Альбина Игнатова - Куда приводят измены [СИ]

Куда приводят измены [СИ] 602K, 150 с.   (скачать) - Альбина Игнатова

Куда приводят измены


Пролог


Не пренебрегай врагами:

Они первыми замечают твои ошибки

Антисфен


— Хозяин, как Вы и распорядились мои люди следили за объектом, с тех пор, как он покинул дом. За прошедшие два часа, объект успел выпить в баре толстяка Джо, а после отправился на улицу Белых Лилий. Правда пробыл там не долго, не прошло и двадцати минут, как он покинул здание гильдии, в крайне раздраженном состоянии. Сейчас объект вновь напивается в дешевой забегаловке. Из достоверных источников известно, что гильдия ему отказала.

Крупный мужчина стоял на пестром ковре, перед столом своего начальника, привычно отчитываясь о проделанной работе. Его габариты это первое, что бросалось в глаза. Ростом мужчина был под два метра, косая сажень в печах, огромные, как кувалды, кулаки, способные выбить дух одним ударом. Сбитые костяшки пальцев красноречиво говорили об аргументах, используемых им при убеждении оппонентов в дискуссиях. Русые волосы были подстрижены так коротко, что постоянно топорщились, напоминая ёжика. Сломанный в двух местах нос, холодные, как лед, глаза, выпирающий подбородок и рассечённая когда-то давно бровь так же не добавляли его внешности добродушия. Светло-серый костюм, сидел на мужчине не привычно, будто был чужд ему. Казалось, светлая ткань сковывает его, и в любой момент, от резкого движения просто треснет. В городе мужчину знал практически каждый, начиная от градоначальника Волторга заканчивая последним нищим. И никто и никогда, по доброй воле, не хотел связываться с этим человеком. Ведь когда тобой интересуется начальник службы безопасности мистера Крона, хорошего не жди.

— Хорошо.

Хозяин кабинета, пальцами отстукивал ритм по деревянной ручке своего рабочего кресла, так, как это делают, когда пытаются помочь себе принять верное решение. Внушительные перстни, которыми была унизана его пухлая рука, при каждом ударе сверкали драгоценными камнями, прямым текстом говоря о состоятельности их владельца.

— Что же в дешевой напивается?

Не то, что бы ему было интересно, просто пока мистер Крон оценивал сложившуюся ситуацию, и продумывал, что он может с этого получить, ему не хотелось сидеть в тишине.

— А на большее у него денег нет. С чем жена выгнала, с тем и пошел.

Злорадно ухмыльнулся русоволосый. Наблюдаемый объект ему решительно не нравился. Да и по жизни ему мало кто нравился. Его работа не предполагала лишних симпатий.

— Значит так! Алкаша этого ко мне приведите. И чем быстрее, тем лучше. Он мне нужен в вменяемом состоянии. Свободен.

Пухлая ладонь звонко шлепнула по многострадальной ручке кресла, будто ставя точку в этом вопросе.

— Будет сделано.

Громила, не заставляя повторять дважды, развернулся на пятках и вышел в коридор, аккуратно прикрыв дверь. Хозяин кабинета, проводил его задумчивым взглядом, и вновь взял в руки записку, полученную несколько часов назад.

"Сегодня поступило заявление от интересующего вас человека, о расторжение брака. В случае развода супруг остаться ни с чем. Заседание назначено на десятое число. Буду рад, если это поможет Вам в решении деловых вопросах.

Ваш друг."

Толстые пальцы с хрустом смяли лист и бросили его в стоящую на столе железную чашу. Чиркнув спичкой для камина, мужчина поднес огонь к записке, окончательно её уничтожая. Не то что бы это было необходимо, просто он так привык. Не оставлять следов.

— Вот ты и открылась, девочка. Открылась для моего удара.



Глава 1.


Незваный гость. За белым вином думают о глупостях, за красным — говорят глупости, а за шампанским их совершают.

Анри Видаль

"Дзынь!" Пятый фужер шампанского полетел в стену, на которой висела половина свадебной фотографии с изображением молодого улыбающегося мужчины. Осколки, как мальки в пруду, разлетелись в разные стороны, а струйки шампанского медленно стекали на пол, образуя лужу.

— Так, из этого набора остался последний, надо ещё снаряды принести.

Напротив стены, в кожаном кресле сидела молодая женщина. Тусклый свет единственного светильника едва освещал небольшой уголок, где она уютно расположилась. Несколько непослушных прядей так и норовили упасть на бледное лицо женщины. Глаза её были красны от пролитых слёз, милый вздернутый носик припух, а губы были покусаны до крови. Женщина, слегка качнувшись, не твердой рукой потянулась за открытой бутылкой, стоящей рядом на журнальном столике. Вылив содержимое в бокал, и дождавшись последних капель, она сделала глоток игристого напитка и с криком "Вот тебе, гад!", зашвырнула бутылку в портрет. Но так же, как и последние три раза, снаряд, почему-то, слегка изменил траекторию и попал в стену ниже фотографии.

Вот таким вот не замысловатым способом миссис Деринат отмечала измену собственного мужа с его помощницей. Еще когда Тим сообщил, что он решил взять на работу себе личного помощника, она немало удивилась, ведь её супруг нигде не работал, денег в семье хватало. Миссис Деринат была наследницей достаточно прибыльного дела, поэтому муж её мог позволить тратить своё время на игру в поло, покер или просто встречаться с друзьями в закрытых загородных клубах, в отличие от жены. Ведь она была непосредственным руководителем, и позволить такую роскошь себе не могла. Но Тим был настолько убедителен и уверял, что без секретаря не обойтись, ведь у него так плохо получается составить распорядок дня, что парой в одно и тоже время он мог назначить игру в поло и встречу с портным. Вот Эллина и согласилась, тем более помощник ему нужен был всего на пару часов в день. И как же неприятно было застать мерзавца, сопящего между длинных ног его секретарши в их загородном доме, на их постели! Вот тогда-то она очень ясно поняла, ЗАЧЕМ её мужу помощница.

Ох, прав был папа, никчемного мужа выбрала, сама виновата. Хорошо, что в своё время отец позаботился составить брачный договор для своей нерадивой дочери. Он даже запретил брать фамилию мужа, и брак пришлось заключать светский. Это было главное условие. Как она тогда обиделась, ведь верила, что это жалкое подобие мужчины, её любит. Прав был папа, тысячу раз был прав. Миссис Деринат одним глотком допила остатки шампанского, и потянулась под столик за очередной бутылкой. Пальцы уже плохо слушались, и ей никак не получалось её открыть.

— Помочь?

Будь хозяйка дома чуточку трезвей, такой неожиданный вопрос выбил бы её из колеи. А так, Эллина медленно подняла глаза на прислонившегося к чистой стене мужчину. "Глюк!" — сразу решила она. К слову, сам "глюк" был достаточно привлекательным представителем мужского пола. Хитрые прищуренные глаза были цвета бренди, пепельные волосы частично закрывали смуглое лицо. Широкоплечий, крепкий, он непринужденно стоял на месте бывшей мишени. Сложив руки на груди мужчина внимательно рассматривал хозяйку дома, едва заметно улыбаясь

— Никогда не думала, что допьюсь до симпатичных мужиков. А ведь нормальные люди допиваются до белочки или до зелённых крокодильчиков, а у меня опять все не так.

Тяжело вздохнула Эллина.

— Слушай, глюк, а давай выпьем, а? У меня и тост есть!

Мужчина скептически посмотрел на хозяйку дома, но протянутую бутылку все-таки взял.

— Простите, миссис Деринат, а почему Вы решили что я плод вашего… скажем так, не совсем трезвого воображения?

Эллина слегка задумалась, для неё все было очевидно.

— Ну-у, во-первых, — женщина стала загибать указательный пальчик на правой руке, — в доме кроме меня никого нет, впустить вас никто не мог, уважаемый глюк. Во-вторых, — что бы загнуть средний палец, ей пришлось прибегнуть к помощи левой руки, — дом сейчас под лучшей защитой и как обещало лучшее охранное агентство нашего города, через неё ни одна мышь не пробежит, ни то, что мужчина. И наконец, в-третьих, — тут женщина попыталась загнуть безымянный пальчик, но посмотрев на то, что получилось, вернула его на место и загнула для счета большой палец правой руки. Удовлетворено кивнув своим мыслям, она продолжила, — я слишком много выпила и стена за вами стала чистая, осколки пропали, а их никто не убирал. Я бы заметила.

— Логично. Вот только я не глюк. Во-первых, — непроизвольно спародировав хозяйку дома, гость стал в той же манере, что и она, загибать пальцы на руке, — для меня ваши замки детское развлечение, во-вторых, не такая хорошая у Вас охранная система, требуйте компенсации и, в-третьих, Вы были слишком увлечены бутылкой, что бы заметить простенькое бытовое заклинание.

Миссис Деринат призадумалась, а давалось ей это с величайшим трудом, и взвесив все за и против, решила остаться при своем мнении. Она все-таки владелица целой корпорации, что ни день — новые сделки, встречи, договоры, к себе любимой у неё все же больше доверия, чем к ранее неизвестному плоду своего пьяного воображения.

— Какой у меня логичный глюк! — удивилась она. — Вот только одного ты не учел! Губы женщины растянулись в озорной улыбке. — Зачем незнакомому мужчине пробираться ночью в мой дом! Несо… несос-с-стыково-очка!

От такого количества шампанского с непривычки кружилась голова, и слегка заплетался язык.

— Почему же, миссис Деринат, все вполне объяснимо, — незнакомец хмыкнул, — если учесть, что ваш муж обратился в гильдию наемных убийц, с просьбой помочь Вам совершенно случайно убиться в ближайшее время…

Почему-то от этих слов Эллина чуть не поверила в реальность происходящего, но вовремя вспомнила, что её муж нищий, она не оставила ему ни гроша, отныне ему было доступно лишь то имущество, которое у него было до брака, то есть ничего. Значит, и оплатить, совсем не дешевые услуги наемников, он просто не сможет, нечем. Что и озвучила вслух.

— И это одна из причин, почему мы с Вами сейчас разговариваем. Видите ли, ваш супруг хочет расплатиться своим будущим наследством.

Хозяйка дома побледнела, после таких слов её даже хмель слегка отпустил. Прочистив горло, она все же решилась заговорить.

— Нет, вот теперь ясно, что Вы не глюк.

Слова Эллины вызвали у незнакомца улыбку.

— Почему же?

— Ну-у, во-первых, у меня не настолько извращенная фантазия, а во-вторых, я то знаю, что после моей смерти ему ничего не достанется, ведь я уже переделала завещание. А если знаю я, значит, знает и плод моего воображения, ведь он все же часть меня. Так что, вы — не он, то есть не глюк.

Миссис Деринат немного слукавила, она лишь приказала изменить завещание, а подпись поставить не успела. Но как истинная женщина решила, что у неё должна быть своя маленькая тайна.

— Уважаемый, Вы сказали, что это одна из причин. Есть и другие?

— Есть. Миссис Деринат, может пройдем в кабинет или предложите присесть. Дела предпочитаю обсуждать в более комфортной обстановке.

— О, простите.

Эллина щелкнула, и с другого конца комнаты к ним перенеслось точно такое же кожаное кресло как у неё.

— Прошу, присаживайтесь. Что будете пить?

Мужчина поставил на стол так и не открытую бутылку шампанского, и по-хозяйски уселся в кресло.

— Благодарю, предпочитаю обсуждать дела на трезвую голову, и Вам рекомендую, а выпить можно и после, когда договоримся.

Добавил он, весело подмигнув своей собеседнице. Эллина же, кивнула, в знак согласия, мысленно себя обругав. Мало того, что она предстала перед гостем в образе буйной алкоголички, бьющей посуду, так ещё визитера решила превратить в собутыльника.

— Позвольте спросить Ваше имя.

— Имя… Для удобства зовите меня просто Ник.

Эллина старалась выглядеть радушной хозяйкой, пытаясь собраться и настроиться на серьезный разговор, слегка разгладила юбку, убрала выбившуюся прядь из прически. Она так и не переоделась после произошедшего, и сейчас сидела в своем обычном, деловом платье.

— Итак, Ник, что привело Вас в мой дом?

— Как Вы поняли, я представитель гильдии наемников, и у нас был заключен договор с вашим покойный отцом. Суть его в том, что в случае обращении в нашу гильдию с заказом нейтрализовать его наследницу, мы должны отказаться от заказа и предупредить Вас о грозящей опасности. Это первый случай в истории нашей организации, когда нам платили за сохранение жизни, — доверительно добавил гость, — но предложение было щедрым, Ваш отец был весьма уважаем в наших кругах, а так же постоянным клиентом, так что мы пошли на уступки.

При упоминании о связи покойного мистера Деринат с преступным миром, Эллина слегка побледнела, но к её чести на лице ни один мускул не дрогнул. Она, конечно, предполагала, что порой отец вел дела не совсем честно, но то, что постоянный клиент… Сама Эллина предпочитала следовать букве закона, и пусть это не совсем прибыльно, зато совесть чиста.

Ночной гость дал переварить сказанное и продолжил.

— И так как сегодня к нам обратился Ваш супруг, я пришел к Вам с предупреждением, так, как было оговорено при заключении договора. Но кроме этого у меня есть деловое предложение. — Он сделал многозначительную паузу. — За определенную плату мы можем решить возникшую проблему, нейтрализовав вашего заказчика. Ведь Вы же умная женщина, должны понимать, что по данному вопросу он может обратиться не только к нам.

Эллина поморщилась, что-то подобное она и ожидала услышать от своего гостя.

— Не вижу в этом смысла, мой супруг не получит деньги ни при разводе, ни при моей гибели. Просто надо донести до него этот факт. И тогда все проблемы будут решены.

В ответ гость негодующе покачал головой.

— Миссис Деринат, никто просто так не захочет отказываться от денег. И потом, после вашей смерти он сможет обратиться в суд, чтобы оспорить завещание.

Эллина понимала, что Ник прав. Но поступиться своими принципами, фактически переступить через себя, она не хотела.

— Такая вероятность есть. Но для этого надо, во-первых, нанять убийцу, а денег у него нет. Во-вторых, сделать это до развода, а он послезавтра. После моя смерть ничего не решит, ведь он уже будет никто.

Миссис Деринат сама поражалась, с какой легкостью обсуждала свою гипотетическую смерть. Видимо виною всему алкоголь.

Ник снисходительно посмотрел на хозяйку дома.

— Поверьте, ради денег люди пойдут на все. У вашего супруга есть два варианта. Первый — он находит вольного наемника, что конечно маловероятно. Далеко не каждый убийца согласиться работать без предоплаты. И второй, более вероятный — обратиться к вашим конкурентам, попросив помощи в обмен на бизнес. В этом случае и наемника найдут, и адвоката оплатят. А главное, все будут довольны, кроме Вас. Мертвые вообще редко возмущаются. Супруг при деньгах и недвижимости, конкуренты заберут ваше дело. А при необходимости мужа вашего замучает совесть и он в один прекрасный день повесится. Поэтому предлагаю решить вопрос более действенным и проверенным методом — через нашу организацию.

Хозяйка дома нервно сглотнула. Перспектива её не радовала, но все же убийство — неприемлемо.

— А если нанять охрану, всего-то два дня.

Теперь пришла очередь морщиться гостю.

— Если такую же "хорошую" как и ваша охранная защита дома, то можете готовить себе уютный гроб.

— Хм… А если я найму ваших наемников как охрану? Конечно, за высокую плату! — Поспешила добавить она, видя, как гость скривился ещё больше.

— Ни один наемник не пойдет охранять, все следят за репутацией. А мы все же убийцы. Хотя…

Ох, женщины… Не место им в бизнесе, слишком мягкие. Надо быть жестче! Вот спрашивается, зачем щадить человека, который может тебя убить? А они жалеют. Наемник призадумался, была у него идея, как не остаться без прибыли даже если Эллина откажется нанимать убийцу.

— Есть у меня один знакомый. В гильдии не состоит, принципиальный и маг сильный. Может и согласится. По оплате, если возьмется, за мои услуги, — мужчина достал блокнот и ручку, из внутреннего кармана и на оторванном листе написав сумму, передал хозяйке дома, — вот. За услуги охраны, как договоритесь. Такой вариант устроит?

— Вполне. Как договоримся с вашим человеком, вам сразу перечислят деньги на счет. Когда его ждать?

— Если согласится, то сегодня утром. А до тех пор, так и быть присмотрю за вами, в память о вашем отце.

Эллина благодарно улыбнулась. Теперь, когда она знала, на какую подлость пошел Тим, ей было страшно оставаться одной.

— Идите спать. Вам понадобятся силы и крепкие нервы.

Поблагодарив своего гостя, Эллина пошла наверх. Она ни на миг не сомневалась в правдивости сказанного. Ведь если он хотел её убить, уже это сделал бы. Да и интуиция её подсказывала, что стоит довериться.



Глава 2.


Защитник.


Безвыходным мы называем положение,

выход из которого нам не нравится.

Станислав Ежи Лец


Эллина медленно передвигалась по пустыне. Ноги её по щиколотку проваливались в зыбкий, раскаленный песок, затрудняя движение. Сил практически не осталось, а солнце продолжало нещадно палить, заставляя кожу краснеть и покрываться волдырями. Оно уже выжгло всю влагу из её тела. Губы давно потрескались, а во рту все пересохло так, что вместо слов вырвался хрип. Её мучила жажда. В какой-то момент силы оставили женщину и она упала лицом в песок. Сколько так пролежала, Эллина не помнила, только подняв голову, увидела верблюда, груженного бурдюками с водой. Казалось, она слышала, как та плещется, будто дразня, при каждом шаге мощного животного. Рядом с верблюдом шел погонщик, закутанный с ног до головы в темные тряпки, так что были видны лишь черные, как ночь, глаза.

Собрав всю волю в кулак, Эллина, из последних сил, поползла к погонщику, пытаясь привлечь его внимание криками, подходящими больше на карканье старой вороны. И о, чудо! Её услышали!

Темная фигура остановилась. Путник не пытался приблизиться к несчастной, он просто стоял и смотрел на её мучения. В довершение всего, погонщик достал один из бурдюков, и пока открывал его, часть воды вылилась, на раскаленный песок, моментально испаряясь. Он сделал несколько жадных глотков, и снова повесил бурдюк на верблюда.

— Вставайте!

Голос погонщика властный, не терпящий возражений, пронесся над песками, словно гром.

— Воды… Дайте воды.

— Вставайте!!!

Возможно, если она встанет, он даст ей воды. Эллина честно попыталась подняться, но ноги, не выдержав нагрузки, подкосились.

— Не могу… Дайте воды.

И тогда погонщик, взяв бурдюк с водой, размерено, можно даже сказать, лениво подошел к ней вплотную. Его начищенные до блеска ботинки встали на один уровень с испачканным песком лицом. В голове у женщины мелькнула мысль о том, что это очень не удобная обувь для пустыни. Почему-то она думала, что погонщики ходят в специальной обуви, может быть в закрытых сандалях или в легких, дышащих сапогах. Но блестящие мужские ботинки на фоне песка, смотрелись дико. Тем временем погонщик вытащил пробку из узкого горлышка, даря надежду на спасение от мучительной смерти, и вылил содержимое её на голову.

От неожиданности Эллина резко подскочила. Холодная вода стекала по волосам, лицу и ниже, в один миг, намочив шелковую сорочку. С шумом выдохнув воздух, женщина подняла глаза и наткнулась на внимательный взгляд черных глаз. Напротив её кровати стоял мужчина, смутно напоминающий того самого погонщика из сна. В руках он вертел пустой стакан.

— Кто Вы? Что Вы здесь делаете?

Выкрикнула Эллина, параллельно пытаясь прикрыться одеялом. В последнее время её дом напоминал проходной двор: кто хочет — заходит, кто хочет — выходит.

Видимо убедившись, что она проснулась, мужчина поставил стакан на прикроватную тумбочку рядом с графином.

— Меня зовут Алекс Роус. Я ваша охрана на ближайшие пару дней.

— Вы ещё не пр-риняты на р-работу!

Отфыркиваясь, выкрикнула она. Голова хозяйки дома раскалывалась, жажда так и не перестала мучить, не смотря на обилие воды. А оригинальный способ побудки на корню убил даже намек на хорошо настроение.

— Серьезно? Тогда получается я зря начал работать. — Задумчиво проговорил визитер. — Надо бы снять охранные чары, которые я так опрометчиво успел наложить на ваш дом.

Поняв всю серьезность ситуации и возможные последствия, от брошенных с горяча слов, Эллина попыталась сгладить ситуацию.

— Я имела ввиду, мы ещё не обсудили контракт.

В полутьме комнаты, глаза мистера Роуса полыхнули раздражением.

— В таком случае поторопитесь. Буду ждать Вас в кабинете через десять минут.

С этими словами мужчина вышел из комнаты. Его хамство окончательно выбило миссис Деринат из колеи. Эллине очень захотелось вслед ему зашвырнуть тот самый стакан, из которого он её облил. Только сгладить конфликт это не поможет. Так что ничего не оставалась, как собраться и обсудить все в рабочем порядке. Нужно донести до мистера Роуса, что такое отношение к работодателю недопустимо! Именно с такими мыслями Эллина подскочила с мокрой кровати и отправилась умываться. Приведя себя в более или менее приличный вид, она надела скромное домашнее платье, собрала волосы в пучок и направилась в кабинет.

Но все мысли в раз вылетели из головы, как только она увидела предполагаемого защитника за СВОИМ рабочем столом. Казалось, он просто издевается над ней.

— Мистер Роус, Вы нечего не перепутали?

Мужчина оторвал взгляд от письма, посмотрев на Эллину.

— Вы опоздали.

— Ну, это уже перебор. Мистер Роус, это мой кабинет и это я Вас нанимаю! А не наоборот!

Алекс окинул хозяйку дома скептическим взглядом, всем своим видом показывая, что ему до фонаря все её попытки казаться строгой нанимательницей.

— Что-то ещё?

— Да! Я хотела бы видеть Ваши рекомендации!

Наглость, с которой вел себя мистер Роус, была запредельной. Эллина привыкла, что все кто на неё работают, всегда относятся к ней с уважением. Они сначала слушали, что им говорят, а после задавали уточняющие вопросы, или вовсе принимались за работу молча. Но ни как не наоборот!

— А что, слово главы гильдии наемников для Вас уже мало?

Эллина очень старалась, чтобы её удивление не отразилось на лице. Она, конечно, предполагала, что ночной гость был не простым наемником. Но что бы сам глава! Теперь понятно, почему для него защита её дома была пустяковой. Про главу гильдии наемников ходило столько легенд, одна другой невероятнее. Вот только лица его никто не видел. Кроме… Эллина попыталась вспомнить, как выглядел Ник, но у неё это так и не получилось. Толи дело в переизбытке выпитого шампанского, толи у главы гильдии свои секреты, но в памяти женщины остался лишь размытый образ. Из размышлений её вывел голос Алекса.

— Да, тут вам оставили копию договора гильдии с вашим отцом.

Из кучи бумаг, мужчина небрежно вытащил договор, на пожелтевшей от времени, бумаге и положил на край стола.

— И, миссис Деринат, давайте сразу все расставим по местам. Это не Вы меня нанимаете, а я согласился обеспечить защиту для Вас. Если хотите жить, рекомендую слушаться меня во всем. Если хотите отказаться от моих услуг, я даже не буду настаивать на компенсации за потерянное время и силы. Но прошу учесть, что вернуться к предложению Ника, уже не получиться. Вашего мужа перехватили головорезы Тайлера Крона. К слову, я взялся за это дело лишь из-за личной просьбы главы наемных убийц. В случае согласия, договор о найме и сумма вознаграждения лежат на столе.

Проговорив все это ровным, спокойным голосом, мистер Роус встал из-за стола, и направился к окну. И так уверено себя чувствовал, что возникало ощущение, будто это его кабинет. Именно в этот у Эллины появилась возможность рассмотреть своего потенциального защитника.

Высокий, жилистый, в нем неуловимо чувствовалась сила. Волосы короткие, цвета горького шоколада, черты лица резкие, скулы высокие, нос орлиный, с горбинкой. Одет мужчина был в темно-серые брюки, классического кроя, последняя пуговица на белоснежной рубашке расстегнута, а рукава небрежно заказаны до локтей. Вид, правда, у него, был немного потрёпанный, словно ночь у защитника прошла не менее увлекательно, чем у хозяйки дома.

— Насмотрелись?

Мистер Роус резко повернул голову и посмотрел на женщину своими черными, проницательными глазами. От такого пронзительного взгляда, Эллина почувствовала себя нерадивой школьницей, которая втихаря рассматривает своего строгого преподавателя. Слегка смутившись, миссис Деринат подошла к столу и взяла два договора. Первый подтверждал слова ночного гостя, второй — был её надеждой на спасение жизни. Хотя ей и было боязно вверять свою жизнь в руки грубого мужлана, стоило признать, другого варианта не было. Да и что говорить, если его рекомендует сам глава гильдии наемных убийц, лучше она вряд ли найдет.

Когда Эллина дошла до суммы, ей стало плохо. Дешевле было убить своего мужа, тем более он сам виноват. Зря она отказалась! А мистер Роус присел на край стола, скрестив на груди руки, и будто прочитав мысли женщины, решил ответить на не высказанный вопрос.

— Вы же понимаете, что работаю я не один, а команде тоже платить надо.

Вкрадчиво проговорил он, глядя прямо на возможную клиентку.

— Понимаю.

Выбора не было. А если убьют, зачем мертвецу деньги?

— Я согласна. Но вы мне будете отчитываться о своих действиях!

Мистер Роус плавно соскользнул с края стола и вновь уселся в хозяйское кресло, что немало раздражало. Он всем своим видом показывал, что не воспринимает её в серьез. Но и это она стерпела. Зачем устраивать скандал, когда счет идет на минуты? В любой момент её конкурент может сделать свой ход, и они должны быть готовы. Миссис Деринат присела в кресло напротив, со всей грацией, на которую была способна. Поставив подпись на договоре и его дубликате, она, не произнося ни слово, внимательно посмотрела на визави.

— Хо-ро-шо, — протянул её официальный защитник, — тогда начнем. Сегодня ночью, пока Вы мирно спали, моя команда перенастроила защиту дома. Были заблокированы связь, почта, порталы и вход для всех кроме меня. Сейчас Ваш дом — крепость. Вся прислуга была распущена, ближайшие два дня в доме, кроме нас двоих никого не будет. Мои ребята патрулируют территорию около дома. На Вас были установлены защитные и поисковые чары. Так же было выяснено, что вашего мужа забрали люди Тайлера Крона, и теперь до него не добраться. Ах, да, из наших источников известно, что на Вас объявили охоту. И оценили вашу голову в приличную сумму. Так что желающих её получить будет предостаточно. Пока все.

Надо было убить, гада! И как теперь? Мысли путались, у Эллины был шок от полученной информации. Все даже хуже, чем она предполагала. Оказалось, мистер Роус хоть и хам, но дело свое знает. Такой объем работы, всего за несколько часов! И почему она не услышала целую кучу народа, бродящего по дому? Хотя понятно почему.

— Занятно. У меня встречи завтра…

— Исключено! Эти два дня сидите дома.

— Но…

— Миссис Деринат, Вы слышали, что я Вам говорил? — голос его слегка вибрировал, выдавая раздражение хозяина — Вы либо слушаете меня, либо ищите других дураков, готовых так поставляться. За границами дома прибить Вас не составит труда. Да и в доме будете под моим присмотром. Хоть охрана установлена превосходная, это ещё не значит, что её нельзя взломать! Это лишь вопрос времени.

— Хорошо. Но хоть связь мне оставьте. Хотя бы с секретарем связаться.

Алекс, поморщился, но на уступки все же пошел.

— Ладно, только магпочта и то через меня.

Хоть что-то.

— Если вопросов больше нет, мне пора работать.

Вот так ненавязчиво хозяйку дома выставили из её собственного кабинета.

Алекс был крайне раздражен. А всё это новое, навязанное дело. И выбора не было. Таким людям не отказывают, дороже будет. И как нашли? Ведь только из командировки вернулся. Два с половиной месяца прожил в глуши, только делал что работал. Ни одной живой души, все время один. И ведь такие планы были на вечер: покер, выпивка, женщины… Расслабился… Стоило только подняться в комнату вместе со жрицей любви, в дверь постучали. Выдернули на самом интересном месте. А из развлечений, его ждала напряженная ночь в наскоро сколоченной команде.

К утру, вместо отдыха он пошел будить хозяйку дома. Увидев мирно посапывающую молодую женщину, ели подавил вздох. Она была очаровательна, светло русые волосы разметались по подушке, реснички слегка подрагивали, алебастровая кожа делала похожей на хрупкую статуэтку, тонкая шелковая сорочка едва прикрывала изящную фигурку. Какое-то время Алекс просто стоял и смотрел на это зрелище. Встряхнув головой, словно прогоняя наваждение, он решительно шагнул к кровати. Наложение защитных чар заняло немного времени. Когда часто это делаешь, все отработано до автоматизма. В этот самый момент девушка застонала и перевернулась на другой бок. Лучше бы она это не делала! От этого маневра слегка задралась сорочка, оголив стройные ножки. Мужчина судорожно сглотнул. Два с половиной месяца вынужденного воздержания, плохо скалывались на его выдержке. И что бы прекратить это мучение, он попытался разбудить хозяйку дома. Из-за злости на свою слабость, голос его прозвучал резче, чем хотелось. Девушка заворочалась, и что-то пробормотала. Алекс повторил просьбу проснуться второй раз, но и в этот раз она не встала, а лишь покусанными губами прошептала "воды". Недолго думая, защитник осуществил желание своей нанимательницы, вылив стакан с водой прямо на неё. Ему казалось, если она и в этот раз не встанет, он не сдержится и начнет будить её другим способом, который женщина вряд ли оценит. Впрочем, способ с водой ей также не пришелся по душе. А ведь сама просила! Огромные фиалковые глаза резко распахнулась, глядя на него с возмущением и не пониманием. О своем действии Алекс пожалел тут же, и причиной были вовсе не чудесные очи, а не менее чудесный вид мокрого шелка, облепившего высокую грудь. Благо вид открывался не долго, и хозяйка прикрылась одеялом. Скрывая своё состояние за грубостью, мистер Роус стремительно выскочил из спальни.

В кабинет миссис Деринат пришла с опозданием, что позволило Алексу остыть. Но даже глядя на полностью одетую Эллину, перед глазами вставал образ растерянной и сонной женщины в шелковой сорочке. И как ему пережить двое суток с ней один на один? И ведь ничего не сделаешь! Работа — есть работа! В разговоре с нанимательницей он не скрывал своё раздражение. Миссис Деринат оказалась ещё и умна, хоть и видно было, что весь диалог ей крайне не приятен, на провокацию не поддалась и договор подписала. От этого Алекс почувствовал одновременно и облегчение, и разочарование. Он так и не понял, чего хотел больше.

Тимьян Борд всегда знал, что хочет от жизни. В свое время ему посчастливилось сорвать куш, в виде единственной наследницы мистера Дерината. Милая, наивная Эллина, стала легкой добычей для опытного сердцееда. Высокий голубоглазый блондин, пользовался популярностью у женщин. Не мудрено, ведь он прилагал для этого все свои усилия. Тело его было без капли жира, руки ухожены, одевался по последней моде. И уж если выбрал жертву, то ей не уйти.

Правда, мистера Дерината очаровать, так же легко, как дочурку, не получилось. Он как будто в душу смотрел. Даже пытался запретить дочери, выходить за него замуж. Тогда чуть все не сорвалось. Тим что только не устраивал, в доказательство своей вечной любви: заваливал Эллину цветами, читал стихи, по вечерам играл под её окнами на гитаре, водил в ресторации, театры. Под его натиском, даже мистеру Деринату пришлось отступить. Правда с условием, и сейчас это условие как кость в горле. Слишком он расслабился. Пока был жив отец Эллины, который следил за каждым его шагом, таких проколов не было. Да что проколы, Тим боялся лишний раз вдохнуть. Этот старик со своими ищейками держал его в тонусе. Но стоило ему сойти в могилу, как Тимьян почувствовал свободу. И слишком много себе позволил. Теперь он может остаться без ничего, а это никак нельзя допустить.

— Ну, что же, если все получиться, Вы останетесь с недвижимостью, а на меня отпишите фабрики и верфь.

Тим сидел напротив, развалившегося в кресле, Тайлера Крона, в кабинете, куда полчаса назад его за шкирку, будто нашкодившего щенка, притащила парочка громил. Крон был тучным мужчиной, не самой приятной наружности. Впрочем, внешность полностью соответствовала внутреннему содержанию. Жиденькие волосы были зачесаны так, чтобы скрыть проплешины. Толстые, как сосиски, пальцы увешаны массивными перстнями. С круглого, слегка приплюснутого лица ни сходила злая усмешка. Неизменный темно-синий сюртук еле застегивался на огромном животе дельца, заставляя топорщится золоченые пуговицы.

— Я бы хотел оставить вер…, или хотя бы фаб..

Тайлер посмотрел на гостя своими водянистыми глазками. Обычно одного взгляда хватало, что бы люди соглашались на все его условия. Вызвать неудовольствие мистера Крона боялись многие, слишком уж он был скор на расправу.

— Д-да, к-как скажите.

Слова застревали в горле, а в кабинете стало душно. Тимьян машинально расслабил ворот сорочки.

— Вот и договорились.

Но Тима интересовал ещё один, очень важный вопрос.

— А что, если не получится? Если развод состоится?

Слегка ерзая на жестком стуле поинтересовался Борд. А мистер Крон криво ухмыльнулся.

— Тогда расплачиваться за работу, с моими людьми, будешь сам.

Тимьян нервно сглотнул. Отступать было поздно. Теперь на кону все. Либо жена, либо он…



Глава 3


Голод не тетка.


Голод: аппетит, обостренный настолько,

что им можно убить других.

Станислав Ежи Лец


Из кабинета, Эллина направилась прямо на кухню. Ей жутко хотелось выпить фирменный сбор миссис Горен, он чудесно помогал бороться с головной болью. И лишь там до миссис Деринат дошло осознание того, что на ближайшие два дня не кому будет готовить. Необходимо было вновь переговорить с мистером Роусом на данную тему. А пока она решительно направилась к плите.

Эллина не умела готовить, но заварить себе сбор и сделать пару бутербродов была в состоянии. В детстве она часто крутилась на кухне. Тогда ещё поваром была пышка Эмма, добрая и милая женщина. Она очень любила маленькую хозяйку и периодически позволяла ей помогать. Ничего сложного: фрукты помыть, овощи порезать, сделать легкие закуски. Правда, все её кулинарные достижения дальше кухни не уходили, съедались на месте.

Покойный мистер Деринат считал готовку недостойным занятием для своей дочери, и учить её этому ремеслу не позволил. Зато не жалел средств на репетиторов. И когда Эллине исполнилось двенадцать, стал брать собой на совещания и деловые встречи, стремясь передать свои знания единственной наследнице. Дочь его оказалась способной ученицей, и уже в семнадцать, мистер Деринат отдал в её распоряжение ткацкую фабрику, крупнейшую в стране. Мистер Деринат просто раздувался от гордости, когда всего за полтора года руководства, Эллина умудрилась увеличить объемы производимой фабрикой парусины в два раза и даже найти новых клиентов, тем самым значительно увеличив получаемые доходы.

После выпитого сбора стало немного легче, головная боль, которая буквально сжимала виски невидимыми тисками, стала отпускать. И собравшись с духом, Эллина вновь направилась в кабинет. На пороге она застыла с занесенной рукой. Отдернула себя и решительно зашла без стука. Хозяйка она или кто?

Мистер Роус все так же, как и накануне, сидел в кресле, чуть смежив веки. Лоб его покрылся легкой испариной, под глазами залегли тени, а все тело дрожало т напряжения На мгновение миссис Деринат замерла, не решаясь потревожить мистера Роуса. Хоть дар у неё был очень слаб и применялся лишь на бытовом уровне, это не помешало распознать напряжение в воздухе, от мощного защитного заклинания. И только когда мистер Роус открыл глаза, Эллина решилась подойти ближе.

— Уже соскучились?

Голос мага слегка осип, но это не мешало ему сочится ядом.

— Что Вы сейчас делали?

Эллина решила пропускать колкости мистера Роуса мимо ушей, в конце концов им ещё два дня придется терпеть друг друга. Зачем нагнетать обстановку? То, что сам защитник не горит желанием работать на неё, было очевидно. Вот только причины не ясны. Возможно как все мужчины, считает, что место женщины на кухне? Что же, придется его разочаровать.

— Обновлял защитное заклинание вокруг дома. А, Вы с чем пожаловали?

Роус устало потер глаза ладонями, всего секунда и на неё вновь направлен пристальный взгляд.

— Нужно обсудить кое-что. Боюсь из-за отсутствия прислуги, могут возникнуть трудности.

Алекса передернуло. Прислуга — это последнее, что его интересовало.

— Вам, что постельку некому застелить? — прошипел мистер Роус — Миссис Деринат, прислуга здесь лишняя! — выделяя каждое слово ответил он — Это дополнительный риск. И это не обсуждается!

Миссис Деринат прикрывала глаза и мысленно досчитала до десяти и обратно, стараясь успокоиться. Было очень обидно, что её принимают за капризную девчонку, которая не приспособлена к обычной жизни. И тем сложнее ей было признаться в своем маленьком недостатке.

— Разве я просила вернуть прислугу? Я говорю о том, что это вызовет определенные сложности. В частности не кому готовить.

— Как не кому? А Вы?

С недоумением спросили её, заставляя злится ещё сильнее.

— Я не умею!!!

Маг с удивлением посмотрел на свою нанимательницу. Для него это было странно, он всегда считал, что умение готовить — врожденное качество женщин, впитанное с молоком матери.

— Всегда не поздно учиться. — безапелляционным тоном заявил маг — Наверняка на кухне есть поваренная книга. Продукты там точно есть, это я проверял.

— Может лучше заказать из ресторации…

Последняя надежда тлела на глазах. Уж очень не хотелось ей травить себя и своего защитника, тем самым облегчая задачу своим врагам. Алекс тяжело вздохнул и поднялся с кресла.

— Миссис Деринат, все контакты с внешним миром сведены к минимуму, так как именно через такие контакты можно взломать защиту и просочиться внутрь. Я уже молчу о том, что бы отравить доставляемые блюда. Тем более есть такие яды, которые практически невозможно определить. Так что без вариантов, надо готовить. А из нас двоих на это есть время только у Вас.

И впервые за время их знакомства мистер Роус говорил нормально, без ехидства или раздражения. Объяснял спокойно, как будто ребенку. В его голосе сквозила такая вселенская усталость, что Эллине стало его жалко. Она решила превзойти себя и впервые в жизни приготовить что-то существеннее канапе.

— А сейчас, прошу простить, мне необходимо отдохнуть и восстановить силы, они могут понадобиться. Защита обновлена, с наружи следят мои люди, так что не волнуйтесь. На улицу не выходить, письма без меня не отправлять, в случае необходимости — будите! Я занял комнату напротив Вашей. В чрезвычайных ситуациях, — маг взял со стола кулон на кожаном шнурке, — пользуйтесь вот этим амулетом. Необходимо, что бы он соприкасался с вашей кожей. В случае опасности мысленно позовите меня.

Эллине только и оставалось, что кивать. Как ни странно, кулон из аметиста, в виде капли, был теплым. Длинна кожаного шнурка была такая, что капля опустилась в небольшое декольте домашнего платья. Как только он соприкоснулся с кожей, на душе стало спокойнее. Чувство одиночества, мучившее женщину, как будто ослабило свою мертвую хватку. А Алекс проследив, как за гранью одежды скрывается камень, печально вздохнул, и не прощаясь ушел спать.

Миссис Деринат осталась стоять посреди огромного кабинета. В своем простеньком ситцевом платьице лилового цвета она совсем не вписывалась в мужской интерьер комнаты. На самом деле в своё время обстановка кабинета делалась под её отца, мистера Дерината. Стены были оббиты темно-зелёной тканью, мебель стояла массивная, на окнах тяжелые портьеры о бордового оттенка. Вдоль стен были расставлены тяжеловесные стеллажи, заполненные различными книгами. С тех пор как отец умер, Эллина так и не решилась здесь ничего поменять. Лишь повесила на стены пару картин с изображением их родного города.

Не привыкшая тратить время попусту, миссис Деринат, наконец, прошла и села за свой рабочий стол. Этот дубовый гигант сохранился ещё со времён прадеда, и скрывал в себе множество тайн. Только хозяйке дома было известно о двух тайниках, которые были обнаружены ещё в детстве. Кто знает, может, есть ещё?

Кресло, которое недавно оккупировал наглый маг, было придвинуто поближе. С щелчком открыв верхний, потертый ящик, миссис Деринат достала писчие принадлежности, и принялась строчить письмо своему секретарю. Эллина уже представляла как Арина, в панике мечется по приёмной. Ну да ладно, за один день ничего страшного не произойдет. Расписав по пунктам задания для секретаря, написала так же письмо для своего заместителя. В подробности Эллина не вдавалась, но в экстренных случаях просила лишь писать. Строго-настрого запретив связываться по кристаллу или тем более приезжать. Письма скрепила личной печаткой, с магической защитой от взлома, и оставила на столе.

Теперь самое сложное — готовка. На кухне, Эллина действительно нашла потрепанную временем поваренную книгу. От прикосновений её пожелтевшие страницы едва не рассыпались в труху, кое-где даже остались лоснящиеся следы, оставленные жирными пальцами. Да и сама книга была спрятана так далеко, что возникало ощущение её невостребованности. Видимо лет ей было не меньше, чем самому дому. Быстро посмотрев рецепты (стараясь не повредить раритет), хозяйка дома остановила выбор на обычном супе.

Недолго думая, миссис Деринат достала неглубокую кастрюлю, разрисованную незамысловатыми узорами, и положив туда замороженный кусок мяса, залила его водой. Кастрюльку она тут же поместила на уже горевший огонь. Благо у неё была современная кухня. Вместо сложной в использовании печи — новенькая печка, с магическим огнем, не требующим подпитки.

По рецепту бульон необходимо было варить около двух часов. Эллина сразу насыпала соли, сколько указано в рецепте, так как когда её добавлять, написано не было. И вообще рецепт, на её взгляд был полон неточностей. Варить до готовности, — это сколько? Или что за формулировка: "добавить перец по вкусу?". Эллина подумав, решила, что по вкусу, на такую кастрюлю — пара ложек перца будет то, что надо. Немного порыскав, нашла на полке со специями баночку с названием "красный перец". И решив, что в рецепте опять неточность, щедро добавила находку в кастрюлю. Перец очень быстро растворился в бурлящей воде. Подумав, новоявленный повар добавила ещё столько же. Кастрюля же большая, а как говорила пышка Эмма, специи придадут блюду изысканный вкус и аромат. Так что лучше положить побольше.

Приготовив другие компоненты, она с чистой совестью ушла с кухни, и вернулась лишь через полтора часа. Бульон, как и положено, кипел на плите. Правда, Эллине показалось странным, что жидкости стало раза в три меньше, чем было. Да и сам бульон был мутный с плавающими в нем ошметками. Странно, когда ей подавали это блюдо, суп всегда был более прозрачный. Решив, что все поменяться после добавления остальных ингредиентов, добавила овощи, зелени и прикрыла крышкой. Осталось лишь настругать салат и какие-нибудь закуски.

Аромат вареного мяса и овощей разносится по всему дому, приятно щекоча ноздри. После нескольких часов сна, Алекс проснулся бодрый и полный сил. Запах еды как нельзя вовремя напомнил о том, что у него со вчерашнего дня во рту не было ни крошки. Наскоро приняв душ, он поспешил в столовую. Настроение его, после отдыха улучшилось, и казалось, что все не так плачевно, как раньше. Что такое два дня? Да ерунда!

Стол был сервирован на двоих. Алекс довольно ухмыльнулся, в предвкушении сытого обеда.

— А, мистер Роус, уже проснулись…

— А я смотрю, что у Вас все получилось. Ну как, накормите своего защитника?

И не дожидаясь приглашения, Алекс, с присущей ему непосредственностью, уселся за стол.

Его слегка удивило, что миссис Деринат, смутившись, отвела взгляд. На столе, уже стояли легкий овощной салат, супница, сок и бутерброды с ветчиной.

— Честно говоря, у меня не получилось. Может салат? –

Приподымая глиняную крышку супницы, спросила Эллина. Взору Алекса предстало мутное месиво, напоминающее что-то среднее между супом и рагу с большим куском мяса в середине.

— Рагу?

С сомнением спросил он.

— Вообще-то суп.

Закусив губу, ответила хозяйка.

— Суп, так суп. — нарочито бодро добавил Роус — Давайте пробовать.

От комментариев Алекс решил воздержаться, дабы не обидеть начинающую повариху. Эллина аккуратно наполнила тарелку вязкой жижей, какого-то непонятного оттенка и поставила перед мужчиной. Мистер Роус дождался, когда хозяйка дома наполнит свою тарелку и сядет за стол, только после этого приступил к трапезе. Но больше одной ложки съесть не получилось.

Даже когда он служил в армии находясь на полевых учениях, где готовили сами солдаты и далеко не из самых лучших продуктов, он такого не пробовал. Алекс весь напрягся, лицо его очень быстро приобрело цвет спелого помидора в крапинку. Скупая мужская слеза одиноко стекала по не бритой щеке. Из последних сил ему удалось удержать видимость спокойствия на лице. На вопросительный взгляд хозяйки дома, сдержанно ответил.

— Хорошо, только слегка пересолили… и переперчили… И овощи можно было подольше повторить. А так вполне… сносно.

Голос его изменился до не узнаваемости. Что бы перебить вкус главного блюда, Алекс выпил залпом сразу полстакана сока. После решительно отодвинул "суп". Желудок как-то обиженно проворчал, но ничего существеннее овощного салатика и нескольких бутербродов не получил. Стоит ли говорить, что приподнятое после отдыха, настроение мужчины было слегка испорчено. И он с ужасом подумал о том, что если и дальше позволит хозяйке дома готовить, самое безобидное, что его ждет — это язва.

Эллина, проследив за действиями мага, решила не рисковать и сразу притянула овощной салат. Такой обед её не расстроил. А вот понимание собственной никчемности на кухне, привело в уныние. И именно в этот момент она решила, что обязательно научится готовить.

Обед, или точнее перекус, прошел в молчании. Эллина решила лишний раз не провоцировать голодного мужчину. А Алекс старался удержаться от "комплиментов" в адрес кулинарных способностей хозяйки дома. Как только был съеден последний бутерброд, Алекс поднялся.

— Я буду проверять защиту дома. Если у Вас есть письма, которые необходимо отправить, давайте сейчас.

Быстро отчеканил он.

— Они лежат на столе в кабинете. Два, уже запечатанных, конверта.

Не желая терять ни минуты, мужчина поспешил наверх. В голове крутилось только одно, как бы успеть сделать все, что запланировал плюс приготовить ужин. Если не удастся сегодня нормально поесть, то можно и охрану снять. Хотя бы злость сорвет на наемниках.

Миссис Деринат расценила такой стремительно уход, личной неприязнью к себе. И только наладившиеся отношения, были испорчены неумением готовить.

Как? Как у неё, столь успешной женщины, проворачивающей сложнейшие сделки, управляющей тремя фабриками и судостроительной верфью, не могло получиться приготовить самый простой суп? Просто сварить мясо! Это может практически любая женщина, даже туповатая жена градоначальника! А она, нет! И этот обед, Эллина записала в свой короткий список поражений. Если честно, до "супа", там значился лишь один позор. При заключении сделки с соседней империей, на продажу тканей, она так гналась за новым рынком сбыта, что снизила цены до минимума. В результате, чуть не осталась без прибыли. Отец тогда сказал, что они и так бы заключили договор. И сравнивая два, самых обидных проигрыша, Эллина сделала неутешительный вывод — она деградирует.

Быстро убрав со стола, женщина схватила единственный в доме источник информации по кулинарии. Устроившись в кресле у камина, миссис Деринат, с присущей ей дотошностью, стала изучать каждую страничку.

Информация о попытках прорыва не радовала. Только за последние два часа было прислано три письма с ядом, два самонаводящихся заклинания мгновенной смерти и одна попытка пробраться в дом. Все это конечно мелочи, но энергию из охранки тянет. Пришлось даже слежку отозвать, что бы усилить охрану дома.

Алекс вздохнул, если так будет продолжаться и дальше, то есть вероятность, что ночью могут быть незваные гости. Надо бы подстраховаться и подучить свою подопечную парочки трюкам. Так, на всякий случай.

Постоянная подпитка чар, забирала приличное количество энергии. Организм требовал восполнить силы сном и плотным обедом. Но ни того, ни другого в ближайшее время не предвиделось. Вместо этого он направился в гостиную, где и застал миссис Деринат за изучением рецептов. Воспоминания о прошедшем обеде заставили невольно поморщился. И как назло, в этот момент Эллина оторвала взгляд от книги.

Не заметить взгляд полный отвращения, не смог бы даже слепой. Осознание того, что объектом такого отношения является она сама, было вдвойне неприятно. Почему?! Неужели все из-за того, что она не умеет готовить? Мужлан!!! Наверняка, мистер Роус из числа тех мерзких мужчин, для кого идеальна женщина — это та, что говорит, когда спросят, раздвигает ноги, когда прикажут, готовит, следит за домом и ничего не требует взамен!

— Миссис Деринат, Вы меня слушаете?

За своими не радостными мыслями, Эллина не сразу заметила, что мистер Роус, задал ей вопрос.

— Простите, задумалась. Что Вы говорили?

— Я спросил, как у Вас с щитами? Строить умеете?

Дар у неё слабенький, и свой талант она особо не развивала. Так, всякие мелочи, что смогла самостоятельно разучить дома. Отец её старания считал ничем иным, как баловством. Будучи обычным человеком, он больше верил в силу денег. И самое неприятное было в том, что именно щиты у неё не получались… И как этот человек умудрился за каких-то полдня найти в ней два недостатка, тем самым пошатнув её веру в себя. Страшно подумать, что же будет завтра. Как бы окончательно не превратиться жалкое подобие себя с кучей комплексов!

— Не то что бы умею… Они у меня не получаются…

Мистер Роус как-то погрустнел.

— Тогда надо поучиться. Решено, бросайте книгу, будем тренироваться!

— Но на мне же уже есть ваши защитные заклинания! Тем более мои слабые будут, у меня лишь третий уровень силы.

— Поверьте, умение ставить щит, лишним не будет! Моя защита не абсолютна, и вполне возможно, умение вовремя выставить щит понадобиться уже сегодня.

От шока, Эллина выронила книгу.

— Поясните, пожалуйста!

— Попытки взломать охрану дома продолжаются постоянно. — Охотно ответил Роус. — Из-за такой активности, можно не сразу заметить брешь. И тогда, есть вероятность гостей. — Заметив, как побледнела его подопечная, он решил утешить. — Вряд ли их будет много. — Алекс подумал, что бледнее стать не возможно — ошибся. — И это лишь предположение, а так, обучение будет дополнительный мерой предосторожности.

Усилием воли, Эллина взяла себя в руки. В сложных ситуациях, она всегда старалась действовать как покойный отец. На её месте, мистер Деринат сделал бы все зависящее от него, что бы выжить. Вот, уже и врать себе начала! Отец в такой ситуации не оказался бы! Как он любил говорить: " Сорняк надо выдирать с корнем, пока не окреп!". И таких сорняков, учитывая теплые отношения с главой гильдии наемных убийц, наверняка наберется с маленькое кладбище. Мистер Деринат старался привить дочери лидерские качества, которыми обладал сам. Но жестокость, даже по отношению к врагам, развить не получилось.

Глубоко вздохнув, Эллина поднялась с кресла.

— С чего начнем?

— Щит, от физического удара первой степени. Такой щит позволит прикрыться, если нападут с ножом или ударить захотят. Знаете?

— Да, но повторюсь, они у меня не получаются.

Сомнение отразилось на кукольном личике, вызывая у мужчины умиление. И ответил он уже гораздо мягче.

— Ничего, Вы покажите, а я исправлю.

Эллина прикрыла глаза. Почувствовав силу, она стала вплетать её в узор защитных чар. Ей очень хотелось, что бы в этот раз все получилось. Но буквально в последний момент, одна из нитей выскользнула и все плетение рассыпалось. Эллина не спешила открывать глаза. Почему-то ей не хотелось видеть разочарование в глазах мистера Роуса второй раз за день.

— Неплохо получилось. — прозвучал голос где-то рядом — Есть только маленькая ошибка. Вы слишком напряжены.

Не веря своим ушам, Эллина распахнула глаза, и встретилась с серьезным взглядом Алекса. К её облегчению, в них не было ни насмешки, ни раздражения. Миссис Деринат облегченно выдохнула, только сейчас заметив, что все это время неосознанно удерживала дыхание.

— Расслабьтесь. Не пытайтесь контролировать силу. Она итак ваша. Представьте, как сила сама вплетается, куда Вы её направляете. Вы проводник и всего лишь открыли ей единственно верный путь. Еще разок.

На третьей попытке, мистер Роус зашел Эллине за спину и положил руки на её плечи. От такой фамильярности, миссис Деринат потеряла дар речи. И видимо не услышав ни каких возражений, Алекс стал слегка их массировать, пытаясь снять напряжение и расслабить руки.

— Мистер Роус, что Вы делаете? Это недопустимо!

Оправившись от шока, Эллина отскочила в сторону.

— Ничего особенного. Просто пытаюсь помочь Вам расслабиться. Откуда такая чопорность? — Немного раздраженно ответил он. — Вы же маг, а ещё делец, что для женщин редкость, должны быть смелее.

— Смелее и раскованнее — это два разных понятия! Мистер Роус, есть правила приличий, постарайтесь их соблюдать, я все-таки ваша нанимательница, а не какая-то подавальщица в трактире!

Глаза мужчины недобро блеснули, выдавая его недовольство.

— Миссис Деринат, когда речь заходит о спасении жизни, кстати, ВАШЕЙ жизни! Не до приличий! Мне нужен результат, что бы в случае необходимости Вы могли защититься. Вы же не думаете, что таким образом я пытался Вас полапать! и

На самом деле отчасти это было правдой, с того самого момента, как он увидел спящую Эллину, его так и тянуло прикоснуться к ней. Но и для работы с магией хозяйке дома тоже требовалось расслабиться. Поэтому фактически мистер Роус совместил приятное с полезным.

— А Вы не подумали, что своими действиями, возымели полностью противоположный эффект.

Обстановка накалялась, ни один, ни второй не хотели признавать себя неправым. Тренировка была испорчена окончательно.

— Ладно, делаем перерыв. Все равно пора ужин готовить.

Эллина чуть не застонала в голос. Её страшный сон. Как бы очередной "шедевр" не надели ей на голову. Но следующие слова мистера Роуса, одновременно и удивили, и дали надежду избежать голодной смерти.

— Готовить будем вместе. — И что бы ни обидеть хозяйку дома, добавил. — Так будет быстрее.

В этот раз Эллина даже спрашивать ничего не стала, боясь спугнуть удачу.

Миссис Деринат с затаённым дыханием следила за мужчиной, не упуская ни одного его движения. Её интересовало все: как он точит кухонный нож, как проверяет пальцем его остроту, как ровными кусками нарезает мясо, как сильными руками отбивает идеальные кусочки, как выкладывает их на жаровню. Она даже не предполагала, что этот несносный мистер Роус умеет готовить. Он очень гармонично смотрелся на кухне, если не брать в расчет фартук. Все бы ничего, только он был слишком короткий для такого высокого мужчины, а так же декорирован рюшками и вышитыми красными цветами. Принадлежал фартук пухленькой кухарке, которая была раза в два ниже самого Алекса. Но комичный вид, совсем не смущал мистера Роуса. Его внимание было полностью приковано к приготовлению ужина.

Помня об обеде, Алекс вежливо отказался от помощи Эллины. Солил и перечил мясо самостоятельно. Поэтому быстро нарезав салат, хозяйка дома примостилась на стульчик в уголке и с восхищением смотрела на готовящего мужчину. Такое внимание льстило самолюбию Алекса, от чего напряженность от предыдущего инцидента растаяла бесследно.

В этот вечер они наконец-то смогли нормально поесть. Сочное мясо так и таяло во рту, с каждым кусочком улучшая настроение. В результате и ужин прошел в легкой, не принужденной обстановке. А уходя работать в кабинет, Алекс оставил миссис Деринат упражняться в построении щита.



Глава 4


Кто ходит в гости по ночам, тот долго не живет.


— В машину.

— Но вы убили его.

— Пришлось, он собирался убить вас.

— Тогда ладно.

Цитата из фильма "Дикая-штучка"


За тренировками, Эллина не заметила, что наступила ночь. Как по сигналу зажглась огромная хрустальная люстра, освещая просторную гостиную. Именно здесь, большую часть времени проводила хозяйка дома. Эллина любила сидеть перед камином, прикрытым чугунной решеткой, и ей было совершенно неважно, горел в нем огонь или нет. Этот уголок был создан специально под неё. Кожаный диванчик, на котором было так уютно сидеть, расслабляясь после долгого трудового дня, пушистый, мягкий ковер, ласкающий уставшие ноги и небольшой, но, очень нужный, журнальный столик. Когда миссис Деринат сидела у камина, столик никогда не пустовал, и не важно, что это было: документы, захваченные с работы, кофе, чай или поздний ужин, приготовленный предусмотрительной кухаркой.

Сегодняшний день пролетел как одно мгновение, а упражнения в построении щита и вовсе забрали все оставшиеся силы. Время было позднее, но мистер Роус все не выходил из кабинета. Решив, что он как-нибудь переживет, если ему не пожелают приятных сновидений, Эллина отправилась в свою комнату, готовиться ко сну.

Горячая ванна с воздушной лавандовой пеной, расслабляла, вызывая сладкую истому по всему телу. Нежиться в ней хотелось бесконечно. И лишь невероятным усилием воли, женщина заставила себя покинуть этот рай. Насухо вытерев тело махровым полотенцем, Эллина облачилась в самую скромную и закрытую ночную сорочку, прекрасно помня о способности своего гостя врываться куда вздумается, без стука. В голове лениво копошились мысли, о том, что совсем скоро все закончится и жизнь войдет в привычную колею, без всяких наглых магов. Главное дожить до завтра.

Когда Эллина вернулась из ванной в спальню, раздался резкий стук в дверь. Не дожидаясь её разрешения, в комнату вошел мистер Роус. Хозяйка дома не сильно удивилась такой наглости, и поспешила запахнуть халат. За прошедший день, она успела убедиться, что правила приличия для мистера Роуса пустой звук.

— Мистер Роус, как это понимать?

Устало вопросила хозяйка дома, впрочем, даже не надеясь на вразумительный ответ.

— Я постучался…

Алекс полуобернулся, рукой указывая на дверь.

— Несомненно, это для Вас достижение. Вот если бы ещё и разрешения войди дождались…

На что мужчина лишь привычно закатил глаза.

— Не до церемоний. Сегодня я ночую в Вашей комнате.

— Ну знаете ли… Если мне не изменяет память, Вы заняли комнату напротив моей. Вот и ночуйте там!

Возмущение сквозило в каждом слове Эллины. Этот наглый маг пользуется тем, что она полностью от него зависит. Он бы ещё к ней в постель попросился!

— Миссис Деринат, количество нападений возросло. И мне надо быть как можно ближе к Вам, в случае прорыва.

Если бы не страх быть убитой, Эллина послала бы, куда подальше наглого защитника. А так… Всего лишь одна ночь! Одна! И после он уберется восвояси с приличной суммой денег!

— Ложитесь, не стесняйтесь. Вы меня даже не заметите.

С этими словами, мужчина прошел к небольшому диванчику, в углу комнаты. Пас рукой, и заклинание отвода глаз в мгновение ока размывает его очертания. Миссис Деринат с завистью смотрела, на то, как легко и естественно у Алекса получалось колдовать. Ей же, чтобы все получилось, приходилось полностью концентрироваться на магическом плетении.

С этими мыслями, отогнув край одеяла, она залезла в кровать как была, в банном халате. Немного подумав, натянула одеяло до самого подбородка и, повернувшись спиной к дивану, попыталась уснуть. Только спасительный сон не спешил приходить. Слова мистера Роуса, о возможных визитерах, так и не шли из головы. В итоге, Эллина напряженно вслушивалась, то и дело, ожидая незваных гостей. Но тишина была гробовая. И лишь, когда глаза стали сами собой слипаться, она услышала легкий щелчок дверного замка. От этого простого звука в нутрии все похолодело. Повинуясь инстинкту, Эллина медленно перевернулась на спину. И, как в детстве, когда чего-нибудь боялась, натянула одеяло так, чтобы скрыться под ним с головой. Умом она понимала, что одеяло сомнительная преграда для наемного убийцы, но ничего с собой поделать не могла. Да и что делать? Тем более где-то рядом был мистер Роус. Это его прямая обязанность — защищать её. Вот пусть и разбирается!

Оглушительный грохот и стоны, раздавшийся в ту же минуту, после щелчка, послужили дополнительным доводом к выбранной линии поведения. Эллина притянула к себе ноги, вжала голову в плечи, и вообще, постаралась стать как можно меньше и не заметнее. И лишь когда шум драки сначала удалился на первый этаж, а после и вовсе стих, она осмелилась взглянуть из своего укрытия.

Даже темнота не смогла скрыть масштабы погрома. В иной раз, хозяйка бы очень расстроилась, если не сказать, что ужаснулась, но не при таких обстоятельствах. Ни выбитая и разлетевшаяся на куски дверь, ни кучка пепла, оставшаяся от дивана, не волновать хозяйку, так как возникшая тишина.

— Мистер Роус…

Шепотом позвала она. Но ответа не последовало. Тишина резала слух, а в голову лезли всякие страшные мысли. Вдруг с мистером Роусом что-нибудь случилось? Посидев немного на кровати, женщина все же решилась покинуть комнату. Медленно, стараясь не создавать шум, Эллина соскользнула с кровати. И укрывшись одеялом, с той же наивной идеей, спрятаться за ним, как за щитом, двинулась из комнаты. Вместо входной двери, как издевка, висели две искореженные, чудом не вырванные, петли. Старательно обходя остатки доблестно погибшей мебели (а было это нелегко, так как весь пол был усеян мелкими щепками, то и дело готовыми впиться в кожу), Эллина покинула свои апартаменты и попала в ещё больший хаос.

Оказавшись коридоре она чуть не передумала, увидев кровавый след, тянувшейся прямо к разбитому в дребезги окну. Свежий ночной ветерок трепал, чудом уцелевшую, штору, с улицы тянуло пьянящим ароматом ночных цветов, и все это как-то не сочеталось с темно-красным отпечатком ладони на подоконнике. Воображение живо нарисовало картину, как неизвестный гость, отчаянно хватается за последнею преграду, пытаясь тем самым избежать встречи с клумбой белых роз, растущих под окном. Но обагренные густой липкой жидкостью пальцы, не в состоянии удержать вес его тела. Покрашенное дерево предательски выскальзывает из-под пальцев, и убийца летит в низ, открыв рот в немом крике и отчаянно размахивая руками и ногами.

Стоять одной посреди пустого, разгромленного холла стало жутко. Некоторых людей в экстремальной ситуации страх сковывает, но миссис Деринат он заставил двигаться чуть быстрее. Неведение убивало. Подавив желание, выглянуть в окно и проверить, кто же туда улетел, женщина двинулась дальше, утешая себя тем, что это явно не мистер Роус. Иначе кто же пошел разносить её дом на первом этаже? Шла она на носочках, вдоль стеночки, аккуратно переставляя босые ноги. Словно шлейф, за ней волочился край прихваченного одеяла, попутно сметая весь мусор, на своем пути.

Дом выглядел так, будто здесь были полномасштабные военные действия. Босые ступни колола осыпавшаяся со стен и потолка штукатурка. Некогда шикарные картины, ранее висевшие вдоль лестницы, были безжалостно разодраны и никакой реставратор, даже с самыми золотыми руками, их не спасет. Стены теперь украшали сквозные дыры и копоть. А её шикарная хрустальная люстра, непонятно каким образом уцелевшая, мерно покачиваясь на равноудаленном расстоянии, как от потолка, так и от пола. И посреди этого безобразия за дверь, вперед ногами, вылетает тело какого-то несчастного. А стоящий рядом мистер Роус смотрел на это абсолютно бесстрастно. Выражение его лица было точно такое же, как сегодня, при разделки мяса. Как только голова несчастного скрылась за порогом дома, новоявленный маньяк захлопнул входную дверь и отряхнул руки.

В сравнении с гостиной, от которой остались лишь дырявые стены и относительно целый пол, мистер Роус выглядел почти идеально, если не считать нескольких капель алой крови на белоснежной сорочке, с оторванным рукавом. Миссис Деринат раздирали противоречие чувства. Ужас от осознания возможностей своего защитника, мысленно она сделала пометку поменьше с ним спорить. А то мало ли… И радость, она была безмерно счастлива, видеть Алекса целым и невредимым. Ведь теперь её будет кому защитить и дальше, если вдруг снова придут по её душу.

— Миссис Деринат, вам не стоило приходить, я уже всё уладил.

Спокойным, уверенным тоном сказал мистер Роус, едва скользнув по ней взглядом, своих черных, как бездна, глаз.

— С Вами все в порядке?

Пропустив его слова мимо ушей, обеспокоенно спросила Эллина. Хоть она и видела, что Алекс цел, решила все-таки удостовериться.

— Все хорошо. — заверили её — Идите отдыхать. Вряд ли кто-то попытается прорваться. Завтра тяжелый день.

Почему-то в его фразе, Эллине почудилась недосказанность, о том, что просто больше не кому "пытаться".

— А как же… а куда вы их… дели?

Волнение дало о себе знать, не позволяя четко сформулировать фразы.

— Тела? — по своему понял её Роус — Не волнуйтесь, утром их уже не будет.

— А, как они…

Что хотела спросить, Эллина и сама не знала. Вышвырнуты за пределы дома? Живы? Ранены? Или … убиты?

— Не волнуйтесь, сами уйдут. — Эллина облегченно выдохнула, а Алекс еще тише добавил, — Сами уйдут, сами закопаются…

Тон, которым говорил мистер Роус, был таким, как если бы они обсуждали вывоз мусора или стрижку газона. Глубокий вздох и Эллина, вместо того, что бы вернуться в спальню, решительно прошагала к, чудесным образом, уцелевшему бару. Её слегка потряхивало, а единственное доступное успокоительное было там. Заваривать сбор не было ни сил, ни желания. Да если честно, она очень сильно сомневалась, что в этой ситуации он поможет. Достав бутылку коньяка, миссис Деринат вопросительно взглянула на мужчину.

— На работе не пью.

Миссис Деринат неопределенно пожала плечами, мол как хотите, и откупорила бутылку. Налив сразу четверть стакана, она опрокинула его залпом. Непривычная к крепкому алкоголю, женщина закалялась, прикрыв рот рукой. На глазах выступили не прошеные слёзы. Невольно проскочила мысль, что успокаивать нервы алкоголем на ночь глядя, у неё входит в привычку. И лишь после этого, не говоря ни слова пошла наверх. Эллине стало настолько хорошо, что было плевать даже на то, что о ней подумает мистер Роус.

Лестница и стены слегка качались, несомненно, это все из-за того, что они серьёзно пострадали во время нападения. Но ничего, ремонт все исправит. Вот только в суд завтра сходит, разведётся, а после возьмётся за ремонт. Когда Эллина, неуверенной походкой, дошла до своей спальни, четко поняла, что спать в ней невозможно. Единственное, что уцелело из бывшего интерьера комнаты, это кровать и тумбочка. И то вторая, лишь по тому, что стояла вплотную к первой.

Благо комнат в доме было достаточно, и найти относительно целые покои не составило большого труда. Но даже чистая спальня и теплая постель не смогли избавить от вернувшегося липкого страха, после произошедшего нападения. Уснула она лишь под утро…

Мистер Роус провожал шагающую зигзагом нанимательницу, насмешливым взглядом. Наблюдать за виляющим свертком одеяла, больше напоминающего огромного пингвина, было забавно. Единственное, что его сейчас беспокоило, это как бы она не провалилась в новообразованные дыры. Но каким-то чудом, нетрезвая женщина умудрялась их избегать. Когда его подопечная благополучно поднялась наверх и скрылась из виду, он достал из кармана небольшой розовый кристалл. Нужно было связаться с наружной охраной, узнать все ли целы и дать новые распоряжения. Если бы не ребята, в дом хлынуло намного больше наемников.

Мысленно потянувшись к одному из охранников, Алекс запросил краткий отчет. И то, что все практически обошлось без жертв с их стороны, его порадовало. Дав четкие указания об их действиях на завтра, Алекс свернул связь. Усталость ломила тело, но спать было нельзя. Он оглядел учиненный разгром, от дома мало что осталось. Мистер Роус печально вздохнул и послал ветер впереди себя, заставляя расчищать ему дорогу. Нужно было охранять свою подопечную. Еще одна ночка и свобода.



Глава 5


Самый гуманный суд в мире и другие неприятности.


Судья, отступающий от текста закона,

становится законодателем.

Фрэнсис Бэкон


Утро миссис Деринат началось с первыми лучами солнца. Причем в самом прямом смысле. Накануне, когда она искала себе комнату, Эллина как-то не задумалась о том, что окна, выбранной ею, спальни смотрят на восток. Шторы женщина намеренно не закрывала, боясь пропустить появление очередного "гостя". Пусть мистер Роус и сказал, что в доме безопасно, страх все же взял своё. Поэтому, как только забрезжил рассвет, первые лучи солнца заставили сначала поморщиться, а после и вовсе зажмуриться. Они не хуже осколков стекла, резали глаза. По крайней мере, именно так думала женщина, страдавшая от неприятных ощущений.

От недосыпа и пережитого стресса голова раскалывалась, почти так же, как накануне утром. Вставать с кровати совсем не хотелось. Хотелось закутаться в одеяло, как гусеница в кокон и проваляться так до самого обеда. Но судья вряд ли оценит не явку на заседание. Поэтому сделав над собой усилие, женщина стоная и кряхтя, заставила себя встать. Вид, отразившийся, в трельяже, предусмотрительно стоявшем рядом с кроватью, заставил вздрогнуть от ужаса. Глаза, не состоявшейся жертвы ночного покушения, были красные от полопавшихся капилляров, лицо осунулось, а руки тряслись как у заправского алкоголика. И в таком виде ей придется предстать перед судьей. Хотя её адвокат и это сможет превратить в достоинство, за те деньги, что ему платят!

Спеша привести себя в порядок, Эллина отправилась отмокать в ванной. Парой горячая вода, эфирные масла и косметика творят чудеса. Для полного счастья, не хватало только массажистки. Ей понадобилось около двух часов, что бы в зеркале отразилась привычная миссис Деринат, готовая ко всему. Но если ванна есть практически в каждой спальне, то её гардероб, при нападении, пострадал на столько, что восстановлению не подлежал. Шагать в суд в банном халате не хотелось, купить что-то новое не было возможности. На помощь пришла логика и безукоризненное знание своего дома.

Миссис Деринат перебежками поспешила в прачечную, старательно избегая опасные участки изувеченного дома, которые при свете дня были видны намного четче, чем в полумраке. К счастью, рабочая зона осталась цела, и перерыв прачечную, женщина даже нашла чистое, выглаженное платье. Видимо его ещё не успели отнести к ней покои. Миссис Деринат, чуть не плача от восторга, решила, что обязательно выпишет премию горничной, которая поленилась отнести чистые наряды хозяйки, в тот же день, как погладила. Платье было светло-бежевого оттенка, с высоким глухим воротником-стойкой, прямой юбкой и рукавами три четверти. Именно то, что нужно для похода в суд. Прихватив свою добычу, женщина поспешила обратно, туда где было зеркало. Завтракать Эллина не хотела, да и времени не осталось. Поэтому уложив волосы в элегантный пучок и прикрепив шляпку, женщина спустилась вниз, по уже не шатающейся лестнице, где её и ждал защитник.

Мистер Роус оказался там же где и вчера, у входной двери. Только вид у него был намного приличнее. Его костюм был идеально выглажен, туфли начищены, а сам он изучал здоровье и бодрость… Вот и кто из них кого защищал? Кто дом разносил? Где справедливость?

— Доброе утро, миссис Деринат. Вы вовремя, пора выходить.

Приветливо кивнув, Эллина подошла к мужчине. Утро было ранним, но улицы города было полны народу. Все куда-то спешили, суетились, о чем-то бурно спорили. Возницы, громко ругая самодвижущиеся повозки, погоняли лошадей, спеша доставить своих пассажиров как можно быстрее. Кто-то шел на рынок за свежими продуктами, кто-то наоборот возвращался с рынка, неся полные сумки снеди. Все как всегда. Жизнь Волторга шла своим чередом.

— Пойдем порталом, так безопаснее. Только придется выйти на улицу. Защита не позволит его построить отсюда.

И галантно предложив локоть, мистер Роус повел Эллину вниз по ступенькам. Как раз в этот момент рядом показался чумазый мальчуган — разносчик газет. Иногда, Эллина из жалости покупала у него прессу и всегда давала в два раза больше, чем сорванец нагло пользовался. Мальчишка пробегал мимо, активно размахивая своим товаром, и выкрикивая слоганы.

— Сенсация, сенсация! Свежие умертвия устроили шествие к местному кладбищу! Что это? Разборки мафии или неудачные шутки некромантов? Сенсация, сенсация…

И вот почему-то миссис Деринат была полностью уверена, что причина ходячих трупов ни то, ни другое. Она машинально посмотрела на своего провожатого. Алекс же с самым серьезным видом вертел головой по сторонам, как будто именно сейчас ждал нападение. А трупы, это не к нему. Он здесь вообще не причем!

— Надо бы газетку взять.

Задумчиво проговорила Эллина. Роус лишь хмуро на неё зыркнул и тихим командирским тоном, не терпящим возражений, произнес:

— Время, надо исчезнуть с улицы как можно скорее.

— Не более минуты.

На лице мистера Роуса заиграли желваки. А Эллина, недолго думая, кинула мальчишке монету.

— Доброго Вам утречка, миссис Деринат! Ваша газета.

Мальчишка, с улыбкой во весь рот, привычно подскочил, и передал свежею прессу. В этот же момент завибрировал воздух, очертания её дома исказилось и мистер Роус утянул миссис Деринат следом за собой в открывшийся портал.

Вышли они уже возле пятиэтажного здания, стоящего напротив главной городской площади. Месторасположение и своеобразное архитектурное строение здания, говорили о его важности. На самом деле здание суда, выполненное из редчайшего белого камня, было предметом гордости всех горожан. Оно по праву считалось одним из самых безопасных в Лисане. Ведь в основу здания, ещё при строительстве, были заложены древние артефакты, полностью гасящие всю магию, что позволяло проводить здесь самые громкие дела, не боясь магической диверсии. Хоть опыт и прошел успешную проверку временем, Совет Сильнейших не спешил тратить кругленькую сумму на постройку второго такого здания.

Антимагичное поле повлекло за собой ряд трудностей. И если в обычных зданиях вопросы отопления, подачи горячей воды и света решали магические кристаллы, то здесь строители столкнулись с существенной проблемой. Как обеспечить огромное здание не используя самый простой и популярный ресурс? И таки нашли. Правда, для того, что бы его изобрели, пришлось выложить немало золотых. А потом, для того, что бы все изобретенное создать. А потом, что бы все созданное работало, пришлось нанять целую бригаду, следящую за оборудованием. Так что это было самое дорогое здание в мире. И да, Совет Сильнейших решил, что одного им вполне хватит.

Как только миссис Деринат в сопровождение защитника зашла внутрь, легкое беспокойство отступило. Почему-то ей казалось, что в цитадели правопорядка никакие наемники ей не страшны. По крайней мере, за все время существования здания суда, не было ни одного нападения. Время ещё оставалось, и она, поддавшись любопытству, быстро опустила взгляд на статью, которая занимала первое место в разделе "криминальные хроники". Заголовок гласил: "Несанкционированное шествие умертвий по городу!".

"В полночь, на улицах города были замечены странные прохожие. Горожане не сразу осознали, с чем столкнулись. И лишь при ближайшем рассмотрении, смогли понять, что по улицам ходят свежие трупы! И таковых было ровно тринадцать. Вся делегация двигалась в сторону кладбища, ни на что, не обращая внимания. Для упокоения этого безобразия, был вызван дежурный некромант. По данному факту было возбуждено уголовное дело. Самое интересное, что среди убитых было шестеро, объявленных в розыск, преступников. За них были назначены крупные денежные вознаграждения. Трое наемников с южных земель. Про остальных пока ничего неизвестно, их личности устанавливаются.

На данный момент существует несколько версий произошедшего. Самые популярные, это версия о разборках местных криминальных группировок. Передел сфер влияния. Но сыскари эту версию не поддерживают. Так же есть предположение, что тринадцать, не самых слабых, жертв, которые ровным строем в полночь идут на кладбище — это не просто так. Возможно, группа неуравновешенных некромантов решила поэкспериментировать с новым ритуалом? Кто знает? В любом случае, граждане, будьте осторожны!"

— А Вы страшный человек, мистер Роус!

Осипшим, от шока, голосом проговорила Эллина. Её бурное воображение сразу нарисовал картину, как израненные трупы вышагивают на главной площади под полной луной. А следом за ними тянется кровавый след от самого её дома. И как то само собой вспомнилось " сами уйдут!". Вот и ушли…

— Я маг.

Едва заметно улыбнулся мистер Роус, довольный произведённым эффектом.

— А не боитесь, что Вас могут найти? Магический след, улики, для сыскарей это не проблема.

— Миссис Деринат, Вы вроде умная женщина, а порой такие глупые вопросы задаете. — женщина напряглась, но молча проглотила обиду, разумно рассудив, что с человеком, убравшим с дороги тринадцать наемников и от которого зависит твоя жизнь, лучше не спорить — Сами посудите, зачем им это? Там же шестеро наемников, за головы которых приличная сумма полагается. А если найдут убийцу, то и деньги из казны придется отдать. Поэтому замнут, или придумают какую-нибудь байку. Мол, сами себя прибили. Рассеяно отмахнулся Роус.

— Наверно Вы правы, не выгодно.

Как истинный делец, Эллина сразу оценила положительные и отрицательные стороны такой политики. Из размышлений её выдернул задумчивый голо мистера Роуса.

— Странно…

— Что именно?

Слегка встрепенулась миссис Деринат, обратив внимание на хмурый вид своего защитника.

— Тихо, за время дороги ни одного нападения. Не нравиться мне это…

— Так может не осталось ни кого. — Ответила миссис Деринат, выразительно глядя на газету. — А те, кто остался, решили, что жизнь дороже.

Хмыкнув, Алекс искоса посмотрел на свою подопечную.

— Вы мне льстите. Да и не отказываются наемники от денег. Скорее, это затишье перед бурей. Лучше пойдемте в зал заседаний.

Спорить миссис Деринат не стала. Положив руку на мужской локоть, последовала за своим спутником. Расстояние до зала они преодолели быстро. Тем более Эллине уже не терпелось расторгнуть брак (избавившись от балласта, который тянул её ко дну) и стать свободной, и главное остаться живой, женщиной.

На удивление зал заседаний был ещё пуст. Да, конечно их развод дело нескольких минут, так как все было четко прописано в брачном договоре. Но даже это не избавляет от расторжения брака в судебном порядке. Минуты шли, подходило время заседания, но ни судьи, ни помощника судьи, да что там, даже секретаря и того не было. А самое неприятное, не пришел её адвокат! И когда терпение иссякло, время допустимого ожидания вышло, миссис Деринат решила найти ответы непосредственно в приемной судьи. Именно там находился секретарь, который увидев визитеров, немало удивился и… напрягся.

Секретарем у судьи Штоф был угловатый молодой человек, только закончивший обучение. Худощавое телосложение, сутулая спина, длинные пальцы, с мозолью от постоянной работы пером сразу выдавали в нем человека, проводящего много времени, сидя за письменным столом.

— Доброе утро, миссис Деринат. По какому вопросу?

Эллина почувствовала, как нарастает волна раздражения, готовая в полную силу обрушиться на несчастного.

— Что значит, по какому вопросу? У меня развод, заседание по которому было назначено на десять утра. — Шипению женщины, позавидовал бы даже кобра — Сейчас четверть одиннадцатого!

Молодой человек, нервно сглотнул, и как-то виновато отвел взгляд.

— Миссис Деринат, заседание перенесли. Вам письмо выслали, ещё вчера…

— Какое письмо? Что Вы несете!

Парень незаметно отступил назад и посмотрев честными, при честными глазами, пролепетал:

— Обычное, с уведомлением о переносе заседания.

Прикрыв глаза, Эллина глубоко вздохнула, задержала дыхание и выдохнула. Ничего страшного, здание суда безопасно, сюда ни один преступник не рискнет забраться, они просто подождут.

— На какое время перенесли?

Уже спокойнее спросила Эллина. Руководящая должность обязывала быть хладнокровной, даже когда хочется крушить всё на своём пути. А секретарь ещё сильнее стушевался.

— Его на десять дней перенесли…

Ответил парень так тихо, будто надеялся, что его слов не услышат.

— Что-о-о?

Выдержка отказала. Миссис Деринат усиленно боролась с желанием огреть нерадивого по голове, что бы мозги на место встали. Какие десять дней? У неё договор с охраной лишь на два…

Следующие действия воспитанной и интеллигентной женщины можно было объяснить лишь временным помешательством на фоне стресса.

Буквально снеся с дороги несчастного секретаря, Эллина фурией ворвалась в кабинет самого судьи, который в весьма вальяжной позе полулежал, прикрыв глаза, в огромном кожаном кресле. Это был пожилой, склонный к полноте, мужчина. Глубокие морщины исполосовали его лицо. Некогда проницательные глаза, помутневшие от старости, прятались за толстыми линзами очков. Этот аксессуар предавал ему комичный вид. Правда, тем, кому не посчастливилось попасть на скамью подсудимых, так не считали. Для них он был вселенским злом.

От неожиданности, мужчина подскочил, чуть не выпав из кресла. И видимо, стараясь скрыть лысину на голове, попытался молниеносно натянуть парик, до этого спокойно надетый на глобус. Мимолетно в голове женщины пролетела мысль, так вот зачем судьям глобусы!

— Не приемный день! Какого… Вы врываетесь в мой кабинет!

Вопил судья, брызжа слюной и покрываясь багровыми пятнами. Бесило его не столько, что к нему ворвались без стука, сколько то, что его увидели в непотребном виде.

— Как это не приемный, судья Штоф? — возмутилась наглая посетительница — Вы ещё пятнадцать минут назад, должны были расторгнуть мой брак! А вместо этого сидите здесь! А Ваш секретарь несет какую-то чушь, о переносе бракоразводного процесса на десять дней!

— Это не чушь! — взвился судья — Ваш супруг подал прошение, дать время на примирение. Со стороны молодого человека, похвальное рвение, спасти семью!

Менторским тоном добавил Штоф. И в тоне судьи, Эллине слышался упрёк.

— Какое примирение! Такие решения принимают лишь во время заседания! А его не было! Жизненно необходимо оформить расторжение брака сегодня!

Штоф все больше раздражался, и понимание того, что нахалка права, не делало его добрее.

— Миссис Деринат, Вы врываетесь в мой кабинет, повышаете голос и пытаетесь указывать судье, что делать! Если Вы сейчас же не прекратите это безобразие, я не десять дней на примирение дам, а десять месяцев! И никто не оспорить моего решения! Потому что судья здесь Я!

Быстро смекнув, что за десять дней выжить проще, чем за десять месяцев, Эллина прикусила язычок.

— Так-то лучше, у секретаря возьмите копию письма и до встречи через десять дней.

С этими словами, судья Штоф спокойно опустился в свое кресло, всем видом показывая, что незапланированная аудиенция окончена.

— До свидания. Если доживу…

Последние слова были сказаны шепотом. Но внимание судьи уже приковали к себе лежащие на столе документы. Развернувшись, миссис Деринат вышла из кабинета, на ватных ногах. Внешне спокойная, но внутри вся раздавленная. Как теперь быть? Что делать? Не осознавая своих действий, она машинально взяла письмо из дрожащих рук секретаря, и вцепившись мертвой хваткой в локоть мистера Роуса, покинула приемную. Мозг позорно капитулировал, и на смену растерянности пришла истерика.



Глава 6


Огородами, огородами бежим.


Когда прекрасные женские глаза

затуманиваются слезами,

видеть перестает мужчина.

Альберт Турнье


Слезы Эллины, привели в ужас мистера Роуса. Для него было проще упокоить группу наемников, чем успокоить ревущую женщину. Но он понимал, что если ничего не предпринять, стоять им перед приемной судьи до вечера.

Алекс протянул чистый платок Эллине, а другой рукой постарался успокаивающе погладить по спине. Но эффект был слегка иной, чем ожидалось. Миссис Деринат, вытерла предложенным платком, хлюпающий нос и, уткнувшись лицом в грудь мужчины, продолжила реветь с удвоенной силой. Мистер Роус попытался вспомнить, какие есть методы утешения. На ум пришли лишь такие способы, как утешить словами, дать пощечину или поцеловать. Больше всего ему нравился третий вариант, не многословный, и наверняка надежный. Но подумав, что миссис Деринат вряд ли его оценит, впрочем, как и пощечину, решил воспользоваться первым.

— Ну же, успокойтесь. — проговорил как можно нежнее Алекс, легонько похлопывая Эллину по спине. — Все не так страшно, тем более, сегодня охотников за вашей очаровательной головкой стало значительно меньше.

Эллина оторвала заплаканное лицо от мужской груди и с мольбой посмотрела ему глаза. Алекс потерялся, от слез их цвет стал ещё ярче. И даже покрасневший нос не портил красивое лицо женщины.

— Успокоюсь, мистер Роус, я сейчас же успокоюсь.

Проговорила она, украдкой вытирая слёзы. Здравая мысль, наконец, посетила её светлую голову.

— Если Вы согласитесь мне помочь, и продлить контракт ещё на десять дней. Вы же меня не бросите?

И столько мольбы было в голосе, столько надежды в огромных фиалковых глазах, что у Алекса не повернулся язык сказать "нет". Он прекрасно понимал, что если не сделает этого, Эллина не проживет и минуты, после его ухода. А мысль о том, что эти глаза закроются навсегда, причиняла боль. В самом деле, что ему стоит? Разве стоит полноценный отдых, жизни этой прекрасной женщины?

— Хорошо, — тихим вкрадчивым голосом проговорил он — но условие прежнее, Вы слушаетесь меня во всем.

Улыбка озарила лицо миссис Деринат, и она поспешно закивала, соглашаясь. Какое облегчение, что мистер Роус не отвернулся от неё. И пусть его манеры оставляли желать лучшего, зато с ним Эллина чувствовала себя в безопасности.

— А теперь прекращайте реветь и слушайте меня внимательно. — строго отдернул её защитник. — Наиболее уязвимы мы будем, когда выйдем из здания. Антимагичное поле разрушило все Ваши щиты. На их восстановление потребуется время. Его у нас нет. — здесь Роус сделал многозначительную паузу, видимо давая проникнуться сложностью их положения — Скорее всего, как только мы выйдем, нас атакуют. Так что Ваша основная задача держаться прямо за мной и не высовываться!

— Но как же, посреди города у здания суда… — удивлению Эллины не было предела — А как же охрана?

На что мужчина недобро ухмыльнулся.

— Какая охрана? Вы хоть одного видели? У Тайлера Крона длинные руки. Вы же не думаете, что время на примирение Вам дали просто так? Да и срок странный.

Раньше Эллина не обращала внимания, но на посту действительно никого не было. Все было спланировано. Видимо прав был мистер Роус, когда говорил о затишье перед бурей, их просто загнали в ловушку. Подставили. Наверняка никакого письма с уведомлением о переносе заседания не было. И адвокат пропал неспроста. И оставалось лишь гадать, что с ним сделали. Или сколько заплатили. Хотя верить в то, что Россо тоже её предал, не хотелось.

— Хорошо.

Неуверенно проговорила Эллина. Ей было очень страшно, но деваться не куда. Рано или поздно им придется выйти.

— И ещё кое-что. В дом мы не вернемся, наверняка там засада.

Эллина хотела спросить, а куда же тогда, но мистер Роус уже увлек её к черному ходу, выходящему в тихий дворик. Коридоры были безлюдны, как будто все до единого сотрудника в курсе готовящегося нападения, и заранее спрятались в безопасном месте. Вот оно, хваленое неподкупное правосудие. Платишь, платишь налоги, а тебя просто отдают на растерзание тем, от кого должны защищать. За своими размышлениями, Эллина не заметила, как они оказались на пороге.

Алекс задвинул её к себе за спину и решительно шагнул вперед. Миссис Деринат моментально почувствовала, как воздух буквально наполняется магией, еще немного и заискрится. За широкой спиной Алекса ничего не было видно, зато чувствовались отголоски магических атак. Но, не смотря на это, Роус медленно продвигался вперед. А Эллине подумалось, какой же мощью надо обладать, что бы сдерживать такой натиск, особо не напрягаясь? В какой-то момент мужчина выполняя пас, повернулся так, что Эллина увидела часть улицы и летящие прямо на них три огненных шара. От страха женщина зажмурилась и машинально отступила назад. Оказалось, что ходить с закрытыми глазами весьма сложно и опасно для жизни. Споткнувшись, Эллина растянулась на тротуаре, больно ударившись коленом. От толчка, женщина распахнула глаза и увидела, что лежит за пределами выставленной Алексом защиты. А на пороге здания суда, откуда они только что вышли, стоит один из наемников.

Наверно так бывает, что в моменты опасности замечаешь каждую мелочь. Видимо время специально замедляет ход. Мерзкая ухмылка наемника, кривила тонкие губы. Цепкий взгляд уже нашел место для удара. Грудь, перетянутая кожаными перевязями с метательными ножами, не оставляла простора для воображения, в поисках тех методов, которыми любит пользоваться их хозяин.

Уверенным движением, мужчина выхватил метательный нож и отправил его прямо в потенциальную жертву, с такой легкостью, будто перед ним стояла обычная тренировочная мишень. Эллина сама не поняла как, но стандартная реакция закрыть глаза и визжать, отказала. На одних инстинктах она подскочила, игнорируя тупую боль в колене, и мгновенно выставила физический щит. Тот самый, с которым безуспешно мучилась ни один час. В эту же секунду, кто-то схватил её за воротник, и под треск рвущейся ткани, её дернули на себя. Уже из-за двойного щита, Эллина видела, как метательный нож рикошетом отскакивает в сторону, и со звоном падает на брусчатку. А наемник с бешенством смотрит на неё. Не иначе взглядом убить решил. Еще один рывок за шиворот и одна из самых влиятельных и богатых женщин страны оказывается посреди свалки.

— Я же говорил, от меня ни на шаг!!!

Зло прорычали над ухом. Ответить миссис Деринат не успела, потому что привычным рывком, правда уже за локоть, её втащили в очередной портал.

Нападение было хорошо спланировано, и благодаря глупости его подопечной, едва не увенчались успехом. Это бесило! Ещё мгновение и все! Её за малым не зажарили, как поросенка на вертеле. Хорошо, что хоть не видела, как в спину ей летят несколько боевых заклинаний. Новой женской истерики он бы не пережил. Правда, если не это фатальное совпадение, Алексу пришлось бы туго. Нападали маги слажено, не оставляя время на передышку. Пока одни били, другие готовили новый удар. Выпав за пределы щита, Эллина отвлекла большую часть атакующих на себя. И этого времени Алексу хватило, что бы построить простенький переход, что и позволило уйти из-под обстрела. Теперь было жизненно необходимо грамотно запутать следы, открывая порталы в разные уголки мира. А после можно и на дно залечь.

Мистер Крон сидя в своем кабинете, задумчиво крутил в руке стакан с густой янтарный жидкостью, наблюдая за игравшими на нем бликами света. Выслушав отчет, он был, мягко сказать, разочарован. Тайлер все ещё надеялся приумножить своё состояние за счет Деринат. Такой шанс прикарманить верфь, фабрики и увеличить доходы, практически за так, убрав лишь несносную девчонку, упускать нельзя. Только его идиоты никак не справятся с делом. Не могут поймать какую-то сопливую девчонку с её ручным магом! Но ничего у него ещё десять дней, и целая толпа желающих получить награду. Жадность, порой творит чудеса. А его "ключ" к богатству сидит в самом охраняемом месте, и сделает все, что он прикажет. Хотя, если подумать, даже если девчонка выживет, он не останется внакладе. Пока Деринат бегает от наемников и решает свои семейные проблемы, у неё из-под носа уплывает контракт на постройку флотилии военных кораблей, прямо в руки к Тайлеру. А это миллиарды. Так или иначе, мистер Крон привык получать то, что ему нужно. Особенно любил беспроигрышные комбинации. Довольно оскалившись, мистер Крон, крутанул стакан, и одним махом опрокинул его содержимое в себя, провозгласив тост за успех.

Эллина еле держалась на ногах. За последние два часа, они побывали в разных уголках Келиона, от Холодных Земель на севере, до скалистых гор на юге. Путешествие было её давней и тайной мечтой, но не при таких же обстоятельствах.

Порой мистер Роус открывал сразу несколько порталов и в них входили их копии. А иногда приходилось бежать сломя голову в неизвестном направлении и только после этого переносится. Колено нестерпимо болело, и Алекс брал часть её веса на себя, придерживая за талию. Эллине уже было все равно, единственное желание просто лечь, ни важно куда, хоть на ту чудесную травку под деревом.

Она искренне поражалась выносливости мистера Роуса. Наверняка он пользуется накопителями, иначе не чем было объяснить такое количество затраченной энергии. Выдержать атаку сразу нескольких магов, открыть более десяти порталов в разные уголки света, и это с ней в виде довеска! Уже который раз она мысленно поблагодарила Ника за помощь в выборе защитника. Вот бы еще сразу послушала умного человека, когда он предлагал убрать мужа. Сидела бы сейчас дома, вся в черном, старательно изображая грусть. Почему-то именно в этот момент её воображение нарисовало разрушенную гостиную, и дышащую наладим люстру. Люстру было особенно жалко. Эксклюзивная. Тальские мастера делали её на заказ по эскизам матери. А теперь ей приходится носиться по полям, лесам, оврагам, удирая от наемников! Чертовы принципы! Кому они теперь нужны?

— Все это последний переход, дальше пешком.

Очередной, искажающий пространство, портал, вывил их на небольшую лесную опушку. Солнце уже стояло в зените и нестерпимо припекало. Эллина с облегчением опустилась на землю, не щадя своего платья. Правда те лохмотья, что на ней висели и платьем назвать нельзя. Воротник стойка — порван, светлая ткань вся в разноцветных пятнах от травы, земли и боги знают чего ещё, а подол был разодран так, что напоминал бахрому.

— Все, больше не могу.

На выдохе, простонала женщина. Усталость сквозила в каждом её жесте. Миссис Деринат вымучено облокотилась на локти и запрокинула голову назад, чуть прикрыв глаза, защищая их от яркого летнего солнца. Чудесная шляпка, которая ещё утром венчала голову Эллины, была безвозвратно утеряна где-то в бескрайних степях Юктура, вместе с крепившими её шпильками. Незамысловатая прическа, каким-то чудом держалась, хоть несколько прядей и выбились из неё и теперь топорщились в разные стороны, напоминая одуванчик.

— Осталось совсем чуть-чуть.

Мистер Роус же выглядел так, будто только, что вернулся с занимательной прогулки. Одежда хоть и была потрёпана, но смотрелась гораздо лучше, чем наряд миссис Деринат. Алекс, словно каменная статуя, возвышался над женщиной, так вальяжно и несдержанно развалившейся на траве, у его ног.

— Мистер Роус, это не каприз, а констатация факта. У меня такое ощущение, что сейчас ноги отвалятся, а колено и вовсе разорвет.

Хмурый взгляд на бледном лице Роуса, который казалось, стал его неотъемлемой частью, был ей наградой.

— Задирайте юбку.

Такое словосочетание у миссис Деринат вызывало не очень приличные ассоциации.

— З -з — зачем?

Спросила она, не веря в правильность своих умозаключений. Мужчина же, не тратя время на объяснения, присел перед ней на корточки, и не церемонясь, стал задирать подол. Зря Эллина думала, что привыкла к выходам мистера Роуса. Схватившись за край юбки, и не давая ей подняться, нервно спросила.

— Что Вы делаете?

— Оголяю ваши колени. — невозмутимо ответили ей — Я конечно не целитель, но кое-что могу. А для этого надо посмотреть, что у Вас с ногой. Отпустите! Или предпочитаете и дальше хромать?

Нехотя Эллина все же подняла юбку так, что бы оголить ноющее колено. Кожа, видневшаяся за порванными чулками, была свезена, а сама пострадавшая часть тела распухла и посинела. Мистер Роус стал потихоньку ощупывать коленку, но даже легкие прикосновения причиняли нестерпимую боль, заставляя шипеть сквозь зубы и плотно сжимать кулачки. А непрошенные слезы сами собой потекли по щекам. Эллина еле сдержалась, что бы по-детски не спрятать ушибленное колено, от такого пристального осмотра.

— Всего лишь ушиб.

Всего лишь? Но не успела она возмутиться, как Алекс простер руку над травмой, и боль стала уходить, сменяясь приятным теплом. Вдох облегчения сорвался с губ женщины, а напряженная складка между бровями разгладилась. Наблюдая, как не здоровый синий цвет и опухоль уходят, Эллине стало жутко интересно, какими ещё талантами обладает мистер Роус. Исходя из того, что он уже для неё сделал, мистер Роус явно продешевил, составляя контракт.

— Ну вот и все.

Алекс встал и галантно протянул руку женщине, помогая подняться на ноги. Хотя боль и ушла, за что Эллина была безмерно благодарна, сил у неё не прибавилось. И ходить на каблуках по земляным кочкам проще не стало. Да и бессонная ночь давала о себе знать. Лишь повиснув на руке мага, миссис Деринат смогла двигаться дальше. Опушка сменилась густым лесом. Под ногами похрустывали ветки и сухие листья, на деревьях щебетали птицы, редкие солнечные лучи с трудом пробивались сквозь густую, зеленную листву. Здесь время шло своим чередом, было тихо и спокойно. А главное, никакой адской охоты.

Еле заметная тропинка вывила их на полянку со скромным домиком, стоящим на берегу небольшого озера. Стены его были белее снега, а резные ставни и крыша выкрашены в ярко-синий цвет. Это место казалось раем. Неужели они остановятся здесь? Такое развитие событий вселяло надежду на нормальный отдых, и развеяло мысли о предстоящей стоянке под открытым небом.

— Где мы?

Женское любопытство все же взяло вверх над усталостью. Но видимо Роус и сам слишком устал, поэтому ответил весьма скупо.

— Считайте что это наше убежище, на ближайшее время.

Подходя к домику, Алекс периодически останавливался и осуществлял несложные манипуляции руками. Эллина даже не пыталась разобраться, что именно он делает, лишь бы дотащиться до дома и лечь. Домик был словно мираж, манил, завлекает, но приближался очень медленно. Совсем некстати вспомнился сон, все тоже самое, только вместо воды — кровать, или диван, или кресло, да хоть стог сена. Главное наконец-то лечь и вытянуть измученные ноги, дать отдохнуть своему вымотанному телу.

Видимо её мольбы боги наконец услышали. Алекс открыл тяжелую дверь и они шагнули прохладный холл. Её бережно провели до комнаты и усадили на кровать, застеленную стеганым одеялом. Рассматривать дом сил не было, но женщина не могла не подметить, что внутри было прибрано. Не уж то здесь кто-то живет? Пока она смотрела по сторонам, мистер Роус вышел из комнаты за необходимыми женщине, чистыми вещами. А Эллина, воспользовавшись моментом, откинулась на кровать. Обещая себе через минутку встать, взять у хозяина дома необходимые вещи и привести себя в порядок. А после отдохнуть. Но так и не заметила, как сознание уплыло в страну грез. Точнее грез не было, зато была тишина и покой.



Глава 7


Убежище.


Хороший план сегодня

лучше безупречного завтра.

Закон Паттона


Выбор у Алекса был небольшой, все же это всего лишь одна из его точек, а не жилой дом. Причем стоял она в глухом лесу, в дали от шумных и суетливых городов. Когда мужчина потянул за дверцу старого шкафа, та открылась с жалобным скрипом, очередной раз напоминая о необходимости её смазать. Слишком давно он здесь не был, благо заклинание стазиса сохранило все в том же состоянии, что и до его ухода, не позволяя вещам покрыться пылью. Стопки белоснежных рубашек были аккуратно сложены на уровне груди, махровые полотенца и постельное бельё хранились на верхних полках шкафа. Идеально выглаженные темно-серые костюмы, предназначенные для работы, висели в рядок на деревянных вешалках. С минуту Алекс стоял и оценивал свои запасы, а после, решительно взял одно чистое полотенце и рубашку. Задумался, с сомнением глядя на длину сорочки, и достал один из своих костюмов. Представив всё это на своей гостье, Роус чуть не засмеялся в голос. Настолько живая и комичная картина предстала перед глазами. Сложив вещи аккуратной стопкой, Алекс поспешил вернуться обратно. Только вот миссис Деринат, уже мирно посапывала, свернувшись клубочком прямо поверх одеяла. Сейчас она больше походила чумазую побирушку, чем на владелицу одной из самых крупных корпораций в стране.

Тихонечко положив бельё на стул, Алекс посмотрел на спящую женщину. Как его угораздило так вляпаться? В этот момент Эллина, не открывая глаз, зябко поёжилась. Хоть на дворе и лето, в доме было прохладно. Мужчина, вздохнув, вернулся в свою комнату за легким пледом. А когда укрыл ладную фигурку, с усмешкой, подумал, что любоваться спящей миссис Деринат стало традицией. Выйдя из комнаты, Роус бесшумно прикрыл дверь, чтобы не нарушить сон своей гостьи. Пусть хотя бы один из них отдохнет должным образом.

Дел было много, а сил почти не осталось. Оборона, заметание следов осушили его резерв практически до дна, плюс пришлось потратить мощный накопитель. Хорошо, что защита домика была уже готова, нужно только активировать несколько ловушек для нежданных гостей. Что бы их найти, наемникам придётся постараться. Да и не каждому магу будет под силу распутать этот клубок, таких единицы. Он должен быть либо очень сильный, либо очень везучий. А в идеале и то и другое.

Домик у Алекса был небольшой, с минимальным набором удобств. Много ли надо мужчине? Две небольшие комнаты, скромная кухня и погреб. Единственное, что выбивалось из общей картины мужского минимализма, это ванная комната. Санузел, несомненно, был роскошью в домике посреди леса. Но маг уж слишком ценил удобство, и не хотел лишний раз отвлекаться на пустяки. В своё время ему хватило экстрима в военных походах. Ночевки в палатках, купание в бане или озере, вместо камина костер, это все здорово, когда тебе двадцать. А сейчас ценится комфорт и практичность. И не важно, что бывает он здесь не чаще одного раза в год. Благо заклинание стазиса, позволяет сохранить все в первозданном виде.

Собравшись с силами, Алекс шагнул за порог и спустился по скрипучим ступенькам лесного домика. Присев на корточки, он приложил одну ладонь к земле, закрыл глаза и сосредоточился. Под рукой пульсировала написанная магией земля. Он уже давно облюбовал это место, и каждый раз, когда здесь бывал, подпитывал и усовершенствовал защиту. Такую за день не создашь. Мощнейший отвод глаз, все кто натыкается на это место, неосознанно обходят его стороной так, как будто его здесь нет. Поисковые заклинания не работают, результат закопанных по периметру артефактов. При попытки взлома защиты срабатывают сигналки. И это не считая всевозможные ловушки, завязанные на разных стихиях.

Вон тот милый плющ, мечта садовода, может задушить и утащить свою жертву под землю вместо удобрения. А в том чудесном озере, которое так и манит искупаться летним жарким днем, живет боевая водяная змея, десять метров в длину. Под ногами взломщиков, посягнувших на святое, покой мага, может разверзнуться земля, погребая заживо. Или их просто разорвут в клочья клыкастые умертвия, созданные из обитателей леса, каждый из которых был тщательно отобран самим магом. Вообще чудесная защита, но не совершенная. О том, что взломать можно все, что угодно Алекс помнил всегда. Поэтому у него существовал дополнительный план отступления.

Активация ловушек забрала последние крохи силы. Хорошо бы подпитать защиту, но это уже завтра, когда восстановится резерв. А сейчас осмотр своих запасов оружия, ужин и спать. Хоть сегодня можно нормально отдохнуть, а не заливать в себя стимулирующие зелья.

Открыв глаза, Эллина не сразу поняла, где находится. Утреннее солнце освещало небольшую комнату, с аскетичной обстановкой. Её размер не позволял никаких излишеств. Грубо сколоченная кровать, на которой и лежала женщина, простенькая тумбочка, куда ей даже нечего поставить, узкий шкаф и единственный стул. Мебель занимала практически все пространство, оставляя лишь узкую дорожку для передвижений. На маленьких окошках висели чистые, но выцветшие занавески. Стены её новой комнаты могли вогнать в тоску, даже самого рьяного оптимиста. И если верхняя часть стен выкрашена в белый цвет, то нижняя часть убивала своей серостью. Видимо фантазии у мистера Роуса никакой. А может серый и белый его любимые цвета? Прямо казарма, а не дом. Но для Эллины это было самое лучшее место на свете. Самое главное безопасное!

Миссис Деринат потянулась, разминая затекшее тело. Одного взгляда на свой наряд ей хватило, что бы застонать в голос. Вот за какие грехи ей эти мучения? Понимание того, что на смену изодранному платью, есть лишь мужской костюм, значительно превышающий её размер, благодушия не добавил. Прихватив приготовленную стопку, Эллина отправилась на поиски ванной комнаты. И лишь приведя себя в порядок, она решилась осматривать дом. Благо зеркало было лишь в ванной, и Эллине не приходилось каждый раз наталкиваться на свое отражение в самом нелепом наряде. Мужская сорочка, на её худеньких плечах, весела как на швабре. Брюки, чтобы не спадали, пришлось подпоясать лентой, оторванной от бывшего платья. Его уже и магия не спасла бы. А длинные штанины брюк закатать по щиколотку. Образ дополнили бежевые атласные туфельки, с мокрыми следами, которые остались после оттирания их от грязи, собранной в разных уголках планеты.

Мистера Роуса Эллина застала на кухне, накрывающего на стол. До противного бодрый и свежий. Абсурдность ситуации была в том, что на них были абсолютно идентичные костюмы. Только мистер Роус смотрелся немного неряшливо, но гармонично, с привычно расстегнутой верхней пуговицей и как всегда закатанными рукавами. А она как уличный оборванец, в чужой одежде. А когда мистер Роус посмотрел на неё, старательно пряча улыбку, захотелось нахлобучить на его голову тарелку с овсяной, стоящей на столе. Но чувство голода не позволило так обойтись с ценной провизией.

— Доброе утро, миссис Деринат. Садитесь завтракать.

К овсянке прибавилось лесные ягоды и травяной чай. С самым невозмутимо видом, на какой только была способна, Эллина ответив на приветствие, села за стол. И лишь когда голод был утолен, решила заговорить.

— Мисте Роус, мы будем здесь отсиживаться все десять дней?

— Девять.

— Простите, что?

Мужчина оторвал взгляд от своей тарелки.

— Я говорю, осталось девять дней. И возвращаясь к вашему вопросу. Нет.

— Почему?

Мистер Роус тяжело вздохнул, понимая, что женщина не отстанет, пока не получит ответы на все свои вопросы. Решил сразу все объяснить, во избежание дальнейших пыток женским любопытством.

— Есть вероятность, что нас найдут. Но так как для этого потребуется немало сил, у нас есть несколько дней форы, что бы отдохнуть и восстановить силы. Все зависит от того, кто возьмется за наши поиски. Если та же шушера, что ловила у здания суда, то у них ни шанса. А вот если кто посильнее… — он замолчал, делая небольшой глоток чая, будто хотел смочить горло — Так что будьте готовы бежать в любой момент.

Надежда потихоньку отсидеться таяла на глазах. Так же Эллину не оставляла мысль, о том, что её горе супруг может вновь обратиться в суд, с просьбой ещё отодвинуть дату развода.

— Мне бы письмо отправить.

Алекс посмотрел на неё как на умалишенную, мол мы тут прячется, а она письма рассылать собралась. Лучше сразу на главную площадь выйти и кричать: "Я здесь!". И как будто оправдывать, Эллина пояснила.

— Хочу Нику заказать своего супруга.

Последнее слово она буквально выплюнула. Алекс с пониманием хмыкнул. После такой подставы, желание избавится от гада было вполне объяснимо. Он даже был готов скинуться на оплату услуг для его проводника в иной мир.

— Бесполезно. Вам же уже сказали, его так спрятали, что теперь не достать. Никто не захочет зря время терять.

— А мне и не нужно, что бы его убивали. — заверила защитника миссис Деринат — Достаточно того, чтобы пошли слухи об охоте за его головой. Нужно создать видимость. Что бы и носа на улицу не высовывал. Иначе придем мы в суд, а развод ещё на десять дней отложили.

Алекс задумался, ведь и правда, они тут с ног сбиваются, от наемников прячутся, а непосредственно заказчик, спокойно отсиживается в городе, строя свои коварные планы. Весьма сложно бегать десять дней, а если срок увеличат, будет форменным издевательством.

— Хорошая идея. Пишите, а я отправлю.

И Роус снова уткнулся в свою тарелку. Эллина немного помявшись, все же решилась спросить, о возможностях достать кое — какие вещи. Изоляция, изоляцией, но не ходить же ей в мужской одежде.

— Мистер Роус, есть ли у Вас возможность достать что-то из женского гардероба?

Мужчина окинул её задумчивым взглядом, явно надсмехаясь, провокационно улыбнулся.

— Нет. К сожалению, в лесу модных лавок нет. А у меня здесь гостей обычно не бывает. Так что придется походить, в чем есть.

Вот только его "К сожалению!", звучало неправдоподобно.

— Но я не могу так, — миссис Деринат демонстративно указала на свой наряд, — появится на людях! Это не прилично!

— А я не могу Вам гарантировать защиту, пока буду искать подходящий наряд! До суда ещё есть время, а у меня целая куча чистых рубашек и костюмов. Тем более они Вам о-о-очень идут!

Алекс прекрасно понимал, что миссис Деринат воспримет его слова как измывание над собой. Но ничего поделать не мог. Хотелось немного расслабиться, подурачиться после нескольких напряженных дней. Тем более его одежда мешком висела на бедной женщине, скрывая её аппетитную фигуру. Что она именно такая, он убедился ещё в первый день их оригинального знакомства. А для неё же лучше, что бы факторов, отвлекающих его внимание от охраны, было как можно меньше. Но не признаваться же клиентке в этом. И уже более серьезным тоном добавил:

— Нельзя лишний раз светиться, чревато. Я все же один, а желающих получить награду за вашу голову, только в засаде было больше десяти.

Последние слова стерли упрямое выражение с лица, и заменили его на обеспокоенное. Он уже мог быстро определить, в каком состоянии находится его подопечная. Сейчас она волновалась, неосознанно покусывая нижнюю губу. Усилием воли Алекс оторвал взгляд от этого захватывающего зрелища, и снова стал созерцать остатки завтрака. Так-то лучше. Пусть полностью осознает степень своих проблем, тогда и глупых вопросов задавать не будет. А ему нужно подготовиться. Защиту подпитать, накопители подготовить, сумку для побега собрать. А не отвлекаться на неподобающие мысли в отношении своей клиентки.

— Мне нужны писчие принадлежности. Я так понимаю, кабинета здесь нет?

— Вы на удивление проницательны. — хохотнул хозяин домика — Да, пока не забыл. Есть ряд правил на моей территории. Никаких самостоятельных прогулок, никакого купания в озере и ни в коем случае не прикасайтесь к растениям! В принципе все они сводятся к одному. Из дома без меня не выходить! Я не шучу! Территория утыкана защитными заклинаниями!

— И чем Вы предлагаете заняться?

Что её очередной раз запрут, сомнений не вызывало. Так же как и то, что к готовке, после её неудачного опыта, её тоже не подпустят. А занятие нужно, хотя бы для того, что бы отвлечься от тревожных мыслей, которые как голодные муравьи, растаскивают её мозг по кускам.

— Сначала письмо, а потом можете потренироваться в построении щитов. У меня даже пара методичек где-то завалялось. Как понимаете, из развлечений здесь больше ничего нет.

Как неприятно было осознавать, но мистер Роус был прав. И после того как скромный завтрак был окончен, Эллина разместилась за небольшим кухонным столом. Аккуратно разгладив матовый листок, скорее по привычки, чем для его распрямления, миссис Деринат преступила к написанию текста.

"Добрый день, Ник!

Заранее прошу прощения за фамильярность, полное имя мне не известно. Пишу по делу, которое, наверняка придется Вам по вкусу.

К сожалению, у моего конкурента оказались слишком длинные руки, и ему удалось повлиять на судью, что бы тот перенес бракоразводный процесс на десять дней. Хоть это и не законно.

Если бы не безупречная работа мистера Роуса, вряд ли я смогла бы сейчас писать Вам это письмо. Как Вы понимаете, на кону моя жизнь. И если Крону удалось проделать такой фокус один раз, значит, он сможет это и во второй. Единственная надежда на Вас. Никто кроме моего супруга не сможет подать такое прошение. Какие бы не были длинные руки у Тайлера Крона, подать заявление, без личного присутствия просителя он не сможет. Поэтому сейчас стал вопрос, о необходимости ликвидировать моего супруга. Ни поймите меня не правильно, я имею ввиду, ликвидировать на время. Чтобы он не мог попасть к судье до самого заседания. Я лишь прошу создать видимость охоты на него, что бы все эти девять дней он просидел взаперти. С учетом того, что Крону Тимьян нужен живым, рисковать они не будут.

Предоплата за фальшивый заказ на Тимьяна Борна, будет проведена так же, как и предыдущая сумма. В это письмо будет вложена записка для моего заместителя. Если согласны на эту авантюру, Вам достаточно передать записку в мой офис на улице Деловых. Остальную сумму, ту которую Вы укажите, переведут после расторжения моего брака.

P.S.: Я очень Вам благодарна, за помощь в выборе защитника. Возможно, этим Вы спасли мне жизнь.

На втором листе, миссис Деринат написала обещанную записку для заместителя, привычно скрепив её своей печаткой. Еще раз пробежав текст письма глазами, Эллина, вложила один сложенный листок в другой. Она ещё с минуту посидела за кухонным столом, а после пошла звать мистера Роуса. Ведь без него, её письма останутся лишь исписанной бумагой.

В два часа дня по полудню к заместителю миссис Деринат пришел посетитель. На взгляд его секретаря, это был весьма странный посетитель. Он никак не вписывался в рамки делового человека. Наоборот, больше напоминал праздного туриста, которые кучками шатаются по городу.

Одет мужчина был в светлые летние брюки, такой же светлый пиджак свободного кроя и легкую рубашку. На шее у него красовался цветастый шелковый платок. Движения мужчины были плавные, можно сказать ленивые. Руки он прятал в карманах брюк, и единственное, что при нем было, это письмо, край которого торчал из нагрудного кармана пиджака. Лицо визитера невозможно было разглядеть из-под низко опущенной соломенной шляпы. Густая щетина скрывала нижнюю часть лица. Зато смоляные кудри свободно спадали до самых плеч.

Секретарша многоуважаемого мистера Сторга с сомнением посмотрела на мужчину, но все же поднялась и доложила о визите. Сторг любил, что бы его указания выполнялись беспрекословно. А одно из его же правил было докладывать обо всех, кто приходил и интересовался им или самой миссис Деринат.

Когда визитер перешагнул порог его кабинета, мистер Сторг сразу понял по какому вопросу он пришел. Если признаться, Сторг, проработавший на семью Деринат более тридцати лет, не сильно удивился. Полученное письмо от миссис Деринат с распоряжением сделать денежный перевод на знакомый ему счет, было красноречивей любых слов. Раньше, когда корпорацией руководил её отец, Сторгу часто приходилось иметь с ним дело. И вот, после двухгодовалого перерыва все возвращается на круги своя. Нет, он никоем образом не осуждал молодую женщину, более того, если она спросила бы его совета, сам предложил такой вариант. Таких тараканов, как Борн надо давить сразу. Тем более, когда речь идет о больших деньгах.

В переданной записке, несомненно, написанной рукой Эллины Деринат, были распоряжения о новом переводе и просьба, временно взять управление корпорацией Деринат под свой контроль. Эллина просила тянуть время, пока она не решит свои семейные дела.

Свернув полученную записку и спрятав её в папку с текущими делами, мистер Сторг поднял усталый, но твердый взгляд на своего посетителя.

— Благодарю, уважаемый, за переданное письмо. — деловым тоном проговорил он — Можете передать своему хозяину, все будет исполнено в соответствии с договоренностью. Деньги переведут сегодня.

Визитер поднялся, с занимаемого им стула, склонил голову в знак прощания, и не говоря ни слова, вышел из кабинета.



Глава 8


Шесть дней тишины.


Против скуки даже

и боги борются тщетно.

Фридрих Ницше


Впервые в жизни Эллина не знала куда деться. Время тянулось, как патока, пугая своим однообразием. Никогда раньше ей не приходилось проводить столько времени в замкнутом пространстве. Она никогда не сидела днями на пролет дома, маясь от безделья. С детства миссис Деринат привыкла к четкому планированию своего дня. Ежедневно она проводила встречи с заказчиками, посещала фабрики, проверяла финансовые отчеты. Хоть все это и мог делать её заместитель, но зачем. Она привыкла полагаться на себя, привыкла работать, и это приносило удовольствие. Моральное удовлетворение. А сейчас бело-серые стены спальни просто давили. Ко всему прочему мистер Роус ещё до обеда куда-то ушел, ничего не сказав. И хоть его общество слегка приелось, но другого не было. Одиночество, неизвестность и постоянное ожидание чего-то плохого окончательно добивали женщину.

Очередной раз опустив взгляд на выданную Роусом методичку, Эллина поняла тщетность своих попыток сосредоточиться на материале. Все эти закорючки, объясняющие как и куда необходимо направлять энергию, что бы получилось хоть что-то толковое, жутко раздражали. На сегодня с тренировками было покончено. С таким маленьким резервом, Эллина просто не могла себе позволить тренироваться весь день. Откинув подальше надоевшую книжку, женщина не колеблясь, встала со своей кровати, и направилась на кухню.

Просто это было единственное, доступное ей пространство. Ведь врываться без разрешения в комнату хозяина — это верх не приличия. Да и смотреть там наверняка не на что. Ванная комната тем более не могла развеять скуку, поэтому Эллина отправилась прямиком на кухню. Там хотя бы окна есть.

Кухонька оказалась хоть и маленькой, но очень компактной. Мужчина умудрился разместить здесь скромную печку, тем ни менее работающую на магическом огне, два висячих шкафчика, заполненные чистой посудой и крупами. Также была небольшая раковина и напольный шкаф, в котором Роус хранил сковородки, кастрюли и глиняные горшки. Посреди кухни стоял выскобленный обеденный стол, накрытый белоснежной скатертью, и четыре стула. А вот под столом, прикрытый пыльным ковриком, обнаружился погреб. Только без разрешения хозяина, лезть туда Эллина не стала. Мало ли что он там хранит? От мага можно ожидать всё, что угодно. А вот поваренной книги, к сожалению, не оказалось.

К вечеру, гостеприимный хозяин все же появился, и к удивлению Эллины нес с собой, уже выпотрошенную дичь. Как-то некстати вспомнилось, что за сегодня была съедена лишь овсянка. Видимо вынужденное безделье привело к тому, что Эллина тратила на много меньше энергии, чем обычно. Потому-то и не вспоминала о необходимости поесть в течении всего дня.

Мужчина приветливо кивнул, и насвистывая веселую мелодию, прошел на кухню. На смуглых щеках его появился легкий румянец, в глазах озорной огонёк. Эллина с завистью подумала, что и сама бы не прочь прогуляться по лесу. Подышать свежим воздухом, полюбоваться флорой. Может даже собрать каких-нибудь ягод. Да только кто пустит? Поэтому скромно присев у окна, женщина стала наблюдать, как мистер Роус, вымыв руки, принялся готовить для них ужин.

Второй день, добровольного заключения (а иначе сидение в четырех стенах, язык не поворачивался назвать), мало чем отличался от первого. Первую половину дня заняли тренировки. Правда, так как мистер Роус в этот раз возился недалеко от домика, Эллине было позволено выйти на крыльцо. Свежий ветерок, приятно обдувал лицо, принося с собой запах полевых цветов. Они росли буквально в двух шагах от порога. Их чудные бутоны колыхались на ветру, переливаясь яркими насыщенными цветами. Казалось, стоит протянуть руку и это маленькое чудо может стать твоим. Но! В голове Эллины то и дело прокручивалась сказанная накануне фраза: "Никаких прогулок, никакого купания в озере и ни в коем случае не прикасайтесь к растениям!". А, как она уже успела убедиться, Роус слов на ветер не бросает. Поэтому сидела и любовалась красотой из далека. Но и эта крошечная радость была отнята у неё прожорливым бытом. Точнее прожорливые были они с мистером Роусом, ведь именно для приготовления их ужина, мужчина вновь пошел проверять силки. Запеченный на углях кролик, немного поправил упавшее настроение. И да, ей в этот раз даже позволили натереть тушку пахучими специями и солью. Правда, под пристальным надзором самого Роуса.

На третий день, кое-что изменилось, в их однообразных буднях. В первые, Эллина отказалась от утренних тренировок, справедливо пологая, что позаниматься можно и вечером. И дело было вовсе не в лени, а в банальном любопытстве. После завтрака мистер Роус, освободив обеденный стол от стоящих на нем вещей, отодвинул его к стенке. Пыльный коврик, скрывавший откидной люк, был вынесен на улицу и переброшен через перила лестницы. И к моменту, когда мистер Роус открыл свой таинственный погреб, Эллина уже изнывала от пожиравшего её интереса. Как оказалось, погреб мага, разительно отличается от погребов простых смертных. Конечно, спустится туда, женщине никто не предложил, но и через откинутую крышку люка, было видно, что он явно не для овощей.

Через достаточно продолжительное время, после того, как Алекс спустился вниз, из лаза показалась мужская рука, выталкивающая на свет огромную, кожаную сумку. Следом за ней показался сам хозяин домика. Сумка была не застегнута, и Эллина смогла разглядеть несколько стеклянных шаров, в каждом из которых что-то полыхало. Яркие оранжевые вспышки были подобны пламени, бушевавшему в заточении. Их магическое происхождение не вызывало никаких сомнений. Каждый шар был бережно упакован в прозрачную коробку из неизвестного материала, и покоился на мягкой атласной подушке, подобно самому дорогому украшению. И такая обеспокоенность об их сохранности навевало совсем не однозначные мысли, что женщина непроизвольно сделала шаг назад. Необъятная сумка, с кучей кармашков, так же хранила в себе какие-то странные пузырьки с зельем, плотно запечатанные воском. Такие она и раньше видела у мистера Роуса. Он пил их накануне нападения, в её доме. Но и это было не всё, под всем этим добром оказалось ещё и обычное оружие, противно звякающее, при каждом перемещении походной сумки.

— Ммм, а что это?

Спросила Эллина, глядя, как Алекс тщательно отряхивает свои брюки.

— Сумка.

Эллина закатила глаза. С Русом всегда не просто. Парой ей кажется, что он специально старается вывести её из себя. Просто потому, что ему скучно.

— Это я вижу и без Вас.

Огрызнулась она. Никаких нервов не хватит с этим несносным магом. Разве сложно ответить нормально? По-человечески?

— Что внутри?

— То, что спасет Вам жизнь.

Вдаваться в подробности, что есть что, и "как эта штучка работает", ему не хотелось. Последнее время он старался держаться подальше от своей любопытной подопечной. Её желание поболтать весьма мешало думать. Необходимо было четко проработать план, по возращению в Волторг, а кабинета, где он мог уединиться, не было, комната была слишком тесная, а на кухне слишком людно (да, да, даже одна единственная женщина может создать ощущение присутствия целой кучи народа). Поэтому он старался уходить из дому, периодически прикрываясь важными делами. Вообще был там, где бесконечные вопросы миссис Деринат не могли его достать.

— Это что же, Ваш схрон оружия, в погребе? Оригинально… Оно там не портится, от влажности, например?

Недостаток в общении заставил закрывать глаза на попытки собеседника отвязаться от её вопросов. За все три дня они перекинулись от силы парой фраз. И если Алексу было вполне комфортно, то Эллину просто коробило.

— Нет.

Мужчина перестал приводить себя в более менее приличный вид и уже с минуту как стоял на одном колене перед своей ношей, внимательно рассматривая добытые из тайника сокровища.

— А почему именно в погребе?

Миссис Деринат уже готова была спросить о чем угодно, лишь бы услышать развернутый ответ. И Алекс наконец-то сдался, выдавив из себя больше, чем односложное предложение.

— Потому что, это единственное, достаточно изолированное место. Если дом разнести к чертям собачим, то погреб всё равно останется. Он очень хорошо защищен. Слишком много здесь ценных вещей.

И это был его потолок. После он вновь сбежал на улицу.

На четвертый и пятый день Эллина просидела у окна. Поднадоевший пейзаж иногда разбавлял мистер Роус, неустанно проверяющий свои ловушки, а в остальном разница была лишь в том, куда дует ветер. От чего деревья клонились либо в одну, либо в другую сторону. Ах, да и рябь на озере, тоже меняла направления. И когда долго на него смотришь, можно увидеть разводы от движения крупной рыбы. Хотелось, что бы хоть что-то изменилось. Например, пошел дождь, или мистер Роус вместо очередного кролика притащил книгу. Да хоть напали бы на них, что ли. Иначе впервые, за всю историю человечества, выплачивать гонорар за убийство пришлось бы непосредственно жертве. Эллина непроизвольно фыркнула, перед глазами встали заголовок газеты: "Владелица корпорации Деринат удавилась от скуки!". Знай, что будет завтра, она бы так не шутила…

Шестой день прошел так же однообразно, как и предыдущие пять. Роус отсутствовал весь день, появился лишь к ужину, для того, что бы накормить гостью и вновь исчезнуть. Сидя у окна, Эллина наблюдала, как солнце неумолимо клонилось к горизонту, постепенно увеличиваясь в размерах. Ярко — оранжевый диск согревал землю своими последними лучами, как-то неуловимо меняя естественный цвет вещей на свой, особый. Белые невесомые облачка окрасились нежно розовый оттенок, на небе появились фиолетовые полоски, а озеро заиграло золотистыми бликами. Природа, живущая в своем особом ритме, сопровождала закат утихающими звуками. Трели певчих птиц стали сменятся треском кузнечиков и сверчков. И все эти мелочи, сидящая у окна женщина, с упоением подмечала.

Но вот красота заходящего солнца скрылась в темноте, и на небе появилось очертание полной луны. Миссис Деринат вздохнула и порадовалась, что очередной бездарно прожитый день практически прошел, тем самым приблизил её заключение к концу. Эллина привычно подхватила полотенце и рубашку, используемую вместо ночной сорочки, и отправилась принимать душ. Ещё одно маленькое, доступное удовольствие. Несомненный плюс ванной комнаты был в том, что Роус наконец изменил своим цветам. И глаза женщины, привыкшие к скучным бело-серым тонам, здесь просто отдыхали. Кафель на полу радовал глубоким темно-синим оттенком, создавая ощущение, что ступаешь не по плитки, а по гроздьям великолепных гортензий. Вопреки логике, они были всегда теплые и мягкие, как настоящие лепестки, что не удивительно, ведь хозяин дома маг. Стены ванной так же напоминали цветы, только это были нежные незабудки. Даже узоры на плитке напоминали огромный букет, собранный из этих чудных цветов. Что послужило выбору такого дизайна, Эллина не знала. Может мистеру Роусу надоела его любимая палитра? Или краска закончилась? Да и неважно это, главное результат пришелся ей по душе.

Собрав волосы на макушке в небрежную кулю, миссис Деринат, как и все шесть дней подряд тщательно смывала остатки ароматного мыла, когда краем глаза заметила небольшое несоответствие, темное пятно на голубом фоне. Точнее не так, движущееся темное пятно на голубом фоне. Внимательно присмотревшись, Эллина в ужасе выскочила из душевой. По стенке полз лохматый паук, размером с ладонь. Медленно перебирая мохнатыми лапками по гладкой плитке, он неотвратимо приближался к ней. Женщина наспех обернулась полотенцем, и уже хотела выбежать из ванной комнаты, что бы одеться и позвать мистера Роуса (если получится докричаться), как дверь распахнулась и на пороге возник сам хозяин домика. Встревоженным взглядом он обвел комнату, держа наготове огненный шар.

— Что случилось?

Немного обескураженная таким появлением, Эллина пальцем указала на несчастное насекомое.

— П-паук.

Но стоило мистеру Роусу увидеть нарушителя спокойствия, как обеспокоенность на его лице сменилась облегчением, а после растерянностью. Медленно он перевел озадаченный взгляд на свою подопечную. Вид у женщины был весьма пикантный. Банное полотенце мало что прикрывало. Не доходя до колен, оно плотно обтягивало стройный стан женщины. Капли воды мерцали в свете магического светильника, вызывая желание прикоснуться, и проверить реальность происходящего. Обведя всю эту заманчивую картину ошалевшим взглядом, маг потряс головой, будто пытаясь очистить свою голову от ненужных мыслей.

— Вы издеваетесь?

Голос у мужчины осип, а в глазах зажегся не добрый огонек.

— Вы вызвали меня из-за какого-то паука?

Сжав пальцы в кулак, так, что выступили вены, он потушил огненный шар.

— Во-первых, не из-за какого-то, а очень страшного.

Один щелчок пальцев, и лохматый паук осыпается горсткой пепла.

— А во-вторых, — голос её слегка дрожал, — я Вас не звала, только собиралась. Поэтому мне непонятно, какого… Вы здесь делаете?

Шок медленно стал отступать, уступая месту возмущению. Миссис Деринат нервничала, и как обычно, непроизвольно стала покусывать нижнюю губу.

— Не звали? — взревел Роус, не отрывая взгляд от её губ — Да я от вашего метального зова через амулет, чуть не оглох. Думал, Вас тут убивают!

Эллине стало неудобно, она уже и позабыла про аметистовую подвеску и её свойствах. Тем более, она совсем не хотела ей пользоваться. Но и извиняться, стоя практически в неглиже тоже не хотелось. Гордо вздернув подбородок, она прямо посмотрела на мужчину.

— Раз мы все выяснили, попрошу Вас выйти. Мне надо привести себя в порядок!

Мистер Роус не сводил с неё потемневшего взгляда, губы были плотно сжаты, а все тело напоминало натянутую струну.

— Вы делаете это специально? Провоцируете меня?

Такого поворота событий Эллина не ожидала. Какая провокация? У неё чуть сердце в пятки не ушло!

— Сначала Вы предстаете передо мной в своем нескромном пеньюаре. Странная форма одежды для знакомства, не находите?

Алекс, как хищник, сделал маленький шаг навстречу к ней.

— Да как Вы смеете. Вы зашли в мою комнату без разрешения. И в чем я по-вашему должна спать?

— В мокром?

Ехидно спросил мужчина, который сейчас ничем не напоминал сдержанного мистера Роуса.

— Да, Вы же сами меня облили!

— Вы меня попросили.

И ведь не поспоришь.

— Да и дальше, эти ваши закрытые платья, ложная скромность, ужимки…

От шока, Эллина потеряла дар речи, беззвучно открывая и закрывая рот. С каждым словом, Алекс делал шаг в сторону миссис Деринат, не разрыва зрительного контакта. Эллина почувствовала себя загнанной жертвой, на которую вот-вот бросится хищник. Отступать было не куда, один шажок и женщина прислонилась спиной к влажной, прохладной плитке, что заставило её вздрогнуть. Практически в эту же секунду, мистер Роус навис над ней как коршун. Глаза его горели безумным огнем, а губы кривила легкая усмешка. Одной рукой он уперся в стену, преграждая путь к отступлению, а вторую бесцеремонно разместил на тонкой талии.

— А теперь стоите передо мной практически обнаженная… — прошептал он волнующим хриплым голосом, едва не касаясь ушка. — Я требую компенсации, миссис Деринат.

Эллина даже не успела осознать, что произошло, когда крепкое мужское тело практически вдавило её в стену, а горячие губы накрыли страстным поцелуем. Она попыталась его оттолкнуть, но это было равносильно попытки сдвинуть с места скалу. Никогда Эллина не чувствовала ничего подобного: беспомощность и волнение, желание сдаться и одновременно бежать. Поцелуй был властным, жестким, подчиняющим, а когда она перестала сопротивляется, стал перетекать в более нежный, но не менее напористый. Руки мужчины стали блуждать, по едва перекрытому телу, вызывая дрожь и желание. Эллина сама не заметила, как обвила его шею руками, выгнулась на встречу, стараясь сократить расстояние. Рыкнув, Алекс подхватил её так, что ей пришлось обвить его ногами. А когда Эллина застонала от удовольствия, вдруг отстранился и посмотрел на неё практически черными, как уголь, глазами.

— Проклятье!

Мужчина спустил Эллину с рук, с каким-то сожалением посмотрел на неё.

— С долгами придется рассчитаться в другой раз, миссис Деринат. А сейчас живо одевайтесь и на кухню! — и уже из коридора добавил. — У нас гости.

Эллина не понимала, что произошло. Как она позволила ему так с собой поступить. Зажал, как уличную девку. Она даже сама не знала, что её больше злило: неподобающие отношение к ней, или тот факт, что он сначала заставил желать его ласк, а после бесцеремонно бросил. Не сразу до затуманенного обидой, мозга дошел смысл последней фразы.

— Гости?! Вот же… проклятье!



Глава 9


Незваный некромант хуже… да нет, хуже не бывает.


Не смущайся приходом неожиданных гостей!

Адольф Книгге


Идиот! Это первая мысль, что пришла в голову к Алексу, после получения сигнала о прорыве. Он всегда знал, что работа с женщинами, это сплошные проблемы. Но чтобы настолько… Когда он услышал зов, рванул так быстро, что не замкнул контур. Кто же знал, что там какой-то паук! Ему бы вернуться и все доделать, но при виде полуголой женщины, его мысли утекли в другую сторону. Повел себя как мальчишка! Расслабился, а это непозволительная роскошь. И теперь придется бежать.

Выскочив на порог, Алекс разразился отборный руганью, которую не в каждом порту — то услышишь. Домик медленно, но верно, окружали мертвяки. Его изумительная защита, способная удержать десятки людей, трещала под напором и числом тех, кто давно уже ничего не чувствует. Их было слишком много. Первый не стройный ряд умертвий был выжжен огненной защитой (о чем свидетельствовали дымящиеся головешки, на краю поляны). Но на их место очень быстро вставали новые порождения некромантии. Плющ, с повышенным энтузиазмом тащил под землю своих жертв. Но разве может, задохнулся тот, кто давно не дышит? Так что потенциальное удобрение неспешно откапывалось, высовывая свои ссохшиеся конечности из земли. Торопиться им было не куда. Разверзнувшийся, под их ногами, ямы в один миг наполнились телами, а порой и костями, и уже по ним, как по мосту проходили остальные. Единственное, что ещё более или менее держало оборону, это умертвия животных. Горящие в темноте алым глаза, оскаленные морды и наполовину истлевшая плоть, оголившая сгнившие внутренности и торчащие кости, не производила никакого впечатления, на таких же "красивых" мертвяков. А вот откусывание головы и сломанные позвоночники вполне задерживали передвижение адской армии. Тех же "счастливчиков", которым удалось добраться до озера, отправляла обратно в полет, мощным ударом хвоста, злая змеюка. Рептилия крайне ревностно относилась к чистоте своего дома, и никогда не тащила всякую гадость в озеро. А мертвечину и вовсе не переносила на дух.

Наиболее шустрых и удачливых, Алекс успокоил лично, небольшим выбросом энергии. Он прекрасно понимал, что умертвия нужны для активации ловушек и ослабления защиты его территории. Тратить силы на устранение всего войска, Алекс не видел смысла, ведь ещё неизвестно, кто за всем этим стоит. И как ответ на вопрос, над изуродованной смертью, поляной, пронесся знакомый голос.

— А-але-екс. Сдавайся, в этот раз ты продул.

От того, что он узнал личность нападающего, легче Алексу не стало. Всем известно, что некроманты — маги с извращенным мировосприятием. Ну а как ещё, если все время работаешь с трупами? У многих даже дома, вместо прислуги мертвяки ходят, и они этим гордятся. А именно данный индивид стал кошмаром мистера Роуса ещё со времен учебы в академии. В то время между студентами, были распространены магические дуэли. Конечно, подпольно. Вот именно тогда, побив некроманта, он заработал себе геморрой на всю оставшуюся жизнь. Может если бы он знал о последствиях, поступил иначе. Хотя нет, вряд ли.

Некроманты, мало того, что на голову больные люди, так ещё очень злопамятные и обладают исключительно черным юмором. Так что после проигрыша, для некроманта стало делом жизни соревнования с Алексом. Начиная от простых выполнений заданий в учебе, заканчивая попыткой завалить выполнению работу мистера Роуса. И уже никто и не вспомнит счет побед и проигрышей, он уже не важен, важен лишь вкус сию минутной победы. И если в академии это было забавно, и помогало Алексу учиться и добиваться поставленных целей, то после стало значительно осложнять жизнь. Особенно последние лет пять. Некромант почему-то решил, что за прошедшие годы, они с Алексом стали друзьями и ежегодно в день его рождения являлся к нему с неизменной бутылкой портвейна, таким же пойлом, каким они травились в студенческие годы. Первое время Алекс пытался вышвырнуть горе друга, но некроманты ещё и упертые, так что в день рождения он теперь пил именно портвейн. А на вопрос, что с друзьями так не поступают, услышал, что если бы не его "друг", то сам Роус ничего в жизни не добился. И некромант планирует и дальше "помогать" Алексу развиваться и совершенствоваться, ведь настоящие друзья для того и нужны.

— Горден!!! Тебе не надоело?

Роус едва сдержался, чтобы не застонать в голос. Надо же было этому недоупырю вспомнить о его скромной персоне именно сейчас?

— Не заговаривай мне зубы. Я тебя нашел, окружил, фактически поймал. Так что отдавай девчонку.

— А не много ли хочешь? — не сдерживая раздражение, гаркнул Роус — Слушай, давай будем считать, ты выиграл. Только ты сейчас развернешь своё стадо и отправишься домой. Забудешь, что видел нас.

— Не-е, друг, я так не играю. — насмешливо протянули, откуда то из-за разросшихся кустов смородины — Все должно быть по правилам. А для этого нужно убрать девчонку. Иначе не считается.

— Горден, это уже перебор даже для тебя. С каких пор, ты стал убийцей беззащитных женщин?

— С тех пор, когда мой друг стал такой растяпой, что не замкнул контур. Серьезно, чем ты думал?

Алекс был хмур, отвечать, чем он на самом деле думал, а точнее о чем, последние двадцать минут ему не хотелось.

— Я тут уже три дня сижу!!! Все ближайшие кладбища подтянул, готовлюсь. А ты так просто подставляешься. Нет, брат, тебя надо проучить. Отдавай девчонку. А если так понравилась, я её потом подыму и тебе подарю. Будет мертвоходячим напоминанием на будущее.

Алекс знал, что спорить бесполезно, некромант уже загорелся "гениальной" идеей поучить его уму разуму.

— Ладно, поиграем.

Прошипел мистер Роус, мысленно продумывая свой план действий.

— Алекс, у меня целая куча умертвий и полный резерв. Ты окружен, построить что-то серьезное просто не успеешь. Даже если начнешь скакать портала ми, ты будешь с балластом, я — без. Найду. Так зачем время зря тратить?

Речь некроманта периодически прервалась скорбными вдохами, как будто хуже всех сейчас от происходящего именно ему. И он и рад бы продлить игру, но никак, правила есть правила.

— Мой тебе совет, не спеши соваться в дом.

При всех недостатках некроманта, убивать его Роус не хотел. Почему? Привык наверно. Недоупырь стал неотъемлемой частью его жизни.

— У тебя что-то припасено?

В голосе Гордона проскочило предвкушение. Алекс так и видел, как скрытый деревьями довольный некромант, потирал руки, в ожидании развлечения. Вот чего ему дома не сидится? И ведь Алекс точно знал, что деньги ему не нужны. Чокнутый некромант.

Не отвечая, он зашел в дом. На кухне его уже ждала бледная и встревоженная миссис Деринат, зябко кутающаяся в пиджак от его костюма. Радовало её состояние лишь тем, что сейчас ей не до выяснения отношений. Быстро подхватив подготовленную заранее дорожную сумку, Алекс бережно расставил по комнате стеклянные шары, наполненные огненной стихией. После их исчезновения, эти малышки разнесут в щепки дом, и огонь будет гореть примерно пять часов. Погасить его не получится ни обычным путем, ни магический. Это даст фору, и они смогут уйти порталами, запутать следы. Ведь отследить переходы можно лишь имея непосредственный доступ к точки отправки. Благо что порталы можно строить лишь из дома, а запрет перемещения на его территорию не позволяет Гордену проникнуть в дом прямо сейчас, минуя ловушки. Как только шары были настроены, Алекс открыл портал, и взяв под руку молчаливую миссис Деринат, шагнул в темноту.

Эллина, едва не трясясь от страха, стояла у кухонного окна. Всего диалога она не слышала, до неё долетели лишь обрывки фраз. Ну и этого хватило. А на фоне вышагивающих, ровным строем, мертвецов, хотелось залезть в погреб Роуса и не высовываться. В тот, что уцелеет, даже при взрыве. А пока она все так же продолжала стоять и смотреть в окно.

Взгляд её зацепился за одного, относительно шустрого жмурика. При жизни это был пожилой мужчина. Такой вывод напрашивался при взгляде на свисающие сосульками седые пряди волос и бороды. Скончался старец не так давно, о чем говорила целостность его оболочки. Жмурик медленно, но верно приближался к домику как-то по хитрому, перебежками. А Эллина судорожно соображала, что будет делать, когда умертвие все же достигнет своей цели. Основная надежда была на умение мистера Роуса, который по закону жанра должен был поспеть во время. Но если вдруг, что-то пойдет не так… Женщина с сомнением покосилась на погреб. Лучше самой с голоду помереть, чем пойти на корм мертвецам. Оставалось надеяться, что погреб в состоянии пережить не только взрыв, но и штурм.

Тем временем жмурик ускорился. Может, почуял близость жертвы? Ходячее тело, с оранжевыми провалами, вместо глаз безжалостно наступило на один из полевых цветочков, растущих возле дома. Тот самый, милый цветочек, который так хотелось сорвать… Вот именно этот цветочек, вдруг стал увеличиваться в размерах, попутно раскидывая комья сырой земли. Стебель его на глазах превращался из тоненького прутика, в мощный ствол, утыканный острыми шипами. Желтая в белую крапинку головка, преобразовалась в огромную пасть, усыпанную острыми зубами. Она как то по — хищному наклонилось на бок, будто примиряясь. Длинные лепестки уперлись в бока, на манер "сварливой жены". И для завершения этого образа, растению не хватало "постучать ножкой". Но чего нет, того нет. Цветочище нависло своим не малым ростом над опрокинутым на землю жмуриком. Тело замерло, осознав степень своих проблем. И видимо уже хотело прикинуться дохлым, в принципе, каким оно и являлось, но цветочище решило иначе. С каким-то, непонятно откуда взявшимся, рычанием, растение подхватило тело за ногу и подбросило вверх. Пока жмурик совершал незапланированный кульбит в воздухе, цветочище подставило под него распахнутую пасть. И стоило жертве туда залететь, как зубастые лепестки сомкнулись. Какое-то время порождение земной магии, кривясь, тщательно пережевывая добычу. Толи жмурик все же был не очень свежий, то ли конкретно этот не понравился, но цветочище, ещё немного похрустев косточками трупика, все же его выплюнуло.

Отлетевшее на пару метров, покалеченное тело предприняло попытки подняться, только вот с пережеванными конечностями это была не выполнимая задача. И он пополз. Отважный, самоотверженный жмурик… не сразу заметил второй цветочек, растущий так быстро, что любой фермер, увидев это, умер бы от завести. Эллине даже показалась, что оранжевый взгляд умертвия стал каким-то обреченным, когда над ним склонилась уже красная в белую крапинку головка. Нервно передернув плечами, женщина отвернулась. Не вовремя пришла мысль, что если бы она не удержалась и сорвала цветочек… Бррр… Страшно было подумать. После такого, там даже хранить было бы нечего. Теперь понятна одержимость Роуса, не выпускать её из дома.

Стоило женщине подумать о своём защитнике, как он залетел на кухню. Быстро раскидав огненные шары по всему дому, он одной рукой схватил сумку, другой её. И не говоря ни слова, потащил в портал.



Глава 10


Побег. Попытка номер два.


Я теперь понял, что самый верный способ узнать,

нравиться тебе человек или нет,

это поехать с ним путешествовать.

Марк Твен


И снова дорога, беготня, бесконечные переходы, грязь. Правда, в этот раз бегать было гораздо удобнее, ведь мужской костюм значительно выигрывал у платья с длинной юбкой. Это стало понятно, как только они вышли на узкой горной тропинке. От неожиданности и нехватки кислорода, голова беглянки закружилась. И если не державшая её, крепкая мужская рука, лететь бы женщине вниз.

Казалось мистеру Роусу совершенно все равно, что тропа слишком узкая, и шум от падения камней, вылетающих из-под ног, долго, о-о-очень долго не слышно. За время предположительного полёта Эллина успевала сделать, как минимум, три вдоха. И в попытке избежать тесного общения с дном горного ущелья, женщина постаралась как можно теснее прижаться к скале, при этом двигалась она в том же темпе, что и Роус. Но у выбранной линии поведения были и свои минусы. Редкие, голые кусты, растущие у края дороги, то и дело тянули свои колючие ветки, больше похожие на лапы диких животных. Они цеплялись к одежде, оставляя на ней мелкие дырочки, царапали тело, создавая при этом массу неприятных ощущений.

От осязания опасности, ладони стали потеть и мужская рука, могла в любой момент выскользнуть. Осознание этого заставляло Эллину ещё сильней вцепиться в Роуса, практически впиваясь в него, своими коготками. Если мужчине и было больно, виду он не подал, лишь обернулся и недоуменно посмотрел на неё. Оценив белое, как мел лицо, округлившиеся, от страха, глаза, учащенное дыхание и хват своей подопечной, ничего не сказал, но темп сбавил.

Скудного света от полной луны хватало лишь для того, что бы разглядеть очертание горной тропы и резкий обрыв справа. Через полчаса страха, показавшиеся Эллине вечностью, они добрались до отвесной скалы. Казалось это тупик, но Роус, как всегда удивил, потащив её к колючему кустарнику шаровидной формы, загораживающий собой небольшую расщелину. Расщелина оказалась замаскированным входом в пещеру, который даже при свете солнца сложно будет отыскать. Вход был настолько низкий, что женщине пришлось согнуться пополам, что бы пройти внутрь. Как согнулся при этом мистер Роус, Эллина не видела, потому что в нутрии было настоящее царство мрака, где господствовала полная и беспроглядная тьма. Даже магический огонёк, постепенно разгорающийся на ладони мага, смог осветить путь лишь на пару шагов вперёд. Шум подземных вод, вырастающие из земли неприветливые сталагмиты, походившие на подземных чудовищ, делали пещеру пугающей. Темнота, скрывавшая большую часть территории, внушала страх. Ведь там может скрываться кто-то намного хуже пауков. Но для Эллины, это было самое уютное и безопасное место на планете. Только тут, женщина позволила себе перевести дух, не боясь, свалится в глубокое ущелье. Нервным движением, миссис Деринат вытерла мокрые ладошки об брюки, бесформенной тряпкой висящие на ней. При этом женщина старалась не выпускать из поля зрения своего защитника, следя за каждым его движением.

Алекс же даже не думал расслабляться. Разведя руки в стороны, он разделил огонёк на два одинаковых шарика. Для себя и для Эллины. Правда, светлее в пещере не стало. Два крохотных солнца поднялись к потолку, тусклым светом освещая напряженную мужскую спину. Какое-то время Роус просто молча стоял, изучая пространство. Ему необходимо было немного здесь побродить. Но стоит ли таскать за собой подопечную, когда им предстоит и без того весьма тяжелая ночь? Немного поколебавшись, Роус полуобернулся, и взглянув на миссис Деринат, нервно переминающуюся с ноги на ногу, бросил лишь одну фразу.

— Ждите здесь.

Не дожидаясь ответа, мужчина шагнул в темноту. Огонек плавно двинулся следом, освещая ему путь. Рассудив, что в ногах правды нет, миссис Деринат стянула с себя мужской пиджак и сложив его в двойне, постелила на каменный пол, возле дорожной сумки. Для походных условий получилось неплохое кресло, в которое и села миссис Деринат. Разувшись, женщина стала тщательно разминать ноющие, после дороги ноги. Хоть прошли они и немного, но впивающиеся в тонкую подошву острые камни сделали своё дело. Все же туфли — это ужасная обувь, для прогулок в горах. Оставалось надеяться, что остальные места, которые им предстоит посетить, будут не такие каменистые. Слабый огонек, выдающий передвижения Роуса, вскоре совсем пропал. Эллина не знала, сколько Алексу понадобиться времени, но ждать решила с комфортом (насколько это возможно). Облокотившись спиной на дорожную сумку, женщина прикрыла глаза. Нужно было пользоваться каждой свободной минуткой для отдыха. Судя по тому, что она видела и слышала на поляне, скакать им придётся всю ночь. Вскоре усталость взяла своё и Эллина задремала.

Алекс знал эти пещеры как свои пять пальцев. Он потратил не один месяц, что бы все здесь изучить. Лет семь назад ему посчастливилось наткнуться на них, в одной из экспедиций. Уникальные в своем роде. Множество пещер, сообщающихся на разных уровнях, больше походили на подземный замок, выстроенный гномами. Настолько здесь всё казалось продуманным. Было даже несколько выходов, с разных сторон, своя система вентиляции и водоснабжения. Казалось, природа позаботилась обо всем сама. При желании в них можно было жить достаточно долго. И Алекс даже подумывал создать здесь одну из своих точек.

Сейчас, это сокровище оказалось как нельзя кстати. Алексу нужно было сбить со следа некроманта. А что для этого подойдет лучше всего, как ни запутанный лабиринт, уходящий всё глубже под землю? Когда исходную точку отправки сложно найти даже с поисковым заклинанием. Ведь карта этих пещер есть лишь у него.

Роус старался создавать переходы в сложно доступных местах. Одно из них было его любимое. Пещера с подземным озером. Под прозрачной водой скрывался вход в небольшой грот, заметить который практически не возможно. И Гордену придется повозиться. А с учетом того, что некромант терпеть не может воду… Воображение тут же нарисовало картинку, как некромант подходит к воде и опускает туда свою босую ногу. Как он нервно отступает и кривится. Да-а, он оценит!

Остановившись у кромки воды, Алекс непроизвольно замер. Настолько озеро было завораживающе. Холодный свет от его огонька отражался от кристально чистой воды и стен, усыпанных прозрачными минералами. Белоснежные сталактиты, как огромные сосульки, нависали над озером, кое-где даже касаясь воды. Внешне они напоминали морскую соль, которая намокнув, образовала такие замысловатые формы. Сама пещера была таинственна и прекрасна. Обычно в сказаниях, именно в таких местах жили скрытные духи природы.

Прогоняя наваждение, Алекс тряхнул головой. Скинул обувь, стянул с себя рубашку и брюки. Задержав дыхание, Роус с разбегу запрыгнул в ледяную воду. Кожу укололо тысяча иголок. Но что не сделаешь, ради спасения красивой женщины? И самую малость, для того что бы утереть нос зазнавшемуся некроманту. Проплыв по узкому туннелю, он вынырнул в небольшом, закрытом гроте. От вечной сырости, камни были скользкие, и забраться на них стоило не малых усилий. Тело покрылось гусиной кожей, губы посинели, хотелось обсушиться и согреться, но тратить драгоценное время — непозволительная роскошь. Поэтому, отстукивая зубами неизвестный ритм, Роус отрыл портал в поле, где по стечению обстоятельств, днем вились работы по уборке урожая. Сейчас же поле было абсолютно пустым, лишь заготовленные стога стояли там, где раньше рос овес. Представив, как полуголый некромант при свете дня выходит из портала и натыкается на трудящихся в поте лица женщин, Роус не вольно улыбнулся. Как не странно, но он и сам начал получать удовольствие от пространственного плутания. Наверно сказалась недельная тишина посреди леса.

Создав ещё несколько ложных переходов (порой даже двойных) с выходами в самых неожиданных местах, начиная от фонтана на главной улице Ариды и заканчивая двором бывшей пассии некроманта, мужчина вернулся туда, где оставил свою подопечную. Женщина мирно посапывала, подтянув под себя босые, озябшие ноги и уткнувшись в сумку лицом. А ведь он отсутствовал не больше часа. Алекс присел на корточки и тихонько потряс спящую миссис Деринат за плечо. Как бы не заболела, от земли тянуло холодом.

— Вставайте, пора двигаться дальше.

Сонные, полные непонимания фиалковые глаза, уставились на него. Ей понадобилось три секунды, что бы вспомнить, где она. Встряхнув головой и прогоняя остатки дремоты, женщина обула свои туфельки, встала на ноги. Потянувшись, Миссис Деринат зябко поёжилась и бессознательно принялась растирать замершие предплечья, отчаянно сдерживая зевоту.

Она не ныла, не жаловалась на неудобства. Просто, стиснув зубы, двинулась следом за своим защитником, полностью полагаясь на него. Отец всегда учил, что слабым не место в бизнесе. А Эллина всегда старалась быть достойной его. И именно это импонировало Роусу в её характере. Он впервые встретил такую женщину. Никакой пустой болтовни ни о чем, никакого легкомысленного кокетства и бессмысленного падения в обмороки. Серьёзная, умная, целеустремленная женщина. Эти качества всегда вызывали в нем симпатию, и были большой редкостью для женщин. А ко всему прочему, Эллина была очень даже не дурна собой. Алекс отчетливо понимал, что его к ней влечет. И причина, не только в недостатке женского внимания за последние два с половиной месяца. Просто она, за несколько дней, умудрилась полностью его очаровать.

Роус подхватил дорожную сумку и подвёл свою подопечную к небольшой развилке. Так же молча, он резко вырвал светлый волосок с её головы.

— Ай!

От неожиданности, Эллина подпрыгнула на одном месте.

— Не переживайте, миссис Деринат, это необходима жертва. Нужно пустить погоню по ложному следу.

Глядя на плотно сжатые губки, Алекс хмыкнул. Раскрыв ладонь и сдув с неё волосок, в одно из ответвлений, вновь подхватил под локоть свою подопечную и уверенно повел её подальше от места первоначальной стоянки. И лишь когда они отошли на приличное расстояние, открыл новый портал. Из мрачной пещеры они шагнули прямо в раскаленный за день песок.

Солнце здесь почти полностью скатилось за горизонт, ветер усиливался, неприятно стегая тело мелкими песчинками. Песок был везде. Он затруднял движение, мешая передвигать ноги и забиваясь в туфли, попадал в рот, не давал нормально дышать и слепил глаза. Это было ещё хуже, чем во сне. В этот момент миссис Деринат четко поняла, что ненавидит пустыню. Ненавидит всем сердцем. И не важно, иллюзорная она, или реальная, это одинаково гиблое и проклятое место. Еле волоча уставшие ноги, Эллина думала о том, что обязательно сожжет парочку картин, с изображением золотистых барханов. У неё как раз висели такие шедевры в одной из спален для гостей. С каждым шагом, она всё четче представляла, как ме-е-едленно подносит зажженную спичку к резной раме, орехового цвета. Как дерево темнеет и сдается, потихоньку разгораясь. Как огонь жадно поглощает его, довольно треща, и принимается за основное "блюдо". И какое наслаждение она получит, когда оранжевые языки пламени будут по сантиметру съедать роскошное полотно. Может даже Роуса позовёт, судя по раздающемуся сопению, от пустыни он тоже не в восторге.

А Алекс, словно буксир, тащил её за собой, по пути открывая ложные порталы. Его приоритетная задача, вовсе не комфортное передвижение, а создание максимум неудобств противнику. И зыбкий, изменчивый песок, живущий своей жизнью, отлично в этом помогал, пряча их следы. Шел он по кругу, где точкой их первоначального выхода был его центр. Когда миссис Деринат уже готова была упасть и взмолиться, о воде, она никак не думала, что её желание исполнится так быстро, и так качественно…

На смену песку пришла галька и море. Это она поняла по непередаваемому запаху свежести. Эллина, наконец-то, смогла вздохнуть полной грудью. Так могло пахнуть лишь море, пахнуть свободой. Легкий ветерок приятно холодил разгоряченную кожу. Жаль нельзя окунуться, хотелось смыть с себя пот и грязь, прилипшую к одежде. Глубокая ночь, не давала увидеть море в полной его красе. Света полной луны хватило, лишь на серебристую дорожку до горизонта, да и на то что бы осветить, несколько простеньких лодок. Старых, изживших себя лодок.

И к одному из этих деревянных убожеств, они и направились. Любой здравомыслящий человек не за что не сел бы в такое корыто. Даже их хозяева не озаботились охраной этой древности, просто бросив на берегу. Но видя, как Алекс уверено хватается за борт и толкает это нечто к воде, Эллина со вздохом взялась помогать. Озвучивать свои мысли, что они и двухсот метров проплыть не смогут, как пойдут ко дну, она благоразумно не стала. Не время сомневаться в защитнике, Роус её ещё ни разу не подводил. Дай боги и не подведёт.

Столкнув лодку в воду, и намочив свои ноги по колено, Алекс помог Эллине взобраться в неё, придерживая за руку. И когда, женщина, балансируя на неустойчивой поверхности, наконец, села, и сам запрыгнул, заняв место напротив. Вода медленно стекала с мокрых брюк, образуя солённые лужи. Сильные мужские руки, крепко взялись за весла. А Эллина с удивлением заметила, что корыто оказалось достаточно прочным. Нахмурившись, она следила, как лодка медленно отдалялась от берега.

— А почему Вы не пользуетесь магией?

Ей казалось логичным, что можно ускориться с помощью простенького заклинания. А не трать силы на веслах. Но на её вопрос Роус лишь невесело ухмыльнулся.

— Следы, миссис Деринат. Чтобы не оставлять следы.

Эллина нервно прикусила губу. Она прекрасно знала, что магия оставляет следы.

— Но мы и так пользуемся магией. Поправьте меня, если я не права, порталы так же оставляют следы.

— Оставляют.

Алекс отвечал, не переставая грести. Весла бесшумно входили в воду, практически не создавая брызг. Мужчина задумался, как бы попроще объяснить суть таких жертв.

— Порталы, всего лишь локальные вспышки. Чтобы их найти, нужно тратить силы и время, запускать поисковые заклинание, определить нужную точку. Тогда как обычное заклинание, заставляющее плыть лодку, приравнивается к жирной черте, обозначающей наш путь, на карте. Что значительно облегчит поиски. Надеяться на то, что мы можем взять количеством переходов глупо. Фора у нас небольшая, всего пять часов, а противник сильный. Он след возьмет раньше, чем тот рассеется. Определить мою магию ему не составит труда. Поэтому такие сложности.

Женщина кивнула, и вновь повернула голову в сторону, наблюдая, как волны бьются о борт деревянной лодки. Чувствовала она себя неуютно, и поэтому старалась не смотреть на мистера Роуса. Тонкие пальчики нервно теребили самодельный тряпочный поясок брюк.

После инцидента в ванной, она не знала как себя вести. И это временный передых, хоть и давал отдохнуть телу, но вот голова сразу забивалась не нужными мыслями. Раньше Эллина бездумно следовала указаниям Роуса, сосредотачиваясь на происходящем. Тело двигалось на одних рефлексах, старательно выполняя указания. Теперь же, сидя в лодке, думала лишь о том, как убрать напряжение в общении, которое и до этого было далеко от идеала.

Миссис Деринат мельком взглянула на невозмутимое лицо своего защитника. Сейчас он как никогда походил на хищника. Тело напряжено, видно было, как под рубашкой перекатываются мышцы, в темноте черты лица заострились, цепкий взгляд внимательно следил за берегом. Вряд ли его заботят такие мелочи, как выбор линии поведения с женщиной, которую несколько часов назад за малым не затащил в постель. И из них двоих, стыдно лишь ей. Глубоко вздохнув, Эллина решила сделать вид, что ничего не было. Сейчас вовсе не время забивать голову лишними мыслями. Сейчас приоритетная задача — выжить.

Если бы этой ночью, на морском побережье, нашлись страдающие бессонницей, они обязательно увидели озаряемую яркими вспышками лодку, удаляющуюся от берега по странной траектории. Но больше всего их поразило бы, не выбор времени для романтической прогулки, а то, как необычная парочка в обниму прыгает в воду, оставляя пустую лодку качаться на волнах. Но к счастью, для психики жителей, этой ночью все крепко спали дома.

Когда мистер Роус предложил ей, перед прыжком в очередной портал, покрепче его обнять, Эллина еле сдержала возмущение. На её ответ, о том, что она прекрасно плавает, мистер Роус лишь рассмеялся.

— Поверьте, там, куда мы сейчас отправляемся, это умение Вам не понадобится. Лучше не спорьте и крепче держитесь за меня.

Пришлось подчиниться, обхватив мужскую талию руками. Алекс одной рукой привычно подхватил дорожную сумку, а другой все же решил подстраховать свою подопечную, прекрасно понимая, что реакция на новый переход у женщины может быть какая угодно. Когда они, похожие на парочку самоубийц, прыгнули с лодки в полыхающий портал, Эллине не было страшно. Уже привыкла. Но когда они воспарили над кратером просыпающегося вулкана, женщине едва не стало плохо. Каким-то невообразимым образом, руки её обвили шею защитника, а ноги переместились туда, где раньше были руки. Эллина, за своим страхом, этого даже не заметила, если бы не хрипящий шепот мистера Роуса.

— Что вы делаете? Миссис Деринат ослабьте хватку!

— Ага, и свалиться вниз, прямо в раскаленную лаву!

— Магму.

— Что, простите?

— Лава, находящаяся в нутрии вулкана, называется магма!

— Да какая разница. Итог будет один — смерть!

— Миссис Деринат, если Вы не ослабите хватку, то я от недостатка кислорода могу потерять сознание, и тогда мы вместе рухнем камнем вниз. Вы уверены, что хотите именно этого?

— Вместе веселее! — нагло огрызнулась женщина, не желающая отпускать свою единственную опору.

— Отпустите шею, я Вас держу! Даже если вдруг и упа…кх кх…

Почувствовав, как сильнее сжимаются тиски на его шее, маг исправился.

— Вы не упадете, обещаю! Эллина, черт Вас подери, я сейчас задохнусь!

Услышав как осип голос мага, Эллина нехотя ослабила свои объятья, но при этом поерзав, сильнее обхватила его бедра ногами. Если бы все происходило чуточку в другой обстановке, Алекс несомненно порадовался, а так скрепя зубами он просто левитировал до ближайшего устойчивого выступа.

В какой-то момент полета Эллина решила сменить положение, в результате одна нога чуть не соскользнула вниз. Женщина оперативно закинула её наверх, при этом неудачно пройдясь пяткой по хозяйству Роуса. Но свистящий звук, вырвавшийся из мага, её ничуть не смутил. Просто в этот момент их все же ощутимо тряхнуло (а как ещё, если было задето самое ценное, как тут не потеряешь концентрацию?) и одна из туфлей, соскользнув с женской ножки, полетела вниз. Эллина с отчаянием смотрела, как та вспыхивает, даже не успев долететь до кромки бурлящей жидкости. "А в чем я буду ходить?". Это было первое, о чем она подумала. Второй же закономерный вопрос, возникший в её голове: "Какая же там температура?". Наверно любой мужчина услышав последовательность этих вопросов ужаснулся бы, но не женщины… Женщины бы поняли.

После вулкана, мистер Роус проявил небывалую щедрость. В этот раз они вывалились возле небольшого родничка. Ключевая вода пробивала себе путь из-под огромного валуна. Внушительный напор, со временем вымыл углубление в земле, а лежащие на дне ямки камешки стали гладкие и напоминали форму перепелиного яйца. Но все это, взволнованная женщина не замечала. Первым делом она опустилась на колени перед бегущей водой, и жадно загребая её сложенными ладошками, стала пить. Холодные струйки просачивались между сжатыми пальчиками, и текли прямо на мужскую сорочку. Когда первая жажда была утолена, Эллина умылась родниковой водой, приведя себя в порядок (по крайней мере, она так думала) и осмотрелась.

Её защитник стоял у неё за спиной, угрюмый и недовольный. Он ждал, пока она напьется. Устыдившись своего недостойного воспитанной женщины, поведения, миссис Деринат встала с земли и отряхнула брюки. Взгляд её упал на босую ступню. Запоздало вспомнив о том, что виновником потри одной из туфель, был её защитник, который сейчас смотрит на неё с таким недовольством, будто это она потащила их в жерло вулкана. Пережитый страх и раздражение, стали преобразовываться в злость. И объект, на который можно было её вылить, сейчас стоял прямо перед ней. Как-то сразу забылось, что он ради неё же Алекс так скачет, и вообще может бросить в любой момент. Ведь повторный договор они не заключали.

— Что это было?! — возмутилась миссис Деринат, сверля Роуса злым вглядом — Вы понимаете, что по Вашей вине я теперь наполовину босая?

Роус аж опешил от такого заявления. По детородному органу дала она, а виноват он. И как так оно получилось? Вот же … ж-ж-женщина.

— То есть Вас не волнует, что мы за малым в угольки не превратились?

— Конечно, волнует! Зачем Вы нас туда потащили, если не в состоянии обеспечить сохранность при транспортировке? Мало того, что мы чуть не упали, так я теперь ещё и без обуви осталась!

— Знаете, у Ваших туфелек очень острые каблучки. Проверил на своих яй… своей шкуре. И если бы кое-кто сначала не пытался меня задушить, а потом заколоть, все было бы нормально!

До миссис Деринат наконец-то дошел смысл сказанных слов. Светлая кожа в момент покраснела от стыда. Благо была ночь, а света луны и звезд было не достаточно, что бы это увидеть.

Алекс тоже не горел желанием устраивать разборки. Он просто достал две походные фляжки, опустевшие ещё в пустыне, и наполнил их водой. Потом также попил и умылся. Эллина всё это время молча сидела в сторонке.

— Надо двигаться дальше.

Но стоило мистеру Роусу сказать эти слова, как он наткнулся на жалобный взгляд фиалковых глаз.

— Что?

Недовольно спросил он. Количество им произнесенных слов за последний час существенно превышал, сказанное за последние шесть дней.

— А как я идти буду? Без туфли.

Женщина, для доказательства вытянула босую ногу вперёд.

— Ну, я конечно, могу Вам дать свою обувь.

С сомнением покосившись на ботинки, сказал Роус.

— Но Вы уверены, что сможете ходить в обуви, на пять размеров больше?

В конце фразы, его губы сами собой растянулись в улыбке. Просто вид нанимательницы, шагающей по дороге в атласной туфельке на одной ноге и мужском ботинке на другой, был волшебным. И это не считая огромного, для неё, мужского костюма. Шмыганье носом, готовое перерасти в полноценную истерику, заставил Алекса чертыхнуться и прикусить язык.

— Ногу давайте.

Роус потянулся к сумке, извлекая от туда внушительных размеров охотничий нож в кожаных ножнах.

— Что, лишнюю конечность решили отрезать? Думаете, если нет ноги, нет и проблемы с обувью? Спешу Вас разочаровать, скорость передвижения тоже упадет!

Нервно пошутила Эллина, протягивая ногу вперёд. Но Роус её выпад оставил без ответа. Кто-то же должен был остановить это ребячество.

— Пиджак тоже снимайте.

Не понимая к чему это, Эллина все же выполнила его требования. Алекс, чуть прищурившись, взглянул сначала на подопечную, потом на её ножку, и лишь после на пиджак. Двумя ловкими движениями, он отхватил приличный кусок ткани, превращая длинный мужской пиджак, в коротенькую свободную курточку. Протянув то, что осталось шокированной женщине в руки, он все же не удержался.

— Будите новой иконой стиля, законодательницей моды.

И пока миссис Деринат стояла в ступоре и хлопала длинными ресницами, принялся мастерить тряпичный башмачок. Получилось не очень. Просто кусок ткани, перетянутый веревкой, сложно назвать обувью. Так и двинулись в путь, злая и недовольная миссис Деринат и потешающийся маг.

Всю ночь напролёт, они то и дело прыгали из портала в портал, иссушая резерв Алекса. Каждое новое место, было по-своему опасно. Оставалось лишь завидовать фантазии Роуса. Дыхание сбивалось, ноги гудели, голова раскалывалась, тело требовало отдыха, но Эллина упорно шагала следом за своим защитником. Последний переход через портал они осуществили два часа назад, и с тех пор стремительно удалялись от точки прибытия, не используя магию. Каменистая местность сменилась редким лесом, а они все шли и шли. Даже завтракали на ходу. Если так можно назвать поедание сухофруктов, запиваемые родниковой водой из фляжек. И лишь когда заалел рассвет, а на горизонте показался небольшой городок, мистер Роус остановился. Немного порывшись в своей безразмерной сумке, он извлёк на свет парные браслеты, имитирующие брачные. Это были два толстенных золотых обруча, щедро украшенных изумрудами.

— Вот наденьте.

Сил на удивление у Эллины не осталось. И надевая брачный браслет, она лишь поинтересовалась.

— Зачем?

— Это маскировка, теперь мы будем путешествовать под видом почтенной семейной пары. На них завязана иллюзия.

Видно было, что мистер Роус был ужасно вымотан, но даже это не помешало ему язвить.

— Вы же не хотите предстать перед людьми в таком милом наряде.

Наряд действительно был "милый". Мало того, что мужской костюм делал её похожей на подростка, натянувшего на себя одежду взрослого, так он ещё и превратился в непонятно что. Горная пыль, пески пустыми и морская соль сделали своё грязное дело. Брюки стояли колом, рубашка из белой превратилась в серую, а единственная туфля готова развалиться при каждом новом шаге. И хотя её уровень магии позволял очистить одежду, пользоваться ей она не спешила. И дело было не только в следах, они то, скорее всего, исчезнут уже через пару часов. Слишком простые заклинания. А вот тратить силы, когда ты еле стоишь на ногах, не разумно.

Пока женщина задумчиво вертела в руках новое украшение, Алекс уже защелкнул свой браслет. Внешность его разительно изменилась. Вместо мистера Роуса появился незнакомец. Единственное, что осталось прежним это рост. Перед ней стоял мужчина, с волосами тронутыми благородной сединой, густыми, слегка закрученными, усами и шикарными бакенбардами. Мощное тело, с небольшим животом, было затянуто в идеально чистый дорожный костюм. Мужчина поудобнее перехватил дорожную сумку и слегка улыбнулся.

— Теперь нас зовут мистер и миссис Лоск. Едим к племяннице в гости.

Голос его тоже изменился, вместо приятного баритона звучал зычный мужской бас. И на удивление, ей стало намного легче смотреть на него в таком виде. Будто и не мистер Роус вовсе.

— Ну что же Вы ждете, пока нас догонят?

Эллина встряхнула головой, и застегнула свой браслет. Жаль, что не было зеркала, она бы с удовольствием посмотрела на себя. Мистер Лоск подал ей локоть, и они двинулись в сторону города.

— Но как мы войдем в город? Сами понимаете, это вызовет массу вопросов. Пешком, одни… — разговаривала она теперь грудным певучим голосом.

Серые глаза новоиспечённого " мужа" смотрели на неё с иронией.

— А мы не войдем в город. — Насладившись произведенным эффектом, Алекс продолжил. — Как часто Вы путешествовали? Я не имею в виду, когда Вас возил личный экипаж в соседние города или переходы через стационарные порталы.

Эллина всегда мечтала путешествовать, но дела никогда не отпускали далеко. Сначала учеба, потом ведение бизнеса. Самое длительное было свадебное путешествие. Тогда они с Тимом провели две недели на острове Райс.

— Так вот, — не дожидаясь ответа, Алекс продолжил, — в такие маленькие городки дилижанс заезжает не каждый день. И когда кому-то требуется уехать из города именно в такой день, он выходит на общую дорогу, что бы сесть в проходящую почтовую карету. Как видите, другого транспорта или стационарного портала и здесь нет, и никогда не было. Провинция.

К этому моменту они добрели до перекрестка с указателем.

— Надо лишь подождать. Обычно они ездят полупустые. Нам придется трястись весь день. Надо как можно дальше убраться от точки выхода, да и движущуюся мишень сложнее отследить.

Эллина была рада и тому, что не придется идти пешком. Хотя за горячий душ и постель была готова продать душу. От размышлений её отвлек приближающийся дилижанс, запряженный шестеркой лошадей. Они медленно брели по дороге, потряхивая гривой. Извозчик был тоже, какой-то понурый и то и дело клевал носом. Завидев потенциальных пассажиров, возница придержал лошадей.

— Доброе утро, мистер, миссис. — Мужчина слегка приподнял пылью шляпу в знак приветствия. — Едите в Ирбис?

— Доброе. Да, мы с супругой как раз туда направляемся.

Чуть повеселевший извозчик прытко соскочил на землю. Не заставляя ждать новых пассажиров, ловко открыл скрипучую дверцу и спустил лестницу. От предложения извозчика сдать сумку, Алекс отказался. Он помог Эллине забраться в полупустой дилижанс, где она выбрала место у окошка. И лишь после того как рядом сел новоявленный мистер Лоск, экипаж тронулся. Мерное покачивание после трудной ночи навивало сон. В какой-то момент Эллина почувствовала, как крепкие руки приобнимают так, что бы она смогла положить голову на плечо своего лже мужа. Не прошло и десяти минут, как сон полностью сморил женщину.

Когда Гордену становилось скучно, и приедалось бегать по кладбищам, усыпляя наглую нежить, он развлекался тем, что влезал в работу своего друга. Если у Гордена был узконаправленный дар, то Роус, в отличии от него, был магом универсалом. Поэтому и спектр выполняемых работ был шире. А в последние годы он и вовсе возглавлял фирму по установке магической защиты. Тем интереснее некроманту было взламывать его работу. Вот и теперь, прознав про крайне интересное задание Алекса, Горден не задумываясь, ввязался в авантюру, в надежде получить незабываемые впечатления. К слову, он уже более суток пытался определить конечную точку выхода мага и его подопечной. Все это время с лица некроманта не сходила глупая, довольная улыбка. Алекс не разочаровал. Как всегда все просчитано и взвешено. Только такому параноику как Роус, могло придти в голову хранить в доме необузданную стихию. А как полыхнуло. Все умертвия в радиусе трехсот метров вспыхнули как спички! Красота!

Шагнув в очередной переход и запустив свое поисковое заклинание, Горден улыбнулся ещё шире. Конечный пункт найден. Только вот магический след на этом обрывался. Сверившись с картой, некромант оценил новую задачку от мистера Роуса. Точка выхода находилась, практически равноудалено от трех населенных пунктов. Городишки, населением меньше миллиона иначе назвать, язык не поворачивается. И никого следа. То есть, что бы найти беглецов, надо посетить все три города, в поисках следов или свидетелей, видевших странную парочку. А прошло больше суток… И зная Алекса, некромант был полностью уверен, тот следов не оставит и на месте сидеть не будет. То есть их поиски превращаются в практически невыполнимую задачу.

Нет, конечно, он мог поднять парочку отличных гончих, усилить их способности магический и пустить по следу, распугивая местных жителей. Только лишнее внимание привлекать не хотелось. Да и зачем такие сложности, когда куда бы беглецы ни сбежали, конечная точка известна. Улыбка его стала запредельной. Да, Горден был самый улыбчивый некромант на свете.



Глава 11


Окольными путями.


Быть незаметным на виду —

искусство камуфляжа в этом и заключается.

Шерлок Хоулмс


Когда старый и дребезжащий дилижанс медленно въехал в город, красные лучи заходящего солнца успели окрасить крыши в ржавый цвет. Громыханием деревянных колес по каменной брусчатке, почтовая карета распугивала зазевавшихся на дороге собак которые, как и во всех крупных городах, бродили пугливыми стаями. Как только карета докатилась до места остановки, возница слегка потянул вожжи на себя. Шестерку взмыленных лошадей долго уговаривать не пришлось. Да и за прошедшие годы работы, они уже сами знали, на каком маршруте, где останавливаться. А возница — это так, атрибут для пассажиров.

Жалобно скрипнув, дверца дилижанса распахнулась, выпуская на волю измученных дорогой людей. Немногочисленные пассажиры с удовольствием вышли из душного экипажа и подхватив сумки, отправились кто куда.

Статный мужчина, чья выправка говорила о военном прошлом, вышел одним из последних. Оглядевшись вокруг, он повернулся к выходу из дилижанса лицом и протянул свою загорелую руку, в которую тут же легла безупречно белая ладошка моложавой брюнетки. Мужчина терпеливо дождался, пока женщина спустится, и лишь после того, как ладошка была помещена на согнутый локоть, он направился к постоянному двору "Три дороги". Уютный и чистый трактир сыскал добрую славу у приезжих. Перешагнув порог, мужчина бережно повел супругу в зал и усадил её за стол. Место было возле окна и гости, трапезничая, могли насладиться не только вкусной едой, но видом чудных желтых хризантем, высаженных заботливой хозяйкой перед таверной. Наказав супруге заказать ужин, мужчина направился к стойке регистрации. Внимательный хозяин таверны подметил уверенные и четкие движения гостя, говорящие о том, что он бывал здесь раньше. Но как ни старался, никак не мог вспомнить, когда он его видел. Точнее, он был уверен, что видел его впервые.

— Добрый вечер, уважаемый, я хотел бы снять комнату на ночь.

Будущий постоялец, пока говорил, неосознанно покрутил свой седой ус, будто старался придать ему форму.

— Конечно мистер…?

— Мистер Лоск.

Губы хозяина расплылись в приторной улыбке.

— Конечно, мистер Лоск. Меня можете звать Тоб. Я скажу жене, чтобы приготовила комнату на втором этаже. Мне нужны ваши документы.

На стойку тут же легли документы и золотой, для оплаты номера. Золото исчезло первым. После того, как оно было убрано в поясной кошелек, хозяин таверны открыл паспорта и окончательно уверился, что у них никогда не было постояльца по фамилии Лоск. Память у Тоба на имена уникальная, такого бы точно запомнил. Стараясь быть предельно вежливым и учтивым, он все же решил завязать разговор.

— Как добрались?

— Благодарю, сносно.

Развлечь гостя, пока готовятся бумаги к заселению, хозяин таверны считал своим святым долгом.

— Раньше бывали в Ирбисе? У нас замечательный город.

Аккуратно заполняя карточку, спросил Тоб.

— Лишь проездом.

Гость оказался не разговорчив, и попытки завязать беседу не поддержал, отвечая сухо и лаконично. Мистер Лоск дождался, пока хозяин постоялого двора все оформит и выдаст ключи, а после поторопился вернулся к супруге.

Миссис Деринат смотрела на меню и чувствовала, как болезненно сжимается желудок. Есть хотелось так сильно, что она еле сдержала порыв, выкрикнуть "Беру все!". Вместо этого женщина внимательно просмотрела список, и позвав подавальщицу, заказала похлебку, жареные бараньи ребрышки, куриный рулет, пирог с тыквой и сладкий чай. На стол сразу же поставили столовые приборы и плетеную корзинку со свежевыпеченным хлебом. От запаха ещё теплой выпечки, слюна выделилась сама собой. Плюнув на приличия, Эллина отщипнула маленький кусочек хлебушка. Золотистая корочка приятно хрустнула и осыпалась мелкими крошками на чистую скатерть. Отправив этот кусочек в рот, женщина блаженно закатила глаза и стала тщательно его разжевывать, смакуя вкус. Именно в этот момент, за стол присел её спутник. Было странно наблюдать, как мужчина, с непривычной внешностью, присаживается напротив. Добродушно улыбаясь, мистер Лоск воровато оглянулся, и точно также, как раньше это сделала Эллина, отломал кусочек хлеба и закинул его в рот, едва не мурча. Серые глаза довольно зажмурились, углубляя морщинки возле глаз, ползущие, словно лучики солнца.

— Надеюсь, ждать придется не долго, — пробасил мистер Лоск — иначе этот чудный хлебушек долго не проживет.

На его реплику, женщина лишь фыркнула и отвела взгляд. Стараясь скрасить ожидание ужина, Эллина стала раздумывать о том, что ей необходимо из вещей. Первая, в её списке, была обувь. И желательно решить этот вопрос прямо сейчас. Эллина машинально поджала пальчики ног. Когда одна нога обута в туфельку на каблучке, а вторая почти босая, ходить, мягко говоря, было сложно.

В дороге мистер Роус предлагал сделать второй тряпичный "башмачок" или просто отломать каблук, для удобства. Но миссис Деринат наотрез отказалась избавляться практически от последней из своих вещей. Теперь же возможность надеть что-то нормальное на ноги приводило в восторг. Только вот совершенно точно, сегодня они уже никуда не пойдут. Завтра, как это долго… Можно было попросить работников таверны принести что-то подходящее ей в номер. Но такое поведение, может вызвать вопросы. А лишнее внимание им не к чему. И как тогда поступить, не вызывая подозрений? За размышлениями, женщина не сразу заметила, как веснушчатая девчушка, лет тринадцати, шустро накрывает на стол. Ароматы еды едва не сбили с мысли. Эллина никогда не думала, что доживется до того, что будет готова накинуться на еду как дикарка. Невероятным усилием воли, она перевела свой взгляд на рыжую девчушку, со смешными косичками.

— Что-нибудь ещё желаете?

Девочка заметила остановившийся на ней взгляд и правильно оценила сложившуюся ситуацию.

— Да, милая. Есть небольшая просьба. Я бы хотела купить домашние туфли. Но сил идти по магазинам совсем не осталось. А туфли нужны уже сегодня.

Она перевела печальный взгляд на своего спутника, жалуясь в своих невзгодах именно ему.

— Так хочется вечером походить в удобной, мягкой обуви. А то эта дорога, совсем вымотала. Сил нет!

Плаксиво проговорила она. И дождавшись реакции спутника, понимающе ей хмыкнувшего, вновь взглянула да девчушку.

— Пока мы здесь ужинаем, могла бы ты их мне купить и в номер отнести?

На стол перед девочкой легли четыре серебрушки. Этого с лихвой бы хватило на две пары. Глаза девочки загорелись. Нахмурив бровки, она окинула внимательным взглядом полупустой зал, и видимо решив, что её кратковременное отсутствие роли не сыграет, кивнула.

— Конечно, миссис. Я все сделаю.

Проворно спрятав монетки в своем фартуке, девочка помчалась исполнять приказ.

Плотно поужинав, супружеская чета чинно поднялась из-за стала и направилась к себе в номер. Они остановилась лишь раз, у зеркала в полный рост. Миссис Лоск внимательно себя осмотрела со всех сторон, и видимо довольная увиденным, улыбнулась и пошла дальше. Жена трактирщика с завистью смотрела на супружескую пару, где мужчина аккуратно придерживал жену за локоток, помогая подыматься.

— Какая пара, а! Столько лет, а он с супруги глаз не сводит. Разве что на руках не носит. Пылинки сдувает! А ты?

Она с раздражением посмотрела на мужа, задумчиво наблюдающего, как его постояльцы скрываются из виду.

— Жена, комнату! Жена, ужин! Жена, где носки? Тьфу.

— Была бы ты такая же статная как она.

Мечтательно вдохнул мужик. Он никак не мог удержаться, чтобы не позлить свою супругу.

— А то, что тут оберегать-то?

Притворно возмутился трактирщик, за что и получил полотенцем по спине.

— Ой, жена, угомонись! Шучу я! Зачем мне такая краля, она же наверняка даже суп не сварит. То ли дело ты! Заботливая моя! Я тебя ни на какого не променяю!

Пухленькая брюнета с пышными формами, переступив порог комнаты с облегчением вздохнула. На ней было безупречно чистое дорожное платье темно-зеленого цвета, отстроченное черным кружевом, выгодно подчеркивающее изумрудный цвет глаз. Из-под небольшой шляпки выглядывали идеально уложенные волосы, будто женщина только что пришла из салона, а не тряслась весь день в дилижансе. Розовые щечки и полные алые губы выделялись ярким пятном на фоне белоснежной кожи. Брюнетка была классической представительницей северянок. Её можно было назвать молодой, если бы не сеть морщинок вокруг глаз, выдающая возраст.

Сразу за ней в комнату вошел её супруг. Закрыв дверь на ключ, мужчина стал плести сложные защитные чары. Как только он завершил плетение, развернулся к миссис Лоск с довольной полуулыбкой.

— Вот и все, моя дорога супруга, теперь можете отдыхать. Комнату я полностью изолировал.

Миссис Лоск первым делом потянулась к застежке брачного браслета, и как только он щелкнул, на её месте появилась чумазая молодая женщина, в потрёпанном мужском костюме. Вместо идеальных смоляных локонов, на голове возникло что-то смутно напоминающее воронье гнездо, серо-русого оттенка. Ярко зелёные глаза сменили цвет на фиалковый. Руки женщины украшали мелкие царапины и ссадины, под ногтями забился песок и грязь. Одежда была вся в белых соляных разводах. На ногах и вовсе не пойми что. Но одной ступне красовалась старая потрепанная туфелька, на небольшом каблучке, а вот вторая и вовсе была замотана в грязное тряпьё, перехваченное верёвкой. Если хозяин постоялого двора увидит такое чудо у себя на пороге, выгонит взашей. А над словами, что эта оборвашка является владелицей корпорации Деринат, и у неё денег куры не клюют, посмеётся от души.

Взгляд усталых фиалковых глаз наткнулся на стоящие у входа тряпичные туфельки, на тонкой кожаной подошве. Секунда и драгоценное приобретение оказывается прижато к груди дрожащими руками. Вот оно — счастье! Самые обычные домашние туфли. День несомненно стал лучше! Для полного блаженства нахватало лишь смыть дорожную грязь и сменить лохмотья на чистую одежду. Подойдя к огромной сумке, Эллина достала, осточертевшие уже, мужские брюки и сорочку, в которых ей приходилось ходить последнюю неделю. Поясок же восстановлению не подлежал, и женщина с тоской оглядела небольшую комнату, на предмет чего-нибудь подходящего на эту скромную, но весьма важную роль. Такая честь досталась золотистому шнурку с кистями, державшими тяжелые гардины, темно-синего цвета. К ним-то она и направилась.

— Что Вы делаете?

Прозвучал зычный голос мистера Лоска за спиной у Эллины, заставляя от неожиданности подпрыгнуть на месте.

— Мне нужен пояс.

Не отрываясь от процесса развязывания узлов, нервно отозвалась женщина. В какой-то момент пальчики женщины соскользнули с туго затянутой в узел верёвки. По инерции они больно стукнули хозяйку в подбородок, заставляя её зашипеть.

— Надо же, никогда не думал, что одна из богатейших женщин страны страдает клептоманией.

Громкий смех, заставил Эллину поморщиться. Шутить сейчас ей хотелось меньше всего. Когда преследователи не шли за ними по пятам, раздражение, вызываемое несносным мистером Роусом, волшебным образом возвращалось. Да и ещё одна кровать на двоих совсем не добавляла благодушия. После того как упрямый узел все же был развязан, и трофей перекачивал к подготовленным брюкам с рубашкой, миссис Деринат очередной раз выдохнув, пошла к ванной комнате.

— Мне надо привести себя в порядок. — щеки Эллины запылали, при вспоминании о предыдущем посещении ванной комнаты. — Надеюсь, в этот раз Вы проявите благоразумие и не будете вырваться.

Алекс хмыкнул, вспоминая реакцию женщины и на "врываться", и на то, что последовало после.

— Если звать не будите, не ворвусь.

Он расстегнул свой маскировочный браслет на середине фразы, в результате начало было сказано басом седеющего мужчины, а конец уже мурлыкающим голосом самого Алекса. Выглядел Роус не на много лучше своей подопечной. Такой же грязный оборванец. Когда дверь ванной комнаты захлопнулась, так, что едва не слетела с петель, мужчина тихо добавил.

— Хотя был бы не против.

Он прекрасно помнил о своем проколе, и его причине. Причина была прекрасна, и он отчетливо понимал, что его все больше и больше тянет к своей нанимательнице. А это не допустимо, иначе, как красноречиво показал предыдущим опыт, может стоить жизни. Ещё три дня. Надо продержаться три дня. Так будет лучше для всех.

Алекс был уверен в том, что быстро их не найдут, значит у него есть время на сон. И этим надо воспользоваться. Чем ближе к цели, тем меньше отдыха. Поэтому он планировал немного вздремнуть. Завтра будет насыщенный день. Нужно подготовиться к финальному представлению.

Утро было пасмурным, свинцовые тучи заволокли небо, не давая солнцу согреть землю прямыми лучами. Свежий ветерок трепал уложенные локоны местных красавиц, заставляя последних прятаться от него по домам. С неба то и дело срывались редкие капли дождя. Но непогода не помешала мистеру и миссис Лоск прогуляться по окрестностям Ирбиса. Шальной ветерок щедро осыпал редких прохожих дорожной пылью и срывал шляпки модниц, с завистью смотрящих на супружескую чету, которая даже в такое утро умудрились выглядеть безупречно.

Именно в это утро, перед отъездом, миссис Лоск решила посетить местные лавки и прикупить кое-что из вещей. Выбор её пал на популярную лавку " у Бьяни", принадлежавшую известной, в местных кругах, портнихе. Ещё за завтраком, женщина успела уточнить информацию о лучших лавках Ирбиса. У миссис Бьяни оказался достаточно широкий ассортимент готового платья, а так же она принимала заказы на пошив.

Стоило супругам перешагнуть порог, как перед ними возникли две милые девушки, в абсолютно идентичных нежно-розовых платьях, с одинаковыми прическами и подобострастными взглядами, готовые, в любой момент, придти на помощь. Но миссис Лоск выбирала наряды сама, и её уже стали надоедать странные взгляды и намеки продавщиц.

— Миссис Лоск, возможно, Вы позволите нам помочь подобрать Вам наряд, а Вы пока пройдите в примерочную?

— Благодарю, не стоит.

Женщина едва не шипела. Как можно быть такими доставучими?

— Мы могли бы предложить Вам платья, которые идеально сядут на Вашу изумительную фигуру.

При последних словах девушка слегка запнулась, и это не укрылось от покупательницы. Миссис Лоск уже готова была сорваться, и высказать все, что она думает о намёках на её фигуру, но тут её деликатно приобняли за плечи.

— Дорогая моя, — пробасили у Эллины прямо над ухом — а ты уверена, что сможешь подобрать нужный размер нашей очаровательной Лиане? Мы её год не видели. Девочка могла измениться. Я, конечно, бестолковый вояка, и не мне судить о ваших женских штучках, но все же…

Первое желание было вывернуться из объятий, но роль предполагала, что они семейная пара, и это было бы странно. Женщина лишь посмотрела в честные глаза своего "мужа", и тут до неё дошло осознание причин такого поведения продавщиц. Действительно, глядя на её иллюзию, они наверно приходили в ужас, от того какие размеры она берёт. Да она не то что застегнуть, влезть в них не должна!

— Дорогой, я уверена! Нашей девочке это должно подойти. Знаешь, мне надо подумать, пойду ка я… в примерочную.

Подхватив несколько нарядов, Эллина пошла "думать". А продавщицы старались отойти от шока и подобрать челюсти. Им ни разу не попадались такие оригинальные клиенты. Что ж, у каждого свои причуды.

— А знаете, девушки, подберите для моей супруги пару платьев. — мистер Лоск добродушно улыбнулся, смешно шевеля усами — Сделаю ей сюрприз.

Девушки встрепенулись, глаза заблестели алчным огоньком. Кто же откажется от дополнительный выручки?

— Предпочтения?

— Хм, на ваш вкус. Только без диких декольте и безумных рюшей, она это не любит. Да и шляпки в тон, пожалуй.

Дважды повторять не пришлось, девушки кинулись исполнять. В результате супруги вышли из лавки через полчаса, с несколькими объемными пакетами. По дороге они так же посетили обувью лавку, и сразу, без примерки приобрели несколько пар обуви, нужного размера и новую дорожную сумку. Куда же без неё?

После обеда, у постоялого двора " Три дороги" остановился наемный экипаж. Четверка великолепных гнедых, запряженных в упряжке цугом, шли парами. На вид скромная, и не примерная карета, была оснащена магическими фонарями, способными освещать путь ночью. Хозяин таверны лично отнес вещи дорого, во всех смыслах, постояльца к экипажу, а хозяйка собрала корзину с продуктами на ужин. Супружеская чета собиралась ехать без остановок до самого пригорода Волторга, что бы под утро следующего дня прибыть в дом своей любимой племянницы.

Уже не молодой, но ещё очень крепкий мистер Лоск, помог подняться в карету своей очаровательной жене и довольно ловко забрался сам. Как только супруги разместились на удобных диванчиках, был дан сигнал кучеру к отправке. Молодой парень, одетый в форму местной фирмы по перевозкам, звонко щелкнул кнутом, и лошади тронулись с места, постепенно набирая скорость.

Наемный экипаж позволял немного расслабиться и не играть на публику, уже надоевшие роли. Дабы скрасить не близкий путь, Эллина прихватила с собой любовный роман, но тряска и кочки совершенно не позволяли прочесть и строчки. Поэтому книга использовалась не по назначению, а как ширма, что бы избежать диалога с мистером Роусом. А так же позволяла незаметно поглядывать на своего спутника. Мистер Роус вел себя так, будто между ними ничего не произошло, и Эллина была за это благодарна. Но если уверенность и видимость спокойствия можно создать, то свое внутреннее состояние от себя не скроешь. Её взгляд непроизвольно останавливался то на губах мужчины, способных сводить с ума, то на сильных руках, прикосновения которых вызывало дрожь во всем теле. А когда осознавала, что уже довольно продолжительное время исподтишка рассматривает своего защитника, тут же себя отдергивала. Просто наваждение какое-то. Воспоминания об их близости не давали покоя и будоражили воображение, и это так некстати, когда ей надо быть на чеку, готовой в любой момент к нападению. Чуть легче было, когда Алекс был в образе мистера Лоска, она просто пыталась представить его как совсем другого человека.



Глава 12


Неприятная неожиданность.


Я побеждаю своих врагов тем,

что превращаю их в друзей.

Авраам Линкольн


Марк, позёвывая в кулак, вместе с двумя напарниками, патрулировал пригород Волторга. Звезды, светившие на небосклоне, иногда прятались за тучками, не двусмысленно намекая на возможный дождь. Сильный ветер пробирался под легкий плащ, заставляя кутаться и мечтать об уютной постели рядом с Мартой. Эх, Марта… больше всего она напоминала ему теплую сдобную булочку, такая же мягкая и сладкая. Пышные формы всегда были слабостью мужчины. Но что бы там оказаться, нужно баловать и одаривать свою женщину. А для этого нужны деньги, заработком которых он сейчас и занимался.

Куш был настолько большим, что позволял нескольким наемникам объединиться в небольшие группы и в случае успеха поделить добычу поровну. Даже тогда сумма будет значительной. В их группе было одиннадцать человек, преимущественно маги. Разбившись на команды, они следили за ключевыми точками: стационарные порталы, вокзал, порт, въезды в город и главное — здание суда. За последним местом наблюдал лишь один человек. Туда их цель подастся в последнюю очередь. До дня развода она там вряд ли будет светиться.

Так как задание не из легких, слишком сильным оказался противник, наемники ходили по два три человека. Где их жертва откапала своего защитника, было загадкой. Маги его уровня обычно такой ерундой не занимаются. Хотя с деньгами семейки Деринат можно позволить себе все что угодно, даже министра магии нанять. По слухам скандальное "шествие мертвецов", произошедшее несколько дней назад, дело рук защитничка Деринат. Чтоб его таракли сожрали… Ведь среди этих ребят были не самые слабые представители их профессии…

Несколько редких капель упали на лицо, заставляя поёжиться и отвлекая от размышлений. В такую погоду нормальные люди дома сидят. Мысли Марка снова ушли к постели и к тому, что к ней прилагается, когда его взгляд наткнулся на только что прибывшую, в экипаже, пару. Седой мужик помогал выбраться из кареты шикарной пышногрудой брюнетке. Да, за такой он был бы не прочь приударить. Рассмотрев лица, благо заклинание ночного зрения позволяло, и убедившись что это не их клиенты, мужчина стал вновь придаваться мечтам. Но в какой-то момент в голове что-то щелкнуло, интуиция просто кричала ещё раз посмотреть на прибывших. Что-то было не так. Марк вновь перевел взгляд на женщину. Волосы её были убраны в безупречную прическу, сама румяная, бодрая. И это после нескольких часов в экипаже? Одета она была в дорожное платье, сверху которого был накинуть темный плащ. И тут Марк понял, что его смутило. Ветер был достаточно сильный и полы женского плаща развивались на ветру, в то время как платье еле колыхалось, как было бы в безветренную погоду. Иллюзия? При чем очень качественная, ни каждому магу такая по силам. Вопрос. Что скрывают приезжие? И не они ли клиенты?

— Ден, Рик, пара прямо по курсу, иллюзия.

Напарники резко взбодрились и уставились на приезжих, пряча лица под капюшонами.

— Да нет, какая иллюзия… Я ничего не вижу, обычные.

Разочарованно проговорил самый молодой из этой троицы. Как и все юнцы он мечтал о славе и деньгах. Но разве можно это получить, стаптывая сапоги по улицам жалкого пригорода с двумя снобами? Вот если бы его оставили на главной площади, он обязательно не упустил свой шанс.

— Не видишь, потому что бестолочь, да и силенок маловато. Глаза разуй, увалень, обрати внимание на детали. Ну! Как я учил!

Рявкнул второй, по голосу самый старший, не забыв отвесить подзатыльник нерадивому ученику. В голове у наемника крутилась лишь одна мысль. Неужели повезло? Правду говорят, упорство вознаграждается.

— Надо проверить. Подмогу вызывать будем?

Старик задумался. А если не они? Их же потом загнобят.

— Нет, — неуверенно проговорил он, своим скрипучим голосом, — сначала убедимся. Мало ли у кого какие дела, да и кто под личной прячется. Может любовнички в своё гнездышко спешат. — неприятно хохотнул он и похабно улыбнулся — Если наши, сразу подкрепление вызовем. Вон, малому дай, от него все равно мало толку.

Малой обиженно засопел, но смолчал. Очень хотелось доказать, что вовсе он не бестолочь. Но препираться словами со стариком бесполезно, только делом. Этот и по башке дать может. Покрепче перехватив кристалл связи, Рик пошел следом за старшими на небольшом расстоянии.

Алекс вышел из экипажа, изображая мистера Лоска, подал руку своей "супруге". Он планировал поколесить по городу, меняя извозчиков, что бы запутать следы. Да и пронырливые возницы как нельзя лучше знали, что твориться в городе и куда стоит заселиться.

Нужно было поторопиться. Погода окончательно испортилась, с востока была видна приближающаяся стена дождя, а воздух насквозь пропитан запахом грозы. Попасть под ливень, в его планы не входило. Но как назло, не было ни одного извозчика, а до рассвета оставалось чуть больше часа. Улицы были пусты и безмолвны, за исключением странной троицы. И то, как они уставились на "миссис Лоск", ему совсем не понравилось. Ни один нормальный человек, не будет шастать посреди ночи в такую погоду, скрывая лицо под капюшоном плаща.

Старательно изображая простачка, Алекс уводил свою подопечную подольше, все ещё надеясь, что обойдется. Видимо зря. Двое незнакомцев, особо не таясь, стали приближаться с разных сторон, когда как третий чуть отстал. И вот надо было на них нарваться? Можно до последнего изображать семейную пару, но рисковать своей клиентской ему не хотелось. Придется драться. Мило улыбаясь, Алекс склонился над ухом Эллины.

— Сейчас я создам защитный купол, и Вы будите сидеть там, что бы ни случилось. Вы меня поняли?

Женщина вздрогнула, и нервно заозиралась по сторонам, стараясь выявить источник опасности.

— Миссис Деринат, возьмите себя в руки. Вы меня поняли?

Он с нажимом повторил, свой вопрос. Участившийся пульс, и дрогнувшие пальчики выдавали волнение миссис Деринат. Не хватало ещё женской истерики. Но Эллина на удивление быстро справилась с паникой и поспешно кивнула. Способность говорить ей отказала. Неужели опять? Было страшно. Из-за последнего нападения, у неё чуть сердце не остановилось, когда куча нежити, шагала по её душу. В этот же миг вокруг Эллины тонкой искрящейся пленкой, засияло защитное поле, а с неба, будто по сигналу, сорвался настоящий ливень. Тяжелые капли падали прямо на брусчатку, разлетаясь миллиардами брызг. Вода струйками стала стекать с защитного поля, обозначая границу безопасной зоны. Это было безумно красиво, и в другой ситуации миссис Деринат обязательно насладилась бы зрелищем. Но не сейчас, когда её единственный защитник встал, словно гора, на пути у троих убийц. Она с затаенным дыханием наблюдала за развернувшимся сражением.

Алекс развернулся, и не дожидаясь пока на них нападут, послал два сгустка чистой энергии в следующих за ними наемников. Не ожидая такой прыти, мужчины матерясь, стали выставить защиту, которая едва успела принять удар. При столкновении, щиты затрещали и полыхнули холодным синим светом, озаряя безлюдную улицу так же быстро и ярко, словно молния. Наемники с трудом удержали удар такой силы, и даже отступили на пару шагов, но не от своих намерений. Жадность парой закрывает глаза благоразумию. И даже понимание того, что противник намного сильнее и опытнее уже роли не играло, главное золото.

Третий сгусток чистой силы мистер Роус отправил практически сразу же, в стоящего поодаль парня, даже не смотря на результаты своей первой атаки. Но тот уже успел смекнуть что к чему, и был готов принять удар. Алекс прекрасно понимал, что нельзя давать передышек, иначе как тараканы на сладкое, набегут новые наемники и уйти будет сложнее. Поэтому атаковал без остановки, чередуя выпады то огненными шарами, то ледяными копьями, бросал парализующие сети, стараясь пробить магическую преграду. Ответные атаки Роус практически не замечал. Резерв у него был полный, так что сил с лихвой хватало и на подпитку универсального щита, который мог позволить себе не каждый маг, и на атаку, пусть и слабеньких, но все же магов. Конечно, в его планы не входило впутываться в драку, но видно боги распорядились иначе. Главное, чтобы не пришел Горден. Сил у некроманта достаточно потягаться с ним, и ему не составит большого труда взломать защитный купол.

Но видимо удача сегодня была не на его стороне. Не успел Алекс вспомнить некроманта, как пара красноглазых псин вынырнула из темноты смазанными тенями. Вцепившись в глотки его противников, они разрывали плоть с такой легкостью¸ будто щенки старую тряпку. Наемники не ожидали такого подвоха, защита их уберегала только от магических атак. Они даже вскрикнуть не успели, лишь хрипя и дергаясь, кулем завалились на землю. От удара, у одного из них слетел капюшон, и Алекс увидел не верящий взгляд, остекленевших глаз. Кровь смешалась с ручейками грязной воды и потекла нескончаемым мутным потоком вниз по улице.

Перекрывая шум падающей воды, над улицей пронесся истерический визг. И как ни странно, кричала не единственная женщина, а третий наемник. Как одна, мертвые гончие оторвались, от уже разодранных тел, и повернули свои головы на шокированного парня. Оскалившись, нежить двинулась на новую жертву. И будь у парня чуть больше опыта или мозгов, ему, возможно и удалось бы уйти. Но страх сожрал последние остатки разума, заставляя несчастного швырять огненными шарами в псов, вместо самого простого заклинания успокоения. В довершение всего он развернулся и побежал, окончательно примеряя на себя роль жертвы. Он успел сделать ровно три шага, а после разделил участь своих товарищей.

Алекс морщась наблюдал за этой нелицеприятной картиной, ожидая главного режиссера кровавой сцены. Темная фигура появилась в ста метрах от них. Мертвые гончие, брезгливо прикопав то, что осталось от паренька, направились в сторону единственных живых существ. К ним. Медленно, как будто красуясь, псы подходили все ближе, припадая на передние лапы и выставляя напоказ свои желтые клыки. Что-то смутно похожее на рычание, вырывалось из их глоток. Чем ближе они подходили, тем отчетливее было видно, что собачки были не первой свежести. И смастерил их некромант на скорою руку. Обычно Горден тщательно подбирал материал, стараясь сделать свою измененную нежить больше похожей на живых. К каждому своему созданию подходил, как ювелир к огранке драгоценных камней. А здесь шерсть вместе с кожей местами отвалилась, оголяя гнилое мясо. Из пасти, а точнее из дырок в пасти, мертвых гончих капала кровь убитых жертв, а на морде просвечивалась черепная кость. Далеко не шедевр. Образ милых собачек довершали ярко алые глаза, как два раскаленных угля, смотрящие на свою цель.

Позади Алекса раздался всхлип и шум падающего тела. А он подумал, что так даже лучше. Теперь не придется волноваться, что его подопечная с перепугу рванет из-под защиты, на встречу своей смерти.

— Я даже спрашивать не буду, как ты нас нашел.

Темная фигура медленно приближалась, и лишь когда до Алекса осталось метров десять, остановилась. Обе гончие остались стоять с двух сторон от своего хозяина, как две статуэтки, полностью не подвижные.

— И не спрашивай.

Подмигнув, ответил некромант. Все бы веселился и веселился, даже не смущаясь тем, что его юмор не всем по душе.

— Лучше девчонку отдай. Или у тебя ещё есть козыри?

Горден, как обычно был одет во всё черное, неизменный образ некроманта. Рубашка, охотничьи брюки, кожаная куртка и сапоги, все это в темноте практически сливались в одно пятно. Контрастом были лишь светлые волосы, собранные в короткий хвост. Темные, как бездна, глаза смотрели на собеседника с легкой иронией. Снисходительная улыбка не сходила с лица некроманта, создавая образ доброго друга, но ни как не убийцы молодой женщины.

— Тебе стоит отказаться от своей затеи.

Алекс был на взводе, сила текла по жилам, готовая в любой момент снести всё на своем пути. Руки просто так и чесались перечитать количество камней в брусчатке, мордой своего противника. Так чтобы от ироничной улыбки не осталось и следа.

— Это почему же?

Вся эта ситуация очень забавляла некроманта, он впервые видел Алекса таким раздраженным. Даже когда взломал защиту его фирмы, наводнив здание умертвиями всех найденных в окрестности грызунов, тот и то был спокойнее. А ведь ущерб был весомый, здание после пришлось полностью ремонтировать и обставлять (грызуны хоть и были мертвые, но дело своё знали, уничтожали все, что попадалось в лапки). Это не говоря ещё о испорченной репутации, документах и потерянных клиентах. Тогда Горден скрывался от Роуса почти год, и появился лишь в день его рождения с неизменной бутылкой портвейна. Что бы выпить "мировую".

— Потому что переходишь все границы. Если ты нападешь, отсюда уйдет лишь один из нас. И я не шучу, и не играю Горден.

Слова сами складывались в предложения, выражая все то, о чем думал Алекс. В какой-то момент он понял, что действительно готов стереть в порошок любого противника, спасая свою подопечную. И дело даже не в обязательствах, или деньгах. Сердце отчаянно сжималось, при мысли о безжизненном теле на брусчатке, лежащем, словно сломанная кукла.

Правая бровь некроманта взлетела вверх, напоминая вопросительный знак. Горден чувствовал, что Роус не шутит. Весь напряженный, полный какой-то безумной решимости. В глазах лихорадочный блеск, губы плотно сжаты, руки скрестил на груди. Весь его вид говорил о том, что решение своё он не поменяет. И это не столько озадачило, сколько разочаровало некроманта. Ни убивать "друга", ни тем более умирать самому ему не хотелось. Хотелось повеселиться, потешить своё самолюбие, позлить серьёзного Роуса, наконец, развеется. Неужели ему настолько жалко девчонку? Вот так и знал, что все беды из-за женщин.

В этот момент Горден вспомнил, что даже толком не видел свою потенциальную жертву. И решив исправить эту не значительную оплошность, медленно стал обходить по дуге Роуса, дабы взглянуть на ту, ради которой его готовы отправить к пара отцам. Заметив его маневр, Алекс напрягся и вскинул руку, на кончиках пальцев, которой заиграли искры. Но некромант, поднял руки вверх, так, что бы их было видно, демонстрируя свои мирные намерения, двинулся дальше.

За спиной Алекса, под защитным куполом, без сознания лежала молодая женщина. На вид ей можно было дать не больше двадцати пяти лет. Русые пряди, выбившиеся из причёски, были подобны вуали, но при этом не скрывали ни густые ресницы, ни точеные бровки, ни вздернутый носик. Темнота делала без того светлую кожу, ещё бледнее, создавая ощущения, будто женщина создана из фарфора, такая же хрупкая. И лишь медленно вздымающаяся грудь разрушила эту иллюзию. Худенькая, такую не убивать, а покормить хотелось. Нежное персиковое платье выгодно подчеркивало женские прелести, хоть по фасону было достаточно закрыто. И как инородный предмет возле изящной ручки, лежал расстегнутый браслет. Он был массивный, щедро усыпанный, так не подходящими ей, изумрудами.

Тяжело вздохнув, Горден понял, что его "охота" подошла к концу. А он так надеялся, что сможет немного отвлечься. Неугомонная натура пыталась найти выход из сложившейся ситуации. Он еще раз взглянул на девушку, а после перевел прищуренный взгляд на Алекса. Настроение вновь стало улучшаться, и нарочито грустно вздохнув, изображая самого несчастного некроманта на свете, решил воззвать к совести своего друга.

— Ну и что мне теперь делать?

От Роуса не у скользнул хитрый блеск в глазах, и стараясь понять чем ему грозит покладистость некроманта, отвечал, тщательно продумывая слова.

— Домой иди.

— А ещё друг, называется! Что я там делать буду? От меня, между прочим, жена недавно ушла. Третья. — пояснил он — И что им не нравиться? Я вот от грустных мыслей решил отвлечься. Сердечные раны зализать. Думал, друг поможет. А ты… Даже сбежать нормально не мог!

Некромант перевел скорбный взгляд куда-то вдаль, будто там, за горизонтом были ответы на все его вопросы. На что Алекс лишь раздраженно возвел очи к небу. Спектакли, устраевымые Горденом, на него не действовали.

— Какая тут жена выдержит? Когда ты за мужиками по полям и лесам бегаешь или нежить в подвале модифицируешь, вместо того, что бы с ней время проводить? И что они в тебе находят?

Роус стал немного расслабляться, понимая, что на уме у Гордена уже что-то новенькое и умирать никому из них не придется.

— Я богатый, красивый и чертовски обаятельный.

Хмыкнул некромант, расплываясь в улыбке.

— Ну да ладно, хватит про меня.

Быстрым движением, заправляя за ухо выбившуюся из хвоста прядь, продолжил некромант.

— Что ты мне предложишь, взамен моей сговорчивости, Алекс?

Понимая, что Горден уже придумал цену, а гадать времени нет, Алекс решил спросить напрямую. В любой момент могло подоспеть подкрепление горе наемникам. Да и рассвет близок. Хоть он и использовал заклятье отвода глаз, но за раскиданными на дороге фрагментами тел, сложно уследить. Лучше перестраховаться.

— Что ты хочешь, Горден?

Алекс устало потер глаза. Торговаться не было ни моральных сил, ни желания. Затянувшийся разговор с некромантом стал его утомлять.

— Ну — у, за то, что оставлю в живых твою подопечную, даже помогу вам отсюда убраться, уведу по ложному следу погоню.

Он выдержал театральную паузу и маниакально потер руки, что красноречиво говорило о том, что погоня скорей всего пропадет бесследно.

— Всего-то ничего, пустяк. Когда будешь жениться на своей миссис Деринат, позовешь на свадьбу!

От такого Алекс потерял дар речи. Наверно у некроманта, на фоне очередного развода помутился рассудок. Точнее помутился он давно, а это видимо ухудшение. И теперь самое страшное, что он может придумать для него, это женитьба. Роус тряхнул головой, разгоняя странные мысли.

— Какая женитьба? С чего ты вообще это взял?

— С чего, с чего. Ты с ней как с хрустальной носишься. Явно глаз положил.

Причмокнув языком, Горден вновь посмотрел на Элину. Красивая. Роусу давно пора было ощутить прелести семейной жизни на своей шкуре. А то одному мучиться, стараясь понять, что женщинам надо, как-то не честно.

— Даже если и так, почему сразу жениться?

Неподдельно удивился Роус. Мало ли кто ему нравился, что же на всех жениться?

— С такими не крутят роман. — доверительно сообщил некромант — На таких женятся. Так что цена — приглашение на свадьбу. Согласись — это по-божески.

Что спорить с сумасшедшим? Алекс лишь махнул рукой.

— Только ты за своими собачками убери. Зачем людей пугать. Да, у последнего кристалл связи болтался на шеи.

Горден мельком взглянул на тела, поняв, что там уже нечего подымать, взмахом руки, открыл портал. Мертвые гончие перестали изображать статуи, подскочили и завиляв облезлыми хвостами, рванули к своим жертвам. Хватая зубами истерзанные тела, они поволокли их прямо в открывшейся переход.

Алекс уже не следил за ними. Подойдя к лежащей на земле миссис Деринат, он бережно укутал её в плащ. Перекинув сумки через плечо и подхватив женщину на руки, мистер Роус шагнул в новый портал, следом за некромантом. В голове крутились мысли, как бы по максимуму выжать из союза с Горденом. Личность он неординарная, как показывает опыт, материальные ценности его не волнуют. Поэтому нужно преподнести всё так, будто сам процесс принесет ему незабываемое удовольствие. И чем больше, в этом процессе, он сможет сделать пакостей влиятельным людям, тем для некроманта интереснее.

— Знаешь, а ведь настоящий заказчик, это не супруг моей подопечной.

Некромант закрыл предыдущий портал и стал открывать новый.

— Да я уже понял, что не нищий и брошенный муж. Я, правда, не интересовался кто, мне было все равно, главное, что в деле участвовал ты. Ну, ты и сам знаешь.

Алекс закатил глаза, как же не знать. Ему на протяжении пятнадцати лет методично портят жизнь. Но сейчас главное что бы Горден проглотил наживу.

— Хм. Как всегда.

Спокойным голосом отозвался он.

— А заказал нашу девочку ни кто иной, как Тайлер Крон — конкурент. Это тот, что полгорода под себя подмял и у которого начальник городской стражи с рук ест.

— Подожди-ка, подожди-ка. Это не тот ли Крон, у которого заводы по обработке древесины, верфь и боги знают что ещё?

— Он самый.

— Так, этому толстосуму своего мало, он ещё и имущество Деринат решил прибрать. А не его ли это ресторанчик построили на месте той таверны, где весь наш поток дружно надирался по выходным?

Если честно, то Алекс не знал, чей ресторан занял место студенческой забегаловки, но все равно кивнул. Надо же добавить "весомых" поводов потрепать нервы местному денежному мешку.

Глаза некроманта загорелись не добрым огнем. Шестеренки в голове заработали, выстраивая новые злобные планы. И кажется, сегодня Алексу наконец-то повезло, с таким без башенным союзником можно город перевернуть, не то, что женщину на развод сопроводить.

Они уже прошли пять порталов, и на шестом Горден вывел их рядом с небольшой гостиницей на окраине города. А сам отправился дальше путать следы и расставлять ловушки. В этот раз он решил поступиться своими принципами, и вместо "соревнований" с Роусом собрался сыграть с ним на одной стороне. Тем более противник весьма солидный и переиграть его будет приятно, так же, как и пополнить свою личную копилку побед.

Алекс застегнул на руке Эллины браслет, в мгновение ока, превращая хрупкую миссис Деринат в прекрасную и фигуристу миссис Лоск. При входе в скромную гостиницу, пришлось слегка согнуть спину, иначе смотрелось не естественно, что хоть и весьма крепкий мистер Лоск умудрялся нести совсем не легкую супругу, будто она ничего не весит. Утро было раннее, и за стойкой появился заспанный хозяин, которому спросонья ни до чего не было дела.

— Хозяин, комнату! Моей супруге плохо.

За годы работы владелец гостиницы настолько изучил и поднатаскался в своей профессии, что парой делал то, что надо уже не задумываясь. Фактически он мог работать с закрытыми глазами. Вот и сейчас, его рука уже тянулась к связке ключей от самого дорогого двухместного номера, состоящего из небольшой гостиной и спальни.

— Конечно. Комната номер три. Позвать лекаря, или может служанку с нюхательной солью?

— Нет. Через час пусть принесут завтрак, больше ничего.

Хозяин уже шел вперед и показывая дорогу своему новому постояльцу. Для другого он и с места не двинулся бы, пока тот не оплатил комнату, но внешний вид нового клиента неоднозначно говорил о его состоятельности. Чего стоил один брачный браслет, толщиной с палец и украшенный изумрудами. Такие клиенты были редкостью, они обычно выбирали более презентабельные заведения. И владелец гостиницы был весьма благодарен судьбе, что супруга такого состоятельного человека потеряла сознание именно возле его заведения. Услужливо распахнув двери перед мистером Лоском, хозяин гостиницы раскланялся и побежал будить жену. Умение угодить клиенту, очень важное в гостиничном бизнесе.

Алекс заботливо уложил свою ношу на огромную кровать с деревянными стойками. Сняв браслет, он предусмотрительно расстегнул верхние пуговки платья, стесняющие женскую грудь. Эллина выглядела такой беззащитной, и казалась совсем юной. На интуитивном уровне, хотелось прижать её к себе и защитить от всего на свете. Под воздействием момента, мистер Роус потянулся к лицу женщины, нежно проведя большим пальцем от виска, к так манящим его устам. Он чувствовал не преодолимое желание прикоснуться и снова попробовать их на вкус. Алекс практически невесомо обвел контур упругих губ, вспоминая их тепло и податливость. Память услужливо воскрешала те сладкие минуты безумства, заставляя сердце стучать быстрее. От его прикосновения Эллина томно вздохнула, чуть приоткрыв ротик, и это простое и естественное действие, чуть не свело Алекса с ума. Лишь глубоко вздохнув и смежив на мгновение веки, ему удалось прогнать наваждение. И стараясь больше не смотреть на столь соблазнительную часть тела, Алекс деликатно приподнял женские ножки, и уложил к себе на колени. Боясь потревожить спящую Эллину, осторожно, будто заботливая нянечка, снял туфли и поставил их рядом с кроватью. Время шло, и Алексу пора было браться за подготовку к завтрашнему выступлению, он позволил себе ещё немного полюбоваться спящей красавицей, а после опустил полог балдахина, защищая от слепящих лучей восходящего солнца, и от себя самого. Его подопечной требовался отдых, после напряженной ночи и сцен насилия не предназначенных для женских глаз, сон лучшее лекарство. А ему пора плести паутину своих защитных чар, охраняя её покой.



Глава 13


Засада.


Величайший враг прячется там,

где вы будете меньше всего его искать.

Гай Юлий Цезарь


Солнце нещадно палило, испаряя последние следы ночного ливня, и оставляя нестерпимо духоту. Пророк шел один из последних в небольшом отряде наемников, преследующих беглецов. Пот, небольшими каплями, стекал с высокого лба, и прежде чем успевал достигнуть глаз, безжалостно стирался рукавом походной куртки. И с каждым шагом ему все меньше и меньше нравилось последнее дело.

Природное чутьё, не раз спасавшее ему жизнь, просто кричало об опасности. После того как поступил сигнал от не сдавшей пост, троицы, в голове набатом стучало лишь одно слово — "Ловушка!". Но, к сожалению, решение принимало большинство, а это стадо самоуверенных баранов не больно-то и прислушивается к словам старого вояки. Как выяснилось зря. В первом же переходе они наткнулись на истерзанные трупы пропавшей троицы. Пока наемники осознавали увиденное, на них напали дохлые псины. Двоим не повезло. Эти твари, несмотря на то, что нежить, быстрее обычных собак и в разы сильнее. Так могли двигаться лишь мертвые гончие, измененная нежить. Проклятье! И кто же на самом деле охраняет их цель? Да и цель ли? Эти куски гнилого мяса конечно успокоили. Только численность отряда сократилась на четверть. Следующий переход они нашли достаточно быстро. Маскировка оставляла желать лучшего, мимо такого не пройдешь. И опять никто не послушал старика. Ну не может опытный маг, способный создать изменению нежить так засветиться! Но каждый из наемников, привыкших работать поодиночке, стремился перехватить лидерство и отступать никто не хотел. Шагая в очередной переход, Пророк подумал, что весь их путь напоминает лабиринт. Они заходят все глубже и глубже и если вовремя не остановиться, пути назад просто не будет. Но следующий переход порадовал отсутствием, каких либо сюрпризов. Наемники немного расслабилась и повеселели. А как иначе, их противник стал совершать ошибки, порталы плохо прячет, ловушки не ставит. Значит ослаб. И лишь Пророк с каждым шагом хмурился всё больше. В отличие от остальных он не питал ложных надежд и в любой момент был готов открыть переход подальше отсюда. Очередной переход показался через полчаса пути. При этом дорогу можно было найти и без поисковика, по обычным следам. То трава примята, то след от каблуков виден. Вроде и случайно, но в то же время настораживает. Пророк смотрел на следы недавнего прорыва в пространстве и отчетливо понимал, стоит лишь ступить в портал, живым уже не вернешься. И когда из виду скрылся последний маг, старик развернулся и побрел прочь. Своему чутью он доверял безоговорочно.

Тихо шелеста осока, местные лягушки запевали свои излюбленные брачные песни, а комары, противно жужжа, летали в тени растений, стараясь найти, кем бы перекусить. Влажный воздух был пропитан запахом тины, гнили и перелой воды, и никакой ветерок не смог бы разогнать этот букет ароматов от изначального источника. На трухлявом поваленном дереве, возле болота сидела весьма интересная парочка. Можно было подумать, что у них свидание, если бы не одно "но!". Место, хоть и было по-своему живописное, только на романтический лад не настраивало.

— Вот скажи, что моих жен не устраивало? А ведь все так хорошо начиналось.

Горден со вздохом зашвырнул небольшой камушек, распугивая млеющих на солнце гадов. Слева от него сидела девушка. Весь её внешний вид никак не вписывается в местный пейзаж. Она была как белое пятно, на яркой картинке. Причем в прямом и переносном смысле. Девушка была одета в длинное кремовые платье, закрывающие практически все, кроме лебединой шеи и рук, скрытых под ажурными перчатками. Из-под летней шляпки, с широкими полями выглядывали жемчужные локоны, завивающиеся спиральками. Блондинка, не утруждая себя речью, просто пожала плечами.

— Вот и я не знаю! — печально вздохнул некромант. — И главное причины у всех одинаковые. Как попугаи друг за другом повторяют. Не поверишь, когда в третий раз мне стали озвучивать одно и тоже, ели удержался, чтобы не проговорить их вперед своей супруги! "Тебя постоянно нет дома! А если и есть, то ты прячется в своем подвале!" — писклявым голосом передразнил он свою бывшею. — Конечно нет, я же работаю! Да и что мне делать дома, когда она туда своих подружек притащила, и дом превратился из тихого и скромного логова некроманта в курятник! "Это ужасно, твои слуги — умертвия распугали всех моих подруг, к нам в гости боятся зайти!" Ага, как же, а от кого тогда я в подвале прятался? "Когда тебе надо уехать на несколько дней, ты оставляешь меня одну со своими ходячими мертвецами! Ты совсем не думаешь о моей безопасности!" Это я не думаю о безопасности! Да мои умертвия — самая лучшая защита! Какой идиот сунется в дом некроманта, охраняемый измененной нежитью? Никакой! "Каждую неделю, к нам в подвал привозят свежие трупы! Это ужасно! Такое ощущение, что мы живем в морге!" Милая, ты вышла замуж за некроманта! Ничего, что у меня работа такая, а лаборатория в подвале? Да и вносят их с заднего двора, а не с парадного входа. Она их даже не видела ни разу!

" Блум-м! " очередной камень полетел в болото, заставляя временно замолкнуть поющих лягушек. Блондинка развела руками, одним этим движением показывая, что сама находится в полной растерянности от надуманных причин для развода. А после протянула ещё один камушек своему собеседнику.

— Вот ты меня понимаешь. — с благодарностью принимая подношение, проговорил Горден. — Ты просто незаменима, Мэри.

Девушка повернула голову в сторону своего собеседника, так что широкие поля шляпы перестали скрывать её лицо. Её можно было бы назвать красивой, только вот улыбка, напоминающая больше оскал с двумя огромными клыками, которым позавидовал бы любой хищник. Да светящиеся красным глаза, как-то выбивались из принятых стандартов красоты.

Очередной всплеск от брошенного камня, был заглушек более мощным плюхом разнесшимся над болотом. Следом за ним последовало ещё четыре плюха в перемену с отборной руганью. Для перестраховки, некромант открыл последний портал прямо над трясиной.

— О, наше развлечение пожаловало!

Как только до "преследователей" дошло, что их медленно и верно затягивает в болото, они, стараясь как можно меньше двигаться, но при этом, не переставая в красках описывать, что сделают с шутником, когда поймают, оголялись по пояс. Нервными движениями, мужчины стали связывать из имеющегося белья подобие веревки. И когда несчастных засосало в трясину по грудь, им удалось, с помощью магии ветра, зацепить свой "трос", со свисающими рукавами, за дерево. Постепенно, один за другим жертвы черного юмора стали выбираться на более устойчивые места, предварительно проверяя, куда ступают.

Некромант же со скучающим видом наблюдал за происходящим, развалившись так, будто сидел в удобном кресле своей гостиной, а не на почерневшем от времени и влаги дереве.

— Да — а, ты видишь, Мэри, с кем приходится иметь дело? И вот эти зовут себя наемниками! Магами! Всех более или менее нормальных, Алекс уже убрал. — горестно пожаловался он — Эх, жаль, что гильдия не при делах, с ними было бы интересней. А, так со скуки помереть можно.

Молчаливая собеседница внимательно посмотрела на хозяина и ободряюще похлопала по плечу. С Горденом она была уже более пяти лет, и воспринималась им, ни как боевое умертвие, созданное в рамках эксперимента, а как друг, который не подведет. За эти годы Мэри успела повидать всех трех жен некроманта, поучаствовать в нескольких боевых вылазках, в том числе против Роуса и конечно, последнее дело тоже не могло обойтись без неё.

— Ну ничего, скоро Алекс женится, и тогда мы повеселимся. Посмотрим как он запоёт. — Некромант не отрывал взгляд от петляющей по болоту, пятерки. Они, то шагали по щиколотку в воде, то чуть ли не полностью скрывались в ней. Наблюдение за их передвижением, немного забавляло, но в то же время и раздражало. Неужели они настолько жалкие, что не могут использовать обычное заклинание левитации? — Нет, конечно, месяца два три у них будет идиллия, Но после начнутся проблемы. — С видом знатока рассуждал некромант.

Как только наемники пересекли невидимую черту, некромант, выполнил простенький пас рукой, активируя новый сюрприз для своих гостей. Из кустов осоки и рогозы, с легким шуршанием выползали всевозможные змеи. Рептилии были абсолютно разные: гадюки, маленькие ужи, удавы, длиною в два метра и даже одна анаконда. Ради этого уникального экземпляра некромант целых три дня лично лазил по слабопроточным рукавам рек на другом полушарии Келиона, где от влажного воздуха не то, что дышать, двигаться было тяжело. Но оно того стоило. Змейка получилась что надо, и Гордену давно хотелось испытать её в деле.

Не зависимо от размера плывущих в легкой водной дымке змеек, объединяло их одно — полная власть некроманта. Маленькие красные глазки не так-то легко было увидеть при свете дня, а уж когда те нырнули в мутную воду, совсем стали невидимыми. Чешуйчатые твари медленно, но верно брали своих жертв в кольцо.

— Я думаю, они продержаться где-то полгода, а после она сбежит. А как ты считаешь?

Мэри стала уже разводить руки вширь, показывая большой промежуток времени, все же если Роус спасет свою будущую жену, он для неё навсегда останется героем. А героем, как известно, прощается многое. Но посмотрев на страдальческое выражение лица своего хозяина, передумала и подняла, обтянутые в кружевные перчатки, руки и загнула лишь один большой палец.

— Девять? Ты думаешь? Он же по командировкам мотается, чаще моего, а мои браки больше полгода не продлились.

Мэри снова показала девять пальцев. После ткнула пальчиком себе в грудь и помахала ладонью, показывая отрицательный жест.

— Что-то не понял. У него нет тебя?

Мэри мотнула головой, показывая, что он не правильно трактует её жесты. После вытянула руки вперед, закатила глаза и хрипя, стала раскачиваться.

— А-а-а, у него нет умертвий! Ну, тут ты права, это тоже влияет. — недовольно пробурчал некромант — Зато он за прислугу переплачивает.

Горден решительно не понимал, почему все так шарахаются от его прислуги. Наоборот он находил массу плюсов, в том, что в доме работают умертвия. Во-первых, им не надо платить. Во-вторых, в доме всегда тихо. В-третьих, мертвым не нужны материальные ценности, так что нет риска, быть обворованным. И в четвертых измененная нежить — лучшая защита от нежелательных гостей.

Новая волна ругани привлекла внимание Гордена к происходящему на болоте. Наемники уже заметили, что раньше спокойная вода, пошла волнами. Стараясь, защитить друг друга, они встали спина к спине, держа наготове кто боевое заклинание, кто обычное оружие. Но осознание того, насколько все плохо, к ним пришло лишь, когда увидели своего противника. Наглые змейки, словно издеваясь, всё сужали и сужали круг, при этом плыли таким образом, будто одна большая змея, пытается свернуться клубочком. Периодически, маленькие хитрые мордашки выныривали из воды, воинственно шипели и отстукивали хвостами, вызывающий дрожь, ритм.

Вокруг наемников мигнул щит, вырастая преградой на пути порождений некроманта, но радости им это не доставило. Все прекрасно понимали, долго держать защиту не смогут, слишком энергоемкая. А наемники, все же больше войны и убийцы, чем маги. Зажатые в кольцо, мужчины стремились к берегу, то и дело, пытаясь попасть в мелкие, движущиеся цели. Их силы еевйии таяли на глазах, а количество рептилий не уменьшилось. Юркие змейки с легкостью уходили от атак, а на место подбитых, приплывали новые. В какой-то момент один из магов не выдержал, и без предупреждения отпустил щит, используя последние силы на левитацию. И плевать, что другим теперь не спастись, своя шкура дороже.

В образовавшуюся брешь, волной хлынули змеи, словно вторая кожа, оплетая людей своими хвостами, забирая драгоценный воздух и не оставляя им ни шанса. Следом за первым дезертиром, второй маг попытался проделать то же самое, по пути сбрасывая с себя скользких тварей. Но стоило ему подняться над водой, как его ноги обхватил мощный хвост, диаметром с бревно, спуская с небес на землю. Пока маг, пытался подняться, отплевываясь от воды, перед ним вынырнула красноглазая хозяйка хвоста. Анаконда, как-то совсем не по-змеиному плотоядно облизалась раздвоенным языком, вызывая у мага приступ паники. Сверкнув внушительными клыками, в коварной усмешке, повелительница змей резко подалась вперед и в три рывка заглатила свою законную добычу. Сытая и довольная не жизнью змеюка, гордо развернулась и медленно, словно гигантская растянутая в длину улитка, стала уползать в рогозу. Но даже она терялась на фоне огромного змеиного клубка.

Горден тяжело вздохнул, и посмотрел на последнего сбежавшего наемника. Он был настолько жалок, некроманту даже вставать было лень, что бы его убрать.

— Мэри разберись, а.. — Кивнул он в сторону ползущего к берегу человека. — Зверушек на такое ничтожество жалко тратить.

Девушка плавно поднялась, и бесшумно направилась в сторону своей жертвы, на ходу стаскивая ажурные перчатки и оголяя бледные руки с внушительными черными когтями, больше смахивающими на клинки.

— Только платье не испачкай.

Тяжело дыша, последний живой наемник выбирался на берег. Руки его ходили ходуном, ноги отказывались держать вес тела, то и дело подкашиваясь. Последние метры мужчина преодолел ползком, подгребая под себя ил, и как только ощутил твердую поверхность, резко перевернулся на спину. Зрелище, представшее перед глазами заставило содрогнулся от ужаса. На месте, где недавно были его товарищи, сейчас, словно дождевые черви в банке у рыбака, копошились змеи, образуя один огромный комок. Нет, он не переживал о тех, кого бросил умирать. Кто они ему? Всего лишь временные компаньоны. Единственное, что его заботило, как бы успеть восстановиться и свалить подальше от этих прожорливых тварей. Да, уходить надо было раньше. Прав был старик, не зря до своих лет дожил.

Упавшая ему на лицо тень, заставила вздрогнуть. Наемник приподнялся на локтях, что бы рассмотреть её источник. Меньше всего он ожидал увидеть перед собой, тоненькую, как тростника, девушку, в легком летнем платьице с небольшим отложным прилегающим воротничком с закругленными концами и в кокетливой шляпке с широкими полями. Чуть опущенные, трепещущие, словно крылья бабочки, ресницы и вьющиеся спиральками жемчужные локоны, делали её похожей на ангела, совершенно чуждого этому мрачному болоту.

— Мисс, это не лучшее место для прогулок.

Почему-то мужчина не задался вопросом, что может делать молодая девушка в таком месте, совершенно одна. Обманчиво беззащитная внешность ввела наемника в заблуждение, как многих других до него.

Девушка стала склоняться над растянувшемся на земле мужчиной, а тот как завороженный следил за каждым её движением. И когда её лицо остановилось на неприлично близком расстоянии, она посмотрела ему прямо в глаза, растягивая бледные губы в хищный улыбке. "Все же лучше змей", это был последняя мысль, так и не успевшая сорваться с губ наемника.


Глава14


Лучшая защита — это быть не тем, кто ты есть.


Притворство у людей в крови:

сущность человека полнее всего проявляется,

когда он изображает другого.

Уильям Хэзлит


— На, вот, держи. Мои часы и её кольцо. Это лучшее, что смог сделать. Завтра начинаем в девять.

Голос явно принадлежал мистеру Роусу. Этот невыносимый маг уже и в её сны успел пробраться.

— Ладно, надеюсь, завтра наемники не подведут. А то сегодняшние совсем никакие.

— Во всем надо искать плюсы, зато их было много.

Точно сон. Разве может мистер Роус радоваться большому количеству убийц, от которых должен её охранять? Сомнительно…

— Количество и качество два разных понятия. — Недовольно пробурчал смутно знакомый голос. — А они беспомощные, как котята.

Мужские голоса, звучали приглушено. Этот странный диалог пробивался в сознание Эллины, путая реальность со сном. Что сон, это точно. Ну не ходит мистер Роус на каблуках! Прислугу бы в номер не пустил, а отчетливый цокот миссис Деринат могла узнать где угодно. Видимо сказался недавний кризис с обувью. Теперь снится не пойми что.

Было так хорошо, уютно лежать в гнезде из одеяла, досматривая или скорее дослушивая сны, что совсем не хотелось расставаться с этим чудесным состоянием. Но все же пора вставать. Сделав над собой усилие, молодая женщина с удовольствием потянулась, разминая затекшее мышцы, и с немалым усилием распахнула глаза. Меньше всего она ожидала увидеть над собой нежно голубой балдахин, защитным коконом, отгораживающий её от окружающего мира. Нахмурившись, Эллина попыталась понять, как сюда попала, но последние воспоминания никак не вязались с местом, где она очнулась. Наоборот, исходя из того, что помнила, она вряд ли вообще должна была проснуться. Правда мягкая двуспальная кровать совсем не похожа на загробной мир и уж тем более на гроб.

После внимательного осмотра, Эллина убедилась, что с ней всё в порядке. Одежда всё та же, только верхние пуговки, на помятом ото сна платье, были расстегнуты, да и туфли отсутствовали. Значит, мистер Роус в очередной раз спас ей жизнь и принес сюда… Мысль о том, что этот невозможный мужчина самолично снимал с неё туфли и расстегивал пуговки, приятно волновала.

С тех пор, как умер отец, ей не на кого было опереться. Тимьян, почему-то такого желания не вызывал. А руководитель, тем более женщина, не должен показывать слабину, иначе съедят и не подается. Сразу после похорон ей пришлось отбиваться от нападок конкурентов, да что там. Свои же работники, под шумок, старались утащить кусок пожирнее. И ей пришлось проявлять, те качества, за которые уважают и боятся. Уж так устроен мир, правят сильнейшие. И Эллина старалась быть самостоятельной, независимой и жесткой. До того, как появился мистер Роус.

С его появлением, какое-то время миссис Деринат могла не думать о делах, не принимать важных решений, не заботится о защите. Все это делал за неё мужчина, такой же надежный, как скала. Она и сама не заметила, когда успела полностью положиться на Алекса, перестала контролировать его действия, даже не спрашивала отчет о проводимых им мероприятиях. Было так хорошо и спокойно, почему-то она была полностью уверена, что Роус сделал все как надо. Иначе и быть не может. А сильной она будет потом, когда опять останется одна.

Время шло, за окном сгущались сумерки и необходимость обговорить с мистером Роусом завтрашний день, вышла на первый план. Потратив немного времени, на то что бы привести себя в надлежащий вид, Эллина, стоя у двери, прислушалась, не желая наткнуться на посторонних. Женщина немного приоткрыла дверь, посмотрев в образовавшуюся щель и убедившись, что никого постороннего нет, тихонько вышла. Небольшая, но весьма уютная гостиная, казалась ещё меньше от развешанных и разложенных вещей. В комнате висели купленные в Ирбисе наряды, на небольшом диванчике были разложены непонятные тряпки, тканевые мешки набитые ватой и даже женский корсет приличного размера. А на каминной полке и вовсе стояли кованные подсвечники с надетыми на них париками. И только небольшой обеденный столик оставался не затронут этим беспорядком. Сам мистер Роус нашелся в старинном, глубоком кресле, запрокинув голову назад и прикрыв глаза, он сидел в расслабленной позе. Вид у него был изможденный: темные тени под глазами, впалые щеки и выглядел он бледнее обычного, хоть на загорелой коже этого не сильно заметно. С тех пор как они сбежали от полчища нежити, Алекс едва ли спал несколько часов. Но стоило миссис Деринат переступить порог, мужчина выпрямился, словно вместо позвоночника у него железный прут, и посмотрел на свою подопечную. Минутная слабость прошла, и от него вновь повеяло уверенностью и силой.

— Добрый вечер, мистер Роус.

Искренняя улыбка озарила её лицо, при виде своего защитника. Эллина с радостью отметила, что и сам мистер Роус не пострадал, пусть и выглядит весьма потрёпано. Что было после того, как она позорно свалилась в обморок, ей знать не хотелось. Хватило и того, что видела своими глазами. Главное — они целы. Значит, Роус вновь сделал все как надо.

— Добрый, миссис Деринат. Вижу, вы отдохнули. Как себя чувствуете?

Приятный тембр обволакивал, в голосе звучала неподдельный забота. От простых слов тягучее тепло растеклось по телу женщины, даря чувство защищенности.

— Благодарю, прекрасно.

— Вы наверно голодны. На столе ужин, поешьте, силы Вам понадобятся.

Миссис Деринат перевела взгляд на стол, там действительно стоял поднос с принесенным ужином. В животе заурчало, будто выражая согласие с поступившим предложением. И Эллина решила, что разговор с мистером Роусом вполне потерпит ещё минут двадцать, пока она утолит голод. Проворно лавируя между дорожными сумками и скромной мебелью, миссис Деринат пробрались к сервированному, на двоих, столику. На немой вопрос, Алекс лишь отрицательно качнул головой. Дважды уговаривать, голодавшую почти сутки, женщину не пришлось. Еда была ещё горячая, как будто только из печи. Видимо и тут не обошлось без магии. От вида сочного жареного мяса и тушеных овощей желудок Эллины предвкушающее забурчал, и очень захотелось немедленно откусить хоть кусочек. Но как воспитанная женщина, миссис Деринат внешне весьма спокойно наполнила свою тарелку желаемым, и принялась с удовольствием поглощать ужин. Как только тарелка опустела, а ручки столовых приборов были размещены на шесть часов, Эллина вновь обратила своё внимание на Алекса.

— Мистер Роус, — проговорила она, слегка промокнув губы салфеткой — нам стоит обсудить завтрашний день. Я так понимаю, у Вас есть определенный план. И весь этот… — Эллина обвила многозначительным взглядом комнату с нагроможденными и разбросанными вещами, и с языка чуть не сорвалось слово "бардак" — инвентарь, необходим для его реализации. Я бы хотела, что бы Вы также посвятили и меня в детали плана. А именно: когда выезжаем, как ведем себя, и главное как пройдем в зал суда, не привлекая внимание.

Алекс хмыкнул, в этот момент миссис Деринат была сосредоточена, будто проводила совещание, а не сидела в гостиничном номере посреди хаоса. Спина прямая, точечные бровки слегка нахмурены, взгляд стал цепким, в голосе проскакивали командные нотки. И самое интересное, не терпящий повелительного тона Алекс, в этот момент не испытывал ни какого раздражения. Наоборот только умиление, руки так и чесались провести линию ото лба до кончика вздернутого носика, разглаживая морщинку на переносице. После спустится на губы, такие мягкие и нежные… Стоп!!! Отогнав ненужные сейчас мысли, мистер Роус, с трудом оторвав взгляд от не дающих покоя, его воображению, губ. И стараясь смотреть лишь в фиалковые глаза, решил посвятить свою подопечную в нюансы плана.

— Как Вы относитесь к театру, миссис Деринат?

Не ожидавшая такого вопроса Эллина, чуть стушевалась. Хотя внешне не дрогнул ни один мускул.

— Что Вы имеете ввиду?

— Скажите, хотели бы Вы, оказаться на сцене. Полностью перевоплотиться в своего персонажа. Сыграть роль так, что в реальность его поверили все зрители без исключения? — вдохновенно продолжил вещать мужчина — Уверен, что да. И знаете, у Вас будет такой шанс.

— Да неужели. А сцена, случаем не главная площадь?

Скептически спросила Эллина. Перевоплотиться так кардинально, не используя магию, будет не просто. Да и сработает ли?

— Она, родима, она. И публика самая взыскательная, и цена очень высока. — Уголки губ мистера Роуса приподнялись, изображая легкую полуулыбку.

Когда он закончил излагать свой план, за окном была глубокая ночь. На сон осталось совсем немного времени. Ведь, что бы успеть создать необходимый образ надо встать пораньше, а ещё доехать и добраться без приключений. Мужчина привычно достал из дорожной сумки стимулятор, и уже хотел выпить, как изящная ручка миссис Деринат остановила его, перехватив запястье.

— Вам стоит хоть немного поспать.

В голосе женщины отчетливо слышалось беспокойство. Это за него, что ли беспокоится? Мистер Роус перевел удивленный взгляд с белоснежных пальчиков, обхвативших его руку, на их владельцу. Аккуратно высвободившись, Алекс бережно взял такую маленькую ручку и нежно поцеловал запястье, не отрывая взгляда от чудных глаз. От легкого прикосновения губ к чувствительной коже, женщина вздрогнула, а её щеки покрылись предательским румянцем. У Алекса возникло дикое желание притянуть Эллину к своей груди и покрыть поцелуями её тонкую шейку, шептать на ушко всякие глупости, заставить вновь отвечать на его ласки. Все это обещанием читались в его потемневшем взгляде, заставляя миссис Деринат покраснеть ещё больше, а дышать чаще. Титаническим усилием воли, она забрала свою руку и отвела взгляд. Смущается как девочка, право дело!

— Миссис Деринат, Вы же понимаете, что моя задача охранять Вас. А спящий охранник, это не охранник вовсе. Лучше сами отдохните, разбужу засветло.

Алекс проговорил все наигранно весело, слегка охрипшим голосом. Он понимал, что его подопечная права, слишком долго он был на стимуляторах. Но и потерпеть осталось совсем немного, завтра всё закончится.

— Мистер Роус, — ответила она не терпящим возражения тоном, — но и в падающем от усталости защитнике, тоже нет ничего хорошего.

И уже мягче добавила, кокетливо похлопав длинными ресницами.

— Правда, я проспала весь день, сна ни в одном глазу. Да и от меня мало что зависит. А у Вас завтра тяжелый день. Отдохните, хотя бы пару часиков, а я покараулю. Если что разбужу. Да и амулет со мной.

В доказательство, женщина потянула за кожаный шнурок, на котором красовался аметист, закованный в серебро. Проклятье! Неужели он настолько жалко выглядит, что его прямым текстом отправляют спать? В одном его подопечная была права, усталость мало способствовала восстановлению сил. А на пути к зданию суда может случиться всё что угодно. Тем более главная угроза устранена.

— Хорошо, — неуверенно проговорила он, — если что будите! — и помедлив, добавил — В любом случае, разбудите через пару часов!

И дождавшись заверения, что миссис Деринат именно так и поступит, с чистой совестью пошел спать.

Миссис Деринат сдержала данное обещание, и не важно, что сделала она это на два часа позже …

Если бы хозяин гостиницы изволил заглянуть сейчас в один из своих номеров, он был бы крайне удивлён, увидев вместо своих постояльцев совсем незнакомых людей. Мало того, что они посмели пробраться в защищенное здание гостиницы, наглым образом заняли место его многоуважаемых клиентов, так ещё и занимались каким— то извращением. Ну, разве будет нормальный здоровый мужчина, под покровом ночи вместо того, что бы раздевать молодую красивую женщину, пялить на неё несуразное, отвратительное одеяние, полностью скрывающее, приятные глазу изгибы? Однозначно нет!!! А этот пялил!

Комнату, с плотно зашторенными окнами, освещали несколько магических огоньков. Миссис Деринат, стояла в одной сорочке на голое тело, чувствуя себя весьма не уютно. К сожалению, привлечь к делу служанку было бы крайне не разумно. А надеть все это обмундирование в одиночку просто невозможно. Поэтому ей пришлось смириться с тем, что сегодня роль горничной выполняет мистер Роус.

Справлялся он вполне сносно, старался лишний раз не смущать, и даже не прикасаться. Лицо его ничего не выражало, да и сам он побольше мере молчал. Молчал он с тех пор, как его разбудили и мужчина понял, что данное им распоряжение наглым образом проигнорировали. Поэтому всё, что слышала с утра миссис Деринат, это четкие и отрывистые команды, да бубнёж под нос об её умственных способностях. От последних, уши женщины вспыхивали как факел, но даже это не разубедило Эллину в правильности поступка. Мистер Роус стал выглядеть намного лучше, бледность ушла и даже тени под глазами слегка посветлели. А значит и сил прибавилось.

Грубые мужские пальцы ловко затягивали корсет, призванный изменить фигуру Эллины до неузнаваемости. Точнее увеличить её на два размера. Весь секрет был в том, что на внутренней стороне корсета были пришиты специальные подушки, наполнение ватой. Только вот корсет это лишь часть дела. Заготовленные накладки, с помощью обычных чулок, прикрепили к рукам, плечам и даже бедрам. Все это безобразие скрывало просторное платье, темно-синего оттенка, которое так же помогал надеть мистер Роус (платьем это можно было назвать с натяжкой, настоящий балахон). Просто когда раздаешься как воздушный шар, каждое движение дается с трудом, и Эллина с ужасом представляла себе как будет добираться до здания суда.

Светлые волосы они спрятали под париком, с собранными в скромную прическу волосами. Черный карандаш, скрыл естественный цвет точенных бровок. Тушь, пудра, румяна и губная помада помогли завершить образ северянки. Небольшая шляпка дополнила картину, и уже через каких-то два с половиной часа в зеркало на Эллину смотрела совершенно незнакомая, пухлая брюнетка. Пройдясь перед Алексом по комнате, миссис Деринат удостоилась одобрительно кивка и со спокойной совестью отправилась ожидать мистера Роуса в гостиной. Мужчине понадобилось гораздо меньше времени. И всего через полчаса из комнаты вышел усатый джентльмен. А ровно в восемь возле небольшой гостиницы на окраине города, в наемный экипаж садилась супружеская чета Лосков.

Наемники шерстили улицы города, маскируясь под обычных граждан. Осталось всего несколько часов до начала заседания, соответственно и срока завершения заказа. Нервишки шалили, заставляя дергаться не по делу. Ещё бы, столько времени потратить и все впустую. Некоторые не выдержали и бросили эту затею раньше. Только вчера пропало человек десять, видимо подвернулась что-то попроще. Говорят, на севере есть не пыльная работенка. Платят не так много, зато стопроцентно. Ничего, меньше народа, больше дохода. Никуда не денутся голубчики, путь у них один, в здание суда. Жаль, правда, что в само здание теперь с оружием не пройдешь. После стычки с тем наглым магом, когда часть улицы возле суда просто разнесли, охрану усилили. Да ещё стражей из столицы притащили. А с этими не договоришься. Поэтому так важно было выхватить жертву до того как она зайдет внутрь.

Ряженые зорко следили за всеми входами в здание суда с момента открытия. Каждый человек, кто приблизился к объекту наблюдения ближе, чем на пятьсот метров, подвергался пристальному осмотру. И когда из-за угла выскользнула интересная парочка, очень похожая на их беглецов, все как один сделали стойку. Один из убийц, изображая праздно гуляющего гражданина, решился подойти поближе, что бы рассмотреть "подозреваемых". Но как только его заметили, парочка быстро юркнула обратно, в переулок. С криком "Это она!", наемник кинулся следом. Дважды повторять не пришлось, у убегавшей парочки выросло ещё пять теней.

Беглецы петляли по узким улочкам тихого квартала, то пропадая из виду, то вновь появляясь, будто дразня наемников. Магические атаки никого результата не давали, они либо отлетали от щита, как шелуха от семечек, либо вовсе не попадали. Сыпля проклятьями на голову неправильных жертв, наемники старались ускориться и окружить беглецов. В какой-то момент это сработало, и защитник остановился, отправляя женщину вперед. Как озверевший пес, он бросился в атаку, нанося удар за ударом. Но это не важно, главное что разделились, и цель теперь не под защитой. От общего потока преследователей незаметно отделилась одна тень, и обогнув дерущихся магов, по крыше невысокого домика, пустилась в след за удаляющейся фигуркой.

Метатель ножей не спешил, кожаные мокасины бесшумно ступали по черепице, оставляя его незамеченным. Он получал удовольствие от преследования, прекрасно зная, что его мишень уже никуда от него не денется. И как только женщина ошиблась, забежав в тупик, метатель ножей преградил ей единственный выход. Ухмыляясь и нарочито медленно доставая свой нож, наемник приближался к зажатой в углу фигурке. Он уже давно не испытывал жалость к своим жертвам, весьма охотно заменив её на гонорар. Наслаждаясь ужасом на кукольном личике, мужчина кинул нож прямо в сердце. Он вошел в грудь так легко, словно в масло. Весьма довольный броском, наемник не останавливаясь, продолжал двигаться к жертве. У метателя, как и у многих убийц, была своя подпись. Он обычно оставлял нож в теле убитого, но при этом обязательно забирал что-нибудь на память, у своих жертв, пополняя личную коллекцию. Каждый экземпляр гаемник бережно хранил и подробно мог рассказать, кому он раньше принадлежал и как бывший владелец умер.

Но в этот раз что-то пошло не так. Вопреки закону притяжения, тело, сраженное его метким ударом, осталось стоять на ногах. Более того, с какой-то хищной ухмылкой, так не подходящей этому нежному личику, оно вытащило нож из груди и стало внимательно его рассматривать, будто примеряясь. От такого необычного зрелища, метатель ножей застыл на месте, и неосознанно потянулся за вторым ножом, но так и не смог его достать. Его же собственное оружие, служившее годами, пронзило сердце настолько быстро, что мужчина не успел уловить момент, когда превратиться из охотника в добычу. Хрипя, и ошалело в смотря на своего палача в нежно-бежевом платье, со смешным, по детски закругленным воротничком, метатель рухнул замертво.

Не состоявшаяся жертва отделилась от стены, и неторопливо направилась к распростертому на земле трупу. Присев рядом на корточки, женщина любовно провела, затянутыми в ажурные перчатки, пальчиками по нагрудной перевязи с метательными ножами. Расстегнув ремень и сняв с тела так понравившуюся вещь, она равнодушно оттолкнула его в сторону.

— Вот ты где! Мэри, брось гадость. Зачем они тебе?

В проходе стоял тот самый спутник, который недавно отправил девушку вперед, а сам сцепился с магами. Несмотря на пережитые приключения, рубашка его была бела, как первый снег, идеально отглаженный костюм сидел как влитой, а в черных глазах горел безумный огонек. Мэри достала один из ножей, по форме напоминающий плывущую акулу, и любовно погладила. После разместила его в ладошке и примерилась как будто для броска.

— Но у тебя же есть когти!

Смешно скривившись, девушка ещё сильнее прижала к себе перевязь с ножами.

— Мэри, они меченые. — на ножах действительно стояла гравировка со знаком убийцы. — Хочешь ножи, я тебе закажу специально под тебя. — Но никакие уговоры не действовали на неё. Такое иногда бывало, откуда ни возьмись, проявлялось ослиное упрямство, видимо перекочевало из прошлой жизни умертвия. — Ладно, бери, гравировку сотрем. — брюнет раздраженно махнул рукой, понимая тщетность своих попыток убедить боевое умертвие в обратном.

Довольная что настояла на своем, Мэри быстренько сцапала законную добычу, и последовала прямо к хозяину. Мужчина тем временем снимал наручные часы, на глазах преображаясь из Алекса в Гордена.

— В своей шкуре лучше.

Довольно проговорил некромант, пряча часы в нагрудный карман. Мэри проследив за преображением хозяина из брюнета в привычного ей блондина в черном, тоже стянула артефакт с пальчика.

Русые волосы изменили цвет на жемчужный, кожа приобрела мертвенную бледность, а глаза полыхнули алым. Горден внимательно осмотрел свой эксклюзивный вариант боевой нежити, и с досадой отметил, что домой все же придется вернуться. Необходимо было убрать новые повреждения и переодеться в чистое.



Глава 15


Свобода.


Все свадьбы похожи друг на друга,

но все разводы интересны по-своему.

Уилл Роджерс


— Мне нужно, что бы развод отложили!

С нажимом проговорил мистер Крон, сидя в рабочем кабинете судьи Штофа. К его разочарованию, отсрочка в десять дней не дала никаких видимых результатов. Причем ни на одном из фронтов. Девчонка все ещё была жива, и судя по всему удача благоволила ей. А как иначе объяснить то, что ни один из наемников и близко к ней не подобрался? А то, что решение о подписании контракта на постройку флотилии, как по заказу, отсрочили ещё на неделю?

— Ты явно из ума выжил. Это невозможно! Я и так дал тебе десять дней. ДЕСЯТЬ. А что получил взамен? Проблемы, одни проблемы!

Сам судья нервно мерил шагами свой кабинет. Кудряшки его парика, благородного пепельного оттенка, смешно подпрыгивали при каждом резком движении, вытаращенные глаза казались ещё больше за счет толстый линз очков, а блеклые губы то и дело превращались в тонкую ниточку.

— Ты мне должен! — ледяным тоном ответил на упрек Тайлер, — Или ты забыл, кто помог занять тепленькое местечко, Штоф?

Крон специально выделил именно слово "кто", подчеркивая свою значимость. Сигара в его руке распространяла едкий, вонючий дым, а сам он по-хозяйски расположился в удобном кресле судьи, считая себя вправе указывать тем, кого когда-то пропихнул на нужные места.

— На память не жалуюсь, Тайлер. — голос Штофа наоборот звенел от злости — И все долги я уже с лихвой оплатил. А благодаря выходке твоих бездарей, меня теперь под колпаком держат!!! Да если хоть что-то всплывет, мы пойдем доживать свой век на рудники. Ты это понимаешь?!

Судья перестал мельтешить, и внимательно посмотрел на Крона. Ноздри его раздувались, как меха в кузнице. Но как бы Штоф не буйствовал, Крону он напоминал карася выброшенного на берег. Для полного сходства надо было лишь снять объемный парик и открывать и закрывать рот молча, а не нести полную чушь.

— Да ещё этот адвокатишка. — после небольшой паузы вновь завелся судья — Как только додумался написать жалобу. На меня жалобу. Так что как хочешь, но отсрочка слишком дорого выйдет. И не думай, что мне одному!

Мистер Крон скривился. Кроме не выполнения приказов, он больше всего не терпел угрозы в свой адрес. Водянистые глаза зло прищурились и посмотрели на хозяина кабинета. А сам судья запоздало подумал, что зря он так резко высказался, как бы ни поплатиться.

Теплым летним деньком прогуливающихся пар по главной площади Волторга было достаточно, и затеряться в толпе не составило особого труда. Лже лже мистер Лоск, бережно поддерживая свою лже лже миссис Лоск, степенно вышагивал по направлению к гордо возвышающемуся на фоне низких построек, зданию суда. При свете яркого жгучего солнца, его стены просто слепили белизной и притягивали толпы туристов. Но даже это не спасло от внимательных взглядов, которые практически прожигали спину, стараясь выявить тщательно скрываемую правду. И возможно выявили бы, но с другого конца площади раздался крик "Это она!". Супруга мистера Лоска едва заметно вздрогнула, и мужчина ободряюще похлопал её по руке. Неприятные ощущения отпускало, уступая место легкости и уверенности в успехе.

Подойдя к проходным, мужчина уверенно протянул документы, стоящим на посту, стражам. В отличие от прошлого раза, главный вход охраняли сразу четыре стража и все были вооруженные до зубов. Двое из них носили отличительные знаки, в виде оскаленной морды дикой кошки, указывающие на их принадлежность к стражам Ариды, столицы Лисана. И это говорило о том, что события последних дней не остались без внимания Совета Сильнейших. И да, внутри стало безопасней.

Накануне их вылазки, пока его подопечная мирно отсыпалась, после встречи с порождениями некромантии, Алекс успел перекинуться парой слов с хозяином гостиницы, и узнал массу интересного. Оказалось, на днях в Волторг из Ариды, прибыл целый взвод элитных стражей, охраняющих Дом Свободы. Официальная версия, что взвод прислали для обмена опытом. Но в народе ходят слухи, что прибыли они по душу не чистых на руку чиновников.

Молодой сержант, как раз с таким отличительным знаком, внимательно рассматривал документы, то и дело, отрывая хмурый взгляд серых глаз от бумаг и переводя его на их владельцев.

— Что-то не так?

Голос мистера Лоска звучал так же спокойно, как если бы он спросил о погоде, а не о подсунутых им, поддельных документах. Сержант последний раз взглянул на бумаги, постучал ими о ладонь и всё же внес записи в журнал посещения. Не утруждая себя ответом, он задал свой вопрос.

— Цель вашего пребывания?

Взволнованная Эллина, все это время старательно улыбалась и хлопала ресницами, играя роль простоватой жены Лоска. Ей всё время казалось, что сейчас сержант, указав на них пальцем, скажет: "Взять их. Подделка документов карается законом!". И едва бумаги вернулись к мистеру Роусу, она с трудом сдержала облегченный вдох.

— Хотим подать заявление… — Алекс слегка замялся, изображая не желание отвечать на вопрос — по семейному вопросу, связанному с правом наследования.

Местные охранники, стоявшие за спиной сержанта, криво усмехнулись. За годы службы на своём посту, что они только не видели. И как отцы пытались отсудить, завещанное их детям, наследство от дедушки. И как добропорядочные граждане чуть ли не дрались из-за небольшого домика в центре города. Даже как интеллигентные женщины начинали ругаться не хуже уличных торговок. Стражи уже привыкли смотреть на проявления человеческой жадности, и относились к этому с юмором. В отличии от сержанта элитного отряда, который с тем же невозмутимым видом продолжил свой допрос.

— Что в сумке?

Мистер Лоск удивлённо приподнял бровь.

— Ничего особенного. Просто подарок для племянницы. Платье.

— Откройте сумку, пожалуйста.

Хоть фраза и была составлена предельно вежливо, только тон, которым это было сказано, ничего не выражал. Спокойный и бесцветный.

— Сержант, что Вы себе позволяете. Может, Вы еще и нас с супругой проверите! Вдруг что-то под одеждой прячем!

Но на сержанта гневное восклицание мистера Лоска не подействовало. Он устало взглянул на посетителей, видимо не первых, кто был возмущен столь вопиющим поведением стражей.

— Это прямое распоряжение начальника городской стражи. Предъявите для осмотра поклажу!

Мистер Лоск, гневно сверкнув глазами, с шумом опустил сумку на стол, всем своим видом показывая, как недоволен таким отношением.

— Я буду жаловаться!

Возмущенно проговорил Мистер Лоск, да так убедительно, что Эллина и вправду поверила, что будет! Вот прямо сейчас пойдет и пожалуется. А бесстрастный сержант, абсолютно не обращая внимания на его возмущения, внимательно проверил содержимое сумки. За сегодняшнее утро, это не первые, да и далеко не последние угрозы в его адрес. Когда стражи правопорядка убедились в безобидности женского платья, супружеская чета была пропущена внутрь.

— Что за цирк Вы устроили! — возмутилась Эллина, стоило им отойти на безопасное расстояние от входа, — А если бы он действительно решил проверить нашу одежду, а в этот момент вывалился кусок ваты? Что тогда?

Ей казалось намного разумней, тихо-мирно пройти через охрану, не привлекая к себе внимания.

— Никто бы нас не проверял, хотя бы потому, что при подходе к двери, нас уже просканировали, на наличие оружия.

Но Эллина не унималась.

— А если из вредности. Просто потому, что Вы ему угрожали.

Мистер Лоск с шумом выдохнул и обреченно посмотрел на свою спутницу.

— Как Вы думаете, ведут себя люди, которых пытаются обыскать? Какую естественную реакцию ждать от обеспеченных граждан? Неужели, моя дорогая супруга, Вы думаете, что они с радостью позволят перевернуть свои вещи и вывернуть карманы? И при этом будут улыбаться?

И уловив, проскочившее во взгляде понимание, Алекс продолжил.

— Да, все верно, они бы возмущались. Так что наша реакция была самая, что не наесть естественная.

— Ну Вы и … профессионал!

С восторгом, глядя на своего защитника, проговорила Эллина. И честно сказать, восторг в этих фиалковых глазах был ему безумно приятен. Рука женщины привычно покоилась на локте Алекса, и пройдя проходные, мистер и миссис Лоск так же степенно, как и раньше, двинулись дальше. Они долго прогуливались по полупустым коридором, пока, будто невзначай, ни зашли в зал, где планировалось заседание по бракоразводному процессу.

Видимо развод одной из самых богатых женщин в стране вызвал ажиотаж среди населения. Практически все деревянные скамейки, занимавшие половину помещения, были забиты слушателями. Не обошлось и без прессы, что заметно подпортило настроение миссис Деринат. Меньше всего, ей хотелось, что бы подробности её жизни, завтра обсуждал весь Волторг.

Так что неизвестной парочке никто не удивился. Все ключевые фигуры, кроме самого судьи, уже заняли свои места. Слева, у самого окна, сидел трясущийся, как осиновый лист, Тимьян Борд. Нервными движениями он то и дело пытался пригладить и без того зализанные волосы назад. Тревожный взгляд голубых глаз постоянно осматривал зал, на предмет опасности. А Эллина, с мрачным удовольствием отметила, что ему, ожидание суда, так же далось нелегко. Глаза были мутные, руки слегка дрожали, а каждый шорох заставлял дергаться.

Адвокаты сторон, потрошили свои чемоданчики, подготавливая необходимые бумаги. А лже миссис Лоск уверено подошла к невысокому мужчине, в ком смуглая кожа и смоляные волосы выдавали уроженца юга. Фредерик Россо уже более семи лет был адвокатом её семьи, и вел дела ещё при отце Эллины. Заметив незваных гостей, мистер Россо, даже если и удивился, то виду не подал. Его внимательные карие глаза испытывающие посмотрели на женщину, так спокойно занимающую место истца. Миловидная брюнетка тем не менее лишь дружелюбно улыбнулась.

— Добрый день, мистер Россо. Или Вы меня уже не ждали?

Сначала миндалевидные глаза адвоката слегка округлились, но практически сразу Россо взял себя в руки. Уголки губ слегка приподнялись в подобии улыбки.

— Миссис Деринат, а Вы как всегда оригинальны. Рад, что добрались до суда в целости и сохранности, несмотря ни на что.

— И я рада, что на это заседание Вы все же пришли.

Мужчина нахмурился, понимая, на что намекает его работодатель.

— Миссис Деринат, видимо до Вас моё письмо не дошло?

Но диалога не получилось, ровно в десять в зал вплыл судья Штоф. Вид у него был крайне недовольный, впрочем, как всегда.

— Прошу всех встать, суд идет!

Звонкий писклявый голос секретаря суда разнесся по залу, постепенно заглушаемый отодвигаемыми стульями. А судья с важным видом прошествовал на своё место, пока присутствующие приветствовали его стоя. Разместив на столе внушительную папку с документами, Штоф, поправив очки, величественно сел на своё место.

— Судебное заседание прошу считать открытым!

Едва кинув взгляд на присутствующих, огласил он. В невероятной тишине зала, слова эхом отразились от стен, многократно усиливая звук.

— Рассматривается гражданское дело о расторжении брака Эллины Деринат и Тимьяна Борда. Секретарь доложите о явке лиц.

И лишь сказав свою речь, судья обвел зал внимательным взглядом. Заметив на месте истца пухлую брюнетку, Штоф проморгался, а после и вовсе снял очки, что бы протереть линзы носовым платком. Но от этих махинаций не изменился ни цвет волос, ни размеры предполагаемой миссис Деринат. Тем не менее, секретарь монотонно продолжал представлять присутствующих.

— На судебное заседание суда явился истец — Эллина Деринат, представитель истца — Фредерик Россо, ответчик — Тимьян Борд…

— Стоп! Что за подлог! — не своим голосом взвизгнул Штоф, — Почему на месте истца, посторонняя женщина!

Такой наглости судья не ожидал. Выдавать брюнетку за известную в городе миссис Деринат, было очень глупо. Тем более, что он лично был с ней знаком.

— Кто Вы? И потрудитесь встать, когда к Вам обращается судья!

Возмущенная речь Штофа не произвела должного впечатления. Самозванка чинно поднялась и посмотрела прямо в глаза судье.

— Я и есть Эллина Деринат.

От такой наглости Штов пришел в бешенство. Врет прямо в лицо. И кому!

— Вы в курсе, что вводить в заблуждение суд — наказуемо. Да Вы на неё даже ни капли не похожи!

Процедил судья Штоф, мысленно прикидывая приемлемое наказание за такую невероятную наглость.

— Ваша Честь, я и есть Эллина Деринат. Просто… имидж сменила.

При этих словах, женщина вытащила несколько шпилек из волос. А после и вовсе стянула парик и освободила светло-русую косу. Удивленные вздохи и ахи пронеслись по залу. Люди оживились, стали перешептываться, а кто-то и вовсе еле сдерживал смешки, рвущиеся наружу.

— Что Вы себе позволяете. Что за представление устроили. Вы не в цирке. Я требую уважение к суду!

Судья едва не кричал. Лицо его пошло багровыми пятнами, глаза привычно увеличились в размере, а правая рука с силой сжала резную ручку судейского молотка, потрясая им вместо указки.

— Ваша Честь, при всем уважении к суду, в законе не прописано, что граждане Лисана не имеют права изменить свою внешность. Я просто воспользовалась своим правом. Справедливо рассудив, что в новом облике мне будет лучше, и я смогу прожить долгую и счастливую жизнь.

Штоф прекрасно понял истинное значение последней фразы. Но от этого лишь сильнее разозлился. Вот только миссис Деринат была права, говоря о том, что покрасить волосы или одеть парик закон не запрещает.

— А как же Ваши фо… кхм… э… фигура?

Мужчина многозначительно окинул взглядом платье истца, заставляя ту, от раздражения поджать губы.

— Это фасон платья такой. Да и потом предательство мужа, развод, заедание стресс сладким, все это, как понимаете, не лучшим образом влияет на здоровье.

Притворно вдохнула женщина.

— Объявляется пятнадцати минутный перерыв! — деревянный молоточек издал глухой звук, при ударе об специально приготовленную подставку — Приведите себя в порядок, а эксперименты с внешностью оставьте на потом!

Люди неохотно поднялись, покидая зал заседаний. Эллина же первым делом посмотрела на своего защитника, и когда тот едва заметно кивнул, встала со своего места. Если мистер Роус не против, значит это вполне безопасно, можно выйти. Но стоило им переступить порог, как следом за ними выдвинулись двое неизвестных. При этом Роус никак не реагировал на преследователей. Эллина, что бы привлечь внимание своего защитника, сильнее сжала его локоть. Когда Алекс взглянул на неё, женщина глазами попыталась привлечь его внимание к странной парочке. Но вместо того, что бы отнестись к предупреждению серьёзно, Роус лишь улыбнулся.

— Расслабьтесь, миссис Деринат. Это свои, Ваша охрана.

Глаза женщины ещё больше увеличились в размере, от такого заявления.

— И когда же Вы успели? — на выдохе прошептала она.

— Работа такая. Вы же понимаете, что надеется лишь на себя, там, где нет магии, глупо. Вот я и вызвал подкрепление.

За разговором, они не заметили, как подошли к дамской комнате. К удивлению Эллины, один из её охранников, оказалась переодетая в мужской костюм женщина. Миссис Деринат, конечно, слышала, о том, что некоторые представительницы женского пола предпочитают брюки платью, но ещё ни разу не сталкивалась с новой модой. Хотя на себе успела ощутить удобства этого элемента гардероба.

Защитница плавно повернула позолоченную ручку, на белой двери и первой зашла в уборную. Она пробыла внутри не больше двух минут, после чего светловолосая голова высунулась в коридор.

— Все чисто, можете заходить.

Роус молча протянул защитнице сумку со сменным платьем, купленное для "племянницы" ещё во время остановки в Ирбисе.

— Миссис Деринат, это Джуди. Она поможет Вам привести себя в порядок, а так же, в случае необходимости, сможет Вас защитить. Мы с Эди будем охранять здесь, что бы к Вам никто не смог войти.

Эллина благодарно кивнула в ответ. Ей ещё ни разу не приходилось переодеваться в общественной уборной. Но все когда-то бывает впервой раз. Дамская комната оказалась достаточно просторной и чистой, выдержанная в бело золотистой гамме. Единственное что выбивалось из общей композиции, это ярко-розовые пуфики с резными, золоченными ножками, расставленные больше для красоты, чем для практичности. На них же и была пристроена сумка.

Справа, на стене висело огромное прямоугольное зеркало, в котором отражались дверцы кабинок. Под ним были установлены подвесные раковины, белого оттенка. Подойдя к умывальнику, Эллина взглянула на своё отражение. И в таком виде она шла от самого зала заседания? Не зря судья потребовал привести себя в порядок. Смоляные брови и накрашенные ресницы совершенно не сочетались с её естественным цветом волос. Алые губы и румяна, без парика смотрелись вульгарно. Больше всего она напоминала огромную куклу, которых обычно продают на ярмарках. Для полноты образа не хватало лишь пестрого наряда. Эллина зачерпнула пригоршню воды и стала старательно стирать свои художества, которые ещё утром так тщательно наносила на лицо. От усердного трения кожа её раскраснелась, а вокруг ресниц так и остался легкий контур туши, будто она намеренно подвела глаза карандашом.

Все это время Джуди молча стояла у неё за спиной, держа наготове её вещи и старательно изображая статую. Женщине на вид было около тридцати. Кудрявые светлые волосы были собраны в высокий хвост на затылке, живые янтарные глаза с интересом наблюдали за Деринат. Сейчас, когда Джуди стояла в непосредственной близости, Эллина с удивлением отметила, что спутать её с мужчиной или даже с юношей было весьма сложно. Брючный костюм идеально сидел на женственной фигуре, подчеркивая каждый изгиб тела. И глядя на такой его вариант, Эллине вдруг самой захотелось приобрести что-то подобное в свой гардероб.

Но время шло, а ей ещё необходимо было снять лишний груз со своего тела и переодеться в платье по размеру. Эллина отогнала не нужные мысли, и попросила Джуди помочь. Снимать ватные накладки оказалось проще, чем натягивать. А может, дело было не в этом, а в том, что Джуди было проще, чем Роусу, справляться с женскими частями гардероба.

В зал заседаний они еле успели вовремя, зашли самыми последними. Судья придирчивым взглядом окинул миссис Деринат, и видимо удовлетворившись увиденным, продолжил заседание.

— Итак, устанавливаются личности участников бракоразводного процесса. Первым представляется истец.

Под тяжелым взглядом выпученных глаз, Эллина встала из-за стала.

— Я Элина Деринат, рожденная в Волторге семнадцатого числа третьего месяца весны две тысячи девятьсот двенадцатого года. Проживаю по адресу улица Рильская дом двадцать.

Судья снисходительно кивнул, делая вид, что принимает ответ.

— Садитесь. Теперь прошу представиться ответчика.

Тимьян, прежде чем встать, бросил печальный взгляд на свою жену. Только на Эллину это уже не действовало. Слишком много боли причинил этот мужчина, когда-то родной, а теперь совершенно посторонний человек.

— Я Тимьян Борд, рожденный шестого числа второго месяца лета две тысячи девятьсот восьмого года. Ранее проживающий по адресу улица Рильская дом двадцать.

Закончив представляться, мужчина, с разрешения судьи, сел на своё место.

Судья Штоф удовлетворенно крякнул, от чего второй подбородок слегка колыхнулся. Он наконец-то погрузился в привычный мир. Туда, где все его слушают, и без его разрешения не смеют открыть и рта.

— Гражданское дело рассматривается центральным судом города Волторга. В состав суда входит председательствующий судья Штоф и секретарь судебного заседания Эдуард Кинни. Суд переходит к рассмотрению дела по существу. Восьмого числа, третьего летнего месяца две тысячи девятьсот тридцать шестого года в суд Волторга поступило исковое заявление о расторжении брака между Эллиной Деринат и Тимьяном Бордом.

Речь судьи Штофа звучала привычно и заученно. Сколько раз он её произносил? Сколько заседаний, подобных этому он провел? На этот вопрос, не смог бы ответить даже сам Штоф. Это тайну хранили архивы, куда неизменно уходили папки с закрытыми делами.

— Истец Вы подтверждаете свои требования?

— Да, Ваша честь.

Голос Эллины прозвучал решительно, разрезая тишину.

— Ответчик, Вы подтверждаете требования истца?

— Да, Ваша честь.

Казалось, все стало на свои места, и дело идет своим, установленным порядком. Сдержанная речь истца, сухое и четкое выступление представителя истца, скомканные просьбы ответчика отложить развод. Все как положено. Вот только с самого начала этот развод не мог стать простым. Может потому что и история была не простая, а может быть потому, что слишком много людей было замешано в это сугубо личное дело, но впервые слушатели суда с таким интересом наблюдали за шоу. Установленная тишина и порядок, рухнули в тот же миг, когда слово взял представитель ответчика.

Низкорослый мужчина, с тонкими, смешными усиками живо двигался по помосту, напрочь игнорируя трибуну. Он в красках расписывал страдания своего клиента, оперируя не столько фактами, сколько пытаясь оправдать своего клиента перед супругой и конечно вызвать сочувствие судьи. И возможно слушатели прониклись бы этой пламенной речью о несчастном, забытом супругой мужчине, зачастую вынужденном проводить вечера в одиночестве, пока его жена тешит свое самолюбие, занимаясь мужским делом. Но толи ростом он не вышел, толи мимикой, а может дело все в том, что мужчина безбожно картавил, только вместо сочувственных охов из зала слышался приглушенный смех, а сам судья Штоф медленно приходил в ярость, от такого вопиющего издевательства над его работой.

— Г-г-аждане, посмот-т-ите на этого святого человека! — в этот драматичный момент адвокат отчаянно сотрясал воздух руками — Он же четы-ы-е года жил ради своей суп-п-уги, холил и лелеял её. Что там, когда но-м-мальные жены создавали уют в доме, о-о-ожали детей, заботились о близких, миссис Де-и-инат думала лишь о том, как повысить доход ко-п-порации. Она же нап-о-очь игнои-и-овала поте-ебности мужа. Зачастую не исполняла святой суп-у-ужеский долг, ссылаясь на усталость! Думала только о себе. И как после такого эта женщина смеет жаловаться всему ми-у-у, якобы на измену! Это не измена, г-а-аждане, это с-ы-ыв, вызванный не уважением к законному суп-у-угу!!! Я бы даже сказал, что в этой ситуации мисте-е Бо-д-д несомненно является же-т-твой безжалостной женщины…

— Достаточно, общую суть мы уловили!

Мощный удар молоточка прервал красноречие адвоката. Судья Штоф еле сдерживался от рвущихся на волю эпитетов в адрес новоявленного оратора.

— Суд переходит к дополнениям. Истец у Вас есть что сказать?

— Нет, Ваша честь, моя позиция не измена.

— Представитель истца?

— Нет, Ваша честь, все доказательства были предоставлены суду. И в соответствии с договором, моя клиентка имеет полное право, в одностороннем порядке расторгнуть брак, без объяснения причин.

— Ответчик, у Вас есть дополнения?

— Да, Ваша честь. Я бы хотел обратиться к своей супруге.

Тимьян Борд, не дожидаясь реакции судьи, вскочил и подошел к месту, где сидела Эллина. Со всего размаху он опустился перед ней на колени, проникновенно заглядывая в глаза.

— Милая, я понимаю, что причинил тебе боль, подавшись минутному порыву. И я прошу прощение за это. С того злополучного дня, каждая прожитая мной минута наполнена страданиями и муками, от осознания своей никчемности. Ах, если можно было все вернуть… Позволь мне все исправить. Я знаю, что недостоин прощения. Но если бы ты дала мне второй шанс, нам второй шанс… Я не подведу… Ведь я тебя люблю. Любовь моя, мне без тебя не жить.

Мужчина, произнося пылкую речь, попытался взять свою супругу за руку, но та лишь брезгливо отдернула ладошку, что красноречивей любых слов говорило о её мнении. Все его действия вызывали у Эллины лишь отвращение и понимание того, что четыре года своей жизни она потратила на полное ничтожество. Единственная правда в его словах заключалась в том, что ему не жить без неё, ведь после развода, расплачиваться с людьми Крона будет просто нечем.

— Мистер Борд, что Вы себе позволяете! Вернитесь на своё место!

Штоф, несколько раз ударил молотком по подставке, но не для создания тишины (все без того вели себя безукоризненно, дабы не пропустить ни слова), а для того, что бы отвести душу и успокоить нервы. Ибо от наказания, за попытку придушить ответчика, вместе с его представителем, не защитит даже статус судьи.

— Рассмотрение дела по существу окончено!

Представитель ответчика дернулся было что-то возразить, но наткнувшись на бешенный взгляд судьи, все же придержал язык. А сам Штоф, был доведен до такого состояния, что просто напросто решил урезать заседание. Тем более ещё одну пламенную речь картавого он просто не выдержит.

— Судья удаляется в совещательную комнату. Решение будет вынесено и озвучено по возращению суда!

Штоф вскочил со своего места, так быстро, как позволяла ему его не малая фигура, спрятанная за черной, судейской мантией. И четверть часа, что ждали его возращения в зале суда, судья пытался привести свои чувства и мысли в порядок. Хладнокровие удалось вернуть с величайшим трудом. В зал он уже зашел так же величественно, как и в начале процесса.

— Объявляется решение суда города Волторга, с участием судьи Штофа и секретаря судебного заседания Эдуарда Кинни. — Штоф сделал многозначительную паузу, что бы все присутствующие оценили значимость момента. — Рассмотрев дело о расторжении брака Эллины Деринат и Тимьяна Борда, и руководствуясь статьей два тринадцать гражданского кодекса, о расторжении брака, с заключенным брачным договором, судом было принято решение расторгнуть брак. Совместно нажитое имущество разделу не подлежит, и полностью остается Эллине Деринат. Заседание окончено!

Когда весь этот фарс закончился, свободно вздохнула не только сама теперь уже мисс Деринат, но и представители суда.



Глава 16


Каждый жмет свой урожай.


В чужих несчастьях виноватый

Спознается со злой расплатой.

Алишер Навои


Тимьян крадучись шел по небольшому переулку, то и дело оглядываясь по сторонам. Ощущение, что за ним постоянно следят, не отпускало. За каждым поворотом так и мерещились его новые "друзья", требующие вернуть долги. И от таких дружеских встреч он порой очень долго отходил, лёжа на земле, не в состоянии сделать вздох. Сейчас мистер Борд спешил попасть в довольно популярный кафетерий " Бриз" (желательно чистым, опрятным и без фингала). Тимьян не был ценителем кофе, да и денег у него вряд ли хватило хотя бы на одну чашечку. Спешил Тим туда лишь потому, что ровно в десять утра, каждый четверг в этом заведении любила пить кофе ОНА. Та, которая может его спасти. Та, для которой сумма его долга приравнивается к одному походу в салон красоты. Та, которую он сможет очаровать.

Женщина — легенда. Женщина, пережившая пять мужей, последний из которых владел весьма солидным состоянием. Дни её славы и успеха давно прошли, так же как и неземная красота, на которую были падки её мужья, все до одного сошедшие в могилу. За глаза её звали черная вдова, что ни сколько не мешало ей получать удовольствие, от оставленных в наследство, денег.

Миссис Суит как всегда сидела у окошка и наслаждалась пирожным корзинкой с воздушным крем-брюле и чашечкой крепкого черного кофе. Это был своего рода неизменный ритуал, повторяющийся из года в год. Одета миссис Суит была вызывающе, в облегающее платье с глубоким декольте. Что смотрелось весьма ужасно на старом дряхлом теле. Толстый слой макияжа, призванный спрятать поблекшую и морщинистую кожу, явно не справлялся со своей задачей. Весь её вид был катастрофически нелепый. Старательно не замечая такого факта, как старость, эта пожилая дама в погоне за давно пропавшей красотой, уродовала себя ещё больше.

Тимьян остановился перед входом, украшенным кадками с прекрасными олеандрами, буроватые стебли которого, были покрыты округлыми чечевичками, а длинные острые листья топорщились в разные стороны, будто иголки. Переведя дух, и, натянув одну из своих обаятельных улыбок, Борд зашел в "Бриз". Неспешно, будто прогуливаясь, он подошел к столику у окна.

— О, моя дорогая миссис Суит, как я рад встречи! — мужчина припал губами к сухой ручке, увешанной толстыми кольцами, словно елка гирляндами. — Позвольте к Вам присоединиться!

Миссис Суит внимательно посмотрела на широко улыбающегося щеголя, хитро прищурилась и пригласила его присесть. Несмотря на нежелание, признавать старость, эта женщина была умна и проницательна. А как иначе она смогла бы женить на себе пятерых, не самых бедных, мужчин? Поэтому миссис Суит прекрасно понимала, к чему весь этот концерт. История со скандальным разводом мисс Деринат уже давно смаковали все сплетницы города. Но это не мешало ей насладиться разыгранным для неё представлением.

— Вы очаровательно выглядите, впрочем, как всегда.

Тимьян отодвинул стул и присел напротив своей собеседницы.

— Ах, Вы, дамский угодник. — рассмеялась она, и уже более спокойным голосом добавила. — Я слышала о распаде вашей семьи. Сожалею, что все так кончилось. Вам наверно сейчас трудно…

Мистер Борд вздохнул и изобразил безмолвную печаль на своем лице.

— Да, я не хотел бы об этом говорить, так тяжело когда тебя предают… Знаете, я ведь ушел не оглядываясь. Ушел, как был. Даже не стал ничего брать с собой, оставил все ей. Эллина вырвала и растоптала мне сердце.

Миссис Суит спрятала улыбку за чашечкой кофе. Как уходил, а точнее вылетел из дома Борд знала даже шпана из рабочего квартала.

— О, это жестоко. Вам наверно нелегко.

Полный сочувствия взгляд, мастерство, отточенное с годами. Миссис Суит уже ждала, когда же Борд перейдёт к главному вопросу и всячески его поощряла. Её ладонь, по-дружески накрыла руку, лежащую на столе.

— О, да. Но что поделаешь, я всё же мужчина. Неприятно, что ради своих корыстных целей, она опустилась до того, что оболгала меня. Теперь мне даже не у кого просить поддержки. Так называемые друзья отвернулись в тот же миг, как только я стал менее состоятельным.

Слово "нищим" подошло бы больше, но он благоразумно умолчал об этом. Тимьян, смахнул скупую мужскую слезу, и посмотрел на миссис Суит.

— Тем приятнее, что все же есть люди, у которых найдется доброе слово. Я так благодарен за Вашу поддержку.

Тимьян уже совсем осмелел, понимая, что его спектакль идёт по сценарию. Свободную ладонь он разместил на все той же сухонькой ручке женщины, тем самым захватывая её в капкан.

— О не стоит. Скажите, Тимьян, может, я могу чем-нибудь помочь?

Мужчина поднял на неё полные надежды глаза, но после отвернулся и отрицательно замотал головой.

— Для того, что бы в стать на ноги, мне нужны деньги. Но я не смею просить об этом Вас… Вы и так были слишком добры.

Вот оно, цель всего спектакля. Миссис Суит еле сдержала усмешку. Наивный мальчик, нашел с кем тягаться.

— Ну что Вы. Впрочем, что бы ни задевать вашу гордость, я могу выдать средства под расписку, на определенных условиях, и даже проценты брать не буду.

Немного не этого ожидал Тим, глупо было надеяться переиграть старую прожженную интриганку. Но условия все же решил выслушать.

— И что же я могу для Вас сделать?

Миссис Суит невинно похлопала накрашенными ресницами, от чего тушь слегка осыпалась, покрывая морщинистую щеку темными комочками.

— О, сущая мелочь. Просто порой мне необходим спутник на разные мероприятия. — она многозначительно окинула его фигуру взглядом. — Так что на время действия расписки, мы заключим договор, как представление эскорт услуг.

Тимьян сглотнул, хотел встать, но его рассеянный взгляд упал на пару новых "друзей" стоящих за окном через дорогу, и он с шумом сели обратно. Попадать в рабство к старой карге совсем не хотелось, на тот свет тем более. Выдавив из себя подобие улыбки, он спросил.

— Где подписать?

В гостиной дома, по адресу улица Рильская дом двадцать, царил полумрак. Единственным источником света был дрожащий огонь в камине, создающий какую-то особую, теплую атмосферу. Хоть погода и позволяла ещё спать с открытыми окнами, но хозяйке дома так было уютней. Как будто это пламя могло согреть не только тело, но душу. Сама Эллина забралась с ногами в любимое кожаное кресло с бокалом неизменного шампанского. Ей было что отметить.

С момента расторжения брака прошло немало времени. И каждый новый день она умудрялась прожить так, что просто приползала к вечеру домой и без сил падала спать. В первый же день Эллина стала прояснять ситуацию с адвокатом. Подозрения её, к счастью, не оправдались. Мисстер Россо так же остался верен её семье. Точнее ей, какая же семья из одного человека…

Как оказалось, накануне суда, адвоката закрыли в камере временного заключения. Якобы его приметы совпали с приметами преступника, ограбившего ювелирную лавку. И никого не волновало, что этот всеми уважаемый адвокат на момент ограбления был на конференции, где его видели полсотни человек. В камере мужчину продержали до позднего вечера, а после извинились и отпустили. Но время уже было упущено. Сам Фредерик был в бешенстве. Как только он выяснил, что случилось, сразу стал писать во все инстанции. Он привлекал к этому делу максимум внимания, тех людей, до которых ни Крон, ни Штоф не добрались бы. Это было не сложно. Во-первых, фамилия Деринат очень известна, во-вторых, был нарушен закон. Брак расторгался на основе измены. В брачном договоре данный пункт был четко оговорен, и при подписании, Тимьян соглашался с условиями, что брак будет расторгнут по первому требованию супруги. Поэтому отсрочка, без присутствия истца или хотя бы представителя истца, была необоснованна. Видимо такой напор повлиял на следующее заседание (конечно, не обошлось без влиятельных друзей). Там судья Штоф не позволил себе ничего лишнего, и действовал исключительно в рамках закона. Но и это не уберегло продажного судью от проверок.

Разобравшись с первым вопросом, Эллина наведалась в свой офис. На этот раз все оказалось не так плачевно, как она ожидала. Без неё и её подписи заключение многих договоров пришлось отложить. На столе уже ждала целая стопка бумаг, требующих внимания. Но самое главное, военные, в связи с непредвиденными учениями, ещё не успели подписать контракт на постройку флотилии. С того дня мисс Деринат разве что не ночевала на работе. А вместе с ней и её новая охрана. Эди и Джуди стали её второй тенью. Прежде чем уйти, Алекс оставил их с ней, справедливо рассудив, что лучше подстраховаться. А учитывая, то, что Крон и сам положил глаз на такого клиента, охрана была не лишней.

И сегодняшний бокал шампанского был призван отметить такое замечательное событие, как подписание договора, стоимостью в пять с половиной миллиарда золотом. Казалось, все у неё получилось. Выжила, встала на ноги, денег заработала. Живи и радуйся. А на душе пустота… Как только закончилась суета, и больше нечем было занять пытливый ум, приходило гнетущее чувство одиночества. Богатая, известная и никому не нужная…

Эллина поднесла к губам бокал и отпила глоток игристого напитка. В такие минуты, ей хотелось, чтобы адская охота не заканчивалась. Именно сейчас она четко понимала, как ей не хватает Алекса. Пусть было страшно, пусть они ходили по лезвию ножа, пусть он был невыносим в своей манере держаться, но именно тогда она была как никогда живая. Именно тогда о ней заботились. Именно тогда она чувствовала себя в первую очередь женщиной.

За своими мыслями, Эллина не заметила, как допила шампанское. Огонь в камине медленно затухал, заставляя её подняться с кресла. Прошлёпав босиком к защитному экрану, женщина подбросила ещё дров. Прожорливые языки пламени жадно обхватили свою добычу, возобновляя довольный треск. Посмотрев, как пламя разгорается с новой силой, Эллина развернулась и замерла.

На журнальном столике, рядом с креслом, лежал букет азалий, нежного сиреневого оттенка. Едва дыша, она обвела комнату быстрым взглядом. В дверном проеме, подпирая косяк, стоял Алекс. Будто и не уходил. Как всегда безупречный. Темно-серый рабочий костюм был заменен на черный, в узкую белую полоску. Шелковая бордовая рубашка, как всегда, расстегнута на одну пуговицу. Руки он держал в карманах брюк. И как только убедился, что его заметили, плавно отделился от стены и медленно пошел на встречу Эллине.

— Добрый вечер, мисс Деринат. — приятным баритоном проговорил он — Я слышал, Вас можно поздравить с успешной сделкой.

Стоило увидеть его кривую ухмылку и эти наглые, черные, словно оникс, глаза, и она забыла, как говорить. Мужчина же подошел вплотную, беря ручку в плен и невесомо касаясь её губами. Вроде бы ничего такого, только от этого касания у Эллины перехватило дыхание. С трудом оторвав взгляд от его губ, она посмотрела в смеющиеся глаза.

— Да. Хотите присоединиться?

Эллина старалась говорить спокойно, но получилось как-то с придыханием.

— С удовольствием. — будто невзначай, мужчина обвел комнату взглядом — У Вас замечательная гостиная, даже лучше, чем прежде. Рад, что Ваша чудесная люстра все же уцелела.

Эллина наконец нашла в себе силы, отвести от него взгляд.

— Я рада, что Вы оценили. Мастерам пришлось трудиться в поте лица, что бы все здесь восстановить. Подрядчик, сетовал, что проще отстроить дом заново, чем реконструировать то, что после Вас осталось.

Как гостеприимная хозяйка, она достала второй бокал, размещая рядом со своим. А Алекс тут же встал рядом, что бы разлить шампанское.

— Они просто жулики. Все было не так плохо.

Как то неуловимо, Алекс оказался у неё за спиной. Теплые ладони легли на плечи, притягивая её к широкой мужской груди. Голос обрел хрипотцу, вызывая толпы мурашек по всему телу. Эллина прикрыла глаза и даже не пытаясь отодвинуться, откинула голову на крепкое мужское плечо. Она получала удовольствие от его близости. Хотелось прижаться к нему ещё сильнее, что бы окончательно ушло то грызущее чувство одиночества, которое мучило её с момента расставания с этим невозможным и наглым магом. Мистер Роус же, не встретив сопротивления, едва касаясь, провел губами по щеке к ушку.

— Знаете, я тут вспомнил, — едва слышно прошептал он — что за Вами, моя дорогая мисс Деринат, должок.

Эти слова подействовали как кушак холодной воды, разгоняя все очарование этого вечера. В памяти сразу всплыл тот вечер и наглые слова Роуса. Резко развернувшись, она уже замахнулась, что бы дать пощечину, как её руку перехватили. Тихо посмеиваясь, мужчина поцеловал ладошку.

— Я бы хотел получить компенсацию в виде свидания.

Не разрывая зрительный контакт, он притянул её свободной рукой за талию, сокращая расстояние. Этот поцелуй отличался от того, сумасшествия в лесном домике. Его губы были теплыми и мягкими. Ласковые прикосновения заставляли расслабиться, забывая о недавней вспышке гнева. Оторвавшись, мужчина прислонился к ней лбом, заранее блокируя попытки отстраниться.

— Нет, одним свиданием Вы не отделаетесь. Как минимум пять, а лучше десять. Что скажите, мисс, пойдете со мной на свидание?

Эллина не успевала реагировать на быстро меняющиеся темы. И это она, которая умудрялась провести до трех переговоров за день, и все с нужным результатом. А тут двух слов связать не может, лишь глупо улыбалась. Хотелось сказать, что "чем больше тем, лучше". Или, "с тобой хоть на край света", хотя и там они уже были. Но произнесла совсем другое.

— Почему раньше не приходил?

Этот вопрос сам собой сорвался с губ. Пусть она сейчас показывает свою слабость, зависимость. Ведь лучше быть слабой, чем одинокой.

— Помилуйте. Я приходил, вот только встречала меня всегда спящая красавица, иногда прямо в кресле. Нельзя истязать себя на работе до такой степени. — пожурил её Алекс — Носить Вас на руках, конечно, всегда в радость, но пусть лучше повод будет более приятный.

И действительно, несколько раз Эллина засыпала у камина, а просыпалась в спальне. Наутро ни как не могла вспомнить, как она добралась до кровати. А оказывается, её по прежнему оберегали. Поддавшись порыву, она погладила мужчину по щеке и коснулась легким поцелуем его губ.

— Куда идем?

В ответ он хитро улыбнулся.

— Да есть тут одно место, на берегу моря, под звездами. Тебе понравится.

Капли дождя звонко стучали по стеклу, превращая и без того скрытый сумраком вид из окна, в одно непонятное пятно. Тимьян делал вид, что ему очень интересно наблюдать за стекавшими струйками воды, хотя с тем же видом он мог рассматривать горящую свечу или колышущиеся на ветру деревья. Морально подготовиться к предстоящему "рандеву" было нелегко. Его не радовали ни морепродукты, стоящие на столе, ни залитые медом орешки, ни бутылка непомерно дорогого белого вина. Все это он с радостью променял бы на то, что бы вернуться в тот злополучный день и все исправить. Вернуть свою прежнюю жизнь. Там где у него молодая красивая жена, приличный счет в банке и полная свобода действий. Где не приходится быть любимой игрушкой старой интриганки, свободу от которой он получит лишь, когда расплатится с долгами.

Конечно, есть шанс, что она сыграет в ящик, но учитывая её лошадиные здоровье и пять могил не самых слабых представителей мужского пола, скорее он сам присоединится к последним. А если взять в расчет её непомерные аппетиты, такой исход не за горами. Есть ещё вариант помочь даме приобрести билет на тот свет, но недавний плачевный опыт был весьма свеж и повторять его не хотелось. Тимьян раздраженно передернуло плечами. В соседней комнате послышался стук женских каблуков, и он обреченно вздохнул. Скрип двери возвестил о прибытии женщины, и марионетка, натягивая улыбку, повернулся лицом к своей хозяйке.

— Тимчик, дружок, ты по мне соскучился?!

Вид у миссис Суит был весьма фривольный. Она встала в проеме двери, одной рукой опираясь о косяк. На голом дряхлом теле висела кружевная сорочка, не скрывавшая ни одной линии тела. Такую бы носить юной танцовщице, но никак не древней старухе с её обвисшей грудью и рыхлыми бедрами. Поверх был накинут легкий шелковый халат, а на ногах туфельки на высоком каблуке. Тимьяну оставалось надеется, что когда-нибудь эти каблуки приведут к фатальному падению, от которого женщина уже не оправится. Но учитывая возраст, до которого миссис Суит дожила, шансы ничтожно малы. Старуха, отчаянно хватающаяся за давно ушедшую молодость, плыла к нему, активно виляя бедрами.

— Как же иначе, моя Розочка?

Розочка уже подошла настолько близко, что бы суметь ухватить своего кавалера за руку. Тот еле сдержал желание вырвать её и убежать из этой золотой клетки как можно дальше.

— Пойдем, я тебе кое-что покажу.

И игриво подмигнув, женщина потащила жертву в своё логово, словно паучиха, мелкую букашечку.

— Тебе понравится.

Тимьян покорно шел следом. Можно было представить, что его ведет в спальню гибкая обольстительная жреца любви, можно… Так наверно и сделает, только в освещенных коридорах это довольно сложно. Может быть там, в темноте, где ни один лучик света не раскроет правду…

И только дойдя то места назначения, он с горечью понял, что этому не суждено сбыться. Новая комната была вся увешана зеркалами: потолок, стены и даже дверь. По углам были вмонтированы небольшие полукруглые светильники, мягкий свет которых полностью разгонял тьму. И посреди всего этого "великолепия" стояла огромная кровать в виде сердца.

— Ну как тебе, дружок? Правда здорово. Мне эта идея пришла после прочтения одного романчика.

Её сморщенные пальчики быстро и ловко пробежали по пуговицам шелковой рубашки, оголяя гладкую мужскую грудь. Другой рукой она схватила его за ремень брюк и потащила к кровати. Только вот ложе, застеленное алыми простынями, виделись ему эшафотом.



Эпилог


Я не советую тебе у разума справляться о дороге,


Иди, доверившись любви, ее совет надежней во сто крат.

Аллама Мухаммад Икбал


Минутная стрелка часов медленно приближалась к цифре двенадцать. За окном уже стемнело, и комнату освещали несколько магических шаров. Эллина последний раз придирчиво осмотрела себя в зеркало. На свой внешний вид она потратила уйму времени. Сегодня был особенный день, и ей хотелось быть безупречной во всем. Черное вечернее платье в пол с открытыми плечами выгодно подчеркивало достоинства её фигурки, декольте и рукава были декорированы тончайшим серебристым кружевом, а осиную талию обхватывал широкий поясок. Густые волосы, забранные наверх в элегантную прическу, открывали на обозрение изящную белую шейку и покатые плечи. Легкий макияж делал её глаза ещё ярче, а губы сочнее. В целом, своим видом, женщина была довольна.

Ровно в семь за ней должен был зайти Алекс. Сегодняшний вечер они планировали провести в популярном ресторане "Оазис". Эллина оторвала свой взгляд от отражения, и перевела его на подарочную коробочку, стоящую на столе. Нервно прикусив губу, она в который раз подумала, не промахнулась ли с подарком. Так хотелось, что бы ему понравилось. От раздирающих сомнений, оторвал стук в дверь. Эллина последний раз осмотрела себя и, подхватив подарок, пошла вниз.

Прислугу, хозяйка дома уже отпустила, так что дверь пришлось открывать самой. Вместе с гостем в дом ворвалась осенняя прохлада, заставляя поежиться. Мужчина войдя, привычно повесил свой плащ на стоящую вешалку. При виде Эллины, губы его расплылись в улыбке, а глаза загорелись неподдельным восхищением. Алекс поднес её ручку к губам, и бережно поцеловал наманикюренные пальчики.

— Ты прекрасна. — Чуть приблизившись и понизив голос, так, будто их могли услышать, добавил. — Может ну его, этот ресторан?

Щеки Эллины мгновенно покраснели, перекрывая цвет румян. Уже два месяца они встречаются практически каждый день, а она все никак не научится спокойно реагировать на его прикосновения.

— Ты мне льстишь.

Было очень приятно увидеть такую реакцию мужчины, значит, её мучения возымели должный эффект. Шагнув практически вплотную к Роусу, Эллина обняла его за шею. Едва коснувшись поцелуем губ, она отступила на полшага и протянула небольшую коробочку, завернутую в подарочную бумагу, изумрудного цвета и перетянутую золотистой ленточкой.

— С днем рождения, милый.

Алекс с интересом повертел подарок в руках и осторожно потянул за край ленточки, развязывая бантик. Аккуратно, двумя пальцами приподнял крышку и заглянул внутрь. Поверх бархатной подушки лежали механические карманные часы. Внешняя сторона их откидной крышки была украшена монограммой, состоящей из первых букв его имени и фамилии. Каждая цифра инкрустирована драгоценными камнями. Стальные стрелки в форме яблока тихо отсчитывали минуты. Но больше всего, взгляд его притягивала искусная гравировка, выполненная каллиграфическим подчерком. Надпись на внутренней стороне крышки, гласила: "Моему герою, ты подарил мне мир". Алекс усмехнулся, и с благодарностью посмотрел ей в глаза.

— Спасибо, дорогая. Правда, я рассчитывал на другой подарок.

Все-таки не угадала. Эллина не успела толком расстроиться, как мужчина бережно обхватил её лицо руками, заставляя смотреть в глаза. Его большие пальцы успокаивающе поглаживали виски.

— В прочем я ещё на него рассчитываю. Обещай, что обдумаешь возможность одарить меня ещё раз.

Хитринки в его глазах свидетельствовали о том, что с подарком не всё так просто. И торопиться давать обещания лучше не стоит.

— Если это будет в моих силах.

Такая формулировка показалась ей наиболее подходящей. Ведь этот сумасшедший маг может и совместный поход в горы запросить. Или в одну из своих командировок утащить. В памяти Эллины были ещё свежи воспоминания об их совместных перемещениях по самым экстремальным местам мира. И впечатлений женщине хватило на всю оставшуюся жизнь.

— О, не волнуйся, это подвластно лишь тебе.

Алекс чмокнул её в нос, а затем опустился на одно колено. Откуда ни возьмись в руках у него появилась шкатулка с парными браслетами.

— Я понимаю, что спешу… Но всё же. Мисс Деринат, прошу оказать мне честь, стать моей миссис Роус.

Алекс намеренно выбрал такую формулировку. Он прекрасно помнил о том, что в первом браке Эллина оставила свою фамилию. И это в его планы не входило. Алексу хотелось, что бы его любимая была полностью его, не только перед людьми, но и перед богами. Он с надеждой посмотрел на Эллину, замечая, как судорожно она вздохнула, и прикусила губу. Может все же поспешил, и надо было дать ей ещё время?

— Я… Так неожиданно. А как же…

Она смущенно отвела взгляд. Ей казалось, что уже никогда не выйдет замуж. И поэтому столь быстрое предложение, от мужчины, которого она любила, просто выбило из колеи. Её сомнения не укрылось от цепкого взгляда Алекса, больно задевая за живое. Только это поведение он истолковал по-своему.

— Эллина, я понимаю твои сомнения, с учетом недавних событий в твоей жизни… Если ты сомневаться в моей честности, мы можем составить брачный договор. — на этом моменте он глубоко вздохнул — Но на том, что бы ты взяла МОЮ фамилию, я настаиваю! — и уже спокойнее добавил. — Если конечно согласна стать моей женой.

Его речь прервал громкий стук в дверь. Алекс устремил внимательный взгляд на источник шума, будто мог через преграду увидеть, кто тот смертник, который посмел прервать столь важное в его жизни событие.

— Милая, — голос его был обманчиво мягок, — ты кого-то ждешь?

Эллина озадаченно посмотрела на дверь, после на Роуса и отрицательно мотнула головой. Алекс же решительно поднялся с колена и, убрав шкатулку в карман, пошел к двери. Настойчивый стук вновь повторился, требуя внимания. Резко распахнув дверь, Алекс ожидал чего угодно, но не улыбающегося некроманта с бутылкой портвейна. Наверно было глупо предполагать, что в это день рождения Горден оставят его в покое. Или хотя бы придет к нему домой, а не к его невесте… Будущей невесте… Алекс ещё рассчитывал услышать положительный ответ. Правда, это было до того, как некромант раскрыл рот.

— О, Алекс, наконец-то. С днем рождения, дружище!

Горден, как всегда улыбался во все свои тридцать два зуба, даже не подозревая, что сейчас этот самый "дружище" в серьез задумался над тем, чтобы уменьшить их количество. Не раздеваясь, некромант прошел внутрь, всем своим видом говоря, что задерживаться не собирается. К этому моменту мисс Деринат потихоньку подошла следом за Алексом и успела встать чуть левее от входа, что не укрылось от внимательного некроманта.

— Горден, какого черта ты здесь делаешь?

Алекс отошел от первого шока, и скорее не говорил, а выплевывал слова. Он прекрасно понимал, чем чревато вторжение такого стихийного бедствия как идущий к цели некромант. А судя по выражению его лица, настроение у него было самое то. То есть именно то, при котором Горден с удовольствием развлекался за счет других. И сегодня, эта сомнительная честь вновь выпала ему.

— Как какого? А как же наше совместное распитие вот этой гадости? — он выразительно потряс свою ношу перед носом собеседника. — Забыл?

В этот же момент Горден перевел взгляд на хозяйку дома и лучезарно улыбнулся. Хотя казалось, как можно улыбаться ещё шире.

— Прошу прощения, что врываюсь вот так без приглашения, но иначе Вашего кавалера не поймать. Позвольте представиться, Горден Ларк.

И он почтительно склонился в поклоне, при этом умудряясь не выпускать бутылку портвейна из рук. А Эллина подумала, что зря в своё время, назвала Алекса наглым. Его рекорд с легкостью перекрыл один очень странный блондин в черном.

— Ничего страшного, мистер Ларк, у Вас достаточно уважительная причина. Можете звать меня мисс Деринат.

Ей, почему-то, показался очень знакомым голос этого мужчины. В попытке вспомнить, где она его могла слышать, хозяйка дома наморщила лобик. Но каждый раз, когда ей казалось, что она наконец-то вспомнила, мысль ускользала, так и не обретя ясность. Тем временем Алекс не церемонясь, пытался выставить вон незваного визитера.

— Горден, ты не вовремя. Мы уже собирались уходить, у нас заказан столик в ресторане.

— Так сегодня мы втроем? Что же ты сразу не сказал, что эта очаровательна я дама разбавит наш сугубо мужской коллектив! Я бы ещё бутылочку прихватил. — после с сомнением посмотрел на мисс Деринат — Бутылочку игристого вина. Вам нравится игристое вино? — с самой добродушной улыбкой спросил некромант — Дома у меня есть вполне приличная коллекция.

— Горден!!!

Каким-то невообразимым образом Алекс умудрился выкрикнуть его имя, не разжимая зубов. Эллине показалось, что ещё мгновение, и он просто возьмет за шкирку и вышвырнет непонятливого блондина за порог.

— А, ну да! — мужчина свободной рукой шепнул себя по лбу — Мы же в ресторан идем, а там со своим нельзя.

Тяжело вздохнув, он с грустью посмотрел на бутылку дешевого портвейна так, будто это был виски десятилетний выдержки.

— А как же традиция? Придется из-под полы пить. В самом деле, кто мы такие, что бы рушить традиции?

Черные глаза некроманта весело посмотрели на Эллину, ища поддержки в таком нелегком деле, как издевательство над Роусом. А Эллина вновь подумала, что где-то уже ей приходилось слышать, полный сарказма голос, и почему то казалось, что ей тогда, так же как и Алексу сейчас, весело не было. Вот только она точно знала, что никогда раньше не видела мистера Ларка. На лица у неё была отличная память.

— Горден, какие традиции! Лучше уйди сам, по-хорошему.

Роус уже практически рычал на визитера. Устраивать сцену, или ещё хуже драку перед Эллиной, он не хотел. Вот только его спокойствие испарялось быстрее, чем вода на летнем солнышке.

— Не — е друг, я так не играю. Все должно быть по правилам. Поэтому портвейн все же придётся выпить.

И вот именно эта фраза была произнесена точно так же, как и в тот самый злополучный вечер, когда им пришлось убегать от полчища нежити из лесного домика. Перед глазами сразу встала картина с шагающими, по лесной полянке, полу истлевшими трупами. Краска в момент отлила от лица, а в комнате как-то стало душно.

— Это… это были Вы!

Женщина машинально отшатнулась назад, как от прокаженного, и совсем не вежливо указала пальцем на Гордена.

— В смысле я?

Одна бровь некроманта взлетела вверх, изображая полное недоумение на красивом лице.

— Это Вы пытались меня убить!

Уже более уверено прокричала женщина. Она растеряно посмотрела на Алекса, в надежде, что он опровергнет её догадку. Но увидев, как он отвел взгляд, поняла, что не ошиблась.

— Ну, что Вы, мисс. Я обычно не пытаюсь, а сразу убиваю. Репутация, знаете ли, обязывает.

— А ходячие трупы, это что, по-вашему, неудачная шутка?

Страх отступал, зато его место заняла злость. Как этот человек посмел появиться на пороге её дома, после всего ужаса, пережитого по его вине?

— Да они же безобидные, еле ногами двигали. Да и потом, если я бы хотел Вас убить, то стал бы уводить от вас хвост? Или помогать попасть в здание суда, не привлекая внимание? Вам видимо это не рассказали. — Горден недовольно посмотрел на Роуса — И замете, абсолютно бесплатно. — его свободная рука взлетела вверх, выставляя напоказ длинный указательный палец, словно это восклицательный знак. — Ну, практически бесплатно.

Роус сжал руки в кулак, и чуть не взвыв, закатив глаза к небу. Худший день рождения было сложно представить. Он даже близко не стоял с тем днем, когда Горден впервые пришел его поздравить.

— Хотя, я понимаю, почему он не сказал. — Горден тяжело вздохнул, всем видом изображая это самое "понимание". — Славой героя не захотел делиться. — Доверительно прошептал он, делая вид, что отгораживается ладонью, от Роуса, что бы тот не услышал. — Правильно, тебе ещё её замуж звать!

— Ну, все!!!

Невероятной силы поток воздуха, которому просто физически неоткуда было взяться в доме, подхватив некроманта вместе с его бутылкой и стоящей рядом вешалкой, вынес все это за сотню шагов от порога, прямо на проспект, распугивая редких прохожих. Каким-то чудом сама дверь устояла на месте, возможно именно потому, что её просто никто не удосужился закрыть. Дверной проем в момент затянуло защитное поле, а дверь сама собой захлопнулась.

Развернувшись, Роус тут же наткнулся на пытливый взгляд.

— Все что он сказал, правда?

То, что Алекс, набивал себе цену, сам спровоцировал нападение в лесу, ей не верилось. Да и не вел он себя так. А любую опасность воспринимал всерьез.

— Да…

— Скажи, только честно, ты специально его привлек? Если да, то зачем? Какова цель, Алекс?

Мужчина с шумом выдохнул.

— Эллина, глядя на этого шута, ты серьезно думаешь, что его можно позвать куда-то намеренно? Чего стоит его появление сегодня. Да мне просто не повезло учиться с ним на одном потоке! И с тех пор, когда ему становиться скучно, он с удовольствием портит мне жизнь. У него хобби такое. Но в одном Горден прав. Без него мы так легко не отделались бы. Он действительно помог, увел погоню.

Алекс неторопливо приблизился к Эллине и обнял её за плечи.

— Забудь про него. — смотря прямо в глаза, прошептал он — Вот только в ресторан сегодня не попадем.

— Почему? — недоумение отразилось на красивом лице.

— Я только что выкинул за дверь весьма мстительного и вредного некроманта, обладающего отвратительным чувством юмора! Ты считаешь, нам стоит выйти из-под защиты твоего дома? Я бы лучше переждал здесь, день, два, может недельку… — он неопределённо пожал плечами — Пусть успокоится.

Эллина не выдержала и расхохоталась. Напряжение отступило, и морщинка на её лбу наконец-то разгладилась.

— Зря смеешься. Что мы есть будем? Хватит ли провизии на время осады?

Деловито спросил Алекс, с таким видом, будто он всерьез задумался отсиживаться у неё неделю.

— Не переживай. — вытирая выступившие слезы, Эллина приняла его игру — На кухне еды на роту хватит.

— Вот и отлично!

Они разместились в гостиной, накрыв на стол то, что было найдено на кухне. Свой поздний и скромный ужин из запеченного мяса и свежих овощей запивали чудесным красным вином пятилетней выдержки. Им было уютно вдвоем сидеть на небольшом кожаном диванчике и разговаривать о всяких пустяках, время от времени подкидывая дрова в огонь. Алекс с удовольствием рассказывал Эллине истории о "противостоянии" с Горденом, которые, то повергали её в шок, то заставляли смеяться до иконы. От раздражения, после произошедшего инцидента, не осталось и следа. И когда Алекс почувствовал, что его избранница, после парочки бокалов вина полностью расслабилась, решил вновь затронуть волнующую его тему. Бережно сжав тонкую ручку, мужчина заглянул в фиалковые глаза, устанавливая зрительный контакт.

— Эллина, я понимаю, что моё предложение было для тебя неожиданностью. — глубоко вздохнув, будто собираясь с мыслями, он продолжил — И не требую ответа сегодня. Я лишь прошу подумать, и ответить мне, когда ты будешь готова.

А Эллина смотрела в ставшие родными, черные глаза, и думала о том, что без них уже не сможет. Она ласково провела рукой по волосам мужчины и улыбнулась.

— Я согласна.

Эллина с удовольствием наблюдала, как напряженность покидает его тело, а уголки губ подымаются в еле заметной улыбке. Мужчине понадобились считанные секунды, что бы перетащить её к себе на колени. Подняв лицо своей невесты за подбородок, он не спеша приблизился к губам. Сладкий, томительной поцелуй заставил её ещё раз убедиться в правильности выбранного решения. Сердце забилось сильнее, а в голове появились мысли не о свадьбе, а о событии, идущем следом за ним. Когда же он отстранился, они ещё долго сидели так обнявшись.

— Кстати, все хотела спросить.

Эллина оторвала голову от мужской груди, что бы встретится с ним взглядом.

— А как ты расплатился с некромантом?

Полный сомнения взгляд, был ей ответом. Алекс серьезно опасался, что после того как ответит, Эллина может забрать своё согласие обратно. А ведь он даже браслет не успел одеть.

— Пока никак. Он запросил приглашение на свадьбу. На нашу свадьбу.

Уточнил он.

— Только ни это!

Разделы газет, освещающие светскую жизнь города, пестрили яркими заголовками о новом, интереснейшем событии. Намечающаяся свадьба известной и недавно разведенной мисс Деринат и владельца крупной охранной фирмы в Крингере, мистера Роуса, всколыхнула общественность. Слишком свежи были воспоминания о нашумевшем разводе. Очень поспешная помолвка и назначенная свадьба не давали покоя пронырливым журналистам, которые, в своих статьях, строили самые разнообразные нелепые предположения, о причинах такой спешки. Начинали они с банальной беременности, заканчивали невероятной любовью. И только жениху с невестой не было никакого дела до их умозаключений.

Торжество, по местным меркам было достаточно скромное. Проводили его в загородном поместье Деринат, куда все приглашенные съехались накануне. Столы для гостей были накрыты прямо на свежем воздухе, так как не смотря на позднюю осень погода просто шептала.

На свадьбу пригласили не больше пятидесяти человек. Из них большая часть — женщины. Честно говоря, молодоженам хотелось тихо и спокойно обвенчаться и уехать в свадебное путешествие. Но один факт, а точнее один приглашенный блондин в корне изменил их решение. Справедливо полагая, что чем больше будет отвлекающих факторов для "проблемного" гостя, тем спокойней пройдет их торжество. Поэтому из не женатых мужчин на свадьбе были лишь сам некромант и пожилой джентльмен, который в силу своего возраста практически не интересовался женским полом.

Сказать по правде, некромант в обиде не был. Горден величественно сидел за столом со всех сторон окруженный стайкой щебечущих красавиц. Были среди них и юные леди, пришедшие со своими родителями, и опытные светские львицы, настоящие роковые женщины. Все до единой звонко смеялись над шутками мага и были в полном восторге от его обаяния. Они жалели лишь о том, что их слишком много, а свободный, привлекательный мужчина один. А один на шестнадцать не делится. Зато такое количество незамужних девиц отлично отвлекают внимание вверенного им объекта, пока молодожены, высидев положений минимум, сбегали через портал, туда, где можно насладиться друг другом…


Конец


Лисан — страна, объявившая свою независимость в 1258 году. Изначально она была колонией Ериканской империи. Заселялась бедняками, неугодными магами и желающими попытать счастье на новом месте. Восстание было поднято спустя двести лет, после заселения. Лисан разделен на семь данов (область).

Совет Сильнейших — является законодательным органом власти и состоит из семи представителей. Члены совета избираются раз в десять лет, путем голосования. От каждого дана свой кандидат.

Келион — мир, в котором живут герои.

Тальские мастера — известны своими работами на весь мир. Работают с хрусталем. Стоят их творения очень дорого. Название "тальские" происходит от одноименного города Таль, где мастера по большей части и проживают.

Юктур — страна, населенная кочевыми племенами.

Арида — столица Лисана.

Таракли — вид нечисти, обитающий вблизи кладбищ. Внешне напоминают огромного белого червя с одним глазом и полной пастью мелких, но очень острых зубов. Питаются как падалью, так и зазевавшимися путниками.

Дом Свободы — здание в Ариде, где заседает Совет Сильнейших



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1.
  • Глава 2.
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Эпилог
  • X