Альбина Игнатова - Конкурс на место жены некроманта [СИ]

Конкурс на место жены некроманта [СИ] 831K, 206 с.   (скачать) - Альбина Игнатова

Конкурс на место жены некроманта
Альбина Игнатова


ПРОЛОГ

Весна… время мечтаний, любви и надежд. Молоденькие девушки надевают яркие красивые платья, ходят хихикающими стайками и строят глазки молодым людям, застенчиво прикрываясь веером. Те в свою очередь провожают их задумчивыми взглядами, еле заметно улыбаясь. Весна — чудесное время года, неизменно напоминающее о рождении новой жизни. Она завораживает своими цветущими деревьями, опьяняющими ароматами и свежими, ласкающими ветерками. Немудрено, что большинство людей выбирают именно это время для того, что бы принести изменения в свою размеренную жизнь.

Весна в городе Салк, находящемся на севере Лисана, приходила позднее, и именно поэтому она сводила с ума жителей этого приграничного города, заставляя совершать безумства. И когда в "Вестнике Салка" появилось объявление, весьма любопытного содержания, мало кто удивился. А внимание оно привлекало, особенно мамашек, дочери которых были на выданье. Да и как не привлекать, когда текст этого объявления пестрел темно-красным шрифтом на половину газетной страницы и был украшен витиеватой, золотистой рамочкой. Такое украшение сразу бросалось в глаза. Но содержание, как известно, намного ценнее яркой мишуры.

Внимание!

Пятого числа, третьего месяца весны сего года будет проводиться предварительное собеседование с целью поиска невесты многоуважаемому жителю Салка, некроманту Гордену Ларку.

Требование к претенденткам:

— детородного возраста (от восемнадцати до двадцати семи лет);

— крепкая нервная система и здоровье;

— флегматичное отношение к смерти и её проявлениям (в частности к умертвиям-слугам и некромантии в целом);

— с чувством юмора;

— финансовое состояние и социальное положение не имеют значения.

Собеседование будет проводиться в особняке мистера Ларка, в двенадцать дня пополудни.


Стоит ли говорить, мистер Ларк был известен не только в своем родном городе, но и за его пределами. Поэтому практически все были осведомлены о материальном положении данного гражданина, что склоняло чашу весов в его пользу. Глаза заботливых мамашек загорелись огнем и желанием заполучить состоятельного зятя. И не беда, если брак распадется, ведь предыдущем женам, после развода некромант выплатил внушительную сумму отступных.


ГЛАВА 1
ПАРАД НЕВЕСТ

Горден, довольный собой, переместился во двор собственного особняка. Он раньше, чем планировал, закончил зачистку на границе Лисана и Ериканской империи, той самой, что разделялась грядой труднопроходимых гор. После длительного и кровопролитного восстания, это место славилось своим особым фоном, заставляющим подниматьсянеупокоенных мертвяков и привлекающим на эту территорию различную нежить. Вот и этой весной, как подснежники, вылезло несколько насмерть замерзших в горах путников, распугивая своими синими рожами мирных жителей. И вызвали его — приграничного некроманта.

Вообще на этих сомнительных территориях без некроманта никак, поэтому большинство из них предпочитают север (к этому решению так же склоняет климат, способствующий лучшему сохранению подопытного материала). Мистер Ларк благодаря своей высокой квалификации и прекрасному образованию, пользовался большим спросом. И не только в зачистке. К нему приходили состоятельные граждане Лисана за измененной нежитью в виде домашних зверушек, прислуги и охраны. Слава о безупречных работах некроманта шла впереди него.

Довольный некромант, повеселившийся и заработавший приличную сумму денег, зашагал в сторону особняка, когда его внимание привлекло большое скопление экипажей возле дома. Это слегка удивило. Гостей он не звал, жены у него нет, детей тоже. Так кто же посмел явиться в логово некроманта без предупреждения, тем более в таком вопиющем, нарушающем тишину, составе? Клиенты? Все может быть. Поэтому расстраиваться некромант не спешил. Он просто решил спокойно все выяснить.

Чем ближе Горден подходил к дверям, тем громче был гул множества голосов. Но потрясло некроманта не это, потрясло его прицепленное на двери объявление, выведенное идеальным, каллиграфическим почерком.

Уважаемые дамы!

Собеседование для претенденток, желающих стать невестой мистера Ларка, будет проводиться в большой гостиной. Сразу налево, первая дверь. Добро пожаловать, и надеемся на взаимовыгодное сотрудничество!

Прекрасное настроение некроманта слегка упало, и улыбка на его красивом лице стала какая-то кривая.

— Ну, Мэри! Ну…. погоди!

Резким движением руки Горден сорвал столь возмутившее его объявление и решительно направился внутрь. Огромные двустворчатые двери гостиной были открыты нараспашку, выставляя на обозрение щебечущих девушек, между которыми сновали слуги, одетые в ливреи темно-бордового цвета с золотистой обстрочкой, и с полными подносами прохладительных напитков. Масштабы организованного мероприятия поражали, и помня о цели визита своих гостей,

Горден не горел желанием попадаться им на глаза. Поэтому плавно отступил так, чтобы его не могли увидеть.

Один из официантов как раз спешил из гостиной с пустым подносом. Молниеносно перехватив его за локоть, Горден оттащил молодого паренька в сторону.

— Что вы делаете в моем доме?

Убийственно спокойно вопросил некромант, сверля несчастного своими черными, как тьма, глазами.

— Р-работаю…

Неуверенно ответил тот, пытаясь понять, чем провинился.

— Сформулируем вопрос по-другому. Кто вас сюда притащил?

— Так… это… — слуга, уловив нотку раздражения в тоне

Гордена, растерянно заозирался по сторонам. — Нас нанял мистер Ларк обслуживать гостей на сегодняшнем мероприятии.

Пальцы некроманта сами собой разжались. Видимо Мэри решила провернуть свой безумный план втихую от него. Даже слуг наняла от его имени. Ну что ж, Горден привык получать удовольствие от жизни, и данная ситуация была не исключением.

— Камзол мне, живо!

От его команды парень едва не подскочил на месте. Он даже спорить не стал, лишь торопливо начал раздеваться. Горден же привычно скинул походную кожаную куртку и, натянув на себя протянутую часть гардероба, застегнулся на все пуговицы.

Некромант выхватил полный поднос у проходящего официанта, и неспешно направился к своим гостям, на ходу преображаясь. Волосы его потемнели, нос слегка увеличился в размерах, и стал напоминать картошку, глаза, наоборот, стали уже, приобретая при этом светло-серый оттенок. Так что не смотрящие на слуг девушки вряд ли узнали бы в нем свою цель.

Горден медленно обходил зал, наблюдая за претендентками.

Все были такие разные: брюнетки, блондинки, высокие,

низкие, тощие и пампушки. На любой вкус. Неизменным было одно: все девушки были в сопровождении своих заботливых мамашек. Тех самых, весьма деятельных, с бульдожьей хваткой,

которые если вцепятся в добычу, ни за что не отпустят.

Львиная доля присутствующих дам — жительницы Салка, но были и совершенно незнакомые лица, явно иногородние.

Некромант незаметно подкрадывался то к одной, то к другой группе, внимательно слушая, о чем говорят девушки. За то время, пока обходил зал, Горден узнал о себе больше, чем за всё время своей сознательной жизни.

— Нет, матушка, этот некромант не лучший вариант, -

скривив тонкие губы, щебетала носатая жаба (почему-то именно с этим земноводным она ассоциировалась у некроманта), — подумаешь, богатый! — фыркнула она — Он страшный, как сама смерть! — от этих слов Годен чуть не подавился. Он всегда считал себя достаточно привлекательным мужчиной. — Одно слово — некромант! Представляешь, он же с трупами возится! — девица брезгливо передернула тощими плечами — От него, наверно, несет мертвечиной! И за кого ты меня хочешь отдать?

Самое странное, но эту мисс Горден видел впервые. А такое "чудо" сложно не заметить, и если бы видел он её хоть раз,

точно запомнил бы. И когда же она успела сформировать о нем такое чудное мнение?

— Ничего, Лили, стерпится-слюбится! — наставительно проговорила мамашка. — Да и вообще, полгода потерпишь, а после на развод подашь. — и шепотом добавила, слегка наклонившись к дочери. — Знаешь какие суммы он своим бывшим выплатил? На всю жизнь хватит! А там, с таким приданным мы тебе и получше женишка найдем!

Ну и невесты! Хорошо, что сейчас никто на Гордена не смотрел, иначе точно испугались бы, увидев хищный оскал вместо вежливой улыбки. Некромант, успокоившись и усилием воли избавившись от идеи наглядно продемонстрировать дамам свою лабораторию в подвале, сделал плавный шаг к ним, предлагая напитки. Носатая величественно обхватила своими костлявыми пальцами стакан с лимонадом, и именно в этот момент некромант заговорил.

— Дамы, я на вашем месте бежал бы отсюда. И чем быстрее,

тем лучше.

На недоуменные взгляды, устремленные на него, пояснил:

— Хозяин наш просто маньяк. Вы же слышали, что он уже три раза был женат?

— Это все слышали.

Недовольно фыркнула мамаша. Общаться с обслуживающим персоналом ей явно не хотелось. Но возможность узнать что-то новое об объекте охоты перевешивала.

— Да, вы наверняка слышали ладную байку о богатых разведенных дамах. Вот только это не так. — Заговорщицки прошептал Горден. — Я здесь давно работаю и знаю, что хозяин любит красивых девушек. — Он с обожанием посмотрел на дочурку, подчеркивая тем самым, кого он считает красивой.

Дочурка слегка зарделась. — Так вот, только перед отъездом он всех их в подвал водил, туда, где у него лаборатория. А оттуда они уже выходили какие-то странные: бледные, молчаливые, с вуалью на лице. Потом сразу садились в экипаж и уезжали из города. Поговаривают, что он их того, — некромант выразительно провел ребром ладони по шее, одной рукой удерживая поднос — чтобы отступные не платить. А после воскрешает и отправляет куда-нибудь подальше, чтобы не нашли.

Лица его собеседниц посерели и вытянулись, носатая так и вовсе чуть лимонад не выронила.

— Да нет, — неуверенно пробормотала мамашка, — быть не может. Об этом бы узнали…

Горден посмотрел на неё честными серыми глазами.

— Дело, конечно, ваше, верить или нет. Только сами подумайте, после развода хоть одна из его жен в городе появлялась? — увидев увеличивающиеся в размере глаза, "слуга"

наставительно добавил. — То-то же! Моё дело маленькое,

предупредить. Жалко ведь такую красоту.

Для пущей убедительности он бросил ещё один печальный взгляд на носатую жабу и, вздохнув, откланялся. Не прошло и пяти минут, как его собеседницы спешно покинули дом.

Так Горден подходил то к одним, то к другим, старательно прореживая их ряды. Но как оказалось, не только его усилия приводили к такому результату. Периодически из библиотеки,

куда слуги отводили претенденток на собеседование, вылетали бледные и запуганные дамы. Из глаз мамашек бесследно пропадало желание заполучить в зятья пусть и богатого, но весьма опасного некроманта, и их дочери полностью поддерживали это решение.

Видимо, Мэри постаралась. Интересно, как она, не умея говорить, ведет с ними беседу? Что его боевое, во всех смыслах, умертвие доверило отбор претенденток кому-то ещё,

он не верил.


ГЛАВА 2
БЕГЛЯНКА

Камилла торопилась уйти как можно дальше от места прибытия дилижанса. Совсем не хотелась попасться на глаза своему опекуну, который, несомненно, догадался, куда могла направиться девушка, не способная представить документы,

удостоверяющие личность. Понять, что она села на тот единственный доступный транспорт, где их не запрашивают,

не составит труда, так же как и определить направление её движения. Поэтому Камилла, выйдя из пыльной почтовой кареты и поудобнее перехватив свой скромный саквояж,

направилась в центр города, особо не заботясь о маршруте. Что делать дальше, она не знала.

Когда Камилла решилась на побег, четкого плана у неё не было. Было лишь желание — сбежать подальше из того ада, в котором она жила последний год, как погибли её родители. Не имея других родственников, и будучи несовершеннолетней, ей полагался опекун, коим по решению суда был назначен партнер её отца — Джон Истер. И тогда он стал менять её жизнь постепенно, мотивируя это заботой о ней же.

Когда были живы родители, Камилла училась в пансионе

"Просвещенные девы", где львиная доля времени уделялась языкам, литературе, экономике, точным наукам, и знания там давались наравне с мужскими учебными заведениями. Но мистер Истер решил, что при пережитом стрессе такая нагрузка "опасна для здоровья", и перевел её в пансион с говорящим названием "Покорность". Цель этого учебного заведения — подавить малейшие зачатки самостоятельности,

сделать из девушек безропотных овечек, способных лишь жить по указке мужа. Только на момент перевода, Камилле было неполные семнадцать лет, и изменить её мировоззрение и характер оказалось невозможно. Девушка с печалью вспоминала те времена, когда она с удовольствием ездила на каникулы домой, теперь же была готова остаться в ненавистном пансионе, лишь бы не видеть семью опекуна.

Следующим шагом мистера Истера было сокращение выдаваемой ей суммы. Но все эти мелочи можно было пережить. Вот только партнеру отца половины от дела стало мало. Видно за год он так привык к мысли о том, что он единственный владелец фирмы, что расставаться с частью дохода никак не хотел. Поэтому при очередном визите стал недвусмысленно намекать, что неплохо бы Камилле выйти замуж за своего. Например, за Рудольфа, его старшего сына.

Намеками мистер Истер не ограничился, совершенно не слушая её отказов, он подводил дело к свадьбе. И чем ближе были её восемнадцать, тем больше её затягивало в созданную опекуном ловушку. И она сбежала…

Эх, если бы можно было в восемнадцать вступить в права наследования, и избавится от ненавистного опекуна и его семейки. Вот только дурацкий закон, в восемнадцать делая её совершеннолетней, не давал возможность получить наследство девушке, пока та не выйдет замуж или не достигнет двадцати одного года.

Нужно было где-то перебиться три года и полтора месяца,

что бы до неё никто не смог добраться. В идеале за границей.

Взгляд Камиллы устремился на север, туда, где проходила граница с Ериканской империей. Идеальное решение, но есть недостаток, попасть туда без документов легально никак. А

нелегально — денег не хватит. Девушка с тоской подумала о том, что ей скоро и жить-то не на что будет, а в спину буквально дышат Истеры. И как в подтверждение её невесёлым мыслям, Камилла увидела знакомый силуэт, идущий ей навстречу. На секунду девушка замешкалась, а после рванула в ближайшую подворотню, стараясь как можно дальше уйти от преследователя. Надежда была лишь на то, что с такого расстояния он мог её не узнать. Но если все же заметил, шансы ничтожны.

Девушка петляла по переулкам, как загнанный заяц. В

какой-то момент она просто вылетела на широкую, мощеную улицу, и не останавливаясь бросилась бежать дальше. Щеки её раскраснелись, дыхание сбилось, но сдаваться так легко она не хотела. Необходимо было спрятаться, там, где её не будут искать. За своими раздумьями она не заметила, как налетела на одну пожилую женщину, шедшую с корзинкой свежесрезанных цветов.

— Куда прёшь-то, девка! Глаза разуй!

Удивительно, но от столкновения женщина устояла, а вот виновница плюхнулась на попу у её ног.

— И-из-звините, я просто спешу.

Пролепетала несчастная, стараясь подняться.

— Все спешать. — Все еще бурча, ответила преграда на пути побега. А после окинула её внимательным, чуть прищуренным взглядом, мутных глаз. — А что ж ты, девка, на собеседование спешишь?

Почти вставшая на ноги Камилла, не задумываясь, кивнула головой.

— А-а-а, — понятливо протянула старуха, сразу заулыбавшись,

— знамо дело. Дык, опаздываешь ты, девонька, все претендентки уже расходються. Собеседование уже как больше часа идёть. Что же так?

Теперь Камилла замерла, недоуменно уставившись на собеседницу, и растеряно хлопая длинными ресницами. Она даже на мгновение забыла о том, что за ней могли гнаться.

— Ты что же, иногородняя? — с сочувствием в голосе,

спросила старушка, и удовлетворившись кивком, добавила. –

Ты же наверно и не знаешь, куда идти! — всплеснула она руками.

Третий кивок был ответом. Да, красноречием Камилла сегодня не блистала.

— Ну так во-о-он там, дом с острой крышей, черный, аки ночь. — развернувшись назад, пальцем указала путь сердобольная старушка — Туда тебе девонька, туда. Только поторопись.

— Спасибо!

Все что смогла ответить пораженная беглянка. Как не удивительно, решение пришло само. Может, и получится сбежать, если боги и дальше будут на её стороне.

А старушка, посмотрев в след мчавшейся по улице девушке,

лишь покачала головой.

— Эх, что же делается, что делается! Девки совсем стыд потеряли, на мужиков вешаются, аки банные листы. Эх, в наше время все по-другому было…


Горден всё ещё пребывал в благодушном настроении. Он самолично закрыл дверь за последней парочкой, пробкой вылетевшей из библиотеки, а после и из дома. Довольно улыбаясь, он уже перестал сердиться и хотел отправиться к

Мэри, чтобы взглянуть, что так распугало всех претенденток,

но его планы нарушил настойчивый стук в дверь.

Остановившись, некромант обернулся и застыл, посмотрев на дверь, надеясь на то, что ослышался. Но нет, стук повторился.

Может, очередная горе-невеста забыла что-нибудь в гостиной?

С самой вежливой улыбкой Горден распахнул тяжелую, в полтора его роста дверь и удивленно замер. На пороге стояло раскрасневшееся от бега чудо, с чуть растрепанными каштановыми кудрями. Это чудо, одетое в клетчатое дорожное платье, поверх которого накинут легкий плащ, смущенно переминалось с ноги на ногу, периодически оглядываясь назад.

Правая рука девушки крепко сжимала ручку саквояжа. Вид у неё был такой, будто она бежала сюда от самого вокзала.

— Добрый день, я на собеседование!

Выпалило кареглазое недоразумение, заставляя от удивления изогнуться правую бровь некроманта.

— Простите, мисс, но все уже закончилось.

Огромные, как у олененка, глаза с мольбой посмотрели на него.

— Мне очень, очень надо!

Едва не плача, взмолились девушка, продолжая оглядываться назад, через плечо, будто высматривая кого-то. И это не укрылась от внимательного взгляда некроманта.

— Послушайте, вы молодая, красивая! Зачем вам это? Лучше идите домой.

Отпускать девчушку на экзекуцию к Мэри, Горден почему-то не хотел. Стало жалко это недоразумение. Но заметив,

блеснувшие в глазах слезы, чуть не выругался. Некромант не переносил на дух подобную сырость. Что же, сама напросилась, он предупреждал. Распахнув перед новой жертвой входную дверь пошире, некромант жестом предложил войти.

— Прошу, мисс. Позвольте вас проводить. — Проговорил он,

принимая плащ девушки.

Камилла не сразу поверила в свою удачу. Её пустили в дом!

Теперь главное пробыть здесь как можно дольше. Так, что бы погоня, если она была, потеряла её след. Девушка радостно улыбнулась, и последовала за слугой, который не оборачиваясь шел по пустому коридору, такому же мрачному, как и внешний вид особняка. Стены его были обклеены обоями, украшенными серыми и коричневыми полосками, разной ширины, что делало без того неосвещенное пространство ещё более сумрачным.

Далеко идти не пришлось, мужчина остановился возле очередной двери, и галантно открыл её перед Камиллой. Слуга с хитрой улыбкой пригласил девушку войти.

— Вам сюда.

Чуть замешкавшись, Камилла заглянула в проем, и прежде чем переступить порог библиотеки, она обернулась, что бы поблагодарить своего провожатого, но рядом уже никого не было. Растерянно моргнув, девушка сделала глубокий вдох,

стараясь успокоить часто бьющееся сердце. Она никогда не была на собеседованиях, и понятия не имела, что надо говорить. Единственное, что пришло ей в голову, это давать развернутые ответы на любой вопрос. Время — её союзник. С

этими мыслями девушка шагнула в комнату и замерла в растерянности.

Многочисленные полки с книгами наталкивали на мысль,

что это библиотека, но почему-то и здесь преобладали темные тона. Вкус у хозяина (или хозяйки) дома был странный. Стол,

стулья, полки для книг, диван и кресла были угольно-черного цвета. Гардины, висящие прямо за письменным столом, больше напоминали ночное, беззвездное небо. И если их задернуть,

комната погрузится в непроглядную тьму. И в этой, давящей на нервы атмосфере, в ареоле света, у окна сидела блондинка,

одетая в светло-бежевое платье с прилегающим воротничком с закругленными концами. Спина её была идеально прямой,

голова чуть опущена так, что невозможно было рассмотреть лица. Блондинка настолько внимательно рассматривала бумаги, лежащие перед ней, что даже не шелохнулась, когда

Камилла переступила порог.

— Добрый день, я на собеседование.

Собственный голос показался Камилле неприлично громким в этой гнетущей тишине. А блондинка, с шикарными жемчужными локонами-спиральками, свободно покоящимися на плечах, отложила в сторону листы, надела на указательный палец, прямо поверх перчаток, простенькое колечко, и лишь после этого подняла на новую претендентку взгляд своих неестественно голубых глаз. Губы девушки растянулись в приветливой улыбке, и она жестом предложила присесть.

Камилла нерешительно подошла к мягкому стулу, стоящему с другой стороны стола от блондинки, и скромно присела на краешек, предварительно поставив на пол свой саквояж. Лишь после этого посмотрела на хозяйку.

Но как оказалось, спрашивать её, впрочем как и разговаривать с ней, никто не собирался. На столе, перед

Камиллой просто положили ручку и листок с анкетой, точно такой же, как и в стопке на столе, и все так же жестом предложили заполнять.

То, что блондинка упорно молчит, хоть и вежливо улыбается, было странно. Может, немая? Хотя то, что Камиллу не спрашивают, даже лучше. Она просто будет как можно дольше заполнять предложенный бланк. То, что она напишет,

не имеет никакого значения, это прочитают лишь после того,

как она уйдет. А вот если бы её спрашивали, могла бы проколоться уже после первых вопросов. Ведь девушка даже не знала, на какую должность ищут нужного человека.

Склонившись над бланком, Камилла уже занесла ручку,

чтобы заполнить первую строчку анкеты, как в голову пришла здравая мысль. Свое имя писать нельзя! По привычке, от переживаний она чуть не закусила кончик чужого канцелярского предмета. Мельком взглянув на молчаливую хозяйку, которая, казалось бы, вовсе потеряла к ней интерес и вновь уткнулась в лежащие на столе анкеты, Камилла все же решилась и аккуратным, разборчивым почерком написала

"Миллари Брок". Так будет лучше. Следующая ложь далась легче. В разделе образование девушка не раздумывая написала "домашнее". Не писать же названия пансионатов, по ним её легко вычислят. Тогда как с домашним образованием они смогут проверить лишь уровень её знаний. Но с этим проблем не будет. Тем более, задерживаться здесь она не собирается. А

с этой точки зрения, она даже не врет, просто бездарно тратит время хозяйки и впустую пачкает ей бумагу. В разделе про семью Камилла с чистой совестью написала "сирота". В

разделе возраст чуть-чуть округлила в большую сторону. На этом стандартные вопросы закончились. Даже не так. На этом адекватные вопросы закончились и пошли совсем уж странные и ни о чем не говорящие для работодателя. Хотя кто его знает,

она ведь впервые собеседование проходит, может, так и должно быть…

Если вопрос о том, как вы относитесь к детям, Камилла могла списать на то, что хозяева хотят нанять гувернантку, то вот вопрос об отношении к смерти её насторожил. Дальше -

хуже. Зачем хозяевам знать, как часто претендент на искомое место видел в своей жизни трупы? Вопрос о том, как она относится к некромантии и умертвиям натолкнул на определённые мысли о деятельности хозяина дома. Но окончательно добило девушку последнее задание, где просили описать, что в её представлении семейное счастье. Что же получается: её хотят нанять гувернанткой в семейку некромантов, где дети любят играть с трупами? Мама.

Девушка, дописав последнее предложение, поставила точку.

Это задание заняло у неё больше места, чем все предыдущие вопросы, и в конце ей пришлось даже мельчить, чтобы уместить все на одном листе. Пока она пробегала текст глазами, хозяйка дома дружелюбно улыбнулась, и позвонила в специальный колокольчик для слуг.

Заполненная анкета перекочевала на другой конец стола, и пока Камилла следила за действиями блондинки, дверь бесшумно отворилась. Непроизвольно оглянувшись, девушка замерла от ужаса, неспособная пошевелиться. Пространство между столом и единственным выходом заполнилось мертвенно-бледными, осунувшимися слугами, одетыми в темно-серую униформу. Все как один, они уставились на

Камиллу своими красными глазами, горящими на бесстрастных лицах, больше походивших на посмертные восковые маски. Стало жутко. Под перекрестными взглядами нежити девушка замерла, как мышь перед удавом.

Единственное, что порадовало её в сложившейся ситуации -

это устойчивое, сидячее положение.

В поисках объяснений или поддержки (она сама не знала зачем), Камилла посмотрела на блондинку, и второй раз порадовалась, что сидит. Вместо голубоглазой красавицы,

перед ней расположилось красноглазое умертвие, при этом оно скалилось, обнажив внушительного размера клыки. Первую мысль, "сейчас съедят", девушка отогнала прочь. Она все же не деревенщина и прекрасно знала, что это все лишь байки, и без прямого приказа некроманта его нежить не нападёт. Тем более, один за другим отъезжающие от дома экипажи свидетельствовали о том, что все остальные претенденты ушли живыми и здоровыми (по крайней мере, физически). Вторая мысль — "проверка", показалась ей более реалистичной. Даже если это так, и Камилла каким-то чудом прошла испытание, то это заслуга не храбрости, а скорее страха, который лучше всяких пут сковал девичье тело.

Гулко сглотнув, она все же заставила себя улыбнуться (за последний год девушка изрядно потренировалась улыбаться,

когда хотелось плакать).

— У вас ко мне будут ещё вопросы? — Она с трудом выдавила из себя слова.

Блондинка, все так же скалясь, отрицательно мотнула головой.

— Ну, тогда я пойду?

С надеждой уточнила Камилла. Дождавшись утвердительного кивка, девушка неторопливо поднялась (зачем дразнить хищников?) и вежливо попрощавшись, двинулась к выходу.

Слуги перед ней расступились, образовав узкий проход. И

когда девушка шла, она едва не касалась их руками. Но даже это не стерло с её лица вежливое выражение.

Покинув библиотеку, под пристальными взглядами ходячих мертвецов, Камилла облегченно выдохнула и весьма обрадовалась, увидев перед собой живого человека, того самого слугу, который её встретил.

— С вами всё в порядке? — спросил мужчина, обеспокоенно глядя на неё, — Вы слегка побледнели.

Послав ему вымученную улыбку, девушка с радостью заговорила.

— Благодарю, все хорошо.

И чуть помедлив, Камилла все же решилась спросить. Пусть это и покажется её собеседнику странным, не имеет значения.

Она скоро покинет временное убежище, и о ней благополучно забудут.

— Скажите, на какую должность проводилось собеседование?

Идущий чуть впереди слуга едва встал как вкопанный, и недоверчиво посмотрел на неё.

— Как, а вы разве не знали? — удивленно вопросил он,

заставляя девушку смущенно опустить глаза.

— Нет, я только сегодня приехала и, если признаться честно,

о собеседовании узнала совершенно случайно, в последний момент.

Проницательный взгляд серых глаз какое-то время внимательно её изучал, будто пытаясь понять, врет она или нет.

— На должность экономки.

Ах, вот оно что! Вот зачем ей слуг показали, и все эти вопросы. Правильно — экономка должна знать все о доме, в котором работает. Девичье любопытство заставило задать следующий вопрос.

— А кто же хозяева? Некроманты?

— Хозяин. — Снисходительно улыбнувшись, поправил слуга –

Да, он некромант, очень занятой человек.

Странно, а зачем вопрос про детей, семью? Может племянники, или сам планирует жениться?

— Я так и поняла. Весьма своеобразный дизайн дома о многом говорит. — Она задумчиво обвела взглядом холл. — В

любом случае мне пора. — Будто что-то вспомнив, девушка тряхнула головой, заставляя взметнуться непослушные кудри.

Её слова заставили слугу, готового двинуться дальше, вновь замереть.

— А как же результаты собеседования? Не интересуют?

Камилла ответила удивленным взглядом.

— Что, прямо сейчас? Там ведь целая стопка анкет, да и хозяина вроде нет…

В ответ на её слова, слуга лишь добродушно улыбнулся.

— Не переживайте на сей счет. Если хотите, можете обождать в гостиной.

И дождавшись робкой улыбки и радостного "Да", мужчина проводил гостью в гостиную, где не так давно располагалась большая часть женского населения города.

Такой поворот вполне устраивал Камиллу, и она с удовольствием разместилась на одном из диванов,

выставленных специально для претенденток. Если выбирать из двух "зол", где с одной стороны она может столкнуться со своим ненавистным опекуном, а с другой стороны дом некроманта, полный умертвий, второе "зло" в сто раз лучше.

Не успела девушка об этом подумать, как в залу вошло одно из тех умертвий, которое было на собеседовании. Лицо слуги,

даже после смерти умудрялось сохранить высокомерное выражение. Теперь он не казался таким жутким, как раньше.

По большей части этому способствовал поднос с горячим чаем и тарелкой, полной всевозможных пирожных, который слуга держал в руках, затянутых в белоснежные перчатки.

Почувствовав сладкий запах ванили, в желудке у Камиллы забурчало. Нет, все-таки второй вариант в двести раз лучше.


Горден, слегка улыбаясь своим мыслям, вошел в библиотеку, где за столом по-прежнему сидела Мэри, перебиравшая анкеты.

— Ну и как это понимать? — вопросил он, плотнее закрывая дверь. — Что это за саботаж?

Мэри подняла на него свои рубиновые глаза, и невинно похлопала ресницами. Смотрелось это сочетание довольно странно.

— Это же надо было додуматься, МОИ собственные умертвия ищут МНЕ ЖЕ жену! Кому расскажи, не поверят!

Мэри чуть изогнула уголок бледных губ и развела руками.

Мол, сам виноват, три твои предыдущие попытки полностью провалились, пришлось самим все делать. А Горден подумал,

как это его угораздило создать такое излишне самостоятельное умертвие? Видимо, все дело в первоначальном материале. Но,

что не скажи, зато не скучно.

— Значит так, дай анкету последней девушки.

Полностью исписанный листок был подвинут на край стола.

Горден быстро взял его, и сразу выхватил имя заинтересовавшей его девушки. Миллари. Миллари Брок. Он машинально опустил взгляд ниже и улыбка, второй раз за день, стекла с его лица.

— И что, ты всем претенденткам такие анкеты раздала?

В ответ Мэри лишь кивнула.

— О боги! — Он вспомнил, что сам успел наплести. Но одно дело, когда все это досужие сплетни, а другое, когда подкреплены определёнными действиями. — Опять от меня каждый второй будет шарахаться! И кто, спрашивается, теперь придет ко мне за заказом?

Конечно, Горден утрировал. Он уже давно привык к ходившим вокруг него сплетням, и порой сам провоцировал их.

Все же образ некроманта, создаваемый годами, нужно поддерживать. Просто он в очередной раз не смог удержаться, чтобы не пристыдить своё боевое умертвие. Зря старался, совести у Мэри, впрочем, как и у её хозяина, не было.


Камилла успела выпить две чашки чая, и прилично подъесть запас хозяйских пирожных. Она с трудом удержалась от того, чтобы расслабленно не откинуться на мягкую спинку дивана и не вытянуть уставшие ноги. Девушка даже не сомневалась, что на такую ответственную должность найдут более достойную кандидатуру, чем она. Обычно экономками были взрослые,

умудренные опытом женщины, с кем ей никак не сравниться.

Зато ужас, пережитый несколькими минутами ранее того стоил, ей удалось подольше задержаться в доме и даже спокойно перекусить.

Шум шагов отвлек от вялотекущих мыслей и заставил собраться. В комнату вошел все тот же светловолосый слуга, который впустил её в дом. "Вот и все, время отдыха закончилось." С грустью подумала Камилла, морально готовясь к очередному марш броску.

— Ну что же, мисс Брок, поздравляю! Ваша кандидатура одобрена. — Едва заметно улыбаясь, проговорил слуга.

Камилла, готовая подняться на ноги, от удивления, снова опустилась на диван. Огромные, кофейного цвета глаза непонимающе уставились на стоящего перед нею мужчину.

— Как одобрена? — Едва слышно пролепетала она. К такому повороту событий девушка не была готова.

— Очень просто. Вы подходите на должность экономки. — Как ни в чем не бывало, пояснил слуга.

— Вы уверены? У меня ни опыта, ни стажа. — Что уж говорить, эта новость выбила её из колеи. Это же за какие такие грехи её выбрали на должность экономки. — Почему я?

Там же анкет целая стопка!

— Давайте по порядку. — Серьезно проговорил её собеседник.

— Вам нужна работа с хорошей зарплатой и крышей над головой?

— Да… — наполовину утвердительно, наполовину вопросительно пролепетала девушка.

— Так за чем дело стало? — Поинтересовался замаскированный некромант.

— Понимаете, — она смущенно посмотрела в серые глаза собеседника, — я адекватно оцениваю свои возможности и прекрасно понимаю, что на такую должность берут опытных женщин. Поэтому не понимаю, чем заслужила такую честь.

Да, если смотреть с такой точки зрения, подозрения юной особы были не беспочвенны. И Горден, стараясь не перегнуть палку с убеждением, стал приводить аргументы. Точнее, воодушевленно врать.

— Все просто. Вы психологически устойчивы! –

Торжественно заверил он. — Поймите, мисс Брок, — доверительно проговорил слуга, — из всех претенденток, вы наиболее спокойно отреагировали на местных слуг. Вы достаточно молодая, что бы отнестись к таким вещам с пониманием, без агрессии и суеверия. Хозяин дома уже давно не может подобрать подходящего человека, — посетовал он, — и в этот раз решил идти другим путем. А если по правде, то вам удалось лучше всех пройти проверку. Так что решение за вами, мисс. Нет, ну если вас не устраивает зарплата в пятнадцать золотых в месяц, собственные покои со всеми удобствами в самом защищенном доме Салка и оплачиваемый отпуск, я конечно пойму…

— Пятнадцать золотых? — приглушенно пропищала Камилла, судорожно хватаясь за горло. Неужели у всех экономок ТАКАЯ зарплата!

Но слуга видимо по-своему понял её удивление.

— Да, это конечно выше, чем средняя зарплата экономки, но не достаточно, что бы компенсировать работу в доме, полном умертвий. Но все же учитывая возраст, в другом доме вам такое место не предложат.

А Камилла в этот момент оценивала ситуацию с другой стороны, и наличие ходячих трупов казалось ей уже не недостатком, а, скорее, преимуществом. Идеальное место,

чтобы спрятаться. Вряд ли опекуну взбредет в голову искать её здесь. Да и от кого он узнает? Тем более, имя она указала другое. И уже расцветшая улыбка на её лице, вдруг сменилась расстроенным выражением.

— Что такое? — Горден, который успел заметить резкую смену настроения гостьи, поспешил задать вопрос напрямую. Ведь юные создания порой придумывают проблемы там, где их нет.

И если судить по выражению лица девушки, именно этим она сейчас и занималась.

— Ничего не получится. — Со вздохом проговорила она. — В

дороге у меня вытащили документы и часть денег. Так что, ну вы сами понимаете.

Она быстренько опустила свои грустные глазки в пол, чтобы собеседник не углядел румянец, вызванный стыдом за бессовестную ложь.

Слуга вновь направил на неё пристальный взгляд серых, как грозовое небо, глаз и задумчиво пожевал губу. Что девчонка юлит, он не сомневался. Все её действия наталкивали на мысль о том, что у неё серьезные проблемы. Плохо скрываемый обман, эти её оглядывания назад, будто за ней гонятся. Надо аккуратно разузнать, кого ищут в городе. Что же она натворила? Не воровка ли? Впрочем, так даже интересней. И

уже через минуту, его губы растянулись в самой доброжелательной улыбке на свете.

— Это, конечно, неприятно, но не смертельно. Уверен,

мистер Ларк пойдет вам навстречу. А документы всегда можно восстановить.

Камилла недоверчиво покосилась на собеседника.

— Сомневаюсь. Как вы можете решать такие вопросы без разрешения хозяина?

Горден и сам понимал, что хватил лишнего, и поспешил исправиться.

— А я и не решаю. Я предлагаю вам дождаться решения хозяина. Так как вы единственная кандидатка, прошедшая отбор, мы разместим вас в доме. Завтра мистер Ларк возвращается и, если его все устроит — останетесь, нет — так один день отдыха вам не повредит. Тем более, без документов вы даже комнату снять не сможете.

Слуга был прав. Что она теряет? Ещё одну ночь в дилижансе? Это если её раньше не успеет перехватить опекун.


Камилла медленно шла следом за тем же умертвием,

который угощал её горячим чаем с пирожными. Как оказалось,

единственный человек в этом доме, на самом деле был всего лишь временным работником, нанятым на один день. Поэтому когда он ушел, девушке стало жутко. Хоть порождения некромантии и не проявляли агрессии и по заверениям все того же временного слуги неопасны, пока не переступать границы дозволенного, легче ей не стало. Кто знает, где для мертвецов эти границы? Может, спуститься ночью за водой –

это уже преступление? В любом случае она твердо решила запереться на все замки и не выходить до утра. Тем временем перед ней открыли дверь в предназначенную ей комнату.

— Вы, наверно, ошиблись, — с вежливой улыбкой обратилась она к мертвецу, — это не может быть комната экономки!

Да, от шока, девушка забыла, что её сопровождающий был совершенно не разговорчив. Он лишь занес её саквояж в комнату и, полностью игнорируя её, молча удалился. А

Камилла так и осталась стоять одна, озираясь. Это были покои!

Не обычная комната для прислуги, а настоящие покои,

выдержанные в светлых тонах, так не вписывающиеся в мрачный антураж всего особняка.

Уютная гостиная, с большими окнами, выходящими на зеленеющий сад, была заставлена мебелью из беленого дуба,

делая комнату ещё светлее, чем она есть. Кремового цвета кушетка, с изогнутыми ножками, так и манила присесть на неё с книгой в руках. От стен, обитых светло-золотистой тканью тянуло теплом, таким желанным после долгой зимы. А белая как кипень дверь из гостиной вела в небольшую спальню с двуспальной кроватью и своей ванной комнатой. Такие покои могли принадлежать хозяйке дома или быть предоставлены в пользование дорогим гостям. Но экономке? Наверняка ошибка!

Только вот разбираться было не с кем. В любом случае все решится завтра. Приедет хозяин и выгонит её взашей, а сегодня она хотя бы отдохнет с комфортом.


ГЛАВА 3
ВЗАИМОВЫГОДНЫЙ КОНТРАКТ

Спать в шикарной кровати после тряски в жесткой карете было приятно. Закрытая на ключ дверь вселяла эфемерную уверенность в собственной безопасности. А умертвия, в свою очередь, надежно защищали от внешнего мира. И это полностью устраивало Камиллу.

В пансионе девушка приучилась вставать с утра пораньше,

вот и сейчас, не изменяя своей привычке, она поднялась с первыми лучами солнца. Что будет дальше, она не знала. Когда вернется хозяин особняка, тем более. Только все время прятаться в комнате нельзя, само собой ничего не решиться.

Раскрыв свой саквояж, девушка задалась вечным вопросом

"Что надеть?". Выбор, мягко говоря, скудный. Натягивать дорожный костюм, в котором она приехала, не имело смысла.

Легкое летнее платье неуместно. Оставалась надоевшая до чертиков форма пансиона. Про себя она называла её рясой.

Длинные рукава, плотный воротник под горло и свободная юбка, длиной по самую щиколотку, надежно скрывали тело от чужих глаз. Унылый темно-серый цвет делал девушку какой-то бледной и невзрачной, заставляя скривить рожицу своему отражению в зеркале. Привычно собрав свои непослушные кудри в тугой пучок, Камилла решилась спуститься вниз. Вдруг мистер Ларк уже вернулся?

Дом некроманта встретил её абсолютной тишиной,

заставляя одновременно нервничать и радоваться отсрочке.

Понимая, что здесь ей никого не найти, девушка отправилась на поиски кухни. Есть хотелось очень. Может, умертвия над ней сжалятся и дадут чем-нибудь перекусить?

Найти служебные помещения не составило труда. Более того, ориентиром послужило чьё-то не очень мелодичное пение. И если исходить из того, что мертвецы все больше молчат — в доме появился кто-то живой. Кто-то, кого можно расспросить.

Стараясь не бежать, Камилла пошла на звук, петляя по темным закоулкам, освещенным редкими магическими огоньками. Звук её шагов эхом разносился по пустынным коридорам. С каждым новым поворотом песня становилось все громче и громче, пока она не переступила порог просторной кухни. На широком подоконнике стоял поднос со свежеиспеченной выпечкой, источающий умопомрачительный запах сдобы. В кастрюле на плите что-то булькало. Огромные окна были распахнуты настежь, запуская прохладный воздух внутрь.

Рядом с кухонным столом стояла дородная женщина в светлой рубахе и пестрой юбке, поверх которых был повязан фартук в вертикальную бело-голубую полоску. Тронутые сединой волосы прятались под косынкой, такой же расцветки,

как и фартук. Женщина усердно месила тягучее тесто в огромной деревянной чаше, напевая себе под нос незнакомый мотивчик. Шум открывшейся двери заставил её оторваться от дела.

— Сколько раз говорила, на моей кухне мертвечине не место!

В сердцах женщина швырнула тесто в чашу с такой силой,

что та подскочив, чуть не слетела со стола. От неожиданности

Камилла замерла, как трусливый заяц, проглотив свое приветствие. Женщина подняла на вошедшую недовольный взгляд, готовая уже сказать, что думает о местном контингенте.

Но увидев перед собой новое лицо, лишь ойкнула и с шумом опустилась на стоящий рядом табурет.

— Ирод окаянный, — ни с того ни с сего запричитала она, едва не плача, — душегуб бессовестный, как можно! Такую деточку,

такую молоденькую и на эксперименты свои некромантские!

Ничего не понимающая Камилла, уставилась на ненормальную, серьезно задумавшись о её психическом здоровье. Вдруг это последствия долгого пребывания в этом странном доме. Но дальше было хуже. Женщина опять ойкнула, схватившись за сердце. Глаза её уже не метали молнии, скорее в них плескался страх. И это плохо, ведь в случае чего, девушка понятия не имела, где лежит успокоительное.

— Тамара, немедленно прекратите пугать мою новую экономку!

Эта простая фраза прозвучала прямо за спиной у Камиллы,

заставляя вздрогнуть от неожиданности. К такой встрече с хозяином дома девушка была не готова. Она так и осталась стоять к нему спиной, боясь повернуться. Ведь стоит посмотреть на испуганное лицо кухарки, и хочется бежать отсюда прямо через окно. На месте побледневшей Тамары,

после опрометчивых слов, сказанных в адрес некроманта, она так бы и поступила.

— Да разве ж её теперь напугаешь. — неуверенно проговорила кухарка. — Она вон сама кого хочешь, напугает, стоит только на улицу выйти!

К двойному шоку прибавилось и раздражение, вернувшее девушке самообладание. Да не настолько она плохо выглядит,

что бы от неё шарахались прохожие!

— Спасибо за комплимент. — С напускным спокойствием проговорила Камилла, глядя прямо на кухарку.

— Ой! Она ещё и разговаривает!

И это вездесущее "ой" кухарки стало уже порядком надоедать.

— Конечно, разговаривает! А, по-вашему, на место экономки я должен был нанять немую? — Весело проговорил голос за спиной. — Вот от немой кухарки не отказался бы. Жаль, таких не было.

Тамара быстро прикрыла ладонью рот. Мало ли, что взбредет в голову самодуру. Но это ничуть не помешало любопытным глазам вновь уставиться на гостью, внимательно её изучая.

А Камилла, прекрасно понимая, что стоять спиной к хозяину дома, как минимум, неприлично, повернулась к нему лицом.

Девушка успела морально подготовиться ко всему. К ним в город, когда ей было лет десять, как-то приезжал некромант.

Тогда люди старались обходить его стороной, и лишний раз смотреть на него боялись, дабы не вызвать гнев. Выглядел он достаточно мрачно, так, каким и должен быть человек,

постоянно работающий со смертью.

Тот некромант мало отличался от своих творений: бледный,

худощавый, смоляные брови вечно хмурятся, тонкие губы никогда не улыбаются, вместо них — ниточка. Темная одежда лишь усугубляла это тягостное впечатление. После того как маг погостил в городе, непослушных детей только им и стращали.

Им и его огромным волкодавом, с вечно горящими, алыми глазами. Самой Камилле некромант почему-то напоминал злого сторожа с кладбища, но страха перед ним девчушка не испытывала. Все ждала, когда господин маг что-нибудь наколдует, смотря на него широко раскрытыми, наивными глазами.

Примерно такой же образ, отпечатавшийся в памяти и навеянный обстановкой в доме, она ожидала увидеть. Но стояло ей развернуться, как взращенным с детства стереотипам пришлось рухнуть под натиском реальности. На неё смотрел высокий блондин, с слегка загорелым лицом. Его черные глаза лучились озорством. Губы мужчины растянулись в приветливой улыбке, слепя белизной зубов. Поза у него была расслабленная, руки он держал в карманах брюк, чуть раскачиваясь взад вперед. Из всего, что она знала о некромантах, в облике мужчины соблюдалось лишь одно правило — полностью черная одежда, начиная от рубашки,

заканчивая кожаными ботинками.

— Мистер… — девушка бросила вопросительный взгляд на блондина, боясь ошибиться. Вдруг это кто-то из персонала.

Хотя в такой дорогой одежде.

— Простите, не представился, Горден Ларк. — дружелюбно улыбнулся мужчина, стоящий в шаге от неё.

Не ошиблась — некромант. Улыбающийся некромант!

Камилла на секунду застыла, неприлично уставившись на своего собеседника, как на восьмое чудо света, после моргнула,

но картинка не поменялась. Блондин все также улыбался.

— Мисс До-о. мисс Брок. — Девушка протянула кисть для рукопожатия, мысленно ругая себя за то, что чуть не проболталась. — Миллари Брок.

Её руку бережно взяли и поднесли к губам, запечатлев легкий поцелуй. Было неожиданно и приятно.

— Рад знакомству. — Отпустив ладонь, проговорил блондин. –

Через полчаса завтрак. А пока мы можем подписать трудовой договор. Вы не против?

Завтрак это здорово. И очень хотелось на него попасть. Но помня о своем положении, Камилла сомневалась, что этой мечте суждено сбыться.

— Мистер Ларк, есть… некие трудности, которые могут помешать заключению договора.

Камилла старалась держаться ровно, спокойно, хоть и безумно нервничала. Она заметила, как мужчина чуть нахмурился, глядя на неё. Вот, это ему уже не нравится, а когда скажет в чем загвоздка, прощай идеальное убежище!

— В таком случае предлагаю обсудить все вопросы за завтраком. — И посмотрев на кухарку, все также сидевшую на табурете, спросил уже у неё. — Тамара, вы готовы накормить голодающих?

Та лишь кивнула, невразумительно что-то промычав.

Сложно говорить, когда ещё и рот рукой прикрываешь.

— Позвольте вас проводить.

Мистер Ларк галантно предложил свой локоть, и лишь после того, как тонкая девичья ручка легла на него, двинулся прочь.

А Камилла подумала, что все же некромант, некроманту рознь.

И зря кухарка наговаривает на хозяина. Разве может такой дружелюбный и открытый человек делать людям гадости?

Уходя, она не слышала, как женщина бурчала себе под нос о том, что как бы злодеюка теперь и её в свой подвал не утащил.


Обеденный зал некроманта был выдержан в черно золотых цветах. Даже скатерть и салфетки были черные. Такое убранство больше напоминало похороны, где гроб был столом.

Казалось бы, все это должно было полностью отбить аппетит.

Только вот Камилле, съевшей за последние сутки лишь пироженки, такая обстановка не мешала наслаждаться чудесным омлетом с грибами и сыром, который так и таял во рту, заставляя довольно щуриться. Надо было признать,

готовила Тамара отменно, за такое можно и простить её излишнюю болтливость.

— Ну, так что вас смущает: оплата, условия проживания,-

некромант многозначительно обвел обеденный зал взглядом, -

или коллектив?

Его речь выдернула Камиллу из размышлений съесть ли ещё кусочек пирога, или ей хватит. Оторвав взгляд от тарелки,

девушка посмотрела на собеседника.

— Что вы, условия выше всяких похвал, коллектив чудный, да и об оплате такой можно лишь мечтать. — Камилла попыталась сделать свой взгляд максимально честным, вчера на ночь, для этого момента она специально тренировалась перед зеркалом.

— Вот только у меня нет возможности представить документы.

— Она сделала паузу, давая собеседнику оценить ситуацию, а после продолжила. — Их украли по дороге сюда. — Скорбно вздохнув, Камилла покаянно потупила глазки.

Ну вот, сейчас скажет, что ему очень жаль, но принять на работу не пойми кого он не может. Так что просим собирать ваши вещички и выметаться.

— Ну, это не страшно, документы можно восстановить.

Сначала примите дела, обживетесь, а после сможете подать прошение на восстановление документов.

Камилла, готовая уже поблагодарить за гостеприимство и заверить, что сегодня же исчезнет, неверяще уставилась на

Гордена, стоило только смыслу фразы дойти до мозга.

— Вот так просто? Пустите человека в дом без документов?

Да что там, наймете экономкой?! А если я вор-рецидивист?

Если вы только в командировку, а я ценные вещи подмышку, и поминай, как звали?

За своей пламенной речью девушка не сразу заметила, как мистер Ларк, старательно прикрывая рот салфеткой, буквально трясся от смеха. Стало неудобно, жар опалил девичьи щеки. И

кто тянул за язык читать нотации мужчине намного старше её?

— Ну, не так просто, — отсмеявшись, ответил Горден, — а договор заключим. Да и не позавидую я тому, кто решится хоть что-то украсть у некроманта. Даже если вором будет очаровательная леди. — В этот момент Камилле показалось, что глаза её собеседника на мгновение утратили добродушие, и в них блеснула опасная тьма. — Да и потом, мой дом так старательно обходят стороной те, кто хоть раз в нем побывал,

что найти смелую экономку не представляется возможным.

Мне и кухарку найти удалось с трудом, и то лишь потому, что плачу втридорога. — Мужчина показательно тяжело вздохнул,

вот, мол, как нынче бедным некромантам тяжко приходится. -

Так что разбрасываться ценными кадрами, согласными добровольно жить с некромантом и его умертвиями под одной крышей, непозволительная роскошь. — Он вновь посмотрел на девушку, улыбнулся. — Ещё вопросы?

Быть не может! Камилла сама не верила свалившемуся на неё счастью в виде бесстрашного или безбашенного (сама ещё не определилась) некроманта и небольшого штата слугумертвий, так идеально подходящих для игры в прятки с опекуном. Да ей главное продержаться полтора месяца, а после можно, не таясь, документы восстановить и за границу! Или здесь остаться! Да с такой зарплатой и наследство не нужно!

Продержится, точно продержится! Три года — и Истеры будут лишь неприятным воспоминанием в её жизни. Наймет хорошего управляющего, и ей с ними даже видеться не придется.

А Горден все это время внимательно следил, как в глазах цвета кофе сначала загорается неверие, потом удивление, а после радость. Чистая, неприкрытая, детская радость. Это что же в её жизни произошло, что девочка так радуется такому соседству? На его памяти ни одна женщина не приходила в восторг от пребывания в его доме. Даже жены.

Те, конечно, сначала старались переделать все под себя, кто пытался взять нахрапом, кто хитрил, уговаривал. Вот только дело не только в нем. Договариваться нужно со всеми его обитателями. И не нужно думать, что это блажь. Умертвия хоть подчиняются хозяину, но у них тоже есть свой характер. И если к ним относиться как к предметам мебели, недостойным вашего внимания, они отплатят той же монетой.

— Комната, мистер Ларк, вы меня слышите? — вопрос,

адресованный ему странной девчонкой, так его забавлявшей,

выдернул из раздумий.

— Да-да, что вы спросили?

— Я говорю, ваши слуги ошиблись комнатой,

предоставленной мне.

Он нахмурился, пытаясь вспомнить, куда велел определить экономку.

— Вам она не нравится?

— Нет, что вы. Она прекрасна, я бы даже сказала, шикарна! В

этом то и проблема. Такие покои предоставляют гостям,

невестам, — Камилла чуть не сказала "любовницам", но вовремя прикусила язык, — женам. А я экономка.

— Простите, а куда вас поселили?

На лице девушки застыло восторженное ворожение.

— О, те покои, что со светло-золотистыми обоями и видом на сад!

— Ах, это недоразумение. — Для достоверности Горден даже скривился. — Дело в том, что эта комната полностью выбивается из общего стиля дома. — Тут же пояснил он свои слова, видя непонимание на юном личике — Признаться честно,

её обставляла моя бывшая жена. И я никогда не селю туда гостей, чтобы не позориться. Вы правы, слуги ошиблись. Но раз вы её уже заняли, можете там и оставаться. — Он чуть подался вперед, заговорщически понизив голос. — Только никому не говорите про неё, засмеют.

Увидев, как девушка с трудом сдерживает улыбку, дабы не выбиться из образа "серьезной" экономки, а в глазах у неё заблестели смешинки, Горден довольно ухмыльнулся, и продолжил уплетать свой кусок пирога. Заманивать ничего не подозревающую жертву нужно аккуратно, чтобы не дай боги,

не сбежала. А проверить, насколько крепкие у неё нервы, он ещё успеет.

— Ну, так как, мисс Брок, ваш ответ? — Решил подвести итог

Горден. Видно было, что клиент созрел, только озвучить свой ответ девушка должна сама.

— Да, — поспешно закивала она, — ваше предложение мне подходит.

Итак, рыбка клюнула.

— Отлично, тогда доедайте завтрак, и пройдем в кабинет,

подпишем договор. А после познакомитесь со штатом.

Договор они подписали быстро, а вот знакомство с прислугой вызвало у Камиллы меньше радости. Но и здесь,

стараясь не ударить в грязь лицом, девушка натянуто улыбалась новым подчиненным. Перед ней выстроились в ряд три горничные, два лакея и даже камердинер некроманта. Все стояли по стойке смирно, и своей неподвижностью пугали больше, чем возможностью напасть.

— Вот, мисс Брок, это Лора, Лира и Лара, мои горничные. –

Указав на троицу, похожую друг на друга не только именами,

но и внешностью. — Да-да, все три при жизни были сестрами.

Редкая возможность заполучить в своё распоряжение тройняшек. — Не без гордости проговорил он, внимательно следя за реакцией своей новой экономки. — Различать можете по табличкам, нашитым на груди.

И действительно, у каждого из слуг слева, чуть выше небьющегося сердца была стальная пластинка с выбитым именем. Не успела Камилла как следует рассмотреть девушек,

как некромант продолжил:

— Это Джимми и Томми — лакеи. — Джимми был тот самый слуга, который кормил её пирожными и провожал до комнаты.

Непроизвольно, Камилла улыбнулась высокомерному умертвию чуть теплее остальных. Можно сказать, уже знакомы. — И мой камердинер — Франко.

Все до единого мертвецы были одеты в темно-серую,

скучную форму, цветами так похожую на её платье.

— Они прекрасно понимают приказы, в случае необходимости изъясниться у них есть блокнот и ручка.

Конечно, задушевных разговоров не получится, — пошутил он, -

но какие-нибудь простые вопросы решать сможете. — И уже обратившись к своим красноглазым творениям, проговорил громко и четко. — Мисс Брок назначена на должность экономки. Теперь она будет следить за домом и вашей работой.

Вы поступаете в полное её распоряжение.

Речь некроманта не вызвала никаких волнений. Слуги всё так же стояли, не шевелясь как истуканы, лишь алая радужка глаз полыхнула чуть ярче.

— Свободны.

Мертвецы, совершенно бесшумно разбрелись по своим делам. А Горден, сногсшибательно улыбнувшись своей новой экономке, продолжил:

— Кухарку Тамару вы уже видели, она сюда не выходит. По договору, Тамара приходит лишь на день и работает только на кухне. Ах, да! — Неожиданно воскликнул хозяин дома. — Мэри!!!

Через мгновение в комнату, где проходило знакомство с персоналом, вплыла та самая блондинка, что проводила собеседование. Жемчужные локоны были идеально уложены,

бледные губы изогнуты в подобии улыбки, надежно пряча внушительные клыки. Одета она была в розовое платьице,

полностью скрывающее тело. Неизменными остались лишь ажурные перчатки. И как не странно это прозвучит, но

Камилле показалось, что алые провалы глаз излучали любопытство.

— Это Мэри, — с какой-то отцовской гордостью проговорил некромант — она у нас особенная. Мэри — уникальное в своем роде боевое умертвие. Обычно я беру её с собой в командировки, но бывает и так, что она остаётся здесь. К ней тоже можете обращаться за помощью.

Тонкая ручка умертвия протянулась к Камилле,

недвусмысленно намекая на рукопожатие. Не ответить было бы невежливо, поэтому запихнув свой страх подальше,

Камилла открыто улыбнулась и ответила на рукопожатие. Она чуть не подпрыгнула, когда ощутила что-то острое под перчатками. А некромант, будто ничего не заметив, стоял и улыбался.

— Теперь вы знакомы со всеми обитателями моего дома. Так что, добро пожаловать в семью, если так можно сказать! –

Радушно раскинув руки, проговорил мужчина.

Камилле лишь оставалось поблагодарить за душевный прием и заверить, что приложит максимум усилий для создания уюта.

Могла ли она когда-нибудь подумать, что будет рада такой "семье"? Конечно, нет! Но как бы "семья" некроманта не была мрачна и опасна, она в сто раз лучше семьи Истеров. И самый большой её плюс — девушка могла в любой момент из неё уйти.


ГЛАВА 4
ЗАМЕТАЯ СЛЕДЫ

Алекс сидел за своим рабочем столом, в своем собственном домашнем кабинете, и мысленно поражался, почему он до сих пор терпит ЕГО. Высокий блондин, одетый в черные штаны,

высокие сапоги и обтягивающую хлопковую рубашку посвойски прохаживался по кабинету, то и дело беря что-нибудь с многочисленных полок, пристально рассматривая вещицу и небрежно ставя её на место. Главное — выпроводить гостя до того, как супруга вернется домой.

— Ну, так вот, дело у меня деликатное, твоя помощь нужна.

Эти слова дали призрачную надежду, что в этот раз получится отделаться лишь помощью, и такое чудное затишье,

сроком в полгода продлиться хотя бы чуть-чуть подольше. И

пусть, каждый месяц некромант присылал ему письма,

содержащие неизменный вопрос о том, не подала ли миссис

Роус на развод. На что сам Алекс не без раздражения отвечал одно и тоже: семья у них крепкая и дружная. А сам поражался,

зачем это Гордену надо было настаивать на их женитьбе, если не прошло и месяца после свадьбы, а он уже пророчит им развод? Неужто только из-за гулянки? Или у этого недоупыря другой интерес?

— Что на этот раз? Кого изводить будешь? — с ленцой протянул Роус, непрерывно следя за гостем.

Некромант широко улыбнулся, прошел к скрытому бару и,

достав оттуда бутылку виски и два стакана, присел напротив друга. Два прозрачных стакана, с толстым дном были с глухим стуком размещены на рабочем столе, прямо поверх лежащих там бумаг. Откупорив бутылку, некромант молча разлил янтарную, тягучую жидкость и жестом предложил выпить.

Алекс недовольно поджал губы, убрал бумаги от греха подальше, а после подхватил свой стакан. Читать нотации этому человеку бесполезно. Нужно было выпроводить его как можно быстрее. А опыт подсказывал, что для этого придётся выслушать его бредовые идеи, покивать и со всем согласиться.

Успеть бы… Только вот некромант видимо решил по полной воспользоваться его гостеприимством, и глотнув виски,

вальяжно развалился на диванчике, вытянув ноги.

— У меня тут живая экономка появилась.

Такое начало заинтриговало. С учетом того, что живые обычно обходят "дом ужасов" стороной, и единственный человек среди прислуги — кухарка. И то лишь потому, что

Горден платит очень щедро. Да и она, при заключении договора, установила ряд обязательных правил, исключительно ради своей безопасности. А тут ЖИВАЯ экономка. Это кто же такой безрассудный? Да и вообще, на кой ему экономка? Он-то и дома почти не бывает!

— А с этого места поподробней!

На стол перед Роусом легла газета недельной давности,

открытая на разделе объявления. И стоило Алексу прочитать,

выделяющийся на общем фоне текст, глаза его полезли из орбит.

— Не смотри на меня, это все проделки Мэри.

Да уж, какой хозяин, такая и нежить!

— Я так понимаю, девушка пришла на роль невесты. А как это её угораздило в экономки затесаться? Испытательный срок?

Роус едва сдерживал смех, наконец-то недовольная мина пропала с его лица, и губы растянулись в ехидной ухмылке.

— Типа того. Только вот про грандиозные планы моей нежити — женить меня, она не знает.

— И? — Алекс даже чуть подался вперед. — От меня что надо?

Сосватать?

Глаза некроманта коварно блеснули.

— Нет, конечно. С этим я всегда справлялся самостоятельно!

Тем более, ей предстоит ещё пройти тест на стрессоустойчивость. — Заметив, как бровь друга скептически изогнулась, пояснил. — Не хочу на те же грабли наступать.

Раньше как? Я сначала знакомился, женился, а после домой приводил. Потом полгода и развод. Теперь пойду другим путем, сначала дом и его тайны, потом очарую и женюсь.

— Это, конечно, здорово, что ты после трех разводов все ещё пытаешься создать семью. Но я здесь причем?

Некромант укоризненно посмотрел на хозяина кабинета. Вот куда спешить? Всему своё время.

— Девчонка явно прячется. Ничего криминального, я проверил! — Поспешно добавил Горден, видя как Роус уже хотел возмутиться. — Подробности тебе знать не обязательно.

Мне просто нужна качественная иллюзия, копия с предоставленного мной образа.

Алекс прекрасно видел, что некромант темнит. Да что там,

Горден всегда темнил! А значит…

— Она хоть совершеннолетняя? — озвучил он внезапно осенившую его догадку.

Собеседник его сцепил свои пальцы в замок, а взгляд перевел за спину Алексу, в распахнутое окно.

— Чудная погодка, не находишь?

— Горден! — страдальчески протянул Алекс, хватаясь за голову.

— Что Горден? Не трону я её. до совершеннолетия. — А на бешеный взгляд, невозмутимо ответил. — И потом, ещё ничего не решено. Может, она через неделю сбежит. Да что ты на меня волком смотришь! Что я тебе, упырь какой-то, девчонку совращать!

Алекс чуть не ляпнул, что не упырь, а недоупырь, но все же смолчал. Хоть некромант был и не самым лучшим человеком на свете, слово своё держал.

— Что ты мне предложишь взамен моей сговорчивости,

Горден? — не без удовольствия, дословно повторил сказанную некромантом меньше года назад фразу.

— Письма слать перестану.

Роус медленно скрестил на груди руки и откинулся назад.

— Ещё полгода не появлюсь! — скривившись, добавил весомый довод Горден.

Роус сделал вид, что задумался, хоть решение уже принял.

Шутка ли, полгода тишины! А если повезет, и девчонка окажется крепким орешком, то и больше.

— Идет. Завтра заходи, — и, подумав, добавил, — на работу.

Будет готово.

— Что, от жены скрываешься? — Со смешком проговорил незваный визитер, довольно скалясь. — Не бойся, больше делать нечего, как твою Элли пугать.

Роус скривился.

— Я не за неё боюсь.

На его ответ некромант лишь хмыкнул и, открыв портал с разрешения хозяина, покинул дом. Покинул он его вовремя, так как не успел Роус подняться с кресла, как услышал шум подъезжающей самовозки. Значит, уже вернулась. Минута, и дверь кабинета открывается, а на пороге возникает его жена,

как всегда безупречная. Светло-русые волосы забраны в элегантную прическу, строгое, деловое платье облегает приятные глазу изгибы, а фиалковые глаза будто светятся.

Алекс поднялся со своего места и сделал шаг навстречу супруге.

— Здравствуй, любимый! — тонкие, изящные руки обвили шею, а теплые губы коснулись легким поцелуем.

— Как съездила, дорогая? — спросил он, притягивая ближе к себе жену, за тонкую талию.

Сначала точеные бровки взметнулись вверх. После Эллина оглянулась на рабочий стол и, увидев бутылку и два стакана с недопитым виски, нахмурилась.

— У тебя кто-то был?

— Был. — Со вздохом подтвердил муж.

— Хм, судя по тону и бутылке виски, это кто-то белобрысый и очень наглый.

— Ты, как всегда, проницательна, моя дорогая. — Со смешком ответил Роус.

Вот только его жена веселье не разделяла.

— Ну, и чем нам грозит этот незапланированный визит.

— Только хорошим.

Эллина с сомнением покосилась на спутника жизни.

— Хорошая новость, мы не увидим его ещё полгода.

А Эллина задумалась, полгода без пакостного некроманта –

это хорошо. Вот только какова цена? И как всегда, Роус смог правильно угадать ход её мыслей.

— Ничего серьезного, не переживай.

Женщина вздохнула, и плавно огладив плечи супруга, обняла его покрепче, тесней прижимаясь к мужской груди.

— Полгода — это хорошо. Правда я бы не отказалась, если срок был побольше, скажем месяцев девять.

Фиалковые глаза как-то лукаво блеснули, и выжидательно уставились на мага. А Алекс нервно сглотнул, обхватил личико супруги широкими ладонями, ошарашено шаря по нему блуждающим взглядом черных, как оникс глаз.

— Это то, о чем я подумал, Элли?

Прошептал он чуть охрипшим голосом, ближе склонившись к кукольному личику супруги.

— Да, любимый. — Ответила она, широко улыбнувшись. — В

скором времени наша жизнь кардинально изменится.


Молодой шатен, с чуть отливающими бронзой волосами,

гладко зализанными назад, сидел в самом углу придорожной таверны в небольшом городке на юге Лисана. Бездумно смотря в одну точку, вот уже минут десять мужчина методично размешивал свой чай. Звали мужчину Тай Курт. И занесло его в этот забытый богами городок не праздное любопытство и не желание отдохнуть, а работа.

Когда Тай брался за это дело, решил, что получил возможность быстро и легко заработать приличную сумму денег. И сначала всё шло, как по маслу. Он нашел извозчика дилижанса, куда села юная подопечная его заказчика. После свидетелей, видевших, как девушка, похожая на разыскиваемую им особу, отправилась пешком в город. Где остановилась она в городе, ему выяснить не удалось. Ни один из владельцев постоялых дворов девчонку не опознал. А вот куда она двинулась дальше, оказалось, очень легко выяснить. Девушка,

совершенно не таясь, села в дилижанс и отправилась на юг страны.

Странный ход, если учесть, что приехала она как раз с юга.

Было логично предположить, что девчонка решит бежать за границу в Ериканскую Империю. Можно было подумать, что эти два дня она потратила на поиск нужного человека,

способного за определённое вознаграждение переправить её незаконным путем через горы. Но нет. Такие запросы местным контрабандистам не поступали (у хорошего сыщика должны быть связи во всех кругах), ровно так же, как нигде не всплывали драгоценности её семьи, утащенные капризной особой с собой. Вопрос, если украшения она не продавала, на что путешествует? Ведь, как известно, денег в её распоряжении было немного.

Да в этом деле одни вопросы. И вот гоняясь за малолетней беглянкой, опытный сыщик потерял след в этом маленьком городке. Такое ощущение, что девчонка растаяла. Её видели выходящей из дилижанса и направляющейся в город, а вот после след пропал. Не теряется, а просто исчез.

Тай тяжело вздохнул и поднес к губам уже остывший чай.

Стараясь дать отдых вскипающим мозгам, он обвел взглядом практически пустое помещение. Взгляд светлых глаз неосознанно остановился на спускающейся, со второго этажа,

девушке. Тай так и замер с чашкой у рта, неприлично на неё таращась. Красивая, изящная блондинка, с жемчужными локонами, завивающимися спиральками. Она не шла, а порхала по ступенькам. В руке у неё был небольшой саквояж, и девушка явно выселялась из номера. Заметив его пристальный взгляд,

незнакомка мило улыбнулась, чуть потупила глазки и выпорхнула за дверь. Тай моргнул и отмер, видение пропало, и мысли его вновь вернулись к делу.

Когда у Тая что-то не получалось, то он всегда возвращался к началу или к тому месту, где возникли вопросы. Он решил ещё немного здесь поискать, и, если не обнаружит следов беглянки,

вернётся в Салк. Не может обычная девчонка путать следы, как заправский шпион. А если его выводы верны, без покровителя здесь не обошлось.


ГЛАВА 5
ПЕРВЫЕ ИСПЫТАНИЯ

Целую неделю Камилла прожила в доме некроманта. Как оказалось, всё не так страшно. Почти не страшно. Вообще терпимо. Управлять молчаливыми слугами было несложно. На удивление, они были послушны, не капризны и исполнительны, что помогало избежать неприятных ситуаций.

Почти всегда.

Правда, порой на мертвецов что-то находило, и они начинали вести себя странно. В основном это происходило,

когда хозяин дома уезжал по своим делам. Что влияло на их поведение — непонятно. Может, чувство безнаказанности,

может, пробивались черты характера, присущие им при жизни,

а может, это связано с фазами луны, но ходячие мертвецы нетнет, да что-нибудь "выкидывали". Мистер Ларк, конечно,

предупреждал, что на них порой "находит" и бояться не стоит.

Мол, выходки их вполне безобидны, и если что-то не так,

сообщать ему. Только одно дело, так рассуждать, когда ты один из самых востребованных некромантов страны, а другое, когда в тебе ни капли магического дара. Да и потом не выйдет ли эта жалоба боком. Вот решит некромант, что не справляется она со своими обязанностями, и уволит, или ещё хуже, упокоит беспокойное умертвие, а остальные ей потом мстить будут.

Нет, это не дело. Со своими подчиненными она должна уметь справляться сама, кем бы они ни были, иначе какая же она экономка, что по каждому пустяку будет дергать хозяина.

Сегодня мистер Ларк вновь отправляется на границу к массовым захоронениям, чтобы провести зачистку.

Поговаривают, что местные жители видели там следы таракли

, этих жутких зубастых червяков. Так что ночевать ей сегодня одной, в полном мертвецов доме. Жутковато, но не привыкать.

Камилла, за своими размышлениями, намотала полотенце на влажные волосы. Накинув махровый халат (купленный заботливыми умертвиями, по её просьбе), девушка выскользнула из ванной комнаты. Картина, представшая перед глазами, заставила её остановиться как вкопанную. Одна из горничных стояла перед зеркалом, приложив колье-кулон к шее, и глупо улыбалась. Заметив хозяйку комнаты, служанка отшатнулась от туалетного столика к кровати Камиллы, и с совершенно непроницаемым выражением лица стала поправлять смятые подушки и одеяло.

Секунд десять Камилла стояла, пытаясь понять, не померещилось ли ей, но подойдя к столику, заметила, что шкатулка с драгоценностями её матери не закрыта, и кольекулон с розовым топазом на цепочке из белого золота небрежно лежит поверх других. Камилла на секунду застыла,

обдумывая, что ей делать. Зачем умертвию драгоценности?

Забрать она их не заберёт. Некромант ни за что не потерпит в доме вора, ни живого, ни мертвого. Любопытство? Захотела примерить? Кто ж её знает. Видимо, опять очередной "сюрприз", и это когда хозяин дома ещё не уехал. И если висящие не в том порядке три её платья она могла списать на попытку горничных прибраться, то этот инцидент как-то иначе, чем "залезла без спросу в чужие вещи", не назовешь.

Тяжело вдохнув, Камилла развернулась лицом к служанке.

— Лола, — обратилась она к девушке по имени, обозначенном на пластине, — зачем ты трогала мои вещи?

Служанка оторвалась от своего занятия, вытянулась по струнке и потупила виноватые, алые глазки. Причем, умертвие умудрялось выглядеть так жалостливо, и совсем почеловечески теребило край своего передника, что сдавать её некроманту расхотелось.

— Ты хотела взять его себе?

Все же спросила новоявленная экономка, на что служанка отрицательно мотнула головой, все также не поднимая глаз.

— Тогда объясни, почему ты трогала мои вещи?

Провинившаяся горничная с горестным вздохом (и это притом, что мертвые в принципе не дышат) достала свой блокнот и ручку. Нацарапав там ответ, девушка все так же глядя в пол, протянула блокнот Камилле. На белоснежном листочке, мелким, корявым почерком было накарябано

"Красивое, посмотреть хотела. Простите!". И все это с видом побитого жизнью щенка, который даже не портили алые провалы глаз. Камилла ещё минуту сверлила её взглядом,

пытаясь принять верное решение.

— Ладно. Но только на первый раз! Трогать мои личные вещи запрещается! Если что-то подобное повторится, я буду вынуждена рассказать хозяину.

В ответ Лола согласно закивала.

— Иди. — Устало отмахнулась от неё Камилла. Сюрпризы,

сюрпризы, а день только начался.

Служанка, не дожидаясь повторного предложения, тенью скользнула за дверь. А экономка, спрятав шкатулку, стала приводить себя в порядок. И если бы она решила проследить за служанкой, то увидела, как та, пройдя мимо лестничного пролета, направилась прямиком в кабинет своёго хозяина.


Горден, уже полностью одетый и собранный к предстоящей командировке, стоял у окна, наблюдая за снующими по мостовой, фигурками. На губах его блуждала легкая улыбка, а черные как ночь глаза лучились озорством.

— Жалостливая, значит, добренькая. — Мужчина отвернулся от окна, и посмотрел на своё творение. — Лола, ты свободна. И

пригласи ко мне Томми.

Девушка, как и положено давно не жившему существу,

бесшумно вышла за дверь. А Горден прошел за свой стол, и разместившись в сверх комфортном рабочем кресле, притянул к себе поближе листок с расчерченной таблицей. Подхватив с подставки ручку, мужчина стал заполнять свободную графу мелким, но весьма разборчивым почерком. А таблица,

составленная заранее, содержала в себе весьма интересные данные.

Первая колонка называлась "Проводимые испытания". И как раз в этом столбце была заполнена единственная ячейка.

"Провокация испытуемой, путем посягательства на её собственность". Напротив этой надписи некромант скрупулезно заносил данные о результатах своего "исследования". После отстранился, полюбовался на результат,

и с помощью небольшой линейки очертил линию, оставив немного свободного места. Вдруг его "подопытная" всё же решит ему поведать о "произволе слуг".

Крутанув чернильного цвета ручку, он сразу решил внести данные по второму "эксперименту". "Реакция на ухаживания и знаки внимания ум."

Раздавшийся стук в дверь прервал некроманта на полуслове.

— Заходи.

Дверь приоткрылась, и в комнату шагнул довольно-таки высокий, некогда молодой и даже когда-то красивый Томми.

Слуга, сделав несколько шагов в сторону хозяина, остановился.

Едва поклонившись, он замер, ожидая распоряжения хозяина.

Горден внимательно осмотрел мертвеца, будто примеряя на него новую роль.

Темно-русые волосы коротко подстрижены, высокий лоб чуть прикрыт небольшой челкой. Широкоплечий, мощный

Томми при жизни был солдатом. Горден купил тело,

полностью выплатив его долг банку. Некромант выложил приличную сумму, и волновало его в первую очередь не создание простого лакея, а возможность использовать преимущества тренированного при жизни тела в охране своего дома. Ведь знал, чьё тело брал. Одного из лучших фехтовальщиков их города.

— Томми, для тебя есть задание на время моего отсутствия. –

Предвкушающие улыбнулся некромант.


Время завтрака подкралось незаметно. Проходил он, как обычно, в компании некроманта, впрочем, как и всю предыдущую неделю. Приготовленные оладушки с абрикосовым джемом были выше всяких похвал, и пока тарелки не опустели, разговор особо не вязался. Но так долго продолжаться не могло, ибо обсудить некоторые мелочи накануне отъезда хозяину и его экономке было необходимо.

Горден, глотнув терпкого кофе и подняв ясный взгляд на

Камиллу, заговорил первым.

— Как вы знаете, мисс Брок, я сегодня вынужден покинуть дом на несколько дней.

Девушка ответила внимательным взглядом, слегка кивнув в ответ.

— Поэтому считаю своим долгом немного вас проинструктировать по некоторым особенностям моего дома.

— Он сделал небольшую паузу и, глотнув ещё кофе, продолжил.

— Раньше, когда я уезжал, дом просто запирался. Как вы наверно уже догадались, мои умертвия не только слуги, но и превосходная охрана. — Горден блеснул ослепительной улыбкой. — Поэтому бояться вам нечего. Дом запираться не будет, а Тамара, как и положено, будет приходить и готовить для вас. — Взгляд его мимоходом скользнул по невзрачному и опостылевшему платью девушки. — Да, и вам полагаются выходные, так что если захотите выйти в город, прикупить чего-нибудь, ваше право. Для вас серая форма не обязательна.

Только одно условие, в рабочее время ничего розового и кричащего. — Мужчина скривился, как будто вспомнил что-то неприятное. — На прогулку рекомендую взять с собой одного из слуг. Например, Томми. Так, на всякий случай. Вещи там принести, дорогу показать или от воришек защитить. Вопросы?

Он слегка откинулся на резную спинку стула, добродушно улыбаясь. Впрочем, этот странный некромант улыбался практически всё время. Порой Камилла задавалась вопросом,

не болят ли у него губы от такого напряжения. Интересно, а во сне он тоже скалится?

— Только один. Когда вы планируете вернуться?

Мужчина неопределенно пожал плечами.

— Ну, это как получится. Два, может, три дня. — Сделав паузу и не услышав больше никаких вопросов или жалоб (не то, что он на это надеялся), продолжил. — Раз у вас нет больше ко мне вопросов, я, пожалуй, пойду. Как говориться, чем раньше уеду,

тем быстрее вернусь.

Он уже встал из-за стола, и хотел было откланяться, но вдруг резко остановился.

— Ах, да. Чуть не забыл. Вот ваш аванс. — Поверх черной скатерти лег замшевый кошелёк, звякнув лежавшими в нем монетами. — Решил, что вам не помешает, с учетом того, как вас негостеприимно встретили в нашем городе.

Щеки Камиллы порозовели, ей до сих пор было стыдно за то,

что она так бессовестно обманула своего хозяина. А ведь он пошел ей навстречу, и с пониманием отнеся к её проблемам.

Девушка собралась с силами, улыбнулась и поблагодарила за заботу.

Чуть позднее возле парадного входа в дом, под пристальными взглядами прислуги, некромант шагнул в искаженное порталом пространство. Всего секунда после исчезновения высокой фигуры, затянутой во всё черное, и плывущий, словно марево, воздух приходит в обычное своё состояние. А Камилла, словно ребёнок, стояла и хлопала длинами ресницами, едва не разинув рот. Нет, ей, конечно,

приходилось видеть, как открывают порталы. Но то были обычные, стационарные. А видеть, как вот так просто, один взмах рукой, и человек может спокойно переместиться на другой конец страны, это совсем другое. Вот бы ей так. Тогда опекун её бы никогда не нашёл. Пару раз моргнув, девушка развернулась и зашла в дом.

Сегодня она хотела воспользоваться советом мистера Ларка,

и пройтись по магазинам. Выданный аванс приятно оттягивал карман, и Камилле не терпелось обновить свой гардероб. Нет, она не мучилась вопросом, что надеть. Просто выбирать было не из чего. Поэтому прихватив с собой Томми, как советовал некромант, девушка отправилась пешком на главную рыночную площадь. Времени было предостаточно, и брать экипаж ей не хотелось. Надо же было как следует изучить город, в котором ближайшее время ей придётся жить.

Девушка легко шагала по тротуару, а следом за ней бесшумно шел сопровождающий. На реакцию прохожих

Камилла обратила внимание не сразу. Сначала ей показалось странным, что все прохожие, идущие ей навстречу, вдруг сворачивают, кто в переулки, кто в магазины, оставляя перед ней пустым достаточно большое пространство. При этом она отчетливо ощущала на себе чужие любопытные взгляды,

сверлившие ей спину. Когда девушка дошла до самой площади,

где народу некуда было сворачивать, люди просто расступались перед ней, словно море, натыкающееся на волнорез. Видимо, зря она все же послушалась некроманта,

надо было идти одной. Так её скромная персона вызвала бы меньше вопросов. Но даже нездоровое любопытство к её персоне не смогли отбить у неё желание обновить гардероб.

Первым она выбрала изумительное платье глубокого синего цвета. Атлас плотно облегал лиф и талию, отложной воротник,

концы которого сильно расходились, образовывал небольшой вырез. Тонкую, девичью талию обхватывал широкий, плетёный пояс, а юбка, свободно спадала волнами. Хозяйка лавки,

сорокалетняя худощавая дама, разве что не прыгала перед ней,

нахваливая и обещая скидки.

— Чудесно, вам так идет! — Женщина сцепила руки в замок и подняла их к груди, едва не выпрыгивающей из низкого декольте. — Ваш жених будет доволен. — Уверенно проговорила она, окидывая опытным взглядом стройную фигурку.

— У меня нет жениха, — не задумываясь, ответила Камилла,

крутясь перед большим зеркалом и стараясь рассмотреть себя со всех сторон.

— Муж. — как-то странно косясь на Томми, статуей стоящего у двери сказала продавщица.

— И мужа нет.

— Как? — Удивилась женщина, вызывая волну раздражения.

Её бестактность просто поражала. — А как же многоуважаемый мистер Ларк?

Постановка вопроса заставила Каммилу замереть и непонимающе уставиться на собеседницу.

— А причем здесь мистер Ларк?

— Ну как же, вы живете в его доме. — начала, было, она, но под тяжелым взглядом карих глаз осеклась. — Простите, это не мое дело. Может, ещё платье померяете? — Стараясь сгладить неловкость, женщина неуловимо быстро вынула откуда-то изза спины изумрудную тряпку. — Вам невероятно повезло, –

нарочито бодро продолжила она, — вы стали пятитысячным покупателем нашей лавки, и поэтому получаете пятидесятипроцентную скидку! Более того, вам бонусом полагаются подарки! Да-да именно подарки!

Улыбка женщины напоминала оскал, руки потрясали вешалкой, заставляя платье колыхаться, привлекая внимание. И

уже готовая высказать своё негодование Камилла передумала.

Было ли это предложение способом загладить виду перед новым покупателем, или она действительно так удачно зашла,

не имело значения. А вот сэкономить, когда денег и так нет –

не помешает. В придачу к двум платьям, доставшимся ей практически за так, девушка получила в дар ещё пару тончайших чулок и неописуемой красоты кружевное бельё.

Последнее продавщица практически впихнула в руки смущающейся девушки, сказав, что от такого не отказываются.

А когда заваленный пакетами Томми вышел за порог лавки, а следом за ним "невыгодная" покупательница, продавщица даже проводила её до двери и едва не помахала платочком.

— Надеюсь, душегубу понравятся мои подарки. — Все также старательно скалясь и не разжимая зубов, прошептала владелица модного магазинчика, когда Камилла и её сопровождающий отошли на значительное расстояние. — А то страшно даже подумать.

Нервно передернув плечами, женщина закрыла лавку и,

вывесив табличку "закрыто", достала из-под полы початую бутылку ликера. А Камилла на сэкономленные деньги смогла себе купить удобные туфельки. И ближе к вечеру, захотев спрятаться от любопытных взоров, села в экипаж и поехала домой. Эта прогулка вызвала в ней противоречивые ощущения.

Ходить по городу, так отличавшемуся от родного, было интересно и познавательно. Как ни крути, север значительно отличался своей архитектурой от юга. Но вот понимание того,

кем жители Салка считают её скромную персону,

расстраивало. И ведь не кинешься с пеной у рта доказывать обратное, засмеют. Да и вообще, какое ей дело, что подумают другие, чужие ей люди! Все ведь не так! И это главное. И

потом тут надо действовать аккуратно, и значит, пора начать почаще заходить на кухню.

Переступив порог, Камилла сразу дала распоряжение Томми отнести её покупки наверх, а сама прямиком направилась на территорию Тамары. Ужинать одной в обеденном зале не было желания. Да и потом, пора уже наводить дружеские мосты с единственным живым представителем Салка в мрачном логове некроманта.

Женщина, как и в первый день их встречи, стояла у стола и раскатывала лапшу. Полные руки с силой давили на деревянную скалку, заставляя податливое тесто расползаться овалом, толщиною с пергамент. Весь стол был щедро посыпан мукой, которая при каждом мощном толчке ровной полоской осыпалась на каменный пол. Стоило зайти на кухню, как кухарка оторвалась от своего занятия и тыльной стороной ладони утерла выступивший на лбу пот. Увидев, кто соизволил посетить её кухню, Тамара слегка нахмурилась.

— Чем обязаны, мисс экономка? — спросила она,

выжидательно уставившись на Камиллу.

— Здравствуйте, Тамара. — Девушка уверенно шагнула ближе.

— Если вы не против, я бы хотела поужинать здесь. — Она смущенно улыбнулась. — Как то не хочется сидеть одной в обеденной зале. А у вас тут так хорошо, уютно, как дома.

Женщина с минуту сверлила её настороженным взглядом,

будто ожидая подвох.

— Да мне не жалко, ешь здесь. — Все же разрешила повелительница кухни. — Чё я не понимаю, самой боязно, когда эти упыри красноглазые рядом бродят. Да ты садись, мисс, я сейчас здесь все уберу.

Кухарка махнула на стоящий с противоположной стороны табурет, а сама, взяв нож, быстрыми и отработанными движениями стала нарезать лапшу. После разложила её тонким слоем на большой поднос и поставила всё это на подоконник.

Остатки муки были безжалостно сметены, а на деревянный стол легла чистая, белая скатерть, по краям украшенная вышитыми цветами. Увидев такое великолепие, Камилла не удержалась и провела ладонью по ткани.

— Что, совсем в тоску вогнал "уют" этого дома? — И не дожидаясь, Тамара продолжила. — И что ты тут забыла?

Деточка, ты же молода, красива.

На это высказывание Камилла лишь улыбнулась.

— А вы?

Женщина тяжело вздохнула и, поставив перед экономкой горшочек с тушеным мясом и картошкой, все же ответила.

— А что я-то? Я уже жизнь прожила, мужа похоронила, мне не страшно. А детям помочь надо. Сначала дочкам приданое собрать, потом сыну дом помочь построить. Оглянуться не успела, а там и внуки родились. Распашонки всякие,

погремушки. эх. Вот так у душегуба три года и работаю.

Грузная женщина присела напротив, подставив под подбородок руку. Второй она заправила выбившуюся прядь под полосатую косынку.

— Так и я — сирота, поехала счастье искать. А по дороге документы, деньги украли. — Тяжело вздохнула Камилла.

Самое интересное, с каждым разом она сама все больше начинала вверять в эту ложь. — Спасибо, хоть так на работу взяли. Иначе не знаю, что бы делала. — грустно проговорила девушка, отправляя в рот наколотый на вилку кусочек мяса. –

Мммм, чудесно! Ваши блюда просто шедевр!

Похвала возымела свой эффект. Тамара наконец-то перестала хмурить брови, и расплылась в добродушной улыбке.

— Да ты кушай, кушай, деточка. Ишь, какая худая, одни кости,

да кожа. Через одежду ребра проглядывают! Ничего, откормим,

если раньше не сбежишь или душегуб не угробит.

Камилла решительно не понимала, почему все так реагируют на мистера Ларка. На рынке продавцы смотрели на неё со священным ужасом. Поначалу она думала, что это всё из-за мелькавшего за её спиной умертвия. Но ведь многие состоятельные граждане порой заказывали себе такую "игрушку", кто для охраны, кто для устрашения. Поэтому логично было предположить, что жители Салка в курсе, кому служит Томми. Тогда получается, если учесть нелестные отзывы кухарки и сложность в подборе живого персонала,

боятся именно некроманта. Видимо, здесь сильны предрассудки, ведь сам мистер Ларк совершенно не соответствует привычному образу некроманта. Добрый,

улыбчивый и весьма привлекательный мужчина. По крайней мере, именно такое впечатление он произвёл на Камиллу.

— А почему вы его душегубом зовёте?

Тамара посмотрела на неё с грустью.

— А как же не душегуб. У него, вон, в подвале дома своя пыточная. Никого туда не пускает. — Шепотом произнесла женщина, будто боясь, что у вездесущего душегуба и на её кухне уши найдутся.

Камилла сразу поняла, что речь идёт о лаборатории хозяина.

Это одна из зон, куда входить было строго запрещено без его на то разрешения. Так же под запретом были спальня и кабинет. Туда для уборки могли зайти лишь горничные.

Видимо, какие-то тайны мистер Ларк доверял только мертвым.

— Он ведь даже своих жен со свету сжил. Трех! — сделав большие глаза, ещё тише прошептала Тамара.

— Что, всех трех похоронил? — с недоверием уточнила

Камилла. Не веря в кровожадность своего работодателя.

— Да какой там, похоронил, — отмахнулась кухарка, — развелся.

Только вот в народе говорят, что кое-кто видел, как некромант наш после суда жен своих бывших чуть ли не волоком в подвал спускал. Те плакали, молили, от денег отказывались, лишь бы отпустил! А он, бессердечный, лишь хохотал. А после девки-то,

жены его бывшие из подвала молча выходили. Только на себя они уже похожи не были, шли, будто куклы заводные. В

экипаж садились и уезжали. И никто их больше в городе не видел. — Замогильным голосом закончила Тамара. — Так что ты,

деточка, смотри, как бы и тебя не сгубил!

От таких слов Камилла аж картошкой подавилась и закашлялась. Заботливая кухарка перегнулась через стол и,

стараясь помочь, похлопала её по спине, от чего вместе с картошкой у девушки чуть позвоночник не вылетел.

— Так что же, расследование не провели? — Откашлявшись,

спросила она.

— Какое расследование, градоначальник сам его как огня боится! Разве кто попрет против душегуба? Он же раз — и в подвал утащит. И все. Поминай, как звали. — Тяжело вздохнула женщина.

— Постойте, а вы сами-то жен его видели?

Что-то ей слабо верилось в правдивость истории. Как показывает практика, то, что говорят в народе, редко соответствует действительности.

— Только двоих. — Поморщилась кухарка. — Склочные,

капризные. Только вот судьбу такую не заслужили.

Девушка задумалась, что-то в этой истории её смущало.

Точнее смущало абсолютно всё.

— А сами-то вы видели, как он их в подвал тащил?

Женщина призадумалась и мотнула головой.

— Нет. Но люди говорят, что так и было. — Уверено проговорила она.

— Хм, а кроме вас, тогда в особняке был ещё кто живой.

Кучер, может, дворецкий?

Густые, чуть с сединой, брови сошлись на переносице.

Женщина уставилась в одну точку, старательно вспоминая прошлое.

— Нет. Кто же в своем уме к нему работать пойдет?

Уголки губ Камиллы поползли вверх.

— А кто же тогда мог видеть, как он их в подвал тащил? Вход в лабораторию находится на заднем дворе. Там за кустами и деревьями не то, что человека, лошадь с улицы не увидишь.

Кухарка серьезно посмотрела на неё. Искра понимания промелькнула в её глазах. Но женщина вновь упрямо поджала губы, не желая признавать ошибочность версии "народа".

— Все равно, держись от него подальше. Люди просто так болтать не станут!

А Камилла лишь хмыкнула. Уж она-то прекрасно знала, что именно люди порой и треплют языком, почем зря. А доверять надо фактам.

Чуть позднее, когда сердобольная кухарка откормила

Камиллу так, что той из-за стола было сложно подняться,

девушка, довольная собой, медленно поднималась наверх. День прошел плодотворно: гардероб обновлен, поддержку кухарки получила, да и просто приятно провела время. А сейчас пора отдохнуть, ведь завтра грандиозные планы. Пока хозяина нет дома, надо бы генеральную уборку организовать: окна там помыть, люстру, подушки выбить, мебель почистить. Вообще пора отрабатывать полученные деньги.

Девушка непроизвольно зевнула, и поспешила прикрыть рот рукой. Переступив последнюю ступеньку, она не спеша прошла по слабоосвещенному коридору до своих покоев. Щелчок, и гостиную заливает свет от магических светильников. Пакеты с покупками стояли на кушетке и приятно грели душу.

Необходимо было всё развесить, а после можно и спать лечь.

Камилла поспешила подхватить приятную ношу и оттащить её в спальню. Чтобы там от удивления уронить всё на пол и замереть, никак не реагируя на вывалившиеся вещи.

На идеально застеленной кровати лежала одинокая алая роза, оплетенная золотистой лентой. А рядом с цветком был оставлен конверт с её вымышленным именем. Несколько секунд, девушка не решалась подойти к кровати, обдумывая варианты появления инородного предмета в её спальне.

Крадучись, как будто цветок кусался, она приблизилась и,

стараясь не задеть даже лепесток, схватила конверт и извлекла на свет записку.

"В твоих глазах готов я утонуть!

И пусть дышать уже не надо мне,

ты словно ветер, воздух выбиваешь,

рождая в мертвом сердце жизнь!

Т."

Какое-то время девушка подозревала некроманта. Нет, ну а кто ещё? Его дом, так сказать, его крепость. Осознание грозящих проблем, если некромант, и правда, ей увлекся,

взрывало мозг. А если его планы перетекают в горизонтальную плоскость? Ой-ёй! Такое развитие событий Камиллу не устраивало. Придётся увольняться и искать новое убежище.

Нервно теребя в руках несчастный листочек, девушка вновь прочитала стихи. Взгляд уцепился за подпись.

— Т.? Кто такой этот "Т."?

Мысленно она перебрала все имена и прозвища некроманта,

но ни одно не соответствовало оригиналу.

— Фух, не он. — С облегчением выдохнула Камилла. Недавняя паника сменилась облегчением, но лишь до тех пор, пока она не задалась вопросом. — Если не он, то кто?

Кто же мог ещё её видеть? Да весь город. Наверняка какойнибудь сумасшедший решил передать записку, ведь по её сопровождению не трудно догадаться, где её искать. Только.

Только вот как записка попала в спальню? Слуги? Это исключено. Особенно, если учесть реакцию горожан на

Томми. Камилла в третий раз опустила взгляд на текст.

— Дышать уже не надо мне, в мертвом сердце. -

процитировала она задумчиво. Нет, быть не может!

Листок выпал из рук, и Камилла отскочила от него, как ужаленная, едва не споткнувшись об пакеты, так и валявшиеся одной бесформенной кучей. В голове, будто пойманная в клетку птица, билась одна мысль "Бежать!". Ещё не отдавая отчета своим действиям, она кинулась из спальни в гостиную.

Сейчас девушку не волновало ни то, что за окном стремительно темнеет, ни то, что кинулась она туда без вещей и денег. Паника и страх довели её до выхода из покоев, и,

схватившись за ручку, она вновь замерла. А что, если он там, за дверью? Или прячется в комнате? Холодок пробежал по спине,

и Камилла поспешила повернуть в замке ключ. Панически оглядевшись, девушка кинулась к стулу с высокой спинкой,

одиноко стоящему в уголке. Его изогнутая спинка идеально подошла для подпирания двери. А в качестве сигнализации была выставлена огромная напольная ваза.

Но даже после предпринятых мер предосторожности

Камилла не успокоилась. Повторно оглянувшись в поисках подходящего "оружия" и не найдя ничего подходящего,

девушка стянула одну туфлю и шумно вздохнув, отправилась исследовать каждый уголок своих покоев на наличие нежелательных, мертвых ухажёров. А когда таковых не нашлось, заперлась в спальне, и забаррикадировалась тумбочкой. Валявшиеся на полу вещи, так и не были развешены. Все пакеты бесцеремонно были запиханы в шкаф, а сама рассудительная экономка залезла на кровать. Но сон не шел, ведь она прекрасно понимала, что при желании все препятствия преодолимы. Поэтому всю ночь старательно прислушивалась, не разбилась ли ваза, и не слышен ли скрежет отодвигаемого от двери стула.


ГЛАВА 6
ГЕНЕРАЛЬНАЯ УБОРКА ИЛИ РАЗБОРКИ С ТРУПОМ

Сонная и помятая Камилла сидела на краю кровати, и хмуро смотрела на дверь. Сидела и смотрела на результат своего временного помешательства. Нет, ну с чего она взяла, что записку и цветок подсунул ей именно Томми? Это же бред. Да и потом, почему решила, что он попытается к ней прокрасться?

Паранойя. Во всем виновата именно она…

Всю ночь девушка тряслась, прислушивалась, и вот результат, ни капли не отдохнула. Сейчас, когда комнату заливал дневной свет, все её страхи показались надуманными.

Бежать? Куда? Лучше убежища не найти. Да и денег нет, весь аванс она вчера благополучно спустила на тряпки. Да и потом,

если умертвие что-нибудь попытается предпринять, в доме ещё есть Джимми, и остальная прислуга. Они помогут, если что.

Завтра, послезавтра приедет мистер Ларк, и она обязательно доложит об инциденте ему. Уж он-то обязательно призовет к порядку своё творение! А ночью будет запираться. Тем более опыт уже есть.

Спрыгнув с кровати, девушка побрела в ванную комнату.

Необходимо было привести себя в порядок и взбодриться. Дел сегодня было много, и к приезду хозяина планировалось все завершить. Дом должен был сиять. Поэтому свои личные страхи и переживания были отодвинуты на второй план.

Несмотря на то, что гардероб её пополнился, Камилла не спешила надевать что-то новое. Она все так же натянула осточертевшее серое платье, стянула волосы в скучный пучок,

и вообще старалась выглядеть как можно бледнее и страшнее.

Особо стараться не пришлось, синие тени под глазами делали ещё больше похожей на её подчиненных.

В полседьмого утра девушка уже стояла перед шеренгой слуг и раздавала указания, старательно не косясь в сторону предполагаемого ухажера. А тот, как и все, вытянулся по струнке. Видимо, действительно, слишком бурное у неё воображение. Ну не может умертвие влюбиться. А стихи, ну никто ещё не отменял метафоры и сравнения в поэзии. Ничего,

разберется. И с таинственным ухажером разберётся, и со сплетнями горожан, и с шутками слуг, со всем разберётся.

Умертвия бесшумно, и естественно молча, разошлись выполнять указания. Горничные кинулись собирать белье,

мыть полы и вытирать пыль. Слуги отправились выносить мебель и ковры, чтобы как следует выбить. Все были приставлены к делу. И лишь Томми остановился на пороге и обернулся. Бледные губы мертвеца растянулись в широкой улыбке, он низко поклонился, не отрывая от Камиллы алого взора, а когда выпрямился, подмигнул и исчез в проеме.

Девушка все это время смотрела на него широко раскрытыми глазами. Вся тщательно внушаемая теория о непричастности умертвия к вчерашнему признанию рассыпалась, как трухлявый пень. Она слегка пошатнулась, ещё сильней побледнела и поспешно присела на стоящий рядом диван.

Мысли путались, страх сжимал сердце, и отчаянно захотелось спрятаться. Да, она знала лишь одно место в этом доме, куда мертвецы не могли лишний раз зайти. Да-да, она поспешила на кухню, под крыло такой простой, но живой женщины.

Тамара встретила девушку с доброй улыбкой. Тут же были выставлены на стол сдобные булочки, масло и джем. Чашка ароматного чая появилась перед Камиллой последней. Всетаки как же хорошо, когда в доме есть ещё кто-то живой!

Девушка от всего сердца поблагодарила кухарку, и принялась намазывать золотистое масло, на ещё теплую булочку.

Но как бы ни хотелось, сидеть целый день на кухне было нельзя. Это могло вызвать лишние вопросы у любопытной кухарки. Ведь раньше Камилла не больно-то посещала эту часть дома. После завтрака, убедившись, что все заняты своим делом, девушка подхватила домовую книгу, и отправилась в сад. День был погожий, да и желание спрятаться там, где будет сложнее столкнуться с новоявленным ухажером, сыграло немаловажную роль.

Присев на лавочку в тени плакучей ивы, экономка принялась делать пометки на полях карандашом. Через полчаса тщательного просмотра вверенного ей документа, Камилла с грустью отметила, что не больно-то некромант и заботился об отчетах.

Информация была урывками, как будто вносилась так, для галочки. При этом вводилась она разными людьми (а может и не людьми вовсе). Почерк, чернила и даже порядок введения учетной книги разительно отличался. В одном месте,

примерно полгода, данные были добросовестно внесены ровным, понятным почерком. Все четко, понятно, ничего лишнего. Потом продолжительный перерыв, и данные вновь заносятся, но на страницах уже не буквы, а какие-то непонятные закорючки, больше смахивающие на рецепты лекаря. А последняя запись так и вовсе была не меньше года назад. Да, хозяйственник из некроманта никакой. Из всего увиденного и исходя из сведений от Тамары получалось, что книгой занимались лишь когда у дома появлялась новая хозяйка. И судя по продолжительности этих записей, долго жены у мистера Ларка не держались. Да-м, грустно как-то. И

чего они от него бежали? Вроде вежливый, улыбчивый,

обходительный, да и чего душой кривить, красивый. Хотя, если учесть общую атмосферу дома, не каждая такое выдержит. А

если и за ними Томми ухаживать начинал? Камилла бы и сама сбежала, просто некуда. Поэтому надо уже как-нибудь решать эту проблему.

Захлопнув расчетную книгу, она пришла к выводу, что искать нужную информацию в ней бесполезно. Да и чистых листов там осталось мало, так что стоит завести новую. А для этого придется зайти в дом.

Стараясь потянуть время, Камилла решила немного прогуляться по саду. Территория вокруг дома была обширной,

но к её досаде, сад показался запущенным. Где-то трава выросла до колена, где-то куст подстричь надо, да и цветы,

хоть и украшали пространство обилием ярких красок — росли хаотично, словно на лугу. Мысленно девушка отметила — нужен садовник. Иначе к середине лета сад превратится в лес.

Сделав ещё один кружок по засыпанной гравием, дорожке,

экономка нехотя поплелась домой. А там работа кипела.

Мебель была выставлена перед домом, заботливо укутана мокрой простыней и тщательно выбивалась Джимми с серьезным и как всегда чуть высокомерным видом. Окна особняка были распахнуты настежь, а стекла тщательно натирались одной из горничных специальным раствором.

Шикарная люстра в большом зале блестела.

При ходьбе малейший шум в пустом доме отдавался эхом.

Камилла удовлетворенно кивнула, заметив, что все её указания выполняются верно, а после зашагала в библиотеку. Там,

подхватив чистую книгу, в кожаном переплете, и канцелярские принадлежности, она отправилась к себе. Как и предполагалось, её комнату убирали первой. Поэтому распахнутая дверь, которую она не стала запирать по понятным причинам, Камиллу не удивила. А вот стоящий в вазе букет, видимо сорванный как раз в том самом саду, где она гуляла — расстроил. К цветам прилагалась коробка конфет,

перетянутая шелковой, бордовой лентой и записка: "Для самой очаровательной девушки" и всё та же подпись "Т.". Гадать, кто такой "Т." не приходилось. Цветы уже не вызывали такой дикий страх, как вчера, наоборот, лишь глухое раздражение. С

этим ухажером надо что-то делать! И желательно решить этот вопрос как можно быстрее, не затягивать. А то кто знает, что в иссохшем мозгу за мысли появятся. Как бы ни решил, что её молчание — не что иное, как одобрение подобных выходок.

Наверно благодаря возникшему раздражению, Камилла развернулась и решительно отправилась вниз. По пути перехватив Лару, отправила её за романтично настроенным умертвием, с просьбой прислать того в библиотеку. До этой части дома, слуги ещё не добрались. Точнее, добрались, но лишь до тяжелых гардин. Поэтому все пространство сейчас было залито ярким, весенним солнышком.

Девушка присела за стол и, разложив на нем свою ношу,

принялась ждать лакея. И он не стал медлить. Мертвец вплыл в комнату, широко улыбнулся хмурящейся экономке, при этом держа одну руку за спиной. Но стоило ему приблизиться, как спрятанная рука, вместе с небольшим букетиком ландышей,

предстала пред грозными очами Камиллы. Как не удивительно,

но этот жест взбесил. И взбесил настолько, что страха перед мёртвоходячим телом уже не было.

— Это что? — прошипела девушка, все сильнее хмуря бровки.

Томми сделал шаг, и с обожанием в красных глазках протянул ей букет.

— Что вы себе позволяете? — поднявшись со стула, дабы не задирать голову вверх, процедила Камилла. — Спешу напомнить вам, что вы являетесь моим подчиненным! Ваше поведение неприемлемо! Более того, я никогда не давала повода так себя вести! Цветы, конфеты, стихи — что бы я этого больше не видела! Особенно у себя в спальне! Более того, заходить ко мне в покои, разрешается лишь горничной для уборки, либо по моей личной просьбе! — девушка в сердцах стукнула кулачком по гладкой поверхности стола. — На этот раз вы отделаетесь предупреждением, но повторюсь — ещё одна подобная выходка,

и я вынуждена буду принять меры!

Какие меры она будет вынуждена принять, Камилла сама не знала. Ведь ни уволить, ни лишить премии она не могла. Но все это было сказано таким тоном, будто меры были продуманы, и стоит только оступиться, как кара мгновенно настигнет провинившегося. А Томми, так и стоял с протянутой к ней рукой, в которой были зажаты свежие сорванные ландыши. Умертвие шокировано смотрело своими алыми провалами и не шевелилось. Даже белоснежные колокольчики цветов как-то поникли, от гнева разъярённой экономки.

— Вы меня поняли? — Камилла выжидательно уставилась на лакея, и мысленно выдохнула, стоило тому как-то растеряно кивнуть. — Тогда можете быть свободны.

Томми вновь кивнул, после озадаченно повертел букетик в руке и все же покинул библиотеку. А новоиспеченная экономка расслабилась и, вновь присев за стол, задумалась.

Верно она себя повела? Не слишком ли эмоционально? Не нажила ли врага? Кто же знает этих мертвяков, может, они обидчивые. А потом махнула на всё рукой. Какая разница, все уже сделано. И раскрыв новую книгу, в кожаном переплёте,

стала расчерчивать листы. А после тщательно заполнять колонки информацией о потраченных средствах за прошедшую неделю.

Так Камилла просидела до ужина, не выйдя даже на обед.

Систематизация данных, составление списка необходимых покупок и плана действий заняли на удивление много времени.

А когда она поднялась и размяла затекшую спину, удивилась,

как за работой и не заметила наступления вечера. Никто даже не удосужился позвать её на обед. И это очень странно.

Девушка вдруг вспомнила про кухарку, которая никогда не выходила из вверенной ей территории, и захихикала, стоило ей только представить, что напридумывала Тамара, после того,

как Камилла не пришла. Девушка ещё раз потянулась, сложила стопкой документы, спрятала писчие принадлежности и довольная собой вышла из библиотеки.

В доме было тихо, как в могиле. Камилла удивилась, но всё же решила сначала обойти вверенную ей территорию, и узнать где прячутся её работнички. Холл и зал блестели и просто пахли чистотой и свежестью. Вся вынесенная мебель уже вновь стояла на своих местах, идеально выглаженные шторы были повешены, а зеркала сияли в свете зажженных ламп.

Следующее, что девушка осмотрела, была обеденная зала. Там так же было убрано, и единственное отличие было лишь в маленьком букетике белых ландышей, сиротливо стоящих на пустом обеденном столе, застеленном черной скатертью.

"Только надгробья не хватает" — пронеслась мысль в голове у

Камиллы. Все же жутковатый у некроманта интерьерчик.

Осмотрев весь первый этаж, а за ним и второй Камилла не обнаружила ни души, точнее, ни одного своего мертвяка. Зато,

куда бы она ни зашла, везде были видны результаты трудов её подчиненных. Обследовав дом, девушка отправилась в помещения для прислуги. И именно там она застала всех тех,

кого искала по всему дому.

Горничные старательно наглаживали постельное бельё тяжёлыми магическими утюгами, а мужская половина прислуги принимала у них, уже сложенные простыни и складывала их ровными стопками в специально предназначенный для этого шкаф. Экономка почувствовала легкий укол совести, поняв, что вся прислуга не просто пряталась от неё, а усердно работала в течение всего дня. И

видимо, даже без перерыва. Ведь вымыть весь дом, за исключением библиотеки, за один день просто невозможно.

По крайне мере, для обычных людей. Так что мертвяки оказались более усердные, чем обычная прислуга.

Оценив скудную стопочку чистого, неглаженого белья,

девушка дала команду заканчивать с этим делом и отдыхать.

Все оставшиеся дела можно было доделать и завтра. А сама, с чистой совестью отправилась на кухню. Уж очень хотелось есть.


Тамара взволнованно расхаживала по просторной кухне, то и дело поглядывая на часы. Время обеда уже давно прошло, да что там, даже время ужина подходило к концу, а новоиспечённая экономка все не появлялась. Тамара, в соответствии со своим трудовым договором уже могла уйти домой (именно это и подсказывал ей здравый смысл вперемешку со страхом), но беспокойство за совсем молоденькую деточку заставило её задержаться. Хоть женщина и понимала, что если "исчадия ада" взбунтуются, и вдруг выйдут из под контроля душегуба (или, что более вероятно, по его личному приказу), скромная кухарка со своей метровой скалкой наперевес мало чем сможет помочь деточке.

Каждый раз, как женщина слышала шаги, она напрягалась, стараясь понять, кто идёт. Но они никак не походили на летящую походку молоденькой девушки, заставляя кухарку всё больше волноваться. Вот и в этот раз она замерла, прислушиваясь к едва слышному стуку каблучков. И когда их легкий перестук уже был слышен совсем близко, внимательно уставилась на входную дверь. Стройный силуэт Камиллы появился практически в ту же секунду, но мудрая женщина не спешила радоваться, пока не увидела цвет её глаз. Карие, обычные карие глаза.

— Живая, — едва слышно прошептала Тамара, — живая.

Женщина всхлипнула, и прижала к груди обе руки, с пытаемым все это время полотенчиком. А Камилла растерянно остановилась, не зная что делать. Она даже не думала, что её задержка сможет довести эту крепкую женщину до такого состояния. И когда девушка уже хотела кинуться утешать

Тамару, поведение женщины вновь резко вильнуло в другую сторону. Кухарка перестала лить слезы, вытерла многострадальным полотенчиком мокрое лицо и строго посмотрела на свою начальницу.

— Что же ты, деточка, творишь, а? Я ж ведь вся извелась, места себе не находила. Думала, съели упыри проклятые, а ты. Ведь жду, жду. На обед не пришла, на ужин, — она вновь взглянула на настенные часы овальной формы, — опоздала!

Тамара ругала её, а губы Камиллы невольно растягивались в счастливой улыбке. За неё беспокоились. Это было так приятно, что на свете был человек, который беспокоился именно за неё, а не за возможность потерять контроль над её наследством. Чувствовать, что ценна она сама, такая, какая есть. Как когда-то, когда родители были живы… Мысль, об рано ушедших из жизни родных, добавила немного горечи. И вопреки тому, что бы возмутиться и разозлиться на отчитывающую её кухарку, девушка шагнула и обняла раскрасневшуюся женщину. Та сначала дернулась, от неожиданности, а после погладила девчушку, годившуюся ей в дочки, если не во внучки, по спине.

— Со мной все хорошо. — Проговорила Камилла, отстраняясь от женщины, но ни чуть не смущенная своей минутной слабостью. — Просто засиделась, с документами заработалась и не заметила, как пролетело время. Вы не поверите, в каком здесь беспорядке содержится домовая книга. — Сделав страшные глаза, проговорила Камилла, стараясь отвлечь излишне заботливую кухарку от ненужных мыслей.

— Документы, документы, — проворчала та, — кому твои писульки нужны! Марш за стол, целый день ведь ничего не ела! — старательно делая вид, что сердита, проворчала Тамара. — И так ребра одни торчат, кто же на тебя такую худобу-то посмотрит!

"Кто, кто. Один уже посмотрел!" Чуть не ляпнула девушка, но вовремя прикусила язык. А Тамара уже выставляла перед ней блюдо с запеченной уткой, изумительный пирог с рыбой и чашку ароматного, но чуть остывшего чая с добавлением шиповника. А после присела рядом, и с умилением смотрела, как изголодавшееся деточка уплетала всё за обе щеки.


ГЛАВА 7
НОВЫЕ НАЧИНАНИЯ

Горден второй раз за последний месяц спешно возвращался домой. Когда он прибыл в приграничный городок, больше похожий на обычное село с единственным трактиром в округе на сотню километров, даже вещи распаковывать не стал.

Просмотрев всю информацию по своему заказу, взял всё необходимое и шагнул в открытый портал. Хотелось как можно быстрее разделаться с надоевшей нечистью и вернуться домой. Там, в его собственном логове, было намного интересней. А всё благодаря юной и очень наивной девушке,

словно свежий весенний ветерок, одним своим появлением принесшей в его дом столько разнообразия и веселья.

Да, Горден спешил, поэтому без всяких прелюдий и рассусоливаний просто отследил свою жертву и уничтожил, не прерываясь ни на обед, ни на сон. На самом деле он немного боялся, что переборщил с испытанием, и что его неискушенная жизнью экономка просто сбежит от нового "ухажера", пока он тут доблестно защищает жителей приграничья. Всё-таки поклонник с того света, это может оказаться слишком.

неожиданно. От понимания того, что по возвращении может застать пустой дом со следами спешного бегства из него,

становилось грустно. Поэтому да, некромант торопился, как мог. Но это совершенно не значит, что он плохо выполнил свою работу. Просто… не так аккуратно как обычно.

Подумаешь, что вместе с объектом охоты выгорела половина местного кладбища. Правду говоря, это мелочи. Да и претензии ему никто не посмел предъявлять. В ножки поклонились, глаза опустили, деньги отдали и только рады были, когда носитель темного дара шагнул в портал.

Очутившись перед своим особняком, Горден также, второй раз за последний месяц был ошарашен. И пусть виновницы странного для него состояния были разные, это никак не повлияло на исходный результат. Некромант замер, с интересом наблюдая за издевательством над мертвыми. Его бедные слуги, под предводительством юной, но беспощадной экономки, пытались привести территорию сада в порядок. И

это притом, что сам Горден намеренно его забросил, пытаясь придать своему логову ещё более мрачный и пугающий вид.

Особенно здорово особняк смотрелся зимой, когда черная громадина на фоне белого снега, выглядывала из-за раскидистых, голых ветвей деревьев.

И вот теперь тоненькая как тростинка девчушка,

воодушевленно командовала тремя мертвецами, указывая своим пальчиком, кому что делать. И забавнее всего было наблюдать, как одетые в поношенное тряпьё умертвия безропотно подчиняются её приказам. Некромант ещё с минуту постоял, издали наблюдая, как довольная собой девушка, не гнушаясь грязной работы, самолично стала с корнем вырывать сорняки, закрывающие собой хаотично растущие цветочки, а после зашагал в её направлении.

— Добрый день, мисс Брок!

От неожиданности Камилла чуть не подпрыгнула, и,

распрямившись, повернулась лицом к улыбающемуся мистеру

Ларку. Щеки девушки раскраснелись от работы на свежем воздухе, непослушная прядь волос выбилась из строгой прически и теперь падала на лицо, мешая обзору. Она подняла свою ручку, предусмотрительно одетую в тряпочную перчатку из грубого сукна, и убрала помеху. В глазах её промелькнуло удивление, а после девушка приветливо улыбнулась так, что на щеках её проступили милые ямочки, все больше делая её похожей на ребёнка. И вот над этим чудом у него,

бессовестного некроманта, поднялась рука издеваться. Где-то глубоко внутри Ларка шевельнулась совесть, но она быстро замолчала, когда он понял, что Камилла совершенно не похожа на испуганную девушку. Глаза сияют, улыбается, ни тебе истерики, ни мольбы спасти её от ужасного умертвия.

Непорядок.

Горден исподтишка глянул на своего слугу, которому было поручено это деликатное дело. Тот сосредоточено косил траву,

даже не смотря в его сторону. Интересно… Не выполнить его поручение Томми не мог. Остается два варианта. Камилла не поняла, кто за ней ухаживал, наивно полагая, что обзавелась тайным поклонником. Вон как глазки сияют. И от этой мысли

Гордену стало не по себе. И второй, она по своей наивности не распознала в действиях Томми намек на отношения. Был,

конечно, ещё и третий вариант, но его Горден отмел сразу.

— О, мистер Ларк, добро пожаловать домой! — пропела экономка. — Простите, что встречаем в таком виде, — смущенно потупилась она, — мы планировали успеть до вашего приезда.

— Ничего, вы прекрасно выглядите. — Проговорил Ларк,

заставляя Камиллу ещё больше смутиться. — Всё ли у вас в порядке, не было ли проблем?

Девушка на минуту замялась. Её быстрый взгляд в сторону

Томми не укрылся от Гордена. Она как то неуловимо прикусила губу, а после они вновь растянулись в приветливой улыбке.

— Всё в порядке, правда, есть несколько вопросов, которые хотелось бы обсудить с вами.

Интересно. Горден, от которого не укрылась эта маленькая заминка, спровоцированная его наводящими вопросами, едва удержался, чтобы сейчас же не вызвать Томми в свой кабинет.

Но понимая, что это может вызвать подозрение у юной особы,

сдержался.

— Тогда давайте сделаем это за обедом.

Он улыбнулся одной из своих обворожительных улыбок,

усыпляя бдительность объекта внимания.

_ Да, — с радостью согласилась экономка, — я пойду как раз распоряжусь насчет него. Вы ведь с дороги, наверняка устали и голодны.

Она кивнула сама себе и, стянув позеленевшие от травы перчатки, кинулась на кухню, к входу со стороны двора.

Проследив за тем, как девушка быстро удаляется, Горден незаметно подал знак Томми, и поставил свою сумку на землю.

Нужен же был благовидный предлог освободить требующегося ему слугу от такого важного занятия, как облагораживание территорий. Хотелось подробностей, и терпеть до вечера у

Гордена не было сил. А Томми, подняв на хозяина свои красные глаза, молча поставил инструмент, и последовал за ним, предварительно подхватив поклажу.


Спустя полчаса в кабинете, что был расположен на втором этаже особняка, хозяин дома, внушающий ужас всему Салку (и не только) некромант, поскуливая, сполз по стеночке, пытаясь остановить истерику. Плечи его дрожали, из глаз непроизвольно текли слёзы, а неконтролируемый смех мешал сделать вздох. Когда Горден думал, что успокоился, то поднимал свой взгляд и вновь натыкался на Томми, скромно стоящего у входа. И тогда истерика начиналась заново.

Умертвие же старательно делало безразличный вид, впрочем,

он был именно таким, какой и должен быть у обычного,

достаточно мертвого объекта. Но всё же в те моменты, когда его хозяин сгибался пополам, уголки губ трупика слегка съезжали вниз, делая его лицо похожим на печальную маску театра.

А сам некромант был в шоке. Приятном шоке. Мало того,

что его гостья не сбежала, сверкая пятками, так она ещё и отпор дала. Да какой! Это же надо додуматься — отчитать того,

кто давно мертв! Храбрая девочка.

Отсмеявшись, Горден поднялся с пола и, оправив одежду,

отпустил слугу. До обеда оставалось не так много времени, а ему ещё хотелось привести себя в порядок.

— Да-а, так отчитать некогда лучшую шпагу Салка, пусть и в прошлом, это сильно.

Мужчина сделал успокаивающий глубокий вздох, и шагнул к себе в комнату. Не сразу Горден понял, в чем дело, но что-то неуловимо изменилось с момента его отъезда. Вроде все на месте, но что-то по-другому. Только вот опасности в этом изменении он не ощутил. Поэтому кинув сумку на стул,

некромант спокойно отправился в ванну. После натянув черную, шелковую рубашку и классические брюки, он пятерней загладил ещё влажные волосы и отправился вниз.

Настроение было приподнято, ровно до того момента, пока некромант не понял, что его насторожило.

Чисто, слишком чисто! Мужчина нервно передернул плечами, и поспешил проверить своё логово на предмет посторонних предметов. За тот небольшой период, пока

Горден был женат, он понял одно: генеральная уборка,

затеянная женщиной, это дополнительный повод привнести в дизайн дома что-то новое. Что-то, что обычно некроманту не нравилось. Что-то, что по обыкновению своему было цветным,

мало функциональным хламом, совершенно не вписывающимся в интерьер, но каким-то волшебным образом,

начинающее, как сорняки, занимать всё большую и большую территорию.

Мужчина стал тщательно осматривать одну комнату за другой, боясь пропустить то, что может пошатнуть весь устоявшийся быт дома. Но нет, никаких светленьких занавесочек в цветочек, никаких розовеньких подушечек с рюшами, и даже скатерть в столовой осталась угольно черной с золотыми узорами. Всё как всегда. Почти.

Вот оно — зло! На обеденном столе, в скромной вазе стоял маленький букетик ландышей. Вроде бы ничего страшного, но это только на первый взгляд. И прекрасно помня, что именно с таких мелочей всё и начинается, некромант, сам не понимая,

что делает, подошел и смахнул её на пол. Звон бьющегося стекла, словно эхо разлетелось по всему дому. Под ногами некроманта растеклась лужа, а белоснежные цветы перемешались с осколками вазы. Мужчина озадаченно посмотрел на то, что самолично натворил, и скривился. И что на него нашло? Это всего лишь цветы.

На шум, в обеденный зал влетела девушка, в которой некромант не сразу разглядел свою экономку. Да что там, на какое-то время, он даже замер, неприлично уставившись на неё. Стройная нимфа в платье глубокого синего цвета, с распущенными кудряшками, лишь слегка скреплёнными на затылке, застыла на пороге, с беспокойством смотря на него.

— Мистер Ларк, с вами всё в порядке? — вопросила она,

обеспокоенно глядя на своё начальство.

Этот вопрос вывел некроманта из ступора. Он тряхнул головой, от чего зачесанные назад волосы упали на лоб, потом крякнул, пробормотал что-то невразумительное себе под нос, и только после этого вновь поднял свой взгляд на девушку.

— Всё хорошо, мисс Брок. Мелочь, вазу разбил. Случайно.

После, глядя, как взгляд Камиллы цепляется за лежащие на полу осколки, добавив побольше сожаления в голос, произнес,

— Вы, наверно, расстроились, цветы собрали, а я вот такой неуклюжий, всю красоту уничтожил…

Только вопреки его ожиданиям, девушка улыбнулась.

— Что вы, это не я, это слуги. А вот вазу жалко. Надо будет новую купить…

"Слуги?" Этот вопрос чуть не вылетел из уст некроманта.

Это что же получается, опасный для спокойствия предмет не найден? Или может, просто никакой диверсии не было? Эта мысль пришла последней. Мужчина с сомнением посмотрел на свою экономку. Кажется, он кое-что не учел. Видимо сделанные ранее выводы к сложившейся ситуации не относятся.

— Да боги с ней, с вазой. Сейчас здесь приберутся.

Подхватывая колокольчик для вызова прислуги, отмахнулся

Горден. И только когда осколки были сметены, а стол накрыт,

до некроманта запоздало дошло, что цветочки — всего-навсего результат его задания. И вообще, что он всполошился. Для

Камиллы он всего лишь работодатель, следовательно, интерьер самолично она менять не посмеет. Девушка ведь не в курсе его планов. Ну ничего, скоро её совершеннолетие, время есть, так что никуда его нимфа не денется. Такой уникальный экземпляр он не упустит!

А Камилла радовалась, что хозяин особняка вернулся, и теперь нежить не посмеет хулиганить. Она то и дело ловила на себе странный взгляд черных, как сама тьма глаз, в которых блестели искорки веселья, заставляющие её расслабиться. Всё хорошо. Правильно сделала, что осталась. Дом некроманта –

самое безопасное место, а от жителей её всегда может защитить хозяин. Разве может человек, так по-доброму улыбающийся, быть опасным или бессердечным? Конечно, нет.

А слухи — всего лишь слухи. Предрассудки, не более!

— Так о чем вы хотели поговорить? — оторвал от размышлений весёлый голос мужчины.

А Камилла подняла на него свои растерянные глаза цвета кофе, моргнула и мысленно вспомнила набросанный план действий.

— Да. Я просмотрела домовую книгу, и так как места там практически не осталось, решила её заменить.

— Делайте так, как считаете нужным. — Одобрительно улыбнулся некромант. — Если признаться, я за этой книгой не больно-то и следил. У меня и так хватает забот, чтобы ещё и это. А экономки раньше не было, поэтому этот вопрос на ваше усмотрение. Ещё что-нибудь?

Гордену стало интересно, решится ли экономка поднять вопрос о слугах. Его бывшие жены, после таких потрясений уже давно мотали бы к границе, причем к южной. А вот девчонка держится, невольно вызывая уважение. Стойкая,

смелая, сильная духом. Или может быть, юная, наивная и безрассудная? А внутренний голос нашептал ещё один вариант:

"Возможно, ей просто некуда деваться." Что же, именно это и предстоит выяснить.

— Да, как вы видели, дом был приведён в порядок, а вот сад, -

девушка запнулась, а после взяла себя в руки, и уже более твердо продолжила, — а вот сад своими силами в порядок нам не привести. Решать, конечно, вам, но здесь требуется садовник. Причем, на постоянной основе.

Некромант скривился. При слове "садовник" перед глазами вставали клумбочки с пестрыми цветочками, кусты,

подстриженные в форме дельфинов и слоников, а главное,

новые мучения с подбором персонала. Камилла заметила реакцию хозяина, но отступать была не намерена.

— Мистер Ларк, — вкрадчиво продолжила она, — территория сада достаточно большая, и при этом совершенно не ухожена:

многие деревья ссохлись, кустарники разрослись, скрывая дорожки, лавочки облупились. Ещё немного и сад исчезнет, а вместо него будут непроходимые джунгли! Я понимаю, что это лишняя статья расходов, но это необходимо!

Некромант скривился повторно.

— Мисс Брок, дело не в деньгах. — И заметив застывший в глазах девушки вопрос, пояснил. — Дело в том, что заброшенный сад больше подходит дому некроманта, в отличие от ухоженного.

Экономка нахмурилась, обдумывая сказанное. А Горден наблюдал, как тонкая складка залегла между бровей, губы вытянулись в упрямую линию, а сама Камилла машинально отпиливала кусочек от сочной отбивной. Так и не отправив её в рот, она вновь посмотрела на Гордена.

— Все же привести в порядок сад необходимо. Я понимаю,

что интерьер дома влияет на вашу репутацию, — примирительно добавила она, — только вот заброшенный сад — не выход! -

поспешно выпалила девушка, видя, как светлые брови некроманта сошлись на переносице. — И я более чем уверена,

что в этом замечательном городе найдется такой специалист,

который сможет и сад в порядок привести, и атмосферу необходимую создать. Самую что ни на есть мрачную.

А Горден смотрел в загоревшиеся идеей карие глаза, и понимал, что позволит этой девчонке делать с садом всё, что она захочет. В пределах разумного, конечно. К тому же, это будет неплохой проверкой, сможет ли девушка угодить его вкусу! А почему бы и нет? Ведь одной из причин ссор с бывшими женами была как раз общая атмосфера дома. Со стрессоустойчивостью у неё всё хорошо, в этом некромант уже успел убедиться. А как со вкусом? Вот и посмотрит, как девчонка выкрутится. Лоб его разгладился, губы растянулись в привычной улыбке, и, заметив это, Камилла невольно расслабилась.

— Хорошо, я вас услышал, мисс Брок. И раз уж эта гениальная идея посетила вашу светлую голову, именно вы и займётесь подбором персонала и, соответственно, будете контролировать весь процесс самостоятельно. У меня, как понимаете, на такие мелочи, увы, времени нет. — И задумчиво повертев в руках стакан, наполненный освежающим морсом, добавил. –

Позднее, возможно, создам парочку работников. Если повезёт,

может какого-нибудь садовника от жары сердечный приступ свалит. Но это позднее. Да и фантазия, как показывает практика, у мертвецов не очень. Так что наймите кого-нибудь,

проследите за всем, а всё остальное позже.

Камилла слегка побледнела от сомнительного везения. А вот с последним заверением некроманта по поводу фантазии у нежити, была несогласна. За последние дни ей предоставили достаточно доказательств обратного. Но всё же она благоразумно промолчала. Главное, что некромант поддался на уговоры и дал ей полную свободу действий.

После обеда работы в саду прекратились. Зачем ломать голову над вопросом, какую ветку можно спилить, а какую нет,

когда для этого есть профессионалы? Тем более, мистер Ларк был щедр и выделил весьма внушительную сумму.

Единственное его условие было: "Главное, угодите!". Да за такие деньги можно и три раза угодить! Поэтому раздав прислуге распоряжения, и сбегав на кухню к единственному доступному источнику информации, девушка отправилась в город. Тамара охотно объяснила, где находиться одна из лучших фирм по ландшафтному дизайну. Поэтому, не тратя время, девушка села в экипаж, назвала адрес и помчалась выполнять поручение своего хозяина. Правда, мистер Ларк вновь не пустил её без сопровождения. И радовало только то,

что Томми в этот раз вел себя тише воды, ниже травы.

Молчаливый, собранный, абсолютно безэмоциональный -

одним словом, умертвие.

До нужной конторы они добрались минут за пятнадцать.

Находилась она не в центре, что весьма удивило, а на окраине города. На деревянной вывеске, увитой плющом, большими белыми буквами было выведено название: "Кленовый лист". И

как подтверждая название, на двери был изображен именно он.

Дабы не пугать работников конторы, девушка оставила умертвие снаружи и уверенно зашла внутрь, едва удержавшись от удивленного вздоха. В приемной сидела миловидная блондинка и что-то старательно записывала. Но причиной удивления была вовсе не она. Вся комната утопала в зелени,

растения были везде: стояли в кадках, на окнах, на столе секретаря. Но самым невероятным были "живые обои" на стенах помещения, создававшие ощущение волшебной рощи.

Деревья на них то и дело колыхались под воздействием легкого ветерка, мнимые бабочки перелетали с цветка на цветок, а пронырливые белки то и дело носились как сумасшедшие по молодым стволам деревьев вверх и вниз. Это были настоящие,

зачарованные обои, создававшие ощущение полного присутствия объекта.

Шум захлопнувшейся двери, вместе с жалобным звяканьем колокольчика вывел девушку из ступора, а заодно отвлек секретаря от её увлекательного занятия. Блондинка поднялась ей на встречу, доброжелательно улыбаясь, будто Камилла была для неё самым дорогим человеком на свете. Одета девушка была в платье цвета молодой зелени, с рукавами сеточкой и рваной юбкой. Её светлые волосы были забраны в высокий хвост, а глаза слегка подведены. Казалось, блондинка не шла, а летела. А окружающая её зелень создавала ощущение, что перед Камиллой не человек, а лесная фея. "Только крыльев не хватает", подумалось девушке, когда секретарь поприветствовала её, ожидаемо осведомившись о причине визита. Камилла не без зависти отметила, что блондинка не только красива, но имела ещё и мелодичный голосок.

— Я бы хотела обсудить возможность заключения контракта.

Моему хозяину необходимо привести в надлежащий вид сад.

Глазки блондинки заблестели, а улыбка стала ещё более доброжелательной. Новые клиенты — это хорошо! Новые клиенты — это дополнительная прибыль, а значит, и повышенная премия для секретаря. Рынок Салка был уже давно поделен, и такая роскошь выпадала очень редко. В основном все работали со своими постоянными клиентами. И видимо кто-то своего клиента удержать не смог!

— Я сейчас же оповещу мистера Алера о вашем визите. Как вас представить?

— Мисс Брок.

Блондинка чуть замялась, но всё же решила уточнить.

— Позвольте спросить, а на кого вы работаете?

— На мистера Ларка.

Блондинка с трудом удержала улыбку, правда, нервно дернувшийся глаз секретаря, как реакция на имя клиента, от

Камиллы не укрылась. За прошедшие дни реакция людей на имя некроманта уже не удивляла, а забавляла. "Да, знали бы они, какой он на самом деле" — пронеслось у неё в голове.

— Присаживайтесь, пожалуйста! — указав на мягкий диванчик, размещённый между двумя кадками с фикусом,

пропела девушка и молниеносно исчезла за дверью, видимо,

ведущей к непосредственному начальству.

Камилла только и успела дойти до дивана, как дверь вновь распахнулась, выпуская секретаря, а за ней, видимо, и самого мистера Алера. Это был коренастый мужчина, одетый в костюм-тройку темно-коричневого цвета. На вид ему было лет тридцать. Зеленные с хитрецой глаза, делавшие его похожим на лиса, не оставляли сомнений в имеющейся деловой хватке у их владельца. Хозяин в три шага преодолел расстояние между ним и предполагаемой клиенткой, галантно склонился,

поцеловал её ручку.

— Очень рад, очень рад знакомству, мисс Брок! Позвольте представиться, меня зовут мистер Алер, и именно я являюсь владельцем этой скромной фирмы.

И не выпуская руки девушки, как будто боясь, что та передумает, повел её в свой кабинет.

— Позвольте проводить вас. Прошу! Что предпочитаете? Чай?

Кофе?

Камилла слегка растерялась от такого напора.

— Чай, пожалуйста, — машинально ответила девушка.

— Николь, два чая! — все так же не отводя от визитерши алчно блестящих глаз, бросил мистер Алер своей секретарше.

Камиллу усадили в весьма удобное кресло для клиентов, и она даже не успела опомниться, как перед ней уже стояла чашечка ароматного чая и ваза с шоколадными конфетами её любимой марки. Мысленно присвистнув, девушка удивилась сервису. Камилле стало интересно, всех ли гостей встречают тут с таким радушием, или это обычная реакция на имя некроманта, Страшного и Ужасного. Сразу вспомнился её выходной и поход по лавкам, да и огромная скидка, из ряда вон выходящая, склоняла больше ко второму варианту.

— Мисс Брок, мой секретарь передал информацию о том, что вы являетесь представителем глубокоуважаемого мистера

Ларка, — тем временем проговорил хозяин кабинета,

присаживаясь напротив предполагаемой клиентки. — И если я всё правильно понял, то на данный момент вы ищите подходящую фирму для благоустройства территории,

прилежащей к его особняку?

— Всё верно, мистер Алер. Необходимо привести сад в должный вид. — Ответила Камилла, пригубив при этом пахнущий земляникой чай.

— О, вы правильно сделали, что пришли к нам! У нас работают лучшие специалисты! Да я готов лично курировать этот проект! — мужчина подскочил и, достав из стоявшего у стенки дубового шкафа внушительный альбом, расположил его на столе. — Пожалуйста, можете ознакомиться. Здесь представлены наши лучшие работы! — не без гордости проговорил он, вновь опускаясь в своё кресло.

Камилла отодвинула от себя чашку и, притянув предложенный материал, стала с любопытством рассматривать картинки. На шестом развороте ей стало скучно. Все сады были хоть и выполнены в оригинальном стиле, только вот всё не то. Ну, вряд ли её хозяин оценит арку из роз, всевозможных оттенков. Да и белоснежные лебеди, в два раза больше настоящих, выполненные из мелких беленьких цветочков никак не впишутся в пейзаж некромантского логова.

Пролистав ещё пару картинок, девушка захлопнула альбом и задумчиво постучала пальцами по толстой обложке. А хозяин кабинета вежливо ждал её вердикта.

— Все ваши работы, безусловно, заслуживают похвалы. –

Медленно подбирая слова, проговорила Камилла. — Всё, что я увидела, очень красиво, изящно и мило. И в этом и состоит проблема. Всё не то.

В ответ хозяин "Кленового листа" позволил себе улыбнуться.

— Миссис Брок, все, что вы видели — это пожелания наших клиентов. Поверьте, к каждому делу мы подходим очень ответственно. Мы работаем не по шаблонам, а исходим из непосредственных желаний человека, который нас нанимает. –

Горячо заверил он. — Я понимаю, что украшение в виде пухленьких ангелочков вряд ли подойдет для мага,

работающего со смертью, но поверьте, это далеко не наш предел. Более того, мы предоставляем гарантию, и в случае неудовлетворения выполненной работой готовы предоставить компенсацию. Более того, вы можете лично контролировать всю работу. Для этого вам будут предоставлены эскизы. –

Мужчина чуть расслабился после озвученной тирады, и откинулся на спинку кресла. — Даже если что-то не понравиться мистеру Ларку, это всегда можно исправить.

Камилла с сомнением смотрела на визави.

— Время, мистер Алер. Это займет слишком много времени.

На её слова, хозяин "Кленового листа" изогнул губы в подобии улыбки.

— О, не переживайте на этот счет. Вырастить дерево и придать ему нужную форму, что может быть проще для мага земли.

И в подтверждение своих слов мистер Алер протянул руку к глиняному горшочку на столе, в котором пробивался небольшой росточек. Пара глянцевых светло зелёных листочка блестели в лучах солнца. Буквально на глазах у посетительницы они стали увеличиваться, и вот уже вверх стремится молодой, гибкий стебель. В одно мгновение он стал уплотняться, а от него расходились новые веточки, богато украшенные листьями, цвета брильянтовой зелени. Пару секунд — и на выросшем дереве распустился прекрасный цветок с пятью белоснежными лепестками и золотистой серединой.

Миг — и листья опадают, оставляя небольшую горошину,

которая постепенно увеличивается в размерах и начинает наливаться сочными красками. За всем этим действом

Камилла наблюдала с детским восторгом, совершенно позабыв про то, что здесь и сейчас она представляет некроманта.

Довольный её реакцией маг аккуратно сорвал выращенный плод и протянул его гостье. От чудного цитрусового запаха

Камилла аж зажмурилась и с благодарностью приняла мандарин. Их она очень любила и отказаться от этого чуда была не в силах. Такая демонстрация силы существенно перевесила чашу весов в пользу "Кленового листа".

— В таком случае, жду вас завтра в десять для осмотра территории и заключения предварительного договора.

Проводив свою клиентку до порога и передав её бдительной охране (в которой не без удивления узнал Томмино Карса,

бывшую лучшую шпагу Салка), мужчина хмыкнул и вернулся внутрь, довольно улыбаясь. Такой заказ! Это же и реклама, и проверка, и куча денег. То, что некромант обычно платит за предоставляемые услуги по двойному тарифу, ни для кого не секрет. А от денег, добровольно плывущих в руки, мистер Алер никогда не отказывался. Мертвецов, которыми кишит дом некроманта, Алер не боялся. Предрассудками не страдал.

Поэтому поспешил к себе, делать предварительные наброски для предстоящей работы. А распахнув дверь кабинета,

обернулся к секретарше.

— Николь, замени рабочий материал.

Секретарша привычно просочилась в кабинет, и подхватив горшок, который явно стал мал для мандаринового дерева,

понесла его в подсобку. Вечером его можно будет сдать в ближайший цветочный магазин. А сейчас, сгрузив свою ношу прямо на пол, девушка подошла к окну, и взяла новый "рабочий материал", выглядящей точно так же, как и подопытное деревце до бурного прорастания (то есть из земли сиротливо торчали два одиноких листочка).


ГЛАВА 8
РЕВНОСТЬ И ЕЁ ПОСЛЕДСТВИЯ

Всю следующую неделю во дворе некроманта было непривычно людно. Но, несмотря на то, что работа в саду кипела, в доме было по-прежнему тихо, как в морге. О том, что по его территории расхаживают чужие, некроманту напоминал лишь вид из окна, где перепуганные до смерти рабочие едва ли не на цыпочках выносили выкорчеванные деревья и сухие ветки. Это зрелище не столько нервировало хозяина дома,

сколько веселило. Забавно было наблюдать за тем, как здоровые, крепкие мужчины ступают по саду, словно по минному полю. И единственный, кто не проникся царившей вокруг атмосферой ужаса, был маг земли.

Пронырливый, безукоризненно вежливый и внимательный по отношению к его экономке, этот тип заставлял напрягаться обычно спокойного и уверенного в себе некроманта. И ведь не придерёшься! Работал гад отменно. Там, где успели вычистить территорию, Алер сажал новые, молодые деревья, в считанные минуты придавая им необходимую форму. Все эскизы он предварительно предоставлял Камилле, а та в свою очередь отчитывалась перед хозяином. И к своему удивлению, Горден осознал: то, что предлагают, ему нравится. А ещё ему нравилось, что видя его очередной одобрительный кивок,

Камилла светилась от счастья. Не нравился лишь исполнитель. Ну да ладно, долго этот хлыщ здесь не пробудет. Сделает свою работу и исчезнет.

Работа… Работа, к неудовольствию некроманта, а такое бывает крайне редко, (в смысле неудовольствие от работы)

настигала и его. Заказы сыпались, как из рога изобилия. Вот и сегодня должны были прислать новый, отобранный им лично,

материал для заказа одного плантатора. В кои-то веки хоть кто-то оценил рациональность и эффективность охраны из умертвий. Но и это не особо радовало. Ничего интересного, в отличие от его юной экономки.

Примерно в таком направлении текли мысли некроманта,

когда он сделал небольшой перерыв, чтобы понаблюдать за садом. Точнее, за тем, как горячо спорят его экономка и хозяин

"Кленового листа". Наблюдая, как Камилла переходит от одного куста к другому, эмоционально размахивая руками,

Гордену вновь захотелось отвлечь её внимание от вверенного ей проекта. Уж больно серьезно она подошла к этой задаче. А в результате большую часть времени ЕГО экономка проводит в компании долбаного озеленителя. А это уже не нравилось самому Гордену. И как обычно бывает, решение данной проблемы пришло спонтанно. Раз девочка смелая, умертвий не боится, значит, и неподвижные тела, привезённые из морга, её не напугают! Разницы ведь никакой! Почти.

Горден ещё раз взглянул на парочку, стоявшую на садовой дорожке. И то, как искренне смеётся Камилла над сказанной

Алером шуткой, заставило некроманта с силой сжать кулаки.

Решено! Серебристый колокольчик моментально был найден на столе, а его звон разнесся по всему дому. Долго ждать не пришлось. И вот уже Джимми торопиться донести до юной экономки пожелание хозяина видеть её в кабинете. Горден так и стоял, наблюдая за тем, как Камилла разворачивает послание, бросает удивлённый взгляд, как раз на окно его кабинета, и простившись с Алером, направляется в дом.

А сам некромант поспешно стал доставать копии накладных с характеристиками ожидаемого материала. Шутка ли,

отчетность! Успел Горден вовремя. Три быстрых удара в дверь известили его о приходе Камиллы.

— Войдите.

— Вы хотели меня видеть?

Сегодня Камилла была одета в легкое ситцевое платье, с воротником лодочкой, короткими рукавами и юбкой солнце.

Ткань была белоснежная, с крупными синими цветами, и на этом фоне кудряшки девушки выгодно выделялись. В таком виде надо на прогулку в парк отправляться, а не мертвецов встречать. Не подозревающая о подвохе экономка смотрела на некроманта любопытными карими глазами.

Мысленно себя обругав за черствость, Горден все же от своих намерений не отступил. Просто если выбирать компанию для Камиллы между живым озеленителем и не представляющими угрозу мертвецами, некромант однозначно предпочтет второе. Так риск конкуренции будет сведён к минимуму. Поэтому запихав подальше не вовремя проснувшуюся совесть (ну, не может быть у некроманта совести, никак), Горден улыбнулся своей фирменной улыбкой и предложил присесть.

— Мисс Брок, у меня к вам есть одно дело, которое не связано с вашими прямыми обязанностями. И я надеюсь, что вас не затруднит пойти мне навстречу и помочь в решении очень важного вопроса. — Горден, видя в глазах девушки немой вопрос и промелькнувшее напряжение, просто развел руками.

Мол, посмотрите, без вас никуда. Неужели откажите бедному некроманту? — Дело в том, что сегодня должны привести важный груз, — пояснил он, — и я бы лично его встретил, но, к сожалению, именно в это же время мне необходимо срочно оказаться у градоначальника. А отменить поставку я не могу.

Некромант умышленно сделал паузу, что бы девушка сама могла всё додумать.

— Но чем я смогу помочь?

— О, ничего сложного, просто пустить грузчиков на территорию и проверить товар по накладным. Куда что ставить, они и сами знают. Ну как? Спасёте от раздвоения личности своего начальника? — весело спросил некромант.

И в этот бы момент Камилле задуматься, что же могут привести некроманту. Вот только обезоруживающая, добрая улыбка мистера Ларка, заставила её машинально кивнуть. В

самом деле, что сложного? Свериться с накладными, это ведь не самой груз таскать. Почему бы и нет?

— Вы просто чудо! Что бы я без вас делал, моя дорогая мисс

Брок! — буквально пропел Горден, кладя перед Камиллой черную папочку с серебристыми завязками. — Вот тут копия накладных, а вот ключ от подвала.

— Подвала?

Смутная догадка озарила девушку, но мысль так и не успела полностью оформиться, так как настойчивый некромант продолжил.

— Да, да, от подвала. Но лишь в первое помещение, туда, где морозильник работает. Вам только и нужно свериться с накладными, проверить что все, так сказать, материалы поставлены верно, и проследить, чтобы грузчики перенесли тела в первое помещение.

— Тела?

Нервно сглотнув, как попугай, повторила девушка вмиг осипшим голосом.

— Да, да тела. А то эти раздолбаи могут чего и напутать.

После закроете дверь, а с остальным я и сам разберусь, когда вернусь.

И не давая девушке опомниться, подхватил вмиг похолодевшую ладошку и нежно её поцеловал.

— Наверно я повторяюсь, но вы просто чудо, Миллари! –

мурлыкнул некромант, — Вы меня спасли! Заказ прибудет гдето в течение часа. — Он машинально крутанул рукой, где на запястье красовались классические наручные часы на кожаном ремешке, и поднес её к лицу. После быстро подскочил, и одним взмахом руки открыл портал прямо в кабинете. — Ну, я пошел, надеюсь на вас!

А Камилла даже глазом моргнуть не успела, как её работодатель исчез в черном провале, оставив её сидеть на стуле, ошарашено смотря в никуда. Где-то на задворках сознания промелькнуло понимание, почему всех так передергивает, стоит упомянуть имя некроманта. И на это не влияет даже то, что он весьма улыбчивый и доброжелательный человек.

Просидела Камилла так долго, то и дело выныривая из своих дум и нервно поглядывая на черную папочку, словно на притаившуюся змею. Вот же начальничек, вот же подкинул задачу! Нет, Камилла не винила некроманта, ведь ясно же, что он не специально. Все же мертвецы — это его работа. Вон, как мистер Ларк их назвал — материал. Наверняка он даже не подумал о том, что такое специфическое поручение может вызвать у неё страх. В конце концов, её ведь сразу предупреждали, к кому устраивается на работу. Даже в анкете был вопрос об отношении к мертвецам. Так что за своё преувеличение теперь и будет законно отвечать. Именно так подбадривала себя девушка, то занося руку над злосчастной папкой, то убирая её. Но справиться с паникой смогла лишь после того, как Джимми принёс очередную записку, с информацией о том, что к задним воротам подъехала телега из морга.

— Впустите, я сейчас спущусь. — Слегка дрожащим голосом приказала она.

Камилла вновь недовольно посмотрела на папку. Будь та живой, давно бы уползла куда подальше от "ласкового взгляда",

направленного на неё.

— Хватит! Хватит трястись! — приказала себе девушка,

раздражено топнув ножкой.

Решительно подхватив оставленные некромантом документы, Камилла отправилась на выход. Пора побороть свои детские страхи. Негоже экономке некроманта из-за каких-то трупов трястись. Вон, их полный дом бегает, и ничего! А тут смирненькие, спокойные, лежат себе тихонечко,

никого не трогают. Она на них только взглянет, подпись в накладной поставит и всё. Ничего страшного. Мистер Ларк не просил же вместе с ними сидеть, его дожидаться. А она не неженка! Чтобы остаться при должности, она должна быть идеальной экономкой во всем! Поэтому прямо сейчас запихает свою фобию куда подальше, и сделает это!

Когда крытая телега, поскрипывая, въезжала на засыпанный гравием двор, Камилла излучала спокойствие и решимость. Её же она излучала, когда небритый мужик, в старой,

потрёпанной рубахе и выцветших штанах, бросил вожжи и,

спрыгнув с козел, подошел к ней, озадачено хмуря косматые брови. Видимо, этот индивид уже неоднократно поставлял некроманту его "материал", так как стоило ему увидеть заветную черную папку с серебристыми завязками в девичьих руках, мужик озадаченно потер затылок и, не утруждая себя приветствиями, сразу в лоб задал интересующий его вопрос.

— А где некр. кхе, то есть, многоуважаемый мистер Ларк?

— И вам здравствуйте. — Не удержалась от колкости Камилла.

Правда, косматый мужик, больше походивший на медведя,

этого не заметил, лишь, как будто так и положено, с серьезным видом кивнул в ответ. — Мистер Ларк отбыл по неотложным делам. Сегодняшнюю поставку приму у вас я. — Как можно решительней проговорила Камилла.

А мужик сразу замялся, как-то затравленно на неё глянув.

Ещё раз почесал затылок своей лапищей, взъерошив и без того непослушные волосы.

— Ну и дела. — едва слышно пробормотал он, а после старательно изобразив улыбку (придавшую ему абсолютно нелепый вид), продолжил — Вы извините меня, миссис Ларк,

коль ненароком обидел. Мы что, народ простой, грузчики.

Привести там, увести, этикету не обучены. Не серчайте. Вы,

так вы. Нам не сложно. Проверять груз будете?

От такого заявления девушка немного растерялась. Миссис

Ларк? С чего бы это?

— Меня зовут мисс Брок! И да, проверять буду! — холодным тоном поправила она.

Мужик дернулся, как от удара. Затравленно оглянулся, не слышал ли его ещё кто. И вновь попытался улыбнуться.

Получилось жалко.

— Да, мисс Брок. Как скажете, мисс Брок. Трупы велите нести куда обычно? Или ещё изменения будут?

— Как обычно.

Как это загадочное "как обычно" происходит, Камилла не знала. Но всё равно отошла немного в сторону, предоставляя свободу действий поставляющей стороне. Уж они-то не первый раз участвуют в этом процессе. А мужик слегка неуклюже обошел телегу, откинул тент, выпуская на волю почти полную свою копию, только моложе.

— Бать, ты че? Какая миссис Ларк? Че несёшь? Жить надоело. — едва выпрыгнув из телеги, прошипел он, наивно полагая, что его не слышат.

— Да кто ж знал. — возмутился извозчик. — Он же своих мертвецов всегда лично принимал. Внимательно так осматривал. Не дай боги, чё не так. ух. — мужика аж передернуло от воспоминаний. — А тут девчонка. Ты хоть раз видел, что бы некромант свои трупы кому другому доверил? –

парень лишь отрицательно мотнул головой. — Вооот, и я нет. А

если уж доверил, значит, она наивысшим доверием его пользуется! — подняв палец вверх, важно сказал мужик, а его собеседник не без уважения окинул хрупкую девичью фигурку,

гордо стоящую чуть поодаль. — А кто, как не жена, может получить такое доверие? — и, увидев понимание в глазах отпрыска, удовлетворено кивнул. — То-то же. Это же для него то же самое, что для меня твоей мамке почти все кровно заработанные отдать!

Все это мужик проговорил, параллельно подтягивая к себе носилки, с покоящимся на них трупом. А парень в ответ лишь ухмыльнулся. Ага, доверие, основанное на толстом дне чугунной сковородки, это надолго!

— И вообще, хватит трындеть, помогай!

Парень тут же подскочил, подхватывая нелегкую ношу с другой стороны.

— Тяжелый, гад. — прохрипел он, в противовес своим словам, бережно опуская груз на пустующую площадку, чуть левее телеги.

Так, но уже молча, они выставили в рядочек трое носилок,

неизменно накрытые белыми простынями, под которыми четко вырисовывался контур человеческих тел.

— Принимайте груз, мисс. — Вытирая рукавом выступивший на лбу пот, просипел мужик. — Так сказать, в лучшем виде!

Покойнички чистенькие, свеженькие. Наш маг на них стазис наложил, чтобы не разложились! — видя, как девушка нервно поджимает губы в попытке сдержать дурноту, поспешил добавить. — Везли очень аккуратно! Ни царапинки! Все в лучшем виде для уважаемого мистера Ларка! Да что же вы,

проверьте сами! — И с этими славами, мужик поспешно откинул край белоснежной простыни, выставляя напоказ верхнюю половину обнаженного мужского тела. Черты лица мертвеца заострились, а цвет кожи был синюшный, будто из него выкачали всю кровь. Наверно, так и было, ведь на мощной груди трупа зияли три одинаковых раны, которые, видимо, и послужили причиной большой кровопотери и остановки сердца.

Нервно тряхнув головой, Камилла поспешила открыть папку и извлечь из неё три накладные с описанием "товара", при этом еле сдерживаясь, чтобы не показать как ей в этот момент неуютно.

— Так, это у нас. — девушка вопросительно посмотрела на мужика, ожидая подсказки.

— Это тело погибшего Дика Ворна. — Охотно помог тот.

Камилла быстро пробежалась пальчиками по накладным,

выискивая нужную.

— Так, так. Вот. Дик Ворн, скончался в возрасте двадцати восьми лет. Рост — один метр восемьдесят два сантиметра.

Причина смерти — три ножевых ранения в сердце. Ширина нанесенных ран два с половиной сантиметра. Глубина — десять сантиметров. Других повреждений нет.

Девушка, подошла ближе и внимательно всмотрелась в лежащее на носилках тело.

— Похоже он. — Чуть растягивая слова, проговорила она. Ей очень не хотелось подвести своё начальство, сделав что-нибудь не так.

— Он, он! Во вчерашней потасовке прирезали. Говорят,

кровищи былооо. уууу. Правда, своего обидчика Дик тоже на тот свет успел прихватить. — И извозчик многозначительно покосился в сторону соседних носилок, мысленно прикидывая,

насколько же был силен при жизни этот труп, что с ножом в сердце, смог одним ударом выбить дух из вполне крепкого паренька.

— Ясно. — Сухо прокомментировала экономка. — Кто следующий?

Как и когда погиб нынешний "материал" некроманта, знать она не хотела. Всё, что сейчас волновало девушку, это желание побыстрей выполнить поставленную перед ней задачу и сбежать в дом. Поэтому равнодушно скользнув взглядом по надоевшему собеседнику, она обратила внимание на оставшиеся двое носилок. Только мужик не спешил откидывать скрывающее тело полог.

— А. мм. мисс, простите за вопрос. — неуклюже переминаясь с ноги на ногу, снова заговорил мужик, вновь перетягивая на себя внимание. — Вы всё тело на предмет повреждений осматривать будете? — к концу фразы голос его звучал все тише и тише.

Щеки девушки вспыхнули. Что ей сейчас предложили?

Осмотреть всё тело голого (пусть и мертвого) мужика на предмет повреждений? Так сказать, досконально? На такое она не подписывалась! Видимо, блеснувшая в глазах ярость и покрасневшие щеки говорили сами за себя, так как мужик поспешил оправдаться.

— Просто некр. кхе, мистер Ларк всегда всё тщательно осматривает, — старательно пряча глаза пояснил он.

— Ппонятно, — не разжимая зубов, ответила Камилла. В этот момент ей очень захотелось плюнуть на своё воспитание, и зашвырнуть в раздражающего её человека первым, что попадётся ей под руку. — Не бббуду. Вы шшее уверили меня,

что довезли всё в целлосссти и сохранносссти. — Прошипела она. — Или нет?

— Что вы! Все в идеальном состоянии! — поспешно заверил её мужик.

— Что же, если так, то не вижу смысла проверять всё досконально. Тем более, если что не так, мистер Ларк не из тех людей, кто просто так простит потерю своего драгоценного времени! — проговорила Камилла, с удовольствием отмечая,

как бледнеет её собеседник.

Расчет оказался верный. Пока Камилла сверяла с накладными оставшееся два тела, извозчик, украдкой заглядывал под простыни, на всякий случай, чтобы лишний раз удостовериться в отсутствии дополнительных изъянов у своего груза.

Как ни странно, но всё оставшееся время хамоватый мужик и его помощник вели себя тихо. Видимо, вспомнив, что молчание золото, решили воспользоваться этой прописной истиной. Такая линия поведения привела к тому, что сверив две оставшиеся накладные с привезенным материалом,

поставщики без проблем переместили тела в подвал, под чутким руководством экономки.

Стоило Камилле закрыть дверь в подвал, как мужик поспешил к телеге, и пошарив там, где обычно сидит извозчик,

вытащил папку светло-серого цвета с черными завязками.

Мужик ловко развязал тесёмки и извлек на свет несколько листов бумаги и ручку. После подошел к девушке и, протянув ей свою ношу, попросил:

— Распишитесь.

Первое, чему научили девушку в пансионе (в первом пансионе, тот, который "Просвещенные девы". Второй, тот, который "Покорность", учил полностью полагаться на мужчин.), это не ставить свою подпись, пока не ознакомишься с документом. И больше по привычке, чем осознанно, девушка вчиталась в текст.

То, что все некроманты циники, она знала, но то, что в государственных структурах сидят люди, которые от первых далеко не ушли, только догадывалась. Просто нормальные люди вряд ли бы смогли так выгодно продавать смерть. Нет,

ничего такого, просто видеть стандартный бланк акта передачи товара, прилагающийся к мертвым телам, которые ещё вчера наслаждались жизнью, и вовсе не подозревали о своей горькой судьбе, было слишком. И тем не менее, первая строчка говорила о том, что данный документ является приложением к договору, составленному аж семь лет назад. А это значит, что как минимум семь лет подряд, вот такая же телега регулярно привозит мертвецов в этот дом по мере необходимости. После данной информации был обозначен тип документа. Кому пришло в голову продавать тела и оформлять при этом акт приема передачи товара? Бред! Ладно, информация о том, что начальник трупного отделения Салка в лице какого-то Вариса

Т. передает все права на тела некроманту Ларку Г. Даже то,

что к тексту имелась сноска с информацией о статье № 104 имущественного права, где говорилось, что все права на тела были переданы родственниками погибших, либо изъяты за долги, не так коробила, как сухая табличка с "наименованием"

товара и указанием количества штук и суммы. Нет, ну как Дика

Ворна может стать два? Абсурд! Так могут изгаляться только чиновники Лисана.

Поставив свою подпись с фальшивой фамилией, Камилла с чистой совестью вернула документ извозчику и с удовольствием выпроводила всю честную компанию со двора.

Сверка и прием "товара" заняли не так много времени, вот только сил на всё это ушла уйма. Возвращаться в сад и спорить о том, как должен расти куст некроманта, ей не хотелось. Есть, по понятным причинам (хоть время и было обеденное), тоже не было ни малейшего желания. Хотелось лишь вымыться,

хорошо так вымыться, с мылом и жесткой мочалкой. Сама девушка ни к чему не прикасалась, и испачкаться не могла. Но всё это: нелепый поставщик из морга, деревянные носилки с обнаженными трупами, да и первая комната подвала, где оставили лежать тела, создавали ощущение невидимой пленки,

покрывшей её тело. И то и дело хотелось эту пленку соскрести.

Дав распоряжение прислуге приготовить успокаивающий чай с мелиссой, девушка поспешила к себе, дабы принять душ и переодеться.


Горден не спешил домой. Нет. Он решил дать время Камилле прийти в себя. Просто он прекрасно видел реакцию девушки,

после того, как произнес заветное слово "трупы". Поэтому понимал, как бы Камилла не отреагировала, лучше подождать.

Для верности. А когда всё же вернётся, лучше сделать вид уставшего и измотанного бюрократией мужчины. Девушки любят жалеть. А там, глядишь, и забудет о той гадости, что он ей подстроил.

Мужчина решил, что домой лучшее вернуться вечером,

ближе к ужину. Вроде как весь день на ногах, даже нормально не поел. После прихода не скрывался, наоборот разместился в гостиной так, что бы его было не сложно найти. Чуть взлохматил волосы, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и рухнул на диван, вытянув ноги. Подумав, некромант материализовал в своей руке стакан, на четверть наполненный янтарной жидкостью, с парой кубиков льда. И посчитав, что образ "уставшего мужчины", только вернувшегося домой после долгого и трудного дня, завершен, стал ждать своего зрителя.

Камилла впорхнула в гостиную, заставляя Гордена вновь любоваться собой. Стройная, гибкая, юная. За день девушка успела переодеться, явившись пред очи начальника в том же платье, в котором он не так давно принял её за нимфу.

Девушка была бледна, и как будто чем-то расстроена. Да почему как будто, наверняка расстроена, для этого было достаточно причин. Камилла держала в руках выданную ей ещё утром черную папку и стопку документов, в которых Горден без труда узнал сопроводительные документы для его трупиков.

— Добрый вечер, мистер Ларк. — Поздоровалась девушка, с неодобрением посмотрев на стакан с виски, который Горден по привычке вертел в руке.

Так, значит, алкоголь был лишним. Не сделав и глотка,

Горден вернул стакан туда же, откуда до этого его призвал, и поспешил подняться на ноги.

— Мисс Брок, рад вас видеть! Ну, как ваши успехи. –

Проговорил мужчина, подходя поближе к девушке.

— Все в порядке, мистер Ларк. Ваши. — тут Камилла запнулась, подбирая нужное слово, — ваш материал был перенесен в первую комнату подвала, накладные и документы на товар, вот. — Юная экономка протянула стопку бумаг и папку, чтобы некромант мог её взять.

Горден сделал ещё один шаг, и оказался непозволительно близко, намерено нарушая личное пространство Камиллы. При этом все его внимание было полностью приковано к документам. Такая близость девушку смутила. Древеснопряный аромат, окутывающий мужчину, заставил её заволноваться. Камилле казалось, что от человека его профессии так пахнуть не должно. Не то чтобы она думала, что это будет сладковатый запах тлена и разложения, скорее что-то нейтральное. Ведь не секрет, что люди, имеющие дело с трупами, предпочитают использовать мыло без запаха, с сильным дезинфицирующим эффектом. И Камилла совсем не ожидала, что запах некроманта будет настолько приятен, что его захочется вдыхать снова и снова.

Как только мистер Ларк приблизился, смущенная экономка поспешила протянуть ему документы. Только правду говорят,

что спешка делу не помощник. Теплые руки мужчины, прежде чем взять бумаги, вскользь прошлись по тыльной стороне ладони девушки, отчего та вздрогнула, а на бледных щеках появился легкий румянец. Камилла поспешила опустить взгляд и отступить назад, туда, где волнительный аромат мужчины,

стоящего так близко, не кружил голову.

Все это конечно не укрылось от Гордена. На юном личике,

эмоции девушки читались, как открытая книга. Но он и виду не подал, что что-то не так. Улыбнулся, поблагодарил и уткнулся в бумаги, будто там было написано нечто очень важное.

Документы он рассматривал ровно столько времени, сколько понадобилось Камилле, чтобы вернуть себе спокойствие.

— Как всё прошло? Надеюсь, те неотёсанные болваны, что привезли мой материал, вас не напугали?

Камилла едва сдержалась, чтобы не передернуть плечами.

Вот в чем вся суть некроманта. Нормальный человек стал бы беспокоиться не о каких-то там грузчиках, а о том, что фактически подложил трех голых мертвецов невинной девушке! Неужели он не понимает таких элементарных вещей!

И увидев спокойный взгляд хозяина, поняла: нет, не понимает!

Более того, для него это норма! Поэтому, постаравшись улыбнуться, ответила как можно правдоподобнее:

— Нет, всё в порядке.

А потом вновь задумалась, чуть прикусив губу. Сказать или не сказать. Всё же это может быть важным. И видимо её метания не остались незамеченными.

— Что-то не так? Мисс Брок, вас что-то беспокоит? –

некромант предпринял вторую попытку за сегодняшний вечер вызнать подробности поставки.

Обреченно вздохнув, Камилла собралась с мыслями, и на одном дыхании решила выложить всё, как есть:

— Да, мистер Ларк. Так как подробных инструкций не было, я решила положиться, так сказать, на опыт поставляющей стороны.

Пока Горден не понимал, к чему клонит его экономка. Он так и стоял, держа стопку бумаг в руках и вопросительно смотря на девушку, ожидая продолжения.

— Господа грузчики сообщили, что вы предпочитаете осматривать поставляемый ими материал полностью, другими словами с головы до пят… — девушка многозначительно замолчала.

В этот момент, считавший себя весьма спокойным и уравновешенным некромантом, Горден едва не выронил от удивления папку на пол. Но вовремя спохватился, и сильнее,

чем требовалось, сжал документы, оставляя на бумаге вмятины.

Это что же получается, эти без пяти минут трупы, взяли и сказали юной девушке, что он, Страшный и Ужасный некромант, любит тщательно рассматривать "прелести"

мертвых мужиков? И как ему теперь доказывать, что он относительно адекватный маг (относительно, это потому, что никто в жизни не поверит, что некромант может быть нормальным)? Убьёт, точно убьёт! А если девчонка сейчас решит уволиться, так ещё и на запчасти отправит! И плевать,

что эти дегенераты единственные, кто согласен доставлять ему заказ на дом!

— Так вот, я, конечно, понимаю, что в вашей работе необходимо, чтобы все было тщательно проверено, — заметно нервничая, проговорила Камилла, — и поговорка "семь раз отмерь, один раз отрежь", как нельзя, кстати, здесь подходит,

но.

Все, доигрался. Сейчас точно скажет: ".но для меня это слишком, жить и работать в доме человека, который так трепетно относится к фрагментам мертвых тел! Прощайте!".

— но в этом вопросе мне пришлось немного отступить от привычной схемы. То есть, я хотела сказать, что проверила лишь наличие, но не эмм. качество материала. Простите, но переступить через себя, и. и.

До Гордена наконец дошло, что его экономка сбегать не собирается. Мужчина отмер, постарался как можно дружелюбнее улыбнуться. Он прекрасно видел, как неуютно себя чувствует девушка, пытаясь прояснить ситуацию, и поспешил свернуть этот, во всех смыслах неприятный разговор.

— Вы правильно сделали, — заверил её некромант. — У меня и мысли не было предложить вам подобное непотребство! Я и подумать не мог, что эти неучи додумаются до такого! –

возмущенно воскликнул некромант.

Он наконец-то решил избавиться от мешающей стопки, и положил её на ближайший столик. После взял изящную девичью ладошку в свои теплые, чуть шероховатые руки и стал успокаивающе (как он думал) поглаживать. Только от такого тесного контакта Камилла растерялась ещё сильнее и смотрела на него своими широко распахнутыми глазами, полными удивления. Более того, некромант вновь оказался настолько близко, что его будоражащий запах окутал девушку, заставляя сердце биться чаще, не хуже чем у загнанной в клетку птички.

— Простите меня, мисс Брок. Меньше всего я хотел вас оскорбить.

Голос Гордена сделался низким, вибрирующим. А глаза, эти черные, как сама вечная тьма, глаза, казалось, заглядывали ей прямо в душу. Некромант смотрел на неё так, что девушка тут же всё ёму простила. Даже не так, она ужё простила ему даже то, что ещё не случилось. На дне его глаз ей мерещилось искреннее раскаянье и. грусть? Наверно это грусть от одиночества. Каким бы этот уникальный человек не хотел казаться весельчаком или страшным злодеем, девушка четко поняла, что на самом деле он очень одинок. Дом его -

крепость, слуги — умертвия, а соседи — трусы. И так ей захотелось его обнять, пожалеть, что она едва не потянулась свободной рукой, дабы пригладить взлохмаченную светлую шевелюру. И только понимание того, что перед ней не побитый жизнью, миленький щенок, а хозяин дома и её непосредственный начальник, уберегло от этой фатальной ошибки.

— Так смею ли я надеяться на ваше прощение, Миллари?

От того, как прозвучало её имя (пусть и не настоящее) из уст некроманта, у Камиллы едва не подкосились ноги. А черные омуты гипнотизировали её, не позволяя отвести взгляд.

— Д-да, — только и смогла ответить девушка.

Этот короткий, но емкий ответ позволил Гордену облегченно улыбнуться.

— Я рад, что смог заслужить ваше прощение.

Чуть отступив от Камиллы, и выпуская её ладошку,

проговорил он. Пугать её своей необоснованной близостью

Горден не хотел. Рано, ещё слишком рано. Камилла попыталась повторить его маневр, но ватные ноги не послушались её, и девушка чуть покачнулась. Но упасть ей не дали. У некромантов оказывается отличная реакция. Поэтому

Камилла с удивлением почувствовала, те же теплые руки, что недавно брали в плен её ладонь, сейчас крепко держали девичью талию.

— Что с вами? Вы бледны. — В голосе мистера Ларка слышалось искреннее беспокойство.

— Ничего страшного. — Неуверенно ответила Камилла,

смущенная сложившейся ситуацией. Отчего-то захотелось провалиться под землю. — Видимо сказался напряженный день,

да ещё и без обеда. Вот и подурнело. — попыталась оправдаться она.

— Почему без обеда? — некромант недовольно нахмурился.

То, что девушка едва не довела себя до обморока, ему совсем не нравилось.

— Просто после сегодняшних приключений есть расхотелось.

Камилла многозначительно посмотрела на стопку чуть смятых листов, лежащих на столе. Намек некромант понял, и крыть ему было нечем.

— В таком случае это упущение необходимо исправить за ужином! — безапелляционно заявил хозяин дома, чувствующий за собой вину.

Экономка вымученно улыбнулась, и поспешила отойти от мужчины подальше.

— Конечно, если позволите, я пойду к себе. До ужина есть ещё время, я бы хотела отдохнуть.

Горден всё же с неохотой выпустил девушку из объятий, и удостоверившись, что падать та не собирается, согласно кивнул.

— Конечно, мисс Брок. Увидимся за ужином.

Камилла не спеша покинула гостиную, оставляя некроманта один на один с совестью, которая последнее время подозрительно часто стала у него просыпаться.


ГЛАВА 9
ИЗВИНЕНИЯ ПО-НЕКРОМАНТСКИ

Горден какое-то время так и стоял, смотря на дверной проем, в котором скрылась хрупкая фигурка его экономки.

Мужчина поднес правую руку к подбородку и задумчиво потер его, после перевёл взгляд на помятые листы, небрежно брошенные на журнальном столике, усмехнулся и привычно взмахнул рукой, второй раз за день открывая портал из собственного дома в столицу Лисана — Ариду.

Темный провал поглотил мужчину и выпустил его прямо напротив входа в одну из самых лучших кондитерских страны.

Она так и называлась: "Лучшее от Сьюзи". Никто не знал, что за тайный ингредиент добавляли кулинары в свой шоколад (те заверяли, что это их любовь к своим клиентам делает его особенным), но женщины всей страны готовы были с риском для своей фигуры есть его тоннами. И от моды на большие габариты страну спасала все та же кондитерская, установившая баснословно огромные цены на свои изделия. Грамм этого темного лакомства приравнивался по стоимости к грамму золота. И это притом, что обычные конфеты могли позволить себе и малоимущие, находящиеся за чертой бедности.

Были, конечно, и попытки подделки. Один пронырливый торговец, решил подзаработать, и организовал поставку ценного лакомства на другой конец страны там, где кондитерских "Лучшее от Сьюзи" и в помине не видели.

Изготовил на заказ конфеты, на вид схожие с оригиналом,

скопировал упаковку и марку, и отправился покорять провинцию. Да, сначала местные дамы охотно тратились на модную сладость, не задумываясь о том, что эти конфеты не слишком сильно отличались от обычных. Мода! Всем приятно было думать, что они приобщились к "прекрасному".

Но, как известно, слухом земля полнится. И в один прекрасный день, до владелицы популярной кондитерской эти слухи дошли. Женщина она была горячая, скорая на расправу.

Поэтому, прихватив с собой проверяющего из отдела по борьбе с незаконной торговлей, мага и нескольких стражников,

порталом переместилась на окраину страны. Скандал был жуткий. В широкой общественности его прозвали "Липовые сладости Сьюзи". Торговца, естественно, осудили. Адвокат потерпевшей стороны расстарался на славу. Список обвинений начинался с нанесения непоправимого ущерба репутации сети

"Лучшее от Сьюзи", продолжался потерей прибыли и заканчивался обвинением о добавлении в конфеты дурманящих разум и вызывающих зависимость веществ. Торговец пошел по миру. Точнее сел в тюрьму с конфискацией имущества.

И вот теперь, чуть растрепанный некромант переступал порог модного заведения с целью прикупить сладостей в качестве извинений. Для него — в качестве извинений за все свои эксперименты, проводимые с целью заполучить идеальную спутницу жизни. Для неё — за тугодумство одного чокнутого некроманта, подсунувшего ей кучку трупов. Да,

некроманта грызла совесть. И он прекрасно понимал, что простого "Прости!" за потрёпанные нервы недостаточно. А

что, как не шоколад, способно улучшить девушке настроение в считанные минуты? Проверено на трех женах! Правда, брак это в своё время не спасло…

Просторное помещение встретило Гордена сплетением разных ароматов, круживших с непривычки голову. Была здесь и пряная корица, и горький миндаль, и вездесущая ваниль, и свежесть цитрусовых. Все запахи слились в один, создавая свою, какую-то невероятную атмосферу. "Лучшее от Сьюзи"

занимало весь первый этаж трехэтажного дома, и больше походило на музей шоколада, чем на кондитерскую. Полы торгового помещения выложены черно-белой плиткой, на манер шахматной доски, стены выкрашены в цвет молочного шоколада с белыми хаотичными разводами. На стенах висели картины, с изображением аппетитных кусочков тортиков с засахаренной вишенкой, воздушными пирожными или вовсе с чашкой ароматного кофе, которую так и хотелось взять в руки.

По всему залу, на постаментах, под прозрачными, защитными куполами скрывались целые произведения искусства,

сделанные из шоколада. Малочисленные посетители передвигались по залу от одного "экспоната" к другому,

периодически тихо обсуждая между собой достоинства одного шедевра, перед другим.

Пока Горден осматривал непривычную обстановку, к нему уже спешила одна из девушек, помогающая покупателям определиться с выбором. Форма у продавцов была строгая, но элегантная. Длинная юбка цвета всё того же темного шоколада, белая блуза с длинным рукавом и шелковый платок,

кокетливо повязанный на шее. Образ довершал крошечный цилиндр, крепившийся чуть наискосок и перетянутый черной атласной лентой, концы которой свободно свисали за спиной улыбчивой девушки.

— Добро пожаловать в шоколадный рай "Лучшее от Сьюзи"! –

привычно затараторила продавщица, не переставая профессионально улыбаться. — У нас вы можете найти шоколад на все случаи жизни, будь-то подарок любимой или просто способ поднять себе настроение! Сегодня я ваш экскурсово…

— Да, да, крошка, текст ты выучила. Свободна…

Спина продавщицы стала прямая, словно шест, натянутая улыбка — шире, а глаза нервно забегали, пока не остановились на источнике звука. Им была высокая, худощавая женщина средних лет, затянутая в облегающее золотистое платье, с боковым разрезом. Её тонкие, аристократические, черты лица совершенно не вязались с хитрым прищуром серо-зелённых глаз и ехидной усмешкой на алых губах. Женщина стояла чуть левее от входа, плечом облокотившись на стену, и держа в согнутой руке мундштук с незажженной сигаретой, как будто вот-вот собиралась прикурить. Продавщица пискнула, и в то же мгновенье исчезла из поля зрения некроманта.

— И какими ветрами "Великого" некроманта занесло в мой "рай"? — лениво протянула хозяйка кондитерской, наблюдая за

Горденом из-под полуопущенных ресниц.

— А зачем ходят в кондитерские, Сьюзи? Конечно, за шоколадом! — жизнерадостно ответил некромант, чуть разведя руки в стороны.

Женщина фыркнула, и по-змеиному плавно отделившись от стены, шагнула в его сторону.

— Да ладно, Горден. Что бы ты сюда пришел, нужен более серьёзный повод, чем плитка сладкого. В мою кондитерскую мужчины ходят лишь по двум причинам: презент в честь знаменательного события и презент в случае полного фиаско.

Лично ты только по второму поводу здесь и появляешься. И в последний раз было это. — она задумчиво подняла взгляд к потолку, будто там был ответ на её вопрос, — было это чуть больше года назад. Как раз перед твоим разводом. А так как слухи о твоей женитьбе до меня не доходили, спрошу ещё раз:

что тебя привело?

— Сьюзи, — усмехнулся некромант, — какая-то ты подозрительная стала. Всё за чужой жизнью следишь. Замуж тебе пора. А там, глядишь, добрее станешь. А то от тебя собственные подчиненные, словно тушканчики от удава,

бегают.

— Замуж? — рассмеялась его собеседница, чуть запрокинув голову, — Уж не за тебя ли?

— А чем я плох? — некромант крутанулся вокруг своей оси,

показываясь со всех сторон.

— Если не считать, что предыдущие три твои жены сбежали от тебя на край света? Или забыть про дом ужасов,

напоминающий похоронное бюро с ожившими мертвецами? То остаётся лишь то, что живешь ты в глуши. А я люблю блистать!

Так что, нет! Свобода первостепенна! — патетично воскликнула женщина, вкинув руки в театральном жесте.

— Жестокая, ты растоптала последние крупицы надежды на счастливое будущее.

— Так все же, что тебя привело, Горден? Неужто нашлась очередная наивная дурочка, которая согласилась выйти за тебя замуж?

— Нет.

— Хмм, ты всегда брал шоколад, дабы извиниться перед женой (неважно какой). Стоп, так ты что, успел напортачить ещё до того, как затащил очередную жертву в свой склеп? Что же ты сделал? — женщина даже подалась вперёд и нервно облизнула свои губы от распирающего её любопытства.

— Сьюзи, много знать вредно. Лучше помоги подобрать подарок.

Женщина недовольно нахмурилась. Её лишили интересной истории. Но ничего, она всё равно всё узнает, пусть и не так подробно.

— Ну, хорошо. — потянула она. — Подарок — "Прости!"?

— Да.

— Любовнице?

— Нет.

— Невесте? — затаив дыхание, уточнила Сьюзи.

— Нет.

— А кому?! — удивлённо воскликнула хозяйка кондитерской.

Ведь такое дорогоё лакомство обычно дарят дорогим женщинам.

— Экономке.

— Кому???

— Моей экономке! Что здесь непонятного? — недовольно возмутился некромант.

— Горден, милый, ты меня пугаешь! — но заметив, как потемнели глаза некроманта, Сьюзи развернулась к нему спиной и двинулась к витринам с шоколадом, попутно задавая наводящие вопросы.

— Сколько хоть ей лет? Сорок? Пятьдесят?

— Моложе, ммм… лет двадцать, не больше.

Женщина остановилась, резко развернулась на каблуках, и с прищуром посмотрела на старого клиента.

— За что хоть извиняешься?

— За трупы.

— Действительно, — проворчала себе под нос женщина, — за что же ещё извиняться некроманту!


Вечер прошел на ура. Горден остался доволен. Спустившаяся к ужину экономка была чуть взволнована, рассеяна, но главное,

она на него не сердилась. Это было видно по её чудесным глазам, взгляд которых то и дело ловил на себе некромант.

Видимо их сегодняшнее общение не оставило её равнодушной,

и от этого понимания на душе у некроманта становилось тепло.

Во время ужина Горден был безупречно вежлив и галантен.

Говорил комплименты, ухаживал за девушкой, рассказывал смешные истории из жизни, старательно избегая тех, что связанны с трупами. Таких историй было немного. А когда принесли чай с десертом, некромант подарил девушке коробку конфет. Упаковка была скромная: обычная шестигранная коробка бирюзового цвета. Её украшала лишь атласная лента,

завязанная крест-накрест. Но скромный вид упаковки Камиллу не обманул, и она без труда распознала производителя. Ведь на своих изделиях "Лучшее от Сьюзи" всегда ставили едва заметный, переливающийся знак золотистого цвета в виде маленького кофейного зернышка. Такими её когда-то баловал отец.

Отдельного труда Гордену стоило уговорить экономку взять этот скромный подарок в знак прощения одного бестолково некроманта. Взяла… Зарделась, но взяла. Поэтому когда девушка отправилась к себе, насвистывающий весёленький мотивчик некромант отправился в свой кабинет. Нужно было просмотреть характеристики привезённых тел, сопоставить их с запросами клиента и решить, что с ними делать.

Только вот яркая вспышка в темном кабинете (стоило мужчине переступить порог) и упавшие на стол два конверта заставили некроманта прищуриться. Просто имена отправителей были очень хорошо видны на белоснежной бумаге. И если первый конверт вопросов не вызывал (то было ежегодное приглашение на званый прием к одному занудному магу), то второй по привычке заставил напрячься.

Увидев имя декана своего родного некромантского факультета, в голове у Гордена пронеслась лишь одна мысль:

жди проблем. По-другому быть не могло. По истечении стольких лет его мстительный декан всё никак не мог забыть,

как выпускники некромантского факультета отметили получение диплома поднятием учебных кладбищ. Ладно, не просто поднятием кладбищ. Выпившие дипломированные специалисты подняли весь учебный материал в академии и заставили бедненьких зомби отвлекать преподавательский состав, пока новоиспечённые некроманты наглым образом вскрывали погреб своего глубокоуважаемого декана, с целью дегустации его личной коллекции вин. Не простил.

Тогда юные дарования ещё не понимали, во что вляпались.

Им казалось, что если диплом у них на руках, то им уже ничего не страшно. Вот только диплом это не всё, чем мог отомстить злопамятный декан. Оказывается, в соответствии с учебным договором, выпускники академии ещё в течение пятнадцати лет обязаны помогать родной альма-матер. Ах, если бы это были лишь финансовые вопросы. Нет, так легко ему не отделаться. Интересно, что приготовил для него этот злобный старикашка?

Горден решил не оттягивать, и поспешил вскрыть злосчастный конверт. Помниться, в прошлом году Грэгу заказали выловить живьем суйлу для изучения в стенах академии, Крису — вывести группу неуправляемых третьекурсников на полевую практику. А что для него? Только бы не детки. Только бы не детки. Уж лучше он полный набор нежити соберёт для проведения практических работ у студентов. Но только не учить этих спиногрызов.

Развернув, сложенный в трое листок, Горден вчитался в убористый текст своего приговора.

"Темной ночи, мой ученик!

До меня доходят слухи о твоих достижениях и успехах. О

прорыве, совершенном тобой в модифицировании нежити.

Моё старческое сердце радуется от осознания того, что в своё время я смог вложить в тебя необходимые знания и любовь к науке. И теперь пришла пора ответить добром на добро!

Твой воодушевляющий пример поможет подрастающему поколению проникнуться любовью и уважением к некромантии. А твои уникальные знания и опыт будут хорошим подспорьем молодым специалистам."

Вот же.

"На преддипломную практику к тебе будет направлен один из лучших выпускников академии. Тема его работы очень тесно перекликается с твоей деятельностью. Имя студента —

Леон Азуле. Да, да, ты верно понял, мальчик мой, это племянник члена Совета Сильнейших Ленара Азуле."

Твою ж…

"Парень весьма смышленый, пытливый и чем-то напоминает мне тебя. Надеюсь, Ваша совместная работа будит плодотворна.

С уважением,

Декан некромантского факультета и твой учитель,

Август Ибер"

Гости. Больше гостей Горден не любил незваных гостей. А

мальчишку он не звал. Теперь придётся с ним возиться. Да ещё и родственничек Азуле. Старик знал, что ему подкинуть. Ой,

как не вовремя!

Горден сложил письмо, второе открывать не стал. Выдвинул верхний ящик, небрежно смахнул туда конверты и достал свою рабочую папку. Настроение было безнадёжно испорчено.

Только вот работу никто не отменял.


Камилла сидела на кровати и глупо улыбалась. Какой странный сегодня был день. И если утро вышло напряженным, то вечер оставил лишь приятные воспоминания. Какой же всё-таки у неё хозяин! Как он переживал, что заставил её волноваться. И это такого человека местные жители называют душегубом! И как только у них язык повернулся.

Он же чуткий, внимательный и … очень красивый. Как он просил прощения! Сколько сожаления было в его черных, как ночь глазах. А ведь мог и отмахнуться. Она ведь всего лишь экономка.

Девушка ещё раз посмотрела на коробку конфет, оставленную на туалетном столике, вздохнула и откинулась на пуховую подушку. Да, ей очень повезло, что она попала экономкой в дом некроманта. Забываться не стоит. Всё же, каким бы хорошим мистер Ларк не был, он её хозяин.

Но, несмотря на самовнушение, засыпала девушка с мечтательной улыбкой на устах. Снился Камилле спокойный ночной лес, пленивший её своим могуществом и красотой. Его пьянящий древесно-пряный аромат кружил девушке голову. А nбезоблачное звездное небо, покрывалом стелющееся до горизонта, завораживало и манило своей первозданной красотой.


ГЛАВА 10
НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЙ ГОСТЬ

Утро экономки началось с необычных распоряжений:

подготовить самую дальнюю, гостевую комнату на третьем этаже. Нет, для обычного дома, приезд гостей — ничего сверхъестественного. Но только не для дома некроманта. Это понимала даже не прожившая здесь и месяца Камилла. Да и лицо обычно улыбчивого мистера Ларка, когда он давал эти распоряжения, кривилось так, будто он не говорил, а жевал самый кислый в мире лимон. На вопрос экономки, когда ждать гостей, хозяин дома, скривившись ещё больше, сказал, что,

возможно, уже к обеду. Поэтому первым делом Камилла поспешила на кухню.

Новости о нежданном госте, который планирует некоторое время прожить в особняке, Тамара также немало удивилась.

Минуть десять женщина молчала, что несказанно обеспокоило

Камиллу. Девушка уже усиленно думала, как вывести кухарку из ступора, как та сама отмерла. Женщина, как-то механически передвигая ногами, дошла до любимого табурета, и со вздохом уселась на него. Привычно подперев кулаком подбородок, она задумчиво уставилась в одну точку.

— Ой, не к добру. Попомни моё слово, деточка, не к добру это. — Наконец-то кухарка обличила свои мысли в слова.

— Вы преувеличиваете. Ну, гость и гость. Мало ли. Может,

родственник дальний или ещё кто. — проговорила экономка,

не уверенная в своей правоте.

Тамара лишь хмыкнула.

— Нет. Не к добру. Я тут три года служу, и за всё это время душегуб гостей в доме не размещал. Даже родственнички его жен предпочитали как можно быстрей отсюда сбежать. А

чтобы кто-то добровольно, да не на один день. Не к добру…

В словах кухарки была своя правда, но Камилле некогда было рассиживаться и сплетничать. Ей ещё необходимо было распорядиться о подготовке комнаты для гостя, да и работы в саду никто не отменял.

Если реакцию кухарки можно было предугадать (она в силу своего возраста и опыта уже не особо верила в сказки), то реакция слуг на её распоряжения была странной. После выданных распоряжений, умертвия вместо того, что бы как обычно поспешить выполнять указания, просто застыли на месте. Если бы они были живые, Камилла готова была поклясться, что увидела растерянных слуг, посчитавших, что они ослышались. Но нет, мертвецы не способны на проявления таких ярких эмоций. Поэтому слуги просто застыли, смотря на экономку алыми провалами глаз. Приказ пришлось повторить ещё раз. И только после этого горничные двинулись на третий этаж.


Горден проснулся не в настроении. Мысль о том, что в его логове на неопределённое время поселится посторонний –

раздражала. Мысль о том, что этого постороннего надо учить,-

нервировала. Но это было ничто по сравнению с тем, что этого некто придётся пустить в святую святых — его лабораторию!

Может, даже допустить до рабочих образцов!

Но старый хрыч позаботился о том, чтобы Горден не смог отказаться! Предусмотрел всё: и закон о помощи академии, и влиятельных родственников студента. Если у будущего протеже ещё и характер мерзкий и пакостный. Хотя о чем это он! Конечно, мерзкий и пакостный! Он же будущий некромант!

Других среди представителей этой профессии нет! Другие уже на первом курсе вылетают! Такова жизнь.

Скрепя сердце, Горден отдал распоряжения экономке, а сам поспешил в лабораторию. Неважно, кто и когда к нему приедет

— работа не ждет. А материал для работы свежее не станет.

Подвал встретил некроманта привычной тишиной и прохладой.

Вот оно, место абсолютного покоя. Место, где он может спокойно работать, не боясь, что его потревожат. Место, где он сможет немного успокоиться и привести мысли в порядок.

Заперев дверь, Горден в первую очередь осмотрел привезённые тела. Они так и лежали на носилках, прикрытые белыми простынями.

— Такссс, и кто тут у нас? — привычно протянул некромант,

подходя к ближайшему телу и откидывая ткань с лица покойника. — Ага, ну что, здоровяк, веришь ли ты в нежизнь после смерти? Молчишь? Ничего, скоро поверишь.

С этими словами Горден одним щелчком пальцев поднял в воздух носилки с внушительным телом, и направился вглубь помещения. Пока под ногами никто не мешается, он хотел успеть подготовить хотя бы одно тело.


Время до обеда пролетело незаметно. Покои для неизвестного гостя были убраны, обед готов. Камилла даже успела сходить в сад и проверить, как идут дела у мистера

Алера. А гость всё не появлялся, в принципе, как и хозяин особняка. Второй вышел из подвала лишь, когда накрывали на стол. И естественно опоздал. Хотя о чем это она, начальство не опаздывает, и даже не задерживается. Камилла прождала минут десять, пока мистер Ларк привел себя в порядок и соизволил спуститься пообедать. Настроение некроманта чутьчуть улучшилось, значит, с его материалом всё в порядке. Это позволило выдохнуть. Как бы не успокаивал её вчера некромант, девушка чувствовала свою ответственность за поставку.

На обед им подали чудесный грибной суп, но не успел хозяин дома поднести ложку ко рту, как в дверь настойчиво постучали. Нет, честно, для посетителя же лучше было придти на полчаса позже. Все знают, что сытый мужчина — довольный мужчина. Но.

— Оооо, неплохой экземпляр. — Нахально протянул неизвестный визитер. — Да ладно, скрытые когти?! Слушай,

переделкин, что в тебя ещё впихнули?

Горден тяжело вздохнул, и как-то из улыбчивого некроманта преобразился в хмурого и недовольного. Он уже и забыл,

какими наглыми бывают студенты.

— Э-э-э, полегче, древность ходячая, меня тут ждут. У меня письмо от ректора!

— Джимми, поставь ещё один прибор и пригласи мистера

Азуле к нам присоединиться. — Потерев переносицу, отдал распоряжение некромант.

Ну вот, обед безнадёжно испорчен.

Через минуту в обеденную залу вошел тот, кто своим существованием уже почти сутки портил жизнь Ларку. Парень немного уступал хозяину дома в росте. На вид он казался тонким, стройным, но Горден знал, что внешность обманчива.

Некроманты слабыми не бывают. Некроманты должны уметь быстро бегать и хорошо драться. Другие до пятого курса не доходят, и ректору глубоко плевать, кто их родственники и насколько большой у них кошелёк. Просто во время схватки с той же суйлой деньги жизнь магу и тем, кто ему доверился, не спасут.

Одет молодой человек был в темно синие, обтягивающие штаны и короткую, приталенную рубашку навыпуск, такого же цвета. Черные, как смола, волосы были перетянуты кожаным шнурком, наглые голубые глаза с интересом изучали все, что попадалось у них на пути. И Гордену совсем не понравилось,

как они блеснули, стоило им наткнуться на сидящую за столом экономку.

— Добрый день, мистер Азуле. — Ледяным тоном проговорил

Ларк, вставая со своего места.

Такой тон некроманта заставлял обычных людей вздрагивать и мысленно гадать, чем они успели расстроить Великого и

Ужасного. Но, не в этот раз. Стоящий в дверях парень перевёл взгляд голубых, чуть раскосых глаз на хозяина дома и совершенно спокойно шагнул ему навстречу, протягивая руку для рукопожатия.

— Рад познакомиться, мистер Ларк. Это честь, проходить практику под вашим руководством. — И снова переведя взгляд на сидящую за столом девушку, поинтересовался. — А это очаровательное создание ваша дочь, да? Странно, декан ничего мне не говорил про это.

Черные, как ночь глаза некроманта недобро блеснули.

— Нет, мисс Брок мне не дочь. — Раздраженно проговорил

Ларк, при этом отчётливо понимая, что студенту прекрасно известно, что у него просто физически не может быть такой взрослой дочери.

— Племянница? — удивлённо предположил визитёр.

— И не племянница. — Стараясь взять себя в руки, ответил

Ларк. — Мисс Брок работает в этом доме экономкой.

— Экономка? Никогда бы не подумал… — Удивленно протянул студент. Звучало это примерно так: " Живая экономка у некроманта?! Никогда бы не подумал.". Благо,

что причину этого удивления смог понять лишь некромант. –

Мисс Брок, — тем временем парень обратился к Камилле,

которая всё это время сидела тише воды, ниже травы и с удивлением, плескавшимся в огромных глазах цвета кофе,

глядела на происходящее, — позвольте представиться, Леон

Азуле, студент пятого курса Лисанской Академии Магического

Искусства. — Наглый взгляд студента буквально впился в девушку, отмечая малейшее изменение её мимики.

— О-очень приятно, Милари Брок — экономка. — В ответ представилась Камилла, украдкой глядя, как хозяин дома всё больше хмурится. Да она за всё время работы в этом доме не видела некроманта в столь преотвратнейшем настроении! И

тут промелькнула мысль: "Действительно, гость в доме некроманта — не к добру!"

— Студент Азуле, присоединяйтесь к трапезе. Силы вам понадобятся, сразу после обеда у вас начнётся практика. –

Абсолютно бесстрастным тоном, не сулившим ничего хорошего практиканту, проговорил Ларк. — Ваши вещи отнесут в отведённые вам покои. Не беспокойтесь из-за этого.

И не дожидаясь ответа, Горден вернулся на своё место.

Гость последовал его примеру, предварительно подмигнув экономке.


Лаборатория — место, где Горден всегда мог уединиться.

Место — куда посторонним живым вход воспрещён. По крайней мере, так было до сегодняшнего дня. Но странное дело -

расстроенным некромант не выглядел. Насвистывая, он подбирал к левой руке трупа, лежащего перед ним на каменном столе, подходящие по форме стальные когти. Особо мудрить с телом будущего охранника плантаций некромант не собирался. Так, по мелочи: коготки там нарастить, клыки помощнее вставить, чтобы челюсть выпирала, и вид страшнее стал. Этого для провинции будет достаточно, чтобы ни один воришка не вздумал поживиться за счет чужого добра.

Проделывая всё это, Горден то и дело поглядывал в приоткрытую дверь, где его практикант, матерясь сквозь зубы,

ползал на корячках, намывая полы лаборатории. Такая картина непроизвольно заставляла улыбаться. Всё же есть свои плюсы в том, чтобы учить студентов. Но, к сожалению, комнат в лаборатории было ограниченное количество, и в какой-то момент его незваный гость всё же распрямил спину, и направился прямо к нему.

— Мистер Ларк…

— Мастер. — Мгновенно поправил его некромант. — Для тебя просто мастер.

— М-мастер, — едва сдерживая рычание, повторил его подопечный, — ваше поручение выполнено. Теперь вы допустите меня до настоящей работы?

Горден оторвался от подбора железяк и внимательно уставился на своего протеже. Картина порадовала, но, видимо,

только некроманта. Наглый гость выглядел жалко: черные волосы, которые раньше были затянуты в хвост — растрепались, коленки на некогда модных обтягивающих брюках вытянулись,

голубые глаза уже смотрели не нахально, а скорее озлобленно.

Красотааа.

— Ты себя в зеркало видел? Тебя в таком виде не то, что к работе, на порог лаборатории пускать нельзя!

— Этот вид — результат ваших совершенно нецелесообразных распоряжений! — сквозь зубы прошипел студент.

О, этот звук был словно музыка для некроманта. Виду он,

конечно, не подал. Лишь укоризненно покачал головой, и в точности копируя тон декана Ибера, проговорил:

— Молодой человек, чистота — залог успеха! И не стоит винить в своём неопрятном виде меня. Задание было привести рабочие помещения в порядок, а не вытирать пыль собой.

Чувствуете разницу?

Глаза Леона от злости потемнели, превращаясь из голубых в темно-синие. Но нет, сдержался, не нахамил. Такое стоит поощрить!

— Ладно, пока я тут работаю, подготовь на завтра третье тело.

Обработай его мунифицином, а после можешь придти и молча посмотреть, как я буду имплантировать клыки.

Судя по злющим глазам и плотно сжатым губам Леона, своё задание он считал чем угодно, но только не поощрением. Эх,

молодёжь, учить ещё и учить.

К концу рабочего дня улыбчивый и довольный некромант, и грязный и злющий студент, наконец, вышли из подвала и направились в дом.

— Студент Азуле, вам стоит поскорее подняться к себе и отмыться. А то от вас разит мунифицином так, будто вы себя обтирали, а не труп. — Со смешком проговорил хозяин дома. –

Да и видок у вас так себе.

Практикант недовольно зыркнул на наставника. Терпеть его подколки уже не было сил.

— За это спасибо вам, мастер! Целый день впустую! Я

некромант, а не уборщица! А вы меня всякой ерундой заставляете заниматься, вместо того что бы учить!

— В самом деле? Некромант? И что же, уважаемый коллега, у вас и диплом есть? — Правая бровь Гордена вопросительно взметнулась вверх.

— Пока нет, но скоро…

— Ах, нет, — показушно расстроился Ларк. — А тогда, повашему, кто должен приводить в порядок ваше рабочее место и готовить тела для работы?

— Это могут сделать поднятые умертвия!

— Правда? А как вы поднимете умертвия для работы, не имея диплома и лицензии? — удивленно вопросил вредный некромант. — Я отвечу как — НИКАК! И поэтому тебе стоит научиться работать руками! Я вообще не понимаю, как это ты дожил до пятого курса и не научился нормально обрабатывать тела? Подготовка практического материала входит в обязанности старшекурсников!

Леон нахмурился ещё больше.

— Уже как три года не входит. — Недовольно буркнул он.

Горден удивился. Ну быть того не может, чтобы заносчивый старикашка пошел на послабления студентам. На его памяти

Ибер только и пытался загрузить студентов побольше.

— С чего бы это такая милость от господина декана?

— Это не его милость, — неохотно пояснил Леон, — это результат давления родительского комитета.

— Да ладно, старику этот комитет не указ. Так в чем же дело?

С чего такие нерациональные меры?

— С того, что три года назад был инцидент.

— Погоди-ка, погоди-ка, это не тот ли случай, когда два олуха решили опробовать влияние мунифицина на живой организм?

— После него, — подтвердил догадку практикант. — Из-за этих клоунов нас теперь в лабораторию только на практические занятия пускают, и лишь в сопровождении преподавателя.

— Не переживай, — усмехнулся некромант, — этот недочёт в образовании мы быстро исправим. Теперь на тебе вся подготовка рабочего материала.

Студент не выдержал, застонал, тем самым вызвав у своего наставника широкую улыбку.


ГЛАВА 11
КОНКУРЕНТЫ

Дни пролетали незаметно. Впервые за столько лет, дом некроманта жужжал, как улей в период активности пчел.

Каждый его обитатель был занят своим делом, и хозяин дома очень постарался, что бы они сталкивались как можно меньше.

Безусловно, это было сделано из соображений оптимизации трудового процесса, дабы никакие посторонние мысли не мешали людям работать и учиться. Именно так, и никак иначе!

К удовольствию Гордена, работы в саду подходили к концу.

Не то, чтобы он так желал поскорее увидеть окончательный вариант сада. Скорее, его больше прельщало то, что в его дворе наконец-то будет тихо. И да, земляной червь перестанет мозолить глаза его экономке. Поэтому сокращение обговоренного срока сдачи работ, которому немало поспособствовало увеличение гонорара, радовало всех. Одной проблемой меньше.

Навязанный Ларку студент успешно проходил практику,

проводя большую часть времени в подвале. Об этом Горден тоже позаботился, не только загружая парня работой, но и выделив ему собственную комнату под лабораторию, где тот в свободное от работы время проводил опыты по теме своей дипломной работы.

Горден был доволен собой. Правда, всё же был один минус.

Появление временного постояльца всё же мешало "нормальному" общению с Камиллой. Ведь за некромантом,

словно хвост, всюду следовал практикант. Да он даже на выездные задания вынужден был брать мальчишку с собой!

Просто оставлять этого гадёныша тет-а-тет с его экономкой,

когда нужно уничтожить парочку поднявшихся трупов, он не мог. Ну, никак! Ничего, практика не бесконечна, и ненужный постоялец тоже уедет, оставив о себе лишь не очень приятные воспоминания. Главное — держать практиканта подальше от девушки. Только вот голоса, раздающиеся из гостиной,

известили некроманта о провале этой миссии.


Камилла как раз вернулась из сада, который мистер Алер в рекордные сроки умудрился привести в порядок. Буквально день, два и всё будет готово. А главное, что хозяина дома всё устраивало. А это ещё один плюс к её репутации, хоть и молодой, но надёжной экономки. Надо ли говорить, что эта мысль последние дни поднимала девушке настроение. Вот именно в таком отличном расположении духа Камилла направлялась в библиотеку, когда услышала странный шорох,

раздающийся из-за приоткрытой двери гостиной.

Непонятный звук заставил её остановиться и заглянуть в комнату. Только вот ничего странного, на первый взгляд, там не было. Решив, что ей показалось, Камилла уже собиралась развернуться и продолжить свой путь, только звук повторился.

Легкий цокот отлично было слышно, и списать повторную звуковую галлюцинацию на игру воображения было бы тем же самым, что соврать себе. Переведя дух, Камилла шагнула в просторную комнату, с намерением отыскать источник посторонних звуков.

Здравая мысль, что в доме некроманта такая самодеятельность может выйти боком, озарила светлую голову лишь, когда на темно-бордовую обивку дивана, прямо перед девушкой выпрыгнуло что-то маленькое, пушистое и белоё. От неожиданности девушка машинально сделала шаг назад и едва сдержалась, чтобы не завизжать. А присмотревшись к несуразному комочку, сидящему перед ней, не сдержала умильной улыбки. Ну, какая девушка сможет остаться равнодушной к крохотному крольчонку, с трогательными висящими ушками и зажатой в зубах ромашкой? Это маленькое белое чудо, ещё и поднялось на задние лапки так, будто старалось передать цветок ей. Рука девушки сама собой потянусь почесать кроху за ушком.

— Какая прелесть! — восхитилась она. — Ты чей, крошка?

— Нравится?

Чуть вибрирующий голос Леона Азуле застал Камиллу врасплох. Девушка нервно дернулась от неожиданности, а после нерешительно обернулась. Оставаться один на один с этим человеком ей не хотелось. Почему? Она сама не знала.

Было в нем что-то такое, что настораживало. Нет, поводов он никаких не давал, только вот бросаемые в её сторону взгляды во время трапезы, давали определённый эффект, а именно ощущение грядущих проблем. Несомненно, Леон был красив и,

казалось бы, любая молодая девушка была бы рада, если такой видный молодой человек обратил на неё внимание. Но вот только эти голубые глаза Камилле всегда напоминали взгляд

Тимошки (соседского кота), когда тот валялся кверху пузом,

греясь и щурясь на солнышке, а через секунду душил зазевавшегося воробушка, так опрометчиво подлетевшего слишком близко. И ладно бы, голодный был, съел, так нет, это наглое животное сначала гоняло полуживое тельце лапами по двору, а как только игрушку пытались забрать, жертву добивал,

и гордо выпятив грудь, нес добычу к порогу хозяйки. Правда, та от такого щедрого подарка визжала так, что слышно было на другом конце улицы.

— Да, он милый. — Выдавив из себя улыбку, ответила она.

Леон улыбнулся в ответ, только вот голубые глаза остались безучастны, они всё так же неотрывно следили за жертвой.

— Это вам от меня, — проговорил парень, неспешно походя ближе, — подарок.

Камилла растерянно моргнула, не зная, что ответить. Кролик был милый. Но принимать подарок от малознакомого мужчины было слишком необдуманным поступком. Как ни странно, нелепое положение спас мистер Ларк. А именно он прервал странный диалог, зайдя в гостиную и мгновенно перетянув всё внимание на себя.

— Ах, вот ты где. — Сходу проговорил чем-то недовольный некромант, уперев тяжелый взгляд в практиканта. — Я смотрю,

ты уже отдохнул, раз слоняешься по дому без дела?

Камилла никогда бы не подумала, что такой улыбчивый человек, может быть так строг к своим ученикам. Но видимо,

мистер Ларк очень ответственно относится к любой работе.

Иначе как объяснить, что доверенный ему практикант только и делал, что пропадал либо в лаборатории, либо в библиотеке?

— Я как раз собирался к вам, мастер. — Невозмутимо ответил

Леон, нехотя обернувшись к вошедшему.

— А это что? — удивлённо вопросил некромант, стоило ему заметить нелепое белое пятно на своём диване. — Только не говори, что ты не в состоянии отличить кролика от собаки,

которую должен был поднять сегодня. Иначе я даже не знаю,

как объяснить появление этой неучтённой нежити в моём доме.

— Никак, это вас не касается, — огрызнулся студент.

— Ошибаешься, мой друг, — голос Гордена был обманчиво ласков. Конечно, он прекрасно понимал, для кого гадёныш поднял крольчонка. И то, что Камилле его творение пришлось по вкусу, бесило ещё больше. — Меня касается ВСЁ, что происходит в этом доме!

И тут студент резко поменял тактику. Недовольнораздраженное выражение исчезло с его лица, сменившись покаянно-растерянным.

— Простите, мастер, — лицемерно повинился он. — Не смог удержаться, когда увидел это несчастное животное. Захотелось отдать его в надежные и заботливые руки мисс Брок.

Парень бросил нарочито печальный взгляд на комок белой шерсти и снова посмотрел на некроманта так, что изогнувшиеся в усмешке губы мог видеть лишь Горден.

Гадёнышшш.

— И именно поэтому ты сначала прибил бедное животное, а после поднял в качестве подарка? — иронично уточнил Ларк,

скрещивая на груди руки.

За прошедшее время Ларк очень хорошо осознал, что у его экономки доброе сердце. Вот только вряд ли она простит убийство такого милого создания. "Ну, и как будешь выкручиваться?", — вот что за вопрос увидел Леон в черных глазах некроманта.

А Камиллу как током поразило. Она перевела свой изумлённый взгляд на маленький комочек, который так и продолжал стоять на задних лапках. Подхватив кроху на руки,

девушка подняла его на уровень глаз и присмотрелась. Алые глазки, сверкавшие на белом фоне, по незнанию, могли бы принять за дефект, который свойственен альбиносам. Но вот только не она, живущая в доме, полном нежити.

Девушка, судорожно вздохнув, машинально прижала белый комочек к груди, погладила и перевела осуждающий взгляд на практиканта. Тот, в свою очередь, отчётливо понял, что облажался, но попытку выкрутиться всё же предпринял.

— Да он с дефектом родился. Если бы в течение месяца не помер, так его всё равно бы удаву скормили. Я, можно сказать,

ему второй шанс дал.

— Ну-ну, благодетель ты наш. — Злорадствуя, протянул некромант, глядя, как после речи практиканта его экономка недовольно засопела. — Пора работать, бери своё зверьё и пошли.

— Да, мастер. Но кролик теперь принадлежит мисс Брок и.

— Вы заблуждаетесь, мистер Азуле. Я не соглашалась принять от вас подарок. — Звонко возмутилась девушка, в противовес своим словам всё так же успокаивающе поглаживая зверушку.

— Нет? — печально протянул практикант. — Что же, тогда придётся его упокоить. В академии держать животных нельзя, -

в ответ на округлившиеся от ужаса карие глазки Камиллы пояснил он, — а вы не берёте. Как не прискорбно.

Договаривать он не стал, только шагнул по направлению к экономке, чтобы забрать трогательный кусочек меха, который она ещё сильнее прижала к груди.

— Вы не можете так поступить! — возмутилась девушка — Я.

я вам не позволю! — делая шаг назад, заявила она — Я его заберу.

Если, конечно, мистер Ларк позволит оставить животное в доме. — Уже тише добавила Камилла, тем временем бросая молящий взгляд на некроманта.

Ну вот, а всё так хорошо начиналось. Откажешь — станешь врагом номер один, разрешишь — и это нечто поселится в покоях девушки. И ещё неизвестно, что пронырливый практикант успел в него впихнуть. И что важнее?

— Мисс Брок, мне, конечно, не жалко. Но студент Азуле ещё не получил лицензию, и просто не имел права поднимать это животное, — тщательно подбирая слава проговорил он. — Этот,

с виду миленький, крольчонок может быть весьма опасен.

Возмущение практиканта Горден проигнорировал. Все это время он не отрываясь смотрел в глаза девушки и отчетливо понимал что все его доводы были пропущены мимо ушей.

Вражеский диверсант всё так же занимал прочную позицию на руках экономки.

— Ладно, — выдохнул некромант, — ладно, можете оставить.

Только сначала я его проверю. Не хочется, знаете ли, лишиться такой способной экономки только из-за того, что творение одного неуча решит поточить зубки об её шейку.

От живописной картины, которую нарисовало её бурное воображение, девушка вздрогнула. И когда мистер Ларк подошел к ней, с облегчением передала дрожащее животное с рук на руки. В ответ Горден мягко улыбнулся.

— Не волнуйтесь вы так, все с вашим питомцем будет в порядке.

Бархатный голос некроманта успокаивал и внушал доверие.

И Камилла очередной раз поразилась, какой у неё изумительный и отзывчивый хозяин. Мог ведь запретить, и ей нечего было бы противопоставить в ответ. А он пожалел,

разрешил. Как же всё ошибаются на его счет!

Некромант и практикант попрощались, и вполне мирно покинули гостиную. Мистер Ларк всё это время бережно придерживал крольчонка, смешно шевелившего усиками

(вызывая приступ благодарности и умиления у Камиллы). По крайне мере, это то, что видела девушка. Но стоило мужчинам скрыться с девичьих глаз, как картинка резко поменялась.

Белый и пушистый комочек ощетинился и не жалея своих зубов, попытался цапнуть некроманта за руку. Реакция некроманта не подвела и в этот раз, так что кролик добился лишь того, что его просто перехватили за шкирку. Зверёк ощетинился ещё сильнее, бешено задергал короткими лапками,

извивался ужом, рычал, но всё тщетно, хватка у Гордена была отличная. Зато смотрелось это весьма забавно.

— Очень милая зверушка, студент Азуле, — внимательно рассматривая брыкающееся тельце, проговорил Горден. — И

чего же вы добиваетесь? Вы же не думали, что я позволю подсунуть не пойми что своей экономке?

— Вовсе нет, мастер. — В ответ Леон нахально ухмыльнулся. –

Этот подарок преследовал совершенно другую цель. И он полностью оправдал возложенные на него надежды.

Слова студента и самодовольное выражение наглого лица раздражали, но некромант даже виду не подал, лишь едко проговорил:

— То, что мисс Брок приняла ваш подарок, было продиктовано лишь жалостью к невинно пострадавшему животному (к слову, это самое животное во время речи некроманта прекратило беспорядочно брыкаться, и стало пытаться поднять задние лапы так, чтобы достать до своей цели — руки, так крепко сжимавшей холку), а не желанием поощрить ваши ухаживания. Более того, подарочек будет полностью проверен и переделан, — на этом слове кролик замер с задранными лапами, искусно прикинувшись плюшевой игрушкой, а без того висящие уши были ещё сильней прижаты к красноглазой морде — так что даже не надейтесь на возможность им управлять. — Но слова Гордена, вопреки ожиданиям, не смогли стереть ухмылку с лица практиканта.

— Так-то оно так, мастер, только вот этот чудо-кролик неживет ооочень долго. И на протяжении всего своего существования он будет напоминать хозяйке, кто его ей подарил. И волей-неволей Миллари вечером, лежа в своей кроватке и глядя на этот милый комочек шерсти, будет думать и обо мне. Это, к слову, первая мес. цель. А вторая: я теперь достоверно знаю ваше уязвимое место, мастер. — Самодовольно заявил практикант, выйдя за порог дома и останавливаясь, тем самым вынуждая остановиться и обернуться своего собеседника. — И я тут хотел спросить, может, стоит немного сократить мой рабочий день, убрать часть обязанностей по подготовке рабочего материала и уборке лаборатории, и возможно, посвятить больше времени практическим занятиям?

Как думаете, мастер? Это, наверняка, будет более эффективно.

Горден невольно восхитился дерзостью подрастающего поколения некромантов. Угрожает одному из сильнейших магов страны, своему наставнику, и даже и не думает (ради приличия) отвести свои бесстыжие глаза! Горден не выдержал,

рассмеялся.

— О да, я тоже думаю, что стоит увеличить время практических занятий. — Утирая свободной рукой выступившие на глаза слёзы, ответил некромант. — Так что теперь в лабораторию ты приходишь на полчаса раньше обычного, а уходишь на час позже. Ну как, теперь тебе хватит времени на практику? Или ещё увеличить? Если что, тебе и обед в подвал носить могут.

Самодовольное выражение буквально стекло с лица студента. А победный блеск голубых глаз сменяется растерянностью. Горден прекрасно видел, как усиленно работает мозг практиканта, пытаясь понять, где он просчитался. А Горден даже не думал его торопить,

наслаждаясь сменой чувств на лице оппонента и его осознанием того, что сейчас произошло.

Парень хмурился, открывал рот, собираясь что-то сказать,

потом поднял взгляд на веселившегося некроманта с кроликом в руках и видимо передумал. Голубые глаза удивлённо расширились, а он так и замер, смотря на Гордена как на божество. Такой реакции Ларк не ожидал, а потому подозрительно прищурился, и уже хотел растормошить студента, как тот с восхищенным воплем: "Да ладно!", сорвался с места и пронесся мимо некроманта.

Гадать о причинах такого поведения Ларк не стал, а просто развернулся на каблуках, что бы увидеть как его практикант,

явно склонный к суициду, подлетел к движущейся к дому

Мэри, бесцеремонно схватил её за руку и крутанул вокруг оси.

— Невероятно, — с маниакальным блеском в глазах бубнил практикант. — Это что, черный алмаз? Шикарно. А клыки,

клыки бы посмотреть.

Посмотрел. Опешившая от такого хамского поведения

Мэри довольно быстро пришла в себя. Изящная, словно у куколки, ручка быстрее броска кобры схватила парня за горло и чуть приподняла над землей. Глаза умертвия, несмотря на разгар дня, засияли насыщенным рубиновым цветом, а верхняя,

бледно-розовая губа приподнялась в хищном оскале.

Фактически пожелание студента было исполнено, клыки он увидел. Правда, на этот момент ему уже было не до них, он всеми силами пытался разжать мертвую хватку Мэри.

— Пухххе. ии! Ука. кккоююуу!

Мир был в шаге от того, чтобы проститься с перспективным

(но очень наглым) некромантом. Этого Горден допустить не мог (точнее, он не мог допустить того, что из-за глупости одного самонадеянного практиканта, может лишиться своего лучшего умертвия).

— Мэри, радость моя, не надо.

Красноглазая красотка обернулась на голос хозяина. От резкого движения её локоны-спиральки, словно веер,

взметнулись вверх, и вновь опали на плечи. Хватку она не ослабила, лишь нахмурившись, кивнула в сторону болтающего ногами студента, отчаянно пытавшего произнести стандартное заклинание упокоения.

— Леон, прекрати. Её это не возьмет, только разозлит.

Студент замер (насколько это возможно в подвешенном состоянии), и неверяще уставился на блондинку.

— Мэри! — Видя, как ужё покраснело лицо студента, рявкнул некромант.

И умертвие послушно разжало пальцы, а парень кулем свалился на дорожку, жадно хватая ртом воздух. Глядя на это,

мертвая красотка презрительно скривила свои бледные губы и направилась к стоящему чуть поодаль хозяину.

— Всё сделала? — спросил он, и получил утвердительный кивок. — Жди в кабинете. Скоро буду.

Мэри покорно пошла в дом, а Горден мельком взглянув на кашляющего студента, привычно огляделся по сторонам и едва сдержал ругань. Пара работяг, убиравших с территории особняка оставшиеся инструменты для работы в саду,

медленно пятились к выходу. На побледневших лицах читался страх, и как только они поняли, что их тактический маневр был замечен, бросили все и опрометью кинулись к воротам.

— И кто теперь это убирать будет? — с тоской глядя на кучу хлама, валявшегося посреди лужайки, пробормотал Горден.

Догонять горе-работяг было не по статусу (тем более, зная по опыту, они скорее летать научатся, чем вернутся во двор),

поэтому решив, что это проблемы Алера, Горден двинулся в сторону лаборатории.

— Студент Азуле, прекращайте ползать на четвереньках, пора работать. — Спокойным тоном, будто ничего не произошло,

проговорил некромант, даже не пытаясь помочь несостоявшемуся шантажисту.

Парень, всё ещё державшийся за горло, наконец, поднялся на ноги и посеменил за своим наставником. На ходу побитый студент пытался привести себя в порядок, зачесывая растрёпанные волосы назад и отряхивая пыльные брюки. Образ дамского угодника был безнадёжно испорчен.

— Знаешь, я неприятно удивлён. — Неожиданно для Леона заговорил некромант. — Дать, позволить умертвию схватить себя за горло! И неважно, что Мэри, как боевая единица,

совершенна, нет. Важно то, что ТЫ мнишь себя некромантом, а на деле тебе чуть не свернуло шею умертвие! Наглость для некроманта — это хорошо, вот только она должна быть хоть чем-то подкреплена. И что же ты делаешь? Пытаешься перенять у своего наставника его умение и опыт? Нет. Ты считаешь себя слишком умным для этого. Так вот, что я тебе скажу. Плевать мне, хочешь ли ты меня слушать или нет, дело твоё. Но позорить себя как профессионала не позволю.

Добровольно или принудительно, но с практики уйдёт без пяти минут специалист, а не щенок с раздутым самомнением.

Поэтому готовься, студент, за свои промахи надо уметь отвечать!

Красивое лицо практиканта чуть скривилось в недовольной гримасе, но больше ничего не могло выдать его реакцию. Он также шагал следом за наставником, чуть ссутулившись и спрятав руки в карманы брюк.


Уход двух некромантов оставил Камиллу в смешанных чувствах. С одной стороны, поступок практиканта, убившего крольчонка, заставлял кипеть от раздражения. Убить живое существо ради того, что бы превратить его в игрушку.

Немыслимо. А с другой стороны, мистер Ларк и его забота,

вызывали мечтательную улыбку на девичьих губах.

Удивительнее этого человека Камилла ещё не встречала.

Добрый, понимающий, а стоило Камилле вспомнить этот смеющийся взгляд черных, словно ночь глаз, как девичье сердце замирало.

Время шло, а экономка всё так же не решалась покинуть гостиную. Её должность обязывала выглядеть соответственно, а не как взбалмошная девчонка. И совершенно не имеет значения, что её подчиненные умертвия, молчаливы как рыбы.

(И именно по этой причине девушка пропустила триумфальное возвращение Мэри домой.)

Совладав, наконец, со своими эмоциями, Камилла вышла из гостиной и направилась прямиком в библиотеку, которая последнее время использовалась ею как кабинет. Там в тишине и покое можно было абсолютно спокойно просмотреть счета и занести все необходимые данные в домовую книгу. Пару раз она прерывалась на чашечку чая с вкуснейшими пирожками с картошкой, что заботливо испекла Тамара, и вновь принималась за работу. И уже ближе к вечеру ей неожиданно принесли записку от мистера Алера с просьбой спуститься в сад. Заставлять мага земли ждать Камилла не стала, тем более,

время уже близилось к ужину, и так или иначе пора было заканчивать с работой.

Удивительно, но в саду было тихо. Не было слышно даже шороха, хотя обычно в это время работники мистера Алера всё ещё находятся на территории особняка. Идя по усыпанной гравием дорожке к месту встречи, Камилла невольно отметила и то, что многие инструменты были хаотично разбросаны по двору. Но от этих нерадостных мыслей её отвлек голос мага земли.

— Мисс Брок, прошу сюда.

Коренастый мужчина шагнул из тени раскидистого дерева,

скрывавшего его от вечернего солнца, и двинулся навстречу экономке. Несмотря на то, что маг провел целый день в саду,

постоянно работая с землей и растениями, его темнокоричневый костюм тройка был, как всегда, безупречно чист.

Да и сам он был на удивление бодр и полон сил, словно и вовсе не тратил их на ускорение роста каждого второго куста на территории особняка.

— Мистер Алер, вы меня звали? Что-то случилось?

Скорее из вежливости спросила Камилла. Ведь не стал бы маг звать её в сад просто так. Значит, есть весомая причина.

— В некотором роде, — сверкнув зелёными глазами, ответил маг, — но это пустяки. Мисс Брок, я бы хотел показать вам конечный результат моих трудов. И естественно, мне необходимо ваше авторитетное мнение, как полноправного представителя заказчика.

— Уже? — пораженно выдохнула девушка, — но вы только утром утверждали, что вам понадобиться день, два.

— Скажем так, я немного подстраховался, — ответил её собеседник, просияв улыбкой, от чего его зелёные глаза хитро прищурились. — Просто сам мистер Ларк настаивал на скорейшем завершении работ. Да и если что-то придётся не по вкусу, останется время переделать. — Охотно пояснил он.

— Резонно. Ну, что ж, показывайте.

Ждать повторного приглашения мистер Алер не стал и охотно повел девушку на вечернюю прогулку по обновлённому саду. Сейчас он разительно отличался от того заброшенного участка, что был раньше. Дорожку отчистили от пробивавшихся там, где не надо, корней, и она ровной лентой вела под арку, оплетённую темно-зелёным плющом. Листья его были настолько темными, что в пасмурную погоду больше походили на черные. И тем эффектнее смотрелись на их фоне пробивавшиеся в некоторых местах бордовые оттенки. Только вот пробивались они настолько продуманно, что со стороны казалось, будто дорожка теряется не в арке, ведущей в сад, а в огромной пасти демонического животного, полной острых зубов и окропленной кровью невинных. А светящиеся алым глаза зверя пристально наблюдают за покорно шагающей к нему жертвой. Ночью арка смотрелась ещё внушительнее, ведь глаза сияли в темноте за счет спрятанных в них светильников.

Днем они заряжались от солнца, а ночью пугали припозднившихся прохожих.

За аркой дорожка разделялась на три тропинки и уводила гуляющих вглубь сада. На тех, кто посетит это место впервые, сад однозначно произведёт жуткое впечатление. Порой даже

Камилле, видевшей, как всё это создавалось, становилось не по себе. Все эти декоративные кусты, подстриженные в форме ссутулившихся людей, нелюдей и монстров; мрачные ели с раскидистыми ветками, больше напоминающие загребущие лапы; изредка встречающиеся высохшие стволы с дупламиртами, будто разинутыми в немом крике; даже, казалось бы,

безобидные цветочки и те росли так, что получающаяся картинка вызывала толпу мурашек в ужасе бегущих по спине.

Были в саду и беседки с коваными решетками, которые оплетал всё тот же темно-зелёный плющ. А ночью вся эта красота подсвечивалась мертвенно-белым светом фонарей, которые искажали реальность, превращая сад в мир потусторонних сущностей.

Все дорожки петляли по саду, то и дело пересекаясь. Но одна тропинка всё же уходила в сторону, туда, где росла плакучая ива, и где Камилла не так давно изучала домовую книгу. К её удивлению этот участок сада практически не претерпел изменений, разве что лавочку обновили, подстригли газон и разбили симпатичные клумбочки, совершенно не внушающие ужас.

Заметив изумленный взгляд девушки, мистер Алер криво улыбнулся.

— Позвольте, я посмел себе немного отступить от плана.

Решил, что даже некроманту нужно спокойное и уютное место,

где можно отдохнуть.

Камилла растерялась, после всего увиденного, лавочка под ивушкой казалась раем. И да, ей очень хотелось всё так и оставить, но что скажет мистер Ларк?

— Да, здесь ещё вмонтировали светильники, включаются они двойным хлопком.

Не дожидаясь ответа, маг земли громко хлопнул в ладоши, и порядка сотни небольших светильников, искусно спрятанных в траве, зажглись, превращая обычную лужайку в подобие звёздного неба.

— Ох. это. это. великолепно, — похвала невольно вырвалась у Камиллы.

— Благодарю.

— Но вы же понимаете, что моё мнение ничего не решает.

Последнее слово за мистером Ларком.

— Понимаю.

— В таком случае, пора возвращаться. Я сегодня же переговорю с хозяином, и если его всё устроит, то завтра вы можете быть свободны сразу после того, как вывезете весь инвентарь с территории особняка.

Пара развернулась и медленно побрела в обратную сторону.


Сегодня явно не его день. По крайней мере, именно так думал Горден, в сотый раз перепроверяя нового обитателя особняка. Нет, ничего существенного он в нем не нашел. Да если бы и нашел, это не имело значения. Переделать творение практиканта под себя не составило труда. Он даже кое-что добавил, так сказать, усовершенствовал крольчонка. Напрягал некроманта сам факт того, что гаденыш практически провернул всё под его носом. Да и вернувшаяся Мэри хороших новостей не привезла. Её турне, в виде юной девушки,

сбежавшей из дома, дало лишь временный результат. То ли сыщику надоело гоняться за миражом, толи он заподозрил чтото неладное, — неизвестно. Он просто развернулся и двинулся в обратную сторону. Чутьё некроманта подсказывало, что цель его именно Салк. И если это так, то ему не составит особого труда найти молодую девушку, примечательной внешности,

что не так давно появилась в городе. Ничего, может, когда они найдут её, будет уже поздно.

Стараясь успокоить расшалившиеся нервы, Горден то так, то эдак вертел в руках несчастное животное. От нерадостных мыслей его отвлек щелчок механической напоминалки. Скоро ужин. Некромант подхватил на руки вислоухого крольчонка,

вышел из лаборатории и отправился на звук бьющихся друг об друга бутылок.

От представшей перед глазами картины на душе стало легче.

Его практикант — шантажист с закатанными до локтей рукавами, стоял у маленькой раковины и ершиком намывал бутылки из-под мунифициона. На лбу у парня от напряжения выступила испарина, губы его были плотно сжаты и весь вид говорил о том, что трудотерапия не приносит ему удовольствия, а значит идет на пользу.

Мытьем бутылок он занимался последние два часа, а до этого была подготовка мертвого тела к работе, после привычная уборка лаборатории, мытьё и дезинфекция рабочего инструмента. Да, задания были высосаны из пальца, но что делать, раз молодому человеку некуда девать свою энергию. А

задача Гордена, как временного наставника, как раз и заключалась в том, чтобы направлять эту энергию во благо.

— Я ушел. Домываешь здесь всё и можешь идти в дом. Ужин тебе принесут в комнату, я распоряжусь. И никакой магии!

Практикант сверкнул потемневшими от злости глазами.

Смолчал. Кивнул. А после с удвоенной силой стал натирать доверенную ему тару. По выражению его лица не трудно было догадаться, чем именно он замещает это действие в своем воображении.

Настроение улучшилось. Губы некроманта сами собой растянулись в улыбке и он, непроизвольно почесывая за ушком притихшую на руках нежить, направился к выходу. Ничего,

любую неприятность можно обернуть в свою пользу. Главное -

найти нужный подход. Но хорошее настроение покинуло

Гордена на этот раз очень быстро. Непозволительно быстро. А

точнее, в тот же миг, когда он увидел выходящую из сада парочку, о чем-то мило беседующую.

Они отошли от арки на десять шагов, остановились, и,

казалось, совершенно не собирались расставаться. Старый лис так и вился возле его экономки, говорил, не замолкая, а девушка очень внимательно его слушала, изредка задавая вопросы. В какой-то момент маг земли лукаво сверкнул своими зелёными глазами, пошарил в кармане и достал оттуда горсть семян. Бросив их на землю, он простер над ними руку и пустил слабый поток энергии. Всходы не заставили себя ждать.

Прямо на глазах из земли сначала пробились тончайшие полупрозрачные стебельки, после набирая мощь, они выпрямились и вот уже распускаются несуществующие в природе, бело-фиолетовые бутоны тюльпанов. Маг тут же сорвал их, собрав в незатейливый букет, и преподнёс Камилле.

— Позёр. Нашел чем поражать. — Недовольно пробурчал себе под нос Горден.

Но к неудовольствию некроманта, глаза цвета кофе загорелись восторгом, и Камилла с благодарностью приняла никчемный веник. Нужно было срочно вмешаться, что, в принципе, он и поспешил сделать.

— Добрый вечер. Мистер Алер, я смотрю, развлекаетесь.

Чего стоило некроманту добродушно улыбаться, вместо того,

что бы вышвырнуть старого лиса за ворота своего особняка. От пронзительного взгляда черных, словно тьма, глаз мистер Алер едва заметно напрягся, но к его чести не отступил.

— Так, мелочи. Показываю уважаемой мисс Брок, как работает магия земли. — С ленцой в голосе протянул маг. — А

вы, смотрю, зверушку себе завели? Мило.

"Милый" крольчонок, услышав такое недальновидное заявление, уставился немигающим алым взглядом на Алера, и молча приподнял верхнюю губу. Так как он сидел на руках некроманта боком, Камилла этого манёвра не увидела, а вот маг земли прекрасно разглядел два длинных передних зуба.

Недвусмысленный намек был понят верно.

А тем временем Горден полностью переключил своё внимание на Камиллу. Теперь черные глаза некроманта светились нежностью, а его губы растянулись в самой обольстительной улыбке, на которую только были способны.

— Мисс Брок, — уже совершенно другим, более мягким тоном проговорил Горден, — вот ваш питомец. С ним всё в порядке.

Скромно улыбнувшись в ответ, девушка с радостью приняла трогательный комочек шерсти. От теплого взгляда некроманта щеки её слегка порозовели, и она тайком надеялась, что этого никто не заметит. Напрасно.

— Спасибо! — сбивчиво поблагодарила она, — а мы как раз осматривали сад. И если вас он устроит, то мистер Алер уже завтра сможет всё завершить!

— Завтра? — Светлые брови Гордена чуть нахмурились. От лишнего конкурента на сердце своей экономки хотелось избавиться как можно быстрей. — Если всё готово, то почему не сегодня?

На этот вопрос ответил уже сам владелец "Кленового листа":

— Во-первых, вы ещё не высказали своё мнение. А во-вторых,

нужно время, что бы вывезти инвентарь. Но вот незадача,

большинство моих рабочих наотрез отказываются возвращаться сюда. Даже тройная оплата их не прельщает. Вы, кстати, не в курсе, с чего бы это? — вопросительно взглянув на нанимателя,

уточнил маг. По его ехидному тону сразу стало понятно, что он как раз в курсе причин, побудивших не особо богатых работяг отказаться от существенного дохода. — Так что, пока найму новых людей, пока всё вывезу, сами понимаете… — на последнем слове озеленитель запнулся и укоризненно уставился на кролика, методично перегрызающего стебельки подаренных им тюльпанов.

— Ммм, видимо остаточные рефлексы. — Со вздохом прокомментировал некромант, мысленно злорадствуя. — Это сильнее его.

И больше не обращая внимания на мистера Алера, Горден полностью переключился на Камиллу, которая в этот момент безуспешно пыталась вырвать из цепких лапок зверька последний целый цветок.

— Мисс Брок, а вам понравился сад? — бархатный голос некроманта, отвлек девушку от борьбы, и последний стебель хрустнул под острыми зубками нежити.

— О, да. Он весьма необычен и, по-моему, полностью соответствует стилю особняка.

— Тогда решено, меня всё устраивает! Можете считать свой договор выполненным.

— Но, вы же его ещё не видели. — Возразила растерянная девушка.

— Ничего, — уверенно проговорил некромант, — я полностью доверяю вашему изысканному вкусу. И если вы сказали, что подходит, то значит, он мне подходит.

— Я рад, что смог угодить, — глаза мага земли всё понимающе блеснули, — только мне ещё инвентарь забрать надо. Вы же не хотите, что бы ваш удивительно-мрачный двор украшали сельскохозяйственные инструменты.

Горден глянул на брошенные грабли, лопаты, ножницы и другие радости садовода. Едва заметно поморщился.

— Через час сможете их забрать у порога своей фирмы. –

Безапелляционно заявил некромант.

— Вы уверены? — недоверчиво вопросил Алер.

— Я УВЕРЕН! — с нажимом ответил некромант. — А ещё я

УВЕРЕН, что ваш рабочий день подошел к концу, и вам пора.

Нам, кстати, тоже. Всего доброго.

И не давая никому опомниться, Горден пригласил пораженную Камиллу в дом.

Через час, прямо перед входом в контору "Кленовый лист"

открылся переливающийся всеми оттенками черного портал.

Из него, как из рога изобилия, распугивая прохожих,

посыпались различные инструменты, пригодные для благоустройства сада. И когда последняя лейка со звоном шлепнулась поверх внушительной кучи металлолома, черная дыра в пространстве молча захлопнулась.


ГЛАВА 12
ПОЛЕВАЯ ПРАКТИКА

— Нет, ты представляешь, они к ней, как пчелы на мед,

слетаются. И ведь ничего не боятся. Пока я отваживаю одного,

второй уже тут как тут тянет свои поганые ручонки! А она моя!

— Твоя кто? — ехидно спросил невольный слушатель возмущенного монолога Ларка.

Невольный, потому что куда ты денешься от наглого,

белобрысого некроманта, когда он как к себе домой вваливается в твой рабочий кабинет? Хорошо хоть догадался придти в контору, а не с визитом на дом.

— Экономка! — под внимательным взглядом своего друга,

запнулся Горден. — Но ведь моя!

— И что, в трудовом договоре прописано, что за ней не могут ухаживать молодые люди?

— Нет. — Нехотя согласился некромант.

— Тогда почему я вынужден слушать твои жалобы? По мне,

так тебе не помешает здоровая конкуренция.

"А девушке право выбора". Но это Роус не сказал, только подумал. От некроманта, меряющего шагами его кабинет, в глазах рябило. Близилось время назначенной клиенту встречи,

на краю стола лежала стопка договоров, требующая его подписи, а он был вынужден слушать бред человека, который обещался не мозолить ему глаза как минимум полгода. Где справедливость?

— Нет, я не понимаю, ты на чьей стороне? — возмутился некромант — Когда ты со своей женой познакомился, я тебе помогал, а как у меня возникли трудности, так отмахиваешься.

От такого заявления Алекс поперхнулся водой, которую так необдуманно решил глотнуть.

— То есть, ты считаешь, — откашливаясь, спросил он, — что попытка убить на тот момент мою подопечную и есть помощь?

— Не драматизируй. — Горден поморщился. — В тот момент я играл роль злодея, от которого ты, как доблестный рыцарь,

спасал прекрасную даму. И вообще, всё же закончилось хорошо. И заметь, не без моего участия!

Ну да, как же эта белобрысая заноза в заднице и не напомнит о своей "неоценимой" помощи!

— Хорошо, что ты от меня хочешь? Чтобы я попытался убить твою экономку?

— Только попробуй! — рявкнули в ответ. Да, стадия, когда некромант перестаёт понимать шутки, это серьёзно. Как его переклинило!

— Ладно, тогда что?

— Тебе, случаем, не нужен практикант?

Роуса перекосило, как только до него дошло, кого ему хочет подсунуть Ларк.

— Сдурел, зачем мне некромант-недоучка?!

— Ну, например, уборку сделать. Он отлично моет полы.

— Нет! Нет! И ещё раз, нет. Это твоя ноша!

Горден тоскливо вздохнул. Зная аллергию Алекса на некромантов, он, конечно, не больно рассчитывал на его помощь. Но все же, такой план провалился!

— Жаль. Тогда я пошел. Не скучай!

Когда Ларк уже открыл свой портал, в спину ему донесся вопрос:

— Кстати, ты идешь на прием к Карэну?

— Черт, прием! — это всё, что услышал в ответ Роус. Портал захлопнулся.


Вышел Горден в своем подвале. Прошел по длинному коридору и заглянул в первую лабораторию, где практикант без особого энтузиазма раскладывал рабочие инструменты.

— Бросай всё, пошли.

Парень обернулся и подозрительно уставился на своего наставника.

— На кладбище. Тренироваться будем. Даю две минуты на сборы.

Две? Да что он за две минуты возьмет? Флакончик с мунифицином? Оглянувшись по сторонам, Леон схватил остроконечный скальпель, сунул его в походный чехол (благо такого добра в лаборатории было навалом), и двинулся следом за своим наставником.

— Поживее, у меня трупы и то быстрей двигаются. –

Недовольно пробурчал некромант, открывая новый портал прямо в коридоре.

Леон не заставил себя ждать, нырнул туда не раздумывая.

Вышел он уже на старом кладбище, и не поверил своему счастью. Неужели настоящая практика! Покосившиеся надгробия с едва заметными надписями; заросшие бурьяном могилы; мрачные сосны, пытавшиеся урвать лишнюю пядь земли. Красота!

Горден вышел следом. Взял палку, отошел чуть в сторону и отчертил ей круг.

— Готовность пять минут. Будем проверять твои боевые навыки. — Проговорил он, вырисовывая основные символы для защитного контура.

Леон окинул местность цепким взглядом. В голове моментально складывался план действий, который им вбивали с первого курса. Сначала нужна защита. В шаге от него как раз валялась подходящая палка. И он уже собрался сделать шаг, что бы поднять её, дабы последовать примеру своего наставника и начертить круг, когда почувствовал, что нечто жесткое оплело его лодыжку. Опустив обреченный взгляд вниз, парень увидел костлявую руку, торчащую прямо из земли и державшую его за ногу.

— Вы же сказали, готовность пять минут! — возмутился практикант, резко опуская каблук своего башмака на ссохшуюся конечность, тем самым с хрустом ломая кости неупокоенного скелета.

— А ты думаешь, в реальной жизни нежить тебя заранее о нападении предупреждать будет? — едким тоном парировал некромант, дорисовывая последние символы на защитном круге. — И как ты себе это представляешь? "Уважаемая нежить,

не ешьте меня, пожалуйста. Подождите пять минут, пока я контур начерчу, пока заклинание упокоения вспомню!"

Но Леон его не слушал. На том месте, где он только что стоял уже лез скелет обтянутый остатками кожи, клочками одежды и даже волос. На дне пустых глазниц привычно горел алый огонёк, а челюсть мертвеца раздраженно клацала

(видимо обиделся на сломанную кисть). Кинуться на практиканта он не успел, заклинание, сорвавшееся с пальцев парня, развалило его на части раньше.

Вот только упавшие на землю кости будто послужили сигналом остальным мертвецам. Земля стала бугриться, словно неспокойное море. То там, то здесь проглядывали голые кости и полуразложившиеся тела. И самое паршивое, точечными ударами всех их не уложить. Защитный контур Леон просто физически не успевал расчертить. А тем временем, нежить взяла студента в плотное кольцо.

Прикрыв глаза, парень сделал успокаивающий вдох (сразу пожалел об этом) и с силой ударил правой ладонью о землю.

От созданной заклятьем волны мертвецы повалились наземь,

словно сбитые кегли. Скелеты привычно рассыпались на части,

ещё не разложившиеся тела повалились наземь сломанными куклами. И плевать, что на это ушло приличное количество силы. Леон победно ухмыльнулся, и посмотрел на своего наставника, который по-прежнему стоял в круге со скрещенными на груди руками. Некромант никак не выказал ни раздражения, ни одобрения. Лишь его правая бровь вопросительно поднялась вверх, будто спрашивая студента: "И?

Что дальше?". Леон недоверчиво прищурился. Перейдя на магическое зрение, он отчетливо увидел силовые нити,

которые будто щупальца спрута потянулись от наставника к телам. Кости нежити зашевелились, притягиваясь друг к другу, словно магниты. Они, подобно конструктору, направляемому невидимой рукой, собирались во что-то невероятное,

совершенно непохожее на человеческий скелет. Такого он ещё не видел. Леон как завороженный смотрел на происходящее,

безбожно теряя драгоценное время. Очнулся он, когда перед ним, в нескольких шагах, встал на ноги костяной великан.

Десятки черепов, облепившие плечи гиганта, зло щелкали своими челюстями, создавая противный треск. Руки и монстра гнулись в шести местах и больше походили на плети. И у всей этой громадины вместо головы была одна маленькая черепушка с непонятно как уцелевшим седым хохолком.

Последнее непроизвольно вызвало улыбку у практиканта,

правда ровно до того момента, как великан сделал в его сторону шаг.

Черепа перестали беспорядочно клокотать и стали выстукивать похоронный марш. Костяной монстр, тем временем, изобразил злодейский смех и, подняв обе руки (если это нечто, состоящее из кучи разнокалиберных костей можно так назвать), с силой опустил их на то место, где только что стоял практикант, поднимая столп пыли. В последнее мгновение Леон откатился в сторону, что бы через мгновение выставить усиленный физический щит. Преграда помогла, и от второго удара обе конечности монстра отлетели назад,

заставляя своего владельца по инерции отступить.

В этот раз практикант не стал терять время. Ещё неизвестно,

сколько таких ударов сможет выдержать его щит. Проверять не хотелось. Срочно нужен был контур. Вытащив припрятанный скальпель (под рукой у него ничего более удобного не оказалось), Леон стал чертить круг. Когда монстр смог поймать равновесие и нанести третий удар, в этот раз попытавшись пнуть стойкого практиканта, парень уже наносил на контур корявые руны.

Четвертого удара не последовало. Монстр решил прыгнуть на преграду всем своим весом. В этот же момент Леон отпустил щит и не ожидавший такой подлости модернизированный скелет отлетел в сторону, по пути теряя часть костей.

Итак, первый пункт — защита, выполнено.

Второй пункт — определение типа нежити и выявления способа её уничтожения. И если выявить тип было проще простого, то определиться со способом уничтожения было сложнее. Наиболее результативный способ — это убрать источник подпитки, то есть самого некроманта, и тогда не составит особого труда избавиться от нежити. Вот только Леон реально смотрел на вещи, с наставником ему не тягаться.

Уровень не тот. Он ещё раз взглянул на поднимающегося монстра. Кости, что тот потерял в полёте, снова притягивались на прежние места.

Леон мысленно присвистнул. Сколько же надо сил, что бы постоянно поддерживать такую громадину? А ведь Ларк даже не напрягается! Нет, убрать источник не получиться. Значит нужно уничтожить нежить так, чтобы нечего было восстанавливать. В его случае был единственно верный вариант, это усилить заклинание упокоения, заклинанием тлена. Проще говоря, привести материал для поднятия в негодность.

Вдох-выдох. Парень прикрыл глаза, аккумулируя необходимую для удара силу. Медлить не было смысла, скелет переросток подошел уже довольно близко. Резко присев, Леон ударил ладонью об землю, пуская небольшую волну в сторону своего противника. Заклинание зеленоватым туманом потянулось к ногам (костям) нежити, оплетая их подобно змею. Скелет пошатнулся, красные огоньки в его черепах один за другим тухли, будто угольки в остывающем камине, а кости стали плавиться, словно вылепленные из воска, превращаясь в горстку пепла.

Бледный, вымотанный, но довольный Леон позволил себе украдкой выдохнуть, напрочь позабыв о том, что после уничтожения нежити полагалось ещё просканировать пространство на наличие опасности. Он уже занес ногу, дабы сделать шаг за пределы круга, когда неподвижные до этого момента тела предприняли попытку подняться. Леон так и замер с занесённой ногой. Силы были на исходе, и как бесследно уничтожить ещё недогнившие ходячие трупы, он не представлял. На третью волну с эффектом тлена у него не хватит сил, обычное упокоение здесь не подходило, а идти в рукопашную с медицинским скальпелем в руках против мертвецов равносильно смерти.

В академии их учили в подобных ситуациях усилить защиту,

вызвать помощь и ждать подмогу. Или, на худой конец,

потянуть время, чтобы восстановить силы. Только такой вариант Леона не устраивал. Ведь это то же самое, что признать себя проигравшим. Поэтому, сжав плотнее губы,

парень попытался перехватить контроль хотя бы над одним умертвием. И тот факт, что ему это удалось, можно было объяснить лишь шокированным его наглостью некромантом.

Разбираться в причинах Леон не стал. Его трупик неожиданно замер, как истукан. А когда студент точным ударом упокоил ближайшего к нему зомби, подхватил внушительный камень и с ожесточением стал ломать несчастному кости. Продлилось это недолго. Леон почувствовал как силовые нити, удерживающие подчинённое умертвие в его власти безжалостно вырывали. Ощущения были не из приятных. Практически те же самые, если бы он пытался удержать в руках бечёвку, другой конец которой привязали к резвому скакуну, и пустили того галопом. То есть держать было бесполезно, всё равно вырвет.

От напряжения на лбу студента выступил пот, кожа стала бледнее мела, а из носа хлынула кровь. Удержать не удалось. А

спорный мертвец, бросив своё оружие, обернулся к нему тем,

что раньше было лицом. Сверкнув алыми провалами пустых глазниц, он поднял обтянутую желтой кожей конечность и погрозил кулаком.

Всё, противопоставить опытному наставнику Леону было больше нечего. Поморщившись, он утер струйку стекающей крови рукавом, и сел на землю полностью опустошенный, и не имеющий сил даже на то, что бы послать сигнал о помощи. А

это значит, что сидеть ему здесь и ждать, пока некроманту надоест смотреть на его мучения. А надоело ему лишь часа через четыре, когда вонь (контур от нее не защищал), которую источали мертвецы, едва не выворачивала пустой желудок практиканта.

— Студент Азуле, вы показали просто отвратительный результат.

Проговорил Горден, мысленно отправляя подчиненных мертвецов обратно в их могилы и шагая к сидевшему прямо на голой земле ученику. Леон же ничего не сказал, лишь злобно зыркнул в ответ. Оправдываться он не умел, да и не хотел.

— Какое первое правило некроманта, когда он идет на задание? — игнорируя "добрый" взгляд, вопросил некромант.

— Создать защиту. — Нехотя ответил Леон, на вполне закономерный вопрос наставника. Ибо прекрасно знал, что первый прокол был именно там.

— Первое правило некроманта быть готовым к заданию! –

неожиданно резко рявкнул его наставник, и лишь полное истощение не позволило Леону дернуться от неожиданности. -

А что у нас? Ни ритуального ножа, ни эликсира для восстановления, ни нормального оружия! А если бы здесь была нежить, которая не поддается воздействию магии, что тогда?

Леон от возмущения едва не открыл рот, дабы высказать всё,

что накипело, но вовремя вспомнил, что не собирается оправдываться. Правда, это совершено не мешало ему думать гадости о своем наставнике, который сначала выдернул на задание, не дав подготовиться, а после стал обвинять во всех смертных грехах. Но, видимо, все эти мысли были написаны у него на лбу.

— Неожиданность — это не оправдание! — рыкнул некромант,

полностью вошедший в роль учителя, — Вы должны быть готовы ко всему!

На скептический взгляд практиканта, которым тот окинул

Ларка с головы до ног (явно намекая, что у него тоже ничего нет с собой), некромант лишь криво усмехнулся.

Вынув руки из карманов безупречно-чистых (тут Леон невольно позавидовал) брюк, Ларк протянул правую вперёд.

Воздух чуть дрогнул, искажая пространство. На мгновение кисть некроманта пропала из виду, но практически тотчас появилась, крепко сжимая рукоять холодного оружия, искусно вырезанную из слоновой кости в виде королевской кобры с раздутым капюшоном и вставленными рубинами вместо глаз.

Потянув её на себя, Ларк вытащил на свет ятаган в ножнах,

обтянутых черной кожей и расшитых золотыми нитками. На этом демонстрация не остановилась. Горден извлек из ножен сам ятаган, больше походивший на произведение искусства,

крутанул его, со свистом рассекая воздух. В лучах солнца блеснула сталь, украшенная серебреными письменами.

Сомнений у Леона не осталось, клинок заговорённый.

— Подарок одного шейха, — пояснил Горден, заметив, как завороженный студент взглядом провожает каждый сантиметр скрывающейся в ножнах стали. — За оказанную услугу.

Оружие вновь исчезло, а в руках у некроманта уже был ритуальный нож и пузырек. Возразить практиканту было нечего.

— Вторая ошибка, — невозмутимо продолжил некромант, –

это потеря драгоценного времени. Если бы защитный контур был начерчен вовремя, вам не пришлось тратить столько сил на создание и удержание щита, соответственно, и результат мог бы быть другим. Третью назовите сами.

Практикант недовольно скривился. Больше всего его удручало, что наставник во всём прав. Почему-то после каждой предпринимаемой им попытки доказать, что он чего-то стоит, некромант то и дело утирал ему нос. А ведь на курсе он считался одним из лучших!

— Истощение резерва.

Скрыть своё раздражение Леон даже не пытался.

— Подведём итог. — Менторским тоном заговорил Горден. -

Из четырёх стандартных пунктов: подготовка, защита, оценка и уничтожение, вы справились лишь с одним. Верно определили тип нежити. Это уровень первокурсника, студент Азуле! Да, да,

первокурсника, но никак не выпускника!

Практикант стиснул зубы так, что желваки заходили на скулах. Глаза его горели ненавистью, а на бледном лице даже проявился румянец. Как же его бесила эта манера наставника смешать его с грязью исключительно в благих целях. Прям не злопамятный некромант, а святой, пекущийся о его благополучии! Но Леон прекрасно знал о той милой "мозоли",

на которую намеренно наступил, и за которую ему бессовестно мстят, прикрываясь своими обязанностями. Ничего, время ещё покажет, кто кого, а пока он будет учиться. Надо же получить хоть какую-то пользу от периодического "купания в дерьме".

— Лови. — Флакончик с восстанавливающим зельем полетел прямиком в руки забывшегося практиканта. — Выпей и пошли.

Нет, всё-таки иметь в своём распоряжении собственного ученика не только выгодно (чистая лаборатория, готовые к работе трупы), но и весело. Зря Алекс отказался от такого подарка. Было забавно смотреть, как гадёныш молча сопит и пытается испепелить его взглядом. А судя по сузившимся глазам, он ещё и мстить собрался! Ну разве Горден мог позволить себе упустить такой шанс, как осадить сопляка ещё раз, а заодно и поучить уму разуму? Честно говоря, бой студента был не настолько плох. Были недочеты, ошибки, но в целом не так ужасно, как он ожидал. Упорный малый. Может,

и выйдет толк.

Горден, не глядя на практиканта, открыл портал и привычно шагнул в родную темноту. Нужно было ещё написать письмо декану, где придется объяснять какого черта после одного его занятия, практически полностью исчезло тренировочное кладбище академии.


ГЛАВА 13
ПРИГЛАШЕНИЕ

Мерный стук столовых приборов наполнял обеденную залу некроманта. Как и последние несколько дней за столом сидел лишь мистер Ларк и его экономка. Хозяин дома был в отличном расположении духа, периодически сыпал комплименты в адрес девушки, всё время улыбался и щурился,

будто сытый кот, объевшийся сметаны. А вот его экономка,

больше хмурилась. Её всё больше начинало волновать постоянное отсутствие за столом гостя. Нет, он точно жил в доме, вещи его были в комнате, слуги регулярно убирали покои, носили обеды, но только самого молодого человека

Камилла не видела с того самого дня, как получила от него в дар Кроху, беленького, вислоухого крольчонка. Было такое ощущение, что парень намеренно избегает её. И тем неприятнее была мысль, что именно её грубые слова послужили причиной такого поведения.

— Мистер Ларк?

Камилла наконец решила покончить со своими терзаниями и узнать всю необходимую информацию из надежного источника.

— Мммм? — в ответ промурлыкал расслабленный некромант,

накалывая вилкой скользкий маринованный грибок.

— Мистер Ларк, а где мистер Азуле?

Горден оторвал взгляд от тарелки и напряжено посмотрел на свою экономку.

— А почему вы спрашиваете? — в отличие от цепкого взгляда,

голос хозяина дома звучал дружелюбно, хоть и слегка удивлённо.

— Просто его давно не видно. — Поспешила пояснить

Камилла, почему-то под проницательным взглядом черных глаз хотелось оправдаться. — Признаться честно, я немного волнуюсь, всё ли с вашим гостем в порядке. Здоров ли?

Лицо некроманта расслабилось, и он тепло улыбнулся девушке.

— Не волнуйтесь, всё в порядке. Просто мистер Азуле проявил необычайное усердие в учебе. Похвальное рвение для молодого человека. — Скупо похвалил ученика некромант. –

Поэтому его режим дня значительно отличается от нашего. Да и устаёт он сильно, свободное время тратит лишь на сон. Вот вы его и не видите.

Больше ничего пояснять он не стал, посчитав ответ достаточно развёрнутым. А Камилла успокоилась.

Действительно, с чего это она взяла, что студент академии,

который прибыл в дом её хозяина на практику, будет тратить своё драгоценное время на пустяки, и прятаться от неё. Бред. У

него и без того забот хватает. Говорят, пятый курс академии для студентов самый сложный. Наверняка готовится.

— Мисс Брок? — голос хозяина отвлёк её от размышлений,

призывая поднять на некроманта взгляд.

— Да?

— Мисс Брок, у меня к вам есть одно деликатное дело,

которое не связано с вашими прямыми обязанностями.

От такого начала диалога по спине Камиллы пробежал холодок. Что-то ей это напоминало. Она молча отложила вилку, гулко сглотнула, и выжидательно уставилась на хозяина,

от которого не укрылось ни напряженная поза, ни тень,

пробежавшая по её лицу. В чем проблема до Гордена дошло секунд через десять.

— Нет, нет, вы неправильно меня поняли! Никаких трупов,

клянусь! — Поспешил развеять сомнения своей экономки Ларк.

— Я всего лишь хотел попросить вас быть моей спутницей на одном приёме!

И тут осёкся. Не так он представлял себе приглашение девушки на прием. Предложение нужно делать так, что бы

Камилла не смогла, да и не захотела отказаться.

— Видите ли, я получил приглашение на ежегодный прием своего старого знакомого, — аккуратно подбирая слова,

продолжил Горден. — Получил давно, но к своему стыду совершенно про него забыл. Дел была уйма. Да ещё и практикант, а это как-никак ответственность. — Со вздохом посетовал некромант. — Прием уже на следующей неделе. А на такие мероприятия принято приходить со спутницей. –

Запнулся, лицо его приобрело самое несчастное выражение,

именно такое, от которого сердобольным девушкам так и хочется пожалеть несчастного, в идеале утешив поцелуем. — У

меня, как видите, ни жены, ни невесты нет. Вот я и подумал,

может, вы составите мне компанию?

То, что речь пошла не о трупах, порадовало и одновременно озадачило. Разве можно экономке ходить на приемы со своим начальством? Не будет ли это слишком? Нет, очень хотелось,

но. так неправильно. И Камилла уже собиралась ответить отказом, но некромант её опередил.

— Прошу вас, мисс Брок. Я понимаю, что я уже и так слишком часто пользовался вашей добротой, но не откажите мне ещё раз. Это ни к чему не обязывающий выход. Вы меня очень выручите. Я же и так, как белая ворона, а если ещё и без спутницы приду, совсем засмеют. — Заискивающе улыбнулся

Горден, бессовестно давя на жалость.

Камилла сомневалась. Разум твердил, что это рискованно, во всех смыслах рискованно. Вдруг там окажутся те, кто её знает?

А с другой стороны, она ещё ни разу не была на подобных мероприятиях. То, что устраивали родители не в счет, то было дома. А так хотелось посмотреть.

— А кто там будет? — будто между прочим, спросила она и,

затаив дыхание, ждала ответа.

— По большей части маги. Те, с кем, так или иначе, знаком

Карэн Линэри: сокурсники, коллеги, друзья. Ничего грандиозного. Всё скромно, но со вкусом. — Завидев сомнения на милом личике, он решил подлить масло в огонь. — Обычно устраивают фуршет, танцы, а в конце гостей ждёт красочное представление.

Ну, право слово, почему она решила, что там её могут увидеть знакомые опекуна? Что за паранойя? Да и кому какое дело, что она идет на званый прием в компании своего хозяина? Тем более, имя у неё фальшивое, и вполне возможно,

что ей уже в ближайший месяц придётся покинуть страну, а это значит, и этот гостеприимный дом. Будет не до веселья.

Камилла вновь подняла глаза и столкнулась с внимательным, цепляющим душу, взглядом. Черные, как ночь,

глаза гипнотизировали, подавляли волю и манили. Разом захотелось откинуть все сомнения, заранее соглашаясь со всем.

Будто почувствовав это, Горден чуть поддался вперед, не отпуская взгляд девушки.

— Миллари, — его бархатный голос стал низким,

вибрирующим, будто у демона-искусителя, — окажите мне честь, став моей спутницей.

Девушка, как завороженная, кивнула. После моргнула,

разрывая зрительный контакт. Чуть мотнула головой, будто не веря в то, что согласилась. Но не брать же свои слова обратно!

Что о ней подумает мистер Ларк?

— Благодарю за приглашение, мистер Ларк, — наконец собравшись, ответила она, — я с удовольствием буду вашей спутницей.

Горден с трудом удержал победную улыбку. Ну и что, что ему пришлось слегка подтолкнуть Камиллу к правильному решению. Совсем чуть-чуть, это не считается. Он просто позволил откинуть ей лишние сомнения и сделать то, что она сама хотела. В противном случае Камилла никогда бы так легко не согласилась.

— Я рад. Вы мое персональное чудо, мисс Брок. — тепло улыбнулся ей некромант, вызывая на щеках девушки смущенный румянец.

На какое-то время за столом воцарилось молчанье. Камилла раздумывала о возможных последствиях своего согласия. А

Горден думал, как озвучить свои мысли так, чтобы не натолкнуться на отказ.

— Мисс Брок, вы не переживайте, все расходы на подготовку к приему я возьму на себя. И вы можете взять дополнительные выходные дни, чтобы приобрести всё необходимое.

Озвучить мысль, что он сам может взять всё необходимое,

или просто прогуляться с ней по лучшим лавкам столицы некромант намеренно не стал. Боялся спугнуть. Да и этих слов хватило, что бы щеки девушки запылали ярче.

— Не стоит.

Возразила Камилла, хотя мысленно стонала от досады.

Платье, ей нужно было подходящие платье, и туфли, и прическа! Кто её тянул за язык?

— Стоит, — настойчиво возразил Горден. — Стоит. Позвольте хоть чем-то отплатить за вашу доброту. Поверьте, я не обнищаю. — Обезоруживающая улыбка вновь засияла на его лице. "Ну же, девочка, не отказывайся", — мысленно просил он.

И Камилла не отказала, правда не потому, что так легко подавалась чужому влиянию, а скорее потому, что идти на прием в тех платьях, что она купила ранее — моветон. А

отказываться было поздно.


Затягивать с покупкой платья Камилла не стала. Уже через три дня она взяла отгул, и в компании Мэри (на этом настоял мистер Ларк), отправилась в ту самую лавку, где ей так щедро обновили гардероб за сущие копейки. Дабы не распугивать прохожих, Мэри применила маскировку, и теперь по городу разгуливали две молоденькие девушки: блондинка и брюнетка.

Настроение у Камиллы было чудесное, накануне ей выдали жалование и премию. Как объяснил мистер Ларк, премия полагалась за отличную работу по благоустройству сада и за памятный прием его рабочего "материала". По мнению

Камиллы, она была вполне заслуженной, поэтому девушка со спокойной совестью убрала часть суммы в шкатулку, а часть взяла с собой. Теперь, когда у неё появились наличные, она не собиралась прибегать к помощи мистера Ларка. Ей вполне по карману было оплатить платье самой.

Колокольчик на двери радостно звякнул, и две стройные девушки, словно летний ветерок ворвались в небольшой магазинчик. Как примерная хозяйка, продавщица уже стояла рядом с рабочим столом и старательно улыбалась новым посетителям. Когда она разглядела, кто именно почтил своим присутствием её скромную лавку, лицо женщины стало чудь бледнее. Годы практики не прошли даром, улыбалась она всё так же гостеприимно, хотя мысленно уже тряслась от ужаса.

Мэри она прекрасно знала как под личиной, так и без.

— Добро пожаловать, мисс Брок, мисс Мэри. — Женщина дружелюбно кивнула, радушно приглашая девушек пройти. –

Чем обязана столь приятному визиту?

— Добрый, — не замечая мечущегося взгляда хозяйки,

поздоровалась Камилла. — Мне необходимо вечернее платье.

Женщина незаметно выдохнула. Платье — это хорошо.

Улыбка на её тонких губах засияла ещё ярче.

— Какой фасон предпочитаете?

Камлла никогда не думала, что выбрать платье для одного единственного вечера так сложно! За тот час, что они пробыли в магазине, девушка успела перемерить почти два десятка нарядов, но, то фасон не подходил, то цвет не тот, то просто что-то не так! И Камиллу уже посетила мысль, что пора пройтись по другим лавкам, как хозяйка магазина вынесла очередное платье, привлекшее её внимание. Сшито оно было из шелка цвета пепельной розы, а поверх обтянуто полупрозрачным, черным фатином. Корсет платья был украшен замысловатой вышивкой, а его тоненькие бретельки усыпаны бисером. Камилла долго смотрела на него, не решаясь взять в руки.

— Чего же вы ждете! Мерьте скорей! Это платье то, что надо!

Я уверена! — Возбужденно щебетала владелица магазина.

— Но оно. такое открытое, плечи практически обнаженные!

— с сомнением пробормотала девушка, задумчиво рассматривая фасон.

Больше ей рассуждать не дали, в четыре руки впихнув в примерочную кабинку. Надевать такое великолепие было не просто, и без помощи продавщицы, затянувшей шнуровку,

Камилла обойтись не смогла. Но результат того стоил! В

огромном напольном зеркале, что стояло в углу магазинчика,

отразилась стройная брюнетка, тонкая и изящная. Корсет так утянул талию девушки, что создавалось впечатление, будто её можно обхватить двумя пальцами. Это садистское приспособление моды, кроме всего прочего, очень выгодно приподняло грудь, делая её визуально больше. А в меру пышная юбка создавала ощущение воздушности. Красиво, но как неуютно! За годы учебы в пансионе Камилла привыкла носить одежду, по большей части скрывающую тело, а не выставляющую его на показ. И машинальный жест,

призванный скрыть оголенные участки тела ни остался не замеченным.

— Ох, совсем ещё дитя! — всплеснув руками, воскликнула женщина, и вновь направилась в подсобное помещение, чтобы вернуться оттуда с легкой, полупрозрачной шалью.

— Вот, это поможет чувствовать себя уверенней!

Шаль воздушным облаком легла на плечи, частично скрывая их, а её концы свободно свисали с локтей. Этот невесомый кусок ткани не только не испортил внешний вид, но и придал девушке шарма. Владелица магазина не переставала восторгаться тем, как ей идёт этот наряд, и даже молчаливая

Мэри одобрительно улыбалась.

— И сколько вы хотите за него?

Мэри было потянулась за кошельком, но девушка отрицательно мотнула головой. Что бы мистер Ларк не говорил, но платье она купит сама.

— О, сущую безделицу, пять золотых. Для дизайнерского платья с ручной вышивкой это копейки!

Пять! Да это грабёж! Пока Камилла с недоверием пялилась на своё отражение, размышляя о том, стоит ли раскошелиться на платье или нет, Мэри незаметно сняла кольцо и улыбнулась так, что продавщица прекрасно смогла разглядеть длину её клыков.

— Ох, я что-то не уверена, что правильно сказала цену! — вдруг дрожащим голосом воскликнула она. — Минуточку, сейчас уточню.

Последняя фраза была выкрикнута уже из подсобного помещения. Камилла недоуменно посмотрела на свою спутницу, которая успела вернуть на место своё кольцо, но та лишь пожала плечами.

— Так и знала, — воскликнула странная продавщица, влетая обратно — ошиблась! Его цена — четыре золотых! А так как вы являетесь нашей постоянной покупательницей, то вам оно обойдётся всего за три!

Ну как тут отказаться, когда такое платье само плывёт к вам в руки? И если Камиллу и насторожили странности в поведении продавщицы, то она решила не обращать на них никакого внимания. У каждого свои причуды. Довольная девушка переоделась и высыпала гость монет на стол. А стоило ей принять свёрток из рук бледной женщины, выпорхнула на улицу.

— Так и разориться недолго. — Едва захлопнулась дверь,

пробормотала хозяйка магазина, без сил опускаясь на свой стул.

Колокольчик вновь звякнул, заставляя её нервно дёрнуться и затаить дыхание, при виде того, как порождение некромантии вновь переступает порог её заведения. Но к облегчению женщины, Мэри лишь положила на край стола тугой кошелёк, подмигнула, развернулась и ушла. Рука сама потянулась за ликёром.


ГЛАВА 14
НАЙДЕН — НЕ ЗНАЧИТ ПОЙМАН

Тай в очередной раз обходил главную площадь Салка, в надежде узнать что-то новенькое. Пока его месячные поиски не дали результатов, если таковыми не считать кучу потраченных денег, времени и злого, как вепрь, заказчика. Все его катания по стране закончились тупиком, и он принял решение вернуться к началу. Точнее, к той точке, что он считал переломной. Только время сделало своё дело, и теперь ему было сложно найти тех, кто хоть что-то помнил о том, как одна юная особа прибыла в этот северный город.

— Ой, не помню, сынок. На старости лет совсем с памятью плохо стало. — Сетовала старушка в простом ситцевом платочке, щедро расписанном красными цветами. — Да что там память, зрение, слух, тоже подводят!

Тай едва не скрипнул зубами.

— Вот, бабушка, это наверняка поможет вам улучшить зрение.

— На прилавок, где лежали перетянутые веревкой пучки трав,

легли две медяшки. — А теперь ещё раз взгляните на портрет.

Не видели ли вы, куда именно направилась вот эта девушка пятого числа третьего месяца? Вы как раз торговли недалеко от стоянки дилижансов. Она не должна была пройти мимо вас!

Старушка схватила небольшой портрет в руки и подставила его под летние лучи солнца. Белесые глаза напряженно прищурились, делая и без того морщинистое лицо похожим на моченое яблоко. С минуту бабка молчала, а потом вернула портрет хозяину, умудрившись при этом моментально припрятать полученные монеты.

— Как же не помнить, сынок. Помню! Я ещё не так стара, что бы забыть, что месяц назад было. Вот, например, моя соседка,

Аглафья, та действительно плоха стала. Без палки из дома не выйдет. Пирожки ей принесёшь, а она уже через десять минут и забудет, кто приходил!

— Так, где видели? — уже еле сдерживаясь, чтобы не рявкнуть,

перебил её Курт, — Поподробнее.

— Где, где, — как ни в чем не бывало, продолжила старуха, — на станции и видела. Вылезла твоя девка из кареты, в руках это,

как её — нахмурилась рассказчица, — сума походная. Пронеслась мимо как оглашенная. Ни пучка не взяла! — посетовала старуха.

— Пешком?

— Пешком, пешком, сынок. Извозчика брать не стала. Хоть одета хорошо, видно, при деньгах, а пешком пошла.

— А куда пошла, не видели?

— В сторону центра города пошла. Точнее не скажу. Как за угол завернула, не видно стало.

Тай молча развернулся, отошел в сторону и привалился к стене жилого дома. Опять тупик. Слишком много времени прошло. Мужчина постучал руками по карманам, извлёк пачку сигарет и щелкунок. Подкурив сигарету, он запрокинул голову и выпустил едкий дым. Площадь Салка была достаточно большая. Здесь умещались и модные лавки с дорогим товаром,

и вот такие небольшие рынки, где местные жители торговали,

кто чем придётся. Обойти всё просто невозможно.

Затянувшись, Тай окинул площадь взглядом. Все куда-то спешили, неслись. Кто-то продавал, кто-то покупал, кто-то гулял. И как в этом хаосе найти ниточку к той, что давно могла покинуть город?

Из здания напротив, через улицу, выпорхнуло белокурое чудо, привлекая блуждающий взгляд сыщика. Стройная фигурка, локоны — спиральки при ходьбе девушки смешно подпрыгивали, и наверняка личико тоже было симпатичным.

Когда заинтересовавшая его красотка подняла голову, Тая будто парализовало. Он так и застыл с не донесённой до рта сигаретой. Она? Таких совпадений не бывает! Мужчина не отрывал взгляд от ладной фигурки той феи, что встретил както на юге Лисана. Не отрывал до тех пор, пока не заметил её спутницу. Чертыхнувшись, мужчина поспешил завернуть за угол, дабы не быть уличённым в шпионаже. Несомненно, ему,

наконец, повезло!


— Расслабился, заигрался вот и результат. — привычно корил себя некромант, когда к нему в гости без приглашения решил заявиться Джон Истер собственной персоной.

Горден совершенно не оценил его смелости. И пришлось уважаемому дельцу долго стоять под воротами особняка некроманта и ждать, когда его соизволят впустить. А впускать такого человека совершенно не хотелось по понятным причинам. Нет, отдавать свою экономку этому ничтожеству

Горден не собирался. А вот то, что она сама решит сбежать,

как только поймёт, что на её след напали, некроманта пугало.

И поэтому ему было жизненно необходимо отправить девушку куда подальше, дабы избежать ненужной встречи.

Видимо, Камилла уже привыкла к его причудам, и когда он попросил её отправиться порталом (естественно вместе с Мэри и парой слуг) в свой домик на морском побережье, дабы провести там небольшую ревизию, девушка уже ничему не удивлялась, просто согласилась, заставляя некроманта облегченно выдохнуть. Но стоило захлопнуться черной воронке за спиной экономки, Горден моментально собрался. О том, как уговорить её больше не выходить на прогулки в город он решил подумать позже, а сейчас его ждала малоприятная встреча.


Джон Истер, переступая порог мрачного дома, неплохо держался. То есть не шарахался от слуг-умертвий, не озирался по сторонам с благоговейным ужасом. Спокойно отдал свою шляпу Джимми и, вытерев вспотевший лоб носовым платком

(единственный признак его волнения), проследовал в указанном направлении, в библиотеку. Дальше нежеланного гостя пускать не хотели.

Сам по себе мистер Истер ничего особенного из себя не представлял. Это был мужчина в годах, среднего роста, с объемной шевелюрой седых волос, торчащих в разные стороны,

которые делали без того круглое лицо больше похожим на одуванчик. Нес он своё пузатое тело так, будто по коридору некроманта вышагивал не владелец небольшой транспортной компании (точнее её половины), а как минимум представитель

Совета Сильнейших. То есть, вместо того, чтобы выказать уважение некроманту и как положено отреагировать на антураж его дома, этот мало воспитанный субъект "задирал нос" в чужом логове и при этом искренне считал, что так и надо.

Да, Горден придирался. Да, заранее отнесся к гостю предвзято. И да, его это (впрочем, как и всегда) ни чуточки не смущало. Просто здесь и сейчас личный интерес некроманта пересекался с интересом Истера, а это значило лишь одно –

война.

Ларк сидел за письменным столом, старательно выводя в своём ежедневнике скалящиеся черепушки, и полностью игнорируя вошедшего в библиотеку посетителя. Сначала гость молчал, после минуты тишины он стал кряхтеть и кашлять,

стараясь привлечь внимание хозяина. И лишь после этого решился подать голос:

— Мистер Ларк, полагаю? — с ноткой превосходства,

прошелестел своим скрипучим голосом незваный гость.

— Минуту! — не поднимая взгляда, ответил некромант, -

Ждите, я занят!

Лицо Истера непроизвольно вытянулось, меняя форму с круглой на овальную. А красные пятна, выступившие на коже,

сделали его похожим на редис. Редис с седой ботвой.

Но Гордена, казалось, совершенно не волновали метаморфозы, происходящие с Истером. Он всё так же старательно закрашивал черные провалы глаз у весёлой черепушки. Поставив последний штрих, некромант чуть отодвинулся назад, окинул критическим взглядом свою работу,

хмыкнул и захлопнул ежедневник.

— Я вас слушаю. — Даже не утруждая себя приветствием,

проговорил он. — Обычно я принимаю только по предварительной записи, так что кратко, четко и по существу.

Времени очень мало, у меня много работы. Сами понимаете,

горячий сезон, так сказать, трупы не ждут. — Послал хищную улыбку своему гостю Ларк.

А лицо Истера уже не шло красными пятнами, оно просто стало багровым, как свекла. Его впервые в жизни принимали так, словно он нищий, пришедший просить подаяние! И это его, уважаемого, делового человека! Ни присесть не предложили, ни выпить! Немыслимо! Вот не зря про некромантов говорят либо плохо, либо совсем ничего!

— Да ка. ка. ккк вы смеете! — как-то по куриному прокудахтал уважаемый владелец половины транспортной компании.

Но донести свою мысль ему не дали.

— Короче, пожалуйста! — в разрез со своими словами, хозяин дома вольготно развалился в кресле. — У меня работы на месяц вперёд! Два тела в подвале ждут своей очереди, дабы сменить облик на более устрашающий. Ладно, трупы, им спешить некуда, только вот закон природы о разложении мертвой материи никуда не деть. Плюс довесок, практикант, норовящий всё испортить. Так что на ваши ахи-вздохи времени нет!

Последний раз спрашиваю о цели вашего визита!

Мистеру Истеру с трудом удалось проглотить нанесённое его самолюбию оскорбление. И с величайшим трудом он выдавил из себя два слова:

— Моя подопечная.

— Что ваша подопечная? — нахмурившись спросил некромант.

— Умерла? Хотите воскресить? Простите, но это не возможно!

Могу только поднять в качестве послушного умертвия.

Истер уже чуть было не ляпнул, что послушание — это хорошо, но вовремя сообразил, что его опять сбили с верной мысли.

— Что вы несёте! Она жива! — мысленно добавив "наверно". –

Я бы хотел, чтобы вы вернули мою несовершеннолетнюю подопечную мне!

— Я некромант и розыском не занимаюсь! Обратитесь в соответствующие органы! — совершенно искренне оскорбился мистер Ларк, заставив своего гостя недоуменно замолчать, а после вновь закипеть от негодования.

— Мистер Ларк, я знаю, что в вашем доме проживает моя подопечная Камилла Доннелли! Девушка несовершеннолетняя,

и я, как её опекун требую, что бы вы немедленно вернули её под опеку моей семьи. В противном случае я буду вынужден привлечь к этому делу властей! — выпалил на одном дыхании непрошеный визитер.

— Мистер Истер, — как-то угрожающе спокойно ответил некромант при этом улыбаясь той самой улыбкой, от которой у большинства людей кровь стыла в жилах. — Вы, верно, что-то путаете. В моем доме работают всего две женщины. Одна из них — это моя кухарка, и уж поверьте, эта женщина совершенно не тянет на невинную деву. А вторая, моя экономка. И с одной,

и с другой у меня заключен трудовой договор по всем правилам. Так вот, женщины или девушки с именем Камилла

Доннелли нет в моем доме!

Но, видимо, самомнение и уверенность в неприкосновенности своей фигуры никуда не делись, по крайней мере, лишь этим оправдывал следующие слова гостя некромант.

— Тогда позовите их! — срываясь на фальцет, прокричал взбешенный Истер. — Мы посмотрим!

— Боюсь, это невозможно. — Так же спокойно ответил Ларк. -

В соответствии с договором моя кухарка может находиться лишь на территории кухни. И это не моя прихоть. А экономки сейчас здесь нет. И к слову, я очень не люблю, когда мне указывают что делать. — Последняя фраза, прозвучавшая хоть и тихо, но весьма угрожающе, всё же заставила убавить тон незваного гостя.

— То есть, не позовёте? — уже менее эмоционально уточнил он.

— Нет.

— Тогда я буду вынужден пойти на крайние меры!

Не обронив больше ни слова, мистер Истер вышел из библиотеки и направился прямиком к выходу. И так как на затылке глаз у него не было, видеть хищную ухмылку некроманта, явно не предвещавшую ничего хорошего, не мог.

А Горден, стоило удалиться незваному гостю, направился прямиком на кухню. Угрозы Истера по поводу властей его не впечатлили. Во-первых, нужны доказательства, а во-вторых,

местные власти не горят желанием портить с ним отношения.

Так что апокалипсис временно отменяется.

Когда некромант переступил порог кухни, настроение его сместилось с отметки "паршиво" на отметку "благодушное". А

всё дело в предвкушении чудного обеда на берегу моря, в компании юной и очаровательной девушки. Вот правду говорят, всё, что не делается, всё к лучшему! Так и у него появился повод лишний раз сблизиться со своей экономкой.

Так сказать, позволить ей взглянуть на него с другого ракурса,

привыкнуть, привязаться, может, даже влюбиться… А он постарается сгладить углы перехода от "деловых" отношений к "личным". Ведь до её совершеннолетия осталось не так много времени.

Тамара как обычно суетилась на кухне. На толстой, чугунной сковороде жарились объемные куски мяса, распространяя умопомрачительный аромат, отчего рот непроизвольно наполняла слюна. Свежая выпечка уже была накрыта белым полотенчиком, а сама кухарка взбивала сливки,

предназначенные явно для десерта.

— Добрый день, Тамара! — благодушно поздоровался некромант, отчего женщина как-то сбилась с ритма,

оторвалась от своего занятия и хмуро уставилась на того, для кого, в принципе, все эти приготовления и были предназначены.

Тамара, видимо, с трудом сдержалась от комментариев в адрес своего хозяина. Она лишь недовольно поджала губы (ну его, этого душегуба!), но всё же буркнула себе под нос слова приветствия.

— Тамарочка.

От такого ласкового обращения кухарка чуть дернулась,

насторожилась, и видимо, придя к неутешительному выводу,

постаралась принять более дружелюбный вид. Получилась плохо, но попытку Горден оценил и сделал вид, что совершенно не заметил её недовольства.

— Тамара, соберите корзину для пикника на двоих. Мисс Брок и я сегодня не будем обедать дома. За корзиной зайду через полчаса.

И не обращая внимания на удивление своей кухарки, уже собрался направиться дальше, как вдруг вспомнил кое-что важное. Лицо его вмиг изменилось, исчезла благожелательная улыбка, и он посмотрел на женщину пронзительным взглядом своих черных глаз.

— Тамара, я думаю, не стоит вам напоминать о том, что разглашение информации о происходящих в этом доме событиях строго запрещено? — Обманчиво ласково поинтересовался некромант. Нет, он не думал, что женщина была источником информации для мистера Истера. Но ведь превентивные меры никто не отменял.

Побледневшая кухарка отрицательно мотнула головой, не в силах сказать и слова. Да не дай боги навлечь на себя такую беду!

— Вот и славно. — Заметив такую реакцию на свои слова,

некромант чуть заметно приподнял уголки своих губ. — Если вдруг кто-либо будет интересоваться чем-то подобным,

выспрашивать об обитателях этого дома, к примеру, о мисс

Брок, молчите как рыба. И не имеет значения, кем этот человек представиться, хоть сыскарём из самой Ариды! Молчите! А

лучше доложите мне. Вы меня поняли?

Перепуганная женщина неистово закивала головой, словно болванчик.

— Я рад, что вы меня поняли. — удовлетворенно хмыкнул

Горден, и наконец, оставил в покое перепуганную кухарку переваривать полученную информацию.

Через полчаса, как и обещал, мужчина зашел за корзиной.

Сначала он хотел спуститься в погреб и прихватить легкого ягодного вина, но вспомнив неодобрительный взгляд, которым

Камилла не так давно смотрела на стакан виски в его руках,

передумал. Не стоит рисковать. Мужчина лишь прихватил с собой покрывало и привычно шагнул в портал, так удобно перемещающий его с одного конца страны в другой.

Юг Лисана встретил зноем. Это не северный город Салк. И

хоть дул легкий бриз, это не спасало от жары. Горден машинально расстегнул две верхние пуговицы на рубашке и,

поставив свою ношу наземь, закатал рукава до локтя. Легче не стало, поэтому подхватив внушительную корзинку, он двинулся к дому. Деревянные половицы скрипнули под его ботинками, и, распахнув дверь, Горден окунулся в мир пыли и затхлости, которые ещё не успели выветриться, хоть окна дома и распахнули настежь.

Свою обожаемую экономку, вместе с её сопровождением,

мужчина нашел в одной из комнат, где та внимательно рассматривая мебель, делала пометки в блокнот.

Гордена Камилла заметила не сразу, и мужчина смог с удовольствием понаблюдать, как девушка то хмурит в задумчивости точёные бровки, то забавно прикусывает кончик карандаша. Но стоило ей взглядом натолкнуться на облокотившегося о косяк начальника, как карандаш был тесно прижат к блокноту, а лицо приобрело обеспокоенное выражение.

— Мистер Ларк, что-то случилось?

— Случилось, — не стал юлить некромант, — время обеда, а моя экономка голодает.

Эта фраза, сказанная нарочито серьёзным тоном, но приправленная теплой улыбкой блондина, заставила Камиллу выдохнуть. Последние пару дней, сама не зная, почему,

девушка была как сжатая пружина. Ей всё казалось, что её побег от опекуна слишком гладко идёт. Всё так, будто её вовсе не ищут. Она ожидала, что в газетах появятся объявления о поиске, её будут преследовать, а на самом деле уже больше месяца тишина. Какое-то затишье перед бурей. И вот сейчас,

она уже, грешным делом, подумала, что "случилось" — это действительно случилось. Но нет, пронесло, и девушка привычно ответила на улыбку некроманта.

— Мы уже почти всё осмотрели, так что скоро можно возвращаться.

— Ничего не знаю. Работа, работой, а обед должен быть вовремя! Да и остынет всё. — Он приподнял чуть повыше внушительную корзину и немного ею повертел. — Пойдемте,

поедим и насладимся свежим морским воздухом в дарящей прохладу тени. А то здесь дышать нечем.

Дышать действительно было нечем. Такое ощущение, что дом очень давно заброшен. Ведь можно было наложить стазис,

и всё было бы совсем по-другому. А теперь часть вещей просто пришла в негодность, а часть требует тщательной чистки.

Жаль. Ведь домик на берегу моря был чудесным: светлым,

уютным и совершенно не похожим на мрачное логово некроманта.

Камилла ещё раз окинула придирчивым взглядом погрязшую в пыли комнату, сделала пометку в блокноте о совершенно выгоревших шторах и только после этого покинула помещение.

Мистер Ларк шел чуть впереди, без видимых усилий неся внушительную корзину. Он периодически оглядывался,

подбадривал девушку своей фирменной улыбкой. Стоило им выйти за порог, мужчина протянул экономке руку и, взяв в плен её маленькую ладошку, повел чуть в сторону от дома. К

удивлению девушки, шли они не по направлению к морю, а скорее от него. Мужчина подвел её к кромке леса и ступил на узкую тропинку, теряющуюся среди сосен.

Запах хвои и древесной смолы после душного дома буквально пьянил. Да и мужские пальцы, слегка поглаживающие её ладонь, тоже не оставили равнодушной. И

если в первое время смущённая девушка хотела вырвать свою руку, то после того как ей не дали это сделать, сославшись на безопасность (вдруг она ногу подвернёт, или, не дай боги,

споткнётся о какую-нибудь корягу), передумала. Она решила не акцентировать на этом внимание, и всю недолгую дорогу просто млела от нежного и такого невинного прикосновения.

Да и что здесь такого? Просто мистер Ларк очень ответственный и заботливый мужчина.

— Вот мы и пришли.

Голос мистера Ларка заставил девушку очнуться и оглядеться. Место для пикника было идеальным и стоило того,

что бы в туфлях идти через лес, то и дело, наступая на сосновые шишки.

Сейчас они стояли на небольшом утесе, с одной стороны окруженном великовозрастными соснами, дающими тень и защищающими от полуденного солнца. А с другой стороны утес нависал над морем. По крайней мере, создавалась именно такое ощущение. Камилла благоразумно не стала подходить ближе к обрыву и проверять, что там внизу. Зато не преминула подойти к низенькой деревянной лавочке, сделанной из двух пеньков и перекинутого между ними бревна. Судя по потемневшему дереву, это место было примечено давно.

Пока мистер Ларк расстилал покрывало, Камилла любовалась бирюзовой гладью моря. Солнечные блики играли на воде, гипнотизируя своей красотой. Легкий шелест волн умиротворял, заставляя расслабиться. Но стоило звякнуть паре тарелок, неосторожно вынутых некромантом, как девушка оторвалась от чарующего зрелища и поспешила на помощь своему начальству.

Еды было столько, будто они собирались просидеть здесь весь день и ещё ночь. Тамара старалась на совесть. Порой

Камилле казалось, что девизом этой женщины было выражение: "Много — не мало". Причем во всем: начиная с еды и заканчивая пышными формами. А как ещё объяснить, что при каждом её появлении на кухне Тамара с причитаниями пыталась впихнуть в неё очередной "малюсенький" пирожок, в надежде, что "на костях хотя бы мясо нарастёт". Но такая забота не раздражала, а лишь радовала девушку. Так приятно,

что хоть кому-то есть до тебя дело. Логово некроманта неожиданно стал для неё домом.

Горден жестом пригласил присесть Камиллу на предусмотрительно прихваченную им подушку, а сам опустился рядом. Внутренне он ликовал. Вот такая непринуждённая обстановка это именно то, что нужно, чтобы расположить девушку к себе. Особенно после тех испытаний,

которые ей пришлось пережить по его вине. Главное, она не в курсе, кто тому виной, иначе даже страшно представить!

— Позвольте за вами поухаживать.

Мужчина ловко подхватил фарфоровую тарелку и поспешил наполнить всем, что попадалось на его пути, тем самым очередной раз смутив свою экономку.

— И как обстоят дела с моим маленьким домиком? — стараясь завязать непринуждённую беседу, спросил Горден.

Камилла сразу собралась, и с серьезным выражением на миленьком личике стала отчитываться. Некромант едва удержался, чтобы умиленно не улыбнуться, глядя на то, как тонкие бровки чуть сдвинулись к переносице. Нестерпимо захотелось обнять девушку, притянуть за талию и посадить к себе на колени. Руки так и чесались прикоснуться к бархатной коже, провести линию от виска к манящим губам, обвести их контур, спуститься ниже… Хотелось распустить этот тугой пучок волос и смотреть, как они каскадом падают на её плечи,

а потом уткнуться в них носом, дабы насладиться её ароматом.

Хотелось, чтобы от его прикосновений щеки девушки алели,

как маки, глаза заволокла поволока, а сердце зашлось в бешеном ритме от волнения. Да, ему хотелось вызывать именно такие ощущения у своей маленькой нимфы. Но пока не время. Здесь нахрапом не возьмешь, страстью не привяжешь.

Нужно медленно и верно приручать такое чудное создание к себе так, чтобы, когда придёт время, она сама сделала выбор в его пользу. И Горден сдержался. С трудом, но сдержался,

заставляя себя вслушиваться в слова девушки.

— Дом в хорошем состоянии, но требует ухода. — В голосе экономки слышался укор, за такое безответственное отношение к имуществу — Некоторая мебель, спальные принадлежности пришли в негодность, и если вы планируете здесь отдохнуть, то сначала придется потратиться на уборку и закупку необходимых вещей. Примерный список я уже составила, вам лишь нужно определиться со стилем и цветовой расцветкой.

Некромант старательно изображал печаль. Это было сложно,

ему так и хотелось растянуть губы в проказливой улыбке.

Только он давно усвоил, что самый лучший способ воздействия на Камиллу — жалость. И на что только не пойдёшь ради спасения желанной девушки! Согласишься и на жалость!

— Даже не знаю, когда смогу этим заняться. — Протянул он,

задумчиво глядя на бескрайнее море. — Столько работы… Я же этот дом четыре года назад купил. Всё собираюсь разобраться с ним. Думаю, ну вот в этот раз я нормально отдохну. Но всё повторяется. Заказы за заказами. А моя репутация некроманта не позволяет нанять компетентного человека. На юге люди такие суеверные. — Со вздохом чуть поморщился некромант.

Даже не глядя на Камиллу, этот лицедей чувствовал, что маневр удался. Оставалось доиграть роль до конца.

— Знаете, мистер Ларк, я могу разобраться с этим вопросом. –

Как-то неуверенно проговорила девушка, от всей души сожалея, что окружающие некроманта люди настолько тщедушны, что не видят самое главное — его доброе сердце.

Мужчина перевел взгляд черных, как сама тьма, глаз на сидевшую рядом экономку и тепло улыбнулся ей.

— О, мисс Брок, вы и так взяли на себя слишком много. На вас весь дом! А недавно вы очень удачно решили вопрос с садом.

Ваша доброта не знает границ, так что даже такому злостному некроманту, как я, уже стыдно ей пользоваться. — Слова прозвучали очень искренне, с долей грусти, вызывая у девушки неосознанное желание сделать этому одинокому человеку приятное. Поделиться толикой своего тепла, прогнать его печаль.

— Да что вы, мистер Ларк, — поспешила заверить его девушка.

— В особняке и дел-то особо нет! Так что мне не сложно заняться этим вопросом. Правда, переносить меня сюда придётся вам, но это лучше, чем дать и дальше разрушаться от времени этому чудному оазису!

Некромант в задумчивости потер мизинцем бровь. Будто не решаясь принять окончательное решение, заглянул в светящиеся добротой глаза Камиллы. В душе что-то зашевелилось. Опять это странное, щемящее чувство, так несвойственное ему. Совесть! Какой раз некроманту стало стыдно, что он так бессовестно обманывает эту чудесную отзывчивую девушку. Утешением служило лишь то, что в этот раз это было ради её же блага.

— Ну, если это действительно не доставит вам неудобств. –

Пробормотал себе под нос мужчина, но тут же более уверенно добавил. — Только давайте договоримся сразу, перенапрягаться вы не будите! Спешка не нужна. Днем будите делать трёхчасовой перерыв. В самую жару я вам запрещаю работать.

Если возникнут какие-нибудь трудности, сообщаете мне.

— Но, мистер Ларк, тогда я тут недели две возиться буду, если не больше! — воскликнула девушка, удивленно хлопая ресницами.

— Ничего, это не критично. Всё равно в ближайший месяц у меня слишком много работы и спешить не куда!

— А как же особняк!

— Не развалится!

— А на что я буду тратить три часа обеда!

— На обед. — Невозмутимо ответил вконец обнаглевший начальник. — На чтение книг. Можете парочку прихватить из особняка. Библиотека большая, разнообразная. По-моему, там даже несколько дамских романов завалялось ещё с тех времен. — тут он неожиданно замолчал на долю секунды,

вспоминая, кто из его трех жен грешил этим делом, а после,

как ни в чем не бывало, продолжил, — Да, романы точно есть.

Так что, не переживайте, дадите указание слугам, а сами в тень и книжку читать. Мэри, на всякий случай, с вами будет.

— Но.

Камилла хотела добавить очередной весомый аргумент, но была безжалостно перебита.

— Никаких "Но!". Резкая смена климата очень опасна! А вы у меня одна, живая. — Уточнил Ларк — И я совершенно не горю желанием рисковать вашим здоровьем. Так что либо так, либо черт с ним, с этим домиком. Другой куплю!

На домик ему действительно было наплевать, а вот изолировать девушку, спрятать подальше от загребущих лап её опекуна он был не прочь. Тем не менее, принял совершенно невозмутимый вид, дабы у Камиллы и мысли не возникло, что это блеф.

— Хорошо. Только потом не жалуйтесь, что ваша экономка на месяц из особняка пропала!

Забота об её здоровье, пусть и такая своеобразная была приятна. Правда, смущала сама причина волнения мистера

Ларка. Видимо, то, что по жилам девушки течёт кровь и бьётся сердце, было прямым доказательством её хрупкости. Почемуто хотелось, что бы причина была не только в этом. И это было странно.

— Не буду. — Хмыкнул бессовестный манипулятор, весьма довольный тем, что очередной раз смог добиться желаемого.


Мистер Джон Истер в бешенстве метался по гостиничному номеру. Последний месяц был самым напряжённым в его жизни. Сопливая девчонка умудрилась сбежать прямо у него из-под носа! Девчонка с приданым, способным удвоить доходы его семьи. Это было идеальное решение. Он уже подготовил брачный договор с передачей прав собственности супругу,

нашел продажного нотариуса. Только вот ключевая, хоть и бесправная, фигура пропала в самый разгар партии.

Казалось, что может быть проще, чем найти несовершеннолетнюю девчонку без денег и возможностей? Он был уверен, что беглянку вернут в течение суток. Но, то ли ищейки, пущенные по её следу, были недостаточно хороши, то ли подопечная была умней, чем казалась на первый взгляд,

только вот, ни на первые, ни на вторые сутки её не обнаружили. Маги тоже не смогли помочь.

Это сейчас мистер Истер знал причину такой неудачи, а тогда был в недоумении. Он даже, грешным делом, подумал,

что девчонки уже нет в живых. Долго ли наткнуться одинокой девушке без охраны на бандитов? Но правда оказалось намного интересней. Зная Камиллу с детства, Истер даже не предполагал, на что способна эта вертихвостка! Заморочить голову магу! Добиться его покровительства. Ладно бы,

простому магу, так эта девка умудрилась найти одного из сильнейших некромантов страны! Да в его дом сыскаря не направили даже после того, как на стол градоначальника лег увесистый кошель с золотом!

На его попытки добиться справедливости, градоначальник лишь разводил руками. Всё, что он мог сказать, это: "Мистер

Ларк уважаемый гражданин нашего города! У нас нет причин не доверять его словам и оскорблять обыском!". Не успел

Истер возмутится, как его уже выставили из приемной, не забыв напомнить, что за взятку могут и посадить! ЕГО

ПОСАДИТЬ!

Но Джон Истер никогда не добился бы того, что у него есть,

если бы отступал при первой неудаче. Всегда можно найти выход. Всегда! И он был уверен, что и в этот раз всё получится.

И если не получается всё сделать по закону, всегда можно обратиться к не совсем легальным методам.

Уже совершенно спокойный мистер Истер покинул гостиницу Волторга, в которую прибыл лишь вчера. Его целью была небезызвестная улица Белых Лилий. А точнее, здание, принадлежащее гильдии наемных убийц. Нужно было срочно устранить помеху.


ГЛАВА 15
ВРЕДНЫЕ И ПОЛЕЗНЫЕ УМЕРТВИЯ

Дни до приема пролетели как одно мгновение. Ларк разрывался. Чтобы ни говорили, а создавать проблемы другим весьма утомительное занятие. День его начинался с контроля над студентом, которого он запирал в подвале. После он завтракал в компании своей экономки, отправлял её на юг и снова возвращался в подвал эксплуатировать бесплатную рабочую силу. Время до обеда тянулось со скоростью трехколесного дилижанса, пробирающегося через пески. Когда часы пробивали полдень, студент временно выпускался из пыточной, а Горден спешил подхватить корзинку с провиантом и переместиться к своей экономке.

Там был рай, пусть всего на час, но рай. Красивая и умная девушка, морской воздух, щедрая на краски и запахи природа и покой. Иногда довеском был белый вислоухий кролик, но и тот не нарушал идиллию. Видимо, даже ему с крохотным мертвым мозгом было понятно, что с некромантом лучше не связываться. И тем удивительнее были трепыхания недалёкого опекуна его девочки. Никакого инстинкта самосохранения!

Горден был на грани того, что бы прибить всех соглядатаев,

которые, словно коршуны, день и ночь кружили вокруг его особняка. Останавливало лишь то, что это ничего не решит, а лишь докажет присутствие Камиллы в его доме. Да и девушка,

если всплывёт правда, не обрадуется такому подходу к своему спасению. Так что Великий и Ужасный старательно терпел и притворялся слепым.

Когда же обед подходил к концу, мистер Ларк, желая своей экономке продуктивного дня, возвращался к студенту. И

настроение его портилось. А как иначе, когда приходиться вынуждено менять общество красивой девушки на наглого студента. Поэтому чтобы практикант не применял, и как бы себя не вел, итог был один — беспощадное осушение его резерва. Способов было масса: поднятие нежити, розыск нежити, модификация нежити, упокоение нежити, чистка кладбищ. Да, фантазия у Гордена была отличная, ибо свалить студента с ног требовалось к ужину. Ну, нравилось некроманту сидеть за столом лишь со своей экономкой, и никакая сомнительная компания, тем более, конкуренция ему была не нужна.

Но сегодня всё шло не по плану. Сегодня был день подготовки к приему. Камиллу освободили от обязанностей,

дабы она могла выспаться и успеть подготовиться. А чтобы девушка не думала покидать особняк, послушным умертвиям было дано распоряжение при необходимости устраивать экономке маленькие диверсии.

Сам Горден жил обычной жизнью, то есть старательно воспитывал в практиканте будущего некроманта, ну и издевался, куда без этого. После обеда он всё же решил, что студент достаточно вымотан и больше не представляет для него угрозы. В результате чего до конца дня парню был дан отгул. Сам же некромант свободное время планировал провести в кабинете, разбирая бумаги, и контролируя перемещения жильцов дома. А уже ближе к вечеру собирался привести себя в порядок, и в компании очаровательной девушки отправиться веселиться на одно из скучнейших мероприятий года.


Камилла, по привычке вставшая с утра пораньше, не знала чем ей заняться. До вечера была уйма времени, спать совершенно не хотелось, и она решила прогуляться в город. Эта мысль показалась ей уместной. Было бы неплохо пройтись по лавкам, прикупить нужных мелочей, да и вообще узнать, что твориться в мире.

Определившись со своим решением, девушка приняла душ,

надела своё летнее цветастое платье, а вот обуться у неё не получилось. Сначала она решила, что по рассеянности оставила туфли в гостиной. Но где бы она ни смотрела, как бы ни перерывала свою комнату, ни одной пары туфлей в апартаментах не было. Они чудесным образом исчезли. После получасового ползания на четвереньках и изучения самых невероятных уголков спальни, Камилла сдалась и вызвала горничную.

Горничную она ждала ещё полчаса. Это настораживало.

Шестое чувство подсказывало экономке, что странности не к добру, и стоит быть настороже. Когда красноглазое зомби в сером платье появилось в дверном проёме, девушка, ничем не выдав своих подозрений, ровным голосом поинтересовалась о местонахождении своей обуви. Как она и предполагала к делу были причастны её не в меру самостоятельные подчиненные. С

какого-то перепугу они решили, что вся обувь девушки срочно требует ремонта! И то, что как минимум одна пара туфель была куплена не больше месяца назад, ходячий труп ничуть не смутило. Хотя если этих, излишне самостоятельных зомби не смущало и то, что такого распоряжения не было, о чем тут говорить? Видимо, опять чудят. Решив, что отчитывать и давить на горничную сейчас неуместно (чревато и вовсе остаться босой), Камилла распорядилась подать завтрак в комнату и принялась ждать.

Ближе к обеду, туфли вернули на место. Девушка слезла с диванчика, где провела последние три с половиной часа за чтением книги, и с удовольствием нырнула в туфли-лодочки.

Очередной раз напомнив горничной, что брать её вещи без спросу она запретила, Камилла поспешила вниз.

Дом был пуст. Мистер Ларк и мистер Азуле ещё не вернулись с практики, а обедать в одиночестве, в мрачной и пустой зале Камилла не видела смысла. И было вовсе не удивительно, что путь её лежал на кухню, в уютный и вкусно пахнущий мир Тамары.

После сытного перекуса и болтовни ни о чем с кухаркой,

Камилла как-то позабыла об утренних неприятностях и своих подозрениях, а потому в уже более доброжелательном настроении направилась к выходу, решив, что прогуляться по городу будет всё же не лишнем. Но видимо остальные так не считали.

Стоило ей взяться за ручку входной двери, как холодная вода, хлынувшая как будто с потолка, окатила её с головы до ног, заставляя вскрикнуть от неожиданности. Но этот пронзительный звук полностью потонул в грохоте металлического ведра, со всего размаху упавшего на пол и прикатившегося прямо под ноги к пострадавшей.

Платье девушки, впитавшее в себя воду, отяжелело и облепило тело, как вторая кожа, волосы сосульками свисали,

закрывая обзор, а многострадальные туфли, хлюпали, словно калоши. Чаша терпения была переполнена.

Фыркнув, экономка протерла глаза ладонью, убирая застилающую их влагу. Медленно, словно сдерживаясь,

Камилла сначала взглянула на валявшееся ведро под ногами, то самое, чьё содержимое красовалось сейчас на ней. После, так же медленно, перевела взгляд на горничную, в нелепой позе растянувшуюся на полу.

Впервые в жизни Камилла почувствовала, как ярость берёт верх над разумом. Она никогда не думала, что вообще способна на такое негативное чувство. Девушка не без основания считала себя очень воспитанной и сдержанной особой. Но,

видимо, всему есть прел. Именно сейчас ей нестерпимо захотелось сделать кое-что безрассудное, жестокое, можно сказать, самоубийственное, а точнее, надеть треклятое ведро прямо на голову якобы споткнувшейся горничной (да, в случайность Камилла не поверила!). Рука её сама собой потянулась к дужке ведра, а глаза преобразились в две маленькие щелки.

Шум, произведённый железным ведром и голосовыми связками девушки, спровоцировал появление в холле остальной прислуги, которая замерла полукругом, и с несвойственным мертвым любопытством наблюдала за происходящим. Только

Камилла этого не замечала, взгляд её, будто взгляд быка,

зацепившийся за красную тряпку, был прикован к несостоявшейся актрисе. Лора же, которой в этот раз посчастливилось быть "сдерживающей силой", видимо,

почувствовав пятой точкой грядущие неприятности, завозилась на полу, пытаясь подняться.

— Стоять! — рявкнула совершенно не нежным голоском экономка, и подобно ангелу возмездия сделала шаг к будущей жертве.

Лора уже даже не пытаясь изображать из себя едва не убившийся труп, подскочила козочкой, и практически успела сбежать от своей непосредственной начальницы, как входная дверь распахнулась, привлекая всеобщее внимание.

"Только этого не хватало!", — мысленно простонала экономка, выпуская из рук ведро, которое с весёлым грохотом известило всех присутствующих о своём новом свидании с полом. А на пороге, двумя ошарашенными изваяниями застыли хозяин дома и его ученик.

— И что здесь происходит? — откашлявшись и с трудом оторвав взгляд от облепленной мокрой тканью фигурки,

проговорил Горден.

В бездыханной тишине (а как иначе, если единственный живой человек в холле и тот задержал дыхание) вопрос некроманта расслышали все, только отвечать было некому.

Камилла, очнувшись от наваждения, пылала как зажженная свеча. Было стыдно и за вид, в котором она предстала, и за своё неадекватное поведение, хоть ещё и не успела ничего сделать.

Неосознанно девушка обхватила себя руками и отвела взгляд в сторону.

— Мисс Брок, идите, пожалуйста, к себе, я здесь сам разберусь. — Мягко проговорил некромант, при этом особенно выделив последнее слово так, что сомнений не оставалось.

Разберётся!

Девушка с благодарностью взглянула на хозяина,

развернулась на сто восемьдесят градусов и поспешила к лестнице. Некромант снова застыл, неотрывно следя за стройной фигуркой, обтянутой полупрозрачной, мокрой тканью, которая не то, что не скрывала, а скорее подчеркивала приятные мужскому взгляду изгибы. Глаза мужчины стали ещё темнее, зрачки расширились, на лице нарисовалось мечтательное выражение, но стоило экономке пропасть из поля зрения, как он встряхнул головой, усмехнулся и посмотрел на притихший персонал.

Правда усмешка на его лице сохранялась не долго. Взгляд мужчины вдруг замер, будто он вспомнил о чем-то очень важном, а после казалось, и вовсе заледенел. Он молча развернулся в пол оборота и посмотрел на стоящего за его спиной студента. Тот глуповато улыбался и всё ещё сверлил затуманенным взглядом то место, где Камилла скрылась из виду.

Горден едва не скрипнул зубами. Этот гадёныш посмел любоваться его экономкой! Всё это время стоял и бессовестно пускал слюни на её. изгибы!

— Идешь в лабораторию и перемываешь все колбы, после проводишь влажную уборку помещений с дезинфицирующим средством и особое внимание уделяешь каталкам. И что бы всё блестело! — в довершение припечатал некромант своего ученика.

С каждым его словом лицо студента вытягивалось всё больше.

— Но вы уже дали мне отгул! Да и зачем, если сегодня больше работать не будем? — возмутился парень, впрочем, уже прекрасно понимая, что неблагодарное это дело спорить со своим мастером.

— За надом! — рявкнул Горден, внутренне злясь на самого себя за то, что на короткое время забыл о существовании мальчишки, и тем самым позволив тому глазеть на девушку. –

Вот ключи и вперёд!

Леон, видимо всё же понявший истинную причину смены настроения своего наставника, поймал летевшие прямо в руки ключи, хмуро взглянул на них, развернулся и вышел из дома.

Отдых отменялся.

Некромант же, вновь посмотрел на так и стоявших полукругом слуг, обвел их тяжелым взглядом.

— А вы, быстро в библиотеку. Будем подробно разбирать, как можно делать, а как нельзя!


Камиллу трясло. Трясло от переизбытка эмоций. Сначала эти покосные умертвия устроили ей ловушку. И главное, за что? Что плохого она им сделала? Потом жажда мести, чуть не заставившая её мокрой курицей носиться с пустым ведром наперевес по всему особняку в погоне за паршивкой Лорой. А в довершение всего всё это видели мистер Ларк и мистер Азуле!

Стыдоба!

Но как же хорошо, что у неё такое понятливое начальство!

Ведь даже ничуть не усомнился в её невиновности. А его

"Разберусь!" внушало доверие. Интонации при произношении этого слова сразу давали понять, что мало хулиганам не покажется!

Размышляя о произошедшем, Камилла просочилась к себе в комнату и ахнула, стоило взгляду упасть на отражение в зеркале. И это в таком виде она предстала перед мужчинами!

Уму непостижимо!

От влаги ткань платья просвечивалась, и теперь через неё прорисовывалось не только очертание тела, но и бельё. То самое, кружевное, нежно-голубого цвета, которое ей вручили в качестве подарка ещё при первой покупке. Щеки девушки стали пунцовыми. Получалось, что вся эта красота была выставлена на всеобщее обозрение! Да, хуже могло быть,

только если бы она пробежалась перед всеми голышом! И как теперь смотреть людям в глаза? А ведь сегодня прием.

Вздохнув, девушка решила отложить нерадостные мысли на потом. Всё уже свершилось, и ничего теперь не изменить.

"Разве что сбежать из особняка." — в очередной раз промелькнула мысль в её голове. Но Камилла тут же от неё отмахнулась. Ещё несколько дней до совершеннолетия, а там она решит, стоит ли бежать дальше или нет.

Мокрое платье было с боем стянуто с тела и брошено в углу.

С ним она разберётся потом, а сейчас не помешает теплая ванна, мягкая пена и любимый шампунь.

Камилла расслабленно лежала в просторной ванне,

выполненной из белого с золотыми прожилками мрамора, и лениво лопала мыльные пузырьки, мягким покрывалом скрывавшие её тело под водой. Девушка не спешила, то и дело добавляла горячей воды, дабы не замерзнуть. Она вновь откидывалась на пологую стенку ванной чаши, чуть прикрывала глаза и медленно водила рукой по пенной шапке,

выискивая пузырьки покрупнее. Теперь Камилла могла позволить себе такую роскошь. Времени была уйма.

"Заботливые" подчинённые постарались.

Мысли девушки текли неторопливо и так или иначе возвращались к сегодняшнему происшествию, а уже с него перетекали на более приятный объект — на мистера Ларка. И

сколько бы Камилла не думала об этом мужчине, всё никак не могла прекратить им восхищаться.

Он никогда не делал поспешных выводов, никогда ни на кого не кричал, всегда собран и тактичен, даже доброжелателен.

Глупы и невежественны те, кто не видит настоящего Гордена

Ларка за черным одеянием некроманта. Как можно не разглядеть всего этого в его бесконечно черном и умном взгляде? Как можно не восхищаться его талантами? И как можно бояться того, кто так искренне и по-доброму улыбается?

Когда перед взглядом предстало лицо некроманта, красивые губы которого изогнулись в обольстительной улыбке, сердце девушки предательски екнуло. Не мужчина, а мечта. Нет, она никак не могла понять, что именно могло побудить женщину уйти от такого мужчины. Да не одну, а целых три! Ну и что, что полный дом мертвецов и морг в подвале (они же знали, за кого выходят замуж!), зато какой он чудесный, какой заботливый. А

от его слов "Вы моё чудо!" на душе всегда становилось теплее.

Последние дни, проведённые на юге, казались сказкой.

Совместные обеды на берегу моря, прогулки и, конечно, их беседы, доставлявшие удовольствие обоим. Можно было бы подумать, что хозяин преследует совсем не достойные цели.

Просто обольщает, пытается соблазнить. Можно было, но нет,

Камилла в это не верила. Мистер Ларк всегда вел себя прилично и никогда не переступает черту.

А сегодня ей предстояло стать его спутницей на один вечер.

И чтобы выглядеть соответственно, необходимо было заканчивать водные процедуры и приступать к подготовке. А

точнее, к войне с непослушными волосами.

Вздохнув, Камилла сладко потянулась. Теплая вода сделала своё дело: успокоила и расслабила. Пришлось заставить себя сначала встать на ноги, разгоняя поредевшую шапку пены, а после переступить через бортик ванны. Ступни мгновенно утонули в мягком ворсе теплого коврика, а руки потянулись к пушистому полотенцу.


Война с волосами затянулась. Как Камилла ни старалась их вытянуть и уложить в красивую прическу, непослушные локоны вновь закручивались колечками. От отчаянья хотелось плакать. Вечер неотвратимо приближался. Она уже пожалела о том, что потратила столько драгоценного времени на релаксацию, впрочем, как и о том, что не позаботилась найти парикмахера заранее. Но, видимо, сегодня ей предстояло опозориться не только перед обитателями дома, но и перед совершенно незнакомыми людьми. С грустью посмотрев на своё отражение в зеркале, девушка потянула за кончик одной из прядок, вытягивая её в прямую линию. Так было бы в самый раз. Но стоило пальцам выпустить прядку, как та пружинила,

приобретая прежнюю форму. Да, если бы этим вопросом она задавалась почаще, хоть иногда пыталась соорудить на голове хоть что-то кроме строгого пучка, то было бы проще. Ей нужен был кто-то, кто не понаслышке знает, как укладывать волосы,

кто занимается этим каждый день. Тот, кто из копны кудряшек сможет сделать хоть что-то приличное.

От этих раздумий Камиллу отвлёк стук в дверь. Она без сожаления оторвала взгляд от своего взлохмаченного отражения и поспешила посмотреть, кто же к ней пришел.

Когда за дверью был обнаружен Джимми с подносом, девушка не удивилась. Она уже не заблуждалась на счет умертвий, и давно не верила в их мнимую "безмозглость". Как же, эти паршивки знали, кого прислать, и видимо, не спешили показываться экономке на глаза. Или их всё же наказали.

Тем временем Джимми, идеально ровно держа спину,

пронес поднос к столику, и уже там, с выражением лица "мне нет ни до чего дела" выставлял небольшой чайник, чашку и тарелку с бутербродами.

Вот он, эталон слуги зомби: никаких лишних вопросов,

никаких лишних движений и, тем более, никаких пакостей в адрес руководства! В этом доме только трое ещё не перебегали ей дорогу (служанок она считала трёх за одну). Франко вообще практически не попадался ей на глаза, Джимми был образцово

— показательным слугой, а Мэри и вовсе ей не подчинялась.

Она со своими идеально уложенными локонами — спиральками больше походила на хозяйку особняка.

Мэри! Точно, вот кто сможет ей помочь — Мэри! Ей-то никто не помогает укладывать волосы. Перед глазами сразу встала картина, как Мэри посещает местную парикмахерскую, а трясущиеся мастера испуганно жмутся к стенке, в надежде, что выбор клыкастой красотки падет на кого-то другого.

Камилла непроизвольно хихикнула, видимо на нервной почве разыгралось воображение. И пока Джимми не успел покинуть её комнату, попросила пригласить к ней Мэри.

Чай ещё не был допит, когда в комнату вплыла как всегда безупречная блондинка. Такой существенный недостаток, как смерть, ничуть не мешал ей выглядеть идеально. Да не каждая светская дама следила за своей внешностью так же хорошо, как боевое умертвие мистера Ларка. Длинное платье персикового цвета облегало и подчеркивало стройную фигуру. Тонкая нить жемчуга украшала лебединую шею. А искусно уложенные локоны, при каждом шаге чуть подрагивали, отчего их хозяйка становилась похожа на юную проказницу и неизменно приковывала к себе внимание мужского пола. Правда,

случалось это лишь в том случае, если Мэри носила на руке заветное колечко, делавшее её кожу нежно розовой, глаза небесно-голубыми, а губы яркими лепестками роз.

Но Камилла уже привыкла и к другой Мэри. К Мэри с бледной, будто вымазанной мелом, коже; с чуть выпирающими из-под верхней губы клыками, которые отчетливо были видны в те моменты, когда та улыбалась. Даже горящие алым глаза и длинные черные ногти экономку совершенно не волновали.

Привыкла.

В ответ на озвученную проблему, уголки бледных губ чуть приподнялись, отчего на мертвом, совершенно безэмоциональном лице промелькнула тень предвкушения.

Мэри не стала более ничего уточнять и выспрашивать (точнее писать, говорить она не могла). Уверенно и спокойно она направилась к туалетному столику и очень внимательно осмотрела всё, что там лежало. Арсенал экономки был до неприличия скуден. Всего лишь щетка для волос с деревянной ручкой, гребешок и горстка разнокалиберных заколок.

Умертвие на какое-то время замерло, заложив руки за спину,

видимо анализировало ситуацию. Камилла даже забеспокоилась, стоило ли звать Мэри. Нет, мистер Ларк настоятельно рекомендовал при возникновении каких либо трудностей обращаться, либо к нему, либо к Мэри. Но прическа, не перегнула ли она?

К мистеру Ларку с таким вопросом точно не полезешь.

Стоило только об этом подумать, как бурное воображение сработало само по себе. Вот она стучится в его кабинет, вся такая взлохмаченная, непричесанная, закутанная в банный халат, переступает порог и смущенно, будто бродяжка с вокзала, переминаясь с ноги на ногу, жалуется на то, что не в состоянии справиться с собственной копной волос. Камила даже затрясла головой, дабы избавиться от столь нерадостных мыслей. Бред. В голову лез один лишь бред.

Нет, если кто и мог ей помочь, так это Мэри. Сама она даже из дома выйти не смогла. А всё эти. подчиненные!

Вредители!

Тем временем Мэри, видимо, сделав для себя выводы,

развернулась и направилась прямо к выходу.

— Ааа. как..? — очнувшись от своих дум, Камилла попыталась уточнить ситуацию, стоит ли ждать помощь.

Но не успела она договорить, как алые провалы глаз внимательно уставились на неё. Ей кивнули и вышли за дверь.

Всё! И что этот кивок обозначает? "Жди. Сейчас решим все твои проблемы." или может "Да, с таким набором, проблемы с волосами очевидны! А что ты хотела?".

Это всё нервы! Конечно же, Мэри поможет. Вызовет мастера на дом (хотя кому она врет, ни один житель Салка добровольно не переступит порог дома некроманта). Надо просто подождать.

И Камилла ждала. Очередной раз прочесывала свою пышную гриву и ждала. После четырех провалившихся попыток сделать ровный пробор, дверь в комнату вновь отварилась. На Мэри с полной корзиной всякой всячины Камилла смотрела, как на волшебницу из доброй сказки. Крестная фея из мира мертвых,

не иначе.

Блондинка бесшумно прошагала к столику, рукой отодвинула выложенные заколки и на самый край поместила свою ношу. Из корзины были извлечены пара тонких,

водонепроницаемых перчаток, сделанные из кожи суса (весьма крупной ящерицы, чья кожа славилась водоотталкивающими свойствами) и баночка выпрямляющего крема для волос с громким названием "Шик".

Камилла немного расслабилась, наблюдая за тем, как Мэри натягивает на руки серебристые перчатки, пряча черные и острые, как бритва когти. Мысль о тонкой преграде между руками умертвия и её волосами немного успокаивала. Нет,

если бы другого варианта не было, она согласилась бы и так.

Не позориться же перед людьми. Но все же перчатки немного успокаивали.

Тем временем Мэри закончила приготовления, и велела развернуться к ней спиной. Процесс укрощения пышной шевелюры начался.

Широко распахнув глаза и едва не распахнув от удивления рот, Камилла наблюдала в зеркале за тем, как Мэри,

вооружившись гребешком и нанесенным на него волшебным

(не иначе!) кремом с легкостью укротителя змей выпрямляет и придает нужную форму её локонам. Буквально на глазах волосы переставали торчать в разные стороны, и теперь она всё меньше и меньше напоминала себе заросшую шестью овцу.

Ещё один существенный плюс был в том, что крем, видимо,

создавал невидимую пленку, и её волосы будто наливались дополнительной силой и цветом. Они сияли! Сияли и ложились так, как их укладывали изящные руки в серебристых перчатках!

Когда все прядки были тщательно обработаны, Мэри достала новый флакончик с плескавшейся в нем розовой жидкостью и щедро спрыснула волосы. После заново расчесала и приступила к укладке. Каждую новую расчесанную прядь она крепила невидимками. Густая шевелюра медленно и верно перетекала на одну сторону, волосок к волоску. Буйные кудряшки больше не походили на беспорядочно разбросанные пружинки, а укладывались красивыми колечками.

Мэри работала быстро и ловко, и буквально минут за сорок смогла придать волосам не просто приличный вид, она фактически соорудила простенькую, но элегантную вечернюю прическу. Нет, это не были традиционно забранные вверх локоны. Прическа скорее напоминала свободную, сложно сплетённую косу на одну сторону.

Когда плетение было завершено, блондинка отступила на пару шагов и окинула творение своих рук критическим взглядом алых глаз. Видимо результат её удовлетворил, иначе из корзины, стоящей на столе не были бы извлечены крохотные бутончики живых розочек. Тут терпение у Камиллы лопнуло.

Если раньше она ещё молчала, не желая отвлекать Мэри от работы (ведь для ответа ей необходимо было выпустить из рук волосы и взять блокнот с ручкой), то теперь молчать не стала.

— Откуда?

Но боевое умертвие мистера Ларка наличие заготовок из живых цветов пояснять не стало. Лишь отмахнулось и чуть скривилось. Такой жест видимо означал что-то вроде "Ой,

какая разница, откуда? Есть и есть!". А после, жестом велев смотреть прямо в зеркало, стало крепить к волосам бутоны.

Результат получился чудесный. Камилле нравилось.

Подскочив со стула, она крутилась перед зеркалом, стараясь рассмотреть прическу целиком. А после повернулась к застывшей Мэри и выдохнула:

— Спасибо!

Блондинка лишь улыбнулась, не разжимая губ. А после круговым движением ладони указала на своё лицо, и выразительно посмотрела на экономку. Как не странно, но та всё прекрасно поняла.

— Нет, не нужно. Это я сама смогу.

Умертвие кивнуло, после ладонями провело от груди до живота, и вновь вопросительно посмотрело на девушку.

— А вот с платьем помощь понадобиться. Там корсет. –

Печально вздохнула Камилла.

Мэри была не в меру понятливой и благоразумно отошла в сторонку. Такое вот её человеческое поведение вызывало у

Камиллы массу вопросов. В магии она особо не разбиралась,

но даже полному профану было известно, что чем больше будет влито в мертвое тело силы и чем сложнее процесс поднятия, тем сообразительнее и сильнее получится умертвие.

Порой Камилле казалось, что по интеллекту Мэри с лихвой опережает большинство ныне живущих. Более того, когда та надевала на палец маскирующее внешность кольцо, экономка порой забывала о том, что перед ней существо у которого не бьётся сердце и соответственно мыслительные процессы должны быть, как минимум, заторможены. А на деле, боевое умертвие мистера Ларка просчитывает ситуации наперёд не хуже заправского интригана.

Ведь помогла же сегодня. И Камилла очень сомневалась, что блондинка для себя хранила средства для укладки вьющихся волос и десяток обработанных бутончиков свежих роз. Купить их, за то время пока она отсутствовала, было невозможно. А

значит запаслась. Заранее запаслась на всякий случай.

И здесь у девушки всегда возникал один и тот же вопрос.

Сколько мистер Ларк влил в неё силы, что для этого предпринял, чтобы вышла вот такая уникальная помощница?

Каждый раз, когда они, оставаясь наедине, болтали на всевозможные темы, Камиллу так и подмывало выведать эту профессиональную тайну у своего хозяина. Останавливало её лишь то, что мистер Ларк (учитывая его не любовь допускать кого-либо на свою территорию, будь то лаборатория, кабинет или спальня) мог бы не обрадоваться такому любопытству.

Конечно, могло быть и наоборот, но тогда Камилла рисковала выставить себя полной дурочкой, потому что совершенно ничего не понимала в некромантии. В целом её не устраивал ни один из возможных результатов, и она помалкивала.

Размышляя о своём хозяине и его талантах, Камилла припудрила носик, аккуратно нанесла румяна, чуть подвела глаза, делая их более выразительными, и подкрасила блеском губы. А больше молодой и красивой девушке и не требовалось.

Для завершения образа осталось лишь надеть вечернее платье,

висящее в её шкафу и ждущее своего часа.

В четыре руки это не составило труда. Да, платье было с корсетом, да, с длинной юбкой, да, на тонких бретельках, но к удивлению Камиллы чувствовала она себя в нем вполне комфортно. Может, у Мэри и впрямь золотые руки, но корсет не давил. Девушка могла спокойно дышать и ходить, не напоминая при этом деревянную куклу, не способную лишний раз нагнуться.

Тонкая шаль скрывала оголенные плечи. Комплект матери -

серьги и колье-кулон с розовыми топазами придавали уверенности в себе. А уж когда Камилла влезла в приготовленные заранее туфли и посмотрела на свое отражение в полный рост, глаза её заблестели в предвкушении.

Да она не только не опозорится, она обязательно привлечет к себе внимание! Где то на задворках мелькнула и исчезла мысль о том, что внимание к своей скромной персоне как раз привлекать не надо. Но сегодня благоразумие, видимо, помахало ручкой, и девушка лишь шире улыбнулась.


ГЛАВА 16
ПРИЕМ, ПРИЗНАНИЯ, ПЕРЕМЕНЫ

Горден нервно мерил шагами холл. Нет, внешне он был абсолютно спокоен, а вот внутри всё кипело и бурлило от предвкушения чудесного вечера. Можно сказать, знакового вечера, где они впервые окажутся в равном положении — гости,

а не начальник — подчиненная. Горден возлагал большие надежды именно на сегодняшний прием. Надеялся, что его экономка расслабиться в атмосфере всеобщего веселья и подпустит его чуточку ближе. В идеале сразу в сердце. Он-то постарается. Он, можно сказать, уже старается. Потратил на свой внешний вид не меньше часа, готовился, будто дебютантка на свой первый бал!

Некромант остановился как раз возле зеркала и ещё раз внимательно осмотрел себя. Светлые, успевшие немного выгореть от летнего солнца, волосы были зачесаны назад,

загорелое лицо гладко выбрито, на дне черных, как его дар,

глаз тлеет предвкушение, а губы чуть изогнуты в намеке на улыбку. Крепкое мужское тело выгодно подчеркивал элегантный чернильно-черный смокинг с шалевыми лацканами, украшенными атласной тканью. Некромант не изменил своему стилю, полностью облачился в любимый цвет.

Поэтому на горловине черной рубашки была завязана шелковая галстук-бабочка того же цвета (что бы затянуть это "украшение" на собственной шее, Горден выписывал своими пальцами такие финты, какие даже при самых сложных заклинаниях не использовал!). Брюки его были идеально выглажены, а из-под штанин выглядывали круглые носки начищенных до блеска кожаных туфель. Единственное, что выбивалось из общего черного пятна разных оттенков,

наручные часы в свете ламп поблескивающие металлическим корпусом.

Внешний вид некроманта удовлетворил, и в ожидании своей дамы он ещё раз пересёк холл, но Камилла все не спешила.

Горден то и дело оттягивал рукав смокинга и смотрел на часы.

Прошло меньше десяти минут. Кто бы мог подумать, что секундная стрелка часов двигается так медленно. Может, часы неисправны? Мужчина постучал указательным пальцем по циферблату, как будто такое простое действие могло ускорить ход времени.

После третьей попытки уличить часы в обмане, мужчина крутанулся вокруг своей оси и вновь подошел к зеркалу.

Черные глаза буквально впились в отражение, пытаясь найти упущенный изъян. Сегодня всё должно быть идеальным, и в первую очередь он сам, ведь ему просто необходимо пробить защитный кокон ответственности своей экономки.

Совершеннолетие приближалось, охота на девушку всё ещё шла. И если Камилле вдруг станет известно, что опекун её всё же вычислил, та может сбежать от него раньше, чем согласится на брак. А это шло вразрез с планами некроманта о крепкой и счастливой семье.

Может, всё же стоило убрать Истера? Устроить несчастный случай? Вот был человек, и нет человека. Но ковать семейное счастье на крови как-то не хотелось. Противилось что-то внутри, видимо, осознавало, что Камилла такой подход не оценит, разочаруется. Потому мистер Истер всё ещё топтал грешную землю, а не кормил её жителей.

Цокот каблучков раздался неожиданно. Горден моментально развернулся и второй раз за день застыл как истукан. Та, что спускалась по мраморной лестнице, совершенно не походила на земное создание. Плавные движения девушки завораживали,

приковывали к себе внимание. Сейчас к нему спускалась нимфа, изящные пальчики которой едва скользили по резным перилам. Она не шла, а плыла.

Горден с шумом втянул воздух. Даже сегодня днем, когда под мокрым платьем некромант смог разглядеть практически каждый изгиб её тела, он не был поражен так, как сейчас,

когда открытыми были лишь женские ручки и выглядывающие при ходьбе тонкие щиколотки. Идеальная, совершенная и неповторимая. его. Осталось лишь убедить в этом саму девушку.

Камилла медленно спустилась вниз, и под восхищенным взглядом некроманта положила свою ладошку на подставленный локоть.

— Вы великолепны. — Склонив светловолосую голову перед своей спутницей, бархатным голосом заметил Горден. –

Настолько прекрасны, — чуть понизив голос, проговорил он, -

что боюсь, весь вечер мне придётся отбиваться от ваших поклонников, и это при том, что со мной обычно не горят желанием связываться.

Теплая рука некроманта по-хозяйски накрыла хрупкие пальчики Камиллы, размещенные на сгибе локтя. Стараясь не показать своего смущения, вспыхнувшая девушка отвела взгляд в сторону и спрятала его за кокетливо полуопущенными ресницами. От близости привлекательного мужчины сердечко ускоренно застучало. А терпкий, древесно-пряный аромат,

повсюду следовавший за своим обладателем, будоражил и пробуждал несвойственное Камилле легкомыслие. И если в другой раз она попыталась бы увеличить между ними дистанцию, так волнующую молодое сердце, то сегодня решила делать то, что хочется ей, а не то, что диктует рассудок.

Поэтому, стрельнув очами цвета кофе из-под длинных ресниц,

Камилла несмело улыбнулась.

Да, когда сидя в пансионе, они с девочками мечтали о своем дебюте, ей и в голову не приходило, что он пройдёт именно так: под чужим именем, в чужом городе и с умопомрачительно красивым некромантом под ручку, держащим в страхе всю округу. Так внезапно пришедшая в голову мысль развеселила, и её улыбка стала шире.

Настрой был самый подходящий, и Камилла готова была следовать за своим спутником к выходу, дабы сесть в карету и отправиться веселиться. Но маг с места не сдвинулся, а лишь привычно махнул рукой, открывая переход, черным разломом разбивающий холл на две части.

— Портал? — озадаченно спросила она. — Ведь Салк не настолько большой город, можно было и не тратить силы на переход.

— А кто сказал, что прием будет проходить в Салке? –

Светлая бровь некроманта чуть приподнялась. — Моя прелестная Милла. — на удивлённый взгляд девушки, Горден ответил своей фирменной, умопомрачительной улыбкой.

Одной из тех, что заставляла наивных барышень забывать о том, что перед ними коварный и хитрый некромант. — Вы позволите так себя называть хотя бы сегодня? — последний вопрос он произнес тихим, воркующим голосом, не разрывая зрительного контакта.

От озорного взгляда черных, как ночь, глаз по спине волной пробежали мурашки. Будто мистер Ларк не вопрос ей задал, а прошелся легким перышком вдоль позвоночника. И Камилла кивнула раньше, чем подумала. Но после оправдывала свой порыв тем, что окружающих изрядно удивит, если некромант будет звать свою спутницу мисс Брок.

— А вы зовите меня Горден, просто Горден — по имени. –

Оборвал он её попытку возмутиться. — Это будет честно.

И не давая ей опомниться, некромант шагнул в пространственный переход, утягивая спутницу за собой.

Несколько секунд темноты, и вот они выходят на подъездной дорожке великолепного трехэтажного особняка, в сумерках подсвеченного иллюминацией. Камилле, за последний месяц привыкшей к логову некроманта, этот дом показался чересчур помпезным. Все эти огромные арочные окна, словно любопытные глаза, взирающие на приезжих, лепнина -

украшающая фасад дома, широкая лестница со столбцами в виде полуобнаженных дев, вырезанных из мрамора, всё это было полной противоположностью дома мистера Ларка.

Слишком вычурным и. белым. Непривычным.

— Добро пожаловать в Ариду. А точнее, в гостеприимный дом уважаемого и известного целителя Карэна Линэри.

Голос некроманта вывел Камиллу из задумчивости и заставил оглядеться. К её удивлению на площадке не было ни одной кареты или самовозки, но зато то и дело сумерки озаряли небольшие вспышки порталов всевозможных оттенков,

из которых выходили нарядные гости.

— Никогда не была в столице. — Прошептала девушка, нервно сжав ткань смокинга.

— Всё бывает в первый раз. — Хмыкнули ей в ответ, и повели по дорожке, выложенной из камней различной формы.

С каждым шагом Камилла всё больше и больше убеждалась,

что вкусы её хозяина и мистера Линэри столь же противоположны, как и полярные полюса. Но окончательным доводом данной теории был внешний вид стоящей у входа пары.

Он коротко стриженый, русоволосый, в безупречно белоснежном смокинге с выглядывающим из-под него жилетом стального цвета. Она высокая, стройная красотка с яркими огненными локонами, свободно струящимися по спине, словно языки пламени. Экстравагантное серебристое платье из атласа с легкой юбкой-плиссе и причудливым лифом, делало её похожей на сирену, а украшения из морского жемчуга лишь усиливали этот эффект. Гармоничная пара стояла под ручку, мило улыбаясь прибывающим гостям,

раздавала комплименты, шутки и приглашала в дом.

Сомнений, кто устраивал прием, не возникало.

Стоило им предстать перед хозяевами вечера, как Камилла буквально кожей почувствовала любопытные взгляды,

скользящие по ней. Такое излишнее внимание к её скромной персоне изрядно нервировало. Но тушеваться девушка не стала.

Наоборот, будто стараясь сбросить с себя лишний груз,

выпрямилась и улыбнулась.

Сочувственный взгляд со стороны хозяйки немного удивил, а вот реакция русоволосого едва не выбила из колеи. Мало того,

что он непозволительно долго рассматривал её с головы до ног,

так ещё и приветствовал весьма своеобразно.

— Упертый. — Хозяин вечера усмехнулся, всё ещё косясь на

Камиллу.

— Карен.

И вот вроде ничего такого, некромант просто произнес имя,

а хозяин вечера ухмыляться перестал. Крякнул в кулак и примирительно поднял ладони вверх.

— Все, все, я понял.

На этом совершенно абсурдный диалог целителя и некроманта был оборван. И что этот обмен любезностями означал? Камилла перевела озадаченный взгляд на мистера

Ларка, стараясь хоть так найти ответ. Но разъяснений никто не дал, дальше всё шло, как положено. Рукопожатие, знакомство,

обмен любезностями, и мистер Ларк уверенно ведёт её дальше,

под двухметровую арку, искусно украшенную живыми цветами,

по просторному холлу с небольшими фонтанчиками вдоль стен прямиком в огромный бальный зал, потолки и стены которого были украшены фреской. В укромных уголках, для удобства гостей, стояли мягкие трехместные диванчики, обитые темнозелёным бархатом. Оркестр играл неторопливую, тихую мелодию, создавая атмосферу уюта. А по залу то там, то тут сновали малоприметные, усердные официанты, разносящие напитки и закуски всё прибывающим и прибывающим гостям.

Некромант со своей дамой медленно двигались по залу,

здороваясь с нарядными гостями, заполнявшими пространство,

и остановились лишь возле одной, несомненно, красивой и интересной пары.

Мужчина, высокий жилистый брюнет с резкими чертами лица, заметив их, плавно, шагнул на встречу. Как и большинство присутствующих гостей, одет он был в черный смокинг, черные брюки с поясом-кушаком и белоснежную, как первый снег, рубашку, украшенную традиционной бабочкой.

Его привлекательность совершенно не портил нос с горбинкой,

скорее делал похожим на ястреба. А от черных пронзительных глаз, казалось, не ускользнула никакая мелочь.

Если бы Камилла не видела себя, то и дело отражающуюся в зеркалах, решила бы, что с её платьем или прической что-то не так. Иначе, почему этот индивид оглядел её столь же придирчиво и оценивающе, как только что сделал хозяин вечера? Интуиция подсказывала, что причина крылась не в ней, а в её спутнике. Точнее, в его репутации страшного,

ужасного некроманта и трех разводах. И подобного отношения к гению некромантии здесь, на ужине, где большая часть приглашенных маги, да ещё и знакомые мистера Ларка, она не ожидала!

— Алекс, — Горден пожал протянутую руку брюнета, — рад видеть, — и тут же повернулся к стоящей рядом женщине,

склонился в поклоне — Эллина, чудесно выглядишь.

Элегантная красавица, в свободном платье с завышенной талией и со светло-русой копной волос, собранной в высокую прическу, открывающую белоснежную шейку и обнаженные плечи, на приветствие некроманта напряглась и подозрительно прищурила ясные фиалковые глаза. Брюнет тут же, как-то незаметно встал рядом со своей спутницей, притянул её к себе за плечи и успокаивающе погладил.

Выдержке мистера Ларка можно было позавидовать, он и бровью не повел, лишь лукаво улыбнулся.

— Позвольте представить вам мою спутницу — Миллари Брок.

И после этого представления на Камиллу второй раз за вечер посмотрели с сочувствием. Обдумать причину такой реакции она не успела.

— Миллари, — мистер Ларк вновь переключил все своё внимание на неё, — перед тобой один из сильнейших магов нашего государства и мой друг, мистер Алекс Роус, и его супруга миссис Эллина Роус.

Это что же учудил её наниматель во благо поддержки своей "хорошей" репутации, что супруга одного из сильнейших магов страны так на него реагирует? Спокойствие мистера Роуса давало надежду на то, что не всё так страшно, как кажется.

Такие мысли настолько обескураживали, что Камилла растерянно моргнула, и чуть с запозданием поприветствовала новых знакомых. Любезные слава приветствия сами собой были озвучены на автомате, впрочем, как и заигравшая на губах вежливая улыбка. Такая реакция была подобно условному рефлексу, вбитому непреклонными наставницами пансионов.

В воспитании политика пансионов "Просвещенные девы" и

"Покорность" была отлична, но в обучении этикету они проявили полное единодушие.

Горден был всем доволен. Точнее, его довольство ограничивалось очаровательной молодой спутницей, а вот бросаемые на неё любопытные взгляды гостей, а так же тонкие, завуалированные намеки — раздражали. Хорошо, что после реакции жителей Салка и личного общения с ним,

девушка уже не верила слухам и составила о некроманте своё собственное мнение. Пусть и существенно отличающееся в лучшую сторону от действительности, это только ему на руку.

В целом он не собирался оставлять Камиллу одну, дабы избежать столкновения девушки с "доброжелателями", но вот тонкий намек Алекса о важной информации не для женских ушек, говорил об обратном. Он незаметно кивнул, и жестом показал, что поговорят они чуть позднее. А сейчас необходимо было развеять возникшие в юной головке сомнения.

Сделав круг почета по залу, некромант подхватил с подноса проходившего мимо слуги два бокала шампанского и вручил один из них стушевавшейся спутнице.

— Бросьте, Милла, этот вечер для отдыха, и один бокал шампанского лишним не будет. Расслабьтесь и развлекайтесь.

— Усмехнулся некромант, стоило девушке с сомнением посмотреть на алкогольный напиток.

Камилла несмело улыбнулась и сделала первый глоток. От легкого пощипывания на языке она довольно зажмурилась. И

как ни странно, но напряжение немного ушло, а реакция представленных её гостей на некроманта стала забавлять.

Надежный спутник с обаятельной улыбкой и теплым взглядом придал ей уверенности, и уже не смущаясь, она решилась спросить:

— Реакция миссис Роус при виде вас была ммм. — она поднесла бокал к губам, подбирая слова, — немного странной.


На выжидательный взгляд Камиллы, Горден лишь шире улыбнулся.

— О, Эллина всегда так реагирует при виде меня. Видишь ли,

чудо моё, можно сказать, что я приложил немало усилий к созданию их крепкой и счастливой семьи.

О том, что его усилия были весьма кровожадными и дурно пахнущими, заставившими парочку влюбленных носиться порталами по всему Келиону, он намеренно промолчал. Да и какая разница, если налицо крепкий союз, рожденный в таких полевых условиях?

Только Камилла не прониклась, а лишь усмехнулась в ответ.

Девушка окончательно расслабилась, и это выдавал её искрящийся озорством взгляд.

— И поэтому миссис Роус вздрогнула и насторожилась,

стоило вас увидеть? — ехидно поддела она своего спутника.

— Ну, у меня всё же репутация. — Не без гордости ответили ей. — И помогал я им соответственно, не выходя из своего образа!

— Мммм, — прикусив нижнюю губу, Камилла с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться, — свидание на кладбище устроили?

— Можно и так сказать, — обронил некромант, любуясь развеселившейся девушкой.

Пара глотков шампанского пошли нимфе на пользу.

Движения её стали плавными, улыбка более открытая, а глаза сияли не хуже звёздочек. Это была уже не серьёзная девушка,

пытавшаяся соответствовать образу ответственной экономки,

да и не испуганная девочка, стоящая на его пороге. Сейчас передним стояла обольстительная кокетка, яркая и манящая,

неизменно притягивающая мужские взгляды.

— Дайте угадаю, — наигранно — удивленно воскликнула она, -

без трупов не обошлось?

— И как вы догадались? — Горден иронично вздернул правую бровь, всё больше радуясь такому шуточному диалогу.

— Ну как же, у вас же репутация Страшного и Ужасного некроманта! Без трупов никуда! — и уже отсмеявшись,

добавила. — Но мне искренне жаль миссис Роус, она, наверно,

натерпелась! Теперь понятно её настороженное поведение!

— Не переживайте так, — отмахнулся светящийся довольством некромант (пронесло). — Зато её красиво спасли!

— Да это замечательно, когда есть, кому спасать.

На мгновение на милом личике с огромными кофейными глазами промелькнула печаль. Вспомнились родители, и те беззаботные деньки, проведенные рядом с ними. Любящая и заботливая мама, всегда и во всем поддерживающая своё чадо.

Надежный и сильный отец, способный защитить от всех проблем и решить любые вопросы: начиная от застрявшего на дереве котенка, до отваживания охотников за приданым. Он быстро бы поставил на место своего партнера по бизнесу, и

Камилле не пришлось бы скрывать своё имя, как какой-то преступнице.

— А хотите, я буду вас спасать? Хоть каждый день? Мне это доставит немало удовольствия! — шепнул некромант ей на ушко, заставляя вздрогнуть от неожиданности.

От страха, что мистеру Ларку стали известны её тайны,

Камилла внутренне сжалась, но всё же выдавила из себя милую улыбку и с замиранием сердца спросила:

— И от кого спасать будете?

— Не от кого, а от чего! — обаятельно ухмыльнулся блондин,

забирая из её рук полупустой бокал. — Вот сегодня, например,

от скуки и печали!

Он быстро поставил мешавшиеся фужеры на поднос проходящему мимо официанту.

— Для этого я приглашаю вас танцевать.

И не дожидаясь ответа, мужчина одной рукой обхватив тонкую талию своей спутницы, другой пленив её изящную ладошку, увлек девушку в центр зала, где уже кружилось несколько пар.

Своего Горден добился, Камилла и думать забыла о своих проблемах. Способ был действенным и весьма приятным. Он вел в танце уверенно, едва касаясь её, но все равно такая близость пьянила девушку похлеще тех двух глотков игристого напитка.

Ощущение теплой мужской ладони на талии; такой притягательный, терпкий аромат его парфюма и черные как ночь глаза, не отпускающие её взгляда — все это пробуждало в юном теле гамму новых, ранее неведаных ей ощущений. С

одной стороны было комфортно и приятно ощущать близость мужчины, который, несомненно, вызывал как минимум симпатию. И одновременно с этим Камилла чувствовала себя неловко и волнительно, будто сейчас они не танцевали среди гостей, а занимались чем-то неприличным. Например, наглым образом целовались на глазах у всех. И стоило бурному воображению нарисовать картину, как мистер Ларк вдруг прижимает её плотнее к себе и склоняется к губам, как

Камилле стало жарко. Она буквально чувствовала, как кровь приливает к щекам, и надеялась лишь на то, что тонкий слой пудры сможет хоть чуть-чуть приглушить их яркость, или её партнер всё спишет на алкоголь и духоту. Хотя кого она обманывает, душно в зале не было. Видимо, хозяева дома использовали новомодные магические разработки по контролю климата в помещениях. Говорят, их установка стоит бешеных денег.

— Милла, вы превосходно танцуете! — воркующий голос некроманта вывел девушку из задумчивости. — Знаете, у меня возникает непреодолимое желание кружить вас в танце весь вечер.

— Пощадите мои ноги, мистер Ларк! — полушутя -

полусерьёзно воскликнула девушка. Учитывая реакцию на близость некроманта, она всерьёз боялась, что её смущение и чувства могут стать достоянием общественности.

— Горден. — укоризненно прошептали ей на ушко, — Для вас

Горден.

— Горден, — покладисто повторила Камилла, заворожено глядя на некроманта.

Блондин удовлетворенно хмыкнул, блеснув черными глазами.

— А мы будем танцевать с перерывами. Вот ещё два танца вы мне подарите, а после отдохнем.

Очередной хитрый взгляд, и её запястье подносят к губам,

что бы запечатлеть на нем легкий поцелуй. Словно разряд прошел по всему телу девушки, и она на мгновенье потеряла дар речи, осмысливая свою реакцию. А через секунду звонко рассмеялась, привлекая к ним внимание.

— Да вы плут и вымогатель!

— Не без этого, моя прелесть, не без этого.

Так они кружили по залу, правда, не два, а три танца. А

после Горден проводил Камиллу к одному из спрятанных в нише диванчиков, оставив в компании отдыхавшей там миссис

Роус. А сам, вместе с Алексом Роусом отошел по неотложным делам.

И если самого некроманта миссис Роус проводила неизменно прищуренным взглядом, то Камиллу приветствовала дружеской улыбкой, словно родную.

— Разве нельзя было решить все свои дела заранее. — Немного ворчливо возмутилась Эллина, вертя в руке стакан с апельсиновым соком. — Теперь им вдруг срочно нужно решить пару вопросов, и это вместо того, что бы развлекать нас!

А вот Камилла была рада ненадолго остаться без кавалера. С

непривычки ноги её гудели, да ещё новые туфли давали о себе знать. Она с наслаждением откинулась на мягкую спинку дивана, чуть вытянув ноги. Дико хотелось скинуть обувь и пошевелить пальчиками на ногах, дабы усилить кровообращение, но это удовольствие пришлось оставить на вечер.

— Я не думаю, что они оставят нас надолго, миссис Роус, –

примирительно проговорила Камилла. — Зато можно немного отдохнуть от танцев.

— Вы правы. — Тяжело вздохнув, тут же исправилась женщина. — Простите меня, последнее время я стала немного капризной. — Свободной рукой она непроизвольно погладила свой плоский животик, и тут же вернула её на подлокотник. –

И зовите меня Эллиной.

— Миллари. — в ответ улыбнулась Камилла.

Эллина вызывала у девушки симпатию, хоть и относилась к некроманту с предубеждением. У этой женщины были на то свои причины. И если верить словам мистера Ларка, то причины были весьма существенные. Ведь некромант порой совершенно забывается, и с высоты своей неординарной профессии зачастую не думает о том, как люди реагируют на такое соседство, как ходячие трупы. Чего стоила его просьба принять "материал" для работы.

— А как давно вы знаете Гордена?

Вопрос Эллины выдернул Камиллу из воспоминаний,

заставляя включиться в диалог.

— Чуть больше месяца. — Смущенно ответила она, в надежде,

что интерес её соседки по дивану на этом иссякнет.

Надежда была напрасной, ибо фиалковые глаза собеседницы сверкнули истинно женским любопытством.

— И как вы ещё держитесь! — воскликнула она. — Хотя о чем это я, этот лицемер наверняка ещё не показал своё истинное лицо. Вы не думайте, я не наговариваю, — чуть понизив голос,

добавила Эллина, заметив, как девушка недовольно нахмурила бровки, — просто предупреждаю. Это с виду он красивый,

галантный и. адекватный. — Запнулась она — Мой вам совет:

прежде, чем принимать какие-либо серьёзные решения,

познакомьтесь с его окружением, побывайте в гостях, узнайте получше, не спешите. Он всё же некромант и, скажем так, дом у него полностью соответствует профессии. Не каждый выдержит такое испытание.

К концу речи Камилла уже еле сдерживала улыбку. Знала бы миссис Роус, что она не просто побывала в логове некроманта,

но ещё и живет там уже больше месяца, а потому в курсе всех скелетов в шкафу. По крайней мере, тех, что касаются тайн дома. Такое от экономки не скроешь! Да и зря миссис Роус переживает, не пара они. Правда это уточнение не подавило желания Камиллы чуть-чуть обелить репутацию страшного и ужасного.

— Благодарю за совет. Только он немного запоздал. Я уже побывала в гостях у Гордена и ничего особо страшного там не увидела.

Женщина с недоверием посмотрела на свою собеседницу.

— Скажите, Миллари, а слуг вы видели?

— Да, — подтвердила та, — весьма качественные умертвия. Я бы даже сказала, слишком качественные, — вспомнив сегодняшний инцидент с водой, добавила она.

— А с Мэри вы знакомы? — не веря своим ушам, Эллина предприняла вторую попытку достучаться до девушки.

Но и тут реакция превзошла все её ожидания. Улыбка

Камиллы вдруг стала шире, взгляд мягче, будто ей напомнили о лучшей подруге, а не о боевом умертвии, которое одним незаметным движением способно свернуть шею здоровому мужику.

— О, не правда ли, она просто чудо! — от такой оценки мертвой красотки, глаз уважаемой миссис Роус непроизвольно дернулся.

— А мы об одной и той же Мэри говорим? — решилась уточнить она. — Позвольте, я опишу: высокая, мертвая, с жемчужными локонами спиральками, с клыками как у дикого животного и острыми черными когтями?

— Правда, она великолепна! — совершенно не замечая сарказма в голосе собеседницы, воскликнула Камилла — Она идеальна, словно живая! Невероятный уровень интеллекта! О,

мистер Ларк просто гений! — забывшись, девушка и не заметила, как назвала своего спутника, впрочем, она так же не заметила и того, как по мере её хвалебных речей, вытягивается лицо её собеседницы.

— И что, вас совершенно не пугает весь его дом ужасов? –

осипшим от шока голосом выдавила из себя миссис Роус.

— Нет, что вы. — Искренне ответила девушка, глядя на женщину большими, честными глазами наивного ребёнка. — Я

прекрасно понимаю, что всё это часть его образа, и без этого никуда. Сначала, конечно, было жутковато, но потом привыкла.

— Да уж. — Только и смогла выдавить из себя Эллина.

А в голове миссис Роус носился целый рой мыслей. И

главная из них была о том, что жизнь забавная штука, и порой совершает немыслимые виражи: дает шанс обрести счастье даже такому негодяю, как Ларк. Шанс один на миллион. И

если подлый и коварный некромант его упустит, то будет полным неудачником!


Убедившись, что его сокровище, оставленное в компании жены Алекса (кстати, не самый лучший вариант, но выбирать не приходилось), полностью скрыто от посторонних малюсеньким заклинанием отвода глаз, Горден со спокойной совестью последовал за другом.

Выйдя из шумного зала, мужчины направились в одну из дальних гостиных дома, расположенную на втором этаже, а уже оттуда вышли на пустующий балкон. Музыка, шум и гам веселившихся гостей были слышны и здесь. Ночную мглу,

опустившуюся на город, успешно разгоняли изящные кованые фонари, вереницей выстроившиеся вдоль дорожек. Да и подсветка здания, бившая мощными лучами в ночное небо,

была достаточным источником света, впрочем, как и свидетельством того, что в доме целителя принимают гостей.

Удовлетворившись выбором, Алекс привычно создал полог тишины. Нет, разговор не был секретным, да и подслушивать их было не кому. Он так поступил в силу привычки,

выработанной годами. Автоматически. И лишь после предпринятых мер безопасности, позволил себе расслабиться.

Алекс сделал шаг, развернулся и бедром оперся о мраморные перила балкона. Сложив руки на груди, он с усмешкой посмотрел на некроманта.

— Ты знаешь, мне тут на днях письмо пришло, — медленно,

растягивая слова, произнес маг — от одного старого знакомого.-

На этом Роус умолк, будто это всё, что он хотел сказать.

Горден так и остался стоять у входа. Поза его была расслабленная, руки он привычно держал в карманах брюк,

только лихорадочный блеск черных глаз выдавал его любопытство.

— Раз ты о нем заговорил, — блондин покачался взад вперед,

чуть склонив голову так, чтобы посмотреть на собеседника исподлобья, — значит, там есть то, что интересно мне.

— Есть, — не стал спорить Алекс, явно наслаждаясь ситуацией.

— И? Мне из тебя каждое слово клещами вытягивать?

— Что ты, достаточно попросить.

— Алекс, не тяни. Это касается моей экономки?

— Отчасти.

Горден вытащил руку из кармана и нервно потер гладковыбритый подбородок. Он, конечно, не сомневался, что

Камилла сейчас в безопасности (зря что ли он перед выходом повесил на неё маячок?), только знать это и видеть собственными глазами не одно и тоже. Потому медлительность Роуса начала его раздражать.

— Алекс. — Уже не сдерживаясь, рыкнул некромант.

Мистер Роус наигранно тяжело вздохнул, и укоризненно посмотрел на него.

— Какой-то ты нервный стал, — проговорил маг, даже не шелохнувшись. — Письмо прислал Ник. К нему на днях ваш общий знакомый заходил.

— Даже так. Неужели решил избавиться от подопечной? Както глупо. — Задумчиво пробормотал некромант, уже мысленно прикидывая возможные пути отступления из особняка.

— Нет, Горден. — усмехнулся маг. — Девчонка ему нужна. А

вот один наглый белобрысый некромант препятствует исполнению его мечты.

В одно мгновение напряжение, в котором находился Ларк после слов Алекса, ушло, как не бывало. Некромант даже оперся на стену, полностью повторяя позу Роуса, и белозубо улыбнулся.

— Да? И во сколько меня оценили?

— Не поверишь, — едва сдерживая смех, проговорил Роус, -

всего-то в двести золотых.

— Сколько? — если бы не полог тишины, вопль, полный негодования, наверно, услышали бы все гости и соседи Линэри.

— Да это оскорбление! Мало того, что этот скупердяй смел

МНЕ угрожать, так он ещё и денег на МОЁ убийство зажал!

Такое не прощают.

— И что, тебе совершенно не интересно, что ему ответил глава гильдии убийц? — иронично уточнил брюнет, в кои-то веки веселясь за счет некроманта.

— Наверно то, что в его гильдии самоубийц и альтруистов нет. — Ворча, отмахнулся от него Горден, всё ещё переваривая услышанное.

— Примерно так оно и было.

— Ну, раз это все новости, предлагаю вернуться к нашим дамам. — Всё ещё бурча, предложил некромант и первым шагнул за пределы полога, погружаясь в мир звуков.


Приближаясь к мило беседующим дамам, Горден старательно высматривал результаты своего не слишком обдуманного поступка. Точнее, возможные последствия попытки Эллины открыть глаза молоденькой девушке на коварство одного некроманта. В том, что такая попытка была,

он не сомневался. Ведь жена друга, мягко говоря, его недолюбливала. Всё никак не могла простить ему то маленькое представление со штурмом лесного домика. А может, и парочку гончих, что весьма красочно разорвали глотки троим наемникам на её глазах. Так ведь они за ней охотились, за такое благодарить надо, а не сверлить взглядом.

Но как Горден ни присматривался, ничего подозрительного не замечал. Даже странно. Камилла дружелюбно улыбалась,

отвечала на вопросы, задавала свои. Всё как всегда, будто за время их отсутствия Эллина и словом не обмолвилась о нем.

Только задумчивый, немного растерянный взгляд фиалковых глаз, то и дело перебегающий с Камиллы на него и обратно,

говорил об ином. Это что же такое ответила его экономка, что смогла выбить из колеи женщину с деловой хваткой, железной рукой управляющей целой корпорацией?! Пояснять ему это явно не собирались.

Но так или иначе, лучше пока ограничить девушек в общении. И сконцентрировать всё внимание своей, пока ещё экономки, на себе.

В этот момент Алекс чуть наклонился к своей жене,

отвлекая её внимание. Он бережно взял белую, словно фарфор ручку, в свою загорелую мужскую ладонь, легонько сжав.

— Не устала? — тихо спросил он, с беспокойством глядя на супругу.

Красивое лицо миссис Роус, казалось, засветилось изнутри,

стоило ей посмотреть в ответ. В фиалковых глазах плескалось столько нежности и любви, что в какой-то момент некроманту стало завидно. Ему отчаянно захотелось, чтобы и на него так смотрели. Чтобы в больших, карих глазах он мог увидеть не восхищение, не страсть, а вот такое же теплое и нежное чувство — любовь. Безумно хотелось, чтобы его любили.

Хотелось наконец-то показать свое истинное лицо, без масок,

надежно скрывающих от мира его одиночество. Это желание жгло изнутри, и Горден, глянув на свою юную спутницу,

решил, что приложит все усилия для того, что бы зажечь в ней этот огонь — огонь любви.

Горден протянул руку Камилле, склонился в подобии поклона, а в черных как ночь глазах заплясали озорные бесята.

— Танцевать? — улыбнулся он своей бесшабашной, открытой улыбкой.

Но Камилла, видимо, не прониклась, и весьма выразительно глянула на сидящую рядом парочку.

— О, чудо моё, они наверняка сейчас сбегут. — Отмахнулся белобрысый хитрец. — Вон уже Роус на месте усидеть не может.

Всё переживает, не слишком ли здесь шумно и душно для его беременной женушки.

— Алекс! — натурально рыкнула миссис Роус, мгновенно преображаясь из хорошенькой молодой женщины в разъяренную фурию со сверкающими от гнева и возмущения глазами. — Ты сказал ЕМУ?!

В какой то момент Гордену даже показалось, что у Эллины наконец-то получиться прожечь в нем настоящую дырку.

— Он ничего не говорил. — Поспешил возразить некромант,

дабы успокоить беременную женщину с бушующими гормонами. — Эллина, милая, такой вывод сделать несложно. –

Вкрадчиво, словно ребенку стал разъяснять Ларк. — Когда ты в последний раз при виде меня на вечеринке спокойно попивала апельсиновый сок, а не что-то покрепче? — натурально удивился Горден. — Плюс Алекс, постоянно бросающий на тебя взволнованные взгляды. Да и жесты тебя выдают! — припечатал он, выразительно глядя на то, как женщина инстинктивно прикрывает живот рукой. — Не переживай, я могила! –

примирительно улыбнулся некромант, потихоньку подтягивая к себе Камиллу, и чуть отступая назад. — В любом случае,

поздравляю! — ещё один небольшой шажок назад. — Рад был повидать.

Некромант развернулся и под ручку с ошарашенной от его поведения, Камиллой решительным шагом стал удаляться от своих знакомых подальше. Опыт и интуиция ему подсказывали,

что от беременной, разъяренной женщины, невзлюбившей тебя с первого знакомства, лучше держаться подальше. Беременные

— они же сродни сумасшедшим, если что в голову взбредёт,

могут и осуществить!

На такой маневр некроманта, Алекс лишь довольно усмехнулся, и успокаивающе погладив жену по руке, притянул её к себе за плечи.

— И что это было?

От воинственности Эллины не осталось и следа. Она совсем по-детски шмыгнула носом и насупилась, вызвав умилённую улыбку у своего мужа.

— Не переживай, милая, — ласково шептал ей Алекс, стирая со щеки одинокую слезинку. — Кажется, у нашего некроманта нашлось одно слабое место: он панически боится беременных женщин!

— Думаешь? — недоверчиво буркнула миссис Роус. Гормоны скакали как бешенные, и её настроение вместе с ними менялось мгновенно.

— Знаю! — уверенно заверил её супруг. — Так что есть существенный плюс. В течение всей твоей беременности он вряд ли у нас появиться. А если Горден так же и ревущих младенцев будет опасаться, в нашем доме настанет идиллия! –

широко улыбнулся он уже успокоившейся жене.

— А я думаю, у него и так будет, чем заняться, — задумчиво глядя на кружащую в центре зала пару, ответила миссис Роус. –

Знаешь, уж больно смелая девушка. Он её, конечно, не заслужил, но. я думаю, она то, что ему нужно.

— Да, девочка весьма интересная. — Согласился Роус,

скользнув равнодушным взглядом по изящной фигурке, что так умело вел высокий блондин в черном. Он тряхнул головой и ласково посмотрел на супругу. — Домой?

— Домой! — довольно выдохнула Эллина, совершенно позабыв про недавнюю вспышку раздражения.


Они танцевали практически весь вечер, лишь иногда прерываясь, чтобы отдохнуть. Близость некроманта уже не вызывала у Камллы приступ смущения, и воспринималась сознанием не так остро, как вначале. Ларк кружил её, словно пушинку, и улыбался так волнующе, что юное сердце пело.

Иногда, во время нечастых перерывов они пили шампанское и смеялись, как ненормальные, постоянно привлекая к себе внимание. С Горденом было легко и волшебно. Порой к ним подходили поздороваться такие же гости, и от их любопытных взглядов становилось неуютно. И тогда проницательный некромант под любыми предлогами избавлялся от ненужной компании и уводил свою спутницу прочь.

А некоторых, так вообще избегал. Когда с другого конца зала им махнул рукой высокий шатен с гладко зализанными назад волосами. Камилла почувствовала, как рука под её пальчиками напряглась, хотя внешне некромант ничем не выдал своё состояние, он вполне дружелюбно кивнул в ответ. Такое противоречие в действиях заставило девушку повнимательнее присмотреться к шедшему в их сторону мужчине. Надменное лицо, с резкими заостренными чертами лица, тонкие,

нитевидные губы, изогнутые в усмешке, в руке он вертел трость с набалдашником в виде скалящейся черепушки. Но самое главное, он был весь в черном, что не двусмысленно намекало на род его деятельности — некромант.

Больше увидеть не дали. Ларк очень мягко развернул её в другую сторону, осмотрелся и уверенно повел к балкону. От попытки оглянуться, её остановили.

— Не стоит, чудо мое, не стоит. — Погладив девичьи пальчики,

тихо шепнул он и беззаботно улыбнулся.

— Почему? — этот вопрос у Камиллы вырвался невольно.

— Вы же не хотите весь оставшийся вечер слушать монологи о том, как эффективнее ра. эммм работать с материалом. –

Последнее слово он выделил интонацией, от чего Камилла невольно поёжилась. Слово "материал" у неё теперь стойко ассоциировалось с кое-чем мертвым, да и заминка её спутника не прошла незамеченной. — И поверьте, этот человек как репей,

потом не отцепится.

Горден немного утрировал, но не объяснять же своей спутнице, что просто не рискнет знакомить незамужнюю девушку с очередным настойчивым и упорным некромантом. И

да, рисковать ему не хотелось. Поэтому он упрямо держал курс на балкон.

— Но если вы так жаждете скрыться, стоило выбрать другое направление, — с намеком проговорила Камилла, выразительно посмотрев на вход в бальный зал, а после на распахнутую дверь, прикрытую чуть колышущийся портьерой. — А здесь,

увы, тупик!

— Вы так думаете? — мурлыкнул некромант, вдруг перехватив свободной рукой лежащую на сгибе локтя ладошку и, приобняв

Камиллу за талию, ступил на балкон.

Теплый, ночной ветерок приятно охлаждал разгоряченную танцами кожу. Музыка и шум гудящей толпы стали чуть тише,

а перед глазами предстал ночной сад, освещённый крохотными, неугомонно мельтешащими, словно живые,

огоньками. Создавалось впечатление, что в эту ночь сад решили посетить тысячи светлячков, слетевшиеся со всего

Келиона.

— Ну как, хочешь пройтись по саду, Милла. — голосом искусителя шепнул ей некромант.

Уже обе его руки лежали на девичьей талии, а сам мужчина едва ли не вплотную стоял за спиной Камиллы, чуть склонившись к её порозовевшему ушку.

Немного растерявшись, девушка обернулась и заглянула в черные омуты, как никогда напоминавшие ночное небо:

завораживающее и гипнотизирующее сиявшими в них сумасшедшими искорками. В горле пересохло. Так близко к мужчине она ещё не была. Нет, конечно, была, когда танцевали, но ведь это при свете, в полном зале людей, где её не посещали глупые желания одновременно и придвинуться ближе, и сделать шаг в сторону от того, чья улыбка кружит голову не хуже вина.

Взгляд девушки сам собой спустился ниже, и она непроизвольно прикусила нижнюю губу. Радовало лишь то, что в полумраке мистер Ларк не мог видеть, как от стыда щеки девушки запылали. Зато он прекрасно слышал её судорожный вздох.

— Но. для этого надо будет вернуться в зал.

Камилла нервно сминала фатин на своей юбке так сильно,

будто это была не часть её вечернего платья, а то самое материализовавшееся волнение, вызванное непозволительной близостью мужчины.

— Ты уверена? — от вкрадчивого, вибрирующего голоса некроманта перехватило дыхание.

И когда это они успели перейти на "ты"? Эта мысль мелькнула и тут же пропала. К своему стыду, девушка так и не смогла оторвать взгляд от мужских губ, изогнувшихся в усмешке.

— Выход только один. — С трудом справляясь со смятением, и мысленно пришикнув на себя за неподобающие мысли,

выдавила Камилла.

— Нет. — Тихо рассмеялся некромант. — Выходов, как минимум, два. Как на счет полетать?

— Полетать? — девушка моргнула, и вновь нашла в себе силы заглянуть в смеющиеся глаза блондина.

— Да, да, полетать, — невозможные, чёрные омуты искрились весельем. Лицо Гордена будто помолодело лет на десять, и перед Камилой теперь стоял не её непосредственный начальник, а проказливый мальчишка, задумавший шалость.

— Вы шутите. — Выдохнула девушка, всё ещё не веря, что он это серьёзно.

— Ни в коем случае. — Заверил её некромант, все шире улыбаясь, привычно демонстрируя ровный ряд своих белых зубов.

— Люди не летают!

— Люди — нет, а маги — да. Так что, полетаем?

— Но тут же высоко! — привела следующий довод девушка,

внутренне содрогаясь от того, что придется спускаться на землю столь не стандартным способом — И. и это опасно!

— Милла, где ваш дух авантюризма! — притворно удивился несносный блондин. — Или вы мне не доверяете? — И снова тихий, вибрирующий голос пробрал до костей, путая мысли.

— Доверяю, но.

— Вот и прекрасно.

Не дав Камилле вставить больше ни слова, Горден, похулигански ухмыльнувшись, притянул девушку к себе,

подхватил её на руки, а в следующую секунду легко и неуловимо быстро, словно сделал простой шаг, запрыгнул на перила балкона, позволив своей драгоценной ноше оценить открывающийся вид. Вид поразил девушку настолько, что её тонкие пальчики вцепились в лацканы смокинга с невероятной для такого хрупкого создания силой.

Раньше она думала, что высота её не пугает. Да и разве это высота? Второй этаж. Но вот когда тебя держит на руках человек, буквально балансирующий на тонкой, гладкой полоске мрамора и защита, в виде невысокого ограждения полностью отсутствует, становиться не по себе. Кажется, что достаточно небольшого дуновения ветерка, и они сорвутся,

камнем полетят вниз. И это ощущение, ощущение того, что они буквально стоят на грани, захватывало дух.

— Доверься мне, девочка. — Горячее дыхание опалило висок, и мужчина сделал шаг в пустоту.

Первая мысль у Камиллы была: "Сейчас рухнем!". Она непроизвольно сжалась и даже зажмурилась, но когда поняла,

что ветер от падения в ушах не свистит, а всё так же слегка обдувает, да и удара о землю не последовало, открыла сначала один, а потом и второй глаз.

Нет, они не летели, они планировали, медленно спускались к земле, словно опавший с дерева листок. Наверно воздух под ногами некроманта уплотнился, или, может, они стали в разы легче. Да и какая разница, ведь только маги знали, как именно работала левитация, а что это именно она, Камилла не сомневалась. Эти знания и сильные руки Гордена, крепко держащие её, подарили чувство безопасности. Страх пропал, на смену ему пришел восторг и упоение полётом.

Приземление было мягким. Камилла даже не сразу сообразила, что всё уже закончилось. А мистер Ларк не спешил её отпускать. Довольный произведённым эффектом, он шагал прямо по газону, устилающему землю, к одной из садовых дорожек, и лишь дойдя до цели, опустил свою ношу.

В этот момент Камилла вспомнила, что неплохо бы возмутиться самоуправству своего спутника. И даже успела открыть для этого рот, но несносный начальник приложил палец к губам, а после взглядом указал на тот самый балкон, с которого они только что спустились.

Там, на освещенной светом зала площадке появилась высокая фигура с тростью. Какое-то время мужчина стоял неподвижно, потом потянулся к внутреннему карману смокинга, за сигарой и щелкуном. Резкая вспышка света от огня на мгновение осветила его надменное лицо, и тут же погасла.

Проскочившую мысль о том, зачем играть в прятки, Камилла обдумать не успела. Её просто напросто потянули за собой.


Сад Линэри был. милым. Точнее, он очень походил на те самые сады, что были представлены в каталоге конторы

"Кленовый лист": искусно подстриженные кусты, со скрытой магической подсветкой, статуи с ангельскими личиками и пухлыми щечками, смотрящие на зашедших сюда гостей,

резные скамеечки и беседки, предназначенные для отдыха. Но это не то, что привлекло внимание Камиллы. Она практически ничего из этого и не замечала. А вот собирающихся за их спинами магических светлячков, будто шлейф, тянущихся за ними, игнорировать не могла.

Они, то подлетали совсем близко, едва не касаясь их, то отскакивали прочь, словно испуганные пташки, и снова возвращались, притягивая к себе внимание восторженной девушки. С каждым шагом огоньков становилось всё больше и больше, будто невидимая сеть собирала их в одну кучу, увлекая за собой. Неожиданная догадка буквально осенила Камиллу, и она резко остановившись, перевела взгляд с весёлых огоньков на любовавшегося ею некроманта.

— Это вы? — пораженно воскликнула она, глядя на него большими, темными, как ночные озера севера, глазами.

— Я. — подтвердил Горден. — А что я?

— Это вы всех светлячков по саду собираете!

— Не то что бы всех, и не совсем собираю, но можно и так сказать, — хмыкнул мужчина, глянув уже на приличный рой,

освещавший им дорогу.

— Зачем?

— А тебе они разве не нравятся?

Светлячки, повинуясь невидимой силе, закрутились в воронку, а после рассыпались, и на их месте уже стоял лопоухий оленёнок на тонких, как спички, ножках, с забавно торчащим хвостиком. Он невероятно походил на живого, даже так же забавно шевелил ушками, замирал и оглядывался, вот только золотистое сияние, от шкуры, сплетенной из плотно прилегающих друг к другу огоньков, говорило о его происхождении.

Малыш двинулся к Камилле немного неуклюже и неуверенно, будто его задние ноги были чуть длинней передних. Доверчиво уткнулся горящим носом в раскрытую ладонь девушки, прижав свои длинные уши, дал погладить себя по мордочке, тут же забавно тряхнул головой, будто чихая. А

Камилла замерла на месте, широко распахнутыми глазами разглядывая это чудо.

— Да, но. но мы, вроде, скрываемся. А с таким примечательным сопровождением. — и девушка выразительно посмотрела сначала на олененка, крутившегося возле неё, а потом на возвышающийся светлой глыбой дом. — Кстати, — тут же нахмурила тонкие бровки, и с легким беспокойством, она немного озадаченно уточнила, — а почему мы скрываемся от вашего коллеги?

— А мы не скрываемся. — Заговорщицки подмигнул ей

Горден. — Мы его избегаем!

Тут световой оленёнок резво подпрыгнул на месте, забавно дернув задними ногами, и рванул с места. Отбежав метров тридцать, он остановился, и чуть повернув в их сторону мордочку, нетерпеливо стукнул золотистым копытцем.

— Кажется, нас зовут. — Весело перевел тему некромант,

сжимая девичью ладонь.

И Камилла, мысленно махнув рукой на странное поведение своего спутника, решила наслаждаться вечером. Да мало ли,

какие приняты взаимоотношения между некромантами? А

вечер такой волшебный, богатый на эмоции, впечатления и события, что ломать голову над очередным чудачеством своего начальника совершенно не хочется. Так что она, отбросив все сомнения, позволила себя вести.

А оленёнок всё так же отбегал, останавливался, снова ждал,

нетерпеливо переступая на месте, будто подгоняя медлительных людей. Когда Камилла увидела, куда именно олененок их вел, то сразу поняла его нетерпение. Знай она, что в этом саду есть такая красота, сама бы вперёд фантома побежала.

Искусственно созданный водопад, с человеческий рост,

мягко журчал, заполняя ночную тишину. Прозрачная, чистая вода наполняла выложенный речной галькой бассейн каплевидной формы. А на воде, прямо посередине пруда плавала беседка, соединенная с берегом верёвочным мостиком.

Именно туда, бесшумно передвигая ногами, и направился их проводник.

Ступать по шаткому мостику было боязно. Но близость мистера Ларка вселяла надежду, что купаться экстравагантным способом ей не придётся. Одной рукой держась за верёвочные перила, другой крепко сжимая мужскую ладонь, девушка не оглядываясь, осторожно ступала по шаткому мосту.

Шаг, ещё шаг. Вот она с облегчением становится на более устойчивую поверхность и испуганно замирает. Теплая мужская рука практически тут же уверенно ложится ей на талию, даря ощущение защищенности.

— Не бойся. — Шепчет некромант, подталкивая свою спутницу в самый центр. — Это очень крепкое стекло. Оно зачарованно.

Усилием воли Камилла подавила желание на шаг отступить назад, к такому надежному кавалеру. Ей не хотелось в глазах некроманта выглядеть трусихой, но бурная фантазия так и рисовала картину, как при следующем шаге, якобы прочное стекло идет мелкими трещинами и она с головой проваливается в прохладную, темную воду. От этой жуткой фантазии, Камилла вздрогнула, и непроизвольно обхватила себя руками.

— Холодно?

По-своему расценил её жест Горден. Зашуршала ткань и на девичьи плечи лег теплый, окутывающий терпким, мужским ароматом, пиджак.

— Спасибо! — скупо поблагодарила девушка, выдавив из себя улыбку.

Она и всё же сделала маленький шаг вперёд, отчего, словно круги по воде, один за другим стали загораться огоньки. Их не было видно, они будто били из самой воды, делая её абсолютно прозрачной, и открывая взору гостей снующих по каменному дну разноцветных рыбок.

Камилла так и застыла, с жадностью рассматривая всю эту красоту. Недавний страх пропал, будто его и не было. Рядом замер, неподвижной статуей, оленёнок, ярко вспыхнул, и вот уже сотни волшебных бабочек закружились вокруг беседки в причудливом танце.

— Это. это великолепно.

Выдохнула Камилла, разворачиваясь к некроманту лицом.

Он стоял близко, очень близко, и девушка замерла, не в силах отвести взгляд от черных глаз, в которых так завораживающе плясали шальные звездочки.

— Нет. — Шепот, едва слышный. — Это ты великолепна.

И вот два бездонных омута неумолимо приближаются,

затягивая, и замирают на мгновение, давая возможность отступить. Они гипнотизируют, лишают воли, не отпускают. И

сил хватает лишь на то, что бы чуть смежить веки, но не отвернуться.

Легкий, нежный поцелуй, и Горден вновь замирает, даря возможность оттолкнуть, но лишь чувствует, как неуверенно и невесомо девичьи руки ложатся ему на плечи. Секунда и теплые мужские губы обжигают, перехватывают дыхание,

взамен даря невероятные, новые ощущения. Ладонь некроманта проходится по гибкой спине, заставляя выгнуться навстречу, прижимая ближе, теснее. Наглые пальцы уже поглаживают тонкую шейку. А смущение. нет, его просто нет. И хочется, что бы это сладкое, упоительное мгновение длилось вечно.

Когда дыхания уже не хватало, а ноги девушки с трудом её держали, Горден немного отстранился и заглянул ей в лицо.

Его рука с затылка чуть сместилась, и большой палец ласково погладил Камиллу по щеке. А девушка, словно пьяная, не могла отвести от некроманта глаз, совершенно не замечая ничего вокруг.

— Невероятная моя, нежная…

Голос его звучал хрипло, надрывно, заставляя всё в нутрии сжиматься. Он всё ещё прижимал её к себе, смотрел с обожанием, ласкал взглядом. И медленно, словно пробиваясь через завесу дурмана, к Камилле возвращалось ощущение реальности, а вместе с ним и понимание, что первый в жизни поцелуй она подарила своему непосредственному начальству, а теперь без зазрения совести млеет в его объятьях. Нет, она не жалела, но всё же, не зная, как дальше себя вести, спрятала лицо на груди у некроманта.

— Чудо моё, — потеревшись щекой о её макушку, тихо рассмеялся некромант — не бойся. Всё будет хорошо. Обещаю.

Наверно именно в этот момент Камилла, наконец,

призналась себе, что Горден нравится ей не просто как хороший человек, а как мужчина. Умный, благородный,

весёлый и безумно притягательный мужчина.

Они так и стояли там, в беседке, встречая рассвет. А после,

привычно шагнув в клубившийся тьмой портал, вышли у дверей её комнаты. Глядя на чуть растрепанную, с припухшими губами, девушку, Горден не удержался, вновь притянул её к себе. Поцеловал медленно, сладко и с легким сожалением отпустил свою уставшую за долгую ночь нимфу.

— Отдыхай, радость моя.

И дождавшись, пока смущенная, с пылающими щеками девушка скроется с глаз, развернулся, блаженно улыбнувшись,

зашагал к себе.

А Камилла, переступив порог, чуть прикрыв глаза,

прислонилась спиной к прохладной двери, и с недоверием потрогала свои губы. Неужели это происходит с ней? И всё это не сон? Да, наверно, она ведёт себя глупо, может, даже недостойно, но боги, как же это чудесно! Как прекрасно, волнительно!

Хотелось петь и кружиться одновременно. Но ночные похождения давали о себе знать, и с трудом подавив в себе этот порыв, девушка оторвалась от своей временной опоры и скинула осточертевшие туфли. Только после этого Камилла заметила своего красноглазого питомца, смотрящего на неё с явным укором и при этом медленно жующего букет из полевых цветов, ранее украшавший гостиную.


ГЛАВА 17
ВРЕМЯ РАСПЛАТЫ

Каждый новый день практики Леона Азуле, до скрежета зубов походил на предыдущий. Лаборатория, вылизываемая им так тщательно, что студент мог с закрытыми глазами рассказать, в каком месте отвалилась штукатурка, где остались царапины от ножек тяжелого, железного стола, а где и от когтей новоиспеченных умертвий. Казалось, запах мунифицина навсегда въелся в его кожу и теперь преследует везде. А ещё и эти тренировки изматывающие, высасывающие все, до последней капли силы.

Стоило, конечно, признать, что как бы Ларк над ним не измывался, научил он многому. Он действительно гений.

Только вот эти полученные знания не спасут столь "гостеприимного" хозяина от мести. Мести за все унижения, за каждый миллиметр оттертого до блеска пола, за втоптанное в грязь самолюбие! За все!

И его месть, месть Леона Азуле, будущего великого некроманта, будет страшна. Он будет бить по самому больному и желанному. Он отнимет у некроманта его добычу, его женщину. Отнимет раньше, чем тот успеет сделать её своей. О,

да! Он создаст новую тенденцию. Теперь женщины будут сбегать от мастера сразу, не успев дойти до алтаря. Стоит лишь чуть — чуть подождать. Сделать так, чтобы последнее слово осталось за ним, за Леоном. А значит, решительный удар надо нанести прямо перед отъездом. Жаль только, результат своих стараний не удастся увидеть.

Леон обессилев, прямо в одежде, рухнул на застеленную темно коричневым покрывалом кровать. Достать компромат было непросто. Но Ларк последние дни был слишком увлечен своей экономкой, а умертвия отчего-то всё чаще патрулировали дом снаружи, а не внутри. Так что, хоть и с трудом, но практикант все же смог залезть на запрещенную территорию — в кабинет, где некромант хранит свои тайны.

Правой рукой Леон пошарил во внутреннем кармане легкой куртки и вытащил на свет, сложенный вчетверо, листок.

Развернув его, он полюбовался на аккуратно расчерченную наставником таблицу. Злая усмешка озарила красивое лицо.

Да ни одна уважающая себя девушка не простит такой подход к своей персоне. А мисс Брок, хоть и была немного наивной, но далеко не дура. Не простит. Уйдет. Да нет,

сбежит! И тогда его мучения окупятся наставнику сторицей!


Счастье. Вот что чувствовала Камилла последние дни.

Невероятное, наполняющее её до краёв счастье. Она уже и думать забыла бежать куда-то дальше. Из-за трусости уйти и оставить за спиной свою первую любовь? Нет. Уж лучше она во всем сознается. Как раз завтра её день рождения, её совершеннолетие и она сможет признаться Гордену во всем,

так, чтобы не подставлять его.

Ведь по закону он обязан был выдать несовершеннолетнюю девушку опекуну. А так, вся вина на ней. И договор на чужое имя. Никто ничего не докажет. А может, ещё подождать? Ведь в её некроманте столько благородства, что с него станется сделать ей предложение, дабы защитить от посягательств

Истеров. Но нет, так нельзя. Негоже начинать отношения с вранья. Правда — вот что всегда ценила Камилла. Правда, какая бы она не была. А Горден её простит. Ведь он такой чуткий,

такой заботливый и понимающий. Он обязательно закроет глаза на эту маленькую ложь.

Единственное, что омрачало последние пять прекрасных дней, это грызшее Камиллу чувство вины. Но и от него она скоро избавится. Вот только уедет сегодня студент,

закончивший свою практику, а завтра она во всем признается.

И будь, что будет.

Студент уехал к обеду. Камилла дала распоряжения слугам привести его комнату в порядок, а сама направилась к себе, переобуться. По сложившейся традиции они теперь обедали на той самой поляне, среди смолистых сосен, любуясь сверкающим в лучах яркого солнца морем. А сидеть на покрывале удобнее в балетках, а не туфлях.

Она как раз поднималась на второй этаж, когда навстречу вышел некромант. Приблизился, заправил за ушко выбившуюся из тугого пучка кудряшку. Улыбнулся мягко, по-особенному.

— Ты уже готова?

— Сейчас в комнату сбегаю и буду готова. — В ответ на незамысловатую ласку, Камилла засияла.

— Отлично, тогда я за корзинкой, встретимся в холе. Жду.

Горден коснулся легким поцелуем её губ и, спрятав руки в карманы брюк, сбежал по лестнице вниз.

А девушка, глупо улыбаясь, поспешила к себе. Когда она распахнула дверь, то едва не отправила в полет развалившегося под ней кролика. Но даже ощутимый толчок не поднял это странно ленивое животное с места. Объяснение нашлось прямо под ним. Из-под густого белого меха выглядывал кусочек желтоватого, чуть погрызенного конверта. Письмо. От нехорошего предчувствия, сжалось сердце. Кто в этом доме мог передать ей письмо? Да ещё подсунуть под дверь?

Немного помедлив, Камилла приподняла красноглазый комок меха и забрала конверт. На нем значилась её фальшивое имя, что, несомненно, утешало. Помедлив, Камилла раскрыла его и озадаченно уставилась на записку.

" Уважаемая мисс Брок! За время пребывания в доме мистера Ларка проникся я к Вам искренней симпатией! Вы милая и честная девушка. Возможно, кто-то скажет, что это не моё дело, но я просто не могу пройти мимо, когда знаю,

что Вам угрожает опасность.

Вы очень молоды и наивны, а некроманты по своей сути весьма коварные существа. Да, Вам будет больно принять правду. Но ведь лучше горькая правда, чем сладкая ложь? Что делать с полученной информацией, решайте сами. Лично я бы на вашем месте бежал из проклятого дома без оглядки.

Впрочем, тот факт, что я передаю вам записку, словно какой-

то вор и лишь перед самым отъездом, лишний раз подтверждает, насколько опасен Ларк! А ведь я — племянник члена Совета Сильнейших!

Внутри конверта Вы найдёте интересную информацию,

которую я случайно нашел среди бумаг мистера Ларка.

Искренне желаю Вам счастья.

Леон Азуле"

Письмо Камилла перечитала дважды. Что это, бред сумасшедшего? Или Горден умудрился запугать себе подобных? Хотя, с учетом того, что студента Камилла почти не видела, и он пахал у некроманта от зари до зари, то письмецо больше походило на месть.

Гордену она доверяла. Но вот любопытство всё же взяло верх. Достав из конверта второй, вчетверо сложенный листок,

Камилла с неподдельным интересом его развернула. Почерк был знаком. Это был тот самый почерк, что видела Камилла на всех заключенных Ларком договорах.

Но стоило ей пробежаться по тексту глазами, как кровь отхлынула от лица. Слова "эксперимент" и "испытуемая" били наотмашь! Как? Как можно быть таким. циником? Как можно ТАК поступать с живыми людьми? Людьми, которые тебе верят? Доверяют? Любят?

Тонкие пальцы с силой сжали листок. Больно. Боги, как же больно! А ведь это всего лишь какой-то жалкий клочок бумаги. Дыхание перехватило, и девушка с трудом сдержала подступающие слёзы.

Нет! Это всё неправда! Клевета! Он не мог с ней так поступить. Ведь это может быть подделкой! Да, да, это наверняка так и есть! Искусная подделка, изощренная месть злого студента! И в этом легко убедиться. Стоит только спросить у Гордена. И окрылённая надеждой, девушка поспешила вниз.

Некромант, как и обещал, ждал в холле. Высокий, с чуть растрепанными светлыми волосами, с вечной полуулыбкой на губах, в правой руке он держал огромную плетёную корзину,

заполненную заботливой Тамарой. Захотелось шагнуть к нему ближе, уткнуться носом в грудь, позволить себя обнять и утешить. За прошедшее время Горден стал родным, близким и верить в предательство с его стороны ей не хотелось.

Медленно, словно опасаясь спугнуть надежду, Камилла двинулась к мужчине, держа злосчастный листок на вытянутой руке, словно то была не простая бумага, а ядовитая змея.

Горден, заметив девушку, повернулся к ней, и беззаботное выражение его лица тут же сменилось на озадаченное.

— Милла? Счастье моё, что случилось?

Беспокойство, сквозившее в его голосе, прибавило девушке сил, и она уже более уверенно, молча, протянула ему слегка смятый лист. Но стоило мужчине увидеть, что ему протянули,

стоило черным глазам недобро сузиться, как Камилла отчетливо поняла — узнал. Он узнал этот листок! Нет, не удивился, не посмеялся. Некромант разозлился!

— Так это правда? — приглушенным шепотом выдавила она из себя. — Это твоё!

— Милла, подожди.

Горден протянул к ней руку, но она отшатнулась от него,

словно от прокаженного.

— Это не то, что ты думаешь! Позволь, я объясню.

Сделав глубокий вдох, Камилла чудь задрала подбородок и с вызовом посмотрела на него. Внутри всё кипело. Хотелось кричать от боли, сказать всё, что она о нем думает. Но девушка усилием воли держала себя в руках, стараясь не уронить своего достоинства.

— То есть это не. вы писали?

— Я, но.

— Не стоит, мистер Ларк. — Резко оборвала его Камилла. — Вы же не оправдываетесь перед каждым своим ²испытуемым². –

Последнее слово она буквально выплюнула.

Мужчина с силой смял ненавистный листок. Губы его плотно сжались, меж бровей залегла складка, а глаза неотрывно следили за хрупкой девичьей фигуркой.

— Сегодня я покину ваш дом.

Горден предпринял вторую попытку подойти, притянуть девушку к себе, но она вновь остановила его жестом.

— Камилла, не глупи.

— Так вы и это знаете. — Горько усмехнулась девушка, уже не способная удивляться. — И давно?

— Почти с первого дня. — Чуть помедлив, ответил некромант,

понимая, что на ещё один шаг стал ближе к пропасти непонимания.

— Отлично. — Кивнула она. — Тогда вопрос о расторжении трудового договора не имеет значения.

Камилла будто покрылась коркой льда. Раньше такая солнечная, открытая, доверчивая, теперь смотрела на него равнодушно, как на чужого. Некромант понимал, что любые слова в его оправдание будут звучать нелепо. Да и как оправдаться? Не привык он это делать. Не умел. Да и не примет она его нелепых объяснений. Он бы их и сам не принял.

— Может, хотя бы выслушаешь? — уже практически ни на что не надеясь, спросил он, чуть прикрыв глаза.

— Не стоит, мистер Ларк.

Спина Камиллы стала ещё прямее, тон суше, а вместо приветливо приподнятых уголков губ — тонкая ниточка.

— Тогда подожди до завтра. — Бросил он в спину развернувшейся девушки. — У дома караулят люди твоего опекуна. Стоит выйти, и тебя схватят.

Камилла замерла, не смея пошевелиться. Она чувствовала себя загнанной в угол. С одной стороны ненавистный опекун, с другой. с другой Он. Попасть в руки Истеров не хотелось, но ещё меньше ей хотелось оставаться в этом доме. Показать свою слабость, зависимость. Каждая минута в доме некроманта была подобна изощренной пытке, где две её половинки будто взбесились и восстали друг против друга. Одна хотела ныть и скулить, готова была выслушать мужчину, причинившего ей боль, поверить его словам, оправданиям и даже простить. А

другая, истекая кровью, жаждала сжечь все мосты, отрезать путь обратно и бежать, бежать без оглядки. И уже там, вдали от

Него зализывать свои раны.

— Хорошо, не хочешь оставаться здесь, я перенесу тебя на юг,

в домик у моря, — но заметив, как девушка отчаянно замотала головой, добавил, — или прямо на вокзал, а лучше в другой город, к примеру, в Волторг.

Он сделал два шага и встал прямо за спиной своей бывшей экономки, протянул руку, но так и не посмел к ней прикоснуться.

— Камилла, что бы ты про меня не надумала, ты мне не безразлична. — Голос его звучал глухо, с едва заметной ноткой отчаянья. — Да я бываю ещё тем гадом, но. но меньше всего я хотел причинить боль тебе. Я понимаю, ты не останешься, но позволь хотя бы помочь…

Зажмурившись, Камилла несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, стараясь сделать так, что бы голос её не дрожал.

Она чувствовала его близость каждой клеточкой своего тела.

Боги, как же она привязалась к нему, к этому. некроманту.

Зачем поверила.

— Хорошо, перенесите меня в Волторг, через полчаса.

И не оборачиваясь, она поспешила назад, собирать свои вещи.


На Гордена напала полная апатия. Напала она уже после того, как он, понимая, что убедить девушку остаться не получится, перенёс её в Волторг. Странное это чувство, когда приходится наступать себе на горло. Особенно оно неприятно было для тех людей, что привыкли потакать своим желаниям.

Но будучи ещё и человеком разумным, Горден понимал, что удержать силой свою нимфу не сможет. Даже ради её же блага.

Он лишь лишний раз докажет ей какой он. гад. Поэтому,

скрепя сердце, отпустил.

Он и раньше их отпускал. Честно говоря, отпускал без сожалений. Только не в этот раз. В этот раз до зуда в руках хотелось схватить упрямицу, встряхнуть, достучаться, доказать,

что она неправа. Но он лишь открыл портал, проводил её в ближайшую гостиницу, тайно повесил на девушку маячок, а сам поспешил в офис к Роусу. К единственному человеку, кому он мог доверить безопасность своей нимфы.

Роус встретил его обречённым взглядом. Это сначала. Но когда заметил странности в поведении некроманта — напрягся.

Да, что бы он не говорил, как не откупался от нахала, за столько лет он к нему уже привык.

Потому, махнув гостю на уютное кресло, достал из бара початую бутылку с виски и два чистых стакана. Разлил.

Пододвинул один гостю, один себе. Облокотился на край стола и, прищурившись, посмотрел на Гордена.

— Рассказывай.

Горден и рассказал. Все от начала до конца. А Роус мрачнел на глазах. Ну, вот какого. этот недоупырь творит! КАК он умудрился так облажаться?! Ладно, проверяешь ты девчонку,

ну доказательства зачем хранить? А уж если хранишь, так делай, как положено! За семью замками! Тем более, если у тебя в доме посторонние шастают.

Ах, забыл? Так расплачивайся за свою забывчивость.

Женщины, а особенно молоденькие девушки, весьма обидчивы и примут такую писульку за оскорбление и лишние подтверждение несерьезности намерений ухажера. И для того,

чтобы женщина смогла простить такое, нужно сделать что-то невероятное. Тут букетом цветов и "Прости!" не отделаешься.

Но ничего из этого Алекс вслух не сказал. Горден и сам всё прекрасно понимал.

— Присмотри за ней, а? — устало выдохнул некромант. — Мне и рядом нельзя появляться. Если засвечусь ещё и на слежке. -

он прямо посмотрел в лицо друга. — Считай, что я заключил договор с твоей конторой, на тайную охрану. Просто проследи,

чтобы до неё не добрались, да и вообще.

Привычная улыбка уже не играла на лице некроманта. Он устало потер глаза ладонью и, откинув голову на кресло,

посмотрел в потолок. А счастье было так близко. И ведь никого не обвинишь, сам виноват. Хотя, есть, конечно, наглый студент. Он ему отомстит. Потом. А сейчас, надо держать себя в руках, и не кинуться догонять свою нимфу.

Время, ей надо время. А он подождет. Может, потом, когда девушка остынет, он сможет искупить свою вину. Сейчас его лишь пошлют, ещё дальше, чем раньше. Он бы сам себя послал.

Домой некромант вернулся поздно. Слуги благоразумно не попадались ему на глаза. В обеденной зале был накрыт уже остывший ужин. И пустое место, где обычно сидела его экономка с глазами цвета кофе, снова резануло по сердцу.

Горден раздраженно взлохматил волосы и опрометью вылетел оттуда.

По дороге, прихватив пару бутылок крепкого виски, он разместился у себя в кабинете. В мыслях было лишь желание напиться. Нет, надраться, как свинья, что бы забыть, кто он,

забыть, что натворил, забыть, как вообще открывать порталы и не кинуться догонять ту единственную, кого хотелось бы догнать.

Мэри зашла в кабинет хозяина уже глубокой ночью. Картина не радовала глаз. На полу валялись пустые бутылки, на столе,

рядом с третьей, слава богам, недопитой, покоилась светловолосая, растрёпанная голова некроманта. Одна его рука пряталась под головой, заменяя подушку, вторая крепко сжимала полупустой стакан.

В алых глазах боевого умертвия промелькнуло что-то,

похожее на сочувствие. Она выглянула за дверь, махнула рукой и в кабинет проскочили ещё трое: Джими, Томми и одна из горничных. Подойдя ближе, Мэри стала старательно разжимать пальцы, дабы забрать так и оставшийся в руке хозяина стакан, отчего тот возмущенно, не открывая глаз,

пробормотал что-то похожее на "Упокою!". Уникальное боевое умертвие не прониклось. Тара была изъята, а безвольное тело некроманта подхвачено под руки и бережно перемещено в спальню.

Запой продолжился и на следующий день. Работа встала,

заказы Великий и Ужасный не принимал. Он старательно и целеустремлённо проверял на прочность свою печень. Кто знает, сколько бы это продолжалось, но на третий день явился

Роус. Мужчина зашел в кабинет друга и присвистнул. Пьющий с горя некромант — не слишком распространенная ситуация.

Характерный запах перегара, стекло под столом и бессмысленный взгляд в одну точку.

Алекс по-хозяйски пересек кабинет и настежь распахнул окно, впуская свежий воздух. Этот шум привлек внимание некроманта, и он честно попытался сфокусировать внимание на своём госте.

— Ааалексс? — удивленно пробормотал он.

— Алекс, Алекс. — Передразнил его маг, положив на голову некроманта свою ладонь.

Тот дернулся, но отстраниться не успел. На лбу Гордена выступила испарина, наполовину расстегнутая рубашка мгновенно вымокла, а в черных глазах появилась осмысленность. Некромант явно захотел высказаться, но от сухости во рту тут же закашлялся.

Роус лишь хмыкнул, подхватив пустой стакан, наполнил его водой из стоящего на столе графина и протянул быстро протрезвевшему некроманту.

— Чтоб тебя. Роус! — прохрипел Горден, в один миг осушив полный стакан.

— И я рад тебя видеть.

— Погоди. Ты что здесь делаешь?

После утоления первичной потребности, мозги некроманта,

хоть и со скрипом, но начали работать.

— В гости пришел.

— А кто за Камиллой присматривает?

— А что за ней присматривать? — спокойно, с ленцой в голосе протянул маг. — Её уже спасать пора.

— В смысле?! — взревел выведенный из себя блондин.

— Что ты так на меня смотришь. Я честно охранял её целых два дня! Она уже совершеннолетняя, и решения может принимать самостоятельно. Сегодня, собиралась документы восстановить. Только вот незадача, кто-то, кого я совершенно не знаю, и он на меня вовсе не работает, за вознаграждение донес Истерам, и девочку схватили. — Развел руками гость,

невинно хлопая ресницами.

Некромант побагровел и силой сжал кулаки. Черные, как ночь глаза недобро сверкнули.

— Но это ерунда. — Тут же беззаботно отмахнулся визитёр –

самоубийца. — Замуж её без согласия уже выдать не смогут.

Если только не задним числом. (А у них как раз есть один прикормленный нотариус, и он сейчас спешит на встречу с нанимателем).

— Мстишь?

В голосе некроманта проскакивали шипящие нотки. Он уже давно стоял на ногах, а в его руке появился сгусток,

колышущейся, словно огонь на ветру, тьмы.

— Что ты, помогаю! Только в твоём стиле. — Роус даже не думал пугаться, стоял спокойно, широко расставив ноги и сложив на груди руки. — И я не понимаю, что ты ещё здесь делаешь. Алкоголь последние остатки разума иссушил?

— Не понял. — Тряхнул головой некромант.

— Тебе человеческим языком сказали, пора спасать твою девочку! — рыкнул тот на недогадливого друга и уже тише добавил. — Героям, знаешь ли, многое прощается.

— Понял!

Светловолосая голова утвердительно кивнула, в подтверждение своих слов. И некромант взмахнул рукой,

открывая портал, но крепкая рука моментально удержала его за плечо.

— Куда?! — рявкнул раздраженный Роус. — Ты себя в зеркало видел? В порядок себя приведи и "свиту" прихвати.

Впервые на губах некроманта за последние три дня появилась ироничная усмешка.

— Мэри!

Меньше чем через четверть часа, недалеко от села Сушко открылся портал, из которого шагнули два мага в сопровождении умертвий. Некромант разительно отличался от самого себя полчаса назад. Гладковыбритый, с забранными в коротенький хвост волосами, он был одет в привычный охотничий костюм. Черные глаза горели яростным огнём, не обещая ничего хорошего тем, кто посмел встать у него на пути.

Справа от него стояла Мэри, одетая в кожаные брюки и подпоясанную широким поясом тунику. Бледные губы кривились в оскале, а тонкая ручка бережно поглаживала перекинутую через плечо перевязь с метательными ножами.

Слева же от некроманта с каменным лицом застыл Томми.

Сейчас он меньше всего напоминал лакея, показывая своё истинное предназначение.

Стоило четверке шагнуть на чуть влажную от недавнего дождя землю, как возле Роуса, будто из-под земли возникла мужская фигура, в темном костюме тройке и широкополой шляпе, так удачно скрывающей часть лица.

— Эди?

Алекс вопросительно посмотрел на своего подчиненного, и тот не заставил себя ждать.

— Да, босс. — Голос его, словно наждачная бумага, царапал слух. — Первый дом с краю села, с выгоревшей зелёной крышей.

На отшибе. Во дворе трое охранников и один маг. Внутри ещё маг, слабенький, Истер с сыном и нотариус. Последний прибыл пять минут назад. Есть защитные чары, чары отводящие взор и сигналка.

— Хорошо. Свободен.

Мужчина исчез также быстро, как и появился. А Роус повернулся к некроманту.

— Может, тебе жеребца привести, белого?

Ответили ему скептическим взглядом. Горден был на удивление молчалив.

— Нет, так нет. Иди, спасай. А я вооон с того пригорка полюбуюсь.

Некромант лишь криво ухмыльнулся, махнул своему сопровождению и направился в село.


Сбежала. Когда Камилла спешно паковала чемоданы, она наивно полагала, что расстояние поможет справиться с эмоциями. С глаз долой из сердца вон. Только не помогло.

Стоило ей остаться наедине с собой, как непрошеные мысли вновь полезли в голову. Зачем он так? За что? Из глаз непрерывно текли слезы, а разум будто принадлежал двум,

совершенно разным людям.

Одна Камилла пыталась заставить себя забыть обо всём,

вычеркнуть белобрысого некроманта из своей жизни. А другая

— всё искала оправдания его действиям. Но что бы она ни делала, мысли всё крутились и крутились вокруг того, кого вспоминать не стоило.

" Может, он не специально? Ведь его столько раз бросали.

Он, наверно, уже отчаялся."

"Ага, ещё бы такого циника не бросить. Если он так каждую супругу проверял, то совершенно не удивительно, что у него три развода. А все остальные причины — так, нелепые отговорки."

"Но ведь в таблице были описаны лишь первые события.

Может, он одумался и понял, что так нельзя. Он ведь не описывал ни пикники у моря, ни тот вечер. у мистера

Линери."

"Ну, ну. Просто этому проходимцу банально не хватило времени это сделать. Как же, приходилось разрываться между навязанным студентом и охмурением экономки. Не будь наивной!"

"Да, наверно. Но. его глаза. В них была такая тоска,

столько боли."

"Ещё бы, он ведь наверно впервые в жизни не смог добиться того, чего хотел. Рыбка сорвалась с крючка! Забудь его!"

"Да, да, надо забыть. Уже ушла, и он не остановил. Значит,

так и должно быть. Надо забыть. Но почему же так больно?"

Только сколько бы себя не убеждала Камилла, Горден забываться не хотел.

Следующий день прошел как в тумане. Не радовало ни долгожданное совершеннолетие, ни яркое солнышко за окном.

Есть не хотелось, и она так и провалялась в постели до вечера.

На третий день Камилла всё же решила взять себя в руки и заставить шевелиться. Ей нужны были документы. Вчера вопрос решился благодаря лишнему золотому,

перекочевавшему в карман владельца таверны. Но ведь так дальше продолжаться не может.

И она, усилием воли, встала, умылась, оделась, дабы посетить местных чиновников и оформить заявление на восстановление документов. Ну не ехать же за ними в родной город, прямо в лапы опекуна!

Новый день не баловал погодой. Накрапывал мелкий дождик. Вредный ветерок то и дело играл с юбкой, стараясь запутать девичьи ноги. А порой и вовсе подымал с земли мелкий мусор и бросал его в прохожих.

Камилла без особого энтузиазма остановила извозчика, как по заказу проезжавшего мимо, и поспешила забраться в карету,

что бы через секунду попытаться оттуда выскочить. Не получилось. С двух сторон от неё, открылись дверцы, и внутрь запрыгнули два огромных мордоворота, полностью отрезая путь на волю.

— Ну, здравствуй, дорогая моя невестка! Нагулялась?

Напротив неё, вальяжно развалился тот самый, недавно помянутый опекун. Седые волосы немного топорщатся. Чуть мутные глаза внимательно отслеживают её реакцию, а морщинистая рука то и дело поглаживает бронзовый набалдашник трости. Дыхание сперло. Попалась. Как глупо она попалась.

— Я вам не невестка! — как можно уверенней заявила

Камилла. — По закону, совершеннолетние граждане Лисана имеют право сами принимать решения о заключении брака!

Старческое лицо мистера Истера перекосила злобная гримаса. С несвойственной для его солидного возраста быстротой он подался вперёд, и та самая рука, что недавно полировала бронзу, крепко ухватила её за подбородок, не позволяя отвести взгляд.

— Это уж позволь мне решать, милая, что и как ты будешь делать.

Цедя сквозь зубы каждое слово, сказал опекун. И

убедившись, что его слова достигли нужного эффекта, он легким толчком отпустил свою жертву.

Больше с ней не разговаривали. О том, что кричать бесполезно, Камилла понимала и так. Видеть, куда её везут,

она не могла, окна кареты были плотно зашторены. И с каждой минутой девушка всё отчетливей понимала, что в этот раз сбежать не удастся. И её вряд ли выпустят, пока не получат то,

что им требуется.

Тряслись они в карете долго, и, судя по той же самой тряске,

давно выехали за пределы города. Так что когда извозчик остановил лошадей, девушка даже почувствовала облегчение.

Молчавший всю дорогу опекун, швырнул ей легкий, мужской плащ.

— Надень так, чтобы лица не было видно. И не глупи! Здесь до тебя никому нет дела.

С этими словами, дверца экипажа была открыта, и мужчина достаточно лихо выскочил наружу. Следом за ним вывели и

Камиллу. Увидев, куда её привезли, девушка окончательно упала духом. Глухомань.


Истеры зря время не теряли. Да, вместе с Джоном Истером был и его сын — Рудольф. После того, как девушку заперли в небольшой коморке, они послали за нечистым на руку нотариусом. Им было необходимо заключить брак любой ценой. А для этого требовалось согласие девушки. Его она,

конечно, не давала, как бы мужчины не давили.

— Послушай меня, девка! — брызжа слюной, кричал её опекун

— Ты подпишешь брачный договор, поняла меня!

Камила лишь скривилась и отвернулась.

— Да что ты морду кривишь! Тебе такой шанс предлагают, а ты. Ведь шлялась же, целый месяц шлялась! С этим некромантом якшалась. Ты, дура, что, не понимаешь? Товар ты теперь порченный. Кому ты нужна?!

Но девушка осталась безучастна к эмоциональной речи опекуна. Она, конечно, могла сказать многое. Например то, что с таким приданным её любой возьмет, даже с приплодом. Или то, что ничего она не порченная. А в доме некроманта состояла на должности экономки. Но зачем? Зачем распинаться перед этим ничтожеством?

И видимо всё это прекрасно читалось по её лицу. Иначе почему мистер Истер побагровел пуще прежнего и замахнулся на неё своей тростью, в последний момент изменив траекторию удара, он вдребезги разбил стоящий на хлипком старом столике кувшин. Стол жалобно застонал, покачнулся, а с его отполированного края закапала на деревянный выскобленный пол вытекающая из-под осколков вода. Камилла закономерно вздрогнула.

— Ничего, подпишешь.

С этими словами мужчина развернулся и вышел из небольшой комнатушки, заперев дверь на ключ. Как оказалось,

ненадолго.

Стараясь успокоиться, Камилла встала, прошлась по отведённой ей территории и очередной раз огляделась. Жалкое зрелище. Покосившийся от удара стол, потемневший от времени стул, — вот и вся мебель. А окошко, и без того слишком маленькое, чтобы в него пролезть, было заколочено крест на крест, не давая дневному свету проникнуть внутрь.

Мысли метались в её голове, словно запертые в клетку птички. Ей необходимо было выбраться отсюда. Она прекрасно понимала, что долго против Истеров не продержаться. И тогда её участь будет предрешена. Запрут где-нибудь в деревне — это в лучшем случае. Но ведь могут и убрать, как ненужную пешку с доски. То, что её опекун на это способен, она не сомневалась.

Загадкой для неё оставалось лишь то, как опекун собирается заставить её подтвердить подлинность договора в отделе по контролю и регистрации брачных договоров. Если договор заключается от лица несовершеннолетнего гражданина

Лисана, с помощью нотариуса, опекун обязан в течение десяти дней с момента подписания, предоставить оригинал в орган контроля для его регистрации. После он не имеет юридической силы. Это вполне понятно. Опекун — законный представитель,

и его присутствия вполне достаточно. А вот в её случае, как практически полноправного члена общества (не считая прав на наследство), в орган контроля и регистрации необходимо явиться лично, под ручку с супругом. И вот каким образом,

"уважаемый" опекун хочет заставить её подтвердить законность подписания договора там? Ей же достаточно заявить обратное, и тогда начнётся проверка!

Камилла приблизилась к окошку и попыталась выдрать прибитые гвоздями доски. Не получилось. Зато она услышала за окном шум и приникла к небольшой щели. К дому, верхом на серой в яблоках кобыле подъехал закутанный в плащ человек. Стоило Камилле увидеть, как тот старательно скрывает своё лицо под капюшоном, сразу поняла, что помощи от него ждать не стоит. Ну не скрываются добропорядочные люди в достаточно теплый, хоть и дождливый летный день под плащом.

Мужчина (а в этом девушка не сомневалась) неуклюже слез с лошади, покрепче перехватил небольшой портфель и, кинув поводья одному из охранников, поспешил в дом.

Не теряя времени даром, Камилла подлетела к запертой двери и, прижавшись ухом к замочной скважине, старательно напрягла слух. Скрипнула открывшая дверь, и звук шагов разнесся по пустому дому.

— Вы как всегда пунктуальны. Проходите мастер Аварит.

— И я рад вас видеть. Признаться честно, я ждал посыльного от вас намного раньше. Как мы и договаривались.

В брюзжащем голосе гостя был слышен упрёк. Такое её опекун обычно не терпел и то, что он смолчал, говорило о многом. Этот человек для него важен.

— Полно вам, мастер. Я бы сам рад был бы решить всё раньше, но обстоятельства сложились иначе.

— Обстоятельства, обстоятельства. — Ворчливо повторил за ним гость. — Договор — вот что важно! А вы уже сроки нарушили.

— Не переживайте, мастер, сроки мы вам компенсируем. –

Елейным голосом пропел опекун. — Вы же понимаете, на кону честь семьи. А у этих молодых в голове одни опилки. Какой ум в семнадцать лет? А тут такое деликатное дело. Выкрал невестку проклятый некромант и прятал у себя целый месяц. С

трудом нашли! Он ведь имел наглость врать мне прямо в лицо.

Ничего, негодяи, не боятся! — зло выплюнул он. А сердце

Камиллы болезненно сжалось. Горден её до последнего прикрывал, защищал, а она не послушалась. — Запудрил мозги девчушке, теперь та и думать ни о чем не желает. А как же честь, долг, сделка, в конце концов. А у них всё любовь. Вот старший мой это понимает. Даже после такого позора, от обязательств не отказывается. Так что простите, мастер. Надо бы вопрос решить так, что бы честь семьи не уронить. Тихо.

По-семейному. Подпишем договор задним числом, и всё!

— В своем ли вы уме, милеший! Это ведь неправомерно! –

фальшиво возмутился гость. — Я ведь слуга закона.

— Мастер Аварит, я думаю, восемьдесят золотых сверху, будет достаточно, чтобы закрыть глаза на такую мелочь, как дата в договоре? Вы же понимаете, честь семьи!

— Дата — это не мелочь! — гнул своё гость.

— Хорошо, сто!

— Ну, если только честь семьи. — Протянул мужчина. — Я же понимаю, для меня это не пустой звук.

Слушая этот откровенный торг, Камилла едва не скрипела зубами. А надежда выбраться из этого дома незамужней медленно и верно умирала.

— Я рад, что вы вошли в наше положение. — Довольно пропел мистер Истер. — Не будем затягивать с заключением договора.

Присаживайтесь. Рудольф, приведи свою невесту.

Камилла моментально отшатнулась от двери и присела на единственный стул. От страха её сердце бешено колотилось, а руки непроизвольно теребили подол платья. Ей ведь даже времени не дали!

Щелкнул замок, и дверь тихо отворилась. На пороге комнаты возник один из её тюремщиков. Рудольф был копией своего отца. Те же самые торчащие, непослушные волосы, только не седые, а темно — русые, бездушные серые глаза, чуть полноватая фигура. Единственное что их отличало, кроме возраста, это тонкие, противные усики. Из-за них Рудольф напоминал Камилле таракана.

Парень окинул её сальным взглядом, ухмыльнулся и машинально пригладил усы.

— Пойдем, Камилла. Пора подписывать договор.

Девушка напряглась и, вложив в свой взгляд как можно больше презрения, посмотрела на него.

— Я ничего подписывать не буду. — По слогам выдавила она.

Но Рудольф лишь хмыкнул. Он медленно, не торопясь шагнул к сидящей на стуле девушке. Подавляя своей внушительной фигурой, посмотрел на неё сверху вниз.

— Подпишешь — и будешь спокойно жить, пусть в глуши, но живая и здоровая. А если нет. — притворно-сочувствующим тоном продолжил он, — ты же большая девочка, должна понимать, что это вопрос времени. А боль… ну зачем тебе боль?

У Камиллы от страха внутри всё похолодело. "Неужели они готовы пойти и на такое?" — удивилась она. Посмотрела в серые, бездушные глаза и поняла: пойдут. Эта вечно жаждущая денег семейка пойдёт и не на такое!

Рудольф протянул ей руку, даже не сомневаясь, что она её примет. А Камилла смотрела на неё, и не могла пошевелиться.

Невероятный по мощи грохот вывел Камиллу из оцепенения.

Рудольф как — то напрягся, развернулся и вылетел из коморки,

даже не потрудившись закрыть дверь. А девушка, чуть помедлив, встала со стула и, шагнув к распахнутой двери,

выглянула из-за косяка. Увиденное заставило пораженно замереть, а глупое сердце пуститься вскачь.

Часть стены, где раньше была дверь, отсутствовала. И в этом новообразовавшемся проёме, в нарочито-расслабленной позе,

сложив руки на груди, стоял некромант. Волосы его были собраны в короткий хвостик, но пара золотистых прядок всё же не удержалась, выскользнула из захвата кожаного ремешка и упала мужчине на лицо. На губах его играла привычная усмешка, вот только глаза не смеялись. Черные, как сама тьма,

они буквально пригвоздили к своим местам всех собравшихся в этом доме.

Первым отмер опекун. Он передернул плечами, будто пытаясь сбросить оцепенение, и буквально на глазах покрылся красными пятнами.

— Что вы себе позволяете?! — взревел он — Это частная территория! — после мистер Истер оглянулся на нанятого им мага и затрясся от злости. — Что ты стоишь?! За что я тебе деньги плачу!

Маг нервно сглотнул. Он уже поднял руки, дабы направить в прорвавшегося к ним некроманта пару заклятий, но внезапно пошатнулся и с воплем ужаса рухнул в образовавшийся под ним темный провал, который со звучным чмоком схлопнулся над головой своей жертвы.

Некромант улыбнулся, а за его спиной, словно две тени,

возникли Мэри и Томми. Красноглазые умертвия неподвижно замерли, не забывая хищно скалиться и демонстрировать присутствующим внушительные клыки. Горден же ещё раз оглядел помещение, и, наткнувшись на огромные, полные восторга, карие глаза, незаметно выдохнул. Цела. Улыбка его стала шире, взгляд при виде девушки заметно потеплел.

Подмигнув Камилле, он вновь обратил всё своё внимание на похитителей.

— Так-так, и что тут у нас?

Камилла так и не смогла отвести взгляд от затянутой в чёрное фигуры. Некромант уверенно, совершенно не смущаясь ненавидящих и испуганных взглядов, преодолел расстояние от входа до стола, за которым сидел худощавый мужчина с жидкими седыми волосами. Круглые очки в золотой оправе сползли ему на самый кончик носа, оставляя неприкрытыми маленькие глазки с панически бегающим зрачком. Нотариус изо всех сил старался закрыть руками тонкую стопку бумаг. Но стоило Гордену протянуть к ним руку, как тот обречённо отступил.

— Ммм, брачный договор. Как интересно!

Некромант какое-то время изучал документ, а когда его взгляд оторвался от бумаг, черные глаза едва не заставили

Джона Истера позорно попятиться.

— Похоже, вы не очень серьёзно относитесь к своим обязанностям опекуна, мистер Истер. — Протянул некромант. -

Иначе как объяснить, что ваша подопечная после свадьбы лишается всех прав на собственность? Вы же ей ничего не оставляете, даже в случае развода по инициативе супруга.

Истер больше не краснел, он бледнел. Его морщинистая кожа могла поспорить своим цветом с чистыми листами бумаги, что так и остались лежать на столе. Но, то ли слово смелость было не чуждо пронырливому дельцу, то ли у него

(при слове прибыль) напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения, но он, гордо задрав подбородок, срываясь на фальцет, заявил:

— Это не ваше дело, мистер Ларк! Опекун здесь я, и мне решать, как лучше для девочки!

Белёсая бровь некроманта вопросительно приподнялась,

выдавая удивление.

— А согласие своей подопечной вы спросили? — вкрадчиво уточнил он. — Ведь она уже совершеннолетняя. — Горден ласково посмотрел на выглядывающую из-за дверного проёма девушку. — Мисс Доннелли, вы давали своё согласие на этот брак?

— Нет!

Звонко и четко ответила Камилла, наконец-то вынырнув из укрытия. Не бросил! Он её не бросил!

— То есть у нас тут попытка принуждения, подделка документов — фактически мошенничество!

От последнего заявления нотариус затрясся.

— Что вы, милейший. Какое мошенничество! Всё честно. Я

всего лишь скромный нотариус, и мистер Истер пригласил меня для заключения брачного договора. Я даже ещё невесту.

— от сверкнувшей в черных глазах ярости, мастер Аварит запнулся — то есть мисс Доннелли не видел. Да вы сами посмотрите, договор девственно чист. Ни одной подписи!

— Тем лучше для вас, уважаемый. — Ровным тоном заметил

Ларк.

А нотариус нервно дернулся, достал из кармана пиджака платок и обтер взмокший от волнения лоб.

— Вот только это не отменяет похищение.

От этих слов уже дернулись оба Истера.

— Мэри, Томми, проводите этих господ вон в ту комнату, –

Горден указал на каморку, безошибочно определив место заточения, — и не спускайте с них глаз.

Умертвия синхронно кивнули, но как показала практика,

господа в этот раз были весьма благоразумны, и ждать особого приглашения не стали, сами едва не вприпрыжку кинулись туда.

— Камилла, уделишь мне время?

Эта фраза была сказана мягко, а в черных глазах, недавно метавших молнии, появилась мольба. Камилла лишь кивнула, и молча подошла к некроманту.

— Присядешь?

Тихо спросил он, выдвинул для неё стул, подхватил тонкую ладошку, поцеловал и самолично усадил. Горден нервно провел рукой по волосам, убирая непослушные пряди. Эффекта это никакого не дало, стоило убрать руку, как они вновь упали на лицо. Некромант прошелся по комнате, явно собираясь с мыслями, после щелкнул пальцами, и радужная плёнка куполом накрыла их двоих, отрезая от внешних звуков. Не утруждая себя стулом, Горден опустился перед девушкой на колено, взял её ладошки в свои руки и заглянул в глаза.

— В первую очередь я бы хотел попросить у тебя прощения. –

Чуть хмурясь, начал он. Да, опыта в этом деле у некроманта не было. — Я поступил. подло. Этот якобы "эксперимент" не ставил цели поиздеваться над тобой, скорее надо мной. Как ты уже знаешь, у меня за плечами три брака. Три развалившихся брака, где бывшие жены просто не смогли прижиться в моем, скажем так, специфическом (в силу особенностей профессии) доме. Это отложило свой отпечаток.

И если внешне кажется, что такое положение дел ничуть меня не задело, — это не так. Не правда ли, забавно — некромант с комплексами.

Невесело хмыкнул он и замолчал, чуть прикрыв глаза. А

через минуту продолжил. Так было проще признаваться.

— Когда ты появилась на пороге моего дома. Предвосхищая твой вопрос, сразу скажу — слугой был я под иллюзией. –

Поспешно добавил Горден, стоило почувствовать, как сжались маленькие кулачки. — Так вот, когда я тебя увидел, то был восхищен. Ты походила на милого, невинного ангелочка. По твоему поведению я сразу понял, что у тебя проблемы, но тогда даже не подозревал, какие. А когда ты не выказала особого волнения при встрече с персоналом дома, так и вовсе был поражен твоей смелостью. Тогда-то и родилась идея показать тебе все прелести проживания в логове некроманта. Да, я поступил эгоистично, признаю. Но эта таблица в первую очередь служила сдерживающим фактором для меня. Я не смел приближаться к тебе, будучи не уверенным в том, что через месяц ты, возненавидев меня и мой дом, не сбежишь. Тогда я бы сделал больно не только себе, но и тебе.

Договорив, он вновь поднял глаза на Камиллу, от переживаний так мило прикусившую губу.

— И я бы хотел спросить, сможешь ли ты простить меня? –

чуть хрипло выдавил он, сдерживая желание подхватить девушку на руки и усадить уже на свои колени.

Молчание затягивалось. Камилла внимательно вглядывалась в столь родное лицо, всё больше убеждаясь, что Горден не врёт.

Более того, наверняка, впервые Великий и Ужасный раскрывает перед кем-либо свою душу. А это дорогого стоит.

— Я уже. уже простила. — ничуть не лукавя, тихо ответила она.

Камилла физически ощутила, как ушло напряжение. Столь редкая складка меж светлыми бровями исчезла, а её руки, всё ещё удерживаемые некромантом, поднесли к губам, чтобы поцеловать.

— Правда, простила? — шепнул Горден, придвигаясь ближе.

А девушка, как завороженная, не могла отвести взгляд от приближающихся черных омутов, лишь кивнула.

— Я рад. — Замерев у самых губ, выдохнул некромант за мгновение до поцелуя.

Горден целовал жарко, неистово. Он будто вложил в поцелуй все свои чувства: страсть — сжигающую его изнутри, нежность

— что просыпалась в нем при одном взгляде на любимую, страх разлуки — заставляющий болезненно сжиматься черствое сердце. Горден дышал ею и не мог надышаться. А Камилла,

таяла от нежных прикосновений его губ, от поглаживаний теплой ладони, вдруг очутившейся на её спине, от жара,

исходившего от него. Смягчалась и плавилась, словно воск от обжигающей близости живого огня. Обида? Её не было. Было лишь желание теснее прижаться к такому надёжному и желанному мужчине. Довериться ему.

С трудом Горден всё же оторвался от пьянящих губ. Заглянул в затуманенные страстью глаза и вновь потерялся.

— Люблю тебя. — Хрипло простонал он, не выпуская девушку из объятий. — Выходи за меня.

Признание, и последовавшее за ним предложение заставили

Камиллу широко распахнуть глаза и изумлённо приоткрыть ротик. Чем наглый некромант не преминул воспользоваться,

резко подавшись вперёд.

Эмоции с новой силой захлестнули девушку, окончательно и бесповоротно лишая возможности мыслить. Когда поцелуй прервался, Камилла практически не соображала. Дыхание её сбилось, щеки раскраснелись, а глаза заволокла поволока.

Во время поцелуя Горден уже каким-то чудом умудрился сесть на пол, перетащив девушку к себе на колени. Шпильки из прически были вынуты, и теперь он с упоением зарылся носом в копну вьющихся волос.

— Ты выйдешь за меня? — повторился некромант, параллельно поглаживая её по щеке.

— Неожиданно. — только и смогла выдавить из себя бывшая экономка, — слишком быстро.

— Давай по порядку. — Довольно прищурившись, словно котяра, получивший плошку свежих сливок, мурлыкнул он ей на ушко. — Ты меня любишь?

И не дожидаясь ответа, наглые губы спустились ниже, на изящную шейку, прокладывая влажную дорожку из поцелуев.

— Да-а, — всхлипнула Камилла, послушно откидывая голову назад.

— Пр-рекр-расно, — не прерываясь, проурчал хитрый некромант. — А раз наши чувства взаимны, почему бы их не узаконить? Я прав?

— Да-а. — послушно согласилась девушка, теряясь в новых, не совсем понятных ощущениях.

Горден оторвался от интересного занятия и вновь заглянул в большие, потрясенные глаза.

— Я так понимаю, это означает, что ты согласна выйти за меня?

А Камилла вновь замерла, завороженная шальными звездочками, пляшущими в черных омутах. Отказаться? От него? Да никогда!

— Да. — Уже более осмысленно выдохнула она, в ответ получая мягкую, довольную улыбку.

— Ты сделала меня счастливым. — Некромант обхватил ладонями её личико и, не разрывая зрительного контакта,

продолжил. — Знаешь, а давай поженимся прямо сегодня. Вот только с твоими обидчиками разберусь, и сразу поженимся!

После этих слов к Камилле стало возвращаться ощущение реальности. А фантазия подкинула сразу несколько не очень законных трактовок слова "разберусь"

— Горден, — затаив дыхание, уточнила она, — ты же не собираешься их убивать?

— А что, не надо? — будто пойманный на горячем, уточнил некромант.

— Не-е надо. — Уверенно замотала головой новоиспечённая невеста. — Есть законные методы. Они же принуждением пытались заставить меня подписать брачный договор. Вот пусть с ними органы правопорядка и разбираются!

— Хотели и заставили — два разных понятия. — Не удержавшись, некромант легонько щелкнул её по носу. — Да и похищение ещё доказать надо. Они могут и выкрутиться. А

если копнуть дальше, то те же органы правопорядка узнают — у кого последний месяц скрывалась одна, тогда ещё несовершеннолетняя девушка. И даже если эта девушка признается в обмане, то всё равно, ищейки так просто от неё не отвяжутся! А наказать негодяев надо!

Камилла растерянно заозиралась, пытаясь найти выход.

— Но убивать, это слишком. — Нервно прикусила уже припухшую от поцелуев губу, выдала она.

— Ладно, не убью, придумаю что-нибудь. другое.

Вынужденно согласился некромант, мысленно уже просчитывая варианты. Ведь смерть — это не самое страшное в жизни. Уж ему-то это не знать.

— Спасибо. — Девушка в ответ улыбнулась, но тут же с подозрением прищурилась, глядя на своего героя. — Скажи, а куда ты дел тех охранников и мага. Их же ты. не убил?

— Нет, что ты.

Уверенности в голосе некроманта мог позавидовать любой политик. Таким тоном они могли обещать своим избирателям достать луну с неба, и все бы поверили. Ну, ведь, правда, не убил. Всего лишь перенес в давно примеченное им болотце,

кишащее персональными, вечно голодными змейками -

умертвиями. А то, что те не смогли о туда выбраться. Так разве он в этом виноват? Лучше стараться надо было!

Облегчение проступившее на юном личике, заставило совесть некроманта всколыхнуться, но он тут же на неё пришикнул. Не стоит столь чуткой малышке знать подробности её спасения.

— Знаешь, ты тут немного посиди, в компании Мэри, а я пойду, пообщаюсь с твоими похитителями.

Без особых усилий, Горден поднялся вместе с Камиллой на руках. Он бережно пересадил её на всё тот же стул, улыбнулся притихшей невесте и чмокнул внос.

— Я скоро.

— Но ты же.

— Нет, я же обещал. — Возмутился некромант. — Не переживай, я скоро, а потом сразу в храм.

— В храм?

С тихим ужасом прошептала Камилла, понимая, что пути назад нет. Она дала своё согласие! А воспоминая о том, как это согласие у неё "выспрашивали", лишь добавили красок её щекам.

Вот такую растерянную и озадаченную, пунцовую, с копной беспорядочных кудряшек на голове и большими распахнутыми глазищами, нашла её Мэри.

— А я замуж выхожу. — Не зная, почему, решила пояснить ей

Камилла. — Сегодня.

Красноглазая блондинка лишь удручающе покачало головой.

Порылась в просторных карманах своей туники и извлекла на свет деревянную расческу и тонкую, атласную ленту. Всё это

Камилла отметила краем своего сознания, как и то, что из-за приоткрытой двери каморки полыхнула привычная тьма пространственного перехода.


Минут через сорок, на том же самом стуле уже сидела обворожительная, идеально причесанная молодая девушка.

Глаза её лихорадочно блестели, и она то и дело нервно поправляла свое простенькое платье.

Когда из портала, открывшегося прямо в комнате, шагнул довольный некромант, девушка почти успокоилась. А вот при виде затравленных, с трясущимися руками, пленных, она едва удержалась от так и рвущихся вопросов. Но некромант её опередил.

— Вот видишь: живы и здоровы.

А на скептический взгляд глаз цвета кофе, поспешил добавить.

— Кто же виноват, что у них, от простой профилактической беседы наконец-то проснулась совесть? — хитро прищурился некромант. — Вон, даже инициативу проявили, решили здесь немного задержаться, в компании Томми. А нам пора. У нас же свадьба.

А Камилла, очередной раз мазнув взглядом по запуганной до полусмерти троице, мысленно махнула рукой. Почему она должна их жалеть? Они её не пожалели бы. Она и так отговорила Гордена брать на душу грех, и этого будет достаточно.

Снова полыхнула тьма и они, уже втроем очутились на скромной площади маленького приморского городка, стоящего на возвышении. Даже оттуда было сложно не заметить покачивающиеся длинные мачты причаливавших в порту кораблей и белых птиц то взлетающих, то камнем падающих вниз.

— Здесь погода лучше. — Пояснил сияющий, будто натертая монетка, некромант, и потянул девушку к видневшемуся на другой стороне площади храму.

Но дорогу им решительно преградила. Мэри.

— Что? — нетерпеливо уточнил у неё некромант.

Состояние, когда его собственное, боевое умертвие проявляет, свойственное живым, ослиное упрямство, он знал.

А ещё он знал, что проще сразу узнать причину, и решить проблему, чем пытаться её переупрямить.

Красноглазая красотка выразительно посмотрела сначала на цветастое платьишко Камиллы, а после и на свой наряд.

Горден насупился, и хотел было уже возразить: мол, какая разница, в чем замуж выходить, главное, побыстрее это сделать, но глянув на смущенную невесту, всё же согласился.

— Ладно. — Тихо, чтобы не слышала Камилла, сказал он. — Но если она за это время передумает, упокою!

На что Мэри лишь картинно закатила глаза, припрятала кошель с деньгами, выданный некромантом и шустро подхватив невесту под ручку, не успевшую даже пикнуть,

поспешила в ближайшую лавку.

Дальнейшие события немного смазались в памяти Камиллы.

Они сменялись так быстро, словно картинки в калейдоскопе.

Вот они выбирают подвенечное платье: белое, легкое словно пух, без корсажа и сотен нижних юбок. Невероятно простое,

но, тем не менее, удачно подчеркивающее все достоинства будущей невесты.

Потом сразу храм, пораженное лицо жрицы, что вела немного странную церемонию, где в роли "подружки" невесты выступало обвешенное метательными ножами умертвие

(попробуй такой откажи). Улыбающийся, уже её, любимый мужчина, чьи глаза не давали девушке очнуться. Приятная тяжесть браслетов и умопомрачительный, совершенно не целомудренный поцелуй, что завершил бракосочетание.

И снова заброшенный в глуши дом, где сидя за столом, не смея лишний раз пошевелиться, находились её недавние мучители.

— Милая, это твой свадебный подарок от дорогого опекуна!

От этих слов мистер Истер побледнел ещё сильнее,

покачнулся и нервно схватился за край стала. Оказалось, он полностью переписал на неё свою половину фирмы.

Дарственная была составлена по всем правилам и заверена нотариусом Аваритом. Правда, он был уже на имя Камиллы

Ларк, но это мелочи.

— А вот наш брачный договор. Если согласна, подпиши.

И перед ней лег новый лист. Камилла даже честно прочитала несколько первых пунктов. Но и этого хватило, что бы уловить основную суть. Все, что было её до брака, и приобретенное или полученное в дар во время брака, будет только её. Все же имущество и доходы супруга — принадлежали им двоим.

Нелепый договор, она его даже не дочитала.

— Но так нельзя! — искренне возмутилась честная жена.

— Это мелочи, я не хочу, что бы ты во мне сомневалась. –

Заверил её некромант. — Просто подпиши.

И Камилла подписала. Впервые подписала договор, не дочитав его до конца. А если бы дочитала, то увидела очень интересное уточнение, о том что их брак расторжению не подлежит (правда, за всю жизнь она ни разу об этом не пожалела).

И снова смена обстановки: теплая атмосфера ставшего родным логова некроманта, накрытый на двоих праздничный стол, шампанское, цветы. Голова шла кругом. И когда Горден подхватил на руки свою четвертую жену, дабы отнести её в супружескую спальню, она уже не волновалась, а лишь доверительно прильнула к мужской груди.

Ночь была длинной, и такой же сумасшедшей, как предшествовавший ей день. Тихий шепот признаний,

свидетелем которых была полная луна, освещающая брачное ложе, где сплетались тела и их души. Нежные, невесомые касания вдруг перетекали в страстные, заставляющие задыхаться от недостатка воздуха, объятья. Хмельные поцелуи ласковых и в то же время настойчивых губ. И черные омуты,

сияющие даже в темноте, от которых замирало девичье сердце.

Камилла чувствовала безмерное счастье, захлестнувшее её с головой. И под утро, когда утомленные, они засыпали в объятиях друг друга, у Камиллы было четкое ощущение того,

что теперь у них всё будет замечательно.


ЭПИЛОГ

Миссис Роус, сидела на летней веранде и с упоением, жмурясь от удовольствия, рассасывала тонко нарезанные ломтики лимона. Тут же на столе стояла уже очищенная, разделанная на порционные кусочки, соленая рыбка и стакан томатного сока.

На самом деле миссис Роус сейчас очень волновалась, и, как следствие, у неё просыпались немного странные, но вполне объяснимые для беременной женщины, пристрастия в еде.

Эллина ждала мужа. Ещё утром он сообщил, что один белобрысый и резко отупевший некромант его достал, и он намерен раз и навсегда решить эту проблему. Радикальным способом. Так сказать, вернуть должок. Такое заявление вызвало бурю эмоций у его благоверной. Но Роус не был бы

Роусом, если не смог бы справиться с любой, даже экстремальной ситуацией. Поэтому жену он успокоил, и с чистой совестью отправился заниматься личной жизнью друга.

И вот теперь миссис Роус сидела на веранде, и высматривала, не едет ли любимый. Он не ехал. Он просто открыл портал на лужайке возле дома. "Опять цветочки помнет.", — со вздохом подумала она, тем не менее, спеша подняться и обнять родного и любимого мужчину.

— Ну как? — С нетерпением спросила Эллина. Как и всем женщинам, ей было не чуждо любопытство.

— Всё отлично! Горден был устранен, и теперь нашему семейному счастью ничего не помешает!

— Как устранен? — пошатнулась женщина, пусть и не любившая некроманта, но все же не желающая ему смерти.

— Тише, тише, дорогая! — подхватывая супругу, затараторил

Алекс. — Он всего на всего женился. И я думаю, это надолго!


Первый осенний день. Горден поднялся чуть раньше обычного. За последние два месяца, самые счастливые месяцы в его жизни, он немного обленился. И на то была причина. И она, эта причина мирно посапывала на большой двуспальной супружеской кровати.

Горден ещё раз оглядел себя в зеркале. Вроде всё идеально: зачесанные назад светлые волосы, строгий костюм, шелковая рубашка и тонкий галстук. Все угольно-черного, истинно некромантского цвета.

Уже пора было открывать портал, но мужчина не удержался и всё же вернулся в спальню. Там, в ореоле беспорядочно разметавшихся кудряшек, на белоснежных простынях спала его нимфа. Тихонько подкравшись, Горден склонился к нежным, словно лепестки роз, губам и легонько поцеловал. Будить жену не хотелось, но и уйти просто так он был не в силах.

Длинные ресницы затрепетали, гибкое молодое тело выгнулось дугой, а тонкая сорочка, так соблазнительно сползшая с одного плеча, четко обрисовала все контуры тела.

Некромант с шумом выдохнул, с трудом борясь с желанием лечь рядом.

— Радость моя, ещё рано. Спи.

Но огромные очи цвета кофе распахнулись и лукаво уставились на него.

— Все же решил мстить? — хриплым ото сна голосом проворковала миссис Ларк.

— Конечно! Я же некромант. У меня репутация!

Молодая женщина чуть приподнялась и потянулась за поцелуем.

— А может, не стоит? Останься со мной.

Светлые брови сошлись на переносице в притворном возмущении.

— Что я слышу, уважаемая супруга? Вы заступаетесь за наглого мальчишку, посмевшего перейти мне дорогу? Может,

он вам ещё и мил?

— Что вы, мой гневный супруг, — патетично воскликнула

Камилла, — в моем сердце есть место только для вас!

— Это хорошо. — Черные глаза искрились весельем. — Я ведь весьма ревнив. И ваша защита — это лишний гвоздь в крышку гроба гадёныша. Но хватит о нем. Я требую доказательства вашей любви!

И не дожидаясь ответа, мужчина ловко притянул к себе сотрясающуюся от хохота супругу.

Некромант всё же задержался.


Невероятный шум наполнял внутренний двор Лисанской

Академии Магического Искусства. Студенты, прибывшие после летних каникул, неустанно делились впечатлениями.

Торжественную речь ректора они уже выслушали и теперь,

разбившись на группы, шли каждый на свой факультет.

Каждый новый год деканы на своих факультетах лично доносили новую информацию до учащихся.

Вот и сейчас группа из пятикурсников, весело хохочущих над историей Леона Азуле, двигалась на отведенную им территорию. Леон, самодовольно ухмыляясь, то и дело ловивший на себе обожающие взгляды первокурсниц,

чувствовал себя королем. Он богат, популярен, силен и да — он уделал своего наставника. Жизнь прекрасна! Но все когданибудь кончается. Только молодой человек об этом ещё не знал.

Дойдя до персонального дворика, будущие некроманты остановились и замолчали. На импровизированной сцене появился уже седой, но всё ещё крепкий декан. Казалось,

пронзительный взгляд светло-серых, с графитовой окантовкой глаз видел их насквозь. Все шалости в стенах академии пресекались им на корню. Этот человек каким-то чудом всегда умудрялся появиться "вовремя". Август Ибер начал свою речь.

Не привычное: "Добро пожаловать! Идите, учитесь." Это была именно речь.

— Я рад приветствовать вас в стенах родного учебного заведения! Нынешний год особенный, и он начинается с приятных изменений! С сегодняшнего дня — снят запрет на самостоятельную работу студентов с мунфицином. Правда, он снят лишь с четвертого и пятого курса, но главное, у вас уже появится неоценимый опыт не только подымать тела, но и самостоятельно их подготавливать! — в рядах студентов раздался разочарованный вздох. Нетрудно было догадаться, на кого переложат обязанность по подготовке материала к практическим занятиям всего факультета! — Эта заслуга нашего нового преподавателя — Гордена Ларка! — на этих славах рядом с ректором на помосте появился высокий, улыбающийся блондин, традиционно затянутый в черное. По толпе пронёсся новый, явно женский, восторженный вздох. — Мистер Ларк любезно согласился в этом году поработать в академии. Его заслуги перед наукой неоценимы, и это большая удача учиться у него! Мистер Ларк будет вести у старших курсов практические занятия в лаборатории и на тренировочном полигоне.

Леон стоял и смотрел на помост, где декан разливался соловьем, а его персональный враг приветливо улыбался толпе.

У него не было ни грамма сомнений, по чью душу явился сюда наставник. И на молодого человека волной накатывало ощущение, что последний год будет непростым. Вдруг взгляд мастера, не так давно муштровавшего практиканта,

натолкнулся на него в толпе. От усмешки и обещания в глазах некроманта, холодок пробежал по спине молодого человека.

Нет, последний год академии будет адом.

— Да, и в завершение, хотел бы поздравить мистера Ларка с недавним бракосочетанием!

— Спасибо. — Искренне поблагодарил Горден своего бывшего учителя. Мало кто знает, что эти двое не так давно зарыли топор войны и распили бутылку мира. У Ларка появился надежный союзник в предстоящей травле наглого студента. А у

Ибера новый инструмент давления на подрастающее поколение и парочка живых, обездвиженных Суйли для практики. — И я с радостью поделюсь своими опытом и знаниями с подрастающим поколением некромантов. Нас ждет интересный, незабываемый год

Всё это Горден говорил, не отрывая взгляд от бледнеющего гадёныша. О да, год будет весёлым!

Конец


Лисан — страна, объявившая свою независимость в 1258 году. Изначально она была колонией Ериканской Империи. Заселялась бедняками. неугодными магами и желающими попытать счастье на новом месте. Восстание было поднято спустя двести лет, после заселения. Лисан разделён на семь данов (область).


Таракли — вид нечисти, обитающий вблизи кладбищ. Внешне напоминают огромного белого червя с одним глазом и полной пастью мелких, но очень острых зубов. Питаются как падалью, так и зазевавшимися путниками.


Суйла — вид нежити, обладающая зачатками интеллекта, чем и опасна. Морда этого существа слегка вытянута. Как у всякого хищника, пасть оснащена внушительными клыками на нижней и верхней челюсти. Четырехпалые лапы суйли заканчиваются длинными, чуть загнутыми когтями. Это существо способно очень быстро передвигаться и маскироваться под местность, меняя цвет кожи.


Мунифицион — специальный раствор для обработки трупов, перед работой с ними. Позволяет частично предотвратить дальнейшее разложение тела.


Черный алмаз — самый прочный минерал на Келионе. Его легко напитать магией, придавая необходимые свойства. Часто используется для создания артефактов. В частности, когти Мэри сделаны из черного алмаза.


Щелкунок — магическая зажигалка. Названа так, потому что при попытке её зажечь издаёт соответствующий звук.





Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА 1 ПАРАД НЕВЕСТ
  • ГЛАВА 2 БЕГЛЯНКА
  • ГЛАВА 3 ВЗАИМОВЫГОДНЫЙ КОНТРАКТ
  • ГЛАВА 4 ЗАМЕТАЯ СЛЕДЫ
  • ГЛАВА 5 ПЕРВЫЕ ИСПЫТАНИЯ
  • ГЛАВА 6 ГЕНЕРАЛЬНАЯ УБОРКА ИЛИ РАЗБОРКИ С ТРУПОМ
  • ГЛАВА 7 НОВЫЕ НАЧИНАНИЯ
  • ГЛАВА 8 РЕВНОСТЬ И ЕЁ ПОСЛЕДСТВИЯ
  • ГЛАВА 9 ИЗВИНЕНИЯ ПО-НЕКРОМАНТСКИ
  • ГЛАВА 10 НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЙ ГОСТЬ
  • ГЛАВА 11 КОНКУРЕНТЫ
  • ГЛАВА 12 ПОЛЕВАЯ ПРАКТИКА
  • ГЛАВА 13 ПРИГЛАШЕНИЕ
  • ГЛАВА 14 НАЙДЕН — НЕ ЗНАЧИТ ПОЙМАН
  • ГЛАВА 15 ВРЕДНЫЕ И ПОЛЕЗНЫЕ УМЕРТВИЯ
  • ГЛАВА 16 ПРИЕМ, ПРИЗНАНИЯ, ПЕРЕМЕНЫ
  • ГЛАВА 17 ВРЕМЯ РАСПЛАТЫ
  • ЭПИЛОГ
  • X