- произнесенное тобой...

А потом он протянул руку и аккуратным, даже нежным жестом стал стирать с лица пыльное пятнышко:

- Чумазая... совсем девчонка... - адмирал криво усмехнулся, - зато сколько опыта за спиной...

И АрДеВиго, не желая больше ждать и пытаясь заглушить голос совести, горечь разочарования и ещё что - то, не совсем ему понятное, с силой схватил девушку за плечи и притянул к себе. Амарин же столько раз за этот нескончаемый день испытывала страсть, подобную боли, что не сразу поняла, что жар, охвативший плечи, руку, спину,- это не возбуждение, а самая настоящая боль.

- О карский мятый бублик! - только и успела произнести она, прежде чем потерять сознание.





Глава 26




-Ёпт! - услышала Амарин, приходя в себя, - я все - таки сломала тебе плечо.

- Кармин, - улыбнулась девушка и открыла глаза.

Амарин лежала в белоснежной палате имперского оздоровительного центра, очень дорогой, хорошо обставленной и принадлежавшей, скорее всего, незабвенному адмиралу. Напротив неё расположилась Кармин и вечный рыцарь без страха и упрека Элрой. Девушка хотела приподняться, но не смогла: вся правая сторона была залита восстанавливающей пеной, которая почему -то весила нестерпимо много.

- Но вчера ты скакала, как харезская козарожка, и даже не морщилась.

- Это называется отсроченная боль, - мгновенно вступил в разговор вошедший врач.- Это явление частенько встречается у барков, у представителей многих рас, страдающих раздвоением личности, и у владельцев полного Итура.

- Я сумасшедшая! - изображая обреченность, трагично воскликнула Амарин.

Кармин громко расхохоталась.

- Ты здорово напугала нас, ДейСоло, - вставил слово Элрой.

Амарин непонимающе посмотрела на него.

Кармин не стала мучить:

- Да мы завалились к тебе на работу во время обеда, поржать там или отчебучить чего, но Ньом, зачетный, кстати, парнишка, сказал, что ты дома, так как немного приболела. Мы к тебе, а там вовсю снуют курсанты, таская твое барахло в лер. Я к одному подваливаю и ему так - типа, колись, куда вещи тырите. А они, мол, адмирал приказал, мол, его девушка теперь небоеспособная, и адмирал нянькой бесплатной заделался. Я его прижала легонечко так, а он мне все, как на духу. Типа, утром выскочил адмирал из резиденции и драгоценную свою протежетутку (ну, за протежетутку он у меня сразу схлопотал), бледную и без сознания, собственноручно в центр поволок, на руках! Даже медицинского лера не дождался.

-О! События разворачивались стремительно! А сколько времени я без сознания?

- Если мы правильно посчитали, то часов двенадцать стандартных, - сообщил Эл.

- Стикская плесень! У меня Дахарог некормленый!

- Чего взметалась, как вымпел на флагштоке? - эта фраза, по мнению Кармин, должна была передать бессмысленность сильных переживаний. - Твоя зверюга у АрДеВиго теперь обитает. Сами видели.

- Мы к адмиралу за разрешением тебя повидать ездили,- пояснил Элрой. - И не делай страшные глаза. Ты теперь у нас объект повышенной секретности.

- Вот старая харезская печенка! - только и смогла произнести Амарин.

Вскоре посетители ушли, а девушка погрузилась в дремоту. Она очнулась через несколько часов, когда за окном уже сгущались сумерки. Рядом с ней, совсем близко, так, что было видно его уставшее, осунувшееся лицо, сидел АрДеВиго.

- Как ты? - с еле заметным в голосе волнением спросил он.

Амарин нервно выдала смешок:

-Эм, мы перешли на ты?

-Да. Как раз перед тем, как ты упала в обморок.

- Я не специально, адмирал, - сказано было искренне.

- Да, - согласился он, - теперь знаю. Отсроченная боль...

Амарин вдруг засветилась лукавой улыбкой:

- Врач сказал, что это бывает у барков и у душевнобольных. А я не барка. Значит...

- Я не смог его снять, Амарин, - и АрДеВиго коснулся правого запястья.

Амарин смутилась и попыталась прикрыть Итур здоровой рукой. Но адмирал властно покачал головой, предотвращая ненужное сопротивление.

- Сними его сама, - потребовал он.

ДейСоло испуганно вздохнула, но, видя непримиримую решительность адмирала, дрожащей рукой все-таки отстегнула Итур. На руке сиял серебряный цветок, а рядом, образуя почти ровные линии, в четыре ряда располагались яркие точки. Танор, еще не веря своим глазам, медленно проводил рукой по алым, связующим линиям. Амарин сжалась в комок, боясь пошевелиться.

- Тридцать девять!- ошеломленно прошептал адмирал.- Тридцать девять! А ведь это боль! Невероятная боль!.. Невыносимая боль! Ты должна была умереть!

- Я и умерла, но потом...

- Сколько тебе было лет?

- Семь...

- Семь?! В семь лет стать владелицей тридцати девяти связующих точек!

Адмирал сурово сдвинул брови, взял уже истертый экран Итура и одним быстрым движением застегнул его.

- Когда - нибудь ты мне расскажешь об этом, Амарин?

- Зачем?- голос девушки прозвучал глухо.- Зачем Вы хотите это знать?

Он невесело усмехнулся.

- Вчера для меня был день собственных открытий. Я кое-что понял, держа тебя без сознания на руках.

- Что?

- Я все хочу о тебе знать! И ты нужна мне, ДейСоло. Ты действительно мне нужна.

Защипало в глазах, и снова на щеках стало мокро.

- Я Вам нужна? Я?! - пытаясь не кричать, отчаянно всхлипывала Амарин. - Вы не забыли, что я асконская блудница? Что я креаджер дома терпимости? А в креаджеры у нас берут кого? Самых прожженных шлюх! А Вы шлюхами не интересуетесь!

- Я действительно шлюх обхожу стороной, Амарин, - согласился АрДеВиго, - и у меня есть на это серьезная причина. Признаюсь, мне трудно принять эту правду о тебе. Я, наверное, никогда не смогу этого забыть, но также никогда, ты слышишь, больше никогда, и тебе в том числе, я не позволю вспоминать об ЭТОЙ стороне твоей жизни. Ведь теперь уверен, что по своей воле ты никогда бы ...

- И откуда такая наивная уверенность взялась? - слезы высохли, отступая перед яростью. - Разве не я вчера, совершенно добровольно, можно сказать, по старой привычке пришла к вам платить собой?!

- Прекрати представление! Вчера ты была кем угодно, но только не шлюхой, отрабатывающей плату.

- Но ведь я целуюсь со всякими парнями по углам? - не сдавалась ДейСоло. - Не боитесь, что буду обманывать Вас и смеяться за Вашей спиной?

Ответ дался адмиралу с трудом:

- Ты слишком честная, чтобы подло обманывать.

- А разве не Вы застали меня с Блатчем?- не унималась Амарин.- Что это значит?

- Значит, ты снова душишь его, - не сдержал смешок адмирал.

- Откуда узнали? - буркнула ДейСоло.

- Аэр Ньом просветил.

- А император?- это почти шепотом.

Танор АрДеВиго придвинулся очень близко и серьезно произнес:

- Император не тронет мою девушку.

- А я Ваша девушка, адмирал? - изумлению не было предела.

- Да. С сегодняшнего дня. Причем настоящая девушка, а не фиктивная.

- Спасибо, что предупредили! - Амарин попыталась отодвинуться от адмирала.

- На здоровье! - АрДеВиго придвинулся еще ближе.

- Вы скоро впечатаете меня в подушку, адмирал.

-Вполне возможно. Но если ты перестанешь отодвигаться, то я, наконец, смогу сделать то, что не успел вчера.

- Лучше поясните сейчас, что именно Вы хотите сделать, а то мы многое вчера не успели, - настороженно выдохнула ДейСоло.

- Со многим подождем, Амарин,- и девушку обожгло пронзительным страстным взглядом темно - синих глаз.- Начнем с малого. Ко всему нужно приходить постепенно...

Его красивые губы были так близко! Амарин тяжело задышала. Она уже целовалась несколько раз, но почему - то именно с АрДеВиго это было безумно волнительно, и опасно, и страшно. Сердце застучало очень громко.

Губы, горячие, нежные губы коснулись самого краешка рта Амарин.

И девушка вдруг нервно выдала:

- У вас прицел сбился, адмирал? Может, пригласить наводчика?

Но адмирал не ответил на колкость, лишь понимающе усмехнулся, и с невероятным удовольствием рассматривал покрасневшую девушку, пытающуюся за шуткой скрыть свое смятение. Его губы снова коснулись разгоряченного рта, снова легко, маняще. Прицел был откорректирован, и это простое касание теперь вызывало в Амарин непонятную бурю эмоций, вернее сказать, вполне понятную, но очень непривычную бурю эмоций. Опять нежное касание, но уже чуть более требовательное. Опять касание, но уже не нежное, а сильное, властное, завладевшее ртом на правах хозяина и господина. Амарин не собиралась закрывать глаза, не собиралась отвечать на наглое приставание танорского рта, не собиралась! Это сделало за неё гадкое, предательское тело!




Глава 27




- Доброе утро, - услышала девушка, проснувшись, бодрый голос АрДеВиго.

Амарин упрямо закрыла глаза, чтобы не видеть довольную физиономию адмирала, но потом подумала и все - таки открыла. Он стоял у окна и был свежим, подтянутым, помолодевшим, таким привлекательным, так сверкали его глазищи оттенка сап, что Амарин, грешным делом, заподозрила происки божественного сиаминского цветка. Но в груди разливался лишь стыд вперемешку со смущением, оттого, что вчера Амарин, не сумев справиться со своим подленьким тельцем, слишком беззастенчиво бурно отвечала на танорские поцелуи.

Девушка посмотрела на адмирала, помрачнела вся, собралась с силами и произнесла:

- Я не хочу быть вашей девушкой, АрДеВиго.

Этот нахал адмиральского звания даже бровью не повел!

- Я не хочу быть вашей девушкой, АрДеВиго, - зачем - то повторила Амарин.

- Конечно, не хочешь! Только теперь это не тебе решать.

- Дагский потрох! А кому это решать?

- Мне, - растянул в издевательской улыбке свои бесстыжие губы адмирал, - и твоему телу...

- Да, моё тело нарешает! Век на разгребусь! - и она, расстроенная, откинулась на подушку.- Вы такой упертый. Я боюсь с Вами связываться. Провести с Вами только одну ночь - это один расклад, а быть настоящей девушкой второго человека в империи... Меня сожрут с потрохами ваши великосветские поклонницы!

- Я не предлагаю тебе быть женой,- это было сказано слишком резко, - а к моим девушкам в свете отношение более чем лояльное. Я не беру их на приемы и балы, не вожу на светские развлечения, туда, где их могут незаслуженно обидеть и не ...

- То есть, это я так, уточняю на всякий случай, - Амарин пыталась говорить нежно и ооочень вежливо, хотя чувствовала, что закипает. - Сиди, баба, дома, трахай мужика, а за порог - ни - ни? И все для бабского удовольствия? Сильно!

Но АрДеВиго уже надоел этот разговор.

- Все уже решено, Амарин. Ты переезжаешь ко мне сегодня, после облачения тебя в фиксирующий лог, - он подошел близко и, с высоты своего роста, решительно произнес, властно чеканя каждое слово, - если тебе будет так невыносимо жить со мной, то после дела по Шаэргу вернешься к себе на Аскон. Я и слова не скажу! А пока смирись! И что такого страшного в том, чтобы быть моей девушкой?- это было искреннее возмущение.- Я богат, красив, по мнению многих, (Амарин так подкатила глаза, что адмирал еле сдержал непрошеный смешок) не скуп, расходы ограничивать не буду, домашней работой не замучаю, у меня целый штат прислуги. Хочешь общаться с друзьями - пожалуйста! Никакого контроля с моей стороны. Что тебя не устраивает? И потом, ты все равно должна мне ночь.

Амарин изо всех сил пыталась не покраснеть.

- А то, что я хочу тебя, теперь известно не только тебе, но и мне. Кстати, спасибо, что разъяснила. Я же, как честный человек, просто предлагаю решение и моих, и твоих проблем. Нам много вместе работать по Шаэргу, а тебя, как показывает опыт, нельзя выпускать из виду - всегда влипнешь в какую - нибудь историю. Интимной стороны вопроса ты бояться не должна. С какой стати? Но если... Обещаю, что буду внимательным любовником, и, конечно, выбор всегда будет за тобой. Ни к чему принуждать не буду. Хотя, надо признаться, что я требовательный любовник.

Амарин отвела глаза.

- Кстати, я отчетливо заметил, что вчера твое тело совсем не было против...

Амарин мстительно засопела.

-Значит, никаких возражений? Вот и умничка!

И он наклонился близко-близко. ДейСоло против собственной воли с предвкушением замерла... а этот моронский подлый заяц просто поправил подушку! Просто поправил подушку! Ну, форменная сволочь!

Адмирал уже давно ушел, а ДейСоло все не могла прийти в себя. Спас врач, который пришел для закрепления фиксирующей мягкой пластины. Вскоре лог был поставлен. Амарин, скосив глаза и что есть силы повернув шею, разглядывала лог, приклеившийся к плечу, как вторая кожа. Он не сковывал движений, но держал в неподвижности сломанную Кармин кость.

Вскоре зашел офицер и принес Амарин одежду, состоящую из очень красивого легкого платья, и нового кружевного белья (АрДеВиго поднаторел в выборе!). Врач разрешил девушке принять душ, сообщив, что лог непромокаемый. В общем, Амарин, сияя чистотой, с благоухающими, чуть мокрыми, распущенными волосами, в новом платье чувствовала себя отвратительно! Её везли домой к АрДеВиго. Девушка не сопротивлялась, когда её усадили в лер. Она пребывала в задумчивости. Ведь Амарин должна была для себя многое решить.

А ей было откровенно страшно. Она понимала, что игра в семью может дорого ей обойтись. Боялась, как огня, своей преданной, умеющей страстно любить натуры. Страшилась привязанности, разрыва и одинокого возвращения на Аскон. К тому же, ей очень нравилась её работа, а связь с адмиралом могла только помешать её профессиональным успехам. От дум разболелась голова, поэтому, прервав горькие размышления, Амарин сказала самой себе: 'Прорвемся!' - и решила отдаться простому течению жизни, заполнив свой день важными и неотложными делами. 'Праздность - вот источник проблем', - решила ДейСоло и, вовремя вспомнив, что она офицер аналитического отдела ПИКФ, а рабочий день уже давно начался, приказала:

- Офицер! Офицер! Нам в канцелярию императора! Срочно!

Лер послушно развернулся, унося Амарин в известном направлении.

-К тому же, - успокаиваясь, вспомнила девушка, - адмирал пообещал, что выбор будет за мной...Ох! Не стоило тебе, Танорчик, быть таким великодушным! Ты моего выбора дождешься лет через сто! И от этой мысли стало вдруг так спокойно и хорошо, что Амарин довольно улыбнулась.





Глава 28



Появление ДейСоло в кабинете ПИКФ произвело настоящий фурор. Аэр Гилфорд даже икнул, прежде чем снова надел маску суровой невозмутимости. И только минут через двадцать стандартных он проговорил немного неровным голосом:

- А что, уважаемая аэрия, устав флота переписали специально под вас?

Амарин непонимающе уставилась на сурового начальника.

-Это я о вашем возмутительно женственном виде. Мне кажется, что форму во флоте ещё никто не отменял.

- Как вы нетерпимы, аэр, - Амарин старательно делала вид, что возмущена. - Я тут бегу сразу после перенесенного сложнейшего перелома, прямо с больничной кровати, так сказать, в новеньком фиксирующем логе, который, как подсказывает мне мой глазомер, ни в коем случае не уместился бы в жесткий кокон офицерского мундира, чтобы решить насущные аналитические проблемы империи. А Вы! Вы отказываете мне в этом простом человеческом праве, кстати, прописанном в самой галактической конституции..

-Прекрати паясничать, Амарин, а то что - нибудь другое сломаю и не посмотрю, что ты девушка, - раздался голос Сея Коварча.

- Злые вы, - пробурчала Амарин, - уйду я от вас! - и уже громко.- Аэр Гилфорд, а можно мне уйти в отдел даэргской полиции? У меня там... там необходимо посоветоваться с офицером ДеБрогом? А?

-Можно, - ответил за растерявшегося начальника Сей Коварч.- Заодно передашь ему мои выводы по делу братьев ЛюБрогских.

- И поскорей, - закашлялся Аэр Гилфорд, - а то мне через пять стандартным минут нужно будет принять дорогих гостей в лице адмирала воздушного флота Танора АрДеВиго .

- О! Не смею Вам мешать! - подскочила Амарин, выхватила из рук Коварча документы и в буквальном смысле исчезла, ибо так быстро бегать нормальные девушки не могут.

Уже в полете, пристегиваясь к креслу, она с удовольствием отметила, как адмиральский лер заходит на посадку.

- А опаздывать нехорошо! - довольным голосом произнесла ДейСоло.

____________________________________________________________


То, что в кабинете ДеБрога нет, ей сообщили почти сразу. Ну, почти сразу, вдогонку, потому что Амарин компенсировала душевное смятение физической активностью. А так как смятение было сильным, то и скорость передвижения соответственно тоже. Минуты хватило на то, чтобы узнать, куда, собственно, направился доблестный офицер. А направился в одно из самых злачных мест Даэргии - в кабачок у Тотта. По официальной версии, высказанной дежурным полицейским, он отправился туда собирать сведения среди низших слоев населения по вопросам внутренней галактической политики.

- Да, - подумала вслух Амарин,- а не взять ли с собой бутылочку золотого эля, ведь он, как мне подсказывает сердце, очень способствует сбору различных сведений именно по вопросам галактической политики. Но брать с собой эль в кабак как - то странно, это все равно, что ездить на планету Вартас с банкой соленой воды. Да, совершенно очевидно, что эль там ни к чему.

В общем, через некоторое время ДейСоло входила в злачное сердце Даэргии с внушительным пакетиком, в котором звенели три бутылки чего - то явно золотого. Густой терпкий запах мужского, женского пота, смешанный с ароматами вина и пива, сдобренный смрадом кожи представителей разных рас, ударил Амарин в нос. Гомон голосов, пьяные вскрики, звуки опрокидывающихся стаканов, хохот, скабрезные песни подтверждали, что это действительно то место, которое Амарин искала. Её появление здесь сразу вызывало недоумение у стоявших около барной стойки официантов. Один из них подлетел к Амарин и, пытаясь быть галантным, шаркнул ножкой, прежде чем сказать:

- Мое почтение, драгоценная аэрия...

Но ДейСоло, качнув бедрышком и выставив вперед грудь, прервала его, предварительно понизив на два тона голос так, чтоб он стал слегка хрипловатым:

-Не шаркай ножкой, паря, лучше дай в зубы, чтоб дым пошел.

- Уф, напугала, - выдохнул барк, - видок - то у тебя ангельский, а я уж струхнул.

- Так ласкарь мой все за целку меня считает. Лебезерит передо мной, ручки целует. А мне что? Не жалко. Вот и лакирячусь, - на ходу импровизировала ДейСоло, старясь воспроизвести слышанное когда-то от девочек из 'Дома Морса', - но и мне развеяться охота. Я ж легкая.

- Откуда сама?

- С Аскона.

-УУУ, - знающе подмигнул он.- Давно?

- Прям!

- Проходи, не стой в дверях.

- Да мне б в компанию, аль нет, хошь одного, смирного, не лахматуху.

- Устроим, проходи.

Но пройти не получилось, чьи-то сильные руки обхватили Амарин, привлекая к мускулистому мужскому, но давно не мытому телу.

-Со мной будет, так, милая?

-Зачетно, - только и успела сказать Амарин, как разгоряченные губы впились ей в рот.

Волна отвращения и негодования, поднявшаяся изнутри, вполне осязаемо пробежала по губам девушки, и в то же самое мгновение целовавший ее ойкнул и отлепился от возмущенной ДейСоло. На губах мужчины вспухал белый волдырь.

- Ты жжешься, ДейСоло! - прошипел он.

- А нечего меня обслюнявливать без разрешения. Но Вит, - а это действительно был ДеБрог, только какой - то очень помятый и растрепанный, - у тебя правда ожог на губах!

- А я о чем! - зашептал ДеБрог, оттаскивая девушку подальше от входной двери куда - то в глубь кабака.- Хорошо хоть додумался и не стал языком рисковать, а то уже шепелявил бы.

Амарин закрыла лицо руками и весело расхохоталась.

-Ты что здесь делаешь?

-Как что? В гости пришла.

-Сюда?!

-Ага, ты же домой не приглашаешь...

- А что в пакете?

-Ты странный, Вит? Ну ЧТО может быть в моем пакете?

-Выпивка?

-Ну, как сказать, что - то вроде этого.

- А ничего, что здесь кабак...

- И брать с собой эль в кабак как - то странно, - услужливо и нудно продолжила девушка за него, - это все равно, что ездить на планету Вартас с банкой соленой воды.

- И все - таки, - помолчав немного, продолжил ДеБрог, - вот за что люблю тебя, дейСоло, так это ...

-За мою предусмотрительность, - закончила предложение довольная девушка.

- И догадливость.

- И скромность.

- А что с рукой?

- Да Кармин погладила...

- Кто такая?

- Долгая история...

- И все - таки, колись, почему ты здесь?

- Да, знаешь, что - то снова моя жизнь делает крутой поворот, вот хотелось увидеть островок стабильности.

- Это я - то островок стабильности? - ДеБрог хмыкнул, потом вдруг напрягся. - Вот не вовремя ты ДейСоло!

- Почему?

- Видишь вот тех парней на балконе?

- Торенца и дага?

- Мне бы как - нибудь к ним подобраться б надо да послушать, что говорят. А тут ты!

- Не вопрос!

- В смысле?

- Вит, тебе доверять можно?

- Нет! Никому доверять нельзя, балда ты этакая!

- Значит, можно!

И Амарин аккуратно сняла Итур и сосредоточилась. На руке девушки ярким алым пламенем вспыхнули две точки.

- Запоминай! - шепнула Амарин и стала озвучивать услышанное.

Торенец: за последний месяц мы понесли несколько ощутимых потерь.

Даг: потеря умника и занорца случайны.

Торенец: нет, седой говорит, что это план.

Даг: зеленоглазый просек и подключился?

Торенец: не знаем, но похоже. Кстати, вполне возможно, что у него появился пси.

Даг: Это невозможно. Папа искоренил пси.

Торенец: Необходимо прошерстить ближний круг.

Даг: Невозможно. А то откопают седого... Нас слушают.

Торенец: Не может быть!

Даг: Ощущение верное. Расходимся. Связь по второму каналу.

Когда двое, осторожно оглядываясь по сторонам, встали и ушли один за другим, Амарин дрожащими от напряжения руками снова застегнула Итур и, вытерев взмокший лоб, прохрипела:

-Налей - ка, дддруг, мне золотую чарку...

Вот только натолкнулась на взбешенный взгляд полицейского.

-Трындец, ДейСоло. У тебя еще и Итур! А ты открыто в кабаке это показываешь! Хочешь остаток жизни провести на цепи, запетой в подвале какого - нибудь криминального папика? Еще раз так сделаешь, придушу собственными руками, чтоб не мучилась!

- Я ж хотела как лучше...

- А если я предатель! - ДеБрог громко шипел.

-Тогда я просто сдохну в подворотне и не буду мучиться. Ну ладно, Вит! Я устала прятаться! Просто скажи мне что - то подобное: мол, благодарю за доверие, условный офицер ДейСоло! И вообще, налей мне чарку! Пожалуйста!

ДеБрог вынул тармский эль, открыл его и налил в пустую деревянную кружку маленький глоток.

- Это все? - разочарованно уточнила Амарин.

- Норма. Сделашь глоток - поймешь.

ДейСоло послушно взяла кружку и выпила.

- ААА! - восторженно выдохнула .- Дай еще...

- Нет больше.

-Как нет?! - голос девушки обиженно зазвенел.- Я целых три бутылки купила. Вот же, стоят, в пакете...

- Говорю тебе, что нет. Они разбились!

- Как разбились?!

- Вот так! Со звоном! - и ДеБрог столкнул пакет с драгоценным тармским элем на пол. - И вообще, прекращай мне таскать эту гадость. Я теперь не пью.

- А вот я очень даже пью! Мне срочно нужно залить душевное смятенье. Эй, официант!

- Вот же... Смятенье не заливают, его вы-го-ва-ри-ва-ют, - и ДеБрог схватил Амарин за здоровую руку и силой вытащил ее из кабака на свежий воздух.


____________________________________________________________

Уже начинало смеркаться, а они все шли и шли. Амарин, не переставая, все говорила и говорила,а ДеБрог лишь иногда покачивал головой да поддерживал забывавшую смотреть себе под ноги девушку, оберегая от падений.

Когда, наконец, очнувшись, Амарин замерла возле апартаментов адмирала, ДеБрог иронично заметил:

- Итак, теперь ты девица на выданье?! А нашего адмирала все на Аскон тянет... Это патология! Хотя теперь я его очень понимаю...

Амарин с трудом выдала свой фирменный лучезар:

- Да мы вообще, провинциалки, ушлые девицы!

- Безусловно, от тебя только ушлостью и веет...Ты хоть уверена, что хочешь войти?

- Нет, не уверена. Но я все равно войду.

- Вот что, ДейСоло. Если ты решишь отсюда уйти, лишь скажи, приеду и заберу.

- Спасибо, Вит, но не надо. Я не позвоню...Я просто уже все решила.

- Решила она...Не важно, что ты решила, просто знай, что ты не одна...

- Знаю, Вит, спасибо тебе. Иди!

- Сейчас кому - то уйду!

Но Амарин уже решительно вбегала на порог, махнув ДеБрогу на прощанье здоровой рукой.




Глава 29




ДейСоло мало чего в этой жизни боялась, потому что все самое плохое в её жизни уже давным-давно случилось, но вот в эту уже знакомую дверь она входила с большим опасением. Дом встретил её ярким светом, ароматными запахами и печальным Дахарогом, лежащим в огромной плюшевой корзине у самого порога.

-Что, и тебя заставили жить по адмиральским правилам? - спросила, присаживаясь, Амарин у грустного, сонного Дахарога, почесывая его пеструю рожицу за длинным ухом.

-Правила делают жизнь понятнее, - услышала она голос, от которого тревожно сжалось сердце и застучала, толкаясь, по венам горячая кровь. - Ты поздно.

-Дела.

Он стоял, опираясь спиной о декоративную арку, и смотрел, как несмело, даже как-то растерянно поднимается с пола Амарин. Вся эта ситуация была ему неприятна, казалось глупой и нелепой, но ... адмирал умел смотреть правде в лицо. А эта правда звучала в ушах твердым голосом ДейСоло:

-Вы грезите мной, адмирал...

Он действительно грезил ею. Надо же, такое верное, такое правильное слово подобрать к тому неясному и скрытому, что он чувствовал к этой временами необыкновенно нежной и всегда невероятно притягательной асконской шлюхе. Много раз за сегодняшний вечер он порывался выкинуть её вещи из дома, но не смог. Он не смог победить это сильное, мучительное наваждение и принял единственно верное решение - насладиться им. Он уговаривал себя, что поступает даже слишком благородно, что асконская блудница должна быть счастлива его щедрым предложением, но все равно сейчас, погружаясь в этот ранимый, неприкрыто растерянный взгляд, чувствовал себя подлецом.

-Досточтимый аэр, - послышался голос экономки, появившейся со стороны гостиной - ваша гостья, наверное, устала, позвольте я покажу ей приготовленные для неё комнаты.

- У меня будут свои комнаты?- искренне удивилась Амарин.

-Ну конечно, дорогая! - хлопотала над девушкой добродушная, полноватая барка, - целых три и огромная гардеробная! Там уже разложены ваши вещи. Приготовлена ванная с заживляющими маслами. А если вам что-нибудь будет нужно, зовите меня, по звонку доступа второго круга. Мои комнаты за пределами апартаментов, в крыле прислуги, но сегодня я рядом, пока вы не освоились. Меня зовут тетушка Наэлия,- и, добавила чуть приглушенно, - я этого высокомерного постреленка вырастила. У нас так давно здесь никто не жил! Я имею виду, с Танором. Вообще- то, никогда...

Договорить ей не дали:

- Амарин, через полчаса подадут ужин, составьте мне компанию...

ДейСоло обернулась на голос, спокойно встретила обжигающий темно-синий взгляд и еле заметно кивнула.

Мыться в ванне было сложнее, чем в больничном душе, но Амарин справилась на отлично, хотя сломанная рука не поднималась высоко. Минут через двадцать пять стандартных, девушка, уже переодевшись в самое закрытое домашнее платье, какое смогла найти, присела перед разожженным камином, чтобы расчесать мокрые, спутанные волосы. Она торопилась и поэтому выдирала целые пуки. Дверь резко, беззвучно распахнулась. На пороге возникла стройная, подтянутая фигура в элегантной домашней одежде.

- Что вы делаете? - возмутился адмирал. - Так без волос останетесь! Дайте! - и он забрал у изумленной Амарин расческу.

Потом и вовсе произошло невероятное: АрДеВиго присел рядом, осторожно, стараясь не касаться больного плеча, развернул девушку к себе спиной, взял в руки расческу и стал аккуратно, спокойными и выверенными движениями распутывать темные локоны. Амарин боялась пошевелиться. А Танор словно позабыл о времени. Вокруг них было лишь тепло, шедшее от камина, и невероятное ощущение чего - то настоящего, правильного, удивительной гармонии, и струящиеся под сильными, властными, но сейчас такими нежными руками темные шелковые волосы.

Амарин закрыла глаза, наслаждаясь. И тут из далекого, забытого прошлого всплыло драгоценное воспоминание о том, как однажды отец сел вечером, чтобы помочь расчесать ее мокрую копну волос, но стал делать это нетепеливо, больно дергая за концы. Мама рядом пыталась отнять расческу и приговаривала: 'Вот медведь! Оставишь дочку без волос! Дай лучше мне!'. Сейчас же сильные мужские руки, не приносившие ничего, кроме тихого блаженства, вызвали нестерпимую тоску, и по лицу девушки потекли ручьем горькие слезы. Нет! Она не хотела играть в семью! Только не это!

-Ты плачешь?

-Нет,- шмыгнула носом девушка и решительно отодвинулась, забирая из рук АрДеВиго расческу. - Достаточно, благодарю Вас.

Адмирал сразу вскочил и спокойно напомнил, выходя:

- Ужин готов. Жду в столовой.

____________________________________________________________

Но совместный ужин не состоялся. Пока девушка собиралась, адмирал был срочно вызван по требованию первого круга в императорскую резиденцию. Амарин облегченно вздохнула, быстро перекусила, стараясь по возможности не обращать внимание на старинные канделябры с зажжеными свечами, на прекрасно сервированный стол, на изысканную еду, разложенную по тарелкам с фамильными гербами, и поспешила как можно скорее скрыться в своей спальне. Но и здесь сон не шел, она все вздрагивала, прислушиваясь к ночным шорохам и так от тревожного ожидания измоталась, что не заметила, как уснула.

Сквозь морок волнительного сна она почувствовала, как что - то горячее обвило ее талию и притянуло к себе, потом прошлось, опаляя кожу теплым дыханием, от макушки по щеке и шее до груди, а потом вернулось обратно, легко коснувшись губ. Цветок Лелья вплыл в спящее сознание, чтобы спросить, всё ли в порядке. И ДейСоло на автомате самой себе ответила, что да, все в пределах допустимой нормы, вот только во сне Амарин еще приказала себе ни в коем случае сейчас не просыпаться. И ее измученный волнением и тревогой мозг послушался. Дкевушка просто провалилась в плотный и глубокий бесчувственный сон.

-Рассвет, - сказал кто - то голосом адмирала.

-Рассвет? - почему-то пререспросила Амарин и проснулась. Приподняла голову и осознала, что лежит в объятиях АрДеВиго, устроив голову у него на плече, а здоровой рукой обнимая его. В это самое время она встретилась с теплым взглядом оттенка сап и нестерпимо покраснела.

-Не видел смысла спать отдельно, - нисколько не смущаясь, а просто констатируя обычный жизненный факт, сказал АрДеВиго.- Моя кровать удобнее будет, но туда мы переберемся, когда заживет твоя ключица. Ночью очень боялся задеть ее.

Амарин покраснела еще сильнее, стала, как вареный коптарь, и, чтобы не видеть этих глаз цвета сап, просто уткнулась носом в единственную, расположенную поблизости грудь. То, что это вообще - то грудь адмирала, она как - то не подумала, а когда сообразила, в ужасе попыталась сначала отстраниться - этого ей не позволили сильные руки, крепко державшие девушку в объятиях,- а потом даже перекатиться, что, собственно, тоже с самого начала было обречено на провал.

Сердце Амарин бешено застучало. Паника затопила мозг и парализовала тело. И цветок Лелья сделал то, что должен был сделать - покрыл с ног до головы девушку серебряным защитным коконом. АрДеВиго с удивлением видел, как на его глазах Амарин покрывается переливающейся серебристой мантией. Руки, державшие девушку в объятиях, вдруг нестерпимо больно кольнуло, а на груди, там, где Амарин прикасалась к голому телу, налился белый ожоговый пузырь.

-Галактическая тьма, - взревел АрДеВиго и, мгновенно отодвинув от себя девушку, вскочил с кровати.- Что за... торкский крас, здесь происходит?! Это у тебя вместо слов 'с добрым утром, дорогой'? Это действительно ожог?! - продолжал он, с недоверием рассматривая себя. - Но как?! Молчишь? Отвечай, когда я спрашиваю!

Амарин сначала не сразу поняла, что происходит, потому что была ужасно смущена всем происходящим, а потом весьма озадачена безумным поведением адмирала. Но, увидев на груди АрДеВиго водяной волдырь, сопоставила недавние события и сказала... то, что сказала:

-Так вот откуда у ДеБрога на губах волдырь появился! А я-то гадала...

АрДеВиго в бешенстве сузил глаза и переспросил:

- Я правильно расслышал? Ты сказала 'на губах'?

Умная и дальновидная Амарин не нашла ничего лучшего, как подтверждающе кивнуть. Надо ли говорить, куда после этого заявления пошел адмирал и что стало с несчастной дверью в ее комнату: АрДеВиго любил традиционный подход к решению проблемы и по-прежнему не мелочился...

На шум и грохот падающей двери прибежала заспанная тетушка Наэлия, увидев, что все живы, философски изрекла что-то вроде 'милые браняться - искры летят' и пошла накрывать завтрак, 'раз все равно все уже встали'. А Амарин озадаченно наблюдала, как плотный серебристый покров тихо тает на ее руках.

_______________________________________________________

Завтракали молча. Амарин, пытаясь унять непрошеную дрожь, старалась пережевывать всё как можно дольше и как можно чаще, боясь издать лишний звук. Но мечтать, что она сможет избежать неприятного разговора, не представлялось возможным. Наконец АрДеВиго бросил столовые приборы, поднял тяжелый взгляд и выдавил из себя:

- Хочу услышать вашу версию происходящего, Амарин.

- Вам она не понравится...

- Привык смотреть проблемам в лицо.

-Что ж. Как пожелаете, - ДейСоло вздохнула.- Вы ведь знаете, адмирал, что в истории галактики почти нет случаев любовных взаимоотношений сиаминцев и людей.

АрДеВиго кивнул.

- Так вот, - продолжила тихо Амарин, - я знаю только два случая, тогда сиаминок, ищущих, попытались похитить и изнасиловать.

-Да, - подтвердил адмирал,-дело торенца Вайнега и шаремского купца ЛаЛюБонга.

- Они сгорели заживо, причем мгновенно. А сиаминки покончили с собой, вырезав с руки благословенные цветы. И теперь... - Амарин пыталась подорбрать слова, - мне кажется мы увидели, что такое покров Лелья.

- Но я целовал тебя, Амарин, и тогда, в оздоровительном центре, и сегодня ночью, и все было так... - адмирал пытался справиться с бушующими эмоциями. - И ты была совсем не против. Твое проклятое тело отзывалось на мои прикосновения. Ответь, ты что, не можешь это контролировать? Или это твой поводок, за который ты всякий раз будешь меня дергать, - АрДеВиго был в бешенстве. Он цепко вглядывался в лицо девушки, ожидая ответа,и, когда Амарин ничего не ответила, прошипел:

-Так, значит, все - таки поводок...

Секунда - и он с силой оттолкнулся от стола, вставая, направился к Амарин.

- Пора, я думаю, провести, так сказать опытный эксперимент, который определит границу дозволенного,- криво усмехнулся он. Подойдя вплотную к притихшей Амарин, адмирал выдернул ее из - за стола. Как куклу, обхватил за талию правой рукой, прижав к телу здоровую руку, а левой сильно схватил за волосы на затылке и властно потянул вниз, так, что девушка сильно запрокинула голову. И впился в губы больным страстным поцелуем. Оторвавшись через несколько секунд, с усмешкой посмотрел в испуганные глаза девушки, потом скользнул взглядом по припухшим покрасневшим губам и цинично спросил:

- Оу, значит, так можно, правда, Амарин? Серебро не проступило? А так? - и он переместил губы на шею. - А вот так? - АрДеВиго рванул край утреннего платья, обнажив грудь, и сильно, почти кусая, впился губами в мягкую ложбинку. Амарин задрожала.

- Что? Нравится? Так значит и здесь можно? Хорошая девочка, - и губы АрДеВиго заглушили ответ. Он целовал её, долго, сильно, страстно, прижимая к себе, опаляя жаром возбужденного тела. Амарин не противилась. Тихий туман страсти обволакивал ее. Она погружалась в море бушующих эмоций, но где - в глубине души было четкое и правильное понимание того, что так нельзя. Так неправильно. Так не должно быть у людей, любящих друг друга. Звериная тоска по искренним чувствам, по истинному теплу, по неизбывной нежности и горячим ночам, окрашенным страстью подлинного чувства, вдруг закружилась плотным золотым комком где - то в животе, готовясь вырваться наружу. За несколько секунд Амарин вдруг поняла, что сейчас произойдет, и изо - всех сил, вырвав зажатую руку, оттолкнула от себя адмирала, метнулась к столу, схватив большую вазу со срезанными цветами, и в то самое мгновение, когда огонь вспыхнул на теле адмирала, облила его с ног до головы, погасив занявшееся было пламя.

Обессиленная, она села на пол, еле- еле переводя дух. В воздухе, полном запахов цветов и гари, повисла звенящая тишина. Эта проклятая тишина говорила девушке, что пришло время все начинать сначала.

Амарин обвела глазами комнату, пребывающую теперь в полном беспорядке, остановилась взглядом на застывшем, тяжело дышавшем адмирале и вдруг звонко, как в детстве, засмеялась. Тяжелый груз, сдавливавший ее тело, упал.

- Я пришлю твои вещи обратно, - только и сумел выдавить АрДеВиго.

Амарин неторопливо поднялась, подхватив испуганного Дахарожика, подбежавшего к ней, чтобы успокоить, выпрямила спину и, подойдя к АрДеВиго, весело сказала:

- Да выкиньте вы мои вещи, адмирал, или, в крайнем случае, сожгите, а то скоро насмешите соседей, таская их туда- сюда! Я взрослая девочка! Со своими проблемами сама разберусь! Сегодня, мне почему - то так кажется, я сорву в казино тьма какой большой куш, так что деньги будут, накуплю себе всего нового и модного, - потом подошла к двери, обернулась и сказала:

- Вы воин, а значит, просто вырвите меня из своего сердца, адмирал, вам это по силам. Вы не тот, кого я смогу полюбить, а другого ко мне не подпустит благословенный цветок Лелья, - потом помолчала немного и продолжила, лихо тряхнув головой, - да,кстати, теперь я не буду вас дразнить, а скажу прямо: я никогда не была шлюхой, АрДеВиго, да что там шлюхой, - она горько усмехнулась,- я и не целовалась-то ни с кем толком. У меня на это просто не было времени. Я отрабатывала долг за свое спасение с планеты Золт. А креаджером в 'Доме Морса' я стала работать в восемь лет, тогда-то впервые мы и продали уникальную услугу под названием 'Выбор Амарин'. Так уж получилось, что я с детства видела людей насквозь...Вот так... А теперь прощайте, адмирал. Когда мы встретимся в следующий раз, давайте сделаем вид, что я просто обычный офицер, один из многих. И она вышла, осторожно прикрыв за собой в дверь...



КНИГА 1 ЗАКОНЧЕНА. ЯВЛЯЕТСЯ НЕОТРЕДАКТИРОВАННЫМ ЧЕРНОВИКОМ.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3.
  • Глава 4.
  • Глава 5.
  • Глава 6.
  • Глава 7.
  • Глава 8.
  • Глава 9.
  • Глава 10.
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14.
  • Глава 15.
  • Глава 16.
  • Глава 17.
  • Глава 18
  • Глава 19.
  • Глава 20.
  • Глава 21.
  • Глава 22.
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • X