Марина Анатольевна Андреева - 400 страниц моих надежд

400 страниц моих надежд (400 страниц моей любви-2)   (скачать) - Марина Анатольевна Андреева

400 страниц моих надежд
Марина Андреева


Глава 1. Экскурс в историю

Я Людмила Арефьева или просто Мила, автор нескольких десятков романов в жанре фэнтези. Мои произведения нельзя назвать добрыми, рюшечек и любви в них нет от слова «совсем», но несмотря на это они пользуются популярностью как у читателей, так и у издательств. Сюжеты рождаются внезапно, «от и до» сформированные, остаётся лишь занести всё в файл на компьютере, вычитать на предмет опечаток, и «вуаля» новый роман выходит в тираж, читатели раскупают книги, издатели довольны моей продуктивностью, а я уже строчу очередную «нетленку».

Так и жила, пока опрометчиво не поспорила с мамой, пообещав вопреки обыкновению ввести в новый роман романтическую линию и обязательно завершить его хеппи-эндом. Казалось бы — ерунда. Но дёрнуло же меня поклясться именем своего Муза. Кто же знал, что он не миф, а автор — бог создающий параллельные реальности?!

Осерчал Муз и желая проучить, лишив права извне влиять на события, потребовал, ввести в сюжет любовь, а в финал — хеппи-энд, и… Закинул меня в мой же свежесозданный мир — Рестанг, где женщины априори твари бесправные. Ещё и вселил в тело едва достигшей совершеннолетия невинной девицы! Меня?! Меняющую любовников как перчатки и не верящую в любовь! Ещё и в магическую академию запихал! Пригрозив: если учёбу не потяну — окажусь по местным обычаям в гареме, без малейшего шанса вернуться в привычный мир.

Жизнь в академии напоминала мне кошмар — учёба, учёба и ещё раз учёба. Хронический недосып, вечные придирки виртонгов-одногруппников, относящихся к «высшей» расе, населяющей этот мир. Благо хоть появились друзья. Один из них, Поль — симпатичный, но слишком заносчивый, что немудрено, всё же сын первого советника Его Величества. Кто бы мог подумать, что он в итоге станет моим мужем! Чего мы только вместе не пережили!

А началось всё с того, что он пригласил нас с ребятами погостить на каникулах в его родовом замке, располагавшемся неподалёку от академии.

По пути туда я обрела — леросса. Этот такой вид демонов-метаморфов, вообще-то, смертельно опасный для людей. Очаровывая жертву, лероссы питаются её жизненной энергией, постепенно отправляя «донора» за грань миров. Но случались и исключения, когда оные избирали себе спутника жизни, становясь верными, мудрыми и отважными союзниками. Таковым для меня и стал Ворон, как я назвала своего леросса.

Замок друга нас безмерно впечатлил. Стоял он на многокилометровой отвесной скале возвышающейся над окружающей это место долиной. Да и сама конструкция замка с его огромными окнами, дверями, безмерно высокими потолками — поражала, правда не чувствовалось в нём уюта — повсюду только холодный камень и строго функциональная мебель. Ни тебе шторок, ни ковров, и даже картин почти нету. Зато неподалёку имелось волшебное озеро с горячими источниками, в котором мы купались в разгар зимы.

Родители Поля жили в столице, где и работал его отец, а тут в Драконьем Гнезде, как назывался их замок, нас уже ждали, его сестра — Сейла и двое братьев: Винс — старший и младший — Шелд. Последний сразу же начал недвусмысленно домогаться, не давая мне прохода. Я не знала, как отделаться от этого прилипалы. Ещё и Поль злился, замечая поползновения брата. Но это всё ещё были цветочки…

Оказалось, что их род берёт начало от некогда правившей миром расы драконов — ныне истреблённых и очернённых в переписанной победителями истории. В семье Поля сохранился артефакт-оракул, избирающий достойных обрести способности к древней магии и возможность расправить крылья. Случайно я узнала, что мой товарищ — дракон. По законам Рестанга, представители этой расы подлежат немедленному истреблению в случае обнаружения, а их укрывательство карается очень строго, но у меня и мысли не возникло выдать друга. Обычно крылатые прибывают в человеческом обличии, скрывая свою истинную сущность, но существует одно условие: в течении полугода с момента обретения «дара», дракон должен найти свою избранную, так же указанную оракулом. В этот срок, девушка должна стать его женой и полюбить. Именно её чувство становится сдерживающим фактором, позволяющим дракону приструнить свою сущность.

Я об этом условии конечно же не знала, и по иронии судьбы оказалась избранной Поля. Вот только сроки поджимали, а отношения у нас не очень-то ладились, и тогда, парень ворвался в мою спальню и… Едва не изнасиловал, в процессе успев обманом застегнуть на моём предплечье брачный браслет, что в этом мире приравнивалось к нерасторжимому браку. Шок, нервы, эмоции, а может просто всплеск гормонов, и мы в тот же день стали мужем и женой в полном смысле этих слов.

Весть о противозаконном заключении брачного союза вмиг донеслась до столицы, и нас с мужем призвали обратно в академию, куда нагрянул Глава Совета Магов собственной персоной, выдвинувший законодательно обоснованное требование стать отцом моего первенца! Дело в том, что правящий император — должность не наследная, а избирательная, но не народом, а опять же артефактом. Основной критерий отбора — правопреемник должен являться первенцем магически одарённой женщины. Держащие в своих руках власть виртонги не желали, чтобы на трон взошёл обычный человек, а потому, был введён закон, гласящий: женщина, пробудившая в себе магический дар, должна родить первого ребёнка от избранного Советом Магов мужчины, после чего свободна распоряжаться своей жизнью. Раньше я была согласна на такой исход, всё лучше, чем попасть в гарем, но теперь…

Теперь надо было как-то выкручиваться. И нам повезло. Благодаря заступничеству педагогов и ректора удалось выбить отсрочку до окончания академии, объяснив это тем, что я вообще могу попасть под отчисление и тогда буду лишена магии. А пока, гарантом того, что я не смогу зачать от мужа, должен был стать амулет, вживляемый в тело женщины и подзаряжающиеся от её магической силы. Для вживления оного, меня отправили в столицу, где я заодно должна была пройти практику в королевском дворце. Очутившись в столичном доме родителей Поля, удивилась, встретив Шелда — младшего брата моего мужа. Парень в очередной раз накинулся на меня и едва не убил. Спасло только то, что моя служанка, заметив странное состояние парня, догадалась позвать на помощь владельца дворца. В результате, я стала свидетельницей суда, где обвинителем выступал глава рода, а обвиняемым брызжущий слюной безумец, в коего превратился Шелд. Но в тот момент мы даже не представляли насколько глубока вина этого предателя.

Теперь надо было как-то выкручиваться. И нам повезло. Благодаря заступничеству педагогов и ректора удалось выбить отсрочку до окончания академии, объяснив это тем, что я вообще могу попасть под отчисление и тогда буду лишена магии. А пока, гарантом того, что я не смогу зачать от мужа, должен был стать амулет, вживляемый в тело женщины и подзаряжающиеся от её магической силы. Для вживления оного, меня отправили в столицу, где я заодно должна была пройти практику в королевском дворце. Очутившись в столичном доме родителей Поля, удивилась, встретив Шелда — младшего брата моего мужа. Парень в очередной раз накинулся на меня и едва не убил. Спасло только то, что моя служанка, заметив странное состояние парня, догадалась позвать на помощь владельца дворца. В результате, я стала свидетельницей суда, где обвинителем выступал глава рода, а обвиняемым брызжущий слюной безумец, в коего превратился Шелд. Но в тот момент мы даже не представляли насколько глубока вина этого предателя.

Тем временем, всё чаще мои мысли витали где-то там, рядом с Полем. Я понимала, что выбора у меня теперь нет, и для выполнения поставленной Музом задачи надо добиться того, чтобы муж меня полюбил. Но как это сделать, если между нами расстояние? И ещё… Возникали сомнения — а хочу ли я обратно на Землю? Ведь обратной дороги уже не будет, а тут у меня появились друзья, муж, леросс… Ну и да — магия, о коей на Земле и мечтать не стоит.

Вживление амулета сорвалось. Что маги только не делали, тот ни в какую не желал подзаряжаться. Причина? Либо беременность, но целители эту версию отвергли, либо, моя бесплодность. Эта новость ограждала меня от домогательств жаждущего стать отцом моего первенца Главы Совета Магов, но Полю нужны наследники. Меня пугала мысль о том, что он станет искать себе другую, более полноценную женщину. Ведь при таком раскладе добиться его чувств будет непросто, а может и нереально.

На фоне всех этих событий, полным ходом шла практика. Задание, выданное куратором, шокировало: убрать пыль, рассортировать книги, и привести в порядок картотеку библиотечных формуляров. Будто я не студентка магической академии, а домработница. Помог как ни странно леросс. Отыскал книгу по драконьей магии, и вот чего никак не ожидала, так это того, что она мне подчинится! Ведь не дракон я ни разу! Но благодаря полученным из запретных талмудов знаниям, мне всё уже удалось уложиться в сроки и выполнить поставленное куратором задание.

Во время одной из практик, я случайно стала свидетельницей разговора Главы Совета Магов с королём. Речь шла о полученных откуда-то сведениях насчёт связи семьи моего мужа с драконами. Тут же выяснилось, что, во-первых, одна из наших «подруг» на самом деле лазутчица, приставленная к Полю в целях добычи доказательств виновности представителей рода Дел Ларго. А во-вторых, Шелд как оказалось, был рождён от всё того же Главы Совета Магов! Зная, что не является прямым потомком рода, этот предатель сливал информацию «физиологическому» отцу. Думается, Даркор Дел Ларго — отец Поля, сто раз пожалел о том, что поддался на уговоры жены и смягчил причитающееся приёмному сыну наказание, назначив ему вместо казни — ссылку.

Но главное — осведомлён, значит вооружён. Именно так и получилось. Шелд на тот момент уже был изолирован, а «лже-подружка» дезинформирована. И в тот момент, когда, сходя с ума из-за волнения за Поля, я осознала, что влюбилась, в глазах потемнело и… Я очутилась дома — на Земле… Условие Муза было выполнено: там, на Рестанге, можно было сказать, что герои жили долго и счастливо, вот только мне — здесь, было настолько тоскливо, что хотелось на стены лезть.

И вот, сидим мы с мамой на кухне, пьём зелёный чай с мятой, обсуждая мой спонтанный отпуск, которым я прикрыла своё отсутствие. Заговорили и о приключениях моей героини из последнего романа, а по факту — моих, там, на Рестанге.

В душе полный раздрай. Вроде бы я и рада видеть маму и тому что вернулась. Немного коробит необходимость врать, что всё это, не более чем вымысел, и подвигло меня на фантазии чудесное лесное озеро, возле которого якобы располагалась база отдыха, где я и пропадала целый месяц, не давая о себе знать. Распинаюсь о том, как это чудесно оказаться порою в полном отрыве от цивилизации, в месте, где нет ни телевизоров, ни интернета, и даже мобильные не ловят! И в этой части своих разглагольствований я хотя бы не вру, ведь там действительно ничего этого не было. Зато был Поль, был Ворон… От этих воспоминаний, невыносимо тоскливо становится. Хочется вновь вдохнуть полной грудью воздух Рестанга, погладить шелковистую гриву Ворона, ощутить на своём теле ласковые руки Поля, услышать его голос…


Глава 2. Долгожданное явление

Уже минуло полтора месяца с той поры, как я вернулась в свой родной мир — на Землю, где все мои похождения, чудесным образом, оказались кропотливо запротоколированы в вордовский файлик, который вместе с невесть откуда взявшимися синопсисом и аннотацией уже были отправлены в издательство. Всё это добро оказалось уже рассмотрено и утверждено, а меня ждали для подписания договора.

За то время что я здесь, на Земле, роман был издан, тираж в рекордные сроки распродан, и готовилось к выходу второе издание. Читатели и издательство требовали продолжения, а я… Я замусолив едва ли ни до дыр первую книгу, никак не могла выжать из себя ни строчки для второй. Неписец напал просто зверский. Чтобы я не пыталась придумать — всё было не то и не так. Слишком родными стали для меня герои, рука не поднималась ввести против них какую-нибудь пакость в сюжетной линии, а вот настрочить сладкую патоку любовных восторгов, вопреки обыкновению — удавалось с лёгкостью, вот только после первой же попытки перечитать эти розовые сопли, я с трудом сдерживая рвотный порыв удалила всю эту чушь вместе с файлом.

И лишь изредка мне снились те самые сны о моём романе. Но теперь, я была не главной героиней, а зрительницей. И до чего же больно было видеть, как не заметивший моего исчезновения Поль буквально боготворит её, как обнимает, целует… Она ведь — не я. Да, тело тоже, но… Он должен был почувствовать, что что-то не так! Я здесь, а он там, и она рядом с ним. Это сводит с ума, но мне не остаётся ничего иного кроме как записывать те редкие ночные видения, свидетельницей которых становилась. Так, сквозь муки ревности и рождались новые главы. Медленно и мучительно. Шесть недель на Земле. Шесть глав в новой книге. И самое обидное ничего существенного там не произошло. Встретились, помиловались, в магии вместе потренировались, а после ужина отправились в академию с помощью свитка группового переноса в пространстве. Там для видимости поцапались на виду у всех, чтобы позднее, когда героиня подаст заявление на отчисление сомнений не возникло в том, что же именно послужило причиной такого поступка, ведь цена его — лишение магии.

Видимо Муз после случившегося отвернулся от меня. Хотя почему — видимо? Так он и поступил. Ведь сколько я не звала его, ответом мне неизменно служила тишина.

В общем, печаль сплошная. Ещё и мама нет-нет да заговаривает о том, что реальная жизнь протекает мимо, что пора бы уже если и не семьёй, то хотя бы ребёнком обзавестись… Приёмным. Потому как своих иметь я не могу.

А может всему виной то, что теперь я не нахожу себе места в этом некогда таком родном мире, куда так стремилась вернуться? Пусть мне всё чаще казалось, что все мои воспоминания не более чем фантазии, но сердце же разрывается! И причина моих терзаний банальна — любовь, будь она не ладна! Да, я должна была создать соответствующие условия для героини. Но очутившись в её теле слишком вжилась в образ. И это было бы полбеды, но недавно, меня смутил тот факт, что не приходят женские дни. Нет, я и мысли не допускала о беременности, думала это нервное, гормональный сбой, пошла сегодня утром к врачу, и… попала в кабинет УЗИ-ста на скрининг!

Возвращаюсь в кабинет участкового гинеколога с глупой улыбкой на лице, а тот просматривая мою карточку, как-то так безразлично, даже не глядя в мою сторону, спрашивает:

— ЭКО делали?

— Нет, — отвечаю.

— Оставлять будете?..

Как я врача не придушила, после этих слов? Не знаю.

Да, это шок конечно, но я не могла и мысли допустить об аборте. Во-первых, моя личная жизнь до этого потому и не складывалась, что из-за полной непроходимости маточных труб не могла забеременеть, и вот свершилось чудо, а этот гад говорит такое! Как и язык-то поворачивается? Врач же, должен понимать, что для женщин материнство это святое. Ну-у-у… Может не для всех, или вернее, некоторые, как и я когда-то, до поры до времени к этому просто-напросто ещё не готовы, вот только потом зачастую оказывается уже поздно. Да и как можно убить то, что ты заведомо любишь, ведь это доказательство реальности произошедшего, частичка любимого человека.

Выходила из женской консультации словно пыльным мешком из-за угла пришибленная. Домой пришла, плюхнулась на кровать и лежу улыбаюсь от уха до уха как полоумная. Тошик прибежал, давай ко мне ластиться, мурчать, он всегда ощущал моё настроение, как и оставшийся там, на Рестанге, леросс по имени Ворон, иногда принимавший облик моего земного котофея. Вскоре из магазина вернулась мама, и застав эту идиллическую картину едва сумки не выронила, почуяв неладное.

— Я что-то пропустила? — спрашивает.

А мне всё никак улыбку с лица не стереть. Так и выдала правду-матку:

— Ты станешь бабушкой.

Вот за что особенно люблю свою мамку, так это за тактичность. Никаких тебе вопросов — «А кто отец? Когда успела?» Она просто плавно опустила сумки на кресло возле двери, подошла ко мне, осторожно, будто боясь потревожить, села на край дивана, взяла мою ладошку в руку, и слегка пожав произнесла:

— Вырастим, ты главное ни о чём не волнуйся.

А я и не волновалась. Я была безмерно счастлива. Хотя… Что уж юлить? Да, сейчас сильнее чем когда-либо хотелось вернуться назад к Полю. Взглянуть в его глаза. Убедиться, что всё ещё любит. Меня! Не её! Ощутить его ласковые прикосновения на своём теле…

Вздохнула.

Мама тут же взволнованно взглянула на меня, и лишь головой покачала, так ничего и не сказав. Люблю её. Вот она моя главная дилемма: если Муз отзовётся и согласится вернуть меня на Рестанг, как я там буду жить без неё? И тут мне плохо без мужа. Хоть разорвись. Не зря говорят, что в каждой бочке мёда есть ложка дёгтя.

Несколько дней я витала в облаках. И меня совершенно не нервировали послания в лички соцсетей и на почту от жаждущих проды читателей, даже звонок из издательства с требованием в определённые сроки написать второй том цикла, тоже не смог испортить мне настроения. А потом… Я решила, что у меня галлюцинация, когда в голове раздался столь долгожданный голос Муза: «А знаешь, было забавно наблюдать за твоими трепыханиями…»

Гад он всё-таки, но я даже мысли об этом отогнала, а то не дай-то бог, услышит, обидится. Молчу. Жду, что он ещё скажет?

«Подумал я тут и решил дать тебе второй шанс. Сюжет не завершился, драконы ущемлены, героиня в страхе перед разоблачением, как неприкаянная болтается по академии. С тобой веселее было. Так что возвращайся»

У меня аж сердце удар пропустило от этих слов. И тут же болезненно сжалось.

«А как же мама?»

«Я тебя туда с концами и не отправляю. Хватит, и так уже драконы с магическими способностями теперь на Земле появятся. Мне между прочим за это влетело по самое не балуй. Опять же, убили бы тебя там, и что мне потом делать? Не-е-ет… Тело твоё будет оставаться тут, а сознание переноситься туда. Но! Только во время сна! Удачи…»

Как я не заверещала от радости на всю квартиру? Не знаю. Плюхнулась тут же на кровать, зажмурилась, желая поскорее заснуть. Да какое там?! Мозг взбудоражен, дыхание от волнения сбивается, разве можно в таком состоянии уснуть? И ведь ночь на дворе, а сна как на зло ни в одном глазу.

Так и провертелась почти до утра, и наконец-то провалилась в мир столь долгожданных грёз…


Глава 3. Возвращение

Первым, слуха коснулся голос магистра Дарлетты Дел Навитор, что-то увлечённо вещающей студентам, затем в сознание ворвались и прочие звуки — весенняя капель за окном, скрип ручек, шуршание бумаг, чьи-то перешёптывания, следом проявились картинки и запахи.

Сижу. Передо мной раскрытая тетрадь, исписанная мелким аккуратным почерком, ручка в руке… И тут же, я едва ли не физически ощутила присутствие Поля. Так захотелось броситься к нему на грудь, или хотя бы прижаться к плечу… Едва сдержалась. Всем своим существом при этом желая его коснуться. Убедиться, что всё это правда и он тут — рядом. Осторожно, стараясь не привлекать излишнего внимания окружающих, потянулась к его руке. Муж, ощутив прикосновение, на мгновение взял мою ладошку в свою и тихонечко сжал, но тут же, словно обжёгшись, отдёрнул руку.

Это невинное действие заставило моё сердце на миг замереть, а потом застучать с удвоенной силой. Бог мой, как же я ждала этого мгновения! Но что с ним? Почему такая странная реакция?

Остаток занятия прошёл будто в бреду. Мои глаза так и тянулись к Полю, но надо было создавать видимость, что я слушаю педагога. Мелодия звонка пролилась сладчайшим бальзамом на мою измученную душу. Все тут же засобирались, и Поль исключением не был. Как я поняла из обрывков доносящихся до меня реплик, подошло время обеда. Вот только мне было не до еды. Тело рвалось к любимому, но тот будто и не замечал ничего, и от этого становилось обидно. Да, понимаю, это я по нему скучала долгих полтора месяца, а рядом с ним была моя героиня, но… Почему он не чувствует разницы? Ведь это же — я!!!

Тем временем, муж не оглядываясь направился к выходу из аудитории, за ним тут же поспешила Сеймона тянущая за собой какую-то поникшую Кайру.

— Не расстраивайся, Всё наладится, — произнёс рядом Леон, и я с благодарностью взглянула на друга. — Не стоит принимать поспешных решений, у нас ещё больше четырёх лет. Что-нибудь придумаем.

Конечно же он понятия не имел о том, что у нас даже месяца лишнего нет, потому и не понимал с чего это мы столь агрессивно грызёмся с Полем из-за предстоящей необходимости родить кому-то первенца. Зато я теперь осознала, что означала реакция мужа. Да, это я соскучилась и хотела побыть рядом, а он придерживался заданной линии поведения, в соответствии с которой я рано или поздно должна была явиться к ректору и попросить отчислить меня из академии. Но как же трудно мне было подыгрывать! Да и мысль о том, что впереди опять разлука, тоже душу не грела.

На улице было довольно тепло и безветренно, с крыш капало, на газонах подтаивал снег, образуя искрящиеся в солнечных лучах лужицы. Вот только на душе было отнюдь не солнечно. Надо же такому случиться, так рвалась сюда, так жаждала встречи и…

Леон распахнул передо мною дверь в столовую. Очутившись в жарком помещении, пропитанном ароматами кухни, ощутила уже почти позабытую тошноту, и шарахнулось было дело к выходу, спеша поскорее на свежий воздух, но… Замерла словно вкопанная. И тут же заметивший, что происходит Леон прихватил меня за локоток отворачивая к двери и буквально выволок на улицу.

— Что это было?! — воззрилась я на друга, понимая, что он очевидно уже не в первый раз стал свидетелем подобной сцены, но тот лишь глаза в сторону отвёл.

Вот ко многому я была готова, но не к такому! Не было этого в моих снах. Неужели Муз щадил меня? Что же делать? Как вообще жить дальше? Сердце обливалось кровью, хотелось бежать прочь, и в тоже время ворваться внутрь столовой и устроить скандал. Потому что там, в очереди, возле линии раздачи стоял Поль… И всё бы ничего, если бы ни то, что он обнимал за талию какую-то девицу со старшего курса!

— Может ну его, этот обед? — наигранно бодро произносит Леон. — Пройдёмся, прогуляемся…

— Нет, ты мне объясни, что вот — это, — я указала рукой на двери столовой. — Что это было?!

— Не знаю, — вновь отводя взгляд, вздохнул товарищ. — Сам удивляюсь.

Меня буквально разрывало изнутри. Какой же слепой дурой надо было быть! Рвалась, ночей не спала раз за разом перечитывая историю моего прошлого пребывания тут. Представляла, как когда-нибудь увижусь в Полем, как сама сообщу о беременности. Ведь этот момент я пропустила, а так хотелось увидеть его реакцию. Да, это уже не новость, но всё равно… А теперь… Теперь всё моё существо заполнили корёжащая всё тело боль и горечь. Хотелось исчезнуть раз и навсегда. Забыть про Рестанг, про неверного мужа. И тут мелькнул слабый огонёк надежды — может мне всё это привиделось? Оборачиваюсь, бросая взгляд в окно, и ощущаю, как на глаза наворачиваются слёзы. Как раз в этот миг, Поль подошёл к одному из столиков, поставил… Нет, не свой, а ИХ поднос, и помог этой блондинистой курве усесться! Все мои надежды разлетелись как карточный домик под порывом ветра, и я побежала…

Куда? Зачем? Не знаю. Голова кружилась. Всё расплывалось перед глазами. А в груди полыхал огонь… Нет, не обиды — ненависти. За всё. За поруганные надежду, чувства, мечты… Кажется, мне вслед что-то кричал Леон.

Как очутилась в кабинете ректора, тоже не помню. Ноги сами привели меня сюда.

Миор Рантеон Дел Шантуа восседал за столом и приподняв седые кустистые брови, молча взирал на меня.

— Дел Ларго? — только и произнёс он, а я не сдержалась и разрыдалась в голос.

Сквозь собственные всхлипы едва расслышала, как скрипнуло, отодвигаясь со своего места кресло. Потом чьи-то на удивление ласковые руки погладили меня по плечам, слегка приобняли и вот я уже сижу. Мягко, но как же больно на душе. Мерзко. Противно. Там будто скопище жаб собралось, а вокруг них, словно змея, обвилась холодными кольцами неизведанная доныне лютая ненависть.

Ректор что-то говорил, кажется пытался успокоить. Я слышала голос, интонации, но смысл слов ускользал.

— Отчислите меня, — произношу.

Он что-то говорит. В голосе звучат тревожные нотки, потом он кажется пытался меня вразумить, судя по интонациям. Но я так и оставалась глуха. Да и какая разница, что он мне скажет? Всё уже решено. Меньше всего я хочу оставаться тут и смотреть как Поль увивается за этой блондинистой шваброй. Уеду… Куда? Да хоть бы и в драконье Гнездо. Он всё равно останется здесь, буду надеяться, что у него не хватит ума притащить туда эту блонди на летние каникулы.

И тут я заметила, что в кабинете царит тишина. Ректор, что, ушёл? Прислушалась. Нет же, слышно его дыхание. Он тут, и довольно близко.

— Камила, вы уверены, что не пожалеете о своём решении? — произнёс он, и на этот раз я вполне отчётливо разобрала слова. — У вас заберут магию, и обратного пути уже не будет. Ваш муж… Мужчины… Им не свойственна верность. Стоит ли из-за этого ломать свою жизнь? Ведь будучи магом, вы можете расторгнуть брак, что для обычной женщины недоступно. Подумайте.

И на миг я даже задумалась над его словами. Возможность развода шокировала и окрылила, но тут же вспомнилось, что в академии постоянно придётся видеться с бывшим мужем, и к тому же, я ношу под сердцем ребёнка. Малыш-то не виновен в том, что у него такой отец. А останься я магом, и рано или поздно станет известно о беременности. Что тогда будет? Ответ однозначен — её прервут. Хочу ли я этого? Однозначно — нет.

— Отчислите меня, — каким-то чужим, хрипловатым голосом, прошу я. — Лишите магии, и я уеду…

— Вы навечно останетесь рядом с ним. Уверены, что вам именно это нужно?

— Главное, сейчас я не буду его видеть.

— Ну как знаете, — ректор тяжело вздохнул. — Видит бог, я старался докричаться до вашего разума. Вот, подписывайте.

Я протёрла воспалившиеся от слёз глаза, и встав с диванчика неверной походкой направилась к ректорскому столу, где лежала вожделенная бумажка, открывающая мне путь на волю. Пусть временную, но всё лучше, чем быть тут…

— Посидите пока, — кивнул на одно из кресел ректор.

Посидеть? Посижу. Мне не трудно.

Спустя каких-то десять минут после подписания заявления, двери кабинета резко распахнулись и на пороге, сверкая гневно очами, появился Вартиен Дел Корен, собственной персоной.

— Это правда?! — переводя взгляд с ректора на меня и обратно, вопросил он.

— Да, — выдохнул ректор. — Забирайте…

То как направился ко мне Глава Эрензийского Совета Магов, напугало, и я сделав несколько шагов назад, жалобно проблеяла:

— Куда? Зачем?

— Не куда, а что! — припечатал главмаг, который в этот момент явно был в гневе.

А в следующий миг мне стало холодно. Настолько, что кожу начало жечь, зубы застучали и кости заныли. Ощущение такое, будто я раздетая стою на пронизывающем ледяном ветру не один час. Кажется, прошла уже вечность. Умереть бы и не мучиться. И вдруг… Всё прекратилось. Холод отступил, и я ощутила тепло ректорского кабинета. Сам Дел Шантуа восседал на своём месте и с какой-то потаённой тоской взирал на меня. Главмаг же, не говоря ни слова развернулся и покинул помещение.

— А я возлагал на вас такие надежды, — едва различимо произнёс хозяин кабинета. — Собирайтесь. Думаю, средств рода Дел Ларго хватит на то, чтобы оплатить мгновенную телепортацию до ущелья. Отрывать от лекций педагогов для внеплановой зачистки долины, я права не имею.

— Спасибо вам, — прохрипела я и слегка покачиваясь поплелась к выходу.

— Ты… Ты сделала это? — стоило выйти в коридор, тут же кинулись ко мне Леон и надо же… Кайра!

Вот только мне сейчас было всё равно кто тут. Пусть бы и Поль пришёл. Плевать. Тот холод, словно заморозил мою боль, остудив полыхавший в груди огонь ненависти. Осталось лишь безразличие, и… Пустота.

— Да, — отвечаю.

Кайра тут же вся ссутулилась и не говоря ни слова поплелась прочь. Леон вздохнув, подхватил меня под руку.

— Когда уезжаешь?

— Как только вещи соберу.

— Зря ты так… — выдохнул товарищ.

— Это моя жизнь, — огрызнулась. — И мне решать, что стоит делать, а что нет, а у тебя вообще лекции в самом разгаре.

Парень от моих слов аж запнулся. Отпустил руку, да так и остался стоять где-то там, в коридоре, а я пошла дальше. Где-то в глубине сознания кольнуло… Не права я. Он ко мне со всей душой, а я…

Когда вернулась в общежитие, соседку не застала. Что и к лучшему, не надо лишний раз выслушивать нотации о своей глупости. Не спеша собрала вещи, привела в порядок свою часть комнаты, приготовила стопку книг, раздумывая — отнести в библиотеку или оставить тут? Вспомнила, что лишние похождения по территории академии чреваты встречей с Полем и… Прихватив сумки, направилась к воротам.

Немного волновало, как добраться до ущелья? Да, ректор подал неплохую на первый взгляд идею, вот только идти на поклон к Полю за деньгами я не собиралась, а своих в таком количестве — не было.

Иду по дорожке, а внутри будто что-то оттаивает. С запозданием приходит грусть. И так хочется остановиться, но я иду, лишь окидываю взглядом ставшую за последние полгода родной территорию. На выходе меня поджидал посыльный от ректора, вручивший вексель, информирующий об отчислении и лишении магии. И к нему прилагалось верительное письмо для телепортеров.

— Спасибо вам, миор Рантеон Дел Шантуа, — прошептала я, хоть и понимала, что ректор не услышит. — Вы единственный известный мне виртонг, достойный уважения.

И в ответ мне почудился какой-то грустный вздох. Я даже оглянулась по сторонам. Безлюдно. Что и не мудрено, ведь и студенты, и педагоги в этот час были на занятиях. Значит, показалось…

«Ворон…» — мысленно позвала я, искренне надеясь, что тот меня услышит.

«Вернулась, потеря, — отозвался он, и в голосе леросса более чем отчётливо слышалась радость. — Я далеко от академии… Но скоро вернусь…»

«Я отчислилась. Возвращаюсь в Драконье Гнездо».

«Хм… Доберёшься сама?»

«Да, переносом»

«Хорошо. Увидимся в ущелье, оно рядом…»


Глава 4. На пути к новой жизни

Выйдя за пределы академии, я непроизвольно поёжилась. Тут точно так же, как и за воротами, светило по-весеннему пригревающее солнце, но в тоже время, нет-нет да пробирали до костей порывы сырого, пронизывающего до костей ветра…

Возле ворот стояло одно единственное небольшое одноэтажное здание, этакая местная служба внешней связи, откуда можно было узнать нет ли новостей от родных, за определённую плату отправить магического вестника с каким-нибудь сообщением, или перенестись туда, куда требуется. Как только дежурящие тут маги не боялись тварей, населяющих окружающие территории? То ли они так сильны в магии, то ли безрассудны и алчны, ведь их услуги были мягко говоря недешёвыми, то ли тут стоит некая супер-защита, как и на академии, но вокруг той хоть стены возвышаются, а тут…

Бросила прощальный взгляд на некогда ставшее родным учебное заведение. Вряд ли представится возможность ещё раз тут побывать. Хотя… Может это и к лучшему? Ведь в итоге у меня остались не самые приятные воспоминания об этом месте. Хорошие, конечно же, тоже были, и немало, но плохие всегда помнятся дольше.

Поднялась на невысокое крылечко, постучалась в дверь. Она тут же, будто меня ждали, скрипнула отворяясь, и из-за неё выглянул худосочный лысоватый мужчина лет пятидесяти, окинул меня придирчивым взглядом и ни слова не сказав, кивнул, чтобы входила. М-да уж, странный тип. Но делать нечего, вхожу.

Миновав крохотную прихожую из которой выходили ещё три двери, мы очутились в комнатушке, метров пяти квадратных, не больше. Даже вспомнилась кухня в маминой квартире на Земле, точно такая же — вдвоём не разойтись. Из обстановки — возле окна узкий стол с множеством выдвижных ящичков да пара стульев. Вроде пусто, но всё равно тесно кажется. Ещё и жарко, хотя ничего напоминающего камин не видно. Пришлось распахнуть пальто, чтобы не взмокнуть.

— Что хотите? — усевшись на один из стульев, и жестом предлагая мне занять второй, поинтересовался мужчина, явно приготовившийся к долгим переговорам.

Поставила торбочки со своими вещами на пол, присела.

— Перемещение в самую ближнюю к Лермонту точку, — отвечаю, протягивая верительное письмо от ректора.

Мужчина удивлённо приподнял густую бровь, принял из моих рук конверт, вскрыл, быстро пробежал глазами текст и тут же поднялся, со словами:

— Ну что же, пойдёмте. Допоздна лучше не затягивать, с наступлением темноты всякие твари вылезут и для них границы долины Мёртвых не являются непреодолимым препятствием.

Для переноса пришлось выйти на улицу. После царившей внутри жары, встретивший нас порыв влажного ветра показался даже приятным. Отошли мы недалеко, буквально на пару метров от крыльца. Остановились. Мужчина тихо что-то нашёптывая, сделал пару движений руками, и вот я уже стою у подножия гор, возле входа в ущелье. Всё-таки чудесный способ перемещения — хлоп и ты на месте. Интересно, а драконья магия даёт такие возможности? Надо будет основательно проштудировать библиотеку в замке, благо теперь нет необходимости всё искать вручную, после прохождения практики в королевской библиотеке, у меня в арсенале появилась отработанная схема поиска книг с помощью древней магии. И… Надеюсь, изучение новых возможностей поможет мне немного отвлечься от грустных мыслей.

В следующий миг, напрочь забыв про сохранившуюся во мне драконью магию, я впала в ступор, решив, что стала жертвой упомянутых магом тварей: размазавшаяся в пространстве тень метнулась ко мне, и ощутимо ударила в грудь, а в тоже время у меня в голове раздался радостный вопль: «Малы-ы-ышка!!!»

«Ворон… Мой ты хороший… Ты меня напугал», — укоризненно говорю, а у самой рот до ушей и руки уже вовсю тискают принявшего обличие кота, демона.

И вот же чудо — опять мне тепло, хорошо и даже завывающий в ущелье ветер совсем не ощущается.

«Прости. Не мог сдержаться! Я безумно рад, что ты вернулась».

«Как ты понял, что я это не она?» — интересуюсь, с тоской вспоминая Поля.

«Мы с ТОБОЙ связаны, — отвечает, а у меня мелькает горькая мысль о том, что мы с Полем тоже якобы связаны. — Я не хотел, чтобы ты уходила. Но оставшись тут, страдала бы. Я верил, что найдёшь путь назад. А она… Она слишком прямодушная и наивная. В общем, скучная. Даже чувства юмора нет».

«Хм… Может потому Поль и потерял ко мне интерес?» — ни к кому конкретно не обращаясь, подумала я.

«Не говори глупостей, малышка, — леросс лизнул меня в щёку и добавил: — Этот крылатый настолько ослеп от любви, что в той, слабой тени тебя, и то души не чаял, а уж теперь…»

Горько вздохнула в ответ, но промолчала. Сейчас, когда рядом находилось дорогое сердцу существо, которое, в отличие от кое-кого, меня не предало, даже думать о плохом не хотелось…

«Я тебя тоже люблю!» — на этот раз лизнув меня в нос, молвил Ворон и соскользнув с рук, обернулся конём. «Прости, упряжи нет», — усмехнулся, припадая на передние ноги, чтобы я могла взобраться к нему на спину вместе со своими баулами.

Ехали молча. Леросс не спешил, понимая, что мне не очень-то удобно, да и сумки так и норовили сползти и утянуть меня за собой. Говорить не хотелось. Не потому что нечего было сказать, а потому что те новости, что могла поведать, приятными назвать было сложно. А так… Я просто-напросто была счастлива ощущать близость Ворона, исходящую от него радость, нежность, тепло. Хоть кто-то встретил меня именно так как того хотелось, не сдерживая чувств и не скупясь на эмоции.

В начинающих сгущаться сумерках, миновали ворота Лермонта. Стражники, всё так же, как и в прошлые разы, безразлично взирали на окружающий мир, даже не удостоив нас взгляда. И вот, мы уже неспешно едем по тихим, занесённым снегом улочкам. Видимо из-за окружающих долину гор, климат здесь отличался, и весна сюда ещё не добралась. Тишина и покой полузаброшенного городка как нельзя лучше гармонировали с моим внутренним состоянием, и вдруг…

Кто-то выскочил из подворотни и бросился прямо под ноги Ворону. Леросс заржал от возмущения, едва не встав на дыбы, но сдержался. Однако неожиданно резкая остановка и моё не особо-то устойчивое положение всё равно сделали своё дело, и я сверзилась на дорогу.

— Осторожнее нельзя? — буркнула я, обращаясь к облачённой в какие-то обноски женщине.

Та ощерилась в редкозубой улыбке, подскочила ко мне и ухватившись за руку сверкнула из-под спадающих на лицо спутанных патл, белёсыми бельмами глаз, заголосив на всю округу:

— Твой враг — дурак! Потому что ест гулак! Догадайся кто же он? Если это не дракон! Ха-ха-аха-а-а… — отпустив мою руку, она разразилась хохотом и унеслась куда-то прочь.

Стою. Перевариваю — что это вообще было?

«Не принимай близко к сердцу», — раздался в моей голове голос Ворона, тем временем припадающего на передние ноги, чтобы я смогла забраться на него.

— Угу, — вслух буркнула я и взобралась на спину леросса.

Теперь я покрепче вцепилась в его гриву, словно это могло уберечь меня от падения в следующий раз. Но больше ничего не случилось. Поднимались к Драконьему Гнезду уже в темноте. Что уж тут, было страшновато, но леросс уверенно топал вверх, видимо его зрение отличалось от нашего — человеческого. У ворот в замок меня встретила тишина. Я-то привыкла, что гостей всегда примечали ещё на подходах, и стоило приблизиться либо открывали ворота, либо спрашивали кто там, а тут, словно вымерли все.

— Есть кто?! — что есть сил крикнула я, и ответом мне послужила тишина.

Странно. Даже если бы Винс с Сейлой куда-то отправились, слуги-то всё равно должны были остаться тут, так где же все? Слезла с Ворона, бросила свои торбы на землю. Покричала ещё. Даже в ворота попыталась постучать, да что толку-то при их толщине! Минут пятнадцать ничего не происходило, а потом некто, не задавая вопросов, слегка приоткрыл одна из воротин. Только — только моему лероссу просочиться. Подхватила свои баулы. Вошли. Озираюсь по сторонам. Мрачно. Ни единого пляриса нигде не светится. Причём, это распространяется не только на двор, но и на окна замка. А время-то не настолько уж и позднее…

— Литэ, — раздался откуда-то со стороны превратной башни тихий мужской голос.

Я обернулась, не без труда в свете Деи и Легоса узнав в высунувшемся мужике — Якова, здешнего конюха.

— Что тут произошло Яков? — непроизвольно так же — шёпотом, спрашиваю.

— Беда, литэ, — боязливо озираясь по сторонам, выбрался на улицу мужчина. — Уезжали бы вы отсюда подобру-поздорову, от греха подальше…

Что за бред? Да и куда мне уезжать? В опустевший город? Так у меня денег даже на оплату постоялого двора нет. А за пределы ущелья не выбраться ещё в течении четырёх месяцев. Свитков переноса в пространстве, чтобы добраться, например, до столицы, тоже нету.

— Да ты толком-то объясни, что происходит? — спрашиваю.

— Тс-с-с… — опасливо косясь по сторонам, прошипел мужик и прихватив меня за руку утянул в превратную башню, тут же заперев дверь на засов.

Раздражённо стряхнула его руку. Вот что тут у народа за привычка хватать меня за рукава? Так и пальто порвать недолго.

— Яков, будь так добр, объясни, что тут происходит? Чего ты так боишься?

— Литэ… — как-то очень уж жалобно выдохнул он и начал свой сбивчивый рассказ.

Как выяснилось, со дня нашего отъезда в академию в замке начали происходить страшные вещи: Винс слёг с неизвестной болезнью и замковый лекарь только и может, что бессильно разводить руками, и парень медленно, но верно угасает, в тоже время, стали бесследно исчезать люди. Искали словно сквозь землю провалившихся слуг, и… Находили истерзанные, будто после пыток, бездыханные тела. Усилили охрану замка, строго-настрого запретили его обитателям покидать свои комнаты с наступлением темноты. Казалось бы, муха не пролетит, а всё равно, то одного, то другого недосчитывались. И происходило всё это исключительно в ночное время. К этому моменту, штат обслуги сократился едва ли не вдвое.

— Кто-то говорит это демоны из Долины Мёртвых на нас за что-то прогневились… Кто-то, что драконы вернулись… Вы бы пересидели тут, а с рассветом уезжали, литэ…

Я лишь вздохнула. Да, тут что-то неладное творится, вот только уезжать мне всё равно некуда. Но и на улицу, после всех этих кошмаров высовываться страшно вроде как…

«Я с тобой», — раздался в голове голос леросса.

— Всё будет хорошо, — произношу и отстранив Якова от двери, отпираю замок. — Кто бы за этим не стоял, мы его отыщем.

Мужичок смотрел на меня с каким-то благоговейным трепетом и кивал как болванчик, что-то тихо лепеча себе под нос. Кажется, молился… А я… Я сжав кулачки для смелости, шагнула во тьму замкового двора, где теперь каждый шорох казался враждебным. Что уж говорить о том, когда леросс ткнулся носом в моё плечо? Как не завизжала? Понятия не имею!

Входные двери в замок оказались в соответствии с местными постановлениями заперты. Пришлось стучаться. Стою. Переминаюсь с ноги на ногу, и всё время кажется кто-то уже дышит в спину. Успокаивает лишь присутствие Ворона. Лероссы всё-таки очень сильные демоны. Минут десять никто не открывал, и за это время я успела основательно вструхнуть.

— Кто там? — наконец-то раздался из-за двери, робкий и до боли знакомый голос.

— Арлетта, это я, Камила. Открывай.

— Литэ?! — воскликнула с той стороны женщина. — У меня нет ключа… Я мигом!

«Мигом», это она опрометчиво сказала. Или мне показалось, будто время тянется мучительно долго? Прижалась спиной к двери, с опаской прислушиваясь к каждому шороху и вглядываясь в неверные тени, отбрасываемые в свете лун постройками и немногочисленными деревцами. Наконец-то за моей спиной послышались приглушённые голоса, и щелчки отпираемого замка.

— Литэ! — выскочил мне навстречу дворецкий и прихватив торбы, втянул внутрь здания, леросс обернувшись котом прошмыгнул следом за нами.

— Литэ!!! — вторила дворецкому Арлетта, и я очутилась в объятиях неимоверно обрадованной моим появлением женщины.

«Ну вот видишь, не один я рад тебя видеть», — усмехнулся в моей голове Ворон.


Глава 5. Поль. Отрывая от сердца

Милу словно подменили, ведь договорились же разыгрывать ссору, а она будто специально испытывает моё терпение: смотрит, прикасается. Вот и как сдерживать себя, если хочется обнять, прижать к себе и никуда не отпускать? Но, нет. Надо держаться. Отец прав, если её отчислят и лишат магии, это решит наши проблемы. Да, мне будет тяжело вдали от любимой, но лучше так, чем… Сердце сжалось от мысли о том, что могут с ней сделать, если узнают об уже наступившей беременности.

Лекция подходит к концу, и надо срочно что-то придумать, иначе вся наша конспирация полетит к демонам. Что же делать? С первыми звуками звонка вскочил из-за парты и бодрой рысью помчал к выходу, ощущая устремлённый мне в спину обиженный взгляд Милы. Внутри щемило от боли, казалось я отрываю кусочек собственного сердца. Но я должен заставить её доиграть свою роль до конца.

Влетел в столовую. Поймал в очередной раз заинтересованный взгляд одной из студенток старшего курса. Решение пришло мгновенно! Да, я понимал, что в очередной раз причиню Миле боль, позавчера у нас на этой почве разгорелся самый настоящий скандал, но после этого, она точно поспешит убраться из академии. Подхожу к девице, как можно обворожительнее улыбаюсь:

— Привет, — говорю.

Та тут же вся приосанилась, игриво поправляя ниспадающие в область декольте белокурые локоны, затрепетали густо накрашенные чёрные ресницы.

— Компанию можно составить? — интересуюсь, игнорируя недовольство стоящих за ней в очереди студентов.

— Конечно, — промурлыкала девица, и чуть-чуть подалась вперёд, обдавая меня ароматом каких-то цветочных духов.

Краем глаза замечаю мелькнувшие за окном силуэты Милы и Леона, и сердце сжимается от ревности, хоть и понимаю, что Леон всего лишь друг… Делаю шаг к девице и приобнимаю за талию. Мила входит в помещение, окидывает нас взглядом и тут же, словно пробка из бутылки игристого вина, вылетает из столовой.

— Подносы сейчас принесут, — донёсся голос одной из сотрудниц кухни и только сейчас я обратил внимание на то, что их действительно нет.

Тем, кто стоял в хвосте они не достались, за нами у нескольких человек подносы были, но я-то вклинился в середину очереди.

— Ставь на мой, — предложила блондинка.

Собственно, почему бы и нет? Мила уже ушла, а на мнение остальных мне плевать. С этой мыслью начал водружать тарелки на поднос девушки. Затем подхватил его и понёс к свободному столику. Поставил на стол и заметил, что блондинка замерла возле своего стула в ожидании. Не особо-то раздумывая, помог ей сесть, отодвинув стульчик, и стал выставлять наш обед.

Девица мило хлопая ресницами защебетала о всякой ерунде, типа погоды. А сама изгибается змейкой, стараясь принять наиболее выгодные позы. Ну-да, ну-да, припоминаю, она и в прошлом полугодии мне глазки строила, вот только безуспешно, а теперь уверовала в свою неотразимость. Вон как сверкает белозубой улыбкой, и глаза сияют. Даже жаль её стало. Поверит же, что стал жертвой её чар, напридумывает больше чем есть на самом деле.

Отделаться от блондинки, не давая ей лишних поводов для иллюзий на мой счёт оказалось не просто, особенно если учесть тот факт, что мои мысли были очень далеки отсюда.

Возвращаясь в аудиторию, обдумывал, что и как буду говорить Миле, для пущей наглядности нашей ссоры. Вот только ни её, ни Леона, ни Кайры я там не застал. Сижу. Нервничаю. А их всё нет и нет. Препод уже пришёл, что-то чертит на доске готовясь к началу лекции. Кайра влетела в аудиторию в последний момент, перед самым звонком. Окинула меня та-а-аким взглядом, что я даже поёжился. Ведь явно что-то знает, но не скажет, да и не спросить… Занятие уже началось. У меня руки не пишут. Всё кошусь на дверь, ожидая что та вот-вот откроется и в аудиторию, пусть и с опозданием войдёт Мила. Не вошла.

В перерыве оббегал всю округу, вот только в женскую половину общежития меня всевидящая комендантша так и не пустила, хотя и знала, что там живёт моя жена. Кайра как назло куда-то исчезла, Леон тоже так и не появился. Кайра могла о чём-то проговориться своей «подруге» во время лекции, но у Сеймоны спрашивать ничего не хотелось. Пусть лазутчица до сих пор и не догадывается о том, что её уже давно разоблачили, но и общаться с ней лишний раз нет никакого желания.

Всю следующую лекцию я провертелся так, будто на углях сидел. Гадал — что могло случиться? Может она где-то забилась в угол и плачет? Может злится? Может всё же пошла к ректору? И что тогда? Ну отчислят, якобы магии лишат… Всё по плану. Но вот же демоны! Если последний мой закидон Мила приняла близко к сердцу, то обижена. А значит, даже проститься не придёт. За ней станется, с её-то характером. Да, в последнее время она стала на удивление спокойной и покладистой. По-первости мне это даже нравилось, а потом… Потом, стало не хватать её колкостей и язвительности. Да бог с этим! Как же она будет выбираться из долины Мёртвых? Понимаю, что с нею леросс, но…

И так страшно стало от мысли, что она решит самостоятельно пересечь это гиблое место. Что я не дождавшись конца лекции и ничего не объясняя, вскочил со своего места и бросился прочь, к воротам. Но там никого не было. Что это могло значить? Она ещё тут, или её уже и след простыл? Спросить бы у дежурящих там магов-телепортеров — вдруг, что видели? Но, увы, выйти за пределы академии можно только с разрешения ректора.

Я метался как безумный, не зная куда бежать, что делать? Звал Роса, в надежде на его волшебный нюх, мой конечно тоже теперь обострился, но всё же не настолько. Леросс не откликался. В итоге, плюнув на всё, кинулся к административному корпусу, где без стука влетел в кабинет ректора.

— Очухался? — хмыкнул тот, явно прекрасно понимая причину моего столь внезапного вторжения. — Поздно.

— Что с ней…

— Отчислена, лишена магии и отправлена свитком мгновенного перехода на границу с ущельем. Надеюсь стоимость свитка ты потом оплатишь.

— А? Да-да… — пробормотал я.

— Дурак, — совершенно неожиданно произнёс ректор, и кивнул мне, чтобы выметался из кабинета.

Остаток дня я шатался по территории академии как неприкаянный, вспоминая как вот здесь мы с ней тайком целовались, а на той лавочке она сама мне сообщила новость о том, что беременна… Да, отец мне об этом уже говорил ранее, но именно её слова в полной мере заставили осознать тот факт, что я скоро стану папой. От всех этих воспоминаний было невыносимо грустно. Ещё и Рос, как назло, сколько я его не звал, не откликался. Что с ним могло случиться? Прежде такое бывало всего пару раз, когда он забирался куда-то очень уж далеко. Но тогда, он заранее предупреждал меня о том, что планируется дальняя прогулка, а сейчас-то что?

Уже в темноте, перед отбоем, когда все студенты должны были отправиться по своим комнатам, в академическом парке, возле пруда, я натолкнулся на Леона. Несколько цветных плярисов зависли над начавшим трескаться льдом, освещая образовавшуюся неподалёку от берега полынью. Парень, сидел на брошенной в снег сумке с учебниками, и, не обращая внимание ни на что вокруг, прожигал огненным пульсаром дыры вокруг полыньи, отчего та постепенно расширялась. Валил пар, вода шипела… Это напомнило мне ночь Слияния Лун, которую мы праздновали на озере, неподалёку от моего родового замка. И тоска навалилась с новой силой.

Молча подошёл к товарищу, сел рядом, прямо в сугроб. Надо было что-то сказать, вот только что? Объяснить я ему всё равно ничего не смогу. Ещё там, дома — в Драконьем Гнезде, мы с Сейлой решили пока что не посвящать парня в историю о Милиной беременности. Здесь и сейчас для откровений тоже не самое подходящее место и время, да и не станет он меня слушать, судя по реакции, вернее, её отсутствию. Ясное дело, он явно не одобряет моё поведение. Ведь сначала я устраивал прилюдно скандалы, требуя, чтобы жена бросила учёбу и отказалась от магии, а потом, уже второй раз меня видели рядом с другими девушками. На его месте, я тоже не пришёл от подобного в восторг, ведь как ни крути он друг Милы, а для меня всего лишь товарищ.

— Зачем ты так? — нарушил затянувшееся молчание Леон.

Надо же, я-то думал он и не заметил моего появления. Вот только что ответить ему? А он молчит, ждёт.

— Так было надо, — произношу, и слова эти звучат глухо.

Повисшая тишина кажется тяжёлой, давит. Товарищ не приемлет этого нелепого объяснения, а большего сказать я не имею права. От бессилия хочется выть, или бежать куда-то. Но куда? Что это изменит? Лишь бы Мила всё поняла. Лишь бы не затаила обиды. Лишь бы с ней всё было хорошо.

— Леон Стенич, Полиней Дел Ларго, за нарушение режима, три дня дежурства по столовой, — раздался из-за наших спин голос миора Рантеона Дел Шантуа, а я аж подпрыгнул от неожиданности.

Демоны! Как он так незаметно подкрался? Я ничего не заметил — ни скрипа снега под его ногами, ни запаха… Вспомнилась прочитанная в период прохождения практики книга из библиотеки нашего родового замка. Напоминает эффект, производимый магией иллюзии, но она была доступна только драконам, в современной магии нет такого направления. Значит, это нечто иное, то о чём мы пока не знаем.

Эти мысли пронеслись в голове в считанные мгновения, а тем временем, мы с Леоном, под строгим взглядом ректора, поднялись со своих насиженных мест и молча поплелись к общежитию.

Этой ночью я долго вертелся с боку на бок, так и не сумев заснуть. В голове проносились события вчерашнего дня. Да, я добился требуемого — Миле и нашему малышу теперь ничего не грозит, но до чего же тошно на душе… Вспоминалось то ощущение, когда я выходил из аудитории, её устремлённый в мою спину взгляд был настолько обиженным и растерянным, что это ощущалось даже физически. А выражение глаз Милы, когда она вошла в столовую и увидела меня с блондинкой… Бог мой, ну почему всё так сложно? Почему нельзя было бы просто жить и радоваться присутствию любимой рядом, ждать появления на свет нашего первенца. А всему виной это проклятие… Хотя… Нет. Это всё демоновы законы! Чтоб вам сгореть вместе с теми, кто вас писал. Виртонги… Вот кто истинный виновник. Именно они в стремлении к власти, стёрли с лица Рестанга драконов, истребив их как расу. Они переписали историю, очернив правителей прошлого. Они, опасаясь нашего возвращения ввели законы, требующие нашего немедленного уничтожения в случае обнаружения. Они, боясь, что артефакт признает императором представителя иной расы, провозгласили треклятый закон о рождении первенца от избранного… Виртонга… Чтоб он стёрся по самые помидоры оплодотворяя всех обретших магию человеческих самочек! Демона ему лысого, а не Милу! И его к демонам! И всю их расу туда же!

Звонок извещающий о подъёме выдернул меня из гневных дум, но одно я теперь знал точно… Вернее, не так! У меня появилась цель в жизни. Хватит угнетения, хватит моим родным прятаться, боясь даже тенью мелькнуть на горизонте, чтобы не дай бог не привлечь внимание охотников. Ведь драконы всегда были сильной и мудрой расой, нам подчиняется могущественная магия, в сотни раз более эффективная, нежели обычная. Пора что-то менять. Летом проштудирую всю доступную информацию о родовой магии, смотаюсь в столицу, переговорю с отцом. Не знаю — одобрит ли? Да, он занимает высокий пост, и неплохо устроился, но неужели его не гнетёт подобное положение дел? Решится ли изменить свою жизнь? Пойдёт ли против власть держащих? Не думаю, что он трус. Но как бы оно ни было, надо хотя бы выяснить — где искать наших крылатых родственников…

Вот в таких мыслях я и витал на протяжении всего дня, почти не слушая лекций. Зато хоть немного отвлёкся от дум про Милу, и почти не замечал гневных взглядов Кайры и недовольство Леона. Стоило подумать о том, что наши с Милой дети опять могут столкнуться с необходимостью выживать в этом жестоком мире виртонгов, и моя решимость только усиливалась. Надо было искать союзников. Но делать это осторожно, не привлекая лишнего внимания, чтобы избежать огласки. Как? Я помнил, что в той книге, в библиотеке Драконьего Гнезда, имелся краткий раздел, посвящённый ментальной магии. С помощью неё, можно было, не задавая напрямую вопросов, просканировать человека на отношение к чему-либо…

Теперь меня мучила навязчивая идея поскорее попасть в замок. Повидаться с Милой, наконец-то поговорить с ней уже в спокойной обстановке и да — добраться до той книги, и может где-то… Да, где-то просто обязаны быть ещё какие-то книги, посвящённые драконьей магии. Оставался один вопрос — как попасть домой в разгар учебного полугодия?


Глава 6. Первые подозрения

Что тут скрывать? Я тоже была рада видеть Арлетту. И даже будучи — там, на Земле, порою нет-нет да вспоминала эту женщину. А ведь я так и не выяснила, что же подтолкнуло её принять моё предложение и переехать из столицы в эту глухомань. Как назло, здесь начали происходить все эти кошмары. Исчезновения людей, убийства… И обратной дороги нет, ведь из этих мест не выбраться до тех пор, пока маги не расчистят долину от населяющих её тварей, временно изгнав тех на грань миров. Наверняка женщина сто раз уже пожалела о своём поспешном решении. Тем удивительнее казалась её радость от нашей встречи.

Подхватив мои сумки, Арлетта что-то тихонько щебетала о своей радости, и в тоже время, всегда перед очередным поворотом коридора немного опережала меня и опасливо выглядывала за угол, прежде чем выйти. Отважная женщина. Или, вернее будет сказать — самоотверженная?

М-да, вот уж дела. Даже если бы я не поверила Якову, глядя на Арлетту пришлось признать, тут действительно что-то происходит, и скорее всего его рассказ вполне правдив. Хотя спрашивается, ну кого бояться, если в ворота пройти не удастся, входные двери в здание заперты. Или они уже и друг друга боятся?

Очутившись в своей комнате, я с блаженством скинула пальто, обувь и растянулась на кровати. Всё-таки поездка на лероссе без седла и с балластом в виде двух торб, давала о себе знать: всё тело болело, а правое колено ещё и саднило, видимо ушибла его во время падения в городе. Тут же перед мысленным взором пронеслись события встречи с той странной женщиной. Глупо, наверное, придавать этому значение, но мелькнула пугающая мысль — вдруг это какое-то пророчество?

— Литэ… — тихо позвала меня Арлетта, выдёргивая из размышлений. — Я там, ванную набираю. Вы, наверное, кушать хотите?

Хотела отказаться, не желая эту отважную женщину отправлять в неизвестность, в то время как в замке творятся все эти непотребства. Но как назло, после пропущенного по вине Поля обеда, а теперь ещё и ужина, мой желудок откликнулся на её слова более чем красноречивой трелью.

— Я что-нибудь принесу. Вы только двери за мною заприте, литэ, — говорит, и осенив себя святым кругом выскальзывает в коридор, и в тот же миг, внутрь проник Ворон.

Как и было велено, я заперла изнутри дверь. Прошла к камину, где жарко пылал огне-камень, присела в кресло и задумалась вопреки ожиданиям совсем не о Поле. Вопросов в голове море, но один единственный не давал мне покоя, вернее, даже не вопрос — неувязка… Или зацепка? Дело в том, что в замке несмотря на его размеры, проживает не так и много людей, причём живут они тут давно, и все друг друга хорошо знают, как же вышло, что некто стал вытворять подобное? Ладно бы мелкие бытовые пакости, такое ещё как-то можно понять — мало ли обиделся кто-то, но похищения и убийства? Вне сомнений, весь замок уже сто раз обыскали «от и до», но если никто посторонний тут не обнаружен, то выходит, всё же действует кто-то свой? А ведь по словам Якова, всё это началось сразу после нашего отъезда в академию. Именно тогда я привела сюда Арлетту…

«Проследи за Арлеттой, что-то боязно мне…» — мысленно попросила я леросса. И добавила неуверенно: «За неё…»

«А сама как?»

«Если что, позову тебя», — пообещала я, и заметив, как тот направился к двери, поспешила её открыть.

Моё предположение казалось диким и пугающим. Не хотелось верить, что милая, отзывчивая Арлетта способна на подобное. Однако то, что как раз с её появлением в замке начались все эти непотребства, наводил на определённые мысли. Опять же, я ведь так и не знаю, что подтолкнуло её принять моё предложение и перебраться сюда? И тот факт, что в то время как все прятались по комнатам, именно она очутилась в холле, тоже не прибавлял к ней доверия. Опять же, женщина она крупная и физической силой не обделённая, а значит, вполне могла справиться с жертвами.

От всех этих мыслей как-то неуютно стало. Хоть теперь я и знала, что моё тело осталось на Земле и мне лично ничего не грозит, а всё же хотелось сохранить героине жизнь, да и памятуя о рассказах Якова… Подвергаться пыткам и умирать в муках, тоже не было желания. Как же мне себя обезопасить? Да, обычно рядом со мною леросс, о присутствии которого Арлетта не догадывается, потому что он вечно прячется при её появлении. Но ведь бывают моменты, когда его поблизости нет. Позвать-то смогу, но пока он до меня доберётся…

Негромкий стук в дверь заставил меня вздрогнуть. Вжалась в спинку кресла и шевельнуться боюсь. Понимаю, что если здешний маньяк — это не моя служанка, то вряд ли он станет стучать, а если всё же это Арлетта? Ворона-то со мною нет.

«Тут я, тут, открывай», — раздалось в моей голове и у меня будто камень с души упал.

За порогом оказалась конечно же Арлетта с заставленным самой разнообразной провизией подносом. Женщина с опаской косилась по сторонам, и пока она озираясь входила, леросс тоже успел проскользнуть в комнату. Вот интересно этот её страх напускной или она действительно боится? Если последнее, то я неправа и виновник происходящего бродит где-то по замку. А если она притворяется… Как же вывести её на чистую воду? Вдруг она решит прямо сейчас от меня избавиться и просто-напросто отравит?

«Глупости. Не стану её оправдывать или обвинять, но яда в пище точно нет. Ешь спокойно», — ответил на мои мысли Ворон и что уж тут скрывать, я буквально налетела на еду, впрочем, не забыв пригласить Арлетту к столу.

Ели молча. Каждый думал о чём-то своём. А у меня в голове нет-нет да всплывала та безумная нищенка и её слова: «Твой враг — дурак, потому что ест гулак…» Может, конечно, это простой бред сумасшедшей, но вдруг в этих словах есть смысл? Ведь не редко же именно такие безумцы становятся величайшими прорицателями. И если последняя часть была более чем понятна — этот некто не дракон, то первая…

— Арлетта, а что такое гулак? — поинтересовалась я.

— А у вас есть?! — тут же встрепенулась женщина.

— Что? — опешила я.

— Есть гулак? — аж подалась вперёд она, а глаза как-то странно заблестели.

— Э-э-э… Нету, а что это вообще такое?

— Эх… — тут же горько вздохнула Арлетта, у которой даже плечи поникли, после моих слов.

Я тут же заподозрила неладное. Вдруг как раз она-то и любит есть этот неведомый гулак? Не слишком ли странно то, что я внезапно им интересуюсь?

— Я о нём услышала краем уха в академии, поняла, что его едят, — воспользовавшись затянувшейся паузой, выпалила я.

— Это такие фрукты, — начала рассказывать она. — Растут далеко на севере, в горах Виртонгской Обители. Безумно дорогие и вкусные… Я один раз попробовала… — у женщины взгляд затуманился, став каким-то рассеянным и мечтательным.

— И на что же он похож?

— Вкус? — уточнила она, всё так же витая где-то в мире грёз и фантазий.

— Ну а что же ещё, — усмехнулась я, уж слишком забавный у служанки был вид.

— Его вкус ни с чем не сравним, — с придыханием молвила та. — Но это не единственное его достоинство, — произнесла она и вновь умолкла.

Молчу. Жду продолжения, а его всё нет и нет, а на губах Арлетты витает мечтательная улыбка.

— Так что там ещё с этим фруктом? — напомнила я свой вопрос.

— Даже крохотный кусочек позволяет окунуться в мир самых смелых своих фантазий… — наконец-то вернувшись в реальность, отозвалась женщина. — Ощущения так реальны… Это феерично!

Хм… Выходит это какой-то наркотик?

— И что, кто угодно может его купить? — уточняю, памятуя о том, что вещества, растения, и прочие продукты с подобным действием вообще-то запрещены к распространению на Каленийском материке.

— Что вы! — воззрилась на меня Арлетта. — Он же безумно дорог и редок. Их добывают под заказ.

— Как же так вышло, что ты его попробовать смогла?

— Миор Шелд регулярно заказывал гулаки, — потупив взгляд, ответила служанка. — Однажды я убиралась в его комнате и там, на столе, лежал надкушенный фрукт. Ну… Я и не удержалась — попробовала кусочек.

— Ясно… — протянула я, гадая говорит ли она правду или сознательно запутывает, отводя стрелки на Шелда?

«Она вообще-то понятия о том пророчестве не имеет, — напомнил леросс, и тут же добавил: — И, кстати, сейчас, точно не врёт».

— Вы не подумайте. Я обычно никогда так не поступаю, — неправильно истолковав мою реакцию, затараторила женщина.

— Верю, верю, — поспешила заверить её я, а сама задумалась: случайна ли была встреча с той побирушкой?

А так ли она была безумна? «Мой враг — дурак, потому что ест гулак». Если верить Арлетте, то Шелд пристрастился к гулаку из-за его вкусовых качеств или побочного галлюциногенного эффекта? Хотя это не столь и важно. Напрягал сам факт — связь моего «врага из пророчества» с гулаком, и любовь к этому фрукту у Шелда. Возможно та нищенка намекала именно на него? Но ведь миор Даркар, отправил его в изоляцию на далёкий остров, откуда можно выбраться только с помощью магии, коей опальный Дел Ларго не обладает. Так… Если предположить, что речь всё же шла именно о Шелде, то почему же он дурак? Может регулярное употребление гулака вызывает зависимость, как это бывает с наркотиками? Значит, сейчас Шелда ломает из-за отсутствия фрукта ставшего привычной частью ежедневного рациона. Допустим. Но зачем об этом знать мне? Или Шелд тут не причём, или бессвязные речи бродяжки вообще не имели смысла, или я ещё чего-то не знаю об этом фрукте.

Если бы не происходящие в замке события, ей богу кинулась бы в библиотеку. А так… Придётся сидеть в своей комнате, вернее, ванна и спать. Вот только Арлетту выпроводить надо. Жалко её конечно, вдруг невиновна? Но бережённого бог бережёт. Оставлять её тут? Чур меня чур. Слишком уж много всяких совпадений говорят не в её пользу.

«Правильно. А то мне под кроватью не нравится. Пыльно тут», — проворчал в моей голове Ворон.

«Напомни, завтра. Уберусь», — мысленно отозвалась я.

В следующий миг, мир подёрнулся пеленой и… Я проснулась в нашей с мамой квартире на Земле.

— Блин, блин, блин… — в панике забормотала я, пытаясь поудобнее устроиться на подушке и досмотреть сон до того момента, как Арлетта покинет мою комнату, там в замке.

Увы, что бы я не предпринимала, заснуть мне так и не удалось. Пришлось вставать, шлёпать в ванную, затем на кухню.

— С добрым утром, — бодрым голосом произнесла входящая в кухоньку мама.

— Угу, — буркнула я.

— Ясно, ты сегодня не в духе, — тут же догадалась она, и налив себе кофе ушла в свою комнату.

Я, протестовать или задерживать её не стала. Мне нужно было время, чтобы прийти в себя и обдумать всё что произошло этой ночью, там, на Рестанге. А происходящее там, мне мягко говоря не нравилось. Вот же гад этот Муз, начудил невесть что, а мне теперь расхлёбывать.


Глава 7. День откровений и терзаний

«И ничего я не гад!» — тут же прозвучал в моей голове обиженный мужской голос.

«Ага! И как всё это назвать, если не гадством?» — мысленно фыркнула я.

«Вообще-то, я и пальцем твоего сюжета не коснулся. Ты создала изначально мир, я закинул тебя туда…»

«Я лишь в общих чертах его расписала, а подробностей об академии, о студентах, педагогах…»

«Внесло в сюжет твоё подсознание в момент переноса на Рестанг, — парировал Муз. — Все что там сейчас происходят — это дело твоих и только твоих рук. Отголоски придуманной тобой предыстории или тех событий, в которые ты прямо или косвенно была вовлечена в свой прошлый, довольно длительный, визит. Так что, хочешь кого-то обвинить? Начни с себя».

«Спасибо, утешил», — буркнула я.

«Можно подумать, поорав на меня, тебе бы полегчало?»

В ответ я лишь неопределённо плечами пожала, не будучи уверенной, что тот увидит этот жест. Меня всё бесило. Да, понимаю, что Музу нет смысла врать, но до чего ж всё мерзко складывается! И Поль будь он неладен со своей кобелиной натурой. Тоже гад ещё тот… Хотя…

Я метнулась к компу. Плюхнулась в кресло нажав на включение. Жду пока загрузится. Нервно постукиваю пальцами по столешнице. Помнится, в моей первой книге, с периодичностью, примерно, одна к трём проскальзывали главы от его имени, может и сейчас случится нечто подобное? Тогда возможно удастся понять, что им двигало? Вот не хочется верить в то, что он такой… А если и вправду кобель, ну тогда плюну, разотру и… Нет, не забуду. Такое забыть сложно. Придётся просто смириться. Если получится…

Искомой главы не обнаружилось, но зато мои ночные приключения были старательно запротоколированы, да так складно и ладно, что ни слова не выкинуть и добавить нечего. Вот это — да! Кому расскажи, не поверят же!

И тут вспомнился ещё один вопрос…

«Муз!» — позвала я.

«Чего тебе, неугомонная», — мгновенно отозвался тот.

«Объясни мне, как так вышло что я была там в прошлый раз, и в итоге моё тело сохранило беременность и там, и тут?»

«Потому что, в прошлый раз, ты физически была там», — голосом уставшего от жизни человека, вынужденного пояснять прописные истины, ответил он.

«Это я помню, ты говорил. А что в это время было с моей героиней?»

«Вот же… Раньше. Раньше ваши тела и души объединились. Это слишком сложно объяснить. Просто прими как факт».

«И что она в это время делала? И потом что-то помнила? А…»

«Б! Ничего она в это время не делала. Болталась где-то на задворках твоего сознания, констатируя факты, но не имея возможности распознать твои мысли, воспоминания, или понять, что именно ею движет в тот или иной момент. Твоя личность — божественная, и она априори многократно сильнее. То есть именно ты жила там в это время, а от неё изредка проявлялись чисто физиологические реакции, такие как смущение, которое тебе не слишком свойственно. Когда ты ушла, она продолжила жить дальше, помня то, что происходило с тобой, так, будто это происходило именно с ней. Да, она удивлялась некоторым своим реакциям или поступкам, но они были в прошлом и с ними оставалось лишь смириться».

«И что с ней в то время, когда я сейчас появляюсь на Рестанге? А что там происходит сейчас, пока я бодрствую тут?»

«С ней, тоже что и прежде, просто тело ты используешь её, без слияния. А что с ней сейчас — понятия не имею, — отозвался Муз. — У меня прежде такого опыта не было, ночью узнаем».

Как-то не по себе от этих слов стало — вдруг за время моего отсутствия до героини добрался маньяк и к моменту моего появления будет её пытать? Но дёргайся, не дёргайся, а изменить ничего я не в силах. Хотя…

Пробежала глазами последнюю главу, повествующую о моих приключениях, собралась только писать и… Ворд закрылся, а посреди рабочего стола появилась табличка, информирующая о критической ошибке. Хм… Открыла по новой файл, пролистала до конца, установила курсор на новую строчку и стоило нажать на кнопку клавиатуры, и история повторилась. Я как баран, ещё раз пять пробовала использовать, то виртуальную клавиатуру, то голосовой набор текста, благо была у меня для этого программа… В общем, все мои попытки провалились. Открыла другой файл. Начала набирать текст — никаких проблем. Да чтоб вас! Скопировала имеющиеся главы в новый документ, сохранила как копию и… Опять вылет ворда и критическая ошибка. Вот же гадство!

В бессильной злобе, всем назло, выключила комп нажатием на кнопку на системном блоке. Знаю, что для него это не слишком полезно, но… Будет знать, как выпендриваться!

Вышла на кухню, обнаружив там шкварящую завтрак маму. Надо же, я так увлеклась, что даже и не заметила, как та проскользнула через мою комнату, которая была проходной.

— Ну что успокоилась? — не отрываясь от помешивания чего-то на сковородке, поинтересовалась она.

— Если бы, — вздохнула я.

— Небось всю ночь опять писала?

— Типа того.

— Почитать-то дашь?

— Да читай на здоровье, у меня с Вордом беда. Наверное, переустанавливать придётся.

— Что так?

— Текст не даёт набирать, сразу ошибка вылетает, — пожаловалась я.

— Странно. Хочешь я у девочек из досугового центра поинтересуюсь, кто им комп чинил недавно?

— Узнай, — опять вздохнула я, догадываясь, что никто мне не поможет, хоть что переустанавливай, всё равно именно этот файл редактировать не смогу, уж больно мудрёные силы со всем этим связаны.

Мама умолкла всё внимание уделив приготовлению завтрака, а я сидела, и глядя в окно ничего невидящим взглядом, пыталась угадать — что же торится в Драконьем Гнезде? Вот совсем не хотелось думать о том, что всему виною Арлетта, ведь прямых улик, доказывающих её вину у меня — нет, но и оправдать женщину тоже нечем, зато совпадений, этаких косвенных улик, наводящих на сомнения, более чем достаточно.

Ещё бы узнать, что там с Винсом. Думается, его болезнь тоже не просто так началась в тот же момент. Но тут варианта три: первое — это проделки всё того же маньяка, второе, кто знает какие инструкции были даны Сеймоне? Вдруг ничего толком не вызнав, та по чьему-то приказу или же собственной инициативе, отравила чем-нибудь старшего из братьев? А может это вообще какая-нибудь насланная болезнь типа проклятия? Конечно же, не стоит снимать и тот вариант, что Винс просто чем-то заболел сам по себе, но когда мы уезжали, парень был бодр и полон сил. Странно? Ещё как!

— Э-эй!!! Вернись на грешную Землю! — донёсся до меня голос мамы, и только сейчас я заметила, что передо мною стоит моя любимая кружка с чаем, а за ней целая горка блинчиков с какой-то начинкой.

— Спасибо, — благодарно улыбнулась я, и да — принялась уплетать вкусняшки.

В ожидании прихода ночи, день показался немыслимо длинным. Я пыталась хоть чем-то отвлечься — посмотреть кино, почитать книгу, да какое там! Мой мозг ни в какую не желал сосредотачиваться на чём-либо, кроме мыслей о происходящем на Рестанге. Слишком многое там произошло, и меня буквально коробило от осознания того, что я, будучи автором, не понимаю подоплёки происходящего, не могу ни на что повлиять или предугадать события. Всё это в буквальном смысле слова сводило с ума. Вышла на улицу погулять, собираясь заодно пройтись до магазина, но очутившись во дворе чуть не свихнулась от воплей играющей на детской площадке детворы, гула машин, доносящегося со стороны, не такой и далёкой, трассы. Метнулась в раскинувшийся возле посёлка сосновый лес, надеясь найти там покой и уединение. Ага, как же! Всё тот же гул от трассы никуда не делся, а гуляющие вокруг дедки, бабки, мамашки с колясками и вездесущие собачники, напрочь отбили желание продолжать моцион. Как же быстро привыкаешь к хорошему! На Рестанге же тишь, ни тебе машин, ни самолётов, да и не так многолюдно, если конечно же столицу в расчёт не брать.

Всё же, была бы моя воля, забрала бы маму и жила бы там. Да, тот мир не очень-то считается с женщинами, но всегда можно придумать какую-нибудь лазейку. В конце концов, я же обладаю там магией, а значит, мы бы точно не пропали.

Мечты…

До вечера я вся извелась. Мама не на шутку разволновалась, заметив мою нервозность, и решив, что всё дело в моём интересном положении, отпаивала отваром пустырника. Своим знакомым из досугового центра она позвонила, и выяснила координаты компьютерщика, вот только тот оказался в этот момент заграницей, в отпуске. Павел, как звали парня, пообещал связаться с нами, сразу же как только вернётся на родину. Альтернативным вариантом ремонта, была поездка в город, а это больше двух часов на электричке. К тому же вряд ли в ремонтной мастерской станут сразу же устранять неполадку, как минимум, потребуется время на диагностику, и скорее всего, я на некоторое время вообще останусь без компа. Такая перспектива меня не радовала, и отговорившись тем, что попишу пока на планшете, оставила попытки что-то сделать. Ведь всё равно, события моих похождений будут протоколироваться в файл, а то что я не смогу внести никаких изменений… Так ещё и не факт, что тот компьютерщик сможет мне чем-то помочь.

И вот наконец-то часы приблизились к заветному времени, когда можно было лечь спать, не вызывая маминого удивления. Устроилась поудобнее. Лежу. Глазею в потолок. А глаза закрыть страшно. Что меня там ждёт? Вот что за бред? Весь день ждать, чтобы в последний момент струсить! Сколько я так лежала, борясь с собственными страхами? Не знаю, но в какой-то момент я ощутила, запах съестного, кажется напоминающий мой вчерашний ужин в Драконьем Гнезде, затем пришла картинка: всё было точно также, как в тот момент, когда я проснулась. Выходит, в моё отсутствие здесь ничего не происходило?


Глава 8. Штурм библиотеки

С лёгким сердцем, радуясь тому, что во время моего отсутствия ничего фатального не произошло, завершила ужин, приняла ванну. Арлетта чувствуя мою нервозность, попрощалась и вновь осенив себя святым кругом выскользнула в коридор, напомнив, чтобы я не забыла закрыть за ней дверь.

Улеглась спать, прижав к себе заскочившего на кровать Ворона. Ночь прошла спокойно. Снов не было. Что странно, учитывая происходящие вокруг события, я была уверена, что буду мучиться от кошмаров, наверное, стоит поблагодарить за это леросса.

Утром началось на удивление рано — с первыми лучами солнца. Чувствовала я себя бодрой и отдохнувшей, поэтому первым делом сдержала данное вчера лероссу обещание, и убрала пыль в комнате с помощью драконьей магии, потом, наскоро умылась и памятуя о том, что все злодейства в замке происходят под покровом ночи, совершенно спокойно пошла в столовую, где обнаружила Сейлу.

— О! Какая неожиданность! — воскликнула девушка, вот только на её бледном лице не было ни капельки радости.

— Меня отчислили, — невесело усмехнулась я. — Что у вас тут происходит?

— Если бы я знала, — вздохнула она, потирая пальцами виски. — Я зашиваюсь. Брат болен, врачи только руками разводят. Всё управление на мне, а ведь у нас проблемы с поставкой продовольствия, а теперь вот ещё и люди пропадать стали… И ладно бы просто пропадать, их кто-то убивает. Но кто? Здесь уже ни одного угла не осталось, который бы не обыскали. Никого посторонних. Теперь в каждом видится враг. Это так страшно… — выдохнула она и плечи девушки поникли.

Так хотелось подойти, пожалеть. Да что от этого толку? Ничего не изменится, и легче ей вряд ли станет.

— А что именно с Винсом? — интересуюсь, хоть и понимаю, что задеваю больную тему, но бездействие меня угнетает, и теплится надежда — вдруг удастся что-то найти в библиотеке?

— Сначала он перестал есть. Стоит хоть крошку в рот положить и его выворачивало. Думали может отравился чем-то? Врач всякие микстуры и чайки ему давал, а что толку, если они тут же выходили наружу. Постепенно он стал терять силы. Сейчас даже с постели встать не может без посторонней помощи. Осунулся весь, исхудал. И… У него что-то странное за ушами какие-то болезненные припухлости. Врач их даже осмотреть не может. Стоит прикоснуться и Винс орёт как резанный. Из города всех оставшихся врачей приглашали, назначили высокое вознаграждение тому, кто сумеет помочь, но… — девушка в бессильном жесте развела руками.

— Повидать его можно? — спрашиваю.

Сейла как-то странно покосилась на меня, помолчала будто обдумывая мой вопрос, и произнесла:

— Думаю, не стоит, Мила. Если что-то случится с тобой или ребёнком, Поль меня собственными руками придушит. Вдруг это какая-то заразная болезнь? Конечно таких случаев в замке больше не обнаружено, но у тебя сейчас очень чувствительный организм… Я передам ему привет от тебя…

«Скажи, чтобы пустила меня к нему», — промурлыкал в моей голове леросс.

— Ворона моего можешь к нему пропустить? Вдруг что-то поймёт? Или чем-нибудь поможет?

— Могу, — вздохнула девушка и продолжила без аппетита поглощать завтрак.

Завершив с трапезой, мы разошлись. Ворон вместе с Сейлой пошли навестить Винса, я же направилась в библиотеку. Как не заплутала? Не знаю. Раньше-то меня туда предательница Талиса провожала. А сейчас… Кстати, удивительно, что Арлетта с утра не появилась в моей комнате. Или устала от ночных похождений, или…

Я невольно поёжилась от мелькнувшего жуткого предположения. Как бы оно ни было, я не желала этой женщине зла. По крайней мере до тех пор, пока не будет очевидна её вина.

Библиотека встретила меня всё тем же запахом книжной пыли и тишиной. Оставив дверь слегка приоткрытой, ровно настолько, чтобы Ворон смог протиснуться внутрь, прошлась вдоль рядов стеллажей до окон. Кинула взгляд на стоящий тут диванчик, и грустно вздохнула. Вспомнилось то, что тут произошло когда-то. Тогда, накануне ночи Слияния Лун Поль сгорая от ревности накуролесил, а потом… Потом так сладко замаливал свою вину. Что даже сейчас я ощутила разливающееся по животу тепло. Нет. Не стоит об этом думать. Ещё не ясно, что он за фрукт. Тогда ему казалось, что влюблён, да и вообще выбора у него особенно не было. Оракул, будь он неладен, велел жениться, вот я и стала Дел Ларго.

Излишне поспешным движение раздвинула портьеры, отчего в воздух взвилось облако пыли. Пару раз чихнув, решила пожертвовать толикой своих сил и знаний. Вспомнила разработанное мною некогда сложное заклинание, с помощью которого очищала королевскую библиотеку от пыли и… В воздухе запахло озоном, а вся пыль по мановению руки испарилась. Для пущего эффекта, я ещё и оконные створки распахнула, впуская в помещение свежий морозный воздух. Да уж, весна задерживается в этих краях.

Прихватив письменные принадлежности, удобно устроившись на ближайшем диванчике, взяла дощечку подставку для письма, и задумалась.

«1. Определить болезнь по симптомам.

2. Узнать про гулак.

3. Найти книги по магии…» — легли ровные строчки на листок.

И тут же рядом очутился леросс.

«Что-то странное, — произнёс он. — Явно насланное. Но кем и что это, не понятно».

«М-да уж, оптимистично…» — отозвалась я.

«Магия странная какая-то… От неё веет чем-то похожим на вашу драконью. Вернее, не так… От самого Винса несёт драконами, но он же не дракон».

«Угадай же кто он, если это не дракон…» — мысленно продекламировала я слова встреченной в городе сумасшедшей.

«И драконов здесь только два — Поль, который сейчас в академии, и Сейла…»

«Думаешь, его сестра могла какую-нибудь гадость учудить?» — в шоке уставилась я на усатый комок шерсти, удобно устроившийся возле меня.

«В том-то и дело, что не думаю. Она подавлена, волнуется. И это не показное. Стала бы она так себя вести будучи виновной?»

«А если что-то сделала, не понимая последствий, а осознав — испугалась? Ведь она как раз сейчас должна изучать свои новые способности, в том числе и магию», — парировала я, хотя мне и не хотелось верить в то, что эта милая во всех смыслах девушка, способна на такой поступок.

«Не знаю. Ищи информацию о болезни по известным нам симптомам и добавь туда слово дракон», — посоветовал леросс и принялся вылизывать шёрстку.

А дальше… Дальше окружающий мир прекратил для меня существование. Была только я, рядки формул и вычислений, которые надо было учесть при создании нового заклинания поиска, позволяющего установить фильтр на имеющиеся в библиотеке данные. Сколько времени прошло прежде чем я вывела первую формулу и несколько раз её перепроверив наконец-то испытала на практике? Не знаю. И вот возле меня на столе очутились три довольно увесистых тома. Оставалось лишь надеяться, что в них найдётся то, что мне нужно. Не отвлекаясь на изучение материала, тут же принялась к формулировке следующего заклинания. Теперь дело двигалось куда быстрее, всё же имелась на руках заготовка. Вскоре стопка увеличилась на ещё два томика.

И наконец-то пришёл черёд последнего — третьего пункта, но тут я действовала с куда большей осторожностью, ведь запретные талмуды могли быть спрятаны какой-нибудь защитной магией, и неосторожное обращение с ней было чревато последствиями. К тому же я сделала привязку потенциальных находок к своим изначальным местам хранения, чтобы позднее, так же, заклинанием, можно было вернуть их на прежнее место. Несколько раз всё перепроверив, и убедившись, что ошибок быть не должно, прочла заклинание… Вывалившаяся на стол кипа книг меня озадачила. Не думала, что в библиотеке скопилось такое количество запрещённой литературы. Вот и как теперь это всё перенести? Не могу же я привлекать к этому делу слуг.

Глаза болят от усталости, желудок поёт серенады, напоминая о том, что давно бы пора поесть, и это не мудрено, в помещении уже существенно похолодало из-за открытого мною окна, а на улице начало смеркаться. Пора убираться в свою комнату от греха подальше. Вот только как? Сижу. Пригорюнилась. И тут вспомнила о ещё одном, оставшемся на повестке дня, вопросе — магия телепортации в пространстве.

И снова заскрипело перо по бумаге, выводя очередные формулы. Глаза слезятся, но я вытираю их и продолжаю упорно строчить. Эх, спасибо академии за предоставленные мне азы магических знаний. Жаль только, что всё прочее я не успела изучить, ну да и ладно, наверстаю, было бы время и желание.

На этот раз прямо из стопки лежащих на столе книг выпал один единственный… Даже не томик, скорее, брошюра.

— И это всё? — разочарованно взглянула я на него, но всё же взяла в руки и открыла.

Это оказалась не книга, а рукопись, содержащая минимум обобщённых описаний происходящих изменений в структуре пространства в момент использования заклинаний, ну и собственно, сами заклинания. Перенос вещей, самого заклинателя, его и группы, только группы! Я едва ли в ладошки не захлопала от переполнившего меня счастья. Собиралась запульнуть все книги в свою комнату, но быстро опомнилась: кто знает, может там кто-нибудь сейчас есть? Не хотелось бы чтобы кто-то узнал о том, что я интересуюсь драконьей магией, да и вообще о том, что таковые книги есть в замке. Пролистала брошюру до раздела о переносе заклинателя, перечитала. Сгрузила все книги в одну большую и весьма неустойчивую стопку, оказавшуюся едва ли не выше меня, не без труда приподняла всё это дело и… Под грохот рассыпающихся книг приземлилась на пол своей спальни. Больно-то ка-а-ак… М-да уж… Что-то я явно не учла при перемещении. Ну да ладно, жива хоть осталась, но на будущее надо будет сначала всё сто раз просчитать, проанализировать и потренироваться на близких расстояниях, прежде чем вот так необдуманно экспериментировать. Видимо, слишком устала, вот и расслабилась.

Только успела сгрузить все книги под кровать, как в дверь постучали, и тут же, не дожидаясь приглашения, в комнату влетела бледная как мел Арлетта, уставилась на меня как на привидение и как заверещит:

— Литэ!!! Вы живы!!!

Я в шоке аж слегка присела, когда эта довольно габаритная женщина загребла меня в свои медвежьи объятия.

— Э-э-э… Как бы да. А не должна? — пытаясь высвободиться, поинтересовалась я.

— Ой, литэ… Я так испугалась! Пришла утром, стучу, а дверь берёт и приоткрывается! Зашла внутрь, а вас и нет совсем… — запричитала служанка. — Я уже такого надумала… Такого… И весь день ношусь по замку, а вас нигде нету!

— Я в библиотеке была, — попыталась успокоить разволновавшуюся женщину, а сама гадала — притворяется или действительно переживает?

— Да? Хм… А я даже не знаю, где она тут, — потупила взгляд та.

— На верхнем этаже, — говорю.

— Так я входила туда, но там всего две двери и обе заперты.

— Да? — удивилась я.

Странно, но ведь я же беспрепятственно вошла в библиотеку, и двери за собой не запирала, наоборот щель оставила, чтобы Ворон мог прийти. Да и вообще, я даже не припомню, есть ли там изнутри какой-либо запор. Хотя… Вспомнились слова Талисы о том, что слугам запрещено входить в библиотеку днём, и то как тогда, служанка робко входила внутрь, непрестанно косясь по сторонам, и явно ожидая неведомой кары за непослушание. Может там некий магический барьер? И если я ей позволила войти, то она смогла, а если нет, то как и Арлетта сейчас, очутилась бы перед закрытой дверью?

Собственно, какая разница?

— Вы не обедали и не ужинали, литэ? — поинтересовалась служанка, и я лишь головой покачала.

— Заприте за мной дверь, — вздохнула женщина и направилась к выходу.

Пришлось временно попридержать свой пыл, и подождать пока та не угомонится в своём порыве меня опекать. Ведь пока не накормит точно не отстанет, хотя я вполне способна и сама поесть, и вообще я люблю это делать с книжечкой в руках. Жаль книжечки у меня не столь и невинные, явно непредназначенные для посторонних глаз. Хотя… Что я так-то? Произнесла ранее созданное заклинание на поиск книг о гулаке. И передо мною тут же шлёпнулись, те самые, найденные ранее в библиотеке два тома. Вот и чудно, не буду тратить времени впустую.

Начав читать, поняла, что рано радовалась. Текст был очень мелким, и почти не разбивался на абзацы, это было, мягко говоря, не читабельно. И без того порядком уставшие глаза, вновь заслезились, ещё и голова побаливать начала. Откинувшись на спинку кресла, куда я перебралась в ожидании возвращения Арлетты, прикрыла глаза, мысленно выстраивая очередные формулы, но теперь не для поиска книг, а конкретных страниц. Пришлось немало поломать голову, чтобы те случайно не оказались вырваны, а… Вот! Пусть они будут выделены с помощью листов бумаги, использованных в качестве закладок. Сработало! И я едва ли не запрыгала от радости. Надо же сколько возможностей даёт одно единственное заклинание поиска, в комбинации с мелкими бытовыми заклинаниями, и наложение фильтров на данные!

К тому моменту как пришла Арлетта я уже вчитывалась в мелкий шрифт. Информации оказалось немало: где растёт, какие почвы предпочитает, как размножается, периоды плодоношения, стадии развития плодового кустарника, а именно им оказался гулак. Затем шло описание его применения в магии и медицине, и лишь в конце обнаружился вопрос гастрономического использования и… Получаемых вследствие этого эффектов. Да, он действительно обладал галлюциногенными свойствами, но это новостью не было, а вот тот факт, что его регулярное употребление приводило не просто к блокированию магического дара, а его аккумуляции и усилению…

Стоп… А если Шелд сам не догадывался о том, что обрёл магический дар, потому что его глушил побочный эффект от употребления гулака? Или наоборот, он знал, но зачем-то сознательно укрывал этот факт. Сейчас он лишился возможности включать этот фрукт в свой рацион, то…

«То он стал не просто магом, а ОЧЕНЬ СИЛЬНЫМ магом», — отозвался на мои мысли Ворон, а мне от его слов что-то поплохело…

Кажется, теперь я догадывалась кто именно стоит за всем происходящим в стенах Драконьего Гнезда. Не мудрено, что виновника никак не могли отловить, что стоит сильному магу освоить телепортацию? И Арлетта тут явно была не причём. Вот только что мне делать с этим знанием?

— Арлетта, — позвала я женщину, задумчиво взирающую на полыхающий в камине огне-камень. — Ты знаешь, где расположена комната миора Шелда?

— Да, литэ, — кивнула та.

— А ты случаем не успела тут найти потайные ходы? — интересуюсь, будучи уверенной, что они просто обязаны здесь быть.

— Нет, литэ, — грустно вздохнула женщина.

— Значит пойдём так. Покажешь мне комнату Шелда.

— Но уже темно…

— Тем лучше, — произнесла я, сама не понимая, почему так в этом уверена, и тут же встала, давая понять, что отговаривать меня бесполезно.


Глава 9. Поль. На крыльях любви

Ночью я так и не смог заснуть… Опять… Третьи сутки без сна. Все мысли крутятся вокруг Милы. Как она там? О чём думает? Удачно ли добралась? И Рос как назло так и не откликается, а у меня уже мелькнула мысль получив разрешение на выход к магам-телепортерам, сбежать. Нет, не на совсем — на одни единственные выходные, ведь сегодня последний день учёбы. Мне надо не так и много, всего-то добраться до замка, поговорить с Милой, порыться в библиотеке, заодно создать алиби для момента зачатия нашего ребёнка, получится разница чуть меньше чем в два месяца, но бывают же недоношенные? А потом, я смогу с чистым сердцем вернуться назад. Да, меня скорее всего накажут, но не отчислят же за отсутствие на территории академии в выходные дни?

И всё бы ничего, но сегодня всего лишь второй день отработки повинности в столовой и, побег усугубит ситуацию. Одно дело самовольное отлучение в свободное от учёбы время, и другое, не исполнение распоряжения ректора. Хотя, о чём я думаю? В одиночку, без леросса, мне всё равно не пересечь долину Мёртвых, а разрешение на услуги телепортеров мне никто не даст.

Что же делать? Голова гудит, всё раздражает. Свет плярисов режет глаза, а на улице солнце светит по-весеннему ярко, будто специально издеваясь надо мною. Вокруг все суетятся, спеша успеть на лекции… Вон и Леон торопится поскорее убрать со столов. Демонова академия! Вот же вляпался! И всё из-за Милы, которая теперь не тут.

В голове сумбур. Лекции проходят мимо. Лезут мысли о свержении власти и возвращении былого величия расе драконов, хоть я и понимаю, что до лета ничего не смогу сделать в этом направлении, но мысли, то и дело возвращаются к этому вопросу. А ещё… Последнюю лекцию вёл миор Рантеон Дел Шантуа, и по её завершению, когда все спешили покинуть аудиторию, меня у самых дверей достиг неожиданный оклик ректора:

— Полиней Дел Ларго, будьте добры задержаться.

Что тут поделать? Вернулся. Стою. Жду, что же скажет? А тот молчит, провожая взглядом моих одногруппников. Наконец-то дверь за последним закрылась.

— Места себе не находишь? — опять отбросив официальный тон, усмехнулся ректор. — На, — протягивает два свитка. — На той неделе продолжишь отработку в столовой и, что бы не случилось, к началу занятий должен быть уже здесь. Ясно?

— Д-да… — опешил я, но как-то царапнуло это «что бы не случилось…»

— Лети уже, — усмехнулся тот, указывая взглядом на дверь.

Ох, как же я рванул! Куда и усталость вся делась? Мне казалось стоит на миг задержаться, и он передумает. Вот уже и пропуск охране продемонстрировал, и ворота академии остались позади, стучусь к магам.

— Двери обязательно ломать? — возмутился высунувшийся наружу худосочный мужчина.

— Мне срочно на границу с…

— Дай-ка угадаю? — перебил меня маг. — К прилегающим к Лермонту землям?

— Эм… Да, к ущелью. А вы откуда знаете?

— Туда паломничество началось, — усмехнулся мужик, но на улицу всё же вышел. — Девица одна…

Я кулаки сжал, ишь, разговорился — девица! Мила — девушка.

— …Потом ректор, — не заметив моей реакции распинается маг, а я только и успел удивиться — что ректор в наших краях позабыл? А мужик всё продолжает вещать: — Правда, он уже вернулся. Теперь вот ты. Разрешенье-то есть?

— Есть, — закивал я, протягивая выданное ректором верительное письмо. — И оплату сразу хочу внести за ту девушку и за себя.

— Оплату, это хорошо, — вмиг довольно заулыбался маг. — Да ты входи, входи, что на холоде-то стоять? — распахивая настежь дверь, приглашает.

— Простите, спешу, — отказался я, ощущая, что сойду с ума из-за малейшего промедления.

— Ну как знаешь. С тебя двадцать золотых броунов.

М-да уж, ну и расценочки у них тут, ну да ладно, расплатился, уж кто-кто, а я-то точнее не обеднею.

Краткий миг и, передо мною раскинулась горная гряда, и да, ущелье. Кликнул леросса, в надежде вдруг теперь нахожусь поближе, и он на этот раз услышит? Увы, тишина.

Ножками до Драконьего Гнезда далековато топать. Добраться бы хоть до города, а там возьму коня. Иду. Вроде снег вокруг, тут-то в отличие от окрестностей академии весна ещё нескоро придёт, солнце светит, а глаза уже нормально свет воспринимают, и голова болеть перестала и не бесит ничего, наоборот, улыбка на лицо нет-нет да наползает.

Представляю, как увижусь с Милой. И пусть дуется — утащу в спальню и зацелую, заласкаю так, что всё простит. Нам же алиби нужно? Вот и будет! А потом, вместе в библиотеку пойдём. И там… М-м-м… Вспомнилось как я там однажды свои грехи перед женой замаливал. Главное, о книгах всё же вспомнить.

А ещё, я совершенно другими глазами вдруг увидел ректора. Вроде бы он виртонг, но… Помогает людям. Мне. Моему отцу и Дарлетте Дел Навитор, поддерживая предлагаемые ими реформы на собраниях Совета Магов. И эта его реакция на нашу ссору с Милой… Казалось он воспринял это очень близко к сердцу. Но больше интересовал иной вопрос: может ли виртонг быть драконом? Не выходил из памяти тот момент возле пруда. Не было там миора Рантеона Дел Шантуа, голову на отсечение дам — не было! Я бы его обязательно почувствовал. Но несмотря на это, мы его видели и слышали. На подобное были способны лишь мои предки и их сородичи.

Пока шёл, выдохся. Весь мой запал вызванный предстоящей встречей с Милой как-то вдруг зачах. Я снова ощущал себя так, будто по мне телега гружённая проехалась. Ещё и продрог весь, аж зубы стучат. До города вроде бы рукой подать, вон уже и стены видны, а я уже еле плетусь. Мелькнула слабовольная мыслишка — а не остановиться ли в каком-нибудь трактире? Нет… Надо как-то собраться с силами и добраться до замка, а там… Будь что будет.

Вот уже и ворота миновал. К прокату лошадей не пошёл, в таком состоянии ездок из меня не особо-то хороший. Свернул к станции дилижансов. Там дежурил всё тот же старый ямщик, с которым мы некогда в Драконье Гнездо пробирались в ночи. Тот, завидев меня, по первости даже шарахнулся, видать вспомнил, что нашими с Милой спутниками лероссы были. Но в итоге взял себя в руки и как-то обречённо спросил:

— В замок?

У меня сил хватило только на то, чтобы кивнуть.

— Забирайтесь, миор, — кивнул он.

Дважды себя просить я не заставил, залез внутрь, укутался сложенным на сиденье пледом и… Задремал под мягкое покачивание дилижанса. Снился какой-то бред. Я летал. Помнится, мама говорила, что полёты во сне означает, что я расту, но куда уже? И ведь не просто летал, а над нашим замком, и в тоже время…

— Тпр-ру-у-у… — донеслось сквозь сон и дилижанс встал как вкопанный, отчего я скатился в проход между сиденьями.

— Поосторожнее нельзя?! — возмущённо крикнул вознице.

Ответом мне послужила тишина. Хм… Вот и что там могло стрястись? Тело затекло, и несмотря на прикрывавший меня плед — я основательно промёрз. Кое как выбираюсь на дорогу. На улице смеркаться начинает. Мы уже на подъёме к замку. Никаких препятствий на дороге нету на первый взгляд, тогда в чём же дело? Обошёл дилижанс. Лошади тоже живы-здоровы. Вот только извозчик, словно одуревший сидит, сжимая поводья и пялится в небо с открытым ртом.

— Эй, ты чего? — спрашиваю.

Тот кинул на меня мимолётный взгляд, осенил себя святым кругом и опять вверх уставился. Ну что ж, я тоже глянул, вот только ничего не увидел.

— Мы поедем или так и будем тут стоять? — ощущая нарастающее раздражение интересуюсь.

— Там… — мужик скрюченным пальцем ткнул куда-то в сторону замка. — Дракон…

— Хм…

Неужели кто-то из родни вот так в открытую в гости пожаловал? Вот только сколько я не вглядывался, так никого и не увидел. А вот на душе-то потеплело. Вести отсюда во внешний мир не просочатся, зато как говорится на ловца и зверь бежит, я-то думал до лета ждать придётся планы вынашивая, а драконы уже тут как тут.

— Показалось тебе, поехали, — говорю.

— Не-е-е… Хватит с меня, — заартачился мужик. — То лероссы, то драконы…

— В тройне плачу, — предлагаю, а тот лишь головой крутит, типа — нет. — Пять золотых…

На миг мужик засомневался, но тут же опять жестом дал понять, что не согласен.

— Десять, — произношу, понимая, что сам на эту верхотуру я просто-напросто не заберусь — сил не хватит.

Возница глянул ещё раз в небо, сплюнул на дорогу, осенил себя святым кругом, и кивнул, чтобы я в дилижанс забирался.


Глава 10. Неопровержимые улики

Видно было, что Арлетта не в восторге от моей затеи, но перечить она не решилась. И вот мы уже идём по тёмному коридору, плярисами пользоваться я не стала, испытав на себе и служанке заклинание ночного зрения.

— О! — приглушённо воскликнула она, но я жестом призвала её к молчанию.

Эффект от заклинания получился слабеньким, но по крайней мере нам теперь не светило расквасить себе носы на очередном повороте. Благо ещё, что все члены семьи живут на одном этаже и нет необходимости блуждать по лестницам. К комнате буквально подкрались. Арлетта явно недоумевала и в тоже время сгорала от любопытства, что было вполне в духе её авантюрной натуры. Приблизившись к двери, на которую указала служанка, я испытала ещё одно заклинание, позволяющее усилить слух и едва не вскрикнула, когда оно начало действовать. Как выяснилось, совсем неподалёку от нас цокала когтиками по каменной кладке пола — мышь. Обычный человек этого вообще не услышал бы, а для меня, сейчас, эти звуки казались оглушающими и… Да — жуткими!

Немного придя в себя, сосредоточилась направив всё внимание на происходящее в принадлежащих Шелду комнатах. Минута, две… Тишина. Даже если бы он спал, я бы услышала. Хотя… Может всё это не более чем плод моей расшалившейся фантазии, и его здесь нет, он на острове, потому что магией никогда и не владел.

Осторожно прикасаюсь к дверной ручке, боясь скрипнуть пытаюсь открыть дверь… Не поддаётся. Да, было наивно рассчитывать на то, что тут будет открыто. Где-то за спиной, заставив меня вздрогнуть звякнули ключи. Такое ощущение, будто я стою на площадке возле звонящего церковного колокола. Пришлось снять заклятие на усиление слуха, иначе или заикой стану, или оглохну.

Арлетта тем временем просочилась мимо меня и осторожно, стараясь лишний раз не звенеть связкой, открыла дверь. Хм… Как-то я не подумала, что у служанок бывают ключи от господских апартаментов.

Ну что сказать? Это место некогда было намного уютнее нежели выделенные мне комнаты: на стенах гобелены с изображением каких-то сражений, несколько картин, а под ногами мягкий, пружинящий ковёр, гасящий звук шагов. Из обстановки в гостиной имелись — диванчик, стол, несколько кресел, а у дальней стены, между двумя дверями, располагался камин. И всё бы ничего, если бы не вонь разложения и бардак. Какие-то бумаги, мятые вещи, вперемежку с остатками пищи валялись повсюду: на столе, полу, и даже на диване и кресле.

Ощущение, будто я в какое-то логово попала или берлогу. Вон и Арлетта взирает на всё это круглыми от шока глазами. И тут снова мелькнула мысль — а точно ли она не причастна к происходящему или просто умело притворяется? Уж больно своевременно у неё с собою оказался ключ от комнат Шелда. Какая жалость, что Ворон смылся на прогулку, ещё там, в библиотеке.

Осторожно заглянула за одну из приоткрытых дверей. Портьеры на окнах плотно задёрнуты, но меня это не смутило. Там оказалась спальня и вид у неё был не менее плачевен, помимо вещей, остатков былых трапез и разбросанных бумаг, здесь в самом непотребном виде валялись кипы книг. Наклонилась к одной из них — магия перемещений. Рядом основы целительства. Очередной талмуд, который я опрометчиво подняла, выпал у меня из рук. Некромантия!

Мороз пошёл по коже, и я попятилась к выходу, увлекая за собой застывшую на пороге Арлетту. Очутившись в коридоре вздохнула с относительным облегчением и кивнула, чтобы служанка закрыла дверь на ключ, после чего мы довольно шустро припустили к моим комнатам.

— Что это было, литэ? — очутившись на относительно безопасной территории и закрыв за собою дверь на засов, поинтересовалась женщина.

Я лишь плечами пожала в ответ. Сейчас мне было не до разговоров. Надо всё обдумать. Спасибо хоть женщина поняла, что с расспросами приставать не стоит.

— Закройте за мною дверь, — прошептала она.

Закрыла, перед этим выглянув в коридор, в надежде, что Ворон где-то поблизости, но его не было. Позвала, но ответом мне послужила тишина. Видимо чем-то очень увлечён, всё же расстояние для нашего мысленного общения не особо-то служит преградой.

Итак, что мы имеем? Та сумасшедшая была провидицей. Мой враг, действительно не дракон и он ел гулак. То ли, не осознавая, что является обладателем магического дара, то ли сознательно его скрывая, и планомерно используя все побочные эффекты этого плода. А ведь при этом он копил и приумножал свои силы. Изучал ли он магию до изгнания? Пусть и в теории? Ответ вряд ли мне кто-то даст, ведь Шелд мог делать это тайком. Однако сам тот факт, что он сумел перенестись с удалённого от материка острова сюда, весьма красноречиво говорил о том, что он знал, как это сделать. Итого, мы получили неимоверно сильного мага теоретика, к тому же обезумившего и обозлённого. Оставался вопрос: зачем похищать и убивать людей? Но после того как в его комнате была обнаружена книга по некромантии ответ очевиден. И последний вопрос — почему он заставил Винса мучиться, ведь тот не получил никакого дара от оракула. И даже если тот когда-либо успел перейти ему дорогу, то почему он его просто не убил?

Взгляд упал на кровать, и я вспомнила о припрятанных под ней книгах. Произнесла ту формулу заклинания, которая выбрала книги с описанием симптомов проявляющихся у Винса. Три увесистых тома легли рядом со мной. Далее я повторила то же, что делала при поиске информации о гулаке. Листочки закладочки заняли свои места и, открыв первую из книг, я принялась читать.

Вариантов было множество, но все те которые я успела просмотреть не подходили. Либо реакция должна была быть мгновенной и пострадавший должен был скончаться или выздороветь в считанные часы, максимум дни, а тут речь шла о нескольких неделях. Либо известные мне симптомы были всего лишь сопутствующими, а основными являлись иные, и не заметить их было бы невозможно. Не думаю, что Сейла от меня укрыла что-то, но на всякий случай, я всё же оставила закладки в этих местах. Да и драконы там никаким образом не фигурировали. Дело в том, что ища информацию уже в книгах, я не стала ставить это условие, ведь Сейла по сути своей дракон, она ухаживает за братом, поэтому возможно Ворон и ощутил что-то связанное с драконами?

Вот уже рассвет брезжит за окном, глаза слипаются, а я всё читаю и читаю. Всё не то, чувствую, что не то. И в самом конце третьей книги я в шоке замерла. Очередная насланная, как и говорил леросс, болезнь вызывалась проведением некромантского обряда над… Драконом! И потом, на крови умирающего в агонии покорителя небес варится специальный яд. Мало того, для поддержания эффекта требуются дополнительные, на этот раз человеческие жертвоприношения. В итоге, жертва обряда становилась послушной марионеткой некроманта-заклинателя. Сомнения не осталось — это оно! Всё… Сроки развития заболевания и симптомы у пострадавшего один к одному совпадали со случаем Винса. Прибавим к этому наличие где-то в здешних горах драконов, сильного, безумного мага в замке и книги по некромантии в его комнате. Противоядием является ежедневный приём стакана свежей драконьей крови в течении недели, причём крылатый должен добровольно отдавать её жертве проклятия из лап в руки… Но стоит помнить о том, что если лечение не началось в течении первого месяца, то процесс становится необратим. Итого… У нас, на всё про всё, немногим больше недели?!

Чёрт! Чёрт! Чёрт! Выяснила на свою голову. Вот, что теперь делать? Да, я могу рассказать обо всём Сейле, и конечно же сделаю это, но чем она поможет? Не уверена, что девушка уже обрела вторую ипостась. Как вариант, можно отправиться в горы, на поиски других драконов. Вот только не стоит забывать о том, что не так давно один из их собратьев погиб от руки одного из живущих ныне в замке потомков рода Дел Ларго. Вряд ли им известен тот факт, что Шелд не является их кровным родственником. Пожелают ли они помочь нам? Да ещё и ежедневно на протяжении долгого времени оказываясь вблизи замка, где их могут заметить люди? И вряд ли состояние Винса позволит отправить его в горы, чтобы там провести излечение.

Замкнутый круг какой-то… И ещё… Ещё надо отловить неуловимого Шелда и нейтрализовать его. Как? Не знаю. Может Винс бы и придумал, но он не в том состоянии. Сейла не стратег и не воин, собственно, как и я, остаётся лишь одно — примирение с мужем. Сегодня у Поля последний учебный день. Придётся забыть все наши разногласия, сейчас жизнь Винса стократ важнее, её-то потом не вернуть будет. Испытаю магию перемещения на большое расстояние, отправившись с её помощью к стенам академии. А со всякими нашими лямурами потом разберёмся…


Глава 11. «Первая помощь»

Я беспомощно взглянула в окно, вот-вот начнёт заниматься рассвет. Бежать прямо сейчас к Сейле? Или обождать до первых лучей солнца, при появлении которых местный маньяк, забивается в свою берлогу? Боязно высовываться, но и бездействие сводит с ума. Да, понимаю, вряд ли Сейла что-то тут же сможет предпринять, но полученные в результате моих изысканий знания давили, рвались наружу, требуя, чтобы я ими с кем-то поделилась.

Позвала в очередной раз Ворона и сердце болезненно сжалось в недобром предчувствии. Не отзывается. Как такое возможно? Мог ли Шелд что-то сделать с лероссом? Всё-таки Ворон не абы кто, а демон. Вот только что я знаю об их способностях? Сильны? Да. Могут изменять свою физическую оболочку, и кратковременно находиться в невидимой форме, что позволяло им скрыться или подкрасться, например. Обладают магией, но в чём она заключается помимо способности к ментальному общению, психическому воздействию и возможности влиять на окружающую среду в непосредственной близости от самого леросса? Не знаю. Есть ли в их арсенале магические методы защиты или атакующие заклятия?

Чёрт! Как же много я не знаю о собственном мире! И вообще, мне бы сейчас проснуться, прочитать то, что занесётся в файл, спокойно всё обдумать, проанализировать, и да, остаётся надежда, что к этому моменту уже появится глава от имени Поля, и мне удастся понять, что им движет. Почему-то теплится надежда, что я раздуваю из мухи слона, что-то упустив за время своего отсутствия. Возможно всё так и было задумано, чтобы смотрелось правдоподобно? А вдруг — нет? И мой ветреный муженёк действительно запал на ту патлатую блонди?

От воспоминаний о муже защемило в груди. Как он мог так со мною поступить? Да, он не знал, что та Мила, которая была рядом с ним, это вовсе не я, но… Та девица в столовой… Перед мысленным взором пронеслась увиденная прежде картина и на глаза навернулись непрошеные слёзы.

Стоп. Не время для рефлексий. Надо идти к Сейле. В конце концов, я же маг, пусть и недоучка, незнающая пределов собственного магического потенциала, но помнится ещё там, в столице Даркор Дел Ларго говорил, что у драконов, например, открывается что-то типа наследственной памяти, дающей общее преставление об открывшихся возможностях. Да, я понятия не имею почему мне подчинилась древняя магия. Может причина в моём истинном божественном для этого мира происхождении? Может, в том, что я ношу под сердцем будущего дракончика? Хотя нельзя исключать и тот вариант, что кто-то из о-о-очень дальних предков моей героини был драконом.

Может это и глупо, но меня успокаивал ещё и тот факт, что происходящее здесь никак не сможет отразиться на мне реальной, и… Да, я направилась к выходу из комнаты. На миг замерла перед дверью, временно усиливая слух и прислушиваясь — что там творится в коридоре? Тишина. Даже мышек нет.

Вернув слух в норму, активировала ночное зрение. В этот раз заклинание далось проще, предметы стали видеться гораздо чётче, нежели в прошлый раз, видимо с практикой приходит и улучшение качества. Значит, рано или поздно, я смогу ночью видеть так же хорошо, как и днём, и это радует.

Закрыла свою дверь на ключ. Крадусь. Никого не видно, но бережённого бог бережёт. И вот она — заветная дверь, тихонько стучусь, надеясь, что Сейла достаточно чутко спит и услышит. Ответом служит тишина. Кошусь в разные концы коридора. Вжалась в небольшую нишу, в которой и располагается её дверь. Опять постучала. Ничего. Усилила слух. Вот же! Никого!

Не успей я узнать про Шелда, наверняка бы и её заподозрила, а теперь, наоборот, волнуюсь. Где она может быть? У Винса!

Забыв об осторожности, метнулась дальше, замерла у его двери, прислушалась. Да, там явно несколько человек. Постучала. Послышался тихий скрип и едва различимые тихие шаги. Лишь бы не оказалось, что Шелд решил наведаться к своей жертве! Иначе…

— Кто там? — послышался робкий сонный голос, явно принадлежавший сестре Поля, и я облегчённо выдохнув, отозвалась:

— Мила.

Раздались щелчки открываемого замка, и в слегка приоткрытую дверь опасливо выглянула Сейла. Убедившись, что это действительно я и никого тут больше нет, девушка приоткрыла дверь пошире, пропуская меня внутрь.

В нос тут же ударил запах болезни и чего-то напоминающего близкую смерть. Есть что-то такое во всех больницах, и ещё… Ещё этот запах особенно ярко ощущается в домах престарелых и… Морге.

От всплывших в памяти ассоциаций, я невольно поёжилась.

— Ты чего не спишь? — шёпотом поинтересовалась Сейла.

Я покосилась на беспокойно спящего Винса, едва различимого за ворохом одеял и подушек, и поманила девушку к дверям в одну из смежных комнат, оказавшуюся при ближайшем рассмотрении кабинетом. Щелчком пальцев активировала висящие под потолком плярисы. Прошла вглубь помещения, показав Сейле взглядом, чтобы притворила дверь.

— Что случилось? — всё ещё не до конца проснувшись, поинтересовалась девушка.

— В общем… Не знаю, права ли я, но мне удалось кое-что выяснить… — начала рассказ я.

Поведала о встрече с той нищенкой в Лермонте, о том, что узнала про гулак, потом про сведения о болезни её брата, о моих предположениях насчёт Шелда и нашей с Арлеттой ночной диверсии.

— Значит, Шелд, — каким-то совсем уж тусклым голосом прошептала она и тяжело осела в стоящее поблизости кресло, ссутулилась и закрыла лицо руками.

Стою. Не знаю, что ещё сказать? Подойти, пожалеть? А что это изменит? Станет ли ей от этого легче или же, наоборот, обострит боль? Она ведь всю жизнь считала его братом, любила. Собственно, он и был таковым, просто по маминой линии. И даже несмотря на то, что в прошлый раз, когда он сдал меня и Поля Главе Эрензийского Совета Магов, именно Сейле удалось его разоблачить и вывести на чистую воду, всё равно, столь вероломный поступок брата шокировал девушку.

— Шелд, говоришь… — на этот раз, в её голосе не было и следа сна, только какая-то непонятная решимость.

Она как-то неожиданно резко расправила плечи, невесело усмехнулась одними губами и порывисто встав из кресла, так ни слова и не обронив, твёрдо печатая шаг подошла к столу, что-то там взяла и направилась к двери. Я не поняла — что именно скрывается за такой реакцией: злость на брата или неверие мне? Но делать нечего, иду следом.

— Как быстро настанет улучшение? — спрашивает.

— Написано было, что действие начнётся спустя нескольких часов после первого приёма, — тут же отвечаю, а Сейла кивает и…

Я вижу, как в её руке мелькает нож для вскрывания корреспонденции, а из образовавшейся на запястье раны начинает сочиться кровь в уже подставленный стаканчик, ранее стоявший возле графина с водой на прикроватном столике.

Остановить её? А вдруг и вправду поможет? Ведь по своей сути она и есть дракон, а какая ипостась в данный момент может и не играет роли? Решив ей не мешать, подошла поближе к кровати Винса. Бог мой! Если бы не знала, кто именно там лежит — в жизни бы не узнала. До синюшного-бледное лицо парня, непросто осунулось, оно исхудало настолько, что больше смахивало на обтянутый обвисшей морщинистой кожей череп. Взмокшие от пота волосы — слиплись, сбились патлами, щетина на лице топорщится в стороны. Выпроставшаяся из-под одеяла рука, тоже даже отдалённо не напоминала то, каким я помнила Винса — крепкого, здорового. Даже если нам удастся его каким-то образом вытащить с того света, ему долго ещё предстоит приходить в себя. И… Надо что-то делать с Шелдом. Неведомо чего от него ожидать, если он заметит, что его «клиент» пошёл на поправку. Что же делать?!

Сейла уже оказывается успела нацедить целый стакан крови и пройдя мимо меня, приложила его к губам брата. Тот, так и не открывая глаз, сделал глоток, второй, третий… Я боялась, как бы не произошло тоже, что и с едой — отторжение, но нам повезло. И мало того, после приёма этого «лекарства» он заснул спокойным сном. Это внушало с одной стороны надежду, а с другой… Что будет с Сейлой, если она на протяжении семи дней будет отдавать по стакану крови? Всё-таки в этом мире стандартные стаканчики были не двухсот-миллилитровые как на Земле, а трёхсот… А это, потеря ни много ни мало более чем двух литров крови! Учитывая её хрупкое телосложение, это слишком много, и опасно для жизни.

За окном уже забрезжился рассвет, а мы с Сейлой так и не решались покинуть Винса. Молча ждали результат. Я удобно устроилась возле камина в кресле, и думала, чтобы нам такого предпринять для обеспечения безопасности от Шелда, а ещё лучше было бы его вообще нейтрализовать. Подруга сидела на кровати, рядом с братом. Нет-нет да касаясь рукой его лба, проверяя спал ли жар, и периодически промокая влажной тряпицей лицо, губы.

Видимо минувшие стрессы и предыдущая бессонная ночь дали о себе знать — я задремала, и… Как назло, тут же проснулась в нашей с мамой квартире на Земле.

— Чёрт, чёрт, чёрт! — подскакивая с постели запричитала я, и забыв про ванную, тут же метнулась к компу.

Зажужжали куллеры, информируя о том, что начинается запуск. Загрузка системы происходила мучительно долго. Не выдержав ожидания, я маршировала по комнате.

— Опять не в духе? — произнесла появившаяся на пороге комнаты мама, явно разбуженная моими метаниями. — Не работает? — взглянула на загружающийся комп.

— Постольку-поскольку, — отмахнулась я.

Хотя… Вот, казалось бы, чего нервничать? Пока меня там нет, ничего не произойдёт, но чёрт, как же хочется знать — помогло ли Винсу наше «лекарство»? Вдруг там уже появилась хоть пара строк об этом?

— Тебе беречь себя надо, а ты вон изводишься вся, — пробурчала мама и направилась в ванную.

А я… Я увидев, как проявилась картинка рабочего стола на мониторе, метнулась к компу и защёлкала мышкой, спеша поскорее добраться до вожделенного файла и новых, как я надеюсь, глав…


Глава 12. Загадка для автора

Ну что тут сказать? Первым делом, я заглянула в конец файлика. Увы, история завершилась ровно на том, что я и сама помнила, зато обнаружилась глава от имени Поля. Какой же дурой ревнивой я себя ощутила!

Да, как выяснилось, никакой договорённости между Милой и Полем не было относительно якобы измен, но… Измен-то и не было! Просто она не слишком-то активно играла свою роль, и парень, не зная, как ещё заставить девушку выполнить свою часть договора, решился на провокацию, начав импровизировать. А я… Я повелась! Вот теперь осознаю свою глупость, а осадок на душе всё равно остался. Ну да и ладно, всё к лучшему, главное, теперь героиня отчислена, якобы лишена магии, и никому до неё нет дела. Вот только это не значит, что настали спокойные времена. Куда-то пропал Ворон, Винс при смерти, в надежде на его спасение, Сейла добровольно превратилась в донора крови, ещё и обезумивший Шелд разгуливает по замку… В общем, всё прямо как в той поговорке: «Жизнь как в сказке: чем дальше, тем страшнее». А помощи ждать неоткуда.

Хотя… Надо как-то связаться с отцом Поля. Но, что-то мне подсказывает — Сейла уже наверняка пыталась это сделать, но не смогла и тому должны быть причины. Жаль, что за время наших с ней двух встреч я не додумалась спросить об этом. Собственно, немудрено в такой-то круговерти событий. Радует, что Поль направился в Драконье Гнездо на эти выходные. Вместе мы обязательно что-нибудь придумаем. Например, попытаемся связаться с их отцом, или разыщем живущих в горах драконов. Стоп. Я почему-то по большей части анализирую только то, свидетелем чего стала лично. Что-то у меня совсем мозги набекрень.

С этой мыслью я метнулась обратно к компу, и принялась пролистывать главу Поля. Хм… Его леросс тоже перестал откликаться, но судя по всему такое бывало и прежде. Совпадение? Вот уж не знаю… Ага, вот что ещё! Когда Поль ехал к замку, извозчик увидел в небе дракона! Значит, мы с Сейлой сумеем найти способ с ними связаться, и они откликнутся на наш зов! Интересно, как мы это сделаем?

Откуда-то внезапно пришло понимание — Муз непросто так именно в этот момент дал мне возможность вернуться на Землю.

Ломая голову над всеми этими вопросами побрела в ванную, на ходу отмечая доносящийся с кухни аромат свежезаваренного чая и какой-то выпечки. Нет, ну правда, как мы могли связаться с драконами? Вот же загадка! Ребус для автора: узнать, что будет, но не представлять — откуда это взялось. И ведь из пальца ничего не высосешь, не припишешь, и ранее написанное уже не исправишь.

Пока мылась продолжала гадать, но ничего толкового в голову не приходило.

— Какая-то ты задумчивая, — стоило мне войти в кухню, отметила мама и поставила на стол тарелку с горкой сырников.

— Да вообще, беда, — говорю. — Накатала главу от имени Поля, упомянула, что по пути к замку, он увидит дракона… — опуская мелкие детали стала рассказывать я.

— Так ты всё же ещё что-то дописала?! — оживилась та. — Он поедет в замок? А чем закончился поход Милы? Ну… Когда она к Шелду в ночи собралась.

Сразу же стало ясно, что этой ночью ей не спалось, и кое-кто, пока я якобы дрыхла непробудным сном, втихаря оккупировал мой комп и порылся в файлах, прочитав то, что было написано ранее. Собственно, я ей этого делать никогда и не запрещала, а вчера пообещала дать прочесть продолжение и забыла. Хм… Вот и как ей объяснить то, что в тот момент глав было так эдак штуки на три поменьше? Когда я их накатать успела? Утро-то не резиновое, хоть я и проснулась раньше её.

— Да, в другой программе копию файла открыла и там писала, — на ходу соврала я. — А… О! Давай я тебе дам прочесть, а потом, вместе подумаем над возникшим у меня вопросом, а?

— Давай, — тут же отозвалась она и стала накладывать себе сырники в тарелочку, явно собираясь пить чай прямо перед компом.

Пришлось вернуться с ней в комнату, по дороге что-то лопоча о том, что удалось объединить файлы, бла-бла-бла… Благо мама не особо-то продвинутый пользователь. Интернетом пользуется, может фильмы посмотреть, через поисковики что-то нарыть интересное или полезное, в соцсетях пошариться, правда там, она больше в игрушки играет, картинки смотрит и изредка переписывается со знакомыми, ну и да, по папкам может полазать и что-нибудь там найти и почитать, что, собственно и сделала. А вот всякие тонкости, типа какие бывают программы, как их устанавливать, и прочие манипуляции, для неё сродни китайской грамоте.

Пока она читала, я отбросила все мысли о книге, благо сердце перестало болеть из-за надуманного мною же предательства Поля. Зато успела позавтракать, и с её ноутбука проверить электронную почту, полистать свои странички в соцсетях, пофлудить в группах, ответить на комментарии читателей к своим книгам.

— Хорошо писать стала, — наконец-то оторвавшись от компа, похвалила мама. — Ни одной опечатки. Так и в чём вопрос у тебя возник? Вроде всё ровно по сюжету идёт.

— Пошли чаю ещё попьём, — предложила я. — Заодно и расскажу.

Та кивнула, и первая прошла на кухню, откуда тут же послышался шум воды, набираемой в чайник.

— В общем, смотри, — начала излагать я. — В главе Поля сказано, что извозчик увидел драконов над замком.

— Ну, да, — кивнула мама. — И что?

— Я не знаю, где мне взять этих самых драконов. У героини световой день на то, чтобы притащить в замок дракона, потому что вечером, в сумерках, он должен летать над замком.

— Хм… Выходит, зря Сейла кровопролитием занималась, а я вот и не сопоставила эти два момента, — вздохнула вечно принимающая близко к сердцу судьбы моих героев, мама. — Если бы её кровь начала действовать, они бы не стремились поскорее разыскать драконов. А они были… В смысле, драконы.

Я мысленно взмолилась всем богам, за то, что она не внесла самый простой на первый взгляд способ решения проблемы — удалить сцену с извозчиком и драконом. Ей-то я не смогу объяснить, что это не в моих силах. Не поймёт. Попытаюсь всё рассказать — не поверит. И осуждать её сложно, я бы тоже, если честно, на её месте не поверила.

— Вот в том-то и дело, — тем временем отвечаю. — Но где они их нарыли? До гор, в которых предположительно живут отшельники рода Дел Ларго часа три-четыре верхом, как я… Задумывала, — произношу, запнувшись на едва не слетевшем с моих уст слове «слышала». — Зима. Светает часов в девять, темнеет в пять. Итого, восьмичасовой световой день. На тот момент, который уже написан, перед самым рассветом, героиня задремала возле камина в ожидании реакции на их эксперимент с кровью Сейлы. С чего бы ей вдруг подрываться и нестись неведомо куда в поисках драконов? Им же надо выждать несколько часов. Предположительно процедура проводилась после восьми утра. Результат должен проявиться примерно с одиннадцати до полудня. Опять же, если не сработало, то хотя бы полчаса уйдёт на сборы. Итого, выехать она сможет не раньше двенадцати, а то и половины первого. Дальше… Сейчас там не смотря на календарь, ещё вовсю зима властвует, местами снег высокий лежит, дорог нет. Значит, плюс три с половиной… Нет. Скорее всего, плюс четыре с лишним часа на дорогу до гор. На месте героиня окажется самое раннее за час до захода солнца. А ведь ещё надо в горы забраться, найти драконов и вернуться… Нет, нереально.

— Не помню таких мудрёных подробностей, — нахмурилась мама. — Ты прямо так детально мир расписываешь, будто он реальный и изменениям не подлежит, — наконец-то затронула опасную тему она. — Ты же автор! Кто тебе не даёт это изменить? Пусть земли, принадлежащие роду Дел Ларго, будут тянуться далеко на север промежду гор, а вширь долина будет относительно узкой. Так, чтобы за часик можно было к подножию нужных нам гор попасть.

— Не могу, мам, — вздыхаю, в очередной раз расстроенная из-за необходимости врать, и тут же ловлю её удивлённый взгляд. Пришлось сочинять на ходу: — Я художникам из издательства подробное техническое задание давала для создания карт мира…

— Так ведь не было в прошлой книге никаких карт…

— А это не в книгу, — отмахнулась я. — Кто-то хочет игру написать по моему роману.

— Да? Ух ты! Я бы в такую попробовала поиграть, — глаза мамы аж вспыхнули от охватившего её воодушевления.

Дело в том, что она после выхода на пенсию нередко коротала время за играми, правда довольно примитивными на мой взгляд, но всякие ММОРПГ с довольно сложными системами кланов, альянсов, политикой и экономикой плюс хитромудрые схемы ведения боёв и развития персонажей, ей были не по зубам.

— Ой, когда это ещё будет, если вообще сделают, — отмахнулась я.

— Но если появится, хочу на неё посмотреть! — не унималась мамка. — И если разберусь, то и поиграть.

— Да уж, там явно не шарики цветные с места на место перекатывать надо будет, — буркнула я, памятуя о том, в какие игры она играет.

— Не важно, — тут же вновь сосредоточенно произнесла она. — Значит ландшафт изменить мы не можем, быстроногого леросса рядом нет. Куда они, кстати, делись?

— Пока не придумала, — потупив взгляд отвечаю.

— По-моему ты слишком усложняешь сюжет, — укорила меня мама. — Но так даже интереснее, вопрос только, как ты сама-то потом выкручиваться будешь? Навертела, накрутила.

— Что-нибудь придумаю, — вздохнула я, понимая, что цена мне как автору — грош ломаный, ни черта о собственном произведении не знаю и изменить ничегошеньки не могу.

— Не переборщи, а то и сама запутаешься.

— Выкручусь как-нибудь. Сейчас бы придумать что-нибудь с драконом…

— Как вариант, — задумчиво произнесла мама, и отхлебнув чаю, произнесла: — Можно всё обернуть так, что тому извозчику всё привиделось.

— Не-е-е… Не пойдёт. Слишком за уши притянуто. Да и вообще, помнишь главное правило — «на страницах романа не должно появляться то, что не повлияет рано или поздно на сюжет». Как в той поговорке: «Если на сцене висит ружьё, оно должно выстрелить». А так, выйдет будто я написала этот фрагмент для увеличения количества знаков в тексте, а потом отмахнулась от ранее написанного, сообщив, что одному из героев просто показалось. Не годится.

— Да помню, помню про это правило… Ты не раз о нём говорила…

В кухне повисла тишина. С улицы, сквозь приоткрытое окно доносился шум не такой и далёкой трассы, из крана капала вода, и… Ничего больше, ни идей в голове, ни предположений от мамы. Эх… А я так надеялась, что вместе мы что-то придумаем. Ведь не зря же именно в этот момент Муз выкинул меня на Землю? Значит, надеялся, что этого времени мне хватит, чтобы всё проанализировать и не наделать там, на Рестанге глупых необдуманных поступков. Например, одну проблему он по сути уже предупредил — мы не разминёмся с Полем. Ведь я собиралась отправиться к нему в академию, а теперь знаю, что он к вечеру сам явится в замок.

— Слу-у-ушай! — неожиданно встрепенулась, явно озарённая некой догадкой, мама, но тут же задумалась, так и не договорив.

Сижу. Жду. Внутри всё от волнения аж переворачивается. А она всё тянет и тянет, будто издевается.

— Ну так что ты там надумала? — не выдержала я.

— Что если… Я вот не совсем представляю, как это произойдёт, но тут уж сама думай, ты автор…

— Ма-а-ам! Не тяни!

— В общем, осознав, что улучшения не наступает, Мила и Сейла начнут ломать голову — как же добраться до драконов.

— Ну это-то по-любому, — усмехнулась я. — Вот только не надо вытаскивать рояли из кустов…

— Ты конкретно сейчас о чём? — растерялась мама.

— Ну вводить спасающий ситуацию, но заблаговременно не продуманный ход, типа у кого-то из героинь открывается способность мысленно воззвать к крылатым или появляется некто, или нечто, типа артефакта очередного, с помощью чего можно это сделать.

— А! Нет-нет, я не это имела ввиду. Такие ходы мне и самой не очень-то по вкусу. Всё гораздо проще. Сейла — дракон? Дракон! Леона, являющегося для неё сдерживающим фактором, рядом нет? Нет. Теперь-то она в курсе о том, что именно произошло с братом. Знает, что ему осталось не так и много, какая-то неделя и процесс обращения в неведомо что управляемое Шелдом, станет необратимым. Так пусть она в порыве чрезмерного волнения обратится в дракона!

— О!

— Ага! Автор, блин.

— Хм… — только и смогла выдавить я.

Идея была чудо как хороша. Для реально ПИШУЩЕГО свой роман автора. Вот только в моём случае, не было уверенности в том, что так всё и произойдёт. Ведь я не могла повлиять на состояние или настроение Сейлы. Если бы это зависело от меня…

— Так что, решено, — резюмировала мама, и встав из-за стола направилась к выходу из кухни явно давая понять, что тема закрыта, но на пороге на миг задержалась, добавив: — Только это… Пусть они в этот момент на улице где-нибудь будут, а то как она выберется из замка в своём драконьем обличие. Если обратится прямо в спальне Винса, представь, она же не привыкла к новому телу. Будет неуклюжей, ну и большой. Затопчет ненароком и Милу, и брата, — завершила она пылкую речь, и довольная собой скрылась в комнате.

Вот же блин! Автор называется. Решение и вправду было на виду. Вопрос только в том, как спровоцировать это обращение? Хм… Придётся мне потрепать ей нервы нагнетая обстановку, иначе… Иначе не знаю, что ещё сделать. Теперь, главное дождаться вечера, заснуть, а там уже начать действовать!


Глава13. Плодотворное ожидание

Мама занялась какими-то своими делами и ко мне с расспросами не приставала, хоть и замечала, что я явно нервничаю. Какое-то время, я как неприкаянная слонялась с кухни в комнату и обратно. Время тянулось мучительно долго, каждые десять минут наивно кошусь на часы, будто это нехитрое действие может приблизить вечер. Всё же живём мы в Ленинградской области, и сейчас в отличие от Рестанга, здесь разгар лета и… Белые ночи. Так что за окном не потемнеет.

Устав мозолить маме глаза, решила для создания алиби взять планшет и отправиться на улицу. Пусть она думает, что я пишу там, иначе когда-нибудь возникнет вполне закономерный вопрос — как я умудряюсь столь быстро писать, если совсем не сижу у компа в отличие от былых времён, когда романы вносились в файлик непосредственно мною.

Лето в этом году выдалось не особенно тёплым. Да, солнце светило вопреки обыкновению почти постоянно, но при этом температура редко поднималась выше двадцати градусов и слишком часто бушевали едва ли не ураганные ветра. Как итог, водоёмы так и не прогрелись. Раньше бы меня это не остановило, и я бы всё равно купалась, но сейчас, когда в животе сидел мой чудом сотворённый малыш, риск застудиться слишком пугал.

Прогулялась по посёлку, зашла в магазин, купила мороженного, вошла в лесополосу присела на ствол поваленного дерева, достала планшет. Активировала синхронизацию документов и вуаля, копия моего романа тут как тут. Открыла, перечитала последние шесть глав на всякий случай, вдруг я что-то упустила.

Так оно и было. Возник ещё один вопрос — странное поведение миора Рантеона Дел Шантуа. На первый взгляд, ректор всегда благоволил Полю, активно сотрудничал с его отцом, даже меня выгораживал, вспомнить хотя бы тот случай после нашей внезапной помолвки с Полем и вызова в академию, когда меня пытались принудить спать с Главою Совета Магов в цели рождения первенца от избранного Советом. Да и в тот день, когда я пришла к ректору с просьбой меня отчислить и лишить магии, он пытался отговорить. Зачем?

Он уже был в курсе происходящего в Драконьем Гнезде и желал оградить меня от всего этого? Или же, наоборот, не хотел, чтобы я там появилась и всё испортила? Опять же, он последовал за мною после ухода из академии. Зачем? Желал убедиться в том, что я благополучно добралась до места? На каком основании ко мне такой интерес? Я уже не являюсь его подопечной, да и сколько у него студентов, вряд ли он бегает следом за каждым из них. А как он отчитал Поля после моего отчисления! Не понятно, он был зол на него или злорадствовал? И почему сейчас отпустил его? Да ещё и намекнул, что тот должен вернуться чтобы не случилось. Выходит, он всё же в курсе о том, что тут что-то творится неладное, но почему тогда бездействует? Ведь он не только ректор, но и член Совета Магов. В конце концов, мог предупредить Поля прямо, а не намёками, связаться с его отцом, но ничего этого не сделал.

Хотя… Нельзя исключать варианта о том, что он ничегошеньки не знает о творящемся в Драконьем Гнезде, и меня отговаривал, просто из-за непонимания — как можно по собственной воле отказаться от магии, тем более что отсрочка уже выбита, да и вообще, учитывая поставленный в столице диагноз бесплодия, мне уже не грозили посягательства Вартиена Дел Корен. Ректор же не знал о том, что я уже беременна, и что мне как можно скорее надо лишиться магии, считал, что всему виной кобелиное поведение моего мужа. И за мною последовал именно потому, что хорошо относится и желал убедиться, что я в таком состоянии не наделаю глупостей. А говоря Полю: «чтобы не случилось», возможно имел ввиду нашу очередную ссору?

— Бр-р-р… — не сдержалась я и даже головой из стороны в сторону потрясла, пытаясь хоть так упорядочить мысли.

М-да уж, закрутилось всё слишком уж резво, сама бы я такого наворачивать в сюжет точно не стала бы, просто-напросто было бы жаль героев. Кстати, помимо наиболее актуального вопроса о поисках драконов, есть ещё несколько: как отловить Шелда и что с ним потом сделать? Видит бог, по натуре я не кровожадна, но именно ему, за всё что он сделал собственноручно шею бы свернула. Понимаю, что всё это не более чем бравада, а встань я перед выбором лишить живое существо жизни или нет, возможно тут же спасовала бы, но сейчас всё внутри аж бурлит от негодования. Жаль бедную литэ Родану, она ведь его мать. Хотя… Она ведь не знает о том, что Шелд сумел смыться с острова, и о происходящем здесь по факту будем знать только я, Сейла, Поль и, наверное, их отец. Остальные понятия не имеют кто за всем этим стоит. Удастся ли нам сохранить всё в тайне, чтобы не травмировать женщину?

Совершенно несвоевременно мелькнула мысль, что так немного не честно по отношению к прочим реальным жителям Рестанга, у них-то нет возможности оставшись вне времени всё проанализировать, взвесить и приняв решение следующие поступки совершать не спонтанно, а продуманно. Хотя… Муз прав, я немного бог. Если бы не было начала моего романа, не существовало бы ни Рестанга, ни его жителей. Как-то жутко даже думать о том, что Поль мог не появиться в моей жизни. Пусть не тут… А тут… Я вдохнула полной грудью наполненный хвойными ароматами запах леса. Здесь я теперь словно в гостях и постоянно жду, когда же вернусь обратно в мир собственного романа. Но это пока, а как быть после рождения малыша? Слышала мамочки потом спят крайне плохо, то есть мало и неспокойно. Смогу ли я видеться с Полем? И там ведь у меня тоже родится малыш.

— Ох!

Только сейчас меня осенило, что если за время моего отсутствия на Рестанге ничего не происходит, то значит… Значит, рожать мне по сути придётся дважды! Один раз тут, и второй раз там! Мамочки! Нет, я конечно же хотела малыша, но за что мне такое наказание?!

«За всё надо платить, — отозвался в моей голове Муз. — Если не хочешь…»

Я вся сжалась от мысли, что Муз опять прогневается и вернёт всё вспять… В животе что-то болезненно кольнуло, и я схватилась за него руками, испугано закричав вслух:

— Хочу! Хочу! Хочу… — уже тише добавила, поймав удивлённый взгляд прогуливающейся неподалёку собачницы, и покрутила перед собой мобильным, делая вид, что разговариваю по нему.

«Орать совершенно не обязательно, — фыркнул Муз и добавил: — И не вздумай меня винить в своих больках, лучше бы нервничала поменьше, это не слишком полезно для малышей».

— Хм… — только и смогла выдавить я, не на шутку испугавшись осторожненько поднялась с бревна и поплелась к дому.

«Муз, а что будет, если там до меня доберётся Шелд?» — интересуюсь, памятуя о том, что физически-то мне ничего не грозит, а вот психологически? Это же вредно для малыша. Вот только зловредный Муз мой вопрос проигнорировал. «Всё-таки гад он порою, но чудо что он появился в моей жизни», — подумала с нежностью поглаживая уже слегка начавший округляться животик. Врач говорила, что осталось уже совсем чуть-чуть и малыш начнёт шевелиться. Жду не дождусь этого момента. И на днях иду на УЗИ, говорят будут прослушивать сердечко и может, если повезёт, смогут определить пол ребёнка.

После возвращения домой, тут же была отправлена мыть руки и за стол. Оказалось, я с лихвой нагулялась, напрочь забыв про обед. Мамка правда тоже увлеклась — засело в моём отсутствии перечитывать файл с последними главами.

— Мил, я вот знаешь ещё о чём подумала? — ставя передо мною тарелку с супом, произнесла мама. — Родана… Мать Поля. Она ведь тоже маг?

— Угу, — отвечаю, не понимая, чем же так зацепил её этот факт, но слишком уж вкусно, а с набитым ртом особо-то не поговоришь.

— А могла она, в тайне от мужа вытащить с острова своё дитятко?

— Кхе-кхе-кхе… — уронив ложку на стол, закашлялась я. — Н-не знаю… Может так и сделаю…

Вот чёрт! А ведь такое возможно! Нет, я не думаю, что женщина сделала это из злых побуждений, мать всегда видит в своём ребёнке лучшее и конечно же надеется, что тот изменится. Ох-хо-хо… И как узнать правду? Действительно, если Шелд когда-то даже и читал книги по магии, то, не обладая ею на тот момент, он просто-напросто не мог понять и запомнить многих тонкостей и нюансов, но при этом как-то вернулся с острова. Как? Основываясь на голой теории без малейшей магической практики? Даже я по магическим меркам слишком рано освоила перемещение в пространстве, но у меня за спиною полгода учёбы в академии, месяц практики, божественное происхождение, и владею я не простой магией, а древней, более мощной, более простой в применении нежели обычная, которой меня лишили.

Как-то с пылу жару я не подумала о том, что мало обладать магией, пусть и относительно мощной в сравнении с той, которой владеют окружающие, нужна практика. А сколько у него было времени? Месяц нашей практики и ещё несколько недель. Имей он под руками учебные пособия, может быть и сумел бы разобраться в основах, но не более. Вот только сомневаюсь, что на том острове, куда был изгнан Шелд, имеется подобная литература. В любом случае, ему явно кто-то помог. Какие имеются варианты? Я, Поль и его отец отметаются по определению. Сейла, Винс, их мать и ректор остаются под вопросом. В первых троих, могла взыграть любовь и жалость к родному человеку, надежда на его раскаяние, последний, под вопросом, но почему-то мне кажется, что ректор рано или поздно тоже окажется замешан в этой истории. И на чьей стороне он будет — большой вопрос.

Так, в размышлениях незаметно пролетел остаток дня, потом ужин и вот оно моё заветное время — пора ложиться спать. И опять страшно закрыть глаза — что-то меня там ждёт?

Но страхи страхами, а сон по расписанию. Как я не пялилась в потолок, всё равно в какой-то момент ощутила, витающий в воздухе запах болезни, и в тоже время боль во всех мышцах. Тело затекло от неудобной позы, что и не мудрено — кресло не самое подходящее место для сна.

Тихонько открыла глаза. Винс спит, Сейла прикорнула прямо на стуле возле его кровати. Тихо встала, потянулась, несколько раз наклонилась в стороны, разгоняя кровь. В щель между неплотно задёрнутыми портьерами пробиваются первые лучи восходящего солнца. Что же, пришло относительно безопасное время, и надо бы действовать, но придётся набираться терпения — Сейла не поймёт моей преждевременной паники, а объяснить я ей ничего не смогу. Зато… Зато можно пока полистать книги по драконьей магии.

С этой мыслью, я тихонько выскользнула за дверь, дошла до своей комнаты, повернула ключ в замке, едва приоткрыла и в нос буквально ударил запах крови. Отварила дверь пошире и… Да — отскочив вглубь коридора, заорала! А кто бы на моём месте не кричал? Все двери, кроме входной, оказались распахнуты, и прямо отсюда, от входа, я отчётливо видела устроенный в моей спальне погром. Но главное было не в этом. Взгляд никак не мог оторваться от одного из окон в спальне, где между слегка раздвинутых штор, на фоне восходящего солнца, висело… Тело кота… С выпущенными, болтающимися до самого пола потрохами. Меня замутило. И в тоже время, внутри всё сжалось от мысли, что им может оказаться Ворон. Расцветки я не видела, солнечный свет слепил, но силуэт был вполне узнаваем.

— Что случилось? — раздался из-за спины взволнованный голос подоспевшей на мой крик Сейлы.

Мигом оценив картину, девушка притянула меня к себе и обняла, ласково гладя по волосам и шепча какие-то слова утешения.

— Литэ! — вылетела из-за угла Арлетта.

— Кто-то кричал? — следом за ней появился управляющий.

— Там, — ответила Сейла, очевидно указав на мою комнату.

И только сейчас я вспомнила, что по полу разбросаны запрещённые книги.

— Стойте! — вырвавшись из объятий, кричу, загораживая проход. — Я сама. Ждите.

Не знаю уж, то ли все тут столь послушны, то ли я больно грозно гаркнула, но мне подчинились, и никто не посмел сделать и шага в мои комнаты. Мысленно вспоминаю подготовленное некогда заклятие для возврата книг на свои места. Это лучшее что я сейчас могла сделать для заметания следов. Оставлять их в комнатах сейчас нельзя. Ведь опасность разоблачения грозила не только мне, но и всем, кто мне дорог в этом мире. Делаю шаг. Второй. Идти страшно. И боялась я в этот момент не за себя, боялась, узнать чьё именно тельце висит на окне. Вот только сделав первый шаг в спальню, встала как вкопанная, смотря совсем в другую сторону. Портьеры на втором окне были сорваны, а на стекле красовалась выведенная кровью надпись: «Исчезни!»

Единственное, на что хватило силы воли, это использовать заранее заготовленное заклинание, благодаря которому валяющиеся на полу книги отправятся на свои места в библиотеку. А потом… Потом окружающий мир потонул в спасительной дымке небытия.


Глава 14. Поль… Новости

Наконец-то мы тронулись в путь. Сижу. Сна ни в одном глазу. Гадаю: извозчику привиделись драконы или там реально кто-то есть? Интересно! Ещё недавно я не верил в реальность их существования в наши дни, потом узнал, что стану одним из них, вчера воспылал желанием их разыскать, а сегодня возможно встречу! Чудо, не иначе.

Вот Винс с Сейлой-то удивятся, увидев меня тут среди учебного полугодия. Сестрёнка конечно расстроится, что я Леона с собой не взял. Ну ничего — простит, она отходчивая. Но главное… Главное вот-вот увижу Милу! Зацелую! Хм… И не только…

Наконец-то мы добрались до ворот и дилижанс остановился. Вышел на дорогу, под пронизывающий ледяной ветер. Солнце уже спряталось, и что странно ни единого пляриса не видно.

— Эй! Открывайте! — что есть сил кричу, а ответом мне служит тишина.

Извозчик мнётся, по всему видно — ждёт, когда деньги отдам, а потом наверняка умудрится развернуть здесь свою колымагу и уберётся прочь несмотря на темень. Ну да и бог с ним. Подошёл, рассчитался, и вернулся к воротам.

Время идёт, никто по-прежнему не окликается, я уже промёрз основательно. Создал маленький огненный пульсар, грею около него озябшие руки и, да — кричу.

— Да что у них там такое! — в сердцах ударив по одной из створок, прорычал я.

Дилижанс уже давно скрылся во тьме. Я тогда лишь усмехнулся про себя, надо же настолько суеверным быть? Лучше спускаться впотьмах со скалы, рискуя свернуть себе шею, но лишь бы не очутиться в замке, где ему примерещились драконы!

Стоп. Дракон в замке, и никто не открывает? Одно из двух: или боятся носы на улицу высунуть, или… Некому открывать?!

От последней мысли всё внутри похолодело. Нет. Не может такого быть. Драконы миролюбивые и мудрые создания, надо очень провиниться чтобы накликать на себя их гнев. Не стали бы брат с сестрой столь опрометчиво рисковать, тем более что Винс вообще о них ни сном, ни духом не ведает, только Сейла. Хотя… Мог он что-то вытворить, не ведая что делает? Да нет, бред. Сейчас зима, до гор далеко и делать ему там нечего.

Вот же демоны! Как же холодно. И тут пришла идея. Взглянул вверх прикидывая расстояние и начал один за другим создавать плярисы на такой высоте, чтобы образованное ими слово стало видно со стороны замка.

«Откройте!» — засветилась надпись над надвратной башней.

По-первости ничего слышно не было, что и не мудрено, если тут все перепугались, то они и не увидят ничего, а те, кто в замке должны ещё одеться и добраться до ворот.

— Кто там? — наконец-то раздался едва слышный за порывами ветра голос.

— Полиней Дел Ларго, открывайте! — крикнул я, ощущая, что горло уже начинает саднить.

Послышался скрежет, и одна из воротин медленно начала отворяться.

— Миор Поль! — как-то облегчённо воскликнул появившийся в поле зрения управляющий, и кому-то усиленно замахал, чтобы поскорее открывали.

— Что у вас тут творится? — очутившись во дворе замка, буркнул я.

— Ох, миор… — вздохнул управляющий. — Тут такое… В двух словах не расскажешь.

— Что-то с Милой? — встрепенулся я, едва не схватив мужчину за грудки.

— Нет-нет, — помотал головой тот. — С литэ уже всё в порядке.

— Уже?!

Ответа я уже не слышал, нёсся ко входу в жилое здание быстрее ветра. Внутри как ни странно тоже было темно. Создал плярис на бегу. Миновал лестничные пролёты, ворвался в её комнату и замер, озираясь по сторонам. Пахнет кровью. Неужели что-то случилось непоправимое? Да, она жива, а малыш? Хотя… Нет, кровь не её. Какого-то животного. И такого бардака Мила допустить не могла. И тут, на фоне зависшего за окном Легоса я заметил что-то странное. Подошёл к окну, приблизил плярис. «Исчезни» — гласила выведенная кровью на стекле надпись. Вот так дела…

Вылетаю из комнаты. Повёл носом, желая понять — где же искать Милу? Но слишком много тут было людей, видимо после произошедшего в её комнате. Куда она могла пойти? К Винсу? Вряд ли. К сестре! Метнулся к комнате Сейлы. Постучал. Ничего. Тишина. Демоны, они что тут все попряталась?

Рванул к Винсу. Постучал. Откуда-то донеслись тихие голоса, но вскоре из-за двери послышался перепуганный голос Сейлы:

— Кто там?

— Поль! Открывай уже! — сам от себя подобного не ожидая рявкнул я.

— Входи, скорее, — даже и не думая обижаться, прошептала сестра с опаской оглядывая коридор, и стоило мне очутиться в комнате, тут же закрыла дверь на замок и ещё и засов задвинула.

— Что у вас тут… — начал я, но не договорил, встретившись взглядом с сидящей возле камина Милой.

Метнулся к ней, упал рядом на колени, обнял ноги любимой, прижавшись лицом к рукам, лежащим на животе. Стал покрывать поцелуями, бессвязно что-то бормоча о своих чувствах, переживаниях. Казалось она меня никогда не простит, и вдруг я ощутил, что одна из рук выскальзывает из-под моих губ, и… Ласково провела по моим волосам. Я едва не заурчал от удовольствия.

— Ты пришёл, — прошептала она, и столько в её голосе было радости, что у меня всё внутри возликовало: простила!

И только сейчас я осознал, что в комнате пахнет… Не просто болезнью — близкой смертью! С опаской приподнял голову вглядываясь в лицо любимой женщины. Под глазами залегли тени, осунулась. Хм… А ведь ещё позавчера выглядела вполне здоровой.

— Как ты? — ласково провожу кончиками пальцев по её щеке, убирая выбившуюся из высокого хвоста прядь.

— Уже хорошо, — слабо улыбнулась она, и это «уже» резануло по ушам.

— А малыш?

— С ним всё прекрасно, — уже теплее отозвалась она и непроизвольно провела рукой по животу.

Внутри на миг всё расслабилось, и тут пришло осознание, что тот странный, я бы даже сказал страшный запах принадлежит… Брату!

— Винс! — я вскочил на ноги и метнулся к постели брата, замерев в ужасе от представшей взору картины: это была всего лишь измождённая оболочка, даже отдалённо не напоминавшая того человека, которого я знал. — Что с ним? — пробормотал я переводя непонимающий взгляд со стоящей возле меня Сейлы на так и оставшуюся в кресле возле камина Милу.

— Шелд в замке, — коротко отозвалась сестра.

— Что?! — вылупился на неё. — Это невозможно… Он на острове и обратной дороги оттуда нет.

— Он ел гулак, — произнесла Мила.

— И что? — опешил я, не понимая при чём тут гастрономические пристрастия моего братца.

— Гулак блокирует магические способности и в тоже время они не просто дремлют, а накапливаются, усиливаются, — пояснила она.

— Постой… У него не было магии…

— Потому-то все и считали, что не было, — произнесла Сейла. — А она была.

— И что он?

— И что?! — в глазах сестры вспыхнула лютая ненависть, я аж отшатнулся. — Выбрался с острова, проклял Винса, и регулярно проводит некромантские обряды в нашем замке!

— Что?! — вылупился на неё я, решив, что ослышался.

— То! — рявкнула сестра.

— Стойте. И что, поговорить с ним не пытались? Он вообще рехнулся что ли?

— Поговорить… — невесело усмехнулась Сейла и её личико преобразилось в жуткую гримасу. — Он безумен, Поль. И… Мы только сегодня ночью, благодаря Миле, узнали кто за всем этим стоит. Уже восемь человек насмерть замучено его руками…

— С отцом почему не связались?

— Оба амулета исчезли, — вместо сестры ответила Мила.

— Что говорят лекари?

— Нам? Ничего, — опять усмехнулась Сейла. — Но мы и сами… Вернее, твоя жена сумела выяснить что с ним и как от этого избавляться.

— И?

— Если бы мы не начали сейчас, через неделю процесс стал бы не обратим, — зашла издалека она.

— Какой процесс? Что начали?

— Винс жертва некромантского обряда, — произнесла Мила. — Поддерживаемого путём принесения человеческих жертв, и сотворённого на крови умирающего в агонии дракона.

— Так вот в чём дело… А я-то ломаю голову почему все прячутся и думал что моему вознице привиделся дракон.

— Ах это… — отмахнулась Сейла. — Это я была.

— Что?! — вновь опешил я. — Ты с ума сошла? Зачем было появляться тут в истинном обличие?! Ведь поползут слухи. Того гляди заявятся представители Совета Магов из столицы!

— Я не могла иначе, — вздохнула сестра и умолкла.

— Противоядием является стакан добровольно отданной драконьей крови, принимаемой раз в сутки на протяжении семи дней, — пояснила Мила.

— Час от часу нелегче… А я-то голову ломал, что имел ввиду Дел Шантуа, говоря, чтобы я вернулся к началу занятий, чтобы не случилось… И он был тут. Значит, знал. Но ничего не сказал, только сам отпустил меня. Вот и как это понимать?

Сейла удивлённо уставилась на меня, а вот Мила поразила своей реакцией, казалось она и без меня об этом знала, но откуда? Нет, наверное, почудилось.

Мила прикусила губку, задумчиво смотрит на огне-камень в камине, Сейла взяла тряпочку, смочила в мисочке с каким-то раствором и протирает лицо Винса. А у меня в голове полная каша. Ничего себе приехал с женой повидаться, как-то вот даже и мысли теперь не возникает утащить её в спальню…

Несколько раз прошёлся по комнате. Витающий тут запах сводит с ума, не даёт сосредоточиться.

— А что Ворон обо всём этом думает? — спросил у жены.

— Он… Пропал, — едва слышно прошептала она.

— Вот же! — рыкнул я и осёкся под строгим взглядом сестры.

— Поль, — вставая со своего места, позвала Мила и жестом поманила меня за собой в кабинет брата.

Очутившись наедине не сдержался, привлёк к себе, обнял, покрывая поцелуями её волосы, лицо, добрался до губ и мир поплыл перед глазами. Боги, эта женщина сводит меня с ума. Но вскоре она сама отстранилась. Да, правильно, не время и не место для проявления чувств.

— В общем, слушай, — произнесла она и начала свой рассказ о том, как добиралась сюда, как освоила магию перемещения в пространстве, что тут узнала от людей и в библиотеке, поделилась своими выводами, немало меня удивив, и чуть не свела с ума своим рассказом о сегодняшней ночной вылазке, добив историей о произошедшем в её комнате. — Слава богу, это был не Ворон, — завершила она.

— Слов нет, — только и смог выдать я в ответ. — Если всё так, как ты думаешь, то сами мы не справимся. Надо как-то связаться с отцом, но как?

— Я могу попробовать перенестись в дом твоих родителей… Но…

— Что?

— Поль, пойми, как бы не сильна была магия Шелда, как бы не подкован он был теоретически, не мог он самостоятельно освоить магию перемещения и очутиться тут.

— Думаешь, ему кто-то помог? — уточняю, будучи склонен доверять логическим выкладкам жены.

— Уверена. Но вот кто именно?

— У тебя и на этот счёт есть предположения, верно?

— Они тебе не понравятся…

— Говори.

— Варианты которые отметаются — ты, я, твой отец и Сейла.

— Г-хм…Винс бы этого тоже не стал делать, ручаюсь.

— Допустим. Вычеркнем Винса. Странное поведение ректора удивляет. Зачем он последовал за мною? Почему пытался отговорить? Почему отпустил тебя предупредив, пусть и завуалировано? Но! Он понятия не имел о том, где находится Шелд и вроде в общении с ним замечен не был. Посему, хоть он и остаётся тёмной лошадкой, некоторым образом замешанной в этой истории, но всё же снимается из списка подозреваемых…

Я слушал её и только диву давался, в голове не укладывалось, что она столь шустро проанализировала всё! Немыслимо. А ещё говорят, мол, женщины пригодны лишь для постельных утех! Ага, как же. Просто они мою жену не знают. Спасибо тебе оракул, за то, что подарил мне такое счастье.

— Последний вариант, тебе не понравится, Поль, — продолжала тем временем, выкладывать свои мысли Мила. — Именно о нём я и думала, но Сейле даже говорить не стала… — добавила она и умолкла, словно подбирая слова.

— И? — спрашиваю совершенно не представляя, что же сейчас услышу.

— Твоя мама, Поль, — наконец-то выдохнула она. — Маг не из слабых, и… Как ни крути она его мать.

Эти слова вызвали в моей душу бурю эмоций: возмущение, злость, обиду и… горечь сомнения.

— Она не стала бы так поступать, — тихо произношу, хотя сам уже начинаю колебаться: а не могла ли?

— Неважно. Уже не играет роли кто именно помог ему выбраться, — тут же сменила скользкую тему Мила. — Может она действительно не причём, и я заблуждаясь переоценивая силу материнской любви. Факт в другом, она там, и что будет, когда заявлюсь внезапно я? Вывалить ей в лоб причину визита? Даже если она ни к чему не причастна, то в любом случае, обрадуется освобождению сына, и не поверит моим словам о проводимых им запрещённых обрядах, посчитав всё это наговором и клеветой. Как минимум, может разгореться скандал, у которого вполне возможно появятся нежелательные свидетели. И в принципе, всё бы ничего, ну сошёл с ума один из Дел Ларго, мало ли? С кем не бывает! В каждом роду есть свои секреты… Тьфу ты, скелеты по шкафам. Но! Нам не нужна лишняя огласка. Сюда для разбирательств заявятся представители власти. А здесь Сейла ежедневно вынужденная в непосредственной близости от замка обращаться в дракона. Вопрос: как мне отловить твоего отца для разговора, не привлекая внимания твоей матери?

Вот же, демоны! Всё предусмотрела и по полочкам разложила. Вот кому надо быть первым советником, и даже не короля, а императора.

— Можешь перенестись сразу в королевский дворец и там встретить отца в рабочее время.

— Ага, там же натолкнувшись на кого-нибудь из знакомых, типа Главы Совета Магов или Второго Советника Его Величества.

— Тогда… Тогда… Где ещё ты бывала во время пребывания в столице?

— Нигде, — вздохнула Мила. — Как-то не до того было. Дом — практика — дом. Ну, ещё во дворце рода Дел Корен, но это не вариант.

— Однозначно, — согласился я. — Можешь попытаться перенестись просто на площадь возле нашего дворца?

— Да я вообще пока не уверена, что смогу преодолеть такое расстояние, могу лишь попытаться.

Я мысленно улыбнулся. Вот в это верилось куда больше, нежели в столь стремительное изучение столь сложной магии, которую не многие из опытных и сильных магов способны использовать.

— Так вот, — решил подыграть я. — Оденешься потеплее, возьмёшь с собой денег побольше. Очутившись на месте, отправишься в трактир на Ювелирной улице, он конечно очень дорогой, но зато приличный. Вот тебе кольцо, — я снял с мизинца небольшой перстенёк и одел его жене на указательный пальчик. — Покажешь его Варлею, хозяину заведения. Он разместит тебя со всеми удобствами и заодно попросишь его отправить к отцу гонца, с просьбой о срочной конфиденциальной встрече.

— А он не выдаст?

— Варлей берёт за свои услуги немало, но и цену отрабатывает сполна, — успокоил я её. — Там даже на всех комнатах стоит магическая защита от проникновения и подслушивания. Так я буду за тебя спокоен, и вы сможете спокойно переговорить с отцом.

— Хорошо, — отозвалась Мила и тут же направилась к дверям.

— Постой, ты куда? — опешил я от такой поспешности.

— Поль, возможно ты ещё не до конца осознал глубину трагедии, но каждый час промедления может стоить жизни кому-нибудь из живущих в замке. И я не хочу, чтобы вина за это висела камнем у меня на душе, поэтому отправляюсь прямо сейчас.

— Я провожу тебя, — говорю, но та лишь головой помотала. — Мила, ты сама говорила, что ночью в замке опасно!

— Именно поэтому ты останешься с Сейлой и Винсом. У меня вещи тут. Деньги… Сколько-то есть.

— Вот… — я вынул из кармана свой кошель, подошёл к девушке, обнял, вдохнул запах её волос. — Видят боги, я так не хочу тебя отпускать…

— Всё будет хорошо, — улыбнулась она и, прямо как в те времена, до возвращения в академию, сама меня поцеловала!

— Ты вернулась, — прошептал я, когда поцелуй оборвался, и тут же заметил удивлённое выражение Милиного лица. — Что? — спрашиваю.

— Почему ты так сказал?

— Как?

— Что я вернулась.

— А-а-а… Ну… — я подбирал слова, боясь ненароком обидеть. — После возвращения в академию, ты… Очень изменилась. Стала тихой, покладистой, скромной и стеснительной. Я думал, это на тебя беременность так влияет. И вот мы тут, и я опять вижу прежнюю Милу, ту которую полюбил.

Девушка как-то таинственно улыбнулась и кивнула, принимая объяснение. Очутившись в спальне, она вмиг оделась, спрятала деньги, чмокнула меня в щёчку на прощание и… Исчезла! А ведь я до последнего не верил, что она действительно овладела этим видом магии. Нет, не думал, что врёт, но мелькала мысль, что она смухлюет, достав откуда-то из-под полы пусть и жутко редкий, но всё же существующий свиток перемещения в пространстве. Ан нет! Немыслимо! Но факт… Она это сделала!


Глава 15. Здравствуй реальность

Очнулась я от едкого запаха, отдалённо напоминающего Земной нашатырь. В носу от него одновременно жгло и было щекотно. Чихнула. И тут же память явила всё, что предшествовало забытью. Распахиваю глаза и понимаю, что я не в своей комнате.

— Где я? — спрашиваю у стоящей возле окна и задумчиво взирающей вдаль Арлетты.

— Это комната миора Поля. Литэ Сейла распорядилась переселить вас сюда.

Хм… Помнится я мечтала посмотреть, как живёт мой муж, но всё не срасталось, вот и сейчас, лишь мазнула по помещению быстрым взглядом и тут же спросила о наболевшем:

— Арлетта… Там… На окне…

— Кот? — уточняет она, и только сейчас я осознала, что женщина никогда не видела Ворона, ведь тот всегда прятался при её появлении.

— Каким он был? Цвет, что-то приметное?

— Кот как кот, — пожала плечами та. — Малость крупноват, пушистый, а цвет… Пятнистый буро-серый и местами белый, а что?

— На лапках, грудке и пузике белое? — спрашиваю, боясь услышать ответ, а Арлетта кивает, отчего у меня кровь стынет. — А кисточки на ушках у него были?

— Вот тут ничего вам не скажу, — пожала плечами служанка. — Я близко не подходила.

— Я хочу его видеть, — прошептала я, не желая верить ушам.

— Идёмте, литэ, — пожала плечами женщина и направилась ко мне, желая помочь подняться, однако я неплохо справилась и без её помощи.

Внутри всё содрогалось от одной лишь мысли, что там может оказаться мой леросс, но я гнала незваные думы прочь. Не мог демон так легко попасться, и опять же почему он в момент опасности не сменил ипостась? Нет, нет и ещё раз нет!

В свою комнату я буквально вбежала. Всё было по-прежнему: тот же погром, те же сорванные гардины со второго окна и так испугавшая меня в прошлый раз надпись на стекле, и… Кот. Обычный. Хотя, если никогда не видев образ, принимаемый Вороном, располагать исключительно описанием, то да — это бедное животное действительно было похоже.

Мы как раз выходили в коридор, когда откуда-то со двора донеслись истошные вопли ужаса. Не сговариваясь бросились к лестнице и понеслись к выходу из здания, где… Никого не было. В смысле вообще никого! Зато, миг спустя, мне пришлось ловить падающую в обморок Арлетту, увидевшую тень, отбрасываемую идущим на посадку драконом.

В душе одновременно взметнулись страх и облегчение. Да, я понятия не имела кто это, но желаемое само пришло в руки и вот рядом есть дракон. Осталось лишь понять, каковы его намерения, и как-нибудь найти с ним общий язык, объяснив зачем мне нужна его кровь. Но и тут всё разрешилось, само собой: огромная и что уж тут кривить душой, невероятно величественная и завораживающе прекрасная крылатая рептилия как-то не очень уверенно, даже неуклюже, приземлилась, причём её немного проволокло по инерции по двору, и вот она… Или он? Сверкая золотистой чешуёй стоит напротив меня, как-то не очень устойчиво балансируя на двух мощных задних лапах и нет-нет да взмахивая, покрытыми всё той же сияющей в солнечных лучах чешуёй, крыльями. Я даже залюбовалась. И тут пришло понимание:

— Сейла? — тихо позвала я, делая шаг навстречу дракону.

Драконица выдохнула облачко то ли дыма, то ли пара и склонила голову, позволяя к себе прикоснуться. И только в тот момент, когда я её коснулась, в голове прозвучал вполне узнаваемый ликующий голос сестры Поля:

«У меня получилось! Я это сделала!»

— Да-да, ты умница, — шепчу.

«Там у двери остался стакан и нож, возьми их».

Объяснять зачем и что делать необходимости не было. Я метнулась к двери, взяла припасённые Сейлой вещицы, и вернулась к ней. Драконица выставила вперёд лапу. М-да… Это хорошо ещё что она добровольно это делает, потому что намучилась я основательно и там, и тут, пытаясь хотя бы поцарапать оказавшуюся неимоверно твёрдой чешую, за которой скрывалась не менее прочная шкура. В какой-то момент я настолько утомилась и замёрзла, что едва не села обессиленно на заснеженные плиты замкового двора.

И тут Сейла напряжённо уставилась на кого-то за моей спиной. Оборачиваюсь и наблюдая как совершенно спокойный управляющий уносит, так и оставшуюся без чувств Арлетту, о которой, каюсь, я совершенно позабыла. Решив не отвлекаться, продолжила своё неблагодарное занятие по поиску уязвимых мест на теле дракона. В какой-то момент я вздрогнула, ощутив, как мои плечи укрывает явно нагретая магией меховая накидка.

— Приветствую тебя, о прекрасная, — церемониально, поклонился Сейле, вернувшийся управляющий. — Что вы делаете, литэ? — это уже было обращено ко мне.

— Мне нужна кровь дракона. Вот дракон, готовый её дать, но… У меня не получается, — честно призналась я.

— Миору Винсу? — на удивление быстро сообразил мужчина и забрав у меня стакан и нож, посмотрел в глаза драконице: — Позволите, Прекрасная?

Сейла кивнула и протянула лапу ему.

— Нет, — помотал головой он. — Только… Будет больно, прошу не раздавите меня, — с этими словами, он поднырнул Сейле под брюхо, а спустя считанные секунды выбрался оттуда с наполненным стаканом.

Схватив стакан, я, уронив в снег заботливо накинутую ранее на мои плечи накидку, бросилась в замок. Как летела вверх не помню, всё внимание было сосредоточено только на том, чтобы не расплескать ни капли драгоценной жидкости. Вот уже нужный коридор, отворяю дверь, поражаюсь беспечности Сейлы оставившей комнаты Винса не запертыми. Парень мечется в бреду. Кое-как удерживая его голову, стала вливать «лекарство» ему в рот, и вскоре он прекратил сопротивление, припал губами к стакану и осушил его до последней капли, после чего забылся спокойным сном.

И только сейчас, когда первая эйфория миновала, я осознала главное — Сейла сделала это у всех на глазах днём! Может быть никто и не знал, что это именно она, но сам факт появления тут дракона, теперь явно не тайна. У меня-то была мысль подбить её на это под покровом ночи. Да, рискованно, ведь в это время по замку шляется Шелд. Но зато не было бы лишних свидетелей. Факт моего общения с ней не заметил никто кроме управляющего и Арлетты, да и та была в обмороке. Значит, об этом знает только управляющий, но он сам пошёл навстречу и оказал помощь. Он не испугался, с первого взгляда определив, что Сейла — женщина, знал место куда колоть. Откуда? Нет, я не допускала мысли, что он враг, но ведь насколько я помню, отец Поля как-то оговорился, что поддерживает связь с драконами через какого-то доверенного. И что-то мне подсказывает, я теперь знаю, кто этот человек.

Убедившись, что с Винсом всё в порядке, я прихватив ключ от комнаты вышла, заперла снаружи дверь, заглянула в свои апартаменты, оделась потеплее и поспешила во двор замка, где как оказывается до сих пор кружила в небе прекрасная золотистая красавица. Заметив меня, Сейла столь стремительно пошла на снижение, что едва не сбила меня с ног.

— Всё хорошо, — гладя её… Пусть и огромную, но настолько умильную, мордочку, произнесла я. — Ему уже лучше.

«Как же я счастлива это слышать…»

— Надо было дождаться темноты, — говорю.

«Не могла больше ждать», — пыхнув дымом, судя по запаху, отозвалась в моей голове Сейла.

«Спрячься где-нибудь и обратись обратно человеком, чтобы не привлекать внимание», — памятуя о всё ещё стоящем неподалёку управляющем, попыталась я мысленно донести до неё свои слова, почти так же как делала с лероссом, но тут требовался ещё и физический контакт.

«Боюсь не получится. Трудно быть незаметной, когда ты такая большая и сияющая в лучах солнца. Позаботься о Винсе. Я дождусь сумерек, это уже скоро…»

Произнеся это, Сейла отступила на шаг, взмахнула крыльями и взмыла в небо. Пару минут я безмолвно любовалась парящим в высоте прекрасным созданием, а потом, вспомнила о порученном мне задании и направилась в здание.

— Литэ, — позвал меня управляющий в тот момент, когда я была готова скрыться за дверью. — Вы истинная Дел Ларго, — тепло улыбнулся он.

— У вас есть возможность связаться с Даркором? — не стала юлить я.

— Увы… — вздохнул он, разведя руками.

Подробностей я уточнять не стала. Ситуация осложнилась донельзя. В то время, пока мы были у Винса до произошедшего в моей комнате, я успела спросить Сейлу о связи с отцом и узнала, что оба амулета связи имевшихся в замке, просто-напросто исчезли. Оставалась надежда найти того самого доверенного человека, с которым при необходимости связывался миор Даркор Дел Ларго. И вот он найден и последняя надежда на связь рухнула. Что же делать?!

Когда я вернулась в комнату Винса, тот по-прежнему спокойно спал. Не зная, как скоротать время, сплела очередное заклинание на основе ранее созданных, и вытащила из библиотеки, прямо сюда, несколько книг по драконьей магии. Сижу. Читаю. Так увлеклась, что не заметила, как подкрался вечер, и вот уже в комнату влетела запыхавшаяся Сейла:

— Как он? — с порога спросила она.

— Спит, — отозвалась я, закрывая книгу и отправляя их на свои места от греха подальше.

— Слава богу, я так боялась, что у меня не получится. И… Мила, летать это так захватывающе!

Договорить она не успела, раздался стук в дверь.

Сейла с тревогой взглянула на меня и направилась открывать.

— Кто там? — спрашивает.

— Поль! Открывай уже! — раздался с той стороны раздражённый голос моего мужа.

— Входи, скорее, — произнесла девушка.

— Что у вас тут… — начал он, но не договорил, встретившись со мной взглядом.

Краткий миг, и вот он уже рядом. Упал на колени, обнял мои ноги, прижался лицом к моим рукам. Стал покрывать их поцелуями, бормоча о своих чувствах, переживаниях. Бог мой, как же приятно! Я не сдержалась, ласково провела по его волосам.

— Ты пришёл, — прошептала я.

— Как ты? — ласково проводит кончиками пальцев по моей щеке, убирая упавшую на лицо прядь.

— Уже хорошо…

— А малыш?

— С ним всё прекрасно, — отвечаю, а на душе так тепло от звучащей в его голосе заботы.

И вдруг лицо Поля мрачнеет, он резко вскакивает на ноги.

— Винс! — кричит, бросаясь к постели брата. — Что с ним? — хрипловато произносит, переводя ничего не понимающий взгляд с сестры на меня и обратно.

Вкратце поведали ему о происходящем. Но этого явно было недостаточно, он никак не желал верить, что Шелду удалось вырваться с острова, да и мне надо было с ним поговорить наедине. Ни то чтобы у меня были секреты от Сейлы, просто то, что я хотела сказать, вряд ли обрадует девушку, на долю которой в последнее время и так выпало немало потрясений.

— Поль, — вставая, позвала я и поманила мужа к кабинету Винса.

Стоило за нами закрыться двери, и я очутилась в его объятиях. Поль словно безумный целовал мои волосы, лицо, а когда коснулся губ, моё сердце замерло на миг, а потом забилось так, что казалось вот-вот выскочит из груди. Как же жалко было прерывать всё это, но ещё немного и я бы не выдержала, стала бы срывать с него одежду…

— В общем, слушай, — отойдя на безопасное расстояние, произношу и рассказываю о том, как добралась сюда, как освоила магию перемещения, что успела за это время выяснить, поделилась сделанными выводами.

Договорились в итоге, что я попробую переместиться в столицу, найду указанный Полем трактир, и с помощью его владельца пошлю весточку миору Даркору для приватного разговора. Но стоило мне собраться в путь, как Поль тут же попытался меня задержать:

— Я провожу тебя, — говорит, и я лишь головой покачала, не факт, что мне одной-то удастся преодолеть такое расстояние, а вдвоём… Но сказать я ничего не успела, так как муж продолжил настаивать: — Мила, ты сама говорила, что ночью в замке опасно!

Ах вот о чём он!

— Именно поэтому ты останешься с Сейлой и Винсом. У меня вещи тут. Деньги… — я на миг задумалась. — Сколько-то есть, — говорю.

— Вот… — он протянул мне свой кошель, и снова обнял. — Видят боги, я так не хочу тебя отпускать… — шепчет, а у меня от звуков его голоса, от этих невинных прикосновений, сладкая истома по всему телу разливается, а внизу живота вспыхивает пламя желания.

— Всё будет хорошо, — улыбаюсь, приподнимаясь на цыпочки, и дотянулась до его, столь желанных сейчас, губ.

Поцелуй вышел очень нежным. В нём не было страсти, не было желания обладать, только чувства: я выплеснула всю грусть от былых переживаний, всю радость от его близости, и всю надежду на то, что всё будет хорошо. Внутри аж защемило от запоздалой тоски по мужу, но пришлось опять оторваться, иначе… Иначе я в ближайший час никуда не отправлюсь, а время не ждёт.

— Ты вернулась… — едва различимо произносит он и заметив моё удивление, интересуется приподняв вопросительно бровь: — Что?

— Почему ты так сказал? — спрашиваю с замиранием сердца ожидая ответа.

— Как?

— Что я вернулась.

— А-а-а… Ну… После возвращения в академию, ты… Очень изменилась. Стала тихой, покладистой, скромной и стеснительной. Я думал, это на тебя беременность так влияет. И вот мы тут, и я опять вижу прежнюю Милу, ту которую полюбил.

Это признание меня буквально окрылило. Я выпорхнула в спальню Винса, быстро оделась, и… Мысленно произнесла выученное накануне заклинание, одновременно скручивая потоки магической энергии в тугое хитрое плетение. Всё произошло довольно быстро. Казалось ещё миг назад я стояла в душной комнате Винса, возле камина, и вдруг, меня обдало свежей прохладой ночного воздуха. И тут же, в голове раздался исполненный удивления голос:

«Мила?!»

«Ворон?!» — с облегчением, мысленно воскликнула я.

«Жива! Найди безопасное место и скажи, где тебя искать», — распорядился леросс.

«Я буду на улице Ювелиров в трактире».

«Хорошее место. Жди меня в общем зале, скоро буду…»

В душе всё возликовало от близости леросса, из-за которого, что уж тут скрывать, я безумно волновалась. И стоило первым эмоциям остыть, тут же возникли вопросы: «Что он тут делает? И где, собственно, находится улица ювелиров?» Самое обидное, что на дворе ночь, и даже спросить-то не у кого… Ну да ладно, найду. Главное, у меня получилось!


Глава 16. Безопасный уголок столицы

Несколько минут я простояла посреди площади в полной растерянности, не зная куда идти. А на дворе-то не лето, пусть здесь уже вовсю царила весна, в отличие от родной долины моего мужа, но ночь она и летом прохладой отличается. Вот и сейчас, воздух не просто свежий, а влажный и какой-то зябкий, спасибо хоть ветра нет. И вдруг, меня осенило:

«Ворон…» — мысленно позвала я, надеясь, что леросс услышит.

«Что такое, малышка?» — тут же отозвался он.

«А где здесь эта улица?» — интересуюсь.

«Дворец Главы Совета Магов видишь?» — в голосе леросса послышалась усмешка.

«Да».

«Повернись к нему всем своим уважением и топай к находящемуся перед тобой выходу с площади, сразу же попадёшь на Ювелирную. Трактир по правую руку, через семь домов», — выдал подробную инструкцию леросс и умолк.

Усмехнувшись способу задать направление, повернулась спиной к дому Главмага и вскоре действительно очутилась на нужной мне, достаточно широкой, улочке, освещённой множеством стационарных плярисов. Здешние домики, уступали располагавшимся на площади замкам лишь количеством этажей. Трактир я приметила ещё издали, его табличка сияла бесчисленным множеством мельчайших разноцветных плярисов, создавая эффект иллюзии изображающей трёхмерного единорога, это же какие деньги надо отгрохать за столь искусную подделку?

Дверь в заведение несмотря на ночное время была гостеприимно распахнута. Я уверенно поднялась по ступеням высокого крыльца и миновав порог очутилась в просторном и неожиданно светлом в это время суток… Холле! Обычно в подобных заведениях с порога попадаешь в таверну, и уже оттуда идёт выход к лестнице на жилые этажи. Здесь же создавалось впечатление, что ты в уютном частном особнячке.

Ко мне тут же подоспел холёный лакей в зелёно-красной ливрее своим покроем и качеством ткани, не уступающей тем, в которых ходили лакеи в королевском дворце.

— Доброй ночи, литэ, — мужчина слегка склонился в приветствии и тут же помог снять накидку. — Что вам угодно? — промежду делом поинтересовался он.

— Комнату, ужин и… У меня срочное дело к… — я замешкалась, не зная: как назвать владельца трактира? Кто он по сословию? Хотя вряд ли обычный человек смог бы себе позволить открыть заведение в столь престижном районе и воссоздать свойственную этому месту атмосферу. — К миору Варлею, — произношу.

— Как скажете, литэ, — не выказал и крохи удивления лакей. — Пройдёмте, — повесив мою одежду в имеющуюся при помещении гардеробную, произнёс он и повёл меня к одной из дверей.

Этот зал, пожалуй, заставил бы скромно бледнеть в сторонке лучшие рестораны Земли. Лепнина, статуи, то тут, то там стоящие столики, с явно очень дорогими и даже на вид удобными стульчиками. Свет здесь создавал эффект некоторой интимности: вроде всё на виду, но стоило пройти мимо какого-нибудь из столиков и всё вокруг словно терялось, казалось, что ты один во всём мире. Однако при этом не терялось общее очарование окружающего интерьера. Неужели чары рассеивания внимания?

— Сюда, литэ, — пригласил меня лакей за один из столиков, и помог поудобнее устроиться. — Сейчас принесут меню, и я позову миора Варлея.

Я кивнула, с облегчением отмечая, что угадала насчёт социального статуса владельца заведения. Сижу. С интересом разглядываю обстановку, кошусь в сторону входной двери, но как бы не пыталась, мне не удаётся сосредоточиться на сидящих за другими столиками людях, хотя, пока шли, я успела отметить, что припозднившихся тут хватает.

— С кем имею честь? — раздался сбоку от меня бархатистый, обволакивающий мужской голос, я обернулась и едва не ойкнула.

Возле моего столика стоял самый настоящий гном! Да-да, именно такой, какими их описывают и показывают в фильмах: невысокий крепыш, с косой саженью в плечах и выступающим пивным животиком, носом картошкой, рыжей шевелюрой, заплетённой в многочисленные косички, собранные в хвост и таким же способом уложенной бородой! Начищенные до блеска чёрные невысокие сапожки с кругловатыми носами, заправленные в них тёмно-коричневые брюки, белоснежная рубашка, и обтягивающий животик сюртук. Вот, ей богу, не будь я создательницей этого мира, и не знай, что тут гномов нет как вида, решила бы что это именно он! Теперь стало понятно, почему представитель знатного рода решил реализовать себя в сфере оказания услуг. С такой внешностью на светских приёмах не поблещешь, а так, имея представление об этикете, знания о тонкостях светской жизни и потребностей потенциальных клиентов, он воплотил своё представление о безопасности и уюте, заслужив уважение и почитание клиентов.

— Камила Дел Ларго, — смущённо произношу, осознав, что моё молчание затянулось, и тут же в качестве доказательства демонстрирую перстень Поля.

— О! — добродушно улыбнулся хозяин заведения. — Не смущайтесь, литэ. Я привык к тому, что люди не совсем адекватно реагируют на мою внешность при первой встрече, вы ещё неплохо держитесь. И кто же из этих оболтусов стал счастливцем? — озорно усмехнулся мужчина, и в его глазах запрыгали чертенята.

— Полиней, — не смогла я сдержать ответной улыбки.

— Вот же пострел! Везде поспел: и магия, и жена красавица, — покачал головой соеседник и жестом испросил позволения присесть за мой столик, на что я тут же кивнула. — Так что у вас за дело, литэ?

— Мне срочно требуется конфиденциальная встреча с его отцом.

— Хм… На дворе конечно ночь, но не вижу для этого особых препятствий. Надеюсь, ваш муж известил вас о расценках на мои услуги?

Я неопределённо повела плечами. Ну а что? Не вру. Знаю, что дорого, но конкретных цифр мне никто не озвучивал.

— Ужин пять золотых броунов, сутки проживания — десять, вызов миора Даркора — пятнадцать.

Вот честно, ожидала я много, ещё и поразилась зачем мне целый кошель, набитый золотыми. Теперь всё встало на свои места. Ну что же, Варлей действительно создал своеобразный шедевр и за это надо платить. В конце концов, зачем мне считать деньги рода Дел Ларго, который является одним из самых богатых на континенте?

— Я согласна, но я буду не одна, — говорю, памятуя о собирающемся заявиться сюда лероссе, одновременно гадая — в каком он придёт обличии?

— Хм… — в глазах сидящего рядом мужчины зажегся алчный огонёк. — Ещё одни апартаменты, или? — он вопросительно приподнял одну бровь.

— Или, — отвечаю.

— Плюс пять броунов.

— По рукам, — отвечаю, выуживая из кошелька Поля тридцать пять золотых, и Варлей, ссыпав деньги в карман, тут же, не выходя из-за стола, начинает плести некое заклинание.

Каково же было моё удивление, когда он собственноручно создал магического вестника! Это же надо быть величайшим магом! Обалдеть, вот тебе и коротышка — трактирщик. Спустя мгновение его взгляд таинственно затуманился, а по губам проскользнула исполненная довольства ухмылка.

— Итак, литэ, часть своих обязательств я выполнил. Миор Даркор оповещён, и уже известил, что прибудет с минуты на минуту, — произнёс он. — Комнаты вам сейчас подготовят, и меню подадут. Что-то ещё?

— Эм… Нет-нет, благодарю, — всё ещё пребывая под впечатлением, промямлила я.

Хозяин трактира встал из-за стола, слегка поклонился в знак почтения и удалился, а я в шоке переваривала произошедшее. Чудны дела. С его-то магическим потенциалом надо на службе у государства быть, а он тут. Либо из очень богатого рода, либо…

— Камила? — раздался возле меня голос миора Даркора и я вмиг забыла о трактирщике.

— Миор Даркор, нам срочно надо переговорить без свидетелей.

— Это можно сделать прямо тут…

— Нет…

— Камила, успокойся, здесь вокруг каждого столика защитное поле, — пояснил он.

— А-а-а… — протянула я, но к столику приблизился официант и замер, словно был не в силах преодолеть некий невидимый барьер.

— Давайте, милейший, — мой собеседник, забрал у него из рук буклет с меню. — Камила, ничего не имеешь против того, чтобы не тратить зря время, и взять сегодняшнее дежурное блюдо? Готовят тут отменно.

— Да, можно, — согласилась я.

— Слышал? — обратился он к официанту, но тот лишь растерянно уставился на мужчину. — Вот об этом я тебе и говорил, — обращаясь ко мне, пояснил отец Поля. — Он слышит только то, что обращено непосредственно к нему. Так вот, милейший, подай для литэ дежурное блюдо дня. Нет, мне не надо, я ненадолго.

Официант активно закивал и поспешил скрыться из вида.

— Так что произошло? — наконец-то продолжил разговор миор Даркор. — Почему ты не в академии? Добилась отчисления? Тогда почему не пришла в открытую во дворец? Зачем вся эта секретность?

— Ох… — вздохнула я и…

Да — вывалила на бедного мужчину все новости, свои выводы и даже нелицеприятные предположения относительно причастности его жены к побегу Шелда с острова.

— Вот же демоны! Зря я всё же её послушал… — в глазах мужчины застыла боль. — Значит так, Мила, — произносит он и его тон не предвещает ничего хорошего. — До моего возвращения остаёшься тут. Более защищённого места в нашем королевстве не сыскать. И это не обсуждается! — заметив мою попытку что-то сказать, повысил тон мужчина. — Проживание, питание я оплачу. У Варлея имеется чудесный сад, изолированный от окружающего мира, будешь там гулять, а за порог заведения ни ногой. Ясно? Пойми, я не имею право рисковать ни тобой, ни твоим малышом. Так что смирись. Как только всё уладится, вернёшься в Драконье Гнездо.

— А мой леросс…

— Знаю, что он тут, — отозвался мужчина. — Спешит, я уже отголоски его мыслей ловить начинаю. Его в расчёте с Варлеем учту, не волнуйся. Твой Ворон, оказывается нёсся сюда, чтобы связаться со мной, но ты умудрилась опередить. Вопрос — как?

— Освоила перемещение, — смущённо потупила взгляд я, прекрасно помня, что этот момент обошла в своём рассказе.

— Хм… Ну что же, могу обрадовать — отсюда ты таким способом не сбежишь. Не сюда, ни отсюда перенестись невозможно. Всё. Я к Варлею. Дам распоряжения и всё оплачу. Не скучай. И не вздумай нервничать, тебе это не на пользу. Я со всем разберусь, — добавил он и встал из-за стола.

И вот броситься бы к выходу, пока не поздно, а меня будто к месту пригвоздило. Опять магия, будь она неладна? Эх… Была бы я более опытным магом, наверняка, сумела бы обойти все эти преграды, а так… Куковать мне теперь сходя с ума и ожидая пробуждения, чтобы почитать главы от имени Поля и узнать: как там у них дела в замке…


Глава 17. Суровая правда жизни

Отец Поля скрылся за дверью, ведущей в холл, куда ранее ушёл и миор Варлей. Сижу. Рассматриваю узор на белоснежной скатерти, а в голове мысли одна печальнее другой. Вот и за что мне всё это? Как я радовалась, узнав от Муза, что вновь смогу оказываться на Рестанге. Намечтала, вернее, нафантазировала любовь до гроба для нас с Полем, и что? С той поры как я вернулась, у нас и получаса не было на то, чтобы побыть вдвоём.

— Литэ… — выдернул меня из грустных размышлений голос официанта, взглядом указывающего на поднос в его руках и на стол.

— Ах, да-да, — улыбнулась я мужчине.

Получив разрешение приблизиться к столу, он выставил передо мной сделанный миором Даркором заказ, столовые приборы и удалился. Исходящий от блюд аромат заставил выступить слюнки, что и не мудрено, ведь в последний раз я ела… А я вообще вчера ела? Всё так завертелось. Ночная прогулка в комнату Шелда, потом разговор с Сейлой и наша первая попытка излечить Винса кровью его сестры, затем этот жуткий погром в моей комнате, а дальше я валялась в отключке, затем обращение Сейлы в дракона, очередной эксперимент с кровью, появление Поля. Хм… Вот так закрутилась, во рту ни крошки за весь день!

В итоге, радуясь тому что никто на меня не сможет обратить внимания благодаря местной магии, я налетела на еду как дикарка — хватая и запихивая в рот куски неведомым образом приготовленного мяса и запечённых овощей прямо руками. Готовили тут воистину божественно! Или всему виной мой голод? Наконец-то немного насытившись, я смущённо оглянулась по сторонам, вытерла руки влажной салфеткой и уже спокойно продолжила свой поздний ужин.

Сижу. Жую. Пью. И всё бы ничего, если бы не пугала охватившая всё внутри странная пустота. Как же жутко ощущать полное бессилие, неспособность помочь, и вынужденно бездействовать, зная, точно — сейчас в замке творится чёрте что. Как там Поль? Как Винс и Сейла? Не пострадают ли при попытке задержать Шелда? Что уж там, даже зная, насколько мощной магией обладает миор Даркор, за него я тоже переживала. А ещё, не давала покоя мысль: не дойдут ли в столицу сведения о драконе, летающем каждый вечер над замком Дел Ларго? И опять же, мой леросс появился, а что с Росом? Почему он тоже пропал? Что-то всё меньше я верю в случайные совпадения, за каждой непонятностью видятся проделки Шелда.

И вот, в тот момент, когда я в очередной раз решила отхлебнуть из высокого бокала какой-то неведомый, но невообразимо вкусный напиток, входная дверь распахнулась, и на пороге возник… Поль!

Высокие чёрные сапоги, почти облегающие темно-зелёные брюки, в тон им распахнутый настежь камзол, белоснежная рубашка, с расстёгнутыми верхними пуговками. Волосы собраны в низкий хвост, а на лицо спадают несколько непослушных волнистых прядей. Вид не самый походящий для посещения данного заведения, но и я, если честно, отнюдь не в вечернем платье сюда заявилась.

У меня всё внутри аж перевернулось, а сердце пропустило удар. Как же он был хорош! Это в академии мы ходили в форме, которая всех делала чем-то похожими друг на друга. А сейчас, он стоял, рассеяно окидывая зал взглядом, и заставлял моё дыхание участиться, а внизу живота разлилось не просто тепло, а самый настоящий пожар вспыхнул. Странно, прежде я ощущала к нему влечение, но чтобы настолько?! Собственно, не удивительно, если подумать. Я скучала по нему долгих полтора месяца, представляла нашу первую встречу, а очутившись тут… Оказалась вовлечена в круговорот событий, совершенно не располагающих к воплощению моих потаённых фантазий в реальность.

Что он тут делает? Как добрался? Ох, видать не зря он мне именно этот адрес назвал. Наверняка, его сюда отец сбагрил, для присмотра за мной. Всё-таки Поль как маг пока не представляет из себя ничего выдающегося. Драконья магия в нём почти не пробудилась, а обычная развита на уровне чуть большем нежели у наших сокурсников. С безумцем Шелдом, практикующим некромантию, ему точно не тягаться, он даже защитить себя не сможет. Не удивлюсь, если миор Даркор и Винса под присмотром Сейлы куда-нибудь отослал из замка. Вот только справится ли отец Поля в одиночку? Да, он силён, это неоспоримо, но безумие стирает грани возможного. Не зря же говорят, что дети, рано пробудившие свой дар к магии, способны на большее в магическом плане нежели взрослые, по одной простой причине — они не знают пределов своих возможностей, не понимают, что, то или это, невозможно в принципе. Вот так и с сумасшедшими.

Тем временем, к Полю подоспел официант, и выслушав его, направился к моему столику.

— Литэ, — обратился он ко мне, явно волнуясь, что отчётливо было заметно даже сквозь маску вышколенного спокойствия. — Вас желает видеть миор Полиней Дел Ларго, говорит, что он ваш супруг и вы его ждёте. Проводить его к вашему столику, или?

— Да-да, я ждала его, — успокаивающе улыбнулась я, и заметила, как на лице мужчины проскользнуло облегчение.

Да уж, думаю не легко им в подобных ситуациях выпроваживать далеко не бедных и весьма влиятельных нежелательных гостей. Поль уже подходил к моему столику. По глазам резанул один странный факт: уж больно он был свеж, бодр и чисто выбрит, но когда успел, если обстановка в замке к тому не располагала?

— О! Здесь кормят… — даже и не подумав что-либо пояснить, произнёс он и тут же спёр с моей тарелочки кусочек мяса.

Нет, мне было не жаль еды, но странно как-то. Понимаю, что он как минимум пропустил сегодня обед и ужин по тем же причинам, что и я, но всё же…

— Мила, твоя недогадливость, так умиляет… — молвил он, оценивающе рассматривая меня своими ярко-зелёными глазами, в которых казалось вот-вот вспыхнут знакомые огненные молнии.

— Что-то не так? — растеряно пробормотала я, не понимая: о чём он говорит?

Он же, вместо ответа придвинул к себе мою тарелку и принялся доедать более чем обильный ужин, которого, впрочем, было действительно вполне достаточно для двоих.

Поль как ни в чём не бывало уплетает за обе щеки, а я гадаю, что значат все его не многочисленные реплики? И в голове начинают рождаться подозрения одно страшнее другого. Могло ли так получиться, что в файл от его имени попало не всё? А лишь то, что предназначалось для глаз читателя именно на тот момент времени? Ведь у авторов это излюбленный приём, я и сама подобным не редко грешила.

И если предположить, что всё именно так, то выводы лезут в голову самые страшные. Мог ли Поль оказаться замешан в деле с Шелдом? Могли ли они для некой общей цели объединиться и разыграть всё это с самого начала? Хм… А в чём выгода для Поля в том, что узнали о нашем браке? Допустим, это настроит кого-то из наших доброжелателей против действующей власти. Он желает свержения власти виртонгов и как раз это-то мне известно. Но стал бы Шелд рисковать, нарываясь на гнев приёмного отца? Или настолько был уверен, что мать уговорит его помиловать? Возможно. Особенно если оставить в силе моё более ранее предположение об участии во всём этом Роданы Дел Ларго.

Но! Мне казалось женщина не просто любит, а едва ли не боготворит своего мужа. Хотя… Часто ли мы с ней встречались на протяжении месяца моего пребывания в столице? Вдруг всё это было не более чем искусная игра, тем более что рядом с миором Даркором я её вообще почти не видела.

Насколько мне известно из тех глав, что удавалось прочитать на Земле, Поль жаждет власти для драконов, коим по сути уже почти является. Вот несостыковка — ведь Шелд провёл на одном из них некромантский обряд. Или здесь действует принцип «для достижения благой цели все методы хороши?»

Хм… А вот потенциальное подчинение Винса вполне вписывается в рамки, ведь он главный наследник рода Дел Ларго, если смотреть по старшинству, за ним по иерархии наследования идёт Поль… Но… В голове не укладывается — мог ли он столь вероломно пойти против старшего брата? И ещё… Это означает, что миора Даркора рано или поздно попытаются устранить. Стоп. А вдруг, происходящее сейчас в замке не более чем умело расставленная ловушка?! И тогда… Тогда выходит, именно я заманила его туда.

Не хотелось даже думать о подобном, не говоря уж о том, чтобы верить, но мысли сами рождали одна другую, наматывая разрозненные нити предположений и догадок в тугой клубок подозрений. Я гнала эти думы прочь, но червячок сомнения уже заполз в душу. Поднимаю взгляд на сидящего напротив мужчину и ощущаю, как на глаза наворачиваются предательские слёзы.

— Ну вот и что опять случилось? — спрашивает он.

А у меня ступор — что значит опять? Я что при нём вечно реву?! Как-то не припомню такого. Вот вообще ни разу! Только начала открывать рот, чтобы об этом сказать и… Мир на миг покрылся пеленой, а следом я очутилась в нашей с мамой квартире…

— Чёрт! Чёрт! Чёрт! — закричала я и скинув с себя одеяло, метнулась к компу.

Пока он грузился, рванула в туалет, проклиная свой мочевой пузырь, из-за которого я очевидно и подскочила в такую рань. Вымыв руки, метнулась обратно в комнату, с отчаянием отмечая, что комп всё ещё не загрузился. Прошлась до кухни, поставила чайник. Вернулась в комнату, взглянула на окно загрузки и принялась раздражённо мерять шагами комнату.

Наконец-то на экране отобразилась картинка рабочего стола и я щёлкнула по ярлычку файла. Первым делом проверила количество новых глав: увы, их было всего две и все от моего имени! Как же это разозлило! Ну вот почему! Почему меня выкинуло на Землю именно сейчас?! Вздохнув, уселась за компьютерный столик и принялась перечитывать историю собственных приключений и мыслей. Ничего нового. Обидно до слёз!

В течении следующего часа я успела умыться, в кои-то веки собственноручно приготовить завтрак, состоящий из блинчиков и, собственно, свежезаваренного чая, и только задумалась — будить ли мамку или садиться за стол в гордом одиночестве, как та сама появилась на пороге кухни.

— М-м-м… Смотрю кому-то давненько не спится, — улыбнулась она и от этой, такой родной улыбки на душе немного полегчало и пришла мысль: дам-ка ей прочесть новые главы, вдруг она что-то поймёт или заметит такое, на что я замыленным глазом не обратила внимание.

В итоге, так и сделала. Дорвавшаяся до проды мама тут же отложив себе в тарелочку блинчиков, прихватила их и кружечку с чаем, и умчалась в комнату — читать, оставив меня наедине с собственными, далеко не радужными, мыслями.

— Ну ты и навертела, — спустя минут двадцать появилась она на пороге кухни. Налила себе ещё чай и села напротив меня за столик. — Ты зачем Миле в голову такие бредни запихала? — спрашивает.

— Ты о чём? — не совсем поняла я, сбитая с мысли таким напором.

— Зачем на Поля наговариваешь? Логичнее было бы подумать, что это кровный отец Шелда не сумев связаться с ним, использовал какую-нибудь магию или амулет и притянул того к себе.

— Думаю, это невозможно, в противном случае миор Даркор не ограничился бы высылкой Шелда на остров.

— Вот, который раз уже, слушая тебя, поражаюсь насколько ты умудряешься вживаться в описываемый мир. Другой бы автор на твоём месте стал бы аргументировать своё желание написать именно так или обижался бы на критику, а ты даже мысли такой не допускаешь, будто всё это реально уже было и изменить ничего нельзя, так как это факт свершившийся.

Я невесело усмехнулась, мысленно произнеся: «Знала бы ты, насколько точно эти слова отражают суть происходящего…»

— Просто так вышло, что появление Поля шокировало героиню, — говорю, а саму так и коробит от этого безликого слова «героиня» вынужденно используемого по отношению к самой себе.

— Бог с тобой! Она ведь вначале подумала о том, что Поль мог волноваться о её безопасности! Да и тот же Даркор! Он ведь явно пёкся о продолжении рода оставляя Милу в трактире, вот он-то скорее всего и отправил сына к ней, чтобы обеспечить будущее своим внукам. Да и вообще, может это был обещавший заявиться в трактир Ворон…

— Ворон?! — ухватилась я за идею.

Хм… А мог нежданный визитёр действительно быть лероссом? А почему бы и нет? Он же как-то раз уже намекал, что внешний вид моего кота он выдёргивал из моих же воспоминаний, но в принципе, может в любой момент принять образ любого существующего в их мире существа… Вот же демон!!!


Глава 18. Сплошные неожиданности

Побиться бы головой об стены, чтобы дурь выбилась! Ну вот как? Как спрашивается можно было додуматься до такого? Поль против Винса и отца! То ли хронический недосып последнего времени и не менее регулярные стрессы и нервотрёпки дают о себе знать, то ли во время беременности мозги на гормональном фоне набекрень съезжают? Иных объяснений я просто-напросто не нахожу, не хочется думать, что я столь нелогична. И бог с ней, с той логикой! Как я могла так подумать о любимом человеке? Или драконе… Тем более — драконе! У которых чувство чести и справедливости в крови! Вот же, демоны! Ну… Если это действительно окажется Ворон — уши оторву, в какой бы ипостаси он передо мной не появился в тот момент. Мог же прямо сказать: «Это я, Ворон». Так нет же, конспиратор чёртов!

И с новой силой накатило волнение за оставшихся в замке людей. Как-то они там? Справятся ли? Не пострадают ли? Ведь никто не знает на что способен Шелд, а безумцам границы дозволенного неведомы. И опять же, не хочется верить, что ко всему этому причастна мать Поля. Пусть уж лучше это будет трижды проклятый Вартиен Дел Корен. Хотя… С ним справиться будет гораздо сложнее нежели с Шелдом, ведь в его руках опыт и власть. И как же грустно осознавать, что меня тем временем заточили пусть и в прекрасную, благодаря стараниям миора Варлея, но всё же тюрьму. И теперь видимо именно леросс является моим единственным способом связи со внешним миром.

— Опять в облаках витаешь? — вырвала меня из размышлений мама. — Собирайся, на электричку опоздаешь. Я там тебе все документы необходимые подготовила.

— Э-э-э…. Какие? — опешила я.

— У тебя на сегодня запись к гинекологу и на очередной скрининг, — закатив глаза к потолку, терпеливо напомнила мама.

— А-а-а… — протянула я и взглянула на часы. — Вот чёрт! — вскрикнула, подскакивая со своего места, до отправления электрички осталось полчаса, из них десять минут на дорогу до станции и покупку билета.

— Не ругайся такими словами, в твоём-то положении, — покачав головой, проворчала мама и ушла в свою комнату, не желая мешать собираться.

Стоило выйти на улицу, и тут же налетел порыв довольно прохладного ветра. Я поёжилась, поплотнее укутываясь в тёплую кофту свободного кроя. От детской площадки доносились вопли, крики, смех. И меня они сейчас жутко раздражали. Собственно, почти как всегда, надеюсь с появлением своего малыша это пройдёт?

До станции почти бежала, боясь опоздать, а спустя полтора часа уже сидела возле кабинета врача, и да — нервничала. Вроде и поводов особенно нет, ведь никаких проблем со здоровьем у меня не отмечается, но говорили, что возможно сегодня определят пол малыша! А значит, потом можно будет выбирать имя, и всякие вещички, типа колясок, комбинезончиков, ползунков…

— Арефьева! — раздалось из кабинета, и я тут же подскочила, в панике рассыпав по всему полу свои бумаги.

— Я помогу, — раздался рядом знакомый до боли, приятный бархатистый голос, и я аж вздрогнула, робко подняв взгляд на начавшего подбирать мои бумаги мужчину.

Оставшиеся бумаги выпали из рук.

— П… П… — имя застряло на языке.

— Павел, — усмехнулся он, сверкнув зеленью глаз. — Мы знакомы? — удивлённо приподнял он бровь и этот жест мне был так знаком, что хотелось встряхнуть его за плечи и крикнуть: «Это же — я! Мила!!!»

И тут до меня дошло, где именно я нахожусь. Бросила на него ещё один взгляд. Быть того не может, но ведь есть! Копия Поля, один к одному, даже волосы точно такие же — длинные и собраны в низкий хвост, а пара непослушных прядей то и дело падают на лицо. Разве что, этот мужчина чуть постарше, примерно моих лет, и одет совсем по земному в кроссовки, джинсы и белую футболку с забавной в данной ситуации надписью: «Yes, it's me, baby!», что в переводе с английского означает: «Да, это — я, детка!»

— П-простите, я обозналась, — выдохнула, вызвав улыбку на таком родном и знакомом лице…

— Ничего страшного, — произнёс мужчина и протянул мне мои бумаги.

В кабинет врача я входила в полуобморочном состоянии, так и тянуло обернуться, но было неудобно и к тому же, я буквально физически ощущала обращённый мне в спину взгляд… Павла.

— Что-то вы бледноваты, — отметил доктор с порога. — Давайте-ка давление измерим.

— Да… Нет-нет, со мной всё в порядке, просто знакомого встретила в коридоре, — соврала я.

— Хм… Ну у вас и реакция на знакомых! Будто призрака увидели.

— Можно и так сказать, — отвечаю, протягивая свои бумаги.

Дальнейшее происходило будто в тумане, мои мысли были за пределами этого кабинета, где-то там, в коридоре, где как мне казалось всё ещё стоял Павел. Разве так бывает? Ведь… Как ни крути Поль это воплощение моего мужского идеала, пусть я и пыталась поначалу отрицать это, придиралась к парню, а на самом деле всего лишь бесилась из-за того, что дерц не обратит внимания на дочь бедного кулица. В любом случае, Поль… Его внешность, голос, манера поведения, это воплощение моей фантазии, но Павел… Он один к одному похож на моего Рестангского мужа.

Так в раздумьях до меня не сразу дошёл смысл вопроса УЗИ-стки:

— Вы не рады?

— Что, простите? — переспросила я.

— У вас будет двойня, — произнесла она и я… Да, второй раз за день впала в ступор.

Нет, я не была против, наоборот, это была чудесная новость, ведь в тот момент, когда я созрела иметь детей, в моих мечтах их было двое! Нет, о двойне или близнецах я не задумывалась, но их в моих мечтах обязательно было именно двое!

— Это… Это так неожиданно… — растерянно пробормотала я. — В прошлый раз мне ничего такого не говорили.

— Так бывает. Прошлый скрининг вы проходили на довольно раннем сроке, поэтому не заметили… Случается, что двойняшки развиваются с разной скоростью, но в вашем случае, думаю, что просто второй малыш прошёл позднюю имплантацию, потом его и не заметили. У вас там миомка, и за ней он и прятался.

Я не знала, что сказать. Да и какая разница: бывает так или нет? Я просто была рада! И искренне надеялась, что маму эта новость тоже не огорчит. Забрав свои документы, я в полной прострации выплыла в коридор. Окинула взглядом очередь, в тайне надеясь увидеть здесь Павла. Хотя… О чём я думаю? Что мог тут делать мужчина? Ну конечно же привёз сюда свою жену или девушку. Вряд ли такой красавчик остался бесхозным. Да и я хороша, будущая мать двойни, дважды беременная, три в одном флаконе и всё туда же, глазки строить! Совсем сдурела. Да и вообще, не бывает такого, мне просто показалось что он похож. Да-да, именно так! Показалось!

С этой мыслью, ничего вокруг не видя, вышла из женской консультации и едва не оступилась на ступеньках, но чья-то сильная рука тут же подхватила меня под локоток, помогая удержать равновесие, и от этого невинного прикосновения, почему-то мурашки по всему телу пробежали.

— Осторожнее, — раздался всё тот же мужской голос. — Вашему мужу уши оборвать надо, за то, что отпускает вас одну.

— Нет никакого мужа, — буркнула я.

— Даже так? — в его голосе промелькнули заинтересованные нотки. — Может… Вас лучше проводить?

— Вы всегда знакомитесь с девушками на ступенях женской консультации? — не сдержавшись съязвила я, с опозданием мысленно отшлёпав себя по губам, за ту чушь что сейчас несу.

Что уж тут скрывать, я впервые была опечалена своим беременным состоянием. Вряд ли его сможет заинтересовать будущая мать двойняшек. Не зря говорят: «Бойтесь своих желаний, они имеют свойство сбываться не тогда, когда это нужно…» Вот так всегда и в жизни: то ничего, то всё разом наваливается, и это всё не слишком совместимо друг с другом.

— Что плохого в том, что женщина следит за своим здоровьем? — удивлённо поинтересовался он, но руку от моего локтя так и не убрал.

— А если она беременна? — решила сразу же расставить все точки над «i», чтобы не продлевать вызванную близостью этого мужчины агонию, в которой сейчас бились мои рассудок и тело.

— И что? — спрашивает.

— Ничего, — буркнула я.

— Я так и не узнал вашего имени, — говорит. — Но если вас кто-то обидел, это не повод мстить остальным. Он сам дурак и ещё сто раз пожалеет о содеянном.

Бог мой, он подумал, что меня бросили! Собственно, а что ещё ему думать? Мужа нет, беременность есть. И ведь не объяснишь ничего. Да и стоит ли?

— И это говорит тот, кто привёл сюда одну, а провожает другую? — вырвалось с моих уст прежде, чем я успела подумать.

Вот дура-а-а…. А вдруг он сюда сестру, например, привёл, или просто подругу, знакомую в конце концов подвёз?

— Ну до такой подлости я бы точно не докатился. Меня по работе вызывали.

— Вы врач? — удивилась я и даже слегка приостановилась, окидывая взглядом его спортивную подтянутую фигуру, никак не ассоциирующуюся у меня с обычно довольно субтильными докторами.

Хорош. Но не для меня. Не нужна ему такая: дважды беременная и живущая во снах, хотя ради него я бы вернулась в реальность… Эх… Мечты — мечты…

— Вообще-то программист, — тем временем отвечает он. — Но по совместительству подрабатываю системным администратором. Ну, знаете… Компы там починить, сеть провести, оргтехнику подключить, программы установить.

— Я в курсе, что такое сисадмин, — всё больше запутываясь в собственных противоречивых чувствах, буркнула я, одновременно отмечая, что он удивительно терпелив, из меня сейчас получалась не самая приятная собеседница, но парень терпит, вот и что на меня нашло?

— И куда же мы идём? — интересуется как ни в чём не бывало.

— Я? К автовокзалу, а вы — не знаю, — опять ляпнула совсем не то, что следовало бы.

— Может я подвезу на машине?

— До вокзала? — воспряв духом, спросила я, перспектива тащиться через полгорода не прельщала.

— До дома.

— Далековато будет, — вздыхаю.

— Неужели моё присутствие настолько вас тяготит?

Моему терпению пришёл конец. Я не понимала, что со мной происходит, не понимала, что надо этому Павлу от незнакомой беременной женщины, которую он знает не больше получаса с момента столкновения в коридоре консультации.

— Меня не гнетёт лично ваше присутствие как таковое, места вокруг много — ходите сколько хотите, но меня тяготит необходимость общения с незнакомым мне человеком, — на одном дыхании выпалила я и чуть не разрыдалось из-за собственной глупости.

— Так за чем же дело встало? — остановился парень, придержав меня за локоток и пискнул брелоком сигнализации, ближайшая белая машинка приветственно моргнула фарами и заурчала заводясь. — Я представился, и повторюсь: меня зовут Павел, а вас, незнакомка?

— Людмила, — почему-то стыдливо опустив взгляд, произношу.

— Очень уж холодно и официально, вам не идёт. А сокращённо как? Люда, Мила?

Последнее имя в его исполнении заставило меня прикрыть глаза и несколько раз мысленно прокрутить его звучание. Казалось это Поль меня зовёт…

— Мила, — произношу, хотя обычно для посторонних использую либо полное имя, либо Люда.

Павел усадил меня на пассажирское сиденье и заняв водительское место, поинтересовался:

— Так куда едем?

— К вокзалу.

— А от него?

— В Громово.

— Хм… — удивлённо приподнял бровь он, начиная выруливать с парковки.

— Я же говорила, что далеко, от Приозерска сорок километров, — по-своему истолковала я его реакцию. — Подкиньте до станции или автовокзала, если не сложно. Я заплачу.

Тот как-то обиженно глянул в мою сторону, щёлкнул кнопочкой на магнитоле и салон утонул в мелодичных звуках медленной инструментальной композиции. Едем. Он молчит. Я тоже. Но судя по тому куда мы повернули, от затеи отвезти меня до дома, Павел так и не отказался, надо же какой упёртый. Вскоре я расслабилась, и принялась глазеть в окно.

— Это, наверное, судьба, — преодолевая железнодорожный переезд возле моего посёлка, произнёс наконец-то он.

— Что? — не поняла я.

— Перед отпуском я тут был. В смысле в этом посёлке, в Досуговом Центре компьютер ремонтировал.

— Г-хм… — вырвалось у меня, когда я осознала, что это тот самый Павел, который должен был приехать чинить мой комп.

— Что такое? — парень с беспокойством взглянул на меня. — Тебе плохо? — перешёл он на «ты».

— Нет-нет, — замотала я головой.

— А ну ладно, а то подумал, сказать стесняешься, что укачивает. Это ведь естественно в таком положении…

— Так что там насчёт судьбы? — сменила я тему. — И мне к тому, вон, дому.

— Ха-ха, это однозначно судьба, — говорит. — Мне в этот дом заказ одна женщина сделала.

— Угу, проблемы с Вордом.

— А ты хорошо осведомлена о проблемах местного населения.

— Это вряд ли. Просто проблема именно у меня, а звонила моя мама.

— Вот даже как?! Так может, сразу и посмотрим, что там за проблемы?

— Пойдём, — пожала плечами я и выбралась из машины.

И вот же чудо: всё тот же ветерок, что и ранее, так же верещит детвора на детской площадке, но это совершенно не раздражает, а ещё во всём теле небывалая лёгкость, а в голове словно лёгкое опьянение, прямо-таки нечто родом из детства или юности… Ох… Не влюбись только Мила…

Но глас разума остался не услышан, я стояла на ведущей к подъезду дорожке и как зачарованная наблюдала за тем, как ко мне навстречу идёт ОН. И представляла в тот момент, что он не просто посмотреть на комп собирается, а мы вместе и вот он сейчас подойдёт, возьмёт меня за руку…

Он действительно подходит, его глаза напротив. И эти губы… Разделяющее нас расстояние кажется огромным и таким крохотным одновременно, воздух между нами словно сгустился, дышать становится всё труднее, а сердце то замирает, то ускоряет свой бег, весь мир потерял очертания, остался лишь он, и… Неожиданное осторожное прикосновение к моей ладошке, вызывает предательскую слабость в ногах и дрожь по всему телу. Есть что-то невообразимо интимное в этом нехитром действии, или виноват взгляд его зелёных глаз, в котором я буквально тону? Интересно скольким женщинам он, вот так, вскружил голову? Так и хотелось крикнуть: «Где же ты был раньше?!»

Телефонный звонок вырвал меня из мира грёз, вернув на грешную Землю.

— Прости, — буркнул он и отпустив мою руку, достал из кармана мобильный, взглянул на экран, недовольно поджал губы, отошёл в сторонку и приглушённо заговорил.

Блин… На глаза мгновенно едва не навернулись слёзы, и я отвернулась, не желая демонстрировать свою глупость.

Какая же я дура, ну ведь сразу же поняла, что не может он быть одинок, и стоило услышать, что он в женской консультации был по работе и сразу расслабилась, наивная, а кто сказал, что его дома не ждёт жена или подруга? И сюда он в конце концов небось потому и решил ехать, потому что заказ заодно собирался выполнить. А я-то уже понафантазировала… Прямо как в том анекдоте: «Спросил у девушки сколько время, а она тут же представила себя в подвенечном платье и спросила, какое имя дадим первенцу…»

— Извини, у сестры проблемы, — раздалось из-за спины и я обернулась, чтобы тут же стать жертвой его зелёных глаз. — Надо срочно ехать, — говорит. — Но… Жди меня в гости, — улыбнулся он, и мне показалось что в его глазах мелькнули знакомые до боли огненные молнии?

Так и подмывало съязвить на тему: «К сестре? Теперь это так называется?», но в этот раз удалось удержать язык за зубами. В конце концов, кто я такая, чтобы закатывать сцены ревности? Парень положил руку мне на плечо и в какое-то мгновение показалось, что сейчас обнимет, но… Тот, всего лишь сжал его, улыбнулся и пискнув сигнализацией, пошёл к своей машине.

Какое-то время я так и стояла у подъезда смотря на то место, где давно уже скрылся из вида белый автомобиль. Как поднималась к квартире не помню, перед мысленным взором раз за разом словно в ускоренной съёмке прокручивались все наши диалоги, взгляды, прикосновения, и на губах невольно расцветала улыбка.

— И кто этот красавчик? — раздался голос мамы, стоило войти в квартиру. — Неужто отец малыша?

«Можно и так сказать», — мысленно ответила я, а вслух произнесла:

— Малышей.

— Двойня?! — вмиг уловив суть моих слов встрепенулась мама, и увидев мой кивок, вмиг очутилась рядом и заключила в объятия: — Вот видишь, как всё чудесно складывается?! Ты ведь мечтала о двух детках, и вот они! Просто видимо до этого не пришёл нужный момент или ты просто-напросто не встретила того самого мужчину, после свидания с которым у тебя, вот так как сейчас, светились бы глаза.

— Ох, мамк… Всё совсем не так просто…

— Он женат, да? — предположила она.

— Нет. То есть, не знаю, мам…

— В общем, дочка, не забивай голову условностями и мыслями о далёком будущем. Поживи ты уже здесь и сейчас. Ты вон — светишься вся, вот и погуляй с ним пока нравится, а потом… Что будет, то и будет. Лучше жалеть о том, что сделала, нежели грустить о том, на что так и не решилась.

В отличие от всех предыдущих дней, остаток сегодняшнего, я провела тая от глупого иррационального счастья в реале и совершенно не вспоминая о Рестанге.


Глава 19. Воплощение фантазий

Впервые с тех пор как я по ночам стала попадать на Рестанг, вечер подкрался как-то незаметно. Мы болтали с мамкой о всякой ерунде, пекли пирожки с вишней, какое-то время, я с загадочным видом сидела с книжкой в руках вспоминая события минувшего утра, и лишь спустя час заметила, что та перевёрнута вверх-тормашками. А потом…

— Ну-ка умываться и спать! — скомандовала вошедшая в комнату мама. — Совсем от рук отбилась, пора браться за твоё воспитание. Никакого режима! И это в твоём-то положении! Вот всё твоему красавчику доложу.

— А вот этого, не надо, — вздохнула я.

— Надо-надо! Ещё как надо.

Я чуть за голову не схватилась. Вот же блин, я вернувшись из консультации не додумалась всё объяснить… Вернее не так. Находясь под впечатлением от встречи с Павлом, не придала значению нашему с мамой разговору на пороге квартиры. Не опровергла её предположение о его отцовстве, зациклившись на факте того, что детишек будет двое, и она уверовала на все сто, что Павел их отец. Теперь отговаривай, не отговаривай, разубедить её вряд ли удастся, хоть тест на ДНК проводи.

Вот и сейчас, я не особо-то надеясь на успех, попыталась ей объяснить, что Павел с моей беременностью никак не связан.

— Ага, так я и поверила, однако в консультацию-то вместе ездили…

— Мы не вместе! Я его в Приозерске встретила…

— Да, рассказывай мне сказки, то-то ты вон как быстро обернулась туда-обратно. И вообще, ты хоть и автор, а врать совсем не умеешь. Хоть бы порепетировала перед зеркалом, прежде чем матери лапшу на уши вешать.

— Но я…

— В ванную и спать! — распорядилась явно слегка надувшаяся из-за моего «вранья» мама и ушла к себе в комнату.

Делать нечего, умылась, и… Буквально вырубилась, стоило коснуться подушки. Что и не мудрено — денёк выдался весьма насыщенный на эмоции и впечатления.

И тут же очутилась в зале-ресторане миора Варлея. И опять вокруг оказались чарующая атмосфера «уединения» и изысканные интерьеры.

«Ворон, это ты?» — не затягивая, мысленно спросила я.

Сидящий напротив мужчина, с облегчением вздохнул и произнёс вслух:

— Наконец-то. Малышка, я слишком устал для ментального общения. Тебе уже выделили комнату?

Г-хм… Пожала неопределённо плечами. Ну а что? Я и в правду понятия не имела выделили или нет?

— Пойдём, спросишь, — подхватывая с тарелки последний кусочек мяса, произнёс мой собеседник. — Сил нет, как бы тут не отключиться.

Пришлось вставать и идти навстречу к спешащему в нашу сторону официанту. Вскоре мы вышли из ресторана в… Небольшой, ярко освещённый плярисами ухоженный парк, явно накрытый тепловым куполом, судя по вполне летней температуре и обильному цветению клумб. Миновав прудик и фонтан, мы прошли ко входу в ещё одно здание, оказавшееся чем-то типа корпуса отеля. Этакий минидворец на три этажа. Стены облицованы каким-то нежно-голубым камнем, поручни и ступени парадного входа, колонны, эркеры и статуи изготовлены из чего-то напоминающего белый, отшлифованный до глянцевого блеска, мрамор.

Внутри нас встретила приятная прохлада. На первом этаже имелся просторный холл с двумя дверями и уходящей наверх широкой лестницей, из такого же материала, как и элементы декора на внешнем фасаде здания. В итоге, выяснилось, что мне выделили ни много ни мало всё правое крыло второго этажа. Туда входили просторный коридор, гостиная, столовая, спальня, с туалетной и гардеробной комнатами, крохотная комнатка для личной прислуги, а также, помещение, где располагался… бассейн! Метров четырёх в длину и трёх в ширину.

— Вот это да… — только и смогла выдохнуть я, понимая, что моя тюрьма мне начинает нравиться всё больше.

— Вы прибыли без вещей, мы предоставим вам всё необходимое для гигиенических процедур, полотенца, халаты. Если потребуется, можем послать гонца за багажом или приобретением чего-то необходимого, — поясняла мне служившая здесь горничной женщина лет пятидесяти. — На первом этаже имеется библиотека.

— Да-да, благодарю, — произношу, глядя на поникшие плечи «моего мужа». — Но мы бы уже хотели отдохнуть.

— Конечно, литэ, — закивала та. — Если что-то потребуется, на столике в спальне, есть колокольчик, звоните, где бы я ни была — услышу и приду.

— Хорошо, — кивнула я.

Стоило за женщиной закрыться двери и Ворон обессилено упал на кровать.

— Прости, нет сил на смену облика. Вдали от тебя энергия плохо восстанавливалась, а я слишком спешил… Оказалось зря, ты и сама справилась.

Взглянула на его вмиг ставший измождённым вид и напрочь позабыла о своём желании оторвать ему уши. Да и сама я, если честно, едва держалась на ногах — прошлая бессонная ночь давала о себе знать. Вот уж в чём мама однозначно права, это в том, что с моим режимом питания и сна определённо нужно что-то делать. Не дело это, в моём положении, сутками не спать и не есть.

И вот помню же, что было у меня море вопросов к лероссу, но каких? Как-то перенасыщенный эмоциями день на Земле, и накопившаяся усталость тут, напрочь выбили всё из головы. Без лишнего смущения, всё-таки леросс сотни раз видел меня раздетой, скинула платье, натянула имевшуюся тут просторную шёлковую ночную рубашку и упала на кровать. Ощущая, что вот-вот отключусь, щёлкнула пальцами гася плярисы.

— Обними меня, малышка, — послышался хрипловатый голос Поля, который вовсе не Поль.

Привычным жестом потянулась к нему, а внутри какой-то дисбаланс. Головой понимаю, что это мой леросс, которого я привыкла видеть в своих комнатах в обличие кота, и по ночам обнимать во сне, но моё тело реагирует на его присутствие так же, как и на моего мужа, чей облик он сейчас принял. Его запах, дурманит. Руки так и тянутся погладить упругие мышцы под моими пальцами…

— Не дразни, просто обними, — прошептал он и потёрся носом о мою щёку. Потом чмокнул в нос, и произнёс: — Как же я сейчас завидую самому себя, и как назло так хочется спать…

Произнеся это, он, пользуясь тем, что в предоставленной мне «ночнушке» был не в меру глубокий вырез, уткнулся лицом в ложбинку между моих грудей, втянул носом воздух и затих.

Меня окатила волна негодования: «Это он о чём, простите?!» Но его дыхание уже стало тихим и ровным. М-да уж, вот они непонятные непонятки. Однако, чтобы мне не хотелось выяснить или высказать в ответ, пришлось оставить это при себе. А спустя пару минут я и сама провалилась в сон. И привиделось мне ТАКОЕ!!! Или не привиделось?..

Вскоре, сквозь тонкую ткань шёлковой ночной рубашки я ощутила, как обнимающие меня сильные мужские руки ласково поглаживают мою спину. От этих прикосновений, холодящего касания прохладной ткани и участившегося дыхания, лежащего рядом мужчины, мурашки поползли по всему телу. Было щекотно, и не выдержав я поёрзала, отчего моя рубашка слегка сползла, оголяя грудь. Тут же горячие губы скользнули от ложбинки к одной из грудей и нежно поцеловали её пик, вмиг превратившийся в очень чувствительный и упругий. Мужчина, то играл с ним языком, то посасывал, то слегка прикусывал. Руки же тем временем увеличили амплитуду поглаживаний: одна ласкала мои плечи, шею, нет-нет да опускаясь к довольно чувствительно месту между лопаток, вторая со спины переместилась на поясницу и стала медленно подтягивать рубашку вверх, сантиметр за сантиметром оголяя мои ноги, ягодицы…

Ощущения кажутся неимоверно острыми, возбуждение отзывается дрожью каждой клеточки в моём теле, разум того и гляди провалится в небытие от избытка охвативших его чувств. Мелькает пугливая мысль — «Сон ли это?» Остановить бы это безумие, но сил нет, тело горит от давно уже не удовлетворяемого желания. Руки против воли гладят его тело, прижимают его голову к моей груди, не давая прервать эту сладкую пытку.

Сознание охватило какое-то безумие. Я смутно отдавала себе отчёт в тот момент, когда, слегка отстранившись притянула к себе лицо мужчины, и начала с упоением покрывать его поцелуями. В какой-то момент поймала себя на том, что как кошка начинаю вылизывать его лицо, он приглушённо рычит в ответ, уже более смело подхватывая меня под ягодицы и переворачиваясь так, что я очутилась сверху, ощутив под собой вздыбленное от желания мужское достоинство.

Всё это сводит с ума, благо на мне нет нижнего белья, я просто-напросто забыла его надеть, ещё там, в замке, сутки назад, когда, выскакивала из своей комнаты направляясь на разведку к Шелду. Кто ж думал, что всё потом так закрутится? Ёрзаю бёдрами, желая поскорее прекратить эту муку и ощутить, как моё тело, там, внизу, наполняет мужская плоть, но партнёр не позволяет это сделать. Вместо этого мои руки оказываются прочно перехвачены и удерживаются за его головой, он же, прижал к своему животу норовящий упруго встопорщиться орган и подтянул меня к нему так, чтобы мои нижние губки приняли его плоть в свои объятия, при этом не пропуская его внутрь. Это до безумия взбудоражило всю меня, начиная от кончиков пальцев на ногах и заканчивая макушкой, где казалось волосы уже начали шевелиться от избытка эмоций. Его губы в тот же миг впились в мою грудь и я застонала, непроизвольно заёрзав, и ловя при этом неведомые доселе ощущения от соприкосновения самой чувствительной точечки на моём теле с набухшей от возбуждения, горячей мужской плотью.

Дальнейшее превратилось в один большой фейерверк болезненно-сладких ощущений, чувств и эмоций…

И как только наши тела получили разрядку, мужчина, лежавший в этот миг сзади, обнял меня за талию, прижимая спиной к своей груди, и уткнувшись носом в мою шею засопел. А вот я… я, наоборот, вернулась на грешную Землю. Или вернее сказать — Рестанг?

«Это был самый эротичный сон в моей жизни. Я не просто реализовала все свои фантазии, но познала немало, открыв новые грани своей чувственности», — мечтательно подумала я, и…

И тут же с ужасом осознала, что моим телом действительно овладела неимоверная нега, я лежу спиною к лероссу, а тот обнимает меня за талию, прижимая к себе. При этом… Ночная рубашка сверху почти сползла, оголяя набухшие от всё ещё не до конца отпустившего возбуждения груди, а подол задран настолько, что я ощущаю прижимающееся к моим обнажённым ягодицам мужское тело… К-хм… С вполне отчётливой эрекцией.

Аккуратно, стараясь не разбудить Ворона опустила руку вниз, провела ею по внутренней стороне бёдер с ужасом осознав, что там слишком уж влажно, затем так же осторожно провела ладонью по телу обнимающего меня мужчины и с облегчением вздохнула — тот был одет. Стоп, а в том сне, или не сне, он был одет? Что ему мешало просто-напросто достать кое-что из штанов, или натянуть их обратно после завершения полового акта?

— Чёрт, чёрт, чёрт… — откатываясь в сторону, пробормотала я, осознав, что леросс вечно гуляет в моих мыслях, как у себя дома, а значит, даже если между нами в реале ничего и не было, то мой сон…. И уж тем более последующие мысли, он точно всё видел!

— Да, детка, это было феерично, — отозвался на мои мысли, приоткрывший один глаз Ворон.

И надо же такому случиться? Я! Да-да, я — покраснела!


Глава 20. Поль. Появление отца

После исчезновения Милы из комнаты я стоял словно громом поражённый.

— Что это было? — подала голос Сейла, растерянно переводящая взгляд с того места, где мгновение назад стояла моя жена на меня и обратно.

— Она… Отправилась к нашему отцу, — отвечаю, сам ещё не до конца осознав тот факт, что ей действительно в полной мере подчинилась магия нашего рода.

Как такое возможно? Я, Сейла, Винс в конце концов, мы потомки драконов, а Мила? Неужели и её род берёт начало от крылатых? Хотя… Почему бы и нет?

Ночь, прошла словно в бреду… Трое суток без сна давали о себе знать — я то проваливался в сон, то выныривал из него прислушиваясь к ровному дыханию брата, дремавшая в кресле сестра то и дело тоже просыпалась, подходила, проверяла нет ли у него жара.

Очередное пробуждение заставило меня вздрогнуть: раздался громогласный стук в двери.

— Кто там? — робко поинтересовалась Сейла, с надеждой смотря на меня.

Я лишь плечами пожал. Пришлось вставать и идти к двери. Вот только легко это собраться делать, но стоило приподняться с кресла, и окружающая обстановка покачнулась перед глазами, а голову едва не разорвало от острого приступа боли. Застонав, падаю обратно в кресло, сжимая виски. Перед глазами всё плывёт и мелькают разноцветные пятна.

— Что с тобой? — я ощутил на своих плечах руки сестры. — Поль?! — в её голосе звучит тревога.

— Всё нормально… — преодолев очередной приступ боли, говорю, и собрав всю силу воли в кулак, на этот раз встаю, правда не без поддержки сестры. — Уснуть нормально так и не смог… И две ночи до этого вообще не спал.

— Ясно, — выдохнула она. — Сиди. Сама открою.

— Нет! — рыкнул я, мысленно проклиная так не кстати накатившую слабость.

— Винс, Сейла? Есть кто? — раздался из-за двери голос отца, и я с облегчением упал обратно в кресло, тут же скривившись от очередного приступа режущей боли.

Сестра, тем временем, бросилась к дверям. Вскоре сквозь стук крови в висках я различил тяжёлую поступь отца.

Первым делом он прошёл к кровати Винса, затем я ощутил его руки у себя на голове и боль стала отступать.

— Вымотал ты себя сынок, — говорит. — Иди, приляг в кабинете. Тебе нужно отдохнуть. Сейла, ты тоже… Я побуду с Винсом. Попытаюсь ускорить процесс восстановления.

— Но… Пап… Там…

— Потом. Всё потом. От тебя толку сейчас нет. Что мы выиграем, если и ты пострадаешь?

— А Мила?

— С ней Ворон, и они у Варлея. Отдохни.

Сопротивляться не было ни сил, ни желания. И да- порадовало, что у моей гордой малышки всё получилось и она в безопасности. И то, что Ворон рядом тоже порадовало. Где мой Рос? Но мысли мыслями, а отец прав — отдых нужен. Толку от меня сейчас никакого. Встал, благо голова кружиться перестала, хотя окружающие меня предметы всё ещё не обрели прежней чёткости, добрёл до кабинета Винса, где имелись помимо кресел — небольшая кушетка, и диванчик.

— Иди на диван, — сказал идущей следом за мною сестре, а сам буквально упал на кушетку, тут же провалившись в сон без сновидений.

Утро для меня началось поздно — около полудня. Сестра к этому моменту уже проснулась и куда-то ушла, очевидно решив меня не будить. В комнате Винса было на удивление свежо, запахи болезни и близкой смерти куда-то улетучились, не оставив и следа. На столике возле камина стоял поднос с завтраком. Желудок заурчал, напоминая о себе, я схватил какую-то плюшку, и уже начав жевать, прислушался. Что-то казалось странным. И тут до меня наконец-то дошло — в комнате НИКОГО не было! Вообще! Даже брат куда-то пропал. У меня кусок в горле застрял. Что могло случиться в то время, пока я беззаботно дрых в соседней комнате?

Швырнув так и не доеденную булочку в камин, бросился к дверям, выскочил в коридор и услышал доносящийся откуда-то снизу шум, плачь и крики. Откуда силы взялись? Но я рванул к лестнице, и буквально полетел по ней перескакивая по три ступеньки разом, вмиг очутившись в холле, где обнаружил всех своих родных — живых и здоровых. Вот только Сейла и Винс были неимоверно бледны. И если последний вообще чудо, что стоял уже на ногах, то, что произошло с сестрой, я не понимал.

— Что случилось? — выпалил я, пытаясь успокоить сбившееся после бега дыхание.

Отец молча кивнул куда-то в сторону гардеробной, возле которой у стеночки стояла бледная до синевы служанка Милы, кажется Арлетта, и не менее бледный управляющий. А из-под приоткрытой двери, медленно расплывалась лужица крови.

Внутри всё сжалось от… Нет, это был не ужас. Это была боль из-за того, что не смог уберечь ещё кого-то из живших в замке. В голове сразу же всплыли воспоминания о рассказе Милы про периодически обнаруживаемых замученных насмерть людях, ставших жертвами безумных некромантских обрядов младшего братца.

— Кто там? — всё ещё не решаясь сделать хоть шаг, спрашиваю.

— Двое, — хрипловато отозвался управляющий. — Кейли и Бронс.

Кейли… Перед мысленным взглядом возникло веснушчатое лицо, вечно улыбчивой девчушки — служанки моей сестры. Бог мой… Ей же отроду от силы семнадцать, только жить начинала. Бронс — здоровенный мужик, занимавшийся тяжёлой физической работой, он был мастер на все руки и починить, и построить, но чаще исполнял обязанности грузчика, благодаря своей немалой физической силе. И если с девчонкой, Шелд мог совладать с лёгкостью, то с этим двуногим быком?! Что ж за силой обладает братец?

Мороз прошёл по коже. Я перевёл взгляд на застывшего посреди холла отца. Тот был неимоверно напряжён, между бровей залегла складка, говорящая о том, что он неимоверно сосредоточен, наверняка, использует какую-нибудь поисковую магию.

— Сейла, Винс, вы отправляетесь в столицу, — наконец-то произнёс он. — Поль, ты в академию.

— Что?! — хором выпалили мы.

— Это не обсуждается, — заявил он, не терпящим противоречий тоном, взмахнул рукой в сторону брата с сестрой и… Они исчезли. — Не вздумай возвращаться. Отчислят, и род Дел Ларго лишится ещё одного из потомков, — обратился он ко мне и…

В лицо ударили лучи солнца, а по всему телу пробежала орда мурашек, что и не мудрено, ведь весна только-только начала входить в свои права в окрестностях академии, а я оказался именно перед её воротами. Пронизывающий холодный, сырой ветер трепал мои брюки и рубашку, заставляя ёжиться от холода.

— Вот же! — в сердцах прошипел я и направился к воротам.

Очутившись в своей комнате в общежитии я уже едва ли не окостенел от холода. Пришлось сразу же идти в душ — отогреваться. Струи воды обжигают. Частично смывая напряжение, отрезвляя мечущийся в противоречивых чувствах рассудок и постепенно, чудесным образом, приводя мысли в порядок.

Отец остался там, один на один, с Шелдом. Сможет ли он ему противостоять? Чем я могу ему помочь? Да, частью сознания я понимаю, что от нас троих было мало толку, мы лишь мешались бы под ногами, являясь прекрасной целью для сошедшего с ума братца, но как же тяжело признать своё полное бессилие! Хорошо хоть Мила теперь в безопасности.

Сидеть в комнате не было ни сил, ни желания. Высушил волосы применив слабенькую бытовую магию из основ драконьей, оделся потеплее и направился в столовую. Солнце на улице раздражало, так же как и весёлый гомон студентов, решивших прогуляться в этот солнечный весенний денёк. Столовая встретила теплом и взглядом чёрных как ночь глаз Кайры, тут же призывно помахавшей мне рукой.

Собрав полный поднос еды, прошёл до столика девушки, которая вопреки обыкновению сейчас сидела в одиночестве с какой-то книгой в руках.

— Ты куда пропадал? — поинтересовалась она.

— Никуда, — буркнул я пребывая в своих собственных мыслях.

— Да, ладно, — усмехнулась та. — То-то я смотрю Леон за двоих вчера в столовой отдувался.

— Мы с ним немного повздорили, — говорю. — Ректор позволил мне продолжить отработку в первые два учебные дня, чтобы мы лишний раз не пересекались.

— С чего бы это он так чутко отнёсся к склокам между студентами? — вперила она в меня проницательный взгляд чёрных глаз.

Молчу. Уставился в тарелку. Завираться не хочется. К тому же, Кайра мне не враг. Как собственно и Леон. Не их вина, что у меня младший братец козёл, каких поискать.

Есть хочется, а кусок в глотку не лезет. Вожу вилкой по тарелке.

— Поль, — придвинулась ближе Кайра, и в её голосе послышалось сопереживание, что меня нимало удивило. — Я же вижу — что-то происходит, но хоть убей не понимаю, что. Не верю, что ты вот так вдруг подался во все тяжкие. Тому были причины? — спрашивает.

— Были, — не вдаваясь в подробности, отозвался я.

— И распространяться о них, ты не можешь?

Я лишь покивал в ответ, искренне надеясь, что девушка поймёт и не станет домогаться, выжимая из меня подробности.

— Так я и думала. Но Леон и слушать меня не желает.

— Понимаю, — буркнул я, упоминание об обиде товарища резанула по сердцу, как ни крути, хоть мы и не слишком с ним близки, а иного друга у меня и нет, кроме…

— Рос пропал, — произношу.

Кайра как-то вмиг подобралась и странно взглянула на меня.

— Ты его не чувствуешь?

— Не-а. Вообще. Звал его. Не откликается. И… Как-то пусто на душе стало. Одиноко… — с внезапной чёткостью сформулировал я то, что ощущал в последнее время.

— Ну… Ведь и Мила уехала, может дело в этом? Вы поссорились, вот и…

— Нет. Это началось раньше. И с Милой… — я поднял взгляд на девушку, и решился сказать хотя бы часть правды: — Мы помирились.

— Оу! — вмиг засияла та. — Так вот куда ты исчезал?! Сбегал?! — приглушённо воскликнула она и тут же с опаской заозиралась по сторонам. — Но как… Как тебе это удалось?

— Отпросился у ректора, — честно ответил я, отчего на лице девушки промелькнуло разочарование, видимо она нафантазировала себе нечто куда более романтичное.

— Я тут кое-что читаю, — произносит, и переворачивает книжку так, чтобы я увидел название — «Парадокс связи человека с лероссом» — гласит название. — Мне тоже хочется обрести леросса в спутники жизни, вот надеюсь найти информацию о том, как его привлечь.

— С ума сошла? Шанс, что леросс тебя признает мизерный, а что убьёт — почти стопроцентный.

— Да ну тебя… Кто не рискует, тот не ест гулак! — усмехнулась она, а меня резанул факт упоминания трижды проклятого фрукта. — Я всегда об этом мечтала, но не верила, что это на самом деле возможно, пока не увидела тебя и Роса, Милу и Ворона, так почему бы и нет? О! Вспомнила! Вот тут… — она начинает сосредоточенно листать странички, выискивая какой-то фрагмент текста. — Вот! Читай, — подсунула она ко мне довольно потёртый фолиант.

Данный раздел описывал процедуру поиска леросса, уже связанного с человеком. Но в первых же строках, говорилось о том, что, если с кем-то из связанных происходит нечто плохое — болезнь, ранение, или не дай бог — смерть, это сказывается на втором члене связки, так как боль и страдания разделялись на обоих в равной степени. Это по сути было очень выгодно для человека, так как сами лероссы считались почти неуязвимыми. Но бывает и так, что леросс может существенно отдалиться территориально и тогда теряется ощущение связи — мысленной. На этом моменте я облегчённо вздохнул, ведь это означало, что с Росом всё хорошо, просто он где-то далеко. Такое ведь и прежде несколько раз бывало, вот и чего я разволновался так? Явно нервы сдают из-за всего навалившегося в последнее время, надо бы травок каких-нибудь успокаивающих попить.

— Ты читай, читай, — привлекла моё внимание Кайра. — Там есть способ как найти потеряшку. А-то с Милой ты помирился, и всё равно на тебе лица нет, тень, а не человек.

«Эх… Знала бы ты, что вокруг меня творится…» — подумал я, но чтение всё же продолжил.

И да, здесь действительно имелся такой способ и был он, стоит заметить, не сложен и не требовал никакой предварительной подготовки или ингредиентов. Правда подвластен метод был лишь магически одарённым, но в этом плане у меня проблем не было. Только и требовалось настроиться соответственно и мысленно представив своего леросса, произнести заклинание поиска. В итоге я тут же должен буду ощутить, что-то типа тяги в каком-то направлении, а затем передо мною бы засветилась такая же точечка, которую я видел, отправляясь в академию в то время, когда искал свою избранную… Дальше читать терпения не хватило, ведь самое главное я уже выяснил. Не оттягивая время, принялся сосредотачиваться, как это было описано в книге. Представил Роса во всех деталях мысленно производя детали всех его обличий, которые когда-либо видел, прочитал заклинание и…

— Ничего… — выдохнул я, и даже головой помотал. — Наверное, что-то не так сделал, — говорю, а Кайра как-то помрачнела, но молчит пока, не мешает и на том спасибо.

Перечитал. Повторил всё ещё раз, и ещё раз… Ничего!

— Не работает, — констатировал я, раздражённо отпихивая от себя книгу.

— Читай дальше, — пододвигая ту обратно, как-то грустно потупив взгляд, прошептала сидящая напротив девушка.

Взглянул на неё. Молчит. Смотрит куда-то вниз и не понять — о чём думает? Делать нечего, продолжаю читать. И тут сердце сжимается: «В момент смертельной опасности, леросс в целях спасения своего избранного разрывает связь, принимая весь урон на себя… И тогда заклинания поиска становится не действенным, потому что связи более не существует», — гласил абзац, следующий за тем, который я ранее успел прочитать.

Я в бессильной злобе сжимая кулаки подскочил со своего места. Поймав исполненный сочувствия взгляд Кайры.


Глава 21. Очередные открытия

— О, бо-о-оги… — взвыла я и соскочив с постели, со всей возможной прытью скрылась в туалетной комнате.

На двери защёлки не было, да и глупо было запираться от леросса. Что он не видел? Вот только встретиться с ним взглядом, после произошедшего, было выше моих сил, не говоря уж о том, чтобы заговорить. И не важно, пусть это был всего лишь сон, но в это время я реально находилась именно в ЕГО объятиях! И ОН видел этот самый сон, вместе со мной, «от и до»!

Включила воду, скинула ночную рубашку и забралась в ванну. Тело понемногу приходит в норму, чего о мыслях и чувствах сказать нельзя. Вот и что на меня нашло этой ночью? Там, в Драконьем Гнезде, мои близкие рискуют жизнями пытаясь нейтрализовать Шелда, а я тем временем что вытворяю? Нет, конечно же, если это сон, то моей вины ни в чём нету, а если…

«Сон это был, сон, глупышка», — раздался в голове мурлыкающий голос Ворона, явно успевшего сменить ипостась.

«Точно?»

«Чем тебе поклясться, чтобы ты поверила?»

«Не знаю…» — мысленно вздохнула я, пробормотав:

— Просто всё было настолько реалистично… — добавляю вслух.

«Что ты знаешь о нас?»

«О нас?» — переспросила я.

«О лероссах».

«Собственно, немного».

«Конкретнее…»

«Вы выбираете себе жертву и питаетесь её жизненной силой. Обладаете способностями к психическому воздействию, мысленному общению, магии, можете принимать облик существующих на Рестанге существ. Изредка кто-то из вас по непонятным причинам находит себе спутника среди людей или виртонгов, этот союз продлевает длительность жизни избранника, едва ли не втрое… Можете недолго находиться в состоянии невидимости. В принципе, всё…»

«Маловато, хотя чего ещё ожидать? — со вздохом молвил леросс. Немного помолчал и добавил: — Ну что же, времени у нас вдоволь, будем заполнять пробелы в твоих знаниях на эту тему. Но пока, я хотел бы поесть, и тебе это сделать тоже не помешает».

Выбравшись из ванной, накинула халат, запахнулась поплотнее, и пройдя в спальню, звякнула колокольчиком. Взяла в руки платье и опять — покраснела! Да, что ж это такое-то? Леросс заметив моё смущение, фыркнул, но благоразумно комментировать ничего не стал. Уселся на подоконник, спрятавшись за гардиной и уставился в окно, давая мне спокойно переодеться. Стоило натянуть платье, и тут же раздался тихий стук в дверь.

— Литэ, завтрак будет подан через пару минут… — произнесла служанка.

Женщина озиралась в поисках Поля, и видимо предположила, что тот куда-то вышел.

«Может, потом примешь образ моего мужа, чтобы не смущать народ?» — мысленно обращаюсь к лероссу.

«Если это не смутит тебя, то легко!» — отозвался он… Уже голосом Поля и соскользнул с окна.

«Я же сказала — ПОТОМ!» — мысленно взвыла я, наблюдая как отвесившая челюсть служанка, озадаченно потирая глаза, глазеет на леросса, принявшего облик моего мужа.

Окинула его взглядом: стоит, привалившись к подоконнику, и выглядит зараза неимоверно сексуально в лёгких замшевых невысоких сапожках, светло-бежевых полу-облегающих брюках, распахнутом бежевом сюртуке, и наполовину расстёгнутой белой рубашке, открывающей вид на в меру накачанную, без единого лишнего волоска смуглую грудь… Чёрт… Как же хорош… Мой муж! Сама себе завидую, но… Он где-то там, а это…

«Это всего лишь я», — мысленно усмехнулся этот шельмец.

— Миор… Простите… — пробормотала служанка. — Я вас не заметила.

— Ничего страшного, — улыбнулся тот. — Моя супруга стесняется переодеваться, пришлось укрыться за градиной, чтобы не смущать.

«Обязательно меня идиоткой выставлять?»

«Лучше если она решит, что у неё со зрением или головой проблемы?»

Я одарила его испепеляющим взглядом, едва не зарычав в ответ на это заявление. Вот вроде бы и понимаю, он всё правильно сделал, но… Что ему стоило дождаться её ухода? И… Что-то я нервная какая-то с утра.

«Что и странно! Вообще-то, удовлетворённая женщина должна быть ласковой и спокойной…»

«Что?!» — мысленно воскликнула я и не удержавшись запульнула в него подушкой.

«Да пошутил я! По-шу-тил! Что-то ты и вправду нервная, даже шуток не понимаешь», — ухмыляется этот гад, впрочем успешно увернувшийся от моего снаряда.

— Миор, литэ, — привлекла к себе внимание, по-прежнему мнущаяся в дверях женщина. — Вам что-то ещё нужно?

— Благодарим, только завтрак… — с наимилейшей улыбкой отозвался Поль… Тьфу ты, то есть не Поль.

Служанка, сделав книксен, скрылась за дверью. Перевожу взгляд на этого засранца и тут возникает вполне закономерный вопрос:

«Одежду-то где взял?»

«А нет никакой одежды… — так же мысленно ответил леросс. — Всего лишь закреплённая иллюзия».

«Лероссы владеют иллюзией? И… Ты… Ты ходишь голым?!» — ощущая, как к щекам в очередной раз приливает румянец, уточняю.

«Можно и так сказать, ты вот тоже без нижнего белья и ничего. Никто ведь этого не видит…»

Тут же вспомнилось то, как мы спали, как он прижимался своими бёдрами к моим обнажённым ягодицам… Перед мысленным взором пронеслись фрагменты неимоверно эротичного ночного видения. Внизу живота разлилось предательское тепло, пробуждая пока ещё вполне сдерживаемое физическое влечение к стоящему рядом мужчине.

— Зато теперь кое-кто об этом знает, — вслух буркнула я.

— Ой, ой! Малышка, не смеши! Сколько раз за последние два с лишним месяца, я спал с тобой в обнимку? Прижимался ко всем частям твоего тела? И ничего! А тут развела трагедию на пустом месте, — отвечает этот шельмец.

«Раньше ты выглядел как кот!» — огрызнулась я.

«Да какая разница? Это всё равно был я».

«На кота я так не реагировала…» — мысленно вздыхаю, одновременно пытаясь взять себя в руки.

— Дорогая, ты отвлеклась от темы нашей беседы, — как ни в чём не бывало произнёс вслух леросс, обошёл меня и приглашающе распахнул дверь.

Какая уж тут беседа, если у меня гормоны зашкаливают…

«Спиши всё на беременность и успокойся», — как всегда прочитав мои мысли отозвался в моей голове Ворон.

«Ага, успокойся…»

Столовую комнату заливал солнечный свет, попадающий туда через огромное окно, занимающее практически всю противоположную от входа стену. Здесь царило приятное тепло, а в воздухе уже витали ароматы изысканных яств, которые успели подать за то время, что мы с Вороном препирались в спальне. За завтраком общались мысленно, и узнала я столько…

«Во-первых, ты должна знать, что союзы, подобные нашему, в кругах лероссов не поощряются. Считают это своего рода проявлением слабости. Наш народ… А мы себя воспринимаем именно как ещё одну расу, хоть остальные так и не считают. Так вот, наш народ не столь и многочисленен, причина кроется в том, что продолжительность жизни у нас велика, но женских особей мало и они зачастую производят на свет не более одного ребёнка, наша с Росом мать редкое исключение…»

«Вы с Росом братья?! Ты знаешь где он?..» — почерпнула я самую актуальную для себя информацию.

«Да, малышка, — леросс вздохнул и продолжил: — Но речь пока не об этом. Лероссы по взглядам делятся на четыре категории: нейтралы, романтики, прогрессоры и протестанты. Первая и самая многочисленная группа — нейтралы. Это лероссы ничем не интересующиеся, ни о чём не мечтающие. Они вполне удовлетворены своим существованием, таким какое оно есть. То есть, изгнанные со своих исконных территорий, не способные испытывать чувства и эмоции, живущие только ради удовлетворения физиологических потребностей, таких как секс, жажда охоты, голод. При этом, они отнюдь не глупы. У нас, так же как и у драконов, имеется наследственная память. Так как в большинстве своём все лероссы являются единственными потомками по линии матери, то и память просыпается практически в каждом, поэтому нам не требуется образование, как людям или виртонгам. Почти всем… Кроме таких, как я… Я младший».

«Это, наверное, немного угнетает…» — мысленно произнесла я, в очередной раз поражаясь — сколько же не знаю о собственном мире и населяющих его существах.

«Не особо, если честно, — беззаботно отозвался Ворон, и заметив моё удивление пояснил: — У нас полная связь с Росом, всё что известно ему, знаю и я. Правда что-то новое узнаём только тогда, когда оказываемся поблизости, общаться на расстоянии мы не можем. Ну так вот, мы с ним относимся, как раз ко второй категории представителей моего вида — так называемым романтикам, по сути своей мы отшельники и изгои. Как ты, наверное, догадалась, романтики это те, кто решился на истинную связь с человеком или виртонгом…»

«А бывает не истинная?»

«Бывает, маленькая моя, с некоторых пор, бывает. Ею и пользуются представители третьей категории — так называемые «протестанты», недовольные существующим укладом, и не приемлющие взгляды нейтралов, романтиков и лишь частично согласные с политикой прогрессоров. Не знаю, как они обходят непреложные магические законы связи, но они умудряются втереться к человеку или виртонгу в доверие, не показав своей истинной сущности, но при этом получая возможность считывать память и влиять на сознание своей жертвы…»

«Жертвы?» — переспросила я.

«Именно жертвы, малышка. Они в обличии какого-нибудь животного находятся рядом с детьми, рождёнными от избранных Советом Магов мужчин, а как только у тех открывается дар… Убивают…»

— Зачем? — воскликнула я вслух, вылупив глаза.

«Затем, чтобы занять их место в этой жизни, получив дом, семью, возможность карьерного роста. То чего лишены свободные лероссы… Ну и… Таким образом, они умудряются ещё больше продлить свою жизнь. Как? Не знаю. И если честно — знать не желаю. Как итог… Вспомни сколько правителей сменилось за первые двенадцать тысячелетий после свержения драконов? А сколько за следующие восемь тысяч лет?» — завершил он и на время умолк.

Пришлось напрячь память вспоминая изученную в академии историю. Выходило, что за первые двенадцать тысячелетий сменилось семь императоров, а за последние восемь правил всего лишь второй. Выходит, они не просто умудрялись подменить собой реально существовавших некогда людей или виртонгов, но и каким-то образом обвести вокруг пальца артефакт, избирающий правопреемника на императорский трон?!

«Тут-то как раз они и не напрягались, — отозвался на мои размышления Ворон. — Артефакту всё равно к какой расе относится избранник. Он не отсеивает лероссов. Для него главное, чтобы он жил на Калинийском материке. Но! Мёртвой долины для него не существуют на карте материка!»

«Почему?» — удивилась я.

«Эта зона некогда была искусственно создана для содержания политических изгоев, — отозвался леросс и со вздохом продолжил: — В общем, для выбора нового императора, играет роль наличие сильного магического дара, и нахождение на территории подвластной артефакту. Кто наиболее силён в магическом плане?»

«Либо дракон, либо леросс?» — предположила я.

«Именно. Но во времена переворота нас изгнали из исконно леросских земель, ныне именуемых Обитель Виртонгов, а драконов изничтожили как вид. Те из них, что нет-нет да возрождаются как твой муж или его отец, бесспорно сильны в магическом плане, но вопрос о месте обитания остаётся в силе, а Долина Мёртвых блокирует все подходы к границам земель принадлежащих Дел Ларго. Улавливаешь суть?»

Тут же вспомнились мои нечастые беседы с родителями Поля во время прохождения практики.

«Выходит, только живя за пределами родового замка они получают шанс стать избранными на роль следующего императора, потому и оставляют своих жён и детей в Драконьем Гнезде, а сами перебираются в столицу. А брать с собой семью не могут. Как растить детей в атмосфере всеобщей ненависти к драконам, зная, что малыш в любой момент может неожиданно сменить ипостась… Жуть какая-то… Выходит, эти ваши протестанты убивают магически одарённых людей и виртонгов в надежде взойти на императорский трон? Ныне правящий император и его предшественник, судя по продолжительности жизни, были лероссами?»

«Правильно мыслишь, малышка».

«Но почему… Почему, они, получив желаемое, не добиваются того, чтобы вас признали как расу? Почему не позволяют вам переселиться на большую землю?»

«Ты забыла об основных характеристиках леросса? Нет чувств, эмоций, главная цель жизни — удовлетворение собственных потребностей, что по-вашему называется — эгоизм».

«А что там ещё за прогрессоры?» — спрашиваю, чувствуя, что голова идёт кругом от обилия информации.

«О! Это как раз… А пойдём в парк?» — поставив на стол опустевший бокал, неожиданно сменил тему Ворон.

Вскоре мы уже прогуливались по ухоженным дорожкам парка, и да — продолжали разговор, вернее, Ворон продолжал просвещать меня о тайных пружинках и винтиках политической жизни этого мира. С ума сойти! Моего мира! О котором я ни черта не знаю, в чём убеждаюсь раз за разом. Мне даже проанализировать полученную информацию не удаётся, дай бы бог запомнить, одно радует — вернувшись на Землю, смогу перечитать файлик о происходивших тут событиях и спокойно всё осмыслить.

«Так вот, малышка, теперь мы подобрались к последней категории — прогрессоры. Это как раз, те, с кем твоему мужу, в соответствии с его задумками, как я понял из твоих воспоминаний, стоит наладить связь. Это некая помесь романтика и протестанта. Они стремятся попасть на исконные территории, при этом не приемля насилия и подлых методов протестантов, но и не впадая в крайности образовывая с кем-либо связь. Их желание мне вполне понятно — добиться признания лероссов как расы и желательно без насилия и подлости».

«Это говорит обделённый чувствами и эмоциями леросс?» — мысленно усмехнулась я.

«Вообще-то, нас романтиками за то и зовут, что мы стремимся образовать связь, чтобы познать эти несвойственные нашему виду чувства, — признался Ворон. — Я ведь не скрываю, что люблю тебя. Не так как ты Поля или он тебя, но люблю. Вернее, так: есть моё чувство и есть то, что я испытываю в ответ на твоё отношение к принимаемой мною ипостаси. Раньше, мне нравилось ощущать себя котом, сейчас попробовал и… Хочется почаще быть твоим мужем… Позволишь?»

— Подумаю. И… Спасибо за честность. Вот только одного не понимаю, — останавливаясь возле фонтана, пробормотала я вслух.

— Тс-с-с… — приложил к моим губам палец, а у меня аж дрожь по всему телу пробежалась от этого невинного прикосновения, и я едва сдержала порыв его поцеловать.

Но тут же спохватилась, отогнав неправедные порывы, и продолжила мысленно: «Чем другим лероссам так претит связь с людьми? Ну ладно на виртонгов у них зуб из-за изгнания, но люди тут причём?»

«Насчёт виртонгов ты права. Но дело не только в этом. Во-первых, мы теряем свободу, а это единственная ценность, сохранённая нашим видом с незапамятных времён. Во-вторых, увеличивая продолжительность вашей жизни, мы сокращаем свою. Получается, как в сказках — жили они долго и счастливо и умерли в один день».

«Серьёзно?! Тогда зачем вам это?» — искренне удивилась я.

«Есть же и плюсы, малышка. Чувства и эмоции, о которых я говорил ранее, они раскрашивают нашу жизнь, делая её намного ярче и насыщеннее. К тому же, нам уже не требуются чьи-то жизни для подпитки, а ведь найти их очень непросто учитывая среду нашего обитания. Много ли ты видела людей или виртонгов в долине Мёртвых? Ну и вот, обретя связь, мы питаемся ваношинамнаина чувствами и эмоциями, а это помимо прочего даёт нам дополнительную магическую защиту, делая почти неуязвимыми».

«То есть… Этой ночью ты специально спровоцировал мой сон, чтобы подпитаться?!»

«Молодец, малышка, всё ловишь на лету», — похвалил леросс и внезапно добавил: — «Но эта же связь делает нас уязвимыми…»

— Бр-р-р… Ты определись — уязвимыми или нет? — вслух буркнула я.

«Магически и физически мы сильнее всех рас кроме крылатых, а обретя связь, становимся даже сильнее драконов. Но вы — люди, виртонги, очень хрупки. Ваша беззащитность и является нашей слабостью».

«Потому что любое причинённое нам зло, отражается на вас…»

«Именно. И теперь, когда ты узнала основное, думаю сможешь понять и то, о чём я расскажу дальше».

«Звучит столь же интригующе, сколь и пугающе…»

«В общем, Рос будучи вместе с твоим мужем в академии, почувствовал появление поблизости Шелда. Он знал об изгнании и почуял неладное. Проследив за происходящим возле ворот, Рос узнал, что Шелд передал твоему мужу записку. Недолго думая, он принял облик Поля и перехватил посланника. В письме за подписью «Винса» извещалось о необходимости срочно увидеться за пределами академии после занятий, и так же имелась просьба оставить причину выхода за территорию в тайне».

По мере рассказа мне становилось не по себе, и я сама того не замечая прижала руки к губам.

«Естественно Поль ничего так и не узнал о той встрече. Рос вышел и тут же был атакован. В краткий миг он понял, что никакие магические щиты не выдержат направленного на него удара, поэтому сделал единственное, что посчитал верным — разорвал связь с Полем, приняв весь удар на себя».

— Он… Он погиб?! — вырвалось у меня, а на глаза навернулись слёзы.

— Нет, малышка, — леросс обнял меня за плечи и начал поглаживать, успокаивая. — Я подобрал его и сделал всё что было в моих силах. Ему просто нужно время на то, чтобы прийти в себя. И связь возобновить он не может…

— Но… Почему?

— Потому что слишком слаб и возобновлении связи может убить Поля, а значит их обоих. Так-то, девочка. Я выполнил то, ради чего пришёл. А теперь… У тебя есть деньги на пару свитков переноса?

— Да-да, есть, там, в комнате… — отвечаю на автомате и тут до меня доходит смысл последних слов: — Ты уходишь?

— Я не могу надолго покидать брата, когда он настолько уязвим.


Глава 22. Поль. Откровения

Как выскочил из-за стола и рванул к выходу из столовой, почти не помню. Внутри всё разрывалось от одной лишь мысли, что связь с Росом потеряна, что ему грозила опасность, и возможно… Возможно, моего верного друга больше нет в живых. На выходе едва не сбил с ног миора Рантеона Дел Шантуа.

— Что-то рановато ты вернулся, — схватив меня за плечи и удерживая на месте, молвил тот, вглядываясь в мои глаза.

Тут же вспомнились все подмеченные ранее странности в поведении ректора, и то его внезапное появление возле пруда, подозрительная осведомлённость о том, что в нашем замке творится что-то неладное…

— Вы знали?! — выпалил я ему в лицо, сжимая кулаки, и с трудом удерживаясь, чтобы не наброситься на этого седовласого виртонга.

— Смотря о чём, — уклончиво, отозвался тот. — Полиней Дел Ларго, попридержите свой гнев при себе, и через полчаса жду вас в своём кабинете, — добавил он и отпустив меня, как ни в чём не бывало направился в столовую.

Стою. Хлопаю глазами как идиот. Былое смятение и ярость как рукой сняло, осталась лишь растерянность. Вот уж точно без магии тут не обошлось. Что со мной только что сотворил ректор? Не знаю. Но и бежать за ним в столовую желания нет. Что толку? При всех выяснять отношения смысла нет, он ничего не скажет, а на отчисление точно нарвусь.

Отведённые мне полчаса прослонялся по академическому парку. Постоял возле того пруда, где когда-то после отчисления Милы обнаружил Леона. Нет, боль никуда не ушла, было грустно и тоскливо, но пришло понимание — если что-то уже произошло, то этого не изменить. Мёртвым уже не поможешь, а вот что сделать, чтобы обезопасить живых? Увы, ответа на этот вопрос у меня не было.

К указанному времени я очутился в кабинете ректора. Миор Рантеон Дел Шантуа восседал в своём кресле и… Курил! Никогда прежде не видел его за этим занятием.

— Заходи, — без обиняков, произнёс тот и кивнув в сторону портсигара, предложил: — Не желаешь? Нервы, знаешь ли успокаивает, — говорит, и щелчком пальцев активирует вокруг нас защитное поле, как это делает порою мой отец.

Я лишь головой помотал в ответ, и ошалев от столь неожиданного начала разговора, плюхнулся в одно из кресел, напрочь позабыв обо всём что хотел высказать, спросить…

— Так вот, юный дракон, — начинает он, и я ощущаю, что кровь мгновенно отливает от лица. — Не трясись ты. Если у вашего рода и есть враги, то это не я. Ясно?

— К-хм… — выдавил я.

— Я так понимаю, это было — да?

Киваю. А у самого мысли носятся в голове с бешеной скоростью — откуда он мог узнать?! Что затребует за молчание? Деньги? Слава богу, если их. Но где гарантии, что он вообще сдержит слово?

— Не о том ты думаешь, крылатый, ох не о том, — произносит ректор. — Возвращаясь к твоему вопросу получасовой давности, я знаю, что в замке творится что-то неладное. Потому и пытался отговорить твою жену от идеи отчисления. И вот вернулся ты, весь издёрганный. Думается мне, дело не в личных проблемах, иначе ты бы остался возле жены вымаливая прощение, а не мчался сюда раньше обозначенного срока. К тому же, сегодня я был в столице, и твой отец не явился на плановое собрание Совета Магов. Вывод: он в родовом замке наводит порядки, а тебя выслал в академию, чтобы под ногами не мешался. Та же участь постигла твою сестру, Винса и Милу, которые наверняка сейчас в столице. Так?

Что тут скажешь, киваю, отмечая, что о Шелде он даже и не заикнулся. Вопрос: почему? Что-то мне подсказывает, Дел Шантуа знает о нашем семействе немало. Вот только с чего бы такой интерес? И опять же, я как всегда, ничего сделать не могу. Он один из сильнейших магов Эрензии и мне с ним не тягаться. Как же бесит это бессилие…

— Так вот, к вашему роду проявляют интерес три весьма влиятельных семейства… — задумчиво произносит хозяин кабинета, а я мысленно подсчитываю то, что мне известно: второй советник, главмаг и… Его Величество. — Вижу, ты и сам догадываешься о ком именно речь, — после недолгой паузы, продолжает свою речь ректор. — И если ничего не предпринимать, то их круг расширится как минимум ещё на три весьма могущественных рода, а за ними придёт черёд императора. Вот тогда от вас даже памяти в истории не останется, — припечатал он. — У меня пара вопросов, на которые ты дашь ответы, иначе помочь я вам не смогу.

— А вы можете? — невесело усмехнулся я гадаю, какие ещё три рода?

— Дашь ответы на вопросы и узнаешь ответ на свой, — постучав кончиками пальцев по столешнице отозвался ректор.

— Что вы хотите знать?

— Первое: я знаю, что твой младший брат не является Дел Ларго в полном смысле слова, так как зачат от Дел Корена, и так же мне известно, что сразу после ночи Слияния Лун он прибыл в столицу повидался с обоими отцами и… Исчез. Я так понимаю, что донос о вашем браке дело именно его рук. Так вот, вопрос: куда он делся? Стой, не спеши, — выставив руку вперёд, произносит ректор, заметивший, что я хочу что-то сказать. — Второй вопрос, возможно пересекается с первым. Что происходит в Драконьем Гнезде?

— Простите, но ни на один из этих вопросов я не имею права дать ответ, — выпалил я.

— А кто может?

— Отец.

— Превосходно. Значит, отправляемся к нему… Я так понимаю, он в замке? Вот и чудесно. Вернёмся утром. Так что, у нас день на то, чтобы разобраться во всём.

Что я ощущал в тот момент? Не знаю. Я по сути ничего не выдал, но и не опроверг, он сам всё разложил по полочкам, поразив своей осведомлённостью. Одно странно — угрозы от Дел Шантуа действительно не исходило, но… Если что-то удалось узнать ему, значит и другим это под силу…

К выходу из академии плёлся как на эшафот. Было страшно даже подумать, как на наш визит отреагирует отец. Ведь… О, демоны… До меня только сейчас дошло, за всей этой суетой мы упустили один очень важный момент! Мы не успели рассказать о том, как приходится лечить Винса, а его вместе Сейлой выслали в столицу. Как… Как сестра будет там обращаться в дракона?! Там же повсюду глаза и уши…

Теперь я припустил к воротам, едва ли не опережая ректора. Мне срочно надо было переговорить с отцом, объяснить ему всё. Пока не поздно… Сейчас уже день в разгаре, а ближе к вечеру настанет время приёма очередной порции драконьей крови, и тогда…

Словно во сне отметил тот факт, что мы уже очутились за воротами, потом ректор перекинулся парой фраз с магом-телепортером, и вот, мы уже у входа в долину. Я волновался, боясь не успеть, и каково же было моё удивление, когда там, в ущелье меня достиг окрик ректора:

— Не несись ты как ужаленный. Стой!

Меня так и подмывало ответить ему чем-нибудь резким, но провоцировать не хотелось, итак не ясно что будет, когда заявимся в замок. Опять же, он сильный маг и всегда поддерживал отца, вдруг сумеет помочь?

В таких вот размышлениях я и поджидал его. Подошёл. Ни слова не говоря, взял меня за руку. А в следующий миг, мы стояли возле ворот замка!

— Но как?! — вылупился я на него.

— У каждого свои секреты, — таинственно ответил он. — Теперь у тебя есть ещё один ключ к разгадке моего и, это доказательство того, что я вам не враг. Думай, крылатый. Думай.

Учитывая то, что на дворе был белый день, ворота нам открыли довольно быстро. Сложнее оказалось разыскать отца.

— Упрямый мальчишка! Что ты тут делаешь? — буквально прошипел он, когда я появился из-за стеллажа в библиотеке. — Я же сказал… — он осёкся на полуслове, увидев следующего за мной Дел Шантуа. — Рантеон? Какими судьбами?

— Нам надо поговорить, — хором выдали я и ректор.

— Надо же, какое единство, — удивлённо приподнял одну бровь отец, и устало вздохнув, прищёлкнул пальцами создавая вокруг нас защиту от прослушивания. — Слушаю.

— Нет, Даркор, это я слушаю, — первым начал говорить ректор. — Предупреждаю, не стоит юлить. Я прекрасно знаю, что Шелд не твой сын, знаю, что именно он слил информацию о браке Поля, знаю, что следом он заявился в столицу, повидался с родным отцом, отправился к тебе и… Пропал.

Желваки на лице отца загуляли, он явно был неимоверно зол. И брошенный на меня испепеляющий взгляд, вынудил меня инстинктивно сделать шаг назад, хоть моей вины и не было, но кто знает, вдруг он в пылу праведного гнева не удосужится разобраться?

— Мальчишка ни в чём не виноват, — твёрдо произнёс Дел Шантуа и встал между нами. — В итоге моей попытки что-то разъяснить у него, узнал только одно: он не в праве отвечать на мои вопросы, это можешь сделать только ты. И вот я здесь.

— С чего ты решил, что я стану это делать? — гневно сверкнул в его сторону очами глава рода Дел Ларго.

— Даркор, не усугубляй, мы с тобой никогда не были врагами, хотя… Друзьями нас назвать тоже сложно. На вас точат зуб два наиболее влиятельных рода Эрензии, и они же с определённым успехом перетягивают на свою сторону короля. Вскоре информация просочится через границы, не думаю, что правители Жардонии, Ларкоса, Ордонских Степей и император, придут в восторг узнав, что в почти неприступной долине живёт дракон.

— Что?! — вылупился на него мой отец.

— Не очень их обрадует и тот факт, что он будущий маг и сейчас студент академии.

— Поль, как это понимать? — прорычал отец.

Что тут скажешь? Я лишь руками развёл.

— Мальчишка тут не причём, я уже говорил, — подал голос Дел Шантуа. — Это всё факты, дорогой мой Даркор. Но пока что, эта информация не вышла за пределы вашей долины. И распространять её, я не собираюсь, это не в моих интересах. Вопрос в другом, — он обернулся ко мне. — Полиней, насколько неконтролируемы обращения? Не получится ли так, что ты не сумеешь сдержать себя и сменишь ипостась в стенах академии?

— Эм… — только и смог выдавить я.

Вот же, демоны, я думал, что он откуда-то прознал про летавшего над замком дракона, и он по-видимому это действительно знает и считает, что это был я? Что ж… Пусть так. Не говорить же, что это была сестра? Надеюсь, всё это не отразится на Миле…

— Если не уверен, скажи прямо, дам книгу, где толково описаны методы контроля над второй ипостасью, — произносит ректор, а у меня челюсть откровенно отвисает от этих слов, да и не только у меня, судя по вытянувшемуся лицу отца. — Но это лирика. Пока Полиней думает, Даркор, у меня два вопроса: что с Шелдом и что происходит тут?

На время я буквально выпал из реальности, переваривая сказанное и подмеченное. Да, краем уха слышал разговор отца с ректором, но мысли были о другом. По всему выходило, что Дел Шантуа, несмотря на то, что является виртонгом, ещё и дракон? Да-да, именно драконом! Ведь тогда у пруда, он выходит, действительно применил иллюзию. Затем в своём кабинете, наложил полог драконьей защиты от прослушивания, увы, я его не сразу распознал, потому что это заклинание визуально очень схоже с аналогичным из обычной магии, но оно настолько ресурсоёмко, что почти не используется. И вот, там, в ущелье ректор использовал изученный Милой метод переноса в пространстве.

— Вы дракон… — прошептал я.

— Надо же, тебе понадобилось больше времени, нежели я думал, — усмехнулся Дел Шантуа.

— И ты так смело это признаешь? — удивлённо воззрился на него мой отец.

— Какие могут быть секреты среди сородичей, не так ли, многоуважаемый Даркор?

— Зачем тебе это? В смысле раскрывать себя… — не унимался отец.

— Скажем так, меня не устраивает нынешний порядок. Один дракон это всего лишь капля в море. А три дракона, уже сила. К тому же, мне кажется у вас есть возможность разыскать ещё кого-нибудь из наших, не так ли?

— Заметь Дел Шантуа, всё это лишь твои предположения, ни я, ни мой сын этого не подтверждали.

— Ради бога, с наступлением темноты я докажу вам правдивость своих слов, но до тех пор можно было бы многое обсудить.

— Не ожидал такого от тебя, но имей ввиду, я не собираюсь разговаривать на эту тему, — отрезал глава рода Дел Ларго.

— До тех пор, пока не получишь подтверждение моих слов? — усмехнулся ректор.

— В любом случае…

— Бог мой… Пойдём, — Дел Шантуа, махнул рукой в сторону выхода из библиотеки, при этом легонько щёлкнул пальцами, и окружающая нас защита истаяла, не оставив и следа, что явно поразило отца.

Стоило нам выйти в мягко говоря просторный коридор и… Перед нами возник огненно-красный дракон, у ног которого лежала одежда ректора. Отец несколько раз удивлённо моргнул, подошёл поближе, коснулся рукой склонённой морды, закрыл глаза и замер.

Я стоял, гадая что бы это значило? И в какой-то момент, дракон исчез, на его месте вновь стоял… На этот раз голый Дел Шантуа.

— Вот так дела, — молвил он, поёжился, и подхватив с пола одежду начал одеваться.

— Не знаю, как теперь быть, — вздохнул мой отец из чего я понял, что они каким-то образом успели переговорить.

— Отец, мне надо сказать тебе кое-что срочное.

— Теперь можешь говорить открыто, — вздохнул он.

Взглянул на ректора, не зная, стоит ли? Да, он дракон и доказал это. Предавать своих он не станет, но всё же…

— Ну что ещё? — требовательно посмотрел на меня отец.

— То проклятие, что на Винсе, оно снимается ежедневным приёмом свежей драконьей крови в одно и тоже время. Сейле придётся обращаться прямо в столице…

— Вот же демоны! Во сколько он принимал кровь?

— В четыре часа дня… — вспоминая слова Милы, отвечаю.

— Демоны! Ждите здесь! — рявкнул отец и исчез.

Я заскочил в библиотеку и глянул на настенные часы: стрелки показывали половину четвёртого…

— Хоть бы успел… — донёсся из-за спины взволнованный голос, в котором я с удивлением узнал Дел Шантуа.

Повернулся к выходу из библиотеки и едва не сошёл с ума, увидев, как в помещение вбегает… Моя собственная копия!

— Поль, — окинув взглядом не менее моего ошарашенного ректора, и взглянув на меня, молвил этот некто. — Нам срочно надо переговорить. Это я — Ворон, — тут же пояснил он. — Иного способа добраться и всё рассказать у меня не было, пришлось принять твоё обличие. И сразу говорю: с Милой всё в порядке.

— А-а-а… — протянул я, думая какие ещё новости меня ждут…

Пришлось извиниться перед ректором и удалиться. То, что я узнал перевернул всё восприятие ситуации с ног на голову: теперь не было смысла устраивать геноцид виртонгов, как те некогда поступили с драконами, надо было идти на контакт с лероссами и объединять силы, Шелд… Брат оказался жертвой одного из сумасшедших одержимых жаждой власти собратьев Ворона, а Рос едва ли не жизнью пожертвовал, пытаясь меня спасти от того, кто приняв облик моего брата желал моей смерти. Всё это мягко говоря, шокировало, но… Больше меня удивили другие слова леросса.

— Не отстраняйте от решения этого вопроса Милу. Поверь её опыт, силы, знания и возможности многократно превышают ваши.

Нет, я замечал, что моя жена умудряется всё в кратчайшие сроки проанализировать и разложить по полочкам, но такая просьба из уст леросса удивила.

— Это был просто совет. И сейчас, я скажу то, за что возможно Мила меня возненавидит… Но… Неизвестно как она и к тебе отнесётся, если узнает о твоей осведомлённости…

— Что? — не выдержал я предисловий.

— Тебе хорошую новость или сногсшибательную сначала?

— Ворон! Там Дел Шантуа один, а ты шарады загадываешь.

— Ладно-ладно, — усмехнулся он. — Ну первая новость пусть будет… Хорошей. Ты думаешь, что у вас Милой ожидается малыш, но это не так…

— Что?! — я схватил его за грудки и что было сил, встряхнул. — Она не беременна? Это не мой ребёнок?

— О, боги! У вас будет двойня! — без труда убирая мои руки со своей одежды, ухмыльнулся этот гад.

— Фу-у-ух… Ты с Милой так же общаешься? — спрашиваю.

— М-м-м… Ну вы, люди такие забавные, когда нервничаете, — неопределённо отзывается леросс.

— Ладно. Что-то там должно с ног меня сшибить?

— Она бог.

— Что?! Ты шутишь, да?

— Нет. Именно она некогда создала этот мир, но потом, более высокими силами была отстранена от участия в его судьбе, а теперь в наказание сослана сюда, чтобы помочь вам обрести былое величие.

Я стоял как рыба, выброшенная на берег беспомощно открывая и закрывая рот. Теперь многое вставало на свои места. И её бесстрашие перед мужчинами, несвойственное женщинам нашего мира, и меткие замечания, касающиеся вопросов, в которых опять же женщинам разбираться не положено, и обретённая ею драконья магия, не говоря уж о скорости её освоения, и… Да многое! И тут, до меня дошло кое-что другое:

— То есть… Стоит нам добиться признания драконов, и она исчезнет?!

— Вот уж, чего не знаю, того не знаю, — пожал плечами мой двойник. — Она ведь вселилась в тело реально существующей девушки, и эта девушка останется с тобой.

— Она уже уходила с Рестанга, да? — спрашиваю, вспоминая тот период в академии, когда Мила очень изменилась, став тихой, скромной и покладистой, что меня раздражало до зубовенного скрипа.

— Да… — вздохнул леросс. — Мне её очень не хватало.

— Мне тоже, — выдохнул я, ощущая, как в душе поселяется гнетущая пустота.

— Прости, мне надо к Росу. А ты… Ты думай, — произнёс Ворон и перекинувшись в кота, серой тенью метнулся куда-то вглубь коридора, растворившись в царившей там тьме.

Стою, словно оглушённый. Прошлые новости о лероссах и двойне как-то сразу померкли на фоне последней. Вспомнились слова Милы в кабинете Винса: «Почему ты так сказал?» Мой вопрос: «Как?» И её ответ: «Что я вернулась…» И ведь тогда она этому факту радовалась. Радовалась тому, что я почувствовал разницу. Но я всё равно тогда ничего так и не понял. Да и как можно было подумать о таком? И что теперь делать? Сделать всё возможное для достижения поставленной перед ней цели, которая совпадает и с моей, и… Отпустить? Или же наоборот, вставлять палки в колёса, лишь бы та Мила, которую я безумно люблю осталась здесь? Но… Если она тут в наказание, значит ей плохо? Имею ли я право обрекать на муки любимую… Вот и как её теперь называть? Женщину? Не-е-ет… Богиню? Оракул, за что ты со мной так пошутил?! Это жестоко…


Глава 23. Невесёлые раздумья

Я словно в тумане поднялась в свои апартаменты, достала кошель, отсчитала Ворону необходимую сумму денег.

— Поверь, малышка, если бы это было в моих силах, я с удовольствием провёл бы ещё одну ночь в твоей постели, — ласково поглаживая меня по щеке, произносит леросс, по-прежнему остающийся в облике моего мужа, и звучит это, мягко говоря, двусмысленно. — Береги себя, малышка. И не волнуйся. Я присмотрю за твоим красавчиком.

— Себя береги, — выдохнула я, и поддавшись порыву, поцеловала его в щёку, хотя, как же хотелось ощутить прикосновение этих губ…

«Не дразни… Я не железный», — отворачиваясь к дверям, мысленно произнёс он.

Он ушёл, а я… Я упала на кровать, закрыла глаза и… Не знаю, как описать это состояние: одновременно ощущалось неимоверное опустошение, ничего не хотелось, даже шевелиться ни сил ни желания не было, и откуда-то с периферии сознания рвались сотни мысли, требуя к себе внимания, но ни на одной я не в состоянии была сосредоточиться. И да, было безумно тоскливо, однако вычленить причину охватившей меня в этот момент печали тоже не удавалось. То ли всему виной моё волнение за оставшихся в Драконьем Гнезде, то ли в сводящем с ума сновидении, то ли в полученных новостях, то ли в уходе леросса?..

Сколько я так провалялась? Не знаю. Кажется, приходила служанка, но увидев, что я лежу на постели с закрытыми глазами, видимо решила, что сплю, и ушла. И уже вечером, когда за окнами начали сгущаться сумерки, она заглянула ещё раз.

— Литэ, вам нездоровится? — взволнованно поинтересовалась она.

— Нет-нет, всё хорошо, — нехотя вставая с постели отозвалась я.

— Вы пропустили обед… Распорядиться чтобы накрывали на стол?

— Да, пожалуй, это было бы неплохо, — как-то механически произношу.

— Может, всё же целителя вызвать?

— Не надо, — отвечаю, мысленно вздыхая — никакой целитель не поможет, когда внутри полный раздрай.

Скорее всего причина элементарна — усталость. Физическая и эмоциональная. Слишком насыщенными выдались последние дни и тут, и на Земле, а как итог, у меня кажется просто-напросто иссяк запас сил, и внутри поселилась странная пустота. Нет-нет да мелькнёт мысль: как там Поль? Но и она какая-то отстранённая, лишённая каких бы то ни было оттенков, просто холодная констатация факта — он там, где опасно и может погибнуть. И в другой момент, я бы билась в истерике от одной этой мысли, а сейчас это всего лишь часть суровой реальности. Наверное, вот так себя и ощущают лишённые чувств и эмоций лероссы: всё понимаешь, но внутри холодно и пусто, ничто не задевает тайные струнки в душе. И это состояние пугает.

Скорее бы уже проснуться, сил нет терпеть эту неизвестность, там, на Земле наверняка уже есть файл от имени Поля. Как он там? Остаётся лишь надеяться, что ничего плохого за это время не случилось.

Сходила в туалетную комнату, приняла душ, более или менее привела себя в порядок. И задумалась — чем заниматься в этой золотой клетке? Служанка говорила, что тут имеется библиотека, это бесспорно хорошо, вот только развлекаться лёгким чтивом сейчас совсем не хочется, научные труды штудировать тоже, вот если бы были книги по древней магии… Но вряд ли таковое окажется в общественной библиотеке, да и наверняка здесь контроль жёсткий ведётся, как-то не хочется, чтобы стало известно, чем именно я интересуюсь.

Наконец-то вернулась служанка, известив, что стол накрыт. Измученный хронически нерегулярным питанием желудок, принял поздний обед на ура, а потом… Потом, всплыл всё тот же вопрос — чем заняться?

Какое-то время я бесцельно слонялась по внутреннему парку. Но ничто не доставляло мне удовольствия — ни аромат цветов, ни щебет птиц, ни тёплый воздух. Несколько раз я устраивалась на скамеечках, собираясь просто проанализировать полученные данные, но… Да, за последнее время, я немало узнала о собственноручно созданном мире, однако нужные мне сведения были весьма поверхностны.

Император оказался не виртонгом, как все считают, а лероссом. Можно было бы как-нибудь пустить об этом пулю в народ, чтобы правду узнали все и главное — сами виртонги. Но как это сделать? На Земле имеется довольно демократичный способ распространения информации через сеть интернет, здесь такого, увы, нет. Остаются газеты. Вот только вряд ли материал подобного содержания пропустят в издание. К тому же, всё слишком бездоказательно.

Можно посотрясать воздух, во всеуслышание заявив о том, что кучка лероссов-протестантов убивает одарённых, имеющих право на императорский престол и занимает их место, живя под личиной убиенного. Но кто прислушается? Как это доказать? Ведь леросс ни за что не проявит истинную сущность, пока сам того не пожелает. К тому же, сколько вокруг, таких подставных «виртонгов»? Не удивлюсь, если «протестанты», совершенно непреднамеренно, уже свершили месть за некогда учинённый геноцид над драконами. И в таком случае, разоблачение может послужить спусковым механизмом для завершения этого процесса — «протестанты» уничтожат всех оставшихся виртонгов, оставив воспоминания о них лишь в истории.

Но и это не всё. Имеется ещё пара минусов, заключающихся в попытке обнародования этой информации: с лероссами и так не считаются, их боятся, ненавидят, и собственно — есть за что, но… Многие из них действительно могут стать достойными представителями своей расы, однако пройди слух о подмене императора и одарённых детей, и начнётся резня. Будут вырезать как виновных, так и не винных. Не только демонов, а якобы всех, кто по каким-либо причинам мог ими оказаться — те же очередные магически одарённые первенцы, обязательно пойдут под нож, и не важно, что они на самом деле обычные виртонги. Что уж говорить про просто неугодных?

Ведь так было во все времена. Инквизиторы жгли ведьм и ведьмаков, а заодно и всех, кто так или иначе оказался оклеветан или неугоден нынешней власти. Тут даже существенной провинности не нужно. Посмотрел чей-то муженёк, на молодуху-соседку, всё… Ведьма! Приворожила! На костёр! Или баба не дала старосте или кузнецу, исхитрившись надругательства избежать? Тоже ведьма! Также дело обстояло и с еретиками. Позднее царские дознаватели так же наскоро судили, именем монарха. Потом сталинские следователи собирали сведения о неугодных государству гражданах, и в их списки попадали и виновные, и те на кого просто наговорили. Неважно из зависти ли, из злобы, обиды или по недопониманию, суть оставалась одна — чьё-то слово или росчерк пера и приговор был един — смертная казнь. И если пытаться сыграть на гордости жаждущих единоличной власти виртонгов, повторится тоже самое.

То есть, как ни крути, либо вырежут оставшихся виртонгов, либо начнётся массовое уничтожение лероссов. И что делать? Поль более чем решительно настроен отвоевать власть для драконов. Согласится ли он на союз с лероссами? Во-первых, это потенциальное разделение власти. А во-вторых, где гарантия что очередной леросс оказавшийся избранным на императорский престол не повторит подвиг виртонгов и не устроит повторно геноцид? Пусть у Поля и есть связь с Росом, вернее была, но остальные… За долгие тысячелетия лероссы завоевали себе отнюдь не самую хорошую славу. Всем известно, что для них предательство и коварство — это норма жизни. Да, он пока ещё простой парень, пусть и дракон, но у него есть сестра, отец, и море крылатых родственников, скрывающихся в горах, прилегающих к их родовой долине. Воссоединив их, можно наворотить немало. Как бы он не бросился в крайности, стремясь уничтожить все расы кроме людей и драконов.

Была бы я рядом, могла бы ненавязчиво повлиять на его мнение, но где Поль, а где я? Да и какое оно — то самое правильное мнение? Одно понятно, всё это делать надо без огласки. Этакая тихая война. Но с кем конкретно воевать? С виртонгами как показала практика уже поздно, они и сами успели пострадать от лероссов. С демонами? Тоже смысла нет, у них разный менталитет и пострадать могут и те, кто не придерживается политики «протестантов». Остаётся ныне действующий император. Так к нему, думается мне, и на пушечный выстрел не приблизиться. Весело ничего не скажешь.

В таких размышлениях я и добрела до своих комнат. В столовой как оказалось уже был накрыт ужин. Быстро перекусив отправилась в свою комнату, в надежде на то, что заснув тут, я проснусь на Земле…


Глава 24. Поль. Новые открытия

До библиотеки брёл словно в бреду. В голове не укладывалось всё то, о чём поведал Ворон. Сердце разрывалось из-за Роса и… Я по-прежнему так и не решил, что же мне теперь делать с этим знанием о Миле? Стремиться к цели, тем самым приближая миг расставания, или же, наоборот… А не будет уже этого «или». Не зря судьба распорядилась таким образом, что Сейла показалась над замком, эти известия рано или поздно дойдут до столицы. Сестра подписала себе приговор в попытке спасти Винса, и я не могу допустить расправы над ней. Да и не ограничатся виртонги уничтожением одного дракона, под карающий меч попадёт весь наш род. Да ещё и Дел Шантуа не только узнал о тайне нашего рода, но и отрыл свою. А это значит, что механизм уже запущен и обратного пути нет. Не будем бороться за право под солнцем, отстаивая свои права — будем уничтожены, как и сотни, тысячи других драконов двадцать тысячелетий назад.

Мила… Гордиться бы, радоваться, что ко мне снизошла сама богиня, облагодетельствовав своим вниманием и даже… Возможно… Хотя… Имею ли я право требовать любви к простому смертному от небожительницы? И так тоскливо на душе от всех этих мыслей. А ещё из-за того, что она не доверилась, не рассказала правды о себе… Хотя… Поверил бы я? Вряд ли. А слова леросса убедили. У него не было причины лгать мне. Мила, Мила… Я тоже был хорош. Она ведь сама выяснила кем я являюсь на самом деле. Так что баш на баш. Ничья. Мы квиты. Но и это веселья не добавляет. Мысль о том, что она уйдёт… Что остаток жизни я проведу с её слабой тенью, вспоминая какой была та, которую я полюбил… Всё это сводило с ума. И что-то подсказывает — нет смысла умолять её остаться.

На подходах к библиотеке, различил взволнованные голоса. Узнав среди них Винса, отца, ректора и сестру. Распахиваю дверь, и меня едва ли с ног не сбивает несущаяся навстречу Сейла.

— Привет, — как-то отрешённо произношу, где-то в глубине души искренне радуясь её возвращению, и даже пытаюсь улыбнуться, но получается лишь оскал.

— Литэ… — доносится из коридора голос управляющего.

Сестра приглушённо заговорила с управляющим, но отец взял меня в оборот, и я не смог различить не слова из их сбивчивых эмоциональных речей.

— Поль, Рантеон сказал у тебя был какой-то важный разговор с лероссом Милы? — сразу же приступил к допросу отец.

Я прошёл к окну, где стояли диванчик и кресла, плюхнулся в одно из них, взглянул на отца, молча перевёл взгляд на ректора, потом на Винса. Невесело усмехнулся и произнёс:

— Поставьте защиту от прослушивания.

Рассказывал, сухо излагая полученные от Ворона сведенья и сам себе удивлялся, вспоминая тот момент, когда впервые об этом услышал, тогда я был настолько шокирован, и в тоже время вдохновлён тем, что у нас по сути появились сильные союзники, а сейчас… Сейчас, никаких эмоций не было. Лишь холодный расчёт. Чёткий и информативный доклад, выкладка своих идей относительно способов дальнейшего взаимодействия и… Всё.

— Это многое меняет, — потёр переносицу отец.

— И значительно повышает шансы на успех, — поддержал его Дел Шантуа.

— Но что-то мне подсказывает это не все новости, не так ли, сын? — отец внимательно всматривался в моё лицо, будто силился что-то прочесть на нём.

Я вздохнул. Врать ему не хотелось, укрывать что-либо тоже бесполезно — мысли может он мои прочитать и не сможет, но определённо почувствует ложь или недосказанность. Вот только… Имею ли я право разглашать истинное происхождение Милы? Понимаю, что рано или поздно придётся, но…

— Сын? — с нажимом произносит отец.

— Мила…

— Что с ней? — тут же встрепенулся он и Винс явно напрягся.

— С ней всё в порядке пап. Она… — я вновь умолк не в силах произнести главное слово.

— Так что она-то? — поторопил отец.

— Она бог нашего мира, — выдохнул я, и с удивлением увидел прямо-противоположную реакцию на лицах брата и отца.

— Ну ты шутник, — усмехнулся Винс.

— Сожалею… — пожал моё плечо отец, прекрасно понявший, что я вполне серьёзен.

— Пап, это шутка, да? — с недоверием переводя взгляд с меня на отца, произнёс брат, но тот лишь губы поджал, взглянул на меня и покачал головой.

— Вот же демоны… И что теперь?

И дальше я рассказал то, что узнал от леросса. О том, что Мила на время была отстранена от управления миром, который развивался сам по себе, а позднее её в наказание за что-то отправили сюда.

— Её цель абсолютна идентична нашей, — произношу я. — Она должна помочь драконам обрести былое могущество и вывести нас из укрытий в большой мир.

— А потом… — тихо прошептала очутившаяся за моей спиной Сейла.

— А потом… — я вздохнул. — Она уйдёт в свой мир, а тут, в её телесной оболочке останется скромная, тихая девочка Мила, с которой я успел познакомиться не так и давно, в то время как моя Мила навещала свой родной мир.

— Леон-то хоть не божественного происхождения? — без малейшего намёка на иронию, спросила сестра.

— Не знаю, вряд ли наш род со всех сторон решили атаковать боги, — невесело усмехнулся я.

В библиотеке повисла какая-то тяжёлая, гнетущая тишина. Сижу. И ощущаю, что сейчас как какой-то малолетний пацанёнок просто-напросто разревусь от бессилия.

— Это судьба, — наконец-то нарушил затянувшееся молчание отец. — Всё было предопределено. Не зря оракул в вашем поколении избрал двоих, не зря направил на поиски избранных именно в тот момент, когда в нашем мире появилась твоя Мила. Учитывая её задание, у нас всё должно получиться. Как скоро, какой ценой и методами — неизвестно, но результат рано или поздно должен дать о себе знать. И ваш ребёнок… — отец взглянул на улыбающегося Дел Шантуа. — Так ты знал?

— Не будь я драконом не узнал бы, — усмехнулся тот.

— Так вот, сын, — отец повернулся ко мне. — Как бы там не вышло, но у тебя есть для кого жить. Пусть родит его даже та покладистая девочка, но зачат он был с богиней, это не может не отразиться на его способностях и возможностях. Ты должен будешь жить ради малыша.

— Малышей, — поправил его я, и заметив удивлённый взгляд пояснил: — У нас будет двойня.

— Тем более, — кивнул отец и бросив мимолётный взгляд в окно, за которым начинали сгущаться сумерки, произнёс: — Винс сегодняшнюю норму получил? Вот и чудно. Молодёжь, быстро все в комнаты Винса. И чтобы до рассвета я никого из вас не видел. Ясно?

— Отец, я…

— Ты ещё слишком слаб как маг, чтобы противостоять тому, кто занял место твоего брата, но достаточно силён, чтобы попытаться хоть немного обезопасить брата и сестру. Винс ещё совсем слаб, и он не маг, — напомнил отец, и взглядом указал на выход из библиотеки.

Спорить было бесполезно, пришлось подчиниться, но кто бы знал, как отвратительно было на душе. Я ощущал себя безусым мальчишкой, которого выгнали из комнаты старшие, чтобы не подслушивал взрослые разговоры, в которых ничего не смыслю. Понимаю, что отец прав, но…

Ночь как ни странно прошла спокойно. Сначала мы перешёптывались с братом и сестрой, а потом они задремали и какое-то время я был предоставлен сам себе, вернее собственным мыслям. Увы, ясности в них не появилось. Можно было бы сдаться, сложить руки и плыть по течению, положившись на мнение и опыт старших, надеясь, что они больше смыслят во всех этих политических вопросах, но… Что-то подсказывало мне — Мила, учитывая её происхождение, рано или поздно узнаёт обо всём происходящем в мельчайших подробностях. И вряд ли её порадует моё слабоволие. Наивно надеяться на то, что она решит остаться или вернуться, но после этого ничего подобного точно не произойдёт, а ведь так хочется надеяться на лучшее.

На этой мысли я и задремал. И приснился мне странный сон. Я сидел на неудобном металлическом стуле, в каком-то небольшом ярко освещённом помещении с белами гладкими стенами и потолком. Передо мною был странный, хрупкий на вид, стол и на нём какая-то плашка с квадратиками на которых были изображены неведомые мне символы, и… И дальше стояла какая-то плоская штуковина всю поверхность которой занимала картинка. Вернее, странный набор строчек из всё тех же символов, выстроившихся в колоночки и рядочки, а слева вверху располагалась картинка, изображающая Милу!

И вдруг на меня словно озарение нашло — стал понятен смысл иероглифов. Над картинкой надпись гласила — «Вконтакте», но смысла этого слова я не понимал, в отличие от написанных справа от фотографии слов: «Арефьева Людмила».

— Людмила… — прошептал я.

Рука сама скользнула по столу, обхватив ладонью странную выпуклую и гладкую штуковину, напоминающую с виду отполированный до блеска серый камень, оказавшийся неимоверно лёгким. Пара движений и Милин портрет увеличился, расползся по поверхности стоящего на столе плоского предмета, который я мысленно обозвал живой картиной. Решив, что это какая-то магия, напряг зрение пытаясь ощутить энергетические плетения и… Ничего не увидел! Точнее не так — картина и изображённая на ней Мила остались, но ни малейшего следа магии не обнаружилось.

Отогнав лишние мысли и вопросы, на которые всё равно нет ответов, всмотрелся в родные черты, настолько чёткие и реалистичные, что казалось вот ещё миг и она улыбнётся или что-то скажет… Но чуда не произошло. Вид у Милы здесь немного усталый, даже кажется будто она стала старше лет на десять. Нет, никаких морщин нет, но черты лица слегка заострились, потеряв какую-то детскую припухлость, и взгляд стал серьёзным. Но несмотря на всё это, до чего же она красива! Эту копну распущенных волос, так и тянет погладить, коснуться губами её глаз, щёк, губ, смыть поцелуями усталость с её лица… И потом любить до умопомрачения. Виной этим мыслям явно служит её, мягко говоря, откровенная одежда: до неприличия прозрачная чёрная блуза из-под которой просвечивает соблазнительное кружевное бюстье, не закрывающее грудь, а лишь поддерживающее, словно специально выставляющее на показ аппетитные полушария…

И совершенно нежданно в голове появились ассоциации. Теперь я знал, что картина — это монитор отображающий поступающие от компьютера данные, та планка с квадратиками — клавиатура, а ласкающий своей гладкостью — лёгкий камушек в моей руке — мышка с помощью которой управляют связанным со всеми этими предметами компьютером, стоящим в данный момент под столом. Я даже наклонился и взглянул на него. Ничего особенно — белая, как и всё вокруг, коробка, с какими-то… Кнопочками. Вот и откуда я всё это знаю? Что это? Где я? «На Земле» — откуда-то приходит ответ, и…

Я просыпаюсь.

В комнате тишина. Винс и Сейла спокойно спят, в окно заглядывают Дея и Легос, а у меня в голове новая сотня вопросов: что такое компьютер, что значит «Вконтакте», что есть — Земля, и… Выходит Милу зовут Арефьева Людмила? Где я был в этом сне? Неужели каким-то чудом заглянул в её мир?

На этой мысли я и провалился обратно в мир грёз, на этот раз до утра.


Глава 25. Долгожданное пробуждение

И наконец-то свершилось то, чего так ждала — я проснулась! В смысле, там, на Земле, и… Обнаружила сидящую за моим компом маму. Внутри всё опустилось — вот как спросит сейчас что-то, а я и знать не знаю, что там написано?

— Ма-а-ам… — вмиг выныривая из-под одеяла, протянула я. — Дай-ка я перечитаю, кажется надо кое-что изменить.

— Сначала умойся, приведи себя в порядок и позавтракай, соня, — добродушно отозвалась та и я перевела взгляд на часы: без четверти одиннадцать.

Вот уж и не помню, когда я в последний раз спала так долго.

— Ты и поход свой к врачу сюда приплела и ни в чём не повинного программиста, — продолжает вещать мама, так и не думая освобождать место у компа.

— А нельзя было? — буркнула я.

— Можно. Но, дочка, не знаю уж, тот же ли у них программист, что и прежде помогал, но если тот… То я очень разочарована в твоих вкусах. И поверь, он явно совсем не похож, на того красавца, что тебя вчера подвозил, — завершила она пылкую речь и умолкла.

Я взглянула на увлечённо читающую маму и поняла — спорить и выгонять её из-за компа бесполезно, остаётся лишь молиться, чтобы у неё не возникло раньше времени ещё каких-нибудь вопросов.

Быстренько метнулась в ванную, где обнаружила висящие на крючке легенцы и длинную, просторную футболку.

— Одень то, что я подготовила, — донёсся из комнаты голос мамы. — Скоро компьютерщик тот приехать обещал… Глянем на твоего расписного Поля.

— У-у-у-у… — прислоняясь к стенке, простонала я, ощущая, что ноги вот-вот подогнутся.

Вот же, блин горелый, а! Мало того, что мама прочтёт то, о чём я сама пока не в курсе, так и у меня самой теперь, ой как, не скоро появится возможность заглянуть в файлик. Хотя… Надо бы синхронизировать файл в планшет, пока есть возможность.

Выскочила из ванной метнулась в комнату, схватила вожделенный планшет, на ходу нажимая кнопку включения и тут… Раздался звонок в двери!

— Дотянулась кота за хвост, — укоризненно произнесла мама. — Дуй в ванную, сама открою.

Ну я и спряталась, и только в тот момент, когда из прихожей раздался удивлённый возглас мамы, тут же запричитавшей как курица наседка, в попытке напоить чаем нежданного гостя, а в ответ послышался такой родной мужской голос, до меня дошло главное: им ни в коем случае нельзя оставаться наедине! Иначе… Иначе, мама наговорит такого!!!

Наверное, я никогда ещё так быстро не умывалась, и не одевалась, думаю, побила все армейские нормативы. Выскочила из ванной ещё до того, как гость успел разуться.

— Привет, — улыбнулся Павел.

— Привет, — отозвалась я, ощущая, что сердце в очередной раз пропускает удар при звуках его голоса.

Стою. Смотрю. Краснею, чтоб вам, но взгляда оторвать не могу! Как?! Ну вот как он может быть настолько похож на Поля?

— Так что у вас там сломалось? — интересуется.

— А-а-а… — растеряно проблеяла мама.

— Мам, познакомься, это тот самый Павел-программист, которого ты пригласила посмотреть мой комп, — произношу, наблюдая как у той вытягивается лицо, и во избежание лишних комментариев, хватаю гостя за руку, увлекая в свою комнату.

— Что за спешка? — удивился парень.

— Понимаешь… — я решила не юлить и выложить всю правду. — Она тогда увидела нас у подъезда и решила, что ты и я…

Тут раздался тактичный стук в дверь и голос мамы:

— Я ушла в магазин!

Следом послышался звук запираемого замка на входной двери. Ага, в магазин, конечно! Сводница, блин. У неё кошелёк в комнате. Ещё и дождь на улице. Надеюсь, она хотя бы зонтик взяла? И так не по себе стало от мысли, что он и я… Мы вдвоём… Одни в квартире, и…

— Пара? — продолжил он недосказанную мной фразу.

— Ну типа того, — киваю, ощущая себя, мягко говоря, не в своей тарелке. — В общем, я тогда настолько была взбудоражена новостью о том, что у меня будет двойня, что… — я запнулась, увидев реакцию Павла — круглые глаза и откровенно отвисшую челюсть, но всё же, уже менее уверенно, продолжила: — Что… Не переубедила её. Прости. Она может пристать с вопросами. И ничто уже не докажет ей, что ты не отец. Хоть анализы на ДНК сдавай, — вздохнула я.

— Ты, свою последнюю книгу пишешь на основе собственной жизни и примеси фантазий? — интересуется, делая шаг ко мне навстречу, и я тут же ощутила, что воздух между нами будто сгустился и вот-вот заискрит.

Сказать бы что-то? Но как назло потеряла дар речи, с опозданием вспомнив, что новые главы появляются не только в моём файлике, но и на самиздате в интернете! У-у-у… Муз, чтоб тебя за какое-нибудь место и об стенку! Выходит, он читал?! Же-е-есть… Там же стопроцентно уже описана наша встреча в консультации и моя реакция на него, и мысли об идеале и сходстве с Полем… Мамочки… Как же хочется провалиться сквозь землю от стыда и не видеть этих зелёных глаз напротив.

— Ты так и не ответила, — делая ещё один шаг, напоминает Павел, и тут же вносит поправку в формулировку вопроса: — Это правда, что я олицетворяю твой идеал?

— Эм-м… — жалобно проблеяла я, вопреки своим былым желаниям отходя от парня.

— Вот и я так подумал, — говорит. — Когда увидел тебя такую всю взъерошенную в консультации. А потом, заглянул в карточку, узнал фамилию, отыскал твою страничку «Вконтакте» и выяснил, что ты творческая личность. Прошёл по ссылочке и да, причитался. Хорошо пишешь. Но последние главы убили меня наповал…

— Прости, — промямлила я.

— За что? С первых строк ты описывала героя действительно очень похожего на меня, и отсюда и возникает вопрос — ты меня видела прежде или это и вправду плод твоих фантазий?

— Я выдумала этого героя, — признаюсь.

— Ну что же, это приятно слышать. И, наверное, это судьба.

— Что?

— Наша встреча, там в Приозерске.

— Почему?

Павел отвёл взгляд, и мне стало обидно — я ему можно сказать душу открыла наизнанку вывернувшись, пусть и не осознанно, а он…

— Я приходил туда не по работе, — тяжело вздохнув, произносит. — Моя девушка… — он запнулся, и добавил: — Бывшая. Она сделала аборт в то время, пока я был заграницей.

— Обиделась, что не взял с собой?

— Вообще-то собирался взять, она отказалась ехать, — опять вздыхает и отведя взгляд в сторону, будто переживая былое, продолжил: — Я ведь действительно обслуживаю ту консультацию, где мы встретились. В последний день перед вылетом меня пригласили туда, чтобы подключил принтер. Не знаю, случайно ли, или преднамеренно, меня оставили в кабинете одного, а на столе лежала её карточка. Так я и узнал про беременность, — он грустно усмехнулся и мне на миг показалось, что в его глазах вот-вот блеснут слёзы. — Помчался сразу к ней, недоумевая почему не сказала? Но её не было дома. Звонил до последнего. А потом трубку поднял какой-то мужик, обложил меня трёхэтажным и потребовал больше не звонить.

— И ты спокойно улетел?

— Нет. Поменял билет. Сутки продежурил возле её дома… — он умолк.

— И?

— И не дождался. Зато наслушался от бабок о том, что её подвозит порой какой-то мужик. Я махнул рукой и улетел отдыхать. Если это отдыхом назвать можно.

— В итоге, ты её бросил? — спрашиваю.

— Она сама ушла, — вздыхает Павел.

— Ну и дура, — вырвалось у меня прежде чем я осознала смысл собственных слов.

— Спасибо, — улыбнулся он. — Ты только, как она, аборт не делай. Кто бы отцом ни был, ребёнок не виноват ни в чём.

— Даже мысли такой не было, — непроизвольно поглаживая живот, произношу.

— Ты это… — он взглянул мне в глаза и тут же отвёл взгляд. — Прости. Что я тут со своими россказнями. Просто твоя книга. Понимаю, что всё это фантазия, хоть ты и берёшь что-то из реальной жизни, но… Слишком уж живо всё описано, будто все эти чувства, мысли, эмоции не придуманы, а на самом деле были.

Знал бы ты насколько прав в своих последних словах…

Дальше мы перешли исключительно к делу. То есть к цели его визита — компу. Я описала проблему, путаясь распиналась о том, что приходится писать на планшете и синхронизировать файл в комп, а там, мол, не удаётся внести изменения. Павел покивал, попробовал сам пару раз добавить хоть буковку в текст и согласился с тем что, это нечто странное. Запихнул в системник флешку, запустил какие-то программы.

— Странно, — задумчиво пробормотал он. — Диагностика никаких проблем не выявляет. Это напоминает майкрософтовские шутки. Знаешь, существуют некоторые фразы, набор которых приводит к таким вот критическим вылетам ворда. Но здесь всё же что-то другое, ведь он не даёт ввести вообще никакие символы и только в одном единственном файле. В новых документах и прочих, ранее сохранённых, изменения вносятся без проблем. Я бы сказал, что проблема в самом файле. Дай-ка планшет, — говорит, и я на автомате протягиваю ему желаемое.

Павел пару минут пошаманил, после чего поднял на меня полный удивления взгляд.

— И как ты говоришь заносишь сюда текст?

У меня аж холодный пот на спине выступил. Как-то вот не подумала, что и на планшете с файлом будет та же беда. Врала и не додумалась проверить.

— Руками, — отводя взгляд, буркнула я.

— Ясно, что не ногами. Вот не будь я прожжённым реалистом, всерьёз задумался бы о написанной тобой истории.

— Что? — не поняла я.

— Ну про визиты в другой мир во снах, о самозаполняющемся файле…

В этот момент из коридора донеслись звуки отпираемого замка — видимо мамка устала гулять под дождём. С кухни донеслось бряцанье, явно чайник ставит, неугомонная.

— Если хочешь, можешь уйти, я пойму, — произношу.

— Думаешь меня мамой напугать? Не выйдет. Я программистом стал именно потому, что нравилось всякие шарады разгадывать, а у тебя тут действительно что-то интересное. Не против, если я твой файлик скопирую? Обещаю не распространять.

— Бери, — отвечаю, понимая, что достойного повода для отказа всё равно не найду.

— Ребята! — раздался со стороны кухни голос мамы. — Идите чай пить.

Каково же было моё удивление, когда на столе обнаружился… Торт! Вот и спрашивается: откуда? Прямо так и подмывало сказать: «Ну ты даёшь, мам! Откуда?» А та ответит, шутя: «С деньгами-то любой дурак в магазине отоварится, а ты без денег попробуй».

В итоге, мои опасения оказались беспочвенными — мы мило посидели, болтая обо всём и ни о чём, мама к Павлу со скользкими вопросами не подкатывала, а спустя полчаса он и сам уже засобирался, сославшись на необходимость заехать ещё к паре клиентов.

— Так значит он не отец ребёнка, он программист и познакомилась ты с ним вчера в консультации? — стоило закрыться двери за гостем, произнесла мама.

— Эм-м-м… Ну да, — отвечаю. — Я же пыталась тебе это сказать…

— Помню, помню, и не только помню, но и прочитала, — вновь коснулась опасной темы она.

Знать бы, что ещё она там вычитать успела?

— Судя по тому, что ты пишешь… Не влюбись, девочка моя. Парень-то он кажется не плохой, но больно уж видный. На таких, бабы гроздями вешаются, оно тебе надо? Мужики же они не каменные, как бы не любил, а перед задранной юбкой фиг устоит.

Что тут скажешь? Я лишь плечами пожала. Может и надо это мне, но судя по тому как пошёл наш с Павлом разговор — ничегошеньки из этого не выйдет. Если мужик использует девку в качестве жилетки, значит, видит в ней потенциального друга, а не потенциальную партнёршу или спутницу жизни.

— Ладно, ты конечно же сама решай. Жизнь-то твоя, — убирая со стола, произнесла мама. — Пойду вздремну, сегодня в отличие от некоторых, встала ни свет ни заря. Да и подмёрзла я что-то, гуляючи.

— Торт-то на какие шиши взяла? — интересуюсь.

— Так заняла у Семёновны, сказала, что кошелёк забыла, — отмахнулась та, и направилась к себе в комнату.

И вот казалось бы — представилась долгожданная возможность узнать, что ж там такого написано было? А читать страшно, вдруг там… Даже не знаю, что меня пугает? Кажется, сам факт — мама и Павел это нечто уже прочли…

Взяв планшет, устроилась поудобнее в кровати и первым делом проверила есть ли главы от имени Поля и ужаснулась — целых три! Их-то я первым делом и прочла, оставив анализ собственных неимоверно информативных приключений на потом.


Глава 26. Разговор с Музом

Казалось бы, три главы! Это вроде много, но они не длинные, зато информативные…

Так и что мы имеем? Да уж, Поль по первости недоумевал, как так могло выйти, что мне подчинилась их родовая магия. Не мудрено, что он не понимал, я и сама не понимала. Извёлся весь, терзаясь из-за творящегося вокруг. Шелд продолжал беспредельничать. Добавилось ещё две жертвы, и никого из этих людей я не знала, хотя легче от этой мысли не стало. Интересно он это делал именно потому что наживка срывается с крючка или, наоборот, по незнанию? Поля отец вышвырнул в академию. Ну и ладно, так хоть за него волноваться не надо. Сейлу и Винса выкинули в столицу! А как же она обратится в дракона там?! Кайра сумасшедшая! Так рисковать ради признания лероссом… Хм… Зато благодаря ей Полю удалось самому осознать, что с Росом что-то случилось. Ректор поразил своей осведомлённостью и откровенностью. Хотя, глупо предполагать, что дракон выдаст дракона. Вот же блин! А я-то думала он вражина какая, не уверена была, но он действительно странно себя вёл, ой как странно, если смотреть на происходящее со стороны.

Метнулась на кухню, налила себе чаю, сижу, читаю дальше.

— Фу-у-ух… — выдыхаю, узнав, что Поль успел предупредить отца и Сейла с Винсом были вовремя возвращены в замок.

Так хоть сестра Поля избежала участи выбирать между жизнью брата и безопасностью всего рода. Ведь обратись она драконом в столице, и всем Дел Ларго не жить. Та-а-ак, что там у нас дальше? Ага, явился Ворон. Рассказал про Роса и…

— Вот же, демоны! — я аж подскочила из-за стола. — Блин, блин, блин…

— Ты чего там? — крикнула из своей спальни привлечённая моими причитаниями мама.

— Не-е-е, мам, ничего! Просто о стул ногой ушиблась, — на ходу соврала я.

— Ты осторожней там…

Блин, какое тут осторожнее? В пору пойти и вполне осознанно убиться об стенку! Офигеть! Поль теперь знает о том, что я богиня, создавшая их мир! И мало того, ему ещё и сны о Земле сниться начали!.. Так… А что там интересно от моего имени Павел начитался? Чует моё сердце там всё более чем откровенно.

Читаю. И ощущаю, как нарастает волна гнева, а волосы на голове едва ли не шевелятся от обилия обуревающих меня эмоций. Всё!!! Вообще, всё! Включая чувства, мысли, самые потаённые, всё оказалось вынесено на всеобщее обозрение. Не удивлюсь если в следующий раз обнаружу главу от имени Павла.

«Обязательно, обнаружишь», — отозвался в моей голове Муз.

— Совсем сдурел? Ты понимаешь, что подставляешь меня?! — воскликнула я.

«Ну зачем же так эмоционировать? Хотя, да, вы беременные — такие…»

— Что случилось?! — воззрилась на меня выскочившая из своей спальни мама.

— А?! — обернулась к ней я, автоматически нащупывая на столе мобильник, и наконец-то схватив его, выставила вперёд: — Ругаюсь, вот, — говорю.

— С кем? — опешила мама.

— Ты её не знаешь, — отмахнулась я, на что та лишь плечами пожала и ушла опять к себе.

«Её?!» — раздался в голове возмущённый возглас Муза.

«А что такое? — фыркнула я. — Между прочим, все считают, что у авторов, композиторов и так далее именно Муза. Так что…»

«Вот и за что ты мне такая досталась?»

«Сам говорил, что выбрал…»

«Ну я ж не думал, что ты такая!»

«Какая такая? Ты сам-то что вытворяешь? Нафиг, спрашивается было приплетать эти откровения для Поля? Зачем его было на Землю кидать во сне? А твоя идея насчёт глав от Павла, это вообще перебор!»

«Да что ты говоришь? Я помогаю тебе чем могу. Хотела суперрейтинговую книгу? Я дал тебе возможность вжиться в героиню по полной программе, и вот он шедевр! Так тебе того мало оказалось — ты влюбилась в героя! И я опять пошёл навстречу, дав шанс пусть на время, но погружаться в тот мир. Даже сам организовал запись текста, заливку на сайт, отправку в издательство. Да что уж! Даже синопсис, который ты ненавидишь писать, и тот за тебя состряпал. И вот она — человеческая благодарность! Вот оно твоё — спасибо!»

«Не спорю, за это я благодарна, но зачем Полю было знать о моём происхождении истинном, и умоляю, не надо писать ничего про Павла больше…»

«А это, девочка моя, уже не в моей компетенции, — вздохнул Муз. — Закон сохранения баланса — что-то давая, я вынужден нечто забирать взамен. Но я верю, ты выкрутишься и оставишь меня с носом».

«Но почему именно они?!»

«Они, так или иначе, результат твоих визитов на Рестанг. И этот результат приносит тебе положительные эмоции…»

«Да что ты говоришь?!» — фыркнула я.

«То есть ты хочешь, чтобы в твоём романе текла сладко приторная паточная река сплошного удовольствия и положительных эмоций? Не думала, что читателям это наскучит, через пять или максимум пятнадцать страниц?»

«Нет, это я конечно понимаю…»

«В том-то и дело, что в итоге, твои эмоции всё равно по большей части положительные — влюбилась, ожидаешь появления детишек на что уже и не надеялась, ещё и Павла этого повстречала, а где баланс?»

«И поэтому надо всё испортить?» — грустно спрашиваю, представляя реакцию Павла, после того как он прочтёт одну из последующих прод.

«Поверь мне, ничего не испортилось, твоя жизнь станет более насыщенной нежели прежде. Ты мне ещё спасибо когда-нибудь скажешь. Не сейчас, позднее. А пока… Мне надо уходить. Удачи…»

«Постой!» — крикнула я, но ответом мне послужила тишина.

Вздохнула, ещё раз, на этот раз уже более спокойно перечитала новые главы, и задумалась: вот и что мне теперь совсем этим делать? Отсюда ни на что повлиять не могу, там сижу в золотой клетке и тоже ничего сделать не в состоянии…

Так и промаялась, думая то о Поле, то о Павле. И ведь стопудово у последнего этот трижды проклятый файлик сам обновится, и возникнут вопросы. Ладно, был бы он ламером в компах, списала бы всё на синхронизацию, но Павел прошаренный программист. Вот и как ему потом всё это объяснять? Да и мама. У неё уже сейчас появляются весьма щекотливые вопросы, а со временем их станет ещё больше. Вот же я вляпалась, блин.

К наступлению вечера чувствовала себя выжатой как лимон, и по-прежнему не знала, как мне быть? Так и заснула…

И вот они мои супер-апартаменты у Варлея, вот вкуснейший завтрак, парк, где несмотря на раннюю весну тепло и вовсю цветут клумбы, но до чего ж тоскливо? Да, я узнала то, что хотела, только вот… Что теперь с этим знанием делать?

Так и слонялась до обеда, потом поела, заглянула в бассейн, поплавала, и вновь вышла в парк. Ощущая, что скоро полезу на стены от безделья заглянула в библиотеку прихватив оттуда какой-то приключенческий романчик, но чтиво не пошло. То ли автор оказался бесталанный, то ли моё состояние к чтению не располагало? Не знаю уж. Кое как дотянула до ужина, после чего забралась в постель, устроилась поудобнее и провалилась в сон. А на утро всё повторилось, и на следующее тоже… Никто не давал весточек о себе, к безделью прибавилось ещё и волнение за оставшихся в Драконьем Гнезде. Ещё и не понятно — как там Поль? Он всё ещё в замке, или его, как и обещали утром отправили обратно в академию? Помог ли чем-то ректор? Или только раскрыл свои карты и вернулся к своим служебным обязанностям?

На третий день, ближе к обеду ко мне в комнату заглянула служанка:

— Литэ, к вам посетитель. Примите?

— Кто?! — обрадовалась я, буквально взлетая с кресла, где довольно долго сидела, бездумно пялясь в одну точку на стене.

— Миор Вартиен Дел Корен, — произносит женщина, а я ощущаю, как ноги предательски подгибаются, и моё тело, плавненько так, оседает обратно в кресло.

В голове же тем временем, испуганными птицами, бьются панические мысли: «Что делать? Как он меня нашёл? Что ему надо?»

— Литэ, — привлекла моё внимание служанка. — Так что передать миору?

— Приму… — выдохнула я, прекрасно понимая, что от него всё равно так просто отделаться не удастся.


Глава 27. Путь на волю

Не желая ни при каких обстоятельствах падать лицом в грязь перед главмагом, я заметалась по комнате пытаясь привести себя в порядок. Благо багажа у меня с собой не было и посему выбор гардероба был не сложен: между ночной сорочкой и платьем, победило платье. Провела пару раз гребнем по волосам, и вуаля — я готова!

Встала перед зеркалом, постаралась принять беззаботный вид, расправила плечи, придав своей осанке некую горделивость, и несмотря на бушевавшие внутри страхи, этакой королевишной выплыла в гостиную, где меня уже ждал незваный визитёр.

— Литэ, — слегка склонил голову в приветствии Дел Карен.

Мужчина был, как и всегда безупречно одет, и что уж тут спорить — да, красив, как собственно и все виртонги, за исключением того мерзкого герия Телано, к коему я едва не угодила в гарем. Но в госте меня настораживал тот факт, что он подозрительно учтив, вопреки обыкновению, и при этом, очень уж напряжён. К чему бы это? Приди он ко мне с какой-нибудь пакостью в мыслях, вряд ли бы особо напрягался. Боится? Но чего? Неужто уже и до него как-то долетели слухи о моём происхождении? Нет, быть такого не может, по крайней мере — не так быстро. Или он как-то проведал про подчинившуюся мне драконью магию, и знает, что несмотря на лишение обычной магии, по факту я гораздо сильнее его?

— Миор, — слегка приседаю в пародии на книксен, в соответствии с нормами здешнего этикета. — Располагайтесь, — предлагаю, плавным движением руки поведя в сторону одного из кресел.

— Благодарю, — отозвался он и тут же присев, устроился поудобнее, явно давая понять — разговор будет долгим.

— Неожиданно, если честно, — произношу. — Вы наверняка осведомлены, что я лишена магии. Так чем же я обязана вашему визиту?

— Не будем ходить вокруг и около, — кивнул гость. — Не спорю, меня безмерно удивила ваша настойчивость в желании быть отчисленной и лишиться магии. Это просто неслыханно! Многие женщины и мечтать не смеют о пробуждении дара, а вы… — с таинственной полу-усмешкой распинается он, но вдруг, его лицо становится серьёзным. — Но речь не о том.

— О чём же?

— Где мой сын?

— Каитор? — уточняю.

— У меня один сын! — едва ли не рявкнул Дел Карен, сжимая побелевшими от напряжения пальцами ни в чём не повинные подлокотники кресла.

— Как знаете, — соглашаюсь, понимая, что играю с огнём, но как порой и бывает, не могу сдержать язык за зубами и добавляю: — Вам лучше знать — сколько их, — говорю, памятуя о том, что именно этот виртонг оплодотворил за последние полвека едва ли не большую часть магически одарённых женщин.

— Камила! — едва не испепелив меня взглядом, довольно резко воскликнул гость.

— Что? — невинно взираю на него.

И ведь даже не придуряюсь. Откуда мне знать: где его сынок? Или он не из-за этого взбесился?

— Не стройте из себя дурочку, я давно понял, что вы отнюдь не таковая, хотя в тот миг, когда узнал о лишении магии, всё же усомнился в своём мнении, каюсь.

Сижу, молчу, хлопаю глазами, изображая не обременённую интеллектом блондинку. А вот миор Вартиен, весь напряжён, спина ровная будто кол проглотил, и, кажется, вот-вот пар из ноздрей повалит. Мужчина явно на взводе и уже начинает закипать.

— Хотите сказать, что не причастны к исчезновению Каитора?

— Нужен он мне больно, — вполне искренне фыркнула я и тут же пояснила: — Мы, знаете ли, никогда не питали друг к другу тёплых чувств…

— Вы, литэ, их вообще ни к кому, кроме своего дракона не питали, — с каким-то нехорошим прищуром наблюдая за моей реакцией, произносит он.

Кто бы знал, чего мне стоило остаться внешне непоколебимой. По крайней мере, я искренне надеялась, что мне это удалось.

— Дракона? — переспрашиваю, удивлённо приподнимая бровки. — Их ведь не существует. И я миор, давно уже не маленькая легковерная девочка, чтобы пугать меня небылицами.

— Надо же, не врёшь, — как-то вмиг сдувшись, Дел Карен обмяк, откинувшись на спинку кресла. — Вот уж не думал, что осведомители станут пичкать меня ложными сведениями.

Хм… Неужели он так легко мечтал меня подловить? Хотя… Он ведь уверен, что прочитать мои чувства и мысли не составит труда, я же теперь не магичка. Наивный!

— Может они хотели выслужиться и говорили то, что, по их мнению, вы желали услышать? — с облегчением осознав, что он мне поверил, предположила я.

— Да, я в курсе, что ты умна, — вздохнул мужчина. — Понимаешь… В тот день, когда ты ушла из академии… Мой сын тоже ушёл. Зачем? Куда? Неизвестно. Больше его никто не видел. Вот я и подумал…

— Что мы как-то связаны? Увы, но нет, — отвечаю, и тут же кое-что вспомнив, интересуюсь: — У Каитора была какая-нибудь любимая зверушка?

— Откуда ты знаешь? — воззрился на меня Дел Карен.

— О чём? — опешила я.

— Ты сказала — была. Дик… Его пёс, он недавно пропал, — словно сам с собой разговаривая, как-то отрешённо произнёс гость.

— Как давно проснулся дар у Каитора? — интересуюсь, ловя себя на том, что это начинает смахивать на допрос.

— Мы поехали в гости к родне, как раз за пару недель до начала занятий…

— Дик был с вами?

— Нет. Моя тётка терпеть не может животных. Поэтому пёс остался в столице, — отвечает Дел Карен и удивлённо глядя на меня спрашивает: — А что?

— Да так… — уклончиво пробормотала я, задумавшись: что делать дальше?

Не могу сказать, что испытываю тёплые чувства к главарю нашей виргтонской шайки, попившей немало крови и у меня, и у Поля за время обучения в академии, но и смерти я ему точно не желаю. А значит… Вот он момент, когда можно было бы сказать правду о лероссах-протестантах, но стоит ли? И… что-то мне подсказывает, что стоит. Не уверена, что Каитору чем-то можно помочь, скорее всего парня уже нет в живых, хотя… Странно что он исчез, а его место до сих пор не занял принявший его обличие леросс.

Хм… А что, если совсем немножко потянуть, так сказать выиграть время? Ведь скоро я должна проснуться, а там, на Земле, меня ждут новые главы от Поля и возможно какие-нибудь сведения о Каиторе, в конце концов, у меня появится время на то, чтобы всё обдумать, и главное — я в любом случае смоюсь отсюда! А в том, что Дел Корен может это организовать, я не сомневаюсь.

— Ты что-то знаешь? — подался вперёд мой посетитель.

— Нет… То есть… Давайте договоримся, миор Вартиен, вы помогаете мне выбраться отсюда, я же пытаюсь что-нибудь разузнать о Каиторе…

— Не смеши! — невесело усмехнулся тот. — Не знаю за что Дел Ларго запихнул тебя сюда, но не считай меня идиотом. Лучшие маги и сыскари обшарили всё вокруг академии и…

— Да-да, знаю, — перебила его я. — Они ничего не нашли. А теперь, подумайте о другом: во-первых, у меня там остались друзья, которые могли что-либо заметить или услышать, посторонним о том они могут и не рассказать, а мне… Во-вторых, у меня есть леросс, с чутьём которого не сравнится никто и вы это должны тоже прекрасно понимать.

— И?

— И, вы помогаете мне покинуть стены этой гостеприимной темницы, предоставляете амулет связи, доставляете меня к стенам академии…

— Не многовато?

— Вы так дёшево цените жизнь едиданонстдувенонноноийгоий сына? — я не удержалась, чтобы вновь не подколоть этого обычно высокомерного, а теперь сбросившего свою спесь виртонга.

— Ладно, что дальше?

— Не забудьте о том, что я отчислена, а значит, от вас потребуется получить разрешение на моё пребывание в стенах академии.

— Это не проблема.

— Вот и всё. Я попытаюсь что-нибудь выяснить, и как только узнаю что-то достаточно важное, сразу же свяжусь с вами.

— Допустим. А тебе-то это зачем? И за что ты очутилась у Варлея? И не говори мне, что ты сюда своими ножками пришла. Это явно не так, коль просишь освободить.

— Мы с Полем поссорились, — потупив взгляд говорю.

— Ну об этом только глухослепонемые не знают, что из того?

— Я пыталась сбежать… От него. Совсем… — выдыхаю, с таким видом, будто это признание далось мне нелегко, и тут же поднимаю на него исполненный надежды взгляд.

— Хм… — на лице главмага отразилась активная мыслительная деятельность, он явно прикидывал все плюсы и минусы моего освобождения.

Собственно, насолить представителям ненавистного рода он был бы рад, это видать и победило, потому, что он вскоре встал со словами:

— Собирайтесь, вы уходите вместе со мной, Камила.

Спустя какие-то десять минут мы уже покинули гостеприимные стены таверны. Первым делом, наведались в располагавшийся неподалёку дворец рода Дел Корен, где я получила помимо затребованного амулета связи, ещё и увесистый кошель с золотыми броунами. Вот, мы уже у ворот академии. И я молюсь, чтобы ректор очутился на месте, как и Поль…


Глава 28. Поль. Сны и реальность

Утро началось со стука в дверь. Я кое-как сел на кушетке, тело затекло от долгого пребывания в неудобной позе, в голове каша — смесь последних событий, вчерашних ошеломительных новостей и странный, неимоверно реалистичный сон.

— Откроешь? — тихо спросила сестра.

— Угу, — буркнул я, пытаясь подняться, но тут же мешком осел обратно на кушетку — ноги оказывается тоже затекли.

— Сиди, я сама, — произнесла заметившая мой манёвр Сейла, и помчалась открывать.

— Полиней, на выход, — раздался из гостиной голос Дел Шантуа.

Ну что же, я нисколько не сомневался, что отец не позволит мне остаться здесь, и тем более принимать участие в поимке Шелда, вернее заменившего его леросса.

Кое как встал, и поплёлся к нему навстречу. Видок у ректора был ещё тот — и без того далеко не юное лицо осунулось, под глазами залегли глубокие тени, да и одежда выглядела, мягко говоря, не свежей — местами мятая, кое-где следы пыли и паутины. Интересно, где они лазали ночью и что успели разузнать? Вот только, что-то мне подсказывает: спрашивай, не спрашивай, ответа я не дождусь.

Прощание с родными вышло комканным, и вот, краткий миг и мы в ущелье, ещё миг и у ворот академии. А я всё наивно надеялся, что хотя бы ректор посвятит меня в происходящее. Ведь не мог же он бросить отца один на один с проблемой? Или мог? Нет! Во-первых, они союзники. Во-вторых, драконье чувство справедливости не позволит ему бросить товарища в беде. А это значит, одно из двух: либо Шелд уже нейтрализован и угроза миновала, либо Дел Шантуа отправился сюда для создания алиби и собственно, для того чтобы проконтролировать мою отправку в академию, а сам потом вернётся в Драконье Гнездо.

— Думаю, ты понимаешь, что о происходящем в вашей семье и в замке никто не должен знать, — тихо произнёс Дел Шантуа, и уже громче добавил: — И не забудь — ты задолжал два дня отработки в столовой.

— Да, да, помню, — буркнул я, осознавая, что все мои надежды о получении какой-нибудь информации пошли прахом, если бы он хотел что-то сказать — уже сделал бы.

— Беги, завтрак вот-вот начнётся, а тебе ещё за учебниками надо успеть до начала занятий, — напутствовал ректор и направился в сторону административного здания.

Делать нечего, метнулся первым делом в общежитие, прихватил торбочку с учебными принадлежностями, оттуда в столовую. И надо ж было столкнуться первым делом с Леоном.

— Ну и где тебя носило? — интересуется.

Вот и что ему сказать? Правду? Всю рассказать не смогу, а часть… Обидится ещё больше за то, что с собой не взял.

— Отец в столицу вызывал, — соврал я.

— Ясно, — как-то грустно отозвался товарищ. — Небось за Милу распекал?

— И это было, — киваю.

— Ну что тут скажешь? Сам виноват. Зачем было доводить девчонку до такого?

— Так вышло… — буркнул я.

— Она там была?

— Угу, — отозвался я.

— Расстроена из-за того, что магии лишилась, да?

— Угу.

— Помирились, хоть?

— Угу.

— Не верится, как-то, — резюмировал Леон. — Угу да угу. И понурый ты какой-то.

— Думаешь, я хотел сюда возвращаться?

— Это — да, я бы тоже не захотел, — согласился товарищ, и уже тише спросил: — Не знаешь, как там Сейла?

— У неё всё хорошо, наверняка по тебе скучает, — примирительно улыбнулся я.

— Кстати, ты поесть забежал или отрабатывать? — интересуется.

— И то, и другое… — вздыхаю.

— Помочь?

— Мир? — я взглянул на товарища, и тот протянув мне руку для пожатия, ответив:

— Конечно, мир. Мы же теперь одна семья.

Быстро перекусив, мы с Леоном приступили к отработки моей повинности по столовой, в процессе товарищ рассказывал малозначительные новости о происходящем в академии. Я, если честно, почти и не слушал, лишь для приличия порой поддакивая, но одна фраза почему-то меня зацепила:

Так вот, ты, наверное, заметил, что Каитор куда-то пропал? По первости-то все думали, что он к отцу в столицу рванул. Преподы на его прогулы глаза закрывали. У нас же все равны, но некоторые ровнее, у него-то папаша ни много ни мало Глава Эрензийского Совета Магов. Ходили, правда, слухи, мол, он вместе с Милой сбежал из академии…

— Что?!

— Да забей ты, знаешь же уже, что она в столице и всё нормально, а это просто сплетни. Совпадение вышло — он исчез в тот же день, когда и Мила покинула академию… А, ну да, тебе тогда не до этого было, ты же о ней постоянно думал после того что наворотил.

— Угу, — буркнул я, гадая: что бы это значило? — А почему ты говоришь исчез, если он к отцу отправился?

— Так это поначалу все думали, что к отцу, а потом, тут разве что лошадей не допросили на тему: что слышали, когда в последний раз видели. Отсюда и вывод — даже если он к отцу и собирался, то до столицы явно не добрался. А про Милу и его, ты даже не думай! — выпалил парень, и добавил, словно стараясь оправдать подругу: — Они же вечно цапались как кошка с собакой, с чего бы им вдруг примириться?

— Мне назло, — буркнул я, хотя и сам в это не верил.

В голове вообще-то совсем иные мысли крутились: вспомнились слова Ворона про лероссов-протестантов, нельзя сказать, что меня сильно заботила судьба Каитора, но и смерти ему, я всё же не желал. И ещё… в свете новых знаний о Миле возникает вопрос — а не могла ли она расправиться с постоянно докучавшим ей виртонгом? Вдруг, тот её чем-то зацепил и… Не-е-ет… Не хочется думать о том, что моя Мила, та которую я беззаветно полюбил, способно на хладнокровное убийство. Хотя… Кто их, этих богов знает?

На лекциях сосредоточиться было сложно. И да, пару которую должен был вести ректор заменили в расписание на другие предметы, значит, он отправился обратно, на подмогу к отцу. Э-э-эх… А я сиди тут, задницей стулья протирай. Понимаю — толку от меня там не будет, а всё равно нервирует это бессилие.

В обед к нам с Леоном подсели Кайра и Сеймона. Чернявая пыталась что-то расспросить о выходных, но я ничего рассказать толком не мог, крутился как уж на сковородке, стараясь не завраться, да ещё и присутствие Сеймоны раздражало.

Остаток дня прослонялся по академии, не находя себе места. Леон поначалу старался быть рядом, подбодрить, но вскоре сдался, к тому же ему за какой-то неправильный ответ на лекции задали на дом письменную работу, так что парень, в конце концов, извинился и ушёл в общагу — готовиться.

А меня одолевали самые разнообразные мысли: что там в замке? Как там Мила? Что означает мой давешний сон? Как там Рос? Что случилось с Каитором? И чтобы отвлечься, я сам не понимая зачем мне это надо, стал выспрашивать у народа — кто что слышал и видел о нём. Кто-то рассказывал с удовольствием, чувствуя свою причастность к потенциальному спасению явно попавшего в беду сына ни много ни мало главмага Эрензии. Кто-то нехотя делился информацией, кому-то даже приплатить пришлось. Хуже дело обстояло с членами его же шайки, те ни в какую на диалог идти не желали, хотя именно они как позднее выяснилось знали гораздо больше остальных, но сыщикам почему-то ничего так и не поведали.

Как оказалось, Каитору в день исчезновения пришло послание, якобы от отца, с просьбой увидеться за пределами академии. Напоминает то, о чём мне рассказывал Ворон, про подставу, устроенную подменившим Шелда лероссом, в результате которой едва не погиб мой Рос. Схема та же — выманить, а вот что потом? Удивляет одно — неужели Каитор ничего не заподозрил? Что мешало Дел Карену прийти к нему прямо сюда? Уж кто-кто, а Глава Совета Магов имеет право свободного перемещения в пределах академии. Хотя, мог ли он предположить, что некто желает ему зла? Конечно же у его отца хватает врагов, но вряд ли те решились бы на открытую конфронтацию, и стали бы похищать сына главмага.

Вечером долго не мог заснуть, измученный беспомощными метаниями и обилием информации мозг, никак не желал погружаться в мир грёз. А потом… Потом мне вновь привиделся тот странный мир. На этот раз, я шёл по улице. Тепло. Воздух какой-то будто густой и воняет не понятно, чем, но довольно неприятным. Странные мостовые из какого-то гладкого покрытия, местами зияли выбоинами, по обочинам жмутся друг к другу какие-то безликие коробки, явно жилых домов. Куда-то спешили прохожие. Мужчины одеты ещё более или менее приемлемо, а вот женщины! Да, у нас в академии на занятиях девушки ходили в брюках, и дипломированные магички позволяли себе носить мужские фасоны одежд. Но у нас даже если брюки и облегали как вторая кожа, то сверху надевалась длинная блуза или нечто типа камзола, а тут… вся анатомия на показ, а животы у некоторых вообще обнажены! Ну и ладно ещё, приятно взглянуть на стройных девушек, но некоторые страдающие излишком веса или годящиеся мне в матери, наряжались точно так же!

И это полбеды, мгновение спустя я едва не шарахнулся в кусты, когда с рёвом сорвавшись с места, мимо меня пронёсся жутко чадящее нечто на двух толстых колёсах, на котором восседал какой-то парень. К слову сказать, никто кроме меня на него внимания не обратил, лишь какая-то бабулька, очутившаяся поблизости, недовольно проворчала:

— Носються окаянные!

Тут же я присмотрелся к проезжей части, а думается мне, это была именно она. Никаких конных или экипажей там видно не было, но по обочинам стояли какие-то странные и явно металлические конструкции самых разнообразных форм и расцветок: какие-то высокие и габаритные, какие-то поменьше — округлые, угловатые, высокие или приземистые, чёрные, серые, белые, красные… Какая-то девица, дефилируя на длиннющих каблуках подошла к одной из них, чем-то пискнула, в ответ на что, стоящая у обочины красная… Откуда-то пришло название — машина. Так вот, машина приветственно пиликнула и моргнула… Фарами! Вот и откуда все эти слова в моей голове? Девица открыла дверцу, забралась внутрь, откинув в салоне какую-то крышечку вверху, не стесняясь того что её видят прохожие — подкрасила губы, а потом, это нечто заурчало и тронулось с места. И теперь к знанию слов, пришло понимание машина — это здешний транспорт, и именно они и стоят вдоль обочин.

А потом раздался звук, извещающий о подъёме. И снова была столовая, потом лекции, и да — мысли, но в этот раз большая их часть была посвящена минувшему странному сновидению. После занятий я продолжил наводить справки и Каиторе, но, увы, ничего нового так и не узнал. А потом…

— Всем привет! — раздался из-за спины жизнерадостный, и такой родной голос.

Не веря своим ушам, и удивлённым взглядам Кайры и Леона, сидевших вместе со мной за ужином, оборачиваюсь у в шоке взираю на… Улыбающуюся Милу.

— Э-э-э… А что ты тут делаешь? — вместо приветствия интересуюсь, памятуя о том, что от Варлея уйти без позволения невозможно…. Хотя… Она же богиня…

— Так я и думала, что ты будешь безумно рад меня видеть, — ухмыльнулась эта язвочка, и наклонившись ко мне, игриво чмокнула в щёку.


Глава 29. Временное воссоединение

На территории академии погода была более мягкой нежели за воротами. Не сказать, что здесь раньше времени началось лето, но и мерзкого сырого ветра, трепавшего одежды за границами некогда родной Альма-матер, здесь не было. Тихо, безветренно. И внутри всё как-то тоскливо сжимается от вмиг нахлынувшей ностальгии по не таким уж и далёким временам, когда я жила тут. Сколько было надежд, сколько планов, а в итоге всё завертелось со стремительностью урагана, цели и приоритеты поменялись. Да что уж там? Жизнь вообще в корне изменилась.

Тем временем, пока я занималась самокопанием, Дел Карен провёл меня к административному зданию, где велел ждать в холле. Стою. Глазею по сторонам. Вспоминаю как впервые очутилась в теле своей героини, здесь в академии, как спустя полгода прибежала к ректору, требуя меня отчислить…

Вся моя вторая жизнь до ухода отсюда, пронеслась перед мысленным взором и так грустно стало от осознания того, что всего этого уже не вернуть. Это словно перевёрнутая страничка в книге моей жизни, сейчас, позволили заглянуть в прошлое, а завтра мне не будет здесь места.

Спустя полчаса невесёлых размышлений вернулся Дел Карен, окинул меня оценивающим взглядом, и произнёс:

— Жаль, что ты не виртонгка.

— Ну уж, извините, — развела руками я.

— Думаю, ты понимаешь, что водить меня за нос не стоит? — криво усмехнулся он, внимательно глядя мне в глаза.

— И в мыслях не было, — вполне честно отвечаю.

— Жить будешь в той же комнате что и прежде. Ищи. Что-нибудь узнаешь — дашь знать, — произнёс он и направился к выходу из здания. Но в дверях приостановился, обернулся и добавил: — А потом… Потом, у тебя два варианта: или приезжай в столицу, мне нужны симпатичные умненькие агентши, или сделай так, чтобы я больше тебя не видел.

— Как скажите, миор, — отвесив ему дурашливый поклон, отозвалась я, и судя по мелькнувшим в его глазах гневным искрам, явно перегнула палку.

— Поговори мне! — едва ли не рыкнул он и вышел на улицу.

Стою, и пытаюсь успокоиться, не понимая — что на меня нашло? Ну вот зачем было его драконить? Он и так не слишком хорошо относится к Дел Ларго в число коих я вошла, став женой Поля, его раздражает тот факт, что сорвалось право его «первой ночи», вернее зачатия первенца, единственный официально признанный сын и наследник рода — пропал, а тут ещё и я нарываюсь. Это мне ещё повезло, могла ведь и доиграться. Магии во мне хоть отбавляй, да что от неё толку, если я пока ещё неуч по сути.

Подскочила к окошку, проводила взглядом удаляющуюся фигуру главмага и убедившись в том, что тот ушёл, вышла во двор. Солнце уже уходило за горизонт, вокруг сгущались сумерки. Куда идти? Что делать? Конечно же хотелось увидеть Поля, если он здесь конечно, и в тоже время страшно — как он воспринял в итоге новость о моём происхождении? То, что я прочла будучи на Земле, говорило лишь об одном — первой реакцией парня был шок, а вот что потом?

Минут пять я топталась на крыльце административного здания, а потом решилась пойти в столовую. Ни то чтобы есть хотелось, да и здешняя кулинария явно не могла составить конкуренцию изыскам подаваемым у Варлея, но судя по времени, ребята могут быть именно там. Так и оказалось. Стоило приблизиться к нужному зданию, и я сквозь окошко увидела неразлучную троицу: Поля, Леона и Кайру. Порадовавшись тому факту, что Сеймоны рядом с ними нет, почему-то совсем не хотелось видеть эту лазутчицу. Распахнула двери и вошла в жарко натопленное помещение. В нос «ударили» ароматы еды, по ушам — приглушённое многоголосье переговаривающихся за трапезой студентов. Леон и Кайра заметив меня аж в лицах переменились, но я приложила палец к губам, прося друзей не выдавать меня раньше времени и тихонечко двинулась к их столику. Поль, сидевший спиной ко входу ни о чём не догадывался.

Каждый шаг даётся с трудом, кто бы знал, как страшно идти навстречу любимому не зная, как он отреагирует на твоё появление.

— Всем привет! — подкравшись практически вплотную, как можно жизнерадостнее произношу, с улыбкой подмигивая Кайре и Леону.

— Э-э-э… А что ты тут делаешь? — вместо приветствия произносит Поль, водворяя в реальность все мои страхи и опасения.

— Так я и думала, что ты будешь безумно рад меня видеть, — беззаботно усмехаюсь в ответ, и не давая ему возможности ещё что-нибудь сказать, наклоняюсь и чмокаю растерянно хлопающего глазами парня в щёку, мысленно в очередной раз отмечая: «До чего же хорош, чертяка!»

Вижу, как подскочил Леон и отодвинул для меня стул, начинаю садиться, а в следующий миг… Просыпаюсь на Земле.

— Ну вот же, бли-и-ин… — с досадой озираясь по сторонам, простонала я.

И что странно, в этот раз, вопреки обыкновению, я не подскочила как ужаленная с кровати и не понеслась к компу, у меня просто-напросто ни на что не было сил. Ни моральных, ни физических. Единственное что я ощущала в этот момент, была неимоверная усталость. Слишком много всего навалилось. Всё-таки такой режим жизни, когда и дни психоэмоционально насыщены, и ночи «от и до» наполнены событиями — любого утомят рано или поздно, а уж беременную и тем более. Жутко хотелось в туалет, до рези в животе, но и на то, чтобы встать и выполнить это нехитрое действо, тоже сил не было.

«Муз…» — не особо-то надеясь на чудо, мысленно позвала я.

«Чего тебе, неугомонная?» — как ни странно, тут же отозвался он.

«Сил больше нет…. Не могу я так и днём, и ночью без продыху…»

«А кто сказал, что будет легко? — усмехнулся тот. — Да и не могу я тебе пока помочь. Сюжет не завершён, а запущенный механизм не в моих силах остановить, так что один совет: держись».

И тут же пришло осознание, что он говорит о том, что придёт время, когда я навсегда покину Рестанг. Вопрос: хочу ли этого? Да — устала, но уходить оттуда навсегда? Нет. Я уже не представляю жизни без магии, без Ворона, без Поля, в конце концов… Да что уж там? Была бы возможность вообще перебраться в тот мир вместе с мамкой и Тошиком, так бы и сделала, здесь меня ничего не держит, а вот там… Но почему-то уверена — эта мечта неисполнима. А сейчас… Сейчас мне жизненно необходим таймаут.

«Я не прошу насовсем, всего лишь недельку-другую отдохнуть»

«Даже не знаю, что тебе сказать… — вздохнул Муз. — Как уже говорил, остановить ничего уже нельзя. Единственное, что могу предложить, это перерыв по завершении сюжетной линии для этого романа. Две-три недельки передохнёшь и продолжишь. Так что держись, надеюсь уже немножко осталось…»

«Спасибо, утешил, — буркнула я. — И что же будет считаться завершением сюжетной линии?» — устало интересуюсь.

«Явно не жили они долго и счастливо, — судя по интонации опять усмехнулся Муз. — Ну смотри, полной реабилитации драконов и возвращения им власти в ближайшее время они добиться точно не успеют, а значит, жди пока разберутся с якобы Шелдом…»

«Кстати, а Каитора-то зачем приплетать было?»

«Через его отца можно повлиять на ситуацию ни только в королевстве, но и на материке в целом, ты явно недооцениваешь Дел Карена».

«Или ты переоцениваешь меня, потому что я понятия не имею: что мне делать с этой ситуацией?» — как-то обречённо, признаюсь.

«Придумаешь. Выкрутишься. Я в тебя верю. А после завершения этого романа получишь свой долгожданный отпуск», — произнёс Муз и сколько я его после этого не звала, больше не откликался.

Делать нечего, валяйся, не валяйся, а в тот же туалет всё равно вставать надо. Прошлась туда, потом в ванную заглянула, оттуда перебралась на кухню. Взяла большую кружку, запихнула туда пару пакетиков чая, щёлкнула кнопочкой электрочайника, села возле окошка, глазею на то как малышня резвится на детской площадке, представляя, что рано или поздно и мои малыши будут также кататься на этих качелях… От этих мыслей на душе потеплело, и в тоже время мелькнула тоскливая мысль о том, что отца родного они так никогда и не узнают, как и правду о своём рождении. А потом припомнились слова Муза о рождении драконов на Земле… Что ж мне делать-то, если у них и в правду способности откроются, или вторая ипостась проявится?

— В каждой бочке мёда есть ложка дёгтя… — бурчу и тут из комнаты раздаётся звонок маминого мобильника.

Тихонько скрипнула дверь, явно мама вышла из своей спальни. Слышится тихий разговор и шаги в сторону кухни.

— Мил, — протягивая мне трубку, произносит она. — Это тебя.

В первый миг я удивилась, но телефон всё же взяла, взглянула на экран, но там высветился какой-то незнакомый номер, поднесла к уху.

— Да? — произношу, гадая — кто ж там?

— Нам срочно нужно переговорить, — ответил мне до боли знакомый, и да — взволнованный мужской голос.

— Надо, так надо, — устало произношу, как-то отстранённо думая о том, что до этой встречи надо бы успеть файл просмотреть, вдруг там обещанные Музом главы появились от имени Павла, так буду хотя бы морально готова к…

— Тогда, выходи, — говорит и из трубки доносится сигнал о прекращении сеанса связи, и в тот же миг под окном притормаживает уже знакомая белая машинка.

— У-у-у… — простонала я.

— Что, приехал? — догадалась мама.

— Угу.

— Поругались что ли? Он парень вроде бы неплохой и интерес к тебе проявляет несмотря на то, что знает о беременности, правда красивый уж больно… Или… Ты плохо себя чувствуешь?

— Устала, — признаюсь. — Просто сил ни на что нет.

— Это беременность, девочка, это беременность. А хочешь, я его сюда приглашу? Посидите, поговорите, а я пока у себя побуду или погуляю пойду, чтобы вам не мешать… А ты мне пока планшетик свой дашь, там же наверняка продочка появилась?

— Угу, — буркнула я, понимая, что ни так, так этак, она своего всё равно добьётся и опять все будут знать больше меня, блин!

Пока мама пошла на улицу встречать гостя, я кинулась в комнату и быстренько сменила домашнюю бесформенную халабуду на более приличный наряд, состоящий опять же из безразмерной футболки, скрывающей начавший округляться животик, и бриджиков. Провела пару раз расчёской по волосам, стянула их в высокий конский хвостик, прихватила с собой планшет, делая вид будто обновляю файлик, и даже успела занять своё место на кухне до возвращения мамы и Павла.

— Привет, — раздался его голос из прихожей. — Мила, нам надо поговорить.

— Да говорите на здоровье, мне тут всё равно по делам отойти надо… — запричитала мама. — Ты подготовила то, что обещала? — спрашивает, и заметив в моих руках планшет довольно заулыбалась. — Давай сюда. Ну я пошла. А вы Павел проходите, проходите, чайка попейте. Там в холодильнике ещё тортик остался…

— Мам, — я глянула на неё исподлобья. — Ты иди, а? Мы разберёмся.

— Да-да. Пойду я, — говорит едва ли, не вырывая из моих рук планшет.

Встала, достала чашку для гостя, залила ему чай, достала торт, варенье. И такое странное чувство внутри: вроде бы и рада его визиту, и как-то, на удивление легко он вписался в окружающий интерьер, будто всегда был частью этого дома, нашей семьи, и в тоже время, понимаю — сейчас начнётся допрос, а мне… Паниковать бы, ан нет. Мне всё равно!

Села. Парень крутит в руках кружку и молчит, я тоже первой разговор не начинаю.

— Вот веришь, — наконец-то нарушил затянувшееся молчание Павел. — Пока сюда ехал, в голове куча вопросов было, а сейчас, всё как сдуло. Одно скажу — я в шоке.

— И в чём же причина? — не стала ходить вокруг да около я.

— А ты не догадываешься?

— Веришь, у меня столько неразгаданных головоломок, что мозг кипит, и браться ещё за одну никакого желания нет. Хочешь что-то обсудить говори прямо. А на нет и суда нет.

— Ладно, — кивнул парень и на какое-то время опять умолк, явно подбирая слова.

С улицы доносится повизгивание малышни с детской площадки. Товарняк мимо прогрохотал и вновь пришла тишина, нарушаемая лишь тиканьем часов, да срывающимися время от времени с неплотно закрытого крана капельками воды. Тик… Тик… Тик… Кап. Тик… Тик… Тик… Кап.

Сижу. Поставила локти на стол, обняв ладошками кружку, потягиваю чай, беззастенчиво разглядывая сидящего напротив мужчину. Тик… Тик… Тик… Кап.

Ну до чего же похож! Вот просто до нереальности. Постарше чутка, одет по земному, а в остальном… Тик… Тик… Тик… Кап.

— Судя по твоей реакции, ты даже не в курсе, что именно появилось в твоём зачарованном файле, — констатировал Павел.

— И что там? — не стала ходить вокруг да около я.

— Ну, начнём с того, что файл неплохо обновляется без выхода в сеть, и ясно понятно, что ты к его заполнению не причастна. Ну и да, ты просто-напросто не могла знать то о чём я думаю, что чувствую, чем занимался до и после визита к тебе, но там всё это есть. Непривычно это. Обычно в отношениях сложно подобрать слова так чтобы избранница поняла всё правильно, душу-то наизнанку не вывернуть, а тут… Всё как на ладони. Не скроешь, не утаишь. Всё слишком открыто и честно. Как с твоей стороны, так и с моей. Чудно, что говорить даже не надо, достаточно просто читать. И ещё… Описание снов Поля… он видел то, что в действительности видел я.

— Да? — без особых эмоций спрашиваю, ни столько из интереса, сколько для приличия, хотя что уж там скрывать — всё же хочется узнать: какие именно из его мыслей нашли отражение на страницах книги?

— Я этого не понимаю, — говорит, а я в ответ молчу. — Ещё вчера думал, что чудес не бывает. Всякая там магия — это выдумка, но как иначе объяснить всё происходящее с файлом?

— Никак, — выдыхаю, искренне радуясь, что всё это не более чем констатация фактов, а не ожидаемый ранее допрос.

— Выходит, те твои сны из первой книги… Это… Сейчас сны, а до этого… — он взглянул на мой живот. — Кто их отец?

— Ты же знаешь, что ответ слишком нереален, так зачем спрашивать?

— Хочешь сказать и это, тоже правда? Ну… Параллельные вселенные, созданные авторами? И в одной из них живёт мой двойник?

— Угу…

— Охренеть… Как у тебя крыша от всего этого не едет. Вот так день и ночь голову над всем этим ломать, без отдыха по сути.

— Едет, ещё как едет, Паш, — впервые назвав его сокращённым именем, невесело усмехнулась я. — Устала, сил нет.

— А Муз — реален?

— Не знаю, — пожала плечами я. — Видеть, я его не видела, но голос в голове есть. Думаешь, по мне психушка плачет?

— Не думаю. И что этот голос говорит? В смысле не до сегодняшней ночи, там я так понимаю всё в файле запротоколировано досконально, а утром был разговор?

— Угу.

— И что?

— Сказал, что даст мне отдохнуть пару тройку недель после завершения основной сюжетной линии для пишущегося сейчас романа.

— То есть надо Шелда угомонить?

— Угу. Только… У меня никаких идей нет. От слова «вообще»! А ещё и про Каитора надо узнавать, и как-то использовать возможность повлиять на Дел Карена.

— В новых главах про него и без тебя всё известно стало, — произносит гость. — Я у товарища на даче неподалёку был. Проснулся рано, думаю дай-ка на файл взгляну, загрузил систему, без доступа в интернет, вставил флешку, а там время обновления пара минут назад. Не поверил, открыл, а там… Новые главы, и про меня в том числе. Вот и позвонил твоей матери, твоего-то номера у меня не было. Да, кстати, поздравляю, ты в моём лице приобрела ещё одного поклонника твоего творчества.

— Ясно. Ну и что скажешь, о внимательный читатель? У меня идей ноль.

— Насчёт братца твоего муженька и главмага?

— Да.

— Там есть над чем подумать, — говорит. — Как я понял времени у тебя на поиск ответов до вечера?

— Сегодня — да, и завтра, и послезавтра, и так, пока оный не будет найден.

— Вместе поищем, — взяв меня за руку, улыбнулся Павел.

— Ты что-то уже придумал? — встрепенулась я. — Ой! Чай уже остыл… Может обновить?

— Пойдём-ка лучше погуляем? Судя по описаниям из книги, ты из дома почти не выходишь, не дело это для будущей мамочки… И устрой сегодня себе выходной. Вид у тебя действительно усталый. Такие вопросы с пол-оборота не решаются. Надо всё обдумать, взвесить. Я этим займусь — обещаю. А завтра обсудим и, если одобришь, будешь водворять идею в жизнь. А пока на свежий воздух, окей?

— Окей, — улыбнулась я и пошла в комнату за кофточкой.

Этот день напоминал мне сказку. Мы неспешно гуляли по летнему лесу, болтая о том и сём, но не касаясь в разговоре тем о моей книге. Ближе к обеду заглянули в посёлок где Паша из багажника достал мангал, шампуры, зашли в магазин, купили овощей, специй и охлаждённого курёнка. Пришлось забежать домой, чтобы помыть птичку и овощи.

— Долго вы гуляете, давайте за стол… — с порога запричитала поджидавшая нас мама.

— Благодарим, но у нас сегодня день прогулок на свежем воздухе, и питаться мы будем в лесу, — лучезарно улыбнулся Паша, мама не сдержалась и тоже расплылась в улыбке не забыв подмигнуть мне.

— Мы тебе обязательно что-нибудь оставим, — шутливо добавила я.

Собственно, не соврала, всё слопать вдвоём было просто нереально, хотя и вкусно получилось безумно. А может сыграла роль приятная компания? Зашли после обеда домой, пропахшие костром, сытые и весёлые. Оставили провизию и пошлёпали гулять дальше. К концу дня даже ноги побаливать стали, хотя Паша меня щадил — терпеливо ходил медленным прогулочным шагом, а вот же, совсем я форму потеряла как показала практика. Дошли до озера, где из рюкзачка у него за спиной были выужены совершенно неожиданные вещи: складная удочка, наживка, котелок. В итоге, я даже искупалась, кажется впервые за всё это лето, а из пары пойманных Павлом рыбёшек была сварена божественная уха на ужин. Тарелок не было, только ложки, ели прямо из котелка, привалившись друг к другу возле костра. А потом, Паша проводил меня до подъезда.

Вот честно — ожидала, что поцелует, ан нет.

— Чудесной тебе ночи, чудо… — прошептал, заправляя мне за ухо выбившуюся из хвоста прядь, потом провёл ласково по щеке тыльной стороной ладони и добавил: — И маме от меня сладких снов пожелай.

Стою. Смотрю ему вслед, а тело так и рвётся следом — остановить, обнять… И самое противное, что всё это окажется в файле, на всеобщем обозрении, а я всё равно не могу удержаться от мыслей то о поцелуе, то о желании взять его за руку… И завтра он будет об этом знать… Кошмар! Это всё равно что начать встречаться с парнем, умеющим читать твои мысли. Дёрнуло же меня дать ему этот файлик? Хотя… Какая по сути разница? Ведь обновление на сайте проходит точно так же, как и в файле. Не прочитал бы тут, прочитал бы там. Это судьба. Или прихоть Муза?

Апатия стараниями Павла ушла, не оставив и следа. Теперь я была счастлива, что не укрылось и от глаз мамы. Мы выпили с ней по кружечке чая, я опасалась, как бы речь не зашла о книге, но её больше волновал мой роман с Павлом. И как я не распиналась о том, что между нами ничегошеньки нет — мама так и не поверила. В комнату входила с мыслью просмотреть хотя главы от имени Поля, но стоило увидеть кровать, и я мысленно махнула рукой: жила же прежде без подсказок, так нечего из себя бога корчить, Павел прав — сегодня надо просто-напросто отдохнуть. В итоге, я буквально провалилась в мир грёз, едва коснувшись подушки.


Глава 30. Павел. Непрочитанная глава

Лена-Лена… Полтора года вместе. Для кого-то это не срок, но для меня… Не скажу, что характером или внешностью не вышел, или привередлив излишне, но столь долгих отношений, за свои без малого тридцать три года, у меня ещё не было, мой прежний рекорд — полгода. Со всеми прежними пассиями мы разбегались как в море корабли по самым разнообразным причинам. То мне скучно становилось до зубовенного скрежета, то запросы дамы возрастали и превышали мои в принципе довольно приличные возможности. А тут целых полтора года вместе и всегда находим темы для разговора и в сексе всё просто великолепно, лучшего и желать не стоит. А вот, две недели назад, перед отъездом на курорт, она повела себя, мягко говоря, странно. Звал её с собой, хотел устроить сюрприз. Купил кольцо, планируя в романтической обстановке сделать предложение. Но не сложилось — она, просто-напросто не поехала.

— Пойми ты, мне такое предложение сделали, от которого в здравом уме не отказываются! И если всё выгорит, то… — пылко восклицала она, но никакой конкретики не допускала.

— Да, что там за предложение-то такое, что пару недель подождать нельзя? — недоумевал я.

— Если всё сложится, то поверь, ты об этом узнаешь одним из первых, — уклончиво ответила Лена. — А пока… Не хочу сглазить.

«Наверняка работу предложили хорошую», — подумал я и настаивать перестал, тем более она замяла тему более чем радикальным и весьма действенным методом — бурным сексом.

Конечно же, Лена не догадывалась о моих планах, иначе кто знает, как бы всё сложилось? Но вышло так, как вышло. Она упёрлась и я, устав от нашей глухомани, собрался ехать отдыхать один. А в последний день, буквально перед вылетом, меня вызвали в женскую консультацию, где я по совместительству подрабатывал системным администратором на полставки. И всё бы ничего — принтер надо было подключить, делов-то на десять минут от силы, но… Не знаю. Случайно ли? Вряд ли, учитывая неоднократные подкаты докторши, которую вовсе не смущал тот факт, что у меня есть девушка. В общем, доктор, оставив меня в кабинете одного куда-то вышла, сославшись на срочные дела, а я в процессе работы обратил внимание на одиноко лежащую на столе карточку. Мазнул по ней взглядом, и тут до меня дошло — Ленкина!

Внутри что-то сжалось в предчувствии. Вроде бы нехорошо это лезть в столь личные дела, но ведь она уже почти моя жена, так почему бы и нет? Правда проснулись опасения — вдруг с ней что-то не так? В смысле, проблемы со здоровьем? Не зря же меня вызвали именно сейчас, принтером тут пользуются не часто, прошлый уже пару месяцев как сломался и ничего, как-то жили без него, а тут прямо-таки срочно потребовали приехать. Ещё мелькнула мысль о том, что не случайно именно эта карточка очутилась здесь, ведь я не скрывал наших с Ленкой отношений и тут все о них прекрасно знали, тем более об этом прекрасно осведомлена хозяйка кабинета, с чьей подачи сейчас в консультации и оказался.

Открывал, в прямом смысле слова, затаив дыхание. Пока устанавливался драйвер к принтеру, начал листать на удивление пухленькую брошюрку с множеством вклеенных результатов обследований. Сначала ничего интересного не увидел. Плановые посещения, профилактические осмотры. А на последней странице обнаружился вложенный листочек с результатами УЗИ. Конечно же, я в этих делах не разбираюсь, и сама картинка мне ни о чём не говорила, а вот запись к ней… Беременность, срок восемь недель! Она беременна! Я… Я стану папой!

— Обалдеть! — ощутив неимоверное воодушевление, выдохнул я.

Чудны дела, ещё вчера думал о предложении Ленке, но про детей совершенно не задумывался, а вот тут узнал и такое ощущение будто за спиной крылья выросли. Наверное, потому она и отказывалась лететь со мной — наверняка врачи запретили. Но почему мне ничего не сказала? Неужели думала, что я расстроюсь? Глупышка!

Мазнув взглядом по экрану, убедился, что установка драйвера завершена, выпустил на печать тестовый лист и удовлетворённый результатом припустил к выходу, на ходу набирая в мобильном Ленкин номер.

Лечу как на крыльях. И солнышко до этого неприятно припекавшее сейчас ласковым кажется и ветерок приятный, а до того казался непривычно сухим и резким для наших мест. Телефон из рук не выпускаю, раз за разом набирая Ленкин номер. Раз. Другой. Третий… Десятый. Никто не берёт трубку. Небось опять в своей игрухе зависает. Есть у неё одна слабость: подсадили ещё во времена учёбы в универе на одну онлайн игру, и она до сих пор не может с этим наркотиком завязать. Оденет наушники и всё, потеряна для общественности — пусть весь мир подождёт. Но я эту её слабость прощал, с учётом обилия плюсов в наших отношениях. Видать и сейчас так. Вот только полезно ли это для беременной? Попытался дозвониться на домашний. Не она, так родители трубку поднимут, ан нет.

Заскочив в цветочный, купил букет, и помчался к её дому. Поднялся на этаж, позвонил. Минута. Две. Пять. Ничего. Видимо гуляет где-то. А мобильный… Мобильный могла и дома забыть. Вышел во двор, миновав рассевшихся возле подъезда бабок. Те словно вороньё, тут же давай кости всем перемывать, и в первых числах моей Ленке. Да так громко обсуждают, явно чтобы я услышал.

— А вчерась-то её опять тот хахаль на джипе подвозил, — вещает одна.

— Ленку-то? — отозвалась другая. — Так он к ней почитай каждый день уже месяц как ездит.

— Жалко хлопца, — кивает на меня третья.

Не желая и дальше выслушивать всю эту ересь, отошёл подальше, уселся на детской площадке. Сижу, жду. Час, другой. Надо бы уже на самолёт собираться, пока до города доберусь, пока до аэропорта… Но что-то неспокойно мне. И на душе двояко: радость где-то в глубине робко теплится и пакостно как-то в тоже время, будто помоями облили. Это, наверное, после фраз бабками брошенных.

Понимая, что не смогу сейчас уехать, достал ноутбук, который вечно с собой таскаю, запустил, и поменял в онлайн режиме билет на завтрашний вечер, надеясь, что до тех-то пор сумею обрести душевный покой. В этот день Ленку я так и не дождался, и дозвониться тоже не смог. И смсками засыпал и в соцсетях ей отписался, по всем фронтам в ответ — тишина. Для перестраховки позвонил корешу, работавшему программером в городской больничке, тот по своим каналам пробил информацию и успокоил — мол, такая к ним не поступала. В ту ночь, я почти не спал. Всё ломал — голову: где она, что случилось? На следующее утро опять приехал к её дому. Поднялся к квартире и снова на мои звонки никто не отозвался. А потом… Я в очередной раз набрав Ленин номер, услышал мужской голос:

— Больше не звони по этому номеру, — произнесли из трубки и дали отбой связи.

Я как идиот уставился на телефон, откуда до сих пор доносились короткие гудки. В тайне надеялся, что ошибся номером, но нет, номер был её, я же его не ручками набирал, а из ранее набранных вызывал, а до того из записной книжки телефонной. Хм… Вот и что это было? Мы вроде не ругались. Голос похож на её отца. Может они куда-то уехали с родителями, и там что-то случилось? От этой мысли внутри всё сжалось, но я отогнал незваные думы. А вдруг ей кто-нибудь что-нибудь про меня насочинял, и она, поверив, разобиделась. Такое уже несколько раз случалось.

В тот день я так и уехал не солоно хлебавши. Собрался, добрался до аэропорта, прилетел в тёплые края. Вот только ничего меня тут не радовало, ни прогуливающиеся мимо смуглые красотки в бикини, ни солнце, ни песчаные пляжи. Писал смски, выходил по возможности в интернет, и строчил поэмы в соцсетях и на почту, но ответом неизменно служило молчание. Две недели тянулись неимоверно долго, хотелось плюнуть на всё и улететь обратно. И в тоже время было страшно: что-то меня там ждёт?

И вот самолёт ещё только идёт на посадку, а я уже приготовил телефон, чтобы, как только разрешат — включить и попытаться опять дозвониться. Что бы там ни было, но за две недели все надуманные обиды должны были растаять, не оставив и следа. По крайней мере я на это искренне надеялся. Ну не будет же она делать глупости разрывая наши отношения? Особенно с учётом её положения.

К моему величайшему удивлению, и облегчению, трубку Лена подняла едва ли не с первого гудка.

— Привет! Я вернулся, — произношу.

— Я за тебя рада, — как-то тихо, и без свойственных ей эмоций, отозвалась она.

— Что-то не так? — ощущая нарастающую тревогу, интересуюсь.

— Всё просто окей, — не слишком бодро отвечает Лена.

— А если точнее? — спрашиваю, уж больно не нравится мне её тон.

— Смотря что тебя интересует.

— Ты.

— Со мной всё хорошо.

— Просто перед отъездом я никак не мог до тебя дозвониться…

— Впредь, можешь тоже не пытаться, — говорит и из трубки раздаются кроткие гудки.

Стою, словно оглушённый. Как это — можешь не пытаться? Почему?

Набрал повторно её номер, и из динамика раздался механический голос: «Телефон абонента выключен или…» Вышвырнул телефон, тот ударился о дверцу подъехавшего шаттла — автобуса, перевозящего пассажиров от трапа к зданию аэропорта и обратно.

— Что ж вы так, молодой человек? — произнесла какая-то женщина и подала меня разлетевшиеся запчасти, некогда бывшие мобильником.

— Спасибо, — буркнул я, хотя мне было плевать на телефон.

Пока добирался от аэропорта до Приозерска успел собрать мобильник, который несмотря на все потрясения ещё и работал. Путь до дома показался длинною в вечность. Одно хорошо, живу я неподалёку от вокзала, поэтому заскочил домой, бросил вещи, схватил документы и ключи от машины, и помчал к своей ненаглядной выяснять что же случилось.

Возле Лениного подъезда по всему асфальту конфетти рассыпаны, розовые лепестки и ещё какая-то праздничная мелочь, которой я не придал значения. Дома её не оказалось. Вернее, вообще никого. А вот то, что вся эта праздничная мишура была разбросана ровно до Ленкиного этажа, меня несколько напрягло. Постоял немного у закрытой двери и поплёлся вниз.

— Прощёлкал ты девку, — покачала головой встреченная на лестнице бабулька.

— В смысле? — спрашиваю, а та, уже в квартиру входя отвечает:

— Так замуж она вышла, за олигарха какого-то…

Эти слова оглушили меня пуще прежнего. Как так вышла?! Какого ещё олигарха?! Это что ж получается, ребёнок не мой был?..

Как вышел из Лениного дома, не помню. Как оказался в консультации тоже. Подлетел в регистратуру, там сидела какая-то новенькая девочка и на все мои просьбы дать мне карточку Лены, отвечала отказом. Я метнулся к заведующей. Та, увидев моё состояние, лишь головой покачала и ни слова не говоря, усадила меня за стол, накапала валерьянки и велев ждать, пошла за требуемым.

— Крепись, Паш, — произносит входя.

— Что? — я поднял на неё нежданно затуманившийся взгляд.

— Неделю назад, она сделала аборт, — выдохнула женщина, и я ощутил, что весь мой мир рухнул, раскололся, разлетевшись на мелкие осколки, ведь это означало что ребёнок был мой, а она… Она его просто-напросто убила.

Стало неимоверно душно. Вышел из кабинета заведующей на негнущихся ногах, и припустил к выходу, желая поскорее очутиться на свежем воздухе. В коридоре налетел на какую-то девчонку. Та как раз вставала с банкетки, собираясь пройти в кабинет врача, а тут я. Девушка рассыпала по полу часть своих бумаг.

— Я помогу, — произношу, проклиная себя за всё на свете.

Девушка подняла на меня какой-то ошарашенный и в тоже время счастливый взгляд карих глаз. И… Выронила из рук остатки бумаг.

— П… П… — промямлила она, будто моё имя застряло у неё на языке.

— Павел, — подсказал я. — Мы знакомы?

Она окинула меня взглядом, в котором мне показалось мелькнуло узнавание, а потом покачала головой.

— П-простите, я обозналась, — выдохнула она.

— Ничего страшного, — отвечаю и протягивая ей собранные бумаги, среди которых имеется результат УЗИ.

Она-то ушла, а я как громом поражённый стоял и смотрел на закрывшуюся за ней дверь. Вот же странность, никогда мне брюнетки особо-то не нравились, а сейчас, в свете последних событий, вообще стоило бы женщин за сто миль обходить, и тем более женская консультация не лучшее место для знакомств, но чем-то она меня зацепила. Может тем искренним счастьем, что на миг сверкнуло в карих глазах незнакомки? Она беременна, это точно. Знает об этом и счастлива в отличие от… Почему-то даже в мыслях теперь произносить имя бывшей не хотелось. Олигарх. Так вот какое ей сделали предложение, от которого в здравом уме, по её мнению, не отказываются. Я-то идиот про работу думал, а она за деньгами гналась.

Вышел на улицу и замер у входа. Куда идти? Что теперь делать? Да и вообще, как жить? И дело не в банальном предательстве, хотя и оно причинило боль. Дело в убийстве ребёнка. Нашего! Моего… Как она могла? Если бы я о нём не знал, было бы легче, а так… Я ведь там, на курорте, мысленно уже сделал ремонт в одной из комнат, переоборудовав её под детскую, и качал нашего малыша на руках… Идиот! Какой же я наивный идиот…

И тут краем глаза замечаю знакомую фигурку, выходящую из дверей консультации. Девушка, сияя как начищенный медяк, запихивает какие-то бумаги в сумочку. Дойдя до ступенек, оступается и начинает падать. Как я успел долететь до места и поймать под локоток, помогая принять устойчивое положение? Сам не знаю.

— Осторожнее, — говорю. — Вашему мужу уши оборвать надо, за то, что отпускает вас одну.

— Нет никакого мужа, — буркнула она.

— Даже так? — растерянно произношу, недоумевая — как так возможно? Беременна без мужа и счастлива, а моя… Бывшая… Ну да, ну да, просто этой, наверное, миллиардеры предложения не делали, вот она и счастлива тому что есть. — Может… Вас лучше проводить?

— Вы всегда знакомитесь с девушками на ступенях женской консультации? — съехидничала она.

Вот и как ей объяснить, что мне всё равно куда идти, лишь бы не домой, где всё будет напоминать о той, которая убила нашего ребёнка ради денег, а ту комнату, что хотел оборудовать под детскую, теперь вообще хочется замуровать, превратив в этакий склеп в память о так и не рождённом малыше. Ну и главное, мне сейчас катастрофически нельзя оставаться один на один с собой. Не знаю, что будет, но чувствую — ничего хорошего из этого не выйдет.

— Что плохого в том, что женщина следит за своим здоровьем? — продолжая придерживать девушку за локоток, говорю.

— А если она беременна? — с вызовом произносит.

— И что? — спрашиваю.

— Ничего, — буркнула она, и не понятно — что означает эта реакция?

Неужели отец ребёнка её бросил, узнав о беременности? Идиот.

— Я так и не узнал вашего имени, — напоминаю. — И если вас кто-то обидел, это не повод мстить остальным. Он сам дурак и ещё сто раз пожалеет о содеянном.

— Это говорит тот, кто привёл сюда одну, а провожает другую? — выпалила она.

— Ну до такой подлости я бы точно не докатился. Меня по работе вызывали, — на ходу сочиняю легенду я.

— Вы врач? — она аж приостановилась, окидывая меня придирчивым взглядом карих глаз.

— Вообще-то программист, — пожал плечами я. — Но по совместительству подрабатываю системным администратором. Ну, знаете… Компы там починить, сеть провести, оргтехнику подключить, программы установить.

— Я в курсе, что такое сисадмин, — оборвала она меня.

— И куда же мы идём? — интересуюсь.

— Я? К автовокзалу, а вы — не знаю.

— Может я подвезу на машине?

— До вокзала? — встрепенулась она.

— До дома.

— Далековато будет, — вздыхает.

«Да хоть на другой конец света…» — думаю, а вслух спрашиваю:

— Неужели моё присутствие настолько вас тяготит?

— Меня не гнетёт лично ваше присутствие как таковое, места вокруг много — ходите сколько хотите, но меня тяготит необходимость общения с незнакомым мне человеком, — на одном дыхании выпалила она.

М-да уж, резковато. Но и домой ой как не хочется, а она… С этой манерой ершиться по поводу и без, заставляет не думать о случившемся. Может наша встреча — это судьба? Не в плане — жили они долго и счастливо, нет, об этом даже думать не хочется, но так я хотя бы отвлекусь.

— Так за чем же дело встало? — придерживая девушку под локоток, я пискнул брелоком сигнализации. — Я представился, и повторюсь: меня зовут Павел, а вас, незнакомка?

— Людмила, — почему-то смутилась она.

— Очень уж холодно и официально, вам не идёт. А сокращённо как? Люда, Мила?

— Мила.

Усадив новую знакомую на пассажирское место, забрался в машину и поинтересовался:

— Так куда едем?

— К вокзалу.

— А от него?

— В Громово.

— Хм… — выдавил я, припоминая о том, что в тех краях меня кто-то из клиентов дожидается.

— Я же говорила, что далеко, от Приозерска сорок километров, — по-своему истолковала Мила мою реакцию. — Подкиньте до станции или автовокзала, если не сложно. Я заплачу.

Я только глянул на неё и промолчал. Заплатит, блин. Я сам горазд сейчас приплатить лишь бы домой не идти. Впрочем, Мила оказалась не из разговорчивых. Сидит. Помалкивает. Из меня сейчас тоже ещё тот собеседник. Включил музыку.

— Это, наверное, судьба, — говорю.

— Что? — встрепенулась она.

— Перед отпуском я тут был. В смысле в этом посёлке, в Досуговом Центре компьютер ремонтировал.

— Г-хм…

— Что такое? — я с беспокойством взглянул на попутчицу. — Тебе плохо?

— Нет-нет, — замотала головой она.

— А ну ладно, а то подумал, сказать стесняешься, что укачивает. Это ведь естественно в таком положении…

— Так что там насчёт судьбы? — сменила она тему. — И мне к тому, вон, дому.

— Ха-ха, это однозначно судьба, — говорю, припоминая нужный адрес. — Мне в этот дом заказ одна женщина сделала.

— Угу, проблемы с Вордом.

— А ты хорошо осведомлена о проблемах местного населения.

— Это вряд ли. Просто проблема именно у меня, а звонила моя мама.

— Вот даже как?! Так может, сразу и посмотрим, что там за проблемы?

— Пойдём, — произносит, выходя из машины.

Странно это, мои проблемы никуда не делись, Мила молчунья ещё та, а мне рядом как-то легко и спокойно, даже уходить не хочется. Хотя с последним-то как раз всё вполне понятно.

Заглушил машину, вышел. Вот уж чудо, да и только, солнце опять кажется пригревает, и ярким стало настолько, что аж глаза слезятся, в голове какое-то одурманенное состояние, и на душе легко-легко.

Мила стоит неподалёку от подъезда. Ждёт. Подхожу. И теряюсь. Сказать, наверное, что-то надо, но что? В конце концов мы ведь не на свидании. Я по делу… Но почему ж так прикоснуться к ней хочется? Не облапить, нет, а просто… Не сдержался, взял её ладошку в свою. Смешно, но кажется я познал «дзен»… И тут, как назло, ещё и телефон зазвонил.

— Прости, — буркнул я и нехотя отпустил её руку.

Взглянул на экран мобильника. Лена. Непроизвольно аж зубами скрипнул. Вот что ей теперь надо от меня? Отошёл в сторонку.

— Слушаю, — как можно спокойнее произношу.

— Паш… Я просто хотела тебе объяснить… Ты прости, что я тогда так резко. Он был рядом…

— Мне-то что до этого?

— Ты всё не так понял…

— Да что ты говоришь?

— Давай встретимся и поговорим.

— Боюсь твой муж будет против этих встреч, — отчеканил я.

— Ты знаешь?.. — выдохнула она.

— И ребёнка разговорами уже не вернуть, — приглушённо добавил я и дал отбой связи.

Вот же чёрт! Один жалкий звонок и всё вокруг словно померкло. Настроение полное дерьмо. Идти к Миле копаться в компе, фыркая и едва ли не матерясь? Вот уж нет, увольте, лучше как-нибудь в другой раз.

— Извини, у сестры проблемы, — произношу, подходя к девушке, на лице которой отображается странная смесь чувств и эмоций. — Надо срочно ехать. Но… Жди меня в гости, — добавляю и ощущаю, что сам того не желая улыбаюсь.

Уезжать на самом деле не хотелось, но оставшись я мог испортить первое впечатление от знакомства, а этого делать ой как не хотелось. Домой не тянуло. И тут вспомнилось, что один мой старый знакомый перебрался в эти края и давненько заманивал меня к себе в гости.

Достав мобилу, созвонился и уже спустя десять минут был на месте. Поболтали о том о сём, шашлычков забацали под коньячок. Кореш за баб потрещал, я же на эту тему помалкивал, благо он, заметив, что обхожу щекотливую тему, в душу лезть не стал. Вместо этого устроил мне развлекательную программу. Вспомнили юность, поковырялись в древних мотоциклах, Восход 3М и Ява люксовая, оба без документов, зато достались они ему в наследство от прежних хозяев дома в качестве бонуса. Реанимировали мы их к полуночи, и даже немного на них погоняли, оглушая округу мотоциклетным рёвом. С утра, меня ни свет ни заря подняли на рыбалку. Наловили ни то чтобы много, но тут же, на бережке сварили ушицу. Вот только от очередной порции возлияний я на этот раз отказался. После вчерашнего на спиртное даже смотреть не хотелось.

Учитывая то, что оставалась ещё неделя отпуска, товарищ уломал меня погостить у него, он-то работал по удалёнке, без необходимости выезжать куда-то на рабочее место и распоряжался своим временем по личному усмотрению. Домой я не спешил, и потому остался. В течении дня мои мысли нет-нет да возвращались к новой знакомой. Это было нечто странное. Не физическое влечение, не влюблённость, а просто тяга как к близкому по духу существу. С чего бы это, если мы толком и не разговаривали даже? Казалось расскажи я ей о случившемся в моей жизни, и она поймёт, вот только стоит ли?

Порылся в записной книжке, но номер так и не нашёл, связался с тётками из Досугового центра, те подогнали номер Милиной мамы. Созвонился с ней, договорился о том, что завтра с утра подъеду.

Вечером, после баньки, дружок накатил ещё немножко горячительного и вырубился спать, а вот я никак не мог заснуть. Ворочался, вспоминая нашу прошлую встречу с Милой, представлял, что будет в этот раз. В общем-то думал о чём угодно, лишь бы не возвращаться к своим бедам, но большую часть времени всё же именно об этой девушке вспоминал. Пока товарищ спал, я в наглую оккупировал его кабинет. Разыскал свою новую знакомую в соцсети, по ссылке с её страницы прошёл на какой-то сайт. Оказалось, она ни много ни мало — довольно популярный автор, пишущий фэнтези. Жаль, именно этот жанр я не признавал, не веря ни в магию, ни в чудеса. Но любопытство победило, и я причитался. Хорошо пишет! Гладко, глаз ни за что не цепляется, строчки сами собой усваиваются, образуя перед мысленным взором вполне живую картинку, эмоции и чувства героев так поданы, что ощущаешь их как свои собственные. В общем, заснул поздно и едва не проспал самолично же назначенную встречу. В посёлок мчался так, что пыль столбом стояла по дороге.

И вот он заветный дом. Выходя из машины зачем-то даже в зеркальце глянул, желая убедиться — всё ли в порядке со внешностью? Вот же! Что это на меня нашло? Волнуюсь. Будто не комп смотреть иду, а в первый раз на свидание.

Двери открыла какая-то женщина, видимо Милина мама, в глазах которой мелькнуло узнавание. У них это что семейное? Вот хоть убей ни ту, ни эту я прежде в жизни не видел, что-что, а на лица у меня память очень хорошая. Поздоровался, вошёл в прихожую. Женщина что-то щебечет, будто дорогой гость в дом пришёл, а не обычный компьютерщик. Сто процентов она меня с кем-то попутала. И тут появилась Мила. Лицо слегка припухшее со сна, смущается, отчего на щеках ямочки появились.

— Привет, — улыбнулся я.

— Привет, — отозвалась она, а сама смотрит на меня и почему-то краснеет.

— Так что у вас там сломалось? — интересуюсь, замечая, как вытянулось от удивления лицо встретившей меня женщины.

— А-а-а… — протянула она.

— Мам, познакомься, это тот самый Павел-программист, которого ты пригласила посмотреть мой комп, — пояснила Мила и по-свойски прихватив меня за руку, потащила в комнату.

— Что за спешка? — удивился я.

— Понимаешь… — она замялась, словно подбирая слова. — Она тогда увидела нас у подъезда и решила, что ты и я…

Её прервал стук в дверь и голос мамы:

— Я ушла в магазин!

Следом послышался звук запираемого замка на входной двери.

— Пара? — продолжил я недосказанную фразу.

— Ну типа того, — кивает Мила. — В общем, я тогда настолько была взбудоражена новостью о том, что у меня будет двойня, что… — у меня от этой новости кажется глаза из орбит вылезли и челюсть откровенно отвисла. А девушка тем временем продолжила: — Что… Не переубедила её. Прости. Она может пристать с вопросами. И ничто уже не докажет ей, что ты не отец. Хоть анализы на ДНК сдавай.

— Ты, свою последнюю книгу пишешь на основе собственной жизни и примеси фантазий? — интересуюсь, памятуя о том, что успел прочесть и… До чего же хочется прикоснуться к ней! Делаю шаг навстречу. — Ты так и не ответила, — делаю ещё один шаг, и вспоминаю ещё кое-что весьма польстившее: — Это правда, что я олицетворяю твой идеал?

— Эм-м… — жалобно проблеяла она, отступая.

— Вот и я так подумал, — говорю. — Когда увидел тебя такую всю взъерошенную в консультации. А потом, заглянул в карточку, узнал фамилию, отыскал твою страничку «Вконтакте» и выяснил, что ты творческая личность. Прошёл по ссылочке и да, причитался. Хорошо пишешь. Но последние главы убили меня наповал…

— Прости, — как-то смущённо или будто даже виновато промямлила она.

— За что? С первых строк ты описывала героя действительно очень похожего на меня, и отсюда и возникает вопрос — ты меня видела прежде или это и вправду плод твоих фантазий?

— Я выдумала этого героя.

— Ну что же, это приятно слышать. И, наверное, это судьба.

— Что?

— Наша встреча, там в Приозерске.

— Почему?

Вот он момент истины… Или скажу или…

— Я приходил туда не по работе, — вздыхаю. — Моя девушка… — я запнулся, и добавил: — Бывшая. Она сделала аборт в то время, пока я был заграницей.

— Обиделась, что не взял с собой?

— Вообще-то собирался взять, она отказалась ехать, — опять вздыхаю. Вот вроде просто говорю, а былое словно фильм перед мысленным взором проносится. Но коль уж начал говорить, то мысленно встряхнул себя, собрался с силами и продолжил: — Я ведь действительно обслуживаю ту консультацию, где мы встретились. В последний день перед вылетом меня пригласили туда, чтобы подключил принтер. Не знаю, случайно ли, или преднамеренно, меня оставили в кабинете одного, а на столе лежала её карточка. Так я и узнал про беременность. Помчался сразу к ней, недоумевая почему не сказала? Но её не было дома. Звонил до последнего. А потом трубку поднял какой-то мужик, обложил меня трёхэтажным и потребовал больше не звонить.

— И ты спокойно улетел?

— Нет. Поменял билет. Сутки продежурил возле её дома… — я умолк.

Стало стыдно. Мы ж едва знакомы, а я тут исповедоваться взялся.

— И? — Мила дала понять, что ждёт продолжение.

— И не дождался. Зато наслушался от бабок о том, что её подвозит порой какой-то мужик. Я махнул рукой и улетел отдыхать. Если это отдыхом назвать можно.

— В итоге, ты её бросил? — интересуется.

— Она сама ушла, — вздыхаю.

— Ну и дура, — выпалила она, и непроизвольно прижала ладошку к губам.

— Спасибо, — улыбнулся я. — Ты только, как она, аборт не делай. Кто бы отцом ни был, ребёнок не виноват ни в чём.

— Даже мысли такой не было, — то как она при этом погладила свой живот, заставило защемить моё сердце: ну вот почему, почему не она была матерью моего ребёнка?

— Ты это… — я отвёл взгляд. — Прости. Что я тут со своими россказнями. Просто твоя книга. Понимаю, что всё это фантазия, хоть ты и берёшь что-то из реальной жизни, но… Слишком уж живо всё описано, будто все эти чувства, мысли, эмоции не придуманы, а на самом деле были.

Дальше мы перешли исключительно к делу. То есть к цели моего визита — компу. Она путанно описала проблему, я покивал, проверил и вынужден был согласиться с тем, что на её компе действительно творится нечто странное. Запустил с флешки пару программ для тестирования системы, но те выдали лишь незначительные неполадки, даже косвенно не связанные с нашим вопросом.

— Странно, — задумчиво пробормотал я. — Диагностика никаких проблем не выявляет. Это напоминает майкрософтовские шутки. Знаешь, существуют некоторые фразы, набор которых приводит к таким вот критическим вылетам ворда. Но здесь всё же что-то другое, ведь он не даёт ввести вообще никакие символы и только в одном единственном файле. В новых документах и прочих, ранее сохранённых, изменения вносятся без проблем. Я бы сказал, что проблема в самом файле. Дай-ка планшет, — говорю.

Пару минут полазал там, после чего взглянул на девушку:

— И как ты говоришь заносишь сюда текст?

— Руками, — отводя взгляд, буркнула она.

— Ясно, что не ногами. Вот не будь я прожжённым реалистом, всерьёз задумался бы о написанной тобой истории.

— Что? — растерянно переспросила она.

— Ну про визиты в другой мир во снах, о самозаполняющемся файле…

В этот момент из коридора донеслись звуки отпираемого замка.

— Если хочешь, можешь уйти, я пойму, — явно нехотя произнесла Мила.

— Думаешь меня мамой напугать? Не выйдет. Я программистом стал именно потому, что нравилось всякие шарады разгадывать, а у тебя тут действительно что-то интересное. Не против, если я твой файлик скопирую? Обещаю не распространять.

— Бери, — отвечает.

— Ребята! — позвала Милина мама. — Идите чай пить.

В итоге, вышли милые посиделки за чаем с тортиком и ни к чему не обязывающей беседой. Кто бы знал, как не хотелось уходить из этого дома, где я чувствовал себя словно на своём месте. Но злоупотреблять гостеприимством не стал, сослался на необходимость заехать ещё к паре клиентов и да, ушёл.


Глава 31. Возвращение на Рестанг

— Так всё же, как ты тут оказалась? — стоило мне занять место за столом, и Поль тут же пристал с расспросами.

— Вышла оттуда и пришла сюда, — буркнула я, ломая голову над тем, что ему говорить, учитывая наличие свидетелей?

— От Варлея так просто не выйдешь, если имелось распоряжение задержать до поры до времени, — не унимался муженёк.

И видит бог, настроение у меня было хорошее, спасибо Паше за незабываемо проведённый день, но вот эти слова Поля… Ещё вчера я так рвалась к нему навстречу, так скучала, а сейчас… Внутри всё аж вспыхнуло от гнева! Выходит, он рад тому, что запер меня в той золотой клетке?! Ведь первоначально именно Поль дал мне адрес той таверны, и уже потом появился его отец, которого я и винила в своём «аресте». И сколько бы я там сидела? Блин, вот чего мне стоило взять и почитать главы от его имени? Хотела же, но решила пожить как простые смертные, не подглядывая в шпаргалки! Вот и гадай теперь, что всё это значит?

— А ты как я посмотрю, так и рад от жены избавиться? — прищурив глаза, прошипела я, а Леон с Кайрой переглянувшись тут же засобирались, сославшись на какие-то невыполненные задания.

Однако хоть друзья и ушли, а столовая, как ни крути, это не самое лучшее место для откровенных разговоров. И пусть меня распирает высказать всё, но держу себя в руках.

— Поел? — спрашиваю, ловя себя на том, что прозвучало это грубовато.

— Угу, — как-то неожиданно понуро отвечает Поль.

— Тогда пойдём-ка прогуляемся, нам кажется пора уже поговорить.

Молча прошлись до парка, благо денёк выдался тёплым, а в стенах академии ещё и безветренным. Вокруг плярисы мерцают, и никого — студенты разбрелись по своим комнатам готовясь к завтрашним занятиям, педагоги тоже отдыхают.

— Ты богиня? — не стал юлить Поль.

— Есть немножко, — вздыхаю, не зная о чём нам теперь говорить?

Как же просто всё было, пока Ворон не сдал меня с потрохами. Теперь это знание словно непреодолимая стена встала между нами. Чувствуется, что Поль уже как-то иначе относится ко мне, да и я… Я вообще изменилась, но по иной причине. Однако в любом случае, былой лёгкости в общении теперь не ощущается.

— И уйдёшь? — спрашивает, смотря в сторону.

— Не знаю, — честно отвечаю. — Это не от меня зависит.

— Но хотела бы? — останавливаясь, разворачивается ко мне.

Тоже замерла, взглянула на него: всматривается в моё лицо, явно ища ответ, хмурится. Что ж такое творится-то со мной? Почему вся жизнь вечно через пятую точку? Вот он рядом, такой родной… И… Такой далёкий теперь.

— Не представляю, как буду жить без… Тебя… Ворона… — тихо произношу.

В его глазах промелькнула тоска и обречённость — видимо понял, что это вопрос времени, не больше.

— А забрать нас нельзя? Ну туда, в ваш мир?

Я невесело усмехнулась, представляя реакцию Поля попади он на Землю. Ну не говорить же, что Ворона можно в теории забрать, если я сюда в полной мере попадала, то возможно Муз смог бы перекинуть кого-то и туда, но его… Возникает банальный вопрос: на что мы будем жить? С моих книг на четверых, включая малышей? Не потяну я. Да и у мамки пенсия копеечная. А он… Куда его пристроить, как легализовать? Не имея ни документов, ни образования. Дворником и то не возьмут. Не дай-то бог случится что, так ведь даже в больнице помощь не окажут, потому что без бумажки ты букашка. Да и Паша… За последние дни этот парень слишком уж резко ворвался в мою жизнь, неожиданно став неотъемлемой её частью. И вот я всего лишь на миг представила себе картину: Поль каким-то чудом оказывается там, и… Для Павла места не останется. И так тоскливо вдруг стало. Что это? Неужели влюбилась? Так быстро? И в чём причина? В том, что он похож на Поля? Или… Может именно Поля я когда-то полюбила от безысходности, потому что никого иного не было? Потому что любовь к нему была моим билетом, ведущим к выходу, обратно, на Землю? Ох… Как же всё сложно.

Поль и я навсегда. Хочу ли я этого? Ещё недавно без сомнений ответила бы — ДА! А сейчас… Можно было бы сказать, что ему будет не комфортно на Земле. Но это всего лишь оправдания. Как говорится: «было бы желание, методы найдутся, а для нежелания всего найдётся отговорка». Я слишком устала. Не от него, но от всего этого в целом. Ещё вчера говоря с Музом, думала, что не смогу жить без Рестанга, но если быть честной, то после более близкого знакомства с Пашей многое изменилось, вот только Полю о том знать вовсе необязательно. И видимо рано или поздно мне действительно надо будет уйти, хотя бы для того, чтобы обрести душевный покой. А не разрываться между двумя, такими похожими между собой мужчинами. У меня ещё есть время чтобы понять с кем я хочу остаться, но боюсь выбора мне не дадут. Вряд ли я смогу перебраться сюда насовсем, ещё менее вероятно, что удастся забрать отсюда Поля. И тут до меня дошло главное:

— Давай только предположим, что подобное возможно. Допустим, что ты сможешь уйти со мной. Подумай о том, что после нашего ухода, тебя здесь больше не будет, а вот та, вторая Мила, останется в этом теле. Именно она будет носить под сердцем твоих двух малышей. И она останется здесь. Одна. Без тебя. А я почему-то уверена — что она тебя искренне любит.

— В отличие от тебя… — грустно вздохнул Поль.

— Зря ты так.

Муж не ответил, лишь потупил взгляд и тяжко вздохнул. Явно не поверил. Да собственно я же и не сказала прямо — люблю. А он явно именно это мечтал услышать в ответ. И вдруг он встрепенулся и вновь уставился мне в глаза:

— У тебя там кто-то есть, да?

Вот только в этом вопросе не прозвучало и намёка на ревность, лишь потаённая боль.

— Нет, — улыбнулась я. — Нету, — добавляю, и тут же оказываюсь в жарких объятиях.

От его рук, блуждающих по моему телу, от словно изголодавшихся губ, покрывающих поцелуями моё лицо, становится жарко и… Стыдно. Будто вру я ему. Или обманываю. Но я ведь не соврала ни слова, Паша, это как журавль в небе… Он есть, но у него своя жизнь, своя боль из-за произошедших недавно событий. Да, он рядом, да, обещал помочь, но движущие им стимулы вполне объяснимы. Он ведь сам говорил, что любит всякие шарады и непонятности. А я и всё вокруг меня, это одна большая шарада. Вот разгадает и успокоится, может и не забудет совсем, но останется максимум другом. Так почему же меня смущает тот факт, что Поль меня обнимает? Почему я одновременно вся таю и в тоже время хочется оттолкнуть его?

Стою, словно остолбенела. Что делать? Как ему объяснить, что мне тяжело? Что сил у меня уже нет на вот такие денные и ночные приключения. На словах скажет, мол, понимаю, но не поймёт.

— Что от тебя требуется? — уткнувшись лицом в мои волосы, спрашивает, а у меня от этого вопроса сердце кровью обливается — ведь он по сути меня отпускает.

— Пока что выяснить что с Каитором и разобраться с Шелдом… — отвечаю.

— А потом?

— Вернуть вам былое величие и свергнуть императора.

— Ясно, — вздыхает. — Каитора кто-то выманил из стен академии в день твоего ухода отсюда.

— Выманили?

— Передали записку от имени отца. Странно что он не заподозрил ничего странного, ведь Дел Карен свободно мог войти сюда и переговорить с ним.

— Так же пытались выманить и тебя, — произношу, вспоминая рассказ Ворона.

— Я о том же подумал, — буркнул Поль, всё так же не отпускающий меня из объятий.

— Какая-никакая, но это зацепка. Кстати! — меня осенило, и я отстранилась. — А у Шелда была какая-нибудь любимая зверушка?

— В том-то и дело, что он вообще живность недолюбливает, — поджав губы отозвался Поль. — Я помню рассказ твоего леросса и тоже думал об этом. По всему выходит, что тот обезумивший Шелд, никакой не леросс-протестант, а тот самый Шелд которого я знал с детства. Хотя… Очень не хочется в это верить.

— Приятнее верить в то, что его убили? — усмехнулась я.

— Маловероятно, — задумчиво произносит Поль. — Понимаешь, в тот момент, когда я обо всём узнал, шок затмил здравый смысл и я не задал один очень важный вопрос: может ли леросс мгновенно убив свою жертву, тут же забрать не только внешний образ, но и привычки, и память человека? Шелд никогда не отличался провалами в памяти, а мы… Я, Винс, Сейла… Мы частенько вспоминали былое. Он… Он не был таким, — казалось эти слова давались Полю с трудом.

— Хочешь сказать, что Шелд жив?

— Просто не верю… Не хочу верить, что этот сумасшедший, это действительно мой брат. У него не было леросса, не было никакого привязанного животного. Кто знает, когда могла произойти подмена? Возможно он действительно ещё жив. Возможно из него сейчас сосут силы, вместе с памятью. Но как узнать: так ли это? Как помочь?

И тут меня ещё раз осенило.

— У тебя есть возможность выйти за пределы академии? — спрашиваю.

— Сомневаюсь, — невесело усмехнулся Поль. — А что?

— Хочу побеседовать с Дел Кареном, ты мог бы что-то подсказать в ходе разговора.

— О Каиторе ты ему и сама можешь рассказать…

— Нет! — перебила его я. — Речь не просто о его сыне. Смотри. Тебя выманивал кто-то скрывавшийся под личиной Шелда, так? Так. Это произошло ещё до моего ухода или после?

— Рос пропал раньше.

— В день моего ухода тем же способом выманили Каитора. Кто это сделал неизвестно, но… У него был пёс по кличке Дик, и он по словам Дел Карена относительно недавно пропал. Вопрос — когда именно?

— Думаешь именно под ним скрывался леросс?

— Уверена.

— Но… Следуя твоей логике, это именно он занял место Шелда и покушался на меня? Зачем ему это? Какой ему смысл убивать троих?

— Подумай, магов как в королевстве, так и на материке не так уж и много. Первенцев того меньше. Кто у нас наиболее сильный? Возьмём совет магов. Твой отец первенец от магически одарённой женщины? — интересуюсь.

— Н-нет… Бабушка вообще не обладала даром.

— Вычёркиваем. Дальше. Вартиен, по праву считается самым сильным из Каленийских магов, а не только нашего королевства, так? Он первый сын одарённой?

— Второй…

— Кто у нас ещё? Рантеон Дел Шантуа слишком стар даже для мага-виртонга и не важно, что у него там ещё примешано в крови, Дарлетта Дел Навитор — тоже, Линеон Дел Сарье?

— Он вообще третий после получения дара. Думаешь, мы трое были потенциальными претендентами на императорский престол?

Как ему объяснить, что Муз ничего не делает случайно. Ведь он же свёл меня именно с Полем, дав задание вернуть величие драконам и свергнуть императора. Наверняка на Каленийском материке есть и другие относительно молодые и магически одарённые драконы, но выбор пал именно на него.

— Я пока всего лишь рассуждаю… — задумчиво буркнула я.

— Каитор имел неплохие задатки, и да, он из первенцев, — согласился Поль.

— В том-то и дело. Шелд, сознательно ли или по стечению обстоятельств подсел на гулак, и в результате…

— Накопил огромный магический потенциал…

— Именно, и опять же по официальным данным являлся первенцем. А в тебе проснулась магия драконов, что многократно возвысило твои шансы.

— Вот тут-то в твоей теории большая брешь — я не первенец.

— Уверен?

— Ну-у… Мама обрела дар после моего рождения.

— Ага, ага… Я тоже забеременела якобы уже после лишения магии.

— Хочешь сказать, этот леросс, который Дик, решив избавиться от всех наиболее подходящих кандидатур, отложил Каитора на закуску, взялся за Шелда, в процессе осознал, что тот не подходит по одному из критериев и переключился на меня?

— Угу. Вроде всё складно, но мы не знаем, когда именно пропал этот Дик. Потому-то я и хочу пообщаться с Дел Кареном. У меня правда есть выданный им же амулет связи, но его лучше оставить на экстренный случай, а пока обратиться к магам.

— Смотрю ты успела плотно пообщаться с главмагом, — скривился Поль.

— Ну да, ну да, как же я забыла, что ты бы предпочёл, чтобы я до скончания веков сидела в золотой клетке у Варлея, — раздражённо фыркнула я.

— Это для твоей же безопасности… — тихо произнёс Поль.

— Сам-то понял, что сказал?

— Я тогда не знал.

— А потом узнал и что-то изменилось? Ворон тебе намекал, чтобы меня не отстраняли от решения этой проблемы.

— Всё-то ты знаешь!

— Вместо того чтобы расстраиваться, лучше бы искал плюсы в моём уходе — она ничего знать не будет, — протараторила я, и поймав исполненный боли взгляд мужа, с опозданием осознала насколько жестоко это прозвучало. — Прости, — добавляю, хоть и понимаю, как нелепо это звучит.

— Да что уж там, — усмехнулся Поль. — По крайней мере это было честно. Пойдём уже к воротам. Вряд ли меня выпустят. Подожду тебя внутри.

Как он и предполагал, наружу его не пропустили, в отличие от меня. Договориться с магами оказалось несложно. Общение с Дел Кареном много времени не заняло, так как делиться своими предположениями я пока что не собиралась, лишь сказала, что некто выманил Каитора из академии с помощью записки. И да, Дик исчез как раз за несколько дней до празднования Слияния Лун! Что говорило о возможной подмене Шелда три месяца назад, как раз тогда, когда тот и начал творить всякие непотребства.

Вернувшись, я тихонько поделилась новостями с Полем, и сославшись на усталость, пошла к себе. Парень не решился меня задержать, видимо преклонение перед статусом богини было значительно сильнее его желания быть рядом со мной.

А я… Я действительно была опустошена. Но сразу упасть в кровать и, отключиться от всего и вся, не удалось. Сначала пришлось наведаться к коменданту за постельными принадлежностями, потом не менее получаса выслушивать удивлённые охи и ахи соседки по комнате. Потом ещё раз обдумала то, что сегодня удалось выяснить. Поставив себе галочку в памяти, что надо отыскать Ворона и уточнить, возможно ли сразу забрать память у жертвы или же на это требуется какое-то время? И вот, наконец-то, я провалилась в мир грёз…


Глава 32. Павел. Ломая стереотипы

Уйдя от Милы, вернулся в дом друга. Товарищ в этот вечер погрузился в работу, и мне это было только на руку — никто не отвлекал от чтения. Залез на тот же сайт, где до этого читал Милин роман, и вновь окунулся в описываемые моей новой знакомой события. Глава за главой пролетали незаметно. В прошлый раз я немного смухлевал, заглянув вперёд и был шокирован, увидев главы в которых фигурировал новый герой, у меня ни на миг не возникло сомнений в том, кто именно является его прообразом. Вот только было это едва ли не под утро и соображалка к тому моменту почти не работала. А вот сейчас, с каждой строчкой казалось я узнаю девушку всё больше и больше. И главное, описанная ею реакция на нашу встречу затронула что-то в душе.

Лёг спать на этот раз довольно рано, сказывалось былое психоэмоциональное напряжение, и прошлая почти бессонная ночь. А утром проснувшись, вспомнил о том, что так и не разобрался с взятым у Милы файлом. Желая исключить вариант синхронизации данных, отключил интернет перед тем как вставлять флешку в ноут, открыл «проводник» и завис, глядя на дату и время обновления файла. Даже глаза протёр, решив, что это мне привиделось. Посмотрел на системное время в трее компьютера. Ошибки не было — файл непостижимым образом обновился пару минут назад. Перепроверил нет ли случаем какого-нибудь непрошенного вай-фай соединения. Нет. Но как такое возможно? Хотя… Может в момент коннекта через USB-порт произошло обновление версии файла без изменения текстовых данных в документе? Хм… Ещё там, у Милы дома я помнится листанул документ до самого конца и убедился в том, что текст заканчивается ровно на том же месте, что и в выложенном на сайт фрагменте. А сейчас… Я кликнул на ярлычок файла, комбинацией клавиш опустился в конец и… Завис.

Появились новые четыре главы! Как?! Как они могли сюда попасть?

Сам того не замечая, долистал до того момента, который успел прочитать вчера. Шок. Дело не в том, что физически за один день настрочить столько текста весьма затруднительно, и даже не в том, что файл, прямо как в Милином романе — обновился сам по себе, что уже безусловно чудо, но меня больше всего поразило содержание глав. Нет, не тех в которых описаны приключения Милы на Рестанге. А теперь, как бы нелепо это не казалось, я воспринимал героиню именно как ту самую Милу с которой был знаком. Так вот, те главы были интересны исключительно с точки зрения сюжетной линии, а вот те что описывали её пребывание на Земле заставляли задуматься об отношении девушки ко мне, но одна единственная глава от имени нового действующего лица повергла меня в шок. Откуда? Откуда она могла это знать? Там было всё — мои чувства, эмоции, мысли, то что я реально слышал и видел, а не то, что вкратце вчера поведал ей.

Сам не заметил как очутился в машине, и только на подъезде к Милиному дому, вспомнил, что надо бы позвонить, предупредить. Набрал номер её матери, попросив подозвать Милу к телефону.

— Да? — произнесла она, и на душе как-то посветлело от звуков внезапно ставшего едва ли не родным, голоса.

— Нам срочно нужно переговорить, — произношу.

— Надо, так надо, — устало отвечает.

— Тогда, выходи, — говорю, давая отбой связи, и в тоже время припарковываясь возле её подъезда.

Вышел из машины. Стою. Жду. И что уж тут скрывать? Да — нервничаю. Потому что происходит нечто странное, непонятное, ломающее все мои жизненные стереотипы. Чудес не бывает? Ага-ага… И блин, как же смотреть ей в глаза после той лжи про разговор с сестрой. Хотя это такие мелочи. Насколько я узнал Милу, а мне казалось, что благодаря её роману я очень хорошо узнал её за столь короткий промежуток времени, она отличается трезвым мышлением, а значит, не станет импульсивно дуться из-за подобной ситуации, которая по сути имеет объяснение — не мог же я в тот момент незнакомому человеку выложить всю подноготную? Важнее другое, я знаю все её потаённые мысли, она знает все мои. Это страшно. Будто кто-то беззастенчиво копается в твоей голове и сделать с этим ничего нельзя. В пору искать заговорённые амулеты от слежения и чтения мыслей, вот только существуют ли такие? Хотя… Почему бы и нет? Меня кажется теперь ничем не удивишь. Один тот факт, что теперь я поверил в каждое слово из Милиного романа уже о многом говорит.

И вот из подъезда вышла её мама.

— Заходи, — говорит. — Мила сегодня не слишком хорошо себя чувствует для прогулок.

Хм… Судя по тому, что я читал, ей как раз те самые прогулки и нужны, а то сидит дома безвылазно. Но это всего лишь думы, а сам уже поднимаюсь к квартире.

— Привет, — произношу, входя в прихожую. — Мила, нам надо поговорить.

— Да говорите на здоровье, мне тут всё равно по делам отойти надо… — запричитала её мама. — Ты подготовила то, что обещала? — спрашивает. — Давай сюда, — говорит, забирая у Милы планшет. — Ну я пошла. А вы Павел проходите, проходите, чайку попейте. Там в холодильнике ещё тортик остался…

— Мам, ты иди, а? Мы разберёмся, — попросила Мила, вид у неё кстати и вправду был очень утомлённый.

— Да-да. Пойду я, — закивала женщина, и тут же от входной двери послышались щелчки закрываемого замка.

Мила налила мне чай, выставила на стол тортик, варенье, села на своё место. Молчит. Ждёт. Я тоже не знаю с чего начать, куда вся решимость делась? Кручу в руках кружку и думаю… Думаю… Думаю…

— Вот веришь, — наконец-то решился заговорить я, и высказать как есть, всё равно ведь она узнает мои мысли, пусть и с небольшим опозданием. — Пока сюда ехал, в голове куча вопросов была, а сейчас, всё как сдуло. Одно скажу — я в шоке.

— И в чём же причина? — как-то отрешённо интересуется.

— А ты не догадываешься?

— Веришь, у меня столько неразгаданных головоломок, что мозг кипит, и браться ещё за одну никакого желания нет. Хочешь что-то обсудить говори прямо. А на нет и суда нет.

— Ладно, — киваю, гадая: ей не по нраву то, что она прочла про меня, или же она просто-напросто ещё не успела этого сделать? — Судя по твоей реакции, ты даже не в курсе, что именно появилось в твоём зачарованном файле.

— И что там? — Мила даже не удивилась, хотя — да, это для меня открытие, а для неё обычное дело, ну записывается файлик сам по себе, ну и что?

— Ну, начнём с того, что файл неплохо обновляется без выхода в сеть, и ясно понятно, что ты к его заполнению непричастна. Ну и да, ты просто-напросто не могла знать то, о чём я думаю, что чувствую, чем занимался до и после визита к тебе, но там всё это есть. Непривычно это. Обычно в отношениях сложно подобрать слова так чтобы избранница поняла всё правильно, душу-то наизнанку не вывернуть, а тут… Всё как на ладони. Не скроешь, не утаишь. Всё слишком открыто и честно. Как с твоей стороны, так и с моей. Чудно, что даже ничего говорить не надо, достаточно просто прочитать. И ещё… Описание снов Поля… он видел то, что в действительности видел я.

— Да? — без особых эмоций отозвалась она.

— Я этого не понимаю, — говорю, а она молчит. — Ещё вчера думал, что чудес не бывает. Всякая там магия — это выдумка, но как иначе объяснить всё происходящее с файлом?

— Никак, — вздыхает.

— Выходит, те твои сны из первой книги… Это… Сейчас сны, а до этого… — я взглянул на её живот. — Кто их отец?

— Ты же знаешь, что ответ слишком нереален, так зачем спрашивать?

— Хочешь сказать и это, тоже правда? Ну… Параллельные вселенные, созданные авторами? И в одной из них живёт мой двойник? — уточняю, хотя и сам уже верю.

— Угу…

— Охренеть… Как у тебя крыша от всего этого не едет. Вот так день и ночь голову над всем этим ломать, без отдыха по сути.

— Едет, ещё как едет, Паш, — усмехнулась девушка, а меня это, такое простое, произнесённое по-свойски «Паш», буквально согрело. — Устала, сил нет, — признаётся.

— А Муз — реален?

— Не знаю. Видеть, я его не видела, но голос в голове есть. Думаешь, по мне психушка плачет?

— Не думаю. И что этот голос говорит? В смысле, не до сегодняшней ночи, там я так понимаю всё в файле запротоколировано досконально, а утром был разговор?

— Угу.

— И что?

— Сказал, что даст мне отдохнуть пару тройку недель после завершения основной сюжетной линии для пишущегося сейчас романа.

И что там по сути является ближайшим финалом? А-а-а…

— То есть надо Шелда угомонить? — озвучил я своё предположение.

— Угу. Только… У меня никаких идей нет. От слова «вообще»! А ещё и про Каитора надо узнавать, и как-то использовать возможность повлиять на Дел Карена.

— В новых главах про него и без тебя всё известно стало, — говорю. — Я у товарища на даче неподалёку был. Проснулся рано, думаю дай-ка на файл взгляну, загрузил систему, без доступа в интернет, вставил флешку, а там время обновления пара минут назад. Не поверил, открыл, а там… Новые главы, и про меня в том числе. Вот и позвонил твоей матери, твоего-то номера у меня не было. Да, кстати, поздравляю, ты в моём лице приобрела ещё одного поклонника твоего творчества, — не удержался чтобы не похвалить.

— Ясно. Ну и что скажешь, о внимательный читатель? У меня идей ноль.

— Насчёт братца твоего муженька и главмага?

— Да, — кивает Мила.

— Там есть над чем подумать, — произношу, хотя и у самого на данный момент сформировавшихся идей ноль. — Как я понял времени у тебя на поиск ответов до вечера?

— Сегодня — да, и завтра, и послезавтра, и так, пока оный не будет найден, — невесело усмехнулась она, и такой у неё вид измученный при этом, что так и тянуло прижать к себе, обнять и никуда не отпускать ни на какие Рестанги, ни к каким драконам.

Вот и что со мной, блин?!

— Вместе поищем, — беря её за руку, улыбнулся я.

— Ты что-то уже придумал? — встрепенулась девушка, сверкнув надеждой в ставших в этот миг тёмно-янтарными глазах. — Ой! Чай уже остыл… Может обновить? — внезапно смутившись, запричитала она.

— Пойдём-ка лучше погуляем? Судя по описаниям из книги, ты из дома почти не выходишь, не дело это для будущей мамочки… И устрой сегодня себе выходной. Вид у тебя действительно усталый. Такие вопросы с пол-оборота не решаются. Надо всё обдумать, взвесить. Я этим займусь — обещаю. А завтра обсудим и, если одобришь, будешь водворять идею в жизнь. А пока на свежий воздух, окей?

— Окей, — улыбнулась в ответ она.

Остаток дня я провёл рядом с ней, не позволяя задумываться о книге. Впрочем, это было несложно — Мила оказалась чудесным собеседником, меня приводило в восторг то, как она реагировала на любые мелочи, будь то промелькнувшая в ветвях деревьев белка, или очередная витиеватая трель неведомой птицы. Её глаза сияли, на бледных до этого щеках заиграл румянец. Днём я устроил для нас пикник на природе, потом потащил девушку к озеру, где та долго смущалась, разрываясь между желанием искупаться и стеснением из-за отсутствия купальника. В итоге, хоть и нехотя пришлось отвернуться, дав ей возможность зайти в воду. Потом была рыбалка и уха, благо всё необходимое оказалось у меня в рюкзачке ещё с позавчерашней поездки. Мисок не было, поэтому мы как-то по-свойски, будто знакомы как минимум лет десять, облокотились друг на друга, и под шутки и прибаутки по очереди хлебали из котелка обжигающую наваристую уху. А потом… Потом пришлось проводить Милу до дома, и да, хоть и не хотелось, но расстаться.

— Чудесной тебе ночи, чудо… — прошептал я, ласково погладив девушку по щеке, и добавил: — И маме от меня сладких снов пожелай.

Она ушла, а я поплёлся к машине. Уставший, но счастливый. Вот и как такое возможно? Ещё на днях мне жить не хотелось — и вот!

Вернувшись в дом товарища, застал того за сборами.

— О! Пашаня! Ты как нельзя вовремя, — обрадовался он. — Меня тут срочно в Москву вызвали. Ты ж пока ещё в отпуске?

— Да, — отвечаю, мысленно моля всех богов, чтобы кореш не вздумал уговаривать ехать с ним за компанию.

— Вот и чудненько, — говорит. — Присмотришь за домом? Дня через три думаю уже вернусь.

— Хорошо, — испытав истинное облегчение отозвался я. — Когда выезжаешь?

— Да вот, буквально соберусь и в путь. Ждал только тебя, — ухмыльнулся товарищ.

Вскоре я остался в доме один. Ходил по дому как неприкаянный с глупой улыбкой на губах. Спать не хотелось, накануне отоспался. В итоге, засел за комп, пробежал взглядом некоторые главы из второго романа Милы, открыл вордовский файл, накидал основные вопросы, стоящие на повестке дня:

1. Разузнать о Каиторе;

2. Найти управу на псевдо-Шелда;

3. Вернуть величие драконам;

4. Свергнуть леросса-императора.

И задумался. Коль уж пообещал чем-нибудь помочь, то надо из шкуры вон вылезти, но сделать это. И дело не в пресловутом — «мужик сказал, мужик сделал», просто искренне жаль было Милу, на которую взвалено столько всего.

Итак, третий и четвёртый пункт слишком глобальны и к их решению никаких предпосылок нет, как собственно и к первым двум, но они хотя бы менее масштабные. Я принялся выписывать под этими пунктами то, что мне известно. И тут же появились вопросы: был ли у Шелда зверёк-любимец? Если был, то как давно пропал? Каким образом лероссы занимают место виртонга или человека? Жертву смерть настигает мгновенно или же это растянутый в некотором промежутке времени процесс? Можно ли составить заклинание поиска основываясь на внешних данных леросса? Или же нужно поставить условием то, что лероссом некогда был принят облик так-то и так-то выглядевшего человека или виртонга?..

Вопросы копились, выстраивая в длинный столбец. Ну что же, найдя ответы на них мы сможем придумать как действовать дальше. Распечатал листочек. Просмотрел ещё раз и удовлетворённый результатом, завалился спать, готовясь утром, перед поездкой к Миле, почитать что ж там нового напроисходило на Рестанге? Возможно эта проныра успеет что-нибудь разузнать, и можно будет добавить исходных данных в имеющуюся у нас задачку. Главное, не забыть о том, что она бог. Пусть и неполноценный. Она сама же писала: «сумасшедшие, как и дети — почти всесильны, потому что не осознают границ возможного», думается, так же дело обстоит и в её случае, просто она сама поставила себе блокировку, услышав о том, что лишена способностей. Ведь по логике ей не должна была подчиниться драконья магия, пусть она носит под сердцем хоть целую сотню будущих дракончиков, но это случилось, а значит… Значит, надо убедить Милу в том, что в ней есть сила. Вопрос лишь в том, как это сделать?


Глава 33. Поль. Разговор с богиней

Вот оно в чём дело-то оказывается! А я гадаю, чтобы значили эти переглядывания между Леоном и Кайрой? Что уж тут спорить, появление Милы в стенах академии меня откровенно шокировало. Как? Она ведь по официальным данным лишена магии и отчислена, а значит сюда ей путь заказан. Да и вообще, как ей удалось смыться от Варлея? Отец же договорился с ним, и вот, на тебе! Хотя, чему удивляться? Как бы не был силён в защитной магии Варлей, ему всё равно не тягаться с богиней, пусть частично и лишённой сил.

Взглянул на сияющую улыбкой девушку. Сердце сжалось от мысли что вскоре я её потеряю. А в том, что это рано или поздно произойдёт сомнений почему-то нет.

— Так всё же, как ты тут оказалась? — произношу, не зная, что ещё сказать.

— Вышла оттуда и пришла сюда, — буркнула она, явно расстроившись.

— От Варлея так просто не выйдешь, если имелось распоряжение задержать до поры до времени, — говорю, понимая что несу откровенную чушь.

— А ты как я посмотрю, так и рад от жены избавиться? — прищурив глаза, прошипела она, и Леон с Кайрой тут же слиняли, оставив нас наедине.

— Поел? — произносит Мила, и звучит это не как вопрос, а будто приказ.

— Угу, — отвечаю.

— Тогда пойдём-ка прогуляемся, нам кажется пора уже поговорить.

Вышли из столовой. На улице уже стемнело, повсюду плярисы светят. Мила идёт на шаг впереди задавая направление.

— Ты богиня? — очутившись в парке уточнил я.

Да, Ворон мне уже сказал, но… Ни то чтобы я не поверил лероссу, просто хотелось услышать это именно из её уст.

— Есть немножко, — вздыхает.

— И уйдёшь?.. — затаив дыхание спрашиваю, а сам сжался весь и даже взглянуть в её сторону боюсь.

— Не знаю, — тихо отвечает, а у меня словно всё обрывается внутри, и только где-то в глубине сознания едва различимо затеплился огонёк надежды. — Это не от меня зависит, — добавляет Мила, и звучит это как… Отговорка.

Значит… Значит, она этого хочет. Мечтает уйти навсегда, но не желает обидеть меня своим признанием?! Или? А что тут гадать!

— Но хотела бы? — останавливаясь, поворачиваюсь к ней, наблюдая за сменяющимися на таком родном и любимом лице, эмоциями.

— Не представляю, как буду жить без… Тебя… Ворона… — едва слышно шепчет, а меня ощущение будто мне в сердце кто-то клинок вонзил и проворачивает липкую от крови рукоять.

И так тоскливо на душе становится, хоть волком вой! И бессилие раздражает: что я могу изменить? Ничего. Доказать ей, что здесь, рядом со мной будет лучше? А откуда я знаю каково ей там, вдали от меня? Может это действительно от неё не зависит, и она страдает не меньше моего?

— А забрать нас нельзя? Ну туда, в ваш мир?

Она невесело усмехнулась и немного подумав, заговорила:

— Давай только предположим, что подобное возможно. Допустим, что ты сможешь уйти со мной. Подумай о том, что после нашего ухода, тебя здесь больше не будет, а вот та, вторая Мила, останется в этом теле. Именно она будет носить под сердцем твоих двух малышей. И она останется здесь. Одна. Без тебя. А я почему-то уверена — что она тебя искренне любит.

— В отличие от тебя… — вздохнул я, мысленно проклиная себя за не в меру длинный язык.

— Зря ты так, — произносит Мила, и в голосе звучит обида.

Что значит такая реакция? Конечно же, хочется верить, что она меня любит и не желает расставаться, но… Я уже достаточно взрослый мальчик, чтобы верить в сказки, где богиня может искренне, всей душой, полюбить дракона.

Идём. Молчим. О чём она в этот миг думает? Я вздохнул. И вдруг меня осенило — другой мужчина! Вот она причина её нежелания остаться здесь или взять меня с собой!!! Не сдержавшись, уставился Миле в глаза боясь упустить нечто важное в её реакции:

— У тебя там кто-то есть, да? — спрашиваю, а самого от подобного предположения буквально на части разрывает.

— Нет, — как-то робко улыбнулась она. — Нету, — добавляет, и я не в силах сдержать порыв, обнимаю самую родную самую любимую женщину во всех мирах.

Она не отстранилась и на том спасибо. Глажу её волосы, плечи, спину, целую, будто в последний раз, будто прощаясь навеки. А Мила стоит, странно напряжена. Видать ей и в правду нелегко всё это даётся. Устаёт? Или ей плохо тут на Рестанге? Хотя, глупый вопрос — она же здесь в качестве наказания пребывает.

— Что от тебя требуется? — спрашиваю, уткнувшись лицом в её волосы, вдыхая раз за разом их аромат, словно стараясь впитать его в себя, запомнить.

— Пока что выяснить: что с Каитором и разобраться с Шелдом… — отвечает.

Слушаю и поражаюсь — как же так вышло, что я сам начал узнавать о случившемся с главарём виргтонской шайки? Ведь никто меня не просил этого делать, просто вдруг показалось что это важно, как будто предчувствовал, что эти сведения понадобятся для Милы.

— А потом?

— Вернуть вам былое величие и свергнуть императора.

— Ясно, — вздыхаю и рассказываю то, что успел выяснить.

Слово за слово. Что-то я поведал, что-то она предположила, и выстроилась вполне логическая цепочка: при Каиторе жил пёс по имени Дик, и Мила была уверена, что это прикинувшийся животным леросс-протестант, решивший избавиться от всех претендентов, подходящих на роль следующего императора. Каитор — довольно сильный в перспективе маг, первенец одарённой женщины, Шелд, по ряду причин входит в тот же список, но…

— Вот тут-то в твоей теории большая брешь — я не первенец, — задумчиво произношу.

— Уверен? — усмехнулась Мила.

— Ну-у… Мама обрела дар после моего рождения, — воззрился я на неё.

— Ага, ага… Я тоже забеременела якобы уже после лишения магии, — приподняв бровь произносит, тут-то я и задумался — а могло быть такое, что родителям какое-то время удавалось скрывать информацию о пробуждении маминого дара?

Ну что тут скажешь? Уела — да, об этом я как-то и не подумал совсем, а ведь при таком раскладе многое меняется.

А потом зашла речь о её пребывании у Варлея и опять мы едва не поругались. Я тоже хорош, вспылил, фыркнув на тему, что всё-то она знает!

— Вместо того чтобы расстраиваться, — отозвалась Мила. — Лучше бы искал плюсы в моём уходе, — говорит, а у меня сердце кровью от этих слов обливается, хочется встряхнуть её и крикнуть в самое ухо, коль не понимает — не хочу я плюсы искать! НЕ ХО-ЧУ! Но это лишь мысли и потаённые желания, а Мила тем временем продолжает свою речь: — Она ничего знать не будет, — произносит, а меня эти слова словно хлыстом бьют. — Прости, — добавляет, видимо заметив мою реакцию, вот только мне от этого не легче.

— Да что уж там… — невесело усмехаюсь в ответ. — По крайней мере это было честно. Пойдём уже к воротам. Вряд ли меня выпустят. Подожду тебя внутри.

Как и предполагал, меня остановили, а Мила беспрепятственно вышла наружу. Пока она была за пределами академии, я весь извёлся от волнения. Не потому, что она общалась с Дел Кареном, нет, а потому… Пусть она хоть сто раз богиня, это не значит, что неуязвима, а там, за воротами зловещая долина Мёртвых, куда с наступлением темноты даже бывалые маги не рискуют сунуться. К тому же, не выходит из головы тот факт, что за пределами этих стен уже дважды за последнее время происходили нападения. Но мои уговоры на тему сходить туда завтра с утра — не подействовали. Есть у Милы дурная привычка: вобьёт себе что-нибудь в голову и не переубедить.

Наконец-то она вернулась. Отвела меня в сторонку, туда где нас точно не могли услышать и поведала то, что удалось узнать от Дел Карена. Как выяснилось Дик исчез как раз за несколько дней до празднования Слияния Лун, а значит, подмена Шелда произошла примерно три месяца назад. Вопрос: жив ли брат? Или… Эх… Как там мой Рос? Как же мне не хватает его…

— Ладно… Прости, устала очень. Пойду я, — в конце рассказа произнесла Мила, и… Ушла.

Я стоял и смотрел ей вслед, ощущая будто часть меня отрывается и уходит за ней. Но что тут поделаешь? Да, хочется побольше быть рядом с ней, пока есть такая возможность, однако стоит ли настаивать, если наши желания не совпадают? Смысл тешить себя иллюзиями на тему того что она передумает и останется тут? Хотя… Может она и вправду просто-напросто устала? Хотелось бы верить, что всё именно так.

Утром, я первым делом помчался к женскому общежитию, но всевидящая комендантша меня засекла уже на лестнице, и с удивительной прытью отловила, как нашкодившего котёнка вышвырнув на улицу. Хожу возле крылечка. Жду. Должна же Мила выйти когда-то? Полчаса. Час.

— Привет! — раздался из-за спины девичий голосок.

Оборачиваюсь. Соседка Милы, с целительского факультета.

— Привет, — отозвался я. — А Мила…

— Давно уже ушла, — не дала мне договорить девушка. — Ещё только-только рассвело.

— Куда?

Та в ответ лишь плечами пожала и поспешила в сторону столовой. А я… Я рванул к воротам. Выпустить меня, конечно же, не выпустили, но подтвердили предположение — искомая мной девушка покинула стены академии около полутора часов назад.

Как же я злился и ненавидел всех и вся в этот момент. Себя за своё бессилие. Академию — за то, что превратилась для меня в тюрьму. На отца и ректора выдворивших меня сюда. На Милу, за то, что ничего не сказала уходя, а я теперь мучаюсь, гадая — куда на этот раз она может вляпаться?..

Рванул к административному зданию. Кабинет ректора был закрыт, но это и не удивительно, учитывая столь ранний час. Хотя у меня имелось подозрение, что Дел Шантуа появляется тут только днём на несколько часов и потом исчезает — скорее всего отправляясь в наш родовой замок. Я метнулся к тому зданию, где жили преподаватели. Увы, там ректора тоже не оказалось, а значит… Значит, я заперт в академии как в клетке.

Весь день проходил как неприкаянный. Гадал как там Мила? Всё ли у неё нормально? Не грозит ли ей опасность? Рвался к ней душой, искренне сожалея, что мы не можем общаться мысленно, как делали это с лероссом. Как было бы удобно! И ведь не факт, что у неё нет таких возможностей. Просто она о них может не знать. Увы, была бы рядом, попросил бы попробовать связаться со мной мысленно, но её нет.

На переменах бегал к ректору, к общежитию, спрашивал у комендантши не появилась ли Мила. После третьего моего визита, женщина, сжалилась и сказала, что если та появится, пришлёт ко мне кого-нибудь с весточкой. Вот я и ждал, но всё равно при любой возможности бегал к воротам или общаге. Лекции как-то незаметно прошли мимо. Друзья, заметив моё настроение разговорами не докучали, а вечером… Вернее, глубокой ночью, когда я вымотанный и морально и физически провалился в сон, мне снова привиделась Земля. А теперь я знал, как называется планета, где живёт Мила.


Глава 34. Встреча с Вороном

Отделавшись от допроса соседки по комнате, заснула и… Едва ли не тут же услышала зов Ворона:

«Малышка, ты меня слышишь?»

«Да», — отозвалась я.

«Рад, что ты вырвалась от Варлея. Мне очень нужна твоя помощь…»

«Что случилось?» — спрашиваю, всё ещё не до конца осознавая сон это или я в реальности разговариваю со своим лероссом?

«Рос… Он совсем плох, малышка. Мне одному его не вытянуть, — в голосе Ворона послышалась грусть. — Понимаю, что ты лишена божественных сил, но всё же твои возможности достаточно велики. Может попробуем кое-что сделать?»

«Знать бы что это за кое-что и как это делать…»

«Так ты согласна?!» — явно воспрял духом он.

«Конечно, куда ж я денусь. Рос мне не чужой, он… Твой брат, и пусть и бывший, но леросс моего мужа. Где вас искать?»

«Не где, а как, — поправил меня Ворон. — Выйдешь за стены академии и перенесёшься не к конкретному месту, а к конкретному существу. То есть — ко мне».

«Это как?» — опешила я.

«А вот так. Тренируй свои способности. Я и раньше хотел тебе намекнуть, чтобы попробовала, да всё как-то из головы вылетало с этой кутерьмой. Постарайся уж. Должно получиться. Это может очень помочь тебе в будущем. Жду, малышка».

Лежу, вытаращила глаза, безуспешно пытаясь что-либо рассмотреть в темноте окружающего меня помещения, пытаясь понять: где я? Ага, в общаге академии. Ясно. Вот уж не мудрено, что у меня ум за разум заходит при таком ритме жизни. Надеялась хоть тут, на Рестанге посплю как человек, отдохну… Ага — как же! Видать, богам эта роскошь по штатному расписанию не положена.

Делать нечего. Тут торчать всё равно смысла нет, а там лероссы меня ждут. А ещё… Ещё, они могут ответить на мои вопросы, ну и я возможно смогу чем-то помочь Росу. Тихонько прищёлкнула пальцами зажигая самый слабенький плярис, используемый нами в качестве ночника. Света он давал совсем немного, едва хватало, чтобы нос не расшибить, пробираясь от кровати до двери и обратно. Выбралась из-под одеяла, оделась, собрала свои немногочисленный пожитки и тихонько выскользнула за дверь.

Выйдя во двор поёжилась — моя одёжка рассчитана на весну, и если вчера вечер был на удивление тёплым, то ночью явно прихватил поздний морозец, на траве иней вон серебрится, изо рта и носа, при дыхании пар клубами валит, и — да, холодно. Иду к воротам, наблюдая как на горизонте начинает зарождаться заря, и ломаю голову как сделать то, о чём говорил Ворон?

Интересно, получится ли у меня перемещение таким способом? Если да, то это действительно снимет множество проблем! Можно будет так отыскать Каитора, истинного Шелда, ну и того самого леросса-протестанта, что объявил охоту на потенциальных наследников императорского престола. Лишь бы парни были живы… Кстати…

«Ворон!» — позвала я.

«Малышка, мне тяжело говорить. Приходи скорее, без тебя я быстро теряю силы…»

«Хорошо, постараюсь…» — мысленно пообещала я.

Ворота миновала беспрепятственно и тут же мурашки по коже пробежали. То ли от порыва ветра, то ли от странного ощущения, будто кто-то меня взглядом буравит. Но не со спины, от ворот, и не от домика магов, а из долины. И так жутко от этого, просто ужас. Всё-таки это местечко отнюдь не мирное, да и кто знает, где сейчас носит того самого Дика-леросса? Вдруг он опять здесь в поисках подходов к Полю отирается?

Пытаюсь перенестись, но как ни тужусь, пока всё тщетно. Глаза слипаются, хочется спать. Ещё и по спине холодок гуляет — попробуй тут сосредоточиться, поэкспериментировать, когда так и тянет покоситься по сторонам в ожидании появления какого-либо недоброжелателя, а то и нападения, руки мелко подрагивают от страха, что уж там про мысли-то говорить?

В какой-то миг, кажется воздух вокруг сгустился, я сжалась в ожидании неминуемого магического удара, и тут же, словно из подсознания пришло решение. Даже не так, не мыслеобраз, будь то слова или картинки, это был порыв к действию. Просто один удар сердца, вспышка и… Я уже стою у входа в ущелье, ведущее в долину рода Дел Ларго. Что было там у ворот академии? Привиделась ли мне та вспышка? Чем она являлась? Тем самым столь ожидаемым ударом? Или же это моё воображение расшалилось, а на самом деле в лицо ударил первый луч восходящего солнца? Хотя… Нет, я стояла лицом к северу. Или… Может в тот момент я зачем-то обернулась? Была ли опасность? Не знаю. И если честно, знать не хочу. Я ушла с того места, и слава всем богам. Стоило очутиться здесь, сразу же пропало ощущение сверлившего меня взгляда. Может там и вправду был некто враждебно настроенный, а может, всё это результат мнительности и переутомления? И откуда этот внезапный порыв, заставивший меня сменить дислокацию?..

Вопросы, вопросы, вопросы, а ответов на них нет. Однако, во всём этом имелся один огромный плюс — от былой сонливости не осталось и следа.

Вздохнув полной грудью морозный после ночного заморозка воздух, попыталась сосредоточиться ещё раз. Мне надо к Ворону. К Ворону… Представила его во всех тех ипостасях, в каких видела, одновременно сплетая потоки магической силы в нужный рисунок и повторяя раз за разом, словно мантру, короткое заклинание переноса, и… Ничего! Вот же! Интересно, кто-либо на Рестанге уже перемещался подобным способом? Или леросс решил провести эксперимент, памятуя о моём божественном происхождении?

Не знаю, сколько времени прошло прежде чем я просто-напросто разозлилась и выкрикнула:

— Муз!

Хотелось спросить — что делать? Как использовать те немногочисленные возможности, что он от щедрот душевных соизволил мне сохранить, закинув в этот мир. Но ответом мне послужила тишина. Игнорит. Сидит где-то и посмеивается, наблюдая за моими метаниями! Ну что же, ладно, я и сама справлюсь. И следом, за волной гнева, пришёл совершенно неожиданный прилив сил и уверенности в том, что всё в моих силах — ведь я бог этого мира. Не Муз, а именно я. Так как же он мог лишить меня сил тут, если на подобное способно лишь я. Хм… Я сама. Вот ответ. Он всего лишь сказал, что я лишена божественных сил, и я приняла это как истину в последней инстанции, поверила и… Заблокировала собственные способности. А значит… Значит, мне и избавляться от этого блока. Я не понимала, что именно мне мешает, как избавиться от этого блока вернув себе божественную сущность, не могла до конца поверить в свои силы, сомневалась. Наверное, в этом-то и крылась проблема.

Сейчас же, меня словно подменили. Энергия бурлила, опьяняла, казалось вокруг внезапно потеплело, ощущение напоминало те моменты, когда Ворон создавал вокруг нас тепловой кокон. Неужели я сделала это сама? Или мне кажется?

Да нет же! Вон и волосы на ветру развиваются, но совсем недавно пронизывающе ледяные порывы теперь кажутся ласковыми и тёплыми.

— Я это сделала! — глядя почему-то в небо, выкрикиваю.

Мои слова многократным эхом отражаются от стен столь близкого ущелья. А внутри всё моё существо заливает неведомое доселе ликование. Я — богиня. И теперь, это не просто слова.

И вдруг опьянение всесилием отступает и приходит осознание того, что я теряю драгоценное время.

— К Ворону! — почему-то хихикнув, я прищёлкнула пальцами и…

В нос буквально ударил застоявшийся влажный воздух, а по глазам — темнота. На миг, всё внутри сжалось, мелькнула мысль, что я не рассчитала силы и сгорела, вернее, ослепла…

«Малышка, ты пришла…» — в моей голове послышался исполненный искреннего облегчения голос Ворона.

— Фу-у-ух… — выдохнула я и щёлкнула пальцами, создавая плярис.

М-да… Лучше бы я и вправду ослепла или свет не включала.

Очутилась я в небольшой, метра три на четыре, пещерке, низкие, нависающие над самой головой своды морально давят, грозя расплющить под толщей камня и прочих пород, стены испещрены змеящимися во все стороны трещинами — того и смотри осыплются. И это не самое страшное. Да, однажды я уже видела Роса и Ворона в их истинных ипостасях, зрелище, скажу я вам не для слабонервных. Все фильмы ужасов в одном флаконе, более конкретного описания дать не могу. Одним словом — жуть. Искренность и общение с иными ипостасями лероссов заставила забыть их облик как страшный сон, и вот они вновь передо мной. И если Ворон ещё хоть как-то более или менее приемлемо воспринимается, то истощённый до состояния полускелета, с мерцающими красным светом глазами — Рос… Вот вроде головой и понимаю — они не враги, и к тому же я не простая смертная, а всё равно по спине холодный пот струится и всё тело аж потряхивает от нервной дрожи.

«Сил на изменение нету», — почувствовал мой страх леросс. — «Прости…»

— Ничего страшного, — покривив душой произношу, вот только голос меня предаёт — звучит сдавленно и пискляво. — Что нужно делать?

«Точно не знаю, но есть предположение…»

— Такое же, как и способ добраться сюда? — невольно усмехнулась я, стараясь при этом смотреть в другую сторону, туда, где из пещерки уходил довольно узкий лаз.

«Но ведь получилось же», — в голосе Ворона сквозь усталость прорезалась улыбка.

«Как ты до такого вообще додумался?» — спрашиваю на этот раз мысленно.

«У тебя из памяти выдернул», — отозвался леросс.

«Но на Земле нет магии!» — позабыв о страхе, воззрилась я на него.

«Может и нет, но в ваших книгах пишут о ней немало».

Я лишь вздохнула в ответ. Сама бы не додумалась до такого однозначно, а если и додумалась, то решила бы, что это невозможно, а вот так…

«Ты решила, что кто-то так уже делал и попробовала повторить, — явно усмехнулся Ворон. — Малышка, мне нужна твоя сила».

На миг я оторопела. Как не крути, Ворон — леросс, а они питаются жизненной силой. Не слишком ли я сглупила, кинувшись на помощь? Не окажется ли это ловушкой?..

Десятки вопросов зароились в голове. Я разрывалась между желанием довериться и помочь, и стремлением убраться прочь. Наверное, все эти мысли пронеслись в голове в доли секунды, потому что следом меня буквально окутало волной обиды, и конечно же, Ворон прочитал их без труда, потому что тут же в моей голове прозвучал его обиженный голос:

«Знал бы, что ты так обо мне думаешь, не стал бы звать…»

Что это? Искренность или игра на публику в моём лице? Но… Чёрт побери, Ворон единственное существо, которое ни разу меня не предало на Рестанге… Ну… За исключением Леона… Винса… Сейлы… Да и Поль действовал всегда из лучших, по его мнению, побуждений. Вот же, блин.

«Всё бывает в первый раз», — поддел меня собственный внутренний голос.

«Что от меня требуется?» — вопреки опасениям, спрашиваю.

«Уверена, что согласна? В противном случае ничего не получится», — уклончиво отозвался Ворон.

Я поколебалась всего пару ударов сердца и… кивнула.

«Дай руку, мне нужен непосредственный контакт», — произносит он и протягивает в мою сторону свою когтистую, покрытую жёсткой чешуёй лапищу.

На миг опять пришёл страх, а потом… Я зажмурилась и протянула вперёд руку ладошкой вверх, гадая — что Ворон собрался делать? Кровь возьмёт? Укусит? Или, наоборот, даст это сделать Росу? И ладно бы только мысли меня одолевали, но перед внутренним взором все эти сценки проносятся как живые, во всей красе.

Едва дыша прислушиваюсь к ощущениям. Вот моей кожи касается что-то гладкое и очень горячее, но я сдержалась и не отскочила, не отдёрнула руку. А потом, кожу в местах соприкосновения начало покалывать. Не больно — щекотно. И даже немного приятно.

Минута проходит, вторая, третья, и ничего не происходит, кроме жара и покалывания в руке, которую так и хочется почесать.

«Иди сюда, малышка», — потянул меня за собой Ворон.

Открыла глаза, чтобы глянуть — куда идти-то, если пещерка крохотная? Как оказалось, он всё это время простоял в полунаклоне одной рукой держа мою ладошку, а второй обтянутую сухой кожей лапу Роса, больше напоминающую мумифицированную конечность некоего монстра…

В итоге, мы перешли к той стеночке где полулежал Рос. Ворон тяжко опустился рядом с ним, вытянул вперёд ноги и взглядом указал на них, мол, садись.

Былой страх давно улетучился, рядом был мой Ворон, а его я никогда прежде не боялась, поэтому не стала медлить и уселась. Не на пол же каменный мне садиться в моём-то положении? В какой-то момент покалывание в руке стало привычным, а исходящее от леросса тепло настолько расслабило, что я задремала. А когда проснулась, не поверила своим глазам: Рос был вполне здоров! Вот только я, несмотря на сморивший меня, и как мне кажется весьма продолжительный сон, ощущала себя уставшей.

Нет, я безусловно рада за Роса, но… Это даже неинтересно как-то — ни жертв, ни ритуалов, подержались за ручки, я ещё и вздремнуть успела, и всё!

«Брат благодарит тебя, и передаёт, что обязан тебе жизнью, а долг…» — начал говорить Ворон, но я его прервала.

— Рос, ты сможешь возобновить связь с Полем? — не имея возможности мысленно общаться с ним, интересуюсь вслух, и тот кивает. Вздыхаю, и начинаю пояснять: — Не сейчас, позднее, я буду вынуждена покинуть этот мир. Поль об этом знает и рвётся следом. Если рядом будешь ты, возможно малыши уже появятся на свет… В общем, надеюсь всё это перевесит, и он останется тут. Так будет лучше для всех…

«Он в любом случае вернёт связь, они ведь две половинки целого…» — вздохнул Ворон, и тут до меня дошёл намёк: мы с ним, тоже две половинки, и ему трудно будет пережить мой уход.

От этой мысли так тоскливо стало — хоть волком вой!

«Я буду жить ради твоих малышей, — грустно вздохнул леросс. — У тебя хватит сейчас сил на создание портала?»

— Н-не знаю… Куда?

«В Драконье Гнездо», — отозвался Ворон, и я тут же вспомнила о куче скопившихся за последние дни вопросов.

Ну что сказать? Сил на создание портала у меня хватило, а вот дойти от него до своей комнаты в замке Дел Ларго, я уже не смогла. Туда отнёс меня перекинувшийся в Поля — Ворон. И стоило мне очутиться в комнате, на кровати и… Я провалилась в мир грёз.


Глава 35. В плену кошмара

Странное ощущение: вот ты стоишь полна сил, пусть излишки и не плещут из тебя как прежде, а миг спустя из тебя словно внутренний стержень вытащили — ноги сами собой подгибаются, и ты оседаешь безвольной куклой, если бы не Ворон упала бы, но он поймал. Смутно помню, как он подхватил моё ослабевшее тело, как сменились вокруг декорации — вместо пещеры нас теперь окружал замковый двор. Как Ворон мчался ко входу в замок, как очутившись внутри, замелькали мимо нас лестничные пролёты, стены, потолки, двери. Помню, как моё безвольное тело уложили на кровать в нашей с Полем комнате, как вокруг все суетились… Голова шла кругом от мелькания знакомых лиц: отец Поля, Сейла, Винс, Дел Шантуа, Арлетта, замковый лекарь и сменившие ипостаси лероссы. Картинки плывут перед глазами, то замедляясь, то, наоборот, проносясь столь стремительно, что сознание с трудом успевает распознать — что происходит? Звуки… Всё вокруг наполнено ими, и в тоже время они будто растянуты во времени, многократно наслаиваются друг на друга, понимаю, что кто-то что-то говорит, порой кажется, что различаю в этом многоголосом мычании собственное имя, но что именно мне говорят? Да и мне ли? Или обо мне? Смысла уловить не удаётся.

Голова идёт кругом от всего этого. Пытаюсь сосредоточиться. Не удаётся. А потом… Потом, рядом оказывается Дел Шантуа. Старик протягивает ко мне руки и… Вот мы уже в другом месте. Темно. Кажется, звёзды над головой светят. Хм… Знакомые стены академии. Зачем он принёс меня сюда? И опять это ощущение постороннего взгляда бьёт по нервам, заставляя сжаться в комочек, но сил на это нет. А попытка напрячься приводит к тому, что окружающий мир окончательно поплыл перед глазами и… Я отключилась.

— Она ведь лишена магии! — прорвался в сознание женский голос, в котором я не без труда распознала Дарлетту Дел Навитор. — Как такое возможно? Она истощена именно магически, но дар не приходит дважды! И резерв… Он пуст, но его размеры… И вообще… Неужели Дел Карен лишь сделал вид, что лишил девочку сил?

На этот раз звуки не растягивались, не наслаивались друг на друга. Я мысленно облегчённо вздохнула, попробовала открыть глаза, и даже успела окинуть комнату взглядом, сквозь полуприкрытые веки, но тут же зажмурилась — хотелось узнать, что они решат? Стоит им заметить, что я очнулась и разговор явно прекратится.

— Дара, всё не так просто, — отозвался… Дел Шантуа.

— Так объясни. Как я могу помочь, если не понимаю, что именно нужно восстановить?

— Ты прекрасно диагностировала проблему — истощённый резерв, так в чём же дело? — парировал ректор.

— В том, что это ошибка, этого просто не может быть! — воскликнула пожилая женщина, а я лежу, стараясь дышать ровнее и не привлекая внимания. — Если бы она была лишена магией мной, тобой, Дел Ларго… Я могла бы предположить, что кто-то из нас сжалился и лишь сделал вид, изъяв малую толику её сил, учитывая то, что потенциал у неё был немалый, подобное в теории возможно. Но! Не Дел Карен. Он не поступил бы так. Слишком щедро. Да и право первенца тогда осталось бы за ним. Нет. Тут что-то иное. И я должна знать — что.

— Я сам не до конца понимаю, — уклончиво ответил Дел Шантуа. — Может сыграло роль то, что у неё есть леросс, и это сохранило за ней часть магии? Не знаю, но магия была, а сейчас… Сейчас резерв не просто пуст, ощущение такое будто он пытается восстановиться и качает её жизненные силы.

— Или это леросс решил подпитаться, — буркнула женщина. — Симптоматика схожа.

— Исключено.

— Откуда такая уверенность?

— Именно леросс принёс ко мне Камилу в таком состоянии. Если бы он хотел её выпить, не пытался бы спасти. А другие лероссы не могут выпить того, кто имеет связь с их собратом. Убить — да, но не подпитаться их жизненными силами.

— Да кто их знает, этих демонов. Может почуял, что перестарался, вот и одумался. А потом допьёт.

— Даже если так, ты вот так просто отвернёшься от девчонки? Время идёт.

— Время сейчас ничего не меняет. Час, день, год, она будет в том же состоянии, пока ей не окажут помощь в полном объёме. Пусть не разом, пусть в час по капле, сейчас же её организм не способен на восстановление резерва, он будет пытаться пополняться за счёт её жизненных сил, но это уже не убьёт, ведь она не в состоянии пользоваться магией. Это своего рода стазис. Спешить некуда. И зря ты притащил её сюда, позвал бы меня в Драконье Гнездо…

Год?! Я едва в голос не взвыла от таких сроков. Мало того, что я за это время родить должна буду как-то, но и раз за разом приходить сюда с Земли, для того чтобы вот так валяться в состоянии овоща?!

— Ты не понимаешь… — буквально простонал ректор.

— Так объясни! — вновь потребовала она.

— Она беременна… — выдохнул Дел Шантуа, и в ответ его собеседница охнула и тут же послышались торопливые приближающиеся шаги.

— Сразу сказать не мог? — прошипела женщина, а я ощутила, как по моему животу прошла волна тепла — она явно сканировала состояние плода. — Двойня! Ты сошёл с ума?

— Я-то тут причём?

— То, что они первенцы и явно не от того… Сначала магия, потом это! Да за сокрытие такой информации…

— И ты побежишь жаловаться Главному?

— Нет, конечно, но… Чем тебе так дорога эта девчонка?

— Ты не поймёшь…

— Даже предполагать ничего не хочу. Надо как-то скрыть и её магию, и беременность, а ты притащил её сюда… Но хуже не это…

— Что?

— Её слабость может отразиться на малышах, а быстро дать подпитку ни я, ни мы с тобой вдвоём, хоть по очереди, хоть объединив усилия — не сможем.

— Дел Ларго и Полиней…

— Этого мало.

— Сколько магов нужно?

— Полный круг для проведения обряда. А посторонних привлекать нельзя. Это смертный приговор всем участникам.

— Двенадцать?! — воскликнул ректор.

У меня всё сжалось от ужаса. Меня не смогут спасти? Вернее, не меня, малышей! Так хотелось схватиться за живот, погладить, прошептать им, что всё будет хорошо несмотря ни на что, вот только руки меня не слушались. Видимо единственное что я могла это — слушать и смотреть. Что ж произошло в момент создания портала в Драконье Гнездо? До этого Ворон тянул что-то из меня, и это нечто восстановило Роса. Жизненная сила? Вряд ли. Не стал бы мой леросс так поступать. Или стал? Всё же Рос его брат. Не знаю. Но скорее всего использовался тот самый магический ресурс, который под конец процедуры практически истощился, и я, открыв портал употребила слишком много сил. Результат на лицо…

— Вот и решай теперь: либо сохраняешь тайну о её состоянии, и мы носимся каждый вечер в Драконье Гнездо подпитывая девочку, но малыши… Беременность вряд ли удастся сохранить. Либо… Ты, я, Дел Ларго старший, пусть Поль… Нас всего четверо, нужно найти ещё восемь магов. Думаешь, они будут молчать?

— Жена Даркора Дел Ларго — тоже маг.

— Пусть так, это пять.

— Друзья Камилы.

— Кто?

— Леон, Кайра, Сеймона.

— Последнюю вычеркни из списка и вообще поискал бы повод отчислить её из академии.

— Ты о чём? — не понял ректор

— Сейчас не это важно. Нам нужны ещё пятеро магов.

— Лероссы считаются?

— Прежде подобных прецедентов не было, но если они дадут согласие… Мне не важно кто это будет и какова природа их магии.

— Значит прибавь двоих.

— Осталось трое.

— Дара, прошу… Умоляю, если хочешь. Сделай сейчас то, что в твоих силах, а я свяжусь с Дел Ларго, лероссами, переговорю с Полем, и его друзьями. И мы… Надеюсь мы сможет разыскать ещё троих.

— Иди… — вздохнула женщина, и тут же добавила: — Но проводить обряд тут опрометчиво. Всплеск силы привлечёт внимание. Долина вокруг Драконьего Гнезда закрыта, чтобы там не творилось никто не уловит отголосков всплеска сил.

— Я заберу туда Камилу, как только всё будет готово, — отозвался Дел Шантуа.

Послышались удаляющиеся шаги, скрип приоткрывшей двери.

— Что ж ты натворила, девочка, — шёпотом произнесла оставшаяся в помещении Дарлетта Дел Навитор, и я решилась открыть глаза. — Ты меня слышишь? — тут же склонилась надо мной женщина.

Попыталась кивнуть — не вышло. Едва слышно вздохнула и моргнула.

— Говорить не можешь? — догадалась она.

Я опять моргнула.

— Ладно, потом надеюсь ещё успеем наболтаться. Ты ведь мне всё расскажешь, не так ли?

Что тут ещё сделать? Ну да, конечно же я опять моргнула. Моей благодарности не было предела. Да Дел Шантуа помог, принёс меня к той что была в силах помочь, но он дракон, и знает обо мне слишком много. Помимо того, моё скорое восстановление ему только на руку, ведь он уже знает о цели моего пребывания на Рестанге, и эта цель совпадает с его жизненными стремлениями — вернуть величие драконам, коим он и сам является. А вот литэ Дарлетта… Ей выгоды никакой нет, а риск… Риск велик, но она не отмахнулась, не отказала.

— Тогда поспи пока, а я… — дальнейшие слова потерялись где-то на грани сна и яви…


Глава 36. Павел. Волнения

Утром проснулся ни свет ни заря, причём в самом прямом смысле слова — белые ночи остались позади, лето уходит, и в это время суток на улице ещё темно, а сна уже ни в одном глазу. Метнулся к ноуту, дождался, когда же загрузится система, открыл «проводник» и… Дата обновления файла была прежней. М-да, размечтался, наивный. Мила небось ещё спит, вернее, пребывает — там, на Рестанге. Сбегал на кухню поставил чайник, вернулся обратно в кабинет, обновил «проводник», и опять дата не изменилась. Наведался в душ, и опять к компу. Налил кофе, накромсал бутеров, засел в кабинете. Глоток — щелчок мышки по значку обновления, глоток — щелчок. Ничего не меняется. Но я волнуюсь. Там разворачиваются такие события, а я отвлёк Милу, не дал ей подготовиться к очередному ночному приключению. Да, Муз говорил, мол, сейчас, чтобы не случилось на Рестанге, здесь, с реальной Мила, ничего не случится, она не пострадает. Хотелось бы верить, но… Сложно это сделать после того, когда ты осознал, что чудеса вполне реальны. А они могут оказаться отнюдь не добрыми в сложившейся ситуации. Ещё раз обновил проводник… Дата прежняя. Хотя… Вот чего нервничаю? На часах ещё семи утра даже нет.

Первые два часа, я вполне успешно отгонял пугающие мысли, и в итоге, просто томился снедаемый любопытством, а вот потом… Потом, я начал волноваться всерьёз. Бывает же так — ещё недавно меня предали, я зарёкся связываться с женщинами… Ну, по крайней мере, открестился от возможности серьёзных отношений в ближайшую пятилетку, и тут же встретил девчонку, буквально перевернувшую всю мою жизнь с ног на голову. И да — я волнуюсь, переживаю, готов мчаться к ней домой, чтобы убедиться всё ли в порядке? Останавливает лишь нелепость собственного поведения. Что на меня нашло? Ну устал человек, что и не мудрено при её ритме жизни, ну спит чуть дольше обычного… Но почему ж на душе-то так муторно?

На часах уже десять, я как неприкаянный слоняюсь по дому, то обновляя данные в компе, в надежде обнаружить что-то новенькое, то хватаюсь за телефон, где давно на экран выведен номер телефона Милиной мамы, вот только нажать кнопку вызова почему-то духу не хватает. Веду себя как мальчишка, ей богу! Ну что стоит просто позвонить и спросить про Милу? Не покусают же меня в конце концов. Ан нет, боязно.

Ближе к одиннадцати всё же не выдержал — позвонил. Гудок за гудком. Абонент не отвечает. Может случилось что?

С этой-то мыслью я и вылетел из дома. Запихал в карман листок бумаги с напечатанными на нём пунктами плана и вопросами, которые набросал с целью упорядочивания имеющихся у нас данных по поставленным перед Милой задачам. Бросил включённый ноут на пассажирское сиденье рядом с собой. Еду, на ходу нет-нет да обновляя «проводник», но, увы, ничего нового там не появляется, вернее, время обновления файла и его размер остаются прежними.

Как домчал до Милиного посёлка даже и не помню. Запечатлелся в памяти лишь один момент — когда трассу пересекал, прорубаясь сквозь довольно оживлённый транспортный поток, выруливая к железнодорожному переезду, едва не создал аварийную обстановку, со всех сторон слышались вопли клаксонов и возмущённые крики водителей.

И вот она — заветная двухэтажка, припарковался, вылетел из машины вбежал в подъезд и… Замер. Что скажу, когда мне откроют? А вдруг дома никого нет? Не может такого быть, если бы Мила проснулась — файл бы обновился, но чуда до сих пор не произошло.

Поколебался пару секунд, и что уж там скрывать, чуть было дело не развернулся к лестнице, собираясь уйти, но что-то будто остановило меня, и я всё же нажал на кнопочку звонка. Один раз. Жду. Тишина. Но уходить теперь глупо. Ещё и мысль мелькнула: может меня в окно видели, но почему-то открывать не желают? Да нет, бред это. Второй раз позвонил. Прислушался. Опять ничего. А потом, с той стороны кот размявкался под самой дверью. Вот и как это понимать? Случилось что, или он таким образом решил с нежданным визитёром пообщаться? И тут, с опозданием мысль пришла — а кто сказал, что хозяева должны быть дома? Вдруг, вчера вечером вместо того чтобы после моего ухода лечь спать они куда-нибудь отправились? Ну там, в гости к кому-нибудь, например. Или… Вдруг случилось что? С Милой или мамой её? Одна беременная, вторая уже в возрасте, всякое могло случиться.

Где-то за спиной скрипнула, открываясь входная дверь в подъезд, и тут же хлопнула, закрывшись, кто-то по лесенке неспешно поднимается, а мне почему-то обернуться стыдно, будто на месте преступления засекли. Детсад какой-то! Но ничего с собой поделать не могу, повернулся так, чтобы мимо идущие меня в лицо не увидели.

— О! А к нам гости! — послышался сзади бодрый голос Милиной мамы, а у меня всё внутри вмиг опустилось от смеси совершенно необъяснимого смущения и облегчения.

— Здравствуйте, — стараясь скрыть волнение, улыбаюсь подходящей женщине. — Вот, ехал мимо, решил зайти, а никто не открывает.

— Так, позвонил бы, — говорит, и тут же хлопает себя по лбу, добавляя: — Вот я бестолочь, телефон дома забыла. А Милка небось или спит ещё, а то ведь вечно не высыпается, пишет по ночам. А может в ванной застряла. Там звонок никогда не слышно, — произносит, вытаскивая из кармана ветровки позвякивающую связку ключей. — Давно ждёшь-то, поди? — усмехается, поглядывая на раскрытый ноут в моих руках.

— Да нет, просто вашей дочери кое-что показать хотел, — на ходу сочинил легенду я.

— Неужто с её бедой разобрался? — открывая двери, интересуется, и тут же подхватывает на руки начавшего ластиться к ногам котам. — Ты проходи, проходи. Чайку попьём.

Ну я и вошёл. Дверь в комнату приоткрыта, судя по полумраку — шторы плотно задёрнуты, и да, на кровати, в ворохе одеял и подушек, клубочком свернулась Мила. Я едва сдержал вздох облегчения и одновременный порыв броситься к ней, проверить — всё ли в порядке.

— Ты проходи, проходи, — подтолкнула меня в спину Милина мама, направляя в сторону кухни.

— А не слишком ли долга она спит? — я взглянул на висящие на стене часы.

— Ой! — отмахнулась женщина. — Пусть хоть раз в сто лет выспится. А то вечно вскочит в самую рань и к компу. И вечером позднее меня ложится, а порой бывает и ляжет вроде вовремя, а к утру уже несколько глав накатать успеет. Спрашивается — когда? Ночью, ясно дело. А это переутомление, недосып. В её-то положении!

Эх… Мне бы её спокойствие, я-то в отличие от Милиной мамы знаю, что её дочь по ночам не у компа корпит, печатая главу за главой, а не Рестанге куролесит, собирая очередные неприятности на свои нижние девяносто. Но то, что девушка устаёт — это неоспоримо. И с одной точки зрения, её мама права — отдохнуть надо, но что делать с закравшимся в душу беспокойством?

Устроился за столом, извинился, мол, срочные дела ещё есть, якобы что-то тестирую параллельно, для чего мне нужен комп рядом. Хозяйка дома освободила мне место на столе под ноут, отодвинув в сторонку сахарницу, пиалки с мёдом и вареньем, и поставила передо мной чай и угощений по мелочи.

Сижу, пью уже четвёртую кружку чая, в ушах вот-вот забулькает, но не уходить же? Я ж с ума сойду. Может, плюнуть на всё, пойти разбудить Милу. Ну поворчит на меня в конце концов, не съест же, зато я спокоен буду. А так болтать с её мамой ни о чём… Итак уже больше получаса в гостях, а Мила так и не проснулась. А в этом я уверен на все сто. Пока треплюсь, незаметно нет-нет да обновляю «проводник», но там по-прежнему ничего не меняется, а значит, вариант, проснулась, услышала голоса и решила пересидеть в комнате в ожидании ухода гостей — не прокатывает. А время уже почти полдень!

И вдруг, после очередного обновления дата сменилась!

— Проснулась! — вырвалось у меня, и я аж подскочил, чем немало всполошил Милину маму.

— Что? — воззрилась та на меня, а мгновение спустя махнула рукой: — А-а-а, это ты о своих программах…

— А? — взглянул я на неё, уже загружая новый файлик. — Да-да, программа кажется заработала, — бормочу, и слышу, как за спиной открывается дверь, и тут же, из туалета доносятся звуки рвотных позывов.

— Н-ц, — цыкнула женщина. — Опять ей плохо.

— Что? А… А уже было? — уточняю.

— Давненько, — вздыхает и встаёт, начиная наводить в большой кружке крепкий чай. — Ты пока тут посиди, пусть она немного в себя придёт.

— Ага, я пока посмотрю, что получилось, — отвечаю, прокручивая файлик до нужной главы.

Трудно сосредоточиться, когда прислушиваешься к происходящему за спиной и одновременно пытаешься бегло прочитать текст, ещё и анализируя на ходу получаемую информацию. Глав оказалось на этот раз немного, и их содержание меня отнюдь не порадовало.

Во-первых, одновременно радовала и в тоже время очень раздражала Милина реакция на Поля. Она тянулась к нему, отталкивала и мучилась угрызениями совести. Разрывалась между желанием остаться с ним, и вернуться сюда. Обо мне тоже мысли мелькали, но вскользь, будто она боялась даже думать на эту тему, зная о том, что я всё это прочту. Ну а дальше… Что ж, они с муженьком немало наанализировали и вполне возможно, что их версия имеет право на жизнь. Итого, мы имеем четыре потенциальных императора, один из которых — леросс-протестант, желающий избавиться от конкурентов. Всё бы ничего, если бы не вызов Ворона. Видимо в процессе восстановления Роса, она почти исчерпала свой магический ресурс, и в результате, открытие портала надорвало её силы, нарушив некий баланс между магическими и жизненными силами.

Судя по срокам, она как отключилась за полтора суток до возвращения на Землю, так в себя и не приходила, потому что имеющийся фрагмент на этом и заканчивался. Что за это время происходило на Рестанге — неизвестно. Поль изолирован от событий, она без сознания. По логике, ректор собирался переговорить с Полем, но новой главы от его имени после отключки Милы, так и не появилось. Что это значит? Дел Шантуа застрял где-то в Драконьем Гнезде, куда собирался в первую очередь для переговоров с отцом Поля? Или того хуже — с ним что-то случилось? Почему Мила сегодня так долго спала, и проснувшись тут же метнулась с рвотными порывами в туалет? Там ей и малышам угрожает опасность, и что бы не говорил Муз, тут это тоже не проходит бесследно. Совпадение? Что-то сомневаюсь. Может следовало бы показать её врачам?

Вот только как бы ей предложить такой вариант, не вызвав протеста? Да, она очень интересный, добрый и отзывчивый человечек, но при этом, довольно упрямый, а уж это-то я точно успел заметить за недолгое время с момента нашего знакомства.


Глава 37. Павел. Рождение божества

Сижу на кухне, Мила с мамой немало времени провозившись в ванной, ушли в комнату, а я… Не знаю: что мне делать? Вроде бы уйти неудобно, но и оставаться в сложившейся ситуации неприлично. И за Милу переживаю, а как к ней подступиться, если её мама постоянно рядом?

Время растянулось в вечность. От нечего делать и стараясь отвлечься от происходящего где-то рядом, относительно вдумчиво, насколько позволяла ситуация, перечитал последние главы. Не дело это — Мила там как тряпичная кукла — беспомощна, уязвима, а её муженёк… Нет, если отключить те странные чувства, что я к нему испытываю, он неплохой, в принципе, парень, и в перспективе может стать великим воином, возможно даже императором, но пока что он слишком слаб, чтобы защитить свалившуюся на его голову небожительницу. Но так ведь не должно быть, Муз не мог вот так бросить Милу во враждебную среду без какой-либо поддержки!

«Мог — не мог…» — пробурчал чей-то голос, а я аж подпрыгнул от неожиданности.

Озираюсь по сторонам. Никого. Но я ведь слышал!

И тут до меня доходит главное — эти слова, по сути, были ответом на мои мысли!

— Муз? — тихо, чтобы мои слова не было слышно из комнаты, произношу.

«Вслух со мной говорить не обязательно, я и мысли неплохо слышу», — ворчливо отозвался всё тот же мужской голос.

«Так это ты!» — на этот раз мысленно рыкнул я.

«Ну я, и что?»

«Ты что гад такой вытворяешь? Тебе не жаль девчонку? Так хоть малышей бы пожалел!»

«Такой деловой, так бери и разгребай всё это дерьмо, что там заварилось!» — рявкнул в ответ собеседник.

«Как?..» — опешил я.

«Объяснить?»

«Будь уж так любезен», — не без язвительности отвечаю, всё больше раздражаясь.

«Ты принимал участие в решениях на тему что Миле делать в той или иной ситуации?»

Я ненадолго призадумался и кивнул. Припомнив, как мы кое-что обсуждали, и она собиралась испытать это, а кое-что, так, по мелочи, уже воплотила в жизнь на Рестанге.

«Ты тоже бог её вселенной. Пусть младший по рангу, но зато не лишённый сил».

«Да ладно!»

«Ну а сам-то догадаться не мог?» — в голосе Муза послышалась усмешка. — «Её мать в большей степени отличилась и имеет куда большее влияние, но… Она сама не догадалась, хотя читает, а Мила не решилась ей доверить свою тайну, поэтому пока что путь на Рестанг ей заказан».

«Хочешь сказать, я могу попасть туда?»

«Конечно, можешь».

«Как?»

«А ты сначала взвесь все за и против. Уверен, что хочешь этого? Обратного пути уже не будет. В первый раз попав туда, будешь возвращаться раз за разом. Как там у вас говорится: мы в ответе за тех, кого приручили?»

«У меня там будут магия, божественная сила, тело?»

«Тело для тебя уже есть, не обессудь, но это тот самый муженёк, как ты его называешь. Магия есть в нём и обычная, и драконья, добавится ещё и толика присущей тебе божественной. И не кривись, это отнюдь не мало!»

«Что мне делать? Как помочь ей?»

«Это уж ты сам думай, божок».

В этот момент хотелось рвать, метать и рычать. Имел бы Муз физическое воплощений, точно бы по морде схлопотал, хотя я обычно вполне адекватный и уравновешенный, но его тон…

«Как мне попасть на Рестанг?»

Послышался заливистый смех. И у меня всё внутри сжалось — чую подвох какой-то.

«Дело за малым, ты всего лишь должен заснуть в объятиях Милы, и вы вместе окажетесь в её мире. Так она укажет тебе путь в первый раз, а дальше уж сами. Удачи…»

«Ты сдурел?!»

Ответом мне послужила тишина.

«Эй, Муз недоделанный!»

Но что бы я не кричал мысленно, не шептал, а потом и не говорил вслух, этот гад, так и не отозвался. Интересно, это он пошутил так или? И если «или», то как мне всё это объяснить Миле? Нет, в теории-то объяснить всё можно, вопрос в другом: во-первых, в её состоянии подобное предложение может шокировать, во-вторых, она просто-напросто может не поверить в то, что я общался с её Музом, ну и наконец-то, в-третьих, а что я буду делать, очутившись там?!

И как назло именно в этот момент. когда я пребывал в полной растерянности из комнаты вышла Милина мама.

— Не знаю, что с ней, — вздыхает, садясь на один из табуретов. — Хотела врача вызвать — не соглашается. Наотрез отказалась. Но и оставлять всё так как есть, тоже нельзя. Она будто не понимает, что сейчас думать надо не только о себе, но и о малышах. Паш, — женщина с надеждой взглянула на меня. — Понимаю, что это не моё дело, но… Ты ей вроде нравишься. Я ни в коем случае не лезу в ваши дела, ты не подумай. Просто… Может она тебя послушает, а? Попробуй с ней поговорить, чтобы врачам показалась? Если согласится, вызовем, или свози её в город, у меня как раз пенсию вчера на карточку перевели, я заплачу…

— Не говорите глупостей! — фыркнул я, услышав о деньгах. — Посидите тут, я попробую… Но… Ничего обещать не могу.

— Спасибо… — прошептала женщина и дотянувшись до моей руки пожала.

Захлопнул крышку ноутбука, чтобы Милина мама случайно не обнаружила у меня в компе обновившийся файл. Ей конечно же сейчас не до этого, но чем чёрт не шутит? Только лишних вопросов нам сейчас и не хватало. Встал. Иду. До комнаты каких-то семь шагов, а кажется конца и края этому пути нет. Сколько времени я шёл? Не знаю. Кажется, очень долго. И главное, в голове в это время мысли метались со скоростью света. Вхожу в комнату. Шторы раздвинуты и в окно сквозь тончайший тюль попадает дневной свет. Мила лежит на кровати. Бледнющая, аж жутко. Подскочил к ней. Приложил руку ко лбу. Явно же жар.

— Привет, — смущённо бормочет девушка.

— Да уж, подруга, — вздыхаю. — Хочешь отнекивайся, хочешь нет, но к врачу надо.

— Нет, — замотала головой та, при этом как-то полубезжизненно закрыв глаза.

— Что нет?

— Они не помогут… — невесело улыбаясь, вздыхает. — Это там… — она вытащила из-под одеяла руку и неопределённо повела кистью, явно намекая на Рестанг.

— Знаю, — вздохнул и я, наклоняясь пониже, чтобы она смогла различить мой шёпот: — Хочешь верь, хочешь нет, я разговаривал с Музом.

— И? — даже не стала удивляться или проявлять недоверие Мила.

— Сказал — всё в моих руках.

— Как? — встрепенулась девушка, и при этом у неё аж глаза вдруг ожили, приобретя заинтересованное выражение вместо былого безразличия и усталости.

— Тебя интересует как почему, или чем помогу? — уточняю.

— Всё.

— Он сказал я принимал участие в обсуждениях дел на Рестанге, как и твоя мама, причём удельный вес её «вложения» гораздо выше, но так как она сама до сих пор ни о чём не догадалась, то и попасть туда, и помочь тебе не в силах.

— А ты?

— Могу. Вот только боюсь способ тебе не понравится.

— И? — прищурилась девушка.

— Мы должны заснуть в объятиях друг друга…

— Хм… — усмехнулась она. — Веришь, это не худшее, что можно было ожидать от Муза.

— Согласна попробовать?

— А кем ты там будешь? Чем сможешь помочь?

— Буду твоим мужем, — почему-то смутился я. — Муз сказал, что в твоём мире, мне дарована роль младшего бога. Сил меньше чем было бы у тебя, но они имеются в полной мере, а твои…

— А я их лишена, — закончила за меня Мила, на что я лишь кивнул.

Какое-то время в комнате царила тишина, лишь слышно было как где-то за стеной волнуясь вышагивает по кухне Милина мама, тихонько тикают часы на стене, и нет-нет да доносятся с улицы вопли играющей на детской площадке детворы.

— Как мы это провернём? — спрашивает Мила. — Боюсь мама не поймёт…

— Давай скажем, что едем в больничку, я пообещаю за тобой присмотреть и позванивать ей.

— Ехать далеко. Не уверена, что в таком состоянии мне стоит…

— Недалеко. Я сейчас тут поблизости у друга обосновался. Он уехал, просил за домом присмотреть.

— Он не будет против?

— Нет, конечно, — усмехнулся я.

— Так… — протянула Мила, начиная выбираться из-под одеяла, осторожно, явно стараясь не делать лишних движений. — Что мне взять с собой?

— Да собственно особо-то ничего не надо. Но твоя мама этого не поймёт. Поэтому, для приличия возьми тапочки, зубную щётку и то в чём будешь спать.

— А если она примчится в Приозерск? Меня в больнице-то не будет.

— Скажем ей, что тебя направили полежать в… Скажем Зеленогорск. Там курортная зона, вопросов не возникнет, а вот добраться отсюда туда, довольно затруднительно.

— Угу, — вздохнула Мила, которой явно не хотелось обманывать маму, но… И правду она ей сказать не могла. — Надо будет ещё планшет взять с собой, а то как я ей потом объясню — почему в файле новые главы появляются?

Так и хотелось сказать — материнская любовь слепа, коль она до сих пор не догадалась, что с дочерью творится нечто странное, но я благоразумно промолчал. Мила всё равно не примет такой вариант, а спорить на эту тема ни смысла, ни желания нет.

На объяснения и сборы ушло около получаса. Милина мама вышла на улицу нас проводить. Было видно, что женщина очень переживает, и вот-вот расплачется, но держится из последних сил, не желая волновать дочь. Забросил ноут на задние сидение, усадил девушку вперёд, помог пристегнуть ремень безопасности и перед тем как сесть за руль, подошёл к её маме, произнеся:

— Не волнуйтесь. Я подрабатываю в нашей консультации, там все знакомые. Посмотрят, решат, что делать, может удастся её в санаторий с соответствующей специализацией определить. А там уж за ней точно присмотрят специалисты.

— Есть ли тут такие санатории?

— Под Зеленогорском и в Павловске вроде, — якобы безразлично, пожал плечами я.

— Да уж… Спасибо тебе, Паш… Жаль, мне туда не покататься будет.

— Я за ней присмотрю, не переживайте, — пообещал я и сел в машину.

На этот раз, в отличие от дороги к Миле, я ехал медленно и осторожно, стараясь объезжать малейшие кочки. В пути не разговаривали. Я нет-нет да поглядывал с опаской на девушку, боясь, как бы той не стало хуже, но она наоборот кажется стала оживать, с интересом рассматривая окружающие нас ландшафты.

— У меня подруга когда-то была, у неё бабушка здесь жила, — пояснила она свой интерес. — Я летом часто у них гостила.

Спустя полчаса мы наконец-то оказались на месте.

— Ничегошный такой домик у твоего друга, — окинув взглядом нехилый особнячок, констатировала гостья.

— Да, я тоже удивился, когда увидел. Ехал в деревню вроде, а тут считай замок целый. Хотя… Это со стороны он кажется таким большим, внутри всё не так и просторно, зато все блага цивилизации в наличии имеются.

К слову сказать, дом моего кореша действительно впечатлял. Располагался он практически в самом конце деревни, состоящей из самых обычных, максимум двухэтажных, бревенчатых и каркасных домиков, а Стёпкин «домик» отличался тем, что был сделан из природного камня. Как, собственно, и высокий, метров пяти в высоту забор. Учитывая то, что нижний этаж занимал гараж, бытовые помещения типа котельной и холл, то верхние два этажа плюс две небольшие декоративные башенки, добавляли постройке сходство с замком. И если учесть, что он был возведён на возвышении, то эффект усиливался. Просто мои впечатления были несколько смазаны суматохой и эмоциональной встряской тех дней, когда я впервые здесь очутился, да и встреча со старым другом с последующей попойкой как-то сгладила шок от увиденного. А вот Мила несмотря на своё далеко не самое лучшее самочувствие, домик оценила по достоинству.

Загнал я машину во двор, помог Миле выбраться и на правах временного хозяина провёл в дом.

— Предложил бы тебе одну из свободных комнат, но согласно наставлениям Муза…

— Мы должны спать вместе, — ничуть не смущаясь произнесла она.

Вот же странность какая. Как на озере искупаться в обычном белье вместо купальника, так она чуть ли не час решалась, а спать со мной в обнимку — без проблем. О том, как я сам отреагирую на её появление в своей постели думать не хотелось. От одной мысли в паху всё гореть начинало. Но придётся как-то это пережить.

Поднялись на второй этаж.

— Тут если что кухня, тут душ, там комната Стёпки…

— Хозяина? — догадалась Мила.

— Угу. Ну а это…

— Наша.

— Угу, — опять буркнул я. — Устраивайся. Может поесть что-нибудь хочешь?

— А что у тебя есть? — с интересом взглянула на меня девушка, а я порадовался — явно приходит в себя.

Стыдно признаться, но вот вкусной и полезной пищи у меня точно не было, и прикупить, пока был в посёлке как-то не додумался. Пришлось довольствоваться пельменями с майонезом и чаем с сухариками. Пока один был, нормально перебивался. А сейчас, как назло даже картошка в доме кончилась. Наверняка, здесь где-то есть какой-нибудь ларёк или у соседей можно было бы что-нибудь прикупить, но где, что и у кого я, увы, не знал, а Мила морить голодом рука не поднималась. Ей и так сейчас не сладко.

За то время пока я кашеварил, девушка приняла душ и переоделась в неизменные легенцы и просторную длинную футболку.

— Извини, но ничего другого не нашлось, — покаянно произношу, приглашая жестом за стол.

— Ничего страшного, — улыбнулась она, и едва успела присесть, тут же приступила к делу: — Файл обновился? — спрашивает, я кивнул. — Что там? — при этих словах, Мила аж вперёд подалась.

— Можно сказать — ничего, — вздыхаю. — Глав от муженька нет, а от тебя… Ты и сама знаешь. Судя по срокам выхода в реал, ты полтора суток провалялась в отключке.

— Странно…

— Не то слово, — киваю, ставя перед ней тарелку. — Чем тебя эта преподша так приголубила, что ты так долго в себя не приходишь там?

— И почему ректор ничего не сделал, чтобы привести меня в чувства?

— Тоже интересно. И тот факт, что от имени Поля нет новых глав говорит о том, что он ни о чём до сих пор не в курсе. Да он знает, что ты ушла рано утром, волнуется и всё. Разговора с Дел Шантуа явно так и не было.

— Может в Драконьем Гнезде что-то случилось?

— Мил… Гадай, не гадай — это ничего не изменит. Окажемся там и…

— И я неведомо где буду валяться в отключке.

— А я окажусь в теле твоего мужа с его способностями и к магии и к драконьему дару плюс некими божественными. Прибавь к этому общее понимание ситуации.

— Ты наивно полагаешь, что едва успеешь очутиться там и сразу же предпримешь какие-то активные действия? — усмехнулась Мила, и заметив мой обиженный взгляд, пояснила: — Ты человек из техногенного мира очутишься в мире фэнтезийном, это по-первости как минимум шок.

— Это не будет неожиданностью, — парировал я.

— Пусть так, но прежде, ты слышал лишь слова, а в тот миг сможешь всё это реально ощутить: понюхать, пощупать, увидеть собственными глазами. Но и это не столь важно, шок пройдёт спустя первых полчаса пребывания на Рестанге, а вот магия…

— Тебе же она подчинилась.

— Я полгода в академии перед этим проучилась, осваивая азы.

— Хочешь сказать — затея не имеет смысла?

— Нет. Хочу сказать, что у нас есть время до вечера чтобы объяснить тебе основы…

На том и договорились. Поели, попили и перебрались на балкончик, где Мила разлеглась на плетёном диванчике, который я предварительно застелил толстым ватным одеялом, я же удобно устроились рядом с ней в кресле и… Как бы это парадоксально не звучало — началась лекция по основам магического искусства.

Благо авторские таланты давали о себе знать, и Миле удавалось довольно красочно пояснять что и как делается, и что надо при этом чувствовать, вернее, к чему стремиться в ощущениях. Так мы и проведи весь день за разговорами, только на обед опять сварили пельменей, а на ужин, я всё же смотался в посёлок за продуктами, по дороге позвонив Милиной маме и расписав все прелести размещения её дочери в санатории.

А потом… Потом, пришёл вечер. Мы ничего не планировали, посвятив весь день изучению теоретической стороне магии, за неимением возможности использовать магию тут. Сходили поочерёдно в душ, переоделись перед сном и… Встали посреди комнаты как два идиота, и никто не решался первым лечь. Смешно, ей богу! Мне тридцать три, ей тридцать — давно не дети и не невинные ангелочки, но…

В итоге, кое как устроились. Долго не могли приноровиться и лечь поудобнее. Не знаю, как себя чувствуют беременные, у них же животик выступает и, наверное, мешает, а вот я ощущал, что из-за близости Милы, тоже страдаю из-за кое чего норовящего «повыступать».

Лежу, стараюсь не шевелиться, чтобы Миле не мешать, даже дышать пытаюсь медленно и ровно, вот только сна ни в одном глазу! Я уже мысленно прогнал в памяти всё что сегодня втолковывала мне Мила, припомнил все моменты из романа связанные с магией. Прикинул, что вообще о ней знаю. Не конкретно о магии на Рестанге, а в целом из книг и фильмов, повествовавших о мирах фэнтези. Ведь наверняка многое из описанных вариантов проявления магического искусства применимы и в Милиных мирах.

Погружение в мир грёз оказалось для меня неожиданностью. Вроде сна ни в одном глазу не было, а потом — упс, и по глазам ударил свет, тишину комнаты сменил скрип ручек по бумаге и голос преподавательницы:

— …увеличиваем на величину требуемого уровня воздействия и…

— Охренеть! — вырвалось у меня, и я невольно заозирался по сторонам.

Сзади явно сидели те самые виртонги, а вот та тёмненькая с остреньким немного длинноватым носиком, однозначно Кайра…

— Дел Ларго, вы что-то хотели добавить к теме лекции? — послышался голос педагога.

Оборачиваюсь к ней, окидываю взглядом и откуда-то приходит понимание — это та самая Дел Навитор.

— Где моя жена? — спрашиваю, отмечая как женщина начинает бледнеть…


Глава 38. Новый союзник

Пришла в себя как-то слишком уж резко. Хлоп, и я уже в сознании, никаких слабо улавливаемых звуков, запахов, как бывало в таких случаях прежде.

Заозиралась по сторонам. Под потолком висят два слабо мерцающих пляриса, но и их света достаточно, чтобы оценить помпезность окружающей обстановки и богатство апартаментов. Вот и где я? Явно не в академии, там таких помещений точно нет. Драконье гнездо тоже отметается, там сплошной камень повсюду. Вариантов множество, но почему-то мне кажется, что я в столице. Но и не в дворце Дел Ларго, у них вся отделка и мебель более изысканная и не такая кричащая о достатке владельцев. Неужели я опять у Варлея? Или у Дел Карен?

Надо бы в окно выглянуть, может что-то и прояснится. Хотя… Судя по тому, что сквозь плотные гардины не пробивается ни единого лучика света, на дворе сейчас ночь.

Осторожно присела на кровати, свесив ноги, и тут же ухватилась за край перины, ощутив волну головокружения. Немного придя в себя, оценила тот факт, что одежды на мне — нет. Огляделась в поисках какой-нибудь рубашки или хотя бы тапочек. Ничего. Хотя… зачем они лежачей больной? Обернулась одеялом. Аккуратно, стараясь не делать резких движений сползла с высокой кровати. Ступни утонули в мягком ворсе явно очень дорогого пушистого паласа, застилающего пол.

И опять всплыл в голове всё тот же вопрос: кому столь состоятельному я понадобилась? Этот некто помог мне прийти в себя? Он… Я провела рукой по ощутимо округлившемуся животу. Да, кем бы ни был хозяин этих владений, он явно узнал о моей беременности, а если помогал в стабилизации моего магического резерва, то и о наличии магии тоже. Но всем известно, что оной меня лишили, такая новость разлетелась вмиг, а значит, любому станет ясно — это не обычная магия. За подобное однозначно полагается смертная казнь, ибо на Рестанге всего три вида магии: обычная, драконья и лероссов. Последние, своим даром никого облагодетельствовать не могут, а значит, это магия драконов, и я по закону подлежу немедленному уничтожению. Но… До сих пор жива. От меня чего-то хотят или это некие доброжелатели? Последняя кого я видела это Шарлотта Дел Навитор, что я о ней знаю, кроме того, что она относится к аристократическому роду? Ничего. Может я где-то в её родовом имении? Ещё и ректора со счетов списывать нельзя. О нём, тоже почти ничего неизвестно.

Стоило встать и вновь накатила волна головокружения и слабости, от которой едва ноги не подогнулись. Переборов дурноту, прошлась к окну, отодвинула гардину. Ночь, где-то внизу плярисы освещают парк, коих много в той же столице. Добралась до двери, дёрнула ручку. Заперто. Хм… Выходит — я узница? А размечталась-то, что некто позаботился… Ага! Наивная. Просто этот некто знал, что к магии сейчас обратиться не смогу, с высоты этак четвёртого этажа прыгать не стану, и как итог, обычная закрытая дверь в моём состоянии станет достойным препятствием на пути к свободе.

«Ворон…» — позвала не особо-то веря в то, что леросс меня услышит. Ответом послужила тишина.

Паниковать бы, но я слишком разбита, даже сильных чувств и эмоций нет, лишь сухая констатация факта — я в ловушке.

Делать нечего, щёлкнула пальцами, активируя имеющиеся здесь стационарные плярисы, благо для этого магии вообще не требуется ни крохи. Комнату тут же залил яркий свет, от обилия которого вмиг заслезились глаза и пришлось зажмуриться. Побродила по комнате, заглянула за все двери: пустая гардеробная и ванная комнаты. Набрала воды в ванную, коль уж выбраться отсюда не удастся, то хоть в тёплой водичке понежусь, это всё лучше, чем нервничать, последнее мне явно противопоказано.

Забралась в воду по самый нос. Лежу, разглядывая лепнину на потолке, и да, гадаю: где же я и чего от меня хотят? И ещё интересно, попал ли сюда Пашка? Как он воспринял эту реальность? Сумеет ли меня отыскать? Да и вообще чем-либо помочь?

В конце концов, я устала от размышлений, или просто излишне расслабилась в тёплой водице и не заметила, как задремала.

— Ну надо же, ожила! — выдернул меня из мира грёз до боли знакомый голос.

Ещё не до конца проснувшись, заозиралась по сторонам, пытаясь понять, где я и кому от меня что надо. М-да уж… Картинка та ещё. Пена в ванной успела осесть, и я лежала на всеобщем обозрении абсолютно обнажённая, а возле двери, стоял, нисколько не смущаясь Вартиен Дел Карен собственной персоной, и бесстыдно рассматривал представшее его взгляду зрелище. Хотя… Если он меня укладывал в постель и лечил, то ничего нового уже не увидит. И сам факт, того, что я нахожусь у него — ничего хорошего не сулит. От осознания всего этого нежданно пришёл гнев: да кто он такой? Что сделает? Он — простой смертный, пусть и один из сильнейших магов материка. Но я-то бог!

— А вы надеялись, что не выживу? — отбросив ложную скромность, встаю в полный рост, мысленно отмечая тот факт, что от былой слабости не осталось и следа.

Дел Карен опешил от такого поворота событий. Стоит, хлопает глазами и рот то открывает, то закрывает, словно хотел что-то сказать, но так и не решился. А у меня внутри разрастается уверенность в собственных силах, ощущаю, как плечи расправляются, и будто крылья за спиной выросли. Делаю шаг из ванны. Воздух холодит кожу, вода стекает струйками по коже, оставляя лужицы на полу. Взгляд моего тюремщика застыл где-то в районе моих грудей, но меня это сейчас совершенно не смущает, продолжаю идти к нему навстречу, и вот же смех — Дел Корен встряхнул головой, будто прогоняя наваждение, глянул мне в глаза и отступает. Не знаю уж, что он в моём взгляде прочёл. Боится? Правильно делает. Потому что я зла как никогда прежде. И страха нет. Совсем — нет. Помнится, согласно условиям Муза, мне надо его на свою сторону перетянуть? А Дел Карену очень хотелось, чтобы нашёлся сынок? Ну что же, мы можем быть друг другу полезны. Главное убедить его в этом.

Откуда силы и такие способности взялись? Не знаю. Рывок, и я уже стою за его спиной.

— А поговорить? — вкрадчиво интересуюсь из-за спины, не без удовольствия отмечая, как виртонг вздрогнул. — Сына хочешь найти?

— Д-да…

— Значит, давай договариваться, — усмехнулась я, накидывая на себя одеяло, не потому что смущена, нет, просто холодно мокрой голышом разгуливать.

— Кто ты? — тихо произносит Дел Карен, так и не решаясь обернуться, и судя по позе он напряжён и ждёт удара в спину.

— Если скажу не поверишь, — усмехнулась я демонстративно обходя мужчину, и с улыбкой смотря в его осунувшееся лицо. — Одно скажу точно — не пытайся меня убить или навредить.

— Думаешь, сил не хватит? — прошипел он.

— Может и хватит, — пожимаю плечами. — Вот только потом пожалеешь. Очень, — добавляю и усаживаюсь в кресло возле камина, жестом предлагая ему занять второе место.

— Кто ты? — так и не сдвинувшись с места переспрашивает он.

— Уверен, что готов узнать правду?

— Да, — твёрдо отвечает.

— Бог.

— Что? — опешил мужчина, явно решивший, что я изволила пошутить.

— Бог, некогда создавший ваш мир, — терпеливо поясняю, понимая, что не поверит.

— Не время для игр, — фыркнул он.

— Кто сказал, что я играю. Вот ты, стал бы гневить богов называясь их именем? Расплата знаешь ли замучает.

— Но как?

— Что как?

— Как очутилась тут…

— Глупее вопроса не придумал? — усмехнулась я.

— Почему связалась именно с Дел Ларго? Чего ты добиваешься? — не унимался Вартиен, которого явно робость уже покинула.

— А тебе никто не говорил, что наши пути неисповедимы для смертных? Так надо.

Мужчина тряхнул головой, будто это могло помочь привести мысли в порядок. И произнёс:

— Допустим, я поверю. Это сложно сделать, но, ты беременна, и ни один целитель этого не замечал. Тебя лишили магии, но в тебе такой резерв, какой не снился ни драконам, ни лероссам. Да и сам факт: желание лишиться магии, лишь бы не спать со мной… Да наши женщины готовы на всё, ради обретения магии и одной единственной ночи с виртонгом.

— А ты скромен…

— Хоть бы и так. Чего ты хочешь? Зачем пришла?

— Ты задаёшь слишком много вопросов, — ощущая нарастающее раздражение констатирую я, при этом чувствуя, как во мне начинает буквально бурлить магическая сила, которой совсем недавно не было и в помине, в то время как виртонг аж лицом посерел, под глазами залегли тени.

— Мне кажется, что за спасение надо отвечать благодарностью, — осмелел он.

— Шутишь? — усмехнулась я. — О каком спасении речь? Думаешь, влил в меня немного магии и получил богиню в должники? Ошиба-а-аешься, — протянула я, вставая из кресла, и обходя своего собеседника, который вновь напрягся. — Да, я подисчерпала запас сил, но сегодня в этот мир пришёл младший бог. Он бы мне помог. Но теперь в этом нет нужды. Ты справился с этой задачей. Однако, если с моей головы хоть волосок упадёт, ты пожалеешь, — говорю, замечая, как мужчина пытается обратиться к своей магии, которую я непостижимым образом умудрилась у него высосать.

И да, сейчас, я буквально видела плещущие вокруг меня силы, и то насколько скуден магический резерв собеседника.

— Так что же ты предпочитаешь: войну или сотрудничество? — стоя за его спиной произношу.

В комнате повисла тишина. Лишь слышится постукивание капель по оконным стёклам. Где ж это видано в столице, где погода регулируется магией, идёт дождь!

— Сотрудничество, — наконец-то выдохнул Дел Карен, от которого странности погоды так же не укрылись.

— Вот и чудно, — не без труда скрыв облегчение, отозвалась я. — Мои цели вряд ли придутся тебе по вкусу. Но не пытайся вести двойную игру.

— Каитор…

— Твоего сына найду, — пообещала и тут же добавила: — Не гарантирую что живого и здорового, но найду.

— Ты что-то узнала?

Ну я и рассказала о лероссах-протестантах, о том, что не так давно пропавший пёс, любимец младшего Дел Карен предположительно леросс. О том, кого он пытается убить, заменив собой и почему. Не стала ничего скрывать и о драконах. Было видно, что мужчину бесит его бессилие, что ему трудно смириться с необходимостью не только сосуществовать с теми, против кого тысячелетиями настраивали общество, но ещё и помогать им стать полноправными членами этого самого общества. Хотя новость о том, что император не тот, за кого себя выдаёт, что многие из отпрысков-первенцев уже мертвы, а их место занимают лероссы, заставило мужчину пересмотреть взгляды. По-первости, он, как и ожидалось, рвал и метал, желая изничтожить их как расу, но мне всё же удалось его убедить в нецелесообразности подобного поступка. В общем, к концу разговора я поняла, что во мне умер великий психолог, ведь мне удалось буквально зазомбировать виртонга, теперь видящего перед собой лишь четыре цели в жизни:

1. Найти сына.

2. Помочь драконам, в шкуре коих, не вмешайся я, вскоре оказались бы виртонги.

3. Изничтожить протестантов.

4. Свергнуть императора…

— Но для начала, ты найдёшь Каитора… — напомнил он.

— Я помню свои обещания. Прикажи принести мне одежду и еду. Потом ищем твоего сына. Если он жив, то следом необходимо разыскать и уничтожить Дика.

Спустя двадцать минут, я была причёсана, одета, и восседала за накрытым столом. Растягивать удовольствие не стала, итак немало времени оказалось потеряно, но радовало хотя бы то, что не в пустую, и у нас появился сильный союзник. Быстренько перекусила, взяла Дел Ларго за руку и перенесла нас к Каитору.

Стоило вынырнуть из портала и в нос буквально ударили миазмы застоявшегося пота и испражнений. Вокруг было темно и сыро. Прищёлкнула пальцами, зажигая плярис, и скривилась от открывшегося зрелища.

Мы очутились в очередном гроте, наподобие того, где некогда Ворон прятал Роса. Сколько таких мест в Долине Мёртвых? Если бы не новые способности, мы в жизни бы не нашли Каитора, вернее то, что от него осталось. Некогда гордый главарь виртонгской шайки, ныне напоминал, исхудавшего почти до состояния скелета, больного. А парень явно был жив, судя по медленно приподнимающейся и опадающей грудной клетке, почти не прикрытой обрывками одежды. Он валялся на прелой соломе, пропитавшейся его же испражнениями. Но самое мерзкое заключалось в том, что повсюду копошились жирные откормленные опарыши.

И если меня корёжило от смеси брезгливости и жалости, то Вартиен доказал отцовскую любовь в полной мере — бросился к сыну, стряхнул с него копошащуюся мерзость, сорвал зловонные одежды, и поднял на руки.

— Верни нас в мой дворец, пожалуйста, — тихо попросил он, и в голосе больше не было и намёка на былое высокомерие.

Вскоре вокруг Каитора хлопотали целители и слуги. Я тоже попыталась немного своих сил влить в истощённый резерв парня, и судя по проступившему на щеках румянцу, наверное даже переборщила.

— Я свою часть уговора выполнила, — напомнила я. — Теперь твой черёд.

— Но… — Вартиен Дел Ларго как-то беспомощно взглянул на распростёртое на кровати тело сына.

— Он не будет в безопасности пока жив Дик. Сейчас мы ему поможем, но это лишь продлит агонию, и добавит сил лероссу.

— Да-да, я помню… — пробормотал некогда неимоверно самоуверенный Глава Эрензийского Совета Магов. — Идём, — косясь в сторону сына, выдохнул он и подошёл ко мне. — Спасибо.

Надо же, вот уж не думала, что в главмаге настолько силён отцовский инстинкт, ведь у кого-кого, а у него-то по всему королевству отпрыски раскиданы, ан нет, вот же!

На этот раз мы очутились у входа в академию. Нужно было найти Пашу. Не знаю, насколько он справился с эмоциями и сумеет ли использовать свою божественную магию, но что-то мне подсказывает — без него мы не справимся.

Найти его труда не составило. Будучи не в силах преодолеть границу академии, он благополучно дрых в своей комнате. Если бы не общество Дел Карена, всевидящая комендантша ни за что не пустила бы меня в общежитие. И вот она — заветная дверь в его комнату. Дёрнула, будучи уверенной, что придётся стучать, но так оказалась открыта, и это насторожило. Но я всё же вошла и прищёлкнула пальцам включая стационарные плярисы. Лучше бы я этого не делала!


Глава 39. Жестокая реальность

Стою. Смотрю, не веря глазам. И внутри будто всё в узел завязывается, тянет нервы во всём теле словно ниточки в клубочек закручивая, причиняя нестерпимую боль и нити эти обрываются, оставляя и в душе, и в сознании холодную, пугающую пустоту.

«Как он мог?!» — бьётся в голове мысль.

Дел Карен стоит за моей спиной и благоразумно помалкивает. Понимает, что я сейчас немного не в адеквате и лучше не злить. Что и не мудрено, не каждый день застаю своих… Кого? Поль мне муж, но сейчас в его теле Павел. А он… Кто он мне? По сути — никто. Знакомый, которому я доверилась, который поверил в невероятные события происходящие в моей жизни, и вызвался помочь. Вот только что им двигало? Я-то, наивная, думала симпатия ко мне, а скорее всего, причиной было пресловутое любопытство.

В общем, на постели, в скомканных простынях, лежали два тела — Поля и… Сеймоны!

Не знаю, как Паша мог повестись на это? Да, я безусловно узнала её, но она уже не была той юной девой, это была зрелая женщина лет тридцати пяти. Красивая да, и до странности бледная, что собственно её нисколько не портило, но возраст! Хотя… Это Поль ещё относительно юн, а Павлу в реале тридцать три, а значит, для него разница в пару лет не играет никакой роли. И странно, с чего это она свою юную личину решила сбросить?

И всё же… Вот же, сучка блондинистая! Да и Паша хорош! Решил оторваться в мире грёз, надеясь, что я сюда не заявлюсь? Глупо. Он знает, что я прочту об этом в следующих главах. А значит, ему глубоко плевать на мои чувства. Настолько, что он, использовав тело моего мужа решил покувыркаться с симпатичной блондиночкой при первой же возможности?! Не-е-ет… Что-то тут не так. Не верится, что он мог так поступить. Тогда что? Он мог спать, а к нему пришла эта? Тогда… Тогда, выходит, она уже не раз приходила к Полю? Хм… А ведь я уже несколько дней не просматривала файл на Земле. Павел читал, мама наверняка, но они могли не сказать, причём каждый по своей причине — Паша не стал бы меня расстраивать, зная, что для меня это не просто вымысел, а реальность, ну, а мама… Она решила бы, что это мой же сюжетный ход. Что-то я отвлеклась. И всё же… Поль… Он-то как раз понятия не имел о том, что я каждый раз возвращаясь на Землю получаю подробнейший отчёт о его действиях, мыслях и чувствах. Как же не хочется верить в предательство ставшего мне близким человека… Или дракона… Да, какая в принципе разница, кто он?! А может его одурманили, приворожили? Маловероятно что такие примитивные чары подействовали бы на дракона, а тем более на младшего бога. Опоили? Сеймона на всякое способна. Да и вообще, интересно — это её личная инициатива или… Оборачиваюсь к Дел Карену, прожигая того яростным взглядом.

— Твоих рук дело? — прошипела я.

— У-у-у… — энергично замотал головой тот.

— Не вешай мне лапшу на уши! Я знаю, что ты приставлял её к Полю, чтобы следить. Знаю, что она воздействовала своей магией на Кайру. Знаю, что она прожжённая тётка, а не юная дева. Знаю, что эта тварь довольно сильный маг!..

С каждым моим «знаю» Вартиен бледнел всё сильнее, хотя казалось бы — куда уж больше-то? Ну да, осознал, что от богини что-либо скрыть сложно.

— Это не я…

— Что?! — зарычала я, неведомым образом отрываясь от пола и нависая над сжавшимся в комочек мужчиной.

— Вот в этом… — он явно боясь шевелиться, мимолётно указал взглядом на постель. — Это не я…

Перевожу взгляд на парочку и… И тут на меня словно ковш холодной воды вылили. Я буквально упала к ногам Дел Карена, который чисто инстинктивно подхватил моё вмиг ослабевшее тело. А причина была проста… До меня дошло, что мы довольно громко разговариваем, но ни Поль-Павел, ни Сеймона не реагируют, а должны бы. Не знаю, как с чуткостью у этой лазутчицы, а вот Поль всегда спит очень чутко, просыпаясь от малейшего шороха. Да, конечно сейчас в его теле Павел, и возможно он ещё тот соня, но… Смутило меня ещё кое-что. Когда я, будучи там — вверху, нависнув над Дел Кареном, бросила мимолётный взгляд на кровать, то моему взору предстало то, что ранее было укрыто из-за несколько неудачного ракурса. Кровь. На простынях, между лежащими на постели телами проступила кровь!

Я стояла, не решаясь шевельнуться, придерживаемая застывшим от страха Дел Кареном, и никак не могла решиться и сделать шаг к кровати. Обида, злость, ревность — всё вмиг ушло без следа. Что между ними было, да и было ли, это стало не важно. Плевать, что тело моего мужа побывало в объятиях другой, и на то, что друг предал, плюнув в душу — тоже плевать, главное, чтобы Поль был жив!

— Т… Та-а… Там! — наконец-то смогла выдавить я, кивнув в сторону постели.

Дел Карен явно не понял, что так меня поразило, но всё же он отстранился и прошёл к постели, возле которой замер как вкопанный.

— Сожалею, — выдохнул он.

— Они… — прошептала я, не решаясь произнести слово — «мертвы».

Мужчина обошёл ложе и коснулся шеи Сеймоны, тут же покачав головой, и я поняла почему девица сбросила личину — она была мертва. Сердце сжалось от страха, в ожидании пока Дел Карен обойдёт кровать и проверит жив ли Поль?

— Дышит, — произносит он, и я не сдержав стон облегчения, кинулась к нему. — Но слабо, — добавляет. — Ты же богиня, — произносит за моей спиной Дел Карен. — Что тебе стоит щёлкнуть пальцами и исцелить?

Вправду. Что мне стоит?

«И не надейся! — тут же раздался в голове голос Муза. — Ты можешь влиять на желания людей, понукать их к тем или иным действиям, но вмешиваться силой божественной магии во что-либо нельзя».

«Накой она вообще тогда нужна, эта магия!» — мысленно выкрикнула я.

«Поверь, тебе без неё было бы очень плохо, она помогает, пусть и не напрямую, а косвенно…»

«Чёрт с ней, что мне делать? Как помочь Полю?»

«А ты этого хочешь?»

«Чего?» — опешила я.

«Помочь. После того, что видишь?»

«Вот помогу. Разберусь. А потом если потребуется лично его прибью», — процедила я и заметив, как отшатнулся Дел Карен, поняла, что произнесла это вслух.

Муз вздохнул и стал пояснять куда положить руки, как сконцентрировать магическую энергию и куда её направить. Сколько времени я так промаялась? Не знаю, но в какой-то момент силы словно покинули меня, и я бессильно прислонившись к стене, беспомощной тряпичной куклой осела на пол, а в ответ на мои усилия, со стороны кровати послышался глубокий вздох и удивлённый голос Поля:

— Что за хрень?

— У тебя спросить хотела, — устало отозвалась я.

В этот момент, если честно, мне было уже всё равно — как и почему Паша оказался в одной кровати с Сеймоной. Внутри будто что-то перегорело. И пугало не это. Если бы зачахли едва зарождавшиеся чувства к нему, это один вопрос, но у меня словно переключателем щёлкнули, смотрю на это тело, принадлежащее некогда, как мне казалось любимому мужчине и понимаю, что не люблю. Вот совсем! И даже былого физического влечения не ощущаю. Может всему виной моё истощение, или его измождённый вид? Не знаю. И возникает вопрос: а была ли любовь? Ведь она не может вот так — раз и уйти. Или может?

— Кто это? — тем временем, сползая с постели и брезгливо оттирая о простыни испачканную в крови руку, произносит Павел.

— А ты даже имя не спросил? — не удержавшись, съязвила я.

— Я её вообще впервые вижу…

— Ну да, ну да, с вечера она помоложе лет этак на пятнадцать была, — невесело усмехаюсь.

— Да говорю ж тебе — не видел! Ай! — махнул рукой. — Смысл мне врать-то? Сама подумай, ты ж вскоре всё узнаешь.

— Вот именно, — вставая, произношу.

— Так потому я тебе и говорю — не было её тут!

— Он не врёт, — тихо подал голос Дел Карен, который как мне известно при желании умел распознавать ложь.

И вот радоваться бы. Что всё обстоит именно так, но почему ж легче-то не становится? Как так вышло, что тело Поля было считай присмерти? Когда тут очутилась Сеймона и кто, и зачем её убил?

Вопросы, вопросы, вопросы… Называется взяла с собой младшего бога в помощь! Одно хорошо, Дел Карен наконец-то уверовал в суть моего происхождения и больше не трепыхается. Или успел осознать всё то, что я ему рассказала ещё там, у него в особняке? Хотя… Кажется он притих после обнаружения Каитора. Блин, какая ерунда в голову лезет? Какое мне до него сейчас дело? Тут другие вопросы решать надо.

— Кто-то тебе что-то подлил, — констатирую. — И подложил Сеймону.

— Мёртвую, — добавил главмаг.

— Что? — не поняла я.

— Когда её сюда принесли, она уже была мертва. Об этом говорит то, насколько незначительно разошлось пятно крови по простыни. К этому моменту началось свёртывание, рана довольно глубокая, — он указал взглядом на лежащие на кровати тело. — Если бы подобное ранение нанесли здесь, то, пусть и не вся комната была бы в крови, но постель уж точно пропиталась бы почти полностью.

— Интересно — кто это был и зачем это сделали, — не без брезгливости глядя на распростёртое на постели тело, произнёс Павел.

— И что нам теперь делать с этим, — я кивнула на то, что некогда было Сеймоной, с удивлением отмечая, что мне совершенно её не жаль.

Интересно, когда я стала настолько чёрствой? Ну ладно Павел, он-то её не знал. Но для меня, в первые полгода пребывания на Рестанге, она была моей подругой. Да, потом, когда её вывели на чистую воду, я естественно отдалилась и уже не питала к ней излишней симпатии, но вот так взять и списать её со счетов? Как-то даже жутковато.

«А ты чего хотела?» — раздался в голове голос Муза. — «Боги подталкивают целые народы на кровопролитные войны. Ты и сама собираешься свергнуть императора и избавиться от протестантов, думаешь это пройдёт бескровно? Да весь Каленийский материк в крови умоется. А это… Это — всего лишь одна единственная предательница».

Каждое его слово отдавалось болью в душе. Да, он прав, я понимаю, что так и будет, и обратного пути у меня нет, но раньше… Раньше я не смотрела на этот вопрос с такой точки зрения.

«Не сделаешь это, и весь мир умоется кровью. Не думай, что протестанты успокоятся, вырезав виртонгов. За ними придёт черёд оставшихся драконов, а потом и всех магически одарённых людей, а там и второй материк их поманит невозделанными просторами и новыми перспективами обретения власти…»

«Малое зло», — мысленно пробормотала я.

«Скорее — малая кровь, — отозвался Муз. — И кстати, думайте, как избавиться от тела. Сюда с минуты на минуту придут. Не думаешь же ты что девицу подложили сюда просто так — чтобы до поры до времени полежала?»

«Но куда?»

«Вот уж это ты сама решай. Удачи…»

— Это подстава… — произношу, и поймав непонимающий взгляд Дел Корена поясняю. — Кто-то специально подложил тело, чтобы обвинить Поля в убийстве.

— Ну это и так понятно, — не сговариваясь, хором ответили Дел Карен и Павел.

— Сюда с минуту на минуту придут. Нам надо уходить. Вместе с телом…

— Кто у нас тут богиня? — произносит Вартиен, но при этом, обходит кровать и сгребает простыни вместе с телом Сеймоны. — Переноси куда-нибудь.

Ну я и перенесла… В Драконье Гнездо.


Глава 40. Последний бой

Вот честно, была уверена, что и на этот раз брякнусь в безсознанку после переноса, ан нет, нормально всё. Стою. Прислушиваюсь. Собственно, здесь всегда царила тишина, но сейчас, она казалась какой-то оглушительной. И вдруг вспомнилось, что вообще-то ещё ранее утро и за окнами темно, а значит, Шелд ещё вполне может разгуливать по замку. От этой мысли, несмотря на все мои божественные способности, стало не по себе.

После переноса мы оказались в коридоре жилого этажа. Прищёлкнула пальцами активируя стационарные плярисы в коридоре. Дел Карен со своим грузом «двести» и Павел, где стояли, там и стоят, не проявляя никакой инициативы на правах гостей. Создала ещё один плярис и прошла к ближайшей комнате — Винса. Постучала. Ответом мне послужила тишина. Ещё раз постучала и начала всерьёз волноваться. Прошла к комнате Сейлы, и опять всё повторилось. Это казалось странным.

— Никого, — констатирую.

— Мы в Драконьем Гнезде? — озираясь по сторонам и явно припоминая описания из книги, уточнил Павел, чем вызвал полный изумления взгляд Дел Карена.

— Да, — отозвалась я, думая: где все и что же нам делать?

Да, Дел Карен неслабый маг, и я вроде как богиня, хоть и недоделанная, но… Что-то имеются у меня сомнения в том, что мы сумеем вот так с пол-оборота дать отпор. В любом случае, оставаться в коридоре глупо. Коль по каким-то причинам жильцы замка находясь в пределах своих комнат оказывались в относительной безопасности, то придётся перебираться туда, вот только… Я взглянула на свесившуюся из клубка простыней бледную ручку Сеймоны. Не хотелось тащить труп в свою комнату, но и бросать её тут… Это казалось неправильным. Мало ли что с телом случится? От Шелда, вернее, того, кто им прикидывается можно ожидать чего угодно. Какой бы Сеймона не была при жизни, сейчас это уже не играло роли, тело должно быть погребено, ведь по местным приданиям в противном случае её душа не получит возрождения. И если там, на Земле, ещё относительно недавно для меня эти слова ничего не значили, то теперь, я кажется слишком вжилась в роль небожительницы и с неким трепетом относилась к подобным вопросам.

Кивнула мужчинами, чтобы следовали за мной. Прошла ко входу в наши с Полем апартаменты. Открыла двери. Обострила все чувства. Прислушалась. Внутри явно никого. С облегчением вздохнув, поманила за собой спутников, чтобы входили.

— Положи тут, — взглядом указала на пол в гостиной, обратилась я к Вартиену, а сама закрыла входную дверь на замок.

— Я так понял, это и есть младший бог? — многозначительно посмотрев на Павла-Поля, произнёс наконец-то избавившийся от не самого приятного груза Дел Карен, при этом поводя плечами, которые видимо затекли.

— Допустим, — буркнула я. — Сейчас важнее другое, — жестом приглашаю гостей в кабинет. — Присаживайтесь. Думаю, нам есть что обсудить.

— Нам? — ехидно усмехнулся явно потерявший страх главмаг. — Кажется у вас назревают семейные разборки…

— Не неси чушь, — оборвала я мужчину на полуслове. — Сам же прекрасно понял, что Поль ни в чём не виноват. И вот теперь я хочу услышать две истории. Первая, как я оказалась в столице, в твоём дворце? — смотря в глаза Вартиену говорю, наблюдая за его реакцией.

— К-хм… — крякнул тот.

— Конкретнее.

— Дел Шантуа и Дел Навитор, как собственно и Дел Ларго, не явились на совещание Совета Магов. Я прибыл в академию, желая выяснить причины столь вопиющего нарушения и обсудить ряд вопросов, стоящих на повестке дня, — отчитался он. — Но первого, не застал на месте, а вторую… Обнаружил рядом с твоим бессознательным телом.

— И недолго думая забрал его с собой?

— Сначала попытался выяснить что с тобой, но эта упрямица не говорила. И даже ментальное давление не помогло. То, что у тебя немалый магический резерв, который в тот момент был исчерпан, я понял сразу, но ведь я лично лишал тебя магии, но… Не додумался проверить потом на наличие ещё каких-либо резервов. Мне тогда это просто в голову не пришло. Задавал вопросы Дарлетте, но ответов так и не получил.

— И забрал меня, — завершила я, устав слушать оправдания в адрес Дарлетты.

— Ну да, — поджав губы, кивнул тот.

— Паш, твоя очередь. Во-первых, сколько прошло времени с момента нашего прихода? — спрашиваю, чем немало удивляю Дел Карена. — И во-вторых, что было с момента твоего появления тут?

— Не знаю, сколько времени прошло, — буркнул он. — Вошёл я во время лекции. Вела её та самая Дарлетта Дел Навитор. Слово за слово, и… Я впрямую спросил — где моя жена?

— А она?

— Побледнела и прервав занятие, предложила выйти из аудитории для беседы.

— И?

— Мы вышли, — отвечает, будто этим всё сказано, но при этом хмурится словно что-то припоминая или думая: стоит ли говорить?

— Дальше-то что? — на этот раз не выдержал Вартиен.

— А потом, вы появились в спальне.

— То есть, ты не помнишь о чём вы говорили и говорили ли вообще? — уточняю.

— Угу…

— Выходит, это Дарлетта тебя вырубила, убила Сеймону и подложила её в твою постель? Но… Зачем?

— Не факт, что она, но если предположить, что такое возможно, то… Это странно. Она вечно благоволила роду Дел Ларго. Тут варианта два: кто-то из них ей очень сильно насолил и это месть, — задумчиво произнёс Дел Карен. — Ведь за убийство мага, в Эрензийском законодательстве предусмотрено два вида наказания — смертная казнь с лишением магии, если таковая имелась, или, с учётом положения твоего мужа, могло обойтись лишением магии и крупным штрафом в казну.

— Забавные у вас законы. Все ровны, но некоторые ну о-о-очень ровнее, — фыркнул Павел-Поль.

— Речь не об этом, — оборвал его Дел Карен, и взглянув на меня произнёс: — Вопрос: была ли она осведомлена о твоём истинном происхождении и, собственно, о том, что в теле Полинея находится младший бог?

Мы с Пашей переглянулись, и я вопросительно приподняла бровь. В конце концов, ответа на второй вопрос мы не знали, а на первый… Я же не читала файлик, в отличие от товарища.

— Она знала о происхождении Милы, — отозвался Паша.

Вот уж и вправду странно всё это. Меня отключила, но Дел Карену, несмотря на все требования и угрозы ничего не рассказала ни обо мне, ни о драконах, хотя не знаю, ведомо ли ей было о них? Но тут ещё можно предположить, что женщина действовала в наших интересах, но почему она так поступила с Полем? Хотя… Если она знала о проснувшемся в моём муже драконьем даре, то понимала, что лишение обычной магии Поля не расстроит, но обезопасит от риска быть разоблачённым. Ведь я далеко от него и контролировать себя ему будет сложно. Или же это вообще не она сделала, а некто своевременно воспользовался ситуацией? И если так, то где сейчас сама Дарлетта? Что с ней?

Почему-то не верилось в то, что Дел Навитор нас предала. Вартиен прав, она всегда очень яростно отстаивала интересы рода Дел Ларго, и произошедшее как-то не вписывается в эту картину. Да и что тут гадать? Надо просто поговорить с ней и расставить все точки над «i». Пожалуй, так и стоит сделать, а не нагонять напраслину, всё равно сейчас придётся безвылазно сидеть в комнате до рассвета.

— А знаете… — задумчиво произношу. — Давайте-ка за мной, — Поль вместе с Дел Кареном, ни слова не говоря, вмиг очутились рядом, и я настроилась на наш перенос к Дарлетте.

Мгновение и мы угодили в… Вот и куда? Темно, сыро, душно и при этом — холодно. Я зябко поёжилась и щёлкнула пальцами, разгоняя тьму вспыхнул плярис. Хм… Очередной грот.

— Да мать же вашу! — выругалась я, устыдившись своих недавних мыслей о том, что Дарлетта Дел Навитор нас предала, как выяснилось, она уже дважды из-за нас пострадала: сначала стычка с Дел Кареном, теперь вот это.

— Охренеть… — как-то придушено выдохнул озирающийся по сторонам Павел. — Весело у тебя тут, Мил.

— Не то слово, — буркнула я в ответ.

Что тут ещё скажешь? Именно, что — охренеть! Пещера оказалась побольше тех, в которых я побывала ранее, и была она, мягко говоря, густонаселённой: Шелд, Винс, Сейла и Даркор Дел Ларго, Дел Шантуа, Дел Навитор и ещё несколько человек, которых я даже не знала. Все они были без сознания. Тела небрежно брошены на холодный каменный пол. Шелда я вообще с трудом узнала, настолько он был истощён, остальные выглядели гораздо лучше.

— Вот и нашлись все наши пропажи… — пробормотала я. — Живы? — я взглянула с надеждой на Вартиена.

Мужчина молча подошёл к ближайшему телу, прощупал пульс и кивнул.

— Вопрос, как мы всех их отсюда вытащим? — произнёс Павел-Поль.

— Мне кажется Драконье Гнездо не самое безопасное место, — подал голос главмаг. — До столицы портал дотянешь? — взглянул он на меня.

Я с прищуром посмотрела на него. Хм… Откуда-то внезапно пришло вполне отчётливое понимание — он искренне беспокоится. Видимо, теперь и мне дано распознавать ложь. Полезная способность. А я-то уже успела заподозрить, что это ловушка. Ведь дотянув портал дотуда я точно свалюсь без сил. И все эти люди и драконы станут лёгкой добычей.

— Нет, мы возвращаемся в замок, — твёрдо отвечаю и не дожидаясь споров, открываю временный стационарный портал, подтаскивая к нему лежавшую ближе всего Дарлетту.

Мои спутники не растерялись и оперативно взялись подносить безвольные тела к порталу, в прямом смысле слова, перекатывая их через слабо мерцающую границу. Оставалось лишь надеяться, что выведет он именно туда куда я задумала — в нашу с Полем комнату. Когда последние тела — Сейлы и Шелда, были подхвачены на руки моими спутниками, я кивнула, пропуская их вперёд, и замыкая процессию шагнула в портал, который с хлопком закрылся за моей спиной. Нам повезло, магия сработала так, как и требовалось — все пострадавшие от рук леросса-протестанта лежали на мягком паласе в спальне, и при столь непочтительной транспортировке вроде бы не пострадали.

Я обессиленно упала в кресло возле камина, протянула к полыхающему в нём огнекамню озябшие руки. Перенос в пространстве три раза подряд существенно подкосил мои силы, а от Павла сейчас толку мало, магия-то в нём есть, вон как бурлит, норовя вырваться наружу, вот только пользоваться ей, он, просто-напросто, не умеет.

«Ворон…» — устало позвала я.

«Малышка? Ты где?» — тут же отозвался леросс.

«В замке… Тут такое…»

«Знаю, — грустно отозвался Ворон. — Мы тоже уже здесь. Вокруг никого».

«Идите в нашу с Полем комнату».

«Хорошо», — произнёс он.

На душе немножко полегчало от мысли, что рядом окажется мой леросс, да и Рос с ним, а это уже какое-никакое, а всё же подспорье.

— Вартиен, попытайся привести в чувство Дарлетту и Даркора, — попросила я, отмечая как хрипло звучит мой голос.

Дел Карен ни слова ни говоря тут же приступил к делу, и в тот же миг, словно по закону подлости входная дверь слетела с петель и перед нами предстал Шелд номер два. Не удостоив ни Дел Карена, ни Пашку даже взгляда, как будто тех не было в комнате, леросс-протестант уставился на меня.

— Явилась, — едва ли не испепелив меня взором, прошипел он.

— Твою ж… — простонала я, а в голове панически забилась мысль: что делать?!

И тут меня осенило.

— Паш… — хрипло позвала я, делая вид, что попыталась встать, но у меня не хватило сил. — Дай руку.

Ошарашенный происходящим парень, без малейшего колебания метнулся ко мне, протянув требуемое. А вот я на мгновение заколебалась. Боюсь. Да, я вижу его резерв и прекрасно осознаю то, что мой многократно его превосходит. Пугает отсутствие опыта, я никогда прежде ни у кого не брала сил, и теперь боялась — как бы не переусердствовать, но тянуть время нельзя, нам и так повезло, что Дик не атаковал сразу же.

Все эти мысли проносятся в голове в считанные доли секунды, и вот я касаюсь протянутой ко мне руки, делая вид, что всего лишь хочу облокотиться и встать. Пусть Дик считает, что я совершенно обессилена. А сама уже тяну магическую силу у Паши. Она вмиг окрыляет, вызывая лёгкое головокружение. От усталости не остаётся и следа. Встаю и в процессе, словно в замедленной съёмке вижу, как в Павла летит заклятие напоминающее тёмное кружево. Прижимаю парня к себе, выставляя вперёд руку. Зачем? Не знаю. Само собой всё это вышло. И в следующий миг заклятие Дика словно на стену натыкается. Кажется, я ощутила, как содрогнулся замок от отдачи, вызванной противодействием сил, а вокруг разлилась вызывающая рвотные порывы вонь разложения.

Отталкиваю друга за спину, вставая на пути продолжающего приближаться Дика. Дел Карен, отвлёкся и плетёт какое-то заклятие. Наивный. Думает навредить этому некроманту?

— Вартиен, делай что сказала! — рявкнула я, несмотря в его сторону.

Опять выставила вперёд руку, мысленно устанавливая барьер. И да, в душе разлилось ликование, когда Дик сделав очередной шаг ударился о невидимую стену. Вот только надолго ли она его удержит и что делать дальше? Сбоку послышались какие-то голоса. Краем сознания распознала в них Даркора, Дарлетту и ректора. Значит, Дел Карен справился.

На миг оборачиваюсь, и… Едва не отпустила барьер, о который до сих пор бился наш противник, пытаясь пробить его магией. Дело в том, что пришедшие в себя, мгновенно оценили ситуацию и решили, что враг пробрался мне за спину, решив нейтрализовать Дел Карена, который пока ещё отбивался, при этом принципиально не атакуя в ответ.

— Идиоты! — не особо выбирая выражения, выкрикнула я, и те вмиг притихли в шоке уставившись в мою сторону. — Он на нашей стороне.

Доли секунды им хватило чтобы осознать сказанное и присоединиться ко мне. Паша тоже встал рядом, и взял меня за руку.

— Что делать? — спрашивает.

Я мысленно вздохнула — «если бы я знала!» Однако вслух произносить этого не стала. Не стоит сеять панику в душах союзников и показывать слабость врагу. Удивил и порадовал тот факт, что магические резервы недавних жертв леросса оказались практически полны. Пока я держала защиту, те атаковали. Вот только в моём арсенале ни одного атакующего заклинания не было. В академии, на первом курсе, подобного не преподавали, в книгах до такого я ещё тоже не дошла, и фантазия как назло пасовала, а вот же пригодилось. Даже обидно. Почему только защита сама собой получилась?

От вспышек магии рябит в глазах. Атаки моих союзников минуют мою защиту без проблем, а вот удары Дика я ощущаю в полной мере. Нет, не болью, а будто я реально держу в руках огромный тяжёлый щит, а по нему с противоположной стороны тараном бьют, отчего у меня едва ноги не подгибаются. Силён, гад, ох, как силён! От смрада некромантских заклятий першит в горле, ещё и чьё-то огненное заклинание срикошетило, портьеры на окне вспыхнули, добавив дыма и гари.

Время растянулось в вечность. Я стояла уже из последних сил. Нет, магический резерв был едва ли наполовину исчерпан, благо сила каким-то чудесным способом сама собой подтягивалась от Павла, но физических сил уже почти не осталось. Поражало то что Дик ещё держался. Ведь он и защиту сам до сих пор удерживал, и атаковал в ответку, пусть и вхолостую. Хотя… Как сказать — вхолостую. Отдача ко мне прилетала неслабая: ноги подгибались, лёгкие жгло, глаза слезились. Казалось ещё немного и я просто упаду. И в тот миг, когда я с ужасом осознала — сейчас рухну… В дверях показались два леросса в истинных обличиях, у меня аж прилив сил откуда-то пришёл с появлением Ворона и Роса. А вот мои союзники, с перепугу начали палить по вновь прибывшим.

— Это свои! — попыталась крикнуть я, но получился лишь сиплый хрип.

— Свои! — крикнул, расслышавший мои слова Паша, и я с облегчением осознала, что атаки вернулись к прежней цели.

Теперь Дику было действительно сложно. Да, он пока ещё держал барьер, не позволяющий пробиться ни магии, ни оружию, но напор усилился и силы явно начали покидать его. Уж это-то я точно видела по состоянию его магического резерва. С появлением союзных лероссов круговерть магии окончательно ослепила. Я просто стояла, стараясь устоять на ногах и не ослабить щит. Порой, в редких интервалах между ударами, удавалось рассмотреть лицо Дика, уже прекратившего маскарад и принявшего свой истинный облик. Он явно уже понимал, что бой проигран, но желал подороже продать свою жизнь, и потому бился, бился и бился. В какой-то момент я вдруг ощутила, что удары магии по моему щиту прекратились, и пришло осознание — он переключил своё внимание на Ворона и Роса. Вот только как им помочь, я не знала. А в следующий миг, я увидела, как кто-то… Вернее, один из лероссов падает! Нет, не кто-то! Ворон!!!

Сердце сжалось от боли. Мысль о возможной потере свела с ума, и я, скинув с плеча руку Павла, шагнула вперёд. Прорезала словно ножом защиту Дика, о которую до сих пор разбивались атакующие снаряды моих союзников. Шаг. Ещё один. Рывок. Моя рука сама метнулась вперёд. Хлипкое сопротивление, боль в костяшках пальцев, горячая плоть леросса обожгла кожу, пальцы вцепились во что-то ритмично сжимающееся и разжимающееся. Сердце — пришла отстранённая мысль. А моя рука действует сама по себе: ещё один рывок, в этот раз — на себя. Морда Дика оказывается в считанных сантиметрах от моего лица, в его глазах смешивается ужас, неверие, боль. Исполненный боли вой, вылетевший из его гортани, оглушил, но я всё же расслышала хлюпающий звук, с которым моя кисть вынырнула из развороченной грудной клетки врага. В моей руке, разбрызгивая фонтанчики тёмно-алой крови, всё ещё пульсировало вырванное сердце, медленно, словно в замедленной киносъёмке, падающего к моим ногам леросса. К.ниго. люб. нет

Вокруг воцарилась оглушительная тишина. Прекратились вспышки магии. Только вонь от заклятий Дика, гарь и запах крови. Я разжала пальцы, краем глаза наблюдая как вырванное из груди Дика сердце падает на пол. Неприятный хлюпающий звук, с которым оно «приземлилось» рядом с телом своего хозяина, показался оглушительным.

Я ощутила, что ноги начинают подгибаться. Но взгляд упал на Ворона, и я из последних сил бросилась к распростёртому у входа телу. Он жив! Должен быть жив, ведь я же жива!

— Ворон! — кричу, но наружу вырывается лишь какое-то хриплое карканье.

Касаюсь его руки и с ужасом осознаю, что она холодна. Как такое возможно? Ведь у лероссов горячая кровь! Уж кто-кто, а я-то это ощутила в полной мере совсем недавно.

Кто-то коснулся моего плеча. Перевожу невидящий взгляд на подошедшего. Кому от меня что надо? Зачем? Как такое могло случиться? Невыносимая боль заполняет всё моё существо.

«Муз!!!» — мысленно ору.

«Крепись, — отозвался тот. — Ты справилась. Но он… Осознав, что умирает, он успел разорвать связь».

Я лежала на как-то слишком уж быстро остывающем теле моего леросса. Из глаз лились слёзы, застилая сплошной пеленой всё вокруг. И боль… Боль разрывала на части и казалось, она никогда уже не уйдёт. Ворон пожертвовал собой. Мой Ворон… Как же я без тебя?

«Верни его. Прошу… — не особо веря в помощь, произнесла. — Что хочешь проси, но верни…»

«Уверена, что готова на всё?» — не без ехидства поинтересовался Муз, явно замысливший что-то, вот только мне сейчас было всё равно кто и с какими интонациями говорит.

«Да!»

«Хм… Ну что же. Принимается. Ты богиня, пусть они думают, что это проявление твоей силы… И да, ты заслужила немного отдыха, девочка…» — добавил он и я ощутила, что обнимаемое мной тело начинает согреваться, а следом послышались первые робкие удары сердца и хриплый вздох, от звуков которого у меня сердце забилось пойманной в силки птицей:

— Жив!!! — воскликнула, нежданно обретя на радостях голос, и принялась тормошить Ворона.

«Спасибо, малышка, — раздался такой родной голос в моей голове. — Я верил, что ты меня не бросишь…»

«Ты вернул нашу связь…»

«Куда ж я без тебя…» — отозвался он и заграбастал меня в объятия.

И тут же, со всех сторон послышались голоса. Кто-то что-то говорил, меня гладили по волосам, спине, кто-то пытался пожать руку, и даже обнять, но какое там? Разве можно было оторвать нас с Вороном друг от друга?

А спустя миг, я очнулась от забытья. Осторожно приоткрыла глаза. Обнимавший меня Павел ещё спал. Интересно, он всё ещё на Рестанге? Эх… Я улыбнулась, вспомнив о том, как выторговала жизнь Ворона. И плевать на то, что Муз опять придумает что-нибудь трудно выполнимое. Справимся. Я, Ворон и… Да — Паша. И чёрт, до чего же приятно находиться в его объятиях!

Он тут же шевельнулся, открыл глаза, улыбнулся и чмокнув меня в нос, произнёс:

— Мы это сделали…

А я смотрела в эти зелёные глаза и тонула, понимая, что не хочу расставаться с этим человеком: ни на день, ни на час… Знать бы ещё, что он думает по этому поводу? Ну да ладно, нужно набраться терпения, а время всё обязательно расставит по своим местам.

КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ!

Оглавление

  • Глава 1. Экскурс в историю
  • Глава 2. Долгожданное явление
  • Глава 3. Возвращение
  • Глава 4. На пути к новой жизни
  • Глава 5. Поль. Отрывая от сердца
  • Глава 6. Первые подозрения
  • Глава 7. День откровений и терзаний
  • Глава 8. Штурм библиотеки
  • Глава 9. Поль. На крыльях любви
  • Глава 10. Неопровержимые улики
  • Глава 11. «Первая помощь»
  • Глава 12. Загадка для автора
  • Глава13. Плодотворное ожидание
  • Глава 14. Поль… Новости
  • Глава 15. Здравствуй реальность
  • Глава 16. Безопасный уголок столицы
  • Глава 17. Суровая правда жизни
  • Глава 18. Сплошные неожиданности
  • Глава 19. Воплощение фантазий
  • Глава 20. Поль. Появление отца
  • Глава 21. Очередные открытия
  • Глава 22. Поль. Откровения
  • Глава 23. Невесёлые раздумья
  • Глава 24. Поль. Новые открытия
  • Глава 25. Долгожданное пробуждение
  • Глава 26. Разговор с Музом
  • Глава 27. Путь на волю
  • Глава 28. Поль. Сны и реальность
  • Глава 29. Временное воссоединение
  • Глава 30. Павел. Непрочитанная глава
  • Глава 31. Возвращение на Рестанг
  • Глава 32. Павел. Ломая стереотипы
  • Глава 33. Поль. Разговор с богиней
  • Глава 34. Встреча с Вороном
  • Глава 35. В плену кошмара
  • Глава 36. Павел. Волнения
  • Глава 37. Павел. Рождение божества
  • Глава 38. Новый союзник
  • Глава 39. Жестокая реальность
  • Глава 40. Последний бой
  • X