Ольга Гуцева - Братья. Погибель магов

Братья. Погибель магов   (скачать) - Ольга Гуцева

Ольга Гуцева
Братья
Погибель магов


Пролог

Они ждали. Ждали, когда опустится ночь. Ждали, когда опустеют улицы. Ждали, когда дверь трактира отворится, и наружу выйдет человек. Ждали, пока одинокая фигурка не двинется в глубину темной улицы…

— Пора.

Высокий светловолосый юноша зябко поежился, накинул на голову капюшон и поплотнее закутался в теплый плащ. На улице было холодно, а до Оплота магов путь неблизкий.

«Где же Тео запропасти…»

— Так-так-так.

Юноша вздрогнул и испуганно вскинул голову. Трое крепких мужчин двигались ему навстречу, еще двое подобрались слева и справа. Его окружали.

— Что вам нужно? — спросил он, затравленно оглядывая незнакомцев.

— Хотели познакомиться, — ответил ему один из мужчин, поигрывая в руках крепкой дубиной.

Юноша осторожно отступил назад, но тут же услышал за спиной шаги. Еще два человека подобрались к нему сзади.

— Да, — согласился со своим товарищем второй незнакомец, на поясе которого висел целый набор метательных кинжалов, — Всегда хотел посмотреть на живого мага… Хотя, мертвый тоже сойдет.

Он вытащил один из кинжалов. Остальные поддержали его дружным гоготом.

— Я не маг, — сказал юноша, продолжая обводить незнакомцев испуганным взглядом.

— Неужели?! — воскликнул мужчина, вооруженной дубиной. — Как странно… А к нам тут совершенно случайно попала информация, что именно сегодня великий маг Теодеус посетит этот трактир. А также, волею случая, у нас с собой полное описание этого мага: молодой, тщедушный, волосы светлые… Какое совпадение, ну прямо как ты!

Юноша снова помотал головой.

— Так вот, — продолжал его собеседник. — Узнали мы это и думаем, а не пойти ли нам на мага посмотреть, а? Один раз в жизни ведь такое случается! Собрались мы, значит, взяли оружие, какое было, пришли к трактиру. Часа четыре тебя уже караулим, промерзли все. И что в итоге? Стоишь тут и утверждаешь, что ты никакой не маг! Нехорошо…

Вооруженные незнакомцы дружно сплотили ряды и медленно двинулись к юноше, тот вздрогнул и стал испуганно озираться по сторонам.

— Столько трудов затратили, — угрожающе произнес мужчина, заводя дубину, — Мы получим свою награду…

Внезапно за пределами образованного ими круга раздался голос:

— О да. Такие труды должны быть вознаграждены… По заслугам.

Нападавшие замерли в недоумении, затем резко обернулись на звук. Они увидели еще одну тоненькую фигуру в плаще с капюшоном, почти полностью идентичную тому юноше, которого они окружили. Только вторая фигура держала в руке посох.

— Хороший план. Проверенные данные. Точная наводка. Терпеливое исполнение. — произнес новоприбывший медленно приближаясь к ним. — Только…Один маленький просчет…

Он резко скинул капюшон. Изумленные разбойники увидели, что незнакомец выглядит абсолютно так же, как и их предполагаемая жертва.

Двойник окруженного юноши насмешливо повторил:

— Один маленький просчет. — он приподнял посох и тот засветился. — Великий маг Теодеус — это я!

Юноша стукнул посохом по земле. Вспышка света.


1

По коридору верхнего этажа Оплота магов двигался высокий светловолосый юноша. В руках он нес увесистую стопку древних фолиантов. Эта тяжелая ноша, похоже, ничуть не ухудшила его настроения. Как впрочем, и странная группа зверей, следовавшая за ним по пятам.

— Фамильяр, а фамильяр. — произнес большой черный дог.

Юноша с миролюбивой улыбкой пропустил его слова мимо ушей.

— Фамильяр. — присоединилась к догу сова. — Иди к нам!

— Ты избегаешь нас. — упрекнул его кот. — Всегда ходишь один.

Юноша продолжал свой путь, дружелюбная улыбка не сходила с его лица.

В разговор вступил последний зверь — толстая жаба:

— А великий маг Теодеус такой самовлюбленный! Даже своему фамильяру сделал такое же лицо, как у него самого!

Юноша закатил глаза, а остальные звери поддержали жабу радостным хохотом. Наконец, несущий ношу древних знаний достиг своей двери и хотел было скрыться за ней, но четверка зверей нахально протиснулась вслед за ним. Юноша отреагировал по-прежнему миролюбиво, ни один из их поступков не изменил мягких черт его лица. Он принялся разбирать вещи на столе, а звери продолжали издеваться:

— Фамильяр, а правда, что великий маг смотрится в тебя, как зеркало? — спросила жаба.

— Фамильяр, а фамильяр, говорят, Теодеус заколдовал тебя, и теперь ты не можешь говорить, ибо великий маг терпеть не может слушать звук собственного голоса? — фыркнул кот.

— Фамильяр, ты действительно все время ходишь за спиной великого мага, и его собственная тень даже приревновала тебя к нему? — захихикала сова.

Юноша продолжал с безмятежным видом протирать книги.

Дог открыл, было, рот, чтобы включиться в игру, но тут его чуткие собачьи уши уловили возле двери шаги…

— Бежим! — крикнул он, предупреждая остальных.

Звери бросились к окну, но было поздно. Стук посоха, вспышка света — и посреди комнаты появились четыре каменные статуи, изображающие животных, пытающихся убежать.

— Какие уродливые горгульи. — заметил великий маг Теодеус, заходя в комнату.

Юноша, протирающий книги, повернулся к нему и миролюбиво попросил:

— Расколдуй их.

— Еще чего! Они дразнили тебя.

— Я не обиделся. — мягко произнес юноша.

— Я обиделся! Когда оскорбляют тебя, они оскорбляют и меня тоже.

— Тео. — позвал его по имени собеседник. — Не надо. Ведь это же всего лишь фамильяры.

Великий маг досадливо поморщился, он не собирался прощать их так быстро. Но все-таки уступил просьбе брата. Почти.

Посох мага засветился, Тео сделал им вращательное движение, и окаменевшие фамильяры развернулись от окна к противоположной стене. Затем великий маг стукнул посохом, и заклятие спало.

Расколдованные звери по инерции бросились вперед, спасая свои жизни. Только вот, если раньше они бросались к окну, то теперь оказались развернутыми к стене. В которую, собственно, фамильяры дружно врезались и попадали на пол оглушенные.

— Расколдовал. — сообщил Тео.

Брат посмотрел на него с мягкой укоризной. Великий маг спросил его:

— Ты забрал книги?

— Да, все как ты просил.

— Отлично. А архимаг Маркус ничего не присылал?

Юноша посмотрел на лежащего на полу черного дога:

— Его фамильяр мне ничего не передавал.

— Что так долго! — возмутился великий маг. — Я просил назначение еще вчера!

— Тео, но конклав магов никогда не раздает назначения с такой скоростью. — осторожно заметил его брат.

— У нас особый случай! Было совершено нападение, да еще и неслучайное! Они были подосланы.

— Эти люди… Если они и были наемниками, то не очень умными…

— Однако им хватило ума подкараулить меня ночью возле трактира, а ведь никто не знал, что я пойду туда!

— И все равно. Им были выданы такие точные сведения, а они умудрились перепутать нас.

— Действительно странно, Нико. — хмыкнул великий маг. — Перепутать близнецов, это надо уметь…

— Они ждали мага, Тео. Неужели не догадались, что ты носишь с собой посох и одежду, соответствующую твоему статусу?

— Ты прав, Нико — эти наемники не очень умные люди. Но от этого их преступление не становится менее…

— Тео. — перебил его брат. — Окружив меня, они начали со мной разговаривать. А ведь эти люди считали, что я маг! Какой нормальный наемник, напав на мага, станет давать ему время, чтобы произнести заклятие?

— Ну ладно, это были очень тупые наемники, и тем не менее…

В дверь комнаты постучали.

— Войдите.

Дверь отворилась, и в комнату медленно прошел пожилой мужчина, тяжело опирающийся на свой посох.

— Архимаг. — кивнул ему Тео.

— Архимаг Маркус. — поклонился Нико.

— Да-да. — мужчина с трудом дошел до кровати и осторожно опустился на краешек. — Ох! С трудом до вас добрался.

— Вы насчет назначения? — живо спросил Тео.

— Да… Хотел послать за тобой своего фамильяра, да никак дозваться его не могу…

Нико покосился на лежащего у стены черного дога и закусил губу. Тео же нахально произнес:

— Наверное, прохлаждается где-то.

— Наверное. И это весьма печально. — архимаг виновато улыбнулся. — Старость — не радость. Добрался я к тебе, Тео, чтобы поговорить о назначении, а вот свиток-то у себя оставил. Нико, могу я попросить тебя…?

— Да, архимаг.

— У меня на столе, перевязан синей лентой.

Юноша покинул комнату. Тео тут же спросил:

— Скажите, а конклав магов уже разобрался с вчерашним происшествием?

Архимаг тяжело вздохнул и произнес:

— Конклав магов не будет разбираться с этими людьми. Они переданы местному начальнику стражи.

— Что?! — вскинулся юноша. — С какой стати?! Нападение на великого мага — преступление против гильдии!

— Ну, строго говоря, от этого нападения пострадали исключительно нападавшие. — заметил архимаг.

— Это была самооборона.

— Ты наложил на каждого по три заклятия. Включая чары, вызывающие стойкую непереносимость вина и другого алкоголя.

— И поэтому вы отказываетесь рассматривать это дело? — возмутился Тео.

— Нет, конечно. Конклав магов не будет участвовать в процессе, ибо этими людьми не было совершено преступления против магов.

— Но они напали на меня!!!

— Нет, Тео. — мягко перебил его архимаг. — Они напали на твоего брата. А Нико — не маг.

Юноша стиснул зубы, по его лицу заходили желваки. Маркус не обратил внимания на его реакцию (она была вполне предсказуемой) и спокойно продолжал:

— Тео, за те десять лет, что ты провел в Оплоте магов, ты должен был усвоить — у нас действует строгая иерархия.

— Неужели? — издевательски процедил сквозь зубы великий маг.

— Да. В Оплоте проживают: ученики магов, маги, великие маги и архимаги. Все остальные — находятся здесь на положении слуг. И твой брат тоже.

Тео молчал, глядя на собеседника исподлобья. Тот продолжил:

— Для слуг есть отдельный этаж. Когда десять лет назад ты потребовал поселить Нико вместе с тобой, мы согласились. Но только по той причине, что он — единственный человек, который может тебя образумить…

Со стороны стены послушался глухой стон.

— …и то не всегда. — закончил архимаг.

— Надо же. Когда меня принимали в гильдию, какой-то маг написал в моей характеристике, что я неуправляем.

— Да. — согласился Маркус. — Это был я. А ты, значит, залез в хранилище.

— Да. — согласился Тео. — Хотел все там сжечь. Нико уговорил меня ограничиться только вашим шкафом.

— Что ж, значит, мы не ошиблись, когда поселили вас вместе. — вздохнул архимаг. — Но, Тео, не пытайся сделать брата равным себе. Он — не маг.

— У Нико есть дар…

— Он видит ауры всего живого и способен вызывать фантомы. И все. Я знавал деревенских знахарок, которые умели в десять раз больше… Но ты прав. — неожиданно согласился Маркус. — У Нико замечательные способности к врачеванию, главный лекарь Сириус очень хвалит его. Возможно, здесь он и использует свой дар, не знаю, но результат налицо. Очень многие обитатели Оплота поправились благодаря его стараниям и теплому участию. И мы благодарны.

— Уже страшно. — сухо произнес Тео.

— Главный лекарь предлагает Нико место лекаря в цитадели Грома на востоке.

— Далеко на востоке. — медленно уточнил юноша.

— Далеко или нет, но лекарю нужна практика…

— Нет.

— Тео…

— Этого не будет.

— Тео, Нико не твоя собственность!

— Вы не понимаете.

— Ты не можешь держать его все время подле себя.

— Вы не понимаете. — спокойно повторил Тео. — Вы не сможете разлучить нас.

— Тео, я не пытаюсь вас поссорить, но ты должен понимать: у Нико своя жизнь, своя судьба…

Великий маг лишь усмехнулся:

— С тем же успехом, вы можете разлучить меня с собственным отражением и отправить его в самую далекую цитадель. Дерзайте. У вас ничего не получится.

Маркус досадливо потер лоб, потом спросил о другом:

— Тебя что-то беспокоит, Тео?

— С чего вы взяли?

— Ты похож на человека, потерявшего покой. Может, я могу тебе чем-то помочь?

Великий маг повернулся к окну:

— Вы знаете, что моя магия — магия разрушения?

— Об этом знают все обитатели Оплота, даже те, кто никогда этим не интересовался. — пошутил архимаг.

Тео на шутку не отреагировал:

— Я боевой маг.

— Воистину.

Юноша резко повернулся к нему:

— Тогда к чему эти вопросы? Разве вы не знаете, что боевые маги долго не живут? Редко кто из них доживает даже до тридцати лет…

— Тебе всего семнадцать, Тео, откуда такие мысли? Да и потом, совсем не все маги погибает от ран, полученных в бою. Да и, если бы ты чуть внимательнее относился к урокам врачевания…

— У меня есть Нико. — перебил его юноша. — Но вы правы. Боевые маги погибают не от ран, полученных в бою. Нет. Потому нас и называют боевыми, что в открытом бою с таким магом не справиться… Поэтому их предают. Обманывают. Заманивают в ловушки.

— И, все-таки, Тео, если изучить жизнеописания боевых магов, то можно найти многих доживших до старости… — осторожно начал архимаг, ибо понимал, что его собеседник прав.

— Да. — неожиданно согласился с ним Тео. — Например, великий маг Мэрамант.

— Неудачный пример… — заметил Маркус.

— Он дожил до семидесяти лет и мог бы прожить еще больше, но умер во время эпидемии. И все потому, что он доверял только собственной тени…

— Тео. — строго начал архимаг. — Ты же понимаешь, что это не метафора? Великий маг Мэрамант действительно заколдовал собственную тень, и она выполняла его поручения. Но это темное заклятие. Ты же не собираешься…

— Нет. Не собираюсь.

В коридоре послышались отчетливые шаги. Собственно, Нико необязательно было так шуметь, но он не хотел застать врасплох оставшихся наедине архимага и брата.

Заслышав его шаги, собеседники замолчали. Дверь в комнату отворилась:

— Ваш свиток, архимаг.

— Спасибо, Нико. Передай его, пожалуйста, своему брату. Итак, Тео, вчера ты вломился в зал совещаний посреди ночи и потребовал дать тебе срочное назначение. Конклав посовещался и принял решение.

— И куда вы нас отправляете?

— Мы приняли решение, что ты нахальный мальчишка, и будет уместнее не выполнять твою просьбу, дабы ты, наконец, осознал свое место.

Тео с удивлением посмотрел на свиток:

— Вы это письменно задекларировали? Что, на случай, если не хватит мужества произнести это вслух?

Архимаг устало закатил глаза.

— Извините, архимаг Маркус. — произнес Нико. — Но брат очень расстроен вчерашним происшествием.

— Ничего, Нико. Еще бы твой брат научился извиняться сам… Ну да ладно. И все равно мы решили не исполнять твою просьбу. Если ее вообще можно было назвать просьбой… Однако тебе повезло. Сегодня утром нам пришел срочный запрос, и именно на тебя.

— Вот как? От кого же?

— От одного твоего земляка. Он проживает в деревне Лягушатники, знаешь такое место?

Ему ответил Нико:

— Это большая деревня, раскинувшаяся недалеко от нашего фамильного замка. Ее окружает большое количество прудов и болотцев, местные жители занимаются ловлей лягушек как промыслом.

— Вот там и живет заказчик.

— Странно. — удивился юноша. — Деревня большая, но я никогда не слышал, чтобы там проживали люди, настолько богатые, чтобы делать заказы гильдии магов.

— Мы там десять лет не были. — заметил Тео. — Может, теперь живут.

— Заказчик уже расплатился. — заметил архимаг. — Суть заказа в следующем: сопровождать группу купцов, оберегая их по дороге. Купцы направляются на юг, по дороге заедут в пару сел, не более того. Ну а конечный пункт назначения — деревня Лягушатники.

— Правда?! — обрадовался Нико. — Значит, мы сможет заехать домой!

— Именно так. Повидаетесь с родителями…

— С матерью. — сухо сказал Тео. — Отец погиб за два месяца до нашего рождения.

— Да-да, конечно. — рассеянно произнес архимаг, тяжело поднимаясь. — В путь отправляетесь завтра утром. Это скоро, но ты же так хотел уехать, Тео…Ну, собирайтесь в дорогу. Идем, фамильяр.

Дог с трудом поднялся на ноги и поплелся за хозяином.

Нико виновато опустил глаза, Тео же проводил архимага настороженным взглядом. Дверь за ними закрылась.

— Здорово, да? Мы увидим маму, тетушку и старшего брата… Да, и его жену еще, ведь он женился три года назад, а мы ни разу ее не видели… Ты что, не рад?

Голову Тео занимали мысли куда более мрачные: «Он хочет, чтобы они повлияли на Нико. Уговорили его. Отослали…»

— Собери вещи, — произнес он вслух. — У меня есть одно дело…

* * *

Когда на лестнице раздались шаги, главный лекарь Сириус перебирал травы. Его крыса — альбинос сидела на плече мужчины. Тот поднял взгляд на вошедшего и увидел высокого светловолосого юношу.

— А, Нико. — приветливо произнес главный лекарь. — Ну, архимаг Маркус говорил с тобой?

— Цитадель Грома? — вполголоса спросил юноша.

— Да. — кивнул Сириус, наклонившись к своему столику — Тамошние обитатели ежедневно переживают нападения горных великанов, а также буйства стихий: камнепады и шаровые молнии. Они нуждаются в чьей-то доброте и заботе. Я думаю, ты будешь прекрасным…

В этот момент белоснежная крыса, сидящая на его плече, заверещала, главный лекарь повернул голову, чтобы взглянуть на нее, и взгляд его случайно упал на зеркало, стоящее сбоку. Мужчина испуганно замолк. В зеркале он увидел отражение юноши, а именно страшный ледяной взгляд. Сириус вздрогнул и быстро развернулся:

— Великий маг! Простите, я не узнал вас…

Впрочем, это было немудрено. Ибо, маг почему-то был без посоха и одет не в свою мантию со знаками отличия, а в обычную одежду. То, что сейчас различало братьев — черты их лиц. У Нико они были мягкие, умиротворенные. А у великого мага жесткие, словно высеченные из камня.

— Значит, ты хочешь отослать моего брата на Восток? — тихо произнес Теодеус, медленно приближаясь.

Главный лекарь нервно сглотнул, сейчас великий маг напоминал зверя, готовящегося к нападению. Сириус как бы механически повернулся к своему столику, поворошил травы и забормотал:

— Это было решение архимагов… Я только выбрал место, наиболее нуждающееся в заботливом лекаре…

— Вот как. — произнес великий маг.

Он сделал несколько неторопливых шагов и исчез из поля зрения лекаря, оказавшись где-то у него за спиной. Тот вздохнул с облегчением, ибо смотреть на мага было страшно. Но Сириус рано радовался — тень Теодеуса оказалась на стене прямо у него перед глазами. И неизвестно, кто был страшнее.

Главный лекарь осторожно спустил крысу с плеча и, поставив ее на стол, подтолкнул, понукая бежать. Но та не стала покидать хозяина.

— Мы с братом — единое целое. — заговорил великий маг, а тень на стене начала расти. — Никто не смеет разлучать нас.

Мужчина опустил глаза к своим травам и корешкам, чтобы не смотреть на стену, но это не помогло — темнота в помещении сгущалась, словно тень пожирала свет лампад.

— Каждый, кто встанет между нами, жестоко поплатится за это.

Сириус набрался решимости и поднял взгляд, тень мага занимала всю стену и уже совсем не была похожа на тень человека. Но главный лекарь храбро произнес:

— Мы хотим позаботиться о благополучии мальчика. У него есть дар. Он не должен всю жизнь находиться… в вашей тени.

Тут произошло страшное: тень отделилась от стены, как огромный сгусток темноты. Она нависла над главным лекарем, готовая в любой момент поглотить его.

— Он не может находиться в моей тени. — произнес великий маг. — Он и есть моя тень.

Юноша резко развернулся и покинул помещение. И вся темнота, наполнявшая комнату, ушла вместе с ним.

Главный лекарь медленно опустился на пол, силы разом покинули его. С трудом сдерживая дрожь в голосе, он позвал:

— Фамильяр! Фамильяр архимага Маркуса!

Дверь шумно, с фырканьем и пыхтением (не со стороны двери), приоткрылась, и в комнату зашел большой черный дог. Он с удивлением посмотрел на сидящего на полу лекаря.

— Передай архимагу, что, то место, о котором я говорил ему, в цитадели Грома, оказалось занято. Передай…п ередай, что я ошибся…

Дог кивнул и выбежал наружу. Главный лекарь прислонился головой к своему столику и бессильно закрыл глаза.

Его крыса-альбинос спрыгнула со столика прямо на плечо хозяину и потянула к его лицу свою острую мордочку.

— Ничего, ничего, Арабелла… Все в порядке. — прошептал мужчина. — Главное, он не тронул тебя…

* * *

Тео стоял возле старого колодца и смотрел на свое отражение в его темных водах. Вокруг было тихо. Стена их фамильного замка, освещенная солнечным светом, была изрыта глубокими трещинами, в которых разросся мягкий зеленых мох.

— Тебя что-то беспокоит. — произнес Нико, внезапно появившись рядом.

— С чего ты взял?

— Когда тебя что-то беспокоит, ты всегда видишь этот сон. — улыбнулся ему брат.

— В таком случае, ты разбираешься в моих снах лучше меня самого. — сухо произнес Тео.

Он отвернулся от колодца, прислонился к нему спиной и, помедлив немного в нерешительности, произнес:

— Я напугал главного лекаря.

— Зачем? — удивился Нико.

— Он хотел отослать тебя.

— Ох, Тео…

— Я зря это сделал, но…Они опять взялись за старое. Я устал от их решений.

Нико посмотрел на освещенный солнцем замок:

— Ты все еще сердишься на матушку и брата за то, что они хотели послать с тобой слугу?

— Да.

— Они всего лишь соблюдали древние правила гильдии.

— Правила? Нико, в каком правиле говорится, что можно забрать у человека его половину? Забрать, и сделать вид, что ничего не случилось?

— Не сердись. — успокоил его близнец. — Это все в прошлом, мы тогда были детьми. Сейчас никто не сможет разлучить нас против воли.

— Да, никто. — согласился Тео.

Он бросил взгляд через плечо на темные воды колодца: «Я не допущу этого».

* * *

Лутос и Фэрадей, два купца-компаньона, нервно поглядывали на дорогу, уходящую за горизонт, туда, где только-только занимался рассвет. Их спутники, сидящие в коляске, пребывали в сонном оцепенении, связанным с ранним подъемом. Только дочки Лутоса, две свеженькие розовощекие девицы, весело щебетали, украдкой бросая взгляды на дорогу.

— Интересно, какой он?

— Наверное, у него длинная борода до самой земли!

— Но он же совсем молодой!

— Зато маг!

— Уймитесь, девки! — прикрикнул на них отец. — Ох и разгалделись…

— Папенька, вот он! — первой заметила появившегося на горизонте всадника одна из девушек.

— Ой, да их двое! — вторила ей вторая.

— Может, это кто другой? — осторожно проговорил Фэрадей.

Впрочем, скоро группа путешественников убедилась, что это именно маг. Ведь в руке он держал посох, а на мантии можно было различить разноцветные нашивки в виде небесных светил, свидетельствующие о его статусе. Также, на безымянном пальце правой руки юноша носил перстень с печаткой — печать мага.

— Да, это он. — согласился Лутос и в волнении оправил кафтан. — Молодой какой…

Обе девушки тут же впились взглядами в лицо молодого мага и сразу же нашли его очень симпатичным. Действительно, у юноши были красивые, правильные черты лица, высокие скулы и пронзительный взгляд светлых глаз. Так как он был еще очень молод, фигура мага пока оставалась мальчишеской — высокий и худой. Но он так прямо и статно держался, расправив плечи и высоко подняв голову, что это легко компенсировало недостаток солидности его телосложения.

— Хорош… — вздохнула одна из девиц.

Отец бросил на нее строгий взгляд и уже приготовился отчитать, но его отвлекла младшая дочь, воскликнув:

— Да они же одинаковые!

Действительно, теперь, когда всадники подъехали ближе, спутники купцов смогли разглядеть и второго юношу, держащегося позади. Он носил плащ с капюшоном и держался не так прямо, но все равно было видно, что спутник мага — точная его копия.

— Говорят, это его фамильяр. — подал голос один из работников.

— Тихо ты! — шикнул на него Лутос.

Всадники подъехали к группе и спешились. Маг первый подошел к купцам, а второй юноша держался позади.

Лутос и Фэрадей дружно поклонились:

— Великий маг!

Теодеус милостиво кивнул.

— Мое имя Лутос, великий маг. — назвался купец.

Тео окинул его взглядом: низкорослый, с солидным брюшком, похоже, весьма добродушный по натуре.

— А я Фэрадей. — представился второй, худощавый, с длинными усами и окладистой бородой, довольно нервозный с виду. — Мы с Лутосом компаньоны.

Маг снова кивнул, а затем представил своего спутника:

— Это мой брат, Николас. Относитесь к нему с тем же почтением, что и ко мне.

Оба купца тут же последовали наставлению и низко поклонились брату великого мага. Тот укоризненно посмотрел на близнеца, Тео же остался весьма доволен их реакцией.

Голос подала она из дочек Лутоса:

— Вы тоже маг?

— Нет. — мягко ответил юноша. — Я лекарь.

— Правда? — обрадовался Лутос. — Как нам повезло! Великий маг и лекарь! Это будет удачная поездка.

— Значит, вы направляетесь в деревню Лягушатники? — заговорил Теодеус.

— Да, великий маг. Нам заказали крупную партию товаров, она там, в поклаже. Мы почти все уже закупили, остались только кое-какие травы. Мы закупим их по дороге, заедем в пару деревень.

— Да, нам говорили.

— Позвольте же, я представлю вам своих спутников. Это наш казначей, Фило…

— Мой дядюшка. — добавил Фэрадей.

Дядюшка оказался благообразным старичком, с пенсне, и не выпускающим из рук свиток с какими-то записями.

— А это Шехмед, наш помощник. За лошадьми следит, поклажу грузит, ну и всякие мелочи…

Шехмед был молодым и крепким мужчиной, жгучий брюнет с тонкими усиками и весьма залихватским видом. Таким залихватским, что казалось, какой-то разбойник с большой дороги замаскировался под служащего и пытается заманить вас в ловушку. Уж очень странно смотрелся на этом крепком мужичке рабочий фартук.

— Мои дочери. Старшая — Глория, младшая — Ребекка.

Собственно, единственное, что хорошо различало дочерей Лутоса, то, что одна была чуть старше, а вторая помладше (они еще находились в том возрасте, когда маленькая разница между детьми хорошо заметна: одной было пятнадцать, а второй шел двенадцатый год). Обе стройненькие, с пухлыми щечками, блестящими глазами, и изрядной долей детского озорства. Словом, вполне милые девочки.

— Ну вот. А еще нас сопровождают трое спутников, они тоже едут в сторону Лягушатников и попросились к нам в компанию. Господин Лао. — с почтением произнес Фэрадей.

Мужчина, до этого момента равнодушно сидевший в коляске, покосился в сторону мага и хмуро кивнул. Это был весьма мрачный господин. Одет дорого: кафтан из хорошей материи, расшитый серебром пояс, золотая цепочка с каким-то оберегом. Держался он с достоинством и солидно, смотрел прямо перед собой, сложив руки на своем саквояже. И все бы ничего, только у господина Лао была совершенно не подходящая к такому костюму внешность: волосы темно-рыжие с проседью, кустистые брови, ястребиный нос, сильно загнутый к концу и густая черно-рыжая борода. Честное слово, если бы их с Тео поставили рядом, за колдуна бы приняли вовсе не юношу.

— Ну и наши спутницы: госпожа Кларисса. Вдовушка, едет к родственникам. — печально пояснил Лутос.

Сидящая в коляске молодая женщина слабо улыбнулась. Она была одета в черный плащ, полностью скрывавший ее фигуру и капор. Лицо ее было бледным, а темные волосы собранны в крепкий узел.

— И госпожа Лаура. Возвращается домой, ее матушка живет неподалеку от родственников госпожи Клариссы, так что милые дамы путешествуют вместе.

Госпожа Лаура была прелестна: белокурая, голубоглазая, с пушистыми ресницами и ямочками на щеках, по возрасту чуть старше близнецов. Странно, что матушка решилась отпустить ее куда-то, хоть и с компаньонкой.

— Я очень рад. — произнес Теодеус, затем перевел взгляд на Лутоса. — Вы готовы отправляться?

— Да-да. — засуетился купец. — Поклажа готова. Шехмед, ты закрепил сундуки?

— А? — отозвался детина, который до этого был занят тем, что любовался на госпожу Лауру.

— Закрепи сундуки, быстро! Великий маг не должен тебя дожидаться!

— Так пусть вперед едет. — пожал плечами Шехмед. — Заодно и дорогу проверит.

Лутос аж рот раскрыл от такой наглости:

— Ты…Да ты…

— А чего? Он же нас охранять должен, так пусть и…

Пузатый купец все еще не мог подобрать нужных слов, но их подобрал Фэрадей, да так быстро и надрывно выпалил, что слова слились в одно целое:

— АНУШЕВЕЛИСЬБЫСТРЕЕТЫ!!!

У нервного купца даже жилы вздулись, что, похоже, подействовало на Шехмеда больше, чем угрозы. Он быстро закрепил багаж, пока у работодателя не случился припадок.

— Готово.

— Ну что ж, давайте, поехали! — заторопился Лутос.

Он бережно взял компаньона под локоть и подвел к коляске.

Итак, путешественники расположились следующим образом: первая коляска с пассажирами. На месте возничего оба купца. Пассажиры: с одной стороны господин Лао и вдовушка, с противоположной обе дочки и госпожа Лаура. Вторая коляска была полностью отдана под поклажу, за возницу был Шехмед, рядышком примостился Фило.

— Веселая компания. — заметил Нико.

— Да уж, скучать не придется. — согласился с ним Тео.

Браться забрались в седла и пришпорили коней.

* * *

Группа путешественников передвигалась в молчании. Минут пять. Потом обе дочки Лутоса забросали Тео вопросами:

— Господин маг, а вы дрались с великанами?

— Приходилось.

— Великий маг. — строго поправил дочерей купец.

— Это потому, что вы дрались с великанами, вас все хвалят? — с благоговеньем спросила Ребекка.

— Нет. — засмеялся Тео. — Меня не хвалят. Великий маг — это мое звание. Это значит, что я прошел испытание в семи башнях магов. Видите эти нашивки?

Он показал на одно из изображений на своей мантии:

— Это знаки отличия. По одному за каждую башню. Башни носят имена небесных светил, отсюда и изображения: луна, месяц, солнце, красная звезда…

— Значит, башен всего семь. — констатировала Глория.

— Нет, на самом деле восемь. Есть еще башня черной луны. Но мой наставник не пустил меня туда. А для звания великого мага достаточно семи побед.

— Она такая страшная, эта башня? — испугалась девочка. — Что ваш учитель испугался?

— Она для темных заклятий. — ответил Тео. — Правда, наставник говорил, что боится не за меня, а за саму башню. Они и так на реставрацию много денег потратили…

— А с морскими чудовищами вы дрались?

— А принцесс спасали?

— А вы…

— Девки, а ну замолчите!

— Ну, папенька, нам так скучно ехать! — захныкали девочки. — Пусть господин великий маг расскажет про какое-нибудь свое приключение. Нам так интересно!

Господин великий маг был польщен:

— Что бы вам такое рассказать…

— Расскажите про самое страшное! — попросила Глория.

— Вы спать не будете! — тут же запротестовал Лутос.

— Но сейчас же только утро! Зачем нам спать? — удивилась Ребекка.

Остальные пассажиры улыбнулись детской непосредственности, ну разве что, за исключением господина Лао.

— Хорошо. — согласился Тео. — Расскажу вам о случае, который самого меня напугал больше всего. В Оплот магов пришло послание от великого мага Рамуса, он взывал о помощи. Ибо на вверенной ему земле появилось чудовище. Злобный дух, черный как ночь, после захода солнца он покидал свое тайное убежище и разорял окрестные земли, нападал на скот и вселял ужас в сердца людей. Но самое ужасное то, что злобного духа никак не удавалось выследить. Три дня и три ночи великий маг не смыкал глаз, магическим взором он следил за границами вверенных ему земель, но так и не дождался нарушителя. И только когда Рамус рухнул без сил, словно в издевку, неистовый дух снова появился, но этот раз он стал нападать на людей. Великий маг срочно обратился к конклаву с просьбой прислать помощь. Гильдия выделила лучших боевых магов…

— И вас тоже? — с восторгом спросила Глория.

— Нет. — честно ответил Тео. — Меня отправили последним, когда все остальные великие маги закончились.

— Не перебивай великого мага, Глория. — строго отчитал дочь Лутос.

— Так вот. — продолжал Теодеус. — Маги дежурили день и ночь, постоянно сменяясь, ни на минуту не оставляя границы без присмотра. И они смогли увидеть это чудовище, крылатого призрака мрака. Но каков же был ужас великих магов, когда они поняли, что неистовый дух не нарушал границ земель, которые они так тщательно охраняли. А значит, его тайное убежище было прямо внутри, возможно, где-то совсем недалеко. И началась битва! Но, увы, дух был бесплотен и крайне хитер. Заклятия не могли нанести вреда его плоти (у него ее не было), а изворотливый ум помогал избегать ловушек. Каждую ночь маги вступали в противостояние с духом, а днем кропотливо, но безнадежно искали его тайное убежище. В отличии от чудовища, маги получали ранения, силы истончались… И вот, наконец, послали за мной…

— И вы его убили? — воскликнула Ребекка.

— Не говорите сразу! — испугалась Глория. — Я хочу услышать все по порядку…

Тео продолжал:

— Мы поехали в лагерь вдвоем с братом. Я должен был вступить в битву с чудовищем, а Нико помогать главному лекарю. С волнением я расположился в засаде, устроенной на склоне горы. Никто не знал, где появится дух этой ночью, но мне повезло, он явился! Огромный, больше любого великана, с крыльями как у орла, он был похож на сгусток самой беспросветной темноты. Я вступил в бой. Своей магической силой я разжег столб пламени такой высоты, что стал таять лед на верхушках гор. Подвластный моей воле огонь кольцом окружил чудовище. Пламя горело так ярко, что дух, состоящий из теней, не выдержал. Я видел, как языки огня лижут его бесплотное тело, и оно бледнело на глазах! Мрак расступался перед светом! И тут он исчез! Просто взял и растворился в воздухе. А ведь победа была так близка… А утром я получил нагоняй от своего наставника, он ругал меня, что я чуть не сжег всю округу, некоторые люди получили ожоги, даже пара великих магов.

— Так нечестно, вы ж всех спасти хотели! — неожиданно вступился за Тео Шехмед. — Можно подумать, этот дух никаких разрушений не оставил!

Великий маг вспомнил, что его наставник как раз утверждал, что от неистового духа разрушений значительно меньше, чем от самого Тео. Он продолжил свой рассказ:

— Я с нетерпением ждал следующей ночи и появления духа. У меня была готова новая стратегия битвы. Так вот, в самый черный час ночи крылатое чудовище снова явилось на свое пастбище, оно нависло прямо над деревней. Но я уже ждал его. На этот раз я решил, что с бесплотным духом будет драться равный ему, и тоже вызвал духа: огромного грифона с чешуей, крепкой как алмаз, и клювом, способным алмаз раздробить. Духи вступили в бой, это было величественное зрелище! Мой грифон сиял как солнечный свет, а неистовый дух был черен как ночь. И вот, грифону удалось ранить духа, он порвал ему крыло. Я возликовал, но, увы. Дух опять скрылся, просто растворившись в воздухе… а с утра я снова получил нагоняй.

— А на этот-то раз что? — удивился Фэрадей. — Опять что-то загорелось?

— Нет. — поморщился Тео. — Наставник заявил, что я устроил такое светопреставление в воздухе, что жители деревни не смогли спать. Они выходили из домов и смотрели на небо. Некоторые так засмотрелись, что получили травмы. Кто-то в канаву свалился, кто-то в дерево врезался…

— Да они там пьяные, небось, были! — возмутился Шехмед.

— Словом, люди получили ушибы, вывихи, один из магов даже сломал руку.

— Ваш наставник несправедлив к вам. — заметил сухонький Фило.

— Я тоже так считаю. — согласился Тео и продолжил. — И вот третья ночь. Я ждал ее, ведь я приготовил духу ловушку. Стоило ему объявиться, как окружающие деревню горы, подвластные моей воле, пришли в движение. Корни гор зашевелились, и каменные твердыни склонились передо мной. А на их вершинах, задевающих облака, хранились залежи векового льда, чистого как слеза. Из него я создал вокруг себя и духа огромную темницу изо льда. Затем я заставил свой посох гореть, и огонь его отражался в гранях ледяного узилища, отчего оно засверкало как драгоценный камень. Дух метался в своем ледяном плену, но выхода не было. Я видел, как он закрывается крыльями, ибо глаза его не могли вынести такого яркого и чистого света. А потом… он снова исчез.

Слушатели разочарованно выдохнули.

— Да, а утром…

— Вас опять отругали? — догадалась Глория.

— Да. Сказали, что я нарушил баланс природы. И еще кто-то умудрился чуть не ослепнуть. На следующий день я предавался унынию и пытался придумать, как же наконец схватить неистового духа. Тут ко мне подошел брат. Мы редко виделись в эти дни, он все время пропадал в госпитале. Нико выглядел испуганным, он сказал мне: «Тео, ты знаешь, один из магов получил серьезные раны». Я принял это на свой счет и ответил: «Мое дело духа ловить, а магов охранять я не должен». Я хотел было уйти, но брат остановил меня: «Послушай, Тео, это очень странно. Я уже три дня забочусь об этом маге». «И что же?». — не понял я: «Если он надоел тебе, скажи главному лекарю, чтобы приставил к нему кого-нибудь другого». Нико перебил меня: «Но, Тео, раны у него такие же, как те, что ты нанес этому чудовищу». Я замер от неожиданности, а брат продолжал испуганно: «В первый день он пришел ко мне с серьезными ожогами, нанесенными магическим пламенем. Сказал, что спал, а ночью загорелся его дом. На следующий день он пришел в госпиталь со сломанной рукой. Кроме того на ней была глубокая рана, почти до кости! Я спросил, кто же ее нанес, но великий маг не смог ничего ответить. И вот сегодня. У него сильный ожог роговицы, он чуть не ослеп». «Так может, он смотрел на ледяную глыбу сегодня ночью?». — предположил я, все еще не веря. «Нет, Тео, из-за этого он не мог ослепнуть. Ты был внутри и не знаешь, а снаружи твоя темница была матовой, свет преломлялся только внутри граней льдины». Меня охватило волнение: «Имя, Нико, ты так и не назвал его имени!». Брат поднял на меня испуганные глаза: «Великий маг Рамус».

Слушатели замерли на своих местах и, казалось, не дышали. Только Нико, знавший эту историю, был спокоен.

Тео продолжил:

— Я поверить в это не мог, но совпадений было слишком много. Однако больше всего меня насторожило то, что Рамус сам вызвал великих магов из гильдии. Я даже подумал, что он, таким образом, пытался заманить всех нас в ловушку. Но мне снова помог Нико, он сказал: «Ты помнишь, великий маг пытался выследить духа? Он не смыкал глаз три дня и три ночи. И только когда Рамус рухнул без сил…». «Дух появился». — закончил я — «Что ж, давай-ка проследим за великим магом». Это было нетрудно, ведь тот пребывал в госпитале. Нико и так оставался там на ночь, а я сказался больным (к великой радости моего наставника, должен заметить). Мы дождались наступления темноты. Госпиталь погрузился в сон, только мы с братом бодрствовали. И тут, великий маг Рамус поднялся с постели. Он встал и направился к выходу. Брат пытался удержать меня, но я решил остановить его. Я вышел из укрытия и встал прямо перед ним, но… великий маг даже не заметил меня! Он прошел мимо, не глядя в мою сторону, и тут я понял, что он ходит во сне! Не просыпаясь, великий маг покинул госпиталь и двинулся в сторону леса. Он брел, не разбирая дороги, и вдруг начал разговаривать: «Великий маг… Великаны… Великаны спустились с гор… Рамус… Молния ударила в дерево, лес горит… Великий маг… На скот наслали порчу… Великий маг… Великий…». И тут он исторг страшный вопль, такой, что птицы сорвались с деревьев и унеслись прочь в ночную темноту. Рамус рухнул на колени, глаза его закатились и в этот самый момент неистовый дух отделился от его тела и воспарил над лесом. Я понял, что надо разбудить мага, но чудовище, порожденное его разумом, решило помешать мне. Оно ринулось прямо на нас, но я тут же создал огненный щит, удерживая его, а брат бросился к магу и привел его в чувство. Как только Рамус пробудился, дух исчез, а на теле великого мага появились новые ожоги. Вот так мы изловили неистового духа.

— А дальше-то что, вы убили этого мага? — поинтересовался Шехмед.

— Нет, зачем? Мы разделили их с чудовищем, для этого пришлось временно лишить Рамуса магической силы.

— Как это? — удивился Фэрадей.

— Ну, есть несколько способов, но в данном случае использовали камни из древнего лабиринта, созданного в глубокой древности неизвестными язычниками. Эти камни засасывают любую магию, почти нет заклинаний, которые могут помочь в такой ситуации. Так вот, они засосали силу Рамуса, дух оказался отделенным от его тела, и его уничтожили. А мага отправили на лечение, теперь он должен был вновь обрести баланс и равновесие магических и душевных сил, ведь именно их разлад вызвал это чудовище…

Все путники восхищенно слушали великого мага, а тот был польщен их вниманием.

— А вас наградили? — спросила Ребекка.

— Нет. — помрачнел юноша. — Наставник сказал, что во время последнего явления духа я, защищаясь, подпалил лес и…

Внезапно, буквально в одно мгновение случилось нечто ужасное: Нико, не слушавший брата, приподнялся на стременах и закричал:

— Тео! Там засада!!!

Одновременно с его криком зазвенела тетива — стрела, выпущенная разбойником, должна была навсегда заткнуть горло юному лекарю.

* * *

Нико вздрогнул. Случилось что-то странное: только что он сидел на своей лошади, а теперь вдруг оказался на лошади брата и… увидел, как в плечо Тео вонзилась стрела.

— Нет! — с ужасом воскликнул юноша, поняв, что маг использовал заклинание «рокировка» и поменялся с ним местами. — Тео, что же ты наделал!

Великий маг поднял посох, и стрела, засевшая в его плоти, мгновенно испепелилась. Но, рана, конечно осталась. Теодеус спрыгнул на землю и стукнул посохом — вокруг путешественников возник магический купол:

— Пусть не выходят за пределы круга. — бросил маг, обращаясь к брату, и двинулся к нападавшим.

Их было трое. До этого момента скрывавшиеся за камнями, они покинули убежище. Трое мужчин: двое вооружены мечами, третий — охотничьим луком. Они молча смотрели на приближающегося юношу.

— Вы напали на великого мага! — обратился к ним Тео. — Это преступление против гильдии!

Нападавшие отреагировали странно: они склонились в поклоне.

— Наше почтение, великий маг. Мы простые охотники, идем по следу оленя.

— С каким пор, олени ходят по проселочным дорогам? — процедил маг, продолжая приближаться к ним.

Охотники переглянулись:

— Видимо он испугался шума и выбежал на дорогу. Клянусь, у меня и в мыслях не было стрелять в мага…

Голос подал Нико:

— У вас дорогой и старинный меч. Не жалко ходить с ним на охоту? Вам следовало взять копье…

— Мне следовало тебя пристрелить. — произнес лучник и мгновенно выпустил стрелу в сторону лекаря.

Нико испуганно отпрянул назад, к счастью, стрела достигла лишь магического купола и отскочила в сторону.

Женщины испуганно вскрикнули. Шехмед вскочил с места:

— Ах вы!

— Стой! Не покидай пределов круга. — остановил его Нико.

В это время Тео рассвирепел:

— Да как ты посмел! Ты ответишь за это!

Но не успел он поднять посох (его движения были чуть замедленны ранением), как лучник рухнул на колени:

— Прошу вас, великий маг, я сдаюсь!

Двое мечников последовали его примеру и, опустившись на колени, протянули юноше свое оружие с возгласами:

— Пощадите!

Тео слегка замешкался. Такое случалось крайне редко…

— Вы все равно ответите за свое преступление. Конклав будет судить вас.

— Мы согласны! Только, прошу, не насылайте на нас заклятий!

Тео приблизился к разбойникам, растерянно обводя их взглядом: «Может, они слышали про ту группу, с которой я расправился у трактира?».

Шаг.

Это бы объяснило их испуг…

Еще один шаг.

Магический купол распался.

— Что? — Тео резко обернулся.

Так и есть. Купцы и их спутники остались без защиты.

«Почему?!»

Тео поднял посох, тот засветился, возник магический разряд и…

Камни. Окружающие его темные камни жадно запульсировали. Запульсировали, поглощая его магию.

— Не может быть…

Так и есть. Кругом вокруг него лежали живые камни, поглощавшие магию. Тео почувствовал, как они нагрелись, получив пищу, и как замерли, ожидая новой порции. Воздух наэлектризовался, кожу мага стало покалывать. Камни, как магниты, вытягивали из него магическую силу.

— Погибель магов. — произнес один из разбойников.

Насмешливо улыбаясь, трое поднялись с колен.

— Вот так просто. Взять и заманить в ловушку великого мага. — произнес лучник. — А ведь я сказал правду, та стрела предназначалась не тебе. Для тебя мы приготовили особенный подарок. Чувствуешь? Как они вытягивают твою магию? Ты уже должен это ощущать…

Тео, закусив губу, огляделся вокруг. Да, они установили камни кругом, а он, приближаясь к разбойникам, вступил в самый его центр.

— Ну что ж. Пожалуй, мы пока оставим тебя с ними наедине. А сами разберемся с твоими спутниками…

Он бросил плотоядный взгляд на коляску. Однако маг вдруг заговорил:

— Хорошая ловушка. Только…есть одно заклинание, которое она не сможет удержать. Да и никто не сможет.

— Можешь обманывать сам себя, маг. — милостиво разрешил ему разбойник. — А я…

Тео стукнул посохом. Круг камней одновременно сдвинулся к нему, пытаясь проглотить заклятие, но…

Кожа Нико засветилась мягким светом. Он раскинул руки и, чуть оттолкнувшись от земли, легко воспарил над ней.

— Что?! — нападавшие отступили назад. — Еще один маг?!

— Вы нарушили равновесии сил. — произнес Нико, — Эти камни не должны были покидать черный лабиринт…

Юноша поднял руки над головой и плавно качнулся в воздухе в одну сторону и в другую. И вместе с ним закачалась твердь под ногами разбойников.

— Аааа! — завопили они, чувствуя, что земля уходит из-под ног.

— Не должны. — повторил Нико. — Земля заберет их обратно.

И снова содрогнулась земная твердь, глубокая трещина рассекла ее. Земля продолжала колебаться. Словно огромные разверзнутые уста, разрыв поглощал черные камни, увлекая их в свои недра. Только, когда исчез последний из них, твердь вновь сомкнулась.

А Тео оказался на свободе.

— Нико! — окликнул он брата.

Близнец перевернулся в воздухе и приземлился на одно колено. Великий маг стукнул посохом, и теперь он сам осветился светом. Тео посмотрел на разбойников:

— Расплата.

— Нет!!!

Мужчины отступили назад, подняв оружие. Но оно не могло их защитить. Так и застыли трое разбойников. Обращенные в камень…

* * *

— Тео… — Нико подбежал к брату.

— Потом. — отмахнулся от него маг, он крикнул купцам. — Вы! Подойдите сюда!

Оба компаньона соскочили с повозки и бросились к юноше.

— Кому вы рассказывали об этой поездке? Ну?!

Мужчины переглянулись и начали наперебой выдавать информацию:

— Гильдии купцов!

— Супруге!

— Конклаву магов!

— Госпоже Нессе из бакалейной лавки…

— Ладно, я понял. — прервал их Тео. — Всем. А кому вы говорили, что отправитель в путь именно по этой дороге?

Купцы замялись.

— Я жду ответа!!!

— Великий маг. — смущенно проговорил Лутос. — На юг от Оплота магов ведет только одна дорога.

— А, ну да…Отстань, Нико!

— Нужно остановить кровотечение…

— Я давно уже прижег рану.

— Этого не достаточно.

— Я сказал — после! Сначала нужно допросить их. — он кивнул на разбойников.

— Как? Разве вы их не убили? — поразился Фэрадей.

— Нет, просто заколдовал.

— Тео, не нужно, пусть этим займется конклав. Тебе нужен отдых, да и им… — Нико указал на оставшихся в коляске путников.

Они были белые как полотна, а женщины, кажется, близки к обмороку. Только к девочкам Лутоса постепенно возвращался нормальный цвет лица. И неизвестно, что их напугало больше — нападение разбойников или колебание земли.

Тео помедлил. Он действительно чувствовал себя неважно, сказывалось ранение, да и камни успели высосать из него много сил…

— Они ждали здесь именно нас…

— Необязательно. — осторожно заметил его брат.

— У них была погибель магов!!!

— Но торговые караваны часто охраняют маги. Вполне резонно…

— Тогда почему мы никогда об этом не слышали?!

— Так может, некому уже было рассказывать…

— Господин маг. — робко окликнул Тео Лутос. — А что это за камни?

Вместо него ответил Нико:

— Брат рассказывал о них сегодня: камни, которыми выложен древний лабиринт, они высасывают магическую силу.

— А! С помощью них у того мага с тенью забрали силу! — вспомнил Фэрадей.

— Вот именно. — устало подтвердил Тео. — У простых разбойников не могло быть такого сильного артефакта… Куда вы направлялись дальше? Где хотели остановиться?

— Дальше маленький город, Южный клык, называется, — торопливо проговорил Лутос. — До него всего пару часов пути. Там мы и…

— Нужно в другом месте остановиться. — перебил его маг.

Пузатый купец впал в замешательство, но его выручил компаньон:

— Господин великий маг, я знаю один хороший трактир на подступах к городу. Он маленький, но очень уютный. А трактирщик и его супруга — чудные люди!

— Хорошо, сойдет… — Тео развернулся к окаменевшим разбойникам и поморщился от боли, которую ему причиняли движения, — Нужно с ними разобраться.

— Что вы с ними сделаете? — с замиранием сердца спросил Лутос, украдкой бросая взгляд на своих спутников.

Он боялся, что маг превратит разбойников во что-то ужасное, или вызовет каких-нибудь духов, или нашлет проклятие, или… Словом, он не был уверен, что барышни выдержат это зрелище. Да и мужчины тоже.

Но ответ юноши его успокоил — тот лишь устало проговорил:

— Ничего. Я отправлю сообщение в гильдию, пусть приедут и разберутся с ними. На этот раз им не удастся сделать вид, что никакого нападения не было.

Тео выставил вперед правую руку, сжатую в кулак. Кольцо у него на пальце засветилось:

— Сильф, явись!

Воздух завибрировал, возле сжатой ладони мага на мгновение закрутился крохотный смерч, из которого вынырнул крылатый дух воздуха — сильф.

— Отправляйся в оплот магов и передай конклаву — на великого мага Теодеуса было совершенно нападение. Потом отведешь их сюда, ясно?

Дух кивнул, взмахнул радужными крыльями и исчез.

Маг же стукнул посохом о землю, и разбойники исчезли из поля зрения, скрытые от посторонних глаз его чарами.

— Довольно. Поехали.

— Великий маг, а вы сможете продолжать путь верхом? — забеспокоился Фэраей. — Может, пересядете в коляску?

— Все в порядке. Проезжайте вперед, мы с братом поедем последними.

* * *

— А ведь он говорил про разбойников. — вдруг сказал Тео, почти не шевеля губами.

Ни один из людей не смог бы расслышать его, но у магов были особые слух и зрение, превышающие человеческие своей остротой.

Хоть магические способности Нико были настолько малы, что архимаг Маркус вообще отказывался их признавать, в плане восприятие он был точной копией своего брата.

— Кто говорил? — переспросил юноша так же тихо.

— Шехмед.

— Когда отправлял тебя вперед? Да он просто в шутку…

— Какое совпадение.

— Он хотел тебе помочь, но я его остановил.

— Очень удачно. И вообще, он похож на разбойника.

— А господин Лао похож на того колдуна, которого вы с наставником заточили в стеклянный сосуд.

— Точно. — улыбнулся Тео. — У него был такой же нос. Хотя, возможно, это было связано с тем, что колдун превращался в гигантского грифа… И, все-таки, это была засада. И они ждали именно нас.

Нико промолчал.

— Ты мне не веришь. — констатировал Тео.

— Да нет. — рассеянно ответил близнец. — Верю. Просто странно…

— Что именно? Погибель магов?

— Нет, я о другом. Вот уже второй раз разбойники выслеживают великого мага Теодеуса. И снова застали нас врасплох. Но все равно не стали нападать на тебя.

— Вот как? — маг посмотрел на свое раненное плечо.

— Тео, но ведь они стреляли вовсе не в тебя…

* * *

Когда путники добрались до маленького трактира, Тео понял, что сильно переоценил свои возможности. Юноша спешился и, держась за луку седла, путано проговорил, обращаясь к брату:

— Пусть там… побыстрее… разберутся…

Нико бросился к купцам:

— Брату стало хуже, ему нужно скорее прилечь.

— Сейчас-сейчас… — засуетился Лутос.

Он подбежал к двери и начал колотить в нее. Вскоре гость был услышан, дверь распахнулась, а на пороге возник хозяин трактира: невысокий средних лет мужчина, какой-то дряблый, с плаксивым выражением лица.

— Здравствуйте! Рад вас снова видеть. — обратился к нему Фэрадей. — Я останавливался у вас в прошлом году…

Трактирщик с неопределенным видом помотал головой.

— Простите за вторжение, но нам срочно нужны комнаты… — начал Лутос.

— Мы не принимаем посетителей, простите… — перебил его хозяин. — Вам лучше поехать в город.

— У нас раненный! — воскликнул купец.

— Мне очень жаль. — трактирщик начал отступать вглубь помещения.

— Позвольте хоть ненадолго передохнуть, на нас напали разбойники! — взмолился Фэрадей.

Хозяин замер на мгновение, потом резво попытался захлопнуть дверь перед носом посетителей. Ему помешал Нико:

— Послушайте, мой брат — великий маг. Но он очень болен. И если вы сейчас нас не впустите, то он разнесет ваш дом! Не со зла. Просто, когда ему плохо, страдают все вокруг…

Реакция трактирщика была несколько странная — он не испугался. Наоборот обрадовался:

— Маг? Значит… заклятия знает, заклинания?

— Да! И он…

— Входите, прошу вас! — воскликнул хозяин, с восторгом пытаясь изобразить радушие. — Сюда, сюда…

Купцы пропустили Тео вперед, юноша шел, тяжело опираясь на свой посох. Трактирщик разглядывал его с жадным любопытством:

— Господин маг, какая честь! Пожалуйста. У нас есть чудесные комнаты наверху, там вам будет удобно…

Перспектива взбираться по лестнице не очень обрадовала великого мага, он уточнил:

— Нам нужна комната для двоих, я поселюсь вместе с братом…

Хозяин еще больше обрадовался:

— А там как раз две кровати! И все уже готово!

— Ну ладно… — у Тео не было сил спорить.

Чудесные комнаты были вполне приемлемыми, только, почему-то, казались несколько заброшенными.

— Прошу-прошу, вам что-нибудь нужно? — суетился хозяин.

Теодеус посмотрел на брата и кивнул в сторону двери, предлагая близнецу учтиво выставить за оную трактирщика.

— Спасибо, все в порядке. — ответил Нико. — Но мы нарушили приличия. С нами путешествуют четыре дамы, а мы заставили их ждать. Пожалуйста, позаботьтесь о них…

Внезапно дверь в комнату распахнулась и на пороге возникла растрепанная пожилая женщина:

— Что здесь происходит?!

— Матушка. — обратился к ней хозяин. — У нас постояльцы!

— Правда? — обрадовалась женщина. — Какая радость! Господа, вам у нас будет очень…

— Матушка, пойдемте, внизу ждут другие гости… — перебил ее трактирщик.

— Но, господа, может, вам будет удобнее в другой комнате? — произнося это, женщина выразительно посмотрела на сына. — Вы прямо под крышей, а у нас тут вороны свили гнездо…

— Матушка, идем. — хозяин схватил ее за локоть и потащил к выходу. — Нас ждут еще девять постояльцев! Девять, матушка!

Он выволок ее за дверь.

— Наконец-то… — Тео опустился на кровать. — И, по его мнению, это две кровати?

Вторая кровать оказалась софой, да еще и весьма продавленной.

— Разберемся с этим потом. — Нико быстро распаковывал свои лекарские снадобья.

— А это подушка? Ее что, кто-то раздавил?

— Возьми еще. — его брат снял подушку с софы и положил на ту, что так возмутила мага.

Правда, даже сложенные вместе они не слишком возвышали голову больного.

Нико помог близнецу снять рубаху, посмотрел на раненное плечо и нахмурился:

— Тео, ты что, сам пытался остановить кровотечение?

Он сделал быстрый пасс, вызывая фантом брата. У призрачного двойника по телу перемещались потоки жизненных и магических сил.

— Я его и остановил. — ответил маг.

Его близнец только вздохнул:

— Нет, Тео, ты перекрыл себе кровоток…

— Зато кровь осталась внутри. Чем ты недоволен? — возмутился маг.

Нико покачал головой. Брат обладал просто уникальной магической силой, он мог бы стать могущественным целителем. Но даже самолечение царапины, могло закончиться для него кровоизлиянием в мозг, инфарктом или переломом позвоночника. Смотря на каком пальце была царапина…

* * *

Когда десять лет назад в Оплот магов прибыл новый ученик, обладающий уникальным даром, конклав возликовал, ибо такое событие случается раз в тысячу лет. Правда, ликование быстро закончилось, ибо ребенок с таким характером конклаву тоже не попадался уже тысячу лет. Первый скандал он учинил сразу после прибытия. Мало того, что вместо проверенного слуги, которому были бы поручены заботы о мальчике, с ним приехал брат-близнец, так новый ученик еще и потребовал поселить их вместе, тогда как по правилам гильдии, все обычные люди живут отдельно, и их передвижения по Оплоту строго ограничены. В этот раз наставникам пришлось уступить требованиям новоприбывшего, и мир и покой, более или менее, были установлены еще на пару лет. А потом началось…

Юный боевой маг стал участвовать в деятельности гильдии. Конечно, из-за возраста участие Теодеуса было строго ограничено. Но с чего конклав взял, что сможет контролировать такую огромную силу? К счастью, никто не пострадал. Кроме самого мага. И тут начался кошмар главного лекаря Сириуса…

За всю свою карьеру, несчастный не сталкивался с таким ужасным пациентом. Капризный и подозрительный, он отказывался принимать лекарства, строго регламентировал, кто имеет право подходить к нему ближе, чем на пять метров, почти не спал, а во время бодрствование изводил всех вокруг своими требованиями. И чем сильнее были физические страдания юного мага, тем сильнее страдали окружающие.

Промучившись со строптивым пациентом три дня, главный лекарь был вынужден воззвать к двум архимагам, чтобы те воздействовали на него, хоть ненадолго. Сам же Сириус, наконец, отлучился и решил спокойно выпить настойку. Когда за его спиной раздалось тихое покашливание, лекарь недовольно обернулся и чуть не заработал сердечный приступ. Ведь за его спиной стоял юный маг. Сириус уж было решил, что тот вырвался от архимагов и пришел за отмщением.

К счастью, быстро выяснилось, что это не сам маг, а его близнец. Обычный мальчик. Главный лекарь возблагодарил небеса и ненадолго оказался в хорошем расположении духа. А в этот момент мальчик попросил разрешения навестить больного брата, ведь они не виделись уже три дня. В обычной ситуации это было строго запрещено, но сейчас лекарю было все равно, кто будет находиться у постели больного, лишь бы не он сам.

И в Оплоте магов снова воцарился мир и покой. Нет, пациент не стал менее капризным, напротив, получив благодарного слушателя в лице брата, он разошелся еще больше, и его капризы достигли апогея. Просто теперь все они доставались близнецу мага, а не лекарю и его помощникам. И те с радостью закрыли глаза на вековые устои и прочие глупости.

Но, к сожалению, это не могло продолжаться вечно. Чем старше становился маг, тем более тяжелые травмы зарабатывал. И в кои-то веки даже не по своей вине, просто удел боевых магов довольно тяжел и суров. Конклавом было срочно принято еще одно решение, нарушающее все уставы и негласные правила — начать обучение нового лекаря прямо в Оплоте, что было бы немыслимо ранее, но оказалось гениальным выходом теперь. Пусть главный лекарь делает свои предписание (не подходя близко к больному), а уж ученик лекаря их выполняет, одному ему известными способами. И все были довольны. Правда позже главный лекарь отметил в Нико огромный потенциал, заметил, что тот может использовать свои скромные способности для чуткой диагностики, наконец, увидел в мальчике невероятную доброту и терпение, и устыдился, что самолично превратил его в сиделку для капризного брата. Но было слишком поздно…

* * *

Нико потянулся за порошком, но Тео с такой скоростью перехватил его руку, что юноша подскочил от неожиданности.

— Что это? — с подозрением спросил маг.

— Лекарство, восстанавливающее кровь.

— А почему у меня от него голова кружится?!

— У тебя кружится голова от потери крови! — устало проговорил юный лекарь.

Он сидел с братом уже три часа, соответственно, тот три часа изводил его своими подозрениями и требованиями.

Нико развел порошок водой и поднес к губам брата:

— Выпей. Тео! Ты сам себе вредишь.

Маг нехотя исполнил назначение. И тут же начал жаловаться:

— Мне тут не нравится. Почему здесь так тихо?

— Потому что сейчас ночь.

— Это же трактир!

— Он за пределами города. Ты же сам хотел.

— Но это подозрительно… Такое чувство, что тут уже сто лет не было постояльцев.

— Господин Фэрадей говорил, что был здесь в прошлом году и знает хозяев, трактирщика и его жену.

— Ну ладно, год не было. — поправился маг. — Посмотри, здесь все запущенно…

— Но мы же пришли без приглашения, он отвел нас в первую попавшуюся комнату.

— Он сказал, что эта самая лучшая…Какая же тогда худшая?

— Тебе надо отдохнуть. — сказал Нико.

— Почитай мне заклинания, — тут же велел Тео.

Юноша устало вздохнул:

— Ну хорошо.

Он достал из седельной сумки книгу заклинаний и раскрыл ее, затем начал медленно зачитывать заклинания, маг слушал молча.

Чтение длилось около получаса, потом Тео, наконец, заснул.

Нико вздохнул с облегчением и тихонько пересел на софу.

Стояла гулкая ночная тишина. Только откуда-то сверху послышалось приглушенное хлопанье крыльев.

«Вот и вороны». — подумал лекарь.

Он прикрыл глаза. Ну, наверное, час времени у него есть. Можно отдохнуть…


— Почитай заклинания.

— Хорошо. — обреченно ответил Нико.

Он послушно взял в руки тяжелую книгу и открыл ее.

Пустой лист.

Юноша перевернул страницу.

Снова пустые, чистые листы.

Нико запаниковал: «Что? Почему? Я же могу их видеть! Я же…!»

Он лихорадочно листал книгу.

Чистый лист. Снова. Снова. Снова. Сно…


Нико резко распахнул глаза.

Сон. Просто сон.

Юноша потер лицо руками. Всего лишь сон…

— Что было в книге?

Лекарь вздрогнул. Оказалось, Тео проснулся вместе с ним.

— Ничего.

Он поднялся с софы и подошел к брату:

— Как ты?

Но маг снова задал свой вопрос:

— Что было в книге? Почему ты испугался?

— Там ничего не было. — спокойно ответил Нико, но, видя, что брат по-прежнему ждет ответа, добавил. — Пустые страницы.

— Так быть не может. — сказал Тео.

— Я знаю.

— Это мои книги, и ты можешь читать их также как и я.

— Да. — тихо отозвался брат.

Маг заволновался, он приподнялся на своих плоских подушках:

— Вот, смотри!

Тео снял с пальца перстень с печаткой — печать мага. Это украшение было уникальным и принадлежало только одному владельцу, любой другой маг или человек, одев его на палец, лишился бы руки до локтя. Теодеус надел кольцо на безымянный палец близнеца. Ничего не произошло. Перстень не различал их.

— Видишь? — спросил довольный маг. — Ты совсем такой же как я. Не слушай, что они говорят тебе, Нико. Это неправда.

Юноша улыбнулся. Он повертел кольцо на пальце и осторожно спросил:

— Тео, а как ты думаешь, когда мы еще не родились, и были одним целым, у тебя была магическая сила?

— Не знаю. Может быть. Хотя, наша матушка уверяет, что родила только одного сына, а я вообще подкидыш…

— Знаешь, когда ты передаешь мне силу, у меня такое чувство…

Сверху послышался отчетливый стук.

Братья одновременно подняли головы.

Стук повторился, более того, это была ритмичная дробь.

— Вороны? — предположил Нико.

— Если только они из дерева. — фыркнул Тео. — И вообще, там, наверху не крыша…

— Чердак, наверное. — сказал его брат. — Я пойду, проверю.

— Я с тобой.

— Тео, не надо. Тебе нужен отдых. Да и хозяева испугаются, если увидят, что побеспокоили тебя…

Он начал снимать кольцо, но близнец остановил его:

— Оставь, пока. Может, пригодится.

— Чем?

— Статус, Нико, статус. Бывает, иногда, очень полезен…

«Особенно, посреди ночи, на чердаке» — подумал юноша.

— Я быстро. — сказал он вслух.

— Давай. Потом отчитаешься. — проговорил маг, устало прикрыв глаза.

Нико воспользовался этим и быстро щелкнул брата по лбу.

— Ай! Ты что себе позволяешь, лекарь? — притворно возмутился маг.

— Статус, Тео, статус. — Нико поиграл в воздухе пальцами, украшенными кольцом мага и выскользнул за дверь.

* * *

Юноша был прав, в закутке, недалеко от их покоев, оказалась ветхая лестница, ведущая наверх. То, что она ветхая, Нико обнаружил, когда оступился — посередине не хватало одной ступеньки.

— Ох! Не убиться бы…

Равномерный стук продолжался, теперь было очевидно, что он исходит из крохотной комнатки, находящейся под самой крышей. Кроме того, сейчас к стуку добавились и сдавленные всхлипы.

Юноша поднялся наверх и осторожно отворил дверь. В помещении было темно, только свет луны проникал через узенькие оконца. К счастью, у Нико, как и его брата — мага, было особенное зрение, он видел в темноте примерно так же, как при свете свечи.

Чердак был завален разной домашней утварью, сваленной вповалку. Все покрыто толстым слоем пыли. Но, конечно, не это сразу же привлекло внимание молодого лекаря.

Посреди комнаты сидел хозяин трактира и тихо плакал. Рядом с ним стояла детская колыбелька, которую мужчина покачивал одной рукой. Вот она и издавала ритмичный стук.

Нико, пока еще не замеченный, привстал на цыпочки и заглянул в колыбель. Она была пуста. Юноша тихонько окликнул трактирщика:

— Простите…

Тот испуганно поднял голову, в темноте он видел не слишком хорошо:

— Кто? Кто здесь?

— Я ваш постоялец. Простите меня за вторжение, но я услышал шум…

— Господин маг? — спросил хозяин, как показалось Нико, с надеждой.

— Нет. Я его брат.

— А…Да. Да. Извините меня. Я шумел. Да. Простите. Я… забыл, что вы прямо подо мной… — забормотал трактирщик. — У нас уже давно не было гостей, вот и…Такого больше не повторится.

Он замолчал, неловко переминаясь с ноги на ногу.

— Это ваших детей? — спросил Нико, указывая на колыбель.

— Да…Нет. Мы ждали ребенка…С супругой. — у него задрожали губы. — Пока она не…

Юноша вспомнил, что они так и не видели жену трактирщика и догадался, что случилось несчастье.

— Примите мои соболезнования.

— Спасибо, добрый господин…Ах, мы так давно не принимали гостей. С самой ее… — он вдруг резко оживился. — Господин, не надо ли вам чего? Вам или господину магу?

— Нет, все в порядке. — успокоил его Нико.

Но хозяин, кажется, разволновался еще больше:

— У нас очень хорошее заведение, самое лучшее! Любое желание клиента мы выполняем. Понимаете? Любое… — он с надежной посмотрел на юношу. — Пожелайте что-нибудь! Прошу вас, мы это исполним!

— Ээээ… — замялся лекарь, удивленный таким напором. — Ну…Нет ли у вас еще одной подушки? Более высокой? А то моему бра…

— Конечно! — перебил его хозяин. — Все будет исполнено! Вот увидите…

— Хорошо-хорошо, спасибо. — проговорил Нико успокаивающе. — Знаете, уже поздно, почему бы вам не лечь спать? Боюсь, от нашего приезда у вас столько забот появится…

— Мы любим гостей, у нас делают все для них! — снова проговорил трактирщик, возбуждаясь еще больше.

— Простите меня за вопрос: а вы не страдаете бессонницей? Я лекарь, может, вам нужно лекарство? — осторожно спросил юноша.

Мужчина внезапно сник, словно из него резко выпустили воздух. Он снова был похож на того человека, который открыл дверь неожиданным посетителям: дряблый, с какой-то бесконечной тоской в глазах. Он тихо проговорил:

— Вы очень добрый юноша. Нет, мне не нужно лекарство. Но вы правы, пора ложиться спать.

Он с усилием поднялся и направился к выходу, возле самой двери остановился и проговорил, не глядя на Нико:

— А ваш брат, он такой же добрый, как и вы?

— Да! Очень. — заверил его юноша, но счел нужным добавить. — Только… только вы его сразу не пугайтесь, это просто кажется, что он…

Трактирщик недослушал и быстро вышел на лестницу. Его шаги быстро стихли.

* * *

Нико неторопливо покинул чердак, по лестнице он спускался с особой осторожностью, после недавнего подъема, конструкция внушала юноше определенные опасения.

Вдруг где-то внизу раздался заливистый детский смех. Нико замер.

«Но ведь у трактирщика нет…».

В глубине дома кто-то захлопал в ладоши, а потом смех снова повторился, за ним последовал радостный возглас.

Юноша вздохнул с облегчением, он узнал голос Ребекки, младшей дочери Лутоса.

«Интересно, что ее так порадовало? Сон хороший?». — вяло подумал лекарь.

Он спустился на первый этаж и немного прошелся, разминая спину и плечи. После многочасового затворничества у постели больного, хотелось немного пройтись.

Снаружи раздались шаги, сопровождаемые характерным цоканьем.

Нико недоуменно похлопал ресницами:

«А что это лошади свободно разгуливают?».

Юноша решил выглянуть во двор. Он открыл дверь и переступил порог. Тут на лекаря просто дохнуло холодом. Видимо, ночью здорово похолодало.

«Ну, я на минутку». — подумал Нико.

За плащом нужно было подниматься наверх, а там Тео… Словом, юноша вышел на улицу, и, обхватив себя руками, быстро оглядел двор.

Он заметил две вещи: во-первых, было совсем не так холодно, как он предполагал. А во-вторых, лошади нигде не было.

Нико огляделся по сторонам, потом решил все-таки дойти до конюшни. Но стоило ему завернуть за угол, как из темноты, навстречу, вышел человек. Юноша отшатнулся, но тут же успокоился, опознав незнакомца:

— А, Шехмед…

— Господин маг. — насмешливо произнес детина. — А что это вы тут разгуливаете посреди ночи?

— Я не маг. — ответил Нико. — Я услышал, что снаружи бродит лошадь.

— Все лошади в конюшне, как и положено. — Шехмед подозрительно сощурился. — А бродите здесь вы. Странно. Совсем недавно чуть ли не умирали, а сейчас вполне себе…

— Я не маг, а его брат. — повторил Нико, продолжая осматриваться. — Но, все-таки, мне показалось…

— А мне показалось, что кто-то стоял у окна девушек. — жестко произнес помощник купцов. — И переговаривался с ними.

— Я слышал, как госпожа Ребекка что-то говорила. — вспомнил Нико.

— А может, вы снова гоняетесь за чьей-то тенью? Завтра будет, о чем похвастаться перед девушками…

— Да сколько раз повторять, что я не…

— Колечко снять забыл. — любезно подсказал Шехмед.

Он двинулся к юноше, с видом весьма не дружелюбным.

— А, это мне брат дал…

— Значит, оно ему не нужно? Дай-ка мне!

— Нет! Оно заколдованно, его нельзя…

Но детина мгновенно оказался возле лекаря и заломил ему руку.

— Ох! — только и смог выговорить Нико, морщась от боли.

Шехмед схватил перстень свободной рукой, потянул, чтобы стянуть с пальца…

— Ааааааа!!!

Он моментально отпустил свою жертву и запрыгал, тряся обожженную ладонь.

— Ну ты и дурень. — констатировал Нико, потирая запястье. — Я же сказал, его нельзя трогать!

Юноша был человеком незлым, да к тому же лекарем, поэтому он отошел в сторону, собрал приличный ком сырой земли и снова подошел к своему мучителю:

— Дай руку. — он приложил землю к обожженной ладони Шехмеда. — Земля оттянет жар и боль от магического ожога.

Детина, стоял, обиженно поджав губы, потом нехотя произнес:

— Спасибо…

— Тебе очень повезло. — сухо ответил Нико. — Что ты не встретился сейчас с моим братом. А иначе давно бы уже квакал в сторону ближайшего болота.

— Пусть перестанет крутиться возле девушек. — все также обиженно пробубнил Шехмед.

— Не лезь к нему, мой брат не обладает терпением. Добром это не кончится. — юноша почувствовал, что совсем замерз. — Пошли в дом.

— Я на конюшне ночую. — ответил парень.

— А…А ты правда ничего не слышал?

— Голос женский. Вышел посмотреть, а тут ты. Я думал, маг. Пошел разбираться…

Над их головами промелькнуло что-то темное и приземлилось на крышу, до собеседников донеслось шумное хлопанье крыльев.

«Ворон?». — подумал Нико. Он успел заметить только, что птица очень крупная. Странно, что она летает по ночам.

— Ладно, я пойду. Да. — остановился юноша, он указал на перстень. — Об этом никому не рассказывай. Если брат узнает…

— В лягушку превратит, я понял… — усмехнулся Шехмед.

— Нет. — тихо ответил Нико. — В лягушку он превратит тебя, если вздумаешь напасть на него.

— А если на тебя, то в кого? — фыркнул парень.

Юноша поднял взгляд наверх, на второй этаж, где находились их комнаты:

— Превращение — это мягкое наказание. Тео может легко отнестись к нападению на себя. Но никогда не простит за меня… Доброй ночи.

* * *

— Где ты ходишь? — обиженно вопрошал Тео. — Я лежу тут один, раненный…

— Ты мог бы поспать, один, раненный. — ответил Нико. — Это хозяин шумел. Странный человек, что-то его угнетает. А жена его умерла. Родами, наверное…Вот твое кольцо.

— Угу. — Тео перевернулся на бок. — Ладно, давай спать.

Нико подошел к своей софе и тут же воскликнул:

— О, он заходил, да?

— Чего? — маг приподнялся на локте.

— Хозяин. — пояснил его брат. — Подушку принес, как я просил.

На софе, действительно, лежала красивая, а главное пышно взбитая красная подушка.

— Никто не приходил. — недоуменно протянул Тео.

— Да ты спал, наверное. — засмеялся Нико.

— Ничего не спал! Так… дремал. Но никто не приходил.

Близнец не стал продолжать спор (все и так было ясно). Он подошел со своей находкой к магу:

— Давай подложим. Так лучше?

— Да… — Тео охватили угрызения совести. — А ты как будешь спать?

— А ты дашь мне поспать? — с улыбкой спросил Нико.

— Эй! Это не я выбирал тебе профессию! Ты сам стал лекарем, вот и терпи теперь. Ты должен с вниманием относиться к просьбам больных людей, тем более, если это твои родственники.

— Знаешь. — задумчиво проговорил Нико. — Мне иногда кажется, что мы тройняшки. Я, ты и… твоя наглость! Причем она явно родилась вперед тебя…


2

Утро. Нико продолжал дремать. Внизу уже раздавались шаги и голоса, путешественники выходили из своих комнат. Юноша повернулся на бок, валяться в дремоте было очень приятно. Он заметил, что давешняя красная подушка теперь лежит у него под головой.

«Понятно, отчего так…»

Дверь распахнулась, и комнату решительно вошел брат:

— Нико, не спишь?

— Н-нет. — ответил лекарь, открывая глаза. — Как ты?

Впрочем, уже по одному бодрому виду мага было понятно, что тот уже и забыл про свое ранение.

— Все нормально. Представляешь, этот трактирщик нас обманул! — возмущался брат, застилая постель. — Комната под чердаком — самая лучшая! Ага, как же! Ты бы видел покои этого Лао и того деда…

— Фило.

— Ага. Огромные, окна до пола, кровати широченные, перина… У девчонок тоже ничего. У купцов прямо за кухней, а вдову, вообще, похоже, в кладовку поселили…

Он накрыл кровать покрывалом и взял в руки подушку, чтобы положить сверху.

Нико резко сел в постели:

— Тео! Ты разве не отдал подушку мне?!

— Нико, я держу ее в руках. — засмеялся маг. — Как я мог отдать ее тебе?

Лекарь посмотрел на изголовье своей кровати, там лежала точно такая же красная подушка.

— Странно…Я вчера отдал ее тебе…

— Одну отдал, а вторая осталась.

— Но она была одна…

— Ну и кто из нас все проспал вчера? — не удержался от укола Тео. — Ладно, пошли вниз. Есть хочу, со вчерашнего утра ничего не ел. Кроме твоих дурацких снадобий. Ах да. Спасибо…

* * *

Внизу Нико столкнулся с Лутосом.

— Доброе утро, господин… эээ… — у купца напрочь вылетело из головы полное имя юноши.

— Николас. — подсказал лекарь. — Но вы можете звать меня Нико. Все меня так зовут.

— Но великий маг велел обращаться с вами почтительно. — забеспокоился мужчина.

— Просто не называйте меня фамильяром в его присутствии.

Они прошли в столовую, где уже собрались остальные путешественники. Все, кроме дочек Лутоса.

Хозяев также не было видно. Запахов еды не ощущалось.

— Господин великий маг, как ваше здоровье? — учтиво спросил Фэрадей.

— Спасибо, все нормально.

— Куда эти девки запропастились! — беспокоился Лутос. — Опять вчера полночи угомониться не могли.

Нико сел рядом с братом. Слева от него сидел господин Лао, как всегда мрачный, а рядом с ним Шехмед, недовольный.

— Где еда-то?

Фило снова уткнулся в какие-то записи, а купцы вполголоса обсуждали предстоящую поездку в город.

Больше всех говорила госпожа Кларисса, бесконечно обращаясь к своей подопечной с разными предложениями:

— Милочка, не лучше ли вам будет пересесть на мое место? Там вам дует от двери.

Госпожа Лаура только капризно надувала губки.

— Может, мне сходить за вашей шалью? Право, милочка, пересядьте. Сейчас солнце будет бить вам в глаза…

Тео наклонился к уху брата:

— Эта вдова похожа на нашу тетушку Флорену.

Нико улыбнулся.

Вообще, тетушке Флорене было за шестьдесят, но суетливое поведение молодой госпожи Клариссы, а также некоторые обороты речи, действительно, очень напоминали их родственницу.

Послышался топот и в столовую вбежали дочки Лутоса с радостными возгласами:

— Папенька, папенька, посмотрите, кого мы нашли!

На руках у Ребекки сидел большой бурый заяц.

— Это еще откуда? Я вам запретил выходить на улицу!

— Но папа, мы нашли его в своей комнате, он сидел у меня на подушке!

— Унесите немедленно.

— Надо его в лес выпустить. — сказал Шехмед, поднимаясь.

Девочка с грустным выражением личика двинулась к конюху, но когда она поравнялась с Нико, заяц просто взбесился и начал бешено колотить лапками.

— А!

Нико вскочил, собираясь помочь, но его опередил господин Лао. Он молниеносно схватил зайца за уши и поднял на вытянутой руке. Животное мгновенно затихло. Все люди тоже, пораженные быстрой реакцией мужчины.

Шехмед подошел к нему и посмотрел на зайца. Тот висел совершенно неподвижно.

— По-моему, он сдох.

— Нет! — воскликнула Ребекка, она повернулась к Нико. — Пожалуйста, вылечите его!

Юноша стал осматривать зайца.

— Да как же он его вылечит, если тот сдох. — удивился конюх.

— Он не умер. — возразил Нико. — Все в порядке.

— А чего не шевелится?

— Просто испугался. Звери иногда замирают, когда рядом возникает опасность…

— Унесите это из-за стола! — строго велел Лутос. — Девочки, немедленно сядьте на свои места!

Дочери послушались, Шехмед вынес зайца. Госпожа Кларисса опять засуетилась:

— Милочка, вы не испугались? Вы так бледны! Может, мне сходить за нюхательной солью?

Конюх вернулся, а за ним, наконец, появилась матушка хозяина, в белом фартуке.

— Дорогие гости! Надеюсь, вы хорошо спали этой ночью? Что ж, позвольте угостить вас завтраком! Скажите, чтобы вы желали откушать, и мы все исполним, вот увидите!

«Похоже, это местный девиз». — подумал Нико.

Первым заговорил Шехмед:

— Я желаю бараньи отбивные, кислую капусту и поджаренный картофель.

— Мне бифштекс. — мрачно проговорил господин Лао. — Плохо прожаренный. С кровью.

— А мне гренки с молоком! — сказала Глория.

— И мне тоже! — поддержала ее Ребекка.

— Нам, пожалуйста, овсянку. — рассеянно проговорил Лутос, переглядываясь с компаньоном. — Скажите, моя дорогая, а каково нынче состояние дорог? Легко мы доедем до города?

— Ох, господин, рада бы вам помочь, да мы с сыном уже год туда не ездили. — огорчилась хозяйка.

— Ну ничего, ничего…

— Мне тоже овсянку. — сказал Фило.

— И мне. — тихо добавила вдовушка.

— Я буду… — госпожа Лаура картинно уложила ручки на свою осиную талию. — Чай. С лимоном.

Госпожа Кларисса тут же заволновалась:

— Но, милочка, вы такая худенькая! У вас совсем не будет сил!

— Я не голодна. — капризно произнесла белокурая красавица.

— Нам с братом омлет. — сказал Тео. — Свежий хлеб и…У вас есть копченая рыба?

— Мы принесем все, что вы пожелаете!

— Ну, если рыбы нет, то отправляться на рыбалку не нужно, я и так переживу. — улыбнулся маг.

— Сейчас все принесу! — хозяйка выплыла из столовой.

Шехмед громко фыркнул:

— Интересно, как она собирается все это готовить?

— Ну, твое-то точно до обеда ждать придется. — ответил Тео.

— А ваше и вовсе до вечера. — парировал конюх. — Я тут территорию оглядел, нет у них ничего! Один курятник стоит, да и то заброшенный. Ни кур, ни коровы, ни коз. Грядок тоже нет, все давно заросло…

Послышались торопливые шаги, и в комнате снова появилась трактирщица, на этот раз с большим подносом в руках. Гости с удивлением на нее посмотрели.

— Прошу. — она поставила перед Шехмедом огромное блюдо с тремя отбивными, капустой и внушительной горкой картофеля. — И вам, господин.

Второе блюдо предназначалось Лао, он немедленно принялся за бифштекс. Все было так, как гость и просил — лишь номинально обжарен, а внутри чуть ли не сырое мясо.

Остальные путешественники разом отвели глаза, не слишком аппетитно это выглядело.

Хозяйка торопливо метнулась на кухню и сразу же вернулась обратно, снова с наполненным подносом. По столовой тут же распространился запах поджаренного хлеба.

— Девочки, ваши гренки и подогретое молоко. Ваш чай, госпожа.

Тут, наконец, появился сам хозяин. Он принес четыре дымящиеся плошки с овсянкой. Хозяйка снова вышла.

— Скажите. — обратился к мужчине Лутос. — А где вы берете продукты?

Повисла пауза. Хозяин глубоко задумался.

Вернулась суетливая трактирщица, она принесла близнецам омлет, свежий, еще горячий хлеб и копченую рыбу, тонко порезанную и сложенную в виде розочек.

— Мы… на базаре. — наконец выдавил из себя хозяин.

Его мать, не слышавшая вопроса, недоуменно подняла голову.

Лутоса, казалось, устроил ответ, но тут встрял Шехмед:

— Так вы ж в город уже год не ездили!

— Мы… с другого базара.

— А где тут другой… — начал конюх, но его перебила трактирщица:

— Да что ты мелешь! Какой еще другой базар? Конечно, он один — в городе. А продукты нам привозят, на телеге. Наш поставщик живет тут неподалеку, ему удобно, по дороге домой.

— Аааа…

— Кушайте на здоровье.

Хозяева покинули столовую.

Гости принялись за еду. Она была отменная.

Купцы быстро закончили трапезу и откланялись, они должны были съездить в город и закупить оставшиеся товары. Остальные неторопливо продолжали завтрак.

— Странный этот трактирщик. — заметил Шехмед. — Заторможенный какой-то.

— А у хозяйки фартук совсем белый! — вставила Ребекка.

— Ну и что? — не поняла ее сестра.

— А как же она готовила и совсем не испачкалась?

— Так, тут прислуга, наверное…

— Что-то я никого не видел. — сказал Шехмед.

— Шехмед, ты вчера чем занимался? — строго спросил сухонький Фило. — Тебе велели разгрузить коляску и позаботиться о лошадях. А ты что, по территории ходил, да слуг высматривал?

Детина только картинно закатил глаза. Девчонки захихикали.

Господин Лао закончил трапезу, рывком встал и вышел. Осталась его тарелка, измазанная чем-то красным. Ну, то есть, понятно было чем.

— Попросите это убрать. — сдавленно проговорила госпожа Лаура, прикрывая рот платочком.

Шехмед окликнул хозяев, но те не отзывались. Конюх пожал плечами и просто прикрыл тарелку салфеткой.

Фило вдруг обратился к Нико:

— Юноша, а вы интересуетесь рунами?

— Эээ… нет.

— Жаль, это такое увлекательное занятие! Вы обратили внимание, какую руну носит господин Лао?

— Нет. А где у него руна? — удивился Нико.

— На обереге, который он носит на шее. Эту руну, обычно, переводят как «сдержанность»…

— Ах вот почему он такой. — многозначительно проговорил Тео.

— …или «умение держать себя в руках».

— Себя и зайцев. — добавил Шехмед.

Девочки засмеялись.

Господин Фило как ни в чем не бывало продолжал:

— Но дословно эта руна переводится как «Будь человеком»…

— Очень увлекательно. — вежливо ответил Нико.

Он бросил рассеянный взгляд на место, покинутое сдержанным господином Лао, и замер, изумленно округлив глаза.

Глория и Шехмед громко переговаривались:

— Однажды мы с папенькой приехали к богатому господину с севера. И он угощал нас блюдом из медведя!

— Да, точно! — поддержал ее конюх. — Господам Лутосу и Фэрадею, как почетным гостям, было предложено съесть запеченный глаз медведя! Чтобы через него им передавалась мудрость хозяина леса…

Нико наклонился к уху брата:

— Тео, а где тарелка?

А Глория продолжала:

— Папа и дядя Фэрадей так старались не скривиться, они проглотили по кусочку, не разжевывая!

— Какая еще тарелка? — шепотом спросил Тео.

— Господина Лао. Испачканная кровью.

Тем временем Шехмед подхватил:

— А главный охотник извинялся перед ними. Ведь он убил медведя, попав ему точно в правый глаз. Говорил, ему очень жаль, что у зверя остался всего один целый глаз и гостям приходится делить его на двоих!

Ну а маг пожал плечами, отвечая брату:

— Убрали, наверное.

В этот момент Ребекка засмеялась:

— А у папеньки было такое лицо: что ж вы оба-то глаза не прострелили!

— Контрольный, так сказать. — добавил Шехмед.

Все трое покатились со смеху.

Нико тихо заметил:

— Но ведь никто не приходил убирать со стола.

Внезапно к нему обратилась госпожа Кларисса:

— Господин лекарь, могу я переговорить с вами?

— Конечно. — ответил юноша, весьма озадаченный. — Прошу вас.

Он поднялся из-за стола, вдова последовала за ним. Они вышли в зал.

— Мне очень неудобно. — запинаясь, проговорила молодая женщина. — Но не будет ли у вас снадобья от малокровия?

— Да. У меня есть… — это был тот самый порошок, который Нико с трудом скармливал своему брату прошлой ночью.

— Я буду вам очень обязана! Понимаете, я раньше страдала этим недугом, но, кажется, все прошло. А вот сегодня снова…

Глядя на матово-бледное личико молодой вдовы, окаймленное черным платком, в излечение верилось с трудом.

— Конечно, я принесу.

Нико отправился на второй этаж.

* * *

Тем временем, госпожа Лаура задумчиво проговорила:

— Пожалуй, я действительно пересяду…

На нее никто не обратил внимания: Шехмед и девочки весело переговаривались, господин Фило уткнулся в свои записи.

Госпожа Лаура поднялась и пересела на освободившееся рядом с Тео место. Маг, задумчиво разглядывающий столовые приборы, скользнул по ней рассеянным взглядом.

Красавицу это не смутило. Она многозначительно произнесла:

— Знаете, ваш брат очень красив.

Маг улыбнулся:

— Я могу принять это за комплимент? Ведь он — точная моя копия.

Лаура кокетливо повела плечиком:

— А почему вы думаете, что он — ваша копия? Может быть, все наоборот?

— Все просто: я — старший.

Белокурая дева звонко рассмеялась:

— Вы так уверены, что родились первым? С момента вашего рождения, вас могли перепутать тысячу раз!

— Это невозможно. При рождении я был гораздо крупнее брата, почти вдвое.

Красавица недоуменно взмахнула ресницами:

— Как же такое возможно? Сейчас вы абсолютно одинаковы…

— Повитуха сказала, что такое случается у близнецов: один забирает слишком много пищи и растет быстрее.

— Ах! — томно проговорила Лаура. — Должно быть вы до сих пор ощущаете свою вину перед братом…

— Ээээ… Нет. Не ощущаю. — честно ответил маг.

— Разве? Вы так трогательно о нем заботитесь…

— Да нет, все как раз наоборот, брат заботится обо мне.

— Но вы же спасли его вчера от стрелы! Буквально закрыли собой…

— А, это…Ну тут все просто. — он понизил голос и доверительно сообщил. — Брат нужен мне живым.

— Вот как? — игриво проговорила красавица. — И какие же у вас на него планы?

— Он мой лекарь.

— И только?

— Поверьте, искусство врачевание для меня особенно ценно.

— Отчего же? — спросила девушка, накручивая прядку волос на палец. — Вы часто хвораете?

— Нет. Просто всеми остальными искусствами я владею самостоятельно.

— Ах! Так вот какое у вас слабое место. — многозначительно произнесла Лаура.

— А вас интересуют мои слабости? — в тон ей спросил маг.

Вместо ответа, красавица стрельнула глазами куда-то в сторону. Тео резко обернулся: так и есть, Шехмед уже давно прислушивался к их разговору. Вид у конюха был весьма недовольный.

Лаура снова посмотрела на своего собеседника:

— Не буду скрывать, я никогда раньше не встречала великих магов. Вы заинтриговали меня. Может быть, господин будет так добр и уделит мне, простой смертной, толику своего внимания?

— Охотно.

— Тогда, могу я попросить вас, сопровождать меня на прогулке, скажем, через час?

— С удовольствием.

— Вы меня очень обяжете. — томно проговорила девушка, вальяжно поднялась и танцующей походкой покинула столовую.

Тео проводил ее взглядом.

Краем уха он услышал обиженный голос Глории:

— Шехмед! Ты меня слушаешь?

— А? Да. Нет. Господин маг, можно вас на два слова?

Юноша бросил на конюха недоуменный взгляд:

— Что еще?

— Хочу переговорить. Снаружи. — он кивнул на окно и угрожающе сузил глаза. — Сейчас.

Маг насмешливо поднял бровь:

— Ну ладно.

* * *

Нико передал госпоже Клариссе лекарство и заглянул в столовую. Брата не было.

«Наверное, разминулись», — подумал юноша.

Он снова поднялся на второй этаж и тут услышал сверху уже знакомый стук. Лекарь посмотрел на потолок: «Снова хозяин?». Нико решил заглянуть к нему, заодно поблагодарить за заботу, проявленную ночью.

Юноша осторожно поднялся наверх и постучал в дверь. Тишина. Нико повернул ручку и заглянул вовнутрь.

Никого. Но деревянная колыбель все еще немного покачивалась, уже останавливаясь.

«Странно».

Лекарь зашел в комнатку и огляделся. Ничего нового, все те же груды предметов. Юноша подошел к колыбели. Тут он увидел, что предмет мебели, на котором вчера сидел хозяин — это совсем маленький комод. Один из ящиков был выдвинут. Нико заглянул вовнутрь: там было аккуратно сложено детское приданное: шапочки, распашонки. На краешке ткани он увидел вышитую надпись: «Сэмюэль». Лекарь осторожно задвинул ящик.

Тут на него упала чья-то тень, юноша резко обернулся. Оказалось, это всего лишь птица промелькнула за окном, Нико услышал хлопанье крыльев. Он подошел поближе к маленькому окошку и увидел, что стекло разбито.

«А вчера было?» — нахмурился лекарь.

Тут он заметил, что на полу лежит большое птичье перо. Поверхность пола была покрыта толстым слоем пыли, а перо лежало сверху, видимо, залетело совсем недавно. Юноша рассмотрел его: снизу белое, кверху бурое с ржавыми вкраплениями.

«Это точно не ворона». — отметил Нико.

Он выглянул в окошко. Сверху открывался вид на двор и… его брата, стоящего напротив Шехмета. Вид у обоих был крайне недружелюбный.

— Нет!

Нико бросился прочь из комнаты, сбежал по лестнице и чуть не сломал шею: он забыл, что одна ступенька отсутствует.

— Если вы так уважаете желания клиентов, давно бы уже починили лестницу! — в сердцах произнес он.

— Господин?

Оказалось, что хозяйка стоит на площадке со стопкой белья в руках и наблюдает за ним.

— Извините, я споткнулся.

— Господин, вам лучше не пользоваться этой лестницей, она совсем старая, это опасно. Что вы искали наверху? Может, вам что-то нужно?

— Нет, мне просто показалось, что хозяин там.

— А что ему там делать? — удивилась женщина.

— Я видел его там этой ночью. — ответил юноша.

— А…Это я попросила сына отнести наверх кое-какие вещи. Мы храним там разную ненужную утварь, которую жалко выбросить. А так, собственно, никогда туда и не ходим…

— Понятно, извините, мне нужно спуститься во двор…

* * *

— Ну, что тебе? — насмешливо спросил Тео.

— Хотел справиться о вашем здоровье. — с издевкой ответил Шехмед.

— Как мило. Твоими молитвами.

— Чудесно. А то я уже волновался. Особенно, когда увидел, что вы ели на завтрак.

— Чего? — не понял маг.

— Омлет. — уточнил конюх. — Я тут заглянул в курятник, а там такое…

— Очень интересно. — скучающим голосом отозвался Тео.

— Все яйца протухли и разложились, а вокруг сгнившая солома, а под ней…

— Ты в ней еще и рылся? Странные у тебя пристрастия.

— …дохлые жабы! — закончил Шехмед.

— И… что?

— Я заметил, что в трактире не видно слуг, вот и подумал, может, они вам чем не угодили?

Маг не ответил, только вопросительно поднял бровь.

— Они вам не угодили, а теперь курятник, полный дохлых жаб…

— Тебя в детстве не роняли? — предположил Тео.

— Значит так, маг. — перешел в наступление конюх. — Прекращай крутиться вокруг девушек, понял?

— Тебе-то что с того?

— А то! Думаешь, я не видел, как ты сегодня с госпожой Лаурой чирикал?

— Почему тебя это волнует? — задумчиво спросил Тео. — Все равно она не про твою честь…

По лицу Шехмеда заходили желваки, он процедил сквозь зубы:

— А чего ты стоишь, без своего посоха и магических штучек?

— Забавно, что ты спросил! Ведь для самых страшных заклятий посох совсем не нужен…

Дверь трактира распахнулась, и наружу вылетел запыхавшийся Нико:

— Шехмед! Тебя там Ребекка ищет. Говорит, ты ей какие-то камешки обещал на нитку одеть…

— Ах да. — кивнул конюх. — Передай ей, что я сейчас приду.

— Сам передай. — тут же взвился Тео. — Он тебе что — сильф?

— Чего? — удивился Шехмед.

— Тео, пойдем, я тебе хочу кое-что рассказать. — Нико потянул близнеца за руку, буквально уволакивая его в противоположном направлении.

* * *

Они немного отошли.

— Ну и тупой этот конюх! — возмутился Тео. — Решил померяться со мной силами, представляешь?

«Точно тупой». — мысленно согласился Нико, — «Я же его предупреждал».

— Ну и что ты хотел мне рассказать?

— А…так. Пойдем, посмотрим, что тут есть… — неопределенно ответил брат, не успевший ничего придумать.

— Давай. — согласился Тео. — Этот олух мне что-то про страшный курятник рассказывал.

Братья неторопливо обошли территорию, прилегающую к трактиру. Оказалось, конюх был прав: все вокруг заброшено, огород зарос высокой травой, никакой живности. Разве что конюшня казалась обитаемой и то, было заметно, что Шехмеду пришлось приложить для этого немало усилий.

— А вот и курятник.

Магу было достаточно только заглянуть вовнутрь, чтобы понять — конюх не врал. В ноздри сразу же ударил отвратительный запах протухших яиц. По полу была разложена гнилая солома, вперемешку с черными куриными перьями, а на ней кое-где лежали полуразложившиеся яйца.

— Какая дрянь!

Тут он заметил и мертвых жаб, от времени трупы стали плоскими как подошва.

— Пошли отсюда! Тьфу. Проклятый Шехмед! Он мне еще про омлет говорил. Чтоб его…

— Странно, что тут все в таком запустении. — заметил Нико.

Близнецы направились обратно в трактир.

— Да уж, могли бы и прибрать.

— Наверное, не много у них посетителей.

— А хозяйка утверждает, что они так рады гостям. — фыркнул маг.

— А хозяин нас пускать не хотел. — вспомнил Нико.

Они зашли в дом. Возле входа вертелась Ребекка:

— Скажите, там очень холодно?

— Да нет. Солнышко. — пожал плечами Тео.

— А я хотела выйти, а на меня как подуло…

— Да. — согласился с ней Нико. — Я тоже заметил, еще вчера. У двери холоднее, чем снаружи.

— Чего? — засмеялся маг. — Ну-ка.

Он провел рукой над порогом и удивленно подтвердил:

— Странно…Откуда-то веет холодом. Может, подпол тут?

— Наверное. — согласился брат. — Хозяева же хранят большие запасы продуктов.

— Да. — кивнула Ребекка. — Я зашла к папеньке, за нитками, а его комната за кухней. И на кухне ничего нет. Я хотела поискать сахарку или морковку, для лошадки, а все шкафы пустые.

— Ну, значит подпол. — окончательно убедился Тео, — А где твоя сестра?

— Там, — девочка махнула в сторону главного зала. — Смотрите, какие у меня бусики!

Бусики представляли собой гладкие розовые камешки, надетые на нитку.

— Это мне Шехмед помог сделать.

— Красивые. — похвалил Нико. — А что это за камень?

— Волшебный. — с важным видом ответила девочка.

Тео фыркнул, близнец пихнул его локтем.

— Это сокровище фей. — пояснила Ребекка.

— Похоже на гальку. — сказал Тео.

— Где ты видел розовую гальку?

— Может, ее отварили в свекле?

— Тео, не позорься. — посоветовал брату Нико, затем уточнил, обращаясь к девочке. — А сокровище фей — это те самые камешки, которые феи после себя оставляют?

— Да! — радостно подтвердила Ребекка.

— Так они же должны оставлять после себя самоцветы, разве нет? — усомнился маг. — Что-то у тебя какие-то бедные феи.

— Они не бедные, они ездят на лошади.

— Феи не ездят на лошадях. — отверг и эти сведения Тео.

— А вы их видели? — спросила девочка.

— Нет, я не такой дурак, чтобы связываться с феями. От них добра не жди.

Ребекка задумчиво покачала своими бусами в воздухе, потом спрятала их в кармашек:

— Не говорите, пожалуйста, папеньке про мои бусики. Он рассердится.

— Ладно, не скажем. — равнодушно пообещал маг.

Девочка выбежала на улицу.

— Не стоит ей одной ходить. — заволновался Нико.

— Давай скажем ее сестре.

Они заглянули в зал, откуда доносился приглушенный голос Глории. Как выяснилось, девушка вполголоса что-то выговаривала Шехмеду:

— Я надеюсь, что вы меня поняли. Меня это не устраивает. Вы же поступайте, как знаете.

Конюх молчал, потупившись.

— Госпожа Глория. — окликнул ее Нико.

Девушка испуганно оглянулась, похоже, братья застали ее врасплох:

— Да? Что случилось?

— Ваша сестра куда-то ушла только что.

— Ах! Вот несносная девчонка! Я же велела ей дождаться меня.

— Ничего, мы сейчас ее найдем. — примирительно проговорил Шехмед.

Глория бросила на него холодный взгляд и молча вышла из зала. Конюх с грустным видом проследовал за ней.

Тео бросил взгляд на большие часы, расположенные в зале:

— Так, у меня назначена встреча. Пойди, найди себе какое-нибудь занятие.

— Чтобы я делал без твоих указаний. — миролюбиво проговорил Нико. — А с кем встреча?

— С госпожой Лаурой.

— Да? — искренне удивился юноша.

— Ты-то чего удивляешься?

— А…почему вдруг она?

— И чем же госпожа Лаура нехороша?

— Да ничем… — Нико нахмурил лоб, припоминая. — Но я от нее за все время слышал только пару слов… про чай с лимоном.

— Вот поэтому на прогулку с ней иду я, а не ты. Со мной она разговаривала.

— На прогулку? Только к курятнику ее не води.

— Без тебя разберусь.

— Ладно, я схожу в лес, поищу травы и коренья.

* * *

Тео нетерпеливо барабанил пальцами по столу. Предвкушаемая им встреча откладывалась уже на полчаса, так как госпожа Лаура все никак не появлялась из своих покоев. Нет, маг конечно знал, что девушки иногда бывают не слишком пунктуальны…

Прошло еще десять минут. Юноша не выдержал и вежливо постучал в дверь ее комнаты. Никто не ответил.

«Может, она уже ушла?» — мелькнула мысль у мага, но высокое самомнение тут же его успокоило: «Ага, променяла меня на Фило. Или Лао».

Возле входа раздались шаги, в коридоре появилась госпожа Кларисса. Видимо, она только что вернулась с прогулки, на щеках вдовушки даже обозначился легкий румянец.

— Господин великий маг! Вы уже вернулись?

— Мы еще не уходили. — развел руками Тео.

— Как?! — поразилась молодая женщина.

— Я стучал, мне никто не открыл.

— Может быть, она вышла… — растерянно предположила Кларисса. — Постойте, я посмотрю.

Вдовушка решительно скрылась в комнате, и почти тут же раздался ее испуганный вскрик.

* * *

Нико неторопливо прогуливался по кромке леса, изучая сочную, напоенную солнечным светом траву. Правда, лекарственные травы обычно любили тень…

На солнце что-то блеснуло. Нико раздвинул зелень и увидел розовый камешек, точно такой же, что и на бусах Ребекки.

«Подарок фей». — вспомнил юноша, он поднял свою находку, — «Нужно добавить в коллекцию девочки».

Тут лекарь увидел на земле глубокий след лошадиного копыта, на дне отпечатка скопилась вода.

«Надо же». — Нико вспомнил стук копыт, который он слышал ночью, — «А может, кто-то проезжал тут? Хотел остановиться на ночлег, но подумал, что трактир заброшен? Или просто сразу поехал в город, тут же недалеко».

Листва у него над головой зашевелилась, послышался скрип веток. Юноша вскинул голову и увидел, что на дерево опустилась какая-то крупная птица. Нико не разбирался в них, но по загнутому клюву и цепким когтям догадался, что это хищник. Коршун или ястреб, должно быть. Птица была неприметной бурой расцветки и, если бы не шум, лекарь никогда бы ее не заметил, так неподвижно та застыла на дереве.

Но внезапно ожила и захлопала крыльями. Краем глаза Нико уловил движение справа, он быстро обернулся.

В воздухе, трепеща радужными крылышками, завис сильф. Он передал юноше:

— Возвращайтесь скорее в трактир! Госпоже Лауре нужна помощь лекаря.

* * *

Госпожа Лаура была бледна. С помощью нюхательных солей удалось привести ее в чувство, но девушка по-прежнему оставалась тихой и безучастной.

Нико внимательно разглядывал ее фантом, помогая себе пассами. Тео стоял у двери, нервно кусая губы. Госпожа Кларисса сидела у постели больной и причитала:

— Это моя вина! Я не должна была оставлять ее одну! Я выпила снадобье, почувствовала себя гораздо лучше и решила выйти подышать свежим воздухом…

— Госпожа. — перебил ее Нико. — Снадобье, что я дал вам, где оно?

— У меня в комнате. — женщина взволнованно поднялась с места. — Мне принести его? Вы думаете, оно и госпоже Лауре поможет?

— Это именно то, что ей нужно.

Вдова быстро выбежала из комнаты и так же скоро вернулась. Она бросилась к постели больной:

— Вот, милочка, у меня уже разведено…

Госпожа Кларисса принялась кормить девушку с ложки, и, о счастье! К той начал возвращаться румянец.

Нико продолжал рассматривать фантом, он не мог понять одну вещь…

— Вам лучше? — осторожно спросил Тео.

Лаура слабо улыбнулась, а ее дуэнья тут же вспомнила о приличиях:

— Господин великий маг, вам не должно здесь находиться…

Юноша примирительно поднял руки, он и так стоял в дверном проеме (то есть не переступал порога спальни), но послушно вышел вон и закрыл за собой дверь.

— Что со мной было? — тихо спросила девушка. — Я, кажется, упала в обморок?

— У вас малокровие, милочка. — ответила Кларисса. — Вы слишком много голодаете. Почему вы не послушались меня и не позавтракали? Разве чай — это…

— Госпожа Лаура. — перебил ее Нико. — У вас ранка на пальце. Вы укололись?

— Да, булавкой. — подтвердила красавица, с удивлением. — А что?

— Ничего, просто это единственное отклонение, которое я у вас нахожу. — улыбнулся лекарь. — В остальном вы абсолютно здоровы.

— Но должны лучше питаться. — строго добавила вдова.

— Что ж…Если у вас возникнет слабость или головокружение, выпейте еще снадобья. Кроме него, вам необходим только отдых и хорошее питание.

— Вот именно. — важно согласилась Кларисса.

«А Тео прав». — подумал Нико, — «Как она похожа на тетушку Флорену! Когда слушаешь ее, то забываешь, что госпожа совсем молодая».

— Я навещу вас позже. — добавил он.

— Спасибо, господин Нико. — поблагодарила его Лаура.

— Вы так добры. — добавила вдовушка.

Лекарь кивнул им и вышел.

Брат ждал его за дверью.

— Это правда малокровие? — благодаря магическому слуху он слышал каждое слово.

— Ты знаешь… в других обстоятельствах я бы сказал, что это кровопотеря. Но у госпожи Лауры нет абсолютно никаких ран… Кроме той, что она нанесла себе булавкой.

— А ты уверен, что эта ранка именно от булавки?

— Да, абсолютно. Ну, то есть, нанесена каким-то острым металлическим предметом, толщиной примерно с булавку. — уточнил он.

— Значит, это могло быть и что-то другое…

— Тео, дело не в том, как была получена эта рана. А в том, что через нее ну никак не могло вытечь столько крови…

* * *

В зале братья встретили Глорию, девушка сидела в кресле с обиженным видом. Увидев близнецов, она спросила:

— Как поживает госпожа Лаура?

— Ей лучше. — ответил Нико.

Девушка только презрительно фыркнула, потом обратилась к Тео:

— Вы, наверное, испугались, когда она упала в обморок прямо у вас на глазах?

— Госпоже стало плохо в ее покоях. — рассеянно ответил маг.

— О! Какая незадача…

Братья удивленно посмотрели на нее, Глория с воодушевлением продолжала:

— А нашла ее, случайно, не госпожа Кларисса?

— Ну да…

— Как хорошо она выполняет свою работу! Вы же знаете. — многозначительно произнесла девушка. — Матушка Лауры щедро оплачивает вдовушке это компаньонство…

— Тео, пойдем, выйдем на улицу. — торопливо позвал брата Нико.

— Ага. — быстро согласился маг.

Близнецы немедленно осуществили свое намерение.

На пороге на них опять дохнуло холодом.

— Можно подумать, что снаружи внезапно началась зима! — поморщился Тео, они зашли за угол. — Ну наконец-то, терпеть не могу инсинуаций.

— Они сами между собой разберутся. — поддержал брата Нико.

Тут братья услышали со стороны конюшни приглушенные голоса, похоже, купцы вернулись:

— Ну, будет, будет. — успокаивающе проговорил Лутос.

— Сколько можно. — жалобно произнес Фэрадей. — Торговаться из-за пучка трав с какой-то деревенской знахаркой! Нам! Которых звали в дворцы восточных правителей, чтобы выбрать меха и кожу! Вожди северных племен устраивали в нашу честь охоту на медведей, когда мы привозили ткани и пряности…

— Ну, хватит тебе, потерпи еще немного… Вот выполним заказ, получим деньги и снова будем торговать…

— Тео, пойдем. — прошептал Нико, потянув брата за руку.

— А чего это они?

— Тео, нехорошо подслушивать!

— Ну, формально, мы стоим достаточно далеко! Просто у нас хороший слух…

Из трактира раздался испуганный женский крик.

Братья мгновенно развернулись и бросились назад.

В зале стояла госпожа Глория и испуганно всхлипывала, приложив ладошки ко рту. Она с ужасом смотрела в большое напольное зеркало.

— Госпожа, что случилось? — к ней подбежал запыхавшийся Тео.

Девушка, продолжая всхлипывать, ткнула пальцем в стекло.

Маг посмотрел туда.

Ничего. Обычное зеркало. В стекле отражались он, испуганная девушка, а позади нее его брат.

Нико тем временем быстро считал информацию с фантома: ускоренное сердцебиение, кровь забурлила по венам…Словом, девушка напугана, но и только…

За спиной Глории он развел руками. Тео снова обратился к девушке:

— Что вас так напугало?

— Отражение… — дрожащими губами проговорила та.

Оба брата перевели взгляд на стекло, но ничего особенного не заметили.

— А что с ним не так? — спросил Нико.

— Оно… оно показывало не меня!

— А кого?

— Госпожу Лауру…

Близнецы снова посмотрели в зеркало, но увидели только себя и девушку.

— Мы видим именно вас. — сказал Тео.

— Да, сейчас меня…Но я видела ее! Только что!

— А не могла она заглянуть в комнату в этот момент? — предположил Нико, хотя и сам понимал сомнительность своей теории.

— Нет! Вы не понимаете! Я видела не нас вместе, а только ее! Вместо меня… — шепотом добавила Глория, и слезы снова покатились по ее щекам.

Тео подошел к зеркалу и поводил вдоль стекла своим посохом. Ничего. Ни искры магической энергии.

— Нет, это обычное стекло. Наверное, вам просто показалось.

— Нет же! Я…

— Госпожа. — вмешался Нико. — Скажите, а когда вы посмотрели в зеркало, что занимало ваши мысли? Может, что-то связанное с госпожой Лаурой?

Девушка немного помедлила:

— Ну… да.

— Возможно, вы просто задумались, ну, скажем… — Нико ничего не приходило в голову, поэтому он брякнул наобум. — …что есть схожего в вашей внешности. И…

Внезапно Глория смутилась и покраснела, видимо, лекарь случайно попал в точку.

— Вы думаете, поэтому я увидела в зеркале ее?

— Ну… не увидели, просто подумали об этом. — попытался как можно более деликатно выразить свою мысль юноша. — Иногда так бывает, что наши мысленные образы…

— Словом, зеркало совершенно обычное и ничем вам не угрожает. — завершил разговор Тео.

У входа послышался шум, купцы вошли в трактир.

— Папенька вернулся… — Глория быстро вытерла слезы. — Не говорите ему ничего, пожалуйста.

— Ладно. — легко согласился маг, который не уловил в происшествии ничего необычного.

* * *

— Здравствуйте, господа! — поздоровался Лутос. — Как прошел ваш день?

— Все в порядке. — ответил Тео.

— Я и не сомневался, ведь я оставил всех под присмотром великого мага! — лукаво проговорил купец, затем он повернулся к Нико:

— А вы, господин лекарь, времени даром не теряете! Уже и трав собрать успели!

Юноша только сейчас заметил, что у него через плечо все еще перевешана сума, в которую он собирал травы. Кончики зелени торчали наружу, выдавая его.

— Ах да. — лекарь отбросил верх сумы и вытащил часть трав. — Надо просушить…Ой!

Оказалось, найденный им розовый камешек закатился между листьев и сейчас, когда юноша их вытащил, вывалился. Находка лекаря звонко стукнулась об пол и отскочила прямо под ноги Фэрадея.

Тот поднял ее, а его компаньон рассмеялся:

— Жемчуг мечете перед нами, господин Нико, а?

— Жемчуг? — удивленно переспросил Нико.

— Ну да, а вы не знали? Это же розовая жемчужина! Форма неидеальная, но экземпляр довольно крупный. — Лутос внимательно осмотрел камешек, а потом подмигнул юноше. — Для какой-нибудь красавицы прикупили, да?

— Нет. — честно ответил лекарь. — Я его в лесу нашел.

Краска мигом отхлынула от лица купца. Белый как полотно он испуганно пролепетал:

— Как? В лесу?

— Да, на самой кромке.

— Но… жемчуг…

— Ой, да никакой это не жемчуг! — вмешался Тео. — Откуда ему там взяться? Просто красивый камешек. Да у вашей дочери таких целая нитка…

Лутос перевел взгляд на мага, осмыслил его слова и рухнул в обморок.

* * *

Ребекка стояла, обиженно надувшись, и молчала.

— Ребекка, отвечай! — строго сказал Фило. — Откуда у тебя эти камешки?

Девочка продолжала молчать.

— Ребекка! — возопил Лутос.

— Пожалуйста, вам нельзя так нервничать! — попытался утихомирить его Нико.

Он только-только привел купца в чувство, а тот, кажется, был готов довести себя до нового удара.

— Отвечай! — взвизгнул Фэрадей.

Молодой лекарь оценил красное лицо и вздувшиеся жилы второго купца и с тоской отметил, что количество клиентуры растет.

— Ребекка, скажи, кто дал их тебе? — снова спросил Фило.

— Никто! Я их нашла!

— Не ври! — строго велел старичок. — Никто не разбрасывает просто так целую нитку жемчуга!

— А я свой в лесу нашел. — робко заметил Нико.

— Наверное, тебе дал их какой-то человек? — предположил Фило. — Незнакомый?

— Я нашла их! Это — сокровища фей!

За спиной Нико послышался испуганный вскрик. Юноша быстро обернулся, чтобы снова оказать Лутосу помощь, но ошибся.

В этот раз в обморок упал Фэрадей.

* * *

— Я попрошу у хозяев бульона для вас. — сказал Нико.

Оба купца, бессильно обмякшие в своих покоях, вяло кивнули.

Юноша вышел и направился на кухню, благо она была совсем рядом. Однако он успел подумать:

«Интересно, а у них куры-то есть? Курятник давно пуст, это ясно. Но если им привозят яйца, то кур, наверное, тоже…».

На подходе к кухне до Нико донесся тихий плач. Юноша тут же опознал хозяина трактира, тот плаксиво вопрошал:

— Матушка, прошу вас! Перестаньте…Я не выдержу этого…

— Хватит ныть! — строго прикрикнула трактирщица.

— Я так больше не могу! Это неправильно…

— Ты глупец! Наконец-то к нам пришла удача! Столько гостей, и мы обслужим их по высшему уровню. Тогда дела наладятся…

— Но он приходит, матушка, он все время просит меня…

Нико пришлось ускорить шаг, чтобы побыстрее постучать в дверь, обозначив свое присутствие и соответственно, поменьше услышать из разговора для него не предназначенного. Со своим усиленным слухом юноша ничего сделать не мог.

— Господин! — воскликнула хозяйка. — Чем могу служить?

— Господа Лутос и Фэрадей приболели, не будет ли у вас куриного бульона?

— Конечно! Только что сварен! Наваристый, ароматный… сейчас принесу! — женщина быстро скрылась в кладовке.

Нико посмотрел на хозяина, тот вытирал слезы. Он пояснил:

— Лук резал.

Юноша понимающе кивнул, мимоходом отметив, что возле трактирщика не только лука не было, но и вообще никаких продуктов. Кухня выглядела на редкость заброшенной.

— Несу-несу!

Хозяйка вернулась с большим подносом, на котором стояла супница, две тарелки, столовые приборы и вазочка с гренками.

Нико хотел взять поднос, но женщина помотала головой:

— Я сама-сама, у нас хорошо ухаживают за гостями!

— Но что вы, поднос же тяжелый!

Трактирщика выразительно посмотрела на сына, а когда тот, отрешенно глядящий перед собой, не отреагировал, пнула его ногой:

— А ну возьми поднос и отнеси гостям!

— Да-да. — очнулся трактирщик.

— А вы, господин, подумайте, что бы вы хотели к ужину? — сладким голосом спросила у Нико женщина.

— Хорошо, я спрошу у остальных. — ответил лекарь, открывая перед мужчиной дверь, у того были заняты руки.

— И помните, мы исполним любое ваше желание! — крикнула ему вслед радушная хозяйка.

* * *

Нико и трактирщик зашли к больным, которые с благодарностью приняли бульон и отдали распоряжение насчет ужина: хозяевам не стоит утруждать себя подачей разнообразных яств, все гости с удовольствием отведают обычный для этих мест ужин. Мужчина пообещал приготовить жаркое и откланялся. Вслед за ним вышел и юноша.

Он навестил госпожу Лауру (девушка спала) и госпожу Клариссу. Последняя рассыпалась в благодарностях за снадобье, после его приема вдовушка чувствовала себя прекрасно.

— Я рад. — ответил Нико.

Он заглянул еще и к Ребекке, так как знал, что та рассердилась на его брата за то, что маг случайно выдал ее секрет.

Юноша постучал в дверь.

— Меня здесь нет. — ответила девочка.

Нико улыбнулся и вошел в комнату.

Комната была пуста.

Лекарь изумленно огляделся по сторонам. «Но я же…»

— Кого вы ищете?

Юноша подскочил на месте: девочка сидела на своей кровати. А на ее коленях сидел большой бурый заяц.

Пару мгновений Нико попытался собраться с мыслями, но мыслей наскреблось только на следующий вопрос:

— Это тот самый заяц?

Конечно, это совсем не то, что волновало молодого человека, но…Для начала беседы сойдет.

Ребекка пожала плечами:

— Не знаю. Наверное.

— Я думал, Шехмед его отпустил на улице.

Девочка снова повела плечом:

— Может, прибежал назад.

— Наверное, он ручной. — предположил Нико.

— Наверное. — Ребекка погладила зайца по голове. — У меня раньше был такой зайчик. Только ненастоящий, не живой. Я всегда клала его спать рядом с собой, когда мы ночевали не дома. А потом няня его выбросила, потому что решила, что он слишком старый.

— Ясно…Ребекка, а где ты только что была? Я не заметил тебя, когда вошел в комнату.

Девочка похлопала глазами:

— Как не заметили?

Сейчас, глядя прямо на нее, Нико и сам не мог ответить на свой вопрос. Ну, разве что девочка сидела под кроватью, а когда он отвернулся, вылезла оттуда.

— Я просто хотел попросить у тебя прощение за то, что мы не сдержали слово. Поверь, это вышло случайно. Я нашел в лесу точно такой же камешек, твой отец случайно увидел его…

— Ладно, все в порядке. — ответила Ребекка. — Жалко, что папа забрал у меня бусы. Ведь это были сокровища фей, я сама их нашла!

— Ничего, папа купит тебе другие. — попытался утешить ее лекарь.

— Не знаю. — грустно ответила девочка. — Раньше у нас было много всяких вещиц, и маминых тоже, но папа и дядя Фэрадей все продали.

Тут дом сотряс такой удар, что задрожали стены. Ребекка испуганно подскочила:

— Что это?!

— Это мой брат… — бросил на ходу Нико, выбегая из комнаты.

* * *

— Что случилось?! Сильф… — сам же и ответил на свой вопрос Нико.

Испуганный дух воздуха забился в угол, опасаясь гнева великого мага.

— Ответ пришел. — проговорил сквозь зубы Тео.

Свиток в его руке начал дымиться.

— Ты можешь идти. — сказал Нико, обращаясь к сильфу.

Тот покосился на хозяина печати. Маг сделал нетерпеливый жест в сторону окна, и дух с радостью покинул помещение.

— Посмотри, что они написали!!!

— Успокойся, не разноси дом. Он-то в чем виноват…

Тео опустился на софу. Его брат развернул свиток и быстро пробежался глазами:

— Конклав магов завершил расследование… Группа разбойников была подвергнута допросу с использованием заклятия истины… Запись допроса: «Десять дней назад мы выиграли в карты несколько камней, оказавшихся древним артефактом… (какой дурак поставил на кон „погибель магов“?!) Мы испробовали его на нескольких обитателях оплота, возвращавшихся их трактира в состоянии опьянения. Камни работали, маги попадали в ловушку и были ограблены…(вот почему нет других жертв, кто же в таком признается!). Три дня назад мы получили информацию, что от оплота отъезжает караван, охраняемый только магом. Мы никогда не нападали на таких купцов, ведь маг не подпускает разбойников близко, стреляет издалека, а себя защищает куполом. Но нам сообщили, что этот караван охраняет молодой маг: самонадеянный, наглый и…»

Нико запнулся. Брат закончил:

— Не очень умный. Читай дальше.

— «Мы узнали, что если ранить его фамильяра, выглядящего как двойник мага, сам маг рассердится и легко может угодить в ловушку. Мы клянемся, что не совершали преступлений против гильдии, единственный выстрел был произведен в сторону магического животного…(он стрелял в меня дважды!). Мы всего лишь собирались совершить попытку ограбления…». — Нико пробежался глазами по тексту и нашел заключение. — «Конклав магов осуждает разбойников за нападение и ограбление обитателей Оплота, в коих разбойники признали свою вину…». То есть, за нападение на тебя им ничего не будет?

— Нет. После, конклав обещает передать их начальнику стражи, чтобы тот разобрался с нападением на караван людей. И все.

Нико задумался, а брат продолжал бушевать:

— Ты когда-нибудь слышал такой бред?! Выиграли «погибель магов» в карты!

— При допросе на них было наложено заклятие истины.

— Значит, они обманули заклятие! Не знаю как…

— Больше похоже, что их самих кто-то обманул…Знаешь, это уже становится очень подозрительным. Сначала кто-то сообщает одним неумным наемникам, где можно подкараулить великого мага, а те даже не знают, что у тебя есть близнец. Потом другим разбойникам проигрывают в карты могущественнейший артефакт и говорят, где тебя найти. И ведь они совершенно серьезно считали, что я всего лишь фамильяр, видишь, они даже под заклятием говорят, что не совершали преступления против гильдии и не нападали на мага.

— А что ты хотел. — сухо ответил Тео. — Против не очень умного мага — очень тупые наемники, все просто.

— Нашел на кого обижаться. — миролюбиво заметил Нико. — Меня больше беспокоит другое — они узнали о купцах три дня назад. А мы с тобой только два! И архимаг сказал, что срочное назначение пришло уже после того нападения возле трактира, то есть никак не…

— Может, обсчитался? Или это купцы болтали о нас направо и налево. Ты вспомни, это же они назвали тебя фамильяром…

— Да, Шехмед… — рассеянно ответил Нико.

— И вперед меня отправлял именно он. — вспомнил Тео. — Интересно…

Снизу послышался звон колокольчика, созывающий к ужину.

* * *

За столом собрались все, кроме двух дам: госпожа Лаура и госпожа Кларисса решили остаться в своих покоях.

— Что-то случилось? — забеспокоился Фило.

— Госпожа Лаура занемогла утром, но теперь все в порядке. — ответил Нико.

— А вы радовались, что оставили нас на великого мага. — внезапно выступил Шехмед. — Видите, не успели уехать как…

Не успел конюх закончить фразу, как за Тео вступилась Глория:

— А вы зайца в лес не можете отнести так, чтобы он обратно дороги не нашел!

Парень осекся на полуслове, бросил на девушку обиженный взгляд и опустил глаза.

— Какого еще зайца? — удивился Лутос.

— Того, которого Ребекка нашла утром в своей комнате. Он опять там.

Тео засмеялся, конюх тут же бросил на мага озлобленный взгляд.

— Так, немедленно уберите эту живность из дома! Где все слуги? — возмутился купец.

— Шехмед говорит, что все они в курятнике. — любезно напомнил маг.

Конюх стиснул зубы, по лицу его заходили желваки.

— Шехмед, сходи, позови их! — велел Фэрадей. — Что они там делают?

— У Шехмеда есть целая теория. — продолжал издеваться Тео.

— Правда? — сухо проговорила Глория. — Вы удивляете меня. Стали философом. Интересно, что так подействовало на вас? Или, кто?

Конюх бросил на девушку тоскливый взгляд.

Тут, наконец, появилась хозяйка. В руках она несла большое блюдо, накрытое металлической крышкой.

— Прошу, наше фирменное жаркое! — женщина, замешкалась, не зная, кому первому подать блюдо.

Ее выручила Глория:

— Пожалуйста, пусть первым откушает великий маг. Только благодаря его заботам мы добрались до вас целыми и невредимыми.

Тео улыбнулся, купцы согласно закивали. У Шехмеда был такой вид, как будто он хочет убить мага прямо за столом. Он отчетливо прошипел что-то про жабу.

Хозяйка поставила блюдо перед юношей.

Лао равнодушно крутил прибор, Фило уткнулся в свои записи.

Трактирщица сняла крышку.

— А! — воскликнул Тео, отпрянув назад.

На блюде лежала огромная раздавленная жаба.

Девочки испуганно вскрикнули, мужчин передернуло от омерзения.

— Да как же так?! — испуганно воскликнула хозяйка.

Великий маг окинул всех ошарашенным взглядом и…

— Ты?!

Тео вскочил на ноги и указал на Шехмеда:

— Это ты сделал!

— Нет! — испуганно воскликнул конюх. — Я… я хотел! То есть… я думал об этом… Но это не я!!!

Девочки старательно отворачивались от стола. Нико быстро закрыл блюдо крышкой:

— Унесите это, пожалуйста.

Хозяйка подхватила блюдо и выбежала с кухни.

Маг продолжал негодовать, и одновременно со звуком его голоса в комнате начало стремительно темнеть:

— Решил мне за курятник отомстить?!

— Нет… — жалобно проговорил Шехмед.

Внезапно вмешалась Ребекка:

— Но Шехмед никуда не выходил из-за стола! Как он мог это сделать?

— Молчи, дочь! — прервал ее Лутос. — Как ты могла следить за ним? Ты сидишь на другом конце стола!

— Причем тут стол. — вмешался Фило. — Блюдо вообще с кухни принесли!

— Да! — обрадовался Шехмед. — А кто сегодня заходи на кухню?

— Я. — ответил Нико.

— Вот! — еще больше обрадовался конюх. — Небось, решил отомстить за то, что Лаура выбрала его братца!

— Что?! — задохнулся Тео. — Ты еще и брата моего оскорбляешь?!

— А вы очень хорошо осведомлены о пристрастиях госпожи Лауры. — холодно сказала Глория.

— Ну-ка, девки, не вмешивайтесь в разговор старших! — велел Лутос.

Фэрадей поднялся с места и примирительно поднял руки:

— Постойте! Это наверняка ошибка! Кто-то из слуг принес эту жабу на кухню. Где они все? Все еще в курятнике?

Нелепость последнего замечания немного остудила мага. Он выдохнул и быстро вышел из столовой.

Повисла пауза.

Вернулась трактирщица, на этот раз с открытым блюдом. Теперь сразу было видно, что там аппетитные кусочки мяса.

— А где господин? Я хотела…

— Извините. — сказал Нико, поднимаясь. — Мы с братом с детства не любим жаб. Возле нашего замка было много прудов и болот, мы часто находили жаб в саду. Надеюсь, никто не сочтет за неуважение, если мы отужинаем в себя в покоях.

— Конечно, как вам будет угодно… — растерянно проговорил Лутос.

— Сейчас, я соберу поднос. — засуетилась хозяйка.

— Я сам отнесу…

* * *

— Он знал.

— Это совпадение. — успокаивающе ответил Нико.

— Он еще утром говорил мне жаб! Про тех, что были в курятнике. Он сказал, что это слуги, которых я превратил…

— Нет здесь никаких слуг.

— Да дело не в этом! С чего он вообще взял, что я превращаю людей в жаб?

— Это я ему сказал.

— Что?! — Тео развернулся к своему близнецу. — Ты?

— Да. Вчера ночью. Я просил его не ссориться с тобой.

— Когда это вы разговаривали?

— Мы столкнулись во дворе, случайно. — Нико быстро перевел тему разговора. — Это все совпадение. Не бери в голову.

— По-твоему, ничего страшного не случилось? — возмутился маг.

— Ну, кроме того, что вы познакомились вчера, а сегодня уже враги. — вздохнул юноша.

— Ведь это он, Нико, он с самого начала вел себя подозрительно!

Лекарь вспомнил их с Шехмедом ночную беседу. Конечно, конюх вел себя весьма агрессивно, даже напал на него, но… только полный идиот будет хвататься голой рукой за печать мага.

— По-моему, он просто не очень умный…

С улицы послышалась какая-то возня и громкий стук.

Тео метнулся к окну:

— О! Шехмед зарубил зайца.

Снизу раздался пронзительный вопль.

— И кажется прямо на глазах у ребенка.

Нико подхватил свою лекарскую сумку и бросился вниз.

* * *

Ребекка глотнула снадобье, поперхнулась и снова начала рыдать. Нико приобнял ее за плечи:

— Тише, тише…

— Он… он меня ненавидит!

— Шехмед? Ну что ты…

— Папа! — перебила его девочка. — Это он ему велел!

— Нет, Ребекка, он не это имел ввиду. — Нико погладил девочку по волосам. — Господин Лутос просто хотел отпустить зайца в лес.

В разговор вмешалась Глория, она стояла рядом бледная и взволнованная:

— Шехмед не хотел это делать! Он добрый. Просто сильно разозлился…

«Ну прямо как мой брат».

Но Ребекка все не успокаивалась:

— Папа больше не любит меня! Он запрещает мне гулять! Не разрешает мне срывать цветы! Сажает в темную комнату, где нет окон! Велит целый день кормить только кашей и не давать ничего другого… Он убил мою канарейку! А теперь зайца!!!

— Ребекка, замолчи! — испугалась Глория. — Об этом нельзя никому рассказывать!

— Я хочу, чтобы он был жив!!!

— Принесу еще снадобья. — Нико кивком головы попросил старшую девочку занять его место возле рыдающего ребенка. — Я сейчас.

Юноша вышел за дверь. И тут же столкнулся с Шехмедом.

— Что ты опять у них забыл?!

Лекарь смотрел круглыми глазами, правда, не на конюха, а куда-то за его плечо.

— Ты что оглох?!

Вместо ответа Нико ткнул пальцем в сторону. Шехмед быстро повернулся:

— Аааааа!!!

На полу в коридоре сидел заяц. Живой и здоровый.

Девочки вылетели на крик.

— Зайка!

Ребекка прижала к груди питомца. Глория сияющими глазами посмотрела на Шехмеда:

— Так вы не делали этого!

Тот криво улыбнулся. Нико мимоходом отметил, что рубаха конюха вся забрызгана кровью.

Вслух юноша, запинаясь, проговорил:

— Девочки, уже поздно… Вам надо ложиться.

— Да… — протянула девушка. — Мы так переволновались…А вы хотели снадобье принести.

— Да. Хотел. Сейчас. — Нико развернулся и медленно поднялся по лестнице.

Брата он нашел в комнате, тот со скучающим видом листал книгу заклинаний:

— Какое бы заклинание опробовать на Шехмеде?

— Заяц воскрес. — ответил брат, растерянно перебирая пузырьки.

— Думаешь? Да ну, это как-то нестрашно… Может армию дохлых жаб превратить в живых мертвецов? Хотя, нет, они же совсем плоские стали, а ожившая подошва вряд ли кого-то напугает. Эй, ты куда? Да что там случилось-то?

* * *

Пятеро мужчин смотрели на зайца. Заяц смотрел на них и смешно двигал носиком.

— А вы точно уверенны, что тот заяц умер? — спросил Тео.

Шехмед молча кивнул головой на лежащий на полу мешок.

— А что там? — маг заглянул вовнутрь. — А! Что ты мне все время мертвую живность подсовываешь?!

— Ты спросил, я ответил! — огрызнулся конюх. — И это не я подсунул ту жабу! Я бы с радостью это сделал, но кто-то меня опередил!

— Не ссорьтесь! — попросил Фило. — Нужно понять, что здесь происходит.

— Это разные зайцы. — сказал дотоле молчавший господин Лао.

Пауза.

— Спасибо. Мы поняли. — вежливо ответил Тео.

— Не тот, что был с утра. — пояснил мужчина.

— Как? — изумился Фило.

— Тот был другой. Я запомнил. — все также лаконично ответил Лао.

— Шехмед, а куда ты его дел? — спросил Нико.

— На улице выпустил.

Снова молчание.

— Нууу…По дому бегает много зайцев. — констатировал Шехмед.

— А может, хозяева их где-то держат? Крольчатник. — предположил Фило.

— Это заяц. Дикий. — ответил Лао.

— Ну, а они держит их дома. — не сдавался старичок.

— Это единственное логичное объяснение, которое приходит в голову. — согласился Нико.

— Давайте у хозяев и спросим, — предложил Тео. — Где они, никто не знает?

Остальные пожали плечами.

— Давайте поищем. Я посмотрю на кухне и в столовой. — сказал маг.

— Я проверю зал и хозяйские покои. — кивнул Фило.

— Я посмотрю на улице. — согласился Шехмед.

Лао молча отправился к выходу.

Нико поднял голову вверх:

— Я проверю чердак…

* * *

Нико задержался на лестнице, изумленно ее разглядывая. Дело в том, что на ней появилась новая ступенька. Та самая, из-за отсутствия которой, юноша несколько раз чуть не сломал шею.

«Когда они успели починить? И зачем? Ведь хозяйка сказала, что сюда никто не ходит…».

Сверху послышались сдавленные рыдания. Сомнений не осталось, хозяин там.

Лекарь быстро поднялся и постучал в дверь. Ответа не было. Юноша покрутил ручку. Заперто.

— Господин, вы здесь? Что с вами?

Тут из-за двери послышался вопль.

— Я не могууууу!!! Я не могуууу больше!

Раздался грохот, словно внутри кто-то бился и расшвыривал мебель.

— Откройте!

Нико разбежался и толкнул дверь плечом. К счастью, она была старая и рассохшаяся, через некоторое время усилия юноши увенчались успехом.

Хозяин лежал на полу, его голова была окровавлена. Мужчина продолжал биться о стоявшую возле него колыбель, приговаривая:

— Хватит… хватит… хватит…

Лекарь бросился к нему и опустился на пол:

— Что с вами? — он взял трактирщика за руки. — Как вам помочь?

Тот поднял на юношу безумные глаза и сказал:

— Пожелайте что-нибудь…

— Что?

— Пожелайте. — мужчина больно сжал его пальцы. — Господин, пожелайте! Я прошу!!! Пожелайте что-нибудь!!!

— Я…Я хочу чтобы замолчали! — крикнул Нико, пытаясь перекрыть вопли трактирщика.

На мгновение повисла тишина.

Хозяин поднял на юношу жалобный взгляд:

— Мммм… — промычал он, не разжимая губ.

Лекарь недоуменно смотрел на него, не понимая.

— Мммм! — снова жалобно промычал мужчина.

— Что…Почему…

— Ммммм!!!

Хозяин молчал. Потому что лицо его превратилось в неподвижную маску.

— Аааааааа!!!!!

* * *

— Заклятие немоты. Простейшие чары. Я бы даже сказал примитивные. И стоило так орать? — укоризненно сказал Тео, обращаясь к брату.

— Ты не понимаешь! Я велел ему замолчать, и это случилось!

— Хмм. Интересно.

Тут в разговор вступил сам трактирщик:

— Я прикусил язык.

Братья удивлено на него посмотрели, тот пояснил:

— Прикусил и не смог разговаривать.

Тео нахмурился:

— Мужик, ты что — тупой?

— Тео!

— Я же только что сказал, что это были чары! Я не знаю, чего ты там себе прикусил или прищемил, но на тебя наслали заклятие!

— Я прикусил язык.

Маг махнул на него рукой:

— Пошли, Нико.

* * *

— Тут что-то странное происходит.

— Да уж. — согласился Тео. — Причем одно за другим. Целый день. Ты можешь назвать хотя бы одного человека, который сегодня не вел себя странно?

— Тебя. — ответил Нико.

— А я — тебя. Отлично, минус два подозреваемых. — великий маг опустился на софу рядом с братом. — Пока известно только одно — здесь замешана магия… Значит, среди нас есть еще один маг. И это не трактирщик, ведь заклятие наслали на него.

— А его мать? — спросил Нико.

Тео задумался:

— Не знаю…Кстати, вот еще один человек, который вел себя нормально. Ну, кроме того, что принесла мне жабу. Ладно, давай займемся другими подозреваемыми. Купцы. Попадали в обморок из-за жемчуга.

— Лутос испугался за Ребекку, подумал, что камешки дал ей какой-то незнакомый человек. — добавил Нико.

— Фэрадей плакался, что потерял прежний статус, раньше он товары для деревенек на болотах не возил…Интересно, что у них случилось.

— Мне Ребекка что-то странное рассказала…Будто Лутос плохо с ней обращался: запер дома, кормил только кашей, убил ее канарейку…

— М-да, никогда бы не подумал. Он, вроде, хорошо к дочерям относится. У них есть какой-то секрет. Но вполне возможно он не имеет отношения к недавнему эпизоду. — задумчиво проговорил Тео и тут же оживился. — Ну, ладно. Главный подозреваемый…

— Шехмед, конечно. — сказал брат, скептически поджав губы.

— А чем ты недоволен? Во-первых, он похож на разбойника.

— Это не доказательство.

— Потом, назвал тебя фамильяром.

— Он просто повторил чью-то сплетню.

— Только приехал, а уже сплетни собрал? — подозрительно сощурился маг. — Сразу заговорил о предполагаемой засаде. Вел себя недружелюбно.

— Да нет. — не согласился Нико. — Он тебя с интересом слушал. И даже хотел помочь, когда…

— Он мог сделать это для вида. Да и вообще, не слишком-то рвался. Потом здесь…Он с утра на меня огрызался.

В поисках истины, его брат вынужден был признаться:

— Когда мы ночью столкнулись внизу, он принял меня за тебя. И был недоволен. Подумал, что ты переговаривался с девушками через окно.

— Чего? А не проще ли войти через дверь? У этого Шехмеда точно две извилины… Хотя, он и днем мне что-то такое говорил…

Тео задумался. Потом нехотя оставил эту тему:

— Ладно, кто у нас еще остался? Лао. А где он был весь день? У себя сидел?

— Вроде, да. Только спустился, когда я тебя позвал посмотреть на зайца… Подожди, а откуда он спустился? Вы же вместе пришли.

— С чердака.

— Правда? — удивился Нико. — Что он там делал?

— Не знаю. Я увидел, как он спускается по маленькой лестнице. А чего там есть-то? Свалка мебели только.

— Ну да…

— А вообще тоже странно. Чего он целый день в доме просидел?

— Госпожа Лаура тоже.

— Эй! — возмутился Тео. — Ты же сам сказал, что она больна!

— Я обратного и не утверждаю. Успокойся.

— Я спокоен! Госпожа Кларисса сидела вместе с ней. Остаются девчонки. Кроме зайца ничего подозрительного.

— И зеркала. — напомнил Нико.

— Да… — задумчиво протянул близнец, потом мгновенно суммировал данные и сделал вывод. — Это Шехмед.

— Тео…

— Нет, все сходится!

— Тео, он схватился за твою печать голой рукой и удивился, когда увидел ожог.

— Что там у вас произошло? — заподозрил неладное маг. — И почему я узнаю об этом только теперь?

— А я должен докладывать тебе все происшествия, связанные с твоей печатью? — попытался пошутить Нико.

— Связанные с тобой. — не отреагировал на шутку Тео.

— Все в порядке. Ничего не случилось. Он просто обжегся. И все. — ровным голосом проговорил юноша.

Маг окинул его подозрительным взглядом, но ничего не смог прочесть по его лицу:

— Ну ладно… — Тео хотел откинуться на подлокотник, но тут заметил, что чего-то не хватает. — Эй, а где подушка?

На кровати мага по-прежнему лежали две приплюснутые подушки, а вот новых нигде не было.

— Этот гад, что, забрал их?

— Он не мог… Мы же сразу сюда пошли.

— Принес же он их сюда незаметно!

Нико встрепенулся:

— Тео! Ты прав!

— Что он — гад? Однозначно.

— Нет, другое. Мы не там ищем странности! Все они связаны с домом. Так. Ночью я услышал стук. Пошел на чердак и увидел хозяина. А он сказал мне…Тео, я все понял!

— Я ничего не понял. — честно ответил его близнец.

— Сейчас. — взволнованно проговорил юноша. — Я желаю, чтобы здесь появилась подушка.

Ничего не произошло.

— И?

— Ты прав. Это слишком заметно. Встань!

Тео послушно поднялся, Нико встал рядом с ним, спиной к софе.

— Только не поворачивай голову! — попросил он и повторил. — Я желаю, чтобы на софе появилась красная подушка.

Пауза. Братья стояли отвернувшись, Тео с скептическим видом, Нико взволнованно закусив губу. Первым заговорил маг:

— Нико, тебе не кажется, что мы чем-то странным занимаемся?

Его брат быстро обернулся, затем с улыбкой похлопал брата по плечу. Тео бросил назад недоуменный взгляд и застыл с открытым ртом.

На софе лежала красная подушка.

* * *

— Сбывается все, что мы пожелаем! Вслух.

— Не может быть…

— Смотри! Вспомни, наши утренние заказы! Особенно, Шехмеда. А хозяйка все сразу же принесла, как будто заранее приготовила. А ведь у них действительно нет никаких запасов! Кухня вообще пылью покрыта. А когда я пришел за бульоном, хозяйка пошла за супницей в кладовку! Потому что он не мог возникнуть прямо у меня на глазах!

— Хмм…

— Ночью я попросил у хозяина подушку, и она появилась здесь! Я отдал ее тебе, а утром нашел вторую! А тарелка! Помнишь, тарелка с кровью пропала! Госпожа Лаура попросила, чтобы ее кто-нибудь убрал. И жаба твоя! Шехмед же прошипел это сквозь зубы! А главное — заяц! Ребекка сказала, что хочет, чтобы он был жив!

— Но он не ожил. — вдруг заметил маг. — Просто появился другой. Да и еду нельзя наколдовать из воздуха. Скорее всего, она где-то исчезла, а у нас появилась…

— Ну, это не великая магия, согласен. — не стал спорить Нико. — Кстати, не всегда точная. У Ребекки был игрушечный заяц, с которым она спала на новом месте, а у нее на подушке появился живой. И тот случай с зеркалом…И с хозяином.

Тео встрепенулся:

— Так кто же маг? Хозяин? Сам себя заколдовал? Или его мать?

— За супом тогда пошла она… Но про подушку я сказал хозяину. Странно…Тео, а не может быть здесь еще кто-то?

— А почему же мы этого кого-то ни разу не видели?

— Ну…Он невидимый. Например.

— Невидимый помощник, исполняющий ваши желания. — фыркнул Тео. — Как удоб…А! Нико, как же я не догадался!

— Что?

— Курятник!

— И что?

— Нико, там же были перья от черных куриц! И яйца повсюду разбросаны. И дохлые жабы!

— И что? — снова повторил брат.

— А что бывает, если яйцо, снесенное черной курицей, высидит жаба?!

Нико сказал только одно слово:

— Клобук…

* * *

— Нет, ну надо же! — возмущался Тео, когда они спускались вниз. — Трактир с клобуком! Все ваши пожелания исполняться! Они хоть понимают, что это черная магия? И вообще, повезло им, я еще ни разу не слышал, чтобы эта ерунда с курицей удалась.

— Судя по состоянию курятника, у них тоже не сразу удалась. — заметил Нико. — А как же тот клобук, которого вы с наставником уничтожили?

— Того другим способом создали. С помощью мертвого младенца. Жуткий ритуал. А вот и хозяева.

Трактирщик и его мать сидели на заброшенной кухне, среди запыленных сковородок. Увидев вошедших, хозяйка тут же засуетилась:

— Господа что-то желают?

— Да. — радостно кивнул Тео. — Я хочу видеть клобука.

Женщина испуганно округлила глаза, а ее сын, кажется, наоборот обрадовался.

— К-какой еще клобук? — сказала трактирщица.

— Вы знаете. Где он? Я все равно найду. И уничтожу.

— Это наш помощник. — перестала изображать недоумение женщина. — Он нам нужен!

— Да он душу вашу заберет! Неужели вы думаете, что ему ничего не нужно взамен?

Хозяйка презрительно скривила губы:

— Вы ничего не знаете. Мы умеем с ним обращаться.

Трактирщик тихо заскулил.

— А ну хватит ныть! — прикрикнула на него мать.

— Так где он? — снова спросил Тео.

— Ищите сами, раз он вам так нужен!

— Думаете, не найду? Я точно знаю, он должен быть где-то рядом с курятником.

Женщина рассмеялась:

— Идите! Только долго вам придется рыться в гнилой соломе! А вы же завтра уезжаете, разве не так, господин маг?

Хозяин продолжал рыдать, глядя на потолок и заламывая руки. Нико проследил за его взглядом.

А брат продолжил угрожать:

— Мне не нужно много времени, чтобы найти его яйцо. Да я за четверть часа перерою всю землю вокруг вашего домишка…И ему повезет, если он останется целым.

— Вместе с вашими друзьями? — насмешливо уточнила хозяйка.

Трактирщик тихо взвыл:

— Я не могу больше…

В ночной тишине отчетливо послышался глухой стук, доносящийся с потолка.

«Колыбель…»

Нико испуганно посмотрел на хозяина:

— Вы же этого не делали?

Тот только заскулил в ответ…

— Не может быть… что вы убили собственного ребенка.

* * *

— Это он убил ее! — визжала хозяйка.

Шехмед и Лао вдвоем удерживали разъяренную женщину. Господин Фило молча стоял рядом, переминаясь с ноги на ногу.

Тео подошел к порогу, от которого всегда веяло холодом:

— Это здесь. Тело нужно закапать под порогом.

Женщина продолжала вопить:

— Он убил ее! Нашу девочку! Из-за него она умерла! Мучилась два дня! И родила его — мертвого! И сама скончалась, в горячке! Он должен! Он должен нам служить!

— Ой, да заткните ее. — попросил Тео.

Крики женщины здорово действовали на нервы.

— Так. — маг повернулся к бледному как смерть хозяину. — Сейчас я вызову его дух. Он спросит у вас: «Как мое имя?». Назовите любое, не важно. Поняли?

Мужчина кивнул, его подбородок дрожал.

Великий маг стукнул посохом по доскам пола, и те со скрипом разошлись. На присутствующих повеяло холодом. Могильным холодом. Под досками была сырая земля, она расходилась по воле мага. И вот, детское одеяльце, в которое были завернуты останки младенца.

Тео снова стукнул посохом, его печать мага загорелась:

— Клобук, явись по моему зову!

И появился дух, темный и бесформенный. Он застыл в воздухе, покачиваясь, как лист на ветру и прошелестел: «Имя? Как мое имя?».

Маг кивнул хозяину.

Но тот молчал, с ужасом глядя на детское одеяльце.

— Ну! Назовите любое!

Мужчина только мелко задрожал.

— Быстрее! Он не будет стоять здесь всю ночь!

Печать мага зажглась сильнее, разбросанная земля задрожала, пытаясь вернуться на место. Духу не понравилось, что его захоронение потревожили.

— Ну же! Я же трачу свои силы!!!

Внезапно вместо трактирщика заговорил Нико:

— Сэмюэль.

Мужчина вздрогнул всем телом и повернулся к юноше.

— Сэмюэль. — повторил лекарь. — Так вы хотели назвать своего ребенка?

— Да…

— Повторите. Скажите: «Я даю тебе имя, Сэмюэль». И душа его успокоится.

Хозяин повернулся к клобуку и, роняя слезы, проговорил:

— Я даю тебе имя, Сэмюэль…

* * *

Тело малыша похоронили рядом с его матерью.

Трактирщик сидел на могилке, тихий и умиротворенный.

Матушка самого трактирщика тоже затихла. Ибо великий маг наложил на нее заклятье. Временно.

— Устал… — сказал Тео.

— Да мы, вроде как тоже работали. — заметил Шехмед, откладывая лопату.

— Скажи еще, что ты духа удерживал!

— Я его мамашу удерживал! И неизвестно еще, кто страшнее! Да, ты не мог сразу ее заколдовать?

— Я что, по-твоему, все сразу должен делать?!

— Пошли спать. — предложил Нико.

— И вправду. — добавил Фило.

Господин Лао молча кивнул, соглашаясь с предложением.

Они двинулись к трактиру.

— Странно, что мы весь дом не перебудили.

— Я заклятие наложил, чтобы шум не проходил. — объяснил Тео.

— То есть, это ты смог сделать, а успокоить мамашу…

— А ты бы тогда что делал?!

— Господин Тео. — вмешался Фило. — Объясните, пожалуйста, кто этот клобук и что это за ритуал?

— Клобук — магический помощник, который должен исполнять ваши желания. За символическую плату — пожирание вашей души.

— У мамашки точно съел. — авторитетно заявил Шехмед.

— Клобук ставит маленькое условие, которое хозяева обязаны выполнять. А за это он творит небольшие, но весьма эффектные чудеса.

— Так это он тебе жабу подложил! — захихикал конюх.

— По твоей милости!

— А что за условие? — прервал их Фило.

— Хозяин должен был качать пустую колыбель. — пояснил Нико — А клобук медленно уничтожал его душу.

— То-то он такой нервный…

— Чем больше желаний, тем чаще нужно выполнять условие. — сказал маг. — Поэтому, трактирщик никого не принимал у себя. Да и нас не хотел пускать.

— Он пустил, когда услышал, что с нами великий маг. — промолвил Лао.

— И не ошибся с выбором. — похвалил юношу Фило.

Тео задумался, а потом честно заметил:

— Ошибся. Я бы в жизни не догадался, что здесь что-то происходит. Ни одного «чуда» не заметил. Мне Нико сказал.

— Ты догадался, что это клобук. — поправил его брат. — Мне бы это и в голову не пришло.

— Просто я однажды сталкивался с ним, вместе со своим наставником. И то, я же серьезно решил, что им удалось вывести клобука в курятнике! То-то мамаша надо мной насмехалась!

— А как они это на самом деле сделали, господин маг? — осторожно спросил Фило.

Тео вздохнул:

— Это черный ритуал. Мертвого младенца хоронят под порогом, а когда дух его приходит и спрашивает свое имя, то нужно ответить ему: «Ты — клобук!». И дух становится вашим заложником. На своих условиях, конечно.

Они зашли в трактир.

— Хорошо, что мы уже завтра уезжаем. — поежился Шехмед. — Да, господин Фило, а нельзя завтра попозже отправиться, а?

— Не получится. — развел руками старичок. — Нам предстоит переправа через реку. С этим нужно управиться до темноты.

— Ну ладно… — Шехмед помедлил. — Даже не знаю, где спать страшнее: на конюшне или в этом доме!

— А на конюшне-то чего? — удивился Тео.

— Там этот курятник рядом!

— Боишься, что тебе кто-нибудь жабу подсунет?

— Слушай, маг!!!

— Доброй ночи. — Фило откланялся.

Лао кивнул остальным и последовал за ним.

— Удачи, конюх. Пусть души жаб тебя не тревожат…

— Пошли, Тео. — потянул его брат.

Братья поднялись к себе.

Подушка опять исчезла. Близнецам пришлось расположиться на продавленной софе и старой кровати.

— Хочешь, сегодня ты ложись на кровать. — предложил Тео.

— Я хочу только спать. — ответил Нико, вытягиваясь на софе.

— Подушка эта плоская… А Шехмед трус.

— Нет.

— Да. Здоровенный лось, а ночевать один боится.

— Не удивительно, после сегодняшнего.

— Разве ты бы на его месте испугался?

— Я не на его месте. Я с тобой.


3

Нико собирал вещи. Тео сидел на софе и обиженно жаловался:

— Я спас его душу! Что, трудно было завтрак приготовить?

— Из чего он будет его готовить? Здесь же ничего нет. — ответил брат.

— Ммм… — недовольно промычал маг.

— Мы заедем в город и купим еды.

— Да когда это еще будет…

— Это все, Тео? — Нико показал на его седельную сумку. — Я несу вниз?

— Неси.

* * *

Нико зашел на конюшню. Их с братом лошади еще не были оседланы.

— Привет. — поздоровался лекарь, похлопав коня по шее.

Из угла раздался стон.

— Шехмед? — юноша бросился туда. — Это ты?

Действительно, конюх сидел на полу, прислонившись к одному из сундуков.

— Что с тобой?

— Да ничего… — проговорил парень, еле ворочая языком. — Что-то голова…

Нико быстро вызвал фантом.

«И он тоже?».

— Я дам тебе лекарство.

Он быстро вытащил из своей сумки порошок.

— Что это еще…

— Как ты все-таки похож на моего брата! — отметил лекарь, буквально впихивая ему в рот ложку.

Через некоторое время Шехмеду стало значительно лучше. Пока конюх приходил в себя, Нико закончил осмотр:

— У тебя ранка на руке. От занозы.

— Эээ…Откуда ты узнал? Что от занозы?

— Там остались крохотные частички древесины, ничего страшного. В остальном, ты здоров.

— Как бык! — подтвердил парень и тут же заявил. — Это твой брат меня сглазил!

— От моего брата ты бы так легко не отделался. — спокойно ответил юноша. — Давай я помогу тебе с поклажей.

— Спасибо…Скажи, Нико. — спросил, чуть помедлив, Шехмед. — А ты не боишься, что однажды он рассердится и превратит в жабу тебя?

— Нет. — спокойно ответил лекарь. — Берись с той стороны.

Они подняли сундук и перенесли в телегу.

— А…почему?

— Почему не боюсь? А меня уже превращали в жабу. Второй раз не страшно.

Конюх опешил:

— Превращали? Кто?

— Один из учеников магов. В детстве. Когда мы только приехали в Оплот. Это он так пошутил. Увидел, что я не маг и решил пошутить. Только он зачем-то выпустил меня в сад, и я потерялся там. Сад был совсем маленьким, но я оказался весьма бестолковой жабой. И блуждал там два дня.

— А потом?

— Меня нашли. И расколдовали.

— Ммм…И что твой брат сделал с тем учеником?

— Он украл его тело. — тихо ответил Нико. — Полностью. От него осталась только тень. Она корчилась в безмолвных воплях, но сделать ничего было нельзя.

— Да…И его спасли в итоге?

Юноша кивнул:

— Тео заточил его тело в сосуд, а сосуд бросил в колодец, в котором, как говорили, нет дна…Дно там все-таки было, но конклаву пришлось здорово потрудиться, чтобы его достать.

Шехмед криво улыбнулся:

— Наверное, над тобой больше никто уже не шутил.

— Маги — нет. Они перестали меня замечать. Фамильяры только, но те бестолковые, постоянно получали от Тео на орехи. И тут же начинали снова.

Они перенесли еще один сундук.

— Ну и какие были ощущения после превращения? На комаров не тянуло?

Нико улыбнулся:

— Вроде нет.

— Наверное, страшно было?

— Нет…Я почти ничего не помню. Просто, когда маг превращает человека в животное, он не просто меняет его облик…Пальцы береги.

* * *

Путешественники ехали в молчании. Подавляющее большинство было угрюмо, хотело спать и есть. Шехмеда и господина Фило отправили вперед, чтобы те налегке заехали в город. Путники с поклажей продолжили свой путь, который проходил мимо Южного клыка дальше на юг, к реке Закатной, которая несла свои пенные воды далеко на запад, туда, где садится солнце.

Конечно, первой молчание нарушила Ребекка. Ей было скучно, да и папенька ехал на другой коляске, временно заняв там место возницы.

— Господин великий маг! А расскажите нам еще что-нибудь про свои путешествия.

Ее все-таки услышал Лутос:

— Ребекка, а ну уймись! Господин Теодеус здесь не для того, чтобы развлекать вас! Ему нельзя отвлекаться от дороги!

Маг, который пребывал в крайне невеселом настроении, охотно согласился:

— Угу. Нельзя.

Девочка расстроилась и с надеждой посмотрела на Нико:

— А вы, господин лекарь?

Тео фыркнул:

— Да, Нико, расскажи, как ты вытащил занозу из лапы у мага-перевертыша. Он тебе еще руку хотел откусить.

— А я и забыл про тот случай. — честно ответил юноша.

— А какой случай был самым страшным? — поинтересовалась Ребекка.

— Ммм… когда у Тео случилось воспаление легких.

Повисла пауза.

— А что, он из-за жара в кого-то страшного превратился? — предположила девочка.

— Ну, можно и так сказать…

— Ха-ха, очень смешно. — сказал Тео.

— Я не смеюсь. Я тогда не спал неделю.

— А разве можно не спать неделю? — удивилась Глория.

— До этого случая я думал, что нельзя… Но я хотел рассказать вам о другом. О нашем отце.

Девочки оживились:

— Он тоже был великим магом?

— Нет. Наш отец, Родерик, был владельцем замка, что возвышается далеко на юге. Нас тогда еще не было на свете, они жили втроем: отец, матушка и наш старший брат Вильям. Также с ними проживала наша тетушка Флорена и, конечно, слуги. Это чудный край, наши земли окружают густые леса, с солнечными полянами и глубокими озерами. Замок стоит на холме, он всегда открыт для солнечного света. Прямо перед воротами раскинулся душистый яблоневый сад. Мы всегда держали окна с этой стороны открытыми, через них чувствовался аромат яблонь, и можно было увидеть первые лучики рассвета. Но с другой стороны замка окна всегда были закрытыми. Мы боялись, когда ветер приходил с запада, ведь он мог принести болезнь. Именно там, на западе, начиналась ведьмина топь: огромные и мрачные болота, куда по доброй воле не заходило ни одно живое существо. Даже олени, преследуемые сворой собак, останавливались возле его границ и давали растерзать себя, но не переступали черту. Каждый год с болот приходила хворь. В древности, люди пытались задабривать хозяйку болота (по ее имени названа топь), относили к границам ценные дары, домашний скот, а иногда, когда болезнь особенно свирепствовала, со стороны болот слышались детские голоса. Но вот гильдия магов прислала в наши земли целителя, и он научил деревенских лекарей бороться с болезнью. Не сразу жители окрестных деревень восприняли его мудрость, некоторое время дары все еще оставляли у границы болота, но со временем эта традиция пошла на убыль. И вот тогда появился он. Огромный, больше человека, червь, по цвету неотличимый от ряски и болотной тины, он перемещался по прудам и болотцам, окружающим деревню Лягушатники и собирал свою дань. Сначала исчезали домашние животные, потом, когда чудовище набралось сил, начали пропадать дети. Вслед за ними старики, женщины, а, в конце концов, червь не убоялся даже самого сильного мужчины. Все болота, озера и пруды были соединены между собой подземными реками и ключами, чудовище перемещалось по ним и оставалось неуловимым. Все знали, что оно пришло с ведьминой топи, некоторые смельчаки, потерявшие дорогих им людей, отправились туда, чтобы убить его. Живыми их больше никто не видел, только западный ветер доносил с болот отзвуки их голосов. Отец отправил послание в гильдию магов, но он понимал, что понадобится немало времени, чтобы маг смог добраться до них. А времени не было, червь рос и каждый день устраивал свою кровавую жатву. Жители боялись выходить из домов, боялись набирать воду у водоемов. Кроме того, почва в тех местах очень зыбкая, бывали случаи, что чудовище не появлялось несколько дней, а потом один из домов в одну только ночь уходил под землю, затянутый в трясину вместе со всеми своими обитателями. Отец решил, что необходимо действовать. Он не был магом, не был героем или странствующим рыцарем, никогда в жизни он не встречал на своем пути чудовищ. Отец собрал всех мужчин, способным держать оружие, вместе они стали готовить ловушку для чудовища. Выкопали огромную заводь, дно которой покрыли толстой сетью, чтобы чудовище не смогло уйти сквозь землю. В заводь завели самого большого быка, и стали ждать. Но червь оказался хитер, он не торопился заходить в ловушку. Тогда всех женщин, детей и стариков спрятали в нашем замке, людей было столько, что окна не закрывались ни на одну минуту, так быстро уходил воздух. Прошло три дня. Три дня голодное чудовище рыскало по безлюдным деревням, заползало в дома и в бессильной злобе крушило все вокруг. Наконец, голод захватил его, затмил рассудок, и зверь потерял осторожность. Он заплыл в заводь, набросился на быка и мгновенно пожрал его. Но мужчины, устроившие ловушку, воспользовались этим моментом и подняли сеть, закрывая выход из заводи. Червь оказался в ловушке. И начался бой. Он длился целый день и всю ночь. Когда солнце взошло и осветило заводь, жители увидели, что вся вода в нем красная от крови. Чудовище изрубили мечами и топорами. Останки его выловили и захоронили в семи разных местах, чтобы червь никогда уже не смог вернуться…

— А почему они не вызвали духа какой-нибудь огромной птицы? — спросила Ребекка — Он бы съел червяка и все.

— Среди них не было магов. Обычные люди. — ответил Нико.

— Значит, они чудовище просто топором зарубили?

— Не думаю, что это было просто…

Внезапно Тео услышал приближающийся топот копыт и обрадовал всех:

— Наконец-то, завтрак!

* * *

После завтрака путешественники были бы рады провалиться в сонную дремоту и, не торопясь, продолжать путь, нежась под теплыми лучами полуденного солнца.

Но не тут-то было. Оба купца нещадно гнали лошадей вперед, туда, где шумно несла свои воды река Закатная.

— А куда мы так несемся? — недовольно спросил Тео.

— К переправе, господин великий маг. — пояснил Лутос.

— И что с ней сделается, если мы приедем попозже?

— Там может быть огромная очередь! А переправиться на тот берег нужно успеть до темноты…

Через три часа, когда путники, наконец, достигли своей цели, стало ясно, что провидец из Лутоса никудышный. На переправе не было ни единого человека. Включая лодочника.

— И где все? — спросил Шехмед.

— Вон там, кажется, причал. — углядел Фило.

— Только вот лодок нет. — заметил Тео. — И плотов тоже.

— А давно вы тут были в последний раз? — спросил Нико у купцов.

— Год назад. — пожал плечами Фэрадей.

«Тогда и у трактирщика все нормально было». — вспомнил юноша.

К счастью, их приезд не остался незамеченным. Откуда-то сверху послышались крики. Путники подняли головы и увидели, что на самом верху крутого склона стоит человек и машет им рукой.

— Это кто, лодочник? — прищурился Тео.

— А чего он там делает? — удивился Шехмед.

— Наверное, он там живет. — предположил Нико. — Дальше стоит маленький домик.

— А от нас он чего хочет? — спросил конюх.

Братья напрягли слух.

— Кажется, предлагает нам взобраться к нему. — сказал маг.

— Это еще зачем? — возмутился Лутос. — Нам нужно переправиться через реку! Туда-то зачем карабкаться?

Кажется, лодочник и сам догадался, что путешественники не намерены облегчать ему работу, и сам начал спуск по крутому склону высокого берега.

Наконец, он приблизился настолько, что можно было начать общение:

— Господа! Переправа закрыта!

— Что?! — закричал Лутос.

— Почему?! — вторил ему Фэрадей.

Лодочник развел руками:

— Увы! Вот уже три месяца, как никто не может переправиться через реку в этом месте. Вам нужно подняться выше по течению до следующей переправы. Это два дня пути.

У обоих купцов был такой вид, словно их прямо сейчас хватит удар.

Тео поспешил вмешаться:

— А почему никто не может?

— Как только лодки и плоты спускают на воду, река приходит в страшное волнение! Воды пенятся, ревут и несутся вперед, сметая все на своем пути. Все лодки разносит в щепки, река выходит из берегов и заливает всю низину, мы едва успевали спасти несчастных пассажиров. Что и говорить об их имуществе…

Путешественники дружно обернулись к воде. Да, река была довольно быстрой. Где-то выше по течению явно находились пороги, оттуда доносился шум, и долетали брызги пены. Но в этом месте воды были достаточно спокойны. Видимо, именно поэтому его и выбрали когда-то переправочным пунктом.

— Что, вот так прямо и разносит всех? — переспросил Шехмед.

— Уж поверьте мне, господин. Не раз и не два мы пытались переправиться через реку. Сейчас она обманчиво спокойна. Но стоит спустить на воду лодку, и вы не поверите своим глазам…

— Значит, это началось три месяца назад? — переспросил Нико. — А раньше ничего такого не случалось?

— Ну как сказать, господин…В речном деле бывает всякое. Бывало, что и люди тонули, бывало, что целые суда… Вот, в последний раз, суденышко наскочило на камень, да и затонуло. Но это не здесь, а выше по течению. Там почти всех спасли, пару человек всего утопло…

— Это ясно. — отмахнулся Тео. — А именно здесь ничего не происходило такого раньше?

Лодочник покачал головой.

— Ладно. Разберемся. У вас лодки остались целые?

— Наверху, господин. Здесь держать ничего нельзя, все равно вода снесет.

— Ясно. Тогда поднимаемся туда. — он повернулся к купцам. — Вы там подождете в безопасности, а я тут разберусь.

— Великий маг, это не слишком опасно? — забеспокоился Лутос. — Может, вам нужна помощь?

— Мне нужна лодка и человек, которого не жалко… Шехмед, а ты плавать умеешь?

— Тео! — одернул брата Нико.

Чем-чем, а особой дипломатичностью великий маг не отличался.

— Тео хочет сказать, что нам нужен человек, который сможет управиться с лодкой, несмотря на быстрее течение. Конечно, Тео не допустит, чтобы произошло несчастье, но все равно, лучше это будет человек умелый…

— Который сможет разобраться какой стороной весла грести. — презрительно фыркнул Шехмед. — То есть, явно не господин маг…

— Что ты… — начал закипать Тео.

— Тео не может грести и колдовать одновременно. — перебил его Нико. — Я пойду.

— Ты? — засмеялся конюх. — Да первый же порыв ветра твою лодку опрокинет! Ты ж худющий, как тростинка…Я пойду.

— Так я и… — снова начал маг.

— Тео, помолчи. — опять перебил его брат. — Пойдем за лодкой.

— Да вы бы без меня ее даже не спустили! — продолжал хорохориться Шехмед, — Даже вдвоем…

«Вот и неси ее теперь сам». — мстительно подумал Тео и сделал вид, что забыл о существовании заклинания левитации.

* * *

Конюх спустил лодку на воду и, ловко работая веслом, легко повел ее по волнам. Затем, обернулся к оставшимся на берегу магу и его брату:

— А случись чего, ты точно сможешь меня спасти, маг?

— Конечно! — с серьезным видом заверил его Тео. — Превращу тебя в какое-нибудь водоплавающее животное. В бобра, например.

Увидев, как картинно отвисла челюсть Шехмеда, маг жизнерадостно улыбнулся.

— Это некрасиво. — одернул его Нико. — Демонстрировать свою силу…

— А он чем занимался в предыдущие полчаса? Когда лодку на плечах нес, а потом…

Брат резко приложил палец к губам:

— Тише! Ты слышишь?

Маг прислушался. Где-то слева раздавался грохочущий шум, словно огромная стена воды…

— ШЕХМЕД!!! — хором закричали братья.

Конюх обернулся.

— Чего?

— Быстро назад!!!

Парень развел руками:

— Да что…

Первые предвестники надвигающейся волны всколыхнули воду, и лодка заметалась по реке как опавший лист, гонимый ветрами.

Конюх начал быстро грести к берегу. К счастью, он обладал недюжей силой и смог справиться с потоком.

Тео стукнул посохом, и из дна, прямо посреди реки, возникла каменная преграда, похожая на огромную перегородку. На нее и обрушился шквал воды, камней и пены.

По стене пошли трещины.

— Бегом отсюда! — быстро скомандовал маг.

Они бросились к самому краю низины…

Созданная магом стена с грохотом распалась на части, а неуправляемый поток воды рванул вперед, сметая все на своем пути.

Тео обернулся и замер, подняв посох. Он создал вокруг себя и спутников, прижатых к земляной стене, магический щит.

Удар.

Исчезли звуки и голоса. Лишь откуда-то издалека доносился тоненький звон. Словно между магом и окружающим миром возникла стена. Тео оказался в каком-то зыбком безвременье. Мимо него проносились потоки воды, пена, камни, щепки…Маг не мог вспомнить, когда он последний раз делал вдох? Разбушевавшаяся стихия проносилась мимо, с насмешкой демонстрируя юноше свою чудовищную силу. А Тео пытался засечь время по биению своего сердца. Но он его не чувствовал. Он совсем ничего не чувствовал.

* * *

— Он мертв. — трагически проговорил Шехмед.

— Его оглушило от удара. — успокаивающе проговорил брат. — И вообще, если человек или, скажем, заяц, перестал шевелиться, это еще не значит, что он умер…

Тео резко вскинул голову. Его спутники сразу же встрепенулись.

— Ты! — маг указал на конюха. — Поднимайся наверх и скажи купцам, что поездка откладывается до утра.

— Тео…

Теодеус развернулся и двинулся вдоль вошедшей в русло реки.

— Эй, ты куда? — обалдело крикнул Шехмед.

— Ты иди. — отпустил его Нико. — А я поговорю с ним.

* * *

— Тео, стой.

Маг продолжал идти.

— Ладно. Подожду, пока ты свалишься от полученных ран.

— И какой ты лекарь после этого? Ох…

— Вот именно! Тео, у тебя ребра сломаны!

— Потом…

— Опять?! Тебя жизнь ничему не учит?

— Не учит. Так что тебе и пытаться не стоит, если уж у жизни ничего не получилось. — хрипло проговорил маг.

Нико грустно вздохнул, подошел к брату и положил его руку на свое плечо, чтобы тот мог опираться на него.

— И куда мы идем?

— Я хочу посмотреть на того, кто устроил этот потоп. Он там, выше по течению, за порогами.

— Кто это может быть? Маг?

— Не знаю. Увидим.

— Тео. — тихо проговорил брат. — Если ты не сможешь с этим справиться, тебя никто упрекать не будет. Ты ведь понимаешь? Это не разбойники, и не дух в трактире. Никто не ждет, что ты будешь мимоходом расколдовывать реки и останавливать катаклизмы…

— Я сказал, что разберусь тут, значит, разберусь. — холодно ответил маг.

— Знаешь, когда вода ушла, мы поняли, что ты нас не слышишь. Шехмед ужасно испугался. Он подумал, что это из-за него. Из-за того, что он сразу не вернулся, когда мы его звали. А потом ты получил удар, когда защищал нас.

— Вот уж от кого не ожидал сочувствия, так это от Шехмеда.

— Тео, даже он не думает, что ты непобедимый великий маг, который справится с любой проблемой. И никто от тебя этого не ждет. Зачем…

— Нико, хватит уже ныть. — похоже, Тео оправился после удара и стал гораздо бодрее. — Я просто посмотрю, кто все это устроил. А потом буду думать, что делать дальше.

— Значит, сегодня будет твой дебют. — иронично заметил лекарь.

— Чего? — удивился маг.

— Я не помню ни одного случая, когда увидев врага воочию, ты вдруг начинал думать…

— И за что я, вообще, тебя люблю?!

* * *

— Стой здесь. — велел маг.

— Удивительно, но я хотел сказать тебе тоже самое. — ответил Нико. — Не лезь в воду.

— А ты что-нибудь отсюда видишь? Я — нет. Но я точно знаю, что он там, в толще воды. И плавать я не собираюсь. Жди здесь.

Оставив брата в безопасном месте, маг подошел к кромке воды и направил на нее магическую силу. Воды реки всколыхнулись и расступились перед ним, но буквально на несколько метров вперед.

— Ну тут и глубина. — оценил Тео.

Даже у самого берега глубина вод превышала человеческий рост.

— А что ты хотел? — подал голос Нико. — Лодочник же говорил, про тут проходят кораб…Тео!!!

Юноша заметил в глубине водной стены тень, стремительно приближающуюся к магу. Мгновение, и из воды на Тео бросилось огромное морское чудовище. Вытянутой пастью с острыми зубами оно вцепилось в его посох и рвануло с невероятной силой, протащив мага по песку несколько метров.

Юноша, вначале опешивший от внезапного нападения, быстро сориентировался. Он понял замысел чудовища, то собиралось затащить его под воду. Тео отпустил одну руку, зажег магическое пламя и метнул его прямо в огромный рыбий глаз. Тварь содрогнулась и разжала зубы. Маг мгновенно сотворил заклятие: песок, мирно лежащий на речном дне, пришел в движение и, приобретя форму огромной длани, сомкнулся вокруг чудовища. То забилось, пытаясь освободиться, а Тео, наконец, смог его рассмотреть. Это была огромная щука, настолько большая, что в ее разинутую пасть легко помещался посох мага. Да и сам маг…Рыба начала бешено бить хвостом, созданные Тео стены из воды содрогнулись, река всколыхнулась…

— Ах ты! — маг догадался, что именно сейчас произойдет.

Он быстро произнес заклинание левитации и вознесся вверх, воспарив над рекой.

А воды тут же сомкнулись, речная гладь ходила ходуном, и теперь ясно было, кто колебал ее изнутри…

— Так значит…

Щука в невероятном прыжке вырвалась из своего подводного царства и, всего на мгновение зависнув в воздухе, щелкнула пастью…

— Ааааааааааа!

* * *

— Проклятая рыбина… — простонал Тео.

Нико быстро разрывал пропитанную кровью ткань, освобождая поврежденную ногу мага.

— С каких пор рыбы научились там высоко прыгать? — жалобно спросил великий маг.

Лекарь тем временем осмотрел его рану:

— Кость раздроблена…Артерию задело…

— Хорошо хоть нога со мной осталась…

— Тео, не получится. — перебил его брат. — Тебе нужен целитель. Лекарь тут не поможет.

— Мне с тобой повезло. — с трудом произнес Тео, его колотило. — Ч-ч-то б-бы я д-делал со св-в-воей т-тенью…

— Тео, скорее, ты теряешь кровь!

Раненный юноша сжал посох и прошептал заклинание. В это же мгновение его брата осветило мягкое сияние, а сам маг бессильно откинулся на спину.

Нико быстрым пассом вызвал фантом брата и сразу же прервал течение магической энергии возле колена, так, чтобы она не проходила ниже.

Тео перестал ощущать раненную ногу, а вместе с ней и боль, и смог немного расслабиться.

Лекарь стал аккуратно собирать кость фантома, так, словно это были кусочки мозаики.

— Что ты говорил про тень? — спросил он.

— Не отвлекайся. — слабо проговорил маг.

— Все будет хорошо. Не волнуйся.

— Я сделаю из нее уху. — пообещал Тео.

— Щука слишком костлявая.

— Тогда котлеты…

Нико осторожно защепил у фантома порванную артерию, и проследил, чтобы кровообращение восстановилось.

— У тебя удивительная магия. — сказал он брату.

— То-то я даже мозоль вылечить не могу.

— Мозоли не лечат… У тебя трещины в ребрах.

— Можешь не сообщать мне. Просто исправь и все.

— Тео, тебе нужен отдых.

Маг резко поднялся на локтях:

— Даже не думай об этом!

— Полчаса. — попробовал уговорить его лекарь.

— Нет.

— Ты все равно не сможешь сразу ходить!

— Хорошо. Я полежу полчаса просто так.

— Просто так нужно лежать пару недель, Тео. Или полчаса с заклятием.

— Я нормально себя чувствую.

— Нет. Ты ничего не чувствуешь. А когда я восстановлю поток энергии…

Тео закусил губу. Ему совершенно не хотелось полчаса оставаться без магии, и, главное, без сознания.

— Я…Эта тварь может вернуться.

Нико развеял фантом и переместился к изголовью брата:

— Думаю, если бы она могла передвигаться по земле, то давно бы уже это сделала. Или ты что, боишься, что я сброшу тебя в реку, пока ты будешь спать?

Тео не улыбнулся. Брат взял его за руку:

— Скажи, что мне сделать для тебя, чтобы ты согласился? Я же только хочу тебя вылечить.

— Ладно…Только на полчаса. И не уходи никуда.

Нико положил свободную ладонь на глаза мага, закрывая ему веки.

Рядом с ними в воздухе возникла золотистая нить.

— Тебе не нужно волноваться, — размеренно заговорил он, отвлекая брата. — Ты только немного полежишь…

Нить подобралась к шее мага и быстро кольнула его кожу. Тот на долю мгновения напрягся, но тут же обмяк.

— …и сразу поправишься. — закончил Нико, убирая руку от его лица.

Брат уже заснул, а нить заклятия стала оборачиваться вокруг него, образуя золотой кокон. Внутри него маг восстанавливал силы и здоровье с удивительной скоростью, не возможной даже при самом внимательном уходе лекарей.

Нико помедлил. У него было полчаса свободного времени. То есть, конечно, он мог бы оставить Тео в таком состоянии настолько, насколько пожелает, но брат никогда больше не будет доверять ему, задержись лекарь хоть на минуту.

И, все-таки, полчаса у него есть. Нико колебался, но искушение было слишком велико…

* * *

Нико задохнулся от восторга. Он парил высоко над землей, а потоки магических сил расстилались перед ним как на ладони.

Корни деревьев, пронизывающие землю, вековые стволы и ветви, стремящиеся ввысь. Юноша видел, как по ним струится магия.

Русла рек: широкие и узкие, скрытые под землей и покрытые льдом — были открыты его взору.

Все ветра, огибающие этот мир, несущие дожди и засуху, холод и зной — Нико чувствовал их своей кожей.

Слышал полет птиц, плеск рыб в морских глубинах и поступь зверей, бродящих по суше.

Теперь он мог лицезреть мир таким, каким его видят только маги — открытым, свободным для…

— Великий маг!

Нико вздрогнул. Он быстро обернулся на звук и увидел крохотную фигурку, машущую ему рукой.

Госпожа Лаура.

«Что она там делает?».

Девушка находилась достаточно далеко от того места, где братья оставили купцов.

Нико вновь воспользовался магией брата и мгновенно очутился рядом с ней.

— Господин маг, как я рада…

— Почему вы здесь? Где остальные?

— Возле дома лодочника. Он помог нам разбить несколько шатров, они специально хранятся для незадачливых путников, вроде нас. А я пошла прогуляться. Как я рада, что встретила вас, господин Тео!

— Простите. — перебил ее юноша. — Я ввел вас в заблуждение. Я — Нико.

— Как! Вы же…

— Это магия моего брата.

— Ах да! Вы же уже делали так, тогда, во время нападения разбойников. — вспомнила девушка. — А где сам Теодеус?

Нико неопределенно махнул рукой:

— Мы скоро присоединимся к вам. А сейчас вам лучше вернуться назад.

Он взмахнул рукой — деревья и кусты склонились в одном направлении, вытягивая ветви.

— Вот, чтобы вы не заблудились.

— Как вы добры…

— Мне пора возвращаться к брату.

«Ох, что будет, когда Тео об этом узнает…».

* * *

Кокон распался.

Нико осторожно выдернул нить из-под кожи мага, и тот сразу же зашевелился.

— Ммм…Сколько…сколько времени прошло?

— Меньше получаса.

— Ты никуда не уходил?

Лекарь не спешил признаваться, он отшутился:

— Уходил. Пока меня не было, пришли плотоядные мухоморы и съели тебя. Прости.

Тео, наконец, улыбнулся и взъерошил брату волосы:

— Хорошенького понемногу.

Стук посоха, и магия вернулась к своему владельцу.

— Уже темнеет. — сказал Нико.

— Ладно, отложим ловлю щуки до утра. И не пытайся меня отговаривать! Я повыдергиваю ей плавники. — он осторожно поднялся на ноги.

— Как ты себя чувствуешь?

— Твоими заботами. — тепло проговорил Тео.

Нико грустно улыбнулся. Он чувствовал, его секрету недолго оставалось быть таковым…

* * *

— Господин великий маг! Ну, наконец-то! Мы волновались! — запричитала госпожа Кларисса.

— Да, — поддержала ее Глория, — Шехмед сказал, что вам в уши залилась вода, и вы оглохли!

— Вот как? — криво улыбнулся Тео. — Ничего, я сделаю себе шапку. Из бобра. Здоровенного такого, тупого бобра…

— Господин Нико, нам нужна ваша помощь! — девушка тем временем повернулась к лекарю.

— Что случилось?

— Папеньке опять нездоровится…

— Хорошо, сейчас я зайду к нему.

— А я пойду, поищу Шехмеда. — вполголоса проговорил Тео.

Он огляделся, ища следы его пребывания в импровизированном лагере, но тут взгляд мага наткнулся на госпожу Лауру. Румяная девушка улыбалась юноше, на ее щеках образовались милые ямочки.

Тео улыбнулся в ответ.

Впрочем, конюх может и подождать.

* * *

«Как странно!»

Нико задумчиво брел в шатер, предназначенный ему и брату.

«Опять малокровие. Да у Лутоса! Вот уж никогда бы не подумал…Впрочем, если с утра у Шехмеда были такие же симптомы».

Он отдернул полог и зашел вовнутрь временного пристанища. Тео уже был там.

— Представляешь… — начал лекарь.

— Чем-чем ты занимался, пока я лежал без сознания?!

Нико вздохнул. Он, конечно, понимал, что его секрет будет раскрыт, но чтобы так быстро…

«И когда только успела?».

Вслух он покаянно проговорил:

— Прости.

— И не подумаю!!! Я считал тебя единственным человеком, которому я могу доверять, и что же?! Ты бросил меня раненного и абсолютно беспомощного, а сам отправился спасать заблудившуюся девицу?!

— Я…Нет. Мы вообще случайно встретились… — недоуменно проговорил Нико.

— Значит, госпожа Лаура врет?!

— Я же не знаю, что она тебе сказала. — честно ответил юноша.

— Что ты очень эффектно демонстрировал возможности МОЕЙ магии!!!

— Да я просто поднялся вверх, чтобы…

— И часто ты так делаешь? — задал новый провокационный вопрос Тео.

— Прости.

— Отлично. А я-то считал, что ты обо мне заботишься! Ни на шаг не отходишь, защищаешь меня!

— Да там же никого не было…

— Знаешь что! Хватит. Больше в твоих услугах не нуждаюсь. В конце концов, со СВОЕЙ магией я управляюсь лучше. — Тео решительно направился к выходу и покинул помещение, оставив брата в легком замешательстве.

Нет, он понимал, что близнец вправе сердиться на него, но… На какие-то странные детали Тео делал акцент…

* * *

Только в третьей фазе луны древесный гриб выделял свой целебный сок. Нико осторожно собирал капельки с его шляпки, наполняя ими стеклянные флаконы. Из этого сока можно сделать замечательное средство для лечения ожогов.

«Нужно купить масла, когда мы прибудем…».

— Господин Нико!

«А госпожа Лаура любит лесные прогулки». — отметил про себя лекарь.

— Госпожа. — произнес он вслух. — Что привело вас в лесную чащу в такой поздний час?

— Люблю подышать свежим ночным воздухом. — ответила красавица.

— А где же госпожа Кларисса? Неужели отпустила вас одну?

— Моя милая Кларисса решила сегодня лечь пораньше. — сказала девушка, накручивая локон на палец. — Собираете какие-то травы?

— Да. Я скоро закончу. Надеюсь, вы извините мне это промедление — я нашел очень редкий ингредиент для снадобий. Еще пару минут, а потом я провожу вас.

— Ну что вы, господин Нико, не торопитесь. Мне очень приятно ваше общество…

Лаура томно прислонилась к стволу дерева и продолжила наблюдать за юношей:

— Давно хотела спросить вас, а что это за фокус с передачей магии? Собиралась спросить сегодня у вашего брата, но побоялась. Он так холоден, неприветлив…

Нико недоуменно покосился на красавицу: «А зачем же было звать его на прогулку, холодного и неприветливого?».

— Это заклинание называется «зеркало». Маг передает всю силу своему отражению. Это очень сильное заклятие, ни одно препятствие не может помешать ему. Даже «погибель магов».

— Отражению? Но разве вы — его отражение, господин Нико?

— Мы очень похожи. — лекарь поднялся. — Я закончил, пойдемте.

— Скажите, а вы хорошо разбираетесь в магии?

— Я? Нет, ведь это Тео…

— Но вы учились в Оплоте магов вместе с братом?

— Нет. Тео учился, а я… Я находился там в качестве слуги.

— Как?! — ужаснулась Лаура. — Но ведь вы одинакового происхождения! Как же вы могли быть его слугой?

— С Тео должен был поехать один доверенный человек, который воспитывал еще нашего старшего брата, но с ним случилось несчастье.

— Что же произошло?

— Этого никто не знает. Просто он исчез. Живого его больше не видели. Впрочем, мертвого тоже. Тела не нашли. И Тео… взял с собой меня. — скомканно проговорил лекарь.

— В качестве прислуги? Как это жестоко!

— Вы ошибаетесь, госпожа. Мы с братом очень дружны и…

Внезапно девушка остановилась и заглянула ему в глаза:

— Вы такой добрый, господин Нико! Но из-за своей доброты вы так многого не замечаете… Великий маг помыкает вами, он…

— Господин Нико! — раздался неподалеку голос Фило. — А я как раз вас и ищу. Так и думал, что вы отправились за травами. Госпожа Лаура.

Девушка холодно кивнула старичку.

— Господин Нико, могу я попросить вашей помощи? — продолжил счетовод.

— Конечно…

— Давайте проводим госпожу, а потом заглянем ко мне… Прошу вас, госпожа. — он эффектно пропустил красавицу вперед.

Она неохотно последовала приглашению, а Нико и Фило двинулись следом.

* * *

— Я потерял свое пенсне.

Нико помолчал некоторое время, ожидая, не последует ли продолжение, затем спросил:

— Вы хотите, чтобы я помог вам его отыскать?

— Нет. — улыбнулся господин Фило, — Утром найдется. Я только хотел попросить вас прочитать мне вслух письмо.

— Аааа… Хорошо.

Счетовод отдал юноше лист бумаги, исписанный изящным почерком:

— Это от моей старинной приятельницы. Рассказывает о городской жизни… Вам нужна свеча?

— Нет, благодарю, мне не нужно много света.

— Ах да, у вас особенное зрение. Как у брата.

Нико кивнул и принялся читать:

— «Мой дорогой друг. С удовольствием сообщаю вам последние сплетни…»

Юноша вопросительно посмотрел на старичка, тот закивал:

— Очень любопытно!

Лекарь криво улыбнулся: «А ничего, что чужой человек их читает?»

— «В светском обществе разгорелся настоящий скандал с участием одной не безызвестной вам особы…» Хмм. — Нико сделал паузу, в надежде, что Фило прервет чтение, но тот молчал. — «Дуэль со смертельным исходом произошла между представителями двух благороднейших семейств. Думаю, вам не составит труда догадаться, из-за чего произошла эта трагедия. Несчастные были обманом втянуты в сети коварной соблазнительницы…»

— Не может быть! — воскликнул счетовод.

— А…Вы хорошо искали? Пенсне. Может, вы его на берегу обронили? Знаете, Тео умеет находить пропавшие предметы…

— Замечательно, обязательно попрошу его помочь. Но что же там было дальше? — Фило кивнул на бумагу.

«И не стыдно в вашем возрасте такие вещи читать!»

— Кхм… «Известная вам особа, уже давно лишенная всяческого благословения своих родственников, вновь оказалась в центре скандала. Вскружив голову одному почтенному господину, она не остановилась на достигнутом и сразу же вступила в… в порочащую связь с другим представителем высшего общества. Более того, доподлинно известно, что коварная особа приложила все усилия, чтобы столкнуть между собой обоих мужчин, доведя ситуацию до трагического разрешения, описанного мною выше. Госпожа… госпожа…» — тут Нико прервал чтение, с изумлением глядя на листок.

— Что там?

— А… а дальше не могу разобрать почерк. — юноша сунул письмо обратно счетоводу. — Извините.

Лекарь вылетел из палатки, да так быстро, что едва не сбил с ног госпожу Клариссу, проходившую мимо.

— Ох, простите!

— Ничего, господин Нико. Вы, должно быть, спешите к больному?

— А… да.

— А я вот вышла подышать воздухом. Спасибо за ваше чудесное снадобье, оно так мне помогает!

— Не за что…

— Пожалуйста, передайте господину Лутосу мои пожелания скорейшего выздоровления.

— Да, непременно…

Нико помедлил мгновение, ошарашенный недавно полученной информацией, а затем решил и вправду навестить пациента.

* * *

Тео злился. Он придумал план поимки зловредной щуки, а единственный слушатель ушел в лес и пропал.

— Ну сколько можно собирать сок с грибов? Или он там сразу и скурить их решил?

Маг пометался еще немного по шатру, а затем все-таки вышел наружу.

Было темно и холодно. Раненная нога немного поднывала.

«А вот если бы кое-кто лечил меня как следует, а не шлялся по лесу, все бы было нормально». — тут же отметил раздраженный юноша.

Бледная, понемногу идущая на убыль луна света не добавляла. В ее блеклом свечении становилось еще более неуютно.

Тео прошелся немного, потом понял, что зря это затеял. Ничего тут…

Раздалось громкое конское ржание и топот копыт.

Маг обернулся на звук.

Гнедой конь с белоснежной гривой скакал по поляне, нервно тряся головой.

«Чего это с ним?»

Тут юноша заметил, что возле головы коня мечется какая-то тень, а тот отчаянно пытается от нее отвернуться.

«Что это?»

Тео заставил свой посох светиться. На мгновение, конь попал в луч света, и маг увидел, что возле него зависла большая темная птица. Лошадь продолжала ржать и отступать назад, а нападавшее пернатое явно целилось когтями ей в глаза.

— Эй!

Однако не успел юноша сделать и пары шагов, как схватка разрешилась: лошадь клацнула зубами и вцепилась хищника, птица захлопала крыльями, вырвалась и взлетела высоко вверх, конь тут же развернулся и споро побежал в сторону леса.

— Эй, эй, постой…

Тут со стороны лагеря послышался громкий топот, грохот, пара ругательств, а затем, наконец, громкий оклик:

— А ну, кто там ходит в темноте?! Сейчас я вам!

— Так они тебе сразу и признаются. — насмешливо проговорил маг.

— А, это ты. — из темноты вышел Шехмед. — Что за шум?

— Тебе виднее. Ты что там, обо все что только мог умудрился споткнуться?

— Чего смеешься, не видно же ничего!

— Ну и сидел бы на своей конюшне… Кстати, тут лошадь бегала. Гнедая, с белой гривой.

— У нас таких нет.

— Странно. На нее птица напала.

— Сова?

— Нет, вроде орла… Только поменьше. Ястреб какой-нибудь.

— Ястребы по ночам не летают.

— А эта летала.

— А может, того? Слишком сильно тебя сегодня приложило?

— Шел бы ты… к лошадям. Проверил, может, кто одну из них перекрасил. А потом выпустил.

— Если это твои шуточки! — грозно ответил Шехмед и бросился проверять.

— Нет, у бобра мозгов побольше будет…

Внезапно со стороны леса послышался тихий плач. Только благодаря своему особенному слуху Тео смог его расслышать. Он тут же двинулся на звук:

— Кто там? Что случилось? — тут юноша разглядел у кромки леса тоненькую фигурку, — Госпожа Лаура?!

* * *

— Что с вами?!

— Я… я заблудилась в лесу. — девушку сотрясали рыдания.

— Как же вы тут оказались ночью? — пробормотал маг, не зная, что еще сказать.

Он понятия не имел, как нужно успокаивать рыдающих девушек.

— Я… я гуляла с господином Нико… А он оставил меня одну и ушел!

— Не мож…

— Госпожа Лаура! Голубушка! — к ним со всех ног неслась госпожа Кларисса.

Услышав голос компаньонки, девушка моментально затихла, к великой радости мага.

— Госпожа немного заплутала. — пояснил он для вдовушки.

— Ох, милочка, и зачем вам понадобилось разгуливать по лесу в такой поздний час! Ну, будет-будет… Надеюсь, вас никто не обидел?

Лаура подняла заплаканные глаза, бросила на Тео испуганный взгляд и проговорила:

— Нет. Никто…

— Ну, вот и славно… Да, господин великий маг, скажите, когда же мы тронемся в путь?

— Завтра. Около полудня.

— Так, значит, поедем до следующей переправы? — уточнила женщина.

— Нет, мы переправимся здесь. Осталось уладить кое-какую проблему, я займусь этим на рассвете.

— Господин, а стоит ли так рисковать? — принялась увещевать его вдовушка. — Поверьте, мы вас очень ценим и совсем не хотим, чтобы вы понапрасну…

«Еще одна». — недовольно подумал Тео, — «Мало мне своего брата, еще и эта будет учить».

— Спасибо за совет. Я все решил. Пойдемте, поздно уже.

* * *

Тео заглянул в старый колодец, в слегка колыхающихся водах возникло его отражение.

— Странно. — услышал он за спиной голос брата. — В твоем сне здесь всегда есть вода. А ведь на самом деле колодец давно высох, еще до нашего рождения.

— И что?

— Ничего… Тетушка говорила, днем в колодце прячутся звезды.

— Можешь прыгнуть и проверить. — Тео обернулся. — Что тебе?

— Прости меня. Мне очень жаль.

Маг промолчал, тогда Нико продолжил:

— И еще я хотел спросить: нет ли у тебя распоряжений насчет похорон?

— Каких еще похорон?

— Ну, ты сказал, что теперь будешь лечить себя сам, так что…

— Нет, ты все-таки хочешь проверить колодец! — засмеялся Тео. — Ладно. Что ты сегодня устроил? Нет, я конечно рад, что ты так внимательно отнесся к моим словам, но бросать госпожу Лауру прямо посреди леса — явный перебор.

— Это она сказала? — тихо спросил Нико.

— Ну да, кто же еще?

Юноша понимающе кивнул:

— Вот как… Госпожа что-то напутала. Мы с господином Фило проводили ее до самой палатки.

— Эээ… странно. Ну да ладно. Я придумал, как мы изловим эту тварь! Нужна только приманка…Так Шехмед хорошо плавает?

* * *

Но отдохнуть как следует братьям не дали. Не успело встать солнце, как кто-то резким движением откинул полог и вломился в их палатку. Оба брата проснулись и, хлопая заспанными глазами, посмотрели на нарушителя спокойствия.

Господин Лао выглядел свирепо. Всклокоченные волосы, перекошенный от злобы рот и полный ярости взгляд, который он переводил с одного юноши на другого, силясь определить, кто из них кто. Поняв тщетность своих попыток, он прорычал в пространство:

— Лекаря! Фило ранен.

Юноша, лежащий с правой стороны, тут же вскочил и бросился к лекарской сумке.

Тео тем временем оглядел Лао подозрительным взглядом и тут же заметил, что у того рубаха в крови:

— Нико, стой! Не ходи один! — маг также вскочил, подхватил посох и бросился вслед за братом.

* * *

Первое, что бросалось в глаза — кровь. Она была повсюду, на полу, на простынях, стенах… Посреди палатки лежал Фило, белый как полотно.

Нико бросился к нему. К счастью, он сразу заметил, как слабо пульсирует жилка на шее старичка.

Лекарь бегло осмотрел его: «Да быть не может!».

Юноша достал из сумки жестянку с уже всем известным порошком ржавого цвета и развел водой, превратив его в пасту. Затем отдал брату:

— Дай, ему, пожалуйста. Мне нужно кое-что проверить…

Нико сделал пасс, вызвав фантом.

Тео послушно принялся запихивать ложку с пастой в рот пожилого господина.

Лекарь же тщательно изучил фантом больного и…

— Проклятье!

— Эй, как умею, так и даю!

— Я не тебе, Тео. — успокоил близнеца Нико. — У него порез на пальце, кажется от бумаги.

— И?

— И все. Больше никаких ран. А причина его недомогания — большая кровопотеря.

— Еще бы… — Тео выразительно посмотрел на пол и простыни.

Нико проследил за его взглядом и встрепенулся:

— Я сейчас вернусь. — он взял свою сумку и вышел из палатки.

Господина Лао лекарь нашел неподалеку, тот с хмурым видом сидел на скамье возле дома лодочника. Юноша подошел к нему и тихо спросил:

— Вы ранены?

Лао быстро метнул на него свирепый взгляд.

— Там кровь повсюду. Но это не господина Фило. — Нико посмотрел на рубаху мужчины, на которой явно выделялись пятна крови.

Тот молчал, глядя на лекаря весьма недружелюбно.

Юноша вытащил из сумки маленькую жестянку, флакон и чистое полотно:

— Порошок помогает от кровопотери. — он положил свое добро на край скамейки. — А раствором нужно промыть рану.

Лао кивком головы выразил не то понимание, не то благодарность.

Нико развернулся и собрался вернуться к пациенту, но мужчина все-таки подал голос:

— Что, по-вашему, с ним случилось?

— У него большая кровопотеря. Только ран нет…

— И как это могло случиться?

— Пока не знаю.

— Не думаете, что на него напали, а Фило защищался? — усмехнулся Лао.

— Если вы о своих ранах, то мне не кажется, что такой пожилой человек в состоянии их нанести.

— Это ваша главная ошибка, господин лекарь. — тихо сказал мужчина. — Здесь нет ни одного человека, кто является тем, кем кажется. Даже тот, кого, казалось бы, вы хорошо знаете…

* * *

Господин Фило пришел в себя.

— Как вы? — спросил Нико, измеряя пульс.

— Все… все хорошо.

— Вы помните, что с вами случилось? — поинтересовался Тео.

— Я разбирал бумаги… Нет. Больше ничего не помню.

— А Лао был здесь? — с подозрением осведомился маг.

— Нет… Я не помню, когда он вернулся…

— У вас маленький порез на пальце. — сказал Нико. — О бумагу порезались?

— Да! О край листа…

— О, так может, он был отравлен? — оживился Тео.

— Ммм… Понимаешь. — осторожно начал лекарь. — Кровопотеря — это когда кровь… теряют.

— А то я без тебя не догадывался. — фыркнул маг.

— Я к тому, что не знаю такого яда, от которого кровь исчезает из организма.

— Ну ладно… — протянул Тео. — Так что, ты останешься здесь? Тогда я пошел будить Шехмеда.

— Тео, мы договорились. — строго напомнил Нико.

— Но тогда у тебя не было никаких дел!

— Господа, о чем речь? — быстро осведомился Фило.

— Я иду ловить щуку… Того монстра, что терроризирует переправу. Мне нужен помощник, но так как вам необходим лекарь, то я возьму с собой Шехмеда.

— Нет-нет. — тут же запротестовал счетовод. — Я категорически возражаю! Господин Нико обязательно должен вас сопровождать! Ведь вы идете бороться с чудовищем, как же без лекаря?

— Ну и хорошо. Пошли, Нико. Тебе пора готовиться. — он потрепал брата по плечу. — Хорошо, что ты не из болтливых. Даже не знаю, как бы Шехмед пережил пару часов абсолютной немоты…

* * *

Раздался всплеск. Крупный лосось погрузился в зеленоватую речную воду и, быстро двигая хвостовыми мускулами, поплыл вперед, против течения реки.

По мере своего продвижения он внимательно оглядывал мутноватую воду, но не находил ничего необычного.

Лосось нырнул глубже, приближаясь к речному дну. Здесь росли водоросли, ползали рачки и…

Корабль.

Небольшое судно, видимо, затонувшее не так давно. Его не слишком сильно засосало в ил и еще не занесло песком.

Лосось осторожно приблизился к своей находке и покружил вокруг. Кажется, никого. Тогда подводный житель позволил себе познакомиться с судном поближе. Он разыскал вход в трюм и нырнул туда.

Вовнутрь корабля почти не проникал солнечный свет, но лосось хорошо видел в темноте.

Сундуки. Целый склад из сундуков, ларцов…

Неожиданный посетитель неторопливо кружил над всем этим богатством. Наконец, он заметил, что один из сундуков приоткрыт. Лосось подплыл поближе и увидел, что тот набит монетами.

Тут рыба повела себя несколько необычно. Она закружила вокруг своей оси, делая быстрые движения сильным хвостом.

И появились фантомы.

Фантомы тех людей, кто плыл на корабле незадолго до кораблекрушения. Призраки былого перемещались по трюму, общались друг с другом, выходили на палубу. Только один из них оставался неподвижен. Худощавый мужчина с заостренными чертами лица, он сидел возле своих сундуков и ларцов, ни на минуту не оставляя их без присмотра.

Лосось приблизился к фантому, разглядывая его.

Призрачный корабль затрясло, фантомы всполошились. Видимо, именно сейчас произошло столкновение. Хозяин сокровищ занервничал, но свой пост не бросил. Другие же пассажиры начали спешно покидать трюм. Несколько раз они оборачивались на мужчину и указывали на выход. Но тот только насупился, сидя на своих сундуках и упрямо сложив руки на груди. И вот, он остался в трюме один. Наедине со своими сокровищами. Первое время ничего не происходило, даже казалось, что все обойдется.

Но тут сверху хлынула вода. Она заливалась через вход в трюм, через иллюминаторы и щели в потолке. Было ясно, что судно пошло ко дну. Тут же оно наклонилось на один бок. Фантом, пытаясь удержаться, схватился за крышку одного из сундуков, та немного приоткрылась.

В таком виде она и осталась, похороненная на дне реки.

Лосось немного покружил вдоль пола, пытаясь отыскать следы несчастного, не пожелавшего расставаться со своими сокровищами. Возможно, тело его все еще здесь…

Тень накрыла злосчастные сундуки, ларцы, а также неожиданного посетителя. Лосось развернулся в воде, чтобы увидеть, какой предмет загородил немногочисленные лучи света, проникающие сквозь толщу воды…

Огромная щука открыла зубастую пасть, собираясь немедленно проглотить нарушителя, осмелившегося проникнуть в ее владения!

* * *

Едва ли найдется рыба, способная передвигаться в реке быстрее лосося. Именно это его и спасло — нарушитель мгновенно обогнул хищника и стрелой вылетел в отверстие трюма. Щуке оставалось только щелкнуть зубами по тому месту, где только что находилась жертва. Но хранитель затонувших сокровищ вовсе не собирался сдаваться. Нет, он не последовал за лососем, вынырнувшим через люк. Щука попросту проломила деревянную стену и метнулась вслед за незваным гостем.

Лосось несся по поверхности реки. Почувствовав погоню за спиной, он стукнул хвостом и совершил большой прыжок, выпрыгнув из воды. И тут же вслед за ним из речного царства вырвалась преследовательница, острая пасть клацнула в воздухе. Нарушитель продолжил свой побег. Развивая большую скорость, он летел по волнам вперед, туда, где пенные воды сталкивались с острыми камнями. К порогам.

Достигнув своей цели, лосось согнул тело в дугу, с силой ударил мощным хвостом по воде и перемахнул через каменные преграды.

А вот его преследователю не повезло. Следуя за нарушителем ее владений, щука вылетела из воды, снова безнадежно щелкнула зубами, по инерции переместилась чуть вперед… и рухнула прямо на камни.

Но и этого оказалось мало, не успел хищник, слегка оглушенный ударом, придти в себя, как вокруг него сомкнулась сеть, до этого казавшаяся лишь водорослями, обволакивающими камни. Плененную щуку подбросило вверх и с размаху швырнуло на песчаный берег. В заранее вырытую ловушку.

— Привет, рыбка. — поздоровался Тео. — Не ожидала?

Опутанное сетью чудовище беспомощно забилось, но только голый песок окружал его, ни одной капельки воды не долетало до плененной щуки.

Возле реки снова раздался всплеск — на берег выпрыгнул лосось. Он быстро крутанулся вокруг своей оси и изменился: блестящая чешуя превратилась в мокрый от воды плащ, под которым угадывались очертания человека, свернувшегося калачиком. Он был неподвижен.

Тео подошел к брату и сдернул с него мокрый плащ. Еще не пришедший в себя после воздействия колдовских чар Нико лежал на боку, обхватив колени руками. Он ровно дышал во сне. Маг укрыл его сухим плащом и присел рядом, ожидая пробуждения брата.

«Наверное, это не очень приятно». — подумал Тео, аккуратно подтыкая плащ.

Магическое превращение являлось не просто изменением облика. Человек, подвергшийся заклятию, оказывался полностью подчиненным воле мага, заклятие наложившему.

«Надо было заколдовывать Шехмеда». — недовольно подумал юноша, — «Ну и что, что он бы не согласился. Как будто мне требуется его согласие! Да Шехмед бы даже не понял что произошло. У него ж самого мозгов как у рыбы…».

Нико зашевелился. Он резко сел и быстро дернул ногами, словно это по-прежнему был хвост. Потом открыл глаза и обвел пространство невидящим взглядом.

— Эй, — тихонько окликнул его Тео.

Брат наконец смог сфокусировать взгляд, он спросил:

— Все получилось?

— Да. Что ты хочешь на обед: уху или рыбьи котлеты?

Нико рассеянно улыбнулся. Какую-то мысль он пытался сохранить в сознание во время пребывания в реке, но подчиненный чужой воле, тогда он не был полновластным хозяином своих мыслей.

— Как ты? — заботливо спросил Тео.

— Все в порядке…

— И охота тебе было подставляться? Я же хотел использовать Шехмеда!

— Мы договорились — ты никогда не применяешь это заклятие без согласия человека.

— Я бы получил его согласие!

— Как?

— Ну, что-то вроде: Шехмед, а ты ведь наверняка побоишься поплавать в реке, где водится гигантская щука? Да еще и в облике рыбы. Да, я так и знал, что ты трус…

— Это нечестно, Тео.

— Ой, да все маги только так и делают. И не только маги, но и магические существа: феи, фейри… У них же все договоры с людьми построены на уловках и недомолвках…

— Сокровище! — вспомнил Нико.

— Чего? — переспросил маг.

— Я видел на дне реки сокровища!

— Да ладно! Здорово! Так, сейчас отправим щуку на кухню и пойдем за сокровищем.

— Тео!

— Да, извини, ты устал, конечно. Я сам схожу.

— Тео, там целый корабль!

— Ух ты! Целый корабль сокровищ!

— Тео, это его. — Нико ткнул в сторону ловушки.

— О, отлично! Значит, хозяина нет…

— Тео, это его сундуки и ларцы, он вез их на том корабле, что затонул три месяца назад!

— Ээээ… — недоуменно протянул маг. — Как это — вез?

— Он купец, наверное…

— И что, никто не заметил, что он — щука?!

Нико засмеялся:

— Да он тогда был человеком! Просто, когда корабль начал тонуть, он не захотел бросать свое добро и остался вместе с ним на дне реки. Он и после смерти по-прежнему стережет свои сокровища!

— А! Так значит… если щука здесь, то их никто не охраняет. Отлично.

— Тео… — устало проговорил лекарь. — Эти сокровища нельзя брать, они прокляты.

— С чего это?

— Ты вообще меня слушал?

— Да, слушал-слушал. Ну помер этот жадный купец, а дух его обратился в щуку. Сокровища-то тут причем?

— Равновесие нарушено. Ты ведь знаешь порядок.

— Ну, да… Но мы порубим щуку на котлеты, и равновесие восстановится. — оптимистично заявил Тео.

— Тебе самому не смешно? — грустно спросил Нико. — После того, что устроила на реке эта щука, сила разрушения преобладает над силой созидания. А ты предлагаешь восстановить равновесие, порубив злодея на котлеты.

— Ну ладно. И что, по-твоему, надо сделать?

— Спасти его душу. — просто ответил брат.

— Нет, ну надо же! Этот купец сам себя загубил собственной же жадностью, затем потопил кучу народа и их имущества! И после всего этого я должен спасать его душу!

— Таков порядок мироздания.

— У Создателя было отменное чувство юмора… — проворчал великий маг. — Что делать-то?

— Не волнуйся. То, что ты хорошо умеешь. — успокоил его Нико. — Нужно разрушить корабль.

— Да? — удивился Тео. — И это поможет?

Близнец кивнул:

— Подними его со дна реки и брось на камни. Сундуки разобьются, золото унесет река и поглотит его: занесет песком, утянет в ил…

— Выбросит на берег. — фыркнул Тео. — Ох, и озолотится лодочник…

Маг поднялся на ноги и со всей силы стукнул посохом оземь. Берег содрогнулся. Земные пласты пришли в движение, всколыхнулась твердь, чтобы поднять со дна реки то, что так долго было сокрыто…

* * *

— Ни сокровищ, ни котлет. — констатировал Тео, засыпая могилу жадного купца землей. — День прошел зря.

— Еще даже полудня нет. — ответил Нико, щурясь на солнце.

— Да уж, нас сегодня подняли ни свет ни заря… Пойдем, обрадуем лодочника. Пусть только попробует потребовать денег за переправу!

— Как там господин Фило? Надеюсь, ему лучше.

— В его возрасте нужно быть осмотрительным. — проговорил Тео, потягиваясь.

— Возраст тут ни при чем. Ведь это не первый случай!

— Ты про госпожу Лауру?

— Не только. Вчера утром Шехмеду стало плохо, вечером — Лутосу.

— И у всех малокровие? — удивился маг.

— Да, именно так. Только у господина Фило именно кровопотеря — это самый тяжелый случай из всех!

— Да, странно… Может, не стоило нам, тогда, в трактире ничего есть? Вдруг, в еде что-то было?

— Если бы не последний случай, я бы мог в это поверить. Но господин Фило именно потерял много крови. Вот только я не знаю как.

— А ты точно уверен, что этот Лао здесь ни при чем?

— Фило говорит, что его не было…

— Ой, да может он со спины подкрался!

— И сделал… что?

— Не знаю, ты у нас лекарь, вот и выясняй. Но он ведет себя подозрительно…

— Как и все остальные.

— То сидит целый день у себя в комнате, то ходит где-то… Кстати, а я как раз думал, что он был весь вечер у себя. Как тогда, в трактире.

— Мы тогда тоже думали, что он сидит в своей комнате. Но ведь ты встретил его, когда Лао спускался с чердака.

— Ну и что, наружу-то он не выходил, там же нет выхода. Тем более, с третьего этажа… Но откуда у него такие раны?

— Я его ран не видел.

— А фантом?

— Я не вызываю фантомы без разрешения человека. Если нет угрозы его жизни…

— И в кого ты такой совестливый? — поразился Тео. — Даже не верится, что у нас с тобой одни и те же родители.

* * *

После того, как было объявлено о возобновлении переправы через реку, Тео остался рассказывать восторженным слушателям о поимке чудовища. Нико же отправился навестить своих недавних пациентов. Лутос практически оправился и был очень рад, что совсем скоро они смогут отправиться в путь. Купец сразу же засуетился, пытаясь срочно организовать сборы. Что было сложновато, так как большинство его спутников в этот момент внимали повествованию о подвигах великого мага. Далее лекарь отправился в шатер, занимаемый Фило и Лао. Счетовод выглядел гораздо лучше. Он клятвенно заверил, что легко перенесет дорогу, тем более что ехать совсем недалеко. Следующий пункт их назначения, деревня Еловые лапы, находилась всего в паре часов пути, нужно было только переправиться через реку.

С господином Лао поговорить не удалось, он крепко спал, завернувшись в одеяла. Рядом стояли кубок с вином, нетронутое блюдо с хлебом и еще одна тарелка с косточками от какой-то дичи.

— Поел, да спать завалился. — пояснил Фило.

«Надеюсь, он все-таки обработал рану». — подумал Нико.

Он вышел из палатки, дошел до домика лодочника и опустился на скамейку. Солнце ласково пригревало, юноша прикрыл глаза, впитывая кожей его мягкое прикосновение…

— Это правда?!

Лекарь открыл глаза и увидел Шехмеда.

— Это правда, что он превратил тебя в рыбу? — повторил вопрос конюх.

Нико пожал плечами:

— Правда. Зачем Тео будет тебе врать…

— Ты сказал, что он не станет тебя ни во что превращать!

Юноша нахмурился, вспоминая, когда это он такое говорил. Потом понял о чем речь:

— Я сказал, что не боюсь, что он меня во что-нибудь превратит. Я и не боюсь.

— И, значит, обращенный человек во всем мага слушается? — с ужасом спросил Шехмед.

— Да. — ответил Нико, снова прикрывая глаза.

— Как это можно выдержать? — поразился конюх.

За его спиной послышался недружелюбный голос великого мага:

— А Нико привык — я и так им все время помыкаю.

Шехмед резко повернулся к Тео:

— И почему ты решил, что можешь так с людьми поступать? В жаб превращать, в рыб… Даже собственного брата не пожалел!

— Да будь МОЯ воля — на его месте был бы ты! И план уничтожения щуки тоже был бы другой. Скорее всего, она бы сожрала огроменного тупого бобра, подавилась и сдохла!

— Тогда щуке повезло, что ты выбрал другой план. — заметил Нико, — Хватит ссориться. Что вы все время препираетесь?

— Да я полночи лошадей осматривал! — обиженно пожаловался Шехмед, обращаясь к лекарю. — Проверял, не покрасил ли их кто-нибудь! Знаешь, почему?

— Я знаю! — ответил Тео, — Потому что ты — идиот.

Продолжение перепалки прервал строгий оклик Фэрадея:

— Шехмед! Чем ты там занят?! Ну-ка, немедленно, займись лошадьми! Мы выезжаем через час.

Конюх бросил на мага злобный взгляд и отправился выполнять приказание.

— Не знаю, чего он на меня взъелся. — произнес Тео. — С самого нашего знакомства на меня огрызается.

— Он тебя боится. — ответил Нико.

— Надо же! Значит, не такой уж и дурак.

— Он боится не твоей силы.

— А, все-таки дурак.

— А того, что не знает, как ей можно противостоять.

— Может прикупить себе какой-нибудь оберег. Вон. — маг кивнул на стену домика и протянул руку. — У лодочника кроличья лапка висит… А!

Тео взял в руки обозначенный оберег, но тут же отбросил его в сторону.

— В чем дело? — удивился Нико.

— Она живая!

— Что?

Тео поддел лапу посохом, и стало видно, что с одной стороны она заканчивается выдранным суставом.

— Оооо…

Братья переглянулись.

— Кажется, это зайца. — осторожно предположил Нико.

— А вон бегает Ребекка и кого-то ищет…

В этот момент девочка в отчаянии огляделась по сторонам, увидела братьев и двинулась к ним.

Тео быстро пнул посохом оторванную конечность, закидывая ее в траву. И тут же заметил, что там уже лежат клочья окровавленного меха.

— Нико, встань рядом!

Близнецы мгновенно сомкнули ряды. Ребекка подбежала к ним.

— Вы не видели моего зайца?

— Нет! — хором ответили братья.

— Он потерялся… — со слезами в голосе проговорила девочка. — Сидел в своем загончике, а утром исчез! Даже не знаю, где он сейчас…

— Уверен, он в лучшем мире. — с сочувствием произнес Тео.

Нико резко ткнул его в бок. Вслух лекарь ласково произнес:

— Ребекка, но ведь твой зайчик был недомашним. Может, он убежал в лес?

— Может… Но мне без него грустно.

— Но он там со своими родными… — попытался утешить ее юноша.

— Я бы даже сказал: со своими предками. — опять влез Тео.

К счастью, девочку позвал Лутос, и она убежала на его зов.

Маг повернулся к брату и насмешливо спросил:

— Тяжело, наверное, зайке в лесу на трех лапках бегать, да?

— Мог бы и утешить ребенка! Или хотя бы помолчать.

— Я же спрятал его останки! — возмутился Тео, поворачиваясь. — Ой! Сколько тут кровищи… Ммм… Нико, а хищники, питающиеся зайцами, пользуются салфетками? Этот, кажется, вытер руки после трапезы.

В траве лежало белое полотно ткани, на котором явно выделялись кровавые отпечатки.

— Это я дал господину Лао, чтобы он рану промыл. — ответил лекарь. — Давай посыплем тут все землей…

— Все утро могилы копаем! Отличное начало дня.


4

Переправа прошла благополучно. Путники перебрались на противоположный берег и продолжили свой путь на юг. Застоявшиеся кони споро бежали по дороге, идущей вдоль хвойного леса. Воздух здесь был чистый и свежий.

— Эх, говорят в деревеньке хорошие бани… — мечтательно проговорил Шехмед.

— Ты собираешься в баню? — удивился Тео. — Что, с предыдущего раза уже год прошел?

Конюх бросил на мага мстительный взгляд:

— Не у всех же есть возможность искупаться в той же реке, где потонуло столько трупов!

— Трупы не тонут. — любезно поправил юноша. — Они-то как раз всплывают на поверхность.

— А вот и «Еловые лапы»! — провозгласил Фэрадей.

Деревенька была довольно большой, с множеством постоялых дворов и большим базаром, известным далеко в округе. Эти места славились своими хвойными лесами и чистым лечебным духом. Специально сюда мало кто заезжал, но путники, оказавшиеся здесь проездом, с удовольствием задерживались в деревне на день другой.

Купцы выбрали постоялый двор, где уже останавливались раньше. Хозяева узнали их: хозяин тут же начал расспрашивать купцов о торговле, хозяйка бросилась распоряжаться о расселение гостей. И, конечно, тут же затопили баню.

— Сначала для девушек. — утвердительно сказала женщина.

Шехмед печально вздохнул, но потом несколько оживился и куда-то исчез.

Путешественники разошлись по комнатам, куда расторопные слуги уже доставили багаж.

— Надеюсь, здесь обойдется без духов. — заметил Тео, опускаясь на кровать.

— Желания некому будет выполнять.

— Какие желания? Две подушки? И бессонная ночь в придачу… — маг перевернулся на бок.

За дверью послышался звучный голос хозяйки:

— Девушки! Баня готова! Идите купаться!

— Могли бы и две бани сделать. — ворчливо заметил Тео. — Дай мне ту подушку…

— Сейчас. — Нико подошел к комоду. — Я схожу, проведаю господина Фило.

— Угу. Только учти, здесь женщинам принято в одежде купаться.

Лекарь не сразу понял смысл сказанного, потом миролюбиво запустил в брата подушкой и быстро вышел в коридор.

* * *

Господина Фило в комнате не оказалось.

«Наверное, ему лучше». — подумал юноша.

По крайней мере, счетовод успел распаковать свои вечные записи: свитки были разложены по кровати, комоду, столику… Один листок даже упал на пол.

Нико поднял его, собираясь положить к остальным, но одна деталь тут же привлекла его внимание…

На листке был от руки написан список расходов, которые купцы понесли в путешествии, все с подробными пояснениями. Сколько и за что было потрачено на постоялом дворе, сколько товаров закуплено в Южном клыке…

Дверь отворилась, и в комнату осторожно зашел сам Фило.

— О, господин Нико! Решили проведать меня? А я вот уже на ногах, но зря, конечно. Стоит немного полежать…Что это у вас?

— Лежало на полу. — вполголоса проговорил лекарь, протягивая ему листок.

— А, список расходов. Ох, там бы ему и оставаться. — пошутил счетовод. — От таких цифр лучше не станет.

Он бросил бумагу к остальным и тяжело опустился в кресло. Нико остался стоять, скрестив руки на груди.

— У вас красивый почерк. — заметил юноша.

— А, благодарю…

— Точно такой же как и у вашей старинной приятельницы. — сухо добавил лекарь.

Возникла пауза. Господин Фило немного смешался.

— К чему все это? — холодно спросил Нико.

— Как вам сказать… — осторожно начал счетовод. — Я хотел вас предупредить.

— Вы выбрали странный способ.

— Да, пожалуй, в таких делах я не силен… Понимаете, господин Нико, я очень переживаю за своего племянника и его компаньона.

— А есть причина?

— Причины для переживаний всегда можно найти, особенно в таком деле, как торговля. Мы закупили товары, подали запрос в гильдию магов и вот уже практически прибыли к оплоту. Как тут, из ниоткуда, возникают три неожиданных пассажира. О них ничего неизвестно, неясны цели их поездки, а оплата весьма щедра…

— Вы могли бы не брать их с собой и все. — заметил Нико.

— Увы, такие решения принимаю не я, а мой племянник и его компаньон. Мне оставалось только попытаться собрать о них информацию. И снова неудача. О господине Лао я не знаю ничего. Только этот оберег, который он носит на шее, с руной. Я выяснил, что она означает.

— Вы говорили.

— Я думал, что это знак какого-то ордена или, может быть, братства. Но мне это неизвестно, вот я и озвучил вслух, возможно, вы с господином магом знаете больше меня.

Юноша покачал головой. Фило продолжил рассуждения:

— Что ж, господин Лао остается загадкой. О госпоже Клариссе известно только то, что рассказывает она сама: вдова, едет к родственникам. Позже она упомянула, что была нанята родственниками госпожи Лауры. А вот и первая загадка: ведь госпожа Лаура полностью лишена поддержки своей родни, она не имеет никакого источника дохода, откуда взялись средства, чтобы…

— Мне это неинтересно. — перебил его Нико. — И вам не советую заниматься подобными изысканиями.

— Вы не понимаете, господин Нико. Тот случай, о котором я вам поведал в своем… «письме» — истинная правда. И я считаю, что вам необходимо об этом знать. Ведь те два достойных человека, погибшие во время дуэли, до возникновения известной нам особы, были очень дружны между собой. Понимаете?

— Я понимаю другое: подозревать своих новых знакомых, разыскивать о них информацию и собирать досье — будет только тот человек, которому самому есть что скрывать. — Нико направился к выходу. — Хорошего дня.

— От природы вы слишком добры… — печально произнес господин Фило. — Молюсь, чтобы доброта не стала причиной вашей погибели…

* * *

С первого этажа доносились громкие ругательства Шехмеда, а в коридоре Тео согнулся пополам от смеха.

— Надеюсь, это не твоих рук дело. — только и смог пожелать Нико.

— Нет. — с трудом проговорил маг, между приступами хохота. — Он… сам… Пошел в баню подглядывать… Ничего не увидел… А в него горячей водой плеснули из ведра…

— Иногда мне кажется, что он твой близнец, а не я. — рассеяно заметил брат.

К ним подбежала расстроенная Глория:

— Господин Нико, можно с вами переговорить?

— Да, конечно.

— А как там Шехмед? — спросил у нее Тео.

Лицо девушки тут же стало жестким:

— Не знаю. Надеюсь, ему обварило глаза.

— О как. — поразился маг. — Даже я не стал бы такого желать…

— Господин Нико, пойдемте со мной. — обратилась к лекарю девушка, не обращая внимания на слова мага. — Мне нужна ваша помощь.

— Хорошо.

* * *

Крохотная комнатка без окон. В углу маленький столик с тарелкой. Всю стену занимает старенькая кушетка. На кушетке сидит грустная Ребекка.

— Привет, — поздоровался с ней Нико. — Твоя сестра сказала, что ты заболела?

Девочка грустно кивнула.

— А что у тебя болит? — ласково спросил Нико.

— Голова…

Юноша оглядел скудное убранство темной душной комнаты.

— А ты не хочешь сходить погулять? — предложил он.

— А можно?! — обрадовалась Ребекка.

— Нет! — раздался в дверях голос ее отца.

Девочка тут же печально опустила голову.

— Господин Нико, как же мне приятно, что вы решили навестить мою дочь… — довольно фальшиво проговорил Лутос. — Девочка страдает мигренью, поэтому ей нужен покой и… отсутствие солнечного света. Понимаете, обычно мы занавешиваем окна, а тут их нет…

— Потому что это кладовка. — заметил Нико.

— Просто маленькая уютная…

— Господин Лутос, здесь не только света нет, но и воздуха. Головная боль не может пройти, если человека запереть в кладовке.

Купец занервничал. Глория поддержала юношу:

— Папенька, прошу вас! Ведь на постоялом дворе много комнат, мы подыщем что-нибудь подходящее…

— Ну, ладно. — ответил мужчина. — Ждите здесь, я сейчас вернусь с хозяйкой…

Как только он ушел, Ребекка заговорческим тоном спросила лекаря:

— А можно мне будет что-нибудь съесть?

— Ну конечно.

— А то папенька мне только эту противную кашу дает! — девочка покосилась на стоящую на столике тарелку и поморщилась.

В посудине действительно была не слишком аппетитная склизкая серая масса.

Нико недоуменно посмотрел на Глорию, та развела руками:

— Папенька уже не в первый раз пытается кормить Ребекку только этой кашей. Говорит, что ей прописана особая диета.

— Я хочу куриное крылышко… — жалобно протянула девочка.

— Она у нас мясоедка. — пояснила ее сестра с улыбкой.

— Это хорошо… А давно начались эти приступы?

— Какие приступы? — непосредственно переспросила Ребекка.

— У тебя ведь болит голова?

— А… Ну да. — равнодушно согласилась девочка.

— Ребекка, а можно мне посмотреть на твой фантом?

— Ух ты! Я тоже хочу посмотреть!

Нико сделал пасс, вызывая его, и малышка с интересом стала разглядывать сверкающие потоки жизненной энергии:

— А что это значит?

— Что ты абсолютно здоровый человечек. — ответил лекарь, заставляя фантом свернуться.

Никаких болезней у ребенка он не заметил.

В это время вернулся Лутос:

— Хорошие новости! Я нашел славную комнатку! Правда, она на первом этаже, но… Пойдемте.

Комнатка была очень даже ничего, и с окнами. Вот только они были затянуты решетками, да и вообще выходили на конюшню.

— Ммм… а комнат с видом на сад не осталось? — спросил Нико. — Может, кто-то согласится поменяться?

— Нет! Ребекке нельзя! У нее… аллергия! — воскликнул Лутос.

Юноша подошел к нему ближе и вполголоса заметил:

— Я не нахожу у ребенка никаких болезней. Возможно…

— Вы очень молоды! — резко перебил его купец. — Я советовался с лекарями, внуки которых старше вас!

— Папенька! — воскликнула Глория. — Не ругай господина Нико, он же хочет нам помочь!

Лутос и сам уже устыдился своего выпада, он примирительно произнес:

— Это всего на один день. Поверьте, девочке не будет никакого вреда, если она сегодня посидит в комнате. Прошу вас, не осуждайте меня. Я ее отец, я забочусь о ней.

— Я вас не осуждаю. Я хочу вам помочь. Может, вы расскажите мне…

— Я не знаю, что сказать вам, — измученно произнес Лутос. — Только надеюсь, что все в скором времени разрешится. Но… хорошо, что вы с братом здесь. Я очень рад.

* * *

Баню снова подготовили, на этот раз для мужчин. Само помещение было вырублено из сосновых бревен, повсюду запаренные еловые ветки, пузырьки с эфирными маслами хвойных.

В помещении собралось четверо мужчина: близнецы, Шехмед и Лао.

Особенно выделялся последний. Несмотря на строги обычаи, в бане мужчинам дозволялось раздеваться до пояса (женщины же должны были оставаться одетыми). Господин Лао послаблением пренебрег и рубаху так и не снял.

— Чего это он? — спросил Тео, растирая плечо.

— Рана беспокоит. — предположил Нико.

— А Шехмед вон, как ни в чем не бывало.

Конюх, похоже, услышал упоминание своего имени недругом, он подозрительно покосился на мага.

— Странно, что это купцы не пришли? — продолжал тот.

— Наверное, не хотят делить помещение с тем, кого сами наняли. — мстительно ответил Шехмед.

Тео это объяснение не принял:

— Так тебя можно в любой момент выставить… Кстати, Нико. — повернулся он к брату. — А что от тебя госпожа Глория хотела?

Конюх, словно охотничий пес, мгновенно замер по стойке, весь обратившись в слух.

— Просто хотела поговорить…

Нико толкнул брата локтем и кивком головы указал на Шехмеда, болезненная реакция которого была заметна невооруженным взглядом.

К сожалению, действия лекаря произвели обратный эффект, заметив, что недруг дал слабину, Тео решил этим воспользоваться:

— Она такая милая, разговор с ней…

— Ты хотел голову помыть. — перебил его брат.

— Ага…Так вот, разговор с ней приятное времяпрепров… Ай!

Последний возглас был обращен к Нико, который вылил брату на голову воду из ведра.

— Сейчас еще принесу. — громко пообещал близнец и, наклонившись к уху брата, шепотом добавил. — Перестань его провоцировать.

— П-потеплее только. — попросил Тео, кожа которого мгновенно покрылась мурашками, ибо по случайному стечению обстоятельств в ведре оказалась талая вода.

Нико отошел на другой конец комнаты, где стояли бочки, наполненные водой.

— Тяжелая у вас должность.

Лао тихо подошел к нему.

— Вряд ли кто-то ждет от должности лекаря необременительных обязанностей. — ответил юноша.

— Ах, так пресекая конфликты — вы действуете в качестве лекаря? — усмехнулся мужчина.

— А почему вас это удивляет? Многие недуги зарождаются от злых мыслей.

— Тогда ваш брат — источник многих эпидемий. — заметил Лао. — К счастью, вы гасите их на корню, не давая распространиться.

— Не вините Тео. Он боевой маг, его сила — разрушение.

— А ваша, стало быть, — созидание?

— У меня сил нет, я же не маг. — спокойно ответил Нико, зачерпывая воду.

За его спиной послышался недовольный возглас брата:

— Нико! Куда ты пропал? Кто мне обещал горячую воду принести?

— А в том, что он вами помыкает, великий маг тоже не виноват? — полюбопытствовал Лао.

— Нет. — дружелюбно ответил юноша. — Помыкать можно только тем человеком, который боится тебя потерять.

— Нико!!!

* * *

Знаменитый базар деревни «Еловые лапы». Основной продукцией, выставленной на продажу, конечно дары хвойного леса.

— Мне нужно купить масло. — сказал Нико.

— Кого собираешься зажаривать?

— Это для снадобья от ожогов, вчера я собрал сок древесного гриба, его нужно…

— Ладно-ладно, иди за своим маслом!

— Увидимся позже.

— Угу. — кивнул маг, равнодушно оглядывая прилавки.

Ничего интересного для него тут не было.

— Господин Тео.

А, нет, кое-кто нашелся.

— Госпожа Лаура. Какая приятная встреча.

Девушка мило улыбнулась:

— Я тоже очень рада.

— Позвольте вам помочь. — юноша забрал у красавицы весьма увесистую корзину.

— Вы так добры! Моя дорогая Кларисса немного отстала, поэтому вы застали меня одну.

«Ну и отлично».

— Как вы находите эту деревеньку? — спросил Тео.

— Здесь очень мило… Но не она занимает мои мысли.

— Позвольте спросить: что же смогло отвлечь вас от местных красот?

Щеки Лауры покрылись нежным румянцем:

— Просто… Мне так и не удалось выразить вам свое восхищение.

— О. И чем же я смог вызвать такое сильное чувство?

— Ваш благородный поступок! — с благоговеньем проговорила Лаура. — То, что вы не стали уничтожать этого злодея, топившего целые корабли, а простили его и спасли душу…

Маг криво улыбнулся. Он хорошо помнил свое желание отведать рыбных котлет. Вслух юноша произнес:

— Это закон мироздания. Равновесие сил, разрушения и созидания, нужно восстановить. Иначе, людям не будет покоя.

— Это удивительно… — прошептала красавица. — Что вы читаете распределение сил природы как ноты с листа…

— Ммм… — Тео, который и понятия не имел где находится это пресловутое равновесие и как оно, вообще, выглядит, все-таки решил промолчать.

— Я…Я даже не могу этого представить. — тихо проговорила девушка.

«Да, я тоже». — честно подумал маг. — «Когда речь заходит о нарушении равновесия, со всем разбирается Нико. Интересно, а он откуда знает? Порошок какой-то есть?».

Его размышления прервала Лаура, которая трепетно взяла юношу за руку:

— Ах! Как бы я хотела увидеть этот мир вашими глазами…

— Тео.

Очень некстати появился Нико. Девушка была вынуждена отпустить руку мага.

— Госпожа. — кивнул ей лекарь, потом повернулся к брату. — Я тебе купил…

— Ты очень вовремя, Нико. — перебил его Тео и сунул близнецу в руки корзинку своей спутницы. — Нам тут надо кое-что отнести на постоялый двор. Поможешь?

— Хорошо…

— Отлично. Встретимся там. — не слишком любезно спровадил брата маг.

Лаура подождала, когда тот чуть скроется из вида, и спросила:

— А ваш брат не слишком общителен, не так ли?

— Да нет, почему вы так подумали? — удивился Тео.

— Я ни разу не видела, чтобы он общался с кем-то. Все время находится рядом с вами. Я даже… — девушка снова очаровательно залилась румянцем. — …выжидала, чтобы застать вас одного. Но ваш брат все время рядом!

— Ну… Мы очень дружны. — не нашел что сказать маг.

— Это замечательно. Вот только… — она понизила голос. — Я боюсь, что ваш бедный брат в глубине души несчастен.

— С чего бы? — искренне удивился юноша.

— Вы удивительный. — Лаура подняла на него свои прекрасные глаза. — Великий маг…Ваша сила уникальна и непостижима… А ваш брат получил всего лишь вашу внешность…

— Ну, внешность у меня тоже ничего. — пошутил Тео.

Красавица потупила взгляд и проговорила:

— Мне кажется… Он завидует вам.

— Нет. Вы ошибаетесь.

Девушка взмахнула пушистыми ресницами и прошептала:

— Я не хотела упоминать об этом… Но когда мы встретились, тогда, в лесу, я приняла его за вас. Ведь у него была ваша магическая сила. Мы разговаривали, и я несколько раз называла его вашим именем. Но только спустя время он сказал мне, что я ошиблась. Я была очень смущена… И немного расстроена. Ведь я думала, что разговариваю с вами! — она посмотрела магу в глаза. — Почему же он не прервал меня?

Тут рядом раздался взволнованный возглас:

— Милочка моя! Вот и вы!

К ним, запыхавшись, подбежала госпожа Кларисса. Девушка и юноша тут же разошлись на приличествующее правилами расстояние.

— Ох, простите, я совсем заплутала! Господин великий маг, какое счастье, что вы взялись за труд сопровождать госпожу Лауру! Молодой девушке не пристало разгуливать по базару одной.

— Милая Кларисса, не волнуйтесь, я оказалась под надежной защитой. — мягко сказала красавица, беря дуэнью под локоть.

Впрочем, она не преминула стрельнуть глазками своему защитнику.

— Подойдемте же обратно. — спохватилась вдовушка. — Время обеда! Вам нужно хорошо кушать, моя дорогая!

— Ах, Кларисса, ну что вы…

— Никаких отговорок! Помните, что сказал лекарь?

— Я не люблю лекарей! — капризно надула губки девушка. — С этими их горькими порошками и снадобьями…

— Ах! Милочка, как вы избалованы! Берите пример с господина великого мага!

— Но господин Тео тоже не любит лекарей, не правда ли?

— Честно говоря, да, ужасно не люблю. — согласился Теодеус.

— Ах, как мы чудесно гуляем! — воскликнула Лаура. — Жаль, что нужно возвращаться.

— Ничего, милочка, мы прогуляемся по саду после обеда. — чинно проговорила госпожа Кларисса.

— А вы с нами пойдете, господин Тео? — спросила девушка.

— Мы будем рады вашему обществу. — согласилась дуэнья. — В незнакомом месте, сопровождение представленного нам мужчины будет весьма желательно.

— С радостью. — ответил маг.

На самом деле, он бы с радостью обошелся без присутствия вдовушки, но и так неплохо…

* * *

Нико принес с базара маленький букетик незабудок. Он купил его, чтобы порадовать больного ребенка.

Именно с этой целью лекарь заглянул к девочке. Ребекка сидела у окошка и плакала.

— Ребекка, что случилось?

Девочка показала на решетку окна. Юноша подошел ближе и увидел, на подоконнике лежит белый голубь.

Мертвый белый голубь.

«Да что ж такое!»

— О, бедняга, наверное, он был болел. — сказал Нико.

— Нет. — тихо ответила Ребекка. — Его убили.

— Ну, может, кошки… Это тебе. — он отдал девочке букетик.

— Спасибо. Но папа его заберет. Он не разрешает мне держать цветы, и животных тоже не разрешает. Это он забрал моего зайца!

Так как судьба зайца была хорошо известна лекарю, то он возразил:

— Ну что ты. Зачем твоему папе это делать?

— А это зачем? — она кивнула на мертвого голубя.

— Пожалуй, я его похороню. — юноша стал открывать створку окна.

— Папа не разрешает открывать окна.

— А где он сейчас?

— На конюшне. С Шехмедом.

— Я выйду на улицу, заберу голубя с той стороны.

Нико проследовал своей же инструкции. Возвращаясь, он столкнулся с Лутосом.

— Что это у вас? — поинтересовался купец.

Лекарь раскрыл ладони.

— О!

— Да. Он мертв. Как и заяц, которого мы с братом нашли утром. Точнее, его лапку.

— Наверное… Наверное какой-то зверь бродит по округе. — глаза у мужчины забегали.

— И цветы у Ребекки тоже зверь забирает?

— Что?! Вы принесли ей цветы? Я же сказал, у девочки аллергия!

— Это не так.

— Послушайте, господин Нико, не лезьте в это дело. Вы ничего не понимаете! Вам жалко бедных зверюшек. — купец кивнул на голубя. — А ведь бывают звери куда страшнее!

— И обычно они ходят на двух ногах. — добавил лекарь.

— Вы не понимаете… Поверьте мне, вы ищете злодея совсем не там, где нужно! — в отчаянии проговорил Лутос.

— А может, вы мне просто все объясните? Словами.

— Хорошо… Я опасаюсь. Как я уже сказал, есть один зверь… Который бродит в округе. Это не первые мертвые животные, которых мы находим. Я боюсь за дочку. Боюсь, что он ее обидит. Понимаете?

— Да. Но, причем тут цветы и каша…

— Так нужно. Просто поверьте. Это все, что вам нужно знать.

* * *

Когда Нико поднялся к себе в комнату, брат уже был там.

— Я отдал корзинку служанке. — сказал лекарь.

— А? Какую корзинку?

— Которую тебе срочно нужно было отнести сюда.

— Ах да. Спасибо. Слушай… Правда, что когда вы встретились с госпожой Лаурой, ну, после того, как меня щука цапнула, так вот, правда, то она приняла тебя за меня?

— Да. Она увидела, как я применил заклятие левитации.

— И… что?

— И ничего.

— Ну…О чем вы говорили?

— Я спросил, что она тут делает. Странно, что госпожа Кларисса позволяет ей бродить по лесу одной.

«Да еще и не один раз».

— А потом?

— Я заставил деревья склонить ветви, чтобы указать ей обратное направление, а потом ушел. А в чем дело?

— Да нет, ничего…

— А у меня тут недопонимание с Лутосом. Он запер Ребекку сначала в кладовке, а теперь в комнате с решетками на окнах. Кормит ее одной кашей, не разрешает приносить цветы… Недавно я нашел у ее окна мертвого голубя, а Лутос заявил, что есть какой-то страшный зверь, что бродит по округе, вот он его и боится.

— Какой еще зверь? — удивился Тео. — Разве что… Я тут видел хищную птицу. Она напала вчера ночью на лошадь. Вполне себе могла сожрать зайца, тем более он в загоне сидел.

— Какая птица? Сова?

— Нет, вроде ястреба.

В коридоре послышался голос хозяйки:

— Господа! Дамы! Кушать подано! Прошу всех к столу.

* * *

За столом собрались все, кроме больной девочки. Нико выразительно посмотрел на ее отца.

— Ребекке мы подадим обед в ее комнату. — заверил Лутос.

— Нормальный обед? Или опять кашу?

— Кстати, господин Лутос. — вмешался Тео. — А что за зверь, которого вы так опасаетесь?

Купец застыл в замешательстве, похоже, он не ожидал, что речь зайдет об этом. Затем запинаясь проговорил:

— Да… Мы нашли мертвого голубя…

— Коты добрались. — предположил Шехмед.

— Может, ласка? Или куница. Здесь же лес рядом. — заметила Кларисса.

— Я видел какую-то хищную птицу вчера ночью. — сказал Тео.

Ото всех этих предположений несчастный отец разнервничался еще больше:

— Да… Кто-то подозрительный бродит вокруг… Подкладывает цветы… И эти жемчужины…

Остальные недоуменно на него посмотрели.

— Так вы какого-то человека видели? — удивился Нико. — Вы говорили о звере…

— Нет, я не видел здесь посторонних людей. — выдавил из себя купец. — Только следы зверей.

Молчание.

— Наверное, и в правду, кот. — решительно произнес Шехмед и принялся за еду.

Фэрадей решил, что пора разрядить обстановку:

— Жду не дождусь, когда мы отправимся на переговоры с местными купцами!

— Хотите наладить торговлю? — спросил Нико.

— Да. Их продукция из хвои весьма интересна, полезна, а главное, на востоке будет иметь большую цену в силу своей уникальности…

— А что за продукция? — полюбопытствовал Тео. — Ветки еловые?

— Масла, господин Тео! Настойки. Лечебные снадобья из коры и смолы.

— А я думал, шишки будете продавать… — сказал маг, совершенно не заинтересовавшись.

— И шишки можно. — легко согласился купец. — Главное, найти свой рынок сбыта.

— А вам не впервой этим заниматься? — вежливо поинтересовался Нико, хотя, из случайно подслушанного разговора компаньонов, уже знал ответ.

— Не впервой, господин Нико, не впервой. — потирал руки Фэрадей, — И я с радостью предвкушаю тот момент, когда снова буду возить караваны товаров… Вот только доедем до Лягушатников, получим оплату, соберем кое-какие товары…

— А в Лягушатниках-то вы что будете собирать? — фыркнул Тео. — Лягушек? А где у них рынок сбыта?

— Ну зачем вы так, господин великий маг! Ведь у вас там тоже есть леса, да какие! Например, нас ждет большая партия оленьих рогов…

Маг равнодушно пожал плечами:

— Не самое ценное приобретение. У охотников больше ценится мех пушных зверей.

— Да-да, я знаю. Собственно, наш заказчик готов снабдить нас некоторыми товарами. Он упоминал об антиквариате: старинном оружие, монетах, предметами утвари… Список впечатляет!

— Странно. — скептически скривил губы Тео. — Не припомню в Лягушатниках ни одного хозяина антиквариата.

— А почему вы прервали свою обширную торговую деятельность, и взялись за столь скромное дело, как доставка товаров в малонаселенную деревеньку? — спросил Нико.

Повисла пауза. Купцы переглянулись.

— Из-за рогов, наверное. — предположил Тео.

— Из-за денег. — ответил Шехмед. — Там заказчик пообещал крупную сумму, да и товары…

— Шехмед прав. — согласился Лутос. — Заказ уж больно выгодный и не слишком сложен в исполнении…

— Но вам же это не нравится. — маг посмотрел на Фэрадея. — Вы же ужасно недовольны…

Нико пнул его под столом, не хватало еще, чтобы купцы догадались, что кто-то слышал их разговор.

Однако Фэрадей не стал спорить:

— Вы правы, господин Тео, так и есть. Но, увы, у нас нет выхода. Чтобы вновь вести крупную торговлю в разных концах света нужны деньги и товары. А мы все потеряли…

— Что, торговля не задалась? — спросил маг.

— Мы рискнули, заключили договор на большой заказ, но риск не оправдался и, увы, приходится закупать печные горшки и кухонную утварь для крохотной деревеньки…

— Заказчик отказался платить? — посочувствовал Тео.

— Да… Он счел условия не выполненными. Ну, не будем об этом. Мы получили свой урок, и впредь будем умнее.

— Да-да, так и будет. — согласно закивал Лутос, отодвигая тарелку. — А теперь извините нас, нам пора готовится к переговорам.

Купцы откланялись.

* * *

После обеда Тео отправился на обещанную прогулку с дамами, а его брат остался на постоялом дворе. Нико занялся изготовлением своего лекарства, для этого сок древесного гриба нужно было смешать с маслом. Масло следовало вливать буквально по капельке, постоянно размешивая, иначе снадобье просто расслоится…

Когда лекарь уже завершил сей утомительный процесс и раскладывал средство от ожогов по склянкам, в комнату влетел недовольный Тео.

— Знаешь, сколько ей лет?!

— Кому? — уточнил Нико.

— Госпоже Клариссе!

— Лет двадцать пять…

— Девяносто!!!

— Что-то ты замахнулся. — усмехнулся лекарь.

— Нет, именно так! Ну не может молодая женщина полчаса кряхтеть и жаловаться! То ей сквозит, то солнце припекает, то аллергия началась, потом птицы слишком шумят… Да она мне слова вставить не давала!

— Она ведь тебя позвала сопровождать их, а не разговаривать.

— Тебе смешно?!

— Ну, ничего смертельного я не услышал.

— Я не дух-плакальщик, чтобы выдавать смертельные стенания. — огрызнулся маг. — Мог бы и посочувствовать.

— Сочувствую.

— Вообще не натурально!

— Уж как умею.

— И да, перестань все время крутиться возле меня! Из-за тебя Лаура даже подойти ко мне не может!

— А почему не может? — удивился Нико.

— Потому что ей нужен я, а не ты!

— Хочешь, я перееду в другую комнату? — предложил брат.

— А толку-то? Сюда ей заходить все равно нельзя… Хотя… Допустим, ей что-то надо взять у лекаря… К лекарю ведь можно заходить любой момент?

— У тебя исключительно потребительское отношения к лекарям. — усмехнулся Нико.

— Они сами на это подписались. — фыркнул маг. — Лекарей оплота дрессируют как крыс…

— Никогда не видел, чтобы кто-то дрессировал крыс. — заметил его собеседник.

— Их превращают в крыс. А потом обратно. А потом снова.

Нико покосился на близнеца:

— Ты шутишь? Не очень смешно.

— А ты не знал? — Тео встал перед братом, следя за выражением его лица. — Другие лекари не рассказывали тебе? Почему они так ненавидят своих нанимателей?

— Наверное, другие маги, будучи недужными, ведут себя примерно так же, как и ты в этом состоянии. — предположил лекарь. — Тогда лекарям действительно не за что их любить…

— Лекарей превращают в крыс. — повторил Тео. — Порабощают их волю. А потом возвращают обратно. И так много-много раз. Разве, ты не замечал, что все лекари носят с собой по крысе? Это напоминание. О том, в кого их могут снова превратить…

— Ну и зачем все эти превращения? — спросил Нико, явно не веря услышанному.

— Так вырабатывается верность. Видишь ли, мага почитают и боятся, только когда он находится в полной силе. А стоит ему ослабеть… — маг резко провел ладонью вдоль горла. — Очень удачный момент избавится от него. А кому легче всего подобраться к раненному магу? Лекарю.

Нико заботливо предложил:

— Может, тебе прилечь? У тебя мысли путаются.

Возмущенный ответ мага опередил грохот, доносящийся из коридора. Кто-то несся по нему, не разбирая дороги. Через мгновение дверь в комнату братьев распахнулась, и внутрь влетела растрепанная Глория:

— Господин Нико, прошу вас! Остановите его!

* * *

Ребекка сидела на кушетке и плакала:

— Папа… Ну не надо…

Купец упрямо продолжал возиться с чем-то у основания кушетки.

В комнату вломились трое: Глория и оба брата.

— В чем дело? — спросил Нико.

Лутос вскочил на ноги:

— У нас все нормально! Пожалуйста, я попрошу вас удалиться…

Но близнецы и так уже увидели, что мужчина приладил к ножке кровати кольцо со здоровенной цепью. Другой конец цепи заканчивался кандалами. Сомнений, насчет того, кому цепь предназначена, не оставалось…

— Господин Лутос, вы что? — только и смог промолвить Нико.

— Она больна! — воскликнул купец. — Ее нужно защитить!

— И для этого вы хотите посадить ребенка на цепь?!

— Не лезьте не в свое дело!

— Эй! — вмешался Тео. — Я конечно паршивый целитель, но даже я знаю, что нет таких болезней, которые излечиваются цепями!

— Так. Нужно. — проговорил Лутос сквозь зубы.

— Зачем? — в который раз спросил лекарь.

Купец замотал головой:

— Я не могу. Я связан! Понимаете?

— Чего? — выразил общую мысль Тео.

— Хорошо. Я просто положу цепь на пол. Вот так. — мужчина вытянул цепь вдоль кушетки. — И все. Так нужно.

— Да объясните вы нормально! — не выдержал Тео.

— Я не могу! — жалобно проговорил Лутос. — Чтобы я не сказал, вы услышите не то!

Пауза.

— Вас что, кто-то заколдовал? — предположил Нико.

— Нет.

— Нет на нем никаких заклятий. — определил Тео. — А вот с перепутанными мыслями разбирайся сам…

Лекарь только руками развел, он ничего не понимал.

Купец снова заговорил, медленно и осторожно:

— Я должен идти. На встречу. Но я опасаюсь за дочь. С ней может произойти несчастие. Как… с теми животными.

— И поэтому вы хотели посадить ее на цепь? — хмыкнул маг.

— Папа. — вмешалась Глория. — Я останусь с Ребеккой. Если что-то случится, сразу позову господина великого мага. Только, пожалуйста, не мучай ее больше!

— Хорошо. — нехотя согласился Лутос. — Но сюда нельзя никого впускать! И окна не открывать, а тем более решетки! И следи, чтобы к окнам не подходили никакие животные или птицы! И посторонние люди тоже!

Тео прошептал, наклонившись к брату:

— А ты уверен, что случай с Фило был самым тяжелым? По-моему, у этого конкретно поехала крыша…

— Уверен. — ответил лекарь.

Он помнил, что странности в поведении Лутоса начались задолго до приступа малокровия.

* * *

Купцы уехали. Глория осталась с сестрой, а братья вернулись к себе.

Тео окинул ленивым взглядом большой книжный шкаф.

— Ну, и что тут хозяева читают? Хмм…Сплошные дамские романы…

Нико спохватился:

— Я же подарок тебе купил!

— Да? — удивился маг.

Брат вытащил из сумки свиток:

— Вот.

— «Житие великого мага Мэраманта». — прочитал Тео. — Ух ты!

— Нашел на базаре, там один торговец продает старые книги. Похоже, те, что гости забывают на постоялых дворах…

— С миниатюрами! Почему ты сразу мне не сказал?

— Я хотел. Тогда, на базаре. Но ты отправил меня относить корзинку…

— А, да. Ладно, иди сюда!

Нико сел на край его кровати и, опершись локтем о подушку, заглянул через плечо брата. Тот развернул свиток на первой картинке: человеческая фигура в облачении мага, а возле нее черная тень.

— Великий маг Мэрамант отделил от себя свою тень. Видишь? Маг отдал ей часть своей души, чтобы тень была вечно предана ему.

— Она такая черная, потому что это темное заклятие? — спросил Нико.

Тео сделал вид, что не услышал вопроса:

— Мэрамант никому не доверял, только ей… Она была его верной спутницей повсюду. Вот тут они борются с ледяными великанами. Видишь? Те прячутся, маскируясь под белый снег, но даже у них есть тени… А это засада, которую устроили разбойники из клана теней. Смешно, да? В самый черный час ночи они поджидали мага, укрывшись покровом темноты. Но Мэрамант послал вперед свою тень, а она и есть сама темнота… А эта моя любимая!

Тео указал на картинку, где маг стоял на коленях. Судя по всему, он был ранен и истекал кровью. А со всех сторон к нему приближались звери: ласки, куницы, горностаи…Только нарисованы они были жутковато: гораздо более крупными, чем в природе, с хищно горящими глазами и оскаленными пастями.

Маг прикрыл ладонью низ картинки:

— Это злые духи. Они почуяли кровь раненного мага и кружат возле него, ожидая удачного момента, чтобы напасть. Но они не замечают…

Тео убрал ладонь. В низу картинки были нарисованы тени зверей, но, в отличие от владельцев, они были изображены мертвыми.

— Тень мага все время была рядом. Даже когда он сам был ранен, она защищала его. Ведь, вместе с частью души, Мэрамант передал ей свою магическую силу… Здорово, да?

— Хорошо, что у нас в детстве такой книжки не было. — заметил Нико. — Я бы по ночам не спал после таких картинок.

Маг усмехнулся и свернул свиток:

— Он прожил до семидесяти лет! Потому что доверял только своей тени. И она всегда была с ним рядом.

— Это ведь темное заклятие? — повторил вопрос Нико. — Если для него требуется разделение души?

— Я не собираюсь этим заниматься, если ты об этом. Тем более… есть одна проблема.

— Видимо, она заключается не в том, что это заклятие — темное. — грустно вздохнул его брат.

— Нет, не в этом. Просто тень мага умеет только то, что и он сам. И не больше.

— Куда уж больше? — улыбнулся Нико.

— А знаешь, отчего Мэрамант умер?

— От старости? — предположил Нико.

— Нет. Во время эпидемии он заразился и погиб.

— Печально.

— А представь, что на его месте оказался бы я? Я не умею врачевать, следовательно, моя тень тоже. Мне крышка.

— Ну и хорошо. Значит, тебе совершенно ни к чему связываться с темной магией.

— Да что ты заладил! Темная, темная… В конце концов он же разделил свою душу! Вот если бы он превратил в тень другого человека…

— А такое возможно? — удивился Нико.

— Превратить в тень? Да. Почему нет. Но вот сделать так, чтобы она была безраздельно тебе предана…

Снизу послышался вопль.

— Что там еще?!

* * *

— Дай угадаю. — угрюмо произнес Тео. — Малокровие.

— Да. — тихо проговорил Нико, поднося ложку к губам девочки.

Ребекка была вся беленькая, но быстро оживала.

Глория испуганно всхлипывала:

— Я отошла на одну минуту! Шехмед окликнул меня через окно…

— Не плачьте, вы не виноваты. — успокоил ее лекарь.

— Не помогла цепь. — хмыкнул маг, потом спросил брата, — Что скажешь?

— Тоже, что и прежде. — вдохнул юноша. — Никаких отклонений. Единственное, царапина на ноге…

— Она случайно поцарапалась об эти ужасные оковы! — пояснила Глория. — Спустила ноги с кушетки…

— Ты точно уверен, что это не яд? — шепотом спросил Тео.

Нико посмотрел на цепь, лежащую у него под ногами:

— Я проверю. Госпожа Глория, вам нужно отдохнуть.

Испуганная девушка растерянно посмотрела на него:

— Но как же…

— Я сменю вас.

— Ох, как я вам благодарна! Право, я так устала от этих переживаний. Выйти бы в сад, подышать воздухом…

— Отчего же нет? — пожал плечами маг. — Ступайте.

— Спасибо…Я ненадолго.

Девушка вышла. Тео проводил ее взглядом, потом потянулся:

— Я тебе нужен?

— Да нет, иди. Я позову, если что.

— Только кричи громче.

* * *

Ребекка с аппетитом обгладывала куриную ножку. Добрая хозяйка принесла также целый каравай хлеба, но, он, похоже, был у девочки не в почете. Она предпочитала мясо.

«Бедняжка, целый день на каше просидеть». — посочувствовал ребенку Нико.

Он сидел в кресле и колдовал над цепью. Не в прямом смысле слова, конечно. У лекаря был камень, который чернел от присутствия яда, а также корень, яды впитывающий. Но ни первый, не второй на цепь не реагировали.

«Нет. Это что-то другое». — со вздохом констатировал юноша.

Ребекка тем временем покончила с трапезой. Она сидела на кровати, перебирая свои розовые бусики, и тихонько напевала чистым детским голоском.

«Что это может быть? Что-то в пище? Но такое ощущение, что кровь просто вытягивают!».

Девочка вдруг подбежала к окну и распахнула его. Нико перевел на нее взгляд. Ребекка захлопала в ладоши и громко рассмеялась.

— Что там? А, лошадка…

Окно выходило на конюшню, так что лекаря совершенно не удивила гнедая лошадь с белоснежной гривой, подошедшая к окну.

Девочка снова захлопала в ладоши и залезла на подоконник с явным намерением вылезти наружу.

— Эй, погоди! — остановил ее Нико, но малышка продолжала упираться. — Если хочешь погладить лошадку, то давай выйдем на улицу. Только через дверь.

Юноша оттянул Ребекку от окна и повел к выходу.

И тут случилось нечто странное. Повернувшись спиной к окну, лекарь тут же услышал прямо за спиной подозрительный шум. Он развернулся и замер от изумления.

У окна стояла лошадь. Только не за окном, а прямо в комнате!

«Это как? Как она? Да…Да она же не пролезет…»

Девочка же отреагировала гораздо более бурно, она снова захлопала в ладоши и попыталась броситься к лошадке. Ошарашенный Нико не слишком ее удерживал…

Ребекка принялась гладить коня по белоснежной гриве. Тот сразу же подогнул колени, чтобы девочка могла забраться ему на спину.

— Ребекка, подожди!

Нико отошел от шока и поспешил вмешаться. Он решительно направился к девочке. Только сейчас, подойдя ближе к зверю, лекарь увидел, что грива коня какая-то странная.

Она была похожа на… водоросли.

Потому что это и были водоросли.

— Фейри!!! — наконец догадался Нико, быстро хватая ребенка.

Юношу спасло только то, что фейри стоял на коленях, и ему понадобилось некоторое время, чтобы подняться.

Лекарь успел только оттащить Ребекку к кровати и встать между ней и фейри…

Конь встал на дыбы и со всей силы стукнул юношу передним копытом. Нико рухнул на пол, он почувствовал все свои ребра с левой стороны. Копыто распороло ему кожу, на ткани рубахи сразу проступило кровавое пятно.

К счастью, приземлившись на пол, лекарь оказался рядом со своей сумкой, а там…

«Настойка из рябины! Фейри ее боятся!».

Юноша быстро протянул правую руку, хватая пузырек…

Конь щелкнул зубами и…

— А!

Зубы лошади вонзились глубоко в его левую руку, но Нико изловчился и свободной рукой вылил содержимое пузырька прямо на голову фейри. Тот тут же разжал зубы и затряс головой, зелье из рябины ему явно пришлось не по вкусу.

Ребекка сидела на кровати и, продолжая хлопать в ладоши, тихонько напевала.

Воспользовавшись замешательством злобного духа, лекарь вскочил на ноги (и чуть не задохнулся от боли), проковылял к столику, благо до него было всего два шага и схватил каравай хлеба, который не захотела есть девочка.

Если к рябине духи природы испытывали стойкую неприязнь, но через испеченный в домашнем очаге хлеб они просто не могли перешагнуть.

Нико начал крошить каравай вдоль кровати. Раненная рука быстро немела, крошки смешивались с каплями крови.

Ребекка продолжала что-то напевать.

— Вот так… — прошептал лекарь, выстроив между девочкой и фейри защитную линию.

Наконец, можно было позвать брата:

— Тео. — попытался крикнуть Нико.

Но получилось слишком тихо, поврежденные ребра сильно его тяготили. Юноша не мог сделать глубокий вдох. Он попробовал снова, прижав онемевшую руку к поврежденному боку:

— Тео! — хрипло крикнул лекарь.

Слишком тихо. Вряд ли брат мог его услышать.

Ребекка звонко рассмеялась. Нико быстро обернулся: девочка держала в руках свои бусы. Но теперь на нитку были нанизаны не жемчужины, а крупные розовые ягоды. Девочка поднесла их ко рту, с явным намерением съесть.

— Нет!

Лекарь отобрал у нее бусы здоровой рукой:

— Пищу фейри есть нельзя!

Он отшвырнул их в сторону. Конь недовольно переступил копытами, сдаваться он не собирался.

Юноша лихорадочно пытался вспомнить способы борьбы со злобными духами.

Он с трудом стянул с себя окровавленную рубашку и, пользуясь одной рукой и зубами, вывернул ее наизнанку. Потом накинул на плечи девочке: вывернутая одежда должна была помешать духу…

Теперь речной конь плотоядно смотрел на самого Нико, уж очень хорошо были видны его раны и кровоподтеки. Кажется, фейри был совсем не против закусить самим лекарем. А вот девочку он хотел забрать с собой…

— Тео! — снова хрипло крикнул Нико, понимая тщетность своих усилий.

Даже, несмотря на усиленный слух магов, брат не мог его услышать отсюда.

Юноша с тоской посмотрел на окно. Оно ведь было забрано металлической решеткой. А самое сильное оружие против фейри — холодный металл! И зачем он не послушался Лутоса?!

Цепь.

Лекарь осторожно покосился на кресло. Цепь по-прежнему лежала на нем. Но как бы незаметно подобраться…

Нико облизал пересохшие губы и заговорил:

— Что тебе надо, дух?

К счастью фейри обожали вступать в переговоры, давать обещания с обманными формулировками и заключать договора с человеком, в результате которого тот, обычно, ничего не приобретал, а терял многое.

— Ребенок. — ответил фейри.

Лекарь сделал шаг в сторону:

— Эту девочку мне доверил ее отец. Ты не можешь забрать ее.

Он потихоньку спиной приближался к креслу.

— Ее отец обещал ее мне!

— Это невозможно. — Нико бедром уткнулся в подлокотник и попытался рукой нащупать цепь.

— Мы заключили договор. — ответил дух.

«Ох, Лутос, что же ты наделал! Связываться с феями!»

— Человек обещал отдать мне ребенка, но не сделал этого! Я заберу ее и отдам плату!

«Которая, стоит тебе отойти, тоже превратится в ягоды или цепки… Как же он мог! Нельзя верить фейри».

Нико нащупал цепь и постарался как можно тише поднять ее с подлокотника.

— Ее сестра оставила девочку мне! Почему я должен отдавать ее?

Речной конь не преминул предложить сделку:

— За это я помогу тебе, маг.

Юноше наконец удалось взять в руку свое оружие, более того, свернуть цепь петлей.

— С чего ты взял, что я маг?

— Я вижу… Но ты не знаешь, где твоя сила… А я помогу тебе найти ее.

Нико сделал осторожный шаг, переступив границу из крошек.

Фейри напрягся. К счастью его очень манил вид свежей крови, так, что он не обращал внимания, что запаха железа слишком много… Не только от крови.

— Правда? — переспросил юноша, медленно приближаясь. — И я стану сильным магом?

— Да. — конь в свою очередь наклонил голову, глядя прямо на его рану.

Нико сжал за спиной ладонь, которой удерживал цепь: «Только бы не промахнуться!».

— Таким же как мой брат? — продолжал он забалтывать духа. — Или еще сильнее…

Тот не выдержал искушения и рванулся к человеку, целясь зубами прямо в рану на боку.

Неимоверным усилием лекарь набросил самодельную удавку ему на шею.

Почувствовав холод железа, фейри заметался. Он бил копытами, ржал и сносил все вокруг. Юноша почти лежал на полу, натягивая цепь с помощью веса своего тела. Он сомкнул кандалы вокруг своих запястий, так что даже раненная рука могла участвовать в поимке духа.

Вот только фейри обладал невероятной силой, только то, что прикосновение металла обжигало его как пламя, спасло человека от немедленной расправы. Дух бился, пытаясь сбросить удавку. А Нико молился, чтобы кто-нибудь прибежал на грохот.

«Да хоть Шехмед! Или Лао…Или хозяин…» — думал Нико, со всех сил упираясь, не давая фейри ослабить цепь.

Дверь в комнату, наконец, распахнулась. Лекарь не мог обернуться и посмотреть, кто прибежал на шум.

— Заберите ребенка! — крикнул он.

Вошедший на мгновение замер, видимо, изумившись как наличию лошади в комнате, так и их совместной с юношей деятельностью.

Затем послышался стук об пол…

— Ох… — вздохнул Нико, поняв, что его мучения окончились.

Решетка на окнах пришла в движение, прутья распались и словно живые резво поползли к коню и опутали его. Тоже самое произошло с цепью: кандалы разжались, освободив Нико, и цепь, как змея набросилась на духа, сомкнувшись вокруг него.

— Фейри… — протянул великий маг Теодеус, заходя в комнату.

Он посмотрел на Ребекку, которая по-прежнему напевала песенку, а потом на лекаря.

— Ты посмел тронуть моего брата?!

«О нет…» — тоскливо подумал Нико.

В такие моменты Тео абсолютно терял способность здраво рассуждать, его мысли занимала только жажда мести.

— Тео! — юноша с трудом поднялся с пола. — Лутос заключил с ним договор! Фейри хочет забрать Ребекку!

Однако его сообщение возымело совершенно не тот эффект, на который лекарь рассчитывал.

— Так он знал, что за ней охотится фейри?! Все это время? И ничего нам не сказал… И оставил здесь тебя!!!

— Тео! Выменяй его свободу на Ребекку! — взмолился Нико.

— Еще чего. — спокойно произнес маг. — Свободу такого маленького ребенка на свободу такого здоровенного фейри. Это нечестная сделка.

— Я расскажу тебе секрет, маг. — тут же вступил в переговоры дух.

— Тео, не слушай его, он только что меня убеждал, что я маг, а он знает, где моя магическая сила…

— Так что за секрет? — спросил Тео.

— Сначала освободи меня.

Один из прутьев сильно сжал шею коня, тот снова забился.

— Так что за секрет? — повторил вопрос маг.

— Купцы продали тебя!

— Что? — удивился Тео.

— Когда они обманули меня, я и мой народ забрали все товары, но не внесли оплату, пока договор не будет выполнен…

— Как будто кому-то нужны ваши черепки. — фыркнул маг. — Я спросил, кому они меня продали!

— Купцы потеряли все деньги и товары… Тогда они заключили сделку с одним существом… Оно щедро платило, предлагало редкие товары… За то, что купцы наймут великого мага Теодеуса и приведут его туда, куда он скажет!

Тео побледнел от ярости:

— Вот как… Что еще?

— Все! Я больше ничего не знаю! Отпусти меня…

— Тео. — тронул его за рукав Нико. — Попроси у него простить купцам долг.

Молчание.

— Прошу тебя, это же ребенок. Ну, пожалуйста! Ты же сам понимаешь, что должен поступить именно так!

Маг бросил на брата холодный взгляд, потом произнес:

— Фейри. Я меняю твою свободу на долги купцов. Ты больше не будешь охотиться за ними и их родственниками, а я отпущу тебя и… дам пять секунд, чтобы убраться отсюда!

— Я клянусь! — быстро согласился конь.

Железные путы разжались.

— Время пошло!!!

Фейри не стал искушать судьбу и мгновенно покинул помещение, совершив потрясающий прыжок через довольно узкое окно.

Ребекка перестала петь, похлопала ресницами и окинула удивленным взглядом учиненный в комнате беспорядок.

Великий маг резко развернулся и вышел из комнаты. Нико бросился за ним:

— Как хорошо, что ты избавил купцов от этого фейри.

— Да. — согласился маг. — Фейри не должен причинить им вред. Они — мои.

Его близнец застонал, именно этого он и опасался.

В коридоре они встретили испуганных Шехмеда и Глорию:

— Где купцы? — спросил Тео так, что оба задрожали, словно от холода.

— Они ушли. — пролепетал конюх. — На собрание…

— Тут только господин Фило… — шепотом добавила Глория.

Маг кивнул и направился к лестнице.

Нико крикнул им:

— Заберите Ребекку! — и бросился за братом.

— Нико, что с тобой, ты ранен? — крикнул ему вслед Шехмед.

— Потом. — отмахнулся лекарь.

Сейчас ему надо было не допустить куда более серьезные травмы…

* * *

Господин Фило сидел в кресле, разложив на коленях свои записи. Как только великий маг вошел в комнату, счетовод оказался на ногах.

Но не по своей воле — его кресло резко наклонилось и скинуло старичка, а записи взметнулись вверх и как птицы закружились над потолком.

Тео сделал пару шагов по направлению к жертве, разглядывая его холодным немигающим взором:

— Так значит, вам за меня заплатили…

Фило нервно сглотнул.

В комнату влетел Нико:

— Тео…

Брат не обратил на него внимания.

— Кто вас нанял? — задал вопрос маг.

Счетовод с трудом проговорил мгновенно пересохшим ртом:

— Я не знаю…

— О, какая жалость.

Бумаги, до этого кружившие над потолком, замерли. Потом мгновенно сложились пополам, превратившись в бумажных птиц. Только с очень острыми углами. Явно не бумажными…

«Птицы» спустились ниже, нацеливаясь прямо в своего владельца, и замерли, слегка подрагивая, ожидая команды…

— Может, в записях что-то есть? — предположил Тео.

— Н-нет… Клянусь, я ничего не знаю!

Птицы ринулись на него, счетовод в ужасе закрыл лицо руками.

Но первые нападавшие пролетели мимо, буквально в сантиметре от своей жертвы. И глубоко вонзились в стену.

— А если посмотреть повнимательнее?

Вмешался его брат:

— Тео, так нельзя!

— Нико, закрой рот. — холодно произнес маг и добавил. — Пока у тебя еще открывается…

— Он пожилой человек, сердце может не… ммм… ммм…

Дальнейшие мычание были охарактеризовано тем, что Нико понял, что не может разжать губы. Сказывалось действие внезапно наложенного заклятия немоты.

— Ну так что, посмотрите?

— Я не знаю, господин маг… — дрожа прошептал Фило.

— Великий маг. — поправил Тео.

Он поднял руку, и бумажные птицы, повинуясь его воле, приготовились к нападению.

— Я не…

Записи ринулись на своего владельца и остановились в миллиметре от его лица. Один из острых углов буквально касался расширенного от ужаса зрачка счетовода.

— Ммм! — Нико схватил брата за плечо, но тот стряхнул его руку.

— Вы уверены, что хорошо проверили? Неужели, отправляясь в такой дальний путь, вы ничего не знали о цели путешествия? — в голосе мага было столько металла, что услышь его целая стая фейри, они давно бы уже скорчились от боли.

— Племянник мне ничего не объяснял… — судорожно глотая воздух, проговорил Фило. — Они потеряли все деньги на какой-то загадочной сделке… Я знаю только, что нашелся заказчик… Которому были нужны люди, способные выдать себя за купцов с товаром… Чтобы нанять великого мага… Обещали хорошо заплатить… Я… больше… не знаю…

В конце своей речи счетовод бессильно опустился в кресло, несмотря на то, что заостренные уголки все еще висели в воздухе.

Нико бросился к нему и стал щупать пульс.

— Ну хорошо. Тогда, спрошу у самих купцов. — спокойно произнес Тео.

Он развернулся и вышел. Лекарь же стал лихорадочно переворачивать содержимое ящика комода. К счастью, у счетовода прямо в верхнем хранились пузырьки с лекарствами, в том числе сердечными каплями. Юноша немедленно принялся отпаивать их владельца.

* * *

Прямо возле двери стоял испуганный Шехмед. Около лестницы застыла Глория, прислушиваясь к шуму.

— Где проходит собрание, на которое пошли твои хозяева? — проговорил маг.

— У меня нет хозяев! — храбро проговорил конюх.

— Пока ты похож на человека. А можешь стать существом, которое без хозяев обходиться не может.

— Шехмед, не надо! — бросилась к нему Глория. — Не спорь с ним!

— Я задал вопрос. — ровным голосом произнес Тео.

Доски, устилавшие пол, задрожали. Закачалась люстра, зашевелились картины на стенах.

— Собрание прямо на базаре… — пролепетал Шехмед.

Маг молча прошел мимо него и девушки в сторону лестницы.

— Пожалуйста, не трогайте папу! Прошу вас! — крикнула ему вслед Глория.

Но тот даже головы не повернул и спокойно спустился вниз.

Из комнаты Фило вылетел Нико, покрутил головой в поисках брата, потом бросился за ним.

— Ммм!

Тео сделал пасс посохом, но тут же произнес:

— Не докучай мне своим нытьем.

Брат и не подумал слушать его. Как только он смог разомкнуть губы, как тут же выпалил:

— Тео, я же ранен!

Маг остановился.

— А ты даже не взглянул на меня!

Тео медленно обернулся и недовольно проговорил:

— Для смертельно раненого ты слишком резво бегаешь за мной.

Но это было сказано лишь для вида. Конечно, маг устыдился, что в пылу своего гнева забыл про брата.

— Что тебе нужно? Позвать лекаря из деревни?

— Нет. Я скажу, что надо сделать. Но мне нужна твоя помощь.

— Именно моя? — холодно спросил Тео.

Затем он бросил взгляд через плечо, на дверь, в которую он только что собирался выйти.

— Они ведь сами вернутся, Тео. — осторожно произнес Нико. — Ты же не собираешься допрашивать их прямо посреди базара?

Судя по виду мага, такие мелочи, как присутствие посторонних людей, его не волновали.

— Неужели ты не подождешь пару часов? — спросил юноша и тихо добавил. — Я бы тебя не бросил…

— Ладно. Что нужно делать?

— Я оставил свою сумку в той комнате, где на нас напал фейри. И пузырьки все рассыпались по полу… Принеси ее, пожалуйста. А я пойду наверх, к нам в комнату.

Тео молча отправился за лекарствами, а Нико поднялся по лестнице. От волнения он уже давно не обращал внимания на боль в ребрах.

— Нико! — окликнул его Шехмед. — Что случилось?

— Почему господин Тео разозлился? — шепотом спросила Глория.

— Ваш отец, кажется, сделал одну очень нечестную сделку… И Тео этого ему не простит.

— Что же делать? — с ужасом прошептала девушка.

— Нужно время. Чтобы Тео немного успокоился…Лучше до завтра.

— Тогда он забудет об этом? — с надеждой спросил Шехмед.

— Нет, конечно. Но он будет злиться не так сильно…

— А как нам выгадать время?

— Я попробую задержать его в комнате.

— Он тебя снова заколдует. — не питал ложных иллюзий Шехмед.

— Я попытаюсь. А ты отправляйся на базар и предупреди купцов!

* * *

Нико с ужасом смотрел на окно. Потому что за ним росло нечто страшное, с огромными острыми шипами, которые упирались прямо в ставни. Было похоже, что это «растение» сделано из железа.

— Что это? — спросил он у брата, который вернулся с его сумкой.

— Защита.

— От кого?

— От тех, кто захочет выйти. Мало ли кто еще охотится за купцами… Но не волнуйся. Их видят только те, кто внутри. Господам Лутосу и Фэрадею ничто не помешает вернуться…

«Шехмед не сможет предупредить их». — уныло подумал юноша.

— Ну так. Что я могу для тебя сделать? — с показным оживлением произнес Тео.

— Надо промыть раны… — рассеянно проговорил Нико, пытаясь придумать план спасения незадачливых купцов.

Маг осмотрел его раненную руку:

— Ничего себе эта лошадь тебя куснула…Они за это ответят.

— Тео… — расстроился Нико. — Ну они-то тут причем?

— Они знали, что рядом бродит фейри и ничего не сказали. А ведь Лутос прекрасно понимал, что ты будешь находиться рядом с больным ребенком…

— Он, наверное, надеялся, что рядом окажешься ты. — справедливо заметил брат. — И разберешься с духом. А ведь Лутос пытался защитить Ребекку! По-своему, конечно, и довольно глупо… Посадил ее в комнату с железными решетками на окнах, чтобы фейри не мог войти с улицы. Кормил только этой кашей, чтобы никто не мог подсунуть ей пищу фей. Боялся, если ей приносили цветы… Когда приходили животные…

— Убил голубя. — сухо добавил Тео, обрабатывая рану.

— Может быть… Ребекка говорила, что он убил ее канарейку, наверное, испугался, что дух примет ее вид. А вот на зайца, скорее всего, какой-то зверь напал, так он был растерзан…

Маг на его рассуждения не реагировал. Только спросил, кивая на рану:

— Что дальше?

— Рука вся онемела. Повреждены ткани, сухожилия, мышцы…Ты сможешь поправить на фантоме?

— Если ты мне будешь говорить, что конкретно делать, я все повторю.

— Ладно.

Тео вызвал фантом и стал, как целитель, исправлять повреждения на призрачном двойнике. Нико завистливо вздохнул: ему такие чудеса были неподвластны.

— Больно? — спросил маг.

— Нет, все хорошо…

Снаружи хлопнула дверь. Раненый юноша вздрогнул. Его брат резко поднялся на ноги и бросил взгляд в окно, но тут же расслабился:

— Это господин Лао вернулся…

Тео снова присел возле близнеца и вернулся к врачеванию.

Нико понял, что тешил себя напрасными надеждами: вернись сейчас купцы, брат бы немедленно бросил его и кинулся творить свою месть.

«Как же задержать его?».

— А знаешь, фейри ведь не в первый раз приходил! В нашу первую ночевку я слышал, как Ребекка смеется, а потом шаги лошади во дворе. Наверное, он и тогда пытался выманить ее, но что-то его спугнуло… Ах да, я нашел в лесу ту жемчужину. А рядом был отпечаток копыта… Он ведь речной конь.

Маг совершенно не реагировал на попытку отвлечь его разговором.

— А ты тоже его видел, да? Ты же говорил, что ночью птица напала на лошадь, но не нашу! Это ведь был он?

Тео свернул фантом и осведомился.

— Это все?

— Нет.

— Что еще? — сухо спросил брат.

Нико показал на левый бок.

Тут у мага, наконец, появилась какая-то реакция:

— Это рана?! Я думал, ты просто испачкался кровью! Ох… Как это он тебя так?

Он осторожно стал очищать рану от запекшейся крови.

— Копытом. — пояснил лекарь.

— Ему тоже от тебя хорошо досталось. Ты здорово дрался. — похвалил его Тео.

Нико улыбнулся.

Внизу послышался какой-то грохот. Словно кто-то рубил топором металлические стержни. Тщетно пытался рубить топором.

Маг зло усмехнулся. Лекарь с тоской подумал, что Шехмеду все-таки не удастся выбраться.

Грохот продолжался.

Тео смазал края раны целебным снадобьем.

Внизу воцарилась тишина. Потом послышался тоскливый собачий вой.

«Откуда здесь собака?».

Маг приложил к ребрам брата чистое полотно.

— Тео, что это? — осторожно спросил Нико.

— Тоскует по хозяевам. — театрально вздохнул близнец. — Ничего, они скоро вернутся.

— Тео, так нельзя! — воскликнул юноша, догадавшись о происхождении пса.

— Ты прав. — согласился маг. — Лучше подожду их у дверей. Во избежание лишних жертв…

Лекарь понял, что медлить больше нельзя. Вот только ничего путного ему в голову не приходило. Облизав пересохшие губы, он предпринял последнюю, отчаянную попытку:

— Тео, ты — лучше меня, да?

— Что? — недоуменно посмотрел на него маг.

— За что ты вчера ругал меня? За то, что я отошел от твоей постели всего на четверть часа. Ты злился, потому что не сомневался, что заслуживаешь заботы и внимания! А я нет?

Брат нахмурился:

— Чего ты хочешь?

— Ты… останься здесь.

— Не волнуйся. — холодно ответил Тео. — Я вернусь. Так, разберусь с кое-какими делами и сразу вернусь.

— Мне нельзя было отойти, а тебе можно? Это потому, что ты маг?!

— Великий маг. — юноша прищурившись разглядывал своего собеседника. — Так чего ты хочешь?

— Поклянись на своей печати. — выпалил Нико. — Что останешься сегодня со мной.

По тому презрительному взгляду, который Тео на него бросил, лекарь догадался, что его довольно жалкая попытка манипуляции провалилась.

А вот ее последствия вполне могли испортить ему этот вечер…

— Вот как… — протянул маг. — Значит, я должен клясться… А ты мстительный, Нико? Хочешь, чтобы я сидел возле твоей постели целую ночь? Как ты в свое время…

— Сейчас еще не ночь. — осторожно сказал юноша. — Только вечер…

— Да… Хорошо. — Тео поднял вверх руку со своим перстнем. — Я посижу с тобой, пока ты не заснешь. Клянусь. Доволен?

Нико растерянно улыбнулся. Вид у брата был недобрый. Совсем недобрый.

Тот с показным оживлением спросил:

— И что мне полагается делать? Читать тебе книгу заклинаний? Ты мне читал.

— Можно просто книгу…

— Хорошо. Как скажешь. — Тео подошел к книжному шкафу и вытащил наугад какой-то томик. — О! Любовный роман о страданиях бедной госпожи Матильды, выданной замуж против воли… Интересно, да?

Он легко опустился в кресло и открыл книгу.

Нико сидел на софе, скрестив ноги, и с тоской смотрел на спокойное и даже жизнерадостное лицо брата. Он понимал — хорошего ждать не приходится…

* * *

Прошел час.

Атмосфера накалилась до предела. Нико вздрагивал от каждого звука, доносившегося с крыльца. Вот-вот должны были вернуться купцы…

— Переживаешь за госпожу Матильду? — насмешливо спросил Тео. — Хочешь, я загляну в конец книги и узнаю, смогла ли она сбежать от своего престарелого мужа к отважному герцогу?

Юноша не стал притворяться, что слушал чтение брата:

— Что ты с ними сделаешь?

— Лутоса превращу в борова, а Фэрадея в выдру. — спокойно ответил маг.

— Так нельзя… — жалобно проговорил лекарь.

— Ты слишком требовательный, Нико. — усмехнулся Тео. — Ты уже взял с меня одну клятву. Не испытывай мое терпение. Оно не безграничное.

— Не замечал, что оно у тебя вообще есть… — грустно ответил юноша.

Тео насмешливо улыбнулся и вернулся к чтению:

— В тот томительный воскресный вечер герцог так и не получил послания несчастной Матильды…

Нико услышал возле крыльца шаги, он бросил на окно испуганный взгляд. Маг продолжал чтение.

К звуку шагов прибавились веселые голоса обоих компаньонов, похоже, встреча прошла удачно.

Сердце юноши бешено колотилось. Он посмотрел на брата, тот продолжал читать. А ведь он не мог не слышать приближения своих жертв…

«Он просто мучает меня». — тоскливо подумал Нико, — «А что же он тогда с ними сделает!».

Хлопнула входная дверь.

Тео прервался на полуслове и резко захлопнул книгу. Нико вздрогнул. В этот же момент дом содрогнулся — одновременно захлопнулись все двери, разом защелкнулись все замки.

Лекарь испуганно посмотрел на брата, тот улыбнулся:

— Я ведь не буду допрашивать их при всех. — он отложил книгу и поднялся. — Жаль. Так и не узнаю концовку. Надеюсь, госпожа Матильда обретет семейное счастье.

Тео спокойно двинулся к выходу. Нико изумленно хлопал ресницами: «Он не может уйти. Он поклялся на своей печати мага! Это…это невозможно!».

Дойдя до двери, маг замер и обратился к брату:

— Лутос связался с фейри. Решил наладить с ними торговлю. В итоге потерял все деньги, товары и собственного ребенка. Фейри смогли обмануть Лутоса. Как ты думаешь, Нико, что его сгубило?

Брат недоуменно пожал плечами и вдруг вздрогнул. Он почувствовал укол в шею.

«Что?».

Нико быстро коснулся ладонью места укола и успел почувствовать, что это… кажется… нить…

Юноша обмяк и завалился набок.

— Точность формулировок. — сам ответил на свой вопрос Тео.

Он развернулся и подошел к софе, на которой лежал спящий брат. Из его шеи торчала тоненькая золотая нить, такая же, которой лекарь лечил мага, когда того укусила щука.

Тео осторожно потянул за нить, удлиняя ее, и разложил ее на раненном боку близнеца.

— Никто не может управлять и манипулировать великим магом. — он намотал нитку на покалеченную руку юноши. — Даже его тень.

Маг накрыл брата одеялом:

— Но с тобой я разберусь позже. Сначала — они.

* * *

Лутос и Фэрадей стояли возле входа, весело переговариваясь:

— Неплохо, да?

— Для начала прекрасно! Напоминает мне ту сделку, которую мы проводили в…

Свечи затрепетали, словно от сквозняка. По стенам заплясали тени.

Купцы недоуменно завертели головами.

И тут свечи погасли. Но через мгновение вспыхнули снова.

На главной лестнице стоял великий маг и улыбался:

— Хозяева вернулись. Какая радость! Правда?

Последние слова были обращены к огромному лохматому псу, с грустными глазами. Пес сидел на толстой цепи. Если присмотреться, можно было понять, что эта та самая цепь, с помощью которой был пленен фейри.

Но компаньоны таких подробностей не знали.

— Добрый вечер! — поздоровался Фэрадей.

— Какая хорошая собачка! Пастушья?

— Нет. Он заботился о лошадях. — вкрадчиво ответил маг.

Пес жалобно заскулил.

— Как тут у вас дела? — спросил Лутос.

— Прекрасно. Просто вечер открытий.

— И у нас тоже все хорошо. Мы заключили славную сделку. — добродушно заметил Фэрадей.

— А вот в этом я сомневаюсь. — не менее добродушно ответил Тео. — Скажите, сколько вы затребуете денег за то, чтобы вас превратили в выдру, содрали шкуру, а потом снова вернули человеческий облик? А потом опять превратили в выдру и снова содрали шкуру. И так до тех пор, пока не наберется шкурок на целый плащ.

Оба компаньона испуганно переглянулись. Заговорил Лутос:

— Простите, господин великий маг, мы вас не понимаем…

— Я спрошу по-другому. — любезно согласился переформулировать юноша. — Сколько вам заплатили за то, чтобы вы наняли меня и заманили в ловушку?

Оба купца побелели как мел.

— Я… клянусь вам, мы ничего не знали! — пролепетал Лутос.

— Про засаду разбойников! Мы испугались не меньше вашего! — вторил ему Фэрадей.

— Мы договорились только, что вместе с вами прибудем в Лягушатники, но и только!

— Поверьте!

— Я вам верю. — сочувственно кивнул маг. — Действительно. Разве боров и выдра будут мне лгать?

Он выразительно посмотрел на зеркало, которое висело на стене. Компаньоны бросили на него испуганный взгляд и в ужасе отпрянули.

В зеркале, в их одеждах, стояли на двух ногах крупный боров и худая вытянутая выдра.

Оба мужчины в панике посмотрели на свои руки, но, к счастью те были человеческими.

— Это ваше будущее. — пояснил Тео. — Что ждет господина Фэрадея, я уже рассказал. Ах да! Два плаща из выдры. Один для меня, а второй для моего брата.

— Господин маг!

— Великий маг. А вы, господин Лутос, отвезете нас обратно в Оплот. В качестве ездового животного. О, не нужно удивляться. Поверьте, боровы, запряженные в коляску, уникальный вид транспорта и очень быстрый.

Фэрадей метнулся к двери.

— Дверь заперта. Хотя нет, я вас обманул.

Купец рванул дверь, но она не поддавалась.

— ВСЕ двери заперты. — поправился маг. — Никто не выйдет. Никто не придет вам на помощь.

— Шехмед! — в панике крикнул Фэрадей.

— Эй! Тебя зовут. — обратился к псу Тео.

Тот снова заскулил.

— Что…что вы сделали… — в ужасе отступил назад Лутос.

Маг рассмеялся:

— Это вас пугает? Ну что вы! Это же пустяки. По сравнению с тем, что я сделаю с вами.

Зеркальные боров и выдра начали корчиться: с выдры живьем сдирали шкуру, а боров визжал и метался, погоняемый ударами невидимого хлыста.

— Пожалуйста, прекратите! — взмолились купцы, отворачиваясь.

Тео стукнул посохом — все стены превратились в зеркала, а в зеркалах снова и снова…

— Кто-нибудь! На помощь!!!

Пес завыл.

— Да кто вам может помочь? Ваш дядюшка нездоров, кажется, его собственные записи пытались его убить. Мой брат не дождался вас и заснул. А господин Лао просто не дурак, чтобы вмешиваться…

— Мои девочки! — воскликнул Лутос, — Где мои дочери?!

На лице мага отразилось сожаление:

— О! Я не сказал вам? Вашу дочь забрали фейри.

Лутос резко осел на пол, словно у него разом подкосились ноги:

— Нет… Не может… Как? — заплакал он.

— Вы забыли? Вы же ее им продали. — любезно напомнил Тео.

— Нет! Я не хотел!

— Они обманули нас. — жалобно добавил Фэрадей.

— Понимаю. — сочувственно кивнул их мучитель. — Меня тоже обманули. Я же хотел вам помочь. Защищал вас…

— Пожалуйста…

— Ничего, у вас же осталась еще вторая дочка. Я возьму в уплату ее. Будет жить в заколдованной башне. Подумайте, какая честь! Обычно туда забирают только дочерей короля. А вы всего лишь купец…

Пес внезапно с рычанием бросился в сторону мага, если бы не цепь, он бы вцепился в него. Тео с удивлением посмотрел на взбесившегося пса и равнодушно сделал мимолетное движение посохом.

Пес застыл, превратившись в камень.

— Не надо… — в слезах прошептал Лутос. — Мои девочки — это все, что у меня осталось…

— Да, это ужасная трагедия. — согласился маг. — Вот так оставляешь дорогого тебе человека в уютной комнате, думаешь, что он в абсолютной безопасности. А по возращении находишь его, залитого кровью. И всю потому, что какой-то жирный купец не предупредил тебя, что за ним охотятся фейри…

— Кого ранили? — испуганно спросил Фэрадей. — Вашего брата?

— О, так вы его помните? Он еще ухаживал за вашим дядюшкой, за Лутосом, хотел позаботиться о вашей дочке… А фейри прокусил ему руку.

— Мне очень жаль…

— И мне жаль. Вас.

— Мы сделаем все, что вы скажете! — завопил Лутос. — Превращайте меня в кого хотите! Снимайте шкуру! Хоть тысячу раз! Только отпустите дочку! И… И… Помогите вернуть Ребекку. Я…

Купец понизил голос до шепота:

— Я отдам вам душу… Маги же не могут сами ее забрать? Только если отдать добровольно… Я отдам. Только верните дочку.

— Следите за своим языком. И за обещаниями, которые раздаете. — фыркнул маг, потом добавил. — Я хочу знать все о заказчике, который вас нанял.

Оба купца закивали как болванчики:

— Он… Он нашел нас, — запинаясь и перебивая друг друга затараторили компаньоны.

Тео остановил их жестом:

— Не сейчас. Подумайте до утра. Вспомните все подробности. Потому что, если вы меня обманете или просто забудете что-нибудь рассказать…

У всех зазеркальных боровов и выдр одновременно отсекло голову. Отраженный холл мгновенно стал алым от крови.

— Как-то так. — сказал маг. — А теперь я вынужден откланяться. Мне нужно проучить еще одного человека. И почему так много людей думают, что могут обманывать великого мага?

Юноша спокойно развернулся, легкой поступью поднялся по лестнице и скрылся в коридоре. Вскоре послышался стук захлопнувшейся за ним двери.

И все заклятия разом спали.

Зеркала исчезли. Шехмед сидел на полу, удивленно хлопая глазами, и не понимал, почему держит в руках огромную цепь. Открывались двери других комнат, постояльцы как ни в чем не бывало выходили наружу.

— Уже вернулись? — дружелюбно спросил хозяин постоялого двора.

На лестнице послышался топот и радостные крики:

— Папа! Папочка приехал!

— Девочки! Ребекка! Глория! Мои дорогие!

* * *

Нико сидел на каменном полу, скрестив ноги, и старался не сильно смотреть по сторонам. Ибо пола было ничтожно мало — каменную площадку, на которой он находился, можно было обойти всего за два-три шага. И все бы ничего, но она находилась высоко в воздухе, так высоко, что не было видно земли. Стен у площадки тоже не было, только четыре колонны по углам.

Нико сидел в самом центре и старался себя успокоить.

«Это всего лишь сон. Просто сон».

Но проблема была в том, что во сне время длилось по-другому, и юноша понятия не имел, сколько ему еще здесь находиться.

На мгновение огромная тень закрыла солнце. И на одну из колонн плавно приземлился… дракон.

Черный, гибкий, с змеиной шеей и перепончатыми крыльями, размером превышающий тройку лошадей.

Нико с удивлением на него смотрел.

В происхождении дракона он не сомневался, просто никогда еще лекарю не приходилось видеть брата в таком обличие.

— Как ты находишь башню магов? — спросил дракон.

— Так это она… — протянул юноша. — Ну, тогда ты действительно заслужил свое звание великого мага. Даже если за него тебе пришлось всего лишь сюда подняться. Да еще и семь раз…

Дракон усмехнулся и ловко переместился на площадку. Места на ней оставалось не много, но тот весьма гибко обогнул брата и медленно закружил вокруг него.

— Люблю, когда ты шутишь, Нико.

— А можно мне спуститься? — решил тот воспользоваться моментом. — Или проснуться?

— В свое время. — пообещал дракон, — Как ты думаешь, что будет, если ты упадешь?

Нико обреченно вздохнул, чего-то такого он и ожидал.

— Я дам тебе подсказку, — любезно предложил ящер. — Чего с тобой точно НЕ будет. Ты не сможешь проснуться. А что бывает с человеком, который падает во сне с огромной высоты, но не может проснуться?

— Тео, неужели тебе доставит радость смотреть, как я мучаюсь?! — воскликнул юноша.

Дракон резко выбросил вперед лапу и своим огромным когтем поддел брату подбородок, приподнимая его голову.

— Никто не смеет обманывать великого мага. Никто не может управлять им. Или манипулировать…

— Я манипулировал своим братом. Не моя вина, что ты великий маг. — спокойно ответил Нико, глядя в холодные глаза дракона.

— Не вмешивайся, Нико. Я устал от твоих нравоучений. Однажды я потеряю терпение. — дракон распахнул свои черные крылья.

— Я тоже устал. Устал бояться.

— Ты боишься меня? — ящер наклонил набок голову. — Боишься своего брата?

— Я боюсь ЗА тебя! Однажды в своем гневе и жажде мести ты перейдешь черту! Из-за которой нельзя будет вернуться!

— Я мстил за тебя! — зашипел дракон, хлестнув воздух шипастым хвостом. — Никто не смеет подвергать тебя опасности! И жестоко поплатиться тот, кто причинит тебе вред…

— Не все свои поступки можно оправдать любовью, Тео!

— Не трать слова понапрасну. — ящер снова медленно закружил вокруг юноши, — Они тебе не помогут. Я никогда не причиню тебе вреда. А от того, что происходит во сне — вреда не будет…

Нико резко хлопнул себя по шее. Он вдруг что-то почувствовал.

— Проси прощения за свою жалкую попытку вырвать у меня клятву

Юноша вновь потер ладонью то место, куда его уколола нитка. Что-то не так.

— Никто не смеет манипулировать великим магом.

— Тео…

— Никто не смеет ставить ему условия.

— Тео! — испуганно воскликнул Нико, лихорадочно растирая кожу на шее. — Мне плохо… Что-то… вытягивает из меня кровь!

* * *

— Нико! — Тео кубарем слетел со своей постели.

Глубокая ночь. Весь дом погружен в темноту.

Маг схватил свой посох и кинулся в смежную комнату, из которой не раздавалось ни звука.

Оно услышало его возглас. Оно не стало ждать его прихода. Оно попыталось скрыться.

Тео увидел только темный силуэт, сидящий на подоконнике. Оно вздрогнуло, услышав его шаги, и выскочило в окно.

Маг стукнул посохом, магическое пламя разгорелось прямо на верхушках шкафов и комодов. Помещение ярко осветилось.

Брат по-прежнему лежал на софе. Его голова была откинута набок. Под кожу на шее все еще была воткнута золотая нить. А рядом с ней алело несколько капелек крови.

Тео не сразу понял, почему они так выделяются. Кровь очень яркая? Нет, это кожа брата была матово-белая…

— Нико!

Маг выдернул нить.

Мгновение. Еще одно.

Ничего. Юноша должен был сразу же проснуться. Но этого не происходило.

— Нико…

Тео коснулся его щеки, но та была холодной.

На мгновение маг перестал ощущать себя в своем теле. Казалось, что он весь остыл. Кроме грудной клетки. Она горела от боли и… пламени.

«Я убью их прямо сейчас. Всех. Спящих в своих постелях. Они умрут также как…»

У Нико дрогнули веки. Он так и не смог открыть их, но юноша все еще был жив.

Тео очнулся.

Он бросился к снадобьям брата, разложенным на столе. Нужно было найти то лекарство, которое лекарь давал больным.

«Какое же?!»

От его волнения все флаконы и пузырьки дрожали и ходили ходуном, постепенно волнение начало переходить на мебель…

«Как же? Как же он выглядел?»

Наконец, каким-то чудом, маг наткнулся на жестяную коробочку с порошком ржавого цвета.

«Это?!»

Юноша коснулся порошка языком и тут же сплюнул.

Да, это он. Сколько раз после получения ран магу приходилось глотать это месиво со вкусом гвоздей…

* * *

— Надо было немножко водичкой развести…

— Прости. — покаянно произнес Тео, разбавляя порошок водой. — Но, поверь, план «А» тебе бы понравился еще меньше…

«Я собирался всех нас сжечь… живьем».

Маг поднес ложку с лекарством к губам брата. Когда Нико принимал лекарство, было видно, что у него даже десны побелели.

— Как ты? — тихо спросил Тео.

— Лучше… Не волнуйся, это пройдет…

Его близнец осторожно убрал прядку волос со лба больного:

— Ты меня напугал.

— Прости, Тео.

— Знаешь… Насчет нашего разговора. В башне магов. Я передумал. Можешь и дальше вить из меня веревки, только не пугай так больше.

— Ладно. — слабо улыбнулся Нико. — Я запомню. Насчет веревок. А… дракон был впечатляющим.

— Дракон? — удивился Тео. — Какой дракон?

— Черный. — осторожно ответил брат, следя за его глазами.

— Ты видел дракона? Ух ты! До моего прихода? Жаль, я не увидел…

— Да… Тео, а ты рассмотрел его? То существо, которое… — он коснулся своей ранки.

— Немного. Силуэт. Оно услышало меня (я тебя позвал по имени) и сбежало.

— И на что оно похоже?

Маг пожал плечами:

— На человека.

— Да? — поразился Нико.

— Да… Но… Как бы сказать? Знаешь как… манекен. Какой стоит у портного. Такой выточенный силуэт. Неживой. А лица я не разглядел.

— А фигура?

— Правильная. Слишком даже… — Тео вздохнул. — Это моя вина, Нико, если бы не я, ты бы проснулся!

— Тео, но другие же не проснулись! Сам подумай, ведь это не в первый раз. И посмотри как ловко! Если бы ты не увидел его, не спугнул, ни один лекарь бы ничего не нашел. Ведь он не оставил ран, а просто воспользовался той, что уже была — от твоей нити.

— Ты думаешь, и раньше…

— Да! У Лауры была ранка от булавки, у Шехмеда от занозы, у Лутоса просто расчесанный укус, Фило порезался о лист бумаги, а Ребекка поцарапалась о цепь…

— А оно тут же возникало и прикладывалось? — нахмурился маг. — Интересно… Кто это? Какой-то дух-кровопийца? Невинно убиенный комар, требующий отмщения?

— Тео. — осторожно позвал его Нико. — А… шкафы так и должны гореть?


5

Занялся рассвет.

Тео был мрачен, предыдущие вечер и ночь не доставили ему приятных эмоций.

Из смежной комнаты послышался радостный возглас брата:

— Тео! Взгляни!

Маг поспешил к нему:

— Что случилось?

— Посмотри на мою руку!

Нико протянул к брату левую руку, близнец окинул внимательным взглядом его белую кожу и признал:

— Я ничего не вижу.

— Вот именно. — засмеялся лекарь. — Ран больше нет! Тео, ты меня вылечил!

— О.

Тео вспомнил, что вчера действительно использовал заклятие, которым обычно лечат людей. Вот только он-то его использовал с другой целью.

— Я же говорил, у тебя удивительная сила! — продолжал восхищаться брат. — Ты, наконец, стал ею пользоваться!

Маг припомнил, о чем он вчера думал, когда накладывал заклятие. Кажется, что-то вроде: «Я с тобой еще разберусь».

— Да, я гений. — признал Тео. — Ну как ты сегодня? Лучше?

— Да, все хорошо.

— Ну и отлично…Мне тут предстоит разговор с моими нанимателями, так что…

— Я с тобой пойду, ладно? — осторожно попросил Нико.

— Ладно. — легко согласился маг.

Свою часть работы по запугиванию он выполнил, выслушивание их оправданий вполне можно переложить на брата.

— Тео, а что ты с ними вчера сделал? — спросил тот.

— Ничего.

— Ммм… такое же ничего, как и с господином Фило?

— Я и пальцем их не тронул.

— Его тоже не тронул, но у него сердце…

— Это его проблемы. Я никакого вреда не причинял.

— Тео. — грустно проговорил Нико. — Ты калечишь людям души и думаешь, что от этого нет вреда.

— Эй, вот не надо! Да на что угодно могу поспорить — на их фантомах и царапинки нет!

— А причем тут фантом? Я же говорю о душе…

— Если на фантоме нет повреждений, значит, их вообще нет.

— Ты не прав, Тео. Душевные раны на фантоме не видны. К сожалению. Их можно заметить только по повелению человека. Иногда слишком поздно…

— Давай без демагогии.

— Это так.

— Ну тогда приведи пример. — предложил Тео. — Но только такой, чтобы я поверил.

Брат не стал раздумывать особо долго:

— Почему ты вчера так разозлился, когда понял, что тебя использовали против твоей воли?

Маг тут же напрягся, лекарь продолжил:

— Это из-за твоего обучения в Оплоте. Они же пытались сломить тебя, принудить к послушанию. Они тебя мучили…

— Нико. — перебил его Тео, холодно глядя юношу. — Я люблю тебя. Но еще больше я люблю, когда ты молчишь. Не искушай меня.

В дверь осторожно постучали. Затем раздался тихий оклик:

— Господин великий маг! Мы подготовили подробный рассказ…

* * *

— Господин Нико! — обрадовался Лутос. — Как я рад вас видеть!

— Как ваше самочувствие? — вторил ему Фэрадей.

— Спасибо, все хорошо. А… вы?

Оба виновато улыбнулись.

— Ну, хватит обмениваться любезностями. — перебил их Тео. — К делу.

— Да-да, господин великий маг, мы готовы. — спохватился Лутос. — С чего вы хотите…

Вместо него ответил Нико:

— Расскажите, как так вышло, что вы связались с фейри?

Оба купца грустно вздохнули. Первым заговорил Фэрадей:

— Увы, нас сгубила гордыня…Мы занимаемся торговлей уже двадцать лет! Ох, где мы только не побывали. Во всех концах света. И немало преград нам пришлось преодолеть. Мы торговали с великими владыками Востока, жестокими правителями, которые считали себя равными самим небесным светилам. Чтобы получить одобрение для торгового сообщения, нужно было поцеловать край их одежд, а дорогу до трона проползти на коленях, не поднимая головы…

Эстафету перехватил Лутос:

— Также мы торговали с северными племенами, дорога к которым лежит через глухие леса, населенные волками и медведями, в краях, где снег не сходит с земли три четверти года…

— И, нацеловавшись пыльных тряпок, вы решили, что можете торговаться с фейри? — фыркнул Тео.

Фэрадей развел руками:

— Горе нам! За нашу неразумность и самонадеянность…Да, мы решили пойти на сделку с лесными духами. Они заказали нам гору товаров, и пообещали за них такую же гору золота…

— Которое тут же превратилось бы в черепки, стоило им отойти. — любезно добавил маг.

Лутос тихо проговорил:

— Я был бы согласен и на это…Когда мы договаривались о количестве товаров, фейри ответили очень неопределенно…Они указали на телегу и просили забить ее доверху. Но это очень растяжимое понятие…Тогда фейри велел поставить на телегу… Ребекку. Он сказал, что товаров должно быть столько, чтобы из-за них не было видно макушку ребенка.

— Ясно. — кивнул Тео. — А когда вы привезли товары, он велел снова поставить ее рядом, чтобы оценить количество. А потом сказал что-то вроде: «Беру всю телегу» или «Беру все, что есть на телеге». Так?

Лутос всхлипнул. Маг добавил:

— А потом, после того, как вы согласились на сделку, потребовал и ребенка тоже.

— Да…Сначала я не поверил. Решил, что это шутка. Или просто нелепость. Ну, а если бы я о телегу рукой опирался, тоже бы забрали руку?

— На месте бы отгрызли. — не питал иллюзий о человеколюбии фей Тео.

— Я не знал… — печально проговорил купец.

— Словом, они отказались нам платить, пока мы не выполним сделку полностью. — продолжил Фэрадей. — И мы ушли, потеряв все деньги и товары. Но не это оказалось нашим главным несчастием. Ведь фейри и не думали сдаваться!

— Да! — закивал Лутос. — Сначала возле дочери начали крутиться какие-то незнакомые женщины, мы заметили, что у нее появились драгоценные камни, в которые она играла, как в стекляшки… Мы догадались, откуда это, и перестали выпускать Ребекку дальше двора. Но фейри не успокоились! Через некоторое время на кухне стали возникать неизвестные яркие плоды и ягоды, никто не знал, откуда они берутся. Кухарка вынесла их из дома и отдала нескольким бездомным, а среди них был мальчик-сирота…

— И больше его никто не видел. — догадался Тео. — Он съел пищу фейри.

— Да… — подтвердил Фэрадей, — Нашли его поясок с пряжкой на поляне у кромки леса, рядом лежал цветной камешек, а мальчика больше не видели… Одни говорили, что его утащили в лес волки. Другие утверждали, что видели, как ребенок ехал в сторону леса на огромной свинье…

— А потом канарейка Ребекки! У нее была ручная птичка, которая умела говорить, повторять некоторые фразы… Но однажды я услышал, как она чирикает человеческим голосом, уговаривает дочку пойти с ней в чудесную страну фей! Я… Я просто ушам своим не поверил…

— А голубя вы убили? — полюбопытствовал маг.

— Да. — признал купец. — Я рассыпал отраву перед окном, чтобы фейри не смогли подобраться. Мне жаль, что птица умерла прямо на подоконнике, но что я мог сделать?

— А зайца вы зачем распотрошили?

— Вот тут я ни при чем. Я бы тоже от него избавился, но какой-то хищник меня опередил.

— Скажите. — обратился к нему Нико. — А почему вы ничего нам не сказали?

— Я пытался! — воскликнул Лутос. — Да и не только вам. Но тщетно. Стоило мне попытаться сказать хоть что-то о фейри, как из моих уст вылетали совсем другие фразы. Я… я не знаю, как это объяснить!

— Какое-то заклятие? — предположил лекарь.

— Нет. — ответил Тео. — Заклятия не было, я бы почувствовал. Вы наверняка заключали с фейри договор. Вспомните, разве вы не произноси что-то вроде: «Я заключаю сделку, договор нерушим, обещаю держать его в тайне»?

— Да, примерно так. — согласился Фэрадей.

— Вот этим вы и дали свое согласие на действие чар фейри — как только вы попытаетесь упомянуть о сделке, то вслух произносите совсем другие фразы. Это не заклятие, так как соглашение добровольное.

— Но фейри ничего не говорили о том, что на нас будут действовать чары! — возмутился Лутос.

— С их точки зрения — это не они вам не сказали, а вы не уточнили условия сделки. И это ваши проблемы. — пожал плечами маг.

— А что было дальше? — спросил Нико.

— Когда мы приехали в Оплот, то фейри перестали появляться! Я подумал, что они бояться магов…

— Не боятся. — опроверг информацию Тео. — Просто предпочитают не связываться. Да и зачем им нападать на вас в Оплоте? Фейри бессмертны, они спокойно дождались бы вашего возвращения. Кстати, договор не расторгается после вашей смерти, а переходит на детей и внуков. Они бы в любом случае дождались, когда кто-нибудь из ваших потомков покинул Оплот.

Лутос сник:

— Вот как… Но в первый день нашего путешествия я больше не видел фейри!

— Я видел. — заметил Нико. — В первую же ночь. И слышал голос Ребекки, он добрался до нее. Только этого речного коня что-то спугнуло… А во второй день на него напала какая-то птица…

Юноша нахмурился, вспоминая что-то.

— Ладно, я оценил всю степень вашей глупости. — сказал Тео. — Так что насчет вашего нанимателя?

Оба купца понурились. Заговорил Фэрадей:

— Нам так жаль, господин великий маг…

— К делу.

— Когда мы все потеряли и даже не смогли никому ничего объяснить, мой дядюшка принялся искать пути решения. Он уже много лет занимается ведением счетов, у него много знакомых в гильдии…

— Ближе к делу. — снова повторил маг.

— Он нашел нам этого заказчика. Собственно, тому вообще не были нужны именно купцы, он был согласен даже на людей, готовых притвориться… И очень обрадовался, когда увидел нас. Ведь мы самые настоящие купцы. Да еще и с семьей…

— Что от вас требовалось? — задал новый вопрос Тео.

— Сделать запрос в гильдию магов, внести оплату (нам ее передал заказчик). Встретить вас возле Оплота. Да! Еще к нам должен был присоединиться попутчик.

— Кто?! — воскликнул маг.

— Мы не знаем… — развел руками Фэрадей. — Заказчик не уточнил. А к нам обратились сразу Лао и девушки… Пришлось принять всех, мы же не знаем, кто именно…

— А попутчик должен был вам что-то сказать? Какую-то условную фразу? — спросил Нико.

— Нет. — покачал головой Лутос. — Просто попросить принять его.

«Не слишком-то разумно» — подумал лекарь, — «Хотя, с другой стороны, много ли людей едет из Оплота в Лягушатники?».

— Дальше. — велел продолжать Тео.

— Далее мы должны были проделать путь на юг. Маршрут оговорен, но тут особо и обсуждать было нечего, дорога-то одна… Через Южный клык, реку Закатную, Еловые лапы…Ну и дальше, через горный перевал. Мы должны были добраться до Лягушатников, а там нас уже ждали товары и оплата.

— А вы его видели, товар этот? — спросил маг.

— Да! Масса любопытнейших вещиц…

— И оленьи рога. — фыркнул Тео.

— А как он выглядит, этот заказчик? — спросил Нико. — И как его имя?

— Имя он не называл. — ответил Фэрадей. — Я знаю, звучит странно, как мы могли связаться с ним после этого, но у нас было совершенно безвыходное…

— Как. Он. Выглядит. — начал терять терпение маг.

— Мужчина. — принялся перечислять Лутос. — Лет сорока. Худой. Не совсем здоровый с виду…

— Словно высохший. — вставил его компаньон.

— Он все время кутался в плащ, но я заметил, что у него сильные ожоги… Возле ключицы, на шее…

— Какие ожоги? — спросил Нико.

— Ну…Даже не знаю как описать…

— Как у Шехмеда. — вдруг произнес Фэрадей.

— А у Шехмеда есть ожоги? — удивился Лутос.

— Да, на правой ладони, я только вчера заметил…

Братья догадались, что речь идет о следе от печати мага.

— И это все? — уточнил Тео.

— Да, больше ничего добавить не могу…

Маг задумался.

Лутос с надеждой спросил:

— Господин великий маг, что же нас ждет дальше?

— Я еще не решил. — рассеянно бросил Тео.

Тут вмешался Нико:

— Вы ведь уже закупили, что хотели? Тогда собирайтесь, поедем дальше, как и планировали…

Маг бросил на брата весьма неласковый взгляд:

— Я сказал, что еще не решил.

— Давай выйдем в сад. — миролюбиво предложил лекарь, а купцам шепнул. — Начинайте сборы!

Те радостно закивали.

* * *

— С каких это пор ты тут принимаешь решения? — холодно спросил Тео.

— А тебе понравилось в Еловых лапах? — улыбнулся Нико. — Хочешь здесь остаться?

— Я сам решу, куда мне ехать.

— Давай поедем домой, как собирались.

— Ты, кажется, забыл, Нико, из нас двоих дом есть только у тебя! — жестко ответил маг.

— Тео… — расстроился его брат. — Ну что ты такое говоришь? Мы ведь братья, как у нас могут быть разные дома?

— У меня нет дома.

— Ты все еще сердишься. — констатировал Нико. — Десять лет прошло…

— С того момента как они меня выставили! Да еще как! Запретили забирать в Оплот даже одну вещь…

— Вил предлагал тебе, но ты сам отказался. — напомнил лекарь.

— Сначала мама сказала ничего не забирать, а потом уже он решил проявить милосердие. А я в нем не нуждаюсь! Да и вообще. — маг недобро усмехнулся. — Они тоже вряд ли будут рады меня видеть. Ведь я похитил их сокровище, их любимого, послушного мальчика… Да еще каким оригинальным способом.

— Я сам просил тебя взять меня с собой. — напомнил брат.

— Это потому что я наврал тебе, что в оплоте на деревьях конфеты растут. — фыркнул Тео.

— Нет. Это ты говорил про страну фей. — улыбнулся Нико.

— Да? Я уже и не помню, что и когда врал… А ведь они все знали. Матушка и брат. Маркус прямо у них на глазах показал один занимательный фокус с накладыванием печати. А они обрадовались! Наконец-то кто-то смог обуздать мою силу! Наконец, меня поставили на колени…

— Ты иногда здорово пугал нас, Тео. — справедливости ради заметил Нико.

— Когда это?!

— Когда спрятал меня в подземелье, например.

— Это была всего лишь игра!

— Мне было страшно.

— Да ты всего на свете боялся!

— Тео, ты снова о своем. — вздохнул лекарь. — А как же чувства других людей?

— Мне больше нечем заняться, кроме как учитывать чувства всех встречных?

— Хотя бы признай, что они у них есть. Для начала…

Тео отвернулся. Нико попросил:

— Тео, пожалуйста, давай заедем домой. Уверен, там все изменилось. Ведь столько лет прошло. И потом… я так соскучился!

Молчание.

— Ведь нам все равно нужно проводить купцов до Лягушатников.

— С какой это стати? — фыркнул маг.

— Разве ты забыл? — понизил голос лекарь. — Ведь это существо все еще где-то поблизости!

Тео с неохотой признал:

— Да…

— Возможно, мы выясним там что-то по поводу этого заказчика. Кстати! Я вспомнил кое-что! Во время беседы с купцами. Птица! Знаешь, в ту первую ночь в трактире, когда я вышел на улицу, услышав конский топот, я видел, как что-то промелькнуло в небе. Потом днем я увидел птицу, похожую на ту, что ты описывал. Да, еще я нашел перо на чердаке, там еще окно было разбито…

За их спинами послышался шум. Братья обернулись.

Возле постоялого двора Шехмед начал грузить коляску. Ему помогал Лао.

Тео прищурился:

— А еще нужно присмотреться к попутчику…

* * *

Маленький караван тронулся в путь, братья вновь замыкали шествие. Остальные путники казались уставшими и осунувшимися.

— Уже не первую ночь нам не дают отдохнуть. — вздохнул Нико.

— Ну, от одного вредителя мы избавились. — ответил брат. — Фейри тут больше ошиваться не будет. А вот то, второе существо…Похоже, оно также следует за нами от самого Оплота. Ведь первые симптомы появились во время остановки в трактире, у госпожи Лауры, так?

— Да…Нет. — поправил сам себя лекарь. — У госпожи Клариссы. Она сказала мне, что у нее снова началось малокровие, я не придал этому значения (у нее довольно болезненный вид), просто отдал лекарство.

— Получается, это существо распробовало всех, кроме Глории, Лао и Фэрадея.

— И тебя. — добавил Нико.

— Жаль эта тварь ко мне не сунется, я бы с ней на месте расправился. Но она меня боится, сразу сбежала, как только услышала мои шаги… Это явно какой-то дух, все время остается незамеченным, подкрадывается… А что ты говорил насчет птицы?

— Я видел ее возле трактира. Сначала ночью, потом днем. Судя по перу, она даже вовнутрь заходила! А у переправы дралась с фейри…Зачем, интересно?

— Наверное, нас поделить не смогли. Они же оба на нашу группу виды имеют. Эх, надо было фейри натравить на того, второго, сказать, что тот осмелился у обещанной феям девочки кровь попить…

— Мы тогда не знали про кровопийцу. — напомнил Нико. — И потом, ты же сказал, что он был похож на человека?

— А ты вчера был похож на лосося. А Шехмед на собаку.

Его брат грустно вздохнул:

— Он-то перед тобой в чем провинился?

— Я уверен, что он замешан. — твердо ответил Тео.

— И чем твоя уверенность подкрепляется? Кроме личной неприязни?

— Думай лучше, кто пытается заманить меня в Лягушатники! О, я знаю. Это Вил. Он хочет, наконец, вернуть тебя домой.

— И поэтому сказал разбойникам, что я фамильяр. — ответил Нико. — Чтобы те сразу меня пристрелили.

— Каким разбойникам? — не понял Тео. — Тем, что с «погибелью магов»?

— Да. Ты помнишь, что было в письме, которое пришло от конклава? Разбойники узнали о нашей поездке раньше нас самих, еще до того, как прошение пришло в Оплот. А кто еще знал о заказе, кроме купцов?

— Сам Заказчик, конечно…Проклятье, я и забыл об этом! Так значит, это он все подстроил.

— И первое нападение тоже. Чтобы тебе захотелось уехать.

— Непонятно, с чего он взял, что это событие поспособствует моему отъезду? — фыркнул Тео.

Близнец деликатно промолчал. Почти всем в Оплоте было известно, что его брат страдает крайней подозрительностью, тому часто мерещились заговоры и ловушки.

Юноша тем временем продолжал вопрошать:

— Кто же это? Какой-то мужик с ожогами…

— Магическими ожогами. — добавил лекарь. — Это может быть кто-то из твоих давних… знакомых.

«Жертв». — добавил он про себя.

— Может. — легко согласился маг. — Тогда мне ничего не стоит поджарить его и во второй раз. Но сейчас нужно заняться теми, кто рядом…

Нико занервничал:

— Ты о ком?

— Я хочу допросить Шехмеда…

— Ох…

— Фило и Лао.

— А Фило зачем? — удивился брат.

— Это ведь он нашел своему племяннику такого удачного заказчика. Интересно, где?

Лекарь бросил взгляд на старичка, тот дремал, но даже во сне счетовод выглядел невероятно изможденным.

— Подожди немного, пожалуйста. — попросил Нико. — Фило после предыдущего твоего допроса еще не отошел. У него больное сердце…

Маг равнодушно дернул плечом, такие мелочи его не интересовали.

— Ты думаешь, что Лао и есть тот попутчик? — спросил о другом лекарь. — Но он ничего подозрительного не делал. Он ведь почти никуда не выходит.

— Ага. Только вдруг оказывается посреди ночи весь в крови. — фыркнул Тео.

— Он позвал меня к Фило, когда тому нужна была помощь!

— Так может, они сообщники? — маг отказывался воспринимать поступок Лао как проявление добродетели. — И вообще. Если не он нанятый попутчик, то кто? Кларисса, что ли?

Нико промолчал. Хотя он хорошо помнил «письмо» господина Фило.

* * *

Около полудня было принято решение устроить привал. Во-первых, пора было подкрепиться, но, главное, почти всех путешественников неимоверно клонило в сон. Особенно, после того, как солнышко начало припекать.

Нико задумчиво вертел в руках булку хлеба, взгляд лекаря был прикован к возвышающимся вдали каменным глыбам.

— Птицу решил приманить? — спросил Тео.

— Что?

— Ты булку только крошишь, а не ешь.

— Это свежий хлеб, он не крошится. И та птица была хищником. — юноша убрал хлеб в карман плаща.

— Тебе нездоровится? Ты ничего не ешь.

— Все в порядке. — успокоил его Нико. — Я просто задумался… Видишь, те скалы? Что-то в них странное…

Маг прищурился:

— Это не скалы, а просто каменные глыбы, торчащие из земли…А хочешь, пойдем посмотрим?

— Но они довольно далеко… — неуверенно протянул лекарь.

Тео с заговорщицким видом понизил голос:

— А мы будем быстро бежать.

— Ладно. — улыбнулся брат. — Только предупредим остальных.

* * *

— Готов? — спросил Тео. — Так. Раз…Два…Три!

Оба брата со всех ног бросились бежать по зеленому лугу. Раз! И два совершенно одинаковых молодых оленя грациозно проскакали по траве. Мгновение — молодые волки серыми тенями скользят по пролеску. Секунда — и две выдры, резвясь и играя, прыгают по камням и корягам, пересекая ручей. Два сокола взвились в небо. Два бельчонка проскакали по ветвям. Два зайца выбежали из леса и понеслись по лугу.

— Я первый! — воскликнул Нико, касаясь рукой холодного камня.

— Конечно. — согласился чуть отставший Тео. — Сейчас утро, а утром тени всегда опережают своих владельцев.

— Во-первых, расположение тени зависит исключительно от того, как ты повернулся к солнцу: лицом или спиной.

— Ну, значит, я встал так, что ты оказался впереди.

— Тео, сейчас полдень. — заметил брат.

— Ну и что?

— Ты где-нибудь видишь свою тень?

Маг огляделся:

— Ммм… Ее не видно на траве, потому что трава зеленая.

Нико рассмеялся:

— Тео, кажется, ты видел тени только на картинке! В том свитке, который я подарил тебе…

— Я сейчас на нее смотрю! — Тео взъерошил ему волосы, потом случайно бросил взгляд за плечо брата и воскликнул. — Нико, назад!

— В чем дело? — спросил юноша, которого брат быстро оттащил от камня.

— Ты был прав — это не просто скалы.

Нико поднял голову и посмотрел на верхушку камня, щурясь от яркого света: в покрытой трещинами поверхности глыбы он увидел…

— У них есть лица. Они были живыми, да?

— Да. Маги древности.

— Как давно они тут? — тихо спросил лекарь.

— Не знаю. Скорее всего, целое столетие.

— Давай подойдем ближе. Пожалуйста.

Тео воспринял это предложение без энтузиазма, но согласился:

— Ладно. — он взял брата под руку. — Но не отходи от меня! Это место заколдовано.

— Тебе не о чем беспокоится. Ты чувствуешь? Здесь так спокойно.

— Просто тут тихо.

Они медленно обходили каменные глыбы, разглядывая их застывшие лица. Припекало солнце, тихо напевал ветер.

— Они вернутся. — сказал Нико.

— Вот уж не думаю. — фыркнул Тео. — Не зря они окаменели на сотню лет.

— Что бы ни случилось тогда — все прошло. Равновесие восстановлено.

— Скорее всего, на них просто наложили заклятие.

— Это хорошо.

— Чего же хорошего?

— Необратимых заклятий не бывает.

— И давно ты стал знатоком заклятий?

— Смотри! — перебил его брат, указывая на две глыбы, привалившиеся друг к другу. — Они опираются друг на друга. Наверное, это друзья. Или братья. Как мы.

— Если братья, то они пихают друг друга, пытаясь отвоевать место получше.

— Может быть. — согласился Нико. — Тео, давай оставим им что-нибудь! Чтобы они увидели это после возвращения.

— Что, например?

— Вот! — юноша вытащил из кармана давешнюю булку хлеба.

— О, отличная мысль. Скоро она станет такой же каменной, как и они. Идеальный подарок.

— Заколдуй ее! Чтобы она не черствела…А лучше сделаем прозрачный сосуд, который будет светиться по ночам, чтобы он сразу ее нашли…

Тео ласково погладил брата по волосам, как бы ненароком проверяя, не слишком ли ему напекло голову.

Не слишком.

«И чего я вчера лекаря не позвал? Он явно потерял слишком много крови».

— Тео?

— Да, хорошо, как скажешь. — маг быстро создал вокруг булки прозрачную сферу. — Так подойдет? Давай положим ее в центр…А теперь пойдем. Тебе еще рано совершать такие долгие прогулки.

Но обернувшись назад, юноша вспомнил, что между ними и остальными путниками теперь довольно приличное расстояние.

«И куда я его потащил?!» — ругал себя Тео.

Тут маг заметил, что ветер дует именно в ту сторону, откуда они пришли.

— Нико! А давай, нас унесет ветер?

Его брат улыбнулся, вспомнив одну из их любимых детских забав:

— Давай.

— Только нужно закрыть глаза, помнишь? Смотри сквозь ресницы. Тогда и другие сильфы тебя не увидят…

Юноша послушно прикрыл веки.

Тео взял его за руку. Мгновение, и они стали легкими как песчинки.

Порыв ветра подхватил их и увлек с собой.

Солнце золотило ресницы Нико, он мог разглядеть только проносящийся мимо покров трав и цветов, покачивающихся в сонной послеполуденной дремоте…

* * *

После трапезы путники расположились на кратковременный отдых. Над повозкой соорудили навес, под которым спрятались от солнца четыре дамы. Мужчины же расположились прямо на траве.

Шехмед оставался на страже, правда, задремывая время от вре…

— А! Вы откуда взялись?! — воскликнул он, увидев братьев появившихся из ниоткуда.

— Спать надо меньше на страже. — фыркнул Тео.

— Я не спал! — возмутился конюх.

— Тео превратил нас в сильфов. — ответил Нико.

— Ааа… — ничего не понял Шехмед, кроме того, что это опять проделки ненавистного мага.

— Пойдем, тебе нужно отдохнуть. — позвал тот брата. — А ты, не вздумай опять заснуть на посту!

— Да ну тебя!

Братья расстелили плащи на траве и прилегли. Все вокруг (кроме обиженного конюха) уже давно видели сны…

* * *

Тео сидел на земле возле старого колодца и ласкал большого белого щенка. У того была пушистая шерстка, смешные висячие уши и большие ласковые глаза, которыми он влюблено смотрел на хозяина.

— Я знаю, что ты меня любишь. — сказал ему юноша, гладя щенка по голове. — И доброго, и злого. Только за то, что я у тебя есть…

Мага накрыла тень. Глаза Тео стали холодными как лед. Он не поднимал головы, но знал, кто перед ним. Высокий бородатый мужчина, прищурившись, разглядывал его:

— Какой славный щенок. Где ты его взял?

— Это мой фамильяр. Я сам наколдовал его. — холодно ответил юноша.

— Вот как. — протянул мужчина. — А где же твой брат?

— Я не знаю. Ищите его сами.

— Фамильяр, значит… — он резко наклонился, схватил щенка за шкирку и поднял над землей.

Щенок не отреагировал, он по-прежнему смотрел только на своего хозяина и вилял маленьким хвостиком.

— А правда, что он сделает все, что ты ему прикажешь?

Тео резко поднялся на ноги. Но все равно он смотрел на своего собеседника снизу вверх. Ведь когда они виделись в последний раз, юноша был еще ребенком. А тот взрослым мужчиной.

— Так, правда? — повторил тот вопрос.

— Правда.

— И если ты прикажешь ему прыгнуть. — мужчина занес руку с щенком над колодцем. — То он прыгнет?

— Он прыгнет. — согласился Тео.

Он говорил совершенно спокойно. Ведь маг точно знал, чем закончится их разговор.

— А если я всем расскажу? Расскажу о том, что ты натворил? — он тряхнул щенка, по-прежнему держа его над пустотой. — Расскажу, какое ты чудовище?

— Не расскажешь. Ведь… мертвецы не разговаривают.

Он снова видел ужас в его глазах. Ужас человека, узревшего собственную смерть. Как тот отступил назад, дрожа всем телом. Как он быстро отпустил своего пленника, словно надеясь, что это что-то изменит. Не изменит. Он был мертв. Давно уже был…

— Тео?

Маг резко повернул голову. Он увидел, что между ним и остальным миром стоит преграда, похожая на стекло. Так он всегда огораживал свой сон. Этот сон.

Но сейчас Тео видел в ограждении свое отражение. И оно смотрело на него испуганными глазами. Потому что…

— Нет! Убирайся отсюда!

Маг нанес страшный удар. И отражение разлетелось на тысячу мелких осколков…

* * *

— Нет!

Тео проснулся и снова воскликнул в ужасе:

— Нет!

Он быстро повернулся к брату:

— Нико! Я не хотел!

Тот приподнял веки и сонно проговорил:

— Все в порядке. Это просто сон…

— Я не хотел, Нико…

Брат потянулся и взял его за руку:

— Это просто сон. Не бойся. Я возьму тебя в свой. В хороший…

Тео слабо улыбнулся:

— Ты помнишь? Ты говорил мне так, в детстве…

— Угу… — согласился Нико, прикрыв глаза.

По его ровному дыханию было видно, что юноша снова заснул.

Маг осторожно опустился рядом, не отпуская его руку.

Это сон. Для него это всего лишь сон.

* * *

После полуденного отдыха, маленький караван продолжил свое путешествие.

Холодало.

Дорога шла в гору, и чем выше поднимались путники, тем ниже становилась температура воздуха. Но делать было нечего. Путешественникам предстояло преодолеть Синие горы, а дорога через перевал была только одна.

— Мы едем в горную цитадель? — спросила Ребекка.

— Да, как и полчаса назад, — недовольно ответил дочери Лутос.

— А правда, что она называется — «Слезы»? — спросила девочка.

— Ох, девка, можешь ты хоть пять минут помолчать? Скоро случится горный обвал, если ты не перестанешь болтать!

— Слеза. — поправил Нико. — Цитадель «Слеза».

— А почему она так называется? — тут же поинтересовалась Ребекка.

— Цитадель стоит в очень узком месте, в опасном горном проходе прямо над пропастью. Ни один человек не смог бы соорудить такое чудо, но в строительстве участвовала гильдия магов. Они построили невидимые воздушные мосты, и теперь цитадель крепко-накрепко засела в горах. Но с виду этого никогда не скажешь. Поэтому, ее назвали «Слеза». Потому что она примостилась на скалах, как слезинка на реснице.

— Красиво! А… как называется ваш фамильный замок, о котором вы рассказывали? — как бы невзначай спросила девочка.

— Ребекка. — строго окликнул ее Лутос.

Но Нико ответил:

— Рдяный уголь.

Повисла пауза. Потом сам купец переспросил:

— Как?

— Рдяный уголь. То есть, красный, багровый. Таким бывает уголь, если сильно раскалится.

— А почему такое странное название? — спросил Фэрадей.

— Это из-за нашего герба: два дракона, черный и алый. Они стоят на задних лапах, соприкасаясь передними, вот так. — юноша приложил ладони друг к другу. — Из-за цветов герба: черного и алого, замок и получил название.

— А откуда на вашем гербе драконы? — удивился Шехмед.

— А почему бы им там не быть? — фыркнул Тео.

— А что им делать на вашем болоте? Вот, если бы, на вашем гербе была жаба или уж…

— Это из-за легенды. — перебил его Нико. — Раньше, на том месте, где сейчас стоит наш замок, было глубокое зачарованное озеро, на дне которого жили два дракона, алый и черный. Созидание и разрушение. И они находились в постоянной битве друг с другом. Во время их сражений вода из озера расплескивалась, так в нашем краю и появились озера, пруды и болотца. Но однажды, равновесие было нарушено, озеро обмелело, и драконы вырвались на свободу. А на месте их прежнего заточения был построен наш замок.

— Какая красивая легенда! — воскликнула Глория.

— А то болото, из которого червь выполз — его тоже драконы создали? — ехидно спросил Шехмед. — Что, сначала воду расплескали, а потом сверху потоптались? Вот топь и возникла…

— Нет. — спокойно ответил лекарь. — Топь появилась не так давно, меньше сотни лет назад. Об этом тоже есть легенда, но — печальная. У нашего прадеда была молодая жена. Очень красивая, но крайне ревнивая. Когда они ждали первенца, тревога молодой женщины усилилась настолько, что она отправилась к колдунье, чтобы та дала ей волшебное зелье, способное навсегда привязать мужа только к ней. Колдунья дала ей прекрасный алый цветок, в семенах которого содержался сильный дурман, и велела, чтобы ее супруг всегда носил этот цветок с собой, когда выходит из замка, тогда его мысли все время будут возвращаться к той, которую он любит. Женщина взяла у колдуньи цветок и стала думать, как передать его мужу. Она тихонько приколола его на теплый плащ супруга. Тот ничего не заметил и отправился на охоту. Но волею случая, в этот день он встретил в лесу незнакомую девушку, которая заблудилась и вся продрогла. Мужчина закутал ее в свой плащ и отвез в замок, чтобы оттуда разыскать ее семью в деревне. Девушка случайно заметила цветок, она спросила о нем у своего спасителя, но тот ничего не знал о волшебстве и подарил цветок девушке. Она вставила его в свои прекрасные черные волосы. Увы, именно в этот час ревнивая супруга ожидала возвращения мужа, стоя на балконе высокой башни. Она вглядывалась в дорогу, и тут заметила коня своего мужа и его седока. Но в седле перед мужчиной сидела незнакомая девушка. Она была закутана в его плащ, а в ее волосах несчастная увидела волшебный цветок. От злости и обиды женщина потеряла рассудок, она подумала, что чары должны были заставить ее мужа вспомнить о своей любви, а значит, влюблен он был вовсе не в нее, а в эту незнакомую девушку. Не в силах совладать со своими чувствами несчастная бросилась вниз с башни. Тело ее разбилось на множество осколков, а подземные воды унесли их далеко на Запад и разбросали по мелким прудам и болотцам. С тех пор, те места стали гиблыми. Земля превратилась в топь, губительную, как ревность. Неосторожные путники, заходившие туда, слышали женский плач и крики о помощи. Они бросались на голос, но тот лишь заманивал их в трясину. Поэтому, болото стали называть Ведьминой топью.

— А ваш прадед женился на той девушке, да? — живо спросила Глория.

— Как вы угадали? — удивился Нико.

— Да потому что это сказка! — воскликнул Шехмед. — Неужели вы действительно верите, что существовала какая-то глупая жена? Да просто вашему роду нужно было красивое объяснение — почему возле вашего прекрасного драконьего замка стоит огромное болото! Вот и придумали…

— К сожалению, Хозяйка болота действительно существует. — грустно ответил лекарь. — Ведь она погубила наших родителей.

— Как?! — ахнули путники.

Вместо Нико ответил его брат:

— Когда наш отец, Родерик, готовил ловушку для поимки ужасного червя, в окрестностях замка начали твориться какие-то странности. Повсюду находили жаб, комья болотной грязи, тину…В кадушках, на вывешенном белье, в ведрах, в конюшне…Словно кто-то угрожал ему. Но отец, конечно, не обращал на это внимания. А после уничтожения зверя, случилось страшное. Наша матушка, а тогда она как раз ожидала нашего появления на свет, отправилась на прогулку и не вернулась. А в ее покоях, кто-то тиной написал на стене: «Вас предупреждали!». Отец велел запереть ворота замка, не пускать никого, кроме него самого, и отправился в Ведьмину топь. Его не было три дня. Лишь на утро четвертого случилось чудо — отец и матушка оказались в своих покоях, хотя ворота никто не отпирал и не впускал их вовнутрь.

— Так он спас ее? — с надеждой спросила Глория.

— Да… — вздохнул Нико. — Но сам слишком сильно пострадал. Когда отца нашли в его покоях, он был почти парализован. И, кажется, помрачился рассудком. Он больше не узнавал свою любимую супругу. И так до самой своей смерти, а умер он всего через два месяца. От горя матушка родила раньше срока, но, к счастью, с нами все было хорошо. Но вот сама она также стала угасать, и разум ее тоже заволокло туманом. Иногда, она переставала узнавать нас…

— Точнее меня. — фыркнул Тео. — Считала, что родила только одного сына, а меня ей подкинули.

— Меня это не удивляет. — жизнерадостно отметил Шехмед. — Более того, это как раз свидетельствует о том, то разум ее вполне…

— А все-таки, как здорово быть владельцем собственного замка! — перебил его Фэрадей. — Вам очень повезло, господа!

— Владельцы замка не мы, а наш старший брат — Вильям. — ответил Нико.

— О… — посочувствовал ему Шехмед, — А кто наследует замок после него?

— Его дети, конечно. Сейчас у него их еще нет, но брат женился некоторое время назад…

— Ясно. — кивнул конюх. — А если детей не будет, то кто из вас следующий наследник?

— Тео. Он ведь старший. — сказал лекарь.

— И кто это сказал? — возмутился Шехмед.

— Все говорят. — засмеялся Нико. — Он родился первым.

— Но так нечестно! Чего это он получает все? Магию, замок…

— Уймись ты. — отмахнулся от конюха Тео. — Если мне вдруг достанется в наследство замок, то я скорее сам притворюсь болотным червем, чем стану его хозяином. Терпеть не могу его и все, что с ним связано…

Внезапно, впервые за день, заговорил господин Лао, указывая рукой вперед:

— Что это там? Костры? Что, обитатели цитадели что-то празднуют?

* * *

Снег падал хлопьями. Путники накинули капюшоны и поплотней закутались в плащи.

— Надо же! — изумился Лутос. — А на горной дороге даже намека на снег не было…

— Это еще пустяки. — хмуро заметил Лао, вглядываясь вдаль. — По ту сторону цитадели бушует настоящая буря.

— Погода в горах обманчива. — с глубокомысленным видом проговорил Шехмед.

— Поразительное качество. — удивился Тео. — Даже когда ты повторяешь чужую умную мысль, то все равно попадаешь впросак!

— С чего это ты взял, что она чужая?! — возмутился Шехмед, но тут же поправился. — То есть, почему впросак?!

— Погода в горах, конечно, обманчива. Но эта буря неспроста бушует только ЗА стенами цитадели. Ее вызвали магией.

— То есть, это устроил какой-то маг? — уточнил конюх.

— Как приятно общаться с умным человеком. — фыркнул Тео.

— Этому магу ведь не обязательно находиться прямо в цитадели? — спросил Нико. — Бурю можно наслать и из другого места.

— Можно. — согласился маг.

— Это я и хотел сказать! — обиделся Шехмед.

— Ведь цитадель курирует гильдия магов, да? После того, как они приняли участие в ее постройке. — сказал лекарь.

— Что значит — курирует? — уточнил Фило.

— Удостаивает обитателей цитадели своим вниманием. — ответил Тео.

— Взимает с них плату. — одновременно с ним проговорил Нико.

Пауза.

— Ну, и вниманием тоже. — добавил лекарь. — Особенно, если оплата задерживается…

Путники въехали в ворота цитадели.

Господин Лао не ошибся, по всей ее территории горели высокие костры. Картина завораживающая: темное небо, яркие столпы пламени и кружащиеся в воздухе хлопья снега.

— Как заботятся о людях! — восхитился Шехмед. — И тепло, и светло на улицах!

— Наверное, глава местного совета — твой родственник. — предположил маг.

— Чего это?

— Потому что только идиот будет столь неразумно расходовать топливо в цитадели, запертой в горах.

— Эй ты!

— А вот и постоялый двор! — обрадовался Фэрадей. — Нам всем не мешает отдохнуть!

На обозначенном объекте их встретили крайне радушно. Навстречу путникам сразу же вышел хозяин, приглашая их в дом. Мальчики — конюшие стали помогать Шехмеду расседлывать лошадей.

— Пожалуйста, господа, проходите.

— Скажите, уважаемый. — обратился к хозяину Лутос, — Все ли в порядке с перевалом?

— Есть небольшая проблема, господин. В горах разыгралась буря. Пока проход через перевал невозможен. Вероятно, вам придется остановиться у нас на пару дней…

— Эта буря не просто так атаковала эти горы. — сказал Тео. — Она магическая. Вы связывались с гильдией?

Хозяин с удивлением окинул его взглядом и, наконец, разглядел знаки отличия на его одежде.

— О! Господин связан с гильдией? Ммм… Ученик мага? — предположил мужчина.

Шехмед громко засмеялся.

— Шел бы ты на конюшню, — неласково предложил ему маг. — Там тебя собратья по ржанию заждались…

— А вы конюх? — уточнил хозяин у парня. — Будете ночевать на конюшне?

— Нет, это наш сторожевой пес. — ответил Тео. — Будка у вас есть?

Мужчина явно не понял, почему этот мальчик такой сердитый. Он отдал приказание приготовить конюху постель, принести на конюшню огня и теплые одеяла.

Затем самолично проводил гостей в столовую. Слуги быстро накрыли на стол.

Купцы расстроено переговаривались, новая задержка их совсем не радовала. Да еще неизвестно, когда эта магическая буря прекратится…

Девушки расселись возле камина и пытались согреться. Остальные мужчины расположились поодаль.

Тео обиделся, что его приняли за ученика мага, не проявили не малейшего почтения, да еще и проигнорировали вопрос о буре!

«Вот сами с ней и разбирайтесь!» — обиженно подумал он.

Его брат, господа Лао и Фило молча отогревались после утомительного путешествия по горной дороге.

Лишь Шехмед не знал покоя, он бродил по комнате, подозрительно косясь по сторонам. Потом, наконец, выдал вердикт:

— Что-то здесь нечисто.

— Ну, прибери. — предложил Тео.

— Хватит язвить, маг! Наша безопасность — твоя прерогатива!

— Ого, какое умное слово! Где узнал? На рынке случайно подслушал?

— А что тут странного, Шехмед? — спросил Нико.

— А ты видел, как они засуетились? И огня, и постель на конюшню…

— Наверное, люди хорошие…

— Может, это и вправду твоя родня? Какие-то они туповатые… — заявил Тео.

— Ты злишься, потому что они не определили твой статус. — легко разгадал причину недовольства брата лекарь. — Но ты зря сердишься. Хозяин просто не разбирается в вашей иерархии, он обратил внимание только на твой возраст…

— Дело в другом! — перебил его конюх. — Слишком уж они услужливые! Да чтобы с конюхом! Знаю я таких хозяев постоялых дворов…

Тут обиженный Тео решил отыграться на недруге. Он сделал вид, что согласен с ним:

— Вообще, не мешает быть начеку.

— Да! — обрадовался Шехмед.

— Может, проверить кровати? Говорят, иногда прямо в комнатах ставят ловушки, чтобы постояльцы проваливались…

— Ну, это уже слишком! — ответил оживившийся конюх, — Но нужно быть осторожнее с пищей! Они могут туда что-нибудь подмешать…

— Нико проверит, у него есть камень, который реагирует на яды. — сказал Тео.

Лекарь с удивлением посмотрел на брата, не понимая, что происходит. Дамы стали испуганно прислушиваться к их разговору, даже купцы прервали свою беседу.

Шехмед распалялся все больше и больше:

— Я похожу под окнами, проверю все там! Могут двери и ставни подпереть, чтобы гости не могли вырваться! Еще у них много мальчишек-конюших, они могут помогать хозяевам в нападении! Нужно проверить, есть ли тут оружие! И еще…

— А вы с товарищами как с постояльцами поступали? — вкрадчиво спросил Тео. — В еду что-то подмешивали?

— Нет! — отмахнулся конюх. — Нам было достаточно дубиной пригрозить, они сами в обмороки падали…

Повисла пауза.

Все в изумлении смотрели на Шехмеда. Тот не сразу понял, ЧТО он только что сказал.

— Я так и знал, что ты разбойник. — спокойно сказал маг. — Я так сразу и сказал, когда тебя увидел. Да, Нико?

— Это невозможно! — воскликнул Фило. — Напротив, мы познакомились с Шехмедом, когда он спас нас всех во время засады в одном трактире!

— Так ты еще и своих подельников предал! — восхитился Тео. — Интересно, ради чего?

Конюх, до этого момента стоявший неподвижно, как-то странно дернулся и бросил испуганный взгляд в сторону Глории. Девушка смотрела на него круглыми глазами.

Конюх открыл рот, потом снова закрыл и пулей вылетел из дома.

— Что-то вы себе плохо персонал подбираете. Впрочем, как и партнеров по торговле. — фыркнул Тео.

— Как ты узнал? О Шехмеде. — удивился Нико.

— Никак. Просто предположил. А он попался.

— Вы! — внезапно воскликнула Глория, вскакивая на ноги. — Зачем вы это сделали?! Что вам стоило промолчать!

И девушка залилась слезами.

— Чем вы недовольны, госпожа? Вам нравится путешествовать в компании разбойника?

— Да лучше путешествовать с разбойником, чем с находиться в одной комнате с вами! Вы настоящее чудовище! Жестокое, холодное и бессердечное!

— Глория! — в ужасе воскликнул ее отец, бросая на мага испуганный взгляды. — Извинись немедленно!

— Ничего. — равнодушно пожал плечами Тео. — Я не обижаюсь на женщин.

— Как вы великодушны! — дрожа всем телом, проговорил Фило.

Нико с опаской покосился на него, как бы счетоводу снова не понадобилась помощь лекаря.

Лао также решил разрядить обстановку:

— Пойду поищу хозяев. Куда-то они все пропали.

— Окна подпирают, — фыркнул Тео.

— Господин великий маг. — заискивающе обратился к нему Фэрадей. — Мы приносим вам извинения за все эти…неприятности. Глория очень сожалеет! Шехмеда мы немедленно уволим.

— Как хотите. — снова пожал плечами маг.

— Только не выгоняйте его посреди ночи. — попросил Нико.

— Именно так я и поступлю! — воинственно воскликнул Лутос.

— Папа, не смейте! — в слезах проговорила Глория.

— Право, господин Лутос, он ведь и так ночует на конюшне! — заметил лекарь. — Поговорите с ним завтра…

— Я бы на вашем месте больше беспокоился насчет бури. — вставил Тео.

— Да-да. — огорчился Фэрадей. — Даже не знаю, как тут быть…

— Нужно поговорить с местным советом, предпринимали ли они какие-то шаги. С магической бурей должна разбираться гильдия. — ответил маг.

— А вы сможете что-нибудь с ней сделать? — осторожно спросил Фило.

— Пожалуй, я могу провести нас через перевал… Хотя, это довольно опасное предприятие. Лучше бы обойтись без бури.

— Разберемся с этим утром. — согласно закивал Лутос. — А вот и хозяин!

Действительно, Лао привел хозяина. Видимо, того подняли с постели: он был одет в пижаму, сверху был накинут халат, а на голове колпак.

— Дорогие мои постояльцы, простите меня! Кажется, я совсем забыл предупредить вас о наших обычаях! В цитадели рано ложатся спать! С заходом солнца вы не встретите ни одного человека. Простите меня, как же я мог позабыть про вас! Комнаты уже готовы, камины растоплены, но вам придется самим заселиться в них, все слуги уже легли.

— Ну ладно, если так… — растерянно проговорил Фэрадей.

Хозяин откланялся.

— Вот вам и радушие. — заметил Тео. — Кинул нас в столовой и ушел. Мы ведь даже не договорились, на какой срок останемся!

— Наверное, у них нечасто бывают посетители. — заметил Нико. — Люди перебираются через гору и едут дальше.

— Интересно, как давно началась буря, и застопорилось движение через перевал? — задумался маг.

— Давайте поговорим завтра. — устало проговорил Фило. — Простите меня, но, кажется, я плохо рассчитал свои силы… Кто-нибудь возьмет на себя хлопоты по распределению комнат?

— Конечно, не волнуйся, дядюшка. — уверил его Фэрадей. — Сейчас мы быстро разойдемся. Сначала дамы, прошу вас.

* * *

Тео стоял в коридоре, лениво привалившись к стене. Фэрадей ушел на конюшню, сказать Шехмеду, что серьезный разговор о его прошлом откладывается до утра. Лутос пытался утихомирить своих дочек, горячо вступившихся за конюха. Фило опять стало плохо с сердцем, и Нико отправился оказывать ему помощь. Дамы, уже получившие комнаты, укладывались спать. Лао пошел осматривать дальние покои…

— Мальчик!

Тео недоуменно обернулся. В темном холле стоял хозяин постоялого двора и махал ему рукой:

— Мальчик, подойди на минутку. Так ты учишься на мага?

— Вроде того. — сухо ответил Тео.

«Какой я тебе мальчик?!».

— А ты умеешь летать? Ну, или превращаться в птиц? Или в кротов?

— В чем дело? — ледяным тоном спросил маг.

Ему подумалось, что хозяин хочет попросить устроить цирковое представление.

— Тебе нужно убегать отсюда, мальчик. — шепотом сказал хозяин. — Если ты можешь перелететь через горы, то улетай! Или подкоп прорыть… И возьми с собой кого сможешь! Брата своего, ту маленькую девочку… А если не можешь их взять, то убегай сам! Их-то, может, не тронут, а вот тебя…

— И кого же я должен опасаться? — с интересом спросил Тео.

— Главы совета цитадели. — по-прежнему шепотом проговорил хозяин.

— И почему он так меня невзлюбил?

— Ты из гильдии магов! А здесь их не любят! И не посмотрят, что ты еще ребенок!

— Спасибо за совет. — перебил его маг. — Я учту.

В коридоре появился Лао, хозяин поспешил скрыться в темноте.

«Пенсне бы себе купил! Нашел ребенка…»

* * *

Тео сидел на подоконнике и смотрел сквозь покрытое изморозью стекло на улицу.

«Интересно, если после захода солнца никто не выходит из дома, то зачем все эти костры?»

Он протянул руку и стал водить ею по стеклу, а снаружи на ледяном узоре по воле его чар появился новый рисунок.

— Очаровательно. — похвалил Нико, подходя к брату. — Это — свинья на ослике?

— Потеря крови сказалась на твоем восприятии. — пожалел его маг, — Это — странствующий рыцарь.

— Ух ты! — восхитился лекарь, опускаясь рядом с ним. — Свинья — странствующий рыцарь!

— Осторожнее, подоконник может внезапно оказаться слишком узким для двоих! Особенно, когда тебя кто-то с него спихнет…

— Не обижайся. — миролюбиво проговорил Нико. — Я просто дразнил тебя.

— Похоже, кровопотеря влияет еще и на рассудок. — решил Тео. — Ни один человек в здравом уме и твердой памяти не станет дразнить великого мага.

— Я дразнил брата. И даже если ты сейчас превратишься в дракона, а потом обратно — я не стану тебя бояться.

— Я и говорю — влияет на рассудок.

Нико посмотрел на ледяные узоры и спросил:

— Что теперь будет с Шехмедом?

— Мне все равно, пусть решают сами.

Его брат нахмурился:

— Может, не стоило ворошить прошлое?

— Ага, пусть и дальше едут вместе с разбойником и ничего о нем не знают!

— Вообще-то он довольно предан своим нанимателям. Пытался их защитить.

— От кого это?

— От тебя.

— Пусть сами разбираются. — отмахнулся Тео. — И вообще, может, он тучу людей ограбил и обидел…

— А ты в прошлом никого не обижал?

Маг задумался. Потом уточнил:

— Ты имеешь в виду себя? Или других людей?

— А какая разница?

— Ты меня простил, а другие… Их обиды — их проблема.

— Почему ты такой жестокий? — грустно спросил юноша. — Мне больно за тебя.

— Иди спать, Нико. — хмуро проговорил маг. — Больной лекарь — унылое зрелище.

— Волдар. — вдруг произнес брат, кивая на окно. — Его зовут Волдар, да? Твоего рыцаря.

Тео замер от неожиданности, потом медленно спросил:

— С чего ты взял?

— Так звали твою игрушку: фигурку рыцаря в доспехах. Помнишь? Ты придумывал истории про ваши приключения.

— Какая у тебя хорошая память. — холодно произнес маг. — Помнишь имена моих игрушек…

— Этого — да! Я его терпеть не мог.

— Игрушку? — удивился Тео.

— Нет, персонажа. Ты придумывал истории, как вы путешествуете вдвоем: маг и странствующий рыцарь.

— И что? В сказаниях о рыцарях всегда так.

— Вдвоем, Тео! У тебя даже мысли не возникало, что меня тоже можно брать в твои приключения!

— Вот как. — Тео развернулся к нему и притворно задумался. — Дай-ка подумать. Может, это было связано с тем, что ты боялся темноты? И воды. И открытого огня. И лягушек. И…

— А в формировании какого из этих страхов ты НЕ участвовал? — любезно спросил Нико.

— А причем тут я? Темноты.

— Ты запер меня в подземелье.

— Причем тут это? Если бы меня кто-нибудь запер, я бы ничего не испугался. Просто ты от природы… впечатлительный. И стечение обстоятельств… неудачное. И вообще… С тобой же невозможно было играть! Я придумываю: «Мы идем по лесу, натыкаемся на поросшее мхом бревно, а это оказывается заколдованное чудовище, которое нападает на нас…». А ты сразу: «Ой, Тео, а давай мы не пошли к бревну, а отвлеклись на красивые цветочки и случайно его обошли. А чудовище лежало-лежало, ему надоело, оно расколдовалось и куда-то ушло».

— У тебя был перегиб в другую сторону. Все, что могло случиться плохого, обязательно случалось. Сказали не трогать волшебные яблоки, чтобы не разбудить чудовище, так твой Волдар обязательно его ел. Не зажигать черную свечу, он зажигал. Не будить ведьму — будил.

— Это называется — приключения!

— По-моему, твоего Волдара достаточно было посадить в сарай с лежащими на земле граблями, и он бы там нашел все возможные приключения. И ему бы никогда не надоело.

— Ты злой, Нико. — притворно посетовал маг.

— Скорее, ревнивый. Ты же любил его больше меня.

— Я и тебя любил. По-своему.

— Я тебя тоже. По-настоящему.

Тео приобнял его одной рукой за плечи:

— Если тебя это утешит, то когда Вил милостиво разрешил мне забрать с собой в Оплот одну из вещей, то я сразу подумал о тебе.

— Мне безумно лестно, что ты считал меня своей вещью. — шутливо поблагодарил Нико. — Я уверен, что мое место было где-то между игрушечным обручем и палкой, которой его нужно гонять. Но одно обстоятельство омрачает мне это признание. Насколько я помню, Вил смилостивился над тобой только после того, как в порыве гнева, открутил игрушечному сэру Волдеру голову. То есть, ты выбирал не между нами, а между мной и палкой для обруча.

— У тебя все-таки поразительная память! — похвалил его Тео.

— А знаешь. — вдруг нахмурился Нико. — Я не помню одной вещи… Точнее, человека. Кристофера. Нашего слугу.

Его брат промолчал. Лекарь продолжил:

— Не то, что его лица. Я совсем его не помню! Я знаю, что он служил у нас, что должен был отправиться с тобой, а потом вдруг исчез… Но совсем не могу его вспомнить.

— Что это ты вдруг стал думать о нем? — спросил Тео.

— Я рассказывал госпоже Лауре о том, как попал в Оплот, и упомянул…

— Когда это вы говорили? — встрепенулся маг.

— Давно, еще у реки.

— А… Когда ты ее в лесу бросил.

— Я ее не бросал! Мы с господином Фило проводили ее до шатра!

— Как же она снова в лесу оказалась? Не нашла вход в шатер, обошла его кругом и обратно в сторону леса побрела?

Где-то снаружи громко заржала лошадь.

— О, даже лошади смешно. — фыркнул Тео.

— Ей не смешно. — Нико резко соскочил с подоконника. — Это со стороны конюшни.

— Удивительно, как это лошадь туда попала? Эй, ты куда? — спросил маг, видя, что брат накидывает плащ. — Ты из-за фейри? Не бойся, он к нам больше не сунется.

Снова конское ржание, к той лошади присоединились другие.

— Там что-то случилось. — ответил лекарь.

— Ага, кони узнали, что ночуют рядом с разбойником. Требуют не компрометировать их, они — приличные лошади. — Тео поднялся на ноги. — Эй! Меня подожди…

* * *

Первое, что увидел Нико, подбежав к конюшне: дверь была подперта металлическим ломом!

Юноша схватил его, открывая проход, и сразу почувствовал…

— Тео, он нагрелся! Внутри пожар!

— Отойди в сторону! — велел маг и стукнул посохом.

Завыла вьюга. Потоки ледяного ветра с хлопьями снега хлынули в помещение через открытую дверь. Снежные вихри заметались среди языков пламени. Завязалась битва. Поначалу было неясно: кто из них голоднее. Жадный всепоглощающий огонь или стылая лютая вьюга. Но последняя не столько приносила, сколько забирала. Забирала живительный воздух, без которого пламя не могло существовать. Закрутила его в свои снежные вихри, а посмирневшие языки пламени засыпала белоснежными хлопьями…

— Тео, достаточно! Там же Шехмед! И лошади…

И вновь великий маг стукнул посохом: подчиняясь его воле, вьюга покинула этот дом.

Нико бросился вовнутрь. Кони сбились вместе, припорошенные снегом и дрожали, но, скорее, от страха, чем от холода.

Шехмед лежал на полу, раскинув руки. В правой руке он все еще сжимал увесистое полено.

— У него сильные ожоги… А теперь еще и недостаток кислорода, и обморожение…

— Ладно, в следующий раз дам ему сгореть живьем. Зато обморожение не получит… А он жив, кстати?

— Да. Надо перенести его в дом!

— Сейчас.

Тео наложил заклятие левитации, и тело конюха медленно воспарило в полуметре от земли.

— Иди вперед. — велел брату маг. — Подготовь место для него…

* * *

— Вот негодяй! — воскликнул Лутос.

— Это надо же было додуматься! — вторил ему Фэрадей.

— Устроил пожар… — покачал сухонькой головой Фило.

Пострадавшего уложили в гостиной. В помещении собралась толпа любопытных, в том числе и якобы спящие слуги.

Нико, на минуту оторвавшись от своего снадобья, помогающего от ожогов, обратился к группе мальчишек:

— Пожалуйста, позаботьтесь о наших лошадях. Они здорово напуганы и, наверное, нуждаются в чистке…

Конюшие посмотрели на хозяина, он помедлил, потом кивнул. Стайка мальчишек покинула дом, с улицы послышались их крики и топот.

— Одно слово — разбойник! — выдал вердикт Лутос.

— Хорошо, что мы узнали о его прошлом. — закивал Фэрадей. — Человек, который может устроить пожар…

— А с чего вы взяли, что это он устроил? — вдруг спросил Тео.

— А кто же еще? — удивился купец. — Решил нам отомстить… Вон, полено…

Он кивнул на руку конюха, которой тот сжимал деревяшку, заклинание левитации и ее случайно захватило с собой.

— Устроил пожар и сам чуть не угорел? — уточнил маг.

— Ну, господин Тео, вы сами знаете, что Шехмед особо острым умом не отличается. — развел руками Фэрадей.

— Вот именно. — согласился юноша. — А чтобы устроить внутри помещения пожар и одновременно с этим самого себя запереть снаружи — нужно быть очень изворотливым человеком.

— Его кто-то запер? — удивился Фило.

— Да. — ответил Нико, смазывая ожоги пострадавшего. — Ломом подпер дверь.

— Кто же это мог сделать! — воскликнул счетовод.

— Ваш племянник, например. — предположил Тео.

Все дружно уставились на мага.

— А что? Вы выяснили, что он бывший разбойник, решили избавиться, подпалили конюшню и заперли дверь. Если что, то вина будет на хозяине. Шехмед так громко подозревал его в…

— Я просто хотел защитить лошадей! — воскликнул хозяин двора.

Теперь все с изумлением смотрели на него.

— Это вы сделали? — удивился такому признанию Тео.

— Да! Но я всего лишь заботился о его безопасности! У нас тут… непринято по ночам… ходить.

Лутос ухватился за эту версию:

— Значит, Шехмед не знал, что заперт и устроил пожар.

— А, может, случайно. — робко предположил хозяин. — Мы ведь принесли ему огня на конюшню, искра могла случайно попасть на солому и…

— И полено он тоже случайно схватил? — грозно спросил Фэрадей.

— Может, хотел поленом солому потушить. — предположил Тео, старательно сохраняя серьезный вид.

Впрочем, предположил в полголоса, чтобы брат не обратил внимания на его реплику. К счастью, тот был занят пациентом.

— Так зачем вы заперли дверь? — вдруг подал голос Лао. — Да еще ломом?

— Я опасался за ваших лошадей!

— Почему? — не устроил этот ответ мужчину. — Если у вас тут никто не ходит по ночам?

— У нас так непринято… Среди приличных жителей. Но мало ли кто может ходить… Лучше не ночевать вне дома.

— Это очень сомнительное объяснение. — проговорил Лао.

— Тео, посмотри! — вдруг позвал брата Нико.

— Что там?

Маг подошел ближе и взглянул на Шехмеда, с которого лекарь снял верхнюю одежду. На коже конюха отчетливо проступали свежие шрамы, а в некоторых местах следы зубов…

— Они не кровоточили из-за обморожения. — пояснил Нико.

— Что это значит? — заволновался Лутос.

— Что Шехмед не просто так держал в руке полено. — медленно проговорил Тео. — Он пытался защититься.

— От кого? — испуганно спросил Фэрадей.

— От какого-то зверя… — лекарь повернул голову к хозяину, тот старательно отводил глаза.

Брат наклонился к его уху:

— Это не может быть наш старый знакомый?

— Вряд ли. Тот не оставлял следов. И пил кровь. А этот, похоже, пытался откусить Шехмеду руку. — Нико полностью развернулся к хозяину постоялого двора. — Вы ведь знаете кто это? Это от него вы прячетесь по ночам?

Тот молчал, потупив глаза.

— Я советую ответить на вопрос. — угрожающе произнес Тео.

— А я советовал тебе убежать. — грустно произнес мужчина. — А теперь слишком поздно.

— Что это значит? — заволновался Фило.

— Сюда идет глава совета. — печально ответил хозяин. — Он увидит, что ты маг и разберется с тобой.

— Ну, это мы еще посмотрим. — спокойно ответил маг. — Кто с кем разберется…

— А почему он идет сюда? — спросил Нико.

— Ему велено сообщать о любом новом появлении… ночного жнеца.

— Полагаю, так вы называете это чудовище. — догадался Тео. — Не слишком оригинально…

— Но почему вы решили, что он уже идет сюда? — снова спросил лекарь. — Ему же никто еще не говорил о случившемся?

Хозяин молчал, меланхолично глядя в окно.

— Мальчишки. — вдруг произнес Лао. — Вы отправили их за главой совета!

— Таков порядок…

— Ну и ладно. — равнодушно отмахнулся Тео. — Это всего лишь человек. Вот чудовище…

— Ты не понимаешь, бедный мальчик. Они захотят разобраться с тобой! И никто, ни один человек в цитадели за тебя не вступится… Все захотят твоей смерти.

— Ого! — поразился маг. — А мы что, встречались с ними раньше?

— Не знаю… — по-прежнему печально ответил хозяин. — Но ты из гильдии.

— Местные жители не любят гильдию магов? — спросил Нико. — За что именно?

— Именно за то, что гильдия магов прислала к нам это ужасное чудовище…

* * *

Главой совета цитадели оказался невысокий худой мужчина средних лет, с острым прищуренным взглядом.

— Маттео. — вполголоса обратился он к хозяину постоялого двора. — Почему я не получил от тебя сообщение о прибытии мага?

— Но господин Ранглар, это ведь всего лишь мальчик!

Глава совета скользнул взглядом по плащу Тео. Видимо, в отличие от своего собеседника, он в иерархии гильдии разбирался.

— Этот… мальчик — великий маг. А значит, из-за него было пролито немало слез…

— Это так. — легко согласился Тео. — Плакали великаны, чудовища, духи…

— Это жертва жнеца? — господин Ранглар коротко кивнул в сторону Шехмеда.

— Да, мой господин, на него напали в конюшне…

— Он жив?

— Да. — закивал хозяин двора, которого, как выяснилось, звали Маттео. — В конюшне начался пожар, мальчики прибежали туда и вытащили его… Жнеца, должно быть, спугнули…

Глава совета усмехнулся:

— Не сомневаюсь. Жнец не стал бы трогать мага гильдии…

— Хотелось бы узнать: в чем вы обвиняете гильдию? — поинтересовался Тео.

— Палач все расскажет тебе, мальчик. — тихо пообещал господин Ранглар.

— Послушайте, господин. — заволновался хозяин двора. — Возможно, его можно использовать в качестве заложника? Пусть гильдия снимет свое заклятие, а мы вернем им…

— Гильдия позволит нам уничтожить его, а потом расправится за преступление против магов. — ответил глава совета.

Тео задумчиво кивнул:

— В принципе, так они и поступят. Конклав не вступает в переговоры с преступниками…

— Как ты смеешь. — прошипел господин Ранглар. — Называть НАС преступниками!

— А что, не так? У вас тут бродит чудовище, а вы и не подумали предупредить нас. Более того, я так понимаю, Шехмеда должны были ему скормить? Хозяин, по доброте душевной, попытался запереть его в конюшне, но вашего жнеца так просто не остановишь.

— Нет, ты ошибаешься. — тихо ответил глава. — Всех вас должны были ему скормить. По очереди.

У Нико появилось нехорошее предчувствие:

— Вы что, не в первый раз так делаете? Сколько еще путников вы уже…

— Всех, мальчик. — спокойно ответил ему господин Ранглар. — Все путники, оказавшиеся в цитадели, попадают в ловушку. Магическая буря не дает им покинуть это место. Нет дороги ни вперед, ни назад. Отчаявшиеся люди неделями бродят по скалам среди метели, а выжившие все равно возвращаются в цитадель. Где их дожидается ОН. Жнец. Под покровом ночи он бродит по этому проклятому месту и собирает свою жатву… По воле проклятой гильдии цитадель Слеза действительно превратилась в оплот слез…

— А чем путешественники виноваты в ваших горестях? — воскликнул Нико. — Вы не оставляете им даже шанса на спасение! Преподносите их зверю как пищу!

— А кто давал нам шанс, мальчик?

— Но здесь же женщины! Ребенок!

— Думаешь, среди жителей цитадели не было женщин и детей? — зло усмехнулся глава. — Если жнец не получит пищу, он не останется голодным. Он найдет ее в другом доме. Но довольно печали… Завтра нас ожидает великий праздник! Публичная казнь приспешника гильдии.

Господин Ранглар сделал знак рукой. Сквозь стекло окон путники увидели, что дом окружила стража.

— Пойдешь с нами сам, мальчик? Или следует подпалить дом, чтобы выкурить тебя? Говорят, маги недолюбливают, когда их сжигают живьем…

— Выйдем на воздух. — любезно согласился Тео. — Здесь оказывать сопротивление неудобно.

— И второй. — велел глава совета.

— Но господин Нико не маг. — робко начал протестовать Фило.

— Вас больше должна беспокоить собственная судьба. — усмехнулся мужчина. — Скорее, мальчик.

Нико, сидевший возле больного, поднялся и подошел к брату.

— Мы быстро. — пообещал нанимателям Тео. — Пойдем…

* * *

Мальчики стояли посреди заснеженной улицы. Маг смотрел на главу насмешливо, его брат настороженно поглядывал по сторонам.

— Если вы не подчинитесь, стража расправится с вами прямо здесь. — угрожающе произнес господин Ранглар.

— Какая стража? — удивленно спросил маг. — Я никого не вижу. А ты, Нико?

— Огонь. — спокойно скомандовал мужчина. — Но, цельтесь в ноги. Пусть умрут не сразу…

Пауза.

Ничего не произошло.

— Так, может, кусты с ягодами не умеют стрелять? — предположил Тео.

Господин Ранглар резко обернулся. Стражи за его спиной не было.

Там, прямо на заснеженной улице, росли невысокие кусты с крупными красными ягодами.

— Что? Что это?!

Послышался громкий птичий гвалт, и на полянку обрушилась стая черных птиц. Шумно хлопая крыльями, они начали клевать ягоды.

Брызнул красный сок. Похожий на кровь. Раздался глухой человеческий стон. Кусты истекали алым соком и глухо стонали как живые люди…

— Что ты с ними сделал?! — закричал мужчина.

Он резко обернулся к магу.

На площади перед ним стоял только второй мальчик. И явно чувствовал себя неуютно.

— Где он?!

Мальчик пожал плечами.

Господин Ранглар выхватил из ножен меч и рванулся к нему.

И тут же оказался в каком-то длинном коридоре. Стены коридора состояли из множества больших зеркал, и в каждом из них отражалась его жертва. Сам мальчик стоял в конце коридора.

Мужчина бросился к нему. Он бежал вдоль зеркал с бесконечными отражениями, но жертва, казалось, не приблизилась ни на шаг.

— Это бесполезно. — спокойно сказал мальчик.

Внезапно одно из его отражений пришло в движение и злорадно ухмыльнулось. Глава сделал быстрый выпад и ударил по нему мечом. По стеклу пошли трещины, отражение, вместе с хозяином и другими двойниками, печально вздохнуло:

— Так вы ничего не добьетесь.

— Я уничтожу мага… — прошипел Ранглар медленно пробираясь по коридору, бросая на зеркала подозрительные взгляды.

И ему казалось, что некоторые отражения также наблюдают за ним…

— Даже если вы его убьете, то чудовище никуда не денется…

— Но я отомщу гильдии!

Отражения злорадно рассмеялись.

— Гильдия тут не причем, я в этом уверен. — сказал мальчик. — Это на них непохоже.

— Глупец, ты думаешь, что знаешь гильдию? — мужчина медленно кружил вокруг своей оси — отражения многозначительно смотрели на него.

«Который?!»

— Я прожил в Оплоте десять лет. Поверьте, я знаю их. Гильдия взимала с вас плату, так? А когда вы отказались платить, то наслала магическую бурю, чтобы цитадель больше нельзя было использовать в качестве прохода сквозь горы.

— А потом прислала чудовище… — подтвердил глава.

Мальчик покачал головой. Отражения повторили его движение. Ранглар подозрительно оглядел их, потом бросил взгляд через плечо и подскочил на месте. Отражение, находившееся за его спиной, тянуло к нему руку.

— Получай!

Удар мечом, и снова лишь трещины по стеклу.

— Для гильдии жизни людей не имеют значения. Цитадель они рассматривают только как источник выгоды. Приостановить работу цитадели с помощью бури — это одно. Но насылать сюда чудовище! Кто будет пользоваться таким проходом? Люди станут бояться! Цитадель перестанет приносить доход.

— В чем ты пытаешься убедить меня, мальчик? — устало спросил мужчина.

— К возникновению чудища гильдия непричастна! Мы не можем вмешиваться в ваши дела с гильдией. Но можем помочь разобраться с чудовищем. Разве вам не это нужно?

— Ты будешь помогать нам? — усмехнулся глава.

— Мой брат. — уточнил мальчик. — Поверьте, ему не впервой связываться с чудовищами.

— А почему я должен тебе верить? Может, это уловка? А твой брат просто хочет сбежать?

— Если мой брат захочет скрыться, то ваше разрешение ему не понадобится. Вы же сами это понимаете. — он развел руками, указывая на зеркальный лабиринт. — Но он взял обязательства перед нашими спутниками. И будет защищать их. Не глупите. Мы вам не враги.

— Да и выбора у вас особого нет.

Ранглар снова вздрогнул. В другом конце коридора, том, откуда он пришел, стоял сам маг. Все отражения исчезли.

— Либо не мешать мне работать, либо тихо дожидаться пока ваш жнец сожрет всех обитателей цитадели. — произнес маг. — И да, не сомневайтесь, ни один путник больше не забредет в вашу кормушку для чудовища. Об этом я позабочусь.

— Решайтесь. — миролюбиво проговорил второй мальчик. — Вам нечего терять.

— Да. — мужчина убрал меч в ножны, — Ты не ошибся. Мне больше нечего терять. Жнец уже забрал мою семью.

— Нам нужны некоторые сведенья, — сказал брат мага. — Зайдемте в дом?

Зеркала исчезли. Они снова оказались на площади перед постоялым двором. Оба мальчика теперь стояли перед ним.

— Что ж… — глава сделал шаг в сторону дома.

За его спиной послышалось вежливое покашливание.

Вот уже в который раз несчастному пришлось испуганно обернуться.

За его спиной стояла стража:

— Господин, а… мы разве не ведем мага в тюрьму?

Ранглар недоуменно хлопал ресницами — все стражники, целые и невредимые, стояли за его спиной. И, судя по их озадаченному виду, не понимали, что произошло.

— Я… — глава мотнул головой в сторону двери.

— Что-то внутри забыли? — предположил один из стражников.

— Да. — фыркнул маг. — Свою голову. Но, теперь, кажется, нашел…

* * *

— Столетие назад гильдия построила эту цитадель в горах. Они видели в ней лишь одну выгоду — проход сквозь скалы. Конклав передал строение людям, но лишь в пользование…

— А сами взимали с вас плату.

— Плату… — усмехнулся господин Ранглар. — Они забирали почти все! Оставляя нам лишь крохи. За сотню лет цитадель стала нашим домом. Мы расширили ее, развили, обжили, обороняли, построили дороги. Но цитадель по-прежнему принадлежала гильдии! Представьте, один раз сделать вложение и получать прибыль целую сотню лет!

— Да… — протянул Фило, но, скорее мечтательно, чем сочувствующе.

— Но главная наша заслуга — мы развивались! Цитадель перестала быть лишь проходом среди скал! Мы изучали их, изучали горное дело, погодные явления, местные растения и травы… И мы добились успеха!

— И гильдия потребовала больше денег. — легко предсказал результат Тео.

— Да. За те заслуги, которые им не принадлежали. Но мы отказались платить. И они наслали на нас магическую снежную бурю. Казалось бы, она бушует только за стенами цитадели. Но это означало, что никто не сможет покинуть ее! Путники спокойно приезжали, не замечая бури, но вернуться назад уже не могли.

— Как давно это началось? — спросил маг.

— Около трех месяцев назад.

— И много путников посетило вашу цитадель за это время? — взволнованно спросил Нико.

— Не переживай, мальчик, очень мало. Не знаю почему, но поток желающих перебраться через горы резко иссяк. Возможно, тоже проделки гильдии.

— Нет. — догадался лекарь. — Это из-за переправы через Закатную. Переправа неподалеку от Еловых лап не работала несколько месяцев! Люди ехали на следующую, восточнее, и, видимо, выбирали другую дорогу на юг…

— Что ж, им повезло… — усмехнулся глава. — А нам нет. Потому что спустя пару недель, после возникновения бури, нас посетил Жнец.

— Как он выглядит? — спросил Тео.

— Те, кто его видел, уже ничего вам не расскажут, господин маг. Мы знаем только, что он приходит по ночам, оставляет за собой растерзанные тела и боится огня.

— Да? А почему вы так решили?

— Везде, где он побывал, рядом с растерзанными телами мы находили только что потухший очаг.

— Возможно, он покинул конюшню оттого, что там завязался пожар. — предположил хозяин постоялого двора.

— Вы поэтому везде жжете костры? — спросил Тео.

— Да. Кроме того, буря затмевает солнце. Огонь дает свет, тепло и надежду…

— Затратная у вас надежда. — заметил маг.

— Мы не зря изучали горное дело, господин маг. Наше топливо уникально. Его требуется совсем малое количество, а пламя высокое и сильное.

— Вы не боитесь пожаров? — спросил Нико.

— Все деревянные части домов пропитаны специальным составом. Вы могли бы не суетиться так в конюшне, она бы не пострадала.

— Прямо волшебная у вас цитадель. — скептически заметил Тео. — И раствор против пожаров, и топливо…

— Я же сказал, мы не сидели на месте эту сотню лет…

Было видно, что юноша не слишком верит в способности обитателей цитадели.

— Значит, вы не обращались в гильдию? — еще раз уточнил Нико.

— Какой смысл?

— Они бы помогли вам с чудовищем, ведь оно покушается на зону их интересов…

— Глупый мальчишка! Неужели ты думаешь, что гильдия присылает своих магов бесплатно? Спроси у своего брата, сколько стоят его услуги по сопровождению купцов!

— Он не знает, заказчик договаривается непосредственно с гильдией…

— Пятьдесят золотых? — предположил Тео.

Пауза. Тяжелый вдох Фило:

— Пятьсот.

— Сколько?!

— Так мало? — удивился господин Ранглар. — Я слышал, что маги берут за сопровождение не меньше тысячи золотых!

— Да. — кивнул Лутос. — Но за господина Тео запросили только пятьсот, так как он еще очень молод…

— Что?! — обиделся Тео.

— А вы богатые купцы, раз можете нанимать мага за пятьсот золотых для охраны двух телег. — тихо проговорил глава совета. — Что же такое вы везете?

— Ничего особенного. — развел руками Фэрадей. — Кухонная утварь, некоторые продукты, ткани, лечебные травы…

— И какая нужда нанимать мага для охраны горшков?

— Это… это долгая история. — выдавил из себя Лутос.

Тео шепотом, так, чтобы слышал только его брат, возмутился:

— И как я мог на это купиться?

Брат успокаивающе прошептал в ответ:

— Вспомни, мы должны были всего лишь проводить их до Лягушатников. Никто не предполагал, что по дороге возникнут такие проблемы, требующие твоего вмешательства.

Тем временем господин Ранглар не унимался:

— Ваши товары весьма пригодятся нам в цитадели… За три месяца изоляции наши запасы истощились.

— Боюсь, что у нас уже есть покупатель. — нервно заерзал Фэрадей.

— Вы нескоро до него доберетесь.

— У нас нет ничего скоропортящегося… — заверил Лутос.

— И вас весьма подходящий холодный климат… — вторил ему компаньон.

— И никто не гарантирует вам, что вы вообще доберетесь до своего заказчика. — продолжал глава совета не слишком дружелюбно. — Советую подумать над моим предложением… Возможно, скоро в цитадели начнется паника, и тогда вам уже не удастся продать ваши товары…

— Эй! — одернул его Тео. — Довольно. Эти купцы под моей защитой. И их товары тоже. А в округе осталось еще много голодных птиц…

— Господин Ранглар, нам понадобится ваша помощь. — сменил тему Нико…

— Какая именно?

— Вы должны припомнить некоторые детали: не случалось ли в последнее время странных болезней, исчезновений, а, главное, смертей?

— Мальчик, у нас вымерла половина населения…

— Простите, я неясно выразился. Я имел ввиду ДО появления зверя. Точнее, непосредственно перед ним.

— Какое это имеет значение? — удивился господин Ранглар.

— Чудовища не возникают из ниоткуда. — ответил Тео. — Их появлению всегда предшествуют некоторые события. Особенно, если учесть, что ваша цитадель была изолирована, благодаря снежной буре…

— А главное, она изолирована теперь! — добавил его брат.

— Это важно?

— Конечно. Ведь чудовище тоже не может покинуть это место. Значит, оно прячется где-то здесь…

— И потом, у нас есть свидетели! Которые видели нападавшего. — сказал маг. — Ведь в конюшне были кони!

— Тео. — строго произнес лекарь.

— И Шехмед тоже…

* * *

— Значит так. Если на тебя нападет чудовище — кричи! — давал инструкции Тео.

Они с братом остались в гостиной вдвоем, не считая раненного конюха. Маг собирался отправиться в предоставленные ему покои, а лекарь должен был остаться ночевать возле больного, чтобы менять повязки.

— А ты услышишь? — засомневался Нико. — Когда на меня напал фейри, я тоже тебя звал.

— Ну ладно, если тебя никто не услышит, то предложи чудовищу сначала доесть Шехмеда, а сам прячься в камин.

— В горящий?

— Конечно. Оно же огня боится. И, главное, если чудовище все-таки до тебя доберется, постарайся хотя бы рассмотреть его получше!

— Спокойной ночи, Тео.

Первый час дежурства прошел нормально. Никаких чудовищ. Пациент чувствовал себя неплохо. Нико снова обработал ожоги снадобьем, сменил повязки на ранах. К счастью, они не гноились, у конюха не поднималась температура тела, а значит, заражения удалось избежать.

Лекарь вернулся в широкое кресло (в гостиной больше не было лежачих мест) и закутался в плед. Огонь в камине ярко горел, чуть потрескивали поленья.

«А как выглядит это волшебное топливо? Тут везде только дерево…»

Нико прикрыл веки.

Неясно, сколько времени прошло, но до слуха юноши вдруг донесся неприятный скрежет, словно кто-то провел ногтем по стеклу. Он бросил взгляд на окно и вздрогнул.

На мгновение, лекарю показалось, что огонь бушует прямо под окнами. Но нет, это всего лишь пламя камина отражалось в стекле. А костры на улице по-прежнему горели, но на приличном расстоянии от жилища людей.

Нико встал с кресла, размял спину и подошел к окну. Падали хлопья снега. Отблески огня блуждали по снежному узору, отражаясь в маленьких гранях. Юноша вспомнил рыцаря, которого нарисовал брат…

В правом углу окна возникло новое отражение: маленькая худая фигурка в белом.

Нико быстро обернулся:

— О, госпожа Глория…

— Простите, я вас напугала.

— Я не ожидал вас встретить в этот час. — лекарь двинулся ей навстречу, лихорадочно соображая: все ли в гостиной приличествует ситуации.

Шехмед был укрыт, все окровавленные бинты и полотна убраны, он сам хоть и недавно с постели (с кресла), но вполне готов принимать посетителей.

— Вы хотели спросить о Шехмеде? — догадался Нико.

— Да… Я услышала, как папа говорил с дядей Фэрадеем. Это правда? Он пострадал?

— Да. Случилось несчастье, на конюшне. Но не переживайте, он быстро поправится. Вы сможете навестить его уже утром.

Девушка помедлила:

— Господин Нико… А правда, что это ваш брат спас Шехмеда?

— Да, это так. Он потушил пожар и вынес Шехмеда.

— Он… он ведь великодушный человек, да? Ваш брат.

— Да, так и есть. А почему…

— Вы с братом живете неподалеку? В Оплоте. — перебила его Глория.

— Да. Совсем близко.

— То есть… Если поселиться рядом с господином великим магов, то… с вами можно часто встречаться?

— Пожалуй, так. — улыбнулся юноша. — А вы собираетесь переехать в Оплот, госпожа Глория?

Девушка слегка покраснела и тихо произнесла:

— Знаете… Если мне предстоит навсегда расстаться со своими родными, друзьями и… любимым. — последнее слово она произнесла чуть слышно. — То я бы хотела, чтобы рядом оказался такой человек как вы! Ах, я никогда в жизни не встречала юношу добрее вас!

Лекарь с удивлением выслушал это признание:

— Госпожа, у вас что-то случилось?

Глория сделала глубокий вдох и сдавленно проговорила:

— Ваш брат… Надеюсь, он и вправду великодушный человек.

Она резко повернулась и выбежала из комнаты, оставив молодого человека в состоянии крайнего недоумения.

* * *

Нико снился тревожный сон. Они с Тео снова маленькие и сидят на полу детской в их фамильном замке. Рядом стоит свеча, одна стена освещена, они с братом играют в театр теней. Тео отдал ему большого бумажного дракона, мальчик водит им в воздухе, и на стене появляется его тень. Большая, черная и страшная. Но вдруг бумага в руках Нико вспыхнула и загорелась, мгновенно ее охватило пламя. Испуганный ребенок отбросил ее в сторону. Огонь перекинулся на стену, и тень дракона загорелась. Она повернула к мальчику свою страшную голову и отделилась от стены, черная как уголь, а контуры ее ярко тлели багровым свечением. Дракон спрыгнул на пол и двинулся к нему, тяжело перебирая короткими лапами и шевеля длинным хвостом. Крыльев у него не было, и ящер не слишком сильно возвышался над землей.

Глядя на свою жертву горящими глазами, он прижался к полу, готовясь сделать бросок. И мальчику некуда было скрыться, ведь вся комната горела в огне…

Нико распахнул тяжелые веки.

Комната утопала в темноте. А ужасный ящер, похожий на тлеющий уголь, по-прежнему готовился к прыжку!

— А! — юноша вскочил с кресла, все еще не понимая, где сон, а где реальность.

Возле окна что-то громыхнуло, хлопнули ставни, и в комнату залетела метель. Занавески взметнулись, разложенные на столах бумаги покинули свои места, а едва тлеющий очаг окончательно погас…

Пару мгновений Нико стоял, не шевелясь, только растерянно хлопая ресницами.

Он находился в помещении один. Никаких драконов. В комнате было темно и холодно, открытое окно впускало стужу. Ветер разметал по полу какие-то бумаги и золу из камина.

Юноша помотал головой. Похоже, тревожный сон крепко вцепился в него и не захотел отпускать даже после пробуждения.

В помещении стало слишком холодно.

Лекарь подошел к окну и закрыл ставни.

«Нужно разжечь камин…». — подумал он, но другая настойчивая мысль крутилась у него в голове.

Почему окно открылось? Ветер? Но… ведь ставни открываются наружу…

Шехмед?!

Нико бросился к своему пациенту. Тот лежал на своем месте, укрытый одеялом. Только раненную руку он высвободил наружу. И… повязки нет? А одна из ранок снова открылась…

— Нет!

Лекарь быстро вызвал его фантом.

— Проклятье!

У конюха обнаружилась кровопотеря. Снова.

* * *

— Ты его разглядел? — спросил Тео.

— Какое там! Из меня никудышный сторож. — грустно откликнулся Нико. — Я в это время во сне от дракона убегал. Случайно проснулся…

— Что-то тебе все время драконы снятся.

— Этот был скорее просто ящерицей. Но огромной.

— А вот интересно… Наш неупокоенный комар от кого убегал?

— А почему ты думаешь, что он убегал? — удивился лекарь.

— А с чего бы ему срочно покидать комнату через окно, да еще и шуметь так, чтобы разбудить возможного свидетеля?

— Свидетель все равно все проспал… — вздохнул Нико.

— Ладно, не переживай. Этому увальню сильно навредили?

— Тео! Он же рядом лежит!

— Вот именно. Я никогда не оскорбляю людей за глаза. Только в лицо.

Брат лишь покачал головой.

— Ну так что? — повторил вопрос маг. — Вид у него не слишком растерзанный.

— Он поправится. Шехмеду повезло, у него прекрасное здоровье.

— Разбойникам это свойственно.

— Перестань, ему и так уже досталось…

— Ладно. Я окружил двор куполом, до утра продержится. Правда, не уверен, что для нашего комара он будет преградой… Купол больше защищает от людей.

— Интересно, как он пробрался в цитадель?

— Пришел за нами, конечно. Буря только не выпускает никого, а впускает всех желающих.

— Чудовище тоже могло придти извне.

— Вряд ли. Наш комар преследует караван от самого Оплота, неудивительно, что он оказался здесь вслед за нами. А чтобы в застрявшей в горах цитадели вдруг очутилось какое-то жуткое чудовище…

— А что не так?

— Чудовища, которые питаются людьми, обычно выбирают места погустонаселенее. У меня создалось впечатление, что этот жнец возник именно тут, а вот покинуть это место не может, как и остальные жители.

Нико посмотрел в окно, до рассвета было еще далеко.

— Как ты думаешь, все кто мог на нас напасть — уже напали?

— Я так думал в прошлый раз, когда тебя здесь одного оставлял.

— Придется повторить эксперимент. — устало проговорил лекарь.

— Зачем? Я тоже останусь тут.

— Здесь спать негде. — развел руками его брат.

— А вон кресло.

— Это мое.

— А разве лекарь не должен сидеть всю ночь у постели больного?

— А разве маг не должен нести дозор по периметру охраняемой территории?

Возникла пауза. Братья внимательно смотрели друг на друга. Потом наперегонки бросились к единственному креслу. К счастью, оно было достаточно широким, оба юноши поместились там, пихая друг друга и давясь от смеха.

— Хватит! — строго призвал брата к порядку Нико. — Как ты себя ведешь?

— А сам?

Снова пауза. Братья замерли и… одновременно рванулись к единственному пледу. Завязалась короткая потасовка.

— Я первый! — объявил маг.

— Ты сидел ближе!

— Умей проигрывать.

Нико задумался на мгновение, потом спокойно объявил:

— Спокойной ночи, Тео.

И быстро пристроил голову на плечо брата.

Магу потребовалось пару минут, чтобы понять, что самому ему некуда будет прислонить голову: у кресла была слишком короткая спинка.

— Я тебя избаловал! — недовольно заметил Тео. — Уступал тебе все время…

— Угу… — пробормотал Нико, уже задремавший.

Маг насупился: «И чего я решил эту орясину охранять? Да его чудища вдвоем никак сожрать не могут! Только кусают по очереди, а он все равно живее всех живых…».

Тео бросил взгляд на конюха, который по-прежнему был без сознания, и, все-таки, вынужден был признать, что человек, который из-за полученных ран не может защищаться сам, заслуживает особого ухода.

— Ладно… — п робормотал он.

Маг развернул свой трофейный плед, накинул одну часть полотна на ноги, а второй осторожно укрыл спящего брата.

До рассвета не так уж и долго…


6

— Когда лошади узнали, что ты разбойник, то они отвернулись от тебя!

Голос брата настойчиво пробивался сквозь сон Нико.

— Лошади подождали, пока ты заснешь, и устроили пожар! Они готовы были пойти на массовое самосожжение, но не разделять ночлег с преступником.

Послышался глухой стон Шехмеда. Юноша вынужден был открыть глаза, дабы вмешаться.

— Тео, что ты… — начал он хриплым со сна голосом.

— Но Глория! Она же приходила сюда, я помню! — взволнованно заговорил конюх.

— Да? — удивился Тео. — Тебе приснилось.

— Нет, она действительно приходила. — подтвердил лекарь.

Он поднялся и стал разминать конкретно затекшие конечности.

— Ах да. Она просила передать, что все кончено.

— Шехмед, зачем ты вообще его слушаешь? — спросил Нико у убитого горем пациента.

— Маг сказал, что я обязан ему спасением…

— О, тут ты не соврал! А мог бы придумать, что он сам выполз из конюшни.

— Зачем придумывать, когда есть факты? — удивился брат.

— То есть, ты не помнишь, что случилось ночью? — наконец догадался юноша.

Конюх развел руками:

— Нет. Я лег спать, собирался уйти на рассвете. А потом… Кажется, на меня напало что-то темное. Мы стали драться. А потом солома вспыхнула от огня.

— Вот и портрет преступника. — с важным видом кивнул маг. — Как увидим на улице что-нибудь темное, так сразу и схватим.

— Если тебе скучно, ты можешь затопить камин. — предложил Нико, поеживаясь от холода.

— Я топил.

Лекарь посмотрел на камин, потом на брата:

— Ты просто волшебник, Тео. По камину ни за что не скажешь, что его кто-то топил… Я пойду, умоюсь. Не ссорьтесь, ладно?

* * *

Возвращаясь обратно, в холле Нико столкнулся с госпожой Клариссой. Похоже, она только что вернулась с улицы.

— А вы ранняя пташка, госпожа.

— Ох, господин Нико, я ужасно провела ночь! В этом месте страшные сквозняки — у меня ломят все кости! А перепады температуры? У меня всю ночь голова идет кругом, хорошо, что я все время ношу с собой нюхательные соли! И эти ужасные костры! От них в воздухе сплошная сажа, мне нечем дышать! И горячий воздух сушит кожу! Моя дорогая Лаура, у нее такой очаровательный цвет лица, ей нельзя здесь находиться! У вас ведь есть масла, да, господин лекарь? Они увлажняют кожу…

— Да, я…

— И волосы! Волосы блекнут! Для них нужны яичные желтки. Как вы думаете, у хозяина есть?

— Я не думаю…

— У милой Лауры такие чудесные локоны! Чудовищно, если они поблекнут от этих ужасный костров! Я запрещу разжигать камины в наших комнатах!

— Но вы замерзните…

— Шерстяные носки! Ими можно вылечить любой кашель, если обвязать носок вокруг горла! А от этой сажи меня мучает сухой кашель, право, какое ужасное место! — всхлипнула вдовушка и стремительно направилась в свои покои.

— Хорошего дня, — помахал ей на прощание Нико.

Нет, конечно, как лекарь он обязан прислушиваться к жалобам пациентов, но… Проблемы госпожи Клариссы явно находились исключительно в ее голове.

* * *

— Ты неправильно поджигаешь!

— Не учи меня жить, конюх!

— Да скажи честно, ты же никогда раньше не топил камины!

— Слушай, ты! Да в одном году моей жизни больше событий, чем в десяти твоих! Мне подвластны такие вещи, о которых ты и помыслить не можешь! Я могу поджечь эти дрова одной искрой, и они будут отапливать весь дом в течение дня!

— А где ведьма? — спросил Нико, заходя в гостиную.

Оба спорщика недоуменно на него посмотрели, юноша пояснил:

— Обычно, когда Тео рассказывает сказки, в них всегда присутствует какая-нибудь ведьма. А в этой сказке про камин ведьмы еще не было.

— Сам растапливай! — тут же обиделся маг.

Он уступил место брату и, насупившись, устроился в кресле.

Шехмед с интересом на него посмотрел:

— Судя по тому, что ты дожил до этого возраста — в Оплоте каминов не было?

— В Оплоте есть слуги. — холодно ответил Тео.

— Ого! Небось, у тебя была целая свита. — насмешливо произнес конюх.

— Нет, у каждого мага только один слуга… из людей. А духов может быть много. — ответил Нико, возясь с поленьями.

Он нашел возле камина мешок с каким-то черным порошком.

— Бедняга! — посочувствовал Шехмед. — А он…

— Ты бы лучше о своей судьбе подумал. — перебил его маг. — Забыл? Ты остался без работы.

— Благодаря тебе. — не преминул напомнить конюх.

— А я причем? — удивился юноша. — Я тебя, что ли, грабить заставлял?

— Я не грабил! А только… Забирал… не все. И только у тех, кто не обеднеет! И отдавал сиротам и вдовам!

— Которые стали таковыми после твоих грабежей?

— Что ты болтаешь, маг! Конечно, нет…

— А дружков своих почему предал?

Конюх помрачнел:

— Они мне не друзья… Они поступали не так, как мы договаривались…

— Стало быть, грабили всех, забирали все, а деньги оставляли себе. — догадался Тео.

— Да… А потом туда приехали они. Лутос, Фэрадей и… — он покраснел. — У них ведь почти ничего не было с собой! А эти… Все равно решили их ограбить. У девочек дешевые побрякушки забрать…

— А тут ты. Герой. Освободитель. — насмешливо проговорил маг.

Шехмед опустил голову.

— Тео! — позвал брата Нико. — Смотри, я, кажется, нашел волшебное топливо.

— Где? — юноша поднялся со своего места и подошел к брату. — Этот порошок? А с чего ты взял…

— Смотри!

Лекарь бросил на занимающиеся огнем поленья щепотку порошка. Вспыхнуло пламя. Высокое, ровное. Показательно было то, что поленья почти не обгорали, словно языкам огня было достаточно только порошка, покрывавшего их.

— Горное дело, значит? — хмыкнул маг. — Либо господин Ранглар обманывает себя, либо нас… Этот порошок — явно не дело рук людей…

* * *

— Значит, он здоров? Отлично! Тогда пусть покинет этот дом! — горячился Лутос.

Они собрались за скудным завтраком: братья и их наниматели.

— Но куда ему идти? Все обитатели цитадели в ловушке. — заметил Нико.

— Можно использовать его в качестве приманки для жнеца. — предложил Тео.

— Господа, но разве Шехмед хоть раз вас подвел? — вступился за конюха его близнец. — Или причинил вред? Мне он показался очень преданным работником… Особенно, когда он пытался предупредить вас о Тео.

— Эй, хватит уже вспоминать об этом! И вообще, мы собирались поговорить о другом.

— Да. — вспомнил брат. — Господин Фило, а где вы нашли этого заказчика, который нанял вас?

Старичок развел руками:

— Мне рассказал о нем один знакомый из гильдии. Собственно, он рассказал об этом случае, как о шутке: какой-то человек ищет купцов, согласных привезти посуду в маленькую деревеньку и нанять мага для охраны!

Тео насупился.

— А вы ухватились за это предложение… — протянул Нико.

— Ну, не сразу… Хотя, кого я обманываю, как будто у нас был выбор! Мы же остались совсем без средств, этот заказ был нашей последней… — тут он осекся.

— Господин великий маг. — осторожно спросил Фэрадей. — Так мы все-таки едем в Лягушатники?

— Да. Хочу взглянуть на этого вашего заказчика. А он, несомненно, ожидает увидеть меня.

Купцы переглянулись, а Фило тихонько проговорил:

— Значит, сделка состоится?

— Дядюшка!

— Мы не можем взять эти деньги! После того, что господин великий маг сделал для нас!

— Да берите, мне все равно. — отмахнулся Тео.

— Но… это неправильно!

— Как мы можем!

— Делайте, что хотите. Меня людские проблемы совершенно не заботят. — равнодушно ответил маг. — Тем более, сейчас у нас другая проблема. Жнец и заколдованная цитадель. Интересно, где этот Ранглар ходит? Мы договорились встретиться утром…

— Тео. — брат толкнул его локтем в бок и кивнул на окно.

— Что? Он идет?

— Нет.

Через стекло было видно, что за окном стоит господин Лао. Кажется, он собрался на прогулку.

— О, прошу нас простить. Мы отлучимся на минуту…

* * *

— Господин Лао!

— Что? — хмуро ответил мужчина, бросив косой взгляд на братьев.

— У меня есть к вам вопрос. — сказал маг.

— Слушаю.

— С какой целью вы присоединились к нашему каравану?

— Вы не поверите, если я скажу. — усмехнулся Лао. — Я тоже держу путь на юг.

— Да? А может, вам кто-нибудь заплатил?

— Вы не слишком разбираетесь в житейских делах, господин великий маг. Попутчики, присоединившиеся к каравану, оплачивают свое присутствие, а не наоборот.

— Мне это известно. — нахмурился Тео. — Как и то, что некий человек в Лягушатниках заплатил одному из наших попутчиков, чтобы тот почтил нас своим присутствием.

Мужчина помедлил, затем произнес:

— Я не единственный ваш попутчик.

— Но самый подозрительный.

— Возможно. — не стал отрицать Лао. — Но у меня нет против вас никаких злых умыслов. Я всего лишь еду на юг.

— Очень неожиданное решение. Мало кто направляется в ту сторону. — сухо заметил маг.

— Я еду дальше, еще южнее.

— Почему вы решили присоединиться к купцам? — спросил Нико. — Разве мы не задерживаем вас? Один вы бы доехали быстрее…

Мужчина вздохнул. Затем медленно произнес, осторожно подбирая слова:

— Дорога на юг изменилась, господин Нико. Что-то неладное творится в этих землях. Да вы и сами заметили. И чем ближе мы подъезжаем к вашей родной деревне…

— Скажите еще, что это мы виноваты. — фыркнул Тео.

— Не стану скрывать, я присоединился к купцам не случайно. Я услышал их разговор. О том, что они ждут великого мага. И решил, что под защитой дорога будет безопаснее. О вашей личности я не наводил никаких справок. — он бросил на юношу быстрый взгляд. — И, быть может, это был очень неосмотрительный поступок… Прошу меня простить.

— Эй, мы еще…

Тут маг заметил господина Ранглара вместе с помощником.

— Ладно. Потом договорим… — он двинулся навстречу главе совета.

Господин Лао развернулся в противоположную сторону, но прежде, чем уйти, произнес вполголоса:

— Темные дела и злые помыслы усложнили путь на юг. И чем ближе мы подъезжаем, тем тяжелее преодолевать эти преграды. Но они всего лишь круги на воде. А где же сам камень…

Едва закончив фразу, мужчина поспешил скрыться.

* * *

Помощник господина Ранглара был невысоким толстячком, который невероятно занудливо бубнил себе под нос список таинственных происшествий:

— Со двора господина Барклая пропал бочонок с капустой. Бочонок нашли через два дня возле южной стены. Расследование ни к чему не привело. У госпожи Тавриды пропал черепаховый гребень прямо из прически. Господа Ункас и Гиго пропали вечером в пятницу и объявились только в воскресенье после полудня. Утверждают, что не помнят, где находились…

— С вами все в порядке, господин великий маг? — спросил Ранглар.

— Да. Просто я впервые в жизни жалею, что меня не пристрелили накануне. А ведь была возможность…

— Давайте сразу перейдем к списку таинственных смертей. — предложил Нико.

Помощник господина Ранглара неодобрительно покосился на него и пробурчал:

— Я составлял этот список половину ночи…

— Не в моей власти вам помочь. — развел руками лекарь.

«Тяга к бессмысленному времяпрепровождению не лечится».

— У госпожи Майры умерла коза.

Пауза.

— И что? — спросил Тео.

— Это все таинственные смерти.

— И что тут таинственного?

— Она была молодой и здоровой.

— И переела капусты господина Барклая. Возможно, этим спасла его от смерти. — фыркнул маг. — У вас тут, между прочим, люди умирают! А вы нам про козу рассказываете!

— Других таинственных смертей не было. — пробубнил помощник.

— А не таинственных? — спросил Нико.

Тот на минуту задумался, потом ответил:

— Скончался господин Мариус. Но он умер от старости! Это был господин преклонных лет, проживал один…

— А чем он занимался?

— Изучал горное дело.

— Отлично. — поднялся маг. — Такие одинокие старики — идеальные кандидаты для создателей чудовищ. Покажите нам его дом.

* * *

Они вышли в холл. Братья подошли к гардеробу, чтобы накинуть верхнюю одежду.

— Это еще что?!

Нико держал в руках свой плащ — на подоле была огромная дыра с обугленными краями. Собственно, благодаря этой дыре плащ теперь доходил юноше только до колен, дальше его плащом можно было назвать чисто символически.

— Да как же так…

— Наверное, прожег случайно. — предположил Тео.

— Да когда?

— Потом разберешься. Иди, возьми другой!

Лекарь послушно отправился в свои покои. Когда они собирались в дорогу, то он взял с собой и второй плащ.

Но почему тот, среди вещей, лежит сверху? Он ведь его не доставал… Проклятье!

Второй плащ оказался в еще худшем состоянии, он был весь в дырах. То же самое и с рубахами…

— Ну где ты там? — Тео не выдержал и пошел за братом. — Этот зануда мне все уши пробубнил, что мы отрываем его от работы!

— Посмотри.

— Интересно… Кто это постарался? Кажется, у тебя есть недоброжелатель…Эй, а ты мои вещи проверял?

Нико покачал головой. Маг бросился к своей седельной сумке, но его вещи находились в целости.

— Странно…

Лекарь вздохнул:

— Как ты думаешь, в заколдованной холодной цитадели уже начали испытывать нехватку одежды? Они продадут мне что-нибудь?

— А оно тебе надо? — Тео вытащил свой теплый плащ из сумки. — Мы же здесь ненадолго. Возьми мой. Как доберемся до цивилизованного места, купишь себе другой.

Нико с сомнением посмотрел на расшитую ткань:

— Но на нем твои знаки отличия…

— И что?

— Нас будут путать…

— Ой, эка невидаль. Ну, пошли скорей! Чем быстрее мы разберемся с этим жнецом, тем быстрее уедем отсюда.

* * *

У господина Мариуса, прожившего скромную одинокую жизнь, был собственный домик, но не слишком большой. Помощник главы, сосредоточенно сопя, справился с замками и впустил братьев вовнутрь.

Убранство дома казалось сильно заброшенным. Толстый слой пыли, паутина, поблекшие зеркала, повсюду свалены различные предметы обихода.

— Как давно он умер? — уточнил Тео.

— Два месяца и шестнадцать дней назад. — важно ответил помощник главы. — Как видите, господин Мариус вел скромную и уединенную жизнь…

Комнат было три, а также прихожая и кухня. В прихожей Нико, огорченный своей недавней находкой, обратил внимание на вешалку, стоящую рядом с запыленным зеркалом. На ней висели плащи и накидки.

— Хочешь одолжить один? — усмехнулся Тео.

— Тебе не кажется, что тут многовато одежды для одинокого господина?

— Тем более, мертвого. Да бери, никто не заметит.

— Я имел ввиду другое… О, это вообще женская накидка! И шляпка с лентами… А он точно жил один?

— Он не был женат. — сухо ответил помощник. — Другие подробности его жизни меня не касаются… Господа, сколько времени вам нужно? Меня ждут дела.

— Идите. — равнодушно ответил Тео. — Мы сами справимся.

— Я не могу оставить ключи посторонним людям. — холодно заметил мужчина.

— Мне ваши ключи ни к чему. — все так же безразлично отмахнулся маг.

Помощник явно готов был вступить в перепалку, но его внимание отвлек Нико:

— Скажите, а как, все-таки, он умер?

— От старости, я уже говорил.

— Но все-таки. — миролюбиво продолжал настаивать юноша. — Как вы это определили? Его осматривал лекарь?

— Нет. — фыркнул Тео. — На трупе висела табличка «Умер от старости». Господин помощник кивнул и занес сведенья в протокол…

Судя по тому, как обиженно надулся помощник главы совета, маг не так уж и передергивал.

— Он умер в собственной постели! Пожилой господин! С улыбкой на лице!

— Ну и что? — пожал плечами Тео. — Это ничего не значит. Нико, помнишь случай с духами-стервятниками?

— Не надо, Тео.

Но маг продолжил:

— Один пожилой господин умер в своей постели с улыбкой на лице. А потом выяснилось, что у него нет внутренних органов. Их кто-то выжрал!

Помощник позеленел.

— Тео, не надо. — повторил Нико.

— А улыбался он потому, что духи наконец-то доели и оставили его растерзанное тело в покое. Он вздохнул спокойно и…

Помощник сдавленно сглотнул и бросился вон из дома.

— …умер. — закончил маг.

— Не надо рассказывать такие вещи! Видишь, ему стало плохо.

— А мне все утро было плохо от его бубнежа про пропавших коз и капусту! Но я же молчал!

— Ты жаловался всю дорогу.

— Ты, вообще, на чьей стороне?!

— Пойдем дальше.

Братья перешли в первую комнату. Гостиная, забитая мебелью. Шкафы с посудой, обеденный стол, комод, кресла… Все старое, потрепанное, покрытое пылью…

— Тео! Смотри.

Нико указал на угол, в котором стоял маленький столик. На его поверхности был расставлен крошечный чайный сервиз.

— Это же для кукол!

— А ты уверен? Я слышал на Востоке любят такие вещицы. — засомневался Тео.

— Этот одинокий господин был любителем изящных вещиц? Тяжело ему, наверное, было жить в застрявшей в горах цитадели…

— Ладно, пошли дальше.

Вторая комнатка была спальней: большая кровать, огромный шкаф и просто горы какого-то тряпья, развешанного, где только можно.

Ну а в третьей комнате оказалась библиотека. Все четыре стены были уставлены шкафами, полностью забитыми томами в тисненных коричнево-золотых переплетах.

— Видишь, он еще и книги собирал. — сказал Тео.

— Хмм… Какие-то они одинаковые, ты не находишь?

— Собрание сочинений. — пожал плечами маг.

— И у кого же так много сочинений?

— Пойди посмотри. — отмахнулся брат.

Нико подошел к одной из полок, вытянул наугад книгу и раскрыл ее.

Потом хмыкнул и развернул к брату:

— Смотри сам.

Страницы были пустыми.

Тео нахмурился. Снова окинул взглядом полки шкафа с однотипными… нет. Одинаковыми книгами. Он подошел к другой полке, вытащил том и распахнул его.

Пустые страницы. Маг со злостью захлопнул книгу:

— Иллюзия!

— Чары сокрытия? — догадался Нико.

— Да, и весьма умелые. Все это тряпье, нагромождение мебели… Сейчас узнаем, что они скрывают!

Он отбросил книгу и стукнул посохом.

* * *

Все перегородки исчезли. Остался только один большой зал. И весь его занимала огромная лаборатория. Многочисленные склянки, колбы, реторты, горелки… Шкафы заполненные порошками, травами, заспиртованными гадами. Конечно, книги, свитки, карты звездного неба, какие-то чертежи с непонятными символами. Но некоторые из символов, нарисованных на больших полотнах, развешенных по стенам, были знакомы и братьям.

— Это же… алхимия! — Нико с удивлением оглядывался вокруг.

Тео подошел к одному углу, где были выставлены различные минералы и ископаемые. Среди них он заприметил мешок с уже знакомым порошком:

— Мы не стояли на месте и изучали горное дело. — передразнил он главу совета. — Только ценой наших трудов были сделаны такие удивительные открытия! А главное, никакой магии!

— А знаешь, он ведь действительно мог в это верить. — заметил Нико. — Ведь не зря же здесь были наложены чары сокрытия! От кого? Ну не от нас ведь…

— А глава думает, что одинокий старичок смиренно занимался горным делом… О, не так уж и смиренно. Гляди-ка, шляпка-то настоящая.

Действительно, некоторые вещи, которые ранее нашли братья, существовали в действительности: шляпка с лентами, красная накидка, тот самый столик, который Нико принял за кукольный.

— Ладно. Теперь это не самое подозрительное. Значит, здесь жил алхимик. Тайно. Делал свои полезные открытия. Два с половиной месяца назад он мирно скончался в своей постели. И сразу же цитадель начал терроризировать неизвестный монстр.

— Ты думаешь, монстр появился здесь? — спросил Нико.

Тео окинул взглядом помещение:

— Ну, если честно, то не похоже. Уж слишком тут чисто. Монстр бы все разгромил. Да и алхимик умер бы куда живописнее. Но, возможно, он призвал какого-то духа? В цитадель. А теперь тот не может ее покинуть. Ладно, давай поищем что-нибудь интересное!

Сказано было слишком оптимистично для такого огромного помещения, занятого в большинстве своем незнакомыми братьям предметами.

Маг принялся рассматривать ту часть комнаты, где он ранее нашел знакомый порошок. Нико огляделся по сторонам, не зная, с чего начать.

Первое, что наиболее бросалось в глаза, это большой хрустальный сосуд с огромным количеством граней. Тот стоял на подставке прямо в центре зала. Сейчас из-за магической бури солнце не пробивалось сквозь метель, но раньше, наверное, сосуд ослепительно сиял, отражая свет всеми своими гранями.

«Похож на тот осколок льда, который создал Тео, чтобы поймать мятежного духа».

Юноша подошел ближе и увидел, что одна из стенок сосуда разбита, причем, ее разбили снаружи, так как осколки попали вовнутрь. Лекарь заглянул в сосуд и увидел, что дно испачкано чем-то черным.

«Сажа».

Тут он заметил след из сажи на самой подставке. И, едва различимый, на полу. А вел он к единственному в помещении огромному камину.

Нико подошел к нему и коснулся камня. Конечно, очаг давно остыл. Юноша заглянул в трубу.

— Эй, что ты там делаешь?

— Как ты думаешь, кто-нибудь мог влезть в дом через камин?

— А камин горел? — уточнил Тео условия задачи.

— Вот уж не знаю. А ты знаешь, что это? — лекарь кивнул на сосуд с гранями.

— Ммм… аквариум?

— К нему ведут следы из сажи. А одна из стенок разбита.

— О! Кто-то покушался на любимую золотую рыбку алхимика! Или нет. Вор залез через камин, попал прямо в горящий очаг и бросился к аквариуму, чтобы затушить горящую одежду…

— Прости, я, должно быть, ввел тебя в заблуждение: под следами я имел в виду не отпечатки ног или подошв. Тут просто рассыпана сажа, она ведет к камину. Может, просто что-то носили оттуда… А ты что нашел?

— Вот. — маг показал брату полено, которое держал в руках. — Оно лежало в горелке. Чувствуешь? Его чем-то пропитали…

— Это тот самый раствор, о котором говорил господин Ранглар. Против пожаров.

— Да! Значит, и его тоже изобрел алхимик…

— Тео, по-моему, ты увлекся разоблачением местных ученых, целый век изучавших горное дело. Ясно, что все «волшебные» открытия сделал алхимик.

— В том углу еще много всего: ископаемые, минералы, чертежи каких-то приборов…

— Да, он действительно изучал горное дело, как нам и сказали.

— Ладно, давай искать дальше!

К радости мага, довольно скоро его поиски увенчались успехом:

— Смотри! Следы крови!

Брат подошел к нему. В руках Тео держал большую колбу, на дне которой явно виднелись следы запекшейся крови.

— Может, его этой штукой стукнули?

— Тогда кровь вряд ли оказалась бы внутри колбы. — осторожно заметил Нико. — Да тут еще такие…

На полке был целый ряд сосудов, и на дне каждого были видны следы крови.

— А тут какой-то корешок! — заметил маг.

На дне одной из посудин был скрюченный корень или что-то вроде этого.

— Не пойму, он в глине, что ли, измазан? — нахмурился лекарь, крутя колбу.

— Этот корешок похож на человечка, которого долго пытали, потом высушили…

— Хватит, Тео, помощника главы здесь нет. — юноша поставил колбу на место. — Вряд ли это относится к делу. Пойдем искать дальше.

Еще несколько часов братья провозились, изучая многочисленные богатства лаборатории. Под конец их раскопок Тео констатировал:

— Итак, я делаю вывод, что алхимик занимался двумя видами исследований. Первое — горное дело. Это нам уже было известно заранее. А второе… какие-то непонятные дела, не связанные с горным делом. Вывод, три часа абсолютно бесполезного времяпрепровождения.

— Видишь львиную голову? — вдруг спросил Нико.

Маг обернулся, брат показывал ему на какой-то предмет мебели из дерева: толстая ножка-подставка, а на ней львиная голова с сомкнутой клыкастой пастью.

— И чего?

— По-моему, это бюро! Ты можешь открыть?

Тео задумался. Потом быстро вызвал фантом предмета и просмотрел его память. А именно, что бюро открывается, если на клыки надавить в определенной комбинации.

— Я сразу догадался, что тут какой-то «секрет». — объяснил он брату. — На фантоме он обязательно должен быть запечатлен… В чем дело? У тебя такой удивленный вид. Не ожидал, что я догадаюсь?

— Нет… Просто… Ты стал подбирать код…

— И что?

— Помнишь, мы спускались в гробницу проклятого царя? Зарытую так глубоко, что солнечный свет никогда не проникал в недра его узилища. Он был заперт на семь замков, семь заклятий и семь печатей… А ты их разломал. Одним ударом. Просто пришел, стукнул посохом и…

— Я споткнулся!!! Об этот проклятый гроб! Там же тьма-тьмущая! А я чуть коленку себе не вышиб! Да этому проклятому царю вообще повезло, что между нами были эти замки и печати, а то бы я от него косточки не оставил!

— Ты и так не оставил.

— А, да… Ну, мне велели стереть его в порошок, я и стер.

— Это была метафора. Архимаг Маркус сказал: «Захоронение его скрывают семь замков, семь заклятий и семь печатей. Сломаешь их, и сможет стереть в порошок темнейшего из повелителей песков».

— А ты его лицо видел, когда я порошок в вазе принес!

— Это была плевательница.

— Ой, не занудничай! — Тео откинул голову льва вверх.

Она, действительно, закрывала столик, уставленный письменными принадлежностями, а также различными уже исписанными бумагами.

— О, сколько тут всего! Наверняка есть что-то интересное! — воскликнул маг.

— И кто будет все это разбирать? — обреченно спросил Нико.

— У нас есть огромное преимущество. — заявил брат. — Нас ведь двое! Значит, один разбирает бумажки, а второй ловит чудовище. Ну что? Бросим монетку?

— Смешно. — оценил шутку лекарь.

— Ладно, давай оставим это до завтра. — предложил Тео. — Уже вечер скоро. Чудовище выходит на охоту по ночам, тогда и будем его искать. А пока я бы отдохнул немного. Опять полночи не спал. Пойдем.

Братья вышли из дома алхимика.

— Ты наложишь заклятие? — спросил Нико.

— Чары сокрытия? Зачем? Пусть этот Ранглар знает, что никакие они не гении горного…

— Да я о другом, дверь же надо запереть.

— А кто туда полезет?

— Тео.

— Ну, ладно-ладно…

* * *

Они вернулись на постоялый двор. Нико прошел вперед и увидел Шехмеда, мрачно сидящего в конце холла.

— Привет. Как ты?

— Не твое дело. — огрызнулся конюх.

— Я просто хотел спросить, как ты себя чувствуешь…

— Убирайся подобру-поздорову!

Лекарь изумленно посмотрел на бывшего пациента и проговорил:

— Если я чем-то обидел тебя, то извини…

— Жизнь мне испортил, а теперь прощения просишь?!

— Там и портить было нечего. — раздался за спиной Нико голос Тео.

Шехмед аж подсочил от неожиданности.

— Ты! А как же… Я думал, это ты! — он ткнул пальцем в лекаря. — Вы одинаковые!

— Ну, раз даже ты, наконец, обратил внимание, значит, действительно заметно. — согласился маг.

— Шехмед перепутал нас из-за одинаковой одежды. — догадался его брат.

— Нет, просто он тупой. Я никогда не стал бы справляться о его здоровье, чтобы не было на мне надето…

— Так как ты себя чувствуешь?

— Все хорошо, спасибо… Извини.

— Все в порядке. Ты говорил с купцами?

Конюх понурился:

— Да.

— И они велели тебе проваливать? Вещи помочь собрать? — любезно предложил Тео.

— Здесь некуда идти, в цитадели остался один постоялый двор. — заметил лекарь.

— Господин Маттео выделил мне комнатку наверху… Пока все не закончился.

— О, я постараюсь побыстрей разыскать чудовище! Не терпится с тобой расстаться.

Шехмед бросил на мага злобный взгляд и сжал кулаки.

— Пойдем, Тео, у нас дела. — потянул брата Нико.

— Какие еще дела?

— В нашей комнате. Пойдем.

* * *

— Так в чем дело?

— Ты отдохнуть хотел.

— И для этого надо было тащить меня через весь дом?

— О! — воскликнул Нико, взглянув на свою рубашку. — Я весь в золе извозился…

— Отдай прачке. И остальные тоже, пусть починит, если сможет…

— Она сразу поймет, что я широкой души человек. — вздохнул Нико.

— Не пожалел дня нее работы?

— Отдал последнюю рубашку.

— Ой, ну что ты как маленький! — Тео перекинул ему свою сумку. — Возьми сам. Ладно, я буду спать. Не топай.

— Приятных снов. — рассеянно проговорил лекарь, тщетно разыскивая в вещах брата хоть одну вещь, не относящуюся к его статусу. — Пусть тебе не снятся белые щенки…

Тео резко сел на постели и посмотрел на него:

— Что?!

— Я говорю, спи покойно. Без кошмаров…

Глаза мага тут же превратились в лед:

— Так ты все-таки видел мой сон.

— Про щенка? Да. Славненький. А мужик злой. Я тебя обидел? Ну, прости. А мне вообще приснилось, что мы играем в тени. Моя загорелась, сползла со стены и гонялась за мной! Я даже чуть с кресла не упал…

Брат ничего не ответил, снова лег и отвернулся к стене.

Нико переоделся, собрал свои вещи и вышел из комнаты.

* * *

— Не может быть! — огорчился господин Маттео. — Кто мог сотворить такое злодейство?

— Это всего лишь одежда. — успокоил его Нико.

— Я обязательно передам прачке, она зайдет позже. Поверьте, никто не хотел оскорбить вас, господин маг.

— Я не маг, я его брат.

— Ох, простите…

— Ничего. Скажите, господин Маттео, ведь в вашей цитадели не слишком любят магов, так?

Хозяин постоялого двора помрачнел:

— Нет. Раньше не любили. А теперь… С теми немногими, кто еще способен на сопротивление вы встречались вчера.

— С господином Рангнаром?

— И теми людьми, что были с ним. Это все, господин. Никто другой не станет угрожать или вредить вашему брату, поверьте. Сейчас, уже никто…

* * *

Тео стоял возле болота. Бездонная ненасытная трясина расстилалась прямо перед ним.

Пушистый белый щенок сидел у ног юноши и смотрел на хозяина влюбленными глазами.

— Иди. — велел ему маг.

Зверек начал медленно пятиться, виляя хвостиком и по-прежнему глядя на него большими ласковыми глазами.

Сначала в болото попали его задние лапки, потом провалилась половина тела, так что из трясины торчал только кончик хвоста. А щенок все шел и шел к своей гибели, подчиняясь приказу хозяина.

— Не надо. Останови его.

Тео усмехнулся. Он ждал этой просьбы.

— Хорошо. Ведь на его месте… должен быть ты.

Маг обернулся. За его спиной была зеркальная преграда, а на ее поверхности — его отражение. Но его здесь быть не должно.

Юноша поднял вверх руку и с силой сжал пальцы в кулак. Отражение содрогнулось и скорчилось от боли.

— С чего ты взял, что можешь приходить туда, куда тебя не звали?

По стеклу побежали мелкие трещины.

— Ты забыл свое место?

Зеркальную поверхность начала сотрясать дрожь.

— Кто сказал тебе, что…

Стекло с треском разлетелось на мелкие осколки.

Мгновение Тео смотрел на груду стекла, потом медленно перевел взгляд на свою руку. И разжал кулак. Струи горячей алой крови потекли по его локтю. Потому что в ладони маг сжимал вырванное сердце. И оно все еще билось.

Стук. Стук. Стук.

* * *

Тео резко сел в постели.

Стук. Стук. Стук.

Кто-то колотил в дверь.

Юноша огляделся по сторонам. Он был в комнате один.

В дверь стучат. Что-то случилось.

Маг посмотрел на свою ладонь. Может… с братом?

Он вскочил, бросился к двери, распахнул и…

— Госпожа Лаура?!

Девушка бледная и решительная стояла у его порога.

— Я могу войти? — тихо спросила она.

— Да… конечно. — растерянно проговорил Тео, пропуская ее.

Он закрыл дверь и только тут сообразил, что обстоятельства не слишком располагают к их общению.

— О, госпожа, а следует ли нам…

— Вы должны понимать. — резко перебила его красавица. — Что моя репутация в вашей власти.

— Так может нам перенести беседу в какое-нибудь более подходящее место? И позвать кого-нибудь? Госпожу Клариссу, например?

Не то чтобы магу очень хотелось ее видеть, но даже он понимал, что молодой девушке никак нельзя приходить одной в спальню к мужчине. Даже ради беседы.

— Я пришла сюда, повинуясь вашей воле. — с горечью произнесла Лаура.

Тео ошарашено на нее смотрел. Когда это он озвучивал такую волю? Думал, возможно, но озвучивать вслух…

— Боюсь, я вас не понимаю… — проговорил он.

— И я так же! — воскликнула девушка. — Не понимаю, почему вы так изменились! Ни разу я не замечала с вашей стороны никаких попыток нарушить границы приличий. Что на вас нашло?

— Я не…

— Да, я уступила вашим требованиям! Но лишь потому, что вы принудили меня! До этого момента я была уверенна, что говорю с вами, как с другом, и подумать не могла, что вы используете мои слова, вызванные только дружеским расположением к вам, против меня самой!

— Госпожа. — перебил ее горячую речь Тео. — А каких требованиях идет речь?

Красавица обвела руками пространство вокруг себя:

— Придти… к вам. Сейчас.

— Я такого не говорил.

— Вы смеетесь надо мной! — чуть ли не плакала Лаура. — О, как вы жестоки! Разве не вы менее четверти часа назад требовали от меня этого… свидания?

— Госпожа, менее четверти часа назад я был здесь и видел сны. Если только я не хожу во сне… — тут он осекся, вспомнив один эпизод из своих странствий.

Тем временем девушка с горечью воскликнула:

— Если я своим поведением внушила вам ложные надежды, то простите меня! Но, молю, не компрометируйте! В ваших руках моя дальнейшая судьба…

— Госпожа Лаура, клянусь вам, я не разговаривал с вами ни четверть часа назад, ни в течение дня, ни даже вчера!

Красавица всхлипнула:

— Господин Тео, я не понимаю вас! В чем вы хотите убедить меня? Что у вас есть злобный двойник?

— Двойник у меня действительно есть, но он добрее меня…

— Ах, вы о своем брате! Нет, это был не он. Ведь господин Нико не носит вашу одежду?

Тео нахмурился.

Внезапно из коридора послышался какой-то грохот, затем громкие голоса и топот.

— Госпожа, вам опасно оставаться здесь. Давайте воспользуемся суматохой и выйдем.

— Но, если меня увидят…

— Не волнуйтесь. — он взял в руки свой посох. — Не увидят. И даже не заметят, как вы окажетесь среди остальных…

* * *

Шехмед пытался выломать дверь. Рядом с ним стоял Лутос и громко кричал на конюха. Потому что дверь, на которую тот обрушивал свою мощь, вела в покои его дочери.

— Что ты делаешь, негодяй?!

— Я должен попасть внутрь!

Дверь, запертая на ключ, прочная и обитая железом, не собиралась содействовать его желанию.

«Что это за массовое помутнение?» — подумал маг, незаметно приближаясь.

Укрытая его магией госпожа Лаура так же тихо заняла место рядом со своей компаньонкой.

В коридоре собрались практически все гости постоялого двора.

— Оставь в покое дверь моей дочери!

— Она уже час не открывает! — ответил конюх.

— Ей не о чем с тобой разговаривать!

Голос подала Ребекка:

— Папа, я уже час не могу войти к себе, Глория закрылась изнутри!

— А где ты была все это время?!

— В гостиной. Мы договорились, что я там посижу, пока… — тут девочка поняла, что сболтнула лишнего.

— Что?! О чем это вы там договариваетесь?! А ну оставь дверь в покое!

Его слова особого действия не возымели.

Дочь, на всякий случай, спряталась за спину Нико, стоявшего среди зрителей, а Шехмед продолжил безуспешно ломать дверью.

— С ней что-то случилось! — твердил он.

— Это не повод ломать дом! — воскликнул господин Маттео.

Госпожа Кларисса обернулась к лекарю и радостно произнесла:

— А давайте попросим господина великого мага взломать дверь! Вы же можете?

— Правда, господин маг? — с надеждой спросил хозяин двора.

— Да, господин Тео, лучше вы, чем…

Из-за спины юноши вынырнула Ребекка:

— Это же господин Нико! Он не умеет колдовать!

— А ну цыц! Я с тобой еще разберусь!

— Ну же, господин Тео! — продолжала настаивать вдовушка. — Пожалуйста, помогите нам!

— Я не…

— Правда. — выступил из своего магического укрытия Тео. — Интересно будет посмотреть, как ты это сделаешь.

— Ох, господин Тео! Вы здесь! Простите, а мы подумали, что ваш брат — это вы…

— Конечно. Ведь он ни разу вас не поправил. — холодно заметил маг.

— Ты не поверишь, сколько раз за сегодняшний день я поправлял всех, кто со мной заговаривал!

— Ты прав. Я не верю.

Шехмед снова разбежался, чтобы ударить дверь плечом. Щелкнул замок. Конюх обрушил весь вес своего тела на магическим образом отпертую дверь. И кубарем влетел вовнутрь.

— Тео! Ты нарочно это…

— Когда ты начнешь беспокоиться о себе?

Раздался вопль Шехмеда.

— Что такое?! — Лутос, пыхтя и переваливаясь, вбежал в комнату дочери.

И снова вопль. На этот раз несчастного отца.

Лекарь бросился туда же. Первое, что он увидел, это девушку, лежащую на полу. Ему не понадобилось вызывать фантом, чтобы определить диагноз. Достаточно было взглянуть на ее белую как мел кожу.

— Тео! Принеси мою сумку! Шехмед, помоги переложить ее на кровать!

Конюх как пушинку поднял несчастную и бережно уложил.

— Моя девочка! Что с ней?! — в ужасе заламывал руки Лутос.

— Все будет хорошо. Она поправится.

— Но что?!

— Малокровие… Нет. Потеря крови.

— Но как?!

— Не знаю…

* * *

— Она… Она не должна умереть!!!

— Успокойся. — проговорил Нико, обращаясь к убитому горем конюху. — С ней все будет в порядке.

Они вдвоем сидели в гостиной.

— Как… как это случилось? — вопрошал несчастный.

— Я не знаю.

— Я знаю! Это твой брат!!!

— Шехмед! Перестань винить моего брата во всем плохом, что случается…

— Нет! Он узнал! Узнал, что мы собираемся сбежать!

— Отсюда некуда бежать.

— Мы собирались вернуться обратно в деревню, откуда приехали!

— И это тоже невозможно.

— Он узнал о наших планах и заколдовал ее!

— Ну и зачем Тео делать это? — устало спросил лекарь.

— Он хочет на ней жениться!!!

— Что?

— Он обменял жизни Лутоса и Фэрадея на Глорию! Тогда, в Еловых лапах! Сказал, что заточит ее в высокой башне… И она будет прислуживать ему!

Нико вспомнил ночной визит девушки, ее обреченный вид и горестное признание. Видимо, уже тогда она готовилась к будущей свадьбе. А, значит, любимый, которого ей предстояло покинуть…

— Слушай, это все глупости. — успокоил конюха юноша. — Тео не может жениться, магам это запрещено. Обычно, они живут много дольше людей, поэтому такие браки приносят только горе и боль утраты. Правда, Тео боевой маг, а у них, наоборот… опасная работа. Но ему все равно запрещено жениться.

Это сообщение не успокоило Шехмеда. Наоборот, он был в ужасе:

— Так он… собирается жить с ней вне брака?! Я… я… я его убью!!!

Нико устало закатил глаза, конюх тут же спохватился:

— Тогда ты отказываешься ее лечить, да?!

— Нет, я…

— Ладно! Вылечи ее. Пусть этот маг готовится забрать Глорию, чтобы жить с ней… — он скрипнул зубами. — Жить с ней. А я… а я приду на свадьбу и убью его! Да! Пусть он успеет наложить на меня смертельное заклятие, но я все равно убью его и освобожу Глорию прямо там во время свадьбы…

— Чтобы они с Тео не жили вне брака.

— Да!

— Ты придешь к ним на свадьбу.

— Да! И убью его!!!

— Какое коварство. Боюсь, я не могу этого допустить. Пойду, поговорю с братом…

* * *

Мага Нико нашел в его покоях.

— Хорошо, что ты здесь. Мне нужно…

— Ответь мне на один вопрос. — перебил его Тео, холодно глядя на брата.

— Я хотел просить тебя о том же…

— Как давно ты используешь наше сходство, чтобы выдавать себя за меня?!

— Успокойся! Что это с тобой? — Нико подошел к нему. — Объясни, что случилось?

— А то ты сам не знаешь?

— Если бы знал, то не стал бы спрашивать.

— Сегодня кто-то очень похожий на меня сказал госпоже Лауре, что требует свидания с ней, да ни где-нибудь, а прямо здесь! Случайно не знаешь, кто это мог быть?

Лекарь кивнул и задумчиво проговорил:

— Уверен, госпожа Лаура знает. Она ведь сказала тебе, что это я…

— Нет, она как раз думала, что это был я!

— И общими усилиями вы догадались, что это мои происки…

— Ты еще и язвишь?!

Нико встрепенулся:

— Прости, Тео. Это недоразумение. Конечно, я не это имел ввиду, когда говорил с ней. Я извинюсь перед ней и все улажу, хорошо?

Маг несколько опешил от такого признания:

— Так ты…

— Да, я с ней говорил, но, конечно, никаких свиданий от твоего имени не назначал. Госпожа очень впечатлительная девушка. Возникло недопонимание. Я все улажу. Не волнуйся.

— А… А… Зачем… Зачем вообще ты с ней разговаривал?

— Хотел извиниться. За тот случай, у реки. Она же заблудилась. Из-за меня…

— Да что надо было сказать, чтобы…

— Сам удивляюсь. — вздохнул Нико. — Но что делать… Скажи лучше, что ты Глории наговорил!

— Чего?

— Не знаю чего, но она собирается за тебя замуж. А Шехмед желает твоей смерти.

— Ну, второе не новость. А Глория хочет выйти за меня замуж?

— Она как раз НЕ хочет. Но придется. Ты ведь обещал забрать ее у Лутоса и заточить в высокой башне.

— А… Это. А еще я обещал превратить Лутоса в борова. Только он чего-то не боится! — он помолчал немного, потом добавил. — Наверное, ты прав. Эти барышни какие-то слишком впечатлительные… Все буквально воспринимают. Ладно, посмотри лучше, что я придумал против неупокоенного комара!

* * *

Тео держал в руках магическую сферу, внутри светились огоньки.

— Посчитай красные. — велел маг.

— Одиннадцать. Это мы? — догадался Нико.

— Да. И хозяин. Кого-то из нас не хватает…

— Лао ушел утром, помнишь, мы его встретили?

— А, ну да. Значит, пусть ходит без защиты…

— А синие огоньки — это кто?

— Мальчишки эти. Они тут повсюду бегают в разном количестве. Ну и ладно. Смысл в том, что сфера — это купол!

— В тебе умер великий математик, Тео.

— Я тебя сейчас стукну! Ты же понял, что я сказал.

— Да. Эта сфера символизирует купол, которым ты окружил двор.

— Она не просто символизирует, а полностью отражает!

— То есть, мы знаем, кто входит на территорию?

— Да. По ночам купол не будет пропускать никого. Но, как видишь, комар и днем спокойно разгуливает…

— А если кто-то не успеет вернуться до темноты?

— Будет ночевать на улице. Вместе со жнецом.

— А о какой защите ты говорил?

— Ах да. Так как комар предпочитает исключительно нашу компанию, то всех восьмерых я окружил невидимой броней. А Лао сам виноват, ходит где-то…

— Тео, это слишком тяжело для тебя! Ведь все эти сферы забирают твои силы!

— А что ты предлагаешь? Этот комар и так уже поживился почти всеми нашими попутчиками! Один Фэрадей остался.

— И Лао.

— Подождем, пока он и их попробует? Может, тогда ему скучно станет, по второму разу…

— Он на Шехмеда два раза напал.

— Значит, не станет.

— А ведь еще этот жнец…

— Ой, да с ним проблем не будет. Уверен, это мелкая и трусливая тварь.

— С чего ты взял?

— Он ведь прячется! Значит, боится, что его найдут. Не зря его никто не видел.

— А буря?

— Тут я ничего делать не буду. Только разуверю господина Ранглара в его обособленности от магии. А дальше, пусть сам решает. Надоест сидеть запертыми в цитадели, сами побегут договариваться. Ладно. Пора охотиться на жнеца. Ты со мной?

Брат кивнул. Они оделись и вышли.

— У тебя бодрый вид. — заметил лекарь. — Ты отдохнул?

Тео вспомнил свой сон и слегка помрачнел:

— Скорее, воодушевленный. Люблю крушить чудовищ. Все нормально. А… ты чем занимался?

— Пытался найти своего злоумышленника. — вздохнул Нико. — Расспрашивал всех. Честно говоря, я думал, что это мальчишки развлеклись, но вряд ли. Кстати, они мне сказали одну интересную вещь: под утро кто-то пытался зайти в дом, но не мог. Видимо, натыкался на твой купол. Мальчикам это показалось ужасно забавным, они долго наблюдали за этим человеком.

— Что за человек? — оживился маг. — Они его разглядели?

— Если бы! Они могут в мельчайших деталях повторить, как он с разбегу врезался в барьер (и даже изобразить эту сцену), но никаких подробностей о его внешности. Говорят, было слишком темно.

— Что, вообще ничего?

— Ну, не тощий и не толстый. Не высокий, но и не низкий. Вроде меня, может чуть ниже или выше. Пол — не ясен. Но без пышных форм. Это бы они заметили…

— Потрясающие сведенья.

— Единственное — если это и есть комар, то купол ему мешает.

— Вот и славно. Ничего, с ним я еще поквитаюсь. Но позже, в порядке очереди… Эй, а что это тут так народу много?

Братья уже далеко отошли от постоялого двора, который располагался неподалеку от северного входа. Теперь они находились ближе к центру, где и располагались основные жилища.

— Разве все не должны сидеть по домам? Надеюсь, они хотя бы бросаться на меня не будут?

— Господин Маттео утверждает, что нет…

* * *

Хозяин постоялого двора не обманул. Обитатели цитадели не обращали на братьев никакого внимания. Впрочем, не только на них.

Было достаточно тихо. Лишь потрескивали дрова в кострах. На крыльцах своих домов сидели люди: мужчины, женщины, старики… Сидели и невидящим взглядом смотрели на огонь.

— А ничего, что тут жнец бродит и ищет, чем поживиться?! — возмущался Тео.

— Думаю, они устали бояться. — ответил Нико, глядя на безразличные лица. — Смотри, у многих траурные повязки. Скорее всего, они потеряли близких…

— И торопятся к ним присоединиться?

Брат молча посмотрел на него.

— Ну ладно, тут я передергиваю. — согласился маг. — Но почему бы этому Ранглару не объявить, что, наконец, пришла помощь?

Нико окинул взглядом застывших людей. Они сидели неподвижно, лишь отблески огня плясали по их темным фигурам.

— Вряд и это поможет. Они слишком долго ждали…

Братья в молчании прошлись по ярко освещенным улицам.

— Никаких следов монстра. — вздохнул Тео. — Да, не привык я к такому. Обычно чудовища сами на меня кидаются…

— А как ты думаешь, гильдия знает об этом?

— Что чудовища кидаются на меня? — усмехнулся маг.

— Ты меня понял.

— И что ты хочешь этим сказать? Что гильдия знает о жнеце и ничего не делает?

— Да.

— Дальше?

— Ничего.

— Вот и не надо было упоминать об этом.

— Ты их защищаешь?

— Я живу среди них. — сухо сказал Тео. — И если меня не убьют, проживу еще очень много лет. Как бы ты не осуждал гильдию магов, не забывай, что я один из них.

— Не один. Тебя отправили в Оплот против воли, разве нет?

— И чтобы я делал дома? Смотрел, как от меня люди шарахаются?

— От тебя и так шарахаются.

Маг фыркнул и досадливо проговорил:

— Тьфу ты, только хотел на тебя рассердиться…

Где-то недалеко раздались голоса. Потом появились и их обладатели — стайка мальчишек. Они как ни в чем не бывало прыгали через костры.

— Эй, вы! А ну брысь отсюда! Нашли развлечение…

К сожалению, окрик юноши возымел обратное действие — один из мальчишек оступился и угодил рукавом в костер. К счастью магическое пламя на одежду не перекинулось, а вот руку обожгло.

— Покажи. — велел лекарь. — Тихо, сейчас все пройдет…

Он обработал рану своим снадобьем.

— Больше не играйте тут.

Мальчики молча разбежались.

— Спорим, тут же снова начнут? — предложил Тео.

— Тео… — Нико с ужасом смотрел куда-то в сторону.

— Что?! Жнец?

— Нет.

Там, через костры шла женщина. В отличие от мальчиков, она их не перепрыгивала, а шла прямо сквозь огонь.

— Эй! Вы что, сдурели?!

Под властью мага пламя разомкнулось как врата, пропуская несчастную. Братья подбежали к ней, и сразу стало понятно, что Тео не так уж и ошибся с диагнозом. У женщины был абсолютно бессмысленный взгляд.

— Пойдем туда, к крыльцу!

Оба юноши подвели свою подопечную к ближайшему дому и усадили на ступеньки. Лекарь тут же начал доставать из своей сумы снадобья, а Тео обратился к хозяевам, которые довольно безразлично отреагировали на вторжение:

— Вы ее знаете?

— Это Лейла. С кобальтовой улицы. — равнодушно ответила хозяйка.

— Родственники у нее есть?

Женщина покачала головой:

— Мужа убил жнец. Свекр ушел за помощью в горы, да не вернулся. Ребенка из колыбели вытащили. А свекровь сама здесь бродила… Сгинула куда-то.

— Хорошо, что платье длинное, ожоги не такие сильные… — проговорил Нико, накладывая повязку. — А лекарь здесь есть?

— Нет. — спокойно ответила хозяйка. — Сначала забрали его. Потом повитуху… Аптекарь за стены вышел да и замерз там.

— А вы не можете ее приютить? Хотя бы до утра?

Женщина безразлично дернула плечом, потом кивнула на дверь:

— Оставляйте…

— Надо с Рангларом поговорить! — сказал Нико, после того как они отвели пациентку в дом. — Это ведь ненормально!

— И что он сделает? Максимум — припашет тебя.

— Пусть хоть так! Но нельзя ведь совсем оставить людей без лекаря!

— А вот если бы он заплатил гильдии, то они давно бы уже отозвали бурю.

— Надо поговорить с ним. — повторил лекарь.

С другой улицы послышался вопль.

Маг бросился туда.

«Неужели, наконец, жнец показал свое…».

Тут он увидел человека, катающегося по земле. Одежда его пылала, видимо, мужчина пытался сбить пламя и истошно орал.

— Еще один самоубийца…

Тео стукнул посохом, и пострадавший оказался в сугробе. Прижатое снегом, пламя тут же погасло.

— И как это он умудрился все-таки поджечь одежду? Это же магический…

— Тео! — Нико ткнул пальцем в снег. — Он ранен!

Маг посмотрел на то место, куда указывал брат. Там снег окрасился алым. Юноша снова использовал заклятье, освобождая мужчину — теперь было видно, что вся его одежда пропитана кровью.

— У него… рука ранена. Нет! Ее почти оторвали! Тео! Нужна твоя помощь! Он потерял много крови!

— И что я должен делать?!

— Сшей артерию на фантоме!

Маг помедлил мгновение, потом стукнул посохом, и кожа его брата засветилась мягким магическим свечением:

— Сам все сделай. У тебя лучше получится…

Нико без лишних разговоров начал исцелять фантом мужчины.

Тео тоскливо посмотрел по сторонам. Ну вот, чудище было где-то рядом, а он даже не может отправиться по следу… Хотя, где он — этот след? Хорошо бы пострадавший хотя бы рассмотрел преступника. Интересно, а почему тот сбежал? Ах да, из-за огня. Наверное, во время драки мужчина свалился в костер… И как это у него получилось, чтобы одежда загорелась? Вон, женщина шла прямо через огонь, а платье даже не обуглилось!

Маг бросил взгляд на то место, где разыгралась трагедия. Теперь оно было все завалено снегом, смешанным с кровью.

Но одна деталь все-таки удивила юношу. В некоторых местах снег был испачкан чем-то черным. Он присмотрелся. Сажа.

Странно. Создавалось впечатление, что в снегу вывалялся кто-то, измазанный сажей.

«А он не трубочист, случайно?» — Тео посмотрел на пострадавшего, — «Не он ли побывал в доме алхимика?»

* * *

— Что, совсем никакого госпиталя? — удивился Нико.

— У нас не такое уж и большое население. — хмуро ответил господин Ранглар. — Лекарь принимал в своем домике, где они проживали с супругой. Они мертвы, а дом заброшен.

— Может… Может, господин Маттео не будет против, если больные будут приходить на постоялый двор? Хотя бы в строго оговоренные часы?

Глава совета пожал плечами:

— Как угодно. Я оглашу это распоряжение. Но, думаю, никто не придет. Скажите лучше, что вы выяснили насчет жнеца?

— Да ничего, мне тут немного мешали местные самоубийцы. — хмыкнул Тео. — Я понял только, что эта тварь весьма трусливая и осторожная, нападает исподтишка. Ждать ее явления прямо на улице не стоит. Но я его выслежу, у меня есть способ… Кстати, вы говорили с последней жертвой?

— У него шок. — ответил Нико. — Он потерял много крови и чуть не потерял руку.

— А вы его знаете? — спросил маг у господина Ранглара.

— Да. Это Стива, кузнец.

Юноша слегка опешил:

— Кузнец… А я думал, он трубочист…

Глава совета не удержался и фыркнул:

— Где вы видели трубочистов такой комплекции?

— Он был весь перемазан сажей…

Теперь брат посмотрел на него с удивлением:

— Нет, с чего ты взял?

— Я увидел следы на снегу.

— Вряд ли это его. — покачал головой лекарь. — Я не видел следов ни на одежде, ни на коже.

— Странные вещи вас волнуют, господин маг. — хмуро заметил господин Ранглар. — Профессия жертв важна для поимки злодея?

— Великий маг. — огрызнулся Тео. — Скажите, а вы не жалеете, что сразу, после появления бури, не заплатили гильдии? Тогда бы и проблем не было…

Лицо мужчины исказилось от гнева:

— Глупый мальчишка! Неужели ты не знаешь, что гильдия не прощает неповиновения? С тех пор, как возникла буря, они ни разу не связались с нами и не потребовали платы! Как ты думаешь — почему?

Тео промолчал. Вместо него ответил брат:

— Они ждут, когда вы получите достаточно страданий.

— Да, именно так… Что, мальчик, тебе знакомы их методы? Твой братец тоже любит наказывать…

— Скажите людям, что они смогут получить помощь лекаря на постоялом дворе. — перебил его Нико. — А кузнеца я навещу завтра. Доброй ночи.

Они с братом покинули здание совета.

— Так как ты будешь выслеживать его? — спросил лекарь.

— Придется вызвать фантомов.

— Тео, ты опять потратишь силы!

— Я не вижу другого выхода. — развел руками маг. — Оно скрывается. А местные жители и не думают прятаться. Так я месяцами буду бегать среди костров и вытаскивать их из пламени. А жнец, под шумок, опять кому-нибудь что-нибудь откусит.

— Знаешь, что мне показалось странным? Почему он напал на человека посреди улицы? А, главное, там же повсюду огонь! Но он его не испугался…

— Да нет, он же сбежал после того, как на кузнеце одежда загорелась. Видимо, изловчился между костров шнырять. Голод заставил… Ты со мной? Хочешь, иди обратно, на постоялый двор.

— Я пойду с тобой.

Братья бродили по улицам почти до рассвета, но не нашли никаких следов. Тео вызывал фантомы людей, проходивших по улицам в течение дня и ночи.

— Этот жнец что — невидимка?!

— Странно, что на месте нападения не осталось следов… Куда он делся? Тео, хватит.

— Надо еще проверить…

— Ты весь белый! Пойдем обратно, тебе нужно отдохнуть.

— Ну не по воздуху же он летает?! Или летает? Надо проверить…

— Завтра. На сегодня все, идем.

— Даже если летает, ему же все равно приходится иногда опускаться на землю… Да иду-иду.


7

Утром Нико проснулся поздно. Брат все еще спал, накануне он потратил слишком много сил. Лекарь тихонько оделся и вышел.

Все остальные гости постоялого двора давно уже встали и разошлись кто куда. Хотя, вариантов было немного.

Нико зашел в столовую, там находился только господин Маттео:

— А, господин маг!

— Нет. — устало проговорил юноша.

— Да-да, вы его брат, который лекарь!

— Именно так. — согласился Нико, усаживаясь за стол.

— Господин Ранглар говорил о вас! Что вы можете оказать помощь больным. Мы договорились, что я открою малую гостиную, там отдельный вход с заднего двора. Тогда посетители не будут мешать постояльцам…

— Вы очень добры.

— Глава совета сказал, что часы посещения будут после обеда и до ужина. Но, он сказал, чтобы вы особо не надеялись…

— Да. Он говорил мне.

— Ох, что же я сижу! Сейчас подам вам завтрак…

— Спасибо.

После завтрака Нико решил отправиться в дом алхимика, заняться его перепиской. Он не слишком верил, что это поможет поймать монстра, но если существовала возможность облегчить брату поиски, то нельзя было ее упускать. Тот и так слишком много на себя взвалил.

Лекарь накинул плащ, взял свою сумку и отправился к выходу. В холле он столкнулся с госпожой Лаурой. Она наградила его внимательным взглядом, заметила сумку лекаря и с улыбкой произнесла:

— Господин Нико. Какая удача встретить вас здесь… одного.

— Наши желания совпали. — согласился с ней юноша.

Девушка томно улыбнулась:

— Вот как. Вы меня заинтриговали… Я всего лишь хотела спросить у вас масла для кожи. Этот ужасный сухой воздух так ее портит…

Нико вытащил из сумки пузырек:

— Думаю, это подойдет.

Красавица протянула руку, взяла пузырек из его руки, при этом, как бы невзначай, проведя ладонью по его пальцам.

— А что хотели вы? — спросила она.

— Поговорить с вами. О вчерашнем недоразумении. С моим братом.

— Ах, господин Нико… — прошептала Лаура. — Мы с вами одни, а вы говорите о своем брате… Может, он заколдовал вас?

— Я слышал, с вами такое происходит не впервый раз. — спокойно проговорил лекарь. — И из-за подобного недоразумения случилась трагедия. Дуэль. Наверное, вы с трудом оправились от потрясения.

Девушка резко помрачнела, она холодно проговорила:

— Не знала, что вы собираете сплетни.

— Сам себе удивляюсь. Но не волнуйтесь. Я всего лишь хотел предупредить вас. Быть осмотрительнее. Уверен, множество из причиняемых мною неприятностей можно избежать. Если не придумывать их.

Красавица усмехнулась и с показной нежностью прощебетала:

— Глупый мальчик. Думаешь, ты можешь тягаться со мной? Тем более в сфере влияния на твоего брата? Поверь, тебе не долго осталось быть в фаворе. Очень скоро он тебя уничтожит…

— А вам недолго осталось находиться рядом с ним. Вы забыли? Лягушатники совсем близко. Там вы и расстанетесь. Или вы и дальше собираетесь сопровождать его?

Лаура понизила голос и насмешливо произнесла:

— А с чего ты взял, что вы сможете выбраться отсюда? Думаешь, все, что здесь происходить — случайность? Приглядись получше, милый мальчик… к месту, в котором выкопают твою могилу.

За спиной девушки послышались голоса, похоже, купцы покидали гостиную и направлялись в холл.

Красавица улыбнулась своему собеседнику, горделиво выпрямилась и, как только скрипнула дверь и послышались их шаги, с размаху влепила Нико пощечину:

— Как вы смеете! Я не потерплю подобного обращения! Знайте, за меня есть кому заступиться!

Выпалив эту гневную тираду, явно предназначенную для зрителей за ее спиной, Лаура бросила на юношу победный взгляд и, придав лицу вид обиженной добродетели, развернулась и бросилась прочь. Мимо ошеломленной публики.

«Ловко». — оценил Нико, прижав руку к пылающей щеке: «У госпожи талант».

Лутос, Фэрадей, Фило, Шехмед и Глория смотрели на него раскрыв рты. Лекарь бросил на них взгляд, и те тут же заторопились обратно в гостиную. Только Шехмед продолжал пялиться, хотя Глория и тянула его прочь.

— Приятного дня. — пожелал Нико в спины недавних зрителей.

Это заявление вывело конюха из ступора, но тут же ввело в новый:

— Нико?! Это ты?!

Теперь к нему присоединилась и Глория, так же с изумлением посмотрев на лекаря.

Только тут он понял, почему купцы поспешили скрыться из виду. Они подумали, что пощечина досталась его брату!

Внезапно Глория разразилась гневной тирадой:

— Как вы можете?! Зачем вы позволяете ей вытворять такие вещи?!

— О чем вы, госпожа? — удивился Нико.

— Она же это нарочно!

— Вы знаете?

— Конечно! Да она с самого первого дня только и делает, что крутит хвостом перед всеми спутниками! Сначала крутилась вокруг папеньки и дяди Фэрадея, потом начала любезничать с Шехмедом!

Конюх густо покраснел и пробормотал:

— Да я ничего… Я же сразу понял…

— Всю дорогу она стреляла глазками в Лао, а во время остановок вертелась вокруг вашего брата! Да они с Шехмедом чуть не подрались из-за нее!

— Да я ничего… — опять пробубнил парень.

— А теперь вы! Вы-то не собираетесь из-за нее ругаться с господином великим магом? Одумайтесь, ведь по ней сразу видно, что это за птица! Она и компаньонку наняла только для вида… Да, она ей заплатила, Кларисса сама рассказала!

— Благодарю вас за заботу, госпожа. Не волнуйтесь за нас. Скажите лучше, как ваше здоровье?

— У меня все хорошо, благодарю… Ох, господин Нико, ну только не вы! Все остальные, понятно, но вы не должны были ей поверить!

— А чем это он лучше меня? — возмутился Шехмед.

— Ты уж молчи! Помню я, как ты в трактире позвал господина Тео из-за стола, чтобы разобраться с ним!

Конюх снова покраснел:

— Да она мне тогда еще вечером сказала, что маг к девушкам приставал… Что он в разных зверей превращается и в окна спален заглядывает…

— А, вот почему ты на меня тогда ночью набросился. — вспомнил Нико.

— Видите, она просто змея! Всех отравляет своим ядом!

— Глория, ну ты уж слишком для девушки… — осторожно заметил Шехмед.

— Ну-ка, не учи меня!

— Ладно-ладно. — тут же сдался парень. — Я что, я ничего…

— Вы с Лутосом помирились? — спросил у него лекарь.

— Да, папа очень благодарен, что Шехмед вчера спас меня… То есть, заметил, что меня нет. Если бы не он, вы бы не успели мне помочь…

— Так и есть.

— И… надеюсь, господин великий маг не обиделся, что я неправильно поняла его намерения? — чуть порозовела девушка. — Мне очень жаль, ведь он так много для нас сделал…

— Господин великий маг очень сожалеет, что ввел вас в заблуждение.

— Ага, как же. — хмыкнул Шехмед.

— Ну хорошо, я сожалею за него. — улыбнулся Нико. — А теперь, прошу меня простить, меня ждут дела…

* * *

Сначала лекарь отправился навестить пациентов.

Кузнец чувствовал себя неплохо. Ему повезло, помощь целителя была оказана своевременно, значит, ранение не оставит последствий. Мужчина был сильным и крепким, с прекрасными перспективами к полному выздоровлению.

О нападении он мог рассказать немного: шел по улице, вдоль костров, кто-то набросился на него со спины, затем резкая боль в руке, потом одежда загорелась. Возможно, угодил прямо в пламя, этого он не помнил. Про сажу тоже ничего сказать не мог.

Женщину, получившую ожоги на ногах, Нико не застал. Оказалось, она ушла из приютившего ее дома рано утром. Хозяйка объяснила, где искать ее жилище, но дома женщины тоже не оказалось.

Расстроенный лекарь отправился в обнаруженную вчера лабораторию.

* * *

Разбираясь с бумагами алхимика, юноша понял, что они представляют собой многочисленную корреспонденцию. Покойный господин Мариус не просто вел обширную переписку, он весьма активно принимал заказы. Нико разбирал письма с различными просьбами. Самые простые: о починке каких-то предметов. Точнее, о восстановлении, возвращении им прежнего вида. Видимо, алхимик мог провести такую процедуру с помощью своих познаний.

Остальные заказы были более сложными и, скорее всего, не совсем законными. Так как просители писали крайне завуалировано. Словом, лекарь не понимал о чем идет речь. Но он обратил внимание на то, что господин Мариус требовал от своих клиентов самостоятельно закупать необходимые ингредиенты и присылать ему в цитадель.

«Неужели никто не заметил, что к одинокому старичку постоянно приходят посылки?».

Также было неясно, как именно осуществлялась передача товара покупателю. Что, те приходили, притворяясь случайными путниками? Но не странно, что так много путников посещают одинокого господина?

Время близилось к обеду. Пора было заканчивать. Последним Нико взял в руки запечатанное письмо, лежащее под пресс-папье. Возможно, оно подлежало отправке, но на конверте не было адреса. Юноша задумался, стоит ли его вскрывать?

— А чем я тут целый день занимаюсь? И так читаю чужие письма. — вздохнул он и принялся за дело.

Оказалось, лекарь напрасно волновался. Конверт не вскрывался.

— Это что еще такое? Какой-то состав?

Он попробовал ножом для бумаги. Лезвие соскользнуло и резануло его по коже.

— Ау! — Нико прижал раненный палец к губам.

Что-то стукнуло в окно. Юноша подскочил на месте и быстро обернулся. Никого.

— Эй, кто там?

Тишина.

«Ладно, пора уходить».

Он убрал конверт в карман, запер бюро и покинул дом господина Мариуса. На улице уже смеркалось. Лекарь огляделся по сторонам. Вроде, никого…

Он обернулся на дом и вздрогнул. На магической защите, которой Тео окружил жилище алхимика, появились огромные борозды. Словно кто-то царапал ее когтями. Как раз рядом с окном…

* * *

Нико вернулся на постоялый двор и отправился в свои покои. Первое, что он почувствовал, там было невероятно холодно. Юноша посмотрел на камин и в изумлении обнаружил, что тот заложен каменной кладкой.

— Это еще…

— Ты вернулся. — из смежной комнаты вышел брат.

Видимо, тому не по вкусу был холод, маг кутался в плащ.

— В чем провинился камин?

Тео поморщился и нехотя ответил:

— Я обжег руку. Швырнул туда этот дурацкий порошок, а он прямо на моей руке загорелся.

— Покажи.

Маг протянул правую руку, лекарь увидел следы сильного ожога.

— Сейчас… — Нико вытащил свое снадобье. — Сними печать.

Брат осторожно стянул кольцо, при этом лицо его болезненно исказилось — под перстнем кожи просто не было.

— Тео!

— Без нотаций. — тут же прервал его маг, откладывая печать на каминную полку.

Лекарь быстро обработал рану, смазал ожог снадобьем и наложил повязку. Во время этих процедур он искоса наблюдал за братом: под его глазами лежали тени, кожа была почти прозрачной, сильно проступали голубые прожилки.

— Так больше не может продолжаться. — сказал Нико. — Ты должен отказаться от чего-то. Ты не выдержишь все сразу.

Маг поднял на него холодный взгляд и тихо спросил:

— Одного я не могу понять — с чего ты решил, что можешь отдавать мне распоряжения? Ты десять лет находился в Оплоте в качестве моего слуги, с каких пор ты забыл свое место?

— Я переживаю за тебя.

— Переживай молча. — огрызнулся юноша.

Он отдернул руку и покинул комнату.

Нико со вздохом принялся снимать верхнюю одежду, хотя, в такой стылой комнате можно было не обременять себя этим. Тут он вспомнил про письмо, которое забрал с собой. Ну, ладно, оно подождет. Юноша положил его брату на прикроватный столик.

Из глубины дома раздался звон колокольчика, хозяин звал всех к обеду.

* * *

Постояльцы собрались в столовой. Но не все. Отсутствовали госпожа Лаура и господин Лао.

— Моя милая Лаура опять отказывается от обеда. — посетовала госпожа Кларисса. — Право, она заморит себя голодом! Господин Нико, может, вы повлияете на нее?

Лекарь поспешил перевести разговор:

— А где господин Лао?

— Это такой суровый господин? — уточнил хозяин. — Не видел его со вчерашнего утра.

— Он что, не возвращался?! — испугался Нико.

Остальные пожали плечами.

— Я и не знал, что он куда-то ушел. — сказал Шехмед.

— Да, он такой скрытный. Все время молчит. — кивнул Лутос.

— А может, с ним что-то случилось? — заволновался Фило.

— Надо сказать господина Ранглару. — решил хозяин. — Наша стража патрулирует улицы… насколько это возможно. Они поспрашивают о нем. Господина здесь никто не знает, незнакомец бросается в глаза…

Лекарь вспомнил безразличные лица обитателей цитадели и усомнился в такой возможности.

— А господин Тео может поискать его с помощью магии, да? — очень некстати выступил Фэрадей.

Тео безразлично возившей вилкой по нетронутому обеду холодно ответил:

— Если случайно наткнусь на его труп, то сообщу об этом.

Почему-то господин Маттео решил, что это благоприятный момент для застольной беседы. Он присел за стол и обратился к магу:

— Господин маг, могу я задать вам несколько вопросов о гильдии?

Нико отметил про себя, что хозяин постоялого двора — отважный человек. У Тео был такой мрачный вид, что другой не то, что вопросы ему задавать, приближаться бы побоялся.

Остальные постояльцы, хорошо изучившие мага, втянули головы в плечи.

Тео промолчал, мрачно глядя перед собой.

Его брат с улыбкой обратился к мужчине:

— Может, я смогу вам помочь? О чем вы хотели спросить?

— Ну… Правда, что маги живут в огромном хрустальном замке, где у каждого мага своя высокая башня?

— Оплот — действительно замок, но не хрустальный, а обычный. И столько башен у любого здания быть просто не может.

— А, правда, что магам прислуживают мыши и пауки? А все предметы заколдованные и ходят как живые?

— Предметы обычные. У магов есть фамильяры — магические помощники в виде зверей. Прислуживают обычно плененные духи, те, на которых маг наложил свою печать.

— А у господина мага есть такой дух? — живо заинтересовался господин Маттео.

Тео делал вид, что беседа его не касается.

— Да. У него есть сильф — дух воздуха. Он является по его зову.

— А люди? Они магам служат? — задал новый вопрос мужчина.

— Ну… По правилам у каждого мага может быть в услужении один человек. Но, обычно, люди приезжают в Оплот только с детьми, которые должны стать учениками. Вот сейчас в Оплоте нет ни одного ученика, и слуг — людей тоже нет.

— А почему нет учеников? — удивился Лутос. — Разве никто не хочет стать магом?

— Учеников отбирают не по их желанию, а по врожденным способностям. Тео был последним ребенком, которого приняли в Оплот. После него новых магов среди детей не обнаруживали.

— А это нормально? — заинтересовался Фило. — Все-таки, господин Тео уже довольно взрослый, а значит много лет…

— Шестнадцать. — согласился Нико. — Уже шестнадцать лет не рождаются маги. Это связано с равновесием магических сил, видимо, оно сильно отклонилось, нужно время на восстановление.

Конюх громко фыркнул:

— Ясно почему. После мага больше никто не рождался, потому что хуже уже некуда…

Глория быстро заговорила, отвлекая внимание от последней реплики друга:

— Вы сказали, что среди слуг нет людей, потому что в Оплоте нет детей. А что, слуги, прибывшие с нынешними взрослыми магами, не остались на службе гильдии? Я думала, это почетная работа…

— Ну… она довольно… сложная. И эти люди… — Нико запнулся.

— Уволились? — подсказал Фэрадей.

— Отравились. — ответил Тео.

Хозяин и постояльцы с изумлением на него посмотрели:

— Как это?

— Приняли слишком много «грез». Это такое магическое снадобье, которое переносит разум человека в счастливый мир грез. Пока тело остается выполнять рутинную работу. Многие рабы пристрастились к нему, употребляли все больше и больше, пока и тело не осталось в том счастливом мире навсегда.

— И как эта штука называется? — переспросил Шехмед.

— Грезы. — ответил маг.

— Рабов. — вполголоса добавил Нико. — Грезы рабов.

— Официальное название «грезы». — огрызнулся Тео. — Если тебе нравится называть слуг рабами…

Лекарь усмехнулся:

— Ты себя слышишь, Тео? Ты только что сказал: «Многие рабы пристрастились к нему».

Юноша нахмурился:

— Разве?

Купцы дружно уткнулись носами в тарелки, не желая включаться в спор.

Хозяин пожалел Нико:

— Так вы там один человек на весь замок?! Наверное, вам было ужасно одиноко!

— Ну что вы, вовсе нет. Ведь в Оплоте есть госпиталь, там все лекари — люди.

Тео сухо проговорил:

— А я-то думал, ты упомянешь обо мне.

Юноша обернулся к нему и любезно ответил:

— Ну что ты, Тео. Я помню, где мое место.

Краем глаза лекарь заметил, что вдовушка как-то странно на них смотрит. С вниманием. Он повернулся к ней, но женщина тут же опустила взгляд.

Тут из коридора донесся какой-то шум, затем приглушенные голоса. Дверь отворилась, и в столовую заглянул один из мальчиков — конюших:

— Там эта… пришли.

И тут же скрылся из виду.

— Извините меня. — хозяин отправился выяснять причины переполоха.

Он вернулся очень быстро и взволнованно проговорил:

— Господин Нико, к вам пришли!

— Кто-то пришел за помощью лекаря? — обрадовался юноша.

— Да нет. — растерянно ответил Маттео. — Не кто-то… По-моему, все!

* * *

В малой гостиной царили суета и беспорядок. Будущие пациенты голосили, ссорились и никак не могли выстроиться в очередь.

— Так, нужно разделить всех пришедших по степени тяжести ранений и заболеваний, также отделить женщин и детей. — сказал Нико. — Вы мне поможете, господин Маттео?

— Конечно. Вы делаете доброе дело…

— Я тоже помогу вам, господин Нико. — вызвалась Глория. — Вы не думайте, я не чувствительная барышня!

— Хорошо, госпожа.

— Я тоже помогу. — встрял Шехмед. — Порядок наведу. А ну, тихо всем! Выстроились в ряд! Женщины и дети — отдельно!

Перепуганные разбойничьим видом добровольного помощника пациенты незамедлительно выполнили требования конюха.

— И я! И я буду помогать! — запрыгала вокруг лекаря Ребекка.

— Ты очень поможешь мне, если займешь чем-нибудь маленьких детей, чтобы они не заскучали во время ожидания.

— Хорошо! — девочка с энтузиазмом взялась за дело, быстро собрала маленьких пациентов в кружок и стала рассказывать сказку про фей.

Пункт оказания помощи обитателям цитадели заработал. Большинство людей, все-таки, обращались с ожогами. Но были и другие заболевания, которые тяжелая атмосфера изолированной от внешнего мира цитадели только усугубила.

Лекарь оказывал помощь не покладая рук, его добровольные помощники также внесли свою лепту.

Ближе к ужину их навестил господин Ранглар:

— Вот уж не думал, что эта идея будет пользоваться спросом.

— К счастью, вы ошиблись.

— Радуетесь, что у нас так много недужных? — усмехнулся глава совета.

— Радуюсь, что они сами пришли к лекарю. Когда человек перестает заботиться о своем здоровье — это ужасный симптом, страшный.

— Неужели?

— Видите ту женщину? — Нико кивнул на молодую пациентку, которая вместе с Ребеккой играла с малышами.

— Что с ней?

— Ничего страшного, небольшие ожоги на ногах.

— И что?

— Мы с Тео встретили ее вчера на улице, она шла прямо сквозь огонь, не разбирая дороги. А сегодня пришла сама. Я с трудом узнал ее, так она изменилась. Ожила…

— Что ж… Значит, не только огонь дарит людям надежду. Какая вам нужна помощь?

— В доме лекаря остались какие-то снадобья? Боюсь, мои запасы не безграничны.

— Я распоряжусь, чтобы вам принесли все, что найдут.

— Еще одна просьба, господин Ранглар, у нас пропал один из спутников…

— Да, Маттео сказал мне. Я не могу пообещать вам организовать его поиски — это невыполнимая задачи в нашей ситуации, но мы расспросим население.

— Спасибо.

* * *

Наконец, пациенты начали расходиться. Нико и его помощники приступили к уборке.

— Не, ну что, нельзя было снег у порога стряхнуть? — возмущался Шехмед. — Столько грязи развели!

— Хватит ворчать. — одернула его Глория.

— А маг не может заколдовать метлу, чтобы она сама убирала? — предложил конюх.

— Могу превратить в метлу тебя. — раздался возле дверей холодный голос. — Получится огромная живая метла, с таким же количеством мозгов, как и у настоящей…

Лекарь подошел к брату:

— Что-то случилось?

— Где моя печать? — ледяным тоном спросил Тео.

— Кажется, ты положил ее на каминную полку. — припомнил юноша.

— Я сам знаю, куда положил ее. Я спросил, где она теперь.

Нико пожал плечами:

— Не знаю.

— Советую вспомнить, куда ты ее дел. — угрожающе проговорил маг.

— Я ее не брал.

— Ах, вот как? А кто тогда?

— Тео, я не знаю…

— Ты видишь здесь кого-нибудь, у кого не хватает руки?

— Нет. — обреченно вздохнул лекарь.

— Значит, вора среди них нет. А взять ее без последствий мог только ты!

— Тео, я не брал твою печать. Может, она куда-то закатилась?

— Ты меня за идиота держишь? — прошипел Теодеус. — Ее вынесли из комнаты, и сделать это мог только ты! Раз уж у остальных руки на месте, а не сожжены до локтя!

— Я все время был здесь.

— Да, я видел. Упивался своей значимостью, да?

— Прости, Тео. Я и забыл, что это твоя прерогатива. Ведь у нас ты — великий маг. А я никто.

Из коридора донесся женский вопль.

— Это что еще?!

Нико узнал голос:

— Это… госпожа Лаура.

* * *

Девушка сидела на постели, закрыв лицо руками, и громко завывала от боли и отчаяния. За плечи ее обнимала вдовушка, не переставая причитать:

— Милочка моя, да как же это…

— Что случилось? — влетел в комнату Тео.

— Спросите у него! — женщина ткнула пальцем в лекаря.

Лаура исторгла новый вопль, заламывая руки:

— Не-е-ет! Уходите! Не смотрите на меня!

Но они и так увидели, как только несчастная отняла руки от лица.

Вся кожа была поражена: щеки, скулы и подбородок превратились в сплошной кровоподтек.

— Что с вами случилось? — снова спросил маг.

Девушка жалобно заскулила и дрожащей рукой указала на пол. Там, на ковре валялся какой-то маленький пузырек.

Нико похолодел.

Это было то самое масло, которое он отдал ей утром…

Снова заговорила Кларисса, на этот раз она обращалась прямо к лекарю:

— Как вы могли?! Да, она нанесла вам публичное оскорбление. Но отомстить так жестоко! Как же вы могли?!

— Это не я… — растерянно проговорил юноша.

— О чем речь, я не понимаю? — возмутился Тео.

— Лаура намазала кожу маслом, которое ей дал лекарь — и вот результат! Он отравил ее! Отомстил, за то, что она ударила его при всех!

— Да нет же. — встрял Лутос. — Она ударила господина Тео!

— Чего? — удивился маг.

— Нет, это был я. — ответил Нико. — Но я дал ей масло. Я купил его в Еловых лапах…

Несчастная опять зарыдала.

— Господин Нико, сделайте что-нибудь! — попросил Фэрадей.

— Нет! — закричала вдовушка, закрывая Лауру своим телом. — Он снова навредит ей!

— Не говорите ерунды! — одернул ее Лутос. — Это несчастье случилось не по вине господина Нико! Уверен, ему просто продали что-то не то…

— К тому же, другого лекаря здесь все равно нет. — добавил Фэрадей.

Лекарь вытащил из сумы необходимые снадобья и чистое полотно.

— Я сама! — встала между ним и больной Кларисса. — Вас я к ней больше не подпущу!

— Эй, полегче! — одернул ее Тео.

— А вы бы стыдились, господин великий маг! Вас наняли охранять нас, а вы даже собственного брата контролировать не можете!

— Довольно! — прервал ее Лутос. — Давайте выйдем, а вы обработайте рану…

Они покинули покои несчастной девушки.

— Уверен, это несчастный случай. — повторил купец.

— А это точно был тот самый пузырек? — уточнил Фэрадей.

— Да, тот самый. — медленно кивнул Нико.

— А может… — осторожно проговорила Глория. — Это снова… недоразумение?

— Нет, раны самые настоящие.

— Что же там было? — изумился Шехмед. — Яд? Кислота?

Юноша пожал плечами.

— А она точно не могла… отомстить вам так? — шепотом предположила Глория.

Нико покачал головой:

— Никакая месть не стоит таких страшных увечий на лице. Госпожа Лаура никогда бы на это не пошла.

— Я знаю, кто это! — внезапно воскликнул Шехмед.

— Не надо… — простонал лекарь.

— Это маг! Он приревновал госпожу Лауру к брату, решил отомстить ей и подставить Нико! Сейчас он позовет стражу…

Нико с ужасом ждал реакции брата. Но тот был на редкость спокоен:

— Я и говорил, что у тебя мозгов как у метлы, Шехмед. Я не обижаюсь на женщин. И если решу расправиться со своим братом, то сделаю это самолично, а не через стражу…

— Надеюсь, они не придут сюда арестовывать господина Нико. — заволновался Лутос.

— Давно их птицы не клевали. — усмехнулся Тео. — Но, вообще-то, у нас действительно завелся злоумышленник. У меня пропала печать. А у Нико кто-то прожег всю одежду.

— Он же мог и пузырек подменить! — воскликнул Шехмед.

— Нет. — повторил лекарь. — Пузырек был тот же самый.

— Так он мог заранее туда что-то налить! — не сдавался конюх.

— Никто не мог знать, какой именно пузырек я отдам госпоже Лауре.

— Я думаю, вам продали плохой товар! — снова озвучил свою версию Лутос. — Стоит проверить все, что вы купили…

Нико рассеянно кивнул.

— Даже не знаю, чем мы можем помочь бедной девушке. — развел руками Фэрадей.

— Сейчас нужно время, чтобы раны закрылись. — ответил лекарь. — Позже, можно будет судить, как лучше убрать шрамы…

— Ох, скорей бы нам покинуть это место! Господин Тео, как ваши поиски?

— Как раз туда собираюсь. — сухо ответил маг. — А вас попрошу не выходить из дома, не намазывать на лицо неизвестные снадобья, не разговаривать с незнакомцами и, главное, не добавлять мне работы…

* * *

Нико осторожно заглянул в комнату. Он сразу заметил, что камин опять свободен.

Тео одевался для выхода на улицу, стоя к нему спиной.

Лекарь помедлил, не зная как начать разговор. Но брат сделал это сам:

— Это ты принес стрелку?

— Что? — не понял юноша.

Тео протянул руку и, взяв что-то со столика, поднял предмет вверх. Это оказался тот самый конверт, который Нико не смог открыть.

— Да! Я нашел его в доме алхимика! Ты не знаешь, как его распечатать?

— Никак. Это не конверт. Это стрелка. Проводник.

— А как она работает?

— Стрелку нужно принести на условленное место. Например, на кромку леса. Тогда она «оживет» и проведет человека по скрытым тропам.

— Ты не знаешь, как узнать — где проходит тропа для этой стрелки? — с надеждой спросил Нико.

— Смотри сам.

Маг вызвал фантом. И тут же в комнате возникли призрачные своды какого-то прохода.

— Похоже на тоннель… Наверное, где-то в горах есть проход прямо в цитадель! Ох, я же не рассказал тебе — алхимик активно брал заказы, кроме того требовал, чтобы материал заказчики сами приобретали, а потом доставляли ему. Тайный тоннель все бы объяснил. Почему никто не заметил бурной деятельности пожилого господина…А вдруг через него можно пройти минуя бурю?!

— Ты сначала найди условное место. — остудил его пыл Тео.

— Возможно, в письмах что-то есть… Но вряд ли. Там же те письма, которые заказчики ему присылали. Хотя, вдруг они написали: «Хорошо, договорились. Так, значит, у третьей сосны, да?».

Тео тихо рассмеялся. Нико осторожно подошел к нему и вполголоса проговорил:

— Я не брал твою печать, клянусь.

Маг тяжело вздохнул:

— Верю…

— Мы найдем ее. Наверняка, она просто затерялась…

— Мне пора идти. — перебил его брат.

— Можно мне пойти с тобой? Я хочу поспрашивать насчет Лао. И если жнец решил выбрать меня в качестве своей жертвы, хочется, чтобы рядом был кто-то из близких.

Тео усмехнулся:

— Пойдем.

* * *

Призрачный путник шел по дороге, поеживаясь под порывами ветра. Дорога была свободна, никого вокруг. Тем легче было жнецу совершить нападение — ведь жертва никого не опасалась. Он накинулся со спины, впиваясь в предплечье человека, и увлек его на землю. Завязалась короткая борьба, но чудовище с легкостью добралось до горла…

— Проклятье! — воскликнул Тео, развеивая фантом. — Откуда эта тварь взялась?!

Нико промолчал, ему нечего было ответить.

— Он что, материализуется в воздухе?! Почему нет никаких следов?! И где эта тварь прячется?! И как он ходит по всему городу, оставаясь незамеченным?!

— Я понял только, что он не летает. — заметил Нико. — На фантоме видно, что жнец нападает снизу, валя жертву на землю.

— А может… У него подземные тоннели? — вдруг задумался маг.

— Но тогда бы оставались какие-то следы, норы…

— Может, их снегом заметает?

— Не знаю… — засомневался лекарь. — Разве здесь не горная порода? Если бы тут были пещеры, жители цитадели бы о них знали…

— А как же тоннели твоего алхимика?

— Мы не знаем, где они. Но, скорее всего, в горах. Логично, что господин Мариус уходил из дома, изучать горное дело, мог даже брать какие-то ящики, для образцов, например. А потом, возвращался домой… уже с материалами для новых заказов.

— Это для тебя логично. — обиделся маг. — А, по-моему, все сходится. Здесь повсюду тоннели, и эта тварь перемещается по ним.

— Я завтра дочитаю письма, потом поищу еще документы. — пообещал Нико.

— К тебе, небось, опять набегут страждущие…

— Я все успею. А вот про Лао мы ничего не узнали…

— Почему? — хмыкнул маг. — Тот старик утверждал, что видел, как он гулял по стене, а потом спрыгнул в пропасть.

— Тео, он был уверен, что мы с тобой один человек… Настолько привык, что в глазах двоится. Я бы не удивился, если бы он объявил, что Лао гулял в обнимку с жнецом, а потом они вместе спрыгнули в пропасть.

— А что, героически избавил их от монстра… Если честно, то мне совсем не жаль этого Лао. Какой-то он себе на уме. А ведь он так и не объяснил тот случай, когда он объявился посреди ночи весь в крови…

— Ты все еще думаешь, что попутчик — это он? — осторожно спросил Нико.

— Не знаю… Может, вообще нет никакого попутчика? Или, этот Заказчик так иносказательно о духе-комаре говорил? Вот тот действительно нас преследует.

— Кажется, он отстал, да?

— Пока никто не появлялся. Но мне не нравится Лао, он что-то все намекал, намекал… Как будто, это не я, а он меня пытается вывести на чистую воду. А ты что думаешь?

Лекарь помедлил, потом признался:

— У меня был странный разговор… с госпожой Лаурой.

— После которого она тебе по лицу засветила? — хмыкнул Тео.

— Да.

— А потом ее нашли покалеченной.

Нико резко остановился:

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ничего. Так. Привожу факты.

— Знаешь, если я начну приводить факты про тебя, то точно окажется, что главный злодей здесь ты!

— Ура, дело раскрыто. Иди, пожалуйся на меня Ранглару. Пусть придет стража и арестует меня.

— У меня есть и факты в твою защиту — ты всегда действуешь в открытую. Да так, чтобы страшно было всем. А тут кто-то вредит исподтишка, чтобы его не заметили.

— Ну и что там за разговор с Лаурой? — вернулся к прежней теме маг. — Пошли, чего стоять…

— Она сказала, что мы не выберемся отсюда. Что все эти события не случайны…

— И что? — равнодушно спросил Тео.

— Я знаю, ты не обижаешься на женщин…

— И тебе не советую, это недостойно.

— Я долго не обращал на нее внимания. Хотя меня давно предупреждали.

— Кто? Мама в детстве? Не верь красивым женщинам?

— Господин Фило. Он разузнал кое-что о ее прошлом.

— Не желаю об этом ничего знать.

— Я знаю, потому и не говорил тебе. Но тут слишком много совпадений.

— Оставим эту тему. После вашей последней встречи, госпожа Лаура вряд ли снова с тобой свяжется.

— В очередной раз восхищаюсь твоей смелостью. — язвительно проговорил Нико. — Ты столько лет живешь рядом с человеком, который в любой момент может подсыпать тебе яд!

— Что-то ты язвишь целый день. На тебя не похоже.

Юноша устало вздохнул:

— Лутос прав. Нам нужно выбираться отсюда.

— Разыщи план тоннелей. Если ты прав, то они ведут за пределы цитадели. Тогда можно устроить радикальные меры.

— Какие?

— Вывести всех людей и сжечь цитадель дотла.

Нико покосился на брата и понял, что тот не шутит. Он заметил:

— Приятно слышать, что ты думаешь о людях. Обычно, уничтожая чудовищ, ты редко задумываешься, оправдывает ли цель средства.

— И я сейчас не думал. — усмехнулся маг. — Просто, это третий этап моего плана. Первый уже провалился…

— А второй?

— Я выкурю эту тварь из его норы. Говорят, жнец боится огня? Он его получит…

* * *

По площади ходили толпы людей. С застывшими лицами и безразличным взглядом, они бродили по каменной мостовой, припорошенной снегом, и их монотонные голоса сливались с завыванием ветра.

— Они умирают! — воскликнул Ранглар. — Почему ты бездействуешь, маг?!

— Они слишком долго ждали… — печально проговорил брат.

— Когда мы уже уедем отсюда? — нервно вопрошал Лутос. — Мы слишком здесь задержались! Помните, у нас уговор!

— Замолчите! — рявкнул Тео. — Мне надоело вас слушать…

— По цитадели бродит чудовище и убивает людей! А ты стоишь здесь и ничего не делаешь! — злобно проговорил Ранглар. — Так чем ты лучше гильдии?! Видишь наши страдания и бездействуешь!

— Хватит! Я делаю, что могу! — ответил маг, дрожа от ярости.

— Мне… мне плохо… — еле ворочая языком пожаловался Фило, хватаясь за сердце. — Опять… вы напугали меня…

— Кто напал на Глорию?! — закричал Шехмед. — Кто напал на меня?! Какой от тебя прок, маг?

— Заткнись! Иначе я снова превращу тебя с собаку! — закричал Тео.

Хозяин постоялого двора с интересом его разглядывал:

— А правда, что маги ездят на свиньях, запряженных крысами?

— Тео, когда мы приедем домой? — заныл брат. — К маме и Вилу? Ты обещал…

— Замолчи! — велел ему маг. — Пусть они все замолчат!

— Ты обещал, что всех спасешь! — встал перед ним Ранглар. — Где же твоя помощь? Мы верили тебе. А ты такой же, как они… чудовище!

— Какая тебе разница, кто уничтожит жнеца? Чудовище или маг? — холодно спросил Тео. — Ты этого уже не увидишь…

Ранглар схватился за горло, словно пытаясь разжать невидимые тиски. Но тщетно. Его лицо багровело, как будто там скопилось слишком много крови. Настолько много, что сосуды не могли ее вмещать…

И она брызнула во все стороны…

Что-то громко хлопнуло.

* * *

Тео вздрогнул и сфокусировал взгляд. Он лежал на боку в своей постели.

Источник шума находился в смежной комнате. Маг посмотрел на окно, едва начало светать.

Юноша поднялся и тихо вышел.

Брат сидел на полу и быстро собирал какие-то пузырьки и жестянки. Похоже, он выронил свою сумку, и она стала источником шума.

— Куда ты? — спросил Тео.

Нико испуганно вскинул голову, он не слышал его шагов. Потом огорченно проговорил:

— Я разбудил тебя. Прости! Спи, ничего страшного.

— Я задал тебе вопрос.

— Там принесли человека, ему стало плохо. Не волнуйся. Ложись спать. — ответил он, поднимаясь с колен.

— Кого принесли?

Лекарь неопределенно повел плечом:

— Не знаю…

— Ты лжешь. — холодно проговорил маг. — Незнакомого человека не стали бы нести к тебе не дожидаясь восхода солнца.

Нико помедлил, потом тихо произнес:

— Господина Ранглара.

— Жнец?!

— Нет. Меня ждут…

Дверь сама по себе захлопнулась у него перед носом.

— Так что с ним?

Брат тяжело вздохнул:

— Его нашли на улице. Он сильно замерз. Тео, пусти, мне нужно к нему.

— Что ты скрываешь от меня?! Думаешь, я не вижу это по твоему лицу?

— Я стою спиной. Ой!

Последняя реплика была вызвана тем, что брат, до этого стоявший в некотором отдалении, внезапно оказался прямо у него за спиной и взялся за его плечо:

— Что?

— У него… кровопотеря.

— Что?! Эта тварь начала бродить по городу?!

— Нет. Господин Ранглар сам пришел сюда. Вчера поздно вечером или уже ночью. Он не дошел до твоего барьера всего пару шагов. Оно напало на него, и он остался лежать там…

Кровь застучала в висках мага, он отпустил брата:

— Кровь… Оно забрало у него кровь…

— Ну да, как всегда. Но он больше пострадал не от этого, а от обморожения. Хорошо, что от костров идет тепло. Тео, ты в порядке?

— Иди. Иди к нему.

— Угу. Ты ложись. Тебе нужно отдыхать.

— Нико! В тот раз, когда напали на Шехмеда, ты сказал, что видел сон… про то, что на тебя напала тень дракона.

— Да. — удивленно ответил юноша, уже взявшийся за ручку двери.

— Ты во сне играл в театр теней? Один?

— Нет, с тобой, как всегда.

— А куда делся я? После того как на тебя напала тень?

Брат пожал плечами:

— Не знаю, что куда в снах девается. Я как-то больше на дракона смотрел.

— И в ту ночь, когда на тебя напали, ты тоже видел дракона?

У лекаря забегали глаза, он неопределенно пожал плечами:

— Не помню…

— Ты сказал мне, что дракон был впечатляющим. Это… я был драконом?

Нико виновато улыбнулся и с укором произнес:

— Тео, что ты делаешь со мной? Меня ждет больной, а я стою и рассказываю тебе свои сны. Какой я лекарь после этого?

— Иди. Я тебя не задерживаю.

Маг развернулся и отправился к себе в покои. За его спиной хлопнула дверь, брат ушел. Снова воцарилась тишина. Впрочем, Тео это было безразлично. Спать он больше не будет. До тех пор, пока не поймает жнеца…

* * *

Убедившись, что здоровью господина Ранглара ничего не угрожает, Нико снова отправился в дом алхимика. Ведь он обещал брату найти упоминания о таинственных тоннелях.

Правда, открыв бюро и оценив количество корреспонденции господина Мариуса, юноша понял, что погорячился.

— Да Тео быстрее перероет всю землю в цитадели, прежде чем я прочитаю все эти письма… А правда, может, Тео наколдует крота? Путь он этим займется…Тоннелями.

Лекарь вздохнул и пододвинул к себе стопку писем. Он решил для начала разобрать их по адресам. Ведь вряд ли алхимик приглашал к себе заказчиков, живущих на другом конце земли. А вот если среди клиентов был кто-то из окрестных земель…

Нико перебирал письма и чувствовал, что его знаний явно не хватает. Некоторые адресаты проживали в каких-то деревнях, названий которых он никогда и не слышал.

«Вот уж никогда бы не подумал. Откуда они деньги берут на услуги алхимика?».

Одно из писем его заинтересовало. Оно было отправлено из Оплота. Впрочем, заказчик предусмотрительно не назвал свое имя.

Нико отложил его в сторону (заложил за «ухо» крышки-льва) и продолжил сортировку. Видимо, господин Мариус знал толк в своем ремесле, клиенты писали ему со всех концов света…

Лягушатники.

Юноша глазам своим не поверил. Кто-то сделал заказ алхимику из крохотной деревеньки…

Лекарь немедленно вытащил письмо. Ну, то, что клиент не назовет свое имя — было очевидно. Жалко только, что заказ также был весьма туманным. А именно — 847СГ.

— И что это значит? А может…

Нико поднялся и отправился к многочисленным шкафам и полка. Может, есть какой-то каталог?

Книги в шкафах, конечно, лежали, также и просто стопки листов с какими-то записями. Но где искать? Юноша покрутился вокруг своей оси, оглядывая мебель…

Цифры. Шкафы и отсеки с полками были пронумерованы. Сначала лекарь обрадовался, но потом понял, что тех всего лишь 17, а никак не 847.

Он вздохнул.

Затем встрепенулся и подошел к восьмому шкафу. В том было много полок с совершенно разными предметами.

Четвертая полка. Только сверху или снизу? Он отсчитал снизу. Полка была заставлена разными склянками, в том числе теми, которые они с братом рассматривали в прошлый раз, со следами крови на дне. А сбоку была прислонена неприметная книжица в кожаном переплете.

Нико пролистал ее: глава первая, вторая…

«А не слишком ли просто?» — вдруг засомневался он.

Хотя, почему нет? Ведь все здесь было сокрыто мощнейшими чарами.

Седьмая. Юноша понял, что не ошибся. СГ. Создание гомункула.

Лекарь посмотрел на рисунки: вот крохотный человечек из глины. На следующей картинке он широко открывает рот, а над ним нависает огромный человеческий палец, с конца которого свисает капля крови. А вот гомункул в своем жилище — огромной колбе…

— О! — Нико с ужасом догадался, что это и есть те самые колбы, которые стоят на полке.

А засохший корешок — это…

— Ох… — юноша покосился на сосуд и поежился.

К счастью, гомункул признаков жизни не подавал.

«Наверное, от голода умер. Его же нужно кормить…Каплей крови». — снова взглянул он на картинку.

Лекарь полистал книгу до следующей главы и вернул на полку. Потом снова взглянул на письмо. Там была дата: пятимесячной давности.

«Интересно, успел ли алхимик сотворить гомункула до своей смерти? И кому в Лягушатниках он мог понадобиться?».

В окно что-то стукнуло.

«Опять?» — испугался Нико.

Но тут снаружи послышались детские голоса, которые хором скандировали:

— Д-О-Б-Р-Ы-Й Д-Я-Д-Я П-О-Х-О-Ж-И-Й Н-А М-А-Г-А!

Юноша улыбнулся: «Дядя — это хорошо. А то „мальчишка“, „мальчишка“…».

Он отложил письмо и вышел на крыльцо. Вокруг дома собрались юные помощники господина Маттео. Увидев лекаря, они выпалили следующую информацию:

— Вам просили передать, что злой дядя вернулся! В гостиницу.

Нико нахмурился: «А разве Тео куда-то уходил?».

Тут один из мальчишек внес уточнение:

— Тот, который потерялся.

— Господин Лао! — догадался юноша. — Как он?

— Хозяин говорит, ему нужен лекарь. Велел вас искать…

* * *

Постояльцы собрались в гостиной. Шехмед взволнованно ходил из угла в угол, купцы сидели как на иголках, господин Ранглар угрюмо барабанил пальцами по столу, Кларисса нервно теребила носовой платок. Только Тео с равнодушным видом смотрел в окно.

В комнату вошел господин Маттео, и все тут же подались ему навстречу:

— Что?

— Что-нибудь известно?

— Как он?

— У господина Лао сильное обморожения. — старательно отчитывался хозяин. — А также есть несколько ран.

— Ран? Откуда? — заволновался Шехмед.

— Жнец?! — воскликнул Ранглар.

Маттео покачал головой:

— Господин говорит, что на него напали дикие звери…

— Где? В цитадели? — поразился Лутос.

— Нет. Господин утверждает, что отправился на прогулку за стены и заблудился.

— Это невозможно! Стража никого не пропускает! — твердо заявил глава совета.

— Так говорит господин Лао. — пожал плечами хозяин.

— Это невозможно! И потом, человек никогда не выживет в одиночку во время снежной бури! Да еще и эти звери…

— А здесь у вас водятся дикие звери? — спросил Фэрадей.

— Конечно, в горах встречаются и горные бараны, и хищники, но редко. И они сторонятся человека. Но после возникновения бури те несчастные, кто осмеливался покидать стены цитадели, встречали ужасных существ: они был похожи на обычных зверей, но огромных размеров! Они неслышно передвигаются, не оставляя следов на снегу, и переговариваются друг с другом воем, который не отличишь от завывания вьюги…

— Это духи. — впервые подал голос Тео. — Духи-стервятники.

— Зачем они здесь? Что это значит? — всполошился Ранглар.

— Что дело ваше плохо. — усмехнулся маг. — Раз уж они тут объявились…

— Тебе смешно, маг?!

— Смеюсь я или плачу — вам это спастись не поможет. Учитывая ваши пристрастия ходить по ночам одному…

— Господин Тео, помогите им! — взмолился Фило. — На вас одна надежда!

— Помогу, если мне не будут мешать.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Пусть этим вечером на улицах не будет ни одного человека.

— Что ты хочешь сделать?

— Увидите. Но обещаю, будет жарко…

— Господин Тео. — внезапно обратилась к нему Кларисса. — Могу я поговорить с вами?

— Да. — пожал плечами маг.

Они отошли в сторонку.

— Это касается моей милой Лауры…

— Брат сказал, что она поправится.

— Об этом я и хотела поговорить. — помрачнела женщина. — О вашем брате. Он все время приходит к бедняжке Лауре…

— Чем вы недовольны? Больных должен навещать лекарь.

— Меня расстраивают те предложения, которые он ей делает…

Тео насмешливо фыркнул:

— Вы что-то не так поняли. Вряд ли человеку, находящемуся в положении госпожи Лауры, кто-то будет делать предложения того рода, который вас беспокоит.

— Вы меня не поняли, господин великий маг. Он как раз предлагает вылечить бедную девочку! Так, чтобы даже следов не осталось… Но плата! Он не уточняет, какая именно понадобится плата, но мне не нравятся эти намеки!

— Не знаю, о чем вы там говорили, но я никогда не поверю…

Вдовушка перебила его:

— Я решила, что надежнее будет обратиться к вам напрямую!

— Ко мне? Зачем?

— За услугами целителя.

— Но я не владею этим искусством. Вам лучше послать запрос в Оплот…

— Ваш брат так и сказал, да в каких выражениях! Сказал, что вы и царапину не сможете вылечить, и если я хочу, чтобы милая Лаура навсегда перестала страдать, то мне и то лучше отравить ее самой, а не отдавать на лечение вам, потому что смерть от яда менее мучительная, чем то, что вы называете целительством…

— Что?!

— Но сила-то ваша! — продолжала женщина. — Он, конечно, утверждает, что она досталась вам по ошибке, потом что вы в утробе матери чуть не погубили его, забрав себе буквально все, но все-таки… Ведь магический дар у вас, хоть ваш брат и говорит, что в любой момент может его у вас… позаимствовать. Вот, недавно он пришил кому-то руку… Не знаю, это правда?

Тут в гостиную стремительно влетел сам лекарь и остановился, ища кого-то глазами.

— Господин Нико. — обрадовался Лутос. — Как там господин Лао?

— Все будет хорошо, не волнуйтесь. — рассеянно ответил юноша. — Тео, можно тебя?

Хмурый маг вместе с братом покинул гостиную.

— Тео, ты знаешь, что я сейчас увидел! Там…

— А ты знаешь, что я сейчас услышал? — язвительно перебил его Тео. — Что ты в любой момент можешь воспользоваться моей магией по своему усмотрению! А я и не знал, что она у нас одна на двоих!

— Нет, сейчас не надо. — отмахнулся Нико. — Случай не так уж и…

— Значит так, послушай меня внимательно! Даже если кто-то, включая меня, будет находиться на смертном одре, ты мою магию не получишь! Так что срочно учись пришивать руки и другие конечности с помощью своих пузырьков. Да, и постарайся, чтобы от твоих снадобий у людей кожа с лица не слезала, как у госпожи Лауры. Ведь ты же не маг, и вылечить ее не сможешь. Чтобы она тебе за это не предложила…

Юноша выслушал его тираду, хлопая ресницами. Потом ответил:

— Не знаю, что на тебя нашло, но сейчас не до этого! Я осматривал господина Лао — у него есть старая рана на руке. Такая же, какая была у меня!

— О! Не может быть! Так может, вы с ним близнецы? А он у тебя в утробе матери что забрал?

— Да что это с тобой? Я же серьезно. У него на руке следы от зубов лошади! Понимаешь?

— Нет. Видимо, когда мы делили способности — мозги достались тебе. А мне всего лишь величайшая в мире магия. Как обидно!

— Я тебя не понимаю. — развел руками Нико. — Я говорю тебе серьезные вещи, а ты паясничаешь. Ладно, я пошел разоблачать Лао. Сообщаю тебе об этом. Если ты потом найдешь мой растерзанный труп, знай это он. А то еще свалишь все на Шехмеда…

— От чего разоблачать-то?

— Он — оборотень.

* * *

Лао сидел на кровати, устало прислонившись к спинке.

В дверь постучали.

— Я никого не принимаю.

Дверь распахнулась.

— Да я так, из вежливости. Меня, собственно, не особо волнуют ваши желания.

— Здравствуйте, господин маг. — усмехнулся Лао.

Вслед за братом в комнату вошел Нико. Тео, держащий обе руки за спиной, радостно сообщил:

— А я принес вам поесть. Вот!

Он плюхнул на кровать Лао тушку тетерева.

— Она, правда, не освежевана, но вы и так съедите, да? Зайца ведь съели.

Мужчина снова усмехнулся:

— Кажется, при вас я ел бифштекс.

— Там крови было больше, чем бифштекса. — фыркнул маг.

— Я видел косточки зайца в вашем шатре. — сказал Нико. — Рядом с нетронутым хлебом. А напали вы на него в том же месте, где я вас оставил, на лавке, возле дома лодочника.

— Могли бы его лапы повсюду не раскидывать. — добавил его брат.

— И на чем основано утверждение, что я ем зайцев? — полюбопытствовал Лао.

Заговорил лекарь:

— Тогда, в трактире, мимо нас пронесли живого зайца, и он вдруг стал биться. Мне показалось, что это началось, когда его поднесли ко мне, но нет. Он почувствовал вас.

— И вы продемонстрировали хорошую реакцию. — вспомнил Тео. — Видимо, не впервой на зайцев охотиться. Вы и различать их умеете, как тех трех, которые явились по очереди…

— И что, по-вашему, означает моя осведомленность в различиях зайцев?

— Вы — оборотень. — ответил маг. — Та самая хищная птица, которую мы встречали у трактира и у реки.

— У вас старая рана. От укуса фейри. — добавил Нико. — Тео видел, как вы дрались, конь ухватил вас за крыло. А на утро все в вашем шатре было залито кровью.

— Это не слишком весомый аргумент. — усмехнулся Лао.

— Руна. Которую вы носите на шее. «Сдержанность» или… «Будь человеком»?

— Не знал, что вы разбираетесь в рунах, господин Нико.

— Мне сказал Фило. А вас я видел возле трактира. Хотя вы ведь не выходили из него в человеческом виде. Но Тео встретил вас, когда вы спускались с чердака. Там кто-то разбил стекло, а на полу лежало перо.

— Вот как, я и не заметил.

— Так же как и свидетеля вашего прыжка со стены цитадели. — хмыкнул маг.

— Там сидел какой-то пьяница. — вспомнил Лао. — Не знал, что кто-то будет его расспрашивать.

— Я догадался спросить. — насмешливо ответил Тео.

— Значит, просто не поняли сразу, что он пьяница. — догадался мужчина. — Да, вы, господин великий маг, предпочитаете не замечать даже самых очевидных вещей.

— Эй! — возмутился юноша.

— А вы, господин Нико, не замечаете только одну очевидную вещь. А так, весьма наблюдательны, браво.

— Эй, я сразу заявил, что вы похожи на одного знакомого мне колдуна, который умел превращаться в грифа! А, нет, это тоже Нико сказал… — вспомнил Тео.

— Почему вы стали драться с фейри? Вы ведь не в первый раз его видели. В самую первую ночь я услышал смех Ребекки, а потом звук конских копыт. Но на улице никого не было, я услышал только хлопанье крыльев. Это вы его прогнали, да?

— Скажем так, я был заинтересован, чтобы наш поход благополучно окончился.

— А теперь решили нас бросить? — насмешливо спросил Тео. — Зачем вернулись? Багаж забыли?

— Я летал всего лишь на разведку. Надеялся пролететь над бурей, но ошибся. Магическая буря отличается от природной. Я сильно заплутал среди вьюги. Зато меня нашли духи… К счастью, от них удалось вырваться. Но сразу скажу вам, господин великий маг, даже не пытайтесь провести караван через непогоду. Возможно, вы сможете спасти свою жизнь, но не ручаюсь, что вы убережете хотя бы брата. Поверьте мне, дороги через бурю нет. Если только вы не знаете, как снять заклятье…

— И куда это вы так торопитесь? Что ждет вас на юге? — полюбопытствовал маг.

— Дела. — уклончиво ответил Лао. — Много дальше вашего родного замка.

— А что это за намеки, которые вы так таинственно обронили, прежде чем покинуть нас? Зачем оборотню, который умеет летать, ехать с караваном, охраняемым магом? — с подозрением спросил Тео.

— Что ж, не буду скрывать от вас, хотя странно, что вы сами этого не чувствуете. Зло, господин Тео. Зло зародилось на юге, равновесие нарушено, и от этого по всей округе происходят беды. Чем дальше от эпицентра, тем слабее. А мы к нему как раз приближаемся. Я должен его миновать, проехать дальше, но от этого не легче. Я узнал, что в Лягушатники отправляется караван, охраняемый великим магом, и обрадовался. Жаль только, что я не узнал заранее, что вы и есть тот самый маг.

— А что, у меня дурная слава? — усмехнулся юноша.

— Вы сами из этих мест. А я не верю в случайности.

— Что ж, боюсь, вам придется искать себе новых попутчиков. Не люблю, когда кто-то действует у меня за спиной. И не прощаю.

— Понимаю. Но, пока не известен способ покинуть это заколдованное место, не могу исполнить ваше желание.

— С этим я разберусь…

— Господин Лао. — заговорил Нико. — Скажите, вы видели, кто напал на Фило в ту ночь?

Мужчина с сожалением покачал головой:

— Я вернулся слишком поздно. Выкрал у лодочника простыни и пытался остановить кровотечение. Потом потихоньку пробрался в шатер и нашел его…

— Как вы узнали, что нас преследует фейри? — задал новый вопрос лекарь.

— Круг обозреваемой мною местности намного превышает ваш. Особенно с высоты птичьего полета. Я заприметил фейри еще в то время, когда купцы жили в Оплоте.

— А больше вы никого не видели? Ведь кто-то еще крадется за нами…

— Нет, господин Нико, тут вы ошибаетесь. Никто больше не преследовал нас.

— Но он тоже здесь! И умудряется нам вредить, хотя Тео и окружил постоялый двор куполом…

— И что же показал ваш купол? — усмехнулся Лао.

— Никто посторонний не проникал сквозь него. — ответил юноша.

— Крайне бесполезные сведенья, должен признать. — продолжал насмехаться оборотень.

— Предложите что-нибудь умнее. — обиделся Тео.

— Вы не там ищете. Злодей очутился в цитадели, но он не преследовал караван. Как же это могло случиться?

— Он умеет перемещаться в пространстве? — предположил маг. — И этот жнец, похоже, тоже…

Мужчина посмотрел на Нико, а тот изумленно проговорил:

— Вы хотите сказать… злодей — один из нас?!

— Чего?! — присоединился к нему брат.

— Свяжите между собой очевидные факты, господин Нико.

— Но…кто? И потом, да почти на всех уже напали!

— Кроме? — спросил Лао.

— Фэрадея…

— И господина Тео. — добавил оборотень.

— И вас тоже! — не остался в долгу маг. — Что, думаете, если вы оборотень, то вне подозрений?!

— А вы думаете, что если вы маг, то с вас снимаются все обвинения.

— Тео его видел. — вспомнил Нико.

— Только он и больше никто…

— Эй! Полегче с обвинениями! — не понравилось его заявление Тео.

— И на что же оно было похоже?

— На… фигуру человека. Я не разглядел, было темно.

— Странно, ведь у вас особое зрение. — заметил оборотень. — Может, вы просто побоялись на него смотреть?

— Довольно. — прервал его Нико. — Если вам станет хуже, просите господина Маттео позвать меня. А сейчас вам нужен отдых. Мы пойдем.

— Спасибо за заботу, господин Нико. Я не забуду этого.

Маг молча вышел вслед за братом.

Лекарь обнял его за плечи одной рукой:

— Что с тобой? Прикидываешь, не мог ли это ты нападать на всех?

Тео промолчал, юноша продолжил:

— Нет, конечно, то, что ты регулярно пьешь мою кровь, это не новость…

Брат пихнул его плечом, лекарь со смехом продолжал:

— Но мы же в этот момент с тобой разговаривали! Как это ты одновременно приник к ранке и…

— Мы с тобой разговаривали? — переспросил Тео.

— Ну да. Во сне…

Маг снова помрачнел.

* * *

— Нет!!! Мерзавцы!!! Воры!!! Негодяи!!!

Вопли Фэрадея разносились по всему постоялому двору. Хотя кричал он на улице.

Возле компаньона суетился Лутос, пытаясь его успокоить.

— Ну, будет-будет…

— Н-е-ет!!! — вопил купец, заламывая руки.

К ним начали сбегаться другие обитатели гостиницы.

— Что случилось?! — воскликнул испуганный Маттео.

— В чем дело?! — присоединился к нему Ранглар.

Шехмед