Евграф Декю Ророк - Махагон

Махагон 3M (Легенда знающего)   (скачать) - Евграф Декю Ророк (удалена)

Евграф Декю Ророк
Махагон

* * *

Сказание предшествующее…

В начале времён, странники, разделившись, построили города, раскинутые до горизонта. В непроходимых краях основали поселения, от малых до больших королевств. Увидев, что дела их рук хороши, странники оставили этот мир. Эпоха «умиротворения» ушла вместе с ними. Всё больше властолюбцев восходили на престол, поправ закон наследной власти и древней крови. Слишком много глупых королей, возымели господство над страдающим миром людей. Пятеро из умудрённых королей, поднявшись над многими презренными, возомнили себя выше других. Их гордыня ввергла мир в великую войну, которая длилась два кровавых века. Зачинатели умерли, но замысел завоевателей не исчерпался в грядущих поколениях. Когда же на земле погиб последний король, войне пришёл конец! Провозгласив себя императорами, их потомки заполучили власть гордецов. Настали времена пяти великих империй, без открытых войн и с мнимым, долгожданным единством.


Пролог

– «Сила вытекает из меня, я есть целое с миром и мир есть во мне», – повторил вполголоса Пракс. Он шёл неспешным шагом, ведя под уздцы своего мерина по узкой дороге, самой короткой в сторону прибрежного города, империи инийцев.

Опущенная голова и тёмная накидка скрывали его лицо. От монотонного течения времени и неторопливости, путник становился всё более задумчивым.

– Да… прошло уже двадцать лет с того времени, как я покинул орден. Кто бы мог знать, что орден распадётся на пятый год моего отсутствия. Немыслимо… императорская гордыня и самодурство не знает меры. Вот до чего довело вмешательство Императора в дела ордена. Конечно, спустя почти шесть лет забвения, орден снова основали из пепла верные идеалам последователи. Но, цели ордена изменились, как изменяется жизнь.

Именно в это Пракс ясно верил тогда, более десятилетия назад и тем более сейчас.

– Это изменить, не в моей власти. Я простой бродяга, которому не нужны проблемы, во всяком случае, пока не нужны. – Проговорил вполголоса Пракс, как бы убеждая себя.

Позади послышалось чьё-то приближение. Затем ржание лошади. Надломленный голос окликнул путника, невысокого роста.

– Дай проехать, ничтожество!

Не оборачиваясь, Пракс успокаивающе выдохнул. Набрав побольше воздуха, не проронив ни слова, отвёл своего мерина к краю дороги. Подгоняя хлыстом хлипкую лошадёнку, за вожжами сидел тучный торговец. Копыта ещё больше врезались в почву, натужно сдвинув воз с места. Скрип ложился на дорогу. Гнедая, понурив голову тянула свою ношу вперёд. Полная телега загруженная овощами отдавала вонью. Товар, не первой свежести с гнилью внизу, капал на тракт, оставляя за собой пахучий след.

Многие знали, и Пракс был не исключение, у инийцев в крупных городах проблемы с продовольствием. Торговцам приходилось отдавать большую часть купленного товара для перехода границы. Отказавшиеся платить непомерно высокую пошлину, задерживались. Понятно, что настроение у многих купцов, мягко сказать, было скверное.

Повозка грубого торговца катила всё дальше и дальше. Пракс оторвал от неё свой взгляд, наконец-то начиная дышать полной грудью. Вернув мерина на дорогу, продолжил свой путь, шёпотом повторяя; «Сила вытекает из меня, я есть целое с миром и мир есть во мне».

Солнце уже шло на закат, когда он услышал, что за ним медленно едет телега. Уступая ей дорогу он увидел, что за вожжами сидит небольшого роста седой безбородый мужчина. Пракс оглядел неприятное лицо со шрамом, рассёкшим щёку, порванной губой и со злым недружелюбным взглядом. За ним в телеге сидели связанные женщины с кляпом во рту. Не омытая слезами сажа, оставалась на лицах потрясённых горем. Потеря любимых детей и мужей подрывала их смысл жизни. Ни толики неповиновения, лишь покорность, подобная смерти, читалась в отрешённых глазах.

– Рабыни… те самые! – подметил Пракс.

Следом, по двое, на серых рысаках ехали восемь всадников. Они шутили над тем, как им было весело и как гибли люди жестокой, бессмысленной смертью в подожжённой деревне «нижних».

Пропустив их, Пракс сел на своего коня и подъехал на достаточное расстояние к ним, чтобы услышать их разговор.

– Жаль! – сказал один из них. – Я видел девушку, такую знойную в этом селенье. Жалко, что она не смогла выбраться из дома.

– Да, да! Кто же знал, – подхватил другой, – что крыша рухнет.

– Ты бы видел её в этот момент. Все орут, молят о пощаде, а она сама невинность… молчком… ни звука. Очень жаль! За неё могли бы заплатить две, а может и три тысячи рон[1].

– На свободном рынке такие в цене, – одобряюще подтвердил другой.

– А я говорил, надо было выпускать раньше! – вмешался старший. – Подожгли, подождали и выпустили. Нет, надо было тянуть, пока у них прыть поубавиться, вот и дождались. У моей вон ожоги на руках. И сколько мне теперь придётся за неё скидывать, кто знает?

– Ладно тебе, всё не так уж и плохо, – продолжил другой. – Я за свою получу только девятьсот рон, больше не дадут. Согласен, не везёт мне, но я и этим доволен. Всяко лучше, чем в легионе.

– Да, да! Твоя вон та, рыжая! Интересно, её выродки до сих пор в колодце или вылезли?

– На кой, они тебе сдались?

– Мне?! Я к тому, что ума хватило же ей спустить их!

– Ага, а тебе не хватило достать!

– За щенков, больше сотни не отвесят!

– А, ты всё за своё, гроны[2] считаешь? – оборачиваясь, проговорил другой.

– Эй, Поклатый! Лови! – один из них кинул медную монету. Пролетев совсем рядом от раскрытой ладошки, она угодила в навозную кучу.

– За троном на дерьмо нацелился, чуть из седла не выпрыгнул! Вот и ответ, на кой они сдались ему!

Тот, про кого пошутили, что-то себе пробурчал, но от этого, все ещё больше расхохотались.

– Ну так что, ты мне эту рыжую опробовать дашь? Достав из-за пазухи другую медную монету подкинул в воздух. – Целый рон дам.

– Размечтался! У неё вид и так хуже смерти. Хотя… привал будет, а там глядишь… только после меня. Девушка в повозке опустила испуганные мокрые от слез глаза.

– О, успокоилась! Смотрите, смирилась!

– Дура, если бы ты выглядела получше, за тебя могли бы все полторы тысячи дать.

– Ладно, будет привал…

Всё это время сидящий за вожжами молчал, но тут коротко проговорил. – Только аккуратно, не портить. Через просеку отъедем от дороги, там и встанем лагерем.

– Само собой, – сказал дребезжащим голосом старший. – Мы бережно, как царь с царицей, чтоб ни следа, да по дорогой пошла.

– Мир меняется, – заговорил Пракс, привлекая к себе внимание. – Вы, ничего не получите за них! – ответил он сдержанно и в тоже время уверенно.

– Почему? – обернулся последний из банды…

– Прежде, чем сжигать селенье, – Пракс сделав паузу значительно продолжил, – нужно узнать, к какому графству оно относится. Кто его знает, может люди важны для своего господина!

– Нам всё равно, – с усмешкой сказал один из них.

– А тебя, это не должно касаться. Езжай своей дорогой… пока жив! – зло ответил старший.

– Видите ли, – начал Пракс, доставая из ножен на спине свой меч. – Я тот граф чьё селенье вы сожгли, и я хожу в этом тряпье уже два дня. Вы долго едете, господа!

В этот момент два первых ряда выбило стрелами из сёдел. Их кони встали на дыбы, врезая в тела мощные копыта. Телега остановилась. Четверо успели пригнуться за лошадьми и спешиться. Быстро достав мечи и пригибаясь, они добежали до деревьев. Обернувшись, увидели графа в серых лохмотьях, одного, без какой бы то ни было поддержки. Они осторожно, озираясь по сторонам, приближались к нему, окружая его со всех сторон. Пракс спешился. Прихлопнув по мерину рукой отправил его в лес.

– Ваша мерзкая кровь, не достойна моего меча! – проговорил он, откинув свой бастард. Опустил накидку с головы. От редкой седины на чёрных коротких волосах отражались лучи заходящего солнца. Несмотря на возраст и число неприятелей, на его лице была написана полная уверенность в себе. Стоя в позиции, без оружия, он ждал, пока четвёрка разбойников окружала его со всех сторон.

Первым на него напал в полуобороте старший. Уйдя от его рубящего удара, Пракс зацепил рукав нападавшего и сильным рывком вверх заломал ему левую руку. Нанёс кулаком точный удар в область, чуть ниже правого уха. От резкой боли нападавший обмяк, рухнув наземь. Его меч так и остался в сжатой руке, не причинив никому вреда.

Двое с мечами наперевес, окружив графа слева и справа, атаковали вместе с обеих сторон. Перевернувшись через голову, Пракс, не обращая внимания на них, нанёс удар снизу в челюсть пытавшемуся подкрасться сзади. От неожиданного удара бедняга оцепенел. Выбив и забрав у него из рук клинок, Пракс парировал удары оставшихся двух. С разворота нанёс колющий удар в плечо правому. Остриё пробило плечо, и граф всем своим весом надавив на рукоять, пригвоздил его к дереву. Разжав руку отпустил меч, посмотрев в затуманенные глаза прижатого. Повернувшись к нему спиной, перевёл взгляд на последнего, не поверженного противника.

– Ты уверен в этом?

Последний, не ответив, бросился с кличем в нападение. Пракс быстрым движением руки кинул в его правую ногу нож, вытащенный из ножен прижатого к дереву. Последний упал, уронив свой клинок, скорчившись от боли. Пракс медленно подошёл, откинув ногой его оружие подальше, властно сказал.

– Лежи смирно и возможно я пощажу тебя.

Оставив его он поднял свой бастард[3], вернул его в ножны на спине и пошёл к телеге.

– Дедал, почему ты не стрелял, пока они шли на меня? – спросил Пракс парня, стоящего на месте кучера. – Я видел, как ты наблюдал за боем.

– Это было бы нечестно! – ответил высокий детина в потрёпанном одеянии с четырёхзарядным арбалетом в руках и луком за спиной. – Тем более, их осталось всего четверо!

– Твоя правда! Ты успел взять работорговца?

– Нет, он сбежал! Ловкий, несмотря на возраст. По нему и не скажешь!

– Ничего! Мой человек найдёт его в городе. Больше ему бежать некуда. А пока, свяжи этих болванов, а я освобожу пленных. Отвезём их всех в замок. Будем решать, что с ними делать по прибытию.


Эпизод первый
Память павших


Глава 1. Росчерк историй

Вечерело! Друзья устали и шли медленно, пробираясь через зияющие овраги зелёного поля с редко растущими деревьями.

– Лучше бы мы сделали круг, но зато верхом, – сказал, остановившись, священник. Отряхивая короткий верхний подол своего одеяния, продолжил. – Я не привык, так долго ходить.

– По-моему, ходьба идёт тебе только на пользу! – ответил второй, поменьше ростом молодой черноволосый юноша в зелёной ливрее.

Поправив перекинутую через плечо седельную сумку, выпрямившись, возобновил шаг. – Ты из меня скорохода не делай, я своё избрание знаю. У нас священнослужителей принцип есть такой, разве не слышал: «Не иди, просящий сам к тебе придёт!».

– Да, друг мой, ты совсем засиделся! И мы не просить идём, так что не по наши души твой принцип.

Священник провёл рукой по коротким тёмно-русым волосам, а уж затем, стерев капли пота со лба и щетинистого лица, проговорил. – Если бы я знал, что придётся идти своим ходом, я бы подготовился.

– И как же…?

– Да, хотя бы оделся бы иначе. Выгляжу, как посланник святой церкви, идущий за обречёнными овечками.

– А ведь ты прав, мой друг! Если бы не твоя одежда, из тебя бы вышел неплохой пастух, – рассмеявшись, юноша закрыл рукой глаза, представляя себе эту картину.

– Я тут, между прочим, думаю о том какое впечатление сложится обо мне. А ты смейся, если тебе так весело!

– Как мне помниться, когда мы были верхом, ты без умолку жаловался на уж очень жёсткое седло и упрямый норов. А твоя любимая фраза, как ты там говорил: «Мне досталась старая кляча с верёвочкой».

– Очень смешно! – сказал священник, иронизируя. – Как не странно, но моё гузно скучает по этой кляче. Кстати, ты мне так и не ответил, зачем в последней деревне мы оставили лошадей?

– Финиган, считай это заботой о твоём здоровье, тебе полезно чаще двигаться, – с улыбкой на лице сказал его друг. – Вон, посмотри на себя! Всего пять лет назад, ты был поджарым и выносливым, а сейчас обзавёлся брюшком.

– Каким брюшком? – опешил Финиган. Опустив глаза вниз на небольшой, почти не виднеющийся живот, сказал. – Хотя…, ладно ты прав! Это всё от нервов!

– У кого от нервов, а у кого от сидячего образа жизни.

– Не хочешь говорить, не говори. Утешь тридцатилетнего старца, снизойди и ответь: Вар, почему ты один не мог отнести послание вождю «пришлых»?

– На тебя в соборе было жалко смотреть, вот я и позвал. Неужели уже начал скучать по службе?

– Лучше уж ещё столько же пройти и вообще, я просто переживаю о еде.

– Ничего, сегодня доедим остатки, а завтра – будет завтра.

– Да Вар, ты умеешь обнадёжить. Как думаешь, «пришлые» охраняют свои земли?

– Боюсь, что скоро мы это узнаем, – задумавшись, произнёс Вар.

– Значит, не зря говорят: «Задай вопрос «пришлому», ответ получишь в час смерти!»

Солнце ушло на закат и небо озарилось красочными переливами. Путники приметили пустынный холм на горизонте. Через полчаса, взобравшись по ухабистому склону усыпанному камнями, достигли его. Найдя впадину, они развели костёр. Собрав сухих веток, достали последнюю порцию хлеба и кусочки вяленого мяса. Закончив с остатками еды, они устроились на ночлег.

Вар лежал и смотрел на звёздное небо. В тёмной ночи, только в его голубых глазах отражались звезды. «Может всё налаживается» – подумал он вспомнив, как его после многих лет пригласили к отцу. Это было после весенних игр…

– «Кидай, кидай ловлю!» Дети играли в мяч. Их звонкие голоса доносились до палатки, где сидел Вар и проверял снаряжение.

На игрищах люди праздновали первый день весны. Торговцы вовсю продавали разнообразную, крашенную, дорогую одежду. Продажа сувениров и зелёных ленточек, являлась основным источником прибыли. Испытания были в самом разгаре. Бой на мечах, бег, конные скачки и многое другое. Каждый хотел поразить всех своими умениями.

Запись на испытания была свободна. Многие бы сказали не справедливо, высший класс знатных людей не может соревноваться с бедняками. Такие сторонники были и здесь, но правила неумолимо позволяли, возможно к лучшему, участвовать всем желающим.

Вар проверял натяжение тетивы своего лука в палатке, когда к нему подошёл рыцарь ордена. Он был одет в броню высокого качества. На правой руке, бросаясь в глаза, было изображено зелёное дерево в огне. Он был рыцарь ордена, одного из не многих возродившихся из недалёкого прошлого имперской истории.

Нарисовавшаяся тень, очень близко встав напротив Варлеуса, ничего не говорила продолжая стоять.

– Ты, что-то хотел? – спросил Вар, обратив на него внимание.

– Вам просили передать, это послание! – произнёс холодным голосом рыцарь. Протянув небольшую восхитительно сделанную шкатулку и не сказав больше ни слова, вышел из палатки. Открыв её, Вар увидел художественный, искусно уменьшенный портрет печальной женщины из настенных гравюр, что висели повсюду в детстве, и приглашение на вечерний ужин в летнюю резиденцию отца.

– Отведать бы сейчас оленину…, нежное, сочное мясо…! Откусываешь, а кусочки так и таят на языке… – сказал мечтательно священник, пробудив его из воспоминаний.

– Было бы неплохо, – ответил на это Вар. – Опущу тебя с небес на землю, у нас нет ни лука, ни меча, так что, увы… но охота откладывается.

– К шакалу, эту мирную миссию! – сказал расстроенно священник. – Не подумай, что я так быстро сдаюсь, но я действительно очень проголодался. И ответь в конце концов, зачем мы ходили эти дни делая большие круги? Почему мы не пошли по тракту? Это из-за того парня в таверне?

– Возможно, – ответил Вар, – а возможно, я становлюсь слишком осторожным и подозрительным.

– Не оставили бы лошадей, быстрее бы добрались и не пришлось бы мне экономить на этих крохах, которых уже не осталось.

– Ты же знаешь, других вариантов не было. Он наблюдал за стойлами. И вообще нам повезло, что удалось уйти из того поселения не заметно.

– Точно, я ещё тогда обратил внимание, что его лицо было мне знакомо.

– Травку жевать не придётся, завтра поставим ловушки. Не переживай, живности здесь много.

– Да и в самом деле, что это со мной. Вправду, голод надо мной берет вверх, – сказал Финиган, добавив про себя. – Постыдное нетерпение, никакой воли!

Снова в безмолвии, они смотрели на ночной небосвод с множеством усеянных ярких звёзд. Бесчисленные, ясные крупинки на тёмной выси, как будто были кем-то рассыпаны.

– Знаешь, я вспоминал тот день, когда я занял второе место в стрельбе из лука. Мне так и не удалось поздравить победителя. Он был очень хорош! Не помнишь, как его звали?

Финиган мечтательно произнёс. – Ошеломляет, двадцать три стрелы за одну минуту и все в цель: Выстрел – шаг назад! Десять – два шага! Последние, я думал не попадут в цель. Даже не вериться!

– Вот, что именно, – сказал Вар. – У меня вышло, только пятнадцать стрел. Если бы не это новое правило, может быть на одну, две, было бы больше.

– А, ты про эти новые луки, одинаковые у всех? Для здоровой конкуренции. Наслышаны! Знаем!

– Вот, вот, – сказал Вар. – С одной стороны – я согласен! С другой – качество древесины, ну никакое.

Уже расстроенно Финиган ответил. – Да никак, его не звали. У избранных нет имён! Они говорят, – священник изменил свой голос и возвышенно произнёс. – «Моё сознание принадлежит императору и за него, я готов пойти на смерть!».

– Помнится, десять лет назад, – произнёс Вар, – когда ты навещал меня, ты тоже хотел стать избранным. Что ты говорил: «Они не знают боли, им неведом страх, у них благие намеренья!». Для ребёнка, твои слова были как мёд. Я тогда, тоже захотел стать избранным. А потом, что-то изменилось, и мы больше не говорили о них. Так, что же случилось?

– Просто я был наивен, – ответил священник. – Возможно, когда-нибудь, ты услышишь эту историю, но не сейчас. Финиган зевнув, отвернулся на бок. – Я хочу спать. Чувствую, завтра будет трудный день. Хотя впрочем, с тобой друг мой, лёгких дней не бывает. И моё чутьё подсказывает, нам ещё долго идти до поселения «пришлых».

* * *

Поднимаясь по лестнице, Гемион чувствовал лёгкую усталость. В голове всплыли крики несчастного. – Нет… не надо… хватит… умоляю! Испытал удовлетворение, вспомнив этот момент.

– Сделал всё правильно! – проговорил он вслух, переступая со ступени на ступень. – Как всегда, максимум боли и всё что он знал, знаю я!

Поднялся на второй этаж. Прошёл по бронзовой галерее. По коридору дошёл до двери, остановился, повернулся к зеркалу. – Сделал всё правильно! – повторил он, поправив тёмно-красный мундир.

Отражение смотрело на него, ни его взглядом, как бы ни узнавая. Хотя те же немного впалые щеки и уставший взгляд слишком рано повзрослевшего юноши. На коротких чёрных волосах остались крупинки подвальной пыли, стряхнул, и вот уже нет последнего доказательства того, где пришлось безвылазно провести несколько дней. Всё это ради того, чтобы выпытать и узнать правду.

Гемион неторопливо выдохнул, повернувшись к двери постучал. Осторожно, но не медленно, дверь открылась. Маленькая девушка пристально смотрела на него серыми большими глазами. В этих глазах, он в который раз увидел не целостность её души, поиск всякого вызова, дерзко брошенного жизнью.

– Он вас ждёт! – сказала она милым голосом. Пропустив её, Гемион зашёл в большой зал.

– Не обманывай себя, – подумал Гемион. – Сколько убийц пытались сюда пробраться, бедняги… их стоит, только пожалеть! У всех в пищеводе нашли семена болиголова. Интересно, что происходит в голове убийцы, когда он владея ситуацией превращается в жертву? А ещё страннее не это, а то, что смерть от болиголова не совпадает по времени со смертью жертвы. Как она их убивает? Эта мысль, давно не давала ему покоя. Он вдруг вспомнил, как поручил сделать вскрытие последнего убийцы лекарю ордена. Из ядов он так ничего и не нашёл, если не считать крупицы семян растения. – Надо найти эксперта! – подумал Гемион.

– Рад тебя видеть! – прозвучал ясный голос из конца зала. – Что ты узнал?

Гемион преклонил голову и прошёл к парапету со статуей чёрного льва. Заметил гордую осанку. Властный человек продолжал высокомерно, но в то же время, скрывая свой интерес, смотреть на него не отводя взгляда.

– Ваше Величество! Моему ордену, удалось узнать информацию о точном нахождении инийцских гарнизонов. Они перешли границу вчера днём.

– Как скоро, ты разберёшься с этим недоразумением?

– Орден, готов выдвинуться завтра на рассвете. К глубокой ночи будем у них в лагере.

– Сколько их?

– У инийцев пятьсот тяжёлой конницы, триста лучников и две тысячи лёгкой пехоты.

– Сколько к ордену тебе дать избранных?

– Пятьдесят, Ваше Величество.

– Хорошо, они будут ждать там. Ты, что-то ещё хотел мне сказать?

Гемион осторожно ответил. – Да, Ваше Императорское Величество! Мой соглядатай, потерял вчера из виду вашего сына.

– Он, не мой сын! – резко одёрнул его император. Его лицо исказилось ненавистью к этому слову, как будто в нём было нечто ужасное.

– Жаль конечно, что я не узнаю о его смерти одним из первых! – сказал, успокоившись, разочарованно Император. – Но ничего, я прощаю тебе этот промах. Его жизнь итак предрешена. Жизнь, забавная штука! Сегодня он несёт послание с требованием к вождю «пришлых», а завтра кормит червей.

Усмехнувшись, он вышел в зимний сад. Рыцарь ордена, не ожидая приглашения, последовал за ним.

– Знаешь, я люблю проводить здесь время даже летом. Здесь можно решать вопросы, которые требуют осмысления.

Выдержав паузу, он обратился к Гемиону. – Ты знал, что «пришлые» живут там, в горах, ещё до основания моим прадедом империи?

– Нет, Ваше Императорское Величество. Мне было известно только то, что они воинствующий народ. И последнего посланного с приказом гонца, мёртвым притащила лошадь. У него были связаны руки, а во рту было скомкано послание с отказом.

– Необразованная кучка «пришлых», возомнила о себе слишком много! Усмехнувшись он продолжил. – Забавно, в переданном послании Варлеусу, я написал, что осенью приду к ним со своей армией севера, – и зло добавил, – пусть считают дни, до своей гибели!

* * *

Поселение «пришлых», так странно названное редкими гостями этих мест, больше напоминало небольшой город. Как будто выращенные дома появились среди деревьев сами, не оставляя вырубок. Люди, которые подобно величавости гор были могучи и неизменны, своим существование доказывали, что значит жить в унисон с природой.

Подруги гуляли по цветущему саду этих сказочных мест, оживлённо общаясь.

– Он не достоин меня, – сказала Элфия, откинув локон огненно-рыжих волос, – я заслуживаю лучшего.

– И чего же ты достойна? – спросила её подруга, Дария.

– Короля! – уверенно подняв подбородок, сказала Элфия. – Он всего лишь сын кузница и мне интересно, что он возомнил о себе, когда просил моей руки у моего отца.

– Я расстрою тебя, но короли до нашего времени не дожили, – заулыбавшись, сказала Дария. – Ладно тебе! Знаешь, он хороший человек и мне кажется он в тебя влюблён.

– Меня это не интересует! Осталось только придумать, как повлиять на отца, чтобы он ему отказал? Она присела на корточки и сорвав стебель примулы поднялась. – Мне нравится запах этих цветов, особенно весной. Пойдём, я хочу нарвать ещё цветов, – сказала Элфия. Задумавшись, она продолжила. – Сегодня мне приснился сын императора.

– Так вот, о ком ты мечтаешь! А откуда ты знаешь, что это был сын императора? – спросила Дария.

– Он галопом нёсся на чёрном скакуне, быстро приближаясь ко мне. Помнишь, мы с ним познакомились на приёме в честь весенних игр? Я сразу его узнала, а за ним ехал какой-то священник в белой накидке.

– И ты сразу поняла, что он едет к тебе, – уточнила Дария, сгоняя со смуглой руки мошку.

– А к кому же ещё? Сон, приснился же мне! – Элфия продолжила. – Он остановился, протянул мне свою сильную руку и сказал: «Поедем со мной, я увезу тебя…»

– И, что было дальше? – не выдержала паузы её подруга.

– Ничего! – расстроено, сказала Элфия. – Из-за этого идиота Алима, меня разбудили, чтобы я стояла перед вождём и слушала этот бред. Знаешь, иногда я не понимаю, почему отец не отменит эти изжившие себя обычаи?

– Да ладно тебе, – заступилась её подруга. – Если бы, он попросил моей руки, я бы наоборот умоляла отца! По мне так он милый! А ты, всё продолжаешь грезить, либо о великом человеке или о полной свободе! Ты уж определись!

– Кажется, я придумала, – проигнорировала её Элфия. – Расскажу отцу, что он меня домогался и ударил, когда я сказала, что не люблю его. Точно!

– У него могут быть проблемы, если ты это скажешь, – взволнованно произнесла Дария.

– Ничего! Будет ему уроком, что не стоит мечтать о дочери великого вождя! И ничего с ним не будет. Ну, преподадут ему урок, набьют пару шишек, и проблема решена.

* * *

Финиган спал без сновидений. Проснувшись он потянулся открыв глаза.

– Знаешь, друг мой, я старею! Спину так и ломит, наверно из-за холодной земли.

– На вид, ты молодо выглядишь, – проговорил незнакомый голос.

Священник медленно повернулся, протирая заспанные глаза. У незнакомца в руках был лук с вложенной стрелой. В пяти маховых саженей от него стаял Вар с поднятыми руками. Финиган знал, что у его друга на такой случай, в рукаве, есть тонкое лезвие, которое он бросает достаточно ловко.

– Мы, гонцы от Императора Немидаса, с посланием к вождю, – сказал Вар прерывая накалявшуюся обстановку.

– А тебе известно, что мы делаем с гонцами? – спросил незнакомец.

– Конечно! – сказал Вар. – Отправляете благополучно назад с ответом. Только проблема в том, что последний гонец был не отёсан и помял ответ. Нам так и не удалось его разобрать. Видимо из-за того, что он жевал его по дороге, скорее всего от голода, – добавил Вар.

– То есть, мы его не накормили, перед тем как отослать? – спросил незнакомец.

– Боюсь, что это наша вина! Им слишком мало платят! У нас, у самих закончились припасы!

Незнакомец, ослабил тетиву лука и снял стрелу.

– Знаешь, я безоружных не убиваю!

– Значит, нам повезло! Ты отведёшь нас в синие горы, к вождю Чаресу? – спросил его Финиган.

– А, почему нет! Будет весело наблюдать, как он засовывает вам в глотку ответ!

– Как тебя зовут? – спросил его Вар, после продолжительной паузы.

– Тэкар! Кстати, я заметил вас ещё до того, как вы разожгли огонь на холме. И сразу понял, что вы не воины.

– Почему? – спросил обиженно Финиган.

– Ну, может ты и напоминаешь воина, по комплекции, – сказал Тэкар, смотря на священника. – Но, твоя жёлтая накидка, бросилась мне в глаза, ещё вон с той вершины!

– Вот видишь! Это всё твоя спешка! – сказал священник, обращаясь к другу, повеселев добавил. – Посланник церкви в жёлтой накидке, шикарно!

– Слишком, заметное место! Я мог напасть ночью. Ну, хватит об этом! Вы собираетесь идти или будем продолжать трепаться? Если выдвигаться сейчас, будем в синих горах к ночи.

– Хорошая мысль! – сказал Вар. – Я рад, что мы встретили тебя! Надеюсь, ты поведёшь нас самой короткой дорогой? А то, тут у нас, некоторые, скучают по пастве!

Неизвестность не пугала. Что ждало друзей в пути, было секретом для них самих! Это обстоятельство, даже прельщало своей загадочностью. Оснований для радости не было. Но, возможность побывать в поселении «пришлых», восхищала! Ведь столько не познанного в этом мире покрытого тайнами!


Глава 2. Причина и следствие

Гемион знал цену своей жизни! Пребывая в титуле виконт, он стоит не многим дороже обычного человека, даже после того, как его отчим умер и он возглавил орден Махагона. Император обещал, что орден снова займёт достойное место в совете. Осталось выиграть эту битву и цена его персоны значительно возрастёт. В этом и заключалась основная проблема его бессонницы.

Склонившись в полумраке над резным столом из красного дерева, он продолжал макать перо в чернила. Не жалея искусно нарисованную, не малой цены карту, подмечал не ровными линиями и перечитывал только что сделанные заметки.

– Так, восемьсот рыцарей… это в три раза меньше, чем есть у врага. Вывод… при условии того, что первый раз мы нападём глубокой ночью, проверяя силы противника, наши потери будут не соизмеримо выше их.

– Плохо! – подвёл итог, отбросив чернильное перо прямо на карту. Пройдя немного по комнате, задумался. Разложил сверху другую карту в большем масштабе, продолжил водя пальцем.

– Посмотрим…, семнадцати тысячная армия севера, лагерем стоит так… под малым устьем Лирна. Это, получается… получается сорок дней пути, далековато их разместили. Сверившись с цифрами на мятом листке, вернулся к карте. – Двадцать две тысячи армии юга, да… скверно! Это всё объясняет, – пришел к умозаключению. Убрав всё лишнее, вернулся к первоначальной карте.

– Курвин сын! – выругался сам на себя. Испачканное перо оставило обильное чернильное пятно. – Стоп…! В этом, что то есть! – задумчиво сказал не отрывая взгляда. На ощупь достал из выдвижного ящика чистое перо. Провёл вокруг измазанного пера ровные три черты с трёх сторон, не касающиеся друг друга.

– Ваше Величество… вы нас недооцениваете! – сказал Гемион с протяжной усмешкой.

В дверь постучали. – Я не сплю, входи! Дверь открылась, и в свечной полумрак вошёл невысокий рыцарь лет сорока, с русыми волосами и маленькой бородкой.

– Девять отрядов построены за стенами и готовы выдвинуться, – отрапортовал в свободной форме.

– Хорошо Перфаер. Подойди сюда и запомни эту карту, а после сожги. Времени всё меньше, нужно поторапливаться. Я жду тебя внизу. День обещает быть интересным!

Запомнить местность было не трудно, во всяком случае Перфаер, как всегда легко с этим справился. В свои мимолётные четверть века службы ордену, он говорил молодым, что видел всё: боль, страх, отчаянье. Но главное усвоил намного раньше: «Надеяться можно, только на свою память».

Пока карта догорала Перфаер закрыл глаза и мысленно всё повторил, а после задумался…

– Странно… почему Император поручил задание нам, ведь армия юга в двух днях пути? Да, мы будем там быстрее! Но, не лучше ли уничтожить, чем прогнать?

Пока он спускался на первый этаж, отогнал от себя эти мысли. – Не нам смертным решать этакие дилеммы! Тем более всё уже решено! Командир мудрый, хоть и молод. Махагон непоколебим! Советам моим… будущий магистр внимает. На этом и довольно!

Лёгкая тревога после перечисления важного, как всегда оставила его. Перфаер ступил в ещё не ушедшую ночь. Слуга уже держал двух приготовленных лошадей за удила.

– Молодец, быстро справился! – сказал Гемион, увидев Перфаера. Прохладный ночной ветер придавал бодрости духу и уставшему после дум телу.

– Наконец-то смог оторваться от раздумий как уменьшить потери, не подвергая опасности фланги! – сказал Гемион. – У меня для тебя будет ещё просьба. Выбери самых ответственных присмотреть за лошадьми.

– Хорошо, с этим проблем не будет. Меня только беспокоит ваше самочувствие. Вам удалось поспать?

– Нет.

– Дух и тело связаны, не забывайте об этом.

Гемион рассмеялся, – с тобой не забудешь, садись, пора ехать.

Проезжая спящий город по пустым улицам, Гемион усмехнулся, – мой дух, Перфаеру удалось поднять! Вопрос: как поднять дух людей? Всегда не любил это делать, хоть и знаю, что главный бой происходит в голове.

– Умрёт завтра кто-нибудь или нет, наполовину конечно зависит от сноровки, а остальное уже время и случай.

Выехав за «Великие ворота» он увидел спешившиеся отряды. Подъехав ближе, дождался, пока многие его заметят и замолчат. При лёгком гомоне начал свою речь.

– Некоторые из вас, – начал Гемион, – сегодня приобретут не очерняемую славу! Не для себя, а для всех нас! Наши враги будут гореть в священном пламени! Наши мечи окропят их кровью. Павшие останутся в наших сердцах! Во славу Махагона вперёд, к победе!

Гемион развернул своего мерина, пришпорив поскакал вместе с передовым отрядом. Остальные вскочили на коней и отрядами последовали за ним. Глубокая ночь не могла удержать сотни воинов, спешащих отразить постыдное нападение неприятеля.

* * *

Первый час пути никто не произносил ни звука. Они молча спускались с холма и снова поднимались на холм. Небо было чистым, лёгкий ветерок сменился душным пеклом. Трое героев скрылись за высокими пышными деревьями, воздух здесь был свежее.

Не выдержав нагнетающей тишины, священник начал засыпать вопросами Тэкара.

– Так значит Тэкар, ты охотник, я правильно понял? – начал Финиган.

– Нет, я не охотник, я свободный эрин! Воин, по-вашему, – ответил Тэкар.

– Ага! – воскликнул священник. Значит, «пришлые» всё-таки отвечают на вопросы! Финиган засмеялся.

Свободный эрин остановился и серьёзно посмотрел на священника. – Причина твоего смеха мне не понятна.

Вар улыбнулся, – расслабься Тэкар, я объясню. Видишь ли, – начал он. – У нас есть такая поговорка: «Задай вопрос «пришлому», ответ получишь в час смерти».

Тэкар обидчиво проговорил. – Вы, просто нас не знаете!

Путники продолжали свой путь. На чистом небе появились редкие облака, закрывающие иногда солнце. Лёгкий ветерок вернулся. Пройдя четыре часа, они дали ногам отдохнуть. Нечастые высокие деревья дарили свою тень. Их необъятные стволы восхищали своей мощью.

Присев на массивный корень, не сокрытый в земле, Тэкар сказал. – Сегодня будет гроза!

– Облака белые, небо чистое, – возмутился священник.

– Спорим, на твою жёлтую накидку, – неожиданно повеселев, сказал свободный эрин.

Финиган ещё раз, прищурившись, посмотрел на небо. – А если, выиграю я? – медленно проговорил он. – Ты, отдашь нам свой лук и колчан со стрелами!

– Договорились! – Тэкар подошёл и пожал руку Финигану.

Через шесть часов пути горы встречались чаще. Ветер усилился, облака стали чернее. Раскаты грома сменялись один за другим, хотя дождя ещё не было. Тэкар показал на небольшую глубокую пещеру. – Переждём здесь, – сказал он. Разведя костёр, путники сидели в глубине пещеры, вдоволь насмотревшись на льющий ливень.

Тэкар сидел в жёлтой накидке. Нагнувшись достал из котомки хлеб. Разломив хлеб на троих, он передал спутникам.

– Спасибо! – поблагодарил Вар. – Он редко спорит, но часто ошибается.

– Вообще-то я здесь! – сказал обиженно Финиган. – Ты так и не рассказал, что ты делал в лесу, свободный эрин?

– Таков обряд, – начал Тэкар. – В течение года десять эринов нашего вождя, то есть воинов, по-вашему, становятся свободными. Сменяясь через год на другие десять, обходят приближенные территории в поисках Дагоры. Счастливчик, который убьёт летучую бестию и сделает из её шкуры накидку, станет следующим вождём.

– И кому-то уже удалось? – спросил Вар.

– Нет! – ответил Тэкар. – По одной версии говорят, этот обычай завёл лет сто назад безумный вождь. Ему показалось, как летит Дагора. Он и решил испытать своих эринов. А по другой – это был вождь, который решил не платить эринам за обход местности вдали от дома.

– Мне больше нравится первый вариант, – сказал Финиган.

Ливень прошёл через два часа. Напитавшаяся влагой земля, была обильно омыта небесным дождём. Где-то на горизонте, где уходило солнце, был конец утомляющего пути. Поспешно, не стремясь более делать передышку, они продолжили идти дальше.

* * *

Дария подошла к мечтавшей подруге, что отдыхала после нелёгкой работы сегодняшнего дня. С крыш домов до сих пор падали капли, отзвуками утопая в небольших лужах.

– Знаю, предстоящее замужество тебя не прельщает, но по мне так, быть любимой, это уже многое меняет, – сказала Дария.

– Не убедила, – Элфия покачала головой. – Я решила, хочу быть свободной, и свобода этих гор будет со мной всегда. Даже, если я буду привязана к человеку, с которым мне суждено быть, – продолжала утверждать Элфия. – Знаешь, когда я была маленькая, меня не заботили трудности и проблемы взрослых. Помнишь, после паводка, засыпало ущелье и тропа была не проходимой?

– Конечно, – сказала Дария, – мы тогда ещё подавали воду, а все вместе с твоим отцом освобождали проход.

– Решения, к которым тогда пришли и тревоги, которые теперь нас не волнуют! – Элфия вздохнула.

– Да… помниться, тогда все переживали, что придётся искать новую расщелину, – сказала Дария.

– Но, я была уверена, что всё будет хорошо. Отец всё сделает правильно и решит эту проблему. Я была наивна, но вера в отца меня не подвела.

– И что изменилось сейчас?

– Многое, я полагаю! Хотя знаешь, пустое это, переживать о том, чего ещё не случилось. Давай лучше поохотимся сегодня.

– Давно не упражнялась с луком! – обрадовавшись, сказала Дария. Направившись бегом в сторону своего дома, прокричала, – Хорошо, я только переоденусь! Встретимся у развилки!

Поднявшись, Элфия приободрилась ступая домой. Недавние вести привнесли много нового. Нет, это не мечты легкомысленного юноши принесшего одни лишь беспокойства. Она думала о «шепчущих», о небольших созданиях повстречавшихся ей совсем недавно. Идя, Элфия вспоминала, как пыталась убедить подругу навестить их.

– Они меня пугают, – сказала тогда Дария. – Говорят, их большие белые глаза и небольшой рост, сочетание просто ужасное. Ответь, вот зачем ты хочешь им помочь?

– Беззащитные создания в непривычной среде, выживают в мире, где их используют. Хотя знаешь, в первый раз они меня тоже напугали. Так что не буду на тебя давить, когда будешь готова так и скажи.

– А правда, что они, несмотря на свою внешность, прыткие, а их манера говорить, завораживает? А ещё я слышала, что они опасны и их из-за этого приручали. Правда, что если им не дают работать, их превышенное любопытство доводит их до беды?

– Может и да, не знаю!

– Нет, ты меня не уговоришь, меня это пугает! Хотя так интересно…

– В прошлый раз мне так и не удалось уговорить Дарию, но сегодня я даже пытаться не буду, – сказала себе Элфия. – Пойдём вместе с ней к ним, до охоты, чтобы не пришлось упрашивать.

Переодевшись в тёмное, Элфия взяла две корзины для себя и своей подруги. Забив их доверху, накрыла тряпкой, чтобы скрыть содержимое. Взяла свой лук, который помнил не одно поколение и помогал не скучно проводить вечера, сделанный со всей трепетностью из выструганной белой акации. Отец начал обучать её управляться с луком, как только она стала делать первые шаги, а это было в год. Первое, настолько раннее воспоминание детства: как отец держит её маленькие ручонки направляя в цель. Это то что осталось с ней навсегда, особенно когда она брала в руки лук.

Перекинув через плечо лук и колчан, она взяла две корзины. Выйдя на заходящее за горы солнце устремилась в недолгий путь, обходя небольшие лужи, что отливали всеми красками неба. Встретившись с Дарией она передала ей вторую корзину.

– Что это, приманка? Мы… сегодня вернёмся?

– Нет, это не приманка! Ты пойдёшь со мной, я хочу отнести еды «шепчущим»!

– Хорошо я пойду, если ты пообещаешь мне, что если что-то пойдёт не так, мы убежим. А после расскажем про них твоему отцу, что стоило тебе сделать давно. Беглые «шепчущие», опасны! И ты, это знаешь! Они кидаются на людей! Я слышала, что один из них как-то разорвал человека надвое.

– Ты это не видела, так?

– Об этом говорили!

– О многом говорят! Поменьше слушай. Как такие небольшие ростом существа, могут разорвать человека?

– Ты, издалека их видела?

– Нет, мне даже удалось с ними поговорить. Один из них рассказал, что они отстали от каравана, увидев на горизонте горы. Если я правильно поняла, они пошли видимо к пролому. Так и оказались в наших местах. Мне кажется, они искали места, где не попадает дневной свет. Видишь, и пещеры им тоже подходят!

– Ты говорила, они не так далеко от нашего поселения? Подруги проходили развилку.

– Нет, не далеко. Знаешь, я только за всё это время, так и не поняла, они едят мясо или овощи? А неважно, я положила в твою корзину мяса, а в моей овощи.

Пройдя рощу, они направились по тропе через ущелье дальше. Пробираясь сквозь кустарники вереска и горянки они нашли множество расщелин. Солнце ушедшее за горы прекратило своё сияние полностью и на смену свету, как вор пришла тьма.

– И куда дальше? – спросила Дария. – У меня нет большого желания, проверять все норы и пещеры. Может, оставим корзины, а дальше они сами найдут, поедят, скажут спасибо.

– Ты не услышишь их благодарности, так как будешь далеко!

– Я, этого и добиваюсь!

– Единственно верное решение, это подождать. В последний раз, я была ещё позже. Так что давай ждать, – успокаивающе повторила Элфия, смотря на волнующуюся подругу.

Раздавшийся и наполняющий, поднятый из недр пещерных глубин, шёпот заполнял тишину, забирая полностью всё внимание.

Дария аккуратно ступая назад, отдалялась от Элфии. – Я, наверное, пойду! Пойду домой!

Элфия двумя шагами подошла к ней, взяв её за руку. – Нечего бояться, я с тобой! Сейчас станет легче, это с непривычки!

– Страх с непривычки? Впервые слышу! Ну хорошо, мне легче, – сказала Дария собравшись.

Элфия не отпустила руку подруги, лишь повернула голову в сторону пещер.

– Они здесь, – сказала она видя десятки невысоких фигур, напоминающих чем-то детей. Их силуэты, освещённые луной, полностью давали понять Дарии, как они выглядят. Белёсые, почти седые волосы. Пропорциональное тело. И большие, белые зрачки, на фоне непонятного улыбающегося лица.

«Шепчущие» начали переговариваться между собой, – шэрйк сэщфьин шыда. Подруги смогли разобрать несколько непонятных звуков похожих на речь.

Один, выйдя к ним на встречу, подошёл ближе. – Ахьсим фьин, мы рады видеть тебя, – сказал он, обращаясь к Элфии. Он старался прикладывать усилия, почти чётко выговаривая членораздельно каждое слово. Подошёл к корзине, заглянул внутрь.

– Мы благодарны тебе! – Продолжил он говорить шёпотом, как бы выдавливая из себя звуки.

– Вам пора возвращаться! Ахьсим фьин, нас скоро не будет здесь, мы чувствуем твою ношу.

Возвращались подруги после охоты отдельно, чтобы не привлекать внимания. Элфия подстрелила нескольких зайцев. Неся в руках тушки зашла в дом. Вождь дожидался её с большим желанием поговорить.

– Где ты была дочь?

– Упражнялась в стрельбе, отец!

– Ты была у них, я знаю! Сколько раз я тебе говорил, что «шепчущие» – это нечто неизвестное! А всё неизвестное, опасно! Я запрещаю тебе кормить их, переводя на них нашу еду!

– Если я не буду этого делать, то я буду не лучше тебя. Мне противна мысль, что ты будешь их использовать. Все думают, что им в радость работать всё время отведённое им на жизнь. Я не хочу быть посредников в этом злом деле!

* * *

Юноша бежал из последних сил. Его латаная накидка была порвана. Перепрыгнув упавшее во время грозы дерево, он зацепился ногой о ветку, шлёпнулся лицом в грязь. Осторожно поднявшись, оглянулся, нет ли за ним погони. За сегодняшнюю ночь, он часто менял направление и путал свои следы. Прислушавшись в тишину, хромая побрёл в пещеру, которую нашёл в том году.

Разведя костёр из заготовленных веток, он осмотрел и ощупал свою левую ногу. Нога была в крови, но не сломана. И эта новость, была единственной хорошей за сегодняшний день.

– Что я сделал не так? Главное кому? Эти вопросы, на которые он не знал ответа. – А ведь ничего не предвещало беды!

Он часто представлял себе, как приходит к вождю и просит руку его дочери. Она была такая красивая, что мысли о ней, грели его душу…

Утро начиналось хорошо! Он одел свою лучшую одежду, причесавшись открыл дверь пристройки и пошёл в сторону большого дома вождя. Холодный ветер принёс переживания. – Может её отец скажет нет! Ведь она, его единственная дочь и он её так любит!

– Нет! – проговорил он вслух. – Я решил, иду и будь что будет.

Даже теперь, сидя в сырой пещере и дрожа у огня, он не жалел о своём поступке. – Может я как-то обидел вождя, когда произносил заученные фразы? Алим попытался вспомнить, как это было.

Поприветствовав вождя, он начал. – Великий Чарес, повелитель жителей синих гор! Я пришёл просить вас, оказать мне большую честь и отдать руку вашей дочери Элфии мне, сыну Рониса.

Чарес ничего не ответил, пристально посмотрев на претендента. Вождь выждал, после чего на его лице появилась легко заметная улыбка. Чарес подошёл ближе, положив руки ему на плечо, произнёс. – Не нервничай, я подумаю Алим! А теперь ступай!

– Он скажет, да! – подумал Алим на радостях и побежал в кузню, чтобы рассказать отцу.

День в работе пролетел не заметно. Уже был вечер, когда он вышел из кузни. Стоя на улице и дыша свежим воздухом, он заметил, как к нему быстро приближались пятеро сильных высоких мужчин. Их имён он не помнил. Шестой, чьё лицо он не разглядел, стоял на большом расстоянии. Не сказав ни слова, один из них близко подошёл к Алиму и со всего маху ударил его в челюсть. Не ожидая удара, Алим упал закрыв лицо. На него посыпались удары ногами. Почти сразу показался отец и с палашом в руках отогнал обидчиков.

– Мы тебя поймаем и убьём, мразь! – сказал один из нападавших. – В другой раз мы тебя убьём, запомни! – повторил он уходя.

Отец бросил палаш и подбежал к сыну, помогая подняться. – Тебе нужно бежать, как можно дальше, – произнёс он шёпотом. – Я попытаюсь разузнать причину и уладить её. А теперь быстрее из города, сынок!

Пересидеть в пещере, пока отец всё улаживает, вот уж поступок мужчины, – подумал Алим. Боль в ноге стала сильнее. – Нет, всё правильно! Лучше немного пережду, хотя бы ночь. Завтра будет видно! Но отсиживаться здесь долго, я не буду, – сказал себе Алим. – Вернусь в город утром.


Глава 3. Предшествующий гамбит

В сумрачной ночи громогласный гон сотен копыт предвещал неизбежное столкновение борьбы за жизнь, жестокий бой и воспетую песнь героизму. Подняв руку вверх, Гемион потянул за повод своего чёрного мерина. Конь, плавно перешёл с галопа на шаг.

– Собери командиров! Самое время описать мой план, – обратился он, не глядя на Перфаера, державшегося всё время слева от него. Дыша полной грудью, Гемион ощутил подлинную свободу этой ночи. Потянув за удила, спешился.

Кольчуга, выкованная отборными мастерами, сидела лучше родной кожи. Доспех из лёгкого прочного, но в тоже время гибкого металла, не создавал шума при ходьбе. И всему этому, рыцарь Махагона был обязан изобретательности основателей ордена.

Сняв со спины ромбообразный щит, воткнул его в землю перед собой. От пояса отстегнул кожаный налуч, извлек лук и одел его тетивой на грудь, колчан стрел накинул на плечо. Посмотрев вдаль оценивающе рассчитал расстояние.

– Не полная луна освещает плохо, это будет в нашу пользу! – убедил сам себя, а точнее успокоил.

Ожидание длилось недолго. К нему подошли командиры отрядов. У всех на правых руках было изображение зелёного дерева в огне. Чёрные шлемы скрывали лица. Появись на тракте в этот ночной час проезжий путник, такие воины могли бы повергнуть его в трепет, одним только видом.

Каким-то необъяснимым способом, таинственные, верные императору пятьдесят избранных, не следуя за ними, уже дожидались их. Державшись поодаль, как статуи, стояли невозмутимо в чёрных, закрывающих лица, башлыках и ятаганами за спиной.

Один из избранных, точно такой же, как его собратья подошёл к Гемиону, следом за командирами отрядов. Встав рядом, как тень, молчал, вслушиваясь в слова Гемиона.

– Сомнений быть не может, до их лагеря чуть меньше двух миль! Оставим лошадей здесь, – описав свой план, Гемион продолжил. – Разделимся отрядами. С первого по третий обойдут их лагерь с севера. С пятого по седьмой с юга. Держатся на отдалении. Нас не должны заметить, это главное! Оставшиеся остаются со мной, мы будем удобной мишенью для конницы. Разойдясь, командиры начали отдавать приказы. Гемион остался наедине с избранным, от его вида его пробрала забытая дрожь.

– Первая ваша цель, – начал он, – пробраться в лагерь и убить вражеского военачальника. Вторая, не поднимая паники убраться оттуда, когда мы поднимем горящий факел. И третья, не привлекая внимания, во время возвращения, нейтрализовать отряды дозорных, а после присоединиться к нам, – закончил Гемион.

Избранный, не сказав ни слова, бесшумно отошёл в сторону к своим. Через пару секунд один из избранных отделился, припустил ровно набирая темп в сторону лагеря инийцев.

Гемион посмотрев на отдаляющегося избранного усмехнулся. – Они меня всегда удивляли, – сказал он подошедшему Перфаеру.

– Да хранит нас, Махагони! – сказал Перфаер.

Только в это, уже много лет верили последователи ордена. Древо Махагони, не погасающее, продолжало гореть, не сгорая, благодаря сердцам верных рыцарей. Сопутствует ли защита только верным или этого достойны все просящие…?

* * *

К приближающейся ночи, в долине холмов, мощью легиона шла установка лагеря. В пока единственном, установленном инийцском шатре состоялось донесение. Говорил в основном военачальник.

– Дозорные расставлены по всему маршруту. Они следят за передвижением армии Регнарда! – Не давая вставить слово, молодой трибун продолжал, – при малейшей опасности у нас будет целый день, чтобы убраться! Ты сам мне только что это сказал! – Командующий приблизился к Цурину, который стоял с остальными центурионами. – Ты возглавляешь, первую когорту, четвёртого легиона нашей Великой Империи, уже сколько, пять, шесть лет?

– Восемь лет! – Наконец-то смог вставить слово Цурин, не ожидавшему ответа трибуну.

– Не сходи с ума! Я, конечно, ценю твои наблюдения, но таков приказ совета регентов. Поверь, мне это тоже не нравится! – произнёс командующий, мягко. Но в тоже время, в его словах звучала нескрываемая, присущая малодушию трибуна, ирония.

На первый взгляд, военачальнику было лет тридцать. Цурин ещё не успел узнать его лучше. Да, это было и ненужно, такая порода людей ему всегда не нравилась.

– А теперь, если у вас всё… я вас, не задерживаю! – сказал отвернувшись трибун, добавив вслед уходящим. – Цурин, доложишь, когда будет закончена установка лагеря.

Выходя, прокручивая в голове, Цурин кипел от злости, в первую очередь на самого себя. – Ублюдок! Не нравиться ему это! Вчера, самолично, ради развлечения накинул петли на нескольких невинных сельчан.

Продолжая держать всё в себе, Цурин молчал, сравнивая услышанное из речей командующего с действительностью. Один из центурионов, присутствовавший на донесении и шедший рядом с ним, после безмолвия, заговорил.

– Цурин, будь проще! Вернёмся в Велфар, сам увидишь! Засунут этого сосунка в сенат, нам легче будет! А говорил ты, всё правильно! В когорте должно быть шесть центурий. А у нас, кроме того что не хватает легионеров, для них ещё обмундирования пожалели.

– Может ты и прав, в сенате таких недорослей хватает! Но, можно же было поставить укрепления.

– Он ищет легкой славы Цурин. Как говорят в лагере: Трибун Луций Октавий Лаетус думает, как побыстрее разграбить, да побольше добра собрать… во имя себя, да пославших нас! Поговаривают сам Шоэль, один из высший регентов, предложил протолкнуть его в сенат… если он проявит себя как следует.

– Ой… лучше бы он отсиживался в семейном гнезде крепостных стен Гаморы, чем со своей погоней за славой затянуть нас в самое пекло.

– Глупец… полагается, только на разведчиков! Его, ты не переубедишь! – сказал отдаляясь собеседник.

Приближаясь к своей уже установленной палатке, Цурин продолжал себя накручивать. Штандарт с образом золотого орла, возвышаясь на древке, уже был воткнут перед его палаткой.

– Конечно, ему мало двух варварски разграбленных поселений. Нет… мы не вернёмся с почестями. Нет… мы будем грабить и убивать, пока армия врага не сделает попытку пойти на нас. Тогда поджав хвост, мы конечно, перейдём реку обратно домой. Самый благородный поступок!

Рядом с его только что выставленной палаткой, стоял легионер. – Доложишь, когда закончат установку лагеря, – произнёс небрежно Цурин, заходя внутрь.

– При старом императоре, такого не могло быть. Служить империи, было честью! Теперь про честь, ни кто и не знает. После того, как вернусь домой…, подам в отставку! – успокаивающе, сказал себе Цурин. Присел, закрывая глаза попытался унять неодолимый гнев.

Ближе к утру, через пять часов зашёл легионер и рапортовал о полном окончании работ. Цурин одел поножи, затем поверх синей туники чешуйчатый панцирь-катафракта и шлем с посеребрённым поперечным гребнем. Взяв меч гладиус продел в ножны портупеи с левой стороны, обоюдоострый, широкий кинжал, справа. Вышел из своей палатки и направился к командующему. Уже светало, ночные костры ещё горели. Цурин, наконец-то успокоился. Сосредоточившись на предстоящем разговоре, не заметил, как снова разгорячил себя.

– Как же глупо, настолько быть уверенным в себе! – смотря в ещё тёмную даль, подумал Цурин о молодом трибуне. – Самодовольный индюк, не дал добро на установку укреплений. Он, или так уверен в себе, или это снова его бахвальство. Пустое это, – остановил себя Цурин. Осталось дней шесть в этой глуши, потом ещё три поселения… Хотя, если когорта Катаркеса не выступит из лагеря к сроку, то как минимум дней восемь. И наконец, в бесславии, пристыжено назад.

– Что-то не так, – подумал подходя к шатру командующего. – Караульных распустили или может, их отослали, – предположил он. Вбежав в шатёр, Цурин увидел трибуна с множественными ранами в живот. Неподалёку лежали два легионера. Обмякшие, обескровленные тела не были похоже на солдат. Молодой трибун хватал воздух, пытаясь что-то сказать. Цурин, зажал его раны попавшейся на глаза тряпкой. Схватив его за бледные запястья, скрестил руки на алло вязком полотне. – Изо всех сил, слышите, изо всех сил! – проговорил Цурин, сорвавшись к выходу. Выбежав из шатра, он закричал. – Лекаря, на командира напали! В этот момент он увидел, что горизонты со всех сторон горят полосой, освещая воинов с луками наперевес и вложенными стрелами. Через мгновение, в сторону их лагеря полетели огненным градом горящие стрелы.

В мгновение все палатки вспыхнули, объятые пламенем. Новобранцы, выпрыгивали из огня и замертво падали от новой волны стрел. Убитые во сне горели словно свечи. Легионер с пробитым плечом бежал по лагерю от страха и боли, каким-то образом уворачиваясь от стрел, но пламя на его спине заживо поглотило его. Моментально поднявшаяся паника, сменилась трезвым рассудком. Цурин начал отдавать приказы строя рядом с собой воинов со щитами. За ними он поставил выживших лучников. Конная когорта, во главе с центурионами, не растерявшись, понеслась в сторону запада, пробивая путь для отступления.

Вражеские воины, видя приближающуюся конницу, опустили свои луки перед собой и перекинув через голову одели тетивой на грудь. Их щиты были воткнуты в землю слева от каждого. Вытащив ромбообразные щиты из земли, достали из ножен мечи и приготовились к бою.

Цурин увидел, как конница столкнулась с врагом. Не веря своим глазам, он пал духом. Стрела, из ниоткуда пробила грудь воина стоящего с ним рядом, пробудив Цурина, как из дурмана. Кони скидывали своих наездников. Им пришлось отступить, чтобы перегруппироваться.

Выжившей армии, Цурин отдал приказ. – Построиться в квадрат! Двигаемся в сторону конницы! Прикрываем их отход!

Прозвучал горн. Войска нападающих отступили, так же неожиданно, как появились. Бряцанье лошадиных подков осторожно коснулось его слуха, затем перекликающиеся голоса и разрывающие тишину крики раненых. Капли расы скатывались с травы на лишенную жизни плоть.

Из шатра, весь в крови вышел лекарь, подошёл к Цурину. – Командир умер, – сказал он без эмоций. Цурин понял, как старший по званию, он теперь возглавит выживших. Решение пришло незамедлительно. – Довольно, мы возвращаемся в Велфар, домой!

Догоревшие палатки, тлея, чернотой окрасили землю. Чуть погодя смогли подсчитать потери. Это нападение стоило жизни тысяча восемьсот шестидесяти семи инийцам, не считая раненых. Цурин распорядился вырыть могилы и похоронить погибших, а после оставить пепелище.

* * *

Порвав свою накидку, Алим перевязал ногу. – Нужно немного отдохнуть, – подумал он. Свернув остатки своей верхней одежды, подложил под голову и лёг у догорающего огня.

Яркие огоньки плясали, заставляя уснуть, как будто уговаривая погрузиться в пучину забытья. Недолгое сопротивление было подавлено. Тьма всецело захватила его в свои объятия. Ему снилось то время, когда он был маленьким и хотел побыстрее вырасти.

– Выше, ещё выше, я почти достал! – крошечные ручонки тянулись вверх, немного не дотягиваясь до облаков. Покой и радость, наполняли маленького Алима.

Обширные ветви дерева не ощущали качелей. Движимые лёгкой рукой поднимались и опускались, оставляя пушистые облака продолжать свой монотонный ход.

– Я устала маленький, беги, поиграй с детьми, а я отдохну, – прозвучал знакомый, но такой далёкий женский голос.

Маленький Алим спрыгнул с качели, когда она наконец остановилась. Обернулся, пытаясь увидеть тот забытый образ. Сон прервался от сильной боли в ноге. Теряя нить воспоминаний, Алим хватался, пытаясь задержатся в сказочном времени! Увы, напрасно! Забытый образ ушёл, ненадолго пробудив. Перевернувшись, поправил затёкшую ногу. Снова погрузившись в забытье, увидел другой сон.

Алим играл с детьми, когда заметил, что за ним наблюдают. Он перестал играть и подошёл к девочке, прячущейся за большим деревом.

– Меня зовут, Алим! – сказал он. – А как тебя?

– Элфия! – проговорила малютка, выглядывая.

– Хочешь с нами играть? – спросил Алим.

– Хочу! – ответила Элфия.

От неожиданного шума, резко проснулся. – Он должен пройти здесь! – услышал далёкие голоса Алим. Его нога болела, но уже не так сильно. – Нужно бежать дальше, в конце-концов они разделятся и проверят пещеры, – подумал он.

Чего ему не хотелось, так это быть найденным. Поднявшись, погасил тлеющие угольки и вышел из пещеры. Попытался бежать, несмотря на боль.

Полная луна не дарила тьму, как будто желая чтобы его поймали.

* * *

– Говорят, когда наши предки, как вы нас называете «пришлые», основали здесь поселение, в этих пещерах обитали какие-то твари. Но мне кажется, что это выдумки! Если даже и было что-то, предки наверняка их перебили… Ну, а если и нет, у вас всё равно нечем защищаться!

– Тэкар, ты умеешь нагнать жути, – сказал Финиган, переступая с камня на камень.

– Здесь много пещер, – продолжил Тэкар. – Мы уже скоро придём!

Воздух был чистым, луна светила ясно освещая дорогу. Преграждающие горы заслоняли путь.

– Осталось пройти через пролом, – сказал свободный эрин. – Это самый близкий путь в город, с этой стороны.

Пролом, было бы трудно увидеть днём, что уж говорить про ночь. Друзья сейчас подумали об одном и том же, короткая мысль ясно подчёркивала смысл: «Действительно, нам повезло с проводником!».

Первым пошёл Тэкар, за ним Финиган, последним шёл Вар. Двигаясь по одному, они шли медленно вперёд, осторожно перебираясь через совсем узкие проходы, а иногда не мешающие свободно продолжать движение. В других местах одежда цеплялась за редкие ветки кустов. Забытый осушенный каскад, низвергающийся небольшими уступами, уводил вниз.

– До утра, будете моими гостями, – проговорил Тэкар, выходя из пролома.

– Я не возражаю! – сказал священник.

– Ещё бы ты возражал, есть то хочется! – добавил Вар.

– Илина разогреет для вас, что-нибудь, – осматриваясь, сказал Тэкар.

Тишину пронзил отчаянный крик. Первым, сорвавшись побежал Вар.

Остальные следом за ним. Они пробегали меж деревьев, когда на освещённом луной месте, увидели опустившегося с ножом в руках воина. Он склонился над кем-то лежащим. Из груди раненого торчала стрела. Второй воин стоял рядом с арбалетом наперевес.

– На кой ты его убил? Ты же видел, что это не наш! – произнёс тот, что с ножом.

– Одним больше, одним меньше, – ответил второй, – велика ли потеря? Затащи его в кусты, и возвращаемся на позицию. Возможно, скоро покажется наш, – сказал тот, что с арбалетом.

Не оставаясь в стороне наблюдателем, подкравшись, Вар зашёл в тыл к стоящему с арбалетом. Видя их сквозь листву на пригорке, весь подобрался, готовясь к прыжку.

– Ну, ты и идиот! – сказал тот, что с ножом. – Надо было тебе в него стрелять? Ну бежал и пусть бы дальше себе бежал.

– Да мне показалось, он нас слышал, да и видел наверное!

– Показалось ему! – убрав нож в ножны наклонился, добавив при этом. – Повторяю для не далёких, наш будет идти не один. Его сопровождает высокий детина. Поэтому у тебя в руках арбалет, понял!?

– Да понятно, – ответил на это второй.

– Запорем это дело, нам самим лежать здесь. Так что, соберись!

Тот что с ножом, взял за шиворот раненого и потянул. Желая убрать подальше с тропы не проявил, ни капли сочувствия.

Вар прыгнул сзади с лезвием в руках на стоящего с арбалетом. Навалившись своим весом на него всадил в его спину лезвие.

Первый отреагировал попытавшись кинуть нож, но было слишком поздно. Тэкар попал стрелой, пробив ему грудь.

Вар подбежал к раненому. Древко стрелы всё так же торчало, лишь капли крови подчёркивали рану. Из его рта текла кровь, но он был ещё в сознании. Смерть стояла рядом протягивая костлявые руки.

– Мы тебе поможем! – сказал Вар, осматривая его рану. – Только не отключайся, ты понял меня? Всё будет хорошо! Сосредоточься, на дорогих тебе людях. Держись за них, ты не умрёшь!

– Эл… фия… – проговорил он и его затрясло в судорогах.

– Кто она для тебя? – спросил Вар.

– Люблю… её… – проронил обессиленный юноша.

Тэкар и Финиган подбежали помочь, но судороги прекратились. Юноша обмяк, покинув этот мир не справедливых, глупых и безжалостных людей.

– Он, был так молод! – произнёс священник, закрывая рукой безжизненные глаза.

Наклонившись, Тэкар внимательно посмотрел в его лицо. – Его звали, Алим! У него есть отец, эта новость его убьёт, – сказал с тяжёлой грустью в голосе, свободный эрин. – Нужно отнести его в город.


Глава 4. Плод трагедии

Рано утром в дом вождя, без стука, вошёл старый воин в потрёпанной одежде. На его плечах висела шкура, которая видела лучшие годы его жизни. Старый воин не уступал молодым во всём, оправдывая своё звание в качестве первого эрина вождя. Дом вождя, представлял собой трёхэтажное здание. Самые важные вопросы касающиеся улаживания конфликтов и редко случающихся ссор, решались скорее чаще здесь, чем в здании собраний.

Старый воин прошёл в большую комнату с неразожжённым камином, сел в кресло у стены. Расправив ноги закрыл глаза, через минуту открыл повернув голову в сторону, где сидел за столом у окна вождь.

– Чарес! – обратился он к сидящему за столом вождю. – Я к тебе пришёл по делу. Решение, которое ты принял тогда, не послушав меня, теперь эхом возвращается. Пожинаем, так сказать последствия. Только не ты один, а мы все.

– Что ты имеешь в виду? – недоумевая спросил вождь.

– Ты знаешь, что я имею в виду! Сегодня прибыли гонцы от императора и принесли с собой тело Алима, их привёл Тэкар.

– По порядку, – сказал вождь, – гонцы принесли какое-то послание?

– Это неважно! Ведь можно было избежать и не проучивать юнца, так…?

– Известно, кто его убил? – спросил вождь, помрачнев.

– Неизвестно. Тэкар был свидетелем, но подробно ничего не сказал. Так что поговори лучше с ними, ты. Тем более и наши гости просят аудиенции.

– Что ты, узнал из слов Тэкара? Насколько я знаю, он человек прямой и не будет тратить время на увиливания, скажет как есть.

– Он и сказал: «Алим умер быстро. Тех, кто на него напал, он не знал». Гонцы же говорят, что было покушение на одного из них.

– Что с нападавшими? – спросил вождь, как бы догадываясь об ответе.

– Само собой разумеется, кормят червей. Их было двое. Одного убил один из гонцов, второго Тэкар. Отправил туда людей, попробуем выяснить кто осмелился ступить на нашу землю.

– Отцу Алима, Ронису, сообщили? – уточнил вождь, задумчивым голосом.

– Ещё нет, я хотел вначале рассказать тебе, – сказал первый эрин. Вождь ещё больше погрузился в раздумья.

– Пригласи Рониса вместе с гонцами, через час, – продолжил Чарес. Пусть они сами расскажут Ронису, почему умер его сын. Заодно узнаем, что на этот раз требует император.

– Хорошо! – сказал поднявшись первый эрин. – Но может, вначале пригласишь за стол, прежде чем отослать, у нас есть ещё нерешённые вопросы.

– Синегал, с возрастом ты становишься всё наглее, так что не утруждай меня приглашением.

Настойчивость первого эрина была отчётливым признаком того, что нужно решить немало вопросов, прежде чем вернуться к попыткам исправить содеянное, без умысла задуманное в гневе. – Конечно, садись! – продолжая сказал вождь.

* * *

Вар сидел в просторном кресле у камина и смотрел на догорающий огонь. Воспоминания наполняли его горечью. – Сейчас мёртвым должен быть я, – думал Вар, вернувшись раздумьем в тот день, в летней резиденции. Тогда он пришёл чуть раньше на вечерний ужин в честь весенних игр.

На первом этаже веселились люди. Играли музыканты на лютнях и свирелях. Гостей было много. Вару удалось немного пообщаться и познакомится с новыми людьми прежде, чем вышел батлер и прервал веселье. Большинство ушло, некоторые вместе с Варом поднялись на второй этаж, на вечерний ужин с императором. После ужина император подозвал его.

– Рад тебя видеть, Варлеус! – холодно сказал император. – Я знаю, ты мог не прийти, за это и благодарю.

– Можно без пафоса! Говорите, что вам нужно или я уйду, – сказал спокойно Вар.

– Хорошо, – ответил Император, – не буду тянуть. У меня есть для тебя задание, которое не требует отлагательств. Тебе передадут письмо с моей печатью. Ты должен будешь его отнести к вождю «пришлых». Согласен?

– Один вопрос. Зачем мне это делать?

– Конечно, у тебя есть выбор. Давай так, если ты откажешься, я устрою забаву для своей армии севера. Люди засиделись, им нужно противостояние. Что может быть лучше, чем пойти войной против непокорного сюзерена. Напасть без предупреждения и сжечь поселение дотла. У тебя уже рисуется картина? Их воины погибнут в бою. Их жены непокорно раздвинут ноги, прежде чем в муках распрощаются с белым светом. А дети – невинные создания, не узнают что такое жизнь. И поверь мне, я буду спокоен от того, что с корнем вырву этот сорняк!

– А если я соглашусь, что это изменит?

– У них будет выбор. Либо подчиниться моей воле, либо готовиться: закупать вооружение, строить стены, засыпать ущелья. Скажу так, ты дашь им время. Честно, не правда ли?

– Хорошо… я согласен, – сказал Вар, ощущая себя буквально загнанным в угол.

– Другой разговор! Отнести послание нужно, как можно быстрее. Желательно не переходя за инийцскую границу.

– Это всё? – спросил Вар, повернувшись к нему лицом.

Император, не смотря на него, махнул головой в знак подтверждения.

Устремившись уйти Вар направился к лестнице. Немидас его окликнул. – Чуть не забыл, у меня есть информация, что на тебя будет совершено покушение. Мои шпионы предполагают, что нападение будет на большаке. Будь осторожен! Избегай дорог!

– Теперь ничего не изменишь, – подумал Вар, вспомнив фразу: «Жизнь проходит, а воспоминания живут вечно». Так говорил аббат, обучавший Варлеуса. Раньше он не понимал этих слов.

– Если умрут все люди, которые знали этого человека, значит и умрёт воспоминание о нём, так? – спрашивал маленький Вар во время занятий у аббата.

– Ты, размышляешь правильно, – подметил заботливо аббат. – Я продолжу твою мысль. – Зачем людям, которые никогда не знали умершего, память о нём?

Вар расстроенно продолжил. – Тогда получается, что если человек умер, про него когда-нибудь, если не сразу, забудут? И он перестанет жить в памяти…

– Если человек умер, то память о нём живёт в их сердцах не для умершего, а для них самих, – поправил аббат.

Вар припомнил то немногое, что он знал о нём, – Алим, – произнёс шёпотом имя. – Он был так молод. У него были мечты, надежды, даже любовь. Он произнёс вполголоса имя, – Элфия. – Эти имена, я сохраню ради себя и в память об умершем, – задремав подумал Вар.

Захлопнув дверь, Тэкар пробудил его из дремоты. – Подъём, вас приглашает к себе вождь Чарес! – сказал свободный эрин.

Вар поднялся, подошёл к старой шкуре медведя. На ней свернулся калачиком Финиган, предаваясь такому беззаботному и желанному сну, особенно после стольких порций, которые подала жена Тэкара.

– Просыпайся, старый медведь! – сказал Вар, расталкивая друга. – Нам пора, ещё успеешь поспать!

– Когда…? – произнёс Финиган заспанным голосом. – Когда… ты, оставишь меня в покое?

– Отнесём послание, а потом будем отдыхать.

– Ты рано расслабился, – сказал, зайдя Тэкар.

Когда они шли в дом Тэкара ночью, поселение «пришлых» спало и ничего не удавалось увидеть. Теперь же, Вар видел людей, которые выходили из домов, приступая к своей работе. Поселение представлялось очень большим. Дороги были выложены из камня. На улицах ничем не воняло и это даже удивило Вара. У всех дома были наполовину из камня, наполовину из дерева.

На пути к дому вождя они проходили огороженную аллею. Финиган увидел бронзовую статую изображающую воина с луком в руках и мечом за спиной, ромбообразный щит стоял рядом. Горящее древо на его доспехах, словно подчеркивало мастерство автора.

Через несколько проулков они подошли к дому вождя, к очень большому, сложенному только из кирпича. Их встретил высокий эрин в кожаной броне. То, что он воин, было видно сразу, никем другим он не мог быть.

– Я провожу вас к вождю Чаресу. Следуйте за мной!

Они зашли в дом. С коридора повернули в большой зал. В конце зала на мягком стуле сидел крепкий мужчина лет сорока пяти, он смотрел на вошедших нечитаемым взглядом. Поодаль от него сидел мужчина в простой одежде, лет пятидесяти с короткими усами, он привстал увидев гостей. Вар, почти не заметил ещё одного очень интересного, старого воина, который находился рядом с вождём. – Делает вид? – Вар так и не понял! А возможно и не делает, а точно спит, опустив голову. На его плечи была накинута тяжёлая шкура, которая как будто вот-вот раздавит бедного старичка. В тишине, Вар начал первым.

– Меня зовут Варлеус, со мной мой друг Финиган. Мы приветствуем тебя Чарес – повелитель жителей синих гор. Мы принесли послание от императора Регнарда.

Вар достал из-за пазухи письмо. Оно было перетянуто красной ленточкой с литой печатью. Протянул вперёд. Высокий эрин забрал письмо, положил рядом с вождём на стол. Чарес не обращая внимания на послание, смотрел в глаза Варлеуса. Прошла напряжённая минута, прежде чем вождь заговорил.

– Вас далеко занесло! – начал Чарес. – Что можете сказать о случившемся сегодня ночью?

Вар рассказал, как было совершено нападение и о своих подозрениях, и о том, что скорее всего жертвой покушения, должен был быть он. Назвав имя убитого юноши заметил, как у мужчины с усами, глаза наполнились слезами, но он сидел и отрешённо слушал.

– Почему ты решил, что покушение должно было быть именно на тебя? – спросил его твердо и прямо, Чарес.

Вар не хотел рассказывать о том, что было ему известно. Он ушёл от ответа сказав, – только убийца мог знать, что я сын императора. А также то, что я пойду через ущелье именно этой дорогой, а не на лошади через северный перевал.

Вдруг старичок, который всё это время спал, подняв голову произнёс. – Не торопись с выводами, послушай. Нам известно кто ты, известно так же, кто твой отец. Но тебе не дано знать, по какой причине на тебя должны были напасть. Я лишь могу сделать предположение, что ты прав, но не полностью.

* * *

Император Немидас сидел на скамье в зимнем саду, витая в воспоминаниях прошлых, забытых лет. – Как же я завидую тем людям, которые забывают отрекаясь от прошлого! – подумал с грустью он. – Я не могу отказать себе в памяти лелея твой образ, но это так больно! После борьбы не вспоминать минувшее, его снова захлестнули эмоции, и он поддался, представляя её лицо, её руки, идеальную любимую фигуру.

– Ты снова тут, со мной, как когда-то? – произнёс воспоминанию, Немидас. Её образ, как будто приобрёл плоть, появившись рядом. С любовью и искренностью во взгляде она, как раньше смотрела на него.

– А помнишь, как ты мне пела? Любая хандра и даже гнетущая печаль покидала меня. Я чувствую аромат черёмухи, как и тогда от твоих несравненных волос. Твой голос всегда пробуждал меня. Просыпаясь, я думаю, что ты здесь со мной, а тебя нет… Император печально улыбнулся своему видению.

– Ты, была единственной любовью всей моей жизни! – произнёс император. – Если бы не тот день, двадцать лет назад… Мы возможно, сидели бы рядом, наслаждаясь твоими любимыми цветами, насыщая и делясь чувствами друг друга. День, самый трагичный, который изменил всё!

В это утро Юланта собралась, взяла свою охрану и вышла в город. Все эти дни, в столице империи были беспорядки, но сегодня было относительно спокойно. День для всех был особенный и никто не знал почему. Возможно оттого, что весна, наконец, одарила чудесной солнечной погодой. Юланта хотела купить на торговой площади мафаи, ведь слугам так и не удалось ей угодить. Желание вкусить мафаи было выше её сил!

Всё произошло внезапно. На рыночную площадь, вышла возмущённая толпа бунтовщиков. Крича и опрокидывая прилавки они вытеснили её охранников. Оставшись одна, она сильно испугалась. Пробираясь сквозь толпу, оказалась на улице нищенского квартала. Юланте нужно было быстрее выбраться отсюда, но только не снова через толпу. Она бежала по узким улочкам оглядываясь назад. Неожиданно уткнулась лицом в грудь мужлана. Отступив, безуспешно попыталась обойти. Он схватил её за руку и притянул к себе, другой зажал рот. Затащив в разваливавшуюся лачугу, бросил. Её криков не было слышно из-за шума толпы. Привалившись зажал её. Ударил ещё раз и ещё, разорвал платье. Насилие продолжалось недолго, для неё же это была вечность. Закончив с ней, сорвал драгоценности. Убежал, оставив её постыженную, лишённую чести.

На одной из улиц её нашли охранники. Юланта в грязном разорванном платье бродила как в бреду, не замечая окружающих. Поняв, что с ней произошло, они испугались. Но сжалившись, решили помочь ей добраться до замка. После чего, бежали из империи.

Когда молодой император Немидас узнал, что произошло с его любимой женой, он пал в гнев. Даже сейчас, после двадцати лет, он не помнил какие приказы отдавал в течение последующего месяца. Именно тогда, его и прозвали кровавым императором, в этот ужасный месяц, жестокого года.

Всех бунтовщиков вешали без суда. За охранниками, которые не смогли её защитить, он послал линчевателей, через неделю их головы были у него. Самую большую ненависть сохранил для насильника. Его, он четвертовал самолично. Когда же были убиты все виновные, он ощутил поглощающую пустоту и пробудился, как от сна.

Юланта замкнулась в себе. Для неё, окружающий мир перестал существовать. Она даже не обращала внимания на любимого и раньше желанного мужа. Проводила дни смотря отчуждённо куда-то в пустоту. Через восемь с половиной месяцев она родила мальчика. Немидас надеялся, что рождение ребёнка вернёт ей радость к жизни. Но через полгода, не придя в себя, она вышла на лоджию и, не задумываясь, шагнула вниз, оставив этот жестокий мир.

Злые языки говорили, что она покончила собой из-за стыда и её щенок родился от насильника. Близкие к императрице слуги говорили, что она уже была беременна, когда с ней случилось это несчастье, а покончила с собой из-за сломленного духа. Имя мальчику дал приставленный к нему аббат, назвав его Варлеус.

Император редко приходил к ребёнку, хоть и признал его перед народом. Сплетни окружающих не давали ему забыть о потерянной любви. Ребёнок же был, явным тому напоминанием. Выросший в сильного мужчину, Варлеус заслужил любовь народа, но не любовь отца.

– Варлеус не похож на меня! – сказал регнардский император своему видению. – Он, не мой сын. После его смерти… мне станет легче! – с горечью, произнёс Немидас.

Видение, как будто грустно посмотрело на императора и пропало, рассеявшись, перестало на время мучить воспоминаниями.

* * *

Они шли не торопясь, давая лошадям отдохнуть. Чёрные щетки доспех были помяты от первого сражения. Впереди, остального множества рыцарей, шли двое.

– Если немного свернём на запад, то там и будет река. Точно помню! – сказал Гемион. – Подтверди?

Перфаер недолго думая, ответил. – Через полмили.

Рыцари ордена держали путь к реке по нескольким причинам. Первое, чтобы напоить лошадей. Второе, нагнать инийцев до того, как они перейдут реку. Потери ордена Махагон были невелики, около семидесяти человек. Всё прошло чётко, и главное организованно!

– Император Немидас будет нами доволен, – произнёс Гемион, ведя коня под уздцы.

– Почему мы их не уничтожили, преимущество внезапности было за нами? – спросил его Перфаер. – Нам бы не пришлось сейчас следовать по пятам за инийцами.

– Если бы не избранные, конница задавила бы нас и потери были бы куда больше, – сказал Гемион, поглядывая на идущих сзади. – На нашей стороне была внезапность, не более. Мы использовали своё преимущество по полной.

Избранные вели своих белых лошадей отдельно от рыцарей ордена. Башлыки, всё так же были опущены на их головах. В отличие от общающихся и бросающих шутки рыцарей Махагона, избранные шли молча.

Погода была пасмурная, моросил мелкий дождь. Вдоль реки лежал туман. Рыцари ордена, напоив коней отдыхали в ожидании приказов.

Гемион сидел облокотившись на валун, когда прискакал один из посланных им разведчиков. Он спешился и подошёл к Гемиону. Соединив ладони накрест к себе, слегка преклонив голову, начал докладывать.

– Я видел инийцкий легион, четыре мили вверх по реке, – сказал разведчик. – Они не оставили раненых, это их задерживает.

– Собираются подняться к мелководью, – перебил его Гемион, – хорошо. Поднявшись с удобного места, он отряхнулся от песка и подозвал знаком ожидавших командиров отрядов.

– Проводим инийцев красиво! – сказал Гемион. – Не вступайте в бой, пока не получите приказ. Если они перейдут реку, отряды первый по пятый, держась на отдалении, должны попытаться пробиться и обойти инийцев, ударив по их правому флангу. Остальные со мной пойдут атакой в лоб.

Разойдясь, они поспешно пришпорили своих коней и поскакали вверх вдоль русла реки. Поднимая столбы пыли, уносились навстречу своему неприятелю. Примерно через полтора часа, рыцари ордена настигли легион. Инийцы растянулись вереницей, наспех переходя в мелководье реку. Построившись, рыцари Махагона отстегнули свои луки. Все ждали сигнала!

Гемион выехал вперёд, в правой руке он держал свой бастард, левой удерживал поводья. Пришпорив коня, поднял вверх меч и резко направил в сторону переходящих вброд инийцев. Чёрный мерин неудержимо рванул с места. Все рыцари ордена устремились за ним. Достигнув дистанции стрельбы, один за другим начали выпускать стрелы снова и снова. Как только они подобрались к противнику на расстояние пятидесяти шагов, рыцари Махагона перекинув луки на плечи, в мгновение оголили свои клинки.


Глава 5. Те, кто мы есть

Гостиница над таверной была шумным местом, особенно по вечерам, когда после тяжёлого рабочего дня приходили люди, чтобы пропустить стаканчик другой. Прошло уже две недели, как вождь запретил им, посланникам регнардского императора, покидать поселение, выделив две комнаты на втором этаже, единственной таверны в городе. Финигану досталась самая шумная комната, как раз над тем местом, где играли музыканты.

Священник лежал на своей кровати. Отбросив подушку из овечьей шерсти в стену, сел закрыв руками уши. Через некоторое время, он поднялся и вышел в коридор, спустившись по лестнице к веселящимся людям. Увидев одиноко сидящего друга, подошёл, присел к нему за стол.

– Считай что поспал! – сказал Финиган.

– И что тебе снилось? – спросил Вар.

– Кроме шума в ушах и плясок на голове, ничего. Эрины ещё стоят? – спросил Финиган.

– Да, куда мы без них, – ответил Вар, сделав глоток.

– Это возмутительно! – вскинул руки Финиган. – Мы гонцы императора, а нам запрещают покидать, это убогое место. Да ещё и охраняют, как будто нас заперли в темнице.

– В темнице не наливают полусладкое за счёт вождя, – поправил друга Вар. – Насладись моментом, ведь могло быть и хуже!

– Да, могло! – сказал Финиган поднявшись. Подозвав прислужницу попросил подать местное красное с сыром и хлебом. Присев он продолжил. – Глупо было говорить, что ты сын императора.

– Чарес, да и этот второй, узнал меня сразу, это было видно. Так что, ничего нового я ему не сказал. По-моему, всё даже логично, – сказал загадочно Вар. – Вождь будет думать, что с нами делать, а точнее со мной. До тех пор, пока не примет решение, нам ничего не угрожает.

– Ты не рассказывал, что знаешь вождя, – подметил священник.

– А я и не знаю, – пригубив, ответил Вар. – Я его видел девять лет назад, на моё десятилетие в зимнем дворце. Тогда в столицу съехались все вассалы и сюзерены отца. Сам же он, так и не появился.

Прислужница подошла и поставила на их стол кувшин с полусладким, удалившись на мгновение, она принесла ещё одну чару и тарелку с нарезанным хлебом и сыром по краям.

– Бывают такие люди, которые боятся проявить чувство на людях в отношении с детьми, – сказал священник. – Возможно, из-за этого он редко с тобой видится.

– Не думаю, – сказал Вар. – Сколько себя помню, я видел его раз, а может два в год. Однажды, когда меня учили фехтовать, мне тогда было тринадцать лет, и это было в самой большой бронзовой галерее, точно. Он зашёл, посмотрел секунду на меня, и ни слова не сказав развернулся и ушёл. Больше в этот год я его не видел.

– Печально! – сказал Финиган, сделав глоток.

– Это ещё ничего, я тогда так расстроился, что целый год уделял всё своё свободное время фехтованию. Думал, что я всё делаю неправильно, раз отец не обращает на меня внимания.

– Ну что сказать, – развёл руками священник, – ты вырос и теперь всё изменилось!

– Я бы так не сказал… Если бы я не хотел угодить отцу, мы бы не сидели в этой таверне.

– И не могли бы насладиться этим красным, неразбавленным чудом! – добавил, пригубив Финиган. – Ты завтра пойдёшь на прогулку с дочерью вождя?

– Почему нет! Неплохой повод разузнать обстановку.

– Этот скрипач лишён всякого чувство ритма! – возмутился Финиган, поставив сосуд.

Через некоторое время, к ним подошла девушка с кувшином красного и наполнила опустевший кувшин на столе.

– Я забыл тебе сказать, – упомянул Вар. – Вчера утром заходил Тэкар, он отправился дальше на поиски Дагоры. Его время, как свободного, ещё не прошло. Я пожелал ему удачи от нас двоих.

– Хороший он человек, только не умеет спорить, – сказал священник.

– Когда он уходил, он был в твоей жёлтой накидке!

– Значит, ты ещё мало выпил, раз помнишь это, – произнёс Финиган, наполняя доверху чары.

Музыканты играли песню о тяжёлой судьбе лесоруба, время шло незаметно. Когда начали расходиться люди, Вар помог священнику подняться и дойти до его комнаты.

– Спи старый медведь, – сказал Вар, закрывая дверь.

Уютные комнаты. Каждый последующий день до этого, заканчивался почти одинаково, только сегодня священник впервые позволил себе выпить лишнего. Пожалеет или нет, он узнает об этом завтра.

* * *

Старая кобыла тащила свою ношу, повозка скрипела и медленно двигалась вперёд по большаку. Цурин открыл глаза. Боль в плече и груди была не выносима. Попытался приподняться на локтях и осмотреться, не вышло. Издав глухой стон он опустился.

– Лежи и не беспокойся, – сказал кто-то хриплым, старческим голосом.

Цурин постарался повторить свою попытку, обернулся. На вознице сидел старик. Цурин почувствовал как всё плывёт, через мгновение он опустился и его снова поглотила тьма.

Сквозь тьму донеслось хриплым голосом. – Не вздумай умирать! Мы уже приехали. Тьма сменялась болью и как будто не его криком. – Где я? Тьма, яркий луч бьёт в лицо. Потом опять тьма, этот приятный голос. – Он поправится, дедушка? И снова темнота. Опять боль и кровь, крик, снова темнота.

Цурин открыл глаза. Правой рукой стёр пот с лица, повернул голову. Было темно, сквозь ставни бил лунный свет. Попытался ощупать себя, не вышло.

– А… неугомонный, – услышал он хриплый, всё тот же, голос. – Всё-таки пришёл в себя. А я уж подумал, не начать ли копать могилу для тебя. Шучу, шучу… – сказал подойдя, образ старичка. – Тебе надо чаще пить. Сейчас подам…

Старик зачерпнул ковшом, подошёл, помог приподняться и утолить жажду. – Много нельзя, откроются раны, – сказал он, убрав ковш. – А теперь спи, тебе нужно набираться сил.

– Где, я? – спросил Цурин.

– Повторяю в последний раз, в безопасности! – сказал старик.

Усталость накатила волной погружая в темноту, которая без остатка забрала его к себе.

Цурин услышал сквозь сон. – Просыпайся, тебе нужно поесть.

Открыл глаза. Свет, много света, только образы. Кто-то подошёл, одёрнул закрывающее его кровать полотно, помог приподняться. – Я накормлю его, дедушка, – услышал воин тонкий, приятный голос. Кто-то присел на стул стоящий рядом. – Открывай рот, – сказала твердо она. Очертания её лица были размыты. «Сила — в еде, мудрость – в воде», так всегда говорит дедушка. Закончив с едой, она встала и унесла на половину пустую чашу. Образы стали чётче.

– Кто ты? – спросил Цурин приятный силуэт.

– Меня зовут, Ариана! – подойдя ближе, представилась она. Нужно поменять повязку на груди и плече. Дедушка вытащил стрелу из твоего левого плеча.

Меняя повязку на плече, приложила вонючую примочку. – Это поможет! Так… посмотрим. У тебя в груди было много колотых ран от меча, в них попал яд, но примочки из айвы, как я вижу, очистили раны, так что они тоже затянутся. Очень скоро, ты снова сможешь забирать невинные жизни! – сказала с нескрываемой неприязнью девушка.

Только сейчас, ещё не разбирая эмоций, Цурин понял, что она испытывает к нему. – Я, не убийца! – медленно и хрипло выдавил он из себя.

– Хоть я тебе и не верю, – сказала Ариана, – пока ты ранен, в этом доме тебе ничего не угрожает.

Закончив с перевязкой, она помогла опуститься и перед тем как уйти, добавила. – Поменьше шевелись, у тебя сломаны несколько рёбер. Мы же не хотим, чтобы тебе было больно?! Она внимательно посмотрела на него, затем вознамерилась уйти, но вернув испепеляющий взгляд, с презрением добавила. – А я, хотела бы… Хотела бы, чтобы ты чувствовал боль, как можно сильнее, когда вновь возьмёшь в руки свой меч. И мне, пожалуй, от этого будет только лучше, зная, что ты ощущаешь мучения, как и пострадавшие от твоей руки! Мучения, которые оставят тебя, только на пороге смерти!

* * *

Вар стоял около белой каменной арки в ожидании дочери вождя. Переступая через шаг туда-сюда, поглядывал за реакцией холодных, как истуканы наблюдателей. Утомляя своим видом, одетые в лёгкую кожаную броню, с навострённым взором, на расстоянии десяти шагов стояли двое эринов.

Внезапно, взгляд Варлеуса неизбежно пал на приближающуюся девушку. Она, как будто из сказочных мифов, очаровывала и не могла не привлечь его внимание. Её лёгкая поступь почти не касалась земли. Как бы паря, девушка грациозно направлялась к нему. С этого расстояния было заметно лишь бирюзовое, облегающее её стройный стан платье, и длинные, волнистые, огненно-рыжие волосы развивающееся на лёгком ветру. От этого прекрасного вида у юноши заклокотало в груди.

Оторвав от неё взгляд, чтобы не показывать как она его привлекла, Вар собрался посмотрев на истуканов, чей взор неотступно был сосредоточен на нём. – Воистину, они мне не доверяют! Такое ощущение, что я для них уже враг, хотя ничего против них не сделал, – подумал Вар.

Повернулся тогда, когда девушка уже была рядом.

– Приветствую вас! Вы, выглядите прекрасно! – сделав комплимент, преклонился.

– Чудесно! – сказала холодно девушка. Взяв его бесцеремонно под руку, медленно повела его через арку.

– Куда мы идём? – спросил её Вар, недоумевая от такой спешки.

– Эта дорога к горному озеру. Там очень красиво, в это время года!

– Расскажите мне о себе? – попросил Вар.

– Кроме того, что я дочь вождя, меня зовут Элфия, – сказала девушка.

Его пробрало. Он остановился. – Ты, та самая Элфия, чей жених погиб?

– уточнил Вар.

– Во-первых… начнём с того, что он мне вообще не жених. А во-вторых: он меня ударил, и люди отца грозились его убить. Так что, если бы он не умер, ему бы помогли!

– Он не был похож на грубого человека. Мне показалось, что он вас любил.

– Что может знать о любви, юноша ваших лет…? Осознав, что сказала грубость, Элфия как бы оправдываясь, продолжила. – Понимаете, я сужу людей не по внешности, а по их поступкам. И вообще это всё прошлое, а я живу настоящим.

Лесная тропа заворачивала вверх. Двое эринов следовали за ними на расстояние видимости. Молчание прервала Элфия.

– Я видела вас во дворце, на балу в честь весенних игр, помните? Вы пришли, когда некоторые начали расходиться. У вас ещё был такой задумчивый взгляд!

Вар, припомнив тот день, продолжил. – Вы и в тот вечер были прекрасны, и привлекли не только моё внимание!

– Спасибо за комплимент! Мне приятно, но я вас позвала не за этим, – сказала Элфия. – Вы прибыли с другом, как я понимаю?

– Да, его зовут Финиган, он священник, – сказал Вар, не понимая зачем она им интересуется.

Элфия остановилась, так и не объяснив, указывая рукой наверх. – Посмотрите… там… на ветке дерева… у самого края скалы, видите?

Греясь под лучами солнца, на самом краю ветви сидел белоснежный орёл, высматривая в озере цель. Найдя же, камнем обрушился ныряя в глубины вод. Через мгновение выпорхнув, он уже держал в клюве добычу.

– Я долго думала, кого же изобразить на покрывале, которое я вышиваю в подарок отцу.

– Позвольте узнать, вы единственный ребёнок у своего отца? – спросил Вар, возобновляя шаг.

– Нет, у меня есть… были двое братьев. К сожалению, я их обоих потеряла…

Немного смутившись, Вар не стал более допытываться. – Прошу прощения, надеюсь, у вас сохранились хорошие отношения с отцом, несмотря на это.

– Не всегда. Знаешь, когда жива была мама, моя жизнь была словно сказка. Мы были семьей, но её смерть нас всех изменила. Братья винили отца в её смерти, а он лишь злился, не в силах ответить. Ты не подумай, несмотря на его характер, я всё равно люблю его и уважаю! Пожалуй теперь, он стал для меня всем.

– Увы… но ничего подобного, я испытать не мог.

Снова в молчании они шли по тропе, два чуждых чувствам друг друга человека, и каждый думал о своём. Молчание нагнетало умы, но выходом послужил конец и былое начало тропы, вернувшее их к той самой белой каменной арке.

– Мы не там свернули! – сказала Элфия, от чего-то грустно улыбнувшись.

– Желаю, чтобы вам удалось воплотить увиденное. Наверное, ваш подарок ему понравиться. Конечно же, я плохо знаю вашего отца, особенно после… – Вар указал на эринов, идущих следом.

Небесные взоры скрывали ветвями тропу, уводящую вдоль безмятежного озера. Прогулка средь общения лесных обитателей заставляла понять, что ничего общего у них нет, менее того будущего, тем более настоящего.

* * *

Глубокой ночью, в замке императора Регнарда, двое слуг за ноги тащили тело мужчины в чёрном. Сзади шла маленькая, миловидная девушка, одетая в лёгкую тунику, с накинутым тёмным плащом. Грациозно переступая, тёмно-русые волосы нежно касались плеч. В её серых больших глазах отражалось презрение к убитому. Осторожно оборачиваясь, слуги лишь видели манящую привлекательность в её бездонном, неповторимом взгляде. На ещё одного в её списке стало больше!

Она мало что помнила из своего детства, кроме момента толкнувшего её к ремеслу, да и ко всему в целом, что с ней произошло и привело к тому, кем она является сейчас.

В тот вечер родители ругались крича друг на друга, не давая ей уснуть. Но малышка сквозь шум всё же смогла заснуть. Проснулась уже в полдень, никто так и не разбудил её. В доме было пусто. Завораживающая тишина!

Обычно в это время отца уже не было дома, но где мама? Почему её нигде нет? Постучалась в комнату родителей. Дверь была не заперта и со скрипом открылась сама. Ей тогда было семь. Маленькая Кира зашла в спальню родителей. Она увидела, что мама и папа ещё не встали. Забравшись на кровать одёрнула с их лиц покрывало. Их стеклянный взгляд в никуда испугал её. Она, соскочив с кровати, притуплено смотрела на родителей. Что-то изменилось в ней в этот момент, сломалось. Прошла, может минута, может час оцепенения, а после Кира начала осознавать, что всё не будет как прежде.

Она подошла к кровати, взяв холодную руку любимой мамы, вложила в когда-то сильную руку отца.

– Теперь вы всегда будете вместе! – сказала девочка, не обронив не слезинки.

Закрыв им безжизненные глаза, буквально секундный, как будто не её помысел. – Может, они сейчас проснуться, и всё будет хорошо… Они не проснулись… – Я пойду поиграю, немножко, а потом схожу к тёте. Не теряй меня, мама! – как ни в чём не бывало, сказала малышка, выйдя из комнаты.

– Что нам с ним делать? – спросил один из слуг, дотащив убитого.

– Меня это не волнует! Хотите, сожгите или забирайте себе, если он вам нужен, – сказала Кира продолжая идти дальше.

Следующее воспоминание, было не таким ярким, но именно оно очень сильно повлияло на её мастерство. Шли спокойные, возможно даже самые скучные пять лет её жизни с родственниками, у тётушки, которая даже любила свою племянницу. Но было одно но! Почти всё время, Кира была отдана себе.

Селение было небольшое, но всё же здесь была аптекарская. Много времени девочка проводила помогая доброму, старому аптекарю, разливать по баночкам разные настои и эликсиры. Старик рассказывал много интересного, то что она не должна была знать, но она знала, а то, что не понимала, выясняла в книгах его скромной библиотеки. Так шли годы становления личности, приближая роковой день.

Ей было тогда двенадцать, и тётки не было дома. Девочка осталась со своим приёмным отцом. Она сидела в кресле, когда он подошёл, взял её к себе на колени и начал поглаживать по ножкам. Шершавые потные ладони царапали невинную кожу. Из его рта несло гнилью. Желание мучительной похоти, читалось в блеске жестоких глаз. – Я хочу пить, – сказала Кира, чувствуя с его стороны угрозу. Спустилась с колен, но липкая ладонь сжала хрупкое запястье и притянула. Насмешливая улыбка показала желтые зубы. Сильная хватка разжалась, отпуская её.

Она догадывалась, что ему нужно, ведь это была не первая попытка. Но раньше на этом всё заканчивалось. Что-то всегда ему мешало! Сейчас же, они были в доме одни. К сожалению, она поняла, что на этот раз он не собирался останавливаться.

Вернувшись, она покорно села к нему на колени, понимая, иначе он будет бить. Он начал её поглаживать мозолистой ладонью. – Ты так быстро растёшь, – сказал он, собирая и сжимая длинные волосы в кулак. – Такая красивая, созревшая, совсем уже женщина! А ты знаешь для чего они нужны? – После чего, его руки начали подниматься под её платье, выше колен. Острая головная боль его остановила. Испытав сильную горечь во рту, он выдавил. – Принеси мне воды.

Она удалилась. Он встал. Комната завертелась. Двигаясь медленно шаткой походкой, упал на пол, не способный снова встать. Увидел, как девочка подошла и смотрит на него. – Дай пить, чёртова девка! – выдавил он разглядев, что у неё нет чаши.

Постояв немного, Кира одела свою лучшую одежду. Взяла спрятанные тёткины деньги и ушла, лишь обернулась посмотреть на судорожное мертвенно-бледное тело, изо рта которого шла пена. С тех минувших дней, она больше не видела сестру своей матери, единственную, кто остался её семьёй.

После того, как закончились деньги, Кире пришлось воровать. Яды остались в недалёком прошлом. Через некоторое время она поняла, что красива и решила этим воспользоваться. Потратила скопившуюся сумму на откровенный наряд. Одев его ночью, вышла на улицу, встала возле мощёной дороги недалеко от таверны. Ждала не больше нескольких минут. К ней подошёл тучный купец. – Хочешь провести время, незабываемо? – спросила она и не дождавшись ответа, взяв его за руку увела в тёмный проулок. Резко обернувшись, всадила в его дебелое тело стилет, вытащив лезвие забрала кошелёк с деньгами. Купец не дышал, вознагражденный быстрой смертью. Кира повернулась, увидев, что ей преградил дорогу мужчина в дешёвом плаще с опущенным капюшоном и чёрной щетиной на лице. – Неплохо! – сказал он аплодируя. – Только теперь, тебя будут здесь искать! Возможно, пока ты стояла в этом нарядном платье, кто-то, например как я, увидев узнает, опишет тебя страже.

– Кто узнает меня, если ты будешь мёртв? – сказала Кира, всем телом приложившись в удар ножом, целясь в его сердце. Незнакомец, немного отшагнув, не обратил внимание на её выпад. Девушка, промазав, упала сбив колени. Поднявшись, напрасно повторила свою попытку. Незнакомец схватил её за запястье, отобрав нож оттолкнул.

– Скорость хорошая! – сказал он. – Несомненно, талант есть – навыков нет. Хотя впрочем, их можно приобрести! – произнёс он, как бы уговаривая себя. – Я сделаю исключение… точно! Отблагодарю тебя за то, что ты убрала, так сказать, моего клиента. Я обучу тебя, только при одном условии. Первое, ты будешь во всём непреклонно меня слушаться. Второе, если нарушишь первое, я тебя убью! Согласна?

Шли годы, и Кира приобрела неоценимый опыт в наёмном ремесле. Через семь лет, её учителя убили в доме менестреля, как оказалось, это была ловушка. Кире пришлось заниматься заказами одной. Она стала лучшей в своём ремесле, и ей пригодились знания из детства. Яды были самым лёгким из её набора способов устранения. Со временем она стала всё чаще пользоваться ими.

Однажды, через третье лицо, с ней связался неизвестный и дал контракт на устранение Прославленного генерала Севера. После выполненной работы, клиент связался с ней ещё раз, и попросил встречи. После долгих раздумий она согласилась. Это был сам император Регнарда, Немидас. После разговора с ним, она уже не была высокооплачиваемым наёмником. Теперь Кира состояла в личной гвардии императора. Имела звание и почёт, а главное – могла получать удовольствие, без риска для жизни.


Глава 6. Покаяние суждений

На заднем дворе усадьбы, среди редких деревьев стояли колонны со статуями, на клумбах цвели цинерарии и виолы. На газоне полукругом стояли наспех сколоченные деревянные столы и скамьи. За ними возвышались восемь фамильных знамён и один в центре с большим изображением горящего зелёного древа на закате.

Молодой виконт, открыл окно своей комнаты на втором этаже.

– Уже много братьев прибыло?

– Да, но ещё не все, – сказал Гемион, сидящему за столом Перфаеру. – Итак, на чём мы остановились?

– «Старому другу ордена…», – произнёс Перфаер.

– Продолжай: «и моему дорогому дяде, с неоценимым почтением ваших заслуг». Подпись – Великий Магистр… и тому подобное, дальше ты знаешь. Отдашь письмо после таинства, надёжному гонцу с быстрой лошадью, – сказал Гемион. – Отправишь его в Инийцскую империю. Надеюсь, граф, незамедлительно даст свой ответ, – закончил Гемион, выйдя из комнаты.

Поставив печать, Перфаер убрал её в закрытую коробочку. Немного подув на письмо, свернул. Поднялся со стула и последовал за великим магистром.

Спустился Перфаер, когда все собравшиеся занимали свои места. Он сел по левую руку от магистра. Когда все сели воцарилась замораживающая тишина. Все смотрели на великого магистра. Гемион поднялся со своего места.

– Много веков назад было понимание, коему мы следуем по сей день, празднуя и воспевая память павших побратимов. Напомню для тех, кто недавно среди нас. «Содеянное благое дело для одного человека – стоит похвалы, содеянное же для целого народа – бесценно». Запомните братья, это чувство! Пусть оно греет ваши сердца в скверные дни! Потому что, орден был основан, чтобы бороться с сильными, ради множества слабых; ради великих идеалов и несправедливости! Как корни махагони хранят свою силу, так и мы храним в своей памяти павших!

Подняв кубок с синей жидкостью, сделал глоток. Все последовали его примеру.

– Эта победа далась нелегко! Десятки инийцских воинов, стоят одного рыцаря Махагона, – под одобрение кивков, поставив кубок продолжил.

– Император, ценит нас! Его личным приказом, орден Махагон восстановлен в совете нашей Великой Империи Регнард. Да возвеличится, Махагон! Да возвеличится Махагон! – повторили в один голос присутствующие, вызвав всеобщее ликование.

Под шум и радостные возгласы великий магистр занял своё место. Закончив с официальным, Гемион снова почувствовал себя собой. Не тем, кто отдаёт приказы, а как когда-то десять лет назад, обычным рыцарем. Сыном, который отчаянно верил в непогрешимость своего отчима, тогдашнего великого магистра.

Веселясь и общаясь, рыцари приступили к яствам, искусно приготовленным специально для этого вечера. Гемион обратился к сидящему напротив него рыцарю.

– Как твой брат? – уже сменившимся неофициальным тоном, скорее лёгким и доброжелательным спросил магистр.

– Уже поправляется, он очень сильный. Его даже в детстве не брали никакие болезни.

– Передай ему, что я восхищаюсь им! Такие, как твой брат, редкость, готовые пожертвовать своей жизнью ради своего побратима. Мне посчастливилось быть свидетелем того, как он закрывал собой тебя, предугадывая нападения. Передай ему, что мы ждём его выздоровления!

Через некоторое время, магистр наклонился к Перфаеру. – Начни отбор наёмников, нам понадобиться новый прилив сил. Намечается событие, к которому нужно подготовиться.

– Требования те же?

– Нет, на этот раз будь мягче в отборе. Главное, чтобы они в равной степени владели мечом и луком. Остальному, как обычно, обучим. В этот раз никакой спешки. У нас есть три месяца, чтобы выступить.

– Будет исполнено, – сказал Перфаер.

* * *

Финиган передвигался потихоньку, приоткрывая изредка прищуренные глаза. Нащупывая ладонью стену, шёл медленно вдоль небольшого коридора. Ступив на лестницу пожалел, что не остался спать. Каждая ступенька отдавалась дикой, разрывающей мозг, болью. Подошёл к стойке таверны. Никого из вчерашних посетителей уже не было.

– Что за пойло, ты вчера мне наливал? – обратился он к хозяину.

– Вчера? – сказал полный мужчина, вытирая стол. – Помниться, ты говорил по-другому: «этот напиток богов… для всех от нашего друга Чареса… он за всех заплатит! Я не лгу, я же священник». А дальше, ты в драку чуть не полез, когда пекарь сказал, что ты не похож на священника.

– Не помню такого. Голова болит, невыносимо!

– Глупо было бы, ты столько выпил, что у любого голова бы болела! – сказал хозяин, доставая маленький бочонок. Перемешав содержимое с чем-то, налил ему и подал. – Выпей, это дрянь ещё та, но боль пройдёт.

Финиган выпил напиток зажав нос, ещё бы чуть-чуть и напиток бы вышел назад. Походив из стороны в сторону, успокоил бурчащий желудок. Немного погодя стало легче. Поднявшись к себе в комнату, первым делом переоделся, сменив вчерашнюю одежду, в которой провёл всю ночь. Зашёл в комнату друга. Вар сидел и читал.

– История времён, извечно твоя история! – сказал он другу.

– Здесь много интересного, – сказал Вар, – ошибки, на которых стоит учиться!

– Мы живём в настоящем, друг мой, не в истории!

– Ты говоришь как дочь вождя, – сказал Вар, отрываясь от книги. – Она тоже живёт настоящим.

– И как прогулка с юной красоткой?

– Неплохо! Я дочитаю и расскажу тебе всё в подробностях.

– Буду рад послушать!

Не став ему мешать, Финиган спустился и вышел на свежий воздух. Выйдя из таверны «пришлых», он ожидал увидеть приставленных эринов, но их он так и не заметил. Уже был полдень, когда он отправился на площадь с торговыми палатками. Людей было немного, в основном все занимались своей работой, не обращая на него внимание.

– Эй, священник… Ну, ты как? – добродушно спросил неизвестный ему человек, выйдя из-за прилавка пекарни.

– Нормально, только ничего не помню.

– Повеселил ты нас вчера! – сказал пекарь, похлопав его по плечу, – Вот, держи, только что испёк. Небось весь день проспал, а поесть ещё не поел.

Вкусное угощение Финиган съел сразу, продвигаясь к рыночной площади, не такого маленького, как он представлял, поселения.

Стоя у прилавка с накидками, его внимание привлекла красивая рыжеволосая девушка, которая выбирала ткань. Подойдя ближе, он начал с ней разговор.

– Неужели, такое нежное создание будет утруждать себя изготовлением и пошивом?

Она повернула голову и обратила на него внимание. – А…! Вы священник, который вчера в таверне убеждал всех, что мой отец самый лучший. Наслышана! Как удачно, что мы с вами встретились! Мне хотелось бы с вами поговорить, – сказала Элфия. – Может, пройдём в более уединённое место?

Пока они шли через рыночную площадь, Финиган корил себя. – Уже третий десяток, а ты не меняешься! – повторял он про себя снова и снова. Свернув на широкую улицу вышли на аллею, идя по тропинке молча.

– Так о чём вы хотели со мной поговорить? – спросил Финиган.

– Не знаю даже с чего начать… – сказала Элфия, немного растерявшись.

– Скажу вам честно, из меня всегда был плохой священник. Но я умею слушать и давать советы. Попробуйте начать с главного.

– Хорошо, у меня раньше были два брата, которых я потеряла, – начала Элфия. – Они были для меня всем. Я всегда могла на них положиться. Теперь же, я осталась одна.

– Что с ними случилось?

– Почти четыре года назад, зимой, когда мой старший брат подходил к дому, из кустов на него накинулся барс. Дикое животное было не из наших мест, а зима была лютая. Барс попытался утащить его в лес. Увидев, отец схватил свой меч. Барса он заколол, но брат уже был мёртв. Можно сказать, это был несчастный случай.

– Сожалею… Вы говорили у вас было двое братьев?

– Да, младший брат через два года ушёл из поселения, после ссоры с отцом.

– Это тяжело, потерять родных братьев. Но найдутся друзья, с которыми можно поделиться.

– В этом и есть моя проблема, – на её лице показались слезы. Повысив голос, она переступила через себя, наконец, это сказав. – Я совершила грех, и никто мне не смог помочь. Мне тяжело, я злюсь на себя и на всех!

– Раньше, ты полагалась на братьев. Теперь их не стало, и ты чувствуешь, что никому не нужна!? Вспомни, тебя кто-то пытался отговорить?

– Да, моя подруга Дария.

– А почему, ты не прислушалась к её совету?

– Я была зла на Алима из-за того, что он пришёл к отцу… прежде, чем поговорить со мной. Мы дружили, но я не испытывала к нему тех чувств, которые он испытывал ко мне. Уверена, если бы не мои слова, то Алим был бы жив. Из-за моего безрассудного поступка, он погиб! – её лицо мокрое от слез, было словно как в детстве у провинившегося дитя.

– На всё есть, время и случай! Ты не могла знать, что будет нападение и не могла знать, что его убьют. Он был хорошим человеком?

– Да! – сказала Элфия, пытаясь успокоиться. – Он и вправду любил меня, хоть его чувства и не были взаимны. Он не заслужил смерти!

– Совесть – это дар, который помогает! Она говорит, что плохо, а что нет! Прислушайся к ней, что она тебе подсказывает?

– Рассказать отцу правду, – с грустью в голосе сказала Элфия.

– Расскажи, в память о нём. И я обещаю, тебе станет легче!

– Спасибо тебе большое! Я не считаю, что ты плохой священник, – проговорила Элфия. – Ты, выбрал верно своё призвание! У тебя получается весьма неплохо!

Попрощавшись, Элфия ушла. Недолго думая, она поняла, по-другому не может быть. Этот груз будет со мной всегда. Но возможно он прав, и рассказав отцу, мне станет легче. Этот день уже подходил к своему концу.

* * *

Дышать очень больно, повязка мешает. Снова мучают сны событий последних дней. Как много раненых. Жуткие, ужасные ожоги. Я не могу, не могу на них смотреть.

– Эй ты! Найди всех, кто способен лечить. Любых, слышишь. Любых, кто понимает во врачевании.

– Лекарей, двое!

– Только двое? Они не справятся!

Обречённые на смерть воины! Сколько выжило?

Мне пришлось отдать приказ к отступлению, по-другому никак.

– Везите осторожней!

«О небеса, как же ужасно на них смотреть!» Что-то влажное промочило губы, прервав и снова вернув в забытье.

– Знаю, что нас преследуют, знаю, но я не могу бросить раненых.

– По нашим следам идут, те самые, рыцари ордена. Они уничтожат нас!

– Пойдём вдоль реки, ища мелководье. Перейдём реку, а там, через день пути граница и дом.

Они рядом, но не нападают, почему? Хоть бы успеть перейти. Наконец добрались, вот уже мелководье, не оборачивайся, нет. Обернулся, заметил рыцарей.

– Левый, правый фланг, прикрывайте раненых, отходите. Остальные, кто готов пожертвовать собой, за мной!

Виновен, я повёл их на смерть. Моя вина! Как же нам тяжело, это немыслимо! Не зная боли, враги берут нас в окружение. Среди них воины, сражающиеся как берсерки, не зная жалости.

Озноб. Смерть, что собирает свой урожай. Какой же сильный бьёт озноб, холодно. Сжимая двумя руками меч, держаться из последних сил, последняя защита – меч. Боль, сильная боль в плече. Эта стрела? Даже не почувствовал! Кто и когда её послал? Приближается воин, парирую его удар и наношу ответный. Упал, враг упал.

Снова атака, скрестил свой меч с воином в чёрном. Башлык скрывает лицо, я не вижу его глаз. Его скорость не человеческая. Ставлю блок, ухожу от его атаки. Не может быть… Это невозможно! Уход. Удар. Боль. Боль в груди. Я на земле. Почему вокруг вода? Нужно подняться.

– Встать! – мысленный приказ подняться. Атака, укол, внутри меня его ятаган. – Кто ты? Толчок… рука разжала меч… нет-нет. Боль в груди, плеск в ушах, упал, я упал. В глазах темно, мутно. Мысли о смерти. Несёт не быстрое течение. Я не хочу умереть в воде! – Барахтайся! Должен, смогу! Песок, наконец-то песок, земля. Выполз на берег. Теперь можно? Теперь можно, умереть!

В этот раз из забытья, его пробудило тихое пение девушки:

День за днём, небо о нём —
плача, пела, люблю;
Смерть пришла, урожай собрала —
в далёкие, те времена;
Имя имея, сердцу не веря —
носила его у груди;
Смерть пришла, урожай собрала —
в несбыточные времена.

Услышав, что он шевелится она перестала. – Красиво поёшь! Продолжай, – выдавил хрипло Цурин.

– Не для тебя моя песня! – сказал девушка и вышла из дома.

Его поглотили мысли, что же стало с его людьми? Удалось ли кому-то выбраться из окружения?

– Нет, их всех ждала смерть, я в этом уверен, – проговорил он. – В такой силе, нет сомнения!

Сон, в этот раз крепкий, поглотил давая разуму отдохнуть от пережитых событий, даря возможность собрать осколки его жизни. Мыслям тоже нужен был покой и этот дар, им был принят легко.

Проснулся Цурин от яркого луча солнца, ослепившего глаза. В доме никого не было. Сколько рассветов прошло с ранения было неизвестно, одно ясно точно, не мало. Потихоньку ругаясь на свою беспомощность, сел на кровать, подождал придёт ли кто. Сделав усилие поднялся на ноги. Сильно качнуло в сторону. Чуть не упав, остался стоять крепко держась за стену, что плыла никак не приходя в нормальное состояние.

Кто мне помог, и где я? – осмотревшись, подумал Цурин. Во сне была красивая девушка, которая заботилась обо мне. Ещё старик, который подобрал, если конечно это был не сон. Держась за стену направился к двери, дойдя, взявшись за ручку, потянул на себя. Прищурившись увидел, что стоит рядом с пристройкой без одной стены, похожей на сарай. Взяв палку лежащую на завалинке, пошёл к плохо сколоченной ограде, к калитке. Залаял пёс. От неожиданности он чуть не упал. Обернулся. Пёс сидел на привязи. Подойдя к калитке, Цурин увидел косые редко стоящие дома.

– Тебе ещё нельзя ходить, могут разойтись швы! – сказал, подойдя старик. На вид он повидал в этой жизни очень многое, что не хочется вспоминать.

– Знаю, но мне было не по-себе оставаться в доме, – сконфуженно добавил, – оставаться одному.

– У нас здесь живут люди, которым не понравиться присутствие инийца, – сказал спокойно старик. – Лучше от греха пойдём в дом, я помогу.

– Уже заметил, – хрипло выдавил Цурин, – что мне здесь не рады.

– Инийцы пожгли деревни, в которых жили их родные, им есть за что не любить вас. Но я не обобщаю, один человек, не должен отвечать за поступки многих.

Подходя к дому, Цурин остановился. – Я забыл поблагодарить тебя. Так что спасибо, что спас мою жалкую жизнь.

– Не обесценивай труды тех, кто старался, чтобы на свет появилась новая жизнь. Она не может быть жалкой, если только, это не речи воина, которым ты являешься.

– Вам всё известно обо мне, не вы ли спасли меня?

– Всё могло быть иначе. Если стало бы мне худо, я надеюсь, ты не был бы в стороне. Но, я говорю не об этом! Цени, что имеешь, потому что завтра у тебя и это могут отнять.

– Я запомню ваш совет! – сказал Цурин, когда старик открыл дверь дома помогая ему войти.

– А, где ваша внучка? – спросил Цурин, войдя.

– Не знаю! – сказал старик. – У неё бывает такое, уходит, потом возвращается. Думаю, сегодня вечером придёт.

– Откуда придёт? – спросил, недоумевая Цурин.

– Не знаю! – сказал старик. – Она не любит рассказывать о себе. С ней в прошлом случилась беда, а я не смог защитить.

– Простите, я задел за живое, – проговорил Цурин. – Если не хотите, не рассказывайте.

– От чего же, это не тайна. Она как два года назад потеряла юношу, которого любила и ребёнка под сердцем. Хотя сама ещё дитя. Вот такая вот, жизнь. Случился выкидыш, когда ей рассказали, что он погиб. Как-то раз я нашёл её, она сидела и плакала. Вот так вот, просто, вспоминала.

– Сожалею!

– Незачем, – ответил старик, – это всё прошлое. Давай посмотрим твои раны, их пора бы обработать. Да, и наверняка, ты проголодался.

Грусть сожаления! С этого дня, Цурин по-другому смотрел на девушку, которая вернувшись, продолжала, как ни в чём не бывало заботиться о нём.


Глава 7. Острота безмятежности

Горы, синие горы, такие величественные! С вами ничего не происходит! А мы всего лишь пыль, наблюдающая за вашим величием. Ничтожные, бесправные гости, этого огромного мира. Время пройдёт и нас не будет, а вы будете всегда, – размышлял Чарес. Здесь было его самое любимое место, где возможность подумать превращалось в покаяние перед самим собой. Даже, наши сложные решения кажутся самыми мелкими, по сравнению с горами. Чаресу предстоял сложный выбор. Он уже забыл, когда последний раз сюда приходил. С этого места у подножья озера открывался восхитительный вид. В нём отражались все краски неба, прекрасная перспектива неподдельного покоя. Водные обитатели играли по озёрной глади, не имея никаких проблем. Прохладный ветер не мог охладить вскипающий гнев, что копился в нём уже давно.

– Убить гонца, это был необдуманный шаг, на что я надеялся? Избежать неизбежного! Нет, я жаждал показать свою силу императору. Доказать Немидасу, что я не пешка в его руках! Я не могу потерять её! – крикнул он и со злости подняв валун лежащий рядом, со всей силы кинул в озеро. Выдохнул; мысли улеглись; накопленный гнев покинул.

– Мой выбор не велик, либо дочь, либо поселение. Он же может сделать с ней всё что угодно. Наложница при дворе, без прав и почестей, вот что я ей уготовил, если не хуже. Ну, зачем я тогда отпустил её в Линар на праздник весеннего равноденствия? Почему я не настоял, чтобы она осталась дома, со мной? Как теперь я могу лишать её выбора, ведь сам же женился по любви. Но, долг перед людьми говорит, чтобы я защитил их от любой угрозы. Они мой народ, они доверяют мне.

Вождь вспомнил отрывок из письма, которое принес ему сын Немидаса: «Твоя дочь Чарес, должна прибыть в мой летний замок, до конца плодородного сезона. В противном случае к тебе, как моему сюзерену, будет утрачено доверие в признании Меня, своим Императором! Армия Севера, будет готова выдвинуться и сжечь всё поселение «пришлых». В живых останешься только ты, вождь, чтобы посмотреть к чему привело твоё упрямство! Твой род будет уничтожен, включая твоего сына, которого ты отослал. Такова моя воля, сие исполнить!».

В дали у края озера, на горизонте, показалась тень, напоминающая по очертаниям человека.

Чутьё подсказало быстро обернуться назад, предугадав внезапное нападение. Воин, с двуручным большим молотом, замахиваясь, был рядом. Отскочив в сторону, Чарес поднялся. Целя в лицо, бросил горсть земли. Нападающий, конечно, отступил назад, сделав только один шаг. Этого и добивался Чарес. Кинувшись на противника, не дав ему сделать замах, ударил ногой в грудь. Раздался звук метала. – Под одеждой доспех, плохо! На лице не отразилось боли, от удара противник лишь отошёл чуть назад. Нападающий, используя силу его толчка, крутанувшись вокруг себя с молотом наперевес набрал скорость, целя в вождя. Чарес припал к земле уйдя от косого удара. Быстро вскочив, начал наносить тяжёлыми руками прямые удары в голову, толкая всем весом к обрыву. Беспомощно отпустив бесполезный молот, воин схватился за вождя мёртвой хваткой, пытаясь утянуть за собой.

– Ну, уж нет! – выдавил Чарес. Пригибаясь, поднял над головой могучего воина, который весил как откормленный боров. Очень, очень тяжёлый воин! Скинув грузного жителя островов вслед за валуном, в озеро, Чарес крикнул вниз. – Я тебя не приглашал, так что, без обид! Только теперь ответом был глухой удар и почти неслышные брызги падения в мелководье.

Чарес отвлёкся, припоминая тех двоих, которые напали на гонцов, убив Алима, – одеты были также. Вытирая рукой с головы пот задумался. – Неужели они решились? Раз так, им же хуже будет!

Вождь посмотрел вдаль, где у края озёра на горизонте, была тень человека. Примечательно, что тень была очень мелкой для воина. Теперь же, на чистом горизонте не было никого. – Призрак? Дух? Кто же это мог быть? Непонятно! Помочь он помог, остальное не важно.

Немного пройдя по краю обрыва, он дошёл до места, где кроны деревьев росли вдоль склона, позволяя упереться, чтобы осторожно спуститься. Передвигаясь по осыпающемуся склону, держась за тонкий ствол ненадёжного древа, схватился за другую свесившуюся ветвь и перебрался, обхватив следующее, согнувшееся под весом его тела, дерево. Немного погодя, спустился вниз. Среди кустов двинулся к началу тропы, которая вела к берегу озера. Вышел на открытый участок. – А это ещё кто? Нападавший лежал лицом в воду. Некто знакомый, переворачивал его, осматривая бездыханное тело. Кто он такой…? Точно… священник, сопровождающий Варлеуса, сына императора. А он, что тут забыл? Вождь подошёл ближе, не помня его имени, спросил.

– Что ты делаешь?

– Проверяю, жив ли… Кажется, ещё да. А здесь высоко! – сказал недавно прибывший.

– Жаль. Придётся убить! – произнёс вождь задумчиво.

– Незачем, он не оклемается. При падении с такой высоты не выживают. Финиган поднял глаза на вождя. – Я так понимаю, вы не по своей прихоти скинули его?

– Нет, конечно! Нет…, если я что-то делаю, значит это имеет основание.

– Тогда, сделаю предположение, что на вас напали, я прав?

– Ещё скажи, что это не ты был на той стороне и дал мне знать, что он сзади.

– Нет! Это точно не я! – сказал, качая головой священник. – Я подошёл только что. Ваша дочь сказала: «Прогуляйтесь к озеру, там дивно». Вот, воспользовался её советом. А тут летают всякие, а потом вы спускаетесь. Кстати, я так и не понял, какие обиды, если вы его не приглашали? Попросили бы вежливо, глядишь, ушёл бы своим ходом.

– Не ушёл бы. Это убийца «островных». Мои эрины, уже докладывали про их нападения на поселения «нижних», но на нас напасть, они не осмеливались. Могу лишь предположить, по его намереньям убить меня, что он не единственный и нам стоит вернуться.

В одночасье, оживившись от нерешаемой задачи, вождь поднялся и быстрым шагом направился в сторону поселения. – Ты идёшь? – спросил он Финигана.

– Не составлять же покойнику компанию! – сказал священник поднявшись.

Навстречу им шёл эрин. Поприветствовав, вождь сказал, – разыщи Синегала, пусть соберёт всех эринов, не занятых при деле. Остальным передай, пусть на всякий случай будут готовы к гостям.

Дослушав, эрин побежал в сторону поселения, не оставляя возможности даже попытаться его догнать. Сам же вождь, теперь шёл спокойным шагом.

– И куда мы теперь? – спросил священник.

– Ты в таверну, а я к себе домой!

– А вот тут я не согласен! – сказал Финиган, обогнав вождя и внимательно посмотрев на его реакцию.

Приказать бы сейчас увести и запереть его, жаль только приставленных эринов нет. Поторопился! Ай, всё равно не до него! – подумал Чарес, так ничего и не сказав.

Зайдя в свой дом, переоделся. Одел легчайшую кольчугу, которую из-под одежды было почти не видно. Перекинул через плечо лук и колчан, взяв со стены свой меч, отстегнул щит.

– Серьёзно, вы собираетесь ловить второго? Ну, того, которого вы спутали со мной! – повторил Финиган, подумав, что вождь не слышит его.

– А нет никакого второго… и не было! – сказал вслух Чарес. Скорее привиделось, а может инстинкт опасности, уже не озвучив подумал про себя вождь.

Когда они вышли, его уже дожидался Синегал со словами. – Истинная наглость, прийти на нашу землю без приглашения!

– Ты знал, что их корабли поблизости? Сколько их? – спросил вождь.

– Узнал чуть раньше того, как пришёл от тебя эрин. Три корабля пришвартовались близ рифа, почти незаметное место. Один из свободных эринов увидел их и поспешил сюда. Дал знать как раз вовремя! Они ещё не успели высадиться.—

– Нам благоволит Махагони! – сказал Чарес, – не будем их томить. Пойдём, встретим наших гостей из островов.

Старый Синегал лишь улыбнулся, представляя встречу такой желанной и не по их счастью, ожидаемой.

– Объяснит мне кто-нибудь, кто это такие «островные»? – спросил Финиган.

Чуть позже они сидели в засаде у единственного места, где могли высадиться жители островов. Чарес ждал в укрытии, как и все эрины страстно ожидающие часа, чтобы проучить непомерно наглых посетителей гор.

Священник лежал в укрытии с приставленным к нему эрином. Воин, на счастье оказался разговорчивым и так красочно всё рассказывал, что можно было подумать, сейчас будет что-то невообразимое.

– Так вот, это туннельный проход. Вон, видишь в скале. Он открывает вид на море, закрытое для нас горами. У нас есть легенда на этот счёт, что Драгор одержимый пламенем извергал огонь так долго, что прожёг этот туннель на пути к морю.

– Как интересно… – сказал Финиган, – только ты мне, так и не сказал, что за «островные»?

– А, мы их называем «жители белых островов». В основном они совершают набеги только на поселения «нижних», грабят, убивают. Обычно они не осмеливаются на нас нападать. В общем тупые варвары, никакой техники и стратегии.

– Вон они! – сказал эрин, – теперь тихо. Такое ощущение, как будто последнее, было произнесено для него самого.

Первые ряды свободного строя показались, подходя всё ближе. За ними шли, ещё воины белых островов, опоясанные небольшими топорами с обеих сторон.

Чарес достал лук и вложил стрелу, как только показался новый строй островных. Все как единый организм вложили стрелы, последовав за вождём. Целя поверх щитов, выпустили град стрел. Одна за другой полетели в нежданных посетителей гор. Сотни стрел со свистом обрушились на первый ряд. С другого края укрытия эринов Синегала полетели множество стрел на второй строй. Бойня продолжалась недолго.

Так и не найдя, откуда по ним идёт стрельба, прикрываясь подобием слабых щитов, ненадёжно сколоченными из досок, варвары отступили. Стрелы эринов пробивали сквозь щиты. Выжившие стремительно бежали к своим кораблям.

– Синегал…! Проводи гостей! – выкрикнул вождь. Сам же Чарес примерно с пятьюдесятью эринами отправился в поселение.

На подходе перед ними предстал вид. Десяток связанных по рукам, голых по пояс воинов островов, бежали измазанные в грязи и подгоняемые смехом толпы.

– Эй, а это что? – спросил Чарес, первого поселенца попавшегося ему на глаза.

– Они хотели поджечь несколько домов. Вовремя мы их поймали! – выкрикнул низкорослый, продолжая догонять убегающих.

– Развяжите им руки! Может, успеют к кораблям вплавь… если ещё на рифе. До своих островов без кораблей боюсь не доплывут.

По поселению бегала ребятня играя в свои игры. – Развлечение удалось на славу! – подумал Чарес, вернувшись к тяжёлым мыслям, которые так и не покинули его. Собраться мыслями так и не вышло. Возможно из-за нападения, но впервые ему не удалось принять решение, в котором он был бы уверен. Дойдя до дома, всё же сделал сложный выбор.

Чарес смотрел в окно, как солнце уходит за горизонт, когда дочь спустилась из своей комнаты.

– Я слышала про нападение «островных»! – заговорила первой Элфия. – Всё в порядке?

– Было здорово, – сказал, задумавшись, Чарес. – Но это подождёт, у меня к тебе важный разговор!

– Да отец, я внимательно тебя слушаю.

– Прочитай пожалуйста, это послание от правителя Регнардской империи, от Немидаса.

Дочитав, Элфия задумалась. Не говоря ни слова, опустила письмо. Чарес заговорил.

– У нас есть выбор! Я не хочу отдавать тебя, этому напыщенному олуху. Мы жители гор, у нас есть ресурсы! Мы будем его ждать. С завтрашнего дня усилим стены, заложим расщелины. У меня есть немного золота. Завтра я уеду с десятком людей за наёмниками в Инийцскую империю.

– Нет… Я поеду, это моё наказание! – произнесла, спокойно Элфия. – Позволь мне рассказать тебе.

– Я не знаю, для какой цели ты ему нужна! – взволновано, произнёс Чарес. – Если бы ты была замужем за этим негодяем Алимом, возможно, ты была бы ему не нужна.

– Позволь мне всё же рассказать тебе правду! – сказала Элфия с грустью в глазах, напоминая о прошлом, что не вернуть и не исправить.

* * *

– Воистину, величественное творение человека, – произнёс Немидас, пока они шли. – Этот лабиринт, был гордостью моего отца! Я проводил много времени здесь, когда был ещё ребёнком. Каждый уголок… – император остановился. – Могу с гордостью сказать, что сумею выбраться отсюда, даже закрытыми глазами.

– Это, впечатляет! – сказала маленькая девушка, идущая рядом. – Сколько лет служу вам, ещё ни разу здесь не была.

– Знаешь, – продолжил Немидас, – отец нанимал сотни лучших мастеров всего мира. Здесь было три выхода, пришлось их увеличить до восьми. Патрулирующие стражники постоянно пропадали. Мне приходилось самому находить их. Представляешь? – император рассмеялся, – это утомляло!

– Позвольте, вы единственный, кто ориентируется зная весь маршрут?

Не может быть… неужели никто не пытался запомнить или нарисовать карту? Собеседница, что бывало редко, действительно поразилась.

– В этом то и суть, что не успевали. Каждый, запоминает только один путь, нужный для обхода территории. Небольшая хитрость: через полгода, иногда раньше, они показывают свой путь прикреплённым рекрутам. Самих же, стражников, переводят и на их место берут новых, верных рекрутов, отслуживших мне правдой не один год.

– Зная вас, предположу, что все, кто участвовал в этом искусстве, а также все чертежи и заметки были уничтожены?

– Мой отец, скажем так, проявлял излишние старание, опасаясь измены или всякого рода предательства. Так что, это достойно похвалы, превращать игру в обучение. Легкомыслия ради, лишь замечу, что моя открытость обусловлена доверием.

Погода была немного ветреной, несмотря на сильно палящее солнце.

– Предоставляю тебе выбор места, куда мы пойдём, – сказал Немидас. – Выбирай: сад, водопад или озеро?

Девушка помедлив, произнесла, – всегда хотела увидеть водопад. Свернув направо, они продолжили свою прогулку.

– Уже перестала пытаться запомнить дорогу! – произнесла девушка, изобразив растерянность.

– Боюсь, что у тебя не получиться с первого раза. Этот лабиринт простирается на несколько миль в диаметре! – усмехнулся Немидас.

– Могли бы облегчить мне задачу, сказав это раньше!

– Тогда, я не смог бы произвести на тебя впечатление, – произнёс император. – Чего только стоит эта работа. Воистину, это чудо! – сказал он, не скрывая свою гордость.

Достигнув окончания пути, император сел на резную скамейку, продолжая завороженно смотреть на грохочущий водопад. Стекая с каскада, блестящие от солнца капли, словно кристаллы, рассыпались в мелкие брызги, растворяясь в водной тиши.

– Красиво, не правда ли?

– Впечатляет! – проговорила Кира, садясь. – Вы здесь в полной безопасности!

– С тобой мне ничего не угрожает, – сказал Немидас, вложив её руку в свою ладонь. – Ты знаешь, я тебя очень ценю и дорожу твоей дружбой. По этой причине, мне нужна твоя помощь… Император отвлёкся на садящегося голубя. Девушка рядом ничего не отвечая, следила за брызгами воды.

Император продолжил, – крайне деликатное дело. Вчера мне стало известно, что мой заказ был провален. Мне нужен человек, который будет также хорош как ты, тебе известны такие люди?

– Да, – сказала, помедлив Кира. – Есть один наёмник из империи Эль-Херог, он мне должен, и сможет справиться с любой задачей.

– В этом и заключается небольшая трудность. Я уже нанимал двух профессионалов, которые теперь служат прекрасной едой для червей, – произнёс с иронией император.

Кира предложила. – Отправьте меня! Я, без промедлений, сделаю всё сама.

– Нет. Ты нужна мне здесь. Хотя, ты была бы лучшим вариантом! – разочаровано произнёс Немидас, помедлив, продолжил. – Хорошо! Цель – Варлеус. Он сейчас в поселении «пришлых». Как скоро твой человек сможет выполнить работу?

– Думаю, в течение месяца. Я отправлю почтового сокола. Он не будет знать кто заказчик, только моя просьба и цель.

– Хорошо! – сказал удовлетворённо, император. – С делами разобрались, теперь у нас есть время насладиться обществом друг друга…

* * *

И всё-таки, странные они эти «пришлые», – думал Вар, идя по широкой улице поселения с множеством невысоких, немного забавного вида, построек из камня и дерева.

А может и не такие странные… может, это мы не правильные? – подумал Вар. За проведённое время среди «пришлых», он уже успел к ним привыкнуть. Доброжелательные люди не чураясь его всегда были отзывчивы, приветствуя и рассказывая о себе. Воистину, закрытые горами от другого мира! Вар сделал открытие, продолжая идти. Чтобы пройти от одного края начинающихся домов до другого, приходилось идти, как минимум час, а то и два. Выращивая на полях всё, что им необходимо для жизни, поселение «пришлых» обеспечивало себя полностью.

Нет нуждающихся и голодных. Даже завидно! – подумал Вар, когда к нему подошёл эрин. Все эрины, включая и этого, были чем-то друг на друга похожи, – пришёл ко второму открытию, Вар.

– Вас приглашает к себе вождь! – сказал он, и не дождавшись ответа, ушёл. Когда Вар подходил к дому вождя заметил, что его встречает сам, Чарес.

Первому впечатлению доверять точно нельзя, – подумал Вар. Тогда в доме он был, что ли зажат, витая в своих думах, даже немного помрачнел после прочтения. Теперь же, это был высокий, могучий воин, которому во всём могут позавидовать другие.

Телосложением он был похож на медведя, такой же грузный и большой. Обычно, у таких людей голос неторопливый и взвешенный, так Вару показалось при первой встречи.

– Не обязательно было меня встречать! – сказал Вар, склонив перед этим голову в знак приветствия.

– Моё отношение к вам изменилось, – ответил на это Чарес, как будто куда-то спеша. В нём уже не было той присущей медлительности.

– Мы, это почувствовали ещё позавчера, когда мой друг не увидел приставленных эринов.

– Скажем так, они были приставлены, чтобы я мог подумать, что делать с вами дальше!?

– И к чему вы пришли?

– Вы свободны! Передашь устное послание своему отцу: «Я согласен, моя дочь прибудет к нему в конце плодородного сезона».

– Я не был в курсе планов отца, но я передам ему, когда прибуду домой.

– У тебя хорошие отношения с твоим отцом? – спросил вождь.

– Нет, я бы не сказал! – ответил Вар, не пытаясь избежать прямого взгляда. – Я с ним редко вижусь, так что почти не знаю его.

– Ты мог бы, когда приедет моя дочь в «золотой город», приглядеть за ней? – спросил вождь впервые неуверенно, как будто сомневался, спрашивать ли.

– С радостью! – сказал Вар, без лишних дум. – Я постараюсь помочь, чем смогу. Ещё кое-что, если вас не затруднит, нам нужны две лошади и припасы в дорогу. Мы поедем через Инийцскую империю, так будет быстрее.

– Мы дадим всё необходимое! – ответил вождь и уходя в дом, добавил, – будь настороже! У них в империи проблемы и беспорядки, в целом… присматривай за своим другом.

На следующий день, рано утром, когда начало светать, они вышли из таверны и отправились в конюшню на заднем дворе. Там стояли три лошади: серая, пегая и вороная.

– Не хочу выделяться, – сказал Вар и взял пегую.

– Шутишь? – произнёс удивлённо священник, – вороная тебе больше подойдёт.

– Не люблю чёрных! – ответил Вар, закрепляя седло подпругами.

Когда они проезжали поселение «пришлых», люди уже начали выходить из своих домов, приступая к работе.

– Я начинаю уже по ним скучать! – сказал Финиган.

– Считай, что отдохнули с запасом на будущее, – произнёс Вар и продолжил, – одно я теперь знаю точно, что пить тебе надо меньше.

– Кстати, про питьё! – воскликнул священник, похлопав по котомке рукой. – Взял немного в дорогу.

– Теперь нам точно скучно не будет… – произнёс Вар, покачав головой. – Забыл тебе вчера сказать, возможно, осенью увидим Элфию. Вождь сказал, что она приедет к императору, и просил присмотреть за ней.

– Не нравиться мне всё это! – сказал Финиган. – Предчувствие скверное!

– Не доверяй своим ощущениям, они у тебя работают плохо. Всё будет хорошо! В конце концов, что может быть с ней, она же дочь вождя, а он сюзерен императора, – произнёс Вар, сомневаясь в своих словах.

– Меня радует тот факт, что нам дали лошадей и нам не придётся идти девять дней до ближайшего поселения, я ведь старше тебя и устаю быстрее, – сказал сипло Финиган, умело держась в седле.

– Ну, здесь ты перебрал! – ответил Вар ухмыляясь, – ты старше меня всего на одиннадцать лет, а говоришь, как будто на все сорок.

– Что чувствую, то и говорю, – произнёс Финиган и продолжил, – меня не учили лучшие мастера, как тебя. Мне нелегко за тобой угнаться. Время идёт… я думаю что ты… лет так… через двадцать, точно меня поймёшь!

Всадники выехали за ворота частокола и отправили коней в галоп, среди высокогорных хребтов удаляющегося поселения «пришлых».


Глава 8. Клятва проклятого

Меж ив и кустов карагана, тропа уходила вниз. Резкие склоны яров плавно пересекались с тропой, которая то расширялась, то сужалась снова под опасными обрывами. Переведя коней в шаг, они проходили опасные участки. Клонящийся к солнцу густой лес иногда, как будто пытался столкнуть всех, кто имел счастье здесь ехать.

– Время… что есть время в нашем восприятии? – спросил друга Финиган.

– Опять, когда тебе скучно, ты начинаешь прикрывать скуку философией.

– По-моему неплохой способ убить время, – сказал священник. – Есть час, чтобы ехать, а есть чтобы перекусить!

– Теперь, ты от философии переходишь к еде. Неожиданный поворот! – усмехнувшись, ответил Вар.

– Банальность или нет, но я действительно проголодался, – проговорил священник, отпустив поводья.

Конь Финигана споткнулся. Перебрав гравий задними копытами уклонился от края обрыва.

– Осторожней! Иначе не придётся больше размышлять, да и подкрепляться тоже, – сказал Вар, – хотя… высота не маленькая, лететь долго, может, что и успеешь.

Тропа начала расширяться и они стали отдаляться от опасного перехода. Дороги, ведущие от соседних поселений, пересекались с их тропой. Всё чаще с ними встречались проезжающие торговцы с разными экзотическими товарами.

– Кажется, впереди есть поселение, – сказал, приподнявшись на стременах Варлеус. Отъехав от дороги, они увидели с невысокого, но опасного обрыва небольшое поселение «нижних». Вернувшись на дорогу, они продолжили свой путь.

– Хоть бы там было, что выпить или во всяком случае перекусить! Было бы неплохо в харчевне опробовать фаршированную пулярку. Знаешь…, такую… обильно приправленную самоанскими специями…

– Только вот не будем забывать, что мы ещё не дома.

– Надеюсь, – сказал священник, – здесь у инийцев к путникам относятся с уважением и любезностью.

– Смотри, впервые вижу такой фургон, – проговорил Вар, заметив большую разрисованную кибитку у края дороги. Когда они подъехали ближе, увидели пожилого мужчину в колпаке и яркой одежде.

– Достопочтимые господа, не проезжайте мимо! Удивительные возможности, до которых дошла наука! – начал он, с явной гордостью за свой товар.

Вар спешился и приблизился. Священник, не торопясь поступать по его примеру, оставшись на лошади, подтянул уздцы. Конь, перешагивая, стоял на месте. Забавно одетый начал расхваливать свой товар.

– Господа, как вам повезло, что вы успели увидеть меня, пока я не покинул красоты этих мест. Мой товар нужен всем и везде! Скажу честно, я нарасхват! Он прошёл к краю повозки и нажав на рычаг, не умолкая продолжил. – Алхимия… божественный дар, посланный нам с небес!

Когда рычаг сработал, деревянные бока повозки поднялись вверх, открывшись для обзора. Потенциальные покупатели увидели разнообразные колбочки и баночки перевязанные блестящими ленточками, на которых были неразборчивые надписи.

Финиган спустился с лошади и взял её под уздцы, чтобы приблизиться ближе и посмотреть, что же будет дальше.

Забавный говорил без остановки, как будто это копилось в нём уже давно.

– Достопочтимые господа, у меня есть всё, что вам нужно! Настои от подагры, эликсиры для роста волос, натирания для влюблённых сердец. Вотри в лицо любимой и она станет твоей навсегда.

Финиган засмеялся, – если я вотру ей, эту чёрную жижу в лицо, то она точно станет моей навечно. Причём не только на моем лице, эта скверна окажется на всей моей одёже. А для любимой, я уже точно буду не любимым.

Забавный, как будто этого не слышал, начал ковыряться в своём товаре ища, что же предложить покупателям.

– Так… посмотрим, что тут у нас? Это не то, это тоже, а это как сюда попало? Одна из склянок полетела вон из фургона.

– Что это было? – спросил Финиган.

– А, философский камень[4]! Бесполезная вещь, кому не предлагаю никому не нужен.

– Хорошо… вижу, вижу вас это не интересует, – сказал забавный, продолжая воскликнул. – Точно…! Вы ведь сильные молодые мужчины, воины, а воинам нужны методы точной защиты и неожиданного нападения. Поковырявшись в закромах, он достал маленький горшок с перевязанной чёрной ленточкой. – Это… дымовая эссенция. Начало всех начал эффектных исчезновений. Ими пользуются только лучшие шпионы Инийцской империи!

Разбив перед собой этот бочонок, он продемонстрировал своё чудо. Когда дым рассеялся, оказалось, что торговец стоит сзади них. – Ну что… будете брать? – спросил торговец с явной гордостью. – Отдам за пять, – увидев их растерянность, – нет… за четыре роны, за штуку.

Вар, пересчитав свои деньги, сказал, – берём две чудные дымовые эссенции, но за три!

Пользуются ли шпионы Инийцской империи этим чудом или нет, было неизвестно. Но, эти миниатюрные бочонки, были чем-то похожи на сувениры.

Путешествующие алхимики могли гордиться своим товаром.

* * *

Ночь была хороша. В воздухе стоял аромат нагнетающего удушья. С лоджии, обдувая прозрачную завесу, тихонько потянуло прохладой ночного ветра. Гемион лежал с открытыми глазами на освежающих атласных простынях, наполовину прикрытый лёгким покрывалом. Рядом с ним свернулась хрупкая, полуобнажённая нимфа.

Дева ночи[5], всегда берет себе имя, которое вряд ли ей подойдёт в жизни, – думал Гемион. Она была сегодня очень даже хороша. Его мысли витали где-то, не собраны, но в них содержалась крупица истины, до которой он пытался добраться.

Слова дяди всплыли в голове. – «Будь многим, ради всех! Не бойся быть сильным, если идёшь против воли власть имеющих». До чего довели твои идеалы? Тебе самому пришлось бежать из собственной страны, чтобы укрыться от гнева старого императора! Дядя, был хорошим предводителем. Всегда вёл орден вперёд, руководствуясь верными идеалами. Отчим, был не таким! При мысли о нём, Гемион подтянул своё покрывало.

– Жалею ли я, что сделал это? Нет, никогда. Этот старый пьяница, если бы я его не остановил, уничтожил бы до конца всё, что делали многие для ордена. Если бы не древний закон о том, что власть переходит от родственника, к старшему родственнику по мужской линии. Как вообще, он мог возглавить орден?

Нимфа повернулась, открыла глаза, прильнув к нему, шёпотом на ушко произнесла.

– Выскажись, и я успокою твои мысли!

– Нет, свои мысли я оставлю при себе, – сказал Гемион.

– Тогда я помогу заснуть по-другому, – ответила Нимфа, поднимаясь и оголяя грудь.

На утро, Гемион вышел из дома ночных дев с лёгкой, удовлетворяющей усталостью. Направился в богатый квартал, в котором располагался зимний замок императора. Самого императора не было, но встреча была на высшем уровне и предполагала соблюдение связанных с ней норм.

На его присутствии настоял сам Немидас, об этом Гемион узнал, когда ему передали послание. Проведя рукой по карманам, он достал из-за пазухи письмо с высшей печатью, развернул. Пробежавшись глазами по нему ещё раз, он продолжил движение.

Выйдя с прилегающей улицы на центральную, он увидел нищенку. Прильнув к стене, она сидела с ребёнком на руках и пустой деревянной миской рядом. Пройдя мимо, Гемион вернулся, бросил серебряный атит[6] в миску. Нищенка, с благодарностью быстро убрала атит под замшелую рубаху.

Продолжив свой путь, он думал уже не о предстоящей задаче, а о бедной нищенке, которой нужно заботиться о ребёнке в этом жестоком мире. Бедняков и попрошаек хватает во всех городах империи, но она не была на них похожа, чем-то отличалась! Что-то в ней было не так? Возможно, дело было в её внешности, возможно в том, как выглядела её дочь.

Подойдя к страже охраняющей ворота огромных стен в верхний город, Гемион узнал кто она, эта нищенка. Дав им по десять медных атитов, дал распоряжения на её счёт. Ему стало легче! Теперь с чистыми собранными мыслями, дошёл до замка.

В зале советов за удлинённым столом, уже сидел посол империи Регнард. Посол был умный и не конфликтный человек, всегда сдержан, чем заслужил своё место в империи. Гемион сел рядом.

– Старый лис, уже идёт, – наклонившись, проговорил шёпотом посол.

В это время, звук шагов сменился образом старого инийцского посла, с его свитой. Заняв своё место напротив, он начал говорить высокомерно, как бы не понимая о чём идёт речь.

– Заявляю сразу! Мы не имеем ничего общего с этими варварами, которые напали на вас. Подождите…, я не закончил, – инийцский посол поднял руку, продолжая. – Нас беспокоят, посягательства на Вашу Империю. Но предупреждаю, будьте осторожны в высказываниях. Нас могут оскорбить, ваши надуманные выводы.

– Этот легионер, был подданным Инийцской империи, неправда ли? – сказал Гемион подняв лежащий на полу, доселе невидный обзору, шлем убитого солдата. Гемион положил перед послом шлем, добавив уже серьёзно. – Я был готов к тому, что вы будете отрицать. Что вы скажете на это? Не с вашей ли Империей, было подписано соглашение о мире? Не с вашим ли участием, подписывался указ о взаимопомощи?

До сих пор бесстрастное, лицо посла изменило цвет. Слушая молча, он даже не пытался что-то сказать.

– Довольно, я закончил! – Гемион резко встал. – «Плеяда пяти[7]» узнает о безрассудстве Вашей Империи.

– Нам не хотелось бы, доводить до конфликта, – уже смиренно, сказал вполголоса посол.

– Вы уже довели до конфликта, когда напали на нас!

– Мы согласны! Это, подлое преступление, грабить и нападать на беззащитных людей, – начал поднявшись, посол. – Нам, крайне прискорбно говорить о случившемся. В Империи наступили тяжёлые дни!

– Пролилась кровь невинных, погибли люди! И нам не интересно состояние вашей страны, – сказал Гемион. – Нам нужны виновные в этом подлом нападении.

– Это ваше законное право! – произнёс инийцский посол. – Дело в том, что враждебно настроенный полководец поднял четверть нашей армии, чтобы напасть на вас. Всё это было без нашего ведома! Если бы мы могли помешать… но, увы.

– То есть вы говорите, что законная императрица была настолько слаба? Или совет регентов не управляет страной, что даже легионеры им не подчиняется? Они не смогли приручить ничтожную четверть армии?

– Я повторюсь, у нас тяжёлые времена! И не вам, давать оценку действиям нашей Империи! Тем не менее, мы соседи, нам выгоднее с вами торговать, нежели воевать.

– Во многом, мы с вами согласны! – сказал, до сего момента не вмешивающийся в разговор, посол Регнарда. – Что вы можете предложить для урегулирования конфликта?

– Уверяю, мы найдём компромисс! У меня есть решение, которое расположит вашего Императора, продолжить сближение наших наций, ради общих благ и мира. Ведь для нас торговля с вашим народом крайне важна, а доверие, как вы понимаете, бесценно! В знак нашего дальнейшего союза, Инийцская Империя дарит вам земли, меж наших границ и замок принадлежащий предателю. Семью трибуна, Наша Империя передаёт в Вашу милость. Мы отдаём их на ваш суд, позволяя вам самим осудить и казнить предателей. После этого, земли отойдут Вашей Империи.

После недолгих обсуждений с послом Регнарда, Гемион поднялся. – Я представляющий Императора, принимаю ваше предложение и поддержу его, при необходимости, перед «Плеядой пяти».

* * *

Изнутри, ветхое жилище напоминало красивую картину, коих в этом доме было в достатке. Раны заживали медленно. Боль не проходила, но стала меньше. Это уже было не плохим началом к выздоровлению, – думал Цурин. Дни сменялись днями, его силы медленно возвращались к нему.

Прошло уже много времени, как он начал подниматься и напрягать, когда-то эластичные, сильные мышцы. В одно раннее утро, потихоньку выйдя на задний двор, он увидел Ариану. Одетая в холщовую сорочку, девушка пыталась безуспешно вытащить топор из бревна. Юная, совсем ещё дитя, для того, что ей уже пришлось пережить!

– Тебе нужна помощь? – спросил Цурин, подойдя к ней ближе.

– Нет, не нужна, – ответила она, прикладывая всё больше сил, чтобы вытащить топорище.

Цурин, некоторое время стоял и смотрел на её потуги. Через мгновение, она фыркнула и отошла в сторону, делая маленький круг и зачёсывая двумя руками свои кудрявые, непослушные волосы назад.

Несмотря на её запрет, он взялся за воткнутый топор. Поставив ногу на бревно, с коротким скрипом резко выдернул.

– Я же просила, не помогать! – возмутилась она.

– А я, тебя не слышал! – сказал он, ставя на бревно полено из наваленной рядом груды и занося топор. Так Цурин продолжал, пока на его лице не показался пот. Он начал сбивчиво дышать, задыхаясь.

– К тебе возвращается сила, не так быстро, как тебе хотелось? Знаешь, я думаю этого хватит, – остановила она его.

– Я знаю, что я тебе не нравлюсь, – сказал Цурин. – Но может, объяснишь, что я лично сделал тебе плохого?

Задумавшись, она не ответила ему и сменила тему. – Пойдём, я разогрею еду.

Пока они шли, она обдумала его вопрос, даже заготовила дерзкий ответ, но так ничего и не сказала. Они зашли в дом. Ариана разогрела наваристый бульон, наложила Цурину.

– Ответь пожалуйста тогда, на другой вопрос, – попросил он.

– Спрашивай.

– Ты живёшь с дедушкой, а где твои мать и отец?

– Были убиты… очень давно… во время набега несаров. Мы тогда жили далеко от этих мест. В те время я ещё была ребёнком и мне чудом удалось выжить. И после того, как ушли эти варвары, вернулись люди, которые и помогли мне разыскать дедушку. И вот с тех пор я живу здесь.

– Несары[8] – это обитатели дальних островов, их ещё раньше называли «сжигатели миров», я прав? То есть, не те варвары, нападающие на поселения «нижних»?

– Да, многие до сих пор их почитают и бояться. Но, не я… и не теперь!

– Вы живете не слишком бедно, кто твой дедушка?

– Вообще, он раньше был торговцем. Но, он рассказывал, что в детстве его бабка умела врачевать и научила его. Так что, после того как я к нему поселилась, он осел и стал местным охоалом[9]. Я осознаю, что ему не всегда было легко со мной, особенно, когда я была маленькой и только что потеряла родителей. Так как, я ответила на твой вопрос? Теперь, моя очередь задавать! – сказала Ариана. – Когда ты поправишься, куда будешь держать путь?

– Попытаюсь перейти границу империй, обратно домой в Велфар. Буду молить Бога, надеясь, что с моим легионом всё в порядке.

– Будешь служить с этими нелюдями?

– Знаешь… я и моя центурия, никогда не участвовали в зверствах, которые творили другие. Моё мнение не может повлиять на действия целой армии. Я подал бы в отставку, если бы это что-то изменило, ты веришь мне? – спросил Цурин.

– Верю! – сказала Ариана, пристально смотря в его карие глаза. – Но, это ничего не меняет. Ты пошёл с ними, чтобы жечь и убивать. Да, ты не успел принять в этом участие. Это делает тебя, по твоим словам, хорошим человеком? Но, ты также ничего и не делал, чтобы помешать им. А если бы в тех поселениях, которые ваша армия грабила, были и твои родные? Ты бы также смотрел, как их насилуют и грабят?

– Нет…, я бы увёз их далеко от этого поселения! Если бы ничего не вышло, я бы дошёл до совета регентов, чтобы помешать им.

– Это и означает, что ты не снимаешь с себя вины за сделанное или не сделанное тобой. Я тебе не судья! Но я всегда верила, что виновные заплатят за боль, причиняемую другим. К твоему сожалению, надеюсь, ты испытаешь кару.

Вошёл старик и ничего не сказав, отломил краюху от буханки хлеба лежащего на столе.

– Мне жаль… но сегодня тебе придётся уйти! – сказал старик. – Я услышал разговор местного ловчего, он видел тебя во дворе. Скорее всего, они придут ночью, чтобы застать врасплох. Если они найдут тебя, нас ожидает ужасная смерть.

Цурин выслушал молча это известие, понимая насколько старик прав.

– Мне нужно с тобой поговорить наедине, – сказал старик Цурину. Настойчиво взглянул на Ариану, сказав ласково, – выйди.

После того, как девушка вышла, старик заговорил. – Мне необходимо знать, сможешь ли ты позаботиться о себе и добраться до другого пристанища. Ты ещё не здоров и тебе будет тяжело перенести долгою дорогу.

– Смогу, если будет благоволить удача. Я оставлю немного денег вам в благодарность, за то что спасли меня. Простите, что не могу дать больше, но это всё, что было при мне, а оставшихся мне хватит, чтобы перейти границу.

– Нам не нужны деньги. Судя по знаку отличия, который был у тебя, ты не бедный человек. Ты находишься в звании первого центуриона… первый пилуса, я не ошибаюсь?

– Это, правда! – сказал Цурин. Этот тон старика, чем-то обеспокоил его и насторожил.

– За помощь, я попрошу тебя вернуться! Если со мной что-то случиться, ты будешь должен, забрать с собой Ариану. Пойми, я старый человек и меня страшит то время, когда меня не станет. Что будет с ней? Ей придётся, выйти за какого-нибудь крестьянина, ради того, чтобы выживать дальше… Нет, она ещё слишком юна, несмотря на то, что ей уже пришлось пережить. Я прошу тебя принести мне клятву «проклятого»! Такова цена моей помощи, – сказал старик. – Ты готов будешь заплатить этой мерой, дав клятву? Исполнить в час, когда я потребую долг?

Клятва «проклятого», была самой нелёгкой из клятв, которую мог дать человек. Её мог дать только обречённый на смерть, прося оставить ему жизнь. Нарушить клятву, значит умереть в муках, кроме того, обречь на страдания всех потомков своего рода.

Надпись на вывесках многих приходов гласила: Лучше прими смерть с честью, нежели приносить «клятву Зурана». Вы подумаете, это пустые запугивания, чтобы обязать человека давшего обет. Но… нет! Это единственная клятва, которая убивает! Не однократный случай показал, что давший человек, не исполнив, погибал страдая. А за ним умирали все близкие, его потомки, до тех пор, пока один из них не уплатит долг проклятого.

В воздухе повисла напряжённая тишина. Цурин думал недолго. Он спас мою жизнь, я должен ему жизнь! Ответил. – Хорошо, я клянусь «клятвой Зурана»! Я, выполню обещанное, когда придёт срок оплаты!

– Не забудь…, такова цена! А теперь собирайся, тебе пора уходить. Я справлю всё необходимое в дорогу. Подумай заранее, где ты остановишься и куда будешь держать путь! – сказал старик.


Глава 9. Финал отчаянья

Выращенные в грязи дети, играли на улице в оживлённую игру. Один из мальчишек отделившись от ватаги, побежал навстречу путникам.

– Господин, подайте грон! Нам с папенькой и маменькой нечего кушать, – заумолял он, вытягивая перепачканные ручонки.

Не слезая с лошади, Финиган спросил, – покажи, где харчевня?

Мальчик вытянул руку, указывая на деревянный небольшой дом с соломенной крышей.

– Держи! – сказал Вар и протянул целый рон. Мальчик, не веря попробовал его на зуб и с благодарностью побежал играть дальше.

– Скажем так, – проговорил Финиган, – щедрость, как всегда у тебя на первом месте.

– Мне думается, что здесь люди не живут, а выживают.

– Не перестаю надеяться, что в харчевне хоть что-то есть съестное.

Спустившись с лошадей друзья наступили в увязающую грязь, испачкав чистые штаны почти до колен.

– Ещё лучше! Теперь мало того, что я голоден, мне ещё придётся искать мыльню.

– Я слышал про одного ловкача, – сказал Вар, – так он грязью лечить начал. Может эта тоже лечебная!?

Они завели лошадей в пристройку, слабо напоминающую конюшню.

– По-моему, я слышал об этом случае, – сказал Финиган. – Это, не к нему тогда приехал сенатор с язвами?

– Да, к нему! – подтвердил Вар, – но я подробностей не знаю.

– За то, я знаю. Лечил он лечил, а человеку всё хуже. Ну он и говорит: «У вас степень тяжёлая». Давай спирать, что… мол сам виноват, затянул с лечением. Что грязь хороша, вот только проблема, именно ему она ну никак не помогает. В общем, опустил этот умелец руки. Но самое интересное… он не знал, что это был сенатор.

– И что было дальше? – спросил Вар, когда они шли к харчевне.

– А то, что оказалось сенатор не умеет прощать. Как ты догадываешься, опечалившись, повесил бедного умельца вниз головой. Я об этом узнал, когда слушал покаяние верзилы, который петлю накидывал. Его действительно, это мучило.

– Так что не дано нам узнать, лечил он или калечил! – подвёл итог, Вар.

Финиган потянул за дверь, которая со скрипом открыла тёмное помещение в харчевне. Пройдя, они сели за деревянный стол и позвали хозяина.

К ним подошёл хозяин крепкого телосложения. – Что надо? – произнёс он неучтиво.

– Мы здесь сделали остановку, чтобы отведать яств ваших мест, а не слушать грубости! – сказал священник.

– А деньги то есть? – спросил хозяин, переплетая руки на груди.

Вар отстегнул кошелёк, висевший у него на поясе. – Есть! – сказал он, трясся перед глазами у хозяина. Услышав звон монет, тот немедля изменился в лице.

– Что подать? – спросил он смягчившимся, уже непринуждённым голосом.

Когда хозяин ушёл, в харчевню зашли четверо мужчин и сели за стол у выхода, громко общаясь.

– И что было дальше? – спросил один из них.

– Плохо мне было, ну я и пошёл к нему, – сказал тот, что по-видимому вёл рассказ. – Ну этот, как жеж его… алхимик, дал мне значит бутылёк и сказал, что поможет.

– Ну… и что было дальше? – спросил другой.

– А ничего не было…

– Да ладно! Хватит заливать, рассказывай как есть.

– Значит, прихожу к ней, а она мол – люблю! Прости что выгнала. Ну, я думаю, действует! Решил закрепить эффект. Зашли мы значит в дом. Я говорю: у меня, мол, сюрприз для тебя, закрой глаза. Ну она закрыла, а я ей начал по лицу мазать эту мерзость.

– И что? – спросил ещё раз, один из них.

– А ничего… выгнала она меня.

– Ну, это мы знаем, – сказал другой, хлопнув по плечу собеседника, – а, с ней то что?

– Ничего хорошего, мерзость эта… не отмывается. Говорит, натворил вот и решай, а до этого не пущу.

– А ты значит, пошёл решать? – произнёс один из них.

– Ну, само собой! Прихожу я к этому шарлатану, говорю: так, мол и так. А он мне говорит: «Ничего, сотрётся через месяц…, а может через год». Ну, я и схватил его за грудки, а он вывернулся и бежать. Хорошо рядом был стог, ну я вилы хвать и за ним.

– Это мы знаем, – сказал один из них.

– Об этом знают все, как он от тебя драпал!

Хозяин харчевни принёс две миски наваристой каши и нарезанный хлеб, а после поставил две чаши с пивом. Зная общающихся, поприветствовал и удалился в заднюю комнату, чтобы подать им, как обычно.

Когда друзья покончили с едой и морщась выпили немного пива, к ним подошёл хозяин. Вар расплатился, передав ему восемь грон, даже переплатил за столь неаппетитную еду.

– Сколько ещё до города? – спросил Финиган.

– Шесть часов пути! – сказал хозяин, пересчитывая монеты. – Если у вас есть, ещё лошади!

Их этот ответ насторожил не по тону, а потому как был уверен в этом хозяин харчевни. Быстро выйдя на улицу направились к тому месту, где оставили лошадей.

– И, где они? – спросил священник, подойдя к пустой пристройке напоминающую конюшню.

– Пойдём искать. Может кто-нибудь видел, куда их увели? – сказал Вар.

Местные жители сторонились и не отвечали на вопросы. Так они шли по грязной улице, пока не увидели, как человек маленького роста заводит лошадей за частокол.

– Эй, это наши лошади! – крикнул, подбежав к нему Варлеус.

Незнакомец обернулся. – Здесь нет ничего вашего, – сказал он.

Из дома вышел небольшого роста с чёрной бородой и кривым лицом, по-видимому, главный. За ним шла троица сильных с виду, костоломов.

– Какие-то проблемы? – спросил кривой, обращаясь к грабителю.

– Нет, всё в порядке. Я, привёл ваших лошадей, – сказал, подойдя ближе к кривому, грабитель. – Они просто ошиблись! Говорят, мол, это их лошади.

– Мы не только говорим, мы можем доказать! – сказал священник, выйдя вперёд.

– А доказательства, нам не нужны! – проговорил кривой. – Теперь это мои лошади, потому что они на моей земле.

Троица, стоявшая за ним, приблизилась к Финигану стоящему впереди.

Один из них взял священника за грудки. Подняв, бросил на землю.

Варлеус, оценивающе, кинулся к своей лошади, вытащил из котомки купленный бочонок и бросил под ноги кривому. Бочонок разбился о землю, но ничего не произошло.

– Ну и что? – спросил кривой. – Если ты целился в меня, то ты промазал! – сказал он приближаясь.

Как только он подошёл ближе, Вар ударил его головой в переносицу. Кривой опустив голову, схватился руками за нос. Достав второй бочонок, Вар бросил его в голову того, кто уже бил ногами упавшего священника. Ударившись о его голову, бочонок разбился и их заволокло дымом. Вар смог увидеть, как бедняга упал. Переключившись на главного, который уже выпрямился, Вар нанёс удар, целясь в голову. Не попав, получил ответный в лицо. Подставив ногу толкнул кривого и когда он упал, нанёс град ударов по его голове. Поняв, что он без сознания, Варлеус бросил его. Взяв под уздцы двух лошадей, направился к толпе задыхающихся и выбегающих из дыма.

Священник лежал, когда бьющие его оказались в дыму. Один из них свалился на него. Финиган, выбравшись перевернулся, встав на колени пополз подальше от них. Уткнувшись головой в ногу одного из стоящих, ударил со всей мощи рукой по его колену. Очистив себе путь, Финиган продолжил выбираться из окутавшего дыма. Задыхающиеся ничего не видели вокруг себя.

Вар увидев, как ползком выползает священник, помог ему подняться и забраться на лошадь. В этот момент они увидели, как похититель лошадей, бежит с подкреплением со двора дома. Быстро взобравшись и пришпорив коня, Вар прикрикнул.

– Нам здесь не рады Финиган, поедем отсюда!

Галопом, две лошади выехали за ворота. Подбежавшие костоломы, целясь, бросали в них камнями. Пригибаясь за лошадьми и не останавливаясь, друзья покинули «доброжелательное» поселение инийцев.

* * *

После обеда, Гемион сидел в большой комнате своего дома на мягком диване и делал заметки. Рядом находился стол, на нём лежали стопки бумаг. Перфаер зашёл в комнату и молча стоял не произнося ни слова. Магистр опустил своё перо и подняв глаза обратил на него своё внимание.

– Её привели! – сказал Перфаер. – Ей, подождать?

– Нет! Пригласи нашу гостью, пусть зайдёт.

Перфаер вышел в проем и позвал её. Через мгновение он вернулся, за ним шла молодая женщина в замшелой рубашке с опущенной головой. За руку она держала маленького ребёнка, девочку.

– С тобой хорошо обращались, пока везли ко мне? – спросил, поднявшись и отложив документ, Гемион.

Не поднимая головы и опущенных глаз, она не громко произнесла, – Да, господин.

– Хорошо, как тебя зовут? – спросил он, – смотри на меня, пожалуйста.

– Ианта! – ели слышно произнесла она, со страхом поднимая голову и избегая его взгляда.

– У тебя красивые глаза, – сказал он. – Не бойся! Тебе и твоему ребёнку, здесь ничего не угрожает.

Не переводя взгляда, Гемион обратился к Перфаеру, – Позаботься, чтобы нашу гостью переодели во что-нибудь получше. А это, после… сожги! – сказал он, взяв пальцами край её одёжи. – А пока, проводи в гостевую, – отвернувшись и возвращаясь к столу, продолжил. – Чуть не забыл, для ребёнка найди няню и не забудь накормить их, до ужина ещё далеко.

Когда Перфаер увёл их наверх показывать выделенную комнату, Гемион вернулся к документу. Поработав ещё полчаса, он поднялся и вышел на задний двор усадьбы.

Там, где когда-то размещались столы, теперь стояли деревянные механические фигуры в форме людей, при правильном ударе они опускались. Вдалеке, на привязанной верёвке к двум деревьям, висели старые кожаные доспехи. Спрятавшиеся за деревьями рыцари, тянули верёвки двигая цели лучников. Более пятидесяти наёмников показывали свои умения. Гемион подошёл к командиру, приставленному им для отбора.

– Как они себя показали? – спросил магистр.

Скрестив ладони к себе, командир поприветствовал его. – Неплохо! Большинство конечно бездари, но десяток из каждой полусотни набираем.

Один из наёмников ругаясь наносил удары мечом по мишени, но никак не мог сбить. Гемион отойдя от командира, подошёл ближе.

– Дай мне свой меч! – сказал он наёмнику. Тот протянул свой меч, не сказав ни слова. Гемион в полуобороте быстро нанёс удары кончиком меча в сердце, голову и с разворота в шею мишени, только тогда она опустилась. Гемион протянул ему меч, возвращая добавил. – Запомни, только комплекс точных ударов поможет обездвижить цель. В противном случае, ты ранишь его и отвлечёшься на другого, думая что покончил с ним. Неприятель же поднимется и нападёт на тебя со спины.

Гемион вернулся к командиру. Понаблюдав за этим наёмником, сказал.

– Запиши его, в нём что-то есть. Это, какая полусотня за сегодня? – спросил он.

– Седьмая…, – припомнив, ответил командир. – Уже больше двухсот, за два дня набраны.

– В начале следующего месяца, будем выдвигаться! – сказал уверенно Гемион.

– Это правда, что император нам дарует крепость, этого инийцского предателя? – спросил командир.

– Да, баллисты с небольшими отрядами уже отправлены. Так что… скоро у ордена будет «новый дом».

Гемион постоял ещё немного, наблюдая за тренировкой и отбором. После вернулся в большую комнату, заниматься важными документами и подписывать особые. Так прошло три часа.

В комнату зашёл слуга. Гемион взглянув исподлобья, спросил. – Что ты хотел?

– Время ужина, господин! Гостья ожидает вас.

– Очень хорошо! – сказал, откладывая документ Гемион. – Позови Перфаера, пусть спуститься.

Встав, он вышел через проем в комнату с накрытым столом. Девушка, стояла около стены с картиной. При виде его она преклонилась и опустила голову. Гемион подошёл к ней ближе. Её было не узнать! Он дал бы ей лет двадцать. Кожа чистая, короткие светло-русые волосы. Одета она была в бирюзовое платье. Её янтарные глаза выделялись на фоне всего остального. Он протянул ей руку.

– Прошу, садись! – она подчинилась. Вернувшись, он занял своё место на против.

Приступив к еде, он сказал, – угощайся! Считай это, предлогом узнать тебя поближе.

Они ели, пока она не подняла свои глаза и пристально посмотрела на него.

– Вы, из жалости пригласили меня? – вырвалось у неё. – Простите… – сказала она, осознав, что произнесла это вслух.

– Ничего, – сказал Гемион. – Я хотел узнать твою историю. Почему ты оказалась на улице, в таком положении? Ведь ты, ещё молода и можешь зарабатывать другим путём.

– Единственный путь для меня найти работу, это продавать своё тело, а меня это не устраивает!

– Почему, это единственный путь? – спросил удивлённо Гемион. – В нашей империи много достойных профессий.

– Не для меня! – произнесла, уже смерившимся голосом, девушка. – Мы с моим мужем переехали сюда недавно. Когда мой муж погиб, мне пришлось искать работу. На торговой площади меня приняли в пекарню, платили немного, но нам хватало.

Её рассказ прервал спустившийся Перфаер, который подошёл к Гемиону.

– Извини! – сказал Гемион ей, обратившись к Перфаеру. – Разбери, пожалуйста, бумаги на столе, те что с печатью, отправь по назначению. И не забудь взять списки с именами. Когда закончишь, занесёшь. Выслушав, Перфаер лишь доброжелательно улыбнулся в её сторону и удалился.

– Прошу… продолжай! – произнёс решительно Гемион.

– Простите! – сказала она смиренно. – Мне пора укладывать дочь. Простите ещё раз, господин! Она тихонько поднялась. – Я благодарна вам за всё, но не хочу взваливать свои проблемы на вас.

– Никто и не просит тебя взваливать. Если ты мне благодарна… продолжай! Это будет достойной платой. Не поднимаясь сделал глоток вина. Чуть жёстче, добавил. – Ну же!

Вернувшись на место, опустив голову, она продолжила говорить.

– Нам хватало, пока ко мне после работы, не подошёл неизвестный богатый господин и не начал приставать. Я ударила его, после чего его охрана преследовала меня, но я смогла убежать. Потом я узнала, что это был сенатор. Мне передали, что если я ему не отдамся, не получу больше в этом городе работу. Меня, это не устроило. Я вынуждена была продать всё, что у меня было, а после побираться.

– Как его зовут… этого сенатора? – спросил небрежно Гемион.

– Волонрай! – ответила Ианта не поднимая головы.

Обдумав, Гемион сказал. – Не беспокойся, я попробую поговорить с ним. А пока, ни о чём не переживай. Считай себя гостьей в моём доме.

* * *

Конец весны. Свежие ночи, не жаркие дни, но так похожи на летние. Погода была хорошей. В этот день Кира шла по улице нижнего города, одетая в одежду, не привлекающую внимания. Несмотря на вечер, на улице ещё было много горожан, которые расходились по домам. В двадцати шагах впереди неё шёл служащий. Соблюдая расстояние, она не заметно следовала за ним.

– Не торопись принимать решения. Обдумывай. Полагайся на свои инстинкты. Чувство самосохранения – есть малое из того, чем может удивить твоя жертва, – вспомнились слова мастера. Хорошие были дни, – подумала она, – которые тоже закончились, как и всё в этом мире.

Служащий, резко свернул за угол. Она дала ему отдалиться, не спеша последовав за ним. Не останавливаясь, осмотрелась. В переулке никого не было. – Глупый способ, который редко помогает уйти, – проговорила она вслух. Почти не прилагая усилий, она с лёгкостью перебралась через преграду и оказалась на параллельной улице. Инстинктивно и не паникуя, пошла вниз к лачугам в конце переулка. Не оборачиваясь по сторонам увидела его. Служащий стучал в дверь последнего дома этой улицы. Кира прошла мимо, незаметно наблюдая, что будет дальше. Некто, оставаясь в тени, открыв дверь запустил служащего в дом.

Сосредоточие, всегда помогало очистить разум для важного. Без истинных суждений, намеренья не важны, так же как информация, без которой можно сделать поспешные выводы. Пример, когда-то печального опыта. Свернув на другую улицу, обошла дом сзади. Пригнувшись, осторожно подошла к дому. Слегка приподнявшись, заглянула в окно.

Одежда одного, немного выглядывала через проём увиденного ей коридора, показавшегося в отдалении. Второй, как оказалось, стоял рядом. Они о чём-то говорили. Пробежала мысль, – нужно услышать, о чём они говорят. Отойдя осмотрелась. Увидев открытое окно на втором этаже взобралась по отвесу. Подтянулась и проникла внутрь комнаты с серыми стенами, в которых не было ничего примечательного. Осторожно приоткрыла дверь. Пригибаясь, подошла к перилам лестницы слушая разговор.

– Всё готово, не паникуй! Он профессионал! Сделает работу, тогда и уплатим оставшееся!

– Брат, для всех мы с тобой в ссоре и нас не должны видеть вместе. Нас повесят, если до них дойдёт, что мы в сговоре!

– Никто меня не видел, я несколько раз менял направление. Ладно…, я пойду выпью за упокой, встретимся на похоронах, – с усмешкой сказал служащий.

Первый вышел. Хозяин дома, быстро закрыл за ним дверь. Некоторое время он стоял неподвижно задумавшись. Услышав шум на втором этаже вбежал по лестнице, схватился за ручку и дёрнул на себя. Увидев, что в спальне стоит незнакомая девушка, остолбенел. Почувствовав, как пол уходит из-под ног, спросил. – Ты, кто?

– Не важно! – сказала Кира, наклонив вправо голову и пристально смотря на него. – В твоей крови яд. Если хочешь жить, скажи кто цель, когда и где будет передача.

Держась за стену, он сполз на пол. – Помоги… я не чувствую ног!

– Отвечай! – сказала холодным голосом, подойдя и наклонившись над ним, Кира.

Увидев в её глазах давящую решимость почувствовал неподдельный страх. Сердцебиение усилилось. Пробежало множество мыслей ища выхода.

– Яд… яд… у неё должно быть противоядие.

– Мне, ещё рано умирать! – выдавил он. Помотав головой, закрыл глаза с надеждой на то, что когда откроет, станет легче, а главное, что её уже здесь не будет. Вдруг, сердце стало ещё сильнее биться, как будто сейчас выпрыгнет из груди. Боль в голове, нарастая, была не выносима.

– Хорошо! Я расскажу! – выдавил он с мольбой. – Дай противоядие!

– Нет, – сказала она твёрдо. – Либо ты умрёшь, унося с собой задуманное, либо скажешь.

– Ладно…, хорошо, – сделав паузу, задыхаясь, медленно продолжил.

– Всё случится через два часа. Наш отец привезёт исправленное завещание к нотариусу. Моя идея заключалась в том, что один из нас будет видеть, как умирает отец. Жребий пал на брата. После этого, наёмник отдаст ему документы, а он ему оставшуюся часть денег.

Кира смотрела пристальным леденящим кровь взглядом на покаяние умирающего.

– Пойми! Отец меня вынудил. Я уважал его, но он хочет отдать своё состояние ей. Схватив Киру слабой хваткой за запястье, заумолял. – Дай противоядие, я расскажу где пройдёт встреча!

– Зачем мне знать, где пройдёт встреча?! Твой брат сам приведёт меня туда, а я прослежу, чтобы сделка прошла на высшем уровне и удостоила всех наградой.

Кира отцепила его пальцы со своего запястья, поднялась. Достала свёрток из кармана, развернув бросила ему семена. – Не жуй, глотай. Тебе станет легче.

Он схватился из последних сил за спасение и проглотил семена. Вкус он не чувствовал. После, пришёл всепоглощающий покой. Острая боль прошла.

– Помогает, – подумал он и закрыл глаза.

Кира перешагнула через мёртвое тело. Одев перчатки из плотной ткани, стёрла яд с ручки двери. Спустилась по лестнице и покинула дом через парадный вход.

Она шла по уже опустевшей улице в сторону ближайшей таверны. Вспоминала, как навестила посредника, того самого, что принимал непосредственное участие в убийстве родителей. Тогда она узнала, что заказчик уже мёртв. Несчастный случай! Но, исполнитель был, живее всех живых. Проблема была только в том, что он был издалека. Получив плату за убийство, уехал и больше не возвращался в столицу. Узнать его имя было ещё сложнее. Но он оказался не осторожен, взявшись за это дело. До желанной свободы, мести, которую она хранила для него, оставались считанные часы.

Её выдернул из раздумий, выпивший лишнего, стражник. Увидев симпатичную девушку решил приударить. Подойдя ближе, взяв её за талию, притянул со словами. – Ты, так молода! Давай не будем тратить время впустую.

– Твои действия, настолько предсказуемы! – сказала она, вдавив остриё в пах незнакомца. Он сразу почувствовал, что что-то идёт не по его плану, убрал руки.

– Всё хорошо… я пошёл! – сказал он, слегка надломленным голосом, сторонясь её и отойдя дальше, проговорил. – Вот, стерва!

Она нагнулась, подобрала небольшой камень и оценивающе взвесила его в руке. Легонько подкинула, поймала. Как только стражник отвернулся, камень взвился, полетев в голову незнакомца. От неожиданного удара по голове он обернулся.

– Стерва, но меткая! – проговорила она ему в след. – Если, ещё услышу в свой адрес подобное, это будет не камень, а наваха.

Ничего больше не произнося и потирая шишку на голове, он молча побрёл прочь.

Кира зашла в самую ближнею к тому дому таверну, в нижнем квартале. Немного перекусив нашла глазами горе заказчика. – Неужели сегодня, я покончу со своим прошлым. Мне безразличны жадные сыновья и их отец, который воспитал выродков. Моя главная цель приехала в золотой город, первый раз за столько лет. Осталось убрать последнего человека, который лишил меня счастливого детства.

Выйдя из таверны, она последовала за служащим. Время от времени он оборачивался, смотря не следит ли кто. Он её не заметил бы, даже если бы она была в красном. Её темп ходьбы менялся. Остановившись у бедняги лишившегося ноги, бросила ему немного монет, продолжила наблюдать, не смотря на удаляющегося служащего.

Увидела, как он остановился у кирпичного здания. Перешёл на другую сторону дороги, подошёл к дому, прислонился к стене закинув ногу на ногу.

Пройдя мимо него, Кира нашла удобное место для наблюдения. Заметив узкий переулок зашла и затаилась.

Через некоторое время подъехала карета. Медленно вышел небольшого роста, седой старик с тростью. Тот самый, которого должны были убить, догадалась она, с надеждой наблюдая за представлением.

Пожилой мужчина, одетый в богатую одежду, направившись вдоль дороги к воротам, повернув голову, увидел своего сына.

– Что ты тут делаешь, лентяй? Ты должен быть на службе, на которую я тебя с таким трудом устроил! – сказал он, поднимая свою трость.

В этот момент она увидела, как к нему спокойно подходит ряженый, тот самый не приметный господин, который сидел на вознице.

– Простите, вы забыли… – сказал он, всаживая в его грудь блестящее лезвие. Забрал пакет бумаг из руки умирающего, перешёл дорогу. Отдал служащему, взяв другой пакет.

В это время, старик медленно оседал, хватаясь всеми силами за жизнь. Увы, напрасно. Улица была пуста и никого, кто бы мог помочь. Сын направился к отцу. Опустившись над ним, он что-то ему сказал. Что именно он произнёс, она не услышала. После чего, отчаявшийся старик потерял последние силы и испустил дух.

Убийца, не сбавляя темпа ходьбы, отдаляясь от совершённой сделки, шёл вдоль домов. Кира вышла из переулка, когда он был ещё сзади. Как только он оказался почти рядом с ней, она подвернула ногу и упала на землю, загородив ему проход.

– Какая я неуклюжая! Не поможете мне подняться? Боюсь, я потянула лодыжку! – сказала она, протягивая руку. Сцена была настолько театральной, что даже самый безразличный человек не прошёл бы мимо.

– Конечно, мадемуазель! – сказал он, помогая ей подняться. – Вы одни в такой поздний час? В наши неспокойные дни развелось столько негодяев, что такой милой девушке как вы не пристало быть одной.

Позволите вас проводить? Обопритесь на меня, я помогу вам дойти.

Он не почувствовал боли! Орудие, тонкое лезвие, которым он только что убил несчастного, легко прошло сквозь него. Его капли крови ещё не успели коснуться земли, когда Кира прильнула к его уху. – Это за то, что ты лишил меня детства. Ты помнишь, как убил моего отца и мою мать, хладнокровно, пока они спали?

Понимая, что происходит расплата за то, что он когда-то совершил, попытался вывернуться. Но… увы, напрасно! Тонкое, блестящее когда-то лезвие, а теперь красное от крови, вышло. Наёмник содрогнулся. Твёрдо сжимая рукоять, в хрупких девичьих руках, остриё вновь пронзило его плоть.

– Позволь, я помогу тебе присесть! – сказала она, помогая ему дойти и облокотиться на кирпичное здание.

– Значит, всё-таки есть справедливость, расплата… для таких, как я!

– Конечно! А ты думал, что я не найду тебя? – спросила холодно, Кира.

– Я вообще не думал, что меня кто-то будет искать. Знаешь… у меня раньше было правило, не оставлять никого в живых. Тебе повезло, что я тогда не зашёл в детскую. Поторопился, – выдавил он садясь.

– От чего же? – сказала она, присаживаясь рядом. – К примеру, я не торопилась! В начале нашла посредника. Оставался, вот только ты. Ну и твоя смерть, уже совсем рядом. Она вынула тонкое лезвие ножа, позволив свободно бежать потоку крови на мостовую. Кира поднялась, оставив его умирать.

– Значит Волонрай, этот жирный урод жив…! – выдавил он последние слова и умер.

– Кто жив…? – Кира вернулась, опустившись над ним стала трясти убитого. – Кто жив? – повторяла она, снова и снова.

Её мольба и попытка вернуть его в мир живых, была напрасна. Ветром уносился по кварталу её крик. Если бы в этот час стража проходила мимо, услышав её зов, даже они не смогли бы её оторвать от бездыханного тела.


Эпизод второй
Первый среди многих

Сказание грядущее…

Там лик опущен и маска снята, яви свою волю желание зла. Он предан, отвергнут, в нём жажда исполнить, покуда невинный не будет убит. Начертанный прошлый завет предавался ему, не памятны лица разрушить его одному. Я высечен в пламени древних, воспет, не забытый в веках. О, где же ты, падший, мы ждём лишь тебя, тогда лишь исполниться воля моя?


Глава 10. Вещая конец

Изменчивость этой жизни наводит на мысль, что всё непостоянно. Сегодняшний день принёс немногим больше, чем вчера. Писать, что видишь и что ожидаешь, а что я могу ожидать? Что может лист, оторванный от ветви? Упасть во власти ветров, чтобы сгнить в земле. И в самом деле, листов мало, так что не буду их марать своим пустым размышлением о своей тщетной жизни.

Сегодня, как обычно я бежал по дороге, чтобы купить продукты и успеть доставить их повару, пока хозяин не проснулся и не впал в бешенство. Ха…, я бы сказал, что это его обычное состояние. Тёмные улицы были пусты и я успел, как раз к открытию лавки. Не буду описывать, что я купил. Это не интересно. Важно лишь, что я нёс две полные корзины. По этой причине, я передвигался медленно. В этом и заключается моя вина.

Новые улицы были, как и все, узкие, чтобы уместить, по моему мнению, как можно больше домов. Удобство для людей, что это? В наши времена, про это и не знают. Так вот… я отклоняюсь от темы, описанной мной далее.

Дорога, что идёт с главных ворот, пересекается с этой улицей. Как обычно, я распихивал людей и медленно передвигался всё дальше. Теперь конечно, я буду смотреть кого я толкаю. Сей ненормальный упал и разразился ругательствами. Он был не в себе! Что я мог?

Я вернулся в гущу толпы. А он продолжал…, он продолжал ругаться и искать меня глазами. Отойдя на безопасное расстояние, я заметил, что он не здоров. Полоумен! Угораздило же меня вляпаться в эту скабрёзную историю. Мало того, что он продолжал вертеть своей башкой и кричать, он начал кидаться на окруживших, пытающихся его успокоить. Кому нужно оказаться на дне казённой ямы?

– Эй, успокойся, тише! Идёт стража! – прокричал кто-то из толпы. В один миг, истерически настроенный, оказался один и рядом с ним никого, лишь приближающаяся стража. Меня сдавили и оттеснили ещё дальше, но я всё равно слышал и видел достаточно.

Так как я и многие, оттеснившись, оказались прижаты к стене, редкие конники воспользовались возможностью выбраться из этой узкой улицы. Первым выехал явно не из этих мест юноша, в тёмно-зелёной ливрее. За ним выбрался некто в грязно-сером. Скорее всего, это был священник и эта, когда-то белая одежда изменила цвет. Оба были молоды. Первый из всадников, по мне так слишком юный и стал жертвой помешанного.

Стража пришла вовремя. Один из них схватил умалишённого и оттащил, но он вывернулся и ударил стражника. Далее было не мыслимое. – Я знаю тебя! – закричал помешанный, обращаясь к молодому всаднику. – Из-за тебя прольётся кровь…, реки крови! Ты во всём виноват…, ты! Все увидят в тебе твоего отца! Ярость и кровь трёх лет, ты заменишь на век! Все твои враги преклонят перед тобой колено, а ты вырвешь их сердца и сожжёшь на курганах своей войны.

В этот момент, откуда ни возьмись, подбежали ещё двое стражников и заломав руки, почти лишили его прыти. – Будь проклят, твой выбор тьмы! А затем в судорожных потугах он начал плеваться и самое удивительное что попал. Молодой всадник ничего не ответил, проявив полное хладнокровие.

Не спеша приблизился главный стражник. Из-под его тоги появилось остриё. Вздев свой меч, рукоятью ударил одержимого по голове. Внезапно, наблюдающая толпа оживилась. – Так ему и надо, людей хороших позорить. Мы помочь хотели, а он кидается. Будет знать, как махаться.

– Проезжайте дальше, мы разберёмся! – сказал стражник всаднику. После обратился к толпе. – Расходитесь люди, всё закончилось, больше не на что смотреть.

Теперь мне стало легче от высказанного и наконец отступил утомляющий голод, терзающий мысли. Совет моего учителя меня не подвёл. На этом можно закончить, тем более мне рано утром в лавку, чтобы успеть сделать всё завтра, как вчера. Сегодня мне так и не удалось поесть, таково моё наказание за опоздание.

* * *

Мощёная дорога проходила вглубь домов, напоминая о величии города, когда-то независимого и свободного, теперь же являясь оплотом страха подающих и отчаяньем просящих. Носящиеся по своей жизни люди не думали, как позорно тратят свои годы, обогащая других.

– Где-то здесь, должна быть корчма. Я был в этом городишке, когда ещё был молод, лет десять назад, – сказал Финиган обернувшись, наблюдая за реакцией друга. Не дождавшись ответа, продолжил. – Как чувствует себя, оплёванный?

– Никак. Что ты хочешь услышать? – спросил, без интереса, Вар.

– Допустим гнев или злость, а может даже обиду. Священник, разведя руками, удивлённо присовокупил. – А, может ты ищешь кару?

– Ладно, я скажу, чтобы ты от меня отстал. Одержимый нёс какой-то бред, который меня задел, но это всего лишь бред и от этого никуда не деться. Неважно, он ненормальный! Вот ты, чего добиваешься? Чтобы я что… убил его за плевок или за оскорбление своей персоны, что…?

– Забудь, – легкомысленно проговорил священник. – Но, я бы не смог стерпеть такое унижение.

– Позволь узнать, как бы ты ему ответил, о достопочтимый? – иронизируя, спросил Вар. – Что бы сделал ты, на моём месте?

– Так-то лучше, хоть какая-то реакция. А вёл себя, как будто его слова тебя не тронули, вижу ты не каменный, друг мой. Не предавай значения его словам, просто забудь. Я знаю тебя давно, ты хороший человек, но я не ты. Знаешь…, я скажу, чтобы я сделал. Я бы достал свой меч и освободил этого недалёкого человека от такой печальной жизни. Заметь, это слова священника. Я бы назвал это, благом! Сказал бы так: Меня послал бог, чтобы облегчить муки этого человека в его нелёгкой жизни. И спал бы спокойно! Ты же судишь людей по-другому, – добавил Финиган, – и я горжусь этим. Я не ошибся в тебе, ты хороший человек! И забудь всё, что он тебе сказал. Чтобы, такой как ты, выбрал тьму? Это невозможно, друг мой. Ты – сам свет воплоти! Ну, где же эта корчма? Поедем по этой дороге, она мне смутно знакома. Не останавливаясь, Финиган продолжал говорить, ведя коня на пересекающуюся мощёную дорогу, ничем не отличающуюся от этой, с такими же домами и суетящимися людьми.

– А ты, когда-нибудь представлял себя правителем Империи? Ведь ты близок к этому, как никто. Представь, ты станешь Императором и что дальше…?

– Я не стану императором! На то, есть очень много причин.

– Удиви меня, я слушаю. И какие есть на то причины? Перечисляй, – подтолкнул священник.

– Хорошо. Первая, мой отец не допустит, чтобы императором стал я. Он скорее отдаст империю более достойному, по его словам. Во-вторых, власть – это не моё! Представь только, какой из меня будет правитель. Хотел бы ты жить, в такой стране?

– Нет! Не хотел бы! – ответил Финиган без промедлений.

– Позволь, почему? – опешил Варлеус.

– Просто представил, что будет, если ты стерпишь плевок в лице бунта или скажем толпы враждебно настроенных людей. Ты – добр! И это твоя слабость. Тебя спасает, только завышенное чувство справедливости, – ответил священник, ища глазами и пытаясь вспомнить дорогу.

– Спасибо за то, что оценил меня на весах справедливости и сказал, что я не достоин! – произнёс Вар.

– Всегда пожалуйста, – добавил на это Финиган.

Через несколько переулков они увидели, когда-то красочную надпись: «Вкусная пища, спокойный кров», с изображением блеклой кружки и подобие приготовленной крольчатины.

– Отведи мою лошадь в загон, а я пойду, узнаю, есть ли свободные комнаты. Встретимся там, – сказал Вар. Зайдя в таверну, он увидел девушку, которая подавала еду и напитки.

– Добро пожаловать, в «Пряный фландр»! – сказала она милым голосом, приветствуя. – Чем могу помочь?

– Мне нужны две комнаты на одну ночь, у вас есть свободные?

– Да! – сказала она, быстро говоря. – Если поднимитесь и подождёте, вторая комната освободиться через пару часов. Поднимайтесь и осмотритесь, а мне нужно работать. Чуть позже я… поднимусь и уберу первую, – добавила она и отошла.

Финиган поставил в конюшню лошадей. Достав из котомки щётку, потёр за мыленного уставшего мерина. Потом, повторил тоже самое с лошадью друга, а после положил охапку сена и пошёл в таверну.

– Добро пожаловать, в «Пряный фландр»! – сказала девушка приветствуя. – Чем могу помочь?

– Я, ищу своего друга! – произнёс священник. – Он зашёл пару минут назад, – ища глазами, продолжил. – Молодой… Чёрные короткие волосы, среднего роста…

– Простите, я не видела никого похожего, – сказала она, заметно нервничая.

– Позвольте, я осмотрюсь! – ответил Финиган, легко отодвинув девушку.

Она не успела ответить, как раздался жуткий вопль, а после звук разбившегося стекла на улице. Финиган вышел, чтобы узнать что произошло. Здоровый бугай скорчился в грязи, второй – пытался подняться. Священник, подняв глаза на разбитое окно, увидел стоящего на верху друга.

– Молодец! Тебе стало легче? – выкрикнул вверх священник.

– Ты даже не представляешь, как мне сейчас хорошо, – раздался торжествующий голос из выбитой ставни.

– Я рад за тебя! – сказал довольно священник. – Смотрю… лишних, ты выкинул, – опустил взгляд на побитых. Один из них успел уже подняться и смотрел с ужасом в глаза широкоплечему священнику.

– Что, есть грех? – спросил испытующе, подходя ближе Финиган, наводя всем своим видом на них страх.

– Не кради…! – сказал испуганный.

– Ты клянёшься своей жизнью, что больше не будешь красть?

– Да-да, клянусь, – выдавил он, почти беззубым кровавым ртом.

– Ни мне клянись! А теперь долой с глаз моих, и забери второго.

Двое грабителей медленно поплелись прочь.

– Поднимайся, комната освободилась! – сказал Вар.

– Уж лучше ты явись! – засмеялся Финиган.

В этот момент вышла прислужница. – Надеюсь, теперь все разногласия улажены, – выкрикнул, увидев её Вар. Она в шоке подтвердила, махнув головой.

Финиган зашёл внутрь, девушка последовала за ним, ничего не говоря. Через некоторое время, спустился вниз Вар.

– Позовите плотника, чтобы застеклил окно. Уверен, после всего, на ночь мы останемся за ваш счёт!

Хозяин – карлик, размахивая руками, подошёл к прислужнице и взял её за подол, утягивая и продолжая что-то причитать.

– Что произошло? – спросил священник. – Я в первые вижу тебя таким!

– Представь, меня хотели ограбить. Поднимаюсь в комнату без задней мысли. За дверью стоит этот увалень, замахивается на меня. Я естественно, пригибаюсь и ухожу от удара. Представь, у него так воняло изо рта, что я почувствовал эту вонь, ещё не зайдя. Пригнулся, он промазал, а результат ты видел.

– Не плохая схема, мне она сказала, что не видела тебя. Я бы пошёл искать и неизвестно, когда бы нашёл.

– Боюсь, что не нашёл бы! – ответил Вар. – Как я понял, они бы меня вырубили и вынесли куда-нибудь. Приковылял бы, как только очухался, а это было бы не раньше следующего дня. Кстати, я слышал здесь на свободных рынках, выручить монету можно за всё, даже за живых людей.

Положив руку другу на плечо, священник со вздохом проговорил. – В нашей империи рабов защищает закон, а здесь они никто!

– Это всё из-за того, что император умер, – сказал рядом сидящий незнакомец. – Империей якобы правит дочь императора, – с усмешкой придвинувшись, добавил он. – Ей всего было лет пять, когда он неожиданно скончался, а вот управляет империей совет регентов. Кстати, благодаря их неусыпному труду, свободные рынки полностью стали свободны от закона.

– Да, да… теперь ты скажешь: «просто они платят с каждого проданного раба налог и полностью могут нарушать закон». Знаем, помним! – сказал Финиган незнакомцу, так и не узнавшему его.

– А, что не так? Сегодня, ты свободен, а завтра не осторожный шаг, и ты очнёшься рабом.

Священник улыбнулся. – Рад тебя видеть, старый друг! Не думал, что такой как ты, проводит время в таких местах.

– Неужели, это ты? – приятель просиял. – А ты окреп… даже и не скажешь, что предо мной, тот юнец.

Пройдя за стол стоящий в глубине, где было меньше народу, Вар спросил. – Почему, никто не борется с этим устоем?

– Люди смирились! А что поделаешь… многие здесь живут уже давно, построили дома. В городах более или менее безопасней. Поселения же, находятся под покровительством сильных мира сего. Люди отдают им всё, что у них есть, а взамен они защищают от набегов.

– Откуда ты, столько знаешь про них? – спросил Вар.

– Расскажи ему свою историю, как когда-то мне! – попросил Финиган.

– Мою жену и дочь… увели в рабство, уже очень давно, – произнёс старый друг. – Это – моё горе!

– Ты, нашёл их?

– Да…, но для меня было уже поздно. Когда, я жену разыскал, она была свободна. Её освободил и взял в супруги, какой-то купец. Не плохая участь для неё, особенно после пережитого.

– А, что стало с дочерью? – спросил, проявив любопытство Вар.

– Это уже личное, а личное остаётся при мне! Тем более, насухо душу не изливают.

– Ну, это легко исправить! – сказал Вар. К столу принесли кувшин красного.

* * *

– Богатый думает, как увеличить своё состояние. Бедный, как прожить сегодняшний день. Если взглянуть со стороны, они похожи только тем, что каждый думает о себе. Думать о себе, это противоречит принципу, заложившему основание для ордена, ещё во времена царей.

Обрати внимание на тезис: «Мы целое одного древа. Корни махагони, переплетённые, составные части общего». Словами первого магистра: «Я есть целое с миром, и мир есть во мне», заключение к которому он пришёл, представляла его связь с миром полностью, исключая его как отдельную личность.

Смотря в целом на мир, в котором мы живём, приходим к следующему выводу: «Империям, нужны армии. Им в свою очередь, всегда нужен враг». Кроме мелких разборок, борьба с островами высокогорных берегов и защита от них была не маловажной.

– Гемион, ты слушаешь меня? – наставник обернулся, одёрнул ученика.

Туман рассеялся, очертание наставника стали чётче. – Да, учитель!

– Покажи, что ты успел записать. Гемион отложил перо, протянул наставнику листок. Учитель взглянул, покачав головой. – Медленно записываешь и не усваиваешь суть. Мне известны твои успехи в мастерстве, но теорию ты не воспринимаешь.

– Стратегия окончание боя заключается в чём?

– Чтобы одержать победу!

– Правильно, но не полностью. Победа может быть равна поражению, если ты не правильно оценишь обстановку, и прежде чем убить, сам будешь ранен. Запомни, рассчитывай свои движения. Лучше проиграть малое и уйти, чтобы вернуться и взять большее.

Гемион открыл глаза. Это был сон, опять сон! Туман из далёкого детства ушёл, придав уверенности в настоящем. Магистр поднялся возвращаясь в реальность. Сегодня не лёгкий день! Предстоит поговорить с тем, кто меня ни во что не ставит. Испытав презрение к этой падали, Гемион представил, как получает удовольствие, затаскивая его в пыточную. Нет, слишком явное представление, может испортить предстоящее. Поднявшись и приведя себя в должный вид, обнаружил, что все уже встали. Мало того, Перфаер распорядился накрыть стол. Все дожидались только его.

Сны беспокоят меня всё чаще. Плохой признак, означающий беспокойство духа. Когда дух в покое, сила равна интеллекту. Меня, что-то пугает… нет, меня учили ничего не бояться. Меня что-то пугает, – повторил голос в голове Гемиона второй раз, чтобы убедить самого себя. Беспокойный дух – это гибель для воина. Так продолжаться не может…! Нужно с этим что-то делать, как можно быстрее.

– Перфаер! – позвал Гемион. Его ждать долго не пришлось. – Сегодня все дела, кроме вечерней встречи, на тебе.

Восприняв всё с благодарность, Перфаер спустился. Конечно же, ведь с моей стороны, это полное доверие. Легкомыслие – портит старание. Закаливание духа, нужно поставить на первое место, а после уже займусь делами, – дав себе наказ, произнёс Гемион.

После лёгкого завтрака он вышел на аллею. Уйдя в лесок, сел на травянистый излюбленный им небольшой холм. Сосредоточившись на лесной тишине, остановил взгляд на избыток тени древа, что так удачно отбрасывала на этот холм.

Сделав короткий вдох и выдох, закрыл глаза, замедлил ровное дыхание, повторяя про себя:

– Кто я? Никто! Где я? Нигде! Тьма и свет – везде!

Достигнув полного единства с ветром, открыл глаза. Солнце, что восходило в начале дня, уже полностью стояло в зените. Это упражнение помогало собраться с мыслями и успокоить тревогу. Конечно временное решение проблемы. Во всяком случае, сейчас этого достаточно!

* * *

Пока все в предвкушении ожидали завтрака, статный хозяин дома наконец-то спустился. Господин даже не обратил свой взор в сторону гостьи, лишь небрежно поприветствовав присутствующих, занял центральное место у огромного стола. Все последовали его примеру, и в тот же миг слуги начали подносить кувшины с водой и полотенца. Следом, как по сигналу, внесли завораживающие красотой блюда.

Манерность хозяев попросту могла смутить гостью, но не смутила, вызвав лишь малозаметную скованность. Дочь, в отличие от благонравной матери, вела себя как дома, не опасаясь последствий, чем вынуждала Ианту бросать укоряющий взгляд, между тем вызывая ироническую улыбку у «правой руки» её благодетеля. Дабы не показать неуважение, Ианта опускала глаза, стараясь изо всех сил не смотреть на Перфаера. В то же время мельком заметила, что задумчивый покровитель Гемион не готов к разговору, на который она так надеялась.

Завтрак проходил в гробовой тишине. О чём она думала сейчас? – Чего добивается, этот господин от меня и от моего ребёнка? Зачем ему, это всё нужно? Ну, хорошо… я привлекательная женщина, которая не нашла в этой жизни своего места и не смирилась. Таких как я десятки, но это не основание помогать мне.

Ещё ночью, когда Ианта пыталась заснуть, она решила для себя. – Если он войдёт и будет требовать то, что ему «причитается»… я дам ему это. Нежная рука, сокрытая под покрывалом, сжала сильнее статуэтку, что стояла совсем недавно на столе. – А после, возьму дочь и убегу. Сбереги нас ночь, скрой облаками луну и погаси звезды! Не сумев уснуть, она поднялась в кромешной тьме и на цыпочках вышла из комнаты, что выделили для неё. Приоткрыла соседнею дверь. Малышка спала, лелея сладкие сны.

Когда сытный завтрак закончился, как будто по сигналу спустилась за дочерью, с виду заботливая няня, возможно, она и есть заботливая. Ианта укорила себя. – У тебя никогда не получалось оценивать людей по достоинству их характера.

Хозяин дома поблагодарил за завтрак и удалился, оставив её наедине со степенным господином, Перфаером. Ианта прокручивала в голове вчерашний вечер. Она не сказала, этому «поборнику справедливости и защитнику нуждающихся» одну, но существенную мелочь, что вначале принимала ухаживания сенатора за чистую монету. Когда же он начал позволять большее, решила его оттолкнуть, вызвав в нём безудержную ярость. – Сама виновата!

– Я вижу, вы чувствуете себя гораздо лучше! – начал первым разговор, Перфаер. – Вчера, вы были более зажаты…, стеснялись…, окружили себя стеной. Нам, так и не удалось поговорить. Как вам имение?

– Если честно, то мне неуютно, – призналась Ианта. – Мне всегда не уютно, когда не знаю, что будет дальше. Захочет выгнать господин или позволит остаться?

– Знаете… я не ведаю, что может чувствовать женщина, найдя защиту и кров. Но могу убедить вас, с полной уверенностью, из этого дома на улицу никто вас не выгонит.

– Может, я не такая хорошая, как вы считаете. Может я обманщица, и пользуюсь вашим господином и добротой вашего дома, – предположила она, вызвав прямотой, удивление Перфаера.

– Гемион, мне не господин! – без обиды, исправил настойчивое утверждение.

– А, кто же он для вас? – спросила Ианта, смотря прямо в его глаза.

– Для меня, он друг и командир. Пожалуй, поделюсь с вами своим скромным мнением. Вы, из рода женщин с несломленным характером. Знайте, Гемион хороший человек, и он позаботиться о вас! Не сомневайтесь в нём, прошу вас!

– После ваших слов, я не сомневаюсь. Мне просто интересно продолжать с вами беседу. Может, поделитесь своими жизненными наблюдениями в изучении женщин, таких как я?

– С радостью, в любое время, когда вам будет угодно, но только не сегодня. Гемион попросил оказать ему помощь, так что… сегодня буду весь в делах, – сказал опечаленно собеседник. – В имении прекрасный задний двор. Если захотите, могу на закате, составить вам компанию показав окрестность.

Какое-то странное притяжение возникшее в этот момент, осталось в сердцах обоих, приятно согревая. Уважение, испытываемое друг к другу, что может быть возвышенней?!


Глава 11. Не один из нас

С последнего города Регнардской империи Цурин шёл своим ходом. Лошадь, что он хотел купить, ему так и не досталась. Барышник просил минимум десять золотых рон, у него же оставалось только шесть, после покупки нового оружия и запаса провизии.

Оставив охаола, приютившего и давшего ему шанс на искупление, Цурин смотрел с надеждой на новую лучшую жизнь, но в тоже время, имея цель. Великодушный старик, отдал в путь свою одежду из прошлой жизни, чтобы он мог пройти регнардскую границу без ненужных вопросов.

Одетый в поношенный, но от этого не менее богатый наряд, какие носят зажиточные купцы, он шёл, начиная привлекать внимание отсутствием охраны. Не нужное внимание, в сильно отличающейся бедностью Инийцской империи! Безопасность составляла не малую важность для купцов. Он же был похож, именно на купца, а такие личности имеют при себе достаток, в виде полного кошелька. Цурин же, даже отдалённо не являясь таковым, был исключением из правила. Отсутствие охраны всё больше нагнетало. Именно, это обстоятельство и поторопило Цурина к действию. На подъездках к городу присмотрелся к людям.

– Постой! – Цурин, окликнул проходящего человека его комплекции. Его даже не пришлось уговаривать поменяться с ним одеждой, чтобы выглядеть местным. Бедолага быстро накинул на себя потускневшие шелка купеческой одежи и поспешно убежал в сторону рынка, – видимо, чтобы поскорее продать.

– Эй, друг… не обезумь от моей щедрости! – крикнул вслед Цурин убегающему. – Мог бы сказать спасибо! – уже тише, для себя, произнёс, осматривая обноски. – Спасибо, что я избавил тебя, от таких лохмотьев… пожалуйста! – продолжил, иронизируя.

Судя по встречающимся путникам, в такой поношенной одежде ходил каждый третий. Зайдя в город и осматривая людей, смог абсолютно увериться. – Теперь они не обращают на меня никакого внимания.

Было ещё рано, когда Цурин нашёл недорогую таверну, в которой можно было отдохнуть, перед тем как продолжить своё путешествие дальше. Приветливая девушка, посмотрев на статный вид гостя, провела наверх показав комнату.

Немного отдохнув, он спустился, чтобы перекусить и выпить пиво, дав себе возможность оценить, что делать в дальнейшем. Посетители всё наполняли таверну, скорее больше шумом, чем обилием действий. Двое из гостей, крупных увальней, зайдя, не сказав ни слова, поднялись наверх. Цурин обратил внимание, как девушка, заметив их, стала более любезней с другими. Приветствуя, вглядывалась, как будто искала кого-то важного или нужного.

Задуманное ожидалось, Цурин хмыкнул. – Меня, это не касается. Прибрежные города почти везде были оплотом преступности, особенно, как ни печально в Империи, что является для меня родной. Достав из кармана оставшиеся монеты, пересчитал.

Таверну наполняли в основном зажиточные, но скупые купцы. Проезжая мимо они останавливались, только чтобы откушать и накормить свою, изрядную числом, внушающую страх обилием мышц, охрану. Опасаясь нападения они никогда не оставались на ночь в подобных заведениях. Ходили слухи, что опаивая не блестящих умом охранников, убийца, да и грабитель мог легко остаться наедине с состоятельным «мешком золотых». Несмотря на то, что кормят весьма неплохо, Цурин тоже не планировал надолго здесь задерживаться.

В основном, прибрежный город Инийцской империи утомил своей суетой. Цурин одиноко сидел за деревянным столом в глубине таверны, когда услышал звон разбитого стекла и отголоски бурной беседы доносящиеся с улицы.

– Опять, кто-то с кем-то не поделил свои кровные. Рано или поздно, это закончиться плохо, как говорится: где началась перепалка, там всегда найдутся доброжелатели поучаствовать, – подумал Цурин.

Не обращая внимания на переполох снаружи таверны, продолжал пить пиво из дубовой кружки, решая, что же ему делать дальше. – Главное, что имеет значение, так это то, что я перешёл границу, можно сказать уже дома. Осталась, только маленькая проблема, имеющая несколько решений. Итак, первое над чем нужно подумать это, как добраться до центра столичного города, в котором находится совет регентов? Резиденция, как минимум в месяце пешего пути, если не удастся купить недорого коня, за оставшиеся кровные. Делая глоток, Цурин наблюдал, как ситуация с дебоширами улеглась, но от этого тише не стало. Один из них, с оцарапанной щекой, спустился со второго этажа. Разбитое стекло вознаградило почти незаметным порезом, но от этого моложавое лицо не становилось свирепей. Довольный собой, он продолжал громко говорить, вынуждая обращать на себя внимание.

– Эка невидаль, так радоваться потасовке! Хотя… можно сказать, что я и сам был таким. Улыбнувшись про себя, Цурин вернулся к реальности.

Менестрель продолжал играть свою очередную мелодию, напевая слова баллады, что веселит душу. Нет, не шутя или подсмеиваясь, это было что-то вроде самобичевания. Сидящие, с засаленными лицами, богатые купцы смеялись до тех пор, пока менестрель не перешёл на личности, охватывая не их, но уж очень нужных им людей.

Ушлые, заняли свободный стол в глубине пристройки, где было тише и меньше народу. За удобство приходилось платить. Найдя средь присутствующих своего знакомого, удалились из вида.

События перешли на новую оказию. Менестрель сменил репертуар, перейдя с задорного юмора на обличение. Цурин прислушался, когда менестрель начал петь, перекрикивая возмущающийся люд.

Не тайна ли, продажности видна, купеческая удаль
За злато удавить готов, за рон, убийством – грех ли?
Ведь за углом от кары не укрыться, иль вам уже не спиться?
А что вам люд, что государство, вы выше их… в навозе ваше царство!

В этот момент, чаша терпения возмущающихся, накопившемся слогом, лопнула, обрушив весь гнев на виновника. Всё, что было в руках полетело в менестреля, который решил поспешно ретироваться, не забыв прихватить свой инструмент. Менестрель, прячась, не умолкал, продолжая уже без музыки.

А может, скажете, что не закрылись от потех за спинами дебилов?
Ведь не секрет, что их удел свиней на выпас, да на водопой
Купчишка там, купчишка тут, а костоломы прут и прут
Узнает хряк, на них там глянет, возможно, подморгнёт и рядом встанет!

Цурин заметил, как «открыватель правды» выпрыгнул, не замолкая, в открытые створки окна, закрывая голову руками. Теперь уже поднялись остальные, включая тех самых купцов. Всё, что было у людей летело в него и иногда весьма удачно.

– Отделается парой синяков… если не догонят, – подумал Цурин.

К середине дня, посетителей стало больше. Избегать утомляющую дорогу было нельзя. Главная цель, постараться выяснить, где сейчас его легион, и кто выжил? Решено! Цурин опустошил дубовую кружку. Поднялся как раз, когда вернулись разочарованные преследователи менестреля. Из их разговора выяснилось, что никто не смог догнать везучего «открывателя правды».

Подозвав, уже не такую приветливую девушку, Цурин попытался узнать у неё, где дёшево можно раздобыть лошадь. Безрезультатно. Нужно успеть до заката, а иначе будет сложнее найти торговца лошадьми. Выйдя из таверны, завернул за угол, прочь от гула. Подумав про себя. – Может, удастся приобрести, хотя бы выреху[10]. Интересно, выйду ли я на торговую площадь этой дорогой?

Зайдя в переулок, увидел давешнего соискателя неприятностей. Он сидел, зализывая раны. Один из немногих был ловок, точно попал по затылку и это было видно по кровавой отметине. Потирая разбитую, не лишённую ума голову, менестрель посмотрел, подняв глаза на подошедшего.

– Что, досталось? – спросил Цурин присев рядом. – Давай помогу подняться. Тебя нужно перевязать. Пойдём, отведу куда скажешь.

Я не такой, каким хочу казаться!
Я смел, напорист и умел…

Последнюю фразу менестрель, потирая окровавленный затылок, произнёс, сдавлено, чуть не воя.

– Завязывай, стиходаритель! – сказал Цурин. – Я слышал, какой ты умелый. Тебе кстати никто не говорил, что твоя правда, уж очень колючая и не к месту?

Язвительно, но в тоже время просто, менестрель ответил. – Конечно, они любят послаще, а тут не всё им мёд.

– Толку от твоего искусства, на самом деле, мало! – добродушно добавил Цурин.

– Как говорится: «Бодайся не бодайся, как был бароном, так и оставайся!» — сделал заключение менестрель. Схватив протянутую руку, поднялся.

– Это, как понять? – спросил Цурин. – В русле узколобости или самобичевания?

– Как есть! – произнёс менестрель, меняясь в лице и начиная корить себя. – Точь в точь про меня сказано. Когда веселишь, молодец! Стоит сказать правду, всё… начинают кидать что ни попадя, орут. А кто им ещё откроет глаза?

– В следующий раз можешь и не успеть убежать.

– Честное слово, везучий я!

– По тебе видно! – сказал Цурин, – идем-то куда?

Остановившись, менестрель посмотрел в глаза Цурину, серьёзно добавив. – Запомни мои слова, когда-нибудь, я «покажу им их замыленные рожи». Вдруг осмотревшись по сторонам, сказал. – Пойдём, здесь не далеко. Кстати, – воскликнул он. – Где моя учтивость? Позволь представиться, Терций Вициан Керон… второй. Для друзей просто, Терций.

Поднявшись в мало освещённый чердак, который действительно был не далеко, Цурин обнаружил, что не только улицы узки, но и непомерно маленькие клетушки, в которых умудрялись выживать, почти на головах своих соседей, люди.

Стихоплёт, переодеваясь в заставленном барахлом доме, не замолкал:

В свете дня и звёздных пар, луч надежды отыскал,
Не история любви, не надежду жизнь спасти,
Правдой очи, освещая…

В этот момент он наконец-то запнулся. О счастье, дал вставить слово!

– Если честно, у меня уже голова болит от твоих сложений. Может лучше, поможешь найти торговца лошадьми, который отдаст объезженного, без норова, по сходной цене.

– Как удачно, что тебе нужна лошадь. У меня есть брат, он как раз этим занимается. Продаст не дорого, как для меня! – заверил Терций, яростно шебурша за перегородкой.

Несмотря на утомляющую поэзию – как порок, Цурин подумал. – А ведь с ним, как не странно легко общаться, как будто мы знакомы уже много лет.

– Правдой освещая, правдой освещая… правдой очи освещая, как подарок навещая. Закончил, а далее был итог. – Чушь! Не буду записывать! – сказал Терций, не скрывая, что у него твориться в голове.

Теряя терпение от нелюбви ко всякому искусству, Цурин держался из последних сил. Нахлобучив на перевязанную голову шляпу из красных перьев, менестрель выглядел, как раненый воин, что чудом остался жив, потеряв при этом полностью рассудок.

– Как я тебе? – спросил Терций, выйдя в разноцветном наряде бросающемся в глаза.

– По-моему, не очень! – заметил вполне серьёзно, Цурин.

– С таким-то восприятием ещё бы ты знал… – сказал поэт, снисходительно добавив. – Чувство стиля – это искусство, на познание которого у меня ушёл не один год разочарований. А знатные юные особы… ты бы только знал, какие они падкие… Эх…, ничего ты не понимаешь, в разбивании девичьих сердец! Они так и млеют от яркого и броского. Заметь, какие вышивки! Уплатил не один рон! – поэт не забыл похвастаться.

Цурин, добродушно ухмыльнувшись, поторопил. – Итак, ты готов? Может пойдём?

Проходя свободный рынок, менестрель продолжал и продолжал говорить. – Покорность нынче в цене. Милосердие им невдомёк. Все, кто держит оружие или даже палку, как тебе известно, почасту получают подарок в виде смерти, – усмехнувшись, произнёс Терций. – Как поётся в одной шуточной песне на эту тему: «Долгожданная свобода в двух шагах, поднял камень – без руки, осознал – нет головы».

– Так, за что ты купцов так поносил?

– Когда простому работяге не на что купить поесть, эти купчишки жируют и вчетверо цену поднимают. Вот я и не выдержал, видя их самодовольные рожи.

– Ну, это многое объясняет!

– Мы, почти пришли. Через ряды вон там, мой брат продаёт своих выносливых рысаков.

– Рысак, мне не нужен! Тем более, он будет мне не по карману.

– Расслабься, это я так ляпнул! У него есть и колченогие без норова, и поджарые объезженные, как ты хочешь. Я слышал тебя, когда ты говорил. Так что, сейчас сам увидишь.

Сомневайся, не сомневайся, но другой возможности раздобыть скакуна всё равно не было.

Высокий, бросающийся в глаза торговец, стоял общаясь с какими-то людьми. Завидев Терция, просиял и бросился ему на встречу.

– О, какая восхитительная весть! Говорили ты в беду попал, а ты здесь. Дорогой… ты радуешь моё хрупкое сердце! – сказал его брат, нисколько не похожий на менестреля. А ещё, брат! Дилемма решалась просто, – подумал Цурин, – наверняка у них разные родители и их родство далеко неблизкое. Первая же попытка заговорить о деле была неумолима прервана.

– Нет! Никаких возражений! Проходим, угощу чаем с мятой! – проговорил он, с явным акцентом бедуинов Сахары.

Поднявшись в помещение заслонённое разными коврами, сели на мягкие, красочные подушки. Всё это время хозяин не умолкал.

Что-то общее всё-таки есть! Оба не дают сказать ни слова! – подметил Цурин.

– Брат, как же я рад тебя видеть! Только, ты мне и нужен! Я уж хотел послать за тобой, а ты сам пришёл, да ещё и не один. Молодец! Я тебе не говорил, купил поля мяты. Да не те, про которые ты подумал. Дело новое начинаю. Вкус божественный! Брат попробуй. И ты угощайся, дорогой!

Подошедший слуга поставил поднос с тремя чарами и также не заметно удалился.

– Теперь чай с мятой, мой продукт! Ищу покупателей. Будем работать вместе! Никаких отказов не приму, обижусь! – сказал, заверяя торговец.

– Дела, это хорошо! Но, я к тебе по другому вопросу! – сказал Терций выслушав. – Лошадь нужна, другу моему, поможешь?

– А почему не помочь, конечно помогу. Фахиб… у нас, есть покупатель.

После того, как они спустились, торговец проводил их к стойлам. Перед Цурином открылись разные масти благородных скакунов. Пройдя по нижнему ярусу, где стояли в загонах лошади, – купец сказал. – Вот этого отдам тебе, почти даром!

Тут слово вставил, Терций. – Брат, ему нужна лошадь покладистая. Эта хорошая?

– Конечно хорошая, ты ещё сомневаешься во мне? О сын земли, чтоб я не был мужчиной, если это не идеальный скакун по умеренной цене.

– В тебе, я всегда уверен! – сказал Терций. – В нём, не очень! – показал на стоящего слугу.

– Фахиб, в самом деле, что встал, а? Принеси седло.

В загоне стоял красивый, вороной, породистый рысак по кличке Фокус.

– У меня, много рон нет! – наконец смог вставить своё слово Цурин.

– А я, много и не возьму. Купец, скрывая свои подлинные намерения, произнёс. – Сойдёмся!

В последствии, после двух или трёх падений с этого скакуна, Цурин, умеющий объезжать совершенно, по его мнению, любых лошадей, управляясь с ними всегда легко, теперь же осознал, скакун с норовом. Порывистый конь на протяжении всего пути в столицу, ещё не раз пытался скинуть, мало того, вознаграждая попытками укусить и лягнуть.

* * *

Живя в большом замке, содержа большую прислугу, сложно ли удержать секрет в тайне? Если кто появился, об этом всегда будут судачить. Этим знанием он и воспользовался.

– Так, ты говоришь, девочка заперта в комнате и что, её никто не навещает?

– Вот именно! Право, я наверно говорю лишнее. Хозяин, строжайше, запретил нам её баловать. Закрыл на свой ключ. Бедный ребёнок! Но, мы же говорим не о ней, мы говорим о нас, – умная женщина, вернула разговор в нужное русло.

– Заметь, я всегда говорю только о тебе и мечтаю тоже. Представь, как было бы прекрасно, если бы я заглянул к тебя завтра!

– Нет! Завтра не получиться. Мы все будем заняты из-за праздника Сароса[11]. Если только… ты заберёшься ко мне глубокой ночью в гостиный дом, и возьмешь меня силой.

– Любовь моя, как же это пошло. Вот, если бы я смог тебя отвлечь… во время праздника?! Ты, надела бы лучшее своё платье, сбежала бы от суеты и работы, и мы бы танцевали! Представь, я и ты, в масках, носимые музыкой счастья!

– Нас не узнают! – радостно ответила она. – Как романтично! Вдруг, на её лице появилась грусть. – Только вот, у всех приглашённых будет кольцо в честь праздника. Ты, не сможешь туда пройти!

– Для меня, это не преграда! – сказал, поцеловав её наёмник. Оторвавшись от сладостных губ, быстро направился к двери.

– Когда мне тебя ждать? – спросила она с надеждой, ему в след. На что ответом было загадочное молчание.

Иногда, приходиться пользоваться людьми, скверно конечно, если для себя. Но если для благого дела, то эта игра даже приятна.

– Избегать смерти, ходить по острию, привычное занятие! – в который раз, повторял себе наёмник, наслаждаясь своей профессией.

На следующий вечер маскарад в замке богатого и влиятельного властителя земель, был в самом разгаре. Вход с предъявлением серебряного кольца с символом Сароса. Раздобыть кольцо нелегко, но не невозможно. В этот день, пожалуй, вся Гамора предавалась чревоугодию без остатка.

Некоторые из гостей, успевшие уже хорошо выпить, выходили в сад подышать свежим воздухом. Для остальных, с красными от алкоголя лицами, воздух мало помогал протрезветь! Там и оставил наёмник, в кустах, одного счастливчика. Немного проспится, зато одолжил, то самое кольцо. Ещё было рано, для того чтобы сделать задуманное, поэтому имелось время, чтобы изучить обстановку и подготовиться.

– Эй, ты! Кто такой? Проговорил заплетающимся голосом незнакомец, явно напрашивающийся на драку. Одно хорошо, стража пришла вовремя, утихомирив дебошира. Ещё не хватало привлечь к себе внимание. Одев карнавальную маску наёмник скрылся, оставаясь у всех на виду.

Одетые в яркие одежды с золотыми масками, люди были похоже на попугаев.

– Какой плиятный вечел, добложелательный хозяин благоволит вашей пелсоне! Как печально видеть, что вы без палы. Позволите сопловодить вас? Полная дама вцепилась мёртвой хваткой, продолжая картаво говорить. – Знаете, я впелвые здесь! Было бы здолово, если бы вы показали мне всё.

Наёмник не растерялся, нехотя поддерживая беседу, чтобы унять словоохотливую даму, отвечал на её вопросы только да или нет. В конце концов дама поняла, что этот объект ей не по зубам и как змея отпустила жертву.

Занятые общением люди окружали, приветствуя небольшого роста тучного хозяина дома. – Самое время, чтобы подняться наверх, – подумал наёмник. Если встретиться стража, просто скажу, что заблудился. Быстро поднялся по лестнице выше. На счастье, чем выше он поднимался, тем меньше было людей. Крадучись прошёл в верхнюю комнату. Как ему было известно, из слов служанки, именно здесь и содержалась та девочка, которую совсем недавно привезли в замок. Страшно представить, для чего этому жирному уроду нужен ребёнок!

Хоть бы, это не была ловушка! – думал наёмник, подбирая отмычку к запертой двери. Уж слишком легко получилось выяснить, где держат ребёнка. Да ещё как нельзя кстати, карнавал в честь Сароса.

Посмотрел по сторонам освещённого коридора. Никого. Выдохнул, открыл. Дитя, несмотря на шум внизу, спала. Даже жаль прерывать её сладкие сны! Приложил руку ко рту, чтобы не закричала при виде незнакомца. Девочка открыла глаза иступлено смотря на наёмника. – Только, не кричи! Хорошо! Я пришёл от твоих родителей, и мы сейчас поедем к ним. Девочка моргнула в знак согласия. Убрав ладонь, взял ребёнка на руки. Выйдя в коридор с малышкой на руках, закрыл дверь. Чем позже обнаружат пропажу, тем лучше!

– Уйдём у всех на виду, никто же не ожидает такой наглости, правда! – сказал он девочке со слипающимися глазками. – Только в начале подготовим тебя. Зашли в кладовую, которую он присмотрел заранее, оставив всё необходимое. На счастье, сейчас все заняты внизу, чтобы помешать!

– Смотри, это тебе! Давай помогу надеть… и не забудь маску. Пока она переодевалась, быстро остриг косички. – Ну всё, ты готова? Девочка не ответила. Выходили из замка не бросаясь в глаза. Господин в маске вёл за руку сынишку, проходя мимо празднующих людей.

День на лошади, за ним другой, девочка так и не заговорила. Это шок от пережитого! Она была холодна, безразлична ко всему, что он делал. Любые попытки развеселить её, были безуспешны. Мерин галопом нёс сидящую впереди малышку, открывая ей вид на родной дом.

Наёмник же всё больше думал о ней. Как же ужасно осознавать коварство людей, становясь невольным свидетелем того, как отрывают из заботливых материнских рук её дитя. Ужасные последствия для малютки, которая закрылась в себе от этого жестокого мира. Переживёт ли она всё это, вот что имеет значение!

Родители вышли на встречу невиданному. Малютка, что была потеряна, вот-вот будет с ними. Теперь придётся нелегко, ведь они в кратчайшие сроки распродали своё имущество и большинство накопленного за всю жизнь, кроме дома, что будет заброшен. – Нужно бежать! Бежать быстрее, единственный выход, чтобы жить всей семьёй, не расставаясь.

Нёсшийся мерин подъехал к воротам изгороди, средь высоких деревьев, подняв клубы пыли. Наёмник легко спрыгнул с коня, протянув руки к девочке, опустил её на землю.

– Дочка… теперь всё будет хорошо! – взревела женщина обливаясь слезами. Подбежав она протянула руки сжимая в крепких объятьях малышку. Но в ответ было лишь полное безразличие юного детского сознания. Горячая близость, подаренная ей матерью, встречалась с леденящим душу холодом и неоценённая ласка не достигала маленького, словно изо льда сердечка.

– Сколько у нас времени? – спросил отец ребёнка, протягивая набитый монетами кошелёк наёмнику.

– За мной не было погони, так что дело времени, когда они обнаружат пропажу. Чем быстрее вы уберётесь отсюда, тем лучше. Перейдёте границу и там начнёте свою жизнь с начала.

– Спасибо тебе! – сказал отец, обернувшемуся на благодарность. – За такое добро не жалко отдать и последнего.

– Помните, у вас мало времени! – подметил наёмник, возвращаясь к своей лошади.

Неожиданно, что-то сдавило горло, оторвав ноги от земли, резко подбросило вверх. Воздуха не хватало. Наёмник, болтая руками и ногами, схватился за нож висевший на поясе, попытался перерезать верёвку стянувшую шею. Безнадёжно.

– Слишком много, лишних усилий! – сказал стоящий внизу.

Наёмник разжал руку рассыпав толстый кошелёк. Под монетный звон сопротивление стало меньше, пока не прекратилось совсем. Убийца, держа в руках перекинутую через дерево верёвку, отпустил. Без признаков жизни, наёмник плашмя рухнул на усеянную монетами землю.

Мать крепко прижала к груди свою дочь, пристально смотря на жестокого палача. На его словно выдубленном лице разбегались множество глубоких морщин. В леденящем кровь взгляде, из-под больших бровей была видна его неутолимая ярость.

Отец вытащил свой меч, заслонив собой родных. – Кто ты такой? – выкрикнул он незнакомцу. Не ожидая ответа, бросился в атаку используя свой шанс.

Незнакомец не ответив, быстрым движением вытащил сокрытую гарду, отбил его прямой, нанеся, с лёгким удовольствием, рубящий удар в левое плечо, почти перерубив руку бедняги. Как только противник опустился на землю зажимая рану, незнакомец ответил. – Меня зовут Аххим, из Шакхара!

Лицо бедняги отразилось ужасом, не от боли в плече, а от нависшей смерти. Как умирающий, без шанса на спасение, замечает над собой кружащих воронов, что готовы вот-вот заклевать, так и приговорённый, смотрел на убийцу, обречённо.

– Женщина! – обратился Аххим. – Уведи своего ребёнка в дом и возвращайся, иначе я его буду резать по частям.

Испытывая парализующий страх, она подчинилась. Схватив ледяной рукой дочь, увела в дом, закрыв за собой дверь, вернулась уже одна. – Не убивай его, прошу тебя! – сказала женщина, подбежав к своему мужу. Встав на колени, заслонила его собой.

Аххим не слушая её, подошёл к лежащему наёмнику. Опустился, потрогав на шее вену. – Умер? – сказал он вопросительно и в тоже время с сожалением. – Счастливчик, у меня на тебя были такие планы!

Обречённый, отпустив с левого плеча окровавленную руку, осторожно оттолкнул заслоняющую его жену. Отчаянье, подтолкнуло его воспользоваться моментом, пока Аххим отвернулся и не ждёт атаки. Резко вскочив, бросился на присевшего Аххима, целя в склонившегося убийцу. Чутьём почувствовав не достигшее пронзающее остриё, Аххим с разворота поднялся, нанеся скользящий удар по клинку противника. Кровью обагрилась земля. Наполненный страхом взгляд безжизненных глаз, в никуда. Отсечённая голова, упала рядом с телом.

– За что? – закричала женщина, обливаясь слезами.

– Сам виноват. Проиграл свою дочь, отдал, а потом передумал. Шакалом жил, шакалом подох. Аххим подошёл, взял женщину за волосы. – Молодая, ты ещё! Жить хочешь? – спросил он смотря в глубь её глаз и читая неподдельный ужас.

– Хочу! – взмолилась она. – Не убивай меня… прошу!

– Тебя не убью… пока, не убью! Слушай внимательно. Возьмёшь голову мужа, сложишь в мешок, поняла? Дочь и мешок с даром, принесёшь своему новому хозяину, поняла? – уточнил ещё раз.

Ощущая подлинный ужас от жара его дыхания, хрупкое тело сжалось. Ненасытное желание похоти, жадно било ей в лицо. Женщину трясло, но она не могла ни убежать, ни отринуть жёсткую хватку этого беспощадного убийцы. Слушала отрешённо, пока ручьи слез бежали по лицу, падая на невспаханную землю.

– Не сделаешь этого, я приду за тобой. Убью обоих! А так, живы будете… слово даю. Запомни, мне известно о тебе всё, так что не пытайся бежать. Аххим облизнул губу, испытывая возбуждение. – В доме терпимости, ты придешься ко двору! – сказал он, с усмешкой.

Аххим отпустил волосы женщины, увидев в её глазах безысходность. Вытер свой меч о тело убитого. Подошёл к мерину наёмника, погладил. – Хороший конь, быстрый, будешь моим теперь. Поставив ногу в стремя, забрался на мерина, отправил его шагом. Переступая по рассыпанным золотым монетам сделал круг, пришпорив отправил в галоп. Выехав за поселение, вышел на большак. Направился по тропе, противоположной нужному ему месту, что ведёт в край полного беззакония, в котором за роны можно купить всё что угодно.

Золото, Аххим презирал всегда, сколько себя помнил. Но, несмотря на это, деньги хранил у купцов в каждом городе, где брал заказ. По необходимости, без задержи, мог потребовать почти любую сумму, тратя на самое важное, такое как еда, оружие и жилье.

Договор, был немного другим. Нужно было убить всех и вернуть ребёнка его владельцу. Напуганная женщина сама закончит, выполнит, что сказано. В противном случае, её найти будет не сложно.

«Женщина сделает всё, чтобы защитить своего ребёнка» – эту истину, он узнал очень давно, но есть и исключения из правил. В его жизни встречались случаи, когда родители ради наживы не брезговали убийством своих детей. Сейчас же он был уверен, что она сделает как велено, ибо только лишь это спасет жизнь её драгоценному чаду. Ведь, что она может без поддержки, опоры и смысла жизни.

Стемнело. Аххим, привязал к поваленному дереву коня и наскоро устроил лагерь. Неожиданное дело изменило все планы, поторопив, лишило удовольствия. Долг, что он обещал уплатить, не мог ждать и требовал незамедлительного решения.

* * *

За краем гор загнанное существо бежало из последних сил. Оставив позади каменную рощу, добежал до густо растущих деревьев. – Удалось! Люди – уродство мира! Подчиняют нас своей воле, заставляют, используют. Мы делаем для них всё. Так, больше не может продолжаться!

Рассказы, дарившие надежду о чудном закрытом от солнца рае, где нет людей. Города, в которых можно жить не боясь смерти, не боясь боли и не страдая от голода. Найти это место, что видится во снах, любой ценой… пустое! Как же было глупо повестись на эту идею, отправиться в путешествие на поиски лучшей жизни.

– Где я теперь? – осмотрелся. Ночь и мерзкий запах человека затмевает, наполняя чуткое обоняние. Варвары были далеко, чтобы заметить его. Мало мест, где можно спрятаться, даже для «шепчущего». На возвышенности виднелся перелесок. Вслушиваясь во мглу и далёкие выкрики варваров, направился вглубь, скрываясь в обширном кустарнике. Остановился, припав к земле вслушался. Погони нет. За ним нет! Смертельная охота продолжалась, но уже дальше. Дикие варвары, скача на лошадях, показались на поле преследуя «шепчущего», у которого не было шанса. Выпуская стрелы с яркими от луны наконечниками, загоняли разумное создание на убой.

Зачем использовать себе подобных, если есть мы, «шепчущие»! Мы обеспечиваем вас, работая на полях. Мы рабы, у которых нет прав. Люди считают, что мы рождены для этого, но нет. Мы рождены для того, чтобы дать роду людей отпор! – понял Ешхал. – Я буду первым, кто будет бороться за наше будущее, которое лишили нас люди! – решил Ешхал. – Не буду больше гоняться за пустой мечтой, я буду творцом нового. Эта мысль, захлестнула его сознание. В тот же момент поднялся, как прояснённый. Вглядевшись во тьму, увидел далеко, очень далеко «шепчущего», спрятавшегося за деревом. Напротив, целясь играючи, то промахиваясь, то раня, сидел на лошади варвар, издеваясь выкрикивал ругательства.

Вначале бесшумно, Ешхал набрал темп. А уже после, подпитываясь яростью на всех людей, нёсся несмотря ни на что против ветра с нарастающим, словно молниеносное мгновение гулом. Вот уже рядом… успею… момент… сейчас… прыжок. Со всей силы оттолкнувшись от земли прыгнул, целясь ногами в туловище варвара. Не ожидая сильнейшего удара в бок, варвар с луком вывалился из седла, обрушившись на землю. Ешхал не тратя время, пробрался под лошадью, подобрал упавший лук и вложил в него стрелу. Раненый «шепчущий» вышел, испуганно наблюдая, видя невиданное никем. Как может, «шепчущий», взять то, что ему не принадлежит, да ещё целиться в хозяина?

Склонившись, Ешхал шепнул на ухо, первому в его жизни побеждённому, не противнику, а врагу.

– Мы «шепчущие», не рабы, не мясо. Мы, живые! Я буду бороться за нас, если надо один.

Ешхал ослабил тетиву направленную на не пришедшего в себя после удара, варвара.

– Уходим! – сказал он «шепчущему», у которого были ранены руки.

– Не забываемые воспоминания! Прошло уже сто лет, а я помню все события, как сейчас. Возможно, всё было бы иначе, если бы не выбор, который я сделал тогда. Попасть в такую глупую ловушку, отправиться с мест, где ты был условно счастлив и о тебе даже заботились, давая еду. И прийти к такому! Быть рабом без прав и нужд!

Когда меня поймали после побега с работ на полях, морили голодом за мой нрав, тогда я и взмолился: «Небеса, дайте мне шанс! Я отдам всё, чтобы быть свободным!». Даже не вериться, но именно тогда и пришёл тот жестокий человек, предлагая участвовать в полукровной охоте. В его глазах, мы были низшими существами, придаток постыдного прошлого, лишенные своего первенства именно человеческим родом. Часть от крови древних течёт и в наших жилах, поэтому люди назвали охоту «полукровной». На ней их безумие достигало такого величия, что редко кому удавалось остаться в живых.

Так как, рядом с городами животных не было, люди устраивали игрище, охоту на нас… на «шепчущих». Пьяные и жестокие собирают скальпы, веселя таких же, как и все люди, варваров. Тот, кто убьёт больше всех, станет победителем в их кровавой игре. Но самое ужасное не это, а то, что люди давали нам шанс стать свободными, и мы шли на это с огромной радостью. Мимолётный шанс, одному из десяти выжить. Редкий шанс, но единственный!

– На чём, я остановил свой рассказ?

Маленькое создание, слушавшее внимательно, заговорило. – Ты с луком в руках и одной стрелой, пошёл с раненым, спас ему жизнь, которую не ценили люди.

– Да, да… Карми, я помню! Так вот, если бы я тогда, более ста лет назад не пошёл на это, возможно всё было бы иначе. Всё началось с того, что я спас того «шепчущего», как тогда было принято людьми нас называть.

Мы проползли потихоньку дальше, скрываясь во тьме от погони. Поднявшись в окутавшей, затянувшей нас мгле, неслись от преследующей опасности. Найдя впадину, что уходила вглубь пересекаясь с множеством туннелей, мы испарились в ночи. Ползли долго и глубоко надеясь, что варвары нас не найдут.

Выбравшись из тоннеля в пещеру, нет… это был воздушный пузырь, я наконец заговорил с ним, чтобы успокоить.

– Я слышал про такие места, глубоко под землёй, – сказал Ешхал. Переждём, пока не перестанут искать. Покажи свои руки, я осмотрю раны! «Шепчущий» протянул четыре тонких пальца, слегка оцарапанных. Всё хорошо, – сказал Ешхал. – Я боялся, что не успею к тебе.

Из тьмы раздалось, – Кто здесь? Дети, это вы? Лишённый сил, на земле лежал «шепчущий».

– Нет, мы прячемся от кровавой охоты!

– Беглые?

– Нет, мы свободные! – сказал, подойдя ближе Ешхал.

– Ха… свободные, – давясь, прохрипел высушенный веками «шепчущий». – Вы свободные, а я беглый. Нелепо…, а раньше мы были «высшими». Вы знаете, кто мы?

– Нет! Все знания о нашем народе были утеряны, разве не так?

«Уставший от тяжести времени» начал рассказывать, тратя на это последние силы, что оставались в нём.

– Мир людей и люди – не одни в мире людей! Что нового может сделать человек, чтобы оставаться номером один в пищевой цепочке, знаете? Ответ… рабство!

Назвать нас «шепчущими» ещё одна глупость, на которую способны только люди. Ходят даже у нас легенды, знаете, те о которых не говорят, а именно что шепчут. Аннури… в этом, всё! Наши кузни славились в старом мире. Теперь же мы существа низменные, никчёмные.

Представьте расу Аннури, у которой множество поселений без вождей, королей и императоров. Когда люди переселились с далёких островов, мы повели себя слабо. Мы изучали человеческий род думая, что от них нет угрозы. Они нам не угроза, мы живём под землёй, выходя на поверхность ночью. Нам, они не интересны! Это всего лишь люди! Какая может быть от них угроза? Никакой! Если только, не говорить об уничтожении наших посевов, что мы оставляли палящему солнцу.

Потом, люди стали использовать нас для того, чтобы мы работали на них, как безвольные существа. Теперь же, посмотрите на меня. Я прячусь глубоко под землёй, скрывая свои знания и опасаюсь за свою скоротечную, и уже не такую долгую жизнь.

– Неужели, это был древний? – маленький Карми подскочил, перебив рассказ. – Ну, скажи, это ведь он?

– Не торопи события, – сказал Ешхал, – и не перебивай! Так вот, он продолжал.

– Слабость, проявленная нами, сгубила культуру многих веков. Мы слабы, чтобы воевать. Когда светило небес было сокрыто, мир принадлежал нам, Аннури. Великие города, что пришли в запустение. Вымирание целого народа не от голода, а от тотального безразличия. Сам мир, был против нас! В один из дней, что выходит из понимания людей, светило небес, озарило нас палящим нашу кожу светом. Это было давно, так давно, что многие не то забыли, не то унесли это с собой, в долгий путь по туннелю мрака.

Всё когда-нибудь проходит, прошло и наше время. Нам остаётся, только смириться. Городов, сокрытых под землёй, было слишком мало, чтобы уместить всех. Теперь же и этих городов нет. Сотни… сотни тысяч «шепчущих» умерли, не найдя своего, в этом новом мире людей.

Потом, мы жили не выходя на поверхность. Питались травой и мхом в пещерах. Люди же пользуются миром, выжимают последнее. Портят и уничтожают всё, за что берутся. Там где когда-то были зелёные леса, теперь до горизонта расстилается пустошь, ибо они меняли русла рек в пользу своих городов. Добывая руду, они предают её огню, истребляя на своём пути всё, что создавалось веками.

Давясь и задыхаясь, он произнёс. – Возможно, я уже последний из Аннури, что хранит знания прошлых веков. Сколько мне лет не сосчитать. Ха…, знаешь, когда я был мал, мне рассказывали страшный стишок: «Ведь тьма наш дом, где свет исходит из домов – там нету нас, мы там где вы, за вами мы…» — произнёс умирающий последние слова, полные детской наивности. И в этот же миг, дух ушёл из «векового», отдавшего свою долгую жизнь и все усилия, чтобы передать историю нам, двум Аннури.

– Ешхал, а ты не знаешь, сколько ему тогда было лет? – полюбопытствовал маленький Карми.

– Зная легенды о прошлых долгожителях, могу предположить, что старцу было десять, а может и больше веков. Но, ты опять меня перебил, поэтому я больше не буду рассказывать. Ешхал умудрённый временем, поднялся.

– Ну пожалуйста, Ахьсим Ешхал, нохшфал ошдин! Маленький Карми воззрился большими белыми глазами на Ешхала и повторил. – Ахьсим, там самое интересное осталось, ну пожалуйста!

– Ну ладно, уговорил! Когда прошёл день, мы поднялись на свежий воздух ночи. Погони уже не было. Мы, «шепчущие», уже не были теми, кто прятался. Мы впервые дали отпор! Мы были первыми, Аннури! Перед нами стояла великая цель…


Глава 12. Противясь предназначению

Что есть, средь граней мир – чертой лишь отделён.
Рубеж лишь для людей, без мира создан он.

– Зараза… пристала же! Всё этот поэт, виноват. Цурин, никак не мог забыть навязчивые строки из баллады Терция. – Да…, последний день в прибрежном городе был запоминающимся! Когда причудливый поэт узнал, каким путём я пойду и какой красочный вид предстанет передо мной, его уже никто и ничто не могло остановить. Столько рифм о горах и реках я за всю свою жизнь ещё не слышал. С тоской и подавленным раздражением вспоминал Цурин приятное расставание с запавшим в душу менестрелем.

С холма, перед взором центуриона открывался навесной мост, ведущий через высокогорный перевал. Этот путь раньше, насколько он знал, был свободен. Без препятствий минуя последний пост, он легко мог незамеченным добраться до города, если бы не это открытие. Нечто, удерживало его от необдуманных поступков, упрашивая подождать и понаблюдать за событиями, происходящими на той стороне. В это же время, двое, похожих по обмундированию на легионеров, остановили перебравшегося по мосту путника. Миновавший обрыв проследовал покорно к шатру и затерялся. Точка для обзора была не из лучших, но выбирать не приходилось. Солнце устремилось в зенит, приятно согревая на холме траву. Снова всмотревшись вдаль, Цурин заслонил рукой глаза от слепящих ярких лучей. Миновало несколько часов и, наконец, показался новый путник. Предыдущий же так и не вышел к открытому для обзора переходу, ведущему к скрытому за холмом следующему мосту. Волоча за собой тележку, бедолага, даже отсюда было видно, остолбенел и чуть не отправил свою ношу в пропасть, при виде легионеров. Далее, повторилось тоже самое, они проводили его к шатру и путник затерялся в горном массиве. Уже прошёл не один час, впустую потраченный на ожидание, но выведать что-то новое не удалось.

После наблюдения, пришло решение. – Они не представляют опасности для меня, ведь кто может знать, что именно я, тот выживший, последний центурион первой когорты, разбитого легиона. По сути, всё довольно просто. Раз это инийцский патруль… значит, я уже почти достиг своей цели. Задача представлялась элементарной, если же будут вопросы, скажу что я центурион из шестого железного легиона и иду с важным тайным поручением для регентского совета.

Поднявшись с примятой травы, Цурин стал спускаться по отлогому склону. Ранение не давало о себе забыть весь путь, что он уже успел проделать, возвращаясь в прославленную столицу. Тяжесть на сердце была не от боли от ран, а от тоски по дому, по великому городу Велфар, что всё это время, как будто звал своего любимца к себе, в родную землю.

Спустившись на гравийную дорогу, отвязал ненавистного коня. Взяв под уздцы, двинулся к сокрытому за валунами мосту. На одном из валунов внизу были вырезаны символы, которые он заметил ещё ночью. Они явно имели неизвестное, пугающее происхождение, освещаясь в темноте, отдавали ярким блеском, озаряя надпись: «Гикар Харим».

Языку, забытому и ненужному, были обучены мало знатных инийцских семей. Но, в семье Цурина забытый язык передавался из поколения в поколение. Он напряг память, вспоминая символы, собрал в два слова. Это означает…, означает: «Граница мира», или полностью: «Перевал "Граница мира", для отчуждённых людей, иллюзорно возвращающихся домой».

Как не странно, это название было оправданно, возможно передавая уже не тот смысл, но всё же. Насколько знал Цурин, этой дорой часто пользовались контрабандисты, перевозя табак и хлопок, без уплаты налоговых пошлин. Иногда, по ней возвращались отвергнутые или разочарованные люди.

Возможно по этой причине, регентский совет приказал установить контроль над этой местностью.

Выйдя на открытое пространство, пред ним предстал первый и самый продолжительный из шести висячих мостов. Можно было бы конечно спуститься с перевала и пойти другим путём, но на это ушло бы, как минимум несколько дней. Где-то внизу мерно бежало широкое русло, и первые два моста открывали прекрасный вид на реку. Да, именно её переходить вброд ему так не хотелось, по этой причине он сделал свой первый шаг по мосту.

Что удивительно, рысак шёл сзади спокойно, не показывая свой характер и той прыти, что раздражала всю дорогу до перевала.

Переступая по ненадёжно закреплённым доскам, центурион старался изо всех сил не смотреть вниз. Любопытство взяло верх. Опустив глаза, оказалось, что всё не так уж и плохо. Боль, напоминавшая о себе всю дорогу, прошла. На её место, пришёл забытый страх высоты. Не просто страх упасть, а паника от падения, которое будет длиться долго. Рысак же остановился, не демонстрируя нрав, возможно даже издеваясь. Собравшись, Цурин взял себя в руки, в те самые, которые сжимали канаты моста и никак не собирались отпускать. Оторвав взгляд от пропасти, смог наконец пойти дальше. Ступив на твёрдую землю, понял, что переход занял достаточно времени, чтобы устать и вспомнить о мучившей боли.

– Переход через второй навесной, закрыт! – сказал подошедший легионер.

– Я, подданный Инийцской империи! – значительно произнёс Цурин.

Стоящий рядом, совсем недавно перешедший мост путник, поняв что он не один, решил воспользоваться ситуацией и приобщить к своему возмущению, ничего не подозревающего, Цурина.

– По какому распоряжению, кто отдал такой приказ? – С полным негодованием, выпалил не решивший что дальше делать, путник.

– Не могу знать! Проконсул, отдал приказ закрыть проход через перевал. Сейчас почивает в шатре, просил не беспокоить.

– Ну так буди, в чём дело! Я не собираюсь ждать, пока он отоспится. Пусть разъяснит, что за бардак здесь происходит.

Чистый синий небосвод, на котором не было ни облачка, открывал палящему солнцу просторы. Из шатра вышел заспанный проконсул. Потирая слипшиеся глаза, он обратился к легионеру.

– В чем дело…, что за шум?

– Господа, хотят перейти перевал по мосту.

– Ты им сказал, что я запретил.

– Да, но они не верят, требуют вас.

Путник поубавил прыть, видя лицо не простолюдина, а ожиревшего сального борова, с которым хочешь, не хочешь, но придётся вести себя почтительно. Его тон сменился кардинально, от неучтивости до лизоблюдства.

– Достопочтимый! Мне, нужно пересечь перевал, как можно быстрее. Не угодно ли решить это, наедине? – произнёс мягко путник.

– Не угодно, – оборвал его проконсул, всматриваясь в лицо воина, очень знакомого ему с времён службы на краях Ольдакара. – В те времена, я был бойким и проворным. Да-да, именно тогда я и увидел, в первые, этого перспективного легионера.

– Чем обязан? – обратился проконсул к Цурину, пристально, с неподдельным интересом всматриваясь в его лицо. Стоящего рядом путника для него как будто не существовало, и все обходительные слова утопали в незаинтересованности. Пронизывающий взгляд подметил, доработанную до автоматизма всех легионеров, осанку. – Без сомнений, если он сейчас на службе, наверняка прибывает в немалой должности.

Цурин повторил. – Я, подданный Инийцской империи, прошу предоставить мне проход, по государственному делу.

– И, по какому же это делу, что не требует отлагательств? – поинтересовался проконсул. – Любопытство опасно в неумелых руках, для остальных же бывает весьма полезным! Может быть, и мне будет полезна новость или информация, что несёт в столицу этот воин, – подумал проконсул.

– Не имею право говорить… при всех, – сказал Цурин. – Могу лишь добавить, что очень важное!

– Пойдём за мной, – сказал проконсул, приглашая в шатёр воина. – А теперь, я тебя попрошу поподробнее, не скупясь на детали.

Цурин понизив голос, начал доверительный разговор. – Вам, должно быть известно, что мы не идём против империй в открытых сражениях. Чтобы избежать условностей, одно из нападений имело место быть. Моя задача предстать перед советом регентов и доложить о последствиях. Больше сообщить не могу, связан долгом. Вы же, как никто другой, понимаете, в какие неспокойные времена мы живём? – сказал Цурин, видя во взгляде слушателя удивление, а затем полное согласие.

Поняв, что больше ничего от него он не узнает, проконсул закивал головой. – Как жаль… как жаль, что я ничем не могу помочь. Видите ли, один из навесных мостов повреждён и дальше проход закрыт. Вчера мы попытались перейти, но ретивая лошадь запаниковала, пробив несколько перекрытий, утянула за собой одного из легионеров. Так что решать вам, но боюсь, что мост потерян. Единственный вариант, это спуститься вниз и перейти пролив реки вброд. Хотя… нет. Точно, я могу вам помочь! Вы, могли бы составить мне компанию в этом нелегком пути. Согласитесь, это куда безопасней, для такого хранителя важных сведений, как вы. Мои легионеры обеспечат защиту, а для меня, поверьте, собеседник в пути это такая редкость.

Принять предложение проконсула было честью, но не лишала возможности отказаться.

– Вы, говорите один из мостов, а какой именно? – уточнил Цурин.

– Следующий. Если вы, ещё обдумываете моё предложение, то я планирую спуститься вниз к реке. Перейти через сужающийся пролив, а дальше подняться и выйти к следующему висячему мосту, уходящему за перевал. Надеюсь, что он пребывает в целости и достаточно надёжен.

Как принято считать, проконсулы – это политики, которые жиреют на своём поприще. Этот же, фрукт, был Цурину любопытен. Странное чувство подсказывало, что он что-то задумал или возможно знает больше, чем говорит.

Проконсул же, не подавая вида, благодарил тот шанс, который свёл их дороги вместе. – Он, даже не понимает, в какой опасности находится сейчас. Соглашайся составить компанию, – подумал проконсул. – Это, лучший вариант для тебя!

Наконец, дав ответ и выйдя из шатра, на Цурина устремился, тот самый, недовольный взгляд путника, который стоял и дожидался, пока они закончат разговор.

– Мне, хотелось бы узнать всё-таки, причину запрета! – сказал путник, который по манерам всё больше напоминал купца.

– А, никакой причины нет! – сказал равнодушно проконсул. – Хотите, идите, я вас не держу.

– Большое спасибо! – ответил путник с явной ненавистью из-за того, что его заставили так долго ждать.

Когда путник ушёл уведя свою лошадь, проконсул распорядился установить табличку, на которой перечёркивался нарисованный мост. Снизу была стрелка, указывая на уходящую тропу.

– А почему, вы не сказали ему правду? – Цурину был не понятен его поступок, то ли забыв о смерти легионера, что погиб переходя мост, то ли рассказ, поведанный в шатре, не происходил.

– Пусть на своей шкуре узнает, что такое портить мой сон! – сказал проконсул, умываясь. – Хотел бы я посмотреть, как он будет возвращать свою кобылу назад, когда увидит перебитые балки. Но боюсь, нам не до развлечений. Нас ждут дела в столице Велфар. Кстати, вы так и не представились. Хотя не важно! Мне кажется, я вас помню. Вы служили в инийцской армии, лет десять назад!

– И до сих пор служу! – сказал с гордостью Цурин. – Только теперь немного в другой области.

Не показывая вида, проконсул усмехнулся. – Пока… служишь, – сказал он себе, осматривая его коня.

– Хороший жеребец, красив! Давно приобрели? Проконсул протянул руку, чтобы почесать загривок, но вовремя отдёрнул. Черногривый, скаля челюсти, чуть не откусил проконсулу руку. – А, он с норовом! – подметил политик, не отличающийся остротой реакции.

– Согласен, но зато лишён страха. Не паникует и легко перешёл мост! – сказал Цурин, с какой-то странной гордостью за нового характерного друга.

* * *

Сколько прошло уже лет с того, как меня назначили советником? – думал молодой мужчина, смотрящий через стеклянную стену, на кажущуюся с возвышенности узкую реку. Целая стена из прозрачного стекла удерживалась лишь длинными белыми костями, изображая скелет огромного неведомого создания. С высоты, течение бегущей реки было таким монотонным, а чудо инженерного искусства совсем привычным.

У него появилась новая привычка, когда пробирала скука, начинал вспоминать недавнее назначение, поднимая самооценку, возвеличивал себя над другими. – «Мы, назначаем тебя старшим советником и единственному дозволяем присутствовать на тайных заседаниях. Твои навыки делают тебе честь! Тобой довольны! И доверяя, мы возлагаем на тебя такую ответственность…»

Настроение поднялось. Присмотрелся. Как обычно пока прибудут в резиденцию все, пройдёт не один час. Благодаря моей службе у ответственного человека, мы никогда не опаздываем, прибываем всегда первыми.

Какая же это уникальная возможность, наблюдать за тем, как собирается совет, полный состав из десяти влиятельных и высокопоставленных повелителей Инийцской империи! Совет регентов собирался во дворце на возвышенности уступа, что был за городом. Довольно приятное место для того, чтобы отдалиться от мира, народа и в целом суеты. Наблюдая за всеми сверху, точно так же как смотрит дворец на ущелье и реку внизу, свысока. Так и мы смотрим на народ, бесцельно живущий в виднеющихся отсюда хибарах.

Почти все регенты прибыли и их сопровождающие, один иногда двое, точно таких же, как и я советников. Пробежала отвлекающая мысль. – Было бы забавно, если они ещё были бы похожи на меня. Но я ведь теперь необычный советник…, посвящённый! Интересно, кого мы ещё ждём? Осмотрелся. Как всегда, Высший регент появлялся самым последним, и его ещё не было. Будь моя воля, я бы его сместил. Но кто я, всего лишь советник, и этот совет лучше держать при себе.

Поднимаясь по сводчатой лестнице, медленно облокачиваясь на трость всем весом, задыхаясь, наконец-то прибыл последний регент из совета.

Невысокий пожилой человек, в богатой одежде, украшенной разными видами драгоценностей, предстал пред всеми. Его короткие редкие волосы, были зачёсаны назад. Опустив непомерно большую голову, почти скрыл тонкую шею, не соизмеримую с крупной головой на маленьком туловище. Круглые тёмные линзы в оправе очков, скрывали маленькие глазки, и несомненно, бегающий по всем лукавый взор. Смотря на всех исподлобья, он явно оценивал присутствующих.

– Пришёл наконец, Шут. Тихий смешок прокатился по залу, не достигнув его ушей. Несмотря на шутовской наряд, он был очень опасен, и все это знали, редко позволяя отбросить колкость. Ведь есть же люди, которые ну никак не знают меры в украшениях, одеваются будто попугаи. И всё же, это прозвище Шут, ему очень подходит, – подумал советник.

– Прошу прощения, опоздал. Дела, сами понимаете. Постепенно, из сводчатого зала все перешли в менее удобное место. За большой стол сели десять регентов. Шут же сел, как обычно в центре, на своё место Высшего регента. Мы же, советники, заняли места на приличном расстоянии от тех кому поклялись, в моем случае притворно, служить.

– Начнём господа, – сказал Высший регент. – Что у нас на повестке дня и по чьей воле мы сегодня собрались? – Никто в невозмутимой тишине не поднялся. – Как я понимаю того, по чьей воле, ещё нет, так что я начну.

– Свобода, мнима! Прозаичные, лишённые мудрости утверждают, что Империя падёт под гнётом тирании. О, как же они заблуждаются! Вы ведь со мной согласны, господа? – Шут не ждал ответа, хоть и большинство его сторонников, кивали головой. – Мы же, напротив, утверждаем единогласно, что свобода, данная народу лишает притока золота в казну. Но главное, вызывает вспышки ненависти у народа, лишая нас защиты и средств, чтобы обеспечить защиту самих же невинных, простых граждан нашей империи. Наша цель, достопочтимые господа, сделать жизнь низших слоёв такой, чтобы им хватало прокормить свою семью, но не позволяла разбогатеть, лишая возможности откладывать роны на потом. В связи с вышесказанным, прошу прислушаться к голосу разума, в пользу народа и общности.

Его прервал девичий голос. – Проще говоря, Шоэль Тельфар, вы предлагаете лишить людей несуществующего достатка! Повысить налоги с непомерных пятидесяти процентов, до семидесяти пяти. Обречь народ, не рассчитывающий на перемены, на голодную смерть.

Ничего не скажешь, привлекла на себя внимание. Прям, как принято в её роду, – подумал советник. Девичья хрупкая фигура стояла, поражая своей красотой. Юные годы не имеющей власти наследницы, не мешали ей присутствовать на совете Империи, а право созывать совет, коим она пользовалась крайне редко, было у неё всегда. Её пристальный, обжигающий взгляд заставлял задуматься. Может и справедливо решение, которое принял тайный сейм при его высокопреосвященстве высшего регентского совета! Решение тайное и неизвестное наследнице.

– Вы, не понимаете всей сложившейся ситуации, дорогая вы наша! Люди просят, чтобы мы, как лица обученные, правили справедливо.

Как всегда, Шут держал на коротком поводке единственную наследницу, будущую Императрицу. Он всякий раз мог уговорить её поставить свою подпись на приказах, не имеющих логики и ни какого здравого смысла. Сегодня же, наследница была настроена серьёзно. С горящими глазами пылающей ярости, юная девушка попыталась поставить на место влиятельных, не в меру пользующихся властью, регентов. На это Шоэль и ответил.

– Девочка моя… народ, в лице бедных людей, будет благодарен за всё, что ты делаешь для него. Твоя воля для нас закон! Тебе это известно! Остался всего год и ты, займешь трон. А пока наше чуткое руководство, будет полностью по твоей воле, госпожа. Шоэль поднялся, вышел из-за стола, подошёл к ней ближе. – Я помню, то время, когда ты была ещё малюткой. Твой отец, прислушивался ко всем моим советам. Как печально, что его сейчас нет!

– Владычица, у нас всё под контролем, не беспокойтесь. Небольшие беспорядки, были лишь недоразумением, – сказал один из регентов, чем навлёк на себя презрительный взгляд Шута, который означал, не лезь и молчи. Но, регент всё же продолжал. – Несколько человек беснуясь прошли по улице, минуя заграждения. Неграмотные, бедные люди не имеют разумения, не понимая важности повышения налога за землю, на которой они живут.

Тут, его прервал Шоэль. – О Великая, я самолично разъяснил крестьянам, что это для их пользы.

Советник про себя усмехнулся. – Знаем мы, как ты Шут умеешь разъяснять людям их неправоту. Небось, их уже нет на этом свете. Не имея власти, принцесса только и может быть орудием в руках жадных богатеев, которые увеличивают своё богатство за счёт обычных, простых крестьян. А люди снуют с утра до вечера, зарабатывая крохи, чтобы прокормить своих близких. Таковы реалии этой жизни, – подумал советник.

Изливаясь как мёд, речь Шута, как обычно, уняла её ярость и гнев. Слабая личность сегодня не отстояла свою правоту, – понял советник. А Шоэль всё продолжал и продолжал.

– Времена нелёгкие, приходиться выживать! Забота о ближних лишает сна. Вы же знаете, как мы трудимся на благо Вашей Империи. Если будет на то Ваша воля, мы отменим к дьяволу все труды, ради Вашего решения. Выслушайте лишь совет: если мы не придём к решению прямо сейчас и не обеспечим правомерное постановление, это приведёт к вспышке ненависти народа. Мы боимся Вашей воли, надеясь на избранные устремления. Вы, уверены в своём решении прекратить пополнение казны и тем самым остановить прирост караульной стражи, на Ваших улицах, Вашего города? Ведь небеса назначили Вас, о Великая! Мы всего лишь рабы, дающие советы! Не прислушиваясь, Вы обрекаете Империю, о Великая, к бунтам. Мирные граждане будут лишены защиты от беснующихся и недовольных мятежников. Помните слова прославленного Суна? «Свобода – это противоречие. Как может быть свободен человек, имеющий нужду в пропитании, в жилье и других нуждах»! Я зарекаюсь, продолжать быть рабом народа, как и все присутствующие здесь, наблюдать, приглядывать и заботиться. Дай необразованным права, и они уничтожат Империю изнутри. Мы же не хотим, о Великая, чтобы Ваши соседи, Императоры, радовались нашему горю?

Иные обстоятельства изменили бы всё! Проживи её отец Император ещё лет десять, пригретые аспиды, так не обосновались бы в империи. Возможно, и не было бы разжиревших стервятников над головами. Будь она воистину та, кем хочет казаться, приказала бы казнить этого, самого ненасытного падальщика, не слушая его притворных речей. Теперь же, как будто успокоившись, наследница не смогла сказать ни слова против, развернувшись, ушла.

Советник наблюдал, как она, цокая башмачками, выходила. А ведь действительно, что может сказать дитя в ответ на это.

Позже, когда приняли все решения, другие советники были распущенны. Меня же, как доверенного, попросили остаться, дабы письменно изложить все тонкости происходящего.

– Молодая императрица хочет власти! Несомненно…, она растёт и требует к себе должного уважения, – сказал Шут. – Сегодняшнее действо было не первым примером. У нас есть выбор. Если мы решимся, то власть останется в наших руках! Пойдём против коалиции?

Один из регентов, тоже поддерживая, продолжил. – Было видно по глазам, что императрица, дай ей возможность править, перекроит империю по своему усмотрению. Равноправие и полная власть регентов возможна, если придёт закат империи. Плеяда пяти не даст этому случиться. Исходя из этого, тайное управление, единственный логичный путь!

– Императрица, не пойдёт на то, чтобы отказаться от власти. Когда поднимется новый император, все приближенные, не имеющие доверие престола, будут отстранены от власти, включая и нас. Не думаю, что любой, кто придёт к власти, будет рад быть пешкой в наших руках.

– Молодая, но такая же, как предок… «Император Ярости, Властитель Армий Подножья». Кровь, проявляется через поколение! Несомненно, в ней есть угроза! Заметны её своеволие и дерзость, как у её предка.

– Господа, не будем спорить. У нас ещё есть, как я уже говорил целый год, чтобы прийти к готовому решению, – прервал всех Шоэль.

Советник, при его словах, вдруг вспомнил слух, что ходил у придворных. Говорят, что часть имперской казны хранится в имении у Шута, в его сундуках. Так что, он себя не обидит. Во всяком случае, всегда сможет сбежать, оставив империю в нищете.

Шоэль Тельфар продолжал. – Посол нашей Империи в столице Регнарда сообщил, что всё прошло, как задумано. Три тысячи инийцской армии привлекли внимание на себя. Посол в свою очередь, руководствуясь инструкциями, поступил как велено. Выделил часть земли, передвигая границу, отвлёк их взоры от открытой шахты на регнардской земле. Сами понимаете, они никогда не отдали бы мерд[12] по своей воле. Так что, господа, в течение будущей недели, к нам приедет проконсул с сообщением по вывозке мерда с шахты, на которой идёт добыча. Редкий кристалл высокой плотности будет поставляться, не привлекая ненужного внимания. Главное никто не узнал и не узнает истинную причину этого нападения на империю Регнард.

Тайный совет продолжал обсуждать планы. Слух советника, двуличия ради, безустанно всё внимал, обдумывая их решения, мотал на ус как разрушить грандиозные замыслы возвысившихся регентов и остаться не раскрытым.

* * *

Поведанная история, чем-то пугала, возможно даже интриговала, но во всяком случае, не могла быть всецело правдивой. Когда ходит столько слухов, их стоит проверить! Неизвестно, что стало с его дочерью? То ли убита, то ли воровка, то ли наложница, слишком много версий.

Наутро, Варлеус решил разобраться с этой загадкой, единственным способом, который был ему известен. Пришёл к такому выводу: есть ли среди живых дочь или нет, неизвестно, но помочь понять и найти, надо. Тем более после поведанной истории, когда поднимались наверх, Финиган сказал. – Я, ему должен! Давай попробуем узнать, в чём может быть дело.

Серое затянутое небо, извергало на землю крупицы своих запасов, наполняя унынием дождливое утро. Людей сбивали в кучу, подгоняя батогами и плётками. Цепи свисали с их запястий тяжёлой ношей. На обнажённой коже невольных, сквозь разорванные лохмотья, были видны шрамы и рубцы. Но с физической болью, всегда можно было свыкнуться. Травмы, уродующие дух – вот бич человечества. Умы рабов были далеко от этих убогих мест. «Дом, где мой дом теперь? Где то, ради чего стоит жить?» Теперь об этом думал каждый, о былом, о хорошей или не очень жизни, что прошла. Искренне про многих, в чьих глазах нет воли, можно было сказать: «Ваши жизни… люди, прошли мимо. Вы, прожили зря!»

– Эту чудовищную страну, должен покарать Бог! – произнёс Финиган.

– Скорее всего, так и будет, – сказал Вар, продолжая думать.

– Я готов согласиться с тем, что жизни людей принадлежат Императору. Он же, взял и передал это право кучке проходимцев, готовых платить в казну рон, лишь бы слепцы продолжали оставаться слепцами. А если бы они прозрели, то увидели бы пепелище на пепелище и переполненные рынки рабов. Негодяи буквально держат в одной руке факел, поджигая дома несчастных, а другой рукой, в это же время, замаливают свои зверства, а пепел умирающих падает им на одежды, – от своего же воображения, священник побледнел.

– Жизнь бесценна, учили нас, а тут у каждого своя цена, – проговорил Вар, обращая внимание друга на людей.

На деревянных табличках, у всех безвольно стоящих рабов, была цена написанная мелом. Изменяясь от пятисот рон и доходя аж до четырёх тысяч за тех, у кого белые зубы, чистая кожа и покладистый характер. Пройдя дальше, они увидели ряды с деревянными помостами, на которых стояли сильные мускулистые люди.

– Новая забава, для не лишённых гнили! – сказал Финиган. – Я слышал, их покупают для боёв. Этакое развлечение, для тех у кого золото оттягивает карман.

– Покупают раба и ставят ставки в смертельных неравенствах, а у нас это запрещено. Но я знаю, о чём ты и к чему ведёшь, – сказал Вар, продолжая наблюдать.

Друзья проходили меж рядов свободного рынка, находящегося на выезде из прибрежного города. Подзывая покупателей, торговцы демонстрировали качество своего живого товара. У других помостов было целое представление, собирая вокруг целые споры, кому же достанется живой приз и какую цену заслуживает тот или иной раб. На отдалении от них, на возвышенности, бросалось в глаза здание, в которое заходили и выходили, сменяя друг друга, закалённые в бою воины, одетые в чёрную кожаную броню. Их задачей, как понял Вар, был присмотр за буйными рабами, которые пытались сопротивляться, а возможно за недовольными покупателями. Они и были важным, а иногда даже ключевым аспектом безопасности сделок.

Прикинув, Вар сказал, – их слишком много, трое в начале, через каждые несколько рядов – ещё двое, если не считать тех, кто патрулирует.

Увидеть, как они управляются с несогласными, применяя в убеждении физическую силу, Вару так и не удалось. Да и если до этого доходило дело, скорее всего это было не напоказ. Один только вид высокорослых верзил в чёрных доспехах, на корню решал назревающие конфликты. Было понятно, их действия продуманы до мелочей.

– Мне всё ясно, – произнёс Вар, смотря на второй этаж примечательного здания. – Встречаемся через час, вон там, – Вар, указал на проулок. – А до тех пор, ты меня не знаешь, запомнил.

– Отстань от меня, я тебя не знаю, – сказал, разворачиваясь Финиган.

Улыбнувшись, Вар вернулся к рядам, проходя и внимательно всматриваясь в лица рабов. Не вслушиваясь в хвалебные речи торговцев, а только смотря на людей с цепями наперевес, что были безучастны, печальны, с опущенными лицами притуплено смотрящими на землю. Он остановился, как будто найдя то, что искал. Рабы стояли без надежды, вызывая только сочувствие и жалость, ибо покупка не сулила им лучшего. Но только у одной, несмотря на синяки и раны, томился тот самый дерзкий, не сломленный, с теплеющей искрой взгляд, что привлёк его внимание.

– Сколько стоит, вот эта? – Вар указал на девушку с короткими русыми волосами. На лицо приятная, несмотря на острый презирающий взгляд.

– Это не очень прилежная, не рекомендую. В наложницы её взять не получиться, уж очень строптива. Сгодиться при работе на поле, руки сильные. Для утех, рекомендую вот этих. Торговец указал на завлекающих и очень привлекательных девушек.

– Я сказал, мне нужна она! – повторил Вар уже более грубо, – говори цену.

Видя, что переубедить не получится, торговец сказал. – Хорошо…, шестьсот девяносто рон.

– Четыреста! – сказал Вар, чтобы сбить цену.

– Таких цен не бывает, – сказал торговец, разводя руками. – Могу отдать за шестьсот рон.

– Не пойдёт, даю четыреста пятьдесят.

– Нет, нет, нет! Так и быть пятьсот пятьдесят. Дешевле, вы нигде не найдёте. Сами смотрите, кожа чистая без язв, волосы не лезут, язык не вырван, хотя это скорее недостаток.

– Пятьсот или я ухожу!

С досады махнув рукой, торговец пробурчал в сторону. – Если бы не её нрав мерзкий, я бы мог в два раза дороже продать. Обернулся к покупателю. – Ладно, хорошо! Уговорили! С вами очень тяжело торговаться, господин.

Вар высыпал из кошелька ему в руки пятьсот маленьких золотых монет. От блеска и звона жёлтого метала, торговец ещё больше просиял.

– Пересчитывать будешь?

– Конечно господин, в моем деле крайне важна точность. Сейчас заберёте или доставить к вам? – спросил торговец, пересчитывая роны.

– Заберу сейчас! Ещё, мне необходим сопровождающий. Где мне его можно нанять?

– Вон видите, двухэтажное здание в конце рынка, вам туда. Отцепив ошейник с шеи, крепкий на вид страж, связал тугой бечёвкой руки рабыни.

– Убью! – прорычала девушка, когда Вар положил её на круп своего мерина.

– Не убьёшь, а скажешь спасибо! – уже на ухо, тихо произнёс Вар.

Чуть проехав, завернул в нелюдимый квартал, снял её с лошади, едва не получив ногой по лицу.

– Смени свой гнев на милость, и слушай внимательно. Времени мало, так что я подрежу твои верёвки. Когда подъедем, ты убежишь и как можно быстрее и дальше.

– Меня поймает и вернёт стража! – сказала она, не понимая зачем ему всё это нужно.

– Я это знаю, поэтому если всё сделаешь, как тебе сказано, будешь свободна.

– Зачем тебе всё это? И почему именно я?

– А ты любопытна! Я хочу отвлечь внимание стражи и надеюсь на твою помощь. Как ни странно, но что-то в твоих глазах подсказывает, что ты не подведёшь.

– Я не верю, что после всего ты меня отпустишь.

– Хорошо, не веришь мне, так может поверишь регнардскому священнику.

Финиган не спеша подошёл. – Всё идёт по плану?

– Да, вот только, она мне не верит. Поклянись богом, что ли, своим, – сказал Вар.

– Клянусь, только по поводу чего?

– Что отпустишь её.

– Так я её и не покупал, чтобы отпускать.

– Хватит издеваться, пообещай, что мы её отпустим.

– Ну, это запросто, – сказал священник. Обратился уже глядя на неё. – Не переживай, поможешь нам с этим делом и ты свободна.

– Тебе я верю! Только ты, не очень похож на священника.

– Ха! Ты не первая, кто это говорит! – сказал Финиган.

После разъяснения плана, Вар подрезал бечёвку, вернув рабыню на круп коня, взобрался в седло. Вернувшись на торговую дорогу, повёл мерина к двухэтажному строению. Спустившись, Вар позвал стражу, стоящую у дверей здания.

– Эй! Приглядите за ней, больно прыткая! Только не повредите, уж очень дорого она мне досталась. Отблагодарю в двойне! – сказал Вар, проходя внутрь.

Зайдя в просторный зал, поднялся по лестнице наверх. Магистрат, как он и думал, располагался именно там, а архив должен был быть, как раз напротив. Нужное помещение находилось слева по коридору. Скорее всего, важные записи и находятся там. Стражники, в легких кожаных доспехах сменяли друг друга по часам. Остальные, свободные от работы, отдыхали, веселясь, тем самым не давая возможности пройти незамеченным дальше. Надеюсь, ты справишься, – подумал Вар.

У открытого окна за столом, сидел малорослый господин, занятый записями. – Что вы хотели? – спросил он, подняв голову, отрываясь от заполнения листа с какими-то таблицами.

– Мне необходимы, двое сопровождающих до регнардской границы.

– Вы, уже приобрели кого-то?

– Естественно, пока только одну, но я не доверяю торговцам, поэтому хочу нанять сопровождающих, чтобы сделки были честными.

– У нас всё честно, мы следим за этим! Но, если вам так будет спокойней, хорошо.

В этот момент Вар увидел, как его приобретение, не затягивая выполняет уговор, да весьма ловко.

– Эй! Смотрите, увальни, она сбегает! Сделайте же что-нибудь, – Вар обратился, уже к деловому за столом. Выкрикнув в окно, – лентяи, держите её! В конце концов, за что вам платят! Видя, как они не могут её схватить, крикнул уже в помещение. – Если не можете поймать, так я заплачу вчетверо любому, кто вернёт в целости.

И уже через мгновение из здания выбежали охотники за лёгкой наживой. Остальные наблюдали из окон за тем, как девушку загоняли и в конце концов всё-таки схватили. Представление продолжалось недолго, но свою задачу выполнило сполна.

– И что это значит? – обратился Вар к сидящему за столом. Я оставил её на минуту, пообещав заплатить вашим людям не маленькую сумму, чтобы присмотрели. А они не только проглядели её побег, но ещё, я полагаю, отпустили её. Кто подрезал ей бечёвку?

– Мы за своих людей ручаемся! В конце концов, её же поймали. Причины нервничать нет!

Вар же, всё повышал тон, чтобы произвести всё большее впечатление от негодования.

– А, если бы я не заметил, что тогда, ищи ветра в поле? Не хочу я иметь с вами дело! Своё обещание выполню, вот это награда тому молодцу, который всё-таки смог поймать. Вар высыпал на стол золотые монеты. А сопровождающих нанимать не буду. Я достаточно увидел, каких обалдуев вы тут держите. Развернувшись, Вар ушёл.

По лицу главного было видно, что ему даже стыдно за своих людей. Уже спускаясь по лестнице, из зависшей тишины в канцелярии, Вар услышал громогласное. – Что, расслабились? – благим матом начал орать, осерчав главный.

– Набегалась? – громко для всех на улице сказал Вар. – Люблю дерзких. Плутовка! Приеду домой, отыграюсь по полной! – произнёс прихлопнув по заднице, как бы играючи, но уж слишком натурально прозвучал хлопок.

Свернув в место, где было меньше людей, вывел мерина туда, где договорились встретиться с Финиганом.

– Прости, выбора не было. Вар спустил её с лошади, развязав туго связанные руки. – Спасибо тебе и ещё раз извини, ну за это, сама понимаешь…

Не ожидая, получил сильнейшую пощёчину. Она замахнулась второй раз, но он вовремя поймал её руку. – Я понял! – сказал Вар, – с первого раза понял!

– О, у вас тут весело, – произнёс, подходя Финиган. – Теперь мы знаем всё что нужно!

– В чём же дело? Ты свободна, можешь идти! – сказал, отпуская её руку Вар.

– Куда я пойду? Стоит мне выйти, если меня узнают, вернут к тебе, а если и не узнают, меня всё равно в конечном итоге ждёт рабство.

– Что ты предлагаешь? – спросил Вар. – Лично нам, как можно скорее, стоит разобраться с нашим делом.

– Кстати, про наше дело! – священник продолжил. – Так вот, в записях, которые вёл писарь, сказано, что девочка, чуть больше двадцати лет назад, была доставлена с сопровождением, в имение барона. Кстати, я обратил внимание, что это единственный ребёнок, которого этот, якобы барон себе позволил. Имение называлось «Обитель Отчаянья». Так что, теперь осталось узнать, где оно находиться? И дело за малым… вернуть дочь моего друга назад.

Вдруг девушка оживилась. – Я кажется поняла про какого борона ты говоришь!

– Ты знакома с ним? – спросил Финиган.

– Не лично, но знаю, что это большой человек в низах общества. Все эти свободные рынки принадлежат именно ему.

– То есть, я понимаю так, – начал Вар. – Либо барон, до сих пор её удерживает…

– Либо узнаем, что же всё-таки с ней случилось, – закончил Финиган. – Нужно ехать! Ей должно быть, примерно двадцать пять лет. Если не найдём похожую по описанию…

– То придётся потолковать с бароном, – на этот раз прервал и закончил, Вар.

– Уж очень просто это, с ваших уст, – сказала, поправляя своё одеяние, девушка. – Как будто там нет, усеянных на каждом дюйме, воинов.

– Об этом будем думать, когда приедем туда, – сказал Финиган. – Найти бы, где это его имение.

– Ой, проблема! Вот найти, как раз будем просто! Поехали. Я научу, как ориентироваться на местности и заодно уберусь отсюда, подальше.

– Я так понимаю, ты с нами едешь? – уточнил Вар, искоса смотря на неё.

– А что мне остаётся? – повторила девушка, поглаживая гриву пегого коня. – Выбор не велик, ты знаешь.

– У тебя хоть имя то есть? – спросил ухмыльнувшись Вар.

– Как любезно с твоей стороны! – ответила она, изобразив подобие реверанса. – Меня зовут Майя. Доволен…?

Странное знакомство, без сомнений, странное! Сев на лошадей, имея разные цели, они отправились в дорогу окольными путями, сторонясь свободного рынка. Выбравшись на тракт, пришпорили коней, уносясь по тропе вместе с тучами, средь подгоняющих порывистых ветров пасмурной погоды этого дня.


Глава 13. Жажда происхождения

Просторные апартаменты, резная мебель, золотые статуэтки и красочные картины в багетах редчайшего орнамента наполняли комнату богатым убранством и несомненным уютом. Мягкая перина, шёлковые простыни, в которых отдых превращался в идиллию свободы от бренного, незнающего покоя мира. Но почему-то именно сегодня от всего этого в душе веяло холодом, морозом, сковавшим изнутри плоть.

Хрупкая девушка лежала на большой кровати, давая отдых мыслям. Покои императора были совсем близко. Нет, она была одна. Всю свою жизнь, одна!

– Вот уже семнадцать лет прошли, как я начала поиск, но мне так и не удалось закончить дело, ради которого стоило жить. Время шло, проходили дни, а этот гнусный выродок продолжал жить и пользоваться всеми благами мира. Подумав об этом, Кира ощутила не поддельную горечь и нескрываемую ненависть. И так, мне известно, что заказчиком был Валонрай. Чёртово имя, будь оно проклято. Только в одном Линаре тысячи Валонраев. Узнать бы ещё хоть какую нибудь мелочь, хоть саму цель убийства, зачем ему это было нужно? – задавалась вопросом Кира, никак не получая ответа.

Стало ли для меня открытием, что подлинный убийца жив? Конечно, стало! Надо мной сыграли злую шутку, подсунув не того человека. Сделали из меня убийцу того, кого я не желала убивать. Моя месть, будет от этого ещё слаще. Использовали мой талант в своих целях. Ничего… возмездие настигнет, стоит мне только найти его.

Всё что можно было предпринять, она уже сделала. Пустила слухи, расспрашивала, искала. История смерти её родителей пересказывалась из уст в уста и была у всех на слуху. Неделя за неделей, стремительно убегало время. Накопленные Кирой деньги уходили на поиск всех известных Валонраев, на этом богом забытом земном шаре. День за днём проходили в отыскивание ключа к полному имени. Накапливаясь, дни почти сложились в тщетный месяц. Вот уже, двадцать шестой день безрезультатных поисков подходил к своему завершению.

И всё же месть многогранна! Я, к примеру, хочу покончить с тем, что преследует меня с самого детства, а повелитель иначе, сам преследует своё беспокойство, желая смерти собственному сыну. Эта мысль о императоре поглотила её, даруя возможность хоть на секунду оставить эмоции. Вспоминая разговор в лабиринте с Немидасом, она не могла заснуть, пытаясь найти отклик в себе, на тот вопрос, на который у неё не было ответа. Но, что-то навязчивое внутри, подсказывало заглянуть в глубины сознания.

– Кровь – признак родства! В ней заложено с рождения, быть человеку тем или иным! Но окружение, извращает наше сокрытое виденье, – тогда сказал Император. – Допустим, он пекарь… значит и сын его будет пекарем. И не потому, что он хочет быть пекарем, а только из-за того, что реальность заставит его быть сыном своего отца. К примеру, зачем ему выбирать свой путь, прилагая титанический труд, если родитель ещё с детства обучил его своему мастерству. Следовательно, если я император, значит, и сын мой станет императором, – с понятным отвращением вместе с плохо скрываемой печалью произнёс Немидас, помедлив, продолжил. – А если и нет, то будет, всё равно стремиться к власти. И это уже вытекает из первозданной темноты, заложенной в каждом человеке. У кого-то она меньше. У других же сущность подобна мгле, и они готовы идти по головам, чтобы добиться своей цели, не зависимо оттого, к чему придут после совершенного деяния.

– Если исходить из вашей логики, во мне всё от моих родителей. Но, никто из них не обладал такими талантами, как я, – произнесла Кира, держа императора под руку.

– Скажем так, ты исключение! Исключение, созданное тем же самым окружением. К примеру: тебе Кира, слава не нужна. Другие же, стремятся чего-то добиться, воспеть свою уникальность! – произнёс Немидас, продолжая неторопливо идти. – Допустим, зачем новобранцы записываются в армию, чтобы возвеличить своего Императора? Да нет, чтобы прославиться на героическом поприще, сделать себе имя.

– Вы сейчас говорите о других. Но, как же Вы? – спросила Кира, с детской наивностью в голосе, внимательно на него смотря.

Немидас воздел руку к небу. – Могу сказать следующее, если Император не возвеличит себя венцом славы, тогда его правление будет недолгим.

Стук в дверь вернул в реальность, – Да, да… входите, – сказала Кира поднявшись. В дверь зашёл слуга, вместе с мальчуганом. – Прошу прощения, но этот господин отказался отдавать записку, предназначенную Вам, – сказал придворный.

Мальчуган был ребёнком улицы, таким же, как когда-то она. Беспризорник передал смятый листок, на котором было написано следующее: Интересующая Вас персона, по имени Валонрай Де Шеньтье, пребывает в должности сенатора, в Линаре. В названые вами сроки он состоял при службе судье Де Гю Маре, чем заслужил своё повышение…, – прочитав до конца она обмерла. – Вот оно что! Кира достала серебряный атит, подбросив в воздух в сторону мальчугана, сказала придворному, – Проводи на кухню и распорядись, чтобы его накормили. Когда дверь закрылась, повторила себе, – Теперь, всё складывается.

Это открытие вернуло её к тому, недавнему разговору с Императором в лабиринте, указав на правильность её мышления.

– Власть в руках безответственных людей, болезненна для народа, да и в целом для Империи! – сказал тогда, Немидас.

– Я это понимаю, и вы. Но тогда, почему они рвутся к власти? – Спросила Кира, – Вот этого мне не понять. Почему бездарности пытаются получить высокий пост, не исполняя свой долг и данное обещание людям служить. Обжираются, берут мзду даже за то, что им не принадлежит. Разве это справедливо?

– Коррупция, не может быть без власти, как и наоборот – ответил, засматриваясь на небо, Император. – Так устроен этот мир. Одно, дополняет другое!

– И Вы с этим смирились, я понимаю так?! – сказала Кира, как бы не веря услышанному.

– Нет, не смирился. Я, это принял! Я понял главное не сразу, это пришло с годами. Все труды человека, его низменность и порочность вызывают чувство борьбы, желание подняться из затхлой массы на вершину, где дышится полной грудью. И я, достаточно удачно этим пользуюсь.

Вернувшись из воспоминаний, Кира подумала, – Вот до чего доводит борьба, приводя к власти таких индивидов, как сенатор. Для него комфортней там, на вершине, где всё зависит от него одного и его решения влияют на сотни людей.

Теперь для неё всё встало на свои места. – Придётся начать с начала, – пришла к заключению Кира. Взяв листок бумаги, вывела слово «мотив». Больше не может быть ошибок! Старый сенатор занимает эту должность, как мне кажется, около пяти лет. Проверить. Нужно разузнать, кем он был до этого? Что его связывает с исполнителем? И главное, зачем ему было прибегать к убийству моей семьи?

В течение, каких-то получаса, Кира уже знала всё, как он живёт, где сейчас находиться и о чём думает. А думал сенатор, как продвинуться выше. Вот для этого, он и навёл её, тогда давным-давно не на того человека. Если бы тогда, месть меня удовлетворила, он бы продолжал жить, как ни в чём не бывало. Нет, нужно с этим покончить, немедленно! – сказала себе Кира.

Теперь, добраться до герцога, истинного убийцы родителей было не сложно. В самом деле, он, пожалуй, всегда был лишён осторожности. Нет, не убийца, который был орудием в руках богатого человека. И не посредник, который теперь тоже освобождён от уплаты долга. Заплатив за вину кровью, они были вычеркнуты из жизни, хотя и скрывались в отличие от «бесстрашного» сенатора.

Во Дворец Правления, Кира пробралась после заката. Затаилась, продолжая бесшумно дышать и слушать, стоя за шторой высокого, просторного зала министров. Дело предстояло простым. Секретарь перебирал бумаги и как обычно, должен был оставить сенатора наедине с собой, чтобы спуститься и потребовать извозчика. Единственная, на первый взгляд возможность, когда он остается без охраны. И этого времени было бы достаточно, чтобы отомстить и также незаметно уйти. Трудность была только одна и то, не значительная. Как выглядит сенатор, Кира знала только из слов осведомителя. По этой причине, ничего не оставалось, кроме как ждать, когда покажется подходящий по описанию и появится возможность для желанного правосудия. В конце дня он точно пройдет мимо, чтобы отправиться домой.

В этой жизни Кира ещё не встречала чиновника, который полностью отдавался бы своей работе. Её не покидала приставучая мысль: «Если истинный виновник, будет продолжать жить на этом свете, я не прощу себя».

Ждать долго не пришлось. Показался последний посетитель, черноволосый, сильный, высокий мужчина, который не соответствовал приметам, но он был знаком ей не понаслышке. Его имя… да, точно, Анри! Рыцарь, какого-то ордена. Кроме того он сейчас занимает не последнее место в планах Императора. – Кира, на мгновение задумалась, а после вспомнила его полное имя. – Гемион Анри Де Фардет. Что ему-то здесь надо? Не понимая происходящего, продолжала наблюдать.

По длинноскулому лицу и горделивому взгляду было видно, что он настроен серьезно. Весь такой важный, подошёл к секретарю, услышав следующее. – Подождите, сенатора нет. Кира подумала. – Что, его ещё нет?

– Он сейчас подойдёт…

После чего, Гемион начал ходить туда-сюда, рассматривая зал. Задержал свой взгляд на том месте, где стояла, скрытая от наблюдения, Кира. Заметить он меня не мог, – подумала Кира, сохраняя полную собранность. Императору не понравится убийство на глазах у всех, но это и не важно! Я не могу больше ждать. Уже и так, слишком много времени прошло с запоздавшей местью.

Наконец, похожий по описанию зашёл в зал министров.

– Вы свободны! – сказал сенатор секретарю. Подойдя к Гемиону, поприветствовал. В это время, секретарь вышел. Кира продолжала наблюдать.

– По какому Вы делу? Простите, я тороплюсь, – небрежно спросил сенатор.

– Хотел бы Вас попросить, оставить свои притязания к Ианте. Эта особа, сейчас является моей гостьей, – сказал Гемион, как было видно, с трудом подобрав слова.

Ну вот, – подумала Кира, сейчас будет деликатный разговор, который затянется надолго и прощай возможность.

Но, сенатор ничего не отвечал, лишь пристально смотрел на него своим гнусным, лишенным всякого уважения, взором.

На это Гемион уже жёстче сказал. – Я в курсе по поводу всего и требую, чтобы вы оставили её в покое.

– А… значит вот как. Это моё дело! – произнёс сенатор, изменившись в лице. Побагровев, уже громко, добавил. – Вон отсюда! Чтоб больше, я вас здесь не видел. Проваливайте! В этот момент вернулся секретарь. Его только здесь не хватало, – подумала Кира, наблюдая за этой неожиданной сценой.

– Ну, знаете ли, – сказал Гемион, вознамерившись уйти. – По-хорошему не получилось, будем решать по-плохому.

– Просили передать срочно! – сказал секретарь, тонким голосом и протянул сложенный надвое лист. Сенатор пробежался по записке глазами. А после было то, что Кира поняла сразу, заметив как на его лице, выступила сильная испарина.

– Постойте, куда же вы! – проговорил сенатор, окликнув уходящего Гемиона. – Вы меня неправильно поняли, я просто проверял вас. Теперь я вижу, вы настроены серьёзно. Пойдёмте, я провожу вас! А нет! Лучше поедемте ко мне домой и за ужином обсудим мои извинения. Хорошо?

Прям извергает лесть, – подумала Кира. Сплошная любезность, и это могло означать только одно: на горизонте появилась новая проблема, называемая неаккуратностью. Кто-то из его людей успел ему напеть, что я за ним охочусь.

«Не торопись. Всегда будь собрана», – основное правило, и я его нарушила. Поторопилась, проявила эмоции. Недопустимо! Нужно было быть осторожней, пытаясь получить информацию.

Как только все вышли и захлопнулась дверь, Кира тут же выбралась наружу, тем же путём, как сюда забралась. Взяв экипаж, последовала за ними, выезжая за город к усадьбе, в которой как уже знала Кира, герцог и имел счастье проживать свои годы. Отпустив экипаж, пробралась в палисадник. Заглянув в окно, нашла их. Ужинать, видимо, не стали. Стоя в зале, о чём-то говорили.

Во дворе было обилие вооружённой до зубов стражи. Но, что-то собрало их всех в одном месте?! Веселясь, они были заняты игрой в чок-шо. Новая игра занимала всё внимание хранителей покоя сенатора. Вот такая, ненадёжная защита и охрана дома! – подумала Кира, изумляясь. Пробравшись внутрь, почти бесшумно, да и эта осторожность была излишней, услышала наконец их разговор.

– Ну, разве с вами такого не было. Она мне очень понравилась. Виноват! – донёсся льстивый голос сенатора. – Согласен, я давил на неё. Но, разве вам не знакомо чувство, когда тебя отвергают? Ну, конечно же… нет. А это вы знаете обидно и больно! Я разумеется, желаю ей только добра. А что вас, связывает с Иантой? Тоже, попали в её сети?

– Отнюдь нет, ничего! Она рассказала, что её беспокоит, – вторым голосом был Гемион. – Я, вызвался ей помочь.

– Ну так, это же замечательно, – продолжал сенатор. – Коль вас ничто не связывает с ней, зачем она вам? Я же буду о ней заботиться. Она не будет ни в чём нуждаться. А её дочь, получит лучшее образование в нашей Империи и станет хорошей партией на удачный брак. У них обеих будет будущее. Отдайте её мне!

– Не мне решать за неё. Тем более, насколько я знаю, она уже решила. И её ответ, нет!

Кира, облокотившись на стену сползла присев, слушая и наблюдая со стороны, чем же этот напряжённый, но пока спокойный разговор закончится. Сенатор, немного помолчав, начал повышать тон.

– Ты упёрся, как баран. Не мне решать, не мне решать… Ну скажи, зачем тебе второсортная девка? Или ты это делаешь, чтобы пойти против меня?

– Здесь я, по вашему приглашению, – сказал Гемион, проявляя завидную выдержку. – И мне не нравится, как вы со мной разговариваете!

Сенатор продолжал уже без всякой любезности. – Как там тебя в твоём паршивом ордене называют… магистром? Так вот, магистр! Ты, собираешься уладить проблему, которая тебе не по зубам. Стоит мне, отдать приказ, что её благоверный был шпионом и её схватят, арестуют, и не будет больше споров. Дело, за малым! Ты, всего лишь управляешь кучкой рыцарей. Моя же вотчина, весь город. И, что я захочу, то и будет! Давай так. А что! Поедем к тебе в имение, она мне отдастся. И всё, она мне не нужна, пусть летит птичкой дальше.

Гемион вскипал от ненависти и ярости к этому уроду, который имея власть, пользуется ей как хочет, поправ все законы. Не зная деталей разговора, в целом о чём идёт речь, Кира тоже вскипала.

Герцог же говорил всё громче. Разразившись противным искусственным смехом, продолжал. – Ты на это не пойдёшь, да мне и не это нужно, – сказал сенатор, также заметив ярость, написанную на лице Гемиона. – А что, неприятно слышать! А вот и мне не приятны твои условия. Ишь выискался, индюк. Я требую следующее: либо она соглашается с моими условиями, либо пусть идёт к чёрту, в прямом смысле этого слова. И ты ей, ничем не поможешь. Завтра я подпишу приказ о её аресте. И если она не будет со мной, её будут иметь стражники, по кругу, те самые… ты знаешь, о ком идёт речь.

– Ты не посмеешь, – выдавил Гемион.

– Да пошёл ты! Ещё будешь указывать мне, что делать, – сказал сенатор, подойдя к нему ближе. Тебе разве неизвестно, что случается с привлекательной девкой, когда так кстати говоришь – развлекитесь ребята! Так вот забью на спор, что она после этого не захочет жить, удавится.

– Ты забываешься, – выдавил Гемион сквозь зубы, – император не позволит тебе делать, что заблагорассудится.

Не унимаясь, сенатор продолжал. – Меня не интересует, кто ты и какой должностью там обладаешь. Меня, также не интересует, благоволит ли тебе император. Я скажу тебе, что ты сделаешь сейчас! Ты пойдёшь к себе, хорошо подумаешь своей головой, а сегодня ночью твои слуги привезут её. Я буду кувыркаться с ней в постели сегодня и завтра, пока она мне не надоест. Запомнил…, а теперь пошёл вон!

Гемион, не удержавшись, двинул со всего маху сенатору в лицо сбив его с ног. Резкий хруст сломанного носа, застал врасплох даже Киру.

– А знаете что, – сказал без всякого притворства Гемион. – Пока я слушал весь ваш трёп, мечтал как буду лишать вас жизни, на которою вы просто не имеете право. Скажем так, я готов услужить всему этому грёбанному миру. Но сейчас вижу, что вы этого не достойны. Я не буду вас убивать.

Кира почувствовала его внутреннюю борьбу. Герцог попытался подняться с пола, но у него не вышло и ему ничего не оставалось, как продолжать со страхом и бессильной злобой, слушать того, кто стоит над ним.

– Скажите, зачем мне марать руки в вашей крови. Портить свою репутацию из-за вас, мелкой падали, которую можно истребить в любой момент. И не будет больше проблем. Не нужны будут все эти усилия, уговоры оставить её в покое.

– Вы не понимаете, с кем связались! – прогнусавил с ненавистью, отползая, держась за кровоточащий нос, сенатор.

– Понимаю… вы – жук навозный, и раздавить вас было бы благом. Но я не буду портить, скажем так, себе карму. Мне известно, что вас уже измерили на весах правосудия. А вот и приговор: вы не достойны жизни!

Гемион подошёл, распахнул входную дверь. Напоследок, как будто себе, сказал. – Не томи, эта падаль не заслужила право жить. Я, не буду тебя останавливать!

Кира поняла. – В этот раз, мне не удалось остаться незамеченной, но это и неважно. Выйдя в освещённый свечами зал, повернув голову на бок, она смотрела, показавшись на глаза тому, кого так долго искала, копя свою ненависть и обиду столько лет.

* * *

Спускавшись по уходящему склону, то резко, то плавно сужающемуся вниз, проконсул всё не сдавался, пытаясь разговорить почти неразговорчивого спутника. Как будто не нуждаясь в собеседнике, проконсул описывал всё, что попадалось ему на глаза. Тактично выслушивая, поражающегося новыми технологиями, Цурин не замечал, как ловко ему удаётся порой бессмысленную мысль перевести в тему о политике. Было ясно, что он ходит вокруг да около, чего-то избегая и тая.

– Вы, никогда не задумывались, как люди строили эти висячие мосты? Сколько жизней положил мир на технологию, на развитие. А как мы всё это используем, не ценим, живём даже не думая о трудах и чужой жизни!

Решив перейти с пассивного слушателя в активного, Цурин заговорил. – Мне кажется разговор, который вы завели о ценности, как вы говорите, жизни простых людей, начат неспроста. К чему-то ведёте, я правильно понял?

Проконсул, сидя на своей лошади, ехал неуверенно. За ним пешим ходом следовали двое легионеров, ведя под уздцы своих навьюченных коней. Цурин уже пожалел, что поравнялся с ним, слушая его философские дилеммы.

– Нет! Просто пытаюсь увлечь вас, какой-нибудь темой. Приятная беседа скрашивает утомляющую дорогу. Вы, согласны со мной?

– Согласен! – ответил Цурин, сдерживая Фокуса, чтобы он не пошёл рысью. – Тогда лучше расскажите, вам, как лицу доверенному, так сказать приближенному, наверняка известно больше, чем мне!

Проконсул напрягся. – Что вы имеете в виду?

– Я слышал, в столице, были недавно беспорядки. Как там теперь настрой?

– Знаете, всё замечательно! На несколько сотен людей стало меньше, и на этом всё, как будто само прошло. Империю лихорадит и я бы сказал это нормально. Юная принцесса подогревает своим видом народ. Праздные наряды, сами понимаете, люди бедствуют, а она показывается на балах в дорогих украшениях. Не за горами те дни, когда она получит наконец власть. Если честно, я боюсь этого времени. Хотя с другой стороны, ну поправит денёк другой, и не будет больше в нашей Великой Империи размалёванной Императрицы. Придёт на престол, более достойный кандидат. А лучше всего, построим новый строй, без императоров, без их самодурства. Правда, это всё мечты, хотя я бы сказал, очень даже приятные!

– Слышал я уже, эти идеи, – сказал Цурин, пригибаясь под веткой дерева. – Разве не помните, был как-то, лет пятьдесят назад, один трепач, маленький такой, лысый, да ещё очень сильно картавил. Мне ещё отец рассказывал. «А дорога наша – верная!» – нёс всякий бред, так мало того и верил в него.

– Да, да! – сказал проконсул отпустив одной рукой повод, но тут же содрогнувшись, пытаясь не подавать вида, вернул руку обратно. – Его идеи были весьма популярны: свобода, равенство, братство.

– И чем он закончил? Припоминаю, из рассказа отца, если не подводит меня память, на эшафоте!

– Безусловно, печально лишиться такого человека. Мир потерял очень много. Может быть, ему бы и удалось воплотить свои идеи, но, увы.

Среди высоких деревьев и зелёной листвы пробивались лучи солнца. Тропа заросла полынной травой. Не многие путешественники пользовались этим маршрутом.

– Кажется, это река! – сказал проконсул, указывая в сторону редеющих деревьев. Звук щебетания птиц заглушался быстрым потоком течения каменистого русла. В образовавшихся порогах и перекатах внушительно бурлила вода, расплёскивая недюжинную силу. Как только приблизились ближе, их лица обдало влажной прохладой.

– Давайте пройдём вдоль реки. Вон там… она заужена. Видите… вроде бы мельче, – прокричал Цурин, указывая на перекат.

Ведя лошадей по берегу реки, проконсул снова начал говорить. – Остановите меня, если я не прав…, мне не даёт покоя один вопрос. Вот, вы говорите, что нападение было и у вас есть информация. Прошу прощения, важная информация, – задыхаясь, прокричал проконсул. Но, как вы об этом узнали? Я вам отвечу. Вы могли узнать… только, если сами принимали участие. Я не прав?

– Почему же, вы правы! – ответил Цурин.

Шум, всё наполняющий слух, мешал продолжать беседу. Задыхаясь, проконсул махнул рукой, что скорее всего означало, перейдём реку и продолжим.

Вода доставала до колен, держась почти на одном и том же уровне в начале и по всему проходу протоки. Застланная дном галька ставила западню, поскользнуться, ступив в впадину. Миновав переход, взошли на травянистый берег. Зайдя в чащу, развели костёр, чтобы подсушить мокрую одежду и немного передохнуть.

Проконсул, расправив ноги, сидя на подложенной кошме, обратился к Цурину. – Вы слышали речь, которую пересказывали потом многие, ту самую легендарную речь полководца, при битве на краях «Ольдакар-Милены»? То сражение, я не забуду никогда! – произнёс мечтательно проконсул, вспоминая прошедшие героические дни славы.

– Нет… к сожалению! Хоть я и участвовал в битве, именно тогда, меня с несколькими легионерами отправили на разведку. Мы должны были установить, будет ли подход пополнения вражеской армии с тыла. Так что, увы, но как бы я не желал, слышать речь великого полководца, я не мог.

– Ничего, я вам перескажу, – заверил проконсул, внимательно на него смотря. – Так вот, он произнёс эти слова для всех присутствующих: «Каждый легионер ценен для себя, но в первую очередь для своего командира. Если полководец, не будет оплакивать каждого легионера, то грош цена этому полководцу, ибо его значимость пропащая и важность низложена. Будут преданы забвению, все его начинания. Потому что, если голова защищая – не ценит свои руки, лишится их. Ибо полководец – это голова, командиры – зрение, обоняние и слух, а легионеры – это руки и ноги. По делу их разделяют их, коих на действие, коих на противодействие».

Выдохнув, проконсул дополнил. – Прям, как по военной теории! Знаете…, а я с этим утверждением не согласен, – сказал, через мгновение, сделав паузу. – Я считаю, что если командир ценит своих подчинённых, он относится к ним иначе. Вот предположим, что вы были… одним из командиров, при этом недавнем столкновении, – посмотрев по сторонам, добавил, – которого, не было!

– Допустим! – Цурин уже начинал понимать, к чему он ведёт.

– Вам не интересно, что стало с четвёртым легионом, да и в целом, что стало с вашими людьми?

– Интересно! – сказал Цурин, прищурив взгляд и внимательно наблюдая за его дальнейшими действиями.

– А я вам расскажу, – ответил восторженно проконсул. – Нет больше вашего легиона и нет больше вас. Скажем так: вы – призрак былой славы.

Сидящие рядом с двух сторон легионеры, схватили мёртвой хваткой руки Цурина. Сопротивление было бессмысленно, они были настороже готовые ко всему.

– Свяжите его, – сказал проконсул, поднимаясь и подвязывая свой кушак. – Дальше дорога вверх к мосту будет плавной, спускаться с лошадей почти не придётся. Так что, поедете связанный, на своём жеребце. А то я же вижу, что вы начинаете понимать, что я что-то задумал, – подморгнув, подойдя к своей лошади, добавил проконсул. – Ну, что же вы, поехали, время так сказать не терпит.

Ехать было неприятно и неудобно, но одно маленькое преимущество всё же присутствовало. Цурин начал говорить. – Может, раз уж мы разговорились и сняли маски, расскажите, зачем вам всё это нужно?

– Пожалуй, – сказал проконсул с нескрываемой ухмылкой на лице. – Если вы пообещаете поведать, как же вам всё-таки удалось остаться в живых, да ещё отдельно от своей первой когорты… центурион!

– Хорошо, но только после вас! – решительно ответил Цурин. Говорить было сложно, особенно в таком лежачем положении.

– Я бы назвал это, сущей необходимостью, – сказал проконсул, начиная рассказ. – Жил был один, как он сам себя называл «геолог», который выдвинул забавную на первый взгляд теорию. О чём она, точно не знаю! Мне лишь известно, что он, так сказать, придумал методику по поиску залежей мерда.

Искал, значит он, мерд и у нас в империи и в регнардской. Наладил знакомства в нашей столице Велфар, а так же в золотом городе Линаре. Так продолжалось больше десяти лет. Искал он, то там, то тут. Наблюдали, значит, мы за его работой. Чудак конечно, но мало ли, а вдруг. Как говориться, фортуна любит дураков. В общем, отправился он опять в Регнард и нашёл же! Решил он, значит, обменять толику добытого мерда. Вернулся домой, расспрашивал, нашёл посредника. Само собой, посредник был наш человек. Представь, даже не пришлось его пытать. Как только ему рассказали, что его ожидает, выдал всё, как на духу. Дальше, мы столкнулись с проблемой. Способ по поиску, он конечно нам передал, но оказалось, что мерд, доступный к добыче, есть только на территории Регнарда и только в одном месте.

Цурин молчал, понимая, как был обманут. Не он один! И ради чего? Ради чужого обогащения!

– Вот тогда, нам и понадобился отвлекающий манёвр. Регнардцы, если бы им ума хватило узнать то, что знаем мы, ни за что не отдали бы нам мерд. Да и как перевозить добытую породу? Вот тогда и родился план растянуть границу Регнарда, подставив не в меру поднявшегося трибуна, метившего в сенат. Трибун Луций Октавий, подошёл на эту роль лучше всего. Ему не хватило мозгов подумать, ну на кой нам нападать на нашего союзника? Ради чего? Ради разграбления паршивых поселений! Для нашей империи, легион – это вполне восполняемый ресурс. Три тысячи душ стоят немного по сравнению с тем, что станет с нашей Империей, после завладения такими запасами мерда.

Я буду так добр, что расскажу больше, – произнёс проконсул, уже без уловок. – Весь командный состав уже казнён, а остальные перешедшие нашу границу легионеры, скажем так, стали жертвой несчастного случая. Так что, увы, но так получается, что вы последний человек, который принимал участие в этом кровопролитии. Нападать на мирные поселения дружественного нам государства, – проконсул покачал головой, цокая. – Какие изуверства!

– А теперь, ваша очередь рассказывать, – проговорил тучный политик, посмотрев на связанного.

– Считайте это чудом! Меня подобрали раненого, выходили, дали второй шанс.

– Ха, ха, ха – засмеялся проконсул, всё так же крепко держась за повод. – Вы знаете, что такое везение? Может это шанс, который даёт жизнь? Я слышал версию некоторых людей, которые говорят, что везение – это миф, и каждый человек сам позволяет себе быть везучим, когда уверен в себе. Другой же, неуверенный в себе, ничего не получает от жизни, собирая, так сказать всё, что ему подсовывают. Вот, что значит, чёрная полоса и белая.

– Я бы сказал, что лучше пусть будет стабильная серая! – проговорил Цурин, пытаясь незаметно освободить связанные руки.

– Ладно, довольно философии, – прервал себя же разговорчивый политик. – Мы уже поднялись, так что с огромным сожалением, я попрощаюсь с вами. Досадно, – произнёс проконсул с искренностью в голосе, – но ваша компания была приятна.

Подойдя сзади, легионер попытался спустить связанного на землю. Цурин же, всем весом упираясь в коня, завалился на легионера. Вытащив у него короткий нож, освободил себе руки, перевернулся в бок, освободил ноги. Быстро вскочив на своего рысака, пришпорил, крепко прижавшись к его шее. Характерному другу, это не понравилось. Конь, со всей силы лягнул копытами по подбирающемуся сзади легионеру сбив его с ног, а после помчался по ненадёжному мосту. Цурин отстранился от парализующего страха высоты, видя лишь свою цель, конец моста на горизонте.

* * *

Серый и пегой мерины держались большака, унося всё дальше двух друзей и неожиданную попутчицу, волею случая присоединившуюся к их благородному пути. Вар ехал один, взяв весь груз. Финиган же с Майей, которая ну никак не хотела даже общаться с Варом. Каким-то не понятным образом, священник нашёл с ней общий язык. Их разговоры, то и дело сменялись шутками и озорным смехом, лишь прерываясь от того, когда её взгляд пересекался со взглядом Вара, и тут же она становилась смурнее ночи.

– Характерная! Надо было брать одну из доступных! – подумал Вар и тут же укорил себя. Внезапно на него, отчего то накатила безотрадная кручина, и захотелось прижаться к холке и понестись рысцой. А, почему бы и нет! Пришпорив, послал пегого в галоп, неудержимым вихрем мчась вместе с ветром, уносясь от всего, что гложет и держит. Вырвался вперёд, не пытаясь увлечь за собой других. Спутники остались где-то позади, скрывшись за зелёными деревьями. С таким трудом он заставил себя удержаться от вольной жизни и перевёл коня в шаг, а затем и вовсе остановил. Потрепав своего пегого по холке, проговорил. – Молодец, хороший мальчик! Но, лучше подождём их.

День подходил к концу. Ночное светило поднялось в небо, обнажая очертания полной луны. В полусумраке покидающего заката подъехал с попутчицей священник.

– И, куда теперь? – спросил Вар, смотря на заросли высокой травы, которая поднималась на уровне всадника. Лишь дорога была примята, проезжающими телегами. – Я так понимаю, приехали, – обращаясь к девушке, повторил Вар.

– Сейчас узнаем, – сказала она. Спрыгнув с лошади, подошла к обрюзгшей старухе, опирающейся на трость, ковыляющей мимо. – Не подскажите, как добраться до земли барона? – спросила девушка.

– Так вот миленькая, вы уж на ней. Ехали бы вы своей дорогой, подальше отсюда. Плохая, эта земля и люди здесь скверные, что не вор, то убийца, всяк хуже худшего.

– Нам нужно в «Обитель отчаянья», – сказала Майя подойдя ближе. Взяв старуху под руку, помогла ей идти. – Укажите направление?

Старуха обернулась, взглянула на её спутников, которые сидели на лошадях, задержав свой взгляд на Финигане, удивлённо произнесла.

– А вы куда? Живу долго думая, что ведала всё, но зрею впервые, что бы в «Обитель греха» так рвался священник. Иль вас, эта погань тоже к себе тянет? Стыдно должно быть!

– А я что, я не…

Девушка его перебила. – Так куда?

– Чёрт с вами, – сказала старуха, – но, он вам тоже не помога, заблудшим. Вон туда вам, «Чаянье» через просеку, вдоль дороги, а там увидите. Негоже вам, святой отец, – сказала старуха помотав головой. – Свят, свят, – и отмахнувшись от них рукой, пошла своей дорогой.

– А что я… – сказал, недоумевая Финиган. – Доброе благородное дело!

– Ну, ну… знаю я ваши благородные дела! – произнесла старуха, всё отдаляясь.

– А я ещё не знаю, – сказала Майя, стоя рядом с лошадью Финигана.

– Руку дай, помоги забраться. Или был благородный, да весь вышел?

– Насмешила! – сказал Вар, поправляя груз, который немного мешал.

– Ну что, едем освобождать невольницу?

– Что ты понимаешь о том, как быть в рабстве, – проговорила Майя презрительно смотря на него, – да ещё столько лет? На её месте, я бы лучше лишила себя жизни, чем оставалась так долго в неволе. Я уверена, её сломили!

– Согласен, мне не понять, – уступил Вар, не пытаясь спорить и задеть за живое.

– Кто знает, может она уже мертва и наши усилия впустую, – сказал Финиган, легко послав коня в шаг.

– С одной стороны, будет даже проще! – ответил на это Вар, послав мерина следом. – Найдём барона, покараем его… и на этом всё, твой долг уплачен.

– Но, ты ведь думаешь о другом. О чём? – спросил догадливо Финиган.

– Думаю о том, что делать, если она жива. Вдруг, за столько лет она полюбила его и захочет остаться.

– Поставь себя на её место, – сказал священник. – Быть с самого детства в рабстве, знать и помнить в своей сознательной жизни, только это. Человек по природе своей, на подсознательном уровне, ищет во всём лучшее.

– Возможно… – задумчиво произнёс Вар. – Этого я и боюсь. Она живёт своей жизнью, а тут появляемся мы…

На возвышенности показалось имение. Остановившись, друзья спустились с коней и увели их вглубь чащи. Ведя лошадей сквозь заросли и бурелом, поднялись на пригорок и незаметно вышли к имению, оправдывающему название «Обитель отчаянья».

Решетчатый, металлический, высокий забор скрывал тот самый двор, куда им и нужно было незаметно попасть. Спустившись в овраг, оставили лошадей, привязав поводы к стволу ветвистого дерева. Взобравшись по рыхлой земле, спрятались, наблюдая за проходящими дозорными. Внимание многочисленной охраны было сосредоточено на воротах. Караульные, обходя обширную территорию, оставляли не малый интервал, чтобы проникнуть и не быть пойманными.

– Вот туда, я с вами не пойду! – звучным шёпотом произнесла Майя. – Моя голова мне дороже, уж лучше я вернусь к лошадям и подожду вас там.

Вар легко перелез через металлическую преграду. Финиган же, чуть медленней, но тоже перебрался. Минуя проходящую охрану, прячась за кустами, они незаметно пробирались всё ближе к имению.

Яркие краски цветущего сада поблекли в звёздной настигающей ночи. Лёгкий туман ложился пеленою, бережно укрывая прекрасные цветы и оберегая их красоту для солнечного дня.

Скорее всего, большинство из охраны в доме, – подумал Вар, так как на улице было всего человек шесть. Имение предстало пред ними со стороны покоев.

– Смотри вон туда! – показал рукой Финиган, прячась. – Скорее всего, она нам и нужна, – сказал священник. – Похоже? Глянь…

Вар поднял глаза взглянув на лоджию. Облачённая в воздушно-лёгкий, прозрачный как слеза, распахнутый пеньюар, полуобнажённая девушка стояла освещённая лунной смотря на звезды. Небесный свет оттенял подчёркивая очертания её девственного тела. Воистину, это был дар на алтарь всего прекрасного, когда хрупкий девичий стан потянулся к небу. Откинув грациозно прямые волосы, она оголила грудь, низвергнув в бездну своей красотой блеск всего мира. Освещаясь, отвечала на зов луны прелестная родинка на груди в виде полумесяца. Гармоничная фигура звала, притягивая и маня к себе.

– Да это точно она, – донёсся откуда-то знакомый голос. Эй… друг, ты тут? – спросил Финиган. – Эй… я с тобой разговариваю.

– Что…, что ты хотел? – спросил Вар. Оторвав от неё взгляд, почувствовал обжигающую сердце пустоту.

– Спасать будем? – спросил Финиган, ухмыляясь.

– Кого спасать?

– Её спасать будем? – повторил священник. – По описанию подходит! Эй… соберись! Напоминаю, невольница… надо спасти! – повторил друг уже медленней.

– Да, да я тебя слышу, – сказал Вар, заставив себя сосредоточится. – Дождёмся, когда она уснёт и проберёмся внутрь.

Через некоторое время девушка покинула лоджию, грациозно вернувшись в освещённую лампадами спальню, лишив возможности наслаждаться её небесной красотой, лелея не просто желание дать ей свободу, а быть с ней всегда.

Когда яркую полную луну закрыло облако, на мгновение, погрузив мир во тьму, Вар и Финиган забросив верёвку, по очереди взобрались на лоджию.

– Ну что, она спит? – шёпотом спросил Финиган.

– Спит. Я ей закрою рот, она проснётся. Объясню, что мы от её отца. Если будет сопротивляться, тогда придётся против воли освобождать.

– Хорошо! – шёпотом произнёс Финиган, подходя ближе. – Давай!

Приложив руку к её губам, Вар закрыл рот девушке. Она открыла глаза, внимательно на них смотря и не понимая, что происходит.

– Мы, от вашего отца! Это вам было пять лет, когда вас похитили? Девушка укусила Вара за ладонь, – Ай… – затряс рукой Вар.

Рядом стоящий Финиган, быстро закрыл ей рот. – Не беспокойтесь! Если вы боитесь барона, то ничего, мы с ним разберёмся. Девушка, повторила тоже самое с ладонью Финигана.

– Сюда! – закричала она, и в одночасье комнату наполнили воины, экипированные во всё чёрное.

Удар – в тьму пал Финиган. Удар – во тьму погрузился Вар.

Когда Вар приоткрыл глаза, прошло уже какое-то время. На улице была всё та же тёмная, беспросветная ночь. Много сандалий на стопах впереди и чутьё подсказывало, что их ещё больше сзади. Лишь было одно сожаление! Столь прекрасная девушка, не была в той лёгкой просвечивающейся накидке. Одета она была сейчас даже очень богато, в шелка, скрывая желанное, но ещё больше подчеркивая свою привлекательность.

Вар сидел на стуле. – Где…? А, вот он! Финиган сидел рядом, тоже был связан по рукам и ногам. Ещё не пришёл в себя или возможно притворяется, – подумал Вар не показывая, что осматривается.

По лицам обоих, кто-то хлёстко ударил. – Оклемались! Ну вот…, теперь поговорим, – произнесла приятным голосом, всё та же девушка. Финиган, от удара тоже открыл глаза, не скрывая показал, что он пришёл в себя.

– Начнём с того, кто вы и зачем сюда пробрались?

– Вначале ответьте вы, – сказал Финиган. – Это вы, девочка, которую похитили двадцать лет назад? Снова удар, в этот раз, только удостоив священника.

– Постой Гек, – она остановила одного из своих увальней.

– Похитили… – произнесла она с усмешкой. – Гек, ты слышал? Спальня наполнилась смехом мужских голосов. – Ну допустим, – сказала она скрестив руки, – и что дальше?

– Мы пришли спасти от барона, который вас удерживает, – сказал Вар, ничего не понимая. – Неужели вы, его так любите или так привязаны к нему!?

Теперь девушка звучно рассмеялась. – Люблю?! – Какое интересное слово! Мне больше нравиться, использую. Но, если вам так нужен барон, я его сейчас позову!

Девушка вышла на лоджию в ночь и громко, театрально произнесла. – Дорогой, к тебе тут пришли. Говорят, ты меня удерживаешь? Ах… я ж забыла, ты же мёртв! Снова скопищем раздался безудержный хохот стоящих сзади.

Вернувшись продолжила. – Так что, опоздали вы. Тварь, отошла в мир иной, а может, кто и помог, – вызвав лёгкий смешок, добавила она. – Это теперь не важно, как и вы не важны!

– Разве вы не хотите встретиться с отцом? – спросил Финиган, явно не понимая в какой они ситуации. – Он ждёт вашей встречи уже давно! На этот раз, после того как она, чуть опустив голову дала знак, Финиган и Вар получили не один удар. Не скрывая удовольствия от того что видит, подняла руку. – Пока хватит, я отвечу.

– Нет, не хочу! – сказала она. – Старый урод, за столько лет обзавёлся новой семьёй, а нас забыл, как и я его забыла.

– Тогда почему, – сплюнув, прохрипел Вар, – он рассказал нам эту историю о том, как сожалеет, что вас не смог найти и вернуть?

– Старая байка, которую он выбалтывает, чтобы ему посочувствовали и налили кружку другую горячительного! – ответила она, с нескрываемой злостью. – Мол, пожалейте меня, у меня забрали семью. Пожалели и забыли! А вас не будут жалеть. Гек уведи любопытных, не в меру заботливых гостей, они меня утомили.

– Куда это нас? – спросил, пытаясь сопротивляться Финиган.

Дальше была опять не желанная тьма. Для Финигана после удара, для Варлеуса более реальная, под землёй. Глубоко под домом их протащили по коридору, бросив в низ, в узилище, в глубокое тёмное, пустое ничто. Задвинули плиту, лишая даже малого лучика света от лампады или свечи. Кромешная тьма выдворяла свет из жизни, забирая даже толику надежды выбраться отсюда живыми.

– Кто здесь? – донёсся хриплый голос из тьмы. – Вас тоже сюда? Кормят здесь отвратительно, но располагайтесь.

Вар, нашёл руками Финигана, проверил. Всё хорошо, дышит! Ответив куда-то во тьму. – Вас за что?

– Пытался освободить своего друга из свободного рынка.

– А при чём тут рынки? – спросил недоумевая Вар.

– Как это… не знаете что ли в чьём доме гостите? – удивлённый, хриплый голос, вопросительно послышался ближе.

– Когда забирались сюда, предполагали, что в дом барона! – ответил Вар.

– Ха, ха, ха, – дрожащий голос рассмеялся. – Поздравляю вас, барон умер. Да здравствует, баронесса!

– Мы, это уже поняли, – сказал Вар, куда-то в даль, – нас уже просветили. И давно вы тут?

– Я уже сбился со счета, – ответил осипший голос из тьмы. Помещение было большим, поэтому трудно было определить можно здесь стоять или нет, но этот человек точно передвигался. Вар сидел на земле рядом с Финиганом.

После тишины и какого-то шума со стороны голоса, как будто кто-то ковырялся в земле, Вар спросил. – Мне не понятно только, зачем нас держать здесь, мы же не представляем для неё угрозы?

– Сам посуди, – сказал хриплый, закашлявшись. – Девочка, ставшая холодной расчётливой женщиной, управляющая самым большим свободным рынком в городе, дочь – пьяницы из таверны. Ей, такая слава не нужна! Её уважают и бояться! Единицам известно, что управляет всеми свободными рынками она. На самом же деле, пускают слухи, что барон жив, но управляет тайно.

– Помогай после этого людям! – сказал вполголоса Вар. Финиган зашевелился, приходя в сознание.

– Слушай, там наверху сейчас день или ночь? – спросил всё тот же осипший голос.

– Скорее всего, ещё ночь, – ответил Вар, помогая подняться и сесть Финигану. – Эй… ты здесь? Ответа не было. – Эй… – Одинокий голос эхом утопал в пустоте не получая ответа, как будто друзья были одни и никого здесь и не было.

– Где мы? – пробормотал Финиган, приходя в сознание. – С кем это ты говоришь?

– Пока ещё не понял, – сказал Вар. Его глаза, уже немного привыкли к тьме. – Облокотись на меня. Пригибаясь, медленно пошли в ту сторону, откуда тогда доносился голос. Никого не было, они были только вдвоём.

– Походу, ты разговаривал сам с собой! – сказал Финиган идя следом, как крот в норе, держась за плечо друга.

– Надеюсь, нет! Тебе лучше?

– Да.

– Тогда давай проверим, не мог же он испариться. Нащупав прорытый тоннель, поползли выбравшись во тьму ночи.

– Такого везения не бывает, – сказал Финиган, поднимаясь на ноги.

– А я и не спорю! Давай уберёмся отсюда поскорей. С трудом перебравшись через ограду, хромая пошли.

– Ну и где она?

– Это точно, то место? Где лошади?

– Вот и доверяй после этого людям! – повторил Вар, качая головой.

– Пойдём отсюда! До утра нужно как можно дальше убраться, – напомнил Финиган, чуть прихрамывая. – «Властительница рабов», чтоб ей провалится! Не хочу больше видеть это личико. Она позорит весь женский род!

– А по-моему, весьма даже хороша! – мечтательно произнёс Вар, придерживая друга. – А как звучит: «властительница свободных рынков». Красота – истинной Аглии, а по духу – не неукротимая пантера! Так и хочется приручить!

– Ничего ты не понимаешь в женщинах, друг мой… ничего!

Сумраком лежала звёздная ночь. Чуть погодя, вышли на тракт.

Опасения ради, Вар обернулся. На горизонте, освещённый луной, позади них стоял, обнажив две гарды, человек, от которого веяло угрозой. Дорога впереди была открыта!


Глава 14. Истина близка: все смертны

Войдя в распахнутые двери из почти тёмного помещения в сад, Кира на мгновение ослепла. Глаза быстро привыкли к яркому полуденному солнцу. Держа под руку Императора, посмотрела на его величественный профиль. Остановились среди множества преклоняющихся гостей. Продолжили идти дальше промеж подданных, в центр сада.

Посмотрев по сторонам, Кира произнесла на ухо Императору. – Да… пир «очень скромен»!

– А ты, что ожидала? – почти не шевеля губами, ответил Немидас. – Вот тебе и причина, почему без тебя здесь не обойтись.

Подданные двух Империй в благоговении склонялись, когда Кира и Немидас проходили меж рядов цветущего сада, в котором сегодня был «пир лицемерия».

Накануне Император, подозвав Киру, изрёк. – Я знаю, что ты не любишь многолюдные мероприятия, особенно то, о котором я тебе сейчас расскажу, но без тебя никак! Мне будет спокойней, если сегодня ты будешь моей спутницей.

Официоз начался! Лизоблюды окружали Императора, поздравляя и уверяя в вечном мире, который вот только недавно был нарушен. На приёме в честь заключения мира, люди веселились. Сам фуршет был символическим и скорее представлял показушный характер. Все присутствующие это понимали. Но игра, начатая одним, захватывала других. Скрывая свои подлинные личины, праздник обмана и фальша продолжался в полном разгаре.

Пышногрудые дамы в роскошных ярких платьях сопровождали мелочных и склочных политиков. Пожирая глазами, знатные персоны смотрели с крайней неприязнью на Киру. Она это читала в их глазах, легко и непринуждённо продолжая оставаться собой. С их уст завуалированная лесть, как всегда, звучала абсолютно притворной. Юные особы, видя в ней соперницу, коей она не являлась, таили едкую зависть. Политики же, с горечью наблюдали упущенную возможность, подложить под Императора свою жену или дочь. Что может быть корыстней, подняться за счёт своего близкого!

– Ваше Величество, позвольте вас поздравить! Исключительно благодаря вашему участию, удалось добиться мира между нашими Империями.

– Какое радостное событие! Небеса благоволят нашим народам! Никто впредь не сможет поколебать устои, нарушить крепкий союз заложенный на века.

Когда появилась возможность, Император, опять наклонился и тихо на ухо сказал Кире. – Я не присутствовал ни на одних переговорах, а меня здесь так превозносят. Ты, права! Я согласен с тобой, это их праздник, праздник подхалимов.

Внимательно слушая Императора, краем глаза, Кира заметила приближающегося юношу, одетого в дишдашу кристально белого цвета стянутую золотым поясом. В его сопровождении, покорно шла очень юная и мало подходящая ему особа.

– Очень рад познакомится с вами лично! – произнёс, подойдя со своей спутницей, нимфеткой, импозантный молодой мужчина.

– Единение и помпезность этого мероприятия, немного не подходящий повод для встречи, но ничего. Император обернулся к Кире. – Знакомься, старший из наследных сыновей Империи Эль-Херог, Принц Миан ар ибн Халь-аф.

Наследный принц не опуская глаз, склонил голову в знак приветствия.

– Позвольте представить мою прекрасную спутницу, – сказал Немидас, обращаясь к принцу. – Кира Аллдар Воим.

– Очень приятно познакомиться, – преклонившись, сказала Кира.

– Взаимно… столь приятное общество! – проговорил сдержанно принц – А эта особа, мой дар, в честь Вашего Величия и непревзойдённой скромности пира. Элианская девственница моего личного гарема, Вам в услужение.

Без интереса и малой доли упоения, даже несмотря на юный дар, Император подозвал знаком прислужника, и спутницу принца увели из сада. Удостоив коротким взмахом головы, Немидас выразил сдержанную благодарность, не проявляя большой симпатии, продолжил говорить. – Мы не ожидали так скоро, вашего прибытия, но несомненно, рады принимать у себя наследного принца, Великой Империи.

– Я нахожусь здесь неофициально, – ответил принц Миан. – Но надеюсь, нам удастся, после, обсудить дела в более спокойном месте.

– Конечно! – ответил Император, и наследный принц откланялся.

К ним подошли другие гости и снова начались пресные разговоры о политике. Наклонившись к уху Киры, Немидас с улыбкой произнёс. – Теперь опасность миновала, ты свободна не слушать скучные речи.

– Прошу прощения, – сказала Кира, оставив Императора продолжать беседу, отошла. Она сразу поняла что, несмотря на инкогнито принца, Немидас знал о том, что он будет на пиру. Как говорится: шпионы везде, как и всевидящий взор тех, кому служат они! Выбрав место, с которого виден был весь сад, Кира встала за декоративно постриженным кустарником в виде живой изгороди. Стоя в полном одиночестве, не привлекая особого внимания, наблюдала за пирующими и продолжала приглядывать за монархом.

Во что я превращаюсь, в глаз личной охраны или дружеское плечо? Да, я спасала его жизнь не раз! Но, на что я пойду ради него? – продолжая наблюдать, задавалась вопросами Кира. «Быть на виду, но не привлекать внимания», – хорошее правило, которому не последуешь, когда на тебя пялятся как минимум сотня завистливых охотниц, готовых за твоё место, отдать всё что у них есть.

Когда Император предложил ей работать только на него, она конечно, запросила заоблачную сумму, превышающую годовой заработок самой лучшей работы. Он тогда, лишь усмехнулся и сказал. – Хорошо, но только при одном условии. Скажи мне честно, сколько стоит твоя преданность?

– Она, бесценна! – ответила тогда Кира. А после, обдумывая его предложение, даже обиделась. Невообразимо допускать мысль, что я способна на такое вероломство!

– Я не боюсь смерти, – сказал тогда Император, – скорее опасаюсь предательства. Всё, чего я таким трудом добивался, будет разрушено. У нас в Империи много свободомыслящих, которые не хотят вольности, они хотят хаоса, полного лишения всякого порядка. Что будет с народом, когда они добьются, того к чему стремятся? К чему приведёт свобода от правил и закона? К беспорядкам придут эти бездари, которые пытаются добиться лучшей жизни.

– Вы допускаете, что у них это получится?

– Конечно же, нет. Но они заражают других, вводя в заблуждения, не показывая своего истинного намеренья.

– И какого же?

– Уничтожить порядок сложившийся за века, после кровавой войны, которой наши праотцы пообещали в будущем избежать любой ценой.

Сильный человек, за которым идут многие и пойдут ещё больше, – подумала тогда Кира, принимая предложение. Только приближенные знают, что она, Кира Аллдар Воим из небольшого городка, когда-то наёмник, теперь же бесценная защитница престола. Для остальных же, она очередная профурсетка, которая уж очень надолго задержалась в куртизанках Императора.

Сад был усеян клумбами. Украшенные беседки дополняли атмосферу помпезности. Идя свободной походкой среди общающихся, проходя как бы мимо неё, Гемион остановился.

– Тот самый рыцаришка, – подметила Кира, пытаясь не обращать на него внимание. – Вот-вот, позволил он мне значит, совершить то, на что я имела право! – подумала она, делая вид что не видит его.

Гемион стоя рядом, начал разговор. – Не знаю, восхищаться вами или поражаться!

– Не мне указывать, что вам делать, – ответила без интереса Кира, не смотря на собеседника, продолжая наблюдать за Императором.

Нагнувшись к ней, он шёпотом произнёс. – Я ожидал, что будет расследование, но ничего не было. Вы, как всегда на высоте, браво!

Ну вот, – подумала Кира, – сейчас он заведёт разговор и будет интересоваться, как я это сделала, разбираться в причинах. Но нет, Гемион этого не спросил. Его, в принципе, как будто вообще не интересовала причина и следствие сердечного приступа сенатора.

Гемион продолжил, – Хороший сегодня день для лизоблюдства, не правда ли?

– Я слышала, без вашего участия этого мероприятия не было бы. Так что, во всем виноваты вы!

– Если бы, я к этому не пришёл, мира добился бы другой, – Гемион добавил, – находчивых, идейных выскочек у нас хватает!

– Как и везде, – ответила Кира, смотря на людей в пышных нарядах. – Но, говорят и вас можно поздравить с новым титулом, граф. Такого раньше не бывало, что бы территория вдоль границы отходила в управление ордена, о котором раньше было почти не слышно. Теперь же, я так понимаю, с этой маленькой победой вас чествуют все?

Гемион, недолго думая ответил. – Конечно, причина для радости есть! Но, я себе не позволяю думать об этом в таком русле. Мы ещё не взяли эти владения, так что восхищаться рано.

Внезапно прозрев, она осознала, – вот что значит, чувствовать свободу от долга мести, который мёртвым грузом на сердце, удерживал её всегда оставаться одной. Вот она какая, свобода, – подумала Кира, посмотрев другими глазами на собеседника. Мир стал привлекательней. Солнце стало светить ярче. И вроде бы всё по старому, но жизнь точно стала иной. Непознанная воля, явно осязаема. Теперь можно начать думать о себе.

– Слышала, что в твоём ордене все такие сдержанные, но что бы настолько? – сказала она, посмотрев на него.

– Я просто не хочу торопить события! – сказал Гемион, не отрывая свой взгляд от её.

– А как же вера в высшую силу…, в предначертанное? Разве она не гарантирует, убежденному в победе, решимость и уверенность на абсолютный успех?

– Фатализм – это ложный путь, ввиду того, что человек есть, создание свободное. Неконтролируемый случай и только он, связывает нас с этим миром.

– Правда? – произнесла она удивлённо, – расскажи, мне действительно интересно во что вы верите.

– Знаешь, когда наш орден разделился и вышел из древнего горного королевства, мы сохранили манускрипты.

– Уже заинтриговал, – произнесла Кира, всматриваясь в его лицо, как будто что-то ища.

Гемион продолжил, – там была надпись на языке «шепчущих», той самой расы, которая почти вымерла. Она дословно означала: «Я, есть меньшее из целого, треть из сущности древа вечности».

– И вы это принимаете?

– Мы живём этим. Многие стараются добиться единства с вечным. Мы же действуем, следуя завету!

– И это всё, и никакого больше учения, кроме одной фразы?

– Почему же! Надеюсь, я заинтриговал вас, – сказал Гемион, загадочно улыбаясь. – И у нас будет возможность продолжить беседу в ближайшем будущем. А теперь, я прошу меня простить!

Гемион, слегка преклонив голову, вышел, покинув это скучное мероприятие, усмехнувшись в себе. – А в ней ведь, действительно, что-то такое есть!

Когда привели его коня, вскочив, Гемион бросил взгляд назад, посмотрев на высокие башни замка, пришпорил, послав маститого медленным аллюром. Так и отправился, неспешно, к себе в имение. Покинув размеренную, праздную жизнь пира, окунулся в городскую суету. Постоянный торг на площадях, и суматоха среди покупающих создавали толчею. Среди дневного шума мирной городской жизни выделялись звонкие подзывающие голоса разносчиков. – Даранские пряности, Линарские сладости.

Кто-то рядом с жилым домом громко кричал. – Покупайте, не дорого!

На что из окон домов, было ответом. – Замолкни, весь день горланишь!

Подзывающий к лавке продолжал надрывисто кричать, не обращая внимания на замечания.

– Ах так! Со второго этажа плюхнули ведро зловонного добра. Виновник шума, облитый с головы до ног, поник, пока коричневая жижа густо падала с него на землю. Городская жизнь кипела!

Поднявшись по дороге, резко уходящей вверх, Гемион подъехал к родным стенам своего, а когда-то и родительского имения.

Во дворе всё так же было много новобранцев, они стояли шеренгой. Акколада подходила к своему завершению. Впереди строя говорил Перфаер, принимая обряд. Его звучный голос донёсся, как только Гемион завёл своего коня за металлическую ограду.

– Вот истина истин, ветви древа махагони: мир – альтернативен хаосу, абсолютно гармоничен оазис непреклонных. Сегодня, вам открылся путь! Опуститесь на колено братья мои. Повторяйте за мной слова клятвы.

«Я – рыцарь ордена Махагон, клянусь пред древом вечности и его последователями в неуклонном повиновении и верности. Клянусь, что буду оберегать не только словом, но и оружием и всеми силами своими, все таинства веры, храня в себе силу пламени вечности, почитая завет, первых из нас. Ибо никто не свят в прегрешениях земных, а жизнь – есть борьба и очищение чистыми деяниями. Так как, Я есть – меньшее из целого, треть из сущности древа вечности. Я есть – ничто, ради всего! И равно, заверяю быть покорным и послушным Великому Магистру ордена, как велит устав, предписанный нам нашими праотцами и сохранившими верность, собратьями. Клянусь, что я всегда буду хранить воинскую честь. Быть верен Императору, покуда воля его – есть свет, во имя очищающего пламени. Обещаю, что во всякое время в случае нужды пересеку моря и земли, дабы выступать и сражаться. Клянусь, что в присутствии трёх противников и более я не убегу, но буду бороться с ними, ежели они неверные. Так и зарекаюсь, не продавать собственность ордена и не позволю, чтобы она была продана или отчуждена. И никогда, я не сдам врагу города и земли, принадлежащие ордену. Клянусь во всякое время оказывать помощь тем, кого угнетают неверные и отринувшие. Ибо я не откажу нуждающемуся ни в какой помощи, какую я могу ему оказать. Обещаю, что я буду помогать им и защищать их словом, оружием и иными деяниями. Чистосердечно и по собственной воле клянусь, что буду соблюдать всё это…»

Гулко как один повторили вступившие в орден. Поднявшись с колена, рыцари положили руки на инкрустированные гарды церемониальных мечей. Их не блуждающие взгляды, были прикованы смотреть перед собой.

Увидев приближающегося Гемиона, Перфаер обернулся к нему. – Приветствую вас, магистр, – сказал он, слегка склонив голову. Одной рукой обхватив другую в кулак, подвёл к сердцу. Следом, одновременно, сделали тоже самое, сзади стоящие собратья.

Гемион, подобным образом поприветствовав собравшихся, произнёс. – Рад, что успел увидеть тех, кто не боится себя! Вы сделали правильный выбор, посвятив свою жизнь, ордену Махагон…

Когда магистр закончил свою речь, распустил строй, проводив расходящихся взглядом, направился к имению. Церемониальная чёрная одежда с капюшоном скрывала лица принятых в орден. Второй после магистра последовал за ним. Гемион посмотрел на Перфаера, который безмолвно шёл рядом. Заметив в его глазах тоску, остановился.

– Как там наши гости? Не чувствуют нужды в общении?

Перфаер смутился, не сразу поняв о ком идет речь.

Гемион уточнил. – Я вижу, тебя что-то беспокоит, так может расскажешь?

– Да… я хотел бы знать, какие у вас планы на счёт Ианты? Что её ожидает дальше? Она мне очень близка… по духу!

Положив руку ему на плечо, Гемион не раздумывая ответил. – Не переживай, мой друг, у меня на её счёт нет никаких планов. А почему ты спрашиваешь?

– Я бы хотел быть с ней, если она этого захочет, – сказал Перфаер, с лёгкой смущённостью, не присущей ему.

– Это твоё личное дело, меня это не касается! – возобновив шаг проговорил Гемион, дав понять, что он свободен сам принимать решения.

Позади них новоизбранные рыцари веселились, поздравляя и гулко общаясь. Их серебряные гарды церемониальных мечей красовались на поясах у каждого из вступивших в орден.

Не обращая более на них внимания, Гемион оставил Перфаера. Идя мимо новобранцев, направился к неприметным сооружениям пристройки конюшни. Зайдя внутрь, прошёл вдоль ящиков. Откинул плотный настил. Спускаясь в погреб его обдуло холодом ледника. Помещение служило не для сохранения мяса, а для других более важных целей. Небольшого места с виду вполне хватало для выполнения задачи.

На четырёх столах лежали синюшные не прикрытые тела. Над одним из них и склонился немолодой специалист тайных дел в искусстве анатомии человека. Он наклонился над трупом, которому возможно было уже несколько дней. Рядом лежало тело с ножевыми ранениями.

– Трудно было совместить факты, но всё сходится. Это всё, дело её рук! – сказал специалист, продолжая ковыряться в теле, не отрываясь от поисков истины.

– Объясни подробнее, – уточнил Гемион. – Насильственная смерть второго, как я вижу, не похоже на её почерк. Разве ты нашёл следы яда?

– Нет, но удары соответствуют её росту.

– Мне нужно больше фактов!

Сведущий обернулся к Гемиону. – Магистр, простите меня за излишнюю настойчивость, но я был на том месте и мне встретился весьма неоднозначный тип, увечный, который за пару медных монет вспомнил, что видел молодую девушку небольшого роста. Она, задержавшись, кинула ему подаяние и прошла дальше. А утром, вот этот господин был найден мертвым.

– Допустим, но с чего вы взяли, что это её работа? Вы обнаружили семена болиголова?

– Нет… никаких семян, только парализующий яд. Но, это только моя догадка, не более. Всё решает время, которого у меня и не было.

На мгновение задумавшись, Гемион сказал. – Этот случай мне был неизвестен, но я склонен доверять вашему мнению. И так… следующей её жертвой стал сенатор…

– И это большая удача, что вам удалось, так быстро, доставить сюда его тело. Возможно, тот самый яд, который убивает, ещё в его крови!

– Что вы можете сказать сейчас?

Специалист опустил окровавленные руки в тучное мёртвое тело, продолжая говорить. – Ну, если меня не подводит логика, а она меня никогда не подводит, девушка руководствовалась определённой целью. Это указывает на её выбор жертв. Плюс, та расчётливость и хладнокровие, с которой она это сделала, заставляют прийти к следующему выводу.

– И, какому же?

Хруст рёбер в плоти, окровавленные руки опустили в сосуд сердце. – Её мотив очевиден, это… скорее всего месть!

– Месть? – повторил Гемион, а после прошёлся по комнате складывая в голове услышанное. Сохраняя сдержанность и трезвость рассудка, спросил. – У вас есть какие-то мысли, с помощью какого яда наступает сама смерть?

– К сожалению, пока нет. Но семена болиголова были приняты многими из её жертв уже после того, как в кровь попал яд. Меня это наводит на мысль, что она не скрывает свои намерения и саму цель содеянного.

– Мне нужно знать больше!

– Само собой, я продолжу работать над убиенными. Но есть одна трудность, которую я пока стараюсь решить. Когда я пытаюсь извлечь из крови частицы яда, я не нахожу его следов, как будто их сердца сами перестали биться.

Гемион направился к выходу, услышав всё, что ему было нужно.

– Позвольте вас спросить, – окликнул его сведущий. Гемион остановился. – Что всё это вам даёт? Ведь оснований достаточно, чтобы уже сейчас открыть глаза императора, что его защитница убивает мирный люд? А также о том, что он пригрел у себя на груди змею?

– Я и не собирался докладывать об этом императору! – ответил Гемион выходя.

День подходил к концу. Летний хоть и вечерний ветер окатил его лицо теплом. Холодный дух мёртвых тел остался внизу. Безликие, неразговорчивые мертвецы должны были вот-вот дать ответы, храня потаённые секреты там, где должно было им остаться.

* * *

Мы пошли за караваном торговцев. Их путь шёл в неизвестные нам земли. Пустыня была для нас тяжела! Светило небес могло бы опалить нашу кожу, но нет, наши лица были сокрыты и тела обмотаны плотной тканью, не пропускающей ни лучика палящего солнца. Мы и не догадывались, что сможем претерпеть все невзгоды.

Когда поднялся сильный ветер, он застал нас врасплох. Мы уже не видели караван впереди; не чувствовали запах людей уносимый ветром. Готовы были умереть! Припав, зарылись в песчаной глади, лишь изредка выныривая, как из воды, хватали крупицы воздуха. Вот они мы, заново рождённые в песках забытой пустыни!

Маленький Карми сидел бесшумно, вслушиваясь в рассказ умудрённого временем, Ешхала.

Знойный день тянулся в вечности, но наконец пришла, сменяя палящее солнце густо-чёрная холодная ночь. Но, нам этот холод был не страшен, нас вела великая цель. Со мной шло двадцать девять присоединившихся ко мне, аннури. Мои последователи шли за мной! Куда я их вёл, мне было и самому неизвестно.

Два года назад я выбрал этот путь, спасая первого близкого мне «шепчущего». Освободив многих я зародил идею, которая была выше меня. Я не призывал бороться, я просто пытался что-то сделать. Гнев варваров был жестоким, они знали своего врага в лицо. Они искали меня, истребляя моих собратьев. Вот тогда я и принял решение отправиться в неизвестные мне земли, где не было варваров, где были другие люди, редкие на этой земле, но ценные для нас, люди которые не проявляют жестокости к нам, к «шепчущим».

Теперь же я был сломлен. Неужели это всё к чему я шёл, погибнуть в этом океане песка. Мало того, сгубить, утянуть за собой тех, кто поверил в меня. Почти настало утро, когда среди жёлтого песка и барханов, на безоблачном окоёме, мы увидели горы, синие горы. Мы ещё не знали, что это и есть, те самые горы Йёрдара.

Палящее солнце, как будто не хотела нас отпускать. Но мы из последних сил шли, устремившись на горизонт. Горы предстали перед нами великими, большими великанами. Пройдя через узкие расщелины к пещерам, мы нашли временный покой. Но долго мы не могли там быть, ибо путь в ночи, до этой поры был единственным нашим другом. Долгожданная темнота давала покой. Обессилено, мы упали, погрузившись в сон. Все продолжали покоиться в объятьях беспробудного умиротворения, даже когда наступила ночь. Мы не знаем где мы! У нас нет еды! Мы умираем, но нужно бороться! Я принял решение не рисковать всеми, отправиться самому исследовать местность.

Глубокой ночью следы оленя вели через чащу в бор. Осмотревшись, вдалеке увидел свою цель. В руке у меня был тот самый лук и одна стрела, которым я так и не научился пользоваться. Тихими, бесшумными движениями я шёл вперёд смотря на свою цель. Олень повернул голову, проявляя лёгкую тревогу, шевеля ушами слушал, но не мог услышать моих осторожных шагов. Оказавшись почти рядом, я вложил стрелу и со всей силы натянул тетиву, лишь посмотрев вниз на свои следы, которые были на очертании чьих-то больших следов. Раздался шелест куста. Олень, почувствовав угрозу, быстро сорвался устремившись вдаль.

– Кто ты? – сказал человеческий голос. В спину, что-то уткнулось.

– Эй… не стреляй, я обернусь, – проговорил «шепчущий» повернувшись.

– А, а, а… Девушка с луком повалилась от испуга выпустив стрелу, которая пролетела уж очень высоко. Отползла, перебирая руками до дерева, которое преградило путь, с опаской продолжая смотреть в его просто огромные глаза.

– Прошу не бойся меня, – сказал Ешхал, опуская свой лук.

– Кто ты такой? – вложив быстро новую стрелу, сказала девушка, – в этот раз я попаду!

В её взгляде читался неподдельный страх, как будто она увидела нечто ужасное.

– Я, «шепчущий». Вы, люди, нас так называете, – сказал Ешхал, почти идеально выговаривая человеческие слова.

– Мы, люди? – Удивлённо произнесла девушка. – Впервые слышу, да и вижу.

– Пожалуйста, не стреляй в меня! Я тебя не обижу! Меня зовут Ешхал. А как твоё имя?

Девушка ещё какое-то время держала лук, целя в него. Белые большие глаза стали заискивать так мило. Ну не может он быть кем-то плохим! – подумала опустив лук.

– Элфия, – сказала девушка, поднимаясь с земли. Что занесло тебя, «шепчущий», в наши края, да ещё отпугивая мою дичь?

– Извини меня, я не хотел мешать твоей охоте, – произнёс Ешхал, смотря снизу вверх на девушку.

– Боже, кто же тебя такого создал, – сказала Элфия, чертыхаясь.

– Мы, были задолго до людей! – оправдываясь, даже обиделся. – Я охотился, у нас кончились припасы, – сказал Ешхал, насупившись.

– «Охотничек»! Дай сюда лук. Ты его почти не натянул. С таким же успехом мог взять в руку стрелу и кинуть в зверя.

– Я раньше никогда не стрелял из лука.

– Из этого, у тебя и не получилось бы! – Девушка выкинула лук в кусты. – Я сделаю тебе новый, – сказала она, опережая его стремление подобрать. – Как я понимаю, ты не один здесь?

– Да, со мной много голодных!

– Будь здесь. Раз охота уже провалилась, принесу вам еды.

С добродетели этой молодой девушки, началось наше осторожное знакомство с поселением «пришлых». Несколько недель мы не знали нужды, а также и того что она помогала нам в тайне от своего отца. Однажды, когда меня не было, как мне потом рассказали, Элфия привела свою подругу. Именно в эту ночь я пытался научиться стрелять из лука, самонадеянно и безуспешно. Многие до сих пор боялись людей, не различая, что некоторые лучше других. К ней подошёл старейший из нас, он сказал, что мы покидаем, уходим с гор. Но, я был с их решением не согласен. Переубедить всех, это оказалось моим новым испытанием. Я знал, что дальше нас не ждёт ничего хорошего, если мы не будем сильными и едиными в мыслях.

Как только солнце ушло за горизонт, я пробрался ближе к поселению «пришлых». Лицо, как обычно, замотано. Я скорее напоминал маленького человеческого ребёнка, чем лидера Аннури.

Дома были чудными, не такими как строили варвары. Ещё в силу своего страха я старался быть незаметным, прячась в тени. Даже ночью встречались могучие горные жители, проходящие мимо. Незаметно я добрался к дому, где жила Элфия. Это было трёхэтажное здание в конце улицы.

К моему счастью, мне не пришлось её искать. Она была во дворе, грустная и печальная. Странно было видеть её такой.

– Ахьсим фьин, что-то не так? – обратился к ней Ешхал.

– Всё в порядке, – сказала Элфия, сидя на качелях, – не бери в голову. А ты почему здесь? Что-то случилось? Ты рискуешь! Зачем было приходить сюда, вдруг тебя заметят?

– Ничего, что нельзя было бы решить, – сказал Ешхал, как обычно смотря прямо в глаза, – мне нужна твоя помощь!

– Да, кстати, я так и не поняла, когда я приходила в последний раз, тебя не было. Мне сказали, что вы уходите куда-то.

– Вот поэтому мне и нужна твоя помощь. Я против того, чтобы уходить.

Другие же считают, что опасно долго оставаться на одном месте. Мне нельзя этого допустить. Не хочу разделения. Мы должны быть едины!

– Ладно, чем я могу тебе помочь? – спросила Элфия сосредоточившись.

– Научи меня стрелять и охотиться, как ты!

– Почему бы и нет. Между прочим, я рассказала о вас отцу. Он воспринял очень плохо. Больше не смогу носить вам еду. Но, выживать-то вам надо, так что научиться охотиться это не плохая идея, пойдём.

Карми перебил. – Ты говоришь про вождя «пришлых», да?!

– Ну, теперь мне будет не интересно рассказывать, – ответил с наигранным разочарованием в голосе, Ешхал. – Ну, если ты знаешь больше… тогда давай, я послушаю тебя.

– Хорошо, – сказал восторженно, маленький Карми. – Мне больше нравится этот момент. Армада людских войск, конницы и пехоты неслась, идя против тебя, Ешхала, в последней битве за свободу, – продолжал восхищённо рассказывать маленький Карми. – Ты стоял на возвышенности и издав зов, поднялось твоё войско из пепла, внутри строя людей. Кровь варваров полилась окропляя землю.

– Вообще-то я тебе рассказываю сейчас не про битву под Алкнери, – сказал Ешхал.

– Эта моя самая любимая история!

– Но, ты её знаешь наизусть, – произнёс серьёзно Ешхал, – А эту ты ещё не слышал, так?

– Да, щерэй! – сказал, опустив голову Карми.

– Эта история твоего народа и она пригодится в твоей будущей жизни, но я согласен с тобой. Хотя по мне так, ставшая легендой битва при Алкнери, уж очень приукрашена. Иногда я даже поверить не могу, что рассказ про меня! – сказал Ешхал засмеявшись, продолжил.

Отдаляясь от чудного дома, мы вышли из поселения «пришлых». В руке у Элфии было что-то завёрнуто в тряпку. Развернув она достала нечто не обыкновенное.

Лук, сделанный Элфией, был прекрасен. Не такой тяжёлый, как прошлый. Кстати, за которым я всё-таки тогда вернулся. Стрелы были изготовлены в форме конуса с широким основанием и небольшим оперением.

– Выпрями пальцы! Не держи стрелу! Распределяй нагрузку на пальцы равномерно! Ты, неправильно его держишь, – сказала Элфия. – Давай я покажу. Вот теперь смотри, как это делаю я. Вон, видишь ветку? Вскинув молниеносно лук выпустила стрелу, сбив её.

– Этими стрелами ты не убьёшь, а только оглушишь. Но для этого тебе нужно научится им пользоваться и попадать в голову зверя. Теперь ещё раз смотри, как делаю это я, – медленно, терпеливо объясняла Элфия. Прикладывая усилия, я учился, чтобы научить остальных.

– Ешхал, брат, ты его балуешь, – сказал, зайдя Керьиш. – Он у нас скоро будет «знающим». Уже многие истории народа пересказывает наизусть! – потрепав по голове маленького, проговорил. – На чём ты остановился?

– На «пришлых», – ответил Ешхал вознося руку к небу.

– Успеешь ещё наслушаться, – сказал Керьиш с отцовской заботой. – Маленький пойдём, мама приготовила твой любимый охван и уже ждёт не дождётся тебя. Ешхал присоединишься к нам, окажешь честь?

– С радостью! – сказал умудрённый веками. – Ничего, продолжим позже!

– Ешхал, для нас это большая честь, что ты наставляешь Карми. Мы с радостью послушаем все вместе. Тем более я уже и сам подзабыл, как всё это было.

– Прошло уже целое столетие мирной жизни с нашей неравной борьбы. У нас есть чем гордиться! – сказал Ешхал поднимаясь. – Мы добились значительного. Героев мы помним, лиходеев рассудило время. Много хороших аннури ушли в долгий путь по туннелю мрака. Без их жертвы, у нас не было бы всего этого.

* * *

Светило ночного неба открылось, являя собой весь ужас человеческого бытия.

– Куда это ты смотришь? – спросил облокачиваясь на плечо друга Финиган, продолжая ковылять вперёд.

– Мне кажется, но похоже, кто-то наблюдает за нами. Мне это не нравиться!

– Ты думаешь, что они так быстро обнаружили нас? – спросил, пытаясь обернуться Финиган.

– Если честно, мне не хотелось бы это узнать. Надеюсь, он не по наши души.

Через некоторое время, опять обернувшись, Вар сказал. – Всё, кажется, он нас не преследует! Не спеши, теперь некуда торопиться. Хорошо же всё-таки тебя отделали!

– Меня…? А сам… остряк, видел бы ты себя! – сказал священник, идя с краю широкой тропы и пытаясь отвлечься мыслями.

Гулкий нарастающий цокот копыт, отражаясь в ночи, быстро приближался. Не успев обернуться, Вар почувствовал угрозу, отпрыгнув в сторону, перевернулся через голову. Там, где только что он стоял, молнией пронёсся чёрный мерин. Всадник не обернувшись, стремительно увёл своего коня вперёд.

– Совсем ослеп! – крикнул ему Финиган, подойдя к кустам вереска. – Давай руку, помогу подняться.

– Мне всё больше не нравиться этот день, – встав на ноги и отряхнувшись, сказал Вар. – Вначале чуть не убили, остались без лошадей, теперь ещё это…

– Ничего, придём в таверну, за кружечкой красного, расскажем всё её отцу, а там и домой.

Поднявшись на холм, друзья увидели горизонт ночного неба, отделявший ровной полосой сумрак лежащий на макушках деревьев. Всадник стоял внизу, преграждая им путь, как будто кого-то ожидая. На расстоянии от него был воткнут в землю меч.

– Опасные здесь места! – сказал всадник. Его длинный плащ скреплённый фибулой немного не доставал до земли.

– По мне, так тихие и спокойные! – ответил притворно, с безрассудной уверенность, Вар.

– Ну это для остальных, для тебя же безмятежные дни кончились.

– Зачем нам ссорится? – вмешался Финиган. – Ведь всё можно решить миром.

Никто не прислушался к словам священника, да и голосу здравого смысла. Вар подошёл ближе, потирая усталые глаза, вздохнув спросил.

– Что тебе нужно, ты ищешь конфликта?

– Нет, я всего лишь даю тебе шанс проверить, чего стоит твоя жалкая жизнь. Возьми, – сказал всадник, указывая на воткнутый в землю бастард.

Размяв тяжёлые плечи, Вар уверенно ответил, – Если я возьму, тогда тебе придётся нелегко. Не пожалеешь?

Незнакомец, не доставая свой меч, развёл руками ничего не сказав.

Смотря на всадника, Вар изучал своего соперника, не видя в нём хвастовства или сомнения в брошенном вызове. Его крупная щетина, при лунном свете, выделялась на фоне коротких редко-тёмных волос серебряным отливом. Всматриваясь в выдубленное ветрами лицо он подумал, что холоднее взгляда ещё не встречал.

– Не тяни, Вар! – сказал священник, прерывая тишину. – Хочет проверить человек твоё мастерство, дай ему шанс. Только не затягивай и не покалечь, нам проблемы не нужны.

– Ладно, – ответил без эмоций, Вар, – ты добился своего. Взяв за гарду достал меч из земли, направив остриём в сторону бросившего вызов. Взвесив в руке бастард обнаружил, что баланс идеален. Хорошая вещь! – Теперь твоя очередь. Нападай!

Незнакомец продолжал смотреть на Вара, зорко видя слабости сокрытые в движениях и не обратимые ошибки, выигрывая бой, которого ещё не было.

– Я сыт по горло этим днём, – сказал разозлившись, Вар, – а тут ещё ты нарисовался. Приблизился, стремясь слегка оцарапать лицо, со словами. – Не порти, до конца испорченный день, – замахнулся.

Всадник не отступив, взявшись за свою точно такую же, как у Вара, гарду, молниеносно оголил клинок, скрестив с соперником. Отбив, незнакомец начал яростно идти в атаку, удар – наклон, удар – присел. Сдерживая стремительные, сильные удары, отбивая его атаку, Вар оттолкнул его.

– Кто ты? – спросил Вар, не ожидая от него такой реакции.

– Дело не в том кто я, а в том, кем был ты! – сказал всадник, продолжая наносить удары, не давая и шанса перейти с защиты в нападение.

Финиган заворожённо наблюдал за мастерством своего друга. Скрежет метала по-металлу. Мелькая, клинки отдавали диким звуком отчаянья борьбы за жизнь. Вар, был мастером меча и даже он, отступал перед сильными атаками этого противника.

– А ты умело обращаешься с бастардом! – сказал сделав шаг назад и прекратив наносить атаки, всадник.

Вар перегруппировался отступив чуть назад. Посмотрев вокруг себя, обнаружил, что стоит на холме. Только сейчас поняв, что за всё это время ни разу не шёл в атаку, стёр со лба капли пота, начиная уставать.

– Может, попробуешь ещё разок? – спросил незнакомец, по виду ничуть не выбившись из сил.

– А почему нет! Вар попытался произвести обманный выпад, отступив чуть назад, выверенно нанёс, целя в грудь. Вот оно, сейчас будет его поражение, как будто замедленно наблюдая как клинок, вот-вот достигнет своей цели. Распределив вес в бок, и пригнувшись под проходящим остриём, незнакомец нанёс удар в незащищённое плечо. Вар не почувствовал укола, лишь понял, что ошибся.

Финиган, подбежав ближе, увидел страх в глазах друга. Тот самый страх, как когда-то на арене, во взгляде обречённого гладиатора. Он ещё тогда не проиграл бой, но уже было слишком поздно, чтобы что-то сделать. Нет, нет… не показывай ему свой страх, – мысленно выкрикнул Финиган видя эту картину, как его друг поднимается, а из раненного левого плеча сочиться кровь.

– Ну же, давай… почти встал.

Солёные капли пота стекали на глаза, затмевая образ багрового, мелькающего острия. Ну же, опять уклон. Удар, за ним новый, упал, заслоняясь от рубящих. Вар уже не мог подняться. Соперник наносил удары, не получая ответа.

Оба противника устали, один на земле, другой над ним. Незнакомец, закружившись в опасном манёвре замахнулся, стремясь перерубить ноги упавшего. Откатившись, Вар почти успел уйти, но голень обожгло.

– Прими, своё поражение с честью! – медленно подходя, как будто готовясь к прыжку, сказал беспощадный.

– Эй… урод! – крикнул Финиган. Незнакомец обернулся. – Моего друга, ты одолел, может сразишься со мной?

– Тебя трясёт, как лист, – сказал с призрением в голосе, всадник. – Ты мне неинтересен!

Неожиданно для всех, сильным ударом копыт из неоткуда, незнакомца откинуло.

Сидя на мерине Вара, Майя прокричала. – Ну что, уже вляпались без меня? Сзади, была вторая лошадь Финигана. – Быстрее, он сейчас оклемается. Помоги посадить Вара на лошадь, – поторопила Майя, спрыгнув с мерина.

Кровь из ран лилась ручьём обагряя землю. Финиган увидел лицо друга, что было белее смерти. Подбежав к нему, он упал перед ним на колени. На долю мгновения испытал смятение. Время, как будто остановилось. Обхватив, сильными руками раненого друга, осторожно усадил его на свою лошадь.

Безжалостный встал с земли, посмотрев на спешащих, но не побежал за ними, а спокойно вернулся к своему коню. А есть ли смысл куда-то торопиться, задание почти выполнено. Осталось только проследить и удостовериться, что этот юноша умрёт.

Светало, темнота ночи уходила. – Пошёл! Быстрее! – крикнул Финиган пришпорив коня, уносясь вперёд с тракта вглубь чащи. Деревья мелькали. Изумрудный лес принял двух всадников, скрывая в своей бездонности. Достигнув бурелома, Финиган потянул за повод, конь заржал.

– Стой, – спрыгнув с мерина начал спускать друга. Привязав к ветке поводья коней, Майя подбежала к раненному и склонившемуся над ним священнику.

– Ну, как он?

– Не знаю, крови много, нужны тряпки. Подержи здесь, крепко надави. Сейчас…, всё будет хорошо. Придержи его! Священник разорвал подол своей нижней одежды.

– Боже, сколько здесь крови!

– Дави сильнее… ещё. Всё будет хорошо! Финиган повторял снова и снова. – Ты не умрёшь у меня на руках!

Вар был без сознания. – Ничего, ты выкарабкаешься!

– Смотри! – сказала Майя, указывая куда-то. На горизонте виднелся всё тот же приближающийся незнакомец.

– Попробуем срезать путь! – сказал священник, затягивая туго повязку. Взяв друга, посадил на лошадь, отчего тряпица окрасилась алым цветом ран. – Пошёл, пошёл! – ударил по бокам лошади.

– Не отставай! – сказала девушка, запрыгнув на коня и первой пришпорив понеслась прокладывая путь. – Он рядом… едет за нами! – выкрикнула Майя.

– Ничего, уйдём!

Среди непроходимых троп и вековых деревьев первобытного леса, неудержимо проносились мерины. Ветер потаённо затих, не поднимая и дуновения, как будто чувствуя опасность, замер. Сделав небольшой круг, скрывшись от преследователя, вернулись на тракт.

– Ты знаешь, куда ведёт эта дорога?

– Нет, – сказала безысходно, Майя.

Солнце поднялось на небосклон. Финиган не меняя темп, загонял коня. – Смотри, а это что? Увидев подкошенные крыши сгоревших, обвалившихся домов, прокричал – Едем туда! Скача по пепельной земле, среди изуродованных пожарищем лачуг, Финиган заорал. – Здесь есть кто живой? Нам нужна помощь! Никакого ответа от вымершего, безлюдного поселения не послышалось. Обернулся вопросительно к Майе – Может, переждём здесь?

– Нет, а вдруг он рядом!

– Ладно, едем дальше, – легонько ударив по бокам мерина, отправил в шаг.

Что-то словно сдавило грудь, резко дёрнуло назад. Финиган упал с коня на спину, ударившись о твёрдую, выжженную, пепельную землю. Священник не сразу понял, что это было. Мерин с раненым другом в испуге сорвался, уносясь вперёд.

Смотря сверху вниз на лежащего священника, занеся бастард над его шеей, незнакомец сказал. – Ты, сам это предложил! Остриё холодного металла коснулось кожи. Финигану захотелось зажмуриться, но вовремя сдержал себя, – пусть видит, что я не боюсь его. Повторяя про себя слова молитвы: Господь услышь своего раба…

Свистящая стрела из неоткуда, пробила плечо незнакомца насквозь. Священника окропило кровью. За ней последовала ещё одна и ещё. Уворачиваясь, он получил второй удар стрелы о скрытый под плащом доспех. Запрыгнув на своего коня скрылся. Четыре стрелы, две из которых достигли своей цели.

– Лежи и не поднимайся! – раздался откуда-то звонкий голос.

– Я, простой священник.

– Священник!? – послышалось удивление. – Такие как ты, сидят в обители замаливая чужие грехи, а не ищут своей смерти. Ладно поднимайся, только руки покажи.

Большой сильный воин с луком в руках подходил ближе. У него за спиной был четырёхзарядный арбалет, невиданной конструкции.

– Дедал, мне здесь нужна помощь! – сказал второй хриплым голосом, ведя мерина с раненым Варом.

– Всё кончено? Финиган, ты жив? – прячась за разрушенной стеной, донёсся голос Майи.

– Да… всё в порядке… выходи.

– Кто этот раненый? – подводя лошадь, спросил второй, средних лет, с мечом за спиной.

– Это мой друг, Варлеус.

– Да вы прям, везунчики, – подошедший опустил накидку с головы.

– Вы нам поможете?

– Конечно, если не считать, что мы уже помогли. Если бы не мы, вряд ли бы вам удалось уйти от Аххима живыми. Жестокий урод, но всегда выполняет всё, за что берётся.

– Надеюсь, мы его больше не увидим! – сказал Финиган, опуская Вара на землю. – Кому мы обязаны своим спасением?

– Меня зовут, Пракс Ярл Нелан. И я не сомневаюсь, вы его точно ещё увидите. Давай поможем твоему другу, он очень плох.

День, так скверно начавшись, потихоньку давал надежду на лучшее! Что-то новое, возможно, внесло коррективы. Жизнь – бесценная жизнь!

Не так далеко, как желали бы выжившие, шла другая борьба.

Аххим, отломав ветку, сжав зубами впился в неё, забирая целебные соки. Переломив арбалетную стрелу, сквозь боль и клок своего мяса, выдернул наконечник. Рухнув на землю, сдавил рану. Каплями крови пропитывалась почва. В его глазах читалась не только боль, но и неизбежное, на время отложенное соперничество со смертью.


Эпизод третий
Падение первого или начало конца

Сказание сокрытое…

Где ярость, сменит день на ночь. Добро изменит цвет, наполнив тёмные тона; он станет злым. Вот тучи, облака, гроза – на стан лишь дождь прольёт. Тогда он, уносясь рысцой по большаку, писал историю свою. А мир…, что мир? Прошли те дни, когда покоен был мертвец в могиле возлежа. Живой же воспоёт спокойной смерти возжелая. Но, лишь надежда не умрёт или умрёт, не знаю…


Глава 15. Путь к исходу жизни

Крепость и замок впечатляли своей величественностью, говоря о непоколебимости выстоять при любой угрозе. Эти стены знали страх и почесть, знамёна победы и поражения. Но одно они не знали точно, сколько ненависти в человеке, который способен на низость.

Под замком, в осыпающихся, дышащих сыростью коридоров, Пракс шёл не спеша. Где-то в дали эхом отдавались крики. – Нет, прошу не надо! Крик становился всё ближе, настигая своей остротой.

Кап, кап, падали капли с невысокого потолка, словно слезы стекали со стен, обильно собираясь в небольшие лужи. Не поспевая, почва утоляла свою жажду, то там, то тут впитывая влагу. Хлип, хлип, лужицы разбрызгивались по сторонам. Твёрдый неумолимо приближающийся шаг разносился по коридору.

Открыв со скрипом решетчатую дверь, граф попал в мрачное, почти неосвещённое помещение. Тусклый свет очага играл с тенью, освещая связанного пленника. Подвешенный за руки лил слезы, пытаясь неистово сопротивляться. Разорванная одежда оголяла торс. Над ним стоял низенький инквизитор, держащий в руках жуткие раскалённые докрасна железные клещи.

Инквизитор обернулся. Не скрывая желания позабавиться, жутковато заикаясь и растягивая слоги, произнёс:

– Ггграф, вы подоспели кккак раз вовремя, ммможно приступать?

– А, мы сейчас спросим у нашего гостя. Посмотрев на пленника твёрдым взглядом, выждав паузу, Пракс задал вопрос, – За те дни, что ты гостишь у меня, ты усвоил урок?

Мотая головой в знак того, что он усвоил, связанный не мог успокоиться от истерики. Заикающийся инквизитор жадно смотрел на него в упор, как будто уже приступил его пытать, но пока лишь в своём воображении.

Пракс достал нож, на что обречённый закричал. – Прошу не убивай меня! – зажмурился. Граф подошёл ближе и перерезал путы. Стоящий рядом инквизитор, обижено отбросил клещи, разочарованно бурча, отошёл в сторону. Пленник упал на каменный пол, не удержавшись на ногах. Затёкшие мышцы были не способны его осилить.

Граф продолжил. – Передашь своей шайке, что нападать на мои земли, запрещено.

На это несчастный вымолвил. – А если они меня не послушают?

– Это не мои проблемы. Если не поверят, то ты мне не нужен. Я найду другого, которого не придётся так долго убеждать. Ираке подошёл ближе, наклоняясь, занёс нож над его шеей.

– Они поверят мне! Не убивайте, я смогу их убедить.

– Уже лучше, – сказал Ираке, всё тем же тоном. – Убедишь их, что грабить, а тем более сжигать мои поселения опасно. В следующий раз, всякого, кого я возьму живым, буду лишать тех рук, которыми они поджигают дома моих подданных.

Взвесив обоюдоострый нож, перевернул к себе остриём. Сжав кулаком резную рукоять, резко и точно ударил головкой в весок, лишив его сознания.

– Вввсё, спектакль закончен? – обратился, тот самый инквизитор, сразу изменившись в лице.

– Да, сыграно хорошо! – сказал Ираке. – Можешь идти на кухню, там тебя уже заждались. Передай, чтобы его вынесли наружу, за стены.

– Ггграф, а вы вппправду могли его убить? Вввы так серьёзно были настроены.

– Если честно, мне этого меньше всего хотелось, – сказал Пракс.

– Инне знал, что у меня такой талант, – сказал низенький. – Кккогда я зашёл, он сразу понял, его бубудут пытать. Такой крик поднял, дддумал оглохну. Направившись к выходу, остановился. – Ееесли что, обращайтесь!

Поднявшись по крутой лестнице наверх, Пракс оказался на свежем воздухе утренней зари. Замок, всё так же был прекрасен. Подданные приветствовали его. В целом, в этом уголке мира всё было спокойно. Да, да… это, то самое графство, которое он построил, не имея в кармане и трона.

Простые люди жили спокойно, не так как раньше страшась опасности. Ограждая от набегов, угроз насилия и смерти, прибежище этой земли, давало уверенность не потерять всё, что ты уже заработал. Не бедствуя, подданные трудились, работали на благо себя и своих родных. Жизнь, как обычно шла своим чередом. Обязанности, которые были подарены людям взамен на кров, пропитание и защиту, наполняли их души благодатью. Мирная жизнь, всегда восхищала Пракса своей простотой и безмятежностью!

Граф подошёл к Дедалу, смотрящему на рубиновый рассвет. Где-то далеко солнце восходило, устремляясь в синее небо. Продолжая смотреть, Дедал произнёс. – Лекарь сказал, нужно время. Юноша молодой, хлипкий правда.

– Глядишь, пока оклемается, наберётся ума, – ответил Пракс, оставляя задумчивого Дедала, отправился к себе.

Налив немного вина, разбавил водой. Устроился на лежак, возвращаясь к тем, не далёким дням, когда всё было иначе. Орден Махагон, был свеж молодыми, подающими надежду рыцарями. Лишь омрачало, положение в стране.

Тогда, бежав из богатой, но беспокойной бунтами и ненавистью к власти Регнардской империи, Пракс думал, что найдёт при службе другому императору, что-то новое. Но нет, здесь было даже хуже, конечно не сразу. Продажные политики не думали о своих гражданах. Император сильный и властный умер, а возможно был убит завистниками, теми политиками, которые потом стали регентами. Одно радовало Пракса, он успел застать при жизни этого мудрого Императора. Именно при службе ему, он удостоился этих земель и заброшенного замка. Император оставил маленькую дочь, малышку Йёлею, на растерзание жадным коршунам. Ей естественно не дали управлять. Ещё неизвестно доживёт ли она до той поры, когда регентам придётся посадить её на трон.

Мысли о прошлом увлекали в глубокие оттого и бессмысленные раздумья. В настоящем же, заботы из-за жестокого нападения на поселение нижних, вынудили его ненадолго оставить графство и решить эту проблему. За то время пока его не было, дела, разумеется, скопились и здесь. Поднявшись с лежака, Пракс подошёл к столу у стены и взял одно из писем с примечательным гербом, из давно забытого прошлого. Только оно, пожалуй, и привлекло его внимание. Надломив, сломал литую печать, развернув, вернулся и начал читать.

Приветствую Вас и извиняюсь, так как не было возможности так скоро продолжить переписку. С того последнего письма, которое я Вам отправлял, прошло уже несколько лет. Орден, что важен для всех нас, больше не зависит от воли императора. Всё идёт как нельзя лучше! Наши действия полны решимости восстановить его до тех высот, что были достигнуты четверть века тому назад при Вашем руководстве. Я помню и, перечитывая Ваши письма из моего отрочества, спешу в который раз уверить, что уважаю Ваше решение оставить орден. Также с грустью утраты сообщаю, что мой отчим, прошлый магистр, после долгой болезни скоропостижно скончался.

Пракс пробежал глазами, не вчитываясь в пафосные слова о смерти, конченого ещё при жизни человека, продолжил сосредоточенно читать дальше.

Довожу до Вашего сведенья, орден полностью восстановлен в совете Регнардской империи, и это радует меня в надежде, исполнить Ваши заветы и идеи. Помня Ваш совет, что идеалы ордена, выше воли правителя, я пытаюсь быть осторожен, взвешенно принимаю решения. Так же, надеюсь на посильную помощь с Вашей стороны, а именно: в течение трёх месяцев, орден подготовит десятки отрядов. По причине того, что благоволение Императора даёт нам право и обязанности захватить, точнее говоря освободить от тирании, соседние земли близ Ваших земель. Буду рад и благодарен, за поставку обозов со всем необходимым, дабы не затянуть взятие замка и не обескровить орден долгой осадой крепости Гаморы. Так же надеюсь на Ваше присутствие и помощь. Ожидаю Вашего ответа. Послание будет доставлено надёжным гонцом… пробежал глазами. И заканчивалось так: Старому другу ордена и моему дорогому дяде с неоценимым почтением Ваших заслуг. – А это уже интересно, подпись «Великий магистр Гем ион Анри Де Фардет»… племянник стал магистром! – Значит не всё так однозначно, как я предполагал.

Пракс сосредоточено, стал всё обдумывать. Итак, если Регнардская империя возьмет эти земли, значит, она получит подступ к моим владениям. Хорошо было бы конечно, если бы эти земли отошли ордену. Но в любом случае, мои владения станут границей с Регнардом. Также, все подъезды к устью будут заполнены, как муравьями, беженцами. И от этого неминуемы повсеместные грабежи на большаках моих владений. А если смотреть с другой стороны, новые торговые маршруты и обмен с соседней империей, это несомненный плюс.

Вывод: либо это приятная новость, что сомнительно, либо чья-то подлость. Скорее всего, здесь не обошлось без Шоэль Тельфара. Совет регентов, уже не однократно пытался меня уничтожить. Так что, если задуманное ими удастся, можно будет отсчитывать часы и готовиться к погребению.

Решение только одно: помочь ордену и будущему, оттого очень важному соседу в лице всей Регнардской империи. Если же я останусь в стороне, мне придётся один на один, столкнутся со всеми тяготами, а на это моей казны может не хватить. Не думаю, что сын сильно отличается от своего отца. Немидас, каким Императором ты стал? Та ненависть, которую хранил и продолжал вынашивать его отец, прошлый правитель Регнарда, была очень заразительна.

Поднявшись, Пракс уже полностью заверил себя в правильности своего мышления. Сел за письменный стол. Достал из выдвижного ящика закрытую коробочку чернил. Положив перед собой чистый лист, макнул перо. Не страшась последствий принятого решения, начал выводить ответ магистру Махагона.

* * *

После бани и хорошей парной Финигану дали новую проутюженную одежду. Отдавая запахом подкупающей свежести, она согрела его своей теплотой, приятно лаская кожу. Выйдя на прохладный утренний воздух, медленно направился в сторону замка.

– Ну как, вижу тебе лучше, священник, – сказал высокий и сильный Дедал.

– Меня зовут Финиган, и то что я священнослужитель, не даёт вам право напоминать мне об этом каждый раз.

Оба заулыбались. – Хорошо, как скажешь, священник!

Вернувшись в коридор, Финиган поднялся по высокой сводчатой лестнице. Богатый замок, наверняка, хранил в себе много историй, но Финиган сейчас думал не об этом. Он не наслаждался видами, а спешил к своему другу, в покои, что так любезно предоставил граф.

Варлеус лежал, после прибытия, ещё какое-то время без чувств. Лекарь, с виду мастер своего дела, можно сказать, сберег жизнь раненому другу. Его ноги, а если быть точнее, одна нога, была покалечена, практически изуродована.

Лекарь, по совместительству на их счастье, был не плохим хирургом. Слуги лишь метались туда и сюда из покоев, нося всё, что требовалось, включая и разогретую на огне воду. Колотые раны были обработаны и зашиты. Когда же наконец закончилась операция, выйдя из покоев, лекарь мрачно сказал. – Ходить будет, только не скоро! Посмотрев на Финигана в упор, добавил. – Ему очень повезло, ещё бы чуть-чуть и мне нечего было бы собирать.

Сейчас же Вар был в сознании, уже не в том бреду, после обезболивающих и наркотических трав. Забытьё оставило его. Силы восстанавливались. Вот только дух был надломлен. Юные, всегда надеясь на свою силу, не обдуманно рискуют. Верят, что они бессмертны!

– Ну, ты как? – спросил Финиган, сев рядом на край постели. – Как нога?

Варлеус не ответил, лежал отрешённо, смотря в никуда. Он был разбит, потеряв что-то важное в себе, возможно, уверенность в своей силе. Возможно, что-то ещё. Священник лишь понял, что именно это и было его стержнем до сегодняшнего дня.

– Ты не понимаешь, – вдруг с горечью проговорил Вар, – я мог лишиться своей жизни. Просто так, без причины!

– Я понимаю, – сказал, уверяя священник. – Ты сейчас думаешь о том, что мог изменить. Напрасно… Этот наёмник, который напал на тебя, хотел твоё смерти. Если бы ты, даже захотел избежать этой ситуации, ничего бы не вышло. Он, нашёл бы другую причину осуществить задуманное, а может и без причины.

– О чём ты говоришь? – лицо друга изменилось.

– А, ты же ещё не в курсе. Граф Ярл Нелан, который так заботливо нас принял и дал защиту… ранил его. Он сказал, что это наёмник, а имя его – Аххим. Предупредил быть осмотрительными. Говорят, что если Аххим взялся кого-то убить, то он убьёт. Конечно мало верится, что после такого отпора милорда Пракса Ярла Нелана он продолжит, но всё равно, тебе нужно быть осторожней!

В глазах Вара, всё больше нарастал страх, питаясь каждой крупицей сомнений в себе, становился всё пуще, поглощая и забирая с собой, то самое бесценное чувство безопасности и покоя.

– Как только поправишься, мы вернёмся домой, и всё будет хорошо. Священник видел, что происходит с его другом. – Твой отец сможет тебя защитить. А эти стены неприступны и полны только верными людьми графа, – сказал Финиган, уверяя друга в безопасности.

Успокоившись, а возможно просто собравшись, Вар начал думать трезво. – Послушай меня и не спорь, – сказал Вар. – Тебе придётся закончить то дело, ради которого мы пошли на всё это, причём немедленно.

Финиган было начал противиться, но вовремя остановился увидев, что его друг, ещё не в силах спорить. – Хорошо, но прежде дай мне слово, что будешь осторожен. Покинешь графство, как только наберёшься сил. Согласен?

– У меня выбор не велик, – ответил безысходно Вар.

Попрощавшись, Финиган вышел из покоев, опечаленный тем, что ему приходиться оставлять друга в таком состоянии. Да ещё неизвестно, что стало с этим наёмником. Угроза! Очень серьёзная угроза висела, нагнетая слабого духом.

Идя по пустому коридору, Финиган искал графа, чтобы поблагодарить и ещё раз увериться в безопасности друга. Но кроме тишины и безмолвия большого замка, ему никто не встретился. Ничего не оставалось, как продолжить искать хоть кого-то живого в этих пустых коридорах.

Неожиданно для священника, к нему на встречу вышла приятной внешности, прислужница. Только переживания о друге удерживали его от глупостей, хотя нет, и это не могло его удержать.

– Какое приятное создание спустилось с небес, – начал Финиган.

Миловидная прислужница присев, слегка преклонилась. Улыбнулась, радуя его сердце.

– Душечка, не будешь ли ты так любезна, поговорить со мной. Он приблизился к ней вплотную.

– Как вам угодно, падре! – ответила она ласкающим его слух голосом.

– Позволь, полюбоваться твоей красотой, – сказал священник, касаясь её рук. Девушка была настолько приятна собой, что бедный Финиган позабыл обо всём на свете. Соблазнительно коснувшись пальцем её открытых губ, наклонился, ощущая тёплое дыхание, навиваемое похотью. Юное сердце истошно забилось в пышной груди. В молчаливом взгляде, он припал в страстном поцелуе, не встречая сопротивления. Продвигаясь к обладанию неторопливо, видел доступность красавицы.

Вдруг, одна из дверей отворилась, прервав такую минуту. Финиган был готов наорать, но вовремя спохватился, увидев самого графа. Прислужница, тоже увидела его и поспешно, подобрав края своей одежды, не успев расправить спущенное, сбежала.

– Вижу, вы времени не теряете, – сказал граф, не скрывая свою улыбку.

– Увы, да! – ответил, не смущаясь Финиган. – Как удачно, я увидел вас. Хотел ещё раз поблагодарить за предоставленную защиту и уют.

– Не стоит, – сказал граф, возобновив шаг. – В опасную минуту решение помогать или нет, приходит само. Всё зависит лишь от человека и от его намерений.

– Вы правы, – согласился Финиган идя следом.

После того, как они немного прошли в молчании, священник продолжил. – Но это ещё не всё, что я хотел вам сказать. Мне придётся отбыть по срочному делу. Связан просьбой и долгом, не имею право нарушить. Как не печально для меня, но я вынужден оставить друга. Вас не затруднит его присутствие, пока он не поправиться?

– Конечно, нет! – ответил граф. Спустившись с лестницы, обернулся к священнику. – Пусть выздоравливает и набирается сил. Вы сейчас собираетесь отбыть?

– К сожалению, долг требует незамедлительного выполнения, – сказал, опечалено Финиган.

– Пойдёмте, я провожу вас. Если есть, в чём-то нужна, только скажите, – заверил граф. – Еда, вода, роны, для меня это будет в радость!

Чуть позже, вьюки были наполнены припасами. Дорога лишала всего приятного и желанного в этом замке. Рядом с лошадью, поглаживая холку животного, стояла Майя. Девушка была в нерешимости, с одной стороны желая отправиться вместе со священником. С другой, остаться, чтобы позаботиться о раненом, новом друге. Выбор был очевиден, пусть имея умысел, но Вар освободил её.

Прощание было коротким. Священник, сев на коня, устремился вперёд, в Регнард, туда, где остался дом, собор и сущность его бытия. Но, до этого, долг и обязанность передать важное устное послание. Именно то, которое изменит жизни многих, а точнее только одной знакомой ему девушки из поселения «пришлых».

* * *

Лишённый красок лес давил своей серостью. Редкие деревья служили не надёжной защитой, не способной оградить мир, от раненного загнанного хищника. Именно хищником чувствовал себя Аххим, пробираясь в забытье, не чувствуя онемевшую руку. Желание жить было ничтожным, сохранялась только острая необходимость завершить начатое, предать смерти всех, кто встанет на пути.

Повязка, сдавившая его рану, пропиталась вязкой, слипшейся кровью. Расправив ноги на рыхлой земле, Аххим достал спрятанную иглу с продетой нитью. Отбросив в сторону, обильно-багряную тряпицу, оголил рваную плоть. Отстегнув от пояса маленькую фляжку, немного отхлебнул, полил на рану. Глаза налились алой пеленой. Рана продолжала раздирающе припекать. Отнимающееся плечо и лишь одна рука в услужении. Продел иглу, стянув кожу. Стиснув зубы, сдерживая нахлынувшую боль, остановил мелкую дрожь в кроваво-красных пальцах. Осторожными стежками зашил рану. Сквозь шов продолжала бежать кровь. Когда дело было кончено, накатила неконтролируемая слабость. Пытаясь сопротивляться, на мгновение погрузился во тьму.

– Засыпать нельзя! – отдал себе приказ. – Дикие животные, почуяв кровь, возьмут след. Не такой смерти я желал себе.

Держась за дерево, поднялся, шатаясь от слабости и от потери крови. Осторожно, почти падая, добрался до своего вороного. Взобравшись на него, припал на седло, отправив куда-то. Конь вывел на тракт. Глаза закрывались, пытаясь отключить уставшее сознание.

Аххим не понимал, куда его несёт конь. Сколько длилась дорога в бреду, узнать было не дано. Открыв глаза, сквозь пелену увидел амбар. Где-то рядом ему показалось словно ведение, небольшой, но такой знакомый дом. Свалившись из седла на пыльную высушенную пеклом землю, поплёлся, сжимая в руке повод. Подняв доску закрывающую ворота, сбросил, распахнув воротину амбара. Завёл коня, не пытаясь привязать рухнул, оставив открытые ворота. Небольшой стог сена служил ему постелью. В забытье, всё заплясало красками. То ветер, как будто вламывался в амбар. То град ливня пытался смыть его следы, рьяно стуча по крыше. И всё это повторялось в помутневшем сознании, лишь затем чтобы снова воцарилась тишина, всепоглощающая пустота. Сколько времени он пробыл без чувств, оставалось неясным.

Сквозь сон, когда отдохнувший инстинкт вернулся, он услышал отдалённый скрип повозки. Позже, раздались шаги, кто-то зашёл в амбар, лишив его покоя.

– Эй… ты кто такой, поднимайся и пошёл вон, – сказал некто, тыкая перед лицом вилами. Не открывая глаз, Аххим отработанным до автоматизма движением отвёл остриё вил от себя, поднялся. Плечо тянуло, но уже было легче.

Молодой коренастый мужчина, со страхом и не решительностью в голосе, направляя на него вилы, продолжал. – Давай, забирай своего коня и уходи!

Потянувшись, Аххим размял вялые мышцы, и как бы невзначай ладонью стал продирать глаза. Посмотрев с ухмылкой, на бородатое лицо невежды, в мгновение подскочил к нему, отведя от себя заострённые зубья. Селянин попытался отпрянуть и насадить его на вилы, но Аххим перехватил, отбросив их. В лицо невежды полетел шквал ударов. Под звуки хруста, его костяшки окрасились багрянцем чужой невинной крови. Бедняга уже давно бы рухнул, если бы не стена амбара. Взяв невежду за шею одной здоровой рукой, Аххим подтянул и со всей силы ударил беднягу о воротину. С разбитой головой он осел под весом своего тела. Конь нервно переступал с копыта на копыто чувствуя напряжение, но как только селянин рухнул, воцарилась тишь и он успокоился.

Опустив глаза на своё плечо, Аххим содрал припёкшуюся к ране повязку и вышел на свежий, бодрящий воздух. Осмотрев стяжки при свете вечернего дня, убедился, что рана уже затягивается. Подняв глаза на лазурное небо, он не смог сказать себе, сколько пробыл без сознания, но точно, это был уже другой день.

Напротив небольшого дома без изгороди, стояла телега. Запряжённые бычки переминались в упряжи. Из дома доносились голоса. Аххим чувствуя прожигающий голод, пошёл в сторону дома.

– Ну, кто это там был? Опять соседская ребятня, – раздался звучный молодой женский голос. Стройная фигура показалась в проёме входа, увидев вместо своего мужа незнакомца, белокурая хозяйка замерла. Не ожидая, не успела ни убежать, ни закричать. Аххим прыжком оказался рядом, взяв её за горло, поднял над землёй. Посмотрел в её впалые глаза, как будто питаясь её страхом. Приложившись губами, вцепился сладостно целуя. Несмотря на попытку сопротивляться, придавил к стене беспомощную женщину. Сдавив полную грудь, задрал платье, оголив тонкую ножку.

– А ты привёз мне гостинец? – выйдя из-за угла, спросил маленький мальчик. Оторопел, испугано смотря на незнакомца.

Увидев ребёнка, дикарь ударил хлёстко ладонью по лицу несчастной. С присущей только ему ненавистью, подавил разгорячённое желание. От несильного удара, хрупкая бедняжка отлетела в сторону, упала. Сквозь слезы закричала маленькому сынишке. – Беги! Слышишь, беги!

Не обращая внимания на вопль женщины и остолбеневшего светлокудрого ребёнка, Аххим прошёл внутрь. Увидев на столе, завёрнутую в тряпку буханку, взял. Запах только что испечённого хлеба врезался в ноздри. Отломив краюху, жадно насытился утолив голод, остальное убрал за пазуху.

Когда Аххим вышел, женщины и ребёнка уже не было. Да это и неважно. Боль от резких движений стала только сильнее. Зайдя в амбар, подошёл к своему вороному, взяв за сбрую, вывел мимо так и не пришедшего в себя селянина. Поставив ногу в стремя, поморщившись, стиснул зубы от невыносимой боли. Пришпорив мерина, отправил в галоп, не взглянув на дом, где внутри так и пряталась мать со своим сыном. Не подумал и о её муже, который начал приходить в себя. Как всегда, Аххим следовал своему чутью и не жалел ни о чём!

Дорога вела неизвестно куда. Редкие деревья, на застилающем землю зелёном поле невысокой травы, произрастали словно в нелюдимом краю. Алый горизонт заходящего солнца и мерные шаги вороного сопутствовали завывающему южному ветру. Ориентиры были не видны больше мили. Только потом, Аххим осознал, что он совсем рядом с землёй, которая была ему знакома. Послав мерина галопом, вышел на тракт. Показавшаяся цитадель встретила его шумом вечно праздных людей.

Невысокие, опустевшие дома, переполненные бордели и извечные трактиры, неизменная в своей алчности, крепость Гамора. Узкая улочка вела его в замок. Не показываясь на глаза, Аххим завёл своего вороного в загон у таверны. Распряг, отстегнув и сняв сбрую, спустил седло, подкинув охапку сена, оставил его.

Проникнуть незаметно в замок было проще простого, несмотря на то, что крепость охраняло весьма большое количество наёмников. В основном это были бывшие легионеры польстившиеся на дармовые харчи и лёгкую службу. В целом они справлялись со своей задачей, но иногда могли бы быть и повнимательней.

Идя по замку, до Аххима донеслись голоса двух стражей, увлечённых больше разговорами между собой, чем охраной покоя своего господина.

– Так ты слышал, нет? Что было когда он выполз?

– Нет, не слышал и что, как будто я многое пропустил.

– Смеха-то было…, выкинули его на все четыре стороны!

– Самого регента, Шоэля что ли? – переспросил второй.

Первый шёпотом ответил, – Ну так, он допился до чёртиков, говорят, прирезал одну из куртизанок. Так вот, господин разозлился на него. Говорят мол, это любимица его была.

Аххим, не вникая в разговор, покачал головой. Смысл говорить тише в зале, в котором эхо доносится до каждого угла.

– Туда ему и дорога! – ответил второй.

– Так это ещё не всё! Когда оклемался, говорил мол, камня на камне не останется от этой крепости.

– И что было дальше…?

– Да ничего, просто отослали по гарнизонам, с защиты крепости, пару сотен легионеров. Зато нам жалование подняли.

– Согласен, монета лишней не бывает!

– Только вот интересно, как Шоэль пойдёт против сына хозяина или кишка тонка?

– А он кто, ты знаешь?

– Луций… один из трибунов какого-то легиона, четвёртого что ли… кто их там разберёт.

– Да не говори, мне тоже как-то мало верится, что эта их обида продлится долго. Вот припомнишь мои слова, помирятся, и нам вернут то же жалование. А потом ещё одну лоретку высший прирежет… Вот увидишь… политики они такие.

Продолжая отдаляться от неинтересной болтовни, Аххим зашёл с тёмного коридора в помещение. Слабый свет от очага освещал пустые покои. Устроившись на лежаке, попытался расслабить тянущее плечо.

В покои вошёл тучный хозяин замка. Прошёл к камину, даже не заметив, что он здесь не один. Обернувшись посмотрел на лежак. Чуть не подпрыгнув, взвизгнул, увидев Аххима.

– А, а, а… чёрт тебя раздери, ты чего так пугаешь меня. Сальный господин налил себе неразбавленного вина, выпил. – Что за привычка у тебя такая, появляться не через парадный вход.

– Свыкнись, – сказал Аххим, закрывая глаза. Лежал, продолжая слушать.

– Да… с тобой привыкнешь. Кстати, чудно придумал, только скажи на кой она мне нужна?

Продолжая молчать, Аххим не старался удовлетворить ответом.

– Ну, сам смотри. Я тебя просил просто вернуть девчонку! А ты…

Приоткрыв один глаз, Аххим посмотрел на хозяина дома, как бы говоря, будь осторожен.

– Открываю я значит мешок, а там голова в крови, какие страсти. Вот на кой, она мне нужна? Ладно я, так ты слуг моих напугал. А, вот ещё и баба, которая привела ребёнка. Скажи на милость, что мне теперь с ней делать? Она конечно видная, но на кой она мне?

– Я не лезу в твои дела, – произнёс равнодушно Аххим, – не спрашиваю, зачем тебе нужна девчонка и ты не ставь мои решения под сомнения. Будь осторожен…

– Ладно, ладно, вижу, что ты не в духе, – сказал вкрадчиво хозяин дома. – Только на мне незачем срываться. В целом, задача выполнена, так что у меня никаких претензий. Всё равно, я тебе заплачу, – произнёс, уверяя, тучный хозяин замка.

– Свободен! – сказал Аххим, выгнав одним только словом надоедливого, далеко не молодого хозяина.

– Ладно, ладно, хорошо. Отдыхай, набирайся сил. Как что-то надо будет, только скажи, – произнёс рано полысевший с нотками страха в голосе. Выйдя из своих покоев, закрыл за собой дверь.

Аххим продолжал вспоминать, что же пошло не так в этом идеальном механизме. Продуманный до мелочей план, давал простор для фантазии. Как обычно, Аххим выбрал другой, более забавный с его стороны, способ действия. А ведь всё могло быть по-другому! Он не знал ответа на то, почему же всё сложилась вот так. Двое были перед глазами. Никого постороннего на расстоянии мили не могло быть. Признал свою спешку, возвращаясь к тому времени, когда он ещё не был ранен. Ведь вначале нужно было расставить фигуры, удостоверившись, что баронесса не сделает его работу за него.

– Ну здравствуй, дорогой мой! Чем я обязана лицезреть, самого Аххима? – спросила девушка, наставляя на него маленький ручной самострел.

Где-то рядом, охрана пыталась сломать запертую дверь. Бум, бум… вкладывая в это недюжинную силу. Другие уже выбежали во двор. Обойдя здание начали взбираться через лоджию, дабы освободить свою госпожу, а скорее всего, просто желая лишить Аххима жизнь.

Властная правительница свободных рынков, ждала ответа на свой вопрос.

– Ничем. Я не по твою скромную душу. Мне нужна услуга!

– Услуга…! Это уже интересно, – сказала она, опустив самострел.

– Мне стало известно, что скоро, не знаю точно когда, тебя попробуют освободить. Ты же у нас, ещё та, затворница.

В это время, первый из её прихвостней взобрался на лоджию, с кличем, почти бросился на Аххима. Госпожа, подняла слегка свою ручку. Этим движением она остановила его. Дав повеление своим головорезам не беспокоить, отпустила их. Даже после того, как они остались одни, Аххим чувствовал, что её люди продолжают подслушивать, быть рядом.

– Ты заинтриговал меня, – сказала она, садясь на мягкий стул, стоящий поодаль кровати. Что тебе от меня нужно?

– Я знаю твою любовь, держать в узилище всех, кто тебе не угоден. Моя услуга будет в том, чтобы ты дала им уйти, так чтобы они не поняли, что это по твоей воле.

– И что мне с этого будет?

– Буду тебе должен! – сказал хладнокровно Аххим. – Или тебя не прельщает иметь такого должника, как я?

– Почему же, это открывает просторы для воображения, должник!

Покинув не очень приятную компанию, Аххим затаился ожидая. В эту же ночь, двое ищущих приключений, пробрались на территорию хозяйки свободных рынков.

Всё это время Аххим, без утайки, следил за ними. Первое, что было звоночком, которого он не услышал, это появление девушки, которая сбила его с ног, откинув буквально на несколько десятков футов. А ведь всё могло быть иначе, если бы не стремление выйти на суд фортуны, узнать, кто сильнее. Ведь соперник в этот раз был весьма необычным, молодой, самоуверенный, но главное дерзкий. – Всегда, недолюбливал таких!

– И что я планирую делать дальше? – спросил сам себя Аххим. Ничего, пока не наберусь сил, не разработаю руку и не выясню где он. Ему понадобиться больше года, чтобы забыть про боль. Если ещё он не потеряет ногу. Это уже зависит от лекаря.

Откинув ненужные мысли, сосредоточился на пустоте, на всеобщем ничто, отринул никчёмное без сожалений о прошлом. Отключил уставшее сознание, давая время зажить своим ранам. – Ведь никуда он не уйдёт! Всегда будет час вернуться и завершить задуманное!


Глава 16. Игра империй

Разорванные бумаги разбросаны по полу. Менее важные записи измяты. В камине объяты пожирающим пламенем ещё больше скомканных листов. Тяжёлыми размеренными шагами подошёл ближе, нагнувшись, поднял дюймовую кожаную книжку с подзаголовком: тысяча сто восемьдесят седьмой год исчисления со дня светоча. Открыл, продолжая внимательно вчитываться в неразборчивый почерк чернильного пера. – Запись первая и последующие.

1187 год. Наконец-то моё путешествие подошло к концу. Это мой первый росчерк, с того момента как я прибыл в Инийцскую империю. Возложенную на меня миссию, я выполню с честью, обязывающем долгом службы. С этого дня, как мне было велено, я буду вписывать коротко, особо важные мысли. Другие переписывая, буду отправлять вам, строго через надёжного человека. Таким образом, я сохраню себя, в этом мире лицемерия и фальши.

1187 год. Поздняя осень. Сегодняшнюю запись я начну с того, что плеяда пяти, будет собираться нынешним вечером. Не знаю, насколько я буду полезен регентам. Но зная свою цель, стать самым нужным и важным человеком в совете, уверю в своей преданности, не вызывая и капли сомнения в своей решимости.

1188 год. Ненастная зима. Снова взялся за перо, дабы изложить интересный факт. Шоэль Уръян Тельфар, известный нам как главный регент, в узких кругах именуется «шутом». Суть в том, что его прозвали так, не только по его манере одеваться и выглядеть как шут, но также из-за того, что каждая из первых букв его имени складывается в ШУТ. Забавно, не правда ли? Подробней о нём можно сказать лишь, что он самовлюблённый, с изворотливостью лукавый и самое главное опасный. Теперь мне известно, что вся власть, сосредоточена именно в его руках.

1189 год. Первый день осени. Прошу прощения за то, что отхожу от намеченной цели. Всю вину возлагаю только на себя. Признаю без сомнений, эта задача ни одна из лёгких. Все претенденты на мой пост, проходят серьёзную проверку. Если я подведу свою страну, это будет позор на мой род и меня. Жизнь данная мне, будет прожита зря.

Читая размытые и нецелостные строчки, замечая отсутствие вырванных листов, продолжал дальше…

1192 год. Холодная весна. Доверие, которое я вызываю у регента, которому служу, позволяет мне узнавать внутренние конфликты. Считаю эту задачу не достаточной, ибо имею надёжу претендовать на пост секретаря. Весьма уповаю на то, что много времени не пройдёт, когда тайны этих крыс, станут для меня ярче света в полуденную ночь.

1193 год. Пасмурное лето. За свою жизнь я никогда не боялся, всегда один не имея привязанностей. Долг для меня выше всего. Ради правителя Немидаса, я готов пойти на смерть! Ибо моя уверенность, нисколько не слабеет в том, что именно наш Великий государь возвеличит Регнардскую империю. Об этом я написал потому, что смотря на их беспорядки и бунты, всё больше понимаю, что не ценил своей спокойной жизни, так щедро подаренной народу и мне, простому рабу. Именно рабу, который ищет правды!

1194 год. Яростные грозы. Покидаю Велфар, столицу Инийцской империи. Готовлюсь отбыть по поручению. Отпишусь, когда меня разместят в провинции Аелла. Я убеждён, моё отсутствие не скажется отрицательно на задаче. Возлагаю надежду приложить стремления и вернуться через два года, чтобы стать более ценным в глазах совета регентов.

1197 год. Когда же, закончиться зима? Снова взяться за перо по прошествии двух лет, чтобы сделать короткую запись, которую всецело уповаю вам передать, меня подтолкнуло новое событие. Теперь у меня стало больше власти. Меня наконец-то, заметили! Моё новое назначение, доверенный при его преосвященстве, верховном сенаторе, в регентском высшем совете Инийцской империи.

1198 год. Весенняя слякоть. Прошёл буквально месяц с того времени, как меня назначали. Ну вот, наконец-то я посвящён. Все тайны совета, которые они так оберегают, теперь станут нашим достоянием. Первое из них, это то, что совет жаждет крови единственной наследницы престола. Согласен, это и раньше не являлось для нас секретом. Подмечаю, опасность со стороны Шоэль Тельфара слишком велика. Второе, это желание, разбогатеть, которое так же не в меру изливается у этого напыщенного регента…

1198 год. Сказочно тёплая осень. Эта запись должна быть передана, как можно быстрее. Запасы мерда находятся, где-то на границе империй. Попробую узнать больше, но прошу, как можно серьёзней принять во внимание моё предостережение. Желательно усилить границу, по возможности развернуть одну из армий, лагерем, вдоль лунных гор. Не привлекая внимания, рекомендую разместить на расстоянии нескольких дней пути. Чем ближе, тем лучше. Попробую узнать больше, но боюсь, меня начинают подозревать.

…Без сомнений, но, увы, это моя последняя запись. Мои опасения подтвердились. Тревога велика, ибо меня раскрыли. Как не печально, но я не смогу быть более полезен Империи. Мою дверь пытаются выбить и с каждым стуком, они всё ближе к тому, чтобы лишить меня жизни. Сожалею лишь о том, что не смогу принести больше пользы. Им всё известно. Но я клянусь, найти и покарать предателя, который втёрся ко мне в доверие и, увы, стал для меня другом…

Бросив записки в разожжённый камин, Шут повернулся к молодому человеку, который стоял рядом.

– Я благодарен тебе, ты помог раскрыть это злодеяние! Мы знали, что предателей и шпионов хватает, но то, что они так близко подобрались к нам, увы, было неизвестно.

Посмотрев на тлеющую в очаге бумагу, Шут задумчиво произнёс. – Если до этого дойдёт, надеюсь… юноша, вы будете осторожны. Здесь конечно было много вырванных листов, но эта угроза, касающаяся тебя, не даёт усомниться в его словах.

– Какая угроза? Юноша со страхом в глазах, воззрился на Шута. – Он, не должен был узнать, что это я его сдал. Вы забыли, это было частью нашего уговора?

– Увы, мой мальчик, но ничем не могу помочь.

– Вы должны… должны защитить меня от него! – произнёс, заикаясь, юноша.

Не обращая на него больше внимания, Шоэль развернулся к стоящему у входа и ждущему приказа легионеру. Кольчужные доспехи, одетые на тёмно-синюю тогу, превращали простого сельчанина, в грозного воина. Но если быть точнее, этот воин был действительно грозен, внушая уважение и страх всем, кто может помешать расследованию.

– Его перехватили? – спросил Шут раздумывая.

– К сожалению, ещё нет. Мы поймаем его, я вас уверяю!

– Я в этом не сомневаюсь, но боюсь, будет слишком поздно. Чересчур много секретов знает секретарь тайных дел, да ещё и посвящённый, чтоб его…

– Вы меня слышите или нет, вы дали слово. В конце концов, вы обещали, что мне ничего не будет угрожать. Вы, должны! – не унимался юноша, стоящий рядом.

После неучтивых слов, Шут резко обернулся и уже более грозным тоном ответил. – Что я должен… так это арестовать тебя за содействие в предательстве. Киньте его в каземат. Когда мы снова увидимся, я узнаю всё, что ты ещё утаил от меня.

Легионер, тотчас же приступив к выполнению приказа, подойдя ближе к юноше, положил свою тяжёлую руку ему на плечо, придавив, можно сказать лишил всякой возможности сопротивления. Затем выволок его из помещения, передав другому легионеру, стоящему за дверью.

– Ну что ж, не буду затягивать. А то ещё подумает, что я передумал, – сказал Шут, направившись следом. На мгновение остановился, пребывая где-то в своих мыслях. Поднял руку, подмечая какую-то не озвученную идею. Махнув в сторону, вышел, так ничего и не сказав.

Перевернув всё верх дном, легионеры, так и не смогли что-либо найти, указывающее ещё больше на предательство хозяина дома. Подсказок, куда сбежал секретарь, не было. Так и прошёл их день, ища то, что никак не могло быть найдено. А, если бы они и нашли, это уже было бы не важно, ибо автор этих строк уже был очень далеко от этих мест.

* * *

Каждый шаг отражался эхом в пустом зале. Пантеон славы, высокие из белого золота вечно горящие подсвечники, приковывали взгляд на престоле. Большая статуя чёрного льва, расположенная рядом с троном, как будто смотрела на тебя, говоря о справедливой жестокости и мощи Империи. Статуя слева от трона, изображала гигантскую черепаху, как символ долголетия и вековой мудрости. Просящий или преклоняющийся перед императором, заведомо внушался почтением под величием этих скульптур.

Стены украшены алло – чёрными гравюрами завоеваний Регнарда. А рельефы, выделенные золотыми мазками, предавали величественности изображённым моментам. Всё это представляло неподдельное богатство, которое никто и не пытался скрыть.

Несмотря на всю роскошь, на визитёра это не произвело должного эффекта. Высокомерный взгляд в мгновение осмотрел всё, что хоть как-то привлекло его внимание. Неторопливо прошёл, цокая каблуками по чёрному мраморному полу. Лишь на долю секунды задержался, заметив пустеющий эбеновый трон, отражающий всё величие монархов восседавших на нём. Пустой тронный зал был без единой души, если не брать в учёт стены, у которых, несомненно, есть уши. Направился к лоджии, чтобы сверху понаблюдать за празднующими. Внимание юноши было устремлено лишь к важному, а именно к самому себе, привычно продолжая быть выше всех набожных. Истинное удовольствие непостижимо, считал он и поэтому всегда был ко всему холоден. За всю свою недолгую жизнь он не заботился об изобилии и желании. Обладание всеми богатствами этого мира, было чуждо ему. Можно сказать, он воспринимал это, как неотъемлемую часть жизни.

Внизу продолжался пир в честь мира, который так неустойчив, что нарушить его не составит труда, причём с обеих сторон. Баланс незыблемых ценностей восстанавливается, приходя в равновесие. Всё зло совершённое до сегодняшнего дня, как будто прощено, но не забыто. Это читалось в лицах, когда гость из империи Эль-Херог поднимался в замок, следуя по приглашению в тронный зал. Правитель Регнарда специально тянул время, дабы показать свою важность. С ожиданием тянущегося времени продолжал быть спокойным, смотря вниз через лоджию тронного зала, дожидаясь императора. Сам же правитель показался только через, возможно, час. Не обращая внимания на гостя, молча встал рядом, свесив руки с парапета.

Минута тишины, так точно подходящая к этому моменту, длилась недолго и всё же первым заговорил Император.

– Мы не ожидали так скоро Вашего прибытия. А появление на этом мероприятии было излишним.

– Кажется, для этих целей, Вы и познакомили меня с Кирой Аллдар Воим… я не ошибаюсь?

– От чего же, всё весьма прозаично. Мне думается я сделал правильный шаг, предложив вам союз!

– Да…, без сомнений, слава о её мастерстве разнеслась дальше вашей страны. Несведущие, может и верят тому, что она ваша избранница, но мне скажем известно больше.

– Может, поделитесь вашими наблюдениями? – попросил Немидас.

– Почему бы и нет. О её мастерстве говорит сам факт того, что никому из посланных убийц «Братства Эриды» не удалось совершить намеренное.

– Она лучшая из всех кто защищал меня. Но, уверяю вас, она не единственная.

Юноша стряхнул пылинку с дишдаши кристально белого цвета. – Надеюсь, вы посоветуете лучших, когда я займу трон.

Снова воцарилось молчание, но не то которое нагнетает. Сам разговор был лёгким и дружеским, в тоже время, имея какие-то скрытые мотивы, причём у обоих собеседников.

– Регнард – Великая Империя! Вы это признаёте? – спросил Немидас, пытаясь подловить собеседника.

– Признание, не делает меня особенным! – ответил наследный принц.

– Почему же, напротив, вы представляете для меня большой интерес.

– Тогда, я скажу как есть. В Вашей Империи, меня привлекает порядок и благополучие, которое Вы установили достаточно быстро за столь короткий срок.

Немидас посмотрел на синее небо с редкими плывущими облаками. – Давайте начистоту, согласны?

– Хорошо! – сказал наследный принц.

– Вам нужно, чтобы Регнард, оказал вам помощь в удержании власти! Насколько нам известно, у вас столько братьев, что почти каждый испытывает сильное желание занять вместо вас трон, скажем так, сместить, отобрав то самое право наследия.

– Поддержка другой империи и вправду мне бы пригодилась, – ответил наследный принц, соглашаясь. – Мой отец не гнушался брать в жены любую понравившуюся ему женщину. Так что вы правы, у меня много братьев. Хоть я и первенец, но, к сожалению не единственный наследник.

– Так значит, вы всё-таки передумали и готовы согласиться. И насколько хорошо звучит моё предложение?

Миан ар ибн Халь-аф, отвернулся посмотрев вниз, а после ответил. – Достаточно, чтобы узнав о скверном состоянии здоровья падишаха, поспешить сюда.

– Отведённое всем нам время, когда-то подходит к концу. Но, на то оно и время, чтобы менять ветхое на новое. Прилив горячей молодой крови необходим империи, таковы законы по которым мы живём. Но, несмотря на это, я переживаю за его самочувствие.

– Давайте, не будем об этом. Покинув родную землю, мне меньше всего хотелось бы возвращаться ко всему, что так тяготит. Вам уже известны, какие новости приходят от ваших самых близких соседей.

– Это, не являться для нас тайной. В Инийцской империи сейчас не всё так заоблачно, как хотелось бы. Люди не довольны. Что не день, так раздражённая толпа требует изменений. Сегодня они справились со своими дрязгами, а завтра? У регентов проблемы, их дни у власти уже сочтены.

Император Немидас подошёл, взяв кувшин со стола, наполнил чашу водой, в избытке разбавив алый напиток, продолжил говорить.

– Ихнее остаётся ихним, до тех пор, пока страна не окунётся в гражданскую войну. А это уже грядущее, как говаривал сегодня, маркиз де Мазан: «Тирания – суровая мачеха свободы». Ну хватит об этом, мы ведь сейчас говорим не о мире и пафосе сегодняшнего пира. Мы говорим о союзе, который будет выгоден нам обоим.

Принц Миан улыбнувшись, ответил. – Если без утайки, я прибыл нисколько благодаря своим, но Вашим интересам. Скажем так, предложение было для меня выгодным, но не лишало простора для вас. Если вам будет угодно понять моё решение именно так, считайте, что я выбрал путь наименьшего сопротивления.

– Несмотря на падишаха?

Внимательно посмотрев в глаза собеседнику, Немидас уточнил. – Правитель уже в курсе твоих намерений?

– Нет, ему сейчас не до меня. Кроме того, что он уже больше месяца пребывает не в лучшем самочувствии, да ещё мои братья лишают его покоя. Эти дрязги доведут его до могилы быстрее болезни, что пожирает изнутри, если он, конечно, не решит передать свой трон раньше, чем придёт его час.

– И всё же я считаю, что ты зря приехал ко мне, оставив в таком состоянии шаха. Не опасаешься, что в твоё отсутствие, твои братья захватят дворец и вынудят отца, пока он пребывает в дурмане, отречься от тебя.

– Рассудок ещё не оставил его, возможно, это и останавливает их взяться за оружие. Да и эту опасность я продумал. Во всём дворце находиться, только моя, личная гвардия. Но всё же, я согласен, чем быстрее мы решим все детали, тем быстрее я вернусь.

Немидас подвел руку к подбородку. – Тебе ещё предстоит испытать вкус абсолютной власти. Я лишь подмечу, что видеть выгоду там, где её нет, это одна из лучших моих способностей.

Наследный принц тоже взял кувшин, наполнив чашу кристальной водой, смешал с багряным вином и вернулся к тому месту, где он стоял.

– Столько наследников, что внутренний конфликт, как грозовое облако поднимается над нашими головами. Благодаря вашей армии, я смогу избежать кровной войны в зародыше. Все эти жертвы пустых идей, не будут обречены на смерть. Тем более мне известно, насколько это хорошее предложение.

Одобрительно сделав глоток, Немидас ответил. – Я надеялся на то, что получу в вашем лице друга, который в будущем окажет долгосрочную поддержку.

– Это ожидание взаимно! – проговорил Миан утоляя жажду.

Немидас заговорил более лукаво. – А, почему ты уверен, что я не нарушу своё слово. Допустим, моя армия займёт столицу, ты по праву получишь свой трон, а мы… останемся там. Это тебя не беспокоит?

– Мне известно насколько дорожит ваш народ сказанным. Поэтому, мне будет достаточно Вашего заверения, – спокойно ответил принц.

Удовлетворившись ответом, Император продолжил. – В нашей истории давали не только клятвы, которые нельзя нарушить. Скажем так, связывать узами долга – это мастерство, которое приходит с годами. В народе ходит сказ о красе деве ясной, он был для меня особенно поучителен в Ваши годы. Вы, скорее всего его не слышали.

– Поведайте, я с радостью послушаю.

– Жила в далёкой стране девушка неописуемой красоты. Она наслаждалась жизнью, не тая, свои мечты. Радовалась всему, что так любезно подбрасывало на её пути счастье. Лишь одна сложность предстала в её беззаботной жизни. Однажды, её отец оставил ей земли и людей в порученье, а сам отбыл в далёкие неведомые края. И всё вроде бы было у неё хорошо. Слуги понимали с полуслова. Люди любили её так сильно, что готовы были пойти на смерть ради неё. Лишь в поселение напротив пришла война. Там несчастье побывало от мала до велика. Но, девушка об этом не знала, она продолжала петь и веселить своё сердце. Но, как-то раз она увидела, как на землю отца пришли беженцы. Увидела, как лица людей становятся грустней и печальней, вплоть до слез, что не таили женщины, потерявшие своих детей. Обычно посмотрев на её счастливое личико, путник преображался. Грусть, уходила с его лица. Но сейчас всё стало иначе, и радость покинула сердце девушки. Именно тогда она и перестала быть лучиком надежды. Она изменилась, давая кров и заботясь о ближних и нуждающихся. Деля воду и еду поровну, она опустошила склады с запасами на зиму. И так длилось до тех пор, пока война не пришла к ней на порог. Её земли, уже столь не изобиловали, запасы были пусты. Лишь людей было так много, что еды уже никому не хватало. Золото, что её отец выделил на зарплату гвардии, которая защищала её, она потратила на пропитание для нуждающихся. Когда отец приехал домой, вернувшись с дальних берегов, он увидел, что дочь его мертва. Земля в запустении. И кровь пропитывает почву, вместо того, чтобы давать всходы. В горе отец познал свою ошибку, ведь дочь разорила государство и когда пришёл враг, ступив к ним на землю, они были слишком слабы, чтобы дать им отпор.

– Мораль! У Императора, не должно быть сочувствия, ибо это, роскошь, за которую расплачиваются все, и нуждающиеся, и обездоленные.

– Поделитесь мудростью к чему этот сказ?

– Как Император Регнарда, я даю своё слово. Но вы, унаследовав свой трон, окажете любую помощь нам. А так же не будете вести двойную игру у нас за спиной. Проявите несгибаемую твёрдость, независимо от настроя в плеяде Пяти Империй.

– Вы намекаете на то, что ожидается?

– Нет, не намекаю, знаю! Грядут тяжёлые времена. Мне лишь остаётся заручиться поддержкой ещё одной из Империй, чтобы всем известная плеяда, не диктовала нам условия.

– Нас всех всегда напрягал этот пакт. Суверенитет, о нём речь…?

– Именно! Согласитесь, пять империй – это много. Не лучше ли, усмирить инийцев и разделить их земли между нами.

– Это может привести к новой войне, – сказал наследный принц.

Искренне улыбнувшись, Император проговорил. – По мне так, незачем проливать кровь. Вероятнее всего два варианта, причём оба для нас благоприятны.

– И какие же?

– Лучший вариант, если регенты убьют наследницу и развяжут гражданскую войну. В другом варианте будет следующее, им придёт конец, когда наследница, юная императрица займёт свой трон по праву. Развязать гражданскую войну придётся уже нам, кстати говоря, и прийти на помощь тоже.

– А если Плеяда Пяти прознает о том, что мы имеем виды разделить инийцскую землю, – смотря с горящими глазами, Миан добавил, – вмешиваясь, нарушаем суверенитет?

– Такой вариант я тоже рассматриваю, но об этом пока не буду говорить, лишь скажу, что беспокоиться не о чем.

К императору подошёл слуга. Преклонившись, протянул записку.

Взглянув в неё, Немидас изменившись в лице, полностью сосредоточился. Закончив, проговорил вслух.

– Инийцы в игре! Считайте, что свою часть плана я уже выполнил, теперь ход за вами.

– Не сомневайтесь, ибо это выгодно всем нам, – заверил Миан ар-ибн Халь-аф.

– А теперь прошу прощения, – сказал Император, сделав уважительный жест головой, – к большому сожалению, увы, дела обязывают. Суета сует, скоро сами поймёте, чего так жаждете. Я выделю один из своих отрядов, чтобы вы без трудностей смогли добраться к вставшей лагерем армии Юга, близ границы. Они перейдут в твоё подчинение, и надеюсь, без трудностей помогут в дальнейших стремлениях. Эль-Херог примет нового Императора! – заверил Немидас.

* * *

Ночь, как всегда, так нежно оберегая, дарила нам жизнь. Само то чудо, когда дитя появляется на свет, в этой несправедливой жизни, уже заставляет думать о величии создавшего нас. Но эту тайну, известную древним, они оставили нам без ответа.

Возможно, это та вера, в которую верят люди – в начало всех начал. Но, я отдаляюсь от темы, продолжая свои измышления, дам тебе совет. Учись на ошибках Карми, даже наши дни недолговечны! Так, на чём я остановился?

– На поселении «пришлых», – воскликнул Карми. – После того, как тебя научили обращаться с луком и охотиться.

– Точно, с луком, с оружием, которое будь моя воля, так и осталось бы людским. Тогда, именно тогда, после того, как мне был подарен шанс, помочь вождю «пришлых», я ещё не знал о тех событиях, что начались ещё до моего участия в них. Да, они не обошлись без меня, но это уже было, после того, как многие ловко научились управляться этим оружием, но я не буду забегать вперёд…

Поселение, надёжно защищённое горами, скрывало поистине трепетных созданий, которые могли существовать на земле. Как ты уже понял, я говорю о твоих предках. Покой, несравнимая ни с чем безопасность, вот желанная жизнь.

– Ешхал шува щенар. Издал шипящие звуки аннури, пытаясь изо всех сил натянуть лук.

– Не бойся брат, расслабь запястье. Ну, всё, уже лучше. Стреляй!

Цель, подвешенная высоко на дереве, пошатнулась. Стрела упала на землю. Луна светила не ярко, но свет и не нужен был таким, как они.

– Не так уж и трудно, скажи.

– Таким Ешхал.

– Пожалуйста, брат, тренировка залог успеха! Продолжай, а мне пора, перед рассветом я обещал попрощаться с Элфией. И запомни, устреми свой взор и тогда цель будет ближе, – сказал Ешхал, отходя.

Насколько сильно хотели аннури покинуть поселение, настолько сильно и было их желание остаться. Всё складывалось, как нельзя лучше. Вождь справедлив, хоть и с виду суров. Он не забыл моё деяние и позволил нам жить рядом, хоть и в стороне от поселения. Ведь именно я был тем, кто пускай не словом, но предупредил вождя, обернутся назад, вовремя заметив подкрадывающегося с молотом наперевес убийцу. Жители гор привыкли к нам и уже не страшились нас. Такое соседство никого не беспокоило.

Ешхал шёл, пробираясь быстро меж деревьев, не оставляя за собой следов. Многое изменилось, после тех событий, даже тепло странной погоды гор. Плодородный сезон подходил к концу.

Элфия, дочь вождя, собиралась отбыть в столицу империи. Расставание с другом было самым печальным событием, но Ешхал уже свыкся с этим.

Подходя к поселению «пришлых», взглянул на ночное небо, которое уже не являло тьму всё, подгоняя, поторапливало. По этой причине Ешхал ускорил свой шаг. Задерживаться на открытом месте не хотелось, да и попасть под палящие лучи солнца, тоже.

Да…, как было наверно прекрасно, когда мир принадлежал нам, – подумал Ешхал, проходя между домами. Подойдя к её дому, он застал Элфию сидящей на скамье во дворе.

Одетая для долгого путешествия, она с виду вообще не ложилась сегодня спать, готовясь отбыть в столицу Регнарда. Взгляд её был печальным, усталым, смотрящим в никуда. Она заметила подходящего Ешхала, когда он был уже совсем рядом.

– Выглядишь иначе, – сказал Ешхал, встав напротив неё.

– Ты, тоже изменился. Я смотрю, ты подбираешься так же не заметно, как лисица перед прыжком.

– Ты права, всё меняется, только те, кто был рядом, остаются с нами навсегда. Вот здесь, – Ешхал показал на сердце, а после показал на голову.

– Вера…, я думала «шепчущие» ни во что не верят, – сказала Элфия.

– Мы принимаем и учимся, возможно, это наш дар, отличающий нас от вас.

– Составишь мне компанию? Хочу последний раз пройтись, дыша этой свежестью и свободой.

Они шли молча между домов, возвращаясь в лес, отходя всё дальше от поселения. Редкие крыши были не видны, безлиственные ветки вековых деревьев не скрывали теперь этих осенних красот. Горы, прекрасный край, закрытый от мира. Опавшая листва шелестела под ногами. Уж очень далеко они ушли в безмолвии, но в таком приятном чувстве умиротворения, приобщаясь к чему-то важному.

– Твой отец, наверно, места себе не находит?

– Он справится, – сказала Элфия с грустью в голосе, – он сильный. Мне иногда кажется, что может быть, где-то в глубине его сердца, он понимал, что я не буду всегда рядом.

– Что тебя там ждёт, ты уже знаешь?

– Нет, это меня и пугает!

– Неизвестность пугает всех! Ахьсим фьин ты знаешь, почему мы называем тебя так?

– Нет, но мне это всегда нравилось, особенно, как вы это произносите. Знаешь, никогда даже не думала спрашивать.

– «Дитя свободы», вот твоя сущность! Не сбивайся со своей цели, даже если не будешь знать, что делать. Сохрани, эту свободу в себе, как что-то близкое и родное. А, когда тебе будет грустно, вспоминай о ней. Питайся воспоминаниями, так сильно, как они дороги сердцу.

– Мне будет не хватать тебя, – сказала Элфия, присаживаясь, чтобы быть на уровне с Ешхалом.

– Мне тебя тоже! – ответил Ешхал, доставая из кармана маленькое резное ожерелье из нефрита, с выгравированным символом, разрезной поперёк буквой «Ф». – Ахьсим фьин, это от нас всех, на память! Чтобы ты не забыла свою суть. Главное, именно то, что сделало тебя той, кто ты есть!

Ешхал продел сквозь маленькую дырочку в нефритовом камне нить и одел ей на шею. Вдруг, где-то в дали, так далеко, что даже человеческий слух не мог уловить, он увидел группу приближающихся людей.

– Спасибо… я буду дорожить и помнить, – поблагодарила Элфия.

– Возвращайся в поселение! – сказал Ешхал, смотря сквозь редеющие деревья. – К нам приближаются… и это, не жители гор. Я вижу оружие у них на поясах. Предупреди отца, а я проверю, кто это, подкрадусь ближе.

– Хорошо, – сказала Элфия собравшись. – Ты ещё что-нибудь видишь? Сколько их?

– Один отряд, людей десять.

– Интересно, кто это может быть…?

– Это варвары! – сказал Ешхал, сдерживая ярость.

– Будь осторожен, – ответила Элфия, без задержи, побежав в сторону поселения.

Скрытно подкравшись ближе, Ешхал преодолел расстояние, где его слуха достигали безмолвные переговоры варваров. Их шаги были стремительными. В молчании они пробирались всё ближе к поселению.

Взобравшись на дерево, Ешхал более внимательно всматривался в них, видя их лица со шрамами, оставленными от набегов, которые рисунком отражали их суть. Злые и порочные люди шли с определённой целью.

Разделившись по двое, варвары вдруг разбежались, чем вызвали большое чувство угрозы у Ешхала. Читая следы, они всматривались, ища кого-то столь важного, именно важного, ради которого они отправились в долгое путешествие. Двое других приближались ближе, проходя под веткой, на которой затаился Ешхал.

Действие, которое он совершил дальше, было сюрпризом для него самого. Ешхал не задумываясь, словно очень давно копя это в себе, прыгнул с шипением с ветки на плечи одного из них. Оказавшись на земле, Ешхал перевернулся, резко выстрелив из своего лука во второго. Варвар наклонился, быстро припал к земле, предугадывая куда полетит стрела. Но никак не мог учесть то, что за это время, Ешхал освоил это оружие весьма умело. Стрела пролетела мимо, ударилась о ствол и рикошетом отлетела в его голову.

Подбежав к тому, который поднялся, Ешхал направил своё небольшое оружие на него и спросил.

– Кто вы?

– Не твоё дело!

Варвар бросился с криком в нападение, размахивая небольшим лезвием из стороны в сторону. Медленно, наблюдая за реакцией «шепчущего», злобно улыбаясь щербатым ртом, приближался к нему.

Ешхал выстрелил ещё раз, но на этот раз стрела была отбита. Ловкость этого варвара могла восхитить любого, но сейчас она пугала. Пустил стрелу вновь и так же безуспешно. Третья стрела была тоже отбита неумолимо приближающимся противником.

Отступив, Ешхал прыгнул, а после, поднырнув у него между ног, оказавшись сзади него, отпустил тетиву. В затылок Варвара ударила стрела, лишив его сознания. Он рухнул на спину совсем рядом с Ешхалом.

Вслушиваясь в ветер, приносивший голоса варваров, услышал крик. Элфия не успела добежать до поселения. Ешхал быстро направился в сторону доносящихся криков, стал искать глазами. Связав, они ударили её, лишив чувств.

– Ну вот, а ты боялся… не успеем! Схватили, как миленькую. Раз она ему так нужна, пусть Император сам решает, что с ней делать. Согласен со мной?

– Бросай её в сундук. Взяли.

Ешхал затаился в кустах вереска.

– Стой! Больно тяжёлая она. Подожди, сейчас отолью, и пойдём дальше. Куда спешить. Без капитана всё равно не уплывут. А кто капитан?

– Вы, капитан.

– Вот именно!

Второй увязался за капитаном, лениво присматривая за сундуком со спины. Ешхал прошёл незаметно мимо них, приоткрыв сундук, начал развязывать ей руки. Элфия уже пришла в себя. Как только ослабил путы, сжимавшие туго запястья, помог осторожно выбраться. Пригибаясь, она последовала за Ешхалом, так и затаилась в высокой траве.

– Будь здесь, так надо! – прошептал Ешхал.

Недолго думая, забрался внутрь сундука, не успев ничего ей сказать из того, что он уже услышал. Захлопнул крышку.

– О… смотри, как легче сразу стало.

– Я говорил, пить надо меньше. Морские волки, морские волки. Крысы вы трюмные, на суше чумные. – Ха, ха, ха! – капитан вызвал всеобщий смех.

Ешхал ощутил себя в логове зверя, в его сомкнутой пасти, лишь в голове всплыло, что-то далёкое, забытое, из детства: «Опасно, опасно в море. Для «шепчущего» столь приятная погода, на суше место не в неволе. Аннури, вот зов твой слышен, но пока мы затаились в ожиданье. Но мы придём и через море, спасём и выпустим с неволи».

* * *

Жадность скрывается в каждом из нас, у кого-то больше, в других же она преобладает менее всего. Если же она оправдана, жадность компенсируется неумышленным стремлением составить состояние. Возможно, человек даже не осознаёт, что является рабом своего желания. Тут нет свободы выбора! Цепь алчности стягивает шею жертвы всё сильнее, подпитывая низменными стремлениями к обогащению.

Возможно, кто-то скажет: я решаю за себя сам! Но, впустив в своё сердце тьму, проявиться алчность и уже она будет определять, что есть правильно или ложно. Кто мог подумать, что преследователи будут испытывать такую жадность, ведущую к обогащению. Намеренно используя свою власть, без сожаления и горечи. Вины присущей всем нам.

Горный перевал был позади. Удача явно улыбалась, подсказывая, что ожидания будущего не состоятельны. Предшествующие ложные мечты рассказать совету регентов правду, наивны. Теперь, точки были расставлены, говоря о предательстве высшей власти, вынуждая снова пересмотреть планы. Что же делать теперь? Куда держать путь? Вопросы, для решения которых требовалось время. Именно этого у него и не было. Погоня не оставляла возможности отвлечься даже на секунду, чтобы перевести дыхание.

Протянув руку назад, Цурин нащупал в котомке короткое лезвие, стремительно вынув, спрыгнул с коня, быстро подбежав к уступу. Припав на колени, стал лихорадочно разрезать туповатым лезвием крепления навесного моста. В голове всё повторялась одна и та же мыль: Моё счастье… моё счастье, что я спрятал на дне котомки, это единственное оружие. Если бы легионеры проконсула были внимательней, это был бы конец неудачного побега.

Вначале одна сторона креплений моста, затем всё быстрее Цурин принялся за другую. Толстые тросы поддались. Весь мост с грохотом потянул за собой в бездну все перекладины.

Теперь уже спокойней, он поднялся и вернулся к Фокусу. Погладил своего коня за гриву. Уставшее загнанное животное дышало тяжело, возможно, от того, что перед каждым висячим мостом, хребет вынуждал подниматься вверх. А с другой стороны ни кто не отменял погоню, которая длилась уже, по меньшей мере, несколько часов.

Цурин обернулся назад, услышав отдалённый цокот копыт преследователей. Проконсул ехал во главе отряда. Увидев преграду в отсутствии моста, остановился у самого края обрыва. Держался он на лошади и вправду, весьма неумело. Если бы сейчас он махнул в пропасть, было бы куда лучше. За ним показались лошади легионеров.

– Вот такого сюрприза, господин проконсул, вы не ожидали? – крикнул Цурин через небольшой обрыв.

– Отчего же, – скрипя зубами, ответил проконсул, – жду не дождусь нашей встречи!

Самого скрипа зубов Цурин конечно же не слышал, но вид лица проконсула был неописуем. После неслышных переговоров между собой, они с руганью увели своих коней, не став даже пытаться перебраться через обрыв. Проконсул, организовано, увёл их другим путём, объездом, который займёт больше времени, предоставляя возможность перевести наконец-то дух.

– Ну что Фокус, нам пора! – сказал Цурин, обращаясь к своему коню.

Ответом было недовольное ржание уставшего, капризного рысака.

– Ничего, ничего… знаю, устал. Отдохни немного. Взял Фокуса под уздцы и повёл с горной вершины, спускаясь по тропе уходящей вниз через лес, где и находилась лежащая тропа, ведущая промеж ухабин и кустарников, в город.

– Не будем облегчать им задачу, – сказал Цурин своему коню, как будто Фокус мог его понять и воспротивиться. Стал уводить маститого с тропы в глубокую, трудно проходимую чащу. Надломив пару веток, указал своё направление, создав иллюзию перемены своих планов и отказа от идеи добраться до столицы.

– В городе у проконсула будет больше власти, чтобы найти меня, – продолжал размышлять Цурин. Отодвигая ветки, пробирался, ведя за собой своего коня. Повожу их по местным тропам. Уведу подальше, меняя шаг, собью со следа.

Густо растущие деревья сменялись поломанными сучьями, заводя в бурелом. Чем дальше он уходил, пробираясь сквозь не проходимые места, тем больше вкрадывалось смутное сомнение. Что-то не понятное происходило здесь! Валежник, загадочным образом скрывал подлинную суть.

– Недюжинная сила понадобилась бы, чтобы свалить вековые деревья.

Цурин наклонился, поднял поломанную ветку.

– Странно это всё… очень странно! Да и гроз здесь не бывает, чтобы вот так порушить и поломать. Оступившись, несознательно попытался взяться рукой за ветку, пройдя мимо, не найдя опоры, рука собрала труху, от чего ветка вмиг осыпалась в прах, испещряя мёртвую почву серой.

Обходя пепельные, поваленные, когда-то могучие деревья, вышел на каменистую почву. Чуть дальше, на ровном участке, где не было деревьев, как раз у горного массива, перед его глазами открылось нечто невообразимое. Земля была черна от сажи, как будто сама ночь окрасила эту землю, отдав ей свои тёмные тона.

Цурину вспомнилась легенда. – Да нет… этого не может быть! – подумал он. – Ладно мальчик, обойдём эти места, – сказал он своему коню. Цурин повёл его прочь от этого гиблого места. Туда, где росли всё так же часто деревья, продолжая уводить своих преследователей всё дальше.

Ощутил ногами тепло, словно поднимающееся из недр земли. Мерно остывающая, смоляного цвета почва, как будто вот-вот была нагрета докрасна. Пройдя немного вдоль чёрной осевшей копоти, вышел наконец на гравий. Чуть дальше, спустившись в низину, равнина уходила за горизонт, открывая Цурину вид на просторное зелёное поле.

– Ровный участок, лучше всего было бы проехать верхом. Ладно… не думаю, что наши приятели так близко, но если это не так, не обессудь.

Ответом Фокуса был оскал белых зубов. Посмотрев на Цурина, конь подтолкнул его вперёд. Не дождавшись реакции, маститый пошёл, утягивая из рук поводья.

– Не нервничай, я только предупредил.

Вдруг что-то, непомерно величественно-невообразимое, поднялось в небо, сокрытое, можно сказать невидимое глазам человека. Увидев с высоты всадника ведущего своего коня, как сокол обрушилось перед ним, преградив ему дорогу, скрывая то, благодаря чему, это чудовище могло летать.

Почувствовав лёгкое дуновение ветра конь, заржав, начал брыкаться и противиться, продолжая мотать шеей, указывая куда-то в сторону. Цурин погладил животное, говоря шёпотом, стал передавать своё спокойствие Фокусу. – Всё хорошо! Это всего лишь ветер! В самом деле… из-за пустяка? Конь немного затих, предоставив возможность потихоньку вести себя дальше.

Центурион даже не почувствовал, что ему вот-вот преградят дорогу. Не замечая нависшую над собой угрозу, приближался к этой бестии, идя прямо на неё. Неожиданно с его глаз упала пелена, и чудовище стало видимо для него. Могущество легиона померкло бы перед громадой существа, для которой тесной покажется даже бескрайняя бездна.

Конь заржал ещё яростней, встав на дыбы. Раздражённое испуганное животное попыталось вырвать упряжь из сжимающих рук Цурина. На этот раз, у него не было желания останавливать своего резвого скакуна. Быстро вскочив на рысака, пришпорив, попытался увести прочь. Сильный ветер сзади, внезапно ударил по спине, вихрем подняв над землёй всадника и коня. Цурин слетел из седла, продолжая рукой держаться за повод. Хватка разжалась, и его отбросило в сторону. Бедный жеребец, заплетаясь, упал, чуть не придавив своим весом всадника. Ветер неожиданно переменился и вихрь, затягивая, потянул вспять. Вспахивая собой мелкую траву на рыхлой земле, их немного протащило назад. Теперь зажатый конём, Цурин отходя от боли падения, мог увидеть чудовище.

Дагора встала на задние лапы, покрытая полностью чёрной, как сажа шерстью, достигала размера самых высоких вековых деревьев Гипериона. Расправив свои огромные крылья, одним взмахом, снова отбросила Цурина с Фокусом ещё дальше. Поток ветра, создаваемый её крыльями, был непомерно сильным.

Освободив ноги, Цурин смог выбраться из-под Фокуса. Его конь тоже поднялся. Верное животное, несмотря на страх, не поддавалось ему полностью. Взобравшись снова на скакуна, отправил в галоп, оценивая, где ближе густой лес, единственная надежда скрыться от этого чудовища.

– Пошёл! Быстрее мальчик, быстрее!

Ненамеренно, центурион возвращался туда, откуда и прибыл. Оглянулся назад, пытаясь увидеть, совсем недавно сидящую на земле Дагору. Крючковатые крылья, так точно описанные в легендах, подняли чудовище в небо, нацеленное догнать скачущего в лес Цурина.

На горизонте, из леса, выбрались четыре или пять фигур незнакомцев. Они ждали, наблюдая, как к ним скачет обезумевший всадник. Не разобрав их лиц, он начал громко кричать. – Бегите… спасайтесь, – повторял он, пытаясь предупредить путешественников.

Они продолжали показывать на него руками, дивясь такой спешке. Смеялись, не видя приближающуюся Дагору. Разобрав его лицо, схватились за свои мечи. Сорвавшись, поскакали ему на встречу.

В это время и Цурин разобрал лица легионеров. А особенно проконсула, который только что выбрался из леса. Он, подгоняя легионеров сзади, ругаясь и крича на них, отдавал приказы.

Цурин, скача от чудовища прямо на легионеров проконсула, ещё раз оглянулся назад на парящую в небе Дагору. Чудовище, уже вот-вот достигало головы, опускаясь, всё ниже над ним. Выставляя вперёд свои когти, она почти могла схватить его.

Дождавшись, когда Дагора разжала когти для хвата, резко увёл коня в сторону. Обернувшись увидел, как чудовище схватило своими когтями, ехавшего впереди всех, легионера, поднялось резко вверх и отпустило, сбросив с огромной высоты, чудом удерживающегося на лошади всадника.

Но, чудовище хотело схватить именно Цурина, так и не удовлетворившись другой жертвой. Развернувшись, бестия нацелилась опять на него. В это же время легионеры, тоже увидели Дагору. Вначале, как нечто невидимое оторвало от земли одного из них, а после непомерно большое чудовище, закрывающее небо. Единственным плюсом, которое мог бы оценить Цурин, из всего этого хаоса было то, что лошади легионеров, тоже увидели Дагору, показав паническую истерию, сбрасывая всадников и уносясь прочь. Один из упавших последовал за своим конём. Испуганно крича, убегая, легионер не был похож на солдата, коим он являлся. Проконсул же оказался сдержан к страху, но, не имея большого опыта не смог удержаться в седле, выпав, повис на стремени. Его конь, встав на дыбы, пустился вскачь, потащив проконсула по земле. Богатая одёжа вельможи, смешалась с грязью и сочной травой.

Цурин не мог более наблюдать за балаганом, так как наконец-то достиг тёмной чащи деревьев. Продолжая скакать от жуткой погони, уносился всё дальше и дальше. Ветки били по лицу и рукам, но Цурин не сбавлял набранного темпа. Пригибаясь ближе к шее рысака, нёсся вперёд, почти не видя преград, полагался только на коня, которого вёл страх.

Дальше было то, что не могло даже присниться в самом страшном сне. Бестия начала извергать огонь, поджигая всё на своём пути. Сзади, только что промелькнувшая тропа, уже была объята пламенем. Спину обожгло жаром, несмотря на то, что пламя ещё не настигло его.

Хруст древесины отдавался звуком, подстёгивая испуганное животное, выложится до конца. Не меняя темпа Цурин с надеждой не упасть, галопом проносился сквозь частые деревья. Следом за ним, вековые, превращались в обуглившуюся от огня труху, тут же опаляя всю зелень, растущую на ветках и на земле.

Уносясь вдаль, он уже не мог видеть пламя. Но слышал, как погоня остановилась.

– Стой! Довольно мальчик! Стой-стой!

С большим трудом остановил Фокуса. Спустившись, быстро привязал повод к ближайшей ветви.

Подбежав, сходу залез на дерево, наблюдая как там, в низине, Дагора с грохотом обрушилась на землю, извергая в небо столбы огня. Чудовище не могло смириться с тем, что упустило свою жертву. Цурин продолжал наблюдать за ним. Увидел, как шерсть Дагоры воспламенилась, как будто пламя вырвалась у неё изнутри, покрывая её полностью огнём. Но нет, она не сгорела. Издала ряд звуков, которые давили на слух. Шерсть Дагоры прекратила гореть. Расправив крылья, снова поднялась в небо.

Цурин затаился. Глубокая чаща скрывала, давая своевременно защиту. Бестия, сделав несколько кругов, над тем обугленным местом, отправилась в поле, туда, где оставила свою вторую жертву. Ведь там, где-то далеко, Дагора скинула неугодного ей легионера.

– Удивительно, как я смог преодолеть такое расстояние, удержавшись в седле, – подумал Цурин спускаясь. – Такого даже врагу не пожелаешь. Теперь, им будет не до меня, – решил Цурин, вернувшись к своему верному коню.

Можно ли это назвать справедливостью за жадность, возможно. Ненамеренная кара или игра с ничтожными людьми, прибывая во власти великого создания. Но существо, которое считалось вымершим, оказалось живее всех живых. После этого всякий поверит в то, что сокрытое от глаз, возможно, просто является для таких как мы, на время невидимым.


Глава 17. Преображение мудростью

Надломленный духом юноша, лежал в отчаянье уже который день, не пытаясь подняться и встать. Он не прикладывал и унции усилий, чтобы бороться с недугом, сковавшим плоть и одержать победу в схватке с самим собой. Молодой человек прибывал во власти отчаянья, пока эта сера сомнений в себе, всё больше проникала в его ум и сердце. А с чем бороться? Зачем? Для чего? Задавался вопросами Вар. Ответ подсказывало подсознание, – бороться… Да, хотя бы с духом, который надломлен! Так и проходил день за днём пустого, никчёмного существования, в разговорах с самим собой и редкими посетителями.

Однажды, вместо прислуги, которая приходила, принося еду, зашёл некто ему незнакомый, воин, сила которого была ощутима, как только он вошёл не постучавшись. О его возрасте говорила коснувшаяся когда-то тёмных волос седина и редкие глубокие морщины. Одетый в богатую одежду, он держал небольшую книгу. Без стеснений, нежданный посетитель заговорил первым, как бы читая.

– Когда придёт конец миров, тогда странники возродятся, дабы прийти и возвестить о конце. Покинув этот мир, они приумножат деяния падшего. Подняв голову, не обращая внимания, на вопросительное лицо лежащего, подметил. – Сурово и в то же время туманно, не правда ли? Вся эта вера в то, что придёт конец этого мира, как то не укладывается с тем, что они что-то будут приумножать.

– О чём это вы? – спросил Вар, неотрывно смотря на вошедшего.

Незнакомец, не придавая значения его словам, продолжал. – Но это не всё. Есть ещё сказание о том, что падший герой, трижды уйдя от смерти, возродится, умерев и снова поднявшись. Если смотреть на пророчество в целом, по мне так уж слишком мрачная перспектива зависеть от одного человека, вверяя ему всю надежду этого мира!

– Я не понимаю, о чём вы? И кто вы? Ещё приподнявшись, Вар внимательно наблюдал за реакцией в ожидании ответа.

– О… прости мне такое невежество. Я тот граф, который спас тебе жизнь!

Вар, немного смутившись, проговорил. – Спасибо за столь щедрое деяние.

Пракс, пропустив эту колкость, продолжил. – Тебя ведь зовут Варлеус?

– Да, – ответил Вар, не имея большого желания говорить.

– Назвали в честь прославленного героя, я прав?

– Да, – ответил ещё раз Вар, не понимая, чего добивается граф.

– А сложно быть тенью своего имени? – спросил Пракс.

– Нет! Это было слишком давно. Победоносного Варлеуса, победителя полчищ Аганора, уже стали забывать.

– Ну не скажи. Если мне не изменяет моя память, войска Аганора славились своей численностью и жестокостью. Хоть я запамятовал детали, я точно помню, когда Аганор, правитель полчищ, пошёл против императора Регнарда, у него были все шансы закрепиться и создать большие трудности для императорской армии, и возможно, даже победить Империю Регнард. Ты, знаешь эту историю? – спросил граф, будто они были давно знакомы и это беседа старых друзей.

– Конечно.

– Ну, так в чём дело? Моя память уже не та, поведай мне, я с удовольствием послушаю из твоих уст. Или ты хочешь оставить меня в забвении?

– Ладно, хорошо. Войска короля Аганора, как саранча обрушились на поселения и города Великой Империи. Тогда повелитель Регнарда, после нескольких проигранных битв, сменил командующих, поставив над ними Варлеуса Маркара. Он и одолел дерзкого короля в жестоком сражении. Сломил волю. Одержал победу! – сухо закончил рассказ Вар.

– Уж слишком коротко ты описал несколько лет, тебе не кажется?

– Возможно, но суть я передал!

– А в чём суть? Разве не в том, что твой предок не опустил руки, как ты? Хотя… чего это я, продолжай, жалей себя дальше. После этих слов, граф направился к двери. – Если захочешь есть, спустишься вниз сам, у слуг и так хватает забот. Пракс вышел в коридор, оставив его наедине обдумывать сказанное. Как не странно, но всё это подействовало. Цель графа была достигнута. Вар перестал думать о том, что было, о страхе который терзал дух. Поморщившись, помогая руками, приподнялся, сел. Опустил здоровую ногу, затем опустил перевязанную. Держась за стену, встал, после чего испытав слабость, рухнул на постель.

Острая боль в ноге отнимала желание что-то делать дальше. Но Вар не остановился, всё так же сидя и пытаясь подготовиться к этому испытанию, закрыл глаза, заставляя себя пойти навстречу боли.

Через некоторое время дверь снова открылась, вошла Майя. – А… ты наконец-то поднялся, а я тут тебе еды принесла. Давай помогу. Девушка подошла, взяла его руку и помогла подняться.

– Смотри, стоишь. Прям как раньше!

– Хватит шуток, – ответил Вар, сохраняя остатки мужества. – Давай, я хочу попробовать сделать шаг.

– Вот… неплохо. Упирайся на здоровую ногу, а не только на меня!

С этого дня, Варлеус начал идти на поправку, медленно, но не безуспешно. Вставая, и не без помощи Майи добирался до зала с большим столом. Там слуги подавали пищу и напитки. Хозяин редко спускался, показываясь перед гостями. Беззаботный Дедал составлял им компанию, и даже не вооружённым взглядом было видно, что Майя к нему не равнодушна. Наслышанный о женских чарах мог бы догадаться совсем о другом, о подлинных мотивах девичьей игры. Но ведь ревность для слепца пустое дело.

В один из дней, после завтрака, когда они сидели за столом общаясь, к ним присоединился сам граф. Воцарилось молчание, которое Пракс и прервал. – Вот теперь я вижу, идёшь на поправку!

– Не без вашей помощи! Мне нужен был толчок, – всё также хмуро ответил Вар.

– Насколько сильно мучает? – спросил граф, указывая на ногу. – Трава, что прописал лекарь, помогает?

– Уже конечно не такая сильная, – ответил Вар, без особого желания жаловаться, – но ходить всё равно больно.

– Подай мне, пожалуйста, сосуд с подливой, – попросил небрежно Пракс, это было произнесено так, как будто граф собирался начать именно с подливы.

Взяв правой рукой сосуд, Вар протянул к сидящему напротив него графу, даже не удосужившись узнать, зачем подлива тому, кто не ест. Да, что говорить, Пракс бы и не ответил.

– О… смотрите вон там! – удивлённо произнёс Пракс, показывая куда-то наверх и в сторону. Все, включая Майю, повернулись. Не видя ничего, услышали резкий сдавленный крик. После, сразу обернулись. Пракс перегнувшись через стол, хлопнув Варлеуса по плечу, поднялся.

– Ну как, теперь проверяй, меньше болит?

Вар осторожно встал. – Да… гораздо меньше! – произнёс он удивлённо. – Как это у вас так получилось?

– Это секрет, – ответил Пракс, направившись к лестнице, ведущей в его покои.

Как только граф ушёл, заговорил Дедал. – Он никому не рассказывает, как это делает.

– Удивительно! – проговорил, садясь, Вар.

– Как это называется, я не знаю, – продолжил Дедал, – но, это что-то вроде освобождения скопившейся боли. Ну, что-то вроде того, что она должна освобождать тебя медленно, а тут раз и всё, выпустил.

– Научиться бы так! – сказала мечтательно Майя.

– Я пытался, – ответил Дедал. – Граф говорит, это умение либо придёт, либо нет, но человек, стремящийся к этому, должен дойти сам до разумения.

– Ну, раз сам, так сам, – сказал Вар улыбаясь. После того, как боль ушла, его настроение переменилось. – Устал я в застенках! Майя, составишь мне компанию?

– Ты же сказал тебе легче, ну так ступай, ножками, наконец-то без моей помощи. Её взгляд, млея от Дедала, расставил всё по местам, добиваясь нужного эффекта.

– Всё… понял! – ответил, на это Вар, не разгадав тонкую игру. – Кажется я здесь лишний. Поднявшись со скамьи, направился к воротам замка.

Внутри замка ощущался покой от суеты этого мира. За многие дни, проведённые здесь, Вар, освобождённый от сильной боли утомляющей дух, впервые вознамерился выйти из него, чтобы подышать свежим воздухом. Нет, боль не прошла полностью, но отступила та сила, с которой она мучила его.

Выйдя на бодрящий воздух, сделал несколько шагов. Почувствовав головокружение, присел на ступеньку каменной лестницы. Дыша и восстанавливая дыхание, он поднял голову. Вид на окрестности крепости был удачный. Для того, кто задумал взять крепость наскоком, ожидало столкнуться с сильным отпором. Об этом говорили зауженные улицы, облегчающие защиту обороняющихся. И башни, сконструированные так, чтобы ни страшась стрел наступающих, заливать их раскалённым песком.

– Война для войны, сражения для сражающихся, – подумал Вар, по достоинству оценив труды построивших крепость.

Юноша узнал работавшего слугу, который за эти дни уже стал ему знаком. Переведя взгляд с него, Вар посмотрел на размеренную суету людей. Кто-то был увлечён работой, другие в наспех поставленных лавках продавали товары. Как было видно, бродячие торговцы пользовались немалым успехом.

Жилье местных, было дивным для него. Почти все дома двух или даже трёх этажные были странной конструкции, несмотря на то, что жилые башни не претерпели изменений, сохранив подлинную историю этой крепости.

Через некоторое время мимо него прошёл, скорее всего, влиятельный человек. Одет он был в богатую одежду, увешенную золотыми украшениями. Посмотрев на Варлеуса с большим презрением и ничего не добавив к своему испепеляющему взгляду, незнакомец продолжил подниматься в замок.

Вар оглянулся на него. Не отводя взгляда, повернул голову обратно, обнаружив, что перед ним в безмолвии стоит слуга, редкая черта, особенно для этого человека.

– Господин угощайтесь, только что испечённые. Взял в пекарни, увидев вас. Вам нужны силы, чтобы восстановиться.

– Спасибо! – сказал Вар, принимая угощение. – Необычные у вас здания.

– После пожара, – сказал слуга, присаживаясь к нему, – здесь ничего не осталось. Тогда старый император и отдал эту крепость повелителю, в дар за службу. А он в свою очередь, приехал сюда с иноземными умельцами, которые и отстроили эти дома.

– Давно ты тут живёшь? – откусывая часть пирога и наслаждаясь вкусом, спросил Вар.

– Лет пять назад перевёз сюда семью. В империи тогда беспорядки только нарастали, да и небезопасно для простого трудяги. А здесь я нашёл жилье и работу. А главное, я остался жить здесь же, в Инийцской империи и мне не нужно бежать из страны, как беженцу.

– Странно он на меня посмотрел! – сказал Вар о том, кто прошёл совсем недавно мимо.

– Не обращайте на него внимания. У него здесь никакой власти. Как обычно, приехал просить взаймы с сокровищницы графа!

Вар, доев пирог, поднялся.

– Господин, давайте я вам помогу.

– Нет спасибо, мне уже лучше.

– Пойдёмте тогда, я вам покажу самые лучшие места в округе. У нас в таверне наливают отборное «Велфарское». Уверяю, вы никогда такого не пробовали!

– Ну, пойдём! – ответил Вар, улыбнувшись. – Если только, я тебя не отвлекаю…

Места, отделённые покоем, достатком и своей суетой, без которой нельзя. Мирно существовала крепость, даря людям защиту. Так и проходили теперь дни. Вар, всё чаще бывал в обществе слуги и знакомился с этими дружелюбными людьми. Иногда боль возвращалась, напоминая, что всё оставляет свой след. А иногда проходила, даря надежду забыть про неё навсегда.

* * *

Раскинутый город столицы Инийцской империи спал крепким сном. Множество домов и улиц, замков и дворцов города, поделённого на неравные классы. Стены, разделяющие простых людей от высшего света. Всё это множество строений, скопищем разрасталось до края видимости, что даже в светлую ночь трудно было бы найти тот самый дворец. Как раз где-то там, жила последняя надежда инийцского народа на справедливость.

Закон столь часто попран, что верить в конечный результат не оставляло надежд. Поэтому он руководствовался целью, названной последним долгом центуриона. Цурин приближался к единственным воротам, через которые в столь поздний час можно было попасть в город. Остальные пути в Велфар были закрыты из-за опасений беспорядков и волнений, что могли привести к новым жертвам.

Цурин прошёл, ведя своего коня в открытые малые ворота, ведущие в верхний квартал. Легионер, стоящий с другими стражниками, отделился от них и подошёл ближе, осветив лицо Цурина факелом. Закрывающий лицо капюшон, обнажил светом огня стремительный взгляд пришельца. Не сказав ни слова, пропуская, легионер отошёл от Цурина, вернувшись к своим.

Не живые улицы мостовой, уводили в более живые таверны, туда, где богатые и знатные веселились, оставляя рон за роном на утехи и увеселения, в здания, где в поздний час играла музыка, отдаваясь порокам жизни. Имея другую цель, Цурин прошёл мимо, ведя своего коня дальше.

Высокие строения сменялись меньшими по высоте, отличаясь от них внешним видом, не скромностью, а выставленным напоказ состоянием. Убранство зданий, смело заявляло о статусе их владельцев. Всё чаще встречались дома, огороженные высокими металлическими заборами. Слабый свет уличных светильников освещал широкую мощёную дорогу, по которой могли ехать, два экипажа не мешая друг другу.

Показались первые дворцы и приводящие, подобно щупальцам осьминога, к ним пути. Цурин знал, куда ему идти, не усомнившись в своей уверенности держаться своего воспоминания, ожившего вспышками из неоткуда:

«Посидевший император, смотревший с отцовским добродушием на простого юнца, легионера, которым он был пятнадцать лет назад. Маленькая крошка на руках пышной сиделки, вошедшей в тронный зал к повелителю без поклона. Рыдающая малютка, прекратившая свой плач, ощутив умиротворение престарелого отца».

Царившее единение с чем-то возвышенным, вот что запомнилось Цурину. А главное, что сейчас имело значение, вспомнить дорогу к возлюбленному Его Величеством дворцу, Ардигал-Рэ, дом рода Рэшэ. Не отвлекаясь прошлым, центурион вскочил в седло и медленно поскакал. Цокот копыт Фокуса ложился на мостовой, отзвуками поднимаясь, уносился сквозь безлюдную глушь и тишину.

Добравшись до своей цели, Цурин спустился с коня. Взяв маститого под уздцы, повёл мимо ворот. Вдали видимости стражи и охраняющих верных людей, привязал повод Фокуса к решётчатому заграждению. Подтянувшись, без особого труда перебрался через увенчанный изогнутыми пиками забор. Отодвинув от лица ветку небольшого деревца, пригнулся и крадучись пошёл вперёд к дворцу.

Пробираться ночью, представлялось в зародившемся туманном плане, единственным для него логичным вариантом. Одной из причин было то, что дело не требовало отлагательств. С другой стороны с рассветом многотысячный город Велфар окунётся в беспорядки и у дворца соберутся просители, а он будет расценен как один из них. Сейчас же если я буду замечен раньше, чем увижу её повзрослевшее личико, для меня это означает неминуемую смерть, – ещё раз напомнил себе центурион, мрачно усмехнувшись.

Показавшийся впереди воин вынудил Цурина затаиться среди кустов. Проводив отдаляющегося стражника взглядом, озираясь по сторонам, продвинулся дальше. Остановившись перед дворцом, увидел приоткрытое окно на первом этаже. Взобравшись внутрь, в полумраке и слабом отблеске лунного света в ставнях, осмотрелся. Безлюдное помещение служило для приготовления пищи.

Идя почти бесшумно, приоткрыл дверь к спиральной лестнице ведущей, словно свернувшаяся кольцом змея, наверх. Вкладывая в каждый шаг осторожность, и распределяя свой вес, Цурин поднимался вверх. Достигнув второго этажа, потихоньку приоткрыл дверь. За дверью никого не было и Цурин, вздохнув свободно, вошёл внутрь длинного коридора.

Спокойствие, которое он испытывал в столь не частом и малоизвестном ему ремесле, было похвально. Но даже теперь, Цурину не пришлось бороться со страхом, потому что на него не было времени. Вынужденный проверять каждую дверь, он никак не мог увидеть подсказки, где покои той, которая ему так нужна. Приоткрыл осторожно одну дверь. Точно, нет! Открыл следующую, тоже не та. Остановил себя перед открытием третьей. Подумал. – Перед дверью должны стоять часовые. Прошёл дальше. Снова комнаты покоев, но воистину, под сводом пустого коридора, здесь не могла быть её опочивальня. Вернувшись на другую лестницу, осторожно поднялся по каменным ступеням.

Достигнув третьего этажа, взялся за дверную ручку и аккуратно потянул, заперто. Отстегнув фибулу, отогнул остриё, придав форму, слабо напоминающую отмычку. Долгие осторожные манипуляции с замком увенчались успехом. Раздался щелчок, после чего дубовая с золотым орнаментом была отрыта. Потянув за ручку, попробовал открыть, безуспешно, дверь не поддалась. Дёрнув с усилием резко на себя, отварил, и не только её. С обратной стороны за дверь держался воин, который от резкого усилия оторопев, завалился на него. Цурин откинул его, и стражник с грохотом упал на лестницу. Быстро войдя в тёмный коридор, закрыл за собой дверь, выдохнул, обернулся. Кто-то зажёг свет от ночника, освещая взирающих с огнём в глазах воинов. Стоя в лёгких доспехах или без них, они громоздились с мечами наголо, наблюдая за реакцией столь не понятного им гостя. Наёмник, убийца, а возможно вор, поступил, по меньшей мере, глупо, захлопнув за собой дверь, оказался в ловушке!

Нащупывая хоть что-то чтобы защититься, Цурин осознал, он безоружен.

– Что здесь происходит? – прозвучал девичий голос вдали, отрезвляя воинов от желания наброситься и зарубить бездарного подосланного наёмника.

Стражники, приблизившись быстро к Цурину, схватили его за руки. Расступившись немного, воины пропустили её.

– Знала, что за мной пришлют убийцу, но я не знала, что так скоро! – сказала Йёлея, стоя в коридоре, окружённая своими защитниками. – Наивно полагала, что у меня есть ещё время, прежде чем регенты начнут чувствовать к себе угрозу!

– Я не убийца Ваша Милость, у меня даже нет оружия!

– Мастеру своего ремесла и не нужно оружие, разве я не права? Ну ладно…, и кто же вы?

– Меня зовут Цурин, я служу вам честью и правдой, вот уже больше двадцати лет…

– С такой честью, чтобы пробираться к моим покоям в столь поздний час? Довольно! Меня это утомило! Не желаю слушать ваших лживых речей!

Двое держащих за руки легионеров потянули Цурина во вновь открытую дверь, на лестницу.

– Послушайте же меня! Против Вас готовиться небывалое… их нужно остановить… они предали всех нас… убили сотни ни в чём не повинных людей…

– Стойте! – сказала она, прервав чрезмерные усилия стражников. – Верните его! Беспрекословно подчинившись, легионеры ничуть не ослабили хватку, сжимая его руки. – О ком вы говорите? – спросила Йёлея, подойдя ближе.

– О нападении на империю Регнард.

– Вздор, если они и были бы на это способны, то хотя бы удосужились бы принять меры предосторожности.

– Они и приняли, убили всех, кто пытался вернуться назад. Мы были обмануты.

– Где доказательства, что это всё не ваша фантазия? – спросила она, уже менее скептически.

– Я, живое доказательство сказанного, ибо на моем теле сохранились все незажившие раны этого кровавого похода. Вырвав свои руки из удерживающих его вцепившихся легионеров, в порыве разорвал свою одежду, оголив незажившие раны на груди. Обнажил повязку на крупной ножевой ране, которую от погони и пережитого яростно жгло. Когда-то белое полотно пропиталось засохшей кровью, а глубокие порезы от меча заживали очень медленно. Стражники снова, уже сильнее прижали Цурина к стене, но он, не умолкая продолжал. – Я, первый центурион пилуса… возглавлял первую когорту четвёртого легиона. После гибели командира, я повёл разбитый легион и приложил все усилия, чтобы вывести выживших. Сам же, остался с добровольцами, защищая их отход. Был ранен, но не убит. Остальные же погибли от рук своих братьев, под руководством регентов пославших нас на смерть. Обманутый, я взываю к вам, чтобы восстановить справедливость…

Слушая, не перебивая, пока он не закончил, на миг задумавшись, она произнесла. – Отпустите его. Когда Цурин встал в полный рост, она продолжила. – Несмотря на всё, это не является доказательством!

Цурин на это ответил. – Я никогда не лгал и надеюсь на то, что слова верного центуриона ещё чего-то стоят.

Один из воинов убрав свой меч, взял светильник и подошёл ближе к Цурину. Освещая его лицо, произнёс. – Я знаю его, он возглавлял седьмую когорту, при командовании легата Касара Фламиния пропретора, при походе на Ольхор. Я верю его словам!

Остальные убрали своё оружие. Напряжение этой ситуации ушло. Лишь лицо наследницы, слабо освещённое, помрачнело, осознавая услышанное и увиденное.

После того, как были отданы приказы, большинство из воинов покинули этот узкий коридор.

– Пойдёмте, вы расскажите всё от начала до конца! – сказала наследница, приглашая Цурина в комнаты. Цурин последовал за ней. За ним зашёл воин, который узнал его и ещё несколько других.

Когда весь рассказ о тех событиях, что пришлось пережить Цурину, был закончен, наследница произнесла.

– Вы готовы служить мне дальше? Дойти со мной до конца? – спросила она.

– Конечно! – ответил твёрдо Цурин.

– Не торопитесь с ответом. Верных мне людей мало, так что большой помощи от меня не ждите. Я, как загнанное животное, как вы уже поняли, испуганно жду в своём доме, когда ко мне придут те, кто хотят моей смерти!

– Я клянусь вам в верности, как когда-то клялся вашему отцу! – сказал Цурин преклонившись.

– Значит, вы всё же надеетесь что-то изменить, – произнесла она, как бы ища в этих словах простодушия. – Вначале я тоже полагала, что могу что-то изменить. Но, я была слишком мала! Теперь, они ко мне относятся также, но я выросла и понимаю, чего от них ожидать.

– Единственный для вас шанс – это народ! Вера в простых людей, которых вы и возглавите! – сказал доселе молчавший воин, который тогда узнал Цурина.

– Добровольно, они не сложат свои занимаемые должности, – ответила на это наследница.

– Только Вы, единственный шанс закончить с тиранией самовлюблённых регентов! – сказал твёрдо Цурин, без страха в голосе.

– Вы так во мне уверены?

– Неважно верю ли я в вас. Главное, чтобы поверили другие. Помните, в Вас бежит кровь Вашего отца, а он был мудрым правителем.

Что есть правда: заблуждение или ложь? Ведь истинно правым быть нельзя, всё непостоянно! Нелепо было бы думать о том, что если наследница не пойдёт против регентской власти, возложенная на неё миссия, будет иметь хоть какой-то шанс на успех. Какое великое сражение этой юной девушке предстояло пройти в своём уме. Решить для себя, что на самом деле имеет существенное значение и принять самое важное решение в своей жизни. Борьба страха и решимости, именно это читалось, в эту минуту, в её глазах.

Поднявшись, посмотрев на Цурина, она сказала. – Пойдём со мной!

– Ваша милость, может, дождётесь утра? – спросил одни из приближённых к ней воинов.

– Не ты ли недавно говорил, что время не ждёт? – сказала она оглянувшись.

Выйдя из дворца на прохладу ночи, они передвигались молча. Сзади шли её прислужницы, держа лампады и светильники. Идя по тропе по точёному камню, через арки, уходя то влево, то вправо, всё отдалялись от дворца. Загоревшийся свет окон, как бы ожившего дворца укрылся в ночи, не виднеясь отсюда.

Прошли в узкий лесной туннель из выгнутых позабывших свой подлинный вид деревьев. Пригибаясь от веток, продвигались дальше пока темнеющее око не стало расширятся. Внезапно, от света опущенных факелов, они вышли на небольшую зелёную прогалину, закрытую вековыми от ночного небосвода.

Одна из служанок прошла вперёд, открыв запертую дверь. У Цурина возник вопрос, – куда это мы идём? Но он не спросил, чтобы не оказать недоверие к наследнице престола. Другая служанка, молча протянула Цурину светильник, показав, что она и остальные остаются здесь.

Пока единственная служанка проходила вперёд, наследница словно поняла безмолвный вопрос. – Эта усыпальница моего рода. Тех самых правителей, о мудрости которых ты говорил.

В накинутом плаще с покрытой головой, служанка обошла вокруг, поджигая по очереди висевшие факелы, после чего тоже вышла.

– Побудь здесь! – сказала наследница. Сама прошла и, припав на колени перед изваянием саркофага начала что-то нашёптывать. Что именно произносила наследница было Цурину не слышно.

Прошло немало времени, прежде чем она поднялась. Её лицо, мокрое от слез, такое детское и наивное, было всего на мгновение замечено центурионом. Позволяя минуты слабости, она собралась. Не стерев и капли с глаз, полная решимости она произнесла.

– Это саркофаг моего отца. Дай мне обещание, что я буду с ним рядом, если моя клятва на его могиле не исполнится.

– Обещаю! – сказал твёрдо Цурин.

– Пойдём, сегодня будет трудный день, – сказала наследница выходя.

– Поднимем уставший народ моего отца! Мой народ!

Революция, начавшаяся в сердце этой юной девушки, должна была разжечь сотни других сердец. Признавая свой долг, Цурин принял свою обязанность быть рядом, ведь, сколько свершений, должно было вот-вот лечь на её хрупкие плечи.

* * *

Вот уже несколько недель Вар, упражняясь, напрягал мышцы. Разрабатывая ногу, бегал. Но, даже после всех усилий, эта нудная боль не покинула его, мешая уснуть. Лёжа в кровати в полном одиночестве, наедине с собой и своими мыслями, он думал о прошлом, о будущем. Не ясным потоком мысли неслись в его голове.

– Интересно, как там Финиган, – подумал Вар, вспоминая проведённое вместе время. – Благополучно ли добрался до Регнарда. А… пустое это, задаваться вопросами, на которые может ответить только время. Небось, уже в соборе читает свои проповеди!

После, ненамеренно, стал предаваться мечтам о той, чей взор так прекрасен. Неужели мне предстоит, только мечтать о ней? – подумал Вар, смотря на потолок своих покоев. – Нет, надеюсь я тебя ещё встречу в других обстоятельствах.

– А… чёртова боль! Вар приподнялся, массируя ногу. На улице ещё было темно. Встав с постели, оделся, потеряв всякое желание спать. Вышел из своей комнаты в тёмный коридор. Спустился вниз по сводчатой лестнице. Внизу горел свет от лампад. За большим столом одиноко сидел хозяин замка.

– Что не спиться? – донёсся голос графа. – Или ещё мучает? – Пракс указал на ногу.

– Второе, – сказал Вар, сев напротив.

– Иногда такие раны напоминают о себе в течение всей жизни! – признался Пракс. – А ты не думал, что будет, если встретишь Аххима снова?

После того, как Варлеуса передёрнуло от этого имени, он выдавил смех.

– На этот раз постараюсь избежать с ним встречи.

– А если не выйдет? Тебе нужна слава труса? Или будешь до конца своих дней на стороже?

– Что вы предлагаете? Покончить с собой, чтобы не доставлять ему такой радости?

– Ты не думал о том, чтобы научиться владеть такими навыками, о которых ему стоит только мечтать…

– Нет… меня и так обучали неплохо! – сказал, иронизируя Вар.

Пракс поднялся, вышел из-за стола. – Говоришь, неплохо! Хорошо, покажи, на что ты способен. Удиви меня! Снял со стены висевший меч. – Может, не будешь заставлять нас ждать? – спросил Пракс, всматриваясь в свою, инкрустированную серебром, гарду.

Вар поднялся. – Вы ещё скажите, что дали этому мечу имя?

– Почему бы и нет! Хорошая идея, познакомься с «Нотацией». По мне так, неплохое имя!

– А я обойдусь без имени, – сказал Вар, подойдя к стене, и тоже снял меч.

– Ну, давай нападай. Пракс встал в позицию.

– Вы не боитесь всех разбудить? – спросил Вар.

– А кто посмеет меня обвинить в этом? – спросил Пракс с иронической улыбкой, подзывая левой рукой соперника.

Взвесив в руке меч, Вар взмахнул им влево затем вправо, а после приблизился к графу, который всё так же стоял в защите. Сомкнув с ним меч, Вар замахнулся нанести удар, но обнаружил, каким образом не понятно, что остриё графского меча упирается ему в грудь. Отступив, Вар хотел ударить с разворота и тут же замер, когда увидел что остриё, снова упирается, но на этот раз в спину. Перевернувшись через голову, Вар нанёс колящий, целя в графа. Он даже не пытался уклониться. Отбив в сторону меч Варлеуса отступил, показывая, что мог насадить его на свой.

– Нет, я не пойму! Как вы это делаете? – проговорил уставший Вар.

Пракс ответил. – Подумай ещё раз, а пока нападай.

В этот раз без манёвров, Вар нанёс удар по его мечу, потом ещё один. Граф медленно отступал, не стремясь наносить ответные, лишь защищаясь. Это действие походило на то, что один пытается навязать некую игру, а другой напротив, отмахивается, выжидая развязки. Подойдя ближе к стене, Вар попробовал нанести обманный удар снизу, целя графу в голову. Теперь же меч Вара должен был, взвившись, остановится в дюйме от своей цели, но граф резко отступив влево, нацелил острие в бок своего соперника.

Когда Варлеус увидел, что и этот бой проигран, он опустил свой меч, покачав головой, сказал. – Да, если бы это был настоящий бой, я уже в четвёртый раз был бы мёртв.

– Ты понял, в чём твоя ошибка? – спросил Пракс.

– Скорее всего, да! – ответил Вар. – Я, распределял свой вес так, что несознательно показывал, как собираюсь нанести удар.

– Правильно! И запомни мотивы не важны, важна цель и внезапность.

– Смотря, с какой точки зрения смотреть на это! – ответил Вар.

– Хаос, по-твоему, это что? – спросил Пракс.

– Отсутствие последовательности и порядка.

– Хаос, это тоже часть порядка, – ответил граф, – условная, но часть.

– Я не понимаю, – сказал Вар, – разве они не противоположности?

– К примеру, обстановка в этом зале – это порядок? Или, – граф бросил меч. – Как лежит сейчас мой меч, это разве не хаос. Он лежит не на своём месте, значит это беспорядок. А с другой стороны, может для меня так привычней, разбрасываться мечами. Так я и прихожу к мнению, что хаос – это разновидность порядка. Всё зависит от того, под каким углом на те или иные условия смотреть.

– Допустим! – ответил Вар, – но к чему это мне?

Снова улыбнувшись, Пракс проговорил. – Я тебя запутал… это хорошо! Только потерявшись можно найти себя. Подняв свой меч, подошёл к стене, закрепив его на месте, добавил. – Вот тебе ещё одна мудрость, но на этот раз я думаю, ты сможешь её применить. Хаотично наноси удары, не имея системы. Противнику будет труднее увидеть твои слабости. Пока ты гостишь у меня, я мог бы вместе с «Нотацией» преподать тебе пару уроков.

– С радостью приму их. Ответьте граф, откуда вы всё это знаете? И прошу, не отвечайте, что это опыт, который приходит со временем или возрастом.

– Хорошо, так не скажу, я отвечу по-другому. Когда-то, я принадлежал к одному ордену. Возможно тебе знакомому! Хотя сейчас я продолжаю верить и идти своим путём, но всё же стараюсь следовать знаниям, усвоенным данным давно.

– И каким же? – спросил Вар, закрепляя свой меч на стене.

– Я – целое одной сущности, единый организм! Знаешь, как ветки древа, что тянуться вверх…

Вернувшись за стол, Вар сел напротив графа. Вслушиваясь внимательно в рассказ, истин, которые были ему интересны. Первые лучи солнца начали проникать сквозь окна. Где-то вдали, но на территории замка, Вар услышал последовательные четыре удара.

– Что это такое? – спросил Вар, когда граф закончил рассказывать столь ценные истины.

– А… любопытство, порок молодости! Если так хочется, можешь выйти на задний двор, сам получишь ответ на свой вопрос.

Поднявшись со скамьи, Вар вышел. Его лицо овеяло прохладой раннего дня. Почувствовал холод, поднимающийся от не прогретой земли, предвещающей осень, что ещё не пришла, но не давала о себе забыть. Плодородный сезон уступал воцарившемуся ненастью. Подходил к концу сбор урожая. Вдруг у Варлеуса всплыл в памяти разговор с вождём «пришлых», вспоминая его слова: «Моя дочь прибудет в Регнард. Дай слово, что приглядишь за ней».

Спускаясь по ступеням, перед ним открылась другая картина. Впереди стоял высокий Дедал, выпуская из необычного арбалета по очереди сразу четыре стрелы. Держа, то одной рукой, то другой, целился по деревянным мишеням в маленький круг в центре.

– Необычный арбалет, – сказал, подойдя ближе Вар.

– Моё изобретение! – проговорил Дедал. – Я смотрю, ты рано встал.

– Я и не ложился! Отдохнул за то время, пока был без сознания. Кстати, я слышал уже эти выстрелы. Тогда, со слов Финигана, ты ранил им Аххима… наёмника, который преследовал нас.

– И такое было! – ответил Дедал, подняв плечи. Опустив арбалет, вставил по очереди четыре небольших стрелы. Покрутил за ручку, натянул тетиву. Вскинув арбалет в левую руку, резко не целясь, выпустил одну стрелу, а затем другую.

Развернувшись в сторону, где стоял Вар, выпустил третью стрелу слева, а четвертую справа. Стрелы пролетели рядом. Свист воздуха от стрел обдал его лицо, обжигая холодом.

– Думал, испугаешься! – сказал Дедал, стоящему спокойно Варлеусу.

– Не для того ты меня спас. Да и изобретение твоё мне достаточно интересно, что бы ни увериться в его надёжности. Про двухзарядные арбалеты я слышал, но что бы четырёх.

– Вот и я слышал! – ответил Дедал. – Приобрёл себе один из таких. Служил он мне, правда, недолго. Вот тогда, я и решил сделать надёжный. Да чтобы, ни у кого такого не было. Такую вещь не купишь!

Вар подошёл ближе. – Можно попробовать?

Знакомство с этим оружием было приятным. Лёгкий, и в то же время не настолько внушительного размера, как показалась вначале, выпускал поочерёдно четыре стрелы, даже не оставлял шанса промазать. Восхищение, оставленное после стрельбы из этого арбалета, было подарком после всех неурядиц, подброшенных жизнью.


Глава 18. Оплот порока. Загнанный

Священник мерно приближался к дворцу. В мгновение его глаза застлал ослепляющий свет. На горизонте лучи купались в покатой золотой крыше и сферических сводах дворца. Склонив взгляд, он продолжил так идти пока редеющие облака не затмили собой небесное око. Сегодня правителя можно было найти только здесь, в самом центре Регнарда. Узнать об этом Финигану удалось с большим трудом. Добрался священник до столицы империи глубокой ночью, сегодняшнего, столь долгого в своей суете, дня. В келье успел лишь переодеться, сменив свой наряд на чистую, белоснежную сутану, плотно стянув себя таким же белым с золотыми краями поясом. А как только забрезжил рассвет поспешил без промедлений отправиться сразу к императору. Прикованные взгляды людей к его персоне священнослужителя даже немного сконфузили успевшего отвыкнуть от внимания Финигана, но он быстро собрался. Идя по улице, уже видел большой дворец, сад и стражников врат.

Император Немидас менял своё жилье по прихоти. А возможно, я заблуждаюсь. Может и в целях безопасности, – подумал священник, пытаясь истолковать то, что и так было понятно. Какое ещё может быть объяснение для того, чтобы иметь множество дворцов и замков.

Двое военных стоя с пиками у ворот сомкнули их, не пропуская священника. Финиган отошёл в сторону. Через некоторое мгновение к нему подошёл разодетый в красный мундир, увешенный всевозможными медалями, офицер.

– Что вам угодно? – спросил он тонким голосом, испортив первое впечатление о себе.

– Меня зовут Финиган, я по важному делу к Императору Немидасу, с поручением от его сына Варлеуса. Священник, чувствуя своё превосходство, добавил более важным тоном. – Это очень срочно! Если вы, не хотите лишиться занимаемого поста, сопроводите меня сейчас же.

– Следуйте за мной! – ответил офицер.

Пропуская их внутрь, воины разомкнули пики. По всему периметру, пока они шли к дворцу, стояли закалённые в бою, экипированные шпагами гвардейцы.

Финиган посмотрел на цветущий сад за стоящими спинами вооружённых солдат, личного императорского полка. Чуть дальше, где росли деревья, прячась в тени, стаяли почти незаметные одиночки. Их лица, сокрытые башлыками, были не видны. Да и как понял Финиган, избранные специально показались ему на глаза.

Поднявшись по ажурным лестницам, священника даже не попросили подождать, а сразу, что удивительно, сопроводили к правителю. Войдя в тронный зал, офицер остановил священника. Сам же подошёл к необорачивающемуся императору, наклонившись перед ним, что-то ему сказал, после чего вышел.

– И, что мой сын? – спросил император изменившимся голосом, не свойственным ему, насколько знал Финиган, и сразу повернулся обратив своё внимание, заинтересованно смотря и изучая лицо священника.

– Не переживайте, с ним всё в порядке! – ровным голосом ответил он. – Его ранили, но ничего серьёзного.

– Моего сына ранили, а ты говоришь мне ничего серьёзного. Ты с ума сошёл, священник! Что с ним? Император не повышая голоса, но в тоже время грозно произнёс. – Не испытывай моё терпение!

– На большаке нас догнал наёмник, он и ранил Варлеуса. Но всё будет хорошо, нас приютил граф Ярл Нелан. Предоставил свой кров в графстве. Я не хотел оставлять Варлеуса! Но, не переживайте я взял слово, что граф позаботиться о нём. Ваш сын настоял, чтобы я оставил его, поспешив выполнить поручение и принести Вам вести из поселения «пришлых».

Император на мгновение, сосредоточенно размышляя, отвернулся к бумагам. – Что ты должен был передать, я слушаю?

– Элфия, дочь вождя «пришлых», прибудет в столицу в конце плодородного сезона!

– Это всё что ты хотел мне сказать? – спросил император.

– Да, Ваше Величество!

– Ступай.

Священник подчинился, выйдя из тронного зала. Идя по пустым коридорам, направился вниз, дабы покинуть эти стены, пропитавшиеся высокомерием.

– Конечно же, я ожидал большей реакции, – сказал себе Финиган, успокаиваясь. Столько времени потратить, чтобы сообщить такую важную новость, а благодарности никакой. Да и сочувствия, могло быть побольше! – подумал он, спускаясь по лестнице.

Снизу, поднимаясь ему навстречу, вышел один из избранных в башлыке скрывающем его лицо. Взяв Финигана за запястье, повёл куда-то. Священник и не пытался сопротивляться. Зайдя в небольшое помещение дворца, избранный захлопнул дверь.

– Оллан… брат, ты не меняешься! – сказал Финиган, расплываясь в улыбке. – Я узнал тебя, можешь не скрывать своё лицо.

Избранный опустил погружённый во тьму башлык, открывая обзору юное лицо, обритую наголо голову, шрамы и порезы.

– Поэтому и показался тебе на глаза. Разве, это было не понятно? Иди сюда.

После крепких братских объятий, Оллан проговорил. – Я сильно скучал. Посмотри на себя, Финиган, даже не вериться, ты так сильно изменился. Стал священником? Примерил их одежды? С чего бы это…

– Всё меняется, и я не исключение! – ответил Финиган, с печалью в голосе.

– А как же орден?

– Прости… мне, конечно, не хватает тебя, но это не мой путь.

– Я понимаю, – сказал Оллан, примирившись. – Возможно, это и не мой путь.

– Уже слишком поздно что-то менять! – ответил священник, тяжело вздыхая.

– Ладно, брат, мне пора. Был очень рад увидеть тебя. Надеюсь, жизнь подкинет нам ещё случай повидаться, – сказал Оллан, накидывая башлык.

– Прощай! – ответил священник, после чего Оллан не обернувшись вышел за дверь.

Десять лет всплыли в подсознании яркими красками. Всё что так дорого, всегда покидало, не давая и шанса вернуться к тому времени, когда всё было хорошо. Когда младший брат был рядом. Когда родители были живы. Разве вернувшись на десять лет назад, я стал бы тем, кто я есть? Выбрал бы то призвание, которому пытаюсь посвятить жизнь? Разве обеты данные мной будут более ценными, если я стану отдаваться своему призванию без остатка?

Собравшись, Финиган не стал мучить себя воспоминаниями, лишь вышел за дверь, снова в коридор, вернувшись к той же лестнице, что вела вниз. Вознамерился, в конце концов, покинуть дворец, задумчиво и неспешно предаваясь той радости неожиданной встречи, и такой грусти скорого расставания.

Спускаясь по ступеням, услышал нарастающий лёгкий шаг. В нём, было что-то резкое, вынуждая отойти в сторону, пропустив. Но священник не послушал своего внутреннего голоса. Неожиданно приблизившись, рука девушки толкнула священника, вынуждая потесниться. Прижавшись почти к стене, он мягко сказал ей в след. – Эй, осторожней. Куда вы так торопитесь? Девушка обернувшись остановилась, смотря в глаза священнику, ничего не отвечая, а просто смотря.

В её серых глазах Финиган увидел пустоту её души, не обременённую ничем из тех понятий, как совесть или жалость. Да… Финиган был выше её ростом, сильнее, но что-то в нём действительно сжалось, не осознавая, но читая в её глазах помыслы, убить любого, кто встанет на её пути.

Была ли она привлекательна? Без сомнений. Её тёмно-русые локоны касались немного плеч. Сложенная хрупкая фигура предавала её чертам изюминку. Только такая как она решает, кто будет с ней, кого она допустит к своему ложе.

– Прошу прощения! – сказала она после продолжительной паузы.

– Ничего страшного, дитя моё! – произнёс Финиган и его руки в манере священнослужителя переплелись за спиной.

– А… вы священник! А это… наверное… трудно держать обет целомудрия? – спросила, заигрывая девушка.

– Трудно, но каждый решает для себя сам, способен ли он ужиться с этим обещанием.

– А, способны ли вы? – спросила девушка, с блеском в серых больших глазах.

– Я и не давал этот обет, – ответил Финиган, не тая своё вожделение.

– Разве, не одна из заповедей плодитесь, и размножайтесь!

– Может, проводите меня? – спросила девушка, взяв его за руку.

Финиган от такой спешки, даже немного оторопел, – но почему бы и нет, – подумал он, взяв себя в руки. Голос разума, который чувствовал, что что-то не так, затих, после того, как заиграла в крови похоть.

Что может быть прекрасней, чем предаваться грехопадению, – подумал он, и тут же укорил себя за такую мысль.

– Конечно! – сказал Финиган, спускаясь вместе со своей новой знакомой. – Прошу прощения, что я не представился сразу, меня зовут Финиган, – проговорил священник, преклоняя голову, но не отводя взгляда.

– Позвольте узнать, как вас зовут, моя юная спутница?

– Меня зовут Кира! – ответила миловидным голосом девушка.

– Очень приятно, – сказал священник, прибывая в умилении, – у вас такое звучное имя!

– А как мне приятно! – ответила Кира, прильнув к нему, – вы, даже не представляете насколько!

– Надеюсь, проведённое время в моей компании, не заставит вас передумать на мой счёт.

– А это покажет время! – сказала она с игривой ухмылкой, которую не пыталась скрыть.

Грань жизни и смерти, именно по ней сейчас шёл священник, даже не осознавая, насколько тонка эта грань и как хрупка его жизнь, которую он так ценит. А думал он сейчас, конечно же, не об этом!

* * *

Дворец, с множеством тайных комнат и дверей, был наводнён помещениями для подслушивания. Что же говорить о тронном зале, в котором нередкая необходимость заставляла шпионов наблюдать, слушая сплетни и разговоры. Но сегодня тех самых мастеров, что прячутся в тени, за тронным залом не было.

Воля повелителя была такова, что только слух посвящённой в тайну был удостоен внимать. Ведь кто мог знать что посетитель, которого никто не ждал, прибудет, сообщив новости, которых не мог предвещать сам знающий. Император был готов к мысли о трауре по погибшему сыну, но не как о вести, что Вар всего лишь несерьёзно ранен.

– Ты слышала всё? – спросил император, не отрываясь от бумаг.

Выйдя из тайной двери, Кира подошла ближе к Императору. – Да! – сказала она покорно. – Я была уверена, что он не подведёт, но…

– Это твоя вина! – перебил её Немидас, поднимая свой испепеляющий взгляд. – Запомни этот урок, доверять можно только себе!

Кира молча слушала не перебивая. Император первый раз позволил себе такой тон.

– Я даю тебе время, чтобы решить самой этот вопрос.

Девушка направилась к выходу, но император остановил её. – Я не закончил! – сказал он грубо. Кира остановилась. – Моя воля, покончить с этим раз и навсегда! Я хочу знать о его последнем вздохе, сжать прядь его волос в доказательство свершённого. У меня нет никакого желания снова разочаровываться, особенно в такой, как ты! А теперь ступай.

Выйдя за дверь Кире было обидно. Не от того, как с ней разговаривал император, а от того, что её подвёл тот, кто имел репутацию ставить точку, решая любые вопросы. Приобрести такого должника стоило больших усилий. – А что теперь, даже моя репутация под угрозой, – подумала Кира, злясь в первую очередь на себя.

Остановившись, собралась, продумывая план действий. – Варлеус надолго не задержится в графстве. Наверняка он захочет вернуться как можно быстрее домой. Возможно он уже в пути, но вот вопрос, по какой дороге? Нет, переходить инийцскую границу я не буду, да и смысл. Лучше собрать больше информации, разыскать в Регнарде и не разминуться.

Придя к короткому выводу, решила действовать. Быстрым шагом направилась к лестнице, случайно толкнув высокого мужчину. Вдруг знакомый голос, подслушанный из тайного помещения, изменил все планы.

– Эй, осторожней… куда вы так торопитесь? – спросил он.

Желание, которое испытывает каждый мужчина, чувствуя доступность женщины, открывает для меня большие возможности для действия, – подумала Кира, в который раз подтвердив это правило.

– Интересно, знает ли он, каким путём собирался вернуться его друг? Может быть, по прибытию, они договорились встретиться? Похотливый священник, так и источает своё желание. Не давал он обет целомудрия, а кто бы сомневался!

Похоть – это грех, который карается… как неожиданно, смертью. Кира улыбнулась, подошла ближе, взяв его за руку. Разве не смерть – эта кара, которую заслуживает всякий грешник, – подумала она, усмехнувшись. Странное обстоятельство даже порадовало её. Человек, который вот-вот заслужит то, к чему стремится, должен именно так и закончить. Странная штука жизнь, – в который раз поняла Кира, – подбрасывает такие неурядицы, а в них лишь приходится понять, что ты – это ключ к решению всех проблем. Ну же, жизнь… подкинь ещё какие-нибудь сюрпризы, – сказала про себя Кира, улыбнувшись.

Выйдя за территорию дворца на мостовую, они взяли экипаж. Священник назвал кучеру адрес. После чего уносясь среди мелькающих домов, он говорил и говорил, никак не мог остановиться. Комплименты должные ласкать её слух сыпались из его уст, низвергая скованность, но не в этот раз, ведь она лишь искусно притворялась. Кира уже успела устать от священника, но продолжала из себя строить полную невинность, поддакивая, и улыбаясь. Вдруг её чутьё подсказало обернуться. Кто-то за ними следовал, и это обстоятельство насторожило Киру.

Когда кучер остановил карету, она потянулась к священнику, чтобы из-за его плеча увидеть также остановившийся недалеко второй экипаж. Кто мог знать, что этот похотливый священник полезет целоваться?!

– Нет, вот это выдержать было труднее, – подумала Кира, сдерживая соблазн вырубить его. – Пусть лучше болтает, чем лезет ко мне. Отодвинув от себя священника, загадочно произнесла. – Не будем торопить события, у нас ещё очень много времени.

Выйдя из кареты, Кира направилась следом за Финиганом, он её вёл к какому-то зданию. Понять, какой это квартал, было пока невозможно. Кира старалась разглядеть того, кто до сих пор сидит в экипаже, – но нет, слишком далеко. Да и этот похотливый, уж очень быстро утягивает меня внутрь.

Зайдя в здание, оказалось, что это постоялый двор, в котором снимал комнату священник.

– Добрый день! – сказал Финиган, поприветствовав одного из своих знакомых.

– Давно вас не видели, вы отбывали?

– Да, да… по поручению церкви! – невольно соврав, произнёс Финиган.

Кира прижалась ближе, чтобы поторопить его. Уж очень сильно её напрягало обстоятельство слежки. – Нет, я не могла впасть в немилость, уж слишком мало времени прошло. Должно быть, не только мне нужен этот священник? Ну, что же ты… быстрее! Может, из его комнаты будет возможность разглядеть этого неизвестного, – подумала она.

Обняв прилюдно Финигана, прижалась к его сутане. Смотря с дикой страстью, бросила его в краски. – Простите… нам некогда! – проговорила она, взяв ситуацию в руки и отбросив всё благочестие, которого придерживалась раньше.

– Надеюсь, вы расскажите всё за ужином! – прозвучало оторопевшее, им вслед.

– Конечно, не смейте сомневаться! – ответил священник, поднимаясь по лестнице на второй этаж, держа её за руку.

Открыв дверь, пригласил войти. Но, то событие, которое произошло дальше, заставило Киру снова изменить планы.

Небольшая комната, ярко освещённая лучами дневного света, открывала вид на кровать. Стоящий незнакомец, с закрывающим лицо башлыком, смотрел на них внимательно. Кира, не отпуская от себя священника, захлопнула дверь, защёлкивая на замок. Финиган в нерешимости молча стоял рядом, не понимая того, что происходит.

– Что тебе нужно? – спросила Кира у избранного.

Финиган вопросительно посмотрел на неё, не отводя глаз, не оборачиваясь, заговорил. – Оллан, что-то случилось?

– Да! – ответил его брат ровным голосом. – Тебе угрожает смерть!

Священник, повернувшись, посмотрел на избранного. – От твоей руки? – спросил, не понимая Финиган.

– Нет! – ответил Оллан. – От её.

Финиган тут же одёрнул руку и отстранился от девушки. Комната была мала чтобы убежать, но больше вариантов не было. Да и дальновидная Кира закрыла дверь, лишив возможности избежать кровопролития.

– А… значит вы знакомы! – Кира, читая взгляды, улыбнулась. – А я решила, мои планы изменились! Особенно слова Императора о доверии. Я уж подумала, это какая-то проверка.

– О чём это ты? – спросил, не понимая Финиган. – Кира, кто ты?

– Не важно, вы оба знаете половинки одного целого обо мне, пускай у вас нет, и не будет времени сложить это воедино. А теперь ваша очередь. Как такой похотливый священник, приобрёл такого защитника, как избранный?

– Не отвечай! – прозвучал холодный голос избранного. – Я скажу, кто она, – произнёс Оллан, – она ошибка природы!

– Ну же, может без оскорблений? У лишённого эмоций, вряд ли получится обидеть. Или хочешь, подождём, пока здесь соберётся весь орден избранных? – Кира подмигнула.

После этих слов, Оллан пошёл в атаку, не имея оружия. Резкие и точные удары не достигали цели. В ответ на его несколько, он получал один, но точный, который достигал, то по спине, то в бок, то по лицу.

Отступив, Оллан откинул с лица башлык, открыв обритую наголо голову, без единого волоса на лице.

– А я думала, избранные никогда не показывают своих лиц! – сказала она.

Оллан не ответил, снова пошёл в атаку. Занёс левой в плечо, затем подставил ногу, но безуспешно. Манёвренность и гибкость девушки были настолько же хороши, как и её скорость.

Касание, за ним новое. Кира уклонилась назад, уйдя от его ударов, но пропустив момент, получила сильный в челюсть, скользящий по губе. Точный удар выбил её к стене. Отступив, Кира перегруппировалась, облизнув губу, почувствовала каплю крови.

– Может, хватит калечить друг друга? Доставай свою игрушку, ускорим неизбежное. Или ты не взял её с собой? – спросила Кира, сплёвывая кровь.

Оллан достал из-за пояса небольшую деревянную палку, с короткой цепью и острым шипом на конце. – Ты, сама захотела этого! – сказал он, сжимая орудие в руках. Цепочка засвистела и острие, словно жало скорпиона стало разить пустоту, скрывая его короткие шаги.

От быстроты движений смертоносного орудия священник перевёл взгляд на стоящую, на том конце комнаты девушку и при этом, её спокойствие ещё больше напугало его. Блеск металла, выпорхнул из руки Оллана, упав рядом с Финиганом. Опустив глаза, священник понял, что это тот самый ключ, что был совсем недавно у неё.

Подняв его, Финиган решительно, до сих пор не понимая, что происходит, произнёс. – Я останусь тут.

– Уходи! – сказал на это Оллан. В этом слове было всё.

Финиган больше не спорил, а просто выбежал за дверь.

– Теперь моя очередь! – сказала Кира, стирая левой рукой с губы кровь. Неясное, от резкости движение кисти, в сторону Оллана. Миниатюрная игла взвилась в воздухе, не причинив тотального вреда, незаметно для глаз вонзилась в его тело.

Оллан пошёл яростно в атаку. Короткая цепь свистела, то тут, то там. То над головой, то совсем близко с лицом. Кире пришлось перевернуться через голову, потом отпрыгнуть в сторону, затем пригнуться. И только после этого, его реакция стала медленней. Затем он опустился на пол.

– Теперь я знаю, что это было! – произнёс беспомощно Оллан.

– Тебе от этого легче? – спросила Кира, перешагивая через него. – Расскажи остальным, кто на том свете не в курсе! – добавила она, выйдя из комнаты в коридор.

Проведя рукой по своей щеке, скривилась. – Всё-таки зацепил… как стыдно! Подойдя к зеркалу, увидела лёгкую царапину на щеке и в нескольких местах порванную одежда. – Придётся переодеться, но в начале закончу.

Спустившись, спросила у того же, приветливого человека, всё ещё стоящего внизу. – Куда ушёл священник?

– Он сказал, что съезжает, попросил прощения, что так скоро! – ответил, недоумевая от случившегося сосед. – А что у вас там такое было, уронили что-то?

– Да! – сказала Кира, изменившись в лице.

Поднявшись наверх, где она оставила умирать избранного, никого не обнаружила. И этот факт ещё больше испортил ей настроение. Внизу послышались голоса стражи, которых наверняка успел позвать священник. Теперь его будет труднее отыскать! – подумала Кира, перебираясь через окно на крышу.

* * *

Аххим поднялся с постели, имея намеренье наконец-то завершить то, что обещал исполнить. Натянув портки, оставил обнажённых куртизанок спать дальше. Не заправляя одел рубаху, застегнул перевязь, затем жилет и портупею. Присев на край кровати взбудоражил деву, прильнувшую к чужой истомленной груди. Издав жалостливый всхлип, она осталась в сновидение, лишь нежно хрупкой ладонью обхватила не свои чресла. Натянув ботфорты, Аххим встал, взявшись за изогнутую рукоять меча, продел в висевшие на поясе ножны. Удостоверившись взглядом, что здесь ничего не осталось, спустился вниз. На кухне собрал припасы, которые могли понадобиться в этом скромном путешествии.

– Забавно оказаться всего в нескольких десятках миль от своей жертвы, – подумал Аххим.

Выйдя на свежий воздух уличной толчеи, обратил внимание, что люди суетятся в панике. Торговцы за лавками не продавали свой товар. Заколоченные ставни, опустошённые и брошенные на произвол гильдиями, разграбленные дома. Шлюхи не завлекали в публичную обитель страждущего ласк.

Зайдя в конюшню, увидел, что она пуста и не единой лошади, даже самой хлипкой клячи в стойле. Выйдя, направился в таверну, что была рядом.

– Где мой конь? – спросил Аххим хозяина.

Получивший при прошлой встрече сотню рон, проговорил, – Ищи сам! – Низенький хозяин, вставая на табурет и опустошая полки, добавил. – Видишь… я занят, не до тебя!

Спешно разбирая, перекладывая разную утварь, он то ли прятал, то ли собирал её, было не ясно.

– Что ты сказал? – прижав его к стене, переспросил Аххим.

– Что слышал! – ответил странно на это карлик, как будто он был лишён страха быть побитым.

В другой раз Аххим не оставил бы это без внимания и должной кары, за оскорбление своей персоны, но тут вспомнил, что забыл у себя в покоях свой медальон. Именно поэтому кроме сломанного носа и плевка, больше ничего не удостоило хозяина таверны.

– Когда я вернусь, чтобы нашёл мне коня! – сказал Аххим, направившись к замку.

Приоткрыв дверь покоев, увидел, что девушки всё так же спят, видя сладкие сны. Облизнув губу, Аххим пожалел что не может остаться.

Ища глазами свой медальон, никак не мог найти. Остановившись, припомнил где вчера мог его оставить. – Ха… точно! – сказал Аххим, выйдя на лоджию. Нагнувшись, поднял медальон. Он был выплавлен в редком сплаве металлов и изображал птицу в полёте, символ свободы над погрязшим в канонах миром.

Одевая медальон, посмотрел на горизонт, и всё сразу встало на свои места. Помрачнел от того, что ждало и как с этим придётся бороться. Теперь было понятно, почему люди так напуганы и их не страшила, перспектива потерять свою жалкую жизнь от моей руки. Да потому что голодная смерть от осады будет ужасней.

Весь горизонт был тёмен от заполняющих его рыцарей и наёмников. Что странно, вглядевшись в знамёна, Аххим узнал Регнард. Теперь покинуть город будет сложнее. Войско Регнарда полностью окружило крепость, держа осаду.

– Никто не выйдет и не уедет. Комично я попал! – подумал Аххим, вздыхая. – Так… а вот это уже не смешно!

На горизонте показались большие катапульты и осадные башни, движимые запряжёнными волами в тяжёлых доспехах. Эти конструкции инженерной мысли, медленно, но упорно продвигались вперёд.

– Завтра или послезавтра они пойдут на приступ. Даже эта крепость, не устоит против такого вооружения.

– Милый ты проснулся? – Что происходит? Иди к нам!

– Ну, хоть какое-то приятное обстоятельство, – подумал Аххим, возвращаясь в постель.

* * *

Десятки отрядов за ночь поставили множество укреплений. Все, кто был в крепости стали заложником её стен. Мирная жизнь остановилась. Махагон готовился к осаде.

Гемион протёр уставшие глаза. На его опыте, такое грандиозное событие было впервые. Орден работал, как живой организм. Предвещая битву, без устали за одну ночь, рыцари слаженно потрудились, поставив палатки, шатры и в целом лагерь. Обозы с продовольствием для ордена поставлялись с соседней земли, что давало простор для манёвров. Так как затраты, которые при осаде ложатся на казну, из-за дальности пути обозов становятся слишком велики, приходится рисковать, чтобы ускорить взятие. Благодаря помощи графа, можно было вести осаду хоть год.

Гемион, конечно же, не собирался вести осаду так долго, но учитывая, что это первое взятие крепости с ним, в качестве магистра, проявил дотошность и учёл задержки и иные обстоятельства.

– Магистр, вам нужен отдых! – сказал, подойдя Перфаер.

– Ты, как всегда прав, – ответил Гемион, смотря на стены и прячущиеся за ними башни. – Как по-твоему, сколько сможет продержаться эта крепость?

– Две, а может и три недели.

– Так скоро? – удивлённо спросил Гемион. – Ты знаешь что-то, чего не знаю я?

– Да, магистр. Я как раз хотел вам сообщить. Наши шпионы, только что, прибыв доложили что еды мало. Склады пусты. Максимум на что они способны, это растянуть запасы на три недели.

– До штурма пройдёт ещё не один день! – проговорил Гемион. – Кто бы сомневался, они полны сил, чтобы защищаться.

– Канал мы осушим через пару дней. Мы, конечно, можем ускориться и прежде отравить воду.

– Нет… не будем усугублять их положение. – Магистр отвел свой взгляд от восходящего солнца.

– Для меня будет высшей наградой, если вы отдохнёте. Здравый ум приобретается в покое. Помните, как говаривал ваш дядюшка: «Не доспав перед битвой, в пылу сражения, воин погубит себя. Я же, не отдохнув, как следует, погублю вас всех».

– Ты, как всегда прав, – подметил Гемион, похлопав его по плечу. – Я, действительно устал, совсем не соображаю. Третья ночь без сна, меня это доведёт. Пошёл я к себе. Если, что-то пойдёт не так, буди! – сказал Гемион, заходя в шатёр.

Проспав до позднего вечера, Гемион проснулся не столь отдохнувшим как уставшим, но это было нормально. Выйдя из шатра, обнаружил, что костры горят, рыцари, общаясь, всё также шутили о доме и родных. Заметил колья, взявшие в кольцо крепость Гаморы. Поставлены за день, – догадался Гемион. Звёздное небо, как и в каждую стремящуюся к осени ночь, было чистым, усеянным яркими точками.

Перфаер подошёл ближе. – Как себя чувствуете, магистр?

– Набравшимся сил, – сказал Гемион посмотрев на него. – Что я пропустил?

– Ничего особенного. Сегодня глубокой ночью они попытаются по нам ударить. Так сказать, первый бой. Узнаем, с кем сражаемся и насколько они хороши.

– Значит, не зря я отдохнул! – оживившись, произнёс Гемион. – Мы уже знаем, куда именно они будут нападать?

– Конечно магистр! – сказал Перфаер, показывая рукой. – С левого фланга, они попытаются обойти и нанести удар по нашему слабому месту, потом проникнуть в лагерь и поджечь, устроив панику. Только лучше будет, если не вы будете возглавлять отражение их нападения.

– Разумно! – ответил Гемион, не задумываясь. – Это твой бой, я доверяю его тебе. Так что, можешь действовать.

Слегка преклонившись в знак благодарности, Перфаер отошёл от магистра. Жестом подозвав командиров, стал отдавать приказы. Гемион всё так же наблюдал. Сев на лошадей, Перфаер и два старших командира, вместе с несколькими отрядами рыцарей скрылись в лесу.

Глубокой ночью, когда лагерь затих, Гемион с трудом увидел силуэты, которые осторожно ползли в сторону их лагеря. Вдруг из леса, с факелами в одной руке выскочили другие воины, не рыцари Махагона, враги. Неожиданно, в них откуда-то полетели стрелы заставив убегать и бросить всякую возможность устроить диверсию. Силуэты, пытающиеся пойти в нападение, то же получили порцию стрел. После чего, со всех сторон к ним на лошадях стали приближаться рыцари Махагона, не давая и шанса к отступлению.

Дикий вой поднялся в небо. Сострадание только для тех, кто бросит оружие, отдав свою жизнь на милость победителей. Справедливость для тех, кто признает свою неправоту. Есть ли место жалости на войне, конечно же, нет!

Магистр был доволен увиденным. Подойдя к нему, один из рыцарей протянул послание. Взяв, Гемион вошёл в шатёр. Поставив лампаду, осветил строки.

«Спешу уверить тебя и на этот раз, в силу родственных связей. Мой дорогой племянник, ты посвятил себя ордену, тому чего я столько лет был лишён и это не может не вызывать мою гордость. И если бы этого было мало, я всё равно поспешил бы прибыть, дабы присоединиться к Ветвям Древа. Надеюсь я успею к тому времени, когда крепость ещё не будет взята. Подпись, Пракс Ярл Нелан. Постскриптум: Помни, истина лишь в подлинной вере, в смирение духа обретёшь наставление».

Гемион улыбнулся, предвкушая встречу с дядей, которого так долго не видел. В шатёр зашёл Перфаер, кровь с его меча стекала по ножнам.

– Магистр, нам сдались семеро из десяти взятых нами в окружении, что прикажите с ними делать?

– Допросить, а потом одарить геройской смертью, – ответил Гемион, следуя за ним из шатра. – Если кто-то из них будет обладать важными сведеньями, тогда оставим в живых.

– Будет исполнено! – проговорил Перфаер, идя рядом с магистром по сумрачному лагерю ордена.

Бой, длившийся всего несколько минут, уже заставил понести потери. Со стороны Махагона, кроме раненых, никого, а вот противник лишился уже более полусотни воинов. Печально осознавать, что они не сдадутся на милость победителя. Не откроют ворота, пустив в свой город нас, что для них же и хуже.


Глава 19. Взвешенное решение

Замок графа, а точнее его внутренний двор был наполнен всевозможными препятствиями и искусственными колдобинами. Наваленные ветки кучами разбросанные по земле, цепляясь за ноги, хрустели и придавали всему действу остроты.

Пракс стоял с мечом в руке. Вокруг него, кругом был усыпан хворост. Закрыв глаза, положился на остроту слуха. Щебетание птиц затихнув, стало едва ли разделимо с тишиной. Хруст сзади. Граф поднял свой меч, слушая дальше. Слева кто-то приближается, обман. Пракс открыл глаза, чуть не пропустив атаку справа. Дзинь, мечи скрестились. Подсечка. Удар снизу. Колющий в грудь, отбит. Вар, сжимая в руке бастард, стоял в нескольких шагах напротив графа.

Неожиданный свист, две стрелы по очереди взвилась в небо вначале в Пракса, затем в Варлеуса. Потом ещё по одной стреле в каждого. Дзинь, дзинь. По две стрелы, переломленные мечами, лежат поодаль от сражающихся.

Безмолвная тренировка шла в полную силу. Мечи снова скрестились. Рубящий слева нанёс Вар. Граф, молниеносно отразил град ударов, присев, перевернулся. В этот раз Пракс пошёл в атаку, необычно орудуя мечом, как длинной палкой. Когда они оказались совсем близко друг к другу, Вар ударил графа плечом. Пракс, потеряв равновесие, немного отступив, ухмыльнулся. Затем, подкинул свой меч, взявшись за гарду левой рукой. Удары были не привычны, в правое плечо, в правую незащищённую руку, так как Вар был правша. Да и граф, насколько он знал, тоже. Тогда Вар перевернулся через голову, отскочив в сторону. Затем юноша тоже поменял руку. Подкинув в воздух меч, схватил за гарду левой рукой. Резко сорвавшись и не теряя времени, бросился в атаку. Упав с разбега на колени проскользил по палым листьям, отбив колющий меча Пракса. Находясь рядом, воспользовался моментом отведённого меча графа и сиганув к нему, со всей силы правой рукой в кулаке, нанёс прямой удар в голову. Пракс чуть отклонившись, почти ушёл от его удара. Чуть-чуть не подсчитал и прямой, превратился в хлёсткий, звучный в челюсть. Вар отскочив, поднялся, пристально взирая с ухмылкой на графа. Свободной ладонью провёл по прилипшим ко лбу чёрным волосам. Капли, стекая с побагровевшего лица Варлеуса падали на землю. Пракс тоже встал, улыбаясь и слегка потирая рукой подбородок.

– Хороший бой, но ты выкладываешься очень сильно. Посмотри на меня, я почти не устал. А с тебя уже река пота сошла. Хотя, если будешь тренироваться и дальше, ты достигнешь большего.

– Больше тренировок – больше поражений!

– Точно, – согласился граф, подняв вверх указательный палец, – только поражений на тренировках!

Вот уже почти месяц по утрам и вечерам шло необузданное познание мастерства. Сегодня был последний день, и этот день уже запомнился тем, что Варлеусу удалось хотя бы зацепить графа.

– Я был очень удивлён, – сказал Вар, проводя ладошкой по мокрой голове, – когда вы, взяли меч в левую руку.

– Поэтому и взял, твой справа сильнее, чем слева. Хороший противник увидит это и будет использовать. Парируй удары без размышления, а главное будь всегда начеку!

– Надеюсь, я это усвоил. – Вар остановился. – Я ещё не поблагодарил вас за то, что вы сделали для меня.

– Не стоит! – ответил граф, обернувшись к юноше. – Надеюсь, мы ещё встретимся. Тебе здесь будут рады! – добавил Пракс, возобновив шаг, удаляясь в замок.

Умывшись из бочки, Вар переоделся в чистое. Дождевая вода освежила, даря прохладу. Утро сегодняшнего последнего дня в этом графстве подошло к концу. Дальше предстояла дорога и снова путь в Регнард, домой.

Майя стояла в ожидании Дедала, но он так и не пришёл попрощаться. Сев на лошадей, Вар вместе с Маей отправились в дорогу. Время было выбрано разумно. Лишь грусть, что всё когда-то заканчивается, оставляло комок в горле.

– Но-но… Майя отправила коня в галоп. Вар последовал за ней.

Весь день в молчании, лишь несколько остановок, чтобы дать отдохнуть меринам, да согреться у трескучего, но оттого не менее жаркого костра. Прохлада осени приносила новые ощущения. Листья падали, оставляя земле тепло, укрывая плотным жёлто-красным одеялом. От скачущего аллюра листва, шелестя, поднималась ввысь под ногами неудержимых лошадей. Вихрь ветра от необузданной спешки претворял настоящее в быль и вот уже остался позади покойный мирный перелесок.

Майе было действительно грустно, но она, как всегда держала всё в себе. Нет, Вар не лез ей в душу! Разбираться в причинах сердечных обид, ему было не дано. Да, и кому понравиться выслушивать советы, что стоило или не стоило делать. Прошлое остаётся прошлым, давая возможность для всего нового.

Когда солнце поднялось в закат, уходя за горизонт, они уже были очень далеко. Лес в осеннюю пору, как всегда был безмолвен. Лишь слышалось редкое щебетание птиц, что остаются в холодном крае.

Проезжая не спеша, они заметили костёр и путника. Он сидел, держа в руке ветку с продетыми кусочками вяленого мяса. Запах поджаренного достиг обоняния друзей. Спустившись с лошадей, взяли под уздцы, и подошли к незнакомцу.

– Добрый вечер! – поприветствовал Вар, подойдя ближе.

Чернобородый путник поднял немного раскосый, но кроткий взгляд. – Для кого добрый, для кого и не очень! – произнёс он с печалью, как в забытье. – Но, вы не обращайте внимания на моё настроение. Садитесь к моему костру, угощайтесь.

– Спасибо, с радостью, – ответил Вар, сев на поваленное дерево напротив незнакомца.

– Мы, как раз подыскиваем ночлег! – произнесла Майя, настороженно осматриваясь.

– Оказать помощь на большаке, это правило, которое уходит вместе с моим поколением, – сказал незнакомец. – Оставайтесь, согрейтесь от моего костра. А завтра… оправимся дальше. Вы, кстати не знаете, где здесь поселение «нижних»?

– Нет, – ответил Вар, доставая из котомки припасы, – мы не местные. Держим путь в Регнард.

– О… я тоже, – оживившись, сказал незнакомец, потом помрачнев, добавил с печалью в голосе – Я, с сыном.

– А, где ваш сын? – спросила, всё это время, продолжая стоять, Майя. Присев рядом с Варлеусом, она начала внимательно рассматривать лицо незнакомца. Невысокий, остроносый, узкие жёлтые глаза и тёмные средней длины, волосы. Его уставший взгляд смотрел на них бесцельно.

– Сын, мой сын! – проговорил с дрожащим голосом незнакомец. – Я принял его как родного, но уж очень шустрый малый. Я ведь торговец, а парнишка как-то раз взял и спёр у меня товар! Ну, безделушку какую-то, я уже не помню. Жалко его, что пропадёт! – сказал как-то безысходно.

– А, что с ним случилось? – уточнил Вар.

– Да, шли мы по тракту как обычно, останавливались в местных деревнях. Продавали всякое. Он мне помогал. Я старался, выбирал путь, чтобы не пересекаться с инийцскими легионами. А тут налетели, как коршуны, отобрали всё что было. Ладно бы товар… так у одного из офицеров пропал медальон. Обвинили мальца, меня вон, а его с собой. А тут узнал я, что тот гарнизон, лагерем встал через несколько миль, прямо по тракту. Вот и держу туда путь.

– Что хотите предпринять, выкупить его? – спросила Майя, сопереживая.

– А на что? Товар у меня отобрали, значит, и ронов нет. Выкраду парнишку, а потом попытаюсь до границы с Регнардом добраться. Начну всё сызнова, мне не впервой.

– А если не выйдет? Вас же, на первом суку повесят, – сказал Вар, забыв про еду.

Незнакомец развёл руками, ничего не ответив. Безысходность, вот какая она, поняли друзья. Майя слегка толкнула Варлеуса в плечо.

Обернувшись, он посмотрел в её глаза, читая ответ на незаданный вопрос. В принципе ответ, который он уже дал себе. Решение, которое было нетрудным.

– Мы поможем тебе! – сказал Вар уверяя. – Нас они не знают. Да и я подданный Регнардской империи. Ничего они мне не сделают. Руки коротки, пойти против Регнарда!

Оживившись, незнакомец поднялся. – Зачем вам всё это нужно? Вы его даже не знаете.

– Мы, теперь знаем тебя! – произнёс Вар, даря ему лучик света в безвыходной ситуации. – Да и кто, только что говорил, что помогать на тракте, это закон.

– Спасибо, я этого не забуду.

– Сегодня ночью мы подъедем к лагерю, – сказал Вар, указывая на Майю.

– Может я пойду с вами? – предложил торговец.

– Нет, они тебя знают. Ты будешь ждать нас здесь. Если всё будет хорошо, мы привезём твоего сына сюда.

Торговец махнул головой в знак того, что признает разумность предложенного.

– А теперь расскажи, что ты знаешь о них и поподробней! – попросил Вар.

Рассказ о вероломстве инийцев длился недолго. Легионеры, которые грабят и ведут образ жизни безжалостных разбойников, недостойны чести, вызывая полную неприязнь, желание проучить и восстановить справедливость в этом мире. Испытывая всё это, слова торговца подогревались той правдой, которая изливалась из его речей.

Солнце ушло, и на её месте воцарилась тьма. Свет от костра и шелест огня подпитывал дух, согревая, подгоняя осуществить всё то, что так дорого. Принципы, мораль, их признают не все. Особенно такие беспринципные люди как те, что представляются защитниками общества и империи.

* * *

Рыцари стояли в чёрных латах, в полном обмундирование с опущенными мечами в руках. У каждого из них, на доспехах правой руки изображено зелёное древо в огне, точно такое же, как на знамёнах. Личный герб не имел здесь места, ибо орден Махагон был един в помыслах, в стремление обрушить стены, сдерживающие их от победы.

Один из рыцарей вздев свой молот, подошёл к требюше. Ударив раз по удерживающему механизму, отправил ядра в небо. Сотня небольших, отлитых шариков, со свистом и молниеносной скоростью, обрушились на закрепившихся, на стенах и башнях вражеских лучников.

Неравный бой длился не один день. Постоянный шум орудий возвещал о неминуемом конце. В лагере ордена всё было спокойно. За стенами, защищающиеся никак не могли понять, почему враг, готовый наскоро взять крепость, не предпринимает усилий, чтобы её заполучить. Тараны были, но не использовались. Защитники же всё старались укрепить стены. День, за ним ночь и всё снова и снова, только грохот осадных машин и не один из рыцарей не идёт на приступ.

Люди падали с крепостных стен, когда ядра достигали своей цели. Смерть собирала обильный урожай. Десятки баллист стреляли почти без перерыва. Дождь из металла бил по крепости изматывая людей. Слишком слабые чтобы сдаться! Верные триарии[13], укрылись в цитадели не желая спасать чужие жизни. Гибли невинные, чей промах был только в том, что они оказались на пути вражды и смертоносных орудий.

Понимали ли те, кто находятся в крепости, что их час предрешён? Конечно! Многотысячная армия была почти у ворот, но до сих пор они не шли на приступ. Рыцари ждали, когда же враг будет настолько измучен, чтобы лишиться сил, держать в руках оружие. Только тогда, почти не встречая сопротивления, они начали бы действовать. Спешка в таком деле излишня!

Гемион же сейчас сидел в шатре. На столе лежали донесения шпионов, карты местности, возвышенностей и даже подземных акведуков. Магистр не пытался их изучить, ибо это уже было пройдено, теперь оставалось только размышлять.

– Первое нападение было со стороны леса. Следящие за надвратными башнями сообщили, что врата не поднимались! Тайный ход… он есть в каждой крепости, но вот как в него попасть и где он, это уже вопрос.

Окинув взглядом карты, Гемион поднялся. Выйдя на свежий воздух, на оживлённый день в лагере, посмотрел на театр боевых действий. Облако, закрывающее в этот миг солнце, оттенило атакованную крепость и от того, ещё сильнее это действо заворожило его взор. Усмехнувшись, Гемион прошёл мимо не затухающих костров. Среди снующих воинов направился к шатру, вход которого охраняли двое рыцарей. Внутри, покорно стояли связанные по рукам и ногам пленные. Кровавые потеки на лицах от ударов кастетами давали ответ на вопрос: Знают ли они где тайный ход, через который вышли? Ориентировались ли все? Возможно нет! История помнит примеры хитрости, когда знал только один идущий впереди, остальным же завязывали глаза. Таким образом, тайна была почти защищена.

– Один из вас точно знает! – сказал Гемион, остановив жестом рыцаря от дальнейших усилий в дознании. – Я даю слово! Тот, кто скажет, где тайный ход… будет жить.

Посмотрев на каждого, Гемион внимательно в безмолвной тишине вглядывался, ища бегающий взгляд, искорку, которая положит этому конец.

Итак, судя по обмундированию, сдались: изрядно юный центурион – возглавлявший это нападение, двое гастатов – воины тяжёлой пехоты и, судя по доспеху, вооружённый пилумом и мечом являлся триарием. А остальные трое, легионеры новобранцы?

Молчание, которое продолжалось недолго, прервал зашедший рыцарь. Обратившись к магистру, преклонился и, скрестив на груди руки, поприветствовал. Шепнул на ухо какую-то новость. Гемион, отдав распоряжение, вышел из шатра, направившись к тем всадникам, которые только что добрались до их лагеря.

Выйдя навстречу, он увидел высокого детину, привязывающего к коновязи двух лошадей. Гемион, не узнал пришельца и лишь осмотревшись, смог заметить того кого, несомненно, был рад увидеть. Трепля загривок ретивого жеребца, стоял небольшого роста тот, чей приезд был так желанен.

– Граф, неужели вы решили почтить нас вашим присутствием?

Пракс обернулся, внимательно смотря на племянника. После короткой серьёзной паузы, на лицах обоих появилась улыбка. Они горячо поприветствовали друг друга.

– Как же я рад дядя, что вы смогли приехать!

– Я иначе не мог, – ответил Пракс, искренне радуясь встрече.

– Представишь, кто это с тобой, – спросил Гемион, поворачиваясь к попутчику графа.

Пракс, увидел приора[14] направляющегося к ним. – Мой верный друг, Дедал!

Поприветствовав и его, Гемион представил Дедалу подошедшего Перфаера. Граф знал Перфаера ещё с тех времён, когда Махагон был разделён властью императора. Тогда всеми решениями в ордене руководили другие мотивы. Покойный император пользовался орденом для своих целей. Но с той поры минуло уже много лет, тогда они были ещё молоды, точно так же как сейчас Гемион.

– Я смотрю, осада вам не в тягость! – оглядевшись по сторонам, сказал Пракс.

– Да, – проговорил Гемион чуть громче. – Но осталось недолго. Если нас не подведёт удача, скоро станет известен тайный путь в крепость.

– Ты думаешь, они его ещё не засыпали?

– Нет, у них пустые склады. Это единственный их путь пробиться через осаду, чтобы пополнить припасы. Пойдёмте, – сказал Гемион приглашая проследовать за ним.

Прошли в шатёр, в котором находились совсем недавно пленные. Теперь же был только один. Испуганно смотря на новых мучителей, он сидел на скамье, связанный и готовый к боли.

– Знакомьтесь, триарий прославленной Инийцской империи… прости, не знаю вашего имени. Господа, пусть вас не смущает его обмундирование, но я уверен перед нами сам центурион. Гемион подошёл к нему ближе, наклоняясь. – Ты подумал? Моё обещание ещё в силе! – Этот вызывающий доверие тон был спокойным, искушая, манил рассказать всё.

Пленный безмолвно покачал головой в знак того, что отказывается.

– Ладно… это твоё решение! – сказал Гемион невозмутимо. Одев кастет на правую руку, ударил.

Пракс вышел вперёд. – Знаешь, а зачем его бить. Какая разница, чуть раньше довести осаду до конца или позже! – сказал он, вызвав облегчение у пленного. В его глазах читалась благодарность за то, что пытка на время прекратилась, давая передышку.

Гемион недоумевая, обернулся, внимательно смотря на Пракса.

Граф не закончив свою мысль, теперь смотрел на племянника. – Прикажи его вздёрнуть! – сказал он, всё с той же хладнокровностью.

Благодарность на лице приговорённого сменилась подлинным страхом, исступлённо смотрящего на своих карателей. Это не укладывалось в его голове, он же знает то, что так им нужно, зачем предавать его казни. Почему они готовы убить его? Пленный был готов ко всему, к пыткам, к боли, но не к смерти! Именно это заметил Пракс своим испытующим взглядом.

Когда его выволокли к самому ближайшему суку и перекинули верёвку, пленный начал молить о пощаде. Тот страх, с которым он смотрел на смерть, был слишком пугающим для него.

– Я готов всё сказать, только не убивайте… не надо!

Вернув его в шатёр, внимательно и подробно начали слушать покаяние труса. Где именно находиться тайный лаз. Как проникнуть, чтобы никто не заметил. Все тонкости и детали, нужные для того, чтобы закончить эту осаду.

Выйдя в багряный вечер Гемион, Пракс, Дедал и Перфаер проследовали к шатру магистра. За столом с картами местности стали обдумывать план ночной вылазки.

Оторвавшись от карты, Гемион посмотрел на графа. – Это всё что нужно!

– Будем надеяться, что этого будет достаточно, – ответил Пракс, свыкаясь с мыслью, что он снова часть великого ордена.

Что же такое победа или поражение – не всё ли изменчиво. Сегодня дан шанс победить одним, когда другие, не имея ничего, сражаются уже не за золото, не за кого-то, а за себя. За свою жизнь, которую придя, враг отнимет без жалости и сожалений.

* * *

Прибыв совсем недавно в столицу Инийции, Велфар, менестрель сразу же окунулся в уже не первое народное волнение. Терций взобрался на постамент, чтобы его услышали. Громко привлёк к себе внимание и начал разливаться пред народом, не скрывая свой новый шедевр.

Власть… что есть власть, когда руки в крови?
Ведь шаги предвещают, а что они знают?
Неусыпный контроль, вот начало пути.
Тирания не знает закон, ей доступна неволя.
Её плод, пропитавшая сочная гниль!
Этот сок, смачно пьют эти гады.
Чей оплот предвещает порок.
Не унылый ли способ унять, крик рожающей бабы?
Безуспешные, жалкие твари,
не способны понять, вы опоздали…

Улицы были переполнены недовольными людьми. Столица Инийцской империи вот-вот могла втянуться в гражданскую войну. Недовольные властью и режимом подогревали толпу.

– Всё правильно складывает! – выкрикнул кто-то из толпы.

– Хватит с нас всего этого!

– Терций! – Терций! – Терций!

Рокот недовольной толпы шумом поднимался всё больше. Люди выходили из домов. Менестрель беспощадно подогревал бунтовщиков правдой. Напомнил всем о регентской власти, и даже слухи о том, что они причастны к смерти императора.

Народ, неистовствуя, снова скандировал. – Терций! – Терций! – Терций! Терпению настал конец.

Спустившись с постамента, менестрель, удовлетворившись проделанной работой, пробился сквозь толпу, выйдя на улицу, где пока ещё было меньше людей. Открыл скрипучую дверь и зашёл в безлюдный трактир. Стремительно взбежал на лестницу, подумал, спустился. Подойдя к бочке, налил себе ржаное пиво, испил, а уж затем не торопясь, мерно поднялся в небольшую мрачную комнату.

– Что там происходит? – спросил его Цурин, стоя в тени.

– Всё в порядке! Люди на пределе, как просил, – Пригубив, ответил Терций.

– Отлично! – произнёс Цурин, пытаясь скрыть свою неуверенность. – Ты со мной?

– Нет… ты же знаешь, перевороты это не моё. Моё это, правда, помощь в открытии её и привлечении к этому всеобщего внимания! – сказал, усмехнувшись менестрель.

– Ладно… спасибо тебе, что помог! – проговорил Цурин выходя и закрывая за собой дверь.

Людей становилось всё больше. Скандируя, они медленно передвигались вперёд. Стража, которая должна была защищать регентскую власть, ограждая верхний город от столкновений, неизвестно куда пропала. События развивались слишком быстро.

Цурин опасаясь опоздать, перелез через ограду на другую улицу, где было меньше бунтовщиков. Быстро побежал в сторону движения толпы. Здание министров, которое находилось не так уж и близко отсюда, было самым первым из целей неистовствующих.

Что они собирались делать, поджечь, уничтожить ли, разграбить, было не важно. Зародившийся план сразу не понравился Цурину. Уж слишком много неизвестных обстоятельств, которые могут повлиять на разъярённый народ.

Когда опередив толпу, Цурин достиг здания министров, всё уже было готово. Забежав внутрь, он, поклонившись молодой наследнице, сказал. – Они уже идут!

На её лице читался страх и опасение не справиться с отведённой ей ролью и надеждой собравшихся в здании министров. Здесь были только верные люди, готовые пойти ради неё на смерть. Если мятежная толпа, надежда империи, не поверит ей, то тогда именно на плечи этих людей, ляжет задача вытащить наследницу из лап обезумевших бунтовщиков. Крик и рокот доносился с приближением людей.

Выдохнув, такая невинная принцесса, вышла одна навстречу своему народу. Она шла ровно и спокойно. На ней не было украшений. Она была одета в простое платье. Кто из окружающих мог подумать, что именно она, та самая наследница престола.

– Кто я? Кто-нибудь, знает… кто я?

Толпа остановилась, в беспорядочном шуме и гомоне она продолжала изрекать.

– Я, Ваша Императрица! – сказала она, без страха в голосе. – Регенты, чья власть закончена, дрожат, спрятавшись от вас. Вы устали от бедности, от того, что в нужде, Я понимаю! Кто из вас узнает во мне моего отца? Разве он не правил вами по чести? Разве вам не жилось хорошо и в достатке? Разве ваши дети побирались? Ответьте мне.

– Нет, – прозвучал чей-то голос из толпы. – Мы были сыты и одеты.

– Сколько раз я просила регентов дать вам всё, что вам нужно. Бог мне судья! Они не слушали меня, говоря: «Ты слишком юна, чтобы знать что правильно». Разве справедливо они судили вас? Разве вам нравится продолжать так жить?

– Нет! С нас довольно! – прозвучал женский голос из толпы.

– А теперь слушайте все. И с меня довольно…! Я поведу вас! Ваша воля, будет моей волей! Ваше слово, будет моим словом. Мы изменим нашу Империю. Вылечим от тех язв, которыми как болезнью заразили нашу страну, регенты!

– Правильно говорит! – прозвучало из толпы.

– Вернём тот устой, которого придерживался мой отец! Ваш Император! Мой Император! Положим конец бедности и этой нищете!

Не дав ей договорить, толпа окружила её, скандируя и крича. – Мы выбираем тебя, веди нас!

Когда Цурин услышал, что всё пошло, как надо, толпа смягчилась, у него отлегло.

– Всё будет хорошо, теперь будет! – сказал себе он, – план сработал!

Некоторые из мятежников, не поддерживающих императрицу, оказавшись в меньшинстве, стали расходиться. Остальные приветствовали своего нового повелителя. Дальше, было больше. Выйдя с короной в руках, святой отец в белой рясе приблизился к наследнице.

Люди расступались, когда мимо них проходил святой отец. По толпе гомоном прошлись шушуканья передаваемые вдаль от одного к другому. Стоящие слишком далеко взбирались на столбы и лоджии домов, чтобы увидеть хоть что то.

– Коронация! – Сами небеса признали её! – Провидение!

От плотника до кузница, от купца до иноземца, от бродяги до бедняка затихли восклицания. Все наблюдали, что же будет дальше.

Наследница пала на колени перед святым отцом. Он подошёл и, опустив на её голову корону, произнёс.

– Вверяю, руководи справедливо! Не забывая, чьей воле служишь дитя. Именую тебя Первой Инийцской Императрицей по Воле Господа и земных слуг его. Встань Йёлезара Аль Рэшэ.

Коронация прошла по воле народа. Да, она незаконна, но что понимает простой человек в законности поставленных правителей. Всё это было показано, чтобы народ увидел и не пошёл мародёрствовать и убивать, а имел уверенность в надёжности выбранной власти.

После она встала в полный рост, в короне из переливающихся камней. Лицо такое невинное, не богатое платье, но диадема настоящий блеск. Её ясный взор, устремлённый на будущее, возвеличивал перед окружающими. Толпа взревела от восторга!

– Во истину, кровь от крови! – подумал Цурин, спускаясь и подзывая знаком, верных из толпы.


Глава 20. Опаснее луча солнца

Указанная со слов торговца дорога шла в нескольких милях от поселения «нижних». Само поселение видно не было, лишь тропа, которая извиваясь, уходила в сторону. Остановившись на развилке, увидели перевёрнутую телегу с сгнившим днищем, перекрывающую путь ненужной им просеки, осмотрелись. Осветив примятую жёлтую траву факельным огнём, заметили укрытую ночным небом тропу. Далее сгущающий лес мешал ехать в полный рост. Пригибаясь от веток, что были на уровне лица, прижимаясь к шее пегой, Вар изредка поглядывал назад. Гнедая, на которой была Майя, держалась позади, немного отставая. Лошади шли медленно. Держа факел в отведённой в сторону руке, Вар приподнял его перед собой. Ехать на лошади ночью было нелегко, тем более освещать дорогу, которую и так почти не было видно. Ночь, как будто противилась, мешая найти лагерь инийцев.

– Он уже должен был показаться! Как думаешь, мы не сбились с дороги? – спросила негромко Майя.

– Не думаю! – ответил Вар, припоминая слова торговца. – Как там он говорил: проедете, мимо извивающейся тропы… было. Затем, будет развилка. Увидите просеку, которую местные завалили телегой… она ведёт к гиблому месту. Не сворачивайте, а там держитесь прямо. Так что… держимся! Здесь ехать-то милю, всего ничего.

– Знаю, днём мы были бы уже там. Пригибаясь, Майя снова отвела в сторону свой факел.

– Прибыть ночью лучший вариант, – щуря глаза от ослепляющего огня, ответил Вар. – Ты же понимаешь!?

Дорога, немного расширившись, позволила Майи поравняться. Опадающая листва всё также хрустела под копытами лошадей, позволяя в молчании и редком перешёптывании продолжать движение.

– Стой! Кто это там? Назовитесь! – прозвучал чей-то голос из темноты.

– Путешественники из империи Регнард, держим обратный путь! – ответил во мрак Вар.

После недолгого молчания, из укрытия раздался шелест листвы и хруст сломанных веток. Один из легионеров показался перед ними в полном вооружении. Подошёл ближе, осматривая при свете огня их лица, спросил. – Двое, так далеко от тракта? Сбились с пути?

– Да! – ответил Вар, изображая настороженность. – А… вы, при службе?

– Не опасайтесь, мой меч преследует только благие намеренья. Легионер убрал руку с гарды.

– Ух… – Вар тяжело выдохнул, проведя рукой по своим волосам. – Нам нужна помощь!

Внимательно посмотрев на Майю, легионер сказал. – Следуйте за мной. Он направился вперёд по тропе, куда и держали свой путь друзья.

Через некоторое расстояние пред ними предстала невысокая стена из острых кольев. Подняв факел вверх, легионер взмахнул им несколько раз и в мерной тишине произнёс. – Открывай! Ворота со скрипом открылись, позволяя завести лошадей.

Наспех поставленный, укреплённый по периметру лагерь вмещал с десяток небольших белых палаток, раскрывая тайны того, что их здесь что-то задерживает. Почему инийцы не снялись до сих пор с этого места, было не понятно, ведь об этом становище даже знал повстречавшийся им странствующий торговец. Насколько помнил Вар, обычно легионеры перемещают свой лагерь, не оставаясь надолго на одном месте. Этих же, что-то здесь держало, возможно, снабжение?!

Из одной палатки, которая стояла в наиболее удобном, для наблюдения за всем лагерем месте, вышел старший. Приподняв полог, встал в полный рост, направился к Варлеусу.

– Дементий Кассий Папириа, центурион Инийцской империи. Каким ветром вас занесло сюда? Наш лагерь уходит от большака на милю, не меньше.

Изменив голос с мягкого на более властный, Вар начал говорить. – Я с моей сестрой, подданные Регнардской Империи, за нами шла погоня. Бандиты, как вы сами понимаете, преследовали нас, но нам удалось уйти, оставив нашу поклажу. Чудовищное время, их развилось слишком много! Благо мы ушли с большака, направившись по этой тропе. Негодяи отстали по непонятным для нас причинам. Теперь же становиться ясным, что это от того, что они поняли, к кому по их несчастью мы движемся.

Ласково трепля загривок гнедой, Майя бросила на центуриона короткий взгляд, увидев раннюю седину на волосах, впалые щеки и глубоко посаженные, с усталостью смотрящие, глаза.

Кассий Папириа, немного смягчившись от объяснения, не стал более расспрашивать. – Выделить легионеров, чтобы вернуть ваши вещи не выйдет. Дела держат нас здесь.

Смотря прямо в его глаза, Вар проговорил. – Если на то будет ваша воля, мы бы хотели поправить наши запасы еды и питья, чтобы добраться до регнардской границы!

– С этим проблем, не будет, – ответил центурион, всё в той же неукоснительной манере, – наш лагерь в вашем распоряжение. Мы выделим вам место для отдыха, чтобы утром вы могли продолжить ваш путь в Регнард. Увы, но разместить удобней не могу.

Отдал распоряжение одному из легионеров и, не скрывая своё недовольство, продолжил. – Прошу прощения, но я оставлю вас. Дозорный забрал из их рук поводья и увёл лошадей в стойла.

Легионер проводил друзей к освободившейся палатке. Проходя мимо они заметили клетку из прутьев, в которой сидел маленький грязный мальчик. Переглянувшись между собой, друзья, поблагодарили легионера и, подняв полог, вошли в палатку, где их и устроили.

Шёпотом Вар начал говорить. – Планы меняются. Я насчитал более двадцати легионеров. Увести ребёнка у них из-под носа, чтобы они не узнали, не получиться.

– Тогда давай по-другому, – сказала Майя, присаживаясь к нему рядом, – устроим диверсию!

– Ты предлагаешь… – Вар улыбнулся. – Ну хорошо, нужно подготовиться.

После того, как план стал более ясным, Майя вышла из палатки под предлогом, что ей нехорошо. Легионер, стоящий рядом и приглядывающий за ними, проводил её. Пока их не было, Вар вышел и незаметно подобрался к небольшой клетке. Достав нож, подрезал стягивающую верёвку. Мальчик безмолвно наблюдал за происходящим. – Оставайся здесь до тех пор, пока не заметишь суматоху. Потом выбирайся и беги из лагеря! Я заберу тебя на тропе, выходящей отсюда. Отвезу к твоему отцу, понял? Мальчик покачал головой в знак согласия, внимательно и без страха смотря на спасителя.

Вар продолжил ползти дальше. После того, как приготовил отвлекающий манёвр, вернулся также назад. Майя пришла, когда Вар уже был в палатке.

– Ну что, всё готово? – спросила она шёпотом.

– Да, дождёмся рассвета, тогда и примемся за дело.

Не смыкая глаз, они ждали, готовя себя к тому, чтобы совершить то самое дело, ради которого они отклонились от своего пути. – Были ли планы у Майи, после этого приключения вернутся в свой край, вернутся в свой дом? Держит ли её что-то рядом со мной? – размышлял в эти часы Вар. – Ничего, насколько он знал. Но, это были лишь его мысли. Она от чего-то сопровождала его, несмотря на то, что ей пришлось пережить.

Как только ночь начала отступать, а тень от костров покидать, отдавая первенство свету, они выбрались из палатки. Легионер, присматривающий за ними, был рядом. За всю ночь юношу, стоящего с прямой спиной и живым взглядом, не сморило. – Достойный солдат, в недостойной армии, – подумал Вар, смотря на новобранца.

– Мы приготовили вам всё для дороги! – сказал он. – Подождите здесь, я приведу ваших лошадей.

– Благодарю! – ответил Вар, провожая его взглядом.

Едва легионер отдалился, Вар быстро схватил висевший светильник, подставив к пламени пучок соломы, бросил его за ближайшую палатку. Заранее разлитая смола, аккуратно присыпанная землёй, разгоралась. Новобранец привёл лошадей.

– Большое спасибо за оказанный приют, – сказала Майя, не лишая себя возможности понравится привлекательному юноше.

Запах дыма достиг, не столь чуткого, обоняния легионера. Огонь, выйдя из рытвины за палаткой, перекинулся на смоляной след, стремительно воспламеняя всё, что было у него на пути. В лагере воцарилась паника. Все стали суетиться, нося песок и воду. Языки племени жадно хватали воздух. Всякий легионер, заподозривший в поджоге недавно прибывших мог видеть, что Вар и Майя помогают тушить вместе со всеми, это беспокойное пламя. Как только трепещущий огонь был потушен, все вздохнули спокойно.

Центурион подошёл объясниться. – Я признателен вам за участие!

– Не стоит, мы были рады помочь! – ответил Вар.

Майя отвязала поводы лошадей. – А что собственно послужило причиной, вы уже знаете? Её воркующий голос коснулся слуха Кассия, вынудив его посмотреть на неё и ответить.

– Дозорный что обходил лагерь ночью, не удосужился проверить свой светильник. Подтекая, он оставил масляный след рядом со следами своих сапог по всему периметру. Он, будет наказан!

– Я уверен, ваше здравомыслие послужит ему уроком! – привлёк к себе внимание Вар, с большим трудом отведя пристальный взгляд центуриона от Майи.

Центурион посмотрел на Вара. – А теперь, если вас ничего не задерживает, мы будем счастливы, проводить вас в дорогу. – Его тон, был скорее беспрекословный, чем доброжелательный.

– Я, вам неоценимо благодарен, – ответил Вар, слегка склонив голову, – наши кони уже запряжены, и мы хотим как можно быстрее добраться до дома! Спасибо вам ещё раз, – снова поблагодарил Вар. Подойдя к своему коню, вскочил в седло, отправив пегого в шаг. Майя следом за ним пришпорила свою гнедую. Ворота отворились и друзья покинули стан.

Стоило лагерю легионеров скрыться за сбросившими листву деревьями, как их лошади остановились, поднимая землистую пыль. Мальчик, прячась, выглянул из кустов и опрометью изо всех сил побежал к коню своего спасителя. Замученный, он сбивчиво дышал, протягивая свою ручонку. Вар подтянул его, дивясь насколько он лёгок. Усадив мальчика спереди, пришпорил коня, неудержимо срываясь с места.

События в лагере инийцев развивались стремительно. Центурион отдал распоряжения легионерам и направился к своей палатке. Остановившись от короткой мысли, его взгляд упал на клеть из прутьев. Подошёл ближе. – Пуста! Пускай не сразу, но он понял что произошло. Мальчик сбежал! Украден! Вой инийцских труб, известил уносящихся героев о надвигающейся погоне. Легионеры, во главе с центурионом быстро запрягли коней и пустились вдогонку, пытаясь вернуть ребёнка, пока не стало слишком поздно.

Воплотить задуманное похищение, друзьям удалось в полной мере. Дорога, которая ночью заняла часы, теперь отняла гораздо меньше времени. Мчась между деревьев и кустов, они выехали на большак, оставив за собой лишь следы от копыт, что предательски подсказывали их направление.

Чутьё, словно било в висок. Спину обжигало холодом, как будто ощущая всадников, словно хищников в звериной охоте. – Упорные! Никак не смирятся! – выкрикнул Вар, ещё больше подгоняя мерина. – Пошёл! Быстрее!

Майя прижалась к холке гнедой, защищаясь от хлёстких веток. Держась весьма умело в седле, галопом неслась позади прокладывающего путь. Впереди, Вар резко увёл своего коня к опушке.

Странствующий купец поднялся от потушенного костра, заслышав стремительный топот копыт. Взяв своего жеребца под уздцы, вышел к ним на встречу.

– Стой. Потянув за удила, Вар спрыгнул с коня, спустив на землю мальчугана.

На лице отца показались слезы радости и искренняя улыбка. Подбежав, он горячо обнял своего ребёнка. Приёмного, но как будто такого родного.

– Спасибо вам! – проговорил он, садя мальчика на своего жеребца. Запрыгнув в седло, обернулся, изменившись в лице. Его взгляд больше не благодарил, а скорее источал презрение. – Вы, такие доверчивые, как дети прям. Желаю вам быть не такими наивными, герои… – Но… Вперёд, – смеясь, пришпорив коня, со злостью добавил. – До встречи, в аду! Инийцы не славятся своей добротой! Поднеся пальцы ко рту, гулко свистнул, уносясь в чащу.

Последняя фраза была единственной понятной из всего сказанного. Как только этот странный человек отъехал, Вар направился к своему коню. Майя, тоже ничего не поняв, последовала его примеру. Но они не успели пройти и нескольких шагов. Подняв столбы пыли их окружили лошади инийцев.

– Где мальчишка? – сказал с презрением в голосе центурион.

– Мы вернули его отцу! – ответил Вар, не тая.

– Что…? Что вы натворили! – уже испуганно, и в тоже время с ненавистью в голосе, произнёс центурион. – Вы хоть понимаете, что обрекли на смерть всё поселение «нижних»?

– Причём тут поселение «нижних»? – озадачено, произнёс Вар.

– Мальчишка – его ученик. Он держал всё поселение в заложниках. Теперь его ничто не остановит! У его людей теперь развязаны руки! Чёрт вас дёрнул вмешаться! Мы бы совершили обмен и «нижние»… Теперь, слишком поздно…

Наполняющий безоблачное небо столб чёрного дыма, поднимающийся из поселения «нижних», привлёк всеобщее внимание. Крик и вой сливаясь голосами, доносился до всех, хотя до поселения было, как минимум несколько миль. Острота призывов на помощь и крики отчаянья повисли в воздухе. Пронзительный плачь младенцев! Неистовые вопли жён и мужей! Разрывающая плоть – беспомощность!

Легионеры, не ожидая приказа, понеслись в сторону поселения, вместе с центурионом, который и забыл о том, чтобы схватить и наказать воров, забравших последний шанс на спасение у сотни, ни в чём неповинных людей.

– Их кровь на твоих руках! – раздалось в голове у Варлеуса. – Убийца невинных!

Майя и Вар, так и стояли, остолбенев, пытаясь осознать, что же пошло не так. Облако чёрного дыма всё поднималось в небо. Дикий крик и зов о помощи не смолкал.

А в голове, зудящая мысль, без ответа: Разве душа одного спасённого ребёнка не стоит того, чтобы заплатить сотни невинных душ?

* * *

Продолжая рассказ, и ни в коем случае не приукрашивая, Ешхал остано