Ольга Демина-Павлова - Греческая пленница [СИ]

Греческая пленница [СИ]   (скачать) - Ольга Демина-Павлова


Греческая пленница
Ольга Демина-Павлова




Глава 1
КРАСНЫЙ КАБРИОЛЕТ

Море манило и завораживало своим необыкновенным лазурным цветом. Лиза стояла на берегу и неотрывно глядела вдаль. Ее хрупкая фигура одиноко маячила на высоком скалистом берегу, волны с шумом разбивались о прибрежные скалы. Казалось, в ее душе в этот момент шла нелегкая борьба. Глядя со стороны, могло показаться, что от отчаяния, от какой-то внутренней боли она решила свести счеты с жизнью, подошла к самому краю бездны и застыла в нерешительности, не решаясь на последний отчаянный и страшный шаг…

Вдруг Лиза почувствовала головокружение от высоты. Ею овладела паника и страх. Она всегда боялась высоты, с ужасом она отпрянула от края бездны. Инстинктивно она сделала несколько шагов назад. Здесь на безопасном расстоянии Лиза с облегчением перевела дух. Ветер трепал ее шелковистые каштановые волосы, выбившиеся из-под широкополой шляпы. Одета она была весьма демократично и, впрочем, не намного отличаясь от остальных туристов, отдыхавших в южных странах. На ней были надеты джинсовые шорты и легкая розовая рубашка, оттенявшая бронзовый загар, который позолотил ее белую бархатную кожу. Ноги были обуты в кожаные сандалии. Девушка сняла темные солнцезащитные очки и тут же зажмурилась от яркого солнца, которое слепило глаза. Немного привыкнув к яркому свету, Лиза стала всматриваться в голубую даль, пытаясь запомнить эту величественную картину. Над водой шумно проносились белые чайки. Голубая синь воды и голубое небо сливались вдалеке, словно небо тонуло в море.

Лиза с грустью вздохнула, пора была уезжать домой, ее отдых в Греции в курортном городе Калликратия подходил к концу. Здесь она была счастлива, две недели пролетели незаметно. Теплое море, солнечная погода, чарующая греческая музыка – все останется позади. Завтра она простится с Грецией навсегда, дома ее ждали дела, работа и… тоска. Лиза тяжело вздохнула, на глаза навернулись слезы. Она вспомнила о расставании с Игорем. Они встречались два года. Нельзя сказать, что отношения были между ними идеальные, но разрыв был тяжелым. К тому же, что греха таить, Лиза не готова была к такому повороту, попросту говоря, Игорь бросил ее, вероломно предав, переметнулся к лучшей подруге Анжеле. Это было двойное предательство. С Анжелой они были дружны с самой школы.

Еще неделю назад Лизе казалось, что от меланхолии не осталось и следа. Она с удовольствием, как все туристы, предавалась отдыху и веселью, купалась в Эгейском море, загорала на золотистом пляже и с интересом рассматривала местные достопримечательности. А в Греции было на что посмотреть! Страна, подарившая миру литературу, философию, театр, математику, скульптуру, архитектуру, живопись. Да что там говорить, даже Олимпийские игры изобрели древние греки. Не зря же Грецию называют колыбелью европейской цивилизации! Поэтому поток туристов со всего мира устремляется в Грецию непрестанно. И отдыхающих привлекает не только прекрасная природа и южный климат, но и древняя история, и сохранившиеся до наших дней памятники античной архитектуры.

Лиза снова вспомнила о том, что нужно уезжать. На лице отразилась досада. Дома ее ждали суровая действительность и боль расставания и предательства. Такого она не ожидала от лучшей подруги. У них были хорошие приятельские отношения, такого Лиза не ожидала от Анжелы, крутить шуры-муры с ее парнем у нее за спиной. От горьких воспоминаний на глаза навернулись слезы. А ведь мама ее предупреждала, чтобы она не торопилась знакомить своего парня с подругами. Лиза вспомнила, как мать однажды завела душевный разговор, когда они чаевничали на кухне. Лиза только что вернулась со свидания с Игорем. Она была усталая, но счастливая. Это было их третье свидание, ужасно романтичное. Игорь вел себя как настоящий идальго. Подарил ей букет алых роз, осыпал ее комплиментами, и, вообще, весь вечер был душкой, повел в кино на новый фильм с участием Моники Беллуччи, а затем они еще долго гуляли по ночным улицам. Говорили о литературе, кино, театре, Игорь декламировал стихи своего любимого поэта Сергея Есенина. Его глаза были так искренни, когда он с обожанием смотрел на Лизу, Лиза таяла от его томного взгляда, от звука его мелодичного голоса. Душещипательные строчки трогали ее сердце, она таяла под пылким взглядом своего кавалера. Голос его был страстным и нежным одновременно, как же было ему не поверить, когда он читал ей такие стихи. Говорят, люди теряют разум от любви, вот и Лиза тогда была немного не своя. Она искренне верила тогда, что Игорь настоящий клад, ее суженый, избранник на всю жизнь, с ним Лиза будет счастлива, она будет его Музой, его самой желанной женщиной. Как же она тогда ошибалась!

Мама Лизы Степанида Юрьевна, увидев, что дочка парит в облаках, решила ее вернуть на грешную землю. Она угостила дочь свежеиспеченным яблочным пирогом, разлила чай по чашкам и не спеша повела свою нравоучительную беседу:

- Вот смотрю я на тебя, Лизонька, ты все в облаках витаешь…

- Ах, мамочка, я так счастлива! Игорь – он такой… такой…

- Какой же он, доченька?

- У меня даже не хватает слов, чтобы рассказать, какой он… - сказала Лиза, зажмурившись. Видно было, что она очень счастлива. – Знаешь, мама, Игорь – очень нежный, внимательный, щедрый. Сегодня он подарил мне букет цветов. Дорогой букет, между прочим!.. Мне кажется, он будет меня носить всю жизнь на руках. Так бы и пошла за ним на край света!

Степанида Юрьевна рассмеялась:

- Я рада за тебя, дочка, что ты счастлива.

- Правда, мама?!

- Правда… Только знаешь, Лиза, человек, ведь, не сразу раскрывается. Не стоит так без оглядки доверять чужому человеку. Вон ты его как расхваливаешь, а вдруг он не такой на самом деле?

- Какой же он?

- Не знаю, люди все разные… Иной норовит в душу влезть, благоприятное впечатление на собеседника произвести, а на самом деле человек может оказаться злым, деспотичным. Как потом с таким жить всю жизнь, ты подумала об этом, Лиза?

- Мама, Игорь не такой, он другой, он хороший… Он любит меня, ты бы слышала, какие он мне слова говорил.

- Вы едва знакомы, а он тебя уже замуж зовет…

- Он не делал мне еще предложение, - простосердечно сказала Лиза.

- Ну вот видишь! – сказала мать с упреком.

- Это ничего не значит, мама! – упрямо замотала головой Лиза. – Игорь меня любит, он сам мне об этом говорил.

- Ну хорошо, коли так. Ты, главное, не знакомь своего кавалера со своими подругами.

- Почему? – искренне удивилась Лиза.

- А ты не понимаешь вовсе? Да потому, что твой парень очень легко может переметнуться к твоей подружке.

- Как это? А как же любовь?! И потом доверять надо друг другу.

- Никто не спорит, доверие штука хорошая. Но только и мудрость надо иметь. А вдруг подруга уведет у тебя парня, обидно тебе будет или нет?

- Мама, не говори так, пожалуйста! Игорь никогда так не поступит со мной. Он очень надежный, он любит меня. Я уверена в своем Игорешке на 100 процентов!

- Дай-то Бог! Я очень хочу, Лизонька, чтобы ты была счастлива. Ты у меня такая красавица. Жаль, что отец не будет на твоей свадьбе, - сказала Степанида Юрьевна и смахнула платком непрошеную слезу.

Дело в том, что отец Лизы Иван Макарович недавно умер из-за болезни, мать тяжело переживала утрату. Лиза с нежностью посмотрела на мать, она знала, как ей сейчас тяжело, Лиза всегда поддерживала мать в трудную минуту, и вот сейчас подошла к ней, молча обняла. Мать с благодарностью взглянула на дочь, они были родственными душами, понимали друг друга без слов. Степанида Юрьевна заговорила первой, прервав молчание. Она с грустью сказала:

- Вот выскочишь ты скоро замуж, Лизонька, одна я останусь на белом свете, некому и пожалиться будет… Уйдешь за мужем в его дом, а может и того хуже, увезет тебя в дальние края, и останусь я одна-одинешенька…

- Мамочка, что ты такое говоришь, я никогда тебя не брошу, - быстро заговорила Лиза. Девушка обняла мать, прижалась к ней щекой. – Мамочка, ты у меня самый родной, самый близкий человек, ближе тебя никого нету… Я всегда буду тебя навещать, буду звонить часто-часто…

- Я знаю это, дочка, знаю… Ты не слушай меня, родная. Если Игорь замуж позовет, то иди. Главное вот только, чтоб человек хороший попался, а то если вдруг не того полюбишь, всю жизнь потом придется маяться. Правда, нынче современная молодежь не сильно сокрушается по этому поводу. Если что не так, сразу на развод подают…

- Мама, но ведь нельзя осуждать людей за то, что они разводятся. Никто не виноват, что жизнь не сложилась…

- Никого я не осуждаю! Просто время сейчас какое-то другое, люди ветреными стали, легкомысленными что ли. Все норовят по жизни легко пройти, не задумываясь, не печалясь, не утруждая себя. Легко сходятся, семьи заводят, детей рожают и легко расходятся, а дети потом без отцов растут. Мы были другими, мы старались всюду успеть и на работе, и дома, чтобы порядок был. В наше время не было столько разводов, как сейчас…

- Да, мама, ты во всем права, - покорно соглашалась Лиза с нравоучениями матери. Девушка сладко зевнула, ей ужасно хотелось спать, за окном начинало светать.

- Заговорила я тебя совсем! – вдруг спохватилась Степанида Юрьевна. – Ты спать хочешь, а я тебя тут уму-разуму учу. Иди отдыхай, Лиза.

- Спокойной ночи, мама.

Лиза прошла в свою комнату, устало повалилась на кровать, в сладкой дреме закрыла глаза. Девушка улыбнулась, она вспомнила, как они прощались с Игорем у двери, как он страстно прижимал ее к себе, как шептал ей нежные слова. Лиза вдруг огорчилась, по ее лицу пробежала легкая тень, она вспомнила слова матери о том, что не стоит так без оглядки доверять чужому человеку. «Но, ведь, Игорь – не чужой мне человек, а самый близкий человек!» - подумала Лиза, уже засыпая.

Воспоминания саднили душу. «Ах, мама, как же ты была права! – подумала Лиза. - Твоя глупенькая доченька проворонила свое счастье. И останусь я одна на старости лет. А счастье было так близко», - горько усмехнулась девушка. Лиза тяжело сглотнула, словно проглатывая обиду. Ей исполнилось уже 27 лет. Прекрасный возраст для замужества. В принципе, это потолок, когда девушка может свободно выйти замуж, не имея еще ярлыка «старая дева». Она мечтала об идеальной свадьбе, как в кино, в каком-нибудь жутко мелодраматичном мексиканском сериале, где богатые тоже плачут, и главная героиня безумно страдает от своей любви на протяжении всех 356 серий. Но потом, все же, в конце фильма заслуженно обретает счастье в лице прекрасного ясноокого принца. Счастливые молодые идут под венец. Невеста в умопомрачительном белом платье и фате с букетом флердоранжа в руках. Жених не сводит с нее счастливых очей. Все кончается хеппи-эндом. Впереди медовый месяц на Сейшелах и долгая счастливая жизнь в кругу семьи с кучей ребятишек.

Вот о такой свадьбе Лиза мечтала с детства. Продуманной до мелочей, торжественной церемонии в церкви, изящно украшенный банкетный зал, изысканный стол, восторженные взгляды приглашенных. Она представляла, какое платье будет на ней, как будут уложены волосы, как будут сиять ее глаза, и с какой грацией она будет кружиться в вальсе с женихом… И все зря! А теперь самой красивой, самой элегантной и самой счастливой невестой на свете будет Анжела. Лиза скривилась от досады как от зубной боли. Горестные воспоминания терзали ее израненную душу.

Лиза вспомнила про подарок Игоря, красивые серебряные сережки с позолотой, украшенные кристаллами Сваровски. Лиза вспомнила, как была рада этому подарку. Это было ее любимым украшением. Она часто надевала их, вот и сейчас она была в них. Девушка решительно сняла серьги и без сожаления вышвырнула их в море.

Вдруг она услышала за спиной насмешливый мужской голос:

- Чем же они провинились, эти несчастные сережки, что вы их так безжалостно кинули в воду?

Лиза оглянулась и с вызовом посмотрела на наглеца, осмелившегося вторгнуться в ее личную жизнь. Она с неприязнью уставилась на мужчину, имевшего наглость потревожить ее уединение. Перед ней стоял весьма симпатичный мужчина, судя по виду, из местных, грек. Одет он был просто, как одеваются рыбаки. В общем, ничего примечательного, не считая, конечно, яркой внешности. «Вполне не дурен собой», - беглым взглядом оценила Лиза незнакомца. Хорошо сложен, на голове копна непослушных черных волос, на щеках небритая щетина. Но цвет глаз необычен для греков. Голубые глаза резко контрастировали со смуглым цветом кожи. От этого взгляд незнакомца казался еще более пронзительным, словно заглядывал в глубину души. Лиза нахмурилась еще больше, она не собиралась распахивать свою душу наизнанку перед первым встречным. Мужчина ни мало не смутился ее насупленного взгляда и продолжал с интересом разглядывать Лизу. Эта его бесцеремонность стала раздражать ее еще больше.

- Что вы так уставились на меня?! – зло спросила Лиза. Лицо ее от возмущения покрылось красными пятнами. Она знала про эту свою особенность краснеть по любому поводу. Лиза негодовала, она была не довольна, прежде всего сама собой, что вышла из себя из-за пустяка.

- Вы… красивая, - просто ответил мужчина. Он улыбнулся, обнажая белые ровные зубы.

Лиза совершенно была сбита с толку его обходительным поведением. Ссориться с незнакомцем ей решительно расхотелось. Но и идти на примирение первой не хотелось.

- Как вас зовут?

- Лиза, - не сразу ответила девушка. Она приготовилась дать сдачи обидчику, а обидчик оказался приятным симпатичным мужчиной.

- Извините, что потревожил ваш покой, ваше уединение, - виновато улыбнулся молодой грек. – Меня зовут Никос. – Просто я наблюдал за вами…

- Вы наблюдали за мной? Зачем? – искренне удивилась Лиза.

- Просто вы стояли одна на высоком скалистом берегу. Вы были такая грустная, я даже сказал бы, несчастная в тот момент…

- Вы пожалели меня? Вы думали, что я хочу свести счеты с жизнью? Что брошусь со скалы в море, чтобы там, в пучине морской, забыть все свои печали?

- Было дело, я даже так подумал…

- Глупости! – решительно перебила собеседника Лиза. – Я никогда бы этого не сделала. Просто…

- Что просто?

- Я прощалась с морем и… с прежней жизнью.

- Он вас бросил?

- Кто он?

- Ну, ваш любимый? Это, наверное, его подарок вы швырнули в бушующие волны?

- Почему вы так думаете? – растерялась Лиза. – Ей было неприятно, что кто-то приоткрыл завесу ее тайны и стал свидетелем ее внутренней борьбы и минутного отчаяния. Ведь о разрыве с Игорем и предательстве подруги Анжелы, Лиза не сказала даже своим родным. Ей было стыдно, что ее бросили, что ее предал человек, которому она так доверяла.

- Никто меня не бросил, - уверенно солгала Лиза и строго как учительница посмотрела на собеседника. – И, вообще, как вас там зовут?

- Никос, - участливо подсказал мужчина.

- Вот именно, Никос, вы должны знать, что воспитанные и обходительные молодые люди не задают дамам такие вопросы.

Никос рассмеялся:

- Вы так рассуждаете, Лиза, как будто вам исполнилось лет пятьдесят и вы обладаете колоссальным жизненным опытом.

- Ничем я не обладаю, тем более жизненным опытом, - насупилась Лиза. Беседа с незнакомцем начинала ее раздражать.

- Допустим, я не воспитанный и вовсе не обходительный.

- Оно и видно, что вы напрочь лишены хороших манер! – саркастически улыбнувшись, сказала Лиза, и пристально уставилась на мужчину. Она скептически оглянула его с ног до головы, всем своим видом намекая, что взять с простого невоспитанного рыбака. Ей доставляло удовольствие возможность задеть его самолюбие.

Никос примирительно улыбнулся и сказал:

- Каюсь, я был не прав, что вторгся в вашу личную жизнь.

Лиза недоверчиво уставилась на незнакомца, словно раздумывая, стоит ли с ним продолжать беседу или лучше сразу же убежать от него подальше. Она подумала, что было бы правильным убежать от назойливого рыбака, но осталась стоять на месте.

- Вы спрашивали про сережки, - спокойным голосом заговорила девушка. – Так вот знайте, я их выбросила в море, потому что они мне разонравились, я просто разлюбила это украшение.

- А вместе с сережками вы выбросили и грустные воспоминания.

- Возможно… Вас не учили, Никос, что влазить в чужую душу не прилично.

- Я хочу понять вас.

- Зачем?

- Хочу понять понравившуюся мне женщину.

- Вы же совсем не знаете меня.

- Для того чтобы влюбиться в человека, необязательно его долго знать. Я бы хотел вас пригласить завтра на свидание.

От услышанных слов Лиза густо покраснела, краска смущения проступила на щеках даже сквозь загар. Она отвернулась, чтобы скрыть свое смущение.

- Я завтра уезжаю, - тихо произнесла Лиза.

- Как жаль…

- Мне тоже…

- Однако мне нужно идти, - встрепенулась девушка. – Пора возвращаться в отель. Я могу опоздать к ужину.

- Можно я провожу вас?

- Нет, не нужно… Меня могут неправильно понять.

- Вы приехали отдыхать не одна? – с явным сожалением в голосе спросил Никос.

- Я приехала одна. Просто в нашей группе есть общие знакомые с моей работы… Они могут все превратно понять… - Лиза немного подумала и сказала: - А, впрочем, поступайте, как хотите.

Она пошла вперед, Никос последовал за ней. Они немного прошлись по пустынной набережной, потом вышли на улицу, ведущую в центр города. На обочине был припаркован красный кабриолет. Никос подошел к машине и хитровато прищурился:

- Лиза, хотите прокатиться на машине?

- Но это же не ваша машина?! – девушка с удивлением уставилась на рыбака. – Нас обвинят в угоне чужого автомобиля.

- Пустяки! Я знаю владельца этого автомобиля, - постарался успокоить девушку Никос. – Он сейчас недалеко отсюда отдыхает в ресторанчике. Пока он выйдет, я успею вернуть машину на прежнее место.

Никос с легкостью открыл дверцу и сел за руль:

- Ну же, смелее, Лиза, садитесь рядом! Проедимся с ветерком. Вам все равно ничего не будет, я же сижу за рулем. Когда еще представится случай, на такой машине прокатиться!

Мужчина придирчиво окинул взглядом девушку:

- Вы же бюджетный турист.

Лизу колко хлестнули его слова, но она и виду не подала. В ней взыграла ее авантюрная жилка, жажда приключений, романтики.

- А, была ни была, - махнула она рукой и решительно села в кабриолет. – Семь бед, один ответ.

Никос включил газ зажигания, машина тут же тронулась с места. Никос вел машину мастерски, впрочем, Лизу это уже нисколько не удивляло. Она боялась сама себе признаться, что этот мужчина действовал на нее просто магнетически. С ним она вела себя, как глупая школьница.

- Домчу вас с ветерком до отеля, Лиза, - заговорщицки улыбнулся Никос. – Где вы остановились?

Девушка назвала адрес своего отеля «Афродита».

- Странно, вы остановились в этом отеле, где работает… этот человек, - досадливо поморщился Никос. – Он там хозяин.

- Вы знаете хозяина отеля «Афродита»? – спросила Лиза. – Откуда?!

- Лучше бы не знал! Костас Занетакос - проходимец еще тот. В Халкидиках его многие знают.

- Странно, я ничего такого не замечала, - как-то неопределенно заметила Лиза.

- Кстати, Лиза, откуда вы знаете греческий язык?

Лиза оставила слова Никоса без внимания. Пусть у нее тоже будет своя маленькая тайна. Она не стала ему говорить, что учила греческий язык в воскресно-приходской школе, куда ее записала мама. Лиза зажмурилась от смешанного чувства восторга и страха. Девушка на минуту представила, что сейчас она едет с незнакомым мужчиной в угнанном автомобиле в чужой стране. Это был верх безрассудства. Сказать, по правде, она так никогда не поступала. Но все же, было что-то в облике Никоса, что располагало к нему. Почему-то Лиза в его присутствии сейчас не испытывала робости. Возможно, такое магнетическое действие оказывала его обезоруживающая улыбка, его лучистые голубые глаза, в которых играл чертенок.


Глава 2
ТАЙНА ОТЕЛЯ

На ужин Лиза поспела вовремя. Она с легкостью выпрыгнула из автомобиля и поблагодарила своего нового приятеля. Никос ей учтиво улыбнулся. Вид у обоих был явно заговорщицкий. Он весело ей подмигнул, она улыбнулась ему в ответ.

- Ну, вот вы уже не такая серьезная и строгая, как были раньше, словно классная дама, которая своими нравоучениями наставляет детей-шалунишек. Такой вы мне нравитесь больше, Лиза, - сказал Никос и пристально посмотрел в ее карие глаза.

- Честно говоря, с вами не соскучишься, Никос, - рассмеялась Лиза. – Еще полчаса назад я не знала, что стану соучастницей угона чужого авто.

- Говорите тише, - предупредил ее Никос, - а то нас могут услышать. И тогда мне несдобровать. Не выдавайте нашей тайны, пусть это приключение будет нашим маленьким секретом.

- Уверяю вас, я буду нема, как рыба. И никому не открою нашего маленького секрета.

Тут в дверях отеля появился владелец отеля Костас с дамой под руку. Его подружкой была эффектная блондинка в шикарном красном платье. Лизе стало не по себе от своего затрапезного простоватого вида. В сравнении с яркой блондинкой она казалась сама себе серой мышкой. При виде Костаса с подружкой Никос недовольно поморщился:

- О, диаболос, их еще не хватало! Ивонни с Костасом в обнимку, надо же! Нелегкая их принесла.

Хозяин отеля с подружкой недоуменно уставились на Никоса. Никос поторопился проститься с Лизой и поскорей уехать. Лизе было не по себе. Ей казалось, ее сейчас обличат в пособничестве автоугона. Она поспешила в свой номер, пока ее никто не схватил за руку и не потащил в полицейский участок.

За ужином Лиза ужасно нервничала. Из-за паники и страха быть уличенной в преступлении ей буквально кусок в горло не лез. Она с не охотой отставила принесенное официантом блюдо – рис с овощами и принялась за булочку, запивая ее черным кофе. За столиком она сидела не одна, но, слава Богу, никто из присутствовавших не заметил ее встревоженного вида. Все бурно обсуждали впечатления недавней экскурсии в Салоники. Посещение местных достопримечательностей – знаменитого на весь мир Акрополя, Белой башни, древней агоры Салоник, площади Аристотеля и базилики святого Димитрия Солунского - не оставили равнодушными туристов. Они шумно обсуждали за ужином все перипетии прошедшей обзорной экскурсии. За столом то и дело звучали воспоминания о памятниках архитектуры времен Древней Греции и Византийской империи, чем богат этот край. Ну а еще все бурно хвастались новыми покупками. Не секрет, что в город Калликратию многие туристы ездят, чтобы прикупить по сходной цене шубы. Шуб-туры очень популярны у славянских туристов. А еще многие везли домой греческие вина, оливковое масло и другие дары этого края.

Когда ужин подходил к концу, к Лизе подошел официант и подал записку. Она поинтересовалась, от кого записка, но тот недоуменно пожал плечами, всем своим видом показывая, что не знает того, кто попросил вручить ей записку. Лиза развернула листок бумаги и прочитала. Там была всего одна фраза: «Не доверяйте Никосу!» Эта записка встревожила девушку еще больше. В душе зародился страх быть втянутой в какую-то авантюру. «Слава Богу, я завтра уезжаю домой, - с облегчением воздохнула Лиза. – Это избавит меня от всяких темных запутанных историй и таинственных незнакомцев, которые передают мне записки. Но все же, кто этот доброжелатель или недруг, который предостерегает меня от дружбы с Никосом?» Лизе вдруг показалось, что этот таинственный незнакомец следит за ней. От этой мысли ей стало как-то не по себе, она поежилась как от холода. Лиза хотела прогуляться перед сном, но ночи были прохладные, поэтому она поднялась к себе в номер на второй этаж, чтобы захватить теплый свитер.

Когда Лиза переступила порог своего двухместного номера, ей показалась, что в номере кто-то побывал. В глаза бросился беспорядок. Видно было, что комнату кто-то в спешке обыскивал. Ящики тумбочки были выдвинуты, дверцы платяного шкафа приоткрыты, одеяла и подушки на кроватях были сдвинуты, белое полотенце валялось на полу. Лиза наклонилась, чтобы поднять полотенце с пола, но тут же про него забыла, увидев, что ее сумка раскрыта. Лиза в панике бросилась проверять свои вещи. Она боялась худшего, что их номер обокрали. Но деньги оказались не тронутыми, ноутбук тоже не украли. Ценных украшений у нее с подругой Галиной, с которой они снимали вместе номер, не было. Лиза с явным облегчением вздохнула. Наверное, воры по ошибке забрались к ним в номер в поисках наживы, но ничего ценного не нашли. «Да, но почему воры не взяли деньги? - подумала критически девушка. – Или для них маленькая сумма денег ничтожна? Странно все это. Странно…» Лиза накинула на плечи свитер и вышла из номера. Как только за девушкой затворилась дверь, из-за шторы вышел мужчина и постарался побыстрей покинуть номер. Убегая, он оставил дверь приоткрытой.

Две недели отдыха в Северной Греции на пляжном курорте в городке Неа Калликратия на полуострове Халкидики пролетели незаметно. Ласковое солнце, теплое море и белый песок, радушие принимающей стороны, все было вполне пристойным, учитывая скромную стоимость путевки, которую оплатила Лиза. Она увозила домой самые теплые воспоминания о Греции. И все же ее мучила ностальгия. Она хотела увидеть перед отъездом Никоса. Нельзя сказать, что она была безумно влюблена в него, и что это была любовь с первого взгляда. Но все же какая-то искра между ними пробежала. Лизе было досадно, что Никос не взял ее номер телефона, не спросил ее адреса. Он так быстро исчез на красном кабриолете, что теперь Лизе это небольшое приключение казалось сном. Уже подошло время выезжать из отеля. Девушка нетерпеливо посмотрела на часы, Никос не появился. Лиза тяжело вздохнула. Значит, он не придет с ней проститься. Подошел автобус, который увозил их туристическую группу в аэропорт Македония, расположенный недалеко от города Салоники.

Лиза до последнего тянула время и не садилась в автобус, в надежде увидеть Никоса. «Возможно, он задержался или не смог прийти ее проводить. Как жаль!» - грустно вздохнула Лиза и нехотя зашла в автобус. Она удобно уселась в кресло и предусмотрительно положила сумочку с деньгами и билетом на колени. Вдруг ее прошиб холодный пот. Она вспомнила вчерашний «визит» незнакомца. О, Боже! Она проверила свои вещи, все ли на месте: деньги, билет на обратную дорогу, ноутбук. Но она, напрочь, забыла о паспорте. Лиза открыла сумочку и стала лихорадочно проверять ее содержимое. Паспорта на месте не оказалось. Без него ее не пустят в самолет. Да и, вообще, без паспорта она не сможет пересечь границу. Лиза побледнела от ужаса, в душе все похолодело. Она в панике вскочила с сиденья и кинулась к водителю, чтобы тот остановил автобус. Они еще не далеко отъехали от гостиницы. У Лизы была одна надежда, что она оставила паспорт в номере. Но какого же ее было разочарование, когда и в номере паспорта не оказалось.

Администратор отеля сказал, что ей нужно обратиться в консульство своей страны, но для этого нужно было ехать в Салоники. Лиза не знала, что ей делать. У нее закружилась голова. В отчаянии она вышла на улицу и села на лавочке в беседке, чтобы обдумать, как вести себя дальше. Беседка, обвитая плющом, подарила ей немного прохлады, укрыв от знойных лучей солнца. Девушка тяжело вздохнула. У нее еще оставались какие-то деньги, она могла оплатить проживание в отеле на несколько дней. Но нужно было еще съездить в Салоники и обратиться за помощью в консульство. Потом придется ждать ответ какое-то время. Ей нужно где-то жить, что-то есть. Лиза пересчитала оставшуюся наличность. Денег было явно маловато. Можно было продать еще ноутбук. Но он бы ушел за копейки. Было от чего впасть в отчаяние. Лиза предательски заплакала. Ей вдруг так захотелось домой, увидеться с мамой, обнять ее. Доселе приятный курортный городок и милые пейзажи вдруг стали ей вовсе безразличны. Она ощущала себя одной, всеми забытой, в чужом крае. Именно в эту минуту она увидела Никоса. Он первым завидел ее и участливо к ней обратился. Она поведала ему о своих печалях. Никос постарался успокоить девушку и приободрить. Но главное, он вызвался помочь Лизе. В ее сердце зародилась надежда, что все наладится.

- Я не думаю, что тебе стоит оставаться в этом отеле! – решительно заговорил Никос. – Тем более, раз у тебя здесь пропал паспорт. Это небезопасно.

- Но где же мне тогда остановиться? – сказала Лиза и устремила грустный взгляд на Никоса.

- В городе есть другие отели.

- Но они стоят дороже, - с сожалением сказала девушка. – Они мне не по карману.

- Думаю, что мы что-то придумаем. Здесь неподалеку есть пустующая вилла моего товарища Алексиса. Алексис на ней не живет, он сейчас за границей, дом пустует.

- Но мы же проникнем туда без его разрешения? На нас могут донести в полицию, - сказала Лиза тихим голосом и скептически покачала головой. Было явно видно, что идея Никоса вселиться на чужую виллу Лизе была не по душе. Она сейчас почему-то, совсем некстати, вспомнила историю с угоном красного кабриолета. Все это ей ужасно не нравилось. Девушка с сомнением посмотрела на мужчину. Она вдруг испытала тревогу, ей показалось, что от Никоса исходит опасность, что его надо остерегаться, а еще лучше бежать от него, куда подальше, пока не вляпалась в какую-нибудь скверную историю. Одна в чужом городе, в чужой стране, без паспорта, без связей. «Разве можно доверяться чужому человеку, - подумала Лиза, - даже если он такой с виду симпатичный мужчина…»

Размышления Лизы перебил Никос:

- Лиза, ты меня слышишь?! Ты о чем думаешь?..

- А?! Что? Ты о чем-то говорил, Никос? – спросила Лиза, словно отринувшись ото сна.

- Я спрашиваю, ты согласна с моим предложением пробраться на виллу моего друга? Вилла пустует, тебе негде жить.

- А если Алексис будет страшно недоволен, когда узнает, что мы без спросу проникли в его жилье. Знаешь, Никос, богатые люди очень принципиальные и вредные, они не любят, когда посягают на их собственность. К тому же, там, наверное, выставлена охрана? – предположила девушка.

- Охраны там нет. Я точно знаю! – уверенно произнес Никос.

«Однако как он хорошо осведомлен! – почему-то с сожалением подумала Лиза. – Наверное, Никос частенько водит на эту виллу понравившихся девушек. Странно, почему Алексис ему разрешает так поступать?» Лиза еще о чем-то подумала, но мысли у нее разбегались, мешая сосредоточиться. От переживаний, от стресса, от дурных мыслей у нее голова шла кругом, Лиза почувствовала дурноту, во рту пересохло, ей ужасно захотелось пить.

- Я хочу выпить воды, - сказала Лиза.

- Что принести? Лимонад, сок или зеленый чай? – спросил Никос.

- Нет! Лучше воды…

- С газом? без газа?

- Все равно. Главное, не очень холодной. От холодной воды я сразу же простужаюсь, - виновато улыбнулась Лиза.

Никос сразу же ушел за водой. Он зашел в соседний магазин и вышел оттуда с бутылкой минералки. Никос направился к Лизе, но тут он нос к носу встретился с владельцем отеля «Афродита» Костасом Занетакосом. Мужчины о чем-то оживленно говорили. Издалека неслышно было, о чем они спорили, но по лицу Никоса видно было, что разговор с Костасом ему неприятен. Лиза даже подумала, что они, скорей всего, даже враги. Почему-то эта мысль принесла ей облегчение, разом отметя предыдущие страхи. Лиза вдруг поняла, что может довериться Никосу, потому что он надежный человек, невзирая на то, что он небогатый человек, простой рыбак. Вон Костас Занетакос – влиятельный человек, владелец отеля, напыщенный весь с виду, одет с иголочки, а какой неприятный тип, к тому же, в его отеле происходят неприятные истории.

Никос подошел к Лизе весь разгоряченный от спора с Костасом. Он с возмущением сказал:

- Ну и наглый тип этот Костас! Так бы и врезал бы ему по морде!

- О чем вы говорили? – спросила Лиза.

- Я сделал ему замечание, что в его отеле произошла кража, пропали документы, что пострадал невинный человек. И сказал, что необходимо лучше следить за порядком в отеле. А он, видите ли, сделал удивленные глаза и сказал, что ему пока ничего не известно о пропаже документов.

- Странно. Он так плохо осведомлен о работе своего отеля?

- Врет он все. Костас всегда в курсе всех дел не только своего отеля, но и всего города, - сказал с уверенностью в голосе Никос. – Костас - ушлый тип. Он просто выгораживает своих людей, ведь по недосмотру персонала в отель проник грабитель.

- Это уж точно.

- Я предложил Костасу, как владельцу отеля, уладить ситуацию, в которой ты оказалась по вине его персонала. И поселить тебя на время в отель «Афродита» бесплатно, так как ты стеснена в средствах…

- А он что?! – спросила заинтересованно Лиза.

- Представляешь, он отказал, мотивируя это тем, что все номера уже забронированы, и в отеле нет свободных мест.

- Жаль!

- Не переживай. Я не оставлю тебя одну!

- Спасибо, Никос, - сказала Лиза.

Никос задумался на минуту и снова заговорил:

- Лиза, остается только один вариант – поселиться на вилле моего друга Алексиса.

- А вдруг кто узнает? Начнутся неприятности?

- Пустяки, Лиза. Никто не узнает, там довольно малозаселенный район. Владельцы вилл зачастую подолгу там не живут. Никто не заметит нашего вторжения.

- Нашего вторжения? – с сомнением проговорила Лиза.

- Не беспокойся, ты будешь жить там одна! – заверил девушку Никос. – Не бойся, я не буду к тебе приставать. Я просто хочу тебе помочь.

- Ничего я не боюсь! Тем более тебя, – уверенно солгала Лиза.

- Ну, вот и хорошо! Где твои вещи?

Лиза молча кинула взглядом на свои две сумки.

Никос с легкостью подхватил ее вещи, и они пошли ловить такси. Но тут он вспомнил:

- Ты, наверное, голодна?

- Есть немного…

- Там на вилле провизии почти нет. Сама понимаешь, никто не живет. Надо зайти в магазин, прикупить еды. И надо основательно подкрепиться. Здесь поблизости есть небольшая таверна. Там вполне сносно кормят, и порции огромные, - улыбнулся Никос. – Голодными уж точно не останемся. Расходы я беру на себя.

Лиза впервые за все утро улыбнулась. Никос оказался прав, в таверне их очень вкусно накормили. Казалось, жизнь налаживается. Потом они прошлись по набережной, забрели на пустынный берег заброшенной бухты. Никос отправился купаться, а Лиза отказалась. Она сидела на берегу и думала о том, что вот она такая легкомысленная, вместо того, чтобы отправиться к администратору отеля, в котором проживала, и потребовать, чтобы они помогли ей уладить ее дела, решила пойти на рискованное предприятие, предложенное Никосом, поселиться на заброшенной вилле. Нет, что ни говори, это верх легкомысленности. К тому же, она плохо знает Никоса. Почему она так доверяет ему? Ведь он предложил проникнуть на виллу ближе к ночи, когда стемнеет. Они проникнут на чужую виллу, пусть даже принадлежащую его другу, но как воришки, непрошеные гости. А что будет, если Алексис вдруг вернется и застанет ее в доме? Нет, от этих раздумий у Лизы разболелась голова. Она легла на песок, устало прикрыла веки и задремала.

Когда Лиза открыла глаза, она увидела улыбающееся лицо Никоса. Он сидел напротив нее с мокрой головой, взлохмаченными волосами. Капли воды блестели на смуглой коже. Его голубые глаза, казалось, заглядывали ей в душу.

- Ты так сладко спала, я не хотел тебя будить, - сказал Никос. - Во сне ты похожа на беззащитного ребенка.

- Я долго спала? – встрепенулась Лиза. Она приподнялась и села на песке. Она поспешила поправить растрепавшуюся прическу. Достала из сумочки зеркальце и стала поправлять макияж.

Никос встал и демонстративно отвернулся, ожидая пока она приведет себя в порядок.

- Зря ты не стала купаться. Вода просто чудесная. К тому же, вода хорошо снимает усталость.

- Намекаешь на то, что у меня усталый вид, - уныло улыбнулась Лиза.

- Ни на что я не намекаю, - зло буркнул Никос. Он обиженно отвернулся.

Лиза встала и подошла к Никосу, взяла его за плечо:

- А ты колючий, Никос, с характером…

Мужчина с вызовом посмотрел на Лизу:

- Ты тоже колючая, ершистая…

Они оба посмотрели друг другу в глаза и прыснули со смеху.

- Поговорили, ничего не скажешь, - сказал Никос.

- Да это уж точно, - согласилась Лиза.

- Однако вечереет, - заметил Никос. – А нам добираться до виллы надо еще несколько километров. Пора выдвигаться в путь.

Лиза нерешительно стояла на месте.

- Или ты боишься, Лиза? – Никос скептически посмотрел на девушку. – Я думал, ты отважная.

- Уж и не знаю, но с тобой я точно становлюсь авантюристкой, словно мятежная Анжелика – маркиза ангелов.

- По-моему ты себе льстишь. Ты трусиха, - посмеивался над девушкой Никос.

- Нисколечко… - запротестовала Лиза.

- Ты уже боишься пробираться на виллу?

- Ничего я не боюсь!

- Тогда вперед, Лиза! Предупреждаю, нам могут попасться любопытные соседи. Поэтому действовать придется в темноте, на ощупь, быстро пробраться в дом, закрыть ставни и тогда уж включить свет.

- Ты ж говорил, что район там не очень заселенный? И что большинство домов пустует, – опешила Лиза.

- Часть вилл подолгу пустует, но остальные заселены. Пробираться будем незаметно…


Глава 3
ВТОРЖЕНИЕ НА ВИЛЛУ

Как два лазутчика в темноте Никос и Лиза пробирались по поселку. Кое-где в окнах горел свет, за заборами лаяли собаки. Они пошли не по центральной улице, а в обход. Лиза запнулась за коренья какого-то дерева и растянулась на земле. Она сильно сбила коленки и подвернула ногу. Никос протянул ей руку, чтобы помочь подняться.

- Ну, ты как там? С тобой все в порядке? – в темноте донесся его сочувствующий голос.

- Кажется, ногу вывихнула, болит очень.

- Идти сможешь?

- Ой, не знаю, наверное, смогу…

- Звучит как-то неопределенно… Давай облокотись об меня… Пошли…

- Только не спеши, а то я еле поспеваю за тобой. Ух, адреналин зашкаливает, крадемся как воры. Сказать кому-то, не поверят. Долго еще идти?

- Ладно уж, не причитай. Почти пришли уже. Вот в забор уже уткнулись.

- И что? – ужаснулась Лиза. – Я через забор не полезу. Я высоты боюсь.

- Здесь есть лазейка… Только надо ее найти… А, вот нашел. Ныряй сюда за мной.

Они пролезли через забор, прошли еще несколько метров и оказались у крыльца дома. Естественно дом был заперт. Тогда Никос попытался открыть замок каким-то ключом.

- Фу, ты черт, ключ не подходит! – чертыхнулся Никос.

- Ну, естественно, дом-то не твой! – съязвила Лиза.

- Я оценил твой юмор, - спокойно сказал Никос. – Все, надо ломать двери…

- Я против! – запротестовала Лиза. – Это уже взлом будет. Тебе что твой друг ключи не оставил?

- Какая теперь разница?! Не возвращаться же нам посреди ночи в Калликратию. Здесь заночуем. Сейчас взломаю замок, а утром починю.

- Поступай, как знаешь. Мне уже все равно, - устало махнула рукой Лиза.

Через несколько минут они уже были в доме. Лиза ничего не видела впотьмах, она остановилась в коридоре, боясь сделать лишний шаг. Никос закрыл ставни и включил свет. Яркий свет больно ударил по глазам. Лиза прищурилась и огляделась по сторонам.

- А здесь очень мило, - сказала девушка, - я бы даже сказала, очень уютно.

- Неплохая берлога…

- Тоже мне скажешь, берлога. Хороший двухэтажный дом. Обстановка подходящая, мебель добротная и все такое. И почему люди в таких домах не живут? Строят, наверное, ради престижа, чтобы приехать отдыхать несколько раз в году. Здесь, наверное, все удобства есть?

- Ну, все как водится. Кухня, холл, ванная комната на первом этаже. Спальни размещены на втором этаже. Пойдем, я покажу тебе твою комнату.

Никос провел Лизу в ее комнату, а сам спустился на первый этаж в кухню заваривать кофе и делать бутерброды. Наскоро поужинав, Никос засобирался уходить. Лиза занервничала:

- Ты уходишь и оставляешь меня одну в этом доме?

- Уверяю тебя, с тобой здесь ничего не случится. Я же тебе обещал, что приставать не буду. Просто помогу обустроиться на некоторое время, пока ты не сделаешь документы. Ведь такой был уговор?

Лиза согласно кивнула.

- Уже за полночь, пока ты доберешься до города, начнет светать. Ты совсем не отдохнешь. Возишься со мной целый день, как с малым ребенком.

- Уверяю тебя, это приятные хлопоты. Завтра отосплюсь. Надеюсь, ты не будешь без меня скучать? – лукаво улыбнулся Никос.

- Представь себе, я к тебе уже привыкла. Мне с тобой как-то надежно…

- Ну, ты еще не познала худшие стороны моего характера. Порой я бываю просто невыносим… Вот мой номер мобильного телефона, если что, сразу звони мне. Хорошо?

- Да.

- Ну все, я пошел. Запирай дверь изнутри.

Никос вышел на улицу, а Лиза поспешила поскорей закрыть дверь на засов. Ей было страшно находиться самой в огромном доме. Она взбежала по лестнице, вошла в свою комнату и забралась в постель. В комнате было уютно, шторы плотно закрывали окно. Лиза не стала выключать свет, она взяла с полочки книгу в надежде почитать. Но уже через минуту клевала носом. От усталости и пережитых волнений ее сморил сон. Проснулась она, когда часы на мобильнике показывали 9.45. Лиза прислушалась, в доме было тихо. Вставать совсем не хотелось, она решила еще понежиться в постели. Но тут в дверь кто-то позвонил. Лиза обрадовалась, она думала, что это Никос пришел к ней в гости. Она быстро накинула на себя халат и сбежала по лестнице в холл, немного повозилась с замком и радостная открыла дверь. Какого же у нее было удивление, когда на пороге она увидела незнакомого молодого человека. Надо сказать, он тоже был ни мало удивлен, увидев Лизу в доме.

- Вы кто?! – сказали они одновременно одну и ту же фразу.

- Я… Лиза, - сконфузилась девушка. – А вы кто? Я думала, что пришел Никос.

- А-а-а, значит, вы подумали, что я Никос, - рассуждал незнакомец. – И зовут вас Лиза. Меня зовут Алексис. Но что вы делаете тут одна в этом доме?

Тут Лиза сконфузилась еще больше. Объяснять хозяину дома, что они вчера ночью с Никосом пробрались в его дом, было бесполезно. Никос ушел, а Лиза в доме была одна. Выходит, она получалась воровкой.

- Я ничего… не украла… честное слово, - слегка запинаясь от страха, сказала девушка.

- Значит, вы ничего не крали, - рассмеялся Алексис. – Ну, что ж это уже хорошо, - надменно произнес Алексис. В его тоне, в манере держаться чувствовалась привычка повелевать людьми. Весь вид говорил о респектабельности. - А в дом вы меня пропустите?

- Проходите… - не совсем уверенно сказала Лиза. – Если хотите, я быстро соберусь и сразу уеду отсюда.

- Ну, отчего же так торопиться?

- Ну, это же ваш дом.

- Кто это вам сказал?

- Никос.

- А, Никос. Ну, что ж, раз он так сказал, значит так и есть.

- Вам, наверное, неприятно, что в ваше отсутствие тут появились нежелательные гости. Я сейчас уйду.

- Ну, уж нет! – решительно воспротивился Алексис. – Раз уж вы с Никосом вместе пришли, то уж, будьте добры, дождитесь его.

Алексис подумал и добавил: - Кстати, Лиза, не угостите меня кофе?

- Угостить кофе? – растерялась девушка. – Но вы же у себя дома. Можете сами пройти на кухню…

- Всегда приятно, когда за тобой кто-то ухаживает, - улыбнулся Алексис. – Вся эта история с нахальной гостьей, вторгшейся в его дом, его явно забавляла.

Лиза прошла на кухню и стала готовить кофе. Алексис расположился в гостиной. От нечего делать он включил телевизор и смотрел футбол на спортивном канале. Он был азартным болельщиком, фанатом своей команды. Алексис так увлекся игрой любимой команды, что не сразу понял, что сказала Лиза. Он вопросительно посмотрел на нее:

- Что вы сказали? Я не слышу! Говорите громче!

Лиза стояла с подносом в руках, уставленным чашкой с кофе и блюдом с бутербродами.

- Я принесла вам кофе.

- А, кофе! Благодарю! А пиво? – вопросительно посмотрел на девушку Алексис.

- Я не знаю, где в доме находится пиво, - в конец растерялась Лиза, она опять предательски покраснела от смущения.

Алексис не стал дожидаться ответа, он опять уткнулся в телевизор, там, на футбольном поле, сейчас должны были забивать пенальти. Алексис напрягся от напряжения, внимательно наблюдая за игроком, бьющим пенальти. Казалось, в этот момент он вообще никого не замечал рядом вокруг себя. В этот момент в дверь кто-то позвонил. Из-за сильного звука телевизора Лиза еле расслышала звонок. Она вопросительно посмотрела на Алексиса, но хозяину дома явно сейчас было не до гостей. Игрок его команды промазал и не забил пенальти. От досады Алексис побагровел, он взвыл от раздражения: «Ух, мазила! Упустил такой шанс!» От досады Алексис выключил телевизор. В этот момент в дверь позвонили еще раз. Алексис нехотя пошел открывать дверь. В дверях стояла Ивонни, она приветливо улыбнулась Алексису и прошла в дом.

- Привет, Алексис! А где Никос? Я хочу с ним поговор… - осеклась Ивонни на полуслове, завидев в гостиной Лизу. Она скептически посмотрела на Лизу и кинула вопросительный взгляд на Алексиса: - А «она» что здесь делает?!

Ивонни пренебрежительно уставилась на Лизу. Лиза готова была провалиться сквозь землю. Она была в простеньком халате с волосами собранными в пучок на скорую руку. Нет! Она решительно не могла тягаться с эффектной и яркой Ивонни, одетой в белый элегантный брючный костюм. Наряд дополняли изящные украшения и великолепно уложенные в локоны волосы.

- Ее привел сюда Никос, - сказал Алексис, при слове «ее», кинув взгляд на Лизу.

- Никос привел ее… Не понимаю. Зачем?! – вспыхнула от раздражения Ивонни. – Что эта туристка забыла в этом доме?!

Алексис молча пожал плечами. Лиза молча стояла в гостиной словно мебель. Все происходящее ей казалось как во сне. О ней говорили в ее присутствии как о вещи, о пустом месте, а она и слова не могла сказать в ответ. «Вот вляпалась! Какая же я дура!» - негодовала в душе Лиза.

- Однако странные манеры в последнее время появились у Никоса, - злобно заметила Ивонни, - знакомиться с туристками. Может, эта особа сама пробралась в дом?! И надо вызвать полицию…

- Я так не думаю. Не стоит вмешивать полицию в это дело! – категорически сказал Алексис.

Лиза вздохнула с облегчением, ее хоть в полицию не загребут. Ей там придется долго объяснять, как она пробралась в чужой дом. Да и вряд ли ей кто-то поверит в чужой стране. К тому же, Ивонни с владельцем отеля Костасом видели, как она приехала к отелю в угнанном Никосом кабриолете. От страха у Лизы душа ушла в пятки. Ивонни уселась в кресло и закурила, она нервно пускала кольца дыма, пытаясь успокоиться. Лиза заметила, что когда Ивонни злится, становится не такой уж привлекательной. От этой мысли ей почему-то стало легче. В этот момент в дверь постучали, Лиза с облегчением вздохнула, она очень надеялась, что это пришел Никос. Лиза бросилась первой к двери, но Ивонни ей перегородила дорогу.

- Нет уж, голубушка, я сама открою дверь, - зашипела Ивонни на Лизу. – Посмотрим, как он удивится, увидев тебя здесь… И тебя, наконец, вышвырнут вон!

Но чаяниям Ивонни не довелось сбыться. На пороге стоял Костас.

- Ивонни, куда же ты запропастилась?! – несколько недовольным голосом сказал Костас, входя в дом. – Я тебя жду-жду в машине. Ты же сказала, что зайдешь ненадолго. Мы же должны были поехать… - тут Костас увидел Лизу. От удивления он запнулся об порог. – Фу ты, черт, чуть не расшиб себе лоб через этот порог.

- Незачем бегать за мной по пятам? – зло огрызнулась Ивонни. – Видишь, какой тут спектакль происходит.

- Лиза, почему вы не уехали вместе с группой? Ах, я, дурья башка, я вспомнил, у вас же украли паспорт…

- Костас, миленький, может, ты поможешь этой девушке с документами, чтобы она поскорей уехала домой?

- Ну, я сделаю все, что в моих силах. Ивонни, ты же знаешь, чтобы решить вопрос с документами, надо ехать в Салоники, тратить кучу времени на бумажную волокиту, а у меня столько дел в отеле. Новый заезд, туристов много, надо всех где-то разместить. Сейчас самый сезон пошел…

- Но, надеюсь, ты это сделаешь ради меня, - капризно надула губки Ивонни.

- Ну, конечно, я сделаю это ради тебя, Ивонни. Ты же знаешь, как я к тебе отношусь, - подобострастным голосом сказал Костас, присаживаясь на диван поближе к креслу Ивонни.

Тут в гостиную вошел Никос. Он недоуменным взглядом окинул всех присутствовавших.

- Не ожидал вас здесь увидеть, - сказал Никос. Он был явно смущен.

- Ну, ты меня удивил, четное слово, приятель, - сказал Алексис. – Утром прихожу и вижу, что в доме…

- Рад тебя видеть, Алексис, - перебил приятеля Никос. – Ты уже вернулся. Я в твое отсутствие привел в дом свою гостью. Она ненадолго. У нее возникли проблемы с документами…

- Ну, ты мог меня хотя бы предупредить, Никос, - недоуменно пожал плечами Алексис. – Я бы хотел знать твои планы…

- Алексис, давай я тебе потом все объясню! - решительным голосом прервал друга Никос.

- Никос, зачем ты привел эту девушку в дом? – сказала Ивонни.

- Ей негде было переночевать…

- Ну, это же не повод, так сказать, вести всех с улицы в дом.

- Ивонни, прекрати! Твой тон недопустим, – резко оборвал красавицу Никос.

Ивонни обиженно насупилась. Она резко встала, кокетливо поправила прическу и сказала: - Костас, идем отсюда! Нам здесь не рады.

Ивонни решительно направилась к выходу.

- Конечно, дорогая! Я давно говорю, что нам пора, - Костас кинулся догонять Ивонни.

После ухода Ивонни и Костаса в комнате повисла тишина. Все ощущали неловкость ситуации, в которой оказались. Лиза встрепенулась первая. Она бросилась по лестнице в свою комнату. Никос хотел догнать ее, чтобы объясниться, но его остановил Алексис:

- Никос, ты ничего не хочешь мне объяснить.

- Приятель, давай я объясню тебе все потом. Понимаешь, это такая запутанная история, - перешел на шепот Никос. – Я не хотел бы, чтобы Лиза все узнала…

- Но ты бы мог меня хотя бы предупредить… Лиза все равно потом все узнает…

В этот момент Лиза спускалась по лестнице одетая с собранным чемоданом в руке. Она услышала последние слова, сказанные Алексисом: «Лиза все равно потом все узнает». Она растерянно остановилась посреди гостиной. Никос бросился к ней, схватил у нее из рук чемодан:

- Лиза, куда ты собралась?

- Я хочу уехать отсюда поскорей!

- Не уезжай!

- Я не могу больше находиться в этом доме.

- Я хочу тебе помочь!

- Ты уже мне помог! – горько усмехнулась девушка. – Мое инкогнито раскрыто. Меня здесь никто не ждал. Меня назвали воровкой, хотели сдать в полицию. Лучше бы я поселилась где-то в захудалом номере на отшибе. Право слово, меньше было бы нареканий в мой адрес.

- Не уходи, Алексис любезно предоставил дом в твое распоряжение на несколько дней. Мы сейчас с ним уйдем. Скажи, Алексис!

- Да, мы сейчас уйдем. Дом полностью в твоем распоряжении.

- За это время я попытаюсь помочь тебе с документами, - сказал Никос.

- Но Костас уже пообещал мне помочь с документами, - не смело возразила Лиза.

- Пусть он вначале объяснит, почему паспорт украли в его гостинице? – зло сказал Никос.

- Да, и надо сказать, это не первый случай кражи документов в его отеле, - заметил Алексис. – Несколько месяцев назад у нескольких туристок пропали паспорта прямо накануне отъезда. Дело, правда, быстро замяли. Кому нужны чужие паспорта? Возможно, эти документы нужны для девушек, кто нелегально попадает в страну для работы в борделях. Не зря, местные Костаса недолюбливают…

От услышанных слов Лизе стало дурно, она побледнела как стена. У нее закружилась голова, Лиза устало присела на диван и положила голову на подушку. Девушка взялась руками за виски, у нее страшно разболелась голова, от пережитых волнений за последние дни она чуть не хлопнулась в обморок.

- Алексис, ты бы мог держать свои догадки при себе, - отчитал приятеля Никос. – Тоже мне выискался умник.

- А я что, я ничего, - развел руками Алексис, - я только предположил…

Никос подошел к Лизе и участливо спросил, как она себя чувствует.

- В голове шум, наверное, давление упало, - слабым голосом ответила Лиза. – Но ничего, сейчас пройдет.

- Надо выпить горячего сладкого кофе с аспирином, - сказал Никос.

- Да, а еще лучше кофе с лимоном помогает, давление нормализуется, - добавил Алексис тоном знатока.

- Тоже мне, Айболит нашелся. У тебя лимон есть?

- Не знаю. Надо посмотреть в холодильнике.

- Ну, так иди посмотри! И кофе принеси.

Алексис метнулся на кухню. Никос склонился над Лизой, в его глазах была тревога.

- Как ты?

- Кажется, уже лучше… - Лиза попыталась привстать, но вновь почувствовала дурноту и слабо опустилась на диван.

- Вот видишь. Ты плохо себя чувствуешь, а собралась уходить, искать где-то жилье, - обиженно проворчал Никос. – Тебе надо отлежаться…

- Я поняла, что я всем мешаю…

- Никому ты не мешаешь. Решено! Ты остаешься здесь.

Лиза не стала противиться решению Никоса. Она сказала:

- Я остаюсь… но только на несколько дней.

- Ну, вот и договорились…

В эту минуту в комнату вошел Алексис, он иронично усмехнулся:

- О чем вы тут договорились, пока меня здесь не было?

- Не твое дело. Давай сюда кофе. Хоть какой-то будет прок от твоей болтовни.

- Ну, а как же мой дом?! – удивился Алексис. Что ни говори, от моего дома тоже есть польза.

Приятели рассмеялись. Видно было, что они были дружны и прекрасно друг с другом ладили. Лиза только удивилась, как такой напыщенный сноб, как Алексис, не брезгует дружбой с простым рыбаком Никосом. Возможно, для дружбы не имеет значения разница в социальном положении. Надо отдать должное Алексису, он больше без спроса не вторгался в жилище, где временно обитала Лиза, как будто это был и не его дом вовсе. Никос навещал Лизу раз в день и привозил продукты. Одно было отрадно. Раз уж все знали, что в доме живет Лиза, Никос разрешил ей выходить в сад для прогулок. Но категорически был против того, чтобы она покидала пределы виллы, мотивируя это тем, что тут она была в безопасности. Лиза не стала спорить. Прогулка в саду среди ветвистых аллей вполне могла заменить прогулку по окрестностям.


Глава 4
МОРСКАЯ ПРОГУЛКА

За несколько дней Лиза успела съездить с Никосом в Салоники. В консульстве пообещали ускорить процесс выдачи нового документа, удостоверяющего личность. И если бы не предстоящая разлука с Никосом, Лиза была бы счастлива покинуть страну и выехать на родину, как можно раньше. В одной из поездок Никос признался Лизе, почему не пришел проводить ее к автобусу. Он сказал, что в тот день был очень занят на работе, потому опоздал к отправлению туристического автобуса от отеля. Никос помчался прямо в аэропорт Македония, но какого же было его удивление, когда среди отъезжающих он не увидел Лизу. Куратор группы объяснил причину отсутствия Лизы, что она осталась в отеле из-за пропажи паспорта. Никос вернулся в Калликратию и там, в беседке, у отеля они встретились с Лизой. Лизе было приятно слушать слова признания Никоса, и хотя он не говорил слов о любви, но ясно было, что у них была сильная привязанность друг к другу, как у очень близких и родных людей.

В один из дней на виллу заявился Алексис. Он был явно навеселе. Свой шикарный автомобиль он припарковал рядом с домом. Зайдя в дом, он сразу же заверил Лизу, что приехал ненадолго, что ему нужно забрать папку с документами, которую он оставил в прошлый раз. Лиза не смела возражать, она пропустила Алексиса в дом. Он прошел в гостиную, прошел к бару и налил себе в бокал виски. Выпив содержимое бокала единым залпом, он удобно уселся на диване, вальяжно закинув нога на ногу, и закурил сигару. Лизу удивил тот факт, что он не стал сразу искать папку с документами, ради чего, казалось бы, приехал. Алексис в этот визит был совсем не весел и не приветлив, как в день их первого знакомства, он был хмурый и неприветливый. Впрочем, Лиза абсолютно не знала, каков Алексис на самом деле, возможно, он и был таким на самом деле. Он долго молчал, уставившись взглядом в одну точку. Казалось, он совсем не замечал Лизу, которая стояла неподалеку. Потом Алексис резко встал, он пошатнулся, от выпитого алкоголя его качало из стороны в сторону. Он направился к Лизе, взгляд у него был тяжелый. Лиза вся сжалась, не ожидая от него ничего хорошего. Завидев страх в ее глазах, Алексис усмехнулся.

- Ты боишься меня? Не бойся. Я не причиню тебе зла, - сказал Алексис и направился к выходу. В дверях он остановился и пристально посмотрел на Лизу: - Я вот что хотел сказать… Тебе стоит остерегаться Ивонни. Она влюблена в Никоса как кошка.

- Но ведь Ивонни встречается с Костасом? – недоумевала Лиза.

- Вроде бы встречается. На самом деле, она бывшая подружка Никоса. У них был бурный роман. Дело шло к свадьбе, но потом между ними пробежала черная кошка. Сама видела, какой у нее склочный характер. Никос не из таких, он женские причуды терпеть не будет. Он парень совсем не простой, каким кажется на первый взгляд. И хотя мы с ним приятели, я не хотел бы иметь такого врага.

Алексис, покачиваясь, пошел к выходу. Он вышел на улицу и сел за руль. Лиза пыталась остановить его, говоря, что он много выпил, в таком состоянии нельзя садиться за руль.

- Пустяки! – махнул рукой Алексис. – Это мое привычное состояние, так я даже лучше управляю авто.

Алексис задумался. Наморщив лоб, он пытался что-то вспомнить.

- Кстати, - заговорил неторопливо мужчина, язык у него явно заплетался. - Я недавно сидел в одном ресторане, где отдыхали Ивонни с Костасом. Я прислушался, о чем они говорили. Интересное кино получается, они говорили о тебе. Ивонни жаловалась Костасу, что Никос слишком увлекся тобой.

- Это неправда! – вспыхнула Лиза. – Никос мне всего лишь помогает.

- Не говори глупостей, девочка, - усмехнулся Алексис. – Он влюблен в тебя по уши. Я его знаю уже тысячу лет, никогда его таким за-бот-ливым не видел… Ну так вот, знай, ты для Ивонни – помеха, она постарается тебя устранить любым путем. У нее очень влиятельные родители…

Алексис давно уже уехал, а Лиза стояла посреди двора, словно оглушенная. Слова Алексиса не шли у нее из головы. Она не могла просто поверить в то, что Ивонни может причинить ей вред. Ночью Лиза плохо спала, ей снились кошмары, словно кто-то преследует ее. Кто-то в темноте крадется за ней, пытаясь набросить ей на голову мешок, затем она проваливается в яму… Затем откуда-то доносится злорадный смех, Лиза снимает мешок с головы и видит перед собой перекошенное от злости лицо Ивонни… Лиза проснулась вся в холодном поту. Она встала и подошла к окну, отдернула занавеску и открыла окно, чтобы пустить в комнату свежий воздух. Ей вдруг показалось, что во дворе промелькнула чья-то тень. Лиза напрягла все свое внимание, но в темноте не могла больше ничего разглядеть. Лиза оцепенела от ужаса. Она замерла на месте, не зная, что делать дальше. Рука инстинктивно потянулась за мобильником. Она набрала номер Никоса.

- Алло, слушаю, - в телефоне послышался мужской сонный голос.

- Алло, Никос… Это Лиза. Приезжай скорей! Мне очень страшно.

- Тебе кто-то угрожает? – донеслось на другом конце провода.

- Нет. Но мне очень страшно. Мне показалось, что во дворе кто-то ходит. Я случайно выглянула в окно…

- Я сейчас срочно выезжаю. Слышишь! Не выходи из дома. И вообще, не покидай своей комнаты, запрись изнутри. Я сейчас приеду. Включи свет, пусть видят, что ты не спишь…

Когда Никос приехал, все прежние страхи показались Лизе пустяковыми. Она была весела, бодро шагала по кухне, готовя кофе для Никоса. Только бледность и темные круги под глазами говорили о пережитом волнении. Никос не стал расстраивать ее еще больше. Подходя к дому, он заметил спрятавшегося в кустах мужчину. Завидев Никоса, мужчина кинулся бежать вдоль забора. Никос попытался задержать злоумышленника, но тот нырнул в лаз в заборе и был таков. Кто бы он ни был, оставаться самой в доме Лизе было небезопасно. На эту ночь Лиза с Никосом решили, что он переночует в доме, а утром он что-нибудь придумает.


* * *

Документы в консульстве должны были сделать в течение недели. Во всяком случае, так пообещали. Никос предложил Лизе не тратить время даром и совершить морскую прогулку на остров Санторини. «Остров Санторини – один из самых красивых островов в Греции и один из самых романтичных курортов Средиземноморья, - сказал Никос, когда Лиза попыталась вежливо отказаться от поездки. – Ты должна там обязательно побывать. Он находится в Эгейском море. Добраться туда можно на пароме или на самолете. Но мы выберем гораздо более привлекательный маршрут, - хитровато прищурился Никос. - Мы доберемся на остров на яхте.» Судя по озорной улыбке и некой таинственности в голосе, Лиза поняла, что готовится очередная авантюра, как было с угоном автомобиля и тайным поселением на вилле Алексиса. От страха у Лизы заныло под ложечкой и подкосились колени. Ей вдруг расхотелось совершать путешествие по морю, даже на самый распрекрасный остров в мире. Ей ужасно не хотелось, чтобы на этот раз их обвинили в угоне чужой яхты. Но Никос был неумолим, он настоял на путешествии и заверил Лизу, что с ней ничего не приключится. Лиза, как и прежде, доверилась Никосу без оглядки.

В местном яхт-клубе на причале в небольшой уютной бухте покачивались на воде несколько десятков яхт. Никос уверенным шагом направился к одной из них, увлекая за собой Лизу. В этот час здесь было мало народу. Они беспрепятственно поднялись на борт небольшого судна и отправились в морское путешествие. Моторная яхта двигалась легко и быстро.

- Через несколько часов будем на Санторини, - сказал Никос. Он уверенно держал штурвал в руках. – Располагайся поудобней.

Лиза с опаской оглянулась назад и вздохнула.

- Что? Опасаешься погони?! – задорно рассмеялся Никос. - Сейчас нас никто не догонит. Мы взяли хороший разбег.

- Ты как-то ведешь себя легкомысленно, - осерчала Лиза на приятеля.

- А что попусту горевать. Посмотри, какой вид красивый. Оглянись вокруг. Ты выдела Грецию только с суши, с берега. Но настоящая Греция островная, в море. Греки всю жизнь были отважными моряками и рыбаками. Море нас кормит.

- Вид, действительно, очень красивый, завораживающий.

- Ну, как яхта, нравится? – подмигнул Никос. – Не жалеешь, что со мной отправилась на морскую прогулку?

Лиза обвела взглядом яхту и сказала с усмешкой:

- Яхта хороша… Только, мне кажется, несколько маловата. Никос, что ж ты не выбрал яхту побогаче, погабаритней что ли?

Вместо ответа Никос нахмурился. Лицо его вдруг стало неприветливым. Таким его Лиза еще никогда не видела. Видно было, что Никосу с трудом удается сдержать себя, чтобы не наговорить лишнего.

- Дело в том, сударыня, что яхта должна быть, прежде всего, надежна, непотопляема, - строгим голосом сказал мужчина. - Сразу видно, Лиза, что ты новичок в морском деле.

Лиза ничего не ответила, молча проглотив обиду.

- Ладно, не обижайся, - миролюбиво заговорил Никос. – Не обращай внимания на меня. Я иногда бываю невыносим.

- Где-то я уже слышала про это… То ли от Алексиса, то ли от Ивонни…

- Ах, Ивонни, - недовольно поморщился Никос. - Алексис, наверное, уже тебе что-то разболтал про меня…

- Нет, он ничего такого не говорил. Просто сказал, что Ивонни твоя бывшая подружка.

- Мы с ней расстались… Навсегда!

- Ну, как расстались, так можете и опять сойтись, - сказала Лиза. Она подумала, что сегодня говорит все невпопад, чтобы нарочно позлить Никоса. Кажется, ей это удалось, Никос обиженно отвернулся от нее в сторону. Повисла тягостная пауза. Чтобы рассеять неловкое молчание, Никос заговорил первым:

- Ничего не скажешь, романтичное путешествие у нас с тобой получается. Надулись как две буки, косимся исподлобья друг на друга. Я хотел показать тебе свое море. Правда, оно прекрасно. Море – моя стихия. Здесь я чувствую себя по-настоящему счастливым.

- Ты хорошо управляешь яхтой. Ты где-то учился? – спросила Лиза.

- Доводилось, - уклончиво ответил Никос. – Он задумчиво вглядывался вдаль. Лицо его было строгим в эту минуту. Даже можно было сказать, торжественным. – Я люблю море с детства. Отец часто меня брал мальчишкой кататься на яхте, он был яхтсменом, управлял парусной яхтой, часто участвовал в парусных регатах.

- А сейчас что же, вы больше не видитесь?

- Его больше нет. Он погиб в одной из гонок во время сильного шторма.

- Извини, я же ничего не знала. Мне очень жаль, правда…

- Ладно, не извиняйся! – перебил Лизу Никос. – Ты же не знала. Яхта затонула у берегов Ирландии из-за попадания большого объема воды внутрь судна из-за плохой герметичности закрытий палубных люков. Тогда погибло несколько человек, пять яхт затонуло, некоторым яхтсменам удалось спастись на надувных спасательных плотах.

- Ты очень любил отца?

- Понимаешь, он был настоящим! Он был мужчиной, решительным, волевым, он не боялся трудностей, не прятался за спинами товарищей. В трудную минуту встречал опасность с гордо поднятой головой. Он многому меня научил. И хотя он погиб, когда я был еще мальчишкой, я запомнил его таким на всю жизнь. Он пример для меня.

- Я тоже очень любила своего отца. Я часто о нем вспоминаю. Он умер несколько лет тому назад. Помню, как мне стало страшно в тот день, когда я узнала, что отца не стало. С тех пор в сердце затаилась какая-то боль, скрытая печаль. Прошли годы, но сердце порой ноет от тоски при мысли об отце. Мама, конечно, постаралась, мне заменить отсутствие отца.

- Моя мать поступила проще – она нашла замену моему отцу.

- Нельзя винить ее за это…

- Просто я хочу сказать, что не люблю отчима. Он оказался совершенно другим человеком. Он малодушен, эгоистичен. Он предпочитает комфорт и домашний уют, и хотя он пытался втереться в доверие ко мне и найти мое расположение, он навсегда остался для меня чужим человеком. Мать я не виню. Но из-за отчима я редко бываю дома, мы с ней не часто видимся. Мне, кажется, она страдает из-за этого, но я ничего не могу поделать с собой. У меня до сих пор перед глазами стоит образ отца, и никто никогда его не затмит.

…Вскорости они причалили в порту острова Санторини. Остров предстал пред ними во всей своей величественной красе с эффектными ландшафтами, прекрасными разноцветными пляжами с песком белого, красного и черного цвета, своеобразной средиземноморской архитектурой – белыми строениями с голубыми крышами. С теснящимися к скалам, словно гнезда птиц, небольшими домиками, узкими улочками, прекрасными отелями и гостиницами с уютными террасами, на которых накрываются столы к трапезе. Остров, овеянный легендами о потерянной Антлантиде, которая ушла под воду в результате разрушительного землетрясения. Над Санторини всегда витал дух романтики. Именно поэтому молодожены часто выбирают Санторини как место проведения своего медового месяца.

Примерно 3500 лет тому назад, в результате вулканического взрыва образовался в Эгейском море чудесный архипелаг из пяти островов - Санторини. Такое же название носит и главный остров. Многие считают, что архипелаг Санторини – это часть суши затопленной Атлантиды, где некогда процветала древняя развитая цивилизация. Словно в подтверждение этой идеи на острове Санторини во время раскопок возле поселка Акротири в 1967 году археологами были обнаружены под многометровым слоем вулканического пепла развалины целого города Минойской цивилизации. Именно сюда, в Акротири, где был создан археологический заповедник, Никос привез Лизу, чтобы показать ей развалины древнего поселения. Они ходили по древним узким улочкам среди сохранившихся чудом двухэтажных домов. Здесь Лиза открывала для себя новый мир древнего города с особой культурой, бытом, своеобразной архитектурой и другими особенностями давно минувшей цивилизации. У них уже была своя письменность. Почти каждый дом украшали фрески. По изображению на них можно было судить о быте и ремеслах горожан. В основном все они были моряками и рыбаками. Мужчины были добытчиками, они ловили рыбу и другие дары моря. Торговля велась с жителями, обитавшими на других островах. Туда и обратно добирались по морю на весельных лодках. Женщины были хранительницами очага. Они готовили еду, выращивали фрукты и овощи, пасли коз, овец, пряли шерсть, занимались разведением цветов и других растений. Любили украшения. Среди раскопок были найдены золотые украшения.

Посетителей было немного, можно было не торопиться и все внимательно осмотреть. Никос выступал в роли экскурсовода. Видно было, что он хорошо знаком с историей древнего поселения и увлечен этими событиями.

- Лиза, представляешь, сейчас мы, быть может, ходим по земле, где раньше обитали жители древней легендарной Атлантиды, - сказал Никос. – Это была очень развитая цивилизация. У них была своя письменность, они изготовляли папирус, на котором записывались важные документы. Дома наполняли глиняная посуда и мебель, стены домов украшали фрески. В городе были проложены сложные дренажные и канализационные системы. Люди жили, о чем-то мечтали, работали, растили детей… И все рухнуло в один миг! Вулкан проснулся. Произошло крупнейшее извержение вулкана, которое вызвало цунами. Цунами высотой в несколько десятков метров уничтожило все, что было на островах Эгейского моря, на Крите, в прибрежных греческих поселениях, севера Египта, всех, кто жил на берегах Средиземного моря, и на тысячу лет приостановило развитие цивилизаций. Возможно, это катастрофическое извержение вулкана на острове Санторини, породившее цунами, легло в основу библейских сказаний о всемирном потопе. Странно… - отвлекся от своего рассказа Никос. – Мне вдруг показалось, что среди посетителей я увидел Костаса. Что он может здесь делать?

- Может быть, он приехал с экскурсией? – предположила Лиза.

- Не думаю. Тогда бы он ходил в группе вместе с остальными туристами по археологическому заповеднику. Но сейчас здесь мало туристов, я специально выбрал такое время, чтобы не было сутолоки и суеты.

- Возможно, он приехал, чтобы одному побродить среди развалин древнего города в поисках артефактов? Но не ожидал нас здесь увидеть, поэтому решил скрыться из виду.

- Возможно, ты права, Лиза, - сказал Никос. – Надо с этим разобраться. Но все равно странно все это. Сейчас сезон, у него в отеле наплыв туристов, дел невпроворот.

- У него есть целый штат сотрудников отеля, отвечающий за работу отеля.

- Не думал, что Костаса интересует история древнего мира. Мне кажется, его интересует только прибыль и темные делишки.

- А я люблю историю.

- Кстати, если хочешь, можем зайти на экскурсию в городской археологический музей, - предложил Никос.

- Что-то не хочется. Честно говоря, я устала от жары, - сказала Лиза и улыбнулась. – Не забывай, что мне пришлось сегодня подняться ни свет, ни зоря, чтобы совершить морскую прогулку на Санторини. Так что прошу пощады у своего гида.

- Ну что ж, тогда дальнейшая программа такая. Быстро где-нибудь перекусить в каком-нибудь кафе и отправиться на пляж – купаться и загорать. Отдых на Санторини не забывается. К вечеру желательно быть уже дома. Обещали ухудшение погоды к концу дня.

- О, такая программа меня вполне устраивает…

Программу посещения на острове пришлось сократить. Надвигался шторм, Никос торопился отправиться на яхте в Калликратию, чтобы не попасть в бурю. Лодка уже отплыла от острова на приличное расстояние, когда неожиданно заглох мотор. Никос полез, было, разбираться с мотором, но у него ничего не получилось. Мотор испортился окончательно, в море починить его было не возможно. Видно было, что кто-то сознательно испортил мотор. Никос, почему-то, подозревал в этом Костаса, который вдруг ни с того, ни с сего оказался на Санторини вместе с ними. Лизе Никос ничего не сказал. Подул сильный северный ветер. Начался шторм, дождь полил как из ведра, лодку качало на высоких гребнях воды. Палуба уходила из-под ног. Эгейское море не было больше лазурно-ласковым и манящим, оно стало бурным и серым от шторма. Никос знал, что греческие острова в Эгейском море, называемые также Кикладскими островами, являются самым ветреным районом мира, но Лизе не нужно было знать об этом. Лиза спряталась от дождя в каюте. От сильной качки у нее началась морская болезнь. Ее мучила дурнота и сильная слабость. Никос попытался созвониться с Алексисом по мобильному телефону, чтобы тот прислал за ними помощь. Но дозвониться так и не смог. Да и никто бы в такую погоду и не стал бы проводить спасательные работы. Оставалось только уповать на волю неба и надежность судна. Их сносило сильным ветром и течением с избранного курса. В темноте ничего не было видно. Неожиданно лодка ткнулась днищем о берег. Это было спасением. Никос выпрыгнул из лодки на берег и помог спуститься Лизе. Она едва не упала на землю от усталости. Бледная, продрогшая, она все же была счастлива, что им удалось достичь суши. Лиза безумно боялась воды, она не умела плавать, и вообще не сильно доверяла лодкам и кораблям, считая все плавсредства ненадежными. Эта история, которая приключилась с ними, только подтверждала ее теорию. Сильной волной яхту бросило на скалистый берег, лодка разбилась о прибрежные скалы и затонула. Никос печальным взглядом наблюдал за этим плачевным зрелищем, обратно они могли добраться только, если их кто-то заберет с острова на своей лодке.

Никос и Лиза отправились вдоль берега в надежде найти кров. Дождь лил не переставая. Надо было где-то найти ночлег и обсушиться. Они пристали к небольшому скалистому острову, куда их отнесло течением. Счастье было, что судно вообще не затонуло во время шторма, и они все же причалили к берегу. Надежда была на то, что этот остров из Кикладского архипелага заселен. Чувствовалась сильная усталость, ужасно хотелось есть. Никос и Лиза шли уже достаточно долго, но нигде не было видно огней деревень. Лиза совершенно выбилась из сил, она шла из последних сил, тяжело ступая по гористой местности.

- Судя по всему, - размышлял Никос, - наша яхта пристала к небольшому острову Керос. Здесь точно никто не живет.

- Где же нам остановиться на ночлег? – усталым голосом спросила Лиза.

- На острове должны быть небольшие строения из камня, в них прячутся в холодную погоду пастухи с соседнего острова Пано Куфонисия, здесь они выпасают стада коз. Там можно будет переночевать и переждать непогоду.

Вскорости путники увидели небольшой домик, выложенный из камней.

- Ну, вот и наше пристанище, - облегченно вздохнул Никос. Он отворил дверь, пропуская вовнутрь Лизу: - Осторожно, пригни голову. Потолки в таких домиках низкие и проемы в дверях сделаны очень низко.

Лиза переступила порог и устало повалилась на охапку сена, брошенную возле стены. В домике было сухо и тепло, стены защищали от сильного порывистого ветра, гуляющего снаружи. Веки закрылись от усталости, она задремала. Никос включил мобильник и осмотрел содержимое дома. В доме было припасено немного козьего сыра и буханка хлеба. В бутылке была пресная вода. Никос тронул Лизу за плечо:

- Лиза, ты спишь? Вставай. Я здесь нашел немного еды и пресной воды, оставленной пастухами. Надо подкрепиться.

- Мне ничего не хочется. Я хочу только спать. Господи, я так продрогла, что никак не могу согреться.

- Поешь, тогда согреешься.

Лиза неохотно приподнялась. Никос протянул ей ломоть хлеба с сыром.

Они молча ели в темноте.

- Эх, жаль, здесь нет ничего, чтобы развести огонь. Тогда бы ты быстрей согрелась, - сказал Никос. Он обнял девушку за плечи, прижал к себе. Лиза ощутила жар его тела. Ей стало тепло.

- Ты, наверное, злишься на меня за это путешествие? – спросил Никос. – Я не думал, что так выйдет. Мне жаль, что втянул тебя в эту авантюру…

- Перестань. Ты же ни в чем не виноват.

- Я обещал тебе увлекательную морскую прогулку, а вместо этого мы попали в шторм.

- Знаешь, мне сейчас уже ничего не страшно. Все позади. И хотя я не умею плавать, даже на яхте во время шторма, когда лодку подбрасывало на гребнях волны, мне было страшно. Но я была уверенна, что ты все сделаешь для того, чтобы спасти нас. Ты мой герой. Но только не зазнавайся!

- Клянусь, я не буду зазнаваться, - торжественно произнес Никос.

Лиза рассмеялась. Ей было хорошо рядом с Никосом. Он согревал ее своим теплом, поддерживал в ней присутствие духа, он был таким надежным и преданным.

- Никос, это была твоя яхта?

- Да. Но как ты догадалась об этом? – удивился Никос.

- Я видела твои грустные глаза, когда яхта разбилась о скалы и затонула. Во всем твоем облике была такая печаль…

- Это была яхта моего отца…

- Тебе, наверное, очень жаль, что она затонула?

- Главное, что нам удалось спастись…

- Никос, я все время думаю, почему ты возишься со мной? Помогаешь мне с документами, помог найти мне дом.

- Ты имеешь в виду дом Алексиса? Он все равно там не живет, дом пустовал, а у тебя не было денег на гостиницу.

- Да, это все так. Но ты не всем помогаешь?

- Не всем… Может, ты мне понравилась. Только не зазнавайся.

- Хорошо, я не буду, - сказала строгим голосом Лиза и рассмеялась.

Никос обнял за плечи Лизу и поцеловал. Его поцелуй был жарким, страстным. Лиза ответила на поцелуй. Она вся поддалась навстречу Никосу, обнимая его руками за шею. Еще никогда она не испытывала таких чувств, эмоции, страсть буквально захлестнули все ее естество. Они были вместе, любили друг друга, и это было прекрасным мгновением в ее жизни. Лиза любила и была любима. Она отдалась любимому человеку с пылкостью юной возлюбленной, не думая о последствиях, о завтрашнем дне, что им придется расстаться. Она уедет, а Никос останется, и возможно они больше никогда не увидятся. Но это будет потом, а сейчас, этой ночью они были счастливы. Никос любил ее, ласкал ее тело, и Лиза млела от его ласк и поцелуев, отвечая взаимностью. Они заснули под утро, когда буря стихла, и дождь перестал барабанить по крыше.

Утром Никос связался с Алексисом по телефону и тот приплыл за ними на катере. Алексису хватило одного взгляда, чтобы увидеть счастливые лица Никоса и Лизы. Алексис улыбнулся:

- Вижу, шторм абсолютно не испортил ваше настроение. Морская прогулка удалась, невзирая на трудности пути.

Никосу не понравился шутливый тон приятеля.

- Вообще, Алексис, чтоб ты был в курсе, мы ездили на Санторини. Я показывал Лизе древний город, обнаруженный в Акротири…

- Это было чудесно… - сказала Лиза.

- Конечно, конечно, - морской воздух и красоты островов Эгейского моря так сближают.

Никос решил сменить тему и сказал:

- Ты случайно не знаешь, Алексис, что понадобилось Костасу на Санторини? Я видел его в Акротири. По-моему он шпионил за нами.

- Не знал, что Костас увлекается древностями, - искренне удивился Алексис.

- А потом в море я обнаружил поломку мотора на яхте.

- Поломка мотора на твоей яхте? Но этого не может быть. Ты всегда проверяешь судно перед выходом в море. И что яхта? Где она сейчас, ее можно починить?

- Яхта затонула.

- Странно все это…

- Я тоже так думаю…


Глава 5
СОПЕРНИЦА

После проведенной вместе ночи в домике на небольшом островке Керос Никос не стал больше скрывать от остальных своих чувств к Лизе. Слухи о зародившемся пылком романе дошли до Ивонни. Ивонни страдала от ревности. Она решила навестить соперницу в отсутствие Никоса, чтобы поговорить с Лизой и заставить ее уехать из Греции навсегда.

Лиза стояла у зеркала, прихорашиваясь. Никос пригласил ее вечером в недорогой ресторан. Он хвалил это заведение, рассказывая о том, какая там хорошая кухня и прекрасная греческая музыка. И совсем все недорого. Вечер обещал стать незабываемым. Лиза посмотрела в зеркало и критическим взглядом окинула себя. На Лизе было надето платье с цветочным принтом, на талии был поясок с цветком. Каштановые волосы были собраны в высокую прическу. В ушах красовались золотые сережки. Это был подарок Никоса. Он подарил Лизе это украшение накануне со словами: «Эти сережки дарю тебе взамен тех, что ты выбросила в море. Надеюсь, они принесут тебе удачу». Золотые сережки были сделаны в форме изящных лепестков роз. В полураскрытых бутонах сережек в центре украшения мерцали, словно как две капли росы, белые камни фианита.

Ивонни позвонила в дверь, потом позвонила во второй раз, она явно нервничала. Лиза распахнула настежь двери в надежде увидеть Никоса. Ивонни с презрением уставилась на Лизу и без приглашения вошла в дом.

- Куда это ты так нарядилась? – Ивонни окинула соперницу придирчивым взглядом. – И что на тебе надето? Это платье выглядит как безвкусица.

Лиза ничего не ответила, молча проглотив обиду, что она могла сказать Ивонни, та выглядела как всегда сногсшибательно. От взыскательного взгляда Ивонни не ускользнуло ничего. Она сразу же заметила новые сережки у Лизы и колко заметила:

- Вижу, у тебя появилось новое украшение. Что же Никос пожадничал и подарил серьги с такими крохотными бриллиантами?

Лиза посмотрела на Ивонни ничего непонимающим взглядом:

- Это фианиты…

- Ха, рассказывай мне! В украшениях я разбираюсь. Или Никос продолжает свою игру, изображая из себя бедного рыбака. Я все знаю! - Ивонни с вызовом посмотрела на соперницу. – Алексис мне все рассказал, что Никос, чтобы не спугнуть тебя, стал из себя изображать скромного парня, дабы тебе больше понравиться.

- Я ничего не знаю об этом, - растерялась Лиза.

- А надо бы знать, дорогуша! Поселилась тут на роскошной вилле, как у себя дома.

- Это дом Алексиса…

- Этот дом принадлежит Никосу. Алексис всего лишь подыграл своему приятелю. К тому же, Алексис вовсе не богат. А Никос принадлежит к известной фамилии Орфанидис. Его семье принадлежит сеть престижных отелей в Греции. Я подруга Никоса.

- Никос сказал, что вы расстались, - еле слышно произнесла Лиза. Она затравленными глазами смотрела на Ивонни.

- Чтобы ты знала, я невеста Никоса, а с тобой он просто решил поиграть в кошки мышки. И, кажется, его афера удалась, он переспал с тобой. Алексис говорил, что вы вместе с Никосом ездили вместе на Санторини и вернулись оба очень счастливые. Правда, Никосу пришлось заплатить за это своей яхтой, которая разбилась о скалы.

- Не ваше дело! – зло буркнула Лиза.

- Нет мое! Ты ничего ему не дашь. Слышишь, ни-че-го. А моя семья богатая и известная в Греции, со мной Никосу будет престижно и выгодно породниться. А из-за тебя затонула его яхта, которой он очень дорожил, потому что эта яхта осталась ему от отца.

Лиза густо покраснела. Ей было больно, словно ей нанесли пощечину. Было стыдно от того, что вот так ее личную жизнь подвергают осуждению. И кто – Ивонни. Хищница, а не женщина, сама вцепилась своими коготками в Никоса и ни за что на свете не хочет его отпускать. Словно в подтверждении этих мыслей Ивонни властным голосом произнесла:

- Никос мой, даже если мы сейчас не вместе. Между нами возникло временное разногласие. Но он мой! Я от своего не отступлюсь, так и знай! А тебе советую поскорей собирать вещички и уходить из этого дома. Можешь не волноваться, я сама закрою дом.

- Я никуда не уйду! – решительно произнесла Лиза.

Ивонни в изумлении приподняла бровь:

- Да ты с характером, как я посмотрю. Или авантюристка? ты положила глаз на Никоса и его состояние? Может, ты не так наивна, как кажешься, и изначально ведешь свою тонкую игру, чтобы женить Никоса на себе?

- Вас это не касается, кто я и что я. В любом случае я хочу дождаться Никоса, чтобы…

- Зачем? – перебила соперницу Ивонни. – Ну сводит он пару раз тебя в ресторан, свозит еще на один остров, устроив очередную морскую прогулку. Слава Богу, в Греции полно островов и романтических мест, где можно вдвоем мило провести время и всецело отдаться страсти. Помню, когда мы с Никосом были на Санторини, он так трогательно ухаживал за мной. Он, разве, не говорил тебе, чтобы мы ездили на Санторини. О, это было незабываемо! Лазурное море, шепот волн, чудесный пляж и мы одни в уединенной бухте на белом песке под синем небом… Куда же ты, дорогуша?! Ты должна дослушать все до конца.

Лиза закрыла уши руками, чтобы не слышать больше слов Ивонни. Они отравляли ей душу, терзали ее сердце безумными муками ревности. Лиза бросилась к лестнице и стремглав поднялась к себе в комнату на второй этаж. Схватила сумку и лихорадочно стала собирать свои вещи и кидать их в сумку. Она не могла больше здесь находиться под одной крышей с любовницей Никоса. От обиды Лизу душили слезы. Она вспомнила первую встречу с Никосом, как он подошел к ней, как заговорил. Потом они угнали красный кабриолет. Ей это тогда показалось забавным опасным приключением. На самом деле Никос просто играл с Лизой. Он обманул ее, спокойно сев в свой автомобиль и довез Лизу до ее отеля. Вся его бравада, его слова ничего не значили для него. Лиза была для него всего лишь приключением, сиюминутной авантюрой, которую он вскорости забудет. Лиза быстро собралась, спустилась в холл. Она протянула ключи от дома Ивонни:

- Вот ключи от дома… Отдайте их, пожалуйста, Никосу…

- Надеюсь, ты ничего не прихватила с собой лишнего? Знаю я таких, как ты, таких на пушечный выстрел нельзя подпускать к приличному дому.

- Как вы смеете?! – задохнулась от обиды Лиза. – Я не такая… я бы не стала.

- Да ладно оправдываться! Все вы так говорите, но на чужого жениха глаз-то положила.

У Лизы больше не было сил слушать незаслуженные оскорбления в свой адрес. Она решительно направилась к выходу и открыла двери, намереваясь навсегда покинуть этот дом. И по возможности, поскорей забыть Никоса. На пороге стоял Никос, он опешил:

- Лиза, куда ты собралась?! Что случилось? Почему ты мне ничего не сообщила?

- Я уезжаю, Никос.

- Но куда? Почему?! – Никос схватил Лизу за плечи и увлек ее в дом: - Нет! Я тебя никуда не отпущу! Тем более, в таком состоянии.

В холле Никос сразу же заметил Ивонни. Он уставился на женщину с неприязнью:

- Что ты здесь делаешь, Ивонни?!

Ивонни вела себя, как ни в чем не бывало. Она непринужденным голосом сказала:

- Да так зашла поболтать о том, о сем. Думала застать тебя дома. Лиза открыла мне дверь и любезно пропустила в дом.

Уста Ивонни источали мед, голос был сладким и мелодичным. Трудно было поверить, что еще минуту назад она была похожа на разъяренную львицу и источала свой гнев на беззащитную соперницу. Никос недоверчиво посмотрел на Ивонни, он прекрасно знал ее стервозный характер, чтобы слепо верить ее велеречивым словам. Под его колким взглядом Ивонни поежилась, она поняла, что сейчас ей лучше всего будет ретироваться.

- Ох. Я вспомнила, мне надо срочно съездить по одному важному делу, - сказала Ивонни. Она с грацией дикой пантеры поднялась с дивана и, кокетливо покачивая бедрами, покинула дом.

Никос недоуменно уставился на Лизу:

- Что случилось, Лиза? Почему ты хотела уехать, не попрощавшись со мной?

Лиза молчала, потупив взор. Никос взял ее за плечи, заглянул в глаза:

- Лиза, не молчи! Скажи что-нибудь! Что между вами произошло?! Ивонни тебя чем-то обидела?

Лиза с вызовом посмотрела на Никоса:

- Тебе лучше знать, чего ждать от твоей невесты!

- Ивонни мне не невеста.

- Ну, твоя бывшая любовница. Она мне тут рассказывала, как вы вместе были счастливы, а я тут невзначай вмешалась и разбила такую счастливую пару.

Никос устало опустился в кресло. Он молчал, собираясь с мыслями, не зная как начать трудный разговор.

- Что же ты молчишь? Ты трус! – гневно выкрикнула Лиза. – Ты обманывал меня.

- Я не обманывал тебя, - тихо ответил Никос.

- Ты все сначала подстроил в нашей истории. И эта авантюра, якобы, с угоном автомобиля была обманом, и потом путешествие на яхте… А тут приходит твоя невеста…

- Бывшая невеста, - поправил Лизу Никос.

- Какая разница, бывшая не бывшая! – отрешенно махнула рукой Лиза. – Приходит Ивонни и называет меня авантюристкой, желающей заполучить богатого жениха. Видите ли, ее жениха.

- С Ивонни все покончено. Мы с ней расстались еще до встречи с тобой.

- Допустим. Но зачем было лгать на счет дома, что этот дом принадлежит Алексису?

- Не знаю. Так получилось. Я боялся, что ты откажешься от моей помощи. Я так сильно хотел тебе помочь, что выдумал эту историю с домом. Я хотел быть для тебя героем, твоим рыцарем.

- Это уже не важно. Я уезжаю.

- Я люблю тебя, Лиза. Не уезжай. Останься со мной. Мой мир без тебя будет тусклым и скучным.

- Я тебе больше не верю, Никос.

- Поверь еще раз, ну пожалуйста!

- Прости меня, Никос, но не могу. Даже маленькая ложь порождает недоверие.

- Мы же были так счастливы на острове Керос. Путешествие на Санторини так много для меня значит.

- Прошу тебя, не надо вспоминать про Санторини, - с болью в голосе сказала Лиза. На память пришли слова Ивонни о том, как она была счастлива с Никосом на Санторини на пустынном пляже.

Никос подошел к Лизе, обнял ее и хотел поцеловать. Лиза отвернулась от него:

- Прошу тебя, Никос, не нужно все этого. Давай расстанемся просто друзьями.

- Друзьями?! – вскипел Никос. – Ха, ты предлагаешь мне остаться просто друзьями. Лиза, значит, ты тоже меня обманывала?!

- Как это? – опешила Лиза.

- Ну, как же! Я же для тебя ничего не значу. Ты с легкостью покидаешь меня, словно я для тебя всего лишь на всего простой курортный роман.

Лиза молчала, она не знала, что ответить. Ей хотелось кричать о том, что она любит Никоса всей душой. Что никогда никого так не любила. Но боль от обидных слов, сказанных Ивонни, душила ее изнутри. Лиза так хотела поверить Никосу, его словам о любви, но внутри у Лизы, казалось, была пустота, ее сердце было разбитым.

- Хорошо! – сказал решительным голосом Никос, вставая с кресла. – Я ухожу! Отложим наш разговор на потом. В любом случае ты останешься в этом доме! – сказал Никос, направляясь к выходу.

Лиза недоуменно уставилась на него. Никос повернулся и продолжил начатую фразу:

- Жить тебе все равно негде. Деньги у тебя почти закончились, документы будут готовы только через два дня. Я тебя больше не потревожу, я обещаю. Когда будешь выезжать, отдай ключи от дома Алексису. Надеюсь, такой вариант тебя устроит… Ах, чуть не забыл!

- Никос достал из кармана куртки маленький сверток и протянул его Лизе: - Это тебе от меня, так сказать небольшой подарок на прощание.

Лиза с неохотой приняла подарок. Никос вышел на улицу, громко хлопнув дверью. Лиза стояла посреди коридора, не зная, как ей жить дальше. Казалось, жизнь ее была разбита. Ей была невыносима мысль о том, что они так холодно расстались с Никосом. Лизе хотелось броситься за ним вдогонку, кинуться на шею и сказать, как она сильно его любит. Но Лиза не тронулась с места, казалось, силы покинули ее. И только слезы молча капали из глаз. Остаток дня Лиза провела как в бреду. Она не стала ужинать и рано легла спать.


Глава 6
НОЧНОЙ ГОСТЬ

Ночью ей не спалось. Но как только дрема смыкала глаза, ее мучили кошмары. Ей снился шторм, и как яхта разбивается о скалы, и Лиза оказывается в воде посреди бушующих волн. Она тонет, взывает о помощи, Никос протягивает ей руку помощи, чтобы спасти Лизу из воды, но тут между ними возникает Ивонни. Лицо ее перекошено от злости, она злорадно смеется, радуясь неминуемой гибели Лизы. Лиза проснулась в холодном поту. Она встала с постели, подошла к окну, стараясь сбросить ночное наваждение.

В небе сияла полная луна. В серебристом свете хорошо были видны окрестности коттеджного поселка. Лиза открыла окно и вдохнула свежий воздух. Ей стало легче, ночной кошмар отступил. Она уже собиралась вернуться в постель, как тут посреди двора она увидела промелькнувшую тень. Это был мужской силуэт. Незнакомец прокрадывался к дому, оглядываясь по сторонам. Лиза притаилась за окном, скрывшись за тяжелой портьерой. От страха душа у нее ушла в прятки. Она хотела позвонить Никосу, чтобы тот приехал к ней. Но страх сковал все ее тело, она осталась стоять на месте, не зная, что ей предпринять. Хорошо, что дверь в ее комнату запиралась изнутри. В ночи послышался тихий скрип. Злоумышленник открыл ставни и через окно пробрался в дом. Были слышны шаги на первом этаже, звон разбитого стекла, потом заскрипели половицы лестницы, мужчина поднимался на второй этаж. Он остановился перед Лизиной комнатой, дернул ручку двери, дверь была заперта. Тогда он молча постоял возле спальни, прислушиваясь к ночной тишине. Убедившись, что в комнате Лизы тихо, мужчина пробрался в кабинет хозяина дома и стал обшаривать комнату в поисках чего-то. Лиза слышала, как из кабинета доносился шум выдвигаемых ящиков письменного стола, звук разбитой настольной лампы, которую обронили на пол. Затем полетел на пол графин с водой, также оброненный ночным визитером. Затем вор стал открывать дверцы книжных шкафов, ища что-то на книжных стеллажах.

Сколько времени вор находился в доме, Лизе было трудно сосчитать. В ночи время тянулось ужасно долго. В висках сильными ударами пульсировала кровь, сердце от страха едва не выпрыгивало из груди. Лиза услышала только, как тихонько хлопнула входная дверь, кто-то вышел на улицу, затем она увидела удаляющуюся тень. Вор убегал от дома под покровом ночи. Вот мужчина с опаской оглянулся, озираясь по сторонам. Лизе показалось, что она узнала в незнакомце Костаса. Мужчина кинулся к забору и прошмыгнул в лаз, больше Лиза его не видела. Девушка с облегчением вздохнула и сразу набрала номер телефона Никоса. Никос приехал через полчаса. Завидев его на пороге, Лиза бледная от страха упала к нему на грудь. Никос поддержал Лизу, отвел ее к дивану в гостиной, подал капли и стакан холодной воды. Укрыл ноги пледом. Он был так заботлив и так сочувственно смотрел на Лизу, что казался Лизе в эту минуту самым дорогим человеком. От него веяло уверенностью и силой. С ним Лиза ничего не боялась, о произошедшей ссоре Лиза уже забыла.

- Что случилось, Лиза? – спросил Никос. – Почему ты так взволнована? Ты позвонила мне, сказала, чтобы я срочно приехал…

- Никос, это было ужасно… Я так испугалась… В дом залез вор, он что-то искал… Мне показалось, что это был Костас… - сбивчиво с перерывами, едва не заикаясь от страха, Лиза рассказывала про ночного визитера.

Никос нахмурился:

- Интересно, что это Костасу понадобилось искать в моем доме? С каких это пор он повадился лазить в мой дом?

Из-за перенесенного нервного потрясения Лиза не сразу обратила внимание на благоухающий цветочный аромат. Им была наполнена вся гостиная. Запах был тонким и в тоже время очень сильным, приятно щекотал ноздри, возбуждая желание и навевая приятные воспоминания. Она обвела взглядом комнату. Тут в глаза ей бросился маленький сверток, который ей подарил Никос перед уходом, и который она так и не развернула, положив на журнальный столик. Ночной визитер, залезая в дом через окно, опрокинул столик. Сверток упал на пол. Лиза подошла и подняла его с пола. В свертке оказался разбитый флакон с духами. Лиза удрученно покачала головой:

- Никос, ночной грабитель разбил твой подарок.

- Вот черт, он разбил духи марки Герлен. Чудесные духи с романтичным названием Елисейские поля. У них очень тонкий аромат. Этот парфюм так тебе подходит, твоей утонченной романтичной натуре.

Лиза подошла к Никосу и прижалась к нему:

- Спасибо, Никос, духи, действительно, чудесные. Этот аромат мне очень нравится. Ты говоришь, французская марка. Они, наверное, очень дорогие…

- Пустяки, - улыбнулся Никос. – Для тебя мне ничего не жалко, я подарю тебе новые духи. Какие ты хочешь?

- Я хочу этот аромат. Я уже его полюбила.

- Как и меня? – лукаво усмехнулся Никос.

- Как и тебя, - эхом ответила Лиза.

- Я говорил тебе, что мне ужасно повезло, что я встретил тебя?

- Нет, - замотала головой Лиза. – Но мне это приятно слышать. Она посмотрела в голубые глаза Никоса. – Знаешь, твои глаза напоминают мне лазурные волны Эгейского моря.

- Моря, в котором мы чуть не утонули, - пошутил Никос.

- Мне, кажется, я тону от любви к тебе…

- Продолжай, - сказал Никос.

- Не буду, - кокетливо улыбнулась Лиза, - а то ты слишком возгордишься.

- Кокетка ты моя, - сказал Никос. Он притянул Лизу к себе, их губы встретились. Он гладил руками ее шелковистые волосы, обсыпал ее шею и плечи поцелуями.

- У меня нет сил сопротивляться тебе, - томно сказала Лиза.

- Так не нужно сопротивляться. Просто прими мою любовь…

Утром Лиза проснулась первой. Яркие солнечные лучи пробивались в комнату сквозь тяжелые шторы. За окном было слышно пение птиц. Она с неохотой встала, с нежностью улыбнулась, глянув на Никоса. Лиза вспомнила вчерашнюю ночь. Они были так счастливы вдвоем, Лиза просто задыхалась от переполнявших ее чувств, от ласок и нежных объятий Никоса.


Лиза набросила на себя халат и спустилась в сад, расположенный рядом с домом. Краски природы сегодня для нее были более яркими, чем обычно. Весь мир она воспринимала по-другому, особенно, как влюбленная женщина. Природа вторила ее настроению. И солнце сегодня светило по-особенному, и пение птиц было необыкновенным и волнующим, и цветы казались более яркими и красивыми, завораживая взгляд своими нежными лепестками. Величественные ирисы фиолетового цвета, пронизанные солнечным светом, казались нежно лиловыми. Красные и белые кусты роз источали тонкий едва уловимый аромат. В зелени густой травы на солнце мерцали капли еще не высохшей ночной росы. Лиза засмотрелась на синие клематисы. Они пышным ковром устилали землю. Рядом росли красивые цветы похожие на ромашки с розовыми лепестками. Лиза хотела сорвать цветок, но услышала за спиной голос Никоса:

- Ветреница…

- Что ты говоришь? – удивилась Лиза. Она слегка нахмурилась. – Никос, ты называешь меня ветряной женщиной? То есть ты считаешь меня легкомысленной?

Никос улыбнулся:

- Я хотел сказать, что цветы, которые ты рассматриваешь, называются ветреница, по-научному, анемона. Этот сорт имеет название ветреница нежная.

- Ах, я то думала… - рассмеялась Лиза. Она протянула руку к цветку, намереваясь его сорвать.

- Осторожно, эти цветы ядовиты!

- Как обидно, я хотела поставить их в вазу.

- Мы будем наслаждаться их красотой в саду, любимая…

- Ветреница нежная – как красиво звучит. Немного легкомысленно и сентиментально, но нежно.

- Ну, надо сказать многие цветы имеют красивые названия… Кстати, Лиза, ты хочешь посмотреть, из-за чего ночной визитер пожаловал к нам в дом?

- Хочу.

- Пойдем ко мне в кабинет. Правда, там все еще не прибрано. Вор изрядно постарался, разбрасывая вещи в поисках нужного ему предмета, - иронично усмехнулся Никос.

Никос по-хозяйски вошел в кабинет, на ходу поднимая с пола стулья и укладывая на стол сброшенные со стола и с книжных полок книги. Лиза помогла ему прибраться. В глубине одного из книжных шкафов был тайник. Оттуда Никос достал небольшую коробку. Он открыл футляр и показал содержимое Лизе. В изумлении Лиза ахнула. На алой бархатной ткани блестел золотой перстень редкой работы.

- Это редкая находка, - сказал Никос. - Этот перстень я нашел на раскопках в Акротири полгода назад. Он пролежал под слоем вулканического пепла три с половиной тысячи лет. Думаю, он принадлежал знатному горожанину.

- Он, наверное, стоит кучу денег этот перстень? – предположила Лиза.

- Эта находка бесценна. Этот раритет может стать гордостью многих музеев мира. Или достоянием какой-нибудь частной коллекции. Думаю, именно за ним пробрался Костас.

- Но как он узнал об этой находке?

- Об этом знали только два человека - мой приятель Алексис и Ивонни. Алексиса я исключаю сразу из числа подозреваемых. Он не болтлив. К тому же, я его хорошо знаю. Остается, Ивонни. Она могла рассказать Костасу о золотом перстне. Возможно, случайно при разговоре сболтнула лишнее. Ведь Костас знал даже о том, что перстень находился в моем кабинете. Дом большой, но он искал только в кабинете. Я не хочу больше подвергать тебя опасности. О перстне от Костаса могли узнать и другие люди, мошенники и торговцы раритетами. Сегодня же я спрячу перстень в банковской ячейке в одном из отделений банка. И, как понимаешь, об этом я скажу, что перепрятал перстень, Ивонни и Алексису. От них информация дойдет до Костаса.

- Логично. Но мошенники могут попытаться украсть перстень из банка.

- Ну что ж. Для меня сейчас главное, чтобы тебе ничего не угрожало.

- Спасибо, Никос, - сказала Лиза с благодарностью в голосе и склонила голову на грудь Никоса.

Никос провел рукой по ее шелковистым волосам. Он озорно заглянул в глаза Лизы:

- Ну, пойдем завтракать, а то я ужасно проголодался после вчерашней ночи страсти. Надеюсь, что следующая ночь будет такой же, ветреница моя нежная.

Лиза слегка смутилась, но все же ответила:

- Я тоже на это надеюсь…

- Кстати, знаешь, почему анемону назвали ветреницей?

- Почему?

- Потому что листья ее дрожат и колышутся от малейшего дуновения ветерка. Точно так же и ты дрожишь, когда я прикасаюсь к тебе.

- Просто я люблю тебя.

- Надеюсь, что так будет всегда…


Глава 7
БЕГСТВО ЛИЗЫ

Никос был вне себя от ярости. Ему предстояла тяжелая встреча. Глава их компании, а по совместительству и его старший брат Димитрис Орфанидис вызывал его на ковер в главный офис. Никоса по телефону для разговора пригласила секретарша Димитриса Аннета. Исходя из ее сведений, Димитрис был страшно недовольный поведением своего младшего брата. Никос с неохотой, но подчинился приказу и пришел в офис для разговора.

Димитрис Орфанидис был старше своего брата на семь лет. Димитрис был серьезным зрелым мужчиной. Он ценил время, имел деловую хватку, обзавелся влиятельными знакомыми и нужными людьми. Его внешний вид говорил о респектабельности хозяина. Строгий деловой костюм, белая сорочка, галстук сдержанной расцветки. Кабинет был под стать своему хозяину. Никос вошел в кабинет и неприветливо взглянул на брата. Димитрис попытался улыбнуться при встрече. Но улыбка вышла вялой казенной. Братья обменялись дежурными фразами. Никос не стал лезть на рожон и занял выжидательную позицию, ожидая, что скажет Димитрис. Но такого разгона он не ожидал. Мало того, что Димитрис стал отчитывать его как мальчишку, он себе позвонил еще влезть в личную жизнь Никоса. Никос еле сдерживал себя, чтобы не встать и уйти.

- Мне сказали, ты увлекся некой туристкой, - начал издалека Димитрис. Он пристально вглядывался в лицо брата, чтобы понять, как тот отреагирует на его слова. Димитрису было известно о брате все. Ну, почти все. Для этого у него везде были свои глаза и уши. Но он хотел все услышать из первых уст.

- Ну, раз ты уже все знаешь, зачем спрашиваешь, - хмуро усмехнулся Никос.

- Я хочу это услышать от тебя. Возможно, люди ошибаются…

- Что ты хочешь знать, Димитрис?

- Я хочу знать, насколько серьезно у тебя зашли отношения с ЭТОЙ женщиной.

- Это тебя не касается! – резко ответил Никос. – Но я могу тебе сказать, я собираюсь жениться на Лизе.

- Этого не может быть! Ты не посмеешь! – вспылил Димитрис. Он вскочил с кресла и нервно забегал по кабинету из угла в угол.

- Почему не посмею? Посмею.

- Ивонни – твоя невеста!

- Ты же знаешь, что с Ивонни мы расстались.

- Ивонни – выгодная партия! Она дочь состоятельных родителей. Ее приданое вольется в наш общий бизнес.

- Меня не интересует ни она, ни ее деньги.

- Так меня интересует! – закричал Димитрис. Услышав крик начальника, в кабинет заглянула секретарша. Димитрис зло уставился на нее: - Чего тебе, Аннета?!

- Вы звали меня? – девушка уставилась на начальника подобострастным взглядом.

- Разве не видишь, мы разговариваем! Не надо нам мешать! – зло крикнул Димитрис.

Аннета, привыкшая к взрывному характеру босса, тут же вышла из кабинета.

- Да, о чем это я, - сказал Димитрис, собираясь с мыслями. Он минуту молчал, пытаясь успокоиться, потом, взяв себя в руки, заговорил:

- Никос, ты должен жениться на Ивонни.

- С чего это вдруг?! – опять вспылил Никос.

- Ну, пойми, нам сейчас очень нужны ее деньги. Наш бизнес дал осечку. Ты же знаешь, у нас появились конкуренты. К тому же, грянул кризис… В последнее время дела у нас идут не слишком хорошо. Ты совсем не вникаешь в суть проблем. Все дела, вся компания держатся на мне. Ты редко бываешь в офисе. Я всегда смотрел на это сквозь пальцы. Все-таки ты член семьи.

- Благодарю за теплые слова, - сквозь зубы процедил Никос. – Что еще я сегодня должен выслушать.

Димитрис подошел к брату, по-дружески похлопал по плечу:

- Ну, не злись, Никос. Пойми, наша компания может обанкротиться. Твой брак с Ивонни разрешил бы эту проблему.

- Ну, так сам на ней женись!

- Ты же знаешь, не могу, - развел руками Димитрис. – Я женат.

- Что-то в последнее время тебя чаще видят с секретаршей, чем с женой.

- Что поделаешь, брак – рутина. Быстро привыкаешь. Да и семейный быт не располагает к романтической обстановке. А Аннет вполне меня устраивает. Знойная женщина, она хорошенькая, к тому же, никаких обязательств. Меня в ней все устраивает. Ну, мы же мужчины, мы понимаем друг друга. Ну, не нравится тебе Ивонни. Честно говоря, характер у нее не из легких. Правда, внешность то, что надо… Да, о чем это я… Не нравится Ивонни, выберу другую из известной фамилии, с достатком…

- У меня есть Лиза.

- Что она тебе даст? Она ни сегодня, завтра уедет… И, вообще, она не гречанка.

- Она славянка. К тому же, православной веры, как и мы.

- Все это хорошо, я понимаю, - миролюбиво проговорил Димитрис. – Но она бедная.

- Бедность не порок.

- Но это не решит проблем нашей компании.

- Мне все равно! Я люблю Лизу, я не хочу с ней расставаться.

- Так никто от тебя этого и не требует. Ты можешь жениться на другой, а с Лизой будешь проводить свободное время. Как делают все мужчины, имея про запас запасной аэродром.

- Лиза никогда не согласится быть моей любовницей и не смирится с моей женитьбой. Вторые роли не для нее. Она не будет ждать любви как милости. Она попросту меня бросит и уедет навсегда.

- Ну, что ты бегаешь за этой девчонкой?! – вновь взвился Димитрис.

- Я люблю ее.

- Далась она тебе?! Из-за нее ты даже утопил отцову яхту.

- Что тебе дела до этой старой яхты! – вскочил Никос, намереваясь уходить. – У тебя есть свои новые дорогие яхты.

- Не кипятись, постой, - сказал Димитрис. – Видишь, я даже ничего не говорю о том, что ты поселил ее в своем доме.

- Это мой дом!

- Правильно, это твой дом. И ты вправе в свой дом приводить, кого захочешь.

- Вижу, Димитрис, мы не о чем не договоримся. Я ухожу! Прощай! – сказал Никос и вышел из кабинета.

…Димитрис решил не отступать. Не получилось с Никосом, он решил поговорить с Лизой. Лиза стояла на берегу и слушала шум прибоя. Вечерний бриз навевал прохладу. После жаркого дня приятно было ощутить вечернюю прохладу. Они договорились с Никосом встретиться у небольшого кафе. На террасе, оборудованной возле кафе, открывался прекрасный вид на море. Она наблюдала захватывающую картину заката дня. Солнце плавно опускалось в море, роняя свои лучи в лазурную синеву. Вдали у горизонта синева воды и неба сливалась в одну линию. Сумерки сгущались, возле кафе включили фонари. Лиза замерла в восхищении. Вдруг она почувствовала чей-то взгляд. Она обернулась и обрадовано улыбнулась. Перед ней стоял Никос. Лиза пошла навстречу, протягивая руки. Но тут же в нерешительности остановилась. Перед ней, улыбаясь белоснежной улыбкой, стоял человек очень похожий на Никоса. Но это был не он. В семерках не так отчетливо было видно, но Лиза заметила про себя, что цвет глаз у незнакомца карий. У Никоса глаза голубые.

- А вы красивая, - сказал незнакомец. – Понимаю своего брата, что он влюбился в вас без памяти. Прямо скажу, будь я помоложе и свободен, я тоже бы приударил… Впрочем, о чем это я говорю…

- Вы брат Никоса, - догадалась Лиза. Она была смущена несколько фривольным обращением незнакомца.

- Меня зовут Димитрис. Что же вы одна грустите на берегу на закате дня?

- Мы договорились встретиться с Никосом. Он сейчас подойдет.

- Вот и хорошо, что он задерживается, - деловито сказал Димитрис. – Знаете, Лиза, я давно хотел с вами поговорить.

- О чем же?

- У нас есть семейный бизнес. Если вы слышали, мы держим сеть престижных отелей. Весьма хлопотное дело, я вам скажу.

- Да, я что-то слышала об этом.

- Ну и прекрасно. Впрочем, ничего прекрасного нет. Дело в том, что в последнее время наша компания испытывает трудности. Вы могли бы нам помочь…

- Чем же я могу вам помочь? – искренне изумилась Лиза.

- Дело в том, ну как вам поделикатней объяснить. Никос с Ивонни должны были пожениться. Ивонни – просто идеальная пара для Никоса. К тому же, после свадьбы ее капитал слился бы с нашим капиталом… Ну, вы понимаете…

- Честно говоря, я ничего не понимаю… Мне казалось, что Никос расстался с Ивонни.

- Ха-ха, вы тоже так подумали. Влюбленные просто поругались и на время расстались. Они бы вскорости помирились… Но тут Никос увлекся вами и…

- То есть вы хотите сказать, что я стала помехой в отношениях Ивонни с Никосом? – тихо спросила Лиза. Она еле сдерживала себя, чтобы не зарыдать. – У Никоса возникли из-за меня проблемы в семейном бизнесе?

- Вот именно. Впрочем, знаете, Никос неплохо к вам относится… Вы могли бы с ним встречаться и дальше после его замужества на Ивонни, если захотите. Я не возражаю… Главное сейчас спасти компанию, вы понимаете?

- Я понимаю… - ответила как в бреду Лиза. Ноги у нее подкашивались, в глазах потемнело. Ей стало дурно. Трудно было идти, но она из последних сил пошла вперед от этого человека, чтобы не слушать дальше слов Димитриса. Его слова жгли ее душу.

- Куда же вы, деточка? Впрочем, так даже лучше, - сказал Димитрис. Он был доволен произведенным впечатлением. А главное, был результат. Димитрис надеялся, что Лиза уедет и исчезнет из жизни его брата навсегда.

Страдания ее были невыносимы. Лиза шла как в тумане, удаляясь все дальше и дальше от прибрежного кафе. Лиза шла, не останавливаясь. Бродя по городу, она зашла в незнакомый район города. Ее остановил какой-то незнакомый мужчина с намерением познакомиться. Лиза как бы очнулась. Она озиралась по сторонам, пытаясь вспомнить, как здесь оказалась. Поймав такси, Лиза отправилась на виллу. Она хотела поскорей собрать вещи и уехать из Греции. Документы у нее уже были на руках.


* * *

Никос терялся в догадках. Лизы нигде не было. Она не пришла в кафе, ее не было на вилле. На телефонные звонки она не отвечала. Никос был в отчаянии. Было уже очень поздно, он не знал куда идти, что делать, к кому обратиться за помощью. Хуже все, что его одолевали мысли о том, что с Лизой могло что-то случиться. Позвонил телефон. Никос сломя голову кинулся к телефону. Это был Алексис. Он просто позвонил, узнать как у Никоса дела. И не желает ли Никос с ним пойти куда-нибудь посидеть в баре.

- Можешь прихватить с собой свою подружку, - весело сказал Алексис. Он был явно навеселе.

- Мне не до твоих шуток, Алексис! – гневно ответил Никос. – Опять ты набрался.

- Что случилось, приятель? Или тебя бросила твоя подружка.

В телефоне повисла пауза.

- Алло, алло. Никос, ты где? Чего ты не отвечаешь? Куда ты подевался? – недоумевал Алексис.

- Никуда я не подевался… Лиза пропала…

- Как пропала?! – недоумевал Алексис. – Такого просто не может быть. Может, она съехала в отель?

- Я проверил все городские отели. Она нигде не останавливалась.

- Ну, не знаю, может, где-нибудь задержалась, например, у друзей? – предположил Алексис.

- У каких друзей? Что ты несешь, Алексис? Мы договорились с ней встретиться у кафе на набережной. Но когда я пришел, там Лизы не оказалось.

- Ты по городу ее искал? Могла же она просто заблудиться?

- Искал я везде, нигде ее нет. Мне кажется, с ней что-то случилось…

- Приятель, не надо падать духом. Не стоит отчаиваться. Всегда остается надежда.

- Спасибо. Помог.

- Хочешь, я приеду, чтобы тебя поддержать? Вместе что-нибудь придумаем.

- Приезжай…

Вскорости Алексис приехал.

- Вот что я подумал, когда ехал сюда, - сказал Алексис, переступая порог дома. – Ты у хозяина кафе или официантов спрашивал, приходила Лиза в кафе или нет?

- Нет. Я не спросил. Я просто приехал, увидел, что ее нет и сразу, как чумной, кинулся искать ее по городу. Она же хотела уехать после разговора с Ивонни. После разговора с Ивонни Лиза была сама не своя. Я чудом ее уговорил остаться, не уезжать с виллы.

- Возможно, кто-то еще попытался встретиться с Лизой и поговорить с ней, так сказать, по душам? – предположил Алексис.

- Накануне у меня был неприятный разговор с братом. Димитрис настаивал на том, чтобы я бросил Лизу и женился на Ивонни…

- Ну, вот видишь! Развязка уже близка. Наверное, Димитрис встретился с Лизой и заставил ее уехать.

- Этого не может быть! Если это правда, я никогда этого ему не прощу! – вспылил Никос. Он направился к выходу. – Ты на машине, Алексис? Поехали!

- Куда?

- В кафе. На месте там разберемся…

…Никос ворвался ночью в дом к Димитрису и поднял его с постели. Димитрис в халате вышел в гостиную. Никос с кулаками набросился на брата:

- Где Лиза? Что ты с ней сделал?

- Не знаю я, где твоя Лиза, - спросонья Димитрис вяло отбивался от брата.

- Я был в кафе. Я знаю, что ты с ней говорил! – заорал Никос.

- Ну, и что, я проезжал мимо. Мы перемолвились пару фразами и все.

- Ты врешь! Ты ей что-то сказал! Ты угрожал ей, Димитрис? После твоего разговора Лиза исчезла.

- Никому я не угрожал! – зло сказал Димитрис. Происходящее явно вывело его из себя. Он закурил, нервно затягиваясь, пытаясь успокоиться. Сел в кресло, медленно поправил халат. Он то включал, то выключал настольную лампу с зеленым абажуром. – К тому же, я понятия не имею, где находится эта девица.

- Не называй ее так!

- Ладно, ладно, успокойся. Я не знаю, где она и что с ней. Мы случайно встретились. Знаешь, это было забавно. Она приняла меня за тебя. Впрочем, мы браться, мы похожи. Она оказалась весьма привлекательной особой. Согласен, у тебя хороший вкус, Никос. Ты знаешь толк в женщинах.

- Не уходи от ответа, Димитрис! – Никос глядел на брата исподлобья.

- Мы мило поговорили и все… - Димитрис развел руками.

- Что все?!

- Я уехал, а она осталась… Ты говоришь, что ее нигде нет? Может, это и к лучшему. Она решила уйти по-английски, так сказать. Не прощаясь.

- Я в это не верю.

- Я всего лишь предположил, Никос. Знаешь, чужая душа потемки. Мы иногда слишком доверяем чужим людям. Я предупреждал тебя, брат. Что эта женщина не самый лучший для тебя вариант… Она сбежала еще до свадьбы.

«Хоть какая-то польза будет от этой туристки, - подумал Димитрис про себя. – Сейчас, когда Лиза его бросила, Никос охотней согласится на брак с Ивонни. Все таки я правильно сделал, что поговорил с этой Лизой».


…Лиза остановилась в хостеле на окраине курортного города. Здесь за умеренную плату она сняла простенький четырехместный номер. Тут бы ее никто не догадался искать. Ночью Лиза не сомкнула глаз, утром встала с сильнейшей головной болью. Перекусив чаем с печеньем, которые входили в стоимость проживания жилья, она отправилась в аэропорт в Салоники. До вылета самолета оставалось еще несколько часов. Она удобно уселась в кресле в зале ожидания и задремала. Ее разбудил телефонный звонок. Лиза полезла в сумочку за телефоном. Она сразу решила, что если звонит Никос, она не будет отвечать. Но в телефоне высветился неизвестный номер. Лиза, немного посомневавшись, все же решила ответить:

- Алло.

- Алло! Лиза, это вы? - в трубке послышался приятный женский голос. – Не вешайте трубку, пожалуйста. Меня зовут Елена Орфанидис. Я мама Никоса. Я вас очень прошу, не уезжайте. Я знаю, что у вас был неприятный разговор с моим старшим сыном. Димитрис, наверное, вам что-то сказал?

Лиза молчала, не зная, что ответить.

- Алло, не молчите. Лиза, ответьте!

- Я вас слушаю.

- Лиза, мне нужно с вами встретиться и переговорить.

- Но у меня самолет через несколько часов…

- Сдайте билет! – настаивала на своем Елена Орфанидис. – Это очень важный разговор. Вы должны меня выслушать! От этого может зависеть ваша дальнейшая судьба… и судьба Никоса.

- Это он вас попросил позвонить мне? – сказала Лиза. Голос у нее предательски дрогнул. На глаза нахлынули слезы. – Не нужно было беспокоиться.

- Нет. Он ничего не знает о моем звонке. Прошу вас, Лиза, давайте встретимся. Если вы решили уехать, вы и так уедете. Никто вас не будет задерживать. Я просто прошу вас выслушать меня…

- Хорошо… - не сразу ответила Лиза. Звонок взбудоражил ее приутихшую немного душевную рану, но Елена Орфанидис была настойчива. К тому же, голос ее показался Лизе приятным. Она почему то подумала, что, судя по голосу, мать Никоса очень приятная женщина. – Называйте место, куда мне подъехать.

Они встретились в Салониках в дорогом кафе, куда мать Никоса пригласила Лизу. Елена Орфанидис оказалась дамой на вид элегантной и привлекательной. Она хорошо выглядела для своих лет. Элегантный костюм бирюзового цвета подчеркивал ее статную слегка располневшую фигуру. Густые черные волосы были уложены в прическу.

- Именно такой я вас и представляла, - сказала Елена, усаживаясь напротив Лизы. Она сняла темные солнцезащитные очки и внимательно посмотрела на собеседницу. Лиза почувствовала, что у нее защемило сердце. У Елены Орфанидис были необыкновенные голубые глаза. Именно этот цвет глаз Никос унаследовал от матери.

- Я рада встрече с вами, - сказала Лиза дежурную фразу. Она отпила немного вина из бокала, чтобы немного успокоиться.

- Спасибо, что вы согласились встретиться со мной и выслушать меня, - сказала Елена, на минуту замолчав, собираясь с мыслями. Видно было, что ей предстоял нелегкий разговор.

- Знаете, мой муж Яннис очень рано погиб, - продолжила Елена Орфанидис. – Он участвовал в парусной регате. В тот день был страшный шторм… Я не люблю об этом вспоминать.

- Никос рассказывал мне об этом…

- Мы были молоды и очень счастливы. Яннис был необыкновенным, у Никоса очень много отцовских черт. Он боготворит отца до сих пор. Яннис и я, мы любили друг друга. И тут такое произошло… Боль утраты. Я осталась одна с двумя малыми детьми на руках. Вдовий крест очень тяжелый. Не каждой женщине под силу его нести… Вскорости мне повстречался хороший человек. Его звали Василис. Он сделал мне предложение, я вышла за него замуж. Я очень признательна своему второму мужу. Он взял на себя заботу обо мне и подрастающих детях. Но если Димитрис нормально воспринял Василиса, то Никос наотрез отказался принять отчима. Отношения у них не сложились, да и вряд ли уже сложатся. Никос очень упрямый, с характером, весь в отца. Невзлюбив отчима, Никос отдалился от меня. Он посчитал, что, выйдя замуж за Василиса, я предала память отца…

- Вы ни в чем не виноваты.

- Спасибо вам за поддержку, Лиза… Знаете, у меня есть надежда, что вы поможете нам с Никосом примириться.

- Но чем же я могу вам помочь? – искренне удивилась Лиза.

- Я совершенно случайно узнала от Димитриса, что вы уехали. Он перед этим вам наговорил всяких глупостей, чтобы вы оставили Никоса в покое.

- Ну почему глупости? Димитрис желает счастья своему брату. Он считает, что брак с Ивонни принесет благополучие вашей семейной компании…

- Ивонни не сделает счастливой Никоса. Он любит вас! Я знаю это. Я же мать. Я чувствую это. И вы тоже любите его, Лиза. Это видно по вашим глазам, когда вы говорите о нем.

Лиза не знала, что сказать. Казалось, Елена Орфанидис видела ее насквозь. Перед ней трудно было что-то утаить.

- Никос стал для меня очень дорогим человеком, - сказала Лиза.

- Так будьте счастливы с Никосом! Я благословляю ваш союз. Начните все с начала.

…Когда Лиза подъехала к дому, в котором провела столько прекрасных дней, сердце ее бешено колотилось. Она не знала, как ее встретит Никос. Возможно, за то короткое время, что они не виделись, он охладел к ней. Возможно, Никос не простит ей бегства, посчитав ее поступок предательством. Лиза в нерешительности застыла перед дверью, не решаясь позвонить. Она боялась худшего – застать Никоса с другой. Он мог найти утешение в объятиях другой женщины. Лиза его бросила, он мог посчитать себя свободным. И излишне было соблюдать верность какой-то там ветренице. «Странно, почему он называет меня ветреницей нежной?» - щемящая тоска разлилась в душе Лизы от воспоминаний о ласках и объятиях Никоса. Если это было счастьем даже в воспоминаниях, насколько должен был быть прекрасен миг очутиться снова в его объятиях. Ощутить на своей коже жар его поцелуев.

Лиза дотронулась до дверной ручки, дверь оказалась не заперта. Лиза осторожно, не смело ступая, вошла в дом. В гостиной никого не было. В доме было очень тихо. Лиза заглянула на кухню, там тоже Никоса не было. Поднявшись по лестнице на второй этаж, Лиза направилась в свою комнату. Не доходя до нее, она заметила, что дверь в кабинет приотворена. Лиза заглянула в кабинет. Там она увидела Никоса. Он сидел за столом, вдумчиво вглядываясь в раскрытую перед ним книгу. Шторы на окнах были закрыты, на столе ярко горел свет настольной лампы. Никос еще и не ложился, он до утра просидел за письменным столом. Лиза неуверенно зашла в кабинет. Заслышав шаги, Никос неспешно отвел взгляд от читаемой книги и посмотрел на вошедшую. На его лице читалась усталость от бессонной ночи, но глаза лучились счастьем:

- Ты вернулась, Лиза… Я тебя везде искал.

- Я люблю тебя, Никос, - сказала Лиза. Она подошла к Никосу и положила руки ему на плечи, прислонилась к нему. – Не отпускай меня никогда, пожалуйста.

- Я никогда тебя не отпущу. Ты мое счастье… Моя судьба.

- Твоя мама тоже так считает…

- Откуда ты знаешь ее? – удивился Никос. Он был явно в замешательстве.

- Она сама со мной познакомилась, - тихо засмеялась Лиза. – У тебя чудесная мама.

- Я знаю это.

- Я боялась, что ты уже нашел мне замену.

- Дурочка моя. Какая же ты дурочка. Я люблю тебя, Лиза. Мне никто не нужен, кроме тебя, - сказал Никос. Он прижал Лизу к себе, поднял ее на руки. Счастливая Лиза устало прикрыла веки и улыбнулась:

- Какое же это счастье вновь оказаться в твоих объятиях.

- Знаешь, чем я занимался сейчас?

- Нет.

- Посмотри. Вот я перелистывал книги. Мы были с тобой на острове Санторини на археологических раскопках в Акротири. Я решил пролистать некоторые книги и записи по данной теме. Некоторые авторы утверждают, что древний город на Санторини, погибший в результате сильнейшего извержения вулкана, затонувшая Атлантида Платона. Рассказ об Атлантиде у Платона может быть рассмотрен как миф, основой для которого послужили реальные исторические события, во время которых в результате природной катастрофы погибла развитая цивилизация. Таким историческим событием могло быть извержение вулкана на острове Санторини и последующий упадок высокоразвитой минойской цивилизации в Средиземном море. В этом случае приводимая Платоном площадь Атлантиды и 9-тысячелетняя давность события рассматриваются как преувеличение, а прообразом Атлантиды выступает остров Крит и частично уничтоженный вулканическим взрывом и обрушением кальдеры остров Санторини (другое название – Фира, в древности носившем название Стронгила). Существовавшая на Крите и соседних островах древняя минойская цивилизация действительно пришла в упадок после извержения вулкана и его взрыва на острове Стронгила в ХVII веке до нашей эры, то есть не за 9000, а за 900 лет до Платона.

- Неужели Платон ошибся в расчетах?

- Не знаю. Во всяком случае, миф Платона об Атлантиде оказался очень живучим. Где только не искали затерянную Атлантиду: и в Атлантическом океане, и в Средиземном и Черном море, и даже пытались ее найти в Антарктиде под толщей льда, и в горах Анды Южной Америки, ее искали в Бразилии, в Африке. Атлантиде посвящено очень много трудов. Она стала излюбленной темой фантастов всего мира. И вот археологические раскопки на Санторини подтверждают теорию, что катастрофическое извержение вулкана «в один день и бедственную ночь» привело к разрушению острова, возникновению огромного цунами, обрушившегося на северное побережье Крита и другие острова в этой части Средиземного моря. Катастрофа сопровождалась сильными землетрясениями и разрушениями.

- Я знаю, что Платон описывал в своих сочинениях Диалоги, что остров Атлантида внутри имел концентрический канал, по которому могли плавать корабли, с выходами в открытое море, - заметила Лиза.

- Правильно, - согласно кивнул Никос. - Это соответствует по форме островной вулканической кальдере с кольцевым валом и центральным островом. Геологические исследования островов Санторини показывают, что ранее на месте нынешней кальдеры существовала более древняя кальдера, образовавшаяся в результате аналогичного извержения около 20 000 лет назад.

- Значит, извержение вулкана, случившееся три с половиной тысячи лет назад, было не первым? – спросила Лиза.

- Выходит так… Меня заинтересовал еще один момент. Раскопки в Акротири подтверждают влияние минойской культуры. Как и у других народов Старой Европы и древних культур Востока у минойцев был распространен культ быка. В Акротири были обнаружены глиняные сосуды с изображением быка. Конечно же, на керамических кувшинах изображались и другие животные. Широко известно также красочное изображение птиц. Глиняные кувшины с ласточками из Акротири выставлены в археологическом музее Фиры. Ну, так вот, о влиянии минойской культуры. Ей была присуща таврокатапсия – ритуальные прыжки через быка. При раскопках царского дворца в Кноссе на острове Крит были найдены фрески с изображенными на них так называемыми «играми с быками». Так, на одной из них представлен акробат, хватающий быка за рога и перепрыгивающий через его спину.

- Странно, «игры с быками»… Это же очень опасно. Бык очень могучее и яростное животное. Одно неловкое движение, падение атлета и все… человек растоптан безжалостным животным. Для состязаний с быками нужна смелость, мужество и я бы даже сказала, в какой-то степени безрассудство. Странные были «забавы» у древних людей.

- В этих непростых и опасных атлетических упражнениях – перепрыгивании через быка древний человек пытался доказать свое превосходство и ощутить чувство победы над мощной животной природой зверя. С этим связано стремление приручить быка в древности и поставить его на службу человеку. Почитание быка и бой с быком – распространенный мотив средиземноморских культур древности. Его отголоском является коррида и «перепрыгивание через быка», которые до сих пор известны в Испании, Франции, Португалии и в некоторых других регионах земного шара.

- Ты так интересно рассказываешь, Никос.

- Однако я совсем тебя утомил своими умными беседами. Предлагаю культурную программу. Отправиться в уютный ресторанчик на набережной и попробовать все блюда местной кухни.

- Думаю, я не осилю такой гастрономический подвиг, но от греческого салата я бы не отказалась. И, конечно же, от рыбных блюд.

- Мы закажем с тобой особенное вино. Его изготавливают из винограда, который созревает на Санторини. Оно совершенно особенное на вкус. Это вино называется Асиртико. В вулканической почве Санторина, вероятно, есть уникальные особенности, накладывающие отпечаток на сорт винограда и переходящие в вино.

- У вас в Греции я заметила очень бережное отношение к виноградным лозам.

- Это тысячелетняя традиция. Виноградная лоза это символ жизни и плодородия. У нас сохранились виноградные лозы, которым по нескольку сот лет, и они до сих пор плодоносят.

- У нас тридцать лет назад один умник в годы перестройки ввел сухой закон, - сказала Лиза. - Тогда по всей стране вырубались виноградники. Самое интересное, что неразумная борьба с пьянством привела к противоположному эффекту, после этого сухого закона люди стали пить больше. А виноградарям понадобились годы, чтобы восстановить виноградники.

- Запретный плод сладок… Вино должно быть в меру и в радость. Не хорошо рубить живую лозу. Виноградари и виноделы относятся к винограду как к живому.

- Странное дело, но сухой закон был в числе первых недобрых «начинаний» перестройки, потом были и другие, не менее губительные, которые в результате привели к развалу страны в 90-е годы.

- Наверное, нельзя резко менять и разрушать старые традиции, которых веками придерживался народ.

- Вы, греки, бережно относитесь к истории своего народа и своим традициям.

- Да, это свойственно нашим людям, - согласился Никос.

- Может быть, поэтому туристы со всего мира приезжают к вам, чтобы посмотреть на античные храмы, Византийские церкви и соборы, Афонские монастыри… - мечтательно произнесла Лиза. – Вы сохранили свою историю, и вы не скрываете ее от других людей.

- Единственное условие, чтобы памятники архитектуры не разрушались, и шумная толпа праздных туристов не вторгалась в монашеские кельи Афона.

- К сожалению, в нашей стране не всегда бережно относились к своей истории. Яркий пример – революционные события 1917 года, девизом которых стала фраза: «Весь мир до основанья мы разрушим, а затем…» А ведь история русского государства насчитывает тысячелетнюю историю.

- Нельзя выбрасывать целые пласты культуры народа на свалку истории, ни к чему хорошему это не приведет.

- И в перестроечные годы снова взялись за переписывание истории, учебников. Тут вот пишем так, а тут вот так, а это нам ни к чему, а вот тут давайте еще что-нибудь переделаем. И начали крутить, как цыган солнцем. Народ это древо, нельзя оставлять его без корней, древо может засохнуть.

- История не любит поспешных решений.

- Это точно…


* * *

...Собираясь с Никосом в ресторан, Лиза решила на этот раз выглядеть очень эффектно. Ей так надоели колкие замечания Ивонни в ее адрес, что Лиза решила немного отойти от своей привычной манеры одеваться, отдавая предпочтение в одежде классике и сдержанным расцветкам. Сегодня был особенный день, день примирения ее с Никосом. Лиза долго собиралась, не зная, что надеть. Ей ужасно хотелось в этот вечер выглядеть лучше всех и быть самой обворожительной и привлекательной в глазах Никоса. Она надела красное шелковое платье. Платье было очень красивым и дорогим, а главное, безумно шло Лизе, подчеркивая все достоинства ее фигуры. Лиза купила это платье дома перед отъездом, но так ни разу еще не надела, словно стесняясь надевать такой шикарный наряд. Или просто еще не представился удобный случай, и вот этот день настал, она предстала перед Никосом во всей своей красе. Весь вечер он не сводил с нее восторженных глаз.

Они сидели в уютном ресторане, в зале царила чарующая атмосфера, играла чудесная музыка, страстный мужской голос пел о прошедшей любви и о страданиях от разлуки с любимой. Никос не мог оторвать взгляда от своей любимой. Он смотрел на Лизу с восхищением. Еще никогда она не казалась ему столь прекрасной, как в этом красном платье. Они танцевали, Никос прижимал Лизу к себе, она чувствовала биение его сердца. Его взгляд сводил ее с ума, вечер казался незабываемым и роскошным.

Белое вино искрилось в бокалах. Никос приподнял свой бокал и пристально посмотрел на Лизу:

- Предлагаю выпить за наше примирение.

- Хороший тост, - согласилась Лиза. – И все же я хочу выпить за человека, благодаря которому мы сейчас сидим за этим столом. Я хочу выпить за твою маму, Елену Орфанидис!

Никос улыбнулся:

- Вижу, твоя будущая свекровь произвела на тебя неизгладимое впечатление.

- Я просто восхищена ею.

- Ну, хорошо, коли так, а то бывает и так, что у невестки со свекровью отношения не складываются с самого начала. Моя мать недолюбливала Ивонни, Ивонни платила ей той же монетой. Ты другая, ты можешь ладить с людьми…

Лиза слегка нахмурилась, воспоминание об Ивонни больно ударило по ее самолюбию. На память пришли обидные слова, сказанные Ивонни в ее адрес. Лиза постаралась взять себя в руки. Она посмотрела на Никоса и улыбнулась. Она решила, что ничто не должно омрачать радость встречи и воссоединения с Никосом.

- Знаешь, Лиза, когда ты сбежала от меня, мне казалось, что я пропал. В сердце была такая рана, такая пустота, - сказал Никос. Он говорил очень тихо, но Лиза отчетливо слышала каждое его слово. Слова эхом разносились в ее душе. – Но где-то в глубине души я знал, что ты вернешься, обязательно вернешься.

- Я поняла, что не могу без тебя жить. Ты моя судьба…

- А ты моя жизнь… Выходи за меня замуж, - сказал Никос. Он протянул Лизе открытую бархатную коробочку. Там сверкало золотое кольцо с голубым сапфиром. У Лизы замерло дыхание и лихорадочно забилось сердце, ей казалось, что от счастья у нее кружится голова.

Глядя в глаза Никоса, Лиза на минуту забыла обо всем на свете. Этот миг казался ей незабываемым и торжественным. Она не сразу увидела, что к их столику кто-то подошел. В глазах Никоса отразилось недовольство. И тут Лиза услышала ироничный женский голос: «Воркуете, голубки!» Затем раздался неприятный смех. Лиза тяжело вздохнула, она узнала голос Ивонни. Лиза тут же спустилась с небес на землю. «Мне кажется, Ивонни создана для того, чтобы отравлять мне жизнь, - подумала девушка. – Ну какая нелегкая принесла ее в эту минуту?! Могла она прийти чуточку позже или вообще не приходить. Что в городе других ресторанов нету?!» Лиза нехотя поглядела на Ивонни, та как всегда выглядела восхитительно. «Ну куда мне с ней тягаться?!»

Ивонни скептическим взглядом оценила обстановку за столиком. Завидев кольцо, с завистью посмотрела на соперницу. В глазах мелькнули недобрые огоньки. Усилием воли погасив пламя ненависти в очах, Ивонни через силу улыбнулась:

- Вижу, у вас тут уже все решено. Ну, и какой же ответ ты услышал, Никос?

Никос молчал, недобро глядя на бывшую подружку.

- Да! – сказала Лиза и с вызовом уставилась на Ивонни. Лиза взяла кольцо из бархатной коробочки и надела его себе на безымянный палец, всем своим видом давая понять, что эта тема закрыта для обсуждения.

Ивонни сделала вид, что не придала словам Лизы никакого значения.

- Разрешите, я к вам присяду за столик? – Ивонни вопросительно посмотрела на Никоса.

- Присаживайся… - нехотя ответил Никос. Он подозвал официанта, чтобы тот принес еще один столовый прибор.

- Благодарю за приглашение… Я вот зашла перекусить в свой любимый ресторан и такая удача – помолвка. Ну что ж, я вас поздравляю.

- Спасибо, - ответила Лиза.

Никос молча кивнул головой.

- Интересно, а твоя мать, Никос, знает о твоем намерении жениться на иностранке? – спросила Ивонни.

- Более того, она даже поспособствовала нашему союзу, - сказал Никос.

- Димитрис говорил, что вы, якобы, расстались…

- Мы уже помирились…

- Так вы все-таки поссорились? – с надеждой в голосе спросила Ивонни.

- Это было маленьким недоразумением. Правда, дорогая? – Никос с нежностью посмотрел на Лизу.

- Конечно, дорогой… - ответила Лиза.

Лицо Ивонни вспыхнуло от гнева. Но она все же обронила ядовитую фразу:

- Значит, вы все же поссорились?

- Милые бранятся, только тешатся, - в раздражении ответил Никос. Видно было, что создавшаяся ситуация бесит его.

- И мать одобрила твой выбор? Странно, мне казалось, что Елена Орфанидис лучше разбирается в людях…

- Что странно?! – заорал Никос, выходя из себя. Он с остервенением бросил вилку на тарелку. Громкий шум привлек внимание гостей, обедавших в этот час в ресторане. Люди оглядывались на их столик.

Лизе было не по себе от столь пристального внимания, она вообще не любила скандалы. Лиза побледнела, но не проронила ни слова.

- Ну не шуми, Никос. Прошу тебя, - капризным голосом произнесла Ивонни. Она положила свою руку на руку Никоса. Никос отдернул свою руку. Он решительно встал, намереваясь уйти из ресторана.

- Пойдем, Лиза, отсюда! - сказал Никос, помогая Лизе подняться из-за стола. – Вечер нам уже испортили.

Они покинули ресторан. Ивонни с торжеством уставилась им вслед. «Мы еще посмотрим, кто выиграет в этой схватке: я или твоя Лиза. Во всяком случае, я так просто не сдамся», - злорадно подумала Ивонни.


Глава 8
КОЗНИ ИВОННИ

Димитрис поморщился, секретарша сообщила, что его в приемной дожидается Ивонни. Зная скверный характер бывшей подружки брата, Димитрис от этого визита не ожидал ничего хорошего. «Интересно, как это она еще не ворвалась со скандалом в мой кабинет», - подумал Димитрис и властным взглядом окинул собравшихся.

В этот момент Димитрис Орфанидис проводил совещание. Тема была очень щекотливой, компания балансировала на грани банкротства. Каждый из присутствовавших, влиятельных лиц в компании, высказывал свою мысль, как спасти бизнес. Димитрис слушал отчет Михалиса Перакиса, заведующего финансовым отделом. Димитрис слушал его вполуха. «Черт бы побрал Никоса с его новой подружкой Лизой, взявшейся неизвестно откуда!» - досадливо поморщился Димитрис. У него уже все было договорено с отцом Ивонни – влиятельным банкиром Георгиосом Плутаросом. Отец Ивонни давал в приданое дочери кругленькую сумму. Теперь Димитрису не видать этих денег как собственных ушей. Он с раздражением ослабил узел галстука, который, казалось, впился ему в горло, стесняя дыхание. Димитрис наполнил стакан минеральной водой из бутылки, стоявшей на столе.

Михалис Перакис уже закончил свой доклад. За столом повисло тягостное молчание. Все ждали, что скажет Димитрис. Он вяло улыбнулся присутствовавшим и закончил собрание. Собравшиеся недоуменно переглянулись, не спеша покинуть кабинет начальника. Главный вопрос, для чего собственно собирались, не был решен. Димитрис поспешил всех заверить, что внимательно выслушал мнение каждого присутствовавшего, но ему нужно самому все обдумать. Как только последний сотрудник покинул кабинет, к Димитрису вихрем ворвалась Ивонни. Аннет пыталась ее остановить, но тщетно. Она виноватыми глазами смотрела на начальника. Димитрис махнул рукой секретарше, выпроваживая из кабинета и тем самым давая понять, что справится сам.

Ивонни с недовольным видом опустилась в кресло и сразу начала свою тираду:

- Димитрис, как это понимать?! Ты же говорил, что все уладил, и что эта бедная туристка уезжает из Греции навсегда. А тут я захожу сегодня в ресторан и кого я, думаешь, там вижу?

Димитрис молча ждал продолжение слов Ивонни.

- Я вижу Никоса вместе с этой дурочкой. Мало того, что они сидели и ворковали как влюбленные голубки. Так Никос, ко всему прочему, сделал ей предложение.

- Не может быть!

- Еще как может. Никос преподнес ЕЙ кольцо! Дорогое, кстати.

- И что Лиза согласилась выйти замуж за Никоса?

- Естественно, она согласилась! Никос для нее очень выгодная партия. Но что из этого имею я? Меня бросили…

- Ивонни, помоему, вы накануне расстались с Никосом. Ты даже встречалась с Костасом Занетакосом.

- Это было минутное увлечение. К тому же, с Костасом я встречалась, чтобы позлить Никоса. Я же не думала, что он так быстро найдет мне замену. Но дело не в этом. Ты обещал, что ты поговоришь с братом…

- Я поговорил с этой Лизой. Она должна была уехать из страны. Я даже знаю, что она выехала уже в аэропорт…

- Но что тогда ее остановило? Или кто?

- Не знаю. Но постараюсь все узнать и разладить помолвку.

- Попытайся, Димитрис. Потому что мой отец страшно недоволен, что его дочерью пренебрегли.

- Что и говорить, Никос ведет себе крайне неразумно. Хуже всего, что он поступает в ущерб семейному бизнесу.

- Вот именно! – надменно скачала Ивонни. – Ты же знаешь, какой был у вас уговор с моим отцом. Иначе вам денег не видать, и вашу компанию ждет крах.

- Я все прекрасно помню, Ивонни. Я сделаю все, чтобы помешать этой свадьбе!

- Я очень на тебя надеюсь, Димитрис, - сказала Ивонни, величественно поднимаясь из кресла. Она молча покинула кабинет, даже не попрощавшись.

Димитрис устало глядел ей вслед. «Ну, и денек сегодня выдался. Одна проблема за другой. Еще кредиторы с утра начали звонить. Где мне взять денег, чтобы всем заплатить по счетам, и не прогореть, к тому же? Вот дилемма! А у Никоса одни женщины на уме. Далась ему эта туристка. Ну чем Ивонни не пара. Хороша собой, богата, папаша, к тому же влиятельный. А что ему эта бедная Лиза даст? Ничего! Интересно, что помешало Лизе покинуть страну? Кто вмешался в мой план? Ведь все было так здорово. После нашего разговора с ней эта девчонка решила уехать, навсегда расставшись с Никосом. Она даже брату ничего не сказала, тот ее искал всю ночь по всему городу. И тут такой облом. Кто же вмешался? Надо поговорить с Никосом, выведать у него всю информацию.»

На столе затрезвонил телефон. Аннет сообщила, что пришла Елена Орфанидис. Димитрис встал из кресла, чтобы встретить свою мать. Елена Орфанидис плавно с достоинством вошла в кабинет. Димитрис предложил ей сесть, подал бокал с минеральной водой.

- Ну и жара сегодня стоит невыносимая, - сказала Елена, отпив немного воды из бокала. – Как хорошо, что в офисе стоит кондиционер. Хоть немного прохладней, чем на улице.

Димитрис молча ждал, пока мать заговорит о деле. Он знал, что просто так Елена на фирму бы не приехала. Она вообще редко бывала здесь, поручив все управление делами компании Димитрису.

- Димитрис, я слышала, Никос расстался с Ивонни, - начала Елена Орфанидис издалека.

- Я тоже об этом слышал, мама. Честно говоря, мне это не очень нравится. Я очень рассчитывал на его брак с Ивонни. Отец Ивонни обещал за ней богатое приданое…

- А что дела в компании совсем плохи? - встревожилась Елена. – Мне казалось, наш бизнес прибыльный. Сейчас сезон, большой наплыв туристов. Все отели забиты до отказа.

- Все это так. Но понимаешь, мама, в последнее время компания стала испытывать некоторые трудности…

- У меня есть кое-какие сбережения…

- Боюсь, что этих денег будет недостаточно, - покачал головой Димитрис. – У нас образовалась крупная задолженность нескольким банкам.

- А если мы вовремя не погасим кредитную задолженность?

- Все пойдет с молотка. И поверь мне, недвижимое имущество будет продано за копейки. Вот почему я выступал за союз Никоса с Ивонни! Откуда свалилась на нашу голову эта туристка?! – зло сказал Димитрис.

- Не говори так, Димитрис. Она все-таки избранница твоего брата. Мне кажется, Лиза неплохая девушка…

- Откуда ты ее знаешь, мама?

- Я случайно встретилась с ней, когда заезжала к Никосу домой, - сказала мать, не став говорить Димитрису всей правды, что она сама лично уговорила Лизу не уезжать. – Мне она показалась очень симпатичной и милой в общении. Мне кажется, Никос мог быть с ней счастливым.

- Вы помирились с Никосом, мама?

- И да, и нет. Во всяком случае, из наших отношений исчезла холодность, которая всегда была присуща ему. Ты же знаешь, что Никос не простил мне того, что я после гибели вашего отца вышла замуж за Василиса.

Видно было, что Елене Орфанидис тяжело об этом говорить.

- Не надо об этом вспоминать, мама, - сказал Димитрис. – Ты поступила так, как считала нужным. Я уважаю твой выбор.

- Спасибо, Димитрис, - Елена с благодарностью посмотрела на старшего сына. – Василис оказался неплохим человеком. Он скрасил мое одиночество. К тому же, не каждый женился бы на вдове с двумя малыми детьми. Василис попытался заменить вам отца. Ты же знаешь, своих детей у него нет.

- Я ценю его заботу, - искренне сказал Димитрис.

- Твоя поддержка очень важна для меня, сын.

- Я знаю, мама.

Елена на минуту замолчала, обдумывая, как сказать следующую фразу. Димитрис терпеливо ждал.

- Димитрис, ты же знаешь, я никогда не вмешивалась ни в чьи дела. Я бы не стала говорить об этом, если бы это не тревожило меня. Но в последнее время я заметила, что ты стал настойчиво навязывать Никосу брак с Ивонни.

Димитрис виновато улыбнулся:

- Но, мама, это же исключительно в его интересах.

- В его интересах или в твоих? – Елена Орфанидис внимательно посмотрела на старшего сына. – Димитрис, мне кажется, ты хочешь решить свои дела за счет счастья Никоса.

- Но я же стараюсь ради благополучия нашей компании! – вспылил Димитрис. – Нам сейчас так нужны деньги. Во всем мире совершаются браки по расчету. Такие союзы, кстати, оказываются самыми крепкими.

- Ивонни чересчур капризна и сварлива. Она может отравить жизнь любому мужчине. Мне кажется, Никос заслуживает лучшего.

Димитрису стало обидно, что мать так печется о младшем сыне, хотя он, Димитрис, вкалывает как вол на благо семейной компании. Он насупился.

- Ну, не обижайся, Димитрис, - сказала миролюбиво Елена Орфанидис. – Я очень ценю тебя, поверь мне. Я знаю, что ты очень много делаешь для семьи. Я никогда не вмешивалась в твое руководство. Просто сегодня я проходила мимо, мне хотелось тебя увидеть. Кстати, у тебя со вкусом обставлен кабинет.

- Спасибо, мама. Буду рад, если ты будешь заходить почаще.

- Ну, этого я не обещаю. Я надеюсь, что ты справишься, Димитрис. Но от моей помощи все же не отказывайся, подумай…

- Я обязательно подумаю об этом…

Димитрису действительно было над чем подумать. Ивонни требовала, чтобы он расстроил помолвку Никоса с Лизой. Мать же просила, чтобы он оставил брата в покое, предоставив ему решать свою судьбу. От раздумий голова шла кругом. Димитрису так не хотелось продавать свои яхты. Да и много бы за них он не выручил. Можно было еще продать один отель, чтобы спасти остальной бизнес, но жалко было продавать свое детище. И трудно было выбрать из отелей, какой продать. Димитрис вложил в дело всю свою душу. У него была хорошая репутация в деловых кругах. Отлажена бизнес-система, отработаны до мелочей все процессы гостиничного бизнеса. Их отели отличались комфортностью и современным дизайном интерьера, хорошей кухней. Номера оборудованы всем необходимым для проживания. Персонал был вышколен, сервис хорошо отлажен. Всюду ощущалась атмосфера доброжелательности и уюта, все было сделано для того, чтобы впечатление от пребывания в Греции у туристов осталось неповторимым и незабываемым. Налажены были связи с турфирмами-посредниками. Компания приносила ежегодно гарантированный стабильный доход. Димитрис даже планировал в будущем расширяться, развивать новые направления. Но тут на беду грянул кризис. Да и конкуренты не упускали удобного случая переманить клиентов.

Халкидики был самым посещаемым районом, популярным у туристов всего мира. Полуостров Халкидики, расположенный на юго-востоке от Салоник, считался самым известным курортом Северной Греции. Именно сюда устремлялись туристы, чтобы понежиться на белом песчаном пляже, позагорать под теплыми и ласковыми лучами солнца, окунуться в чистые лазурные воды Эгейского моря. Здесь в небольших городках Халкидики была расположена сеть курортных отелей компании Орфанидис. Главный офис компании располагался в Салониках, отсюда он руководил своим гостиничным бизнесом, главным недостатком которого была сезонность. Экономика гостиниц зависела от туристического сезона. Это была типичная проблема всех пляжных отелей.

Димитрис посмотрел на часы. Время было позднее, он задерживался на работе. У Димитриса была назначена очень важная встреча. Он ожидал прихода отца Ивонни, Георгиоса Плутароса. Георгиос позвонил сегодня утром и сообщил о том, что собирается взять в аренду несколько отелей. Деньги он готов был внести сразу же. Это был выход для компании Орфанидис. Димитриса только насторожил тот факт, что отец Ивонни хотел заключить бессрочный договор аренды, что практически означало, что Георгиос Плутарос автоматически становился совладельцем сети отелей Орфанидис. Димитрис не хотел пускать чужаков в управление компанией.

Георгиос Плутарос с недовольным лицом поднимался на второй этаж, где располагался офис компании. Он вспомнил разговор с дочерью, произошедший накануне. Ивонни, быстрая как ветер, стремительно влетела в рабочий кабинет к отцу со словами, полными отчаяния:


- Ну, папа, сделай же что-нибудь!

Георгиос удивленно посмотрел на дочь, на минуту отвлекаясь от важных бумаг:

- Ивонни, что случилось?

- Он не хочет на мне жениться! – капризно сказала Ивонни.

- Кто он?

- Папа, ну разве ты не знаешь? Никос.

- Вы же с ним, вроде бы, расстались? – отец Ивонни был в недоумении.

- Мы расстались с Никосом на время. Ты же знаешь, у нас возникла недомолвка. Но я не собиралась расставаться с Никосом навсегда. Он меня вполне устраивает. Он красивый, образованный, респектабельный молодой человек.

- Да ты просто влюблена в него, - иронично заметил отец, вот и не видишь всех его недостатков. Он гордец твой Никос. Самовлюбленный нахал. Я терпел его только потому, что это твой выбор.

- Папа, он бросил меня! – от отчаяния Ивонни сорвалась на крик. – Он променял меня на какую-то заезжую туристку.

- Да как он посмел! – побагровел от злости Георгиос. – Пренебречь тобой! Да я разорю их компанию.

Ивонни осталась довольна произведенным впечатлением на отца. Она осторожно заговорила:

- Не нужно этого делать, папа. Все знают, что в их компании настали не лучшие времена. Достаточно будет того, что ты станешь совладельцем компании, тогда ты сможешь управлять делами. Ты повлияешь на Димитриса, чтобы он вынудил Никоса жениться на мне. Зная, что дела в компании плачевные, и компании грозит разорение, Никос не сможет отказать брату.

- Ну, это же шантаж? – усмехнулся Георгиос.

- Мне все равно, папа. Лишь бы все получилось по-моему и мы с Никосом поженились.

- Честно говоря, он мне никогда не нравился. Но если для тебя это так важно, я сделаю все, что от меня зависит.

- Спасибо, папочка, - сказала счастливая Ивонни. Она чмокнула отца в щеку и выпорхнула из кабинета.

Входя в кабинет Димитриса, Георгиос не стал изображать улыбку на лице. Достаточно было того, что он сам лично явился для ведения переговоров, а не послал своего юриста. Димитрис изобразил на лице радушие. Они обменялись рукопожатием. Георгиос грузно опустился в кресло. Димитрис последовал его примеру. Георгиос тянул с началом беседы. Димитрис покорно выжидал.

- Димитрис, мне очень жаль, что Никос и Ивонни расстались, - начал неспешно Георгиос. – Мы бы могли породниться и стать партнерами по бизнесу.

- Поверь, Георгиос, мне тоже очень жаль. – Я желал этого брака всей душой. Ивонни – прекрасная пара для Никоса.

- Хорошо, что ты это понимаешь, Димитрис. Ты всегда был очень умным и расчетливым человеком. Я ценю эти деловые качества в людях. Никос не такой… Он чересчур эмоциональный. Это портит жизнь и ему, и остальным, кто знаком с ним. К слову сказать, моя дочь Ивонни страшно обижена на Никоса. Димитрис, ты бы присматривал за братом, что ли, - с досадой заметил Георгиос. – Мне доложили, что у Никоса появилась другая. К тому же, человек со стороны, не из нашего круга…

- Что есть, то есть. Новая избранница брата совсем ему не подходит. Но Никос и слушать меня отказывается. Характер у него норовистый, весь в отца. Никосу будет трудно вести дела в сфере бизнеса, если он не изменится.

- Я знал вашего отца. Яннис – кажется, так его звали…

- Вы знали моего отца?! – искренне удивился Димитрис. – Приятно слышать. И где же вы познакомились?

- Мы с ним пересекались пару раз на некоторых приемах, - уклончиво ответил Георгиос. Он не стал говорить Димитрису, что его отец раздражал Георгиоса своим невыносимо дерзким характером. Никос ему напоминал Янниса, поэтому он изначально был против этого брака своей дочери с Никосом. Но Ивонни настаивала на своем. Она была влюблена в Никоса без памяти. Георгиос Плутарос всегда потакал капризам дочери, он не стал перечить и на сей раз, хотя был не в восторге от выбора Ивонни. Никос слишком даже был похож на отца. Единственное, что он унаследовал от матери, так это ее необыкновенные голубые глаза. Георгиос тяжело вздохнул, на память пришли воспоминания об Елене Орфанидис. Когда-то в молодости Георгиос был безумно влюблен в Елену, но она выбрала Янниса. Георгиос тяжело это пережил. Даже спустя годы тяжелые воспоминания жгли его душу. Об этом его былом увлечении, и о том, что его отвергла первая городская красавица, никто не знал. В эту тайну были посвящены только двое: Георгиос и Елена. Но Елену он не видел с тех самых пор, как она вышла замуж за Янниса. «Елена, Елена, почему ты тогда так со мной поступила?! – подумал с сожалением Георгиос Плутарос. – Ведь все могло бы быть по-другому… мы могли быть счастливы вместе!..»

Георгиос отвлекся от раздумий, он заметил внимательный взгляд Димитриса. Тот ждал момента, чтобы начать разговоры о деле, собственно ради этого Георгиос Плутарос и пришел сюда. Он посмотрел на Димитриса и заговорил первым:

- Я согласен взять в аренду несколько отелей вашего гостиничного бизнеса. Деньги я внесу сразу же по заключении сделки. Каков твой ответ, Димитрис?

Димитрис на минуту замешкался. От волнения запершило в горле, он откашлялся и робко возразил:

- Но, Георгиос, меня не совсем устраивают условия, выдвинутые тобою. Ты предлагаешь заключить бессрочный договор аренды. Нельзя ли бы, для начала, заключить договор аренды на несколько лет. Скажем, лет на пять.

- Димитрис, свои требования я высказал по телефону! - властным тоном, не терпящим возражений, сказал Георгиос. – Или ты соглашаешься на моих условиях или я ухожу! Кстати, вот задаток, - Георгиос достал из кармана пиджака чек и положил его на стол. Посмотри, здесь приличная сумма. Завтра придет мой юрист и принесет договор.

Димитрис медлил с ответом. Потом, махнув рукой, он взял чек и ответил согласием. Устную сделку скрепили рукопожатием. Георгиос сразу же ушел, не пожелав остаться выпить за переговоры. Как только за Георгиосом захлопнулась дверь, Димитрис Орфанидис погрузился в меланхолию. Странно, но заключенная сделка не принесла облегчения. У Димитриса было такое ощущение, будто бы он попал в капкан. Какие-то дурные предчувствия не давали ему покоя. Он посчитал это признаком расшатавшихся в последнее время нервов. Что и говорить, возникшие трудности в бизнесе совсем вывели его из равновесия. Чтобы немного развеяться, он плеснул себе в бокал коньяку. Темная жидкость обожгла его нутро и немного взбодрила. Димитрис уже более оптимистичней смотрел в будущее. Чек с приличной суммой денег внушал уверенность в завтрашнем дне.


Глава 9
ЧУЖОЕ СЧАСТЬЕ

Никос был благодарен Лизе за то, что она невольно примирила его с матерью. Никос стал чаще наведываться в родной дом. Казалось, его даже не раздражало присутствие отчима. Елена была счастлива, что он, наконец-то, перестал быть отшельником. Никос с Лизой возвращались домой на виллу Никоса. Сегодня они были в гостях у Елены Орфанидис. Она приветливо их встретила, угостила кофе и пирожными и всячески старалась угодить будущей невестке. Никос даже в душе посмеивался, мать вела себя как заботливая наседка, хлопоча по дому. Он давно не помнил ее такой счастливой. В душе Никоса понемногу оттаивал лед, воспоминания о рано ушедшем отце уже не были так тягостны, как прежде.

Никос с нежностью посмотрел на Лизу. Она сидела рядом с ним на переднем сиденьи. Он положил свою руку на ее руку. Лиза улыбнулась.

- Ты понравилась моей матери, - сказал Никос. – О чем вы сплетничали, когда я выходил из комнаты?

- Не скажу, - замотала головой Лиза. – Это наши женские секреты.

- Лиза, я так рад, что встретил тебя тогда на берегу…

- Никос, я тоже очень рада этому…

- Ты мой маяк в этом бренном бушующем океане жизни.

- А ты моя жизнь, Никос, любимый, - тихо прошептала Лиза.

- Лиза, любимая, мне кажется, я схожу от любви к тебе…

Они уже подъехали к дому, но не торопились выходить из машины. Никос целовал Лизу, страстно прижимая к себе. Она таяла в его объятиях, отвечая на его ласки.

- Мы ведем себя, словно школьники, - рассмеялась Лиза.

- Ну и что…

- Никос, нас может кто-нибудь увидеть…

- Ну и пусть. Нам нечего скрывать, мы любим друг друга… К тому же, мы помолвлены…

Вечерело. Сумерки спускались на землю. Но даже в полумраке Ивонни видела, как Никос целует и обнимает другую, и как та, другая, нежится в его объятиях. Ивонни хотелось кричать от боли. Ее переполняла злоба и ненависть. Она безумно страдала от ревности. Отец сказал, что все уладил, и скоро Никос сам прибежит к ней, к Ивонни. Надо только подождать. Ивонни не хотела ждать. Она привыкла получать все и сразу. Сегодня она подъехала к дому Никоса, в надежде увидеть его и поговорить с ним. Никоса не оказалось дома, тогда Ивонни решила подождать его в машине возле дома. И что она увидела! Все как прежде. Никос бегает за этой простушкой, и глаз с нее не сводит, как будто на ней свет клином сошелся.

Ивонни видела, как они перестали обниматься. Вот Никос вышел из машины, открыл дверцу и помог Лизе выйти. Потом они направились вместе в дом. В доме зажегся свет. Перед окном маячили силуэты влюбленной парочки. Никос гладил возлюбленную по волосам, целовал ее в шею, что-то шепча на ушко. Лиза засмеялась счастливым смехом. Вот он коснулся губами ее груди, Лиза вся напряглась в томной неге. Она обвила руками Никоса за шею. Вот они вдвоем, держась за руки, направились в спальню…

Ивонни не уезжала, она как завороженная глядела на чужие окна, на чужое счастье. Ивонни хотелось ворваться в дом и устроить скандал, кричать, топать ногами, бить посуду. Дать пощечину Никосу, выгнать соперницу, так ненавистную ей эту Лизу, из дома Никоса. Ее душа кричала от боли, мысль о том, что ее любимый Никос сейчас был с другой, была для Ивонни невыносимой. Жгучие стрелы ревности пронзали ее сердце. Она набрала номер телефона Никоса в надежде, что тот возьмет трубку, Ивонни страстно желала услышать его голос. Но никто не отвечал. Ивонни без конца набирала знакомый номер телефона, все было тщетно. Никос сейчас был не один, ему и дела не было того, как сейчас страдает его бывшая подружка Ивонни. В отчаянии Ивонни зарыдала, перед глазами стояла густая пелена слез, все ей опротивело, стало ненавистным, казалось, весь мир рушился в одночасье.


* * *


Ивонни провела ночь как в бреду. Перед глазами все время крутилась картина, которую она увидела в доме Никоса. В памяти настойчиво всплывал образ целующейся парочки. Ивонни от злости кусала губы, переворачиваясь с бока на бок. Досадней было то, что Никос ничуть не страдал от разлуки с ней, Ивонни. Отнюдь! Он был счастлив со своей новой избранницей. Только под утро Ивонни заснула тревожным сном. Встала поздно, ближе к обеду. В ее хмельном от бессонницы и душевной боли сознании роились зловещие мысли. Ивонни решила действовать. Она сама расправится с соперницей, не дожидаясь, пока сработает отцовский план.

Для начала Ивонни решила немного последить за домом Никоса. И выяснить, когда он уезжает, а Лиза сама остается дома, чтобы за тем ворваться в дом и расправиться с ненавистной соперницей. Наскоро перекусив, Ивонни уселась в свой автомобиль и направилась к дому Никоса. В коттеджном поселке на улице в этот момент никого не было. Ивонни припарковала машину невдалеке от дома Никоса. Сквозь темные стекла солнцезащитных очков она пристально следила за домом. Вдруг она увидела Лизу, шедшую по улице в направлении к дому. В руках у нее была корзинка с овощами, она, наверное, ходила на рынок за покупками. Удобней подвернувшегося случая трудно было себе представить. Ивонни повертела головой, осматривая улицу. На улице никого не было. Тогда Ивонни завела машину и поехала в сторону Лизы. Сбив соперницу, Ивонни тут же уехала с места преступления…

Лиза пришла в себя в больнице. У нее саднило плечо, ужасно кружилась голова. Левая рука была перебинтована. Она с трудом приподняла тяжелые веки и огляделась по сторонам. Она лежала в одноместной палате, в воздухе пахло лекарствами, рядом с ней стояла капельница. Подле нее на стуле сидела задремавшая медсестра. Как только Лиза попыталась приподняться с постели, медсестра услышала и проснулась. Она кинулась к больной со словами:

- Лежите, лежите. Вам еще нельзя вставать с постели. Врач запретил!

- Где я? – тихо спросила девушка.

- В больнице…

- Что со мной?

- Вас сбила машина. Соседи вызвали «скорую помощь». Вас доставили в нашу больницу.

- Я ничего не помню…

- Оно и понятно. У вас сотрясение мозга…

Завидев тревожный взгляд пациентки, медсестра поспешила заверить ее:

- Не беспокойтесь. У вас ничего страшного. Доктор сказал, есть сотрясение мозга и немного повреждена рука. Но, слава Богу, большой угрозы жизни и здоровью нет. Неделю полежите в больнице, пока не поправитесь, потом вас выпишут.

Лиза промолчала, пытаясь осмыслить услышанное.

- Скоро приедет ваш муж, - сказала словоохотливая медсестра. – Он уже был здесь, проведывал вас, обещал вернуться через два часа.

- Муж? – переспросила Лиза. – Я разве замужем?

Медсестра с недоверием посмотрела на пациентку. «Неужели у нее провалы в памяти после аварии?», - подумала про себя медсестра.

- Вы, разве, не помните, замужем вы или нет? Такой приветливый молодой человек. Зовут Никос…

- Ах, Никос… - сказала тихо Лиза и улыбнулась. Она хотела приподняться в постели и тут же застонала, любое усилие пока давалось с трудом. Голова страшно кружилась, перед глазами стоял туман.

Медсестра с сочувствием посмотрела на пациентку и постаралась ее успокоить:

- Лиза, вам не нужно пока вставать с постели, вам надо отлежаться. Врач прописал вам постельный режим…

- Вы говорите, Никос скоро приедет?

- Да…

- Это мой жених, - сказала Лиза.

- Он представился вашим мужем. Он очень переживал за вас, хотел остаться с вами в палате, но доктор его выпроводил, сказал, что вы спите, и сейчас вас лучше не беспокоить.

Лиза заплакала. Медсестра молча погладила ее по руке, пытаясь успокоить, потом сказала:

- Девочка, все будет хорошо! Поверь мне. Это нервы, ты поправишься, тебя скоро выпишут, и ты забудешь об этом неприятном случае… У тебя такой заботливый жених. Вы будете счастливы… Вот смотри, Лиза, твой Никос привез тебе фрукты и цветы. Я поставила цветы в вазу…

На прикроватной тумбочке стояла ваза с цветами. Лиза не сразу заметила их. Это были фиолетовые ирисы из сада. Воспоминания нахлынули на Лизу, воспоминания о том, как они были счастливы с Никосом. На глазах снова засеребрились слезы. Лиза смахнула рукой навернувшиеся слезы.

- Только вы не переживайте так, - встрепенулась медсестра. – Вам сейчас нельзя нервничать. Вам нужен покой. Вот увидите, все будет нормально. Вы быстро пойдете на поправку.

- Спасибо за заботу. Как вас зовут?

- Меня зовут Мария…

- А меня зовут Лиза… Спасибо вам, Мария, за поддержку…

Вскорости приехал Никос. Он осторожно вошел в палату. Завидев Лизу, улыбнулся:

- Я на цыпочках… Медсестра сказала, ты задремала после обеда.

- Я уже не сплю… - слабо улыбнулась Лиза.

Никос посмотрел на бледное, слегка осунувшееся, лицо любимой. У него сжалось сердце от боли. Он подошел к ее постели, припал губами к ее руке.

- Прости меня, - тихо прошептал мужчина, едва сдерживая рыдания.

- За что? – искренне удивилась Лиза.

- За то, что не был с тобой, когда тебя сбила машина. Димитрис срочно вызвал меня по делам компании. Если бы я был рядом с тобой, этого не случилось…

- Ты не можешь все время находиться рядом. Это невозможно… Я не маленький ребенок, которого нужно водить за ручку.

- Я виню себя в том, что втянул тебя в авантюру со знакомством и не дал тебе уехать. Но я так тебя люблю, я не мог допустить, чтобы мы расстались…

- Я тебя тоже очень люблю… Не вини себя, ты ни в чем не виноват… Это дело случая, - сказала Лиза. Она положила руку на склоненную голову Никоса, погладила его густые непослушные волосы. Никос устремил на нее свой взгляд. В его глазах столько было мольбы и нежности, это тронуло Лизу до глубины души. От переполнявших ее чувств она закрыла глаза.

- Врач сказал, что ты легко отделалась, - сказал Никос.- Правда, есть опасение, что сотрясение мозга может вызвать в будущем осложнения… Но он сказал, что ты очень скоро поправишься.

- Самое лучшее лекарство для меня – это ты…


* * *


Ивонни ждала расплаты. Она боялась, что кто-то мог все-таки увидеть, как она сбила человека. Ивонни боялась худшего, что ее заберут в полицию. Правда, она была уверена, что ее отец все уладит, и дело скоро замнут. Но все же опасения у нее были. Странное дело, ее совсем не мучили угрызения совести, как будто это вовсе и не она преступно сбила машиной человека и оставила умирать на улице. Прошло несколько дней, за ней никто не явился. Чтобы разъяснить ситуацию, Ивонни позвонила Алексису. Она начала издалека:

- Привет, Алексис. Как поживаешь?

- Привет, Ивонни. У меня все нормально, - ответил невозмутимым тоном Алексис.

- А что твой приятель, как у него дела? – нарочито беспечным голосом спросила Ивонни.

- Ты Никоса имеешь в виду? Дело в том, что Никос сейчас пребывает не в лучшем настроении… Ты, наверное, не знаешь, Лизу сбила машина…

- И что?.. Ивонни замерла с телефоном в руке, ожидая ответа.

- Лиза сейчас находится в больнице. Но доктора говорят, что ничего страшного. Есть ссадины, ушибы, сотрясение мозга. Как говорится, все могло окончиться гораздо хуже…

- Так ее скоро выпишут? – в голосе Ивонни послышалось едва скрываемое разочарование.

- Да. На следующей неделе обещали выписать из больницы.

- А что же Никос?

- Он очень расстроен.

- А что за машина сбила Лизу?

- Пока неизвестно, но следствие уже ведется…

Это было хорошей новостью. Ивонни с облегчением вздохнула. Значит, ее никто не подозревает. Чтобы не выдать себя, она для пущей убедительности поболтала с Алексисом еще несколько минут, выспрашивая у него новости про общих знакомых. Пожаловалась Алексису на плохое обращение с ней Никоса, и с явным облегчением закончила разговор. «Значит, Лиза еще в больнице, а Никос сейчас должен быть дома один. Это хорошо», - подумала Ивонни, положив телефон на журнальный столик.

Ивонни решила воспользоваться удобным случаем. Она поехала в парикмахерский салон. Оттуда вернувшись домой, она надела платье посексуальней и поехала к дому Никоса. Никос ее явно не ждал. Он был немного выпивши. Открыв дверь, Никос недружелюбно уставился на гостью, не желая ее пропускать в дом.

Ивонни непринужденно улыбнулась.

- Так-то ты встречаешь старых друзей, Никос? – сказала Ивонни, намереваясь пройти в дом.

- Ивонни, уезжай! Я не в настроении принимать гостей, - сердито сказал Никос.

- Я на минуточку, - сказала Ивонни. Проскользнув в дверь, она прошла в гостиную.

Никос с недовольным видом последовал за ней.

Ивонни удобно расположилась на диване и подобострастным взглядом посмотрела на Никоса. Никос не стал на нее даже смотреть, он молча уставился в окно. Повисло тягостное молчание. Такого поворота дел Ивонни не ожидала. Чтобы как-то разговорить Никоса, Ивонни попросила его принести стакан воды. Никос нехотя пошел за водой.

- Что тебе еще нужно? – спросил Никос у Ивонни, протягивая ей стакан с водой.

- Что мне нужно?! – вспылила Ивонни. У нее сдали нервы, она вскочила с дивана и заметалась по комнате. – Ты спрашиваешь, что мне от тебя еще нужно?! Никос, мы, вообще-то, с тобой раньше встречались. И даже должны были пожениться. Ты вышвыриваешь меня из своей жизни, находишь мне замену. И ты еще спрашиваешь, что мне нужно?!

- Я не люблю тебя, Ивонни.

Эти слова Никоса женщина восприняла, как пощечину. Она замерла, не зная, что сказать дальше. Казалось, Ивонни в этой битве за Никоса проиграла.

- Но, ведь, любил?.. - не сразу нашлась, что ответить Ивонни.

- Уже не знаю, любовь ли это была на самом деле. Или это было простое увлечение…

- Я для тебя была всего лишь увлечением?! – зло выкрикнула Ивонни. – Знаешь что, Никос, иди ты к черту!

Ивонни бросилась к выходу. Она выбежала из дома, громко хлопнув дверью. Никос устало опустился в кресло. Ему не хотелось идти даже закрывать двери.

- Что у вас тут такое произошло? – на пороге стоял Алексис. – Куда это Ивонни понеслась, очертя голову. Она же за рулем.

- А это ты, приятель, проходи, - Никос сделал широкий жест рукой, предлагая Алексису пройти в дом.

- Вы что поссорились с Ивонни? – спросил Алексис.

- Мы просто с ней расстались навсегда.

- Судя по твоему состоянию, Никос, она выбрала не лучшее время выяснять отношения…

- Я вдруг понял, что никогда не любил Ивонни. Ни-ког-да…

- Надеюсь, ты не сказал ей этого в лицо? Нельзя говорить женщинам такие вещи.

- Что сказано, то сказано. И уже ничего не изменишь.

- Зря! Можно было расстаться друзьями…

- Смеешься? Да Ивонни никогда бы на это не пошла. Когда я встретил Лизу, она просто с ума сходила от ревности. Ей уже не столь важно помириться со мной, а главное, выйти победительницей в схватке с соперницей.

- Что есть, то есть. Ивонни – еще та штучка. Избалованное капризное дитя своих родителей.

- Лиза в больнице, ее сбила машина. Она могла погибнуть. И все из-за меня… - Никос посмотрел на друга затравленными глазами.

Алексис подошел к Никосу, по-приятельски похлопал его по плечу:

- Ну, дружище, не кисни. Все образуется. Лиза поправится. И не надо себя ни в чем винить. С чего ты взял, что ты кругом во всем виноват?

- Если бы я с ней был рядом в тот момент, ничего бы этого не произошло. Димитрис срочно вызвал меня в офис…

- Что ему понадобилось от тебя? Он, вроде бы, сам неплохо управляет компанией.

- Он заставлял меня жениться на Ивонни, - саркастически произнес Никос. – Жениться на этой женщине, которая несколько минут назад выбежала отсюда как разъяренная львица.

- Да, Ивонни – не подарок. Жизнь отравить она может, будь здоров, - согласился с приятелем Алексис. – Так почему Димитрис так настаивал на этой свадьбе? Ты же говорил, что вы уже обсуждали эту тему. Ты ему дал понять, что не женишься на Ивонни.

- Я люблю Лизу, ты же знаешь. Тем более сейчас, когда она как никогда нуждается в моей поддержке… А Димитрис, оказывается, заключил сделку с отцом Ивонни. Теперь Георгиос Плутарос автоматически стал совладельцем нашей компании.

- Чувствую, из этого ничего хорошего не выйдет.

- Лучше бы брат продал часть отелей или закрыл их вовсе. Все лучше, чем зависеть от чужого мнения.

- Это точно…

- Димитрис хотел сделать меня разменной монетой в их торгах с Георгиосом Плутаросом. Плутарос дает деньги и оказывает помощь компании, а я в ответ обязан жениться на Ивонни.

- Честно говоря, Димитрис поступил подло. Ну, а с другой стороны, Ивонни не самая худшая партия… - задумчиво произнес Алексис. – Она хороша собой, состоятельная. Многие бы хотели на ней жениться.

- Только не я… Возможно, я так и не увидел бы ее характера до конца, если бы не встретил Лизу.

- Ты слишком влюблен в Лизу, Никос, чтобы трезво рассуждать. К тому же ты, приятель, много выпил. Тебе нужно выспаться и отдохнуть. Поверь мне, завтра, на свежую голову, день тебе покажется гораздо приятней…


* * *

Ивонни решила довести дело до конца. Не получилось помириться с Никосом, она направилась в больницу, чтобы поквитаться с соперницей. Уже было поздно, когда она подъехала к больнице. Входные двери оказались запертыми, Ивонни постучала. В окне замаячила сонная фигура дежурного. Тот с недовольным видом открыл дверь и сообщил, что время для посещения больных уже позднее, и посоветовал приходить завтра с утра. Ивонни раскрыла сумочку и достала оттуда деньги. Она протянула деньги дежурному:

- Пропустите меня, пожалуйста. Мне очень нужно повидаться с сестрой. Она лежит в третьей палате. Я завтра уезжаю, мне бы очень хотелось с ней повидаться.

- Ну ладно уж, проходите… Только быстро, а то мне может влететь из-за вас.

- Уверяю вас, я очень быстро, - сказала Ивонни, проходя в коридор.

Ивонни тихо прошмыгнула мимо дремавшей на посту медсестры и пошла по коридору, ища нужную дверь. Вот она подошла к палате и тихо открыла дверь. Она осторожно вошла в палату. Здесь было темно, только уличный фонарь бросал скупой свет вовнутрь помещения, слабо освещая палату. Ивонни увидела кровать, на ней спала Лиза, в нерешительности Ивонни остановилась. Она сделала шаг вперед и споткнулась об капельницу. Та с грохотом упала на пол, флакон с раствором разбился вдребезги.

Лиза проснулась. В темноте ничего не было видно. Она присела на кровать, спросонья ничего не понимая.

- Кто здесь? – тихо спросила Лиза.

Последовала долгая мучительная пауза. Лиза повторила свой вопрос:

- Кто здесь? Мария, это ты? Включи свет, тебе же ничего не видно…

Ивонни нашарила рукой в темноте выключатель и включила свет. Свет яркой вспышкой ударил по глазам, Лиза зажмурилась. Вид у нее был бледный и жалкий. Ивонни просто физически ощущала свое превосходство. Она была здорова, красива, элегантно одета.

Немного привыкнув к яркому свету, Лиза открыла глаза и увидела Ивонни.

- Ах, это ты?! – в ужасе ахнула девушка. Она беспомощно озиралась по сторонам. Лизе хотелось вскочить с постели и бежать отсюда, что есть силы, но ноги не слушались ее. Лицо ее в этот момент было беспомощно.

Ивонни осталась довольна произведенным впечатлением. Она злорадно засмеялась в лицо сопернице:

- Чего ты так испугалась, как будто увидела призрак?

Лиза молчала.

- Я пришла сказать тебе, что пока ты тут прохлаждаешься, Никос занимается со мной любовью. Знай это! Он любит меня по-прежнему, ты для него ничего не значишь. Слышишь?! Все ночи, пока ты здесь находишься, мы предавались страсти. Никос целовал и ласкал меня, говорил мне нежные слова…

- Это не правда, - робко возразила Лиза.

- Нет, это правда. Можешь спросить у Алексиса. Он сегодня меня видел в доме Никоса.

Лиза упала на подушку и беззвучно зарыдала. Сердце девушки разрывалось от боли. Хуже всего, что она поверила словам Ивонни, что Никос предал ее, предал их любовь…

Больше Ивонни здесь было нечего делать, враг был повержен. Она покинула палату и направилась к выходу.


Насладившись своей победой, Ивонни поехала к Костасу. Ей сейчас как никогда нужен был мужчина. Его поддержка, его объятия. Отвергнутая Никосом, Ивонни чувствовала себя уязвленной в самое сердце. Ей хотелось почувствовать себя кому-то нужной, она хотела забыться в сладостной истоме страсти. Костас вполне подходил для роли любовника. Ивонни не стала говорить Костасу о причине ее запоздалого визита, а Костас и не спрашивал. Им было хорошо вместе, этого было достаточно. Ивонни извивалась в жарких объятиях Костаса, пытаясь забыть Никоса и выбросить его из головы навсегда. Она с жаром предавалась страсти с любовником, пока сон не сморил их обоих.


Глава 10
КОВАРСТВО И ЛЮБОВЬ

Георгиос Плутарос вовсе не был филантропом. Заключая договор с компанией Орфанидис, он имел в виду далеко идущие планы. Он не собирался спасать гостиничный бизнес семьи Орфанидис. Он преследовал противоположную цель – разорить компанию окончательно. Димитрис слишком поздно это понял. Когда он увидел подковерную борьбу Георгиоса Плутароса, компания была практически банкротом. Казалось, ничто не могло спасти семейный бизнес Орфанидис. Вместо помощи влиятельный Плутарос махинациями опутал компанию еще большими долгами. Простаивали, совершенно не принося дохода, два отеля, арендуемые Плутаросом. Третий отель он собирался закрыть. И это при наплыве туристов в Халкидиках! Договора с турфирмами-посредниками были расторгнуты, компанию ожидали высокие штрафные санкции.

Впервые в жизни Димитрис почувствовал, как у него болит сердце. Сердечный приступ случился у Димитриса на работе. Внезапно он почувствовал нехватку воздуха, в глазах потемнело, он как подкошенный рухнул на пол. Испуганная секретарша тут же вызвала «скорую помощь». Димитриса с предынфарктным состоянием увезли в больницу.

Елена Орфанидис была в смятении. Сначала в больнице оказалась Лиза, ее сбила машина на улице в коттеджном поселке. Никос совершенно был измучен этим. Это событие, казалось, выбило его из колеи. Он осунулся за последние несколько дней. Хуже всего, стал выпивать. Елена, как мать, переживала и за Лизу, и за Никоса. А тут еще Димитрис попал в больницу с сердечным приступом. Было от чего схватиться за голову. Елена поехала проведать старшего сына в больницу. Димитрис лежал в реанимации. Бледный с темными кругами под глазами, подключенный к капельнице и другим приборам, он лежал на больничной койке. Елене было дико видеть всегда энергичного Димитриса больным и неподвижным. Завидев мать, Димитрис вяло улыбнулся:

- Здравствуй, мама…

- Здравствуй, сын…

Оба помолчали, глядя друг на друга, мысленно поддерживая друг друга. Елене было тяжело, но она старалась не подавать виду, чтобы присутствием духа поддержать Димитриса. Димитрис видел, как ей тяжело оставаться невозмутимой, как она удерживала себя, чтобы не расплакаться. Димитрис благодарен был матери за стойкость ее характера.

- Мама, он предал меня… - сказал слабым голосом Димитрис. – Он предал компанию… Мы разорены…

- Кто он? – машинально спросила Елена, хотя она знала, о ком говорит сын.

- Георгиос Плутарос. Он оказался подлецом.

- Я всегда знала это…

Оба помолчали.

- Тебе не нужно сейчас думать о делах, - сказала ласковым голосом Елена. – Тебе нужно поправляться. Ты должен знать, что мы все тебя очень любим. Я и Никос, и Василис.

- Спасибо… - сказал Димитрис. Он с облегчением вздохнул. Слова утешения были бальзамом для его души.

- Выздоравливай, и ни о чем не думай, - сказала на прощание Елена, поцеловав сына в щеку.

- А как же дела? – слабо возразил Димитрис.

- Делами займусь я и… Никос.

- У Никоса только Лиза на уме, - по-доброму улыбнулся Димитрис.

- Ничего, он справится…


Георгиос Плутарос был встревожен. Сама Елена Орфанидис пожаловала к нему в офис. Секретарша доложила, что она позвонила и договорилась о встрече. Георгиос выглянул в окно. Елена грациозно выходила из автомобиля, водитель помогал ей, подав руку. Она выглядела прекрасно для своих лет. Одетая не броско, но стильно, с элегантной прической на голове, с изящной сумочкой в руке, она шла с достоинством по коридору офиса, как королева. Стук ее невысоких каблучков доносился до кабинета Георгиоса. Он с нетерпением выглянул в вестибюль. Красота молодых сотрудниц, которых так любил брать на работу Георгиос, померкла с природной грацией этой женщины. Тут сразу видно было, что она королева, а они все ее фрейлины, массовка.

Елена Орфанидис неспешно вошла в кабинет, закрыла плотно за собой дверь и, устремив взгляд в Георгиоса, сказала:

- Я не дам тебе погубить своих детей!

Слова были сказаны Еленой не громко, но Георгиосу показалось, что она кричала. Но это был крик ее души. Такая сила крылась в этих словах, такая глубина. Это был крик матери, защищавшей своих детей. Георгиосу стало трудно стоять. Он тяжело опустился в кресло. В кабинете работал кондиционер, но его все равно прошиб пот.

- Я все знаю, что ты обанкротил компанию…

- Клянусь, это вышло не нарочно, - оборонялся Георгиос.

- Ты не нарочно погубил Янниса, теперь хочешь погубить его детей… - тихо проговорила Елена.

Георгиос уставился на Елену испуганными глазами.

- Это не правда, я не причастен к гибели твоего мужа! – выкрикнул Георгиос.

- Я все знаю. Я поняла все еще тогда, после гибели Янниса. Механик Янниса, готовивший к выходу в море яхту, после той гонки не смог смотреть мне в глаза. Он сразу же уволился и уехал из страны. Георгиос, сколько ты заплатил ему за убийство Янниса, за то, чтобы он испортил мотор?

- Это все твои домыслы, Елена. Всем известно, что Яннис погиб из-за несчастного случая. Его яхта затонула во время сильного шторма. Газеты писали, что тогда погибло еще несколько человек.

- Яннис был опытный яхтсмен, он мог спастись, если бы не был испорчен мотор, и если бы на яхте был спасательный надувной плот. Но его, почему-то, не оказалось в нужный момент.

- Нет, Елена, уверяю тебя, я к этому делу не причастен…

- Я говорила с механиком, - перебила Георгиоса Елена. – Я совсем недавно отыскала его. Он проживает в Аргентине. Механик во всем сознался, что ты за большие деньги нанял его. Чувство вины не дает ему покоя до сей поры, потому он не отпирался, а во всем сознался. Он чувствует грех, что погубил невинную душу из-за презренного металла. Деньги не принесли ему счастья. Жена его рано заболела и умерла. Единственный сын стал наркоманом…

- Я любил тебя, Елена, а ты предпочла его. Ну, скажи, чем Яннис был лучше меня?

- Ты расправился с соперником самым подлым способом. Но тебе оказалось мало этого, ты задумал погубить и его сыновей. Ты сознательно разорил фирму и довел Димитриса до сердечного приступа. И аварию устроил ты. Машина сбила Лизу, мою невестку. Она чудом осталась жива. Сейчас она находится в больнице. За что, Георгиос, ты поступаешь так со мной?

- Я не причастен к аварии!

- Твоя дочь причастна…

- Ивонни?! Не может быть!

- Она на машине сбила Лизу, соседи видели из окон. Она посчитала, что ее никто не видит, и умышленно сбила Лизу.

- Какая же она дура! Зачем она так поступила? Не понимаю…

- Не понимаешь! А я понимаю. Твоя дочь – вылитая копия твоя. Она привыкла получать все, что пожелает любыми способами.

- Ах, Елена, Елена, если бы ты тогда ответила мне взаимностью, все бы могло сложиться по-другому… - с досадой в голосе произнес Георгиос. – Я бы всю жизнь боготворил тебя…

- Не нужно, Георгиос, произносить этих слов…

Елена направилась к выходу, намереваясь покинуть кабинет. Георгиос кинулся ей вдогонку.

- Постой, не уходи так, - попросил Георгиос. Он взял ее за руку, заглянул в глаза. – Может быть, мы видимся в последний раз…

- Пусти, Георгиос, - сказала Елена. – Не нужно этих мелодраматичных сцен. Я не верю тебе. Не верю в твою искренность после того, что ты сделал.

Георгиос ухватился за соломинку. Он с надеждой в голосе спросил:

- Скажи, что мне сделать, чтобы ты поверила мне, Елена?

- Ничего не нужно делать. Я не люблю тебя, Георгиос, - сказала Елена. Она немного помолчала и добавила. – Я не смогу простить тебе гибель своего мужа.

- Снова Яннис, как и прежде, стоит между нами!

- Ты борешься с его тенью, Георгиос? Как же ты нелеп и жесток в этой борьбе. Пусти меня! Я ухожу.

Георгиос нехотя выпустил ее руку из своих ладоней. Елена вышла в коридор, притворив за собой дверь. Георгиос стоял посреди своего кабинета, как оглушенный. «Ну, почему эта женщина на меня так действует магнетически? - думал Георгиос. – Столько лет прошло, как я встретил ее впервые. Но снова и снова мое сердце выскакивает из груди при виде ее. Боже, что за мука видеть ее, любить ее, и быть отвергнутым ею. За что, Господи, ты наказал меня любовью к этой женщине?! За что?» Георгиос устало добрел до своего кресла. Ему казалось, что жизнь свою он прожил напрасно. Деньги, влияние, почет не принесли счастья. А не сбывшаяся мечта о Елене Орфанидис отравила все его существование.


* * *

Первым делом Елена собрала опытных юристов из их компании и провела совещание. Поручив юристам изучить договор аренды, составленный юрисконсультом Георгиоса Плутароса, Елена надеялась, что этот документ можно расторгнуть. Затем Елена занялась текущими делами. Она поручила Никосу лично встретиться с представителями турфирм-посредников и наладить разорванные Плутаросом отношения. Скрепя сердце, Елена продала два отеля из семейного гостиничного бизнеса. Эти деньги были потрачены на погашение кредитной задолженности банкам. Остальные долги она попыталась реструктуризировать.

Георгиос Плутарос мог отказаться от расторжения бессрочного договора аренды части отелей компании Орфанидис. У него были хорошие юристы и деньги, но он не стал этого делать. Договор был расторгнут по инициативе компании Орфанидис. У Георгиоса после встречи с Еленой опустились руки. Он не знал, зачем ему дальше жить. Он запил, чего никогда себе не позволял ранее, отдавая все свое время работе и бизнесу. Беспробудное пьянство не принесло облегчения, тоска и меланхолия не проходили, а только увеличивались день ото дня. Злоупотребление алкоголем отразилось на здоровье, к душевным мукам добавились и телесные страдания. Георгиос с инфарктом попал в больницу.

Когда отцу стало немного лучше, Ивонни решила навестить его в больнице. Она любила отца даже больше, чем мать. Отец всегда баловал ее, потакал ее капризам, никогда не наказывал. Она была единственной наследницей огромного состояния семейства Плутаросов. Ивонни по-своему переживала из-за болезни отца, желая ему скорейшего выздоровления. Три раза в неделю она навещала отца в больнице. Георгиос всегда ожидал прихода дочери с большой радостью.

Ивонни ласточкой впорхнула в больничную палату, присела на стул рядом с кроватью и улыбнулась:

- Сегодня, папа, ты выглядишь намного лучше. Ну и напугал ты нас с мамой.

- Здравствуй, дочка. Рад тебя видеть, - Георгиос улыбнулся.

- Врачи сказали, что ты идешь на поправку. Конечно, состояние здоровья еще тяжелое. Инфаркт просто так не проходит. Но если ты будешь вести здоровый образ жизни, то сможешь прожить еще очень много лет.

- Хочу дождаться внуков…

По лицу Ивонни пробежала тень недовольства.

- Папа, ты обещал мне помочь с Никосом, так и не помог, - с укором в голосе сказала Ивонни.

- Надеюсь, пока я лежал в больнице, ты не наделала новых глупостей? – насторожился Георгиос.

- Что ты имеешь в виду?

- Просто хочу сказать, оставь Никоса в покое.

- Ну, папа, Никос мой. Я хочу, чтобы мы с ним поженились. И я добьюсь этого, чего бы мне это не стоило! – упрямым голосом сказала Ивонни.

Георгиос с укором посмотрел на Ивонни:

- Хватит, дочь, совершать глупости. Мать Никоса была у меня. Она знает, что это именно ты сбила подружку Никоса.

- Но откуда она узнала об этом?! Эб этом же не знала ни одна живая душа? – опешила Ивонни. От услышанных слов ей сделалось дурно, страх сковал ее душу, внутри все похолодело. Ивонни ужасно боялась, что ее привлекут к ответственности.

- Тебя видели соседи Никоса по коттеджному поселку. Ты понимаешь, что тебя могут арестовать и судить, если семья Орфанидис подаст на тебя в суд.

- Папочка, ну ты же поможешь мне? Я не хочу в полицию.

Георгиос молчал. Ему было трудно говорить, разговор забирал много сил. Собравшись духом, он продолжил:

- Тебе нужно на время уехать из страны, Ивонни…

- Но почему я должна уезжать! – взорвалась Ивонни. – Я не хочу никуда уезжать.

- Поедешь куда-нибудь, отдохнешь от всех этих дел, развеешься на досуге. Может, встретишь какого-нибудь достойного молодого человека и забудешь, наконец, этого Никоса Орфанидиса. Езжай, дочка, во Францию или Англию, например. Пока здесь все не уляжется.

- Я не хочу никуда уезжать, папа, я хочу встретиться с Никосом и поговорить с ним еще раз о наших отношениях. Надеюсь, он выслушает меня.

- Ты на время уедешь из Греции. Этот вопрос не обсуждается! - властным тоном заявил Георгиос.

Ивонни понуро опустила голову, не зная, что возразить отцу. По своему собственному опыту она знала, что спорить с ним бесполезно. Она молчала, всем своим видом показывая, что страшно недовольна его решением.

Георгиос заговорил первым.

- Елена Орфанидис переиграла меня, - невеселым голосом сказал он.

- Что ты имеешь в виду? – насторожилась Ивонни.

- Она победила меня. Я столько лет потратил сил на борьбу… на достижение цели… - Георгиос махнул рукой. – И все впустую.

- Откуда ты знаешь мать Никоса?

- Мы познакомились с ней много лет назад, когда еще были молодыми людьми.

- Ты встретил ее еще до встречи с мамой? – догадалась Ивонни.

- Да. Елена Орфанидис – удивительная женщина… - сказал Георгиос. Он немного помолчал и добавил с сожалением в голосе: - Но она оказалась для меня недоступной. Она отвергла меня…

- Папа, ты любил Елену Орфанидис?! – опешила Ивонни. – А как же мама?

- А что мама? Твоя мать очень хорошая женщина, но я никогда не любил ее.

- Она знает об этом?

- Думаю, догадывается. Но надо отдать ей должное, твоя мать никогда и не претендовала на мою любовь. Ее все устраивало. Или, возможно, делала вид, что ее все устраивает…

После разговора с отцом Ивонни вышла из больницы с гнетущим настроением. Хуже всего было то, что отец настаивал на ее немедленном отъезде из страны. Но Ивонни не послушалась отца. Вместо этого Ивонни решила встретиться с Костасом Занетакосом, у нее было интересное предложение для него. Она знала, что Костас всегда нуждался в деньгах. Ивонни решила сыграть на его алчности.


Глава 11
ПОХИЩЕНИЕ

Невзирая на все попытки Ивонни рассорить Никоса и Лизу, у нее ничего не получилось. Молодые люди по-прежнему были вместе. Правда, Никос был страшно удивлен, увидев заплаканное лицо Лизы, когда пришел забирать ее из больницы на следующий день. Лиза вела себя не естественно, даже не обрадовалась его приходу. Никос уставился на подругу ничего непонимающим взглядом.

- Лиза, что случилось? Ты, разве, не рада моему приходу?

Лиза не торопилась с ответом. У нее на душе кошки скребли. Сама мысль, что Никос был с Ивонни, была для нее невыносима.

Никос подошел к Лизе, рукой взял за подбородок и заглянул в глаза.

Лиза нехотя отвела взгляд в сторону. Она молчала.

Никос устало опустился на стул:

- Так, что произошло за то время, что меня здесь не было?

Лиза с вызовом посмотрела на Никоса:

- Спроси у своей подружки!

- Не понимаю, о ком ты говоришь…

- Не понимаешь? Я говорю об Ивонни. Твоей бывшей невесте… или не бывшей?

- Что ты имеешь в виду?

- Видишь, Никос, ты даже затрудняешься с ответом, - грустно вздохнула Лиза. – Значит, это все правда.

- Что правда?! – взорвался от возмущения Никос. Он встал и подошел к Лизе:

- Ты можешь, наконец, мне все объяснить!

- Вчера ночью здесь была Ивонни…

- Какого черта она здесь делала?! – не удержался Никос, перебивая Лизу на полуслове.

Лиза грустно улыбнулась:

- Она сказала, что вы снова вместе… И вы безумно счастливы…

- Это чушь! Это неправда!

- Она сказала, что пока я здесь, вы с ней дома, в общем… вы счастливы, - Лиза запнулась, подбирая нужные слова, - и страсть между вами вспыхнула с новой силой.

- И ты ей поверила?..

Лиза молчала.

- Значит, мои слова для тебя ничего не значат, - с горечью в голосе сказал Никос. – Ты согласна поверить кому угодно, только не мне.

Никос вопросительно посмотрел на Лизу, она снова не ответила.

- Мне что вообще уйти? – тихо спросил Никос. В его глазах застыла боль.

У Лизы что-то дрогнуло внутри. Никос казался в этот миг каким-то сникшим и подавленным. Она поспешила сказать:

- Не уходи… Прошу тебя!

Никос подошел к Лизе и крепко обнял ее. Все было, как прежде. Лиза прижалась к Никосу, закрыв от счастья глаза. Недоразумение было исчерпано.

Так они помирились, и ссора была улажена, даже не начавшись.


* * *

Ивонни времени зря не теряла. Встретившись с Костасом, она посвятила его в свой план. Костас поначалу заартачился, не желая влазить в авантюру, задуманную Ивонни, но на кону стояли большие деньги, и он согласился. Учитывая тот факт, что старинный золотой перстень, найденный Никосом, выкрасть Костасу не удалось, Ивонни предлагала Костасу похитить Лизу. Затем потребовать у Никоса взамен девушки золотой перстень.

- Ну соглашайся, Костас, план беспроигрышный, - сказала Ивонни, когда они вместе с Костасом ужинали в кафе.

- Здесь есть определенный риск, - возразил Костас. Он не торопился с ответом. Ему не очень хотелось иметь лишние неприятности с полицией.

- Чего ты боишься? Ты же не побоялся проникнуть в дом к Никосу, - настаивала на своем Ивонни. – Похитишь девчонку, подержишь ее под замком день-другой и все…

- Одно дело, пропажа украшения. К тому же, оно нигде не зарегистрировано. Никос не стал бы из-за пропажи этой раритетной вещицы подавать заявление в полицию. Ведь эту находку он держит у себя незаконно, он должен был перстень сразу же сдать в музей. И совсем другое дело – похищение человека. Полиция начнет разыскивать подружку Никоса и может выйти на меня. Как назло, у нее пропал паспорт, когда она останавливалась у меня в гостинице. Пропажа девушки сразу же вызовет подозрения у полиции, во всем заподозрят меня. Ивонни, ты как хочешь, но я не хочу ввязываться в это дело! – решительно сказал Костас.

- Кому нужна бедная туристка? – презрительно фыркнула Ивонни. – Кто ее будет разыскивать?

- Ты не права, Ивонни. Полиция просто обязана будет рассмотреть это дело. К тому же, у этой Лизы серьезные покровители. Семья Никоса – очень уважаемые люди. Нет, Ивонни, извини, но я не хочу заморачиваться с этим делом, - сказал категорически Костас. Он встал из-за стола, намереваясь уходить.

- Ну, постой, Костас, не уходи! – Ивонни схватила мужчину за руку. – А если я тебе заплачу.

- Сколько?

- Я дам тебе очень много денег. Проси любую сумму.

Костас задумался. Не каждый день выпадает такая возможность заработать кучу денег.

- Ну что ж, это другой разговор, - хитровато прищурился мужчина. – К тому же, эта работа, как говорится, не пыльная.

- Ну вот и договорились, - с облегчением вздохнула Ивонни.

Они с Костасом выпили еще немного ракии за успех рискованного мероприятия.

Оставалось только продумать детали похищения. У Ивонни был кое-какой план, она выложила его Костасу. Костас внимательно выслушал подружку, но действовать решил по-своему. Он решил сам не светиться с похищением, а нанять для этого дела надежных людей, чтобы следить за ходом операции со стороны. У Костаса на подхвате было несколько человек, готовых в любую минуту выполнить его приказы. Лишних вопросов они не задавали, главное, чтобы Костас платил. За Костасом ходила дурная слава, что он замешан в темных делишках. Некоторые в городе даже поговаривали, что он является владельцем борделя. Но это были всего лишь слухи. Достоверно было известно лишь то, что у нескольких постоялиц его отеля пропадали паспорта, но причастность Костаса к похищению документов еще никто не доказал.

Люди Костаса установили слежку за Лизой. Но незаметно похитить девушку пока не удавалось, возле нее постоянно крутился Никос. Ивонни решила выманить Лизу из дома, так сказать для откровенного разговора. Однажды Лиза обнаружила у себя в комнате конверт с письмом. Конверт лежал на прикроватной тумбочке, как он там оказался, Лиза понятия не имела. С опасением она открыла конверт и достала сложенный вчетверо белый лист бумаги. Почерк был незнакомый. Лиза быстро прочитала несколько строк, написанных чей-то рукой. Лиза нахмурилась, ожидая очередного подвоха, письмо было от Ивонни. В письме она просила Лизу встретиться с ней, чтобы сообщить о важном деле. Дело касалось Никоса, ему угрожала опасность. Ивонни настаивала о встрече с Лизой наедине и предостерегала ее о том, чтобы Лиза никому не сообщала о письме и об их встрече. Лизу насторожил тот факт, что Ивонни назначила встречу не в кафе или таверне, или в другом людном месте. Они должны были встретиться на пустынном берегу в семь часов вечера.

Весь день Лиза провела в сомнениях: идти или не идти на встречу, говорить или не говорить об этом Никосу. Вечером Никоса не было дома, он уехал по каким-то важным делам. Как он сказал Лизе, у него была назначена важная деловая встреча. Утром Никосу позвонил неизвестный мужчина и попросил о встрече, предлагая купить у Никоса редкостный золотой перстень. Мужчина представился коллекционером. Никоса насторожил тот факт, что неизвестный знает о редкой находке. Он направился на встречу, чтобы узнать от коллекционера, откуда ему известно о золотом перстне, найденном на раскопках в Акротири. Но на встречу в назначенное время таинственный коллекционер так и не явился. Никос прождал его целый час. Затем он вернулся домой. Какого же его было удивление, когда Лизы дома не оказалось. Ее мобильный телефон не отвечал. Никос не знал, что делать и где искать Лизу. Его мучили тягостные предчувствия, что стряслась беда.

…Лиза пришла на встречу в назначенное время. Ивонни не было. «Странно, что это она не торопится на встречу, которую же мне сама назначила?» - думала Лиза, оглядываясь по сторонам в ожидании прихода Ивонни. День близился к закату. Закатные лучи солнца окрасились багрянцем, предвещая ветреную погоду. Вечерело, темные сумерки сгущались. Медленно день отступал, уступая место ночи. С моря подул вечерний бриз, волны лениво плескались о берег. Но сегодня Лиза решительно не была настроена любоваться морским пейзажем. Прошло уже полчаса, а Ивонни так и не появилась. Лизе вдруг стало страшно, что она одна стоит на пустынном берегу, сумерки все сгущались, а вокруг не было ни души. Ей захотелось бежать отсюда, куда глаза глядят. Она развернулась в сторону города и уже намеревалась уходить, как вдруг ее окликнул незнакомый человек.

- Любуетесь закатом? – сказал незнакомый мужчина.

Лиза напряглась, она не ждала от этой встречи ничего хорошего. Мужчина показался ей подозрительным. Инстинктивно Лиза кинулась бежать в сторону дороги, незнакомец кинулся за ней вдогонку. Кричать о помощи было бесполезно, поблизости никого не было. Страх сковал все Лизино естество, от этого ноги стали не послушными. Ей трудно было бежать, незнакомец уже догонял ее. С опаской Лиза оглянулась назад в надежде, что мужчина отстал. Но надежды ее оказались напрасными, мужчина уже догнал Лизу. Он резко схватил ее в охапку и поднес к лицу платок. От резкого запаха нашатыря девушка потеряла сознание.

…Лиза очнулась и с трудом приподняла тяжелые веки. Она огляделась вокруг, но в темноте ничего не было видно, только откуда-то со стороны доносился шум мотора, и сильно пахло рыбой. Это была рыбацкая шхуна. Лиза с ужасом поняла, что она находится в лодке в открытом море. И они, к тому же, попали в шторм. Сильный ветер подбрасывал лодку на высоких гребнях волн как щепку. От сильной качки у Лизы началась морская болезнь. Она попробовала приподняться, но тут же опустилась на тюфяк, который служил ей постелью. Она ощущала слабость во всем теле. В мозгу лихорадочно крутилась одна мысль: «Кто ее похитил? И куда ее везут?» Лиза не знала, что ее ждет, и зачем злоумышленники похитили ее. В ожидании своей дальнейшей участи Лиза искренне раскаивалась, что не рассказала Никосу о злополучном письме Ивонни, которое ей кто-то подбросил в дом. Лиза укоряла себя за легкомысленность. Единственное, что немного радовало ее, так это то, что ее никто не беспокоил, но в ее положении пленницы это было слабым утешением. Вдруг до ее уха донеслись слова, сказанные сверху каким-то мужчиной: «Ренея или Делос? Куда направлять лодку?» Затем она услышала слова другого мужчины: «Держи курс на Ренею. Этот остров безлюдный пустынный, там вообще не бывает туристов, на Делос каждый день прибывают паромы с туристами». Лиза решила, что это говорил с капитаном рыбацкой шхуны тот незнакомец, который ее похитил. «Значит, меня везут на остров… Как они сказали – Ренея, - думала Лиза. – Господи, и даже не убежишь с этого острова, вода кругом.»


Глава 12
НЕОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ

Ренея был небольшим островом в Эгейском море, площадью всего лишь в четырнадцать квадратных километров. Кругом была гористая местность, из растительности произрастали только трава и невысокие кустарники. Когда-то в античные времена остров Ренея был заселен и играл важную экономическую роль в жизни храмового комплекса, построенного в честь древнегреческого бога Аполлона на острове Делос, расположенного неподалеку. В античные времена Делос был центром торговли и культуры. Сейчас Ренея был необитаемым. Не жаловали его и туристы, обходя стороной, направляясь на катерах и прогулочных лодках на соседний остров Делос, на котором сохранились руины древних строений Делосского полиса.

Лиза и ее похититель, которого звали Андреас, расположились в одной из пещер острова. Пещера была невысокая, и вход в нее был достаточно узким и неудобным, но здесь можно было спрятаться от дождя и ветра. Мужчина достал фонарь и стал деловито доставать из большой сумки заготовленную провизию, бутылки с водой и спальные мешки. Один спальный мешок мужчина кинул под ноги Лизе:

- Садись. Все лучше, чем на каменном полу сидеть.

Лиза не шелохнулась. Видя испуганное лицо девушки, Андреас счел нужным ее успокоить:

- Не бойся. Я ничего тебе не сделаю…

- Зачем вы похитили меня?

Мужчина замялся, не зная, что ответить. Затем сказал:

- Никто тут тебя больше двух дней держать не будет. Скоро вернешься домой.

- По воде что ли? – кисло усмехнулась Лиза.

- А ты шутница, как я погляжу, - сказал Андреас. – Катер за нами придет… Вот и все. Больше тебе знать не обязательно.

Посчитав беседу законченной, Андреас залез в спальный мешок и тут же заснул. Он был абсолютно уверенный, что с острова Лиза никуда не убежит. Лиза с неохотой последовала его примеру. Невзирая на усталость и перенесенный страх, она все равно не могла заснуть. Всю ночь она ворочалась с боку на бок, и лишь под утро задремала. Когда она проснулась, Андреаса в пещере не было. «Наверное, он пошел осматривать остров», - предположила Лиза. Ей ужасно захотелось пить, ее мучила жажда, она взяла бутылку с водой и сделала несколько глотков. Чтобы немного размять ноги, Лиза вылезла из тесной пещеры, чтобы прогуляться по острову. Солнце поднялось уже достаточно высоко. На горизонте Лиза увидела паром. Он направлялся к соседнему острову. Лиза вначале глазам не поверила, потом она ошалела от безумной мысли, что это ее спасение. Она стала отчаянно кричать и махать руками в надежде, что люди на пароме увидят ее и заберут отсюда. Она будет спасена. Но ее мечтам не суждено было сбыться. Андреас налетел на нее коршуном, приказал замолчать и потащил к пещере. Лиза изо всех сил упиралась. Ей казалось, что этот паром и люди на его борту, были ее единственным спасением. Оказавшись в пещере снова один на один с этим неприятным человеком, Лиза разрыдалась от отчаяния. Спасение казалось таким очевидным. «Но почему он так не вовремя вернулся», - думала Лиза, исподлобья глядя на своего мучителя. Тот недобро глядел в ее сторону. Оба молчали. Потом Андреас заговорил первым, гневно сверкая глазами:

- Что это ты вздумала кричать на весь остров?

- Не ваше дело! – зло огрызнулась девушка. – Я все равно убегу.

- Куда? – криво усмехнулся Андреас.

Лиза промолчала. Она замкнулась в себе, решив больше не разговаривать с Андреасом, с этим несносным человеком, который похитил ее. Так прошел целый день. Лиза все время молчала и даже отказалась от еды. На следующий день все повторилось. Андреас тоже не заговаривал со своей пленницей. Видимо решив про себя, что за день-два голодовки с ней ничего не станется. На третий день их пребывания на острове он занервничал. Он с самого утра крутился на берегу, зорко вглядываясь в морскую даль, явно кого-то поджидая. Но прошел день, а обещанный катер, который должен был забрать их с острова в означенное время, так и не появился. К концу дня лицо Андреаса покрылось тучей недовольства и некоего смущения. Он сам первый заговорил с Лизой.

- Что-то не торопится твой жених тебя выкупать, - сказал мужчина с явным недовольством в голосе.

- Вы похитили меня из-за выкупа? – сказала девушка, она понуро уставилась на мужчину. – И какой выкуп вы хотите за меня получить. А вам известно, что я всего лишь бедная туристка, - решила съязвить Лиза.

- Деньги есть у твоего дружка. К тому же Костас намекал, что ему нужны не деньги, а редкостный золотой перстень.

- Так это все со мной случилось из-за редкостной археологической находки! – воскликнула Лиза. – Костасу не удалось выкрасть перстень из дома Никоса, так он решил похитить меня.

- Ты вроде живца выступаешь. Костас говорил, что Никос сильно дорожит тобой, поэтому с легкостью расстанется с этой дорогой безделушкой. Но как я погляжу, он не торопится отсюда тебя вызволять из плена. Видно, ты ему вовсе не дорога, он уже забыл тебя…

Лиза обиженно нахмурилась, не желая ничего говорить в ответ на обидные слова.

- Ну, чего молчишь, словно воды в рот набрала? Что невесело, что любимый тебя не ищет? – злорадно проговорил Андреас. Сложившаяся ситуация его явно выводила из себя, он решил вымести зло на девушке.

Лиза презрительно усмехнулась ему в ответ:

- А, может быть, дело вовсе не в Никосе, а в Костасе…

- Что ты имеешь в виду?

- То, что Костас уже получил то, что хотел, желаемый перстень, а до тебя ему и дела нет. Выполнил свое дело и все…

- Что все? – насторожился Андреас.

- А то, что ты теперь ему не нужен. Можешь хоть всю жизнь оставаться на этом безлюдном острове.

- Нет, Костас не такой, - не слишком уверенно возразил мужчина. – Надо еще подождать, наверное, что-то пошло не так.

- Одно плохо, у нас провизия кончается и запасы воды, - сказал Андреас, немного погодя. – Придется экономить…

- Можно вплавь добраться до соседнего острова Делос, - предложила Лиза. – Там же есть люди… Они могли бы нам помочь.

- Там только сотрудники музейного комплекса, человек пятнадцать. Ну и еще туристы, которые посещают остров с экскурсиями с 9 часов утра. В 15.00 с острова отбывает последняя прогулочная лодка, она идет в порт Миконоса.

- Это же здорово, мы можем отправиться с ними! - сказала Лиза. Глаза девушки загорелись, в душе появилась надежда.

- Да. И что мы скажем, как мы оказались на Ренеи?

- Можно сказать, что мы совершали морскую прогулку, попали в шторм, и наш катер затонул…

- Это вызовет подозрения. К тому же, эта история будет выглядеть неправдоподобно. Начнутся расспросы, кто мы, откуда и куда следовали и всякое такое прочее. Нам никто не поверит, полиция заинтересуется этим делом. А мне, как ты понимаешь, не хочется загреметь в полицейский участок… Нет! – решительно сказал Андреас. – Договор был ждать здесь. Пока трогаться с места не будем, будем ждать здесь.

Лицо Лизы стало угрюмым, она отвернулась, не желая больше разговаривать. Так прошло еще два дня тягостных ожиданий. От нечего делать Лиза издалека наблюдала, как к острову Делос подходили прогулочные лодки и катера, как на берег высыпались любопытные толпы туристов, потом туристы разбредались по острову, осматривая местные достопримечательности. Она с замиранием сердца смотрела на отплывающие от причала лодки и катера, увозящие счастливых туристов на большую землю. На душе было тоскливо и пусто, ей иногда казалось, что она никогда не выберется с этого острова, на котором оказалась. И еще Лизе ужасно хотелось увидеть Никоса, заглянуть ему в глаза. Лиза не верила словам Андреаса, что Никос забыл ее, но все же в глубине души зародились какие-то сомнения. Развеять их мог только сам Никос.

К концу пятого дня их пребывания на острове на горизонте замаячила белоснежная яхта. Странно было видеть ее здесь у берегов в вечернее время, в неурочный час для посещения туристами острова Делос. Лиза пристально всматривалась вдаль, наблюдая за тем, куда направится яхта. Сердце Лизы учащенно забилось, она очень надеялась, что на этой яхте плывет Никос, чтобы вызволить Лизу из плена и забрать с собой с опостылевшего острова. Андреас также заметил яхту. Он зорко вглядывался вдаль, пытаясь рассмотреть людей на яхте. Он точно знал, что эта яхта не принадлежит Костасу, но все же надеялся, что эта яхта пришла за ними. Ему тоже за несколько дней этот безлюдный остров надоел до чертиков. Но Андреас не спешил радоваться. Возможно, эта яхта просто следовала мимо, люди на яхте совершали круиз в акватории Эгейского моря, путешествуя от одного острова к другому.

Яхта направилась к острову Ренея и причалила к берегу. Завидев женщину на борту, Андреас удивленно воскликнул:

- Ивонни?! Какого черта она здесь делает?

Ивонни покачивающейся походкой сходила по трапу на берег в сопровождении двух телохранителей. Сойдя на берег, Ивонни внимательно стала осматривать остров, явно ища кого-то. Завидев Лизу и Андреаса, она направилась в их сторону. Подойдя ближе, она заговорила первой:

- Ах, вот вы где. Я вас искала.

- Что тебе нужно, Ивонни? Кто тебя судя послал? – недружелюбно спросил Андреас.

- Только не надо мне грубить! – резко осекла нахала Ивонни. Она чувствовала свое превосходство, телохранители стояли рядом.

- Как ты узнала, что мы здесь находимся?

- Это не важно! Я хотела поговорить с Лизой. Наедине.

Андреас неохотно отошел в сторону.

Как только они остались вдвоем, Ивонни заговорила первой:

- Я приехала за тобой, дорогуша.

- Ты?! Почему именно ты? – изумилась Лиза. – А где Никос? Что с ним…

- Это не важно! – перебила девушку Ивонни. – Я хочу тебе предложить очень выгодное предложение.

- Какое? – упавшим голосом спросила Лиза.

- Я увожу тебя с этого острова на своей яхте, но ты должна уехать из страны навсегда. Слышишь! Ты понимаешь, о чем я говорю?

- То есть ты хочешь сказать, чтобы я рассталась с Никосом?

- Ну вот видишь, ты все правильно поняла, Лиза. Никос бросил тебя, ему и дела до тебя нету. Он даже не ищет тебя.

- Это не правда, - робко возразила Лиза.

- Это правда! Если бы он тебя хотел найти, он бы тебя уже нашел и забрал с этого пустынного острова. У вас же, наверное, и запасов воды и еды не осталось. Бедняжки, как вы будете без воды? – сказала Ивонни, воображая из себя благодетельницу.

Лиза поразилась тому, насколько Ивонни хорошо осведомлена обо всем. Она даже подумала, что, возможно, Ивонни все сама и подстроила, а нанятые ею люди все это провернули.

- Ну что ты молчишь? – спросила Ивонни недовольным голосом. – Тебе что не нравится мое предложение? - Ивонни улыбнулась гаденькой улыбочкой. – Или у тебя появился новый кавалер? А что Андреас ничего. Вполне приличный мужчина, не Никос конечно, но и ты, подруга, не принцесса.

- Как ты смеешь?! – вспыхнула от негодования Лиза. От гнева и возмущения она готова была кинуться на обидчицу с кулаками.

- Потише, - зашипела на Лизу Ивонни. – Усмири свое недовольство, а то мои люди быстро тебя поставят на место. Так ты покидаешь остров или нет?

- Я никуда с тобой не поеду?

- Что?! – возмутилась Ивонни. – Ушам своим не верю. Ты хочешь остаться здесь?

- Во всяком случае, я никуда не поеду с тобой, - с достоинством ответила Лиза.

- А ты, как я погляжу, гордячка. Я тебе предлагаю помощь, а ты отказываешься.

- Помощь, но какой ценой? – невесело усмехнулась Лиза.

- Ну, все в жизни имеет свою цену.

- Нет. Я никуда не поеду.

- Глупая! Никос уже давно тебя забыл, ты для него была всего лишь сиюминутной прихотью.

- Ну и пусть, все равно мы были счастливы вместе, - сказала Лиза, едва сдерживая слезы.

- Я тебя просто не понимаю, - повела плечами Ивонни.

- И не поймешь. Ты никого не любишь. Такие люди, как ты не имеют любить. Вам главное, владеть предметом страсти, а чувства любви и преданности вам не ведомы.

- А это уже не твое дело! Впрочем, поступай, как считаешь нужным. Кстати, чтобы ты не считала меня такой уж бессердечной, я привезла вам воды в бутылках и немного еды.

Ивонни подозвала к себе одного из охранников и тихо ему что-то сказала. Тот кинулся выполнять поручение. Через минуту он принес с яхты ящик воды и коробку с продуктами. Ивонни сделала широкий жест рукой, указывая на продукты:

- Дарю, так сказать, кушайте на здоровье. Возможно, вам с молодым человеком захочется еще побыть на этом пустынном острове вдвоем вдали от цивилизации, так сказать. Прощай! Надеюсь, мы больше никогда не свидимся.

Ивонни резко развернулась на каблуках и направилась к яхте. Охранники последовали за ней. Яхта тут же отчалила, Лиза проводила ее грустным взглядом. Оставшись наедине, она разрыдалась, отчаяние овладело ею, сердце безумно ныло от боли и тоски. В эту минуту ей казалось, что жизнь ее разбита навсегда.


Глава 13
НИКОС СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ 

Андреас молча наблюдал за Лизой, давая ей возможность выплакать свои слезы и выплеснуть горе наружу. Слов утешения он ей не говорил, прекрасно понимая, что ничем помочь не сможет. Когда Лиза немного успокоилась, он осторожно сделал замечание:

- А может, она того… права, - сказал Андреас.

- Что ты имеешь в виду? – Лиза посмотрела на мужчину красными от слез глазами.

- Ну, Ивонни права, когда говорит, что Никос разлюбил тебя и бросил…

- Беда не в том, что он меня разлюбил, дело в том, что я его не смогу разлюбить, - сказала грустно Лиза.

- Ну, ты не отчаивайся… Все в жизни поправимо, кроме смерти.

- Тоже мне философ выискался. Не забывай, что по твоей милости я оказалась на этом острове.

- Не я, так другой бы тебя похитил. Костас бы нашел другого человека. И этот другой мог оказаться гораздо хуже меня… Не все так плохо…

- Утешил…

- Странно, что Ивонни так хорошо обо всем осведомлена. Они с Костасом точно заодно. Но почему до сих пор нет весточки от Костаса?

- Не удивлюсь, если Ивонни все это и придумала сама, а Костасу поручила все это организовать. Она меня просто ненавидит из-за того, что Никос выбрал меня.

- И так может быть…

Оба замолчали, весь запас слов был исчерпан. Солнце клонилось к закату. Надо было идти устраиваться на ночлег, но Лизе не хотелось прятаться в душной пещере, она решила пройтись по берегу. В душе ее царила меланхолия и грусть. Вся природа вторила ее настроенью. Чайки о чем-то надрывно кричали, пролетая в вышине, и волны с шумом разбивались о прибрежные скалы, и алый цвет заката тревожил душу. Все, казалось, предвещало беду. Лиза смотрела то на небо, то на рокочущие морские волны, словно пыталась увидеть там ответ на свой вопрос, который бередил ее душу. «Почему Никос ее не ищет и не спешит вызволить ее из плена?» Она испытывала горечь разлуки с любимым. «Неужели их счастье с Никосом было таким коротким? И за радостью нежных встреч последует горечь расставания?» Но волны молчали в ответ, не давая ответа. И сердце заполняла неизбывная тоска, когда в памяти всплывал образ любимого человека. «Никос! Никос! Где же ты, любовь моя? Неужели ты позабыл меня?»

Пройдя сотню-другую метров, Лиза немного устала, давала себя знать жажда и нехватка еды. Она присела на камне недалеко от входа в пещеру. Она увидела бутылки с водой, которые привезла Ивонни. Рука автоматически потянулась за бутылкой с живительной влагой. Ей ужасно хотелось пить, прямо во рту пересохло. В последнее время они воду экономили и пили понемногу, растягивая имеющийся запас воды. Лиза открыла бутылку и сделала несколько глотков. Неожиданно к ней подлетел Андреас и выбил бутылку из рук. Вода расплескалась и забрызгала Лизу с головы до ног. Лиза отряхнулась как мокрая собака, смахивая с себя капли воды. Она с возмущением уставилась на Андреаса:

- Что ты делаешь?! Зачем ты пролил воду? Я ужасно хочу пить.

- Не пей эту воду! – строго сказал Андреас.

- Почему? – Лиза уставилась на мужчину ничего непонимающим взглядом.

- Вода может быть отравлена…

- Чепуха! Зачем кому-то отравлять воду?

- Подумай. Сама говоришь, что Ивонни тебя ненавидит. Не зря же она сама лично наведалась на этот остров.

Лиза посмотрела как-то обреченно на Андреаса, на воду, привезенную Ивонни, больше пить не стала. Ночью ей стало плохо. Ее ужасно тошнило, голова безумно кружилась, в теле чувствовалась страшная слабость, ужасно хотелось пить. Чтобы как-то облегчить ее страдания, Андреас сделал ей холодный компресс на голову и отдал Лизе всю оставшуюся воду из их запасов. Под утро Лиза заснула, казалось, ей стало немного лучше. Вода в бутылках, привезенных Ивонни, действительно, оказалась отравленной. Лизу спасло то, что она сделала всего лишь несколько глотков. Утром Лиза проснулась бледная с синими кругами под глазами. Она попыталась приподняться, но встать на ноги у нее не было сил.

Андреас решил плыть до острова Делос за помощью, он сказал об этом Лизе.

- Но у тебя могут возникнуть проблемы, - слабо возразила Лиза. – Ведь надо будет всем объяснить, как мы оказались на острове. Наверное, в полицию уже заявили о моей пропаже и меня уже ищут… Тебя заподозрят в похищении человека.

- Больше ждать нет смысла, Костас не появился и не прислал за нами катер. Ты заболела, последняя вода была выпита вчера ночью. И тебе срочно нужна медицинская помощь. Я же говорил тебе, не пей той воды, привезенной Ивонни.

- Кто же знал…

Андреас вышел на берег, намереваясь плыть к Делосу. В этот момент к берегу причалил катер. В катере было двое мужчин. Один выпрыгнул на берег, второй остался на катере у руля. Почему-то Андреас сразу догадался, что на катере приплыл Никос. Мужчина, выпрыгнувший на берег, завидев Андреаса, устремился в его сторону.

- Она там… сказал Андреас, указывая рукой в сторону пещеры, - она заболела…

Никос схватил Андреаса за грудки и закричал:

- Что ты с ней сделал?!

- Ничего… Она отравилась… Вчера здесь была Ивонни, она привезла с собой воду и провизию. Вода оказалась отравленной. Я говорил Лизе: «Не пей этой воды».

- Здесь была Ивонни?! - опешил Никос. – Как она догадалась, что вы здесь находитесь? Значит, она все знала заранее, если она сама не задумала это похищение…

- Костас говорил, что через два дня за нами должен прийти катер, чтобы забрать нас.

- Костаса сбила машина, он лежит в реанимации…

- Как?! Не может быть…

- Может, очень даже может быть. Как только он пришел в себя, я с ним поговорил. Он мне и сказал, что Лиза должна находиться здесь на Ренеи. Сразу после похищения Лизы Костас мне позвонил и назначил деловую встречу, но на встречу не явился.

- Значит, Костас не успел потребовать выкуп за Лизу, - подытожил Андреас.

- Какой выкуп? О чем ты говоришь?

- Золотой перстень, найденный в Акротири…

- Значит, Лизу похитили из-за перстня?

- Выходит так…

В полудреме, лежа на спальном мешке в пещере, Лиза услышала голос Никоса. Его голос доносился снаружи издалека, но она сразу же его узнала. Он разговаривал с Андреасом, они что-то бурно обсуждали. Лиза заплакала, это были слезы радости. Никос с трудом протиснулся в пещеру. Увидев Лизу, он кинулся к ней. Она протянула к нему руки и тихо прошептала:

- Никос, ты все-таки нашел меня… Я думала… ты меня разлюбил.

- Дурочка, как ты могла такое подумать? Я всюду искал тебя… Когда я вернулся домой, то дома тебя не обнаружил. Я случайно нашел письмо, адресованное тебе.

- Да, это было письмо от Ивонни, она писала, что тебе угрожает опасность… Я так виновата, что не сказала тебе, что иду на встречу на пустынный берег… Я все хотела решить сама, а вышло вот так, что меня похитили.

- Все эти дни я места себе не находил. Я искал тебя повсюду.

- Я люблю тебя, Никос…

- И я тебя тоже очень люблю.

Лиза закрыла глаза, ей было трудно говорить, разговор отнимал много сил. Никос поднял Лизу на руки и понес к катеру. Андреас шел за ними на расстоянии, не зная, как себя вести. Он не был уверен до конца, что его заберут с собой с этого проклятого острова, он прекрасно осознавал свою вину.

Завидев Никоса с Лизой на руках, Алексис участливо спросил:

- Что с Лизой? Она жива?

- Жива… - ответил Никос. – Только у нее сильное отравление. Ее срочно нужно везти в больницу. Видно Ивонни что-то подсыпала в воду, которую привезла сюда.

- Ивонни была здесь?! – удивился Алексис. – Ушам своим не верю. Откуда она знала, что Лиза здесь находится? И почему не сообщила об этом тебе или в полицию?

- Думаю, что с этим нам предстоит еще разобраться.

- А с этим что делать? – Алексис кивнул в сторону Андреаса.

- Возьмем с собой, не оставлять же его здесь, а там уж полиция пусть разбирается, что с ним делать.

- Ей Богу, я бы оставил его здесь на острове. Это послужило бы ему хорошим уроком.


Глава 14
МУЗЫКА ЛЮБВИ

 Лиза быстро поправилась. Как только она лучше себя почувствовала, она спросила об Андреасе. Никос ответил, что тот сейчас находится в полицейском участке по обвинению в похищении человека.

- Не нужно сажать его в тюрьму, - сказала Лиза.

- Но почему, Лиза? – недоумевал Никос. – Этот человек похитил тебя, вывез тебя на безлюдный остров. Ты могла бы погибнуть.

- По большому счету, он спас меня. Ведь Ивонни хотела меня отравить, Андреас раскрыл замысел Ивонни. Андреас выполнял приказ Костаса, а Костасу приказала похитить меня Ивонни. Но Ивонни бесполезно обвинять, у нее есть связи и деньги ее отца. Она по любому откупится от правосудия. Костас и так уже пострадал. Конечно же, Андреас виноват, но Ивонни виновата больше, она задумала этот коварный план.

- Ты очень великодушная, Лиза, - сказал Никос. – Не каждый человек готов простить своего врага.

- Я такая, какая есть, ни лучше, ни хуже.

- Может, поэтому я и люблю тебя.

…Они стояли на берегу у самого синего моря на том месте, где впервые познакомились. Лиза смотрела вдаль туда, где соединяется море и небо. С моря дул легкий бриз. Ветер развевал ее шелковистые каштановые волосы. Солнце касалось ее своими теплыми ласковыми лучами. Волны плескались о берег, чайки весело о чем-то шумно спорили. Вдалеке резвилась стая дельфинов.

- Помнишь, здесь мы познакомились с тобой, - сказал Никос, обнимая Лизу за плечи.

- Помню. Я тогда так сильно рассердилась на тебя…

- За то, что я нарушил твое уединение, - рассмеялся Никос.

- Да. Ты показался мне тогда дерзким и…

- И наглым?

- И это было… Знаешь, что подкупило меня в тебе тогда?

- Моя красота? – пошутил Никос.

- Нет, - упрямо замотала головой Лиза. - Я увидела в твоих глазах затаенную грусть.

- И тебе стало жаль меня?

- Нет. Не то, - упрямо замотала головой Лиза. – Знаешь, просто тогда я почувствовала в тебе родственную душу.

- Ах. Ну это все сразу объясняет.

Оба дружно рассмеялись. Лиза вдруг стала серьезной:

- Но я не знала тогда, что ты станешь моей судьбой. Наверное, я не зря приехала отдыхать в Грецию. Греция подарила мне счастье.

- Ты тогда была грустная, когда мы встретились в первый раз.

- И ты пожалел меня?

- Я хотел развеять твою грусть-тоску.

- У тебя получилось, - Лиза кокетливо посмотрела на Никоса. – Я, действительно, забыла о былом… Ты подарил мне счастье и любовь.

- Но, к сожалению, я стал и причиной твоих страданий.

- В том нет твоей вины.

- Возможно… И все же, знаешь, я решил расстаться с этим перстнем, который стал причиной твоих несчастий, - Никос достал из кармана золотой перстень и без сожаления выбросил его в море. Перстень на прощанье блеснул ярким светом в лучах солнца и скрылся в морской пучине.

- Зачем ты это сделал, Никос? Ведь ты очень дорожил этой находкой.

- Это всего лишь вещь. Нельзя, чтобы вещи властвовали над нами. Я не хочу, чтобы ты больше страдала из-за него…

Они помолчали.

- Знаешь, столько лет прожил, - сказал Никос, - а признаний в любви делать не научился. Так многое хочется тебе сказать. Чувства буквально переполняют мою душу, а пробую сказать, и как-то не выходит.

- А ты попробуй…

- Любые слова меркнут, когда пытаешься высказать или объяснить любовь словами, но все же я скажу… Когда я встретил тебя тогда здесь на берегу, я и не догадывался, что эта встреча перевернет всю мою жизнь. А теперь ты стала для меня самым дорогим единственным человеком. Любовь согрела мое сердце неизвестными доселе чувствами, она как яркая вспышка молнии пронзила мрачное облако, которым была скована моя душа. Теперь я по-другому смотрю на мир: на небо, на море, на звезды, на рассветы и закаты, на весну и осень…

- Ты изменился сам, и мир изменился вокруг тебя, - Лиза счастливо улыбнулась. - Я слушаю тебя как завороженная. В твоих словах столько нежности и поэзии.

- Это во мне звучит музыка любви.

- Это наша музыка любви…

- Так теперь будет всегда: отныне и на всю жизнь…


Оглавление

  • Греческая пленница Ольга Демина-Павлова
  • Глава 1 КРАСНЫЙ КАБРИОЛЕТ
  • Глава 2 ТАЙНА ОТЕЛЯ
  • Глава 3 ВТОРЖЕНИЕ НА ВИЛЛУ
  • Глава 4 МОРСКАЯ ПРОГУЛКА
  • Глава 5 СОПЕРНИЦА
  • Глава 6 НОЧНОЙ ГОСТЬ
  • Глава 7 БЕГСТВО ЛИЗЫ
  • Глава 8 КОЗНИ ИВОННИ
  • Глава 9 ЧУЖОЕ СЧАСТЬЕ
  • Глава 10 КОВАРСТВО И ЛЮБОВЬ
  • Глава 11 ПОХИЩЕНИЕ
  • Глава 12 НЕОБИТАЕМЫЙ ОСТРОВ
  • Глава 13 НИКОС СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ 
  • Глава 14 МУЗЫКА ЛЮБВИ
  • X