Ника Климова - Между прошлым и будущим

Между прошлым и будущим (История одной империи-1)   (скачать) - Ника Климова

Ника Климова
Между прошлым и будущим


Глава I

Прошлое – это только лишь пролог.

Уильям Шекспир

Ночь уже давно окутала Академию своим звездным палантином. Густой мрак разгоняли лишь редкие магические фонари, расположенные вдоль дорожек, петляющих между клумбами. Весна уже вступила в свои права. Днем солнце грело все жарче и жарче. Исчезли последние отчаянные островки снега и льда. Но вот ночи по-прежнему оставались холодными.

Я поежилась и закрыла окно. За спиной хлопнула дверь. Я оглянулась. Прислонившись спиной к двери и тяжело дыша, стояла моя соседка по комнате и закадычная подруга Фария. Судя по озорным огонькам в ее глазах, я сразу поняла, что кому-то вновь посчастливилось или вот-вот посчастливиться встретиться с неиссякаемой фантазией моей подруги.

– Ну, рассказывай. Что ты опять вытворила? – я уже настолько привыкла к ее выходкам, что ничему не удивлялась и не пугалась. Вот и на этот раз была абсолютно спокойна. Мне было даже не особо любопытно.

– Почему я сразу что-то вытворила? – Фария изобразила обиду и, запахнув халат, направилась к столу в центре нашей небольшой комнаты.

– Фар, – вздохнула я, опускаясь на свою постель и приготовившись закутаться в одеяло, – я слишком хорошо тебя знаю. А особенно этот блеск в твоих глазах. Рассказывай.

И я уставилась на подругу, медленно жующую один из пряников, вазочка с которыми стояла на столе.

– Хорошо, – сдалась она после недолгого молчания и метнулась ко мне на кровать. – Я подмешала этой гадине Вирэн в шампунь настойку илея.

Я никак не отреагировала на признание Фарии, ожидая продолжения рассказа, потому как была уверена, это еще не все. Сама по себе настойка илея особого вреда не принесет. Ну, несколько дней волосы будут жесткими, как проволока. Не могла подруга так просто отомстить своей давней сопернице. Явно было что-то еще.

– Ну да, – наконец, нехотя выдавила из себя Фария, тряхнув еще влажными после душа волосами иссиня-черного цвета, – я добавила туда толченые плоды плинника.

– Плинника? – ужасу моему не было предела. Дело в том, что растение плинник был невысоким кустарником, а вот плоды его заключались в продолговатую оболочку, усеянную маленькими шипами. И если они каким-то образом попадали на волосы, то помочь прическе могли только ножницы и ничто больше. – Фар, ты в своем уме?

– А что? – подруга пожала плечами. – Будет знать, как строить глазки Нириану.

– Нириану? – удивилась я. – Это тот рыжий, которого ты бросила три месяца назад?

– Да. Ну и что, что бросила? Это не значит, что ему может строить глазки какая-то… Вирэн.

– Фар, ты ненормальная, – спокойно констатировала я факт, укладываясь спать.

– Зато у меня не скучная жизнь, – подруга поднялась с моей постели, щелкнула пальцами, высушивая волосы.

– И когда-нибудь ты найдешь приключения на свою пятую точку. Тебе мало выговоров от ректора?

– Выговором больше, выговором меньше, – Фария передернула плечами. – Все равно не выгонят. Я – Ливар, хоть и полукровка.

Ливар – это королевский род оборотней. А подруга была полукровкой, потому что ее мать когда-то развлеклась с простым человеком, хоть и магом. Фарию община признала, но как полукровке ей досталась немалая доля презрения и обид. Мать старалась лишний раз не демонстрировать свое родство с дочерью. Подругой занимались няни да нанятые учителя. У нее и друзей-то никогда не было. Мы с ней тоже не сразу нашли общий язык. Фария не привыкла делиться с кем-то, да и находить общий язык для нее тоже было в новинку. И все эмоции она привыкла всегда держать в себе. Но однажды я застала ее в слезах. Для меня это было не меньшей неожиданностью, чем для нее. Оказалось, что она чувствует себя одинокой, но не может довериться другим, потому что все, что она видела от своих сородичей – это унижения и злобу. После такого не просто поверить в добрые намерения окружающих. Тогда я предложила ей попробовать довериться мне. Было не просто. Прежде, чем мы стали закадычными подругами, ушел не один месяц, наполненный обидами, ссорами и непониманием. Но теперь это уже позади. Фария уже даже почти избавилась от своего высокомерия. Да и друзей помимо меня у нее прибавилось. Как и поклонников, к которым, она, кстати, относилась без особой щепетильности. Внешностью девушка была не обделена. Тонкая высокая фигура со всеми причитающимися девятнадцатилетней девушке формами, длинные черные волосы, чуть раскосые черные глаза, смуглая кожа. А еще она обладала неиссякаемой энергией, неумной фантазией и жаждой жизни. Сколько выговоров она получала от ректора, да и я часто за компанию с ней. А все ни по чем! И она права. Представителя рода Ливар никогда не выгонят из Академии магии. А позор… Он на ней и так лежит, благодаря матери.

Я вздохнула, понимая, что все поведение Фарии свидетельствует лишь о том, что она хочет привлечь к себе внимание, надеясь, что мать или кто-то из родственников хоть раз приедет на вызов ректора, а не будет отписываться длинными витиеватыми письмами, выражающими сожаление по поводу поведения их недостойной дочери. Но пока никто из рода Ливар не почтил подругу своим вниманием. Ее даже поступать в Академию привез слуга.

– Ты думаешь, Вирэн не догадается, кто нахимичил с ее шампунем? – решила я сменить тему.

– Не докажет. К тому же, недоброжелателей у нее предостаточно.

– И все же, тебе не кажется, что ты поступила несколько жестоко? – осторожно спросила я.

– Кто-то должен был проучить эту выскочку. Ты видела, как она унизила ту девушку с первого курса?

Это правда, Вирэн Нилан была очень высокомерной и эгоистичной особой, считающей, что весь мир вращается только вокруг нее любимой. И все это потому, что ее семья была приближена к императору Авиду, точнее ее отец состоял в совете Лордов при императоре.

– Если честно, не хотела бы я сейчас оказаться на месте Вирэн, – пробормотала я.

– А ты и не будешь, – Фария улыбнулась, обнажив короткие клыки. – Ты у нас девочка добрая и безобидная, любящая всех и вся.

– Я не святая, – возразила я.

– Ну да, тебя ведь еще не причислили к лику святых. Да какие твои годы.

– Да ну тебя, – рассмеялась я.

Фария немного помолчала, задумчиво глядя на меня.

– Тебе снова снились кошмары? – осторожно спросила она.

– Да, – я опустила глаза, не желая разговаривать на данную тему. – Я тебя разбудила?

– Ты кричала во сне. Ириэн, не хочешь рассказать?

– Нет. Это всего лишь сон.

– Как хочешь, – не стала настаивать Фария. Она одним хлопком в ладоши погасила магический светильник и легла спать.

А я еще долго смотрела в темноту, разрезаемую лишь тонким лучом лунного света. Давно мне не снился этот кошмар. Я уже начала о нем забывать. А он вновь напомнил о себе, принеся то давнее чувство безысходности, липкого ужаса и запаха смерти. Я никогда не помнила подробностей. Только обрывки, смазанные куски. Но там всегда присутствовал страх, граничащий с обреченностью. Я ощущала острую безнадежность и безвыходность, какую ощущает стоящий на краю пропасти и понимающий, что дороги назад нет, остается лишь шаг вперед, один маленький шажок, отделяющий от смерти. А еще там было темно. Сон никогда не менялся. К нему не добавлялись новые подробности. Всегда одно и тоже. Я уже даже начала верить, что все это и правда было сном, страшным, кошмарным сном, который непременно рассеется с приходом нового дня. И я никогда не рассказывала о нем Фарии. Она и не настаивала, соглашаясь с моим правом не некоторые тайны. Да и рассказывать особо было нечего. Я ничего не помнила. В наследство от прошлого мне остался только этот сон, который никогда ничего не объяснял и не прояснял. А вопросы я уже давно перестала задавать. Что было, то было. Да и чувствовала я интуитивно, что лучше мне ничего не вспоминать. И вот с такими мыслями я медленно уплыла в сон. На этот раз он был обычным, наполненным посиделками с друзьями и смехом.


Глава II

У судьбы нет причин без причины сводить посторонних.

Коко Шанель

Приближалась весенняя сессия – самая горячая пора у всех студентов. Ведь общеизвестный факт, что люди по природе своей всегда все оставляют на последний момент. Вот и наша Академия магии ничем в этом вопросе не отличалась от других учебных заведений. Студенты усердно дописывали, переписывали и пересдавали контрольные и практические работы, рефераты, курсовые. Популярность преподавателей возрастала в разы, ибо за ними ходили толпы нерадивых будущих магов с просительным видом «а-ля ну поставьте мне пятерку, четверку, ну или, на совсем крайний случай, тройку, я в следующем семестре все выучу». Однако магистры были не столь сговорчивыми, учиняя своим подопечным все новые и новые испытания. А про популярность конспектов я вообще молчу. Их вырывали друг у друга из рук, продавали и перепродавали. Иными словами, отличники во время сессий могли озолотиться на одних только своих записях.

Я к числу нерадивых студентов не относилась, поэтому последние несколько дней перед сессией была свободна и предоставлена сама себе, чем и решила воспользоваться, отправившись в знакомую травяную лавку пополнить свои запасы засушенной растительности. Конечно, в идеале целитель должен сам собирать материал, из которого потом будет делать настойки, отвары и зелья. Но я, во-первых, как житель городской, а, во-вторых, как студентка третьего курса, не имеющая возможности отправиться на неопределенное время в лес на поиски какого-нибудь живника или алоны полевой, предпочитала заплатить деньги за уже готовые, собранные и засушенные травы. Тем более, что родители исправно высылали мне наличность. Конечно, без излишеств, но на необходимое хватало.

Колокольчик над моей головой весело звякнул, оповестив леди Осмар о новом посетителе. Невысокая полноватая женщина с круглым миловидным лицом подняла на меня глаза и улыбнулась.

– Добрый день, Ириэн!

– Здравствуйте, леди Осмар, – я улыбнулась в ответ.

В лавке травницы всегда пахло свежескошенных сеном. На полках аккуратными пучками, баночками и свертками лежали различные травы, коренья и порошки на их основе. И всех их хозяйка сего заведения под названием «Травяной сундучок» знала в лицо, никогда не путала и могла прочитать целую лекцию на тему свойств, пользы и побочных эффектов того или иного представителя флоры.

– Пришла пополнить свои запасы? – поинтересовалась травница, упаковывая травы для высокого худого мужчины.

– Да, кое-что закончилось, – кивнула я.

– Сейчас я отпущу этого славного мужчину и займусь тобой.

Клиент бросил на леди Осмар раздраженный взгляд, но промолчал. Вскоре он ушел, зажав подмышкой сверток с товаром.

– У него несварение? – спросила я, с любопытством глядя в след мужчине.

– Почему ты так решила? – с любопытством взглянула на меня женщина.

– Слишком напряжен, раздражен и нервничает.

– И брал он адрант и улис, – кивнула леди Осмар. – Вполне возможно ты и права.

– Надеюсь, они ему помогут, – я повернулась к прилавку, тут же забыв о мужчине.

– Итак, что тебе нужно?

Я подала коротенький список необходимых трав. Женщина быстро пробежала его глазами и отправилась в подсобку на поиски требуемого. Вскоре я любезно распрощалась с леди Осмар и вышла на улицу.

Денек был превосходный. Светило яркое солнце, на подоконниках нежились коты, раздавались веселые трели птиц. В такую погоду мне всегда хотелось смеяться и танцевать. Вот и сейчас я не смогла спрятать улыбку, бодро шагая по тротуару и щурясь на слишком яркое солнце. Плащ я предусмотрительно не одела, а в тоненькой шерстяной тунике и узких брюках мне было вполне комфортно.

По пути в Академию я решила заглянуть в кондитерскую и прикупить к чаю любимых пирожных с фруктовым джемом и суфле, а Фарии – фигурных пряников, при виде которых она превращалась в маленькую девочку и забывала о своем происхождении, обязательствах и прочих невзгодах. Хоть кто-то же должен ее баловать, если родителям нет до дочери никакого дела. Так пусть это буду я. Кивнув сама себе, я решительно вошла в помещение, притягательно пахнущее ванилью, карамелью и шоколадом.

– Ириэн, привет! Давно ты у нас не была, – радостно воскликнула тонкая изящная женщина в белоснежном накрахмаленном фартуке – хозяйка сего заведения.

– Здравствуйте, леди Гриэнор, – искренне улыбнулась я. – Все времени не было заскочить к вам. Много занятий.

– Тебе как обычно?

– Да, четыре пирожных с фруктовым джемом и 6 пряников.

– Это те, которые обожает твоя подруга? – леди Гриэнор хитро прищурилась.

– Да, Фар за них убить готова, – рассмеялась я. – А как ваш муж? Суставы не болят?

– Знаешь, нет, – ответила женщина, складывая выпечку в небольшую коробку. – Петрос пьет настойку, что ты дала, и совсем не жалуется на боли.

– Я рада. Как закончится, скажите, я сделаю еще.

– Держи свои пирожные.

– Спасибо, леди Гриэнор. И всего хорошего.

Все-таки приятно, когда тебя любят и хорошо к тебе относятся. Это делает жизнь светлее, насыщеннее и придает ей смысл.

Путь мой пролегал через небольшую площадь, на краю которой находился продуктовый рынок. И от чего-то мне захотелось яблок.

– Какие яблоки предпочитаешь, красавица? – задорно спросила у меня дородная продавщица лет сорока.

– Вот этих красных, – я ткнула пальцем в небольшие краснобокие яблочки.

– Сколько тебе?

– Давайте четыре, – после короткого раздумья ответила я.

– Они сладкие, вкусные, – нахваливала товар торговка. – Бери больше. Не пожалеешь.

Настроение у меня было хорошее, поэтому я быстро поддалась на уговоры и взяла шесть яблок вместо четырех. Все равно ведь съедим с Фарией. Расплатившись за товар, я направилась через площадь на другую сторону. Народу в этот час было немного, и я без труда преодолела уже большую часть пути, как услышала за спиной звук открывающегося телепорта. Удивленно оглянулась, ожидая, кто же оттуда выйдет. Несколько секунд ничего не происходило, только в центре площади синим цветом мерцал портал. А потом из него выскочил невысокий мужчина в длинном коричневом плаще, местами опаленном огнем. Оказавшись посреди площади, он затормозил и начал испуганно озираться. Наконец, определившись с направлением, он рванул в мою сторону. Следом за ним из портала выскочили еще трое мужчин. Магическая стража, поняла я по их темно-зеленой форме и нашивках на рукавах. Увидев мужчину в плаще, один из стражей метнул в него файер, попав по ногам. Беглец споткнулся и начал заваливаться на меня. Я в ужасе смотрела на происходящее, даже не подумав о том, что стоило бы отбежать или хоть как-то сдвинуться. Один из стражей что-то кричал, но слов я не разобрала. Результатом всего этого действа стала я, лежащая на земле под странным незнакомцем явно преступного вида, а между нами осталась коробка с пирожными. Яблоки же просто разбежались в разные стороны. Они были явно умнее меня.

Пролежала я в таком положении не долго. Даже толком ничего не успела подумать, когда один из стражей – коренастый мужчина с короткой бородой и жестким взглядом – грубо дернул беглеца за шиворот и поставил на ноги.

– С вами все в порядке? – возле меня на корточки присел второй страж – высокий молодой человек с открытым лицом. – Вы не ушиблись?

– У меня ушиб всего тела, – простонала я, пытаясь сесть. Молодой человек подал мне руку и помог встать.

– Вам нужна помощь? – он обеспокоенно заглядывал мне в лицо. – Как вас зовут?

– Ириэн, Ириэн Аларан, – я поморщилась от боли в спине. – Нет, я думаю, что справлюсь.

– Вы уверены?

– Да. Обезболивающая и рассасывающая мазь и буду как новенькая.

Я с тоской посмотрела на помятую коробку в руках.

– Пирожные? – улыбнулся маг.

– Были, – вздохнула я.

– Дон, – от милой беседы нас оторвал грубый мужской окрик. Я подняла глаза на его источник. На меня смотрел высокий мужчина лет тридцати, с суровым жестким лицом и цепким взглядом. Я невольно вздрогнула, но взгляд отвести почему-то не смогла. – Если с ней все в порядке, займись своими прямыми обязанностями! Заигрывать с дамами будешь в свободное от работы время.

После этих слов мужчина отвернулся, явно тут же забыв обо мне и о чем-то разговаривая с беглецом, на чьих запястьях уже были одеты антимагические браслеты. А меня по глазам будто полоснуло молнией. Это же самое лицо, только более мягкое и без трехдневной щетины… Но откуда?

Из задумчивости меня вывел голос Дона, который, судя по всему, уже не один раз звал меня.

– Что? – переспросила я.

– Вас проводить? Вы можете идти?

– Д-да, могу. Я дойду. Здесь не далеко, – ответила я на чистом автомате и, не дожидаясь реакции молодого человека, не спеша направилась через площадь, забыв про потерянные яблоки. На последок я бросила еще один взгляд на мужчину с жестким лицом. Судя по всему, он был здесь главным и раздавал указания. Наши глаза встретились. Я поспешила отвернуться и покинуть площадь. Настроение резко упало. А еще появился страх, страх и непонимание. Где я могла раньше видеть это лицо? Или он просто на кого-то похож?

По дороге в Академию я усиленно перебирала в памяти всех своих знакомых мужского пола. Никто из них даже близко не был похож на этого стража. А еще мне не давал покоя вопрос, почему я помню это лицо иным? Не таким жестким, суровым и холодным? Перед самыми воротами Академии я резко затормозила, внезапно осознав, что этот человек мог быть частью моего прошлого, той частью, которая была потеряна на задворках моей памяти и лишь изредка напоминала о себе в редких однообразных кошмарах. Меня бросило в жар и стало трудно дышать. Снова накатил липкий страх. Я будто опять очутилась в той безнадежной непроглядной тьме, от которой просыпалась по ночам с бешено бьющимся сердцем и мокрой от пота. Во рту все пересохло, а ноги будто стали ватными.

– Ириэн? – услышала я за спиной и, вздрогнув, оглянулась. Ко мне приближалась моя однокурсница – рыжеволосая девушка с двумя длинными косами по имени Нарла. – Ты чего тут стоишь и не заходишь? Забыла чего?

– Нет, просто задумалась, – выдавила я из себя улыбку.

– Ты такая бледная, – Нарла окинула меня обеспокоенным взглядом. – Ты не заболела?

– Может быть, – кивнула я. – Что-то знобит.

– Ты ведь знаешь, как это лечится, – улыбнулась девушка. – Горячий отвар из лорвы с щепоткой перца.

– Конечно, знаю, – рассмеялась я. – Просто не успела выпить.

– Идем? Или ты не в Академию?

– Нет, туда, – кивнула я и не спеша направились к зданию общежития. Нарла без умолку болтала о погоде, планах на лето, проблемах с преподавателем по зельям, который все придирался к ней и никак не хотел принимать реферат, а я слушала в пол уха, сохраняя на лице дежурную улыбку и периодически вставляя в разговор фразы типа:

– Угу… Да-да… Ага… Мммм.

Благо болтушку Нарлу всегда не особо волновало мнение собеседника. Ее цель была выговориться. И она успешно достигала ее сейчас в компании со мной. А я мысленно возвращалась к происшествию на площади, и перед глазами все также стояло лицо этого стража с холодным взглядом, едва скользнувшим по мне и, скорее всего, даже не запомнившим.

– Ириэн, дорогая, лучезарная, бесподобная, великолепная, – из моих невеселых размышлений меня вырвала торопливая речь еще одного моего однокурсника, который стоял сейчас передо мной, в умоляющем жесте сложив ладони на уровне груди.

– Онвиарэль, чего ты хочешь? – я устало вздохнула и окончательно отгородилась от мыслей о загадочном страже из магического департамента, сосредоточив все внимание на стоящем передо мной эльфе.

– Конспект, – коротко выплюнул он и виновато улыбнулся.

– Какой? – спокойно спросила я.

– По ядовитым травам.

– Жди здесь, сейчас принесу, – бросила я и поспешила к женскому общежитию, куда парням вход был строго запрещен.

Вернувшись с вожделенными для Онвиарэля записями, я потребовала взамен пирожные и пряники. Ведь те, что я купила, к употреблению были не годны. Эльф просиял от счастья и активно закивал. И вечером у нас с Фарией было чаепитие с любимыми сладостями, от вкуса которых мы стонали и таяли, умяв за раз все, принесенное Онвиарэлем. А после, сытые и довольные, рухнули спать.

А потом пришла она… Сессия! И времени на какие-то посторонние мысли просто не осталось. Так что вскоре воспоминания об инциденте на площади и неожиданной встрече, отошли на задний план, померкнув и растворившись в ворохе повседневных проблем. А после успешной сдачи зачетов и экзаменов мы со своей группой отправились на первую в нашей студенческой жизни практику. Два месяца проживания в походных условиях, оттачивание умения выживать в экстремальных ситуациях, ну и, конечно, определение и сбор различных лекарственных трав, а после их засушка и правильная упаковка, дабы они не потеряли свои целебные свойства. В общем, было весело, интересно и познавательно. К родителям в связи с этим я съездить не успела, перенеся визит на время зимних каникул. И в новый учебный год я шагнула повзрослевшая, поумневшая и полная сил осваивать новые вершины знаний, хотя Фария моего энтузиазма не разделяла, считая учебу скукой смертной и пустой тратой времени, предпочитая практику теории. В общем, тут все было без изменений.


Глава III

Нет никакой опасности, которой можно было бы избегнуть,

Публий Сир

Но перед началом нового учебного года, как положено, надо было как следует проводить каникулы. Я долго не соглашалась. Ну, не любила я все эти попойки. И пить не любила. Но Фария умела уговаривать. И спустя неделю жесткого напора со стороны подруги, я, наконец, сдалась.

Отмечать начало нового семестра решено было в таверне под громким названием «Синий дракон». Тем более, что вечером там помимо прочего еще и ожидалось выступление каких-то приезжих артистов. Что-что, а музыку и танцы я любила.

Занимать места пришли заранее. И не ошиблись, так как этих самых мест оставалось совсем немного. Выбрали столик у стены и сразу его оккупировали. Помимо меня и Фарии отметить окончание каникул пришли наши однокурсники Илий и Саргр, а также стихийница из параллельного потока Акрана, с которой в отношениях и состоял Саргр. Пришлось долго ждать, когда нас, наконец, соизволят обслужить. По залу, будто взмыленные лошади, с подносами в руках метались две подавальщицы, периодически мелькала даже спина хозяина таверны. А клиенты все прибывали.

– Нас сегодня кто-нибудь, обслужит, наконец? – в третий раз громко и, теряя терпение, спросила Фар.

– Сколько можно ждать? – в тон ей возмутился Саргр – высокий жилистый парень с копной рыжих волос на голове.

– Слушаю вас, – спустя несколько минут к нам все же подошла запыхавшаяся подавальщица.

– Почему так медленно? – недовольно спросила Акрана – жеманная девица, по поводу и без оного брезгливо морщившая свой острый носик.

– Не ожидали, что на господ артистов придет посмотреть столько народу, – работница таверны обвела взглядом зал.

– Неужели, они так знамениты? – поинтересовался Илий – крепкий, сбитый парень с косой саженью в плечах.

– Да кто их знает? – подавальщица передернула круглым обнаженным плечом, с которого сползла рубаха. – Заказывать что будете?

– А что у вас есть? – решила я поучаствовать в беседе.

– Мясная похлебка, тушеная капуста, котлеты из телятины, уха, – монотонно перечислила женщина.

– А из напитков? – поинтересовалась Фария.

Подавальщица окинула нас критическим взглядом, определяя наш возраст и, соответственно, количество градусов, которое нам разрешено пить.

– Есть морс, сидр, квас.

– А покрепче? – спросил Илий.

Женщина что-то мысленно взвесила в своей немытой голове, после чего нехотя ответила:

– Доранское вино есть.

– А еще крепче? – это уже Саргр.

– Дорасти сначала, – рявкнула на него подавальщица. – Так будете делать заказ или я к другим пойду?

– Будем, – кивнула Фария.

Мы по-быстрому сделали заказ, в котором помимо еды значились еще две бутылки доранского вина для всех и сидр для меня. Изначально я вообще хотела заказать морс, но мне не дали, заявив, что не потерпят в своей компании хоть одного трезвого человека, а так как вино я пить отказалась наотрез, то выбор остановили на сидре.

Заказ мы прождали столько же, сколько и подавальщицу до него. К тому времени на сцене уже появились выше обозначенные артисты, состоящие из невысокой хрупкой девушки в ярком одеянии и с темными густыми волосами, свисающими у нее по спине чуть ниже поясницы, а также молодого мужчины хмурого вида с гитарой.

Грянули первые аккорды, и гул в зале стих. Девушка закрыла глаза и запела. У нее был удивительно мелодичный и приятный голос. Все слушали ее, открыв рты и забыв о еде. Она пела о море и скалах, о ветре и свободе, о небе и птицах, разрезающих своими крыльями просторы небес. Когда ее голос стих, в зале стояла оглушающая тишина. Девушка открыла глаза и обвела таверну внимательным взглядом. А потом… улыбнулась. Открытой, по-детски озорной улыбкой. Достала откуда-то из просторов своей цветастой юбки бубен, задорно ударила в него и завертелась на импровизированной сцене волчком, то замирая, то вновь пускаясь в пляс. В такт ей пела гитара.

– Хорошо танцует, – произнес Илий, уплетая мясную похлебку.

– Да, красиво, – согласилась я.

– Я тоже хочу танцевать, – капризно протянула Акрана.

– Уже? – удивился Саргр.

– А что? Люди уже танцуют, – она кивнула в сторону, где несколько пар отплясывали в такт мелодии.

– Но мы еще даже не поели и не выпили.

– Ну и что? – не унималась девушка, смешно надувая губки.

– Хорошо, – сдался Саргр. – Идем танцевать.

Акрана проворно и радостно вскочила на ноги и, схватив парня за руку, потащила его к танцующим.

– Я тоже хочу танцевать, – передразнила девушку Фария. – Ну, она и зануда. Как Саргр ее выносит?

– Она другое хорошо делает, – заржал Илий.

– Что? – не поняла я.

– То самое, – парень поиграл бровями, продолжая смеяться.

Я покраснела и уткнулась носом в тарелку. Я, конечно, понимала, что многие из моих однокурсников уже давным-давно перешли на более близкий уровень отношений, но первый раз мне об этом так открыто говорят, да еще и парень. И от того, как он об этом говорил, мне почему-то стало неприятно.

– Ириэн? – раздался надо мной мужской голос. Я недоуменно оглянулась. Передо мной стоял высокий парень в простой рубахе и брюках.

– Вы мне? – переспросила я.

– Да. Ты меня не помнишь? – он широко улыбнулся.

Я честно попыталась вспомнить, откуда мы знакомы. Не получилось.

– Нет, – я неуверенно покачала головой.

– Я – Дон.

Видимо, это уточнение должно было мне как-то помочь. Не помогло.

– Не помню.

– Городская площадь. Мы ловили преступника, а ты оказалась у него на пути. Тогда пострадали твои пирожные.

– О! – вспомнила я, наконец.

– Площадь? Преступник? – не понимающе спросила Фария. – Почему я об этом ничего не знаю?

– Я просто не хотела тебя беспокоить. Ничего серьезного не произошло, – отмахнулась я.

– Потанцуем? – предложил Дон.

– Эээ, – растерялась я.

– Идем, – не дожидаясь моего более вразумительного ответа, он схватил меня за руку и потащил в самый центр танцующих. А танцором он оказался хорошим. Мы протанцевали почти весь вечер. Ног я уже не чувствовала, так же как и своего живота. Он болел от смеха над шутками Дона.

– Дон, я сейчас упаду, – взмолилась я, цепляясь за плечи партнера.

– Могу взять тебя на руки, – рассмеялся он.

– Да ну тебя, – я, шутя, ударила его кулаком в грудь. – А еще я хочу пить.

– Хорошо, уговорила, идем, – и Дон повел меня к нашему столику, продираясь сквозь пляшущую и веселящуюся толпу. И едва мы только из нее выбрались, как путь нам преградили.

– Дон, у нас вызов.

– Сейчас? – разочарованно спросил Дон.

Я подняла глаза на говорившего и тихо ахнула. Он перевел взгляд на меня. И в тот же миг мне захотелось провалиться сквозь землю, стать невидимкой, слиться с интерьером, но только чтобы он на меня не смотрел. Снова перед глазами возникло это же лицо, но более молодое и расслабленное, а к горлу подкатила тошнота.

– А ты бы предпочел, чтобы тебя известили о преступлении заранее? – с издевкой поинтересовался мужчина из моего прошлого.

– Нет, но… – Дон перевел растерянный взгляд на меня.

– Все в порядке, Дон, – попыталась я его успокоить. – Я с друзьями.

– Ты уверена?

– Да, – кивнула я, стараясь не смотреть на стоящего рядом начальника Дона. – Иди.

– Я зайду как-нибудь к тебе.

– Хорошо.

– Дон, – снова этот колючий голос. – Тебя ждут.

– Иду, – не хотя, ответил мой партнер по танцам, бросил на меня извиняющийся взгляд и поспешил к выходу.

Я попыталась обойти оставшегося стража, но он преградил мне путь. Подняв на него удивленные глаза, я встретилась с задумчивым изучающим взглядом. А потом он ушел, молча, без слов и объяснений. А я осталась стоять посреди таверны, пытаясь унять бешено бьющееся от страха сердце, пока меня не окликнул голос Фарии:

– Ириэн, ты в порядке?

– Да, – выдавила я из себя.

– Идем, мы должны выпить, – произнесла подруга, заплетающимся языком.

– Мне кажется, тебе уже хватит, Фар, – пробормотала я, все же позволяя ей увлечь меня к нашему столу.

– Кто это сказал? – возмутилась Фария. – Я только начала.

– А у меня тост, – еле выговорил Саргр.

– О, давай! – поддержал его Илий.

– За красивых девушек! – и он потянулся губами к Акране, которая брезгливо отодвинулась. Саргр не сильно расстроился, закинув в себя стакан вина.

– Красивые девушки хотят танцевать, – заявила Фария.

– Не вопрос! – Илий со стуком поставил стакан на стол и, держась за него, обеими руками, с трудом встал. – Я готов!

– Веди меня, – скомандовала подруга, и они, поддерживая друг друга, шатаясь из стороны в сторону и над чем-то громко смеясь, направились к танцующим.

Саргр уснул, положив голову на руки. Акрана с недовольным видом рассматривала своего возлюбленного, видимо соображая, каким образом ей предстоит доставить его до Академии. А я водила вилкой по пустой тарелке и всячески старалась не думать о неожиданной встрече с тем, кто был частью моего прошлого. И судя по всему, не самой его лучшей.

В Академию я возвращалась одна. Настроение после встречи с начальником Дона окончательно пропало, поэтому спустя час я оставила друзей допивать вино и веселиться, а сама отправилась спать. Путь я решила срезать через дворы. Дул холодный сырой воздух. Я поежилась и подняла воротник, а руки спрятала в карманы. Петляя уже через третий или четвертый двор, я вдруг услышала сзади какой-то шорох, будто шаркнули ногой о мостовую. Вздрогнув, оглянулась. Сзади никого не было, только чернели окна домов, отчего становилось еще больше не по себе. Ветер взметнул мои волосы и бросил их мне в лицо. Решив, что показалось, я поспешила дальше. Через несколько десятков метров звук повторился. Я готова была поклясться, что на улице я не одна и мне это не мерещится. Я ускорила шаг. Сзади послышались торопливые шаги. Не оглядываясь, я побежала и тут же угодила в чьи-то руки. Вскинув голову, увидела перед собой замотанное шарфом мужское лицо с низко надвинутой на глаза шляпой.

– Что вам нужно? – испуганно спросила я.

– Хороша девочка, – услышала я за спиной хриплый каркающий голос и попыталась оглянуться, но мне не дали, держа мертвой хваткой.

– Что вы хотите? – снова спросила я. – Мне больно. Отпустите меня.

– Больно бывает только в начале, – сзади меня хрипло рассмеялись. – А потом тебе понравится.

Сердце упало в пятки, а язык прилип к моему нёбу, когда я поняла намек незнакомца.

– Отпустите меня, пожалуйста, – начала умолять я. – Я никому ничего не скажу.

– Конечно, не скажешь, – и снова со мной разговаривал тот, что был сзади. Второй просто держал меня. – Просто не сможешь.

И в следующую секунду по моему позвоночнику растеклась огненная лава. Я ничего не успела сказать или сделать. Тьма мгновенно поглотила меня.


Глава IV

Граница между совпадением и судьбой – призрачна.

«Мумия возвращается»

В голове разрывались огненные шары. Тело скручивали страшные судороги. Кто-то пытался раздвинуть мои губы. Я вяло сопротивлялась, потому что тело отказывалось слушаться.

– Пей, – донеслось до меня издалека. Я вновь попыталась отвернуться. Но, видимо, не получилось, потому как в следующее мгновение по губам скользнула струйка. – Пей, тебе говорят.

Следующий поток жидкости все же хлынул по назначению – в рот. Вкус у этого нечто был отвратительный. Как меня не вывернуло наизнанку, остается только гадать. Потом меня оставили в покое. Сознание я, судя по всему, терять не собиралась. Голова уже пылала не так, хотя по-прежнему ощущалась неимоверно тяжелой. Судороги прекратились. Сейчас тело воспринималось мной, как набитое ватой и непригодное к использованию. Я попыталась открыть глаза, но даже эта попытка отдалась в голове невыносимой болью.

– Лежи, не шевелись, – услышала я скорее приказ, чем просьбу.

Я с удовольствием послушалась. Вскоре ко мне вернулась способность соображать, и я попыталась вспомнить, что произошло. Мозг взорвался тысячами звезд, и меня бросило в жар.

– Угораздило же меня, – донеслось до моего слуха.

Интересно, где я? Вновь попыталась открыть глаза. Ура, попытка удалась. Вот только увидеть я смогла не многое. Окружающая обстановка расплывалась, а едва я только фокусировала зрение, как горлу подкатывала тошнота в голове били в гонг.

– Ты можешь лежать спокойно? – недовольно спросили у меня.

В ответ я смогла лишь промычать что-то нечленораздельное.

– Зрение и способность говорить скоро вернутся. И чем меньше ты сейчас двигаешься, тем легче пройдут последствия парализующего заклинания.

– О! – мысленно ужаснулась я. Меня пытались парализовать. Кто? И зачем? Вспомнилась темная улица. Шаги сзади. Чьи-то руки, крепко держащие меня. Неужели, им все же удалось меня похитить?

Я снова открыла глаза и даже попыталась повернуть голову. Очередной фейерверк в голове сообщил мне, что делать этого не стоило. Зато недалеко от себя я увидела размытый силуэт. Кто-то сидел напротив меня.

– Я сейчас отправлю тебя в анабиоз, если ты будешь продолжать эти попытки, – зло сообщили мне.

Не понимаю, зачем анабиоз? Что им от меня нужно?

Я снова закрыла глаза и глубоко вздохнула. Это движение обошлось без последствий. И все же любопытство и страх не давали мне спокойно лежать. Я снова попыталась рассмотреть окружающую обстановку. Зрение медленно, но восстанавливалось. Взглядом я уперлась в кремовый потолок без узоров и излишеств. Медленно скосила глаза вправо. Так, похоже, я лежу на диване. Обивка светлая. Я уже даже могла рассмотреть на ней некрупный рельефный рисунок. Смотреть влево я не торопилась, боясь увидеть одного из похитителей, но любопытство пересилило, и я осторожно повернула голову, тут же столкнувшись с уже знакомым холодным взглядом.

– Сегодня не мой день, точнее вечер, – пронеслась в голове мысль. К горлу подкатил комок, и я перестала дышать.

– Утолила свое любопытство? – невежливо поинтересовался мужчина.

Я молча, глазами, полными ужаса, смотрела на того, кто сидел передо мной. Неужели, это он напал на меня?

– Не притворяйся, ты уже можешь говорить, – произнес он раздраженно. – Объясни мне, почему, где бы я ни находился, везде оказываешься ты?

Я проглотила комок в горле, но не ответила.

– Какого демона, ты делала в такой час в этом проклятом переулке? Тебе, что, обычной дороги нет, по которой ходят все нормальные люди?

В ответ я только моргнула.

– Ты сейчас задохнешься, – недовольно сообщил мне мужчина. – Не для этого я тебя откачивал.

– А для чего? – против моей воли вырвалось у меня.

Он как-то странно посмотрел на меня.

– Ты хотя бы понимаешь, что произошло?

Я отрицательно покачала головой. Комната поплыла у меня перед глазами, и я зажмурилась.

– Тебя чуть не похитили.

– Зачем? – нет, мой язык определенно зажил отдельно от меня жизнью.

– Чтобы продать, – спокойно ответил мужчина.

Я распахнула глаза.

– Куда?

– Туда, где на тебе будут зарабатывать хорошие деньги. Точнее на твоем теле.

И он провел по мне оценивающим взглядом, от которого захотелось прикрыться, хотя я все еще была в плаще. Заметив, что я покраснела, мужчина едва заметно дернул бровью.

– Как тебя зовут?

– Ир… Ириэн, – еле выдавила я из себя.

– Встать можешь?

Я прислушалась к своим ощущениям и медленно села, ощутив новый приступ тошноты и головокружения.

– Хорошо. К утру не останется никаких побочных эффектов, – мужчина смотрел на меня внимательным изучающим взглядом. – Если бы я чудом не оказался в тот момент в том же переулке, тебя бы уже переплавлял в какой-нибудь притон.

– Спасибо, – тихо произнесла я.

– Запомнила кого-нибудь из них? – он не обратил внимания на мою благодарность.

Я отрицательно покачала головой.

– Один постоянно был за моей спиной. Я его не видела. А у второго лицо было закрыто шарфом и шляпой.

Мужчина кивнул каким-то своим мыслям.

– Мне нужно в Академию, – я попыталась встать и тут же рухнула на диван, ощутив в ногах жуткую слабость.

– И как ты себе это представляешь? – с иронией поинтересовался мой спаситель.

– Ректору доложат, что я не вернулась в Академию, – пролепетала я.

– Ну, я думаю, это поправимо. У тебя была веская причина.

Я исподлобья посмотрела на мужчину. Он все также внимательно смотрел на меня. То ли запоминая, то ли пытаясь что-то вспомнить. Затем дернул головой и встал.

– До утра ты останешься здесь, а утром я поговорю с Китаром.

– Вы знаете ректора? – удивилась я.

Вместо ответа мужчина лишь изогнул одну бровь.

– Я же не могу остаться здесь, – я все же попыталась избавиться от возможности ночевать под одной крышей с этим человеком.

– Почему? – просто, без тени удивления, спросил он. – Обещаю не покушаться на твою добродетель, если еще есть на что покушаться.

Я вперила в него возмущенный взгляд.

– Весьма невежливо говорить такое девушке, – попыталась я осадить его.

– Девушки нынче разные. Как понять, кому и что можно говорить? – и он выжидательно уставился на меня.

– Вижу, элементарной вежливости вас никто не учил.

– Моя работа предполагает несколько иные умения, – ответил мужчина, нисколько не оскорбившись. – Вежливость там не в почете.

– Но в данный момент вы не на работе, – продолжала я наступать.

– У меня был тяжелый день, – он выразительно посмотрел на меня, – и ночь, благодаря тебе, тоже. И у меня нет ни малейшего желания пререкаться с тобой.

– И какое же у вас желание? – да заткнусь я сегодня или нет?

– Ты действительно хочешь знать? – усмехнулся мужчина. И я снова покраснела.

В следующее мгновение он одним неуловимым движением скользнул ко мне, и я тут же оказалась у него на руках.

– Что вы делаете? – возмущенно взвизгнула я.

– Ну, ты же хотела знать, чего я желаю.

– Отпустите меня немедленно!

Мужчина не ответил. Он начал подниматься по лестнице на второй этаж, крепко прижимая меня к себе, впрочем, складывалось ощущение, что моего веса он даже не замечает.

– Что вы делаете? Куда вы меня несете? Отпустите! Я буду кричать! – продолжала я вырываться по мере своих еще не полностью восстановившихся сил.

– Вижу, тебе уже гораздо лучше, – ровным тоном произнес мужчина, шагая уже по коридору.

– Пожалуйста, – взмолилась я, готовая вот-вот разреветься. – Отпустите меня.

Он плотно стиснул челюсти, но продолжил свой путь.

– Я прошу прощения за свое поведение. Я не хотела вас обидеть. Обещаю, что больше этого не повториться. Только отпустите меня.

Я уже чувствовала, как глаза обожгло слезами, когда мужчина, наконец, остановился перед какой-то дверью, затем открыл ее ногой и размашистым шагом направился внутрь. Здесь было темно. И только тусклый отблеск уличных фонарей давал немного света.

Он опустил меня на кровать, но уходить не торопился, нависая надо мной темным силуэтом. Я с замиранием сердца ждала его действий. Мужчина начал медленно наклоняться. Я испуганно отвернулась. Моей щеки коснулось легкое дыхание, и над ухом раздался тихий голос:

– Ты хотела знать, чего я желаю?

Сердце сжалось в комок. Я прикусила губу.

– Так вот мое желание, – он прошептал мне в ухо.

Я зажмурилась.

– Я хочу спать, – выдохнул мужчина.

И я почувствовала, что он отодвинулся, так как перестала ощущать его тепло на себе. К тому моменту, когда до меня дошло сказанное, и я открыла глаза, в комнате я уже была одна. Я снова закрыла глаза и попыталась восстановить дыхание. Сердце гулко колотилось. В голове метался вихрь мыслей, но ни одну из них я не смогла ухватить за хвост. Полежав немного, я села, огляделась в темноте. Света с улицы было мало, чтобы что-то разглядеть. А создавать магического светлячка я почему-то не стала. Посидев немного, прислушалась к звукам в доме. Было тихо. Ни шагов, ни шороха, ни скрипа половиц. Ничего. Складывалось ощущение, что в доме я осталась одна. И все же я знала, что он где-то рядом. С опаской покосившись на дверь, подумала ее запереть, но потом отмахнулась от этой затеи. Ему не составит особого труда выбить ее. Пожав плечами и смирившись с ситуацией, я скинула плащ и сапоги, забралась под одеяло и вскоре уснула. Так сладко и спокойно я не спала, наверное, никогда.

Утро встретило меня ярким солнечным светом. Я сладко потянулась и улыбнулась сама себе. Настроение было отличным, пока я не вспомнила подробности прошлого вечера. Резко сев в постели, огляделась. Комната была небольшой, выдержанной в светло-зеленых и кофейных тонах. Помимо широкой кровати здесь из мебели был еще шкаф, комод с зеркалом и пара кресел. На полу лежал белый ковер с густым ворсом. Я осторожно встала, боясь возвращения последствий от парализующего заклинания. Но ни тошнота, ни головокружение меня не посетили. Вдохновившись этим, я обулась и снова огляделась. Дверь в комнате была только одна. Либо ванная комната находилась только в комнате хозяина дома, либо где-то в коридоре. Подойдя к зеркалу, я скептически оглядела себя. Мда, красота неписанная. Волосы торчат в разные стороны, тонкий шерстяной свитер помят, а лицо бледное, с темными кругами под глазами и сухими губами. Ну, и где мне здесь искать ванную? Или сначала стоит разыскать хозяина этого дома, кстати, я даже не знаю, как его зовут, и спросить у него? Как-то не хочется бродить по чужому дому. Но и ему в таком виде я показываться не хочу. А, кстати, где моя сумка? Неужели, осталась в том переулке? Вот незадача-то! Раздосадованная этими мыслями, я вышла в коридор и в нерешительности остановилась. Так, Ириэн, давай вспоминай. Вроде пришли, точнее, принесли меня вчера оттуда. А в противоположной стороне какая-то дверь. Вполне возможно, что это ванная комната. По крайней мере, в доме моих родителей было именно так.

Набравшись смелости, я осторожно двинулась в выбранном направлении, стараясь ступать как можно тише. Хотя дорожка, которой был застелен коридор, и без того гасила любой звук. Когда до желанной двери оставалась пара метров, она внезапно распахнулась, и на пороге появился мой ночной спаситель. Из одежды на нем было только полотенце, вторым он вытирал голову, поэтому меня еще не видел. А мне хотелось провалиться на месте. Мой взгляд заметался по коридору в поисках укрытия. В этот момент мужчина оставил голову в покое, и наши глаза встретились, удивленные его и испуганные мои.

– Не думал, что ты ранняя пташка, – спокойно произнес он, нисколько не смущаясь своего внешнего вида.

– Я привыкла просыпаться рано, – промямлила я, догадавшись, наконец, опустить глаза.

– Полагаю, ты искала ванную? – буднично поинтересовался мужчина.

– Да, – кивнула я, продолжая рассматривать витиеватые узоры под ногами.

Внезапно я поняла, что он уже стоит возле меня, когда в поле моего зрения показались его босые ноги.

– Что ты здесь разглядываешь? – непонимающе спросил он.

– Узор, – соврала я. – Красивый и необычный такой.

– По-моему вполне обыденный.

– Да нет же, такой… интересный, – не сдавалась я. – Где брали?

– Что? – переспросил мужчина. Он, что одеваться, не собирается?

– Дорожку где брали?

– Не помню. Ириэн, с тобой все в порядке?

– Вполне, – кивнула я, не поднимая головы и усиленно изображая интерес к ковровому покрытию.

– Голова не болит?

– Нет.

– Посмотри на меня.

– Зачем?

– Ириэн, посмотри на меня, – в его голосе послышались стальные нотки.

– Не вижу необходимости, – не сдавалась я.

Меня властно взяли за подбородок и подняли его вверх. Наши глаза встретились. Мужчина нахмурился. Окинул мое лицо изучающим взглядом, задумался. Потом его лицо внезапно просветлело.

– Ты, что, смущаешься? – изумленно спросил он.

– Нет, – выплюнула я.

– Да, – его губы тронула едва заметная улыбка.

– Вам, что, доставляет это удовольствие?

– Что?

– Держать меня за подбородок и издеваться?

– Ни капли, – мужчина, наконец, отпустил меня. – Просто забавно.

– Что именно? – настала моя очередь для непонимания.

– Я думал, сейчас такого уже не бывает.

– Чего не бывает?

– Чтобы девушка так краснела при виде голого мужчины.

– Видимо у вас ограниченный круг общения с девушками, – зло произнесла я.

Он ничего на это не ответил. Лишь в его глазах мелькнуло что-то непонятное и тут же исчезло.

– Ванна в твоем распоряжении, – к нему вновь вернулась обычная холодность. Перекинув полотенце через плечо, он не спеша прошествовал мимо меня. А мне жутко хотелось сказать ему вслед какую-нибудь гадость, но я заставила себя сдержаться и, стиснув зубы, направилась в ванную комнату.

Наскоро приведя себя в порядок, насколько это было возможно без расчески и элементарных косметических средств, я с помощью простенького заклинания разгладила свитер и брюки. Последний раз окинула свое отражение критическим взглядом и, решив, что сойдет и так, направилась вниз, по пути прихватив из комнаты свой плащ.

В гостиной никого не было. На кресле я увидела свою сумку. Несказанно обрадовавшись этому факту, я тут же подскочила к ней и проверила содержимое. Все было на месте. Я уже застегивала плащ, когда из боковой двери появился хозяин дома с чашкой в руке. Он лениво подпер плечом косяк, наблюдая за моими сборами.

– Уже уходишь? – без особого энтузиазма поинтересовался он и сделал небольшой глоток.

– Да, – бросила я, не глядя на него.

– Еще рано.

– Как раз успею подготовиться к занятиям, – буркнула я, перекидывая сумку через плечо.

– А я думал, ты составишь мне компанию за завтраком.

Я бросила на него удивленный взгляд и заметила лукавые искорки в его глазах.

– Поищите более интересную компанию, – зло бросила я и, не прощаясь, направилась к выходу.

– Ты не можешь вот так просто уйти после того, что было между нами, – донеслось мне вслед.

– Что? – не поняла я, но остановилась и посмотрела на мужчину. Он откровенно потешался надо мной.

– Вы омерзительный, грубый и отвратительный хам, – выпалила я на одном дыхании.


Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Оглавление

  • Глава I
  • Глава II
  • Глава III
  • Глава IV
  • Конец ознакомительного фрагмента.
  • X