Сергей Юрьевич Афонькин - Заповедники России

Заповедники России 2M, 37 с.   (скачать) - Сергей Юрьевич Афонькин

Сергей Юрьевич
Заповедники России


Предисловие

Алтайский край

Под заповедники в нашей стране отведено более 33 миллионов гектаров. Вроде бы много. Однако заповедные земли России составляют всего около полутора процентов ее территории. Эти особые «островки» нетронутой природы позволяют сохранять живой мир нашей планеты.

История создания охранных угодий уходит вглубь веков. Первыми, кто понял — природу надо охранять от непомерных человеческих желаний, были, как ни странно, сами охотники. Они смекнули: если брать добычу без меры, богатства скоро закончатся. Поэтому чукчи не били моржей на определенных территориях. Камчадалы лишь изредка охотились на каланов ради их шкурок, да еще просили прощения у этих симпатичных зверьков за эту вынужденную меру. Жители Тувинского края сами договорились не охотиться на бобров в истоках Енисея.

Первыми настоящими заповедниками стали охотничьи заказники, которые создавались по указам крупнейших землевладельцев. Например, уже в XIII веке князь Данила Галицкий запретил охотиться кому попало в Беловежской пуще. Лучшие парки Москвы — Сокольники, Измайлово, Останкино — были когда-то заповедными угодьями царя Алексея Михайловича Романова. Кроме него, никто не мог охотиться на этих землях. Конечно, сами царствующие особы вволю били зверя и стреляли птицу в своих владениях, однако такая потеха случалась нечасто. Зато любая хозяйственная деятельность была на этих территориях строго запрещена. В лесах не пасли скот. На лугах не косили траву. Петр Великий своим указом создал специальную «лесную стражу», которая сурово наказывала за рубку водоохранных лесов вблизи русел больших и малых рек. За срубленное дерево в «корабельной» роще можно было поплатиться жизнью. Соратник Петра граф Борис Петрович Шереметев запретил рубку деревьев в лесах по реке Ворскле, и созданный им заповедник сохранился до наших дней.

Революция, случившаяся в начале XX века, не погубила идею создания охранных территорий в России. Уже в 1917 году было организовано Московское общество охраны природы, а через год правительство получило от Общества доклад «Охрана природы в разных странах в связи с вопросами о постановке этого дела в России». В результате в стране было намечено создание целых 63 заповедников и около ста природоохранных парков.

Не все было в этой истории гладко. Заповедники не раз переживали трудные времена. Их пытались заставить «служить народу», то есть выдавать какую-то полезную продукцию. Здравый смысл в конечном счете восторжествовал. В начале XXI века в России существует более ста государственных природных заповедников. Давайте познакомимся с некоторыми из них.


Беломорье

Россия — держава морская. Однако до дальневосточных берегов русские первопроходцы добрались всего несколько столетий назад. Черное море отвоевывать у турок. Чтобы выйти к Балтике, понадобилась долгая Северная война. Исконно русским, нашим было лишь Белое море. Даже иностранного названия Беломорья не существует. В знаменитом географическом атласе Меркатора 1595 года так и написано с русских слов — Bella тоге. Торговые новгородцы так давно потеснили отсюда норманнов, что западная культура не успела зафиксировать свои права на Беломорье даже в названии этих краев.

Холодный простор Беломорья

Любопытно, что на латыни bella означает «прекрасная». Белое море действительно очень красивое. Даже зимой, когда солнце в районе Кандалакши едва поднимается над горизонтом. Шесть месяцев в году Беломорье сковано льдом. Лед у берегов намерзает толстенный; по такому не только машина проедет, он, пожалуй, и танк выдержит. Ледяной панцирь двигается вверх-вниз вместе с приливами. Ложась на крупные прибрежные валуны во время отлива, лед ломается, раскрываясь глыбами гигантских ледяных лепестков. «Море выдохнуло» — говорили в старину поморы. Высота этого «выдоха» весьма приличная — обычно около трех метров. Порой приливноотливные колебания достигают и пяти метров. Ни на Черном, ни на Средиземном морях таких перепадов высот воды не бывает. А в Белом — регулярно. Рядом Баренцево море, а за ним — огромный Северный Ледовитый океан. Дважды в сутки он нагоняет свои приливные воды через бурлящее горло Белого моря. Страшное место для мореходов прошлых веков. Да и в наши времена плавание в этих местах небезопасно.

В Белом море водится несколько видов тюленей

По-настоящему раскрывается величественная красота Белого моря летом. В это время хорошо оказаться на его пологом берегу. В названиях прибрежных растений разыграна тема моря: морской подорожник, морской млечник, морская астра. Им соленые заплески не страшны. Граница владений моря и суши четко обозначена выброшенными на берег выбеленными стволами деревьев. В отлив далеко обнажается широкая песчаная полоса. На боках огромных валунов видны раковинки моллюсков литорин и белые домики рачков балянусов. На время отлива они плотно сжимают створки, дожидаясь нового морского «вздоха». Рядом панцирные моллюски прочно присосались к вылизанному морем граниту. Тоже ждут прилива. Говорят, гранитам этим сотни миллионов лет… Их плоские спины обнажаются во время отливов каменистыми мелями. Более высокие торчат из воды плоскими островками, поросшими мхом, лишайниками и соснами. Пахотной земли здесь нет. Издавна поморы жили рыбалкой. Ловили знаменитую беломорскую селедку. Она и сейчас славится по всей стране.

Простор приливной зоны украшен песчаными выбросами морских червей. Им отлив не страшен — сидят в глубоких норках, только вилами из песка их и достанешь. Песок — их дом родной. Не зря этих существ метко называют пескожилами. На мелководье отлива можно увидеть другого знаменитого беломорского червя — нереиса. Под каждым небольшим отвороченным камнем суетятся рачки бокоплавы. Забредешь в высоких сапогах по колено в воду — уже видны морские звезды. Пахнет морскими водорослями. Их здесь много. Хлопают под ногой вздутия-поплавки, удерживающие на плаву коричневые слоевища фукусов. Можно набрести на толстый, похожий на канат вырост ламинарии. Он прочно крепит эту съедобную водоросль к подводным камням. Однако шторма порой побеждают и его. В воздухе крики серебристых чаек, нередко замирающих четкими изваяниями на прибрежных камнях, и тонкий писк красноклювых куликов-сорок, низко летящих над светлой водой.

Живность приливной полосы
Беломорские гаги

Невдалеке плывет морская утка гага с выводком птенцов. Ради ее сохранения в далеком 1932 году и был создан на Белом море Кандалакшский заповедник. Для выведения потомства и сооружения гнезда гага выщипывает свой собственный пух. Он у нее нежнейший и очень теплый. Никакая синтетика с ним не сравнится. Ради этого пуха в старину гнезда нещадно разорялись. Само существование гаг было под угрозой. Теперь этим пернатым ничто не грозит. На логотипе Кандалакшского заповедника — две летящие гаги. Красавец самец в своем фрачном белочерном облачении и более скромная коричневатая самочка. Надо было бы еще внизу пририсовать маленький островок. В заповеднике их несколько сотен. Большинство совсем маленькие, необитаемые. Но есть и несколько крупных — Великий, Олений, Ряжков… Сама территория заповедника не столь твердь земная, сколь вода. Очень много воды у нашего северного соленого Белого моря.


Лапландия

В сказке Ганса Христиана Андерсена про Снежную Королеву пробирающаяся на север Герда скачет на олене. Олень не простой, а северный, да еще и говорящий. Увидев на ночном небе сполохи огня, он говорит Герде: «Вот мое родное северное сияние! Гляди, как горит!» Затем он бежит дальше, «не останавливаясь ни днем, ни ночью. Хлебы были съедены, ветчина тоже, и вот Герда очутилась в Лапландии», — пишет Андерсен. Там девочке помогает старуха лапландка, которая отправляет письмо на сушеной треске другой пожилой женщине — финке.

В этом кусочке сказочной истории почти все правда. Олени северные существуют, северное сияние за Полярным кругом зимой играет, есть и страна Лапландия, которую населяют лапландцы. Иначе эту народность называют саамами. Лапландия находится на севере Европы. Ее территорию делят между собой несколько государств — Швеция, Норвегия, Финляндия и Россия. Наша часть Лапландии находится на севере Кольского полуострова.

Знаменитая морошка

Именно здесь расположен Лапландский заповедник. Снежную Королеву искать на его территории не стоит, а вот с Санта-Клаусом в Лапландии можно встретиться почти в любое время года. Для этого надо перебраться в Финляндию. Столицей финской Лапландии является город Рованиеми. Рядом находится резиденция западного побратима нашего Деда Мороза. На встречу с Сантой ежегодно приезжают сотни тысяч детей и взрослых.

Однако вернемся в заповедник — это настоящее царство невысоких гор и тундры. На что намекает даже название его главного горного массива — Чунатундра. Наименования других хребтов массива под стать первому: Мончетундра, Нявкатундра… Географические названия прочих гор тоже колоритны — Райненчорр, Ельнюнчорр, Ванчемнюацкенч. Без тренировки и не выговоришь. Самая высокая точка заповедника опровергает распространенное мнение, что в русском языке нет слов на букву «ы». Вершина Ыллгорысь поднимается над уровнем моря на 997 метров.

Хребты в заповеднике невысокие, потому что несколько десятков тысяч лет назад по этой местности гигантским утюгом прошелся ледник. Как в то далекое время выглядел Кольский полуостров, можно воочию увидеть, если посмотреть на современную Гренландию. Этот остров почти сплошь покрыт огромной ледяной коркой, толщина которой местами превышает 2–3 километра.

Отступив, ледник оставил после себя огромные валуны, которые катил, как горошины. При таянии льда некоторые такие камни сели на подножие из валунов поменьше. В результате получилось что-то вроде природного памятника с просветом внизу. В прошлом местное население — саамы — называло такие камни сеидами, поклонялось им как святыням и приносило возле них жертвы богам природы. Рядом можно обнаружить остатки больших ям, в которые в старину саамы загоняли во время охоты северных оленей.

В стародавние времена на Кольском полуострове их было очень много. Оленям тут раздолье. Летом в сухих светлых борах под ногой хрустит ягель. Этот лишайник ученые называют кладонией, а местное население — оленьим мхом. Ягель действительно на мох похож — вверх тянутся небольшие раздвоенные веточки. У кладонии оленьей их высота достигает сорока сантиметров. Приглядевшись повнимательнее, на некоторых видах кладонии можно увидеть красные бугорки. Это места созревания спор. У мхов таких нашлепок никогда не бывает. Впрочем, оленям эти подробности без надобности. Они налегают на ягель круглый год.

Кстати, хрустит под ногой этот главный олений корм не случайно. На территории Кольского полуострова много болот. Низинные болота питают ручейки и реки. Верховые, расположенные в каменных чашах, наполняются осадками — дождем и тающим снегом. Несмотря на такое, казалось бы, обилие влаги, лесные почвы в Лапландии очень сухие. Дело в том, что эта местность находится за Полярным кругом. Границы заповедника лежат в 120180 километрах к северу от этой воображаемой линии. Летом много солнца. Белые ночи длятся около ста дней и кончаются лишь в середине августа. Перепады между дневной и ночной температурами летом небольшие, поэтому на почву почти не выпадает роса. А ведь именно она увлажняет землю в летний период. Снег же в Лапландии выпадает порой в первой половине августа, а начиная с сентября уже не тает. Какая тут влага…

В старину охота саамов на оленей почти не сказывалась на численности этих копытных. Ситуация изменилась, когда в тундре появились люди с огнестрельным оружием и началось строительство дорог. Произошло это сравнительно недавно. К примеру, знаменитая железнодорожная ветка на Мурманск была построена в России в 1916 году. Началось постепенное освоение Кольского полуострова.

Кольский пейзаж
Ягель — оленья кладовая

Хозяйственные финны всех своих северных оленей поделили между собой. Благородные копытные по-прежнему бродят где и как хотят. Могут, например, спокойно выйти из леса на автомобильную дорогу. Водители сразу притормаживают. За сбитого оленя огромный штраф. По чипу или метке на ухе можно сразу определить, кому именно он принадлежит.

На нашей части Кольского полуострова сохраняется ничейное стадо северных оленей. Для их охраны и был в 1930 году основан Лапландский заповедник. В настоящее время благодаря ему численность оленей поддерживается на уровне одной тысячи голов. Вроде бы не очень много. На самом же деле — это почти предел. Большего количества скудной природе Лапландии на небольшой охраняемой территории просто не прокормить.


Кивач

Шунгит — целебный камень

Между Белым и Балтийским морем лежит земля Карелия. Названием своим она обязана народу карелов, давно заселившему эти земли. Это страна лесов и озер, лежащая на мощном и очень древнем гранитном щите. Именно карельским гранитом облицованы набережные Невы в Санкт-Петербурге. В Карелии много других природных богатств. Например, здесь, в Олонецком крае, возле карельской деревни Шуньга добывают уникальный минерал шунгит. Его пласты сформировались около двух миллиардов лет назад, когда на Земле царили лишь бактерии и одноклеточные формы жизни. Шунгит похож на каменный уголь, это промежуточная форма между аморфным углеродом и графитом.

Шунгит — природный фильтр; он прекрасно очищает воду. В наставлениях Петра Великого было сказано, чтобы каждый гренадер держал в ранце «аспидный камень» и опускал его в котелок с водой, «дабы охранить крепость живота своего». Русские историки пишут, что во времена Полтавской битвы именно шунгит спас русское войско от эпидемии дизентерии. Подземные воды, протекающие через шунгитовые отложения, издавна славились своими целебными свойствами.

Воды в Карелии много. Несколько десятков тысяч лет ледник, словно мощный напильник, полз по гранитному щиту Карелии. Ледник сгладил сельги — выходящие на поверхность скалы, обкатал огромные валуны и прорыл множество углублений, которые позже заполнились водой.

Есть среди этих озер и совсем крохотные, они называются дамбами. Так возникла уникальная природа Карелии.

Многие жители Санкт-Петербурга традиционно предпочитают карельскую красоту экзотике дальних курортов. В конце XIX поэт Саша Черный так писал по этому поводу: «Я сбежал из столицы на несколько дней в царство сосен, озер и камней».

Реки Карелии особенно красивы. Им приходится бороться с гранитными препятствиями, которые то и дело встречаются у них на пути. Например, на главной карельской реке Суне, впадающей в Онежское озеро, можно насчитать более пятидесяти порогов и водопадов. Самый крупный водопад называется Кивач. Он расположен примерно в 60 километрах от города Петрозаводска.

Пока на Суне не построили плотину, Кивач был вторым по величине равнинным водопадом Европы. Мощнее его был только Рейнский водопад в Швейцарии. В отличие от своего зарубежного собрата, Кивач совсем не широк. Его пенящийся водяной поток зажат между гранитных скал.

Воды в Карелии много

Карельская легенда рассказывает о реках-сестрах — Суне и Шуе. Они все время текли рядом. Однажды уставшая Суна прилегла отдохнуть, а когда очнулась, увидела, что Шуя убежала далеко вперед. Суна бросилась догонять сестру, сметая все на своем пути. В том месте, где она пробила гранитные скалы, и возник водопад.

Уже в конце XVIII века Кивач был знаменит на всю Россию. Поэт Гаврила Романович Державин посвятил ему оду «Водопад», которая начинается такими строками:

Алмазна сыплется гора
С высот четыремя скалами,
Жемчугу бездна и сребра
Кипит внизу, бьет вверх буграми;
От брызгов синий холм стоит,
Далече рев в лесу гремит.

Поэт был точен в своем описании. Водопад действительно имеет четыре уступа.

В 1868 году Кивач посетил император Александр II. По случаю его приезда была проложена удобная лесная дорога. Ею и сейчас пользуются туристы, стремящиеся взглянуть на знаменитый водопад. В 1931 году для его охраны и сохранения окружающей природы был создан одноименный заповедник. В нем себя чувствуют как дома не только животные-старожилы этих мест вроде лосей, медведей, лисиц, волков, барсуков и выдр. Достоинства заповедника успели оценить бобры, перебравшиеся сюда из соседней Финляндии. В 40-е годы XX века в Кончезеро завезли ондатр, так и они освоили новую для себя территорию. Здесь можно встретить и енотовидную собаку, а ведь ее привезли в Ленинградскую область из Уссурийского края. Американским норкам тоже по нраву жизнь в заповеднике. Они даже теснят своих местных конкурентов — норок европейских.

Оляпка

В этом заповеднике много птиц. Здесь встречаются глухари и тетерева, рябчики и дятлы, кукушки и синицы. Из хищников можно увидеть ястребов и сарычей, коршунов и луней. Если повезет, зимой у незамерзающих бурных потоков воды замечаешь маленькую оляпку. Чтобы добыть себе пропитание, она смело ныряет в ледяную воду и достает со дна личинок насекомых и мелких рачков. Не случайно оляпку называют также водяным воробьем. Это настоящее орнитологическое чудо!

Водопад Кивач


Лес на Ворскле

В стародавние времена северными пределами русских территорий были берега Мурмана, самые северные леса, уже граничащие с тундрой. На юге естественной границей служила кромка леса, за которой начиналась необъятная степь. На ее бескрайние просторы часто совершали набеги кочевники. Из степи на своих коренастых быстрых лошадках появлялись хазары, печенеги, ордынцы. Мощная стена леса была для них непреодолимой преградой. Свободно люди степей чувствовали себя только на открытых пространствах.

С тех давних пор много воды утекло. Изменились не только люди, но и сам пейзаж. И все же в Белгородской области остался островок того старинного леса, который когда-то был естественной границей русских владений. Речь идет о заповеднике «Лес на Ворскле».

Река Ворскла

Река Ворскла течет по Среднерусской возвышенности и впадает в Днепр. Ее истоки начинаются среди древних меловых отложений. Отсюда и название реки: «ворскол» в переводе с тюркского — «река, несущая белую воду». Когда-то давно Ворскла была судоходной. Теперь обмелела, обленилась, обросла песчаными мелями и старицами. Лишь весной вспоминает про былые годы — вспухает темными вешними водами, заливая обширную пойму. Ее левый берег низкий, топкий, поросший травами. Правый — возвышенный, крутой, обрывистый. Когда-то давно он был весь покрыт дубовыми лесами. Именно здесь оседлые племена сталкивались с кочевниками. Дубравы поднимались к небу столь могучим строем, что напоминали частокол. В летописях было сказано, что через них «проезду конного и проходу пешего не бывает». Может, насчет пешеходов это и преувеличение, но через поваленные деревья — засеки — конница действительно пройти не могла.

Эта граница леса и степи сохраняла свое военное значение вплоть до середины XVII века. Именно по берегу Ворсклы проходила знаменитая «Белгородская засечная черта». Она тянулась на 800 километров и включала, помимо засек, земляные валы, рвы и деревянные крепости. Когда степные набеги с юга уже не представляли для окрепшей России угрозы, дубовые леса в этих краях взял под охрану Петр I. Ему нужен был строевой лес для флота. Специальным указом он запретил рубить ценные породы деревьев в верховьях рек, впадающих в Черное море. В «заповедные породы» попали дуб, вяз, ясень. С нарушителями царского указа не церемонились. За порубку полагалась смерть.

По легенде, заповедным лес на Ворскле тоже стал по указу Петра Великого. После Полтавской битвы он сделал лесной массив «заповедной рощей» и подарил ее генералу-фельдмаршалу Борису Петровичу Шереметеву. Шереметев по достоинству оценил новые владения и сделал их своими охотничьими угодьями, статус которых сохраняли его потомки на протяжении двух веков. Естественно, ни о каких хозяйственных порубках в этом лесу не могло быть и речи.

В заповедном лесу
Бабочка подалирий

После революции 1917 года графское лесное хозяйство затрещало под крестьянскими топорами. Конечно, никто из тех людей и не думал о заповеднике. К счастью, часть старинных дубрав все же уцелела. На территории бывшего графского леса в 1925 году был основан заповедник. С 1935 года он служил учебной базой для студентов-биологов Ленинградского университета. Здесь при Университете заработала научно-исследовательская станция.

Когда впервые видишь заповедный лес на Ворскле, он производит сильное впечатление. Кажется, что попал в древнерусскую сказку о царе Берендее. Кругом стоят могучие неохватные дубы. Узкие лесные тропинки пересекают их мощные, похожие на высокие пороги, корни. Тихо и сумрачно. Под ногами теневыносливые растения с широкими темными зелеными листьями и белыми цветками. Иначе в таком подлеске просто не выжить. Часто можно набрести на купену; за характерные отпечатки на корне ее еще называют «соломоновой печатью».

В лесу на Ворскле можно встретить редких чешуекрылых: бабочек мнемозину, махаона, подалирия, «голубую орденскую ленту». В старых трухлявых пнях, до поры невидимые глазу, грызут древесину большие беловатые личинки. Со временем из них появятся красавцы жуки-олени. Если повезет, этого гиганта, украшенного «рогами» цвета спелого каштана, можно увидеть в полете. Пересекает он воздушное пространство тяжело, все-таки гигант среди наших жуков, тело несет в воздухе с большим креном, звук от крыльев низкий…

Жук-олень

Стоит отвернуть лесную подстилку из слежавшихся дубовых листьев, и видны ходы желтогорлых мышей. Их тут множество, но путнику они не показываются. Много других грызунов: полевок, белок. На фоне вечернего неба часто мелькают летучие мыши — им для охоты не нужен свет. Выходя из сказочного дубового царства к Ворскле, слышишь дружный лягушачий хор и крик коростеля. Кажется, он не собирается замолкать до зари. За рекой контурами видны крыши села и просветы на верхотуре колокольни. Какой век на дворе? Сразу и не скажешь. Хочется, чтобы заповедник на Ворскле хранил все свои красоты и секреты как можно дольше.


Мещера

Чтобы воочию увидеть дремучие леса, служившие нашим далеким предкам надежной защитой от степных кочевников, не нужно забираться далеко на юг. Достаточно поехать от Москвы в сторону Рязани. Здесь, на границе Московской, Рязанской и Владимирской областей начинается Мещера — обширная низменная равнина, остаток великого лесного пояса, тянувшегося когда-то до Урала. Говорят, свое наименование эти места получили по имени финно-угорского племени, которое жило здесь когда-то. Племя исчезло, а слово осталось. Так бывает в истории.

На географической карте мещерские места залиты тусклой зеленой краской, обозначающей сплошные леса, низменности и болота. Этот зеленый язык тянется к Москве. Знатоки утверждают, что остатками Мещерских лесов в самой столице являются парк «Сокольники» и район Лосиного острова.

Из озер северной Мещеры вытекает речка Пра и, медленно петляя, несет свои темные, настоенные на торфяниках воды в Оку. Ледник процарапал на Мещерской низменности множество ложбин. Теперь они залиты темной водой и медленно зарастают, превращаясь в болота. Площадь этой болотной страны составляет триста тысяч гектаров. Границы многих озер точно изобразить трудно. Твердого берега нет, под ногой качается зыбкий пласт слежавшихся трав, кореньев и мхов.

Знаменитые Мещерские болота называются по-местному «мшарами». Иные проходимы только летом, да и то лишь в засушливый сезон. Не случайно Мещеру считают страной сказочной, дремучей, таинственной. Кажется, здесь действительно можно повстречать персонажей русских сказок — кикимору, лешего, русалку и водяного.

В XIX веке при Александре II была предпринята героическая попытка победить Мещерские топи и расширить площадь пригодной для поселения территории. В течение двадцати лет рабочие под командованием генерала Жилинского прорыли через болота и леса десятки километров каналов. Однако дело это кончилось ничем. Немногие осушенные земли оказались неплодородными. Работы встали. Каналы начали зарастать болотными травами и плавающим папоротником — сальвинией.

Однако Мещера — это не только комариные болота, поросшие пряным багульником и белой пушицей. Здесь сохранились сухие сосновые леса, устланные шелковистой травой и хрустящим под ногой лишайником. В начале лета Мещеру заливает розовое море цветущего кипрея. Вдоль берегов Оки тянутся заливные луга.

Для охраны этих уникальных мест в восточной части Мещерской низменности на левом берегу Пры создан Окский заповедник, в непосредственной близости от Москвы работает национальный парк «Мещера». К тому же на юге Московской области в двенадцати километрах от города Серпухова существует Приокско-Террасный заповедник. Это небольшой участок нетронутого леса площадью почти в пять тысяч гектаров, существующий в непосредственной близости от столицы нашей страны. До него можно доехать на электричке. С 1979 года Приокско-Террасный заповедник находится под охраной ЮНЕСКО. На территории заповедника, помимо привычных лесных зверей, можно увидеть красавцев зубров, которых здесь успешно разводят с послевоенных времен.

Цветет кипрей
Цветущий багульник

Окский заповедник знаменит своим журавлиным питомником, который дает приют журавлям-красавкам, даурским и черным журавлям. Разработана специальная программа по восстановлению численности стерхов. Еще совсем недавно этим красивым птицам грозило полное вымирание. Стерх — птица видная. В высоту достигает почти полутора метров, а концы крыльев распахивает метра на два. Длинные ноги позволяют стерхам легко шагать по болотам и вязкой почве. Гнезда эти птицы строят на мелководье, сооружая из осоки и прочей травы довольно высокую кучу. Однако вывести птенцов не всегда удается. Стерхи пугливы, самка легко покидает гнездо при малейшей тревоге. В Окском заповеднике птенцов стерхов выводят в специальных инкубаторах из яиц, которые порой доставляют из Сибири. Мещерские болота пришлись стерхам по нраву, и постепенно численность этих птиц начинает увеличиваться.

Мещера — край озерный, болотный, низменный. Неудивительно, что во время высоких весенних паводков он превращается в сплошное море талой воды, из-под которой торчат лишь редкие островки незатопляемой земли. В иные годы уровень воды в Оке поднимается на 5–8 метров. Это высота океанического прилива! Сухопутному лесному зверью в это время приходится буквально сражаться за свою жизнь. Паводок порой угрожает даже птицам. Были случаи, когда глухари пытались садиться на затопленные места токований и, намокнув, тонули в воде. Приходится по весне сотрудникам Окского заповедника становиться на время дедами Мазаями и спасать несчастное зверье от гибели.

Журавлъ-стерх


Дельта Волги

Попросите любого жителя нашей страны не задумываясь назвать реку, и большинство скажет — Волга! Действительно, она является своеобразным символом мощи России. Об этой реке поют песни и рассказывают легенды. Длина Волги составляет более трех с половиной тысяч километров. В конце этого сверхдальнего пробега мощное течение реки теряет силу. Единое русло распадается на множество рукавов и протоков, формируя уникальный природный объект. Из космоса дельта Волги смотрится большим зеленым треугольником. Вокруг на многие сотни километров — маловодные рыжие прикаспийские степи, а тут вода, вода, вода — царство рыб и птиц. Ни автомобильных, ни пешеходных дорог нет. Проехать можно только на лодке. Сначала тянутся бесконечные островки, тростники. Потом начинается мелководная авандельта, и уже за ней начинаются песчаные отмели морского простора.

Чтобы по достоинству оценить красоту этих мест, не стоит мчаться по мелким протокам, заставляя реветь на полную мощность подвесной мотор. Лучше двинуться неспешно на веслах, нарушая окружающую тишину лишь слабым плеском воды. Тогда вы сможете приглядеться к завораживающим взгляд извивам подводной травы валлиснерии, повстречаться с водяным ужом и болотной черепахой, рассмотреть красивое соцветие сусака зонтичного. Подплыв к берегу, обратите внимание на небольшой, круглый, сплетенный из травы шарик. Если он качается на торчащих вверх стеблях — это домик мыши-малютки. Если качается на ветке — гнездо синицы-ремеза.

Может быть, вам повезет, и вы увидите плавающую розетку листьев водяного чилима. Это единственное водоплавающее растение, которое дает съедобные орехи. По вкусу они напоминают неспелые плоды орешника — лещины. Твердая скорлупа водяного ореха — свидетельство о канувших в прошлое временах с жарким климатом, когда дно водоемов, где рос чилим, часто обнажалось во время засух. У чилима нет зимующего корневища. Каждый год новые растения появляются из опустившихся на дно и проросших орехов.

В старину чилим был весьма распространенным растением. В Средние века орешки чилима жарили и продавали прохожим в городах Европы. Ситуация стала ухудшаться лишь в начале XX века. Загрязнение водоемов, строительство, хищнический сбор и похолодание потеснили водяной орех. Теперь его можно встретить нечасто. В России это растение считается вымирающим.

Гнездо мыши-малютки
Гнездо синицы-ремеза

Другой реликт дельты Волги — красавец лотос. В странах Юго-Восточной Азии это довольно обычное растение. Хотя его заросли можно обнаружить почти в любой канаве с водой, в Индии это растение считается священным. На картинах и скульптурах лепестки лотоса часто окружают сидящего Будду. Не случайно индийцы говорят: «Цветы лотоса — корабль, на котором утопающий среди океана жизни может найти спасение». В дельте Волги можно обнаружить целые водяные поля, поросшие священным индийским лотосом. Часто они окружены высокой сплошной стеной тростника. Его стебли стоят настолько плотно, что напоминают частокол старинной крепости. Не случайно такие густые тростниковые заросли называют крепями. Они похожи на джунгли и лишь местами пробиты кабаньими тропами. Диких свиней в дельте много. В старину, чтобы выгнать зверье из зарослей, тростники порой поджигали. Гибли не только животные, но и птицы. Для них дельта Волги всегда была своеобразной гостиницей, перевалочным пунктом на пути дальних странствий. Богат подводный мир дельты: через нее поднимаются вверх по течению красавцы осетры и севрюги, огромные белуги.

Знаменитый астраханский лотос
Белая цапля

Многие виды птиц тут гнездятся, другие набираются сил перед дальней дорогой, третьи линяют. В это время они теряют старые перья и не могут взлететь. Ловить их можно просто сетями. В старину часто так и делали. Особенно страдали малые белые цапли. У самцов этих изящных птиц во время брачного периода на спине появляются длинные красивые пушистые перья. Их называют эгретками — по латинскому названию малой белой цапли (Egretta garzetta). В конце XIX и в начале XX веков эгретками украшали дамские шляпки. Многим модницам было и невдомек, что ради таких шляпок птиц безжалостно истребляли в огромных количествах. Это теперь в Европе многие женщины сознательно отказываются покупать меха, понимая, что такими приобретениями они косвенно участвуют в убийстве животных. Раньше об «экологическом сознании» никто и понятия не имел. Казалось, что ресурсы нашей планеты неисчерпаемы…

Для охраны этих далеко не безграничных богатств природы в дельте Волги в далеком 1919 году и был организован Астраханский заповедник. От крупного города Астрахани до просторов дельты всего около ста километров.

В наши дни можно посетить удивительные места в самом нижнем течении Волги. Территория заповедника покрывает не всю дельту. Она ограничена тремя участками. Вначале их площадь составляла 23 тысячи гектаров — это много. Затем она даже увеличилась — за счет обмеления Каспия. Помните только про извечных стражей дельты — комаров. Их звенящие крыльями армады поджидают каждого, кто решится проникнуть в их водное царство.

Но рискнуть стоит. Природа дельты действительно уникальна. Здесь можно увидеть колонии цапель — своеобразные многоквартирные дома, расположенные на деревьях. У каждого из обитателей свои апартаменты. Птицы поменьше — малые белые и желтые цапли — гнездятся на нижних «этажах». Средний ярус занимают птицы покрупнее — колпицы, кваквы, каравайки. Наверху царят большие белые и серые цапли, бакланы. Гвалт стоит страшный. Близко лучше не подходить. Все стволы покрыты белым налетом экскрементов, да и воняет изрядно. Такой большой колонии хищники не страшны. На высоких деревьях можно не опасаться и паводка.

Кваква
Пеликан

Во время весеннего разлива Волги, который длится с апреля по июнь, уровень воды резко поднимается, и многим обитателям дельты приходится спасаться от этой напасти. Такие птицы, как поганки и лысухи, строят плавающие гнезда. Им паводок нипочем. Кряквы и серые утки способны забираться в старые дупла. А вот кабанов вода гонит на высокие места. Сотрудники заповедника даже специально строят для них из бревен и тростника временные убежища.

Кстати, такие искусственные островки и возвышения помогают в заповеднике размножаться красавцам пеликанам. Эти птицы должны откладывать яйца на твердую почву. Теперь над дельтой нередко можно увидеть не только фламинго, но и строй летящих пеликанов, для которых Волга стала настоящей родиной.


Черные земли

Заповедник «Черные земли» расположен примерно посередине отрезка, соединяющего дельту Волги с восточными берегами Азовского и Черного морей. В далеком прошлом Черное и Каспийское моря не раз соединял мелководный пролив. Когда уровень морских вод понижался, обнажалась суша. Понятно, что местные почвы пропитаны морской солью. Во многом эта особенность определяет характер окружающей растительности. Вопреки первому впечатлению от названия, богатых органикой черноземов тут нет. «Черными» эти земли назвали потому, что во время зимы снег часто не покрывает землю, и она стоит обнаженной. Местами степь превращается в полупустыню. На скудный травяной покров, страдавший прежде от пожаров, начинали надвигаться коварные пески.

Такие суровые условия жизни выдержит не каждое животное. К обитанию в полупустынях прекрасно приспособлены суслики. Проезжая на машине по полупустынным районам, можно заметить, как они стоят столбиками возле своих нор. Ночью свет фар выхватывает из мрака ночи быстро скачущих тушканчиков или ушастого ежа. Кстати, это официальное название отдельного рода ежей. Есть мнение, что большие уши этих насекомоядных помогают им отводить избыточное тепло в условиях жарких полупустынь. Через иголки ведь особо не попотеешь…

В суровых полупустынях прекрасно себя чувствуют небольшие антилопы — сайгаки. Достаточно взглянуть на их расширенный нос, чтобы понять — это прекрасный природный респиратор, который и справится с пылью, поднятой песчаной бурей, и согреет холодный воздух во время бесснежной зимы. Отчасти для охраны сайгаков и был создан заповедник «Черные земли».

Суслики

Несколько тысяч лет назад сайгаки обитали на обширных территориях Средней Азии. Казахи, киргизы и калмыки традиционно охотились на этих изящных антилоп с небольшими рожками. Их мясо высоко ценилось в местной кулинарии, шкура и рога тоже шли в дело. Однако такой промысел не вредил существованию сайгаков. К этим осторожным антилопам надо было еще уметь подкрасться на расстояние ружейного выстрела. В конце 80-х годов XX века само существование сайгаков оказалось под угрозой. На них начали безжалостно охотиться, отстреливая с машин и вертолетов. Их убийство стало жестокой забавой власть имущих людей. Если бы эти кровавые развлечения не были остановлены, сайгаки на территории Калмыкии могли быть выбиты полностью. К счастью, разум взял вверх, и в 1990 году был основан Государственный природный биосферный заповедник. Сейчас в Калмыкии обитает около 150 тысяч сайгаков, и за их судьбу можно не волноваться.

Сайгак
На озере Маныч-Гудило

Любопытным объектом заповедника является озеро Маныч-Гудило. Его солоноватые воды хранят память о древней связи с соседними морями. Озеро мелководное; его глубина нечасто превышает метр-полтора. Здесь много мелей, заливов и необитаемых низких островков. Подобно дельте Волги, эти места являются домом для десятков видов редких птиц, занесенных в Красную книгу России. Среди них кудрявый и розовый пеликаны, колпицы и шилоклювки. Здесь гнездятся журавли-красавки. Во время миграций делают остановки орланы-белохвосты и соколы-сапсаны и много других редких птиц. Не случайно в 1993 году озеро Маныч-Гудило вошло в список объектов международного значения, которые находятся под охраной ЮНЕСКО.

Весна на Алтае


Золотые горы Алтая

Есть в русском языке такая поговорка — «не было ни гроша, да вдруг алтын». Хотя ни гроши, ни алтыны у нас в кошельках давно уже не встречаются, смысл все еще понятен — богатство неожиданно привалило. В самом деле, в переводе с тюркского altin — «золото». На юго-востоке Западной Сибири, в Алтайском крае расположено красивейшее «Золотое озеро» — Алтын-Кель. По-русски его называют Телецким — по имени племени телесов, когда-то обитавшего на его берегах. Местные жители рассказывают старинную легенду о брошенном когда-то в воды этого озера золотом самородке. Кто знает, может, это и правда… Во всяком случае, маленькие золотые самородки на Алтае действительно изредка встречаются. Само слово Алтай происходит от тюркского «алтына». Главное же богатство здешних мест, их истинное золото — это удивительная красота природы, уникальный животный и растительный мир.

Горы Сибири подступают на Алтае к бескрайним просторам монгольских степей и застывают перед их безбрежьем целым морем таежных низкогорий, холмов и возвышенностей. Здесь находится южная граница лиственниц, кедрачей и сумрачных пихтовых лесов. На Алтае все еще можно встретить похожую на ворону кедровку, которая является главным таежным «спецом» по запрятыванию кедровых орешков. Каждая птица помнит, где сделала все свои многотысячные кладовочки, и уверенно отыскивает их зимой. Хотя летом на кедровые орешки налегает и соболь, соревноваться с кедровкой по умению делать кедровые припасы может, пожалуй, только бурундук. Полосатая спинка этого таежного жителя часто мелькает среди лесов Алтая. Кедры охотно платят дань лесному зверью своими маслянистыми орешками. Все равно все не будут съедены, и много появляется новых — всходы каждой весной. Таежные леса Алтая дают приют и косолапым мишкам, и ласкам. Здесь водятся белки и горностаи.

Кедровка

Неусыпным стражем, вглядывающимся в степной горизонт на юге, поднимается на Алтае гора Белуха. Она возвышается над уровнем моря на четыре с половиной тысячи метров. Свое название эта вершина получила благодаря шапке снега, которая весь год закрывает ее каменную голову. На горах пониже снег летом подтаивает. Вниз с каждой горы сбегают сотни ручьев. Рек и небольших речушек на Алтае больше 20 тысяч. Порой они пенятся небольшими водопадами, которыми богат этот край.

Теряя свой норов, вода на высокогорных равнинах разливается лентами неглубоких рек. Они питают озера. Даже если не считать самых маленьких, на Алтае их тысячи. Это край горных озер. Когда летишь на вертолете над Алтаем, солнце постоянно пускает тебе в глаза солнечные зайчики, отражая свои лучи от поблескивающих озерных зеркал.

Гора Белуха
Алтайские лошади хорошо приспособлены к работе в горных условиях
Таймень — редкая удача рыбака

По обилию озер Алтай можно сравнить с Финляндией, а по красоте гор — со швейцарскими Альпами. В отличие от прославленного европейского курорта, здесь склоны еще не исчерчены лентами подъемников и не утыканы отелями, пивными и закусочными. Железных дорог тоже нет, а самым надежным транспортным средством, как и сотни лет назад, остается лошадь. Не случайно многие туристы специально едут на Алтай, чтобы отправиться в многодневный конный поход.

Другие предпочитают рыбалку. В чистых горных реках можно выудить красавца хариуса. По величине его спинного плавника и яркости раскраски во время нереста ему нет равных в Сибири. Если повезет, можно поймать и огромного тайменя. Однако для охоты на этого великана леска уже не годится — нужен стальной поводок. Во-первых, несколько десятков килограммов веса для этой рыбины норма. Даже крепкие мужчины пыхтят, поднимая такую добычу на руки для памятного снимка. Во-вторых, зубы у тайменя в его огромном рту острейшие и растут в два ряда. Тут леска может и не выдержать.

Разумеется, охотиться и рыбачить на Алтае можно не везде. Почти десять процентов территории этого уникального края занимает Алтайский заповедник. Его граница проходит по Телецкому озеру, которое, словно драгоценный аквамарин, зафиксировано в оправе окружающих его гор. За чистоту воды и глубину это озеро называют Малым Байкалом. На юге в него впадает река Чулышман. На севере из Телецкого озера вытекает впадающая в Обь красавица Бия. Весь правый берег уже заповедный.

Места здесь не только красивейшие, но и во многом уникальные. Например, именно на берегу Телецкого озера находится самое теплое место всей Западной Сибири. Здесь вызревают не только яблоки и вишни, но даже абрикосы с виноградом. При этом на Алтае, где равнины Центральной Азии подкатывают к подножью гор, находится знаменитая Чуйская степь. Она заслуженно слывет самым сухим местом в России. Это главная межгорная котловина Алтая. Здесь летом случаются пыльные бури, а зимой столбик термометра порой опускается ниже минус 5° C. Из крупных животных такой климат выдерживают только верблюды. Их здесь даже разводят.

Алтайский заповедник — один из крупнейших в России. С северо-запада на юго-восток он протянулся на 228 километров. Его территория захватывает не только лесные районы. В предгорьях можно полюбоваться на вечнозеленые даурские рододендроны. Весной, во время их цветения, склоны кажутся покрытыми розово-фиолетовой пеной. Очень красиво. Позже начинает цвести так называемый золотой корень. Его стебли с мясистыми листьями можно найти в трещинах скал, на каменистых осыпях. Толстое корневище этого растения по своим целебным свойствам может посоперничать с прославленным женьшенем.

Заповедные горы Алтая хранят покой снежного барса — ирбиса. С тюркского это слово переводится как «снежная кошка». Действительно, ирбис прекрасно приспособлен к холоду высокогорья. Мех толстый, теплый; его белый цвет прекрасно маскирует зверя. Лапы у ирбиса словно снегоступы. С такими в снег не провалишься. Во время охоты эта снежная суперкошка может прыгнуть с уступа метров на 10–14… Оленя и кабана завалит без особого труда.

Знаменитый золотой корень

Гордостью и красой заповедного Алтая являются и аргали — самые крупные среди горных баранов-архаров. Они не только, словно заядлые альпинисты, карабкаются по кручам, но и на равнине развивают приличную скорость — до 60 км/час. Волкам за ними не угнаться. Головы самцов украшены мощными длинными рогами. Они закручены красивыми спиралями, а их основание занимает всю верхнюю часть головы. Размножаются аргали медленно, и заповедник служит для них надежной защитой от людей, для которых убийство животных стало досужим времяпровождением.

Снежный барс

Красоты и уникальность Алтайского заповедника признаны не только в России, но и во всем мире. В 1998 году его территория внесена в список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО. Несмотря на строгую охрану, посетить заповедник можно. Надо только заранее, лучше месяца за два, договориться — связаться с его администрацией. На выбор несколько маршрутов разной степени сложности. Алтай вас ждет!

Аргали — горный баран


Байкал — всемирное наследие

Байкал — озеро уникальное. Оно внесено в список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО. Байкал похож на драгоценный камень, который цепко зажат в платиновых скрепах снежных гор, окружающих этот огромный водоем. Впрочем, огромный — не вполне подходящее слово. Лучше сказать — гигантский. Байкал хранит пятую часть всей пресной воды мира. Словно легендарный мифический Антей, озеро напитывается силами от матери-земли. Вернее, от ее водяных потоков. В Байкал впадают сотни рек и речушек, скатывающихся с ближайших горных склонов. Вытекает же из Байкала лишь одна река — мощная Ангара.

Ее исток — самый крупный в мире. Справа и слева берега озера вздымаются былинными кряжами. Между ними каждую секунду проносятся почти две тысячи кубических метров чистейшей воды. Посреди непокорным покатым гранитным лбом высится из воды Шаманский камень. Его название намекает на те давние времена, когда самым суровым судьей для людей выступала природа. Рассказывают, что сюда привозили обвиненных в тяжких преступлениях и оставляли на ночь в окружении мчащихся потоков. Если к утру несчастный не погибал от страха или ледяного дыхания озера, его прощали.

Байкал окружает прекраснейшая природа. Вокруг стоят могучие леса-чернопихтарники. Под их сенью тихо и сумрачно. Среди ветвей может мелькнуть изящное тельце соболя. Лесные прогалины зарастают «медвежьим луком» — черемшой. Сибиряки собирают ее и пекут потом вкусные пироги с нею, добавляют в свежем виде как пряность в салаты и супы. В маринованном виде стебли черемши добираются до рынков Европы. Среди байкальских растений можно увидеть и самую красивую северную орхидею — «венерин башмачок».

Байкал необычен не только летом. Осенью на озеро обрушиваются сильнейшие бури. Ветер поднимает тучи ледяных брызг, от которых воздух белеет, как в тумане. Порывы ветра достигают такой силы, что переворачивают баркасы, стоящие на берегу. Зимой обычные озера сковывает ледяной панцирь, и они становятся похожими на огромные катки. Байкал столь могуч и велик, что самому трескучему морозу с ним враз не справиться. Ветер, течения и перепады температуры ломают льдины. Они трескаются, громоздятся друг на друга, образуя торосы. Ледяная чешуя озера живет своей жизнью — двигается, издавая звуки, которые порой сливаются в сплошной шум. Не замерзает лишь исток Ангары. Он парит всю зиму, и на окрестных деревьях и скалах нарастает толстая шуба из ледяных иголок.

Осенний шторм на Байкале
Байкальские нерпы

В это суровое зимнее время байкальские нерпы готовят себе снежные убежища, в которых должны родиться их малыши. Детеныши появляются на свет в красивых серебристых шубках и через несколько месяцев линяют. Все это время температура в убежище держится чуть выше нуля, хотя снаружи может стоять трескучий мороз.

Для нерп Байкал — дом родной. Даже ученые не знают толком, откуда нерпы появились в этом суперозере. Говорят, давным-давно оно было частью обширного внутреннего моря. За тысячелетия нерпы обжились в этом изолированном водоеме и выделились в особый вид. Нигде больше такой не встречается. Питаются они в основном рыбой голомянкой. Она настолько жирная, что буквально тает на солнце, как масло. Ловят порой и знаменитого байкальского омуля. Это главная промысловая рыба Байкала. Удивительно хорош омуль в копченом виде!

Байкал столь велик, что одного заповедника для его охраны мало. В окрестностях озера их целых три: Байкальский, Байкало-Ленский и Баргузинский. Плюс еще два национальных парка и шесть заказников. Вроде бы много. Однако люди бывают разные. Одни природу охраняют, другие наоборот — разрушают. Осенью 1966 года на берегу Байкала был построен целлюлозно-бумажный комбинат — сокращенно ЦБК. Конечно, бумага нужна Сибири, но ее производство — процесс довольно «грязный». В воздух летят клубы дыма, в воду льется целая река отходов. С первых же лет работы ЦБК начал отравлять окружающие леса и загрязнять Байкал, сбрасывая в него ежегодно тонны сульфатов, хлоридов, нитратов, фенолов и прочей дряни.

На Байкале насчитывают 2630 видов растений и животных
Осень в Байкало-Ленском заповеднике

Что делать? Ответ вроде простой — немедленно ЦБК закрыть. А что делать с двумя тысячами его сотрудников? Где и как найти им работу, чтобы они могли кормить свои семьи? От ЦБК зависит существование целого города с населением в семнадцать тысяч человек. Наверное, их можно было бы переселить. Советскому Союзу были по плечу и не такие масштабные проекты. Нынче ситуация иная. Комбинат находится в частных руках, а не всякий бизнесмен ради охраны природы закроет свое собственное предприятие. В странах Запада выход из ситуации нашли. На «грязные» предприятия накладывают такие непомерные штрафы, что владельцам оказывается выгоднее строить самые современные очистные сооружения. Доживет ли Байкал с его ЦБК до таких дней? Какое наследие мы оставим потомкам?


Гейзеры Камчатки

Стоит упомянуть про Камчатку, и в голове сразу возникают величественные картины дымящихся и огнедышащих гор. Целая цепочка вулканов протянулась вдоль восточного побережья Камчатского полуострова. Шестнадцать из них гигантским ожерельем окружают чистейшее Кроноцкое озеро. Некоторые вулканы действующие. В 1934 году в этих уникальных краях был основан заповедник. Его назвали Кроноцким — по имени ближайшего вулкана, который своей красотой может поспорить со знаменитой горой Фудзи в Японии. Площадь территории, которую государство взяло под свой контроль, составила более миллиона гектаров.

Любопытно, что главной задачей заповедника была отнюдь не охрана вулканов. Заповедная территория должна была стать надежным убежищем для камчатских соболей. На полуострове они крупнее, чем в Сибири. Местное население — камчадалы — издавна добывали этих зверьков ради ценного меха. В старину, до распространения огнестрельного оружия, вреда от такого промысла было немного. Соболя ведь еще надо выследить, а он прячется в зарослях кедрового стланика. Эти низкорослые хвойные растения образуют на сопках Камчатки непроходимые заросли. Соболям в таких убежищах жилось вольготно.

Ситуация драматически изменилась к середине XIX века. В то время с Камчатки вывозилось уже по 10 тысяч соболиных шкурок ежегодно. И за счет приезжих охотников это непомерное количество постоянно увеличивалось. Если бы так продолжалось и дальше, вскоре само существование соболя на Камчатке оказалось бы под угрозой. Поэтому уже 1882 году местность вокруг Кроноцкой сопки была объявлена соболиным заказником. Однако и эта мера не слишком помогла. В первой трети XX века соболей на Камчатке оставалось всего около двух с половиной тысяч. Это очень мало для такой огромной территории.

В Кроноцком заповеднике

Заповедник спас ситуацию. Количество соболей стало постепенно увеличиваться. К середине XX века на всей Камчатке их численность оценивалась уже в 8–9 тысяч. К этому времени Кроноцкий заповедник успел преподнести людям неожиданный сюрприз. В 180 километрах северо-восточнее Петропавловска-Камчатского в середине апреля 1941 года гидролог Татьяна Устинова и ее проводник Анисифор Крупенин открыли на склонах местной речки Шумной гейзер. К их удивлению, из центра небольшой каменистой площадки внезапно ударил вверх фонтан пара! Времени на детальные исследования гейзера тогда не хватило, однако первопроходцам было ясно — они обнаружили на территории заповедника поистине уникальное место.

Долина гейзеров

Детальные исследования Долины гейзеров начались уже после окончания Великой Отечественной войны. Помимо первого гейзера (его, кстати, назвали Первенцем), были открыты и другие места, где каменистая земля время от времени выбрасывала в воздух струи раскаленного пара и кипятка. Наиболее крупные гейзеры поучили персональные имена: Великан, Сахарный, Тройной, Конус.

Один из гейзеров получил название Жемчужный, по красивым натекам особого минерала — гейзерита, которые окружали жерло этого гейзера. По фактуре гейзерит напоминал крупнозернистый творог. Только цвет у него был не белый, а розовый.

В 1961 году Кроноцкий заповедник был ликвидирован. В Долину гейзеров хлынул поток туристов со всей страны. Вели они себя как обычно — не просто разглядывали красоты природы, но и старались увезти с собой сувениры. Отковыривали гейзерит на память — по чуть-чуть… Но за год через долину проходило до нескольких тысяч человек, и очень скоро гейзер Жемчужный полностью лишился всех своих красот, и новым туристам уже приходилось гадать — почему же его так назвали? Страдали и другие гейзеры. К счастью, лет через пятнадцать статус заповедника был восстановлен. Эта история наглядно показывает, что имеется в виду, когда говорят об антропогенном воздействии на природу (на греческом anthropos — «человек»). Обычно оно разрушительно.

В 2007 году на долину обрушилась новая напасть — сошел оползень, который перегородил русло реки. Вода поднялась, многие гейзеры были затоплены. Газеты раскручивали эту сенсацию и писали о гибели уникальной долины. Мнения ученых были более сдержанны. Они указывали на то, что в долине постоянно происходят изменения рельефа. Природа ведь живая, это не застывший экспонат в музее. Действительно, через некоторое время в долине заработали новые горячие источники, и струи пара опять вырвались из недр земли к ее поверхности.

Долина Узона

Кроноцкий заповедник знаменит не только своей уникальной Долиной гейзеров. На его территории много крупных ледников. Язык самого крупного вытянулся на целых восемь километров. На побережьях можно увидеть лежбища морских львов. Иначе их называют сивучами. Неизгладимое впечатление производит долина Узона. Так назвали древний вулкан, от которого осталось только кратерное кольцо. Внутри огромная долина, местами напоминающая сковородку, на которой готовится жаркое. Булькают, бурлят и плюются жидкой голубоватой глиной грязевые источники. Здесь пахнет сероводородом. От небольших, почти кипящих водоемов поднимается пар. Из громадных луж можно зачерпнуть минеральную воду. Рядом изумрудная зелень мхов и цветущие рододендроны на фоне снежных шапок, покрывающих сопки до конца июня. Кажется, что так могла выглядеть наша планета сотни миллионов лет назад.

Ключевская сопка — действующий вулкан на востоке Камчатки


Кедровая падь

В 80-х годах XX века в Советском Союзе были выпущены марки с изображениями редких и вымирающих видов, занесенных в Красную книгу СССР. Среди них были и марки с изображениями бабочек. На одной красовался алкиной, на другой расправил крылья махаон, на третьей был нарисован подалирий. Одна из марок этой серии изображала самую крупную бабочку России — хвостоносца маака. Его темные крылья с металлическим блеском отливали красивым зеленовато-голубоватым цветом. Край задней пары крыльев почти черный, и по нему вьется яркая, словно светящаяся, полоса. Такого красавца можно изредка увидеть на Дальнем Востоке, в частности, на территории заповедника Кедровая падь, который находится на самом-самом юго-востоке России.

Он расположен на западном берегу амурского залива Петра Великого, напротив Владивостока. Из города хорошо видны три его наиболее высокие вершины — горы Чалбан, Подкрестовая и Угловая. Рядом — границы с Китаем и Кореей. Места здесь поистине уникальные. Сюда доносится влажное и теплое дыхание Юго-Восточной Азии. Много выпадает дождей, зимой обычны обильные снегопады и густые туманы.

В конце XIX века здесь, в узкой долине, зажатой между китайским хребтом с труднопроизносимым названием Чжангуанцайлин и горами Сихотэ-Алинь, были настоящие непроходимые джунгли. Знаменитый путешественник и натуралист Николай Михайлович Пржевальский, посетивший эти места во время исследования Южно-Уссурийского края, так описывал свои впечатления от местной природы: «Горные хребты, долины вдоль речных берегов сплошь покрыты дремучими, преимущественно лиственными лесами, в которых держится множество различных зверей». Здесь можно было встретить амурского барса, которого иначе называют амурским леопардом.

Конечно, это были не настоящие джунгли тропиков, однако впечатление возникало похожее благодаря уникальной красноватой почве (такая встречается в Камбодже, Таиланде, Вьетнаме), а также обилию вьющихся лиан и папоротников-эпифитов, приютившихся на заросших мхом стволах деревьев. Кстати, одна из таких лиан, возможно, вам известна. Это знаменитая актинидия. Ее образно и метко называют амурским крыжовником или дальневосточным виноградом.

Плоды этой деревянистой лианы действительно напоминают виноградины. В длину они могут достигать 2–3 сантиметров, да и цвет подходящий. Тонкая кожура ягод актинидии обычно имеет зеленый или темно-зеленый оттенок. Внутри сочная светло-зеленая мякоть с многочисленными мелкими семенами, которые лакомиться плодами не мешают. Вкус у мякоти кисловато-сладкий. Плоды киви, быстро завоевывающие популярность на российском рынке, также являются даром актинидии. Только не нашей, дальневосточной актинидии деликатесной, а китайской. Любопытно, что актинидии — своеобразные ботанические реликты, сохранившиеся до наших дней с третичного периода, когда климат на территории Дальнего Востока был по-настоящему субтропическим.

Амурский леопард

Другая уникальная дальневосточная лиана, которая часто встречается в заповеднике, — китайский лимонник. Узнать его просто. Вверх от длинного корневища с придаточными корнями по стволам деревьев ползет деревянистый стебель с вытянутыми листьями. Достаточно растереть их между пальцами, и появится сильный свежий аро мат, напоминающий запах лимонной корочки. В первой половине осени лимонник щедро украшен гроздьями небольших шаровидных плодов ярко-красного цвета. Каждая лиана в год дает до 4–5 кг таких ягод. Мякоть у них кислая, семена при раскусывании жгучие, а кожица сладковатая. После разжевывания на языке остается солоноватый привкус. В общем, целый коктейль вкусовых ощущений. Не случайно в китайской медицине лимонник называют гомиши — то есть «ягода пяти вкусов».

В Китае и Корее вам могут предложить тонизирующий напиток из ягод лимонника. Он имеет светло-малиновый цвет, прекрасно снимает напряжение и усталость, прогоняет сон, придает новые силы и заряжает бодростью.

В лесной глуши
Лимонник

Кстати, лимонник издавна был известен дальневосточным охотникам. Они знают, что, пожевав его ягод, можно преследовать зверя в течение целого дня, забыв о еде и усталости. На территории заповедника встречается и другое растение, которое заслуженно считают знаменитым лекарем, — это прославленный во всем мире женьшень.

В Кедровой пади можно увидеть другие любопытные и редкие растения. Например, маньчжурский орех. Это дальневосточный родственник знаменитого грецкого ореха. Его плоды точно так же съедобны, вкусны и полезны. Растущий на территории заповедника амурский бархат — дерево целебное. Его кору и ягоды издавна используют в корейской народной медицине. Часто встречается так называемая «железная береза». Более строго, по-научному, ее называют березой Шмидта. Однако народное название подчеркивает самую суть — древесина этого дерева настолько плотная, что тонет в воде. Кора тоже необычная — грубая, темносерая, как бы слезающая со ствола крупными толстыми пластинами.

Вопреки названию заповедника, кедров тут мало. В этих краях проходит южная граница ареала его произрастания. Птиц кедровок, которые прячут в подстилке орешки кедра, здесь нет. Зато много кабанов, которые быстро поедают опавшие шишки. Достопримечательность заповедника — густые леса, где основной породой является пихта. В них темно и сумрачно, не случайно такие леса называют чернопихтарниками.

Орех маньчжурский

До середины XIX века многие места Приморья были естественными заповедниками. Добраться сюда и обосноваться здесь было очень нелегко. Ситуация изменилась в 1859 году, когда генерал-губернатор Восточной Сибири Н. М. Муравьев-Амурский с борта корабля, идущего по заливу Петра Великого, обратил внимание на удобную бухту. На ее берегу он приказал заложить военное поселение, которое назвал Владивостоком. Прошло не так много времени, и поселок превратился в город, который стал открытыми воротами Приморья. Сюда потянулись люди и начали осваивать местные лесные просторы.

На первых порах лесные джунгли были для них и препятствием, и даже угрозой. В газете «Приморский хозяин» писали в то время, что «лес — это враг сельских жителей, откуда бедных переселенцев постоянно атакуют несметные полчища комаров, слепней, мошек и дикие свирепые звери». При этом огромные лесные площади сдавались в аренду русским и иностранным промышленникам. Никаких правил хозяйствования на этих территориях, конечно, просто не было. Дикие звери безжалостно истреблялись, лес вырубался.

К чести чиновников царской России, они довольно быстро спохватились — если «осваивать» дальневосточные территории такими темпами, от природных богатств скоро мал о что останется. Поэтому уже в 191 б году было принято решение основать заповедник Кедровая падь. Решение было принято не только на бумаге. За охрану его территории всерьез взялась конная казачья команда.

Усилия по поддержанию порядка на заповедной территории предпринимались и при советской власти. В наши дни Кедровая падь стала родным домом для амурских барсов, которые охотятся здесь на косуль и пятнистых оленей. Есть надежда, что в этом уголке природы сохранятся и его уникальные особенности, и дикие обитатели.


Уссурийская тайга

Тайга зимой

На одной из могил Морского кладбища во Владивостоке под православным крестом на белой мраморной плите надпись: «Владимир Клавдиевич Арсеньев». Ниже — даты рождения и смерти: 1872–1930. Многим этот выдающийся путешественник, натуралист и писатель известен по замечательной книге «Дерсу Узала». Она была написана Арсеньевым после экспедиции в центральную часть Сихотэ-Алиня и прибрежную часть территории Приморья.

Позже Арсеньев путешествовал по Уссурийскому краю, написал книгу о его древней истории, в которой так рассказывал о красотах тех далеких мест: «Горная страна с птичьего полета! Какая красота! Куда ни глянешь — всюду горы: вершины их, то остроконечные, как петушиные гребни, то ровные, как плато, то куполообразные, прятались друг за друга, уходили куда-то вдаль и как бы растворялись во мгле на горизонте… По сторонам в горах видны превосходные кедровые леса, зато в долине хвойные деревья постепенно исчезают, а на смену им выступают лиственные породы, любящие илистую почву и обилие влаги».

С тех пор прошло много времени, и знаменитая уссурийская тайга, как ее описал Арсеньев, к сожалению, сохранилась в виде совсем небольших лесных островков. Одним из таких заповедных уголков России является Уссурийский заповедник.

Он расположен на юге Дальнего Востока нашей страны и служит родным домом знаменитым амурским тиграм. Это самые «северные» тигры на нашей планете. Густой мех позволяет им комфортно чувствовать себя даже в заметенной снегом тайге. Уши короткие — чтобы не мерзли. Тигр-красавец на снегу развивает скорость автомобиля — 50 км/час! Охотится этот мощный и грациозный зверь в одиночку, нападая в основном на крупных копытных. Когда пищи мало, может перекусить рыбой, лягушками, птицами и даже мышами. На человека амурский тигр нападает крайне редко; старается избегать встречи с людьми. Словно знает, что именно от них исходит главная угроза его существованию. Не так давно амурские тигры были занесены в Красную книгу. Теперь, во многом благодаря заповеднику, их численность на Дальнем Востоке увеличилась до нескольких сотен. Это много, учитывая, что каждому зверю нужна кормная территория в несколько сотен квадратных километров.

В заповеднике обитают утки-мандаринки. Мандаринами в старину в Китае называли китайских чиновников высокого ранга и советников императора. Они носили необычные яркие наряды. Утка действительно им под стать — одна из самых красивых в мире. Клюв у нее красный, ноги оранжевые. У самцов в окраске можно найти зеленый, оранжево-красный, фиолетовый, бурый и белый цвета. На голове и шее огромные «бакенбарды», а кончики сложенных крыльев горделиво торчат вверх. В Китае, Корее и Японии этих уток приручали, держали в парках и садах. Понаблюдав за мандаринками в их естественной среде обитания, в заповеднике, можно убедиться, что это утка древесная и лесная. Способна забираться в дупла и быстро летает среди деревьев, закладывая крутые виражи.

Амурский тигр

В заповеднике можно встретить амурского полоза. Это одна из самых эффектно окрашенных змей у нас в стране. Полоз почти черный, порой с синеватым отливом. Его длинное тело украшают яркие концентрические полосы — белые и желтые. Если ходите увидеть полоза, не ищите его в траве. Лучше поднимите голову. Полозы прекрасно лазают по деревьям. Можно сказать, что это наш отечественный собрат больших тропических удавов.

Другое чудо заповедника — гигантский дровосек. Так называют огромного жука-усача. Свое название «гигантский» он получил заслуженно — это самый крупный жук России. В длину самцы порой достигают 10 сантиметров. Личинки, питающиеся древесной трухой, и того крупнее — вымахивают до 14 сантиметров. Гигантский дровосек — вид редкий, реликтовый. Эта его особенность отражена в его научном названии — Callipogon relictus.

Утка-мандаринка
Амурский полоз

Ученые считают, что он является единственным представителем древней энтомофауны (попросту говоря, поголовья насекомых), которые обитали на территории Азии еще в те далекие времена, когда Американский континент еще не успел отодвинуться на такое громадное расстояние.

К сожалению, к нетронутым лесам Уссурийского заповедника все ближе подступают свежие порубки. Лес якобы рубят выборочно, по современной финской технологии, которая подразумевает восстановление деревьев благодаря молодому подросту. Однако климат в Приморье далеко не финский, и молодняк, лишенный защиты своих старших деревьев-собратьев, часто сохнет под летним солнцем. Другая отговорка новых хозяев тайги — в дело идет только мертвый, сухой лес. Это неправда. Всем известно, что доски не пилят из сухостоя. К сожалению, некоторым предпринимателям нет дела до тигров, полозов и каких-то жуков, когда речь идет о немалых деньгах… Иногда складывается впечатление, что кое-кто из них с удовольствием продавали бы и воздух, будь такое возможно.


Хрупкая Арктика

Тропики быстро зализывают раны, нанесенные природой и человеком. Буйные джунгли способны разрушить и поглотить даже каменные храмы. Могучие деревья раздвигают огромные блоки, а в покинутые покои заползают лианы. Пирамиды превращаются в зеленые холмы среди безбрежного океана зелени.

На Крайнем Севере все не так. Солнце здесь скупо делится своей энергией, жизненные процессы протекают медленно, в суровых условиях способны выживать лишь немногие растения. След от гусеничного вездехода, оставленный на кочковатой равнине тундры, будет зарастать годами, долго зияя как незаживающая рана. Поэтому суровая северная природа особо нуждается в охране.

Наша страна обладает крупнейшими в мире заповедными территориями к северу от Полярного круга. Расположены они в районе огромного полуострова Таймыр, который далеко вдается в акваторию Ледовитого океана.

От самого слова «Таймыр» веет холодом. В нем чувствуется грохот ледяных валов, набрасывающихся на безлюдные необитаемые острова. Климат в этих местах отнюдь не курортный. Земля скована вечной мерзлотой. Толщина этого промерзшего слоя часто превышает полкилометра. В июле случаются заморозки и может повалить снег. В конце августа вся тундра уже покрыта снегом. В сентябре лед сковывает реки. Толщина льда, который покрывает озера Таймыра зимой, часто достигает двух метров. Лето — самое штормовое время в этих местах. Ветер свищет и несется со скоростью до 10 метров в секунду, а то и более. Да и зимой случаются ветра не слабее. Они буквально слизывают снег с бескрайних равнин, оголяя камни. Деревца встречаются редко. Их высота не превышает половины роста человека. Да и то, чтобы достичь такого роста, они должны бороться за свою жизнь столетиями. Из растений на Таймыре царят мхи и лишайники.

Они служат пищей северным оленям. На территории Таймырского заповедника обитает самое большое в мире стадо этих животных. Эти олени никому не принадлежат. Они дикие. Много оленей и на территории другого заповедника — Большого Арктического. Несколько тысяч лет назад компанию с северными оленями водили огромные овцебыки. Потом вымерли. Над причиной их исчезновения с севера Европы и Азии ученые до сих пор ломают головы. Эти мощные животные, похожие издали на огромные копны густой шерсти, прекрасно приспособлены к жизни в Арктике. Может быть, их сгубила какая-то эпидемия? Или выбили люди? Овцебыки сохранились лишь на Американском континенте. В 70-х годах XX века несколько тысяч овцебыков завезли оттуда на Таймыр, где они прекрасно прижились. Теперь на нашем Севере обитает несколько стад этих красивых копытных. На территории заповедников они в полной безопасности.

Овцебыки

Кстати, несколько десятков тысяч лет назад на Таймыре встречались и мамонты. По сравнению с овцебыками им повезло меньше — они полностью вымерли. На базе Таймырского заповедника теперь существует единственный в мире музей «Мамонта и овцебыка». Он носит имя профессора зоологии и палеонтологии Николая Константиновича Верещагина, который много лет изучал проблему вымирания мамонтов. По его мнению, гигантов сгубило потепление, которое началось, когда закончился последний ледниковый период. Мамонты оказались просто не приспособленными к новым условиям существования.

Есть на Таймыре и хищники: лисицы, песцы, полярные совы. Порой из более южных мест заходят и волки, но здесь не размножаются — слишком холодно. Благополучие песцов на Таймыре зависит от небольшого зверька, похожего на гибрид морской свинки, мыши и хомяка, — лемминга. В длину он едва дотягивает до 15 сантиметров. К жизни в Арктике лемминг приспособлен прекрасно. Шерсть у него теплая и густая. Даже подошвы лапок ею покрыты. Круглый год лемминги питаются, обстригая кустики черники, морошки, голубики, обгрызая стволики карликовых берез. Зимой в спячку не впадают; делают ходы под снегом.

Если много в тундре леммингов — у песцов счастливая жизнь. Самки приносят по 8-12 детенышей, и всем хватает мяса. Мало леммингов — у песцов начинается голод. В норах между молодняком начинается грызня. Нередко дело кончается гибелью части приплода. Всем ведь не выжить. В такие годы вольготно себя чувствуют только те песцы, которые увязываются за белыми медведями, подъедая остатки их трапезы. На территории Большого Арктического заповедника белые медведи не редкость.

Лемминг

Таймыр служит перевалочной базой для многих видов птиц, которые откочевывают на зимовку так называемым Восточно-Атлантическим миграционным путем. Они тянутся осенью вдоль побережий Северного Ледовитого океана, стремясь оказаться сначала в Западной Европе, чтобы потом двинуться в Африку. На территории полярных заповедников можно увидеть гагар и полярных крачек, черных казарок, серебристых чаек, сразу нескольких видов поморников. Здесь обитает наиболее северный из всех видов птиц — белая чайка. Многолетние паковые льды — ее дом родной. Она не только прекрасно себя чувствует в таких условиях, но еще и размножается на островах Северного Ледовитого океана. Птенцы у нее появляются на свет в теплой пушистой шубе. Им ледяное дыхание Арктики нипочем.

Белый медведь


Заключение

Может сложиться впечатление, что создание заповедников — дело государственное и к нам, простым жителям городов и деревень, никакого отношения не имеет. Однако почти всегда инициатива создания заповедников исходила не от чиновников, а от людей, которые болели душой за судьбу природы, понимали, что ее возможности и ресурсы не безграничны.

В конечном счете, даже мощная сеть заповедников не спасет окружающий живой мир от разрушения, если не изменится наше отношение к природе, которая находится рядом, что называется, под боком. Посмотрите, как ведут себя люди на пикнике в лесу. Обычно после веселого времяпровождения на свежем воздухе после них остаются пустые пластиковые бутылки и консервные банки. Этот мусор можно не тащить с собой в город. Полиэтилен сжигается в костре, а использованные жестянки закапываются в небольшой ямке. За несколько десятков лет ржавчина разъест их в труху. Однако таким простым правилам следуют далеко не все. Многие просто не задумываются над этой проблемой. В результате горы пустой упаковки можно найти даже на величайших горных вершинах мира.

Что же делать? Можно издать законы о серьезных штрафах за мусор. Однако у каждой елки по охраннику не поставишь. Да и не всегда законы останавливают нарушителей. К примеру, на основании Водного кодекса Российской Федерации вокруг каждого водоема существует охранная зона, на которой запрещено любое строительство. Однако нередко это не останавливает людей, которые выносят свои участки прямо к воде.

Выход из такого положения один — учить людей по-иному относиться к природе. Это непросто, но осуществимо. Если в Финляндии вы выкинете окурок или бумажку себе под ноги, на вас посмотрят как на дикаря. В Германии давно налажен раздельный сбор мусора — стекло отдельно, пластик отдельно, бумагу и пищевые отходы отдельно. В России эти проблемы еще предстоит решать.


Указатель

Азовское море 36

Александр II 18, 25

Алтай 41, 42, 45, 46, 49

Алтайский заповедник 46,49

Алтайский край 41

Алтын-Кель (Телецкое), озеро 41, 46

Альпы 45, 47

Ангара, река 50, 53

Андерсен Ганс Христиан 9

Арктика 73, 74, 76, 77

Арсеньев Владимир Клавдиевич 68, 69

Астраханский заповедник 33

Байкал 50, 53, 54

Байкало-Ленский заповедник 53

Байкальский заповедник 53

Балтика 4

Баргузинский заповедник 53

Баренцево море 5,15

Белое море 4–6, 8, 15

Белуха, гора 42

Бия, река 46

Большой Арктический заповедник 74, 76

Верещагин Николай Константинович 75

Владивосток 62, 67, 68

Волга 29–31, 33, 35–37, 39

Ворскла, река 21

Восточно-Атлантический миграционный путь 77

Дальний Восток 62, 65, 69

Державин Гаврила Романович 17

Днепр, река 21

Долина гейзеров 59, 60

Жилинский, генерал 25

Залив Петра Великого 62, 67

Западная Сибирь 41,46

Калмыкия 38

Камчатка 56, 60

Камчатский полуостров 56

Кандалакша 5

Кандалакшский заповедник 8

Карелия 15, 16

Каспийское море 34, 36

Кедровая падь, заповедник 62, 66, 67

Кивач, водопад 16–19

Ключевская сопка 60

Кольский полуостров 11, 14

Кончезеро 19

Кроноцкий заповедник 56, 57, 59

Крупенин Анисифор 57

Лапландия 9, 13,14

Лапландский заповедник 11, 12, 14

Ленинградская область 19

Лес на Ворскле, заповедник 21, 23, 24

Малый Байкал 46

Маныч-Гудило, озеро 38, 39

Мещера 25–27

Москва 25, 26

Муравьев-Амурский Н. М. 67

Мурман, река 20

Обь, река 46

Ока, река 25, 26, 28

Окский заповедник 26–28

Олонецкий край 15

Онежское озеро 16

Петр I 15, 21

Петропавловск-Камчатский 57

Пра, река 25, 26

Пржевальский Николай Михайлович 63

Приокско-Террасный заповедник 27

Рейнский водопад 16

Рязань 25

Северный Ледовитый океан 5

Серпухов 27

Сихотэ-Алинь, горы 62, 68

Средняя Азия 37

Суна, река 16,17

Таймыр, полуостров 73, 75-77

Таймырский заповедник 73, 75

Узона, долина 60

Урал 25

Уссурийский заповедник 69, 72

Уссурийский край 19, 68

Устинова Татьяна 57

Финляндия 45

Черное море 4, 5, 21, 36

«Черные земли», заповедник 36, 37

Чжангу анцай лин, долина 62

Чуйская степь 46

Чулышман, река 46

Шаманский камень 50

Швейцария 16

Шереметев Борис Петрович 21

Шуньга 15

Шуя, река 17

Якутия 74

Книги в этой серии

Земля и человек:

Анатомия человека, Загадки планеты Земля, Летающие ящеры и древние птицы, Динозавры, Происхождение жизни, Происхождение человека

История:

Библейские предания (Ветхий Завет, Новый Завет), Византия, Династия Романовых, Древний Египет, Древний Рим, Древняя Греция, Древняя Месопотамия, Древняя Русь, Загадки древних цивилизаций, Индейцы, История архитектурных стилей, История христианства, Книга будущего адмирала, Книга будущего командира, Крестоносцы, Монастыри России, Пираты, Православные святые, Религии мира, Рыцари, Талисманы и амулеты, Удивительные судьбы вещей, Чудеса света

Мифология:

Боги Олимпа, Герои Древней Греции, Драконы и легенды, Маги и волшебники, Мифологические животные

Наука и техника:

Автомобили, Астрономия, Великие открытия и изобретения, Корабли, Космос, Мотоциклы, От паровоза до магнитоплана, Самолеты, Стрелковое оружие, Танки и самоходные орудия, Часы и время

Природа:

Акулы и скаты, Бабочки, В морях и океанах, Грибы и ягоды, Деревья, Жизнь в пресной воде, Жизнь в соленой воде,

Жуки и другие удивительные насекомые, Заповедники России, Земноводные, Кошки, Лошади, Минералы и драгоценные камни, Млекопитающие, Насекомые, Пауки, Птицы,

Рептилии, Самые удивительные растения, Собаки, Удивительные места нашей планеты, Чудеса природы, Хищники, Цветы

Страны и континенты:

Знакомьтесь: Австралия и Океания, Азия, Арктика и Антарктика, Африка, Европа, Россия, Северная Америка, Южная Америка


Оглавление

  • Предисловие
  • Беломорье
  • Лапландия
  • Кивач
  • Лес на Ворскле
  • Мещера
  • Дельта Волги
  • Черные земли
  • Золотые горы Алтая
  • Байкал — всемирное наследие
  • Гейзеры Камчатки
  • Кедровая падь
  • Уссурийская тайга
  • Хрупкая Арктика
  • Заключение
  • Указатель
  • X