Алихан Варкхов - Мистический ученик крепости Керзенрес [СИ]

Мистический ученик крепости Керзенрес [СИ] 1154K, 284 с.   (скачать) - Алихан Варкхов

Алихан Варкхов
Мистический ученик крепости Керзенрес


Пролог

Я родился. Не слишком знаменательное событие для мироздания, но потрепанный дух, почти утративший надежду на сохранение самосознания, был крайне рад. О моей прошлой жизни воспоминаний почти не осталось, жалкие ошметки, не дающие точного представления ни о себе, ни о мире. Единственное, что не подлежало сомнению — я оказался слишком слаб. Не знаю, относилось ли это к жизни или только к посмертию, но нельзя упустить представившуюся возможность обрести силу.

Чувства нового тела пока не подчинялись мне, перед глазами мельтешили цветные пятна, не желающие складываться в целостную картину. Слух терзали жуткие звуки, то оглушающие, то едва различимые. Лишь холод ощущался без сомнений. Где бы ни произошло моё появление на свет, первое впечатление об этом месте не самое лучшее.

Пятна задвигались активней, кажется, меня куда-то несут, хоть осязание никак не прореагировало, да и пошевелиться по-прежнему не удаётся, но попыток я не оставляю. А вот звуки уже сложились в чёткую картину. Множество людей поёт на неизвестном языке, совершенно непонятные слова будоражат нервы, хочется оказаться от этого места как можно дальше. Подозреваю, это не только из-за жутких песнопений.

Зрение начинает проясняться, яркие пятна становятся горящими жаровнями, расставленными вдоль стен огромного зала, больше освещая узорчатые стены, чем само помещение. Более тусклые оборачиваются человекоподобными фигурами, закутанными в длиннополые алые мантии. Глухие капюшоны скрывали лица, в складках широких рукавов прятались вытянутые к гладкому каменному алтарю руки. Три десятка певцов образовали два неровных круга, одежды стоящих во внутреннем отличались вышитыми на ткани символами, образующими причудливые картины.

После долгих усилий, получается повернуть голову, как ни удивительно, осязание меня не подвело, никто не держит ни моё тело, ни тела десятка других младенцев. Голые тельца совершенно неподвижно висели в воздухе. Не нравится мне это, даже отрывочных воспоминаний достаточно для понимания: из добрых намерений с детьми так не обращаются.

А вот и подтверждение, один из нас вылетел из «строя» и приземлился прямиком на алтарь. Воцарившаяся тишина прервалась лишь глухим стуком каблуков по каменному полу, подошедшего к алтарю человека. Скинутый капюшон открыл худое, скуластое лицо, лишенное даже намёка на волосы. Верхнюю часть, от места, где когда-то были брови, покрывала замысловатая татуировка, имевшая общие черты с рисунком на одежде, но отличающаяся большей проработанностью. Склонившись над жертвой, мужчина принялся быстро рисовать на нём уже знакомые символы неведомо откуда взявшийся кисточкой. Алые татуировки на макушке зловеще отсвечивали на вспышки огня. Даже удивительно, как я смог это рассмотреть на таком расстоянии, да еще и при столь скудном освещении!

Закончив лишь ему ведомые манипуляции с младенцем, мужчина сменил кисть на кривой кинжал. Надрезав ладонь, дал подозрительно светлой крови стечь в приоткрытый рот ребенка и воскликнул: «Астоуказ!» — вновь склонившись, принялся всматриваться в глаза новорожденного. Несколько мгновений ничего не происходило, казалось, даже краснорясники затаили дыхание. Их ожидания оказались напрасны, главный распрямился и качнул головой, сразу потеряв интерес к лежащему на камне. Неведомая сила вынесла младенца в незамеченный ранее боковой проход у дальнего конца зала.

Похоже, в жертву нас пока приносить не собираются, хоть это радует. Но дальнейшая судьба присутствующих яснее не стала. Вариантов можно насочинять много, сохранись больше воспоминаний. С имеющимися остаётся только бездумно ждать.

Примерно то же произошло и со следующим, и следующим… Скоро так и моя очередь дойдет, а жрец с каждым неудачным ожиданием выглядит всё мрачнее. Казалось бы — куда дальше, но он сумел. Вот, снова что-то непонятное всплыло. Кто такой «жрец» и почему я так уверен, что это он? Нет ответа.

А вот и моя очередь, как ни странно, я оказался последним, хоть и висел примерно в центре. Ритуальные песнопения уже утратили для меня новизну, десятый раз их слушаю, но приятней для слуха они не стали. Былой бодрости в голосах не заметно, притомились исполнители. Да и лысый как-то осунулся, при моём приближении было встрепенулся, но сразу угас.

Ну и мерзкая же его кровь на вкус! Не потеряй я при встрече с гладкой поверхностью алтаря контроль тела, постарался бы отплеваться. А так, пришлось молча давиться и злобно таращиться на равнодушно взирающего перед собой жреца. Воздев руки, он открыл рот:

— А!.. — закончить ему помешала воткнувшаяся в затылок стрела. Хлынувшая на выдохе кровь окатила меня, залив все лицо и попав в открытый рот. Нос тоже не остался без внимания, лишь благодаря внезапно вернувшейся подвижности я не задохнулся. И чего напавшие ждали? Пока нас всех кровью напоят? Похоже на то, иных причин на выбор такого момента придумать не вышло.

Не оказавшие сопротивления краснорясники были почти мгновенно нашпигованы стрелами, так что к моменту, когда я вышел из борьбы за воздух победителем, живых в зале не осталось. Но ненадолго. Полтора десятка человек в темной, на вид кожаной, одежде, лица прикрыты масками, а волосы капюшонами. Большая часть держала в руках малоразмерные луки с наложенными стрелами, оставшиеся — короткие, изогнутые клинки в паре с маленькими круглыми щитами. Новоприбывшие быстро рассеялись по помещению, особое внимание уделяя свободным проходам.

Последний зашедший заметно отличался от своих товарищей. Высокий, с темными, побитыми сединой волосами и аккуратной бородкой. Лицом и одеждой он чем-то напоминал недавно убитого жреца, но отсутствие татуировок и темно-серый цвет мантии делали сходство незначительным.

Что-то тихо спросив у ближайшего лучника, быстрым шагом направился в мою сторону. Кстати, использованный им язык был совершенно не похож на первый услышанный. Остановившись перед алтарём, он сдвинул густые брови и резко провёл надо мной рукой. Разлившаяся кровь куда-то исчезла, а ощущение чистого тела появилось. Затем меня закутали в неведомо откуда взявшийся кусок ткани и взяли на руки. Последнее, что я увидел в тот день, был прикоснувшийся к моему лбу палец.

* * *

Погрузив ребенка в мир снов, Герион пристально вгляделся в лицо новорожденного.

— Как жаль, что я не успел спасти твою мать…

Новость о похищении давней подруги застала его врасплох, да еще изрядно запоздала. Когда он смог добраться до её дома, пепелище давно остыло, размытое частыми в это время года дождями. Никаких следов нападавших не сохранилось, а соседей у одинокого лесного поместья и не было никогда.

Лишь случай помог старому магу узнать больше, похитителей заметил местный охотник, оставшийся незамеченным последователями мертвого бога. Он оповестил ближайшего лорда, а уже от того информация попала к Лютнистам, давним соратникам Гериона. Проследить за жрецами не успели, но старые карты помогли узнать их возможную цель. Отправленные на поиски заброшенного храма разведчики довершили дело.

Как они ни спешили, успеть до жертвоприношения они не удалось. Фанатикам не терпелось вернуть своего повелителя и в средствах они не стеснялись. Отобранных по неизвестным признакам беременных женщин убили, а извлеченных в ходе ритуала младенцев опоили кровью Избранного Хэйла. Что они собирались делать с детьми потом, так и осталось неизвестно, никто из жрецов не выжил, а детей забрали с собой Лютнисты.

Из всего десятка лишь один ребенок интересовал мага, судьбы остальных он доверил друзьям, веря, что они позаботятся о спасённых. Не выпуская свою ношу из рук, Герион покинул окончательно заброшенный древний храм и, отойдя на безопасное расстояние, перенёсся в ближайший город. Гостиничный номер не самое лучшее место для новорожденного, но сил на дальнюю телепортацию не хватало. Схватка с храмовыми стражами выдалась жаркой, а учитывая необходимость поддерживать несколько скрывающих барьеров, человек изрядно вымотался.

Храмовники, это не крестьянское ополчение, убить их быстро и незаметно для жрецов почти невозможно. Магам поддержки пришлось изрядно потрудиться, мешая бойцам оповестить хозяев. Все удалось, хоть и не обошлось без потерь, но благословение добрых богов не оставило Лютнистов и павшие были воскрешены после боя. Хэйлитам подобную услугу никто оказывать не собирался, наоборот, оставшиеся в храме должны позаботиться о полном покое мёртвых прислужников мёртвого бога.

— Как же тебя назвать? — с печальной улыбкой спросил у мирно сопящего свертка заклинатель. — Немидан? Нет, не то… Быть может, Лоентар? Тоже нет, твоя мать не любила это имя… Дэлвин? А что, хорошее имя, так и назовём. Ты ведь не против, Дэлвин?

Наведённый сон позволял не беспокоиться о потребностях юного организма, но уже завтра Гериону предстоит обеспечить подопечного достойной пищей. Несмотря на изрядные знания и немалый возраст, маг имел весьма смутные представления о том, что следует делать с маленькими детьми. Собственной семьей он так и не обзавёлся, а немногочисленные ученики приходили в достаточно зрелом возрасте.

Расстелив запасное одеяло на столе, старик обустроил младенцу импровизированную кровать. Собственные дети владельца гостиницы давно уже выросли, нужной мебели в его хозяйстве не оказалось. У ближайших соседей, по его словам, искать было бесполезно — время позднее, все спят давно.

Проверив, что ребенок не сможет свалиться, усиленные чары должны были преодолеть природную сопротивляемость эльфов, но полагаться только на них не стоит, Герион подготовился ко сну. Сегодня был трудный день, завтра тоже отдыха ждать не стоило. Маг сонно прикидывал, где сможет остановиться на достаточное время, последнее дело это, бродить по миру с ребёнком. Да и нормально воспитать в дороге нелегко. Не с его опытом, по крайней мере.

Конечно, можно бы было пойти по простому пути: отдать ребенка сородичам матери. Но тут всплывало несколько проблем. Они отличались параноидальной скрытностью, даже другие эльфы зачастую считали, что те давно вымерли или покинули этот мир. О расположении их поселений и говорить нечего. Да и как они воспримут смеска? Учитывая закрытость общества, положительная реакция сомнительна.

Иных эльфов найти гораздо проще, но и тут не все гладко. Хоть они и не откажутся принять сородича на воспитание, для безродного сироты, лишенного какой-либо поддержки, многие пути будут закрыты. Даже среди лесных, лояльно относящихся даже к человеческим полукровкам, лучшее чего он сможет добиться — стать стражем. Занятие уважаемое, но крайне опасное и оставляющее крайне мало времени на другие дела.

В среде крайне консервативных высших, с заметным снисхождением относящихся к другим народам, ему светит разве что роль слуги. Существуют и другие разновидности, но их отношение, как правило, находится где-то между этими крайностями.

Материальными благами заклинатель мало интересовался, так что вариант покупки собственного дома в достаточно крупном городе отпадал. Конечно, можно было занять у более состоятельных друзей, но быть кому-то должным он крайне не любил, так что этот вариант оставался на крайний случай.

Было возможно поступить на службу придворным магом к достойному правителю… Имелись в его прошлом несколько подобных предложений, и некоторые еще не утратили актуальность. Но Герион искренне полагал, что лучше воспитать ребенка в скопище трау, чем при дворе монарха, сколь бы достойным тот ни был. Куда больше шансов выжить и не обзавестись сомнительными привычками.

Оставался еще один вариант, его старый друг зазывал его к себе, от помощи хорошего мага Хранитель Фолиантов не откажется, а крепость Керзенрес уже давно была под его началом. Монахи и жрецы Лорда Знаний хорошо справляются со своими обязанностями, обычная стража не дремлет. Но защитные заклинания нуждаются в обновлении, нанимать же посторонних не всегда хорошая идея. Наёмник вполне может оставить для себя лазейку в защитных чарах.

«Да, это хорошая идея, — сонно подумал заклинатель. — Там можно остановиться на пару столетий, пока Дэлвин не повзрослеет».

* * *

Утро началось внезапно. Проснувшийся раньше срока младенец громко требовал внимания и пытался уползти в неведомые дали. Пелёнки сопротивлялись стойко, но бесславное поражение подобралось близко.

Подскочивший от шума маг запутался в одеяле, чуть было не грохнулся на пол, но защитное заклинание выполнил идеально. Обозрев пространство вытаращенными глазами, Герион отменил чары и бросился к ребёнку.

— Тише, тише, парень, — взяв Дэлвина на руки, заклинатель судорожно размышлял, что же с ним делать дальше. Мерное покачивание немного помогло: рассерженная баньши на ухо больше не вопила. — Да что ж такое, ты должен был спать минимум до полудня… Даже взрослый эльф не проснётся раньше!

Повторно использовать столь мощное заклинание было вредно, а слабое могло не подействовать вовсе. Вот тут видишь все недостатки врожденной устойчивости. Проверка пелёнок показала их сухость, так что заклинатель счел разумным покормить младенца. Оставалось вспомнить, что же они едят. Попытавшись найти ответ в своей памяти, маг смог откопать лишь что-то связанное с коровами. Убедившись в бесполезности подобных поисков, Герион решил обратиться к более компетентному человеку. Хозяин гостиницы или его жена точно должны знать, чем кормят маленьких детей!

Устроив притихшего ребенка на стол, заклинатель быстро оделся. На люди в одних подштанниках выходить не лучшая идея. Забрав подопечного, он отправился на первый этаж, именно там обитал владелец, оставив второй и третий постояльцам.

На стук долго никто не открывал, маг уже было намерился применить какое шумовое заклинание, но вежливость его сдержала. Когда он начал стучать ногами, появилось некое оживление по ту сторону.

— Ну, кому там не спиться? — хрипло пробасили из-за толстого слоя дерева и загремели засовом. Дверь слегка приоткрылась, ограниченная прочной цепочкой. В щели показалось перекошенное лицо, разбуженный явно имел в предках серых орков и возвышался над высоким, по человеческим меркам, магом, на полторы головы. — Чего надо?

— Ребенок голодный, — приподнял сверток заклинатель.

— Ну, так корми! Я тебе зачем? — окинув взглядом пустой коридор, гигант снял цепочку и явил себя во всей красе. В отличие от волшебника, здоровяк предпочитал спать в просторной цветастой пижаме, но она не могла скрыть ни могучие руки, ни внушительное брюхо. По прикидке Гериона, его ночную рубашку он мог использовать вместо палатки.

— Чем? — пожав плечами, волшебник перехватил свою ношу поудобней.

— Ну, ладно. Сейчас жену разбужу, разберётесь, — почесав небритую щеку, он захлопнул дверь.

Некоторое время ничего не происходило, маг терпеливо ждал, отстранённо смотря перед собой. Большого желания что-то делать не возникало, нескольких часов слишком мало для полноценного отдыха, молодость давно позади.

— Надеюсь, я не ошибся с твоими желаниями, — тихо произнес Герион, глядя в раскосые глаза неопределенного цвета. Младенец активно двигал зрачками, полностью игнорируя темноту. — Ну да чего еще ты можешь хотеть?!

Когда волшебник уже начал примериваться, прикорнуть ли у стены или еще попинать дверь, она вновь распахнулась. Вышедшая женщина успела переодеться и уложить волосы. На фоне супруга эта представительница человеческой расы казалась миниатюрной, но на деле лишь немного уступала в росте магу и заметно превосходила того в ширине.

— Так это у вас тут некормленый ребенок? Давайте его сюда! Ну, кто так держит, кто так держит?! — вытянув из рук впечатлённого таким напором заклинателя ценный сверток, немолодая женщина проворно поплыла в сторону кухни. — Вы правильно сделали, что ко мне обратились! Своих уже полдюжины воспитала! Все достойные жители нашего города! И вам расскажу, как делать надо!

Окончательно проснувшийся маг поспешил за «наставницей», предчувствуя нелегкие времена в компании столь говорливой помощницы.

* * *

В гостинице пришлось задержаться дольше запланированного, Генриетта никак не хотела отпускать волшебника, пока не передала тому все, по её авторитетному мнению, необходимое. Впрочем, тот не сопротивлялся, внезапно осознав, что тонкостей в предстоящем ему деле не меньше, чем в изготовлении магических предметов. Ценные советы тщательно записывались, а порой и отрабатывались на практике под бдительным взором женщины.

На её удивление, ребенок был весьма тихим, без дела не вопил, да и то прекращал, добившись внимания. Другое дело — излишняя активность. Стоило оставить его без внимания, как тот стремился выпутаться из пелёнок и уползти куда подальше. Безуспешно, по большей части, но волнения окружающим это прибавляло.

— Конечно, стоило это сделать сразу, но я тогда слишком устал, а потом не до того было, — делился волшебник размышлениями с младенцем. Понимания тот не демонстрировал, чего от него никто и не ждал, но слушал чужую речь крайне внимательно. — То пеленки поменять, то питательную смесь сготовить или рецепт отвара от простуды записать…

Было бы немного… обидно, воспитывать ребенка, считая его сыном давней подруги, а потом внезапно узнать, что это был совершенно другой младенец. — Конечно, других эльфов я там не заметил, да и вообще все из разных народов, даже троллёнок имелся! Но мало ли что бывает, верно, Дэлвин?

Впрочем, даже если он тогда ошибся, отдавать кому-то младенца маг не собирался. Будет у него не один воспитанник, а два. Не велика разница. В чем-то это даже лучше, в Керзенресе найти детскую компанию будет нелегко, как-никак это библиотека, да еще расположенная на значительном удалении от людских поселений или торговых трактов. Случайных людей там не бывает, лишь желающие приобщиться к сокрытому за могучими стенами знанию.

В некромантии заклинатель никогда силён не был, но определить родственные связи вполне способен. Особенно, имея в наличие кровь для образца и время для черчения материальной компоненты ритуала. Монолог Гериона как раз сопровождал последнее. С некоторым трудом ему удалось добыть в местной лавке большой лист неплохой бумаги, а составляющие специальных чернил всегда носил с собой.

— Вот оно и готово! — отложил в сторону металлическое перо, наполненное заряженными магией чернилами. Осмотрев начертанные символы, волшебник вылил неиспользованную жидкость в ночной горшок, долго та не хранилась, а чертить что-то еще он в ближайшее время не собирался. — Сейчас мы тебя проверим, определимся, что делать дальше.

Расстелив бумагу на полу, маг разместил в одном скоплении черточек маленький пузырёк с кровью, а на другое аккуратно положил младенца. Книга заклинаний извлечена из валявшейся на кровати походной сумки и раскрыта на нужной странице. Хорошо зачарованный том легко повис в воздухе, не заставляя владельца занимать руки.

Маг прочитал про себя выбранное заклинание, глубоко вдохнул и негромко, четко проговаривая слова, воспроизвел его вслух. Щедро вложенная при подготовке сила начала свою работу. Магические чернила потекли по бумаге, перестраиваясь в совершенно новые знаки, призванные расписать происхождение ребенка и ближайшие родственные связи. Кровь служила дополнительным якорем, призванным сузить круг поисков.

Дождавшись окончания ритуала, заклинатель захлопнул книгу и отправил её обратно в сумку. Аккуратно подняв завороженного происходящим ребенка, свободной рукой ссыпал оставшуюся от колбы пыль в горшок и пробежал глазами по символам на листе. Хмыкнул и перечитал.

— Что ж, парень, у меня для тебя две новости. Хорошая: никого искать не надо, ты действительно сын Шерелис. Плохая: кто твой отец я так и не узнал, — Герион свернул бумагу и отправил вслед за книгой. — Но это явно не человек, слишком сильное наследие. Крыльев у тебя нет, так что сородичем твоей матери он не являлся. Возможно, представитель другого эльфийского народа, но пока не проявятся какие-либо особенности внешности, это узнать не получится.

* * *

— Ну, вот я и рассказала вам все, что могла! Желаю вырастить из него достойного чело… Кхм, эльфа! — завершила напутственную речь Генриетта. Волшебник уже собрался, расплатился с гостеприимным хозяином и подготовил заклинание телепортации. Сейчас же он заглянул попрощаться с достойной женщиной. Зачарованный младенец мирно спал у него на руках.

— Примите мою признательность и этот скромный подарок, — маг долго думал, как же отблагодарить её. Несколько раз перерыл походную сумку, хоть и уступающую легендарным безразмерным мешкам, но весьма вместительную. Различного хлама набралось немало, но были и ценные, порой весьма неожиданные, находки. Одной из них стала переведенная на местный язык книга рецептов из дальних краёв. Как Герион ни старался, вспомнить её происхождение не удалось. Впрочем, как и большей части найденного.

Что и не удивительно, все же заклинатель даже по эльфийским меркам давно перешагнул возраст совершеннолетия, а последние полтора столетия экипировка менялась крайне редко. Достигнутое в защитной магии мастерство положительно повлияло на сохранность предметов даже в гуще сражения.

Пролистав книгу, маг убедился, что большую часть рецептов удастся повторить здесь, не слишком утруждаясь с поиском редких ингредиентов или специй. Получиться должны интересные блюда, не встречавшиеся в данной местности, подходящий подарок для владельцев гостиницы. Распрощавшись, волшебник нашёл в книге точные координаты портальной площадки при замке и произнес заклинание.

Каменное кольцо в стороне от дороги осветила короткая вспышка. Высокий человек в черно-синей мантии осмотрелся и неторопливо направился к возвышавшимся за небольшим леском крепостным стенам.

Несколько человек в распахнутых воротах отвлеклись от праздной болтовни и молча смотрели на приближающегося путника. Бдительные стражи крепости от службы не отлынивали, несмотря на долгое отсутствие серьезных нападений. Заблудившаяся ватага орков или стадо гибберлингов опасности для подготовленных бойцов не представляет, но при внезапном нападении и таки противники способны доставить немного неприятных мгновений.

— Приветствую вас в нашей библиотеке, — выдвинулся из общей группы невысокий смуглый мужчина с гладко выбритым черепом. Просторные светлые одеяния скрадывали особенности телосложения монаха, но волшебник не сомневался в его возможностях. Слабых не поставят встречать гостей. — Вы знаете правила посещения?

— Я маг Герион. Мой старый друг, Малькольм, не раз приглашал навестить его, — спокойно ответил заклинатель.

— Вы хотите отдохнуть с дороги? — через несколько секунд поинтересовался монах, не выказав и тени сомнения в прозвучавших словах.

— Я телепортировался, — перехватив младенца одной рукой, волшебник поправил сбившуюся сумку.

— Послушник проводит вас к Хранителю Фолиантов, — сделав ладонью быстрый жест, человек вернулся к компании.

Выросший будто из-под земли парень молча поклонился гостю и неторопливо повел посетителей за собой.


Глава 1

— Герион! Я уже и не ждал, что ты примешь моё предложение! — поднявшийся из-за внушительного стола, заставленного ровными стопками книг и листов бумаги, немолодой полный мужчина был гладко выбрит, а редеющие седые волосы аккуратно зачесаны назад.

— Обстоятельства изменились, — спящий ребенок аккуратно уложен в свободное кресло, сам заклинатель занял соседнее. Просторное светлое помещение почти не отличалось от расположенной на первых этажах главного корпуса библиотеки. Пятый, самый верхний и самый маленький этаж оно и занимало. На четвертом расположились переписчики, а подвал занимали хозяйственные помещения.

— Что, решил обзавестись потомством? — широко улыбнулся Хранитель, указав подбородком на сверток.

— Не я, Шерелис, — качнул головой маг.

— Она?.. — тут же нахмурился жрец.

— Убита последователями Хэйла, — едва заметно передернулся волшебник. Увиденные в заброшенном храме выпотрошенные женские трупы к приятным воспоминаниям не относились.

— Проклятье! — старик рухнул на недавно оставленное сиденье и глубоко вздохнул. — Зачем им это понадобилось?

— Сразу видно последователя Лорда Знаний, — приподнял уголки губ Герион. — Мне нечего тебе ответить…

— Конечно, она порой демонстрировала возможности, совершенно не характерные для обычной небесной эльфийки… — забормотал жрец, зарывшись в бумагу. Воцарившийся на столе хаос от поисков его не остановил.

— Ты о том случае, когда она голой рукой вырвала сердце трехметровому людоящеру? — отвлек от поисков волшебник. — Что ты пытаешься найти?

— А? — поднял на того глаза Хранитель. — Незадолго до поражения Бога предательства и убийств была замечена странная активность с его стороны. Возможно, в донесении найдется еще что-то, что даст нам подсказку…

— Когда ты успел обзавестись своей шпионской сетью?

Еще пару десятилетий назад его друг не мог похвастаться такими достижениями.

— Это не моя, — глухо отозвался из-под стола жрец. — Я хронист, а смерть бога весьма значимое событие. Все храмы Ариватэла переслали сюда имеющиеся сведения.

— Не возражаешь, если я присоединюсь? — окинув взглядом завалы бумаги, волшебник решил помочь.

— Ты ведь собираешься остаться в крепости? — голова библиотекаря показалась над поверхностью.

— Да, ты ведь еще не нашел главного мага? — волшебник подошел к столу.

— У сильных, достойных доверия магов хватает своих дел, тут они появляются только как посетители, — под отчетливый хруст жрец поднялся с колен и схватился за поясницу. — Ох, совсем я себя запустил…

— Надеюсь, условия не изменились? — прищурился Герион.

— Они крайне редко меняются, при моём предшественнике был случай, при мне — ни разу, — пробормотав молитву об исцелении, хранитель повел плечами. — Раз с твоим статусом определились, можешь присоединяться. Официальное назначение проведем позже, как и знакомство с остальными.

* * *

Друзья провозились с раскопками почти до полудня, сидели бы и дальше, если б ребенок не напомнил о своём существовании.

— Опять чары раньше времени спали, — проверив ребенка, маг взял его на руки. — Пора кормить.

— Нас бы тоже не помешало, — потер внушительный живот хранитель. — Повара уже должны были чего приготовить…

— Ты же собирался собой заняться, — волшебник направился на выход. — На диете там посидеть, в тренировках монахов поучаствовать…

— Это когда я успел?! — споткнулся на пороге жрец, расширившимися глазами смотря в спину заклинателю.

— Утром. Сегодня и начнешь, а то с момента прошлой встречи ты как-то резко постарел, — Герион выглянул в узкое застекленное окно и бодро зашагал вниз по лестнице.

— Уф, это ты могучий маг, а я простой человек! — хрипло отдышался хранитель после быстрого спуска. — Не наделённый и каплей чародейского дара!

— Малькольм, ты давно уже не послушник! А полноправный Хранитель Фолиантов! Жрец Ариватэла! С божественной помощью даже кобольд может прожить несколько тысячелетий! — резко развернувшийся волшебник ткнул пальцем в грудь отшатнувшегося старика.

— Не напоминай мне про кобольдов, — схватившись за вытянутую руку, он удержался от падения на ступеньки. — Та тварь мне до сих пор иногда снится!

— Значит, ты помнишь, — хлопнув собеседника по плечу, маг свернул в узкий коридор черного хода. — Тебе просто нужно приложить немного усилий. Как глава магов крепости, я отвечаю и за твоё здоровье, так что не отвертишься. Ты ведь не хочешь пропустить совершеннолетие Дэлвина из-за какой-то старости?

— Ты всегда был, уф… Весьма… упертым, — едва не врезавшись в остановившегося на выходе заклинателя, Малькольм оперся на стену.

— Так, дальше веди ты, я совершенно не представляю, где там у вас кормят!

* * *

Как ни странно, детского питания в стандартном меню не нашлось. Пришлось Гериону напрягать старые связи и тащить хранителя на кухню, знакомиться с поварами. Да и обсудить грядущую диету тоже стоило с ними.

Свежее молоко у них нашлось — при крепости имелось небольшое хозяйство. Другие компоненты так же проблем не составили. Иное дело — диета. Как сам подопытный не испытывал ни малейшего желания себя ограничивать, так и повара не слишком горели энтузиазмом. Но главный маг, даже без оравы подчиненных, должность значительная. Наравне с ним стоят лишь первый чтец, настоятель монахов и интендант.

Теперь предстояло познакомиться с присутствующими на обеде. В это время большинство населения крепости собиралось в трапезной, исключение составляли лишь стоящие на дежурстве да сами повара.

— Кхм, внимание! — когда зал наполнился, Хранитель Фолиантов встал со стула. Столь начальства отличался от остальных лишь меньшими размерами, как раз на пятерых человек в ряд. Негромкие разговоры затихли и присутствующие повернулись. Подобные объявление были редким явлением. — С сегодняшнего дня должность Главного Мага занимает маг седьмого круга Герион!

Названный поднялся и молча кивнул зрителям. Накормленного и заснувшего естественным путем младенца он успел отнести в положенную ему комнату. Жилье было не слишком роскошным, но привыкшего к странствиям заклинателя это ничуть не смущало. Покончив с официальной частью, все вернулись к прерванной трапезе.

* * *

— Теперь можно и познакомиться, мастер Герион, — скрипучим голосом произнес худой, морщинистый старик с редкими седыми усами и густыми бровями, завершавшими список волос на его голове. Постоянно прищуренные выцветшие глаза внимательно смотрели на собеседника. — Я Первый Чтец, Рэнш Ваант.

После прошедшего в молчании обеда, начальственная компания собралась в небольшом помещении для совещаний. Расставленные полукругом мягкие кресла с маленькими круглыми столиками были обращены к незажжённому камину.

— Долгие годы пустовавшее кресло главного мага вновь оказалось занято, меня это крайне радует! — широко улыбнулся сидевший напротив мага полурослик. К слишком высокому для него креслу была придвинута деревянная ступенька. Круглое лицо обрамляли пышные бакенбарды, густая кудрявая шевелюра походила на чёрную вязаную шапку, натянутую по самые брови. Растянутые улыбкой губы собрали у раскосых карих глаз мелкие морщинки. — Я интендант крепости, Фандар.

— Я настоятель монахов, Хэн, — лаконично представился последний из присутствующих, высокий жилистый блондин с резкими чертами лица. Холодные голубые глаза равнодушно смотрели на происходящее.

— Надеюсь на успешную совместную работу, — отозвался заклинатель.

— О да, её вам предстоит изрядно, — сухо рассмеялся чтец. — Обычных посетителей до защитных чар никто не допустит, а связывать себя излишними обязательствами ни один сильный маг просто так не согласится.

— Но я ведь согласился, — произнес Герион, чуть повернувшись к собеседнику.

— О да, но кто знает, что вас к этому привело? — пристально вгляделся тому в глаза старик.

— Не будь столь подозрителен, Рэнш, — громко хмыкнул интендант. — Если ему доверяет Мальком, то и нам можно.

— Я много лет путешествовал вместе с ним, — вставил слово Хранитель. — И осев на месте, связи не терял.

— Вот видишь! Ему нет никакой нужды вредить библиотеке! — хоббит потряс коротким пухлым пальцем.

— Не доверяю я этим магам… — пробурчал себе под нос чтец, но разумных доводов против у него не имелось, что он прекрасно понимал.

— Да ты ведь и сам чего-то магичить можешь! — брови Фандара скрылись под чёлкой.

— Я алхимик! — гордо вскинулся старик. — Приверженец точной науки, не требующей каких-то мистических способностей!

— Ага-ага… — вяло покивал полурослик. — А ты что скажешь, Хэн?

— Мне все равно, — сухо отозвался монах, не дернув и бровью.

— Ну как же, ты ведь отвечаешь за защиту крепости! — всплеснул руками возмущенный таким отношением интендант.

— Я отвечаю за защиту крепости от внешних врагов, внутренних искать не умею и не собираюсь, — оторвался от созерцания пустого камина настоятель. Взгляд, брошенный на болтливого соседа, не выражал никаких чувств, но тот ощутимо поёжился. — Для полноценной обороны маг в крепости необходим.

— В общем, никаких серьезных претензий против кандидатуры Гериона не имеется, — заключил Хранитель Фолиантов. — Поздравляю тебя, старый друг, с официальным вступлением в должность!

— Это надо отметить! — потер ладони полурослик, подмигнув волшебнику.

— Мы только что с обеда, проглот, — брюзгливо пробурчал чтец.

— У меня здоровый аппетит, в отличие от некоторых, — смерив взглядом смахивающего на обтянутый кожей результат работы начинающего некроманта, собеседника, хоббит погладил слегка выпирающий живот и понимающе переглянулся с Малькольмом. — И я не предлагаю делать это прямо сейчас…

* * *

— Ты говорил про это донесение? — Послеобеденные раскопки завершились успехом, пусть к тому моменту съеденная пища уже почти усвоилась. — Какое-то оно… непрезентабельное.

— Уф, а я уж опасался, что в мусор выкинул! — Хранитель быстро забрал потрепанный лист желтоватой бумаги у держащего его двумя пальцами мага. — Сначала-то значения ему не придал.

— У меня и сейчас есть сомнения, мало ли что он там делал, — пожал плечами заклинатель.

— Были замечены проявления божественной силы Хэйла сразу в сотне мест по всему миру! Причем они существовали всего пару секунд, а потом исчезали столь же резко, как и появлялись! — быстро перечитал сообщение жрец.

— Хм… А точные координаты известны? — огладил бородку волшебник и заглянул в текст через плечо друга.

— Только примерно, я сейчас отмечу на карте, — кинув бумагу на стол, хранитель достал из ящика плотно свернутую карту и коробочку с булавками. Прикрепив её к специальной доске, вытянутой из-за шкафа, принялся обозначать известные точки посещений, сверяясь с докладом. — Вот, смотри. Они смогли определить места проявлений в цивилизованных областях, но конкретную точку только единожды, оно оказалось близко к храму Ариватэла, но прибывшая стража не нашла ничего подозрительного.

— Примерно здесь был дом Шерелис, а вот тут заброшенный храм, где мы нашли похищенных, — изучив результат, маг ткнул пальцем в огороженные булавками участки. — Эти проявления были в одно и то же время?

— Нет, ты как читал, там же все написано, — удивленно покосился на того Малькольм.

— Я не знаком с вашими обозначениями, — дернул бровью Герион.

— Прости, как-то не подумал. Всё это происходило в один день, но в разное время, хоть и было несколько одновременных проявлений, — еще раз перечитав текст, жрец указал на отдалённую от обжитых мест точку. — Где-то здесь произошло самое долгое посещение, почти десять секунд. Из-за этого, похоже, и засекли.

— Хм… — потеребив бороду, маг внимательно осмотрел указанную область. — Нет, ничего знакомого.

— Причины и цели появления так же установить не удалось. Возможно, отмечал достойных кандидаток, — Хранитель сел в кресло и, сложив руки на животе, уставился в окно.

— Когда там это случилось? — волшебник расположился напротив друга.

— Десять месяцев назад, почти одиннадцать, отстраненно отозвался Малькольм.

— Нет, не сходится, — вцепившись в подлокотники, так, что те затрещали, заклинатель прикрыл глаза.

— Что не сходится? — оторвался от созерцания небесных просторов жрец.

— Была идея, что он мог… поучаствовать в зачатии, но сроки не совпадают, в том храме было десять детей разных рас, и если эльфийки вынашивают своих как раз одиннадцать месяцев, то те же гоблинши всего четыре. Они все никак не могли появиться на свет одновременно, — прекратил портить мебель маг и резко поднялся.

— Никто не знает всех возможностей богов.… Даже те, кто им служит, — неотрывно наблюдая за перемещениями волшебника по кабинету, произнес Хранитель. — Они редко вмешиваются в дела смертных напрямую, но если такое происходит…

— Можно ждать чего угодно, — шумно выдохнув, маг рухнул в кресло и схватился за виски.

— Что теперь планируешь делать?

— То же что и раньше, воспитывать Дэлвина, — Герион откинулся на спинку.

— Я не заметил в нём никаких следов Хэйла, — задумчиво протянул жрец. — Но ты ведь знаешь, как хорошо умеют прятаться и прятать последователи Хэйла.

— Тогда почему заметили его?! — подался вперёд волшебник. — Ведь если это смогли сделать служители, другие боги тем более об этом узнали!

— Возможно, он счел скорость важнее скрытности, — пожал плечами Малькольм. — Или же сделал это намеренно. Я не оракул и не Избранный, друг.

— Что-то я перенервничал, — качнул головой заклинатель. — Изменить произошедшее все равно никто не в силах.

— В наших силах воспитать его достойным представителем своего народа, — успокаивающе заметил Хранитель. — Рекомендую сосредоточиться на этом.

* * *

Если бы не младенец, Герион мог бы с головой уйти в работу по восстановлению и укреплению защитных систем крепости. За прошедшие с момента последней проверки годы, они успели изрядно ослабеть. Некоторые жители Керзенреса согласились иногда присматривать за Дэлвином, от основных занятий их никто не освобождал. Но далеко не все были столь благожелательны.

— Это что? — брюзгливо проскрипел Первый Чтец.

— Младенец, — невозмутимо отозвался прогуливавшийся с воспитанником на руках волшебник. Небольшой парк, раскинувшийся за внутренней крепостной стеной, был сочтен им прекрасным местом.

— Я вижу, что младенец, что он тут делает? — не успокоился алхимик, так же совершавший променад по аллее и внезапно натолкнувшийся на мага с ребенком.

— Это мой воспитанник, Дэлвин. И он тут живет, — спокойствие заклинателя казалось непоколебимым.

— Это библиотека! — гневно потряс пальцем старик. — А не эльфячий лес для эльфячих младенцев!

— Вы что-то имеете против эльфов, мастер Рэнш?

— Да они взрослеют дольше, чем я живу! — раздраженно скрестил тощие руки на впалой груди чтец.

— Некоторые виды гоблинов могут сказать то же самое про людей… Если бы умели говорить. — Ранее мирно лежавший младенец, во время спора проявил недюжинное желание посмотреть на собеседника Гериона и едва не вывалился из рук волшебника, не ожидавшего такой активности.

— Дай сюда, криворукий! — ловко перехватил ребенка Ваант. — Крепость не переживет такого обитателя!

— Правила разрешают сотрудникам библиотеки иметь семью и детей на территории крепости, — отозвался удивленно наблюдавший за сноровистыми действиями старика Герион.

— Не запрещает, но даже один ребенок может устроить множество проблем. Я знаю, о чем говорю, у меня самого их трое. И еще десяток внуков, скоро правнуки пойдут… — нервно передернул узкими плечами Рэнш. — А уж если это будет эльф, мне уже страшно представить последствия.

— И все же эльфов вы не любите, — хмыкает волшебник.

— Да при чем тут нелюбовь?! — только младенец удержал его от активной жестикуляции. — Это люди всего за пару десятилетий становятся более-менее взрослыми, эльф за этот срок даже до подростка не дотянет! И не только физически. Умственно растут они тоже крайне медленно. Хорошо хоть первые годы жизни они преодолевают почти с той же скоростью…

— Вы преувеличиваете проблему, — неуверенно подергал себя за бороду заклинатель. Сталкиваться с несовершеннолетними эльфами ему не доводилось. Они лишь в исключительных случаях появляются вне своих территорий. Да и взрослые эльфы не спешат водить к своим детям посторонних.

— Даже преуменьшаю, — алхимик протянул Гериону утомленного проявленной активностью ребенка. — Эльфы никуда не спешат, к вопросам воспитания относятся основательно. Но и они не в состоянии заставить активных отпрысков долго сидеть на месте и соблюдать скучные правила.

— Этого будут воспитывать люди, — забрал Дэлвина маг.

— Что, скорее всего, лишь добавит проблем, — поправив позу собеседника, чтец нахмурился и цокнул языком.

— Никто не запрещает и вам поучаствовать, — учитывая число потомков и уверенность движений, это было бы весьма кстати.

— Я не для того сюда переехал, чтоб с чужими детьми возиться, — мотнул головой Рэнш. — Разве что совсем справляться не будете.

Распрощавшись, алхимик поспешил покинуть парк. Задумчиво проследив его путь взглядом, Герион направился к себе в комнату. Небольшая прогулка пошла на пользу, но возни с защитными чарами предстояло еще немало.

* * *

Наложенные предшественником заклинания отличались изрядной надёжностью, но при постоянном использовании даже столь крепкая система склонна к изнашиванию и появлению досадных ошибок. В одном месте начали сбоить чары от пожара, в другом повысилась влажность или завелись вредители.

Велика библиотека, и вся она пронизана разнообразнейшими магическими структурами. Защитными, маскирующими, бытовыми. Даже освещение в залах основывалось на магии. Конечно, среди работников хватало слабых одарённых, но они были способны лишь поддерживать чары в рабочем состоянии, наполнять их энергией. Для более серьезных дел и требовался полноценный маг.

По задумке создателей крепости, в подчинении у главного должно быть несколько волшебников не ниже четвертого круга. К сожаленью, все это осталось в глубоком прошлом. В настоящее время, кроме Гериона заклинателей достигших этого уровня не наблюдалось. Самый сильный из переписчиков едва дотягивал до третьего, а большая часть так и осталась на первом. Для копирования свитков или подзарядки артефактов этого хватало, но не больше.

Герион ясно осознавал, что в одиночку не справится. Приемлемых вариантов было немного, основным — как-то заинтересовать еще хотя бы двух достаточно сильных и опытных магов. У него было немало знакомых коллег, но большая часть имела куда более интересные и прибыльные занятия. Единственное, что могло их привлечь к работе в крепости — неограниченный доступ к книгам. Но это решение лишь временное, едва ли кого-то из них удастся привлечь хотя бы на несколько месяцев.

Раньше Керзенрес активно сотрудничал с несколькими магическими организациями, в иные времена несколько десятков заклинателей могли одновременно работать в крепости, укрепляя чары и познавая новое. Но с падением последней школы, крепость осталась почти без магической поддержки. Новые же контракты Хранители Фолиантов заключать не спешили, не слишком доверяя посторонним.

Был и еще один способ — самому обучить нескольких магов. Но в таком случае первые результаты проявятся лишь через несколько лет, не говоря уж о невозможности заранее предсказать поведение ученика. Да и найти их будет нелегко, непробуждённый дар среди людей не редкость, а заметить его без помощи специальных, особо чувствительных артефактов, сложно.

Как же тогда появляются новые маги? Чаще всего ими становятся самостоятельно пробудившие свою силу тем или иным путем. Необученные, для владеющих колдовским зрением они пылают как факел в ночи. Так же желающие могут прийти в магическую школу и провериться на том самом артефакте, а при успехе начать обучение. Или иметь знакомого мага, согласного осуществить проверку и пробуждение.

В большинстве случаев никто не станет учить просто так, деньги и служение, вот обычная цена. Конечно, для близких родственников возможны исключения, но это уже иной вопрос. Не собирался отступать от такой практики и Герион. Деньги ему были не интересны, а вот поработать во благо крепости его будущим ученикам еще придется. Оставалось еще согласовать всё с Малькольмом, связаться с возможными временными помощниками и приступить к поискам.

— Хм… — отвлекшийся от размышлений заклинатель откинулся в кресле и скрестил перед собой пальцы. Недавно покормленный воспитанник мирно спал в изготовленной крепостным плотником детской кровати и на действия мага не реагировал. — Пожалуй, к поискам можно будет привлечь многих, назначив небольшую награду за подходящего кандидата. Конечно, каждого найденного все равно придется проверять самому, но даже так это существенно ускорит работу.

Такое иногда случалось, хоть и не слишком часто. Обычно подобным промышляли не слишком известные магические школы или желающие пополнить ряды своих магов мелкие правители. Случалось, этим способом пользовались работорговцы, но замеченных в столь сомнительных связях личностей вольное магическое сообщество, обычно весьма аморфное, на редкость дружно недолюбливало. Хоть и по разным причинам.

* * *

— То есть, ты предлагаешь дать им полный доступ к третьему этажу? — ровным тоном переспросил Хранитель Фолиантов.

— Да, меньшее их вряд ли заинтересует, — невозмутимо отозвался маг. — А ждать, когда ученики станут достаточно опытными, мы не можем. Защита внешних стен падёт в ближайшие годы.

— А сама библиотека? — стоявший у открытого окна жрец повернулся к собеседнику.

— Не беспокойся, ей я займусь лично, — тихо хмыкнул Герион. — Да и нагрузка на чары тут была меньше, даже без поддержки они вполне могли продержаться пару десятилетий. Если не обращать внимания на уже проявившиеся побочные эффекты.

— Ладно, я согласен… Но только на внешние стены! И после их ухода еще сам перепроверишь, — после тяжких раздумий все же согласился хранитель.

— Я это в любом случае собирался сделать, — пожал плечами заклинатель.

— Что там с поиском учеников? — Малькольм вернулся за стол и тяжело опустился в кресло.

— Я подготовил несколько писем, когда пойду договариваться, заодно и их разошлю, — быть подчинённым на докладе Гериону не слишком нравилось, но он сам решил обосноваться именно здесь.

После получения разрешения на исполнение задумки, волшебник предупредил о длительной отлучке одного из монахов, согласившихся присматривать за младенцем. И спорым шагом покинул пределы защитных заклинаний, блокирующих пространственное перемещение. Сегодня заклинанию телепортации предстояло немало работы.

* * *

— Сожалею, мастер, но я сейчас не могу отлучиться, — невысокий, морщинистый человек с длинной седой бородой развел руками. — Герцогу нужна моя помощь в… Некоторых делах, да и обучение его сына прерывать нельзя…

— Понятно, — Герион отстраненно смотрел на бывшего ученика, облаченного в длиннополую темно-синюю мантию, расшитую серебристыми символами неведомого языка. Широкие рукава полностью скрывали пальцы. — Ты всегда был… Целеустремлённым. И умел добиваться своего.

— Да, мастер, сожалею, что не смог помочь, — прищурив ясные голубые глаза, качнул короткостриженой головой придворный чародей герцога Фарадского. — Быть может, я смогу помочь в другом?

— Возможно, — медленно кивнул старший заклинатель, выглядевший крайне молодо, по сравнению с собеседником. — Если тебе попадётся одарённый ребенок, не нашедший учителя, сообщи мне. При отсутствии желания заняться им самостоятельно, конечно.

— Что вы мастер, у меня слишком много дел, куда там еще учеников брать… — мимо беседовавших под тенью раскидистого дерева волшебников, прошмыгнул слуга. Скосив не него глаза, чародей прокашлялся и огладил бороду. — Так о чем это мы?.. А, об учениках! Пожалуй, кое-что я могу сообщить…

— И что же? — после небольшого ожидания, Герион напомнил ушедшему в мысли магу о себе.

— Кхм… — встрепенулся тот и посмотрел на бывшего учителя. — Несколько лет назад герцогу захотелось обзавестись отрядом магов… И он послал доверенных людей с изготовленными мной артефактами по своим владениям…

— Диран, — глубоко вздохнул заклинатель, прикрыв глаза ладонью. — Что-то мне вспомнилось твоё обучение… Точнее, как споро ты отвечал на вопросы…

— Диранокасар Блистательный, если не возражаете, мастер, — проигнорировал неприятное напоминание чародей. — Так вот, из той идеи ничего хорошего не вышло, но пяток кандидатов они нашли…

— И что с ними сейчас? — старые воспоминания становились все более явными. — Интересно, герцогу ты так же отвечаешь?

— Да большая часть наверно уже где-то учится, — невозмутимо пожал тот плечами. — Но одна семья там была небогатой… Мягко говоря. И я даже помню, где они тогда жили!

* * *

Из пятерки посещенных магов лишь беседа с Дираном принесла хоть какую-то пользу, трое сразу отказались, один обещал поразмыслить… Но надежды на положительный исход было мало. Варианты еще оставались, но сначала Герион решил нанести визит по узнанному адресу. Письма он отправил еще из первого посещенного города, а вот ответы должны прийти не скоро. Пока их доставят, пока оповестят заинтересованных в небольшой подработке магов, пока они хоть что-то найдут… Может пройти немало времени.

Конечно, он и сам собирался пройтись по ближайшим к крепости поселениям, да и обитателей проверить не помешает, мало ли что. А здесь готовый ученик, если полученные сведения не устарели.

Координаты нужного города магу были прекрасно известны, в отличие от его планировки. По счастью, герцогство было цивилизованным, так что данное описание было понятно не только коренным жителям, с их помощью поиски существенно ускорились.

Представший перед магом район лишь немного не дотягивал до гордого звания трущоб, но «честные жители» уже предпочитали сюда не заглядывать. На всякий случай. Гериона криминальная обстановка волновала слабо, в отличие от возможных проблем с выросшим в подобной среде ребенком. Но не зря же он сюда шел?

«Так, кажется, этот дом», — строение было весьма старым и потрепанным временем, явственные следы мелкого ремонта картину не улучшали. Применивший магическое зрение заклинатель был изрядно удивлен. — «Пробужденный? Уже интересней. Сколько ему там лет, тринадцать?»

На стук в толстую деревянную дверь никто не отреагировал, хоть маг чётко видел присутствие в здании людей. Лишь через пять минут активного пинания трухлявого косяка жители решили проявить себя. Похоже, убедились, что незваный гость просто так убираться не собирается.

— Здравствуйте, здесь живет Лотан, сын Шанда? — спросил волшебник высунувшегося лохматого мужика неопределенного возраста.

— Я Шанд, чего надо от моего сына? — исподлобья осмотрев подозрительно вежливого типа, он выходит на порог и подпирает дверь спиной.

— Я верховный маг крепости Керзенрес, Герион, — вынужденно отступил на утоптанную землю маг. — До меня дошла информация о потенциальных способностях вашего сына, и я бы хотел предложить ему ученичество.

— Чё? — вытаращился на волшебника Шанд, вытянув вперед тощую шею.

— Люди герцога нашли у Лотана магические способности, верно? — волшебник вспомнил, что далеко не все люди могу похвастаться мало-мальски хорошим образованием. Хорошо, если читать умеют.

— Ну, — мотнул головой мужик и потер ушибленный затылок.

— Мне нужны помощники, ваш сын может стать одним из них, — Герион понадеялся, что сын будет посообразительней.

— А, ваш магичество, подмастерьев набираешь… — старательно почесался Шанд. — Ток вы того… Опоздали… Помирает он.

— Кхм… Быть может, я смогу помочь? — не стал терять надежды заклинатель. Он не жрец, но кое-какими целительскими заклинаниями и маг овладеть способен. — Что с ним случилось?

— Да это, с крыши упал, на камни, — мужик отлип от двери и позвал мага в дом. — На жреца денег не хватило… А лекарь ногу отрезал, забрал деньги и смылся… Гобл вонючий.

— Вы тут одни живете? — хоть Герион и видел еще двоих, кроме пробужденного, но мало ли что. За входной дверью начинался недлинный темный коридор, с несколькими занавешенными тряпками проходами.

— Не, еще брат с женой, моя т померла, — пожал он плечами и зашел в комнату.

— Шанд, кто там пришел? — немного отставший маг услышал из-за занавеси молодой женский голос.

— Да вот, маг хотел Лотана в подмастерья взять… — хрипло отозвался названный.

— Здравствуйте, — пристально посмотрела на показавшегося в проёме волшебника невысокая, осунувшаяся женщина в простом сером платье и с повязанным на голове платком. — Извините, но у нас нет денег…

— Я знаю, — слегка склонил голову заклинатель, приложив руку к сердцу. — Деньги меня мало интересуют, а вот талантливый помощник бы не помешал. Если позволите, я бы хотел его осмотреть.

— Смотрите, — отступила она в сторону от кровати, занимавшей почти треть маленькой комнаты. — Хуже ему не будет…

«Это с какой крыши он так упал?.. Выглядит, будто им великан в чуйван сыграл», — жизнь в искалеченном теле, похоже, держалась лишь за счет пробудившейся магии. Правая нога отсутствовала почти полностью, короткая культя старательно обмотана окровавленными тряпками. Импровизированные бинты на теле выглядели почище, но и там проступали красные пятна.

Зачитанное из книги малое заклятье познания показало множественные переломы, некоторые кости буквально расщепились. Герион ясно понял, что собственными силами тут не справится. Но вот немного улучшить состояние парня его возможностей хватит. «Восстановление Оггина» не способно вылечить хоть сколько-либо серьезные раны, но облегчить боль и придать сил может.

Быстро перелистнув страницы, волшебник зачитывает выбранное заклинание четвертого круга. Не остановившись на первом, повторяет его еще два раза. — «Теперь парень переживет транспортировку в крепость… Если они согласятся на моё предложение».

— Вы его вылечили?! — стоило магу захлопнуть книгу, как напомнили о себе зрители.

— Нет, — заклинатель помедлил, подбирая слова. — Для лечения его нужно доставить в крепость.

— Ну, доставляйте! — люди, мелькнула мысль у волшебника, сначала они просят, потом начинают требовать.

— Нужно получить его согласие, составить договор… — сосредоточенно ответил Герион.

— Какой еще до…

— Тихо! — поднял ладонь волшебник. — Не отвлекайте.

— А?.. Что… Случилось?.. — тихо просипел пробуждённый парень и попытался подняться.

— Не шевелись, ты сильно пострадал, — быстро заговорил заклинатель, опасаясь, что скоро пациент опять отключится. — Но вопрос в другом, подумай хорошо: в тебе есть сила, хочешь ли ты ей овладеть, стать магом?

— М-магом?… — с трудом перевел он мутный взгляд на говорившего. — Д-да…

— Ну, эта, он согласился, что за договор? — прервал воцарившееся молчание отец будущего мага.

— Обычный, — порывшись в походной сумке, волшебник вытащил два чистых листа и походное перо, осмотрелся, и, не найдя подходящей поверхность, расположился на крае кровати, подложив на колени книгу. — То, что вы согласны отдать своего сына мне на обучение, а он, после достижения четвертого круга, обязуется отработать на благо крепости.

— Сколько?! — Шанд несколько секунд молча таращился на быстро заполненный лист и передал его женщине. — Сто лет?!

— Для мага это не долго, — вместе с должностью Гериону досталась зачарованная печать, сегодня он впервые собирался использовать её в деле. — Если будет хорошо учиться, через десять лет станет полноправным волшебником.

— Но сто лет… — покачала головой она. — Впрочем, он будет жить… Да еще и оплату получать.

— Верно, — слегка улыбнулся заклинатель. — На время обучения немного, но потом, как и любой маг крепости.

— Ну, эт, что сделать то надо? — потряс Шанд отобранным у невестки листом.

— Поставить подпись, — подал перо и второй экземпляр волшебник.

— Эм… — неуверенно взял он протянутое.

— Можно просто помазать палец чернилами и приложить к листам, — понял затруднения мужчины маг. — Вот здесь, внизу.

— Мне тоже расписаться? — перехватила женщина отмеченные бумаги.

— Не обязательно, вы ведь не кровный родственник, — волшебник подготовил печать и встал. Забрав листы, расписался сам и отметил документы артефактом. Один лист отдал, второй спрятал в сумку. — Если захотите, через пару месяцев сможете его навестить.

— Как? — почесал щёку Шанд, оставив на ней чернильные разводы.

— Обратитесь к герцогскому магу, покажите договор, он вас переправит, — заключив больного в сферу левитации, волшебник попрощался и произнес заклятье перемещения.

* * *

По прибытии в крепость, маг сразу же поспешил к целителям. Пузырь с учеником спокойно летел за ним. Отвлечённые от безделья лекари были не слишком довольны, но сразу же включились в работу. Ближайший послушник был послан к алхимикам, их зелья были бы весьма полезны. Естественно, Рэнш Ваант был заинтересован такой активностью и не замедлил появиться лично.

— Это где вы его откопали? — Герион слегка дернулся от внезапного скрипа за спиной. — Решили организовать здесь школу?

— Почти, — медленно повернулся заклинатель. — Это мой ученик, Лотан. Его нужно привести в порядок.

— Ученик? — высоко поднял густые брови старик. — Никого поздоровее не нашлось?

— Он пробуждённый, — спокойно ответил маг. — И его сил даже сейчас достаточно для освоения третьего круга.

— Хм, гм, — потянул себя за ус алхимик. — Ногу вернуть не выйдет, нет в крепости жрецов столь высокого посвящения.

— Я знаю, — потер лоб волшебник. — Придется плотнику делать протез, а я его зачарую.

— Ладно, идите отсюда, позовите Хранителя, его помощь пригодится, — после быстрого осмотра пациента произнес Рэнш. — А вот вы тут будете только мешать.

— Хорошо, — не стал спорить со специалистом заклинатель. Тем более, свою бесполезность он и сам прекрасно понимал.


Глава 2

Немало времени прошло как в тумане. Месяцы, годы.… Не знаю. Даже во время бодрствования было ощущение сна, разум уступал место инстинктам, лишь слегка контролируя тело. Такой ясности, как в первый день, долго не повторялось, лишь сейчас вновь получается полноценно мыслить. Впрочем, это и к лучшему.

К этому моменту я немного окреп, освоился. Пришла пора заняться своим развитием, осмотреться, ощупать, осознать… Ну и языку обучиться. Теперь он уже не вызывает такого недоумения, получается уверенно определять отдельные слова, некоторые даже смогли отложиться в памяти, несмотря на особенности существования. Хоть их значение все еще не ясно.

Закончив с размышлениями, решаю приступить к выполнению первого пункта плана и раскрываю глаза. Солнечный свет из небольшого застеклённого окна слегка разгоняет мрак в просторной комнате. Сам я лежу в решетчатой конструкции, по виду деревянной и покрытой мелкой резьбой. В отличие от былых моментов частичной ясности сознания я ни во что не завернут, лишь вокруг бедер обмотана какая-то тряпка.

С некоторым трудом перевернувшись на четвереньки, подползаю к перилам. Потрогав рукой, убеждаюсь в их деревянности, да и на зуб… Куда-то не туда меня понесло. Но зубы есть, хоть и не все, языком отчетливо ощущаются промежутки. Просунуть руку между прутьев не удалось, пальцы упирались в невидимую, но осязаемую мягкую преграду, слегка пружинящую при нажатии.

Чуть в стороне от моей клетки, за массивным столом сидел и что-то увлечённо писал великан… А, нет, я же младенец, так что он не так уж и велик должен быть. Да и комната, относительно его размеров, уже не кажется такой большой. Но и тесно тут не было, комфортно умещалась двуспальная кровать, уже упомянутый стол с парой стульев, комод с зеркалом, двустворчатый шкаф. Под окном стояло кресло с маленьким круглым столиком. Так же стоило отметить обширные залежи книг, ровными стопками стоявших чуть ли не в каждом свободном углу.

Мои передвижения по кровати привлекли внимание мужчины. Отложив в сторону перо, он встал со стула и подошел ко мне. Откинувшись на спину, внимательно разглядываю знакомое лицо, именно этот человек забрал меня с алтаря, да и в остальной памяти, хоть та крайне туманна, можно заметить его активное присутствие. В отличие от первой встречи, сейчас на нём был простая чёрная рубашка и того же окраса брюки. Тепло улыбнувшись, он произнёс несколько знакомых слов, одно из них могло быть моим именем, осталось определить, какое.

Отойдя к комоду, достал мне одежду и споро в неё облачил. Мягкий комбинезон серого цвета, расшитый красными значками, отдалённо смахивающими на ранее замеченную резьбу. Затем он нацепил на себя какую-то странную сбрую и усадил в неё меня. Довольно удобно, во всяком случае, по сравнению с пеленанием. Да и осматриваться ничто не мешает.

По сумрачным коридорам вышли мы на улицу. Тепло, солнечно, птички где-то там щебечут, деревья кроной шелестят. Невдалеке виднеются высокие каменные стены, даже с двух сторон. Воспоминаний о прошлом у меня не прибавилось, но почти всему встреченному я знаю название. Хоть и не на местном языке.

По пути, к моему носителю подбежал тощий вихрастый пацан в безрукавке на голое тело и коротких штанах. Что-то быстро и горячо забормотал, попутно размахивая руками и блестя глазами. Это что, у него деревянная нога там под обрезом штанины виднеется? И он еще бегать умудряется, хоть и немного кособоко? Чудеса…

Старший человек что-то спросил у младшего спокойным голосом. Как же неприятно, когда не понимаешь окружающих! На несколько секунд замерев, парень быстро ответил и широко улыбнулся. Вновь раздался голос носителя, уже без вопросительных интонаций, скорее, утверждающий. Еще раз улыбнувшись, пацан кивнул и шустро скрылся вдали, едва заметно прихрамывая.

Процесс кормления, в моём положении, не слишком приятен. Закрепят на стуле, накинут тряпку и будут пихать в рот ложку со склизкой бурдой растительного происхождения. Увы, для самостоятельных действий моей координации все еще недостаточно, да и попытки перехватить ложку желаемого результата не принесли. Ну, если не считать за таковой радость кормильца. Да и вкус не предел мечтаний… Правда, что мне кажется вкусным — совершенно не помню.

С хождением тоже имеются проблему, разве что ползать получается достаточно уверенно. Ну и простора не хватает, всюду оградки, заборчики… Да еще и невидимые! Хорошо хоть гадить под себя не надо. В моём распоряжении, по первому требованию, полноценный горшок. Остаётся надеяться, что столь печальный период беспомощности не продлится долго.

* * *

— Ты считаешь, что он готов? — прогуливающиеся по вечернему парку мужчины негромко вели беседу.

— Ты и так уже долго тянешь, — осуждающим тоном произнес невысокий худой человек с редкими седыми волосами.

— Это ответственный шаг! — громко воскликнул более высокий и молодой на вид. Уже тише продолжил: — Кхм… Я считаю, что стоит позволить ему самому выбрать.

— В этом нет ничего страшного, — собеседник похлопал его по плечу. — Все через это проходят.

— Учитывая его происхождение, это совсем не обязательно, — темноволосый подергал себя за бороду.

— Учитывая его происхождение, это следовало сделать сразу, — приглушенно хмыкнул Малькольм. — Влияние Хэйла никогда не оборачивалось для окружающих ничем хорошим. И его смерть тут ничего не поменяла.

— Он эльф, не думаю, что человеческие боги тут подойдут, — уже не так уверенно ответил Герион.

— Ариватэл нейтрален, его благословление может получить даже кобольд… Не к ночи упомянутый, — тихо рассмеялся жрец. — Чисто теоретически.

— Ну, если даже кобольд… — махнул рукой заклинатель. — Ладно, уговорил.

— Тогда завтра с утра все и сделаем, — довольно улыбнулся Хранитель Фолиантов. — Схожу, предупрежу остальных.

* * *

Утренняя прогулка пролегала отнюдь не в направлении парка. Вдоль внутренней стены, к невысокому зданию с раскрытой посередине пустой книгой, нарисованной над дверями. Там нас встретили три человека, в крайне похожих одеяниях. Уложив меня на каменный прямоугольный алтарь, все четверо выстроились вокруг и встречавшие дружно затянули заунывный мотив, от которого меня потянуло в сон.

* * *

— Вот видишь, ничего плохого не случилось. — После ритуала представления богу, Малькольм уже успел переодеться, а Герион отнести заснувшего младенца к себе.

— Признаю, мои опасения оказались напрасны, — улыбнувшись, поднял ладони маг. Встреча произошла на главной лестнице библиотеки. — И еще, я проверил его средним заклятьем познания, никаких отклонений в развитии не замечено.

— Вот и славно, — изрядно похудевший за прошедший год Хранитель Фолиантов пригладил редкие волосы. — Так, у нас обоих достаточно работы, не буду тебя отвлекать.

Распрощавшись, главные люди крепости отправились по своим делам. Одного ждали новые фолианты, другого — ученики. Включая Лотана, всего Герион нашёл четверых. Двоих обнаружили заинтересовавшиеся его заказом коллеги, а одну он сам, среди детей жителей крепости. Правда, больше времени она проводила у алхимиков и лекарей, да и потенциальной магической силой не отличалась.

Вчера произошло знаменательное событие, Лотан продемонстрировал старшему переписчику готовность начать освоение заклинаний второго круга. Первый уже не вызывал у него заметных трудностей как в изучении, так и в применении на практике. Конечно, до идеального исполнения было еще далеко, но это путь длиною в вечность.

Учебный класс заклинатель расположил на четвертом этаже, рядом с вотчиной переписчиков, нередко привлекая их к присмотру за детьми. Да и в теории они разбирались лучше многих, куда более сильных магов. Сегодня должны были собраться всей группой, отчитаться в успехах за время самостоятельных занятий, ответить на вопросы и получить дальнейшие указания.

Первоначально обязанности главного и, практически, единственного мага крепости отнимали много времени и сил. По счастью найти помощников в первый год ему удалось, основные кандидаты отказались участвовать лично, но прислали нескольких учеников. Свалив на них подготовительные мероприятия и поддержку имеющихся заклинаний, Герион смог уделить больше внимания главным проблемам. С порученными задачами присланные справились и через несколько месяцев увезли к наставникам заказанные копии книг. Разобравшись со срочными делами, волшебник принялся неторопливо возводить полноценную защитную систему, успевая уделить немного внимания всем воспитанникам.

* * *

Процесс обучения шел неспешно, по большей части именно переписчики знакомили учеников с теорией магии. Вот и сейчас один из них заканчивал очередную лекцию для четверки. Хоть они и прибыли в разное время, уровень освоения волшебства был примерно одинаков. Присоединившемуся последним лишь пришлось позаниматься дополнительно и нагнать остальных. По счастью, читать и писать умели все.

Поднявшись по служебной лестнице, Герион вышел в узкий коридор, протянувшийся вдоль всего четвертого этажа. Уже никто не помнил, что располагалось здесь изначально. Теперь же просторные помещения заняли переписчики и хронисты. Чтецы, большую часть времени проводили на первых двух этажах, поднимаясь на третий лишь при наличии особых посетителей. В остальные дни проход в зал был заперт и прикрыт чарами.

Изготовление магических свитков приносило заметную часть дохода крепости, работники лабораторий в основном занимались изготовлением специальных чернил и бумаги для них, при этом тратя часть выручки на дорогие ингредиенты. Но получение денег никогда не было её основным предназначением. Поиск и сохранение знаний — вот цель, поставленная основателем библиотеки.

А вот с распространением уже были проблемы. Отнюдь не каждый мог себе позволить оплатить вход, хоть и существовала возможность заменить монеты новой, отсутствующей в крепости книгой. Чем нередко пользовались те же маги, предоставляя малые сборники заклинаний в качестве оплаты. Или алхимики, передавая свои рецепты. И тем самым исполняя желание основателей.

Но большого наплыва посетителей никогда не случалось, едва ли полсотни в месяц, при том, что дольше пары недель в крепости обычным посетителям находиться было запрещено. И лишь после длительного перерыва разрешался повторный визит. Впрочем, существовала возможность без личного посещения заказать переписчикам какую-либо из хранящихся в библиотеке книг.

* * *

— И на этом мы с вами на сегодня закончим, — услышал из-за двери подошедший заклинатель. — Тем более, скоро должен подойти мастер Герион.

— Уже здесь, благодарю за помощь, Тобиуш, — слегка стукнув костяшками пальцев по косяку, маг зашёл в просторное помещение. Большая часть комнаты оставалась свободной, лишь у стены с дверью был расположен лекторская тумба, и висела большая чертежная доска. Слушатели располагались в ряд за широким столом.

— Не стоит, мастер Герион, — слегка поклонился невысокий полноватый человек средних лет. Обширные залысины обрамляли короткие жесткие волосы неопределенно-темного оттенка. Маленькие карие глаза скрывались за толстыми стёклами очков. — Иногда полезно сменить деятельность.

— Итак, ученики, вы уже почти год как ими стали, — дождавшись ухода специалиста по изготовлению свитков, волшебник встал на его место за небольшой кафедрой. — Думаю, пришла пора тщательно проверить, что же вы смогли узнать за это время.

— Эм, учитель… — неуверенно поднял руку худой паренёк четырнадцати лет, сидевший с левого края.

— Да, Ункарт? — посмотрел на рыжеволосого ученика заклинатель.

— Вы не предупреждали, что будете спрашивать, — поворошив нечёсаные космы, он вперил голубые глаза в наставника. — Мы не готовились.

— Конечно, — поднял брови волшебник. — В этом-то и весь смысл! Мне нужно знать, что вы действительно смогли запомнить. Без предупреждения, без подготовки и повторений.

— Но… — попытался было возразить рыжий.

— И без «но», — покачал указательным пальцем маг. — Итак, начнём с простого. Кто из вас расскажет, из каких же основных частей состоит заклинание?

На несколько мгновений в зале установилась тишина. Ученики бессмысленно таращились в разные стороны, не решаясь посмотреть на Гериона.

— Что, никто не хочет? — обвёл учеников взглядом заклинатель и скрестил руки на груди. — Чудесно, тогда буду выбирать сам. А отвечать нам будет… Дирала.

— Я? — единственная в комнате представительница женского пола устремила взгляд больших серых глаз на мага.

— Да, что же ты нам расскажешь о компонентах заклинаний? — переведя взгляд в потолок, поторопил русоволосую ученицу волшебник.

— В заклинаниях присутствует соматический, визуальный и жестовый компоненты, — после небольшой паузы ответила та.

— Хм… Ты уверена? — получив неуверенный кивок, маг глубоко вздыхает. — Никто не хочет дополнить её ответ? Лотан, быть может, ты?

— Ну, это… рисунок, слово, жест, сила, — почти сразу пробубнил сидевший на правом краю парень.

— Вот, не так уж и сложно, правда? — потер лоб Герион и мельком взглянул на ученицу. — Поняла, в чем ошиблась?

— Про силу забыла, — глядя в стол, произнесла девочка.

— Соматическая компонента обычно применяется начинающими магами для облегчения построения заклинания, тогда как вербальную зачастую используют даже опытные волшебники, — выйдя из — за кафедры, заклинатель подошел к столу. — Первую вы видите, а вторую слышите. Без силы же, все остальное будет лишь бессмысленным кривлянием. Запомнили?

— Ага… — уныло протянули слушатели.

— Как-то не радуете вы меня, — вернулся на прежнее место маг. — Пожалуй, надо почаще проводить такие проверки… Ладно, теперь вопрос к тебе, Руч.

До этого молчавший высокий парень шестнадцати лет, сидевший рядом с Лотаном, все так же молча выслушал свой вопрос и глубоко задумался. Сын деревенского кузнеца заметно выделялся средь остальных учеников, как ростом и физической силой, так и неспешностью в движениях и мыслях.

Дальнейший опрос прошел примерно в том же ключе: большая часть вопросов получала весьма скомканные ответы, убеждая Гериона в правильности озвученного решения. К тому же, разобравшись с самыми срочными проблемами, теперь он сможет уделять больше времени для самостоятельных занятий с учениками, не перекладывая обязанности на посторонних. До практики они в тот день так и не дошли.

* * *

За прошедший месяц моментов помутнения сознания становилось все меньше. Возможно, свою роль сыграл тот странный ритуал. Вот уже неделю мой разум ясен как никогда. Как ни странно, незамеченным это не осталось. Не знаю, как окружающее определяли моё состояние, но насыщенность их монологов увеличилась.

Стоит заметить, того человека я видел не слишком часто, едва ли два раза в день, утром и вечером. И то если не спал в тот момент. Большую часть дня со мной проводили другие люди. К их общим чертам можно отнести: гладко выбритые головы, несколько измождённые на вид лица и просторные серые одежды.

Именно они читали мне книги, переносили с места на место, кормили, выгуливали и делали много чего иного. Стоит заметить, во время прогулок по крепости мы нередко встречали их «братьев по виду», отличия были разве что в цвете одежды да количестве вооружения и брони. В свободное от меня время мои няньки присоединялись к этим патрульным. Или наоборот.

Мой словарный запас потихоньку рос, хоть и произнести пока ничего не удавалось, изо рта вылетали лишь бессвязные звуки. Но я не оставлял тренировок, порой вызывая странные реакции у приглядывающих за мной лысых. Пожалуй, не удивительно, что они каждый день менялись.

* * *

— Успокойтесь, сегодня никаких проверок, — поприветствовал Герион вздрогнувших от его появления учеников. Точнее, троих из них, четвертый лишь медленно повернулся к нему.

— А что будет? — не удержался от вопроса Ункарт. Рыжий парень родился далеко от этих мест, и первое время разговаривал с жутким акцентом. Да и сейчас чувствовались различия в произношении.

— Сегодня мы поговорил о магических специализациях и разновидностях, — за прошедший месяц маг провел с учениками едва ли не больше времени, чем за прошлый год. И нельзя сказать, что те были сильно рады таким переменам. — Итак, кто мне расскажет о различиях вот этих слов: маг, волшебник, чародей, колдун и чернокнижник?

— А сказали, никаких проверок… — пробурчал себе под нос Лотан.

— Не беспокойся, даже если вы не знаете, никакого наказания не последует, — после провала первого опроса повара существенно снизили разнообразие их рациона, ограничив тот пресной кашей, хлебом и водой. Отведав достаточно вкусных блюд местной кухни, питаться безвкусной размазнёй никому не хотелось. Да и в последующих случаях нерадивые ученики несли заслуженные кары. Помощь на той же кухне или полировка металлических деталей, вместо свободного времени, неплохо стимулировали память. — Так что, есть идеи?

— Первые два это одно и то же, а чернокнижников сжигают, — проявил неожиданную активность сын кузнеца. Удивлённо взглянув на ученика, Герион тихо хмыкнул.

— Бывает и такое, — слегка улыбнувшись, маг огладил бородку. — Как верно заметил Руч, маги и волшебник синонимы. Чародеями называют магов, сконцентрировавшихся на работе с разумом, зачастую пренебрегая другими дисциплинами. Впрочем, это характерно для любой специализации. В чём-то этот подход оправдан, позволяя куда быстрее и глубже познать определённое направление магии, но лично мне никогда не нравился. Хоть я весьма хорош в магии Ограждения, другие дисциплины мной так же освоены на высоком уровне.

— Учитель, а нас вы так же будете учить всем направлениям? — подняла руку ученица.

— Да, конечно, а что? — перевел на неё взгляд заклинатель.

— Мне не нравится некромантия! Зомби, скелеты… Брр… Гадость! — аж передернуло девочку.

— У тебя ошибочное представление об этой дисциплине, — качнул головой маг. — Прежде всего, некромантия это манипулирование жизненной энергией. Передача от одного разумного к другому, преобразование жизненной энергии в магическую и магической в жизненную. Все доступные магам целительские заклинания относятся именно к некромантии.

— А божественные заклинания? — Ункарт подался вперед, да и Лотан выглядел заинтересованным.

— У жрецов своя классификация, — пожал плечами Герион. — Но с точки зрения магов — да, это тоже некромантия. Если вам интересно, обратитесь в храм Ариватэла, они смогут рассказать больше.

— От них добьешься… — мрачно буркнул одноногий парень.

— О священниках мы поговорим как-нибудь в другой раз, — не дал увести тему маг. — Мы уже выделили три дисциплины: чары, ограждение и некромантию. Так же стоит упомянуть: преобразование, призывание, воплощение, иллюзии и прорицание. Стоит заметить, сильнейшее из известных мне целительских заклинаний магов находится на стыке школ некромантии и прорицания. Кто-нибудь может ответить, почему именно так?

— Некромантия даёт жизненную энергию, а прорицание показывает, куда её направлять? — практически тут же выпалил Лотан. Опершись на локти, парень пристально смотрел на наставника.

— Немного упрощённо, но верно, — коротко кивнув, маг продолжил лекцию. — Эти восемь дисциплин общепризнаны, практически любое магическое действие можно отнести к одной из них. Остальные, зачастую, являются смесью эффектов двух и более школ.

— А что может то заклинание? — встопорщив рукою блондинистые вихры, первый ученик уставился на свои пальцы.

— Восстановить любые повреждения, избавить от болезней… Это заклинание девятого круга истинный шедевр магического искусства, — пристально взглянув на перебившего его парня, волшебник все же решил ответить. — Сам я владею только седьмым, и лечащих заклинаний в моей книге всего три. Причем последнее я изучил уже здесь.

— Извините, что прервал вас, учитель, — не поднимая головы, глухо произнес Лотан.

— Со специальностями разобрались, теперь перейдем к различиям по методам, — повернувшись к доске, маг записал три слова и обвёл их. — Заклинатели, такие как вы и я. Для применения чар мы должны заранее подготовить заклинание, напитать его силой и подсоединить к внешнему слою ауры. Обычно это называется «запомнить заклинание». Количество заклинаний индивидуально для каждого, но их число можно увеличить тренировками. При этом не стоит забывать, чем выше круг заклинания, тем больше оно занимает «места» в вашей памяти, — под первым словом волшебник написал в столбик несколько цифр. — К примеру, маг может подготовить два заклинания третьего круга, или же четыре второго. Или восемь первого.

Окинув взглядом доску, Герион, не прерывая монолога, рядом с первым столбиком записывает второй.

— Маги-специалисты, за счет глубокого понимания избранной школы могут запоминать большее количество чар высоких уровней. К примеру, на месте трех чар первого круга, маг-специалист может разместить два второго. Тогда как магам-универсалам для этого потребуется четыре заклинания первого, — отложив мел, волшебник повернулся к ученикам. — Да и заклинаний первого круга своей дисциплины они могут запомнить больше. Конечно, все эти цифры приблизительны, но порядок должен быть понятен.

Окинув взглядом слушателей, заклинатель отходит в сторону и взмахом руки указывает на записи. — У этого метода есть существенный недостаток, особенно для мага, участвующего в боях. Кто мне назовёт его?

— Подготовленные заклинания могут закончиться, и в бою не будет времени запомнить новые, — после непродолжительного молчания, Лотан внёс предположение.

— Верно, — слегка улыбнулся маг. — При этом магической энергии у вас может быть много, но применить её вы просто не успеете. Стоит заметить, в мирное время никто не запрещает вам применить заклинание прямо из книги.

— Это что, маг, исчерпавший подготовленные чары становится бесполезным в битве? — опечаленным голосом протянул Ункарт. — Быть может, стоит заодно обучиться владеть каким-нибудь оружием?..

— Большая часть магов предпочитает тратить своё время на тренировку своих возможностей, — тихо хмыкнул Герион. — Но решившие связать свою жизнь с дорогой приключений не пренебрегают и физическим развитием.

— А вы, учитель? — подняла руку Дирала.

— Пару веков назад и я уделял время владению мечом… — волшебник задумчиво пошевелил пальцами. — Но с тех пор, как освоил четвертый круг, почти не брал его в руки.

— А сколько вам лет, учитель? — не утерпела дочь крепостного плотника.

— Скажем так, по эльфийским меркам я уже давно совершеннолетний, — уклончиво отозвался маг. — Ладно, перейдем к следующему пункту. Колдуны. Там, где маги должны подготавливать каждое заклинание, зачастую повторяя процесс по несколько раз с каждым, колдуны вплавляют структуру чар в собственную ауру, получая возможность творить их пока имеется энергия.

— Это что, колдуны сильнее магов? — сосредоточенно нахмурился рыжий.

— Это слишком категоричное заявление, — слегка поморщился заклинатель. — Но определённые преимущества в бою у них есть. Но стоит заметить, процесс подготовки колдунов совсем не быстр. Там, где маг успеет на хорошем уровне отработать десяток разных чар, колдун едва закрепит одно. При этом их арсенал в любом случае будет уступать возможностям магов. Аура колдуна может содержать весьма ограниченное число чар, а их замена проходит весьма тяжело. И это даже не учитывая необходимость врождённой склонности к данному методу. Зачастую, это говорит о наличие в предках колдуна сильных магических существ.

— Таких как эльфы?! — изумленно восклицает девочка.

— Нет, что ты, — тихо рассмеялся Герион. — Таких как драконы. Эльфы, конечно, одарены в плане магии, но колдунов средь них не больше, чем среди людей. Вот среди сидов они встречаются чаще, но сиды родственны эльфам, примерно как лошади ослам.

— От них получаются мулы? — Ункарт вяло покачивался на стуле.

— Их потомство сохраняет способность к размножению, если ты об этом, — пожал плечами волшебник. — Но у них хватает других проблем, так что подобные смески огромная редкость.

— Учитель, если силы магов и колдунов имеют общую природу, нельзя ли совмещать эти направления? — не прекращая портить мебель, парень почесал в затылке. — Было бы здорово! Заклинания мага для разнообразия и колдуна для использования в бою!

— Теоретически, такое возможно. Но, к сожаленью, нельзя быть одновременно сильным колдуном и могущественным магом, — развел руками заклинатель. — Эти методы конфликтуют между собой. Грубо говоря, вплетённые в ауру чары колдуна «сбрасывают» заклинания волшебника при попытке их запомнить. Конечно, можно разделить свою ауру на две части, под каждый метод. Но в итоге такой маг окажется ослаблен более чем в два раза. Да и времени на осуществление столь противоестественного и сложного процесса уйдет немало. Существует множество куда более эффективных и полезных способов его потратить. Те же тренировки по увеличению числа запомненных заклинаний или добавление новых чар.

— А что там с чернокнижниками, учитель? — вернул разговор к изначальной теме Лотан.

— Как верно заметил Руч, их сжигают, — прокашлявшись, ответил маг. — Если получается с ними справиться, конечно. И не убить в процессе.

— Они такие сильные? — с громким стуком стул рыжего сына мелкого торговца опустился на все четыре ножки.

— Чернокнижником может стать любой, обладающий сильной волей и определёнными знаниями, — неспешно прошёлся перед слушателями заклинатель. — Для этого не нужны ни врождённые способности, ни сильная вера.

— Почему тогда их мало? — неодобрительно покосившись на соседа, спросила Дирала. — И их так не любят?

— Вся проблем в методе получения силы, — задумчиво огладил бородку Герион. — Они её обретают через контракт с демонами. Принеся жертвы, зачастую человеческие, будущий чернокнижник заключает особый договор и получает доступ к безграничному потоку негативной энергии с демонических планов. Естественно, поначалу он крайне плохо его контролирует и много вредоносной силы выплескивается в пространство. С опытом эта проблема уходит, но и без того не лучший характер чернокнижника всё больше походит на мировоззрение демонов. Думаю, очевидно, что любовью окружающих такой человек пользоваться не будет. Да и сами они относятся ко всем остальным не лучшим образом, ценя лишь себя и свои желания.

— Неприятные типы… — тихо заметил Лотан. — А как с ними справляются, при такой-то силе?

— Конечно, чернокнижник может швыряться сгустками негативной энергии неограниченно долго, но, в общем-то, его возможности не отличаются широтой, и подобрать метод противодействия вполне возможно, — облокотившись на стоявшую за спиной кафедру, маг скрестил руки на груди. — Чаще всего этим занимаются паладины и жрецы добрых богов, конфликтующих с демонами. Но иногда и маги принимают участие.

— Это все известные… Разновидности? — Ункарт неуверенно повертел ладонью.

— Это наиболее известные разновидности, — выпрямившись, волшебник внимательно осмотрел учеников. — Так же мне довелось слышать о псиониках, шаманах… Но подробности мне, к сожалению, неизвестны. Возможно, есть и другие. Кстати, хоть я и разрешил не записывать эту лекцию, от вопросов это вас не избавит!

* * *

— Сегодня мы поговорим о священниках, — Герион прошёлся перед учениками, сложив руки за спиной. — Возможно, и на следующую тему время останется.

— Учитель, нам записывать? — первым же делом спросила Дирала.

— Как хотите, — отмахнулся маг. — Но учтите, это сейчас у вас есть такая возможность, в дальнейшем, вы будет должны запоминать все на слух и с первого раза…

— Но как?! — Ункарт чуть не свалился со стула, но, взмахнув руками, ухватился за плечо Руча.

— Вам ведь должны были рассказывать о методах тренировки памяти? — прищурившись, заклинатель пристально посмотрел на слушателей. Услышав неуверенное согласие, он медленно кивает. — Хорошая память, одно из важнейших качеств любого мага. Если вы не хотите пополнить ряды простых боевиков, все функции которых заключаются в швырянии огненных шаров куда укажут, вы должны много знать и уметь применять эти знания на практике. Соответственно, вы должны быть способные их вспомнить.

— А запоминание заклинаний? — поинтересовался Лотан и потёр светлую макушку.

— Конечно, хорошо, если вы способны воспроизвести все компоненты заклинания не заглядывая в книгу, — приподнял брови волшебник. — Если же ты про их подготовку, то к самой памяти это отношение имеет отдалённое. Просто удобное название, хоть и порой порождает подобные казусы.

— Ну, понятно… — не слишком уверенно пробубнил блондин.

— Не забывайте ежедневно выполнять рекомендованные упражнения, — почесав подбородок, Герион повернулся к доске. — Но, поскольку я сторонник ведения обучения от простого к сложному, пока вы можете вести записи.

— А есть другие методики? — не удержался от вопроса рыжий.

— Конечно, — посмотрел на ученика через плечо маг. — Едва ли не каждая школа магов имеет свои особенности. Иногда они распространены по большим территориям… К примеру, в одной далёкой варварской стране считается, что волшебством могут овладеть только женщины. Мужчин, проявивших чародейскую силу, убивают или изгоняют. Дикари, что с них взять! — мотнул головой заклинатель и потёр предплечье.

— Эм, наставник, а при чем тут обучение? — пару раз быстро моргнув, уточнил парень.

— Кхм, немного отвлёкся… — не поворачиваясь, волшебник продолжил. — В некоторых школах могут дать неофитам некоторые знания и поставить на грань смерти. Выжившим дают немного отдохнуть, учит новым приёмам и заклинаниям, потом повторяют испытание. Прошедшие подобное обучение становятся сильными бойцами.

— И много таких? — уперев локоть в стол, Ункарт подпер щёку ладонь и уставился в спину учителя.

— Примерно один из десяти, — заклинатель отстранённо смотрел на доску. — Да и у тех имеются серьезные проблемы с психическим здоровьем. Но давайте вернёмся к теме занятия.

Взяв мел, волшебник быстро изобразил простенькую таблицу, мало отличавшуюся от вчерашней. Только что пунктов было четыре.

— Жрецы, избранные, шаманы и друиды, — озвучил написанное Герион. — Последние хоть и отличаются от первых, но так же считаются служителями. Шаманы орков это те же жрецы, только служат не богу, а духам предков. Своеобразное коллективное божество, своё для каждого племени.

— Но вы ведь вчера упоминали шаманов, как магов? — подняла голову сосредоточенно писавшая ученица.

— Это другие шаманы, их еще называют повелителями духов. Орки же духам прислуживают, — ответил Герион, подняв палец свободной руки. — Чувствуете разницу?

— Ну… Немного, — без особого интереса отозвался рыжий.

— Я тоже, — потеребил бородку маг. — Жрецам не нужно иметь каких-либо врождённых способностей, для начала карьеры имеет значение лишь вера. Не менее важна и благосклонность бога. Соблюдая заветы религии, и исполняя желания своего покровителя, священники могут рассчитывать на получение божественной силы, их молитвы обретают чудодейственные возможности. Мы не будет рассматривать отдельных божеств, если захотите, сможете прочитать о каждой религии в общем зале. В принципе, любой жрец способен как исцелять, так и нести разрушения. Конечно, представителям определённых конфессий одно даётся легче другого.

Встав за кафедру, волшебник на несколько секунд замирает, пустыми глазами смотря перед собой. Но после он встряхивается и продолжает монолог.

— Стоит заметить, большинство жрецов не одобряет попытки магов как-либо классифицировать их возможности и выделить чёткие критерии получения силы, — с явной печалью вздохнул заклинатель. — Даже последователи Ариватэла не спешат раскрывать свои секреты непосвященным. Но они с пониманием относятся к попыткам узнать новое и не препятствуют теоретическим изысканиям. В принципе, ничто не мешает магу быть заодно и жрецом. Но мы больше склонны к полноценному знанию, нежели к слепой вере и лишь немногие способные на такое совмещение. Обычно сильными волшебниками они не являются.

Взглянув на сноровисто орудующих металлическими перьями учеников, Герион сделал небольшую паузу, давая им закончить. Хоть за прошедшие месяцы они заметно улучшили свои навыки письма, до идеала было еще далеко.

— Избранные представляют собой загадку. В отличие от прочих священнослужителей, они обладают определёнными врождёнными или приобретёнными способностями, позволяющими им куда свободней использовать божественную силу, — волшебник прошелся вдоль стола. — Кто-то считает их смертными потомками богов или их посланцев. Кто-то считает, что их отмечают сами боги для великих целей. Открывать истину никто не спешит, но нельзя отрицать, что кровь избранного, использованная в ритуалах его бога, делает те гораздо эффективней.

— А в чём заключается свобода использования божественной силы? — подняв перо вверх, Лотан пристально смотрел в свои записи.

— Там где простые священники просят своих богов сотворить чудо, избранные самостоятельно определяют, на что же им направить дарованную силу, — потёр бровь остановившийся напротив ученика заклинатель. — Мне встречалась теория, что кровь избранного сама является источником божественной силы, но достоверной проверки этой версии так никому и не удалось осуществить.

— Они сопротивляются? — тихо хмыкнул Ункарт.

— И это тоже, — слегка улыбнулся Герион. — Пока еще никто не смог определить, станет ли человек избранным до того, как он им, собственно, становится. А после, в них всегда присутствует чудотворная энергия. — Волшебник вытащил из-под кафедры стул и устроился на нём. — Шаманы орков заметно уступают обычным жрецам, как в силе, так и в ассортименте возможностей. Духи предков большинства племён не способны сравниться даже с младшими божествами, да еще и проявляют склонность к чёткой специализации. В одном племени шаман может с лёгкостью отравить что угодно, в другом — изрядно усилить идущих в бой воинов или ослабить неприятеля. В общем-то, угрозу для цивилизованного мира орки представляют лишь при поддержке шаманов из множества разных племён, дополняющих друг друга. Но и сбрасывать со счетов их не стоит.

— Последняя часть, друиды. Служители природы обладают множеством разнообразных чар, во много схожих по эффекту с молитвами священников, но утверждают, что получают свои силы от лесов и зверей, а не божественных сущностей, — на эти слова заклинатель пожал плечами. — Большинство друидов избегают контактов с внешним миром, предпочитая запираться в лесах и заниматься своими друидскими делами. Но и в тех случаях, когда они леса покидают, особо откровенничать о своей жизни не спешат. Общеизвестно, что друиды не любят охотников и лесорубов. Да и всё, в общем-то.

— Учитель, что вы можете рассказать по их магии? — после недолгой паузы спрашивает Лотан.

— Их целительские навыки заметно превосходят возможности магов, по слухам, сильнейшие друиды даже способны воскрешать мёртвых, но при этом они предпочитают лечить зверей и деревья, а не разумных существ, — маг качнул головой и соединил пальцы домиком. — Могут они натравить зловредных насекомых на противника, опутать корнями или изрезать травой. Стихийные воздействия так же есть в их арсенале, но тем же огнём пользоваться не любят.

— Наставник, как становятся друидами? — поднял руку Ункарт.

— Критерии отбора мне неизвестно, но кое-что могу рассказать, — на пару мгновений прикрыв глаза, Герион продолжил. — Друиды обычно живут общинами в глубине лесов, первое испытание для соискателя — найти их. Большая часть желающих отсеивается на этом этапе, но и среди добравшихся далеко не все получают шанс продолжать. Некоторым они отказывают сразу, не называя причин. Остальных подвергают различным испытаниям, лишь прошедшие их получают право влиться в общину. И то пройдет немало времени, прежде чем новообращённых станут учить природной магии. Еще можно просто родиться в такой общине, — тихо хмыкнул волшебник. — Так же встречались мне слухи, что друиды похищают маленьких детей. В принципе, это возможно, но большая часть таких россказней ничем не доказана и может быть банальной выдумкой тёмных селян.

— А вампиры существуют? — вдруг встрепенулся блондин.

— Эээ… Конечно существуют, — недоуменно моргнул заклинатель. — При чём тут вампиры?

— Ну, просто отец мне говорил, мол, плохо буду себя вести, вампиры на прокорм заберут… — потер затылок Лотан и смущённо улыбнулся.

— У нас в деревне про друидов говорили, — негромко протянул Руч. — Леса много рядом.

— А о чём говорят в крепости? — громким шёпотом спросил откинувшийся на стуле Ункарт, за спиной брюнета, у Диралы.

— Эм… — неуверенно покосилась ученица на мага.

— Дай угадаю, заберет прохожий чародей на опыты? — слегка улыбнулся Герион. — Увы, людям свойственно бояться того, что они не понимают. Да и не только людям.

— Эй, а ты хорошо себя вела?! — оперевшись на плечо соседа, рыжий наклоняется к девочке.

— Ункарт, — спокойным голосом позвал волшебник.

— Кхм, простите, учитель, — тут же сел ровно парень.

— Возвращаясь к теме друидов… О вампирах и прочей нежити мы поговорим в другой раз, — заклинатель потёр подбородок. — Больше всего их встречается среди лесных и диких эльфов, представители других эльфийских народов так же не пренебрегают этим путём, но идут по нему заметно реже. Особенно это касается высших и пещерных эльфов. Альвов или сидов среди служителей природы почти не бывает. Нередки друиды-люди или хоббиты. В принципе, кто угодно может стать друидом, но многие расы обитают в совершенно неподходящей местности для выбора этой стези.

* * *

— С обзорными лекциями почти закончено, — Герион неспешно прошёл мимо ученического стола, миновав невидимую простым зрением черту, вышел в середину комнаты. — С несколькими заклинаниями первого круга вы все уже ознакомились и попрактиковались.

Негромко произнеся короткую фразу, заклинатель вытянул руку. С указательного пальца сорвалась фиолетовая искорка и быстро устремилась к дальней стене, бессильно затухнув о проявившуюся на миг защиту. Часть кабинета, предназначенная для практических занятий, была прекрасно защищена от столь слабых чар. Повернувшие стулья ученики с определённым интересом смотрели за действиями наставника.

— Думаю, вы все узнали «магическую стрелу», одно из простейших заклинаний первого круга, да и эффективность его незначительна, оно способно доставить неприятности, разве что, попав в глаз, тогда придётся поискать жреца для лечения… — маг слегка улыбнулся. — Хоть от него нельзя уклониться, блокировать можно даже обычным щитом. Тем не менее, несмотря на все недостатки, оно продолжает оставаться в арсенале даже опытных магов, способных на куда более разрушительные чары.

Подойдя к стенному шкафу, волшебник вытащил из него деревянное полено и поставил на дальнем конце защищенного участка. Произнесённое заклинание лишь немного отличалось от прошлого, но на этот раз проявился целый десяток искорок, мгновенно понёсшихся к бревну по разным траекториям. Почти одновременно врезавшись в цель, заклинание буквально раскололо бревно на несколько неравных частей.

— Модификация заклинаний, — коротко взглянув на результат, волшебник повернулся к слушателям. — Разработкой новых чар занимаются немногие, а вот улучшением или изменением уже существующих почти все. Оставаясь все тем же заклинанием первого круга, магическая стрела стала заметно эффективней. Правда, сил она так же требует больше.

Восстановив мишень, маг вытянул обе руки и активировал заранее заготовленное заклинание. Из раскрытых ладоней вырвался поток крупных светящихся сфер, разнёсших бревно на мелкие щепки.

— Сейчас вы видели дальнейшее развитие этого заклинания, чары четвертого круга «магический снаряд», — Герион посмотрел на груду перемолотой древесины и вытащил еще одно бревно. — Далеко не все модификация чар выходят эффективными, порой другое заклинание того же ранга оказывается полезней. Но подобное занятие благотворно влияет на ваше развитие как магов. Даже получив неудачное заклинание при модификации, приобретённый опыт позволит вам совершать меньше подобных ошибок в дальнейшем.

Прочитанное заклинание немного походило на первые, но было заметно длиннее. Сорвавшийся с рук мага вытянутый энергетический сгусток неспешно поплыл в сторону бревна. Достигнув цели, он пронзил её насквозь и рассеялся.

— Заклинание третьего круга, «магическое копье», почти бесполезная штука, — волшебник тихо хмыкнул. — Летит медленно, так что от него легко уклониться, или просто чем-нибудь сбить. Огненная или ледяная стрела того же круга гораздо эффективней. Кстати, они так же являются вариациями той самой «стрелы». Одни модификации широко известны, другие так и остаются собственностью осуществившего их мага. К примеру, над увеличением числа стрел каждый работает самостоятельно, тем не менее, редко можно встретить волшебника, не владеющего подобным приёмом. В том или ином виде. Существуют приёмы, позволяющие расширять возможности заклинаний без их изменения. Увеличить их длительность, эффективность, сделать чары более стойкими к стороннему воздействию… Само заклинание при этом остаётся неизменным, а вот эффект может изрядно отличаться от базового.

Закончив с демонстрацией, волшебник покинул защищённую зону, предварительно развоплотив мусор, оставшийся на полу.

— Вам пока рано заниматься подобным, перед этим вам предстоит немало узнать о теории магии, — дождавшись, пока ученики развернуться, продолжил говорить Герион. — Да и изучить хотя бы третий круг заклинаний тоже не помешает. Конечно, простейшие опыты вы можете проводить даже сейчас, но самостоятельно таким лучше не заниматься. Если вдруг возникнет желание поэкспериментировать, лучше обратитесь ко мне. Так будет гораздо безопасней. Все же вы пока не владеете ни достаточно эффективными защитными чарами, ни рассеивающими ненужную магию. Конечно, эта комната способна выдержать многое, но вашу безопасность никто не сможет гарантировать. Даже находись вы в центре защитных заклинаний, они прежде всего рассчитаны не выпускать ничего за свои пределы, а не обеспечивать безопасность находящихся внутри. Во время ваших практических занятий, этим занимаюсь я.

— Кстати о практических занятиях… — заклинатель огладил бородку и посмотрел на своего первого ученика. — Лотан, продемонстрируй ка мне свои успехи в освоении первого круга…


Глава 3

Разлепить глаза, сесть на кровати, скинув одеяло и свесив с краю ноги, крикнуть мерно долбящему в дверь дежурному монаху, что уже проснулся, помотать головой, отгоняя остатки сонливости. Вот уже несколько лет как привычный распорядок. Да и с чего ему меняться? Пусть и исполнилось мне сегодня аж шесть лет, утреннюю разминку никто не отменял, туда и крепостные маги во главе с Герионом ходят, и Хранитель Фолиантов с оравой чтецов и переписчиков… Как я слышал от тех самых чтецов, до прихода в крепость моего приёмного отца таких порядков не было, но я появился вместе с ним и другого уже не застал. Да и ничего плохого в том не вижу, те же монахи тренируются куда активней, едва ли не целый день, а не какой-то час перед завтраком.

Заправляю узкую односпальную кровать, излишне длинную для моих размеров, натягиваю вытащенную из комода одежду и, окинув быстрым взглядом небольшую комнатку, где нашлось место для письменного стола со стулом да приделанных над ним книжных полок. Магический светильник висел под потолком и в светлое время работать отказывался. Вот потолки тут высокие, в три метра, без лестницы и не дотянешься.

Посетив уборную, выскакиваю на улицу. Остальные обитатели не отличаются такой скоростью сборов, так что по коридору шёл чуть ли не в одиночестве. Да и будить начинают с моей, дальней от входа стороны. Тот же Герион, хоть и живет в соседней комнате, а все одно приходит к занятиям последним. С его появлением мы обычно и начинаем.

Из каменного двухэтажного здания напротив, почти точной копии только что покинутого, разве что не пристроенного к стене, а стоящего отдельно, начинают выходить первые жильцы. Еще немного сонные и не слишком довольные, но уже привыкшие к подобному распорядку дня. За столько времени и не удивительно. Сам я начал принимать посильное участие в общем веселье лет с двух, когда уже уверенно держался на ногах и понимал речь окружающих. Конечно, вместе с остальными не бегал, но и не бездельничал, нагрузка была вполне соразмерна возрасту.

Пройдя вдоль внутренней стены, поворачиваю на тренировочную площадку. Небольшая группа свободных от дежурства монахов уже там, под предводительством настоятеля. Кратко поздоровавшись с последним и получив ответный кивок, приступаю к разминке. Когда соберутся все участники, мы побежим вместе с настоятелем вокруг внутренней стены. Сейчас меня сочли уже готовым к этому, раньше я разве что вокруг площадки бегал под присмотром все тех же монахов. Они в крепости многим занимаются, не только охраной. Посыльные, грузчики, уборщики. И когда только времени хватает? Их тут, конечно, полторы сотни где-то, но и крепость немаленькая, забот в ней изрядно.

За упражнениями и воспоминаниями не заметил, как собралась толпа, и появился Герион, лишь зычный голос Хэна вернул меня к реальности. Главный монах привык раздавать приказы, так что не услышать его было сложно, как и проигнорировать. Он вполне умеет говорить тихо, но обычно это происходит лишь в компании остальных руководителей крепости.

Быстро перебирая ногами, пристраиваюсь в хвост колонны, рядом с настоятелем. Хэн приглядывает, чтоб чтецы не отлынивали от забега, а то они, хоть и попривыкли, да все одно норовят завернуть куда-нибудь и затеряться до завтрака. Вот взрослые же люди, а от физических нагрузок отлынивают! Странные они, я и то понимаю их пользу. Да и бежать им удобней, там, где они один шаг делают, мне приходиться два или даже три, маленький я еще, низкорослый.

— Дэлвин! Продолжай разминку! — под конец второго круга скомандовал настоятель. Ну да, им то еще пару сделать предстоит.

Отделившись от бегущих, занимаю свободный угол на утоптанной песчаной площадке. Движения давно известны и привычны, так что ненадолго отвлекшийся от тренируемых монах-инструктор никаких замечаний не сделал и вернулся к основному занятию. А вскоре и бегуны подключились. Мои упражнения заметно легче, но и длительней, заканчиваем-то мы в одно время. После утренней зарядки все разошлись, кто-то сразу на завтрак, другие сначала решили ополоснуться.

Ух, как хорошо после разминки встать под прохладные струи воды! Полезная штука, магия. Как я слышал, без поддержки магов вся эта прелесть поломалась, пришлось обитателям забыть о личной душевой и туалете. Общий сортир на улице, персональный ночной горшок под кроватью, общая помывка раз в неделю… Кошмар! Не могу представить, как они так жили, хорошо, что те времена я уже не застал. Сейчас-то у каждого они есть, пользуйся, сколько хочешь, с водой в крепости проблем нет благодаря артефактным насосам и фильтрам. Прямо из моря она малопригодна для использования.

Повернул торчащий из стены вентиль, из лейки под потолком сразу же перестала течь вода. Жаль, нельзя сделать её потеплей, а иногда так хочется! Особенно зимой. Увы, заклинание греет все одинаково в любое время года. Маги могут чего-нибудь поменять, но делать это постоянно для каждого желающего явно не будут. Да и мало их, всего пятеро, включая Гериона.

Выйдя из закутка, сразу же схватил с крючка большое полотенце. Старательно вытершись, переоделся в чистое и отправился на завтрак. Постиранная одежда успеет высохнуть до вечера, тогда и уберу в комод. Можно и не убирать, постоянно ведь пользуюсь, но не нравится мне, когда она в коридоре висит, он и так не слишком просторный даже для меня. Теперь можно и на завтрак. Интересно, чем повара сегодня нас порадуют?..

* * *

Просторное помещение обеденного зала постепенно заполнялась жующими людьми. Пристроившись за один из длинных столов на высоком стуле, неспешно копаюсь ложкой в тарелке. Каша. Опять каша. Хорошо хоть разные, не повторяют каждый день одно и то же. Но везде каша! Даже за столом руководителей едят ту же самую кашу, я проверял. И ученики Гериона её жуют, и монахи… И мне приходится. Живот-то бурчит, наполнения требует.

Пододвинув поближе глиняная кружка с крепким чаем, перехватываю ложку поудобней и беру в свободную руку кусок хлеба. Хочешь не хочешь, а больше есть нечего. С тоскливым вздохом откусываю хлеб и отправляю в рот ложку. И так раз за разом, пока тарелка не опустеет, только что без вздохов, незачем соседей отвлекать, они и так порой косятся. Допив чай, ставлю кружку в тарелку и соскальзываю со стула. Мелковат я для общей мебели, вон, чтоб забрать тарелку тянуться приходится. У интенданта Фандара и вовсе личный стул имеется, повыше обычных и со ступенькой. Запрыгивать на мебель ему как-то не солидно.

Оттащив посуду дежурящим на мойке монахам, отправляюсь в библиотеку. Пришла пора учиться. Кого-нибудь из свободных работников Герион припрягает к наставничеству, а иногда и сам участвует. Жаль, самому интересному — магии никто учить не желает. Приходиться тратить время на всякую ерунду наподобие письма, черчения или там счёта… Другие языки вот интересные, множество их всяких существует! И почти на каждом в библиотеке хоть пара книг да найдётся. Вот выучусь и все прочитаю!

Миновав проход за внутреннюю стену, выхожу в парк. Зелень вяло колышется под слабым ветром, сумевшим прорваться сквозь заграждения. Раскидистые ветви невысоких деревьев слегка покачиваются, листья легко шуршат… Хорошо бы залечь где-нибудь на ветке с книжкой, да занятие не пропустишь.

Главные ворота библиотеки приветливо открыты немногочисленным посетителям. Работники тоже уже подтягиваются с завтрака. Чтецы будут читать и перекладывать книжки с места на место, переписчики переписывать книги да создавать свитки заклинаний. А ученикам Гериона опять предстоит заниматься самообразованиям: читать книги из составленного им списка и практиковаться в известных заклинаниях. Как он недавно говорил, они уже вплотную подобрались к третьему кругу, скоро уже кто-нибудь и на него перейдет.

Читальный зал так заманчиво выглядит… Но моя воля крепка как наковальня гнома! Ни разу гномов не видел, но читать доводилось, наковальня у них должна быть о-го-го. Так, мне на четвертый этаж. Поднимаюсь по лестнице, прохожу по коридору и распахиваю дверь.

— Мастер Ваант, что вы тут делаете?! — удивленно таращусь на Первого Чтеца, сидящего за столом в небольшой комнате, где обычно проходят мои уроки, напротив него стоял высокий стул, пока пустой.

— Твой опекун считает, что у тебя слишком много свободного времени, — негромко проскрипел старик. — Так что я собираюсь проверить твои способности к алхимии.

— Ого! Алхимия, это почти как магия! — заинтересованно прохожу вперед, закрыв за собой дверь.

— Алхимия лучше какой-то там магии! — отчетливо скривился человек, что привело его морщинистое лицо в неописуемый вид.

— Ну, возможно… — неуверенно пожимаю плечами и сажусь на своё привычное место.

— Чтоб ты понимал, — в его голосе послышался еще более отчетливый скрип.

— В алхимии — ничего, — развожу руками. — А вы всё время будете со мной заниматься?

— Еще не хватало! У меня слишком много работы! — посмотрел он на меня из-под густых бровей. — Я только проверю, стоит ли вообще с тобой возиться, или это пустая трата времени. А дальше пусть с тобой кто-то из моих алхимиков возится. Им будет полезно кого-нибудь поучить.

— Но я ничего не знаю об алхимии! — проверка вызвала определённые опасения.

— Все когда-то с этого начинали… — негромко прокашлялся чтец. — Итак, слушай внимательно…

* * *

Решение мне так и не огласили, алхимик лишь неопределённо похмыкал в конце занятия и велел проваливать к опекуну. Но, на мой взгляд, всё не так уж и плохо, как казалось сначала. Во всяком случае, явного неудовольствия мои действия не вызвали. Так, негромкое бурчание, да и все на том. Хоть лично я встречался с Первым Чтецом редко, от его подчинённых довелось не раз слышать, что это его обычное состояние и ворчит он постоянно, по поводу и без.

Сейчас же можно немного прогуляться по парку перед обедом, а потом, если не найдется мне иных занятий у Гериона, посидеть в том же парке с книжкой. Как раз до вечерней пробежки время будет. Интересно, что он хочет от меня? Впрочем, сейчас найду и узнаю.

Поспрашивал чтецов, те послали меня на улицу, нет Гериона в библиотеке. Пара стражников на входе отправили к северной стене. Попавшиеся по пути монахи уточнили направление к кузнице.

Через западные ворота, миновав внутреннюю стену, повернул направо. Вдоль северной стены расположились крепостные мастерские, там же было и искомое здание. Лаборатория алхимиков, к слову, была на пересечении с западной стеной, на заметном удалении от остальных построек. Пустое пространство было и у невысокого каменного здания кузницы. Приоткрыв тяжёлую дверь, заглядываю внутрь. Хоть наружу не вырывалось ни звука, внутри стоял изрядный шум. Невысокий жилистый кузнец с чем-то возился в дальнем углу, громыхая железом. Его подмастерье, мускулистый парень лет пятнадцати, правил косу недалеко от входа. Он и сообщил мне, что опекун уже ушёл. Куда, подмастерье оказался не в курсе.

Патрулирующие крепость стражники так же не смогли помочь, главного мага никто не видел. А вот монахи на главных воротах сообщили, что он покинул крепость. Ну, значит, срочных поручений для меня нет, можно и отдохнуть немного. Заглянул в библиотеку, вытащил с нижней полки книжку и отправился в парк.

Время за чтением пролетело незаметно, едва не пропустил обед, только прошедшая толпа чтецов позволила не опоздать, но после трапезы вернулся на прежнее место, дочитывать. А там и до пробежки время пролетело. И лишь после ужина удалось поймать Гериона.

* * *

— Дэлвин, в честь начала твоего обучения алхимии у меня есть небольшой подарок, — когда мы расположились в комнате мага, заговорил Герион, вытаскивая из сумки прямоугольный свёрток. Жильё опекуна почти не отличалось от моего, разве что свободного пространства было меньше из-за книжных шкафов и полок.

— Книга? — быстро разорвав обертку, я с любопытством раскрыл её. — Но… Она пустая! — возмущенно восклицаю и поднимаю взгляд на опекуна.

— Верно, — широко улыбается волшебник. — Она предназначена для твоих записей! Когда тебе станет известен новый рецепт, ты сможешь записать его в эту книгу. Её листы обработаны специальным составом, так что повредить их будет непросто.

— Ты за ней сегодня уходил из крепости? — захлопнув обложку, отложил книгу в сторону. — Да и мастер Ваант еще не сообщил результат проверки.

— Мы переговорили за ужином, — маг отвел глаза в сторону, почесал подбородок, глубоко вздохнул и вновь запустил руку в сумку. — А ходил я вот за этим… — передал он небольшую резную шкатулку. — С днем рождения, Дэлвин.

— Эм, спасибо… — неуверенно покрутив подарок в руках, сдвигаю защелку и откидываю крышку. Внутри лежит овальный серебристый медальон со смутно знакомым символом на лицевой стороне. Потянув за цепочку, вытаскиваю. На обратной стороне выгравирован тот же символ, остальная поверхность гладкая.

— Смотри, вот так он открывается, — протянув руку, Герион провел пальцем по боку. Что-то тихо щёлкнуло, и по краям украшения пробежала тонкая щель. — Раскрой.

Перехватив покачивающийся медальон, отпускаю цепочку, подцепляю и сдвигаю крышечку. С лёгким любопытством смотрю на портрет женщины с правильными чертами слегка заострённого книзу лица, большими синими глазами, тонкими бровями и густыми русыми волосами.

— Это твоя мать, Шерелис, — с заметной печалью в голосе произнёс волшебник.

— Да? — уже с большей заинтересованностью вглядываюсь в портрет. — А это вот что? — тыкаю пальцев нечто непонятное, белое, виднеющееся за спиной матери.

— Крылья, — слегка пожимает плечами опекун. — Она ведь крылатая эльфийка.

— А как вы познакомились? — спрашиваю, но отрывая взгляд от портрета…

— Кхм… — краем глаза замечаю, что Герион чешет подбородок, не торопясь отвечать.

— Мне уже шесть лет! Можешь же мне хоть что-нибудь рассказать о матери?! — возмущённо восклицаю, подняв глаза на волшебника.

— Кхм… Мне тогда только исполнилось пятьдесят, уже не начинающий маг, но еще не слишком сильный и опытный. Вот уже почти два десятилетия я ходил с разными командами наёмников, набирался опыта, зарабатывал деньги на новые заклинания и артефакты… И вот однажды мы оказались в одном отряде с твоей матерью. Я сперва принял её за выходца с верхних планов, они мне уже встречались, в отличие от небесных эльфов. Но, как оказалось, ошибся. Она тогда только покинула своих сородичей, не знаю, кто надоумил её податься к наёмникам. Среди них встречаются самые разные… люди, но тогда ей повезло, компания подобралась достойная, — Герион прервался, налил из стоящего на столе кувшина воды в кружку, сделал несколько глотков и продолжил. — Нельзя сказать, что мы сразу прониклись доверием друг к другу, это далеко не так… Но, в итоге я стал относится к ней как к младшей сестре, хоть она и была старше меня почти на полтора столетия. Это долгая история, возможно, я расскажу её как-нибудь в другой раз…

— Я запомню твоё обещание, — глубоко вздохнув, вешаю цепочку на шею и заправляю медальон под одежду. Живот кольнуло холодом, но это быстро прошло. Подхватив книгу и шкатулку, я поднялся с кровати.

— Подожди! Этот медальон не просто безделушка, — так же поднялся маг. — Это защитный амулет, он может отвести удар не зачарованного оружия или стрелу, да и от удара кулаком сбережёт.

— Спокойной ночи, Герион, — еще раз поблагодарив за подарки, выхожу из комнаты, слыша в спину ответное пожелание.

Несколько шагов по коридору и вот моя дверь. Замки тут редкость, во всём доме разве что у моего опекуна есть, так что в отсутствии жильца дверь просто прикрыта. Изнутри можно на щеколду запереться, что я и сделал.

Подсохшая после стирки одежда отправилась в комод, как и бывшая на мне. Сильно испачкаться она не успела, так что смысла стиркой заниматься нет. В конце недели отдам прачкам, да и всё. Разобравшись с мелкими хозяйственными делами, запрыгиваю на кровать.

Раскрытый медальон лежит на ладони, внимательно рассматриваю портрет. Изображение вызывает какие-то странные, незнакомые чувства. Потратив несколько минут на попытки распознать новые ощущения, со вздохом защелкиваю медальон и опускаю на живот. Цепочка для меня длинновата, надо будет подсократить. Подвязать чем, что ли? Звенья на вид цельные, надо будет к кузнецу заглянуть, может, поможет.

Взятая в библиотеке книга лежала на столе, так что с кровати пришлось слезать, потом забираться обратно. Можно и почитать перед сном.

* * *

Не откладывая в долгий ящик, сразу же после занятий по геометрии от престарелого чтеца Ксандра, отправляюсь к кузнецу. Надеюсь, он найдет для меня время.

Открыв дверь кузни, отмечаю сохранившуюся тишину. Подмастерье сегодня отсутствовал, а мастер расположился на лавке, вытянув тощие, кривоватые ноги. В руках он вертел непонятную загогулину, но особо увлечённым не выглядел.

— Добрый день, вы сейчас не слишком заняты? — зайдя внутрь, прикрываю за собой дверь.

— Добрый, — отложив железку в сторону, кузнец повернул ко мне безволосое лицо. Лишь редкие брови составляли растительный покров головы. Раскосые серые глаза безразлично смотрели вперёд. — Чего тебе… Дэлвин? — слегка нахмурился он.

— Вот, — вытягиваю медальон из-за ворота. — Цепочка слишком длинная, неудобно.

— Так вот куда ушёл тот слиток мифрила, — негромко хмыкнул мужчина.

— Мифрила? — читал я про этот металл, но как-то иначе его представлял.

— Герион давно его заказал, да забрал только несколько дней назад, — мастер взял медальон и быстро осмотрел. — Тонкая работа, явно при изготовлении использовали магию. Да еще и зачарование… Сомневаюсь, что смогу укоротить цепочку, ничего не испортив, — немного поразмыслив, он поднялся и подошёл к валявшейся в углу куче хлама. Быстро там покопавшись, что-то нашёл и вернулся обратно. Кинув на меня быстрый взгляд, соединил звенья тонкой проволокой и загнул края. — Когда порастёшь, сдвинешь, как будет удобно.

— Спасибо, — натягиваю цепочку и отправляю медальон под одежду. Стало заметно удобней, подвязанная цепочка болтается рядом с портретом и не мешает.

— Пожалуйста, — пожав плечами, кузнец вернулся к прерванному моим появлением занятию. Тихо попрощавшись, выхожу на улицу. Чем бы сегодня заняться?…

* * *

Время летит, вот уже несколько лет как я начал изучать алхимию. И за это время я подрос едва на пару сантиметров! Вот когда начинаешь понимать всю тяжесть эльфийского бытия. Общее время занятий понемногу увеличивалось, теперь не только до, но и после обеда проходит обучение. Увы, настоящей магии Герион всё так же отказывается обучать, утверждая, что моих сил пока не хватит и на первый круг заклинаний. Хорошо хоть с теорией не ограничивает, да и пару упражнений показал.

В общем-то, ничего примечательного не происходило, учеба, тренировки да чтение. А вот сегодня появилось некоторое оживление, не сказать что приятное. Мои соседи за обедом обсуждали слухи о нападениях орочьих банд на граничащие с необжитой территорией города. Не ближайшие соседи, но добраться до них трудностей не составляет.

Доводилось мне читать об орках и их набегах, ничего хорошего ждать не приходится. Физически они превосходят людей, существенно уступая им в умственном развитии, но на боевых качествах это сказывается слабо. Добыв же качественное снаряжение, они превращаются в угрозу и для полноценных человеческих армий, не только гарнизонам малых селений и городов. Давно уже носа из своих гор и лесов не показывали, наверняка их там скопилось изрядно. Нелегко придётся людям, как бы и Керзенрес не зацепила орда.

По утверждениям разговорившихся чтецов, крепость расположена в удобном для обороны месте, лишь с одной стороны можно подвести армию, монахи сильны, хорошо обучены, их снаряжение высокого качества. Магическая защита надёжна, ученики Гериона уже достигли третьего круга, а сам он почти покорил восьмой, но все портит возможная численность противника. Если орки возьмутся нас штурмовать, соберется их не меньше тысячи, с парой десятков шаманов. Те обычно уступают человеческим магам в личном мастерстве, но объединив силы способны потягаться с куда более мощным противником.

Остаётся надеяться, что мы их не заинтересуем. Все же крепость стоит на отшибе, важных путей не прикрывает, хранящимися в ней сокровищами или богатством обитателей не славится. Я так сильно сомневаюсь, что неграмотным оркам будут интересны книги иначе, чем растопка для костра. И ту куда проще добыть на месте, чем таскать с собой.

* * *

— Итак, господа, наши охотники заметили несколько орочьих банд, — серьезное выражение непривычно смотрелось на лице жизнерадостного полурослика. — Я уже отправил гонцов фермерам, стоит готовиться к приёму постояльцев.

— Ты не поторопился? — брюзгливо проскрипел алхимик. На внеочередное собрание его выдернули прямо посреди работы. — Столько посторонних людей в крепости до добра не доведут!

— Лучше потерпеть некоторое время тесноту, чем лишиться людей, — негромко заметил настоятель. — Как у нас с продовольствием?

— На небольшую осаду хватит с запасом, — Фандар постучал пальцами по подлокотнику и беззвучно пошевелил губами. — Даже если число обитателей увеличится в два раза, чего не ожидается.

— Зелий хватит на небольшую наступательную войну, — Рэнш громко прокашлялся. — Пока есть ингредиенты, их производство не остановится. Последняя поставка была не так давно, с этим проблем нет.

— Магическая защита не идеальна, но атаку шаманов выдержать должна, — Герион огладил бородку и тихо хмыкнул, качнув головой. — Мои ученики на боевых магов похожи мало, но поддержку на стенах оказать смогут. Если дать им время на подготовку.

— Поверьте все еще раз, нам не нужны неожиданности, — Хранитель Фолиантов потёр гладко выбритый подбородок. — На время нашествия руководство перейдёт к Хэну, пока еще есть время, подготовьтесь, как следует.

— Что у нас с высокоуровневыми свитками? — повернул голову к главному чтецу монах.

— Ничего, — пожал тот плечами. — Мы их только по заказу делаем. За пару недель, если отложить другие задачи, переписчики могут изготовить некоторое число.

— Сколько?

— Зависит от нужных чар! — развёл костистыми руками Первый Чтец. — Первого круга можно наштамповать несколько сотен, девятого — едва пару десятков успеем.

— Герион, составь список, что лучше подойдёт из заклинаний, — посмотрел на волшебника Хэн.

— Сделаю, — коротко кивнул тот. Некоторый опыт у него был, по обе стороны крепостных стен. — К вечеру передам список.

— Я проверю чернила и заготовки, — алхимик почесал лысину и покосился на монаха. — А ты что будешь делать?

— Проверю своих людей, — слегка приподнял Хэн брови. — Усилю посты, разошлю разведчиков по округе.

— Думаю, пока стоит отменить забеги, — слегка улыбнулся жрец.

— И уменьшить порции, — печально вздохнул интендант. — Пора начинать экономить.

— Раз с задачами определились, до вечера! — первым поднялся со своего кресла Герион.

Распрощавшись, волшебник сразу же направился на третий этаж библиотеки, ему предстояло перерыть немало книг заклинаний. Хоть кое-что он успел переписать к себе, оставалось еще множество не просмотренных томов. Все за один день не изучить, но вполне возможно бегло просмотреть книги в паре разделов.

Книги здесь располагались по дате поступления. Разбивка по школам была бы удобней, но далеко не все тома можно было распределить таким образом. Маги-специалисты не являются редкостью, но в ближайших странах универсалов заметно больше, что сказывается на ассортименте.

Герион никогда не был силён в школе прорицания, но кое-что сотворить способен. Вопрос был прост: «какие разделы помогут больше всего?». Зачитав из книги заклинание, волшебник сконцентрировался на своих ощущениях. Опытные прорицатели способны и на большее, но где ж таких взять.

Определившись с целью, маг принялся за дело. Раскрыть первую книгу, бегло пролистать, поставить на полку. Раскрыть вторую, просмотреть, отложить в сторону… И так до победного. Впоследствии отложенные книги изучаются тщательней, названия заинтересовавших заклинаний выписываются с краткими комментариями. Традиция вместе с самим заклинанием описывать и его эффект появилась давно, редко кто отступает от неё, разве что желает сохранить своё открытие в тайне, но в библиотеку такое точно никто сдавать не будет. Разве что кто-то потом случайно найдет записи и притащит. Но это уже совсем другая категория, хранящаяся в запасниках, ожидая безумца, рискнувшего испытать неизвестные чары. Есть и обходные пути, они почти всегда есть, только это совсем другой разговор.

За разбором текстов и составлением записей пролетела большая часть дня, ужин оказался пропущен и лишь появление чтеца, сообщившего о начале собрания, заставило Гериона отвлечься от работы. Список необходимых свитков неоднократно переписывался, но к текущему моменту приблизился к итоговому варианту. От некоторых чар приходилось отказываться, отдавая предпочтение количеству созданных свитков.

Хоть заклинания с них, после недолгого обучения, может использовать кто угодно, максимальной эффективности достигнут лишь маги. В руках простых монахов тот же девятый круг выйдет лишь в половину своей нормальной мощности. В большинстве случаев этого вполне достаточно, но наличие во вражеском войске шаманов сомнению не подлежит, даже орки не настолько тупы для этого.

Передав с чтецом, что подойдет через двадцать минут, Герион принялся быстро записывать итоги своих размышлений и поисков на чистый лист. Некоторые из отброшенных чар выглядели весьма привлекательно, но волшебник не решился в столь ответственном деле полагаться на совершенно непонятно как работающие заклинания, ограничившись более понятными да лучшими модификациями уже известных и надёжных.

— Только тебя и ждём, — бодрым голосом поприветствовал его вернувший привычное настроение хоббит. Безразлично пожав плечами, маг молча передал Первому Чтецу список и рухнул в своё кресло. Физически он был в норме, но сказалось умственное напряжение.

— Я знаком с возможностями переписчиков, если сроки останутся те же, должны со всеми свитками успеть, — негромко произнес Герион. — Если будет время, так же указал необходимое, как и очерёдность.

— Я передам указания, — Рэнш изучил список и спрятал в нагрудный карман. — С материалами проблем нет, крупных заказов давно не поступало.

— Простых защитных артефактов на складе хватает, — подёргал себя за бакенбард Фандар. — А вот с зачарованным оружием проблема. Да и атакующих артефактов мало.

— Это по моей части, — устало улыбнулся волшебник. — Завтра с учениками начну работу. Если не гнаться за долговечностью, сможем обеспечить минимальным набором всех монахов.

— Число защитников увеличится, учитывай это, — Хэн прикрыл глаза. — Укрепления в порядке, экипировка монахов и стражников тоже. Люди при деле.

— Новые поселенцы еще не начали прибывать, но я приказал готовить им жильё, — интендант обвёл взглядом собеседников.

— Они и своё зверье притащат, про это не забыл? — из-под бровей посмотрел на него алхимик.

— Не беспокойся! В твою лабораторию коров загонять не будем! — взмахнул руками Фандар. — Пасти на твоей полянке тоже!

— Весь парк изгадят и истопчут, — тихо хмыкает чтец.

— Ничего естественное удобрение! — широко улыбнулся хоббит. — Да и свежее мясо лишним точно не станет!

— Море под боком, его орки перекрыть не сумеют, — запрокинувший голову на спинку кресла маг говорил, не отрывая взгляда от потолка. — При необходимости всегда сможем наловить рыбы.

— Или построить плот из книжных шкафов и уплыть подальше, — подчеркнуто серьезно произнес полурослик. — А наиболее крупными книгами можно грести!

— Я тебя скорее сам утоплю, — скривился алхимик от столь наглого посягательства на святое.

— Да ладно, я просто шучу! — печально вздыхает интендант. — Столь мрачная обстановка не способствует ясности мыслей.

— Лично я предлагаю расходиться, — вставляет слово доселе молчавший Хранитель Фолиантов. — Время уже позднее, а на завтра нам предстоит много работы, как и в последующие дни.

* * *

Уже несколько дней в крепости готовятся к приходу орков, мои занятия отменили, так же как и общие тренировки, даже монахи почти не упражняются. Вчера начали появляться первые жители окрестных ферм, пустующие казармы приняли новых обитателей. Перегруженные недавно собранным урожаем телеги нескончаемой вереницей тянулись в крепость, с трудом разминуясь с отправившимися в обратный путь пустыми. Оставлять продовольствие оркам никто не собирался, что не сожрут, то сожгут или ещё как испортят.

С приводимыми крестьянами животными было сложнее, в крепости были только конюшни для лошадей посетителей, да хлев, и так уже занятый. Посетителям, кстати, рекомендовали покинуть крепость. Большинство прислушалось к совету, но пара особо упёртых читателей напрочь отказались уходить куда-то до конца отведённого им срока, даже обещание бесплатно пустить в следующий раз, на оставшееся время, не помогло.

Крепостному парку не повезло переквалифицироваться в пастбище, хоть большую часть еды своим питомцам обеспечивали владельцы, слегка пожухшим зелёным насаждениям тоже досталось.

Несмотря на отменённые уроки, без дела меня не оставили. Сейчас вот помогаю алхимикам. Порезать, растереть, нашинковать… К большему меня самостоятельно до сих пор не допускают, только под присмотром. В общем-то, первые занятия мне все больше о технике безопасности рассказывали. Штука, конечно, важная, но не две же недели её рассказывать в разных вариациях да с примерами нарушений! Такое ощущение сложилось, что он просто не знал, чему меня учить. Потом исправился, но иногда случались рецидивы.

— Дэлвин. Уже нарезал? Отлично! — а вот подошёл и мой наставник, опытный алхимик Кнез. Человек лет тридцати на вид, среднего роста, ширококостный. Тёмные волосы собраны в короткий хвост и прикрыты шапочкой, широко расставленные карие глаза слегка прищурены. Из-под рабочего фартука виднеются свободная рубашка и простые штаны из грубой некрашеной ткани.

— Да, наставник. Что дальше делать? — спрыгнув с высокого стула, приставленного к алхимическому столу, разминаю ноги.

— Хм… — чешет затянутой в перчатку из шкуры зверя с труднопроизносимым названием рукой, широкий, слегка приплюснутый нос и растягивает тонкогубый, но так же широкий рот в улыбке. — Пока можешь передохнуть, а там уже и обед скоро будет.

Полюбовавшись сквозь приоткрытую дверь накрапывающей моросью, решаю остаться в лаборатории. На улице делать точно нечего в такую погоду. Библиотека сейчас закрыта, переписчики там и живут, им даже еду монахи таскают. Лишнего народа в крепости уже много набралось, так что меры понятные.

Вернувшись в основное помещение, забираюсь на свой стул, облокачиваюсь на стол и, оперев подбородок на ладонь, смотрю на алхимиков. Вот мастер Ваант чего-то выпаривает, пристально смотря на кипящую жидкость в колбе. Чуть в стороне алхимик-специалист быстро шинкует уверенными движениями ножа какую-то зелень. В другом углу начинающий алхимик шурует пестиком в каменной ступе, периодически разглядывая результат и продолжая работу. Мне такое пока не поручают, сил не хватает. А вон мой наставник фильтрует уже готовое зелье, тёмно-синее, с фиолетовым отливом, и разливает по флаконам. Обычный рабочий день в обычной алхимической лаборатории.

Отстранённо наблюдая за происходящим, размышляю о насущном. Орки не самые приятные посетители, даже не встречаясь с ними лично уже можно сделать такой вывод. Даже не взяв крепость, их появление способно доставить немало неприятностей её обитателям. Даже такие мелочи, как толпа посторонних, набившаяся за стены. А ведь наверняка будут раненые и убитые среди защитников стен. Пусть Герион и собирается привлечь несколько отрядов наёмников, основной костяк по-прежнему будет за монахами, среди которых хватает хорошо мне знакомых.

Пусть крепостные лекари способны на многое, но и они не всесильны. А на местных жрецов надежды мало, чудо воскрешения никому из них недоступно. Разве что все вместе соберутся да обряд на несколько часов проведут… Для каждого. Все же жрецы не маги, их возможности зависят в основном от благосклонности их бога, ну и от веры жреца в этого самого бога, конечно. Ну, как я это понял из прочитанных книг и редких расспросов Хранителя Фолиантов. Все же у него не так много времени для удовлетворения моего любопытства. Хорошо хоть вообще отвечает. Впрочем, он жрец Ариватэла, нести просвещение ему положено.

Конечно, я явное подтверждение того, что смерть не является концом существования, но радости это не добавляет. Даже не учитывая почти гарантированную потерю памяти при перерождении, с оставшимися в живых соратниками связь будет потеряна без сомнений.

— Пошли на обед! — вырвал меня из размышлений хлопок по плечу. Кнез уже закончил с укрепляющим зельем, да и остальные алхимики приостановили деятельность. Пропускать приём пищи никому не хотелось.

— Да, наставник, — слезаю со стула. Покосившись на возвышающегося надо мной человека, вновь печалюсь скорости своего взросления. Хоть росту он для людей среднего, да рядом со мной выглядит настоящим великаном. Иногда предстоящие столетия роста вгоняют меня в тоску. Наверно, в своей среде юные эльфы таких трудностей не испытывают, но где она, та среда. Остаётся терпеть и ждать.

* * *

Недавно пришедшая идея о наёмниках столь захватила Гериона, что он оставил создание артефактов на учеников и, предупредив о длительном отсутствии воспитанника и Малькольма телепортировался в один из известных ему центров сбора. В былые времена он и сам не раз искал там нанимателя или хорошую компанию. Денег в крепостной казне хватало, так что скупиться он не собирался, основной проблемой было отсутствие достойных кандидатов.

Время после сбора урожая редко было спокойным, многие мелкие землевладельцы начинали возню с соседями, пытаясь расширить свои владения или просто пограбить да ослабить неприятеля. Золотая пора для наёмных отрядов. Встречаясь по разные стороны баррикад, у них не было цели сражаться до последней капли крови, но и за бездействие наниматели платить не желали. В итога, противостояния превращались по большему счёту в череду мелких стычек, проходящих порой без единого трупа с обоих сторон, а вот без раненых уже не обходилось, что привлекало множество лекарей и начинающих жрецов-целителей. Ничуть не удивительно, что с такой альтернативой мало кто хотел наниматься на защиту крепости.

Нельзя сказать, что у наёмников существовала единая организация, но на определённой местности они обычно предпочитали иметь определённое место, где можно отдохнуть между заказами, прикупить снаряжения, ну и найти следующий заказ. Да и правителям гораздо легче их становится контролировать, что так же сказывается. Вот и этот речной городок был таким местом.

— Так что, никого свободного нет? — с явной печалью в голосе спрашивает маг. Своеобразная гильдия наёмников располагалась почти в центре города, учитывая, что почти всё в нём было завязано на неё, такое расположение совсем не удивляет.

— Почему же, есть, — пожимает плечами довольно молодой парень, занимавшийся приёмом заказов и помогавший нанимателям и нанимаемым встретиться друг с другом. — Но это либо плохо экипированные отряды новичков, либо одиночки.

— Не самый подходящий контингент, — надежды на первые точки были не велики, но чтоб уже третья посещённая не принесла результата, Герион не ожидал.

— Обстановка напряжённая, — развёл руками парень. — Даже не учитывая обычные склоки лордов.

— У нас орки, а тут что? — слегка заинтересовался волшебник.

— И орки тоже, — хмыкнул собеседник. — Но в основном гоблины и кобольды, не сидится им что-то в своих норах.

— Что ж, придётся поискать в другом месте, — потерев подбородок, маг поднялся и коротко попрощался. Ему предстояла ещё одна телепортация, самая дальняя из уже совершённых.

В отличие от северных королевств, в далёких юго-восточных землях сейчас должно быть затишье. Многодневные проливные дожди не способствуют активным боевым действиям, да и караваны в эту пору редкость. Другое дело, большинство наёмных отрядов представляли собой конницу, пехотинцев было немного, умеющих оборонять крепости и того меньше. Местные правители не жаловали конкурентов, старательно давя всех, кто мог представлять опасность.

Нельзя сказать, что в иных местах официальная власть настроена благодушней, но не всегда есть возможность избавиться от подобных элементов, а польза от них зачастую превышает весь возможный вред.

Попытка переместиться напрямую в город ни к чему хорошему бы не привела, так что пришлось Гериону пройтись от пригородной части под обильно льющейся с небес влагой. Полностью промокнуть не дало применённое защитное заклинание, но сухим он не остался. Время тут уже было позднее, так что стоило озаботиться ночлегом, а делами заниматься уже с утра. Да и силы многократная телепортация подточила.

С трудом пробравшись по раскисшей дороге, волшебник упёрся в закрытые ворота. Дождь сильно снизил видимость, искать калитку пришлось чуть ли не наощупь, но через несколько минут преграда была преодолена. Пусть и ценой нескольких монет. Каменная мостовая заметно удобней чавкающей грязи. Споро оббив сапоги от лишнего веса, Герион шагнул на главную улицу.

Этот город маг посещал давно, но несколько приличных заведений в памяти сохранилось. К его сожалению, на месте первого обнаружилась неоконченная стройка, второе и третье оказались переполнены, лишь четвертое порадовало наличием пары свободных комнат. Наскоро перекусив в общем зале, волшебник поднялся к себе. Просушив одежду, начитал несколько защитных заклинаний и завалился спать.

Ночью никто не тревожил, прекрасно выспавшийся волшебник после раннего завтрака вышел в путь. Кроме прочего, здесь нередко останавливались на стоянку несколько хорошо знакомых отрядов. Пусть с последней встречи прошло несколько десятилетий, но для их капитанов это не срок.

Единого центра тут так и не образовалось, маг собирался пройтись по постоялым дворам, порасспрашивать владельцев о знакомых. Удача улыбнулась ему с первой же попытки. В одном из посещённых вчера заведений как раз столовался нужный человек.

— Здравствуй, Роден, давно не виделись! — негромко произнес Герион, остановившись рядом с небольшим столиком, занятым единственным едоком.

— Герион, — протянул тот, подняв голову от тарелки. Под косыми лучами утреннего светила кожа на его лице металлически блестела. — Не ожидать увидеть тебя.

— Я и сам не ожидал оказаться здесь, — слегка улыбнулся волшебник. — Не возражаешь, если я присяду?

— Располагайся, — повёл свободной рукой Роден.

— Как я вижу, твои изыскания продвинулись? — пристально вгляделся в лицо собеседника маг, отмечая проявившиеся с последней встречи изменения. Кожей дело не ограничилось, чуть удлинившиеся клыки, промелькнувшие в широкой улыбке, слегка заострившиеся зрачки, да и жёсткие короткие светло-серые волосы никак не походили на былой каштановый окрас. Лишь радужка осталось всё той же, льдисто-голубой.

— Весьма, весьма, — колдун откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. — Что привело тебя ко мне?

— Ты слышал о крепости-библиотеке Керзенрес?

— Я там даже бывал, — мотнул головой Роден.

— Я там верховный маг…

— Поздравляю, — прервал Гериона собеседник. — Но к чему это всё?

— Ты так и не научился терпению, — глубоко вздохнул волшебник. — Я как раз о деле и говорю.

— Пока ты говоришь не о том, — покачал поднятым вверх пальцем колдун.

— На крепость скоро могут напасть орки, много орков, и я ищу наёмников, — потерев лоб, маг облокотился на столешницу. — На севере с этим сейчас проблема, так что я пришёл сюда.

— Хочешь нас нанять? Оборона крепостей не совсем наш профиль, — постучал пальцами по столу Роден.

— Зная тебя, с экипировкой у отряда проблем нет, как и с дисциплиной, — тихо хмыкнул Герион. — Но мне нужны еще отряды, если твой, конечно, не перевалил за прошлое число.

— Нет, нас всё так же три десятка, — почесав предплечье, колдун с печалью посмотрел на остывший завтрак. — Местные слишком подозрительно косятся на большие команды.

— Не знаешь, Дормунд сейчас в городе?

— Хм… — Роден уставился в потолок и почесал затылок. — Я его на прошлой неделе видел, если никуда не смылся…

— Может, ещё кого порекомендуешь? Я тут давно не был.

— Попробуй обратится к Шафхаму, он хоть и из местных, но командир неплохой, да и какой-никакой опыт должен быть, — поскрёб макушку колдун. — А больше и не к кому, остальные всё больше караваны сопровождают да бандитов по джунглям ловят.

— У этого Шафхама большой отряд?

— Человек сорок, из них два мага третьего и пятого круга, да один жрец-целитель. Броня неплохая, у каждого бойца по арбалету. Вот со щитами не очень, всё больше кулачные.

— Ну, подобного добра в крепости хватает, — махнул рукой волшебник. — При необходимости, еще на пару сотен бойцов хватит.

— А вас там вообще сколько?

— Полторы сотни монахов, три жреца, пяток лекарей, я и три ученика третьего круга, — не стал скрывать маг. — Сколько будет орков — не знаю, мы засекли только их разведчиков. Но наверняка не меньше тысячи с десятком шаманов.

— В обороне выглядит не так плохо, — почесал за ухом Роден. — Вот в поле я бы с таким соотношением сталкиваться не рискнул.

— Нападать они смогут только с одной стороны, крепость на утёсе стоит, — уточнил Герион. — Да и магическая защита приличная.

— Помню я, — нахмурившись, колдун смотрел в пространство перед собой. — Ладно, это по ходу решим, а сейчас пора обсудить самую важную часть! Сроки найма, и вознаграждение за наш самоотверженный труд…

* * *

Дормунд нашёлся в лучшем городском борделе. Полуэльф уже вторую неделю расслаблялся после недавнего рейда в джунгли. На счастье Гериона, рейнджер с утра ещё не успел набраться или уединиться с очередной оплаченной подружкой, а эльфийская физиология позволила сохранить ясность мыслей. Первая часть разговора прошла спокойно, Дормунд не торопил рассказчика и больше внимания уделял напитку в кружке.

— И всё же, зачем тебе в крепости два десятка лесников? — оторвав взгляд от сосуда, охотник устремил покрасневшие глаза на волшебника.

— К югу от крепости хватает лесов, — порывшись в сумке, маг вытащил грубую карту. С сомнением посмотрев на заставленный посудой стол, просто развернул её в руках. — Нам не помешают хорошие разведчики, способные отследить передвижения орков и не попасться. А если еще проблем им создадите…

— Это возможно, — внимательно изучив предоставленный рисунок, полуэльф одним глотком допил настой, скривился и отставил кружку в сторону. — Но надолго их задержать не выйдет, нас слишком мало.

— Сколько получится, столько получится, — пожал плечами Герион. — В крепости готовятся, но чем больше в нашем распоряжении окажется времени, тем лучше.

— И что нам делать, когда они осадят крепость? — рейнджер встряхнул головой, ладонью поправил длинные нечёсаные волосы и собрал их в хвост, перевязав вытянутым из кармана шнурком.

— Поддержите монахов стрелами, — волшебник приподнял брови. — Надеюсь, в местных зарослях Стражи Леса не разучились стрелять?

— Не разучились, — потомок лесного эльфа и человеческой женщины хмуро посмотрел на собеседника. Вспоминать о тех временах он не любил. — Но наши луки мало подходят для стен, в лесу больших расстояний нет.

— В арсеналах найдутся подходящие, — отмахнулся маг. — Стрел тоже с избытком.

— Ладно, мы в деле, — после недолгих раздумий произнёс Дормунд.

— Не подскажешь, где тут можно найти помещение для открытия портала?

— Сними склад за стеной, и хоть массовые жертвоприношения устраивай. Пока местных богатеев не трогаешь, никто и не почешется.

Шафхам давним знакомым не был, так что после продолжительных поисков беседа ограничилась лишь обсуждением контракта и оплаты. С условиями он согласился, так что через пару дней все наёмники начали подтягиваться к заранее снятому и подготовленному складу. Без ритуалистики открытие портала находилось вне возможностей Гериона, пришлось ему повозиться с вычерчиванием на земляном полу сложных фигур и таинственных символов.

Перед отправкой маг телепортировался в крепость и точку перехода охраняли два десятка монахов, во избежание случайностей. Прохождение портала не лучшим образом сказывается на неподготовленном организме. В этот раз всё прошло без эксцессов, и помощь охраны не понадобилась.


Глава 4

— Хм, какой-то смутно знакомый запах… — едва миновав крепостные стены, потянул носом Роден.

— Да? — шедший рядом Герион тоже принюхался. — Обычные ароматы крепости.

— Нет-нет, не это! — мотнув головой, колдун схватил волшебника за предплечье и потянул за собой. — Это откуда-то оттуда…

Провожаемые недоумёнными взглядами, заклинатели бодро шагали, ведомые чутким носом колдуна. Немного поплутав, они вышли к алхимической лаборатории.

— Тебя привлёк какой-то состав? — наконец-то смог вырвать руку из цепкого захвата маг.

— Нет, это не физический запах, скорее… запах силы, — Роден нахмурился и потёр переносицу. — Что-то знакомое, важное, но никак не могу вспомнить.

— Если это в здании, может, поблизости от источника поймёшь? — пожав плечами, Герион распахнул дверь и вошёл.

— Это кто? — тут же появился заметивший вторжение в свою вотчину Первый Чтец. — И что он здесь делает?

— Роден, колдун и капитан наёмного отряда, мой давний знакомый, — представил посетителя волшебник. — Он учуял отголоски знакомой силы, вот и смотрим.

— А в другом месте смотреть не можете? — недовольно проскрипел алхимик.

— Запах идёт отсюда, — развёл руками Герион. — Не беспокойся, мы не помешаем.

— Это он! — не обращавший внимания на диалог, Роден старательно вертел головой, пока не остановился на небольшой фигуре, сидящей за слишком высоким для неё столом.

— Дэлвин? — наклонив голову к плечу, маг посмотрел на своего воспитанника. После некоторых раздумий, он раскрыл книгу заклинаний и зачитал чары сокрытия. — Что с ним?

— Я вспомнил, откуда знаю этот запах! — взмахнув руками, колдун повернулся к волшебнику. — Когда я встал на путь пробуждения крови, запах моей силы изменился, но здесь он куда сильнее, концентрированный!

— Но он эльф! — потёр лоб Герион. — Притом чистокровный!

— Я тоже чистокровный человек, — фыркнул Роден и сложил руки на груди. — Что не помешало дракону затесаться в моих предках!

— И к чему это всё? — вклинился в диалог никуда не уходивший Рэнш.

— Он может стать колдуном! — широко улыбнулся сероволосый, пустив блики по лицу.

— У него пока не хватит сил, даже на первый круг мага, — приподнял бровь Герион. — Куда уж тут становиться колдуном. Да и я про этот путь знаю только теоретически…

— Так даже лучше, ему будет куда проще взять под контроль свою силу, — отмахнулся Роден. — Теоретически…. Да кому нужны эти теории? — громко рассмеялся он. — Для колдуна, важней всего практика!

— И кто его будет учить? Ты, что ли? — негромко хмыкнул волшебник. — Из крепости ему отлучаться рано, или ты решил забросить наёмничество?

— Первые шаги я помогу ему сделать, — отбросил веселье Роден. — А дальше ему придётся справляться самостоятельно. Если силы у него действительно немного, навредить он себе не сможет. При должной аккуратности. Коль его пускают в лабораторию злобных алхимиков, — слегка улыбнулся колдун, — с этим сложностей не предвидится.

— Сейчас у нас есть куда более срочная проблема, — качнул головой волшебник. — Орки.

— И лучше выметайтесь отсюда, — брюзгливо проскрипел чтец. — Вы отвлекаете нас от работы!

* * *

Пятёрка гоблинов-разведчиков неслышно прокралась под замаскировавшимся на склоне холма полуэльфом. Густой, колючий кустарник совершенно не заинтересовал бурокожих коротышек. Рейнджеру же врождённые способности помогли комфортно устроиться в стороне от замеченной тропы. Длинные носы без толку втягивали воздух, запах не мог выдать опытного охотника. Маленькие тёмные глазки напрасно шарили по округе, полуэльф не оставил следов ни на земле, ни на растениях.

Вот уже несколько дней он и его отряд патрулировали лес. Не в первый раз натыкался на вражеских лесовиков, как гоблинов, так и орков. Крупных сил пока замечено не было, но малыми отрядами уже подошло к крепости несколько сотен бойцов. Дождавшись, пока разведчики отойдут подальше, рейнджер покинул своё укрытие и поспешил вдоль тропы, по следам отряда. Пусть гоблины не были новичками в лесу, до опыта и возможностей бывшего Стража Леса им было далеко.

Он не оставлял надежд найти основные силы наступающих. Одних легковооружённых разведчиков для штурма крепости недостаточно. Сложные осадные машины орки не жалуют, больше полагаясь на силу своих шаманов, простейшие тараны и штурмовые лестницы. А вот тяжёлая пехота у них отменная. Лучники, не отличаясь эльфийской точностью, заметно превосходят тех в силе, не каждый человеческий силач способен натянуть орочий длинный лук.

Полуэльф остановился на развилке, поправил короткое копье, висевшее за спиной, и присел на корточки, внимательно рассматривая истоптанную множеством ног землю. Уже не в первый раз прошёл здесь неприятель, распугав или подстрелив встреченных зверей. Почти незаметная тропка вела к небольшому роднику, хоть там и были заметны нужные следы, но больше рейнджера заинтересовала другая, свежая и явная тропа.

Запутыванием следов враги не утруждались, предпочтя проложить одну дорогу, периодически её патрулируя, нежели ходить каждый раз другими путями. Распрямившись, следопыт перешагнул оголённую землю и вновь скрылся в зарослях. Он не знал, сколько еще идти, но надеялся справиться до темноты. В ночи гоблиноиды видят куда лучше простого полуэльфа, рассчитывать на зрение не стоит.

Когда он добрался до стоянки, уже сгустились сумерки. Почти сотня орков расположилась на наспех очищенном от кустарника пространстве. Несколько бойцов в тяжёлых доспехах бродило по импровизированному лагерю. Часть занималась своими делами, другие же завалились спать. Небольшой отряд зеленоватых гоблинов побросал пожитки чуть в стороне и сейчас сгрудился вокруг костерка, разведённого в яме. Они о чём-то переговаривались, бурно жестикулируя и иногда повышая голос. Впрочем, после таких всплесков следовала напряжённая тишина сопровождающаяся опасливым оглядыванием. Но надолго их выдержки не хватало и вскоре всё начиналось вновь.

Рейнджер проворно вскарабкался на ближайшее дерево, не смутившись высоко расположенными ветвями. Наблюдать оттуда было сложнее, но и его заметить почти невозможно. А вот слушать никто не помешает. Прислушавшись к происходящему под ногами, Дормунд с удивлением узнал несколько орочьих диалектов. Их носители проживали довольно далеко друг от друга, и представить их собравшимися в едином отряде было нелегко.

Замеченные при первом осмотре различия в окрасе его не смутили, пусть превалирующие цвета в племенах имелись, но ничто не мешало быть одним родом оркам с красной, серой или чёрной кожей. В ближайших к крепости землях проживали зелёные, и их тут почти не было. Да и речь характерна для совсем других мест. Те же гоблины явно земляки его прошлых нанимателей, в тамошних джунглях этот диалект был весьма распространён, изучить его полуэльф успел неплохо.

С пониманием других наречий было сложнее, но на память охотник никогда не жаловался. К сожалению, услышать он смог только бытовое переругивание, рассказывающих байки гоблинов да храп спящих. Ни секретных планов, ни личность главаря или общую численность никто обсуждать не торопился. Немного поразмыслив, Дормунд решил не рисковать, пытаясь пробраться мимо часовых. Письменность у гоблиноидов используется редко, а утаскивать кого-то из центра лагеря — плохая идея для скрытности.

Немного вздремнув на дереве, рейнджер ловко спустился и неспешно обогнул вражескую стоянку. Путь неприятеля проследить труда не составило, большому отряду трудно передвигаться скрытно. Особенно, если это орки.

Всё так же, не выходя на истоптанную землю, продвигался охотник по лесу. Внимательно осматриваясь, вслушиваясь и принюхиваясь. Пусть его обоняние серьезно уступало тем же гоблинам, но и такая малость может оказаться полезной. Не дело это, нарваться на засаду или патруль. Даже если всех перебить и запрятать тела, враг насторожиться, а то и ускорится. Лучше уж оставить его в неведении о чужом присутствии.

Уже перевалило за полдень, когда полуэльф добрался до реки. За время пути ему попался стационарный пост с вышедшим оттуда патрулём. Как и раньше, удалось вовремя их обнаружить и остаться незамеченным, хоть и пришлось повторить опыт сидения в не слишком удобном для того месте. Колония змей была не рада незваному гостю, но опытный рейнджер умел убеждать.

Несколько грубых речных посудин стояли пришвартованные к наскоро собранному деревянному пирсу. Почти полтысячи орков расположились на берегу, зарывшись в здоровенные заплечные мешки или неспешно облачаясь в броню. Несколько сотен гоблинов хаотично носились по берегу, затрудняя подсчёт даже тренированному глазу. Периодически те натыкались на собирающихся здоровяков, получали напутственного пинка и порой улетали в реку.

Походный шатёр, обвешанный шаманскими атрибутами, расположился чуть в стороне от основной группы, но десяток тяжёлых пехотинцев отбивали всякое желания попытаться заглянуть за полог. Пройдясь вдоль кромки леса, Дормунд несколько раз дёрнул себя за ухо. Если учесть, что это не единственная точка высадки, на что намекали несколько обнаруженных наёмниками троп, на штурм крепости собирались изрядные силы. Осмотрев высадившееся войско, полуэльф направился в обратный путь. К моменту его прибытия на точку сбора и остальные должны вернуться, останется лишь обобщить собранные сведения.

* * *

Подготовка проходила в напряжённой обстановке, пусть по малолетству меня не сильно загружали, отмечать состояние остальных это не мешало. Особенно тяжело приходилось магам, как крепостным, так и наёмникам, и алхимикам. Пусть и не круглые сутки, но время на сон у них заметно сократилось, запасы специальных зелий, позволяющих бодрствовать заметно дольше без ущерба для концентрации и работоспособности, пополнялись лишь немногим быстрее трат.

График магов был более… щадящим. Они банально тратили все свои силы раньше, продолжая создание амулетов лишь после достаточного отдыха. Единственный колдун, сильнейший после Гериона, в создании магических предметов был почти бесполезен, его умений хватало разве что на впечатывание заклинаний в свитки. И то количество доступных заклинаний не впечатляло. Конечно, колдуны тоже умеют заменять свои чары, но если магу достаточно усилия воли для «очищения памяти», тем требуется куда больше времени и усилий. Да и «запоминание» у них проходит куда тяжелее и дольше. Пока впечатают заклинание, пока освоятся.… Работа не на один день. Этот путь дарует иные преимущества.

Как я слышал, основное из запланированного уже сделано, орки передвигались куда медленнее первоначального предположения. Но успокаиваться и останавливаться на достигнутом никто не собирался, в численности прикидки тоже не совпали, хоть точное количество ни мне, ни простым жителям неизвестно, но их явно больше двух тысячу, уже обеспечивавших десятикратное превосходство. Пусть штурмовать со всех сторон орки не могут, возможность постоянно посылать подкрепления и сменять выживших, уставших и израненных бойцов заметно превосходит резервы защитников крепости.

Вот и получается, что основная ставка приходится на магию и алхимию. Различные зелья, защитная и атакующая магия, артефакты с амулетами. Всё должно обеспечивать качественное превосходство над вражескими войсками. Особые способности монахов так же будут не лишними.

* * *

Мерным шагом прогуливаюсь по внутренней стене. Обычно меня сюда не пускают, но сегодня еще тот день исключений. Гоблиноиды основательно обложили крепость по суше, даже рейнджеры и охотники скрылись за стенами, более неспособные ускользать от вражеских патрулей.

Валганг внешних стен не слишком удобен для обзора, да и повыше тут. Простые прямоугольные зубцы обеспечивали некоторую защиту, сверху прикрывал лёгкий дощатый навес, способный уберечь разве что от дождя и стрел. Сами стены толстые, несколько человек в ряд пройти могут, что тут, что там. Но основная защита — магическая. Еще при постройке крепости встраивались могучие чары, Герион с учениками и помощниками смогли частично восстановить их, частично использовали новые. Не будь у противника шаманов, взять нас им бы не светило вовсе. А так, результат я предсказать не берусь. Впрочем, обороной руковожу не я, что понятно, кто ж ребёнка командовать пустит? Ну да шутки шутками, а хорошо хоть с совещаний не прогоняют, когда выходит увязаться за Герионом.

— Так когда, говоришь, подойдут войска из Бранабальда? — Хранитель Фолиантов остановился между зубцами и посмотрел на вражеский лагерь, разбившийся невдалеке от крепости.

— Не раньше, чем через месяц, — встал рядом с ним Герион. — У них так же имеются значительные проблемы с орками, причем предпочитают те осаждать отнюдь не крепости.

— Как я понимаю, больше связаться не удаётся? — опёрся ладонями на высокий парапет Малькольм.

— Там почти сотня шаманов, — мотнул головой волшебник. — По отдельности они слабы, но все вместе блокируют все мои попытки с кем-то связаться. Открыть портал тоже не получится, как и призвать кого-либо.

— Сотня шаманов может доставить немало неприятностей, — подпёр зубец Хэн. — Ты уверен, что они не смогут снять щиты с крепости?

— Известными мне способами — нет, — ответил маг, огладив бородку и подняв глаза к небу. — Но стоит быть готовым ко всему. Орки не титаны мысли, но полными идиотами не являются, наверняка припасли пару сюрпризов. Да и всех возможностей шаманов не знают даже сами шаманы.

— И это если не брать в расчёт численность обычных бойцов, — приподнявшись на цыпочки, хоббит потеснил жреца и положил локти на стену, вглядываясь вдаль. — Они могут просто завалить нас трупами.

— Почти все они имеют слабые амулеты, — прищурившись, Герион потёр бровь. — Предназначение я отсюда определить не могу, но наверняка это что-то защитное. Против магии простые доспехи малоэффективны.

— А ты сможешь поднять их трупы? — скосил глаз на мага Фандар.

— Массовая некромантия, это к жрецам, — отмахнулся Герион. — Я могу организовать разве что единичную нежить, и то после специального ритуала.

— Не мой профиль, — тут же отозвался Малькольм. — Ариватэл не Птом, власть над немёртвыми своим последователям не дарует.

— Исцелять не можешь, орду зомби сделать не можешь… — глубоко вздохнул полурослик. — Совсем бесполезный жрец.

— Не смешно, — откашлялся Хранитель Фолиантов. — И вообще, я тут главный.

— Да я так, вслух рассуждаю, — отстранённо пробурчал интендант.

* * *

Первая попытка штурма случилась тем же вечером, пара сотен орков с большими деревянными щитами без долгих приготовлений рванули в атаку. Защитники не проспали, и набежавшую толпу встретил залп зачарованных, взрывающихся стрел. Первые взрывы пошатнули неприятеля, часть выпустила щиты, и попадали на землю. В проявившиеся разрывы прилетел следующий залп, довершив начатое. Немногочисленные уцелевшие побросали обломки щитов и куски штурмовых лестниц да вернулись назад. Никто из стоявших на стенах не понял, зачем было столь бессмысленное действо.

Всю ночь с дальней части лагеря раздавался шум, в ближайшем лесу валились деревья, мелкие гоблины что-то мастерили за широкими орочьими спинами. С утра, не дожидаясь взошедшего светила, орки атаковали вновь. Под прикрытием башенных щитов не слишком ровные ряды тяжело бронированных орков размеренно приближались к стене. Попадания зачарованных стрел лишь ненамного замедлили продвижение, неспособные нанести заметного вреда.

Несколько монахов по приказу использовали магические жезлы. Толстые молнии сорвались со стен, проделывая внушительные просеки в рядах неприятеля. Созданные по упрощённой технологии короткие деревянные цилиндры были почти одноразовыми, рассыпаясь в пыль после исчерпания заряда. Но задачу выполнили, неприкрытые щитами враги получили свою долю стрел. Подключились вражеские лучники, но лишь обозначили себя мишенью, не сумев пробить защитные чары, прикрывающие бойницы. Свиток кислотного тумана избавил мир от еще одной сотни орков, шаманы себя так и не проявили.

Откатившиеся орки затихли на несколько часов, после чего вновь пошил на штурм. К потерям гоблиноиды всегда были равнодушны. На этот раз первыми ударили шаманы, покрыв поле боя непроницаемым туманом. Объединённые силы вражеских заклинателей не дали защитникам крепости очистить обзор, лишь благодаря особенностям зрения последователя дракона, способного при желании различить живых и сквозь куда более серьезную преграду, лучники смогли принести какую-то пользу.

Почти без потерь подошедшие к стенам орки попытались было поставить штурмовые лестницы, но прилетевшие с высоты горючие зелья не дали осуществиться столь хитрому плану. Вспыхнувшее под подножием стены пламя спалило и лестницы, и тащивших их орков. За время существования огненной черты лучники успели приспособиться к новым условиям и неплохо проредили вновь отступивших врагов.

Ставший бесполезным туман шаманы убрали, сконцентрировавшись на защитных чарах. Прикрытый магическим пузырём отряд орков тащил грубо сделанный таран, не потерявший от этого в эффективности. Простые стрелы щитом не замечались, лишь несущие в себе разрушительные чары слегка волновали поверхность. За успешным снятием заклинания последовало почти мгновенное его восстановление. Скоординировав действия, практически одновременно была снята защита и запущено уже проявившее себя кислотное облако. Вновь возникший купол никак не помог погибающим оркам, лишь ускорил их гибель. Из этой волны не вернулся никто.

На следующие часы образовалось затишье, лишь непонятная возня во вражеском лагере привлекала внимание наблюдателей. Не задействованные монахи воспользовались возможностью немного передохнуть, не уходя со стены. Слегка перекусили притащенной добровольцами из фермеров провизией, да расположились немного подремать, ширина валганга позволяла и не такое. Зелья способны поддерживать организм в активном состоянии долгое время, но пока есть возможность обойтись без них — лучше обойтись без них.

Мирный отдых монахов прервал сильный гул, донёсшийся сверху. Подскочившие с лежаков люди похватали оружие и осторожно выглянули в бойницы. Тихая ругань сопроводила действия самых неаккуратных и торопливых. Немногочисленные наблюдатели, догадавшиеся высунуться из-под крыши на внутреннюю сторону, узрели светящиеся точки в ночном небе, стремительно увеличивающиеся в размерах.

Усиливающий гул повыгонял из жилищ не участвующих в обороне людей, полуодетые фермеры выскочили на улицу, сжимая во вспотевших ладонях выданные из арсеналов крепости топоры и короткие копья. Стремительные огненные росчерки упёрлись во внешний периметр крепости, сопроводив окончание своего пути жутким грохотом и ярчайшей вспышкой, серьезно ударившей по освоившимся в темноте глазам. Мерцание проявившегося над укреплениями волшебного купола заметить было некому.

Лишь маги уловили колебания защитного поля. Отвлёкшийся от создания очередного жезла Герион быстро отправился в подземелье библиотеки, где находился центр купола и создавший его ритуальный чертёж.

* * *

— Ты разобрался, что это было? — собравшиеся в небольшом кубическом помещении, с полностью исписанными чародейскими знаками стенами, смотрели на главного мага.

— Призыв, — вцепившись в бородку, заклинатель внимательно изучал тускло мерцающие символы на дальней от входа стороне. — Шаманы призвали несколько лавовых элементалей.

— Но ты говорил, что сейчас никто не может осуществить вызов! — сдвинул брови монах. — Или на шаманов этот запрет не распространяется?

— Никто не сможет открыть порталы… на уровне земли и пару километров выше, — перевёл взгляд на собеседника маг и сложил руки за спиной. — Они установили точку выхода на большой высоте… Еще пара таких призывов и о защите можно забыть.

— А поставить новую? Эта вот, — полурослик обвёл рукой комнату, — оно же сохранится?

— Это просто внешнее проявление, остаток от ритуала, — отмахнулся волшебник. — По нему можно точно определить текущее состояние щита, кое-что с ним сделать, но для его повторения придётся проводить весь ритуал с самого начала, предварительно очистив это место. Или подготовив другое.

— Так что, нам просто стоять и смотреть, как нашу библиотеку равняют с землёй?! — вскинулся старый алхимик. Синяки под глазами, лихорадочно блестевшие глаза да слегка подрагивающие пальцы и подергивающаяся голова явно говорили об изрядной усталости. — Это недопустимо!

— Они не собираются уничтожать библиотеку, — мотнул головой Герион. — Все их удары пришлись исключительно на стены.

— Это не важно! — взмахнув руками, чтец вытаращил глаза на мага. — Мы не можем позволить этим дикарям переступить наш порог!

— Такое развитие событий мне нравится не больше твоего, — скривился заклинатель. — Я предлагаю ответить им той же монетой. Но тут есть некоторые сложности…

— Какие сложности? — нахмурился Малькольм.

— В отличие от шаманов, у меня нет контракта с каким-либо планом, — потёр подбородок волшебник, устремив взгляд в пустоту. — Я могу призывать кое-каких существ, но этого будет недостаточно.

— Ты бы не стал что-то предлагать, не имея решения, — бесстрастно отметил Хэн.

— Мне потребуется пара коров, ровная площадка повыше и несколько часов работы, — покачнувшись с пятки на носок, маг всем телом повернулся к собеседникам. — Лучше всего подойдёт крыша библиотеки.

— А за это время они не успеют разобраться с защитой? — Хранитель Фолиантов потёр ладонями глаза.

— Камлание шаманов не отличается скоростью, особенно столь сложное, — мотнул головой Герион. — Думаю, они потратили всё время с прошлой атаки на подготовку.

— А ты сможешь поразить точно шаманов? — прищёлкнул пальцами хоббит.

— Нет, — развёл руками заклинатель. — Но дальше вражеского лагеря они не упадут, сильной защиты сверху там нет, это у нас крепость рассчитана и на оборону против летающих созданий.

— Всех уничтожить сможешь? — подался вперёд интендант.

— И это нет, — шумно выдохнул маг. — Едва ли я смогу призвать хотя бы пяток элементалей, после чего мне придётся почти сутки отлёживаться, тут же их было больше десятка.

— Наблюдатели насчитали двадцать семь, упавших на стену и еще три пролетевших мимо, — сухо прокомментировал монах.

— Такого результата не достигнуть, даже задействовав всех одарённых, — потерев бровь, Герион отправился на выход. Чуть погодя, за ним последовали остальные.

* * *

Уверенным движением проведя последнюю линию, Герион закончил стабилизирующий чертёж. Окинув взглядом ассиметричный многоугольник, раскинувшийся на слегка скошенной площадке, волшебник коротко кивнул своим мыслям и поднялся с колен. Несколько часов ушло на черчение нужных знаков и фигур, отряхнув колени и спрятав специальные мелки в сумку, маг ещё раз перепроверил все линии. Ошибиться после длительной подготовки было бы неприятно.

Затолкать на крышу крупных, упирающихся животных было непросто, без последующей уборки обойтись не вышло, да и небольшое лечение четверке монахов не помешает. Несмотря на броню, получить копытом по ноге или рогами в живот приятного мало. Но, в итоге, задача была выполнена, и пара представительниц крупного рогатого скота нервно переступала копытами по камню, периодически мыча и порываясь преодолеть ограничение верёвки на передвижение.

Помощников на крыше не было, пришлось Гериону самому затаскивать упирающееся животное в центр фигуры, следя за целостностью линий. Зафиксировал жертву, отошёл в сторону и раскрыл книгу. Пробежав глазами по тексту, размеренно зачитал заклинание, попутно вливая энергию в конструкцию. Громко мычащая корова стремительно взмыла в небеса. Запустив следом её товарку, маг приступил ко второй части ритуала.

Аккуратно затерев уже не нужные линии и знаки, начертил на их месте новые. Встал в центр получившейся фигуры, прочитал заклинание и, сквозь прищуренные веки, посмотрел на появившиеся в вышине огненные росчерки. Целых семь элементалей неслись к вражескому лагерю.

— Похоже, жизненная энергия коров пришлась по вкусу обитателям того плана, — пробурчал маг, прикрываясь ладонью. Яркая вспышка пробилась сквозь плоть. Потерев глаза и проморгавшись, волшебник взглянул на стоянку орков.

Оставив бесполезные попытки что-то рассмотреть в ночной дали, применил чары дальнего зрения. Один из элементалей упал почти в центре лагеря, разметав юрты и шалаши. Двое лишь краем задели врага, упав почти за указанной магом границей. Оставшиеся свалились вразнобой, практически не задев шаманов, но неплохо проредив простых бойцов. Но на этом неприятности орков не закончились. Отсутствие серьезной защиты над лагерем позволило призванным существам остаться на материальном плане и после падения атаковать ошарашенных гоблиноидов.

Усиленное зрение чётко показывало происходящее. Пылающие камни перетекают в человекообразную форму, сходу швыряя светящиеся красным сгустки в скопление врагов. Мощные разрыва, казалось, слышные даже на таком расстоянии, яркие всполохи, разлетающиеся массивные фигуры, пытавшиеся разрубить антропоморфные куски пылающего камня.

К сожалению, развлекаться элементалям дали не долго, те самые шаманы уже через несколько минут смогли изгнать их с материального плана бытия. Но даже по самым скромным подсчётам атака унесла несколько сотен гоблиноидов. Впечатляющие потери для осаждающих, при практически полном отсутствии убитых среди осаждённых. Пара коров — не великая цена за такой успех.

* * *

— Вам не кажется это затишье подозрительным? — после обеда руководство крепости и наёмников осталось в зале, едва последние чтецы покинули помещение, взял слово Дормунд. — Последние попытки штурма выглядят откровенно жалко, они просто не дают нам расслабиться, никаких шансов на успех.

— Они явно чего-то ждут, — пожал плечами колдун. — Я чувствую в ставке шаманов бурления энергий, но ничего определённого или сильного там не распознать.

— Нам это тоже на руку, — потёр лысину тряпочкой чтец. — Алхимики и переписчики работают на пределе сил, а там и войска подойдут.

— Они не могут не догадываться об этом, — качнул головой жрец, сидевший во главе стола. — Если кто-то смог пригнать под стены нашей библиотеки такую толпу орков, узнать о договоре с Бранабальдом ему большого труда не составит. Мы его и не скрывали никогда.

— Сделать мы сейчас все равно ничего не можем, — маг повертел ладонью и качнулся на стуле. — Повторить трюк с призывом не выйдет, они растянули блокирующее поле на максимум.

— С одной стороны, это хорошо, они продолжат тратить силы и не смогут ударить по нам, — с небольшим акцентом высказался Шафхам.

— Не думаю, что это был единственный довод в их арсенале, — Роден с легким металлическим скрежетом поскрёб щёку. — Да даже половины от оставшихся шаманов хватит доставить нам проблем.

— Они не отличаются ни силой, ни мастерством, — похрустел пальцами волшебник. — По меркам магов, там нет никого сильнее четвертого круга.

— Это не помешало им почти развалить твой щит, — сложил тощие руки на груди алхимик. — Глупо мерить шаманов мерками магов, ваши силы слишком различны.

— А ты не можешь запустить в них чем-нибудь… не призывным? — Фандар отстранённо вертел в руках короткий кинжал, казалось, не обращая на происходящее за столом внимания.

— Шаманы учли прошлую ошибку, теперь орки защищены, — уперев локти в стол, Герион опустил подбородок на ладони. — Я легко могу снять купол, но они практически сразу его восстановят, заклинания со свитков или жезлов не достанут на такое расстояние.

— Жаль, у меня ничего подходящего нет, — откинулся на спинку стула колдун. — Мой стиль боя не слишком подходит для столь дальней работы.

— Нажраться в хлам и рвануть в гущу врагов с дикими воплями теперь называется «стиль боя»? — отчётливо хмыкнул полуэльф.

— Не преувеличивай, — вяло отмахнулся Роден. — Такое и было-то всего пару раз, обычно я трезв и полностью себя контролирую. Но почти весь мой арсенал заклятий сосредоточен на самозащите и ближнем бою.

— Хм… Запустить хрупкий предмет на большое расстояние сможешь? — прищурился Рэнш. — С коровами-то ты справился.

— Хочешь отправить какое-то зелье? — повернулся к нему встрепенувшийся заклинатель. — Ритуал будет куда проще, его совсем не обязательно проводить мне, справятся и ученики. Но тут нужно точно рассчитать, когда снимать щит, времени до появления следующего не так много.

— У нас хватает боевых составов, — запрятав кинжал под одежду, поднял голову полурослик. — Можно не ограничиваться одной склянкой.

— Никто и не собирался, но необходимо узнать, за какое время шаманы восстанавливают щит, и сколько будут лететь снаряды, — поднялся со стула алхимик и направился к выходу. — Причем сделать это не вызвав подозрений. Внезапная атака куда лучше ожидаемой.

— Можно просто запустить несколько камней в море, подобрать подходящие по весу и форме, расстояние нам известно, — почесал затылок полуэльф. — Или просто смотреть, когда склянки подлетят к щиту и прямо перед этим его снять.

— Усилить зрение не проблема, но лучше совместить, — вслед за алхимиком поднялся волшебник. — Мне потребуется некоторая подготовка перед снятием чар, это не мгновенное действие.

* * *

На уже послужившей площадкой для ритуалов крыше было людно. Кроме мага с учениками и алхимика пришли понаблюдать за испытаниями все не занятые руководители. В качестве снарядов собрались использовать стандартные склянки с водой, Первый Чтец решил не возиться с подбором камней. Сам пуск доверили ученикам, именно им предстояло отправить в полёт настоящие зелья.

— Все готовы? — осмотрев начерченную конструкцию, маг отошёл в сторону.

— Да, учитель, — встал на освобождённое место Лотан, остальные ученики расположились за его спиной, положив руки на плечи.

— Активируйте, — махнул рукой Герион. Через несколько мгновений склянки отправились в полёт.

— Точность не вдохновляет, — проследил за падение широко разлетевшихся снарядов Дормунд.

— Должно хватить, — потёр подбородок колдун. — Тут же еще и ветер сильный.

— Так, у нас тут три контейнера с зельями… — подправив чертёж, маг подошёл к лежащим в стороне ящикам. — Можно запустить сразу их, если немного зачаровать, получится интересный эффект…

— И на кой мы тогда пускали склянки? — нахмурил густые брови чтец.

— Кое-что полезное можно извлечь и из того, а проследить за большим ящиком куда проще, чем за кучей стекляшек, — одолжив у полурослика кинжал, волшебник быстро вырезал на деревянных стенках контейнеров стройные ряды символов. — Что там с ветром над лагерем?

— Западный, довольно слабый, — тут же отозвался рейнджер.

— От нас, значит, — потерев подбородок, заклинатель внес небольшие изменения в пусковой чертёж. — Я буду работать с внешней стены, как подготовлюсь, дам знать, не пропустите.

Быстро добравшись до цели, волшебник выглянул в бойницу. Орки почти круглосуточно жгли костры, вырубая на топливо и без того редко растущие вблизи крепости деревья. В последнее время вражеским лесорубам приходилось и вовсе возвращаться в южный лес. Маг зачитал сильнейшее из своих снимающих вражескую защиту заклинаний, активировал заранее подготовленные чары дальнего взора и скомандовал ближайшему монаху махнуть флажком наблюдателям.

Всплеск магии за спиной оповестил о начале атаки пристально всматривающегося в безоблачное вечернее небо волшебника. Отметив над лагерем промелькнувшие тёмные точки, приготовился снимать защиту. Приглушённая вспышка в небесах, практически мгновенно следующее за ней падение купола и рой мелких точек стремящихся к земле. Клубы зеленоватого тумана затянули вражеский лагерь. Дотянувшиеся до костров облака мгновенно вспыхивают, порождая цепную реакцию. Восстановившаяся защита ничем не помогает гоблиноидам, лишь ограничивая распространение горючих газов территорией стоянки.

* * *

— По нашим наблюдениям, были уничтожены почти все не защищённые амулетами противники, — примерно через час после столь впечатляющей атаки, осаждённые собрались в обеденном зале. Сложив руки перед собой, настоятель монахов неспешно прохаживался вдоль стола. — К сожалению, шаманы почти не пострадали, но общая численность врага едва превышает полторы тысячи.

— Впечатляет, — поднялись вверх тонкие брови полуэльфа. — Ваши зелья немало нам помогли, мастер Ваант.

— Удачное стечение обстоятельств, — отмахнулся алхимик. — Сам по себе газ почти не вреден.

— Не прибедняйтесь, — слегка улыбнулся рейнджер. — Костры были видны издалека.

— Увы, повторить что-то подобное уже не выйдет, — вставил слово Герион. — Шаманы учли ошибку и не ограничились одним куполом, я заметил как минимум три.

— Повторяться вредно! — поднял палец колдун.

— У тебя есть идеи, что можно еще с ними сделать? — пристально посмотрел на него маг.

— Нет, — развёл руками тот. — Но обороняться в любом случае будет проще.

— Самые боеспособные вражеские воины остались в строю, — качнул головой Хранитель Фолиантов.

— Всей толпой они навалиться не смогут, — не утратил улыбки Роден. — А малыми партиями мы их одолеем.

— А что у них с провизией? — окинул взглядом собравшихся Фандар.

— Даже если старые запасы были уничтожены, в чём я несколько сомневаюсь, каннибализм у орков не редкость, — огладив бородку, ответил волшебник. — В их распоряжении сейчас целая куча хорошо прожаренного мяса.

— Да и людоедством они тоже не брезгуют, — медленно кивнул старый алхимик. — Хорошо, что фермеры не остались им на поживу.

— Кстати, не похоже, что они собираются уходить? — заклинатель взглянул на взявшегося за спинку своего стула монаха.

— Не похоже, — мотнул головой Хэн.

— Интересно, что же заставило их появиться здесь, да еще с таким упорством осаждать крепость? — потёр лоб Герион. — Обычно орки предпочитают в таких ситуациях отступать.

— Сомневаюсь, что нам удастся что-то об этом сейчас выяснить, — прикрыл глаза Дормунд. — Разве что захватить кого-то из сильных шаманов или вождя…

— Хочешь сходить в разведку? — покосился на него колдун.

— Сейчас не получится, — печально вздохнул рейнджер. — Они слишком пристально наблюдают за крепостью. Тут ведь нет тайного хода, ведущего за их спины? — взглянул он на Малькольма.

— Нет, — после недолгого молчания ответил жрец.

— А жаль, надо будет вырыть, — негромко протянул интендант, возведя глаза к потолку. — После снятия осады, конечно же…

— Надо будет многое изменить, — тихо хмыкнул Герион. — Уже сейчас есть некоторые идеи по улучшению обороноспособности.

— Вот и займётесь, — резюмировал Хранитель Фолиантов. — После снятия осады, конечно же.

* * *

— Мастер Ваант! — ворвавшийся в лабораторию монах отвлёк от работы не только меня, почти все алхимики повернули головы к входу. — Настоятель приказал оповестить всех о появлении кораблей!

— Каких еще кораблей? — все же оторвался от возни с бурым порошком Первый Чтец.

— С моря плывут, — потёр гладко выбритый затылок молодой парень в просторных серых одеждах, разве что кожаный нагрудник да короткий меч в ножнах на поясе выбивались из мирного вида. — Настоятель сейчас на стене, сказал и вас туда же вести.

— Сейчас буду, — уже отвернулся от него алхимик.

— Я снаружи подожду, — покинул помещение гонец.

— Будто я могу заблудиться в собственной крепости, — пробурчал себе под нос старик, сноровисто рассыпав порошок по склянкам и уже через пару минут отправился на выход.

Хм… Корабли. Никогда не видел настоящих кораблей! Рыбацкие лодки не в счёт, они маленькие и жутко воняют тухлой рыбой. Окинув взглядом лежащие на столе ингредиенты, прикидываю, как бы с ними поскорей разобраться. Так, это сюда, это потереть, это порезать. Если потороплюсь, могу успеть, пока они не разошлись. Ножик в руки и вперёд.

Минут через пятнадцать и я покинул помещение, не вызвав особого интереса. Ага, я не опоздал, Гериона и остальных видно издалека, со стороны моря стена низкая и не слишком толстая, да и вся защита составляет собой зубцы да навес. Никто не готовил её к серьезным атакам. Что логично, учитывая обрыв и кучу скал под водой. Подойти к причалу можно разве что на той самой рыбацкой лодке, что-то крупнее рискует пропороть брюхо еще на подходе.

— На этих кораблях доставили орков, — донеслись до меня слова Дормунда, когда почти поднялся на стену. — Несколько я видел на реке.

— Речные посудины… Что они тут забыли? — негромкий голос волшебника был едва слышен.

— Я чувствую на них магов, — а это уже колдун, Роден, кажется. — Причём не самых слабых.

Пристав на цыпочки, выглядываю между зубцами. Взору моему открылись морские просторы и полтора десятка разномастных корабликов, расположившихся невдалеке от берега, но не доплывших до наиболее опасных мест. Отсюда можно разобрать лишь непонятную суету на палубах, большего и с эльфийским зрением не достичь.

— Теперь понятно, чего они ждали, — а это третий из командиров новоприбывших. Повернув голову, посмотрел на невысокого худощавого южанина, не расстающегося с бронёй и оружием. Разве что шлем на пояс повесил, открыв миру смуглое лицо с длинным прямым носом. Короткие тёмные волосы сейчас прикрыты шапочкой, подшлемником она, кажется, зовётся. Без неё я его только за едой и видел. Тёмно-карие глаза постоянно прищурены, будто смотрит против ветра, что сейчас вполне оправдано, с моря неплохо так дует. Внизу это почти не чувствуется, а вот на стене…

— Далеко встали, ни магией, ни стрелой не достать.

Перевожу взгляд на высокого, статного полуэльфа, нервно поглаживающего рукоять метательного топорика. Немного не достающие до плеч светлые волосы развевались на ветру, периодически залезая в глаза и вынуждая смахивать их в сторону. Черты лица, по сравнению с виденными портретами эльфов тяжеловесны, больше походя на людей. Уши куда заметней, вытянутые, заострённые, по вертикали раза в полтора больше человеческих.

— А запустить горшками не выйдет?

Хоть Герион и утверждает, что это человек, но совершенно не похож! Он больше смахивает на обретшего разум металлического голема или одушевлённую статую, одна серебристая кожа чего стоит. Я и то на человека похож больше. Желтоватая кожа, слишком яркие синие глаза и торчащие над макушкой кончики ушей — почти незаметные детали, в сравнении с внешностью колдуна. Волосы же у меня довольно распространённого, русого окраса. Тут с таким не меньше трети жителей по крепости бродит.

— Корабли, это тебе не лагерь, — отмахнулся маг. — Хоть и стоят близко, нормально попасть не выйдет, да и там наверняка на каждом отдельная защита.

— А они до нас дотянуться могут? — главный монах чуть повернул голову к стоящему рядом волшебнику.

— Хм… У них там какие-то орудия стоят, — прищурившись и беззвучно пошевелив губами Герион всмотрелся вдаль. — Какие-то заклинания искажают видимость, точно происходящее не разобрать, но они явно готовятся к атаке.

— Эй, а ты что тут делаешь? — внезапно потянув носом, повернулся ко мне колдун. Унюхал, что ли? Странно, те ингредиенты сильным запахом не отличались.

— На корабли смотрю, — подняв брови, пожимаю плечами. Странный вопрос.

— С заданием справился? — скрипуче произнёс Рэнш, покосившись на меня.

— Ага, — широко улыбаюсь. — Всё сделано.

— Тогда ладно, — потерял он ко мне интерес, вернувшись к разглядыванию водных просторов. — Только не свались тут.

— Довольно… Странное отношение к присутствию ребёнка в зоне возможных боевых действий, — склонив голову к плечу, посмотрел на меня южанин.

— Он тихий, — отмахнулся алхимик.

— И достаточно разумен для своего возраста, — слегка улыбнулся Герион. — А сейчас тут вполне безопасно.

— Да я и не для своего разумен! — бурчу под нос и получаю еще одну улыбку заклинателя.

— Дело ваше, — постучал пальцами по рукояти меча наёмник и поправил висевший за спиной щит.

Больше не прислушиваясь к негромким разговорам взрослых, внимательно разглядываю корабли. Жаль, не разбираюсь я в них, хоть рядом с морем и живу, а как-то не интересовался этим разделом библиотеки. Да и плавать не умею. Впрочем, тут этому учиться негде. С крепостного пирса устраивать заплывы опасно, волны могут и на скалы швырнуть. Или на сам пирс, повстречаться с этим каменным сооружением наверняка ничуть не приятней. Как мне доводилось слышать, к северу есть куда более удобные места, но кто меня туда отпустит, если даже за крепостные ворота я ни разу не выходил. Ладно, посмотрели, теперь можно и возвращаться, больше ничего интересного тут не видно.

* * *

— Как-то мне не хватает хорошей аркбаллисты, — примерился полуэльф к притащенному посыльным длинному составному луку. — Сейчас бы зарядить её артефактной стрелой да запустить ту в ближайший кораблик.

— Артефакт я тебе и так обеспечу, — присев на корточки, Герион вытащил из шедшего в комплекте с луком колчана «заготовку». Порылся в сумке, вытянул небольшой ножичек и начал вырезать на древке нужные знаки. — Остальное зависит от твоей меткости.

— Заклятья силы и дальнего зрения тоже бы не повредило, — вставил рейнджер.

— А сам что, разучился? — не прерывая своего занятия, говорит маг.

— Это не самые простые чары, — приглушенно хмыкнул Дормунд. — После них я ни на что магическое не буду способен, как минимум несколько часов. Предпочту поберечь силы.

— Ладно, уговорил, — спрятав инструмент, заклинатель протянул собеседнику свежеизготовленный артефакт. — Но надо больше практиковаться, а то так и останешься на начальных кругах.

— Эй, я простой рейнджер! — выставил руки вперёд полуэльф. — Титул архидруида мне все одно не светит.

— Давай, работай, архидруид, — коротко рассмеялся маг, всучив стрелу стрелку. — Твой позор все одно никто не увидит, тут только мы двое.

— И десяток монахов-наблюдателей, — мотнул головой охотник. — Ладно, давай свои чары…

— Будто бы не ты меня уговаривал, — почесав шею, волшебник раскрыл вытащенную из сумки книгу и, быстро найдя нужные страницы, зачитал заказанные заклинания.

— Прямо так и чувствую переполняющую меня мощь, — поведя плечами, полуэльф расставил ноги, наложил стрелу на тетиву и рывком растянул слишком тугой для простого человека лук. Первая стрела стремительно понеслась по дуге, к стоящим на якоре кораблям. — Гм, перелёт. Высоковато взял, — проводил он глазами промелькнувшую за далёкими силуэтами чёрточку. — Давай следующую.

— Держи, — не терявший времени заклинатель уже возился с третьим снарядом.

— Быстро ты, — вторая пошла следом за первой. — Ага, чуть-чуть выше. Давай сразу две… Нет, даже три.

— Подожди, это тебе не пустышки, — на этот раз обработке подверглось не только древко, но и наконечник. Твёрдый металл поддавался неохотно даже зачарованному лезвию. Даже на первый взгляд работа заняла больше времени, чем потребовалось на предыдущие. Зачитав на исписанную заготовку заклинание, передал стрелку. — Так, эта на пробитие защиты.

— Давай еще одну такую, вдруг там несколько щитов, — лучник повертел снаряд в пальцах. — А третью… Наверное, взрыв. Помощнее, нужно корпус как следует повредить.

— Есть у меня подходящее заклинание… — взялся за следующую Герион. — Как раз против дерева хорошо применять, даже если оно зельями обработано, трухой распадётся. А вот людей почти не заденет.

— Не важно, сами потонут, — махнул рукой рейнджер, чуть не зацепив собеседника плечом лука. — Нам главное от кораблей избавится.

— Осторожней! — чуть не испортил заготовку из-за сорвавшегося резца маг. — А то тебя заставлю их в следующий раз самостоятельно делать.

— Не моё это, работа с деревом, — прислонил к зубцу лук Дормунд. — Даже стрелы приходится покупать, самостоятельно разве что собрать могу.

— И как ты с такими кривыми руками до толвара дослужился в лесной страже? — почесал рукояткой ножа затылок Герион. — Там же умение обеспечить себя и подчинённых всем необходимым в любых условиях чуть ли не на первом месте стоит!

— Пришлось немного потрудиться, сделать пару подарков нужным эльфам… — глубоко вздохнул рейнджер. — И проверяющие прикрыли глаза на столь незначительный недостаток. В остальном-то у меня проблем не было. Да и в отрядах всё одно есть один-два стража, которые всех стрелами и обеспечивают. Остальные обычно тоже могут, но предпочитают получить нечто более качественное, чем свои поделки.

— Всё как у всех, — усмехнулся заклинатель, откладывая доделанную стрелу в сторону.

— Будто бы эльфы чем-то лучше людей! — презрительно скривился Дормунд.

— Подозреваю, они с тобой не согласны, — повертев вытащенный снаряд перед глазами, отложил в сторону и достал другой, поровнее. — Похоже, кто-то из твоих коллег по мастерству приложил руку к заполнению местных арсеналов.

— Естественно, не согласны! Они и полуэльфов за равных себе не держат… Что не мешает им способствовать нашему появлению, — рейнджер резко ударил кулаком в стену, потряс ушибленной рукой.

— Если бы не мои чары, простым ушибом ты не отделался, — скосил не него глаз маг.

— Если бы не твои чары, так сильно бы я и не ударил, — отмахнулся Дормунд.

— Я так подозреваю, из-за такого отношения ты и ушёл? — продолжил сноровисто шевелить лезвием заклинатель.

— В том числе, — потёр полуэльф гладкий подбородок. — Это не единственная причина, но, зачастую, общая для всех покидающих ряды Стражей Леса. Там ведь не только эльфы с полуэльфами есть, простых людей, давно живущих на территории Леса, тоже хватает.

— Ну да, без людей-то и полуэльфам взяться неоткуда будет, — закончив третью стрелу, Герион передал артефакты лучнику. — Смотри, не промахнись, больше я сегодня сделать не смогу.

— Не промахнусь, — схватив лук, рейнджер встал в стойку, одна стрела на тетиве, остальные зажаты между пальцами. Тщательно прицелился, учтя заметный ветерок, и отправил стрелы одну за другой в цель.

Через несколько мгновений, заметно растянувшихся для наблюдателей, выпущенные снаряды достигли корабля. Едва заметная вспышка, следом ещё одна, одиночным щитом корабельный маг явно не ограничился, но судя по стремительно забегавшим по палубе фигуркам, помогло это слабо. Через несколько минут корпус судна развалился на две части, разъеденный вредоносными чарами. Барахтающиеся в воде фигурки попытались подобрать с других кораблей, но неспокойное море препятствовало спасению.

* * *

— Похоже, за ночь они отошли подальше, — на следующее утро на стене вновь собралось руководство. — Теперь уже точно не достать.

— Не похоже, что число магов уменьшилось, — тщательно всмотрелся вдаль колдун. — Ты точно затопил нужный корабль?

— Сильного мага так просто не убить, — не дал разгореться перебранке Герион. — Но неожиданная атака могла избавить нас от проблем с артефактами, в основном замеченными как раз на той посудине.

— Хм… Теперь их почти не видно, — на полную использовал возможности своего зрения Роден. — Только в глубине что-то отсвечивает.

— Никто не хочет понырять за сокровищами? — полуэльф указал рукой в сторону примерного местонахождения артефактов.

— Ты предложил, тебе и камень в руки, — похлопал его по плечу колдун.

— Я не морской эльф, — сдвинул брови рейнджер. — И вообще плаваю плохо.

— Да, не повезло тебе, — преувеличенно сочувствующим тоном протянул Роден.

— Прекратите, — поморщился Хранитель Фолиантов. — Сейчас не самое подходящее время.

— Всегда есть место хорошей шутке, — развёл руками колдун. — Но наниматель тут не я…

— Вам не кажется, что они как-то слишком активны? — прервал наёмника интендант. — Как бы чего не задумали.

— Естественно, они что-то задумали! — почесал вытянутое ухо полуэльф. — Не покрасоваться же сюда приплыли!

— А вдруг, — пробубнил себе под нос Роден. И уже громче: — магической активности я не чувствую.

— У них есть метательные машины, — огладил бородку волшебник. — По крайней мере, по одной на корабль. Наверняка и зачарованные снаряды найдутся, очень уж на речных пиратов смахивают.

— А ты с ними сталкивался? — заинтересованно взглянул на него полурослик.

— Нет, но разве нормальные капитаны станут иметь дело с ордой орков?

— Ещё контрабандисты могут, — подергал бакенбард Фандар.

— Контрабандисты больше ценят скорость и незаметность, — ткнул пальцем в далёкие корабли заклинатель. — Вон те лоханки под эти требования подходят мало.

— Со скоростью и у пиратов проблем быть не должно, — интендант постучал носком тяжелого ботинка по стене. — А то жертвы сбегать будут.

— Какая разница, пираты это или контрабандисты? — громко прокашлялся Малькольм. — Нам надо от них избавиться, а не выяснить происхождение!

— Я как раз над этим размышляю, — Герион успокаивающе улыбнулся. — Непринуждённый разговор этому ничуть не мешает.

— А ты сможешь поставить еще пару куполов над крепостью? — внезапно спрашивает Хэн.

— Нет, — развёл маг руками. — Выбранный щит всем хорош: крепкий, экономичный, достаточно универсальный и легко создаваемый… Но конфликтует с другими защитными заклинаниями. Многослойную защиту с ним не сделать, только отдельно на каждые стены.

— Подготовь этот вариант, на крайний случай, — кивнув своим мыслям, скомандовал монах.

— Уже. Это стандартный вариант ступенчатой обороны.

— А что с нестандартными?

— Сейчас осуществить не получится, нужны специальные ингредиенты и материалы, — маг побарабанил пальцами по висящей на боку сумке. — Если соберемся такое делать, предстоят изрядные траты.

— Внимание! Враги готовят сильные чары! — подал голос встрепенувшийся колдун. — От шаманов тоже чем-то тянет!

— Общая тревога! Всем занять своим места! — приказывает настоятель стоящему чуть в стороне от начальственной группы посыльному. — Посторонним собраться за внутренними стенами!

Не сходя с места, Герион запускает в небо желтоватый шар заклинания. Достигнув определённой высоты, он лопается с громким звуком, напоминающим удар в гонг. Сам волшебник быстро побежал на крышу библиотеки, оттуда он мог наиболее эффективно использовать все свои возможности.

* * *

Первыми ударили с моря. Полтора десятка разномастных не зачарованных снарядов со стремительно приблизившихся кораблей бессильно влетели в купол щита, не сумев даже на миг поколебать его прозрачную поверхность. Сразу за этим настоящая орда малых стихийных духов набросилась на щит со стороны орков. До исчезновения они успевали нанести едва ли два удара, но количество полностью компенсировало слабость отдельных особей.

Неровные ряды наступающих орков прикрылись здоровенными щитами, практически полностью игнорируя стрелы и воздействие слабых артефактов. Лишь немногочисленные высокоуровневые свитки могли ненадолго затормозить их продвижение. Шедшие в задних рядах шаманы не давали обороняющимся развить успех, слаженно прикрывая тяжело бронированных бойцов различными чарами.

Одного потопленного корабля пиратам хватило. Хоть на западной стене было лишь несколько наблюдателей, близко приближаться они не рисковали, предпочитая атаковать с максимальной дистанции. Промахнуться по столь внушительной цели было сложно. После нескольких залпов среди простых снарядов стали появляться зачарованные, вызывавшие отчётливое колебание купола, сопровождавшееся многоцветными разводами в месте попадания. Когда орки уже были почти под самыми стенами, пятнадцать артефактных снарядов окончательно разрушили заклинание.

Заметившие снятие защиты пехотинцы чуть раздались в стороны и выстрелили из небольших арбалетов. Множество зачарованных болтов прошили магическую плёнку, прикрывающую защитников крепости, попутно раня и убивая не сумевших увернуться монахов. Прятавшиеся под щитами низкорослые гоблины пращники раскрутили свои орудия и отправили в более не защищённые бойницы небольшие магические бомбы. Взрывы заставили активировавших недолговечные индивидуальные щиты обороняющихся покинуть начавший разрушаться валганг. Порой, просто спрыгивая во двор, для тренированных монахов такая высота не доставляет проблем.

Обстрел с моря не прекратился. Пусть корабли и не приближались, копья и камни падали во двор, периодически взрываясь или поджигая окружающее пространство. Жители успели укрыться под защитой внутренних стен и разрушению подвергались лишь немногочисленные каменные постройки да мостовая. Укрепляющие чары на алхимической лаборатории успешно справлялись с близкими активациями зачарованных снарядов, стойко выдерживая вложенные в них заклинания.

Согнавшие со стены защитников крепости орки вытащили из своих рядов штурмовые лестницы и споро приставили к многочисленным брешам. Прочные деревянные ступени натужно скрипели под закованными в толстую железную броню бойцами. Яростные потоки гоблиноидов быстро захватили опустевшую стену. Последние из монахов уже миновали спешно закрывающиеся ворота внутренних укреплений.

На крыше библиотеки Герион спешно подготавливал ритуал для усиления своего волшебства. Заключённые в свитки чары были почти не эффективны, и основная надежда возлагалась на немногочисленных магов, пока не вступавших в бой. Когда волшебник закончил подготовку, тысяча орков заполонила двор крепости, готовясь штурмовать внутренние стены. Оставшиеся на внешней стене орки-лучники быстро были уничтожены взрывающимися стрелами, изнутри валганг защиты не обеспечивал как раз на такой случай.

Максимально усиленное ритуалом заклинание школы проявления «Смертельный туман», сильнейшее из доступных Гериону массовых чар, накрыло неровные шеренги орков. Без совершённой подготовки едва ли он смог растянуть кислотное облако на такую толпу. Полностью игнорируя броню и примитивные магические щиты, кислота стремительно разъедала плоть орков. Потерявшие разум от боли враги бросали оружие, щиты, пытались сорвать с себя доспехи, стремясь избавиться от беспощадных чар. Не терявшие времени зря монахи осыпали беснующихся орков дождём стрел, вносящих еще большие разрушения во вражеские ряды.

Ученики и маги наёмников атаковали не задетых туманом гоблиноидов, без раздумий используя подготовленные жезлы и свитки для расширения собственного скудного арсенала. В руках одарённых подобные заклинания действовали куда эффективнее, нежели у простых людей, но всё еще не достигали своей полной мощи. Отвлечённые собственной защитой от прилетевших с крыши библиотеке могущественных заклинаний шаманы не успели помочь своим бойцам и оказавшиеся в кислоте орки вскоре затихли, оставив после себя изъеденные скелеты в грубых разваливающихся доспехах. Оставшиеся в живых орки предпочли отступить через выбитые изнутри ворота.

* * *

— Как-то себя шаманы слабо проявили, — командование после отражения атаки и решения некоторых организационных вопросов поднялось на крышу библиотеки. — Только себя от моих чар защитили.

— Их там было едва ли три десятка, — в отличие от магов, колдун почти не использовал свои силы за время битвы, выступая простым лучников.

— Но я видел под защитой не меньше сотни орков! — нахмурился заклинатель.

— Это охрана, — отмахнулся Роден.

— Что же делали остальные? — проскрипел только подошедший Первый Чтец.

— Возможно, восстанавливались после массового призыва, — развёл руками колдун. — Я их не видел и не чувствовал.

— Кстати, как они смогли провести призыв? — полурослик внимательно посмотрел на одарённых. — Или блокирующий купол сняли?

— Нет, но никто не запрещал шаманам отойти за его пределы, — волшебник пожал плечами и прислонился к стене пятого этажа. Потерев лоб, продолжил: — наверное, они не могли долго сдерживать такое количество духов, вот и поторопились напасть, ограничив магическую поддержку войск лишь не участвовавшими в камлании.

— Звучит логично, — интендант прищуривает глаза и медленно кивает.

— Какие у нас потери? — устало вздохнул Герион и посмотрел на настоятеля.

— Полсотни монахов и наёмников убиты, — произнёс монах ровным голосом, лишь в глубине глаз можно было заметить сдерживаемую злость. — Практически все ранены, большая часть легко, но хватает серьёзных повреждений.

— Жрецы и лекари уже занимаются этим, — прокашлялся алхимик.

— Почти все постройки с западной стороны повреждены, а трактир разрушен полностью, — смотревший в сторону водных просторов Дормунд сделал шаг от края и повернулся к остальным. — Только лаборатория цела. Остальное можно отремонтировать, но сейчас не самое подходящее время. Южные и северные строения пострадали незначительно.

— Жить там сейчас все равно слишком опасно, — покачал головой Малькольм.

— Надо решить, где разместить пострадавших… Да и всех остальных, — потёр подбородок волшебник.

— Предлагаю определить их в подземелья библиотеки! — прищёлкнул пальцами Фандар и устремил указательный в сторону Рэнша. — Они не подготовлены к приёму постояльцев, но достаточно просторны, чтобы вместить всех.

— Пустить посторонних в библиотеку?! — постепенно повышая голос, воскликнул алхимик, гневно уставившись на святотатца. — Никогда!

— Не в библиотеку, а в подземелья, — спокойно поправил полурослик. — И что ты предлагаешь делать? Оставить раненых на земле, под открытым небом? А фермеров вернуть в казармы на поживу оркам? Внешняя стена их теперь не сдержит, люди даже не успеют добежать до внутренних ворот.

— Похоже, так и придётся сделать, — вздохнул Хранитель Фолиантов, жестом прерывая открывшего было рот чтеца. С отчетливым стуком сомкнув челюсти, тот отвернулся и скрестил руки на груди.

— Животных придётся оставить в парке, — интендант почесал щёку. — И перегнать к ним из хлева и конюшен.

— Хорошо хоть свиней в библиотеку тащить не предлагает, — себе под нос пробубнил старик.

— А так же перетаскать продуктов со склада, — проигнорировал бурчание Фандар. — Некоторый запас есть и так, но его мало. Хорошо хоть с водой проблем нет.

— С этим фермеры под охраной моих монахов справятся. Их много, быстро всё перетаскают.

— Думаю, орки дадут нам некоторое время, — прикрыв глаза, маг присел на корточки, опираясь спиной на стену. — У них тоже немало раненых и не способные к бою шаманы.

— Расслабляться не стоит, — упёр ладони друг в друга Хэн. — Без наблюдателей на внешней стене и охраны никто внутреннюю не покинет.


Глава 5

После внезапного переселения в библиотеку наступило затишье на пару дней. Меня с Герионом и работниками крепости определили на четвёртый этаж. Об одиночной комнате или душе осталось лишь мечтать до конца осады, не предусмотрена в библиотеке такая роскошь. Впрочем, фермерам и монахам пришлось хуже, в подвале ни окон, ни нормальных туалетов не было с момента постройки. Заняться лично мне было нечем, так что успел осмотреться.

Множество пустующих помещений спешно заставили перетащенными из уцелевших казарм двухъярусными кроватями в несколько рядов, да так и разместили новоприбывших. Под временный лазарет отошли обычные одноместные кровати, перетащенные из лазарета постоянного. Запасы зелий и снадобий также перебазировались в подземелья, а вот ингредиенты трогать никто не стал, всё одно использовать их негде.

С питанием так же проявились проблемы. Готовить в библиотеке негде, с кухни, кроме посуды, ничего перетащить не вышло, очень уж всё громоздкое, а попытка организовать импровизированную печку в парке успехом не увенчалась. Местный каменщик мастерством не блистал и был способен разве что на латание уже существующих строений. И то магия школы трансмутации с этим справлялась гораздо лучше.

Единственное, что радует — доступ к книгам. Вот и сейчас я развалился на своей кровати с трактатом по алхимии. Ну, как трактатом… скорее дневником практикующего алхимика. Записи об экспериментах чередовались с жалобами на жизнь и скупость клиентов, но интересных моментов хватало. Тут рецепт, там подробный разбор свойств какого-нибудь ингредиента… Но вот почерк у автора был еще тот, я и то лучше пером махаю, несмотря на возраст, так что чтение шло крайне медленно.

Покончив с очередной записью, устало тру глаза и зеваю. Хоть еще и полудня нет, а уже заколебался эти закорючки разбирать. Надо передохнуть, размяться, прогуляться… Отметив нужную страницу тонкой кожаной закладкой, закрываю книгу и перетаскиваю на табурет. Столов тут сейчас нет, и так места маловато, приходится обходиться подобным. Кроме меня тут никого, так что никому не помешаю. Выйдя в проход, неспешно разминаюсь. Бегать тут негде, так что и так сойдёт. Пожалуй, надо бы еще кое-куда сходить. Надеюсь, там не будет очереди. Впрочем, четыре общих туалета на несколько сотен человек…

Как и ожидалось, придётся постоять. Под присмотром пары невозмутимых монахов отряд фермеров разного пола и возраста растянулся по коридору. Один заходит, другой выходит… Вышедшие кучкуются в стороне, самостоятельно бродить им никто не разрешал. Конечно, туалеты тут не одноместные, но народу всё одно многовато, не рассчитаны они на такой наплыв посетителей. Придётся потерпеть.

Внезапно взвывший рог ничего хорошего не возвещал. Люди в очереди заволновались, забубнили, руками замахали.

— Тихо! Стойте спокойно! Не шумите! — прервал зародившееся волнение зычный глас одного из монахов. Лицо-то у него знакомое, а вот имени не помню. — Вам ничего не угрожает! Гадьте без тревог!

Отрывистые фразы явно спокойствия не принесли, но теперь стало заметно тише, люди лишь нервно вертели головами да топтались на месте. Ожидающие возвращения собрались в стороне, периодически косясь на меня и о чём-то перешёптываясь. Эльфов, что ли, никогда не видели? А вот и моя очередь… О Ариватэл, как же тут грязно! Пока я справлял свои дела, парочка бритоголовых пастухов повела своё стадо обратно в хлев… Лучше бы там и сидели. Что-то с каждым днём моё мнение об этих особях падает всё ниже и ниже.

Вот те же монахи, чистые, опрятные, не воняют, не мусорят, всегда спокойны и выдержанны… А фермеры? Рядом стоять невозможно от стойкого духа немытого тела, после себя все в грязи оставляют, вопят, дёргаются без повода, паникуют… И те, и эти — люди, живут сейчас в одинаковых условиях и такая разница! Даже не знаю, проникаться презрением к роду человеческому или пока погодить. Я читал, для эльфов такое отношение — обычное дело. С другой стороны, что Герион, что мастер Ваант или мастер Хэн — тоже люди… Нелёгкий вопрос. Надо будет спросить у Дормунда, он жил с эльфами, должен знать положение дел. Если вообще станет со мной разговаривать.

* * *

— Вот и кончилась передышка, — пробурчал себе под нос заклинатель, вставая в центр заранее начертанной фигуры, прикрытой от дождя наскоро сколоченным навесом. Он учёл прошлую ошибку и не собирался торопливо подготавливать ритуал при нападении.

Масштабное наступление было своевременно замечено наблюдателями, и бойцы успели занять места на стенах. Легкораненые под действием отваров и мазей уже полноценно вернулись в строй, чуть более серьезные ранения до конца исцелить не успели, но сражаться пострадавшие могли не хуже здоровых, только с риском заиметь осложнения и быстрее сказывающейся усталостью. Тяжёлые в строй не вернулись, но их жизни ничего не угрожало. Кроме орков, конечно же.

По докладам, в лагере противника никого не осталось, все наличные силы отправились на штурм. На кораблях активности не проявляли, как подозревал маг, все свои запасы снарядов они потратили в прошлый раз. Наибольшую опасность представляли по-прежнему многочисленные шаманы, из былой сотни пострадал едва ли десяток, и то случайно. Если в прошлый раз не было никого, способного очистить воздух от кислоты, то сейчас хоть один, да и найдётся.

Мистические способности шаманов в чём-то схожи с возможностями колдунов, только вместо заклинаний — привязанные духи. Пока есть силы, шаман способен воздействовать на окружающую реальность через своих нематериальных союзников. Или отправить их работать самостоятельно, хоть это опасней. Соответственно, набор возможностей каждого шамана индивидуален, но при большой нужде можно призвать конкретного духа с нужными способностями, пусть и на время.

— Пожалуй, стоит заготовить пару массовых изгнаний, — потер подбородок маг и раскрыл книгу. Свитки с этими чарами весьма популярны у разного рода приключенцев. Даже те, кто способен сотворить их самостоятельно, нередко имеют пару штук в запасе. Как ни удивительно, это одно из немногих заклинаний, практически не теряющих в мощности от использования со свитка. Дальность применения только маловата выходит, в прямой схватке сгодится, а вот сейчас не дотянется.

Через некоторое время изрядно поредевшие войска орков наткнулись на чисто символические баррикады, расположенные вместо выбитых ворот. Шаманы парой заклинаний освободили проход, и оставшиеся от многотысячной армии три сотни бойцов вошли на территорию крепости. На этот раз защитой простых воинов не обделили, практически каждый десяток был укрыт под антимагическим куполом.

Первая сотня вбежала спокойно, быстро рассасываясь по территории и прикрываясь щитами от посыпавшихся стрел. Под ногами второй вспухли несколько огненных шаров. Баррикады были символическими, а вот прикопанные под ними артефакты — вполне действенными. К сожаленью защитников, из-за малой поверхности куполов пострадало лишь три десятка оказавшихся непосредственно над местом активации. Остальным в лучшем случае снесло защиту, тут же восстановленную дежурным шаманом.

Налетевшая орава духов изрядно уступала прошлой количественно — едва полсотни, но так же превосходила качественно: после атаки они исчезать не спешили. Впрочем, усиленное ритуалом массовое изгнание прекрасно справилось с их отправкой на родной план до того, как те смогли причинить существенный вред защите крепости.

Пришлось оркам использовать для атаки «тех-кто-всегда-с-собой», блокирующее призыв поле никто не снимал. Всяческие магические воздействия обрушились на крепостной купол. Разъедающие, морозящие, опаляющие, вытягивающие энергию… Пусть по меркам магов ни одно из них не тянуло даже на четвертый круг, количество и разнообразие впечатляло. Не все из них были эффективны, но каждое понемногу подтачивало прочность щита.

Имеющих материальный носитель духов изгнать не так просто, подготовленное заклятье сработает лишь после разрушения предмета-якоря. Полсотни атакующих шаманов были под опекой десятка шаманов-защитников. Внезапно Герион почувствовал падение собственнолично поставленных на хранилище щитов. Принимай он более активное участие в битве, это могло пройти незамеченным, но сейчас он был лишь наблюдателем, ждущим подходящего момента.

— Передай Настоятелю, что кто-то вломился в хранилище! — скомандовал он стоящему у спуска вниз посыльному из сильно раненых бойцов. — Пусть пошлёт туда Родена с поддержкой монахов!

Проследив за стремительно слетевшим по лестнице человеком, волшебник скрипнул зубами. Вскрытое хранилище содержало в себе не предназначенные для всеобщего обозрения тексты. Немного радовала невозможность быстро найти там что-либо: не было ни каталога, ни единообразной сортировки хранящегося материала. Книги по не самым приятным для окружающих разделам магии могли соседствовать с историческими сведениями, способными серьезно пошатнуть репутацию влиятельных родов или организаций. Да и просто признанные нежелательными для распространения материалы находились там же. На поиски конкретной книги можно потратить кучу времени. Шансы поймать взломщика были.

* * *

Нельзя сказать, что Роден считал себя непревзойдённым стрелком, но приказ отложить лук и отправиться с десятком монахов в подземелья его заметно удивил. А уж когда они спустились еще ниже места размещения фермеров по какому-то тайному ходу, его удивление изрядно возросло. Взятые на первом этаже магические светильники ярко освещали голые каменные стены. Бегущий за проводником колдун старался уловить хотя бы след враждебной магии. К его сожалению, кроме артефактов у монахов не чувствовалось ничего.

— Это здесь, — внезапно остановился монах перед непримечательной металлической дверью. За время пути группа успела миновать почти десяток таких по разные стороны коридора. — Роден?

— Я пойду первым, — подал силу в наиболее эффективные из своих защитных чар колдун. Серебристая кожа ярко вспыхнула и мгновенно потемнела. Окутавшись полупрозрачным эллиптическим щитом, наёмник схватился за ручку и резко потянул дверь. Дверь не шелохнулась.

— От себя, — не меняя выражения лица, подсказал монах. — И никакого огня или взрывов!

Дёрнув бровью, колдун выдернул левой рукой меч и пинком распахнул дверь. Узкий коридор из книжных шкафов открылся его взору. Толстый слой пыли нарушали следы крупных сапог. Не теряя бдительности, Роден тихо двинулся вдоль столь отчётливой тропы. Неизвестный шёл весьма уверенно, будто точно знал дорогу. Многочисленные повороты, проходы между стеллажами и тупики ничуть не смущали вторженца. Сам наёмник наверняка бы успел не раз заблудиться в этом книжном лабиринте.

Шедший рядом монах жестом привлёк внимание Родена. Используемая система знаков немного отличалась от привычной, но суть он выделить сумел: рядом кто-то был. Но ни одно из доступных колдуну чувств не оповестило о приближении к цели. Впрочем, сомневаться в способностях спутников смысла не было, так что еще сильнее сконцентрировавшись на возможном внезапном нападении, они продолжили путь.

— Похоже, спокойно уйти после работы не получится, — раздался из-за очередного стеллажа, куда и вели следы, голос. — Выходите, нет нужды прятаться.

— Эта фраза предназначалась тебе, — шагнул в проход Роден, направив меч на говорившего.

— Я успел раньше, — шевельнулась густая чёрная борода, а глаза над ней слегка прищурились.

— Крайне недостойное поведение для посетителя библиотеки, — высказался один из девяти монахов.

— Ты его знаешь? — скосил глаз колдун.

— Да. Один из двух оставшихся в крепости читателей, — отрывисто кивает говоривший.

— Второй тоже с тобой? — вновь устремил взгляд на противника Роден.

— Конечно, — склонил голову набок невысокий и узкоплечий бородач, качнув обильную копну курчавых волос. — Как же я смог справиться в одиночку? Мне пришлось немало потрудиться, прежде чем моё прорицание указало верный путь. Создатели этого помещения неплохо поработали над чарами сокрытия.

— Сдавайся, и, возможно, останешься жив! — сделал небольшой шаг вперёд наёмник.

— Склонен отказаться… — коротышка молниеносно метнулся к ранее незамеченному свёртку. — А вот смотрите, что у меня есть!

— Дэлвин! — мгновенно узнал не раз виденного ребёнка колдун. Да и много ли в человеческой крепости малолетних эльфов? — Немедленно отпусти ребёнка!

— Не раньше, чем покину столь гостеприимное место, — странно передёрнул плечами черноволосый и приподнял безвольно опущенный подбородок заложника неведомо откуда взявшимся странным кинжалом с изогнутым, как коготь, лезвием и украшенной золотистой рукоятью. — Очнись, малыш, хватит спать! Хе-хе-хе…

— А? Что? Где я? — сонно протянул эльфёнок, проморгавшись, и обведя глазами помещение.

— Будете себя хорошо вести, и ничего страшного с ним не случится, — пресёк попытку пошевелиться наклонившийся вор.

— Успокойся, Дэлвин, — взглянул в насыщенно-синие глаза монах. — Мы со всем разберёмся.

— Подозреваю, будь это отпрыск простого фермера, вы бы так не дёргались, — гулко рассмеялся взломщик, не отводя холодного взгляда от десятка противников. Прижав ребёнка свободной рукой к груди, он распрямился. — Я хорошо подобрал… компаньона.

— Ты всё еще можешь сдаться, — отступил от шагнувшего вперёд противника колдун.

— Сдаться?! У меня всё так прекрасно идёт! — вор неспешно попятился. — Вот только как-то мне расхотелось вас проходить.

За его спиной мелькнула смазанная тень. Возникший позади коротышки монах резким ударом раздробил локоть держащей кинжал руки и вогнал пальцы в плечо другой. Выпущенные из ослабевших конечностей оружие и ребёнок достигли пола почти одновременно. Первое с глухим звоном откатилось в сторону, второй, не удержавшись на ослабевших ногах, упал на колени и опёрся на камень ладонями. Получивший удар основанием ладони в затылочную часть черепа вор закатил глаза и остался стоять лишь благодаря схватившему его за волосы, изрядно испачкав те в крови, проводнику.

— Это связать, — встряхнул он взломщика, Родену померещился отчетливый звук сдираемого скальпа. — Второго поймать и расспросить. Пока вежливо.

— Что-то мне подсказывает, он ни при чём, — со стуком вогнал так и не пригодившийся меч в ножны колдун.

— Если ни при чём, отпустим, — монах передал пленного и с сомнением посмотрел на окровавленные пальцы. Немного помедлив, вытер их о бороду коротышки. — Дэлвин, ты не ранен?

— Нет, я в порядке, — глубоко вздохнув, мальчик мотнул головой и осторожно встал на ноги. Покачнулся, но устоял. — Где мы?

— Это закрытое хранилище, — проводник внимательно осмотрел его. — Не стоит тут дальше оставаться.

— Закрытое хранилище? Интересно… — негромко пробормотал эльф и встряхнул ладонями. — А что здесь хранится?

— Я не могу сказать больше, — положил ему руку на плечо человек. — Идём, лекари должны осмотреть тебя.

* * *

Неожиданно для Гериона, орки на несколько мгновений неподвижно замерли на своих местах, полностью прекратив атаку. Он не стал терять шанс и, предварительно сняв с шаманов защиту, использовал на неподвижных противниках цепную молнию. Заметившие изменение ситуации лучники также не медлили, обрушив на неприятеля град зачарованных стрел. Несколько десятков оставшихся без защиты гоблиноидов были мгновенно уничтожены.

Очнувшиеся орки бросились в атаку с небывалой яростью, совершенно не обращая внимания на стрелы и периодически лопающиеся от многочисленных попаданий магические щиты. Шаманов не обошла та же участь, периодически они забывали восстанавливать защиту, неся заметные потери при передвижении. Достигнув стены, первые бойцы побросали щиты и полезли наверх, цепляясь за выбоины в давно не восстанавливаемом камне. Универсальный щит не смог сдержать живых существ.

Вскоре первые орки показались меж зубцов. Пусть их убивали практически мгновенно, даже небольшая задержка позволяла следующим прожить чуть больше, постепенно оттесняя обороняющихся от мест прорыва. Магам стало куда сложнее использовать массовые чары из-за опасения задеть своих. По счастью, простейшего града магических стрел хватало на любого, не защищённого сильным амулетом орка. Рейнджерам пришлось отступить со стены, их боевые возможности в тесном строю оставляли желать лучшего.

Герион сконцентрировался на шаманах. Пусть те сейчас напоминали впавших в бешенство берсерков, их духи по-прежнему представляли немалую опасность для окружающих. Снятие не контролируемой сознательно защиты проходило куда легче, все же мышлением духи отличаются от обитателей материального плана. Лишь наиболее старые и опытные из них способны полноценно контактировать с местными жителями.

Ряды противника медленно таяли, но так же несли потери и обороняющиеся. Средний орк куда сильнее, живучей и массивней среднего человека, даже тренировки монахов лишь компенсируют эту разницу. А проявить свою ловкость на узкой стене нелегко, негде там уклоняться и маневрировать. Вот и встречали люди удары тяжелых орочьих топоров или мечей своими клинками. Пусть победа была близка, пусть до стен добежало куда меньше, чем вошло в крепость, но умирать в одиночку они не хотели, многих забирая с собой. Спустя десяток минут всё было кончено. Едва полсотни защитников крепости осталось на ногах, включая магов и наёмников, лекарям и жрецам предстояло немало работы. Из орков не выжил никто.

* * *

Не следующий день, разобравшись с первоочередными делами, руководство крепости вновь собралось вместе.

— Разобрались, из-за чего орки столь странно себя повели? — первым нарушил тишину Малькольм.

— Да, — потёр глаза Герион. — Кто-то не поленился добавить во все защитные амулеты орков чары третьего круга «Дикая ярость». Учитывая, что сама защита не выше второго …

— Это явно не защитные амулеты, — приглушённо хмыкнул растёкшийся в кресле Фандар. — Но зачем это понадобилось?..

— Возможно, после дела заказчик хотел таким путём избавиться от посторонних, — махнул рукой волшебник. — При определённой сноровке, очарованных можно заставить атаковать друг друга.

— Если не ошибаюсь, эти чары можно заблокировать даже простейшим магическим щитом? — сдвинул брови жрец.

— Верно, — кивает маг, потерев шею. — Но здесь они исходят от уже надетого амулета, так что даже шаманы пали его жертвой. У них, кстати, защита куда эффективней.

— Неудивительно, что никто не отказался от такого «подарка», — глубоко вздохнул Хранитель Фолиантов. — Что с допросом?

— Взломщика пока погрузили в спячку, не до того сейчас… — отозвался Хэн. — А вот второго расспросили, он ко всему этому отношения не имеет, просто увлечённый историк.

— Уверен? — покосился на него интендант.

— Наши жрецы подтвердили правдивость его слов, — развёл руками монах. — Если уж кто-то смог обмануть Ариватэла…

— Мда, это был бы признак выдающихся возможностей, — медленно кивнул полурослик. — А что с кораблями?

— Уплыли уже давно, — повторно потёр глаза Герион. — Достать их не было никакой возможности.

— Кстати, шаманов же больше нет, блокировать связь некому?

— Я уже переговорил с Бранабальдом, войска еще к нам не отправились, но уже готовились. Заодно, обещали помочь работниками.

— Да, работ по восстановлению предстоит немало… — протянул Фандар.

— Я бы предложил сразу заняться перестройкой стен, — оперевшись локтями на колени, маг положил подбородок на скрещенные ладони. — Лучше не мелочиться и нанять цвергов.

— Выплаты наёмникам, семьям погибших монахов, пополнение запасов, — принялся загибать пальцы полурослик. — Теперь еще и цверги?!

— Нам нужно восстановить и укрепить стены, — повторил его жест волшебник. — Добавить башен с орудиями на все четыре стороны, перестроить внутреннюю стену, расширить и сделать пригодными для проживания подвалы, восстановить разрушенные постройки.

— Лабораторию так же не помешает расширить, — алхимик почесал предплечье. — И оборудование обновить.

— Со всякой машинерией лучше обратиться к дварфам или гномам, — Малькольм поднялся со стула и сложил руки за спиной.

— Лучше к гномам, — огладил бородку Герион. — Дварфы слишком традиционалистичны.

— А гномы слишком любят переусложнять свои творения, и использовать плохо проверенные элементы, — Хранитель Фолиантов прошёлся перед собеседниками.

— Просто нужно чётко обозначить требования, — махнул рукой волшебник. — И не будет никаких проблем.

— Теперь еще и гномы… — ссутулился интендант.

— Не беспокойся, у нас давно не было крупных трат, — остановился рядом с ним жрец. — А необходимость изменений сейчас стала отчётливо видна.

— Угу, — пробормотал Фандар, не поднимая головы. — Рекомендую всем подумать, что еще нам надо сделать… Пока еще остались деньги.

* * *

Должен признать, оказаться в роли заложника было крайне… неприятно. И неожиданно. Того посетителя я видел не раз, какой-либо угрозы от него не ощущалось да и вообще выглядел он вполне достойно. Вот и в тот день я спокойно прошёл мимо него, ничуть не ожидая неприятностей. Конечно, снаружи бесчинствовали орки, но внутри никакой опасности не было! Как мне тогда казалось. Ну и получил удар по голове, очнувшись уже в том таинственном хранилище.

Должен признать, оно меня изрядно заинтересовало… Жаль, поговорить с Герионом с тех пор так и не удалось. Когда он зашёл после боя, спросить о моём состоянии, время было явно не подходящим. Да и тогда мне больше хотелось немного вздремнуть, хоть особых травм лекари не нашли, снотворным накачали. Наверно, чтоб от основных пациентов не отвлекал.

Ну а потом ему тем более не до того было. Кажется, он со вчерашнего дня даже спать не ложился, всё носился с учениками по крепости, временные барьеры ставил. От наёмников в этом толку никакого, они почти чистые боевики, с ритуалами разве что отдалённо знакомые. На них возложили наблюдение со стен, мало ли кто решится воспользоваться ситуацией и пробраться в крепость. Почти не пострадавшие рейнджеры, так, ссадины, трещины в костях да прочие мелочи, проходящие от пары зелий, после короткой передышки ушли в лес.

* * *

— Мастер Хэн! — привлекаю внимание замершего посреди коридора монаха.

— Дэлвин? — поворачивается ко мне человек. — Ты что-то хотел?

— Мастер Хэн, можно мне присоединиться к более… серьезным тренировкам монахов? — не стоит надолго отвлекать столь занятого человека, так что сразу перехожу к делу.

— Зачем тебе это? — настоятель склоняет голову набок, пристально смотря на меня.

— Мне весьма не понравилось случившееся… — чешусь за ухом. — Большой физической силы мне в ближайших десятилетиях не достичь, да и магической тоже… Но, как я понимаю, основные возможности монахов основываются на других аспектах.

— Верно, — медленно кивает, не отводя взгляда. — Физическая сила важна для монаха, но прежде всего: сила духа и воли.

— Вот! — поднимаю вверх палец. — С координацией или гибкостью у меня проблем нет, а развить остальное куда больше шансов.

— Это возможно, одним учеником больше, одним меньше, разница не велика, — приподнимает уголки губ настоятель. — Но свободного времени у тебя не останется, и не стоит ждать мгновенных результатов.

— Да, мастер, — сложив ладони перед собой, склоняю голову. — Я готов к этому.

* * *

Покончив с делами первой необходимости, Герион решил не откладывать в долгий ящик посещение цвергов. Пользоваться их услугами раньше ему не доводилось, но где можно найти их представителей он знал прекрасно, как-никак строители этого народа активно взаимодействовали с человеческими государствами. Телепортировавшись в торговый район Бранабальда, волшебник осмотрелся и уверенным шагом двинулся вверх по улице.

Двух и трёхэтажные дома с различными заведениями на первых этажах расположились вдоль мостовой. Представители различных народов спешили по своим делам, здесь можно было встретить и эльфов, и полуросликов с хоббитами, и дварфов, и даже относительно цивилизованных орков. На многие недели пути Бранабальд был крупнейшим городом-государством, ничего удивительного, что представительство цвергов расположилось именно здесь. Местные цверги обитали в собственноручно построенном монументальном двухэтажном здании, окружённом куда более высокими, но хрупкими строениями.

— Итак, вы хотите нанять нашу бригаду для перестройки своей крепости? — после взаимных приветствий и представлений перешёл к делу цверг, принимавший посетителей.

— Да, последняя осада показала неудачность имевшихся укреплений, — порывшись в сумке, маг вытащил плотно свёрнутый лист бумаги и протянул сидевшему за невысоким, но тяжёлым столом собеседнику. — Вот общий план крепости.

— Так-так… — развернув план, прижал края зажимами и быстро окинул взглядом. — Как я вижу по меткам, это постройка почти тысячелетней давности?

— Именно, всё это время производился лишь общий ремонт, прошлые владельцы не видели необходимости в усовершенствованиях.

— И что именно вы хотите сделать?

— Усилить стены, добавить башен с орудиями… — перечислил Герион все выдвинутые на совещании пункты. — Возможно, вы сможете порекомендовать что-то ещё.

— Орудия тоже у нас брать будете? — почесал цверг под заплетённой в толстую косу рыжей бородой.

— Эм… Нет, мы собирались привлечь гномов.

— Хороший выбор, — побарабанил он длинными пальцами с толстыми, коротко подрезанными ногтями, по столу. — Но лучше сразу пригласить их для координации работ. Я знаю несколько хороших мастеров, можно пригласить их.

— Итоговую цену вы будете обсуждать с нашим интендантом, — поспешил вставить волшебник.

— Не проблема, — повёл покатыми плечами цверг. — Так, ваша крепость к югу от города, примерно в трёх неделях караванного пути?

— Верно, но я бы предпочёл открыть портал.

— Ах да, вы же главный маг… — подёргал себя за бороду распорядитель. — Подходите сюда через три дня, мы всё подготовим к отправке.… Правда, могут потребоваться дополнительные поставки.

— Это не проблема, — слегка улыбнулся волшебник.

* * *

Первое время моё расписание почти не менялось, что вполне понятно. Взрослым хватало забот с восстановлением крепости и охраной прилегающих территорий. Фермеров распустили по домам через два дня после снятия осады, когда рейнджеры убедились в отсутствии крупных скоплений орков в окрестностях. На третий порталом прибыла целая орава разномастных коротышек, некоторые из которых даже ниже меня! Как мне позже пояснили, те, что повыше, покрупнее и с бородами — цверги. Пониже, с заострёнными ушами и безволосыми лицами — гномы. Интересно, а не родственны ли они эльфам?..

Новоприбывшие сразу же развили бурную деятельность: носились по крепости, что-то замеряли, ковыряли или даже долбили. Порой шумно спорили с нашим интендантом, иногда вовлекая настоятеля и Гериона, а то и Первый Чтец подключался. Должен признать, услышал я тогда немало незнакомых слов, и далеко не все мне потом соглашались разъяснять. Ну да библиотека велика, авось, да и найдется что.

За первым этапом последовал второй, коротышки начали разбирать внешнюю стену. Хоть и было их едва ли три десятка, справились они до того, как пришли из города солдаты с ремонтниками. Последних тут же приставили к делу. Ничего серьезного им цверги не поручали, но и простейшей работы хватало. Когда пошло строительство, Гериону забот привалило, по несколько раз в день порталы открывал для доставки материалов. Частично использовали старый камень, но большую часть бородачи признали непригодной.

Гномы надолго не задержались, осмотрелись, поругались да к себе отправились, пообещав вернуться с готовыми орудиями к моменту достройки башен. Не знаю точно, что они там решили. Как я слышал, на восточную стену планируется восемь башен, а на западную — четыре. Еще по одной на северную и южную. А ведь еще и внутренние укрепления переделывать будут! Наверняка и туда чего-нибудь впихнут. Потом утёс долбить начнут… Много дел им предстоит. Даже примерно не знаю, когда закончится стройка и начнутся занятия.

* * *

— Ты сейчас никуда не спешишь? — подошёл колдун к наблюдавшему с внутренней стены за вознёй цвергов Гериону.

— Нет? — скосил на него глаз волшебник.

— Осада снята, контракт закрыт, пора бы и о следующем поговорить, — ухмыльнулся Роден.

— Ты о чём? — полностью повернулся к нему заклинатель.

— Ну как же! Или ты не собираешься платить за обучение? — поднял брови наёмник.

— Помнится, ты сам захотел учить Дэлвина, — качнул головой Герион.

— Прежде всего, я капитан отряда! — махнул в сторону библиотеки колдун. — И должен заботиться о благополучии своих людей.

— Когда я вас нашёл, ни от какого доходного дела не оторвал, — маг сложил руки на груди. — Твои люди вполне могут посидеть в тавернах еще месяц-другой.

— Я предлагаю нанять нас на время строительства стен и набора пополнения монахов, — прекратил кривляться Роден. — Крепости, в любом случае, нужна защита. Наш отряд уже сражался рядом с монахами, да и много мы не возьмём, только по ставке мирного времени.

— Звучит разумно, — огладил бородку волшебник. — Оплату вы всё равно будете решать с Фандаром.

— И еще кое-что, — пристально посмотрел на заклинателя наёмник. — Мне будет нужен доступ к библиотеке на время учёбы.

— На стандартных условиях, — пожал плечами Герион. — У тебя ведь найдётся какая-нибудь интересная книга?

— Мне нужно будет сделать записи… — мотнул головой Роден.

— Обратись к переписчикам, они с радостью сделают их за тебя, — потёр переносицу маг. — Иначе пытайся убедить в своей исключительности Первого Чтеца или Хранителя Фолиантов. Давать такое разрешение не в моей власти.

— Нет, спасибо, с этим старикашкой спорь сам, — передёрнулся наёмник.

— Ты сейчас о ком? — недоумённо моргнул заклинатель.

— О чтеце, конечно! Я удивлён, как он вообще разрешил крестьянам в библиотеку зайти, что там говорить о нарушении установленных правил!

— Это было бы нелегко, — негромко рассмеялся Герион. — Когда ты планируешь приступать?

— А вот завтра и начну.

* * *

Начавшееся обучение колдовству было внезапным. В общем-то, я не ждал ничего подобного, как минимум, в следующие десятилетия. Но отказываться точно не собирался. Никогда не стоит упускать такую возможность стать сильнее. Первый урок проходил в уже привычном кабинете, ныне совершенно свободном от большинства предметов мебели.

— Сила уже есть в тебе, осталось её только почувствовать, — негромко произнёс развалившийся в невесть откуда притащенном кресле Роден. Мне же досталась простая трехногая табуретка. — И желательно тебе это сделать самостоятельно, пусть и под моим присмотром.

— Эм… И как это сделать? — тяну себя за ухо. — Я пока даже падение замедлять не научился.

— Замедлять падение? — поднял брови… наставник. Буду его пока называть так.

— Ну, это врождённая магическая способность крылатых эльфов, — пожимаю плечами.

— А, совсем забыл, — сразу потерял он интерес. — Для первичного пробуждения способностей к колдовству часто используются сильные эмоции. Гнев, ярость, страх… Искусственно созданная опасная ситуация тоже сгодится.

— И что мне делать? — сдвигаю брови.

— Постараться выжить! — широко ухмыляется колдун. Вытянув из кармана какой-то свиток, быстро его разворачивает и хлопает ладонью по тексту. Посреди комнаты начинает закручиваться своеобразный пылевой вихрь. — В атаку!

Проявившийся после приказа воздушный элементаль размерами не впечатлял, будучи лишь немногим больше меня. Но со скоростью передвижения проблем он явно не испытывал. Быстро спрыгнув с табурета, запускаю его в сторону противника. Увы, деревяшка бесславно пролетела его насквозь, на первый взгляд не причинив ни малейшего вреда.

— Почувствуй силу! — бодро выкрикнул Роден, сместившийся, вместе со стулом, в дальний угол. — Простые удары не способны ему навредить!

Мощный порыв ветра сносит меня к стене. Больно ударившись лопатками, тут же отпрыгиваю в сторону. От следующего порыва разлетается в стороны целое облако штукатурки. Проклятье! Как же пробудить эту силу?!

— Разозлись на него как следует! Возжелай уничтожить! Стереть с лица мира! — громким выкриком подсказывает наставник.

Будто бы это так легко! Я в своей жизни никогда ни на кого не злился, в ярость тоже не впадал, всегда был собран и спокоен. Да и опасности особой не чувствую, бьет этот воздушник медленно и не слишком сильно, больше раздражая, чем действительно травмируя.

— Попробуй подключить фантазию! Представь, что перед тобой злейший враг! Укравший твоё бух… Кхм…. Укравший твои книги! Или даже сжёгший любимый талмуд! — вновь доносится громкий выкрик из угла. — Или разбивший все склянки и сваливший всё на тебя! — потом уже куда тише, явно самому себе: — Или что там тебя вообще интересует?..

Можно попробовать… Пытаюсь сконцентрироваться, попутно уворачиваясь от не слишком опасных, но всё еще способных отшвырнуть лёгкого меня в стену воздушных ударов. Получается не слишком хорошо, хоть и редкие, попадания сбивают концентрацию и разжигают вполне настоящее раздражение. Пока еще слабое, но и его, наверно, можно усилить и использовать для выполнения поставленной задачи.

Уже специально подставившись под порыв, не сильно, но ощутимо стукаюсь затылком о каменную стену. Нервно дёргаю ушами, старательно представляя, что вот этот конкретный сгусток полуразумной энергии доставил мне множество проблем. После следующего удара дело пошло быстрей, злость стала куда отчётливей, прорываясь откуда-то из глубин разума. Еще одно попадание уже не способно меня отвлечь, практически все поле зрения, кроме ставшего ненавистным элементаля, подёрнулось туманной дымкой.

С нечленораздельным вскриком бью кулаком в сторону воздушника, выплёскивая в ударе все скопившиеся чувства. Краем уплывающего сознания отмечаю непонятное марево, сорвавшееся с костяшек пальцев. От накатившей слабости падаю на четвереньки, не удержавшись на ногах после размашистого удара, и больно ударяюсь коленями и ладонями о каменный пол.

— Стоп! — команда прорывается сквозь заполнивший разум туман. Чувствую лёгкое прикосновение к спине, и тело наполняет бодрость, мысли очищаются и вновь становятся ясными. Мотнув головой, поднимаюсь на ноги, краем глаза отмечая соскользнувший со спины рассыпающийся пылью свиток.

— Полчлось? — неразборчиво выдыхаю, заметив ничуть не пострадавшего элементаля.

— Задание выполнено! — слегка склонившись, хлопает меня по плечу широко улыбающийся колдун.

— Но он совершенно целый! — возвращаю контроль над речью и тыкаю пальцем в былого противника, вновь не вызывающего никаких эмоций.

— А ты что, рассчитывал первым же, совершенно не структурированным и неконтролируемым выбросом энергии повредить полноценному духу ветра, хоть и слабейшему из всех возможных призывов? — поднимает брови ухмыляющийся Роден. — Я уже удивлён, что ты с первого раза смог хоть что-то сделать!

— Хм… Существуют ли какие-нибудь другие методы пробуждения силы? — спрашиваю после недолгого молчания и осмысливания сказанного.

— Конечно, — отмахивается наставник. — Множество. Но для колдунов этот, по моему мнению, самый эффективный! Маги предпочитают ритуалы, но могущество колдуна лучше всего растёт в смертельных схватках.

— Смертельных? — внимательно осматриваю продолжавший неспешно крутиться вихрь.

— Ну, если бы с тобой что-то случилось, Герион бы меня сам прикопал… — коротко хохотнул наёмник, встопорщив пальцами серебристые волосы. — Так что пришлось ограничиться внушением и подобной имитацией. Да и свиток призыва он сам изготовил, я то подобным почти не владею.

— Почему? — смотрю на него, склонив голову к плечу.

— Возможности колдуна во многом зависят от его разума, — глубоко вздохнул Роден и поскрёб щёку. — Пусть теоретически мы, как и маги, способны применить любые чары, некоторые нам подчиняются гораздо лучше других, иные же не откликаются вовсе, бессмысленно занимая куда более ценное место в «памяти». В отличие от магов-специалистов это совершенно не зависит от конкретной школы, только от природы самого заклинания, — со скрипом перетащив своё кресло в центр комнаты, усаживается в него, махнув мне в сторону валявшегося неподалёку табурета. — Есть те, кто не замечает подобных ограничений, иные же сразу на них натыкаются. К примеру, в моём исполнении даже банальная магическая стрела будет жалким подобием полноценной, тогда как куда более мощное и сложное «огненное дыхание» я освоил практически слёту.

— Это что, и у меня так будет? — подобрав табурет, устанавливаю шаткую конструкцию напротив наставника.

— Совсем не обязательно, — поднимает тот вверх палец. — Всё это крайне индивидуально, лично я почти не заметил закономерностей, что не означает их отсутствия.

— А вы многих колдунов знаете? — заинтересованно подаюсь вперёд.

— Хм… Где-то с десяток будет… Включая тебя, — устремив взгляд в потолок, колдун потёр подбородок. — Из них только я и ещё один заметили за собой подобное ограничение.

— Не так уж и много…

— Колдунов вообще меньше, чем магов, — пожал плечами Роден. — Наш путь требует слишком специфических талантов. Это жрецом может стать практически любой.

— Вы не любите жрецов?

— С чего ты взял? Просто вся их сила идёт от покровителя и не требует каких-либо врождённых способностей. Это не делает их менее полезными.

— Насколько я знаю, в вашем отряде жрецов нет?

— Как и в большинстве других, — хмыкает наёмник. — Далеко не каждый служитель готов рисковать своей жизнью. Те, что всегда готовы, отнюдь не все адекватны в должной мере.

— А…

— Так, ты, я вижу, отдохнул? — не дал мне задать вопрос Роден. — Тогда теперь попробуй использовать силу в спокойном состоянии… Элементаль всё еще тут.

* * *

Примерно в том же порядке проходили и дальнейшие занятия. По несколько часов в день я то старался прочувствовать магию и хоть как-то её использовать, то отдыхал после успешных попыток, заодно слушая различные истории из жизни колдуна. Порой он отвечал на вопросы или рассказывал про особенности своего пути.… Как-то раз я поинтересовался возможностью совмещения пути мага и пути колдуна.

— Любой колдун может стать магом, но не каждый маг способен стать колдуном, — слегка прищурившись, Роден посмотрел на меня. — Я слышал о такой возможности, но сам ей никогда не интересовался.

— Почему? Ведь это бы позволило компенсировать ваши проблемы с некоторыми заклинаниями!

— И сделало бы меня гораздо слабее и как колдуна, и как мага, — помахал пальцем наставник. — Да, существуют методы компенсации, но даже так, затратив одинаковое время на развитие одного пути, ты достигнешь гораздо большего, чем распыляясь на несколько, базовое ограничение всё равно не преодолеть.

— Но ведь вы развиваетесь и как колдун, и как последователь дракона, и как воин-берсерк? — задумчиво тру лоб.

— О! Это интересный вопрос! — широко улыбается наёмник. — Я смог пробудить свою магию в раннем возрасте, тогда я был даже младше тебя, но гораздо сильнее. Мои родители были людьми обеспеченными и не поскупились на учителей, так что довольно скоро я столкнулся с уже известной тебе проблемой. Мои заклинания были эффективны лишь на ближней дистанции, что спровоцировало начало углубленного изучения традиционного фехтования.

— И при чём тут берсеркерство? — смотрю на него, слегка сдвинув брови.

— Не перебивай меня! — щелчком пальцев отправил он в меня небольшой сгусток жгучей энергии. Не желая вновь с таким встречаться, пришлось спрыгивать со стула и спешно уклоняться от сдвинувшейся ко мне сферы. — Увы, фехтование не смогло разжечь во мне интереса, оставшись на уровне механического повторения известных движений. Не знаю, где и как отец смог найти того престарелого северянина… Но его уроки смогли дать гораздо больше, гармонично дополнив мои возможности колдуна. Пусть первоначально боевое безумие полностью захватывало меня, заставляя безудержно бросаться в бой, полностью забыв о всяком чародействе, со временем я смог взять его под контроль, черпая в ярости силу не только для тела, но и для собственной магии.

— А как вы стали последователем дракона? — спрашиваю, воспользовавшись возникшей паузой.

— Ты опять меня торопишь… — погрозил пальцем наёмник, но более серьезные меры предпринимать не стал. Ну да, это пока я сидел, мог успеть меня достать, сейчас-то я отошел подальше, пока искра долетит, сто раз в сторону отойти успею. А вставать со своего кресла ему явно не хочется. — Уже во взрослом возрасте я наткнулся на теорию, что все колдуны, это потомки разнообразных драконов, умевших полноценно изменять своё тело. Далеко не всем разновидностям такое под силу, — повертел в воздухе ладонью наставник. — Не могу сказать, что теория меня сильно захватила, но, когда через несколько лет я наткнулся на ритуал пробуждения драконьей крови, практически сразу решил рискнуть. Даже если бы та теория оказалась ложной, ритуал просто не сработал. Как ты можешь заметить, — развёл он в стороны руки, — кровь пробудилась.

— А вы стразу стали… Эм… Таким? — неуверенно указал на него раскрытой ладонью.

— Ну что ты, — громко рассмеялся Роден. — После первого ритуала я почувствовал лишь незначительный прилив сил. Мои внешний вид и возможности — результат долгого и упорного труда, многолетней работы над собой.

— Так это всё же вышло эффективней, чем развитие исключительно пути колдуна?

— Я понял, к чему ты клонишь, — широко улыбнулся человек. — Да, такая комбинация путей в моём случае дала впечатляющий результат! Но сильно сомневаюсь, что она помогла бы тебе. Я слышал, что ты хочешь учиться у монахов, это тебе подходит гораздо больше.

— А что на счёт моего изначального вопроса?

— Стать заодно и магом? — пожал он плечами. — Если хочешь, можешь попробовать. С твоими данными это не самый худший вариант развития. Большой силы тебе в ближайшее время всё одно не набрать, а за пару столетий и не такое развить можно. Только как это осуществить, тебе придётся искать самостоятельно. В крепости наверняка есть какая-нибудь информация на эту тему, да и Герион может что-то знать, хоть сам не имеет ни малейшей склонности к колдовству, но он меня гораздо старше и опытней.

— А какое базовое ограничение вы упоминали?

— Тут всё просто, — после непродолжительного молчания, начал объяснять наставник. — Представь магическую силу в виде полой сферы с толстыми стенками. Маги размещают свои заклинания на внешней стороне. Колдуны — на внутренней. Соответственно, маги могут «запомнить» гораздо больше заклинаний, но после использования они «соскользнут» с поверхности сферы. У колдунов арсенал куда уже, но пока в «сфере» есть сила, мы способны их использовать. И вот тут начинается конфликт. Расположенные на внутренней стороне заклинания колдуна практически полностью перекрывают доступ энергий к внешней. Полностью заполненная «память» колдуна полностью не даёт мане просачиваться наружу, заодно выступая своеобразной защитой от обнаружения.

— Это оно действительно так устроено? — недоумённо моргаю.

— Нет, это удобный для восприятия образ, — приглушённо хмыкает колдун. — Не стоит строить сложные теории, опираясь на него. Но пока этого вполне достаточно для понимания ситуации.

— А как оно… выглядит на самом деле? — тру виски.

— Вот когда освоишься со своей силой, тогда и узнаешь…

* * *

Пролетело время. За постоянными тренировками даже не заметил, как закончилась переделка стен и восстановление построек. Должен отметить, когда впервые за долгое время покинул здание библиотеки, даже не признал окружающее. Внутренняя стена стала заметно выше и шире, даже на невооружённый взгляд крепче и надёжней. По периметру, через равные промежутки, выросли высокие квадратные башни, предназначенные как для малых орудий, так и для стрелковой или магической поддержки. Так же появился валганг.

Внешние стены, заметно уступая внутренним в высоте, были куда шире. Внушительные башни несли на себе могучие дальнобойные стрело и камнемёты незнакомой конструкции. Впрочем, я в них слабо разбираюсь, так что в этом нет ничего удивительного. Вместо простых одинарных ворот, их стало двое, огороженные дополнительной стеной и прикрытые башнями. Если бы кому удалось пробиться через ворота первые, добираться до вторых оставалось ему под обстрелом с возвышающихся стен. Да и ворота внутренней стены теперь были не прямо напротив восточных — внешних, а с юга и севера.

Не меньше изменились и здания, расширились, перестроились. Те же комнаты чтецов стали гораздо просторней, а за счёт добавления еще двух этажей, занимаемая территория осталась прежней, при сохранившейся численности жильцов. Примерно в том же плане переделали и всё остальное жильё, как человеческое, так и не очень. Хотя последнее обошлось всего парой этажей, объединённых ровным пандусом. Всё же таскать коров по лестницам не самое простое занятие.

Алхимическая лаборатория еще сильнее ушла под землю, оставив на поверхности лишь вход, да небольшое хранилище готовой продукции. Техномагическая система гномов прекрасно справлялась с вентиляцией, выводя всяческие испарения за пределы крепости. И по уверениям создателей, на обороноспособности это никак не сказалось. Крепостной склад постигла схожая участь. Думаю, эти коротышки, и жильё бы под землю загнали, да вот не любят люди в пещерах селиться.

* * *

— Когда-то ты мне обещал ещё рассказать о матери?.. — В один из не слишком загруженных дней мне удалось отловить Гериона и вновь поднять давнюю тему.

— Ты не слишком торопился, — сложив руки на животе, опекун склонил голову к плечу.

— Давал тебе время подготовиться, — с серьёзным видом отвечаю. — Ну и пусть эта тема вызывает у меня интерес, но к лёгким и приятным она не относится. Так что и мне требовалось время.

— Что ж, слушай.

Мы расположились в пустующем читальном зале и маг начал свой рассказ. Повторно услышанная история их знакомства не утратила определённой притягательности, я с жадностью вслушивался в каждое слово. Последовавшие за тем истории о приключениях, походах и свершениях, постепенном сближении двух непохожих разумных. Несмотря на больший возраст моей матери, в этой паре старшим был Герион. Очевидные различия не мешали ему относиться к крылатой эльфийке как к младшей сестре. Непоседливой, иногда излишне прямолинейной и порой руководствовавшейся странной, по его словам, логикой, но всё равно…

Нельзя сказать, что к моменту их расставания они начали тяготиться обществом друг друга, это совсем не так. Но и продолжать всё время путешествовать вместе им уже не хотелось. И, постепенно, они начали иногда странствовать по-отдельности. С неизменными встречами и рассказами о произошедших событиях. Со временем такие встречи становились всё реже, жизнь разводила их слишком далеко. К моменту моего рождения они лишь обменивались письмами через Лютнистов, имевших отделения чуть ли не по всему миру. Магическим способам прямого общения мешали очевидные причины в виде постоянно действующих защитных артефактов или личных способностей, препятствующих обнаружению недоброжелателями.

— А что ты можешь сказать о моём отце? — Рассказ затянулся на несколько часов, мы пропустили ужин, но голод совершенно не чувствовался.

— Мне о нём ничего неизвестно, — с грустной улыбкой развёл заклинатель руками. — Последнее письмо от Шерелис нашло меня примерно за два года до твоего рождения. В нём об этом ничего сказано не было.

— Хм… — задумчиво тереблю кончик уха.

— Ты многое взял в своей внешности от матери… — огладив бородку, волшебник прервал молчание. — Но, судя по проявившимся чертам, он явно был из народа высших эльфов. Только они имеют уши такой формы. Да и золотистый цвет кожи для них не редкость. Высших эльфов ещё иногда называют золотыми, или солнечными.

— Как думаешь, он жив? — поднимаю на опекуна взгляд, ранее устремлённый в пол.

— Я не знаю, — качнул головой Герион. — Если он был рядом с твоей матерью во время нападения…

— Понятно, — прикрыв глаза, массирую виски кончиками пальцев. Выжить после нападения жрецов бога убийств немного… проблематично.

* * *

К моменту окончания строительства в крепость прибыли две сотни будущих монахов. Не знаю, где и как Хэн смог их набрать… Да и вообще весьма смутно представляю процесс становления монахом. Прийти в какой-нибудь монастырь и попроситься на обучение? Ну… возможно. Но как-то сомневаюсь, что таких много. Впрочем, о жизни за пределами крепости мои знания исключительно теоретические. Быть может, некоторые общины монахов проводят массовые наборы учеников, считающиеся в определённой местности великой честью. Или поступают как правители, собирая с каждого контролируемого поселения определённое количество человек для пополнения своей армии. Или еще как. Возможно, потом расспрошу новоприбывших, если мне это всё ещё будет интересно.

В итоге вышло, что каждому из опытных монахов прикрепили два-три новичка. Вероятно, из уважения к моему опекуну, наставником мне стал сам Хэн. Или счёл меня слишком сложным учеником для прочих монахов. Кто его знает, а на прямой вопрос лишь растянул губы в улыбке и отправил бегать еще пару кругов. Впрочем, наличие персонального «тренера» не освобождало меня от общих занятий, пусть и там работал отнюдь не наравне со всеми. Малый возраст никуда не делся и для полноценной, взрослой нагрузки, я всё ещё слишком слаб.

Групповые тренировки проходили с утра и по вечерам, днём монахи работали по крепости: несли стражу, патрулировали, прибирались, много занятий было у них… А у меня проходили уроки колдовства. К своей гордости должен отметить, что контроль над силой стремительно повышался, по словам Родена, вскоре смогу «запомнить» своё первое полноценное заклинание.

С алхимией подвижек не наблюдалось, у меня просто не хватало на неё времени и сил. Нельзя сказать, что мастер Рэнш был доволен сложившейся ситуацией, но в вину мне такое пренебрежение любимой наукой не ставил, и продолжить обучение после ухода колдуна не отказывался. Контракт наёмников подходил к концу, пехотинцы, под командованием южанина, покинули крепость сразу после подхода войск из Бранабальда, рейнджеры задержались немногим дольше, а я так и не расспросил Дормунда об эльфах… Пока оставался только отряд колдуна, и то больше из-за моего обучения и зарывшегося в библиотечные запасы капитана.

* * *

Закрываю вентили на новейшем гномском смесителе, почему-то кажущемся мне дикой древностью. Что интересно, как должен выглядеть «современный», я не имею понятия. Вот унитаз, теперь располагающийся в отдельной каморке, таких чувств не вызывает. Немного высоковат, но это решается небольшой скамеечкой. Никто не стал заказывать под меня индивидуальную модель. Да и я всё ещё расту, пусть и крайне медленно.

Насухо обтёршись большим полотенцем, одеваюсь и выхожу в тёмный коридор, освещённый лишь тусклыми магическими светильниками. Дом примыкает к крепостной стене, так что окон на этой стороне попросту не предусмотрено. В комнатах они вполне приличные, большие, остеклённые, и, опять же, гномьего производства. Сейчас уже все работы окончены, строители уже несколько дней как покончили с работой, полностью удовлетворив заказчиков и ввергнув в глубокую печаль интенданта. После их отбытия он производил впечатление, будто из всей одежды оставили ему лишь собственную шерсть, да и ту в долг. Ну да вскоре он отошёл, вновь став бодр и весел.

Мне же предстоял последний урок колдовства. Не так давно у меня получилось запомнить моё первое заклинание первого круга, и уже завтра Роден собирался покинуть крепость через портал Гериона. Все базовые воздействия получались у меня стабильно, что светлячок, что едкий или там ледяной всплеск… Мелочи, в общем-то, но в качестве тренировки их и маги, и колдуны используют, пусть немного по-разному. Кто-то называет их чарами нулевого круга, кто-то вообще не считает за полноценные заклинания. Пока у колдуна есть свободная энергия, он способен в любой момент воспроизвести такую мелочёвку, но при полностью заполненной «памяти», этой возможности не останется. Ну да польза их незначительна, так что большинство не обращает внимания на такие мелочи.

Спускаюсь по широкой центральной лестнице на первый этаж и выхожу на улицу. Прикрыв глаза ладонью, кошусь на полуденное солнце. Повертев головой, иду к расположившимся неподалёку внутренним воротам. Библиотечный парк уже начали восстанавливать, но больших успехов не добились. Алхимические удобрения, конечно, штука хорошая, но на работу друида не тянут. Ну, как говорил Герион. Сам-то я этих друидов в глаза не видел. Рейнджеры, конечно, тоже способны на использование природных энергий, но они больше бойцы, чем заклинатели.

В библиотечные залы строителей не пустили, да и возня с ними могла растянуться на изрядный срок, чего никто допускать не собирался. А вот коридоры и вспомогательные помещения они посетили. Но, должен признать, особых внешних изменений не заметно, разве что всё стало выглядеть куда новее, не потрёпанным временем. В остальном же цверги старались сохранить прежний стиль. И это у них прекрасно получилось.

А вот и знакомый кабинет… Хоть специальное помещение для тренировок магов так же построили, но у Гериона ещё не дошли руки его доделать. Всё его время сейчас отнимало зачарование стен и построек. Гномы-артефакторы хорошо поработали над пассивной защитой и без того крайне прочных материалов, но ограничиваться этим главный маг крепости не собирался. И своих учеников припряг к сотворению нужных ритуалов. Жаркая для них настала пора… Зато какой опыт!

— Как ты помнишь, это наш последний урок, — едва я зашёл в помещение, махнул рукой Роден, привычно развалившийся в кресле. — Основы изучены, дальнейшее развитие зависит исключительно от тебя.

— Будут какие-нибудь рекомендации? — подтаскиваю свой табурет, забытый вчера в углу.

— Не торопись, — постучал пальцами по подлокотнику колдун. — Максимально осваивай каждый круг и затем переходи к следующему. Да, будут трудности с заменой заклинаний, но это так же полезный навык.

— Что-нибудь ещё? — склоняю голову к плечу.

— Не забывай про метамагию, для колдуна это крайне полезные умения, — немного помолчав, Роден вытянул из наружного кармана куртки небольшую книжицу. — Здесь я записал информацию о своём методе пробуждения драконьего наследия, но, даже если это тебя заинтересует, не начинай раньше совершеннолетия! — передав записи, наставник продолжил: — так же рекомендую ознакомиться с хранящимися в библиотеке сведениями, возможно, сможешь создать более подходящий для себя метод, но никаких практических испытаний до совершеннолетия! Когда ознакомишься с темой, поймёшь, почему.

— Гм, хорошо, — в общем-то, я этим и так заниматься не собирался…. Хватает и иных дел.

— Раз с этим разобрались, — хлопнул в ладоши колдун. — Приступим к проверке. Покажи ка мне магическую стрелу…

* * *

После отъезда Родена свободного времени больше не стало, скорее наоборот. Разгрёбших срочные дела чтецов и переписчиков вновь припрягли к моему обучению. И алхимики обо мне не забыли, вновь направив на подготовку ингредиентов к зельям. Еще добавились тренировки заклинаний под присмотром Гериона или кого-то из его учеников. Наверно, если бы не необходимость самостоятельного изучения теории, в свою комнату я бы возвращался исключительно на время сна. Ну и помыться после тренировок с монахами.

Летело время, примерно в таком же графике прошло несколько лет. Ученики Гериона уже все достигли четвертого круга и теперь считались полноценными магами, начав отрабатывать своё обучение. Мой опекун, наконец-то, достиг восьмого круга. Похоже, это стало неожиданным даже для самого мага. А я всё так же оставался на первом, будучи едва способен выпустить подряд пару не слишком сильных заклинаний. Разве что восстанавливался после этого довольно быстро, всего полчаса, и я вновь готов творить магию. Наверное, как раз из-за незначительности запаса.

Куда заметней были успехи с алхимией, мне уже доверяли самостоятельно изготавливать не слишком сложные составы. Да и к сложным постепенно допускали. Не хуже было и с физическими возможностями, тренировки с монахами многое мне дали. Я даже научился немного управлять падением. Конечно, до полноценного полёта мне всё ещё не хватает крыльев, но и возможность не разбиться при прыжке с любой высоты, весьма полезна.

Но, к сожаленью, за все прошедшее время я почти не вырос. Вот мне уже пятнадцать, а выгляжу лет на девять. И сам по себе не слишком крупный, так еще и особенности эльфийского взросления проявляются во всей красе. В дальнейшем разрыв меж возрастом реальным и видимым будет только увеличиваться. С одной стороны, не слишком большая цена за возможность без дополнительных усилий прожить под сотню тысячелетий, с другой, когда ещё эти тысячелетия будут, а вот замедление роста есть уже сейчас.

Это ведь не только к внешности относится, магическая сила растёт так же неспешно. Правда, лет в сто пятьдесят подобное ограничение должно если и не исчезнуть полностью, то заметно ослабеть. В физиологическом плане это примерно соответствует пятнадцати-шестнадцати годам у людей. По идее, в то же время должен проходить куда более активный рост костей и мышечной массы… Но как с этим будет у меня, даже не представляю.


Глава 6

— Думаю, пора мне вновь набрать учеников, — внезапно высказался Герион на очередном собрании руководителей крепости.

— Кхм, а разве эти со своими задачами не справляются? — полурослик привстал на своём кресле.

— Справляются, по минимально-необходимому уровню, — пожал плечами заклинатель. — Каких-либо улучшений с текущим составом сделать не выйдет.

— А нам надо что-то еще улучшать? — проскрипел Первый Чтец.

— Всегда найдётся, что улучшить, — волшебник развёл руками. — Первые ученики постоянного пригляда уже не требуют, с поддержанием чар справляются. Так что я счёл возможным отвлечься на пополнение.

— Ты точно уверен, что оно нам надо? — потёр короткостриженую макушку Хранитель Фолиантов.

— Да, — склонил голову маг. — Хоть я и сомневаюсь в повторении ситуации с орками, стоит быть готовым и к такому развитию событий. А несколько дополнительных магов не будут лишними в любом случае.

— Что ж, тебе виднее, — жрец прикрыл зевок ладонью.

— Опять траты… — потянул себя за бакенбарды Фандар.

— Да ладно, — отмахнулся волшебник. — После восстановления крепости мы уже успели восстановить все запасы.

— За счёт упорного труда алхимиков и переписчиков, — хмыкнул интендант. — Так что «мы» тут немного мимо.

— В крепости слишком мало магов, для самоокупаемости нашей работы, — усмехнулся Герион. — Если хочешь большего, небольшое повышение затрат придётся потерпеть.

— Кха! Небольшое! — вскинулся полурослик, и ткнул в собеседника пальцем. — Да на твоих учеников денег ушло больше, чем на полсотни монахов!

— Подготовка магов дело не дешёвое, — огладил бородку заклинатель. — Но признай, даже сотня монахов не сможет обеспечить тот же уровень комфорта. И это я не говорю о защитных чарах…

— Если готовить монахов по ускоренной программе, с использованием специальных зелий и поддержкой целителей, выйдет ничуть не меньшая сумма, — негромко произнёс настоятель. — Возможно, даже большая.

— Как хорошо, что у нас нет такой потребности… — шумно пропустил воздух сквозь сжатые зубы Фандар и упёр лоб в основание раскрытой ладони.

— Да, меня тоже радует, — невозмутимо отозвался Хэн.

* * *

Покончив с обсуждениями, Герион отправился на выход из крепости. Сегодня ему предстояло навестить давнего знакомого, передавшего вместе с торговым караваном письмо. И пока послание везли из Бранабальда, отправитель должен был успеть добраться до столицы Лунных островов. Покинув пределы блокирующего пространственные перемещения купола, маг зачитал заклинание и перенёсся в пригород Омерада.

Центральный остров архипелага встретил волшебника сильным ветром и закрытым тучами светилом. Немногочисленные прохожие старательно кутались в куртки и натягивали поглубже капюшоны или широкополые шляпы. Герион осмотрелся по сторонам, хмыкнул и запахнул полы походного плаща. Определившись с направлением, пошёл в сторону городского центра, хоть и бывал он здесь едва ли пару раз, где находится храмовая площадь, примерно помнил.

Хоть и считается Омерад столицей Лунных островов, ни архитектурой, ни богатством похвастаться он не в состоянии. Небольшой гористый островок, застроенный массивными, грубыми каменными домами не пользовался популярностью у торговцев, тут не добывали ничего, кроме камня и морской рыбы, и без того не являвшихся дефицитом. Немногочисленные фермеры едва справлялись с поставкой продовольствия для местных нужд, и то многое приходилось привозить. Единственное достоинство — расположение. Внешним врагам невозможно добраться до города, не пройдя сквозь немногочисленные и хорошо защищённые проливы. А четверка кланов, на деле правящих архипелагом, использовала его в качестве нейтральной территории для переговоров и внутренней торговли.

А еще здесь расположились храмы практически всех известных божеств, связанных с морем. Но волшебника интересовали отнюдь не величественные, построенные из привезённых с материка материалов комплексы, а небольшое строение, отличающееся от местных домов лишь большими размерами да попыткой добавить изящества в грубые формы, примостившееся на краю площади. Васрен, малое божество, покровительствующее предсказателям, судьям и прочим любителям откопать истину из-под слоя лжи и недомолвок, не пользовался большой популярностью у островитян. Что не мешало им пользоваться услугами его жрецов.

— Вечер добрый, — обратился волшебник к седому человеку в простой серой сутане, стоявшему сразу за распахнутой деревянной двустворчатой дверью. — Где я могу найти монаха по имени Леирч?

— Старший дознаватель в своей келье, — выцветшие голубые глаза смотрели в пространство перед собой, на морщинистом лице шевельнулись лишь губы. — Прямо, налево, направо. Третья дверь от поворота.

— Гхм, спасибо, — поблагодарив привратника, Герион направился по указанному маршруту. Миновал небольшую молельную залу с десятком грубых каменных скамеек, прошёл через невысокую дверцу в короткий коридор и вскоре остановился перед завешанным толстой тканью дверным проёмом.

— Заходи, — прервал его размышления, как правильно постучаться, негромкий голос. Сдвинув тяжёлое полотно в сторону, пригнулся, входя в небольшую комнату. Окинул взглядом узкую деревянную кровать с небрежно накинутым шерстяным одеялом, грубо обработанные каменные стены, висящий под потолком светящийся магический сгусток и остановился на молодом светловолосом человеке, сидевшем за гранитным письменным столом.

— Давно не виделись, — кивает волшебник. — И ты с тех пор совсем не изменился.

— Лет сорок, да, ты тоже, — повторяет его жест Леирч и указывает раскрытой ладонью на кровать. — Присаживайся.

— Как вижу, ты добился неплохих успехов, — произносит маг, расположившись на жёстком, едва прикрытом тканью дереве. — И что за дело сподвигло тебя написать?

— Тебе нужны ученики. Я знаю, где их найти, — раскосые зелёные глаза, над сложенными домиком ладонями, посмотрели на Гериона. — Мне нужна помощь. Ты можешь её оказать.

— Какая помощь? — нахмурился заклинатель, закинув ногу на ногу и пристроив сверху руки. — Ты ведь наверняка в курсе, что я не могу надолго отлучаться из крепости.

— Защита помещений магией, ты — наилучший вариант из возможных.

— И чем тебя не устраивают наёмные специалисты? — почесал колено волшебник. — Среди них встречаются высококлассные специалисты, до которых мне далеко.

— Вероятность успеха с твоим участием выше, — качнул головой жрец. — Всего две комнаты. Магия, духи, оружие.

— Хорошо, — глубоко вздохнул заклинатель. — Какие ученики? Сколько? Где?

— Талантливые. Подходящие тебе. Семеро.

— Хорошо, — еще раз вздохнул Герион. — Где эти комнаты?

— Недалеко, — поднявшись со стула, жрец поправил сутану, выглядевшую разве что чуть более новой, чем наряд привратника.

Покинув храм, спутники немного поплутали и выбрались из переулков к двухметровой каменной стене с небольшой железной калиткой. Леирч несколько раз пнул дверцу, и из-за неё раздался сиплый мужской голос: — Кого там принесло на ночь глядя?

— Открывай, — тут же прекратил долбить металл дознаватель.

— А, эт вы… — едва слышно пробурчали с той стороны и с громким скрипом распахнули калитку. — Заходите, ваша проницательность…

— Это резиденция, эм… правителя? — за оградой перед Герионом предстал двухэтажный особняк из белого камня. Большие окна прикрывали фигурные решётки, на покатой крыше краснела черепица, явно подвергшаяся работе зачарователей.

— Да, — обойдя замершего мага, жрец неторопливо зашагал к зданию.

За несколько широких шагов поравнявшись с провожатым, заклинатель без особого интереса осмотрелся. Большой, для столь компактного города, участок плодородной земли был засеян короткой травой, вдоль дорожки ровными рядами росли аккуратно подстриженные кусты. Чуть в глубине виднелось несколько невысоких деревьев, так же знакомых с ножницами садовника.

— По местным меркам, богато живёт, — прервал молчание волшебник.

— Статус, — равнодушно отозвался Леирч.

Вскоре спутники вошли в дом через главный вход. Внутреннее убранство было под стать внешнему: резные деревянные панели на стенах, золочёные люстры под потолком… простенькая островная роскошь. А уж жечь дерево в каминах тут и вовсе могут себе позволить лишь истинные богачи, на острове уже давно не осталось лесов, все сколь-либо плодородные земли заняты посевами. У бедняков в рационе сырая рыба с какими-нибудь водорослями — обычное дело. Кто чуть побогаче, может себе позволить готовить еду на тех же водорослях, только уже сушёных. Обеспеченные жители закупают привозимый с материка уголь, встречается в их рационе и продукция фермерских хозяйств, а то и мясо.

Немного побродив по коридорам, изредка пересекаясь с прислугой, спутники спустились в подвал. Простые белёные стены заметно контрастировали с убранством верхних этажей. Да и освещение тут было только то, что посетители захватили с собой. Жрец ещё на лестнице сотворил светляк.

— Здесь, — дознаватель обвёл рукой небольшую, совершенно пустую комнату с деревянной дверью в дальней от входа стене. — За дверью вторая.

— Так… Тайные ходы есть? — огладил бородку Герион, тщательно осмотрев белые стены перед собой.

— Только вентиляция, — ткнул пальцем в уже замеченное магом небольшое отверстие под потолком, прикрытое металлической сеткой. — Вокруг сплошной камень.

— Что охраняем? — маг вытащил из сумки книгу, положив её прямо на воздух и, немного подумав, кисточку с чернильницей.

— Комнаты.

— А в комнатах? — ответом ему стал безразличный взгляд зелёных глаз. Глубоко вздохнув, волшебник свободной рукой потер виски. — От чего защиту ставить?

— От всего, чего сможешь, — пожал плечами жрец.

Молча покачав головой, волшебник вытащил из зажима кисть и прикрепил открытую чернильницу к поясу. Обмакнув инструмент в зелье, маг начал быстро рисовать на ровных стенах чародейские символы. Комплексная защита требовала немалого труда и затрат магической энергии, но за несколько дней он рассчитывал справиться. Немного понаблюдав за работой, Леирч покинул помещение, аккуратно притворив за собой дверь.

— При регулярной подзарядке где-то на год хватит, — почти неделю заняла у Гериона постановка защитных чар, вторая комната оказалась заметно больше предполагаемого.

— Здесь всё, что я смог узнать о твоих будущих учениках, — жрец подвинул к магу тонкую стопку пергамента, исписанного мелким угловатым почерком.

— Так-так, — пробежав глазами по тексту, свернул листы и собрался засунуть в сумку.

— Пергамент, — протянул руку Леирч.

— Что? — приподняв брови, маг посмотрел на собеседника.

— Дефицит.

— Освободи место, — помассировав виски, маг вытащил из сумки небольшую записную книжку и магическое перо. Переписав сведения, всунул в руки невозмутимого дознавателя пергамент и телепортировался к крепости. Теперь ему предстояло посетить шесть мест, до одного из которых придётся добираться своим ходом, не доводилось раньше в тех краях бывать. Но сначала стоило обдумать полученную информацию и передохнуть после ударной работы.

* * *

Первыми Герион решил посетить работорговцев. Хоть и писал жрец, что другие покупатели появятся не раньше, чем через две недели, даже лучшие из прорицателей нередко ошибаются. Волшебника нельзя назвать частым посетителем рабских базаров, но на этом он уже когда-то бывал вместе с одним из отрядов лютнистов. Тогда их задачей было вытащить из плена нескольких союзников, угодивших в сети одного из ловчих.

— Надеюсь, меня тут не вспомнят… — оглядевшись, пробормотал себе под нос маг, сходя с площадки для телепортации. — Простые люди столько не живут, но среди местных хватает непростых. И не людей.

Где-то в вышине, над головой смыкался каменный свод. Освещённые газовыми фонарями улицы были заполнены разнообразными существами. Многих при встрече в ином месте заклинатель бы постарался уничтожить до того, как его бы заметили и атаковали, но в этом торговом городе прямого нападения опасаться не стоило. Местные служители закона ревностно относились к своим обязанностям.

Ровные каменные стены домов возвышались вдоль дороги, над массивными дверями висели красочные вывески, порой с магическими эффектами. Сверкающие, переливающиеся яркими красками буквы и рисунки сами собой притягивали взгляд. Особенно на фоне мрачных тёмных стен, пусть даже тщательно обработанных и отполированных.

На перекрёстке Герион подошёл к пятерке низкорослых бородатых стражей в тяжёлых доспехах, снаряжённых большими прямоугольными щитами, длинными, оббитыми толстой кожей железными дубинками и короткими прямыми мечами. Его знания местности были крайне скудными, так что пришлось спрашивать дорогу. За небольшую сумму волшебнику быстро нашли проводника, совсем молодого, еще безбородого дверга. Несмотря на малый рост, представитель правящей народности города сноровисто лавировал в толпе, заставляя высокого мага чуть ли не бежать за собой.

Почти час ушёл на дорогу до нужного места. Как оказалось, заклинатель появился чуть ли не на противоположной стороне квартала. Когда проводник остановился около ничем не примечательной двери и ткнул пальцем в простую надпись, Герион хмыкнул и передал обещанные монеты. Либо этот торговый дом был на мели и не мог позволить себе работу зачарователя, либо не испытывал нужды в яркой рекламе. И волшебник больше склонялся ко второму варианту.

Войдя в ярко освещённое, просторное помещение, он убедился в своих предположениях. Нужды владельцы явно не испытывали: артефактные светильники, удобная на вид мебель, опрятно одетые мужчины и женщины разных народов, встречающие посетителей…. Обилие последних так же сигнализировало об успешности работоргового дела.

— Здравствуйте! Я могу чем-то вам помочь, господин? — пока маг осматривался, к нему успела подойти молодая улыбающаяся женщина человеческой расы. Её статус выдавал разве что небольшой кожаный ошейник, исписанный магическими символами.

— Подростки, люди, от двенадцати до шестнадцати лет, — сверху вниз взглянул на неё заклинатель.

— Какие-нибудь дополнительные требования, господин? — склонила она светловолосую голову.

— Нет. Я хочу выбрать сам.

— Пожалуйста, подождите немного, господин, — поклонившись, она указала на свободные кресла и диванчики. — Вам что-нибудь принести?

— Нет, — отстранённо бросил Герион, направляясь к ближайшему креслу. Устроившись поудобней, он приготовился к ожиданию и вытянул записную книжку, желая освежить в памяти сведения о будущих покупках.

Первый: тринадцать лет, непробуждённый дар с отчётливой склонностью к некромантии. Высокий для своих лет, крайне худой. Волосы светлые, глаза голубые. Особых примет не имеет. Захвачен отрядом людоловов несколько недель назад в мелкой рыбацкой деревушке. До того жил у бездетной младшей сестры отца, пропавшего в море год назад, и её мужа. Мать померла родами. Родственники во время нападения в деревне отсутствовали — поехали в ближайший город торговать, оставив парня присматривать за хозяйством.

Второй: пятнадцать лет, непробуждённый дар. Невысокий, пухлый, темноволосый, кареглазый. Из особых примет — сильный ожог на левой руке. Захвачен пиратами во время морского путешествия. Из родственников осталась сестра девяти лет, родители убиты при нападении.

Была и иная информация об этих двоих, но сейчас она интереса не представляла, больше относясь к рекомендациям по обучению и воспитанию. Пересмотрев записи, маг отправил книжку в карман, откинулся на спинку кресла и опустил руки на подлокотники. Сквозь полуприкрытые веки он без особого интереса стал рассматривать посетителей.

— Прошу прощения за ожидание, господин, — вырвала мага из полусонного состояния подошедшая женщина. — Я покажу вам дорогу.

Проследовав за рабыней вглубь здания, Герион попал в большой зал, пусть уступающий приёмной, но всё еще способный без труда вместить полсотни подростков. Тщательно отмытые, коротко остриженные, в простой, но чистой серой одежде, босые и с железными ошейниками. Окинув собравшихся невольников взглядом, маг вытащил из сумки оставшийся еще с первого поиска проверочный артефакт. Резной металлический жезл мог использовать только обученный одарённый, простой человек не сможет распознать результат обследования. Да и с его запуском будут изрядные трудности.

— Подходите по одному и хватайтесь за свободный конец жезла, — скомандовал волшебник и указал артефактом на ближайшего парня. — Ты первый.

На проверку каждого уходило два десятка секунд, так что уже через полчаса Герион отобрал четверых подростков разного пола. К сожалению, жезл показывал лишь наличие дара, никак не отображая потенциал развития. Для столь тонкой работы использовались специальные, стационарные артефакты. Но, как счёл волшебник, ещё пара переписчиков или алхимиков крепости тоже не повредит.

— И сколько они стоят? — услышав названную цену, волшебник глубоко задумался. Изначально он рассчитывал лишь на приобретение троих, теперь же сумма заметно вышла за предоставленный интендантом минимум, вплотную приблизившись к максимуму. — Родственники у них тут есть?

— Да, — сопровождающая указала на измождённого темноволосого парня с перебинтованной левой рукой. — У него есть младшая сестра, — и на одну из отобранных девочек. — А у неё старший брат, ему семнадцать.

— За шестерых такую сумму я готов заплатить, — огладив бородку, изрёк заклинатель.

— За шестерых этого слишком мало, — с неизменной улыбкой ответила женщина.

После упорной торговли они всё же сошлись на названной цифре, за это время лишних успели увести, а нужных — привести. Работорговцы сноровисто сняли с «покупок» свои ошейники, амулеты от побега в цену не входили, выдали грубые сандалии, и связали простой верёвкой. Мага провели в отдельный зал, где он передал деньги и получил документы на владение, откуда же открыл портал к крепости. Передвигаться по заполненной народом улице в такой компании не лучшая затея, могут и сбежать.

* * *

Стражники равнодушными взглядами сопроводили прошедшую через ворота процессию, замыкаемую главным магом. Новоприбывшие отправились к жилью, где волшебник передал подростков дежурному.

— Развязать, если голодны, накормить, — указал он на одарённых парней. — Потом этих двоих проводить ко мне в кабинет. Остальных без присмотра не оставлять.

— Сделаю, — коротко отозвался монах, уводя бывших рабов за собой.

Хоть в положенном по статусу помещении не четвёртом этаже библиотеки маг появлялся не часто, для общения с будущими учениками оно подходило прекрасно. Оказавшись в небольшой комнате с пустым письменным столом, удобным креслом и тройкой стульев, выстроившихся вдоль стены, волшебник уселся за стол, вытянул ноги, опустил локти на подлокотники и соединил пальцы перед лицом. Примерный план беседы уже сложился, в том числе и из рекомендаций Леирча, осталось проверить его на практике.

Полноценный сканирующий артефакт был изготовлен вскоре после окончания перестройки крепости. Тогда через него прогнали всех обитателей, убедились в работоспособности, но одарённых среди монахов-новобранцев не нашли. Старые-то были проверены еще в первый поиск тем самым жезлом. Вот и сейчас ему предстояло немного работы. Хоть и была уверенность, что ему кроме обозначенных пророком никто не подойдёт, убедиться в этом не помешает.

— Проходите, берите стулья, садитесь, — поднял он взгляд на вошедших парней. Заглянувший в кабинет монах молча кивнул и закрыл за собой дверь. — Представьтесь, — когда гости расположились, предложил волшебник. — Я Герион, главный маг крепости-библиотеки Керзенрес.

— Я Оулин, сын Ровина, — первым откликнулся брюнет.

— Мнеш, — с явной неохотой произнёс блондин.

— У нас проводится набор учеников с последующим занятием должности крепостных магов, — постучав пальцами друг-о-друга, волшебник осмотрел молча уставившихся в пространство перед собой парней. — Для этого я вас и выкупил.

— Выкупил? Не купить? — подал голос светловолосый.

— Да, — прикрыл глаза Герион. — Здесь рабство запрещено.… Что не освобождает вас от необходимости компенсации потраченных средств. Вы слышали цену, на каждого — четвертая часть.

— Нас быть шесть, почему мы платить его сестра? — сын рыбака ткнул пальцем в соседа.

— Я купил четверых, — качнул головой маг. Пока всё шло в соответствии с описанным жрецом. — Ты платишь лишь за себя.

— Я — рыбак! — стукнул себя парень в грудь кулаком. — Зачем мне быть это… «магов»?

— Нам не нужны рыбаки, — приглушённо хмыкнул заклинатель. — Как маг ты сможешь гораздо больше.

— У моего отца есть деньги, его компаньон может за нас заплатить, — внезапно произнёс темноволосый.

— Зачем ему это делать? — волшебник потёр переносицу и опустил руки на подлокотники. — Он не стал выкупать вас сразу… Хотя прошло уже сколько?…

— Пять месяцев…. И два у пиратов… — сгорбившись, невысокий парень обхватил голову руками и судорожно втянул воздух. — Что будет с моей сестрой? — он выпрямился и посмотрел на Гериона.

— Если у вас остались родственники, я могу её отвести к ним, — пожал тот плечами.

— Да… Так будет лучше…

— Контракт у вас будет почти такой же, как и у всех остальных. Разве что первые годы после обучения платить будем меньше, — слегка улыбнулся заклинатель. — Я вас не тороплю, подумайте, можете пообщаться с местными жителями, только из крепости не выходите, тут не самая безопасная местность. Кстати, вы умеете читать и писать?

— Да.

— Нет, этот говорить учить там, — юный рыбак махнул рукой куда-то в сторону. — Читать нет.

— Это решаемо.

Проведённое на следующий день обследование показало правильность первых предположений. Обучать выкупленных девочек магии смысла не было, они бы успели помереть от старости раньше, чем добрались хотя бы до третьего круга. Так что маг с чистой совестью передал их Рэншу. Девочку, после проверки маг, вместе с её братом, отвёл к двоюродной сестре матери, проживающей с мужем в Бранабальде, где, рассказав о случившемся, оставили. По отцу у них никаких родственников не осталось. С семнадцатилетним парнем образовались небольшие сложности. Идти ему было некуда, да и сестру оставлять одну он не хотел. Полезных для крепости талантов у него не наблюдалось, но, в конце концов, удалось пристроить его на кухню.

Разобравшись с «покупками», Герион отправился на поиски подчинённых. В рабочее время они могут оказаться в любой точке крепости, пригляда одарённых требовало множество заклинаний и артефактов, так что без расспросов патрульных обойтись не вышло. Можно было, конечно, послать кого-нибудь другого, но волшебник предпочёл не отвлекать занятых людей. Вскоре удача ему улыбнулась, и монахи указали, где сейчас стоит искать его первого помощника.

— Лотан! — поднявшись на угловую башню, маг увидел бывшего ученика, копавшегося в механизме стреломёта.

— Учитель, — разогнулся высокий короткостриженый мужчина, лет тридцати на вид, в покрытой свежими алхимическими разводами одежде из грубой ткани. Тонкие губы растянулись в улыбке.

— Что-то сломалось? — ответно улыбнувшись, маг кивнул на вытащенные из корпуса детали.

— Профилактика, — Лотан потеребил небольшую светлую бородку, обрамлявшую острый, слегка вытянутый подбородок.

— Тебе стоило родиться гномом, — усмехнулся старший заклинатель.

— Мы те, кто мы есть, — развёл руками блондин. — Вы что-то хотели, учитель?

— Да, у тебя остались записи со времён обучения?

— Хм… — прищурив серые глаза, он потёр согнутым пальцем губы. — Кажется, я ничего не выбрасывал. Если не потерялось во время перетаскивания, должно сохраниться.

— Если найдёшь, отнеси переписчикам, — оперевшись на парапет, Герион взглянул на море. — И коллегам своим передай.

— А что вы хотите с ними сделать? — встал рядом с ним Лотан.

— Ты ведь уже знаешь, что я сейчас еще учеников набираю? — старший волшебник проводил взглядом пролетевшую птицу. — Хочу дать задание переписчикам хотя бы минимально систематизировать ваши записи. Не полноценный учебник будет, конечно, но всё лучше, чем ничего.

— Разве в библиотеке нет книг по магии? — сдвинул брови бывший ученик.

— Множество. Но, если ты забыл, большую часть начинающим читать бесполезно, они там ничего не поймут.

— Кхм, действительно… — смутился Лотан.

— Признаю, поздновато спохватился, — слегка оттолкнувшись ладонями от камня, маг выпрямился и глубоко вдохнул свежий морской воздух. — Но у нас и без того было множество дел.

— Что есть, то есть, — светловолосый поскрёб неровно обрезанным ногтем подсохшее маслянистое пятно на рубашке. — Да и сейчас расслабляться некогда.

— Ничего, больше магов в крепости, меньше забот на каждого, — негромко рассмеялся Герион. — Ладно, надо ещё переписчикам задачу поставить.

Распрощавшись с учеником, волшебник быстро сбежал по винтовой лестнице и вышел во двор. Окинув взглядом территорию, он целеустремлённо зашагал к внутренним воротам.

— День добрый! — поприветствовал заклинатель писцов, зайдя в просторную светлую комнату на четвёртом этаже библиотеки. Постоянные обитатели поздоровались, не прекращая быстро водить металлическими перьями по бумаге. Кратко изложив, что он хотел получить, маг добился всеобщего внимания.

— Кхм, лекций, думаете, недостаточно будет? — поднял седую голову от рукописи Ксандр, один из старейших переписчиков крепости, и, по сути, их глава вот уже почти десять лет.

— Думаю, их лучше дополнить более… подробной информацией в понятной форме, — опёрся на дверной косяк Герион и сложил руки на груди. — Вы в теории магии неплохо разбираетесь, наверняка сможете дополнить записи.

— У нас много дел, — Ксандр указал пером на прекративших писать коллег.

— Это не срочная работа, — огладил бородку волшебник. — Книги понадобятся не раньше, чем через несколько месяцев. Сначала учеников нужно собрать и проверить их базовые знания.

— Хорошо, пусть приносят, я ознакомлюсь и посмотрю, что можно будет сделать, — потёр свободной рукой гладко выбритое, морщинистое лицо переписчик. — Если будет свободное время.

— Я вас не тороплю, но для крепости это, без сомнений, нужное дело.

* * *

Раздав приказания, Герион подготовился к дороге, покинул крепость и телепортировался в ближайшее к точке назначения известное место. За три века бродячей жизни он много где побывал, но еще больше осталось не посещённым. И сейчас магу предстояло ещё немного расширить личную карту.

Небольшая деревушка встретила его жарким полуденным солнцем и полным отсутствием движения воздуха. Местные жители так же активность проявлять не спешили, предпочитая прятаться в теньке. Оправившись от столь резкой смены погодных условий, волшебник наколдовал на себя слабую защиту от огня. В использованной модификации она прекрасно спасала от жары, почти никак не помогая против заклинаний.

Бегло осмотрев невысокие глиняные домишки, с покрытыми соломой крышами, маг поправил верную сумку, определился с направлением движения и бодро зашагал по утоптанной широкой тропе, заменявшей здесь главную улицу. Он уже не помнил, что привело его сюда в прошлый раз, но сейчас задерживаться смысла не было. Раздобыть приличное верховое животное шансов не было. Ждать, пока местные решат отправиться в нужное ему направление, желание так же отсутствовало. Конечно, он мог взять лошадь в крепостной конюшне, но с этими животными у него никогда не ладилось. То ли дело ездовые ящеры, сыскать которых в северной части континента нелёгкая задачка, уж больно теплолюбивые твари.

По пути сквозь селение Гериону на глаза попался разве что какой-то хоббит в широкополой соломенной шляпе и запылённой тунике на голое тело, бесцельно шлёпающий по пыльной дороге босыми ступнями. Проводив одетого не по погоде человека взглядом из-под полы головного убора, коротышка сразу же потерял к нему интерес.

Сразу за редкой оградой начались безбрежные поля, засеянные неизвестным волшебнику злаком. Посевы близко подходили к тропинке, не сходя с середины можно было достать до высоких зелёных стеблей. Что он и проделал, сорвав колосок и поднеся его к глазам. Повертел, внимательно рассматривая, пошевелил пальцем недозрелые зёрна, попробовал на зуб… Проплевался и выкинул куда подальше.

Поля сменялись полями, периодически попадались живые существа, иногда даже разумные. Через несколько часов работы ногами маг решает передохнуть да перекусить, как раз под одиноким раскидистым деревом, виднеющимся чуть в стороне от тропы. Раздвигая густую траву, Герион свернул с дороги. В своём выборе был он не первым, земля на месте привала оказалась утоптанной, а к основной тропе уводила узкая дорожка, до которой он немного не дошёл.

Заклинатель вытащил из сумки лёгкий складной стул гномского производства и такой же столик. Уже на него выложил свёрток с сегодняшней провизией, развернул да приступил к трапезе. Хоть его любимая сумка не легендарная «безразмерная», но добротный артефакт спокойно вмещал в себя содержимое небольшой повозки, не сильно оттягивая плечо. Конечно, карманный портал был бы лучше, но как подступиться к его созданию Герион представлял весьма смутно. Да и не испытывал он такой потребности.

Подкрепившись, прибрал за собой и продолжил путь. По его прикидкам, дорога должна была занять примерно полторы недели. Если верить карте, конечно. Серьезных лесов тут быть не должно, переправиться через реку для опытного мага труда не составит, да и всякие овраги препятствием не являются.

— Хотя идея приобрести ковёр-самолёт весьма хороша, — пробормотал себе под нос заклинатель, окинув взглядом уходящую в бесконечность степь. — В сумку влезет, ещё бы стоил поменьше… Или самому сделать? Ладно, в любом случае, заниматься этим придётся уже дома, — прополоскав горло прохладной водой из фляги, он продолжил путь.

Долго ли, коротко ли, но за десяток дней он добрался до цели. Порой останавливался в мелких селениях, заодно пополняя запасы еды, порой ночевал под открытым небом. Деревушка на два десятка домов встретила его оживлённо. То ли был какой-то праздник, то ли еще чего, маг сразу и не разобрал. Гостя заметили не сразу, да и потом большого внимания не уделили. Пусть размерами селение похвастаться не могло, прохожие редкостью не были.

На ночь заклинатель остановился у старосты, разместившись на жёсткой широкой лавке. Шумные народные гуляния сподвигли на установку барьера от звуков, после чего он спокойно проспал до утра. Пробудившись и позавтракав вместе с семейством крестьянина, Герион отправился на поиски своего будущего ученика, пока все не разбежались.

Средний из пяти детей, двенадцатилетний парень нашёлся довольно быстро. Немалую роль сыграла удача и хороший слух мага, услышавшего нужное имя. Пройдя на голос, там и обнаружил искомое.

Родители не слишком возражали против идеи сплавить ребёнка заезжему магу, пусть и непривычно светлокожему. Да и тот уже явно представлял себя героем легенд, мановением руки повергающим орды супостатов. Хоть о крепости в этих краях простой люд не слышал, особой подозрительности не проявляли. Замысли сильный маг причинить какой-либо вред селению, один хрен помешать ему жители бы не смогли. А если он договаривается, то, вероятно, не в жертву приносить дитё задумал. Там глядишь, действительно чему полезному ребёнок выучится. Пусть и в чужих, далёких краях.

Забрав снаряжённого в дальний путь парня, Герион сразу же открыл портал к крепости, заодно продемонстрировав стоящим неподалёку селянам вид на внушительные стены с высокими башнями.

Последующий набор учеников завершился куда быстрее, во всех упомянутых в списке поселениях маг уже бывал, так что вновь туда попасть сложностей не составляло. А там оставалось лишь найти нужного человека да уговорить его или её присоединиться к компании учеников.

* * *

— Герион! Ты здесь? — громко стучу в дверь комнаты.

— Дэлвин? — открывший дверь растрёпанный маг широко зевнул, прикрыв рот ладонью, и поправил просторные серые трусы.

— Извини, я думал, ты уже проснулся, — прохожу в практически идентичную моей прихожую. Разве что книжные полки выбиваются из привычной картины. Прикрывший дверь волшебник ещё раз зевает и боком проскальзывает мимо меня.

— Почти, — опекун садится на измятую постель и взмахом жилистой руки указывает на стоящее у письменного стола кресло. — Располагайся и рассказывай, что же привело тебя ко мне в это раннее воскресное утро.

— Уже прошли утренние тренировки монахов, — проскрипев ножками по деревянному полу, разворачиваю кресло к собеседнику и запрыгиваю в него. — И завтрак.

— Ладно, так что тебя привело ко мне в это раннее воскресное уже не утро? — почесал подбородок заклинатель и пригладил ладонью волосы.

— Ты уже давно обещал начать меня учить магии, — смотрю на него, склонив голову к плечу. — Думаю, я вполне могу это делать с новыми учениками.

— Кхм, решил забросить колдовство? — пристально посмотрел на меня опекун.

— Нет, — дергаю ухом. — Но все распространённые заклинания первого круга я уже отработал, как и многие куда более редкие…. А на второй мне по-прежнему не хватает сил.

— Сколько заклинаний ты можешь держать в памяти?

— Три, — пожимаю плечами.

— Неплохой результат для твоего возраста, — медленно кивает Герион.

— У того же Лотана в двадцать уже третий круг освоен был!

— Лотан человек, — вздыхает волшебник. — Его физическое взросление давно завершилось, твоё же ещё в самом начале.

— Да знаю я! — отмахиваюсь. — Но это не делает картину приятней.

— Все эльфы через это проходят, — слегка улыбается маг.

— Так что, ты согласен? — сдвигаю брови.

— Я подумаю, — широко улыбается опекун.

— Герион! — возмущённо смотрю на него.

— В любом случае, в ближайшее время магии их учить никто не собирается, — поднимает руки человек. — Почти никто из них не умеет читать и писать… А двое и вовсе на этом языке не говорят. Какое уж тут обучение?

Молча устремляю на него взгляд. Волшебник передёргивает плечами и обводит глазами книжные полки.

— Ладно-ладно! Я сообщу тебе, когда начнутся занятия! — Герион поднимается с кровати и чешет плоский живот. — Только не смотри на меня так!

— Вот видишь, это было не так уж и сложно! — широко улыбнувшись, соскакиваю с кресла и возвращаю его в изначальное положение. — Ладно, я побежал в библиотеку!

— Беги-беги… — доносится до меня из ванной, перед тем как захлопываю дверь.

* * *

Это знаменательное событие произошло через два месяца после того разговора. По словам Гериона, для сокращения сроков подготовки пришлось использовать зелья для стимуляции памяти, что вызвало изрядное недовольство Фандара. Ещё бы, каждое такое зелье — изрядная дырка в бюджете. Но перспектива потратить на полноценное овладение базовыми навыками год-другой, ничуть не лучше. Так что, стиснув зубы, полурослик выделил средства на закупку ингредиентов.

Мне так же довелось поучаствовать в приготовлении, навыки уже позволяли. Конечно, до мастера-алхимика мне всё ещё далеко, но уровень ученика уже преодолел. Как-никак уже больше десятилетия этим занимаюсь. В общем, ничего удивительного, что столь полезная штука так редко используется. Цена компонентов еще не самое главное препятствие, мастерство изготовителя куда больше значит. Пожалуй, в крепости только мастер Рэнш и может изготовить нужное средство без букета побочных эффектов.

С ними польза от зелья изрядно снижается. Что толку от превосходной памяти, если ты на время действия зелья ничего не слышишь и не видишь? Или там не можешь руку от кровати оторвать. Почесуха, галлюцинация разного рода, трясучка, икота.… И это еще не самые «весёлые» из возможных вариантов. А ведь возможны и необратимые воздействия. Лично я сомневаюсь, что риск того стоит.

Немалый риск, к слову, покупка сложных составов у непроверенных продавцов и зельеваров. Никто не знает, что тебе могут подсунуть под видом «высококлассного эликсира изготовленного виртуозом алхимии». С простейшими препаратами так же возможны некоторые неприятности, но они, по большей части, не слишком значительны. Кто-то может сказать, что у магов в арсенале хватает заклятий познания разных кругов, но они, к большому сожалению, помогают далеко не всегда, опытные мошенники давно наловчились обманывать магов. Хотя от самых злостных подделок защитить способно.

Итак, прихватил я тетрадку с пером да занял место в пустующем кабинете. Назначенное время еще не наступило, так что я оказался первым. Разместился за выбранным методом тыка столом из первого ряда, разложился и приступил к нелёгкому ожиданию. Конечно, я уже не раз читал о магии, использовал заклинания и всё такое.… Но почему-то сейчас испытываю изрядное волнение. Пальцы подрагивают, глаза не могут остановиться на одной точке, пытаясь охватить всё помещение разом, ноги явно стремятся куда-то сбежать, так активно болтаются под высоковатым сиденьем.

Мой чуткий ух, подстёгнутый расшалившимися эмоциями, улавливает знакомые шаги в компании незнакомых. Вдох-выдох, встряхнуть головой, пошевелить ушами… Кхм. К моменту открытия дверей всё же взял себя под контроль, сложил руки на столе и встретил вошедших отстранённым взглядом.

— Так и знал, что ты уже будешь здесь, — усмехается Герион, проходя за свой стол и ставя на него стопку перевязанных бечёвкой книг. Пожав плечами, раскрываю чистую тетрадь и беру перо.

Семёрка разномастных подростков рассаживается по местам, периодически косясь на меня. Явно не ожидали новых лиц в своей группе. Хм… Дети, как-то я не подумал об этом аспекте обучения. После первых учеников я как-то с детьми не общался, да и с теми кое-как начал, когда им лет по шестнадцать-семнадцать было, не тот возраст, когда интересно болтать с трёхлеткой. В крепости есть семейные люди, и дети есть, но как-то сложилось, что я с ними почти не пересекаюсь. То тренировки, то занятия, то в лаборатории пропадаю… Не могу сказать, что меня эта ситуация не устраивала, но, похоже, придётся ликвидировать пробел опытным путём.

— Сегодня ваш первый урок, вступление в науку магии, — волшебник встал перед столом, сложил руки за спиной и обвёл взглядом слушателей. — Или искусство, кому как больше нравится, — растягивает губы в улыбке. — Я предпочитаю воспринимать как гармоничную смесь всех аспектов, — пройдясь перед аудиторией, он продолжил: — Пожалуй, для начала стоит рассказать про градацию чар. Как вам должно быть уже известно, всего существует девять кругов заклинаний. Так же есть нулевой круг, это простейшие воздействия, не являющиеся полноценными заклинаниями, но хорошо подходящие для начальных тренировок и бывающие полезными в повседневной жизни.

— Тогда почему он не учитывается при подсчёте? — спрашивает худая русоволосая девочка, сидящая слева от меня. — Ведь получается, что кругов десять!

— На нулевом круге нет полноценных заклинаний, по сути, это немного структурированная сила мага, — сложив руки за спиной, заклинатель останавливается перед её столом. — Осветить помещение, прибить наглого комара или взяться голыми руками за раскалённую сковородку. По сути, простейшие действия, требующие незначительных энергетических затрат и концентрации. Уже первый круг в разы от них отличается по сложности и трудоёмкости. Простейшее заклинание второго круга примерно в два раза превосходит по всем параметрам сложнейшее первого. Третий круг аналогично соотносится со вторым, четвертый с третьим и так далее.

— А как тогда идёт распределение в пределах одного круга? — это уже сосед справа.

— Допустимы колебания в пределах двадцати пяти процентов от среднего значения…. Вы уже знаете, что такое проценты?

— Нет, — нестройно отозвалась большая часть слушателей.

— Ладно, это вам объяснят на математике, — махнул рукой Герион. — Проще говоря, сложнейшее заклинание превосходит в полтора раза простейшее того же круга.

— А что будет, если сложность заклинания будет больше этих самых процентов, но меньше, чем в два раза? — негромко произнёс мальчишеский голос со второго ряда.

— Оно будет относиться к которому кругу ближе, — пожал плечами заклинатель. — Круг, это не настолько абсолютная величина. Конечно, большинство широко распространённых чар прекрасно вписываются в эту классификацию, но существуют и не столь однозначные среди редких, а то и уникальных заклинаний. Некоторые магические традиции вовсе не разделяют чары по кругам. Используя отличный от нашего способ проверки квалификации.

— А как тогда разделяют у… нас? — спрашивает всё тот же парень.

— В северных королевствах существует определённый набор заклинаний на каждый круг, освоив которые маг считается познавшим этот самый круг.

— Какое отличие магов-специалистов? — вклиниваюсь в паузу.

— У них соотношение для профильной школы отличается в меньшую сторону, — огладил бородку покосившийся на меня лектор. — А для всех остальных — в большую. Для профильной следующий круг сложнее в полтора раза, а для непрофильных — в три. Внутри круга разницы не замечено. В ходе обучения у них обычно происходит своеобразное привыкание разума и дара к особенностям избранной школы, что существенно облегчает её использование, попутно затрудняя освоение других.

— Относительно места в памяти, там те же цифры? — у колдунов, как я знаю, всё немного не так, но достаточно близко. Примерно как с непрофильными школами у специалистов.

— Не совсем, здесь различие внутри круга, у общеизвестных заклинаний, почти незаметно, — медленно кивает волшебник. — Путём несложных подсчётов получаем, что заклинание девятого круга занимает примерно столько же места, сколько двести пятьдесят шесть заклинаний круга первого.

— Тогда не проще ли держать там большее число низкоуровневых чар?

— Ситуации бывают разные, иногда это действительно эффективней, — заклинатель пожимает плечами. — Но стоит учитывать, что поддержание заклинаний в подвешенном состоянии так же требует определённых усилий. Лично я ни разу не слышал о маге, способном держать в памяти больше двух сотен заклинаний, вне зависимости от их круга.

— А что произойдёт, если попытаться? — а вот колдуны никаких усилий не прикладывают, раз запихал в память и можно не беспокоиться, что с ними что-то произойдёт.

— Заклинание может сорваться и убить неудачника. Или разрушить окружающее пространство, — усмехается. — Но не беспокойтесь, приближение к своему пределу вы легко заметите. И да, напоминаю, все приведённые цифры, по большей части относятся к широко известным заклинаниям, для мага, не обладающего природной склонностью к какой-либо школе. Не стоит воспринимать их как непреложную истину, но в качестве ориентира они прекрасно подходят.

— А если занесённое в память заклинание так и не пригодилось, что делать?

— Всегда можно убрать одно заклинание и запомнить другое, — пожимает плечами. — Или же оставить его подготовленным до лучших времён.

В том же духе была и остальная лекция, больше знакомство, нежели полноценный урок. Ничего нового для себя не услышал, зато она помогла мне окончательно успокоиться. Да и остальные слушали с заметным интересом. Зелья явно пригодились, пишут все вполне уверенно, не знаю, как на счёт ошибок, но результат впечатляет. Пятеро из них взяли в руки перо два месяца назад, а уже способны поспевать за речью Гериона!

Спустя пару часов маг закончил говорить и раздал принесённые с собой книги. На этом я был свободен, а вот остальных учеников ждало изучение иных, не связанных с магией напрямую предметов. Математика, география, история… Мастерство письма так же не осталось без внимания.

Моя «свобода» так же была условной, даже не успев пролистать полученный фолиантик, закинул вещи в комнату и отправился к алхимикам. От работы с ними меня никто не освобождал, да и не нужно это было. Через полгода мне предстоял экзамен на звание подмастерья, наставник Кнез наконец-то счёл меня готовым. В общем-то, изготовление простейших составов дело не слишком сложное, достаточно следовать рецепту и всё получится.

Сложности начинаются потом. Интуиция, чутьё, опыт… Не знаю, что конкретно, но некоторые составы, даже чуть сложнее простейших, по единому плану изготовить почти невозможно. Мельчайшие изменения, вносимые прямо в ходе изготовления, изрядно влияют на результат. В таких случаях рецепт — просто рекомендуемый порядок действий и базовый набор ингредиентов.

* * *

На следующий день собрались тем же составом, разве что Герион еще не пришёл. Во время ожидания порой ловил на себе взгляды учеников, но говорить никто не пытался. Тишину нарушали лишь звуки дыхания, поскрипывание мебели да шуршание одежды. Под этот фоновый шум я и выделил время на ознакомление, как оказалось, с учебником, изготовленным местными переписчиками в компании с моим опекуном.

— Эм… Привет? — высокий голос, раздавшийся над ухом, заставил вздрогнуть и резко развернуться. Похоже, так увлёкся чтением, что не заметил смены звукового фона. Невысокая, ширококостная и упитанная девочка смотрела на меня тёмными глазами.

— Здравствуй, — отвечаю после некоторой заминки. Поворачиваюсь на стуле и гляжу на неё, склонив голову набок.

— Я Нирша, — улыбается та пухлыми губами. — А как тебя зовут?

— Дэлвин, — давненько не приходилось мне представляться. — Рад знакомству, — киваю.

— Ты ведь будешь учиться с нами?

— Ну да, — пожимаю плечами.

— А почему тебя не было на других… занятиях? — теребит пальцами толстую, тёмно-русую косу, перекинутую через плечо.

— Я это уже давно изучил.

— Эм… А сколько тебе лет?

— Двадцать.

— Сколько?! — и без того большие глаза раскрываются ещё шире.

— Я эльф, — слегка улыбаюсь. — Что можно явственно определить по моим ушам.

— Извини…те, — немного постояв, девочка вернулась на своё место.

— Ничего страшного, — возвращаюсь к чтению. Что-то Герион задерживается. Или это он специально?

— Кхм… Простите… — вновь отвлекают меня через несколько минут.

— А? — откладываю книгу в сторону и поворачиваюсь.

— Я Оулин, — выразив радость от получения столь ценной информации, выжидательно смотрю на невысокого темноволосого парня. Ну, как невысокого, по сравнению со мной, они все ещё те великаны. Но я уже давно привык сравнивать с другими, а он тут большинству в росте уступает. — Я, кажется, видел вас занимающимся с монахами?..

— Да.

— Можно и мне как-то присоединиться? — потёр он выглядывающий из-под рукава ожог.

— Наверно, — тру лоб тыльной стороной ладони. — Но это лучше у Гериона спрашивать, как тренировки в ваши занятия впишутся, хватит ли времени… Со стороны самих монахов проблемы вряд ли будут. Там часто появляются новички.… Люди так быстро стареют.

— Кхм, спасибо, — Оулин чешет затылок.

— Обращайтесь, — улыбнувшись, возвращаю внимание книге. Когда уже занятие начнётся…

По счастью, больше меня никто не побеспокоил, так что до прихода лектора успел бегло просмотреть первые главы. Должен признать, поработали они неплохо. В библиотеке раньше была явная нехватка учебных пособий на савоне, да и вообще учебников. Всё же различные школы магии обычно не одобряют вынос своих книг за пределы подконтрольных территорий, так что подобная литература появляется, в основном, из давно разрушенных заведений… Что точно не способствует сохранности текстов. Да и за пределами северных королевств этот язык слабо распространён, в отличие от того же староэльфийского, популярного у магов всего известного мира.

— Прошу прощенья за задержку, — влетает в кабинет волшебник и с отчётливым вздохом усаживается на стул, вытягивая ноги.

— Учитель, а ему правда двадцать лет? — тыкает в меня пальцем, сидевший по соседству рыжеватый парень.

— Дэлвину? — маг бросает взгляд в мою сторону. — Да, конечно… Так, если больше вопросов не по теме нет… Ведь нет же? Хорошо. Тогда, начнём наше занятие…

* * *

Пока не кончились выбитые опекуном зелья, времени на праздную болтовню у учеников не оставалось, на время действия оно выделялось разве что на дорогу меж кабинетов, и на физиологические мелочи. Наставники стремились вбить в их головы как можно больше информации, не отвлекаясь на проверку усвояемости и понимания. Мне так же немного досталось от щедрот интенданта, правда, половинную дозу. Если подросткам выдавали на два приёма по четыре часа, мне — один двухчасовой. Как раз перед уроками магии. Наверное, чтоб не отставал от остальных.

Моя память весьма неплоха, но до даруемой составом не дотягивает весьма и весьма. После месячного курса и постоянный эффект проявляется, не такой значительный, но ощутимый. Жаль, увеличение срока приёма уже никак не сказывается, как и повторение через какое-либо время. Да и после определённого момента в саморазвитии, так же никакой пользы не принесёт.

Хотя, конечно, хотелось бы сохранить зелье для более сложных знаний, но, к его недостаткам так же относится небольшой срок хранения. Едва пару месяцев постоит — можно выливать в унитаз. При высокой температуре хранения и одного не протянет. Основные ингредиенты сохраняют полезность подольше, на пару лет. Увы, животные компоненты не чета минеральным по сроку годности, даже при самом бережном обращении. А тут всё больше вытяжки из мозгов магических зверюшек, добываемых в южных джунглях. Вот не хотят они плодиться в неволе и повышать доступность столь полезного средства! Или этого не хотят добытчики.

Сегодня же мне предстояло посмотреть на естественные возможности подростков, не усиленные алхимией. Их наставники, частично, уже познакомились. Как я слышал за обедом: раньше было лучше! И усидчивее, и спокойнее, и повторять по несколько раз не приходилось… Как бы не растрясли Фандара на новые расходы, хе-хе. Но, должен признать, эффект от зелья памяти потрясающий. Стоит взглянуть на страницу книги, и потом можешь в любой момент восстановить её в сознании до мельчайших подробностей. При этом отпечатывается только то, что ты сочтёшь нужным. Количество пролетевших за окном птиц или там сколько раз проскрипели стулья за урок, в памяти фиксировать не обязательно. Но возможно.

* * *

— Не верится мне, что тебе двадцать! — перед лекцией подошёл ко мне довольно высокий и широкоплечий парень, обычно сидящий на втором ряду у окна.

— Меня это должно беспокоить? — смотрю на него, приподняв бровь.

— Ах ты!.. — несколько вытянутое, узкое лицо пошло красными пятнами. Широко расставленные бледно-зелёные глаза вперились мне в переносицу.

— Что, я? — по привычке склоняю голову к плечу.

— Некультурная мелочь! — потянулся он ко мне рукой. Судя по траектории, норовит схватить за торчащее вверх ухо. Ещё не хватало позволять всяким там лапать мои ушки! Они явно не для того предназначены.

Соскользнув со стула, быстро, практически мгновенно для окружающих, перемещаюсь к нему за спину и, приподнявшись на цыпочки, вот же вымахал, гад, хватаюсь за шею и слегка сдавливаю. Вытянутыми пальцами второй руки упираюсь в поясницу. Опытный монах с такого положения может и шею сломать, и позвоночник вырвать… Да и просто ненадолго вырубить — никаких проблем. О чём я ему и сообщаю, не упомянув, правда, что мне до таких высот силы не хватает. Но причинить противнику «немного» боли вполне входит в мои возможности. А уж учитывая, что даже на первом круге магии имеются прекрасные заклинания в диапазоне касания… И я их прекрасно знаю.

— Это что тут происходит? — прерывает застывшую композицию раздавшийся из-за спины возмущённый голос Лотана. Хм, я думал, у нас и дальше Герион уроки вести будет. Впрочем, в плане приверженности магии его ученик ушёл не далеко. На всякую механику, правда, еще отвлекается… Но я не могу его в этом осуждать, будь у меня больше свободного времени, наверняка бы не удержался и попытался разобраться в творениях гномов.

— Постановка на место наглых малолеток, — усмехаюсь, отпустив парня и повернувшись лицом к возможному лектору, делаю шаг в сторону и назад. — Правда, приятель? — хлопаю по плечу так и застывшего с вытянутой рукой и вытаращенными глазами подростка по плечу. Привстав на цыпочки, ага.

— Д-да… — дёргает тот щекой и вытирает рукавом красное лицо.

— Вот, всё в порядке, — слегка улыбаюсь и пожимаю плечами.

— Садитесь, — прикрыв глаза, взмахивает рукой мужчина. И, почти незаметно прихрамывая, проходит за преподавательский стол.

Когда все расселись, хм, я и не заметил, что остальные покинули со свои места. Это крайне нехорошо! Нужно больше внимания уделять контролю окружающего пространства. Как-то я всё больше концентрировался на схватках с одиночными противниками, надо бы сообщить Хэну, что стоит разнообразить тренировки… Интересно, почему он сам мне не сказал о таком упущении в собственном развитии?

— Я Лотан, первый помощник главного мага, — негромким, мягким голосом произнёс лектор. — Именно я в дальнейшем буду вести большинство ваших занятий по магии. Вскоре ваши силы пробудят, и можно будет переходить к практике. Напоминаю! Использовать заклинания без присмотра опытного мага запрещено! Чаще всего, присматривать за вами буду я, но может и кто-то из других магов крепости. Всего нас пятеро, включая самого Гериона, — наставник постучал пальцем по лежащей на столе книге. — С учебником все познакомились?

— А надо было?! — громко восклицают справа. Кошусь на тощего блондинистого парня, навалившегося грудью на стол и вытянувшего длинную шею в сторону преподавателя.

— Конечно, не зря же вам её выдали, — огладил бородку Лотан. — Поднимите руку, кто успел ознакомиться хотя бы с первыми главами.

Включая меня, половина группы успела заглянуть под обложку. Те двое, подошедшие ко мне при первой встрече, так же оказались среди них. И, как ни странно, сегодняшний любитель конфликтов.

— К следующей нашей встрече постарайтесь прочитать хотя бы первую главу, — обратился лектор ко второй половине учеников. — Часть материала вам давали на вводных лекциях, но там всё куда более подробно, — и уже ко всем: — вам выдали первую редакцию первого тома, вскоре переписчики должны будут подготовить второй и третий тома.

— А сколько их всего будет? — если остальные получатся не хуже первой, это будут весьма полезные книжки.

— Как получится. Может, с десяток, может больше, — разводит руками. — Ладно, перейдём к делу…

* * *

Вскоре к моим занятиям по магии прибавилась и ритуалистика, как ни странно, ведомая одним из чтецов, совершенно не способным к магии. Впрочем, на данном этапе никаких чародейских способностей и не требовалось. Знай себе рисуй геометрические фигуры с заданными размерами да всякие закорючки перерисовывай. С координацией у меня проблем не было, как и с глазомером, так что сложности такие задачи не представляли.

А вот остальным ученикам приходилось возиться со вспомогательными приборами, призванными облегчить начертание. Линейка с транспортиром, циркуль да чистящий карандаш стали их постоянными спутниками. Впрочем, я при изучении геометрии тоже ими пользовался, так что особо гордиться нечем. Просто у них эти предметы начались почти одновременно, тогда как у меня отстоят почти на полтора десятилетия.

Так как я обычно справлялся с общим заданием гораздо раньше остальных, мне заодно давали задачи на расчёт нужных форм в простейших ритуалах. Вот где понимаешь всю пользу предварительного изучения математики! Прочим ученикам до этого еще было далеко, они, пока, проходили простейшие счётные упражнения. Впоследствии нас научат проводить замеры для самостоятельного определения нужных величин, пока же мне выдавали готовые данные.

Тот же Герион уже давно миновал этап с необходимостью расчётов, при его уровне силы это может потребоваться разве что для самых сложных ритуалов. Или в режиме крайней экономии энергии. В общем-то, большинство магов круга после шестого способны не обращать внимания на подобные мелочи. Не считая чистых боевиков, конечно. Но с ними ситуация своеобразная. Чаще всего они в ритуалистике вообще ничего не смыслят, зато способны удержать в памяти множество заклинаний. И быстро их отправить в неприятеля.

Нас же обучают больше как раз как специалистов мирной направленности: ритуалистика, теория магии, в практике упор на повышение сложности создаваемых чар, пусть даже в ущерб скорости сотворения, создание артефактов, возможно, потом ещё что добавится. По рассказам моего опекуна, он проходил индивидуальное обучение с большим упором на боевое направление, но и мирным его наставник не пренебрегал. А потом и он сам добрал недостающие знания. Что и не мудрено, за три столетия-то и не такое возможно.

С настоятелем я всё же поговорил, тот слегка улыбнулся и на следующей тренировке поставил против меня двух монахов. Закономерно, спарринг надолго не затянулся, и поверженного эльфа быстро утащили с поля. Потом уже я работал в паре, атакуя одиночную цель. Там всё прошло получше, но не так чтобы очень. Победа осталась за нами, но о какой-либо слаженности действий и речи не шло. К своему стыду, больше всего мешался именно я. Так-то монахи крепости групповую подготовку проходят, чай не одиночные воители, а защитники стен.

Это меня как-то такие занятия миновали. Так же как тренировки с оружием и доспехами. Но, после того разговора мою программу заметно расширили, добавив ранее недостающие элементы. И снизив количество одиночных упражнений до минимума. Хоть Хэн так и не признался, зачем же их убирал. Зато отправил бегать. Опять. Долго. Не любит он вопросы…


Глава 7

— Собирайся, — по воскресеньям у меня кроме физических упражнений обычно ничего нет, так что внезапно ворвавшийся в моё жильё опекун был встречен искренним недоумением.

— Что? Куда? — откладываю в сторону почти дочитанный учебник и свешиваю с кровати ноги.

— Я счёл, что пора тебе посмотреть, как живут простые люди, — подошёл он ко мне.

— Кхм… И где я буду это смотреть? — соскакиваю на пол и направляюсь к комоду, обогнув Гериона.

— В ближайшем городе, — доносится из-за спины приглушённый кашель. — Мне там кое-что понадобилось, так что воспользуемся случаем.

— И чем тебя не устраивают жители крепости? — пытаюсь отыскать что-то подходящее для похода в город. Не в тренировочном же одеянии туда идти? Если горожане столь же чистоплотны, как фермеры, мне её просто жалко.

— Всё же тут у нас сложилась несколько выбивающаяся из общего ряда община, — ещё один приступ кашля? Странно… — В человеческих городах быт несколько отличается.

— Ты там не заболел? — вытаскиваю потёртые штаны из грубой ткани, окрашенной в чёрный цвет. Уже и не помню, что с ними сталось, но, наверно, пойдёт.

— А? Нет, всё в порядке, — так, вот эта рубашка тоже сойдёт… Всё же, в медленном взрослении есть и некоторые плюсы — я до сих пор не вырос из этой кучи одежды. — Ладно, я подожду тебя внизу.

— Ага… — задумчиво чешу торчащее в сторону ухо. Проклятье! Они опять шевелились без моего контроля! И я этого совсем не заметил… Надо что-то с этим делать. Но потом, сейчас нужно достать куртку, чай уже не лето.

Вот эта, из толстой кожи, вполне подойдёт. Не знаю, какая там погода в городе, но, если он и впрямь неподалёку от крепости, не думаю, что сильно отличается от местной. Да и маг ничего об этом не говорил. В крайнем случае, использую одну из монашеских техник для контроля температуры тела. Конечно, она весьма затратная как для техники постоянного действия, но не думаю, что мы проведём там больше половины суток. А на такое время меня хватит.

Переодевшись, спускаюсь к ожидающему меня волшебнику. Одет он был как обычно, короткая походная мантия, прочные штаны да невысокие сапоги. Ну и сумка на боку. Иногда мне кажется, что он с ней даже во сне не расстаётся. Когда мы покинули блокирующее пространственные перемещения поле, Герион зачитал заклинание портала. Осмотрев проявившуюся узкую извилистую улицу, застроенную какими-то кривобокими деревянными домами, качаю головой и первым шагаю в пространственную дверь. После прохода открывшего её мага они обычно закрываются.

— Знакомься, пред тобою — Шимкен! — обвёл рукой переулок Герион. — Точнее, его трущобы.

— Чем это тут воняет? — зажав нос, с сомнением разглядываю ближайшую кучу строительного мусора, по ошибке именующуюся домом. Такое ощущение, что оно может развалиться от сильного пинка. — И почему мы появились именно здесь?

— Это обычный запах города, ничего страшного, ты скоро привыкнешь, — положил мне руку на плечо опекун. — Шимкен расположен на торговом пути между Бранабальдом и Гелдом, к северо-востоку от нашей крепости. По местным меркам он считается крупным торговым городом. И богатым.

— Как по мне, проще по воде добраться, — представляю перед глазами карту. — Гелд ведь тоже прибрежный город.

— Если твоя цель только крупные города, всё верно, — хмыкает он. — Но на суше существует множество иных поселений, никак не связанных с морем. И немало купцов предпочитают торговать именно там.

— Эээ… Хера вы тут встали? — не слишком внятно пробурчал сиплый голос из-за спины, попутно обдав мощным и неприятным запахом, пробившимся даже сквозь прикрывавшую нос ткань рукава, чем-то напоминающим некоторые алхимические эликсиры. — Дайте прйти!

— Гм, действительно, — потянул меня в сторону волшебник. — Не стоит стоять на дороге.

— Это что? — удивлённо таращусь в спину миновавшего нас высокого, но крайне сутулого субъекта в изрядно потёртой куртке, с едва достающими до локтей рукавами, и драных штанах.

— Человек… А, нет, полуорк. Пьяный полуорк, — прищурился Герион. — Не сильно, но ощутимо.

— Пьяный? — удивлённо моргаю. — Это как?

— Эм… — потеребил бородку опекун. — Это он употребил внутрь заметное количество спиртосодержащих жидкостей.

— Зачем?! Оно же невкусное! — передёргиваюсь, довелось мне попробовать пару зелий на спирту…. Та еще пакость.

— Вкус тут не главное, — слегка улыбается маг. — Большинство интересуют, скорее, расслабляющие сознания свойства.

— Расслабляющие? — тру оттопырившееся ухо. — Не проще ли помедитировать? Подходящая методика эффективно расслабит и тело, и разум.

— Большинство людей, да и прочих разумных, медитировать не умеют, — усмехается он. — Совсем.

— Эээ…. — качаю головой. — Удивительно…

— Пойдём, — поворачивается в сторону движения давно покинувшего проход полуорка. — Город не ограничивается трущобами. Во всяком случае, этот.

И мы пошли. После пары резких поворотов, перед нами оказалась куда более широкая и оживлённая улица. Множество бредущих с неизвестными целями людей, в разномастной, но обычно не слишком новой одежде. Рассматриваю окружающих, быстро вертя головой. Да, такого разнообразия человеческих типажей в крепости не увидишь! У нас там все если и не мускулистые, то хотя бы просто худощавые. Не зря же ежедневные пробежки введены! Тут этим явно никто не увлекается. Хотя вон тому типу с парой подбородков и торчащим из-под не рассчитанной на такие объёмы рубашки брюхом, они явно не помешают. К такому зрелищу книги подготовить не могут. Разве что теоретическими знаниями о существовании такой болезни, как ожирение. Брр… Нет, хватало и вполне стройных пешеходов, иногда даже измождённых, но на них взгляд как-то не задерживался.

Что можно сказать об архитектуре? Ну… единым планом тут явно никто не утруждался, каждое строение достаточно… оригинально убого. Общим можно считать лишь основной материал — дерево и какую-то странную черепицу на крышах. Правда, что с ней не так, понять не получилось. Под ногами просто утоптанная множеством ног земля, без малейшего следа мостовой или хотя бы деревянных мостков. Страшно представить, что тут в дождь творится, если даже в крепостном парке ходить становится крайне тяжело! А ведь там дорожки присыпаны щебнем.

Внезапно, людской поток вынес нас на какую-то площадь, неожиданно каменную. Герион, схватив меня за руку, уверенно свернул направо. Краем обойдя запруженную народом область, вышли в очередной переулок, вскоре приведший нас на мощёную дорогу. Да и дому тут уже выглядели поприличней.

— Это ещё не центр города, но уже вполне приличный район, — негромко произносит маг, так и не отпустивший мою руку. Впрочем, в такой толпе с моим ростом потеряться просто.

— А что там за будки во дворах стояли? — припоминаю мельком виденные через редкий забор сооружения.

— Туалеты.

— Туалеты? На улице?! — чуть не остановился, но рывок за ладонь и чья-то ругань за спиной не дали.

— Ну а что ты хотел? Тут нет ни канализации, ни водопровода, — вижу, что свободная рука волшебника потянулась к лицу. — Точнее есть, но только в богатых кварталах. Своеобразный признак состоятельности.

— А как они тогда моются?

— Кто как: в тазиках, в общественных банях… — пожимает плечами. — Некоторые не моются вовсе.

— Кошмар! — радуюсь, что эльфийское обоняние лишь немногим лучше человеческого. Так-то я уже более-менее принюхался, но удовольствия местная атмосфера мне точно не доставляет.

Архитектура района «поприличней» и смотрелась соответственно. Местами даже встречались привычные каменные постройки, хоть и редко. И не дотягивали они до творений цвергов. Впрочем, уже почти выветрившиеся из памяти строения крепости до перестройки, так же современным уступали. Прохожих было заметно меньше, но выглядели они так же… «поприличней». Не все, но обладателей грязных или рваных одеяний почти не попадалось.

Да и замеченные ранее кучи бытовых отходов, складируемые по подворотням, отсутствовали вовсе, перекочевав в здоровые деревянные короба, разместившиеся между домами. Мостовая радовала своим наличием, но до идеала ей было далеко. Камни пригнаны не плотно, порой меж ними торчит трава или забит какой-нибудь хлам типа опилок. Да и сами камни… не очень. Неровные, выщербленные и истёртые множеством ног, копыт и колёс.

Хорошо хоть улицы достаточно широкие, не приходится толкаться или уклоняться от периодически проезжающих повозок. Пару раз и нечто похожее на кареты с гравюр замечал. Отдалённо похожее: деревянные короба на колёсах, запряжённые парой лошадей.

— А вот и наша цель! — негромко, но отчетливо произнёс Герион, ткнув пальцем в грубо намалёванную на дощатом щите непонятную закорючку, висевшую на входе в одно из немногих каменных зданий.

— И что это? — не могу сказать, что запомнил дорогу, но вывеску узнаю наверняка.

— Увидишь, — отмахивается маг.

Распахнув добротную, обитую металлическими полосами деревянную дверь, он пропускает меня в хорошо освещённое, заставленное остеклёнными шкафами помещение. На мельком осмотренных полках располагалась всякая всячина, от явно неновых сапог, одежды и потрёпанных доспехов, до разнообразного оружия и непонятных инструментов. В дальнем конце, над высоким и длинным, но узким столом виднеется светловолосая человеческая голова, смотрящая куда-то вниз.

— Знакомься, это Джуй Тревкс, — подойдя к столу, а, нет, вспомнил, эта штука зовётся прилавком, произнёс опекун. — Старьёвщик, перекупщик и контрабандист. Успешный.

— Герион? — прозвучал низкий, густой бас, уже не молодой, но всё ещё крепкий человек резко возвысился над столешницей, уперев в неё широкие ладони и уставившись в лицо мага крайне светлыми, запавшими глазами. Меня он и взгляда не удостоил. — Не ожидал тебя сегодня увидеть.

— Выдалось свободное время, — помахал ладонью волшебник. — Решил тебя навестить, узнать, не появилось ли чего интересного.

— Хмм… — Джуй сложил на груди толстые, мускулистые руки. — Есть пара артефактов от заглянувших в город приключенцев. Но я не уверен, что они тебя заинтересуют.

— Показывай, — пожал плечами заклинатель. — Не посмотрю, не узнаю.

— Жди, — развернувшись, человек совершенно бесшумно ушёл в дальнюю часть помещения.

— У нас с ним были… общие знакомые, — негромко произнёс Герион, склонившись ко мне. — Лет пятнадцать назад они нас и свели. Я иногда покупаю у него интересные артефакты и оставляю на продажу свои.

— И первое гораздо чаще второго, — так же бесшумно, как ушёл, так же внезапно он и появился за своим прилавком, чем-то звякнув по столешнице. К сожалению, мне видно не было.

— Так-так… — подцепил опекун с прилавка небольшое кольцо и повертел в пальцах, пристально в него всматриваясь. — Барахло, — кратко резюмирует и откладывает в сторону.

— А что оно делает? — пытаюсь заглянуть на прилавок. Безуспешно. Схватившись за край столешницы, подтягиваюсь и рассматриваю выложенный товар. Несколько колец, амулет и какая-то тонкая длинная палка.

— Позволяет вписать одно заклинание первого круга в него, а не в память мага. Но поддержка стабильности чар всё так же за колдующим, — второе кольцо, на вид ничем не отличающееся от первого, вызвало куда больше внимания. Опекун почти минуту в него всматривался. — Это получше, но не намного, — отправив его к первому, берёт следующее. — Может отвести в сторону простое, не зачарованное оружие. А может и не отвести, — уже мне.

В итоге, полезными были признаны: амулет, некоторое время позволяющий дышать под водой или в токсичной атмосфере; кольцо, на несколько секунд вызывающее защитное заклинание пятого круга. Третьим, относительно полезным предметом оказалась волшебная палочка, с встроенным в неё заклинанием молнии. Но она была почти разряжена, а материал изготовления вызвал у волшебника сомнения. Так что и она отправилась к прочему хламу. А то мало ли, взорвётся ещё в руках применившего.

— Эти я забираю, — маг вытащил из кармана небольшой мешочек и передал торговцу, после чего забросил покупки в сумку.

— На продажу ничего нет? — заглянув в мешочек, Джуй широко улыбнулся, обнажив крупные, желтоватые зубы.

— Не в этот раз, — мотнул головой заклинатель.

— Жаль, жаль… — старьёвщик сгрёб в ладонь оставшиеся кольца, прихватил палку и скрылся. Убедившись, что больше ничего интересного не будет, разжимаю пальцы и мягко приземляюсь на пол. — Дверь там захлопните.

— И сколько эти артефакты стоят? — спрашиваю, когда мы покидаем магазин.

— Немного, это не самые сложные творения, — отмахивается Герион, и, оглядевшись, выбирает направление, отличающееся от того, откуда мы пришили.

— Что тогда тебя в них заинтересовало? — быстро перебирая ногами, иду за неспешно шагающим опекуном.

— Заметил пару интересных решений, — усмехнулся маг.

— А то кольцо для заклинания, оно могло бы мне помочь расширить возможности?

— Хмм… Сомневаюсь, — он огладил бородку. — Да и в начале освоения магии лучше не пользоваться подобными подпорками.

— Понятно, — вздыхаю.

— Не печалься, я покажу тебе пару упражнений на расширение памяти, — чуть притормозив, хлопает меня по плечу.

— А что, на занятиях этого не будет? — поднимаю брови.

— Им это не нужно, — махнул рукой. — Но если захотят заниматься дополнительно, я совершенно не возражаю.

— А из прошлой группы кто-нибудь таким занимался?

— Лотан и Ункарт, — слегка подталкивает меня в спину. — Первый чистый универсал, не отдающий предпочтения какой-либо школе, а второй заметно концентрируется на воплощении.

— А что с остальными? — ускоряюсь, не желая отстать от собеседника.

— Если ты не заметил, Руча чаще всего можно застать в кузне или арсенале, где он что-нибудь трансмутирует или зачаровывает, — хмыкает волшебник. — Дирала же почти всё свободное время проводит в компании лекарей.

— Точно, я несколько раз видел её в лаборатории! — щелкаю пальцами. — Но она там делала что-то своё.

— Алхимию она тоже изучала, хоть и не столь тщательно, как ты.

— Ну да я не о том, — улыбаюсь, прищурив глаза. — Они-то память, не тренировали что ли?

— На заклинания — нет, — качает головой. — Для мирных магов это не самый важный параметр.

— Боевые заклинания ведь тоже изучать будем? — тру ухо.

— Конечно, способность защитить себя важна для каждого.

На этом разговор и прекратился. Экскурсия по центру города, по большей части, проходила в молчании. Разве что Герион порой пояснял назначение некоторых строений. Вон то большое белое здание — ратуша, а рядом с ним, храмы бога стражников и бога торговцев. Два храма, да. Стоит заметить, если обитель первого больше смахивала на крепость в миниатюре, то второго было похоже на резиденцию богатого купца, имеющего довольно смутное представление о хорошем вкусе. С колоннами, лепниной и статуями там был явный перебор.

В остальном же, богатые районы выглядели вполне прилично. Чистые улицы, опрятные жители, почти не терзающий нос запах… Или я совсем принюхался. Обилие стражников, я даже не знаю, к положительным или отрицательным факторам относить. Но чуть ли не на каждом перекрёстке несколько штук сверкали начищенными кирасами и шлемами. Короткий меч в ножнах на поясе, дубинка с другой стороны, небольшой щит за спиной да свисток на шее. Стандартное снаряжение порой разбавлялось индивидуальными деталями, наподобие виденной в магазине волшебной палочки в специальном креплении.

Всяких повозок тут было гораздо меньше, за всю прогулку всего пару штук видел, тех, каретоподобных. Всадников и вовсе не было видно, во всяком случае, на главной улице. В дебрях застройки всякое может твориться, но туда мы не заходили, ограничившись внешним осмотром местных достопримечательностей. Должен признать, в крепости мне нравится гораздо больше. Там нет таких толп непонятно чем занимающихся существ, неприятных запахов… ну, по большей части. Иногда и в работе лабораторной вытяжки бывают накладки. Или на кухне чего нехорошего случится. Пьяных там тоже нет. Недолгое знакомство с любителями употребить внутрь спиртосодержащих жидкостей вызвало стойкую неприязнь к данной категории относительно разумных существ.

Попалось нам по пути несколько заведений, поначалу я внимания не обратил, а вот когда покончили с покупками… Почти сразу попалось на глаза одно такое. И как раз в это время оттуда выбралась группа существ, с трудом удерживающих вертикальное положение. Для пущей устойчивости они подпирали друг друга. Что, в исполнении босоногого хоббита, довольно высокого для своего народа, и низкорослого, но всё еще возвышающегося над соседом на целую голову человека, выглядело даже забавно. Ну а парочка полуорков, бредущая следом, смотрелась даже органично.

Стоит заметить, этих потомков орочьего разврата было на улицах немало. Меньше, чем людей, но не сильно. По примерным подсчётам, каждый третий житель — полуорк. Или полуорчиха. Хотя отличить последних от крупных человеческих женщин было сложно. Клыки почти не выпирают, лицо на звериную морду почти не смахивает. А большие размеры и среди чистокровных людей бывают. Достаточно вспомнить одну из поварих в крепости, та и орка придушить может. Наверно… На практике-то никто не проверял, даже на людях.

Картина повторялась не раз, город торговый, так что, по словам Гериона, питейных заведений разного пошиба тут было изрядно. И если в центральном районе всё было более-менее прилично, то в трущобах совсем наоборот. Пожалуй, хорошо, что я на тот момент особо по сторонам не смотрел, больше стараясь поспеть за опекуном. Хватит и поработавшей после рассказа фантазии.

В общем, погуляли, набрался впечатлений. Следующую пару десятилетий предпочту спокойно посидеть в крепости. А лучше — больше. Совсем не вдохновило меня житие простого люда. Правда, появилось другое желание.

— Герион, а ты можешь показать мне эльфийские поселения? — дёргаю о чём-то задумавшегося мага за рукав.

— Эльфийские? — наморщив лоб, хлопает ладонью по сумке. — Это сложно.

— Почему?

— В крупных эльфийских государствах для посещения обычно отводят специальные, пограничные города, — тут маг хмыкает. — Как ни странно, в этом аспекте они поразительно единодушны. И эти города мало отличаются от увиденного, поскольку так же созданы для торговых дел.

— Кажется, я читал, что в некоторых государствах людей есть отдельные поселения или кварталы эльфов?

— Хм… Это выглядит перспективней, — отвечает после небольшой паузы. — Пожалуй, я знаю пару городов, где можно будет спокойно посмотреть.

— А что, есть и неспокойные места? — поднимаю бровь.

— Большая часть, — пожимает плечами и, положив руку мне на плечо, останавливается у глухой стены в пустынном переулке. — Живущие среди людей эльфы не любят незваных гостей ничуть не меньше прочих. В отдельных случаях получается своеобразный город в городе.

— Хм, о таком я как-то не читал… — задумчиво провожу пальцем по подбородку.

— Не удивительно, — улыбается и вытаскивает из сумки книгу. — Ладно, я посмотрю, что можно сделать, но это будет не слишком скоро, свободные деньки выпадают не так уж и часто.

— Я понимаю, — киваю и захожу в раскрывшийся после зачитывания заклинания портал.

* * *

— Наша сегодняшняя тема — метамагия, — после кратких приветствий и обустройства на привычных местах произнёс Лотан. Осмотрел присутствующую на занятии восьмерку через сложенные домиком пальцы и продолжил: — пусть до возможности её практического применения вам ещё далеко, познакомиться с теорией будет полезно уже сейчас.

— Далеко, это когда? — произносит из-за моей спины… как там его, а, Чони, до крайности смуглый, тощий и низкорослый паренёк, со светлыми, почти белыми волосами и серыми глазами. Кажется, именно его Герион притащил из своего дальнего похода.

— Не раньше освоения второго круга заклинаний, — опустив ладони на подлокотники, мужчина откинулся на спинку кресла. — И это только для простейших приёмов.

— Э… Ага, — послышалось какое-то шуршание со второго ряда.

— Метамагия, это общее название для множества разнообразных приёмов работы с уже существующими заклинаниями. Особой популярностью метамагия пользуется у колдунов, — на этих словах он явно покосился на меня. Ну да, Роден тоже советовал уделить внимание, я помню. — Но и маги могут извлечь из неё пользу. Как вы уже могли заметить на практических занятиях, даже одно и то же заклинание, произнесённое одним и тем же магом, может производить различный эффект.

— Это да… — негромко протянул из дальнего угла Корлендавин, чья «волшебная стрела» на прошлом занятии даже следа на мишени не оставила. Хоть я знаю несколько языков, на имени этого задиристого блондина постоянно спотыкаюсь. А ведь у него и фамилия ничуть не хуже!

— У этого феномена есть множество теорий, но о них мы поговорим как-нибудь в другой раз. Один из метамагических приёмов, к примеру, позволяет всегда получать от заклинания максимальный результат, вне зависимости от внешних условий. Он так и называется: «максимизация заклинаний». Другой — более специализированный, по сути, работающий только со школой воплощения, позволяет сменить основу чар. Превратить кислотную стрелу в электрическую, или получить из огненного дождя — обычный. Называется: «смена сути».

— А разве для этого не проще использовать специализированные заклинания? — нет, действительно, на кой нужно так извращаться для получения аналогов того, что и так существует.

— Ситуации бывают разные, отсутствует нужное заклинание в книге, например, — Лотан тянет себя за бородку. — Но метамагия не входит в обязательную программу, если считаешь ненужным, никто не заставит изучать.

— А какие ещё приёмы существуют?

— «Смена формы», соответственно, позволяет изменять итоговую форму заклинаний. Превратить сферическую защиту в плоский лист? Сделать из воплощаемого меча — топор? Никаких проблем, — разводит руками лектор. — «Усиление заклинаний» позволяет добиться больших результатов от знакомых чар. В отличие от «максимизированного заклинания», оно всё так же зависит от сторонних факторов. Так же можно сделать чары более устойчивыми, долговременными.

— Это всё? — чешу подбородок тупой стороной пера, краем глаза смотря на остальных учеников, дописавших последнее предложение.

— Основное, — качает головой. — Желающие узнать больше могут порыться в библиотеке.

— Ещё бы на третий этаж свободно пускали… — печально вздыхаю. Мне так обычно чтецы выписанные опекуном книги выдают.

— После окончания обучения получите ограниченный допуск, — улыбается и хлопает в ладоши. — Но мы отвлеклись. Что же есть метамагия? Метамагия, это надстройка над заклинанием, расширяющая или изменяющая его базовый функционал. В результате, обычно получается более эффективное, но так же и более сложное и энергоёмкое чародейство. Естественно, что в памяти оно занимает заметно больше места. Как минимум, соответствуя заклинанию на круг выше базового.

— А как максимум? — подаёт голос сосед.

— Кругов на шесть.

— Это что, получается к чарам девятого круга метамагию применить нельзя? — чешу пером за ухом.

— Можно, — щёлкает пальцами улыбнувшийся лектор. — Если твой разум будет способен удержать получившуюся конструкцию. И у тебя хватит сил на её сотворение и поддержание.

— То бишь, нельзя, — медленно киваю. Тут и девятый-то круг даже Герион пока не освоил, а с метамагией вообще что-то запредельное получится… — А как на счёт ритуалистики?

— Ритуалы позволяют заметно расширить возможности проводящего их мага, — прищурившись, смотрит мне в глаза. — В том числе, обеспечить сотворение аналога чар девятого круга после использования метамагии. Другое дело, в памяти удержать подобное не удастся при всём желании. И сам ритуал должен выйти запредельной сложности.

— Но это выглядит хотя бы теоретически возможным! — возбуждённо взмахиваю руками. Хорошо, кабинет просторный, никого не зацепил, но соседи явственно отшатнулись.

— Теоретически и существование десятого круга чар возможно, а так же одиннадцатого, двенадцатого и так далее… — Лотан соединяет пальцы перед лицом. — Тем не менее, на практике никто о них не слышал и не видел.

— Осталось вспомнить про божественное вмешательство, — стучу пяткой по ножке стула.

— Это уже к жрецам, — качает головой. — Маги подобным обычно не занимаются.

— Обычно? — заинтересованно подаюсь вперёд.

— Поищи в библиотеке, — отмахивается. Возмущённо смотрю на него. Ага, поищи, там даже чтецы порой нужный, давно известный том найти затрудняются! — Мы опять отвлеклись от темы.

* * *

Всё же после лекции отправился в библиотеку, искать. Как-то заинтересовал меня этот вопрос. К сожалению, отловленный дежурный чтец ничего подходящего вспомнить не смог и просто послал меня на первый этаж в исторический раздел. Ладно, можно и других поспрашивать. Чтецов много, авось кто-нибудь, да и натыкался на нужный текст. Или тексты.

Второй опрошенный чуть сузил зону поисков, выдав несколько названий. К сожалению, где они находились на данный момент, он был не в курсе. Увы, далеко не все хранящиеся здесь книги имели информацию на корешке, что заметно усложняло задачу. Вот так, в поисках и прошло моё свободное время. И на следующий день, и на следующий… Лишь через десяток дней я смог найти первый текст из списка.

Написанный на архаичном диалекте одного из южных языков, и без того известного мне на не самом высоком уровне, толстенный том затребовал на освоение почти три месяца сидения со словарями! И, в итоге, нужной мне информации там оказалось едва ли на полдесятка страниц, всё остальное было жизнеописаниями тамошних царей, градоправителей и прочей шушеры. Зато знание языка подтянул. Всегда можно попытаться найти что-то хорошее в куче бесславно убитого времени.

Некий могучий маг, чьё имя сия история сохранять отказалась, задумал бога призвать. Долгие годы готовился, экспериментировал, копил могущественнейшие артефакты… В конце концов приступил к исполнению своей задумки, призвал. Только не бога, а его аватара. Неведомым путём смог поглотить его силы и повысить своё могущество до недосягаемой прежде вершины. Судя по всем, освоившись с новообретёнными силами, он собирался повторить удачный опыт, заполучив на этот раз первоисточник. Но ему помешали.

Целая орда паладинов и жрецов, в компании ещё одного аватара пришли под стены его замка. Маг был силён и до того, большинство из пришедших так и остались под стенами. К его несчастью, стол же опасных сторонников он при себе не держал, а немногочисленные прислужники и ученики повлиять на исход сражения не смогли. Истратив почти все силы на войско, скрывавшемуся до поры аватару он долго противостоять не смог. Душу его захапал оскорблённый небожитель и «по сей день пытают слуги Его душонку нечестивого чародея, да будет проклято и забыто имя подлеца».

Несколько учеников и прислужников смогли вовремя смыться из обречённой крепости, один из них и поведал историю царским палачам, попавшись на банальном воровстве курицы. Видать, так увлёкся спасением собственной шкуры, что позабыл прихватить из господской сокровищницы сувениров на память. История с божественной карой была на слуху, так что дознаватели, еще раз проверив правдивость рассказа, доложили начальству. Потом она как-то попалась придворному летописцу… В итоге так и оказалась информация о знаменательном событии, сопровождаемая хвальбой тому божку, ныне, к слову, давно забытому, в этой книге.

Какой же можно сделать вывод? Если уж взялся «жрать» богов, готовься тщательней! А то придут и наваляют. И не забудь собственной армией-другой обзавестись, желательно, из атеистов. Почему-то не любят небожители, когда их силы берут без спроса, особенно в большом количестве и так нагло.

На остальные тексты я оставил заказ чтецам. Специально искать, конечно, не станут, но если вдруг наткнутся — сообщат. На самостоятельные поиски времени уже не хватало. Когда удавалось выделить час-два на перевод, уже хорошо. А потом пошла усиленная подготовка к экзаменации и мне стало совсем не до того.

Кнез, похоже, решил повторить все теоретические знания, что мне давались с начала обучения, да и практические тоже в стороне не остались. Чего нельзя сказать о свободном времени. Его не было вовсе, даже на занятиях по магии моих сил хватало разве что на записывание лекций, осмысление приходилось откладывать на потом. Но всё кончается, так и это осталось позади. И вот, в этот чудный морозный денёк, сразу после обеда, должна состояться проверка моей готовности к получению почётного звания подмастерья алхимика.

Вчера занятий не было, так что успел немного отдохнуть, освежиться и успокоиться. Перенятая от наставника нервозность на пользу точно бы не пошла. Даже странно, что он так волновался, не ему же сдавать, в самом деле. Проверка будет проводиться в лаборатории, куда я, подкрепившись как следует, и направлялся. Что интересно, в столовой я ни одного алхимика не заметил, да и Герион где-то пропадал ещё с утра.

Похоже, мои коллеги решили не отвлекаться от дела на столь несущественную штуку, как еда. Вон как шустро носятся от стола к столу. И за всем этим наблюдает троица неизвестных. Если двое по виду вполне соответствуют Рэншу, сидящему за пустым столом рядом с гостями, и с непроницаемым выражением лица наблюдающему за творящимся безобразием. Один с густой гривой седых волос, длиннобородый и морщинистый, с пронзительными серыми глазами, смотрящими из-под густых бровей. Второй чуть моложе, коротко подстрижен и гладко выбрит, но и в его светлой шевелюре мелькает седина, а кожу избороздили морщины, пусть и слабей, чем у первого. Цвет глаз не разобрать, их прикрывают затемнённые защитные очки. Третьему же на вид можно дать не больше двадцати. Огненно-рыжий, красноглазый и такой… упитанный. Толстым назвать ещё нельзя, но он явно к тому стремится.

— А, похоже, вот и очередной испытуемый, — неожиданно высоким голосом произнёс светловолосый мужчина, обратив ко мне очки. — Самое время!

— Добрый день, — неуверенно подхожу к ним.

— Это кандидат на получение звания подмастерья, Дэлвин, — проскрипел Первый Чтец, не отрывая взгляда от происходящего в остальном помещении. — А это мастера Фиргонуд, Дошван и Ёц. Они согласились провести и засвидетельствовать проверку навыков алхимиков крепости.

— Я Ёц, рыжий — Фиргонуд и наш зоркий товарищ Дошван, — гулко произнёс сидящий с краю старик, улыбнувшись в седую бороду и заправив ладони в широкие рукава чёрной кожаной куртки.

— Рад знакомству, — несколько растеряно кошусь на него.

— Вот тебе несколько вопросов, — названный Дошваном качнул головой и протянул мне невесть откуда взявшийся лист бумаги. Из кармана жилетки, наверно, вытащил, но столь быстро, что я и не заметил. — Присядь где-нибудь, ознакомься, подумай и подходи отвечать.

Последний из мастеров кинул на меня безразличный взгляд и продолжил равнодушно созерцать происходящее. Взяв лист, нашёл свободный стул и внимательно прочитал написанное. Хм, пять вопросов, три из них я прекрасно помню и один более-менее. Но последний ввёл меня в изрядное недоумение: а я такое вообще изучал?..

Подумал, перечитал вопросы, повертел лист, внимательно осмотрев его с разных сторон, ещё разок мозгами пораскинул. Потёр подбородок, потеребил ухо, ногами поболтал. Не помогло. Воспроизвёл в памяти всё, связанное с первыми пунктами, обдумал, перечитал пятый. Ага, кажется, что-то вырисовывается. Ещё несколько минут посидел, как следует продумав ответ, и пошёл рассказывать.

Встретили меня странными взглядами, внимательно выслушали, переглянулись, помолчали, а потом начали спрашивать. Уже без предварительной подготовки, но и вопросы были попроще, но из множества разных разделов алхимии. Особенно старался рыжий, отбросивший своё безразличие и упёрший в меня горящий красным взор. И это не фигура речи, в его глазах явственно различалось бурлящее пламя.

Долгие два часа продолжалась подобная пытка, к её концу у меня уже язык заплетаться начал, как-то не доводилось мне раньше столько разговаривать. Потом мне позволили полчаса отдохнуть, промочить горло, прогуляться… В общем, свалить и не мешаться. При мне каких-либо выводов делать не стали, что вполне понятно. После отдыха меня ожидала проверка практических навыков.

— Для начала, заготовка ингредиентов, — Дошван вновь обозначил задание. — Одному из твоих коллег как раз требуется помощь, — на этих словах он указал на одного из малознакомых алхимиков, вышедшего из дверей малого хранилища. Получив указания, экипировался и отправился выполнять. Алхимик ничуть не возражал против моих трудов, а мне знакомое дело проблем не доставило.

— Следующее задание — ассистирование в приготовлении зелья, — и опять Дошван.

— Пожалуй, тут я тряхну стариной, — после потока каверзных вопросов Фиргонуд уже не выглядел столь же отстранённым, как при знакомстве, но такого предложения явно не ожидал никто из мастеров, вон как переглядываются и перемигиваются.

— Ну, тряхни, коль захотел, — пошевелил бородой Ёц. Остальные молча кивнули. Впрочем, мастер Ваант и до того рот почти не открывал, больше выступая наблюдателем.

Рыжеволосый ненадолго отлучился, вернувшись в лабораторном фартуке, перчатках и шапочке, полностью скрывшей волосы. В качестве испытания было выбрано зелье, позволяющее на короткое время выйти за пределы физических возможностей тела. Пусть не состав мастерского уровня, без ассистента его готовили редко, слишком много мелких действий, которые крайне желательно совершать одновременно. В противном случае могут проявиться неприятные побочные эффекты.

Естественно, сначала подготовка ингредиентов, и зачем только отдельное испытание устраивали. С этим справились быстро, основные сложности начались после. Не так-то легко приноровиться к манере действий совершенно незнакомого человека, да ещё и сходу готовя достаточно сложную вещь. Но я, кажется, справился, хоть и упарился сильнее, чем при ответах на вопросы. Во всяком случае, на ужин меня отпустили.

А за ужином последовала церемония награждения. Меня и ещё четырёх алхимиков вызвали подошедшие к концу трапезы мастера, и Дошван громко объявил причину. Так и стало в крепости больше на трёх специалистов, одного эксперта и подмастерья. Экспертом, кстати, стал мой бывший наставник Кнез. Ну а я получил свой патент подмастерья, позволяющих ограниченно-свободную практику на территории большинства человеческих государств нашего континента. Сам патент был подписан четвёркой мастеров и новоявленным экспертом, как моим основным учителем.

Стоит упомянуть, что алхимики слишком усложнять свою систему званий не стали, их было всего пять: ученик, подмастерье, специалист, эксперт, мастер. Точнее, было еще и шестое: виртуоз, но его удостаивались лишь редкие гении, продвинувшие науку алхимии далеко вперёд. Ученик мог стать подмастерьем, когда его учитель сочтёт готовым. И трое, как минимум специалистов, не связанных напрямую с проверяемым, эту готовность подтвердят. Никаких временных сроков тут не установлено, сколько будет учиться, столько и будет. Хоть до самой смерти.

Подмастерье может заниматься самостоятельным изготовлением и продажей простейших препаратов, или же пойти работать в мастерскую под начало более высокорангового алхимика. Возможность подать прошение о повышении появляется только через три года после получения ранга, но обычно проходит гораздо больше времени, ведь в случае провала возможность повтора будет уже лишь через пять лет. Так же должен был проводиться экзамен, только уже как минимум экспертами, тремя, не связанными напрямую с испытуемым.

Специалист и сам может организовать небольшую мастерскую, нанимая подмастерьев и набирая учеников. Кстати, подмастерья никого самостоятельно обучать права не имеют, только как временные наставники под присмотром более опытного алхимика. Специалист может попытаться стать экспертом после десяти лет в ранге и подготовки, хотя бы одного ученика до уровня подмастерья. С составом экзаменаторов всё аналогично прошлым случаям, только нужны мастера. В случае провала повторная попытка возможна через десятилетие.

Эксперт, в общем-то, мало отличается от специалиста. Разве что доверия к изготавливаемым им средствам у покупателей обычно больше. Еще можно нанимать специалистов. И допустимое количество людей в подчинении увеличено. Но это, в общем-то, зависит от законов конкретного государства, порой весьма различающихся даже у соседей. Некоторые так и вовсе признают выданные за границей патенты недействительными.

Мастером можно стать уже на следующий день после получения ранга эксперта. Если за тобой будут числиться самолично изобретённые новые зелья или хотя бы существенно улучшенные старые. Но именно «существенно», мелкие правки не подходят. Как и единичные удачные составы, пусть даже уникальные в своём роде. Не можешь повторить? Мастером тебе не быть! Вот так вот. Так же требуется согласие других мастеров, десятка хватит. Совсем не обязательно собирать их всех вместе, достаточно и личных встреч. Один откажет? Другой согласится. Разве что времени такие хождения затребуют больше.

Стоит заметить, в отличие от всех остальных рангов, специалист может при экзаменации сконцентрироваться на определённом разделе алхимии. В разных местах существуют свои классификации, но у нас, на севере, принято три. По результату: настойка, эликсир, зелье, порошок, масло… По компонентам: растительные, животные, минеральные. Еще существует разделение на магические и не магические. Но спросом подобное самоограничение не пользуется, как я знаю. Слишком узкий набор навыков, разве что в крупных мастерских могут держать какого-нибудь специалиста по зельям из магических животных. И всё одно, для повышения ему придётся сдавать гораздо больше, по всем разделам.

— Ну что, ученик, поздравляю тебя, можно сказать, с двойным повышением! — после короткой церемонии и поздравлений подошёл ко мне улыбающийся Кнез.

— Хм? — смотрю на него, склонив голову к плечу.

— Тебе не сказали? — потёр он нос. — Гм… В общем, мастеру Ваанту оставили подписанный патент на ранг специалиста. Когда положенный срок подмастерьем отходишь, если серьёзных ошибок за это время не допустишь, сразу повышение получишь.

— Это с чего они так? — вместе выходим из здания и неспешно идём в сторону жилья.

— Для подмастерья достаточно на первые три вопроса ответить, остальные два, по старой традиции, заявка на следующий ранг. Если соискатель хочет испытать себя сразу, можно на них ответить, — негромко произнёс алхимик. — Так понимаю, тебе никто не сказал? Кхм… Я вот тоже как-то позабыл предупредить.

— Ну, в итоге я справился, — улыбнувшись, пожимаю плечами.

— Молодец, — хриплый смех прерывает приступ кашля. — Я слышал, как ты на вопросы отвечал, большая часть как раз ко второму рангу относится. Сам я раздельно проходил, но прекрасно помню требуемый уровень знаний.

— А что с практической частью? — всё же тут явно не как специалиста проверяли.

— На мастера оставили, — махнул рукой Кнез. — С теорией ты справился, осталось опыта самостоятельной работы набраться. Если продолжишь в том же темпе, как раз трёх лет и хватит.

— Гм, понятно.

— Хорошего отдыха! — а, мы уже дошли до моих дверей. Распрощавшись с отправившимся к лестнице алхимиком, захожу в комнату.

Патент вставил в специальную рамку, прикрыл стеклом и повесил на стену. В ближайшее время он мне точно не понадобится, а так можно будет полюбоваться, настроение поднять… Ну или потом в ящик засуну, пока же пусть висит. Не живопись ведь мне на стены вешать? Вот и я так думаю.

На следующее утро, вернувшийся невесть откуда Герион меня поздравил и пошёл отсыпаться. Экзаменаторы остановились в крепостной гостинице, явно не желая упускать возможность порыться в библиотеке, коль уж на дорогу время тратить не надо. Так что с одной стороны понятно, куда ходил опекун вчера, но потом-то он, почему отсутствовал? Опять дела вне крепости появились?

* * *

Тренировочный полигон встретил меня стоящими рядом Хэном и этим… Оулином.

— Вот и твой будущий учитель, — подойдя ближе, слышу слова настоятеля.

— Что? — сдвинув брови, смотрю на него.

— Этот молодой человек выразил желание изучить наше искусство, — монах указал подбородком на парня. — Теперь он твоя забота.

— И чему мне его учить? — взявшись за подбородок, осматриваю новую проблему, обряженную в зимнюю версию мирного одеяния монахов. Сам я в такой же, только более подходящей по размерам, ему же одежда великовата.

— Чему научился сам, — а вот Хэн всё так же ходит в летней, морозы ему не страшны. — При необходимости я помогу.

— Хорошо, — отпустив подбородок, выдыхаю облачко пара. — Побежали.

— Эээ… Что? — доносится из-за спины. Обернувшись, вижу недоумённо моргающего парня, не сдвинувшегося с места.

— Бег, — произношу медленно, тщательно выговаривая каждый звук. — Это когда движешься, быстро перебирая ногами.

— Я знаю, что такое бег! — уперев взгляд в мостовую, он трёт покрасневшие щёки.

— Тогда, почему стоишь? — повернувшись, наклоняю голову к плечу. — Два круга вокруг внутренней стены. Скоро чтецы на пробежку выйдут, надо успеть до них.

— Я не думал, что надо будет бегать, — как-то неуверенно пожимает плечами, заставив трепыхаться свисающее толстыми складками одеяние.

— Сначала бег, потом разминка, — качаю головой. — Ты ещё не передумал?

— Нет! — восклицает, сжав кулаки.

— Тогда, хватит стоять! — взмахиваю рукой. — Вперёд! Бегом!

Пропускаю неуклюже перебирающего ногами парня перед собой, недовольно морщась от его движений. Такое ощущение, что он раньше только шагом передвигался! Я, будучи раза в два его младше, и то лучше шевелился! Да и дышит он так, будто скоро помрёт, заодно выплюнув лёгкие. Через несколько метров останавливаю и показываю, как делать надо. Не с первого раза, но получается добиться более-менее приличных результатов. Заодно объяснил, как лучше дышать.

— Но так гораздо труднее! — через десяток шагов останавливается, тяжело дыша и упёршись руками в колени.

— Это с непривычки, — останавливаюсь рядом и хлопаю по пояснице. — Выпрямись! Дыши спокойно! И бегом!

— Но…

— Бегом! — повышаю голос. Вот сам захотел, а теперь чего-то жалуется.

С горем пополам, порой идя шагом и часто останавливаясь, два круга он сделал. Правда, не подгоняй я его чуть ли не пинками, наверняка бы сошёл с дистанции гораздо раньше. Жаль, до начала общих занятий не успели, и сам я нормально пробежаться не смог, не оставлять же его в одиночестве, а то ещё свалится без контроля…

Дошёл черёд до разминки. Показал ему начальные упражнения. Посмотрел на попытку выполнения. Остановил, ещё раз показал… И так раз десять. Оформилось желание взять палку и бить, в случае ошибочных действий. Вот, по идее, простейшие движения, как тут можно столько ошибаться?! В конце уже начал его самого брать и шевелить, показывая, как нужно двигаться. Учитывая, что ростом он заметно выше меня, та ещё задачка.

Окружающие на это действо косились, перешёптывались между собой, но к нам не лезли, даже Хэн в стороне стоял и молча наблюдал. Нет, чтоб помочь, как обещал. Или не хочет лезть без прямой просьбы? Он может и не такое. Если я прав, то вмешается только в случае крайней необходимости, но после тренировки нам надо будет поговорить. Если всё пойдёт так же и дальше, у меня просто не будет времени на собственное развитие. Отправив Оулина искупаться к завтраку, подхожу к настоятелю и делюсь появившимися мыслями.

— Не самый простой ученик, но пока ты всё делаешь правильно, — проводил взглядом уходящего в компании чтецов парня.

— Вот только хочется взять какую-нибудь палку и бить при ошибках… — бурчу себе под нос.

— Хочется — используй, — приподнимает уголки губ монах. — Твой ученик.

— Что? — удивлённо моргаю.

— Я принесу завтра подходящий инструмент, — Хэн спокойно смотрит на меня.

— Э… Ладно, — пожимаю плечами и ухожу. Большего от него явно не добиться.

С дополнительным инвентарём обучение пошло бодрее. Я и не ожидал подобной эффективности от не слишком длинной зачарованной деревяшки: под действием чар древесина стала более гибкой и упругой. Сквозь зимнюю одежду как-то навредить было трудно, но количество совершаемых Оулином ошибок сократилось уже после первого использования. Вот что значит правильно подобранный стимул!

До идеала всё ещё было далеко, да что идеал, даже начальный уровень освоения ещё не пройден, но заметный прогресс, похоже, примирил парня с используемым методом. Нет, знатным бегуном за один день он не стал, это невозможно, так что назначенная дистанция была преодолена примерно в том же темпе. А вот разминку он уже на второй раз повторил без грубых ошибок. Мелкие продержались, примерно, до пятого подхода. Увы, к нормальным упражнениям мы так и не подошли. Распорядок дня никто не отменял.

В следующие недели так же мало что изменилось, ученичок постепенно приходил в подходящую для начала тренировок форму, всё меньше и меньше переходя на шаг, даже двигаться стал чуток поприличней, что не избавило его от близких контактов с палкой, а меня от пристального наблюдения за совершаемыми действиями. Но хоть мог более-менее собой заниматься. Жаль, без спаррингов. Мне их даже как-то стало не хватать.

Так или иначе, дошли и до полноценной тренировки. И всё началось сначала. Ошибки, удары палкой по выступающим частям тела, повторные показы.… Хоть выносливости чуток прибавилось, не падал замертво после полусотни приседаний. Времени на отдых тратилось меньше, успевали сделать больше. Я даже начал это воспринимать как своеобразную тренировку в махании палкой. С оружием-то пока работать не довелось. Маловат я, пока, к сожалению.

* * *

Ах, эти чудные летние деньки! Весна только прошла, а солнце уже изрядно припекает. Хорошо, на сегодня ничего важного не запланировано, можно спокойно поваляться в парке, на дереве, с книжкой.

— Дэлвин! — скосив глаза вниз, увидел стоящего под деревом Гериона. Задрав голову, маг смотрел на меня, широко улыбаясь. — Спускайся!

Заложив книгу закладкой, легко спрыгиваю вниз и замедляю скорость падения. Даже без тренировок монахов пробуждённое наследие крылатых эльфов не даст мне разбиться даже при падении с куда большей высоты. Для полноценного полёта изрядно не хватает крыльев, но и так ощущения весьма приятные.

— Что-то случилось? — взяв книгу подмышку, поправляю сбившиеся просторные штаны и одёргиваю задравшуюся рубашку с короткими рукавами.

— Мне удалось списаться с одним знакомым лунным эльфом, — произнёс маг, прищурившись на солнце. — Он согласился провести экскурсию по своему кварталу для меня и моего воспитанника.

— О, я уже и подзабыл про это! — нет, действительно, совсем за делами то желание из головы вылетело.

— Думаю, это будет тебе полезно, — поправляет короткий рукав, оставивший локоть открытым солнцу. Сегодня и он изменил своей привычной мантии, нарядившись в куда более лёгкую и открытую одежду. Только сумка на плече неизменна. — Город южный, так что там сейчас куда жарче, — заметил он мой взгляд. — Ещё шляпы захватим и можно отправляться.

— Заклинания кончились? — усмехаюсь.

— Нет, но не тратить же их по пустякам? — смеётся и треплет меня по голове.

— Ты чего делаешь?! — возмущенно восклицаю, приглаживая встопорщенные волосы. Терпеть не могу, когда они уши щекочут.

— Не ворчи, — широко улыбается.

— Ладно, идём… — заодно и книгу в комнате оставлю.

Быстро свершив задуманное и экипировавшись широкополой соломенной шляпой со специальными кармашками для ушей, в обычной мне бы было крайне неудобно, заглядываю в комнату опекуна. Герион ещё рылся в ящиках, выкладывая какие-то предметы на стол.

— Уже готов? — покосившись на меня, со скрипом задвигает ящик и распрямляется.

— Долго ли шляпу нацепить? — приподнимаю бровь… Кхм, из-под полей всё одно не видно. Да и у меня обзор несколько ограничен.

— Вот, держи, — осмотрев разложенные на столе вещи, протягивает мне тонкий металлический браслет и несколько деревянных палочек, исписанных какими-то мелкими символами.

— Это что? — не думаю, что он выдаст мне что-то опасное, так что браслет сразу цепляю на руку, защёлкнув маленький замочек, и рассматриваю палочки.

— Защитный артефакт, на несколько секунд сможет прикрыть тебя как от магии, так и от оружия, — маг убрал во внешний карман сумки аналогичные деревяшки. — А те, что ты так упорно рассматриваешь телепортируют тебя к крепости. Достаточно их просто сломать.

— Их могут как-то заблокировать? — сумки у меня нет, так что убрал в карман штанов. — И зачем всё это? В прошлый раз ведь ничего такого не выдавал.

— Тот эльф — просто знакомый, я его не видел больше полувека, да и раньше не настолько хорошо знал, — снимает с крючка головной убор из светлой ткани с металлической пряжкой на лбу.

— Не доверяешь? — усмехаюсь.

— Есть немного, — поправляет перекосившиеся поля и покидает комнату.

— Тогда почему к нему обратился? — следую за ним на улицу.

— Его было достаточно просто найти, — пожимает плечами. — И, как бы то ни было, мы знакомы.

— А твои… Лютнисты? Я читал, в этой организации много эльфов, — машу рукой Фандару, стоящему у дверей склада с папкой в руках. Заметив нас, полурослик улыбается и кивает. Нельзя сказать, что мы с ним часто общаемся, но разумный он неплохой.

— У меня есть там друзья, — кивает. — Как среди руководства некоторых отделений, так и среди простых членов. Но сам я не из их числа, просто союзник, и, в некотором роде, единомышленник. К тому же, Лютнисты в эльфийских кварталах обычно не проживают.

— Исключения есть?

— Мы к такому идём.

— А почему не проживают-то? — продолжаю расспросы, надо же чем-то заняться в пути.

— Кто-то вообще не любит на одном месте сидеть, другим не по нраву тамошние порядки, обычно весьма… консервативные. Третьи больше любит жить в резиденции организации, — прервавшись на открытие портала, произносит волшебник.

— Такая большая резиденция? — прохожу в портал и тут же прикрываю глаза от летящего в них песка. — Это что такое?! — отряхиваюсь.

— Пустыня, — отчётливо хмыкает Герион. — Резиденции бывают разные, но, обычно рассчитанные на проживание нескольких отрядов в комфортных условиях. Или большего числа — в стеснённых.

Оглядевшись, обнаруживаю себя стоящим на куче песка, медленно погружающимся в оный, недалеко от мощёной дороги, заметно возвышающейся над окружающей местностью. Чуть в стороне виднелись высокие стены примерно того же цвета, что и ближайший бархан. В противоположной стороне мостовая терялась вдали, убегая за горизонт, или очередную кучу песка. Мы же пошли к закрытым воротам. После громкого стука, для нас распахнули небольшую дверцу, обряженные в плотные халаты привратники получили у мага несколько мелких монет и потеряли к нам интерес.

Диалог ненадолго прервался, пока я рассматривал городок. Судя по виднеющейся не слишком далеко стене, большим он не был. В отличие от стражников, большинство местных жителей с одеждой не утруждались, ограничиваясь набедренными повязками, сандалиями да странными кучами ткани на головах.

Дома были построены из того же материала песочного цвета, что и стены. Невысокие, максимум — двухэтажные, с глухими стенами, выходящими на улицу. По словам Гериона, окна обычно выходили во внутренний дворик, так же служащий местом для колодца или небольшого садика. А вот на улицах с зеленью были проблемы, куда ни глянь, или песок, или дома, смахивающие на всё тот же песок. И как тут только люди живут?..

Я уж и не говорю про редкостную духоту, приправленную пекущим с небес светилом, выглядящим каким-то особенно большим. А местным жителям всё пофиг, спокойно бродят в этом пекле полуголые, загорелые до черноты люди. Других народов я тут как-то не заметил.… Нет, вон, какая-то прямоходящая ящерица переваливается, хвостом помахивая. Во все глаза таращусь на эту диковинку, в наших краях таких не попадается. Ящер явно заметил моё внимание, вон как скалит треугольные зубы на вытянутой морде, с короной рогов на макушке. Но ничего, молча прошёл мимо, только когтистой пятипалой рукой помахал на прощанье. Привык, наверно.

— Как-то мне такой народ в книгах не попадался… — негромко говорю стоящему рядом опекуну.

— Да? Ну, на север их и не заманишь, так что и книги с ними связанные в библиотеке спросом не пользуются, — пожимает плечами. — Они хоть и теплокровные, но низкую температуру не любят.

— А как называются?

— Мьюси, если не ошибаюсь, — склонив голову к плечу, с сомнением рассматривает ящера, но потом отрывисто кивает. — Да, точно мьюси.

— Кхм, странное название. — Как-то я его представлял себе самоназвание рептилий более… шипящим.

— И не такое в мире бывает, — усмехается. — Ладно, хватит стоять.

— А что эльфы в пустыне забыли? — спрашиваю на ходу. Смотреть на глухие песочные стены желания не было. Немногочисленные прохожие так же интереса не вызывали.

— Живут, — щёлкает пальцами и указывает по ходу движения. — А вот и стены квартала.

Приподняв полу шляпы, почти полностью перекрывшую обзор, смотрю в отмеченном направлении. Резной деревянный забор, трёх метров в высоту, весьма неожиданно смотрится в этой местности, а уж возвышающиеся за ним деревья… Правда, какие-то странные, непривычные. С чешуйчатым стволом, тонкими зелёными ветвями на макушке и узкими, вытянутыми листьями, плотно растущими из тех веток. Кажется, я о чём-то подобном читал в жизнеописаниях какого-то путешественника…. Да, точно, эта штука зовётся пальмой! Кажется.

У широких деревянных ворот стояли два человека в кожаных доспехах с прямоугольными металлическими накладками и открытых полусферических шлемах, с узкими полями. Интересно, им в такой одёжке на солнцепёке не жарко? О тени у тех ворот можно только мечтать. В качестве оружия они держали в левых руках копья с листовидным наконечником, а на поясах висели сабли.

Когда мы подошли, ворота открылись, и из них вышел высокий, ростом почти с Гериона, эльф в расшитом цветными узорами свободном халате. Когда я сдвинул шляпу на затылок, для лучшего обзора, у него явственно расширились глаза, а брови собрали лоб морщинами. Несколько мгновений он поворачивал голову с меня на опекуна и обратно. Стоит заметить, если у меня уши были прямые и торчали вверх, то у него больше походили на верхнюю часть полумесяца, с устремлённым назад рогом.

— Здравствуй, Герион, — похоже, успокоился. Зелёные глаза уже не норовят выпасть из глазниц, а тонкие брови не стремятся к объединению с короткими чёрными волосами. — Ты не говорил, что твой воспитанник из моего народа.

— Это не имеет значения, — спокойно отвечает опекун, пристально смотря на эльфа. — Дэлвин, знакомься, это Улэвабис.

— Приветствую, — коротко киваю.

— Улэвабис, это мой воспитанник, Дэлвин, — опускает руку на тулью шляпы.

— Рад знакомству, Дэлвин, — эльф растягивает в улыбке тонкие губы.

Судя по едва заметному сероватому оттенку загорелой кожи и характерной форме ушей, он из лунных. Наиболее распространённая и рассеянная по миру ветвь моих сородичей. Впрочем, кого ещё можно ожидать встретить в пустыне? Правильно, эльфов пустынных. Но они, судя по имеющимся в библиотеке записям, с другими народами контактировать не любят. А вот лунные как раз чаще всего в человеческих городах и селятся. Что немного забавно, к полукровкам они относятся гораздо хуже, чем те же лесные. Наверное, из-за близкого знакомства с людьми.

— Быть может, начнёшь экскурсию? — благожелательно улыбается маг.

— А? Да, конечно, проходите! — освобождает проход и взмахом руки предлагает идти вперёд. — Будьте нашими гостями!

— А вашим охранникам не жарко? — что примечательно, за всё время нашего стояния у дверей, та парочка не пошевелилась, даже глаза как были устремлены в одну точку перед собой, так ни разу не дёрнулись.

— У них амулеты, — равнодушно откликается Улэвабис, закрывая ворота на засов. — И им хорошо платят.

— А почему люди? — осматриваю окрестности. Куча пальм стремится ввысь, под ними короткая, желтоватая трава, но не выгоревшая, а явно изначально такого цвета.

— Нас слишком мало, — разобравшись с запором, подходит к нам.

— А как вы узнали, что мы прибыли?

— Наблюдатель сообщил о сработавшем пространственном заклинании, — пожимает плечами. — У нас не так много гостей, пользующихся подобным способом перемещения.

— А где все жители? — ну да, разнообразные деревянные дома, прятавшиеся среди стволов, я уже углядел, а вот прохожих, кроме нас, незаметно.

— Полдень, время отдыха, — негромко вздыхает.

— А снаружи не отдыхают, — спокойно шагаем по жёлтой траве. Когда я оглянулся, то не обнаружил и следа, что по ней кто-то только что прошёл.

— Люди… Они постоянно куда-то торопятся, — проводит пальцем по совершенно неподвижному уху. — Но и они в этот час предпочитают скрываться в тени, — тем временем мы подошли к аккуратному деревянному домику с полусферической крышей. Над небольшими окнами и дверным проёмом нависали исписанные узорами козырьки. — Если не возражаете, немного подождём у меня.

— Конечно, никаких проблем, — волшебник первым проходит в прохладное тёмное помещение.

А ничего тут, уютно. Короткий коридор с обшитыми светлыми деревянными панелями стенами, освещаемый струящимся с низкого потолка приглушённым светом, в конце — комната с мягкой мебелью, схожего со стенами оттенка, небольшой столик с кружками и корзинкой печенья. Обувь и шляпы остались на входе, первая на небольшой полочке, вторые повесили на торчащие из стены крючки.

— Должен признать, ваша просьба была неожиданной, — разлив, из кувшина, приятно пахнущий напиток по кружкам, эльф первым взял печенье. — Нас едва ли сотня на всё поселение, каких-либо достопримечательностей нет, мы, в основном, обеспечиваем жизнь города, немного работаем с деревом, костью…

— Эм… В каком плане, «обеспечиваете»? — печенье оказалось хрустящим и сладким, а вот питьё… Как по мне, обладало слишком специфичным, горьким вкусом. Но аромат приятен, нельзя этого отрицать.

— Вода, продовольствие… — Улэвабис посмотрел в находящееся за моей спиной окно. — Без нас, местные жители давно бы умерли от голода или жажды.

— Вы фермеры? — с трудом себе представляю земледелие в пустыне. Да и не слишком ли мало сотни эльфов на этот город?

— Фермеры?! — подавился он, хлебнув из кружки. — Нет, конечно! Мы даруем плодородие почве! Мы выводим воду к поверхности!

— Друиды? — задумчиво хрущу печенькой.

— Нет, — с заметным сожалением отставляет чашку в сторону.

— Скорее их можно назвать узко специализированными магами, — вставляет слово Герион, до того неторопливо смаковавший питьё. — Только не по школе, а по объекту воздействия.

— А так тоже можно?!

— Конечно, — пожимает плечами заклинатель. — Только не слишком продуктивно, по большему счёту.

— Нас всё устраивает, — сухо бросает эльф.

— Не обижайся! — поставив чашку, маг выставляет вперёд раскрытые ладони. — Вы пользуетесь только несколькими заклинаниями низких кругов из школ изменения, воплощения и призыва. При этом совершенно не уделяете внимания всему существующему многообразию.

— Это не нужно, — качает головой.

— А кем вы были у Лютнистов? — решаю перевести явно неприятную для гостеприимного хозяина тему.

— Командиром поискового отряда, — всё же и у лунных эльфов уши могут шевелиться! Только немного непривычно на вид, форма-то отличается. Так что тяжело соотнести, какое именно чувство они сейчас выразили.

— И что вы искали? Или кого?

— Древние захоронения с пробудившейся нежитью, стоянки и логова вредоносных тварей, — отвечает, сцепив пальцы в замок и устремив взгляд в потолок.

— И разбирались с непорядком? — заинтересованно подаюсь вперёд.

— Эмм… Нет, этим обычно занимались другие, — отводит глаза в сторону.

— Понятно, — хмыкаю и чешу пальцем кончик носа, скосив на него глаза. — А почему решили оставить организацию?

— Я её не оставлял, — слегка улыбнувшись, качает головой и берёт чашку. — Просто решил немного пожить на родине.

— Вы здесь родились?

— Да, — прикрыв глаза, осушает кружку мелкими глотками. — Вырос, правда, в другом месте… Мои родители перебрались в Лес вскоре после моего рождения. Всё же пустыня не лучшее место для детей нашего народа.

— А как же пустынные эльфы?

— Никогда с ними не встречался, — с безразличным видом поправляет пояс халата. — Прошу прощенья, Дэлвин, но мне бы хотелось поговорить с твоим… воспитателем наедине, — поднимается и взмахом руки предлагает Гериону следовать за собой.

Даже эльфийский слух не помог мне узнать, о чём они говорили, наверняка защиту поставили, но вернулись минут через пятнадцать. И эльф с трудно запоминаемым именем довольным не выглядел. Подробностей по застывшему лицу было не разобрать, а уши он контролирует куда лучше меня, было время научиться.

Волшебник, зашедший следом, продолжал благодушно улыбаться, и с тем же выражением заполнил кружку и устроился в кресле. Увы, дальнейшая беседа не задалась, Улэвабис на вопросы отвечал односложно, и желанием общаться не горел. Маг подобным не страдал, но с ним я предпочту пообщаться без посторонних. Так что оставшееся до спадания полуденной жары время прошло в тишине, разбавляемой хрустом печенья, журчанием воды и стуком чашек.

Когда солнце перестало столь яростно палить, мы вышли на улицу. Должен признать, такого количества эльфов, собравшихся в одном месте, мне раньше видеть не доводилось! Своё отражение в зеркале можно не считать. В основном были лунные, но я заметил неведомо как оказавшуюся в пустыне голубокожую морскую эльфийку. Была пара высших, возвышающихся над окружающими, они величественно передвигались по траве, с поразительно надменными лицами взирая на мирскую суету. То ли из-за выражения, то ли из-за чего-то ещё, но найти различие в их внешности мне не удалось. Разве что цвета халатов разные. А может, они просто близнецы.

Сложилось ощущение, что они и других эльфов за равных не считают. Правда, как я заметил, окружающие такое отношение благополучно игнорировали. Как и его источник. Если между собой местные спокойно общались, здоровались, перекрикивались, то парочку моих возможных сородичей по отцу, старательно обходили, уделяя внимания не больше, чем иной пальме. Хотя нет, пальмы были куда важнее.

Нам тоже перепала доля заинтересованности. Едва ли не каждый встречный на пару секунд застывал, осматривая столь необычных гостей. Но подходить никто не спешил. Шляпу я оставил на крючке, так что все могли полюбоваться беспокойно подёргивающимися кончиками ушей. Посмотрели и мы на местный быт, послушали разговоры на незнакомом языке, явно не имеющем отношения к эльфийским, издалека понаблюдали за работой местных магов, положительно влияющих на плодородие почвы.

Больше всего это походило на ритуальные песнопения, сопровождаемые заковыристыми жестами. Смотрелось довольно интересно, но терзают меня сомнения, что всё это нельзя как-то сократить. Сами заклинания эффективны без вопросов, по словам экскурсовода, подобный ритуал, проводимый раз в месяц, позволял снимать с относительно небольшого участка земли достаточно продовольствия для насыщения всех местных жителей. В общем-то, именно на сегодня он и назначил встречу как раз из-за этого события.

Водой занималась бывшая жительница морей, примерно через день, проверяя работоспособность системы орошения. Ну и магическая составляющая местного подобия водопровода так же была на ней. В квартале эльфов была нормальная канализация, в отличие от человеческой части города. Тем приходилось довольствоваться глубокими колодцами и выгребными ямами. После короткого разговора с нашим проводником она показала, как устроено подотчётное ей хозяйство. Ну, в крепости, как по мне, всё лучше и удобней.

Ранее замеченные высшие, оказавшиеся родными братьями, хоть и не близнецами, за какой-то проступок отправленными за пределы родного государства и оставшимися в этом поселении, были алхимиком и артефактором. Увидеть у них нечто новое и интересное, можно было не рассчитывать. Простенькие бытовые амулеты, того же порядка зелья, вот и весь ассортимент товаров. Может, они и способны на большее, только спроса не было.

В остальном же, это был обычный городской квартал, отличающийся от людских, по большему счёту, архитектурой, внешностью жителей, да большим уровнем комфорта. Ну и некоторой неспешностью в ведении дел. Зачем торопиться, если у тебя впереди вечность? Угу. Так они наверняка и думают.

Уже глубоким вечером мы покинули поселение и телепортировались домой. Выйдя из портала, я поёжился от показавшегося пронзительно холодным приморского ветра. Похоже, успел немного приспособиться к той жаре. В крепости время едва подходило к ужину.


Глава 8

Время так быстро пролетает, когда перестаёшь за ним следить. Казалось бы, только вчера был первый урок магии, а сегодня мои бывшие соученики уже достигли четвёртого круга и полноценно включились в поддержку заклинаний крепости. Казалось, только вчера я начал учить невысокого, тощего и неуклюжего паренька, не имевшего сил даже один раз вокруг библиотеки пробежать, а сегодня это уже серьёзный, широкоплечий и мускулистый мужчина, возвышающийся надо мной чуть ли не в два раза, и способный голой рукой пробить каменный блок. Или лбом. Пробежать, без остановок, с этим самым блоком на плечах, до ближайшего города и обратно, так же в пределах его возможностей.

Мои достижения за прошедшие десятилетия не столь впечатляют. Едва тяну на второй круг, как маг, как колдун не добился и этого. Радует лишь почти полный доступ на третий этаж, в знании теории, пожалуй, превосхожу всех остальных учеников, возможно, даже из первого выпуска. Они имеют не так много свободного времени, для всех этих книг. У кого-то появилась семья, дети, иные бытовые проблемы… Немногие продолжают прикладывать усилия к собственному развитию за пределы повседневных обязанностей.

Как монах, неплохо расширил арсенал приёмов, теперь включающих не только внутренние техники, но и внешние. Научился работать в команде, контролировать окружающее пространство, набрался некоторого опыта в групповых спаррингах. Конечно, до реального боя они не дотягивают, но кто ж меня пустит в реальный бой? Монахи, обычно, для проверки своих навыков в схватках, небольшими группами отправлялись за пределы крепости. Кому-то попадались орки, кому-то гоблины или людские разбойники. Подобного добра в наших краях хватает.

В положенный срок получил свой патент алхимика-специалиста, повесил на стеночку, к первому, и продолжил изготавливать разнообразные составы. Разве что оплата немного повысилась, вместе с числом доверяемых к самостоятельному исполнению рецептов. За это время кто-то из алхимиков ушёл, кто-то пришёл, но все были, как минимум, подмастерьями, так что рассчитывать на ученика смысла нет. Я бы не сказал, что сильно хотелось, но патент эксперта, это ведь лучше патента специалиста, верно? А там и до мастера «недалеко»…

Ну да хватит о прошлом. Сейчас я опять засел в библиотеке, продираясь сквозь архаичные речевые обороты в рабочем дневнике давно умершего мага. Древний заклинатель увлекался ритуалистикой, чем и заинтересовал меня. Конечно, силой он обделён не был, так что банальное повторение тщательно расписанных ритуалов мне бы ничего не дало. В плане же понимания сути всё было гораздо лучше. Это уже не первый изучаемый том данной тематики, но я всё еще не считаю себя готовым к самостоятельной работе. Сотворение нового, весьма опасное занятие для плохо подготовившихся магов. Помирать от собственной глупости, не дожив даже до совершеннолетия, мне точно не хочется. Да и потом тоже.

Так что тщательнейшее изучение всей доступной теории, прежде чем приступать к самостоятельным изысканиям. Времени у меня достаточно, торопиться, точно не стоит. К моему сожалению, под слабых магов изначально мало что годится, нужны долгие перерасчёты процессов и множественные дополнения. В том числе, всякие «носители энергий», как естественного происхождения, так и специально созданные. К примеру: сердце элементаля огня, теневой алмаз, крылья фей или там селезёнка бронтокряка. И чем сложнее подготавливаемый ритуал, тем труднее достать необходимые предметы. Достаточно сильный волшебник способен обойтись без подобного, но где сильный волшебник, а где я.

То же самое и с созданием зачарованных предметов. Простейший метод — впечатывание подготовленного заклинания в структуру специально обработанного предмета мне почти недоступно. На первых кругах далеко не уедешь, там есть полезные чары, но немного. Да и так можно сделать разве что амулеты, пусть даже весьма полезные. В быту часто путают эти понятия: «амулет» и «артефакт». Сам порой так делаю. На деле же они весьма различаются. Амулет — предмет с ограниченной возможностью использования, без разницы, можно ли пополнить его заряд или нет. К амулетам можно отнести и свитки, но их традиционно отделяют, волшебные палочки, жезлы, подвески и, в принципе, что угодно. Амулет может быть весьма могуществен, но все они, со временем, приходят в негодность и разрушаются. Хорошо сработанные — безвредно и почти незаметно рассыпаются в пыль. Низкокачественные могут разрушиться до исчерпания помещённого в них запаса энергии, попутно повредив применившему или окружающим. В крепости такие не используются.

Если амулеты может делать любой маг, с артефактами всё не так просто. Требуются как специальные материалы, так и особые заклинания. Процесс изготовления так же не на последнем месте по сложности. Зачастую, зачарование тесно сопряжено с ритуалистикой и алхимией. Но, лично мне это направление видится весьма перспективным. Как в плане расширения собственных возможностей, так и улучшения материального положения. Конечно, даже на одной работе в алхимической мастерской крепости за пару столетий можно скопить неплохую, по меркам простых людей, сумму. Проблема в том, что мне уже сейчас хочется проверить свои намётки в подгонке ритуалов под свои возможности, а для этого нужны деньги на покупку материалов. Фандар точно не станет просто так выделять средства на мои развлечения.

Как уже говорил, самостоятельными изысканиями ещё рано заниматься, но начать я собираюсь точно в ближайшее десятилетие. В принципе, уже имеющихся средств должно хватить на изготовление небольшого числа не слишком сложных, но полезных амулетов. Другое дело, что я сомневаюсь в своей оригинальности, наверняка немало магов практикует подобный способ заработка. Не всем же на всяких монстров охотится. В общем, перед началом производства стоит обсудить вопрос с интендантом. Из всех жителей крепости именно он мне кажется наиболее знающим в данном аспекте.

* * *

Полурослик нашёлся на выходящей к морю угловой башне. Неизвестно, как затащили сюда столь старое и массивное кресло, но сейчас оно стояло у парапета, с Фандаром внутри. Сам интендант что-то прихлёбывал из большой глиняной кружки и смотрел на уходящие к горизонту серовато-зелёные волны. Когда я подошёл и поздоровался, он встрепенулся, мотнул головой и поставил кружку на широкий подлокотник. Выслушав ответное приветствие, собираюсь с мыслями, хоть уже не раз размышлял, что же хочу узнать.

— Фандар, вы не знаете, какие простые амулеты пользуются спросом в мире? — несколько коряво выражаю свою мысль.

— От насекомых! — практически сразу отвечает. — Ещё от змей, крыс и прочих вредителей. Светильники, зажигалки и морозилки. А что, хочешь подзаработать?

— Да. — Быстро он догадался.

— Не ты первый, не ты последний, — негромко хихикает и прикладывается к кружке. — Почти все ученики ко мне с этим подходили.

— Да?.. — чувствую себя идиотом. И ведь никто из них не делился подобной информацией! Впрочем, за пределами общих занятий мы почти не общались. С теми же алхимиками, чтецами да переписчиками и то чаще на отвлечённые темы беседовал.

— Я потом дам тебе список, что могу быстро пристроить, с расценками, — большим глотком допивает и, перевернув кружку, стучит по дну. На каменный пол падают мелкие тёмные капли. — И на материал тоже.

— Тоже с расценками? — усмехаюсь.

— А как иначе? — подмигивает, чуть повернув ко мне голову.

— И что, избытка товара не случается? — за спиной сплетаю пальцы в замок.

— Амулеты всегда в цене, — соскальзывает с кресла и встаёт лицом ко мне. — Не все находят в себе желание накопить на артефакт. И не всем это нужно.

— Хм… Понятно, — стою, покачиваясь с пятки на носок.

— Ты хотел что-то ещё? — стучит пальцами свободной руки по боку кружки, выжидательно смотря на меня.

— Пожалуй, нет, — коротко прощаемся и расходимся.

С будущим приработком более-менее определился… Хотя, конечно, весьма печально, что остальные соученики догадались раньше. Конечно, полноценным магам платят неплохо и после окончания обучения они наверняка не станут тратить время на такую мелочёвку. Впрочем, я ещё не видел закупочных цен. Быть может, это окупается. Ну да мне главное пополнить собственный бюджет. Конечно, можно было бы попросить у Гериона… Но мне эта идея крайне не нравится. Лучше уж самому. А вот совета по выбору изготавливаемых амулетов спросить можно будет. Многое ведь от предмета зависит. Некоторые материалы лучше подходят под одно, вторые под другое и так далее. И наверняка будут такие сочетания, при которых можно даже в минус уйти при положительных теоретических расчётах.

На следующее утро, получив после завтрака листок, исписанный с двух сторон мелким, угловатым почерком, отправился искать опекуна, успевшего куда-то испариться. Вот, по идее, только что сидел вместе со всем начальством за столом, а стоило отвернуться, как его нет. Если бы не знал, что в крепости не работают заклятья перемещения, точно бы подумал на такое. Оставался вариант, что маг оставил для себя лазейку в защите, но это крайне глупый поступок, по большому счёту. Если в защите есть лазейка, то ей может воспользоваться не только тот, кто её оставил, но и достаточно опытный взломщик. Сомневаюсь, что Герион стал бы так ошибаться. Да и для открытия портала он всегда выходил за ворота.

Привратник подтвердил, что крепость никто не покидал. Опрошенные монахи видели, что он куда-то шёл чуть ли не во всех возможных направлениях одновременно. Один утверждал, что видел Гериона, когда он шёл к кузнице, второй — к складу, третий — в библиотеку, четвёртый — к казармам. И всё это в пределах последних десяти минут! Дальнейшие расспросы я счёл бесполезными и просто отправился бродить по крепости. План по зельям на эту неделю у меня почти выполнен, так что могу себе позволить немного побездельничать. Нет, можно было бы просто подождать обеда, но чем раньше я обсужу возможности заработка, тем раньше определюсь с заказом.

Где-то на втором круге неспешного обхода основных построек, замечаю мага, вышедшего из дальней от ворот башни. Можно даже сказать, выбежавшего. И, не обращая внимания на окружающих, побежавшего к соседней. Вслед за ним оттуда показались Лотан и Руч. Не замеченным никем, пристраиваюсь в конец колонны и поднимаюсь по узкой винтовой лестнице на вершину башни. Компания магов сгрудилась около разобранного стреломёта и громко спорила, используя бурную жестикуляцию и различные образные сравнения. Судя по всему, после очередной профилактики некоторые агрегаты напрочь отказались работать и последующая за этим разборка причину выявить не помогла. Вот теперь собрали консилиум и пытаются починить столь важные в деле обороны механизмы.

— Может, там что-то не так с магической составляющей? — привлекаю внимания замолчавших мужчин.

— Да всё с ней нормально, — отмахивается Лотан.

— А? Дэлвин? Ты когда тут появился? — удивлённо моргает старший маг, отвлёкшийся от разглядывания разложенных на подстилке шестерней, пружин и прочих железяк.

— За вами поднялся, — пожимаю плечами, спокойно пережидая повышенное внимание.

— С магией тут полный порядок, обслуживание всегда проводилось по оставленным гномами инструкциям, — приглушённым басом произносит темноволосый здоровяк. — Мы немного разбираемся в механике, но ничего переделать не пытались.

— Я экспериментировал с разными механизмами, но использовал только самостоятельно изготовленные детали, — взявшись за подбородок и сдвинув брови, Лотан смотрел на стреломёт.

— Может, они специально так сделали? — встаю рядом с опекуном. — Новые заказы и всё такое…

— Если кто-то узнает о подобном отношении, о новых заказах тем мастерам придётся забыть, — мотнул головой старший волшебник.

— Диверсия? — Ну а что, гостиница как раз рядом с башней, посетители в крепости есть…

— Территория постоянно патрулируется, — присев на корточки, маг-кузнец взял зубчатое колесо и поднёс к глазам. — Монахов простой иллюзией не проведёшь, очаровать всех сразу тоже ни у кого не получится. Не зря ведь мы с женой над их экипировкой работали.

— К тому же, я не вижу никакого смысла в подобном поступке, — огладил бородку Герион. — Уже сегодня я отправлюсь к гномам, пусть разбираются.

— Кхм… Быть может, прежде чем уйдёшь, глянешь список? — вытаскиваю из кармана сложенный вчетверо лист.

— Какой список? — первый помощник аккуратно выхватывает у меня из рук бумажку. — А, тоже решил подзаработать? — бегло с ней ознакомившись, передаёт бывшему учителю.

— Ну да, — развожу руками. — Ритуалистика штука дорогая. Как и самостоятельные занятия алхимией.

— Хочется выйти за пределы библиотечной надобности? — широко улыбается светловолосый и щурит глаза.

— А что тебя тут интересует? — внимательно прочитав записи, маг поднимает на меня взгляд.

— Какие амулеты из чего изготавливать эффективней и прибыльней, — чешу за ухом. — Кое-что на эту тему я уже читал, но хочется и с мнение знакомого практика услышать.

— Хорошо, сейчас оставлю отметки, — запустив руку в сумку, опекун вытягивает заточенный ножом карандаш и, положив лист на парапет, быстро пишет. — Вот, я отметил цифрами, в порядке убывания прибыльности одного амулета с разными основами, — возвращает мне список.

Пробегаю глазами по дополнившимся строкам. Понятно, понятно. С этим уже можно работать. И чего Фандар сразу не составил нормальный список? Ладно, не важно. Поблагодарив за помощь, отправляюсь к себе. Стоит выписать отдельно для каждого зачарования подходящие материалы. По идее, так будет проще сориентироваться. Записал, подумал, составил и передал заказ интенданту. Осталось только ждать прихода каравана.

* * *

Появившиеся на следующий день гномы не остались незамеченными. Я тоже не удержался и пошёл посмотреть. Всё же некоторое однообразие в жизни порой вгоняет в тоску, несмотря на множество интересных дел, их набор меняется редко. А тут, какое-никакое, а разнообразие. Десяток низкорослых мастеров, сопровождаемых заинтересованными взглядами жителей, без остановок проследовали к башням. Компанию им составили Герион, Лотан, Руч и я. Не то чтобы в этом была какая-то необходимость, но вдруг что интересное увижу.

Гномы без долгих прелюдий взялись за изучение механизма, аккуратно разобрали, осмотрели, ощупали, чего-то наколдовали и собрали обратно. Попытались выстрелить и после неудачи какое-то время что-то негромко обсуждали, сгрудившись тесной кучкой. Ещё раз разобрали орудие, разложили детали и расселись полукругом, на корточках. Вытащили из нагрудных карманов серо-коричневых рабочих комбинезонов непонятные артефакты и начали прикладывать их к деталям.

Один из мастеров, едва ли превышающий меня ростом, но с испещрённым глубокими морщинами лицом, редкими седыми волосами и выцветшими, постоянно прищуренными глазами, подошёл к парапету и взглянул на неспокойное море. Постоял, потёр ладонью лысину и посмотрел на вытащенный из воротника, за тонкую цепочку, округлый предмет. Откинув крышечку, что-то в нём с отчетливыми щелчками повернул. Закрыв, поскрёб гладкий бок указательным пальцем, кивнул и отправил под одежду.

Его возвращение к общей группе, вызвало заметное оживление у вяло возящихся коротышек. Поднявшись, они окружили старика и принялись того расспрашивать. К моему изрядному сожалению, из всего разговора я понимал едва ли каждое десятое слово, хоть используемый ими язык, по идее, неплохо знал. Упоминались «море», «искажение» и «идиоты». Но вот они закончили разговор, и тот самый старик подошёл к Гериону.

— От лица нашей компании приношу извинения, — начал гном, дёрнув щекой и скосив глаза на молодых сородичей. — Прошлая бригада использовала не подходящие для этой местности материалы и конструкции.

— И что вы собираетесь делать? — маг стоял, сложив пальцы на животе и оперевшись локтями на парапет.

— В качестве компенсации мы готовы заменить орудия на более совершенные и приспособленные к вашим условиям, — с заметным напряжением ответил хмурый мастер.

— На всех башнях?

— На всех, — дёргает острым подбородком гном.

— Думаю, нас это устроит, — посмотрев на затянутое тучами небо, он перевёл взгляд вниз. — Но подробности стоит обсудить с нашим интендантом и настоятелем монахов. Руч вас проводит.

— Пошли, бездельники! — махнул рукой старик и первым последовал за здоровяком.

— Я так понимаю, они совершили ошибку? — когда площадка опустела, подхожу к опекуну.

— И будут стараться, чтоб об этом никто не узнал, — качнул головой Герион. — Удар по репутации если не смертельный, то сокрушающий.

— Как же это они умудрились? — поднимаю брови.

— Возможно, портал свою роль сыграл, — пожав плечами, маг отошёл от барьера. — Или нехватка опыта.

— А чем наша местность такая особенная? — Вот, сколько тут живу, ничего такого не замечал. Или потому и не замечал, что ко всему привык?

— Море, климат, может, ещё что, — повертел ладонью заклинатель. — Точно тебе могут рассказать только гномы. Но они не станут.

— Ты понял, о чём они разговаривали?

— Смысл большинства использованных ими терминов мне не знаком, — улыбнувшись, разводит руками. — Это не тайный язык, но подробностями за пределами бытового уровня они делятся неохотно.

— Какие скрытные, — тяну себя за ухо.

— У всех свои пути выживания, — опекун похлопал меня по плечу. — Гномы не самый могущественный народ.

— Их творения впечатляют, — указываю на так и оставшийся разобранным стреломёт.

— Я не говорил, что они слабы, — потеребил бородку маг. — Но существует немало тех, кто был бы рад завладеть их тайнами. В том числе и некоторые ветви твоих сородичей.

— Это которые? — прищурившись от порыва ветра, смотрю на горизонт.

— Да те же пещерные. Они часто конфликтуют за жизненное пространство.

— А что мешает гномам переселиться на поверхность? — прислушиваюсь к непонятным звукам со двора. — С теми эльфами-то понятно.

— У них есть наземные поселения, но все основные производства и месторождения так просто не перенести, — волшебник прошёлся за моей спиной. — Да и комфортнее им там, насколько я знаю.

Так и не разобравшись в происходящем на слух, подхожу к ограждению и, перегнувшись через него, смотрю вниз. Девять гномов, под бдительным взором Лотана, что-то устанавливают у стены, на свободном от построек месте. И откуда они только детали вытащили? Ни у кого ведь даже сумок не заметил, только жилетки с накладными карманами у троих коротышек были. А, нет, вон, в стороне какой-то рюкзак валяется, к нему как раз один из гномов подошёл и тянет оттуда какую-то длинную штуку. Вытянул, и все вместе прикрепляют запчасть к вершине остальной конструкции.

— Что-то замерять собрались, — комментирует вставший рядом волшебник. — Я уже видел подобное.

— Пошли, спустимся, — предлагаю, уже направляясь к лестнице. Хмыкнув, опекун идёт следом.

Вблизи измерительный агрегат впечатлял куда больше, чем сверху. Множество разнообразных цветных индикаторов, шкал и циферблатов, соединённых толстыми проводами с ажурными конструкциями, привинченными к высокой мачте. У неподготовленного человека разобраться, со всем этим, шансов нет, а гномы бойко обсуждают показания приборов. И периодически что-то записывают в небольшие блокноты.

А вон и их главный идёт, вместе с Фандаром и Хэном. Троица явно спорит, вон, как полурослик бурно жестикулирует, гном ему в том не уступает. Монах-то в любой ситуации спокоен, его, наверно, и вторжение демонов в общественную баню, во время помывки, не заставит проявить сильные эмоции. Хотя, если это будут какие-нибудь эринии…. Впрочем, нет, думаю, даже такое зрелище его не поколеблет. Хоть монахи крепости не дают обетов, кроме как любой ценой эту самую крепость защищать, выдержка и самоконтроль ценны всегда. Тем более, для настоятеля.

Немного потолкавшись рядом с новоприбывшими, убеждаюсь в отсутствии интересных событий и отправляюсь к себе. Хотелось бы перед началом работы с зачарованием ещё немного подтянуть теоретические знания. А потом ещё немного, и ещё. Нет конца подтягиваниям! Бесконечное стремление к совершенству, по определению не может быть завершено никогда. Правда, как я слышал, некоторые останавливаются на этом пути, ошибочно полагая, что достигли предела. Глупые существа.

* * *

Второе… или уже третье?.. пришествие гномов я встретил в лаборатории. С утра напала невероятная жажда заняться алхимией. Не имея иных планов, противиться не стал. Так что, когда я освободился, они уже вовсю устанавливали новый агрегат на место снятого. И уже по не собранному до конца орудию можно было увидеть разницу. В нём не было ни единого куска дерева, являвшегося основой прошлого стреломёта. Лишь какой-то гладкий материал, на вид не похожий ни на что известное мне. А на ощупь напоминающий плотный и лёгкий камень.

Жаль, как следует мне его изучить не дали, и вообще сказали отойти подальше и не мешаться под ногами! Учитывая, что большинство присутствующих гномов немногим выше меня, а остальные и вовсе ниже, звучало это… своеобразно. Но пришлось отойти и за дальнейшей сборкой наблюдать со стороны. Металлических деталей стало заметно больше, и цвет их был непривычным, светло-фиолетовым. Судя по тому, сколь легко гномы перемещали даже крупные части, большим весом он тоже не отличался.

Так же отсутствовали плечи стреломёта, даже среди ещё не установленных блоков не было ничего похожего. Сама конструкция предполагалась заметно выше прошлой, да ещё и с каким-то сиденьем! Прошлая, как я помню, направлялась стоящим человеком, он же и осуществлял выстрел. Зарядку и натяжение тетивы осуществлял ещё один человек. В принципе и первый мог всё это осуществить, но вдвоём было заметно быстрее. Тут же не было ничего похожего ни на ворот, ни на поворотные маховики. Разве что снаряды почти не отличались, всё те же ровные, гладкие копья.

— А из чего оно сделано? — спрашиваю, когда гномы заканчивают работу и начинают собирать инструменты.

— Алхимический камень, алхимическая сталь, — косится на меня ближайший коротышка, согнувшийся над большой сумкой. На вид чуть ли не самый молодой, и самый чумазый. — Подробности — секрет.

— А как она работает? — тайна, понимаю, но не так чтобы сильно одобряю. Особенно в мою сторону… Эх, и почему заклятья познания такие сложные?.. Опознанием с первого круга, по сути, ничего полезного узнать и нельзя. Герион в алхимии почти ничего не понимает, его просить — смысла нет. А со свитка или артефакта подобного рода чары работать не желают. Для школы прорицания это весьма характерная ситуация.

— На магии, — чем-то звенит в нутре баула. — Когда все соберём, будем учить ваших защитников пользоваться, тогда и насмотришься.

— А это скоро будет? — быть может, хоть там чего полезного узнать получиться. На секретное-то надеяться смысла нет.

— Через неделю-полторы, — распрямившись, гном вытирает испачканное, скуластое лицо большой серой тряпкой. — Пока старые разберём, пока новые соберём… — мастер принялся тщательно оттирать практически чёрно-коричневые пальцы. — Повезло вам, кстати. Мы эту модель всего пару столетий как сами использовать перестали, почти никому ещё такие не продавали.

— Ого, — распахнув глаза пошире, шевелю ушами. Впечатляюсь, так сказать. — А те, старые когда?

— Да это вообще старье! — машет рукой, чуть не попав грязной тряпкой по соседу. Что-то злобно буркнув, тот отодвигается подальше. — Мы его уже несколько тысячелетий всяким дикарям толкаем… — втянув голову в плечи, осматривается. Но остальным, похоже, до его разглагольствований дела нет. Только морщинистый коротышка кулак показал и вернулся к своим делам. — Кхм, ты этого не слышал…

— Без проблем, — широко улыбнувшись, выставляю ладони вперёд. — Может, вас в гостиницу проводить? Там и умыться сможете…

— Да не, мыться мы уже дома будем, — осмотрев искомканный кусок ткани, запихивает его в карман жилетки. — Хорошая штука, порталы… Всегда бы с ними работать.

— А что, сами их использовать не можете? — как я помню, малый портал это чары седьмого круга. А личная дальняя телепортация и вовсе шестого. Близкие скачки, если не ошибаюсь, уже круга с четвёртого можно делать, но там дальше километра не уйдёшь при всём желании. Что не умаляет полезности этих чар в преодолении всяких препятствий. На пятом, соответственно, есть заклинание позволяющее переместить группу людей. В чём-то схоже с порталом, но существенно проще.

— Ну, не приставлять же к каждой бригаде мага-пространственника? — закончив сборы, гном закидывает сумку на плечо и протягивает мне почти чистую ладонь. — Я Шилфен, кстати.

— Дэлвин, — аккуратно пожимаю руку собеседника. — Рад знакомству.

— Ты ведь эльф, да? Не ожидал встретить высшего в человеческих землях.

— Я тут почти с рождения, — слегка улыбнувшись, развожу руками.

— Да? Ну, ладно, — оборачивается на хлопок по плечу и видит начавших уходить сородичей. — Ладно, пора мне, до встречи!

— До завтра, — провожаю процессию взглядом и подходу к накрытому плотным кожухом орудию. Различия заметны даже в таком состоянии, что уж говорить про боевое положение. Вскоре, думаю, и с ним ознакомлюсь.

В указанные сроки мастера уложились. За это время мы ещё несколько раз общались с Шилфеном, порой даже во время его работы. Узнал несколько гномьих легенд, немного о быте и традициях этого народа, да и сам парой историй поделился, как прочитанных в книгах, так и услышанных от других. И об осаде рассказал, конечно же. Правда, оно больше проходит по второму пункту, сам ведь я в отражении нападения никак не участвовал. Но тут не так много событий, выходящих за пределы бытового уровня. Не хвастаться же парой посещённых селений перед тем, кто наверняка успел побывать в куда больше количестве? Мой новый знакомый хоть и молод по меркам гномов, едва на пару десятилетий старше меня, только-только совершеннолетие отпраздновал, но с мастерами уже не первый год ходит.

Гномы не любят жить под открытым небом. Даже их города на поверхности, по большей части, подземные. Дома вверх устремляются на один, реже на два этажа, всё остальное — вниз. Некоторые ветви гномов и вовсе под солнце выходить боятся, столь привыкли к надёжным каменным сводам над головами. Да и глаза у них за тысячелетия жизни во мраке отвыкли от яркого света, если вовсе не атрофировались.

Этим они заметно отличаются от дварфов, спокойно приспосабливающихся к любой местности. Но и они не спешат менять условия обитания. Как и из-за почитаемых ими традиций, так и по иным, куда более рациональным причинам. В мире хватает пустующих земель, без разумных обитателей и государств. Проблема в тварях неразумных, но способных доставить множество проблем неосторожным переселенцам. Осторожные так же не избавлены от риска. С иными существами не каждый архимаг справится, что уж говорить о простых бойцах. У тех же дварфов сильные маги — огромная редкость. Не знаю, почему, но это общеизвестный факт. Впрочем, иные жрецы вполне способны потягаться с самыми могучими заклинателями, так что подобное положение в общем плане не слишком сказывается.

Цверги же и вовсе горный народ. Под скалы зарывались редко, больше предпочитая вырезать жилища в склонах, ущельях или просто строить из камня в любом подходящем месте. Они, кстати, самые многочисленные из этой троицы. Потом идут дварфы, и, с заметным отставанием, гномы. С учётом всех ветвей каждого народа, конечно же. Последние, кстати, отличаются и наибольшим долголетием. Если простой дварф или цверг может рассчитывать примерно на пять столетий более-менее активной жизни, их безбородые родичи и до тысячи дотянуть способны. Без магии, алхимии, божественного влияния и любых других способов продлить жизненный путь. С ними вывести хоть сколь-нибудь внятную статистику, шансов нет.

Стоит заметить, в некоторых текстах высказывалась мысль, что гномы это потомки смешивания ныне не существующих ветвей дварфов и эльфов. Все три народа, к слову, рьяно отрицают подобные предположения. Учитывая, что получить нужный результат не удалось даже достаточно долбанутым исследователям, их мнение выглядит обосновано. Но истина сокрыта грузом прошедших тысячелетий. Думаю, те же дверги, происхождение которых сейчас точно известно, через сопоставимое время существования, наверняка будут отрицать наличие в своих предках дварфов и цвергов. Небось, и название поменяют.

Ну да оставим проблемы всяких коротышек. Время до общего сбора на башне скоротали и хватит. Сейчас тут присутствовала пара гномов, старшие маги и десяток монахов с настоятелем во главе. Хорошо ещё, что площадка над воротами достаточно просторная. На башне, особенно с внутренней стены, такая толпа бы не поместилась. А ведь и там аналогичные орудия стоят. Так-так, кажется, уже начинают показ. Младший из гномов чего-то подкрутил под сиденьем, опустил пониже, и забрался в него, взявшись за торчащие рукоятки.

— Как вы можете видеть, высота кресла оператора регулируется в широких пределах, — старый механик, имени которого я так и не узнал, указал раскрытой ладонью на сородича. — При необходимости его можно сделать удобным как для гнома или хоббита, так и для самого крупного человека.

— Или орка, — пробурчал себе под нос сидевший рядом со мной Лотан.

— Разве что самого мелкого, — сколь бы тихо маг не сказал, старик его всё равно услышал. Пять секунд, пристально посмотрев на спокойного заклинателя, гном отвёл глаза. — И мы не продаём свои изделия оркам.

— Они вполне могут получить их у других, — покачал головой волшебник. — Тем или иным способом.

— Если позволите, я продолжу рассказывать об управлении орудием, — скривился коротышка. В сочетании с глубокими морщинами, его лицо стало выглядеть немного пугающе.

— Продолжайте, — неторопливо кивает мужчина.

— Под ногами оператора две педали, — прокашлявшись, мастер потёр лицо и продолжил. — Нажатие левой приводит к повороту орудия налево, правой — направо, — слова сопровождались соответствующими действиями, наглядно демонстрируя описываемые возможности. Все повороты сопровождались лёгким, почти незаметным гудением. — На малые углы можно поворачивать вручную, для облегчения прицеливания по движущейся мишени. Одиночный выстрел производится нажатием кнопки в верхней части правой рукояти.

— А на левой для чего? — негромко спрашивает стоящий неподалёку монах.

— Нажатием кнопки на левой рукояти можно последовательно выпустить весь запас снарядов, — невозмутимо сказал гном. — Это составляет от девяти, до десяти коротких копий, или иных предметов подходящего диаметра. Чаще всего это специальные металлические или каменные шарики. В комплект каждого орудия входит два специальных контейнера для подобных снарядов и десять для копий.

— Только два для шариков? Не маловато? — спрашивает настоятель, до того стоящий с видом, будто до упора погрузился в собственные мысли.

— В каждом помещается девять сотен десятиграммовых пуль. Если вам мало, можете заказать ещё, или изготовить самостоятельно, — механик похлопал по прямоугольному выступу в верхней части орудия. — Это простая конструкция. С изготовлением снарядов любого типа у вас так же не должно возникнуть проблем.

— Хорошо, продолжайте, — сложив руки за спиной, Хэн кивает.

— Так же возможно изменить высоту расположения орудия, для этого предназначен рычаг слева от стрелка, — после манипуляции младшего гнома, орудие стало подниматься над поверхностью на медленно распрямляющейся опоре, остановившись на высоте полутора метров от пола. — Справа от стрелка расположен рычаг настройки угла наклона, по отношению к горизонту. Можно задрать ствол вверх, для атаки воздушных целей, или опустить вниз, — чуть усилившееся гудение, и вскоре орудие смотрит в зенит, а спина стрелка параллельна полу. Держась за рукоятки, гном повёл орудие в разные направления. — Расположение прицельных приспособлений так же настраивается в широких пределах.

За принятием машиной изначального положения внимательно наблюдали все собравшиеся. Когда все эволюции завершились, молодой гном сноровисто спрыгнул с кресла и коротко поклонился. Подняв повыше кресло, он отошёл в сторону.

— Теперь, думаю, стоит попробовать кому-нибудь из вас, — положил руку на спинку сидения старик.

— Моив, — отрывисто дёрнул подбородком настоятель. Названный монах коротко кивнул и подошёл к механизму. Ему показали, что куда крутить и вскоре он удобно устроился за рычагами.

— Стоит застегнуть эти ремни, — зайдя за спину, старик вытащил из незаметного кармана на тыльной стороне сиденья несколько широких тряпичных полос и аккуратно закрепил ими стрелка. — При резких движениях можно легко слететь.

— Ваш помощник обошёлся без них, — повернул лицо в его сторону Моив.

— Мой помощник работал на минимальной скорости, и делал это совсем не в первый раз, — закончив, мастер отошёл в сторону. — Скорость регулируется силой нажатия. Чуть-чуть надавить и скорость будет небольшой. Но если упереть до предела… Последнее, кстати, делать не рекомендуется, это негативно сказывается на ресурсе механизмов. Да и смысл имеет разве что при охоте на драконов.

— Доводилось против них использовать? — проявил интерес Герион.

— Случалось, — разобравшись с креслом, мастер перешёл к настройке прицела, выглядевшего как широкая и длинная труба, расположенная напротив стрелка. После чего, под руководством гномов, монах неуверенно поднял орудие повыше и приступил к освоению управления.

— И как, сбили? — спрашивает маг, краем глаза смотря на медленно поворачивающееся орудие.

— Отогнали, — гном обнажает в улыбке мелкие, желтоватые зубы. — Молодой ещё был, глупый.

— Драконы растут быстро, — огладил бородку заклинатель. — Даже десятилетний дракон может доставить много проблем.

— Но умнеют медленно, — покачал выставленным вверх указательным пальцем механик. — Большинство разновидностей в первые века жизни немногим отличаются от животных. Да и потом не особо.

— Это в вас говорит расовая неприязнь, — улыбнулся Герион, чуть прищурив глаза. — Многие старые драконы умнее и мудрее представителей других рас.

— Не будем спорить об этих мерзких тварях, — машет ладонью старик. — Моё мнение давно устоялось, ваше, думаю, тоже.

— Так и есть, — коротко кивнув, маг сосредотачивается на уже более уверенно действующем операторе.

Насколько мне известно, сюда Хэн привёл людей, ранее имевших дело с различной машинерией гномов, пусть и более примитивной. В монахи уходят по разным причинам, из разных слоёв общества, в разные… «монастыри». Вот это, кстати, всегда удивляло. Крепость-не монастырь, но в ней есть свои монахи. Богам не поклоняются, вообще никому не поклоняются, не молятся и ещё множество других «не», но всё равно монахи. В книгах я ни следа причин подобного не нашёл, настоятеля об этом казусе спрашивать бесполезно, хоть он тут самый старый и знающий из этой братии. Но очень уж этот старикашка, выглядящий не старше того же Лотана, не любит праздные вопросы… Уже под сотню человеку, а он тренируется похлеще молодых, да ещё и стимулирующими зельями запивает. И платит за них из своего кармана мастеру Ваанту. За годы беспорочной службы он накопил неплохое состояние, и последнее десятилетие активно его тратит.

Куда-то совсем не туда мысль ушла. Возвращаясь к прошлому монахов. Распространяться о нём не принято, как и расспрашивать, но устоявшиеся привычки способны выдать немало информации. Даже мне, не имеющему особого опыта в жизни среди простых людей. К нам обычно приходят уже имеющие боевой опыт послушники, кто-то не задерживается надолго, другие остаются до самой смерти. Есть среди них, как простые пехотинцы, так и армейские инженеры, офицеры и Ариватэл знает кто ещё. Бывшие фермеры и горожане тоже встречаются, но они как раз быстро покидают нас, уходя в более подходящие им места. Монахи крепости уделяют много внимания самосовершенствованию, в основном налегая на боевые аспекты. По мнению некоторых — слишком много. Что ж, гоблин им судья.

Присутствующий на крыше десяток монахов как раз когда-то имел то или иное отношение к осадным механизмам. Кто-то служил в армии, кто-то в городской страже или частном отряде какого-нибудь лорда. Уже в крепости они занимались обслуживание старых орудий, как помогая Лотану, так и самостоятельно. Не только они, конечно, но из всех эти — самые опытные.

— Так, что ещё сказать… — когда Моив закончил осваиваться с управлением, старый гном сложил руки на груди. — Да! Не забывайте поддерживать заряд магии на должном уровне! Орудие достаточно экономично, но стоит контролировать запас энергии. Там, под защитной панелью, сбоку ствола, есть индикатор.

— И как часто это нужно делать? — спрашивает светловолосый маг. Ну да, в основном ему этим и предстоит заниматься. Может, кто из молодых помогать будет.

— Если без особой активности, достаточно одного раза в год. Если будут боевые действия… В зависимости от активности, раз в месяц, раз в неделю… — разводит руками механик. — Так сказать сложно. Но, если каждый день опустошать десяток коробов, одной подзарядки в месяц хватит. С учётом перемещений, конечно. Большая часть энергии уходит на запуск снаряда, но и изменение положения тоже кое-чего требует.

— Есть какие-либо особенности в зарядке?

— Да нет, — пожимает плечами. — Там в инструкции всё расписано. Ничего сложного быть не должно.

— Ещё что-нибудь?

— Да нет, пожалуй, — медленно покачал головой старик. — Бумаги мы вам уже передали… Но, если вдруг будут какие-то вопросы, вы знаете, как нас найти.

Оставшиеся монахи так же серьёзных проблем при знакомстве с техникой не испытали. Разве что один, чуть было не снёс, при резком повороте, не успевшего отойти гнома. Но больше тот подобных ошибок не совершал и спешил убраться поближе к парапету. Судя по перекошенным лицам, будущим стрелкам весьма понравилось движение на максимальной скорости. Правда, после снятия страховочных ремней они вставали с сиденья не слишком уверенно и заметно покачивались при ходьбе. Но горящие глаза и растянутые в широкой улыбке губы говорят сами за себя. Ну а то, что лицо чуток перекошено, а глаза слегка выпучены… Мелочи, не достойные внимания.

Достойно сожаления разве что невозможность самостоятельно опробовать столь интересную штуку. Увы, Герион запретил мне даже попробовать! Объяснив решение малым возрастом и недостаточной стойкостью растущего организма. Будто бы я плохо освоил укрепление тела внутренней силой. Хоть он прекрасно знает — в этом я лучше большинства из присутствующих. До настоятеля ещё далеко, но остальные монахи мне уступают. Но мои доводы мага не убедили, и запрет остался, подпортив впечатление от зрелища. Придётся подождать, а пока ограничиться ролью зрителя. В принципе, тоже неплохо, за отсутствием альтернатив.

* * *

Вскоре после окончания замены крепостного вооружения, прибыл караван с моим заказом и свободного времени сразу убавилось. В общем-то, на эту покупку ушла изрядная часть моих накоплений, как из-за их незначительности, так и дороговизны качественных материалов. Взял я и чего попроще, для тренировки. Не совершать же первые попытки самостоятельной работы на дорогущих компонентах? Вот и я так подумал. Конечно, можно было сначала ограничиться «набором начинающего», но счёл это недостаточным. Торговцы к нам заходят далеко не каждый месяц, и срок ожидания прибытия товара может изрядно растянуться. Хорошо хоть с помощью магии можно передать сообщение нужным людям практически в любое время, иначе подобное ожидание тянулось бы ещё дольше.

«Призыв холаци», не слишком сложное заклинание второго круга. Его даже я могу использовать, что говорить о завершивших обучение магах. «Холаци», это собирательное название обладающих определёнными способностями существ. Конкретно это умение найти знакомого отправителю человека на значительном расстоянии и возможность доставить тому небольшой предмет. Часто — письмо, но и что-то иное может быть. Зачастую призванная тварь обладает крыльями, но это совсем не обязательно. К сожалению, защитить себя они почти не способны, как и проникнуть под сильные чары, что заметно ограничивает возможность их использования. Но на бытовом уровне это весьма востребованное заклинание. Те же ученики нередко просили Гериона отправить послание к родственникам. Пока сами не научились.

Для общения между собой маги предпочитают использовать более совершенные приёмы. Как-никак, жилище сколь-либо умелого заклинателя — ещё та крепость. И защита от проникновения различных призванных тварей входит в чуть ли не обязательный комплекс. Вместе с оберегами от прорицания, проклятий, пожаров, крыс, тараканов и прочего подобного. Бродячие волшебники обычно ограничиваются более скромным набором, но тоже своей безопасностью пренебрегают редко. По мере возможностей личных и финансовых.

После первых же опытов понял всю правильность выбранной стратегии. Начни я работать сразу с дорогими материалами, потраченные на них деньги можно было бы считать выброшенными. Первый световой амулет я испортил. И второй, и третий… По словам опекуна, лучше всего разобраться с подобной проблемой самостоятельно, вот и разбирался. Конечно, можно было воспользоваться и чужими наработками, но это могло создать проблемы при переходе к более сложным зачарованиям. Каждый маг хоть немного да отличается от других, что и приводит к подобным казусам. При сотворении заклинаний это тоже заметно, хоть и не столь явно. Кому-то лучше даётся одно, кому-то другое… Кому-то что-то не даётся вовсе, как у того же Родена. Остаётся надеяться, что у меня вдруг не обнаружиться схожих проблем с зачарованием, а текущая ситуация всего лишь временные трудности.

Так что я не отчаивался и старался подобрать эффективный именно в моих руках способ сотворения магических предметов. Герион утверждал, что после преодоления первых трудностей должно стать гораздо легче. До определённого момента. Если создать свиток или простенькую поделку от комаров может почти любой обученный заклинатель, артефакты даются не каждому, как и сложные амулеты. И где-то на моменте перехода повторяется проблема. Те, кто сможет её преодолеть продолжают развиваться дальше, а остальные довольствуются малым.

Где-то после сотни взрывающихся, рассыпающихся прахом или просто отказывающихся работать поделок появился первый успех. Пусть был он слабым и недолговечным: выпускаемый из деревянной палочки светящийся шарик не мог разогнать мрак даже в шкафу, а после пяти применений амулет разрушился, но до того не получалось такой малости! Воодушевлённый, я с новыми силами налёг на эксперименты. Пошло веселее, уже почти каждая пятая поделка работала, закономерности постепенно выявлялись, а подходящие материалы заканчивались. Нет, найти дерево труда не составит и мне, чай лес кругом. Проблема в невозможности выйти за пределы крепости. Не в парке же мне ветки отламывать! Хотя… Кажется, в крепости ведь должен быть плотник?..

Всезнающие монахи подтвердили: да, где-то такой был. Но спросом его услуги не пользуются, так что в мастерской его смысла ожидать нет. Что-то новое делать требуется редко, а с починкой старого куда лучше справится ближайший маг с заклинанием школы изменения: «малая смена формы» первого круга, для большинства мелких поломок его достаточно. Да и мастерство его доверия не вызывает. Старый плотник, отец Диралы, уже отошёл от дел, а её же младший брат… не особо талантлив. Но на изготовление потребного мне его должно хватить. В крайнем случае, куплю дерево и попробую выточить всё сам. Всё одно пропиткой зельем заниматься придётся.

В этой части крепости мне обычно делать нечего, как и в казармах монахов, на складе… Хватает подобных. Работники службы обеспечения крепости никогда не вызывали у меня большого интереса. Есть и есть, пользу приносят, жить не мешают. Наши пути почти не пересекаются, разве что, как в этом случае, мне от них что-нибудь нужно. Добротные многоквартирные дома из обычного для крепости камня, стояли в северо-восточном углу, в них проживали подчинённые интенданта, тут же находились квартиры семейных людей. Впрочем, в большинстве своём это было одно и то же. Восемь связавших себя узами брака магов картину не портят.

Зайдя в общий коридор, оглядываю два ряда отличающихся только нарисованным на них номером дверей. И как мне его искать?.. Указавшие дорогу монахи только дом знали, и то случайно, конкретное жильё им было неизвестно. Ладно, попробуем простым перебором. Определившись, подхожу к двери с ярко-красной цифрой «1» на ней и несколько раз ударяю в неё кулаком. Не дождавшись реакции, перехожу к следующей. Повторять до получения нужного результата.

Наконец, в одной из квартир обнаружилась разумная жизнь. Молодая женщина в просторном светло-синем платье, слегка скрывающем выпирающий живот, подсказала поискать на втором этаже. Точный номер ей был неизвестен, но уже прогресс. За одной из дверей, после стука мой чуткий ух уловил какой-то шум, а нос отметил тянущий из-под неё знакомый по некоторым составам запах. На удары кулака никто не отзывался, пришлось поработать ногой. Минут через пять мне открыли.

— Добрый день, вы плотник? — вежливо улыбаясь, смотрю на заросшего неопрятной сизой бородой человека.

— Ну, — отрывисто кивает, чуть ли не протаранив грудь подбородком и продемонстрировав мне заросшую редкими мышастыми волосками макушку. — Чего надо?

— Заготовки под амулеты, — произношу, не меняя выражение лица, хоть от идущего от него запаха сильно хотелось зажать нос. Кажется, раньше я думал, что в крепости никто не пьёт?…

— Какие ещё заготовки? — таращит на меня мутноватые серые глаза с отчётливыми красными прожилками на белке.

— Цилиндры из твёрдых пород дерева, диаметром в два сантиметра и длинной в десять, — делаю шаг назад, очень уж дух силён.

— Эээ… — карябает криво обрезанным ногтем красноватый кончик острого носа. — Приходи через неделю. Или две.

— Или три? — чуть прищуриваю глаза.

— Или три, — согласно машет бородой и пытается захлопнуть дверь.

— Мне сейчас нужно, — придерживаю полотно. Несколько раз, потянув за ручку, плотник удивлённо моргает.

— Пять золотых, — пошлёпав губами, выдаёт.

— За сотню? — дороговато выходит…

— За штуку!

— Чего?! — настала моя пора пучить глаза на собеседника и удивлённо моргать. — Да у торговцев, с доставкой, полноценные заготовки меньше стоят!

— Не хочешь, не бери, — дёрнув плечами, он опять норовит закрыться.

— Дерево есть? — не отпускаю.

— В мастерской, — выдыхает сквозь зубы, раздражённо смотря на меня.

— Сколько?

— Золотой, и забирай, сколько за раз утащишь! — скалит жёлтые, кривоватые зубы.

— Держи, — порывшись в кармане, протягиваю одну из заранее припасённых монет. Забрав плату, человек со стуком захлопывает больше не удерживаемую дверь.

Воровства в крепости нет, я вообще о таком понятии знаю только из книг и по рассказам более опытных товарищей, так что попасть в хранилище плотника труда не составило: откинул защёлку, открыл дверь и зашёл. И тут же выскочил на улицу, кашляя от попадания в пылевые облака, поднятые движением воздуха. Прочистив дыхательные пути, осторожно заглядываю в помещение. Плотные слои «вековой» пыли покрывали всё: верстак, аккуратно разложенные инструменты, пол, странную деревянную конструкцию у дальней стены и несколько грубых табуретов. Если ничего не путаю, мне вон в ту двустворчатую дверь, рядом с той непонятной штукой.

Когда оседают облака, аккуратно ступая, прохожу в мастерскую. Нога разумного существа давно не топталась по этим местам, как бы монстров каких не завелось. С легким любопытством рассматриваю лежащие на узком длинном столе рабочие принадлежности плотника и столяра. Понятия не имею, как они все называются, но выглядят некоторые грозно, порой даже пугающе. Кстати, а как мне делать заготовки? Магией ведь на них воздействовать не рекомендуется, во избежание…. Что-то я упустил этот момент в своих размышлениях. Похоже, придётся тут немного задержаться. Ещё бы пояснил кто, как всем этим пользоваться…

Погрузившись в раздумья, осторожно открываю дверь рабочего склада. Тут пыль соседствует с мелкой стружкой, но, по счастью, не спешит набрасываться на посетителей. Разнообразного материала тут хватало, так что, прикрыв двери, решаю для начала пообщаться с Ручем. Он кузнец, но, возможно, что-то и о работе с деревом знает. Мне ведь не нужны сложные операции, просто разделить большой брусок на несколько маленьких, можно даже не утруждаться с приданием формы.

Любитель школы изменения нашёлся в ожидаемом месте — кузнице. С момента ухода старого владельца он там пропадает чуть ли не круглосуточно, разве что жена иногда вытаскивает. Когда сама не возится с зельями или травмами монахов. Должен признать, во втором выпуске учеников подобной увлечённостью отличаюсь только я. Наверно, сказалось длительное влияние Гериона. Лотан, конечно, неплох… но до уровня старшего волшебника не дотягивает. Мои «юные» коллеги от работы не отлынивают, развиваются, но тратить на магию всё свое время не спешат.

Поздоровавшись, интересуюсь, сможет ли он помочь с моей проблемой. Явно удивлённый моей просьбой маг, соглашается после недолгого размышления. Отложив в сторону бесформенный кусок металла, стягивает с себя толстый кожаный фартук и, повесив его на крючок у двери, выходит. Мастерские находятся рядом, так что идти не долго. Предупредить об обилии пыли вылетело из головы, так что облака встретили Руча во всеоружии. Маг не растерялся, подцепил щепотку с порога, повёл рукой, буркнул что-то под нос и отошёл от прохода. Повалившая из дверей пыль затмила небо, постепенно рассеиваясь где-то за пределами крепостных стен. Патрульные монахи покосились на нас, проследили за полётом нежелательного элемента и молча пошли дальше по маршруту.

Повторив процедуру чистки со складом, маг приступил к выбору подходящего куска дерева. Ощупав и обстучав несколько образцов, остановился на, по его мнению, самом подходящем и перетащил его в мастерскую, разместив на той самой конструкции. Подкрутил пару вентилей и отошёл к столу с инструментами.

— Это — пила, — показал мне инструмент с испещрённым понизу треугольными зубьями узким и длинным железным полотном, отдалённо похожим на плоское иззубренное лезвие меча или сильно изменившийся алхимический нож для особо твёрдых ингредиентов, и деревянной рукояткой, расположенной перпендикулярно полотну. — Ей пилят.

— Угу, — киваю.

Закончив с теоретическими объяснениями, маг принялся… пилить бревно. Большой толщиной оно не отличалось, зубья уверенно вгрызались в дерево, так что недолго это не затянулось. Показав отпиленный брусок, он предложил мне попробовать самому. С сомнением посмотрев на высоко расположенную деревяшку, тру тыльную сторону шеи. Поняв мои проблемы, Руч притаскивает со склада большой ящик. Забравшись на него, беру в руки пилу. Поправив неправильный хват, маг хлопает по деревяшке и отходит в сторону. На глаз отмерив нужное расстояние, неуверенно вожу пилой.

— Активней, — подбадривает меня кузнец. — Но сильно не дави.

Пробую последовать совету. Рукоятка для моих пальцев великовата, приходится второй рукой придерживать. Думаю, не будь брусок надёжно закреплён, было бы куда сложнее. А так, более-менее получается. Получил ещё пару лаконичных советов и, вскоре, справился. Довольно кивнув, волшебник взял отпиленные части и подошёл к верстаку. Закрепил кусок в тисках, взял деревянный молоток с цилиндрическим бойком и плоскую железку, с заострённым концом и деревянной рукоятью с металлическим кольцом у навершия. Приставив острую часть к бруску, несколькими ударами молотка откалывает от того довольно ровный кусок.

— Киянка, — приподнимает в руке молоток. — И долото. Пробуй.

К сожалению, столь же ровно отделить часть у меня не получилось, получившийся брусок заметно сужался к одному краю. Сделав ещё несколько попыток, получил более-менее приличный результат. А там и отпиленный кусок кончился. Со вторым пошло лучше и вскоре он тоже был разобран на составляющие части. Затем Руч показал, как дерево обтачивать и шлифовать. Посмотрел на практическое выполнение, показал, что и как делать не надо и оставил меня развлекаться самостоятельно.

С учётом перерыва на обед, к ужину я настрогал приличное количество заготовок. Инструмент освоил быстро, с глазомером и твёрдостью руки проблем никогда не наблюдалось, сложностей работа не доставила. Всегда бы так. После ужина, притащил в мастерскую заплечный мешок, запихал в него плоды своего труда и закинул на спину. Чуть покачнувшись от тяжести, укрепляю тело техникой монахов и иду на выход. Не стоит нарушать заключённые договорённости.

На следующий день, после обязательной программы, изготавливаю зелье для пропитки заготовок. Компоненты для него не дорогие и распространённые, так что их выкуп серьёзного удара по кошельку не нанёс. Нет, можно было бы и без алхимии обойтись, но зачарование простых деревяшек крайне неэффективное занятие. Итоговая цена подобной поделки ниже чуть ли не в три раза, с соответствующим падением эффективности. Взял большую железную бадью, налил туда воды, развёл зелье и вывалил заготовки. Теперь нужно придавить крышкой и можно оставить на несколько дней.

* * *

— Эм… Ули… Улэвабис? Что вы тут делаете? — с трудом вспоминаю имя когда-то виденного эльфа, внезапно обнаружившегося в ранее пустовавшей комнате дома чтецов, куда мне сказал подойти посланный Герионом монах.

— Здравствуй, юный сородич, — неспешно произнёс стоящий посреди помещения лунный. Молча кивнув, ожидающе смотрю на него. — Тебе уже почти пятьдесят, именно в этом возрасте принято начинать полноценное обучение. Конечно, и до того детей не оставляют без присмотра и развивающих упражнений, но это проходит в облегчённой, игровой форме.

— Да я, по идее, и так много что изучаю, — склонив голову к плечу, дёргаю ухом.

— При всех своих несомненных достоинствах, Герион не сможет обучить тебя быть эльфом, — старший сородич сложил руки на груди и посмотрел куда-то сквозь меня. — История, традиция, этикет… Некоторые специфические навыки, присущие только нашему народу.

— Насколько я знаю, у эльфов много разных государств, и в их укладе хватает различий, — облокотившись на дверной косяк, тру подбородок.

— Верно, — слегка улыбнувшись, он поправил полу расшитого серебром тёмно-синего камзола. — Свой родной быт и язык эльфы постигают с рождения, однако необходимо знать, как живут другие ветви нашего народа. В разных краях порядок обучения отличается, но, к совершеннолетию и началу самостоятельной жизни, каждый эльф постигает всё необходимое.

— Ну да, за пару столетий и осла говорить научить можно, — негромко бормочу себе под нос.

— Я уже обсудил это с твоим опекуном и Хранителем фолиантов, и они сочли мои доводы убедительными, — проигнорировал моё замечание луноухий. — Какое-то время я поживу здесь и постараюсь передать тебе всё необходимое. Мне уже доводилось участвовать в обучении свежей поросли, пусть и не в одиночку.

— И как это будет происходить?

— Насколько я знаю, вторая половина дня у тебя полностью свободна, — ну, не полностью, самообразованием занята. — Три-четыре часа в день на всё необходимое хватит.

Вот так и началось моё изучение эльфийского народа. Психология, физиология, история, философия, этикет… Своё для каждого народа и достаточно крупного государства. Где-то различия были почти незаметны, в иных случаях незаметной была схожесть. К примеру, эльфы пустынные и морские даже мыслят по-разному, не говоря уж о различиях в организмах и врождённых способностях. Узнал я и о крылатых, но они считались давно исчезнувшими с лица мира и упоминались для общего развития.

Нередко после занятий Улэвабис запирался вместе с Герионом в его кабинете и долго о чём-то разговаривал. И довольным после тех разговоров не выглядел ни один из них, скорее, наоборот. В тему тех бесед меня посвящать не спешили, да и особого интереса не было. Мало ли какие общие темы для разговоров у них найтись могут, не первый год ведь знакомы.

Многообразие эльфийских языков, вышедших из единого корня, пусть и уступало числом человеческим диалектам, но так же впечатляло. И самые распространённые из них я изучал. Произношение, письменность, история возникновения, характерные обороты… Улэвабис старался за короткий срок впихнуть в меня как можно больше информации, особенно когда убедился в достаточной развитости моей памяти. В итоге, время занятий увеличилось до шести часов, заметно сократив отведённое на заработки и мелкие эксперименты. Всем этим приходилось заниматься в выходной день.

Мой новоявленный учитель немного торопился, так что такой избранный ритм продолжался только три года. Несмотря на все его старания, величием эльфийской культуры я так и не проникся. Ну да, некоторые достижения впечатляют. Но с нашим сроком жизни они выглядят естественно. В моём возрасте эльфы, даже считающиеся крайне одарёнными, сколь-либо значимыми успехами в обучении похвастаться не могут, больше походя на детей человеческих, раз в десять младше. Преувеличение, конечно, но сложилось именно такое впечатление. У меня получилось вместить учебную программу, рассчитанную на два десятилетия, в куда меньший срок. При том гением я себя не ощущаю, просто обладаю хорошей памятью, определённым упорством и не отвлекаюсь на всякую ерунду прямо во время занятий. Не самый большой набор.

Кажется, когда-то я упоминал о правомерности пренебрежительного отношения эльфов к людям? Сейчас сформировалось мнение о пренебрежительном отношении меня к образовательной системе эльфов. Страшно представить, что я бы попал к ним вместо библиотеки. Мало того, что выбор направлений для обучения у тех же лесных эльфов для безродных сирот сам по себе не вдохновляет, так ещё и растянут вплоть до совершеннолетия. Конечно, у лесных оно лет на сорок раньше, чем у высших, но на фоне бездарно потраченных веков это не утешение. Становиться стражем границ, садоводом или каким ремесленником…

Магия? Колдовство? А вот фиг тебе. Разве что друидизм или жречество. Ещё алхимия, но и там о самостоятельной практике пришлось бы забыть на десяток веков. И всё это в сочетании с постоянными внушениями о величие эльфийской расы и правильности доставшегося тебе пути. Ну да, самое главное-то и не сказал. Этот самый путь выбирается юным эльфом отнюдь не самостоятельно! К чему наставники талант выявили, или где ощущается нехватка работников, туда и отправят. В «высших слоях» эльфийского общества всё не так печально, но меня к ним причислить сложно.

Мои сородичи по отцу в этом плане выделяются не сильно. Разве что вместо друидизма магию предпочитают, но мне, опять же, это бы не светило. По крайней мере, выше бытового или необходимого для какой-либо профессии уровня. Будь у меня выдающиеся способности к чародейству… Но чего нет, того нет. Лишь упорные тренировки позволили мне достичь имеющихся возможностей. В том обществе подобного шанса мне бы никто не предоставил. Про более мелкие государства или общины и говорить нечего. Там и возможностей меньше, и условия жизни могут быть куда хуже. Так что я ещё раз убедился в правильности избранного Герионом решения. Не то, чтобы я раньше в этом сомневался.


Глава 9

— Ты как, не собираешься следующую группу учеников набирать? — спросил Фандар в конце планового собрания, когда остался наедине с погрузившимся в свои мысли заклинателем.

— Не ты ли в прошлый раз жаловался на затраты? — потеребил бородку волшебник, подняв голову на собеседника.

— Я, — улыбнувшись, развёл руками полурослик. — Но за прошедшее время они сполна окупили каждую потраченную монету.

— Пока не собирался, — оперев локти в подлокотники, маг сложил перед лицом пальцы замком. — К чему ты это спрашиваешь?

— У первой четвёрки уже прошла половина срока, — интендант несколько раз ударил вытянутыми пальцами по раскрытой ладони другой руки. — Пусть они не выглядят недовольными своей жизнью, но никто не может гарантировать, что они останутся в крепости и после окончания заключённого контракта. Тот же Ункарт наверняка нас покинет ради вступления в какой-нибудь отряд приключенцев. Жажда приключений с возрастом у него только возрастает.

— Лотан поступит аналогично, — заклинатель потёр большим пальцем основание второго. — Он уже говорил о подобном желании.

— Вот видишь! — ткнул в него пальцем Фандар. — Лотан сейчас один из полезнейших магов в крепости, на него одного нужно пятеро младших. И где их будет брать с таким раскладом через каких-то пятьдесят лет?!

— Ладно-ладно, я понял, что ты хочешь больше магов! — тихо рассмеялся Герион. — Такими темпами нам надо будет открывать собственную школу!

— Отличная идея! — расплылся в широкой улыбке полурослик.

— Я пошутил, — помассировал пальцами виски волшебник.

— А я — нет, — качнул головой интендант. — Первый выпуск был хорош, второй чуть похуже, но всё равно достойный уровень способностей демонстрируют. Если и третий не обернётся провалом…

— Пока об этом говорить рано, — сгорбившись в кресле, маг тяжело вздохнул.

— Но тебе нужно будет больше времени уделять ученикам, а то в прошлый раз скинул всё на помощника, — подошедший Фандар похлопал его по плечу. — Совсем отстранять его не стоит, пусть опыта набирается, авось ещё успеет его передать.

— Ты так говоришь, будто обучить кучу магов — проще простого! — заклинатель упер ему палец в выпирающий живот.

— Будь это так, вас было бы гораздо больше, — отодвинулся интендант. — Но ведь получалось же!

— Получалось, — отведя палец в сторону, Герион кивнул. — Я отправлю сообщение о новом поиске, но о школе пока даже не заикайся!

* * *

С начала тёплого сезона мой опекун развил бурную деятельность. По-моему, он столько не телепортировался за последний десяток лет. Чуть ли не каждый день уходил с утра из крепости и исчезал в неизвестном направлении, возвращаясь только под вечер. Чаще всего, в одиночестве. Но иногда приводил какого-нибудь ребёнка, в компании с сумкой той или иной величины. Детей определяли под присмотр ответственных монахов и пары чтецов, призванных проверить их уровень знаний, подтянув его, при необходимости, до минимально необходимой планки. Всё же многообразие используемых языков и диалектов не способствует успешному групповому обучению.

В итоге за время поисков он привёл ровно десять будущих учеников. Странная статистика, должен заметить. Сначала четыре, потом семь, десять… Дальше что, тринадцать и шестнадцать будет? Если да, то это немного настораживающая ситуация. Я бы даже сказал, ненормальная. Ведь Герион-то никаких планов на численность пополнения не строил, кого смог найти и уговорить, не более того. Не все найденные одарённые дети попали в крепость. Кто-то готовился идти на учёбу в другое место, кого-то не отпустили родители или сам не захотел. Такое тоже бывает, как ни удивительно.

Ничто не предвещало беды… так, кажется, принято говорить во всяких историях. Вот и я спокойно заканчивал обедать, обдумывая, чем заняться в свободное время. Можно было изготовить немного амулетов на продажу, но денег пока хватало, большой необходимости не наблюдалось. Или попробовать создать что-то новое, и не факт что удачное. Подобные опыты уже не раз оканчивались провалом, иногда даже полным. В чём отличие? Результат провала обычного ещё как-то можно использовать, пусть плохо или результат не соответствовал затратам. Полный провал характеризовался бессмысленной тратой ценных компонентов, оставляя за собой лишь скудный опыт «как делать не надо».

Некоторые опыты сопровождались опасностью для жизни…. Если бы не предоставленный опекуном защитный артефакт. На что-то мощное моих возможностей в любом случае не хватало, так что со всеми угрозами прекрасно справлялся защитный пузырь шестого круга. Хотя болтаться в нём — не самые приятные ощущения. Ну и заряжать приходится после каждого срабатывания, что заметно ограничивало число экспериментов. Хоть мои силы восстанавливаются быстро, сами по себе они незначительны. Учитывая потери при передаче и накапливающуюся усталость… На каждую зарядку обычно уходило два-три дня, в которые я не мог практиковаться в магии. Хороший повод тщательней продумывать ход опыта. Хуже, чем полученные травмы, но не столь рискованный.

— Дэлвин, мне потребуется твоя помощь, — прервал мои размышления негромкий голос Гериона за спиной.

— Какая? — отложив вилку и дожевав кусок мяса, поворачиваюсь на высоком табурете. Увы, обычная человеческая мебель мне всё ещё подходит плохо.

— Когда доешь, подойди в мой кабинет, там всё расскажу, — смотря вслед уходящему человеку, пожимаю плечами и возвращаюсь к питанию. Правда, мысли теперь занимала возможная просьба мага. Чего же могу сделать я, что не может он или кто-то из его подчинённых?… Скоро узнаю.

— И что ты хотел? — спрашиваю, прикрыв за собой дверь.

— Ты наверняка заметил прибывших детей, — начал говорить сидящий за пустым письменным столом маг.

— Ну да, мне Фандар сказал, что, наконец, смог уговорить тебя набрать ещё учеников, — пожимаю плечами и подхожу к стоящему в углу помещения низкому креслу. — Даже поделился подробностями.

— Наконец? — хмыкнул заклинатель. — Он ко мне с этим вопросом только дин раз обратился, я не стал возражать. По большему счёту, жадный коротышка полностью прав.

— Ну, не такой уж он и жадный, — удобно развалившись в кресле, помахал в воздухе ладонью.

— Ты просто не пытался у него получить дополнительные средства, — сдвинув брови, Герион постучал пальцами по столу. — Но мы отвлеклись. Я бы хотел, чтобы ты помог с обучением прибывших.

— Я?! — таращусь на собеседника. — Но я даже не полноценный маг! Уже полтора десятилетия не могу шагнуть дальше второго круга!

— Ты и так достиг впечатляющих результатов для своего возраста, — волшебник улыбнулся и положил руки на стол, соединив пальцы. — В соответствии с людьми, тебе ещё и двенадцать нет, в этом возрасте я разве что светлячок мог запустить. Один в сутки.

— Лотан неплохо со своей задачей справился, — пусть похвала была приятна, но себя в роли наставника я представляю плохо. И не надо напоминать про Оулина! Там мы всегда были под ненавязчивым присмотром Хэна. К тому же, один случай — не показатель.

— У Лотана много дел в крепости, — качнул головой опекун. — Он будет участвовать, как и я, но больше на практических занятиях.

— Но я почти никого не обучал!

— Все с этого начинают, — улыбнувшись, он сощурил глаза и посмотрел вдаль. Вспомнил что-то, наверно. — Не беспокойся, без поддержки и советов ты не останешься.

— Да и не выгляжу я достаточно взрослым для создания нужного впечатления, — продолжаю перебирать варианты.

— В теории ты разбираешься не хуже Лотана, возможно даже лучше, — отмахнулся маг. — Видимый возраст, конечно, создаст некоторые трудности, но я верю, ты справишься.

— Может, иллюзией? — от должности преподавателя мне явно не отвертеться, придётся хотя бы выполнить полученную задачу хорошо.

— Не стоит, — сразу понял идею волшебник. — На втором круге ничего подходящего нет, а я, мягко говоря, слабоват в этой школе. Только базовые заклинания использую.

— Трансмутация? — потеребил кончик уха.

— Вредно, — мотнул головой опекун. — Для растущего организма трансформация не пройдёт бесследно и может привести к неприятным последствиям.

— А что, для взрослых не приводит? — склоняю голову к плечу.

— Наш организм уже достаточно устойчив, справиться с небольшими отклонениями при обратном превращении не сложно, — постучав пальцами друг-о-друга, заклинатель немного помолчал. — В большинстве ситуаций.

— С зельями ещё хуже, — печально вздыхаю. Хоть о возможных побочных эффектах я прекрасно знал, идея измениться казалась слишком привлекательной. Но придётся остаться в своём природном обличье.

— Ну, тут ты точно понимаешь больше меня, — улыбнувшись, опекун развёл руками.

— Ладно, больше идей не имею, — ещё раз вздыхаю.

— Занятия начнутся через две недели, освежи в памяти лекции и книги, если захочется что-то изменить или добавить — обратись ко мне.

— Хорошо, — киваю.

— Рекомендую составить план занятий, — волшебник потёр предплечье и покосился куда-то в сторону. — Заранее продумать текст первых лекций, возможные вопросы по теме. Дальше уже сам разберёшься, нужно тебе это или нет.

— Хорошо, — ещё кивок.

— Так, что ещё… — маг потеребил бородку, устремив взгляд в стену. — Начни урок со знакомства, расскажи им немного о себе, расспроси их. Лишних подробностей не надо, так, в общем.

— Сделаю.

— Держи себя уверенно, не дай ученикам почувствовать превосходство, — посмотрел мне в глаза Герион. — Это может создать проблемы в обучении, а выправить ситуацию будет нелегко.

— Постараюсь, — нахмурившись, дёргаю шеей.

— Не нервничай, у тебя всё получится! — улыбается, прищурив глаза.

— Надеюсь на это, — тру кончик уха.

— И, как небольшой бонус, на время преподавания ты будешь получать половину оклада полноценного мага крепости, — за пару часов в день, без учёта предварительной подготовки и прочего, не так уж и плохо.

* * *

Едва покинув кабинет, сразу же отправляюсь к себе, откапывать конспекты. Старые учебники давно заняли своё место на полках библиотеки, а новые пока не закончены. У переписчиков сейчас свободного времени немного, недавно большой заказ на свитки от какого-то отдалённого государства поступил. С последним караваном представитель с охраной прибыл, уже третий месяц в гостинице живёт. Примерно неделю ему ждать осталось. А за оставшееся до начала занятий время сотрудникам библиотеки придётся ускоренно доделывать книги.

Опираться только на лекции не стоит. В отличие от моей группы, сейчас никто зелья улучшения памяти использовать не собирается, придётся сразу все делать обычным путём. С опросами, повторениями и прочим, замедляющим темп обучения. Ну да тренировка памяти учеников не моя задача, этим другие люди заниматься будут. В моём ведении всё, связанное с теоретической частью магии.

Начиная с техники безопасности при работе с каждой школой, заканчивая модификацией заклинаний. А то и созданием собственных. Или не заканчивая. Не самое лёгкое дело, подобрать «первейший» и «высший» аспект столь разветвлённой и обширной темы как «магия». Хотя техника безопасности — основа всех основ. Без её изучения, нельзя допускать учеников не то, что к самостоятельным экспериментам, даже до простейших чар. С отсутствием помощи от алхимиков это придётся чуть ли не вбивать в обучаемых. Притащить «волшебную» палочку Хэна? Заманчивая мысль.

Быстро пробегаю глазами первые лекции, прекрасно сохранившиеся в моей голове, несмотря на множество прошедших лет. Пошедшие после курса зелий уже не столь отчётливы, так что их просматриваю неторопливо и вдумчиво. Впрочем, на общей скорости это сказалось не сильно. С моим-то опытом просто не получается медленно читать. Так что к концу дня все тетради были изучены. Да и было их немного, только первые несколько лет записи разрешалось вести. На общем итоге, с учётом специальных тренировок, это не сказалось. Маг должен обладать если и не идеальной памятью, то стремиться к ней. А уж сохранить в своём разуме что-то единожды услышанное или увиденное обязан уметь каждый. Хотя бы в общем плане.

Конечно, надолго остаются только достаточно важные вещи. Всякая мелочёвка благополучно отсеивается, как и то, что не хочется помнить. Идеальная память без идеального над ней контроля бессмысленна. В итоге получится излишняя нагрузка на разум. Ничего опасного, конечно, но и приятного будет мало, если на протяжении тысячелетий придётся в деталях вспоминать как, к примеру, сидел на горшке в далёком детстве. Или ещё что столь же «необходимое» в работе и повседневной жизни. Возможность забыть ненужное весьма полезна. Как и восстановить забытое в случае необходимости.

* * *

Должен заметить, новые книги от старых отличались слабо. По результатам использования что-то убрали или сократили, что-то наоборот, добавили или расширили. Но, по большей части это были лишь косметические изменения. Какой-то новой информации не добавилось, что, в общем-то, не вызывает удивления. Магическая наука продвигается крайне неспешно, лишь за счёт многих тысячелетий развития набралось приличное количество качественных теоретических материалов. Как-никак, большинство магов предоставляет на широкое обозрение разве что практические результаты своих трудов, в виде готовых заклинаний, ритуалов или артефактов. Если вообще заморачиваются с теорией. Те же колдуны, насколько я знаю, данным аспектом интересуются крайне редко. Почему-то средь них… или даже нас, крайне редко попадаются обладатели подходящего склада ума. Жажда действий часто затмевает стремление разобраться, как следует, хотя бы в собственных силах и возможностях.

Это я такой «нестандартный», что на серьёзные действия банально не хватает сил. А со временем прижилась привычка рыться в книгах и обдумывать прочитанное. Будь иначе, наверняка бы повторил путь других «потомков драконов». Хотя должен признать, я до сих пор сомневаюсь в причастности этих летучих ящериц к нашему появлению. Хотя, конечно, они не ящерицы и даже не всегда летучие. Есть и морские разновидности, к полёту совершенно неприспособленные, есть и бескрылые наземные. А ещё есть виверны, иногда принимаемые за драконов безграмотным людом. Вот те как раз рукокрылые рептилии, пусть и обладающие некоторой врождённой магией. Но безмозглые, да и живут куда меньше настоящих драконов, способных посоревноваться в этом с эльфами. И победить с разгромным счётом. Если обычный эльф, в соотношении с людьми, меняет где-то тысячу лет за год, то у драконов этот показатель раз в десять выше.

Это примерные расчёты, конечно. Даже среди эльфов, доживших до сотни тысячелетий крайне мало, и те в основном относятся к крайне могущественным заклинателям, что точно не способствует их изучению. Эти сами кого угодно «изучат» и скажут, что так и было заведено изначально. Они-то уж точно помнят! Из широко известных долгожителей сейчас можно назвать только три представителя моего народа. Два «молодые», едва за ту самую сотню перевалило, обретаются, по слухам, у морских и пещерных эльфов, и одна «старушка», разменявшая уже половину тысячи тысячелетий. Считается главным магом в государстве высших эльфов. А на деле может и теневым правителем быть, если ей подобная мелочь ещё хоть сколь-нибудь интересна. Точно никто не знает, с посторонними она общается редко, записи про её прошлое крайне скудны и обрывочны, что не удивительно. Даже странно, что эта информация вообще мне попалась на глаза в нашей библиотеке.

Побарабанив пальцами по столешнице, оглядываю безлюдный кабинет. Шесть столов на два человека, выстроенных в два ряда, двенадцать стульев под них задвинутых. Конечно, учеников всего десять, но обставлявшие кабинет решили не нарушать симметрию. С местом проблем всё одно нет. На столах десяток толстых учебников, несмотря ни на что переработка пошла на пользу итоговому объёму. Я пришёл сюда пораньше, осмотреться, собраться с мыслями и морально подготовится. Пусть мне и не доводилось принимать участие в установке детских иерархий, понаблюдать со стороны немного пришлось. И не могу сказать, что быть в стороне мне не нравится. Да и смысл мне что-то с этим делать, если сегодняшние дети через десятилетие-другое будут считаться взрослыми?

Сейчас на моей стороне закон и сила. Я, как-никак, лектор, могу наказывать нерадивых учеников по своему усмотрению, но не в ущерб учебному процессу. А пока их возможности станут достаточны для причинения мне малейшего ущерба… Как раз те самые десятилетия пройдут. Против — внешность. Как известно, людям сложно воспринимать всерьёз тех, кто выглядит как ребёнок. Постоянные обитатели крепости в курсе кто я такой, но мелкие конфликты с посетителями случались. Увы, далеко не все желающие приобщиться к мудрости тысячелетий отличаются высоким интеллектом и вежливостью.

Особенно это относится к посланцам всяких царьков и прочих местечковых правителей, привыкших к безоговорочному подчинению окружающих и приучивших к тому же своих прислужников. И ведь хватало же дурости некоторым устраивать разборки прямо в читальном зале! Ничего удивительного, что травмированных идиотов, чуток подлатав, вышвыривали за ворота с запретом на возвращение. Нарушение законов у нас карается сурово и неотвратимо, о чём предупреждают каждого входящего. Но не проходит и нескольких лет, как находится очередной умник, считающий, что на него эти правила не распространяются. Даже не представляю, как чтецы с таким справлялись без помощи монахов. А ведь были времена, когда тех дальше внутренних стен не пускали. И сами работники библиотеки физическими нагрузками откровенно манкировали. Подозреваю, буяны только убеждались в собственной безнаказанности и гордо возвращались домой, неся славу победителя книжных червей. Тяжёлые были времена.

— Что-то они задерживаются… — выглянув в окно, бурчу себе под нос. По идее, их наставник математики уже несколько минут как должен был привести учеников. Попалась сложная задачка? С манерой преподавания этого человека я знаком плохо, он пришёл в крепость уже после моего обучения. Мы иногда пересекались в читальном зале, немного общались в компании других чтецов. Да и всё на этом. Кажется, он как-то упоминал, что уже кого-то учил. Или не он? Должен признать, общественной жизнью крепости я мало интересуюсь. Иногда что-то отмечаю краем уха, не более того. Люди приходят, уходят, но основной круг общения у меня почти не меняется.

— Заходите быстрей! — слышу из-за внезапно распахнувшейся двери. Похоже, так погрузился в размышления, что не обратил внимания на топот в коридоре. — Мы и так задержались!

Кучка детей влетает в класс и, немного потолкавшись на входе, распределяется по помещению. Весь первый ряд занят полностью, на втором две девочки заняли центральный стол и по одному ребёнку за боковыми. Десяток человеческих детёнышей негромко переговаривался между собой, не обращая на меня никакого внимания.

— Прошу прощения, я их немного задержал… — остановившись на пороге, смущённо улыбающийся чтец разводит руками.

— Ничего страшного, если время не потрачено впустую, — дёргаю ухом. Давние занятия с Улэвабисом не прошли бесследно, теперь без моего желания они шевелятся крайне редко. — Но без подобных задержек было бы гораздо лучше.

— Постараюсь больше не повторять подобного, — слегка поклонившись, закрывает за собой дверь.

— Тихо! — немного подождав, в надежде, что дети сами успокоятся, командую, подкрепив слова внешней техникой. Достаточно опытный и сильный монах может с её помощью как командовать на поле боя, так и выводить из строя близкорасположенных противников. Ну а мне приходится использовать для банального привлечения внимания.

— А ты ещё кто такой?! — громко выкрикивает вихрастый паренёк лет пятнадцати, отвлёкшись от перешёптывания с соседкой.

— На ближайшие годы я — ваш наставник по теории магии! — произношу, понизив голос, но, не прекращая технику. — И попрошу не забывать о вежливости. На первый раз, так и быть, ограничусь устным замечанием.

— Нам что, не могли найти кого-то постарше?! — в голосе этого парня отчётливо слышится возмущение. — Тут же полно взрослых магов!

— Начнём с представления, — игнорирую бессмысленные выкрики. — Меня зовут Дэлвин, не так давно мне пошло восьмое десятилетие и заметную часть из этого времени я посветил освоению магии.

После непродолжительного затишья, в помещении вновь воцарился гул переговоров. Даже удивительно, сколь много шума могут производить всего десять человеческих детёнышей! Пришлось вновь на них прикрикнуть. Добившись порядка, приглашаю выступить следующего участника. По порядку, с ближайшего от окна в первом ряду. Тщательно запомнив услышанное, обращаюсь к следующему.

— Да почему мы должны его слушаться?! — восклицает вызванный, покрутив головой.

— Например, — с моего пальца, направленного в сторону дебошира, срывается тонкий тёмный луч, упёршийся тому в грудь.

Одно из простейших заклинаний школы чародейства: «Зуд». Эффект быстро стал очевиден не только мне. Вон как активно подскочил парень, дико вытаращив глаза и опрокинув стул. Несколько секунд он активно чешется везде, куда может дотянуться. Когда скрюченные пальцы потянулись к выпученным глазам, отменяю заклинания. Хрипло дышащий подросток падает на пол, чудом не зацепив торчащие ножки стула. Над столешницей виднелась только покачивающаяся макушка.

— Помогите ему подняться, — негромко командую застывшим ученикам. — Ваше наказание не доставляет мне удовольствия, но ради поддержания дисциплины на своих занятиях я готов на это пойти, — обвожу присутствующих отстранённым взглядом. Сами по себе эти чары не опасны, их может остановить не то что любой магический щит, даже просто толстая одежда. И вреда они никакого не наносят, простейшее внушение. Разве что слабовольный человек может его сам себе причинить. Глаза там выцарапать или кожу разодрать ногтями…

Испытателя-добровольца быстро подняли соседи и, слегка отряхнув, посадили на вернувшийся в правильное положение стул. Больше никаких попыток помешать учебному процессу не было, разве что я ловил на себе косые взгляды, да меж собой слушатели переглядывались. Но писать не забывали, глупостей не несли и вообще вели себя тихо и послушно. Даже палочка не пригодилась. Так вся занятие и простояла прислонённая к внутренней части стола.

Предупредив учеников о грядущей проверке усвоенных знаний, напомнил о так и не тронутых учебниках и отпустил на следующий урок. Кажется, это была история. Дойти до двери напротив они могли и сами, так что в провожатом не нуждались. Сам же я, потянувшись как следует, размял мышцы и отправился к себе. Стоило оставить больше не нужный на сегодня инвентарь, переодеться да отправиться в лабораторию. Хотелось сегодня немного поработать с зельями, сделать ещё того чудесного состава для пропитки деревянных заготовок. Несмотря на обещанную прибавку в жаловании, зачарование предметов по-прежнему приносило заметный доход.

Особенно, когда начал создавать достаточно качественные и разнообразные амулеты. Конечно, имеющаяся деревянная основа существенно ограничивала количество и качество товара. Но я пока считал преждевременным переходить на что-то другое. Для действительно сложных вещей моих умений и возможностей всё ещё не хватало, а всякой мелочёвке и дерево прекрасно подходит. Особенно, учитывая затраты. Ну а то, что приходится время тратить на создание заготовок… Мелочи. Сложностей это давно не вызывает. И не так уж много сил отнимает. Мне вообще работа с древесиной даётся легко. Там, где иной насадит себе заноз и получит кривой брусок, у меня получаются вполне приличные и ровные куски. Возможно, врождённые особенности сказываются. Как-никак эльфийских ремесленников считают лучшими в работе с деревом. Особенно — лесных, но и остальные ветви если в этом и уступают, то незначительно.

Ещё кожи эльфийской выделки широко известны, изделия из них, поделки из кости и всё, так или иначе связанное с живой природой. Вот с металлами или камнями у моего народа не так хорошо дело обстоит. Даже мастера, посвятившие тысячелетия этим материалам, зачастую уступают куда более молодым дварфам или цвергам. Есть и исключения, но на общем фоне их существование картины не меняет. Впрочем, читал я мнения, что у тех исключений в предках кто-то из подгорных народов затесался. Как по мне, это говорит банальная зависть к чужому мастерству. По словам Улэвабиса, мои сородичи не слишком благосклонно относятся к связям с полукровками и потомкам этих связей. Так что обвинение в примеси иных рас для «полноценного» эльфа вполне сойдёт за тяжкое оскорбление.

Как по мне, несколько лицемерно, учитывая многочисленных полуэльфов. Связываться с представителями иных рас можно, а вот с потомками таких связей уже «недостойно». На связи меж ветвями самих эльфов это обычно не распространяется, хоть имеются долбанутые, противящиеся и такому. Учитывая общую малочисленность каждой из частей моего народа, подобное мнение выглядит изрядной глупостью. Если брать каких-нибудь болотных эльфов, на всю известную планету их может набраться даже меньше, чем живёт людей на подконтрольных Бранабальду территориях.

А там близкородственные браки и вырождение не за горами. Мы подобному подвержены меньше, чем те же люди, но исключением не являемся. Все же полезной информации, вынесенной из занятий с Улэвабисом, хватает. Не вся полезна лично мне или в текущий момент времени, но кто знает, что пригодиться в будущем. Мне ведь тоже когда-нибудь предстоит обзавестись потомством. Ну, наверно. Перспектива эта весьма отдалённая и смутно представимая в моём возрасте.

* * *

Следующие занятия прошли спокойно. Ученики не бунтовали, правда и особого усердия не проявляли, выполняя только то, что от них требовалось, не рвясь к знаниям. Не лучшая ситуация, должен признать. У Гериона уже с первых лекций получалась разжечь в слушателях жажду познания нового. Даже та самая техника безопасности не оставляла равнодушных. Мне до него далеко, хорошо, если из этих получатся хотя бы средненькие маги. Если ничего не изменится, конечно.

Где-то через полторы недели я впервые пришёл в класс после учеников. Когда подошёл к столу, уловил едва заметный запах. Люди, с их слабым обонянием, и вовсе ничего заметить бы не смогли. Потом и глаза отметили непривычный оттенок сиденья и спинки стула. Постучав пальцами по бедру, обхожу кругом вытащенный из-за стола предмет мебели. Я не мой опекун, книгу заклинаний с собой постоянно не таскаю… Но процесс сотворения некоторых заклинаний давно вызубрил наизусть. В чём немало помогла текстовая часть, её намного проще запомнить, чем точную последовательность энергетических манипуляций, к которым она привязана.

Полминуты бормочу себе под нос текст заклинания, попутно плетя пальцами невидимую паутину. Жесты так же помогают сконцентрироваться и не напортачить при создании чар. Впоследствии подсознание прочно связывает все три компонента и становится почти невозможно от них отказаться… Если не тренироваться специально, чем пренебрегают многие маги, в отличие от обретения навыков облегчающих использование заранее подготовленных заклинаний. Правда и последние обычно практикуют только волшебники боевой направленности. «Мирным» оно большой пользы не приносит, но тут дело личных предпочтений и свободного времени. Последнего у меня много, как и желания. С успехами похуже.

Набрасываю получившуюся «сеть» на стул и, прикрыв глаза, обдумываю пришедшие неведомо откуда знания. Прорицания, они такие. История создания интереса не вызвала, а вот свежие добавления очень даже. Особенно имя автора. Известный доброжелатель помазал соприкасающиеся с телом сидящего части сильным алхимическим клеем. Клей, кстати, из запасов крепости, используется при изготовлении некоторых вещей бытового назначения. Раньше и в ремонте применялся, по очевидным причинам это осталось в прошлом. Так что получить его законным путём у присутствующих шансов не было.

— Похоже, кого-то столь заинтересовали чары зуда, что он решил испытать их на себе, — внимательно рассматриваю присутствующих.

Конечно, исполнитель мне прекрасно известен, но он, наверняка не единственный участник. Краем глаза отмечаю «незаметные» взгляды упомянутого на ещё трёх человек. Для обвинения этого мало, но для усиленного наблюдения — вполне достаточно. Тратить время на подобную ерунду не хотелось, но и оставить провинившихся без наказания нельзя.

— Воровство, порча имущества библиотеки… — осуждающе качаю головой. — Если участники признаются, на первый раз ограничимся небольшой помощью монахам в уборке территории.

— А если нет? — нервно выкрикивает любитель клея, заработав недовольные взгляды от уже отмеченной тройки.

Остальные или слишком хорошо себя контролировали, или ничего не знали о происшествии. Слушают заинтересованно, но не нервничают, и высказываться не спешат. Интересно, как «злоумышленники» сумели всё организовать незамеченными? Ладно, отсутствие посторонних при краже клея понятно, но вот порча стула-то наверняка проходила с кучей зрителей!

— Тогда ваше наказание определит Герион, — пожимаю плечами. — Желающих, признаться, я так понимаю, нет? — вслушиваюсь в тишину. — Тогда пойдёте все вместе. Ну а сейчас приступим к уроку, и так задержались с этой ерундой.

Взяв свободный стул, убираю испорченный к стенке. Хоть этот был для меня не предназначен, всё лучше, чем стоять. Обустроившись, приступаю к сегодняшней теме. Из-за задержки, придётся постараться уложиться в меньшее время, так что времени на передышку у слушателей не будет. Небольшое, бонусное, наказание. Надо будет передать опекуну об основной части. А то ещё «позабудут» сказать сами.

* * *

— Ты не занят? — после короткого стука заглядываю в кабинет.

— Не слишком, — Герион отодвигает в сторону книгу, в которой что-то писал и отправляет перо в стаканчик. — Что-то случилось?

— Да, была тут небольшая проблема… — расположившись в гостевом кресле, кратко пересказываю полученную информацию и подвигшие на её сбор события. — Тратить время занятия на выяснение конкретных виновников мне не хотелось.

— И ты спихнул задачу мне, — качнув головой, вздохнул опекун.

— Ну, можешь просто наказать всех скопом, — отмахиваюсь. — Тогда виновники точно не останутся в стороне.

— И пострадают непричастные, — сложил руки на груди маг. — Не самый достойный выбор.

— Да какая разница-то? — удивлённо моргнув, поднимаю брови.

— Тебе жить рядом с ними как минимум век, — указывает на меня раскрытой ладонью. — А несправедливо наказанные затаят обиду, даже если раньше относились нейтрально. Возможно, впоследствии это сгладиться, но может и усугубиться. Никогда не жалей потратить время на доскональное разбирательство, прежде чем приступать к активным действиям. Иначе можешь получить врагов на ровном месте, тогда как мог их сделать друзьями, союзниками или хотя бы нейтралами.

— Хочешь сказать, мне надо было потратить время лекции на разбирательства? — скривившись, сцепляю руки в замок на животе. — Я всё же не дознаватель, в подобных вещах разбираться не обязан.

— Не обязательно, — качает выставленным вверх пальцем. — Можно было отложить это на свободное время.

— Ну, в принципе, я так и сделал.

— Передав это мне.

— Мне конкретные виновники совершенно безразличны, как и их наказание. Разберёшься — хорошо. Нет — значит, нет, — пожимаю плечами.

— И твоё отношение к ним не изменится? — положив руки на стол, волшебник подаётся вперёд.

— Совершенно. Мне всё равно.

— И это плохо, — вздыхает и трёт лицо.

— Почему? — приподнимаю бровь.

— Тебе интересен предмет, ты можешь рассказывать о нём много, подробно и, что самое главное, понятно. Но для хорошего наставника этого недостаточно, — поднявшись из-за стола, заклинатель подошёл к книжному шкафу, занимавшему всю стену. — Отсутствие заинтересованности в успехах учеников портит всю картину.

— У меня есть эта заинтересованность! — буравлю взглядом спину мага.

— На уровне разума, возможно, — коротко стриженый затылок покачивается из стороны в сторону. — Эмоциональной же части совершенно незаметно. Тебе всё равно, станут они хорошими магами, или просто заучат необходимые сведения.

— Ну… — тяну, поглаживая подбородок согнутым пальцем. — Может и так.

— И это плохо, — вытягивает с полки какую-то книгу и подходит ко мне. — Вот, ознакомься. Я не жду, что ты сразу же изменишь подход, но хотя бы постарайся.

— Попробую… — с сомнением качаю головой, встаю и беру протянутую рукопись. — Ладно, пойду я, наверно.

— До вечера, — кивнув на прощанье, волшебник вернулся за стол.

* * *

Итак, посмотрим, что же он мне передал. Расположившись на кровати, провожу пальцем по хорошо выделанной коже обложки и отщёлкиваю тонкие бронзовые застёжки. Смысл в них был разве что косметический, при желании, даже наличие какого-нибудь замка не помешало бы открыть книгу. Ну, или владельцу просто не хотелось, чтоб она открылась случайно. Пролистав несколько тонких, желтоватых страниц, отмечаю, что авторской подписи не заметно, и почерк незнакомый, так что Герион мне явно не свой дневник подсунул. А то, что это именно дневник, стало ясно уже с первых записей.

Неведомый разумный писал о своей жизни. Хорошо хоть с половой принадлежностью сразу определились, говорил он о себе исключительно в мужском роде. Тем, что его творение будет читать кто-то ещё он не заморачивался, хватало совершенно непонятных сокращений и известных только ему отсылок на какие-то события. В общем-то, отмеченные в тексте дни описывались крайне сжато, в духе: «г 31, д 2, м 7. Встретил К, фр бал о.ц. Взял рогатого. Долг У. — пять». Это я процитировал одну из записей со второй страницы, и остальные, в общем-то, мало отличались по степени понятности. Оставив попытки разобраться, дальше я просматривал по диагонали. Не зря же Герион хранил её у себя в кабинете?! И тем более, не стал бы без какой-либо пользы вручать мне. Может, дальше, что полезное найдётся.

Так и оказалось. Где-то после трети пролистанной книги в записях случился перерыв почти на десять лет, после чего те кардинально изменились, став похожими на черновик полноценной книги. Число личных заметок сократилось почти до нуля, оставив место лишь для своеобразного учебника. Пожалуй, лучше всего к нему бы подошло название: «Как научиться учить». К магии автор явно не имел никакого отношения. Впрочем, это было ясно ещё по отсутствию малейших следов чар на дневнике. Ни один заклинатель так бы не поступил, хотя бы какое-нибудь простейшее укрепление материала да использовал. Некоторые свою писанину так зачаровывают, что её проще в вулкан сбросить, чем самостоятельно уничтожить, или хотя бы прочитать.

Хоть избранная автором тема мало меня интересовала, я самоотверженно дочитал всё до внезапного конца. Судя по всему, с автором что-то случилось до того, как он успел доделать свою работу. Или просто потерял рукопись, а потом она неведомыми путями попала к нам. Такое тоже бывает. Найти безымянного автора, жившего неизвестно когда, в огромном, неспокойном мире… Задачка для прорицателя высшего круга. Если его подобная ерунда вообще сможет заинтересовать. Меня бы не заинтересовала.

Что можно сказать о самом тексте? Ну… Если бы я хотел стать хорошим наставником, он был бы весьма полезен. Подобных стремлений у меня не замечено, так что полученные сведения постараюсь осмыслить и освоить лишь из-за нежелания плохо выполнять поставленную задачу. Не самая внушительная мотивация. Возможно, когда-нибудь это изменится. Но точно не в ближайшие годы. Не чувствую я в себе стремления просвещать подрастающие поколения. Наверное, я для такого недостаточно стар.

* * *

Монахи имеют в своём арсенале множество полезных приёмов. Искусство контролировать собственный разум и чувства так же входит в доступный спектр возможностей. Конечно, то же подавление эмоций штука в больших количествах вредная, но не им одним, как говорится. Умение направлять, корректировать или вовсе переплавлять гораздо востребованнее. Вот и в этом случае я счёл возможным немного добавить заинтересованности. Чуть-чуть, больше для эксперимента, повлияет ли это на учебный процесс или нет. И сильно я всё одно не умею. Другими рекомендациями из рукописи так же пренебрегать не собирался. В случае чего, никто не запрещает мне вернуться в изначальное состояние. Важное умение при работе с собственным разумом. Иначе можно такого накрутить, что и боги не разберутся.

Что я могу сказать после первой проверки? Работать стало веселее. А вот отдачи не заметил. Ни на первом занятии, ни на десятом. Кучка слушателей от косых взглядов в мою сторону не отказалась. Ещё несколько раз ловил некоторых на мелких нарушениях, что явно любви не прибавило. Странные люди, должен заметить. Сами себе проблемы создают и потом на меня обижаются за справедливую кару. Большая часть, впрочем, спокойно училась, на ерунду не отвлекаясь. Даже не знаю, чем вызвана столь схожая негативная реакция у выходцев из разных государств и слоёв общества. То ли эльфофобия у них разыгралась, то ли ещё что.

В итоге, так всё и осталось. Кто действительно хотел учиться — учился. Остальные в лучшем случае выполняли задания на минимальном уровне, больше внимания уделяя сторонним задачам. Что я могу сказать, это их выбор и им предстоит расплачиваться по заключённому договору. Там всё достаточно просто: как маг достигает четвёртого круга, так положенный срок начинается. До той поры время не учитывается. Но и проходить в недоучках до смерти им никто не позволит, как и пренебрегать обязанностями. Путь решения проблемы оставлен на волю главного мага, но радости им это вряд ли прибавит. Ну да оставим любителей подоить минотавров в покое. У меня и так предостаточно дел.

* * *

— Завтра у вас знаменательный день! Пробуждение! — возвещаю с широкой улыбкой. — Ну а сегодня вы получите свои книги мага с набором базовых заклинаний каждой школы.

— Разве мы не должны будем сами её пополнять? — спрашивает один из наиболее прилежных и упорных учеников.

— Книга мага, это вам не простая записная книжка! — начинаю отвечать издалека. — Её листы особым образом обработаны и зачарованы. Каждое внесённое заклинание это, по сути, пошаговая инструкция по получению конкретного эффекта, обычно сопровождающаяся текстом, призванным помочь с выполнением всех необходимых действий и построений. Ну и описание заклинания, конечно, — откинувшись на спинку стула, смотрю в потолок. — Опытные и знающие маги способны выделить первую часть, например, с готового свитка заклинаний. Про копирование чар из чужой книги и говорить нечего, это гораздо проще. Внесение заклинания в книгу так же требует определённых навыков, как-никак упомянутая «инструкция» состоит совсем не из слов. Этот процесс довольно близок к зачарованию, но имеет свои особенности.

— И когда мы это будем изучать? — проявляет активность другой слушатель.

— Когда освоитесь с базовыми чарами, — перевожу на него взгляд. — Сейчас вы просто не сможете удержать в голове всё особенности даже простейшей трёхмерной конструкции, составляющей основу заклинания первого круга. Что уж говорить о более сложных.

— И они все… трёхмерны?

— Неа! — улыбаюсь, прищурив глаза. — В том и состоит сложность. Даже если у тебя достаточно силы на заклинание высокого круга, у тебя может не хватить возможностей мозга для его сотворения.

— Все заклинания представляют собой некие… конструкции, которые можно представить визуально?

— Нет, — развожу руками. — Даже не большая часть. К тому же, это в любом случае не единственный этап сотворения. Но мы немного забежали вперёд. А сейчас — разбирайте свои книги! — хлопаю ладонью по одной из стоящих на столе стопок. — И не забудьте их подписать! Это достаточно ценная и трудная в изготовлении вещь, вы отвечаете за её сохранность!

С последним утверждением я не преувеличил. Существуют различные методики создания подобного, есть простые, дешёвые и невысокого качества. Но руководство крепости разумно полагает, что лучше один раз предоставить ученику хорошую, пусть и дорогую, книгу, чем раз в десяток лет морочиться с заменой хлама. Там ведь и заклинания переносить нужно будет, прежде чем подобная поделка придёт в окончательную негодность. С подобным по доброй воле ходят разве что самоучки, не имеющие средств и возможностей изготовить себе нормальную книгу.

Большинство магических школ предоставляет своим ученика инвентарь понадёжней, способный продержаться как минимум до конца обучения. Ну а там, уже полноценный маг может обзавестись, чем пожелает. Базовый функционал-то одинаков, на личные способности даже самый лучший сборник заклинаний не способен повлиять. Только определённая доля комфорта от этого выбора зависит. Некоторые волшебники предпочитают изготавливать столь важную вещь самостоятельно, или делать заказ у специалиста. Свою я изготовил сам, как, кстати, и Герион. Большой силы это не требует, только что с ритуалами пришлось поработать.

* * *

Всего через месяц после начала полноценных практических занятий от четвёрки лентяев откололись двое. Настоящая магия смогла неудавшееся у меня — увлечь за собой. Пусть пользу теории они пока осознавали слабо, но прекращение саботирования занятий принесло немало пользы. Для самих неофитов. Ну а оставшаяся парочка упёртых… Через год Герион признал дальнейшее пребывание тунеядцев в стенах крепости бесперспективным и вернул по домам, заодно навесив на семьи недоучек положенный по контракту штраф. Тем ещё повезло, что никаких специальных препаратов при обучении не использовалось, иначе с выплатой появились бы серьёзные проблемы.

Других учеников этот ход прекрасно мотивировал на трудовые подвиги. Мало кому захочется обеспечить денежные проблемы родственникам и себе. Учитывая, что опекун набирал пополнение из не самых богатых семей…. Многим даже мой заработок как алхимика покажется внушительной суммой. Правда, тут от государства и конкретного поселения зависит немало. Если верить прочитанным жизнеописаниям, в иных столицах носильщики больше получают. И они не слишком устарели за прошедшие с момента написания годы.

Но бывшие ученики не из тех мест. Сами ничего добиться не захотели, ещё и другим подгадили. Не самая лучшая рекомендация. Хороший наставник всегда заметит, когда обучаемый просто не справляется с нагрузкой, а когда балду пинает. В первом случае можно помочь, подтолкнуть, направить… А во втором, если карательная терапия не помогла, гнать на хрен.

Ничего серьёзного они узнать не успели, всё больше базовые упражнения, фундамент теоретических дисциплин. После второго года так просто отделаться не выйдет, там уже идут серьёзные вещи, не секретные, но и нежелательные к повсеместному распространению. Кому понравится, когда плоды его трудов начнут использовать посторонние, да ещё и выдавая за собственные наработки? Мне бы не понравилось, составители нашей учебной программы не исключение.

Некоторые магические учебные заведения вовсе имеют свои, специфические методики обучения, порой излишне охраняемые. Особенно это характерно для всяческих «закрытых организаций», попав в которые останешься там до самой смерти. Свободные маги страдают подобным в меньшей степени, как и магические школы, где обучают за деньги. Учитывая, что подавляющего преимущества не даёт ни один… Выглядит это, с моей точки зрения, глупо. Впрочем, объединить все подходы и создать самый лучший не выходит, подобные попытки в мировой истории попадались неоднократно. Если какой-то результат и был, его сокрыли под мраком тайны, умудрившись припрятать и прошедших «уникальную» подготовку. Хотя никто не может утверждать, что один из бродящих по вселенной магов девятого круга не является плодом подобного эксперимента.

* * *

Как-то раз, в очередной раз, зарывшись в библиотечные завалы, наткнулся я на старую историю, неведомо как оказавшуюся на третьем этаже. По идее, подобным место пониже, хоть и имеет отношение к чародейству. Некий маг, любитель школы изменения, соединил сильно искалеченного человека с железным големом и выпускал на арену в качества гладиатора. Как тот получил свои травмы, сказано не было, возможно, сам трансмутатор и обеспечил. Даже каждый день сталкиваясь с Лотаном, постоянно модифицирующим свою деревяшку, раньше я как-то не задумывался о подобном использовании этой школы. Да и вообще големами не интересовался.

А ведь они — весьма интересны! И полезны. Особенно для нашей крепости. После беглого знакомства с материалами, в голову пришло множество мыслей по их использованию. Но тут передо мной встала серьёзная проблема — нехватка сил. Сам я смогу осуществить разве что ритуальную схему. Для простейших видов, не отличающихся ни особой силой, ни интеллектом. Но если удастся заинтересовать кого-то из старших магов…. Открывающиеся перспективы завораживают.

Прежде чем приступать к исполнению идей, стоило, как следует разобраться в новом направлении, книг на ставшую интересной тему хватало. Чем я и занялся в свободное от обязанностей и личных тренировок время. Всего пара часов в день, но спешить некуда. Мне ведь не хочется наделать глупых ошибок и тратить время уже на их исправление. Лучше сразу озаботиться отсутствием очевидных для образованного человека проблем. Или образованного эльфа, не столь важно это, по сути.

Новое увлечение затянуло, я даже на какое-то время прекратил заниматься зачарованием и поиском интересных заклинаний в сборниках. Искать сведения о големостроении были куда увлекательней. Готовые решения для множества форм, размеров и материалов, описания наделения собственных творений подобием разума… Как это могло остаться непознанным? Через какое-то время от чтения теории, перешёл к практике.

Простенькие, собственноручно вырезанные деревянные фигурки нервно подёргивались, пытаясь шагнуть или пошевелить конечностью. Поначалу, под полным контролем, больше походя на марионетки, чем на големов. Потом, потихоньку учился создавать устойчивые последовательности действий. Некоторые авторы рекомендовали использовать духов, как призванных, так и вытянутых из обитателей нашего мира. Но лично мне подобное казалось слишком… скучным. Преимущество духов очевидно: они уже имеют определённый набор навыков. Правильное составление чар призыва или подбор «донора» может сделать даже из простой деревянной колоды грозного бойца или умелого ремесленника… Первое гораздо проще, к слову. Впрочем, мало найдётся идиотов, использующих простое дерево в качестве материала для полноценного голема.

Что касается непростого, оно, в основном, используется лесными эльфами, и то без заметного усердия. Не любят он големостроение, химеры куда больше по нраву, в том числе и растительные. В большинстве случаев, человеческим волшебникам хорошая сталь обойдётся гораздо дешевле, и достать её проще. Те же дварфы всегда готовы её поставить за разумную цену. Торговать готовыми изделиями они любят больше, но и сырьём не брезгуют. К примеру, в крепостной кузнице пополнение осуществляется ими. С учётом доставки, это выходит дешевле, чем набирать металл сопоставимого качества вблизи от нас. Как-то поинтересовался у Фандара данным вопросом.

Позднее смог привлечь к своим опытам Лотана. Раньше у него тоже тема не вызывала интереса, но уже почти готовые к практическим испытаниям задумки смогли его убедить в её перспективности. Там до проверки дело дошло. Конечно, для управления големами приходилось использовать призванные сущности, мои успехи с созданием разума не впечатляли. А помощник вовсе считал это направление бесперспективным.

* * *

Обхожу вокруг небольшого, едва достающего мне до колена металлического паука. Поделка грубая, лишённая деталей: просто металлический шар с торчащими по бокам суставчатыми лапками. Вселённый дух не будет нуждаться в органах чувств, его «врождённые» способности прекрасно их заменят. Управление будет происходить с помощью непосредственной связи с призвавшим его магом. Моё чувство прекрасного не позволит использовать столь примитивные поделки на постоянной основе, но для проверки эффективности и такое сгодиться.

Стоявший за пределами магического чертежа маг дождался, пока я встану по другую сторону и начал проведение ритуала. Я выступал простым наблюдателем и мог спокойно любоваться яркими сполохами побочных энергий, возникающими на металлическом теле оживляемого голема. Вот по лапкам пробежала судорога, призванный начинает осваиваться с новым телом. Для нашей цели прекрасно должен подойти полуразумный призрачный паук, эти твари охотно откликаются на призыв.

Голем покачнулся, дёрнулся и упал на брюхо, растопырив конечности в сторону. Немного подергался, повозился на полу, скребя когтями по камню и неуклюже поднялся. Повернулся вокруг своей оси, непонятно как издал скрежещущий звук, заставивший меня сморщиться и потянуться руками к ушам. Но вот он остановился, устремив предположительный перед к призывателю. Закончивший ритуал волшебник встряхнул руками, размял шею и отошёл в сторону, сопровождаемый «взглядом» паука. В отличие от обыденной жизни, сейчас он сильно хромал, побледневшее лицо покрылось испариной, а пальцы едва заметно дрожали. Доковыляв до стоящего у голой стены кресла, Лотан рухнул в него, вытянув ногу и свесив ладони с подлокотников.

— Похоже, затраты сил превысили наши расчёты, — не переступая линий, подхожу к заклинателю.

— Такое ощущение, будто без перерыва создал десяток заклинаний шестого круга, — на осунувшемся лице чуть шевельнулись бледные губы, а полуприкрытые веками глаза сдвинулись в мою сторону.

— А ты так можешь? — встав рядом с креслом, смотрю на застывшего неподвижно голема.

— Нет.

— Думаю, с проверкой прочих возможностей нашего творения стоит подождать, пока ты не восстановишься, — соединяю руки за спиной.

— Согласен, — дёргает безвольно свисающей кистью маг. — Передохну минут двадцать.

— Ага, — кивнув собеседнику, выхожу из полупустого помещения.

В подвалах библиотеки таких залов хватает. Некоторые занимают практикующиеся ученики, другие постепенно зарастают пылью. Так что никто не возражал, когда я обратился с просьбой выделить один для опытов. Пришлось, правда, утрудиться с зачарованием стен. Мастерство цвергов впечатляет, но рисковать не стоит. Ритуальные рисунки я нанёс быстро, а старший товарищ наполнил их энергией. Как маг, Лотан весьма силён, что характерно для пробудившихся. Так что сочетание моих знаний в ритуалистике с его возможностями изрядно облегчает проведение экспериментов.

Сегодня мы собираемся протестировать возможности нашего голема как разведчика в окружающих лесах. Школа прорицания обеспечит возможность наблюдение за големом прямо из зала. Конечно, можно смотреть напрямую… но непривязанные к специальному маяку чары слишком легко разрушить. Наш паук и будет выступать таким маяком, необходимый артефакт уже вплавлен в его тело. Ещё и сигнал оператору может подать, если заметит что-то выбивающееся из стандартной обстановки. Ну, насколько хватит невеликого интеллекта призванной твари.

В качестве средства наблюдения будет использовать большой стеклянный шар, почему-то заклинания дальновидения лучше всего работают с такой формой. В общем-то, кроме сферы на подставке, кресла и голема в покинутом помещении ничего нет. Хоть наши опыты не предусматривают взрывов или чего-то подобного, случиться может всякое. Призванная тварь там поедет черепицей и нападёт, ритуал сработает неправильно обеспечив вместо ожившего голема, проход на элементарный план кислоты… Ни я, ни мой компаньон с защитными артефактами не расстаёмся.

Погуляв с пол часика по вечернему парку, возвращаюсь в подвал. Лотану бы тоже проветриться не помешало, как-никак вместе со мной весь день под землёй был. Но ходок из него в текущем состоянии не важный. Искусственная нога слишком зависит от магии. Без постоянного контроля немногим лучше простой деревяшки. За годы постоянной практики он научился виртуозно с ней управляться, но… Иногда автономные системы бывают полезней.

— Пришёл в себя? — пройдя в зал, обращаюсь к магу, вернувшему естественный окрас лица и больше не напоминавшего Рэнша после пяти суток в лаборатории.

— На продолжение эксперимента меня хватит, — отмахивается он, вставая с кресла.

Уверенно подойдя к большому шару из прочного стекла, волшебник прикладывает ладони к его бокам и, прикрыв глаза, бормочет слова заранее подготовленного заклинания. Чувствуются последствия перенапряжения, обычно ему пары слов на верхний круг хватает, а тут всего-то четвёртый. Встав чуть сбоку, смотрю на заклубившийся в некогда прозрачной сфере молочно-белый туман. Через несколько мгновений проявляется окружающая паука обстановка, в том числе и мы.

— Пора отправить его прогуляться, — напоминаю неподвижно застывшему Лотану.

— Ты предупредил стражей? — прокашлявшись, произносит хриплым голосом.

— Да, перед тем как начали, — распахиваю дверь. Сам голем в нынешнем виде преодолевать такие препятствия не способен. Разве что сможет разломать укреплённое зельями дерево.

— Но всё же проводи его до ворот, — дёргает головой маг. — На всякий случай.

— Ладно, — отвечаю, после недолгих раздумий. Хотелось бы посмотреть в «гадальный шарик», но предложение выглядит разумным. Впрочем, ещё успею насмотреться, когда паук начнёт забег по лесам.

Так и пошли, сначала я, а за мной бодро семенит наше творение. Дух полностью освоился с базовым управлением нового тела, так что замедлять шаг не приходилось. Как мне известно, этот вид по стенам не ходит, крупноват, у нашей поделки нужного функционала так же не имелось. Перед выходом на улицу призванное существо ненадолго замерло, приостановив и меня, но вскоре мы продолжили путь.

Ещё не стемнело, но светило уже стремилось к горизонту, кроме дежурных монахов в такое время встретить кого-либо сложно. А те ребята привычные, когда маги в призывах практикуются, и не таких тварей увидеть можно. Простенький мелкий голем внимания не привлёк, так, проводили постовые на воротах взглядами, да вернулись к наблюдению за окрестностями.

Когда я добежал до подвала, паук как раз успел к лесу приблизиться, в шаре было видно, как он продирается сквозь заросли колючего кустарника на опушке. Дальше должно быть легче, деревья свет загораживают, подлесок, конечно, имеется, но не столь густой. Это тут всё крупное старательно вырубают, а подобные живые стены наоборот, культивируют. Ни от кого серьёзного не спасёт, но мелочёвку отваживает. Большего никто не требует. Будь у нас друиды, иное дело, а маги в работе со всякой ботаникой не сильны.

Вот он преодолел первое препятствие и почти сразу чуть не рухнул в заросший овраг. Тонкие паучьи лапки удержаться на осыпающейся земле помогали слабо, но дух проявил свой интеллект, сумев выбраться из неожиданной природной ловушки прыжком. Приземлился он не слишком удачно, но с высокой скоростью перебирая конечностями, предотвратил повторное сползание.

— Как мне кажется, паук не самая удачная форма, — выношу вердикт, понаблюдав за превратностями передвижения голема по пересечённой местности. Хоть большими размерами тот не отличался, но испытывал ощутимые проблемы даже с не самой густой растительностью.

— Да, пожалуй, — чуть шевельнул губами волшебник. — Лесное животное подошло бы больше.

— Или многоножка, — приподнимаю уголки губ. Впрочем, он этого всё одно не заметит.

— Многоножек зачаровывай сам, — передёргивает плечами собеседник, на мгновение, потеряв концентрацию.

— Стоит проверить остальные возможности, — говорю, когда мне надоедает наблюдать за происходящим сверху.

В общем-то, для того мы его и выпустили. Не полюбоваться же на блуждания духа в незнакомой местности. Следующий вариант показа представлял собой зрение с поверхности «тела» голема. Теоретически, это должно было обеспечить круговой обзор, на деле для этого нужно было или обходить сферу, или передвигать точку зрения. В остальном ничего особенного мы не увидели. Хотя посмотреть на мельтешащие по бокам лапки было немного забавно.

А вот получение информации с органов зрения духа открывало совсем другую картину. Нематериальные сущности воспринимаю мир иначе, чем мы. А уж если добавить различие в исходных видах. Пожалуй, сложнее было бы воспринимать разве что ощущения того, кто никогда не имел физической оболочки и устойчивого облика. Стихийные духи, некоторые разновидности обитателей иных планов, в мироздании подобного добра хватает.

Сфера прорицания преобразует получаемую информацию в более-менее привычный для наших глаз облик, но всё равно выдаваемое изображение тяжело осознать. Какие-то цветные пятна, непонятное мельтешение на самой грани чувствительности, наслаивающиеся картинки окружения…

— Чтоб я ещё раз попытался использовать зрение духа! — прервав работу артефакта, Лотан трёт покрасневшие, слезящиеся глаза. Ну да, как создатель голема, он же воспринимает всё напрямую, пусть шар серьёзно облегчает и этот процесс.

— Думаю, это просто с непривычки, — успокаивающе хлопаю его по спине. Выше всё одно не дотянусь. — Шаманы же используют духов-разведчиков!

— Это шаманы, — мотает головой. — И они используют специальных духов, а не как мы, первого попавшегося.

— В остальном, испытание можно считать успешным, — подвожу растратившего последние силы мага к креслу.

— Угу, — рухнув в единственный доступный предмет мебели, заклинатель роняет голову на грудь и закрывает глаза. Картина напоминает виденную раньше, разве что компаньон выглядит совсем разбито.

— Собираешься спать тут? — с сомнением осматриваюсь. Его дело, конечно, но кресло — не самое удобное спальное место для взрослого человека. Нормально в нём отдохнуть сложно.

— Нет, — приглушённо бормочет, с трудом двигая придавленной челюстью. — К себе пойду.

— Я провожу. — Мало ли, ещё свалится по дороге. Ночи прохладные, может заболеть.

Через десяток минут маг немного пришёл в себя, и, опираясь на подставленное плечо, смог доковылять до своей комнаты. Особенно тяжело было на лестницах. Его протез никак не желал нормально сгибаться. Не зря он предпочитает жить на первом этаже. Жаль, из подвала без лестниц просто так не подняться. Есть спуск для тяжёлых грузов, но он обычно перекрыт, а ключи у интенданта. Моя магия там не поможет, от простых заклинаний всё надёжно зачаровано. Да и сильному магу придётся неплохо потрудиться. В общем, проще по лестнице.

* * *

Подбор оптимальной формы занял немало времени. Проверили мы и многоножек, но остались недовольны. В виде голема те оказались немногим лучше паука. В чём-то даже хуже. В итоге, наштамповали несколько десятков мелких ящерок, покрасили и выпустили в лес. Конечно, зимой обычные ящерицы спят, да и снег станет серьёзной помехой, но сейчас ничего лучше не нашли.

Модифицировали наблюдательные и управляющие артефакты для использования неодарёнными, собрали их в одном помещении и назначили пятёрку монахов присматривать. Те, как я знаю, ничуть не возражали. Сиди себе в комфорте, да поглядывай периодически на расставленные по полкам шары. При желании, могли и послушать происходящее вокруг точки привязки. К сожалению, осуществить вывод качественной картинки на плоскую поверхность нам пока не удалось. Возможно, использование для этого школы иллюзий не самый подходящий выбор, но большого интереса задача не вызвала, возможно, когда-нибудь потом…

Покончив с черновой версией разведчиков, решили ненадолго отвлечься и заняться другими разновидностями. Носильщика, например, сделать… А то как какой караван придёт, Фандар вечно монахов припрягает к перетаскиванию. Уборщики какие-нибудь тоже не помешают, наверно. Если Хэн против не будет, а то вдруг подобный труд это часть его работы по приведению подчинённых к должному состоянию, а не нецелевое использование.

— Попробуй привлечь учеников, — как-то раз зашёл к нам в мастерскую Герион.

— К чему? — поднимаю голову от записей с разработкой ритуала.

— К созданию големов, — старший маг окинул взглядом завалы исписанной, мятой бумаги и гнутых кусков железа, разбросанных по полу и верстакам.

— Да мы и сами справляемся… — чешу затылок тупой стороной пера.

— Не в том плане, — потеребил он бородку. — В магических школах бои призванных или сотворённых существ частое явление. Раньше нас было маловато для нормального состязания, да и иных дел хватало.

— Тебе не кажется, что подобные схватки големов просто отвлекут их от развития? — изогнувшись в пояснице, поворачиваюсь к нему и складываю руки на спинку высокого стула.

— Или повысят заинтересованность в постижении тайн магии, — приподняв уголки губ, разводит руками. — Отдыхать тоже необходимо, а определённая доля азарта способна подвигнуть людей на впечатляющие трудовые подвиги.

— Если хочешь организовать — вперёд! Я подобным заниматься не планирую, — стучу пальцами по краю деревянного сидения. — К тому же, практика всё равно на тебе.

— Неужели тебе не хочется поучаствовать? — смотрит на меня сквозь полуприкрытые веки. — Проверить собственные наработки в схватке с творениями других людей? Узнать на практике их сильные и слабые стороны?

— Довелось мне читать о гладиаторских боях, хочешь устроить нечто подобное в нашей мирной библиотеке? — медленно качаю головой.

— Я хочу немного разнообразить наш досуг, — глубоко вздыхает волшебник. — Големостроители, химерологи, некроманты и призыватели часто устраивают подобные представления.

— Мирное использование моих творений мне кажется интересней, — обвожу рукой мастерскую. — Но я сомневаюсь, что соревнование уборщиков смогут заинтересовать кого-то.

— Тут ты, пожалуй, прав, — прокашлявшись, произносит Герион. — Разве что какое-нибудь особенное испытание придумать…

Свою глупую затею он не оставил, и примерно через месяц в крепости состоялось первое столкновение кривых поделок учеников. Притащили они как-то раз их на лекцию, похвастаться… Пара магов постарше так же приняли участие, показав новичкам «куда надо стремиться». Сам я туда не ходил, без того работы полно, но обсуждения во время обеда слышал. Неделю. Потом всё поутихло, до следующего захода. Участников стало больше, даже Лотан не удержался и вместо помощи в опытах, клепал какого-то жуткого монстра. Немного с ним поругавшись, махнул рукой, сосредоточившись на теоретической подготовке. Практикой и потом заняться можно будет, когда успокоятся.

* * *

Не успокоились. Казалось, ажиотаж только набирал обороты. Третий «турнир» привлёк настоящую толпу местных фермеров, даже несколько горожан припёрлись с ближайшим караваном. И откуда только узнали?.. В крепость они заходить не собирались, но Фандар подсуетился, собрал деньги на просмотр, так что пришлось магам и монахам организовывать своеобразную арену за пределами стен. Зато победителю и его противнику в финале был обещан небольшой денежный приз. Получили его, кстати, Руч и Корлендавин.

Должен признать, терзают меня сомнения относительно развития ситуации. Как бы не получить совершенно лишних проблем от этой затеи. Конечно, плата за просмотр, всяческие ставки на результаты поединков могут пополнить нашу казну… Но как бы не случилось наплыва преступных особей, привлечённых новым зрелищем. Угрозы для библиотеки они не представляют, монахи должны легко справиться со всяким сбродом, но вот фермеры… Защита основных поставщиков свежих продуктов может потребовать от нас слишком много сил.

Отказываться от нового развлечения никто не собирался, так что я счёл разумным временно переключиться на полноценно-боевых големов. Избранная как основа антропоморфная форма была далека от идеала по базовым боевым качествам, но позволяла использовать широкий арсенал стандартного вооружения и брони. Ну и первичная маскировка. Одно дело, когда враг сразу видит, что ему противостоят големы, другое — когда он принимает их за людей в тяжёлой броне. Ещё один плюс — возможность использовать разумных духов, привычных к материальному, человекообразному виду. В самостоятельном сотворении разума я продвинулся не далеко.

Должен признать, во время теоретических разработок мне пришло немало выглядящих перспективными идей. Поскольку подобные творения пользуются популярностью по всему миру, надолго подготовка не затянулась. Все компоненты ритуала были уже неоднократно описаны во множестве книг, мне осталось лишь выбрать самые подходящие к нашей ситуации и собрать воедино. Потом отвлечь Лотана от испытаний очередного, четвёртого по счёту, «шедевра» и вот, первый боевой голем готов. Спутать с сородичем его бы не смог ни один здоровый человек, но это и не требовалось. Главное что он мог двигаться, выполнять приказы и пользоваться оружием. Призванная сущность была для этого достаточно разумна.

Стоящее посреди ритуальной фигуры отлитое из железа создание имело голову, туловище, две пятипалых руки и две ноги. Глаза, уши и всё остальное духу не требовались и в конструкции не предусматривались. Налюбовавшись своим творением, приказали ему покинуть «круг» и облачиться в предоставленные интендантом тяжёлые доспехи. У монахов они не востребованы, так что получить их было не сложно. Пришлось, правда, с этим ему помогать, ну, да и люди обычно неспособны экипироваться в латы самостоятельно. Тощая фигура голема сразу стала внушительней: почти два метра в высоту и около метра в ширину. Толстые пластины брони пробить не зачарованным оружием было затруднительно, а большинство ударов в сочленения и прочие уязвимые места металлическому болвану были безразличны.

Та же голова ему, по сути, совершенно не нужна. Колющие удары в торс серьёзного ущерба не способны принести, разве что суставы могут умудриться повредить, но они и сами по себе весьма прочны.

— И кого вы использовали? — едва зайдя в помещение, спрашивает Герион. Похоже, решил удостовериться в нашем успехе.

— Среднего элементаля земли, — отвечает Лотан, повернув голову в сторону вошедшего.

— Неплохой выбор, — кивает приблизившийся к нам опекун и стучит согнутым пальцем по стальному наплечнику. — Они достаточно разумны и охотно идут на заключение длительных контрактов.

— Жаль, свои врождённые способности он использовать не сможет. Почти вся его энергия уходит на управление новым телом. Остатки направлены на общее укрепление.

— Так тоже должно неплохо выйти, — вступаюсь за свою разработку. — Дать ему в руки двуручный молот, и путь стукает неприятеля.

— Да, силы ему не занимать…. Чего не сказать о мастерстве, — приглушённо хмыкает волшебник и теребит бородку. — Откуда элементалю знать об использовании человеческого оружия?

— Он должен быть достаточно обучаем, — хлопаю замершего неподвижно голема по предплечью. — Показать правильные движения, а там пусть практикуется.

— И сколько ты планируешь таких сделать?

— Надеюсь, за год сможем изготовить сотню, — печально вздыхаю. — На каждого выходит три-четыре дня, с учётом отдыха и других занятий.

— Не так уж и плохо, — приподнимает бровь Герион. — Не армия, но на крупный отряд наёмников потянет.

— Только без командиров, — приглушённо хмыкаю. — Эту роль придётся оставить нашим монахам.

— А они будут слушаться любого?

— Нет, но конкретный способ контроля ещё обдумываем. Можно сделать специальные амулеты, или прикреплять специальным заклинанием к определённому человеку. У каждого метода есть свои недостатки. Этот голем, к примеру, подчиняется только нам двоим.

— Амулет выглядит проще.

— Но его могут украсть и использовать против нас, — развожу руками. — Можно и амулет прикреплять… Но тогда уж лучше сразу големов.

— Я подумаю над этим вопросом, — ещё раз потеребив бородку, Герион прощается и уходит.

* * *

И вновь жизнь вошла в стабильную колею. Мы создавали новых големов, снаряжали и отправляли к монахам, практиковаться. Самые «умные» получали мечи, остальные довольствовались молотами и топорами. Конечно, к бою на стенах они почти не пригодны, но на патрулирование дорог сгодятся. Усталость искусственным существам незнакома, подкупить их не выйдет, изгнать, как обычных призванных существ, тоже не удастся. Останется всяких дорожным грабителям пытаться справиться с нашей стражей простыми, физическими методами. Сильные маги в подобных компаниях — большая редкость. Даже если у них имеются какие-нибудь противоестественные пристрастия, всегда могут получить нужные суммы законными путями, или хотя бы не подвергая своё здоровье риску.

Наши творения далеки от идеала, как и мы до титула лучших големостроителей мира. Но с возложенными функциями новобранцы должны справиться. Когда набрался первый десяток, Хэн отправил первый отряд на проверку. Пока организовали временное соединение с сопровождавшим их монахом, постоянное решение ещё не выбрали. Ничего, прогулялись, столкнулись с какими-то подозрительными личностями, сдуру обстрелявшими их из кустов. По докладу монаха, а я на нём присутствовал, как один из авторов, шансов у бандитов не было никаких. Примитивные длинные луки из цельного куска дерева и простые-то латы пробивают не всегда, а уж усиленные… Да и если бы вдруг пробили, големам с того хуже бы не стало.

Основной проблемой стало отмыть орудия труда от крови и прочего содержимого человеческих тел. Сами големы так же немного испачкались в результате, уж очень задорно работали, брызги во все стороны летели. Видел я их, когда вернулись… То ещё зрелище. Но монахи с чисткой справились быстро, сейчас все металлические части задорно сверкают на солнце. Любой желающий может убедиться: большую часть времени големы ворота охраняют.

Продолжил я и разработку модели поведения для уборщиков. Использовать для этой цели духов мне не хотелось. Процесс двигался со скрипом, приходилось учитывать множество факторов. Я раньше даже и не представлял, что объяснить, как правильно осуществлять чистку помещений, так сложно! Нет, если бы требовалось, например, просто протереть пол щёткой — то никаких проблем. Но мне этого мало. Хочется чего-то более универсального. Какое-нибудь ведро на ножках уже сейчас можно выпустить в свет. Но смысл? Ни морального удовлетворения, ни особой пользы. Без контроля такое не оставишь, да и в эффективности сомневаюсь. Так что придётся пока монахам всё делать по старинке, руками. А саму идею отложить на потом и переключиться на другую.

Их у меня хватает, правда, для некоторых крайне желательно освоить на практике некоторые теоретические знания. К примеру, человеческий организм я по книгам изучил, но отчётливо понимаю, что для практического применения моих задумок этого мало. Возможно, стоит попросить кого-то из местных целителей взяться за моё обучение?.. Даже не знаю, будет ли это полезным или останется бессмысленной тратой времени. К тому же, могут вовсе отказаться со мной заниматься. Впрочем, не попробую, не узнаю. Спешить мне некуда.

* * *

Что сказать, «вот прям сразу» со мной заниматься никто не захотел, «быть может, зимой…» но список книг для предварительного ознакомления составили. Часть я уже прочитал сам, но большинство даже на глаза не попадались. С размерами книгохранилища, это не удивительно. Придётся поискать, потрясти чтецов. Иногда я удивляюсь, как они умудряются обучать свою смену ориентироваться в наших «лабиринтах». У меня это до сих пор иногда вызывает трудности.

Провожу пальцем по книжным корешкам на нижней полке возвышающегося на несколько моих ростов шкафа. В самых популярных уголках библиотеки есть стационарные лестницы, здесь же приходиться возить с собой передвижную. Без неё добраться до вершин можно только с заклинанием левитации. Если кто-то вздумает карабкаться по полкам… повезёт — просто выкинут за ворота и запретят пускать. Как уже когда-то упоминалось, совсем не все посетители являют собой образчик разумности. Иногда проявляется сильное удивление: как у подобной особи хватило денег попасть сюда. И зачем это ей вдруг понадобилось. Некоторые из посетителей совсем не ассоциируются с чтением книг. Знаю, внешность бывает обманчива, но поведение, привычки характеризуют личность куда полнее.

Вскарабкавшись на притянутую поближе лесенку, бережно вытягиваю том в потёртой кожаной обложке. Надпись на корешке совпадает с ещё одной книгой из списка. Перевернув несколько листов, убеждаюсь в соответствии содержимого. Иногда случается, что под названием одной книги, скрывается совершенно другая. Что-то пряталось прошлыми владельцами, авторами или работниками библиотеки, а что-то умудрялись подменить недобросовестные читатели. Посетителям запрещено выносить книги из читальных залов, только копии, сделанные переписчиками. Но кому-то это кажется недостаточным, и они идут на подобные преступления. И повезёт, если подсунут свежую копию, а не бессвязный набор листов. К сожалению, за всеми уследить тяжело.

Нет, сейчас-то помогает магия и патрулирующие залы монахи, но в былые годы и чтецов могло не хватать для полноценной работы. За века работы крепость-библиотека знавала нелёгкие времена. Как и у всякой организации, бывали свои взлёты и падения. Порой казалось, что ещё чуть-чуть и всё придёт в запустение. Многое хранят летописи… Конечно, с жизненными перипетиями крупных государств, размах не идёт ни в какое сравнение, но я тех государств отродясь в глаза не видел, а крепость вот она. Не считать же за государства несколько мелких городишек, посещённых с Герионом.

Коль уж всё одно забрался, заодно и остальные книги наверху рассмотрел. Некоторые были слишком старыми: для опознания их приходилось вытаскивать и раскрывать. Далеко не все обзавелись новой обложкой, исправляющей этот недостаток раритетных изданий. Несмотря на трудности, нашлось несколько представляющих интерес текстов, впоследствии отложенных в специальную корзину у основания лестницы.

Обследовав один шкаф, поднимаю упоры, и перекатываю стремянку к следующему. Ну а там упоры опускаю и лезу наверх. Понизу-то я прошёлся предварительно. Конечно, не слишком удобно постоянно морочиться с перестановкой, но левитировать я так и не научился. Дальше замедления падения дело так и не зашло. Впрочем, даже будь у меня крылья, в помещении ими особо не помахаешь. Так что только по ступенькам подниматься вверх. Дело привычное.

* * *

— Надо что-то с этим делать! — Малькольм начинает собрание с гневного восклицания.

— С чем? — косится на него Фандар.

— Я не возражаю, когда жители крепости развлекаются в свободное от работы время, — проигнорировал вопрос жрец. — Но эти набеги жаждущего зрелищ народа под наши стены выходит за все рамки!

— Ну, это приносит неплохо доход, люди расслабляются, веселятся… — широко улыбнувшись, полурослик разводит руками.

— У нас тут библиотека! — потряс выставленным вверх пальцем старик. — А не какой-то там балаган!

— Склонен согласиться с Хранителем, — сложив руки на груди, проскрипел алхимик. — Мы не испытываем проблем с золотом. Чего не скажешь о праздно шатающихся недоумках.

— Монахи справляются с попытками посторонних проникнуть за ворота, — отстранённо заметил Хэн.

— И что ты предлагаешь делать? Запретить битвы големов? — Герион посмотрел на главу библиотеки сквозь сложенные домиком пальцы.

— Перенести подальше от нас, — помахал ладонью Малькольм и потёр лысину. — В Шимкен, например.

— В принципе, это можно устроить, — ненадолго задумавшись, выдал интендант. — Выкупить там участок земли на окраине города, построить нормальную арену… При сохранении ажиотажа, это быстро окупится.

— И добираться будешь пешком? — сухо рассмеялся Рэнш.

— Герион умеет делать порталы, — Фандар ткнул в названного пальцем.

— Как-то меня не тянет выступать перевозчиком! — выставил вперёд ладони волшебник.

— Сделай пару стационарных порталов! Один в крепости, один в городе.

— Крепость защищена от перемещений, — заклинатель покачал головой. — А делать портал за пределами крепости слишком опасно. Это весьма… хрупкая конструкция, требующая постоянного присмотра.

— Можно выкопать подземный ход за пределы защиты, но без выхода на поверхность. Его и защищать от вторжения не слишком тяжело будет, а в случае чего и обвалить можно.

— Выглядит разумно, — изрёк Герион, подёргав себя за бородку. — Но от постоянного контроля это нас не избавит.

— Посадим мага с пятёркой монахов, в город пару десятков для охраны направим… — пожал плечами полурослик. — Они, небось, ещё спорить будут за возможность там дежурить.

— Не будут, — утвердил настоятель.

— Как скажешь, — отмахивается интендант. — Не в том суть.

— Работы в крепости от такого разделения не пострадает? — поджав губы, Малькольм пристально смотрит на полурослика.

— У нас достаточно магов для поддержания хозяйства, — постучав пальцами по подлокотнику кресла, он закатил глаза. — Даже более чем достаточно.

— Что на счёт безопасности таких перемещений? — чуть расслабившись, Хранитель Фолиантов перевёл взгляд на Гериона.

— Технология парных порталов известна давно и хорошо отработана, — объект внимания постучал пальцами друг о друга. — При постоянном контроле и своевременных профилактических работах они полностью безопасны. Да и расстояние тут не большое, каких-то проблемных мест нет.

— Хорошо, на Фандаре организация места, на Герионе — сообщения. Хэн отвечает за охрану, — сцепив на животе пальцы в замок, старик вздыхает. — Теперь перейдём к другим вопросам…

* * *

Притащенная Герионом бригада цвергов со всем старанием вгрызалась в камень утёса под крепостью. Я сидел в сторонке на ступеньке, грыз кедровые орехи и наблюдал. Заниматься чем-то более… конструктивным желания не имелось. Даже читать, отчего-то не тянуло. Так что, отработав обязательную программу, предался безделью. Погода располагала: последние тёплые деньки перед долгой, славной минусовыми температурами, осадками и сильным ветром, зимой. Крепостные стены немного спасали от последнего, но полной защиты не обеспечивали. А второе и вовсе усугубляли: снег набивался, будто в ящик.

Без постоянной чистки, возможность нормального перемещения по поверхности исчезла бы через несколько дней снегопада средней насыщенности. Слава трудолюбию монахов — такого никогда не происходило. С какой стороны браться за лопату им прекрасно известно, с другим инвентарём тоже дружат. Зимой поток посетителей снижается, за исключением умеющих телепортироваться. Вот уж кому безразлично состояние дорог. Остальным — добро пожаловать в сани. Не самый худший транспорт, конечно, но со своими особенностями. После сильных дождей сообщение вовсе останавливается. В середине осени они — обычное дело.

Фандар с Герионом опять переместились в город, они там крупный проект готовят, жаждут обеспечить горожан развлечениями. Тратят библиотечные деньги: землю выкупили, строителей наняли. И Малькольм им в этом потворствует. Нет, чтоб экспедицию в дальние земли организовать, обмен с другими библиотеками устроить или ещё чего полезное сделать. Алхимическую лабораторию расширить, например. Число сотрудников понемногу растёт, многие хотят работать у нас, но количество оборудования остаётся неизменным чуть ли не с момента перестройки крепости. Конечно, при сильном износе или неустранимых магией повреждениях оно заменялось новым, но этого мало.

Ссыпаю шелуху в мешочек, отряхиваюсь и кидаю взгляд на углубившихся в твердь земную коротышек. Всего несколько часов работают, а их уже со стороны не видно, скоро без подъёмников обходиться не смогут, так далеко закопаются. По плану, основной тоннель планируется расположить ниже уровня моря, спуск будет осуществляться лифтом гномьего производства. На границе блокирующего поля будет большая комната, перегороженная решёткой. И за это ограждение можно будет переместиться как заклинанием, так и через артефактный портал. А там с гостями будут разбираться монахи. Или пропустят дальше, или перебьют, или назад отправят. Тут уж как повезёт новоприбывшим.

Мне заказали десяток големов с большими, ростовыми щитами и многозарядными арбалетами. Тогда же и рассказали о планируемых постройках. Впоследствии големов потребуется где-то с полсотни, для обеспечения безопасности на арене. Не всё же монахам исполнять глупые пожелания начальства. Будут для этого железных болванов гонять да на охрану ворот ставить. Призванные элементали не гении мысли, но на подобные задачи и их разумения хватит.

— А ты что тут сидишь? — отвлёк меня от размышлений раздавшийся из-за спины голос.

— Отдыхаю, — пожав плечами, поворачиваюсь к магу. Короткие, ярко-рыжие волосы прикрыты войлочной шляпой с узкими полями и округлой макушкой, светло-голубые глаза скрыты за полуопущенными веками. Облегчённая кожаная броня оберегает тело от враждебно настроенных кустов и невысоких деревьев. В частых патрулях он привык больше полагаться на свою магию, чем на физические возможности.

— Герион собрался порталы делать, позвал всех желающих присутствовать, — собеседник махнул рукой в сторону библиотеки.

— Да? Не слышал, — дёргаю ушами.

— Я тебя на обеде не видел, — растягивает обветренные губы в улыбке, собирая морщинки в уголках глаз.

— Меня там и не было, — ответно улыбаюсь.

— Зря. Сегодня был отличный грибной суп.

— Где собрание?

— В подвале, где ещё? — поправляет сдвинутый сильным порывом ветра головной убор.

— Пошли, — поднимаюсь, отряхиваю штаны и выжидательно смотрю на Ункарта.

* * *

Библиотечные «катакомбы» обрели у магов немалую популярность. Кроме нашей мастерской тут обретаются ещё несколько, как групповые, так и одиночные. А с началом соревнований, даже у учеников появилось свой зал, способный комфортно разместить три десятка рабочих мест. Тут все желающие и собрались, не хватало только лектора. Ещё отсутствовали несколько человек, не проявляющих интереса к артефакторике. Та же Дирала в этой дисциплине совершенно не разбирается, хоть и использует в работе несколько изготовленных мужем предметов. Вот и выходит, что Руч здесь, а её нет.

— Повезло, что я оказался в крепости, — наклонившись ко мне, негромко произносит расположившийся рядом волшебник. Шляпу он оставил на входе, сейчас его пламенеющая макушка ярким пятном выделялась на общем фоне. Ничего удивительного, что в патрулях он постоянно её прикрывает. — Так бы всё пропустил.

— Никто не заставляет тебя постоянно бродить с монахами, — шёпотом отвечаю.

— Сидеть на одном месте мне слишком скучно, — хлопает меня по плечу и, выпрямившись, смотрит на вход.

А вот и мой опекун проходит на освобождённое от верстаков место. Вслед за ним заносят две бронзовые рамы овальной формы: метра два в высоту и метр в ширину. Их поверхность покрыта выгравированными символами, на первый взгляд совершенно идентичными. Поприветствовав собравшихся, Герион начинает рассказ о процессе изготовления заготовок. Из чего их лучше делать, подбор оптимальной формы, какими символами покрывать поверхность… Те, кстати, должны полностью совпадать, как и все остальные параметры изделий. Чем больше отклонений, тем больше усилий затребует зачарование. А при сильных расхождениях портал не получится. В лучшем случае, не случится ничего. В худшем…. Ну, взрыв заготовок, это еще не самое плохое из перечисленных вариантов.

При правильном изготовлении, между артефактами образуется устойчивая связь, и попасть из одного места в другое становится столь же просто, как перейти из комнаты в комнату. Достаточно просто шагнуть. Портал двусторонний, так что не стоит забывать об осторожности, особенно если собираешься соединить между собой далеко отстоящие места. К примеру, связь между Шимкеном и библиотекой будет мгновенная, но чем дальше, тем больше вероятность помех. Для их устранения и требуются дежурные маги, более-менее разбирающиеся в настройках портала. В общем-то, необходимость в наблюдателях отсутствует разве что при перемещении в пределах десятка километров. Потом вероятность неполадок постепенно возрастает. Впрочем, система достаточно надёжна и способна долго проработать без нареканий. Но под присмотром безопасней. Как любит шутить один из алхимиков: «эти правила написаны кровью невинно убиенных чернильниц».

Закончив с теорией, маг приступил к практической демонстрации. Показательно зачитал комплекс связующих заклинаний, сопровождая действо всеми положенными жестами. Конечно, процесс изготовления с нуля был бы полезней… Но очень уж он длителен. Два опытных мага целый день убили на заготовки. А то и больше, я ведь не знаю, когда они начали их делать, Герион же о времени не сказал ни слова, только упомянул участников. И это без учёта тройки использованных алхимических составов! Там вообще только общепринятые названия и развеска. Должен признать, мне ничего подобного готовить не доводилось, только читать. И не заметил, что кто-то в лаборатории этим занимался. Впрочем, я ведь там не целый день присутствую. Даже не каждый.

Зачарование заняло около часа, с учётом построения ритуального круга. В этот раз представлявшего собой незамкнутую спираль, исполненную руническими надписями. На внешнем и внутреннем концах расположились рамки, а маг зачитал финальное заклинание. Расставив готовые артефакты в разных краях зала, Герион активировал свои творения. Порталы показали расположенное по другую сторону появившегося канала. Подойдя к одному, с интересом посмотрел на свою спину, в окружении других магов. Ну, как спину… небольшую часть, видневшуюся между тел рослых коллег. Опекун подал пример: решительно шагнул в ограниченную рамкой плёнку. И мгновенно вышел из аналогичной. В противоположной части помещения.

Ну да, это в библиотеку нельзя переместиться, как и наружу, внутри же — вполне возможно, пусть с серьёзными ограничениями. Есть несколько мест, где пространственная магия полностью заблокирована, но учебная мастерская к подобным не относится. Как и наша с Лотаном, иначе призвать для управления големами духов было бы невозможно. Сложно всё с этим, я до сих пор до конца не понимаю, как запрещающие щиты работают. Правда и исполнить ни один не могу, разве что на ритуальной основе, но это совсем другой разговор. Там тонкую настройку обеспечит лишь усложнение фигуры в разы. Быть может, потом разберусь.

* * *

Цверги быстро разобрались со своей задачей, но зима уже наступила. Снег активно засыпал любое открытое пространство, не обдуваемое сильным ветром. Дежурным монахам прибавилось работы, но они не жаловались, без устали махая широкими, плоскими лопатами. Излишки вывозились за ворота и скидывались с обрыва. Иначе тут были бы сугробы вровень со стенами, а то и превосходящие.

Сегодня мы должны были отправиться на открытие арены. Всё уже готово: приглашения разосланы, билеты на представление проданы, участники подготовились…. Фандар занимался всем, но я не в курсе подробностей. Присутствовать где-то не было никакого желания, но Герион в этом вопросе проявил неожиданное упорство. Кроме нас там будет почти всё руководство библиотеки, большинство магов, чтецов и прочих жителей. И полсотни монахов для охраны «делегации». В крепости останется только Рэнш с тройкой дежурных заклинателей, не пожелавших заниматься всякой ерундой. Все монахи в связи с таким ослаблением защитного потенциала займут боевые посты. Зимой редко происходят крупные боевые действия, но подобным шансом может кто-нибудь воспользоваться. Место проведения соревнований так же зачаровано по полной. Разве что среди зрителей могут найтись недоброжелатели, пронёсшие с собой амулет-другой. В неактивном состоянии подобные вещи засечь тяжело, с учётом скопления народа и вовсе невозможно.

Лично мне кажется, что у кого-то из организаторов разыгралась паранойя. Но кроме необходимости присутствовать на самом мероприятии, меня это никак не затрагивало, так что, по большей части, было проигнорировано. Волшебникам, кроме участников, придётся наблюдать за происходящим, высматривая подозрительную активность, а монахам, с учётом нагрузки, совсем не до представления будет. Ещё бы кто-то из них хоть сколь-нибудь разбирался в обеспечении безопасности мероприятий… Ведь сплошные дилетанты, начиная с организаторов. Удивлюсь, если чего не произойдёт по их же вине.

— Ты готов? — прерывает размышления заглянувший в комнату Герион.

— Давно уже, — соскальзываю со стула и натягиваю снятую с вешалки утеплённую куртку. Монахам замёрзнуть нелегко, но зачем утруждаться, когда можно просто одеться потеплее. За курткой следует вязаная шапка, прекрасно скрывшая торчащие уши, и сапоги с коротким голенищем.

— Идём, остальные уже должны были переправиться.

Ну да, пропускная способность портала невелика, за раз только один человек и пройдёт. При определённом усилии — два, не более. Вот и получается при большом количестве желающих быстро продвигающаяся очередь. Само-то перемещение мгновенное, задержек быть не должно.

А неплохо они тут обустроили. Големы ровными рядами стоят, щитами прикрываются, арбалетами в прибывающих целятся. Монахи бдят позади, маг за столиком чего-то читает. Прервавший своё занятие волшебник командует голему и тот отодвигает решётку. Конечно, какой-нибудь тамбур был бы ещё надёжней, но до такого уровня паранойи местное руководство ещё не дошло. Да и сильно замедлит проходящих подобное сооружение. Все бы быстро утомились постоянно дожидаться открытия-закрытия проходов и их бы просто убрали. У нас тут не штаб-квартира секретного ордена, а библиотека. Кажется.

Вышли мы в похожем помещении, те же големы с монахами и магом, та же решётка поперёк комнаты. Разве что туннеля не было, дверь сразу выводила на широкую лестницу. Тут-то защищать особо нечего, проще сам артефакт уничтожить, чем устраивать провалы в земле посреди населённого города. Градоправитель такое точно не одобрит, сколь бы ни были ему безразличны простые горожане. Сама арена на окраине, но вокруг хватает построек. Склады всякие, наверно.

До начала ещё оставалось время, так что мы успели посмотреть комплекс и снаружи. Строители хорошо поработали, несуразная прямоугольная конструкция на бумаге, в жизни превратилась во внушающее некоторый трепет сооружение. Массивные, глухие стены тёмно-серого камня возвышались над окружающими постройками. Ровные, прямые линии соседствовали с какими-то абстрактными р