Юрий Николаевич Москаленко - Неуловимый. Часть первая.

Неуловимый. Часть первая. (Малыш Гури-5)   (скачать) - Юрий Николаевич Москаленко

Пролог первой части книги


   Ушер ухмыляясь наблюдал как старший возничий каравана безрезультатно пытался заставить двух мальчуганов, примкнувших вместе со старым наёмником к каравану в столице герцогства, вымыть его лошадь, запряжeнную в повозку, к которой они были официально прикреплены. Ездовое животное тоже с интересом наблюдало как разворачивается не шуточная словестная баталия между пацанами в обносках и дородным молодым парнем, дальним родственником хозяина каравана. Ушер удивлялся изворотливости пацанов, и не только их вёртким движениям, не дававшим схватить себя за шиворот разошедшемуся не на шутку возничему, но и то, как один из них колко подмечал все недостатки их обидчика и озвучивал вслух.

   А ведь и правда обидчика. Как раз свою тягловую силу они обиходили как полагается, с умением и сноровкой. Вот только этому маленькому начальнику показалось этого мало, и теперь он пытался заставить обиходить и коня своего дружка, щуплого долговязого парня с вечно глумливой улыбочкой на губах и блеском хитрых маленьких глазок. Что интересно, этот Свищ хоть и выглядел в глазах нормальных мужиков жутким уродцем, но вот женщины как раз имели своё отличное мнение по этому поводу. И вниманием, тощий погонщик, точно обделён не был. Но каким же он был ленивым, а коль ленивым, то и изобретательным.

   Парнишки были не единственными детьми в караване. Много семей переселенцев примкнуло к каравану на положении работников, а кто и охраны. И детей в семьях было предостаточно. Работали ребята, за то время пока наёмник путешествовал с караваном, наравне со всеми, а то и больше. И только эта немногословная и слишком угрюмая для детей парочка стояла особняком от всего скопа пацанвы – в работе не участвовали, в играх с детьми тоже. Одетые в жуткие обноски, грязные и без какой-либо обуви, эти два мальчугана вели себя со всеми словно короли в изгнании. Более старшие ребята, буквально на второй день решили приземлить мелкоту, но не тут-то было – не догнали. А вот кто оказался слишком упёртым и длинноногим, сейчас щеголяли хорошими такими синяками на поллица. Такая расправа с детьми не добавила участия в судьбе ребят со стороны мамаш побитых детей, и понимания их отцов и старших братьев тоже. В конечном итоге, купчина запретил даже подкармливать ребят, объявив, что любая еда для них теперь только за выполненную работу.

   Вчера вечером мальчишки приторговывали хворостом, обеспечив полкаравана дровами на ночь. Расчёта хватило на пару плошек чечевичной каши без масла и тем более мяса, и по кружке травяного взвара. А сегодня получили бы и жаркое, но вот как теперь рассудит купец… Ушер был уверен, не получат за свою работу ребята ни крошки хлеба, хотя и симпатии всех участников каравана были на их стороне. Уж больно достали всех придирки жирдяя и его дружка, но распоряжение купца все выполнят в точности.

   Тем временем противостояние получило очередной поворот.

   Свищ, хоть и выглядит со стороны нескладным и угловатым, но оказался на удивление ловким и сильным. Вот уже держит за шкирку обоих пострельцов словно нашкодивших котят.

   Так, теперь главное, чтобы не покалечили, иначе придётся вмешиваться.

   Но не успел.

– Не здесь. – веско проговорил купец. Ему тоже уже успели надоесть эти спесивые нищеброды. – В лесок отволоките и всю задницу в лохмотья превратите, чтобы до конца своего путешествия сидеть на ней не могли. И осторожней там, а то с меня самого за них шкуру спустят. Я обещал их живыми и здоровыми в Нерц довести. А, если их задницы слегка познакомятся с розгами, то я думаю ничего страшного не случится. И Свищ, отдай этих маленьких бестий своему дружку. Он здоровый бугай, сам справится.

   Всё. Попали парни под раздачу. Точно достанется им теперь на орехи. Вот как извиваются и пытаются лягаться, особенно тот, который поменьше ростом, и у которого на левой руке сплошным кольцом весит белый каменный браслет. Пыталась малышня стянуть его у него с руки, когда он спал, но не получилось. И, что самое смешное, парень даже не рассердился на эту выходку и не ругался, а вот как раз ругаться и обзываться он мастер. Вон как чешет. И не повторился же не разу. Заслушаешься.

– Ты, морда поросячья! Отпустил быстро, урод. Мозги куриные, куда тащишь сволочь. Рукожопый, осторожно, дерево ведь. Ай-яй, гад!!!

   Бугай, быстро таща за собой упирающуюся добычу, специально саданул особо разговорчивого о толстый пень, что стоял высохший у самой дороги.

   Всё, скрылись. Только крики так и продолжали оглашать окрестности. Все усмехаются, довольные, что мелкота наконец-то получила своё и каждый крик и оханье, доносящиеся из леса, вызывали на лицах у большинства из зрителей злорадные улыбки.

– Даю десять минут на экзекуцию, а потом вмешиваюсь.– решил для себя наёмник.

   И, вдруг, крики ребятни прекратились. А вот хеканье от ударов, наоборот, стало ещё громче. Правда, теперь к ним прибавились причитания грубого мужского голоса, неожиданно перешедшего на высокой фальцет. Словно свинью в свинарнике режут или из раба, евнуха хозяин делает, а затем всё резко смолкло.

   Народ опешил, но никто не решился сходить посмотреть, что же там случилось. Даже Свищ не спешил идти на выручку своему собутыльнику, и только охрана каравана придвинула поближе оружие и скинула удерживающие петли ремней, которые удерживали мечи от самовыдвижения из ножен.

   Ого, как испугались.

   Минут пять ничего не происходило. И, вдруг, придорожные кусты раздвинулись, и оттуда выполз бесштанный и босой родственник купца.

– Разбойники!!! – заорал старший охраны каравана, и весь народ бросился кто куда.

   Женщины и дети попрятались под телегами, а мужчины, быстро распределившись между собой, рассредоточились вокруг периметра стоянки каравана.

   Но нападавшие не появлялись, и только полноватый начальник всех извозчиков так и валяясь у обочины дороги, на высокой ноте тянул руладу, обильно орошая своё лицо горючими слезами. А через пару мгновений членораздельно провыл, добавляя жути.

– Убили-и-и-и… – зажимая руками пах, вот только крови-то там наёмник и не рассмотрел.


* * *


– Не волнуйся любимая. Тебе сейчас нельзя беспокоиться, иначе молоко перегорит и чем тогда кормить наших малышей?

   Кастелла отмахнулась от мужа.

– Кормилицы есть.

– Но молоко матери, это не постороннее вскармливание. У нас, сама знаешь, высока вероятность вырастить неслабых магов. А девочка им станет или мальчик, не велика разница.

– Да, но ты забыл, что первенец у тебя дочка, и ей наследовать трон.

   Герцог радостно улыбнулся.

– Значит, уже есть великий полководец, осталось только воспитать.

  Кастелла тяжело вздохнула.

– Им бы просто выжить. – и опять вздохнула.

   Герцог судорожно сглотнул.

– Я принял решение о твоём переезде в империю. Тронуть тебя там не посмеют, а там…

   Но был резко перебит своей ненаглядной.

– И даже не думай. И в горести и в радости, – повторила она строки клятвы, – что уготовано, то и примем. Либо горечь поражения, либо радость побед. Что, вообще, слышно, а то ты умудрился оградить меня от всех проблем, даже мои подчинённые боятся рот раскрыть. Это неправильно! Я правительница и хватит относиться ко мне как к обыкновенной женщине.

– Ты, необыкновенная!!! – с нежностью приобнял любимую за плечи герцог.

– Тогда докладывай и ничего не утаивай. Как наши дела?

– Э-э-х! – муж уселся напротив любимой, и через её плечо пытался заглянуть на двойную кроватку, где тихо посапывали его наследники. – Низовья реки Учань и весь каменный мешок вместе с долиной контролируется гномами и отрядами "Чёрных" бандитов. Их герцог фон Гогельц осадил три крепости. Город-порт Берцен блокирован дополнительно с моря. Ещё семнадцать мелких крепостей и городков нами просто оставлены. Долина реки полностью под контролем противника.

– Тактический ход! Ведь так мы и планировали. У врагов большой численный перевес и удержать эти крепости и городки мы всё-равно не смогли бы. Только людей бы потеряли.

– Э-э-э, да-а-а!! Но тяжко. И дух в войсках упал. Никакие объяснения о целесообразности такого манёвра не помогают.

– Ключевые крепости?

– Держатся. Но надо правдиво сказать, штурмов пока не было. Спасает одно. Ван временно не активен, перенёс дату вторжения. Наши люди из их ставки докладывают, что готовятся к войне вановцы основательно, вот только…

– Что, только? – не поняла герцогиня.

– Такое ощущение, что не к нам они нацелились.

– Империя?

– Возможно, только какая? Дранх или Синг? Пока не понятно. И, ещё одно. Северные приграничные земли со стороны Синг и великой степи подверглись разграблению. Угнали людей и даже скот, не говоря о золотом запасе. Кто это смог провернуть не понятно. Даже порталы взорвать умудрились. Концов так до сих пор и не нашли, а вместе с ними и крайних.

– Золотой запас? – оживилась Кастелла.

– Ага! Представляешь, все налоги, а их было собрано изрядно, похитили. Ван, естественно, обвиняет северных соседей, но прямых улик против них нет. Да и про государство магов не забывают. А как раз их отряд в степи видели.

– А эти-то, что там делали? – удивилась любимая.

   Герцог с любовью посмотрел на своё сокровище.

– Непонятная история, связанная с внутренними разборками в северной империи. Тави что-то мудрит! Небывалые дела. Устроил военные споры вокруг земель одного из герцогств. Там прибывшие беженцы устроили геноцид кочевникам, захватили павший Кароллой и выкинули некогда всесильные кланы степного народа из степи.

– Ничего себе, а я и не знала.

– О-о-о!! Это ещё не всё!

– И что же?

– Х-м!!! – усмехнулся герцог и так загадочно глянул на жену. – Есть мнение, что руководит ими твой родственничек!

   Удар пришёлся ниже пояса. Герцогиня сидя выпрямилась в кресле и усилием воли вернула отвисшую челюсть на место.

– Однако!!! И это всё?

– Нет! Он образовал сначала клан, а затем орден,– и пожав плечами добавил, – или наоборот! И, самое главное, объявил занятую территорию удельным графством. Представляешь?

– А местный герцог?

– Он и его предки никогда не контролировали те земли, кроме Кароллой, но ввиду того, что сами же и потеряли крепость, а последнюю у кочевников отобрал Орден, претензий предъявить не решились. Там молодой юноша на троне, да герцогство разорено набегом кочевников. Думаю, поэтому он и не смог противостоять Ордену, и подтвердил все претензии последних на завоёванную землю. Даже императору акт передачи земель представили.

– И, что Тави?

– А вот он-то и объявил военный розыгрыш приграничных земель. Как, сама понимаешь, желающих получить халяву было с избытком. В общем, передрались.

– И как выкрутился мой родственник, вернее наш. Он же выкрутился?

– Выкрутился, да ещё и с прибытком. Маги Тересса предложили помощь в обмен за возможность оторвать голову своему давнишнему врагу, маркизу, который командовал армией Квартета.

– Квартет предпринял попытку вторжения?

– Да. И при этом войско сильное собрал. Но был остановлен, а герцоги по последним данным все погибли при первой же атаке, или попали в плен. Тут не ясно. А вот остатки армии квартета гоняли по степи уже маги Тересса и их воины. Орден только помогал, но в стычки не ввязывался.

– И каков результат? – спросила заинтересовавшаяся герцогиня.

– Маркиз, опытный воин, и понял, что в открытой степи его раздавят, тем более на тот момент магов у него уже не было. Он быстрым маршем стал уходить к горам. Забаррикадировался в ущелье Нарыва, перекрыв узкий вход в каменный мешок.

– А дальше?

– Дальше… Обманул он магов. Оставил прикрывать узкую горловину часть наёмников и остатки гвардии. Бросил лошадей, остатки обоза, большую часть вооружения и по горным тропам повёл через хребет остатки армии. Заслон смогли вышибить только на третий день. Хорошо наёмники и гвардейцы держались. Магам сильно досталось, тем более Тересс не любит магию Земли. У них крайне мало адептов этой школы, а орден на приступ ни свои войска ни магов не отправил. Заслон весь порешили, а из добычи только куча искорёженного хлама и куча раненых. Маркиз вынужден был оставить раненых на волю победителей, они, при переходе через горы всё-равно бы все погибли. Маркиз ушёл и оставил с носом островитян. Те, говорят, разум от злости потеряли, но орденцы не дали казнить раненых, и пленили их сами.

– Интересно всё закончилось. Неожиданно!!!

– А и не закончилось всё на этом как ты думаешь! Представляешь. Ведь многие свои войска готовили попробовать счастья в борьбе с удельным графством. Говорят, даже Маринэва соорудил экспедиционный корпус, но его младший сын пощадил.

– Младший сын?

– Командовал войсками его старший брат. Не понятно, что там произошло, но Маринэва отступил. Не только этот герцог отметился. Были и другие. Вернее он потом тоже своё взял, но уже пользуясь покровительством сына, который оказался одним из руководителей Ордена.

– Как это?

– А вот так. Герцогства квартета оказались не только без легитимных хозяев, но и без войск.

– О-о-о как? Весело. Маринэва рванул к квартету?

– Ну, рванул это сильно сказано, а вот, используя свою лисью сущность, смог договориться с младшеньким своим, и, взамен на признание Ордена и материальную помощь, получил возможность провести свои войска по наиболее короткому пути, через степь в земли Квартета. Правда, он был там вторым из герцогов, кому такое удалось. Я имею ввиду, провести войска через Кароллой. Но факт остаётся фактом, семейное древо трёх герцогов из квартета, прервалось.

– А четвёртый?

– Четвёртый… Там какая-то мутная история. Не проверенные данные. Вроде как женился, или был казнён, или и вовсе погиб в первой стычке, но его домен разграблению не подвергался. Там оказался граф Хэренкок со своим отрядом "Волков", и его побратим Маркиз Ланский. Они не дали уничтожить родственников и наследников молодого герцога, но пока там командует маркиз. Одно герцогство прибрал к рукам Маринева, остальные два – собутыльник и друг маркиза Ланского, герцог Валенский. Перекрой карты империи обеспечен, как в географическом, так и политическом плане. У маркиза племянница писаная красавица и умница. Умна девушка не по годам, и с амбициями, и, если жив герцог, то окрутят. Но пока насчёт него информации мало, а та, что до нас дошла, слухи.

– Вот же! Они там воинский контингент в междоусобицу втравливают, и не понимают, что после нас они будут на очереди у этой объединённой коалиции. Ван уж точно мимо империи не пройдёт, да и Розы всех цветов на империю ядом дышат. Что там с нашим посольством? Наши требования озвучили?

   Герцог грустно усмехнулся.

– Может мы совершили ошибку, требуя компенсации за вторжение? Послов наших вернули без ответа и объяснений. Своих забрали. Информация разрозненная прибывает из столицы империи. Земли нам не отдадут, я так понимаю, и помощи можно от них не ждать. Как бы и вовсе удар с тыла не получить. Если будет такой расклад, нам не выстоять. Прикрыть северное направление нечем, и, спустя неделю после ввода войск, они окажутся в столице. И варги не помогут. Ушастые, кстати, выдвинули ультиматум. Пока они придерживаются нейтралитета, с гномами они давно не ладят, но ненависть к варгам их чувства перевешивают. Они требуют изгнать милых дам из герцогства. В противном случае, выступят на стороне коалиции. Такие дела.

– Что варги? Они знают?

– Знают! Но им пока хватает и гномов. Пока потерь среди дам нет, прямых боестолкновений не было.

– Ты как вообще собираешься вести эту компанию? – спросила Кастелла.

   Герцог на мгновение задумался, а потом ответил.

– Вариантов развития событий – три. Первый, предусматривает выступление империи на нашей стороне. Второй, если они объявят о нейтралитете. Оба варианта нас устраивают. И третий, самый плохой, что нанесёт удар, и назовёт его ударом Возмездия за прошлогодний позор. И такое может быть. Наследницей императора неожиданно была признана его внебрачная дочь. Хотя, зная Тави, я склонен считать, что это какая-то хитрая комбинация. Луиза и Тави… И вдруг внебрачный ребёнок на стороне, и тем более от лучшей подруги. Даже не так, от единственной подруги императрицы. Не верю. Но пока факты таковы, и для нас они не очень обнадёживающие. Мало того, что в прошлый раз я погонял тут сына императора, так и Дана, теперь наследница престола, едва смогла унести ноги из Ергонии. Варги за какие-то дела на неё взъелись!

– Ого! Какие пируэты судьбинушка закручивает. Получается третий вариант, самый возможный?

– Не хотелось бы так думать, но да. Разорвут Ергонию на части и всё, а нас в расход. Но не будем о плохом. Пока ничего такого не случилось. Я имел смелость отправить твоему братцу послания от тебя и от себя с просьбой, если сможет, помочь войсками. Вроде как у него успокоилось в его удельном графстве.

– Пытаешься схватиться за соломинку?

– Мне было заявлено, что никогда он не станет требовать трон герцогства, и всегда мы можем надеяться на его помощь.

– Да, надежда умирает последней! Но это всё лирика, остальные планы по другим вариантам, какие?

– Значит так. Варги в полном составе перебазируются в каменный мешок, их задача сдержать гномов. Остальные все войска я перебрасываю на запад для удара по "Чёрной розе". Очень хочу надеяться, что Вану будет не до нас. А также корпус "Чистоты Веры" и тёмного братства направляем.


* * *


Разговор в одном из дворцов в столице Султаната.

– Особо проблем с детьми мы не имеем. Малолетки оказались оторваны от родни. Страшно, а тут мы, такие добрые. Всех в полном сознании закупали на Змеином архипелаге.

– К чему такие сложности.

– В этом случае никто и никогда не свяжет нас с нападением на школы магии империи. А так, купили рабов, а они вдруг оказались с магическими способностями. С кем не бывает? Повезло! И дети нам очень благодарны. Тот первый месяц плена для них был полный ад.

– Зачем?

– Специально так делалось, чтобы дети считали себя обязанными за спасение. И любили Султанат и своего Великого Султана. Сами посудите, их отмыли, накормили. Истязаний и избиений нет. К девочкам никто не цепляется.

– Были выявлены случаи?

– Что вы! Сразу ведь предупредили, что отрежем отростки напрочь. Нет. Так поприставали, помацали, пощупали всего на всего. Им от одиннадцати до тринадцати лет, но есть уже и вполне сформировавшиеся, как женщины. Но это не главное. Запас магической энергии у многих просто зашкаливает.

– Сколько уже удалось так «прикупить»?

– Три сотни детей, даже чуть больше. В империи ввели повышенные меры безопасности, но всё без толку. Нападения случаются по всей империи и следов дознание не находит. Главное, случайно на себя не навести. Детям для лучшего восприятия ситуации и усиления нужных душевных чувств к новой Родине даём отвар корня Солеки.

– Это же…

– Да! Но процент мизерный в лекарстве, а эффект превышает любые негативные побочные воздействия. Ребёнок после того как принял лекарство становится наиболее сильно внушаем. Делаем упор на любовь к султану и верность приютившей их стране. Отклик есть. Приём ограничиваем декадой. Через квартал повторяем, и так до бесконечности.

– Но они же станут зависимыми.

– Ну, и что. Сильнее родину станут любить, которая способна вырастить такую «прелесть». Тем более они маги и в будущем все боевики. Если состоятся как маги, то сами уберут проблему зависимости, если погибнут в бою, значит, на то воля Пророка. Мы ничего не теряем, а только приобретаем сильных мотивированных бойцов.

– Кто в образе врага?

– пираты!

– Почему не империя?

– Сложно заставить ненавидеть бывшую родину, где у тебя остались родители и друзья. Время всё лечит, вылечит и тоску по дому, а Солеки нам в этом поможет. Подрастут и будут отождествлять себя как истинные последователи Пророка. Мозги промоем.

– Рассчитывали сколько нам понадобится ещё детей, чтобы хотя бы через годы на равных в магическом плане противостоять империи?

– Пару, может тройку тысяч. Щипнули ещё ушастых. Сработали отлично, но в загоне у пиратов продержали их полгода. Девочек пустили по естественному употреблению. Магам жизни это не помешает, если и вовсе способности не подхлестнёт.

– а Ван?

– Союзничков? Пощипали и их. Но основные поставки это Синг.

– Запас на островах?

– Около семисот детей. Пока ломаем.

– Что с новой поставкой?

– Проблема логистики. Ищем надёжных владетелей недовольных имперским домом и нуждающихся в деньгах. У них делаем места подскока. Отдых. Ремонт и магическая заправка. Люди напрямую с султанатом нас не связывают. Только наличие пузырей. Но все в экипажах и обслуживающем персонале станций подскока бывшие пираты, так, что даже здесь с султанатом похищение детей не свяжут.

– Есть что про реакцию властей?

– Как я и говорил, усилили меры безопасности. Но они ищут причины своих бед на земле, а не в воздухе. Расстояния уж больно большие для пузырей. Поэтому и ничего у них не выходит. Пару раз мы организовывали налёт прямо на учебные заведения. Вот тут пришлось применять ассасинов.

– Слышал. Архимага убили. Так это была ваша работа?

– Да. Удалось быстро нейтрализовать. Но операция трудная. Больше подлавливаем группы ребят с их наставниками при практических выходах на природу. Разведка работает прекрасно, а деньги открывают любые ворота и убирают преграды

– Это пока на нас напрямую не указывают факты, – недовольно проворчал архимаг, – но результатом я доволен. Увеличьте поставку эльфов, в первую очередь эльфиек. Желательно светлых, поэтому рассматривайте возможность работы и на другом материке. Государство Тересса тоже вниманием не обделяйте. Любая возможность захвата будущих магов для вас должна быть в приоритете. Ушастых не насиловать. Это приказ. Они не только отменные целители, но и боевые маги, осенённые дланью Пророка, а вы раскидываетесь такими ресурсами. Виновных наказать. Жёстко и прилюдно. Понятно?

– Да ваше магичество.

– И больше никакой самодеятельности. О любой проблеме докладывать незамедлительно. Пройдитесь гребёнкой и по тёмной эльфийской ветви. Нам нужны любители тёмного искусства.

– Тогда может быть Ергония?

– Х-м, нет. Пока нет. У них там война намечается и они уж больно пугливы и от того осторожны и постоянно настороже. Поэтому нет. Эльфы. Они во всех отношениях приятнее и их ломать проще.


***


Серж молча рассматривал флаги, развивающиеся над столичной крепостью Удельного Графства.

Сколько их здесь.

Вот стяги герцогов. Вот маркизы и графы отметились. Есть даже баронские хоругви.

Столько защитников объявилось, когда многим из них же по зубам надавали.

Но выстояли!

Удалось. Выстояли!

Желающих попробовать на прочность Орден остались единицы. Да и те не решаются выступать в открытую. Ведь всем видно какие силы признали молодое графство, и сколько защитников кинется рвать уделы агрессора, стараясь разорвать и растащить его на части.

Квартет! Всё, нет его больше. Был и весь кончился! Последний из живых герцогов уже подписал прошение об отречении от престола, и по всей форме признал своё вассальное подчинение отцу Сержа. Шах и мат! А отец так сильно сопротивлялся замыслу сына. И вот теперь он уже герцог, почти герцог.

Императору прошение уже ушло. И тогда Серж станет полноправным графом. Вот только посетить свою старую обитель сможет ещё не скоро. Столько дел, столько всего произошло ним и с ними, что сразу и не вспомнишь.

Тот памятный бой.

Всё бы прошло как по нотам, если бы только квартет не предпринял атаку магами.

Не ожидал, думал, что двинут наёмников. Они-то и двинули, но поддержку оказало всё магическое крыло квартета. Маги, архимаги и магистры.

Как он устоял? Если в простых атаках помог общий щит, то от ментального давления защищаться пришлось самому, чуть не потеряв свою сущность. Но был и хороший момент. Пробило в памяти брешь к бывшему сознанию этого тела.

И вовремя появились мать и отец. Ах, эта материнская любовь. Не имеет ни преград ни ограничений. Жизнь и так была интересной и насыщенной, а тут и вовсе стала поистине счастливой. Отец не признал вначале. А в первые мгновения знакомства, когда вязали его продажных телохранителей, и вовсе готов был взбунтоваться. Но мама.

Мама успокоила всех. Железная женщина, мудрая и сильная, и слабая одновременно! Та слабость, которую нормальный мужчина мечтает защищать всю свою жизнь. Сильна своими принципами и жертвенностью. Ведь то, что он опять жив только её заслуга. Его уже утаскивало за другие грани бытия. Но вернулся и теперь счастлив, по-настоящему счастлив.

Отец с побратимом, вняв долгим уговорам малолетнего сына, всё-таки послушался и выступил гарантом неприкосновенности родственников пленённого герцога, а за одно и заняли, вернее, почти захватили его земли. Но сопротивления не было, а отец мудрый человек. Сразу всё осознал и уже через декаду потребовал от своего младшего брата прислать погостить ко мне его младшую дочь, мою двоюродную сестру. Но не для меня была такая жертва. Молодой пленный был основной мишенью для юной чаровницы.

Срослось! Уже под охраной под ручку гуляют и, со дня на день, ждём предложения руки и сердца от будущего маркиза. Да, от маркизата я отказался. Зачем он мне, когда маячит на горизонте, со временем, личное герцогство.

Пришла первая весточка от господина. Почтальоном оказался огромный огр, невероятных, титанических размеров и с широкой доброй улыбкой. Сразу сдружились, да и его рассказы о знакомстве с Гури часто скрашивали мне вечернее одиночество.

М-да. Ну и финт хозяин замутил, самому страшно стало.

А первое знакомство. Всё было примерно так.

Зал, где обычно проводилось заседание совета.

Моё кресло, на которое с некоторых пор никто не имеет желания претендовать. Обычный состав присутствующих лиц Совета и гости, представители островного государства магов, прибывших подводить итоги совместных боёв и намечать вехи будущего нашего сотрудничества. Особенно меня радовала возможность покуражиться над зажравшимися магами, возомнившими себя самыми-самыми, и никого за людей не державшими и подавно.

Вот и сейчас сидят напыщенные в своей исключительности, бравируют своей силой и храбростью своих солдат. И говорят, говорят о своём богатстве, вечной удаче и благосклонности богов. И деньги, деньги, деньги…

– Как и было предложено, господин Мартин, мы готовы принять от вас заказ. Работы начнутся сразу после, – пауза, – хотя бы предоплаты. – с ехидной улыбкой произнёс глава миссии, какой-то там то ли фон, то ли ван с незапоминающимся именем Шаурлиц. Язык сломать можно. И с видом явного превосходства окинул напротив сидящих, то есть всех нас.

М-да, чувак ты встрял!

– Напомните, пожалуйста, о каких скидках вы нам говорили, и какие стартовые цены на ваше оборудование и артефакты?

Так с ленцой, тихо проговорил я.

Меня очень тронуло как меня встретили вернувшиеся из похода соратники. Неподдельная радость и слёзы. М-да, такое не забудется никогда. Стив, правда, не столько и только мне был рад. Он радовался тому, что обычно очень сдержанная дочь побратима отца, у всех на виду со слезами на глазах и с диким визгом повисла у него на шее. М-да, даже Валуа усмехнулся, чего на людях он старается всегда избегать, держа всегда вид такого конченого стоика. Но и тут не сдержался. Понятно, всё дело идёт к свадьбе. Только вопрос, даст ли разрешение древний герцог и по совместительству бывший Линч.

И перед этой встречей старшие товарищи вновь решили по полной разыграть моё «Высокопревосходительство». Чтобы ментально сильные маги не смогли влиять на решения людей, имеющих право их принимать, решили подставить меня.

– Ваше Высокопревосходительство! – вскочил со стула Жак. Не, ну истинный артист, даже покраснеть, типа от волнения, умудрился. Маг с удивлением поднял брови, ведь всё своё внимание до этого он сосредоточил на Мартине. – В начале, до совместных действий, была озвучена скидка на порталы в три раза от стоимости. Теперь же господин архимаг, снизил её ещё до половины оставшейся суммы. Два запрошенных больших стационара обойдётся нам всего в шестьдесят миллионов золотом. Большой передвижной в восемьдесят и малый передвижной ещё десять.

– А чего так дорого-то. – сделал удивлённое лицо я. – Как соратникам, почти братьям и за такие деньги.

– Но это порталы, ваше Высокопревосходительство! – с изумлением в голосе произнёс архимаг. – Только мы владеем тайнами создания изделий древних. Только нам подвластна пространственная магия.

– Только вам? – усмехнулся я. И, сняв кольцо с пальца, знаком дал команду Стиву передать перстень магу. – А на это, что вы скажете?

Сначала снисходительное выражение на лицах гостей. Затем огонёк интереса постепенно раздувается в костёр, а потом и пламенную домну. Проняло!

– Откуда это у вас? Даже в древних книгах такие артефакты считались богатством богатств. Влиять на процесс зарождения жизни. Непостижимо!

– Сразу и влиять! – опять с расстановочной произнёс я. Все остальные в зале тоже с интересом смотрели на перстень в руках мага. – Всего лишь реплика, но рабочая.

– И кто же мастер? – не удержавшись спросил главный маг.

– Не суть важно. Главное, что мы можем поставить вам небольшую партию. Скажем штук десять. Ведь не на всех магия действует, а мужчинами все хотят оставаться. Я прав? – всё, вбил в гроб их гордыни главный и последний гвоздь. Старость она и магией не до конца лечится. Вернее лечится, но немногие в состоянии как пережить лечение, так и его провести. Ушастые от природы долгожители, и магия у них с выкрутасами. Не каждому даётся. А вот я. Что у хозяина подсмотрел, что сам додумал и на древние наработки выводы-то и наложил. И ведь угадал! Теперь не только стоять может, но и детей в любом возрасте делать. Так и с этими сильными островными магами. Горы передвигать с места на место могут, порталы строят и забрасывают предметы и разумных на чудовищные расстояния. Могут кучу золота держать на весу, а вот просто поднять, чтобы и работал и функционировал без каких-либо последствий, увы, никак. Женщинам с одной стороны проще. Личико и тело омолодили и порядок. Но и у них функция деторождения не всегда появляется после лечения. Вот вам и фокус. И ведь не поймёшь по реакции забугорных магов чему они больше радуются, моему колечку или суммам продаж своего товара. Причём качественного товара!

– Я смущён, в волнении глубоком, и с надеждой взываю к Совету Ордена. Цены на всё делим ещё пополам. За это на каждый проданный портал – десяток артефактов древности. Женский вариант можете не рассматривать. Только для мужчин. Но не менее десятка. И ещё. Если у вас нет пока денег, мы можем ссудить вам требуемую сумму, а расплатитесь вы этим товаром! – указал рукой маг на кольцо, которое лежало у меня на ладони.

Интересно. Это что, я древние артефакты, вернее их аналоги когда-то по сотне золотых загонял, а некоторым счастливчикам и вовсе дарил за красивые глазки. Вот несправедливость-то!

Но что-то с ценами всё равно делать надо

Вот тут-то и появились новые действующие лица.

В начале вошёл комендант крепости и, глянув сначала в мою сторону, всё-таки пошёл на доклад к Мартину. Опять шептание и недовольный вид брата господина. Усмешка на лице Стива и откровенное потешательство над Мартином со стороны Жака.

Ага. Понятно. Такая реакция обычно у магистра только в том случае, когда речь заходит об его отце. Наречённом отце!

– Нас посетил с визитом Верховный маг империи. Не вижу смысла держать его за дверью, тем более его мнение о порталах и ценах на них будет нам всем в качестве справки! – выдал я на удачу, и, как обычно оказался прав.

– Граф, ведите герцога. Господа, внимание, Верховный маг империи и брат императора! – громко произнёс я и поднялся на ноги из кресла. Даже Черныш и тот принял строевую стойку.

Картина маслом. Гости в шоке от нашего посетителя, это я ещё о том, что он ближайший родственник Мартина вслух не сказал.

Гости напряжены, в растерянности и очень бледны.

Интересно, с чего бы это.

Оказалось причины были.

Господин герцог в молодости успел поучаствовать в стычках с островитянами, а сей архимаг и вовсе является его заклятым врагом.

Что и следовало ожидать. И герцог тоже впал в ступор, едва переступив порог двери ведущей в зал.

Ей богу, в воздухе вспыхнули барьеры защит. И только мой ленивый голос. Сколько мне стоило сил удерживать его таким, не знаю. Но я, смог разрядить обстановку.

– Старые неурядицы и недоразумения, господа, оставьте в прошлом. Сейчас, здесь, вы имеете исключительную возможность пересмотреть ваше отношение друг к другу. Вы господин герцог, как отец магистра, вы господин архимаг, как гость и соратник по оружию. Старое давно кануло в лету, а дружба она всегда бескорыстна. Кстати, о деньгах.

А дальше уже был мой бенефис.

Скинули ещё по пятёрке миллионов золотом на артефакты, увеличив количество колец в комплекте до пятнадцати. Я увлёкся новым для меня персонажем, огром Ку, а остальные пытались вовлечь в общий разговор давних врагов.

Удалось и то, и другое. Высокие договаривающиеся стороны просидели за беседой всю ночь, и даже наметили очередную встречу тут же в гостях у названного сына герцога. Но самое весёлое, когда Стив с улыбочкой провёл расчёт по амулетам за шесть стационарных порталов, три больших передвижных и шесть малых.

Вот тут-то представителей островного государства и хватил удар.


* * *


– Ушли…

– Море как? – спросил у друга старый орк.

– Спокойное, словно дитя приняло любимое. Благоволят боги твоему первенцу, Крящ. Столько сделать успел и такого добиться. Веришь ли, мне взятки предлагали, чтобы я тебя попросил замолвить словечко у сына. И это орки!

Старый Вар тяжко вздохнул.

– Может настоечки, по кружечке.

– Ох, знаю чем это закончится. Опять всех пленниц перепортим. Оно надо, деньги терять. Девственницы всегда в цене.

– Да брось, друг. Что эти деньги. Вон сын кольчуги из чешуек драконов сделал своим воинам. Всем, кого с собой взял. А это, какие деньги.

– Вот и я про то же. Не зря же даже поединки вели, чтобы в число избранных попасть. Даже пытались гоблов пощипать, чтобы место на кораблях освободить.

– И…

– Четверо сейчас в стойбищах отлёживаются. Ни один, один на один верх над зеленушками не взял. Позор для клана.

– Ты не вздумай вслух такое сказать. Воины не поймут и ещё руки на себя наложат. Наоборот. Воины. Каждый ведь не менее часа продержался.

– То, да! Что есть, то есть.

– А гоблов можно только либо магией, либо строем бить! Даже рыцарь с ними ничего в одиночку поделать не может, если, конечно, зеленушка опытная, а не желторотик.

– Согласен. Ну, вздрогнули?

– Давай. Эх!

– Сколько твой забрал с собой?

– Всего пару сотен. По сотне на корабль разместил. Но проплатил старейшинам постройку пятёрки кораблей с особенностями и секретами печальных бестий. Вот, где моряки, так моряки, знают толк в судах.

– Говорят, Волка оставил. Почему?

– У меня пока живёт. Кораблям экипажи нужны и абордажники в пехоту. Набор через декаду начнут. Готовить будут. И платить собираются хорошо. В роду об этом не знают, но от того как охаживают его, надеются на что-то. Нюх у вояк на это, бойцы.

– Говорят и гобла оставил молодой Вар.

– Есть такое. Тоже тренировать будет, но уже пехоту. Самого опытного оставил и самого въедливого. Нудный, голос скрипучий, наглый, так и норовит своей палкой тебе в живот кольнуть.

– Скажи честно. Какие у тебя планы на сына?

– Жену я ему подобрать не могу, и не надейся. Он сам уже подсуетился. Вот ребёнка родит, тогда посмотрим, если сам захочет. Баба человечка, и к тому же из благородных. А так, у его господина талант своих людей беречь и расти давать. А наше племя вырождается. Мы вновь начинаем проливать кровь соплеменников. А так и до большой войны недалеко. А привести это может к гибели всего племени. Междоусобица, худшее зло из возможного.

– И чего ты хочешь?

– Уведу род, кто согласится к господину сына. Задачу поставил ему оговорить с хозяином такую возможность. Землю продам соседям, а сам уйду. Кто захочет, тот со мной уйдёт. Никого силком тащить не собираюсь.

– Меня возьмёшь?

– Если сам захочешь!

– Пустить по степи слух можно?

– Слух пусти, но пока конкретики не будет, ничего обещать не собираюсь. Как там всё выйдет, одним богам ведомо. Ну что, ещё по маленькой?

– А чего по маленькой. Наливай по края, чай не расплескаем. Твой-то какой маршрут наметил?

– К печальным зайти сначала хотел, но пока окончательно не решил. Орден свой в Кароллое искать будет, а до него и по реке добраться можно. Сейчас апрель, море неспокойно. Решил до Кароллоя по реке подниматься, по границе с Ваном.

– Почему с Ваном?

– Со стороны Чёрных и Ергонии сейчас заварушка, и соваться туда себе дороже. Хотя именно там расстояния меньше намного.

– А та сторона хоть судоходна?

– Говорят, что да. Капитан, вроде бы по молодости ещё юнгой туда ходил. Но всё время на вёслах, потому и хочет сын к «печальным» зайти, чтобы движитель приобрести.

– А маг?

– У него один есть. Пересадит, а может и просто на рейнджере поднимется, но туда много бойцов не взять, и так орков на вёсла посадил. Но вроде бы никто не возмущался!

– Ага, возмутишься тут, когда на плечах легендарная кольчуга предков из чешуи дракона! Дураков нет!


***


Спальня. Любовники, хоть и семейная пара. Интимное гнёздышко, разгоряченные тела. Отдых.

Лёгкое вино и тихий шёпот разговора.

– Выдвигаться решили завтра. Со мной сотня гвардии и девочки для компании.

– Сотни-то не мало? – взволнованно раздался чуть громче мужской голос.

– Да нет! Тави, милый! Сам посуди. Ну, что там мне может угрожать? В герцогстве спокойно. Молодой герцог принёс тебе клятву.

– Ага, за сорок миллионов золотом и преференции в торговле сроком на столетие. – пробурчал муж.

– Глупый, не на то обращаешь внимание! Он САМ или его убедили гордостью пожертвовать ради народа. Сам пришёл, и гордо предложил.

– Продаться.

– А тебя что не устраивает? Голос в совете. Сильное герцогство. И сильное в том числе и в военном плане. Орден ему гарантирует поддержку, а как они умеют держаться за меч все видели.

– Да не ворчу я. Просто мне самому трудно в это поверить.

– Но он же не во всеуслышание условия договора озвучил! А только тебе, тет-а-тет. Кому от этого плохо? Но мальчик учится, и вменяем. А с какой силой и упорством он поднимает свои земли после нашествия? Твои деньги он не в столичный замок вкладывает, хотя у него и такой есть, от родителя достался. Он людей устраивает. Цены на рынках на рабов взлетели. Скупает всех, в том числе и других разумных, даже светлых эльфов купил. Люди и разумные, это главный товар. А вот то, что он разрешил строить храм этой богине, что возносит Орден, вот это настораживает. Орден против рабства, а у нас все государства на этом принципе построены. Угроза существующему строю. Вот один из вопросов, который я намерена решать. Пускай на своих землях любые порядки устраивают, а вот смущать головы обывателям давать нельзя.

– Кого с собой берёшь?

– Всё тех же. Лауру, Дану, и Марьян с её питомцами. Человек вроде о десяти сопровождающих разговор вчера шёл.

– Как она?

– Оклемалась после родов.

– С имением что?

– Так и не поняла. Вроде, в начале, всем от неё что-то надо было, а как она в ордене отметилась, так резко и отстали. Она молчит. Пожимает плечами и говорит просто, что отстали. Но мы-то понимаем, что пока нож к горлу желающим чужого добра не приложили, те не успокоились. Но убийств не было. Так то.

– Это не ответ. Надо разобраться. Поговори с ней открыто, тебе она врать не решится. Детей на девочек оставит?

– Да, с этим проблем нет.

– Понял, что Лаура? Как у них дела с Кризом. Ивалье не тот человек, который даёт собой управлять.

Императрица тихонько засмеялась.

– Это вам только так кажется! Мягкий как ягнёнок. Кстати, она в положении и требует от меня, чтобы ты дал разрешение на брак. Говорит, что одной удочерённой девочки хватит, теперь ей простого счастья хочется. Правда…

– Что опять?

– Ты бы видел, что она с клинками вытворяет. Думаю, не появись тогда Ивалье с Мартином, Верховного она бы просто нашинковала.

– Кстати, Верховный. Хотел тебе сказать.

– Что?

– Он к сыну, Мартину ездил. С Ку, кстати. И знаешь, кого он там встретил? – императрица вопросительно выгнула правую бровь. – Фон Шаурлица, барона Куц. Не удивляет?

– Боги! И Кароллой до сих пор на месте?

– Представь себе, да. Рассказал, что очень душевно под крепкое вино посидели до утра. Расставили все точки над i! Но не это странно, что недавние враги не поубивали друг друга, а вот, что там делал спецпредставитель государства магов? В графстве, требующим признать его удельным? Вот, что меня больше всего интересует.

– Узнаю. Самой интересно. Слушай, а нам вообще нужны Терессцы?

Император задумался.

– Сразу и не скажу. Как союзники они хороши против Ван. И, главное, порталы. За них и прошлое позабыть слегка можно. В остальном, выгода не так и очевидна. Святоши их не переваривают. Потому возможны трения с одной из сильнейших религиозных организаций. Попробуй на месте разобраться. И сама там решение принимай. Любое твоё видение ситуации для меня важнее всех аналитиков двора вместе взятых.

– Поняла. Теперь давай разберёмся, что с Ергонией делать. Что обещать Ордену?

– Во-первых, безопасность на то время, пока их войска будут находиться в герцогстве. Ну, и… – император задумался, – узнай, что запросят. Если нам будет выгодно, соглашайся немедля. Они хитрые бестии, могут потом ещё чего дополнительно запросить. Но сразу оговорись. Помощи от короны не будет. Этот поход их личная инициатива и никак по-другому.

– А если потребуют вступление в гвардию.

– В твою! Пусть штандарт, врученный им Иволье, оставят у себя.

– Это большие привилегии.

– Ергония, вот привилегия. Если мы её потеряем, будет очень плохо. И нам в первую очередь. Но с коалицией я конфликтовать открыто пока не хочу.

– Но к войне готовишься.

– К ней всегда готовишься, а как наступит, оказывается, ты всё так и не готов. Я под вывеской похода в пустоши готовлю войска к противостоянию с Ван и может быть ушастыми. Что-то меня гложет, какая-то незавершённость картины. Нашего союзника я уже предупредил, но император Клайц совсем плох. А принц страдает от неразделённой любви в объятиях прекрасных ушастых девушек, и страной совсем не занимается. Боги намекают, что дела в империи Дранх очень печальны. Дерево жизни сохнет, новых ростков не даёт. Фонтаны вечности по всей империи иссякают, а принцу хоть бы что. И Дана подвела.

– Против богов не пойдёшь. Пошутила девица, а теперь страдает. Ты, кстати, с Верховным говорил по поводу Мартина?

– Он не против и только за, но Мартин ни в какую мириться не хочет. Ему удалось с Сержем поговорить. Ну, это мальчуган, которого все за Гури принимали. Он, кстати, оказался, пропавшим сыном маркиза Ланского.

– Даже так? Интересно! Обязательно пообщаюсь!

– Пообщайся, пообщайся! Так вот Серж сказал следующее, что уговорить на что-то магистра способны только Гури или Хэрн, но по поводу канна не факт. Гури, вроде бы как брат кровный ему. Кровники они оказывается! Верховный тоже подключился к поиску очередного сына.

– Семья разрастается! – усмехнулась красавица.

– Это у нас проблемы с ним разрастаются! – император резко сел на постели. – Что со старым Верховным делать будем? И этот секрет, которым владеет Гури?

– Теперь о его ликвидации речь даже не идёт. Придётся приручать, но в начале его найти надо. А по старику… Он хоть и тварь редкостная, и я бы его сама с удовольствием на ленты узкие порезала, но и сделать ничего не можем. Все ниточки судьбы у мальчугана, вот его-то искать и надо. А, что за предсказание, что с ним бегаешь уже не одно десятилетие? А, Тави?

Император примолк. Сжал губы и прикусив немного зубами нижнюю до крови.

– Да не расстраивайся ты так, родной. Всё хорошо будет! – погладила ладошкой по спине мужа.

– Гадалка сказала, что из дверей этого рода выйдет новый император.

– Ого! Сильно. – Луиза села рядом с мужем и задумалась. – Но тогда и Мартин может стать императором. Он ближайший родственник, а теперь и вся линия Верховного. Дела.


* * *


Крики новорожденных оглашали полупустой зал храма. На алтаре лежала обнажённая женщина ослепительной красоты. Вот только кровавое растекающееся пятно в районе паха и два маленьких комочка, яростно извещающих криками о своём приходе в мир, портили извечный покой этого древнего, недавно восстановленного места.

Маниша смотрела во все глаза за действом рождения новой жизни. Мама ей строго-настрого запретила подходить к алтарю что бы не случилось. И вот и сейчас Мани терпеливо ждёт, хоть какого-нибудь знака от мамы.

Сгусток силы витал над алтарём во время долгих, тяжёлых родов. Богиня как могла, поддерживала тающие силы своей верховной жрицы. Тяжело далось рождение новой жизни, благо хоть боги сжалились и не забрали себе в оплату ни одну из них. Ни жизнь детей, ни жизнь их матери.

Почти пять декад прошло с того момента, когда с сопровождающими и охраной в селе появился Ферро.

Долго, долго пришлось упрашивать Дора и Марфу на переезд в далёкий Кароллой. Но удалось. И теперь настало время долгих скрупулёзных сборов.

Скупили все имеющиеся повозки, качество которых сильно не устроило славного мастера. Потом работа и ремонт транспорта, сборы, а по вечерам посиделки за чашкой вина. Всем было о чём рассказать и чем похвастаться. Всем было чем друг друга удивить.

Потом, когда казалось, что всё готово к переезду, захворала мама, и стало понятно, что пуститься в путь смогут только после родов.

И вот теперь это свершилось. И мама движением руки подаёт её какой-то знак. Наконец-то.

Прошло ещё четыре декады. На дворе весна. Время цветения и радости жизни. Растянувшийся караван. Канны исполняют обязанности возниц. Охрана из личной сотни Ферро бдительно смотрит по сторонам. Гиблые земли – не место, где можно беззаботно расслабиться. Дор с Дэром постарались, и теперь все воины каравана щеголяют в кольчугах украшеных чешуйками драконов. Дор, великий мастер. Даже из его знаменитого арбалета пробить её с пяти-семи шагов так и не смогли. Вал наложил защитное плетение и теперь и огненная стрела и фаербол не могли нанести хоть какого-нибудь урона.

– Легендарная вещь получилась! – прогудел рядом отец своим басом.

– Слава мастерам! – сказал граф Билилай, начальник охранной сотни, любовно оглаживая тёмную сталь наплечников. – За неё спокойно можно замок средних размеров купить, с прислугой и парочкой деревенек впридачу. А может и доплатят ещё.

– Это как торговаться будешь! – поддержал своего командира барон Монтей.

В телегах загружены саженцы для установки охранных зон вокруг строящихся храмов. Но в большинстве своём это скарб запасливого гнома. Ничего не захотел продавать мастер, почти до дощечки разобрал свой дом и особенно мастерскую и кузницу.

Двигались несмотря ни на что быстро. День хода, отдых в храмах. В центральный храм ходила только мама с детьми. Отсутствовала долго, даже Дор стал сильно волноваться. Но обошлось. Богиня благословения накладывала. И, правда, через день вдруг обнаружилось, что волосики на головках девочек приобрели яркий золотистый цвет.

– Как и обещала богиня. Золотинки. – усмехнулась Марфа.

Переход до герцогства через старый тракт с ночёвкой в караван-сарае занял ещё два дня. Скорость держали хорошую и по истечении второй декады показались высокие стены могучей крепости.

– Вот мы и дома. – прошептал Ферро.

Больше всего запомнился Манише момент, когда под громкие звуки фанфар настежь открылись огромные ворота, и толпа народа хлынула из них навстречу уставшему каравану. Люди вставали по сторонам дороги на колени и кланялись, кланялись, кланялись.

Уж чего-чего, а такого приёма никто не ожидал.

Проезжая мимо радостно кричащего народа, Мани ловила себя на мысли о нереальности всего происходящего. Их встречали словно вестников богов.

Площадь, битком набитая народом. Шум, крики. И вдруг всё смолкло.

Навстречу вставшему каравану шла процессия.

Мани с трудом узнавала в идущих навстречу ей людях Мартина, Сержа и других смутно знакомых воинов.

Всё было очень чинно.

Впереди идущий Серж, не доходя пару шагов до родителей Мани остановился, и преклонил колено. Вслед за ним, в начале опустились воины, а за тем и все люди заполнившие площадь.

– Благослови, Лучезарная. – громко, в полнейшей тишине, звонким мальчишеским голосом сказал маленький воин.

– Да будет с тобой спокойствие и порядок, рыцарь. И с твоими спутниками и людьми доверившимися тебе. Порядок в мыслях и помыслах, делах и любви! – громко сказала мама, касаясь рукой непокрытой головы мальчика. – Будь благословен и внемли разуму, но чувствуй, что говорит тебе сердце. Встань, воин. Негоже победителям стоять на коленях даже перед богами и их слугами. Живи, радей и властвуй на благо Богини и на благо всем! Да будет так!

И тут из рядом стоящего котлована далеко ввысь рванул горячий гейзер пока ещё грязной от почвы воды.

– Ну, наконец-то! Свершилось! – радостно рассмеялся Серж, а рядом обнимались огромный Мартин с не менее огромным Дэром.

– Мы дома! – заорал Ферро, тиская за плечи не известного воина, и довольно скалясь.


Глава первая


Прохладно, если не сказать, что холодно. Остановились на ночёвку. Переход через болота удовольствия доставил мало. Да и какое-то это смутное удовольствие, промокнуть в холоднючей воде позднего апреля. Лёд уже полностью сошёл вместе со снегом, но почва ещё не прогрелась и не оттаяла. Мне-то ещё повезло, меня вместе с Язвой тащат за собой Хэрн с Нансом, пускай и не сами, а прицепив лодку толстой верёвкой к сбруе лошадей. Их возросшая стать после моих экспериментов с заклинанием Ку, позволяла и не такой груз тащить за собой, хоть и находясь иногда по холку в воде.

Остановились на ночлег на небольшом островке. Первым делом обиходили четвероногих друзей. Очень бы не хотелось, чтобы они заболели, но всё обошлось. В отрыв через болота по прямому маршруту мы идём втроём. Нанс, как основной проводник. Он же будет меня сопровождать непосредственно до ворот школы в славном городе Веркасен герцогства Шенгер. Это одно из Великих герцогств, входящих в состав Империи. Там герцог и царь, и бог и воинский начальник. Свои законы, свои войска, даже имеется своя личная валюта. Но золото оно везде золото, а банки ушастых и коротышек раскиданы по всей империи и по всему миру.

В котле булькает бульон и Хэрн со знанием дела готовится отправить в кипящую воду первую партию хинкалий. Последняя заначка. Тратить силы на поддержание заморозки продуктов ни я, ни Хэрн не собираемся. Да-да, и такому научились!

Смотрю устало на то, как огонь пожирает брикеты производства Хэрна, и перед глазами пробегают моменты последнего отрезка жизни, который довелось провести у макров.

Всё – я макр!

Даже манишка имеется соответствующая, но её я оставляю Хэрну. Такое палево мне точно ни к чему. В школе я появлюсь как простой простолюдин, родственники которого оказали большую услугу его светлости герцогу Ивалье, то есть короне. Но пока не о моих планах на будущее, а давайте немного вспомним, что же произошло со мной за последниие месяцы и дни.

– Какого хрена тебя опять несёт к тем стенам? – разъярялся Хэрн.

– Камни, друг мой, камни!

– Вы и так с ребятами почти телегу ими с горкой нагрузили. Если бы не твои руны, её бы ни один тяжеловоз с места бы не сдвинул.

– Телег нам хватает. Подготовили. А запас камней, которые вряд ли где ещё найдёшь, Ордену очень понадобится. Все наработки по работе с камнями, их свойствами, которые мне удалось раскрыть, нашим магам, и тебе в том числе, понадобятся.

– Хозяин, вы в прошлый раз еле ноги унесли оттуда! – не успокаивался Хэрн. – Вон посмотри на Яву. Меня не слушаешь, так хоть ей дай высказаться.

– Хэрн, в прошлый раз мы слишком далеко в город забрели. Согласен, погорячился. Но ребята чувствуют себя хорошо и от ещё одного похода в город точно не откажутся.

– Ты за себя говори, а не за них. За свои прошлые косяки теперь они готовы и в пасть дракону заглянуть, не то, что опять с Линчами пообщаться.

– Ладно, Хэрн, обещаю, поброжу только по окрестностям, за крепостные стены лезть не буду.

Да, не очень хорошо получилось, в прошлый раз. Заигрались и не заметили, как попали в ловушку. Благо с нами Язва была, подняла тревогу. Прорывались через толпу нежити в направлении ворот. Линч вроде как нас и не пытался остановить или захватить, а просто выдавливал из города. Странно, но, кажется, узнал он мою ауру. А раз так, значит, был свидетелем моего знакомства с прежним хозяином Язвы, и судьбы последнего испытать не захотел. Короче, нас просто попросили весьма культурно и вежливо. Но такие выводы из случившегося сделал только я и Язва. Ребятам же впечатлений хватило за глаза, но и показать, что они испугались и боятся для них немыслимо, макры одним словом. Гордые без меры. И признать свой страх – такое невозможно, это выше их сил.

Но в последнее посещение улов впечатляющий. Собрали под сотню камней перламутрового цвета. На солнце переливаются всеми цветами радуги. Красиво и завораживающе. Вообще эти земли хранят в себе столько тайн, что дух захватывает. Уверен, как только Орден встанет на ноги и в достаточной степени окрепнет, на берегах этого залива появится форпост Ордена. И маги начнут изучать данный маленький мирок, а бывшие Линчи постараются наладить отношения с местными боссами. Всё-таки не так давно сами такими же были, а у меня, в свете таких событий, появится опять куча неприятных, но нужных дел. Ну, ничего, хоть главного дракона будет повод вызвать для общения. Вот только сначала надо Бобика проведать и забрать ништяки, что я ему оставил на хранение. Колечко, подаренное мне Сержем, очень кстати пришлось бы! Иногда жалею, что оставил его у Бобика, как и кинжал и свой, настроенный на меня, переносной портал. У Хэрна он есть, ему, как впрочем и мне, маны и силы не хватает, чтобы запустить его в обычной обстановке, а подходящего алтаря под рукой нет. Хотя и создал я уже два алтаря, один с охраной панцирных рыцарей, и второй в доме, созданный по подсмотренному проекту продвинутых «печальных» моряков, но первый опасно в таком ракурсе использовать, а второй всё-таки слаб слишком для таких целей. Для сбора энергии в личных целях подходит, но на большее рассчитывать с ним не приходится. Есть, наверняка, в поле зрения ещё одно место, где по определению должен быть алтарь. Виднеющийся невдалеке разрушенный храм, но соваться туда, что-то особого желания нет. Вот появится в этих краях форпост Ордена, вот тогда пускай и рискуют энтузиасты, а я же пас.

Подготовка к весенней ярмарке идёт полным ходом. Игрушки, комплекты игр, оружие, украшения, всякие разные настойки спиртосодержащие и просто лечебные, и общеукрепляющие лечебные снадобья. Всё, что годится к продаже, поставлено на поток производства словно на большом предприятии. Ланц изгаляется, мастерит игрушки, статуэтки и просто сувениры. В этом ему активно помогает мелюзга. Эльфа всё-таки настояла и мальчишку отдали на воспитание им с Ланцем. Теперь приёмный папа передаёт сыну свои умения, а новоиспечённая мамаша гоняет его по просыпающемуся лесу, заставляя собирать какие-то нужные ей для снадобий и гербариев растения. Нанс с Хэрном пропадают в мастерской, там же обосновались и прикомандированные в качестве наказания макры, и те кто по своей глупости попали в рабство к Хэрну. Но это только тогда, когда они не привлекаются в походы в проклятые земли за хабаром.

Происшествий нет. Всё относительно спокойно. Молоко, разлитое по пробиркам и заряженное эльфой, стабильно поставляется представителю князя. Уже шесть полных поставок было. И деньги, и деньги не малые, идут стабильным потоком на наши нужды. Но чаще всего даже не деньгами мы берём оплату. Материалами можно. Даже металл древних макры обещались достать. Откопали мы все наши заначки с драгоценностями и оружием. Только, понятное дело, осколок древнего алтаря и не думали трогать. Продавать из этого ничего не будем, это резерв для нужд Ордена. Упаковали всё в тайники, выполненные в телегах по образцу нашего первого транспортного средства.

В селе у меня полный порядок. Староста и главари родов, конечно, в обиде на Хэрна. Ни для кого не секрет, что по весне мы отправляемся на родину, и к тому же забираем с собой и нужных персонажей в жизни села. Знахарку и главную рукодельницу. Недовольны, но в открытую стараются недовольство вслух не высказывать. Ребятня тоже печалилась, пока я им не пообещал оставить мячи и научить ещё одной интересной игре, для которой сейчас Хэрн плетёт сеть, а пацанва расчищает площадку и вкапывает два столба. Волейбол. Просто и со вкусом. С пионерболом они уже успели познакомиться. И просто мячом у нас удавалось перекидываться, играя в бомбочку. И вот теперь пришёл черёд классического волейбола, со всей сложной системой подсчёта. Пускай радуются. И пообещал, что для участников команд будет приличная скидка на игрушки и ножи в ближайшую ярмарку. Все довольны и полны радужных предвкушений и надежд. Последний период жизни в княжестве у нас проходил спокойно, в делах и приятных заботах.

Засылали Ланца в столицу герцогства с караваном. Задача была одна. Узнать, во сколько нам обойдётся путешествие дорогами древних, как тут называли порталы.

Вернулся Ланц через декаду очень расстроенным. Сумма, озвученная кланновцами заведующими порталом, повергла его в шок. Мы ведь не благородные, хоть и макры, и не войска передвигаем, а караван, и собираемся продвигаться без специального разрешения. В общем одна телега в зависимости от веса в пределах шестидесяти тысяч золотом. Если быть точнее, то самая тяжёлая телега, гружённая камнем, пойдёт в пределах ста тридцати тысяч. Более чем в два раза дороже.

И, как следствие, развернулась нешуточная дискуссия, а стоит ли игра свеч. Но я был непреклонен. Над нами продолжал висеть меч, занесённый императором, а, значит, лучше потерять все деньги чем чью-то жизнь. И приказом просто запретил любое обсуждение и сомнения. Возможности заработать такие деньги у нас имеются, да и на кулонах серьёзные суммы лежат. Я не собирался брать с собой кулон банка. Странно было бы, если бы у юного простолюдина, был такой дорогой и редкий девайс, и к тому же оформленный на его имя. Куча дополнительных вопросов и подозрений.

Ярмарка подтвердила мои выводы.

Всё у нас раскупили буквально в первый же день, причём заезжим купцам практически ничего не досталось. Всё скупили князья и местное население, на общей эйфории решившее потрясти мошной. Запас денежных средств теперь существенный. Всеми финансами заправляет жёнушка Нанса. Хватка у неё железная! А, если к этому добавить, что она спелась с эльфой… Даже бывший молодой вождь верховного клана северных макров не смел ей перечить в хозяйственных вопросах, а в военные она и не лезла, хотя и могла бы, опыт есть. Но мне забавно было смотреть как она принимала камни у добытчиков нашего небольшого отряда. Желание прикарманить какую-нибудь мелочь было у каждого, деньги никогда лишними не бывают, а, если сделать такой подарок знакомой зазнобе, то с вероятностью в сто процентов можно надеяться на очень приятную и горячую благодарность. В общем, парни хитрили и славили всех богов, если в момент нашего возвращения женщины не было на хуторе. Но, если их встречала на пороге одного из подвалов переделанного в склад красавица с руками упёртыми в крутые бока, то лица становились ну очень грустные и такие жалобные. Смех и грех!

В отрыв мы ушли первыми. Караван выходит только через три дня, давая нам возможность скинуть с хвоста возможных наблюдателей и кого ещё похуже. В столице герцогства, если нам туда будет суждено добраться без особых происшествий, Хэрн с Язвой остаются ждать караван. И договариваются с кланом хранителей порталов на переброску каравана в полном составе в Кароллой. А мы с Нансом так же порталом переносимся в столицу герцогства Шенгер город Жарэ, а затем своим ходом добираемся в славный город Веркасен, а именно, в известную во всей империи начальную школу магии герцогства, находящуюся под патронажем великого герцога. Я, вообще-то, в начале хотел в другую школу поступить, но прикинув, поговорив и посоветовавшись с эльфом, выбрал именно школу этого Великого герцогства. Городок, где она находится, стоит вдалеке от больших трактов, своего портала нет, город считается вольным и правит там выборный совет, а со стороны герцога командует вооруженными силами бургграф. Процветает торговля рудой и, соответственно, сталью. Много мастерских. Город, по понятиям империи, весьма преуспевающий и по размерам относится скорее к крупным, чем средним городам империи. Культурный центр небольшой области тоже свободных жителей. Такой островок свободы, где рабство не очень-то и приветствуют. Других учебных заведений в городе нет. Ближайшая академия находится в столице герцогства. Меня такой вариант полностью устраивал. Отсидеться года три-четыре, если до этого времени не удастся утрясти проблемы с императорской семьёй, и дойти до возраста второго взросления. Получить право обучаться магии в академии, когда уже не будет нужды скрывать своё неожиданное дворянское происхождение. Мне уже вроде как и тринадцать со слов эльфы. Она как-то с помощью своих фокусов смогла установить мой возраст довольно точно, но опять же с её слов. На хорошем питании, свежем воздухе и при постоянных физических нагрузках, я довольно сильно подрос и раздался в плечах. Когда одет в свою дорогую охотничью сбрую, выгляжу на много старше своих лет, а вот стоит напялить штаны и рубаху местной босоты, то можно наоборот дать года на два меньше чем мне на самом деле. Вот волосы меня сильно демаскируют. Длинные волосы разрешено носить, согласно табели о рангах, только благородному сословию или лицам к ним приравненным. Таким, как, например, макры, и по должности, также по праву силы. Кто, в своём уме, предъявит подобные претензии Ланцу. Сдохнет тут же. Так, что даже стражники, следящие за порядком в городах, трижды подумают приставать к наёмникам с такими предъявами. Стричься я не собирался, и не особо волновался по этому поводу. На детей в этом вопросе не особо обращали внимание, главное, чтобы сопровождающий был. Хотя в вольном городе к молодёжи вопросов обычно меньше чем на обычном тракте. Вот там как раз в одиночку появляться мне не стоит. Нанс сопровождать меня будет в образе макра, а к этим ненормальным убийцам даже благородные стараются не цепляться.

Консервацию всех помещений закончит проводить Ланц. Помещение склада с наложенными чарами нетленности под завязку набили продуктами. Как свежими, так и соленьями с копчёностями. Мало ли, когда придётся сюда ещё вернуться, и не факт, что именно нам. Лесопосадка, исполняющая роль силового барьера, получает подпитку от алтаря под которым похоронены останки защитников и воинов захватчиков, а также запрятана часть древнего алтаря. Магического фона, вырабатываемого алтарём, достаточно для бесперебойной работы охранного рубежа периметра. Три дня даны на прощания с родственниками и знакомыми. Ещё раз всё проверить. Как транспорт, так и тягловую силу. Лощади все прошли знакомство с заклинанием огра. Изменения видны невооружённым взглядом. Погружена или готова вся наша живность, которую запланировали транспортировать в Орден. Что Бяша, что Кава, внешне спокойно отнеслись к предстоящей поездке. Клеток хватает на всю маленькую отару. Даже несколько кроликов решено взять с собой и цыпок с гусятами. Крупную птицу пришлось всю пустить на мясо. Но ничего, ещё восполнятся наши запасы, нам бы только до крепости Варлей добраться, а там уже…

Но мечты-мечты.

А пока мы сами сделали первый шаг для воссоединения с Орденом. Я пока отломанный ломоть. Соваться, не зная, что происходит вокруг нас, опасно, и наличие Нанса и Ланца говорит об этом лучше любого другого довода.

– Завтра переход всего до обеда, придётся немного поплавать. Лошади, ведут себя отлично, надеюсь, проблем не будет. Перешеек небольшой, всего шагов сорок. Проблем не будет. – осоловевший после плотного ужина Нанс делится с нами планами на завтра, через слово убеждая, толи нас, толи себя словами «Проблем не будет». Видно, всё-таки, слишком опасную дорогу мы для себя выбрали! – Если сегодня можно не оставлять ночное охранение, тут вряд ли какая живность появится, то вот завтра, однозначно, на ночь выставляем охранение. Явочка, конечно, прекрасный сторож, но могут и полукровки появиться. Иногда они и сюда дотягиваются. Зары опасны, если их общество не приняло, или они себя в жизни не нашли.

– Встречались как-то… – молвил тихо Хэрн. – Малоприятные воспоминания. Вон сидит. – ткнул пальцем в мою сторону. – Если бы не он, то не сидел бы я здесь с тобой.

– Ого! Много было их?

– Приличная шайка. Всех положили. – и перевёл разговор на завтрашний день. – Как я понял, сразу после переправы встаём на ночёвку?

– Да, смысла переть дальше нет. Потом всё равно ещё дневной переход и выход на тракт. Поэтому ночуем на берегу озера. Сушимся и готовимся к длинному дневному переходу. Тропы широкие и удобные. Через буреломы не полезем. Смысла нет. Поэтому скорость будем держать внушительную. Отдыхайте. Завтра весь день в седле придётся провести. Глянем заодно, как лошади себя поведут. На такие расстояния мы их ещё не гоняли.

Скакунов Ергонии мы, естественно, с собой не взяли. У них жеребята, а разлучать их с родителями ни я ни Хэрн не хотели. Поэтому у нас с ним теперь другой поджопный транспорт – мощные изменённые кони вороной масти. Сильные и надеюсь выносливые скакуны. А какие они в скачке проверим завтра.

– Всё, ложимся, завтра подниму при первых же лучах солнца. Спать. Укладываемся.


***


Ночь прошла спокойно. Никто не беспокоил, и Нанс оказался прав. Зверья рядом не наблюдалось, или их просто Ява своим одним присутствием всех распугала. Эта красавица второй день со мной в одной лодке отсыпается. Вот бы мне её спокойствие и невозмутимость. Забралась под плед на мешки и спит. И ничего её не волнует и не беспокоит. А вот мне страшно. Заболоченные берега озера…, скорость передвижения существенно снизилась. Если раньше мы еле шли, то теперь еле ноги передвигаем, и плетёмся как черепахи. Пару раз пришлось пускаться вплавь. Большая вода – как сказал Нанс. Он тоже хмур и чем-то сильно озабочен. Но обошлось. Никто на нас не напал. Вот только обещанный последний заплыв оказался не в сорок шагов, как обещал наёмник, а все сто сорок. Но наши амфибии выдержали, и не только себя из мутных вод озера-болота вытащили, но и всех остальных, и нас с Явой в лодке тоже.

Всё. Берег. Лес стоит голый, только на некоторых ветках деревьев видно как начали распускаться молодые листочки.

– Оружие проверьте. – командует Хэрн. – Малыш, проверка периметра. Живо.

Вхожу в транс и тут же обнаруживаю в шагах тридцати от нас крупную засветку.

– Вправо на три часа, объект. Неразумный. Предположительно лось или что-то достаточно крупное. Людей в округе, ближе пары сотен шагов нет.

Да, у меня реально поднялась способность локатора. Свободно беру расстояние в двести шагов, а если пускать узкий луч в одном направлении, то спокойно и за пятьсот ухожу.

Хэрн резко вскинул огромный арбалет Дора и выпустил все два бронированных болта в том направлении, куда я указал.

Через мгновение раздался характерный хруст попавших болтов в живое тело, протестующий рёв, гулкое топтание по земле, а потом большой шмяк.

– Попал! – усмехнулся довольный Хэрн – Пойдём, Нанс, проверим. Ява со мной. Малой ты здесь. И стрелу с лука не снимай.

Весело. Не успели высадиться, а уже и пострелять пришлось.

– Изюбр. Отличный улов. Подранок. Рана с день назад, наверное, нанесена. Добили. Печень чистая. Ура, у нас мясо. И Ява радуется.

– Я, вообще-то, за себя и сама могу сказать. – довольная реплика от Язвы. О, оклемалась! Болото ей уж очень не нравилось, хотя в озере любила с Хэрном купаться. Не удивлюсь, что и сейчас эти ненормальные заплыв устроят, в этой холодной до невозможности воде. Но мне всё равно, лишь бы рыбы наловили.

Лагерь развернули прям на берегу озера. Прятаться со стороны воды не от кого. Маленький мысок, выступающий узкой полосой в сторону мутных вод заболоченного озера. Узкий перешеек суши служит нам и местом для отдыха, а расположен так, что надобности мониторить все направления на предмет посторонних не требуется. Но, я не расслабляюсь. Нанс зря пугать не будет. Да и помню, как я тогда уставший расслабился, а в итоге, что я, что Хэрн познакомились с кнутом.

Кстати, о нём. Это у меня теперь основное оружие. Простолюдинам и таким детям как я, даже кинжала не положено. Нож, пожалуйста, и больше ничего из колюще-режущего оружия. Даже копьё иметь не могу, если не на охоте. Хотя охота у нас сегодня и без копья прошла весьма успешно. Ява отказалась от сырого мяса, и теперь как все, с нетерпением смотрит, как Хэрн колдует над готовящимся на углях шашлыке. А того…

– Мясо за один раз всё не есть, но и тащить всю гору на себе смысла нет. У нас хоть и не много груза, но такую тушу…

– Подморозим немного. – не согласился с наёмником Хэрн. – соли есть немного. Сегодня от пуза поедим. С собой на завтра наготовим побольше. На ходу поесть можно будет свободно. Остальное от костей освободим и через мясорубку пустим. Как ты там называл эти толстые биточки из рыхлого мяса? – обратился ко мне канн.

– Люля-кебаб! – устало ответил я.

– Вот! А этот баб легко готовится и быстро. Намного быстрее шашлыка да и вкуснее его. Хватит ворчать, работаем.

У нас сегодня праздник живота. Мы много продуктов с собой не брали. Добраться бы до тракта, а там по ходу движения таверны есть, хоть и мало их. С голода бы точно не умерли, но и выбрасывать столько мяса, жаба давила. Работу закончили только к вечеру, а потом была объедаловка, эпизодически нарушаемая очередной проверкой пространства и беседой.

Початая емкость вина, обглоданные кости, горка позавчерашнего хлеба. Соус и термос с чаем, и разговор на заданную тему.

– Ты и простолюдин? Не смеши меня! Да не умеешь ты им быть, Малой. Сам глянь на себя со стороны. Наглый взгляд. Кланяться не умеешь и не заставить. Волосы, что у того графа отросли. Руки холёные, лицо как у типичного аристократа.

– Бастард. – вставил своё слово Нанс.

– Согласен, вот бастардом тебе заделаться…

– Все ублюдком попрекать будут! – усмехнулся я.

– Тебе, что, впервой, что ли? – улыбнулся Хэрн. – Зато вопросов о происхождении меньше. Дальше. Арбалет не дам. Не твой это, во первых, а во вторых, такой экземпляр безродному не по карману. Теперь, что касается лука. Свой подарок от кочевников мне оставишь. Что он не простой, и с одного взгляда понятно. Возьмёшь из тех, что я тебе подобрал после стычки с графом. Он составной и в мешке в сложенном виде места много не займёт. Меч ты Ку подарил, а вот на лук даже внимания не обратил, а зря. То, что к нему эльф руку приложил и так понятно. Ланц с ним тоже немного поработал. Что-то там ему напевал, в течение всего дня, а потом и жёнушка его отметилась. В растворе каком-то его замачивала пару дней и сушила с декаду. Зато бьёт очень жёстко теперь. И небольшой он, как раз под твою руку подойдёт. И состарили его как-то. Это уже к эльфе вопросы. Со стороны теперь он смотрится весьма непрезентабельно. Маскировка отличная! Стрелы твои, тут я не возражаю. Клинок, всё-таки, советую тебе взять. То, что ты поступишь, я не сомневаюсь, а вот уже как ученику школы, тебе положено будет иметь оружие. Ножей, я смотрю, ты целую кучу набрал. Хоть ума хватило клинки убийц не трогать.

– Ага, зато наши реплики на них целых два комплекта захватил! – смеётся Нанс.

Обсуждают мою экипировку.

В столицу я заезжать не собираюсь. Портал находится в пригороде, причём не с той стороны, с которой мы подъезжаем.

Объедем город по дуге. Меньше глаз лишних, меньше проблем. Но вопрос оружия не праздный. Я за каждый клинок, взятый с собой, целое побоище каждый раз устраивал, и, даже сейчас дебаты по этому поводу утихнуть не могут, хотя мы уже и в пути.

– Давай ещё раз по списку пройдёмся. Запас сюрикенов ты восполнил. Всего четыре, так?

Я молча кивнул.

– Дальше идём. Свои засапожники ты так и не заменил!

– Счастливчика не отдам! – категорично заявил я.

– Если тебя разденут, то сильно удивятся такому количеству оружия. Дальше. Столовый нож, покажи!

– Вот. – просто ответил я, показав, зажатый в руке нож.

– Это же боевой! – удивился Хэрн.

– Но от того, что он боевой, столовым он быть не перестал? – хитро спросил я.

– Скажут, что странный ты. – вставил Нанс и свои пять монеток в разговор. – А это на мысли всякие наталкивает, оно тебе надо?

– Пофиг.– отмахнулся я. – Я и не собираюсь обязательно быть как все. Даже не так. Я никогда таким как все не буду. И отличаться буду не только одеждой, снарягой и оружием, а, главное, я поведением от всех отличаться буду. И даже не от того, что я специально так делаю, нет. Я просто не знаю, как это быть как все! Поэтому и говорю, отличие от остальных, главная моя фишка. В любой момент, если приспичит, я могу заявить, что я макр. И любой маг подтвердит это. Так, что…

– Да, с макрами любой побоится связываться.

– Я даже думал до школы в одиночку добираться, только манишку натянуть.

– И не думай даже! – всполошились оба моих попутчика. – Не отпустим, и не уговаривай. Я и вовсе бы с тобой в городе для присмотра кого-нибудь оставил.

– А смысл? Из школы я ещё очень нескоро выйду, даже на выходные.

– Там не так строго! – Не согласился со мной Хэрн.

– Давай так. Ты первым делом проверяешь как дела в Ордене. Утрясаешь проблемы с императорской четой, а потом, если всё будет ровно, за мной приедешь. Если найдётся школа магии где поближе, я перееду туда! Идёт?

– Хорошо! – немного подумал. – Так давай дальше по оружию.

На импровизированный стол, роль которого исполнял простой шерстяной плед, я поочерёдно выложил два комплекта метательных ножей, сделанных, один Дором, в качестве подарка, и второй, сделанный уже здесь в кузне, Хэрном.

– Так, восемь ножей. Х-м. Не мало?

Я, вздохнув, выложил ещё один комплект, как раз тот, который мне достался от ребят из клана убийц.

– Не утерпел, всё-таки. – рассмеялся Нанс.

– Эти оставишь, и не спорь даже. Ведь я их вроде сам лично укладывал в ящики. Ну, ты мастер. Ещё что есть? Кинжал не брал, и клинок тоже. Я так и знал. Значит, так. Мы тут с Нансом подсуетились. Из металла древних тебе подарки подготовили. Малый меч. Почти бастард, но облегчённый. Ты, и правда, в своём прикиде очень прилично выглядишь. Нет, дорого твоя одежда не смотрится, но вот опытный человек, может и понять, из какого материала твои вещи сделаны, а тогда, несоответствие образа с принятыми штампами. Поэтому, всё-таки, может бастард? Никому ничего не должен, но и не простолюдин. Благородные и аристо, правда, на тебя будут ядом плеваться, но тут хотя бы объяснения есть, почему ты кланяться так не любишь. А будут тебя любить, или не будут, какая разница! А?

– Бастард, так бастард! – согласился я.

– Тогда и кинжал вот, мы тоже с Нансом подсуетились. Из запасов наших, что набрались по подвалам, подобрать что-нибудь недорогое очень сложно. Не по чину будет, поэтому, этот комплект тоже через руки четы наших ушастых прошёл. Состарили металл, и, что-то там ещё наложили, я так до конца и сам не разобрался. Что-то с отъёмом энергии у жертв. Эльфа у нас бывший служитель бога, причём весьма высокого ранга. Что-то там между собой жрицы не поделили, и пришлось нашей шалунье брать попу в руки и бежать. Вот и намудрила с тёмными силами. А ты у нас с ними на короткой ноге, поэтому попробуешь. Вроде как даже и здоровье немного от наносимого урона противнику тебе передаётся. Это уже Ланц постарался. Метал древних и не такие выкрутасы позволяет с собой творить. Поэтому, если ты бастард, то цепляешь оружие сразу. Привыкать надо с ним ходить. Поэтому держи, владей. На время путешествия, куртку и штаны из монстрика не снимать, даже, если в таверне спать ложишься. Перед школой зайдёте в ближайшую таверну, отдохнёте, отмоетесь и переоденешься прежде чем на приём пойдёшь. Понятно?

Мы вместе с Нансом согласно кивнули.

– Дальше. Коня оставлять с собой ты не хочешь. Ну, и ладно. Тут вопрос закрыт. По оружию и статусу твоему мы разобрались. Теперь, что касается твоего поведения в школе.

И я чуть не рассмеялся.

Боже, как давно я эти слова слышал из уст своей дорогой мамочки! Ой, мамочки!!! Как же давно это было! И вот опять всё по новой повторяется.

Не обращая внимания на мой смех, Хэрн продолжал мой инструктаж.

– К тому же благородные, и ещё к тому же дети. Без мозгов и все жизни ещё не видели, и думают, что весь мир вокруг них вертится. Стычки не минуемы. Их не избежать, а потому старайся не покалечить никого, а, главное, не убить, иначе…

– Понятно. – сказал я.

– Сейчас сложно прогнозировать, что тебя там ожидает, но думаю, ты в состоянии до осени продержаться, а там и я приеду. Возможно, и заберём тебя. Боюсь вся бодяга раньше осени не развеется. Поэтому ориентируйся именно на это время. А пока давай, проверь лук, опробуй его, вон в то деревцо популяй стрелы. Меч куда тебе сунуть?

– За спину пристрой, где мой старый был.

Лук понравился, и ход хороший и растяжка облегчённая. Стрелы ложились в цель как и задумывалось. Легко и непринуждённо. Сказывался высокий холл лучника. Отличный подарок. Спасибо ребятам. Сложив снаряжение, распределили дежурство. Моё выпало в последнюю очередь. Стоять на часах мне предстояло с Явой. И раз выпало так, то и укладывались спать мы также вместе, в обнимку на одном одеяле и под одним пледом.


***


До столицы местного герцогства добрались без проблем. По лесу мчались как сумасшедшие. Иноходцы показывали отличные данные. Выносливые, крупною рысью могли идти долго, очень долго, а вот переход в галоп, а тем более в карьер, проходил более тягостно. И в таком режиме кони могли пройти не более получаса, потом начинали сильно уставать. Но полчаса быстрой скачки, это тоже немало. При случае, есть шанс оторваться от погони.

Не заглядывая в город, обогнув его стороной, ближе к обеду следующего дня после ночёвки на берегу озера, наконец-то добрались до портала.

– Помни, должен продержаться до осени. Постараюсь пораньше прислать кого-нибудь в помощь. Неплохо было бы, если бы орки вернулись. Луи обещал! Но как там у него всё разрешилось… – Хэрн пожал плечами.

– Нормально у него всё, – неожиданно даже сам для себя, произнёс я, – волнуется, любит, ждёт, спешит. – быстро говорил я то, что ненароком почувствовал в своей душе.

– Чувствуешь его? – Нанс готов был, наверное, ворону проглотить, так рот раскрыл широко от удивления.

Я глянул на Хэрна и улыбнулся. Что отвечать, и так всё ясно. А ведь с Хэрном я первый раз так надолго расстаюсь. На душе стало совсем грустно. И тело ребёнка чуть не взяло бразды правления в свои руки. Я едва не расплакался.

Нашли отделение банка коротышек. Находилось оно прямо вблизи квартала, где располагался пост портала.

Перевёл все деньги, что были у меня на кулоне.

– Кулон себе оставь. Ты бастард. Бедный, но деньги иногда водятся. У тебя по вооружению и одежде понять можно. Тысячу золотых у тебя на кулоне остались. С наличкой, что?

– В золоте двадцатка, серебром сотня золотом и медью пятак. – быстро ответил я. Хэрн цепляется с вопросами, пытаясь оттянуть момент расставания.

– Ладно, долгие проводы долгие слёзы. – сказал я, но голос предательски дрогнул. Мы обнялись.

– Береги себя. Сам знаешь, что ты значишь для нас, и, если бы не эти императоры и их жёны, хрен бы я тебя и на секунду оставил. – чуть не плакал старый канн.

– Прорвёмся, Хэрн. И не в таких передрягах бывали.

– Это точно. Но никогда не расставались!

– Никогда, не говори никогда. – усмехнулся я. – Всегда что-то случается в первый раз, так почему бы не сегодня. Ты готов Нанс?

– Готов, Ваша Светлость. – поклонился наёмник.

Я покачал головой, смотря, как Хэрн заливается краской. А всё-таки и не понять теперь, что перед тобой канн стоит, глядя на Хэрна. Хэрн становился всё сильнее и сильнее похожим по телосложению на человека, даже лицо изменилось и приобрело явно выраженные человеческие черты. И зелень практически не видна на лице. Стал широк в плечах, и ростом подрос не менее чем сантиметров на десять. Неплохой результат!

– Трогаем.


***


Прошли сутки с того момента как я впервые прошёл через врата портала. Ощущение незабываемое. Словно ты распадаешься на части и летишь, летишь, и вдруг тело обретает вес, и тебя сильно прижимает к полу. И желудок требует выйти наружу, посмотреть, кто там над ним так сильно издевается.

Город Жарэ, столица герцогства Шенгер. Шедевр изящности и грязи. Боги, как тут грязно-то. Стоит только отойти от центральной площади, где находится замок герцогов и, напротив, крепостная стена поста клана Дорог Древних, как попадаешь чуть ли не по колено в жуткую грязищу. Благо мы на лошадях, но тут в этом огромном городе такое ощущение, что про канализацию никогда ничего и не слышали. Благо хоть из окон на головы редких прохожих и всадников помои не выливают. Выбрались за городские ворота только часа через полтора, не меньше, и, не останавливаясь, только уточнили направление в сторону города Веркасен, продолжили путь.

Встали на ночёвку ближе к ночи в придорожной таверне. Впечатление, от этой смеси придорожного кафе и дешёвой гостиницы, приятным не назовёшь. Но горячая вода была в наличии. Мыльня имелась, а стоимость ужина немного удивила своей дешевизной. Приняв меня за молодого бастарда, о чём говорил меч, и то, как предупредительно вёл себя со мной Нанс, даже местная служанка начала строить мне глазки. Увы и ах, дорогая, но я пока не по этой части, хотя и очень-очень хочется красивого сочного женского тела. Но шокировать Нанса я точно не буду. Да, впрочем, и он тоже получил свою порцию внимания. А девица, видя, что я не ведусь на её зовущие улыбки, полностью приключилась на наёмника.

Вечерний моцион после трудного дня и очень грязной дороги. Отдав почистить свою походную одежду и переодевшись в чистое, вооружившись, спустились в общий зал на ужин.

Обеденный зал представлял из себя большую квадратную комнату, со стороной шагов так в десять. Восемь столов, которые все практически были заняты. Из украшений в зале, только бегающие между столами с подносами молодые девки, исполняющие роль официанток. На дворе ночь и путники стараются быстрее найти место для отдыха, ночёвки, и хорошего ужина.

Трактирщик посадил нас за стол к пожилой паре, что спокойно и размеренно поглощала свой роскошный ужин, и, если честно, то весьма неприязненно посматривала на нарисовавшихся сотрапезников в нашем лице. Но мест нет, и трактирщик, как он сам сказал, всегда предупреждает посетителей, что, если за столом места пустые не оплачиваются, то ждите, что в процессе приёма пищи вам подсадят соседей.

Выглядели эти соседи весьма недовольными. Но видно жлобы, раз за пустые места не заплатили, коль так хотели есть в гордом одиночестве.

– Вы не местные? – оглядев нас тяжёлым взглядом из под нависших дуг сросшихся бровей спросила не представляясь и не отвечая на наше приветствие мужская половина этой неприятной пары.

– По нам это так сильно видно? _ вопросом на вопрос, ответил я.

Мужик ещё сильнее занервничал. Мало, что отвечает пацан, почти ребёнок, так ещё и не отвечает, а задаёт в ответ вопрос. Верх неуважения!

– Тебя не учили молчать, когда взрослые разговаривают? – прорычал этот набычившийся слоняра.

– Меня учили, что порядочные люди на приветствие обычно отвечают приветствием, а потом представляются прежде чем задавать какие-нибудь вопросы. И только бюргеры вольных городов имеют привычку хамить воинам, думая, что толстый кошелёк спасёт их от острого меча. – усмехнулся я.

В точку. Точно, какой-то нувориш! Деньги заработал, а мозгов нет. Ведь видно по нам, по снаряжению, и по оружию, что перед ним непростые вольники.

По глазам вижу, что дошло и вон ладошка жены, успокаивающе прижала сжатый кулак мужа.

– Здравствуйте !– выдавил он из себя.

– Приятного аппетита, уважаемые! – словно и не было пару секунд назад словесной стычки, проговорил Нанс. – Мы путешествуем. Меня зовут Нанс, а это Гури. Держим путь в славный город Веркасен. Не подскажете, сколько до него ещё осталось трястись?

Тут уже ответила женщина.

– Мадлен, жена этого неотёсанного винодела. Возвращаемся домой с Ярмарки. Расторговались в столице хорошо, но уж больно шумно было, и ворья, вы не представляете, сколько в этом прекрасном городе. Да вы садитесь, не стойте. В ногах правды нет!

Мы переглянулись с Нансом и спокойно уселись на свободные места напротив супружеской пары.

Мадлен резво взяла бразды правления в разговоре за столом в свои руки.

– В этой таверне очень удаётся повару жаркое, где вперемешку с мясом барашка, очень удачно вливается аромат дикой кабанины. Необычный вкус, но вот секретный соус, чей секрет не является ни для кого секретом, а вот процентовка компонентов в нём другая, и соус отличается от всех остальных известных, и под ним жаркое отличается и вовсе божественными наборами ароматов и главное вкуса. Хлеба побольше заказывайте, поверьте, придётся ещё раз звать разносчицу. Можно овощную нарезку заказать к мясу. Очень рекомендую и грибы, а под вино печенье прекрасно местное пойдёт. Правда, вино тут…

– Вино тут никакое, а мясо без вина, это перевод денег на ветер. – мужик повернулся к жене и принялся что-то доказывать.

И тут я его понял. И злой его настрой, и срыв на нас. Винодел, а за столом сидит трезвый. Трезвый.

– Он трезвый! – шёпотом на ухо сказал немного удивлённым голосом наёмник.

– И как я только не догадался! – хмыкнул в ответ я.

Мадлен сдалась на уговоры сразу трёх мужиков. Я тоже присоединился к уговорам, уж больно плохим вином давиться не хотелось. Уступили мольбам жаждущих. Муж кинулся в снятую супружеской парой комнату и принёс объёмную бутыль. Первый тост, за мудрейших женщин, пошёл на ура. Вино прекрасное. Разгорячённый Нанс налил еще по одной, и сделал обширный заказ. Видя какими глазами служанка принимала заказ у Нанса, заставил его снять себе отдельный номер, благо, не смотря на кучу народа в обеденном зале, свободные комнаты имелись в наличии. Нанс сразу понял к чему я клоню, и сопротивляться не стал.

Пьянка намечалась основательная, а я с удовольствием набив брюхо отличным жарким под изумительное вино отправился отдыхать.

Шум от дверей, на которых в качестве дополнительного замка установлена в качестве перемычки толстая дубовая доска. Слышны и пьяная ругань, и разухабистые песни. Всё как обычно.

А я тихонько тренькаю по струнам своей мандолины, которую ни за что не захотел оставлять Хэрну, и тихо протяжным голосом пьяно вывожу.


Когда весна

Придёт, не знаю

Пройдут дожди

Пройдут снега

А ты мне улица родная

Всё, как и прежде дорога…


Забористое вино у мужика. Как бы завтра завтрак не проспать и, главное, чтобы голова от выпитого не болела.


***


Утром на удивление прекрасно себя чувствовал. Винодел прекрасно справляется со своей работой и продукт у него получается изумительный. Так, надо прикупить у него пару пузырей. Мало ли!

Но не судьба. Бутылка вчерашняя оказалась последняя, но вот в городе нам пообещали выдать сколько захотим. Хоть из неприкосновенного запаса, который хранится вот уже более сотни лет, и каждый год пополняется очередным шедевром.

– Ещё прадед завёл такой порядок. На бутылку ставят нетление, чтобы не кисло, и такое вино может стоять хоть тысячу лет. Но мой дед завёл порядки по-другому. В один год ему не удалось продать весь разлив. Много бутылок остались невостребованными. Вот он и решил их спрятать в подвальчике, где реликтовое вино держалось. Потом через год какую-то услугу оказал лично архимагу. Мутная история там была, но архимаг оказался человеком обязательным и отплатил за добро. На подполье, где вино хранилось, заклинание нетленности наложил. Прошло ещё десять лет, и как-то в эти края император заявился со свитой. И надо же было такому случиться, что его конь ногу, прямо около нашего дома сломал. Шум да гам. После стресса выпить захотелось сильно и, причём всей свите. Ну, и нагрянули в магазинчик, что стоял рядом, рассмотрев вывеску. Так вот, императору тогда очень то вино понравилось, которое десять лет продаваться не хотело, словно ждало именно его. Закупил тогда двор полностью всю продукцию, включая и вино молодое того года, когда всё и произошло. С тех пор наш род является поставщиком Его Императорского Величества, и имеем собственное магическое клеймо, способное накладывать на бутыль это самое нетление. Потребность в самом погребе отпала, но всё равно, до сих пор там хранится вино, душу в которое вложили ещё мои предки. Оно не продаётся, только по указу императора. Но вот выпить сам хозяин может его хоть всё. Так что приглашаю, вы ведь всё равно туда следуете. Так чего бы вам не торопиться, а спокойно проехать с нами. А там, вечерком, забуримся в погребок и хорошенько оттянемся. А?

Нанс с надеждой посмотрел на меня.

Я пожал плечами. А что мы теряем? Хэрн, всё равно будет дожидаться караван, и без Нанса точно не уедет, а нам и переночевать предлагают, и прекрасно и очень интересно провести вечер. Глупо было бы не согласиться. Да и мне, что-то в школу резко расхотелось идти после вчерашнего отличного застолья. Сколько мне сейчас лет, неважно, а вот любитель с друзьями раздавить бутылочку, да не одну, из головы так никуда и не делся!

Я молча киваю Нансу, и мы делаем заказ подошедшей сильно довольной девице. Ага, понятно. Нанс и на этом поприще успел отличиться, не зря я ему вчера указал на возможность переночевать в раздельных номерах. Да и я вчера прекрасно провёл время, так и заснул с инструментом в руках. Смех и грех!

Выехали часа через полтора. Дорога порадовала, впервые вижу мощёную дорогу не в городе.

Видя моё искреннее удивление, Мадлен принялась объяснять.

– Столица находится посередине герцогства, и все города связаны с нею дорогами в обязательном порядке мощеными камнями, причём во всех направлениях. Вначале преследовалась одна задача, оборона государства. Тогда ещё герцогство не входило в состав империи, а воинские соединения сосредотачивались в основном в столице. Вот и издал предок нынешнего герцога указ, что в качестве налогов, примет строительство владетелями земель мощёные дороги. Шесть лет так налоги собирались, но за качеством работ специальные люди следили. Одного барона даже обезглавили за попытку обмана. Прошло время. Герцогство вошло в состав империи и стало одним из центральных районов империи. И тут дороги стали пользоваться огромной популярностью у купцов. Торговля получила такой пинок, налоги мудрые правители вверх не задирали. Народ живёт и радуется. Всем хорошо, а герцог с оборота, как перевозок, так и просто торговли, имеет такой сбор налогов, что, наверное, в первой пятёрке в стране по собираемым деньгам находится. Вот так. И налоги у нас самые маленькие, и деньги правитель чуть ли не лопатой гребёт.

– Неужели у вас и правда всё так хорошо, как ваша супруга Гури рассказывает? – уточнил у купца Нанс.

– Было хорошо, до недавнего времени! – вздохнул винодел. – Бюргеры наглеть начали и своими выходками злят благородных. Деньги подразумевают определённую власть, а её нет. Вот я, например. Богаче любого барона в округе, а то и графа иного, но вынужден им кланяться и во всём уступать, кроме торговли. Многим это не нравится, но поделать ничего не могут. Единственно, умные люди сумели заинтересовать герцога увеличением поступлений в казну путём образования на его территории вольных городов, где власть местных царьков будет сведена на нет. Герцог, в качестве эксперимента, и объявил наш город вольным, а также прилегающую к нему область земель. Говорят, едва бунта среди благородных не случилось, но с герцогом никто, естественно, спорить не решился. Но с тех пор это единственный город в герцогстве с таким статусом, и войск у нас не меньше чем в столице. Но и торговля прёт как на дрожжах. Но аристо мстят.

– Герцогу? – удивился наёмник.

– Насчет него не знаю, у благородных заговоры в крови, так, что не исключаю. А мстят они нам, простым бюргерам. То разбоем занимаются, обдирая как липку на дорогах. Иногда и до убийства доходит, если кто вздумает противиться беспределу. Это только у нас в городе можно спокойно себя чувствовать, а так в любом другом городе можно запросто от аристо получить.

– Что получить? – не понял я.

– Ну, вызов им как бы не по чину нам на бой кидать, но вот спровоцировать драку, а потом объявить о том, что торговец или там ремесленник сам на него напал.

– И что? – удивился я.

– Вначале обычно вешали таких проштрафившихся, ведь дворянин врать не может, а потом стали ментальных магов на такие разборы приглашать. А те под присягой только правду могут говорить. Тогда в суды обращаться начали, всё равно аристо ничего сделать не могут, а вот с нашего брата штрафы снимают за оскорбление личного дворянского достоинства.

– Много? – Нанс какой-то насупленный стал.

– Порядком. Судьи ведь все поголовно аристо. Если не нравится, просим в круг на суд богов. А там простому бюргеру шанса не оставляют, как свиней режут, причём всегда насмерть. Вот такие дела. Так, что до райского места на земле, нам ещё ой как далеко.

Помолчали.

Ехали через небольшой лесок. Весна только наступила, но тут намного южнее и видна уже кое-где пробивающаяся зелёненькая травка, распускаются деревья, в воздухе появляются первые арматы весенних цветов. Поют птички. Красота.

Красота, то красота, но за пространством вокруг я поглядывать не забываю. Вот и опять проверка.

Вокруг, в пределах пары сотен шагов, людей нет. Зверья валом, есть и крупные даже, но ничего серьёзней оленя или лося не обнаружил. По привычке пульнул проверку вперёд и опешил. Впереди-то народа прилично.

– Впереди какое-то заведение? – спросил я Мадлен, дав команду Нансу по мыслеречи зарядить арбалет.

– Да, нет. – быстро ответила жнщина. – До таверны ещё ехать и ехать.

– Дорога прямая дальше? – Спросил уже Нанс, одевая шлем на голову.

Мадлен что-то поняла и прижала руки ко рту.

– Так, виляет тихонечко, но идёт точно в том направлении. – тихо пропищала она.

– Что у тебя, Нанс? – спросил Зевр.

– Впереди люди, и их много. – спокойно ответил я.

– Разбойников у нас давно нет. Разве, что опять благородные развлечься решили! – и, передав в руки испуганной жены вожжи, принялся доставать из под мешков с какими-то покупками трезубец и кольчугу. – По молодости наёмничал. Думал, вино не по мне, не устоял.

Да уж. Против вина устоять, это же какую силу воли иметь надо! – быстро подумал я, а вслух спросил: – Что делать будем?

Нанс сразу ответил.

– Объехать не сможем, повозка по лесу не пройдёт. Назад разворачиваться очень неудобно, съезда нет.

– А почему не вперёд? – удивился винодел, с подозрением осматривая Нанса. Мол, наёмник ты или нет?

– Я-то наёмник, но не сумасшедший! – понял его взгляд Нанс. – Их там не менее двух десятков, и, наверняка, есть арбалетчики и лучники. У меня-то хоть амулет есть, а у вас?

– И у нас есть. – понял его Зевр – Только слабые.

– На себе и своей безопасности экономить никак нельзя.

– Ладно, потом нотации прочитаешь, в погребе, когда до него доберёмся, а пока… Зевр, стоишь здесь и никуда. Пока мы либо сами не придём за тобой, либо кого другого не пришлём. Мадлен, не давай этому герою в драку влезть.

– А вы? – тихо спросила она, а в глазах вся тревога и страх ушли, и, вдруг, я понял, так это же она нас самих испугалась. Не понимает же, как можно на таком большом расстоянии живых людей почуять.

Я ей ободряюще улыбнулся и сказал: – Никуда. – и уже Нансу. – Двинули. Наконечники поменяй на болты от Дора. Есть ли у противника щиты магической защиты или нет, определять не будет времени. Я работаю луком, ты после того как разрядишь арбалет за клинок хватайся. Но надеюсь, что до драки не дойдёт.

– Фаерболами можно? – спросил он.

– Если другого выхода не будет, тогда да. Лес сухой, быстро вспыхнет, и ноги унести не сможем, сами себя сожжем.

До места засады или просто сборища добирались минут десять. Настроили щиты защиты и коням. В своё время удалось и для них такие игрушки приобрести, а некоторые и самим сделать.

– Всего двадцать один человек или разумный. Шесть лошадей. В центре вроде как три подводы. Запряженные стоят, лошадей в каждой по одной.

– Три, получается, всадники?

– Получается так. В каждую сторону, по ходу дороги, по две засветки.

– На шухере стоят, чтобы свидетели не нагрянули. – сделал вывод наёмник. – Этих тихо бы желательно снять.

– Прикладом арбалета по башке, – сказал я, – но только по моей команде, и никак по-другому.

– Понял. – ответил Нанс. – А, что там дальше по диспозиции?

– Вокруг повозок, на расстоянии шагов в двенадцать-пятнадцать, девять засветок. Лучники, наверное.

– Не обязательно. – не согласился со мной наёмник. – Сам посуди. Всадникам нужно пространство, не стоят же они на месте.

– Да, вроде слегка двигаются.

– Ну, значит, издеваются потихоньку над жертвами. Итого, – подвёл итог Нанс, – три всадника, засчитываем их первоначально в противники. Четверо на стрёме стоят, семеро, и девять то ли арбалетчики с лучниками, то ли мечники. Просто отошли подальше, чтобы всадникам не мешать. Остальные вроде как жертвы.

– Получается так.

– Как действуем?

Я пожал плечами.

– Подъезжаем. Ну, не станет же нас сразу охрана атаковать. Остановят, чтобы свою власть показать. Я обездвиживаю вначале ближайшего к тебе. Ты его голубишь арбалетом по голове, а затем я останавливаю второго. Но поторопись, удерживать их под контролем вечно я не смогу. Сам я действовать не смогу, силы на контроль заклинания уйдут. Двоих держать ещё то удовольствие. Первого можешь наглухо валить, или только сознание выбить, не суть, а вот второго просто вяжем. И быстренько блиц опрос проводим. Кто, что и почему, а потом по обстановке.

– Годится. – согласился с моим планом Нанс.

Отработали в первой фазе операции просто и эффективно.

В тот момент, когда расшатанной походкой к нам под прикрытием арбалетчика вышел неплохо экипированный воин с вопросом.

– Кто такие и чего делаем на земле барона Вернут, не заплатив за проезд?

Я понял, что наш план придётся пересматривать в корне. Мне суждено удержать двух разумных, о чём я и сказал по мыслеречи Нансу. Проверять, а не экономит ли барон на наконечниках арбалетов, что-то не хотелось.

– Вообще-то мы по тракту империи едем. – спокойно проговорил наёмник. – И причём тут барон, не понятно.

– Ты, шлыга, рот-то закрой, а то болтом его закрою. С коней слезайте оба. Это контрибуция за ваше хамство.

– Какое хамство? – опешил Нанс.

– Потому что барон, всегда причём. И это его земля, земля его предков. И кольчужку снимай, она тоже в качестве уплаты пойдёт, уж больно много вопросов вы задаё…

Но договорить он не успел. Слишком близко к лошади Нанса он подошёл.

– Начали! – выдохнул мысленно я, выпустив заклинание на волю, и силой разделил его на двух разумных.

О, боги, тяжело-то как?

Нанс не заставил себя упрашивать. Резкий взмах, и первое тело распласталось на земле у самой обочины каменного покрытия дороги, а потом рыбкой слетев с коня, бросился к арбалетчику.

– Фух! – круги перед глазами.

Факт, что перенапряжение получил, и ману заклинание в этом случае ест как ненормальное.

Пытать чела не пришлось. Понятливый попался. Связали руки ему и ноги. Заодно и второго упаковали. Выжила сволочь после удара наёмника.

Суть дела проста как жизнь. Простой разбой. Местный баронишка проигрался во что-то на подобие русской рулетки и теперь на мели. И вот таким простым незатейливым способом решил попробовать улучшить свои финансовые дела. Убивать вообще-то никого не планировалось, но как пойдёт. Заставить перевести добровольно деньги с амулета на амулет дело непростое. Нужны серьёзные аргументы, а, что может быть серьёзней в качестве аргумента, чем свежий труп.

Попались в качестве жертвы купцы, которые возвращались с ярмарки. Такие же как наши Мадлен с Зевром. И, если бы им вчера не попались бы мы, то стояли бы они там же, где сейчас трясутся другие купцы-бедолаги. И отдал бы Зевр все свои деньги с одного из кулонов. Мадлен дама приятная во всех отношениях, и сердце бы просто не выдержало у этого храброго мужика вида издевательств над любимым человеком, а дальше бы… Не знаю, грохнули бы их всё равно. Огласка, как понятно, никому не нужна. Человек, раз вставший на разбой, уже добрым быть по определению не может. И убить для него станет так же просто, как поесть, или сходить в уборную. И это страшно.

Пока я так рассматривал вопрос со стороны логики и здравого смысла, мы с Нансом, спокойно, не спеша, этот самый здравый смысл и послали куда подальше. Из четырнадцати оставшихся благородных разбойников, шестеро арбалетчики. Но успокаивало одно, ни болтов дварфов, ни болтов с наконечниками из металла древних у них нет. Да и эффект неожиданности на нашей стороне. Самые опасные – это всадники. Сам барон и двое его дружков благородных. Вот кто реально мог Нансу доставить хлопот, а, что, касается, меня, то вступать в противоборство на мечах, я точно не собирался.

– План простой! – теперь уже Нанс из себя стратега корчит. – Едем тихо, спокойно, никого не трогаем. Барон и его дружки, однозначно, кинутся на нас. Я бью двоих из арбалета, ты третьего. Но стреляем только в живот. И больнее и умирают намного дольше. Спасти, если захотят, успеют. Магов нет. Барон там что-то умеет, но его я постараюсь первым из строя вывести. Старайся не убивать. Это сложно, поверь, но нам нужна кровь, но не нужны трупы. Если кто из этих ублюдков сдохнет, нам жизни не дадут, пусть мы и сто раз правы. Но ранить надо так, чтобы гарантированно удара в спину нанести в течение боя они уже не могли. Это либо по голове садануть со всей дури, чтобы сознание выбить, либо рана в живот. Там долго отходит человек, пускай помучается и подумает о вечном, и впечатления самые паршивые.

– Откуда знаешь? – удивился я.

– На себе пришлось опробовать. Жуть, одним словом.

– Стреляем без предупреждения.

– Да как бы они сами стрелять не стали первыми. Но, надеемся, что парень не соврал, и пакостных болтов у них в наличии нет. Но у нас ведь они есть, так чего бы ими и не воспользоваться. Вперёд.

Как и предвидел Нанс, все участники лесного пикника очень удивились, увидев нас на дороге. Напавшие, от того, что охрану отправляли в том направлении, а жертвы, что видели, как первые это делали.

Кричать и останавливать нас не стали. Арбалетчики дружно сделали залп, причём все как один целились в лошадей. Сволочи. Но амулеты, потеряв половину своего заряда, болты всё-таки отклонили. В ответ уже стреляли мы.

Троих всадников снесло с сёдел. У каждого, из упавших на брусчатку дороги, в животе торчал или болт или стрела. Под отличным ракурсом они к нам стояли во время начала движения в нашу сторону, а дальше пел только мой лук, как кегли сбивая супер снарядами железных человечков, пытавшихся в ходе этого избиения то ли за меч схватиться, то ли зарядить разряженный арбалет. Что характерно, парочка наблюдателей с другой стороны дороги так и не появилась.

Мы их ждали, но никого. И вот, когда мы решили спуститься на землю для сбора трофеев и пленения разбойников, а я догадался проверить пространство вокруг нас, из-за адреналина в крови мысль об этом просто вылетела из головы, и появились со стороны дороги куда мы вели путь, всадники.

Картина маслом.

Разбойники уничтожают бравых благородных… И, именно такие мысли пришли к руководителям этого отряда. Вот только мой лук метил жалом стрелы пожилому дядьке точно в переносицу, который был готов отдать команду для атаки на нас. Но видя, что большинство воинов, валяющихся на поляне около дороги, имеют лишний компонент в экипировке в виде оперения стрелы, не спешил это делать, понимая, что увернуться и прикрыться на таком расстоянии не успеет, а остановит ли стрелу щит амулета – вопрос. Во всяком случае этим воинам он точно не помог.

– Я, граф Цилин. Конюший его светлости великого герцога Шенгер. Что тут происходит? Опустите оружие, никто вас не собирается атаковать. Слово!

Я с облегчением опустил лук. Всё-таки, держать его в натянутом состоянии ещё то удовольствие.

– Наши слова сложно уложить в концепцию невиновности, когда вон двенадцать воинов корчатся на земле от адских мук. Давайте вы просто опросите вон тех людей, которые спрятались под телегами, что же здесь на самом деле произошло. Думаю, маг у вас найдётся, который сможет определить, когда человек врёт, а когда нет, и, если есть целитель или амулеты, помогите раненым. Только наши стрелы и болты, будьте добры, вернуть. Трофеи мы сами смоберём.

Граф спокойно слушал, что я ему говорю, и по его лицу было понятно, что он очень удивляется. У меня за спиной стоит машина убийства. Нанс после процедур по методике Ку, представлял из себя ещё того шкафа, а в кольчуге и с огромным мечом в руках и подавно. А тут какая-то мелюзга и за него ответ держит. Для империи это просто немыслимо, когда дети тут, по определению, никто, и зовут их никак.

Опрос потерпевших длился, наверное, около часа. За это время привели ещё двух пленных, а двоих караульных с другой стороны дороги, обезвредили люди графа. Позвали и Зевра с Мадлен. Вот же имела вид супружеская пара, когда увидели поляну полную раненых и снующих между ними военных. Наши показания подтверждали все, в том числе и простые воины барона. Видно имя графа им хорошо было известно, и, что от него можно было ожидать, они прекрасно представляли, а вот мы как раз нет. Поэтому и подошёл я нагло к его свите и спросил.

– Раз к нам, Ваше Сиятельство, претензий нет, может, мы поедем? – спросил я.

Люди развернулись в мою сторону с таким видом, словно говорящую лягушку увидели.

Но мне были побоку все их надменные и брезгливо-возмущённые взгляды.

Но граф дал какой-то знак и весь начавшийся бубнёж резко прекратился. Он медленно осмотрел меня с головы до ног, и потом также вернулся к разглядыванию моего лица, словно пытался там что-то для себя найти.

Я постоял-постоял, и, пожав плечами, развернулся и громко крикнул Нансу.

– Бросай собранное оружие в телегу к Зевру, кольчуги оставляй этим несчастным, пускай в качестве утешительного приза за боль и позор останутся у них.

– А кошельки? – подыграл мне наёмник.

– А чем ты тогда занимался, если они до сих пор у них? Живей давай, нам ещё до города добраться засветло надо. И не забыл, нас кто-то самым забористым вином обещал вечером угостить?

– Бегу. – бросил Нанс, и рванул в сторону раненых и снующих между ними воинов.

Пауза, а затем.

– Молодой человек, а не слишком ли нагло. – раздалось из-за спины.

Я медленно поворачиваюсь.

Думал у графа голос прорезался, но нет. Хлыщ, ещё старше графа по возрасту обратился ко мне.

– Вы кто такой, чтобы мне такие вопросы задавать, уважаемый? Представьтесь для начала, и не стоит со мной говорить как с преступником. Это как раз вон воют ублюдки, что ради денег, готовы были резать людям глотки. И вызывает откровенное недоумение действия представителей власти герцогства. Если бы на месте этих баронов и их благородных дружков были бы простые смертные, они бы уже давно болтались вон на тех деревьях. А тут, некоторые, делают вид, как-будто ничего такого не произошло. А раз не произошло, и никого виновного судить не собираются, то я соизволю удалиться, выполнив, по сути, всю грязную работу за вас, господа. И, привет герцогу. Такого откровенного бардака, я ещё нигде не видел!

И, развернувшись, спокойно пошёл в сторону стоящего с открытым ртом Зевра.

– Готов? Всё собрали? Тогда вперёд! – и, обращаясь к застывшим от моей наглости и спича в их сторону, аристо. – Будьте здоровы, господа, и будьте добры, очистите, пожалуйста, этот мир от этой благородной ЧЕРНИ. – и я рукой ткнул в сторону лежащих под деревом раненых благородных бандитов.

У свиты и у самого графа прострация, а меня просто прёт от адреналина. И только тихий вой в голове от голоса Нанса.

– Ой, боги, что же мы наделали!


Глава вторая


Таверна. Глубокая ночь. Грязно и воняет…

Это представительство общепита может когда-то давно и знало лучшие времена, но сейчас видно над заведением нависла чернеющая полоса.

Двухэтажное здание, первый этаж которого сложен из огромных каменных плит, а вот второй этаж, где расположились номера местной гостиницы, уже выполнен из дерева. Общий зал вызывал удручающие чувства, впрочем, как и его посетители. Тусклый свет от масляных светильников, грязный пол, замызганные столешницы столов, рассчитанные на шестерых посетителей. Полыхает очаг, и запах перегара и кислого эля.

Пришлось оставить в пути наших попутчиков одних. В принципе, мы уже на землях вольного образования и им ничего не угрожает, а вот нам пакостей от оскорблённых аристо с уверенностью в сотню процентов можно было ожидать.

Таверна почти у ворот города. Странно, ведь срединные земли империи, а всё равно ворота города на ночь закрывают. И как мы не спешили, прибыть засветло не получилось. Но зато в город въехать успели. Бродить по городу среди ночи в поисках более лучшего заведения ни я, ни Нанс не решились. Приключений и так свалилось на наши головы более чем достаточно. Кров есть, покормить ужином смогли, даже комнату дали. Вода для помывки имеется. Правда, официантка в этот раз попалась страшная, и явно на любовь не настроенная. Мне-то всё равно, а вот Нансу понравилось прошлое приключение.

– И всё-таки, я не пойму, Малыш, чего мы не послали кого-нибудь дорогу проверить? – не унимался Нанс.

Развалившись на набитых сеном тюфяках, используемых вместо матрасов, Нанс не переставал доставать меня глупыми вопросами. Но это с моей стороны они кажутся глупыми, а вот мои товарищи считают иначе.

– Отправил бы парней. Они бы всё проверили, встретили и сопроводили.

– А в чём надобность-то? – спросил я. – Сам посуди! Мы в любом случае вмешались бы в это разбойное дело. Мимо точно бы не проехали. А разницы для благородного графа кого ловить, пару наёмников или боевую группу макров, нет никакой. И в обоих случая я под прицелом. Отвертеться от пристального внимания, кого это сопровождает такая группа, стало бы невозможно. Вся эта авантюра затеяна с единственной целью – замести следы хотя бы на время, а ты говоришь народу побольше надо было взять. Уж тогда и транспарант над головой развернуть с надписью «Я здесь»! – Нанс хмыкнул на моё предложение. – Я с раннего утра свалю в школу, а ты тем временем с заводным конём на поводке через северные ворота город и покинешь. Поедешь кружной дорогой до столицы, а там в портал. Если и кинутся кого искать, то парочку, один из которых ребёнок явно либо благородных кровей либо бастард. Хотя я склоняюсь более к аристо. Уж больно я вчера нагло с графом разговаривал.

– Эт точно.

– Сам знаю, что виноват. Но зацепило! Не стоило оно того, то противостояние, это я сейчас понимаю, а тогда эмоции рулили, от схватки не отошёл. И так же понятно, что этим молодым благородным оболтусам за разбой ничего не сделают. Трупов нет, и с их стороны тоже, и наказывать, значит, некого! А вот нам за неуважение к власти… Вот тут уже можно нехило огрести.

– Но как же ты один? – насупился наёмник.

– Это город. Да и переоденусь я в одёжки попроще, ту же куртку со штанами из кожи монстрика натяну. Она уже мне мала, и выглядеть я буду в ней смешно и неопасно. Оружие в мешок сложу. Доберусь по ранним улочкам до школы. Направление мы вчера у стражников уточнили, не потеряюсь. Зато никто меня со вчерашним происшествием связать не сможет, даже, если будут искать, а вот искать я думаю будут. Хотя не факт. Граф мне показался истинно благородным, ему самому противно было за этих молодых дурачков. Мстить за правду, надеюсь, не станет! Я в школу, а ты тем временем в отрыв рванёшь. И не возражай. Это приказ. Хэрну так и скажешь, когда он возмущаться начнёт. Меч заберёшь мой, он точно в мешке не поместится, а мне и кинжала хватит. Лук разборный в мешке спрячу.

– И всё-таки меч бы ты у себя оставил. – не согласился со мной Нанс – Натаскали тебя хорошо мы с эльфом с ним обращаться. В поединке, будь такой, и аристократу не уступишь. И, если что, докажешь, что бастард, и имеешь право им пользоваться. За спиной он у тебя уместно смотрится и не мешает. Волосы твои меня смущают, когда ты без оружия. И странно будет, что ты один и у тебя такой баул, а оружия нет.

– Скажу, что с караваном добирался. Волосы у меня как у благородного. Понятно будет всем, что бастард, но бедный. Да и бумажка у меня волшебная есть, в случае чего предъявлю.

– На твою бумажку, как показывает опыт сегодняшнего дня, многим плевать. А вот на наличие меча, нет.

Взять с собой меч пришлось, уступая требованиям моего сопровождающего. На поясе кинжал с ножом, над левым плечом выглядывает рукоять меча, счастливчик в правом сапоге уютно устроится. Выживу.

Уже далеко за полночь, и спать согласно нашего плана нам осталось всего ничего. Поэтому отбой. И настаёт пора сновидений у тех кому хоть что-то снится.

Я уже с час плетусь по центральной улице. За спиной раздутый рюкзак, сшитый Кларен по моим эскизам. На мне мой постоянный защитный костюм. Из оружия только рукоять меча виднеется да счастливчик в сапоге. Кинжал с боевым ножом решил на пояс не вешать, уж больно у меня тогда воинственный вид получается, а мне-то как раз нужно обратное впечатление на окружающих производить. Меч рюкзаком прикрыт, но если понадобится резко, смогу достать без проблем. Поизносился мой костюмчик немного и маловат стал, особенно в рукавах. Штаны в сапожки заправлены и не видно, что они коротки мне, а вот рукава… Вообще была мысль их оторвать, но Нанс запретил.

– Хоть какая-то, но защита будет.

Тяжко расстались.

Нанс ворчал и всем видом показывал, как он недоволен моим решением самостоятельно добираться до школы, но я был непреклонен. Кто его знает, кто меня увидит, и как, в последствии, это может отразиться на моей легенде. Увы, благородным бастардом я уже быть не хочу и не могу. Слишком очевидно будет моё появление в школе и, если граф задумает нас искать, то есть вариант, что сможет вычислить по моей одёжке. А так мальчик с окраины империи, из какого-нибудь далёкого медвежьего угла куда судьба и забросила герцога Ивалье, а вот там уже и оказали ему услугу мои родственники. Это и объясняет моё неумение вести себя в обществе в общении со старшими и благородными. Такой вот я дикарь! К тому же бедный бастард!

В школе я рассчитывал на накарябанное мной письмо. Главное в нём печать. Вот только опасаюсь я, что она свои свойства в моих руках поменяла. Фонит от свитка магией немилосердно, а документы, заверенные герцогом лично мне в руки попадались, а вот в них, как раз, ничего подобного и не наблюдалось. Ещё одна ниточка ко мне, вернее к герцогу как к главе клана. Но выбирать не приходится, ничего больше на ум не приходит. Разве что согласиться с Хэрном и просто ехать в Варлей, подставляя Орден под разборки с императором. А это опасно и очень глупо. Столько народа может пострадать. Хотя и сейчас неоднозначно верное ли решение я принял. Что со мной случись – пострадают все.

– Всегда не любил быть за кого-то в ответе. Муторное это дело руководителем быть. – подумалось мне. Командования в армии хватило за глаза.

Но решение уже принято. Нанс уже явно за городом, пусть боги дадут ему лёгкую дорогу. А мне осталось ещё совсем немного. Вот и шпиль ратуши над крышами домов появился. Ещё максимум квартал и появится дворцовая площадь с парком напротив, под ветвями деревьев которого и расположилась знаменитая магическая школа для малолетних.

Так и есть. Ратуша с куполом и статуями на крыше. Шпиль с развивающимся на нём флагом герцогства. Фонтан в центре со скульптурами по его краям. Мощёное пространство площади с беседками. И, наконец, ворота, ведущие в парк школы, около которых ошивается дюжий привратник, если и вовсе не охранник. Ведь меч у него на боку не для украшения болтается.

Медленно подхожу к нему через всю площадь. Ещё рано, народа на улице практически нет, и, чтобы не заметить меня, надо сильно постараться.

– Здравствуйте уважаемый! – очень вежливо обратился я к отвернувшемуся охраннику.

Ого! Вот так новость. Охранник оказался серым орком. Местная разновидность соплеменников Луи, только в отличие от моих телохранителей, представитель местных воинов явно росточком не вышел, и мощи в нём маловато будет.

Серый спокойно оглядел меня с головы до ног. Как я не старался прикрыть рукоять меча клапанами рюкзака, оружие он заметил. Кивнул каким-то своим мыслям и глухим рокочущим голосом спросил.

– Чего тебе, человеческий детёныш? – и даже зашипел также как Каа у Киплинга.

Может ему скучно на своём посту и он решил немного развлечься, попугав меня, но как раз его сходство в голосе, а также в словах фразы с удавом из известного мультика, меня только развеселило. Я задорно рассмеялся, в душе радуясь, что удалось добраться до стен школы без приключений через весь город, и так же учтиво ответил.

– Да вот, учиться хочу!

Мой ответ орка озадачил. Ведь по определению я тогда магом являюсь в его глазах. И он тут же перешёл на нормальный язык.

– Бедно выглядишь, соискатель звания ученика магической школы. – усмехнулся он – Хотя твой мешок мне нравится. Как ты с ним умудрился по городу сюда один дойти, или сопровождающие были?

Я кивнул.

– Купец, с караваном которого я добирался до города, недалеко отсюда свернул на нужную ему улицу, а я, забрав свой мешок, по его подсказке сюда и добрался. Тут идти-то оставалось всего ничего.

– Понятно. Повезло. У нас хоть и поспокойней будет чем в других городах империи, но город торговый, притягивает к себе всякую шваль. Воров хватает, а для тебя и банд местной шантрапы хватило бы. Дошло до того, что руководством школы принято решение первогодок за стены школы без сопровождающих не отпускать.

– А остальные? – не понял я.

– Те хоть немного могут за себя постоять. Их и оружием учат пользоваться, да и начальные заклинания к тому времени изучить успевают. А первогодки для местной шантрапы лакомая добыча. У благородных всегда деньги за душой имеются, да и вещи дорогие.

– А разве только благородных родителей дети учатся в школе? – удивлённо спросил я.

– Нет, конечно, но из простого люда тут слушателей всего ничего. Каждый десятый, наверное, если и того не меньше. Школа знаковая, тут только по рекомендациям устроить ребёнка можно. – и орк с сомнением посмотрел на меня.

Понятно, скепсис на морде у него нарисован. Сомневается, что меня примут. Ну-ну!

– Ты-то как сам собрался устраиваться тут? – всё-таки видно, что воин опытный, и много чего в жизни успел повидать, вот и моя молодость его совсем не смутила. Чего только в жизни не случается.

Я молча скинул рюкзак с плеч. Устало повёл ими в стороны, немного потягиваясь. Вынул из кармашка пояса своё прошение, написанное от имени герцога Ивалье, и протянул его охраннику.

Тот хмыкнул. И покачал головой.

– Не по статусу, да и читать я не люблю. Щас сменщик мой придёт, заканчивается моя вахта. Сменит меня на посту и я схожу передам в администрацию твою бумажку. Но предупреждаю сразу, быстро твой вопрос не решится. Некоторые тут сутками куковали, пока их прошения соизволили рассмотреть и решение о приёме озвучить. Поэтому, вон в ближайшей беседке располагайся. Сюда на площадь местные шалопаи боятся соваться, так что можешь спокойно поспать, если с утра уже успел устать. Если, что решится, позовут.

Весело. Но, как в принципе и ожидалось сразу. Я не герцог и не сын его. И даже не барон. Я по легенде и вовсе неблагородного сословия. Я бастард. И уж точно моими бумагами никто с утра заниматься не будет, хотя и любопытная у меня бумажка получилась.

Но всё произошло быстро и неожиданно, как для меня, так и для привратника, через час прибежавшего за мной с выпученными от удивления глазами.

– Пойдём, зовут тебя! – изумлённо глядя на меня, прокричал орк. – Чудеса, да и только. Магистр очень уж возбудился, стоило мне только показать твою бумаженцию. А там и архимаг уж очень заинтересовался тобой. Мне даже в столовую не дали зайти, а сразу за тобой направили. Ты там, кстати, не принц в изгнании, случаем? Уж больно интерес неподдельный и испуг на лицах наших стариков написан был после прочтения твоей бумаги.

Я пожал плечами.

– Нет, принцем мне точно в ближайшее время не быть, а вот просто герцогом… – и я рассмеялся. И вторил мне глухой смех довольного, но голодного орка.

Стоит познакомиться с привратником поближе! Всякое может случиться, а хорошие отношения с охраной школы явно лишними не будут.

– А как тут, вообще? – просто спросил я, крутанув неопределённо перед собой ладонью.

– Для таких как я, хорошо, даже очень, а вот остальным сложно. До выходных выходить за пределы школы никому не разрешается. Да и в выходные тоже не всем. Это, что касается учеников. Мы же, охрана и часть обслуги этим пользуемся на всю катушку. Кому чего прикупить надо, кому что передать, кто поесть захотел чего дорогого, всё через нас идёт. Нам денежку, мы услугу в ответ. Но тоже не всем. Разный тут народ, а благородные в большей части своей, – орк понизил голос, – ещё те твари. Заносчивые, чванливые, наглые, все им должны что-то по их мнению. Таких на деньги ставим сразу. Воспитываем! Архимаг на такой произвол смотрит сквозь пальцы. Он сам в прошлом из холопов. Но есть умения и поднялся, теперь вот школой руководит. И выходит это у него на загляденье как отлично. Шутка ли, одна из лучших школ во всей империи. Но для тебя имеется и ложка дёгтя к мёду. Ты хоть и не раб, но из простого люда. – орк окинул меня взглядом. – Бастард к тому же. Неблагородного сословия ребята тут не очень живут. Вернее, и вовсе выживают. Благородные их по всякому нагибают, и, если хоть раз поддался на излом, то считай, всё оставшееся время учёбы будешь в качестве слуги у этих сынков баронов, графов и другой благородной хрени.

– Я смотрю вы за что-то очень аристократов не любите! – сказал я. – Меня, кстати, Гури зовут, по прозвищу Малыш.

– Малыш, значит. – и, посмотрев на торчащую рукоять моего меча, довольно хмыкнул. – Мое имя полностью тебе не выговорить. Местные меня Губом кличут, а соплеменники, если коротко, то Весёлым Губросёлом. Я по молодости, когда в процессе боя в режим Берсека включался, головы врагам рубил и дико весело смеялся. И вот пока я смеюсь, то ко мне лучше не подходить. Такой откат был. От того и прозвище такое. Но Губ, нормально. Я уже к нему привыкнуть успел.

Мы шли по заросшей высокими кустоми аллее. Сразу за кустами, осыпанными мелкими красными цветочками, росли высокие красивые деревья, кроны которых уже сейчас вовсю зеленели.

– Да, не удивляйся ты так. – заметив мой интерес, проявленный к деревьям окружавшим нас, сказал орк. – Это вечно зелёные Ихты. Подарок ушастых с соседнего материка. Раз в год их представители к нам на практику прибывают. Там у них академия, вот в качестве преподавателей и привлекают их. Такие цыпы среди эльфиек бывают. – Губ даже зажмурился от удовольствия. – Приходилось по молодости с ними и более близко общаться. Как в бою, так и после. – и, видя не понимание на моём лице, добавил: – Пленницы. Мужиков их старались в плен не брать. А вот дамочек…

Я понятливо кивнул. Можно было только посочувствовать ушастым. Сначала попользовались, а потом и съели. Знакомо. Знаем, проходили, причём в первые же мгновения, когда очутился в этом мире.

Я уже успел и позабыть все те чувства, что охватили меня в тот миг. И вот на тебе, всколыхнул добродушный рассказ орка мои прошлые позабытые ощущения. Но, держим себя в руках. Этот мир жесток, и не с моими понятиями здесь наводить нравственность и терпимость друг к другу. Радует одно. Клятвы тут имеют весьма практическое значение, в отличие от моего прошлого мира. Клятва на крови богам держит в рамках закона получше любых наручников и оков. Только в моём клане собрано воедино сколько рас и народностей. Одни канны чего стоят с орками, а ведь теперь ещё и эльфы добавились, а затем и Варги подтянутся. Так что, чему возмущаться? Ну, любит орк эльфятину! Что такого? Уверен, он и человечиной не побрезгует при случае.

Так, вроде пришли. За разговором я что-то по сторонам и не глядел. Уж больно интересно Губ рассказывать умел. Мастак!

Здание администрации школы меня не впечатлило. Чем-то клуб сельский напоминает.

Три этажа. Большая арка. Колонны на входе и в фойе. Лестница на верхние этажи широкая, а ступеньки прикрыты ковровой дорожкой зелёного цвета. Стены вроде как выполнены из цельных каменных глыб отшлифованных до зеркального блеска.

– А насчёт благородных, – придержал за рукав меня орк, – я тебе так скажу. Человек человеку не ровня, всех под одну гребёнку равнять смысла нет. Разные они бывают. И те, кто уважение вызывает бывают, но бывают и такие, кому в темноте хочется тесак в живот впихнуть. Да помедленнее, чтобы больнее было. Тебе ещё предстоит с ними пообщаться, сам поймёшь, что к чему. – и, показав на рукоять моего меча, спросил – Пользоваться умеешь?

Я молча кивнул

– Осторожней. Не вздумай сам провоцировать на применение оружия. Первогодкам это запрещено. И даже потом, если сможешь выиграть в поединке, признать его результат благородные не пожелают. А ведь ещё у каждого родители есть. И родственников куча. Были у нас пару парней из простых, кто умудрился аристо кожу поцарапать. Хорошо поцарапать! Всех убили потом в отместку. Настали каникулы, вот на отдыхе и подловили. Одному бретера подсунули. Парень вполне взрослый был. Почти шестнадцать лет стукнуло! Ну, и из-за дамы и поспорили. В результате труп. Второго и того проще. Нападение мелких пакостников в городе. Заточка в бок, помощь оказать не успели, и как результат, нет больше удачливого дуэлянта. Поэтому осторожней. Иногда лучше прогнуться, но живым остаться, чем…

Орк многозначительно посмотрел мне в глаза.

– Второй этаж. Вторая дверь налево. Мимо не пройдёшь. Мешок твой интересный я у себя пока оставлю. Мне ждать тебя приказали. Потом вместе в столовую сходим, покормлю тебя. Я думаю раз так быстро тобой заинтересовались, то точно примут. А после проведу тебя по территории, покажу, что и где находится. В разговоре больше почтения в голос вкладывай. Если архимаг и бывший крестьянин, то зам его чистый аристо. Из клана семьи герцога местного. Вредный, но справедливый дядька. Аккуратней с ним. Простачка включать при общении любит, а потом…

– Что потом и так понятно. Приложит, мало не покажется. – уточнил я.

– Точно! Ну, ладно, давай. Заставлять себя ждать занятых людей, наделённых властью, не стоит. Не поймут. Жду здесь, и аккуратней!

Спасибо Губу, и настроил и успокоил. Но вопрос общения с детьми благородных меня весьма тревожит. Что-то я уже не так уверен в своей правоте насчёт выбранного мной курса. Что-то школа мне уже перестаёт нравиться, хотя те же макры тоже не макров на своей территории чмырили неслабо. Я и на себе такое отношение успел прочувствовать, особенно в первые дни общения со сверстниками.

Второй этаж. Широкий коридор. Фойе заставлено креслами, и чем-то наподобие углового дивана. Обивка из чёрной кожи. Стены, отшлифованный камень с цветными прожилками. Широкое окно, вот только стёкла в нём цветные и выложены в рисунок навроде мозаики. Ковровые дорожки… И тишина. Вот и большая резная дверь. Стоило только к ней приблизиться, как одна из массивных створок совершенно бесшумно отворилась, и я увидел просторный предбанник перед кабинетом всесильного архимага. Вот только секретарши, как таковой, на подступах к логову архимага не было. Сидит какой-то хмырь в чёрном палантине, и, словно меня не замечая, что-то вписывает в пергамент, заседая за величественным столом, захламленным какими-то бумагами.

– В дверь. Тебя ждут. Долго ходишь, мальчик. – так и не подняв на меня глаза, проскрипел противным голосом этот секретарь-референт.

Раз пригашают, то значит пойду, гляну на архимага и его зама.

Так и не произнеся ни звука, спокойно направился в сторону входа в кабинет директора школы.

Толчок. Дверь, тихо скрипнув, приоткрылась, впуская меня в просторную, залитую утренними лучами солнца, комнату. Большую комнату. Шагов так пятнадцать в каждую сторону. С монументальным рабочим столом у окна, кучей кресел и шкафами, забитыми книгами, установленными вдоль всех стен кабинета. Но есть и место для чаепития, как обозвал его я. Для ведения беседы в неформальной обстановке. Много позолоты в интерьере. Потолки резные. И целых шесть огромных люстр с магическими светильниками в качестве освещения. За столом, под стать столу, огромный детина. Вот только возраст его я с ходу определить так и не смог. По виду лет так под шестьдесят будет, но зная, сколько тут живут маги, можно с уверенностью сказать, что и все двести.

Рядом сморчок с глазами Берии. Местный зам, а заодно и начальник службы безопасности. Вон как пронизывает меня взглядом и чего-то ждёт!

Но я молчу. Не по чину мне первым разговор заводить. Дадим пока себя осмотреть со стороны. Оценить и повесить на мне ярлык на основании сделанных согласно результатов осмотра выводов.

– Это вам дали этот документ? – громко произнёс хозяин кабинета.

Я с поклоном ответил.

– Герцог Ивалье, собственной персоной, лэр!

Меня вновь окинули взглядом, вот только теперь в нём сквозило недовольство, досада и немного беспокойства.

– Бастард. – как бы констатировал свой приговор в своих умозаключениях начальник СБ. – К тому же с окраин, где аристократов днём с огнём не сыщешь. Кланяется через силу, не привык спину гнуть. Разговаривает даже с вами, ваше могущество, как с равным. Ходячая проблема!

– Вижу, Клим, вижу. Но отказать!?

Они не стесняясь, словно меня и не было в кабинете, обсуждали мою персону и всё что с ней было связано.

– Это и раньше было бы сложно, а теперь, – зам указал жестом на лежащий на столе перед директором листок с моим прошением, – и подавно невозможно.

– Не зря, значит, по столице шепотки пошли, что герцог смог приручить фамильный артефакт! Многие уже рассматривают герцога как оппонента императору. – многозначительно глянул на собеседника архимаг. – А тут такое подтверждение слухов перед глазами!

– Где вы столкнулись с герцогом, юноша? – спросил меня начальник СБ.

– На границе с Ергонией, ваше могущество. Герцог тогда свой отряд выводил. Заблудились, пришлось указать путь и выводить воинов.

– Ты вёл?

– Нет, родственник, дядя. Я у него один племянник. Вот герцог из-за отсутствия денег и предложил такой выход. Прошение о принятии меня в любую школу.

– Почему ты выбрал нас? Далековато забрался!

Я пожал плечами.

– Где-то слышал, что школа у вас лучшая в империи, а что далеко, – я вновь неопределённо пожал плечами, – так порталы есть, а потом до вас от столицы герцогства с караваном дошёл. Всего делов-то!

– И не страшно было? – спросил безопасник.

Я кивнул себе за плечо, откуда торчал меч своей рукоятью.

– Желающих обидеть меня не было. Обошлось.

Начальники школы задумчиво замолчали.

Да! Понять их можно. Такая головная боль. Простолюдин, да к тому же неотёсанный дикарь с писулькой от ближайшего родственника императора. Такого не пошлёшь. Свободолюбивый, это с первого взгляда видно. За словом в карман не лезет. Раз меч носит с собой и не боится, что отберут, значит, пользоваться умеет. И это настоящая проблема.

– Это проблема! Даже, если пройдёт испытание артефактом Луя, то вопрос где его селить останется.

– Да, даже, если не пройдёт, тот же вопрос останется. – вздохнул директор, а по совместительству архимаг.

– Почему? – не понял магистр.

– Он на артефактора учиться в академии собрался, и потому у него свободное посещение всех интересующих его факультетов. Так в прошении и указано. Там же есть сноска, что от какой-либо проверки на магические способности его надо освободить. Архиватор, артефактор, работник административного направления. Управленец, его будущая специальность. У нас просят его подержать до третьего взросления. На вид парню лет двенадцать-тринадцать. Значит три года. Три, Клим.

– Выполнять прошение всё равно придётся. Даже наш герцог родственнику императора отказать не сможет. Он у него и так в должниках. – магистр прошёлся по мне внимательным взглядом. И спросил. – Оружием умеешь пользоваться.

Я молча кивнул в ответ.

– Тогда любое его использование на территории школы без моей или нашего уважаемого директора санкции, равносильно исключению. И герцог Ивалье не поможет. Вот тебе свод правил. – сморчок бросил мне в руки фолиант страниц так под сотню. – Изучай, а мы пока помаракуем, куда тебя приткнуть на время учёбы.

Я молча откинул обложку и вчитался в первые строчки сего опуса.

– Да ты пока присаживайся, а мы подумаем.

Свод правил не удивил меня особо ничем. Всё как везде. То нельзя, то не можно, и это запрещается. Что поразило, так это то, что общаги, где и проживали школьники, не делились на мужские и женские. Все жили вместе, только в комнаты девочек и мальчиков совместно не селили. Зато селили по курсовому признаку. Правда, до каникул всего два месяца осталось и куда втиснут меня пока не понятно. То ли в первый курс, то ли в тот, который будут набирать осенью. Мне в принципе всё равно в каком прятаться. По идее и вовсе бы хорошо было только осенью с однокашникам столкнуться, вот только директор решил иначе.

– Значит, так. У тебя свободное посещение занятий, значит, никакие зачёты и экзамены тебе не нужны. Тебе прочитывают курс лекций и дают практику. Ну, ту, что ты потянешь. Артефакторы, они во всех школах волокут, но так, слегонца. Прошедший курс возьмёшь из книг. Доступ в библиотеку я тебе дам. Тем более ты и на архивариуса учиться хочешь. Там и будешь работать. Мы ведь нормальных помощников нашему библиотекарю так и не нашли. Это тебе в обязанность. Чем больше тебя нагрузим сейчас, тем меньше будешь сталкиваться с сокурсниками в свободное время, а значит, меньше будет и конфликтных ситуаций.

– А разве они не могут возникнуть в библиотеке? – удивился я.

Оба мага рассмеялись.

– Господ туда и пряником не заманишь. Учёбу у нас они воспринимают как отдых и развлечения перед серьёзной работой в академии магии в будущем. Есть пару разумных детей, но от них, я думаю, ты пакостей не увидишь. Они тоже, как и ты, простолюдины и бастарды. Вот только в отличие от тебя защитой ни в ментальном плане ни в магическом не обладают. – архимаг со значением глянул мне в глаза. Понятно, успел проверить и попробовал подчинить ментально. Но облом. Вот и глядит со значением, которое трудно не понять. Предостерегает, и похоже что-то он не очень верит в то, что я простолюдин. Блин, спалился! – И оружием махать, так и не научились. – продолжил между тем архимаг. – Жизнь у них не сахар. Дети аристо им жизни не дают. Но, увы, я вмешиваться не могу. И не хочу! Иногда человек сам себя защищать должен. До смертоубийства у нас не доходит, но со второго курса поединки и магические дуэли разрешены всем. Но только с официального разрешения администрации. О любом происшествии доклад нам лично или твоему классному куратору. Рукоприкладство не поощряется, но, – вновь этот внимательный взгляд в мою сторону, – иногда сложно от стычки уберечься. Но, помни, все должны остаться живы и по возможности целы. Магическое воздействие с помощью боевых заклинаний на территории школы недопустимы. Исключение мгновенное. На территории школы везде есть сенсоры и датчики, которые улавливают любое использование магии в боевых целях. Если владеешь бытовыми плетениями, то можешь спокойно ими пользоваться. Проблем не будет. Старайся с благородными не конфликтовать. Это трудно выполнить, но старайся, и по пустякам не провоцируй.

– Да как же не провоцировать-то? – усмехнулся магистр. – Ему же жить с одним из аристо в одной комнате.

– Других вариантов нет? – мрачно спросил архимаг.

– У нас порядок. Сами знаете положение. Простолюдины сбежали от своих соседей по комнатам. Те все то графы, то бароны с маркизами. И простолюдины набились в четыре комнаты, где по недоразумению живут одни бывшие крестьяне и ремесленники. Теперь в каждой комнате ютятся по десять человек. Я вам докладывал, но вы…

– Пускай эти вопросы будущие маги решают самостоятельно. Если у нас в школе при этих тепличных условиях они допускают к себе такое отношение, то, что с ними будет в академии? Нет, и ещё раз нет! Не вмешиваться. Сами пускай вырабатывают в себе чувство собственного достоинства и учатся давать отпор любым ущемлениям свободы. Они уже по статусу приравнены к благородному сословию, вот и пускай учатся ими быть. Я всё сказал по этому поводу, и не напоминай мне больше об этом. Что же касается этого голубчика, то тут ситуация немного сложнее. Сам видишь, дикий бастард, и с уверенностью уже сейчас сказать можно, что через час нам придётся решать вопрос о его отчислении за применение оружия! Вынудят. Да и кого-то из благородных придётся сначала лечить, а потом и отчислять. Что совсем не хочется делать! Ни первое, ни второе. А, если будет труп?

– Герцогиня будет в бешенстве. – мрачно подытожил магистр. – И какое решение, ваше могущество?

– Селить этого фрукта отдельно от всех, и при этом не в гостинице. Какие помещения у нас свободные?

Магистр задумался.

– Ну–у, пара чердаков, но опять же лестница через весь гостиничный комплекс.

– Однозначно, нет! – вздохнул архимаг. – Что ещё есть?

– Старое здание библиотеки. Оно сейчас под склад приспособлено, но вот подвал полностью свободен. У нас там раньше ведь лаборатория была. Но для неё новое здание построили и теперь подвал пустует. Окна есть, светло. Даже камин предусмотрен. Помещение пускай и общее, но очень большое. Построить перегородки и отличные апартаменты получиться могут, хоть принца сели там. – многозначительно взглянул на начальника магистр.

Да, что за намёки такие? – подумал я. Я тут шифруюсь под простого простолюдина, а эти двое во мне принца видят. Странно!

– А это интересный вариант. Что скажете, юноша? – улыбаясь, спросил меня маг.

Я пожал плечами. Что же, раз они во мне принца как-то умудрились рассмотреть, то будем соответствовать.

– В подвале жить? Вы шутите, господа? – с ехидцей в голосе спросил я.

Ого, в ответ вытянутые от удивления две физиономии. Ответ проглотили, только вот, что сказать на мой вопрос, пока не решили.

– Вас что-то не устраивает, любезный? – это начальник СБ включил простачка. – Решение проблемы простое. Вы не высовываетесь в процессе учёбы и стараетесь ни с кем не конфликтовать, мы же нагружаем вас знаниями и даём доучиться в школе как и просил об этом герцог.

– Есть, как я понял, согласно вашей логики, я должен в свинарнике? – ехидно уточнил я. – Ну, чтобы ни с кем не соприкасаться в свободное время.

Прострация.

И чего они так боятся?

Герцогиню как оказалось. Тут, оказывается, любимая дочка младшенькая, обучение проходит. А у неё свита из местных аристо. Вот они-то в основном и чмырят будущих магов из простолюдинов, и способы для этого у них весьма своеобразные. Вот и боятся начальники школы, что со мной такой фокус у малолетних ублюдков не пройдёт. А это драка, ругань, и возможные дуэли, и как следствие – разбирательства, жалобы высокородных учеников, а потом и их родителей. Затем недовольство куратора школы, герцогини местной, и не дай бог кто обидит ещё и любимую её дочку. Тогда точно от последствий отвертеться никому не удастся.

После долгих препирательств, споров и уступок, в основном со стороны магов, мне удалось выбить для себя любимого следующее.

Жить я буду в бывшей лаборатории. Числиться буду младшим помощником архивариуса и за работу даже получать деньги. До обеда посещение занятий. Любые, которые посчитаю нужными или интересными для себя. После обеда, если решу, то посещение факультативов. Вечером библиотека и работа в ней. Декаду мне дают на обустройство.

Ремонт, я настоял, буду делать сам, чем вызвал неописуемое удивление магов. Мой образ принца дал глубокую трещину в их глазах. Материалами они меня обеспечивают и помощников дают по первому же требованию. Питание как для всех, в столовой. Но разрешили готовить у себя, тем более там и плита есть и камин. За неудобство в проживании, выделили мне два бонуса. Свободный выход в город хоть каждый день, и второе, разрешили получить со склада школы комплект униформы школьника, выполненный из материала, наподобие того из которого сделаны мои костюмы лесника, рубашки и чёрный костюм. Так и сказали, в качестве поощрения. Оказывается, такая одежда есть у единиц среди учащихся. Заказать в городе костюмы из такого материала невозможно, а на складе осталось только два комплекта, и оба дарят мне.

Ох, что-то задумали эти сычи! Вот не верю в чистоту их помыслов, но в чём подвох понять не могу.

Но дареному коню в зубы не смотрят, тем более условия проживания устраивают меня более чем. Имея в запасе такое большое помещение, можно не только спальню с кухней сделать, но и оборудовать приличную мастерскую. Поставлю на окна и входные двери охранные плетения эльфов, благо, что косяки и рамы сделаны из дерева, а уж смонтировать небольшой алтарь мне ума хватит, как и запаса прихваченных камней.

Ну, а благородные… Включу режим «снежной королевы». Ну, или короля, какая разница. Полный игнор всех и вся, а если сами нарвутся, то я тут не причём. Сами виноваты, и, естественно, что защитные кулоны я снимать не собираюсь. Архимаг на меня нападать точно не будет, а от остальных отобьюсь. Кулончики у меня непростые. Но директор всё-таки вычислил у меня их наличие, что поддержало его теорию моего дворянства. А вот самостоятельный ремонт помещения под жильё, основательно эту теорию разрушил. Но для меня как раз это и хорошо. Я бастард и никого трогать не собираюсь. Мне бы немного времени обождать в тиши, ну и поучиться магии и другим знаниям заодно. И школа для моих целей подходит более чем отлично.

– Сейчас, вас юноша, проводят в столовую. Потом устроят экскурсию, а к её окончанию приведут лабораторию более-менее в потребный вид.

Я быстро ответил, окончательно руша ореол моего «принценства».

– Не надо. Я сам уберусь. Может, что мне понадобится их тех вещей, которые в ней остались. Давайте обойдёмся без экскурсии! Покушать я и за воротами могу, у меня же свободный выход, а пока давайте мне ключи, а привратник доведёт меня до моих апартаментов.

Финиш!

Всё, я больше не принц в глазах моего нового начальства. Теория видно им очень нравилась, ничем другим их кислые рожи я объяснить не могу. Напридумывали себе чего-то на основании моего документа, а теперь расстроены, что их выводы не подтвердились.

– Хорошо. Клим, ключи. И предупреди Губа, что мальчик на сегодня под его опекой. – и, уже обращаясь ко мне, добавил: – Береги себя, и помни, что ты мне тут обещал. Никаких провокаций с твоей стороны. Будут проблемы, обращайся к господину магистру. Он всё разрулит, и молю тебя, до поединков свои ссоры с дворянами не доводи. И ещё, если в школе мы можем тебя прикрыть, то в городе у нас такой возможности нет. Мы тебя предупреждали, но ты выбрал бонус сам, и потому ответственность за твою жизнь вне стен школы, мы с себя снимаем. Понятно? А теперь свободен, и удачи.

Губа, сегодня, похоже, я удивляю не в первый раз. Магистр быстро ввёл его в курс дела, и обозначил его обязанности на сегодня в отношении меня. Вручил мне ключи. Распорядился о моём свободном посещении школы, что подразумевало под собой и возможность ночевать вне её стен. Озадачил охранника на счёт посещения склада, вручив ему какие-то бумаги на мой счёт, и выпроводил за двери административного здания.

– Ну, дела-а! – протяжно выдохнул орк.

– С меня пиво! – быстро нашёлся я, что сказать.

Губ усмехнулся, хитро глянул на меня, и: – В правильном направлении движетесь, молодой человек. – и хитро подмигнув, добавил. – Кладовщик, мой старый соратник. – так многозначительно проговорил он, надеясь, что я пойму его тонкий намёк. И я понял.

– Может, этот уважаемый господин, тоже, как и ты Губ, ещё не успел позавтракать?

– Молодец! Денег-то хватит?

Я согласно кивнул.

– Тогда сначала на склад. Там бросим твой мешок и за ворота, а в таверне и поговорим без спешки и посторонних глаз, – и подумав добавил, – и ушей тоже.

Кладовщиком оказался старый одноногий гном. Борода до пола, волосы седые на голове, как впрочем и половина бороды. Руки крепкие и сам словно квадратный. Что характерно, этот гном мало напоминал мне Дора. Местные гномы как и местные орки, сильно уступали в росте и мощи своим сородичам с соседнего материка. Всё при нём, и сила и ловкость, не смотря на отсутствие конечности, и незаурядный ум. Вот только не пойму, проживает среди магов, эльфы сюда с другого материка на практику прибывают, и, вдруг, без ноги.

– Всё просто, Малыш! – тяжко вздохнув, ответил Нерэй, так назвал своего друга орк. – Разновидность рептилии мне ногу откусила. И прирастить, как ты понял, уже было нечего. Сами еле ноги уволокли. Остальные тащили меня на спине. Хорошо хоть не бросили. – Гном с благодарностью взглянул в сторону своего друга. – А потом пытались вырастить, но мы, гномы, плохо магии подвержены, особенно моё племя. Даже ушастые пробовали, вернее их молодёжь. Патриарх эльфов наотрез отказался помочь. И, как результат, вот уже двадцатый год я прыгаю на деревяшке.

Склад находился недалеко от проходной. Я тут, грешным делом, подумал, что он находится в одном и том же здании, где мне выделили жильё, но не тут то было. Бывшая библиотека находилась в районе учебных корпусов, а основной склад школы в хозяйственной части учебного заведения. Всё ценное хранилось здесь, а в бывшей библиотеке складывали всякий хлам, который хотя и не использовали, а выкидывать было жалко или просто лень. Учёта хранящегося имущества на том складе никакого не велось, всё накидывали чуть ли не валом, и как следствие, всё помещение было сильно захламлено.

Старый гном принял нас хоть и радостно, но с немалым удивлением. Если орку он был искренне рад, то вот наличию возле своего друга ребёнка человека был сильно удивлён. Но сообщение о том, что есть спонсор утренней пьянки, полностью настроило коротышку на деловой и лёгкий лад. Скинув мой мешок в его каптёрке, через минут двадцать мы заходили в весьма презентабельное заведение с гордым названием «Улыбка девственницы». На вывеске которого была изображена красивая девица, вот только девственницей от неё и не пахло. Видно натурщицей художнику служила откровенная лядь.

– Тут отменное пиво. Доступные официантки и неплохие вышибалы. Спокойно и чисто, вот только номера тут очень дорогие. – вводил меня в курс дела Губ. – Девочки не профессионалки, а любительницы, и берут недорого. И в салон идти не надо. Тут у каждой своя комнатка есть. Плати, и все удовольствия не выходя из заведения. Держит таверну канн. Наглый и въедливый. Денег у него много. Для охранников города большие скидки. Вечером тут не протолкнуться, заведение пользуется большим спросом, как у местных жителей, так и у приезжих. Благородные любят сюда захаживать. Кормят тут хорошо, девочки чистые и фигуристые, а, главное, на мордашку симпатичные и безотказные, и стоят всего ничего по меркам аристократии. На порядок дешевле чем в салунах.

– А главное, – поддержал друга гном, – тут представительницу любых рас можно встретить. Даже каннки есть и пара эльфиек, причём как светлая, так и тёмная. Но они уже рабыни. Это не запрещено. Да и отрабатывают так они себе свободу.

Я заинтересовался.

– А что, и многие так себе свободу купили? – спросил я, усаживаясь за большой стол, столешница которого была накрыта цветной скатертью, а посередине стоял кувшин с какими-то цветочками.

– Бывали случаи, но…

– Что, но? – не понял я.

Тут уже ответил мне орк.

– Выйти из города таким дамам сложно, если покровителя нет. Похищают. И по новой на цепь, чтобы передком работать. Впрочем, – орк глянул на меня, – к детям без сопровождающих тут почти также относятся, но не в черте города. Поэтому предупреждаю сразу, за город без старших лучше не ходи, большой шанс ошейник рабский примерить, и не поможет одежда ученика магической школы. Смотря на кого нарвёшься, конечно. – поправился Губ.

Однако!

Лихо тут ребята живут. Детей, что дам лёгкого поведения на цепь сажают. Правда цепью тут ошейник раба служит. И не предъявишь ведь претензии никому.

Заказ принимала смазливая улыбчивая девчушка лет четырнадцати не больше. Постреляла глазками мне, мило улыбнулась, принимая заказ и деньги в его оплату. Что-то щебетнула и унеслась на кухню.

– Что я тебе говорил! – рассмеялся гном. – Кто платит, тот и музыку заказывает. Ты деньгами светанул, теперь просто так не отстанет, как впрочем, и соглядатаи, что за посетителями секут. При нас не рискнут напасть, а вот, если бы ты один был, то на выходе тебя бы уже ждали. Гильдия работает чётко. Есть деньги, плати, не хочешь, отберут. Охрана пытается их ловить, но как-то вяло, что ли. Не удивлюсь, если они от воров, с их навара за день свой процент имеют.

– Ладно, хорош Малыша пугать. Мы тут не за этим собрались. – оборвал рассуждения друга орк. – О, а вот и пиво!

Девчушка, пыхтя, на большом подносе, тащила сразу шесть огромных пивных кружек. Дошла, наклонилась, ставя поднос на стол, и тем самым демонстрируя в открывшемся декольте платья такие миленькие, маленькие, аппетитные грудки.

А вроде, когда принимала заказ, на ней другое платье было, с небольшим воротом и глухо закрытое на груди.

– Для тебя старается! – подмигнул мне довольный гном. – Ишь, как вырядилась. Но, похоже, что это дочка хозяина, так что осторожней. Как залезешь на неё, так и оженят! Оно того не стоит. Рабочие местные лошадки после ночи отдыхают, вот и обслуживает немногочисленных посетителей эта пигалица. Но хороша, ничего не скажешь! Вот только канн свою кровь под массовое использование мужиками не подложит. Поэтому, осторожней! Видно понравился ты ей, вот и открыла на тебя она сезон охоты.

Потом появились и закуски, а минут через десять подали и горячее. Завтрак обошёлся мне в золотой, включая и чаевые для прекрасной официантки, которые превысили стоимость еды и выпивки раза так в три.

Нет, я не сорил деньгами, но, что говорить, нижняя голова недвусмысленно намекала мне, что воздержание это плохо для мужчин, особенно, когда он уже успел познать, что такое женщина. М-дя! Не сорваться бы. Отсюда и такая реакция на эту вертихвостку, так и увивающуюся около нашего стола.

Но меня она, конечно, волновала, но не так, как разговор, который завели мои сотрапезники.

– Самые опасные здесь, свита юной госпожи. – делился со мной информацией орк. – Наглые, убеждённые, что им всё сойдёт с рук. Пока, правда, никого не убили и не покалечили, но издеваются над простолюдинами с огоньком и выдумкой. Заставляют убираться у себя в комнатах, стирать вещи и чистить обувь. Да мало ли чего в голову этим малолетним лоботрясам за день прийти может. Никто не возмущается, права в ответ не качает. Ребята веселятся, а вот иные и страдают. Простому-то человеку и податься некуда. Школа, это для них единственный шанс в жизни. Вот и терпят. Им ведь даже питаться в столовой разрешено только после того, как все благородные поедят. А приём пищи по времени ограничен. Вот так! А за нарушение тут же следует наказание. Поэтому и говорю. Сегодня со мной сходишь пообедать и поужинать, а так, если сам готовить умеешь, то стоит и продуктов тогда прикупить.

– С другой стороны, Губ, у него статус обслуги. Он вроде как архивариусом числиться будет. А это администрация школы. Может и не полезут.

– Вряд ли. – не согласился с другом орк. – Он ведь и на лекции и на семинары как простой школьник ходить собрался.

– Да, это плохо.

– А что, всего одна группировка явная у аристо в школе? – спросил я.

– Нет, почему же! – подал голос мудрый старый гном. – Их много. Учеников-то хватает. Четыре потока, как-никак! А это, если считать всех, каждого ученика, почти пятьсот голов будет. Но тут есть и плюс. Первогодок никто не трогает из старшеклассников. Не принято, а вот стоит перейти на второй год… Тебя, кстати, куда определили? Будешь ждать осени?

– Нет! – удивился я предположениям коротышки. – Меня сейчас к первому курсу приписали. Пройденный материал сказали по книгам самостоятельно проходить и факультативы посещать!

– М-да! – покачал головой представитель горного народа. – Подставили тебя не слабо. Осенью начнутся общие нападки, а, если учесть, что и дуэли с поединками разрешены будут…

– Но я же не маг! – удивился я.

– А это уже твои проблемы! – усмехнулся Губ. – Ты в школе магии. Если не маг, то раскошеливайся на хорошие амулеты защиты. Или сопи в две дырочки, терпи подначки и унижения, и просто не отсвечивай. Чем не заметней, тем легче живётся. Ты думаешь такие порядки только у нас? Ошибаешься! Во всех школах, где совместно обучаются аристо и простолюдины такие порядки заведены. Но в школах хоть не допускают противостояния до убийства, чего нельзя сказать об академии. Вот там настоящий ад для простолюдинов творится. Если к выпуску десятая часть из них доживает, то хорошо. Так, что у тебя ещё всё впереди. А, что касается нынешнего момента, то всё просто. Кого вызывают на поединок, тот определяет условия. Поэтому сам до вызова не доводи, а получив его, ставь условия для боя выгодные тебе. Однажды, на моей памяти был один случай, но не здесь, а у нас в отряде. Магичка прибыла новенькая к нам как-то, вся из себя, и с длинной родословной. Как маг очень сильная была. Потом, кстати, с год наверное нашим отрядом командовала, и при этом очень удачно.

– А затем? – спросил я. – Погибла?

– Нет, что ты! – усмехнулся орк. – Замуж вышла. Забеременела, ну, а какой командир из бабы на сносях. Но её после той памятной дуэли все любили, в том числе, и выживший противник.

– И, что там произошло? – заинтересовался я необычной историей.

– Ничего особенного! Просто, местный наш повеса приставать начал к девушке, засыпая её недостойными предложениями. А та его и вызвала на дуэль.

– И что? – удивился я.

За подобное у нас в ордене и вовсе без всякой дуэли можно головы лишиться.

– Этот пройдоха возьми и выстави требование, вести поединок в полном неглиже.

Я рассмеялся. Представляю картину. Девчонке не позавидуешь.

– Надо отдать должное, магичка не из робких оказалась, и условия приняла. Ты не представляешь сколько народа на поединок поглазеть пришли.

– И? – уточнил я.

– Да раскатала она его в хлам. И причинное место фаерболом небольшой мощности прижгла. Вот после этого у неё такой авторитет появился среди наших головорезов, что когда командир погиб, все за неё и проголосовали.

– А этот повеса? – спросил я.

– Этот! – рассмеялся орк. – Её тенью стал. Влюбился по уши как мальчишка. Раньше ни одной юбки не пропускал, а тут как обрезало. Он сам беглым дворянчиком оказался. От родителей сбежал, когда его по молодости женить пытались. В общем срослось в итоге у них, так теперь и живут вместе, и детей растят. Кстати, мадам, вокруг которой свита вертится самая большая в школе, любимая дочка этой четы.

Я так и сидел с раскрытым ртом от удивления.

Ничего себе заявочка! Ну и родаки у юной наследницы местного Великого герцогства.

Ой, мамочки!

Такая герцогиня, по совместительству куратор школы, может чего хошь за дочку учудить. Аккуратней надо!

– Герцогиня всех наших увечных у себя устраивает. Этот канн у нас каптенармусом был, а до ранения, командиром лёгких копейщиков, которые бой начинают. Мастак был на копьях драться, да вот отрубили ему как-то кисть в одном сражении. Прирастить смогли, но неудачно. Не до конца конечность восстановилась. Целитель сильный – это богатство для любого отряда, и, если это не эльф, то…

– А у нас как раз эльфятины-то и не было! – тяжело вздохнув, поддержал друга гном.

Вот так истории. Есть над чем задуматься.

Покидали мы таверну довольными и сытыми под печальными взглядами дочери боевого однокашника друзей.

– А чего хозяин-то к вам не вышел? – спросил я.

Теперь понятно почему мы в такую даль от школы зашли. Ведь попадались по дороге и другие таверны, но старики упрямо тянули меня именно сюда.

– Отсыпается. Да, и не выдержит он, чтобы кружечку с нами не опрокинуть. А там, где одна, там и другая. Не любит, когда мы с утра к нему заваливаемся. Кричит, что работать ему мешаем. Но ещё будет повод его проведать, тем более тебя выпускают за пределы школы, а такого разрешения нет даже у дочери герцога. Так-то!

Довольный и сытый, я добирался неспешно до ворот школы в компании двух старых друзей, жаль, что пока не моих. Понравились мне старики и рассказы их про свою бурную молодость. Пиво тоже понравилось, но осилить я смог только половину кружечки, остальную мою долю добили орк с гномом.

– Так! Что касается твоего жилища! – сказал гном, стоило нам только добраться до его каптёрки. – Вот тебе ключ от помещений верхних этажей твоего здания. Там хоть и бардак, но можно много чего интересного и нужного найти. Мебель всякую, инструмент и даже утварь кухонную. Если надумаешь восстанавливать лабораторию, парень, я вижу, ты не промах, а если к тому же и на артефактора учиться собрался, то алхимия тебе точно понадобится, а она без хорошей лаборатории становится только развлечением, а не полезным делом. Оборудование из лаборатории вынесли и сложили в крайней комнате на третьем этаже. Ключ держи у себя. Если понадобится, то пришлю к тебе за ним. Что касается постельных принадлежностей и кровати и всего остального, то после обеда пришлю к тебе парочку оболтусов в помощь. С ними построже, не любят они работать. Постарайся на складе до их прихода порыться, чтобы, если что понравится, они бы тебе помогли всё это в подвал перетащить. В гости мы с Губом к тебе на новоселье дней через пять заглянем. С нас закуска, с тебя выпивка.

– Так, может лучше в таверну? – спросил я.

– Это и так разумеется, а вот традиции не стоит нарушать. Обмыть новый дом надо в обязательном порядке. В общем, давай, Серый, забирай своего подшефного. После обеда, если будет время у меня, я с оболтусами сам подгребу. Посмотрю своим хозяйским взглядом, чем ещё молодёжи помочь можно.

Дорога от здания склада до моего нового дома заняла у нас с орком минут десять. Теперь мы шли не спеша, и Губ, показывая на появляющиеся среди деревьев здания, подробно объяснял, что в них находится, и кто там командует из прислуги или магов.

– Вот в том приземистом домике в подвале морг. Неприятное место, согласен, но там же и кафедра некромантии. Если надумаешь и есть тяга к тёмному искусству, то придётся тебе много времени там проводить. Напротив, сразу через дорогу, как в насмешку, архимаг целителей разместил. Командует там эльф из светлых. Аристократ с непроизносимым имеем, но все его за глаза Мерилем кличут. Вообще в школе всего двое ушатых проживают. Один как раз магистр тёмной магии, он, кстати, и некросами балуется и некромантией. Он у нас из тёмных эльфов. Могучий старикан. Поговаривают, личный пленник нашего архимага. Но живёт здесь, учит детвору, нареканий на него нет. Знаю ещё, что бухают они со светлым постоянно по выходным, а потом под вечер воскресения отношения выясняют, в непотребном виде в стельку пьяными. Но, что самое интересное, на мечах работают как боги, хоть и никакие от вина. И ни одной царапины ни на одном после стычки. И, так уже с десяток лет у них.

– Может баб им не хватает? – спросил я, сделав вывод из своего прошлого опыта.

Орк пожал плечами.

– Кто их знает, этих ушастых. Так-то вроде нет. Привечают их представители противоположного пола. Как же, живое олицетворение мужской красоты. Не-ет, тут что-то другое! Вроде как о науке спорят.

– Ничего себе спор, на мечах! – поразился я.

– Зато, знаешь, как красиво. Я любитель в искусстве меча. Моё основное оружие – боевой топор. Но и эти длинные железки я тоже уважаю, особенно двуручные. Тут же другое! Эстетика! Видишь, каких я тут слов красивых нахватался. Величественно у них поединки проходят. Красиво и зрелищно, хоть и без крови! – через паузу, закончил свою мысль орк.

Так мы и шли до здания, в котором теперь располагается моё новое жилище. По дороге я ещё с десяток миниисторий выслушал с большим интересом, как о самой школе, так и о преподавателях, как бывших, так и нынешних, которые вдалбливают знания в дубовые головы учеников.

– Эти школы все словно ясли для малолеток. – продолжал свой словесный опус орк. – Родители детей спихивают сюда в надежде, что их тут хоть чему-то научат перед поступлением в академию. Ведь как получается, школа гарантирует безопасность учащихся, а вот академия как раз нет. Там всё обучение основано на умении молодых магов выживать в трудных ситуациях. Ведь, поголовно почти все боевики, отсюда и потери среди студиозов в процессе обучения. А приплюсуй сюда ещё и дуэли с поединками.

– Выживает сильнейший? – спросил я.

– Необязательно! Ещё и хитрейший, и тот, кто смог собрать вокруг себя сильных единомышленников, или кто влился в такие сильные группы. Простолюдины сразу объединяются и держатся дружно, прикрывая друг другу спины. Аристо же, напротив, по своей сути одиночки. Против простолюдинов, конечно, они тоже объединяются, но уж сильно у них развиты внутренние противоречия. Крестьянам бывшим делить нечего. У них не бывает родовой вражды между кланами и родами, нет кровной мести, и земли они ещё друг у друга не отвоёвывали. Так, что аристо и их группы, по своему существу очень неоднородны. Отсюда внутренние противоречия, на которых и играют хитрые представители простолюдинов. И такое бывает. Чего только за эти годы я не насмотрелся. Бывает так, что простолюдин в группу к аристократам прибивается, а бывает и наоборот. Тут обычно всё на симпатиях замешано. Её величество любовь! В школе это не так сильно выражено, а вот в академии такие фортели судьба крутит сплошь и рядом.

Пришли.

Вход в моё подземелье широкий и крутоват для старых ног орка. Но он скрипит, бухтит что-то под нос, но спускается. Ступеней пятнадцать я насчитал. Многовато для простого подвала. Дверь двустворчатая. Дерево основательное, твёрдое. Даже трещин и сколов не видать. Только вот налёт от старости на ней темноватый, всю основательную красоту этого монументального сооружения скрывает и от того и портит.

– Ключ давай. Старый сам лет пятнадцать назад этот замок своими руками делал и вставлял. Любит он всякие механизмы мастерить. Если вздумаешь мастерскую какую замутить, то обязательно пригласи и гнома. Через него, кстати, и поделки всякие за деньги менять можно. У него на рынке знакомых за эти годы знаешь сколько образовалось. Не смотри, что у него ноги нет, оббегает город он по разным делам не реже пяти раз в неделю, а то и чаще. Помни об этом.

– С чего ты решил, что я мастерскую тут открыть хочу? – насторожился я.

Орк хмыкнул.

– Уж больно специфические ты вопросы коротышке задавал. Где камень определённый найти можно? Сколько металлы стоят в городе? Как часто ярмарки проходят? Всё ведь на виду, Малыш. И это правильно! Школьные годы – весёлое время. Особенно, когда есть свободные деньги на руках. Будут деньги, появятся и собутыльники, друзья, а там и девочки подтянутся. Ведь очевидно всё, Малыш.

Щелчок. Замок открыт и под жуткий скрип тяжело пошла внутрь помещения тяжёлая старая дверь.

Встречает нас с орком зал запахом затхлости, нежилого помещения, сырости и плесени.

– Окна открыть надо и проветрить. – выдал своё заключение старый орк.

Освещения хватает, хоть на окнах и вставлены цветные стёкла. Мозаики нет, но вот то желтое, то зелёное оконное стекло во фрамугах – это уже перебор.

Просторный общий зал во весь периметр здания и колоны по всей комнате. Видны стеллажи, заваленные мусором, обрывками бумаг и всем прочим.

– Лаборатория была личным детищем архимага. От того тут и водопровод проведён и даже такое излишество, как отвод порченных вод имеется. КА_НА_ЛИ_ЗА_ЦИ_Я – по слогам, еле выговорил орк незнакомое трудное слово.

Я огляделся. Работы предстоит много и приступать к ней надо сейчас. Вот только посторонних глаз мне как раз и не надо. Не руками же я подметать и мусор собирать буду, для этого случая у меня столько наработок от Дора имеется и его дальнего родственника, и не только от него. Да и мы с Хэрном много плетений бытовой направленности придумали, а ведь мне ещё и подумать надо, где алтарь делать. Понятно, что у окна, а у какого? Где больше света бывает, откуда мне знать. А потому…

– Губ, давай сначала по этажам пройдёмся, я гляну чего там есть, а потом ты отдыхать пойдёшь, а перед обедом, уже как проснёшься, зайдёшь за мной и в столовую вместе сходим.

Орк почесал затылок.

– Со второй частью твоего предложения я согласен, а вот копаться в том барахле, которое свалено на этом складе, ты будешь, чур, без меня. Я спать! Часа через четыре зайду. Ты уж тут поосторожней, и двери не забывай закрывать. Пострельцы шебутные растут, увидят открытые двери на складе, обязательно сунутся. Всё, я спать пошёл. Работай!

Вот, наконец-то я остался один.

Хоть проанализировать можно всё то, что со мной случилось за это утро.

Первое, и одно из самых важных событий, я впервые за последнее время остался совершенно один, без какой-либо поддержки. Нанс, надеюсь, уже далеко от города, и не попадёт в руки людей местного представителя власти, как там его – графа Цилина.

Второе, сыграла моя закладка, послание от имени герцога Ивалье с оттиском моей печати. Директор школы и его зам неожиданно сделали стойку именно на печать, причём она как-то подтвердила какие-то слухи из столицы империи. Странно! Но информации нет, а выдвигать предположения и гипотезы я поостерегусь, да и всё равно мне как-то, что там творится у герцога, лишь бы меня это не касалось напрямую. Но маги явно обеспокоились, получив в моём лице такого ученика. Я думал, если честно, что меня просто пошлют отсюда далеко, очень далеко, и я этого очень опасался. Даже не так! Я боялся. Ведь и правда, в этом случае мне пришлось бы добираться до Варлей самостоятельно! Не подумал. С другой стороны, меня Нанс страховать должен был и дожидаться решения вопроса о моём зачислении в школу, но действительность внесла в наши планы весьма существенные изменения. Я рисковал. Серьёзно рисковал, но вот изменить в своих планах ничего не мог. Хотя, если разобраться, то, даже, если бы меня не приняли, я бы остановился у винодела Зевра. Уболтал бы его сопроводить меня до столицы герцогства, а там портануться со мной в Кароллой. Думаю, не отказал бы мне храбрый бюргер в такой мелочи, да и видел он меня и Нанса в деле. Уверен. Не отказал бы. Стоящий мужик, как впрочем и жёнушка его.

Третье, место моего обитания. Отличный плацдарм и как раз полностью соответствует моим тайным желаниям. Однозначно, сделаю мастерскую и от лаборатории не откажусь, раз есть даже оборудование, пусть и старое для неё. Кухоньку хочу, чтобы хоть иногда баловать себя и хинкалиями, ведь мясорубка от Дора со мной, и шашлыки хочу хоть раз в неделю по выходным пробовать, благо с покупкой мяса проблем не будет. Да и гнома с орком стоит порадовать такими деликатесами в моём исполнении. Однозначно, послезавтра доберусь до винодела. Приглашу в таверну на вечер немного посидеть, а для себя вина прикуплю, обещанного нам с Нансом.

Так, меню на новоселье я уже придумал, теперь стоит подумать и о самом доме и уборке в нём. Кстати, через винодела могут выйти и на меня. А, ну и пусть, я уже в школе, а тут граф не рискнёт мне при архимаге претензии предъявлять. Устал я от всех прятаться, пускай уже начинают прятаться от меня. Макр я или не макр, в конце концов!

Склад меня очень порадовал. Чего тут только не было. Видно недавно в здании администрации ремонт делали, а заодно и всю мебель меняли. А старую всю свезли сюда, на склад. Тут тебе и столы, почти как офисные, для работы с книгами и бумагами. Даже наборы для письма на некоторых остались. Если с ними чуток поработать, в смысле отреставрировать, то еще можно пользоваться. Нашёл штук восемь кресел. Шесть кресел, правда, развалены в хлам, но вот в уголок отдыха они пойдут после реставрации и ремонта. Уголок отдыха я тоже решил сделать у себя, благо помещение размерами позволяет. Очень гармонично будут смотреться мягкие кресла и шахматный маленький столик вместе. Игры я с собой не брал. Зачем? Когда я в состоянии и сам их сделать. Будет чем удивить гнома, да и орку тоже понравиться должны мои задумки. Из кроватей, нашлась на верхнем этаже какая-то монументальная, со стойками и каркасом под балдахин. Вот только перины или матраса на ней нет. Но ничего, если кладовщик не сможет чего-нибудь подобрать под нужные размеры, то закажу в городе, изготовят. Деньги пока есть. В качестве перегородок между комнатами у меня будут шкафы. Их тут собрано огромное количество. Но большинство, если не все, требуют ремонта. Но это ничего, у меня есть пять дней до новоселья, и целая декада до начала занятий. Спасибо арихимагу за такой подарок.

Основательно в этой куче я ещё покопаюсь чуть попозже. Явно тут много чего интересного и нужного мне можно обнаружить. А пока, на первое время, достаточно. Помечаем то имущество, которое забираю в первую очередь, чтобы после обеда занести в подвал к себе, а пока вперёд на приборку. Что говорить, работы у меня сегодня уйма, как бы до темна успеть.

Первый выход в местный свет, с одной стороны, меня порадовал, а с другой, сильно разочаровал. Кормили в столовой я бы сказал плохо. Каша непонятная. Мясо разваренное с большими прожилками сала. Кисель и вовсе словно непонятная субстанция непонятного вкуса. Архимаг, как я понял, готовит подрастающее поколение к трудностям военной службы, и подстёгивает тела к проявлению находчивости и инициативы. Не представляю, как тут дети аристократов питаются? Да-а, отлично обслуга и охрана тут устроилась. На одних доставках сносной еды тут за год некоторые могут целое состояние сколотить. Простолюдины и тому очень рады. Для них такое питание, как для аристократов званый ужин в гостях у короля или императора. А вот я от такой откровенной бурды, если честно, отвык.

На этом я, по-видимому, и прокололся, потому что, когда возвращались из столовой, довольный орк похохатывал надо мной.

– Ты бы видел себя со стороны, когда кашу пробовал. Ей-ей! Чтобы простолюдин, да ел вилкой и ножом за столом, словно в гостях у аристократа. Да и скривился ты очень, когда киселя отпил.

Что говорить? Не удержал эмоции в узде, и теперь…

– А почему так кормят-то паршиво? – спросил я.

– В походе и того хуже бывает. В школе за всё платит герцог, а вот в академии уже за учёбу оплачивает каждый сам за себя.

– А как же простолюдины? У них, наверняка, таких сумм-то никогда и не было на руках.

Орк пожал плечами.

– Эти в долг живут, в долг учатся. Отрабатывают потом они герцогу своей службой в его войсках.

– Но я не понял. Ты же сам говорил, что смертность среди простолюдинов во время обучения велика.

– Так и есть. – согласился со мной Губ. – Если в смерти простолюдина есть виновный, то он то и выплачивает герцогу образовавшийся за погибшим долг. Герцог ничего не теряет. Этим бывшим крестьянам даже стипендии выплачивают, но такие, символические. Хочешь жить, иди работай, крутись. В школе-то они на всём готовом живут, хватает им на жизнь, а вот в академии уже запросы не те. Вот и работают, где требуются услуги магов. Вся столица, все купцы пользуются их предложениями и услугами. Все довольны. Даже сами простолюдины. В армии оплата хорошая. Но и гибнут маги часто. Боевики ведь они, их никто не жалеет. Учился, тогда вперёд отрабатывать долг. Да и клятву они дают. Убежать нельзя, погибнешь.

– И сколько обучение в академии стоит? – поинтересовался я.

– А мне-то откуда знать! Но говорят, что очень дорого, не каждый барон способен полностью оплатить учебу своего отпрыска. Поэтому нередко, когда и аристо учатся в кредит, а потом после учёбы отрабатывают в армии.

Кстати, аристо.

Сегодня я самое лучшее воспоминание дня для многих. Я предусмотрительно форму ученика не одевал, хотя и положено только её носить на территории школы. Но мне повезло, ведь я не только ученик, я и младший архивариус, согласно подписанного контракта. И такое было. Вроде, как и облаживающий персонал. Но всё вскроется, когда я первый раз появлюсь на занятиях, в своей новой навороченной форме. Орк меня сразу заставил, ещё в кладовой у гнома её примерить. Мало ли маленькой окажется. Примерил – как раз! Сначала, правда, жала немного, зато потом подстроилась под параметры моего тела. Вот только выражение лица гнома мне очень не понравилось. Что-то связано с этой одёжкой, и похоже меня через очередную проверку провели, ведь под артефакт проверки наличия магических способностей, согласно просьбе изложенной в моём послании от лица Ивалье, я освобождён и проходить её не должен. А тут такие переглядывания со стороны стариков. И ведь молчат же!

В столовой и по дороге к ней на меня все встреченные учащиеся глазели, широко распахнув глаза. Видно, не часто новичков сопровождает лично местный привратник и охранник в одном лице.

При орке всё прошло чинно и спокойно. Орк тихо мне представлял важных и видных персов школьного общества, давая короткие, но очень точные и едкие характеристики ученикам. В основном такой чести удостаивались аристократы, но и на пару простолюдинов обратил внимание старый орк.

– Вон за соседним столом в зелёной ливрее ученик сидит в одиночестве. Видишь? – прошипел набитым ртом Губ. Я коротко кивнул. – Это Мутхен. Он единственный, из всех бывших крестьян, удостоен права питаться в одно время с аристократами и другими благородными. Поговаривают, что он макр, с западного побережья. Молчаливый и резкий парняга. Манишку макра почему-то не носит, но доказать силой смог, что с ним лучше не связываться. Но он на выпускном курсе. Ещё месяц и до свидания. Но за других простолюдинов он никогда не заступался. Поэтому его, что благородные, что чернь, все вместе ненавидят. Он одиночный волк, но, как видишь, пока живой

И так за весь обед и то время пока мы шли и возвращались из столовой, рот у орка не закрывался. Что говорить, любит Губ почесать языком и получается у него это на редкость как славно. Приятно слушать, есть у него талант рассказчика. Везёт!


Глава третья


Не знаю как другие, но мне работать уборщиком всегда не нравилось. И в прежние времена чуть ли не до скандала доходило, стоило только поставить вопрос об уборке, мытье посуды, и классика жанра – выноса мусорного ведра, если, конечно, мусоросборник не в коридоре лестничной клетки находился. А так…

Но теперь и без каких-либо напоминаний и понуканий, работаем-то для себя любимого, шустро ношусь по огромному пространству помещения подвала, собирая в кучи мусор. Благо хоть приходится не веником со шваброй орудовать, хотя и без них, чувствую, не обойдётся дело. Всем верховодит её величество Магия.

Первым делом пересортировал весь мусор, который нашёл в помещении, а его оказалось… Пришлось даже камин запускать, чтобы сжечь огромную кучу бумаг и всего того, что может гореть из мусора. Деревяшки всякого разного состояния и принадлежности, от просто щепок от мебели и рассохшихся деревянных палочек для размешивания растворов, которые применяли при производстве различных снадобий, да всего чего возможно, до толстенных поленьев и чурок. Но их, как раз, я потом решил просто складывать рядом с камином. Ещё понадобятся! Такое ощущение, как-будто на протяжении десятков лет сюда всякий мелкий мусор свозили, потому что его набралось просто море. Это я ещё к ремонту мебели не приступал, а сколько тех же стружек и опилок будет после применения заклинаний с использованием в качестве абразивов песка и мелких камешков, одним богам известно. А ведь замахнулся я на поистине глобальную перестройку помещения. Самому интересно, что же у меня выйдет. И да, опыт у меня большой и наработок много после ремонта на нашем хуторе завелось в книге магии. Тогда не одно помещение приходилось приводить в порядок и с нуля создавать мебель. Но там у меня помощник и внешний раздражитель был, Хэрн. Тут же, уже сам. И пинать некому!

Огромная куча мусора сметена на середину помещения. И что с ним делать? По идее выносить, но в одиночку?

Так и осталась она лежать к моменту, когда за мной зашёл орк, чтобы вести меня в первый раз на ужин. А после возвращения из столовой, как и обещал, появился и гном в сопровождении двух увальней в возрасте в районе двадцати лет. Эти деятели прошлись ленивыми взглядами по моей малолетней физиономии, а на слова, что с сегодняшнего дня они в течение декады будут находится в моём распоряжении, только брезгливо поморщились.

Ну, ладно, глянем как дела дальше пойдут. Кулаки чешутся у меня от всех пережитых волнений и неурядиц, так что объекты на ком можно сбросить злость похоже у меня появились, и как обычно, я оказался прав.

– С этими двумя субчиками можешь не церемониться. У них последнее предупреждение. Работать не умеют и не хотят. Только из-под палки. Зажрались на поставках школоте продуктов и другого всего, что тащат в школу из города. Магистр уже обратил внимание на них, но они не понимают, чем это им может грозить.

Я кивнул.

– Понял, не беспокойся, сам разберусь!

Удивлённо приподнятая бровь на бородатом лице гнома. Хмык!

– Я тебя предупредил, а теперь давай наверх поднимемся, я гляну чего ты там себе выбрать успел.

Весь ассортимент мебели и других принадлежностей, который я отметил в первую очередь на вынос для себя, гномом был полностью утверждён. Он даже обрадовался, что сломанную мебель выбрасывать не придётся, очень хозяйственный каптёрщик в школе оказался.

– Надеюсь, к новоселью успеешь более-менее прибраться у себя? -Спросил меня орк. – А то мы основательно настроились твой новый дом хорошенько обмыть.

Я рассмеялся.

– Если поможете разжиться продуктами, то и закуска тоже с меня будет.

– Ну, это легко! – рассмеялся гном. – Как готов будешь, скажешь своим помощникам. Они, что хочешь за твои кровные тебе принесут. Большой опыт у них в этом.

– Понял! А как вы к вину относитесь? – вспомнив про Зевра уточнил я.

– К вину? – скривился гном. – Если только по-настоящему хорошее, а так либо эль, либо настойку. – и вздохнув. – Настоящую «Огнёвку» тут днём с огнём не сыскать, но хотя бы, что-то похожее.

Губ рассмеялся.

– Да не слушай ты его, малой. Ему бы только это пойло в глотку влить. Но тогда все остальные перепьются и никакой компании тебе! Вино тоже хорошо. Для него отдельно прикупи, что покрепче. Хорошего качества ничего не найдёшь у нас, но так хотя бы у тех, кто сам гонит. Правда, воняет это пойло по страшному, но почему-то этим коротышкам, именно, крепкое спиртное нравится.

– Разберусь, а пока мне бы лака пару вёдер, кисточек. Краски, если есть. Белой побольше. Я бы ещё от ковриков, как на стены, так и на пол бы не отказался.

Гном задумался.

– Ну, маленькие прикроватные коврики есть. Есть ещё старые ковровые дорожки, которые в административном здании заменили, но они, – он поморщился, – затасканы слишком, и не чистились почти никогда.

Я удивился.

– Я что-то их не нашёл!

– И не найдёшь! Они у меня на складе лежат. – гном почесал своей лопатой массивный затылок. – Ладно, спрошу у начальства разрешение их тебе отдать, если у них на них своих планов нет. Мне не жалко, но без разрешения дать не могу. По краске и лаку, после ужина этих оболтусов отправляй, я пока посмотрю на остатке что у меня. Лак производства ушастых не обещаю, а что попроще, пожалуй, найти можно. Дам, наверное, по максимуму, чтобы ты меня каждый раз не доставал такими мелочами. А по тому, что найдёшь здесь на этажах, можешь брать и не спрашивая у меня разрешения. Здесь собран один утиль, и ценности для школы никакой не представляющий.

– Даже оборудование лаборатории? – удивился я.

– Оно старое! У нас лаборатория по новой отстроена, и материалы и оборудование для работы в ней всё новое. Не забивай себе голову такими мелочами. Сказано, можешь брать без спроса, значит, так и есть. Или ты мне не веришь?

– Что вы, уважаемый, и в мыслях не было! – быстро ответил я, в голове прикидывая, что куда я теперь поставлю, и где я ещё не копался в этом Клондайке или Эльдорадо.

– Всё! Давай, до вечера. – попрощался со мной гном, а орк добавил.

– На ужин пойдём с последней партией. Вернёмся, как раз эти охламоны тебе краску и лак принесут. Ну, не скучай и не обижай сильно мальчиков. – усмехнулся орк. – Так уж сильно! – громко добавил он, и заржал во всё горло, глядя на вытянувшиеся физиономии моих новых помощников.

Так и остался я стоять посреди помещения, где и проходил наш разговор после того как два дружка, корявой походкой, покинули мои апартаменты.

Я перевёл взгляд на двоих молодых бугаёв.

М-да! Я им даже до груди не дотягиваю. Вымахали мальчики. Они тоже осматривали меня, постепенно теряя нагнанный орком на них страх.

Ну-ну!

– Так! Вон веник, вон вёдра. – тоном, нетерпящим возражений, проронил я, специально нагнетая обстановку и сознательно идя на конфликт. – Этот мусор сгребли быстренько и вынесли на улицу. А я пока прикину, что мы в первую очередь заносить станем из мебе…

Хмык!

Ближайший хмырь сделал шаг вперёд и спокойно так, не делая никаких видимых усилий, за ворот приподнял меня над полом на уровень своих поросячьих глаз.

– Так, мелочь пузатая! Ты не этот противный коротышка, хоть и повыше его ростом. И командовать тут будешь явно не ты. У нас и свои дела имеются. В этой грязи копаешься сам. А за хамство с тебя золотой! Понятно? Что вякнешь этой парочке или ещё кому пожалуешься… – он встряхнул меня как щенка и поднёс кулак второй руки мне под нос. – Понял? – и тут же с диким криком разжал пальцы, отпуская меня.

Ужас на лице, глядя как из длинного пореза у него на руке, оставленного моим «Счастливчиком», обильным потоком на пол полилась кровь.

– А-а-а-а!!! – голосил этот огромный недоросль с мозгами ребёнка.

А детей положено учить и лечить.

Сначала поучим, а затем и полечим.

Аккуратно приземлившись на ноги, засунул «Счастливчика» в полюбившийся ему сапог, и тут же из голенища другого сапога вытащил хлыст.

– Ну-с, приступим! – азарт и адреналин кипит в крови. И весело! С улыбкой! С протяжкой врезал голосившей детине по заднице.

– Ой-я-я—а-а-а!!! – добавил децибелов дурачок.

Сзади кто-то шумно выпустил дух!

Вай! Как не красиво! И вонь сумасшедшая! Чем вы питаетесь, милые?

Оборачиваюсь.

Второй дружок, с глазами похожими на блюдца и распахнутым ртом в немом крике, взирал на разворачивающуюся экзекуцию. Он, не понимая до конца, что произошло, в ужасе взирал как его дружок ужом извивается на пыльном каменном полу, и воет на высокой длинной ноте. Но ещё больше его парализовал от каких-либо действий вид вытекающей крови!

Я неосторожно сделал к нему шаг, и он инстинктивно отшатнулся от меня.

Запнулся, и спиной грохнулся на пол.

Есть!

Картина красивая. Шкет с кнутом в руках, и два бугая перед ним валяются у него в ногах. Один воет, а второй от удивления дар речи потерял.

Я молча подошёл ко второму.

– Имя? – спросил я второго.

Он очумело посмотрел в мою сторону, через силу оторвав взгляд от подвывающего товарища.

– Имя, говорю твоё какое? Звать тебя как?

– Никас! – проблеял белыми губами, по существу, юноша, с телом громадного мужика. Понятно, накачал мускулы на работе, а вот с мозгами, увы, занятия забросил.

– Так! Поднялся быстро, и своему дружку помощь оказал. Быстро!

Парень вскочил на четвереньки и быстро перебирая коленками и руками понёсся в сторону дружка.

– У-у-у него же, кровь! – ещё сильнее бледнея, добавляя истерические нотки в голос, запричитал этот Ник. – У меня-то и перевязать его нечем.

Я молча вытащил своего «Счастливчика» и таким доброжелательным ласковым голосом спросил: – помочь?

Парень грохнулся на спину и выставил руки вперёд как бы защищаясь.

– Нет-нет, я сам!

Я мысленно стукнул себя по лбу.

«Дубина, и так испугал ребят до мокрых штанов, а тут опять ножом машу перед глазами, хотя просто хотел предложить порезать рубаху парню на лоскуты, чтобы рану дружку перевязать. Хотя какая там рана, так, царапина неглубокая, но зато длинная и кровоточит знатно.

– Болван! Рубашку порви на полосы, да и перевяжи ему руку, а то кровью изойдёт. – и глумясь добавил, нагоняя жути. – А то потом поднимай этот труп и в зомби превращай! Оно мне надо?

– Нет, нет, нет! – закричал дурачок. – Не надо! Я сам! Сам! – запричитал парнишка, быстро разрывая на себе довольно дорогую рубашку. Быстро и уверенно перевязывая товарищу руку.

Ткань быстро набухла кровью, пропитавшись ею. Пора и мне вмешаться, а то работать не смогут.

– Дай, гляну! – склонился я над парнями. – Руку дай! Придурок!

Жертва разборок, тряся губами от страха и от пережитого унижения, вздрагивая через раз, протянул мне орудие преступления, которое сейчас немилосердно, не взирая на повязку, сильно кровоточило.

Мимолётное концентрирование внимания и лёгкое плетение «Остановка крови» сорвалось с моих рук. В то же мгновение кровь свернулась, а на лицах парней проявился неподдельный ужас.

Напасть на мага, это вам не…

Но такие слухи мне ни к чему.

– Артефакт! – тихо шепнул я. – А я тут ведь на артефактора собрался учиться, а не только архивариусом работать. Понятно? – мне два кивка в ответ. – Так, хватит валяться. Подъём!

Я выпрямился и сделал два шага назад от продолжавшей лежать на полу парочки.

Да-а, видок у них, не ахти! Один весь в запёкшихся потёках крови, второй в разорванной на лоскуты рубахе. Потом решим эти проблемы! Скажут, если кто спрашивать будет, что поцарапались, когда падали при переноске мебели! Уж больно у жертвы одежда грязная стала.

– И, чё ждём? – добавил угрозы в голос я. – Поднялись!

Третий раз повторять не пришлось. Вскочили на ноги и застыли передо мной в положении смирно.

Вот стоят передо мной, трясутся. Ну и нагнал же я на них жути. Самому стыдно стало. Зато на душе как хорошо-то.

– И чего ждём? Веники там, вёдра здесь. Куча ещё не убрана, а нам до ужина ещё много работы провернуть надо. И после ужина тоже. Работать до ночи придётся, а не успеем, – я глянул на застывших и, ловящих каждое моё слово, помощников, – и ночью тоже! Вперёд!

Мой огромный педагогический опыт подсказывал мне, что внушений достаточно, если они совсем не отмороженные. Если так, то как ни печально, придётся калечить. Или кнута хватит? Вон, первый, не в состоянии присесть, так задница болит. Перед ужином подлечу, а то есть стоя будет, а мне лишние вопросы ни к чему.

Уборка, получив в помощь сильно мотивированных помощников, пошла вперёд семимильными шагами.

Сначала вынесли весь негорючий мусор. Потом воспользовавшись водопроводом, вёдрами и тряпками принялись отмывать стены, окна, а кое-где и потолки, подготавливая помещение к покраске. Но площадь уж очень большая, только в ширину почти двенадцать моих шагов, а в длину я ещё и не замерял.

Ну-ка!

– Раз, два… – на тридцать восьмом шаге я упёрся в противоположную стенку.

Неплохо.

Места под всё хватит, желание бы не пропало и задор! Мебели уж точно будет достаточно для всех задумок, а вот что со стенами делать, я так пока и не решил. То, что их отскребать надо и шлифовать каменные глыбы и так понятно, но боюсь, что много вопросов возникнет ко мне после такого проведённого ремонта в одиночку. А с другой стороны, с чего бы я кого сюда без приглашения пускал, а можно и вовсе разделить помещение на несколько комнат. Гостиную оставить на виду у всех, а вот в остальные комнаты пускать только с личного разрешения. Напрашивается в общедоступном отсеке сразу оборудование кухни и санузла, желательно с ванной комнатой. Душ бы забацать с горячей водой, а для этого ёмкость большая нужна. Заказать можно, вопрос только денег. А они пока есть. Спальня однозначно. Кабинет для работы с книгами и учебниками, где удобно будет делать записи, благо столы есть в наличии, причём на любой вкус.

Мастерская так же в планах, хочется попробовать себя в качестве скульптора. Глупо было бы не использовать полученные возможности в работе с камнем для этих нужд, а уж объёмное представление предметов у меня уже автоматически получается, спасибо моей любимой записной книге.

Лаборатория? Однозначно, да! Успел я глянуть снятое оборудование. Впечатлило! И колбы стеклянные есть и змеевики разные. Да чего там только нет. Запущу изготовление спирта и гном мой с потрохами будет, а уж как из спирта настойки и водку на смородине исполнить, в России и дети знают.

Если хватит места, я бы ещё тренажёрный зал сделал. У меня очень много записей есть по работе с различными видами оружия. Та же Марфуша мне специально свои финты показывала, и не только в постели, хотя, если честно, там я больше в качестве учителя выступал, уж больно скромные знания в этой области были у Варги. Да и другие мастера меча отметились у меня в записях, в том числе и Жак с Мартином. Вот и будет время все свои записи систематизировать и, в первую очередь, теорию на себе опробовать, переведя её с помощью тренировок в практику.

А для тренажёрной не помешало бы пол устелить ковровыми дорожками и надёжно их прикрепить к полу, а перед этим этот пол хорошенько выровнять. И, точно, это работа не для одного дня или декады. Может и до матов дойдёт, хотя одному мне они, наверное, без надобности, а никого постороннего на свои занятия я приглашать не намерен.

Первым делом с верхних этажей спустили вниз огромную кровать с конструкцией под балдахин. Пока ребята отмывали стены и потолок, я, наверное, с час разметкой занимался, размечая пространство на будущие комнаты, неровно расчерчивая площадь всего помещения. Обнаружился и другой вход в подвал, с другого конца здания. Замков его дверь не имела. Запиралась она изнутри, с помощью мощной металлической задвижки.

Решено!

С центрального входа можно попасть будет только в прихожую, гостиную и кухню, которая будет сразу выполнять и роль столовой. Есть в гостиной я не собираюсь. Будет в этом доступном отсеке и первый туалет с умывальником.

Дальше спальня и рабочий кабинет. Вот туда уже просто так попасть будет не суждено. Рядом с кабинетом, посередине всего помещения подвала, надо разместить и комнату с установленным в ней алтарём. С какой стороны больше солнца определюсь опытным путём. Наблюдения в течение пары дней, мне для этого хватит. Пока и собственной энергии хватает и запасов в моих кулонах. На эти помещения уже охранные плетения растягивать придётся, с постоянной подпиткой непосредственно от алтаря. Рядом со спальней душевая и второй туалет.

И последняя часть, это комнаты под мастерскую, лабораторию и тренажёрный зал. Вот последний, как и помещения под хознужды и будут занимать больше всего общего пространства. Если я планирую работать с шестом и копьём, вспоминая всё чему меня учил Хэрн и изучать новое по моим записям, то места в тренажёрке должно быть достаточно. Надо озаботиться, чтобы не чувствовать скованность пространства, если я планирую проходить все известные мне ката, и те, что у меня записаны в книге.

Под хознужды стоит приспособить помещения непосредственно примыкающие к чёрному входу. Там же оборудовать помещения под склады для продуктов. Не забыть за ледник или морозильник, это уже как у меня получится. И, конечно, места для хранения ингредиентов для лаборатории и материалов для мастерской. И ведь перегородки тоже надо из чего-то лепить. Камень? Как вариант. Дерево? Не знаю. Как его крепить? Мне легче с камнем работать. Дерево слишком сложный и капризный материал в плане обработки его с помощью магии. Первые помещения, там в качестве перегородок будет в основном использоваться мебель, а именно шкафы, комоды и серванты. Но и там придётся делать глухие стены, а для этого понадобятся доски. Всё сложно, но решаемо. Сегодня озадачу гнома, чтобы с материалом помог, уж точно за это, я из своих запасов, платить не собираюсь.

Планов громадье и претворять их в жизнь, в большинстве случаев, придётся в одиночку, то есть самостоятельно.

До ужина вымели и отмыли всю территорию предназначенную для общедоступного посещения. Посплю первое время на обнаруженном стареньком диване в гостиной. Перенесли кучу шкафов, расставляя их сразу в нужных мне местах. Шкафы из комплекта лабораторий я пока трогать не стал, как и отобранную мебель для моего кабинета. После заноса в помещение всей этой рухляди, оно стало постепенно приобретать по-настоящему обжитой вид. Завтрашний день у меня будет полностью посвящён ремонту и восстановлению мебели, а потому ребята, по большому счёту, мне будут не нужны, а раз так.

– Значит, так. – я стоял перед уставшими, выбившимися из сил, понурыми моими помощниками. На лице Тила, второго парня, с кем мне удалось близко познакомиться первым, налицо ещё и выражение сильного недомогания. Но ничего, будет наперёд знать как опасно трогать руками незнакомые предметы и другие «объекты». Переживёт, чуть позже подлечим. – На сегодня тут всё. На ночь, вам следующая задача. Мне нужны несколько мешков просеянного песка различных фракций. Думаю, сито с разными размерами сечений найти вы способны. Поэтому с утра у чёрного входа я их хочу видеть. Дальше! Перед каждым приёмом пищи вы приходите ко мне узнать не нужно ли чего. Завтра, после того как занесёте через второй вход мешки с песком и проверки его качества, я вас отпущу, но до обеда. Потом видно будет, может, какие задачи новые появятся. На приём пищи ходим вместе. Считайте, что мы теперь с вами на эту декаду друзья не разлей вода. Вы для всех мои опекуны на это время. О том, что здесь произошло, никому знать не надо. Объяснять, почему? – грозно спросил я. И ответом мне испуганное бормотание, ребятам объяснений не требуется.

Смешно, наверное, со стороны выглядит. Стоит такой деловой шкет, полтора метра нет росту, и двум бугаям нотации читает. Но в принципе понятно, кто кнута моего попробовал на своей шкуре, больше точно не захочет.

– Дальше. Вот вам, за те неудобства, что из-за своего плохого поведения вам сегодня пришлось пережить! – кинул в руки Тилу серебряную монету в четверть стоимости от золотого. Увидев её, он посмотрел на меня удивлённо-благодарным щенячьим взглядом. Школята-то, обычно медью за услуги расплачиваются, а тут за пару неприятных моментов серебро, да ещё такого номинала.

– Не благодари, не надо. – усмехнулся я. – По поводу вашего вида, сами что-нибудь придумаете. Тащили там шкаф, упали, порезались. Рубашку на лоскуты порвали. Дальше. Мне не очень понравилась еда в столовой, но что говорить, возможности поесть тут больше негде. Поэтому, как сказал мне уважаемый каптенармус, вы можете продукты в городе достать. Вот ещё полтишок. – очередная монета более крупного номинала перекочевала в руки второго парня. – Купишь себе рубаху, на остальное сырого свежего мяса на рынке возьми или в лавке какой. Предпочтение свинина или баранина. Приправ и соли немного и что-то наподобие лука, головок шесть. Жбан железный ещё или кастрюлю, куда всё это мясо с луком сложить можно. Шампура я видел наверху. Они хоть и ржавые все, но к утру я их почищу. Жду утром. И попрошу не опаздывать. Если какие проблемы будут, можете и среди ночи меня будить. Решим как быть. Теперь ты, Тил, подойди. Амулет зарядился, я последствия нашего знакомства уберу.

Плетение малого исцеления разошлось по сильному молодому телу.

– Теперь точно всё. Жду утром. И не опаздывать. А то по утрам, обычно, у меня настроение плохое. Я достаточно понятно пояснил?

Два судорожных кивка мне ответом.

– Свободны, а то сейчас Губ должен подойти, а мне из-за вашего вида что-то с ним объясняться не охота.


***


За вечер подготовил себе ложе на ночь. Сходил самостоятельно к одноногому каптёрщику, получил бельё и одеяла. Пожурил себя, что ребят рано отпустил, но вид у них был такой, что не хотелось лишних разговоров. А так бы… Ведь матрас в одиночку я никак не утяну.

Старый гном сидел в своей каптёрке и гонял чаи, когда вместе с Губом мы нагрянули к нему в гости.

Ужин прошёл штатно. То есть на меня все учащиеся косили взглядами, испытывая к новой непонятной физиономии нешуточный интерес. Не каждого новичка, будь-то ученик или обслуга, целый день сопровождает штатный охранник школы.

Губ тоже просёк всеобщее внимание и веселясь играл на публику. То с полупоклоном обратится ко мне с каким-то пустяшным вопросом, то стул пододвинул, когда за стол есть усаживались. А потом и вовсе учудил, за мной всю посуду убрал на своём подносе. Сучёнок старолетний, представляю какие слухи сегодня вечером обо мне по школе гулять будут.

– И зачем? – тяжко вздохнув, спросил я орка, когда мы возвращались с ужина.

– Скучно! – скалясь выдал Губ и весело заржал. – Ты же видел их рожи. Наши и так удивлены, ученики теперь воочию убедились, что ты явно не прост, и может и не полезут сразу. Ты, вообще, что с мальчиками сотворил? – резко сменил он тему разговора, перейдя с меня на моих потенциальных помощников.

Я удивлённо уставился на орка. Ну, не мог он видеть ребят. Ну, никак!

– Удивлён! – я молча кивнул. – Ребята, ВСЕГДА, первыми в столовой орудуют. Заказы принимают у школят, а тут их даже к тому моменту, когда мы из столовой уходили не было. Не бывало такого! Вот и спрашиваю, ты, что с ними изверг сотворил? Где тела прикопать успел?

– Сплюнь, болезный! – в ответ попытался отшутиться я. – Переодеваться, наверное, пошли. Испачкались маленько, ведь столько мебели пришлось перетаскивать, а наверху пыль, грязь, да и в подвале сначала убирались, стены и потолки мыли.

– Что делали? – орк явно пророс, так неожиданно он остановился, поражённый моими словами о трудовых подвигах бугаёв. – Кто, они? Эти, и работали? – орк таким взглядом меня окинул.

– А что такого? – я смущённо потупился. – Ну, не всё же самому работать? Я попросил, они не отказали.

– Попросил, значит! – и усмехнувшись, весело посмотрел на мой невинный видок. – Ну-ну! Даже старой калоше не удавалось заставить этих засранцев работать в полную силу, а тут ты, погляди-ка, попросил просто! Звучит-то как. А уж про не отказали, я и вовсе молчу. Так, я к гному, новостями поделюсь. Развеселю старика. Ты со мной?

Я пожал плечами.

– Мне всё равно постельное бельё надо получить. – сказал я. – Зачем в одиночку ходить, когда с тобой всяко веселее будет, да и отпустил я ребят до завтра. А мне бы ещё и одеяло с матрасом принести. – глазами кота из мультика про Шрека глянул я на орка.

Видно и, правда, убийственный аргумент! Орк хмыкнул, сплюнул себе под ноги, и…

– Пошли! Чего уж там, помогу.

Пока шли, продолжалось знакомство с территорией школы. Орк держать рот закрытым явно не умел, и всегда у него находились темы о чём поговорить.

– Наш гном не так прост. Вроде и вовсе из семьи владетелей. Как таковых, благородных у них в породе не бывает. Каждый ведь мастер по определению и свободный. Они своими умениями сильны. Кто в кузне второй после богов, кто кожей занимается, кто золотых дел мастер. Наш же старик к тому же и воин не из последних, а скорее из первых будет. Вернее был. Нет, он и сейчас многим вломить может легко, но, увы, подвижность не та, но опыт-то не пропьёшь. Иногда под настроение, мы вспоминаем былое, но так, осторожно. Мы ж не ушастые, чтобы несколько лет каждый выходной мечами махать, и ни одного увечья. Мы воины, а не дуэлянты. Красота у нас на последнем месте находится, а на первом, убийственная эффективность. Так вот, коротышка уже пусть не воин, но мастер, поэтому и в городе открыл себе небольшую школу. У него всего человек десять в учениках на данный момент, не больше, но зато берёт он за свои занятия много. В основном преподаёт бой в составе строя. А ведь это искусство. Вот ватажки наёмников и берут у него уроки. Не менее двух декад занятия проходят. Многие терции своих бойцов на повышение квалификации к гному отправляют, и, честно скажу, довольны наниматели учителем очень. Там обычно в своей школе и живёт старик. И вроде денег на жизнь ему более чем хватает, но работу в школе у нашей герцогини не бросает. Подобрала она нас в трудное время, приютила, пристроила, не бросила, да и муженёк её поддержал нас. Такая доля наёмника. Ведь обычно, никто на будущее не работает. На старость никто не копит. Чревато это, знаешь ли. Начнёшь о будущем думать и в ближайшем же бою ноги и протянешь. Вот и пропивают наёмники всё то, что удаётся добыть за поход. В оружие и броню вкладываются в основном, в коня и сбрую. В артефакты и свитки. В амулеты и талисманы. Ну, и в женщин, как без этого. Многие после того как зачехляют оружие к бабам этим под бочок и прыгают. Вот и получается, что у большинства бывших наёмников в подружках, а то и жёнах, бывшие шлюхи. Как-то так.

Я покачал головой. Ох, уж мне такая романтика! Уж кем-кем, а наёмником я точно становиться не буду. Мне своих приключений за глаза хватает. Приткнуться бы где в жизни в тихом месте. Заниматься спокойно магией, изучая это древнее искусство. Магию Порядка особенно, за заботами что-то я её забросил слегка. Бобик недоволен будет. Как устроюсь, обязательно все занятия возобновлю.

Так, за разговором и думами о будущем, и добрались до гнома.

– Да рассказали мне уже. Оборванные, уставшие и малость испуганные. В столовую только пошли. – гном с интересом рассматривал меня и улыбался, а до меня постепенно доходило.

Вот же, сука!

Он же мне специально таких помощников подсунул! Ведь точно знал, что без стычки не обойдётся. А вот теперь попробуй доказать, что я весь из себя белый и пушистый! Ведь он точно знал, что работать придётся заставлять, а коль я цел и невредим, а ребята упахались в первый же день в помощниках, то значит…

Вот старый… Слов нет, одни маты! Что-то мне подсказывает, что любое происшествие и несостыковки, связанные со мной, тут же докладываются магистру, а то и самому директору.

Вот же, замаскировался называется! Как же. В первый же день вывели на чистую воду, а тут ещё и одежонка видно с сюрпризами и её ношение для посвящённых что-то означает! Интересно, чего они там себе надумали? То за принца принимали, но быстро развеять этот бред своей тягой к простой пыльной и грязной работе удалось. А тут, блин, по новой, на ровном месте спалился! И вот, почему-то крепнет у меня ощущение, что в этой затее, с такими помощниками, никак не обошлось без указаний местного начальника СБ школы! А и хрен на них! Пускай, что хотят себе придумывают! А я уж точно отсюда до третьего взросления, по собственной воле, никуда не уеду. Нравится мне здесь! Жильё отличное, не как у всех. С питанием проблему решу постепенно, с заработком тоже. Свободный выход в город есть, а там и вино, а потом, глядишь, и девушки подтянутся. Да и свободное посещение занятий, где у меня такие возможности жизни в своё удовольствие ещё будут. Хэрн с проблемами разберётся сам или хоть попытается. Будет день – будет пища. Прорвёмся. Да и нравятся мне эти старые наёмники, весёлые и жизни умеют радоваться, а там уже посмотрим.

– Как работали? – оторвал меня от самокопания гном.

– Нормально. Сами предложили помощь, а я не дурак, чтобы отказываться. Снесли мебель. Завтра ею займусь. Посмотрю, что можно с нею сделать.

– Помочь? – гном так хитренько глянул вновь на меня.

– Не откажусь! – согласился я. – Что по лаку и краске?

– Посмотрел я тут. Всего навалом. Хорошо попросишь, и лака производства ушастых и их краски подброшу. Умеют, канальи, делать, и чего уж там, лучше моих соплеменников, и на много.

– А вот, уважаемый Нерэй, как бы мне за счёт школы строительными материаломи разжиться! – поинтересовался я. За что-нибудь платить самостоятельно, я был не намерен.

– Какими ещё материаломи? – насторожился старый каптёрщик. Сама мысль траты средств и имущества для него словно яд в прекрасном вине. И пить нельзя и вылить жалко, а вдруг пригодится.

Я усмехнулся про себя, понимая настрой гнома.

– Мне перегородки между стенами ставить надо. – я развёл руками в стороны. – Одним камином я такое помещение никак не обогрею.

Гном оценивающе осмотрел меня, словно по новой знакомясь.

– Насчёт тебя получена недвусмысленная команда. Помогать чем сможем. – опять хмыкнул каким-то своим мыслям. – Чем ты только так смог зацепить наших стариков, не понимаю. Но это не моих мозгов дело, команда есть, деньги тоже. Что же, почему нет, поможем!

Услышав про выделенные для меня деньги, тут же в голове всплыла ещё одно проблема

– Дорогой Нер, – так гном разрешил себя называть, прибавив, что только с хорошими друзьями он эль пьёт, так что мой переход в этот ранг прошёл у меня автоматически, – мы там нашли ведь кроватку одну, я тебе её показывал!

– Ты в своём уме? – всполошился гном, понимая куда я клоню. Ещё на складе я ему указал на того монстра. – Одна перина на неё целое состояние стоить будет. – И потом поперхнувшись, видно вспомнив, что говорил сам всего пару минут назад, произнёс: – Экономить ведь тоже надо!

– Но не на себе же? – улыбнулся я ему самой обворожительной улыбкой, на которую только был способен. Благо, не соблазнять мне надо было могучего коротышку, а всего лишь на бабло развести! Вот честно, словно шлюха себя чувствовал, но тратить свои средства я не хотел категорически. – Там ведь и занавески на балдахин сделать надо, как, впрочем, и на все окна. Я бы ещё тканью и стены задрапировать не отказался.

По мере озвучивания моих планов по оборудованию своего жилья, у гнома начинало резво портиться настроение, в отличие от благодушно-довольной лейбы усмехающегося орка. Видно, на его памяти, его друга ещё никто так нагло на деньги разводить не решался. А мне-то что, главное результат. А раз гном сам проговорился про неограниченный кредит, то пускай не жалуется, но выдою я его и его склад по полной!

В итоге, пообещав, что найду ему на обмыв жилья «огнёвки» или замену не худшего качества в приличных количествах, заключил с гномом сделку. Завтра гном подвезёт материалы, требуемые на первое время, и сделает заказ на ткани и перину для моей мягкой мебели. Что диван, что кресла со стульями требовали замены обивки. Сегодня мне выдают только маленький матрас, как раз под мой диванчик. Два комплекта белья под него, пару полотенец впридачу, и что-то из средств ухода за собой. Ещё я не забыл поинтересоваться, где можно прикупить большую ёмкость для воды для организации её подогрева для душа.

Удивление на лицах орка и гнома. Горячий душ – это что-то новенькое для них. Обычно все обходятся приёмом ванны или и вовсе моются в мыльнях с помощью тазиков, а также банях, а при их отсутствии и вовсе в открытых водоёмах. Но у меня есть водопровод, канализация и глупо было бы не воспользоваться их благами в полной мере. Кстати, ванной я тоже озаботился, и реакцией на мои просьбы был только жалобный взгляд истинного каптёрщика, в уме подсчитывающего убытки и предстоящие траты. Хотя про убытки я точно загнул, ведь всё выше перечисленное останется в школе, даже, когда мне её придётся покидать через несколько лет.

Я не ожидал того, что произошло в этот вечер дальше.

Гном, видно заинтригованный чем мне так удалось ушатать своих помощников, решил составить нам с Губом компанию, и лично помочь донести полученные у него на складе вещи.

Надо было видеть изумление на лицах попадающихся нам навстречу, как учеников школы с преподавателями, так и ребят из числа обслуги, когда они раскрытыми до неприличия от удивления глазами взирали за тем, как два ветерана, весело о чём то болтая, несли на руках кули с вещами в сторону моего жилья. При этом я шёл почти налегке с болтающимися в руках двумя маленькими пакетами с мылом и шампунем, а всё остальное бодро тащили бывшие наёмники.

Пищи для слухов два этих интригана подкинули школе порядком. Вопрос, как это всё отразится впоследствии на мне? Кто его знает.

Увиденным гном с орком остались очень довольны. Гном обращал внимание куда и как я предварительно расставил мебель, а вот глазастый орк разглядел на вычищенном полу подвала неясно видимые полосы разметки будущих комнат.

Вот тут уже я еле смог отбиться от наплыва вопросов и удивлённо-подозрительных взоров.

– Так неинтересно будет! – не сдавался я под напором требований всё объяснить да рассказать о моих задумках. – Вот как закончу, так всё вам одним, – сделал я акцент на последнем слове, – и покажу. А с этого момента, вы у меня больше не появляетесь до новоселья. А теперь я спать, но перед этим хотел бы уточнить, а где в школе обслуге помыться можно после трудового дня, чтобы с учениками не контактировать?

Орк хмыкнул, глянул на улыбающегося гнома и сказал: – Давай бросай вещи, да провожу я тебя в нашу мыльню. Надеюсь, девчонки там ещё не разбежались. Полотенце не забудь захватить.

И в бане мне тоже удалось удивить орка и озадачить гнома. Мои непромокаемые тапочки в грязном предбаннике общей мыльни произвели настоящий фурор. Голым телом в этом мире никого удивить было нельзя. Тут умели ценить красоту и формы, но до общих бань как у нас в России в средневековье как-то не додумались. Нет, муж с женой могли спокойно мыться вместе, а заодно тут же и детей строгать. Но вот все остальные… За исключением детворы уж больно малого возраста. Для остальных кабинки и помещения были раздельные, как впрочем, и гардеробная. Так вот, все голыми босыми ногами месили грязный мокрый пол мыльни, и только я, раздевшись и прихватив с собой безумно дорогой маленький кусок мыла, шмыгнул бодренько в мыльню не испачкав ноги. Орк удивился, зачем я в обуви под воду полез, и только гном оценил по достоинству достижение неизвестного мира и его яркого представителя в моём лице.

В общем, наше совместное посещение бани тоже добавило в огромный костёр слухов обо мне нехилый такой ворох хорошо просушенных дров. Ох, чую добром это не кончится, а тут ещё и ребята учудили.

Я сидел на скамье в полном неглиже на расстеленном полотенце, распаренный от горячей воды и наслаждался покоем, который может давать только горячая вода. Гном с орком уже давно на улице на лавочке отдыхают, и только я не мог долго оторваться и вылезти из большой ванны с горячей обжигающей водой, как в помещение буквально ворвались мои помощники.

– О, а мы вас как раз искали! – ничего умнее не мог придумать Тил, как при всём честном народе обратиться ко мне очень учтиво да к тому же на вы, словно к какому-то благородному или магу. Но похоже Тил на это не обратил никакого внимания. Он протянул мне три маленьких мешочка в которых находился песок разных фракций. – Посмотрите, что получилось!

Я обречённо вздохнул, представляя как со стороны всё это сейчас выглядит, и внешне очень спокойно сказал.

– Отлично, вот если только последнюю фракцию ещё раз попробовать разделить. – И, посмотрев в довольные похвалой глаза ребят, объяснил: – Чем меньше крупинки песка, тем намного лучше!

– Ага! – отозвался второй бугай. – Мы уже пару мешков перетрясли. Щас на кухне для муки сито возьмём, и попробуем самую мелкую просеять по новой. Не беспокойся господин Гури, к утру сделаем! – решил меня и всех присутствующих добить непосредственный Ник.

У всех собравшихся в бане прострация. И так со мной все боялись первыми заговорить, а теперь и подавно подойти бояться будут. Видно ветераны пользовались в школе нешуточным авторитетом, так теперь и отношение парней ко мне учтивое увидели, а среди молодёжи ребята имели нехилый вес. Да и факт того, что они работают на меня, причём эта работа ещё и на ночь распространяется, повергла собравшихся в шок.

Так! – понял я. – Пора тикать!

На улице в тот момент, когда я появился в дверях бани, как для себя я стал называть эту мыльню, два ветерана словесно отбивались от небольшого роста симпатичной девицы, которая, впрочем, очень вольно разговаривала с уважаемыми разумными. Я пригляделся. М-да, девочка хороша во всех отношениях, и росточка небольшого, и грудь явно минимум третьего размера, и в меру худенькая и корма на загляденье. Ох, гормоны играют после Марфуши! Никак себе подружку подобрать, да и просто снять на ночь даму за это время я так и не смог.

Тем временем девушка, весьма вольготно усевшись на коленях Губа, что-то весело щебетала, как бы и не замечая забравшуюся ладонь орка к себе под длинную юбку, и что то там ищущую в районе коленок.

– Так и чего вы с ним носитесь? – между тем спрашивала бравых вояк дивчина. – То Губ парня по школе как первогодку водит, то теперь ты Нер ему вещи носишь и в баню вместе идёте. И он тебя, кстати, тоже Нером зовёт! Что происходит? – сбросив руку Губа с колен и одёрнув полу юбки спросила мадам.

– Ох, Ноначка, всё это не специально, а просто само собой получилось! – елейным голосом проговорил Губ, рукой водя где-то сзади кормы девицы. Мне с этого ракурса не видно, чем он там занимается, но очень интересно. – За парнем магистр просил присмотреть. Он наш новый помощник архивариуса. Ворчливый Члим уже достал директора своими жалобами, что один не справляется, а всё из-за тебя.

– Почему из-за меня? – вскинулась красавица и весело начала болтать на весу ножками. – Он сам виноват. Я ведь, чтобы ночью не произошло, на работу хожу и даже не опаздываю, а он… Додуматься, целый день так из комнаты и носа не высунуть. Устал, видите ли.

– Ха-ха! – рассмеялись наёмники. – Да ты мастерица из мужиков последние соки выжимать, чего удивляться. А парень попался молодой, неопытный! Не выдержал проверки любовью. Не жалко?

Девчонка помотала головой и весело ответила: – А чего его жалеть? Я не опаздываю. Хотя спала столько же, как и он. Так и к тому же и сдал он меня магистру. Могли и вовсе вместе с ним выгнать из школы. – девчонка вздохнула. – А мне ведь нельзя, дядя Губ, маманя совсем плохая, да братик так и не оклемался после того падения. Но господин маг обещал, что ближе к лету уже вновь по улице носиться будет. Ещё пару сеансов лечения магией осталось.

– Деньги-то есть, чем расплачиваться?– спросил гном. Видно по его лицу, что другу он очень завидует в этот момент.

– Деньги есть, а рассчитываюсь я другим. – усмехнулась шалунья. -Маг тоже мужчина, и ему мои прелести тоже очень нравятся. Но вы так и не сказали, чего с мальцом так носитесь весь день?

– Тебя видно наши нюшки прислали последние новости узнать? Так вот, Малыш по протекции к нам устроился, и директор отказывать не стал, тем более младший архивариус нам и вправду нужен. А теперь брысь отсюда и пацана смотри мне не испорть. Знаю тебя. А то ты по виду как ровесница ему.

– Ага, ровесница! – рассмеялась красавица, соскакивая с колен орка, и поправляя юбку. – Мне бы только малышку свою куда деть, и вновь в школу можно ученицей устраиваться.

– Ух, непоседа! – шугнул девчушку орк, шлёпнув её легонько пониже спины. – Папаня твой точно бы рад был такой внучке. Не наговаривай на себя. Да, есть большая вероятность, что девочка со способностями родилась, раз отец из благородных и маг будущий. Признал хоть?

– Он не хотел, но родители егошние на прошлой декаде нагрянули. Каким-то артефактом Мусю осматривали. Довольные уехали, денег дали много. Просили отдать им на воспитание малышку.

– А ты, что?

– Соглашусь, наверное. Всё ей там лучше будет. Кто знает, как жизнь повернётся. Сынок-то у них единственный, к тому же маг-боевик. Успеет ли он ещё себе детей завести? – печально всплакнула девица. – А тут вот и наследница растёт и всё по закону. Поэтому мама и сказала соглашаться. И с деньгами проблем не будет.

– А как же с тем, что бастардов благородные не очень жалуют? – спросил гном.

– Так это непризнанных, а тут вероятность велика моей милашке благородной стать и жить, не зная нужды. Ну, да как сложится, так и будет. Я убежала!

– Беги-беги, неугомонная. – усмехнулся орк. И тут увидел меня в дверях. – Ну, наконец-то! А то мы думали, что весь там смылился. За раз такой кусок драгоценного мыла смылить! Это надо до такого додуматься? – гном усмехнувшись, поддержал друга: – Кусок на весь месяц, Малой. Экономней надо. Потом за свои покупать будешь! Можешь и у меня пробрести, если прижмёт. Дешевле чем в городе обойдётся тебе такая покупка. Да и ассортимент у меня больше. – хитро в бороду улыбнулся гном.

Понятно, приторговывает!

Не может гном без этого, а ребятки наши через него и толкают школотятам всё, чего тем не достаёт. Но раз директора и его зама такая ситуация, сложившаяся в школе, устраивает, то и меня она устроит тем более.

Работать сегодня я не собирался, устал. Да и отдохнуть бы стоило, столько за день произошло. Вроде только у ворот с привратником старым орком разговаривал, а тут уже и свой угол есть, и устроился не плохо. С кормёжкой только решить и тогда и вовсе как в раю будет, разве что непонятки с учениками… Но эта проблема встанет только через десять дней, а там разберёмся.

Проводив наёмников до ворот школы, вернулся в своё новое жилище. Громада помещения немного давила на мозги и было очень неуютно и зябко. Подвесив под потолок светляк, удобно устроившись на застеленном диване, достал из мешка мандолину, тронул струны и затосковал.


Не думай о секундах свысока

Настанет день, и сам поймёшь, наверное…

Свистят они как пули у виска

Мгновения… мгновения… мгновения


Русская речь, чуждая этому миру, тихо расходилась по огромному помещению, отражаясь от стен, и уносилась ввысь, растекаясь по каменным сводам потолка.

Неожиданно очень сильно захотелось домой! К себе домой, туда, где меня уже, наверное, давно никто не ждёт.


* * *


Приступ резкой сильной меланхолии и откровенной хандры, хорошего настроения мне с утра не прибавил.

Лёгкая разминка, пару ката из комплекса Хэрна. Интересно, как они там? Добрался ли до столицы Нанс? За сутки добраться должен был, если кто не помешал.

Но не будем о плохом, о плохом совсем думать не надо!

Так, что там у нас на улице?

– Оп-па! – я открыл дверь чёрного входа.

Восемь мешков сложены напротив входа и рядом два развалившихся тела на подстилках прикорнули. – Я не понял, они, что всю ночь тут проспали! Вот это да! Хорошую я мотивацию ребятам дал, раз такой сильный у них настрой на работу.

Я воровато оглянулся вокруг.

Раннее утро. Вроде из посторонних никого. Я быстро проверил периметр. Рядом, в районе пятидесяти шагов вокруг меня, кроме двух этих субчиков никого нет. А раз так, то, что уж, заслужили.

И словно шаль скинутая с моих ладоней окутала тела ребят! Вначале «малое исцеление». Устали. Да, лишним точно не будет. Вон как уработались, даже не проснулись. А теперь.

Заклинание «Благословение», но только сил и маны всего ничего, только, чтобы на эту парочку хватило. Магия Святош сработала прекрасно. Даже у меня от былой меланхолии и тоски и следа не осталось. Петь хочется и веселиться, смеяться и громко кричать от счастья. Отличная сторона магии, вот только как некоторые её применяют.

– А! Что? Ой, как хорошо! – сладко потягиваясь и позёвывая, ворочались на тонких подстилках ребята.

– Подъём, лежебоки! – незлобно проворчал я.

Увидев меня, парни вскочили на ноги. И я не поверил глазам своим, поклонились.

Нет ,я точно где-то прокололся.

– И чё это значит? – хорошее настроение куда-то резко улетучилось.

– А разве кланяться не надо? – Ник словно ребёнок, рассматривал меня удивлённо-расстроенными глазами.

Понятно, решили подлизаться после пережитой экзекуции и полученной затем, как они считают, большой суммы денег. Вот же, не подумал, и, точно, веду себя как граф минимум с ними.

– Так, заходим. Мешки аккуратно вдоль стеночки ставим. По фракциям, чтобы мне потом не путаться. Вот так.

Четыре захода и восемь мешков уложены около стены. Отлично!

– Так, теперь немного нравоучений. – я грозно посмотрел в испуганные глаза ребят. Нет, «Благословение» сделало своё дело, бодро выглядят, вот только опять зашугал я их слишком. – Друзья! – от моего резкого перехода в общении, парни просто зависли. – Ну, к чему вы выставляете прежде всего себя перед другими в смешном виде. Вы, наоборот, должны показывать всю широту вашей души, то, что сами по своей воле дали поддержку мальчишке. – я пальцем указал на себя. – Ваши поклоны, спасибо, конечно, но это в этой ситуации лишнее. Обращайтесь ко мне как к равному, как к вашему собутыльнику и другу. Это разве сложно? Вот ты Ник, по девчонкам ведь бегаешь?

Тот улыбнулся, довольный.

– Не без этого, Малой. – и запнувшись, выпучил от страха на меня глаза.

А я успел его вовремя поддержать.

– Правильно! Малой! У меня среди друзей и погоняло было, Малыш! Зовут Гури, а то вчера времени не было познакомиться. – усмехнулся я. – Так, что живём мирно, вы мне помогаете, я вам. Тут ветераны обмолвились, что замдиректора на вас ядом плюётся, а, судя по тому какое он на меня впечатление произвёл…, короче, хреновая у вас ситуация. Но я вам помогаю ,вы мне. Понятно?

Два одинаковых кивка и улыбки на лицах. К слову ребята приоделись сегодня. Новые штаны у каждого и рубахи. В руках по два куля, то ли вещи, то ли заказанное мной мясо.

– В руках-то, что?

– Да, мы вчерашнюю одежду в качестве рабочей держать теперь будем. Вчера на рынке подкупились, спасибо тебе! – быстро ответил Тил. Видно в этой парочке он играл роль главного заводилы. – А тут мясо, как ты и просил. Шесть отличных кусков прикупили. – и с интересом уставился на меня, ожидая, видимо, что я с помощью магии сейчас её готовить стану. Можно и с её помощью, конечно, но не торопясь, на углях вернее будет, и в разы вкуснее.

– М-дя! Давай сюда! – я протянул руку, беря нормальный такой узелочек.

Ого! Килограммов пять-шесть будет. Что там у них за цены, если им двух монет в серебре и на мясо и на шмотки хватило? Или, как говорится, места знать надо! Но раз так, то и ладно!

– По сегодняшнему дню, – сказал я, опуская узелок с мясом на пол себе под ноги, – до обеда свободны, а там…

– Малой! – перебил меня Тил. Молодец, быстро освоился. – Ты, конечно, извини, но если старики увидят, что мы тобой не озадачены, то…

– Понятно! – прошептал я – Припашут.

Услышали мой шёпот. Кивают согласно в ответ.

– Ладно. Каптёрщик нам краску и лак обещал, но пока не к спеху. После обеда сходите, заберёте. А пока, продолжайте песок заготавливать. Мешки есть?

– Найдём! – довольно ответил Нил. – Может ещё, что надо?

Я задумался.

Надо-то до хрена чего, вот только светиться перед ними своими способностями очень не хочется, а все непонятки, связанные со мной, наличием одних артефактов будет трудно объяснить.

– Значит, так. После завтрака к гному заглянете. Узнаете, что по моему заказу. Он в курсе. Если нужна помощь, окажете её. Если нет, то занимаетесь заготовкой песка. Нам его много понадобится. Если у гнома есть, что мне предложить, то сразу ничего мне не несёте, а бежите ко мне. Я, лично, посмотреть должен и решить, подойдёт мне предложенный материал или нет. Дальше. Если будет зазор по времени, то стоит поикать старую кухонную утварь. Ключ от верхних этажей есть. Но если ничего не найдём, то придётся на кухне спрашивать. Но предупреждаю, сразу видя ваши весёлые глазки, воровать не надо. – и подумав, уточнил. – В школе не надо.

Уточнение ребята быстро уловили и Тил тут же спросил.

– У меня друг детства в гильдии. Тащит на рынке, что плохо лежит, но так, по мелочи. За свою добычу мелочь просит. Вариант!

Я задумался! Вариант, конечно, вот только деньги тратить свои неохота. Когда ещё мне чего перепадёт.

– Узнай, что есть. – решил я. – Писать умеешь?

Тил потупился.

– Немного, но вот, Ник, даже считать умеет.

– Тогда, так. Сначала к гному, если там пока тишина, тогда к дружку. Составите список, чего есть. – объяснял я Нику. – Напротив каждой позиции цену укажешь, которую просит твой дружок. Список принесёте мне. Я гляну. Что заинтересует, напротив неё я свою цену укажу. Если продавца устроит, покупаем. Понял?

Ник кивнул

– Тогда я быстро одеваюсь и идём на завтрак. В столовой аккуратней. Кланяться мне тоже не стоит. Обращайтесь как с младшим братом, – и быстро добавил, – но не настолько младшим, кем помыкать можно! – уточнил я.

Я точно постепенно становлюсь местной достопримечательностью. Даже старшекурсники на меня обращают внимание, прожигая взорами. Сегодня мы в числе первых. И впечатления от увиденного у меня весьма неприятные.

Дети всегда стараются брать пример со своих родителей и просто старших. Но не всегда эти примеры хорошие! Вот и в моём случае, дети переняли себе в основу самые извращённые формы общения между начальником и подчинённым. То есть полное игнорирование, даже обслуга воспринимается ими как пустое место, исключение составляют только преподаватели и немногочисленные ветераны из состава охраны школы. К остальным полный игнор, словно пустое место около них, а не разумные.

Взрослые понимают, как и с кем можно разговаривать, а с кем стоит и на равных общаться, несмотря на свою родословность, а вот детям этого пока не понять.

На раздаче очередь, сплошь ученики из состава благородных. По годам учёбы они не сильно отличаются, во всяком случае, я разницы пока не увидел. А вот среди тех кто учится определить, кто из них дворяне, а кто простолюдины очень просто. Одни уже едят, а другие только с завистью наблюдают за ними. Столов в зале достаточно и все почти пусты. И очередь довольно реденькая к раздаче, но, вишь ты, бывшие крестьяне боятся подойти к раздаче пока в очереди есть хоть один благородный.

Мои ребята тоже видно, что смущены, но стараются передо мной и учениками этого не показать. Спокойно, учтиво пробрались к раздаче и встали в конец очереди.

Молчат и как-то напряжены уж сильно, видно часто и им достаётся от малолетних лордов.

– Я не понял! Что за дела? Господа, вы видели, тут целая троица выстроилась впереди нас, этих свиномордых. – раздалось у меня из-за спины.

Как накаркал. Дебилоиды какие-то подошли вслед за нами, но видно уверены, что к раздаче подойдут намного раньше нас. Мне в принципе пофиг, лишь бы меня не трога…

Звонкий подзатыльник и меня бросает на стоящего впереди Ника.

Громкий издевательский смех сзади!

Ни хрена себе, заявочка! Ща я этот смех прерву нахрен – разъярился не на шутку.

На инстинктах, я резко отталкиваюсь от широкой спины бугая выставленными вперёд обеими руками. Приседаю и с разворота наношу удар, используя полученную инерцию, переводя её в вертушку. Выставленной правой ногой сбиваю стоящего сзади благородного ударом по ногам.

Есть.

Болезненный вскрик. Явно что-то ломается, но не моя нога точно. Глухой удар тела об пол. Распахнутый в крике рот юного господина, в глазах непонимание и боль, зарождающаяся паника. Вот только кричать очень неудобно, когда у твоего горла острый нож приставлен, и даже из пореза уже кровь сочится.

Меня колотит, то ли от возбуждения, то ли от возмущения. Или от всего сразу. Не, я точно не ожидал такого!

И тут, бледными трясущимися губами бедняга произносит: – Это не я. – шепчет он и глазами показывает вправо, на стоящего рядом паренька чуть выше меня по росту, примерно на полголовы, не больше. Широкого в кости, с надменным, но сейчас очень удивлённым лицом.

Так и не выпуская из рук «Счастливчика», даже не могу вспомнить, когда я его успел вытащить из сапога, ведь, именно, ею я и наносил удар. Я поднялся, оставив лежать у себя в ногах жертву обстоятельств, и, даже сделал шаг в сторону виновника торжества. И тут…

– А ну, все успокоились! – образовавшуюся кучку ребят вокруг нас раздвинули дюжие охранники во главе с Губом.

Не говоря мне ни слова, орк грубо схватил провокатора за ухо и на весь обеденный зал заорал: – Я тебя предупреждал, что сожру тебя, негодник? Тебе же не раз говорили, почему нельзя в столовой шутки шутить.

В ответ только завывания бедного пацана, что обеими руками повис на клешне орка, спасая от отрывания своё многострадальное ухо. Вот и пример, когда воинам плевать, кто перед тобой, крестьянин или герцог. И я, не я, если Губ ему ухо не оторвёт.

Но не оторвал.

И снова просторный кабинет директора школы. Давно тут не был. Только вчера.

Разборки полётов в столовой. Поесть, как и ожидалось, мне не дали. В кабинете директор, магистр и ещё два каких-то мага, которые прибежали в столовую на крики орка и ученика. Гном с орком, я и главный виновник торжества без группы поддержки, в группе которых он и устроил это непотребство.

– Таким образом, могу утверждать, что наш новый архивариус действовал исходя из обстановки, а его атака невиновного виконта Лерональде не, что иное, как досадное недоразумение.

– Недоразумение едва не стоившее ребёнку жизни! И вы называете это недоразумением? – ярился магистр, вот только было видно, что на самом деле, он не держит зла на меня, его бесит совсем другое. Зачинщик этих беспорядков – его близкий родственник, на проделки которого уже давно жалуются как преподаватели, так и представители обслуживания и администрации. Но магистр каждый раз разруливал ситуацию, а сегодня проделка этого шалопая кое-кому едва не стоила жизни.

Я развёл руки в стороны и объяснил, хотя меня и никто не заставлял этого делать.

– Простите, ваше магичество, но в нашем глухом углу принято на удар отвечать ударом. Мне некогда было разбираться кто прав, а кто нет. Удар был нанесён предательски и подло сзади. Я, что, по вашему мнению, должен был учтиво уточнить, кто соизволил быть столь любезным, что так нагло и надеясь на безнаказанность нанес удар мне в спину? Даже противнику, ничего не ожидающему, считается, порядочными рыцарями наносить удар без предупреждения сзади недопустимым. Простите, конечно, но столовая у вас в школе это не лес в трущобах гиблых земель, где каждый момент ожидаешь удара. Если это так, то, что же, буду знать и готовиться к ответному разящему удару, вот только уже не ногой, а сразу мечом или кинжалом.

Все смотрят на меня как на ненормального. Только вот мне уже пофиг. Я так успел намечтаться, как спокойно буду учиться в этой школе, а тут, пожалуйста, второй день только начался, а уже ставится вопрос о мом отчислении.

Но, похоже я несколько поторопился, так как никто меня отчислять и не собирался. Напротив, все волком смотрели на благородного отпрыска семьи магистра.

– Значит, так! – сказал, как припечатал маг. – Как старший родственник, имеющий на это право, данное мне твоими родителями, проведу-ка я небольшую экзекуцию с целью вдолбить тебе правила поведения в школе через зад.

Я поклонился немного магистру, привлекая его внимание к себе.

– Несомненно, это прекрасное решение ваша милость! Я могу со своей стороны, как пострадавший от действий этого молодчика, одолжить вам на время экзекуции… – с этими словами, нагнувшись, вытащил из-за голенища сапога кнут. – Три удара, не больше, и требуемые знания навсегда осядут в голове этого молодого господина.

И протянул кнут магу.

– Да-а-а? – магистр вопросительно глянул мне в глаза, принимая от меня вещицу. – Интересно. Вы юноша столь умны в своём возрасте, что возникает уверенность, будто с помощью этого инструмента вам часто преподавали уроки.

– Не скажу, что часто, но один раз я на хорошо, даже, наверное, на отлично усвоил урок. И уж точно никогда не забуду сделанные во время обучения, таким образом, выводы.

– Очень интересно. Я, пожалуй, воспользуюсь вашим предложением, и преподнесу своему племяннику небольшой урок. Говорите три удара всего?

Я скептически оглядел напрягшуюся фигуру паренька.

– Это я, наверное, погорячился. Тут явно и двух за глаза будет.

Магистр усмешкой дал понять, что понял мой тонкий намёк.

– Хорошо, Губ занесёт тебе предмет воспитания вечером, а пока, – и, обращаясь к виновнику веселья, проговорил, – ну, что же пойдём, поучимся. Не доходит через голову, дойдёт через задницу.

До обеда день оказался почти потерян. Но зато удалось с гномом переговорить.

Камней для строительства перегородок у него на складе имелся небольшой запас. Доски он заказал, и завтра их должны будут привезти. Решили, что после обеда мои помощники займутся перевозкой камней со склада, а также сухой спецсмеси, вроде нашего цемента, для их связки в стене между собой, полный запас которой он собирался передавать мне.

Я подумал и отказываться не стал. А зачем? Не использую, так верну на склад. Запас карман не тянет! Лучше, пускай, останется, чем чего-то не хватит!

Всё, разборки закончились, работы распределены! Спасибо парням, дождались меня на крыльце моего нового дома, даже голодному мне не поленились пирожков из ближайшей таверны принести. Спасибо искреннее им сказал, и попросил, чтобы вначале по кухонной утвари отработали, и немного вина, что покислее, принесли хотя бы бутылочку.

– Малой, ты, конечно, нормально себя ведёшь, но за спиртное точно вылетишь отсюда. – возразил на мою просьбу Ник.

Я удивился.

– А как же тогда жильё обмывать? На сухую?

– Нет, что ты! Тут же почти официально. Губ подсуетится, я уверен. Да и ты, априори, не в числе пьющих. Так что всё законно, а тут для тебя вино.

– Да не для меня, а маринад я собираюсь для мяса сделать. Завтрак пирожком не обманешь.

– Пятью, вообще-то! – вставил свои пять копеек Тил.

– Что для такого кабана пяток пирожков с пальчик толщиной? – усмехнулся я.

– И мою ладошку длиной! – вытянул свою лопату Ник.

– Не важно! – отмахнулся от него я. Что говорить, когда волнуюсь, то жратва у меня котелками отметаться может. Всё съем, ещё и добавки попрошу! Видно ещё жив во мне вирус монстрика!

– Сегодня вечером шашлык. Дрова у нас чуток имеются в наличии. К вечеру мясо замаринуется. Главное, вино и большая кастрюля. Мясо хотите попробовать в моём исполнении?

Ребята оценивающе глянули на меня, сомневаясь в моих кулинарных способностях, потом переглянувшись между собой согласно кивнули.

– Вот и славненько! Задачи понятны? Камень будем заносить через чёрный вход. Позаботьтесь насчёт тележки и носилок. Всё, я вас не отвлекаю, а вы меня. Вино перед обедом занесите. Ещё три часа есть до обеда, а я пока работу настрою. Мало ли чего ещё в голову придёт. Разбежались по делам.

Ну, вот наконец-то я остался один!

Жаль потерянного времени, но в жизни ничего просто так не происходит, и эта ситуация в последствии обязательно на что-то повлияет. Да и что-то навроде сегодняшнего должно было бы случиться! Так почему не сегодня? А так, без особых потерь противостояние прошло.

Я продолжаю готовить, то есть пока только вить себе временное гнёздышко. Три года минимум, если ребята меня не заберут, или прятаться не придётся где, я тут точно проживу и проучусь. Место для жилья есть. Чтобы заниматься своим хобби и самосовершенствованием, тоже будет. Целая библиотека, как у архивариуса, в моём полном распоряжении. Осталось только привести все свои записи в порядок, упорядочить процесс обучения, решить какие факультеты мне нужны в первую очередь и какие факультативы стоит в обязательном порядке посещать. И начать наконец-то спокойно жить и учиться, получая системное образование, местное образование, образование этого магического мира!

А пока. Первый этап моего плана, ремонт жилища. Что-то в последнее время я часто им занимаюсь. Ведь хуторок мы отгрохали, пальчики оближешь, и не считаю, что время и средства зря потрачены. Когда-нибудь Орден обязательно займётся научной деятельностью, а вот тогда, как раз, и понадобится надёжное место для организации работы научной экспедиции. Земли былого могущества Древних зовут и ждут своих исследователей, а сколько таких мест по миру-то раскидано! Только я уже прошёл сколько? Драконы одни чего стоят. Спящий ужас разумных, забывших как он на самом деле выглядит, и, самое главное, сколько возможностей для нас они открывают своими тайными знаниями и забытыми умениями. Это сила и невероятная власть! Что, впрочем, меня и тревожит! Пока держит клятва, предательства можно не бояться. Но как всё сложится потом? После меня? Уж я точно не вечный.

Горсть песка подбрасываем вверх, его подхватывает воздушная воронка, а теперь прибавляя постепенно сил и маны направляем её в нужную точку стены или потолка. Диаметр воронки то растёт, то уменьшается, как впрочем и скорость вращения абразива в ней. Сложнее удерживать воздушный щит вокруг неё, препятствующий распространению пыли по всему помещению. В процессе работы воронки внутри неё вместе с песком накапливается каменная пыль. И вот уже и силу начинает плетение жрать со страшной силой, а это говорит только о том, что пора сбрасывать полученную сухую смесь, накопилось её достаточно. Но выбрасывать я её окончательно не собираюсь. В моём ремонте всё идёт в дело, даже отходы. И эта смесь песка и каменой крошки и пыли тоже найдёт своё применение. Вон целая гора уже за эти два часа образовалась. Одна сторона помещения полностью в черновом варианте уже отшлифована. Пускай и малая, но в ней окон нет. С одной стороны, площадь больше, можно воронку сделать одну большого, даже громадного размера, а с другой стороны, всё равно мелкие недоделки все индивидуально затирать придётся.

Но, время к обеду, пора на отдых и перекус.

Вино принесли ещё час назад. А с ним и большую кастрюлю литров так на десять. Как раз то, что нужно!

В начале работы не забыл сбегать наверх. Откопал увиденные среди хлама металлические штыри, напоминающие по форме классические шампура, только слишком толстое железо в них использовано. Пять минут, и все десять кусков толстой проволоки отшлифованы до зеркального блеска. После того как появились у меня в распоряжении кастрюля и вино со специями и солью и десятком головок лука, я на полчаса пропал для всего мира. Шашлык суеты не любит!

Классика, однако!

Но всё это лирика.

Очередная попытка поесть в столовой!

Теперь я, плюя на всякую конспирацию, вешаю на пояс боевой нож. Спросят, отвечу, что использую его в качестве столового. Видя на мне оружие, вряд ли кто решится на открытое противостояние, тем более я уж больно выпукло себя показал на несостоявшемся завтраке.

– Как у нас дела? – спросил я парней, ожидающих меня у крыльца.

Я их сразу предупредил, чтобы без разрешения они в подвал не заходили. Увидев меня в деле, рисковать в споре со мной парни не собирались. И вот теперь бодро рысим в сторону столовой, а пацаны делятся со мной последними новостями.

– Что там у тебя за кнут? Вынесли на руках твоего обидчика. – Ник довольный как слон экзекуцией над благородным, радостно рассказывает мне о последствиях применения моего оружия. А вот мы с Тилом радоваться не спешим. Каждый попробовал на своей шкуре его убийственное действие, кто в большей степени, а кто в меньшей. Воспоминания не из серии приятных.

– Магистр говорят очень уж задумчив был. И это.– Ник понизил голос. – Говорят, попробовали залечить эти два рубца, которыми кнут поделил задницу бедняги на дополнительные части. – глядя на меня, с полной верой в победу мирового пофигизма, сказал Ник. – Но не смогли, представляешь? Магистров ушастых звали.

– И, что? – мне самому интересно стало.

– Так те, как говорит мой свояк, он в доме администрации работает, как твой кнут увидели, так там чуть и не передрались. Раритет, говорят, это какой-то! Древний страшный артефакт! – заворожено произнося страшные слова говорил парень, сам не понимая, что только сейчас произнёс, а вот я понял отлично в какую оппу попал.

Какой же я болван. Решил отомстить. За что и кому? Ребячество чес слово! Ну, знал же, что кнут не прост. И сам же подставился!

А с другой стороны, задолбался я уже от всех прятаться! Кнут отобрать не смогут. Побоятся, что я Ивалье настучу, но от вопросов отвертеться вряд ли мне удастся. А, ну, и пусть. Зато чувствую, что живу!

Мы зашли в столовую и уже без всякого мандража и не обращая внимания на то, есть ли в очереди к раздаче благородные или нет, заняли место в её хвосте.

Наше поведение не осталось незамеченным. Хотя я и старался подгадать время так, чтобы попасть под окончание обеда, и надеялся, что дворяне уже откушавши будут. Но не тут-то было.

Видно специально ждали.

– Это и есть причина утреннего переполоха? – раздался за спиной надменный голос, приятного тембра, но со столь противной интонацей, что и не понять, голос принадлежит девочке или девушке.

Тил, обернувшийся ко мне, застыл с в миг побледневшим лицом, и следом за ним повторил этот же фокус и его дружок.

Так! Похоже, акула местная на разборки прибыла, уж больно тихо стало в зале.

Включаю режим «Снежной королевы», оборачиваюсь как бы нехотя, и вижу перед собой настоящую Снежную королеву со свитой, голов так в пятнадцать.

Ослепительной красоты девушка с длинными волосами нежного пепельного цвета. И вроде как «блондЫнка», вот только по уверенности в глазах и холодной ярости в них, такого о ней я сказать не могу.

Учтиво прикладываю руку к сердцу и церемониальный поклон «А-ля, герцог Ергонии», не произнося ни слова.

Ей богу, на автомате действовал, очнулся только, когда выпрямлялся. Даже лица её не помню, и какого цвета глаза у неё и во что одета. Полная расфокусировка сознания, словно в омут окунулся, и я…

… Столь же молча, с надменным выражением лица, отворачиваюсь…


***


Вечер. Я тихо щипаю пальчиками струны мандолины.


О-о-о-о-о!!! Зеленоглазое такси!!!

О-о-о-о-о!!! Не тормози, не тормози!!!

О-о-о-о-о!!! И отвези меня туда!!!

О-о-о-о-о!!! Где буду счастлив я всегда!!!

Все-э-гда-а-а!!!


Хандра накрыла под конец рабочего дня. Даже на ужин не пошёл. И шашлыки на завтра перенёс, к неудовольствию парней и кое-кого ещё.

Бугаи оказались ещё теми болтунами. О покупке вина было споро доложено, а потом и о шашлыке, намечающемся также. Но проблема в том, что я ясно сказал, что Нерэю с его дружком в ближайшее время вход в мои апартаменты заказан. А раз так… А мужикам мяса хочется, да ещё и вино зачем-то для маринада с непонятным овощем прикуплены. Короче, Губ с гномом исходили любопытством. Вот только к их несчастью мне настроение подпортили на обеде, причём весьма основательно. А за словесное недержание, некоторые сейчас со стороны чёрного хода, поближе к деревьям парка, копытами ямы роют, в прямом смысле этого слова.

Нет, хоронить я никого не собираюсь. Но раз ко мне нельзя в гости некоторым, а культурно-то отдыхать где-то надо! Ну, не нести же своё жареное мясо в таверну? Вот и оборудуют теперь залётчики по моим чертежам беседку со скамейками и основательным столом по середине. Место я выбрал хорошее. До чёрного входа в подвал всего пяток шагов. Кустики и ветви деревьев хорошо прикрывать беседку от посторонних глаз будут, тем более рядом проходит тропинка, ведущая куда-то в дебри парка. В общем, ребята озадачены. Заинтригованный гном обеспечил инструментом и материалом, и в свою очередь взялся, опять же по моим чертежам, у знакомого мангал соорудить. Основательный, с крышей, с завитушками и небольшим рабочим столом для разделки мяса и его нанизывания на шампуры. Сами шампура я ему тоже отдал, чтобы немного их обработали и доработали, добавив ручки и чуток уменьшив металлические стержни в диаметре. Гном денег не просил, а не менее заинтригованный Губ сейчас выступает на импровизированной стройке в качестве прораба. Гоняет и подталкивает парней, чтобы не халтурили. Не мне же этим заниматься, у меня и своих проблем навалом.

Шлифовка стен идёт полным ходом. Парни после обеда до ужина таскали строительный камень, а я закончил вторую стену, полностью разрядив свой переносной кулончик накопителя. Я пуст.

Перед сном проведу прокачку своего магического колодца, скину накопленную энергию в кулон, а потом просто вырублюсь в сладком сне без сновидений.

Живот поёт рулады, а ему вторят мои завывания.


О-о-о-о-о!!! Зеленоглазое такси!!!

Бр-бр-бр-бр…


Мелкая пигалица всё-таки смогла вывести меня из себя, и сорвать с меня маску «Снежного короля». Я нагрубил.

Так, слегонца, на грани фола, но всё-таки нагрубил. И это поняли все. Вот только почему-то сразу на разборки не решились, хотя я вроде бы всё довольно тонко рассчитал.

Прессовать меня, юной будущей герцогине, в тот момент было не с руки. Я её и так выставил в не очень красивом свете, смешном, можно сказать. Как же, аристократка и вдруг специально дожидается в столовой какого-то простолюдина, да ещё и кучу друзей с собой держит. Ведь немыслимо такое! Вот только почему-то сама с этой стороны на свои действия не посмотрела. Как они могут истолковываться окружающими. И этот взгляд.

Менталистка хренова!

В первый момент, я просто не был готов к такой наглой и уверенной атаке, зато потом отыгрался на ней по полной.

– Вы только посмотрите на это животное, господа! Ни тебе учтивости, ни тебе уважения. Госпожа соизволила с ним разговаривать, а этот, отвернулся!

За спиной разгораются страсти. Гул голосов, насмешки и разного рода выкрики, среди которых традиционное ублюдок, применяемое ко всем бастардам, самое цивильное.

Я быстро сплёл на себя плетение святош «Очищение разума». Второго уровня заклинание, требующее чуточку силы, зато жрущее просто прорву маны. Но мне её хватило за глаза.

Ух! Теперь и поворачиваться можно к этим «хосподам»!

Улыбочку на лицо поехидней. Оценивающий и раздевающий взгляд и, главное, чтобы лип он посильнее, но только к дамам. И уверенности, уверенности побольше.

– Господа так сильно оголодали? – надменно, ещё в повороте, спросил я, не обращаясь к кому бы то ни было конкретно.

Удар попал в цель. Молчат. Переваривают.

Ну, что же, продолжим тролить, но вначале осмотреться!

Мадам, мелкая герцогиня, и правда, шикарна даже в свои двенадцать. Только первое взросление прошла, но зато уже сейчас ей пророчат небывалый успех в изучении магии. У неё мамаша не слабый маг, доча переняла от родителей всё лучшее в этом плане. Уже сейчас, как маг Огня она на уровне подмастерья, а то и выше. А теперь оказывается и чарам не чужда. Вон как с одного захода мне едва мозги не свернула. До сих пор в ушах звон, и это, если учесть, что у меня врождённая защита неслабая стоит. Но тут не сколько ментальная атака была, сколько такое врождённое женское начало просыпается невиданной силы. Вон, простой пример. Парни возле неё как бараны себя ведут. Ведь со стороны посмотреть, точно отара на выгуле. У половины глаза стеклянные. И только единицы из ребят ещё хоть что-то соображают при этой принцессе! Это кровь предков защиту даёт от разгула женского начала начинающей стервы.

Да и на мордашку хороша. Няша такая! Миленькая, в меру пухленькая, но уже видны и признаки зарождения настоящей женщины. Росточком явно выше среднего будет, когда вырастет и, если ноги не кривые, под полами школьного платья не рассмотреть тонкости, то очень ничего штучка будет. Вот только характер бы ей кто обломал! Ну, не я – это точно! Мне такая радость точно ни к чему!

– Ты, что себе позволяешь, чернь? – вскинулся парниша из состава не до конца одурманенных.

Породистое лицо. Шатен. Прикид у парня неплохой, тога учебная навроде той, что мне подогнали. Взгляд осмысленный, но какой-то не уверенный что ли. Боится меня, наверное, после вчерашнего моего выступления. Но сегодня я, точно, на бис выступать не буду!

Я его игнорируя, обращаюсь опять к маленькой мадам.

– Сударыня, если вы желаете пройти вперёд нас, то мы с друзьями с превеликим удовольствием уступим вам очередь, – и тут же поправился, – но только вам! Вашим сопровождающим придётся лицезреть наши спины. Мы, к сожалению, тоже голодны!

Понимает, что ввязываясь со мной в полемику, она теряет в глазах своих друзей свою значимость, но желание всегда оставлять за собой последнее слово перебарывает осторожность.

– Мы уже поели, и…

– И давно? – быстро перебиваю я её, не давая договорить мысль. Это является в высшем свете фактом нехилого оскорбления, особенно, если сделано низшим по иерархической лестнице. И это у благородных, а, чтобы простолюдин не дослушал до конца, что ему говорит благородный, это немыслимо, а, если ещё и при свидетелях.

Но девочка не ожидала от меня такой наглости. От того на автомате и ответила, чем и подписала себе приговор.

– Да мы всегда первыми обедаем. – надменный взгляд, презрительные интонации, едва ножкой о пол не топает, в праведном гневе.

Есть курица, попалась! И я, добавив по максимуму ехидства и глумления в голос, продолжил добивать жертву.

– Тогда, позвольте вас всех спросить, господа! – я развожу руки в стороны и всем корпусом поворачиваюсь из стороны в сторону, как бы обхватывая всё пространство вокруг себя. – А чего вы тут до сих пор тогда трётесь? Меня, что ли дожидаетесь?

Добил я их последней фразой!

Специально выбрал грубые плебейские формулировки, чтобы на контрасте показать их столь низкое падение.

Замолчали все. Оглядываются друг на друга удивлённо, обдумывая мои слова. Как у Гоголя: «К нам приехал ревизор»!

За столами ребята Губа из охраны сидят. Обедают. Смотрят заодно бесплатное представление. Не вмешиваются. Пока!

Понимая, что попала в скверное положение, мадам пытается как все женщины защититься своими коронными фразами.

«Я так захотела! Мне так подумалось! И вообще, тебя это не касается.» – вот только слова другими были, но суть оставалась та же.

– Я понимаю, меня не касается. – рассмеялся ей в лицо я. – Но не я первым подошёл к вам, и даже не представившись, принялся задавать банально глупые вопросы. Как там прозвучало. Ник? – обратился я к своим парням.

Парни уже оттаяли и пришли в себя. Очарование, навеянное юной прелестницей, сошло на нет. Теперь вот стараются держать марку, вроде как они представители администрации школы. От того и, отчаянно труся, на вид выставляли расправленные плечи и гордо вскинутые головы, но, правда, при этом прячась за моей спиной.

Хорошо хоть у Ника голос, отвечая не дрожал.

– Там что-то про какую-то причину было, и про какой-то переполох вроде говорилось. – неуверенно, но зато твёрдым голосом, без заикания сказал парень.

– «Это и есть причина утреннего переполоха?» так звучал вопрос. – точно, слово в слово, даже передавая интонации, поправил друга более борзый от природы Тил.

Я согласно кивнул.

Поднял указательный палец правой руки вверх. Как можно более гнусно усмехнулся, пройдясь по лицу девушки, и её мешковатой фигурке, прикрытой школьной тогой, оценивающим взглядом, словно курицу для супа на базаре выбираю, и спросил.

– Вот мне и интересно, сударыня. Не знаю вашего, несомненно, благородного имени. О какой причине идёт речь? И, что там с утренним переполохом? И вообще, чего тебе от меня надо, крошка? А?

Краем глаза я уже успел заметить, что виновника утреннего происшествия сейчас в обеденном зале не наблюдалось, а вот группа его поддержки была тут в полном составе. К слову сказать, жертва моего ошибочного нападения тоже отсутствовала.

Лицо бедной девчонки пошло пятнами. Может от стыда, ведь и правда, понятно, что куча благородных с нею во главе, специально дожидались в столовой порядочное количество времени, чтобы только встретить какого-то там младшего архивариуса!

Позор!

А может, и от праведного гнева – такое унижение испытать, и от кого главное?

Хотели растоптать и надругаться над чернью, как привыкли поступать почти со всеми кто ниже них по иерархической лестнице находится, а тут такой облом, и жертва не собирается вину признавать и каяться. Наоборот, вон как лихо вывернул разговор, что уже ей самой придётся объясняться и даже, какой позор, оправдываться.

Даже слёзы в глазах блеснули, полных ярости и злости, но сдержалась. Вот, что значит воспитание.

Но всё-таки испытала шок от пережитого унижения! Видно до меня с ней никто и никогда так не разговаривал.

Стоит, кусает губки, думает, решает, как бы поступить.

А вот, хренушки тебе! Оставлю-ка в этот раз я за собой последнее слово.

– Раз у вас ко мне лично вопросов нет, то я, пожалуй, пойду поем. Вон и очередь наша подошла. – и уже поворачиваясь к ней спиной добавил. – Не смею вас больше задерживать, сударыня! Можете быть свободны.

Финиш!

За столом охраны дикий хохот

В стане противника ропот, перерождающийся в бурю. Я на себя даже успел щит накинуть, как и на жавшихся, стараясь укрыться за мной парней. Смешно за ними, наверное, со стороны наблюдать. Бугаи, а стараются спрятаться за маленьким мальчиком.

Но удара, в этот раз, в спину не последовало. Видно хватило сегодняшних разборок в кабинете директора. Но уверен, так просто завуалированные оскорбления в их сторону мне не простят. Слышно только, как большая группа возмущающихся школьников покидает столовую.

Что же, этот раунд за мной. Вот только он-то мне и не нужен был! Зачем мне эта победа, если я так хотел быть незаметным, а теперь и не знаю даже как и быть. Явно директор от моей выходки не будет в восторге. Да и доча маме точно настучит.

О последствиях моей выходки не хотелось даже думать. Первая встреча с местным лидером, и сразу противостояние! Но я разве виноват? Терпеть откровенное хамство приходится. Ведь вся столовая слышала, как меня поливали грязью эти малолетние представители аристократии. Ничего, будет время, я ещё выскажу кое-кому всё, что думаю о таких школах, и вообще, о местной системе образования.

А вот теперь лежу себе спокойно, бренчу под настроение, думки думаю.

«Хэрна не хватает. Поговорить просто по душам не с кем. По некоторым вопросам посоветоваться можно с тем же гномом или Губом, но не во всём им можно открыться, да и, кажется мне, что гном, как и его друг, работают на СБ герцогства. Уж очень лихо, не думая о последствиях, орк уши крутил родственнику магистра. Это наводит на определённые мысли. Эта парочка явно непроста. И интерес их ко мне связан не только с их хорошим отношением. Тут какая-то другая заинтересованность проглядывается, но какая? Чего им от меня надо? Где и в чём я прокололся? Наверное, слишком борзо себя веду! Но, реально уже кланяться надоело и быть в вечном забеге от проблем и хмырей, пытающимся разыграть меня как ставку в рулетку в своих играх, как это пытался сделать Ивалье. Так, впрочем, я и не понял, чего он от меня хотел добиться в итоге? И тот же вопрос императору.

А теперь прокачка и спать, на завтра дел много. Я даже к мебели ещё не прикасался.


***


На следующий день всё проходило как в тумане. С утра встал, размялся. Проверил, что там наворотили мои помощники с беседкой.

Ямы готовы, даже столбы установить успели. К вечеру успеют закончить. Только вот не хочется засадить себе в оппу заноз, а для этого хорошо бы ошкурить будет доски. В моём случае пройти абразивом в качестве песка. Но, чтобы не палиться своими умениям, это надо провести, когда не будет рядом ребят.

Потом завтрак.

В этот раз меня никто не поджидал, никто не оскорблял и, вроде как, и вовсе игнорировали. Это, что касается аристо, а вот будущие маги из простолюдинов, посматривали на меня с нескрываемым удивлением и завистью. Но я для них пускай и маленький, но представитель администрации, почти слуга, служка! Похоже такой вывод сделали и маленькие благородные негодники. К администрации не прикопаешься, а раз я библиотекарь, то мне видно позволено быть самим собой. Лишь бы я в межшкольные разборки между учащимися не лез. Это для них всех главное, и в первую очередь для благородных.

Что же, меня такая трактовка пока вполне устраивает. Она почти сглаживает наш с лидерами учеников небольшой конфликт, переводя его в ранг недоразумений. Но так долго не продлится, как раз до первого моего посещения занятий в качестве ученика школы. Представляю, друзья, какой вас всех без исключения шок ожидает. Ох и повеселюсь!

От этих мыслей и настроение постепенно начало улучшаться.

К вечеру весь периметр стен был отшлифован и сверкал отливами от попадавших в помещение солнечных лучей. Неплохой результат. В одиночку такой объём всего за неполных два дня. Завтра на очереди либо мебель либо стены. Я сам склоняюсь в пользу мебели. Стены в помещениях второй очереди, куда всем вход будет ограничен, могут и подождать, а вот помещения первого допуска необходимо подготовить к дате намеченного новоселья. Поэтому, решено!

На ужин никто из ребят не ушёл. Метнулись за стены школы, прикупили лёгкого вина, хлеба и всякой зелени. Спонсором естественно выступал я, и пока ребята бегали, а гном с орком не подошли, по-быстрому прошёлся воздушным абразивом по деревянным частям конструкции, особо уделяя внимание доскам скамеек и столешнице стола.

Успел.

Только закончил, как появились быстрые олени с закупками.

Я устало сидел на краешке одной из скамеек беседки. Пока ребята подготавливали дрова для растопки мангала и раскладывали на столе покупки, я отдыхал.

Мангал.

Гном превзошёл все мои самые смелые ожидания. Я и не планировал делать что-то необыкновенное. Да, большой. На стойках, остов с коробом для дров на растопку, Место для углей, где и будет готовиться мясо, небольшой столик с дымоотводом, и всё это под крышей. Я предполагал, что это будет, такой, раскладной, передвижной при необходимости девайс. Но гном посчитал по-другому.

Этого монстра привезли ближе к обеду. Весь в узорах, чеканке и полировке. Видно, гномы не умеют делать просто добротные вещи, им обязательно выделиться надо. Под ножки, по команде гнома, ребята вырыли ямки и вскоре установили громадину. Навечно вкопав его в это будущее место паломничества для отдыха разумных на природе, место…

К тому времени, как я вечером выполз из своих подземных катакомб, площадка перед беседкой, включая место установки мангала и дорожку к зданию, были плотно уложены строительным камнем, тем из которого я предполагал строить межкомнатные стены у себя в помещении.

В первый момент, я от неожиданности даже слов не находил от возмущения, но меня тогда опередил Тил.

– Господин гном сказал, что это за счёт школы. Камень завтра подвезут, как, впрочем, и доски. А этим сказал, тут красоту выложить. А красиво получилось, правда?

Да, видно и правда, кнут волшебный! Стоит только им по заднице любому негоднику надавать, и результат не заставит себя ждать. Ребята реально получают удовольствие от труда. Парни действительно рады такому результату. Они испытывают удовольствие от самого факта, что эта красота, уютно приткнувшаяся под ветками вековых деревьев, их рук дело. Стоит над этим задуматься.

– Сколько дров колоть, Гури?

Я устало взглянул на Ника и пожал плечами. Мяса почти кастрюля литров на семь, не меньше. А бугаи-то здоровые, и орка с гномом со счетов сбрасывать не стоит. Я подумал, я тоже ещё тот едок, а раз так.

– Напихивай полную тумбу, только место под угли не занимай. Да-да, так и будем делать. Дрова будут постепенно прогорать, и мы по надобности будем снизу горящих дров угли добывать. Кочерга ведь есть?

– Да, господин Нерэй всё изготовил, как вы нарисовали. И приспособления, тоже.

Я кивнул.

– Отлично! Шампура где?

– Вон на столике, в большой миске лежат.

– Это не миска, это поднос.

– Кому, под нос? – переспросил меня Ник.

– Не кому под нос… совать, а от слова нести или носить. Подносишь! Понял!

– Ага. – растерялся Ник.

Идти за мясом самому не хотелось, да и тащить мне, малому, такую тяжесть прямо противопоказано.

– Тил, сгоняй ко мне на кухню. Да, ту комнату, где камин установлен, ту, что мы шкафами огородили. Там кастрюля, которую вы из города приволокли. Тащи её сюда. Мясо нанизывать на шампура будем.

Видно, точно я к вечеру переутомился и ничего не соображаю.

Об этом мне поведала обалдевшая физиономия парня, который на вытянутых руках тащил огромную кастрюлю, и при этом умудрялся с таким страхом на меня коситься, что я сразу всё понял.

Огромная куча использованного песка с каменкой крошкой в месте будущего тренажёрного зала, и отшлифованные за день стены.

Не удивительно, что у Тила такое изумлённое выражение лица. Я ему тут же показал кулак и кивнул на дверь.

– Закрой, а то сейчас любопытные появятся. Вот-вот. Язык за зубами пока держи, и об увиденном не распространяйся. – и, добавив немного в голос силы, уточнил – Нигде. Понял!

Ответом быстрое кивание и ускоренный бросок к двери. Благо на столик мангала кастрюлю поставить успел, а то бы, не знаю.

Сильно беспокоит ребят всё, что связано с магией и магами, но я стараюсь без надобности их не пугать. Если в наёмники подадутся, их там быстро от детской боязни страшных сказок вылечат, но я не доктор и такие процедуры проводить не умею.

К моменту, когда между кустов и деревьев появились макушки гнома и орка, у нас уже почти всё было готово. Я успел даже соус приготовить на огне из овощей, очень похожих на помидоры. Специи у меня были, кастрюлька имеется, так что осталось только расставить бокалы-кубки, нарезать хлеб, разложить кухонные принадлежности, а в несколько тарелок выложить свежую зелень и нарезанный крупными кусками сыр. К тому моменту поспела и первая партия шашлыков, и, судя по горевшим глазам мужиков, утром, на завтрак мне вряд ли удастся полакомиться вчерашним жареным мясом.

– Божественно пахнет! Вы на весь парк запах распространяете. Боюсь, нахлебники набегут. – ворчал гном, с сожалением видя, что на столе из бутылок имеется только одно вино.

– Всех в шею. Самим мало. – вгрызался орк своими крепкими зубами в большой кусман мяса. – Какое нежное мясо получилось, и вкус от вина необычный! У нас на огне мясо не так готовят.

И понеслось! Под тосты, почти каждый рассказал, и, даже показал, как на его родине принято готовить мясо. Но все вместе вынесли вердикт, что мой способ затыкает все остальные известные, далеко… назад.

– Никогда бы не подумал, что простое вино способно простое мясо превратить в такое лакомство. – кричал гном. – Ещё по одной? – обратился он к орку, поднимая кубок.

А я, смотря на творящуюся вакханалию, представлял себе то, как может пройти моё новоселье, и от чего-то, мне становилось жаль своё новое жилище. А если.

– Губ! – обратился я к сильно захмелевшему орку. – Я, чё подумал, может мы и новоселье тут, на природе отметим. Нет, первый тост, конечно, в помещении, а здесь уже продолжим.

– Продолжать мы будем в таверне, у Корна, так хозяина таверны зовут, где мы завтракали с тобой. Правда, без этой бестолочи! – гном толкнул пальцем в плечо Ника, и тот упал со скамьи. – Совсем пить молодёжь не умеет. Ты, Малой, и то покрепче этих будешь. В таверне девки есть, и там песни барды иногда поют.

Я усмехнулся.

– баб не обещаю, а спеть я и сам могу. Но предупреждаю, песни в основном, на языке моей родины.

– А, давай! – заорал орк.

А потом мы до поздней ночи, тихо по-домашнему сидели в темноте, под ночным небом, и только отблески огней затухающих углей освещали наши одухотворённые лица. Над нами тихо затихая в вечно зелёных ветках деревьев далёкой родины ушастых, вился мой молодой голос, выдавая сложные, взрослые песни моей молодости. Только пяток песен я успел перевести на общий, из тех, которые по-настоящему любил.

– Красивые песни у тебя на родине. Или ты сам их придумываешь? – спросил меня гном, после продолжительного концерта в моём исполнении, когда мой немаленький репертуар пошёл на второй круг. На ногах остались только мы с Нером.

– Нет, конечно! – честно ответил я.

Гном согласно кивнул сам себе. Потом посмотрел на сладко сопящих уставших ребят, что переев мяса и, разбавив его основательно вином, разлеглись прям на каменном настиле площадки, не забыв подстелить в качестве постели свои подкладки из овечьих шкур.

– И инструмент у тебя не нашенский. Уша-астые! Они только умеют делать его таким, чтобы с его помощью легче было в песне душу раскрыть. Но для этого магия нужна. Сильная магия. – неожиданно я ощутил у себя на лице его пристальный, совершенно трезвый взгляд. – Есть в тебе что-то, Малой. Губ так и сказал ещё в таверне, пока ты по горшкам ходил, что эльфятиной от тебя тянет. Причём не простой. – опять этот же взгляд, вот только жёсткости к нему добавилось. – Странно, но вот я с тобой уже второй раз вино пью, и не могу пробудить в себе ярость.

Я испугано заозирался вокруг.

Ребята спят. Орк улёгся на скамейке, и тихо сопит. И только мы со старым гномом ведём эту странную и опасную беседу.

– Скажи спасибо. Да, той девочке. Только не девочка она давным-давно. Наёмница бывшая, жена Корна. Да-да, этого хозяина таверны, хотя как раз-то она и является настоящей хозяйкой, на самом деле, этого заведения. И девочкам пригретым, которые в таверне официантками и не только, работают. Она «мамка». У неё дар! Она гниль в разумном за лигу чует. А ушастых всех мастей, за все две, наверное. Прошла через их плен. Поверь, мы думали, что и не выживет, когда её отбили у этих нелюдей. Она ещё девчонкой совсем была. Тогда-то и потерял её будущий муж свою правую кисть.

– Почему, спасибо? – спросил я, вспомнив как охаживала меня эта женщина-подросток. Представляю, что со мной бы сделали, поведись я на её сиськи и призывные взгляды! Я с неприязнью посмотрел на гнома. – Зачем?

И видно столько в моём голосе обиды сквозило, что старый гном даже крякнул.

– Тебя орк, в первый момент знакомства, и вовсе хотел грохнуть. Ещё тогда, на проходной. Высший эльф спокойно расхаживает по империи в образе ребёнка! Ты сам себе такое можешь представить?

Я хмыкнул.

Даже так? Высший эльф? Сильно!

Вспомнив, кому я обязан такой примеси эльфийской составляющей в моём я, просто прожал плечами.

– И не такое бывает.

Гном видно заметил изменение в моём поведении. Никакого заигрывания, заискивания и почтения в голосе у меня. Разговор равных.

Заметил, и напрягся.

Долгое молчание с его стороны, а я тихонечко тренькаю по струнам. Дёрнется – наверну мандолиной. Что станет с головой гнома не знаю, а то, что мандолине ничего не будет, в этом я полностью уверен. Была возможность в этом убедиться воочию.

Но нет, агрессии не было, а скоро и вовсе насторожённость и жёсткость ушла из взора гнома.

– Ты думаешь, мы всех первых знакомых в таверну ведём и спокойно выпить соглашаемся?

Упс! Во, я тупой. А ведь всё на виду было! Но я привык, что мои взрослые друзья ко мне всегда серьёзно относились, вот и расслабился.

Но отвечать-то надо. И я просто пожал плечами.

– Типа бывает? – спросил гном. – Хитришь! Не бывает такого никогда, чтобы орк или гном, с человеком в первую встречу за стол сели, будучи еле знакомыми. Не бывает! Запомни это. Это очень долгая дорога притирок, присматриваний друг к другу, а иногда и не одна драка как между собой, так и в одном строю.

Я хмыкнул.

– А гном и орк?

– А эта дорога в годы. И много-много крови!

Гном с нежностью посмотрел на похрапывающего друга.

– Видишь. Спит.

Я улыбнулся, уж больно смешные тени кидали на лицо орка тающие в огне угли.

– Высшее доверие орка человеку. – и кивнул в сторону парней. – Эти не бойцы. От них опасностью не несёт. Вот, вроде смотри какими мощными вымахали, а безобидные, как дети. Ты же, – и снова этот пытливый взгляд, – сколько уже на твоей душе их.

Я опять хмыкнул, не переставая наигрывать очень тихо незамысловатую мелодию, создавая как бы музыкальный фон этой сценической постановке. Вот только я теперь был уверен, что постановки никакой нет. Гном говорит абсолютно искренне. А коль пошла такая пьянка, то стоит рискнуть, а потом обо всём очень подробно расспросить.

– А кто их считать будет? – и я одной рукой отложил в сторону инструмент для удобства замаха, а второй рукой отвернул правую сторону воротничка куртки, и показал его обратной стороной гному.

– Наё-ёмник. – выдохнул гном.

Рассмотрел всё-таки значок в такой темноте.

А я неопределённо пожал плечами, так и не выпуская из рук мандолину.

Нафиг-нафиг, с ней как-то увереннее чувствую себя.

Ну, не гасить же мне его наглухо. А так, тюкну по башке и ноги сделаю. Но кто бы только знал, как же мне этого не хочется.

Многие вопросы сняты у гнома. Многие. Вон как спокойно повернулся, подставляя мне спину и наливая себе ещё вина.

– Будешь?

– Чуток! А то лимит я сегодня свой уже превысил. – спокойно ответил я.

Гном протянул мне металлический кубок.

– Так, что же вам поведала обо мне ваш ходячий детектор гнили?

Гном улыбнулся.

– Синди? Смеяться будешь! Она вообще дама без комплексов, но очень разборчивая. Они с Корном, вроде бы, и живут вместе давно, но нравы у них весьма вольные. Он канн. Его местные дамочки, на предмет улучшить породу, просто уже замучили. Представляешь, каково быть женой такого фрукта? Вот и гуляет она в отместку с теми кто понравится. Но они уже больше двадцати лет вместе, и ничего, живут.

– Это очень занимательная история, – улыбнулся я, – но обо мне-то, что?

Гном отхлебнул из кубка реальный глоточек и заел его мясом, причём и не думал отводить от меня взгляд.

Ну-ну! А если так?

И я быстро создал небольшой «светляк» и подвесил его над столом.

Гном от неожиданности сильно дёрнулся и облил себя вином.

– А предупредить? – беззлобно скалится довольный гном. Ведь я этим жестом оказал ему огромное доверие. Хотя думаю, что-то подобное от меня он и ожидал.

Долго сидим, я и проголодаться успел по новой. И вот опять остывший шашлык идёт под вино. Мандолина окончательно отложена в сторону, но недалеко, может и понадобиться, но уже только как струнный инструмент, а не ударный.

– Так и сказала она, нет в тебе эльфа, а вот тьмы, хоть отбавляй.

– И?

– А-а! Не обращай внимания, и с этим живут! Понравился ты ей. Она же видела как ты на неё реагируешь. И это её ещё больше заводило. Просила, чтобы заходил почаще. Не смотри на то, что ей лет много, как девушка она себя блюдёт как иная знатная дама. В этом, она молодец! Чистюля!

– Дети-то у них есть?

– А как же! Трое. Взрослые уже все. Так что, если надумаешь отдохнуть, то знай, есть прекрасная нора со всеми удобствами и никаких обязательств.

Я усмехнулся.

– А, если я девственник?

Гном задумался.

– Во первых, если ты и правда девственник, ты тогда, по определению, не можешь знать такие слова. А во вторых, она на это как-то так выразилась интересно. Дай боги, вспомнить дословно. Нет, не могу, но суть её выражения в том, что на тебе клеймо уже негде ставить, а тут у тебя уже двойня, обе девочки.

Оп-па!

Я даже опешил!

А по сроку-то, как раз пора. Поздравляю тебя, папаша!

Видно я покраснел, потому-то гном и заржал как конь, едва парней не разбудил. А нам это надо? Мяса мало осталось. Конкуренты нам не нужны.

– Тише коняра, ребят разбудишь!

– Всё-всё, но уж больно рожа у тебя забавно скорчилась. Да не переживай ты так, никто и не думает на твою свободу посягать. Обоюдно наслаждение получите и никаких обязательств.

– А почему она такая маленькая, и вовсе как ребёнок.

Гном тяжело вздохнул.

– Ушастые какие-то опыты над ней проводили. Вот с того момента и застопорилось развитее. Хорошо хоть детей может иметь, а так бы…

Поздно уже. Вернее, ещё слишком рано, как бы гном спать не намылился. Мне-то все-равно, могу и не спать вовсе, а значит, пришла пора серьёзных вопросов.

– Послушай! Эта школьная форма. С ней что-то связано?

– Обратил внимание, да? – гном вновь приложился к кубку. – Ты отказался от обследования артефактом, который определяет способности, и заставить тебя не могли. У тебя слишком мощная бумажка оказалась, и покровители, дай боги каждому. Никто с обладателем этой печати ругаться бы не решился из-за тебя. – я хмыкнул. Ну, как сказать, как сказать! А гном тем временем продолжал рассказывать. – Эти тоги, определённый тест. Надел, воротник сразу окрашивается в определённый цвет. Это говорит о том, к какой школе магии более расположен адепт. Но минус такого способа, невозможно узнать о всех его возможностях, а только самых сильных.

Я удивился. У меня воротник так и остался без подсветки.

– Я, значит, без способностей? Коль он у меня не окрасился? – и показал глазами на «светляка».

Гном ухмыльнулся, типа ща мы тебя.

– Это означает одинаково сильные возможности во всех областях магии, а, если бы у тебя не было способностей, – гном сделал большой глоток, – то ты бы просто сдох.

Ничего себе девки пляшут, по четыре ровно в ряд.

– Не, мне такое палево ни к чему. – я и понял, по вытянувшейся физиономии гнома, что озвучил свою мысль вслух и при этом на русском. И тут же перевёл на нормальный! – Я их больше не одену! – категорически заявил я.

Гном кивнул.

– И это правильно. Ни к чему уже. Завтра тебе почти такого же качества подгоню, сегодня привезли партию для особо приближённых. Но эти две, вернёшь. – строго сказал Нер.

– Да, не вопрос. А вот почему ты меня заставлял одевать обе тоги? – задал я самый интересующий меня вопрос.

Коротышка ощерился, только борода вздыбилась.

– А, чтобы не ошибиться! – и заржал гад.

Душевно посидели. И куда только моя хандра делась.


***


Осталось три дня до намеченного обмывания новоселья. Сколько я за эту неделю дел перелопатил, и сколько раз умудрился до смерти напугать моих теперь почти добровольных помощников, и не сосчитать! За шашлыки они уже похоже и в рабство ко мне пойти готовы, если я их ещё и вином с пивом угощать буду. Но работают безропотно, с огоньком и выдумкой. Первый шок у них прошёл, а второй только намечался.

Восстановление мебели заняло целых два дня, и то не всю мебель удалось отремонтировать и привести в более-менее нормальный вид. Удалось почти полностью восстановить всю мягкую мебель для комнат общего посещения, включая два дивана. Я один угловой собрал из разбитых в хлам кресел. Второй – это моё основное место ночлега на сегодня. Все они установлены в будущей гостиной, комнате восемь на восемь метров. Нормальный объёмчик получился у зала приёмов, и мебели удалось в неё всунуть на удивление много. Судите сами. Шесть кресел, два дивана, один из которых угловой. Смастерил туда же три журнальных столика. Шесть шкафов, на полках которых в будущем размещу свои поделки, статуэтки и различные фигурки каменных зверей. На столиках уже по одному комплекту настольных игр лежат, которые я мастерил в основном по ночам. Поспать удавалось часа три-четыре не больше, но зато результатом остался я очень доволен. В комплект игр входили нарды – как одна из самых простых в освоении игр, как, впрочем, и шашки. А вот до шахмат, я как-то так и не добрался. Материал нужен для фигурок хороший. Из дерева я их делать не хочу, уж больно мне трудно с ним работать.

Пол шлифованный, вычищенный и вымытый парнями до блеска. Ночью вчера почистил большую ковровую дорожку. Чем опять под жвах опустошил кулон накопителя. Водные плетения мне слишком трудно и затратно даются. Сказывается отсутствие Дакка по этой магии у меня. Последующая сушка с применением личной разработки, плетения, названного мной просто и со вкусом – «Фен».

В основе два заклинания. Одно из школы Воздуха, второе из огненной магии. Третье плетение в качестве базового. Расход маны, конечно, большой, зато и эффект просто потрясающий.

Теперь у меня к концу недели готова гостиная и прихожая, рассчитанная, чтобы четыре человека, комплекцией с моих помощников, могли, не толкаясь спокойно одеваться. Но первым делом пришлось оборудовать кухню, и как ни странно, туалет.

В туалет и на кухню пришлось вести разводку труб для подвода воды и отвода канализации. Вот только оказалось, что взять-то их негде. Делали что-то подобное из меди или бронзы, и стоили они просто запредельные деньги. Пришлось выкручиваться, мастеря всю сантехнику самостоятельно из камня. Вот только краны и выходные трубы из стен были бронзовые, что облегчило мой кошелёк на целых десять золотых. Огромная сумма для этого мира.

Раковины и унитаз со смывным бачком у меня выполнены из гранита. Очередной шок ребята испытали в день, когда я их сначала утром заставил затащить три гранитные глыбы в подвал, а уже перед обедом они ворочали готовые изделия к местам установки. Я сразу предупредил, узнаю, что где-то сболтнули лишнее о том, что видели, превращу в крыс. Поверили и прониклись.

Вчера пришлось повторный заход по мясу делать. Чтобы успокоить и задобрить работников, а то уже дёргаться начинают. Состав прежний, вот только регламент посиделок всего пару часов. Но посидели культурно и из выпивки было только пиво.

Гном, как и обещал, подогнал отличного качества ткань на плотные шторы и просто для обновления обивки диванов, кресел и стульев. И с этим справился я, но только частично. Уж что-что, а шторы я в одиночку самостоятельно осилить не мог. Швея из меня ещё та.

Заказал гному их изготовление, обозначив размеры и количество, и при этом сразу сказав, что оплачивает пускай эти расходы школа. Вот убедить его, что надо бы и сантехнику оплатить, не удалось. Одно выражение. Мол это уже издержки и баловство. Все удобства во дворе, и мол такого излишества даже у архимага нет.

Ну-ну, посмотрим как ты потом запоёшь. Но из принципа, ты у меня один из всех ходить по нужде будешь на улицу, я тебе ещё припомню твою излишнюю прижимистость.

Работа по оборудованию своего нового жилища двигалась довольно быстро. По остальным помещениям я пока только заготовки готовил. Под ванну затащили огромную каменную гранитную глыбу. Как же мы замучились её кантовать. Закатывали по круглым брёвнышкам, помогая себе, в качестве рычагов, железными ломами.

Подготовлена и мебель для спальни и кабинета. Вот только отремонтировать и расставлять её по местам пока негде и некогда. Кстати, о мебели. Всё-таки гнома удалось развести после очередной посиделки с шашлыком на перину на мою новую кровать, причём опять же по моим эскизам и не за мой счёт. Ну, не любил я местные. Они все мягкие, необъятные, бесформенные тюки. Вот и пришлось придумывать, исходя из сегодняшних реалий и местного материала. Решил делать пружинный матрас с мягкой обивкой. Изумление на лице гнома не проходило до конца моего объяснения, чего же, в конце концов, я от не хочу получить в итоге. Но в проблему всё-таки гном въехал. Правда смотрел на меня такими заинтересованными глазами, что чувствую скоро состоится очередной разговор по душам, но теперь на производственные темы.

Сегодня у меня в планах посещение города. Но не просто так мне надо прогуляться. Нет, и это тоже! Но первоочередная задача – это посещение знакомого винодела. Кто-то нам с Нансом вино отличное обещал, да и просто проведать хороших людей! Как они в тот раз добрались до города без нас?

Потом в таверну зайду, меню обсужу, и на счёт доставки вина договориться, если с Зевром о его покупке удастся столковаться. Хочу у винодела и на счёт «Горилки» поинтересоваться. Кому как не ему знать, где в городе можно приличный продукт прикупить. Изготовление спирта, и на его основе разных напитков различной крепости у меня только пока в планах. Честно, в таверне мне интересно и жену канна рассмотреть поближе.

Тогда она меня сильно зацепила, когда под дочку косила, но мне она показалась малолеткой, а тут такое! Даже не знаю, решусь ли на более плотные отношения, особенно, если без обязательств! Подумать надо, но с вопросом воздержания, всё равно придётся что-то решать. Мне ведь не тринадцать лет вообще-то, да и это тело уже успело познать женщину.

Но вопрос нравственности! Она вроде как за мужем, хоть гном и говорит, что проблем не будет, но всё-таки! Я не то, что опасаюсь, но как-то стрёмно по жёнам потенциальных друзей шастать. Хотя, как вижу, тут это в порядке вещей! Гном, когда рассказывал, даже не стеснялся, и в голосе осуждения не слышно было.

Разберёмся на месте, но, как вариант, эта предложенная «нора», по словам гнома, меня бы полностью устроила. Да и чисто со стороны науки интересно более близко человека рассмотреть, который пострадал от магии ушастых. И гормоны бы обуздать, а то рефлекторно начинаю злиться, видя красивых девушек и женщин. Это может в последствии стать не хилой проблемой в общении. И не только со сверстниками.

Кстати о них.

Ученики наконец-то перестали обращать на меня внимание, и теперь не реагируют так болезненно, когда мы с моими парнями встаём в общую очередь на раздаче пищи. Кривятся, не без этого. Кое-кто, даже колкости высказывают, но всеобщей агрессии уже нет. Последствий, после памятного общения с молодой будущей герцогиней, вроде нет. Но вот в то, что она проглотила безропотно мои завуалированные оскорбления, да ещё при всеобщем обозрении, вряд ли! Начавшаяся война лишь только затихла и ждёт своей активной фазы, а то, что она случится, я уверен.

В библиотеку я пока не наведывался, хотя главный архивариус в курсе, что у него появился молодой помощник, и даже в столовой подходил ко мне знакомиться. Резвый старичок и на язык уж очень остёр. Только подошёл, представиться не успел, а тут же начал костерить руководство, какое оно неправильное, раз не уделяет повышенного внимания книгам и их хранению. Что-то втирал мне о великой ответственности, и оказанном доверии мне со стороны администрации. Когда же узнал, что будет иметь счастье лицезреть меня только дней через десять, зашёлся такой отборной бранью. На что я не удержавшись поинтересовался у него… мол в библиотечном хранилище лежат и учебники по такому феноменальному владению ненормативной лексикой, коль столь уважаемый хранитель книг, не стесняясь детей, употребляет обороты, которые и не всякий наёмник за свою жизнь слышал.

Резкий обрыв поноса из уст культурного придурка и испепеляющий взгляд в мою сторону. Чувствую, сработаемся мы с ним, ох, сработаемся.

Ник тогда крайне жёстко обо мне высказался.

– Малой, ты полный придурок! – да-да, в общении уже и до такого панибратского отношения дошли. – Ну, на кой тебе сдался этот выживший из ума старый хрен. Его даже архимаг побаивается лишний раз тронуть, а ты в первое же общение так по нему прошёлся красиво, да ещё и при всех. Тебе местной принцессы во врагах мало?

Я тогда отмахнулся от него, а вот потом задумался.

Не могу я держать в себе такие стандарты. Если ты образованный и культурный человек, так будь им со всеми! Я считаю, что маты и работник библиотеки – вещи несовместимые. Если в этой библиотеке, конечно, нет учебников по столь распространённой среди наёмников лексики.

И снова площадь с нависшей над ней громадой городской ратуши.

Раннее утро.

Прохожих на улице мало в центре города. Жизнь бьёт ключом здесь в это время только в районе городских ворот и на местном рынке. Вот туда мы сейчас и направляемся. Мы, это я и Тил, потому что Губ в категорической форме отказался выпускать меня в город без сопровождающего.

– Ты даже не в форменной хламиде ученика магической школы! А то, что ты не местный, от тебя и за лигу несёт. Сам посуди, мелкая шантрапа тут же тебе хвост намылит, и последние деньги заберёт, если и вовсе не прирежет. Бери с собой любого из оболтусов. Второго гному отдай. У него там кое-что перебрать на складе надо. И не спорь! Я знаю о чём говорю! Даже, если сможешь за себя постоять, то слишком трудно будет объяснить судье, как молодой архивариус столь уверенно пользуется оружием и магией. Оно тебе надо? Если нападут, то, конечно, вали этих уродов, но просто так подставляться-то зачем? Смысл?

Вот и шагаем бодренько мы теперь по направлению к рынку. Именно рядом с ним и обитает знакомый мой винодел.

– Малой, а есть, когда будем? – голодный Тил требовательным взглядом едва не препарировал меня.

Я его обещал покормить по дороге, и, возможно, даже и обедом угощу в известной из рассказов стариков таверне.

– Сначала дела, а потом уже развлечения. На, купи вон себе пирожок! – кинул я бугаюшке медный пятак.

Как раз нам попался первый лоточник. Да и Мадлен нас обоих из дома не выпустит не обкормив, главное, чтобы всё у них нормально было, всё-таки уезжали они с места столкновения с разбойниками с нами вместе! Вдруг, у них из-за нас теперь проблемы начались.

Домина у Мадлен с мужем была впечатляющих размеров. Квадратный дом занимал размер целого квартала. Но попав внутрь понял, что как таковой сам дом занимает места едва ли не треть от общей площади, всё остальное отдано внутреннему двору и хозяйственным помещениям.

Зерб узнал меня сразу. И только вид громилы у меня за спиной не дал ему сграбастать меня в свои объятия. А вот у Мадлен, стоящий за мной Тил, опасений не вызвал. От того уже через мгновение меня прижимали к большой, мягкой, упругой женской груди. И даже радостно расцеловали в обе щёки.

– Ну, наконец-то, появился! А Нанса, где потерял? – спросила радостная Мадлен.

– Домой его отправил. Сейчас, вот в школе магической обитаю. Учиться буду и подрабатывать. Жить-то на что-то надо!

– Вот и славно! – Мадлен тут же взяла бразды правления в свои руки.

– Так! Руки мыть и за стол. Там все интересующие вопросы и обсудите. Как звать-то твоего сопровождающего?

– Тил! – представился немного обескураженный таким приёмом парень.

– Так! Сначала мыть руки, а потом за стол. Живо. Мы тоже ещё не завтракали, хотя и поздно уже.

Пока проводили водные процедуры, успел шепнуть хозяину, чтобы обо мне они поменьше за столом говорили, особенно о нюансах нашего знакомства и последующего непродолжительного совместного путешествия.

Его то предупредить удалось, а вот непосредственная Мадлен подкинула Тилу много информации для размышления.

– Коня-то, с Нансом отправил? – спросила жёнушка винодела.

– Да! – и, чтобы как-то перевести аккуратно разговор на другую тему, поинтересовался. – Что я детей не вижу?

– Так выросли все! – печально вздохнула женщина. – Дочки замужем, сыновья кто где. Старший с караваном в столицу соседнего герцогства направился, младший в наёмниках. По пути своего непутёвого отца пошёл. Захотелось ему мир посмотреть, да научиться мечом махать. Где он сейчас и не знаю даже. – тяжкий вздох. – Внуков пока нет. Девочки должны нас осчастливить вот-вот, но тоже далеко с мужьями разъехались. Во дворе только работники. Вот и уговариваю своего старика на старости лет ещё ребёночка завести.

– И что? – я глянул на Зерва.

Тот отмахнулся рукой.

– Слаба здоровьем, краса моя стала. Берегу её. А на стороне завести любовь мешает. Не хочу!

– Ну, со здоровьем и помочь можно. – прикинул я. – Ты, главное, сам процесс осуществи, а там уже мы с Нансом чего-нибудь придумаем. Главное, ваше желание, а так решим. – решил я всё скинуть для ловящего каждое слово Тила всю ответственность за лечение на мифического Нанса.

– Всё, старый! Теперь не отвертишься! – рассмеялась Мадлен. И в этот момент прислуга стала заносить в столовую и расставлять на стол различные блюда.

– Прости, сегодня тебя не ждали. Тут больше из запасов нанесли, и то, что смогли приготовить на скорую руку. Жаркое есть. Нарезка мясная и рыбная. Старший наш, рыбой занимается. Говорит от вина у него голова болит. На виноградниках наших управляющий сейчас командует. Но человек честный, да и муженёк каждый месяц там ревизию проводит. В общем, дела идут! Вон, вино прошлого года. Домашнее! Для себя делали, не на продажу. Как компотик, но всё равно много не пейте. Голова светлая будет, а ноги откажут. По ногам быстро бьёт, но и также быстро хмель уходит, оставляя лишь лёгкость и расслабление во всём теле.

Тил был вне себя от счастья. Наедался, такое ощущение, ест на несколько дней вперёд. Очень ему балычок рыбный понравился. Смёл все его запасы со стола. За едой и разговор шёл неспешный и спокойный.

– Когда вы вперёд рванули с Нансом, мы остановились на отдых. Границу нашего объединения мы пересекли к тому времени, и очень опасались преследования со стороны графа. Шутка ли, столько раненых там оставить после себя, и твои последние слова, малыш, уж больно опасные и обидные для истинного аристократа. Я уж думала, что и нас кончат, раз слышали такие обращения ко второму лицу в герцогстве. – Тил сидел за столом, вытаращив от удивления глаза, и пытался не пропустить ни одного слова из уст красивой и умной женщины.

Но какая же она невнимательная. Вон муж ей какие намёки знаками и мимикой кидает, а ей хоть бы что. Новые уши нашла, и теперь, зная немного женщин, пока все новости не выложит на нового собеседника, не успокоится. Зевр в растерянности развёл руки в стороны, этим жестом вроде как бы извиняясь передо мной за жену. Но я, обречённо махнул ему рукой, успокаивая. Подумаешь, очередной раз шугану бугая, чтобы об увиденном не распространялся. И всего-то, а Мадлен тем временем продолжала свой эпос о наших совместных похождениях. Уже прошёл рассказ о перипетиях нашего знакомства и теперь планомерно, во всех деталях, повествовала и о самом совместном путешествии. Понимая, что остановить женщину, в её желании поговорить, не смогу, я тихо обратился к рядом со мной сидящему Зевру.

– Так вас, как я понял из рассказа Мадлен, из-за нас никто не беспокоил? – спросил я.

– Нет, Малыш. Столько времени прошло с того дня, почти неделя, и ничего. Ты мне вот что скажи. Если вдруг будут спрашивать о тебе, что отвечать?

– А говори, как есть, и ничего не лги, и не утаивай. Мол, был, заходил, говорил, что учится в магической школе. С вас, с Мадлен, взятки-гладки. А я и сам отобьюсь, не беспокойся! Ты мне вот что лучше ответь. Мне тут вино понадобилось для личного пользования. Банкет устраиваю, и, естественно, вспомнил о тебе.

– Где гуляешь?

– В таверне У Девственницы.

– Знаю этого пройдоху, вернее её хозяйку. Канн там так, в качестве вывески и громоотвода, а всем там заправляет хозяйка. Приятная дама во всех отношениях. На вид девчонка девчонкой, а вот метательными ножами владеет на уровне мастера. Сам свидетелем был, как она одному постояльцу за то, что без спроса руки распустил, эти руки-то и прибила ладонями к стене с помощью ножичков. А потом ласковым голосочком спросила, что ему отрезать на обед от него же самого. Затем после разборок, двадцать золотых с него сняла за оскорбление.

– И что? – удивился я. К дамам в тавернах всегда приставали.

– Заплатил, и ещё уговаривал, чтобы она взяла у него деньги. Канн ему ещё и шестом по рёбрам добавил. И обещал при отъезде с копьём его проводить.

– И что такого? – не понял я.

– Так охранник этого неудачливого ухажёра за хозяина вступиться решил. Ну, канн его и пригвоздил. Копьём лёгкое пробил, хотя и вовсе убить спокойно мог. Был в своём праве, никто бы в городе ему ничего за это не сделал. Короче, развели они на деньги того постояльца, хорошо развели.

– А тебе это откуда известно? – спросил я, заинтригованный рассказом.

– Да рассказали потом продолжение. Я ведь сам только начало веселья видел. Дела были и встречу в «Девственнице» и назначили. Она как раз завершалась, а тут такое. Но девочки в «Девственнице» и правда, шикарные! Их мадам сама лично подбирает и учит как вести себя с клиентом. Так тебе туда надо вино поставить? – я кивнул. – Да, легко! Какое хочешь?

– Да сам и решишь! Я и тебя с Мадлен хотел пригласить. Обмывать своё поступление в школу буду, ну и новоселье заодно!

– Так вроде, первый курс, за ворота школы в первый год не выпускают? – удивлённо воззрился на меня Зевр.

– Так я не просто ученик, я ещё и работник администрации школы. Младший архивариус! Прошу любить и жаловать. А с новосельем. Придёшь, на месте и объясню. Даже не так. Там будет кому и без меня всё в красках рассказать. Вот только перед банкетом Мадлен предупреди, чтобы ничего лишнего о нашем знакомстве и путешествии не болтала. Скажешь, что подбросил меня до города из столицы, и всё, без всяких подробностей!

– А этот? – винодел качнул головой в сторону Тила.

– С ним я сам всё улажу. Он не проговорится о том, что здесь услышал. Не беспокойся.

– Тогда без проблем. Вином обеспечу за свой счёт, и не спорь. Я тем более вам с Нансом обещал.

– Послушай, Зерв, – довольный, как прошёл разговор, спросил я, – там, в компании будет старый гном.

– Так там и нелюдь будет!

– Да старый гном и старый орк.

– Орк и гном в одной компании? Вот дела! Никогда такого не видел!

– Они из одного отряда наёмников, как впрочем, и канн с хозяйкой этой таверны. Служили в наёмниках все вместе, причём одно время под командованием вашей местной герцогини!

– Да ты что! – удивился Зерв. – Вот так новость! Но как они на посторонних прореагируют? – забеспокоился винодел.

– Нормально отнесутся, и отлично, если ты поможешь мне настоящую гномью настойку найти в вашем городе. Плачу я.

– Ой, да не смеши ты меня. Чтобы у настоящего винодела, в его загашниках не нашлось несколько бочонков «Огнёвки»? Да за кого ты меня принимаешь?

– Так у тебя есть!

– Конечно, причём такой выдержки, что твой гном и не пробовал такой старый напиток никогда.

– Прекрасно! – обрадовался я. – Но ты так и не озвучил цену, уважаемый Зерв.

– У тебя всё равно нет таких денег, Малой. Но это мой тебе подарок, на новоселье и на твоё поступление в школу. Поможешь с беременностью Мадлен, я тебе каждый месяц по бочонку давать буду. Слово!

Я усмехнулся.

– Не беспокойся! Помогу, только ты с самим процессом не затягивай. Чего хочет женщина, того хотят боги! Помни об этом.

– Решу! Сегодня и начну, а там как боги распорядятся.


Отступление первое


Серж смотрел на стены высокого, казавшегося неприступным замка. Но уже стало ясно, что у защитников нет и шанса удержать цитадель. Да и как такового штурма-то и не было. И защитники замка пока и не подозревают даже, какая беда над ними нависла.

Раннее утро.

Только забрезжил рассвет. Ребята Лиса уже в замке. Ещё ночью забрались. У них сегодня свободная охота. Но Мартина, кто и отдал этот приказ, ничего, похоже, уже не волнует. Какой бой ему удалось выдержать в Совете, но на своём он всё-таки настоял.

Нападки на графство прекратились резко. Если кто и хотел бы прибрать к рукам мятежное графство, но вот только печальная судьба «квартета» многие горячие головы остудила. Вот и долгожданная передышка между боями, можно и мирными делами заняться. Отправлена партия моряков в Королевство Черной Розы. Река течёт именно туда. Впрочем, она имеет два устья, одно в Королевстве Роз, второе на границе этого Королевства с Ергонией. Полноводная река даёт два сильных судоходных ответвления. Это здесь, у стен Варлей она начинает переходить в пороги, и судоходство дальше невозможно, а вот по течению расширяется прекрасная, относительно тихая река. Только ввиду того, что в степи всё это время господствовали кочевники, судоходство было невозможно. Ведь у крепости прежние хозяева даже причал не удосужились сделать. Но теперь всё изменилось.

Расклад в степи резко поменялся с момента, когда крепость Варлей оказалась в руках Ордена. Потянулись в графство и купцы. Сержу, своим решением пришлось в спешном порядке, на подступах к Варлей со стороны герцогства организовывать большое расчищенное место под будущий рынок. Такой караван-сарай, где можно было бы организовать и склады для сдачи их в аренду купцам, где те могли бы хранить свои товары. Разделить площадь на гостиничный комплекс, где и останавливались бы караваны, с конюшнями, кузней и огромной таверной. Загонами для скота на продажу, и само лобное место, где и будет осуществляться товарно-денежный обмен.

Серж из опыта прошлых жизней знал, как грамотно организовать и привлечь активное население к обогащению, и, что для этого надо. А нужны в первую очередь понятные законы, которые будут править на территории Ордена.

Сотни ларьков с небольшими помещениями под кладовки для хранения товара спешно возводили строители на месте будущего рынка, и, естественно, отводилось много внимания и охране. Было понятно, что такой лакомый кусок гильдия воров никак не пропустит. Война закончилась, или, по крайней мере, наступила долгожданная передышка в ней. Поэтому пришло время проредить ряды прибившихся люмпенов и тунеядцев, а также таких нежелательных элементов, как представители гильдии воров и убийц. А для этого отлично подойдёт обретший жизненные силы Храм Богини и её жрицы. Пропустить через храм всех жителей города, а потом и прибившихся к Ордену беженцев труда не составило. А теперь ещё целая партия. Почти двадцать пять тысяч человек обещали прислать пленных, доставшихся после делёжки трофеев от набега на земли Ванн, согласно договора с императором. Только жить начали, и тут вдруг Мартин решил свои прошлые обиды и обязательства решить. Выполнить завет погибшего у него на руках деда.

– Ты, таким решением, Мартин, подставляешь весь Орден опять под раздачу императора. – тяжко выдал наш патриарх, герцог Валуа. – Месть должна быть медленной и приятной. А ты, что предлагаешь? Одним наскоком решить вопрос с посадкой на кол одной конченой сволочи и понимая, что не мог твой дядя действовать один и без одобрения императора. И всё равно пытаешься доказать, что гибель этой твари не свяжут с орденом. Не смеши меня. Тебе придётся заявить во всеуслышание о своих правах на графство, а потом ещё и удержать его в своих руках. Как ты себе это представляешь без помощи Ордена и его бойцов? Даже, если император не причём, то всё равно без его молчаливого согласия или безразличия в этом вопросе, убийство твоего отца бы не произошло. Предположим император не знал об этом! Предположим! Но всё равно остаётся вопрос того, что у твоего дяди за эти годы образовалось масса сторонников, знакомых, друзей и собутыльников и также должников. Представь, какая это орава! Как ты в одиночку будешь с ними справляться, без нас? И почему это без нас? Почему ты нас так оскорбляешь, магистр.

Памятный Совет оказался. Вначале обсуждали вопрос, где ставить первый портал. Надо отдать должное представителям островного государства, но своё слово они держать умели. Хоть и сильно их покоробило, как ребёнок обвёл их вокруг пальца, заплатив мелочь за поистине бесценные артефакты. Но, как говорит хозяин, из песни слов не выкинешь. Умылись и принялись выполнять один из пунктов заключённого договора. Оказал ещё один момент влияние на решение архимага. То, что Мартин оказался сыном его старого врага, с кем удалось найти точки соприкосновения по многим вопросам. И к тому же, ещё и вроде как древняя вражда и противостояние имеет шанс завершиться, и опять же с помощью магистра ордена и его соратников.

– Я воспользуюсь помощью отца. – сказал, как припечатал Мартин.

– И, тем самым вновь внесёшь раскол в отношения братьев. – хмыкнул Жак. – Вновь в совете лэров Империи начнётся выяснение отношений между императором и Верховным магом империи. Ты этого хочешь? Такое противостояние только на руку врагам империи, а их, уж поверь, и без нас хватает.

– Стоит тебе только открыться Верховному и наступит коллапс в столице. – поддержал друга Стив. – Сам посуди, Верховный наверняка обрадуется, что его сын является владелецем неплохого графства рядом со столицей. А, если удастся только кинуть тень на императора в том, что он был в курсе силовой попытки устранения претендента на престол, да что там говорить, прямого наследника графства, то тут многие отвернутся от императора и в стране может начаться хаос. Никому же не объяснить, что молодой принц в то время был слишком не опытен, что повёлся на уговоры принять результаты покушения на графа и признать нового владетеля. Что там ему посулили, не знаю. Но, если честно, тогда все тебя списали со счетов, и, если бы не старый наёмник, твой опытный дед, у них всё бы получилось.

Долго обсуждали, долго ругались, но Мартин стоял на своём. Серж же, как обычно, в полемике не учавствовал. Его уже неумолимо, как впрочем и Черныша, клонило в сон. Он вроде как даже закемарить успел, как его разбудил суровый голос Валуа.

– А чего это наше Высокопревосходительство за целый вечер даже рта не открыл? Вон, со своим четвероногим другом, и вовсе уже баиньки собираются отправляться. Не верю, что у тебя нет своего мнения по сегодняшней проблеме подкинутой нашим магистром.

Серж сонно потянулся и промолвил, зевая.

– Я этого не говорил.

– Так и поведай нам свои мысли, о Великий! – усмехнулся Ферро. Фер был впечатлён успехами Ордена, и очень обижался, что именно с предложения Сержа началось его столь несвоевременное, как он считал, путешествие домой.

– Устами младенца глаголет истина! – веско и громко проговорил Вал, и улыбнулся, подбадривая Сержа.

Серж пожал плечами, как бы говоря, я вас предупреждал меня не трогать. Поёрзал на кресле, поудобнее устраиваясь, и проговорил.

– Боюсь вас разочаровать, но я поддерживаю нашего магистра. – по залу прошёлся недовольный и изумлённый ропот. Первое выступление в защиту магистра за сегодня. – По своим счетам надо платить. И чем быстрее ты это сделаешь тем лучше. Но пока не об этом. Пользуясь возможностью, хочу внести предложение на увеличение состава нашего Совета. Госпожа Марфа имеет полное право влиять на его решение. Как и Стив, она первой стала руководителем клана. Дор! Её супруг. От него такой властностью иногда обдаёт, что мурашки по коже бегают, хотя он свою родословность очень мастерски скрывает. Его опыт нам бы очень пригодился. Я предлагаю всем об этом подумать на досуге, а теперь, что касается сегодняшнего основного вопроса, который переполошил весь совет. Первое, как я и сказал по долгам надо платить. И не понимаю, почему этот момент хуже, чем те, которые будут позднее? Если они ещё будут! Войска у нас свободные, и стоят без дела. Тем более не имеет смысла брать всё войско, достаточно ребят Лиса и разведчиков нашего дорогого барона. Ну, ещё своих телохранителей возьмёт каждый. Второе, император и всё, что связано с ним. Если грамотно, я говорю грамотно подойти к этому вопросу, то мы можем поиметь много дивидендов от решения этого вопроса, а не только геморроя. Объясняю свою мысль! Если удастся доказать, что император был в курсе такого неблаговидного дела, как устранение полноправного наследника владетеля, то у нас появится нехилый довод в возможном противостоянии с властью. Факт возможности оглашения таких сведений может привести к непредсказуемым последствиям. Многие владетели обеспокоятся мыслью о том, что и их самих теперь может постигнуть участь Мартина, его отца и деда. Главное, как это подать обществу! Поэтому считаю, что на первом этапе задействование Верховного Мага Империи и его клана, преждевременным и нецелесообразным. Мы не можем знать как у нас разрешится вопрос с виновниками, а бросаться бездоказательными обвинениями в сторону императора, по крайней мере, неразумно, а так, смертельно опасно. Причём смертельно опасно для всего Ордена. Далее. Кол! Мартин, уже прошло слишком много времени, но решать окончательно какое наказание достойно вероломных убийц будешь ты и только ты.

И вот теперь он стоит с остальными членами Совета и взирает на то, как солнечные лучи заливают ярким багрянцем не такие уж и неприступные стены крепости.

Все пожелали участвовать в возмездии. Никто не пожелал, не взирая на кучу дел в графстве, остаться на месте. Сейчас там за главного остался Дор. Как полноправный член Совета Ордена и его жена, как Верховая Жрица. От их семьи здесь только Ферро с братом. Манишу не взяли, хоть она и очень обиделась, но удалось её передать в руки невесты Стива. И теперь они вместе занимаются магической школой и госпиталем.

– Открываются ворота и опускается мост. Лис передал, что замок в наших руках! Охрана балду пинала, расслабились слишком. Центральная часть империи, чего вы хотите – комментировал Жак появление в полный рост на стенах крепости бойцов Лиса, которые взяли крепость под свой полный контроль.

– Ну, что же, начнём! – это Валуа выразил всеобщее желание вслух быстрее разобраться с долгом своего магистра.

Крепость внушала. Пускай поменьше чем Варлей, но тоже имеющая высокие стены, глубокий ров и неприступные кованые ворота.

Во внутреннем дворике крепости в коленопреклонённой позе застыли около тридцати пленников. Среди них Серж с изумлением различил даже женщин и даже детей.

– Всего двадцать восемь господ. Кто из них кто пока не разбирались. Потерь не имею. Около сорока стражников пополнили наши ряды, не по своей воле. – коротко доложил магистру Лис.

Мартин разрешил свободную охоту, вот и результат. Отряд Лиса пополнился, и, главное, сейчас над новичками контроль не потерять, иначе…

Марин с нескрываемым презрением рассматривал сильно пожилого дядьку, красовавшегося сейчас в одном ночном костюме и одним носком на левой ноге. Вторая же и вовсе была босой.

– Вот мы и встретились.

– По какому праву вы вторглись в мои владения? – взвился грубым голосом старик.

– По праву крови, как истинный владетель этих земель. Вот как раз вы-то и являетесь гнусными убийцами! Не ожидал увидеть меня? – лицо Мартина пошло пятнами.

– Это и есть все твои отпрыски? Отвечай, иначе мои люди сами начнут интересоваться, и увиденное, как они это станут делать, тебе точно не понравится.

– Два гостя, дальние родственники. Остальные мои домочадцы. – устало и обречённо проговорил дядя Мартина. – Они никак перед тобой не виноваты.

– Как сказать, как сказать! – прошипел Мартин. – Но вначале пару объяснений.

Тут взгляд Сержа зацепился за одного из пленных.

Неужели.

– Мартин, подожди. – закричал он и тронул своего коня в сторону так удивившего его пленника.

– Вот уж не ожидал вас тут увидеть, маркиз. Каким ветром вас сюда занесло?

Полуголый человек, придерживаемый в коленопреклонённой позе парочкой бойцов Лиса, сколько позволяла ему поза, приподнял голову.

– Это как раз я у вас хотел бы поинтересоваться, Ваше Высокопревосходительство.

– Легко отвечу. – усмехнулся Серж. – Отпустите маркиза, но следите, чтобы глупостей он не наделал.

– Маркиз Винздор! Ну, почему я не удивлён! –улыбка крокодила осенила лицо Мартина. – Вот и ответ, как императору довели информацию о гибели моего отца.

Магистр рывком выхватил меч, но на руке у него уже висел Стив, а на другой болтался Жак. Друзья вовремя смогли удержать Мартина от непоправимого.

– А я его просто бы повесил! – так, нехотя, проговорил Серж. И ответив прямым взглядом на затравленный взор маркиза, добавил – Ведь магистр явно угадал! Ведь так, Чарли?

Молчание и обречённый взгляд.

– Да не вопрос маркиз! Сейчас вы станцуете с конопляной верёвкой танец. Потом наши умельцы аккуратно поднимут ваше тело. Мы соберём в течение дня, соседних владетелей в качестве беспристрастных судей, и у нас в свите хватает аристократов крови. Они станут свидетелями, а потом вашей телесной оболочке начнём задавать интересующие нас вопросы. Зомби врать не в состоянии. Это самое честное создание! Как вам такая перспектива, маркиз?

– Вы не посмеете! – прошептал маркиз, в ужасе смотря на безразлично-ленивое выражение лица Сержа.

– Глупости! Что нас сможет остановить?

– Я высокопоставленный чиновник! Я приближённый Его Величества.

– Но, тем не менее, вы остаётесь аристократом в первую очередь. Ведь так? – усмехнулся Серж. Остальные присутствующие с интересом следили за их разговором. – Суд Аристократии, а такие преступления срока давности не имеют. У вас есть два варианта. Вы здесь и сейчас говорите о ваших прежних договорённостях, о причастности императора к этому преступлению, хоть и косвенной. Посторонних пока нет. Или второй вариант, который я озвучил ранее. Поверьте, мне без разницы как отреагирует его величество на вашу смерть. Его, на тот момент, совсем другие вопросы и проблемы станут волновать. И эти проблемы подарите ему вы. Хотите вы этого или не хотите. Что же касается этого непосредственного организатора убийств. То тут так же есть два варианта. Первый, он под присягой всё рассказывает без какого-либо принуждения и сам, я подчёркиваю сам насаживается на кол. Тем самым приговаривая себя самостоятельно. Либо это делает наш суд, но в таком случае, вслед за ним пойдут на кол и все его родственники. Нам мстители не нужны. Как считаешь, Мартин, хорошее у меня предложение?

Серж никогда не видел, чтобы у Мартина, да и у остальных, волосы дыбом стояли. Видно сам того не желая, демон, своей сущностью, навеял нехилую жуть.

– Согласен. Но самостоятельная казнь, это не мыслимо. – прошептал обескураженный магистр.

– Захочет спасти свой род, пожертвует собой.

– Но ведь одно дело заколоть себя или вздёрнуться, и совершенно другое самостоятельно сесть на кол. Смерть мгновенной не будет, терпеть такие муки.

– Чего ты меня уламываешь как девочку! Ты хотел мести, я предложил вам всем как не запятнать свои руки кровью этой твари, и не запятнать честь казнями женщин и детей. Чего вы ещё хотите?

– А, что делать с маркизом? – спросил, улыбаясь Валуа.

Такая же довольная улыбка возникла и на лице Сержа.

– А рядом ещё один кол поставить, чтобы дяде Мартина там скучно сидеть не было. Уверен, в этой истории с захватом графства, рыльце то у маркиза в пушку. Не удивлюсь, если сейчас узнаем, что это была именно его идея. Но меня больше всего интересует причина. Почему?

Узнали, но лучше бы не знали.


***


Луи молча смотрел как появившиеся чайки парят над бескрайними просторами океана, сопровождая его корабли. Раз появились эти крикуши, подметил адмирал его маленькой эскадры, значит уже близко земля. Направление выбрали вроде бы верно, и капитан обещал уже к вечеру встать на рейд в славном городе корабелов Нансен. Огромном портовом городе, расположенном в устье великой реки, которая несёт свои воды через четыре границы больших государств.

Нансен – это основная точка пересечения важнейших маршрутов всемирного океана его смелыми покорителями. Со стороны суши, город обнесён тройным кольцом неприступных стен, а вот с моря, всего несколькими бастионами, основную ударную мощь которых составляли маги. Нет ничего страшнее для корабля в море, чем огонь. Это впитали в себя моряки со времён сопливых юнг и об этом помнили и защитники приморских городов.

Огромный купеческий торговый город, в котором правили бал выгода, деньги и связи. Во главе – номинальный хозяин города, лендлорд, назначенный королём. В ратуше заседает Совет города, в котором преобладают, в основном, люди торговые, привыкшие договариваться между собой, а не воевать. Вельмож такая постановка вопроса тоже устраивала. Они не вмешивались в дела торгового города, живущего от торговли, и за это получали деньги от обеспеченных отцов города, при этом деньги немалые. Все были довольны, все стремились к обогащению.

Обширные территории, занятые складами и просто огороженные площадки, где скапливались большие запасы товара, который потом попутным транспортом переправлялся на рынки государств всех населённых земель мира.

Господствовала в городе работорговля, и, как ни странно, кораблестроение. Основной доход приносили именно эти два направления.

Сотни загонов для рабов расположены вдоль площадей занятых под рынок. И десятки верфей уютно расположились вдоль всей защищённой линии побережья и устья реки.

Знаменит город и своими фонтанами и площадями. Театром и громадным Колизеем, на аренах которого сотни невольников развлекали почтенных граждан города и его гостей, сражаясь на нём и побеждая или проигрывая и умирая. Всем тут позволяли боги как заработать на жизнь, так и давая возможность её бесславно закончить, либо на лезвии ножа местного грабителя, либо в одном из невольничьих загонов, попасть в который было проще простого.

– Ветер крепчает. Но, слава богам, что попутный. – капитан всматривался вдаль. – По ощущениям, уже должен показаться берег. Но, что-то не видно его, да и дымка по горизонту растянулась. Пойду, такелаж проверю, а то, что-то не спокойно на душе.

После месяцев проведённых на суше, старый моряк не переставал радоваться своему очередному морскому походу. Его судёнышко претерпело основательную перепланировку, доработку и переделку. Укрепили палубу, заменили весь такелаж и мачты. Капитан понимал какие деньги вбухал в его корабль орк, и потому от поступившего предложения Луи стать его адмиралом, и чем Долы не шутят, и таинственного Ордена, он так отказаться и не смог.

Если трофей был защищён от непогоды магически и мог спокойно дойти до удобной бухты во время шторма, то его родной корабль пока такой возможности не имел. Луи обещал поставить такой же движитель, как и на трофее, на его корабль, но что-то в такое верилось будущему адмиралу с трудом. Мало купить движитель и нужные для него дополнительные артефакты, но совсем другое найти верного мага, который сможет всем этим управлять. Проблема наличия магов с такими знаниями и возможностями и не позволяла данному способу передвижения по морям и океанам захватить весь разумный мир. В большей степени бродили по водной глади судёнышки, используя силу ветра и мускулы рабов, движущим корабли с помощью вёсел по старинке. Парусный флот господствовал на водных просторах мира, но и магия всё больше занимала место в жизни простых моряков.

Трофей орк обозвал «Малышкой». И, правда, небольшой по размерам рейнджер, по сравнению с каботажным судном самого адмирала, как ничто другое соответствовал своему названию. И команда с любовью относилась к своему кораблю. Но было и что-то другое связано с названием корабля у орков, во всяком случае, у правящей верхушки отряда.

А отряд собрался внушительный. По сотне могучих соплеменников распределил на корабли Луи. Весь переход, команды орков, разделившихся на группы, просидели на вёслах. Через каждые две склянки меняя поочерёдно друг друга. Как объяснил Вар своё решение – есть чем заняться молодёжи. Потренируются, и выход молодецкой дури есть. А ведь и правда, за весь переход ни одной стычки, ругани или споров. После вёсел ребят разве, что на руках из трюма не вытаскивали на свежий воздух. Так их полусотники истязали на вёслах. Потом недолгий отдых, и вновь приходит время вставать за огромные вёсла. Зато и ход судна прибавился в разы, и движитель на рейнджере задействован не был. От пары, хищного вида кораблей, все встречные субмарины шарахались в стороны, как от прокажённых. Ведь и дураку понятно, что это суда не торговцев, но и сами орки нападать ни на кого не спешили. Так и сказал Луи – кто дёрнется, тот за это и поплатится. А самим разбоем морским времени нет заниматься. Другие, великие дела ждут.

– Земля-я-я-я!!! – раздался радостный крик вперёдсмотрящего, с верхотуры средней, самой высокой мачты флагмана будущей флотилии.

Ну, наконец-то. – прошептал уставший Луи.


***


Глэнд мрачно смотрел на торговые ряды, застилающие своими пёстрыми вывесками пространство перед ним и его людьми. Третья неделя идёт с того момента, как обстановка вокруг Ордена, всё-таки позволила ему и отобранным им людям пуститься в путешествие в ближайшее королевство Роз для покупки кораблей.

Огромный величественный город Нансен.

Впечатляет в нём всё. И количество стен вокруг города, и их высота, толщина, и кажущаяся неприступность.

Количество народа. Размеры рабских рынков и толпы невольников в их загонах. Прекрасная архитектура особняков знати. Городская ратуша и настоящий замок местного правителя.

Но не за тем сюда послал их, его Высокопревосходительство! Не любоваться красотами древнего процветающего города отправили его сюда отцы Клана. Корабли – его единственная цель, или хотя бы один корабль!

Множество верфей, огромное количество кораблей на стапелях. И ни одного свободного. Все делаются под заказ. Сотни кораблей заложены и находятся на разном этапе строительства, и ни одного свободного. Ни одного!

Решить задачу, поставленную советом Ордена, по-быстрому не получится. А так хотелось! Вроде и намечающийся голод в графстве, слава богам, не состоялся. Всё-таки потянулись купцы в разграбленное кочевниками герцогство, а заодно заглянули и в мятежное графство. Но, всё равно продуктов пока не хватает, и Совет тратит огромные средства на их доставку своими силами через порталы. Глупость, конечно! Можно те же деньги и в развитие края пустить, но, чтобы не доводить людей до голодной смерти, и приняли отцы Клана такое трудное решение.

И, вот бывший и нынешний старейшина с молодым телом, слава Богине, уже вторую декаду рыщет по городу и его окрестностям в поисках свободной верфи. Но на продажу пока только лёгкие боты. А ними ситуацию с доставкой продовольствия в графство не исправить.

Раннее утро!

Вновь впереди очередной забег по верфям. Но самый юный из состава команды, его правнук, отпросился посмотреть на красоты городской бухты.

Утренний туман плещется в лучах восходящего солнца. Сотни кораблей словно купаются в этой белой рассеивающейся мари. Завораживающее зрелище.

– Дед, глянь! На те два корабля, что стоят на дальнем рейде.

– И, что с ними не так? – лениво спросил Глэнд, сладко потягиваясь. Не выспался сегодня, помешали.

Приятно быть молодым, когда красивые девицы прохода не дают.

– Я тоже не верю своим глазам, на флагштоке знамя Ордена! – пробормотал боцман.

– Не может такого быть. – старейшина прочитал про себя молитву богине.

– Пока видно плохо, – поддержал друга старый Люк, – но очень похоже на то.

Как всегда, юное дарование сообразил быстрее своих старших товарищей.

– Дед, давай шлюпку покататься возьмём или ялик. Пройдёмся вблизи, и сразу понятно будет, правы мы или нет.

Глэнд задумался.

Ну, что он теряет? Дела всё равно не движутся, и он уже начинает подумывать, а не посетить ли им остров Печали, чьи корабелы тоже славились своим мастерством.

Один день ничего не решит. Пускай внучок прокатится, а вместе с ним и номинальный боцман. А сам он, всё-таки, посетит самую дальнюю верфь на побережье, а сопровождающих ему хватит. Как, впрочем, он и в одиночку бы в прежние времена рванул, но сейчас он руководитель, и у него кулон со счётом привязан именно к нему. Рисковать напрасно деньгами не стоит. А потому…

– Гуц, возьмёшь мелкого и близнецов на вёсла. Пройдитесь, посмотрите. А я пока с остальной братвой по намеченному плану прошвырнусь. Вернусь только к вечеру. За ужином и доложитесь.

И снова полдня пути в сторону северного побережья. Унылые пейзажи, пыльная дорога и чванливые всадники навстречу. Все сплошь благородного сословия. С такими орденцам ругаться и спорить не с руки. Они не у себя дома. Да, в былые времена и не удержало бы такое объяснение эти буйные головы, но сегодня перед ними поставлена цель, и выполнить её как можно лучше их долг перед Орденом, Кланом и роднёй.

– Спуск через неделю. После этого заказов пока нет. Я и мои люди будут свободны. Хотели отдохнуть, но если ты за срочность немного приплатишь, то к постройке приступим сразу.

– Устраивает. – произнёс довольный галл. Всё-таки не зря тряслись в такую даль. – Но, конкретно, поговорим через неделю, тогда же и по проекту, и по цене определимся.

– Тогда не задерживаю. – усмехнулся не менее довольный хозяин верфи, старый сморщенный канн. – У меня, по-всякому, дешевле получится, а по качеству не уступим иным именитым мастерам.

Уставшие моряки тряслись на телеге на обратной дороге к городу. Вечерело.

– За сколько он обещает поднять корпус? – спросил, развалившись на сене, Люк.

– Девять-двенадцать декад. И это в зависимости от того, какой материал дерева мы выберем. Сам видишь. Готового ничего нет. В порту предлагают только старые лоханки. Серж же ясно сказал, что только новые, и только военные суда с достаточным трюмом, и притом способными заходить в реки. С высокой посадкой и желательно плоскодонки, способные идти под вёслами. Ими, конечно, тяжелее управлять, но Совет готов потратиться на магов и артефакты.

– Тогда, конечно… Но сроки… – печально подытожил старый друг.

– Я ,что думаю. Завтра ты, и с тобой ещё пятёрка, на остров Печали прыгнете через портал. Узнаешь какое положение дел у местных корабелов. Они, кстати, больше на боевой флот нацелены в строительстве. Может там что удастся по-быстрому прикупить.

– А у меня, – согласно кивнул старый друг, соглашаясь со своим побратимом, – из головы не выходит сегодняшнее происшествие. Два корабля, по силуэтам один рейнджер, а второй транспортник.

– Нет, – не согласился с ним Глэнд, – второй больше на боевые фуги орков похож.

– Может быть. Глаза у меня не то, что у тебя, молодого! – закряхтел, смеясь старый товарищ. – Меня ещё Верховная и Богиня с того света не вытягивала.

– Завидуешь? – усмехнулся Глэнд.

– А ты как думаешь? Ты вон, сегодня только под утро появился в комнате! Как тут не завидовать?

– Вождь, сам знаешь, какие порядки в клане установил. Так что дорвался я до почти бесплатного. Сами же вешаются на шею, не гнать же.

– На такого красавца грех внимания не обратить. – рассмеялся Люк. – Но мы отвлеклись. Кто может быть на тех судах? Или мы, всё-таки, ошиблись?

Глэнд в задумчивости прикусил нижнюю губу.

– Молодой, глазастый у меня внук растёт. Расторопный! Всё видит, всё замечает. И чего, спрашивается, душу рвать? Вернёмся, они нам сами и доложат о своей морской прогулке. Не удивлюсь, если внучок и на корабль экскурсию провести напросится. С него станется! А помнишь, как мы первый раз в море выходили с тобой.

– Да-а! Были времена! Вот только шлюпку жалко, потопла.

– Ага, зато мы спаслись, а потом…

Всю дорогу до города друзья вспоминали былые времена. Молодость вернулась нежданно только к одному, но вот надежду старикам Верховная жрица подарила огромную. Все её боготворили и как реального главу клана, и как великого мага, вернувшего красоту, молодость и здоровье их патриарху.

Ночь взяла бразды правления в свои мягкие руки. Нависшие тучи закрыли небо. Почти непроглядная темнота вокруг. Уже не до разговоров. Все напряжены. Ночная гильдия не спит в своё рабочее время, и любой встречный или попутчик в этот час – это потенциальный враг.

Но в этот раз обошлось.

Вон и поворот с центральной дороги на улочку, где в конце её примостился уютный кабачок. Именно в гостинице при нём сняли номера для себя галлы.

– Какая-то суета около кабака. – хмыкнул Люк. – И не удивительно. Уж больно поездка удачно прошла и спокойно. Вот и компенсация! Оружие обнажённым держите. Хорак и Лёд, арбалеты взведите. С вашим умением стрелять на звук, вам в предстоящей свалке равных не будет. Только постарайтесь своих не приложить. Не откачаем, с нами, его светлости герцога Валуа, нет.

– Тут ты прав, но у ворот заведения не слышно звона мечей. Только голоса.

– Дерутся, похоже. – высказал своё предположение Люк.

– Да, не-ет… – не согласился с другом Глэнд. – Для драки, не соответствующие крики! А-а, поня-ятно. Драка уже прошла. Вон вроде стражники кого-то вяжут.

– И охрана у ворот кабака стоит. Смотри какие лбы, и не нашенские.

– Если мне не мерещится, то это орки. Причём не местные. – с намёком произнёс старейшина.

– А может? – понял его друг.

– Сейчас всё ясно станет. У меня, если честно, тоже сердце ёкнуло. Если это Вар и его люди, то счастье нам сегодня. Ух и напьюсь. Лёд, арбалет оставь напарнику, а сам посмотри, что там. Не беспокойся, мы тебя страхуем, но без надобности не нарывайся. Проверь, что делает стража, не наших ли вяжут. А я пока попробую с внуком связаться, спасибо господину за такую возможность.

– Понял.

Воин быстро спрыгнул с телеги и не спеша, вразвалочку, направился к входным дверям здания, где с каждой из сторон застыли статуями огромные фигуры орков.

В двух шагах от них, закованная в доспехи местная стража бодро вязала каких-то молодчиков.

– Малой, мы на месте. Что там у вас? – напрягшись, Глэнд попытался обратиться к своему внуку.

Клятва у них была у всех урезанная, и от того не всем удавалось легко между собой общаться мысленно. Легче это умение давалось только магам и родственникам.

– Деда, у нас всё нормально. Правда, недавно пришлось помахать кулаками и даже до клинков дело дошло, но проблем нет. Равных нам тут по части помахать железками не найти. Хотя…

– Что, хотя? – насторожился старейшина.

– Зайдёшь, сам увидишь! Не хочу портить сюрприз.

Молодой старикан усмехнулся.

– Неужели вы на Луи нарвались?

– Не-ет…, дед! Так не интересно! И как ты, всегда, умудряешься все мои сюрпризы распознавать.

– Орков бы у дверей не выставили, в качестве охраны, глядишь и не понял бы ничего! – рассмеялся счастливый Глэнд, своим смехом заставляя вскочить с телеги Люка. И, видя недоумение у него на лице, уже в слух обратился к другу.

– Ты оказался, как всегда, прав. Луи с ребятами нам попались. Хвала богам, что внук у меня «Эс-те-том» растёт, как Серж его обзывает. Если бы не его тяга к прекрасному, так бы и разошлись мы с Варом. А пока, ребята, телеги сдать трактирщику, потом все за стол, только умыться не забудьте. В кабаке нас дожидается начальник охраны господина и его парни, А раз в бухте мы видели две субмарины, то, значит, и не только со своими ребятами он пожаловал сюда. Как вести себя с Варом надеюсь вам напоминать не надо. Мериться силушкой при неизбежных объятиях тоже. Вот смотрите, Лёд уже с кем-то братается на входе. Как бы кабак эти лоси не развалили на радостях.

– Но парни там незнакомые! Точно уж не из пятёрки Луи. – подал голос Люк.

– Как ты, старый, рассмотреть то смог? Ведь совсем недавно жаловался, что и не видишь уже почти ничего.

– От счастья, старый хрен, от счастья! Но, видно парни пообщались, и раз драки нет, а крики радостные, значит свои.

Большой зал местного кабака занимал один огромный стол, за которым собрался такой разношерстный народ, что только диву даёшься, как ещё все не передрались!

Тут и пиратского облика мореходы в полупьяном состоянии горланят песни. Бандитского вида галлы, гроза любых путешественников, в обнимку сидят с посеревшими от выпитого лицами, орками. И куча местных девиц, официанток, разносчиц, и работников кухни, что сейчас весело сидят на коленях воинов, по одежде похожих на жителей острова Печали. Все с кем-то разговаривают. Спорят, но мирно. Стараются друг друга перекричать, и все без исключения пьют. Трактир за сегодняшнюю ночь, точно, месячную, а-то и квартальную норму поднимет. Вино льётся рекой, также щедро как золото с серебром, и раздающимися со всех сторон радостными разговорами.

– Атаки вроде прекратились. Госпожа Марфа вернулась в Орден. Всем семейством переехали. Сейчас в Варлей храм обустраивают. Дор с ребятами кузнями занялся. В горы ездил проверить местные залежи всего, что может понадобиться. Потерь у нас за все стычки нет, и всё, благодаря его Высокопревосходительству!

– Кому? – не понял Луи.

– Сержу. Помнишь мальчугана, которого ты обычно хворостиной и ремнём гонял? – усмехнулся Люк.

– Бывало и такое. Но то, что он «Превосходительство», об этом я что-то впервые слышу. Вроде, так только Мартина называли!

– Мартин, просто Превосходительство! А молодой, «Высоко», что это значит, непонятно, но пацан сейчас в крепости Варлей командует. Мэр он там. И к тому же его родители неожиданно объявились. Теперь он и вовсе граф и «его сиятельство» к тому же. У него только свиты и охраны под сотню ребят, и все из лучших. Попасть к нему в свиту все мечтают.

– Даже так? – Удивился Гных.

– Да мне всё равно, кто там у него в охране! Надо будет, и розгой в зад мысли правильные вгоню! – рассмеялся Луи. И по настороженному взгляду Глэнда понял, что молодой старейшина ему верит безгранично.

– Что ещё нового в Ордене. Малыш где, и Хэрн? – задал главный вопрос Вар.

– Без понятия. Если кто в Совете и знает ответ на эти вопросы, то молчат. А в Ордене, обустраиваемся. Народу очень много прибавилось. Про Ван я тебе рассказывал. Вот пленников нам император и продал. Много, очень много народу прибыло, а кормить то надо чем-то их. Купцы только недавно к нам захаживать начали. Вот и послали нас корабли прикупить сюда. Здесь, во всём изведанном мире лучшие корабелы. Но всё тщетно. Все верфи заняты, и готовят суда только кому-то под заказ. Мы тут уже давно по верфям бегаем и только сегодня повезло. И то, как сказать. Те, к кому мы сегодня ездили, заказ отрабатывать заканчивают. Согласились после его сдачи и нашим заказом сразу заняться. Пускай по деньгам и дороже чуток выйдет, зато застолбим за собой верфь.

– Корабли для чего нужны? – уточнил Луи.

– Продукты по реке доставлять в графство. У тебя трюмы пустые?

– Почти. Только запасы для команды и боевого отряда. А так, один балласт загружен. Объём, особенно во второй корабль, большой войдёт. А на рейнджер всех бойцов перекинем.

– Тогда, расклад такой. – принялся раздавать ЦУ старейшина. – Люк, ты, как и планировали, к «печальным» ребятам наведаешься. Узнаешь, что там, да как. Сроку тебе, неделя. По твоему возвращению, мы трогаемся в путь. Мы с Луи, с завтрашнего дня, приступаем к закупкам. Сразу попробую прикупить склады и пирс. Если повезёт, конечно. Спрос большой в городе на такой товар. Ты Люк тут и останешься, за старшего командовать. Со своей бригадой. И Вар тебе бойцов подкинет. Будешь подготавливать грузы и закупки вести. Кулон, завтра перед твоим отъездом в банке у гномов заведём тебе. И денег переведу побольше. Мы же, в темпе и по готовности убываем в графство. Сейчас, нас только продовольствие волнует. По всем другим вопросам, проконсультируемся в Совете Ордена и Клана.

– План неплох, но мы от разговора отвлеклись. – сказал главный орк. – Ты обмолвился, мол из-за Сержа потерь в клане нет, как и в Ордене. Почему, не объяснишь?

Глэнд огляделся воровато вокруг, и прислонив свою голову вплотную к голове орка тихо зашептал: – Маги Ордена. Ты же в курсе, кто они на самом деле в большинстве своём.

Орк согласно кивнул

– Вот! – продолжил старейшина. – После первой битвы с кочевниками мёртвых подняли, и половину пленных в вампиров превратили. Привязав всех к крови малыша. Да-да, не удивляйся ты так! Достали когда-то. Вот Серж, у него умение необыкновенное в Тёмной магии, вот он ими с Чернышом и управляет. Битв много было, и не раз полк мальчугана полностью уничтожался, а потом уже из новых бойцов восстанавливался магами. Последняя битва самая страшная была. На архимагов нарвались. Серж, ты не поверишь, в одиночку атаку сильнейшего менталиста империи выдержал, и своих людей прикрыл. Правда, потом в коме почти неделю пролежал, и только родители его из неё вывести смогли. А так, думали, что и вовсе его потеряли. Вот и получилось так, что по существу наши бойцы с противником сталкивались только в дистанционных боях. От стрел и болтов очень много раненых было, но тут уже, его светлость герцог Валуа, поднимал людей, и вытаскивал, практически, с того света. Да и помощников у него теперь много. В крепости целый госпиталь организовали, а ещё там своя, то ли академия, то ли школа магии работает для малышни, и не только для них.

– В смысле, не только? – спросил тихо, подслушивавший разговор старших, Гных.

– Так там и взрослые учатся, у кого маломальские способности имеются. Но, в основном на детей упор идёт, и на женщин. С дамами, после присяги богине, непонятное творится. В силу входят очень многие. Ведьмы.

– Так церковники потом прохода не дадут! – изумился таким вестям Луи.

– Так и за другие выкрутасы не поздоровится. Но руководству всё равно. Такое ощущение, что они целенаправленно на конфликт с представителями «Светлого Порога» идут. Ведь, как я понял из слухов, это уже не первая стычка с ними. Тот же Ральф. Теперь он, конечно, Жрец Богини, притом Верховный, наравне с госпожой Марфой, хотя она и главнее. Но ведь от него «Святым Порогом» так и несёт.

Орк хмыкнул.

– Так он же настоящим настоятелем был, в одном интересном месте. Потому и не удивительно, что многие в нём церковника видят. Ведь и навыки в него уже вжились от прошлой службы.

– Понятно! В общем, в графстве сейчас бум строительства. Заложили сразу шесть храмов. Причём Серж с другими магами долго по степи мотался. Всё что-то там выискивали и высчитывали. Мост начали строить, вернее даже два. Один, со стороны степи заложили. Второй, через приток, со стороны герцогства, прямо на границе разграничения. Старый мост хлипковат очень. Кочевников в Орден приняли. Вождь у них старый остался. Но мужик умнейший. Долго сопротивлялся, но после набега на земли Вана понял, что нуждаются в защите его люди. Да и под покровительством Ордена он теперь разрозненные племена под одно знамя Ордена собирает. А это власть. Говорят, что вроде как его даже в Совет ввели.

– А тебя, как же?

– От Клана вождь там есть. Но и меня часто привлекают на расширенные совещания. Я вроде как, со слов того же Сержа, теперь министр морской, вернее военного несуществующего пока флота.

– Как так, не существующего! – не согласился с собеседником Вар. – А мои корабли? У меня, к тому же, и опытный адмирал и контрадмиралы имеются. Одного в крепости оставлю, пускай морскую школу создаёт. Малышни хватает, осталось дело за малым, организовать всё. А к тому времени и кораблей прикупим. А может и сами строить начнём. Есть у меня задумка, как по-быстрому их найти. Но придётся опять на родину самому возвращаться, а это не ближний свет. Но думаю, что выгодный вариант получится. Да и с Советом поговорить надо. Отец за род просил!

– В смысле? – не понял Глэнд.

– Просил узнать, как в Орден вступить и землёй как Роду прирасти. Воины у нас стоящие, да и больно, что уже в степи у нас междоусобица часто случается между соплеменниками. Вот и решил отец перебраться на другой материк. К тому же и сильный господин есть.

– А как же клятва. – усмехнулся Люк, зная какие орки свободолюбивые по натуре ребята.

– А что клятва? – опешил Люк. – Наше прибытие на родину многим головы вскружило. Сами видите, сколько воинов у меня. И все через личную клятву мне прошли. Примут клятву полновесную и Ордену с господином. Ты не поверишь, приходилось даже от денег отказываться! Такой конкурс был большой в мой отряд. Я и десятой части с собой не взял. А потому…

Засиделись до самого утра, и только с первыми лучами солнца разбрелись по своим номерам готовиться к выполнению намеченных планов и задач…


***


И вновь уютный знакомый нам кабинет по прошлым посещениям. Да и собравшиеся тоже знакомы. Тот же сервиз на столе, вот только сервировка в этот раз всего на двоих.

Лёгкий ужин перед сном. И разговор, тоже на лёгкие, не очень значимые темы.

– Верховный на удивление легко пошёл на сотрудничество. Все последние собрания в Совете Лэров Империи прошли под полным нашим контролем. Можно сказать, что оппозиции больше в империи не существует! Ивалье, единственно, что-то мутит, и никак не сознаётся, что у него с его родовым клановым артефактом. Наши наблюдатели так и не смогли его зафиксировать визуально на руке герцога, когда он бывает у нас в резиденции или в храмах Верховных божеств. И не только мы это замечаем! А это может говорить только о двух вещах, либо артефакт полностью его признал, либо…

– Либо у клана новый глава! – закончила за супругом мысль императрица. – И какой из них нас более всего устраивает?

Тави задумался.

– Если задаться целью и ковырнуть всех недовольных, полагая, что Криз никогда против короны не пойдёт, то, конечно, первый вариант. Брат демонстративно выходит в оппозицию, и выдвигает претензии на трон. Недовольные тут же повылазят из своих схронов. Вот тогда, при удобном случае, всех скопом и прихлопнем. Если, конечно, Криз сам к власти стремиться не будет.

– Не будет! Ему Лаура так плешь проест, что он и не дёрнется. Он, кстати, уже объявил о своей с ней помолвке, и даже приглашения разослать всем успел. А приглашённых тысячи! Тем самым, он дал конкретно понять совету клана, что уже не нуждается в их одобрении своих решений. И это тоже говорит в пользу твоих двух высказанных вариантов.

– Тем более! – согласился с женой Тави. – Теперь, второй вариант. Ну, не знаю. Придётся искать, кто же та жертва, кому умудрился скинуть артефакт Криз. Я даже представить, такого несчастного, не могу. А коль его до сих пор соклановцы Ивалье не вычислили, то, значит, его и не существует в природе. Поэтому и принимаем первый вариант как данность, и в преддверии войны, нам жизненно необходимо уничтожить пятую колонну в империи. И в этом нам поможет именно Криз.

– Если согласится. – Луиза, усмехнувшись добавила. – Но он согласится, никуда он от Лауры уже не денется. Тогда и мне надо с ней на людях вести себя сдержанней. Вроде как ещё около себя держу, но уже не такие и тёплые у нас с ней отношения. Но, вначале, ты решаешь все вопросы с Кризом. Сам! Меня не вмешивай. И, кстати, куда ты нашего сына отправил?

Император сделал большой глоток из расписной кружечки, чем её полностью и опорожнил.

– Искать новую привязанность! Кастелла ему всю душу разрывает, а тут ещё развязанная им война, и обидное поражение. Теперь вот просится спасать свою любовь, зная то положение, в котором оказалась Ергония. Требует войска. К тебе ещё не подходил?

– Нет! А должен?

– Уверен, что подойдёт и требовать будет. Ну, у тебя ничего и не стребуешь, значит, просить и умолять станет.

– С сыном надо что-то решать. Он уже и так, среди ровесников, стоиком считается. С женщинами почти не общается, все мысли только о войне. Рад безмерно, что императором ему не быть. Видит себя великим полководцем. После поражения от герцога Ергонии авторитет у него немного просел, но не слишком-то и ощутимо. Всё-таки там и Ивалье был, и многие представители старых династий сгинули.

– Немногие сгинули! – поправил супругу император. – Почти все, кто считался раньше пропавшими, теперь в Ордене у Мартина обитают. Там какая-то странная история их освобождения из плена была. Ведь многие представители родов и кланов поспешили объявить о смене наследников и глав. Но самое интересное, что их заявления боги не приняли. Многие, кого прочили на место пропавших, не дождались подтверждения артефактом истинности наследования и Зова Предков, и как результат…

– Понятно. Магия Крови ошибок не прощает! – усмехнулась императрица, побоявшись напомнить мужу о его личных ошибках на этом поприще.

И за то, что она всё-таки промолчала, Тави ей был очень благодарен.

– Но ты права, с сыном надо что-то решать.

Луиза пожала плечами.

– Есть мысль, отправить его с Орденом в Ергонию. Хочет спасать свою любовь, пускай. Может какая Варга его окрутит там. И пойдут у меня внучки, наконец, рождаться.

– Варги? – не поверил услышанному супруг.

– А что ты так удивляешься? Скажу по большому секрету, – Луиза усмехнулась, – Лаура, она ведь Варга! Да и Дана, её дочь и твоя приёмная, тоже.

– Но как-же? – не поверил император.

– Вот так! Засланка она оказывается, и реально у неё задание было от тебя понести. Вот только влюбилась она в Криза и подругой мне стала. Её ведь соклановцы приговорили, и вроде даже киллера присылали.

– И что? – заинтересовался рассказом жены Тави.

– Убийца очень опытная попалась. Когда Лаура об этом мне рассказывала, то и вовсе её по-настоящему от воспоминаний трясти начало. До сих пор боится. Но пощадила её та женщина. Опытная она была очень, и большое положение в иерархии Варг занимала на тот момент. И вот, вроде как теперь эта Варга сейчас в Ордене орудует, и, даже является Верховной жрицей своей возрождённой богини. Тут, на днях, представители ушастых подход ко мне делали. Заявление принесли о том, что считают себя вправе вступить на стороне коалиции в борьбу с Ергонией, как рассадника тёмных сил. Тех, кто приютил порождения тьмы, то есть Варг. Настрой у них серьёзный. И стоит сто раз подумать, чтобы ввязываться в эту мясорубку на стороне герцогства. Я уже серьёзно обдумываю вариант нанесения удара по северным её территориям. В случае нашего выступления, Ергонии не удержаться. А мы тем самым прирастим империю землями, и расширим её границы.

– Я тоже об этом думал! – согласился с женой правитель империи – Но останавливает только то, что после Ергонии наступит наш черёд. И, если коалиция не сломает зубы на герцогстве, и помощь Ордена окажется малоэффективной, то следующей целью для них станем мы. В союзной империи царит хаос. Старый император почти самоустранился от выполнения своих обязанностей. Сын погряз в разврате. Эльфийские прости-господи, хозяйничают в его спальне. Можешь представить, что ждёт Дранх в будущем. Священные фонтаны по всей империи теряют свою силу, а божественные деревья чахнут и не дают побегов и уже столетия никто не видел на них плодов. Всё идёт к тому, что империи наступает конец. Принц моих посланников не слушает. Дана подвела всех своей ненужной клятвой. А принц как раз то на неё и запал. С Лаурой всё уже было решено, и тут на тебе. Мартин нарисовался на горизонте. Да и он видимо этой выходке девчонки и сам не рад. И до сих пор тянет с официальным предложением, кстати. Вроде как и подарок для меня есть, и, всё равно, не появляется.

– Ничего, буду в гостях, стрясу с него признание. Подарок перед отъездом Дана тебе сама занесёт, и ты потом огласишь своё решение. Со слов подруги, шанса разгневаться у тебя не будет. Очень дорогой и редчайший подарок. Скажу сразу, аналога ему в нашей сокровищнице нет. Даже по стоимости с голубым бриллиантом не сравнится. В разы дороже. Причём магический подарок, от того и стоимость такая! Так-то!

– Интересно, откуда у простого наёмника такие сокровища имеются? – растерялся от услышанного император.

– Сама задаюсь аналогичным вопросом. Как вариант, древнюю гробницу разорил, и уж совсем мизерный шанс, что сами сделали. Но я сама не видела. Пока ты не посмотришь и не решишь, я прикасаться к твоему подарку не могу. Всё-таки Лаура мать Дане, ей можно, а вот мне нет.

– Давай вернёмся к нашему сыну. Наш старшенький уже достаточно вырос, чтобы его женить. Хочет он того или нет!

– Тебя к женитьбе не принуждали в своё время, и мне также дали свободу выбора! Поэтому выбрось такие мысли из своей головы! – мгновенно вскипела Луиза. – Никакого принуждения. Только по любви и по обоюдному желанию. А для этого, надо чаще приёмы устраивать и балы. От официоза мальчику отвертеться не удастся, а там смотришь, кто-нибудь его и окрутит! Всё-таки самый видный жених в империи и природа возьмёт своё. И насчёт помощи для Ергонии. Из-за сына в большей степени, не смотря на видимые выгоды от удара по Великому герцогству, делать мы этого не будем. Терять так глупо союзников не надо, да и послы наши мне тут на ушко интересную мысль шепнули. Не знаю, рискнули они тебе такое сказать или нет, но суть в следующем. Герцог Ергонии с супругой, серьёзно рассматривают вариант принесения империи оммажа. Но условия выдвигают весьма интересные.

– И какие? – поражённо смотря на жену, промолвил Тави.

– Желают с нами породниться через детей, и, чтобы уже наши дети или внуки, образовали новую династию, куда полноправным членов войдёт и герцогство. Со всеми правами и обязанностями, как Великого Герцогства. Таким образом, мы без боя получаем давно желанную территорию. Без боя, конечно, не получится, но противник давний и хорошо изученный, кроме гномов, пожалуй. Шанс победить есть. И ещё, о твоём пророчестве и беглом баронете. Мартин его брат! Это точно удалось установить. А как, опять же по секрету проговорился посол, есть огромная вероятность того, что именно Мартин является непризнанным сводным братом герцоги Ергонии. Таким образом, пророчество может обрести силу в совсем другом ракурсе. Дана признанная тобой дочь, Мартин пока непризнанный брат главы Ергонии. Чем не вариант? Во имя империи, можно и отдать власть нашим внукам!

– Но остаётся ещё и мальчишка! Можно его женить на дочери, если она родится у нашего сорванца. Я потому и тороплю его с женитьбой. Так мы точно свой род на посту главы империи не потеряем.

– Кровь Ивалье и так в Дане. Чего терять? Ты лучше о империи подумай. И, если Дранх ждёт катастрофа, а вмешаться мы сможем только по просьбе императора. А вот то, что она поступит от принца, в случае вторжения, я не уверена.

– Дранх защищён получше нас! – не согласился с женой император. – Тайна императорской семьи жива, пока жива плоть ею порождённая.

– Вот-вот! А что мешает ушастым прикончить принца, при благоприятных условиях? Уверена, что принц обречён! Пока жив старый император, жив и он. Стоит императору уйти за грань, погибнет и принц, а с ним и вся империя. Мне так кажется, исходя из имеющихся у меня данных. Но о своей безопасности дурачок и думать не желает. Затуманили ему голову нимфы, теперь не удержать. И послов наших слушать не желает. А вот про древнюю защиту империи и её территории… Если иссякнут воды фонтанов по всей территории империи, падёт и защита. Древо жизни и так на последнем издыхании и ростков не видно. Об этом отлично осведомлены ушастые. А на такой каравай, ртов, желающих откусить себе кусок территории побольше, хватает. А те же ушастые и одни из Роз мечтают получить выход к морю, и для достижения этой цели пойдут на любые убийства. Я, конечно, может быть очень сильно сгущаю краски, но суть остаётся верной. Дранх в опасности, причём именно верхушка империи тянет страну к краху. Что сможет её спасти, не понимаю!

– У империи отличная армия!

– Да? Которая почти никогда не учавствовала в крупных сражениях? На чужие территории они старались сами не лезть, а к ним, из желающих с мечом прийти, из-за древнего проклятия или благости, кому как, лезли только конченные отморозки. И гибли не позднее декады с момента пересечения границы без приглашения. Если рухнет эта вековая защита, то империя расколется на части. Нас кто-то поддерживает там?

– В союзной империи у нас много сторонников, но и противников хватает. Из сторонников в основном все видные землевладельцы и, как ни странно, вольные города и города на территории гиблых земель. Их там немного, но зато народ там живёт сильный и смелый. А, главное, вольный! Бегут туда все ссыльные, невольники, и любые, кто не в ладах с законом. Может не знаешь, но, если в течение пяти лет тебя не привлекли к ответственности, не вернули рабовладельцу, или ещё что похожее не сделали, то спустя этот срок ты становишься полноправным членом общества. Свободным! Магические поисковики отказываются тебя признавать преступником или беглым. С чем это связано, не скажу. Ведь среди руин, древняя столица там в пустыне осталась. И не многие отваживаются посетить заброшенный разрушенный город. Может с этим и связано такое действие артефактов? Вот именно в таких городах у нас большая поддержка. Все за сильную централизованную власть. Ясные и выполняемые законы. Все против дворянской вольницы и беспредела благородных. Ведь в Дранх до сих пор процветают такие понятия, как удельное территориальное деление на владения и лены, где сеньор выдвигает свои законы и требования, и действуют они только на его земле. Отсюда и поборы на дорогах. Торговлю душат непомерными налогами, и разгул бандитизма на трактах. Верховная власть хоть и сильна, но на местах продолжают царствовать местные корольки. Страдает, конечно, от них в основном простой люд. Но, именно они в большей степени дают основной доход стране. Вот и получается, что двор живёт своей жизнью, а страна своей. Но в нашем случае существует опасность глобальной катастрофы – раскола империи и неизбежными после этого войнами за влияние и территории. Если всё пойдёт по подобному сценарию, то империя перестанет существовать!

– Может, туда и отправить экспедиционный корпус? Который ты так тщательно готовил для похода в гиблые земли.

– Туда я подбирал определённые силы, чьи умения заточены в основном на борьбу с нежитью. Для Дранх мы могли бы поднять ополчение и армию, но без официального предложения, мы станем на уровень Ван и других, то есть захватчиками. И, если случится так, что фонтаны опять заработают на полную силу, а такой вариант отрицать полностью нельзя, то унести ног из империи мы уже все не сможем. Прецеденты уже были. Пару сотен лет назад ушастые там половину армии оставили, и что произошло с погибшими не знает никто. Ужас случившегося в прошлом до сих пор жив в сердцах перворождённых. Поэтому без приглашения официальных властей я бы в Дранх соваться не решился.

– А остальные?

– Не знаю. Не скажу на что они могут надеяться. Вдруг, есть бастарды от отпрысков императоров? Как себя поведут древние артефакты, когда последний представитель династии скончается не оставив после себя наследников? Но, наверное, они хотят рискнуть! Пока ведь ничего не ясно. Такое развитие событий, это наши с тобой предположения и ничего более! Может и вовсе принца женят на какой-нибудь ушастой принцессе, и та начнёт ему отпрысков плодить со страшной силой. Кровь получит новое вливание. И как тогда на перворожденных начнут действовать артефакты? Признают или нет их всех жителями империи? Никто этого точно не знает! Опять же, одни предположения.

– Ладно, оставим пока Дранх в покое. Есть у них свои правители, вот пускай и беспокоятся о своём домене. Лучше вернёмся к нашим планируемым действиям. Значит, помощь Ергонии оказываем путём отправки отрядов Ордена. Я правильно поняла? Мне же с его Советом разговаривать и хочется точно уяснить для себя, какую роль в этой войне ты им отводишь?

Император на минуту задумался, а потом заговорил.

– То, что от Ордена надо избавляться, ты со мной спорить не будешь! А ослабить его в военном плане, это основательно пустить кровь его сторонникам и желательно сделать это чужими руками. При этом, чтобы выполняли они задачи нужные нам! Таким образом, отправка Ордена, вернее его вооружённых сил в Ергонию, дело правильное и нужное. Запрещать сманивать горячие головы, мечтающие помахать мечом, я им запрещать не намерен. Денег, на организацию дополнительных войск, не дам. Единственно, разрешаю признать их войска твоей гвардией. Об этом сама подумаешь как закрутить. Подними архивы своей бабки, там много чего интересного есть. Но гвардией станут только те из них, кто вернётся из похода! И по-другому, никак! Нам нельзя официально ввязываться в войну, имея шанс получить поля боёв в другой части империи. Войну на два фронта хотелось бы избежать! Мало кто такие войны выдерживал. Для нас в этой войне хороши все возможные варианты развития событий. Если выиграет Ергония, то мы все в меду! Оказали помощь, помогли одолеть супостата. Высоко оценили помощников, признав их гвардией императрицы. Орден получит такие потери, что о своей экспансии и вовсе надолго забудет. Второй вариант, если коалиция всё-таки нагнёт Ергонию. От Ордена в этом случае мало, что останется, и Удельное Графство прикажет долго жить. Коалиции нечего будет нам с тобой предъявить. Сражались на стороне Ергонии только добровольцы, и никаких официальных войск империи на её территории не было. Конечно, для нас был бы хорош промежуточный вариант! Если бы Ергония устояла, но была бы почти уничтожена, как и войска коалиции и Ордена.

– Ты ставишь войска Ордена и коалиции на одну ступень? – усмехнулась Луиза.

– Надо быть честным хотя бы перед самим собой! Орден для нас с тобой сейчас более серьёзная угроза, чем все эти коалиции государств вместе взятые. И опасен он, в первую очередь, своими идеями, а уже потом клинками и магами. В открытую переводить противостояние с ними в горячую фазу я не хочу. Неожиданно, у них появилось много влиятельных покровителей. Это может привести к расколу в обществе, и образованию новой ещё более сильной оппозиции. Реально мне им предъявить нечего! Что там кудахтают отцы «Святого Порога», меня мало волнует. Святых среди нас нет. Но при случае, если будет такая возможность, мы, конечно, мнение отцов основной церкви выслушаем и подведём под обвинение, но не сейчас.

– Тогда я не понимаю, зачем эта игра в мою гвардию? – внимательно посмотрела Луиза на мужа.

– А это подстраховка, если они всё-таки одержат победу, и при этом уцелеют. Вот тогда такую силу без присмотра с нашей стороны оставлять нельзя. Вот тогда и примешь ты над ними шефство. Мы в любом случае ничего не теряем, а только приобретаем! Осталась совсем ерунда: убедить Совет Ордена ввязаться в ненужную им сейчас войну на стороне Ергонии. Аргументов у меня, честно сказать, для этого маловато, и они могут и отказаться.

Молчание в кабинете.

Чай остыл. Луиза крутила в руках драгоценную фарфоровую чашку, и, рассматривая узор на ней, о чём-то думала.

Пауза затягивалась.

– Неважная у нас ситуация получается. – наконец произнесла она. – Нам нечем прижать Орден к стене и отправить его воевать за наши же интересы. Все эти выгоды для нас от них никак не укроешь. В Совете не дураки заседают, по словам Чарли. Поймут, что к чему, и могут выдвинуть весьма жёсткие для нас условия. Вот я и уточняю, на что мне можно соглашаться, а чего всеми средствами надо избежать?

Теперь уже Тави задумался.

Сложно всё с этим Орденом. Давно бы уже стёр его с лица земли, да что-то постоянно мешает. Ни у кого не получилось! И ведь столько солидных наёмных отрядов уничтожили уже эти орденцы. Да и герцогам неслабо от них досталось! А какие дивиденды получили, хитрецы.

Тави в бессилии сжал кулаки.

Нет, сейчас наносить удар опасно. Ордену, по большому счёту, терять-то и нечего! Прижать их тоже нечем. Вот обзаведутся хозяйством. Людей распределят и земли поднимут, вот тогда можно их за шкварник брать и трясти! С собой, на новое место, кто в живых останется, ничего особо не возьмёшь. И очень неплохо было бы боевые отряды Ордена повыбить. С помощью жадных герцогов этого сделать не удалось. Кочевники бессильны оказались. И даже грозные вановцы сами в плен попали, а ему, императору, и, вообще, долги пришлось отдавать и по счетам платить. Сколько не пытался, но уменьшить выплаты не получилось. Единственно, пленных удалось втридорога загнать на приличную сумму, но это максимум от достигнутого.

Но и с деньгами же они как выкрутились! Есть информация, что островные маги им свои наработки в плане порталов обещали за дёшево установить, а ведь всему остальному миру такой ценник выставляют, что впору саму страну на рынок выставлять, лишь бы только с подрядчиками расплатиться. А тут…

Но что-то не верится в такие слухи.

Тави посмотрел на свою красавицу.

Завтра в графство убывает со своими подругами, и сегодня у них прощальная ночь перед расставанием. А, значит…

Император уже хотел привлечь к себе жену, и, подняв на руки, отнести её в спальню, как вдруг неожиданно в дверь требовательно постучались.

Однако!

Такого никогда не случалось! Значит случилось что-то чрезвычайно важное! Охрана предупреждена, что пропускать посетителей только в самом крайнем случае и, вдруг, решилась на это.

Огры не те ребята, чтобы шутки шутить, значит, и, правда, посчитали, что ситуация сложная, а главное не опасная, но очень важная.

– Войдите! – недовольно сказал Тави смотря на жену. Видно, что и она очень недовольна таким непредвиденным визитом, и, вдруг, на её лице появилось нешуточное удивление и беспокойство.

Император перевёл быстро взгляд на вошедшего.

И потерял дар речи!

Маркиз Винздор стоял у закрытой входной двери в кабинет на коленях, низко склонив голову, и в руках протягивал вперёд обнажённый меч.

Если начальник секретной службы пришёл просить милости и прощения, значит и правда, произошло в империи что-то очень важное и, главное, неприятное. Виновником в этом происшествии маркиз считает себя, но сначала в ситуации разобраться надо, а уже потом решения оглашать. Главное быстро понять, из-за чего такой маскарад.

– Я оценил твою шутку Чарли, но к чему такой официоз? Даже, если провинился, мы ведь старые друзья, и должны прощать друг друга. – попытался как-то разрядить обстановку в кабинете император.

– Не в этой ситуации, монсеньор. Сир, мне пришлось, меня вынудили рассказать о тайне империи, вернее о тайне императора! Но, клянусь, даже в тот момент, я думал только о моём повелителе, и старался, чтобы даже правда не навредила ему.

– Интересное начало. – хмыкнула императрица.

Окинула взглядом скрюченную фигуру маркиза и перевела взгляд на мужа.

Тот пожал плечами и шепнул: – Сам без понятия! Сейчас узнаем, что же успел натворить маркиз. – и уже громко обратился к нему. – Чарли, не хочешь вставать с колен, твоё право, но хотя бы поведай нам, чего такого страшного случилось в империи, что начальник самой страшной службы в ней, выпрашивает прощения передо мной стоя на коленях?

Маркиз приподнял на старого друга уставшие, испуганные глаза и с голосом человека, повидавшего ад, проговорил.

– Не далее как два дня назад я гостил в графстве Ларье.

– И как там твой кузен? Всё ещё в регентстве? Видел его? Как он поживает?

Чарли сделал усилие, чтобы удержать всхлип.

На лице императора появилась тень.

– Видел, и не только его. А как он поживает? Не скажу, что хорошо, но поддерживают ему здоровье уже третьи сутки. Сегодня третьи пошли.

– Захворал? – уточнил Тави.

– Можно сказать и так, а если быть точнее, то кол в заднице у него, да простит меня моя госпожа за грубые выражения, но точнее не скажешь, как-то мешает ему жить. Просто жить. Но, как я понял, ему недолго осталось мучиться, всего декаду где-то!

– Что? – вскочил на ноги император. – Какие изуверства! Уже пару веков как такие казни даже к преступникам не применяют. – а потом опомнился. – То есть как кол у него, ну, там… И, что значит, декаду так мучиться? Отвечай быстрее, не мямли!

Маркиз глазами показал в сторону императрицы.

Император махнул рукой.

– Рассказывай.

Чарли судорожно вздохнул и начал.

По мере его рассказа у императора шевелились волосы на голове, а императрица, даже не удержавшись, пару раз всхлипнула, чего никогда не позволяла себе делать на людях.

– Мы так и не поняли, как им удалось захватить замок. Утро всей роднёй встречали на крепостной площади с завёрнутыми за спину руками. Держали как преступников. Всех! И детей, и женщин в том числе.

– Кто? – мрачно спросил император.

– Граф Ларье, собственной персоной и воины его дружины. Всего где-то около сотни их было.

– И как же они тебя отпустили? – наконец-то подала голос императрица.

Маркиз скривился.

– Вы не поверите, ваше Императорское Величество, знакомых встретил.

– Даже так! А, что там за история с этим графством? Вроде регентом там барон Торкон. Ваш родственник. Что-то там непонятное случилось с прежним хозяином, мужем сестры этого барона. Вроде как в один день супружеская чета погибла. Но, что там с вашими дальними родственниками случилось такое, раз ваш кузен до сих пор регентом числится? И почему графу пришлось атаковать свой же замок? Не подскажете мне маркиз?

И без того бледный придворный, едва не позеленел от приступа страха, и с такой обречённостью глянул в глаза императора, где и прочёл свой приговор.

Но отвечать надо.

Но чего уж там. После пережитого ему казалось, что уже ничем его больше так сильно не испугать. И, глядя в глаза императору, сказал: – Регентом его назначил император. Но всё это началось уже давно, ещё до вашего знакомства с вашим супругом. Мы часто зависали по молодости у меня в загородном доме. Азартные игры в кости никого до добра не доводили, и, однажды, будущий император проигрался в пух и прах. Вот тогда и попросил на будущее у него в долг одно желание мой выигравший родственник. Никто тогда и не обратил внимание на такой запрошенный приз. Но как потом оказалось, были мы слишком доверчивы. Никто и предположить не мог, что Тави станет вашим супругом.

– И? – начиная что-то понимать в этом деле, спросила Луиза.

– У старого графа не было детей и после его смерти графство бы отошло в пользование моего родственника. Но как на зло, старый хрыч нашёл свою «последнюю лебединую песню» у себя же в имении. И надо же было такому случиться, влюбился и к тому же заделал ребёнка. Все восприняли такое событие спокойно, с кем не бывает. Но граф пошёл дальше, и, спустя несколько лет, признал бастарда.

Императрица повернулась к Тави.

– Ты разрешил их всех убить?

– Что ты такое говоришь! – отшатнулся от неё муж. – Как тебе такое в голову могло прийти? Я о подробностях узнал только тогда, когда уже всё случилось. И уже хотел назначить расследование. Ведь было и без следствия ясно, что графскую чету отравили. Вот только кто в этом виноват и о причине отравления ничего понятно не было. Вот тогда и передал мне Чарли о должке. На него самого вышли с такой просьбой. Он и вовсе ничего о произошедшем не знал.

– И ты спустил всё на тормозах?

– А что бы ты сделала, когда тебе напоминают о долге, и обещают поддержать всем кланом при решении важного вопроса в Совете Лэров? Тут либо словом императора пожертвовать, либо жизнью одного ребёнка! Его я запретил искать и вредить ему. Как чувствовал. – и повернувшись к маркизу с угрозой спросил. – Были попытки убить беглецов?

– Да! Я и сам об этом не знал. Барон нанял тёмного эльфа и его банду. Известная личность была. Потом пропал куда-то. Он-то говорят и совершил покушение, в результате которого погиб родной дед по линии матери ребёнка. Ему тогда всего шестнадцать было. Но гонял он того эльфа по всему острову. Ушастому еле удалось от преследования оторваться, несмотря на то, что он маг был дипломированный. Пацан и всю остальную банду в одиночку порешил. Это я уже из рассказа самого графа узнал. Меня же пытали на предмет причастности в убийстве Его Величества.

– Пытали? – вскричал Тави.

– Не физически! Такие условия выставили, что согласиться на них было хуже, чем реально в руки ката попасть. Сделали предложение, от которого я отказаться не мог. И дали слово молчать об услышанном. В противовес предупредили, что предадут огласке о причастности императора в насильственной смене власти во владениях. Чем это может грозить, не мне вам говорить, Ваше Величество.

– Дали слово. – хмыкнул император. – А верить им то можно? Да и, что они этими признаниями могли бы сделать?

– Эх, Ваше Величество, я тоже так бы решил, если бы не личности графа и его людей!

Что-то такое проскочило в словах маркиза, что император не на шутку напрягся. Императрица впилась в глаза Чарли.

– Не тяни! Кто?

Маркиз ещё ниже опустил голову.

– Его Превосходительство господин Мартин, Верховный Магистр Ордена. Известная всем личность. А допрос вёл, вы будете очень удивлены, – и, увидев ошеломление на лицах правителей империи, добавил, – мальчик по имени Серж. Граф и сын будущего герцога Шапень. Именно ему принадлежало предложение о виде казни. И это ещё не всё. Меня он просто предложил повесить. И так всё обсказал в красках, что со мной дальше будет, сумев приплести сюда и организацию суда аристократами над бароном. Тогда бы не удалось удержать в тайне роль императора в этом деле. И пускай в ней ничего нет такого страшного и мерзкого, но если всё правильно подстроить, и подать информацию в нужном цвете, то взрыв негодования в среде дворян можно было бы ожидать с большой вероятностью. Казнь, придуманную Сержем, я видел из первых рядов. Даже поучаствовать смог, к счастью не до конца. Чтобы спасти детей и внуков, барону было предложено самостоятельно, самого себя насадить на кол. Чудовищное по жестокости наказание!

– Не может быть. – прошептал император.

– Может, Ваше Величество, когда десяток родных тебе людей с надеждой смотрят на тебя, в том числе и любимые внуки. Мартин пребывал в тихом бешенстве! Он, когда меня увидел, едва не зарубил сразу. Ему на руки бросились удельный граф и сын герцога Маринэва. Но от расправы меня бы это всё равно не спасло.

– Тебя и правда хотели казнить? – не поверила императрица.

– Это страшные люди, госпожа. Весь день они держали родственников на коленях на каменном настиле площади. Все родственники слышали дикие крики деда, который медленно насаживался на сучковатый кол. Боги, какой же это ужас! Две его невестки и одна из дочерей, тихо сошли с ума от ужаса происходящего. Это непередаваемый животный страх. Вечером барон был ещё жив, когда прямо напротив этого стонущего хрипящего от боли изваяния, оставшиеся родственники давали кабальную клятву верности графу. А потом.

Маркиз вытер рукавом текущие по щекам слёзы, и, всхлипнув, со страхом в голосе проговорил: – Маленький граф, который спокойно, и даже с интересом взирал на мучения барона, предложил поставить ещё один кол и усадить на него меня. Как он выразился, за императора всё-таки кто-то должен ответить! Так почему не подельник? Причём тоже заставили это делать самостоятельно. Боги! Я даже не помню как шёл к колу. Как перед взглядами женщин и детей оголялся и карабкался на постамент, с которого удобнее усаживаться на… – и зарыдал. – Я…. Делал это… Только, чтобы отвести беду от вас, Ваше Величество. Простите меня и мою слабость.

Тави подошёл к маркизу, поднял его с колен и обнял.

– Ну, всё! Спокойно, всё уже позади, дорогой друг, а с этими…

– Ничего ты им не сделаешь, император! – жёстко, чётко проговорила императрица. – Итак глупо погибло столько людей! Граф и его люди, жёны. И вот теперь свершилось возмездие. Кому ты собрался мстить? За что? Чарли перед тобой, а барон заслужил. Пускай и не такое чудовищное наказание. Мартин ясно дал понять, что прогибаться даже под тебя он не намерен. С ним надо дружить, и дружбе он верен. Как и своему слову. – и обращаясь к маркизу спросила: – Они выдвигали какие-то требования? Раз ты живой, то можно предположить, что тобой они воспользовались как гонцом!

Маркиз аккуратно высвободился из рук друга и с поклоном ответил: – Так и есть. С постамента меня сбил воздушный кулак, пущенный одним из магов. А после того, как я кое-как пришёл в себя и маломальски оделся, мне целую лекцию прочитал тихим голосом, почти шёпотом его Высокопревосходительство. Суть предупреждений. Да-да, именно предупреждений. Никаких пустых угроз не было. Вновь прошёлся он по последствиям не обдуманных возможных шагов императора. Как для него самого, так и для империи в целом. Упоминались многие имена, и герцогов и просто владетелей. Неожиданно Орден стал очень популярен в империи. И условием оставить всё как есть, он выдвинул создание ещё двух территориальных образований. Одного графства на месте проклятых земель, там, где проходит дорога в Ергонию. Там в тех землях восстановлены храмы их богини. А также к северу от этого места в горы. Туда, где вот уже не одно столетие не ступала нога человека. Для Вашего Величества эта уступка ничего стоить не будет, тем более ни о каком отделении от империи речи не идёт. Наоборот, мне вас очень нахваливали и клялись в преданности империи, ругая при этом немного строй. Всё-таки рабство они не приемлют.

– Но тем не менее клятву у родственников приняли. – усмехнулась императрица. На, что маркиз, только развёл руки в сторону.

– Теперь всё стало понятно! Только дорогой, а много ещё таких мелочей из твоей бурной молодости есть, о которых я ещё пока не знаю?

– Таких, уж точно больше нет. – Устало проговорил Тави. – Меня больше волнует теперь твой намеченный на завтра отъезд. Может, стоит его отменить?

Императрица на минутку задумалась.

– Нет! Я считаю, это будет ошибкой. В этой ситуации наоборот, надо показать, что мы не испугались, и готовы к сотрудничеству. Только вот насчёт оплаты похода. Думаю взять все расходы на себя, то есть на империю. И пускай, что у них денег хватает, но это их честно заработанные своей кровью деньги. И теперь вновь им придётся её проливать! И знаешь, дорогой. Мне, вдруг, показалось, что у Ергонии появляется неплохой шанс уцелеть, а у нас приобрести ещё земли с благодарным населением. И исходи теперь в своём планировании именно из такого развития событий. Уверена, коалиция в Ергонии умоется кровью, причём, хорошо так умоется. И наша задача выжать из такой ситуации максимум. Что касается тебя Чарли, – императрица подошла к маркизу, – я поражена твоей самоотверженностью. Самому согласиться на казнь ради друга, это дорогого стоит!

И с этими словами императрица поцеловала маркиза в губы. Таким, реальным поцелуем, вызвав на лице мужа изумление, а потом и испуг.

– Вот тебе награда! – сказала она рухнувшему на колени маркизу. – Ты едешь со мной. Собирайся. Представляю, как они все там удивятся, увидев тебя рядом со мной. А ты, дорогой, пока нас не будет, всё-таки продумай возможность оказания помощи Дранх. Не хочется терять таких союзников! Вероятность распада древней империи весьма высока, если исходить из имеющихся у нас данных. А пока, давайте-ка расходиться. Ты Чарли, приводи себя в порядок, а мы пока займёмся прощаниями. У нас ещё целая ночь впереди.


Глава четвёртая


– Так выглядят змеи, которых из людей сделали. – спокойно рассказывал я Тилу перспективы словесного недержания. – У тебя есть отличный шанс провести остаток жизни именно в таком виде! Заклинание я на тебя уже наложил. – прошёлся по нему я Исцелением первого уровня. Но зато теперь могу втирать ему в уши всё, что захочу. – Хоть одно слово лишнее об увиденном, и всё. Тело твоё начнёт сильно ломать, но кричать ты уже не сможешь. Пасть у тебя растягиваться начнёт, а голова сужаться, и звуки уже проходить не будут. Ноги с руками в тело втянутся, а из задницы начнёт расти большой хвост.

– Но ведь… Как же, господин маг! Но я же! Но мне же! А как же господин гном да орк? Меня же они наизнанку вывернут!

– Сказали за мной следить? – скривившись спросил я.

В принципе я где-то именно такого результата и ожидал, но в планах у меня ходить с хвостом к виноделу тогда не было.

– Да сразу и предупредили. – стоял передо мной бугай прямо на оживлённой улице, ковыряя носком сапога мостовую.

– И сказали проверить меня на излом? – поинтересовался я, вспомнив наше первое знакомство и его последствия для некоторых.

– Нет, что вы! Это мы уже сами. Уж простите, но видок у вас не ахти был. Клоп какой-то, а тут работать заставляет. Поймите нас правильно, но не воспротивиться мы не могли.

Понятно, что старые махинаторы и такой вариант рассматривали. И наверняка, его как раз, в качестве основного возможного варианта развития событий.

– Ладно. Говори всё как есть, только не до конца. О моём путешествии с четой виноделов не распространяйся. Так…, взяли с собой, доехали и ничего больше интересного не было. О Нансе ни слова. Я-то может и пощажу тебя, а он человек жуткий… – я сделал страшные глаза, вызвав этим сильный испуг на лице Тила.

– Сейчас пройдём по рынку. Хочу осмотреться, что тут бывает, и к товару прицениться. Ходишь рядом. Обращайся как всегда. И никакого мага, тем более господина. Понятно!

– А как же.

– Да мне всё равно. Я нещепетилен и сам простой человек такой же как ты. И Нику ни слова о наших сегодняшних похождениях. Уж поверь, ничего ещё не законченно на сегодня. Гуляем до обеда по рынку. На обед идём в «Девственницу».

– Ого! А пустят? – не на шутку испугался бугай.

– Ой, да кого там пугаться! Главное, чтобы было чем заплатить. А деньги у нас есть. К хозяйке с хозяином у меня разговор имеется. Да и господин Нерэй должен был о нас замолвить словечко. Ждут уже, пожалуй. Но сначала рынок.

Рынок и правда поражал своими размерами и количеством народа болтавшемся между всевозможных прилавков и ларьков. Меня больше интересовали места где можно было разжиться камнем. Причём не простым, а пригодным для поделок и скульптур. То, что я испытаю свои возможности в качестве скульптора, я уже говорил, но не стоит забывать и о том, что скоро золото, захваченное с собой, боюсь закончится. А жить в долг я не любитель. А потому…

– Посмотрите наши ткани. Они привезены с таинственного материка магов, где прекрасные наложницы своими нежными руками ткали эти воздушные накидки и платки. Поверьте, во всей империи вы не найдёте такого товара… – горланил парнишка моих лет в потёртых одеждах хватая за руки Тила.

Вот на кого в основном все внимание обращали.

Другой, не лучше выглядевший пацанёнок, орал во всё горло о лучших кожах непременно привезённых от ушастых.

Все, во что горазды, нахваливали свои товары, не жалея ни свои глотки, ни уши потенциальных покупателей.

Вот мелькнули приземистые, одетые в плотные кожи, бородатые представители народа гномов. Вот только это местные карлики, которые реально на полголовы меньше всё того же Дора. Но если честно сказать, тоже внушают невольное уважение своей мощью.

Так, похоже я нашёл, что искал. Но мне покупать сейчас ничего не надо. Уверен, что у Нерэя связи отлично налажены на этом рынке с теми же гномами. Да и Губ меня об этом предупреждал. Мне же хочется своими глазами увидеть весь спектр предложений. Может я сам чего интересного выберу.

Ага, заметили мой интерес. Вот только внимание обращают на моего сопровождающего, огромного детину, а вот ему-то как раз у гномов скучно. Непонятная ситуация для продавцов. Но, видя мой непоказной интерес, один из бородатых коротышек всё-таки заставил себя довольно учтиво поинтересоваться моей заинтересованностью их товаром.

– Мальчик подыскивает для себя что-то…

Всё-таки я не выгляжу бомжом. Кинжал на поясе неплохой, а гномы в первую очередь именно на качество оружия внимание обращают. Куртка из кожи монстрика. Тогу ученика по понятным причинам я не одевал. Да и нож, который составлял компанию кинжалу на моём поясе, тоже был далеко не прост, и гномы, конечно, это заметили. Бугай Тил по сравнению со мной выглядел как большой ребёнок.

– Моё почтение, уважаемый?

Гном усмехнулся в усы. Обычно к нелюдям в людских городах относились с большим подозрением, и тем более ни о каком уважении между посторонними обычно разговор не шёл. Нет, те кто уже знаком, конечно, в зависимости от веса в местном обществе могли рассчитывать и на толику учтивости. Но в основном в империи распинались в изысканной словесности при общении только с благородным сословием. И вдруг такая учтивость со стороны сопляка.

– Силестр Ульт к вашим услугам, маленький господин.

Я улыбнулся. Ага, маленький, да ещё и господин. Неплохо!

– Да вот мне стало интересно, что же такого необычного жители гор привезли в наш славный город. Мой знакомый гном, по имени Нерэй. – от прозвучавшего имени у гнома дёрнулся подбородок. Ага, значит знаком с нашим завскладом.

Продолжим.

– Недавно, буквально позавчера, по моей просьбе прикупал наверное у вас большие куски гранита.

Гном автоматически кивнул, видно находится в недоразумении от услышанного.

Гном, занимающий непростой пост в городе, и вдруг выполняет заказы какого пацана! А раз так…

– Какие-то претензии к товару, уважаемый господин? – учтивости в голосе нома добавилось в разы.

– Нет, что вы! Качество продукта выше всяких похвал! – гном заметно расслабился после моих комплиментов его товару. – Но меня теперь, ввиду того, что качество у вас прекрасное, заинтересовала возможность покупки поистине редких камней. Я ведь не местный. Да и раньше не приходилось интересоваться такими вопросоми как покупка различных видов даров земли. Вот и прошу провести мне небольшую экскурсию по вашим закромам. Может я что-нибудь и закажу господину Нерэй у вас. Но хотелось бы вести предметный разговор, а не покупать товар ни разу не видя его в глаза.

Гном окинул меня задумчивым взглядом. Потом перевёл взгляд на Тила, который во время нашего с ним монолога молчал как рыба. Ага, видно сделал правильные выводы коротышка. Понял, что громила мой сопровождающий, и пунктик в шкале уважения буквально бздинькнул у него в глазах в сторону его несомненного повышения. Улыбка на лице и почтительный взгляд на потенциального богатого покупателя. Видно гранитные глыбы очень неплохо пошли.

– Что именно интересует маленького мастера?

Я вскинул вопросительно бровь. Научился, пускай и не так хорошо пока.

– Ваш поставщик обмолвился в двух словах, что для оборудования поместья покупает дорогой камень, да ещё в таких больших формах куски прикупил. – развёл руки гном в стороны.

Я хмыкнул. Похоже меня сдали! Или это я сам себя, не желая того, сдал!

– Мне бы хотелось просто посмотреть какие есть у вас камни. Пощупать их. Было бы неплохо если бы были для образца шлифованные кусочки камней.

Гном удивлённо смотрит на меня.

Я усмехнулся. Подкинуть что ли коротышкам маркетинговый ход?

– Уважаемый Силестр! Представьте себе витрину, на которой установлены десятки небольших, качественно отшлифованных одинакового размера кусочков камней разного вида и цвета. Представили?

Гном неуверенно кивнул.

– А теперь представьте реакцию покупателя. Богатого покупателя, который, например, присматривает каким именно камнем отделать ему фасад загородного дома. Как думаете, ему проще будет сделать свой выбор? Можно и продавать такие шлифованные плиты, а устанавливать их на стены домов или на пол с помощью клеевой смеси или магии.

– Магии? – не понял гном.

Видимо поторопился я. У них видно не распространено или они и вовсе не знают о таком способе строительства. Всё-таки наработки семьи Дора очень ценное приобретение, которое мне удалось изучить пускай пока и не в полном объёме.

– Ну, я так думаю. Ведь есть у магов в их закромах заклинания или плетения, позволяющие разным породам камня прирастать друг другу. Сразу уменьшится стоимость строительства в разы. Для покупателей этот метод установки камня будет очень экономным. А вы, те же каменные блоки, которые продавали довольно таки редко и втридорога, теперь, распилив их на небольшие плиты, продадите по той же цене, что и раньше продавали блоки, только нескольким покупателям, быстрее, больше и чаще. Поверьте, от плит вы получите денег ещё больше чем продавая куски породы блоками.

– Но мы никогда не продавали плитами! – удивлённый полученными откровениями, задумчиво произнёс гном – Какая порода размером получалась, такую и старались продать. А по месту потом их просто подгоняли мастера. Все так делают! – замялся гном.

– В этом и основная ошибка. Установите определённые размеры для блоков и плит. Это будет очень удобно потенциальному покупателю, а для вас дополнительный заработок.

Гном уважительно посмотрел на меня.

– У господина Нерэй и так высокая скидка, но с сегодняшнего дня для него и для вас она ровно в половину стоимости товара. Я оценил вашу задумку. Это прекрасный способ привлечь к себе внимание покупателей, и не только с толстым кошельком. А также прижать конкурентов. Привлеку молодёжь, которая вечно ищет работу… – начал строить планы гном вслух, но потом видно вспомнил обо мне и что я у него просил.

– Пойдёмте, господин. Своего сопровождающего можете оставить здесь. Нечего ему за нами по пятам без толку бродить. Отдыхай парень, а твоего визави мы и сами в состоянии защитить, если потребуется.

На наглой роже Тила появилось ехидное выражение. Мол, кто кого там ещё защищать будет, что не укрылось от опытного гнома.

Хмыкнув что-то себе под нос и проворчав на языке предков, рукой сделал приглашающий жест.

Закрома гнома впечатляли!

Оставаясь верными себе, гномы, не мудрствуя особо, просто под небольшой хибаркой вырыли пещеру. И сделали там себе склад. Вот не уверен, что кто-то из руководства города в курсе о проведённых подземных работах, а также, что мне показали все подземные помещения. Но и то, что мне удалось увидеть, впечатлило.

Чего там только не было! Каких только пород камней не запасено в подземном складе! Вот только как я и говорил, постичь всю красоту камня, из предложенных мне на обозрение образцов, было невозможно. Кусков куча, вот только как камни будут выглядеть в отшлифованном виде понять не получалось.

О чём я расстроено и сказал сопровождающему меня гному. В конце концов договорились, что как только будет готов постамент с отшлифованными образцами, так сразу же пригласят посмотреть и меня.

Пускай я и не смог увидеть всё, что хотел, но времени под землёй провёл достаточно, чтобы и замёрзнуть, и проголодаться. Больше шарахаться по рынку желания не было. Что хотел, я уже увидел, хоть и не в полном объёме. Больше меня на рынке ничего не держало. Я достаточно погулял на нём, как и под ним, и теперь мы с Тилом целенаправленно направлялись в сторону единственной знакомой мне по первому посещению таверне. Там я планировал как поесть, так и договориться о будущем банкете, а также, кто его знает, и о «сладком» узнать поподробней из первых уст.

Я взглядом проводил симпотную девушку, спешащую за покупками на рынок.

Ох, горе мне, горе! Молодому лоботрясу. Ведь реально хочется уже. И я, с надеждой на предстоящую встречу, прибавил шагу. Тил только рад был этому. Этот проглот постоянно есть хочет. И это неудивительно, глядя на его габариты и силу.

Вот и знакомое заведение под интересной, так и не подновившейся вывеской.

Толчок в дверь, и меня едва не сносит в сторону. Вовремя успел среагировать Тил, за шкварник отдёрнув меня от двери. А там уже стояла громадина, которая смачно ругалась и грозилась кому-то в проём двери. Собеседника видно не было, а вот как какая-то дама поносила выбившего дверь телом посетителя, слышно было прекрасно.

– Ты уже третий раз сюда приходишь. Как тебе бестолочи ещё объяснять, что халява закончилась. Пока ты работал вышибалой, мы ещё смотрели сквозь пальцы на твои проделки. А теперь говорю коротко и ясно в последний раз. Тронешь ещё раз моих девчонок, отрежу причандалы. Ты меня понял?

Бугаина глумливо исказив голос ответил.

– Ой! Да ты за своим коротышкой, мелюзга, смотри. Вот кому пора кое-что отрезать. Всех девок в округе, уродец, перепортил. А тебе, я смотрю, хоть бы что! Да и понять его можно. С такой дурой, это ж надо постараться столько лет прожить и с ума не свихнутьс…

Договорить парень не успел. В косяк, рядом с его головой, воткнулся кинжал.

Парень отскочил назад, но не дал двери закрыться.

– Ах ты, курва! Ну, погоди! – верзила выхватил откуда-то из-за спины огромного вида тесак и попытался ринуться в проём.

Именно в этот момент я решил вмешаться, поняв кто является оппонентом верзилы.

Плетение контроля от Святых Отцов прервало движение парня, не успел он и дёрнуться вперёд. С «Параличом» в моём исполнении трудно тягаться не имея специальной защиты от магии Святого Порога. И в то же мгновение у него в глазнице появилась рукоятка кинжала. И секунды не прошло, как на открытую угрозу точным убийственным броском ответила хозяйка таверны.

Я мгновенно развеял плетение и тело рухнуло на грязный замызганный пол большого крыльца таверны.

– Вот так мы и поели. – медленно сдавая спиной назад, прошептал трясущимися губами Тил.


***


– Ты что туда стругаешь? Ты все продукты перепортишь.

Хозяин таверны, и по совместительству друг Губа и гнома из школы магии, таращил в ужасе на меня глаза. А я, наслаждаясь самим процессом, кромсал, вы не поверите, простой новогодний Оливье.

Рядом Тил взбивал невиданный в этом мире первый майонез.

Спор я всё равно выиграю, пускай и полностью потеряю сегодняшний день, но вот задорная улыбка жены канна меня очень подзадоривала.

Гремучая смесь: мозги пятидесятилетнего мужика и тело юного пацана. Вот так меня тут колбасит.

Происшествие с бывшим вышибалой было быстро урегулировано прибывшими стражниками. То, что мужик угрожал уважаемой трактирщице, слышали и видели многие, в том числе и мы. Хозяева заведения заплатили только пошлину на погребение и всё.

Я был в шоке! Так просто убили человека, ни за что ни про что, и всё шито крыто. Схватился за оружие и угрожал в чужом доме – отвечай. И наказание обычно именно такое, какое нам с Тилом пришлось лицезреть в первых рядах зрителей, и даже немного поучаствовать в этом представлении. Кстати, дама почувствовала магию и то, что она была направлена на её противника. Забавная девчонка, хотя какая она девчонка, у неё трое детей. Но выглядит она максимум на четырнадцать лет.

Встречал я и раньше на земле таких малышек. Смотришь, школьница идёт, а эта школьница уже завуч в той школе, которую тридцать лет назад заканчивал. А по фигурке и по мордашке и не дашь даме её лет. Ухаживает за собой и следит. И обычно у таких дам любовников и ухажёров хоть отбавляй. Не зря однажды сказали, что маленькие женщины созданы для большой любви!

Никто, наверное, кроме меня и Тила не был шокирован произошедшим. Как выразилась Синди: – Это хорошо, что мужа в этот момент в таверне не было, а то бы на куски порезал засранца.

А всего-то и проблема была, что бывший работник сох по одной из работниц таверны. Но, увы, не умел вести себя, и уж сильно он уверовал в свою мощь и неуязвимость. Синди, кстати, очень осторожно поблагодарила меня за помощь, стоило нам только преступить порог таверны, несмотря на умоляющие взгляды Тила. Чего уж там, испугался парень, а страх и аппетита его лишил. Лишил, но только на время. Своё он, как я понял, всегда возьмёт, притом с огромными процентами. Что он и доказал впоследствии.

Синди, после того как удалось отбиться от стражи, прибрать на входе, и успокоить девиц, вплотную взялась за меня, и развлекала пока не появился номинальный хозяин. Но и пока его не было я многое успел решить.

Во-первых, договорился о проведении в стенах таверны, в ближайший выходной, банкета. Огорошил её тем, что лучший винодел города предоставит им на мой праздник неограниченный кредит на приобретение своей продукции. Поставит вино на свой вкус и «Огнёвку» для уважаемого гнома. Женщина мужественно приняла известие о том, что и сам, непоследний оказывается человек в городе, со своей супружницей посетит банкет, если уважаемые хозяева будут не против. Против, естественно, никто не был. Только было поставлено условие, что я лично буду представлять незнакомых прежде между собой Зевра с женой и Губа с Нерэем. Синди возбудилась только от одной идеи получить эксклюзивное право на продажу вина из одного погребка, из которого черпает сам император с императрицей и полстолицы аристократов.

Вот тогда я и понял, что меня так смущало в гостях у четы.

Дом. Дом с целый квартал! Ведь больше я ничего подобного не видел. Была, конечно, ратуша, не говоря о резиденции наместника, бургграфа, но вот так, в частном владении, практически в центре города, и такой дом… Однако!

Но тогда меня больше волновал совсем не этот момент. Ведь мадам реально учуяла магическое влияние и правильно распознала его направление. Вот так номер! Мало того, что сама является ходячим детектором по разным направлениям, так ещё и просто потоки магии безошибочно определяет. Я не я, если она не была основным детектором у наёмников, который точно определял среди противника магов и потом по ним в первую очередь и наносился удар.

А ведь она к тому же поняла и что за плетение я применил! Вот это я встрял!

Сдаст герцогине как «пить дать», тем более магия Святого Порога считается очень закрытой и просто так её не изучить. Раньше ведь я не задумываясь применял такие заклинания, а тут неожиданно нарвался на ходячий феномен. Только не пойму, почему такой нужный специалист официально не работает на СБ империи или хотя бы на то же СБ герцогства? Хотя кто сказал, что не работают они все вместе! Да ещё и под прикрытием! Вот только какой смысл в такой конспирации? Странно разбрасываться такими экземплярами и давать такому таланту осесть в простой таверне и прожигать тут свою жизнь, следя за мужем и тут же наставляя в отместку ему рога. Странно!

Но, в данный момент, меня просто в наглую соблазняют. И, главное, мадам совершенно не смущает мой невинный возраст, хотя с оружием я смотрюсь очень даже ничего, и по-взрослому серьёзно.

– С вином мы определились, – придвинулась ко мне мадам с физиономией девочки. Под столом, как бы нечаянно касается моей ноги своей коленкой. Улыбнулась зовуще, – но вот мне тут на днях Губ все уши прожужжал про какие-то Ш-Шаш-лы-ки. – по слогам сказала женщина, лукаво поглядывая на меня. – Губ был в полном восторге. И сказал, что именно ты его ими угощал!

Так, похоже не только Тил словесным невоздержанием страдает.

– И меня тоже! – словно в унисон моим мыслям, шепелявя набитым ртом, прошамкал Тил. – Отличное блюдо. Единственный его недостаток… – я удивлённо вместе с Синди смотрел на серьёзную жующую физиономию парня. – Оно слишком быстро заканчивается! – припечатал Тил. – Прилёг с вечера отдохнуть, чтобы утром рано первым проснуться, и что вы думаете? – спросил он красавицу.

– И что? – задала она закономерный вопрос.

– А ни кусочка не нашёл! Эти проглоты, под вино, все запасы съели.

Женщина задорно рассмеялась, при этом как бы ненароком приобняла меня за плечи. Ох уж мне эти её приёмчики! Да, я уже почти готов на подвиги! Но, слава богам, сделать последний шаг к наслаждению не дало появление мужа трактирщицы.

С появлением на арене мужа проказница и не подумала вести себя менее провокационно, а как бы и вовсе не наоборот.

Если в начале нашего разговора она хотя бы придерживалась хоть какого-то приличия, то на глазах муженька она и вовсе распоясалась. Не пойму, то ли меня решила таким образом проверить, то ли провоцировала на скандал мужа.

Но ни того ни другого не добилась. Канн вошёл в наш разговор легко, с юмором и с деловыми предложениями. Во-первых, сразу предложил к дате банкета соорудить на внутреннем дворе заведения беседку, как у моего нынешнего дома. А на моё уточнение, что с нами присутствует основной специалист, принимавший непосредственное участие в строительстве в школе, тут же с Тилом убежал осматривать подходящее место для строительства.

Ладошка женщины ласково гладила мне коленку. Глаза с упрёком смотрели на моё тупое выражение лица и как бы спрашивали, что с тобой соколик, чего так притворяешься. Вот только разговор шёл совсем на другую тему.

– Ну, с мясом мы разобрались. Сейчас муж подойдёт, сходим на кухню и прикинем, что для твоего мяса надо. А чего бы ещё твоей душеньке хотелось? – двусмысленно спросила проказница.

Чего хотелось, чего хотелось! Разложить бы тебя прям на этом столе, вот чего бы хотелось! Но не место и не время таким мыслям. Что-то непонятное с семейкой! Уж больно провокационно ведёт себя женщина. Не к добру такое вольное поведение! Чего бы такое спросить её, чтобы хоть на мгновение сбить её боевой сексуальный настрой.

Я задумался. Вот что интересно, сколько путешествуем, а как таковых салатов ни в одной таверне не видел.

– Такой вопрос, уважаемая. А салаты, вы не делаете?

Попал. Даже ладошка с моей коленки пропала.

– СА-ЛА-ТЫ!!! – растянула на слоги незнакомое слово женщина, словно смакуя его на вкус. – А что это такое?

Тут уже я завис.

Как ей объяснить необъяснимое. Легче показать. Что я и предложил красавице.

– Мне сложно так на словах объяснить это. Просто, на моей родине, такая пища довольно распространённое блюдо. Даже не блюдо, а целый набор блюд. И их количество определяется. только полётом фантазии, объёмом и разнообразием продуктов. Если можно, то я бы лучше один раз показал.

Удивление, неверие на лице женщины. Потом лукавый взгляд сменился деловым.

– А почему бы и нет, идём!

Мы, под любопытными взглядами девчонок-официанток, поднялись из-за стола, за которым и проходил наш обед, и двинулись, к разочарованию наблюдавших, не наверх в апартаменты, а направились на кухню таверны.

Ну что сказать? Средневековая кухня – это и есть средневековая кухня! Очаг. Пара больших столов, и, как результат, полная антисанитария и грязь.

– Во-первых, сударыня, а чего это у вас так грязно? – не удержался я от вопроса. – Неудивительно, что у вас во дворе целых два сортира. После вашей стряпни, видно, очередь выстраивается в такие заведения.

Всё, полностью сбил у неё фривольное настроение.

Она вопросительно посмотрела на меня.

– Грязь – это основная причина всех заболеваний. В вашем случае всяких отравлений и заболеваний живота и желудка.

Синди весьма скептически посмотрела на меня.

– Мы сюда никого на пускаем из посетителей. – попыталась защититься женщина.

– Ну, естественно! Если бы кто увидел в каких условиях им готовят еду, то сбежали бы отсюда быстрее собственного крика. Пускай не все, – быстро добавил я, – но приличная публика вся, в своём большинстве.

Синди задумчиво скривила свои аппетитные губки.

– Вы хотите… -перешла она неожиданно на Вы. – Чтобы кухня была так устроена, как в замках настоящих господ? – спросила она.

– Не был в замках настоящих господ! – передразнил я её, придав интонации её голоса. – Но вот держать тут относительный порядок и чистоту, основополагающее решение.

А сам подумал о том, что творится на кухне в школе. Вряд ли там что-то лучше, чем здесь устроено! Тем более помня, какая еда выходит из рук школьных поваров, и, особенно, её вкус и качество. Однозначно, надо переходить на отдельное питание.

– Ладно, с этим разберёмся! – недовольная моей критикой её детища проговорила мадам. – Может приступим к тому зачем мы сюда и пришли?

А голосок-то у неё и металлические нотки умеет выводить. Но меня таким наездом не сбить с боевого настроя.

Я покачал отрицательно головой.

– Пока не наведут тут порядок, я в этой грязи ничего делать не собираюсь. Давайте сделаем так. Вы сейчас нагоните сюда работников, а я им объясню что и как делать. Мы же пока займёмся подготовкой мяса к приготовлению, проведём ревизию продуктов в вашей каптёрке. Она ведь у вас есть?

– Естественно! – прошептала поражённая моим напором Синди, и вдруг ещё ближе приблизилась, буквально прижавшись своим бедром к моей ноге.

Упс! Однако похоже дама возбудилась! С чего бы такой неоднозначный результат? Я ведь вроде своими спичами совсем другого добивался, а тут, ты только на неё посмотри! А в ментальном плане у неё похоже состояние близкое к обожанию, только этого мне не хватало! Но отступать поздно.

– Итак, где работники?

А потом полчаса инструктаж помощников и расстановка их по работам. Проверка всего инструмента из кухонной утвари и принадлежностей. Заказал плотнику, вызванному Синди по моему требованию, разделочные доски из сухого плотного дерева. Нарисовал эскизы требуемого и строго потребовал неукоснительного точного выполнения и выдержки размеров. Подумать только, на чём они тут работают. Да прямо на столах! Ужас.

Пару человек поставил отчищать и отскабливать столешницы столов. Мог, конечно, по-быстрому и сам шлифануть, но зачем без нужды палиться со своими умениями.

Потом уединились с Синди в каптёрке, где хранились все запасы продуктов. Пресёк поползновения к моему телу со стороны мадам, ну не люблю я грязные и некомфортабельные места для занятия сексом. Так прямо и заявил женщине, что заниматься любовью в свинарнике как-то не привык. Чем, к своему удивлению, вызвал у неё в душе очередной всплеск обожания. Нет, с этим надо что-то делать.

– У тебя Синди, смотрю, мяса тут много. Может попробуем не только для себя сделать шашлыки, но и на продажу?

И снова деловая жилка в женщине перебила её лядскую натуру. А ведь хороша зараза.

– И не только с мясом. – согласилась она. – твои блюда, эти салаты! – вновь по слогам произнесла незнакомое слово. – Пускай посетители и будут судьями твоей новой, незнакомой для местных еде.

И вот теперь, в отодраенной кухне таверны, я трачу время на налаживание отношений с нужными персонажами. Трактирщица и её муж довольно уважаемые разумные в городе. И убийство бывшего буйного вышибалы, и последующее общение со стражей, только убедило меня в этом. И держать таких городских жителей у себя в друзьях, дорогого стоит. Тем более канн…

Когда они с Тилом наконец-то появились на кухне, у нас уже во всю кипела работа. Я пообещал Синди чуть позже заказать у гнома пару мясорубок и научить её делать пельмени и хинкали. А также научить готовить её Хаш. К своему ужасу узнал, что ноги свиней и крупного рогатого скота просто выбрасывают, или скармливают собакам и другим зубастым питомцам, которых в этом мире весьма большое количество разновидностей.

Планов громадье! Но на банкет будет только шашлык, плов, салаты и что-нибудь из местного.

Теперь Тил, используя свою недюжинную силу, занимается взбиванием майонеза под удивлённым взглядом канна, а Синди просто за мной ведёт записи. Наконец-то занялась чем-то нужным и прекратила свои неуместные приставания.

Я же на новой доске, вернее не новой в кухне, а новой вообще, потому что до меня тут её и не было, кромсаю ветчину для Оливье. Бедный француз, и тут теперь будут его имя перефразировать во всех ракурсах. Надеюсь, не научу местных спать в нём.

Канн нежно и тонко кромсает со штатными поварами овощи. В планах простые овощные салаты, а также некоторые повара уже перешли на рыбные продукты. Вот тут я в своей стихии! Я и раньше очень любил готовить.

В зале и на улице на входе небольшие плакатики развесили. Рекламу ещё никто не отменял. Идею Синди сразу подхватила и пара пацанов понеслась в разные районы города с похожими плакатами, которые сама же Синди и накатала на плотной бумаге довольно больших размеров под мою диктовку. Таланта художника ей не занимать, и вот уже очередной рисованный баннер понёсся, обретя мальчишеские ноги, в сторону городского рынка.

Хозяева оказались легки на подъём и с энтузиазмом восприняли предложенные новшества. Никаких споров и обсуждений. Верят, надеются и любопытно им, что же из всей этой моей затеи выйдет. Если наш блин первым комом не станет, то представляю какой фурор вызовут новые блюда! Хотя и в моём родном мире, те же пельмени, для америкосов и корейцев были экзотическим блюдом и особой радости при первой дегустации не вызывали. Как они их там называли. Фрикадельки в тесте!

– Я удивлён, что у вас нет в продаже крепких спиртных напитков. – говорил я. – На моей родине именно такие салаты идут под напитки типа «Огнёвки» гномов. Но «Огнёвка» уж больно сивухой отдаёт, а вот благородные напитки, говорят, больше клопами пахнут. Вот только я так и не понял, как эти насекомые пахнут на самом деле. Вино тоже прекрасно впишется в будущее меню, но желательно чтобы оно было достойного качества. Понимаю, что для многих оно не по карману будет, но если те же аристо станут воспринимать ваше заведение как своё, то и денег вы намного больше будете зарабатывать. И если вдруг будет случаться аншлаг, то чтобы отсеять менее платёжеспособную публику, стоит ввести платный вход, особенно в вечернее время. Например, пару серебряных пятаков с человека только за вход. Сразу же отсеются нежелательные элементы, и публика станет более пристойная, хотя и не обязательно. У бандитов тоже деньги имеются, и погулять они любят.

– С входными деньгами понятно. В столице такое распространено, особенно в кварталах, где проживают аристократы. – согласилась со мной Синди.

Таверна закрылась на пару часов перед вечером. Я настоял, что надо бы и в обеденном зале навести порядок. Притом капитальный. Драили и полы и стены. Очищали и шлифовали столешницы столов, а Синди и вовсе отправила одного из своих экономов на рынок прикупить новых скатертей, причём на все столы. Моя идея с цветами пока поддержки у народа не вызвала. Но заметку Синди всё-таки в своём гроссбухе сделала.

Мясо для шашлыка уже замариновалось. И первую партию уже Синди с Тилом пробуют. Съел и я кусочек. Бесподобно, но это от того, что мясо свежее и вино подобрано с небольшой кислинкой и не перебивает вкус мяса. Но всё равно, отлично получилось.

Оставаться на открытие я не стал. Готовка салатов встала на конвейер, мясо тоже готовится и томится на углях. Что же, результат мне завтра сообщат, потому что канн попросил Тила передать старикам, что ждёт их сегодня в гости. И самое интересное, попросили пригласить от моего имени и Зевра с Мадлен, так сказать познакомиться. Видно, канн решил не откладывать более плотное знакомство с известным виноделом на выходные.

Пришлось отправлять Тила с запиской. Когда он исполнил обязанности посыльного, под немного обиженным взглядом малолетне выглядевшей женщины, я засобирался домой.

– Дела не ждут, уважаемый Корн, а у меня их воз и маленькая тележка. Всё для организации банкета на выходные готово. С поставкой вина вы и сами всё обсудите, и моё присутствие совсем необязательно. Губа с Нерэем мы предупредим. Да и Тил с другом прибудут. Всё-таки им за эти оставшиеся дни у вас и беседку делать и мангал устанавливать, который ещё и изготовить надо как и требуемое количество шампуров. А меня, увы, и свои дела ждут. До свидания!

И под разочарованным взглядом красавицы я вместе с Тилом убыл в школу.

Сообщению о том, что их ждут в гости, Губ с каптёрщиком очень обрадовались и нехило воодушевились. Особенно гном, потому что Тил ему всё-таки проговорился, что его в таверне, наверняка, будет ожидать древний бочонок «Огнёвки», которую поставил по просьбе Гури его знакомый винодел.

Отрезать за болтовню Тилу язык я не стал. Ну, недержание у него, да и ничего запрещённого он так и не сказал. Ведь что-то он должен был докладывать своим кураторам, так пускай хоть «Огнёвкой» боевое состояние гнома немного собьёт.

Дома я до самой глубокой ночи наводил марафет. Что вы, никакого наркотика вроде кокаина! Всего лишь порядок наводил. Все видимые недочёты исправлял, особенно в помещениях, предназначенных для общего пользования. А вот в кабинет, спальню, подсобные помещения, с залами для мастерской и предназначенными для занятий спортом и боевыми искусствами, доступ для всех без исключения будет закрыт.

Стены между помещениями я поднимал самостоятельно. Ник с Тилом без какого бы то ни было раствора составляли из отшлифованных мной камней стены с облицовкой, а по вечерам, я в одиночку с помощью магии и наработок родственников Дора сплавлял их в одно целое. Получалось быстро и красиво. Вот только каждый вечер я ложился спать полностью опустошённый в магическом плане.

Затем шлифовка стен до блеска и новые помещения готовы. При этом, на расчерченные силуэты на полу помещений предварительно заносилась мебель. Единственно, в зале для тренировок я ещё не приступал к выравниванию пола, но зато уже успел заказать с десяток толстых ковров для его застилки. Заказал ковры и в спальню и в кабинет. Гостиная обошлась и старой ковровой дорожкой, которую подогнал гном. Так уж получалось, что все помещения у меня в моём жилище, будут иметь на полах ковровое покрытие, и можно будет бегать по дому босиком или в одних носках. Но и тапочки я ещё потом себе сделаю новые.

Ванная получилась просто на загляденье. Огромная каменная ванна, отшлифованные стены, замутнённое стекло на окнах. Заказал ещё гному несколько приспособлений для установки их на стены. Причём запросил, чтобы всё было выполнено из серебра или стали, но обязательно с серебряным напылением. Эскизов нарисовал около сотни для всего дома и потратил на этот заказ почти половину своих наличных средств. Так что, в скором времени, вопрос заработка встанет с новой силой.

Вот практически и закончен в рекордные сроки нехилый ремонт. Останется оборудовать мастерскую, лабораторию и зал с подсобными помещениями. Рисую по вечерам, когда отдыхаю после праведных трудов, эскизы для сборных шкафов, стеллажей и полочек для оборудования кладовой, морозильной и всего другого. В тренажёрный зал планирую установить настенный турник и брусья, а также попробую сделать многофункциональный тренажёрный комплекс, благо гномы знакомые у меня есть и тонкие тросики они плести умеют.

Заказал могучим коротышкам и заготовки под светильники, и тоже по своим чертежам. Магическую начинку делать буду самостоятельно. Придётся палиться перед гномом с орком, но покупать готовые в городе… Нет уж увольте. Уж больно дорогие они получатся, да и светят, если честно, так себе. Вот и первая намётка с чего можно деньжат поиметь, поэтому и заказал с большим запасом, куда оставшаяся часть денег и ушла.

И вот теперь я почти на мели. Хватит в притык, чтобы прожить самостоятельно питаясь в течение месяца. А там глядишь и Хэрн подъедет.

Сразу после памятного посещения таверны, я на следующее утро попросил сопровождавших меня парней провести меня на местную кухню. Как и предполагалось, антисанитария и грязь там царили страшные. После этого я зарёкся питаться со всеми в общей столовой.

Результат моего выступления, в качестве антикризисного менеджера в таверне, превзошёл все самые смелые ожидания.

В первый же вечер, ввиду необычности проведённой рекламной акции, народу набилось в таверну под завязку, ещё и до самого утра подходили желающие. Канн с Синди с ног сбились всех устраивая, а повара за одну ночь уничтожили месячные запасы продуктов, и в первую очередь мяса и ветчины с куриными яйцами. Как и предполагалось, все блюда, заправленные необычным соусом, а именно майонезом, имели дикий эффект. И хозяева предупредили поваров и работников кухни, что они с ними сделают, если тайна изготовления соусов уйдёт на сторону. Ведь я и кетчуп или что-то его напоминающее изготовить тогда успел. Благо, овощей похожих на помидоры хватало. Оливье был самым востребованным блюдом и впервые всем посетителям было объявлено, что с этого вечера, всё спиртное будет поставляться из известного всей Империи винного дома Зевра. Также объявили, что с завтрашнего дня вводится плата за вечернее и ночное посещение таверны, а также за предварительный заказ столиков на вечерние посиделки. Скидку имеют только жильцы, поселившиеся в гостинице при таверне. Как и ожидалось, многие аристократы решили посетить будущий ресторан и попробовать новые разрекламированные блюда, а вот с развлекательной программой не задалось.

Вот тогда и сдал меня Губ. Нехотя рассказав, что никогда не слышал более прекрасных песен, пускай и на непонятном языке, что даже ушастые со своими слащавыми голосами не стояли рядом с моим мастерством, хотя я использую в качестве инструмента древнее изделие мастеров перворождённых.

В общем, уже на следующий день была попытка вырвать меня вечером из школы, на что я ответил категорическим нет. У меня и своих дел хватало, но пообещал, в качестве извинений, что на своём банкете обязательно порадую их своими песнями в собственном исполнении.

Вот так постепенно и заканчивалось время, предоставленное руководством школы для моего обустройства.

Завтра первый выходной на который и назначен банкет. А в понедельник, по-земному, у меня первый как рабочий, так и учебный день. И что он мне принесёт, кроме, надеюсь долгожданных знаний, не может предположить никто.


***


Какое счастье, что я «Огнёвку» не пил!

Наступившее воскресенье я встречал, к счастью, в своей кровати. Сабантуй, в субботу, начался ещё в школе.

Всем было интересно, что же у меня получилось. Но из приглашённых были только орк с гномом и парни, которые у меня работали. Сидели вначале в гостиной. Как я и предупредил, в остальные комнаты своего дома я никого пускать не собирался. Но и того, что увидели гости, им на много хватило. Особенно впечатлил орка туалет, который он тут же и опробовал. К счастью, в ванную комнату у них доступа не было, а то и в ванну бы, бесцеремонный серый, залез.

Гном же, как мастер, обратил внимание именно на магические приблуды, которых было достаточное количество. Понравились гному и игры, в особенности шахматный столик. Всё-таки нашёл я время, средства и материал, чтобы сделать один пробный экземпляр.

Светильники поразили всех. На вопрос Губа, где брал, гном только криво скривился, сказав, что сам ведь привозил заготовки сюда, а теперь смотри ж ты, уже светят и, главное, как светят!

Гном очень внимательно тогда окинул меня взглядом. А чего уже скрываться, гном в отличие от того же орка о моих возможностях намного больше знал, конечно, при условии, что не поделился информацией с другом.

– Хоромы! Мало кто из благородных не согласился бы здесь жить! – сказал Губ.

– Скажешь тоже! – усмехнулся гном. – Наши малолетние ученики, с родословной с хвост дракона, как живут в школе? Одна комнатка на двоих или на одного, если повезло спугнуть соседа из простолюдинов. А тут настоящие хоромы. Вот удивятся магистр и директор школы.

– Но говорить то им необязательно! – сказал я.

– Это ты так думаешь! – хмыкнул гном. – А нас они, и тебя в том числе, и спрашивать не будут. Единственно почему они уже сейчас не спешат утолить своё любопытство – простой стыд. Ведь тебя сюда прописали от безысходности! Они буквально расписались в своей неспособности разместить представителя одного из сильнейших кланов империи в нормальных условиях боясь стычек между учениками. Ведь так и есть на самом деле! Кстати, до меня дошли слухи, что герцогиня очень разгневана тем, как один знакомый мне, типа простолюдин, – ехидно изменил голос гном на простолюдине, – и к тому же работник школы, а по совместительству и ученик, почти оскорбил её любимую дочурку. Правда, архимагу удалось предоставить более полную информацию хозяйке школы, и в итоге головомойку получила как раз обиженная доченька. Так что к тебе счёт со стороны будущей наследницы Великого герцогства только вырос. Жди в ближайшее время провокаций со стороны её приближённых из состава её личной свиты. Ты перестал ходить в столовую, а ведь именно там они тебя и поджидают, делая это как будто прогуливаются после приёма пищи. В начале учёбы тебе придётся часто пересекаться с этими оболтусами, поэтому прошу, будь по внимательнее, и не прибей никого по неосторожности. И ни в коем случае не пользуйся мечом или кинжалами. Ты как полноправный наёмник будешь считаться вне закона, если в процессе конфликта кого-нибудь прирежешь. Поверь, даже тот факт, что не ты являешься зачинщиком ссоры, тебя не спасёт. В идеале, и вовсе старайся избегать острых углов в общении, при невозможности это сделать, действовать только кулаками или на крайний случай палкой или чем-то обязательно деревянным. Очень похоже на то, что юные дарования только и ищут какую-нибудь возможность досадить тебе. Больше проводи время лучше в библиотеке. Там хоть один архивариус обитает, хотя он тоже далеко не подарок. Очень много с ним непонятностей связано. Не зря же его лично арихимаг курирует, и даже у магистра нет данных на этого человека, если это и вовсе человек. Я слышал ты и с ним умудрился отношения подпортить. Да у тебя талант жить на ножах с людьми, которые в разы сильнее тебя и знатнее. Не знаю, что там у тебя с этой малолетней пигалицей, но с архивариусом постановка ситуации неправильная. Боюсь, что стычку с ним, тебе не пережить.

Вот тут я по-настоящему испугался. Что-то все об этом бумажном черве всякие небылицы рассказывают, а, как известно, не бывает дыма без огня, а значит я очередной раз в глубокой оппе. Ну как же мне везёт! Ведь на ровном месте вляпался!

Но будем решать проблемы по мере их поступления. С библиотекарем мне сталкиваться в один и тот же день как и с остальными учениками. Но решение этих проблем оставим на понедельник, а пока отдыхать.

Фуршет, устроенный мной в своём новом пристанище, завершили быстро. Старики были удовлетворены: и выпить успели и утолить своё любопытство. Правда, я им его ещё больше распалил, не пустив в остальные помещения моего подземно-подвального комплекса. А теперь наш путь лежит в направлении таверны.

Приоделся я как настоящий ученик, всё-таки отмечаю поступление, а не только новоселье. Вот в таком виде, ещё и с мандолиной в руках, я и шёл в направлении будущего места проведения банкета в необычной компании людей и нелюдей.

Таверна встретила нас оглушительными песнями и шумом, который может издавать огромное количество народа, собранного в одном месте.

Нас ждали. Зевр, приглашённый мной, в прошлый раз отлично отдохнул в таверне, но меня так и не увидел. Мадлен была прекрасна в своём наряде. Зевр же приоделся солидно и выглядел очень мужественно. Про всех можно было такое сказать. Даже мои парни выглядели очень солидно.

Приветствия, улыбки, похлопывания по плечам. А от некоторых особ и поцелуи были получены, и если от Мадлен я получил такой отеческий поцелуй, то малорослая проказница, никого не стесняясь, присосалась к моим губам весьма основательно. Понятно, что меня сегодня ждёт. Но глядя на мужа озорницы понял, что никто меня порицать не собирается.

Накрытый стол впечатлял, чего тут только не было. Весь мой ассортимент, который я и заказывал. Да ещё и канн постарался. Я был впечатлён!

– Спасибо, уважаемый. Пусть боги вечно освещают ваш путь и путь ваших детей. – И я церемониально поклонился, поклоном а-ля герцог Ергония.

Вот же идиот. Ведь всё это сказал на языке каннов!

Оцепенение на физиономиях собравшихся около нашего стола.

– И тебе их свет, друг каннов! – ответил хозяин таверны. – Но как?

И я только потом соизволил оглядеться.

М-да!

Большинство, видимо, поражены элегантностью моего изысканного поклона. Не зря Жак столько времени на меня вместе с братом потратили. Но вот именно канн и его жена поражены именно тем фактом, что мне знаком весьма нераспространённый диалект древнего языка.


– Учитель у меня был канн. Он и сейчас считается моим основным учителем. Просто сейчас у него свои дела. А я в школу решил поступать. И поступил! Лелею надежду, что мне всё-таки удастся вас с ним познакомить. Он обещал меня посещать во время учёбы, но вот когда именно это произойдёт, сказать не могу. Но в обязательном порядке, могу сказать, что именно у вас он остановится на постой, если, конечно, господина Зевра и госпожи Мадлен не окажется дома.

Взгляд жены винодела сразу потеплел.

– Может, хватит приветствий? Пора всем перекусить и попробовать, не побоюсь этого слова, восхитительных вин господина Зевра, а также лучшего напитка, а, главное, древнего, подготовленного именно для тебя Нерэй. Приглашайте всех за стол, уважаемые хозяева.


Начало банкета хоть и было слегка скомкано, зато потом всё веселье пошло по накатанной.

Примерно через час банкет начал переходить в ранг грандиозной пьянки. Гном захмелел буквально с трёх кубков. Видно Зевр не соврал, отличным напитком оказалась «Огнёвка». Вскоре к нему присоединились и все остальные, кроме меня. Сегодня я старался почти не пить, но совсем не пить не получалось. Тем более вскоре гном заорал, что хочет песен. Появился какой-то невзрачный бард.

Местное исполнение песен – это ещё та мука! Текст ни о чём, а иногда и вовсе бестолковый или слишком героический.

Вскоре гном не выдержал и приказал канну гнать этого неуча. И стал требовать песен уже от меня. И вот спустя примерно два часа после начала пьянки, я впервые за сегодняшний день тронул пальцами струны своей мандолины.

И первым, что мне пришло в голову исполнить, так это песню, недавно переведённую на Общий язык, «Мы желаем счастья вам».

Слова нейтральные, звучат красиво в обрамлении слегка переделанной музыки, а голос, Слава Богам, у меня в этом мире прекрасный.

При первых же аккордах гомон в таверне резко прекратился, и только мой голос выводил в абсолютной тишине припев.


Мы желаем счастья вам…


Народ проникся, о чём мне недвусмысленно намекнули овации и крики в момент, когда отзвучали последние аккорды.

Это был абсолютный успех. Вот только к успеху, как всегда, приплюсовывались и проблемы. Тут же последовали крики о продолжении концерта, вот только идти на поводу у пьяной толпы я не собирался. Так и ответил на это требование гнома.

– Сегодня мой праздник. Вот когда настроение позволит, тогда и спою ещё чего. Тем более песен на Общем языке у меня немного, а язык моей родины вряд ли кто знает.

Но, если собравшихся за нашим столом мне своими словами убедить удалось, то некоторых подвыпивших идиотов нет. Чем пришлось заниматься Синди.

Могу сказать, что эта маленькая леди умела любого убедить не безобразничать у неё в таверне. И многие видно об этом знали, так как к моему удивлению даже вмешательства вышибал не потребовалось. Но Синди всё-таки мне потом шепнула на ушко, так как заняла с самого начала банкета место именно около меня.

– Теперь будь в городе внимательней и по сторонам смотри. Среди аристо дураков хватает, которые из-за красивой музыки и на преступление могут решиться.

– В смысле, преступление? – не понял я.

– Да похитят тебя и будут держать в каком-нибудь замке загородном, да ещё и не у нас в герцогстве, если вовсе в Империи. И будешь ты там на правах любимого раба хозяина песнями развлекать. Так что внимательнее и аккуратнее будь за стенами школы, а лучше, пока не научишься хорошо себя защищать, и вовсе старайся в одиночку не выходить за её пределы. Теперь и малыши твои высокорослые не помощники, тем более как бойцы они полные нули.

То, что парни нули в боевом столкновении, я согласен с опытной наёмницей, но и сидеть взаперти в школе я не собираюсь, а потому если кто дёрнется, буду валить наглухо. Устал я быть добрым! Заодно и прокачкой займусь, давно я умения всякие не воровал у разумных. Жаль, что чёрный кинжал не со мной, а то и деньги заработать можно было бы.

Но петь пришлось. Народ просил и даже тихонечко требовал, но главное просила Синди, а ей в такой малости я отказать не мог, хотя от главного в конце концов отказался. Сказал, что пока не готов к таким близким отношениям. Хотя остаться на ночь хотелось и притом очень. Народ остался отдыхать, а меня до ворот школы провожали штатные вышибалы таверны, но это было уже далеко за полночь.

Вот и радовался я теперь с утра, что не пил сверх меры, ведь сегодня у меня много дел по дому. Приготовиться стоит к учёбе, а также наконец-то закончить с обустройством тренажёрного зала. Даже ковры уже, ещё вчера, привезли с утра. Вот и займусь обустройством своего будущего полигона. И надо срочно накладывать заклинания на окна и входные двери, а то только внутри помещений укрепил своё убежище.

Так и прошёл день. Ни парни, ни гном с орком так ко мне и не удосужились наведаться. Наверняка потом и на заднем дворе отдыхали. Но я не жалел, что рано, по меркам местных, ушёл с гулянки. Во-первых, давно уже понял, что слишком устал за последнее время, и во-вторых, просто не удержался и повалял бы доступную женщину. Но пока спокойно смотреть в глаза канну, зная, что трахал его жену, я пока не могу. Хотя с Дором этой проблемы вроде как бы и не было. Может потому, что Варга сама сделала такой шаг, да ещё потом и за Дора просила…, и за детей…

Воскресенье прошло в трудах и заботах. И только к позднему вечеру я закончил все основные работы по дому и теперь нежусь в огромной ванне, наполнив её горячей водой. Чего-чего, а титан я всё-таки сделать смог, установив его на первом этаже здания, а в качестве нагревательного элемента применил один из камней имеющихся в моём распоряжении. Особо я сегодня уделил внимание комнате, где был сооружён алтарь. Удалось запустить его в работу, и если днём поток энергии шёл стабильным сильным потоком, то с заходом светила проблема поддержания дома энергией вставала в полный рост. Пришлось добавить камни, практически израсходовав весь запас, зато проблема была полностью решена. В светильниках я планировал использовать в качестве накопителя и осветителя кремний, которого хватало под ногами, а для более дорогих нужен был янтарь. Эти камни наиболее подходили в качестве небольших накопителей, а кремний отлично излучал свет. Получалось отлично. Светильники только с кремнием отлично бы пошли для освещения улиц. Днём заряжаются, а ночью спокойно отдают энергию. С янтарём же можно было бы устанавливать в помещениях. Единственно, брикет с установленным в нём янтарём, необходимо было выносить либо на улицу, с наиболее освещённой стороны, либо к окну, с теми же требованиями. Соединялся светильник с выносным накопителем с помощью серебряной проволоки в оплётке. Стоимость его была по сравнению с местными изобретениями немного дороже, зато и качество освещения было от него в несколько раз лучше.

В общем, по наличию средств на момент выхода на работу и начала учёбы, я был практически на нулях. Порадовал только тот факт, что вслед за Зебром, деньги с меня за банкет Синди с канном брать отказались. Синди и вовсе предложила процент от работы кухни! Чего-чего, а с моими предложениями их навар увеличился в несколько раз. Я же согласился только на бесплатное личное обслуживание, а деньги брать отказался. Всё-таки возможно, что я когда-нибудь дам Синди себя соблазнить, и приласкаю красотку, а вот как там дела пойдут дальше не знает никто.

Утро понедельника встретило меня потоком воды. На улице шёл дождь. С распорядком работы школы я был уже знаком, поэтому и проснулся задолго до рассвета. У меня сегодня утренняя разминка, моцион в ванной и завтрак. В ученическую сумку уложена моя любимая записная книжка. К этому артефакту ещё на прошлой неделе я прикупил очень дорогую и качественную бумагу. Заметил, что чем качественнее лист бумаги, тем меньше расход сил и маны при переносе из сознания рисунка или требуемого зафиксированного текста. А записывать я собирался многое. В первую очередь лекции, если они того стоить будут, во-вторых, записи из книг делать. То, что мне удастся прикупить книги, в это я верил с трудом.

Первое моё появление в школьной форме, причём очень приличного качества, которого и у многих аристо не было, вызвало у моих новых одноклассников или правильнее сказать сокурсников настоящий шок. В аудиторию я входил в числе последних, и как следствие, почти все места в зале были заняты.

При моём появлении все разговоры в зале смолкли. Вытянутые, удивлённые физиономии были мне ответом о состоянии учеников. В глазах многих разгорался гнев и даже ярость.

Но мне было всё равно. Если кто напросится, то сдерживаться я не собираюсь. Окинул зал взглядом, выискивая, где расположились парты, за которыми сидели ученики. Заметил, что во втором ряду с самого края сидит мой обидчик, которому посчастливилось познакомить свою задницу с моим кнутом. Около него образовался такой оазис безопасности. По два кресла с каждой стороны от него, были свободными.

Понятно! После наказания, видно, потерял он лидерские позиции в своей ученической шайке. Да видно и магистр ему плешь проел упрёками и нравоучениями. Один он, единственный из всех, совершенно без удивления смотрел на меня, едва кривя рот ухмылкой. И так ясно, магистр поделился с ним своими знаниями обо мне. Что же, это даже к лучшему. Он уже от меня получал. Не так себя поведёт, получит ещё раз.

– Привет! Подвинься, присяду! – просто обратился к нему.

Изогнуто-вопросительно изящно поднята бровь. Красиво у парня это получается, словно сама собой мимика лица действует. У меня ещё пока так красиво не получается, хотя я и очень стараюсь. Пауза затягивается. Видно придётся парня окончательно прессовать. Отступать нельзя.

Парень что-то такое у меня в глазах прочитал или и так собрался назло всем со мной пообщаться.

– Садись! Мне что, жалко, что ли.

И приподняв задницу быстро пересел на рядом стоящий стул. Лавками тут и не пахнет. Хорошо оборудованы лекционные классы.

Я, не обращая внимание на остальных, неторопливо сбросил с плеча сумку. Её мне тоже подогнал гном. Она, как я понял, также повышает статус. Даже у моего нового соседа сумка весьма скромная, а он ведь не простолюдин. У них, по-моему, таких девайсов и вовсе нет. Вон стоят вдоль стены, боясь присесть на имеющиеся свободные места без команды преподавателя. И уже с ненавистью на меня уставились. Я тут-то причём? Когда вы сами себя в качестве рабов загоняете, подумалось мне. У меня свои проблемы, и уж точно из-за вас я с остальными учениками ругаться не собираюсь.

Я аккуратно достал свою тетрадку и только потом удобно устроился на стуле.

– А тетрадь зачем?

На лице моего соседа неподдельное удивление, как, впрочем, и у большинства класса, что молча продолжают меня рассматривать, вернее мой прикид.

А-а-а! Я понял! Точно такой же комплект одежды, как и сумка, имеется только у молодой будущей герцогини.

Вот же гном, сука, подставил таки!

Теперь уж точно воспримет всё как оскорбление, притом весьма изощрённое. Женщины ненавидят, когда кто-то из других мадам в таком же наряде дефилирует как они, а когда в подобных дорогих одеждах заявляется парень, да ещё нижестоящий по иерархической лестнице!!! Нет, это уже не оскорбление – это уже открытый вызов! Но понял я это немного позже.

– А разве не надо? – не менее удивлённо ответил вопросом на вопрос я.

Парень хмыкнул.

– Все воспринимают школу как интересное место проведения времени, а не как учебное заведение. У большинства из здесь собравшихся, даже не так, у подавляющего большинства были личные учителя. И теперь они тот же материал только повторяют, хотя, как раз большинство из них и так его очень плохо учили и усвоили. Но учить вновь всем лень. Они отдыхают от учёбы. В школе учиться не заставляют, здесь в основном учат жить вместе. Как придётся это делать в академии, где с первого курса разрешены дуэли со смертельным исходом. Тебя оставят на потом, простолюдин. Сейчас, по законам школы, тебя нельзя трогать, но уже на следующий учебный год, который начнётся в сентябре, любой будет иметь право проучить тебя на полигоне. Пускай пока и не до смертельного исхода. Потому мы здесь ПРОСЛУШИВАЕМ курс лекций, хотя учителя и изгаляются. Но можешь и записывать. От тех, что стоят сейчас вдоль стены, ты и так ничем не отличаешься и отличаться не будешь.

– А не заставляют вас разве учиться? – переспросил я.

– Нет! Кто хочет, посещает факультативы, а так… Говорят, только на последних курсах, когда начинается настоящая подготовка для поступления в академию, многие берутся за учёбу серьёзно, а на младших курсах такого энтузиазма ни у кого нет.

Что-то подобное мне уже кто-то рассказывал. Толи гном толи Губ. Но мне всё равно, я сюда точно учиться пришёл, и как ведут себя избалованные аристо мне как-то до одного места.

И тут от двери раздался весьма наглый возглас.

– А эта быдла, что тут делает? Да ещё в форме ученика?

О-о! А я уже надеялся, что моё появление не вызовет агрессии у студиозов! Но видно я зря на это надеялся.

Но даже поворачиваться не буду. Во всяком случае, я не быдло о котором разговор идёт. Так что обращение точно не ко мне.

– И как у вас по времени идут занятия? Сегодня ведь первым идёт занятие по теории магии? – вновь обратился я к своему собеседнику, и пока единственному соседу, полностью игнорируя болвана стоящего за спиной.

Всё-таки я повернулся корпусом к соседу и не вижу, что творится за спиной, но оппой чувствую накаляющуюся обстановку.

Сосед снова усмехнулся, видно наслаждается ситуацией! Наверное новый начальник и лидер местной шантрапы пожаловал. И его унижение с моей стороны путём полного игнора, ему как раз на руку.

– По часу. Потом полчаса перерыв. По две пары в день. Потом время после обеда для факультативов, а это ещё четыре часа. А затем самостоятельная подготовка.

Я удивился. Весьма щадящая система образования, тем более факультативы подразумевают посещение только в свободном порядке, без всякого принуждения.

– И как, многие на факультативы ходят? – спросил я.

Но услышать ответ было не судьба, хоть бывший мой противник и собирался ответить.

Чья-то грабля потянулась к моей книжке со словами:

– Ты смотри! Этот выскочка, точно учиться собрался! Вон даже книженцию для записей приобрёл. Деревенщина, ты хоть писать то умее…а-а-а-а!!! – заорал он во все лёгкие.

А как тут не орать, когда мизинец в суставе хрустит, зажатый в моих руках железной хваткой.

Вон, уже корчится на полу собирая своей отглаженной тогой грязь от подошв сотни учеников.

Я ему сидя спокойно вывернул руку. А чтобы никто не дёрнулся, вытащил правой рукой из сапога «Счастливчика» и с характерным стуком воткнул его в столешницу парты.

– Если орать не прекратишь, глотку перережу, чтобы не мучился! – выдал я присказку из своего буйного детства. Там обычно говорили, что пристрелил, чтобы не мучился, но и так неплохо получилось. Вон как напряглись все в зале.

А я с наслаждением ломаю парню мизинец, и, отпуская воющего в голос бывшего, уже бывшего вожака шайки болванов, его напарнику, оторопевшему от произошедшего, говорю:

– Веди к докторам, а то заражение начнётся и придётся руку отнимать. – нагоняю я жути. – Когда ещё ему новую ушастые отрастят. Чего встали? Бегом! Спасайте своего больного на всю голову брата.

И аккуратно вытаскивая «Счастливчика» из многострадальной столешницы, поворачиваюсь к своему соседу и как ни в чём не бывало спрашиваю:

– Так что там с факультативами?

И вновь парень не успевает ответить. Появляется преподаватель.

Маг старый и опытный. Но больше теоретик чем практик, как мне рассказывал о Нареме Хайли, уроженце далёкого материка магов, Губ. Во время войны попал в плен и так и остался в империи. Весьма пожилой дедушка.

– Что там у вас опять произошло?

Скрежещущим голосом спросил старикан.

Стоящие рядом со стонущим парнем ребята в растерянности переводили взгляды с раненого на меня.

Препод усмехнулся.

– Наслышан, наслышан о ваших успехах, милостивый государь. – проскрипел маг, обращаясь по-видимому ко мне.

Что же, поднимемся и учтиво поклонимся. Старости не зазорно поклониться, тем более как сказал орк, весьма неплохому старику и, главное, настоящему фанату своего любимого дела.

– И что же школьная знаменитость «со свободным посещением», – спросил, передразнивая кого-то неведомого, который, наверное, и рассказывал обо мне магу, – в первое же посещение занятий вдруг выбрал именно мою лекцию? – и уже давая команду весьма жёстким голосом группе парней, застывших около стонущего ученика, громко произнёс: – Выведите это ничтожество из зала. И отведите на кафедру медицины. Пускай старшие курсы потренируются во вправлении вывихов!

А я про себя подумал, что вряд ли там обошлось просто вывихом. Я ему явно палец пару раз провернул. Перелом, а то и вовсе оторвал. Уж больно эта сволочь вывела меня из себя. Трогать мою драгоценность без спроса я никому не позволю. Но отвечать на заданный вопрос надо, а то ещё и этот старикан на меня обидится.

С горем пополам, четвёрке школьников из состава бывшей шайки удалось поднять на ноги своего предводителя и вывести его из зала, плотно прикрыв за собой двери.

Я повернулся к преподавателю, что всё также терпеливо ждал от меня ответа на заданный вопрос.

Я вновь с поклоном проговорил.

– Ваше магичество. Теория, это основа основ. Не зная теории, действия невозможно понять и осознать, что затрудняет правильное и наиболее эффективное его применение. У меня на родине очень часто говорят, и перейдя на русский сказал: «Теория без практики мертва, а практика без теории слепа». И тут же перевёл сказанное на Общий.

– Интересное выражение, юноша и, главное, абсолютно правильное. И язык у вас необычный. Я такой никогда не слышал, хотя и попутешествовать мене пришлось изрядно.

Я пожал плечами. Чёрт, опять похоже вляпался, а выпутываться придётся именно сейчас, иначе и копать начать могут.

– Небольшая народность, ваше магичество, но все себя считают потомками чуть ли не Древних. Вот старики и цепляются за вымирающий язык. Вы правы, носителей языка остались единицы. Большинство пользуются в общении между собой в повседневной жизни именно Общим.

– Понятно! Вы правы, многие народности, со слов старейшин, ведут свой род сплошь от одних только Древних или Долов. Да-да, есть и такие! – видя удивление на лицах многих учеников. – А практика и теория и правда неразрывны друг от друга. Что же, вы меня порадовали. Вижу, что и записи вести собираетесь?

Маг вёл со мной разговор только на Вы, хотя раненого аристо и вовсе едва «недоноском» не назвал. Вот тебе и отношение к благородному сословию среди магов.

– Если посчитаю для себя что-то важным и интересным, непременно ваше могущество, буду конспектировать для себя.

– Что же, похвально. Постараюсь вас не разочаровать. Но меня смущает совсем не это. Вы ведь поступили к нам в конце курса, не придётся ли вам на следующий год опять эти же знания постигать?

– Мне экзамены выпускные не сдавать как остальным господам. Вот и решило руководство школы, что пройденный материал я почерпну из книг, а также посещая любые выбранные факультативы. И я постараюсь в полной мере воспользоваться предоставленными возможностями.

– Что же, рад за вас! У вас и правда отличный намеченный план. Если будут возникать в процессе обучения вопросы, не стесняйтесь, спрашивайте. А теперь, можете присаживаться. Ну-с, начнём.

Первую пару я отсидел полностью. И правда, многое из рассказанного было мне почти понятно. И задал я магистру только всего один вопрос: какие книги он посоветует мне просмотреть в библиотеке.

Записав в конце лекции весь продиктованный список, отправился посетить теперь уже занятия на кафедре магии Жизни.

Вот там прошло не так всё и беспроблемно.

Все уже были в курсе, что простолюдин посмел поднять руку на благородного. Когда я появился около корпуса, где преподавалось искусство поддержания жизни, её-то как раз у меня едва не попытались отобрать.

Идя по тропинке, на которую указывал мне в своё время орк, и любуясь вековыми деревьями, не заметил, как один из идущих навстречу старшекурсников, проходя мимо резво выкинул в мою сторону руку.

Болью обожгло левое предплечье. Видно, в самый последний момент, я всё-таки успел среагировать, и направленный удар ножа мне в бок туловища, частично парировала рука.

– Сука! – закричал я.

Но видя, что его атака оказалась неудачной, горе убийца, отбросив нож в сторону, попытался скрыться с места преступления, но этого я ему сделать не дал.

Подхваченный с земли здоровой правой рукой увесистый булыжник, ускоренный плетением воздуха от одного знакомого графа, с силой впечатался отбежавшему шагов на тридцать нападавшему точно в затылок. Благо, я додумался не применять сюрикены. Помнил, что меня просили не применять железо, а камень, пускай и не дерево, но уж точно к металлу никакого отношения не имеет.

По понятным причинам лечить я себя не собирался. Потерплю! Только диагностику тела произвёл. Рана на руке и длинная царапина примостилась в районе рёбер со стороны и на уровне сердца. Вот же гад, порвал мне такую славную тогу, и боль адская от раны на руке и порезе, но жить точно буду, чего нельзя сказать о нападавшем.

Булыжник, брошенный мной и подхваченный заклинанием, размозжил бедолаге голову.


Глава пятая


Давненько я в кабинете директора не был. Вновь я тут в качестве главного героя, но похоже ко мне претензий никаких. Я вроде и вовсе в качестве потерпевшего выступаю. Раны мои тому доказательством. Их уже давно залечили старшекурсницы. Две симпатяжки, лет так по шестнадцать каждой. Красивые и выглядят взросло, совсем уже невесты. Ко мне отношение с их стороны противоречивое, с одной – полное пренебрежение, а с другой – их распирает любопытство. Как мне удалось с одного броска убить нападавшего?

Такой же вопрос больше всего волнует и остальных!

Нож, прибывшие на место происшествия охранники нашли сразу, а вот потом неудача. Затылка у бедолаги практически нет, и по этой причине поднять тело и допросить как зомби, невозможно. Так что заказчика покушения на мою жизнь установить сразу не удалось, но сам факт произошедшего покушения очень нервировал директора и всё руководство школы. Это уже ЧП местного масштаба. Удар нанесён подло и благородством от этого поступка и не тянет. То, что заказчик аристо, понятно всем, а вот кто именно был инициатором покушения установить не получилось. Больше всего этот ученик шестерил перед своим одногруппником, с которым одно время проживал в одной комнате. И вот тебе на – покушение!

Вот только, он ли, этот аристо, является организатором и главным заказчиком произошедшего, непонятно.

Магистр, начальник местной безопасности смотрит на меня волком, но выгнать из школы меня не за что. Я защищался, вернее мстил. И видно он-то точно знает, кто этот заказчик, потому что в ауре у него я улавливаю зарождающийся страх. Видно, если прихлопну виновника торжества, то у школы будут нехилые проблемы и неприятности.

С одной стороны, мне искать виновника явно в лом, а с другой, есть шанс получить ещё одно покушение и при этом более удачное! И что тогда?

Выжить в сложнейших условиях и погибнуть в школе от рук какого-нибудь школяра? Хотя, я думаю, теперь недоброжелатели немного поутихнут после продемонстрированных способностей. Не многие могут с расстояния в тридцать-сорок шагов камнем голову как тыкву разбить. Но одно точно, у погибшего защиты не было!

Но всё это лирика. Разборы в кабинете продолжаются и споры не утихают… Но меня это мало касается. Вон и вовсе выпроваживают за двери кабинета с напутствием идти отдыхать.

Сопровождает меня из здания администрации гном. Идём молча, немного подавленные произошедшим.

– Может по граммульке? – предложил я, глянув на чем-то сильно озабоченного гнома. У него на лице неслабое сомнение.

– «Огнёвки» немного есть. Специально у Зевра для тебя прихватил.

– Ну, если только капельку. – соглашается Нерэй.

Кухня. На улице зарядил небольшой дождик. Как же не вовремя, а так хотелось в беседке посидеть, но не получится. Ветерок с дождиком, наверное, все скамейки уже намочил.

А не просто так я решил угостить гнома выпивкой. Похоже гном в курсе, какая сука на меня руку подняла, подослав убийцу, а раз так, то стоит вывести его на откровенный разговор.

За окном уже темнеет, а на кухне горит камин, распределяя приятное сухое тепло по всей комнате. На столе комплект нард и два фужера, выполненные из стекла. Крутотень по нынешним временам несусветная!

Початая бутыль крепкого качественного пойла, напоминающего мне семидесятиградусную чачу, божественный нектар благостного Кавказа. Очень забористая штуковина, к тому же настоянная на каком-то очень редком растении. Оттого и стоимость у «Огнёвки» просто зашкаливающая.

Стариков я уже подсадил на нарды. Шашки им тоже очень нравятся, а вот с шахматами пока только разбираются как играть.

– Куш! – усмехнулся гном.

Сегодня он меня второй раз уже на Марс отправил. Видно, что энергетически я весь выжат. От того и камни выпадают мне стабильно: два-один, три-два и ни одного куша.

Разговор не клеится, да и гном колоться сам не желает.

Что же, сам напросился. Времени и так уже пара часов прошло как в дом зашли, так что не обессудь, но на прямой вопрос тебе всё равно придётся отвечать.

– И всё же, Нерэй, кто же та сука кому я в живом виде не нужен? И чего так господин магистр боится?

Гном мотнул головой, усмехаясь.

– Заметил всё-таки.

И опять молчок.

Э-э, нет! Так дело не пойдёт!

– Мне, конечно, всё равно, но если я сейчас не услышу ответа на свой вопрос, а завтра кто-нибудь дёрнется в мою сторону, то я точно сдерживаться не буду. И поверь, чтобы защитить свою жизнь, я придерживаться правил школы не буду, а магия она не выбирает жертв. А зная откуда исходит угроза, всегда можно решить и убрать угрозу не доводя до кровопролития, или и вовсе без всякого проявления грубой силы.

Закинул я пробную «удочку», для убеждения.

Опять тот же жест и хмык с очередным пришедшим гному кушем.

– Шесть-шесть.

Зараза, во даёт.

И тут же уточнил.

– Похоже ты третий раз в полёт собираешься. А что до твоего вопроса… Может, потерпишь? Выпускник школы, сын герцога соседнего. И так с ним у его светлости вечные проблемы, а тут наследник и, если с этим уродцем что-то случится в стенах школы, то войны не избежать. А это разборки у императора и императорская гвардия у ворот обоих столиц. Кому это надо?

– Обещаю до смертоубийства не доводить, но завтра на завтраке я с ним очень аккуратно поговорю. Хочешь, сам поприсутствуй, и убедишься, что ничего я ему физически не сделаю. А вот, что произойдёт с его мозгами, загадывать не стану, но точно могу гарантировать, что жить будет.

Гном молча сидел, перекатывая в руке зарры.

– Имя, брат? – пошёл я и вовсе на крайний шаг.

Серьёзный взгляд в мои глаза.

Понимаю, что такими заявлениями среди коротышек кидаться нельзя, без серьёзности отношений и намерений, а если учесть, что гном одинок, то и подавно.

– Высокий блондин с волосами как у того жеребца. Заплетать их не любит. Единственный в школе ходит так, расхристанным. Маркиз Дарева сэр Конит. По мне, так тварь конченая. Но прошу, осторожней с ним, а-то вони будет!

Тут уже усмехаюсь я.

– Вот как раз кучу вони я тебе гарантирую, – обеспокоенный взгляд мудрых глаз, – но только в столовой. – и я улыбнулся ему улыбкой акулы.

Гном судорожно сглотнул, глядя на мою перекошенную физиономию и отстранился.

– Лучше уж там вонь, чем в столицах. – прошептал он.


***


Работать после того как гном убыл восвояси я, естественно, не решился. И настроя соответствующего не было, и было откровенно лень. Устал. А потом, приняв горячую ванну, отправился на боковую.

Завтрашний день и в особенности утро обещали быть весьма бурными, если учесть, что я решил провернуть на завтраке. Я хоть и не хожу теперь в столовую, но для антуража надо будет получить пищу на раздаче или хотя бы немного постоять в общей очереди за едой. Правда не факт, что как раз в это время будет в столовой и мой оппонент! Кто его знает, может он завтра и вовсе не появится в столовой! Если Нерэй меня сдаст магистру, то мне надо будет очень постараться, чтобы найти где-нибудь этого сынка герцога.

А пока, спать! Все проблемы будем решать завтра. И возможно, я говорю возможно, придётся посетить и таверну. Всё-таки Синди у меня из головы не выходит, а гном сегодня проговорился, что её муж завтра вечером убывает в столицу по делам, оставляя таверну на попечение жены. И так, гад, ехидненько смеялся, явно намекая на то, что данная дама неровно дышит в мою сторону. Всё-таки почти неделя будет в моём распоряжении на принятие решения, а вот сдерживать животные порывы в себе мне становится всё сложнее и сложнее. А потому решено, завтра так ненадолго, на обед, сбегаю в таверну перекусить, и, если получится, то договорюсь о встрече! Скажем, на послезавтра на вечер.

Ух и оторвусь!

Моё счастье, что мне по ночам ничего не снится, а то бы эротические кошмары совсем меня замучили.

Как и ожидалось, спал без сновидений.

Утром быстрый моцион после плодотворной долгой разминки. Всё-таки мне сегодня может потребоваться и моё умение как драться, так и работать клинками. Кто его знает как дела будут обстоять.

На выходе из дома, около крыльца, меня ожидал Губ.

Понятно, Нерэй друга прислал, чтобы я всегда под присмотром был.

– Привет! – пробурчал я немного со злостью.

– И тебе не хворать, Малой! – ответил орк на моё приветствие. – И чего вчера без меня заседали?

Обидчивый ты наш! А где тебя черти вчера весь день носили?

Где-то в таких вот выражениях я и ответил орку.

– Х-м! М-да! – едва не подавился от рвущихся проклятий Губ. – Вчера озадачили! Только поздно вечером появился, но могли бы и подождать. Хорошо, что Ник подсказал, где одноногого искать надо было. А то зашёл к нему вечером, а его-то и нет! Я уж к тебе ринулся, да по дороге гнома-то и встретил. Смотрю, а он набравшись! Обломно!!!

– Ладно! – хмыкнул я. – Сегодня приходите, посидим.

– Не-е, сегодня никак! – расстроено покачал головой в ответ орк. – Канна провожать будем. Вечером отъезжает. Может ты с нами?

– Нет! – отказался я, не желая, чтобы о нашем перешёптывании с Синди узнали товарищи мужа красавицы. – Думаю сегодня в обед зайти проститься и поесть заодно.

– Поесть, это всегда хорошо! – отозвался вечно голодный Губ. – В таверне в последнее время аншлаг каждый день. По вечерам и вовсе мест не найти. Синди просила передать тебе просьбу дать тексты твоих песен. Барда они там какого-то молодого уже пригласили, но репертуар песен у него удручающий. А твои песни всем очень понравились, впрочем, как и еда. Канн уже троих шпионов поймал на горячем. Они пытались слуг подкупить, чтобы секрет МАОНЕЕЗА выкрасть. – еле выговорил орк незнакомое слово. – Но не судьба. Работники за места держатся, да и угрозы канна и его жены нешуточные. Вот голову на отсечение даю, что виновник не доживёт до того счастливого момента, когда можно будет потратить деньги выплаченные за предательство. Найдут и порешат! Синди никогда так просто угрозами не бросается, и в городе об этом кому надо хорошо известно, а потому не трогают. Ведь поначалу знаешь какая заруба между нами, бывшими наёмниками, и гильдиями воров и убийц была. Они, гады, наших двоих парней порешили, и вот тогда, в течение месяца, мы тут геноцид им устраивали. Почти полностью всех вырезали, в том числе и из состава руководства гильдий. Те потом выплатили панихидные деньги и отступные. Вот с тех пор и обходят таверну Синди стороной. Даже очень часто отдыхают у неё сами, пользуясь её девчонками. Но не бедокурят. Вот за воротами таверны, да, часто щипают подвыпившую публику, но в самой таверне ни-ни! Боже упаси!

Напоминание о ворах в преддверии посещения таверны, навеяло на меня не очень радужные мысли. Тила с Ником у меня уже забрали. Одно время они в таверне работали, а где они и чем занимаются сейчас я без понятия. Что же, придётся в одиночку до таверны добираться, да и днём не так-то и страшно, да и пора, я думаю, и с местной шпаной контакты наводить. А тут без хорошей драки никак!

– Чего меня тут ждёшь? – задал вопрос я, в принципе зная на него ответ.

– Да, Нерэй вчера на эмоциях такое мне сказал, будто ты сегодня разборки по поводу нападения на тебя устраивать собрался. Но магистру мы ни слова. Пора эту тварь к ногтю прижать. Сука он конченая. Гном просил присмотреть за тобой, а потом доложить ему как будут развиваться события. Ты, вроде, обещал ему не кончать ублюдка?

Я кивнул головой соглашаясь.

– Если он не кинется на меня первый, то нет! А так, я ему только пару слов скажу и всё.

– И всё! – не поверил орк. – А чего тогда Нерэй такой возбуждённый? Э-з, нет! Шутишь, брат. Гном никогда суеты понапрасну не поднимал, а, значит, есть в твоих словах такое, от чего потом не отмоемся.

Я хмыкнул. Орк почти угадал, но вот отмываться придётся не нам.

– Ты в чём-то, конечно, прав! – согласился я с ним. – Слова и правда особенные. Но после них придётся отмывать как штаны свои, так и подгаженную репутацию, уж точно не нам!

Так мы и шли по тропинке в сторону столовой негромко беседуя.

– Если я правильно понял кто эта гнида, то стоит немного ускориться. Ублюдок не любит в столовой задерживаться без надобности и прибывает всегда в столовую в числе первых. Так что давай быстрее, а то не застанем его в столовой.

Успели. И успели просто в самый удачный момент.

В столовой в это время одни благородные. Даже из охранников практически никого, только те кто по долгу службы здесь постоянно находятся. Вон и фигура долговязого парня с рассыпавшимися по плечам пепельными волосами на несколько человек впереди в общей очереди виднеется. Около него прихлебатели, и их весьма прилично, семь человек. Неплохо, но ещё вчера их было больше на одного!

Я спокоен. Рассчитать удар надо очень филигранно, чтобы ни в коем случае не задеть никого больше. И лучше провести атаку до того как он поест, чтобы потом свой конфуз на столовую не списал, хотя такая встряска для местных работников явно не помешает. Уж больно откровенную бурду они тут готовят, только продукты переводят.

До раздачи я так и не достоялся.

Вот «субчик» получает пищу, и за него несут ему еду на подносах его шестёрки. Не занят в обеденном зале только центральный столик. Странно! А я ведь заметил,что все столы, пускай и не полностью, были заняты, а этот стол абсолютно пуст.

Встали мы перед этим с Губом в конец очереди, и в момент нашего появления в столовой вся группа во главе с этим графом, будущим герцогом, в чём я уже не так уж и уверен, повернули головы в нашу сторону. Какие-то перешёптывания прокатились по столовой, но всё довольно быстро успокоилось.

Так вот, отстояв очередь, моя на сегодня основная цель для атаки продефилировала с обслуживающими его шестёрками к свободному столику. Никто из прихлебателей не решился сесть с ним рядом.

Что же, отлично! Никого отгонять не придётся. Я сделал орку знак пальцами воспользовавшись арсеналом наёмников. Типа «Внимание» и потом «Атака».

Мудрый орк даже голову в мою сторону не повернул и никак не отреагировал на мой манёвр, когда я развернувшись и не сворачивая направился к одиноко сидящему за столом сыну герцога.

Не спрашивая разрешения и не говоря ни слова, ногой выдвигаю стул из-под стола и нагло усаживаюсь на него, не отрывая взгляда от лица патлатого парня.

Скрежет ножек отодвигаемого стула по камню набатом пронёсся по всей столовой. Мгновенно смолкли все разговоры и даже раздачу в окне прекратили. Все в ожидании, что же будет дальше!

А ведь почти все в курсе оказывается о произошедшем вчера и знают основного виновника происшествия! Теперь чувствуют, что намечается развязка. Вот только никто так и не попытался меня ни остановить, ни скинуть со стула, и даже прихлебатели графа не дёрнулись. Понятно, всем жить хочется!

Вокруг себя я распространял ореол страха, спасибо Яве за её уроки. А теперь главный экзамен, удар страха от наших Рыцарей Смерти. У меня было много возможностей потренироваться в прошлом, вот только против разумных я его почти никогда не применял!

Напрягся и граф, видно понимает зачем я так нагло уселся к нему за стол.

Я вперил взгляд ему в переносицу и тихо, чтобы отчётливо слышал только он мои слова, произнёс:

– Ещё раз только попытаешься встать у меня на пути и навсегда останешься инвалидом, даже целители эльфов не помогут! А чтобы ты мне поверил…

Удар прошёл как по нотам.

Посыл ужаса поднял у графа на голове копной все его распущенные длинные волосы, живот громко заурчал и так вздулся от страха, что сразу нашёл содержимому место для естественного выхода.

Гнусная вонь распространилась по всему залу столовой.

На сынка герцога без смеха нельзя было смотреть. Ужас в глазах перемешанный с непониманием и обидой! Осознание случившегося отразилось у него на лице чуть позже. Похоже представил как ему теперь подниматься с растёкшимся по ногам дерьмом, и как в таком состоянии идти до своих апартаментов.

Он затравлено оглянулся вокруг, посмотрев на собравшихся глазами с навернувшимися слезами.

Я молча поднялся и направился к раздаче. Всё-таки стоило бы и перекусить или хотя бы чаю попить, а то до обеда ещё довольно далеко по времени.

Артефакты не почувствовали направленного дозированного применения боевой магии, и поэтому в столовой не появился ни один дежурный маг. К пострадавшему я принципиально не поворачивался.

А вонь и правда страшная.

«А чего бы нам не поесть в другом месте?» – пришла мне в голову шальная мысль.

– Губ, угощаю! Есть я хочу как дракон. Давай в таверну смотаемся! У меня всё равно посещение занятий свободное. Подумаешь, одно пропущу! Да, и воняет от чего-то в столовой сильно! – произнёс я громко окончание фразы, практически на весь зал.

Народ ловил каждое моё слово. А к графу так пока ещё никто и не подошёл.

Уже на улице мы вначале отдышались. Из столовой, вслед за нами, гурьбой выбегали студиозы, и многие, наиболее восприимчивые, даже успели опорожнить свои желудки.

– А вони и правда много было! И физического воздействия не было! И жив остался граф! Хотя, тут как посмотреть! Может ему лучше было бы, чтобы его убили? – хитро глянув на меня, спросил орк. – Пошли, а то не ровен час тебя хватятся и потащат на разборки. Но все свидетелями были, что ты к нему даже не прикоснулся, и применения маги не было, а то от магов тут бы уже не протолкнуться было.

Я, пожав плечами, принял предложение орка и быстрым шагом мы направились в сторону выхода из школы.

– А вот скажи, Гури. Зачем, мальчику-то, убивать было? – неожиданно задал вопрос орк, притом весьма неприятный.

Я скривился и даже сплюнул на дорожку в сердцах.

– Если эта тварь уже в этом возрасте спокойно решилась на заказное убийство, представляешь, чтобы с ним дальше было бы, когда он выучился бы и стал полноправным магом? – я посмотрел на качающего головой орка. – Он ведь не раздумывая согласился, и, если бы на моём месте был бы простой мальчишка, то трупом был бы не он, а именно тот, на кого покушались. Я думаю, тем убийством, я многие жизни спас!

Губ как-то странно посмотрел на меня.

– М-да! – протянул он. – Странное утверждение! Убийство – это вообще-то довольно плохое деяние! Но послушав тебя выходит, что оно чуть ли не благо! Но зачем ты тогда дал себя ранить?

Теперь уже я качаю головой.

– Так я вроде как жертва и защищался. – нашёлся, что ответить я. Ну, не говорить же ему, что просто в тот момент ворон ловил открытым ртом. – Как думаешь, после того, что произошло сегодня в столовой, меня наконец-то в покое оставят?

Губ, пожав плечами, ответил довольно открыто и честно.

– Здесь, в школе,скорее всего побоятся к тебе больше в открытую лезть, вдруг и у них от столкновения с тобой кишечник не выдержит от страха! А вот в городе, я думаю, нападения участятся. А потому выход в город тебе надо бы ограничить!

Что же, вывод интересный.

Я вновь скривился, правда, совсем уже по-другому поводу.

Планы рушить очень бы не хотелось, хотя в таверну я собирался в обед, а иду сейчас, с утра на завтрак. Так что не всё в этой жизни только от меня зависит!

Синди нас приняла как родных. Тут же столик организовала и лично официантками командовала, а через пяток минут и сама рядом присела.

– Муженёк по делам в ратушу спозаранку отправился. К поездке готовится. Много надежд на неё возлагает! Надеется, что попадёт на приём к герцогине. Есть кое-какие задумки! Очень хорошо начали идти дела после того как с тобой, Гури, познакомились. И еда твоя необычная тому виной, и вино от поставщика к столу императора, которое мы теперь продаём. Всё в тему получилось! Если ты ещё и песни нам свои подаришь, – потом озорно глянула на меня, – за деньги или какую другую оплату, тогда и вовсе прекрасно всё станет. По твоему предложению, хотя и мало места в зале, но для сцены барду мы закуток выделили, и даже приподняли её над полом. Музыканту и певцу одежду нормальную прикупили. Теперь вот в столице муженёк для него и мандолину, как у тебя, искать будет. Там ведь струны специальные нужны, которые и неодарённый использовать может. Но мы навели справки по стоимости. Однако! Какая у тебя дорогая игрушка в мешке оказалась. Сумасшедшие деньги за неё просят. Вот и хочет муж через герцогиню такую покупку произвести. Всяко дешевле выйдет! А за идею и всё остальное я с тобой сама расплачусь, а, если понравится, то и предоплату сделаю, на другие твои предложения. Вот уверена, ты ещё много чего другого интересного можешь предложить!

Я глянул на Губа, но тот как будто и не слышал провокационных слов из уст трактирщицы. Видно привык к её выкрутасам и спокойно к её откровенному… гулянью относится, впрочем, как и муж!

Однако тут и нравы!

Что-то они мне не очень нравятся! Нет, сейчас-то как раз нормально, а вот потом и подумаешь, а стоит ли жениться вообще, если такие дела в семейных отношениях почти норма.

– Ты смотри, не переборщи с премиальными и выплатой, а то у парня и вовсе денег не останется. Знаю я твои расчёты! – наконец-то и орк подал голос, а то как пришли только ест и хмыкает, а разговор приходится поддерживать мне. – Не порть мне парня, он и так мелковат для таких дел, несмотря на твои странные заявления. Так, в охотку, я не против, а то, зная тебя, ты ему так голову забьёшь своими прелестями, что его и вовсе из твоей койки вытянуть никто не сможет. Поэтому поаккуратней! И ты, оболтус, – уже обращаясь ко мне, сказал орк, – слушай, что тебе старшие говорят. Сперва дело, а потом уже бабы. Ладно, я до ветра, а вы пока тут покудахтайте о ваших делах, тем более муженёк твой не на один день уезжает.

И подмигнув мне незаметно для Синди, поднялся и направился на выход.

Синди тут же подсела поближе и наклонившись вплотную к моей голове проворковала:

– С сегодняшнего дня я ненадолго свободна. Есть желание согреть постель беззащитной девушке?

Я хмыкнул. Ну да, беззащитной, как же, помним!

Но сказал совсем не то, что подумал, зато то о чём думал совсем недавно.

– Я бы с радостью, тем более такая красавица остаётся без охраны. Но сегодня никак. Уж больно тёплая постель от твоего муженька будет. – а чего политесы разводить, если такой откровенный съём идёт, и, главное, желание есть сняться, да поскорее. – Давай на завтра встречу перенесём! – предложил я.

Синди согласно закивала.

– Сегодня и правда не стоит. Тут и гном с орком до глубокой ночи засидятся после проводов, так что спокойно пообщаться нам никто не даст. А вот завтра, ближе к вечеру, подходи со стороны заднего двора. Там тебя моя помощница ждать будет. Можешь и свою мандолину с собой взять, уж больно мне твои песни понравились! – и под столом прошлась рукой по моей ноге.

– Всё, я побежала. Тут ещё столько всего готовить надо… До завтра! С оплатой завтрака не заморачивайся, всё включено. Или забыл, что у тебя тут кредит открыт бессрочный, и беспроцентный, и даже безвозвратный. Я убежала.

А завтрак-то удался!

Мне вообще сегодняшнее утро очень понравилось. И «сучёнка» наказал, и о встрече на завтра договорился, и поел вкусно!

Орк вернулся где-то через полчаса. Где он там лазил, я так и не понял, но пришёл очень чем-то довольный и немного подшофе.

– Пошли. Нас уже, наверное, все ищут. И, если тебе за опоздание ничего не будет, то вот мне гном однозначно выговорит. Ведь не к нему сразу после происшествия направились, а пожрать в таверну завалились.

До ворот школы добрались без проблем. Сразу же решили наведаться к Нерэю.

А он нас как раз и не ждал.

– Всё знаю, всё слышал, обо всём догадываюсь! – огорошил он нас, стоило нам только перешагнуть порог его склада.

– Удивлены? – радостно скалился бородатый могучий коротышка.

– Ага! Особенно вашими догадками, уважаемый! – осторожно ответил я.

– А чего там догадываться. Сделали пакость и на радостях бросились отмечать, а за одно от первоначального всплеска негативных эмоций спрятались. Тут уже к директору представитель соседнего герцогства наведался. В городе есть их представительство. Но, увы, ничего предъявить не смогли. Сам потерпевший так и не смог объяснить, что же с ним в столовой произошло. Он вроде как в прострации до сих пор находится. Все артефакты целой комиссией проверяли, но результата нет. Всё чисто! Сидят сейчас у директора, головы ломают. Среди учеников байки о произошедшем ходят. А так, вроде бы графа досрочно из школы выпускают. Мне тут рассказывали как его до хознужд доставляли. Хохма одна, да и только! Знатно ты его! А вот чем ты так его достал, Гури?

Я пожал плечами и честно ответил:

– Сказал, что так делать нехорошо! И всё! Он проникся и…

– И обосрался. – закончил за меня не менее довольный орк и расхохотался. – Ха-ха-ха!

В общем, к моему великому удивлению, карательных санкций со стороны руководства школы в отношении меня не последовало.

Ой, что-то мне нехорошо! Ещё по прошлой жизни я слишком хорошо усвоил, если всё идёт слишком гладко и хорошо, то будьте уверены, вы двигаетесь в западню или в засаду!

Вот и сейчас что-то наподобие почувствовал, но видимых угроз, увы, так и не обнаружил. В город за ворота школы я сегодня точно не собираюсь больше, а что мне теперь в школе может угрожать? Не знаю! Вроде всех успел напугать! Решил проблему притирки путём убийства киллера и обгаживания заказчика нападения. А теперь можно спокойно наслаждаться учёбой, отлично оборудованным домом, хорошими знакомыми и, конечно, шикарной женщиной.

А теперь спокойно пойдём на занятия, как раз должна начаться вторая пара. И сегодня обязательно на факультатив пойду, вот только, чтобы не спугнуть удачу, в библиотеку наведаюсь только завтра. Мне проблемы сегодня ни к чему, ведь не зря же главного архивариуса даже орк побаивается с гномом.

Моё появление в аудитории никакого переполоха, как в первое моё посещение, не вызвало. Мой потенциальный сосед просто кивнул здороваясь и пересел на следующее свободное место. Вокруг нас уже не было такого вакуума как в прошлый раз. Почти все места вокруг нас были заняты.

– Что у нас сегодня? – спросил я племяша магистра.

– Риторика, будь она не ладна. Учат на таких занятиях правильному дыханию во время чтения заклинания, да и, вообще, как правильно разговаривать. Ты где пропадал-то? Тебя я вообще-то на первую пару ждал!

– Меня? – неподдельно удивился я.

– А ты что думаешь. Ты за последние дни стал школьной знаменитостью! Что ни день, то разборки с тобой и происшествия. Видал, уже не воротят нос от нас. – кивнул он на ловивших каждое наше слово окружающих.

– Нас? – опять переспросил я.

Что-то точно меняется в мире!

– А как же. Меня с тобой связывают. Я тут уже отогнал желающих занять место около себя. Знал, что ты всё-таки появишься. Девчонки любопытны ведь, и им всё равно, что ты простолюдин. Тут у каждого в предках был выдающийся простолюдин, который потом смог подняться над обстоятельствами и основать свой род, совершая подвиги и побеждая врагов во имя империи. Так что удивляться нечего, что девчонки и тебя рассматривают в качестве жениха. А что! Силы, наверное, ты большой как маг раз тебе такую форму выдали. И хотя она никакой роли в артефакторике не играет, но то, что она у тебя есть, уже необычно. Даже я, граф, племянник магистра, и то в робе худшего качества сижу перед тобой, а это, как не крути, статус. Ты заставил себя уважать, особенно из-за последних событий этих двух дней. В друзьях у тебя не последние разумные школы. А ведь, что начальник склада, что главный охранник, раньше ни с кем из учеников таких панибратских отношений не заводили. И хотя ты не совсем обычный ученик, но всё же…

Понятно. Теперь ребята бросаются из крайности в крайность. Вот только повышенного внимания к своей персоне хотелось бы, по возможности, избежать. То гнобить пытались, то теперь присматриваются, а дальше что, боготворить начнут?

Ох уж мне эти детские игры малолетних благородных! Неужели и в академии такая же ситуация, хотя там вроде бы ещё хуже…

Занятия прошли спокойно. Никто меня не дёргал, к директору не вызывал. После того как прозвучал звонок спокойно отправился к себе домой.

Дел ещё хватало. Так, что в планах на сегодня, полы в мастерской и укладка ковровых покрытий в тренажёрном зале. Пол я ещё вчера разровнял и проплавил с помощью магии. Очень не хватало жезла. Расход маны был чудовищный, но справился. И вот сегодня практически закончу тренажёрный зал, и можно будет проводить занятия не на улице или в гостиной, а в специально отведённом для этих занятий месте. Промудохался доделывая косяки в ремонте до самих сумерек. Устать успел основательно, как и проголодаться. Заработался так, что про факультативы только вечером вспомнил, хотя планировал один из них сегодня посетить.

Вот тогда я и решил приготовить для себя шашлычка. Пачкать из-за пары порций камин и кухню не хотелось, поэтому и вышел на улицу. Да и погода этим вечером удалась на славу, только и гулять в этой тиши с девушкой под ручку и на звёзды любоваться.

Догорали угли в мангале, на столе початая бутылочка лёгкого вина. Специально для меня Зевр принёс на моё празднование поступления в школу. Три шампура с приготовленным шашлыком. Тарелочка с лепёшками. Немного соуса собственного приготовления и пара пучков местной зелени. Слабенько горит под потолком беседки магический светильник.

Тишина в природе нарушается только тихим бреньканьем струн мандолины. И я, сидя развалившись на скамейке, тихо бормочу себе под нос одну из любимых песен и любуюсь на россыпи звёзд на тёмном небе.

Благодать! Как же хорошо и спокойно! В мыслях я уже весь в завтрашнем вечере. Настроение приподнято, я весь в ожидании!

И эту мою уединённую идиллию нарушает грубый окрик:

– Нет, вы только на него посмотрите! Спрятался ото всех. Мясо жуёт, музицирует как истинный аристократ. Неплохо ты тут чернь устроился. А запах-то какой.

Я приподнимаю голову, поворачиваясь на звуки и вижу…

Вижу всю гопкомпанию во главе с юной предводительницей.

Странно! Раньше их тут не бывало.

По ехидным рожам прихлебателей будущей герцогини становится видно, что вечер перестаёт быть томным. Ведь чувствовал что-то такое. Уж больно всё мне сегодня удавалось, и любое сумасбродство сходило с рук.

Надо бы постараться выйти из сложившегося положения без потерь, помня, что завтра меня ждёт…

Вот только что меня ждёт завтра, я додумать не успел.

Меня нагло и грубо попытался за грудки приподнять со скамейки какой-то мудак невысокого роста со слегка знакомой физиономией.

А, точно! Это какой-то будущий барон, который не до конца при юной герцогине в барана превращается, и поэтому способен на самостоятельные обдуманные действия и решения. Впрочем, сейчас он, явно, погорячился, его вовсе никто в беседку мою не приглашал!

Я быстро схватил его за большой палец правой руки и крутанул его в обратную хвату сторону, тем самым заламывая невоспитанному барону руку. Ничего удивительного, что спустя мгновение он уже загибался, почти лёжа на земле, и стонал от боли.

А я встал на ноги, держа во второй руке мандолину за гриф. В случае чего буду использовать струнный инструмент в качестве ударного.

– И чего вам тут надо, уроды! – не удержался я от оскорблений.

Так поступать с отдыхающим и никому не мешающим человеком может только конченый урод.

– Вы оскорбляете нас нарочно! – наконец-то прорезался голос и у местной богини школы. Хороша, маленькая чертовка, вот только на меня теперь ни твои ужимки, ни твоя красота уже не действуют.

– Я, если и оскорбил, то только словами, но никак не действием. Я вас никого за одежду не хватал и «чернью» не называл, а потому, подобру-поздорову валите-ка туда, откуда вы сюда пришли, и никто не пострадает!

– Ты так уверен в своих силах, простолюдин? – ого, а в её словах проскальзывают нотки ярости. Видно готова к действиям, и с ней же почти десяток ребят. – С тобой сейчас нет рядом ни дяди Губа, ни господина Нерэя. Тебя некому защитить! Отпусти барона немедленно.

– Вот как извинится, так сразу же и со всем почтением, а пока вот так… – я ещё сильнее заломил пацану руку.

– А-а-а-а! – заголосил шатен, катаясь всем телом по не совсем чистому каменном полу и пачкая дорогую одежду.

Крики товарища несколько охладили головы ребят, вот только не удержали от действий их предводительницу.

У неё на руке начал разгораться нешуточных размеров файербол.

Похоже, скоро запахнет жареным!

За себя-то я был спокоен, щит точно несколько таких подарков выдержит, а вот постройки вряд ли.

Я открыто усмехнулся, и показав глазами на извивающегося на земле парня, спросил красавицу:

– Не жалко? А вдруг он сегодня с собой щит не взял и ты его подпалишь?

– У него-то как раз он есть, сама сегодня проверяла, – мстительно оскалилась девушка, – а вот у тебя навряд ли. А потому, быстро отпустил его!

Я усмехнулся.

– И не страшно убивать? – я посмотрел ей в глаза. Чувствую, все мои попытки быть хорошим разбились о суровую действительность.

– Уже приходилось, а уж тебя я давно мечтала испепелить в пыль. Никогда так не желала убивать.

– Плохо, девочка! – ехидно констатировал я. – Ваше состояние не лечится видимо от того, что вы просто одержимы ненавистью, или просто влюбились в меня без памяти.

Девчонка в бешенстве сжала губы сквозь которые вырывался какой-то животный рык.

– У тебя есть пара мгновений, чтобы остаться в живых. – сквозь зубы процедила она угрозу. – Отпусти барона!

Я тяжко вздохнул. Ну, не дура же она, а вдруг… И не до таких поступков доводила людей ненависть.

– Ну, что же! Раз вам так хочется, то, пожалуйста. – и я разжал пальцы.

Тренировкой парня видно занимались настоящие воины. Только получив свободу, барон не жалея дорогих одежд в кувырке откатился от меня с криком:

– Жги его, Сани!

И в то же мгновение с руки малолетней убийцы сорвался нехилого вида файербол.

Яркая вспышка…

Открываю глаза. Впереди несколько изваяний с открытыми ртами, сзади разгорается пожар.

Понятно! Хана моей беседке, как, впрочем, и мангалу! Никакое железо не выдержит пламени как из пасти дракона.

Бледная, непонимающая физиономия неудавшейся убийцы.

Я делаю пару шагов вперёд и со всей дури бью эту малолетнюю негодницу ладошкой по лицу.

Честно, хотел треснуть дуре по бестолковке мандолиной, но в последний момент что-то щёлкнуло в мозгах! Понял, ведь убью это недоразумение, вот и пошла левая рука хлёстким ударом.

– Всем оставаться на местах! Не шевелиться! – раздались сзади и спереди голоса. Видно, дежурные маги телепортировались к нам.

Я с ненавистью в глазах смотрел на зажимающую правую щеку ладошкой девчушку.

Вот же сволочь! Не дала всё-таки поучиться.

В груди разгоралась ярость.

И, видно, что-то стало происходить со мной.

Распахнулись в ужасе глаза юной герцогини и из её прекрасных, а сейчас перекошенных в испуге губ, сорвался отчаянный крик:

– Н-е-е-е-т!


***


И вновь кабинет директора школы.

Но, впрочем, не он сам, а всего лишь предбанник.

Собралось народу тут немного, трое основных участников конфликта – я, малолетняя негодница и барон-шатен. Вот и всё, не считая секретаря и охраны! Но уже прошли почти сутки после вчерашнего происшествия. Время обеденное следующего дня, и всё это время мы все трое провели не у себя в постели, а в местной темнице. Правда развели нас по разным камерам.

Ну, что сказать, тем более мне есть с чем сравнивать! Весьма терпимо. Правда, на окнах решётки есть, вот только окон, как таковых, нет. Поэтому ночью, особенно под утро, весьма свежо. Но магия со мной и я неудобств, как таковых, не ощутил. Кормили всё той же бурдой из столовой. Так что пришлось, самому того не желая, объявлять голодовку.

И вот, после обеда, нас привели в здание администрации, и при этом завели в приёмную самого директора. Но ведь и происшествие нерядовое. Покушение на убийство, и самое главное, кто в качестве несостоявшегося убийцы выступает. Только я так и не понял, меня-то за что сюда? Но спрашивать постеснялся. Да и к чему, если саму дочку главы региона в каталажку закатали. И ждали мы видно до обеда следующего дня пока не прибудут высокие гости.

Мне ожидать было некого. Надеюсь, что герцога Ивалье они не додумаются сюда вызвать! Вот же потеха тогда будет!

Да и не чувствовал я за собой особой вины. Пощёчину сударыня точно заслужила. Заслужила она и удар по голове мандолиной, но пощадил я её, и, если честно, то совсем об этом не жалел. Ну, дурочка, ничего не скажешь, а вот барон точно урод. Ведь именно по его команде по мне саданула не состоявшаяся пока герцогиня файерболом. Да и основным зачинщиком драки является он.

Вон, стоят вдвоём бледные и испуганные! Видно родителей на «родительское собрание» вызвали или и вовсе на «педсовет к директору». Похоже, но только в отличие от земной школы, тут основную опасность представляют не учителя с директором, а как раз сами родители. Немного зная герцогиню по рассказам бывших наёмников, я реально опасаюсь за своё будущее. Пришибёт же за свою долбанутую дочурку. А кто она если не долбанутая? В упор по безоружному человеку стрелять. Убийца доморощенная! Ведь хватило же духа долбануть. Может это её крик барона подстегнул к действию, а так она хотела только попугать… И, интересно, чего она так кричала, когда на меня бешенство накатило.

Не помню ни черта! Маги появились сразу и всех повязали. У меня мандолину отобрали. Было сунулись в моё подземелье, но обломились. Их просто из проёма выкинуло, а потом и вовсе не подпускало к двери. То-то видно и испугались меня отпускать, вдруг бы потом не выковыряли из подвала.

Понять их можно. Но мне жаль только нашего места для пикников. Всё разворотила сволочь своим огромным файерболом.

Вот, стоит, глазёнки в пол упёрла. Падла!

Вновь в душе поднимается непонятная злоба и даже ненависть.

Что-то новенькое.

Видно тёмная моя сторона бунтует, а то я всё вечно добрый, а пора, пора уже и злым хоть немного побыть.

Но вот начали по одному в кабинет вызывать.

Начали, естественно, с основной виновницы торжества. Отбрехаться не получится, маги легко определят правду и ложь.

Ох, и не завидую я девочке!

Барон стоит хоть и бледный, но лицо кирпичом держит. Чувствую, врать собрался. Ну и пусть.

Я же для себя концепцию поведения уже выбрал. Буду опять под дурачка молотить. Не видел, не слышал, не состоял. Чего мне терять? Я, слава богам, никого не грохнул, хотя, как раз шанс-то и был. И как только удержался?

За целые сутки каталажки даже словом ни с кем не перекинулся. Скучно! Вон орк стоит и даже в мою сторону не смотрит. Служба! Но знает, что нет моей вины, да и сам видно озлоблен на этих малолетних идиотов, поэтому в основном на барона зверские взгляды бросает. На девчушку, наоборот, сочувственные. Может и, правда, из-за крика барона и швырнула готовый файербол которым хотела меня только попугать. Дверь в кабинет закрыта и ничего не слышно, что там происходит. Да и что там может нового происходить. Спрашивают, причём адвокатов нет, и защита полностью на твоих плечах, а как защищаться, если врать нельзя, а правда не всегда на твоей стороне.

Вот как в моём случае. Вроде бы и вины нет, а ведь провоцировал пигалицу своим вызывающим поведением, хотя как раз моё-то поведение к делу и не приложишь. А то, что оскорбил, так в ответ, а так, им мне нечего предъявить!

О! Вот и дверь открывается. Вытаскивают бледную девчонку без сознания на руках.

Вот это номер!

Что-то мурашки по спине забег устроили. Наверное, нервное перенапряжение! Ведь реально, девочка вместе с нами целые сутки в камере провела. Это мне пофиг, а ребята нешуточный шок испытали.

Барона вид находящейся без сознания девушки пробрал до печёнок. Вон как шатается. Как бы и вовсе в обморок не рухнул.

Но нет, стоит. Шатается, но стоит. Вновь открывается дверь.

Ну, и кого на экзекуцию вызывать будут?

Так, похоже, что меня на закуску оставили!

Барон на негнущихся ногах прошёл в распахнутую дверь.

– Ну, ни пуха тебе паря!

А девочку пока так и не вынесли на свежий воздух.

Ну-ка, проверим.

М-да! Плетение контроля состояния тела дало не радужный результат. Нервный срыв и потеря почти всего наличествующего запаса внутренних сил. У них что, здесь целителей даже нет?

Оно мне надо? Видно надо!

– Если ей не помочь, то ребёнок погибнет. – сказал я вслух.

Все находящиеся в комнате посмотрели с удивлением на меня.

Я пожал плечами.

– Мне всё равно. Это не моя дочь, но девочка на грани.

Губ сорвался с места, подхватил маленькое тело на руки и рванул куда-то из кабинета. За своим начальником гурьбой выбежали ещё трое тюремщиков охранявших меня. То есть всех нас. Я остался один на один с секретарём.

Он окинул меня задумчивым взглядом и как ни в чём не бывало принялся дальше что-то строчить в гроссбухе, периодически макая перо в чернильницу.

Я усмехнулся.

Школа магии, мать их! А самописчие ручки прикупить, даже для себя, не удосужились.

Секретарь как-то оценивающе окинул меня взглядом, и вдруг поднялся, подошёл к двери, ведущей в кабинет директора, и без стука открыв её вошёл.

Из приоткрытой двери раздались неразборчиво голоса, но я не прислушивался. Мне незачем подслушивать.

Понятно! Видно решил всё-таки доложить, что молодую герцогиню экстренно потащили к целителям.

Я, к своему удивлению, остался один в помещении.

А раз так, то что мне мешает хоть немного посидеть? А то держат в кабинете уже третий час и всё время на ногах заставляют стоять, не давая хоть немного посидеть. Впрочем, не только мне. Видно, герцогиня сильно рассержена, и на свою дочь в том числе.

Ух! Как же хорошо!

Я уселся в глубокое удобное кресло и с наслаждение вытянул ноги.

Кайф!

Вновь открывается дверь и выпускает из кабинета секретаря.

Ехидный взгляд в мою сторону, но ни слова против того, что я без разрешения уселся в кресло.

Ну, а раз молчит, то и я вставать не буду.

А так можно хоть ещё три часа ждать моего участия в экзекуции.

Но всё-таки что-то я зачастил с посещением кабинета директора. Надо как-то такие правила менять! Ведь была возможность не доводить противостояние до горячей фазы.

Видно, я задремал.

– Ну и нагл ты не по статусу. – вырвал меня из дрёмы чей-то голос.

Так и есть, секретарь собственной персоной трясёт меня за плечо.

Так и хотелось сказать: «Отстань старуха, я в печали». Но, увы, пора видно и мне на экзекуцию.

Я бросил взгляд на барона.

На парне и вовсе лица нет. Чем-то его так хорошо пробрало-то!

А, пофиг! И не через такие передряги проходили, а тут какой-то «выездной педсовет» с «родительским собранием» вперемежку! Как-нибудь да переживу.

Ну что ж. Потрём глаза. Зевнуть не забыть.

Вон у появившегося охранника даже рот в усмешке дрогнул, а в глазах и вовсе смех стоит.

Понятно! Охрана на моей стороне, ведь все знают, что у нас дружба с их номинальным начальником.

Рывок. Встал на ноги. Не качает, но зевать ещё хочется. А кто запрещает? Я даже потянулся вверх, подняв руки над головой, и встал на носочки.

Присутствующие за мной молча наблюдают, а секретарь и вовсе улыбнулсяся.

Увидев вполне добрую улыбку на его некрасивом лице, сам того не желая, улыбнулся ему в ответ, и… поклонился аля герцог Ергонии!

Ответный кивок головы секретаря. Скупо, но с достоинством. Потом мотнул головой в сторону приоткрытой двери в кабинет, и…

– Вас ждут, – и вдруг добавил, – лэр!

Я удивлённо приподнял бровь. Однако! А проницательности мужику не занимать! На раз меня раскусил. И чтобы уж совсем неучем не выглядеть, коротко кивнул ему в ответ и пробормотал..:

– Благодарю!

Охранник в ахуе… Видно для него эти политесы в новинку со стороны секретаря.

Вот и я перешагиваю порог знакомого кабинета.

Всё как обычно, только на месте директора школы за столом, в удобном кресле расположилась эффектная женщина.

«М-да!» – копия малолетней несостоявшийся убийцы.

Взгляд прекрасных глаз направлен на меня, и в них явно читается мой смертный приговор.

Магистр с кем-то шепчется. Этого мужчину не видно, лицо его головой магистра закрыто. А вот директор вольготно расположился у окна на угловом диване. Попивает себе чаёк, и так, с усмешкой, посматривает на меня.

В руках женщины листы бумаг, видно, материалы расследования читает. Хоть меня и не опрашивали, но наверняка других участников событий опросить уже успели. Вон и моя бумажка, мной лично состряпанное письмо от имени герцога Ивалье виднеется в общей стопке. Со всем ознакомилась герцогиня и готова к экзекуции.

Ну, что же! Делаем вид раскаивающегося преступника. Больше трагизма на чело и глазки в пол упираем. Только и осталось, что ножкой шаркать по полу в смущении и страхе.

Молчание затягивается. И только едва слышимый шёпот магистра, что что-то на ухо мужику, видно отцу барона, рассказывает, и, наверняка, разговор обо мне идёт.

– Итак, юноша! – наконец-то соизволила начать допрос герцогиня. – Как вы можете прокомментировать событие из-за которого все мы здесь собрались?

Я удивился про себя. Наездов вроде на меня пока нет, но и вопрос немного не корректен. Она ведь не дура.

– А что тут можно сказать. Попытка убийства, причём безоружного. Вешать таких надо!

В кабинете повисло ошеломлённое молчание.

А вы, что думали, я на себя ответственность за случившееся брать буду. А вот дудки! Имён я не называл и кого именно вешать не уточнял. Но умный поймёт, а умные здесь по умолчанию все. Да и озвучил я обычное наказание, которое применяют к преступникам не взирая на возраст, между прочим. Знают об этом все, вот только не пойму, что они от меня хотели бы услышать?

– Решать, как наказывать провинившихся, не входит в ваши обязанности! – пришёл на помощь герцогине отец барона, и к моему ужасу мне показался знакомым этом голос!

Не может быть! Это уже даже не смешно.

Граф Цилин, собственной персоной!

Умею я себе врагов заводить из стана верховной знати! Проблема!

Я приподнял голову, чтобы убедиться, что мои уши меня не обманывают. Какое там! Вон, сидит рот открыв от удивления. Видно и ему лицезреть меня мало приятно, да и удивлён не меньше моего. Конечно, я тогда ему много наговорил… «приятного»!

Строить из себя испуганного придурка больше смысла не было, и я принял свободную стойку спокойно скрестив руки в районе паха.

Изменение во мне заметили все, но больше всего удивление у собравшихся вызвало поведение графа. Он поражённо молчал, от возбуждения покусывая нижнюю губу. Видно, такое поведение графа было чем-то невообразимым, что и поражало всех собравшихся своей необычностью.

– Вы, я смотрю знакомы, ваше сиятельство? – спокойно спросил архимаг. – Тогда поведайте, кто перед нами, а то такое впечатление возникает, что как будто перед нами принц крови, не иначе!

Уточнение, видно, на всех произвело впечатление.

Вон, как подобралась герцогиня, и вроде и обида немного из глаз за дочь прошла. Ведь подставила её дочурка неслабо. И теперь уже по-новому, без всякой неприязни, принялась она меня рассматривать.

Магистр тоже сидит задумчивый, и даже граф видимо переосмысливает все перипетии нашего знакомства со стороны этого необычного предположения, высказанного директором школы.

Принц крови! Вот только этого мне не хватало! А ведь о чём-то таком и думали руководители школы, когда я в неё поступал.

– Не припомню, чтобы мальчик как-то представлялся в момент нашего знакомства, – наконец-то заговорил граф, – но и ситуация, когда мы с ним столкнулись, была далека от спокойной. Я вам, Ваша Светлость, уже докладывал примерно месяц назад о своей поездке в школу, и о том, что на пути обратно в столицу пришлось вершить суд над бандитствующими баронами. И докладывал, что на момент, когда я обнаружил баронов, они уже были все ранены. Так вот, представляю вам того великолепного лучника, который практически в одиночку перестрелял почти весь боевой отряд барона, в том числе и арбалетчиков. А их было на поляне, где и развернулись эти события, больше десятка человек.

Все с удивлением рассматривали меня.

Смущаться я не стал, так и продолжал спокойно стоять.

– Он один был на дороге? – удивилась герцогиня.

– Нет, с ним был сопровождающий. По повадкам, обыкновенный наёмник, но отлично и очень дорого экипированный. Он был вооружён мечом, двуручным по-моему, но ран от меча на пострадавших разбойниках мы так и не обнаружили.

– Получается, что стрелял только лучник? – уточнил магистр.

– Почти. Кто-то был ранен выстрелами из арбалета, который был у наёмника. Причём болты арбалета, как и стрелы у лучника, были с наконечниками выполненными из металла древних.

Вздох изумления прокатился по кабинету.

– Так это же сокровища! – вскричал магистр.

– А я вам о чём говорю! – пожал плечами граф. – Непростые нам наёмники тогда попались, если и вовсе наёмники. Теперь, исходя из той бумажки, что лежит на столе от герцога Ивалье, у меня зарождаются совсем другие мысли. И к тому же, маленький воин вёл себя как господин. Огромный наёмник слушался его как синьора, и выполнял все его команды. Да и со мой и моей свитой мальчик говорил САМ, один, притом в выражениях не стеснялся и уважения к старшим не проявлял.

Вот и откат за глупое поведение на дороге! Теперь и не доказать мне, что я не верблюд! Паскудная ситуация! Теперь точно Ивалье меня сдадут! Нет у них другого варианта действий.

Но это я так думал, а хитромудрый граф быстро всё просчитал и предложил такой вариант, отказаться от которого мне была не судьба. Но это было немногим позже, а пока…

– Теперь объяснимо его такое поведение в школе. А ведь и предъявить ему нечего! – усмехнулся архимаг. – Его цепляли, оскорбляли, а потом и вовсе до подлого удара ножом опустились. И пускай заказчик наказан, да притом так, что теперь можно смело говорить, что у соседнего Герцога наследника почти нет. Опозорился, а с таким правителем в будущем мало кто захочет иметь дело. Струсил на ровном месте, и притом при свидетелях, да ещё с такими шокирующими последствиями. Воздействие магией на него не выявлено, так что как о правителе, о нём можно уже забыть.

– Да-а, некрасиво получилось! – поддержала архимага герцогиня. Вот только слова с тоном и довольной рожицей и выражением глаз красавицы не состыковывались. Напоминание о смешивании с дерьмом наследника ненавистных соседей словно бальзамом ложилось на душу боевой герцогини. Вон и благодарным взглядом по мне прошлась. Если бы не разборки с её дочерью, то точно бы расцеловала уже.

Видно видя, что разборки со мной уходят не в нужную строну, в разговор быстро вмешался граф.

– Пускай и так, но последняя его выходка уже ни в какие ворота не лезет.

Я удивлённо посмотрел на графа.

Однако! И чем, интересно, подкрепляются его слова? Обмануть архимага, наверное, почти невозможно, хотя, как раз мне-то, и удалось с письмом Ивалье это сделать. Там всё-таки стояла реальная подпись главы клана и к тому же полностью активированная печать. Видно она-то и ввела в заблуждение магов.

Но вернёмся к графу. О чём он там лопочет? О каких, таких выходках с моей стороны?

– Ведь этого глупого противостояния можно было легко избежать. – услышал я конец его фразы.

Я вскинул бровь вверх, как бы спрашивая, и как?

Мой молчаливый жест был правильно понят.

– Разве нельзя было сразу отпустить зачинщика конфликта и не доводить до демонстрации магической силы? – потом внимательный взгляд в мои глаза и серьёзное последовавшее уточнение. – Моим сыном.

Упс! Вот так расклад! Они все точно чокнутые. Там ведь столько народа было. Да они за ночь всей школе о произошедшем настучать успели.

«Или всё-таки не успели?» – я посмотрел в глаза графа. А там…

Наверное, нет. Тогда, видно, всех повязали, и всю ночь допрашивали. И вот теперь придумали как обелить малолетнюю дурочку, а вместе с ней и всё руководство герцогства! Лихо! Тонкий ход! А я про повесить! И теперь барон – главный козёл отпущения.

Но это я так думал. На самом деле козёл был не один, а именно ДВА!

Альтернативой моему несогласию с позицией комиссии был «стук» Ивалье, а мне этого ну очень не хотелось бы!

И я задал прямой вопрос.

– Мой «благодетель» об этом… недоразумении… – вовремя нашёлся я, что сказать. И радует одно, видно, вопрос о моём отчислении из школы опять не стоит на повестке дня! – Не узнает? – закончил я свою мысль.

Герцогиня уловила нотки паники в моих словах и плотоядно улыбнулась.

Вот же лопух! Такой рычаг давления сам дал им в руки! Но, всё равно бы додумались до такого шантажа, тут и козе понятно. Зато хоть время на разборки сэкономил.

– Это мы можем обещать, но есть и ваша вина в произошедшем! – продолжил свой подготовленный разнос граф.

– И какая же? – неподдельно удивился я.

Граф повернулся к директору школы и улыбаясь спросил:

– А скажите, Ваше Магичество, а данный студиозус инструктировался при поступлении?

Вот тут я понял на что намекает, гадёныш. О докладе по всем происшествиям лично магистру или директору школы. И ведь не поспоришь.

За архимага ответил магистр.

– Всенепременнейше, Ваша Сиятельство! Лично мной в присутствии нашего дорогого директора. Отдельно было уточнено, что о всех происшествиях докладывать незамедлительно.

– Ну, и поступали какие-нибудь доклады о стычках с учениками непосредственно от него? – граф глазами указал на меня.

Магистр просёк куда клонит граф, улыбнулся улыбкой аллигатора.

– Увы, Ваше Сиятельство! Но именно от него не поступило ни одного доклада за весь тот небольшой отрезок времени пока он у нас учится. Хотя вот уже неоднократно участвовал в разбирательствах именно в этом кабинете.

– Безобразие! – поддержала магистра и графа герцогиня. Только, видимо, архимаг был на моей стороне, вот только идти против всех он не собирался.

От того и проронил с неохотой:

– Это несомненно нарушение, но оно не заслуживает серьёзного наказания! – определил для собеседников директор свою позицию. Мол, наказывайте, но сожрать с потрохами он меня не даст.

Ну, хоть это радует! А то только дай им повод.

– А потому, – продолжил между тем граф, – у меня есть предложение. Наказать, как зачинщика беспорядков, так и того, кто непосредственно мог не допустить возникших безобразий, но ввиду постоянного игнорирования правил поведения школы он не сделал этого. Думаю, они оба заслуживают наказания, причём вместе!

Последнее уточнение меня особо обеспокоило. Что значит, вместе?

Поддержали графа все собравшиеся в кабинете, даже архимаг, хотя я на его защиту всё ещё надеялся.

– А раз все согласны, то поясню детали. – усмехнувшись, глядя на мою растерянную физиономию, продолжил граф. – Предлагаю уже сегодня отправить отбывать наказание провинившихся! Я планировал сына представить в его будущем баронстве в качестве правителя, но последнее происшествие указало мне на то, что он ещё недостаточно подготовлен к такому серьёзному шагу. Как он будет руководить целым государственным образованием, если не понимает, чем живёт простой народ, не знает его чаяний, его стремлений. Вот я и решил, и предлагаю вам меня поддержать. У вас, господин архимаг, я слышал, есть артефакты, которые блокируют любые проявление магии в человеке?

Директор школы окинул меня взглядом и усмехнулся.

– Есть, но они очень дорогие! И есть одно обстоятельство. Если индивидуум как-то продавит их воздействие, то они тут же настраиваются на его ауру и навечно остаются с ним. Всех свойств таких артефактов не знает никто. В древности их использовали, наверное, как увеличители прилагаемой силы в заклинаниях и плетениях. Это артефакты ушедших богов! И кого конкретно, Долов или тех же Древних, нам не известно. Всего таких артефактов в мире, находящимся в хранилищах государственных и частных коллекций, не больше трёх десятков. Три из этих тридцати у меня в частной коллекции. Но с ними я так ничего сделать и не смог. Снять его может только тот, кто его одел. А также тот, кто его приручил. Но сразу скажу, цена у него кусается. Он равен целому годовому балансу школы. Хотите рискнуть?

Видимо маг пытался отговорить графа от его задумки, но неожиданно своего друга поддержала герцогиня.

– Затраты будет нести герцогство. Ведь платить придётся только в том случае, если вам не удастся вернуть артефакты? Я правильно поняла?

– Абсолютно, Ваша Светлость.

– Что же, тогда договорились, рискнём. Да мне и самой интересно увидеть как действуют такие артефакты. – герцогиня довольно откинулась на спинку кресла.

– Отлично! С основными атрибутами решили. Их ведь можно одевать на любое место тела? – уточнил у магов граф.

– Только либо на руки, либо на щиколотки ног. Можно и под коленки, но тереть будут. И если такое случится, в момент приручения они вроде как уходят под кожу магу, становясь его неотъемлемой частью.

Ничего себе перспективы. И куда нас в таком виде засунут, а засунуть нас решили не куда-нибудь, а…

– Ну и отлично! – произнёс граф. В отличие от меня он находится в отличнейшем настроении. – Но вернёмся к моему предложению. Данные господа, на срок летних каникул, которые у них начинаются на месяц раньше, а именно с завтрашнего дня, под видом сирот, без денег и нормальной одежды, отправляются в путешествие в баронство. Сейчас там командует мой друг и наставник сына. Поедут они туда в качестве простой рабочей силы. Их задача, чистить конюшни всё это время, вплоть до первого сентября. Потом декада в пути и продолжение учёбы. Условия следующие. Живут и выживают они сами, вместе. Охрана будет только со стороны, и только на период путешествия до баронства и обратно. Если не смогут выжить, значит того хотят боги. Пускай сын у меня и наследник, но слабого владетеля мне не надо. Я сказал! Если сына я всё равно заставлю, то со стороны этого юноши должно быть добровольное решение. В противном случае, немедленное отчисление с докладом герцогу Ивалье.

Вот же сука!

Я тут впахивал как Папа Карло. Такую нору себе подготовил! Насчёт заработков почти договорился, любовницей почти обзавёлся. И на тебе, отчисление! А вот хрен тебе! Почистить стойла лошадей и коров, да какая разница. Жить под прикрытием сирот в течение четырёх месяцев, да легко! Скорее твой сынок загнётся чем я.

– Если решим вопрос, и за нас чистку коровников и тому подобное будут проводить другие, это пойдёт в зачёт? – спокойно спросил я.

Удивление на лицах собравшихся.

Что? Ждали истерить начну? А вот хрен вам! Не угадали!

– Если только вы сами их заставите без посторонней помощи, либо оплатите их труд своими заработанными деньгами. – ответил мне граф.

Ох, чувствую, весёлое лето мне предстоит! Жаль только с Хэрном не удастся встретиться, но на всякий случай Губа и Нерэя предупрежу, что меня искать могут.

Но как же жаль, что сегодняшнее рандеву, договорённость о котором была достигнута вчера, не состоится. И попытка отложить отъезд на завтра не удалась.

– Нечего светиться в школе. Сейчас вас переоденут и в закрытом паланкине вынесут за пределы школы. – и, предупреждая мои вопросы, граф добавил. – Все ваши вещи останутся в неприкосновенности. Мандолину твою никто не будет пытаться трогать. Всем известно на что были способны древние мастера эльфов, и по дурости остаться без пальцев, из-за праздного любопытства, не хочется никому. Поэтому гарантирую сохранность всего, в том числе и тобой отстроенного и отремонтированного жилища.

Вот и объяснение, почему барон при выходе из кабинета директора был белее мела. Но похоже фокус со мной был придуман в процессе нашей беседы. Вначале планировалось отправить на экзекуцию сроком в четыре месяца одного барона. Представляю, как он обрадуется, узнав, что в этом квесте у него будет напарник.

Да ещё какой!

Но ситуация весьма тривиальная, и мне она всё больше и больше не нравится. Но покидать школу, как альтернатива, что-то совсем мне не хочется.

Я мысленно осмотрел себя.

Тога школьная. Сапожки мои маленькие понтовые. «Счастливчик». Может удастся убедить графа и не оставляя его здесь с собой забрать. А с другой стороны, а куда его девать? Ведь точно отберут не эти, так другие! Пока с магией не решим, дёргаться и качать права бесполезно!

Кулон защиты ещё есть, вчера накопитель я оставил в заклинательной комнате на алтаре заряжаться. Вот и весь мой прикид. Даже если заберут кулон защиты, а его уж точно заберут, то останусь я только с каменным браслетом на левом запястье, который без последствий никак не снять!

Похоже, что я конкретно встрял! Ещё есть возможность отказаться, но ведь уже дал слово, а это будет со стороны не очень красиво смотреться. Но надо признать, что граф меня всё-таки сделал! Ну, никак я не ожил именно такого варианта наказания. Извращенцы.

Всё! Выводят нас на первый этаж и ведут в одну из боковых комнат. Сопровождает нас всё такой же молчаливый Губ с напарником. Закрывается за нами дверь.

Как понял, это комната для переодевания. На столе лежат чьи-то обноски.

– Что? Нет, я это не одену! – во всё горло кричит пока ещё барон.

Всё, кончилась у него выдержка! И началась настоящая истерика.

И тут резкая оплеуха и хватание за ухо.

– Что, негодник! Как отвечать за свои поступки, так кишка тонка. Вон, смотри на Гури. Он и вовсе из-за тебя засранца под раздачу попал, и не кричит как резаная девчонка. – у Губа разговор короткий, ему бы только психоаналитиком работать и из депрессии идиотов выводить. Вон ещё и пинка для ускорения парню добавил. Тот, шмыгая носом, поднялся с коленей и поплёлся в дальний угол разоблачаться. Стеснительный ты наш! Ничего, приучим ещё! Только время дайте.

Губ склонился надо мной и тихо зашептал:

– Ну, ни на секунду тебя одного оставлять нельзя. И как тебя так угораздило-то?

Я пожал плечами и принялся аккуратно стягивать с себя школьную тогу.

– Даже не ожидал, что всерьёз эта сучка файерболом зарядит. Падла крашеная!

– Кто крашеная? – не понял орк.

– Да малолетняя дочка вашей ненаглядной герцогини! Видно с неё стружку снимать мать отдельно будет. Ладно, что было-то прошло. Перед Синди извинись за меня. Объясни, что тут у меня произошло. И ещё одно! Возможно меня искать начнут. Должны летом друзья приехать. Среди них, наверняка, канн будет, но необыкновенный. Сам поймёшь, что с ним не так. Скажешь, чтобы меня не искали, а приезжали в середине сентября, если смогут или позже. Буду ждать! Познакомь его с хозяином таверны, думаю им будет о чём поговорить. И осторожней с ним. Он шуток не понимает, когда вопрос касается меня. Может и шарахнуть от души. И поверь, ему даже наш архимаг не указ. И, наверняка, с ним сопровождающие будут. Так что побольше учтивости. Расскажешь всё как есть, ничего не утаивай, кроме моего местоположения на тот момент, а то их всех расстояния не очень-то и удержат от поездки. Так и скажешь, что это мой приказ. Они поймут о чём я.

При слове приказ глаза орка полезли из орбит. А что делать, боюсь и мой приказ не остановит Хэрна от поисков.

– Канна зовут Хэрн. Запомни! Однозначно, он будет добиваться встречи с руководством школы. Поэтому и прошу, перехвати его и расскажи как мы тут с вами жили. Можешь и с Нерэем его познакомить. Хуже не будет! Думаю, всем вам будет о чём поговорить. И ещё, не вздумай с ним на спор пить кто кого пропьёт. И гнома предупреди. Хэрна спиртное не берёт. Издержки магии! Но на спор он с удовольствием идёт и обдирает, бывает, оппонентов. Я вас предупредил. Синди скажи, что канна не совратить. У него там свой квест.

– Что за друзья у тебя такие? – удивился Губ моему рассказу.

– Хэрн мой официальный учитель, а раз ему архимаг до сраки, можешь представить какой он силы. И воин он не из последних. Поэтому если захочешь заработать, и, если случится у Хэрна здесь с кем-нибудь поединок, а такое легко может произойти, потому что за языком старый хрыч следить не любит, то, несмотря на его противника, кто бы это не был, ставь максимальную ставку на канна, не прогадаешь. Но если только он выберет шест или копьё. Об остальном не скажу.

Губ проникся.

– Если будут в твоё отсутствие гости, обязательно позабочусь о них, не беспокойся. Теперь о путешествии вашем! Что-то граф крутовато с сыном за небольшой косячок обошёлся.

Я махнул рукой.

– Простой воспитательный процесс. Забывает молодёжь о своих корнях. Зазвиздились слишком. И граф придумал способ как опустить наследника с небес на землю.

– Да уж, лучший способ через кидание навоза! – усмехнулся орк. – Сейчас вас выведут в подвал, а оттуда уже в одном ящике вывезут за город. Такое распоряжение графа. Вначале вроде на ферму, попрактиковаться в очистке от навоза стойл. А завтра, с самого утра, примкнёте к каравану, который идёт в нужную сторону. Дать тебе ничего не могу. Полный запрет, а нарушать команды я не привык. Но скажу кое-что. В путешествии вас будут прикрывать, но не сильно, так что всё может произойти. Надейся только на свои силы. Архимаг уже артефакт одел?

– Ага. – я задрал штанину. – Вон, под коленку его засунул.

– И как?

– А никак уже. Ничего не чувствую, сильная штучка. Но ничего, прорвёмся! – подбодрил я орка, а заодно и самого себя.

– Ладно! Вон уже барон облачился.

Я глянул в сторону, где переодевался сын графа. Стоит, брезгливо расправляя ладонями грязные складки одежды.

Мне его даже жалко стало.

– Есть ещё одно дело, которое мне поручили сделать. – Губ с сочувствием посмотрел на меня. – Пойми правильно, но грязных сирот простолюдинов и с такими прекрасными длинными как у благородных волосами, не бывает.

До меня стало доходить, меня сейчас обкорнают!

А с другой стороны, да и ладно! Я и так раньше носил короткие стрижки.

– Только уши не отрежь! – усмехнулся я. И глянул на барона, который с неприкрытым ужасом взирал как Губ кинжалом кромсал у меня на голове волосы.

Парикмахер из орка был ещё тот, примерно, как из меня прошлого балерина. Барон, видя такое непотребство, не выдержал подобного издевательства и просто заплакал. Тихо, немного шмыгая носом, но слёзы буквально градом катили из глаз по его лицу.

Успокаивать брата по несчастью я не собирался. Во-первых, он мне далеко не брат! А во-вторых, пускай привыкает к своему новому имиджу. Единственно, я всё-таки его немного подбодрил, сказав в слух обращаясь к орку:

– А, за четыре месяца уж точно по новой отрастут! Ерунда какая, зато вшей не будет, и жара летом не страшна станет.

А вот потом точно ад начался.

Вначале нас незаметно провели в подвал, где уложили в длинные ящики, в которых мы провели в общей сложности часа три, пока из города выбирались в составе обоза. Потом до фермы загородной, которая от города совсем неблизко была. Вот там-то нас уже встречали совсем непонятные и незнакомые люди. Объяснений и слов поддержки не было.

– Есть хотите? – спросил долговязый детина с лицом Валуева. Увидев закономерные кивки с нашей стороны, парень продолжил. – Тогда так. Вон лопаты и вилы. Вон хлев. Ваша задача его очистить до ужина. Успеете, вы сытые, нет, ложитесь спать голодными. Спать вам всё равно в том же хлеву, вместе со скотиной, в любом случае. Но лучше спать сытыми, а не голодными. От вас сегодня зависит как вы питаться будете. И так будет всегда теперь. Сперва работа, а вот как наработали, так и поели. Вперёд!

Что сказать! Спать сегодня мы вдвоём ложились на кусочке сена голодными. Я работать не хотел, потому что влом было, а барон, если и хотел поужинать, но как обращаться с вилами и лопатой понятия не имел. И к тому же, по старой привычке, попытался заставить меня работать за двоих.

Я покрутил пальцем у виска. С ума сошёл! Я за себя-то работать не собираюсь, а он хочет, чтобы я и его норму выполнил. Увы, паря, но ты тут не прав!

Подрались.

Он мне немного нос задел, от чего тот до сих пор кровоточит, я же ему отменный фингал под левый глаз поставил. До этой драки мы с ним и так почти не разговаривали, а после и вовсе было объявлено молчаливое противостояние.

Завтра у нас первый переход назначен и знакомство с составом каравана. Вот и посмотрим, что можно делать, и за счёт чего можно жить. Есть то надо, да и эти обноски бы поменять, но больше всего неудобства доставляло отсутствие нормальной, да какое там нормальной, хоть какой-нибудь обуви.

Но все проблемы оставляем на завтра, а сегодня я просто очень устал.

Даже с артефактом нет сил поработать. Как там говорил архимаг, в древности их как-то приручали и использовали! А чем я хуже? Просто сейчас очень спать хочется. Завтра разбираться будем со всем, а то спать осталось всего ничего. И уже в затухающем сознании проскользнула мысль:

– Вроде воняло в хлеву неслабо, а сейчас я вроде как и запаха-то не чувствую. Вот же я уработался.


Глава шестая


Примерно в это же время в кабинете директора школы.

Состав собеседников прежний, впрочем, как и тема разговора.

– Дочу я сама проучу. – усмехнулась герцогиня. – Ишь чего придумала, по поводу и без повода магической силой хвастаться. Попугать она видите ли решила простолюдина, а в итоге едва его не убила! Хорошо у него защита оказалась на уровне. Вот его кулон. И непростой кулончик-то. Редкий! Он у него и зверей, и насекомых отпугивать умеет. Странная штучка у обычного простолюдина, не находите?

– А кто сказал, что у обычного! – хмыкнул граф. – Вы бы только слышали, как он меня…, меня…, при всём честном народе отчитывал, после того как я бойню остановил. Ведь, по сути, от боевого отряда разбойников ничего не осталось, и думаю, что не завидная судьба их ждала. Порешили бы их, точно! А так, получается, я преступников спас! Вот примерно за это и высказывал мне малец претензии, да ещё в такой форме.

– Как они восприняли переодевания и, главное, стрижку? – спросила магистра герцогиня.

– Барон очень сложно. Губу его даже попинать пришлось, чтобы в чувство привести, а вот Гури спокойно воспринял, что переодевание в обноски, что стрижку под горшок.

– Странное поведение. Ни один благородный спокойно к грубой стрижке своих волос, которые постоянно лелеял, не отнесётся. – задумчиво пробормотал граф.

– Значит, знаком с нуждой парень не понаслышке! – подвёл итог архимаг. – Меня больше другой вопрос волнует, связанный с его покровителем.

– Да, Ивалье, это проблема на сегодня! – поддержал начальника магистр.

– В столицу мы данные о письме и наличие на нём интересной печати не передавали. Очень похоже на то, что в столице и так догадываются о том, что герцог теперь имеет полное право претендовать на трон. Ходят упорные слухи, что и разногласия начались у близких родственников. Вокруг Ивалье начинают сплачиваться недовольные правлением Тави. Даже императрица стала холоднее общаться со своей единственной подругой. Многие усматривают в этом неоднозначную позицию Ивалье к брату. Очень похоже, что назревает внутриимперский нарыв, который может привести к смене власти в империи, а из-за этого и курса поведения в мире. Видели представителей ушастых и королевства Роз разных расцветок в свите Ивалье. Это о многом говорит. – высказался граф.

– Ни о чём это не говорит. – махнув рукой на слова графа, вступил в полемику и архимаг. – Поверьте, я знаком с Кризом не понаслышке, и он, по определению, не способен на предательство. Очень похоже на то, что император разыгрывает спектакль для недовольных! Вот их и собирают вокруг Ивалье, чтобы потом всех вместе и прихлопнуть. Луиза не настолько глупа, чтобы спокойно давать крутить свои дела у неё перед носом явному претенденту на престол. Бред! Невозможная ситуация, поверьте мне, госпожа! И ни в коем случае даже не приближайтесь к этой клике, если хотите сохранить трон в герцогстве. И я опасаюсь очень, что этот мальчуган, звено в цепи какой-то хитрой игры нацеленной на вас. Может быть Луиза так и не успокоилась и мечтает сменить династию в вашем герцогстве. Отсюда и письмо с печатью, кричащей о способности Ивалье занять трон. И мальчуган-простолюдин с повадками принца, который просто иногда забывается. Отсюда и поклоны отъявленного царедворца и способности к магии на уровне заправского архимага. Вот такие дела! А ваша дочь, глупейшим образом, едва не сыграла на руку императору. Что бы произошло, если бы ей удалось уничтожить пацана? Как бы на это отреагировал Ивалье и сам император? Мы не знаем. Считаю предложение графа очень своевременным, мы убираем из школы на время раздражающий фактор. Мы потянем время. Уверен, те, кто стоят за этим финтом с отправкой молодого человека учиться к нам, ещё наведаются в школу, а вот тогда, господа, уже мы начнём действовать. Может я и ошибаюсь в своих выводах, но повышенный интерес императорской четы к великому герцогству всем известен. Почему протеже Ивалье выбрал именно нашу школу? Его ответ на этот вопрос слишком расплывчат. Выбирал лучшую! Ой, что-то мне в такой ответ не очень-то и верится.

Едва умолк архимаг, как граф задумчиво вслух озвучил свои размышления, ни к кому конкретно не обращаясь.

– В словах умудрённого жизнью человека, архимага, есть зерно истины! А именно то, что мы выиграли многое, отправив парня подальше от школы. Хорошо и то, что рядом с ним будет мой сын. Охрану я поставил минимальную, а, значит, выживать им придётся самостоятельно. Если наша теория верна, и мальчик приближённый Ивалье, а значит и императора, то через него мы сможем наконец-то навести мосты с императорской четой. Это бессмысленное постоянное противостояние в совете лэров, глупо и неперспективно. Тави сидит на троне крепко, как никогда. – он глянул в сторону герцогини. – Думаю, командир, тебе всё-таки стоит выходить из этой нерабочей постоянной оппозиции трону. Никаких дивидендов от этой борьбы нет. Давай попытаемся разыграть карту пацана. Думаю, даже если мы и ошибаемся на его счёт, то ничего страшного, мы всё равно ничего не теряем. Ивалье поддерживаем, но только как друзья. О его посланце молчим. Вроде как ничего и не случилось. Отношения выдерживать ровные, а вот с императором стоит идти на сближение. Выгодно это именно нам в первую очередь. Надо готовить войска. Император не зря почти всех наёмников по империи собрал. И платит им исправно, а, значит, что-то намечается серьёзное.

– Серьёзное! – оживилась герцогиня.

– И даже не думай! У тебя муж есть, чтобы войска водить. А то решишь молодость вспомнить! – усмехнулся граф.

– Ну вот, на самом интересном! Хотя, это идея повоевать да развеяться немного. – задумалась чаровница. – Боевой я маг, в конце концов, или нет. Герцогством ты и сам управлять сможешь, пока я с любимым за императором двину. Может чем ему и помогу!

– Весьма опасная перспектива, госпожа! – архимаг по-отечески улыбался воинственно настроенной правительнице. – Не зная замысла кампании, отдавать свои войска, да ещё и самой идти в непонятный поход! Что-то я вас не узнаю, дорогая! Демис, хоть ты ей скажи.

– Да сказал уже, старый друг, но ты её лучше меня знаешь. Если что решила…

– То отговаривать бесполезно. – хором сказали все одно и то же. И, посмотрев друг на друга, искренне рассмеялись.


***


Утро.

Подняли нас пинками…

Парень, который озадачивал нас работой в хлеву, был явно зол. Увы, паря, но стойла и весь хлев тебе самому придётся чистить. Не оправдали мы твоих надежд! И вот теперь он срывает на нас злость. В ответ нам нечем его приголубить, хотя…

Я вновь увернулся от пинка.

Мой напарник таким ловким не оказался и сейчас стонет в углу, размазывая злые слёзы по перепачканному лицу.

Неслабо нас так перевоспитывать начинают, но думаю, что это просто инициатива нижних чинов. Уж, что поделать, но сиротами в этом мире и детьми быть совсем несладко. Защитить и вступиться за нас некому, а потому придётся самим этим вопросом заниматься.

Парниша вновь в мою сторону направился. Жалкий вид моего напарника похоже его удовлетворил, а вот моя скалящаяся рожа его только подзадоривает. А что, и весело ему, и злость срывает, отрывается, так сказать, душой, издеваясь над теми, кто, по его мнению, не в состоянии постоять за себя. Но это ты зря, я вот сломанный черенок от вил увидел. Главное, чтобы он гнилым не был. Уж больно мне хочется ему по голове им надавать.

Кувырок! В очередном рывке ухожу от занесённой для удара ноги ублюдка. На ходу подхватываю с грязного земляного пола своё новое оружие.

– О, как! – рассмеялся парень. До этого вся экзекуция шла молча. Только наше сопение и всхлипы барона нарушали тишину в хлеву в дополнение к естественным шумам, которые производил десяток животин.

Видно подраться парень не дурак. Тут развиты такие забавы. Часто один на один бьются, но и стенка на стенку кулаки почесать не прочь.

Наш мучитель демонстративно завёл руки за спину, мол, давай, нападай. Весело ему.

– Ну-ну! А так!

Я крутанул немного непривычно короткий для меня шест. Обозначив одним концом палки удар по ногам, обратным ходом, когда противник приподнял ногу в которую шёл удар, другим концом своего оружия резко треснул засранца по голове.

Палка выдержала мою ярость, чего нельзя было сказать о голове моего противника.

Вон, лежит и воет, зажимая ладонями рассечённый лоб.

А ничего так заливает кровью ему лицо!

Испуганный, дрожащий, а ведь несколько мгновений назад лупил беззащитных детей не задумываясь о последствиях.

– Так, ублюдок! Два раза говорить не буду. Скидывай портки и сапоги тоже. Быстро. – и для убедительности треснул его легонько палкой по затылку.

Стонет, испуганно хлопает глазками.

– Штаны кровью не запачкай. Нам их ещё продавать.

– Не, не… не надо. Я может сам заплачу? У меня целый «Серебряный» есть.

– Нож есть? – спросил я.

– Нет!

– А что-нибудь из обуви на нас? – снова поинтересовался я.

– Вам нельзя. Всё равно отберут. Велено именно в таком виде вас и отправить отсюда.

Понятно!

Обуться и переодеться не получится, но вот дрын этот я с собой возьму. Древесина очень плотная и для хвата пускай немного толстовата, но для меня это не является критичным, как и его высота. Я привык с несколько подлиннее шестом работать, но и этот ничего.

– Тогда поесть что-нибудь! И с собой! Котомку какую-нибудь с собой взять. И смотри… сапоги снял…

– А как же я?

– Притащишь, что я тебе сказал, сапоги вернём. Ножик какой-нибудь найди.

– Не стоит. Вас осматривать будут. Приказ графа. Чем вы так его прогневили?

– Не важно. И это, флягу какую-нибудь или бутыль. И, если есть, то и котелок.

– Ни фляги, ни бутыля нет, а вот старый закопчённый котелок у меня завалялся где-то, я его хотел кузнецу по цене лома меди отдать. Нести?

Я подумал.

– Тогда и ложки с кружками.

– Если найду, но не обещаю.

– А ты постарайся! И отмойся, а то словно от разбойников убегал.

Всё! Убежал наш куратор, получив на орехи. Со стороны, наверное, смешно выглядело как он, здоровый бугай, передо мной заискивал, и как без сапог припустил к каким-то постройкам, куда нас с бароном не пускали.

– Ну, что, баран, то есть барон, как тебе первое утро в другом амплуа?

Тот скривился.

– Меня, вообще-то, Шварцем зовут. – наконец-то представился пацанёнок. А глазки-то у него блестят. – Меня научишь так палками драться?

Я усмехнулся.

– Если только постоянно дуться на меня не будешь и поведение своё изменишь. Иди, глянь в бочонок с водой как ты сейчас выглядишь в этих обносках и с грязной рожей с потёками от слёз. Пора забыть, что ты барон. Вернее, принять другую личину. Поверь, будет весело и ты получишь незабываемый опыт. Твой отец мудр. Пока ты не увидишь жизнь с низов и не поймёшь чаяний простого народа, правитель из тебя будет неважнецкий. А потому марш умываться и приводить себя в порядок. Первоначальная задача – раздобыть еду и нормальную одежду. За тот мусор, что я заказал нашему обидчику за его сапоги и деньгу, я чувствую ещё побороться придётся. Из школы мы вышли без ничего, а за то, что нам сейчас принесёт этот оболтус, а он принесёт, если хочет получить обратно свои сапоги, то за добытое ещё биться с представителем твоего отца надо будет. Уверен, так просто нас с тобой в это путешествие не отправят. А раз так, то и оружием разжиться надо!

– Каким оружием? – не понял Шварц.

– Да ту же палку бы доработать. Надеюсь, тут кузня есть! А пару больших гвоздей и ворот со сверлом тоже найти можно. Не боись, делов на пару минут!

– Деньги мне давай! – барон быстро пришёл в себя. – Спрячу, шиш кто найдёт! Да и в торговле, я думаю, получше тебя соображаю. Всё-таки меня готовили к управлению и я много времени у лучших купцов стажировался в писарях и приказчиках. Неплохо получалось, да и нравится мне сам процесс торговли. Ты как, не против?

– Да, легко! Из меня как раз, что продавец, что покупатель, ещё тот. Ты лучше глянь какой рассвет.

– Он, что, нас так рано поднял?

– Да он видно и не ложился-то. По девкам ходил, уверенный, что мы тут за него всё почистим. Но по прибытии был неприятно удивлён и слегка разозлился, увидев нас спящими, а хлев неубранным.

– Ох-ё! Нам, что теперь четыре месяца лопатой работать и навозом дышать? Сдохнуть со скуки можно. А ты говоришь, что весело будет!

Я рассмеялся.

– Будет! Главное артефакт побороть и магию вернуть.

– Так ты маг? – не поверил барон.

– Не то, чтобы маг, но кое-что могу! – завуалированно ответил я.

– Тогда, почему архивариус? – не понял Шварц.

– Направление артефакторики. Артефакты разные меня привлекают, а тот, что на нас с тобой надет, тем более. Вот его бы нам приручить.

– Да ты что! – вскричал барон – Только великие маги древности на такие фокусы способны были.

– А мы чем хуже? – подначил я его. – Ты же не хочешь всё время навоз бросать?

– Нет! – твёрдо ответил мальчишка.

– Тогда думать надо, притом вместе. Вот ты что-нибудь чувствуешь? В смысле, магию.

Барон задумался. Мы сидели на завалинке и вместе любовались зарождающимся алым восходом.

– Меня же не это удивило. В хлеву магические светильники… -пробормотал барон. – Это же какие деньги. Я даже не понял, что утро только наступило, когда этот ублюдок меня пинать начал. Потом приеду, повешу его.

– Не вздумай! Будь выше этого! Возвращаться будем этой же дорогой, но не факт, что сюда заезжать будем. Но, если так получится, тогда он и сам в штаны от страха наложит. Как говорят у меня на родине мудрецы, что ожидание наказания, страшнее самого наказания. Вот пускай и помучится, а нам надо сильно постараться, чтобы возвращаться не в подобных обносках, а в одеждах, а ещё лучше в доспехах, соответствующих твоему положению в обществе. А я, в принципе, ни на что не претендую.

– Было бы неплохо! – размечтался барон, даже улыбка на его грязном лице появилась.

– А вот для этого жизненно важно покорить строптивый артефакт и пробиться к магии.

– А и пробиваться не надо. Я её и так чувствую, она всегда со мной. Просто артефакт препятствует обычному способу применения магии. Все мои попытки заканчиваются ничем.

– Постой-постой! Так ты уже пробовал? – удивился я.

– Так, сразу же, как навесили на меня это украшение! А ты, что не пробовал?

– Нет.

– Так попробуй, время пока есть.

А и, правда, чего я туплю! Наш обидчик и терпила в одном флаконе с ништяками ещё не прибыл, а, значит, можно и собой любимым заняться.

Итак, что мы имеем?

Ого! Колодец хранения маны в организме переполнен, а сбросить накопившуюся ману некуда, непорядок!

С чего начнём? С самого малого.

Стоп! У меня же руны наложены! Попробуем…

Какую? Да вот, хотя бы «Малое исцеление», которое на гирлянде заклинаний школы магии Жизни висит. На кого бы его направить? Да на того же барона.

Ну-ка!

Так просто сбросить руну не удалось. Вроде двигается, но уж больно много сил на это уходит. Если по-другому не получится, то так и буду пробовать. А пока перейдём к экстренному сбросу, как при участии в бою.

Оп-па! Пошла родима… ох ты ж…

И я сползаю с деревянных брусьев на землю без сил.

– Ты что, меня подлечил? – заголосил во всё горло барон на котором синяки, которые поставил ему я и паршивец, который так до сих пор и не принёс поесть, почти сошли на нет.

Есть хотелось страшно! На лицо упадок жизненных сил и полностью опустошённый личный магический колодец. И что-то ещё изменилось. Вот только что так понять я и не смог. Проверил навешенные руны. К моему изумлению, плетение уже было восстановлено, к тому же полностью заряжено! Причём, как мне удалось в него столько маны и сил влить? Не понимаю.

Хотя, может это действие артефакта? То есть, если бы я сейчас использовал сдуру более ёмкое и сильное заклинание, то тут бы навсегда и остался. Опять повезло! По лезвию ножа прошёл! Реально ведь чуть не погиб!

Меня прошиб холодный пот, потому что представил, что могло бы произойти с моими магическими клятвенными соратниками.

Получается, артефакт позволяет более полно задействовать силы мага, и даже заклинание первого уровня ставит по воздействию и силе применения наравне с более высокими уровнями заклинаний. То есть, при повторном применении у меня получится не первого уровня исцеление, а… Я глянул на количество маны и силы вложеннее в руну. Не менее третьего! А, если бы тут был изначально девятый уровень, то, что получается… Вот так дела, но чувствую, что я всё равно что-то важное упускаю.

– Как? Как тебе удалось? – не успокаивался барон.

– Руна! – просто произнёс я, не в состоянии пошевелиться от навалившейся слабости.

– Что, руна? – не понял Шварц.

Я призадумался.

Он явно обучался традиционному применению магии, но никак не рунному, как меня учили Бобик и Хэрн с книгами. И как ему объяснить?

– Я рунный маг. – прошептал я.

– Но ведь они очень слабы! – изумился пацан.

– Как сказать! Видишь, мне удалось продавить заклинание, а вот тебе нет. И ещё скажу, что наши артефакты призваны увеличивать допустимое вложение сил и маны в заклинания. Поэтому начинай пытаться применить только заклинания первого уровня, иначе погибнешь от потери жизненных сил! Заклинание просто выпьет тебя.

Паренёк задумался. Потом посмотрел на меня, слез с покосившегося забора и помог мне подняться на ноги.

– Эка, как тебя приложило! Ты совсем на ногах не держишься. Этот баран, если увидит тебя в таком состоянии, то точно не удержится, чтобы не надавать обидчику по шее.

– Ничего, к его приходу я точно более-менее оклемаюсь. Но ты знаешь, я что-то не понимаю, что-то важное ещё связано с этим артефактом. Слишком просто одно увеличение прилагаемых сил в заклинании, хотя и это уже немало. Есть ещё в нём какие-то секреты, но какие не понятно.

Барон задумчиво смотрел на зарево восходящего светила.

– Ну, это и так понятно, всё-таки артефакты Древних. Да и стоит он очень дорого. Если удастся его приручить, то герцогство обеднеет на несколько десятков тысяч золотых, если не на сотни. Но герцогиня пообещала все расходы на себя взять. И знаешь, если мне удастся его побороть, то отец больше не будет меня попрекать моими прошлыми неудачами!

– Вот тут ты не прав. Но то, что гордиться тобой будет, а также и то, что ты сразу станешь завидным женихом, это точно! Такая знаменитость, да если ещё и правильно подать инфу магам школы и архимагу. И, кстати, маги Древних все рунными магами были, только они к тому же и универсалами считались бы сейчас.

– А ты откуда знаешь? – не поверил мне Шварц.

– У меня учитель канн, а они себя считают последователями Древних. Их народ вроде как в услужении у них был. И Древние их сами вывели. Об этом не многие знают, но, если интересно, то спроси у своих наставников, думаю, что они подтвердят мои слова.

– Бывшие рабы, получается! – сказал барон.

– Не рабы, а слуги. В рабах у Древних и Долов люди с ушатыми были и гномы.

– Интересно! Меня тоже рунам учили, но так, вскользь. Считается, что простой маг традиционного обучения, в разы сильнее рунного, который надеется только на свои заготовки, а когда они заканчиваются, в бою проигрывает.

– Слышал о такой теории. Но сейчас сильных рунных магов нет. Обычно они не доживают до преклонных лет, поэтому у архимагов и нет достойных противников в этом направлении. Хотя я стараюсь и общепринятому направлению в магии уделять время, но рунная магия, если честно, для меня важнее. Я будущий артефактор, а руны для изготовления артефактов лучше подходят, чем всё остальное. Да и в известной артефакторике в основном рунная магия и применяется, я имею ввиду в серьёзных артефактах.

– Согласен с тобой. Ну, ты как? Вон, тело появилось на горизонте. И правда большую котомку тащит. Не дадут нам столько вещей брать с собой. – обеспокоенно сказал барон.

– А мы и спрашивать разрешение ни у кого не будем. Это наша с тобой добыча добытая в бою, тем более…

– Ну, если так, то да. И я тоже драться буду. – и посмотрев на меня, усмехнувшись добавил: – У меня из наточенного оружия только зубы остались.

– Которые пока не выбили! – закончил я за него мысль, и мы весело рассмеялись.

Вот и наш куратор на сегодня. Уже какие-то кулёшки на ноги пристроил, типа чёботы. На плече висит видавшая виды котомка. Грязная, рваная и местами штопаная. По объёму неплохо смотрится.

Голова перевязана повязкой. Молодец, вначале об имидже позаботился. Ведь со стороны и, правда, смотрится как раненый наёмник. Сегодня уже будет рассказывать девчонкам знакомым как нарвался на преступников и отбивался от них. Или обманутого мужа приплетёт. На язык парень явно не промах, придумает.

– Вот, что смог найти. Но ничего нового, даже не так, всё отвратительное, на мусорке половину собрал, вторую в чулане, куда весь хлам хозяйка складывает, что выбросить жалко.

Он присел около нас на корточки, развязал верёвки мешка и вытряхнул всё его содержимое на землю.

– Вторую котомку нашёл. Вас двое, так что можно больше вещей с собой забрать. Вот две кружки. Не смотрите, что они все скрученные, но точно говорю, что целые и жидкость не пропускают. Грязные и замызганные, конечно, они, но почистите. Сейчас этим заниматься не советую. Как и говорил, вас проверять будут и деньги искать. Прибыл представитель графа оказывается вчера, я сам его не видел, но дочка хозяйки сказала, что он вредный и противный. Вот ложки. Увы, деревянные. Покоцанные, конечно, зато никто на них не позарится. Ножа, как такового, нет. Вот, без ручки нашёл. Лезвие вроде ничего. Сам клинок на что-нибудь насадить можно. Из еды сыра прихватил и хлеба булку. Больше не дали. Кусок сала у отца позаимствовал, нож у вас есть, нарежете в случае чего. Котелок мятый слегка и с нагаром. Но ничего подходящего под рукой больше не было. Крупы вам и соли в дорогу положил немного, поделите на две котомки и готово! И по весу всего ничего, и представители графа придираться не будут. Чего ещё надо? – спросил он, обувая отданные Шварцем сапоги.

– Мне бы кузню на часик. – закинул я пробный шар.

– Опасно. Если кузнец узнает, он мне голову оторвёт. Если только его сына подговорить. Пострел вашего возраста.

– Не вопрос. – и глянув на барона, сказал: – Отдай «Пятак».

– Но как же… – возмутился Шварц.

– А наш друг нам ещё и свою пращу отдаст! Ведь так?

У парня на поясе висел кожаный потёртый мешочек, в котором я без ошибочно определил свёрнутую пращу.

Быстро согласился наш бывший обидчик, притом на радостях…

– Да легко! Меня, вообще-то, Яром кличут.

Барон, скрепя сердце, деньги парню всё-таки вернул.

Понимаю его реакцию. На «серебряк» можно было и три штуки купить таких пращей и нож какой-никакой к ним же. А тут только за одну, но я понимал, как впрочем и он сам, что сегодня серебро нам не пронести через шмон, который нам обязательно устроят, а потому сохранить деньги не получится. Поисковик на золото и серебро у представителя графа будет с собой обязательно.

– Яр, соли бы нам добавить и перчика в него. И крупы… там всего-то ничего.

– Попробую! – согласился парень, видно уже в планах пропивает счастливый «серебряк». То потерял уже, а тут, за смешные услуги, вернули в целости и сохранности.

– И мыло надо.

Парень покачал головой.

– С мылом напряг, да и проверяющие не поймут. Хотя, есть где мне его взять. Позаимствую у шорника. Он вечно рассеянный и всё теряет.

– А топорик он, случайно, не потеряет? – спросил Шварц.

Яр улыбнулся, потом лицо его приняло задумчивый вид, видно что-то прикидывал, потом с сожалением покачал головой.

– Топор нет, а вот само лезвие без топорища может быть да. Валялось у него где-то. Обух подразбит сильно, но щёки и лезвие более-менее в нормальном состоянии и трещин нет. Палку сухую под топорище я вам подгоню. Нож будет, выстрогаете сами. Ай-да в кузню пока никто не проснулся. Парня, сына кузнеца, Микой зовут. Он в кузне обычно и спит.

Вот, что человеку для счастья надо? Вроде бы только о деньгах горевал, что профукал их бездарно, и тут же у него в планах после их возврата желание просто их пропить. Что же, понять его можно. Вроде ушло трудно, а вернулось легко. Но рисковать удовольствием парень видно больше не решается.

Мика, паренёк нашего возраста. Спросонья ничего сначала понять не мог, но потом Яр ему на ухо что-то нашептал и в кулаке что-то показал, видно, монету. Интересно, а сколько с неё сыну кузнеца достанется? Судя по Яру, пару пирожков, но расценки Мики на его услуги Яр видно знал лучше всех.

Договорились! Притащили ворот, два куска железа и моток проволоки.

На концах палки, с торца обоих сторон, высверлили дырки, а потом аккуратно, чтобы не расколоть шест, вбил туда во всю длину железные штыри, утопив их заподлицо. Получившиеся, таким образом, боевые набалдашники, чтобы лучше держали металлические стержни, плотно обмотал мягкой медной проволокой хорошенько закрепив концы. Вот теперь другое дело. Теперь и удар акцентированней станет, и мощность его увеличится в разы, и инерция удара увеличится. Теперь поосторожней надо быть при обращении с шестом! Таким оружием и убить спокойно можно. Когда появился Яр и увидел, что оказалось у меня в руках вместо обыкновенного дрына, то сильно побледнел. Не, уже поздно! Этот шест у меня из рук можно вырвать только с руками.

Но парень понял, что меня лучше не злить, и с просьбами оставить тут оружие лучше не лезть.

Он достал небольшие мешочки.

– Вот крупица. Тут два вида. Немного сухого мяса подкинул вам. Как и обещал, наш растеряша потерял кусок мыла, дорогая вещь, и лезвие топора. Повезло же вам! А это от меня. Отец, обычно, из такого дерева делает заготовки под топорища, но и под рукоятки клинков дерево пойдёт. Вот готовую у него и взял. Он готовил соседу, но посчитаем, что тоже потерял. Пока здесь и есть немного времени, ты бы, Малой, насадил лезвие на рукоятку. Я и клея немного прихватил.

Что же, неплохо. Пока есть возможность воспользоваться нормальным точильным камнем, в четыре руки ведём заточку нашего неказистого инструмента. Лезвие ножа оказалось по виду хоть и весьма непрезентабельным, зато по твёрдости и гибкости не уступало лучшим моим поковкам под руководством Хэрна. Точил его я, а Шварц занялся будущим топором.

Очищать полностью металл от грязи не стали. Сначала проверку без потерь пройти надо. Шест, конечно, у нас в этом вопросе слабое место, но его я без боя точно не отдам.

Нож. Как посмотреть. Рукоятку и клинок лезвия положили по разным мешкам. Наверняка проверять будут по очереди. А так сачкануть можно будет.

Крупа понадобится только после того как очистим котелок, которым сейчас тоже не рискнули заниматься всё по той же причине. Всё-таки медь тут в цене, а, априори, такое богатство у сирот, ну никак не может быть на руках. Зато в таком нечищеном и помятом виде он весьма омерзительно со стороны смотрелся.

Соль со специями ещё одно слабое место, но есть не солоно я не хочу! Так что, чувствую, с представителем графа у нас намечается весьма серьёзная стычка. Попросили у Мики две старых пары растоптанных, убитых обувок.

Если что, то именно их графскому приёмщику и оставим в качестве уступки.

Всё примерно так и получилось как я и предполагал.

Кормить нас и не собирались. Пресс эмоциональный и через желудок решили сразу провести, но просчитались! Когда нас позвали, мы уже наелись от пуза. Ни хлеба, ни сала с сыром, ничего не оставили на потом, понимая, что при обыске могут и забрать. И точно, даже на крупу попробовали рот раскрыть, но были посланы в прямом смысле этого слова.

Осмотр проводил тучный чинуша, которого даже Шварц впервые увидел. Ассистировал ему парень лет двадцати-двадцати двух. Высокий, курчавый, но вот глаза его мне не понравились. В них было столько презрения к нам, малолеткам в обносках, да и попахивало от нас реально сильно. А вы поспите вместе с коровами и лошадьми под одной крышей, да ещё на полу земляном на тонкой подстилке из остатков сена, и посмотрим на вас как вы выглядеть будете.

Пару проверяющих сопровождали трое наёмников. По эмблеме вроде как «Рыси». Слышал, что Нанс о них что-то не лицеприятное рассказывал. В общем, полный кошмар, и мой демарш, который я планировал устроить, в первый момент мне показался весьма неправильным решением, но было уже поздно.

Оказывается, мы находились в придорожной таверне. Разросшийся комплекс, где было пристроено и множество хозяйственных помещений, а в стороне от дороги, шагов так за триста, и находилась наша приусадебная ферма. Здесь выращивали овощи для стола и держали скотину.

Чинуша не представившись, а с чего бы он представлялся практически перед рабами, просто бросил взгляд на мой шест, но, к моему удивлению, ничего не сказал, а вот на обувь однозначно указал.

– По решению графа вы выдвигаетесь в поход босиком.

– Мы и так выдвинулись босиком ещё вчера, а это достали здесь сами, и никто нам не помогал. – возразил я и тут же получил от помощника чиновника подзатыльник.

– Ты чего такой дерзкий! Твоё дело слушать, кивать и со всем соглашаться, что тебе говорит милсдарь! Ещё раз рот откроешь, уши откручу.

Вот тут меня зло и взяло.

Я, смотря ему в глаза, чётко произнося каждое слово сквозь зубы прорычал:

– Если ты ещё раз свои грабельки ко мне протянешь, я тебе всё хозяйство отобью.

Такой наглости от меня никто не ожидал, даже наёмники дёрнулись в мою сторону усмирять зарвавшегося пацанёнка, но неожиданно напоролись, как на стену, на знак-код «Внимание», «Свои», незаметно для чинуш выданные моими пальцами!

Дёрнулись, переглянулись, потом как-то гадко усмехнувшись посмотрели на помощника представителя отца Шварца и отступили на шаг назад, как бы давая мне место для простора.

Не прогадали!

Возмущённый моей наглостью парень ничего умнее не придумал, как броситься на меня с желанием оторвать мне не одно, а сразу два уха. Но, увы, мне казалось, что они мне ещё понадобятся, а вот хозяйство чудику уже вряд ли.

Резкий удар утяжелённым металлом концом шеста в пах парню остановил его движение, не дав ему даже начаться.

Приоткрытый рот в немом крике. Зажатый пах руками и рухнувшее на колени тело грубияна.

– Не люблю, когда детей обижают. – под глумливые улыбки наёмников я обратился к чиновнику.

– Вы хотели нам на что-то указать? – очень учтиво спросил Шварц, вступая в разговор.

Вот что значит воспитание! Даже у наёмников от удивления рты раскрылись смотря на то, как маленький барон, буквально на ровном месте, разложил опытного чиновника.

Почему опытного? Да потому, что он быстро понял, что отнюдь непростое, как ему вначале показалось задание получил он от графа. И смотря на тихо подвывающего на земле помощника, он согласился нас даже не досматривать так уж сильно, но настоял, чтобы в обязательном порядке мы отправилась в путешествие босиком.

Ну что же, как я и предполагал, моя задумка сработала. Чёботы будут переданы обратно, а мы в сопровождении наёмников отправились знакомиться с караваном.

Тучный, но не толстый старый наёмник только глазами на меня покосился.

– И за что?

Наверное спрашивал за что такое наказание? А что это наказание и так было понятно. Ну, плохо мы с бароном на бедолаг сироток похожи.

– Вопрос воспитания! – ответил я.

– Понятно. В караване мой дружок будет. Скажу ему, чтобы за вами присмотрел. Он хоть и не до конечного пункта с караваном идёт, но всё-таки. Случайно встретились. Он уже неделю назад с караваном путешествует.