Виктор Мак - Оборот [СИ]

Оборот [СИ] 1208K, 212 с.   (скачать) - Виктор Мак


Виктор Евгеньевич Мак
Оборот



Предисловие



Большая комната высоко над землёй, судя по виду из окна. Пожилой мужчина, почти старик, стоит возле него и смотрит вдаль. В его глазах ненависть и глубоко запрятанная обида. В той стороне осталась его родина. Вместе с семьёй, титулом, состоянием. Всего раз он пересёк границу, установленную глупцами для таких гениев, каким считал себя. И пришлось бежать. Далеко, чтобы даже имперские ищейки не смогли найти. Много времени прошло, но каждый раз, когда старик смотрел в ту сторону, тоска о потерянном наваливалась с новой силой.

- Неудачный образец, - наконец ответил он, обращаясь ко второму человеку, терпеливо ждущему в кресле возле камина.

Его собеседник - высокий, в самом расцвете сил мужик. Одет в старинную, но несомненно дорогую одежду. Много золота и драгоценностей. Слишком много. В глазах что-то, что позволяет ему смотреть на остальных свысока. Такие привыкли называть себя высшим сословием. Но когда он смотрит на старика, то старательно прячет это внутри.

- Я выложил за него шестьдесят даров, - раздражённо отвечает он, - ты думаешь так легко найти молодого оборота?

- Он недостаточно молод, вот в чём проблема. До лет десяти, одиннадцати эти отродья ещё поддаются обучению. А этому уже тринадцать. Тьма почти поглотила его. Максимум через месяц это уже будет беснующееся, бесполезное животное.

- И ты ничего не можешь сделать?

- Есть один способ, - старик помолчал, - можно попробовать заменить его душу на призванную из другого мира. Есть вероятность, что она сможет на некоторое время противостоять натиску тёмной.

- Ну так призывай, в чём проблема?

- В том, что призванная душа может оказаться темнее той, что сейчас в обороте. Я смогу призвать только того, кто сам захочет прийти. Но что это будет за тварь, пожелавшая поменять свой мир на наш проклятый? Вот это меня и напрягает.

- Призывай, - решительно говорит разодетый дворянин, вставая и направляясь к двери, - если что-то пойдёт не так просто прирежем его и всё.

- Как бы он тебя не прирезал, - тихо говорит старик, смотря на закрывающуюся дверь.


Замок




Первый день.



Сознание возвращалось медленно, с трудом проталкиваясь сквозь пелену забытья. Сперва ощутил, что лежу на жёстком, холодном покрытии. Резко, словно толчком, вернулось обоняние. Причём сразу оповестило, что вокруг воняет. Нет, не так - воняет писец как. Какой-то посторонний предмет мешал нормально дышать. На ощупь вроде как жёстко закреплённого респиратора.



Последнее что я помнил, был экран монитора, перед которым я сидел уже битый час, пытаясь родить, наконец, жизнеспособный код, а не то гавно что получалось в течении трёх последних дней.

Мне тридцать лет. Зовут Алексей. Живу в Москве. По профессии программист, зарабатываю фрилансом. На жизнь, в принципе, хватает. Квартиру купил, с подругой в Таиланд на три месяца сгонял. Маме помогаю. В принципе жизнью доволен.

Но иногда повторяющаяся изо дня в день обыденность доводит до бешенства. Ничего уже не радует. Хочется смыться куда-нибудь и забыть про всё.

Именно такой день и был вчера. За окном унылый осенний вечер. Непрекращающийся дождь изредка стучит своими каплями в окно. Отопление ещё не дали, так что электрообогреватель кочегарит вовсю. И вроде бы сухо и тепло, но на душе так погано, что хочется зарыться в одеяло и лежать в кровати, не вставая.

Но лежать нельзя. Сроки поджимают, а программный модуль никак не хочет работать. Выдаёт одну ошибку за другой. Уже раз двадцать переписывал.

Когда в очередной раз тестовая проверка выдала "error", я не выдержал и психанул, запустив беспроводную мышку в полёт до ближайшей стены. Потом откинулся в кресле и закрыл глаза.

В голове только одна мысль - как же я хочу оказаться где-нибудь, только не здесь!

И вот я здесь. Где здесь, кстати?

Подождав пока глаза привыкнут к полумраку, огляделся. Оказалось, что лежу в незнакомой, примерно два на два метра, каморке с отделкой под искусственный камень. Без окон.

С трудом поднялся. Позади звякнуло железо. Обернулся. Из угла ко мне тянулась металлическая цепь. На шее почувствовал ещё что-то лишнее. Вскинул руки - похоже на ошейник. Цепь вела к нему. Но едва я её коснулся, меня пронзила боль, как будто удар тока. Я что, НА ЦЕПИ? ПОД ТОКОМ? А респиратор на лице вовсе может и не респиратор, а намордник?

И тут же в глаза бросилось, что с моими руками что-то не так. Нормальные руки тридцати летнего мужика вдруг истончились до подростковых. Все в каких-то непонятных порезах, ожогах. Как будто не мои.

Резко поплохело - где я? Что со мной произошло? Мозг усиленно принялся искать ответы. Запертая комната, цепь, намордник.

БЛ**... пронзила пугающая мысль, маньячиной это всё попахивает.

Судорожно огляделся в поисках выхода. За спиной была обычная дверь. Нет, необычная. Под старину. Деревянные, плохо обструганные доски скреплены железными полосами на заклёпках. Первым порывом было забарабанить в дверь, но в последнюю секунду остановился, шум может спровоцировать маньяка на действия.

Да ну нахер, какие маньяки? Попытался я успокоиться и найти всему разумное объяснение.

Например, меня загребли в психушку. Забуянил ни с того, ни с сего, приехали дяди в белых халатах и спеленали. Сижу в камере на таблетках, вот всякая херня и кажется. Но с другой стороны, в дурке, насколько я знаю, на цепь не сажают, там смирительные рубашки в ходу.

Чья-то тупая шутка? Только нифига не смешно людей на цепь сажать. Это уже статьёй попахивает. И сколько я тут сижу, раз так похудел?

Криминальный поворот в течении моих мыслей вызвал нехорошие ассоциации с чеченским пленом. Помню, боевики в девяностых, чём-то таким занимались. Людей похищали, потом за выкуп отпускали. Или не отпускали. По ТВ тогда о многих таких случаях рассказывали. Только давно уже не слышал про такое.

Неужели всё-таки маньяк? Снова возникла стрёмная мысль и уже не желала покидать мозг. Что же делать? А что я вообще могу сделать в такой ситуации? Телефона нет, дверь толстая и крепкая, не выбить. И цепь эта ещё дурацкая.

Наверное, лучше не суетиться и подождать. Всё должно разрешиться, само собой. Мы же в цивилизованном обществе, в реалиях нашей страны, относительном, конечно. Всё, наверняка, не так страшно, как может казаться. Найдя для себя удобный ответ, сел на пол, прислонившись к холодной стене.

Потекли минуты томительного ожидания. В голову, помимо воли, начали лезть картинки расчленённых трупов, пыток связанных людей, прочая расчлененка. Тревога возрастала.

Проносились мысли: почему я? Как такое могло произойти? Что со мной будет?

Вдруг обострившийся слух уловил какие-то голоса по ту сторону. Меня прошиб пот, сердце бешено застучало, инстинктивно попытался сильнее вжаться в стену. Дверь резко открылась, и в проёме появились ... две девочки. ДЕВОЧКИ МАТЬ ВАШУ. С трудом выдохнул сквозь стиснутые зубы. Почувствовал, как в пересохшем горле царапает небо язык, как расслабляются скрюченные пальцы. Какое облегчение, сейчас все разъясниться и меня отпустят.

Вошедшие были разного возраста. Та, что помладше, лет двенадцать, одета в длинное, до пола розовое платье. Какое-то старомодное, в таких вроде на всяких танцевальных соревнованиях танцуют. В кудряшках и на одежде много дешёвой бижутерии, крупноваты были камни для настоящих. Вторая, выглядит постарше, одета попроще и попрактичнее что ли. Короткие светлые волосы. Никаких украшений. Узкие тёмные штаны наверху заправлены во что-то типа куртки. На широком поясе, какая-то палка с лентой. Хлыст, мелькнула мысль, лошадница, наверное.

Между тем младшая девочка, глядя на меня, что-то сказала требовательным голосом.

Я ничего не понял, вроде как иностранный язык, да и шок ещё не прошёл. Она, видя, что я никак не реагирую, нахмурилась, подошла и ...

Не успел увернуться от сильного пинка в живот детского ботинка. Я согнулся, упал на пол, дыхание свело - не могу вздохнуть. Ушедший было страх начал возвращаться - ЧТО ЭТО? НОРМАЛЬНЫЕ ДЕТИ так себя не ведут.

Между тем малолетняя садистка наклонилось, и я близко увидел перекошенное от гнева лицо.

"Быр гыр гыр" - чётко по слогам произнесло создание и махнула рукой с кольцом возле моего носа. Мой ошейник вдруг ожил, стал затягивать горло. Жуткое состояние удушения. Сознание начало гаснуть, ноги сами засучили по полу. Руки, вздёрнутые чтобы ослабить удушение опять обожгло. Последнее что запомнил - ухмылку на лице старшей.

Младшая девочка распрямилась и, повернувшись, бросила старшей:

"Кана, быр гыр гыр".

Та, продолжая ухмыляться, подошла к кольцу в стене, за которое крепилось цепь, что-то нажала и намотала освободившийся конец цепи на руку. Затем пошла за младшей, таща моё бессознательное тело за собой.

Начал приходить в себя от непонятного колебательного движения, сопровождающего глухие удары - бум, бум, бум. Как будто кто - то стукает деревяшкой об стену. Открывшиеся глаза увидели качающийся потолок.

Бум, бум..., блин эта деревяшка - моя голова, стукающая об ступеньку, с трудом дошло до меня. Поднял голову и узнал по одежде двух идущих и тихо разговаривающих женских существ. Старшая держала в правой руке цепь, за которую меня тащили как непослушное животное.

Видел как-то раз такую картину в парке. Какой-то моральный урод тащил собаку на поводке, животное скулило, пыталось упираться всеми лапами. Люди останавливались, осуждающе смотрели. Одна бабка даже что-то сказала, но тому было пофиг. Сейчас на месте собаки был я. Только я не упирался, потому что был в отключке.

Меня всколыхнула злость, аж затрясло. Я вам, бл*ть, не собака. Перевернувшись на живот, оперся на колени и вставая заорал:

- ЭЭЭ, вы чё творите?

При этом цепь натянулась и дёрнула державшую.

Обе одновременно повернулись и удивлённо на меня гляди подошли.

- Цепь отпустите, и это... что за херня здесь происходит?

"Быр гыр гыр" - обратилась младшая к старшей. Светловолосая, кивнув и не меняясь в лице, плавным шагом придвинулась ко мне.

Бум, моя голова дёрнулась, с разбитого лица брызнула кровь, руки рефлекторно поднялись, чтобы защитить лицо.

Бум, колено врезалось в пах, заставив тело согнуться пополам и исторгнуть хриплый стон боли.

Бум, то же колено снова врезается мне в лицо, разбивая нос окончательно. Падаю навзничь, уже не чувствуя тесной встречи головы с полом.

А ЭТО подходит и начинает меня допинывать, причём так умело, что каждый раз приходиться в незащищённое место. Мозг как в тумане, даже не помышляет о сопротивлении.

Избиение резко заканчивается, старшая поворачивается и обе идут дальше. В голове ни одной связной мысли, только чувство разгорающейся ненависти к этой белобрысой твари. Боль неожиданно быстро уменьшается, но я усвоил урок. Пока цепь не натянулась, встаю и бреду за парочкой.

Мы идём длинными коридорами, спускаемся и поднимаемся по широким лестницам. Отделка не под камень, все действительно из камня. Изредка встречающиеся люди тоже одеты под старину. Все при виде нас останавливаются и низко кланяются. И никто не удивляется при виде человека, ведомого на цепи. Дёрнулся было к одной приятной на вид девушке. Но та изменилась в лице и прошмыгнула мимо.

Да что ж это такое-то? Где я очутился? Что происходит?

Мысли с новой силой завертелись в голове. Это точно не дурдом, там ведь пациентов не бьют, а если и бьют, то не так. Даже если свихнулся, я же не буйный. Со мной беседы должен вести добрый доктор, объяснять, в чём я не прав. А в конце таблеточку давать. И обстановка дурацкая для психушки. Ободранные стены, шелушащийся побелкой потолок это да. Но никто не станет делать психушку в... замке. Да, именно замок напоминало все окружение.

Наконец мы подошли к огромным двухстворчатым дверям. По обе стороны стояли...

Стояли люди в железных доспехах. На груди каждого, матово поблёскивал металлом панцирь. На голове шлем. В руках сжимали длинные алебарды.

Так на них засмотрелся, что не заметил, как прошли сквозь двери и вошли в огромный зал, с широкими окнами. Сверху на толстой цепи висела здоровенная люстра. Все стены были увешены коврами и какими-то тряпками (гобелены, вроде). На столбах, упирающихся в потолок висело древнее оружие: щиты и топоры крест-накрест с мечами. Странно, нигде не увидел свечей.

Через весь зал простирался огромный стол, уставленный едой. За ним сидели и ели люди. В основном здоровенные мужики, с грязными длинными волосами. Все с оружием. И нет, они не ели - они жрали. Громко чавкая, и зубами сдирая здоровенные куски мяса с костей. И опять никого не удивил человек на цепи. Все действительно говорили на иностранном. По крайней мере, не узнал ни одного слова из доносящихся до меня разговоров.

На дальней от двери стороне зала находился невысокий подиум, с двумя креслами на которых сидели мужик с бабой. На головах обоих были короны. Сидели так, что было сразу понятно: они здесь главные. Справа от подиума была группа пестро одетых людей, пиликающих простенький мотивчик на непонятных инструментах. Их никто особо не слушал, гул голосов их перекрывал. Особого уважения местные звезды эстрады пирующим тоже не внушали. Когда один из сидящих за столом подошёл спросить что-то у соседа, то просто пинком освободил себе дорогу от стоящего у него на пути музыканта. Тот встал, и как ни в чём не бывало, продолжил играть.

Сразу после двери белобрысая повернула налево, подошла к углу и прицепила край цепи к кольцу на стене. Я шёл, сгорбатившись и за её спиной не видел, что было впереди. Закончив возиться, девка развернулась и направилась догонять спутницу.

Место куда меня привели было занято - на меня смотрело пять пар настороженных собачьих глаз. Их обладатели были здоровенным, мускулистыми псами. Уголок для домашних животных.

Я тут что, в качестве зверушки? Мыслей больше не было. Шок от увиденного и испытанного застилал разум.

Бац, голова дёрнулась от огромной кости, пущенной в меня бородатым мужиком. За столом от увиденного засмеялись. Выходка понравилась. Брошенная кость валялась в двух шагах от меня. Собаки поскуливая и не смея прямо на меня посмотреть пытались подползти и стащить кость. Они меня бояться, понял я. Только непонятно почему.

От удара немного пришёл в себе. Оглянул зал более внимательным взглядом. Может я в замке помешанного на старине олигарха? Держат на наркоте, отсюда и забывчивость, и шрамы, и худоба.

Мелкая дрянь, с которой началось моё знакомство с этим местом, подбежала к коронастому и села ему на колени. Что начала ему весело рассказывать. Папаша, догадался я. А та тётка, что слева от них значит мамаша. Какая милая долбанутая семейка.

Злая мысль мелькнула и тут же ушла, я помнил урок. Тело уже не болело, вообще. Что было странно. Сидя на полу возле грызущихся собак, впервые осознал положение, в котором оказался. Очень неприятно, оказывается, почувствовать на своей шкуре, когда к тебе относиться не как к человеку. Ощущение беспомощности, собственной никчёмности травило душу.

Обед между тем шёл своим чередом. Моё мнение об уровне культуры окружающих упало ещё ниже, когда увидел мужика прямо в углу справляющего нужду. Пердел каждый второй, а рыгали вообще все. Животные бл*ть, это их на цепь надо.

Обратно меня вели теми же коридорами. На этот раз я был в сознании, так что внимательно осматривался, пока мы шли. Замок был огромен и населён кучей народа. Наконец мы спустились по узкой лестнице и оказались в полутёмном коридоре. Пахло затхлостью. Коморка, где я очнулся, была в самом конце этого коридора. Больше похожа на клетку, я же животное.

Сижу в углу. Пытаюсь осмыслить все произошедшее сегодня. Сопоставляю факты.

Очнулся как будто помолодевшим за одну ночь. Именно помолодевшим. Это не дистрофия, не чувствовал я себя обессилившим. Даже наоборот какая-то необъяснимая лёгкость во всем теле.

Ладно, мне, простому смертному, слава богу, до сегодняшнего дня не были известны достижения современной наркотической индустрии. Так что спишем моё самочувствие на действие препаратов.

Тщательно осмотрел цепь. Тяжёлая, из какого-то блестящего металла, как будто только что отлитая. Крепиться за толстое кольцо из потемневшего железа. Вспомнил, что цепь была вроде как под напряжением. Но чтобы убедиться решил попробовать ещё раз коснуться. Руку опять обожгло. Показалось даже что запахло подгоревшей кожей. Резко отдёрнул. Морщась, подул на пальцы. Точно под напряжением. Хотя что-то не вяжется электричество с этой доисторической обстановкой. Херня какая-то.

Насколько мог судить снаружи, стены коморки тоже были сложены из толстенных каменных блоков. Присмотревшись, не обнаружил следов раствора.

Персонажи. Все отрицательные с разной мерой враждебности. Говорят не по-нашему.

Белобрысая типа служанки той мелкой дряни. Хотя нет, учитывая, как она двигалась, скорее телохранитель. Зовут вроде Кана.

Мелкая дрянь. На вид лет десять двенадцать. Эгоистичная, злобная малолетняя тварь. Папаша с мамашей, воспитавшие такую дочь точно не лучше.

Остальные виденные мной люди похоже удовлетворены своим положением и вряд ли решат изменить существующий порядок вещей чтобы помочь чужаку.

Наконец замок. Не похоже на декорации или какой-то забубённый евроремонт. Чувствуется старина, древностью попахивает.

Где же всё-таки я? И что делать? В который раз завертелись одни и те же вопросы в голове. Так и не найдя ответов на свои вопросы я заснул.


Второй день.



Утром вместе со мной, наконец, проснулся голод. Весь вчерашний день не ел. За чередой ошеломительных, и, если честно, просто долбанутых событий было не желудка. Зато сейчас он бурчал, все сильнее напоминая о себе.

Заскрежетал засов и в дверь вошла белобрысая. Я стоял, опустив руки, настороженно глядя за её действиями. Она как ни в чём не бывало прошла через всю коморку и отцепив цепь повела меня наружу.

Снова шли длинными коридорами и лестницами, все время спускаясь вниз пока не вышли через высокую арку на открытое пространство. Это был мой первый выход на воздух здесь.

Место куда мы пришли, представляло собой площадку, засыпанную песком. Размером с теннисный корт и со всех сторон ограниченная высокими стенами. На высоте метров четырёх по всему периметру проходила закрытая галерея с перилами. На ней по одиночке и группами стояли и смотрели вниз, что-то обсуждая, люди.

В центре площадки мускулистый, голый до пояса парень, делал какие-то упражнения. Белобрысая отстегнула цепь с ошейником и вышла, закрыв за собой двери. Намордник всё так же на мне.

Мы остались с парнем на площадке одни. Я впервые был без оков. Но это меня нифига не радовало. Наоборот, в душу начали закрадываться не хорошие предчувствия.

Мускулистый закончил разминку и весело переговариваясь с людьми наверху, направился к невысокому стенду, стоящему у стены. Перебрал несколько вытянутых предметов разной длинны, похожих на палки. Наконец выбрал одну, взмахнул ею пару раз и повернувшись подошёл ко мне. Я уже стоял, пытаясь догадаться, что ему от меня надо.

При ближайшем рассмотрении то, что я принял за палку, оказалось широким стальным мечом. Я реально напрягся. Приблизившись на расстояние пары шагов от меня, мускулистый резко ускорился, взмахнул мечом, и обрушил удар, целясь прямо мне в голову.

Мозг ещё отказывался верить в то, что летит его смерть. А руки в бесполезной попытке защитить голову уже инстинктивно вскидываются верх.

Трщщщ!

Жуткий треск ломаемой кости. Руки, конечно, не смогли остановить летящее орудие убийство. Но меч оказался не заточен. Поэтому не перерубил руки, а сломав правую пополам, врезался вместе с ней мне в голову. Волна боли прокатилась по нервам. Я ору, но не слышу своего голоса. Боль затопила все сознание.

Мускулистый продолжая движение приседает и подсекает мечом ноги так, что я падаю. И затем спокойным шагом отходит. Неподвижную жертву ему бить не интересно.

Вдруг боль резко прекращается. Я открываю слезящиеся глаза и вижу торчащую кость моей сломанной руки. Меня трясёт от её вида. Вся в крови и белизна излома там, где пришёлся удар меча.

В это время внутри меня начинает подниматься какая-то волна. Что-то чужеродное, от чего внутренности холодеют. Мышцы израненной руки вдруг напрягаются помимо моей воли. Начинают ходить волнами, и я с ужасом вижу, как края раны начинают затягиваться, пряча израненную кость. Рана всё меньше. Ещё миг и уже даже не видно место, куда пришёлся удар меча. Ничего не напоминает следов ужасной раны.

Это моё самое сильное потрясением здесь. Разум отказывается в это верить. Если раньше всё происходящее хоть как-то укладывалось в логические рамки, то ЭТО...

ЧТО СО МНОЙ СДЕЛАЛИ?

Мускулистому мои мысленные терзания похоже побоку. Видя, что я снова относительно цел, он приближается и пинает меня в голову.

Все мысли вместе с кровяными соплями из носа сразу вылетают из моей башки. Резко переворачиваюсь и вскакиваю на ноги. Вновь стоим друг против друга.

Мускулистый лыбиться и вращая мечом примеривается куда бы стукнуть в этот раз. Резко замахивается и бьёт наискосок. И тут время как будто замедляется, я вижу, как меч медленно приближается к моему плечу, намереваясь по воле хозяина сломать его с парой рёбер в придачу. Снова чувствую эту тёмную волну внутри себя. Дёргаюсь влево и меч пролетает мимо цели. Я неправдоподобно резко ускорился и смог избежать удара. Со мной точно что-то не так.

Мускулистый удовлетворённо кивает. Он видимо в курсе происходящего и его моя возросшая скорость и чудесное заживление не удивляют. Останавливается, достаёт что-то мелкое из-за пояса и глотает. Закрыв глаза, разводит руки в сторону и начинает улыбаться, как будто словил кайф.

Когда медленно открывает глаза, видно, что зрачки расширены. Наркоман чёртов - проноситься мысль. В следующее мгновение нарик кидается в атаку. Он тоже сильно ускорился. Уже с трудом ухожу от размашистого удара. Затем ещё от одного, и ещё.

Мускулистый разошёлся, похоже впал в боевой раж. Полностью уходить от ударов мне не получается. Меч раз за разом вскользь, но задевает меня, оставляя глубокие царапины. Продолжая этот смертельный танец, мы перемещаемся по всей арене.

Наконец действие препарата заканчивается. Мускулистый останавливается. Его грудь ходит ходуном, и вся покрылась потом. Моя только что обретённая чудесная способность покидает меня, и я без сил валюсь на землю.

Открывается дверь и заходят двое мужиков. Один с мечом на боку и шрамом на роже, даёт мускулистому кувшин с водой. Второй, видимо слуга, стоит рядом в поклоне и держит на вытянутых руках полотенце.

- Арк, быр гыр гыр, - говорит тот, что с мечом.

- Быр гыр гыр, - отвечает мускулистый.

Арк? Ну теперь знаю имя этого ублюдка, думается мне.

Неожиданно, на безоблачном всё утро небе, что-то заслоняет солнце. Щурясь, я поднимаю глаза наверх. И в очередной за этот день раз впадаю в состояние шока. Это не облачко. Это небесное тело.

Тело, ага.

Туша. Небесная туша.

Раза в два больше привычной мне луны. И ЗЕЛЕНОГО!!! БЛ*ТЬ ЗЕЛЕНОГО ЦВЕТА.

До этого я ещё думал, что со мной произошло какое-то недоразумение. Но вид "этого" в небе, заставил мозг породить ещё одну версию происходящего. Самую невероятную.

Я НЕ ЗДЕСЬ. В смысле есть место, где я родился и жил до этого, но это не здесь. Здесь все чужое. Я чужой здесь.

От осознания этой мысли меня стал бить озноб. Впадаю в ступор и не замечаю, как опять идём куда-то длинными коридорами. Но теперь все время поднимаемся вверх. Останавливаемся возле узкой, расписанной непонятными письменами и узорами двери. Белобрысая осторожно стучит в дверь. Вижу, что она напряжена, за дверью кто-то кого она если и не боится, то опасается точно.

Организм, наверное, выработал лимит стрессов на год вперёд так что довольно быстро начал приходить в себя. Раздаются шаркающие шаги. Дверь открывает старикан, в потрёпанной мантии.

"Быр гыр гыр" - говорит он, завидев нас. Белобрысая заходит мне за спину и толчком отправляет внутрь комнаты. Внутри все завалено научным хламом. С потолка свисают вроде как веники. На стеллажах стопками книги разной толщины. На полке открытого шкафа, таращиться в пустоту череп какого - то незнакомого животного. Посредине здоровый стул и стол с ретортами.

"Быр гыр гыр" - продолжает старикан разговор и как-то гаденько на меня смотрит. Он уже начинает меня напрягать. Если для мелкой дряни я домашняя зверушка, для мускулистого ублюдка живой тренажёр, то зачем понадобился этому старому извращенцу?

Как будто услышав мои мысли старый хрен полез в штаны. Меня обдаёт холодным потом. Да ну нахер. Не, не, не... лучше смерь. Старый, просто почесавшись, вынул руку поковыряться в носу. Мерзкий типок.

Между тем меня подвели и усадили в кресло. Белобрысая пристегнула ремнями руки и сняла с меня намордник. В нос как будто ударяют сотни разных запахов. Оказывается, вонял сам намордник и своей вонью забивал все остальные запахи.


Вздохнул полной грудью. Неописуемое чувство. Как будто заново научился дышать. Никогда не думал, что запахи могут быть такие сильные и информативные. Я чувствовал стоящую за моей спиной женское существо. Чувствовал чудесный запах молодой чистой девичьей кожи. Откуда-то знал, что утром она мыла волосы с ромашкой. А на завтра ела булочку с молоком.

Вместе с приятными запахами появились и неприятные. От смрада немытого стариковского тела меня скрутило. Воняло химикатами и травами, в беспорядке валяющимися по всей комнате.

Будут опыты ставить, догадался я. От сердца немного отлегло. Старикан намешал в кубке какую-то хрень и дал мне выпить.

А, пофиг, подумал я и проглотил пойло. Точно не отрава. Слишком сложно для этих. Если бы хотели убить, просто прирезали бы. Пойло подействовало как-то странно. Глаза стало трудно фокусировать, всё расплывалось. Слова доносились с трудом. Но вместе с тем явно повысилась чёткость и ясность сознания.

Старик наклонился ко мне и стал смотреть прямо в глаза. Голова налилась тяжестью, как после похмелья. А потом прорвало - в мой мозг хлынули тысячи картинок, образов, чужих слов. Как будто сломался какой-то барьер, и я осознал, что могу понимать их речь. Удивляться уже сил не было.

Старикан, продолжая глядеть мне в глаза, по слогам произнёс:

- Ты... быр гыр... пони ...гыр гыр ме...?

Я напрягся.

- Ты... по...нима...ешь ме...ня? - повторил свой вопрос старикан.

- Дд..даа - ответил я.

- Хорошо - удовлетворённо произнёс старикан и отвернулся.

И всё? Это весь разговор? Да у меня куча вопросов была.

- Где я? - задал главный для меня сейчас вопрос.

Старикан удивлённо повернулся.

- Ты есть в пространстве собственности владетельного владельца земель трёх участков земли великого государственного образца его сиятельного ранга Реда.

Фигня какая - то. Хреновасто работает ваш метод двадцать пятого кадра. Запаришься разбираться в этой словесной белиберде, внутренне нахмурившись, подумал я.

Мозг, услышав критику, наверно осознал, что в этой ситуации он будет крайним. Зная мою упёртость и испугавшись ежедневного траханья, тут же прекратил шланговать и выдал более приемлемый вариант:

" Ты в землях графа Редина".

Ладно, допустим, подумал я и задал следующий вопрос.

- Что со мной?

- Ничего, - ответил старикан, не поворачиваясь.

Я опешил. Провалился хрен его знает куда, помолодел за ночь. А чудесная регенерация и скорость передвижения? Да блин, это все на фантастику какую-то похоже. А для старика и всех окружающих это всё норма.

Надо постараться вытрясти из старого маразматика всю нужную информацию.

- Слушай, старикан. Что за херня со мной произошла? Объясни по подробнее.

Бум, прилетаем по моей многострадальной голове.

- Это за старикана, - говорит старик, ложа хреновину, которой меня стукнул, на стол.

Больно блин. Не думал, что перевод будет такой дословный. Надо следить за языком.

- Почему моя рука после перелома зажила прямо на глазах? - не желал я успокаиваться.

- Для оборота, это нормальная реакция.

При упоминании этого слова внутри меня всколыхнулись какие-то неприятные ассоциации.

- Для кого?

- Оборота, - повторил старик уже раздражённо, но через секунду успокоившись, напыщенно продолжил, - ваш тёмный хозяин наделил вас повышенной заживляемостью, силой, быстротой и злобой, но мы, люди, с божьей помощью научились давать вам, темным тварям, отпор и отправлять вас туда, где вам место - в ад.

- Сам ты тварь, - огрызнулся я, не сдержавшись.

Бум, по голове прилетело сильнее, чем в прошлый раз. Старый удостоил меня только невербальным ответом. Похоже, моя установка следить за своим языком не дошла до языка. Мрачно пошутил я над собой.

Да и пофиг с другой стороны кем вы меня считаете, подумал дальше. Я вас тоже животными считаю за ваше поведение. Старикан потерял ко мне интерес и занялся своими делами.

Белобрысая, все это время стоявшая позади кресла, ловко накинула на меня сначала намордник затем ошейник с цепью. На сегодня опыты над животными закончились, животные могут отдохнуть.

Сижу в своей конуре и размышляю над словами старикана. Значит все-таки перенос. Не то чтобы я считал параллельные миры, инопланетян и гоблинов просто хренью. Логически рассуждая, слишком много было в моем мире разговоров про это, чтобы полностью скидывать со счетов. Но без достоверных фактов, это все оставалось только теорией.

Но теперь я получил достоверные факты. По голове. И ещё получил, и ещё. Живого места на ней бедной нет.

Чушь про нечисть и темных тварей отмёл сразу, не верил я в религиозную хрень старого идиота. Посмотрел на руки ещё раз. Следов удара меча не было. Ну, допустим, местные условия после переноса наделили меня повышенной регенерацией и скоростью. Как супермена.

Представил себя в этих гомосецких суперских лосинах. Улыбнуло.

Но тогда почему все руки в шрамах? Ладони как будто обгоревшие, живого места нет. Снова задумался я. И ещё вопрос - почему меня тут держат? С людьми тут особо не церемонятся. Раз меня держат, хотя по словам старикана я представляю опасность, значит я им нужен. Зачем?

Прислушался к себе. Мыслей о возращении домой не терзали душу. Да, было немного тоскливо, обидно что за человека не считают. Пару раз страшно до усрачки. Но такого непреодолимого желания вернуться домой, как испытывают знакомые по книгам герои, точно не было. Было любопытно, черт побери.

К тому же у меня тут не оплаченные долги остались к паре особ женского пола и не только. А для джентльмена не вежливо уходить не заплатив. С этой мыслью я и заснул.


Третий день.



Утро началось прекрасно - с пинка белобрысой. Начинаю привыкать, подумал я, потирая ушибленный бок.

- Сегодня будешь сопровождать госпожу Сильвию на конной охоте, - сказала телохранительница, отвязывая меня, - будешь вести себя хорошо, отпустим погавкать.

Она, походу, получает удовольствие от моего унижения. Разговаривать в наморднике было неудобно, но я спросил:

- Сильвия -- это твоя хозяйка?

Бац!

В нос прилетает пятка белобрысой. Почему моя реакция с ней не срабатывает, как с тем мускулистым? Эта тварь уже столько раз меня била, но я не разу не смог даже движения засечь, не то чтоб уклониться.

- Госпожа Сильвия. Обращаясь к лордам всегда сначала говори господин или госпожа.

- Мы своих господ в семнадцатом перестреляли, - огрызнулся я.

Бац!

Да что это такое? Как она так быстро двигается? Подумал я, соскрёбываясь со стенки после очередного удара.

- Не открывай рот пока к тебе не обратились, - продолжала мне объяснять правила местного этикета белобрысая, - вести беседу имеют право только дворяне и среднее сословие. Быдло и служивая нечисть только отвечают на вопросы, когда их спросят.

Быдло -- это, наверное, местные колхозники. А я по местной ботанике отношусь к служивой нечисти значит. Так я не один тут такой. Интересненнько.

Закончив урок просвещения, белобрысая повела меня наружу. Мы опять шли длинными коридорами. Я уже немного освоился, так что обращал внимания на всякие мелочи. Вообще дизайн внутреннего убранства той части замка что я видел мне нравился. Все строго, практично, нет ничего лишнего. Какая - то внутренняя красота в этих прямых линиях. Слава богу понятие "евроремонт" местным архитекторам не известно.

Наконец подошли к широкой лестнице, судя по всему спускающейся на первый этаж замка. С последней ступеньки было видно огромный зал, весь пронизанный лучами солнца, бьющими через высокие окна с цветными стёклами. Даже остановился, наблюдая такую красоту.

Белобрысой было некогда наслаждаться местными красотами, так что мне опять придали ускорение, на сей раз посредством пендаля.

Вышли через здоровенные деревянные двери из толстых досок на площадь, покрытую каменной плиткой. С трёх сторон её окружала высокая стена. Так, мы во внутреннем дворе замка, подумал я. И точно, пройдя через всю площадь, мы подошли к воротам.

Они впечатляли. Во-первых, такое ощущение, что они были каменные. Во-вторых, судя по открытой сейчас половинке, шириной с тело человека, прикинул я. Пройдя тёмный, недлинный тоннель после ворот, проделанный в замковой стене, мы вышли наружу.

Наконец я увидел этот прекрасный чужой мир. Мы стояли на невысоком пологом холме, прямо позади замка. Прямо перед нами была дорога, которая вела вниз, к деревушке. Можно было разглядеть красивые белые и голубые домики, утопающие в зелени. Вдалеке виднелись горы, отсвечивающие голубым. Ярко светило солнце. Вполне нормальное жёлтое солнышко. И совсем ненормально сияла местная зелёная луна. Любопытно как они её называют.

Мы пошли вниз.

- Почему конюшня не в замке? - спросил я.

- Госпожа Нилания не выносит запаха животных, - ответила задумавшаяся Кана. Кары за нарушение правил этикета от неё не последовало, видимо крепко задумалась.

Нилания - это видимо жена графа, только у неё хватит власти распоряжаться переустройством замка, размышляю я.

Мы прошли всю деревню. Нигде не было видно просто тусующегося народа как у нас. Похоже тут не жалуют тунеядцев. Либо работай, либо иди на х***.

В конце деревни возле длинного деревянного дома суетился народ. Одни через широкие ворота выводили лошадей, другие чистили их, что-то одевали.

- Волчок, ты здесь, - кинулась меня обнимать одетая в обтягивающий кожаный костюм девочка.

- Эээ, - только и смог проблеять я в ответ, ошарашенный таким приёмом.

Не сразу признал в ней мелкую дрянь. Волчок - эта моя кликуха что ли?

- Мы на охоту, - весело чирикала дрянь, улыбаясь и глядя мне в глаза, - поедешь с нами?

А у меня есть выбор? Подумал я, но вслух, естественно, ничего не сказал.

"Я сниму с тебя цепь с ошейником, но дальше двадцати шагов от хозяйки не удаляйся, будешь наказан", - раздался тихий голос белобрысой. Оказывается, она все это время была сзади вплотную ко мне. Страховала хозяйку. Значит, меня здесь все- таки бояться.

Наконец все расселись по лошадям и начали строиться по два. Впереди были двое в кожаных куртках и луками за спиной. На голове какие-то гомосецкие пилотки с пером. Егеря - всплыло малопонятное название в голове. После них располагалась пара мелкой с белобрысой. Замыкали колонну четверо суровых мужиков в кольчугах. Длинные, метра три копья они держали остриями верх.

А мне коняга, задался я вопросом? Как-я-то поеду?

А никак. Оказывается, мне по статусу ничего не полагалась.

- Волчок, ко мне, рядом! - раздался задорный голосок мелкой дряни.

Пи*ец. Помню в детстве читал книгу про Америку времён рабовладения. Не помню, о чём, просто запомнилась картинка. Толстый, белый мужик скачет на лошади, а тощий негритёнок со всех сил старается не отставать.

В этой прогулке роль негритёнка отвели мне. Люлей получать не хотелось, так что запихал гордость поглубже и припустился трусцой за кавалькадой.

Сразу за деревушкой было широкое поле покрытое густой травой. Лучники сняли луки, достали стрелы. Мне не было видно по кому они собираются стрелять.

- Волчок, ищи. Ату, ату! - мелкая никак не унималась.

Я застыл в растерянности. Что им от меня то надо?

- Ищи в земле норки, - объяснила белобрысая, - и как найдёшь засовывай туда руку.

Перспектива пихать непонятно куда руки меня на вдохновила.

- А если укусят? - поинтересовался я.

- Заживишь, - спокойно ответила белобрысая.

Логично, черт побери. Делать было нечего. Повернулся и пошёл прямо, пристально глядя под ноги. Стало даже интересно. Вообще было приятно шагать по траве. Живя в городе не часто выбирался на природу.

Опаньки!

Замечтавшись, чуть не провалился в какую-то яму, незаметную под особенно большим кустом вроде как полыни. Проверять "кто в домике живёт" сильно не хотелось. Вздохнув, медленно начал засовывать руку в нору, всё тщательно перед собой ощупывая.

Чпок, как пробка от бутылки пиваса, в метре от меня в облачке земляной пыли вылетел какой-то серый комок. Блииин, от неожиданности я резко отклонился и сел на жопу.

Вжик, надо мной пронеслась вытянутая тень. Я приподнялся. В метре от меня шевелил лапками в последней агонии кролик, пронзённый стрелой. Вот так охота. А чего он так испугался?

- Первый пошёл, - радостно захлопала в ладоши мелкая.

- Хоть какая-то польза от этого, - отозвалась белобрысая.

Я услышал и хорошее настроение сразу улетучилось. Вспомнил где я и в качестве кого.

Так мы обошли четыре норы, и каждый раз свист стрелы обрывал жизнь бедного зверька. Егеря стреляли отменно. Хрен тут убежишь. Как бы быстро я не бегал, стрела будет быстрее. А эти с копьями добьют.

На пятой лунке случился сюрприз. Я уже не боясь опустил руку, но вместо привычного "чпок" услышал шипение. Что-то больно цапнуло за ладонь. Заорал и выдернул раненую конечность. Чуть выше запястья была видна маленькая ранка, из которой сейчас выбегала тонкой струйкой кровь.

Вдруг рука начала быстро чернеть и опухать. Бл*ть это что за херня?

- Луговой кусач, - ответила подъехавшая белобрысая. Я, оказывается, задал свой вопрос вслух. - У человека после укуса конечность отмирает за тридцать вздохов.

Ааа, гребаная охота. Я баюкал все ещё увеличивающуюся руку. Не хочу быть инвалидом. Остальные всадники кольцом окружили меня и с интересом смотрели. Никто не торопился помогать. Вот ведь с*ки!

Неожиданно почувствовал, как внутри меня снова просыпается это тёмное нечто. Боль резко стихает. Я с замиранием сердца наблюдаю за своей рукой.

Вдруг вены взбухли и как будто пошли трещинами. Кожа стала напоминать кору старого дерева. Больно не было. Сквозь эти трещины выступила чёрная, свернувшаяся кровь.

- Яд выходит, - прокомментировала происходящее белобрысая.

Все раны на глазах затянулись. От них даже следа не осталась. Пару раз сжал, разжал пальцы. Помахал предплечьем. Всё нормально, ничего не болит.

Заметил неудовольствие на лице мелкой. Видимо хотела понаблюдать, как у меня рука отвалиться. Расстроил бедняжку.

- Леди, пора возвращаться в замок, - обратился к графской дочке один из стражников.

Та молча развернула коня и поскакала. Остальные поскакали за ней. Про меня как будто забыли. А может... сбежать? Вдруг намордник ожил, и по мере удаления от меня мелкой, начал медленно затягиваться. Я начал задыхаться. Вспомнил про предупреждение белобрысой о наказании. Пришлось со всех ног припуститься следом.

Всю дорогу после конюшни до замка пытался привести дыхание в норму. Блин, да что же со мной? Организм то проявляю чудеса выносливости, регенерации, то как последний задрот.

После охоты меня наконец попытались накормить. Открылась дверь каморки, и испуганная девчушка закинула мне в каморку кролика. Живого.

Бедный зверёк забился в угол и сильно дрожал. Они что предлагают съесть его живым?! Ну да, я же в их глазах животное. И должен живую пищу зубами рвать.

Я сел в противоположный угол и закрыл глаза. Никому ничего доказывать не буду. Просто знаю, что так не должно быть. Не важно, что про меня думают окружающие сейчас люди. До уровня животного не опущусь.

А вот нечто внутри меня так не думало. Я почувствовал его недовольство моим бездействием, когда рядом такая вкусная пища.

Ну вот, точно с ума схожу от голода и прочей херни, равнодушно подумал я. От размышлений отвлекла белобрысая. Заглянув в каморку, она удивлённо спросила:

- Ты что не жрёшь? Можешь есть, заслужил.

О какая забота, прям слезы на глаза наворачиваются. Мелькнула мысль.

- Я живого есть не буду.

- Сдохнешь от голода.

Игнорирую и молчу. Белобрысая приближается и садиться передо мной на корточки. Пытается заглянуть в глаза. Протягивает руку, заставляя меня непроизвольно отшатнуться.

- Ты чего Волчок, заболел?

Блииин, да я даже сочувствие в её голосе слышу.

- Не будешь есть, отведу тебя к Маркусу, - произносит она, глядя меня по голове.

У меня аж мурашки по коже. Как если бы в маршрутке попросили деньги за проезд передать. Ты такой весь в себе поворачиваешься, а там Ганнибал Лектор. Который из "Молчания Ягнят". Стоит, мелочь тебе протягивает. И улыбается гад, улыбкой этой своей маньячной.

- Ну пошли.

Вздохнув, белобрысая поднимается и отстегнув меня от столба ведёт из комнаты. Пройдя уже знакомы путём, подходим к кабинету местного живодёра. Завидев нас, колдун удивляется:

- Сегодня же не надо процедур.

- Да вот, есть отказывается.

Ага, и шёрстка не блестит и глазки грустные. Прям разговор заботливой хозяйки и доброго ветеринара. Ути-пути бл*ть.

- По какой причине?

- Говорит не будет есть живого кролика.

- Да ты что? Не думал, что у него будет так сильно выражена человеческая сущность.

Маркус удивлённо качает головой.

- Почему ты отказываешься есть пищу, - обращается местный коновал уже ко мне.

- Я человек, а не скотина и буду есть только нормально приготовленную пищу.

- Так ты считаешь себя человеком?

- ДА, уже со злобой отвечаю я, - и мне плевать кем вы меня считаете.

Колдун с белобрысой удивлённо переглядываются. Затем колдун щелкает пальцами и в паре метров от нас возникает матово переливающаяся стена в которой отражаются колдун, белобрысая и какой-то незнакомый, тощий тип. Который тупо таращиться в меня.

БЛ*ТЬ... это же я тот тип. Примерно такого же роста как я. На этом сходство заканчивается. Очень худой, ребра выпирают, живот аж втянут. Густые черные волосы, заострённые черты лица. И красные глаза. Как у альбиноса.

Перенеслось не тело, а только разум. Отстранённо подумал я. Ну, многое становиться понятно.

- Хозяин купил молодого оборота у какой-то крестьянки, - между тем продолжает колдун, - она по молодости загуляла с приезжим. Его потом усиленно пытались найти, но не смогли. Родила, а когда увидела в нём признаки оборота, сразу решила избавиться и продала хозяину здешних земель графу Редину. В молодом возрасте особи нечисти поддаются обучению. Но у нас возникли кое-какие сложности и пришлось призвать тебя в тело оборота, чтобы ты смог сопротивляться зову преисподни пока идёт обучение. Ты теперь собственность графа, и должен верно ему служить, чтобы отработать потраченные на тебя деньги.

Этот в зеркале сильно хмурится. Не по нутру ему то, что услышал. Пока не могу ассоциировать отражение в зеркале с собой.

- А если я не хочу?

- Никого не интересует что ты хочешь. Либо будешь делать что тебе скажут, либо сдохнешь.

Примерно такого ответа я и ждал. Залупаться пока силёнок маловато, так что стерплю, а вот побольше инфы узнать надо.

- А что такое нечисть? - спросил я.

- Нечисть, - это порождение мира демонов. Демоны очень хотят проникнуть в наш мир. Некоторым удаётся. Они вселяются в тела людей и подчиняют их своей воли. И начинают убивать. Чем больше, тем лучше. В страданиях и муках своих жертв они получают удовольствие. Но их существование в телах взрослых людей недолговечно, редко превышает пару дней. Душа надолго не задерживается в заражённом теле, а без неё тело мертво. Гораздо опаснее те, кто вселяется в тела новорождённых. День за днём, демон незаметно подчиняет душу несчастного, растворяя её в себе. И наступает момент, когда демон полностью овладевает жертвой. Такие живут долго и их очень трудно поймать.

Писец загрузили. Раз уж перенесли, не могли в нормальное тело перенести что ли? Уроды бл*ть. И все равно не верил я в эту чушь про демонов. Скорее всего у парня было какое-то генетическое расстройство. Детей со всякими отклонениями всегда считали порождением темных сил. Короче не повезло ему, а теперь и мне.

- Всё равно живую живность жрать не буду, - решил я оставаться на своём, - не буду и всё, лучше с голоду умру.

- Хорошо, - неожиданно легко согласился старикан. - Возьмёшь на кухне то, что осталось от ужина и дашь ему, - обратился он к белобрысой.

Та кивнула. Было видно, что ей неприятно выполнять приказы старикана, но она не вякала. Чем-то он внушал ей уважение. Я сделал себе зарубку в памяти. Не так прост этот старикашка. Не просто чокнутый учёный, который безумные опыты ставит.

Сижу в камере и жру впервые за время моего пребывания в этом мире. В принципе вкусно, что-то вроде гречневой каши с мясом. Постепенно свыкаюсь с мыслью что я в чужом теле. Генетически неправильном. Я, типа, мутант.

Точно - я мутант. Аж перестал есть от этой мысли. Всё сходиться. А повышенные регенерация и скорость - это мои суперспособности. Только непонятно как они включаются.

Всё интереснее и интереснее.


Четвёртый день.



Рано утром в башне колдуна происходил довольно занимательный разговор:

- Завтра с визитом вежливости приезжает барон Тархан. Ты знаешь, что мы с ним не в простых отношениях. В последнее время дозоры на границе доносят о подозрительной активности на землях барона. В его замок съезжаются наёмники. Люди барона закупаются амулетами и зельями. Солдаты меня не беспокоят, замок выдержит любую осаду, но вот его приручённые тёмные и чёртова магия, - граф в сильном раздражении бьёт по столу, - как продвигаются работы по оборотам?

- В подвалах замка девять десятков крепких крестьян, подходящих для обращения, - спокойно отвечает колдун, - если будет приказ, то в течении тридцати минут у тебя будет девяносто псевдо оборотов.

- Долго. А что насчёт управляемости? Они не накинуться на наших?

- С этим могут возникнуть некоторые проблемы, - немного пожевав губами произносит колдун.

- Я плачу тебе не за проблемы! - граф срывается на крик.

- Тогда может сам будешь этим заниматься! А!? - орёт в ответ колдун.

Граф и старикан смотрят друг на друга со злобой. Граф первый отводит глаза. Несколько минут оба молчат.

- Ладно работай, - граф встаёт и уходит.


Моё утро началось с кипиша. Пришли белобрысая и симпатичная девушка с кипой какой-то одежды. Меня вывели из каморки и начали переодевать. Сначала пришлось раздеться и в этом была проблема. Я почувствовал, что краснею. Однако особям женского рода было пофиг на мои стеснения. Разделся. Стою, прикрываясь руками. Блин, стыдно то как.

Девушка протянула мне что вроде кожаного жилета. Пощупал, жёсткая и толстая. Как броник, пришла мысль. Штаны были из того же материала. Крепились на поясе широким поясом. Зачем? К чему меня готовят? Праздник какой-то местный что ли? Подумал я.

Переодевшись, меня повели незнакомым путём на стену, окружавшую замок. Стена шириной метров пять и здесь уже стоит толпа народа. Граф с графиней впереди всех, а рядом мускулистый. Арк его зовут, вспомнил я. Одет в распахнутый на шее камзол, усыпанный бижутерией. Волосы приглажены и блестят. Держится уверенно, что-то рассказывает, смеётся.

Гомосек бл*ть. И кстати, чем то похож на мелкую и графа, неужели братик?

Стоим, чего-то ждём. Слабый ветерок шевелит волосы. "Со стены открывался прекрасный вид", мелькнула в голове фраза из давно прочитанной книги. Вид действительно чудесный. Зелёные поля, лесок вдали. И прямая широкая дорога.

Вдруг на ней что-то блеснуло. Появилось облако пыли из которого показалась колонна всадников с каретой посередине.

Все пошли вниз, на площадь перед главными воротами. Ждать пришлось ещё минут пять. Наконец широченные ворота дрогнули и начали раскрываться.

Первыми появились воины с копьями. Сразу после ворот, довольно слаженно разошлись веером вдоль стены и застыли. Показалась карета. Кучер тормознул лошадей и тут же к дверям бросились местные халдеи.

Из кареты появилось трое персонажей. Среднего роста мужик, одетый ещё более гламурнее чем мускулистый, баба в длинном платье и девочка. Главная черта, объединявшая всех троих - они были жирные. Прибывшие тут же начали обниматься и целоваться с нашими графскими.

"Нашими"!? Когда это они стали моими? Врастаю в местный быт? Смирился со своим положением? Нет - отвечаю сам себе. Внутренне собрался.

- Сердечно приветствую на землях графства Ред семью барона Тархана, - обратился к приехавшим граф, - будьте наши гостями.

- Как мы рады вас видеть, - громогласный голос баронши разноситься вокруг, перекрывая весь поднятый приездом шум.

- А что вы мне привезли? - пропихивается вперёд мелкая графская дрянь.

- Сильвия, деточка, как же ты исхудала, тебя не кормят здесь бедняжку? - причитает толстуха, тиская мелкую. - Нилания, дорогая, тебе следует лучше следить за своими нерадивыми слугами.

На лице графини плохо скрываемое раздражение.

- О, вы не правы баронесса Вивия, - мило улыбаясь отвечает графиня, - наши слуги хорошо выполняют свои обязанности. Одна из которых следить, чтобы их господа не разъедались до свинского вида.

Баронесса дёргается и начинает краснеть. Между двумя благородными дамами проскакивает искра. Обе улыбаются, но чувствуется напряжение.

Может махач устроят, а? Весело будет, прикидываю я.

Вдруг нечто зашевелилось внутри. Охватила необъяснимая тревога. Ещё раз оглянул гостей. Ничего вроде необычного. Почему-то обратил внимание на девушку в чёрной, плотно облегающей одежде.

Ошейник! На ней ошейник. Она, наверное, такая же как я. Догадка заставила разволноваться. Интересно было бы с ней поговорить.

- Это нарун, - шепчет мне на ухо неслышно подкравшаяся белобрысая.

- Она такая же как я? - так же шёпотом спрашиваю я.

- Да, она нечисть как ты. Только другого вида. В чём-то нарун превосходят вас, в чём-то вы их. Но она уже обученная. Интересно будет посмотреть на вашу схватку, - белобрысая с улыбкой смотрит на меня.

Да ну нахер, ни хрена не интересно. Мрачно думаю я. Только меня же никто не спросит.

Толпа во главе благородных между тем плавно перетекает в главный зал замке, уже уставленный столами с едой. Во время обеда девушка нарун все время стоит возле барона. Все жрут. Манеры гостей не отличаются от местных. Понятно, это у них повсеместно.

Наконец барон откидывается и сыто рыгнув вопрошает:

- А где же твой оборот, уважаемый Редин? Говорят, ты кучу денег отвалил за эту особь. Ну так покажи его в деле против моей Брин.

- Ваша нарун прошла достаточно длительное обучение, что только предстоит моему обороту. Говорить о равной схватке преждевременно.

- Да ладно, что ты? Это же не бой насмерть. Так, до первой крови.

- В таком случае прошу на бойцовскую площадку, - граф встаёт и делает приглашающий жест рукой.

Хотел махача, вот и получи. Проносится в голове мысль, подстёгнутая адреналинам.

Перед боем с меня сняли все ошейник и намордник. С девушки нарун тоже. Оказывается, на руках у неё были перчатки. Пальцы у неё длинные и заканчиваются ещё более длинными ногтями. Она мутант как я, только не понятно какие у неё способности.

Опять внутри просыпается это. Чувствую его напряжение. Оно опасается противника. Попробую как можно дольше уклоняться, надеюсь моя сверхскорость включиться.

Мы срываемся с места одновременно. Только девчонка бежит ко мне, а я в прямо противоположную сторону. Мне эта драка на хрен не нужна.

Со стороны зрителей доноситься громкий смех барона и слышится недовольный голос графа. Ну, ну. Не нравиться, сам сюда иди с этой чокнутой драться.

Чёрт, нарун меня догоняет, она движется почти так же быстро как я. Приходиться разворачиваться, чтобы встретить врага в лицо. Ни на мгновение не замедлившись, нарун замахивается.

С трудом ухожу от размашистого удара рукой. На куртке появляются длинные рванных борозды. Блииин, да она в натуре обученная. Её навыки рукопашного боя далеко превосходят мои дилетантские.

Отпрыгиваю назад. Бл*ть, что делать? Мутант не даёт мне времени на размышление. Идёт в атаку, удары быстрые точные. Метит только в корпус, броник уже весь изорванный.

Я ускоряюсь ещё сильнее. Нарун видимо достигла своего предела. Теперь успеваю уклониться от её ударов. Вдруг нарун окутывается синим облаком и исчезает.

Останавливаюсь и судорожно оглядываясь пытаюсь её обнаружить.

Хлопок и она появляется прямо передо мной. Бьёт правой, я не успеваю уклониться и чувствую, как её когти рвут мою плоть и с мерзким хрустом ломают ребра. Падаю на спину. Как же больно! Рану как будто жгут огнём. Нечто бьётся внутри меня, но я чувствую, что оно не может меня залечить.

Нечисть подходит ко мне. Ставит ногу на живот и рукой поднимает мою голову за волосы. Взгляд опускается на вскрытую грудную клетку, и я вижу, как бьётся моё собственное сердце.

Не хочу умирать. Судорожно делаю попытки уползти от безжалостного убийцы, закрыться от беспощадных, заляпанных моей кровью, когтей.

"Лежи, дурак. Тебя не собираются убивать", - слышу злобный голос внутри себя.

Девка заносит руку для последнего удара, но не бьёт. Смотрит на хозяина и ждёт.

- Ты видел, как легко мой боец сделал твоего дохляка? - слышно громкий, радостный голос барона, - хотя двигается он быстро, я даже не успевал за ним следить.

- Вы обучили прекрасного бойца, барон, - голос графа холоден, - поздравляю вас, а теперь вы не могли бы приказать вашей нарун отойти от поверженного.

- А что так? По законам ринга, живым выходит только один боец.

- Это не ринг, уважаемый барон, и я просто не хочу терять "кучу денег" как вы выразились.

- Ха, ха ну ладно. Брин, ко мне.

- Нет, пусть останется!

На песок арены спрыгивает графский сынок Арк. Он уже обнажён по пояс и походя разминает кисти рук.

- Твой сын безгранично отважен, - с уважением говорит барон, - выйти в одиночку на обученную нечисть достойно самой высокой похвалы.

- И хорошей порки, - тихо сквозь зубы произносит граф.

Кровь залило все тело, я уже плохо соображаю. Почувствовал только как голова мягко ударилась об песок, когда нарун отпустила мою голову.

Сквозь полуприкрытые веки вижу, как устремляются к друг другу оба бойца. Арк двигается нереально быстро для человека. Походу уже принял свою таблетку. В его руках меч так и мелькает. Теперь уже нарун приходиться уворачиваться.

Некоторое время они дерутся почти на равных. Но выучка и скорость у Арка всё же выше. Потихоньку он начинает теснить Брин.

Неожиданно она использует тот же приём, которым сразила меня. Хлопок, и девушка исчезает. Однако это не вводит Арка в замешательство. Боец разворачивается и отпрыгивает назад, а в том месте где он только что был возникает оранжевое облачко, скрывающее его.

Брин, намеревавшаяся оказаться за его спиной, появляется и тут же атакует. Оранжевое облако. Её рука беспрепятственно проходит сквозь него, и нарун не ожидавшая такого, по инерции заваливается немного вперёд.

Арк тут же пользуется моментом. Стремительное движение рукой и его меч пронзает девушку насквозь. Зрители взрываются радостными воплями.

А я отрубаюсь окончательно.

Прихожу в себя только в комнате колдуна. Лежу на высоком постаменте. Грудь перемотана. Сильно болит. Не могу пошевелиться. Колдун стоит спиной и колдует над чем-то.

Услышав, как я заворочался он поворачивается и говорит:

- Очнулся? А мы думали сдохнешь. Нарун сильно тебя разодрала.

- Почему мои раны не залечились? - с трудом произношу я. Уже понравилось собственная неуязвимость и было очень неприятно в ней разувериться.

- Потому тебя ранила нежить, - отвечает старик спокойным голосом. Такие как вы, могут быстро залечить раны, нанесённые людьми или обычным оружием. Однако серебро, магия и другая нежить ранят вас по-настоящему и могут даже убить.

Серебра бояться вампиры и оборотни там, в моем мире. Пронеслось у меня в голове.

НЕУЖЕЛИ...? Я правда... оборотень? Сразу вспомнил те удары током, когда касался цепи.

- А моя цепь что, из серебра?

- Конечно. И цепь, и ошейник. А намордник магический. Блокирует твои способности и привязывает к хозяину.

Я похолодел. Нет, реально мне стало писец как холодно. Тело стала сотрясать дрожь. Сколько ж можно то? Это уже не в какие ворота не лезет. Мой технарский мозг восставал против самой идеи о паранормальном мире.

В это время в комнате началась какая-то движуха. Двое здоровенных стражников, пыхтя и ругаясь, затащили через дверь парня в одних штанах. Тот испуганно озирался и пытался безуспешно упираться.

- Куда его? - обратился один из стражников к колдуну.

- Привяжите туда, - Маркус ткнул пальцем на стену, где примерно на уровне метров двух были приделаны ремни.

- Парня привязали. За все это время он не издал ни звука.

Появилось нехорошее предчувствие.

Старикан подошёл ко мне и ножом чиркнул по руке. Шшш, больно. Я зашипел сквозь зубы. А старый подставил склянку, собирая кровь с моей руки.

- Люди с самого начала появления нечисти пытались получить некоторые её способности. Но искусственно осквернённая демоном человеческая плоть не выживала. Только такие как ты, родившиеся с темнотой, живут достаточно долго.

- Сколько? - спросил я.

- Теоретически, такие как ты могут жить дольше даже благородных. Но практически... В пять, шесть лет демон начинает подавлять душу в теле несчастного и проявлять себя. Обычно на этом этапе его ловят местные законники и предают казни. Если ему удаётся бежать, то участь все равно печальна. Демон полностью овладевший телом, начинает безудержно творить зло, согласно своей демонской сущности. Тогда за дело берётся святая инквизиция и нечисть заканчивает свою жизнь на костре. Такова её удел. Всегда.

- Я слышал голос внутри себя, это был демон? - задал я вопрос.

- Уже? Процесс идёт слишком быстро, - старик пробормотал себе под нос, - надо успеть закончить препарат пока... - прервав себя на полуслове, метнул на меня внимательный взгляд.

Опаньки, "пока" что? Пока эта непонятная херня внутри меня не захватит мой мозг? И что потом? Вряд ли отправят на пенсию. Прирежут просто. Интересно, сколько у меня времени?

Между тем Маркус закончил свои приготовления и направился к парню, висящему на стене. Остановился прямо перед ним и стал что выискивать на его теле. Удовлетворённо хмыкнув, нарисовал точку на животе жертвы. Затем взял со стола нож и спокойно воткнул в парня, целясь в эту точку.

Рот привязанного открылся в болезненном крике, но ни звука не последовало. Во рту бедняги не было языка.

- Эй, ты что делаешь? Он же человек, - я попытался вступится за парня, зная, что это бесполезно.

- Это просто быдло, такими можно жертвовать, - снизошёл старый урод до ответа.

Я понял, что с ним говорить бесполезно и молча стал наблюдать дальше. Парню не повезло, но я мог оказаться на его месте уже завтра.

Урод намотал кусочек тряпки на длинную тонкую палочку и обмакнул её в склянку на столе. Затем вытащил нож и засунул вместо него эту палочку.

Несколько минут ничего не происходило. Парень только усиленно дышит, весь покрылся потом. Затем резко выгибается дугой. Лицо перекошено. Начинает биться в судорогах. Вдруг по его телу проходит как будто волна. Оно начинает изменяться. У меня волосы встают дыбом. Прям как в фильмах ужасов, череп удлиняется и из челюсти вылезают клыки. Грудная клетка увеличивается, как будто что-то давит изнутри. Руки уже ниже колен и с огромными когтями.

ЭТО уже не человек. Наконец трансформация заканчивается и существо издаёт низкий вой. Как? Я же видел, что у него не было языка. Старый урод стоит возле и делает руками какие-то пассы. Привязанный дёргается изо всех сил, ремни трещат. Мне реально страшно.

"Не представляет опасности" - вновь слышу голос внутри себя.

- Кто ты? - задаю вопрос про себя и внутренне напрягаюсь в ожидании ответа. В моем мире разговор с самим собой это первый признак шизофрении. Может я просто уже свихнулся?

Если хочешь узнать сошёл ты с ума или нет, спроси самого себя об этом. Если твёрдо ответишь нет, значит псих. Психи на сто процентов уверенны что они не психи.

Если засомневаешься - значит нормально. Некоторая доля самокритичности признак нормальности. В ответ тишина. Нечто не хочет разговаривать.

"Слишком быстрая скорость обращения, не поддаётся контролю, - слышу бормотание старого урода, - образец зелья неудачен".

Недовольно морщась берет нож и вонзает существу прямо в сердце. То, что было человеком в последний раз вздрагивает и безжизненно обвисает на ремнях.

Грёбаный нацист, про себя думаю я. Тут нормальные люди вообще есть?

Опять появляются двое стражников. Меня поднимают с ложа и тащат прочь. Дотащив до каморки, просто бросают наземь. Боль потихоньку стихает, и я засыпаю.


Женская половина графского замка. Жена графа Нилания расчёсывает волосы своей дочери. Они мило беседуют:

- Мамочка, ну почему Арка все любят, все им восхищаются. А ко мне относятся как к ребёнку.

- Потому что ты и есть ещё ребёнок, - улыбаясь говорит супруга графа.

- Ну мама, ты был всего на два года старше, когда тебя замуж за отца выдали. И я уже не ребёнок. Хочу, чтобы ко мне так же относились как к брату.

- Но ты девушка, дорогая. Тебе не суждено завоёвывать славу в поединках и сражениях. Мы женщины обретаем силу и влияние другими путями.

- Какими? - заинтересованно спрашивает Сильвия.

- Мы, женщины, не бьёмся в поединках с врагами. Мы делаем так, чтобы другие бились за нас.

- Ну кто же за меня драться будет? - грустно вздыхает дочь, - у меня только один воин есть - Кана, да и то она четыре из пяти поединков Арку проигрывает.

- Вот в этом и состоит тайное искусство женщины. Мы можем привлечь на свою сторону сторонников даже если они сами того не желают. Могут даже не догадываться что служат Нашим целям. Мужчины называют это женским коварством. Они думают, что они умнее нас. И мы не будем их в этом разубеждать, - мать ласково щёлкнула дочь по задорно вздёрнутому носику.

- Понятно мамочка, спасибо. Я подумаю над твоими словами.


Пятый день.



Проснулся рано. Всю ночь мучали кошмары. Раны на груди побаливают, но в принципе чувствую себя нормально. Все-таки обороты живучие твари, оказывается. В моем мире от такого повреждения я бы сразу коньки отбросил.

Лежу на полу в своей клетке и думаю. Как-то легко свыкся, что я в чужом мире, в чужом теле, причём не совсем человеческом. Гораздо труднее оказалось терпеть своё рабское положение. Впечатления от нового мира, моего преображения потускнели, и на первый план вышло моё незавидное положение. Только теперь понял, что значит быть свободным.

Короче настроение было дерьмовым. Долго мне размышлять не дали, вошла белобрысая.

- Вставай, сегодня у нас охота.

- Опять на кроликов? - спросил без энтузиазма.

- Нет, дичь поинтереснее. Тебе понравиться, - произнесла она с противной ухмылкой.

Опять какую-то мерзопакость готовят су*и. Ладно, надоело в клетке. Да и окрестности стоит поизучать, пригодиться.

На сей раз в конюшне было гораздо больше народа. Уже знакомые егеря, лучники. До хрена копейщиков. Как-будто на войну собираются, мелькнула мысль. Стало неуютно. Присутствовало всё графское семейство и приглашённое баронское. И нарун. Не сдохла скотина, а жаль.

Выехали колонной по два. Мне лошади опять не досталось. Пришлось бежать рядом. Мимо верхом прогарцевала нарун. Ей, бл*ть, оказывается можно. В очередной раз показали за кого тут держат.

На сей раз ехали довольно долго. За два часа пути отъехали на километров десять от замка. Полей становилось всё меньше, всюду куда смотрел густой лес. Дорога была под уклон. Деревья совсем близко подступили к обочине. Длинные, развесистые ветки заслоняли небо. Стало сумрачно. Наконец перебравшись вброд через небольшой ручеёк, с каменистым руслом, стали подниматься вверх.

Фу, наконец вершина. На сколько хватает взгляда простираются зелёные заросли. Опа, это что, дым? Точно, видно несколько уже жидковатых дымков, тянущихся вверх.

Чё за чингачгуки сигнал подают? Направились в сторону этих дымов. При приближении ветер донёс запах... гари?

Точно! Отчётливо запахло палёными тряпками. Это не костёр, это пожар блин.

Поехали дальше. Сквозь деревья стали видны какие-то почерневшие деревянные развалины. Впереди всадники скучковались на дороге, что-то разглядывая на дороге. Осторожно подошёл.

Труп. Труп человека. Первый раз в жизни вижу мёртвого. Мужик в кожаных доспехах с железными наклёпками лежит навзничь, раскинув руки. В груди отверстие, все в крови. Чем убили не видно.

- Ополченец Троян, - произносит усатый воин рядом, - вчера со своим десятком поехали забирать невесту для первой брачной ночи у нашего графа. А женишок строптивый оказался. Не понравилось ему видите ли, что наш господин местную быдлянскую породу улучшает. Кароч, слово за слово, десятник за меч, эти за вилы. Толпой набросились и весь десяток положили. Ополченцы - что с них взять. А деревенские дурни, когда немного протрезвели, в бега кинулись.

Так вот что за охота, осенило меня. В это время граф оглянулся, увидел меня и сделал повелительный знак рукой подзывая. Я похолодел. Что им от меня надо? Весь как будто окостенел и на негнущихся ногах подошёл.

- Бери след, - граф бросил передо мной какую-то тряпку.

Все уставились на меня. Они хотят, чтобы я вывел их к тем сбежавшим людям. Что потом будет, догадаться несложно. Не хочу участвовать в убийстве людей, даже косвенно. Я проглотил комок, во внезапно ставшим сухим, горле.

- Нет, - тихо ответил я.

- У тебя нечисть не только не обученная, но ещё и непослушная, - с усмешкой произнёс барон Тархан.

- Маркус, - обратился граф к магу, не меняясь в лице.

Ошейник резко затянулся, перекрыв кислород. Я упал навзничь и задёргался. Четверо стражников придавили мои ноги и руки к земле. Колдун с кряхтением слез с лошади, подошёл и снял с меня намордник. Затем, покопавшись в поясной сумке, достал и сунул мне под нос какую-то склянку.

Внутри головы как будто раздался взрыв. Сознание померкло. Зато все чувства обострились. Нечто внутри меня пробудилось.

Вдруг мои глаза сами открылись. Я сел. Бл*ть, это что такое? Не могу управлять своим телом. Это демон, с ужасом дошло до меня.

Я мог только чувствовать ненависть, злобу и жажду крови, исходившую от этой твари. Один лишь страх не давал ей кинуться на людей, стоящих рядом. Тёмная сущность заполняла меня, все сильнее подавляя мою волю. Ещё немного и меня может не стать.

- Ищи, - произнёс граф.

Демон, заслышав команду, понюхал брошенную тряпку и устремился по дороге, взяв след. После деревни на развилке уверенно повернул направо. Теперь он отчётливо ощущал запах беглецов. Быстро бежит не останавливаясь. Позади на некотором расстоянии скачут титулованные.

Вдруг демон резко тормозит. Впереди опасность. И точно, в воинов, едущих рядом устремляются две стрелы. Но те наготове. Почти синхронно поднимают щиты и стрелы лишь бессильно в них вязнут.

Раздаётся глухой, протяжный звук. Как горн, только стремный. Слышен лязг выхватываемых мечей. Мимо проносятся всадники, нагнув копья почти к самой земле.

Немного дальше дорога резко поворачивает, и сейчас оттуда доносятся звуки разгоревшейся схватки. Демону хочется туда. Быстро преодолев последние метры добирается до места побоища.

Сразу за поворотом дорога проходит через большую поляну, сейчас усеянную мёртвыми телами. В куче стоят несколько телег, одна перевёрнута. Рядом валяются мёртвые лошади.

Немного в стороне на коленях, опустив головы, стоят девять человек. Мужчины разного возраста, три женщины и девочка подросток лет двенадцать. Их окружают стражники с обнажёнными мечами.

Подъезжает титулованная кодла. Все спокойно спешиваются.

Граф вытаскивает кинжал.

- Эти люди покусились на святое право своего хозяина, нарушили законы, установленные церковью и богом, и сейчас будут преданы заслуженному наказанию, - говоря это граф подошёл к первому пленнику и перерезал ему горло. Затем второму, третьему. Никто не сопротивлялся.

Женщин трогать не стал.

- Сильвия, подойди, - повернувшись он позвал своего младшего отпрыска. Мелкая слезла с лошади и подбежала к папаше.

- Теперь твоя очередь вершить правосудие, - сказал он и передал ей кинжал.

Та с серьёзным лицом подошла к несчастной. Одной рукой взяла за волосы и приподняла голову. Долго примеривалась, высунув кончик языка от усердия. Наконец, размахнувшись, ударила по шее. Брызнула кровь, и жертва завалилась назад. С оставшимися двумя закончила уже быстрее.

Остался только ребёнок. Неужели и его...? Мелкая не колебалась. В последний момент девочка подняла голову и взглянула... на меня.

"Давай, давай режь"- слышу радостный голос внутри себя.

Я не хочу на это смотреть. Но ничего не могу поделать.

- Не надо. Хватит! Уйди! - судорожно бьётся мой голос в ставшем чужим теле. Страх и отчаяние собрали остатки воли, придав немного сил, и тёмное начало немного уступать.

Вдруг чернота. Открываю глаза. Лежу на краю пропасти. Вокруг насколько хватает глаз, простирается серая пустыня. И чёрное солнце сверху. Я не знаю, как так может быть, но точно знаю, что оно чёрное.

Где я? Задаю самому себе вопрос.

- Ты в моем мире, - отвечает непонятно откуда взявшаяся девушка. Смуглая, с короткими черными волосами.

- Ты тот демон в моем теле? - догадка осеняет меня.

- Нет, это ты ничтожество в МОЁМ теле. Откуда ты вообще взялся?

- Я нн...е знаю, - голос предательски дрожит, - я не хотел, меня сюда призвали против моей воли.

А почему я оправдываюсь? Немного пришёл в себя. Передо мной вообще то убийца.

- Зачем ты так поступила с теми людьми? Ты привела к ним смерть.

- Не смей мне претензии предъявлять, тварь, - рука смуглой больно держит меня за волосы, - это мой мир и мои правила.

Как она так быстро мне за спину переместилась? И мысли мои читать умеет. А почему я тогда не могу?

- Потому что ты тряпка и слизняк. А теперь пошёл вон.

Толчком возвращается ощущение реального мира.

Та-ак.... Вишу, привязанный за руки к железному крюку в потолке. Поводок, ошейник и намордник на месте. Комната без окон. Стены сырые, похоже на подвал.

Заходят двое. Первый - здоровый мужик, одетый в железный панцирь, потемневший от времени. На поясе меч, в потёртых ножнах. Через правую щеку, наискось, идёт шрам. Видно, что Шрам. Это же тот что говорил с Арком на арене. Имени не знаю. Значит будет просто Шрам. Второй - тощий недомерок. Держит в руке плеть.

Шрам прислоняется плечом к стенке и спокойно наблюдает. Тощий разматывает плеть. Ну вот, по ходу пришло время платить за непослушание. В животе холодная тяжесть. Чувствую, что сейчас будет паршиво как никогда в этом мире.

Широкий размах плети и удар. Огненная вспышка в глазах, тело дёргается так, что хрустят кости. Пронзительный крик до хрипоты.

Ещё, удар. Затем ещё...

Не знаю сколько это продолжается. Я уже вишу безжизненной тряпкой. Мозг растворился в океане боли и только на краешке сознания вспышки, когда плеть очередной раз терзает тело.

Наконец меня отвязывают и тащат куда-то. Очухиваюсь в своей каморке. Рядом лежит тарелка с похлёбкой. Но сил на то чтобы пожрать нету. Тело не болит. Следов от пыток не осталось. Только дрожь сотрясает тело от пережитого. Пытаюсь справиться со страхом и загнать воспоминания поглубже, чтобы никогда не вспоминать.

Но у этих свои планы насчёт меня. Вошли Шрам и двое в кольчуге. Опять пытки? Я зажался в угол.

- Не надо, отвалите от меня.

- Ты должен усвоить урок, - в голосе бывалого безразличие и нотка презрения.

На сей раз привели на арену. Там стояла толпа человек двадцать молодых парней. Все с копьями, а с амуниции только кожаные панцири. Меня отвели к стенке и присоединили свободный конец цепи к крюку в стенке. Длина цепи не позволяла удаляться от стены дальше метра. Даже присесть толком не получалось.

- Сегодня будут закрепление навыков копьевого боя. Две недели отрабатывали на манекене, сейчас будет то же самое на движущейся мишени. Показываю, как надо бить.

Шрам берет копье из стойки с оружием и плавным шагом приближается ко мне. Понятно, это я движущаяся мишень. Зашибись просто.

Руки сами поднялись к подбородку, колени немного согнул. Встал в подобие бойцовской стойки. На дистанции метра два от меня, Шрам делает резки выпад.

Бум, моя голова резко откидывается назад. Бл*ть, больно то как! Сверхскорость не включилась.

- Вас готовят как панцирную пехоту. Вы не будете воевать с восставшими крестьянами и паршивыми разбойниками. Ваш основной противник это такая же как вы обученная пехота и даже более опасные полки наёмников. Они как правило хорошо вооружены и защищены. У пехотинца в строю прикрытого щитом, открыто только лицо. Именно туда вы и будете учиться попадать.

Толпа выстроилась в очередь, и новобранцы стали по одному подходить и тыкать в меня копьями, метя естественно, в лицо.

В основном промахивались. Да и я уклонялся как мог. В душе росла ненависть. Да сколько можно уже! В очередной раз получив по морде, я сорвался и кинулся на слишком близко подошедшего копьеносца. Но Шрам был на чеку. Подсечка под ноги, и я повис на цепи, хрипя от стянувшегося ошейника.

- Будьте внимательны. В бою у противника тоже есть оружие. И зазевавшемуся прилетит ответка.

Стал приходить в себя только в каморке. Ран после "тренировки" не осталось, но в душе страшное опустошение. Равнодушие заполнило меня до краёв. Я морально измотан. Сил чтобы сопротивляться апатии больше нет.

Раздаётся скрип двери и входит мелкая.

- Бедный волчок, - говорит мягким, заботливым голосом. - Натерпелся бедняжка.

И гладит меня по голове. В душе, еле чувствуемом огоньком, разгорается тепло.

Следующие дни сливаются в одну кошмарную полосу. Меня будят и отводят в камеру для пыток. Там меня уже ждёт каждый раз новый, но одинаково жестокий палач. Пытают до обеда. В основном бьют. Палкой, железным прутом. Два раза прижигали огнём.

Потом обед. После, тренировки с замковыми бойцами. Ну как тренировки - они бьют, а я пытаюсь уворачиваться. На каждой тренировке тот чувак со шрамом. Просто стоит в сторонке и наблюдает.

Достаётся мне сильно. Вечером меня просто волоком тащат в мою каморку. От постоянных побоев у меня трясутся руки и голова. Как будто после запоя. Чувствую, что тупею. Реально, в голове только одна мысль - быстрее бы вечер. И ещё страх. Страх завладел всем моим сознанием. Сил чтобы сопротивляться больше не осталось. Я на грани.

Во всей этой непрекращающейся чёрной полосе светлым пятном выделяется только появление в моей каморке Сильвии. Вот он, долгожданный скрип открываемой двери. Подходит, садиться рядом. От неё приятно пахнет. В глазах сочувствие.

- Я тебе вкусненького принесла. Как ты любишь.

Кормит меня с руки. Где внутри меня, прежний я морщиться. Приучают к руке. Хозяйской руке.

- Пойми, мы тебе добра желаем. Так устроен мир. Хозяева должны править, слуги подчиняться. Ты должен быть хорошим слугой и слушаться хозяев.

ХОЗЯЕВ...

Я продолжаю есть. Давлюсь, жадно глотая куски торта. Как хорошо, что здесь есть кто-то, кто обо мне заботиться. В голову закрадывается мысль, что может я был не прав? В этом мире так всё устроено. Надо подстраиваться под систему, а не пытаться её переделать.

Мой мозг усиленно ищет пути обхода остатков гордости. В прежнем мире же люди приняли понятие "господин, хозяин". Морщились, ругали новую власть, но приняли. То, что было под запретом, почти что ругательством, что предки выкорчевали с таким трудом, такой кровью.

И сейчас с языка вполне спокойно слетало: "господин Петров, ваша машина подана", или "хозяин заколебал, уже четвёртый месяц зарплату задерживает".

И я в принципе был наёмным работником у хозяина моей фирмы. Да, этот термин, пожалуй, подходит. Я наёмный работник у графа Редина. Работаю за пищу и крышу над головой.

Чувствую раздвоенность в душе. Тот, прежний я орёт, пытается достучаться до меня. Но я больше не могу. Не могу терпеть боль. Пусть он замолчит.

Уходи!

В голове мимолётом возникает лицо незнакомой черноволосой девочки. Она улыбается, смотря на меня. Почему-то мне это неприятно.


Шестой день.



Утром Шрам повёл не в пыточную, как обычно, а к колдуну. Неужели издевательства закончились? Надежда вспыхнула с новой силой. Старикан как всегда что-то химичил. Завидев меня, достал с полки маленький пакетик и подошёл.

- Так, что тут у нас? Какой- то ты стал равнодушный. Жизни не радуешься. Так не пойдёт. До меня дошла информация что прогресс в твоём обучении замедлился. Надо его подстегнуть. Съешь, - и протягивает мне пакетик.

- А меня не будут больше бить?

- Нет, конечно, - улыбается старый хрен.

Ладно, лишь бы били. Тщательно жую буренкин корм. На вкус солома, соломой. Прислушался к себе - вроде всё как обычно.

Идём обратно. Прошли поворот к моей каморке, затем к выходу из замка. Подошли к лестнице, ведущей в пыточную. Я задёргался. Опять!

- Вы же обещали. Я больше не хочу, не надо.

Пытаюсь упираться, руками за что-нибудь зацепиться. Получаю подсечку, и в камеру меня затаскивают. Опять этот долбанный крюк. Палач смотрит на меня и улыбается. Шрам как обычно подпёр стенку.

Бл*ть, верёвка сильнее чем обычно впивается в руки. Как -будто кожу сдирает. Сжался в ожидании удара.

Ааа!

Очухиваюсь в непонятном демонском мире. Снова лежу на краю пропасти. Рядом сидит черноволосая и смотрит на меня.

- Почему я здесь? - спрашиваю у неё.

- Там, во внешнем мире ты сдался. Сейчас "твоё" тело висит там. А ты, испугавшись, сбежал сюда. В мой мир. Ну что, ты признаешь мою власть? Ты же просто тряпка. Ты не достоин обладать этим телом. Если назовёшь меня своим господином, тебе не придётся возвращаться туда. К боли. Останешься здесь. Я даже иногда буду позволять тебе выходить наружу.

Я молчал. Устал бороться. Не хочу больше битья и унижений.

Но что-то всё равно удерживало от последнего шага. Просто смотрю вдаль. Там равнина постепенно переходит в горы, отсвечивающие голубым. Вот бы побывать там.

Вдруг рассеянное внимание отвлекается на тень, слабо колышущуюся позади демона. Вглядываюсь. Мужик в военной форме. Старого военного образца, времён Великой Отечественной. Стоит, опираясь на автомат с круглым диском. ППШ вроде называется. И смотрит на меня. Просто смотрит. Кого-то он мне напоминает. Блин, да это же дед. Капитан, командир батальона. Умер до моего рождения. Я его только на послевоенных фото видел. Там он гораздо старше. Поэтому сразу не узнал. Почему мне так неуютно под его взглядом? Даже стыдно?

- Дед прости меня, - слезы кататься из глаз, - я не могу больше. Не могу.

Да не смотри ты на меня!

Вспомнил один из рассказов мамы. Дед не любил вспоминать войну. "Война -- это грязь и кровь" - всегда говорил, когда дети просили рассказать. Но когда выпивал иногда вырывалось.

- На Ленинградском фронте это было. Приказ был взять высоту. Ну лежим, ждём, когда артподготовка закончиться. Стволы смолкли. Всё, пора. Поднимаю батальон в атаку. Бежать трудно, снега выше колена, валенки проваливаются. Но бежим. Вдруг удар и я лежу. Пуля лёгкое прибила. Лежу на боку и вижу, как белый полушубок красным становиться. Встать не могу. И бойцы залегли. Смотрят на меня, никто встать не решается. А я понимаю, если не встану, все мои здесь и полягут. Нельзя так. Надо вставать. И после мыслей этих легко как-то стало. На живот перевалился, сначала на колени встал. Потом поднялся и побежал.

Мама говорит, что дед только пять метров пробежал. Пока сознание не потерял. Но этого хватило, чтобы бойцы тоже встали и побежали. Атака не захлебнулась.

- Нет такого слова "не могу", есть слово "надо", - говорил дед моей маме, когда она капризничала.

И мне тоже легко как-то стало.

Надо! Надо встать. Я тебя больше не подведу деда. Переворачиваюсь на живот, подтягиваю колени и встаю. Меня сильно качает. Смотрю прямо в глаза чёрной.

- Ооо, характер в конце показать решил, - усмехаясь говорит она.

Стою из последних сил. Жгучее желание врезать по этой лыбящейся роже. Но сил даже на шаг не хватит. Мы оба в одном теле. Почему же тогда она так сильна, а я так слаб? Какая тут связь?

Но тут до меня доходит. Это не мысль, скорее что-то интуитивное. Неужели...

Я опускаюсь на колено и беру в руку острый камень.

- Камешками решил покидаться? А силёнок то хватит? - продолжает она издеваться.

Ничего не отвечаю. Вместо этого примерившись, резко провожу острой кромкой камня по руке. Кожа расходиться неровными краями и показывается кровь.

- ААА, ты что делаешь, мразь? - слышу визгливый голос.

Не останавливаясь, продолжаю резать свою плоть. Уже все руки изрезаны, начинаю полосовать грудь. Кровь уже льётся маленькими ручейками, походу перерезал пару артерий.

Черноволосая визжит и катается по земле. А я даже боли не чувствую. После того что творилось в реале чувства как-то притупились. Даже прилив сил ощущаю. Потихоньку подхожу к ней.

- Нет у нас господ. Нет и не будет.

Демонесса тяжело дышит и молчит, закрыв глаза. Отворачиваюсь чтобы осмотреть окрестности поподробнее. Как отсюда выбраться?

Чувствительный пинок и я лечу в пропасть. Только в последний момент успеваю схватиться за край и сейчас вешу на руках над бесконечным провалом. Чёрная подходит и наступает мне ногой на пальцы.

- Я здесь хозяин, а ты сейчас сдохнешь, - слышится её довольный голос.

Во мне поднимается какая-то холодная ярость. Раз я сдохну, то и ты со мной.

Второй, свободной рукой, резко хватаюсь за ногу чёрной и используя свои ноги как рычаг тащу её вниз. Тело выгибается дугой, чёрная падает, упирается изо всех сил, когти на руках бороздят сухую землю. Последний рывок и всё. Мы в обнимку летим вниз. Совершенно не чувствуется сопротивления воздуха.

- Мы сейчас умрём, - слышу полный страха и отчаяния голос.

А я улыбаюсь. Впервые в этом мире вышло так как я хочу. Даже ценой жизни.

Вдруг чёрная меняется, её ноги удлиняются, а из спины вырастают крылья. Она пробует ими махать, но я мёртвой хваткой вцепился в неё. Падение замедлилось, но мы, кувыркаясь, все так же летим вниз.

- Ты понимаешь или нет? Мы погибнем. Я не хочу обратно в темноту, - пытается уговорить меня демон.

- Мне все равно, главное, что ты сдохнешь, - равнодушно я отвечаю.

Следует ещё пара отчаянных рывков. Затем чёрная затихает. Слышу, как она говорит сквозь зубы:

- Я признаю твою власть. Позволь мне вытащить нас наверх отсюда.

Что ж, с другой стороны, в этом мире у меня ещё остались незаконченные дела. Молча разжимаю руки и по одной спускаю ей на пояс. Освобождённые крылья расправляются и падение превращается в планирование. Заложив крутой вираж, демон усиленно машет крыльями, и мы начинаем подниматься. Вот и вершина. Чёрная мягко приземляется, и я слажу. Она обратно трансформируется в человека.

- Как отсюда выбраться? - спрашиваю у чёрной.

- Надо заснуть, и проснёшься во внешнем мире.

Я ложусь на землю, закрываю глаза и пытаюсь расслабиться.

- Что ты собираешься делать дальше? - в голосе демона слышно беспокойство и даже страх, - тот властный человек не простит тебе непослушания. Чтобы не злить его ещё больше надо сразу же выполнять все его приказания. Если тебе не нравиться подчиняться, я могу взять это на себя.

Ну, демон есть демон. Там, где грубая сила не прошла, решила хитростью.

- Нет, я сам.

Чувствую дыхание на своём лице. Что-то касается шеи. Её коготь, наверное.

- Что медлишь? Давай! - мои слова тают в сухом воздухе этого мира.

- Нельзя - с нескрываемым сожалением отвечает демон, - если умрёшь ты, умру и я.

Точно, что-то такое говорил и старикан маг.

- А что ж ты тогда меня с обрыва скидывала?

- Ты не должен быть упасть, - глухо говорит демон, - должен был испугаться и признать мою власть.

- Ну, облом у тебя вышел чёрная, - не весело говорю я.

- Я даю тебе свою силу. Без неё ты ничто, - кричит она злобным голосом.

- В жопу себе её засунь.

- Ты всё равно придёшь ко мне и будешь умолять, - с мрачным упоением продолжает демон.

- Долго ждать придётся.

Я ушёл в себя, стараясь больше её не слушать. Почувствовал, что начал проваливаться куда-то.

- Не называя меня чёрной. Меня зовут Квадраиэль, - услышал напоследок.

Да мне похер. Опускаюсь на землю и закрываю глаза.

В пыточной всё по-прежнему. Плётка раз за разом опускается на спину. Я дёргаюсь. И да, мне больно. Но я молчу. Молчу стиснув зубы.

Перед сном опять пришла мелкая дрянь. "Заботу" проявить. Как я мог поддаться на эту психологическую херню? Умом же понимал - это просто дрессировка. Прививание чувства преданности непослушного пса к хозяину. Он ведь хороший, жалеет. А плохие дяди каждый день издеваются. И ничего что они заодно. Всё равно ждал, пока она придёт.

Как вспышка воспоминание сосредоточенного лица этой дряни, когда она перерезает горло той бедной девочки. Опять завела свою песню об хозяевах и слугах. Какие на хрен хозяева? Я не слуга. Я. НЕ. РАБ

Ох не зря предки всю эту шваль в гражданскую к стенке поставили. Становиться стыдно и внутри разгорается ярость. Хочется вцепиться в горло этой мрази, но ошейник давит, напоминая о последствиях.

Сначала надо снять ошейник. И хотя там, во внутреннем мире я не позволил тёмной взять верх, тут я так и остался оборотом и серебро по-прежнему меня ранит. Уже проверял. Как обмануть? Уже не слушаю что там говорит мелкая. Жую хавчик, а мозг прокручивает варианты.

Дрянь уже ушла, а я никак не могу успокоиться. Надо притвориться что моя дрессировка идёт успешно. Попытаться незаметно ослабить ошейник. Затем на прогулке, снять его и свалить.

Но чем ослабить? Да блин, обычным камнем. Это же серебро. Даже если сплав, всё равно мягкое. Осторожно подпилить с обратной стороны, чтобы не было видно.

Подобрал на арене кусочек камня и спрятал в безрукавке. Страшно было первый раз прикоснуться к цепи. Руку обожгло, в месте контакта она покраснела.

Минут десять собирался с духом чтобы повторить. К этой боли не мог привыкнуть. Но всё равно каждым вечером тренировался, упрямо сжимая зубы. Сквозь слезы и сопли.

В конце недели отвели к колдуну.

- Я вижу моя микстура подействовала. Ты демонстрируешь успехи.

Я несколько раз глубоко вздохнул, гася ненависть. Ещё не время. Он враг и заслуживает смерти за свои действия со мной и людьми. Но сейчас он мне нужен как источник информации.

- Зачем мне такие тренировки? Ведь силу обороту даёт демон, сидящий в человеке.

- Нет, это не верно. Когда демон берет контроль, человек сильнее не становиться. Просто душа использует только часть возможностей тела, а демон полностью. Поэтому одержимые так сильны, но недолговечны. Человеческая плоть не выдерживает предельных нагрузок. Соответственно, чем сильнее человек будет тренироваться, тем сильнее будет, когда обратиться.

- А как узнать, - я запнулся, пытаясь подыскать понятный для местных синоним к слову "прогресс", - как узнать насколько сильнее я стал? И по сравнению с собой и другими.

- Ты же видишь ауру у всех людей что повстречал?

Да действительно, что-то такое было, когда демон брал контроль. Все живые объекты как будто были окутаны облаком разных форм и цвета. Я думал это просто особенности восприятия демонов, а это оказывается его способность. По цвету и размеру ауры можно судить об опасности и/или съедобности для меня конкретного объекта.

Весьма полезное свойство. Только не информативное. Хрен его знает, что тот или иной цвет значат. Хотя...

Я задумался, вспоминая. Сынок графа был с ярко красной аурой. Остальные воины того же цвета, только не так сильно светились. А вот пленные крестьяне были бледно синего цвета. Все как в моем мире - яркий цвет опасность, бледный нет. Вот и разгадка!

Проблема в том, что я все это видел только когда демон брал над телом контроль, а мне эта способность нужна постоянно.

- А можно сделать видение этой ауры, когда я в обычном, не оборотском состоянии и более наглядным?

- Мм...? - удивился старикан.

Бл*ть как описать этому средневековому Дауну принцип боевого интерфейса в играх моего мира.

- Ну, чтобы об опасность врага говорил не цвет его ауры, а цифры. Насколько он опаснее меня.

- Зачем тебе это? - с подозрением в голосе спросил старикан.

- Так мне проще будет оценивать возможности противника в бою и эффективнее действовать.

У колдуна от удивления поднялись брови.

- Твоя сообразительность сильно улучшилось. Ты говоришь о "воинской гемме"?

- А что это такое? - настал мой черед удивляться.

- Каждый воин заказывает у мага материолога...

- Кого? - перебил я с удивлением.

- Это маг, который работает с физическими предметами. Познает их суть. Изменяет их свойства или добавляет новые. Гемма, - старикан собрался с мыслями. - Это специальным способом обработанный камень, наделённый магическим свойством помнить информацию о хозяине. Его победы, достижения, мощь оружия и прочность доспехов. Всё это может увидеть каждый, у кого тоже есть воинская гемма.

- А зачем это воину?

- Сильные хвалятся своей силой и успехами, слабым видно примеры куда стремиться. К тому же чем выше уровень мастерства воина, тем больше денег он может затребовать за свою службу.

- То есть с помощью геммы можно увидеть способности каждого живого существа которого видишь?

- Существа да. Все геммы соединены невидимой связью и информация о каждой твари, с которой сражался владелец геммы становиться доступной всем остальным владельцам. А вот человек раскрывает свои данные по желанию.

- Так мне можно такую штуку?

- В принципе она будет полезна. Хорошо я посмотрю в своих запасах.

Старикан закончил растирать что-то в чашке и залил, то что получилось жидкостью из кувшина. Зашипело и пошёл синий дым. Колдун закашлял и рукой разогнал его. Затем наклонился и начал внимательно изучать плоды своих гребаных трудов.

Удовлетворённо хмыкнув, он обмазал получившейся хренью наконечник стрелы. Я сидел привязанный к стулу. По ходу на мне собрались что-то испытывать.

С*ка!

Старикан подошёл, и глядя прямо мне в глаза, воткнул в руку стрелу. Сумел сдержать стон, привык уже, после стольких пыток.

Смотрел прямо ему в глаза. Наверное, он что-то такое увидел. Как я в мыслях ему голову закручиваю против резьбы. Испугался и вздрогнул, тварь. Но тут же пришёл в себя и схватил морщинистой рукой мне за лицо.

- Ты что тварь вообразил!? Да я тебя... - и замахнулся другой рукой.

Я молча продолжал смотреть ему в глаза. Поняв, что я его не боюсь, колдун отпустил руку и отошёл, что-то бормоча себе под нос.

Боль в руке не проходила, рана на руке продолжала сочиться кровью. Значит либо магия, либо серебро. Вынырнувшая, как обычно, из-за спины белобрысая наложила повязку.

- Молодец, заставил старого пердуна немного взбздеть, - сказала тихим голосом с улыбкой, но со мной так даже не пробуй.

Старикан никак не отходил от испуга, продолжая ворчать. Пошарив в ящиках шкафа, он что-то достал и кинул белобрысой, не глядя на меня.

- Инициализируй и научи "этого" пользоваться.

Обиделся, с*ка. Мысль было приятной.

Белобрысая больно сдавила руку в месте пореза пока сквозь бинты не проступила капелька крови. Мазнула амулетом по ней и произнесла:

- Волчок Уровень один Нечисть графа Редина.

После этого она надела амулет на меня.

- Теперь расслабься и попробуй заглянуть внутрь себя.

Ок, попробуем. Так...

Я закрыл глаза и попытался расслабиться. Опа!



Волчок Уровень 1 Нечисть графа Редина



Характеристика


Значение




В боевом режиме



Сила


1




?



Ловкость


1




?



Выносливость


1




?



Способность к магии


1




?



Устойчивость к магии


1




?




Та-ак... Открыл глаза. Смотрю на белобрысую. Ничего не вижу.

- А как увидеть твои характеристики?

- Вот так.

С этими словами девушка прикоснулась к груди в районе сердца. Тат - так, значит гемма срабатывает только при касании владельца. Понятно, смотрим дальше.

Проморгавшись, уставился на охранницу. Вернее, на полупрозрачную надпись над её головой. Как в фантазийной игре.


Кана Уровень 5 Гильдия телохранителей



Характеристика


Значение




В боевом режиме



Сила


9




?



Ловкость


20




?



Выносливость


15




?



Способность к магии


5




?



Устойчивость к магии


12




?




Ого, ну если с ловкостью и выносливостью было все понятно, все-таки белобрысая тренированный боец, то с устойчивостью к магии непонятки.

- Магия на тебя не действует?

- На мне амулеты ослабляющие направленную на меня магию. Кроме того, я человек, на меня не действует церковная магия. А на тебя действует. Хотя, конечно, "они" зовут это божьей силой, но в реальности это просто вид магии против нечисти. Это слабость вашего вида.

Ну вот, ещё один минус моего теперешнего положения.

- А какие ещё способности есть у моего вида?

- Ну, до конца, как ты сам понимаешь, изучить ещё не кому не удавалось. На начальном этапе способности у всех видов нечисти примерно одинаковые. Помимо того, что демон может ускорять движение и заживление тела, ещё может улучшать зрение в темноте и обоняние.

Всё перечисленное, кроме зрения, я уже испытал. Классные плюшки. Правда, довесок в виде демона все перевешивал.

- Кроме того, со временем, у всех одержимых развиваются свои, так сказать классовые, способности. У некоторых просыпаются способности к магии. У других способности трансформироваться в другие формы.

Обороты могут переходить в боевую форму наподобие волчьей. При этом сила, скорость и заживление сильно возрастают. Оборота при этом все ещё можно ранить серебром, но из-за шкуры каменной твёрдости, добраться до жизненно важных органов очень сложно. Только святые паладины со своей силой и навыками могут победить таких тварей.

- А нарун? Какими способностями обладает её вид? - продолжал я.

- Они могут переходить в летающую форму. Могут мгновенно перемещаться в пределах видимости. Кроме того, они могут перенимать часть опыта и знаний с кровью поверженных противников.

Блин, обратиться бы в какую-нибудь летающую хрень было бы круто, чтоб свалить отсюда.

- А как уровень и прочие характеристики определяются?

- На экзамене. Если хочешь повысить, идёшь в свою гильдии и там мастера наставники проводят испытание, по результатам которого и определяют, чего ты достиг.

Понятно. Даже не заметил, как дошли до каморки. До рассвета ещё много времени, а ошейник чуть больше половины распилен. По привычке сжал зубы и принялся за работу.


Седьмой день.



Утром разбудила мелкая дрянь, против обыкновения, тихо проскользнув в каморку.

- Волчок, вставай, сегодня у нас прогулка, - сказала она весёлым шёпотом.

А чё шёпотом? Опять какая-то пакость?

- Ваше сиятельство, ваш отец будет недоволен вашей отлучке без разрешения, - взволнованным голосом говорит белобрысая.

- Не переживай Кана, он даже не заметит. Пошли быстро.

Куда-то собирается без охраны и ведома старших? А как мимо охраны пройдёт? Как бы мне это всё боком не вылезло.

Сразу после комнаты дряни мы пошли не обычным маршрутом, а по направлению к графским покоям. Впереди мелкая со светильником, затем я. Последней была Кана, контролировавшая меня.

Зашли в большой тёмный зал без окон. Свет лампы осветил кусок каменной стены. Там были портреты мужчин в броне и женщин в длинных платьях.

- Предки, - в голосе мелкой послышалось почтение.

Затем мы направились к углу комнаты. Там мелкая уверенно нажала что-то и часть стены ушла в сторону, открывая проход. Это что, секретный проход? Интересно и может пригодиться.

- Открывается только членами семьи графа, - голос белобрысой заставил подпрыгнуть.

С*ка, она точно мои мысли читает.

Долго шли по тёмному туннелю. Наконец светильник своими сполохами осветил стену, перегородившую проход. Мелкая опять подошла и что-то нажала. Стена ушла и показалось серое, предрассветное небо.

Мы вышли наружу. Я огляделся. Замок был позади на расстоянии пары километров. С этой стороны я ещё не был. Впереди был лес, туда мы и направились.

- Идём к "развалинам", приказным тоном сказала мелкая.

- Госпожа это может быть опасно, - глухим голосом произнесла белобрысая.

- Я так хочу!

Белобрысая заметно напряглась, но возразить не посмела. Первый раз вижу разногласие между этими двумя.

Побег, внезапная мысль заставила сердце учащённо забиться. Такой удобный случай представился. Скосил взгляд на белобрысую. Блин, эта не даст. Даже если сниму ошейник, догонит. А в схватке я против неё пока никто.

Мы шли по тропинке, постепенно поднимаясь вверх. По обе стороны группки деревьев чередовались с небольшими полянками. Утреннею тишину нарушал только шелест нашей одежды.

- Стоять! - неожиданно раздался резкий голос белобрысой.

Я замер.

- Кто такие?

Она не ко мне обращается, дошло до меня. Повернул голов и увидел мальчика лет двенадцать и девочку помладше, державшую его за руку. Дети испуганно замерли и молчали.

- Вы что, собираете корм в нашем лесу? - удивлённо злобным голосом прошипела мелкая, - за это полагается казнь.

- Позвольте мне, - высунулась белобрысая.

Я похолодел. Перед взглядом предстала картина казни беглых крестьян. Сейчас будет повторение?

- Нет, пусть он, - мелкая дрянь указала на меня, - Волчок убей их.

- Что будешь делать? - впервые после того раза заговорила Квадра, - в этот раз тебе не простят ослушания.

Бл*ть, как не вовремя. Шансов почти никаких, но всё равно попробую. Ошейник уже хорошо подпилен, если хорошо дёрнуть может сломается?

Я собрался.

Так, думаем: сначала сдёрну ошейник и одновременно прыгну в сторону мелкой. Белобрысая должна будет защитить хозяйку и попытается перехватить, значит её первое действие мне будет известно. Дрянь по привычке попробует активизировать ошейник. Вряд ли у неё есть какие-то бойцовские навыки, чтобы быстро среагировать. Надо прикрываться мелкой и попробовать вырубить белобрысую.

- Не надо, тебя убьют. Давай я их накажу, если ты не можешь.

- Заткнись, - говорю я и бубнящий в голове голос затихает.

Закрыл глаз и пару раз глубоко вздохнул, успокаиваясь. Страх и сомнение ушли. Все-таки пытки и арена сыграли роль. Выжгли из меня все малодушие. Всё, погнали. Резким движением берусь за ошейник и дёргаю.

Не ломается! Он, бл*ть, не ломается! Руку, как обычно, жжёт огнём, а я продолжаю дёргать. Безрезультатно.

- Ты что, бежать задумал? - слышу за спиной спокойный голос белобрысой.

- ААА! Я ору в бешенстве. Выплёскиваю в крике всю скопившуюся злость и ненависть. Сил как будто прибавилось и в последнем отчаянном рывке, ошейник, наконец трескается. Рука вся в лохмотьях обгоревшей кожи. Вижу выпученные глаза мелкой дряни, замерших детей. Отмечаю всё это краем сознания, пока тело сжимается перед прыжком.

Прыгнул. Лицо этой мелкой дряни приближается...

На! Лечу на землю, сбитый в прыжке подсечкой белобрысой. Приземляюсь на живот, бороздя носом мягкую землю. Надо перевернуться пока белобрысая не накинулась со спины.

Резкий рывок, я лежу на спине. Чтобы увидеть на расстоянии вытянутой руки улыбающееся лицо белобрысой.

Блииин... незамеченный мною удар в живот перехватывает дыхание. Белобрысая давит мне коленом на грудь, и начинает бить по лицу кулаками.

Бум, бум, моя башка вминается в землю.

Но страха нет. Ярость заполнила меня. Бьёшь лежачего с*ка, хочешь по-уличному? Как тебе тогда так!

Резко поджимаю ноги под себя и бью обеими ей в живот.

На!

Получилось. Белобрысая летит от меня, с удивлённым лицом. Но выпрямляется в полёте и затормозив ногами, бросается в атаку. Я тоже вскочил и бегу ей навстречу.

Замахиваюсь правой и бью ей в голову. Она блокирует мой удар, останавливая руку на полдороги. Но не горсть земли, летящую из этой руки. Вот тебе с*ка ещё один грязный приём. Буквально на миг, её глаза закрываются от попавшего в них мусора. Но мне этого достаточно.

На!!!

Моё колено врезается ей в живот. В этот удар я вложил всю свою злость. Она сгибается прямо на кулак моей левой, который встречает летящую навстречу морду с влажным хрустом.

На!!!

Белобрысая падает. Я подпрыгиваю и согнув ноги в коленях приземляюсь ей на грудь.

Трыщь... Хрустят сломанные ребра. Теперь я сверху. Нравится тварь? А по роже? Бью ей кулаком в скулу, ещё раз и ещё. На меня находит безумие. Я не могу контролировать себя. Руки раз за разом впечатываются в ненавистное лицо.

- Давай, давай, бей ещё! - слышится в голове безумный крик развеселившегося демона, почувствовавшего кровь.

Но я вдруг резко останавливаюсь... почему? Звук. Необычный. Давно его не слышал. Сердце почему-то защемило. Что за херня? Потихоньку прихожу в себя и оглядываюсь.

Это детский плач. Плачет девочка, уткнувшись головой в живот своему... брату?

Смотрю на белобрысую. Вместо лица красное кровяное месиво. Но жалости и сожаления нет. Они этого заслужили.

Они...!? А где мелкая тварь. За помощью побежала. Сколько мы сюда шли? Минут двадцать. А бегом, с горки махом добежать можно.

Вскочил и побежал вниз по тропинке. Появился страх, вместо адреналина, бурлившего в крови, пришло понимание того что обратно точно пути нет.

Добежал до рва, замок вот он, рукой подать. Где она? Как узнать? Собака бы след взяла без проблем, пришла в голову неуместная мысль.

Так я же теперь вроде собаки и есть, как его - оборот!

Сдёргиваю намордник, ненавистный атрибут моего рабства. Вдыхаю воздух полной грудью. Блииин как же опьяняет.

Вот она! Спряталась в кустах буквально рядом. Когда бежал не заметил, и сейчас только запах выдаёт. Умная тварь. Медленно пошёл к источнику.

- Стой! Не смей меня трогать, мой папа тебя накажет, - аж вздрогнул от визгливого голоса полного страха.

Вот ты где. И что с тобой делать? Убить? Нет не смогу. Даже эту тварь. Кулаки в бессилии опустились. Надо бежать, времени итак мало.

- Папа всё равно тебя найдёт и убьёт. А перед этим ты мне ноги лизать будешь, - донеслось в спину.

Утихшая была злость опять всколыхнулась. Ах ты с*ка. Резко повернулся и в два прыжке оказался возле мелкой дряни. Та заверещала и повернувшись на карачках припустилась в лес.

На!!! Мой пинок придал ей такое ускорение, что она, пролетев метра два врезалась в дерево. Нельзя убить, но можно привязать.

Рву её длинное красивое платье на лоскуты, крепкое зараза. Так. Хватит. Дрянь лежит на спине, не подавая признаков жизни. Может я её прибил? Не, грудь равномерно опускается и поднимается. Дышит зараза.

Переворачиваю на спину и завожу руки назад. Затем крепко связываю получившейся верёвкой. И кляп в рот.

Всё, готово. Что дальше? Надо подняться наверх проверить белобрысую и детей. Бегу вверх. Вот и поляна. Детей уже нет, а телохранительница лежит на спине и кашляет кровяными соплями.

Треск кустов. Дети не убежали, просто прятались в лесу.

- С вами все в порядке? - говорю, приближаясь к ним.

- Не подходи отродье! - высокий ломающийся голос паренька заставляет замереть.

Вот тебе и благодарность за спасение. Ладно, хоть информацией может поделятся.

- Где ближайший город? Что вообще в округе?

- В сторону солнца столица провинции Энгалузия, - поколебавшись отвечает парнишка. - По левую руку от солнца река Тисла, по правую в пяти дневных переходах горы Варгот.

- Спасибо. Уходите отсюда скорее.

Мальчик кивает и вместе с сестрой исчезает.


Бегство.




Первый день.



Бежалось легко. Лес не стоял сплошняком. Не было непроходимых зарослей, все деревья большие, разлапистые стояли далеко друг от друга. Ветки начинались высоко от земли, заслоняя небо. Часто попадались полянки с густой, невысокой травой. Немножко успокоился, полностью отдавшись, бегу.

Тем неожиданней был шёпот тёмной:

- Стой, замри.

Резко затормозил и осторожно пригнулся к земле.

- Что такое?

- Впереди тёмная, с которой на арене дрались.

- Нарун? Баронская нечисть? Она нас заметила?

- Нет, она спит. Рядом ещё много людей, все мужчины.

Блин, неужели спалился. Уже засаду все местные дворянские на меня устроили. Валим отсюда, пока не заметили. Если бы не способности моей темной, угодил бы в ловушку.

- В смысле спит? - только сейчас до меня дошло.

- Силы бережёт. Она полностью подавила душу хозяина, и её время жизни сильно ускорилось.

Осторожно ползком обогнул опасное место. Когда удалился на безопасное, по моему мнению, расстояние припустился бегом. Лес стал гуще, запахло свежестью. Наконец деревья расступились, и показалась река.

Да она огромная! Противоположный берег с трудом видно. Ни лодок, ни мостов не наблюдается. Ладно, будем двигаться по берегу.

Бдыщь!

Резкий хлопок и я оказываюсь окутанный сетью. Кусты раздвигаются и появляются старый колдун и граф, в окружении стражников.

- Б**ть... А почему этих проморгала?

- Магия, - слышу сдавленный от страха голос тёмной.

Мне хана. Но на удивление я спокоен. Нет страха, разочарования, отчаяния. Где-то в глубине души я знал, что так просто не отделаюсь.

- Думал от меня сбежать? - слышу довольный голос графа.

Ко мне подходят двое стражников и волоком тащат в кусты. Там меня ждёт персональная карета в виде клетки на телеге. На раз, два, три стражники закидывают моё тело в клетку. Все садятся на лошадей. И Шрам здесь. Стражников человек двадцать, плюс граф и колдун. Белобрысой не видно.

Тихонько едем, возле меня оказывается колдун.

- Как вы меня так быстро нашли? - терять мне нечего, а информация всегда полезна. Пока дышишь. А я ещё дышал.

- По гемме.

Блин, знал же, что от всех вещей при побеге следует избавляться.

- На твоём ошейнике следы от неизвестного инструмента. Как ты его разделил?

- Камнем подпилил, - скрывать не было смысла.

Колдун внимательно на меня посмотрел.

- Ты слишком сообразителен. Хорошо, что мы это сейчас обнаружили. Этот недостаток поддаётся исправлению.

По ходу меня решили подлечить от ума, посредством лоботомии.

Этот разговор меня взбодрил. Пропала апатия. Мозг начал лихорадочно искать варианты. Сетка плотная, не могу пошевелиться. Ёрзаю изо всех сил по грязному полу клетки, но безрезультатно. Без чьей-то помощи мне не выбраться. Но чьей? Тут всем на меня пофиг, да и нет никого тут кроме графский и баронских.

Кстати, а где они? Охота прошла успешно, можно объединиться и праздновать поимку беглеца. Но графские едут в одиночестве. Да и напряжены все. Я только сейчас заметил, что никто не разговаривает, но все насторожено зыркают по сторонам. Лица сосредоточены и руки держат возле оружия.

Чего они бояться? А может баронская засада была не на меня? Что если местные дворяне что-то не поделили? Из истории моего мира помню, что благородные постоянно грызлись между собой. А что если подать знак баронским? Может они сцепяться с графскими и под шумок мне можно будет свалить?

Я набрал в лёгкие воздух чтобы заорать и замер от пришедшей мысли - вдруг меня не услышат? Второго шанса мне не дадут.

- Тёмная, ты слышишь меня? - обратился внутрь себя, - нужна твоя помощь. Ты можешь подать знак нарун?

Молчит.

- Это наш шанс. Другого не будет.

Ответа нет.

Понятно. Всё равно попытаюсь.

АААА!

Изо всех сил ору и чувствую, как голос меняется и переходит в звериный рык. Помогла все-таки.

- Заткни пасть, тварь, - слышу полный злобы голос графа.

В живот и спину больно тыкают древками копий. Дыхание перехватывает. Меня подтаскивают к краю клетки и засовывают кляп.

Мы продолжаем движение. Ничего не происходит. Неужели не получилось? Выезжаем на поляну. Колонна перестраивается в круг, в центре которого телега и граф с колдуном.

Сразу происходит несколько событий. Кусты на противоположной стороне поляны раздвигаются, и оттуда выдвигается строй лучников. Они одновременно каждый приседают на колено и пускают в нашу сторону кучу стрел. Графские успевают среагировать поднять щиты, но стрел слишком много. Трое падают с лошадей. Одному стрела пробила голову, двое вроде ещё барахтаются. Одна воткнулась в мою клетку.

Паники нет, солдаты довольно организованно сбиваются в плотный строй, не покидая лошадей. Колдун поднимает руку с посохом и что-то кричит. Вокруг нас возникает полупрозрачная сфера, и следующий залп лучников пропадает зря, стрелы не пробивают защиту.

Но те продолжают стрелять. Наконечники их стрел теперь отсвечивают зелёным, красиво расчерчивая небо при полете. У баронских тоже есть магические штучки. Третий залп свободно проходит сквозь защиту и собирает свой кровавый урожай, ещё четверо падают с лошадей.

- Убери их, - орёт граф.

Колдун сквозь зубы что-то произносит и свободной рукой вытаскивает из-за пояса блестящую штуку. Сжав её, кидает в сторону противника.

ТЫЫДЫЩЬ - звуки боя заглушает оглушающий раскат грома. Лучники валятся на землю и начинают биться как от тока.

Ни хрена себе магия! Это что молния была?

Но у баронских походу есть чем ответить. В паре метров от графского отряда земля вспучивается, как будто что-то хочет прорваться наружу. Не что то, а кто-то. Земля трескается и сквозь трещину просовывается гигантская рука. Затем показывается лысая голова и раздаётся протяжный, низкий стон. На поверхность вылезает человекоподобный монстр, в лохмотьях одежды. Он невообразимо тощий, но с длинными руками и ногами, и ростом под метра четыре.

Лошади испуганно ржут и пятятся от чудовища. Тот сразу идёт в атаку. Взмах руки и лошадь вместе с всадником улетают в кусты. Нет, не вместе. По отдельности. Причём не только друг от друга, но и от самих себя. Я вижу, как прямо надо мной летит задняя половинка лошади с отчаянно бьющими по воздуху копытами и белое лицо солдата с вытаращенными от ужаса глазами на голове без остального туловища. На клетку падают брызги крови, и до меня доходит, что в такой бойне могут и меня прихлопнуть, не заметив.

Второй удар чудовища приходиться на воина прямо передо мной, тоже отправляя его полёт и на обратном движении задевает мою телегу. Сила удара так велика, что телега переворачивается, моя клетка летит на землю и ломается. Я выкатываюсь наружу. Я освободился из клетки, но сеть также плотно меня держит.

Вперёд выступает колдун и начинает махать своим посохом. Каждый взмах причиняет монстру боль. Он орёт низким, оглушающим голосом и пятиться назад.

Пока лучники и вылезший монстр отвлекали с одной стороны, остальные воины барона обошли нас и теперь одновременно бросились в атаку.

Вокруг закипел обычный, не магический бой. Баронских раз в пять больше, они навалились толпой, но стражники графа походу поопытнее. Сбившись в плотную кучу, пока сдерживают нападающих.

Наблюдаю за Шрамом. Настоящий мастер, каждый взмах его меча находит брешь в защите противника. Вокруг него уже лежат пятеро поверженных врагов, и только двое из них ещё шевелятся. Но тут против него выступают сразу трое. По тому, как они двигаются, видно, что привыкли драться вместе. Не мешая друг другу, грамотно атакуют и прикрывают. Шрам сразу получает по броне несколько не серьёзных, скользящих ударов. Троица явно сильнее. Долго он против них не продержится.

Вдруг колдун, почти загнавший монстра под землю, вскидывает руку, выбрасывает наверх круглый предмет и орёт:

- Дара!

Граната! Молнией проноситься мысль.

Хотя какая здесь может быть нахер граната? Но вот графские одновременно приседают, пряча голову под уже порядком порубленными щитами.

Вспышка, бл*ть точно граната. Или её здешний магический аналог. Я усиленно моргаю, но ничего не вижу. Из глаз текут слезы. Зрение неожиданно восстанавливается, и я вижу конец схватки Шрама с троицей, от которой остался один боец. Один на один он явно уступает. Обманное движение и меч графского ратника врубается в плечо врага. Тот дёргается и обвисает, Шрам рывком выдёргивает своё оружие и оглядывается.

Граната была явно вовремя. Графские бойцы, пользуясь замешательством, сбили напор атакующих, и теперь бой завис. Противники с ненавистью смотрят друг на друга, но атаковать не спешат. Установилось шаткое затишье. Графских осталось семеро, плюс сам граф, Шрам и колдун.

Схватка сместилась немного в сторону от моей телеги, так что клетка оказалась посередине между воюющими.

Неожиданно на поляну выезжает барон Тархан. Он в окружении пяти самых здоровых воинов из его отряда. Вместе с ним ещё трое в длинных плащах. Походу маги. И нарун. Вот они, главные баронские силы.

- Что вы делаете на моей земле любезный граф? - с усмешкой спрашивает барон, - вы не заблудились случайно?

- Иди в жопу толстый ублюдок, - сдали нервы у графа.

Похоже, понимает, что в безнадёжной ситуации.

- Ну, зачем же так грубо? Мы же с вами благородные люди. Можно все решить дипломатическим путём. Предлагаю вам сложить оружие и проследовать в мой замок.

- Ага, а там сразу в пыточный подвал и оковы самим на себя напялить? Ты думаешь я поверю в твоё благородство после того как мой отец убил твоего дядю и запытал двоюродного брата?

Лицо барона ожесточилось, всё его показное радушие испарилось.

- Я помню, как визжала твоя сестра, когда её пользовали солдаты отцовского гарнизона. Жаль она быстро сдохла. А вот ты так легко не отделаешься. В атаку!

Маги синхронно вскидывают руки и над нами из ниоткуда возникает гигантская сеть, переливающаяся голубым цветом. Пятёрка воинов медленно двигается в нашу сторону, спокойно доставая мечи. От их неспешных, уверенных движений становиться не по себе. Мурашки бегут по коже. Для этих убить что человека, что кошку без разницы.

Нарун соскальзывает с лошади и исчезает. Чтобы в ту же секунду оказаться возле меня. Я вижу её довольное лицо и занесённую для удара руку. В этот раз её никто не остановит. Это конец.

Удар. Вспышка света заставляет нарун отшатнуться в испуге. Моё тело, ожидающее смертельного удара, тоже непроизвольно дёргается.

Дёргается! Я свободен. Когти нарун вместо того чтобы вспороть мою плоть, напоролись на невидимую магическую сеть, которой я был скован и нейтрализовали её.

- Бежим! - слышу панический голос тёмной внутри себя и чувствую, как вены как будто заполняются огнём, а мышцы скручиваются в стальные канаты. Резко подскакиваю.

ААА! Ни хрена себе. Я улетел метра на три в воздух. Мой полет не остался незамеченным, все в изумлении уставились на меня. Сгруппировавшись в воздухе, приземляюсь уже на ноги и сразу даю ускорение. Несусь на пределе, чувствуя, как хрустят кости и гудят от напряжения связки.

- Догнать, - слышу голос первым опомнившегося барона.

До леса осталось пару метров.

На!

Я лечу на землю, запнувшись об не замеченный корень. Да блин! Сколько можно уже? Что за невезуха!

Хлопок. Нарун уже здесь. Поворачиваю голову и вижу, как её рука бьёт туда, где только что было моё тело. Она промахнулась!

Но почему? Что такого произошло, что её суперспособность не сработала?

Думать некогда, я вскакиваю и буквально в один прыжок оказываюсь в лесу. Несусь, не разбирая дороги. Сзади топот ног и шум ломающихся веток. Нарун не отстаёт.

Почему она не телепортируется? Опять загадка. Нужно разгадать, это вопрос жизни и смерти. Моей жизни.

Чем отличается окружающая обстановка от той что была на поляне или тогда на ринге? Не знаю, не знаю я. Ни одной мысли. Блин, очередная незамеченная ветка бьёт по лицу.

Ветка, лес... Точно!

То были открытые пространства, а сейчас вокруг стволы деревьев и полно веток. Нарун скорее всего бояться телепортироваться в какой-нибудь куст. То есть пока я в лесу, то в относительной безопасности.

Впереди мелькает просвет. Река. Последний рывок и я залетаю в прохладное течение по колено. А в воде эти твари могут перемещаться? Я резко поворачиваюсь и смотрю на берег. Нарун стоит у края воды и с ненавистью на меня смотрит. Фу, слава богу. Она боится воды.

- И что ты собрался делать? - впервые слышу её голос. В принципе приятный женский голос, если не знать, что его обладательница бездушный убийца.

- Ты же не сможешь преодолеть воду, а на берег вылезти я тебе не дам. Сейчас люди моего хозяина закончат, прибудут сюда и вытащат тебя.

- Я умею плавать, - с трудом перевожу дыхание. Чувствую, как сильно устал. Бодрость неожиданно ушла из меня, как только оказался в реке.

- Ты шутишь? Вся нечисть боится воды. Я вообще не понимаю, как ты стоишь в большой воде. Твоя тёмная, скорее всего, слаба и пока не проявляет себя. Но дальше зайти она тебе не даст.

- Посмотрим. А почему ты не пробуешь сбежать от своих хозяев?

- Потому что мои хозяева не такие дураки как твои. Как вообще можно было додуматься снять с тебя ошейник?

- Они не снимали, я сам.

- Что!? Как ты сумел? Разве серебро тебя не ранит? - глаза нарун расширились от удивления.

- Ранит, но я терпел. Не хочу быть рабом.

- Тебя все равно поймают. Тебе не сбежать. Вылезай и мой хозяин тебя пощадит и даст защиту.

Понятно, тут больше не о чём разговаривать. Молча поворачиваюсь и иду на глубину. Страх внутри разрастается, я чувствую, как колотит тёмную. Её страх передаётся мне, сковывая движения. Но я пока контролирую ситуацию и все равно иду. Воды уже по грудь. Пора. Я отталкиваюсь ногами и пробую сделать первый гребок. Неожиданно судорога сковывает тело, и я тону. Пробую вздохнуть, но в горло вместо живительного воздуха вливается вода. Я задыхаюсь и теряю сознание.

Открываю глаза. Я в которой раз в мире темной. А где она сама? Оборачиваюсь и вижу её сидящую на корточках и что-то бормочущую себе под нос. Походу свихнулась. Но без неё мне не выбраться. Подхожу и беру её за шкирку.

- Ты что творишь, тёмная!? Хочешь, чтоб мы оба сдохли?

- Ты не понимаешь, - слышу я тихий, дрожащий шёпот. - Это вода как-то место, откуда я сбежала.

Рывком поднимаю трясущуюся в ужасе женскую особь и смотрю ей прямо в глаза. Орать бесполезно, надо попробовать по-другому.

- Да похрен, если ты и дальше будешь мне мешать, то скоро там снова окажешься, верни меня обратно и не мешай, я умею плавать и сумею выбраться, - говорю спокойным голосом.

На лице тёмной сквозь застывшую маску страха проявляется надежда. Она кивает головой и меня как будто подхватывает волной и несёт верх.

Я прихожу в себя. Легкие разрывает от боли, руки отчаянно бьют по воде. Но тут ноги касаются дна. Отчаянный толчок и я пробкой вылетаю на поверхность реки.

Ура!!! Крик безграничной радости вместе с водой вылетают из моего горла. Я смог. Мы смогли. Делаю первый гребок, затем второй. Чувствую сильный страх внутри, тёмная на пределе, надо отвлечь её разговором.

Я плыву. Не сильное течение понемногу сносит меня. Вдруг сзади раздаётся животный отчаянный вой. Прощай нарун.


Второй день.



Брин стояла на берегу, сжав кулаки в бессильной злобе. Этот оборот сделал её. Причём не в драке, это бы она смогла пережить. Каждый опытный боец знает, что когда-нибудь он встретит кого-то сильнее себя. Это стимул стремиться становиться лучше и лучше.

Нет, он сумел сделать то, о чём все демоны даже думать разучились. То, что долгими тренировками и пытками загоняется глубоко внутрь. Он смог освободиться от рабства.

За спиной раздался шум, и показались люди барона верхом на взмыленных лошадях.

- Где он, - послышался раздражённый рык барона.

- Ушёл, - ответила нарун, опустив голову.

- Ты как его упустила тварь? - заорал барон и ударом сапога свалил девушку на песок. Та молча встала, даже не пытаясь вытереть кровь с разбитого лица.

- Как он ушёл? - вмешался один из троицы колдунов.

- Уплыл по реке.

- Ты что несёшь? Как нечисть смогла пересечь большую воду? - удивился быстро отошедший барон.

- Я не знаю, он и цепь сам смог снять.

- Тогда это не нечисть, графу всунули подделку, - вынес решение колдун.

- Нет, я сам видел, как Брин разодрала ему грудь до самого сердца, а на следующий день он уже бегал, как ни в чём не бывало, - ответил задумавшийся барон.

Колдуны переглянулись и синхронно кивнули головами, как будто соглашаясь с чем-то.

- Мы прекращаем наше сотрудничество, - безразличным голосом сказал другой, молчавший до этого, колдун и все трое повернулись.

- Стойте, вы ещё не отработали мои деньги, - раздался возмущённый вопль барона. Видя, что троица никак не реагирует, он быстро засунул руку под пластину нагрудной брони.

Колдуны разом повернулись.

- Твой амулет Ильдара конечно силен, и твои воины смогут нанести нам повреждения. Но не смертельные. А вот мы убьём всех. Подумай, стоит ли?

Барон вытер вмиг вспотевшее лицо.

- Нет, не стоит, идите с миром. Грёбанные ублюдки, - добавил он тихим голосом.

Плыву по реке уже часа четыре. Вверх лицом и раскинув ноги. Хорошо. Лицо греет тёплое солнышко, ветерок гонит по воде небольшую рябь.

Времени много и есть, о чём подумать. Как только оказался на свободе, ненависть к графскому семейству поутихла. Этот эпизод моей жизни закончился, надо думать, что дальше. Я точно не испытывал сожаления по поводу того, что оказался в этом мире. Даже несмотря на все пытки и унижения, тут было интересно.

Обратно в мой мир, по сути такой же пакостный как этот, меня не тянуло. Там все подлости делают с улыбкой по Карнеги, а тут этим пока не заморачиваются. Просто бьют и унижают. Короче, попроще с этим тут.

Хорошо, задачу вернуться обратно я себя не ставил. Значит надо легализоваться здесь. Но как? Это в книгах всё просто, спасаешь кого-нибудь знатного, а он в благодарность...

Или помогаешь старушке кошечку с дерева снять, а дальше квесты все сложнее и опыта больше. И скоро ты на драконе летаешь и с королями на "ты" общаешься.

В реальной жизни все сложнее. Я пока перед собой видел только три возможности как-то прожить и обустроиться здесь.

Первый это все-таки попытаться найти работу. Этот путь самый перспективный и удобный для меня. Но и самый сложный. Тут без меня хватает оборванцев готовых за кусок хлеба батрачить сутками напролёт. Нужными здесь навыками я не обладал. Единственное в чём я мог оказаться эффективнее местных, было использование способностей моей темной. Но светить ими был довольно таки идиотский способ самоубийства.

Второй это воровство. Но опять-таки нужны специфические навыки, которых у меня нет. Да и остатки совести что-то там вякали против.

На крайний случай остаётся помойка. Да, да именно помойка. В том мире никогда бы не додумался до такой мысли. Есть некий барьер, который не может приступить нормальный человек, даже оказавшись в безвыходной ситуации. Наверное, в таком случае, умер бы в какой-нибудь подворотне от голода или холода, но не полез в мусорный бак. А тут спокойно обдумал эту мысль и принял её.

Герои в сказках пусть принцесс спасают, а тут надо банально выжить. А на свалке всегда есть что пожрать, да и люди там проще. Легче влиться в среду. Я же ни хрена не знаю, а за кружкой бодяги и тарелкой объедков местный обитатель столько всего порасскажет полезного.

Но в первую очередь надо оторваться от возможной погони. Гемму я давно утопил в реке, из вещей на мне только штаны и рубашка остались. Река решает две серьёзные проблемы: заметает следы и избавляет от жажды. Но вот от третьей проблемы одинокого путешественника она не спасает.

Голод. Я очень хочу есть. Вернее, есть я хотел утром, а сейчас я хочу жрать. Надо выбираться на сушу, заняться поисками еды, да и укрытие на ночь следует подыскать.

Спустя часа три течение вынесло меня к песчаной отмели, на которой стояли какие-то постройки, было слышно ржание лошадей. Переправа, наверное. Осторожно подплыв поближе, вылез на берег.

Напоследок, оглянулся на реку. Что-то зацепило взгляд. Моё отражение. Приглядевшись, увидел, что у меня глаза стали обычные, не красные как тогда в зеркале колдуна.

Вот же бестолочь! Я же не знал, что они у меня цвет на нормальный поменяли. Так и попёрся бы к людям с таким отличительным признаком нечисти. Да меня же первый встречный спалить мог. Кстати, а почему они у меня стали нормальные? Что изменилось? Опять вопросы, на которые нет ответов.

Так, что ещё может выдать меня?

Боязнь серебра. В принципе пока снимал цепь, не то чтобы привык к боли, но как-то приспособился. И следов больше оно на коже при касании не оставляет.

Незнание законов и порядков. Можно прикинуть родом из глухой деревушки.

Вроде бы всё.

По широкой дуге обогнул дома и выбрался, наконец, на дорогу. Обычная такая грунтовка. Решил двигаться параллельно ей по кустам. Наступал вечер, тени удлинились. Цивилизацией даже не пахло. Уже с трудом передвигаю ноги.

Стук копыт. Кто-то едет. Немного взбодрившись, выбрался на дорогу. На телеге, запряжённой задроченной лошадью, едет сильно сгорбатившийся лысый мужик. Одет в обноски.

- Здрасти, до города не подбросите? - использовал я классическую фразу всех ездящих автостопом.

- Иди на**й, - использовал абориген классическую фразу для вежливого отказа просящему.

Немного опешил от такого, до боли знакомого. Ну, по крайней мере, мозг точно адаптировался, раз интерпретирует фразы с такой точностью.

Поддавшись секундному порыву, нагнулся, поднял камень и запустил в чмыря. Попал прямо в лысую черепушку. Реакция местного быдла удивила. Вместо того чтобы оскорбиться и, хотя бы обматерить, тот сгорбатился ещё сильнее и стеганул лошадь, придав телеге ускорение.

Может с этого начинать надо было? Принято так у местных - сначала по роже съездить, а потом спрашивать, как в библиотеку пройти.

Время позднее, надо было готовиться к ночлегу. Хорошо бы развести костёр. Мысли понеслись дальше, нарисовав картинку аппетитно поджаривающихся на углях кусочках, например, мяса. Сглотнув слюни, повернул в лес.

Вспомнилось охота на кроликов. Теперь-то понятно, что они боялись темной внутри меня и тикали со страху. Может и сейчас получиться кого-нибудь так словить.

Точно! Сначала охота, потом огонь. Внезапно обострившийся нюх указал на рощицу метрах в пятидесяти. Ага, темной тоже жрать охота. Осторожно подкравшись к деревьям, громко крикнул.

Из-под низких веток в разные стороны метнулись серые тени. На секунду растерявшись, прыгнул за последним. Ура! Вот она победа. Держу в руках отчаянно дёргающуюся тушку.

И что дальше? Надо умертвить добычу. А как? Самый простой способ свернуть шею. Но я никогда не убивал животных. Вообще никого не убивал. Держу и думаю, что ни хрена он не простой. Не так-то легко, оказывается, лишить жизни.

ААА!

Эта скотина изворачивается и больно кусает меня за палец.

На с*ка! Я со злости швыряю кусачую тварь прочь. По пути крольчатина встречается с деревом и прощается с мозгами. Дальше летит уже просто кусок мяса. Что ж, проблема решилась сама собой.

Подбираю несчастный трупик и приступаю ко второй стадии. Сочный кусок мясца от вышеупомянутого трупика отделяет малоприятная и неизвестная мне процедура свежевания. По идее надо отрезать голову, снять шкуру, выпустить потроха. Меня только от мыслей, что это все мне надо сделать замутило. Ладно, займёмся сначала костром.

- Можно сырым, - подала голос Квадра. - Он же уже не живой, так что его поедание не нарушит твоих правил.

- Я не хочу есть сырое мясо. Попробую развести костёр.

Показалось, что в ответ услышал полное сомнений хмыканье.

Отложил тушку и стал вспоминать, как разводить костёр. В теории надо потереть сухими палками друг от друга. Нашёл две относительно сухие и ровные палки. Сел у дерева и принялся тереть. Время идёт, терпение кончается, а результатов ноль. Может секрет в том, что это получается у заядлых онанистов с их натренированными руками?

На правой руке сдирается мозоль.

ААА бл*ть!

Ору в бешенстве и запускаю орудия дебильного труда в кусты. Провал, полный провал. За трудами не заметил, как наступил вечер. Солнце уже село, ещё можно что-то разглядеть, но через полчаса наступит полная темень.

Осталось развеять ещё один миф выживальщика. Ночёвка на дереве. Выбрал высокое развесистое дерево с густой кроной. Ветки начинались на высоте метров трёх от земли. До них можно было добраться, цепляясь за неровности и сучки.

Забрался, два раза чуть не упав. Толстые ветви были далеко друг от друга и не столь широки чтобы можно было лечь, не боясь упасть. Кое-как приспособился, опёршись спиной об главный ствол и положив ноги на самую толстую ветку.

Почему - то вспомнилось рожа белобрысой, после того как я её обработал. Надеюсь никогда больше не увижу никого из этого долбаного замка.



Замок. Центральный зал. На пирах и праздниках тут собираются по две сотни народа. Сейчас тут только пятеро. Сильно постаревший колдун подрагивающей рукой пьют из кубка вино мелкими глотками. Граф с перевязанной головой в раздражении ходит туда-сюда.

- Кого ты призвал в тело этой твари? - наконец произносит он, обращаясь к Маркусу, - мои лазутчики из людей барона донесли что он переплыл через реку. КАК?

- Призванная тварь оказалась сильнее здешней и полностью её подавила. Этим также объясняется и невосприимчивость к серебру.

- Оборот с силой своего вида и без его слабостей, - граф взвывает, - да он кучу денег стоит! Надо его вернуть.

- Этот монстр ранил твою дочь, а ты только о деньгах думаешь, - обиженным голосом говорит графиня Нилания.

- ТВОЯ дочь получила то, что заслуживала. Ты думаешь я не знал, что она тайком его подкармливает, приручая к себе? Мнишь себя самой умной, да? А если бы он её укусил? Ты же видела во что превращаются люди после... Так что заткнись и не лезь в мужские разговоры.

- Атак со стороны барона, по крайней мере в ближайшее время, можно не опасаться, - вступает в разговор Шрам. - Он уже использовал свиток призыва Земляного Наага, да и колдуны из ордена его уже наверняка покинули. Слишком дорого даже для него их содержать. Так что можно спокойно отсидеться в замке и зализать раны.

- Да, но зелья для обращения в псевдо оборотов храниться только сорок дней, а без крови нашего "беглеца" я не смогу его снова сделать. И в таком случае те девяносто тел внизу это просто толпа быдла.

Граф останавливается и устремляя взор куда-то вдаль, сквозь стены замка, тихо, с ненавистью произносит:

- Я отыщу тебя где бы ты не спрятался, тварь!

- А я помогу тебе в этом отец, - Арк встаёт и уверенным жестом поправляет перевязь с мечом.

- Хорошо, отправляйся утром. Найди мне его.


Ночь прошла ужасно. Как только начинал засыпать, казалось, что клонюсь на бок и падаю. Судорожно просыпался, немного успокаивался и через десять минут всё повторялось. Кроме того, под утро выпала роса и стало реально холодно.

Как только немного рассвело, слез с дерева и побрёл к дороге. Кролика под деревом не было видно, прибрали менее щепетильные хищники чем я.

Попробуем растительную пищу. Тёмная молчала, для неё все деревья и кусты были одинаковы бесполезны. Опытным путём выяснил, что от красных в чёрную крапинку ягод, случается понос. От белых с полосами, блевота. А от крупных голубых оба одновременно.

- Почему ты не предупреждаешь о ядовитости ягод? - в раздражении после последствий очередной дегустации спросил свою тёмную половину.

- То, что ты пробуешь не ядовито, - спокойно ответила Квадра.

- Но и не съедобно, нахер!

- Вся зелёная пища не съедобна.

Плюнув от досады, поплёлся дальше. Примерно через час дорога стала более оживлённее. Попадались как отдельные подводы, так и целые караваны с серьёзной охраной. Пешие шли по одиночке или группами. Одеты все по-разному, кто в кожаных куртках, кто в простых холщовых, как я. Многие с оружием. Стражники в кожаных доспехах с железными мечами. У остальных деревянные дубины, луки. Короче народ серьёзный и не болтливый. Подошёл с вопросом к стражнику небольшого каравана, но тот молча положил руку на рукоять меча. Намёк понятен.

Ещё пару раз пытался завести разговор. Так же бесполезно. Похоже, местная дорога не то место где можно расслабиться и просто поговорить, коротая путь.

Наконец с вершины очередного холма увидел город. Он был расположен в долине, со всех сторон окружённый такими же холмами и по форме напоминал звезду с толстыми лучами. Через город протекала река. Вокруг города простирался заросший травой пустырь.

Вместе со всеми подошёл к воротам. Немного разволновался. Что меня там ждёт? Как примут?

Стена, окружающая город была высотой метров десять. Старая, вся в щербинах и подтёках. Наверху расхаживали вооружённые люди.

Перед воротами толпа сгустилась, стражники что-то делали с приезжими. Когда подошёл поближе, увидел, как толстый купец даёт что-то одному из стражников. Другой стражник в это время касается купца и всех его сопровождающих кончиком копья.

Проверка какая-то? Какая?

Странники вокруг меня мнутся в нетерпении, им уже невтерпёж попасть в город. Очередь хорошее место для начала разговора. Можно попробовать расспросить.

- Что же так-долго? - начинаю я.

- Да не говори, - не выдерживает здоровяк, ведущий в поводу огромного быка, - мало того, что деньги берут за вход, так ещё и досмотр устраивают купеческих караванов. Чтоб больше денег содрать.

Плата за проход. Блин, как я мог забыть про этот обычай средневековых городов? У меня же нет денег.

- Ага, а ещё в живых людей копьями тыкают, - продолжаю я осторожно.

- Ну, так это, так-то правильно. Проверка на нечисть серьёзное дело. Можно потерпеть. Не дай бог какая тварь в город прорвётся.

Да ё-моё. Это же про меня.

- А как проверяют. Магия какая-то?

- Серебром касаются. Нежить, она же прикосновения серебра не выносит, ты что не знал, что ли? - парень подозрительно не меня посмотрел.

- Знал, знал, просто везде по-разному вот и спросил, - принялся я отмазываться, - а если всё-таки прорвётся?

- Ну так без пропуска что на входе после проверки дают, его первый же патруль задержит.

Понятно. Бочком выбрался из очереди. На меня странно посмотрели, но кипеша поднимать никто не стал.

Решил обойти вокруг города, может стена не окружает его целиком? Оказалось, что окружает. По крайней мере, вокруг той половины, где находился я. Моста через реку снаружи стен тоже не было. Он, наверное, был в городе, может даже не один. Но для меня проход туда был закрыт.

Пока обходил стену, наткнулся ещё на пару ворот. И везде стражники брали деньги и проверяли на нечисть каждого входящего, касаясь его кончиком серебряного копья. Походу нечисть тут реально опасная угроза.

Сижу на берегу речки и кидаю камешки. Оставался только третий вариант. Ладно, что зря рассиживать, помойка так помойка. Буду начинать карьеру с самых низов. Ниже просто некуда. Ну, хоть не шлюхой, улыбнулся сам себе. Полажу по окрестностям, попробую наладить контакты с местными, а там может и денег заработаю чуток. И тогда можно будет попробовать в город пробраться.

По идее свалка не должна располагаться далеко от города. Хотя с чего я взял, что она вообще тут есть? Вон средневековые города прекрасно без них обходились, горожане просто выливали помои друг другу на головы.

Решил пойти по ближней дороге в сторону от города. Вокруг также простирался пустырь, были видны засохшие пеньки деревьев. Дорога была немного под уклон, и скоро запахло болотом. По шаткому мостику перешёл небольшой ручеёк. Бинго! Вот она родимая. Довольно большая низина было усеяна мусорными кучами, чередующимися с лужами застоявшейся воды. В парочке мест над всем этим великолепием курился дымок не затушенного костра. Проблема с огнём решена.

- Рядом стая птиц, - неожиданно раздался голос Квадры.

- Не смогу их поймать, - на автомате ответил я.

- Сможешь, я помогу.

- Где они? - попробовать стоило.

- Поверни голову. Да не в эту сторону бестолочь. В другую. Вот там видишь небольшая рощица? Вот там они и пасутся.

Внимательным взглядом посмотрел на землю. Не то, не то. А вот это самое то. Поднял с земли не длинную, но увесистую палку. Затем тихим шагом подошёл к кустам. Птицы, заметив меня плотной кучей щеманулись вверх. Я был наготове и запустил палку, на удачу, примерно в середину взлетающей стаи. Попал.

Одна из птиц кувыркаясь, упала на землю. Сломанное крыло не давало взлететь. Подошёл, замахнулся, и ударил, целясь в голову. Птичий череп сухо хрустнул. Прислушался к себе. Ничего не поменялось. Ничего не почувствовал. Голод ускорил процесс одичалости.

Пошёл на дымок. Кто-то выбросил целую кучу ломанной мебели и поджёг. Большая часть обломков уже сгорела. Только на краю ещё тлели куски плохо обструганных столов, скамеек и прочего не определяющегося хлама. Качество как из советской столовки. Точно - это похоже мебель из трактира. Посетители напились, устроили махач с неизбежным битьём посуды и мебели. И вот результат.

Вдруг в куче пепла что-то блеснуло от луча заходящего солнца. Поддавшись любопытству, наклонился и взял маленький круглый предмет. Пальцами стер нагар. Оказалось, что держу в руках монету. Очень хорошего качества. На одной стороне был изображён пейзаж. Тройка лошадей куда-то несётся, по краям ветки вперемешку с буквами. На другой стороне цифра десять. Именно так мозг идентифицировал эту закорючку. Жёлтый металл, может бронза?

Настроение немного поднялось. Оглянулся вокруг. Вонючих помоев не было. Небольшой холм отделял это место от остальной свалки. Под рукой куча дров, а рядом, у одиноко стоящего дерева можно развести костёр и переночевать.

Подобрал с земли камень. Вот эта более-менее ровная доска сойдёт за разделочную. Ложу на неё тушку птицы.

Удар и расплющенная голова отлетает от туловища. Ещё парочка и птичка лишается лапок. Сложнее оказалось достать внутренности. Далеко не с первой попытки проткнул брюхо, и полу разрезав, полу порвав кожу, выскреб внутренности. Кое-как выщипал перья. Наконец положил истерзанную тушку в угли.

Потянулись томительные минуты ожидания. Потянуло приятным запашком жареного мяса. Чтобы не отвлекаться отнёс к дереву охапку дров. Ещё пару раз сходил, пока куча не показалась достаточной для ночёвки.

Ждать уже не было терпения. Вытащил мясо из углей и начал есть, обжигаясь и давясь. Как же вкусно, несмотря на то что без соли и местами подгоревшая. Птичка кончилась быстрее, чем я утолил голод. Но все равно было классно. Уселся у дерева, развёл костёр и приготовился спать. На душе было хорошо и спокойно.

- Спокойной ночи Квадра, - прошептал засыпая.

- Ночь не будет спокойной, тут повсюду опасные животные, - испортила настроение тёмная.

- Пофиг, разбудишь если что.

И провалился в сон.



Третий день.



Утром проснулся с хорошим настроением. Вопрос выживания в ближней перспективе решён. Живности тут много, дров тоже. Воду можно брать из того ручейка, который перешёл, направляясь сюда. Надо только построить какой-нибудь навес, чтобы от дождя укрыться.

Поднялся на холм, закрывающий меня от остальной помойки. Вокруг простиралась равнина, заросшая небольшими рощицами кустов, и дальше плавно переходящая в болото.

Хорошо, исследования оставим на потом. Сейчас укрытие, благо стройматериала хватало. Собрал с округи доски, ветки, даже парочку небольших высохших стволов приволок.

Использовав дерево, возле которого ночевал в качестве центральной опоры, сделал что-то вроде шалаша. Закидал внутрь несколько охапок высохшей травы. На вид получилось, конечно, страшно, но на первое время пойдёт.

Так, пришла пора заняться поисками пищи. На штанах карманов не было, так что спрятал свой первый капитал в шалаше, зарыв под корень.

Сначала пошёл к тем кустам, которые вчера дали прокорм. Сегодня тут никого не оказалось. Пошёл дальше, обходя лужи стоячей воды, поросшей камышом.

Наткнулся на небольшой ручеёк, тихо журчавший из-под веток деревьев. Утолив жажду, огляделся. Дичи так и не попадалось. Заметил особенность этой свалки - совершенно не воняло. Мусор в основном сломанные деревянные и/или каменные вещи. Пищевой органики нет вообще.

- Дичь, - неожиданно раздался голос тёмной.

- Где? - Я напрягся.

- Прямо. Довольно крупный, но не опасный. Куда попёрся? Ветер от тебя, она может почувствовать. Обойди.

Послушав совет, осторожно обошёл. Медленно раздвинув пучок высокой травы, загораживающей обзор, увидел небольшое животное похожее на свинью. Хрюшка увлечённо рылась в мокром грунте, добывая себе что-то вкусное.

Подкрадусь и забью дубиной. Пару раз глубоко вздохнул и выскочил из кустов.

Удар. И моя дубина оказывается на том месте, где только что была свинья. Промахнулся блин. Как оказалось, слишком рано вообразил себя опытным охотником. Дичь со всех ног уносится прочь, противным визгом оповещая всю округу о моей неудаче.

- Надо ли было выбираться из графских подвалов, чтобы сдохнуть от голода на помойке, - слышу полный яда голос тёмной.

- Заткнись, может это она от твоей тёмной ауры щеманулась, - отвечаю я.

Да уж, надо признать, что для охоты на крупную добычу у меня пока мало опыта.

Пойдём дальше. Впереди была особенно густая рощица небольших деревьев. При ближайшем рассмотрении оказалось, что она прятала небольшую речушку, полную рыбы. Совершенно не пуганной. Большие и маленькие рыбина плавали, медленно шевеля хвостами и поблёскивая чешуёй.

Первый раз, увидев такое разнообразие, я аж внутренне облизнулся. Но потом призадумался. Как её из воды достать? Ни удочки, ни сетей естественно у меня не было, и сделать совершенно не представлялась возможным. Это была проблема. Но как учил меня Валерий Иванович, преподаватель математики из универа, правильная постановка вопроса, уже половина решения проблемы.

Итак, есть рыба. Надо чтобы она оказалась в моих руках. Ну не так утрированно конечно. Хорошо, оказалось не в воде. Надо отделить рыбу от воды. Но как? Забор выстроить что ли? Блин, точно забор. Так же древние люди делали. Огораживали часть реки, оставив небольшое отверстие, а когда туда рыба заплывала, просто перекрывали это отверстие. И всё.

Надо повспоминать школьный курс, может ещё что-нибудь полезное вспомню.

Пройдя вдоль берега речки, нашёл удобное место, где она поворачивала, делая небольшую и неглубокую заводь. Дно было песчаным и хорошо просматривалось.

Принялся за работу. Благо разного деревянного хлама здесь хватало. Приволок не берег целую охапку палок, примерно одинаковой длины. Разулся, залез в воду и стал втыкать заготовленный материал в податливый песок. Рыбы при моем появлении величаво уплыли. Ничего, посмотрим кто кого.

Всё, готово. Надо через часок заглянуть. А пока домой. Улыбнулся этой мысли. Лёгкой походкой пошёл в лагерь.

- Впереди люди, одиннадцать человек. Могут быть опасны.

От неожиданности я присел и стал настороженно озираться.

- Они тебя уже заметили и ждут, - продолжала огорошивать тёмная.

Что делать? Попытаться сбежать? Одиннадцать человек я не одолею. Но там мой лагерь, кусок земли уже ставший моим. И деньги там остались. Спокойно обдумав все за и против, решил, что надо попытаться отстоять своё.

Зайдя за холм, увидел, что за моим костром полукругом сидят с десяток маленьких людей, замотанных в какие-то тряпки. Нет, девять. Значит двое в засаде.

Один из сидящих сказал каким-то высоким ломающимся детским голосом.

- Ты что здесь забыл, дикий?

Я пригляделся. Точно. Все сидящие были детьми разного возраста. Самому старшему было лет шестнадцать, а младшему лет пять. Немного расслабился. Это же дети, что в них опасного?

Бум!

В мою голову прилетело увесистое опровержение в виде камня. Я пошатнулся и начал падать лицом вниз. Опа, ноги уже оказались связанны какой-то верёвкой с камнями. Даже не заметил, как это произошло. Как только упал, на руках сразу повисли по трое малолетних засранцев, не давая пошевелиться. На спине сидело ещё минимум двое.

- Откуда это у тебя? - спросил подошедший уверенным шагом главарь, показывая монетку. Мою монетку.

- В пепле нашёл.

Как они смогли её найти? Я же так хорошо её спрятал. У меня ещё оставалась надежда всё разрулить по-хорошему. Это, наверное, их территория. Надо попытаться договориться.

Главарь понятливо кивнул и сделал рукой непонятный жест. Из-за его спины показался самый маленький беспризорник. Усиленно пыхтя, он тащил здоровенный камень.

Зачем?

Затем, чтобы, оказывается, опустить мне его на голову. В последний момент, поняв, что меня банально кончают, я дёрнул головой. Камень вместо того чтобы расколоть мне череп, скользнул по волосам, больно сдирая кожу.

Всё, хватит. Резко подогнул колени и повернулся на бок, пытаясь вырваться из захвата. Но бандюги держали крепко, никак не удавалось освободиться. Вдобавок тот, что сидел на спине начал втыкать в меня что-то острое, пытаясь найти печень. Или почки, или ещё что-нибудь очень полезное для моего организма.

Вцепились как стая волков на раненого оленя, бл*ть.

- Волки огня бояться, - неожиданно включилась Квадра.

- А помочь не хочешь? А!? - ору в бешенстве.

- Нет.

Какой на хрен огонь!?

Да костёр же рядом. Пару раз целенаправленно переворачиваюсь, и мы всей толпой сваливаемся в кучу горящих поленьев. Приличную такую кучу. Эти гады дров не жалели, не им ведь пришлось её собирать.

Сразу же раздались испуганные вопли, захват с рук исчез. Топчась в костре и кашляя от дыма, принялся раскидывать голыми руками горящие угли вокруг. Это заставило держаться банду на расстоянии. Больно прилетевший по уху камень, напомнил, что у противника есть и оружие дальнего боя.

Верёвки на ногах уже достаточно прогорели, так что резко приседаю и рву их, освобождая конечности. Теперь можно.

ААА!!!

Ору от боли в обгоревших конечностях. Пока был в костре держался на морально-волевых и сейчас выплёскивал всю боль и бешенство в протяжном вое.

Резким прыжком ухожу в сторону предполагаемого стрелка. Ещё пара прыжков и я в кустах.

Где ты гад?

Обострившийся нюх точно указывает на небольшую возвышенность метрах в двадцати. Я лечу туда и нос к носу сталкиваюсь с засадником. Это парнишка лет пятнадцати, который в настоящий момент, оправившись от испуга, достаёт что-то очень похожее на нож. Не давая ему времени опомниться, бью в пах. Противник падает, разевая рот в беззвучном крике.

Одно из правил войны - используй ресурсы противника против него самого. Быстро обшарив поверженного врага, стал богаче на большую сумку, наполненную кучей одинаковых круглых камней, широкий ремень и нож. Больше всего порадовал именно он. Самодельный и плохого качества, он всё равно представлял большую ценность в моем положении.

Ремень - это, скорее всего примитивная праща, для обращения с которой у меня не было навыка. Хорошо оставим для лучших времён. А вот камни можно использовать в ближнем бою.

Кусты трещат, похоже, вся шайка устремилась в погоду. Теперь, лишив их одного козыря, я слегка сравнял шансы.

Достаю камень и заношу руку для броска. Из кустов вываливается первая жертва. Кидаю со всей силы, благо цель всего в метрах трёх. Промахнуться сложно.

Попал! Малолетний засранец сгибается и медленно заваливается на бок. Минус два.

Преследующие растянулись в цепь, видимо считая, что я спрячусь от них в кустах, поэтому появлялись по одному. Вывел из строя ещё трёх, прежде чем они поняли, что один на один я им не по зубам.

Затаились вне видимости. Мне тоже не следует оставаться на месте. Вот если бы ещё вырубить главаря, то можно рассчитывать на победу.

Потихоньку пробираюсь по кустам. Так. Вот и мой лагерь. А вот и противник. Оставшиеся хулиганы стоят плотной кучей. Главарь впереди. Держит в руках как будто небольшой рулон свёрнутой бумаги.

Увидев меня, что - то произносит и кидает в мою сторону. Раздаётся громкий треск и от него во все стороны летят голубоватые искры.

Магия!

Я, на всякий случай, бросаюсь на землю. Однако магия у помойного авторитета тоже помойная. В смысле от её применения больше пострадали его люди, а я не ощутил никаких последствий.

Главарь и двое ближе к нему стоящие падают на землю и начинают биться как от удара током.

Блин, да мне повезло. Осторожно поднимаюсь и приближаюсь к остаткам разгромленного воинства. Вперёд выступают трое оставшихся, ощетинившись разнообразного вида самодельным оружием.

- Это моя земля. Ещё раз увижу, буду убивать. Ясно? - спрашиваю их.

Молча кивнув, шпанята помогают поверженным кое-как подняться и уходят.

Ура! Победа.

Глубоко вздохнув, подвожу итоги.

Первое - обнаружил, что живу здесь не один. Банда держала под собой эту территорию, и я их подвинул. Свой лагерь я отстоял, но не стоит их провоцировать и заходить далеко в ту сторону, куда они ушли. Теперь, надеюсь, мы поняли друг друга.

- Они далеко, пока не будут нападать, - соглашается со мной тёмная.

Второе - я захватил первые трофеи. Праща, в перспективе очень серьёзное оружие. Сумка тоже хорошо, а то задолбался уже всё в руках таскать. И нож - главное приобретение. То, без чего выживание очень осложняется.

Блин, а деньги то пропали, приходит запоздалая мысль. Ну ладно, при мне осталась моя добыча, костёр и жилище. Тоже не плохо. Но на будущее надо оборудовать тайник в другом месте.

Атака оборванцев на время заставило забыть о чувстве голода. Но адреналин схлынул, и очень захотелось есть. Пора проверить мою ловушку для рыб.

Быстрым шагом приблизился к реке. Всё время был на чеку, ожидая нападения разгромленной банды. Но обошлось. В ловушке ждал сюрприз. Там плавало три больших рыбины, и с десяток помельче. Аккуратно закрыл брешь, через которую рыбки заплыли.

Но что дальше? Не рассчитав, сделал ловушку слишком большой. Это на первый взгляд рыбы медленно передвигались, но как только они почувствуют угрозу, то станут нереально быстрыми.

Так, а что мешает мне сделать ловушку поменьше?

Точно, перегородим её, разделив на две половины. А потом ещё раз.

Воодушевившись, стал приводить свой плана в действие. Добыча спокойно наблюдала, лениво шевеля плавниками. Заволновались только тогда, когда вся стая оказалась в ближней к берегу четверти. Пора! Стал сильно бить по воде палкой. Одна крупная рыбёшка, поддавшись панике, вылетела на берег. И сейчас изгибалась на солнце, блестя разноцветной чешуёй.

А вот вторая ушла. Сильно ударив по воде хвостом, умудрилась перескочить барьер и исчезла в водах реки. Стал осторожнее и в результате разжился ещё одной большой и четвёркой поменьше.

В лагерь возвращался уже в хорошем настроении. Добытая добыча, приятно оттягивая руки своей тяжестью. Время было уже после полудня, солнце приятно грело спину. Разделка рыбы на удивление не заняло много времени. Острым камнем соскрёб чешую, отрубил голову и плавники. Затем ножом доделал остальное. После этого рыбка отправилась в угли.

Ммм, как же вкусно. Первый раз за все время побега полностью наелся.

Времени после обеда до вечера оставалось ещё много, так что решил продолжить исследования, и по дороге найти место для тайника.

На сей раз решил пойти в сторону болота. Сначала шёл по твёрдой земле. Вокруг также росла густая трава, местами уступавшая зарослям кустарников и невысоких деревьев. Но вскоре небольшие, встречающиеся по пути лужи, стали сменяться настоящими озерками со спокойной водой. Под водой захлюпало. Походу надо поворачивать назад.

А это что? Прямо передо мной возвышалась плохо обструганная палка, с черепушкой какой-то зверюги наверху. Похоже на предупреждающий знак. Интересно, кто там дальше? Шаман, охотник, местный колдун?

Первый контакт с местным населением был неудачен. Может здесь получиться? С этой благой мыслью я переступил за пограничный столб. Началось реальное болото, поэтому приходилось тщательно выбирать дорогу.

Так.

Почему я лежу лицом в болоте? Только что шёл, внимательно глядя под ноги, а сейчас наблюдаю окрестности с горизонтального положения. Только затухающая пульсирующая боль в голове говорит о том, что между этими двумя состояниями что-то произошло.

- Тебя оглушили камнем, - слышу спокойный голос тёмной. Блин, да заколебал уже местный каменный век. А с другой стороны, стрела в голове лучше, что ли? Так что мне везёт ещё.

- А ты почему не предупредила? - удивлённо спрашиваю.

- Не заметила. Хорошо прячется. Не хочет убить. Только отпугнуть.

- Понятно.

Помолчал, обдумывая ситуацию. Если с малолетней бандой было всё понятно - отморозки сразу готовы были убить чужака, то тут ситуация неоднозначная. Я зашёл на чью-то территорию и меня вежливо, по местным порядкам, конечно, пожелали выпроводить.

- Эй, там в кустах. Я поговорить хочу, - закинул я пробный шар.

В ответ тишина.

- Я не претендую на твою жизнь или землю. Мне просто нужны ответы. Можем договориться об обмене.

- А что ты можешь предложить старому Чаку? - кочка метрах в пятнадцати приподнялась, и стало видно, что это идеальная маскировка для прячущегося там старика.

- А что вам нужно? - решил сыграть ва-банк. Предложить то все равно нечего.

- Нам не о чём разговаривать, уходи с моей земли, - сказал, как отрезал старик.

- Я могу выполнить какое-нибудь поручение, - сделал последнюю попытку.

Старикан задумался.

- На краю болота гнездятся нарпи. Я уже стар для охоты на них. Принесёшь десяток тушек, будет тема для разговора.

- Скажи, как они хоть выглядят то и где находятся, - опаньки, кажется, нарисовался мой первый квест здесь.

- Поверни назад и пройди прямо шагов двести. Там будет старое засохшее дерево. Поверни от него налево и пройди ещё пятисот шагов. Там их и увидишь. Они опасны. Без них не приходи.

Понятно. Вернее, не очень. "Они опасны" - просто писец как информативно.

Медленно поднялся и, повернувшись назад, пошёл к ориентиру, указанному стариком. Прошагав двести шагов ничего не увидел. Может у меня шаги короче, чем у него? Или старик уже в маразме, и ни хрена не помнит. Начал ходить кругами, ища хоть что-то похожее на старое дерево. Под ногой хрустнула засохшая ветка. Откуда она здесь?

Пошарив в особенно густом кусте травы, нашёл старый, обугленный пенёк. Вот и ответ. Дерево действительно было, но сгорело. От молнии, например. Только пенёк и остался.

Так. Я пришёл оттуда, значит мне туда. Определившись с направлением, стал отсчитывать шаги. По мере приближения к месту обитания загадочных нарпов, или нарпи, хрен знает, как правильно склонять, трава становилась всё гуще и выше. Скоро она стала выше моего роста, так что мне приходилось медленно пробираться через заросли.

Показалось, что кроме шелеста травы появился ещё какой-то звук. Остановился, прислушался - точно, что-то вроде жужжания. Дальше стал продвигаться медленнее, внимательно вглядываясь.

Наконец остановился на краю небольшого, заросшего камышом и прочей болотной травой пруда. На противоположном берегу среди кустов увидел проносящихся по воздуху, туда-сюда, необычных животных. Или птиц? Они были небольшого размера и походили... на морских коньков.

Как бы дурацки это не звучало. Махали своими маленькими крылышками так быстро, что эти движения сливались в одну мерцающую полосу. Скорее всего, это и есть искомые нарпи.

- Я чувствую, что они опасны, - высказалась тёмная.

- Да ты что!!! - надеюсь она услышала тонну сарказма в моём голосе.

Но чем действительно эти пичуги могут быть опасны? Подавив первый порыв сразу начать на них охотиться, призадумался. В этом мире безопасные на первый взгляд вещи, оказывались очень опасны. На собственном опыте убедился, только чудом выжив. И раз старик сказал, что они несут угрозу, есть смысл ему поверить и немножко подстраховаться. Например, улучшить защиту. Про доспехи конечно речи не идёт, но вот простейший щит можно попробовать замутить.

Ладно, план минимум выполнил, узнал их расположение, теперь домой. Место для тайника в другой раз поищу. Поздно уже и щит надо делать.


Четвёртый день.



Солнце заходило, красиво раскрашивая горизонт во все оттенки красного и синего. Сидел возле своего шалаша и думал, как сделать щит. На первый взгляд всё легко. Соединить несколько одинаковых досок по вертикали, скрепив их парой поперечных брусков. Но для этого потребуется молоток и гвозди, или хотя бы верёвка. Их у меня естественно не было.

Потом пришла мысль обойтись без инструментов, сделав из веток что-то вроде плетёнки. Совершив набег на ближайшую группу кустов, принёс целую охапку веток. Использовав камень обрезал их до одинакового размера.

Что мы знаем о плетении? Ничего. Будем пытаться. Спустя час пыхтения, матов сквозь зубы и ободранных пальцев на свет явилось творение. Больше всего это напоминало кусок выдранного забора, со щелями толщиной в палец.

Надо сделать ещё один слой, пришла здравая мысль. Набив руку, вторую часть щита сделал за вдвое меньшее время. Затем положил одну половинку на другую и стал соединять самыми гибкими побегами. Продел лозу через щели в обеих частях, и придавив коленом сильно затянул. Повторил эту операцию ещё три раза, крепко соединив половинки по углам. В середине, из такой же лозы, сделал ручку для держания.

Оглядел свой первый, самостоятельно изготовленный, предмет амуниции. И мне понравилось. Да, изделие было неказисто и вряд ли обеспечит надёжную защиту от колющего оружия. Но вот удар камня из пращи или дубины ослабит.

Хорошо, защитой обеспечен. Теперь пора подумать об оружии. Дубина, с которой началось моё удачно знакомство с местными птичками, так и была при мне. Малолетняя шпана не позарилась на такой трофей.

Нож - это оружие последнего довода.

Праща. Очень хорошее оружие дальнего боя. Главное, что снаряды не надо изготавливать, они валяются прямо под ногами. Хотя тут я не заметил никаких камней. Надо на речку. Там полно округлых камешков разных размеров. Те, что были в сумке бывшего владельца, я оставил в шалаше. Уж больно они были хорошего качества, все примерно одинакового размера и веса. Для учёбы жалко такие тратить.

Погнали за боеприпасами. Щит в левую руку, дубину в правую. Сзади сумка. И бегом до речки. Решил бегать по утрам и вечерам и делать зарядку. Надо укреплять физическую форму.

В речке действительно оказалось много подходящих камешков. Набил ими полную сумку. Заодно и проверил свою ловушку и стал богаче на пару средних рыбёшек. Норм. Пока выпотрошенная рыбка пеклась в углях, решил потренироваться с пращой.

Возле холма из досок соорудил, что-то вроде мишени и отошёл от неё шагов на двадцать. Для начала сойдёт. Зарядил камень и принялся раскручивать. Сделав несколько оборотов, решил, что хватит и отпустил один конец. С громким щелчком камень полетел, куда в сторону предполагаемого противника. В никуда, то есть.

А тот конец верёвки, что я отпустил, продолжил своё движение и заехал мне в лобешник. Причём так сильно, что я сел на задницу, моргая от кучи звёздочек в глазах. Блин как же больно то.

Внутри послышался противный смешок. Кому-то весело как я погляжу, со злостью подумал про тёмную.

Однако первый блин комом не остановил моего желания научиться стрелять из пращи. Я учёл ошибку и стал тренироваться правильно крутить верёвку и вовремя её отпускать. Пока без камня.

Прошло три дня. Ничего примечательного не случилось. Утром пробежка до речки, там зарядка и купание в ледяной воде. Сбор урожая в ловушке и домой.

Приготовление завтрака и тренировка с пращей до упора. Вот тут меня ждало разочарование. Я научился сносно метать камни и больше не ранил себя. Но вот с точностью были большие проблемы. С того же расстояния в двадцать шагов за эти три дня я попал в мишень раза два. Остальные разы камень стабильно уходил в холм.

То есть теоретически я попаду в цель размером со слона с шагов пяти. Для охоты на мелких и юрких нарпи этого явно недостаточно. Попробовать как тогда с птицами? Подобраться поближе и швырнуть палку. Может смогу так кого-нибудь сбить.

Лучше всё равно придумать не смог. Ладно, значит это и будет мой план. Завтра пойду за нарпи.


Утром следующего дня было немного пасмурно. Надеюсь охоте это не помешает. Сборы были недолгими. В последний момент всё-таки решил взять пращу.

На этот раз довольно быстро добрался до места обитания диковинных птичек. Осторожно подобрался поближе. Похоже, со слухом и зрением у пернатых были проблемы. Я находился от крайней ко мне пичуги на расстоянии метра три, а она всё ещё меня не замечала.

Медленно присел, занося руку с палкой для броска и приготовившись сразу спрятаться за щит. Глубоко вздохнул и бросил. Голову сразу спрятал за щит.

Тук, что-то не сильно стукнулось об щит. Если это ответ птичек на агрессию, то не убедительно. Всё оказалось проще, чем я думал.

Вдруг руку кольнуло, как будто обожгло. Пригляделся. Точно, на коже маленькое красное пятно. Затем взгляд упал на то место, где рука касалось щита. Вернее, в этом самом месте щита не оказалось, а наличествовала большая сквозная дырка. Края дырки шипели и дымились синеватым паром.

Кислота! Вот чем опасны эти пичуги. Они плюются кислотой.

Сквозь отверстие было видно, что в мою сторону повернулись ещё несколько птичек. Смешно раздувая брюшки, они принялись плеваться в мою сторону разноцветными струйками.

Бегом на хрен отсюда. Я вскочил и побежал. Жужжание за спиной всё усиливалось. Похоже, за мной в погоню устремилась вся стая. Густая трава и остатки щита пока закрывали меня от прямых попаданий разгневанных птичек. Но всё равно кожа нестерпимо чесалась в тех местах, где плевки прошли вскользь.

Наконец шум погони стал затихать. Я немного замедлился и затем остановился, с трудом переводя дыхание. Оглянулся назад. Стая, все так же рассерженно гудя, уходила обратно.

Она была огромного размера. Если представить, что ей удалось бы окружить жертву, то от бедняги за пять минут даже скелета бы не осталось.

- А от тебя за десять, - обрадовала тёмная.

- А может от нас? - отвечаю ей.

- Нет, я не настолько глупа, чтобы лезть на неизвестную опасность, так что это была бы только твоя вина, - ответила тёмная с ноткой превосходства в голосе.

Идиотская логика, конечно, но спорить дальше не хотелось. Проиграв в открытой схватке, демонесса теперь вовсю словесно изощрялась, и не упускала возможности подколоть меня. В этом она очень походила на своих человеческих "сестёр".

Ладно, думаем дальше. По отдельности нарпи не так опасны. Но в стае они как исполинский великан, которому такие, как я не страшны. Мысль о размерах навела на другую мысль. О праще. В цель такого размера даже я попаду. Просто невозможно промахнуться.

Быстро разобрал ремень, положил камень, и сильно раскрутив, бросил. Даже не стал высматривать, попал или нет. Сразу достал и бросил второй снаряд, затем третий.

Я стоял на довольно большом расстоянии и видел, как снаряды просто утопают в живом облаке. Стая остановилась и немного покружив, двинулась в мою сторону. Время сматываться.

Такую операцию я провернул ещё три раза. Отбегал на безопасное расстояние, стрелял и снова бежал. Наконец расстреляв весь боезапас, решил, что хватит. С десяток птичек я точно завалил.

Когда стая ушла, пошёл по её следам. Да, сильная штука их кислота. Густая, труднопроходимая трава теперь вся была прорежена широкими просеками. Места, куда попали плевки нарпи, курились ядовитыми дымками.

Осторожно пошёл вперёд, стараясь избежать опасных участков. А вот и первый улов. Птичка лежала на боку, красиво блестя разноцветной шкуркой. Я присел рядом и внимательно рассмотрел добычу. Вблизи, схожесть с морским коньком ещё больше усилилась. Маленькая, вытянутая головка с трубчатым рыльцем, переходит в довольно костлявое тельце, с плотной шкуркой. Только хвост завернут в другую сторону, придавая существу схожесть с буквой "S". Крылышки как у стрекозы.

Выстлав дно сумки травой, положил туда первую добычу. На ядовитых проплешинах блестящие тушки были хорошо заметны, так что план выполнил быстро. Пора к старику Чаку.

На сей раз не стал заходить за границу, обозначенную палкой с черепом. Остановился рядом и стал кричать.

- Чак! Я принёс, как договаривались.

- Положи на землю и отойди на двадцать шагов, - приглушено донеслось откуда-то снизу.

Положил тушки на траву и отошёл, как сказали. Интересно, из какой кочки сейчас этот чудик выползет?

Не угадал. Раздалось бульканье и на берег прямо из болота вылезло человекоподобное существо. Пригибаясь к земле, оно осторожно подошло к тушкам.

- Десять штук, как договаривались. Теперь твоя очередь выполнить свою часть сделки.

- Спрашивай, - старик был немногословен, занимаясь изучением добычи.

Я даже немного растерялся. Какой первый вопрос нужно задать?

- Как называется местность, в котором мы сейчас находимся?

Старик удивлено на меня посмотрел.

- Это провинция Эорт, четырнадцать лет тому назад бывшая в составе Дарской империи. Сейчас она является пограничной территорией между империей и королевством Ингория. Город что стоит рядом, это столица провинции Энгалузия. Через неё протекает река Дерина.

Ок. Империя, даже бывшая, это хорошо. Единая систем денег, образования и т.д. Порядку должно быть больше.

- А там есть учителя, которые могут научить полезным ремёслам? - мысль получить профессию здесь меня не покидала.

- Раньше в городе было много мастерских, требовались трудолюбивые молодые люди. Как сейчас, не знаю. Я много лет не был в городе.

Интересно, мне ещё больше захотелось попасть в город.

- А сколько стоит проход в город и как здесь можно деньги заработать? - задал я самый животрепещущий для меня в данный момент вопрос.

- Проход в город платный? - старик снова удивился, - раньше такого не было. Птички что ты принёс в хорошем состоянии, так что я, пожалуй, накину тебе вдобавок по пять дариков за птичку, итого пятьдесят дариков.

Старик протянул мне пять монеток с номиналом десять неизвестных дариков. Один в один с той, что я нашёл в пепле от сгоревшей мебели. Любопытно узнать, что я могу купить на эти деньги.

- Ты что раньше имперских денег не видел? С таким интересом рассматриваешь. Они везде в ходу.

- Ну почему, видел, - второй раз в жизни, подумал про себя, - просто у нас больше натуральный обмен был. А что на эти деньги можно купить?

- За один дарик можно купить булку хлеба. За десять кусок мяса. Простая холщовая куртка обойдётся тебе в один два дарина.

- Дарин? А это деньга покрупнее, да?

- Ладно, объясню тебе всю денежную систему. В каждой монете присутствует доля золота в зависимости от наминала. В одном дарике - одна сотая часть пера, но это не самая мелкая монетка, есть ещё полударик. Дальше идёт дарин - одна пятая. Самая крупная и редкая монета это один дар. В нём уже не доли, а перья - целых пять.

- А перо -- это единица измерения веса, да?

- Да, самая лёгкая.

Понятно. Предположим, что вес этого самого "пера" примерно равен одному грамму. Насколько я помню, курс рубля к золоту где-то один к двум тысячам. Тогда один дарик это двадцать рублей, мелочь короче. Один дарин четыреста рублей, уже покруче. А один дар это, ого - десять тысяч деревянных. Так, у меня пятьдесят дариков, это по-нашему штукарь. Неплохо, блин.

- Спасибо за деньги, - я искренне поблагодарил старика.

- Не благодари, в городе бы тебе заплатили вчетверо больше. У меня свой интерес. Мне нужны нарпи, так что, если захочешь ещё пообщаться, приноси их, сколько сможешь. Ты поди, поистратился сильно, все деньги на гномью мазь пустил?

- Какую мазь? - настала моя очередь удивляться.

- Ну, я же вижу следы плевков нарпи на твоих руках. Раз руки не отсохли, значит, пользовался мазью. Другого-то способа спастись нет.

- Да, да использовал, - проговорил я запинаясь. Ни хрена себе подробности. Получается если бы не моя сверхрегенерации, я бы без конечностей остался. Ещё раз спасибо способностям оборота.

Воодушевлённый от полученной информации, я попрощался со стариком и быстрым шагом двинул в свой лагерь. Настроение хорошее, но добытые деньги здорово жгли карман. И если найденную монету было не очень жаль, легко нашлась, легко потерялась, то вот эти честно заработанные с риском для жизни мне были очень дороги.

В принципе эта территория Чака, вряд ли отморозки решаться тут рыскать, так что, например, под вот этим здоровым камнем и можно оборудовать тайник.

Я оглянулся. Густая трава хорошо меня скрывала. Нагнулся и быстро выкопал возле булыжника ямку, в которую тут же сложил все монетки. Тщательно всё заровнял и с чистой совестью пошёл в лагерь.

У меня есть кров, есть где добыть пищу, а теперь и неплохой способ заработка нарисовался. Жизнь налаживалась.


Пятый день.



Утром как обычно пробежка, завтрак и тренировка. Сегодня по плану дальнейшее исследование местности. Итак, используя более привычные названия сторон света, можно сказать что на юге болоте, где живёт старик Чак. На западе озеро с нарпи. Пришёл я примерно с востока. Значит сегодня мне на север.

Определившись с направлением, наскоро собрался и отправился в путь. Верная дубина в руке и праща завязанная ремнём на поясе.

В этом направлении местность повышалась и кустарники уступали место небольшим рощицам высоких деревьев. Трава наоборот стала ниже и не такой густой. В воздухе пахло лесной свежестью. Определённо, тут было приятнее чем на болоте.

Внимание привлёк предмет, выделяющийся из привычной картины наблюдаемого пейзажа. Подойдя ближе, обнаружил что предмет является огромным булыжником, имеющим правильную прямоугольную форму. Камень был наполовину в земле и почти весь оброс мхом. Там, где его не было, проглядывал естественный цвет камня - угольно чёрный.

Ну и хрен с ним. Валяется камень и валяется себе.

Но через десяток метров обнаружился второй такой же. Возле него я уже не стал задерживаться. Однако дальше по дороге камни стали попадаться всё чаще и чаще.

Обогнув небольшую рощицу молодых деревьев, я обнаружил их источник. Передо мной были развалины дома, даже можно сказать небольшой крепости. Подступы к нему заросли густой, высокой травой. Вокруг крепости был выкопан ров, до сих пор заполненный водой, чтобы усложнить противнику доступ к стенам.

Однако неизвестного врага это не остановился. Судя по сильным разрушениям и общей запущенности, замок был взят штурмом. Что - то реально мощное проделало огромную дыру в стене и раскидало булыжники из неё по всей округе. Удар был такой силы что камни вокруг возле места разрушения частично оплавились и покрылись толстым слоем чёрной копоти.

- Внутри что-то есть, я чувствую опасность - голос тёмной был напряжён.

- В смысле? Ты хотела сказать "кто-то". Да?

- Нет, оно не живое, но несёт угрозу. Лучше туда не ходить.

Резона не доверять демону не было. Но нешуточно разыгравшееся любопытство гнало вперёд. Что там может быть?

Решил для начал обойти здание кругом. Где-то через метров сто, высокая, по пояс трава, неожиданно закончилась, и я вышел на то, что раньше было дорогой к дому. Хорошо подогнанные плоские камни, являющиеся основой дорожному полотну, ещё держались. Но во многих местах вечно неугомонная трава уже пробила себе путь к свету сквозь щели между ними.

Дорога плавной петлёй вела к дому. Через метров двести из-за угла показался вход в развалины. Дверей или того что раньше их заменяло не было. Просто между двумя небольшими башенками отливал чернотой зов прохода внутрь.

Который манил зайти и пошариться там. Это первые мои развалины здесь. Всегда обожал такие места. Только в моём мире они, в основном, были представлены запущенными недостроенными многоэтажками или заброшенными частными домами. А тут всё настоящее! Сколько интересного можно там найти!

Но вместе с любопытством я почувствовал всё усиливающуюся тревогу. Может стоит прислушаться к голосу тёмной? Да ну нафиг. Если не пойду всю жизнь потом жалеть буду. Приняв окончательное решение устремился вперёд.

Вот и мостик через ров чтобы пройти внутрь. Ну как мостик, одно название. Деревянные доски служащие покрытием давно сгнили, осталась только рама - две продольные массивные балки, одна из которых была надломлена и держалась на честном слове, и с десяток поперечных. Надёжности данная конструкция не внушал. Но делать было нечего.

Осторожно наступил на целую балку. Шаг, второй. На десятом, конструкция заскрипела и зашаталась. Пришлось замереть.

Невольно кинул взгляд вниз. Я уже был надо рвом. Стоячая вода в нём заросла болотной травой и неприятно пахла. Очень не хотелось упасть и искупаться в этой гадости.

Вдруг поверхность пошла волнами и на миг из воды показалась спина местного обитателя длиной метра три и вся в мерзких наростах и буграх. Посередине проходил костяной гребень сантиметров тридцать.

Мне поплохело. Пока не поздно решил повернуть обратно. Но тут мост неожиданно вздрогнул и затрещал. Балка, на которой я стоял заходила ходуном, и не удержавшись я упал, оседлав её. Больно ударился лбом и ноги по колено погрузились в болотную жижу, но сумел удержаться. Судорожно оглянулся.

На меня из воды смотрела пара любящих глаз. Любящих мясо. Например, человечье, а ещё конкретнее моё. Хвост твари на полметра торчал из воды и раскачивался, примеряясь для второго удара.

- ААА, - раздался внутри отчаянный женский визг.

Как ни странно, этот крик заставил меня взять себя в руки. Путь назад был отрезан. Вскочив, метнулся вперёд. До каменной площадки, на которую крепились опоры моста было шагов пять.

Я успел сделать только три. От удара водяного монстра деревянная балка сломалась, и вся ветхая конструкция начала проваливаться вниз.

Заорав от страха, сделал огромный прыжок и сумел зацепиться за край каменной кладки. Секунда и я наверху. Сразу повернулся. Монстр подплыл ближе и с грустью брошенного друга смотрел на меня.

Перевёл дух. Ощутил прилив смелости, оказавшись в безопасности. Не, не. Не друг ты мне, тварь ползучая.

Как-будто услышав меня, "друг" резко изогнулся всем телом и выскочил из воды. Огромная пасть, усеянная зубами размером с мою ладонь, сомкнулась в паре сантиметров от моего лица.

Прилив смелости, нигде не задержавшись, сразу стёк в штаны. Я опять заорал и на карачках метнулся назад.

Тварь не полезла дальше. Не сводя с меня взгляда, медленно соскользнула обратно в воду, оставив на камнях мокрый след вперемешку с зелёной слизью.

Пока тварь не передумала, поднялся на трясущихся ногах и пошёл внутрь крепости. Взял в правую руку закреплённую на спине дубину, а в левую щит. Почувствовал себя немного увереннее.

- Ты это имело в виду, когда говорила про опасность? - спросил я демона.

- Нет, не это. Я не знала про него. Наши способности не распространяются ниже глади воды - нехотя ответила тёмная, - то, про что я говорило уже ждёт нас. Внутри.

- Что это такое, ещё какой-то монстр?

Но демон внутри молчал. Ладно хрен с ней.

Огляделся. Я находился в длинном широком коридоре. Свет проникал сквозь многочисленные дыры в потолке. Пол устилали кучи мусора и битых камней. Впереди что-то блеснуло. Осторожно подошёл.

Волосы на голове зашевелились. Блестел панцирь, одетый на труп человека. О причине смерти можно было не гадать - прямо посередине панциря зияла огромная дыра с оплавленными краями. Сквозь неё были видны ребра в серых ошмётках.

Страшнее всего было лицо погибшего. Именно лицо. Непонятно как оно так хорошо сохранилось и до сих пор выражало предсмертную боль солдата. Просто череп и кости не вызвали бы такого сильного чувства. Видно было что смертельный снаряд не сразу убил его, а медленно, но неотвратимо прожигал броню, а затем и плоть несчастного.

Ни оружия, ни остальных деталей обмундирования возле тела не было. Видимо у захвативших замок было достаточно времени чтобы забрить все трофеи.

Осторожно обошёл погибшего и пошёл дальше. Коридор плавно заворачивал. Скорее всего он так и шёл по всему периметру крепости.

Мусора стало меньше. Дыр в потолке тоже не наблюдалось. Яркий солнечный свет сменился на искусственно ровный сиреневый. Его излучал небольшой камень, вделанный в стену.

Попробовал отковырять, такая штука мне бы пригодилась, но он был замурован накрепко. Плюнул и пошёл дальше. Искусственные светильники были расположены на одинаковом расстоянии друг от друга. Но горели не одинаково, одни ярче, другие тусклее. Некоторые вообще не светили. Магическая зарядка, или что там питало их, наверное, закончилась.

Вдруг, могильную тишину, царившую здесь, нарушил шуршащий звук. Как будто толпа мелких зверьков перебирая своими маленькими лапками, приближается ко мне

Звук усиливался. Крысы что ли? Страха перед волосатыми зверёнышами не испытывал. Остановился посмотреть. Показалось что из коридора выплыла как-то тряпка на ножках. В полутьме было не разглядеть. Фигня какая-то.

- Беги, - заорала тёмная.

Я дёрнулся, но что-то меня остановило. Мне захотелось узнать, что это такое.

В это время существо или механизм, сразу было не разобрать, прошло через очередной рабочий искусственный светильник. И я, наконец, смог разглядеть его поподробнее.

Больше всего оно походило на жука. Только без головы. Какого-то грязно белого цвета. Тонкие ножки, штук по десять с каждой стороны. Длиной существо было метра два, высотой мне по пояс.

Пригляделся. Панцирь у него какой-то ребристый, как будто составной. Что-то напоминает, не могу только вспомнить что.

- Это кости таких как ты, - раздался дрожащий голос демона, - оно создано теми, кто занимается с мёртвыми.

Пропустил мимо ушей первую часть фразы, так как всё внимание было сосредоточено на существе.

Кем там создано? Кто у нас с мёртвыми занимается? Местным патологоанатомом что ли? Всегда были подозрения что врачи выбравшие такую профессию слегка не в себе. Гадость какая.

- Это не врач, идиот, - демонесса уже кричала полным ужаса криком, - они заставляют мёртвых восставать и служить себе.

Некромант! Вспыхнула запоздалая догадка. Я же в мире магии! А это существо - оживлённая костяная хрень.

В это время существо остановилось и присело назад, как будто готовясь к прыжку. Я попятился. Вдруг что-то мелькнуло, и моя рука оказалась обмотана мерзкой синевато-трупного цвета кишкой, которая тянулась от монстра.

Кишка натянулась и дёрнула меня. Не удержавшись на ногах, упал. Костяная хрень продолжала тянуть меня к себе. Я упирался, обдирая кожу на руках, пытаясь за что-нибудь схватиться. И орал. Звук отражаясь от стен резонировал и давил на уши, ещё сильнее нагнетая атмосферу страха.

Раздался мерзкий хруст и посередине туловища монстра появилась щель, которая начал увеличиваться. Верхняя и нижняя часть чудовища разделились и стало видно его нутро. Там бурлила и лопалась пузырями какая-то отвратительного вида жижа серого-бурого цвета.

Не хочу туда! Внутри вспыхнула ярость, выжигая остатки страха. Я опять заорал, но уже от бешенства. Тварь дотащила меня уже почти вплотную к себе. Извернувшись ударил ногой по краю мерзкой пасти, потом ещё раз.

Хрень покачнулась, но не ослабило своей хватки. Я сжался как пружина, почувствовал знакомый прилив сил от тёмной и рванулся изо всех сил. Почувствовал, как отрывается язык чудовища от руки вместе с куском моей кожи.

ААА! Больно, но я свободен!

Ломанулся вперёд. Бежал не разбирая дороги. Вдруг на повороте боковая стена неожиданно закончилась. Я выскочил на открытое пространство. Это место я наблюдал снаружи, разглядывая развалины. Там, где страшной силы удар разрушил стену и разбросал камни вокруг. Камни засыпали часть рва и до его края оставалась всего метра два.

Но меня там ждали. Мой "водный друг". Лежал на камнях и грелся. Теперь я видел его во всей красе. Огромное пятиметровое тело. Ближе к пасте пара коротких, но крепких лап. Широкая морда с сильно выдающимися челюстями. И мощный хвост.

Я резко затормозил.

Что делать? Сзади приближалась непонятная, но реально страшная, костяная херня. Впереди разлёгся водный монстр. Панически огляделся.

Наверх! На крышу.

По полуразвалившейся стене взлетел наверх. Может ещё где-то есть выход? Можно попробовать пройти по крыше, посмотреть. Но как только я сделал первый шаг, материал кровли затрещал и сильно прогнулся.

Блин! Перспектива провалиться в объятия костяной хрени, ни хрена не радовала. Так что от этой идеи пришлось отказаться.

Можно, конечно, запихать гордость поглубже и попросить помощи тёмной чтобы разбежаться и перепрыгнуть "водного друга". Но я не был уверен, что даже с её помощью смогу через него перескочить.

В глазах стала картина как монстр, используя свой хвост для мощного толчка взвивается вверх и перехватывает меня на середине моего прыжка. Не, не.

Сижу наверху уже второй час. Скоро солнце зайдёт. Монстр всё так же греется на камнях, преграждая путь к спасению. Костяная херня тоже караулит жертву, время от времени напоминая о своём присутствии шорохом своих мерзких лап.

Рука болит всё сильнее. Замотал её обрывком тряпки. Но кровь остановить не удалось, она продолжает течь, пропитывая тряпку.

Мне не совладать ни с одним монстром, ни с другим. Я ждал вечера, надеясь на то что смена времени суток изменит поведение моих тюремщиков. Хищники же чётко придерживаются своего времени охоты. Есть ночные, есть дневные.

Так может с окончанием дня эти долбаные твари уберутся в свои логова!

Солнце село. И ни хрена не изменилось. До того, как окрестности укутает полная тьма было от силы полчаса. В принципе я знал выход из ситуации, но он меня чертовски напрягал.

- Дурацкий план, - прокомментировала моё решение тёмная.

- У тебя есть получше? - огрызнулся я.

- Да, не надо было суда соваться.

Крыть было нечем и мне пришлось заткнуться. Встал. Спустился со стены и встал так, чтобы меня видели обе твари.

Теперь медленно стал приближаться к водяному. Тот продолжал так же лежать. Только немного скосил глаза в мою сторону. Ждёт тварь, пока я войду в зону его гарантированно смертельного удара.

Щупаю ногой камень. Вот этот подойдёт. Осторожно наступаю на него и переношу вес тела на эту ногу. Затем медленно поворачиваю ступню. Потеряв точку опоры, нога соскальзывает, и я падаю на жопу.

Давай же, давай! Для тебя весь этот спектакль сейчас разыгрываю. И благодарный зритель, наконец, отзывается. Огромное тело изгибается и стремительным рывком приближается ко мне.

Но я в это время успеваю отползти и водная тварь, поддавшись охотничьему азарту, устремляется за мной.

Ещё немного, ещё!

- Давай, - ору я тёмной.

Ноги взрываются мощным толчком, и я подлетаю на метра четыре, прямо перед носом хвостатой твари. Из глубины коридора выстреливают пара щупалец и сжимают тварь смертельным хватом.

Приземлившись позади водяного, я вскакиваю на ноги и со всех сил несусь вниз. Сгруппировавшись, перепрыгиваю через не засыпанную часть рва. И только тогда оборачиваюсь чтобы посмотреть конец схватки.

Нифига не конец. Хвостатый оказался серьёзным противником. Немыслимым образом извернувшись, он сумел откусить одно щупальце, которое теперь болталось у него на боку, и сейчас всеми силами пытался не дать затащить себя внутрь. Используя свои лапы и хвост, он упирался в неразрушенный край стены и тянул своё тело назад, к спасительной воде.

Но в отличие от него, костяная хрень не была живой и поэтому не знала усталости. Медленно, но верно оно затаскивало свою добычу к себе в логово.

Водяной понял, что проигрывает. Неожиданно на том месте его тела где шея переходила в длинную пасть, вздулся пузырь. Хвостатый разомкнул свои чудовищные челюсти и издал низкий утробный вой. Это придало ему сил и в отчаянном рывке он отпрыгнул назад, увлекая за собой врага.

Оказавшись на открытом пространстве, костяная хрень попыталась замедлить движение. Но противостоять ярости водяного, почувствовавшего шанс на спасение, не смогло.

Пара мощных рывков и обе твари погружаются в болотную пучину, оставив на поверхности только кучу лопающихся пузырей.

Подошёл поближе. Интересно, это всё?

Вдруг вспышка и грохот. Падаю назад. Я оглох и в глазах туча ярких точек. Через пару минут очухался и встал пошатываясь. На успокаивающейся после взрыва водяной глади покачивалась туша водяного, брюхом верх в окружении старых, пожелтевших костей.

Походу взрыв уничтожил обеих тварей. Вопрос в том, что могло так рвануть?

- В следующий раз будешь меня слушать? - раздался полный ехидного сарказма голос, в котором, однако проскальзывали нотки облегчения.

- Послушай бабу и сделай наоборот, - огрызнулся я.

- Дурак.

Решил, что на сегодня исследований окрестностей с меня хватит. Плюнул и пошёл в лагерь.


Шестой день.



Быстро темнело, и чтобы не попасться на обед прочим местным хищникам, побежал. Вот и знакомый холм с одиноким деревом уже ставшим родным. Что-то зацепило взгляд. Замедлился, а затем и вовсе перешёл на шаг. В лагере кто-то побывал. Даже издалека было видно, что в лагере бардак.

Подошёл поближе.

Точно! Мой лагерь подвергся нападению людей. Шалаша больше не было, доски и ветки из которых он был собран, сейчас переломанные валялись по всей поляне. Даже костёр был безжалостно вытоптан, не осталось не единого уголька.

Что за твари, а? И зачем?

Ладно, завтра будем разбираться. Сейчас надо попробовать собрать из этого хлама хотя бы временное укрытие. Но неизвестные враги тщательно провели свою "операцию". Перебрав кучу материала не нашёл ни одной более-менее целой доски.

Матерясь, отбросил в сторону очередную испорченную доску. Она был к тому же ещё и мокрой, потому что лежал в небольшой ямке, в которой успела скопиться вода.

Опаньки! Ямка то необычной формы, на отпечаток ноги похоже. Наклонился ниже, точно - след ноги, только маленький. Кажется, я знаю кто у меня в гостях побывал. Банда малолетних отморозков. Думал, что мы разрулили непонятки, но видимо они так не думали.

Насобирал кучу травы и положив возле дерева, улёгся спать. Без костра было неуютно и холодно. Завтра надо нанести ответный визит вежливости. Я уже привык считать эту землю своей, и буду за неё драться. С этой мыслью и заснул.

Просыпаться было хреново. За ночь сильно замёрз и проснулся раздражённым. Желание возмездия только усилилось.

Весь вопрос где искать мелких засранцев? Я уже более-менее исследовал окрестности. И нигде не нашёл даже признаков обитания группы людей.

Кроме того, с двух сторон свалка примыкала к местам обитания опасных существ. На болоте старик Чак вряд ли потерпел бы такое соседство. Остаётся только дорога, по которой я сюда пришёл. Надо там внимательно всё осмотреть.

Сначала надо добыть огонь, перекусить, затем можно будет отправляться дальше. Как обычно над свалкой курилась пара дымков. Пошёл к ближайшему. Завернув за холм увидел быстро улепётывающую телегу с двумя мужиками. Причём тот, кто управлял телегой, стоял на ногах и часто стегал лошадь вожжами.

Что они так очкуют? Может тут незаконно мусор выкидывать? Вот они и смываются чтобы не попасться.

Или они местных обитателей боятся? Мысль о том, что я тоже местный обитатель и меня тоже бояться, немножко подняла настроение.

После себя очкуны оставили кучу деревянных обломков, которую подожгли. Немного поковыряв ногой в куче деревянных обломков, нашёл подходящую доску. Вот и огонь есть.

Мелькнула мысль о найденной в такой же куче монетке. Ладно оставим на потом. На палке, которую держал в руке были вроде какие-то письмена. Приблизил чтобы получше рассмотреть.

Палка тут же вспыхнула ярким сиреневым цветом, ослепив глаза. Ругнувшись откинул её в сторону и закрыл глаза, пытаясь проморгаться. Это их и спасло. Потому что в следующий миг на том месте куда я её кинул, вспух красный шар, видимый даже моими ослепшими глазами. Раздался звук взрыва и меня откинуло назад взрывной волной.

Да что за херня? Эти придурки что, просроченные боеприпасы на свалку выкинули что ли? Теперь понятно почему они так быстро смывались.

- Это людская магия, - раздался глубокомысленный голос тёмной.

- Это людской идиотизм, гранаты бл*ть в костёр бросать.

- Что в костёр?

- Гранаты. Оружие, которое взрывается. Ааа, долго объяснять, забей.

Пока я лежал и вёл бессмысленный диалог, огонь подобрался к остальным "дровам". Вспыхнуло сразу несколько досок. Я резко перевернулся на живот и закрыл голову руками. Раздавшийся взрыв толкнул в спину и сверху посыпались обломки.

Бегом на хрен отсюда!

Отбежав за холм, стал чтобы отдышаться. Ярость против малолетних засранцев снова поднялась и требовала выхода. В лагерь смысла возвращаться нет. Пора на восточную дорогу за мстей. По пути заглянул на речку. Тут тоже похозяйничали. Уже спокойно посмотрел на разрушенный загон. Меня конкретно выживали. Ну, ещё посмотрим кто кого.

Вот и знакомый мостик. Так, дальше повнимательнее. С обеих сторон вдоль речки трава была вытоптана. Здесь часто ходят люди. Сначала решил пройтись по течению.

Спустился и пошёл по тропинке, петляющей за изгибами речки. Деревья, красивыми колеблющимися в такт с ветерком тенями, ложились передо мной.

Вслед за секундным расслабляющим порывом пришла тревога. Я на вражеской земле, расслабляться нельзя. Деревья расступились и показались деревянные строения. Осторожно приблизился. Было тихо. Но хрен его знает.

- Тут нет никого, - заявила тёмная.

- И ничего? - спросил я, вспомнив костяную хрень.

- Я не чувствую опасности.

Ладно, поверим. Вблизи строения оказались деревянными сараями без окон и не заперты. Один был пустым, в другом стояла лодка. Интересно. Не уверен, но вроде бы эта речушка впадает в ту, что течёт через город.

Кто-то регулярно плавает отсюда в город. Вопрос зачем? И не мои ли это "друзья"?

Вернулся обратно к мосту. Теперь пойдём в другую сторону. Идти, однако, пришлось недолго. Едва я углубился в густые заросли тёмная предупредила об прячущихся людях. Непонятно было или это на меня устроили засаду, или они там что-то стерегут.

В любом случае решил повернуть, и подобраться к этому месту с другой стороны. Пройдя по дороге с полкилометра свернул в лесную чащу. Пришлось продираться через густые заросли кустарника.

Местность немного поднималась и вскоре я оказался на вершине полого холма. Кусты закончились. Впереди простиралось поле, разделённое на аккуратные полосы. Оно было заполнено высокими растениями с большими жёлтыми цветами. Вроде подсолнухов, только на одном стебле росло по пять, шесть бутонов. Огород чей-то?

Я присел у крайних кустов, оставаясь под их прикрытием. А вот и те, кто его возделывал. Прямо напротив меня двигалась странная парочка. Одетый в одни штаны, босоногий парнишка с торбой в одной руке и небольшой палкой в другой.

Парнишка подходил к растению и подносил торбу к цветку. Затем осторожно бил палкой по бутону. От удара с него сыпалась какая-то блестящая пыль, которая падала прямо в торбу.

Не знаю почему, но у меня закрадывались смутные подозрения. Что-то было не так.

Второй человек шёл на некотором расстоянии от первого. Несмотря на жару он был одет в плащ. Руки и ноги тоже закрыты одеждой. На лице повязка. Больной что ли?

Они подошли ближе, и я смог разглядеть лицо парнишки. Оно прям светилось спокойствием и умиротворением. Как будто он занимался самым хорошим на свете занятием. Слишком уж хорошим.

Подозрения в неправильности происходящего усилились. Сбоку от меня послышался какой-то шум. Переместился туда. Там была такая же тропинка и такая же странная парочка. Только пыль собирала девушка.

Шум произошёл от того что, запнувшись об корень она упала, но продолжала лежать. Всё с той же счастливой улыбкой. Неестественно счастливой.

Да что тут происходит? Её сопровождающий подошёл и размахнувшись ударил девушку сапогом в бок. От удара её протащило по песку и камням тропинки, сдирая руки в кровь. Но она не перестала улыбаться.

Да они обдолбанные в конец, дошло до меня. Это не огород, нахрен, это наркополе. А эти херовы наркоманы собирают с цветков дурь, под присмотром тех, кто в плащах.

- Про что ты сейчас говоришь? Я не вижу смысла в твоих словах, - вмешалась тёмная.

- Про один из самых страшных человеческих пороков. Даёт всепоглощающее чувство блаженства, взамен забирает жизнь. Там, откуда я родом, за распространения этой заразы самой справедливой мерой наказания считалась смертная казнь.

- Не понимаю, что может быть ценнее жизни. Если не хочешь жить не надо было рождаться.

- Не пори чушь, мы не выбираем рождаться нам или нет.

- Выбираете. Только стремление обрести свою собственную волю толкает вас отделиться от пламени души Вашего Творца.

Интересная теория.

- А кто ваш творец?

- Тьма. Она извергает нас в мир, который вы зовёте Морем душ. Это ужасное место. Когда повезёт, мы вырываемся сюда. А когда тело, в которое мы вселяемся умирает, нас снова затягивает в тьму. Чтобы бесконечно долго ждать шанса вернуться.

Да уж, мрачноватенько. Ну ладно, думать об этом потом будем, а сейчас наркодиллерами надо заняться. Серьёзно у них тут всё поставлено. Не вериться, что это малолетки замутили. Наверняка они просто исполнители. В моём мире за такими делами всегда серьёзные дяди стояли. Неужели с местной мафией драться придётся?

Страха не было. В крови бурлил адреналин и решимость. Пару раз глубоко вздохнул, успокаиваясь. Сейчас мне нужны мозги, а не мускулы. Надо подумать, как эту тему правильно закрыть.

Для начала нужно всё тщательно изучить. Прячась в тени кустов начал обходить поле справа. Так, вижу где оно заканчивается. Дальше идут такие же кусты, как те, в которых я сейчас прятался.

Повернув, пошёл дальше. Послышалось журчание воды. Пройдя ещё немного вышел к речке. Насторожил какой-то периодический искусственный звук. Повертев головой, увидел, откуда он шёл.

Старая мельница. Течение реки вращала большое колесо, от которого она и работала. Вокруг неё были ещё какие-то строения. И тусовались отморозки. Штук пять сидели под навесами и жрали, весело переговариваясь.

Я напрягся. Руки против воли сложились в кулаки. Усилием воли заставил себя успокоиться. Прямая атака ничего не даст. Меня толпой замесят, даже способности тёмной не помогут. Поджечь бы всё нахрен. Или взорвать.

- Гранатами? - влезла тёмная в мысленный диалог.

- Откуда я их тут воз... - блин, а точно ведь.

Те непонятные доски на свалке. Как они полыхали и взрывались. Меня охватило возбуждение. Я увидел в этом всём руку проведения, которая вела меня. Как, однако, всё удачно складывается.

Осторожно повернув, отправился назад. Выбрался на дорогу и сразу побежал к свалке. Желание поскорее привести в исполнение мой блестящий план подстёгивало меня.

Так, вот эта куча обломков. Блин, взрывами все доски разбросало по округе. С полчаса походив кругами, всё же нашёл четыре доски. Хотя, наверное, их теперь правильнее гранатами называть. На вид такие же. Хотя вроде закорючки там были другие и цвет на двух отличается. А ладно. Маловато конечно, но главное распугать шпану, склад и обычным огнём сжечь можно.

Кстати, это тоже проблема, гранаты ведь поджигать надо. Блин, была бы зажигалка. А так придётся извращаться чтоб ещё источник огня до места донести.

Ладно, это решаемая проблема. Гранаты в сумку. Вместе с камнями уже тяжеловатая стала. Но я привык всё своё с собой таскать. Так что потерплю. Забрался на холм. До ближайшего дымка метров двести, туда и пойдём.

Дымком курился уже почти погасший костёр. Вполне, кстати, обычный. Подобрал наполовину сгоревшую ветку. Пойдёт, за полчаса не погаснет. Всё, теперь в путь.

Желание наказать обидчиков было так велико, что решил пойти напрямую, по тропинке вдоль речки. Вот и мост через речку, третий раз уже его сегодня перехожу. Теперь направо, к лагерю отморозков.

Вот и место где тёмная предупредила меня о засаде. Осторожным шагом пошёл дальше.

- Тебя заметили и ждут, - прозвучал голос тёмной.

- Хорошо, так и надо.

- Они уже и сзади.

Достал из сумки одну гранату. Вторая рука с огнём наготове. Дорогу преградили четверо крепких парней с дубинами в руках. Выглядели они посерьёзнее той шпаны что пришла в мой лагерь. Остановился и оглянулся. Сзади стояло трое.

- Ты заблудился, дикий? - сказал один из тех, кто стоял впереди, улыбаясь.

- Да не, он поди порыбачить где ищет, да? - сказал другой и остальные засмеялись.

Они медленно стали приближаться.

Пора!

Я присел, поднёс гранату к огню и прикрыл глаза. Доска так же знакомо занялась сиреневым пламенем. Размахнувшись, бросил её под ноги мафиозиев. Увидев мой бросок, они напряглись, но, когда снаряд не долетев, упал перед ними, снова собрались и уже увереннее пошли вперёд.

Сквозь прищуренные веки наблюдал как один из парней пренебрежительно усмехнувшись, согнул ногу, чтобы пинком освободить тропинку от бесполезной деревяшки.

И тут она наконец взбухла красным шаром и рванула. В воздухе грохнуло и по дорожке прокатилась волна горячего воздуха. Четвёрку разбросало по кустам и сейчас они оглушённые и ослеплённые оглашали окрестности своими воплями. Классно рвануло!

Повернувшись, заорал тем, кто были сзади:

- Убью с*ка!

Трое с испуганными мордами рванули прочь. Пока всё шло по плану.

Чувство собственного превосходства переполняло меня. Побежал по тропинке вперёд. Надо пользоваться произведённым эффектом пока отморозки не опомнились. Разогнавшись, выскочил на широкую поляну.

Опаньки, тут меня уже ждали. Десятка два отморозков с тревогой на лице смотрели в сторону раздавшегося взрыва. Я резко затормозил. Теперь все смотрели на меня.

Пальцы уже нащупывали в сумке следующею гранату. В воздухе неожиданно что-то блеснуло и рука, державшая горящую ветку, непроизвольно разжалась. А затем я почувствовал в ней резкую боль. Скосив глаза увидел, что выше бицепса в руке торчит нож, а ветка, упав в пыль, почти сразу погасла.

Дальше события понеслись вскачь. Молнией мелькнула мысль что я теперь безоружен и надо валить. Судорожно огляделся. Отморозки были почти со всех сторон.

Я ломанулся со всей возможной скоростью. Это как будто послужило сигналом для бандюков. Раздались улюлюканья и весёлые крики. Толпа ломанулась за мной.

Впереди был фасад склада с приоткрытой дверью. Больше бежать было некуда. Заскочив внутрь попытался закрыть дверь. Заскрипев она еле сдвинулась. Поняв, что не успею, отступил и побежал внутрь.

Я в западне! Окон здесь нет. В единственную дверь уже не торопясь заходят отморозки. Всегда боялся толпы. А их тут много, очень много. Загнанный глубоко внутрь страх вновь стал появляться.

Что делать?

Малолетние ублюдки все ближе. Лица перекошены от злорадства в предвкушении скорой расправы над беззащитной жертвой. Колеблющиеся тени делают их лица ещё уродливее.

Какие ещё тени, откуда? Тут же нет окон. Быстро оглянулся. За горой близлежащих мешков был какой-то источник света. Метнулся туда.

Факел! Ура!

Трясущейся рукой зажёг гранату.

- Факел в покое оставь, плесень, - обратился ко мне один из отморозков, - сумку поставил и на колени встал.

- Ложись! - заорал я, - всех убью нахер.

Граната, наконец, загорелась и осветила склад колеблющимся сиреневым светом. Бандюги в нерешительности замерли. Я размахнулся, но шипение вдруг прекратилось, а по руке что-то потекло. Посмотрел туда и увидел, что граната тает как кусок снега и мутной жидкостью стекает в рукав.

Да что за херня? Такой блестящий план превращался в пыль, грозя мне смертью. Отморозки кинулись вперёд.

Надо успеть зажечь!

Предпоследняя граната шипит, но не загорается. Ударом ноги опрокидываю первого подбежавшего.

Ещё немного!

Подбегают сразу трое и повисают на руках, граната падает на землю. Меня сбивают с ног и начинают пинать всей толпой. Вдруг граната вспыхивает зелёным светом. Все замирают, а затем разбегаются. Шар света растёт в размерах, увеличивается. Ещё больше... Ещё!

И лопается сотней безобидных шариков, весело разлетающихся по складу.

Грёбаная магия - это моя последняя мысль в голове, прежде чем пинок какого-то отморозка отправляет её в бессознательность.

Прихожу в себя резко, от того что кто-то меня опять пинает. С трудом разлипаю слипшиеся от крови глаза и обнаруживаю что вишу, связанный, головой вниз. Рядом два отморозка.

- О, очнулся дебилёныш, - слышу весёлый голос одного.

- Что с ним делать? На плантации? - спрашивает второй.

- Не, староват. "Желтуху" словит. Отправив вечером к смотрящему, пусть он решает.

Одарив меня напоследок ещё одним пинком, парочка удалилась. Итак, у меня время до вечера. План полностью провалился, и я в плену. Надо попытаться сбежать. Напряг руки, поелозил. Нет, ни хрена. Те, кто связывал, хорошо постарались.

Мозг, почувствовав, как тает надежда на спасение, сразу начал порождать кучу бесполезных сейчас вопросов и сожалений. Почему не сработали гранаты? Зачем полез в открытую? Что со мной будет?

Да потому что гранаты с помойки, идиот! Кто станет хорошие вещи выкидывать? Только брак или отходы.

А в отрытую полез потому что всемогущим себя вообразил!

Что будет? В лучшем случае рабом сделают, в худшем просто прибьют.

Обматерив самого себя немного успокоился.

Есть ещё одно средство, но сильно не хочется к нему, вернее к ней, обращаться. Но другого выхода не видно. Запихав гордость поглубже, обратился к тёмной.

- Слышь, помощь требуется.

- Что-то в твоём голосе мало уважения, ты как будто требуешь, а не просишь, - протянула тёмная подозрительным голосом.

- Ты тут сдохнуть хочешь? Мы в одном теле.

- "Мы"? Почему командуешь ты, а разгребать последствия просишь меня?

- Потому что один раз ты "покомандовала" и кровь после этого навсегда на мне останется. Не хочешь помогать, ну и хрен с тобой.

Ощутил тень недовольства тёмной. Пофиг. Начал медитировать. Пока я жив, буду драться.

Еле дотерпел до вечера. Голова от прилившийся крови была готова лопнуть. С трудом воспринимал реальность. Даже не заметил, как в помещение кто-то вошёл. Возле стенки послышалась возня и верёвка на которой я висел ослабла. Упав, больно ударился спиной. Зато в голове начало проясняться.

Меня потащили за ноги. Голова волочилась по земле, собирая мусор и мелкие камни. Вот и тропинка по которой я сюда ворвался, вот и знакомый мостик. Дотащив до пристани, бросили возле сарая.

Лёжа, смог разглядеть что наш пеший караван состоял из трёх носильщиков из "осчастливленных" и десятка охраны. Бандюги довольно споро вытащили лодку и спустили на воду. Затем очень осторожно загрузили три небольших мешочка, с видимо очень ценным грузом.

Я таковым не являлся. Меня закинули в лодку с размаху, придав ускорение, надо же - пинком, и сопровождая мой полёт шуточками. Лодка закачалась.

- Поосторожнее, бараны бл*ть, - прикрикнул сидящий в лодке у руля, - груз утопите, смотрящий с вас шкуру спустит.

Стоявшие на берегу сразу заткнулись.

- Прости за косяк, уважаемый. Больше не повториться.

"Уважаемый" лишь махнул в раздражении рукой.

- Погнали, - обратился он к двум сидящим у вёсел. Те мощными гребками вывели лодку на середину реки. Течение подхватило судно и увлекло за собой.

- Так, что тут у нас? - сказал рулевой, роясь в моей сумке. - Это тебе больше не понадобиться.

Он вытряхнул камни для пращи за борт. Следом туда же отправился ножик и пустая сумка.

- А эта что за хрень? - он с любопытством рассматривал последнюю гранату.

У меня мелькнула мысль про шанс на спасение. Из-за своего идиотизма я попал в такую ситуацию, может сейчас из-за идиотизма этого идиота я смогу из неё выбраться?

- Эта магическая вещь, - ответил я.

- Да? И в чём её прикол? Парни вроде говорили, что ты их на дороге взрывным свитком подорвал. А на складе каким-то детским шариком пугал.

- Взрывной свиток один был, думал вы все испугаетесь и разбежитесь. И я спокойно наркоты могу взять, - грустным голосом продолжил я.

- Воу, воу, полегче. Мне такие подробности знать не полагается. Это ты всё смотрящему будешь рассказывать. Но воровство у гильдии тебе очень дорого, конечно, обойдётся.

- Я всё понимаю, конечно расплачусь. Всем что есть. То, что у тебя в руках делает тебя невидимым, пока горит.

- Да, ну, - усомнился бандюк, - откуда взял?

- Я сам их делаю, только не все получаются, - продолжал я врать, - если хотите я вам сколько надо понаделаю.

- Невидимым значит. Надо проверить.

С этими словами он достал какое-то устройство и сжал. Появился огонь. Местный вид зажигалки, наверное. Затем поднёс гранату к устройству и зажёг.

Граната зажглась привычным сиреневым цветом. Бандюган отшатнулся. Ну, была не была. Вот мой шанс. Я сжался.

- Что за фигня? - раздался его недовольный голос, - э, меня видно?

- Так и должно быть, - быстро вмешался я, - надо немного подождать.

- Скол...

Договорить он не успел. Красная вспышка осветила всё вокруг. Её было видно даже через крепко закрытые глаза. А затем бабахнуло. Лодку разорвало, и я очутился в воде.

И сразу пошёл ко дну. Не обращая внимание на оглушительный визг тёмной, пытаюсь освободиться. Подогнул колени и пропустил через них связанные за спиной руки. Теперь наверх!

Сбоку что-то мелькнуло и меня резко потащило вверх.

Что за хрень?

Вынырнув стал усиленно дышать, оглядываясь вокруг. Руки неожиданно освободились. Рядом показалась голова дедушки Чака.

- До берега сам доплывёшь? - спросил он улыбаясь.

- Да, да, - ответил я вконец охреневший, - дедушка Чак, а вы как тут оказались?

- Поплыли быстрее, пока тут твои новые "друзья" не появились.

Согласно кивнув, заткнулся и стал усиленно грести руками. Мы выбрались на берег, и дедушка повёл меня по лесу. Причём он двигался бесшумно, и сливался с местностью. Я мог его видеть только потому что шёл почти вплотную.

Ох, не прост дедушка, не прост.

Наконец мы вышли из леса и забрались на невысокий холм. Присели, прячась за большими валунами.

- Ну рассказывай, что натворил, - всё так же улыбаясь доброй улыбкой спросил он у меня.

- Блин, с чего начать, то? - я потёр лоб рукой, собираясь с мыслями, - ну я исследовал окрестности и набрёл на разрушенную крепость.

Дальше рассказал про костяную хрень и водного "друга" и их схватке.

- Это были речной кавандот и костяной страж, достаточно серьёзные противники. Странно что всё так удачно для тебя сложилось, - старик внимательно на меня посмотрел.

Я чувствовал себя неудобно, но не рассказывать же ему что я оборот.

- Так получилось, - ответил я, пряча глаза.

- Ну хорошо, а в плену у воровской гильдии ты как оказался?

- Они мой лагерь разрушили, и я пришёл мстить. А потом увидел, что они на поле наркоту разводят. Решил всё разрушить. Взял с помойки гранаты и пошёл. Только ничего не получилось. Гранаты, бракованные были и меня схватили. А потом меня к какому ту "смотрящему" повезли. Я конвоира развёл, и он последнюю гранату всё-таки взорвал. Всё.

- Захватывающая история, - дедушка покачал головой, - непонятно только чего в ней больше, твоей удачи или ...

- Моего идиотизма, знаю, - сказал я морщась.

- Хорошо, что сам понимаешь. Под "наркотой" ты имеешь в виду Серебряную пыль, а под "граната" какую-то магию, да?

- Да.

- Откуда кстати она у тебя?

- На помойке нашёл, обычно дрова оттуда хорошо горят, а эти взрывались, вот и подумал, что можно использовать.

- Ты жёг предметы с помойки? А у тебя не возникло вопроса почему люди их туда выбрасывают, вместо того чтобы самим жечь?

- Да нет, - я пожал плечами.

- Почти всё, что изготавливают люди, да и не только люди, зачаровывается у магов. Вещи от этого становятся крепче, долговечнее. Да и ещё кое-какими свойствами начинают обладать. Но когда у вещи всё-таки заканчивается срок службы эти самые свойства меняются, часто непредсказуемо. Поэтому от такой вещи лучше избавиться.

Дедушка перевёл дух и внимательно огляделся. Я слушал, затаив дыхание. Несмотря ни на что, рассказы о магии слушал как сказку.

- А огонь тут причём?

- Что по сути есть магия? Это наука об изучении и использовании энергетических духовных энергий. Потоки этой энергии пронизывают всё вокруг. Они есть везде и во всём. Искусство мага заключается в подчинении этих потоков своим стремлениям. Если разговор об зачаровании, то цель мага посредством заклинания заключить в вещи энергетические потоки, необходимые для придания ей нужных свойств. Иными словами, Заклинание - это то, что удерживает эти потоки. Со временем эти оковы ослабевают, и потоки освобождаются, но потихоньку, незаметно для человеческих глаз. А огонь - эта та стихия, что разрушает эти оковы почти мгновенно. Результат ты сам наблюдал.

- Да уж, - я хмыкнул, и наблюдал, и на своей шкуре прочувствовал, - а кстати, что вы на реке делали дедушка Чак, а?

- А вот если бы гильдейские твой лагерь не разрушили, а ты бы их поле с "наркотой" нашёл, ты бы что сделал? - вопросом на вопрос ответил дедушка.

- Всё равно бы сжёг.

- Почему?

- Неправильно это.

- А почему неправильно, - продолжал допытываться старик.

- Неправильно и всё, - повысил я голос, - нельзя людей травить, даже если они не против.

- Я согласен с тобой. Когда они тут поселились, я попытался их остановить. У меня не получилось. Сегодня попытался ещё раз.

- И как? - заинтересовался я.

- Посмотри туда, - дедушка показал на что-то за моей спиной.

Я оглянулся. Нифига себе. В той стороне было отчётливо видно зарево. Там что-то нехило полыхало.

- Пошли, надеюсь гильдейские усвоили урок.

Мы спустились с холма, и пошли домой.

- Если хочешь, можешь пожить у меня, - обратился дедушка ко мне.

- Нет, спасибо, - ответил я твёрдо, - у меня есть дом.

- Молодец, - сказал он, улыбаясь своей доброй улыбкой, - если будет нужна помощь, обращайся.

Мы попрощались, и я пошёл к себе. Луна освещала всё вокруг своим нереальным для меня светом. Хотя и потерял ножик и сумку, на душе было легко.


Седьмой день.



Таверна "Чёрная колба" была известна в Энгалузии как место сбора не признанных даже в независимой провинции "мастеров высшего искусства". Так себя называли те, кто занимался запрещённой в империи, да и почти во всех остальных цивилизованных государствах, магией.

Поэтому стоявший за барной стойкой кряжистый однорукий мужик, известный в определённых кругах как Берн Однорукий, нисколько не удивился появившейся на пороге его таверны троице.

Эти были явно из магов. Рукой, покрытой синими пятнами, что выдавала в нём принадлежность к тёмным алхимикам, Берн привычным движением активировал пару защитных и ударных артефактов. На всякий случай. В их профессии не существовало общепризнанных уставов и законов, которые бы все соблюдали, как это принято у светлых "коллег". Вернее, существовал один - каждый сам за себя.

Троица уверенно подошла. Разговор начал самый молодой.

- Нам нужна информация об одном тёмном.

- Это зависит от суммы вознаграждения, - спокойно ответил бармен.

- Ты знаешь кто я, и кого мы представляем? - спросил с угрозой молодой маг.

- Да плевать мне, - бармен был невозмутим.

Рука молодого дёрнула посох, но ещё быстрее бармен занял оборонительную позицию и коснулся единственной рукой чего-то на своей груди.

- Ооо, "бутон чёрной фиалки", - с уважением заговорил старший маг, - хороший артефакт, а в защите "полог Варлога", сразу видно руку мастера.

Двое остальных мага напряглись и отступили на шаг.

- Извините моего молодого коллегу. Этого хватит? - продолжил старший.

На стол легли пять больших золотых монет.

- Да конечно. Что вы хотели узнать? - бармен не стал убирать руку со спрятанного под рубашкой артефакта, чтобы взять деньги, чем вызвал уважительную усмешку старшего мага.

- Меня интересует оборот. Молодой, не опытный. Может по повадкам отличаться от поведения своих сородичей. Его след привёл нас сюда.

Бармен в сомнении покачал головой.

- Раз молодой, значит кучу народа уже должен был покусать, но я не слышал об обращённых уже с полгода. Да и то это были жертвы суккуба. Эта дура совсем страх потеряла и вместо того чтобы жрать деревенское быдло, набросилась на людей из гильдии. А они, как известно, такого не прощают. Через день её с поймали и сожгли.

Старый маг недовольно сжал губы.

- Жаль потраченных денег. Что-то не особенно заметно "РУКУ" мастера в деле собирания информации, - с издёвкой произнёс молодой маг, - он что РУКАМИ за неё расплачивается? Тогда понятно почему он ничего не знает. РУЧКУ свою бережёшь, да? Последняя осталась, больше то не вырастят.

Бармен опустил голову и немного отклонился назад. А молодой маг захохотал над своей шуткой, запрокинув голову. Поэтому заметил летящую прямо в его голову ногу только когда она со смачным хрустом врезалась ему в лицо.

От удара маг запрокинулся назад и упал. Но прежде чем он встал, самый старший маг сделал шаг и схватил его рукой за лицо. Сжал так сильно что ногтями проткнул кожу.

- Это тебе урок. Никогда не связывайся с противником, сил которого ты не знаешь. И если ещё раз наша миссия подвергнется угрозе из-за твоего тщеславия, после возвращения сядешь в "гнилую дыру" на неделю. Ты меня понял?

- Да, да, мастер, - испуганно зачастил молодой, вытирая кровь с разбитых губ.

- Ещё раз простите моего "коллегу", - обратился старший к бармену, - жаль, что про оборота ничего не было слышно. А в окрестностях в последнее время не происходили странные происшествия?

Слова мага заставили бармена задуматься.

- Недавно кто-то сжёг плантации по выращиванию "Серебряной пыли", которые принадлежали воровской гильдии. Вообще-то дурь -- это вотчина травников. Но их в прошлом году сильно потрепали ларги, и они до сих пор не оправились. А воры этим воспользовались. Закупили саженцев, возле свалки поля ими засадили, свезли "зависимых" туда. Короче отжали бизнес у травников. Так что у гильдии "Жёлтого листопада" были претензии к ворам. Но вот что странно - после разгрома, воры не стали предьяву травникам кидать, что по идее сразу должны были сделать. Вместо этого они среди наёмников ищут спеца по магикам. Понимаете, зачем, да?

- Да, понимаю. Им требуется устранить кого-то связанного с потоком. Либо маг, либо...

- Либо какая-то нечисть, - закончил бармен.

- Что ж, эта полезная информация, где говорите находится эта свалка?

- За городом, на запад. Примерно час пешего пути.

- Хорошо, доброго дня.

- Вам того же.

Раскланявшись словно хорошие знакомые, тройка магов ушли.

Переночевал на удивление спокойно. Не мешало отсутствие крыши над головой и огня. Успешное завершение мести (с помощью дедушки, конечно), успокоило душу и будущее представлялось уже в более радужном свете.

За эти дни удалось избавиться от нескольких неудобных и весьма опасных "соседей". Уничтожение монстров в развалинах замка и участие в разгроме наркомафиозиев можно записать в мой, скажем честно не очень длинный, список достижений. Теперь эта часть свалки в моём распоряжении и не надо беспокоиться что кто-нибудь посягнёт на неё.

Всё это думал пока собирал хворост для костра. Помня предостережение дедушки очень внимательно осматривал каждую деревяшку. На фоне в принципе положительных размышлений едва слышно не давала покоя какая-то мысль.

А не рано ли я расслабился?

Ну да, нескольких противников не стало, но это не значит, что на их место не придут новые. Может даже более опасные. Те же наркомафиозии. В истории моего мира ни одному государству не удавалось полностью уничтожить организованную преступность. А это значит, что и эти могут вернуться. Нет, ОБЯЗАТЕЛЬНО вернуться.

Хорошее настроение испарилось. Свалка только представлялась спокойным местом. Но по факту оказалось занята опасными хищниками. А я занял их территорию. Но сил чтобы её удержать у меня пока маловато. Как показывает весь мой бойцовский опыт, мне каждый раз просто везло. Как боец я не представляю никакой опасности для врагов.

Надо быстрее собрать денег чтобы попасть в город. Моё место среди людей. Пора приводить задуманный план в действие.

Но сначала пожрать. Проще всего восстановить рыбную ловушку. Собрал подходящие для загона палки и побежал до реки. Тут ничего не поменялось. До обеда провозился, ремонтируя своё неказистое сооружение. Ещё раз недобрым словом вспомнил наркомафиозиев.

Пока загон не заполниться рыбкой, есть время сбегать на болото. Дедушка Чак очень хороший, и пока единственный источник информации для меня. Чем больше узнаю, тем проще будет влиться в жизнь города.

Остановившись возле пограничного столба, стал звать дедушку. Довольно долго орал, потом устал и сел.

- Что орёшь? - раздался тихий голос сзади, от которого я испуганно подпрыгнул.

- Вы зачем пугаете, дедушка? Я поговорить пришёл.

- Ну давай поговорим, - старик уселся рядом, положив палку, на которую опирался рядом, - о чём хотел поговорить?

- О городе. Как провинция бывшей оказалось? Это везде в государствах так - монстры, наркомафиозии?

- Нет, раньше был порядок, но после того как империя отсюда ушла, начался упадок.

- А что случилось? Почему империя ушла?

- Откуда ты? Неужели сейчас так плохо учат истории. Куда мы катимся, - покачал головой старик. - Двадцать два года тому назад император Варгон погиб, останавливая четвёртое нашествие тьмы. Род императоров прервался по мужской линии. Пока обескровленные легионы добивали остатки темной орды, в столице сановники начали делёжку власти. Легионы вернулись, генералы задавили бунт, казнив всех бунтовщиков. Но распад империи это не остановило. Напуганная аристократия стала действовать тоньше. Высший имперский совет выбрал регентшей жену императора Дармилию.

При упоминании этого имени лицо старика потемнело. Видно было, что эти воспоминания ему тяжело вспоминать.

- Под предлогом экономии средств, совет сначала сократил количество армии на четверть. Затем ещё раз. Так что в итоге из двадцати трёх легионов, осталось только девять.

Голос старика совсем затих.

- Дворяне добились, чтобы оборону государства переложили на дворянское ополчение. Чтобы компенсировать им затраты, с них сняли почти все налоги. Да и те деньги, что раньше шли на обучение и содержание армии, теперь пошли в их карманы. Но чёртовы аристократы, естественно, вместо того чтобы нанимать и обучать отряды, принялись тратить всё на себя.

Без поступления налогов, многие провинции стали убыточными, и от них решили отказаться. Даже название придумали для этого благозвучное: - "Указ о предоставлении свободы управления отдалённым провинциям". А по сути, просто вывели всю администрацию, остатки армии и оставили граждан империи один на один с дикими.

- А кто такие "дикие"? Постоянно называют этим словом.

- Это весь сброд с империи, который собирали и отправляли за её пределы. Сами себя они называют "свободными", а по сути это воры, убийцы, вымогатели, отступники.

Мы немного помолчали.

- Что будешь дальше делать? - спросил Чак, глядя на меня.

- В город пойду. Хочу посмотреть, как там. А в империю пускают всех желающих?

- Да, но, чтобы жить там, надо получить гражданство.

- А как его дают?

Старик помолчал, что-то обдумывая.

- Служба в армии. Когда тебя принимают, то его дают сразу. Пять лет отслужишь, и ты свободный равноправный гражданин империи.

Служба в армии меня не прельщала. Благополучно откосив в своём мире, я не собирался "отдавать долг родине" здесь. Да и здешняя служба совсем не походило, на то что было там. В этом мире шли постоянные войны и в армии учили, чтобы убивать людей, а не канавы по линейке копать или носочек при ходьбе строем правильно держать. А я ещё не был готов убивать людей по приказу. Да и просто убивать не готов.

- Я подумаю над этим. Если соберусь, то куда идти?

Старик улыбнулся.

- Империя большая, куда бы ты не шёл, всё равно к ней придёшь. Но самый короткий путь от города лежит по Богашоскому тракту. Это в сторону заходящего солнца.

- Спасибо большое дедушка Чак, - я искренне поблагодарил старика.

Жрать хотелось уже невмоготу, пора навестить мою рыбную ловушку. Довольно быстро дошёл до речки. Действуя по отработанной схеме, стал богаче на три рыбёшки.

Сейчас приду в лагерь, сготовлю рыбку. А утром в дорогу. Под течением приятных мыслей расслабился и не спеша возвращался обратно.

"Беги", - внезапно раздался голос тёмной.

Голова ещё не толком ничего не осознала, а я уже бросил добычу и со всех ног кинулся прочь.

- Кто они, где? - мне срочно требовались ответы.

- Не знаю, я просто чувствую опасность, и она близко.

В лагерь возвращаться нельзя. Тогда куда? Неужели из города наркомафиозии пожаловали?

"Нет, там что-то хуже, как сейчас" - вновь вмешалась тёмная.

Бл*ть, неужели кто-то из благородных меня нашёл? Надо запутать следы. Вот бы через болото дорогу знать. Дедушка Чак знает!

Я припустился в сторону болота. Блин, если я смывать собрался надо деньги забрать. Быстро вернулся к приметному месту. Вроде не тронуто. Вырыл яму и забрал деньги. Так немного спокойнее. Погнали дальше.

Вот и пограничный столб.

- Дедушка Чак, - я ору полушёпотом, - мне помощь требуется.

Блин, если придётся как в прошлый раз ждать, меня тут и поймают.

- Знаю, - старик возник как всегда неожиданно, - в твоём лагере трое колдунов тебя ждали. Теперь идут сюда.

- Через болото есть проход? - спрашиваю с надеждой.

- Тебе не уйти от них. Они колдуны, с помощью заклятий тебя везде выследят.

Я помолчал. Страха не было. Раз выхода нет, буду драться. В рабство больше не пойду, лучше смерть.

Наверное, старик увидел что-то в моем лице.

- Вот возьми, оно покажет путь через болото, - сказал он мне, протягивая серый камешек с непонятными значками, - я их задержу.

- А вы? Вас же убьют.

- Не убьют, немного их потрепаю, а потом уйду. Не беспокойся за меня.

В груди, что-то защипало. Но слов не надо. Я молча кивнул и побежал. Камешек чётко показывал путь, магическая вещица исправно работала. Только один раз оглянулся. Маленькая фигурка старика в нелепом камуфляже все так же стояла на краю болота.

Старик смотрел, как исчезает вдалеке тот, кто даже имени своего не назвал. Хотя, наверное, это и не важно. Важно то, что он увидел в этом парне.

"Беги парень, из тебя получится хороший легионер. А мы своих не бросаем" - думал Чак, трибун седьмого имперского легиона. Последний оставшийся легионер в этой провинции.

Раздался шелест травы и на полянку перед стариком вышли трое в мантиях. Самый молодой из них поднял руку, думая походя устранить помеху в виде никчёмного старика. Но старший из них остановил его своим посохом и выступил вперёд.

- Все твои товарищи давно мертвы. Остатки твоего легиона ушли из этих мест легионер. Тебе тоже следует уйти. Не мешай нам на нашем пути, давай разойдёмся миром, - начал он свою речь.

- Мы поклялись защищать это место. Тем более от поклонников культа Смарга. Это мой долг. И я его выполню, - спокойно ответил трибун.

Остальные двое колдунов встрепенулись, услышав что-то кто-то знает культ, которому они служили. Сжав посохи покрепче, троица стала приближаться, потихоньку окружая жертву.

Старик так и стоял на своём месте, опираясь на свою палку и закрыв глаза. Внезапно самый молодой из колдунов, резким движением направил свой посох в сторону старого легионера. С конца посоха сорвался шар белого цвета и устремился к жертве.

Но старик, с неожиданной для его возраста прытью, перекатился вбок, и метнул что-то в ответ. Шар пролетел мимо. Взорвавшись позади, он оставил на траве выжженное пятно.

Молодой маг презрительно усмехнувшись, выставил руки в защитном жест. Похоже, он не воспринимал старика всерьёз, несмотря на предупреждение старшего. А зря.

Вращающаяся металлическая штуковина свободно преодолела защиту мага, еле видимо переливающуюся перед ним. Воткнувшись в тело, она не остановила своего вращения и с мерзким хрустом вылетела с другой стороны, оставив за собой огромную рану.

С огромным удивлением на лице слишком самоуверенный колдун завалился на бок.

"Другого и не следовало ожидать от легионерского мага, - подумал старший, - империя хорошо учила своих псов, и те всегда, если бьют, то бьют всерьёз".

Переглянувшись с оставшимся колдуном, они синхронно начали атаку. В старика стали беспрерывно сыпаться молнии, огненные шары, и прочие непонятные, но смертельно опасные магические штуковины.

Наконец, одно из заклинаний достигло цели. Старик оказался скован зелёной сетью и лежал неподвижно, тяжело дыша.

Колдуны подошли к поверженному. Бой не обошёлся им без последствий. Оставшийся напарник старшего с трудом шёл, опираясь на свой посох. Один из немногочисленных, но прицельных ответов старика пришёлся ему в бедро.

- Слабоваты стали легионерские маги, - проговорил старший колдун, улыбаясь, - в прежние времена бои с вами оканчивались три к одному в вашу пользу.

- Два с половиной тоже неплохо, - ответил имперский маг и закрыл глаза.

Старший тут же поменялся в лице и резким движением дёрнул стоящего рядом колдуна, закрываясь им как щитом.

Ослепительная вспышка и грохот. Взрывной волной сражающихся разметало в разные стороны. Через пару минут старший пришёл в себя, и сейчас левой рукой неуклюже бинтовал обрубок правой.

Чёртов маг оказался прав. Он потерял двух спутников и что важнее руку. А без неё он утратил половину своих возможностей. Про охоту на оборота придётся забыть.


Я бежал изо всех сил. Сзади раздавались звуки разгорающегося боя. Там шёл нехилый махач. Судя по тому, что колдуны на полную использовали свой арсенал, старик оказывал упорное сопротивление. А он не так прост, как казался. Кто же ты дедушка Чак?

Неожиданно звуки стихли. Я невольно остановился и обернулся. Что там? Вдруг место боя осветила вспышка, и раздался гул как от взрыва.

"Старик и двое кто за тобой охотился, мертвы" - раздался бесстрастный голос тёмной.

Боль сдавило мне сердце. Я опустился на колено. Этот человек пожертвовал жизнью ради меня. Зачем? Мы же ведь едва знакомы.

"Прости дедушка Чак. И прощай" - постоял на колене ещё немного, отдавая дань уважения погибшему.

Что - то во мне изменилось. Чувствовал в душе какую-то тяжесть.

- Зачем этот старик умер за тебя? - неожиданно раздался голос тёмной, - я не понимаю.

- У людей так принято. Мы жертвуем жизнью ради других.

- Зачем? Зачем жертвовать своей жизнью ради других? Что в них такого особенного, если не жалко самого дорогого?

А действительно, что во мне особого?

В этом мире, так же, как и в моем, все уже стали сами за себя. Но будь это так, старик бы не вмешивался, а я бы уже дохлый, опускался на дно этого бездонного болота.

В душе раненным огромным зверем ворочалась совесть. И нах*й её не пошлёшь. Вернее, послать то можно, но это значит признать, что я крыса. Потому что, когда сам за себя это крыса.

Можно сколько угодно твердить о собственном пути, важности индивидуальности каждого и прочей херни. Но сука, если ты живёшь среди людей, то должен делать что-то для этих людей.

- Делать для этих людей? Для графского семейства, которые тебя за человека не считали? Или этих, мафиозиев с поля, которые себе подобных в животных превратили? Или тех, кто за тобой сейчас шли? Они же как тот безумный старик в башне, который тебя призвал. Думаешь они просто так тобой заинтересовались?

Впервые за долгое время я слышал чувство в голосе тёмной. И это чувство было ненависть. И блин, она была права, для этих я бы желал только смерти.

- Значит надо найти тех людей, за который можно отдать жизнь, - ответил я.

- Зачем это тебе? Ты же ничего не должен тому старику.

- Не должен. Но долг отдавать буду. Всё, разговор закончен.

Болото, наконец, закончилось, и я вышел на дорогу.


Город




Первый день.



Так, сегодня ещё успею попасть в город. Ворота закрываются за час до захода солнца, так что у меня ещё есть пара часов.

До главных ворот я дошёл как раз к закрытию. Пристроился к не длинной очереди путников, спешащих в город. Очередь медленно продвигалась, а мне в голову полезли тревожные мысли. Что если у стражников есть какое-то особое средство по выявлению нечисти, кроме серебра? Что со мной сделают, если я не пройду проверки? Отволокут в тюрьму или убьют на месте?

Наконец подошла моя очередь. Старший стражник, немолодой крепко сбитый мужик, внимательно меня оглядел.

- С какой целью в город?

- Работу найти, - решил отвечать честно.

Совсем молодой парень, стоявший за спиной старшего, насмешливо улыбнулся.

Стражник что стоял слева, осторожно коснулся меня кончиком копья. Меня пронзила боль, и я немного дёрнулся. Все сразу напряглись. Старший отступил на шаг и положил руку на меч. Вокруг меня образовалась пустота.

- Что с тобой? - насторожено, спросил меня главный.

- Холодно и сталь холодная, вот и дёрнулся, - попытался отмазаться я.

До меня ещё раз осторожно дотронулись копьём. В этот раз я был наготове и выдержал боль, не дрогнув. Все расслабились. Фу, блин. Чуть не спалился.

- С тебя пять дариков, - сказал старший.

Я молча протянул десять. Мне отдали сдачу.

- Как зовут, сколько лет? - обратился ко мне сидящий за столом в тени от башни человек в мешковатой одежде.

- Алекс, - я замешкался, а сколько мне здешнему лет то? Соврать что ли?

- Что молчишь? А ладно напишу тринадцать, - видно чувак запарился на своей работе и не хотел со мной долго возиться. Главное, что за вход заплатил.

Дальше он взял в руки небольшую пластинку с верёвкой и приложил к ней синий камень.

- Всё, можешь проходить, - продолжил он, протягивая мне эту пластинку, - это пропуск. Носи его всегда. Даёт тебе право находится в городе три дня. Потом платишь ещё два дарика или покидаешь город. Если найдёшь того, кто за тебя поручиться, то плата уже не взымается. Пока ты внутри, должен подчиняться нашим законом. Всё понятно?

- Да.

Стража расступилась, путь был открыт.

Я в древнем городе!

Меня охватило волнение. Да, уже приходилось сталкиваться в этом мире с чудесами, да и сам я представлял то ещё чудо. За исследование тела в котором я сейчас находился, врачи моего мира руку бы отдали. А потом забрали. Мою. И остальные части тела. По отдельности.

Не туда меня что-то понесло. Продолжил с огромным любопытством оглядывать всё вокруг. Только в городе в полной мере можно прочувствовать дух чужого древнего мира.

- Мне тут не нравиться, - неожиданно мрачным голосом сообщила тёмная, - давай уйдём отсюда.

- Ага, снова на свалку? К монстрам? Нет, надо учиться жить среди людей. Мы тут останемся и это не обсуждается.

Сразу после ворот была небольшая площадь, вымощенная камнем. От неё вели три улицы. Решил пойти по той, что вела к центру города.

Народу было не особенно много. Одеты нормально. В чистые штаны, рубашки. Женщины в длинных юбках и головных уборах. И всех на груди металлическая пластина, на подобии той, что дал мне стражник у ворот.

Дома преимущественно трёх, четырёхэтажные. Только из камня. Между домами довольно большое расстояние, балконы не нависают над головой. И с них никто не льёт помоев на головы прохожих.

Кстати о птичках. На улицах было чисто. Реально чисто. Нету никакого мусора. Куда они всё это девают? И не воняло. Нет, запахи, конечно были. Где-то работала кузня, где-то пекли хлеб. Вот проехал всадник, и запахло лошадиным потом. Но всё равно воздух был чистым. Увиденная мной картина сильно расходилась с той, что была сформирована под воздействием школьной программы.

Ладно, не отвлекаемся. Пора искать работу. Вот под вывеской подковы, здоровый мужик в почерневшем от сажи переднике, колотил молотом по какой-то раскалённой штуке. Бесшумно. Магия какая-то? В принципе правильно, иначе он бы своей долбёжкой весь квартал достал бы.

- Вам работники нужны? - задал я вопрос потенциальному работодателю.

Мужик отрицательно покачал головой и продолжил свою работу. Хорошо, будем пытаться дальше. За час обошёл ещё с десяток мест. От трактира до пекарни. Рабочие нигде не требовались. Да, трудновато здесь с рынком труда. Но я не отчаивался. На крайний случай буду охотиться на нарпи и в городе сбывать. На первое время хватит. Главное узнать тут всё получше.

Присел перевести дух на скамейку у фонтана, стоявшей на маленькой аккуратной площади. Сзади раздался топот ног.

Обернувшись увидел, как трое долговязых парней зажали в углу щуплого невысокого пацанёнка и судя по всему собираются его бить. Пацанёнок смотрел на врагов исподлобья, подняв сжатые кулаки. Но трое против одного - исход ясен. В душе шевельнулась совесть.

- Ну чё, огрызок, вот ты и попался, - произнёс развязным тоном один из троицы, - ща мы тебя убивать будем.

- Ещё посмотрим кто кого, - полным злого отчаяния голосом прокричал паренёк.

Я встал и подошёл.

- Трое на одного не честно, вообще-то, - сказал я спокойным голосом.

Парни напряглись. Расклад поменялся не в их пользу. Я был одного с ними роста и комплекции.

- Эээ, - гопники немного растерялись. Заводила, ища поддержки, стал оглядываться на корешей.

- Это наш район, мы тут всё держим, - сказал он тоном ниже, уже не таким уверенным голосом. Поняв, что, оправдываясь, теряет авторитет, опять взвинтил тон и попёр буром.

- Слышь, ты кто такой? Чё, давно плесень с колодца не слизывал? Ща получишь по хлебалу и поплывёшь по Дерине, мальков кормить.

Это был примерный перевод всего, что он сказал, но можно было сделать вывод, что фаза переговоров закончилась неудачно и наступает фаза активных действий. А в этой фазе кто первый ударит, у того больше шансов.

Их было трое. Но у меня была дубина, так что шансы выравнивались. Парнишку я не принимал в расчёт. Глубоко вздохнул, чувствуя, как расслабляются нервы и твердеют мускулы.

Сначала по яйцам главаря, одновременно вытаскивая дубину из-за пояса. Потом левого, он побольше и выглядит поопаснее. Останется самый дрыщеватый. Судя по поведению ссыкун ещё тот. Этот лицом к лицу драться не будет, но в спину может ударить.

Не слушая все больше распаляющегося крикуна, сделал плавный, и из-за этого не заметный шаг и приблизился к первой цели.

На! Яйца от хорошего пинка аж хрустнули. Говорун, схватив пах в охапку, повалился набок. Лёжа на земле и что-то скуля, он смешно перебирал ногами, как будто куда-то бежал. Наверное, за своим потерянным достоинством.

Дубина у меня в руке. Хулиганы наступают с двух сторон. У одного в руке появился нож, второй снимает с руки что-то вроде ремня с толстой пряжкой. Расправа с главарём не произвела на них впечатление.

Неожиданно, зажатый в углу паренёк, ударяет по колену, отвлёкшегося преследователя и используя открывшуюся лазейку устремляется прочь, на бегу прокричав:

- Бежим!

Получить ножом в бок особого желания нет, так что я со всех ног устремляюсь за пареньком. Пробежав два перекрёстка, паренёк свернул в незаметный тупичок. Переводя дыхание, услышали, как мимо прогромыхали сапогами преследователи. Причём их было уже человек шесть. Вовремя мы свалили.

- Фу, пронесло. Спасибо что помог. Ты не ранен? - спросил парнишка.

Да нет, всё нормально, - ответил я немного отдышавшись.

Паренёк приложил руку к своей пластинке.

- Меня Калеб зовут. Ты же приезжий, да? С караваном или сам по себе? А с какой целью? И как тебя зовут?

Под градом вопросов я немного замешкался.

- Моё имя Алекс. Приехал издалека. Сам по себе. Хочу на работу устроиться, - чем меньше скажу, тем меньше шансов, что меня поймают на нестыковках.

- С работой сейчас трудно. Приезжих много, а сбыт плохой. На дорогах полно разбойников, да и войны постоянно.

Парень в паре предложений рассказал текущую экономическую ситуацию. В целом, не очень для меня радостную. Затем внимательно на меня посмотрел и задумался. Наконец что-то решив для себя, он выдал.

- Пошли ко мне, переночуешь. А утром решим, что делать.

- У меня денег нет, - на всякий случай сказал я.

- Ничего, ты мне если не жизнь, так здоровье точно спас, так что с меня должок.

Пока шли к его дому, мой новоявленный товарищ поведал много интересного. Город разделён на семь районов и центр. Каждый район отделен от рядом находящихся районов, стеной и устроен одинаково. В центре главная площадь и от неё к границам района расходятся прямые улицы, местами разделённые поперечными переулками. Так что заблудиться вряд ли получиться.

Городом управлял совет "уважаемых", из числа самых богатых торговцев и бывших имперских управленцев. За порядком следил корпус стражей. Раньше, большую часть товара отправляли в империю. По сильно заниженным ценам, как сказал Калеб.

"Но когда мы освободились от ига империи, то начали сами назначать справедливые цены, - с нескрываемой гордостью поведал он мне. - Правда, грёбаные имперцы закрыли для нас границы. Силёнок чтоб нас обратно захватить, у них нет, вот и мстят по мелкому". Паренёк презрительно сплюнул.

Да, не любят здесь империю, подумал я.

- Вот мы и дома, - сказал радостно Калеб, подходя к ухоженному двухэтажному домику, утопающего в зелени окружающего сада.

- Красиво. Ты тут с родителями живёшь? А они не будут против?

- Типа того. Нет, не будут.

Калеб пропустил меня вперёд и через крепкую дверь, покрытую красивым резным узором, мы вошли в дом. Сразу за дверью начиналась большая светлая комната. В глаза сразу бросился камин, правда без огня и большой стол, за которым ели трое рябят. Справа на верх уходила лестница. Слева был проход в кухню, судя по запаху готовки доносившийся оттуда.

При нашем появлении все перестали есть и молча уставились на нас.

- Привет избранным, - радостным возвестил Калеб, - это мой новый друг Алекс, он поживёт пока с нами.

- Здравствуйте, - обратился я присутствующим.

Никто не проронил ни слова. Странные какие-то.

- Пошли, покажу твою комнату, нам наверх, - заторопился мой спутник.

- Что они не особо рады моему приходу, - сказал я пока мы поднимались наверх.

- Они просто к тебе не привыкли, всё нормально будет.

Наверху был не длинный коридор с шестью дверями. Мы остановились у второй от лестницы. Калеб отворил дверь ключом, и мы вошли внутрь. Низкая кровать, стул возле мутного окна и пара крючков для одежды на стенке.

Я прошёл вперёд. Опаньки - за кроватью обнаружился здоровенный сундук с распахнутой крышкой. Пустой естественно. Больше в комнате ничего не было. Ну, по сравнению с моим шалашом на свалке просто роскошь какая-то.

- Ты тут пока осваивайся, через десять минут вниз спускайся, я поесть замучу, - обратился Калеб ко мне.

- Хорошо. Спасибо Калеб.

- Да пожалуйста, - с улыбкой ответил мне товарищ.

Подошёл к окну. С него открывался очень хороший вид на зелёный садик. Вроде жизнь потихоньку налаживается. Тягостное чувство после смерти дедушки Чака понемногу отпускало. Не зря я сюда стремился.

- Ну вот, а ты боялась, - поднявшееся настроение тянуло поговорить.

- Тут очень плохо, нам нельзя тут оставаться, - упрямо ответила тёмная.

- Ага, просто ты демон и так реагируешь на хороших людей. Всё проехали.

У меня не было желания убеждать упёртую девчонку. Хрен с ней, не буду портить себе настроения. Вроде десять минут уже прошло, пора спускаться.

Когда спускался услышал, что внизу идёт ожесточённый спор, но с моим появлением все замолчали.

- Ты как раз вовремя, давай тебя со всеми познакомлю, - всё таким же радостным голосом сказал Калеб, - вот это Бан.

Он указал на невысокого темноволосого крепыша в кожаной безрукавке.

- Приятно познакомиться, - я подошёл и протянул руку.

Крепыш недоуменно на неё уставился.

- Чё надо? - проговорил он угрюмым голосом.

- У нас так принято, руку подавать при знакомстве, - ответил я, желание знакомится с этим типом пропало, и я убрал руку назад.

- Да, Бан у нас немного грубоват, но в целом добрый малый, - встрял Калеб, - а вот это Нильштан.

Второй парнишка был прямой противоположностью Бана. Высокий, но худой и рыжий. Он сам подошёл и протянул свою руку.

- Приятно познакомиться, - сказал он, улыбаясь, - рад видеть тебя в нашей компании.

Мы пожали друг другу руки. Вроде нормальный парень. Последним был парнишка с чёрными волосами до плеч и самый худой и маленький из всех.

- А вот это Милка, с ней надо поосторожнее, она очень вспыльчивая, - продолжил Калеб.

Опаньки, ошибочка вышла.

- Я нормальная, если меня не трогать, - резко ответила девочка, тряхнув непослушной чёлкой, - а почему ты мне руку не подаёшь?

- У нас при знакомстве с девушками немного другой ритуал, - ответил я.

- А какой, покажи! - требовательно проговорила Милка.

Выпендрился блин. Но делать нечего. Встал на колено и протянул руку. Девочка осторожно протянула свою. Взял и поднёс к губам.

- Ты что делаешь! - закричала она, выдёргивая ладонь и краснея на глазах, - дурак!

Повернулась и мигом взлетев по лестнице скрылась наверху. Я оглянулся. Парни были в шоке и глядели на меня широко раскрытыми глазами.

- Ну ты даёшь! - опомнился первым Нильштан, - я думал она тебя сейчас...

- Да, да, я же говорил, что она вспыльчивая, - не дал договорить ему Калеб, - больше так лучше не делай.

- Хорошо, может пойти извиниться?

- Не надо, - хором ответили парни.

- Она сама успокоиться, держи, вот твой обед, сейчас перекусим и спать, - сказал Калеб и протянул мне тарелку с чем вкусно пахнущим.

Парни уже закончили есть и попрощавшись тоже разошлись по своим комнатам.

- А вы тут одни живёте? - спросил я.

- Ну, да, - ответил, не задумываясь Калеб.

- А разве так можно? Вы же все дети.

- Мы не сами по себе, взрослые за нами типа присматривают. Не переживай, проблем не будет.

- С Милкой как-то неудобно получилось.

- Да уж, ты поаккуратнее с ней. Да и со всеми остальными тоже.

- А что такое? - удивился я.

- Ничего, просто будь повнимательнее, - не стал распространяться Калеб, - насчёт работы завтра поговорим, пошли спать.

Итак, лежу в своей кровати. У меня есть где жить, завтра может появиться работа. В наличии сорок пять дариков, походная сумка и перспективы. С такими мыслями и заснул.


Второй день.



Утром, после того как мы позавтракали, пошли прогуляться по городу. На вопрос насчёт заработка, Калеб задумался. Потом оценивающе на меня посмотрел.

- С работой у нас туговато. Все хорошие места заняты местными. Но у меня есть знакомые, которые могут предложить кое-что.

- Я согласен на любую работу, - сказал я твёрдым голосом.

- В город приезжает много чужаков. Они тут шляются, гадят, драки устраивают. Ты, конечно, не такой, - быстро сказал Калеб. - Мои знакомые типа следят за порядком, и собирают честную плату за ущерб от этих уродов. Ты парень крупный, не трус. Я могу тебя им порекомендовать.

Он мне что, предлагает в рэкетиры пойти?

- Нет, Калеб. Мне нужна честная работа.

- Хорошо, хорошо, - в голосе парня проскочила нотка неудовольствия. - Тогда даже не знаю, что тебе можно предложить. Разве только в собиратели Лага.

- А что это? - удивился я.

- А, ты же не местный. Мох Лаг эта такая подземная трава, под всем городом. Её имперские маги посадили. Она съедает весь мусор, - парень сказал это с таким чувством, как будто лично её садил.

Ну, это многое объясняет. Теперь понятно, почему в городе чисто и не воняет. Крутая технология.

- На поверхность трава не вылазит, солнце её тут же убивает. Но вот подземные помещения, подвалы всякие, она потихоньку заполняет. Раньше специальные магические камни не давали ей размножаться, но они все разрядились. А гребаные имперцы просят за зарядку больших денег. Так что приходится вручную Лагу зачищать.

- Я согласен. Когда начинать?

- Пошли. У меня есть пара знакомых, которые этим занимаются.

Пройдя два квартала, мы подошли к небольшому старому дому, стоявшему в конце улицы у стены. Эта часть города была победнее, что ли. Калеб зашёл внутрь не постучавшись, я за ним.

Внутри огляделся. М-да, разительный контраст с домом Калеба. Обшарпанные стены, рассохшиеся полы. Свет поступает только через щели в наглухо закрытых окнах. Шесть матрасов, из них четверо заняты подростками примерно моего возраста.

"Кто у нас сегодня на работу? - сказал мой спутник громким голосом, - Анорд, ты? Вот этого парня зовут Алекс, покажешь ему, как работать" - и показал на меня.

- Парни все расскажут и покажут, - обратился ко мне Калеб, - давай до вечера.

- Пока, - я посмотрел вслед удаляющемуся Калебу. На душе было немножко неспокойно. Ладно, это просто мандраж перед новым местом, новой работой.

Ко мне подошёл невысокий, худой парень.

- Пошли, - бросил он, выходя из дома.

- Ты тут давно работаешь? Сколько платят? - начал я беседу.

- Год. Пять дариков за одну подвальную комнату.

Сто рублей значит. Ну ладно, с этого можно начинать.

- И как работа?

- Нормально.

Немногословный собеседник мне попался. Ладно, может потом разговориться. Так же молча мы прошли несколько улиц и вышли на главную площадь, как оказалось Цветочного района, пересекли её и остановились у большого, красивого дома. Анорд осторожно постучал в калитку. Нам открыл высокий, хорошо одетый мужик. Как только он нас увидел, лицо сразу приобрело высокомерное выражение.

- Мы от Калеба, - сказал Анорд тихим голосом.

- Идите вон туда, - длинный ткнул пальцем куда-то внутрь двора.

Мы прошли по дорожке, выложенной камнем. Вокруг был разбит газон с клумбами. Да, не бедные люди тут живут. Пройдя через добротную деревянную дверь, по ступеням спустились вниз. Анорд достал из сумки на боку свечку с подставкой и зажёг её.

Весь подвал осветился неярким, колеблющимся светом. Повсюду, со стен, потолка свисали тоненькие бледно зеленоватые веточки. Вот он какой, мох лага. Пока я рассматривал местное коммунальное чудо, мой напарник молча подал мне деревянную щётку и кусок тряпки. Затем обмотал лицо несколькими слоями такой же тряпки, надел перчатки и принялся сдирать траву своей щёткой. Понятно, я последовал его примеру.

В процессе работы обнаружилась неприятная особенность этой работы. Ростки лаги были покрыты тонкими ядовитыми иголками. При удалении мха они отламывались и попадали в воздух, а оттуда на все открытые участки тела, в глаза. Через некоторое время их концентрация достигла такого размера что пришлось прерваться и выйти наружу.

Весь подвал из четырёх комнат мы очистили за три часа. За это время ещё два раза ходили подышать свежим воздухом. Глаза слезились, кожа рук и ног чесалась. Первые пять минут отдыха просто откашливались. Блин, понятно почему на эту работу мало желающих. Дышать отравленным воздухом мало кому захочется.

Когда пришло время обеда Анорд так же молча вылез во двор, снял повязку с лица, достал что-то из своей котомки и принялся жевать. Мне не предложил, хотя жрать уже хотелось. Но нечего было, так как ничего не взял с собой - мой промах.

Сел в стороне. За полдня работы заработал десять дариков. По-нашему двести рублей. Если после обеда будет столько же, то в конце дня у меня будет двадцать дариков. Или один дарин. Не густо.

Поев, Анорд встал и пошёл к входной двери. Я последовал за ним. Остановившись он осторожно постучал. Выглянул всё тот же неприятный высокий дядька.

- Мы закончили, - сказал Анорд не поднимая головы.

- Хорошо отчистили? А если проверю? В прошлый раз на потолке оставили, через неделю опять пришлось вызывать, - начал дядька сварливым голосом, - я убыток из-за вас потерпел так что вот ваши десять дариков и проваливайте отсюда.

С этими словами он бросил на крыльцо монетку и собрался сваливать, гад. Мой напарник вообще поник, аж жалко стало паренька. Наклонившись, он подобрал деньги и собрался уходить.

- Нормально мы всё сделали, иди проверь, - мой голос прозвучал неожиданно грубо так, что они оба вздрогнули.

- А ты что без разрешения голос подаёшь? - взвился дядька, - пожалуюсь Калебу будешь знать!

- Иди жалуйся! - твёрдо сказал я, глядя ему прямо в глаза.

- Ну ладно, сделали так сделали, - длинный сразу сбавил тон, - вот остальное.

Он достал с кармана ещё одну монетку и протянул мне. Я помедлил немного, заставив его понервничать, взял деньги и повернулся.

Анорд догнал меня у калитки и молча пристроился рядом.

- Куда дальше? - спросил я напарника.

- В лавку мясника, - ответил он и продолжил, - нам нельзя так с нанимателями разговаривать.

- Можно, если они нас натянуть хотят.

- Тебе можно? Почему? - в его глазах промелькнул удивление, - так ты не От Калеба, ты С Калебом?

- Ну да, а есть разница?

- Нет, нет. Извини что спросил.

Странный какой-то напарничек мне попался. Ну ладно. Главное от работы не отлынивает.

У мясника оказалось три подвальных комнаты. Работать было не тяжело. Тяжело было слюной не подавиться. Я же с утра не ел. Пустой подвал пропитался запахами разного вида копчёностями и на пустой желудок это всё просто божественно пахло.

Мужик оказался разговорчивый, и пока мы отдыхали перед чисткой последней комнаты, молотил без умолку. В основном бесполезный трёп. Закончив рассказывать про то как его тётку обманули на базаре, он неожиданно похвалил нас.

- А вы быстро работаете, молодцы. И хорошо. А вот до вас ребята приходили очень плохо работу делали. Мало того, что с похмелья как попало работали, так ещё и на перекуры бегали постоянно.

Да уж, подосрали коллеги нам, недобрым словом помянул я предыдущую смену.

- Раз хорошо работаем, может доплатите? - спросил я улыбнувшись.

Анорд быстро взглянул на меня испуганным взглядом.

- А ты за словом в карман не лезешь, - рассмеялся мясник, - ладно держите.

Он взял с крюка ломоть мяса и отрезал два довольно толстых куска. Затем положил их на бочку вместе с тремя пятаками дариков.

- Слушайте парни, а от помойных слизняков не поможете избавиться? А то у брата завелись, житья никого нету. Оплата по тарифу дарин за тушку.

- Нет, у нас снаряжения нет. Извините, - ответил Анорд.

- Жаль конечно, ну ладно.

Мужик ушёл, а мы продолжили работать.

- А что это за хрень, помойный слизняк? - спросил я у напарника.

- Он прозрачно-зелёный, в сырых подвалах водиться, воняет сильно. Весь дом может провонять. К выделениям лаги приспособился.

- А что за снаряжение?

- "Радужная пика" и наручень. Они у торговцев за семь, десять даринов идут. Ещё у мастера охотника надо будет обучение навыку пройти хотя бы до третьего уровня, чтоб от слизняка уворачиваться научиться. А это ещё с пятёрку даринов.

- И учиться ещё придётся месяца два, да? - протянул я расстроенный ускользающим, но таким заманчивым заработком.

- Это же не умение, это навык, - возразил Анорд, - заплатишь мастеру, он руки приложит к голове и всё.

Я немножко охренел от услышанного. Так что, любую профессию можно выучить? Плати только и всё. Вот блин мечта всех двоечников.

- А чем умение от навыка отличается?

- Навык это просто набор знаний. Чем навык выше, тем больше ты знаешь о профессии. Знаешь, но не умеешь. А умение -- это то насколько хорошо ты владеешь профессией. Умению в отличие от навыка нельзя научить. Каждый сам должен его развивать. Вот, например, выделка кож. Можно заплатить мастеру кожевнику за навык выделки кожи. Но даже с максимальным навыком ты вряд ли сможешь выделать кожу даже самого низкого сорта. И чтобы у тебя что-то получилось, ты должен тренировать умение. Чем оно выше, тем лучше то что ты делаешь.

- Понятно.

Я замолчал, переваривая полученную информацию. Блин, какое поле для деятельности открывается, такие перспективы!

- И много навыков можно выучить? - задала я вопрос.

- Да сколько хочешь, пока голова не треснет.

- А к кому обращаться за обучением?

- К любому мастеру. Начальными навыками они охотно делятся.

- А где эти мастера находятся, и как их других жителей отличить можно?

Анорд удивлённо на меня посмотрел.

- Так видно же. У тебя же пропуск на шее висит. С его помощью можно видеть всю разрешённую информацию о человеке.

Настал мой черёд удивляться, потому что я ни хрена не видел. Я НЕТ. А ТЁМНАЯ? У меня зародилось смутное подозрение.

- Тёмная, ты что ни будь необычное видела после того как я пропуск одел? - мысленно обратился я своей тёмной половине.

- Ну да, постоянно какие-то картинки мелькают, штуки всякие, ты их кажется цифрами называешь. Вроде того, как когда ты воинскую гемму у старого пердуна в замке выпросил. Раздражает. Я это всё блокирую.

- Ты дура, нет? Это полезная информация, сейчас же разблокируй, - раздражённо велел я.

- Нет.

- Что нет? - заорал я мысленно.

- Я не дура.

В глазах что-то мелькнуло. Но я всё равно ничего не видел. Заработало, нет?

- Что-то ничего не вижу, - с сомнением обратился к напарнику.

- А так? - паренёк приложил ладонь к своему пропуску. И я увидел. Точно! Как с воинской геммой. Пропуск засветился и как будто увеличился в размерах. Стали отчётливо видны слова - "Анорд Тарк. Профессия - собиратель лага (навык второй уровень, умение первый уровень)". Точно, когда мы с Калебом знакомились он также сделал. Только я ничего не увидел, тёмная постаралась.

- А что у меня написано? - меня взяло любопытство.

- Алекс. Иногородник. Профессия - не определено.

Офигеть. Да у них тут типа паспортной системы сделано. Не зря тот дядька у ворот меня про возраст и имя спрашивал. Он эту информацию на пропуск записал. А может и ещё куда-то. В городскую информационную базу, например. Или её здешний аналог.

Мы закончили чистить, быстро собрались и поблагодарив мужика пошли на улицу.

Анорд взял только деньги. Протянул мне пятак, два дарика и полударик. С любопытством оглядел самую маленькую здешнюю монетку. Да, те кто её изготовил особо не заморачивались. По размерам с наши пятьдесят копеек. На одной стороне пол яблока, наверное, чтоб даже тупым было понятно, что это пол дарика. На второй лицо какого-то дядьки, обрамлённое ветками.

- На, возьми, - я протянул ему кусок мяса. В падлу было жрать одному.

Пацан удивлённо на меня посмотрел.

- Я не могу купить, у меня денег лишних нет, - ответил он.

- Бери, бери, я просто так.

- Спасибо. Завтра у нас выходной, приходить не надо. Господин Калеб скажет, когда надо, - обратился Анорд ко мне.

- Всего день поработал и уже выходной! Хорошо.

- Все собиратели Лаги так работают. День работы и три дня выходных. Нужно время чтобы организм отчистился.

- Понятно ну ладно, до свидания.

Напарничек странно на меня посмотрел и повернувшись пошёл. Времени до вечера оставалось не много, так что я поспешил домой, пока не стемнело.

Успел как раз к ужину. Трое парней и девчонка уже начали есть. Увидев меня Милка вспыхнула и схватив свою тарелку убежала наверх. Да, отношения с девчонкой испортились, не успев начаться. Не хорошо.

Поприветствовав всех сидящих за столом, я положил на пустую тарелку честно заработанный кусок мяса. Парни переглянулись.

- Вот, доплата за хорошую работу, угощайтесь, - сказал я.

- Где ты это взял? - с сомнением спросил Нильштан.

- Подвал чистили у мясника, вот он и дал.

Нильштан достал из кармана что-то вроде портмоне и раскрыл его. Внутри оно было разделено на разные по размерам секции. Пацан уверенно достал с одной из них серый, вроде как камешек, и приложил к мясу.

- Действительно мясо, даже можно есть, - сказал он полным сомнения голосом.

- А что с ним могло не так быть?

Я даже немного обиделся.

Парни опять переглянулись.

- Просто так ничего не дают, - сказал Калеб, - тебе надо осторожно принимать такие подарки. Лучше бери деньгами, а то, что тебе требуется, покупай у торгашей, чтоб потом было кому предъявить.

Хорошо. Наверное, лучше прислушаться к совету местных.

Мы сели есть. Калеб дал мне тарелку тушёных овощей. Мясо так никто и не взял. Ну и ладно. Не пропадать же добру. С овощами самое то.

После обеда все пошли на веранду пить что-то вроде местного компота. У меня было несколько вопросов к Калебу.

- Слушай, мне Анорд только сегодня объяснил насчёт пропуска. Можешь ещё раз показать?

- Да, конечно.

Калеб приложил руку к пропуску. "Калеб Дан. Профессия - ученик торговца (навык третий уровень, умение первый уровень), ученик переговорщика (навык четвёртый уровень, умение первый), ученик писаря (навык второй уровень, умение первый), ученик кулачного боя (навык первый уровень, умение первый)".

Ни хрена себе. Разносторонний парнишка.

- А что значит ученик?

- Это значит, что мастер не просто знания передаст, а поможет поднять умение до определённого уровня.

Судя по тому, что во всех умениях Калеб не поднялся выше одного уровня, с практикой у него не очень.

- А ты Нильштан? Чем по жизни занимаешься?

- Да так. Опыты всякие провожу, - с этими словами он коснулся своего пропуска. "Нильштан Дан. Профессия - ученик аптекаря (навык шестой уровень, умение первый уровень), ученик травника (навык четвёртый уровень, умение первый)".

- На аптекаря учишься? - уважительно отозвался я, - хорошая профессия, молодец, людям помогать будешь.

Парни в который раз переглянулись и засмеялись.

- Ага, будет, - проговорил Калеб сквозь смех.

Я в недоумении смотрел на них.

- Ладно, извини. А вот Бан у нас на перевозчика учиться.

Крепыш молча положил руку на пропуск. "Бан Дан. Профессия - ученик перевозчика (навык пятый уровень, умение второй уровень)".

- Вы что все братья что ли?

- Ну да, типа того, мы все большая дружная семья, - сказал Калеб улыбаясь.

- А Милка, она чем занимается?

Парни посерьёзнели и в который раз за вечер переглянулись. Блин, эти недомолвки начинают напрягать.

- Она учиться выявлять слабые места у человека, - осторожно подбирая слова, сказал Калеб.

- Слабые это какие, болезненные что ли? Так она на врача учиться?

- Ну да, типа того, - ответил Калеб с облегчением, - ты правильно сказал.

- Анорд сказал, что завтра выходной. По городу хочу пройтись. Где тут рынок и мастера в основном живут? - спросил я у Калеба.

- Торговый квартал. Многие мастера в Центральном обосновались. По вывескам найдёшь.

- Спасибо, ладно пошёл спать.

Завтра был выходной, и я хотел его провести с пользой.


Третий день.



Утром, наскоро перекусив, мы с Калебом пошли в Торговый квартал. Там он, сославшись на дела ушёл. Я был предоставлен себе. Вперёд за покупками. У меня в наличии было семьдесят дариков, или три дарина и двенадцать дариков. Больше полутора тысяч рублей по-нашему. Посмотрим, что на них купить можно.

С чего начать? С оружия конечно. Так, ищем вывеску с мечами, топорами и прочим колюще-режущим. Пройдя пару улиц почувствовал приятный запах от сгоревшего угля и металла. Подойдя ближе, увидел, как здоровый мужик молотком долбит по какой-то металлической фигне. Совершенно бесшумно. Магия, ёпрст.

Рядом на стойках была целая куча оружия. Мечи, копья, ещё что-то непонятное, устрашающего вида. Глаза просто разбегались.

- Что, присматриваешь себе что-то? - кузнец прекратил стучать и с насмешливой улыбкой наблюдал за мной.

Блин, не люблю разговаривать с продавцами, не нравится их навязчивость и наглость. Да и торговаться не умею, не моё это. Но неожиданно для самого себя указал на короткий меч, приглянувшийся своим узким, хищно вытянутым лезвием.

- Сколько стоит?

- Ну допустим пять даров, торговаться будешь? - его улыбка стала шире.

Ни хрена себе. По-нашему пятьдесят тысяч рублей. Это с моим теперешним заработком сколько мне хреначить на него придётся?

Ладно. Меч -- это штучный товар, он и должен дорого стоить. А вот, например, копьё - поточное изделие и стоить соответственно меньше должно.

- А копьё сколько стоит?

- А тебе какое надо? - видя моё замешательство, кузнец пояснил, - на кого охотиться будешь, или с кем воевать?

Блин, да хрен его знает! Единственное животное, которое удалось вспомнить, был тот монстр из разрушенной крепости, который "водяной друг". Дедушка Чак его кажется кавандотом называл.

- На кавандота, - ляпнул я.

- Ты малый совсем дурак что ли или прикалываешься надо мной? - дядька грозно навис надо мной, - ты хоть мёртвого то видел его, не говоря уж о живом?

- Видел. И мёртвого, и не мёртвого, - ответил я, растерявшись от его напора.

- Где? - удивлённо спросил кузнец.

Чуть не проговорился что на свалке. Как я там наследил, лучше, чтоб никто не знал.

- Да тут в окрестностях, в канаве возле заброшенного дома видел, он верх брюхом плавал, - вовремя прикусив язык сказал я.

- Когда, когда это было? - продолжал напирать дядька.

- Да дня три тому назад.

- Блин, давно. А там ещё кто-нибудь был?

- Да нет, вроде. А что такое? С какой целью интересуетесь? - наконец пришёл я в себя.

Дядька с сомнением посмотрел на меня, типа делиться со мной информацией или нет.

- Ты знаешь сколько шкура кавандота стоит? А глаза его, печень?

- Не знаю, а сколько?

- Шкура по тридцать, пятьдесят даров идёт в зависимости от качества. Глаза, если зелёные, то десять даров. Если чёрные, то все тридцать можно запросить. Печень по дарину за каждое перо по весу, а весить оно может три, четыре копыта.

- А копыто -- это сколько перьев? - машинально спросил я. В голове разрастался ком жадности.

- Тысяча перьев, как и везде.

Блин. Больше ляма! С большим усилием подавив внутри горестный вопль жадности спросил.

- А зачем это всё нужно?

- Из шкуры, пока она не затвердела, можно шить броню, которая защитит даже от гномьего болта. Правда с дальних и средних дистанций. Сам кавандот плохо магии поддаётся, а вот его органы очень хорошо с магией взаимодействуют. Так что на такую броню ещё и магическую защиту можно поставить. Это самый лучший кожаный доспех из "редких".

- А глаза и печень? Про них не сказали.

- А это тебе ещё рано знать, - сказал дядька грубым голосом, наверное, жалея об упущенной прибыли, - если ничего не будешь брать иди отсюда.

Я вроде как повернулся. Но потом вспомнил про нарпи. Интересно, а их можно здесь продать?

- А нарпи вы бы купили?

- А у тебя есть? - с сомнением спросил кузнец.

- Есть, - твёрдо ответил я. Если дело прибыльное, можно будет разок рискнуть, на помойку сгонять.

- Ну, по дарину за штуку, пожалуй, взял бы.

Заманчиво. Но не настолько чтобы прям сейчас всё бросить и бежать на охоту за опасными пернатыми. Да и пращи у меня больше нет. Эх жаль я только на них охотиться умею.

А почему только на них? Задал вопрос самому себе. Да потому что не знаю ни хрена. Так, надо срочно добывать информацию по местной ценной живности. Откуда? Да книги, например.

- Уважаемый, не подскажите где тут книжная лавка находится? - обратился я к кузнецу, забывшего про меня и занявшегося очередной железякой.

- Пятьдесят шагов отсюда, потом поверни налево. Лавка древностей мастера Эрона, - не поворачивая головы бросил дядька.

- Спасибо.

В голове вертелось - вот он способ заработать бабки! Охота на редких и ценных животных. Не терпелось скорее заценить список доступных для моего обогащения зверушек. Кстати, насчёт книг. А зачем они вообще нужны здесь, если всю информацию можно прямо в мозги залить. Сейчас узнаем.

Ошибиться с дверью было трудно. Надо входом в книжную лавку висел макет огромного фолианта. Нам сюда. Осторожно вошёл.

Сотни и тысячи книг на полках. Было тихо и чуток пахло пылью. За небольшой перегородкой сидел и что-то разглядывал старик с длинной белой бородой.

- Здравствуйте молодой человек, - обратился он ко мне неожиданно сильным, уверенным голосом, - вы не ошиблись дверью?

- Здравствуйте, - поздоровался я, - мне книгу надо по местным животным. Ну, особенности там их, где обитают. Сколько стоят.

- Я вас понял. Могу предложить вам малый имперский бестиарий. Пять даринов. Или справочник по редким животным мастера Ирвина. Шесть даринов.

Блин, дороговато.

- А есть навык какой-нибудь, ну чтобы не читать, а сразу выучить?

- Я бы вам не рекомендовал злоупотреблять с изучением навыков, - ответил книжник.

- Почему?

- Вы молодые вечно торопитесь куда-то, спешите. Забьёте голову какими попало знаниями, а потом мучаетесь с действительно нужными.

- В смысле? Можно же сколько хочешь выучить без проблем.

- Кто вам сказал такую глупость. Голова, она знаете ли, не бездонная. Каждый раз после изучения навыка мозг испытывает сильное напряжение. В среднем, более-менее усваиваются только первые десять навыков. После этого порога при изучении каждого последующего навыка мозг начинает получать необратимые повреждения. Да к тому же со временем неиспользуемые навыки забываются и требуют обновления. А процедура обновления тоже не лучшим образом сказывается на его деятельности.

Офигеть. Ну да, слишком просто бы всё было. Я замолчал, переваривая информацию.

- Я вижу, что вам несколько не по карману предложенные мной книги. Может если вы расскажите поподробнее что вы хотите узнать, я смогу что-нибудь подобрать.

- Я хочу добывать местных редких животных чтобы потом на рынке продавать.

Старик-книжник задумался на мгновение. Затем поднялся, обошёл книжный шкаф и принялся перебирать там книги. Наконец из-под кипы каких-то вроде как журналов он достал что-то похожее на тетрадку.

- Вот, ознакомьтесь. Это записи одного моего знакомого, который занимался, - старик как будто замялся, подыскивая нужное слово, - охотой, да охотой на опасных животных.

Я раскрыл тетрадку примерно на половине.

"Дата хх.хх.ххх.

В болоте в трёх лигах от поворота на Багашово попался самец Кронкуса чешуйного. Добыл пару клыков и ядрицу мозга. Шейный пузырь оказался повреждённым, выкинул.

Выручка четырнадцать даринов"

"Дата хх.хх.ххх.

В развалинах легионерской крепости завелась семья Щегасов. Кто -то из гильдии скинул информацию Красу. Потрясти Скина насчёт болтливого языка!!! Мне достался только младший детёныш.

Выручка 2 дара".

Понятно. Это типа журнала достижений. Но ни картинок, ни описания нет. И нахрен тогда она мне нужна?

- Тут картинок нет, как тогда я узнаю, как животные выглядят?

Старикан внимательно на меня посмотрел.

- Как же вы собрались охотиться на редких животных если даже не знаете, как они выглядят?

Да какая тебе разница, нахрен? Ещё оправдываться перед тобой. Я повернулся чтобы уйти.

- Постойте, - видимо старику очень не хотелось терять потенциального клиента, - кажется у меня есть то, что вам подойдёт.

Он снова ушёл и вернулся с ещё более затрапезного вида тетрадкой. Я с сомнением открыл и сразу понял это то что надо. По ходу это были учебными конспектами какого-то местного ботаника. По большей части описания трав и растений, но и животные попадались. Все рисунки хорошего качества, у того, кто это писал был талант. Вот бы с ним пообщаться.

- Сколько? И откуда она у вас?

- Один дарин. От одного молодого исследователя, сил не рассчитал и поплатился за это. Жизнью.

Блин. Жалко.

Расплатившись, я наконец вышел. покупка приятно радовала. Купив по дороге булочку, пошёл дальше. Времени было ещё полно. Так, ещё остались мастера навыков. Хотя после услышанного от книжника у меня появились кое-какие сомнения.

Подошёл к стене, отделяющей центральный район от остальных. Между двух небольших башен был широкий проход, по которому туда-сюда ходили важные люди. Неожиданно почувствовал себя неуверенно среди этих высокомерных, хорошо одетых людей.

Блин, а ведь точно. Я в этой рубашке и штанах с самого графского подвала. Уже поизносилось то барахло. Вид у меня не презентабельный, вот и косятся люди. Деньги ещё есть, придётся шмотками заняться. Ненавижу это дело, как любой нормальный мужик.

Повернул обратно в ремесленный квартал. Так, овощная лавка, сапожная, какая-то бабская тряпочная хрень. Даже драгоценности вон есть.

Оба на! Возле входа в лавку стоял полный комплект доспехов. Лавка бронника. Хотел пройти мимо, но искушение было слишком велико.

Зашёл внутрь. Блин, второй раз за день испытал эстетическое удовольствие. Чего тут только не было. Всё так интересно, но непонятно.

- Здравствуйте, - обратился ко мне неслышно подошедший паренёк, - отец отлучился не ненадолго, но я вам могу всё рассказать, что потребуется.

Паренёк улыбнулся и отошёл за стойку. Таким своим поведением он располагал к себе, можно и поговорить.

- Так много доспехов, все разные. Даже не знаю, как тут можно разобраться что к чему.

- Совсем не сложно. Просто подходишь к нужному доспеху и смотришь ярлык на обратной стороне. Вот смотрите.

Паренёк подошёл к ближайшему доспеху и пальцами дотронулся до его изнанки в районе шеи. В воздухе появилась табличка с текстом.

"Змеиный доспех, уровень 4. Защита от гномьего болта - 400, совместим с модификаторами от урона огненной стихии. Прочность 560/560. Стоимость четыре дара".

Я тоже подошёл ближе. Этот доспех был не сплошной, а состоял из маленьких, непонятно как скреплённых металлических ромбиков. Чешуйчатый доспех, всплыло в памяти. Первый раз вижу такое, да ещё так близко.

- "Змеиный" - это значит, что доспех не сплошной, а как змеиная кожа, составной. Уровень означает степень защиты, от простой стёганки первого уровня до сложных составных с девятым уровнем. Этот доспех уже может защитить от выстрела из гномьего арбалета. Правда на дистанции от 400 шагов. Ещё он позволяет навесить дополнительную защиту от магических атак огненной стихии.

- А почему только от огненной?

- Разные сплавы по-разному сочетаются с разными видами магии. Могут быть нейтральными, или очень сильно ослаблять конкретный модификатор. Максимум можно создать амуницию с тремя разными модификаторами. Если хочешь больше модификаторов, носи два доспеха. Например, кирасу с тремя модификаторами и под ней кольчугу, ещё с двумя.

- А прочность? Как вы её определяете?

- Все доспехи проходят магическую обработку, после которой приобретают свойство распределять наносимый урон по всему доспеху, а не в месте нанесения удара. Количество единиц прочности определяет маг по старой имперской классификации.

- И какой максимум?

- Доспех из разряда легендарных может достигать 8000 - 1000 тысяч единиц прочности.

- А что случается, когда прочность достигает нуля?

- Кожаный разлезется на лохмотья, металлический треснет, как кусок льда, останутся только маленькие кусочки и пыль.

- Тогда получается все доспехи одноразовые? Доносил до нуля и можно выкидывать?

- Ну, такое редко случается с новым доспехом. Ведь даже после критического удара у доспеха остаётся 10-15 единиц прочности, и его можно отнести в ремонт. Там маг снимет накопленную усталость материала и восстановит доспех, не до начального состояния конечно. Три, четыре цикла обычный доспех выдерживает, прежде чем отправиться на помойку.

Блин, интересно то как. Но цены...

Надо закругляться, неудобно больше парнишку отвлекать. А то он так старается, а я в итоге ничего не куплю.

- Понятно, спасибо, как только накоплю нужную сумму, сразу к вам.

Я бочком стал пробираться к выходу.

- А что у вас совсем денег нет? - парнишка оказался настойчивым.

- Да я только третий день как в городе, не успел ещё заработать.

Я уже возле выхода.

- Постойте. У нас ещё после ремонта амуниция есть. На неё цены очень снижены. Вы хотя бы примерно знаете, что вам надо?

А действительно, что мне надо? Исходя из опыта жизни на свалке - что ни будь для защиты от ударов кулаком, ножом. И чтобы лёгкое было. Таскать на себе килограммы железа я пока не был готов.

- Чтобы удар ножа сдержало и лёгкое.

- Подождите, - парень на пару секунд исчез за занавеской. Вернувшись, он держал в руках что-то вроде кожаной безрукавки типа той, что мне дали перед боем с нарун в графском замке. Парень поставил доспех на стойку с приятным тяжёлым стуком.

- Вот, пожалуйста. Три слоя кожи, пропитаны специальным укрепляющим составом. Защитит от удара ножа и даже меча, только если вскользь. Лёгкий, всего три копыта. Отдам за пять даринов.

Я с любопытством пригляделся. Тёмно-коричневого цвета. На ощупь шершавый. Толщиной где-то с палец. Засунул руку за верхний край. Где тут что нажимать? Пальцы что-то нащупали и в воздухе возникла картинка.

"Кожаный доспех. Уровень защиты 2. Прочность 120/100. Стоимость...".

Повернул доспех. Опаньки, на задней стороне, примерно в районе лопатки красовалась аккуратно сделанная заплатка. Теперь понятен истинный смысл слов "из ремонта" малолетнего торговца. Интересно, а "ремонт" бывшего владельца был так же успешен? Или он не понадобился в силу переезда оного на кладбище?

- Это от стрелы, почти в упор стреляли, - заторопился пацан, видя, как я нахмурился, - от стрелы даже железный доспех не всегда защищает.

- А почему в спине?

- Ну понимаете, бывший хозяин не совсем законопослушный был. У него тёрки с городской стражей произошли, он и в бега кинулся. Как видите неудачно. Но удар ножа доспех точно держит, может проверить.

Пацан опять метнулся за занавеску и принёс оттуда железный ножик. С длинным узким лезвием и удобной рукояткой. В руке лёг как влитой.

Я несильно ударил, целясь в где-то в середину. Ничего. Ударил посильнее. Опять ничего. Тогда размахнувшись, ударил со всей силы. Паренёк, державший доспех во время его тест краша улетел вместе с доспехом. Перестарался блин.

Помог ему подняться, и мы вместе стали искать след от удара. Да, его было видно. Там, где ткнул ножом в последний раз, на коже появилось маленькое углубление, окружённое сеточкой мелких трещин. Но доспех выдержал.

А что прочность показывает? 120/95 Понятно.

- Ну что, берёте? Отдам за два дарина.

Ого, хорошая скидка. Сил поддаваться искушению больше не было.

- Беру. А обычной рубашки у вас нету, под доспех одеть?

- Да конечно. За пять дариков отдам новую холщовую.

Надел жилет прямо в лавке на старую рубашку, под доспехом её не будет видно. А новую буду в город одевать. Посмотрел на себя в зеркале. Классно смотрится, сидит как родной. Со вздохом отдал деньги пацанёнку. Блин, денег почти не осталось.

Взяв аккуратно свёрнутую рубашку пошёл домой. Солнце уже приближалось к закату. Ладно, насчёт навыков узнаем в следующий раз.


Четвёртый день.



Дома развернул рубашку. На спине, в том же месте что и на кожаном доспехе, была заплатка. Ах ты ж блин. Вот гадёныш! Подсунул барахло с того же покойника что и доспех, а сказал, что новое. А пофиг, будем считать это трофеем.

Время до ужина есть, так что займёмся остальными покупками. Снял жилет и поставил за кровать. Имеет ли смысл носить броник всегда? Наверное, да. Надо привыкать к его весу и то, что он немного движения стесняет. Только дома можно от него отдыхать. А вот рубашку лучше переодеть.

Лёг на кровать и раскрыл книгу. Займёмся чтением. Всегда хорошо учился, так что было приятно получать новые знания. Тем более необычные. Как вам, например, "Аргаш полевой - длина до двух локтей, стебель сиреневый, цветёт во второй половине лета, маленькие белые цветочки. Ценность имеет только те экземпляры, которые выросли на человеческих не упокоенных останках. В этом случае кроме обычных белых цветков распускается один, реже два чёрных. Вот их и используют для Лазурного отката".

Рисунок прилагается. Художник довольно схематично набросал сам цветок, но вот череп, через глазницу которого он рос, изобразил мастерски. Только непонятна что это за хрень "Лазурный откат".

Ладно, попрём дальше. За два часа, пока солнце не село, прочитал половину книги. Пополнил копилку знаний, скажем так, весьма специфическими данными о местной фауне и флоре.

Всё, о чём писал автор, носило сугубо практический и мрачноватый характер, направленный на изготовление зелий или других непонятных магических штук из растений и животных, как-то связанных со смертью. Короче мутноватым он чем-то занимался.

Время было ужинать, и я спустился вниз. Все уже были в сборе. Даже Милка. Молча ела свою порцию. Взглянула на меня и тут же отвернулась к окну.

- О, - да ты в обнове, - первым заметил Калеб.

- Да, прибарахлился немного.

- Слушай, тут одно дело выгодное нарисовалось, - видя, что я нахмурился, Калеб тут же быстро добавил, - вполне законное.

Деньги были мне нужны. Навыки у мастеров, обучение, амуниция. Чем больше я узнавал, тем большего мне хотелось.

- Что за дело?

- Да вот Бану надо помочь груз доставить до одного места. За пару дней можно справится. Оплата десять даринов.

Если честно иметь дело с этим хамлом желания не было. Но блин, десять даринов!

- Ладно, согласен.

- Слушайте, а не могли бы вы в одно место на обратном пути заскочить? - вступил в разговор Нильштан.

- Мне всё равно, - равнодушно ответил Бан.

Этот тип нравился мне всё меньше. Может зря ввязался в общее дело с ним? Но Калеб ведь попросил, а ему не удобно отказывать.

- Конечно, а куда конкретно? - спросил я.

- Вы мимо развалин старого легионерского лагеря будете проходить, а в близлежащих окрестностях только там "Багряный полдень" растёт.

- А, да. Цветок такой высокий, серый стебель, один красный бутон. Только он на заброшенных солдатских кладбищах растёт, - блеснул я эрудицией из только что прочитанной книги.

- Откуда знаешь? - спросил Нильштан резко.

Все перестали есть и уставились на меня. Что такого сказал то?

- Из книги. Купил в книжной лавке записки какого-то чудика. Могу показать.

- Пошли посмотрим, - резкость в голосе ученика аптекаря убавилась, но только на самую чуточку.

Молча встал из-за стола и пошёл наверх. Судя по скрипу отодвигающихся стульев, за нами пошли все остальные.

Тетрадка так и лежала на кровати, раскрытая на последней прочитанной странице. Нильштан быстро подошёл и взял её. Перелистнув пару страниц и мельком пробежавшись по тексту, он свернул её и засунул к себе в карман. Затем как ни в чём не бывало, улыбнувшись, повернулся ко мне.

- У тебя хорошая память. Да именно это растение мне нужно. Принеси мне его, пожалуйста.

- Книгу верни, - сказал я. Мне улыбаться расхотелось.

- Понимаешь, то, что ты прочитал, не предназначено для обычных людей. Эти знания для узкого круга специалистов, - продолжил Нильштан.

- Алекс, он прав, - встал между нами Калеб, - тебя даже стража может арестовать за такое без разрешения. У тебя же ведь его нет?

Блин, что мне книжник продал-то? Хотя, что я удивляюсь. В моём мире тоже были запрещённые книги, та же экстремистская литература. Стало стыдно. Не, ну тогда ребят понять можно, чуть не подставил их.

- Парни извините, правда, не знал, что это что-то незаконное. В следующий раз буду перед каждой покупкой с вами советоваться.

- Хорошо, собирайся, вам пора идти, - обратился ко мне Калеб.

- Как, в ночь?

- Ага, там свои особенности. Потом всё узнаешь.

Собираться мне собственно не чего было. Переодел только рубашку и надел броню. Когда спустился вниз, Бан уже стоял возле двери. Груза с ним не было, но спрашивать где он не хотелось.

Подождав, когда я спущусь, жирдяй молча вышел из дома и пошёл по улице. Я пристроился в шаге от него. Так мы прошли пару улиц. Впервые был в такое время в городе. Голубоватый свет исходил из многочисленных светильников, укреплённых на высоких деревянных столбах.

Народу было немного, и вели себя спокойно. Никто не торопился, испуганно оглядываясь по сторонам. Стражи не было видно, но судя по поведению горожан она работала хорошо.

Наконец мы пришли к какому-то складу, стоящему у реки. От него вели каменные ступеньки вниз, где сейчас покачивалась на небольших волнах лодка.

"Жди здесь", - бросил Бан и скрылся в дверях склада.

Ну ладно, подожду. Ночь и окружающая атмосфера немного будоражила кровь. "Ночь, улица, фонарь, аптека. Хоп - и нету человека". Вспомнилась бородатая хохма неизвестного шутника. Шутка, шуткой, - а на душе было не спокойно.

Наконец дверь бесшумно раскрылась и показались Бан с двумя незнакомыми парнями. Оба были в кольчугах и вооружены короткими мечами в ножнах. Один из них тащил небольшой рюкзак.

Бан подошёл ко мне с чем-то вроде широкого ремешка.

- Голову наклони, - сказал он приказным тоном.

Блин, да это же ошейник. Он мне что, предлагает по собственной воле его на шею одеть? Я уже носил и мне нифига не понравилось. Мне всё это, всё больше не нравилось.

- Не буду я эту херню одевать, - сказал я твёрдым голосом.

- Калеб... - начал жирдяй.

- Я ни с Калебом, ни с тобой насчёт ошейника не договаривался, - сказал я ещё сильнее повысив голос.

Хренов компаньон стушевался и обернулся к парням для поддержки.

- Можно на ногу, - сказал один из них спокойным голосом.

- А что это? - перспектива носить непонятную штуку даже на ноге меня не радовала.

- Это..., - парень на мгновение замолчал, - это "поисковик", чтобы ты не потерялся.

- Ладно, только я сам.

Бан скривился, но отдал мне ремешок. Я внимательно рассмотрел очередное творение местной магической промышленности. Толщиной с палец, усилен металлическими вставками. Где-то примерно посередине приделан красновато матовый камень. Вряд ли драгоценный, уж слишком большой.

Повозившись, присобачил его к лодыжке. Выглядело, если честно, как-то по-идиотски. Но ладно, ради десяти даринов можно потерпеть. Когда застегнул пряжку ремешка, камень моргнул и загорелся тусклым светом.

Удовлетворённо кивнув, второй парень отдал мне рюкзак. Тяжеловатый. На вес примерно килограммов пятнадцать, то есть по-ихнему пятнадцать копыт. Надел рюкзак, и мы все вместе пошли вниз, к лодке. Толстый шёл налегке. Понятно, я тут в качестве рабсилы.

Мы сели в лодку, и парни помогли оттолкнуть её от берега. Лодка медленно поплыла по течению мимо пустынной, в этот поздний час, набережной города. Сидящий возле руля не проронил ни слова. Толстый тоже молчал. Так и плыли.

Вот и конец города. Там, где река рассекала стену надвое, высились сторожевые башни, призванные защитить город от врагов, желающих пробиться в город этим путём. Но сейчас на них стражи не было. То ли враги в округе повывелись, то ли у города такая репутация что лучше не связываться.

Проплыв по реке ещё с километр, рулевой плавно направил лодку к берегу. В этом месте кто - то скинул в реку два больших валуна, сделав подобие причала. Там мы и пристали к берегу. Высоковат он здесь.

Бан поднялся и держась за борта лодки перешёл на берег. Я следовал за ним. Оглянувшись увидел, что лодка, так же осторожно отчалив, поплыла обратно. Молчаливый рулевой мощными гребками гнал своё судно вперёд, как будто боясь куда-то опоздать.

Толстый ткнул пальцем верх. По каменным ступеням я пошёл вверх. Этот пошёл следом. Однако надолго его не хватило. Уже через пять минут интенсивной ходьбы он часто задышал и резко сбавил темп. Пришлось остановиться. Непривычно ему видать. Кто он там? Ученик перевозчика вроде. Прям как наши таксисты, которые наглые и лишний раз жопу с сидения хрен поднимут.

Наконец забрались наверх. Тут густо рос небольшой кустарник, препятствуя нормальному обзору. По хорошо утоптанной тропинке пошли дальше. Показался краешек солнца и его лучи красиво осветили листочки многочисленной зелени.

Мы всё так же шли, я впереди, жирдяй сзади. Солнце начало припекать даже сквозь листву. Блин, а у меня ведь ни воды, ни еды с собой нет. Да и толстый похоже этими проблемами не озаботился. Через часа два уже обедать пора будет, только непонятно чем.

Кустарник сменился молодыми, невысокими деревьями. Стали появляться небольшие полянки. На одной из них я заметил живого, настоящего оленя, медленно жующего сочную траву. Блин, красиво то как.

Вдруг вдалеке послышалось конское ржание. Рюкзак резко дёрнулся, заставив сбиться с шага. Я в раздражении обернулся. Бан с побелевшим от страха лицом сидел на корточках и продолжал тянуть меня вниз.

- Ты чё? - начал я.

- Тише, - зашипел он в ответ, - пригнись и замолчи.

Я осторожно присел. Бан настороженно смотрел в ту сторону откуда донеслось ржание, хотя сквозь деревья нифига не было видно.

- Что случилось, - так же шёпотом спросил я.

- Упаси Орис, надеюсь не ларги, - ответил Бан.

- А кто это?

Бан посмотрел на меня. Мрачное выражение его лица сменилось на недоуменно-презрительное.

- Ларги? Это кочевники. Ингорийцы их пропускают сюда через свою территорию чтоб они их самих не грабили. Они и раньше сюда добирались, но имперцы им пару раз вломили, так что они сюда дорогу позабыли. Те, кто в живых остались. А тем, кто не забыл, Серый курган хорошая напоминалка. Там говорят легионерские маги так постарались, что до сих пор земля ядом исходит.

- А когда империя ушла, они снова пришли, да? - вспомнил я уроки дедушки Чака.

- Да. Город они не трогают, договорённость есть. Но вот по округе ширяться. Так что теперь только по реке безопасный путь для больших караванов. Ларги большую воду и лес не любят. Но там нам долго добираться бы пришлось. А мне в срок груз надо доставить.

Подождав ещё с полчаса пошли дальше. Лес неожиданно закончился, и мы вышли на дорогу. Обычная полёвка.

И куча мусора на обочине. Ну что за люди, а? Такое красивое место обгадить. Пока шли мимо, старался не смотреть. Но всё равно краем глаза заметил что-то неправильно.

Ноги! У кучи мусора были голые человеческие ноги. Несмотря на предостережение Бана подошёл поближе. Да, то что я принял за мусор было человеком. Именно было. Потому что в данный момент у лежащего тела отсутствовала голова. Вернее, она присутствовала, только в полуметре от того места где ей полагалось быть.

Лежащий был одет в тряпье. Очень сильно изранен. И худой. Руки связаны за спиной.

- Ларговский раб, не выдержал дороги вот и добили чтоб не мешался, - тихим голосом сказал подошедший Бан, настороженно оглядываясь.

- Надо бы убрать тело с дороги, не по-человечески оставлять.

- Не вздумай. Ихние патрули тут постоянно ездят. У них память хорошая, если заметят изменения, решат проверить. Пошли скорее. Нам по дороге ещё шагов триста надо пройти.

Пройти удалось только двести. Обойдя крутой изгиб дороги, неожиданно наткнулись на патруль. Четверо. Стоят у края дороги и справляют нужду. Их лошади рядом.

Жирдяй среагировал мгновенно: "Бежим!" - заорал он и щеманулся вперёд. Я побежал за ним, причём приходилось напрягаться, потому что жирдяй, спасая свою шкуру, нёсся изо всех сил. Нам повезло, и мы смогли оторваться, пока зассанцы застёгивали штаны и садились на лошадей.

Пробежав ещё шагов сто, Бан резко свернул и исчез за кустом. Я по инерции пролетел мимо. Вернувшись увидел неприметную тропинку. Сюда!

Сзади раздался стук копыт. Вот и погоня. Надо спешить. Но как только начал ускоряться, ногу скрутило болью. Что за херня? Присел и задрал штанину. Камень на ремешке начал пульсировать. Блин, да эта такая же фигня, что и на графском ошейнике. Срабатывает, когда жертва удаляется на расстояние больше допустимого. И снять нельзя. Вот урод, а! Сейчас он убегал, и эта херь своим пульсированием пока просто предупреждала. Чтобы она не сработала окончательно, требовалось его догнать.

Превозмогая боль поднялся и заковылял по тропинке. Всё быстрее и быстрее. Боль начала отступать, жирдяй близко. Обогнув широкое, разлапистое дерево, растущее на краю небольшой поляны, нашёл этого урода. Он стоял, прислонившись к стволу и тяжело дышал, испуганно оглядываясь.

- С рюкзаком всё нормально? - первое что он спросил.

- Ты мне что подсунул, гадёныш? - вместо ответа я взял его за шкирку, - что эта за херня на ноге?

- Не трогай меня, а то...

- Что? - я сжал его шею сильнее.

- Тебе ногу оторвёт, - просипел он.

- Да я бл*ть тебе и с оторванной ногой шею сверну, снимай быстро.

Разборку прервала ругань приближающейся погони. Толстый попытался вырваться, но я держал крепко.

- Снимай, а то ларги нас обоих убьют.

- Ладно, ладно, - походу этот довод подействовал и жирдяй с белым лицом проделал пару непонятных манипуляций с амулетом у себя на шее. Ремешок, сухо треснув, раскрылся. Я зачем-то запихал его себе в карман.

- Что делать? - напарничек уже трясся от страха.

- На дерево, быстро.

Мы полезли верх. Густая листва хорошо нас скрывала, но тропинку было видно. Послышался топот ног и учащённое дыхание. Двое ларгов остановились прямо под нашим деревом. Они громко ругались и осматривали поляну, пытаясь нас разглядеть. Наверх они не догадались глянуть.

И тут этот толстый идиот чихнул. Теперь мгновенно среагировал я. Пока эти недоуменно поднимали головы я рывком снял рюкзак и швырнул в ближайшего. И следом прыгнул сам.

Есть! Тяжёлый снаряд угодил одному прямо в харю, вырубив на некоторое время. Со вторым так не получилось, он вовремя среагировал, и я его только задел. Мы вповалку упали на траву. Этот отморозок оказался проворнее. Успел первым вскочить и сбить меня с ног. Затем набросился на меня и принялся душить, прижимая к траве. В нос ударил запах давно немытого тела.

Пока мы боролись, жирдяй слез с дерева и бочком начал двигаться к рюкзаку. Вот гад, сбегает! Сначала ошейник, теперь...

Ошейник! Но до не до добраться. Этот гад не даст.

Однако вонючка тоже заметил, что добыча ускользает, Рывком поднявшись он пнул меня напоследок в живот и двинулся к жирному, по дороге подняв оброненное при падении короткое копье.

Толстый замер от страха. Я с трудом вздохнув от пробитого грудака вытащил чёртов ошейник и размахнувшись бросил в спину бандюгана.

"Ошейник, взрывай ошейник!" - сиплым от придушения голосом заорал я.

Но этот дурак был в ступоре от ужаса и даже не обратил на меня внимания. Он не отрываясь смотрел на свою смерть в образе приближающегося врага.

А вот кочевник резко развернувшись, ловким движением схватил ремешок правой рукой. И только тогда жирный пришёл в себя. Я не заметил, что он сделал, но из руки бандюгана почти мгновенно выросли тонкие блестящие конусы. Прямо через плоть, причём два прошли через голову.

Не издав ни звука, он повалился на землю. С трудом поднявшись, я подошёл. На поверхности конусов собирались капли и шёл пар. Да это же сосульки. Потрогал. Холодные. Точно сосульки!

Меня бросило в жар, а ведь я мог быть на его месте. Наверное, что-то такое было на моём лице. Потому что когда повернулся, толстый в страхе отпрянул.

Послать бы его подальше, но я подписался на эту работу, значит должен выполнить. Ладно. Сначала успокоиться.

Подошёл ко второму. Он тоже был мёртв, о чём свидетельствовала свёрнутая под немыслимым для живого углом, шея. Удачненько это я рюкзачок бросил. Это был первый убитый мной человек. Но угрызений совести не испытывал. Совсем. В памяти засел убитый ими человек на дороге.

Одеты оба были одинаково. Толстые, прошитые крестом куртки-безрукавки. Их, по-моему, стёганки называют. На поясе мечи в ножнах. Хотя нет, короткие слишком. Скорее тесаки.

На головах кожаные шлемы с металлическими заклёпками. Основное оружие - короткое копьё. А ещё когда пробегал мимо лошадей заметил, что у сёдел висели небольшие круглые щиты и луки с колчанами. Ну да, это же кочевники.

Хорошие копья. Вот бы мне такие. А почему нет? Это же боевые трофеи. Первый раз в жизни собираюсь присвоить вещи убитого мною человека. Какое-то волнительное чувство. Как азарт.

Расстегнул пряжку пояса и потянул его к себе. Ремень с тихим шелестом выскользнул из-под трупа. Застегнул на себе. Тесак приятной тяжестью повис на поясе. Почувствовал себя увереннее. Взял в руку копьё.

По-хорошему надо бы взять трофеи и со второго, но блин, броник, рюкзак и пояс с тесаком уже на килограммов двадцать тянут. Это мой предел. Больше может и смогу нести, но мобильность совсем потеряем.

Заткнув не успевшую разрастись жадность, поднял и приладил за спиной рюкзак.

- Пошли, - бросил мнущемуся в стороне Бану.

- Куда? - недоуменно робко спросил он.

Смотри-ка, растерял весь свой гонор, пока от ларгов улепётывал.

- Куда груз надо доставить, - раздражённо ответил я.

- Так ты меня не бросишь?

- Я тебя и не подбирал, - видя непонимание на его лице продолжил, - забей, я на эту работу подписался и до конца её выполню, показывай дорогу.

Вмиг повеселевший толстяк чуть ли не в припрыжку заторопился через поляну. Направился следом за ним. Быстро преодолели открытое пространство.

В лес уходили три тропинки. Бан не задерживаясь повернул на крайне левую. Руку он держал на нагрудном амулете. Это у него типа навигатора, наверное. С него же он отдал приказ на активацию ошейника. Интересная штучка этот амулет.

Пока думал не заметил, что местность изменилась. Деревья стали пониже, трава наоборот выше и гуще. В воздухе запахло сыростью. Под ногами захлюпало. В болото что ли идём?

Точно. Деревья расступились и показалась обширная водная гладь, кое-где прореженное островками плавучего торфа с растущей на нём травой. Толстяк остановился у края болота и пялился вдаль.

- Что стоим, ты дорогу знаешь? - обратился я Бану.

- Знаю, - ответил он хмурясь.

- Ну раз знаешь, погнали.

- Там пиявки.

- И что? Другого же пути всё равно нет?

- Нет, я тут и планировал пойти, только...

- Что только? Не тяни блин.

- Они... пиявки эти, кидаются только на первого кто идёт.

- Понятно. И этим первым я должен был быть. А если бы отказался?

Рука жирдяя непроизвольно дёрнулась к амулету.

- Ну...

- Ага, вот для чего ошейник нужен был. Утопить бы тебя в этом болоте.

Толстый сжался и отступил на шаг.

- Груз очень ценный и мне нужно обязательно его доставить, - принялся он оправдываться, - и ошейник только в крайнем случае...

- Ладно, - оборвал я его, - пиявки ведь не опасные?

- Да нет, просто кровь сосут и их много.

- Я кормом для них не подписывался быть, так что давай ты вперёд.

Бан морщась вступил в жёлто-зелёную болотную жижу. Его сапог сразу провалился по колено с неприятным чавкающим звуком. Он с трудом его вытащил и сделал следующий шаг.

Идти в эту мерзкую жижу не хотелось. Надеюсь он не ошибается насчёт пиявок. Заткнул копьё за пояс и пошёл вслед за ним. Когда ушли уже довольно далеко от берега, внимание отвлёк какой-то посторонний звук. Поднял голову и увидел, как к Бану со всех сторон двигаются небольшие водные бурунчики.

Он их тоже увидел. И ускорился, насколько это было возможно. А потом заорал и принялся колотить рукой по воде. При очередном ударе что-то полупрозрачное по форме как толстая сосиска, прицепилось к его руке. Бан дёрнулся и не удержавшись рухнул в болото с головой. Жижа сомкнулась над ним и остались только редкие пузырьки, беззвучно лопающиеся над водной гладью.

Я был уже рядом и сразу стал шарить рукой, пытаясь его нащупать. Наконец рука схватила за что-то скользкое. Посильнее сжал пальцы и дёрнул. Из глубины показалась голова, вся облепленная водорослями. Бан, кашляя, вздохнул и заорал: "Отойди!"

Я разжал руку и отшатнулся. Блеснула голубая вспышка и на расстоянии в полуметр от него вода превратилась в ледяное крошево.

Бан, матерясь, стал срывать со своего тела студенистые, продолговатые тела. Места укусов непонятных тварей сочились кровью. По мутной воде поплыли красные разводы.

- Пошли быстрее, скоро новые приплывут, - сказал он хриплым голосом.

- Долго ещё? - сильно не хотелось повторения.

- Шагов двести осталось.

И мы пошли. Позади разгоралась возня между живыми сородичами убитых Баном тварей. Кинул туда мимолётный взгляд. Дрались чтобы сожрать трупы подобных. Мерзко.

Впереди, наконец показался клочок земли. Напарник устремился к нему. Я не отставал. Последние метры чуть ли не пробежали-проплыли, и наконец ступили на землю.

Бан сразу упал, пытаясь отдышаться.

- Фу, думал не выберемся, - наконец произнёс он.

- А почему ты сразу магию не использовал?

- Перезарядка потому что дорогая, два дара стоит, - угрюмо сказал он.

Нифига себе. Это по-нашему двадцать тысяч. А я за работу десять даринов, четыре тысячи, должен буду получить. Нехило он собирался сэкономить на мне. И это только начало.

Время было уже далеко за полдень. Уже сильно хотелось пить и есть. Повалявшись ещё немного Бан встал и принялся искать тропу. По нему не было видно, что он испытывает нужду. Покрепче он оказался, чем я думал. Ладно, может вечером, перед ночёвкой что-нибудь замутим. Бан нашёл нужную тропинку и махнул рукой, призывая следовать за ним. Я со вздохом поднялся. Груз уже давил на плечи. Хотелось отдохнуть.

Рано! Приказал себе собраться и ускорил шаг. Местность опять стала подниматься, а густые болотные заросли уступать место невысоким деревьям. Бан всё так же неутомимо пёр вперёд. И откуда у него столько сил.

Идти стало тяжелее. Блин, да мы в гору поднимаемся. Трава совсем сошла на нет. Зато деревья были исполинского размера. Всё небо закрывали своими гигантскими кронами. Вот и вершина. Отсюда был хороший обзор. Холм, на котором мы стояли с этой стороны резко обрывался. Внизу была плоская равнина, кое-где изрытая оврагами. Не было зелени. Вообще. Просто чёрно-бурая земля.

- Здесь отдохнём пока не стемнеет, - сказал Бан и уселся среди корней старого дерева.

- А что это, и почему надо темноты ждать? - мысль о том, что придётся ночью там идти напрягала.

- Волна Тьмы опалила здесь вашу землю.

Я аж вздрогнул. Тёмная заговорила впервые после разговора в доме Калеба.

- Ты что, не знаешь? Из какой дыры ты выполз? Тут тьма пробовала пройти, когда Третий приход был. Уже больше трёх столетий прошло, а земля до сих пор не пригодна для жизни и не будет, - разразился насмешливой тирадой Бан.

Что-то он осмелел опять. Уселся подальше от неприятного типа. Снял, ставший тяжеленым рюкзак и прислонил копьё к дереву, чтобы всегда под рукой было.

Как же хорошо! Ещё бы пожрать. Пока шли, не до этого было, все силы на выживание. И вот сейчас желудок намекал, очень громко кстати, что, если не поесть, этих самых сил больше не будет. Жирдяй не показывал признаков голода или усталости. И мне в падлу было заикаться о перекусе, показывая слабость перед ним, так что приказал желудку заткнуться и попытался расслабиться.

Даже не заметил, как задремал. Рывком проснулся от порыва холодного воздуха с равнины. Уже стемнело, и небо было в звёздах. Незнакомых, хотя я и не разбирался в астрономии, но эти были точно чужими. Зелёная луна ещё на взошла, но вверху ни облачка, так что достаточно светло чтобы идти.

Бан уже встал и разминал ноги, прохаживаясь вдоль обрывистого спуска. Я тоже встал. Хорошо отдохнул, бодрость опять вернулась в тело. Сделал пару приседаний, помахал руками, разгоняя кровь по телу.

Краем глаза заметил, как Бан поднёс руку к лицу и что-то проглотил. Эта картина напомнила мне то, как графский сынок на ринге наркоту для скорости жрал.

Точно! Да он на стимуляторах сидит. Вот и разгадан секрет его неутомимости. Он и не думал провизией запасаться, она ему не требуется. А я, понадеявшись на него ничего не взял. Будет мне урок.

Жирдяй молча подошёл к обрыву и стал спускаться. Пора двигаться. Рюкзак на плечи, копьё за пояс сзади и вперёд. Спуск только первые метров сто был очень крутым, затем стал плавнее и уже не приходилось тормозить и цепляться за кусты на каждом шаге.

Где-то через пол часа вышли на заброшенную дорогу, которая вела через середину чёрной пустоши. Бан уверенно пошёл вперёд.

- А что такого здесь опасного? - приблизившись спросил я.

Не очень хотелось с ним разговаривать, но надо выяснить источник местной угрозы.

- Тут много живых погибло. И неживых тоже. А места где Тьма прорывается, становятся проклятыми и не отпускают души умерших на ту сторону, обрекая их вечно слоняться по этой.

Как-то туманно. Можно было про угрозу и не спрашивать, всё равно ни хрена не понял. Но мне ещё требовались ответы.

- А почему ночью, они спать что ли ложатся?

- Нет, конечно, - удивлённо ответил Бан, - они же уже не живые, им спать не надо. Ночью долина не просматривается и можно проскользнуть.

- Так ты засады боишься? А тут её быть не может?

- Кто ж будет засаду устраивать в гиблом месте? Сюда даже нечисть не заходит. Обычно наблюдатели засекают путников издалека и ловят их на выходе.

- А почему мы тогда всю дорогу ночью не прошли?

- Потому ночью вылезают твари пострашнее ларгов.

Дальше шли молча. Зелёная наконец взошла и к холодному свету звёзд прибавился зеленоватый, потусторонний оттенок. Почувствовал прилив возбуждения. Ночь и неизвестная опасность послужили причиной. Просто идти уже было скучно. В крови заплескался адреналин, а голод и усталость отступили.

Заметил немного в стороне непонятную кучу. Трусцой подбежал. Куча тряпья и кости. Человеческие. А черепушка то круглая. Как мяч. В приступе веселья пнул его со всей силы. Костяшка улетела далеко вперёд, и ударившись об землю покатилась. Да и хрен с ним.

Кто-то несильно потянул за локоть. Какая тварь мне весь кайф ломает? Резко развернулся и увидел в страхе отступившего толстого подростка. Вроде знакомая харя, может видел где. Да и хрен с ним.

- Отвали от меня, - заорал ему прямо в лицо.

- ... Алекс... - из всего что это существо проговорило своим жалобно-просящим тоном, понял только своё имя.

Да и хрен с ним. Я побежал, сначала медленно, а потом всё быстрее. Какое классное чувство! Давно я не испытывал такого. Опаньки, костёр. Кто-то пикник устроил. Один из сидящих у костра призывно помахал рукой.

Подбежал ближе. Вот это да! Да это же мои ребята с потока. Сто лет их уже не видел. Как же я рад их всех видеть! Пацанчик слева подвинулся, освобождая мне место.

Посвежело как-то. Почувствовал, что кровь, разогретая от пробежки, стала медленнее течь по венам. Хорошо, что костёр есть хоть руки погрею.

А почему рука одна? Над костром была только левая. А где правая? Скосив глаза, увидел, что она просто висит и никак не реагирует. Ну и хрен с ней. Да и костёр совсем не греет.

Навалилась усталость. Хрен с ним, с костром. Лучше полежать. Медленно соскользнул с бревна. Ноги попали прямо в причудливо изгибающиеся зелёные языки пламени. Как же хорошо просто так полежать. Только долбаная луна прям в лицо светит, хотел заслониться рукой, но теперь и левая не слушалась. Во всём теле разлилась приятная истома и я начал проваливаться в сон.

Что-то мешало окончательно расслабиться. Кто-то гладит по боку, не даёт заснуть.

Нет, тормошит. Отстань, а!

Неведомый раздражитель наконец отстал.

Чтобы через секунду вернуться снова и пнуть меня!!!

- Ща, вломлю кому-то бл*ть! - я с воплем открыл глаза, готовый наброситься на...

Что за...? Обнаружил себя лежащим на земле в какой-то скрюченной позе. Ноги возле подбородка, голова вывернута набок. Всё тело болит. И вокруг всё трясётся как при землетрясении.

Но это фигня. Прямо надо мной стояла девчонка со странно знакомыми короткими чёрными волосами. В данный момент она занималась тем, что отмахивалась от наседавших на неё шестерых воинов.

Солдаты с одинаково равнодушными лицами организованно нападали со всех сторон. У девчонки не было никаких особенных воинских умений, но она быстрее двигалась и силой не уступала никому из шестёрки. Она кружила вокруг меня, толкала нападавших и тут же отскакивала, даже ногти использовала. Лицо одного было сильно расцарапано и один глаз не открывался. Другой сильно прихрамывал.

Но круг неумолимо сужался. Сказывалось численное преимущество. Девчонка издала злобный вой, в котором, однако слышались нотки отчаяния.

Какой у тёмной противный голос, мелькнула мысль. И тут же следом за ней на меня навалилась целая куча, одна за другой. Я всё вспомнил. Это же моя тёмная, Кадаривлель.

"Квадраиэль, что так сложно запомнить? - раздался её высокий, срывающийся голос, - может ты наконец встанешь и поможешь, а?"

Лежать дальше, пока девчонка дралась, защищая меня между прочим, было действительно стрёмно. Я вскочил, хотел вскочить, тело было как деревянное и плохо слушалось. Кое как поднял себя на ноги и встал спина к спине с тёмной.

И едва смог уклониться от размашистого удара одного из солдат. От своего движения он завалился корпусом вперёд, я этим воспользовался, двумя руками сильно толкнул его в грудь. Солдат упал. Хреновасто у них с координацией. У нас есть шанс отмахаться.

- Что за херня? - спросил я, пока ближайший враг переключал своё внимание на меня.

- Ты свихнулся и снаружи тебя поглощает тьма.

Кратко и писец как страшно. Подавив начавшуюся нарастать панику, собрался. Второй нападающий уже близко. Прежде чем он поднял свой меч, кинулся к нему и таким же толчком опрокинул его на землю.

- Как их победить?

- Сбросить в пропасть.

Точно, совсем рядом та самая расщелина, где тёмная пыталась обратить меня в своего раба. Первый солдат, уроненный мной, уже встал на колено. На давай ему закончить движение, скользнул за его спину и схватил под мышки. Два шага вместе со слабо упирающимся врагом и толчок от себя.

Пока, тебе нечего делать в моём мире. Нашем. Со вторым разделался ещё быстрее. Как два пальца...

В это время девушка попала в ловушку. Перемещаясь между врагами не заметила, как лежащий от её удара солдат, крепко схватил её за лодыжку. Квадра пошатнулась, встала на колено и начала бить кулаком ему по голове. Бесполезно.

Сзади уже стоял другой и опускал свой меч девушке на спину.

Не успею! С хрустом войдя в спину меч вышел из груди Квадраиэль. Она изогнулась и стала заваливаться вперёд.

Ааа! Хватаю этого урода двумя руками и поднимаю над головой. Бешенство придало сил, и я с места закидываю его тело в пропасть.

С оставшимися тремя разделался так же быстро. Трясло всё сильнее. Послышался гул, как будто от далёкого пока урагана. Метнулся к лежащей на боку девушке и встал перед ней на колене. Меча в ране уже не было. Осторожно поднял её голову.

- Квадраиэль ты меня слышишь? Не умирай, пожалуйста.

- Конечно слышу, идиот. Не мешай восстанавливаться.

Блин, вот зараза, а! Но от сердца отлегло.

- Ты что застыл? Бегом наружу, тело спасать! - заорала тёмная, морщась от боли.

- А если опять свихнусь? - я заметался, не зная, что делать.

- Я не дам.

Лёг на землю и попытался расслабиться. Под непрерывную тряску и рёв ветра ничего не получалось. Кто-то мягко положил ладони на лицо и начал тихо петь. Тёмная! Странным образом я слышал всё что она поёт. Почувствовал, как потихоньку проваливаюсь.

Открыл глаза. Лежу на чём-то неудобном. Свет зелёной луны бьёт прямо в глаза. Рефлексивно закрылся рукой.

О! Работает. Только что-то с ней не то. Неестественно тонкая и бледная. И сил держать её нет. С другой стороны, вроде бы меня никто не жрал, как пугала тёмная.

С трудом сел. Оказалось, что компания "друзей" мне не привиделась. Вокруг действительно сидели люди. Вернее, они были ими, очень давно. Просто сидели и смотрели на огонь. Такой же мёртвый как они. Мне не было страшно, просто тени ушедшей эпохи. Ожившие картинки. Чего тут бояться?

- Они высасывают из тебя жизнь, чтобы продлить своё существование. Если сейчас же не уйдёшь, то останешься с ними навсегда.

- Да понял я, сейчас, только "до свидания" скажу, - огрызнулся я.

Не знаю, как я встал и сделал первый шаг. Качало так что я пару раз чуть не свалился.

- Ну пока, мужики, приятно было посидеть, - сказал я вслух.

- Туда не ходи, - донеслось в спину.

Меня мгновенно обдало холодным потом. Картинка ожила. Медленно повернул голову. Один из сидящих смотрел на меня. Что-то не были они такими добренькими, когда из меня жизнь высасывали, стоит ли верить?

- Ты сам сюда пришёл.

И возразить то нечего.

- А где дорога? - набрался я смелости.

- Там, - призрачный солдат указал в сторону, - раньше была.

- Спасибо.

Я повернулся и пошёл в указанном направлении. Потихоньку идти стало легче. Через полчаса вышел на дорогу и ускорил шаг. Надо отсюда быстрее сваливать.

- Ты там нормально? - спросил я у тёмной.

Она, конечно, в первую очередь спасала свою жизнь, но всё равно моё отношение к ней немного изменилось.

- Да, - голос девушки был сух.

Ладно, не будем навязываться. Надо ещё Бана найти пока не рассветёт.

- Твой друг ждёт тебя на той стороне.

- Не друг он мне, да и не меня ждёт, а рюкзак.

Остаток пути прошёл без приключений. Проклятая земля закончилась резко. Шёл по дороге, не оглядываясь по сторонам. Тишину нарушал только стук моих сапог. И вдруг после пересечения какой-то невидимой черты в голову ворвались звуки ночного поля. Шелест травы, стрекотание сверчков. Подул ветерок и запахло свежестью.

- Алекс, ты живой! - раздался громкий шёпот.

Из кустов, постоянно оглядываясь, вылез толстяк.

- Ага. Отпустило маленько.

- У тебя амулет разрядился, да? Надо всегда за этим следить.

- Какой амулет, не было у меня ничего.

- Освящённый амулет, только с ним можно по проклятой земли без опаски пройти. Про это все знают.

Ну да, кроме меня.

- Сколько ещё идти?

- Немного, гору перейти и всё. Пошли быстрее отсюда, надо до рассвета успеть.

До самого места назначения дошли без приключений. Опять шли через лес по тропинке, ведомые амулетом Бана. Подошли к большой поляне с кучей огромных валунов посередине. Напарник остановился в тени кустов и внимательно стал вглядываться. Через некоторое время он отступил в лес и присел возле дерева, на его лице была хмурая озабоченность. Я присел рядом.

- Что не так?

- Нас должны были встретить здесь, но я никого не вижу.

- Будем ждать?

- Нет, по условиям контракта я должен активировать печать в камнях. Это значит, что я на месте и вовремя. Если даже никто не придёт, с нашей стороны нарушения не будет.

- Ну так пошли, активируем.

- Придётся, но это мне чертовски не нравится, - сказал Бан, сильно хмурясь.

Мы осторожно, постоянно оглядываясь вышли из-под защиты кустов. Были тихо, но ощущение такое, что в спину кто-то целиться. Неуютно, короче.

Когда подошли к камням, Бан наклонился и принялся что-то искать, тщательно вглядываясь в шершавую поверхность валунов. Наконец он удовлетворённо хмыкнул и дотронулся амулетом до едва видимого рисунка, кое-как нацарапанного на боку булыжника. Рисунок вспыхнул зелёным светом и исчез. Пока Бан был занят со своей печатью я решил обойти вокруг камней. И почти сразу кое-что обнаружил.

- Ну вот, несмотря ни на что мы свою часть сделки выполнили, - отметил Бан, поднимаясь со вздохом, - куда же всё-таки они запропастились?

- А это не они? - сказал я, показывая пальцем на край сапога, торчащего из-за валуна.

Напарничек резко побледнел. Мы зашли за камень. Там была естественная полость, типа небольшой пещеры. Внутри обнаружилось трое тел, вповалку накиданных друг на друга. Вот и всё, приплыли. Тикать надо отсюда.

Поздно. У моего горла возник нож и прямо возле уха раздался тихий шёпот: "Без глупостей, хорошо?".

Голос приятный, женский. Но руку держит уверенно, сопротивляться даже мыслей нет. Существо женского рода мягко толкнула меня в спину вглубь пещеры. Походу нами собираются пополнить коллекцию лежащих там тел. Как она так незаметно смогла подойти? Даже тёмная ничего не почувствовала.

"Магия, пока не сопротивляйся" - объявилась тёмная.

Что значит "пока"? Пока горло не начнут резать?

"Пока я не почувствую, что появился шанс, идиот" - в свойственной ей манере продолжила она.

Меня освободили от рюкзака и нас обоих поставили на колени. Только сейчас смог разглядеть наших противников. Трое мужчин и одна женщина, причём именно она главная. Одеты в длинные чёрные плащи с капюшоном, оружие не видать.

Двое были на стрёме, пока третий шарился в рюкзаке. Баба стояла возле нас и улыбалась, поигрывая ножичком возле моего лица. Симпатичная, с рыжими кудрявыми волосами и полными, чувственными губами. Титьки, хорошего размера, было видно даже сквозь мешковатую одежду. Мозг просто отметил эти детали, но дальше информация не пошла, уж слишком явственно на лице рыжей читалась наплевательское отношение к чужой жизни. В данном случае нашей.

Наконец тот что шарился в рюкзаке, поднял голову и что-то бросил своей командирше. Та кивнула головой и присела возле нас.

- Пока мальчики, передавайте привет Левадису.

- Ты дрянь грёбаная, ответишь за это, я обязательно тебя найду и убью, - заорал Бан.

Откуда он смелости понабрался? Понял, что терять нечего и решил хоть напоследок мужика включить?

- Буду ждать этой встречи, милый, - обворожительно улыбаясь ответила рыжая.

Нас что не собираются убивать? От сердца немного отлегло. Между тем четверо грабителей собрались и быстрым шагом двинулись к лесу.

- Что делать, уйдут же ведь? - спросил я расстроенного Бана.

- Не знаю, надо дождаться пока эти не очухаются, вместе будем решать, это и их вина тоже, - ответил он.

- Так они живые? А почему они не убили ни их, не нас?

- Это гильдейские, без надобности на мокруху не пойдут. Кроме того, за убийство мстит вся гильдия убитого. А за украденное отвечает только тот, у кого украли. Типа раз украли, сам виноват, будет хорошим уроком. И стоимость ещё должен вернуть. Блин, как же попал.

Бан со стоном сел на землю. Походу накрылись и мои денежки тоже. В принципе я мог узнать куда эти ворюги пошли, не охота конечно тёмную просить...

- Я помогу, - неожиданно прозвучал её голос.

- Почему?

- Та рыжая, она дерзкая.

Понятно. Вернее, нифига непонятно. Никогда не понимал бабских взаимоотношений. Ну и ладно, помочь согласилась и то хорошо. Но нам двоим их не одолеть. Этих, лежащих в отключке попросить? Хотя какая с них помощь, раз так легко позволили себя скрутить?

- А когда они очнуться? - спросил я у Бана.

- Если это "Чарующий подснежник", то он час действует.

- А быстрее никак?

- Красной крапивой можно потереть, я тут на краю поляны пару кустов видел.

- Собирай и три давай.

Бан кряхтя встал и поплёлся куда-то в сторону. Вернулся через десять минут, неся в руках веник из зелёных стеблей с красными прожилками. Дал мне пару побегов, а остальными принялся тереть руки лежащих. Я последовал его примеру.

Средство подействовало сразу. Сначала стон, затем ругательства сквозь зубы и наконец взбешённая троица очухивается. Сразу начинается препирательства с Баном на предмет того, кто виноват.

- Надо их догнать и забрать груз, - встреваю я.

- Ты совсем дурак? У них "Покров ночи", ты их теперь в упор не увидишь, даже если рядом будешь стоять. Хрен их теперь найдёшь, - мрачно ответил мне главный встречающей стороны, крепкий мужик с усами, частично закрывающими длинный шрам на левой щеке.

- Они вон там, примерено в тысяче шагов отсюда, - не обращая внимания на оскорбление, уверенно сказал я, показывая направление по указке тёмной.

Спорящие замолчали и недоуменно на меня уставились.

- У тебя следящий артефакт? Как ты умудрился? - опомнился первым главарь.

- Типа того, - я не стал вдаваться в подробности, - а вы сможете их одолеть?

- Мы солдаты, а они воры. В открытой схватке у них шансов нет. Ты только найди их.

Я побежал вперёд. Троица пристроилась следом. Быстрые, но плавные движения, головами не вертят, ни одного лишнего слова после того как появилась надежда вернуть груз. Одеты в зелёные куртки и штаны поверх металлических кольчуг. У каждого короткий широкий меч на боку и круглый щит за спиной. Один даже лук несёт за спиной. Серьёзные ребята. Бан бежал позади всех. Опять бедняге таблетки глотать придётся, чтобы темп выдержать.

Пробежав шагов пятисот резко затормозил, почувствовав беспокойство тёмной.

- Квадра, что не так?

- Не знаю, рядом что-то магическое, не могу разобрать.

Так. Лес, тропинка... партизаны. Пришла неуместная мысль. Но почему-то не захотелось её прогонять. Ладно, попробуем развить. Чем партизаны занимались? Поезда под откос пускали, дороги минировали, склады взрывали... Стоп! Минирование дорог - растяжку искать надо.

Медленно опустился на колени и принялся внимательно всматриваться в землю перед собой. Ни хрена не видно. Что там ещё из фильмов про минёров видел? Надо срочно вспоминать.

Сорвал горсть травы и кинул перед собой. Травинки медленно заскользили к земле. Почти все упали кроме двух, повисших как -будто в воздухе.

Неужели? Я аж вспотел. Продолжая бросать траву дополз до места откуда выходила прозрачная нить. Осторожно убрал слой сухой земли и прошлогодних листьев. Передо мной появился серый цилиндрик, размером с кулак.

Повернулся и жестом подозвал усатого. Вояки внимательно всматривались в окружающие нас заросли и не беспокоили пока я совершал непонятные манипуляции. Зауважал их ещё больше.

- Видел такое? - обратился я к командиру солдат.

- Ух ты ж ешт! - тихо ругнулся он, - это ж "Вардов след", первый раз вижу, чтоб его так нашли. Ты кто парень?

- Чем он опасен? - проигнорировав вопрос продолжил я.

- Убивать то он не убьёт, но вот покалечит может, причём человек десять разом. И ещё столб дыма извергает выше деревьев, так что того, кто ставил предупредит что сработал. Молодец. Меня кстати Кир зовут, - усатый протянул руку.

- Алекс, - кратко представился я.

- Опытные, гады. Знали же, что с невидимостью их хрен найдёшь, но всё равно подстраховались. Сейчас расслабились, наверное. На хитрость свою надеются, но мы им покажем, что всецело на магию полагаться нельзя.

Осторожно переступая через невидимую нить, мы прошли дальше. Затем ускорились. Воры были уже близко, но почему-то они не двигались дальше, а застыли на месте.

Впереди показался просвет между деревьями. Я остановился и показал жестами что мы настигли врагов. Командир понятливо кивнул головой и жестом подозвал к себе своих. Те, выслушав его приказ, синхронно кивнули головой и растворились в кустах.

Главный остался с нами. Он вытащил меч и пригибаясь, плавным шагом двинулся вперёд. Проходя мимо нас он жестом показал не двигаться с места. Нет уж. Я хотел посмотреть, как это будет, так что двинулся следом. Он резко повернулся и нахмурился.

- Стой на месте, я же приказал, - недовольно прошептал он.

- Я тоже буду драться, я вас сюда привёл, - так же шёпотом ответил ему.

- Под ногами только не путайся.

Мы подошли к крайним кустам. Отсюда было хорошо видно небольшую вытянутую поляну и полевую дорогу, по которой четверо запрягали лошадей, собираясь свалить с нашим грузом.

Я дёрнулся, уйдут же! Но Кир остановил меня рукой, внимательно всматриваясь в противоположную сторону поляны. Воры забрались на лошадей и попарно двинулись по дороге.

В ту же секунду в заднюю часть лошади того, кто ехал впереди вонзилась стрела. Бедная коняга поднялась на дыбы, сбросила с себя всадника и принялась брыкаться и лягаться. Один из ударов пришёлся по другой лошади и началась свалка. Лошади взбесились и принялись скакать по всей поляне, попутно скидывая остальных седоков с сёдел.

Приземление не для всех оказалось удачным. Двое так и остались лежать на земле, причём один даже не шевелился. Классно продуманно. Одной стрелой лишил врагов всех лошадей и ополовинил отряд.

Командир скользнул вперёд. Я немного замешкался и припустился следом, отстав на десяток шагов. Один из оставшихся воров заметил это и кинул в нашу сторону блестящий предмет. Кир ловко перекувыркнулся, и штуковина пролетела мимо. Шмякнувшись об землю, она лопнула облаком раскалённых капель, прожигающих траву там, где они упали.

Одна попала на меня и зашипев погасла. В этом месте на бронике появилось чёрное пятно, но доспех выдержал. Круто!

Пока отвлёкся на себя не заметил, как схватка достигла финала. В бою ворам действительно не было что противопоставить опытным солдатам. Пока Кир приближался, противник ещё раз попытался атаковать, бросив метательный нож. Безуспешно.

Затем он перешёл в глухую оборону, сжав в руке широкий кинжал. К этому времени его напарник уже лежал на траве, зажимая раненое стрелой плечо.

Кир сблизился с врагом. Сделал обманный удар мечом, а затем подножкой сбил противника с ног. Капюшон спал с головы поверженного и на траву вывалилась целая кипа ярко рыжих волос.

Непонятно почему они не использовали невидимость?

На поляну вывалился Бан и с громким криком устремился к упавшим врагам. Я тоже подошёл. Рыжая лежала на траве, подогнув ноги и смотрела как мы приближаемся. Она уже не улыбалась, но на её лице я не увидел страха. Если честно, я не испытывал к ней ненависти.

Оставив нас с пленными, Кир принялся обыскивать лошадей и складывать найденное в кучу. С торжествующим воплем напарничек попытался пнуть рыжую. Пришлось толкнуть его.

- Ты что! Она же обокрала нас! - заявил он негодующе.

- Но мы вернули украденное. А больше претензий к ней у нас нет.

- У меня есть, - неожиданно заявила тёмная.

Я не обратил внимание и продолжил.

- Нельзя бить поверженного врага. Недостойно. Тем более женщину.

- А я бы ударила, - опять влезла Квадра.

Почувствовав чей-то взгляд, обернулся. Кир пристально смотрел на меня. У его ног громоздилась кучка трофеев с украденным рюкзаком.

- Я проверил, груз в порядке. Вот ваше подтверждение, - он протянул мне какую-то бумажку.

- Это моё, - вырвал её у меня из рук повеселевший Бан.

Твоё так твоё. Мне было пофиг.

- Что с трофеями будешь делать? Половина лошадей, десяток кинжалов и два плаща твои. Можем всё это у тебя выкупить - продолжил Кир, напрочь игнорируя Бана.

- Плащи бери, знаешь за сколько один "Покров ночи" можно на рынке скинуть? - вмешался Бан.

- До рынка ещё добраться надо, - осадил я его, - мы возвращаться тем же путём будем?

- Нет, конечно, до ближнего порта доберёмся и по Дерине до города.

- А цветок которой Нильштан просил достать?

- Ну нахрен, - решительно отрезал Бан, - хватит с меня приключений.

В принципе я был с ним согласен.

- Ну тогда погнали на лошадях?

- Я не умею, - смутился Бан.

- Я тоже, научимся. Всяко лучше, чем пешим идти.

- По дорогам опасно.

Повернулся к Киру, молча слушавшего наш разговор.

- Проводите нас до порта? Один плащ как оплата. И лошадей вам там можем продать.

- Согласен, - командир успел опередить только набравшего воздуха для решительного протеста Бана.

- Ты сильно продешевил, - сказал недовольный напарничек.

- А что с этими делать? - спросил я.

- Что хочешь, - равнодушно бросил командир, - можешь прирезать, бабу попользовать и продать. Воры вне закона, законники предъявлять не будут.

Стонавший раненый сразу затих, а рыжая, молчавшая всё время, внимательно на меня посмотрела.

- Не, не. Просто поехали.

Мысль о том, чтобы убить просто так, не в драке вызвала резкое отторжение.

Мы сели на лошадей. Причём командир взлетел за секунду и застыл, как будто был одним целым с лошадью. Я попытался повторить, но не рассчитал и перевесился с другого бока. Чудом удержался и кряхтя выровнялся в седле.

Бан в растерянности стоял возле своей коняги и не решался. Кир подъехал и одним движением вздёрнул жирдяя на седло. На выезде с поляны к нам присоединились его люди. Один сел на свободную лошадь, другой вместе с Баном.

Через два часа доехали до небольшой деревеньки где останавливались корабли, курсирующие между и городом и Ингорией.

На пристани мы распрощались с людьми Кира.

- За лошадей и прочее готов отдать два дара, - предложил командир.

Два! Мать его! Дара! Война очень прибыльное дело. Только опасное, очень. Заметил, как жадно блеснули глаза Бана.

- Согласен, - не торгуясь ответил я.

Кир отдал мне два больших жёлтых кругляша. Самая крупная здешняя монета. Почти десять граммов, по-ихнему перьев, чистого золота. Это хорошо я сходил в поход.

- Поосторожнее с гильдиями, парень. Если надумаешь заняться честным делом, приходи на границу. Найди капитана Дамана. Он за тебя поручиться. Быть солдатом благородное дело.

- Спасибо. А кто это, капитан Даман?

- Я, - улыбнувшись ответил капитан Кир Даман, и приложив руку в прощальном жесте, уехал. Двое его спутников, так и не проронив ни слова, ехали рядом.



Заплатив по дарику за проезд, и мы сели на купеческий парусник, идущий с грузом зерна в город. Там я наконец-то смог пожрать. Приятно было просто плыть по Таране, смотреть на проплывающие мимо берега и отдыхать.

В этот раз на башнях, охраняющих въезд в город стояла стража. Мы остановились у пристани и двое чиновников из мэрии под охраной пяти солдат досмотрели корабль. Один из них был магом. Он остановился возле Бана и задумчиво принялся изучать моего напарника.

- Как сходил? - обратился маг к нему.

- Нормально, господин Генес, - улыбаясь во весь рот ответил Бан.

- Удача изменчивая штуку, - продолжил непонятный диалог маг.

- Милостями Ориса пусть она изменит кому-нибудь кроме нас.

- Милостями, - мужик скривился и отошёл.

Бан проследил чтобы он подальше отошёл и сказал.

- Грёбаный травник, злиться что свою долю не получил. Да хрен им, - видя, что я не понимаю Бан добавил, - у их гильдии тёрки с остальными вот и беситься что власть в городе теряют.

Мне были пофиг на взаимоотношения гильдий, но вот о доле это он вовремя вспомнил.

- Бан, когда мои деньги отдашь?

Глазки жирдяя забегали, и он замялся с ответом.

- У Калеба спроси.

Блин, больше с этим типом связываться точно не буду. Даже если Калеб попросит.

После досмотра корабль поплыл дальше по городу. Речной порт находился в двух кварталах. Там мы сошли на берег и не прощаясь разошлись в разные стороны. Я пошёл домой, надо было отдохнуть перед завтрашним сбором лаги.


Пятый день.



Пока шёл до дома в голове крутились приятные мысли. Два дара в кармане пояса очень этому способствовали. Теперь есть на что и к мастерам сходить, и в оружейке ещё что-нибудь присмотреть и книжки интересные купить.

А ещё добыл своё первое настоящее боевое оружие. Копье не очень впечатлило, а вот тесак пришёлся по душе. На корабле, пока плыли, хорошо его рассмотрел.

Клинок шириной в ладонь и длинной сантиметров сорок. Заточен только с одной стороны. Рукоятка обмотана прошитой кожей и приятно ложиться в руке. Взмахнул им пару раз и сразу понял, что это моё. Может правда, плюнуть на город и пойти на границу как капитан предложил? Не, не по мне это. В городе спокойно, есть работа. Друзья. Останусь пока здесь.

Так задумался что не заметил, как дорогу преградило трое парней. Оглянувшись заметил, что сзади ещё четверо. Люди, проходившие мимо отворачивали голову. А стражников, как обычно в этих случаях, не было видно. Хорошее настроение мигом пропало, уступив место неприятному ощущению что "я попал".

- Пошли, поговорим, - обратился ко мне, видать, ихний главарь.

На пол головы выше остальных, и крепче в плечах. Лет двадцать на вид. Одет в чёрную рубаху, с белым поднятым воротником и распахнутую на груди. Лицо "украшает" маленькая бородка.

Я уже собрался и привычным усилием подавил страх.

- Здесь говори.

Главарь удивлённо поднял бровь.

- Да ты дерзкий дикий, знаешь, кто я?

- Не знаю, и не хочу знать, - ответил я.

Почувствовал, как напряглись окружающие. Я положил руку на тесак. Просто так не дамся.

- Я Така, кандидат гильдии. Смотри.

Он закатал рукав и показ мне татуировку. Схематическое изображение щита, поделённого на три части. В верхней герб города, я такой видел на щитах у стражи. Слева рука, ловящая пару монет, справа непонятный значок. Причём заметно, что этот значок, в отличие от остальных элементов рисунка, был какой-то нечёткий. Как будто наносился на кожу не первый раз. Мне вся эта расписная фигня ни о чём не говорила.

- И чё? - выдал я.

Главарь посмотрел в сторону и покивал головой.

- Сзади... - услышал крик тёмной.

Что-то несильно тюкнулось по затылку и у меня подкосились ноги. Падая, повернул голову и прежде чем сознание угасло, заметил, как один из тех что стояли сзади сматывает на рукав верёвку с круглым грузом на конце. По ходу это штукой меня и отоварили.

Очнулся в каком-то подвале. Свет был только от пары факелов, воткнутых в стены напротив друг друга. Я лежал в дальнем от входа углу. Руки и ноги крепко связаны. Нет ни броника, ни пояса с тесаком и деньгами. В паре шагов от меня за столом сидели и играли в какую-то местную игру трое отморозков из тех что напали на меня.

Поёрзал. Потом ещё раз. На меня не обращали внимания. Лежать на холодном полу было хреново. Почувствовал, что меня охватывает озноб. И трясёт. Хотя нет, трястись я начал сразу после того как очнулся. Попытался расслабиться и позвать тёмную, но ничего не почувствовал. Странно. Почему она не отзывается?

Стукнулась об стену резко открытая дверь. Наклонив голову в подвал вошёл главарь этих уродов. Така, кажется. Похлопав по плечу одного из сидящих за столом и перекинувшись парой слов с остальными, он подошёл ко мне.

- Знаешь почему ты здесь, а не на свалке с перерезанным горлом?

Я представил себе эту картину и мне поплохело. Действительно, пока был в отключке со мной что угодно могли сделать. Да и сейчас могут. Опять это чувство бессилия. На душе заныло.

- Вам что-то от меня надо, - ответил я, глупо было хранить гордое молчание.

- Правильно, ценю понятливых, - бородатый замолчал, выудил из кармана маленький серый квадратик и отправив его в рот, продолжил, - мне надо чтобы ты и дальше продолжил трудиться на благо нашего города и соблюдал его законы.

- Так я же ничего не нарушал, почему вы на меня напали?

Бородатый сделал удивлённое лицо.

- Ты не заплатил пошлину, утаив от гильдии то, что заработал. Ты же ведь подвязался помогать Бану. Значит работаешь на него. А он работает на нас. И платит пошлину, как и полагается. Ты же решил всё присвоить себе.

Вот же скотина, получается это он меня сдал. Засранец толстожопый. Добраться бы только до него.

- Ну так берите свою пошлину с тех десяти даринов что мне Бан за работу обещал.

- Мы бы так и сделали, если бы ты сразу пришёл и честно всё рассказал. Но ты так не сделал, поэтому в качестве наказания мы забрали то, что ты утаил от нас.

Бл*ть. Деньги, броник, оружие - всё это уплывало от меня, махая на прощание ручкой, прям в руки этого засранца. Заскрипел зубами от бешенства.

- Всё равно заберу обратно, - не сдержавшись, сквозь зубы прошептал я.

Но бородатый услышал. Он наклонился и посмотрел мне прямо в лицо.

- Нет, не заберёшь. А чтобы голова полезным была занята, а не всякое ерундой, будешь думать где деньги взять. Каждую неделю один дар с тебя. Если вздумаешь сбежать, с друзей твоих стрясу. Понял?

- Да это ж до хрена, где я такие деньги возьму?

- Ты два дара за пару дней заработал, так что за неделю сможешь один.

Этот урод мало того, что меня обокрал, так ещё на счётчик пытается поставить. Я прекрасно знал, чем это всё заканчивается. Не смогу отдать вовремя, долг будет расти и чтоб хоть как-то расплатиться заставят делать грязную работу. А у этих скотов грязь -- это кровь. Чужая естественно.

Глубоко вздохнул. Прости тёмная, что принимаю решение за двоих.

- Нет.

- А я тебя не спрашивал. Ты посиди, подумай. С друзьями поговори. И приходи. С деньгами, естественно.

Он набрал полную грудь воздуха и выдохнул мне прям в лицо серый вонючий дым, от которого у меня защипало в глазах и запершило в груди. Я раскашлялся и почувствовал, что теряю сознание.

По ощущениям был в отключке пару секунд. Но когда открыл глаза, увидел надо собой не низкий, тёмный потолок, а яркое от звёзд небо. Я лежал в каком-то переулке. Была уже глубокая ночь. В одной рубашке, на голой земле. Не заболеть бы.

Встал. Было непривычно легко без своих, уже ставшими привычными, брони и оружия. И без денег. Тягостные мысли с новой силой полезли в голову. Усилием воли заставил себя переключиться с бесполезных сожалений на обдумывание сложившейся ситуации.

Конечно, можно плюнуть на всё и свалить. Но куда? Опять на помойку? Или в другой город? Но с чего бы там будет лучше, чем здесь? Да и людей, приютивших меня подставлять не стоит.

Ладно, надо с Калебом поговорить, после думать будем. Улица была незнакомой, так что просто пошёл к центру. Ага, теперь узнаю - Ремесленный квартал. Отсюда дорогу знаю. Ещё один вопрос нужно прямо сейчас выяснить.

- Квадра, почему в подвале не отзывалась?

- Подвал над святым местом, - раздался глухой голос тёмной, - пришлось уйти глубоко.

Точно, я ведь оборот, порождение тёмных сил, а святые места тёмных отпугивают. Надо хорошо усвоить, что следует подальше держаться от таких мест.

Через полчаса уже подходил к дому. Несмотря на время внутри горел свет. С тяжёлым сердцем поднялся на крыльцо и вошёл в дом.

Все сидели и пили чай, но на звук входной двери обернулись. Жирдяй сидел вместе со всеми и как ни в чём не бывало жрал булочку.

Убью скотину!

Прям с порога кинулся чтобы придушить этого гадёныша, и не заметил, как под ногами оказалась Милка, об которую я запнулся и кубарем покатился по полу. Сверху тут же кто-то навалился, не давая вставать.

- Алекс, успокойся, успокойся! - раздался встревоженный голос Калеба прям под ухом.

- Да меня ограбили из-за него! Он меня своим дружкам сдал!

- У него не было выбора. Успокойся, хорошо? Пошли я тебе всё объясню.

Я перестал дёргаться. Нильштан и Калеб медленно слезли со спины. А ничё они так меня скрутили. Как-то умело уж слишком, пришла в голову мысль.

Бан подавился булочкой и кашлял, стоя на коленях. Так тебе и надо, тварь!

Калеб взял меня за локоть, и мы пошли наверх.


- Понимаешь, в городе всё немного сложно устроено, - начал он пока мы поднимались в мою комнату, - официально всем заправляет городская администрация. Но по-настоящему власть поделена между ней и гильдиями. Администрация занимается ремесленниками, лавочниками и торговлей с другими городами. До таких как ты или я им нет дела. Зато есть дело гильдиям. Они прибрали себе всех бедных и иногородних, и разными способами зарабатывают на них деньги.

- Значит ты тоже работаешь на гильдию?

- Да, я и остальные тоже. Мы сироты, ты правильно заметил, и чтоб не умереть с голоду должны заниматься не совсем законными делами. Конечно, если бы был выбор, занялись чем ни будь другим. Но выбора нет, понимаешь?

Понимаю. Что тут удивляться. В моём мире на малоимущих тоже всем плевать. Да, я как наивный дурак поддался очарованию средневекового города. Красивые улицы, хорошо одетые приветливые люди, налёт таинственности в конце концов. Но это всё внешняя сторона. А с тем что внутри, я только что столкнулся.

- Хорошо, но всё равно больше никаких дел я с Баном иметь не буду.

- Ты пойми, Бан вынужден был рассказать. У гильдий везде есть свои уши, и, если бы узнали, что он скрыл насчёт дополнительного заработка, у него были бы проблемы. Его бы наказали, возможно даже убили.

- А теперь проблемы у меня! Его главарь сказал, чтобы я приносил по одному дару каждую неделю.

Глаза Калеба сверкнули.

- Один дар? Ты не перепутал?

- Нет.

- И что ты собираешься делать?

- Деньги отдавать не буду. Пусть меня убьют, но по-ихнему не будет.

Калеб внимательно посмотрел мне в лицо. Его плечи опустились, и он тяжело вздохнул.

- Конечно это не справедливо, я тебе помогу. Вообще не по правилам так делать. Можно требовать только с заработанного. А на Бана ты не обижайся.

- Хорошо, спасибо Калеб. Буду спать ложиться, завтра на работу ведь.

- Спокойной.

Калеб вышел, а я лёг в кровать. Злость и обида поутихли. Ладно, всё равно у меня есть друзья и работа. А Бан мне никогда не нравился.

Зато усвоил пару уроков. Никаких левых дел с подозрительными личностями. И срочно заняться бойцовскими навыками. То, как легко меня уделали, здорово подорвало веру в себя. И правильно, а то расслабился.

Утром встал рано. За ночь плохое забылось и на работу пошёл с почти нормальным настроением. Возле дома уже ждал Анорд.

- Здравствую Алекс, - обратился он ко мне.

- Привет, Анорд, - ответил я, вздохнул, - куда сегодня идём?

- Чистить винные склады, - паренёк тоже вздохнул.

- Что не так, денег мало заплатят? - неожиданная мысль заставила всполошиться. Зашибись, тёмная полоса и не думает заканчиваться?

- Пять даринов на человека.

- Ого, а чего тогда такой грустный?

- А, да. Ты же не знаешь. Винные подвалы устраивают в древних подземельях. Которые ещё до города были. Там условия для хранения вина особенные. После года хранения там вино какой-то особый вкус приобретает и стоить начинает в два, три раза дороже.

- И что, как это нас-то касается?

- Никто не знает куда ведут эти подземелья. Их конечно замуровывали, но всё равно время от времени проходы открываются. И из них всякое лезет. В основном мясожрущее. Иногда люди пропадают.

- И всё равно подвалами пользуются?

- Да, богатые вниз не спускаются. Твари вино не трогают, а виночерпиев, уборщиков и воров не жалко.

Прикольно. Хотя страсть пошариться по всяким таинственным местам порядком отбили, где-то внутри шевельнулся огонёк любопытства.

Мы подошли к центральному району. В такое раннее время народу здесь было немного. Но всё равно редкие прохожие, спешащие по своим делам, уделяли нам секундочку своего драгоценного времени. Именно столько они тратили, чтобы окинуть нас презрительным взглядом и спешить дальше.

Почувствовал себя неудобно. Как будто в театр завалился в поношенной футболке и обсосанных кедах. Анорд вообще головы не поднимал. Быстро шёл по краю улицы, не оглядываясь. А вот я вертел головой из стороны в сторону. Блин, вот же люди живут!

При том что земля здесь наверняка дорогущая, у каждого дома был сад, который скрывал первый, а зачастую и второй этажи строений. Густая зелёная трава, цветущие кусты и деревья, аккуратные тропинки, вымощенные камнем самых разных цветов.

Причём никто не прятал это за трёхметровыми заборами. Все это великолепие прекрасно просматривалось сквозь прутья металлических оград, тоже кстати являющимися отдельными произведениями искусства. Чистота идеальная. Камень мостовой аж блестит, вычищенный до блеска.

Прям сказка какая-то. Мы остановились возле ворот роскошного двухэтажного дома. Его стены были из зеленоватого, красиво переливающегося на солнце мягким блеском, камня. Крыша - коричневая глиняная черепица. Каминный дымоход украшали фигуры каких-то уж совсем мифических животных.

На втором этаже большой открытый балкон, на котором сейчас стоял мужик в халате и время от времени прикладывался к кружке, которую держал в руке. Стоял и смотрел вдаль, с задумчивым видом. Завидев нас, он крикнул приказным тоном: "Гул, поди сюда, тут эти, которых вчера заказывали".

Наверное, мы своим видом портили созерцаемый им пейзаж, потому что, скривившись он повернулся и ушёл. Откуда-то сбоку выскочил невысокий, полноватый, какой-то суетной мужичок и повёл нас внутрь.

Пока шли, он всё время подгонял и шикал на нас: "Не смотреть туда, не трогать это, здесь голову опустить и не поднимать". Холуй хренов.

Мы как раз проходили мимо пышного зелёного куста, покрытого целой россыпью маленьких сиреневых цветочков. Заметил, что цветочки медленно поворачивают свои бутоны вслед за нами, как будто следят. Круто, блин. Заинтересовавшись, остановился.

Тут же подскочил этот, из прислуги, с бешеными глазами и зашипел на меня.

- Ну что же Гул ты так не учтив с нашим гостем, - донёсся приятный женский голос и из-за куста показалась красивая женщина в голубом длинном платье.

- Простите, госпожа Лантье, - холуй склонился в поклоне и пнул меня по ноге, видимо призывая меня тоже распластаться перед его хозяйкой.

Но, спасибо предкам, глубокого, да и вообще какого-либо, пиетета перед дворянскими не испытывал, так что съездив холую по уху, остался на ногах.

Женщина подняла бровь в молчаливом недоумении.

- Красивые цветочки, а то что они поворачиваются, это какая-то магия, да? - как ни в чём не бывало произнёс я.

- Да, это "Гоциус меканос". Растут только в предгорьях Аватау. Своим запахом и чрезвычайно сладкими плодами привлекают животных и птиц. Когда мякоть растворяется в желудке бедных зверушек, косточка лопается и начинает прорастать ростками. Прямо через плоть несчастных. К счастью, почти сразу выделяется сильный яд, так что животное не долго мучается. Не больше суток.

Я отшатнулся. Ни хрена себе кустик. Странная интересы у местной богемы.

- Зачем вам это? Он же опасен.

- Да, но такой есть ещё только в парке старой Имперской столицы и при дворе наместника Илода, в Кшадизаре.

- Понятно, вы коллекционер.

- Да, - дамочка улыбнулась, - коллекционирую редкие растения, драгоценности и... мужчин.

Опаньки, запахло серой. В смысле что котёл с серой обязательно последуют за тем, на что намекала, да блин, прямым текстом говорила тётка. Надо валить быстрее от этой мыльной оперы, чтоб не затянуло. Ещё проблем с её мужем не хватало.

- Извините, работать надо, - ляпнул первое что пришло в голову и приняв задумчивый вид, пошёл по тропинке, пока "любительница" не опомнилась.

Сразу за кустом обнаружились Анорд и представитель местной сферы обслуживания, прижимавший руку к красному, раздутому уху.

"Ну, веди" - обратился я к нему.

Тот, зыркнув злобным взглядом, быстро повёл нас к дому. Мы зашли с задней стороны и по узкой лестнице стали спускаться вниз. Показался длинный, плохо освещённый коридор. Прошли по нему до самого конца и остановились возле массивной, добротно сделанной двери. Холуй достал с пояса ключ и провернув пару раз в замке открыл дверь.

Нифига себе. Вот это подвал. Перед нами открылась помещение размером с зал супермаркета, всё уставленное разного размера бочками. В отличии от коридора зал был хорошо освещён многочисленными факелами.

- Чтоб за три часа управились, - буркнул холуй и повернулся.

- Только дверь не закрывайте, - тихим просящим голосом попросил Анорд.

- Да знаю я, - повысил холуй свой недовольный голос, но наткнувшись на мой взгляд, осёкся и юркнул за дверь.

- А что ты так насчёт двери беспокоишься? - спросил я у напарника.

- Да обычно подвалы при работе закрывают, чтоб испарения от Лаги в дом не проникли. Исключение только для вот таких подвалов, чтобы можно было убежать если что.

- Понятно, ну что ж, за работу.

Времени болтать и смотреть по сторонам больше не было, так что мы принялись за работу. Так как подвал был большой, ядовитые испарения Лаги медленнее накапливались, так что мы не останавливались на отдых.

Начали движение от двери, я с одной стороны, Анорд с другой. За неизвестно какой уже по счёту бочкой, моя щётка неожиданно провалилась внутрь стены. Из провала вырвалось облачко пыли с резким запахом.

Я отпрянул, а потом и вовсе отступил за бочку.

- Анорд, тут дырка какая-то в стене, - обратился я к напарнику.

- Не трогая ничего, я сейчас.

Анорд подбежал ко мне и с опаской заглянул за бочку.

- Да там трещина маленькая, ничего крупного не пролезет, - начал я его успокаивать.

- Некоторые мелкие твари опаснее крупных. Про "костяного таракана" слышал же ведь? А "свербящая трясогузка", "кровяные вши", "пещерные крысы"?

- Всё, всё я понял, - перебил я его, - давай эту дырку придавим вот тем бочонком и всё.

Мы кряхтя придвинули к неопасному на вид отверстию большую бочку. Может она и не остановит опасных тварей, но хотя бы слышно будет если они ломиться начнут.

Продолжили работать. В принципе за два часа уже почти всё почистили. Даже время в запасе оставалась.

Вот же свиньи, а! Не заметил, как вляпался в полу засохшую лужу чего-то непонятного, отталкивающего маслянистого-красного цвета. Какая сволочь не убрала за собой? Ну что за люди, а?

Принялся со всей силы тереть запачканным сапогом об пол, пытаясь избавиться от налипшей слизи.

- Алекс, что случилось? - Анорд уже закончил свою половину и помогал мне с моей стороны, так что мы двигались навстречу.

- Да вляпался в какую-то хрень, оттереть не могу.

Не сразу обратил внимание что напарник молчит, а когда недоуменно поднял голову, увидел стоявшего рядом Анорда с остекленевшими глазами. Напарник уставился на пятно под моими ногами и на глазах бледнел.

Где-то глубоко внутри меня начал расти страх, перед неведомой, и от этого ещё более страшной опасностью.

- Анорд, ты чё? - шёпотом спросил я напарника.

- Бежим, - одними губами прошептал он и ломанулся к двери.

Ломанулся следом. Топот наших сапог гулким эхом разнёсся по подвалу. Анорд первым добежал до двери и резко дёрнул ручку на себя. Дверь не шелохнулась, и парень от неожиданности аж упал назад.

Я уже рядом. Рывком поставил его на ноги, и мы уже вдвоём начали долбиться в запертую дверь. Бесполезно. По ходу это мстя халдея, вот же скотина, а!

Анорд сполз по стенке закрыв глаза.

- Мы здесь умрём, - тихо произнёс он.

- Да объясни ты, что это такое? - я сел рядом, прекратив долбиться в дверь.

- Суккуб.

- Что?

- Оно людьми питается, а то во что ты вляпался остаётся после его обеда.

Это получается я в монстровы какашки вляпался? Фу, блин.

- А с чего ты взял что оно ещё здесь?

- Это его охотничьи угодья. Оно уже точно за нами наблюдает и ждёт пока мы не разделимся. Потом нападёт на меня.

- Почему на тебя?

- Я слабее, - просто ответил паренёк, - и каждый сам за себя.

- Нет, - ответил я твёрдо, - мы сюда вместе пришли, вместе и уйдём.

- Тёмная, ты чувствуешь что-нибудь?

- Нет, запах только подозрительный.

Хреново.

В дальнем углу громко громыхая покатилась бочка. Мы вздрогнули от неожиданности. Анорд вжался в угол и закрыл голову руками. Меня же взяла злость. Я вскочил и заорал:

- Сюда иди, сука!

Загрохотало в другом конце. Да он же нас запугивает, дошло до меня. Теперь понятна его тактика, запугать жертву, а затем напасть сзади. Ну хер тебе! Я на это не поведусь.

- Желаешь познакомиться? - раздался тихий красивый голос прям под ухом.

Да как так-то? Мелькнула мысль.

Начал поворачиваться, но моё движение прервал чудовищно мощный пинок сзади, прям по булкам, оправив меня в полёт через ползала. Почувствовал, как время замедляется и твердеют мышцы. Спасибо тёмная.

В полёте поджал ноги и сгруппировался, так что влетел в стоявшую на пути огромную бочку ногами. Сила удара была так велика, что я пробил прочные дубовые доски и влетел внутрь. В рот и нос хлынула холодная пахнущая спиртом жидкость. Вино или местного вида коньяк, мощной струёй хлынуло через пролом в стенке, через который я и вылез, отплёвываясь от этой гадости.

Колени немного подрагивали, но в целом я был в порядке. А вот насчёт Анорда не был так уверен. Эта тварь одной рукой держала его за шею и ... целовала? По крайней мере со стороны именно так это выглядело. О том, что паренёк испытывает явно не райское наслаждение, свидетельствовали его судорожно трясущиеся над полом, ноги.

Я кинулся к ним.

- Эй тварь! Я с тобой ещё не...

Вот же бл*ть! Окончание пафосной речи закончилось ударом моей рожи об пол, скользкий от разлитого вина. Проехав пару метров на животе, вскочил наконец на ноги.

Почувствовав меня за спиной, тварь наконец развернулась. Безжизненное тело её жертвы сползло вниз. Лицо Анорда осунулось, под глазами появились мешки, а губы стали синюшно чёрные.

Перевёл взгляд на эту тварь. Красивая. Очень. Полные, ярко-красные, красиво изогнутые губы. Ямочки на щеках. И огромные зелёные глаза. Такие огромные что...

- Не смотри! - раздался резкий окрик в голове, - тряпка, возьми себя в руки.

Голос тёмной вернул сознание, попавшее под влияние суккуба. Посмотрел на Анорда и почувствовал в душе разгорающийся гнев, сжигающий остатки очарования твари.

- Как с ней бороться?

- Голову ей оторви.

- Все во то?

В это время лицо суккуба исказила гримаса ненависти. Она сжала кулаки и закричала:

- Это моя территория, и моя добыча. Убирайся тёмный.

Ого, она разглядела кто я.

- Я возьму своего друга и только тогда уйду.

Вместо ответа суккуб кинулся на меня. Но теперь я видел её движения. Тварь всё время пыталась зайти со спины, так что приходилось крутиться.

Издав пронзительный вой она, наконец, кинулась в атаку. Своими огромными когтями попыталась добраться до моих глаз. Приходиться вертеться изо всех сил, чтоб не задело, хотя пару раз уже прилетало. Но если честно, до умений нарун ей очень далеко. Никаких бойцовских навыков. Просто разъярённая баба. Берёт только силой и скоростью.

Преодолев мимолётную нерешительность, ударил в ответ. Кулак зашёл хорошо, не ожидавшего такого тварь унесло на пару метров. Но ощутимого урона не получила, так как сразу вскочила и с оглушительным визгом бросилась на меня.

На этот раз не смог увернуться, и мы в обнимку покатились по мокрому полу. Рывком остановились, тварь оказалась сверху и тут же принялась полосовать меня. Закрывался как мог руками, кровь брызгами разлеталась вокруг.

Да, блин, что делать-то? Крутился как мог, пытаясь сбросить суккуба, но она крепко вцепилась.

ААА! - заорал от бешенства.

И удары прекратились. Суккуб резко развернулась и попыталась вскочить, чтобы отбить неожиданную атаку сзади. Но я не дал. Обхватил её руками и сжал со всех сил. Тварь ударила затылком мне по лицу, ещё раз. Но я держал крепко.

- Поджигай, - крикнул я Анорду, что стоял со щёткой, которой и съездил твари по башке, - факелом поджигай.

- Сейчас, сейчас, - засуетился парень.

Подскочив к висящему на стене факелу, он выхватил его и сейчас топтался радом в нерешительности.

- Кидай! - заорал я, с трудом удерживая брыкающуюся тварь

- А ты?

- Да кидай же ты, бл*ть!

Анорд кинул факел, и волна голубоватого пламени устремилась к нам. Мы уже основательно вывозились в разлитой бодяге, так что пламя охватило и нас. Истошно завизжав, суккуб выгнулся так что у неё затрещали кости и вырвался. Объятая пламенем фигура взмыла верх и зацепившись руками и ногами за потолок побежало в угол.

Я же выкатился из пламени и принялся сбивать огонь с себя. Анорд стоял рядом и дубасил своей щёткой мне по спине. Помощник хренов.

- Всё, всё, - остановил я разошедшегося друга.

- Что делать будем? - кашляя спросил он.

Я оглянулся. Между нами и закрытой дверью бушевала уже стена пламени. К выходу не пробраться. К Этому нет.

- Пошли к той трещине в стене.

- Нет, нет, я в пещеры не пойду, - затряс головой Анорд.

- Хочешь тут сгореть заживо?

Взял за шкирку упирающего напарника и побежал к стене. Вместе мы отодвинули бочку, закрывающую пробитое мной отверстие. Послав Анорда за ближним факелом, я принялся расширять трещину.

Ну всё, хватит. Пролезть можно. Выхватив принесённый Анордом факел, протиснулся в узкую щель. Полметра клаустрофобии и факел осветил небольшую комнату. Я встал и осмотрелся. Ну-ну. Кажется, мы дома у твари.

Послышалось пыхтение и показалось голова товарища. Помог ему подняться. Когда Анорд огляделся, то испуганно отшатнулся. Да, я тоже взбздел немножко, когда увидел кучи костей и обрывки одежды по всему полу.

- Мы в её логове? - спросил он.

Догадливый парнишка.

- Ага, как только она пробирается сюда, непонятно.

- Суккубы своё тело менять умеют. Могут в самую тонкую щель пролезть или по потолку перемещаться.

Мы одновременно подняли головы верх. Прямо над нами чернел провал хода наверх. Наверняка ведёт на поверхность, только как до него добраться.

- Прыгай, - донёсся напряжённый голос тёмной.

- Чего ты так завелась?

- Хочу достать эту рыжую тварь.

Присел и резко распрямившись, прыгнул. И стукнулся головой об край колодца. В голове пошёл звон, и я плашмя шмякнулся на землю.

Блин, всё тело болит и на голове шишка. Но успел заметить скобы для рук, начинающиеся в полуметре от начала колодца.

- Ну ты даёшь! - восхитился Анорд.

- Спортом занимался, - отмазался я.

Блин, нельзя при людях свои способности проявлять. А с другой стороны, что делать? Дым уже стелиться по полу пещерки, а гул пламени доносился всё отчётливее.

Так, теперь точно запрыгну. А потом... Я взглянул на Анорда. Блин, а как я его то вытащу?

- Слушай Анорд, я тебя подброшу верх. Там скобы есть, хватайся за них и лезь дальше. Я за тобой.

Дождавшись пока парнишка кивнёт, взял его под мышки. Лёгкий какой. Резких мах и Анорд вереща, исчезает в проёме.

- Нормально?

- Да, да, - слышу я его дрожащий голос.

- Факел лови.

Теперь лаз хорошо видно, и я легко запрыгиваю в него. Где-то вверху раздаётся громкий визг. Походу разворошили мы местный гадюшник. Поднявшись на метров десять Анорд упёрся в люк, о чём шёпотом мне сообщил.

Кое как протиснувшись завис рядом, держась только одной рукой за скобу. Поднапрягшись, мы подняли крышку и вылезли наверх.

Немая картина. Перед нами роскошная девчачья комната. Всё в шёлке, золоте и тряпках. На огромной кровати лежит девушка с длинными чёрными волосами. Рядом хлопочет хозяин дома и три горничных. Супруга, госпожа Лантье кажется, стоит возле окна, и с улыбкой просто наблюдает. Холуй дворецкий, который запер нас в подвале мнётся в дверях.

При нашем появлении все замерли и уставились на нас. Я же стал вглядываться в девушку, что-то в её облике меня зацепило. Вроде раньше не встречал. Симпатичное заплаканное лицо, тёмные круги под глазами. Прям чёрные. Да это же сажа!

- Ну ты и тупень, - донёсся голос тёмной.

- Что вы тут делаете? - опомнился первым глава семейства.

- Она суккуб, - крикнул я, тыча в девку пальцем.

Все невольно посмотрели на замаскировавшегося монстра.

- Ты что несёшь, чернь! - грозно начал папаша, - это моя дочь.

Тварюшка подняла заплаканное лицо и пролепетала:

- О чём этот парнишка говорит, папенька?

Покоробило "этот парнишка". Да ты сама ещё соплячка. Как же тебя на чистую воду-то вывести?

- Порежь мелкого, на кровь она проявиться, - предложила тёмная.

- Прости Анорд, - я несильно ткнул парнишку в лицо.

Он отшатнулся, и из его носа потекла кровь.

ААА!

Тварь взметнулась над кроватью и метнулась к жертве. Приземлилось в метре от нас. Я встал перед Анордом.

Бум!

Тварюга запнулась об длинный подол своего платья и упала. Прям на выставленное мной колено. Лицом. Вот это её вырубило. Теперь лежала уставившись остекленевшим взглядом в потолок. Роскошные Рыжие волосы расплескались вокруг головы.

- Вот видите, - обратился я ко всем.

- Ну что ж, - спокойно заявил папаша, направляясь ко мне, - ты узнал тайну семейства Карланов, и ты унесёшь её в могилу.

Он сжал руку странным образом и вокруг неё появилось тёмное сверкающее облачко. Магия! И быстро оглянулся. Бежать некуда. Горничные достав кинжалы из-под юбок шли за своим хозяином, окружая нас.

Блин, если бы не Анорд, попробовал бы сбежать, а так... Что же делать?

Бум!

Помощь пришла неожиданно. Хозяин дома первым прочувствовал её на себе, с недоумение разглядывая лезвие кинжала, торчащее из его груди. Он начал заваливаться на бок, а в воздухе мелькнули три вспышки и две горничные начали падать вслед за хозяином с ножами в горле. Позади всех стояла госпожа Лантье и держала в руке длинный кинжал.

А вот третья горничная успела среагировать, и отбить летящий ей в спину кинжал. Она бросилась на хозяйку и принялась с ней фехтовать кинжалами. Длинные неудобные платья не мешали им кружить и наносить друг другу точные, быстрые и смертельные удары. Глаза не успевали уследить за их движениями.

Но походу хозяйка была поопытнее. Платье горничной уже зияло тремя кровавыми прорехами, да и двигаться она стала помедленнее. Поняв, что проигрывает верная хозяину служанка кинулась в последнюю атаку, буквально нанизав себя на кинжал хозяйки.

Руками она схватила Лантье за горло, и они повалились на пол. Заметив это холуй, который всё это время стоял возле двери с открытым ртом, побежал к дерущимся "дамам".

Схватив по дороге выпавший из рук мёртвой горничной нож, он занёс его над головой Лантье, уже оказавшейся сверху.

"Сзади" - заорал я.

Лантье резко повернулась, поменявшись с горничной местами и нож холуя вонзился в спину служанки. Хозяйка откинула труп в сторону и ловким движением вскочила перед побледневшим толстяком.

- Я хотел вам пом... - начал он.

- Конечно, - ответила хозяйка улыбнувшись.

И резким движением свернула ему шею.

Я выдохнул.

- Столько трупов и всего один стоящий трофей, - весело сказала она, стоя возле трупа своего мужа, уперев руки в бока. - И что мне с вами делать?

"Понять и простить" не к месту выплыла дурацкая фраза известного персонажа. Хотя вопрос был задан в шутливой форме, но я понял, что от правильного ответа зависят наши жизни. Тётка зачем-то вмешалась в драку и убила своего мужа. Это она его, кстати, трофеем называет? Ни хрена себе коллекционерка. Только зачем?

Да очевидно же! Теперь она и дочь наследники. А что если...?

- Она же вам не дочь? - сказал я, указывая на валявшегося в отключке суккуба.

- Нет, ты правильно догадался.

Всё понятно, вряд ли после смерти папаши доча-суккуб сможет претендовать на наследство. Так что Лантье теперь единственная наследница. Вот и причина её вмешательства.

- Мы обнаружили что дочь вашего мужа -- это суккуб и хотели сообщить стражникам, а хозяин со своими слугами нам хотели помешать. А вы, как законопослушная гражданка, помешали им.

- Прекрасно! - новоиспечённая вдова засмеялась и хлопнула в ладоши, - лучше и не придумаешь.

Лантье подошла к суккубу, всё ещё валяющемуся в отключке, и наклонилась чтобы связать или нож в сердце воткнуть. Хрен его знает, что у неё было на уме.

Но тварь неожиданно взвилась в воздух. Мы с Анордом отшатнулись, а вот хозяйка не растерявшись сбила ногой подлетевшего суккуба прямо в воздухе. И тут же накинулась на неё, выворачивая руки.

- Ты что думала, я тебя убью? - спросила она, крепко связывая суккубу руки за спиной, - нет, я хочу, когда мне захочется приходить и смотреть как ты заживо гниёшь в Антаресе.

Я посмотрел на Анорда.

- Эта тюрьма для благородных, тех кого удалось отмазать от костра, - одними губами прошептал он, хлюпая разбитым носом.

- Твой друг правильно говорит, - сказала Лантье.

Связав молча дёргающуюся падчерицу, она встала и направилась к столу. Достала что-то из ящика и резко развернувшись бросила в нас. Я дёрнул Анорда вниз, и мы упали на пол.

Вот же вероломная тварь! Снаряд врезался в стену позади нас и разлетелся с громким звоном, блестящими жёлтыми осколками. Один из них подкатился ко мне.

Это же монета! Один дар. Самая крупная здешняя валюта. Такую же у меня дружки Бана отобрали. А теперь вокруг валялись штук тридцать, наверное. Целое богатство.

- Я так и думала, ты слишком умён и проворен для простого собирателя Лаги.

- Это вы нам? - задал я глупый вопрос.

- Конечно, вы оказали мне услугу, а я не люблю оставаться в долгу.

- Спасибо, но гильдейские всё отберут, - с сожалением ответил я.

- Не отберут, скажешь, что выполнил работу для госпожи Лантье, - уверенно заявила свежеиспечённая вдова.

- Тогда вот так, - я взял две монеты, - одна за уборку подвала, другая за суккуба.

- Я в тебе не ошиблась, а теперь идите, стражу я сама вызову.

Мы бочком, бочком вышли из комнаты и понеслись вниз по лестнице. Выскочили наружу и одним махом проскочили через сад. Только за воротами остановились и одновременно посмотрели на дом.

- Блин, там же в подвале пожар, дом сейчас гореть начнёт, - спохватился я.

- Нет, артефакты огонь дальше не пропустят. Ниже земли магия не действует, а вот в самом доме наверняка есть защита от пожара.

- Понятно, - немного успокоившись ответил я, - вот держи твою честно заработанную деньгу.

Я протянул ему один дар.

- У меня сдачи нет.

- Он весь твой.

Паренёк посмотрел на меня долгим взглядом. И неуверенно взял монету.

- Никогда не видел так много денег, - наконец сказал он.

- Ага, я тоже. Теперь куда?

- На сегодня работы больше нет. Можно по домам. На работу через три дня.

Мы дошли до главной площади Центрального квартала.

- Послушай Алекс, - Анорд смотрел прямо на меня, - спасибо что не бросил меня умирать.

- Не за что, мы же вместе эту тварь одолели.

- Да? Наверное, ты прав. И это... поосторожнее с теми, с кем сейчас живёшь.

- Да вроде нормальные люди, кроме одного засранца. Но спасибо за предупреждение. Пока!

Мы попрощались и пошли в разные стороны.

У меня лично были планы как потратить неожиданно свалившееся богатство. Решил приобрести пару навыков. В отличие от денег, то что в голове достаточно трудно украсть.


Шестой день.



Быстрее за навыками. Как там Калеб говорил? Найти мастера можно по вывеске. Значит надо просто пройти по улице и внимательно смотреть.

Проще всего, конечно, спросить, но люди здесь какие-то слишком высокомерные. Даже стороной меня обходят. Чего это они?

Блин, да я же в лохмотьях. И рожа наверняка вся в саже. Огляделся. Вон фонтан недалеко. Подбежал, и убедившись, что никто не смотрит, помылся. Посмотрел на своё отражение в воде. Стало лучше, но ненамного.

Ладно пофиг. Навыки изучу и быстрее отсюда. Быстрым шагом пошёл по улице. Нужная мне вывеска нашлась быстро. Ну вот что могут означать две руки кулаками друг к другу?

В отличии от остальных домов, этот окружала высокая каменная стена с массивными воротами. Осторожно постучал. Почти сразу открылось маленькое окошко и показалось лицо молодого парня. Он оглядел меня и выражение его лица с любопытного сменилось на презрительно-недовольное.

- Иди отсюда, чумазик, милостыни не подаём.

Я немного опешил от такого приветствия, но затем достал дар и показал этому хамоватому привратнику.

- Может это тебе дарик подкинуть, а? Тут бойцовским навыкам учат?

При виде монеты, лицо парня сразу приобрело уважительное выражение.

- Конечно, уважаемый. Заходите, господин Тарк вас сейчас примет.

Ворота, еле слышно скрипнув, отворились. Прямо за ними была большая, засыпанная песком площадка, на которой неслышно двигались и наносили друг другу удары несколько пар человек. С двух сторон к площадке примыкал одноэтажный дом без окон.

Едва я ступил за ворота, звуки от тренирующихся сразу ворвались мне в уши - учащённое дыхание, гулкие удары от тумаков, шуршание песка под ногами.

Привратник проводил меня до мужика, стоявшего возле стены и внимательно наблюдавшего за бойцами. Не высокого роста, но жилистый. Одет в безрукавку, и широкие холщовые штаны. Без обуви. Лицо с парой шрамов. В целом неприметное, но вот в его голубые глаза не приятно смотреть. Сразу видно, опасный тип.

- Господин Тарк, к вам человек пришёл навыку обучиться, - сказал он с поклоном.

- Что хочешь изучить? - обратился мастер ко мне жёстким голосом, как-то непривычно растягивая слова.

- Драться на кулаках, - ответил я, а тут ещё чему-то учат?

- Тарлоский бой, Даката, Ирунский стиль.

Блин, мне эти названия не о чём не говорили.

- А в чём разница? По-простому можете объяснить?

Мастер и не ушедший привратник переглянулись.

- Тарлоский бой -- это удары либо открытой ладонью, либо её ребром по ключевым местам. Даката - это кулаки и локти. Ирунский стиль - это броски и перевороты, - перечислил парень привратник.

Круто блин. А ноги они что ли не применяют? Так, ну эта "Даката", самое знакомое из всего. Начнём с неё.

- Сколько стоит обучение Дакаты?

- Навык первый уровень - десять даринов, второй уровень - двадцать, третий три дара. Если с обучением, то плюс дар в в месяц. Дни и часы тренировок устанавливаем мы.

- Хочу изучить первый уровень, а дальше посмотрим.

- Хорошо, пройдём со мной.

Мы с мастером прошли зашли в дом. Прошли по узкому, плохо освещённому коридору и вышли с другой стороны дома на веранду. С неё открывался вид на маленький живописный сад.

Сейчас там в одиночестве делала какие-то упражнения высокая, худощавая девушка.

- Садись здесь, - мастер показал на низкий табурет, - какие-нибудь навыки раньше изучал?

- Нет.

- Тогда будет больно.

Я сел, а мастер подошёл сзади и положил ладони мне на голову. Сначала ничего не почувствовал, но потом в голове появился гул. Он усиливался, причиняя боль. Попытался вырваться, но мастер держал крепко. От боли заорал, в глазах вспыхнуло, и я отрубился.

Очнулся лёжа на боку. Рядом стояли мастер с девушкой, которая тренировалась в саду.

- Кажется твой овощ оживает, ещё одна бесполезная растрата твоего таланта, папа, - сказала она.

Это она про меня что ли? Вот дрянь, а!

- Самый лучший удар получается после тысячи, как ты говоришь, "бесполезных" ударов. Кроме того, это приносит деньги, на которые мы живём и платим за этом дом. А сейчас давай поможем ему дойти до пруда, чтобы он побыстрее пришёл в себя.

- Не надо меня никуда вести.

Отец с дочерью переглянулись и недоумённо уставились на меня.

- Первый раз вижу, чтоб человек так быстро приходил в себя послу учёбы, да ещё и первой, - проговорил мастер в полголоса.

- Это ещё ни о чём не говорит, - полным сарказма голосом ответила его доченька.

Я встал. Немножко пошатывало, но в принципе нормально. Почему-то посмотрел на руки. С ними естественно ничего не произошло. Да и вообще никаких изменений в себе не чувствовал. Неужели не получилось? Блин, а деньги то вернут?

Наверное, эти мысли явно отразились на моём лице, потому что мастер сказал, указывая на девушку: "Ударь её".

Видя моё сомнение, девушка подначила:

- Не бойся, всё равно не достанешь.

- Да я и не боюсь.

Сделал пару шагов и встал прямо перед ней. Вздохнул и замахнувшись ударил, целясь в голову. Девушка сделала плавный шаг в сторону, и я от неожиданности провалился вперёд. В ту же секунду руку принизила боль, как от удара током. Что за фигня?

- Почему не попал, знаешь? - спросил мастер.

- Да откуда..., - начал я заводиться и тут же заткнулся, потому что в голове возникло понимание неправильности моего движения.

Такое странное чувство как будто что-то знаешь, но тело тебя не слушается, не делает правильно, как надо. Это как в кошмаре. В жизни ты умеешь бегать, даже быстро. А вот во сне, когда хочешь от чего-то страшного убежать, то ноги еле слушаются, как будто ты инвалид.

- Твоя голова знает, как правильно, теперь следует научить тело, - продолжил мастер.

- И сколько учить надо? - спросил я, находясь под впечатлением.

- В среднем год усиленных тренировок и ты усвоишь первый навык. Без перерывов. Если прервёшься, эффект угаснет уже ко второй недели, и учить навык придётся опять.

- Для этого надо к вам ходить?

- Нет, я заложил тебе в голову мои базисные движения, их ты и сам можешь тренировать. Ко мне ходят чтобы тренировать умение. Разницу понимаешь?

- Да, навык это как правильно бить, а умение как это в реальном бою применить.

- Правильно.

- А почему больно?

- Это реакция мозга на несоответствие тому что он знает и что может тело. Чем дольше и правильнее ты тренируешься, тем боль слабее. Когда боль исчезнет, значит ты достиг уровня мастера в этом навыке и дальше тебе следует его улучшать исходя уже из твоего опыта. А обучение -- это как раз и есть получение Твоего опыта.

- Только дар в месяц дороговато, блин.

Мастер задумчиво на меня посмотрел.

- Мне нужен боец, на котором удары можно будет отрабатывать остальным ученикам. Если будешь таким бойцом, то обучение бесплатно.

Это он что, мне грушей предлагает поработать?

- Просто стоять и терпеть пока тебя бьют?

- Нет конечно, - первый раз за время разговора улыбнулся мастер, - можешь бить в ответ сколько и как хочешь.

- А в чём тогда подвох?

- Ты будешь в бою против первого, реже второго уровня умения. Час такого боя, если выдержишь, затем час с противником твоего уровня.

- А на первый уровень умения сколько учатся?

- Минимум пять лет, и не ниже четвёртого уровня навыка.

Ни хрена себе. Да они же из меня котлету сделают. Но альтернативы то нет. Надоело что я слабее всех. Если бы не способности тёмной, давно бы уже мёртвый был. Надо только на себя надеяться.

- Согласен.

- Хорошо, как тебя зовут?

- Алекс.

- С тебя десять даринов за навык, Алекс и приходи завтра после второго боя часов.

Блин, это же часов в шесть утра, подумал я, отдавая деньги мастеру. Получил пятнадцать даринов сдачи. Мы пошли к воротам и там нас догнала его дочь, держа в руках свёрток.

- Это наша тренировочная одежда, ношенная конечно, но лучше тех лохмотьев что сейчас на тебе, - сказала она, протягивая мне свёрток и улыбаясь уголками губ.

Я внимательна посмотрел на неё. Высокая, по местным меркам. Всего на ладонь ниже меня. Худощавая, грудь маленькая и едва топорщиться сквозь мешковатую одежду. На лицо не сказать, чтобы красивая, ну так... Миленькая, короче.

- Спасибо, - поблагодарил я девушку, а затем ляпнул, - просто сегодня трудный день был.

- Что, пришлось отражать армию тьмы? - она уже вовсю улыбалась.

- Миана, прекрати, - грозно сказал отец.

Но дочь явно ни разу не знакомила свою филейную часть тела с папиным ремнём, хотя не помешало бы. Так что пропустив слова отца мимо ушей, продолжала так же нагло лыбиться.

- Не с армией, но с одной тварью пришлось пересечься, - ответил я, надевая подаренную рубашку.

- Да ну, и с кем это интересно? Судя по пятнам сажи, ты сражался с драконом.

- Подвал с вином горел, а дрались с суккубом.

Миана отшатнулась, а её отец напрягся.

- Ты так не шути парень, - сказал он хмурясь.

- До свидания, - не стал оправдываться я и вышел за ворота.


Отец и дочь смотрели вслед странному парню.

- С суккубом он дрался, ага. Ну почему все парни ведут себя как дураки в присутствии красивых девушек? - деланно вздохнув спросила Миана.

- А почему все девушки считают себя красивыми? - задал встречный вопрос мастер Тарк.

- Ну папа! - после нескольких секунд раздумий опомнилась дочь и с возмущением посмотрела на своего отца.


Шёл по улице с чувством удовлетворения. В принципе для самообороны в городе можно пока довольствоваться кулачным боем. Так что насчёт холодного оружия можно не заморачиваться. Но было любопытно как там всё устроено, так что решил найти и мастера по бою на мечах.

Долго искать не пришлось. Вот это да! Я остановился возле обычной для этого района металлической кованной ограды.

За ней на зелёной ухоженной лужайке сошлись в схватке два закованных в сталь бойца. Их окружала толпа таких же воинов, которые криками подбадривали сражающихся.

Причём в отличие от дома мастера Тарка, и крики и звон мечей были отлично слышны далеко за оградой дома. И судя по поведению многочисленных прохожих это никого не напрягало.

Ворота были открыты настежь, и я прошёл внутрь. У кого бы спросить? Подошёл к самому молодому на вид парню.

- А у кого насчёт изучения навыков можно узнать?

- Насчёт навыков у наставника Барнда. Пойдём, я тебя провожу.

Парень завёл меня в дом. Да, тут точно не скрывали чем занимаются. Везде, в гостиной, в широких коридорах и даже на балконах - комплекты доспехов, куча холодного оружия на стенах, головы каких-то чудовищ. Всё прям таки кричит о принадлежности хозяев дома к воинскому классу.

Мы зашли в большую комнату, окна которой выходили во двор. Сейчас там стоял здоровый мужик, в кожаном бронике, наподобие того что у меня был. При нашем появлении он повернулся и уставился на нас тяжёлым взглядом.

- Мастер наставник, разрешите обратиться? - начал мой сопровождающий.

- Давай, - ответил наставник низким гулким голосом.

- Вот, парень хочет узнать насчёт изучения навыков.

- Вот как, - лицо наставника разгладилось, и он продолжил уже более дружелюбным голосом, - мы всегда рады новым соратникам в наших рядах. Если ты решил встать на путь воина, что и следует сделать любому уважающему себя мужчине, то ты пришёл вовремя. Как раз сейчас в нашей гильдии можно пройти обучение до второго навыка боя на мечах совершенно бесплатно. Кроме того, тебе ещё и заплатят десять даринов сразу и по пятёрке за каждую неделю службы.

Что-то дядька сильно разоряется. Тарахтит как реклама из телека, которая как известно ни о чём хорошем не вещает. Столько халявы сразу? Что-то не вериться.

- А от меня что требуется? - вклинился я в бесконечный монолог.

- Только подпись на контракте, мой друг, - наставник растянул губы в улыбке, что, по его мнению, должно было окончательно склонить кандидатов к правильному выбору.

А вот по Моему, такой улыбкой только больных запором лечить. Валить надо отсюда.

- Спасибо, я подумаю.

Дядькина улыбка сразу погасла. Он молча отвернулся и уставился в окно. Мой сопровождающий встал и жестом пригласил следовать за собой. Возле ворот он остановился и сказал:

- Больше не приходи сюда парень, если жить хочешь.

Посмотрел на его серьёзное лицо и поверил.

- Хорошо, до свидания.

Обратно решил пройти мимо дома Лантье. Опаньки, там уже собралась огромная толпа. Стражники никого не пускали близко к ограде.

- Что случилось? - спросил я у девушки, одетой попроще чем остальные окружающие. Из прислуги, наверное.

- Говорят дочь господина Лантье оказалась суккубом и набросилась на своего отца и прислугу. Всех убила. Только госпожа Лантье уцелела, слава Орису. Какой ужас, - служанка прикрыла ротик изящной ручкой и стрельнула в меня глазками.

Общественное мнение сформировано правильно, подумал я направляясь домой. У нас с Анордом проблем возникнуть не должно.

Дома уже все были в сборе. Как всегда, собрались за столом поужинать. Кстати, а кто готовит? Кроме нас никого здесь ни разу не видел.

Подошёл, поздоровался и сел за стол. Калеб придвинул тарелку и кружку с ароматным чаем. Я стал есть и только тогда заметил, что ем только я, а остальные смотрят на меня.

- Что? - набитый хавчиком рот не располагал к беседе.

- Ты же работал в доме Лантье, что там произошло? - спросил Калеб пристально на меня смотря.

- Мы чистили подвал, появился суккуб, хозяйка её повязала. Всё.

- А как она выглядела, что делала, как госпожа Лантье её победила? - неожиданно вмешалась Милка.

- Там пожар был, я толком ничего не разглядел, - начал я врать.

- Ещё и пожар был? А что дальше?

- Ну да, в подвале. Потом госпожа Лантье дала нам по дару, и я выучил навык первого уровня рукопашного боя.

Заметил, как блеснули глаза Бана. Ну теперь то твои дружки хрен у меня что заберут.

- Тебе везёт на приключения, - заметил Нильштан, - кстати, насчёт денег, могу предложить заработать.

Нет уж, спасибо. Нильштан, конечно, вроде нормальный парнишка, но мне хватило "заработков" с Баном.

- Извини, но времени свободного нет. Работа, навык надо отрабатывать, - я развёл руками.

Нильштан нахмурился.

- Это услуга тому, в доме которого ты живёшь. Невежливо отказывать.

- Зато безопасно, - я разозлился и повысил голос, - когда Калеб меня сюда позвал, он не говорил, что кому-то что-то должен буду.

- Парни, парни успокойтесь, - Калеб развёл руками в примиряющем жесте. - Послушай Алекс, тебя никто не заставляет. Нильштану просто требуется наша помощь. Если не хочешь взять деньгами, то скажи, что тебе надо. Навыками интересуешься? Его наставник очень умный человек, может забесплатно тебя чему-нибудь научить.

- Помощь? И что требуется сделать? - стало просто интересно на что меня сейчас подбивают.

- Ничего сложного, - обрадовался Калеб, - в развалинах старого порта растут "Алые глазки" ...

- "Алые слазки", - поправил его Нильштан.

- Ну да, ну да. Так вот их и надо принести.

- А почему он сам за ними сходить не может?

- Видишь ли, - Калеб тяжело вздохнул, - ему нельзя покидать пределы этого района, таковы правила.

Дурацкие какие-то правила.

- Только поэтому?

- Ну, вообще-то там раньше обитали шайки бездомных, но стража в прошлом месяце всё проверила. Хотя они, конечно, хреново работают. Так что парочку может и пропустили. Но ты крепкий парень, от пары бродяг то сможешь отмахаться.

- Это законно?

- Абсолютно. Просто сгонять туда-сюда и всё. Самое большое полдня потратишь. А потом на выбор любой навык из тех что наставник знает. А он много знает.

- Извини, Алекс, я немного погорячился. Просто скоро экзамен, а без этой травы мне контрольный артефакт не сделать, - обратился ко мне Нильштан и протянул руку в знак примирения.

Ладно, всякое бывает. Пожал протянутую руку, и мы продолжили.

- Завтра после обеда я свободен. Кстати, в гильдии наёмников предлагают бесплатно обучить до второго навыка. Откуда такая щедрость?

- Да тут всё просто, - ответила Милка, - у них половина новичков даже до года не дотягивает, а вторая в течении трёх лет.

- Сбегают? Там так трудно?

- Ага, - Милка развеселилась, - прямиком на кладбище. Они же всех, кто контракт подписал, сразу в аренду сдают, караваны охранять. А снаружи сейчас не просто. Если реку власти ещё контролируют, то на остальной территории всякие резвятся, понимаешь?

Я вспомнил поход с Баном. Не зря же мы вместо того чтобы по дороге доехать, по всяким дебрям попёрлись.

- Ну ладно, - сказал я сытый и довольный, - завтра после обеда встретимся, а сейчас спать. Всем спокойной.

- Спокойной, - хором ответили трое моих товарищей и жирдяй.

- Квадра, разбудишь после первого боя часов, ладно?

- А мне что, спать не надо?

- Днём поспишь, - ответил я и отрубился.

Бум!

Вскочил с полу, ничего не соображая со сна. А как я там вообще оказался? С кровати умудрился грохнуться? На краю сознания послышалось злорадное хихиканье.

Вот тёмная зараза, а! В воздухе доносилось затухающее эхо от звона часов на главной площади района. Ну хоть вовремя разбудила. У меня примерно час до тренировки. Быстро собрался и побежал к дому мастера Тарка.

Вот и ворота Центрального района, дальше дорога была немного в гору, так что до места добежал немного запыхавшись. Постучал, и вчерашний привратник пустил меня внутрь.

Внутри застал странную картину. Три пары учеников, застыв в разных позах, стояли друг против друга. Затем по команде мастера трое что стояли слева почти одновременно провели связку ударов по своему противнику. Причём те, кого били не сопротивлялись.

Хлопок ладонями учителя и уже те, кто нападал замирают, а их оппоненты начинают свою атаку. Бьют не в полную силу, но достаточно сильно. Почти все с синяками, у одного даже кровь размазана под носом.

Ни хрена себе, жёстко у них тут.

Завидев меня, тренер остановил тренировку.

- Юган, Санко, вы сегодня тренируетесь с ним, - мастер показал на меня, - отрабатывайте верхний комплекс "Журавля".

- Хорошо учитель, - синхронно ответили они и стали с двух сторон от меня.

- Тебе надо выдержать до третьего удара часов, посмотрим, как сильно ты хочешь учиться, - сказал мастер уже мне.

- Бей кулаком мне прямо в лицо, - обратился ко мне один из парней, - только со всей силы.

Наверное, это тренировка на то чтобы уворачиваться. Я бью, он блок ставит, или что-нибудь в этом роде. Понятненько.

Размахнулся и врезал парню в скулу.

Бум! Парень и не думал уклоняться. От моего удара у него резко дёрнулась голова, и с разбитых губ потекла кровь.

- Изв... - начал я растерянно.

- Всё отлично, так и продолжай, - перебил меня парень, - и не вздумай меня жалеть.

Ну ладно, раз у них так принято, то получай. Я снова размахнулся и ударил.

Бум! Это уже я лежу на земле и смотрю не прозрачно голубое небо. Нифига себе, даже не заметил, как парень меня перебросил через себя.

Поднялся. Ничего не болело. Парень не пытался меня покалечить, хотя уронил с нехилой высоты. Нормально, ТАК можно тренироваться.

- Теперь меня, так же сильно, - сказал тот что стоял сзади.

- Югана можешь вообще не жалеть, - улыбаясь во весь рот встрял тот, кого я бил. Его значит зовут Санко.

Я пожал плечами и ударил. И опять непонятным способом оказался на земле. Так и продолжили. Через некоторое время вошёл в ритм и не заметил, как полетело время.


- Ну что скажешь? - обратился мастер Тарк к своей дочери.

- Двигаться не умеет, дышит неправильно, про ударную технику вообще молчу, - ответила Миана, - ну только что вынослив, столько времени в "Журавле" продержаться.

- Внимательнее смотри, - повысил голос мастер.

- Ну что ещё? Бездарь каких сотни через нас прошли, - недовольно ответила дочь, - сколько не смотри, искру в нём не увидишь.

Тарк слыша слова дочери всё больше хмурился.

- Алекс, Юган, Санко, подойдите.

Когда мы с парнями подошли, мастер обратился ко мне:

- Ты понял, как тебя опрокидывали? Видел движение? Сможешь повторить?

- Ну да, наверное, - отдуваясь ответил я.

- Покажи на нём, - мастер указал на Югана.

Юган замедленно начал делать удар, целясь мне в голову. Так, они начинали двигаться, когда мой кулак был уже возле их головы. Немножко присесть, одновременно вскидывая обе руки так, чтобы бьющая рука оказывалась между ними. Затем шаг в сторону, и оказываешься за спиной противника. И затем рывок.

- Хорошо, почти правильно. Юган, Санко - тысяча повторений "лягушки". Понятно почему?

- Противник не должен читать твои движения, - хором ответили парни, и сев на корточки ускакали.

- Ты нормально держался, теперь час будешь тренироваться с моей дочерью, Миана. Вы уже встречались.

- Но мастер, вы сказали, что я буду тренироваться с противником своего уровня, а ваша дочь знает и умеет гораздо больше моего.

При этих словах девушка усмехнулась.

- Хорошо, что ты это не стесняешься это признавать, многим гордость не позволяет признать девушку сильнее себя в чём-либо. Не переживай, она умеет подстраиваться под уровень обучающегося.

- А почему вы перед боем разминок, растяжек там всяких не делаете?

- А в драке у тебя время на это будет? Нет. Ты должен научиться сразу бить, без всяких подготовок. Все силовые и укрепляющие будут после боя.

Встал напротив его дочурки. Что она всё время с улыбочкой этой своей? Доставать начинает.

Дочурка без предупреждения ударила.

Бум!

По левому уху прилетело. Голова качнулась вправо. А что без предупреждения, то!?

Бум!

Теперь прилетело по правому. Был наготове и успел присесть, так что удар по уху пришёлся вскользь.

Бум!

Зато по полной прилетело в подбородок, аж язык прикусил от неожиданности.

Да что за херня то? Учёба-то где? Меня просто бьют и всё. Разорвал дистанцию, отступив на шаг.

- На мне уже сегодня отрабатывали что-то там. Может пора заняться обучением? - раздражённо спросил я.

- Так ты и учишься тому что хочешь - ответила Миана, - убегать от драки.

- Что? Не понял!

Миана убрала руки за спину, стала передо мной, и раскачиваясь с пяток на носки принялась вещать:

- Есть прирождённые бойцы, которые лезут в драку и не бояться получить. Их сразу можно учить правильно драться. А есть такие как ты, которые стремятся избежать конфликта любым способом. Вот их надо сначала научить не бояться лезть в драку.

Это она что, так завуалированно меня трусом назвала, что ли? Да я за последнее время столько раз дрался! Даже человека убил. Но где-то в глубине души появился огонёк сомнения. Каждый раз я только отвечал. Как загнанная в угол крыса. А вот самому в драку полезть? Блин, неужели она права? Почувствовал глухое раздражение, неужели по мне так заметно? Ладно, надо успокоиться. Я здесь как раз за тем чтобы научиться драться, когда мне надо, а не когда меня к этому вынудят. А раз так, получай.

На-аа! - я размахнулся и ударил.

Руку привычно дёрнуло. Да знаю я что неправильно! Девчонка уклонилась, и ударила в ответ. Попала, конечно.

- Лицо должно быть без эмоций, не довёл корпус, задрал локоть, мышцы напряжены, - Миана проговорила всё без запинки.

Я опять без предупреждения ударил. И опять всё повторилось. И опять. Не знаю, как дотерпел до конца тренировки. На лице не осталось живого места, во рту полно крови, руки и ноги трясутся.

"А теперь упражнения на растяжку и выносливость" - как ни в чём не бывало заявила Миана и усевшись на землю принялась делать наклоны с вытянутыми ногами.

С трудом уселся рядом. Трудно было просто сидеть. Хотелось на всё забить и лечь на землю, такую мягкую и тёплую. Подавив в себе малодушие, принялся повторять все движения за напарницей.

Потом все ученики собрались в круг, положили руки друг другу на плечи и принялись, нет, не хоровод водить, а прыгать. Вроде бы ничего сложного, но где-то после десятого прыжка руки соседей как будто прибавили в весе и стали всё сильнее клонить к земле. Стало трудно не то что прыгать, а просто приседать.

Наконец прозвучала команда наставника и упражнение прекратилось. Ноги уже не держали и я, сдерживая стон повалился на землю. Единственный из всех. Позорище, блин. Но никто не засмеялся. Ученики, выслушав наставления мастера принялись сосредоточенно выполнять упражнения, а Тарк подошёл ко мне и помог подняться.

- На сегодня хватит, Алекс. Приходи завтра в то же время. Сам до дома дойдёшь?

- Конечно, - я кивнул головой, хотя не был в этом уверен.

Мастер передал меня парнишке-привратнику и тот помог мне добраться до ворот. Дальше я пошёл сам, держась за ограды ближних к мостовой домов. Ещё за травой этой дурацкой переться.

От ходьбы ноги немного расходились, так что я отцепился от ограды и пошёл сам. А то парочка стражников как-то уж слишком пристально на меня посмотрели. Не будешь же им объяснять, что я нифига не алкаш.

Границу центрального перешёл уже довольно уверенно. Уверенность тут же улетучилась после слов тёмной:

- Там эти, которые тебя в подвале под святым местом держали.

- Где? - я напряжённо стал оглядываться.

- Они за углом вон того дома стоят. Ты их увидишь только если рядом пройдёшь.

- Ясно. Кого-то поджидают. Не хочется выяснять кого, так что обойдём.

- Тебе же та тощая, час назад говорила не сбегать.

- Я пока не готов сам драться просто так.

Так, перебежками, всё время оглядываясь и добежал до дома.

Нильштан уже меня ждал. Пока я обедал, он в нетерпении ходил по кухне, поглядывая на меня.

- Ладно, пошли.

- Наконец-то, - обрадованно воскликнул аптекарь и кинулся к выходу.

- Можешь рассказать поподробнее о задании, - спросил я пока мы шли к Портовому району.

- Старый речной порт на острове, посредине реки. Туда ведут три моста, два разрушены, на третьем пост стражи. Но туда можно добраться под мостом. Этим путём все пользуются, кто хочет попасть на остров незаконным путём, - начал Нильштан.

- "незаконным"?

- Я неправильно выразился. Не то что бы на остров запрещалось ходить, охрана скорее для того, чтобы не пустить возможную угрозу с острова.

- А что за угроза? Почему этим портом больше не пользуются?

- Да это давняя история, - нехотя ответил Нильштан, - сразу после ухода имперцев в городе бардак начался. Сюда поток незаконных товаров хлынул. Вот что-то такое незаконное, и как оказалось опасное, один корабль и привёз. К тому времени как он причалил, на борту в живых никого не осталось. Но охрана порта это дело замяло, чтоб бесхозный корабль пограбить, пока хозяин не объявиться. Так вот он и простоял у причала три дня. А потом дохнуть начали солдаты из портовой охраны. Мэрские наконец прочухали, свезли всех больных на остров и убили. Всё что можно сожгли. Разобрали два моста, а на третьем поставили пост. На всякий случай.

- Так зараза может там до сих пор быть.

- Нет, уже десять лет прошло, если бы что-то было, уже бы объявилось, там же куча бродяг шарилась, - флегматично ответил Нильштан.

Блин, лезть в могильник с биологической угрозой не хотелось, энтузиазм и так не большой, опустился в минусовую зону.

Мы до шли до стены, разделяющей Ремесленный и Портовой районы. Нильштан протянул мне сумку и листок бумаги с рисунком цветка.

- Цветок выглядит так, нужно минимум два стебля. Обязательно сразу положи в сумку. Дойдёшь до моста и сверни налево. Спустишься к реке. Там будут заросли, которые хорошо тебя закроют. Под мостом будет что-то вроде самодельных мостков, по ним и дойдёшь до острова. Ничего сложного.

- Ну да, звучит всё просто, сходи, принеси цветочек и получи навык.

- Слушай Алекс, насчёт навыка, - Нильштан замялся на секунду, - сейчас учитель занят очень, так что не получиться. Но я тебе деньгами всё возмещу. Навык первого уровня примерно за десять-пятнадцать даринов идёт. Так что с меня пятнадцать даринов, идёт? - аптекарь с улыбкой протянул мне руку.

Я немного помолчал. Хреновый признак, если условия сделки на ходу начинают менять. Отказываться не буду, но походу на одного товарища здесь у меня меньше стало.

- Хорошо, - я не подал руку в ответ, а просто повернулся и пошёл.

Пришлось поплутать. Раньше, когда портом активно пользовались, дорога туда была широкой и оживлённой. После того как его закрыли, дорога стала не нужна и её постепенно застроили. Так что до моста пришлось добираться какими-то проулками.

В нос шибануло забытым запахом помойки. Откуда тут кучи склизкого, вонючего мусора? Трудно было донести до колодца городской канализации? Уроды, блин.

Шёл внимательно вглядываясь под ноги чтоб не вляпаться, и не заметил, как дома закончились, и я вышел на набережную. Вернее, тут раньше была набережная, от которой остался только кусочек что примыкал к широкому, сильно обветшалому мосту. По обе стороны от него дома вплотную примыкали к обрывистому, заделанному в камень берегу реки.

Поверхность моста пестрела выбоинами, из каменного бортика выпали многие булыжники, валялся ещё какой-то мусор. Подошёл поближе. Да уж, гнетущее впечатление.

А вот и тропинка. Судя по натоптанности, ей активно пользуются. Начал спускаться вниз. Довольно круто, приходилось держаться за ветки густых кустов. Тропинка заканчивалась возле опоры моста. И где же мостки?

Огляделся по сторонам. Ничего похожего. Поднял голову вверх. Вот эти железные скобы, вбитые в камень опоры, и есть "мостки"? Офигеть. Мне по ним придётся сначала подняться на метров десять над рекой, а потом ползти снизу моста через всю реку.

Главное не глядеть вниз, билось в голове пока полз наверх. Вот и обратная сторона моста. Теперь придётся только на руках. Страшно было сделать первое движение вися над пустотой. Пару раз вздохнул и полез дальше. В принципе ничего сложного. Главное не смотреть вниз, повторяюсь блин.

Вот и вторая опора. И куда дальше? Приглядевшись, заметил на пару метров ниже, выступающие из кирпичной кладки металлические стержни длинной в ладонь. Они были вбиты через каждые полметра и опоясывали внешнюю часть опоры. Это, как я понял, для ног. А для рук где? Это что, надо по ним идти, держась только за гладкую стенку?

Да писец просто! Грёбаные цветы, грёбаный алхимик, грёбаный мост, в конце концов. Повернул бы назад, но руки уже порядком устали, не уверен, что хватит сил на обратную дорогу.

Осторожно поставил правую ногу на первый штырь. Вроде хорошо держится. Полностью перенёс на неё вес тела. Крепко прижимаюсь к нагретой от солнца кирпичной стенке. Второй шаг. Нормально. Так и перешёл. Только один раз в самом конце немного поспешил и одна нога соскользнула. От страха внутри всё оборвалось. Но сумел восстановить равновесие и дальше пошёл очень медленно.

Руки уже немного отдохнули, так что с облегчением взялся за первую скобу и быстро перебираю руками полез к третьей опоре.

Вот и опора. Уже порядком устал. Уже увереннее стал на первый штырь и потихоньку пошёл.

- Ты чё тут делаешь?

Раздавшийся сверху голос заставил меня похолодеть. Поднял голову. На меня смотрел мужик в шлеме. Остальной части тела не было видно за оградой моста. Но она точно была. Потому что не дождавшись ответа, оттуда возникла его рука с копьём. И принялась тыкать меня в макушку. Хорошо, что тупым концом.

Я боялся пошевелиться, чтоб не упасть в воду. А мужик так же молча продолжал тыкать меня в голову. Эта идиотская сцена продолжалась с минуту, пока мне не надоело, и я не заорал:

- Да хватит уже!

- О, заговорил, может и на вопрос ответишь.

- На ту сторону иду.

- Нельзя.

Блииин, и сказать то больше нечего. Идиотская сцена продолжилась. Надо попробовать добраться до скоб. Под мостом он меня не достанет. Но разгоревшееся бешенство притупило осторожность, так что я слишком резко сделал движение и не удержавшись сорвался вниз.

Бл*ть!

Пару секунд наблюдал удаляющуюся довольную рожу стражника прежде чем погрузился в реку. От удара об воду на пару секунд потерял ориентацию.

Благо что до берега оставалось недалеко. Да и течение здесь делало петлю, так что до суши я добрался быстро. Залез в заросли кустарника, подступающего прямо к берегу. Фу, можно передохнуть.

- Рядом люди, - предупредила тёмная дрожащим голосом.

Ну да, "большая вода". Привыкает потихоньку.

- Бродяги местные, не парься.


В это время местные "бродяги" наблюдали за очередным идиотом, позарившимся на легко доступные, по слухам, богатства Запретного острова. Группа из двадцати человек кучковалась вокруг небольшого костра. Одетые в разной степени поношенности одежду, со спутанными грязными волосами и давно не мытыми лицами они сидели или лежала на обломках того, что раньше было мебелью.

- Зуб, проследи за ним. Чтоб не сдох раньше времени.

Сказавший это парень лет двадцати пяти, выплюнул зажёванную жвачку и откинулся на спинку старого стула. Судя по маленьким зрачкам и заторможённым движениям, жвачка была явна не простая мятная.

- Как скажешь, босс.

Тот, к кому обращался главарь был ниже на голову и ещё более тощий. Передний зуб отсутствовал, что и послужило поводом для клички. Маленькие злобные глазки и узкое, перекошенное лицо в шрамах, прям кричали о причастности этого субъекта к бандформированиям.

Оборванец кивнул головой и исчез в кустах.


Я продирался сквозь кусты и думал о том какой же я идиот. Нахрен было соглашаться на такую авантюру? Если Калеб нормальный вроде пацан, то вот его друзья те ещё засранцы.

Наконец впереди сквозь кусты показались какие-то развалины. Ещё немного и выбрался, наконец, к заросшей травой площади. Со всех сторон к ней примыкали двухэтажные длинные здания. Взыграло любопытство, и я решил осмотреться тут внимательнее. Вошёл в одно из зданий через большой проём с только одной целой створкой.

Огромные кучи старого тряпья. Похоже тут был склад с тканями. Внезапно раздалось шуршание и на меня выскочила здоровущая крыса. Сразу кинулась ко мне. Попытался её от пнуть, но тварь оказалась вёрткой, ловко увернулась и в ответ прокусила мне ботинок.

ААА! Вот тварь!

Крыса с чувством выполненного долга юркнула в какую-то щель, а я выскочил наружу. Любопытство виновато пожало плечами, и предложило попробовать ещё раз. На всякий случай подобрал с земли палку. Увесистая дубина хорошо легла в ладонь.

Ладно, другой склад. На полу какие-то подтёки. И слабый запах бензина? С обоих сторон деревянные бочки разных размеров. Подошёл к одной открытой - нефть что ли? Нахрен она им тут?

Любопытство наконец заткнулось. Надо искать то, зачем сюда пришёл. Достал из сумки рисунок. Вроде что-то подобное попадалось на глаза.

Точно, вспомнил. Как только вылез из зарослей, возле стенки ближнего склада были кусты с сиреневыми цветами. Там что-то подобное и росло. Пошёл обратно. Вот они, кусты. А вот и нужная мне трава, которая обвивает эти кусты. Типа вьюна значит. Колючие, зараза. Пока подбирался, два разу руку уколол.

Как и говорил Нильштан, сорвал два цветка и положил в сумку. Теперь обратно. Надеюсь этот долбаный охранник свалил куда-нибудь.

С площади вела дорога, такая же заброшенная и заросшая. Примерно в нужном мне направлении. До начала моста добрался без происшествий, но вот там меня уже ждали.

- Это те, о которых я говорила, "бродяги местные", - в голосе тёмной отчётливо слышится издёвка, - что теперь делать будешь, "париться"?

- Да понял, уже, - неохота признавать, но тёмная была права. И я зря тогда отмахнулся от её слов.

Подошёл поближе. Походу тут вся банда. Двадцать молодых парней. Обноски, в которые они одеты не скрывают худые, но жилистые тела. Не заметил в их руках оружие, но по глазам видно, что они и без него глотку любому перегрызут.

- Здоров городской, прекрасная погода для прогулок, да? - начал разговор парень, который выделялся среди остальных самой приличной, если так можно сказать, одеждой и расслабленным поведением.

- Здоров, - не стал отмалчиваться я.

- Далеко, однако ты забрёл. Тут, как бы, уже не городская земля, и городские законы не действуют. Закон тут мы, и мы считаем, что ты должен заплатить за то, что топчешь нашу землю.

- Денег у меня нет.

- Хорошо, - парень не расстроился от услышанного, - тогда отработаешь. Принесёшь нам сумку Серого мха, и мы тебя пропустим к мосту. Чтоб ты не думал об постороннем, по реке стража плавает и всех, кого видит стреляет без предупреждения. Так что выйти ты сможешь только здесь. И поторопись, после заката тут твари вылезут пострашнее нас.

"Серый мох" это же местная разновидность конопли, всплыло то что прочитал в книге, которую Нильштан забрал. Блин, везёт же мне на нариков. Но делать нечего. Против двадцати отморозков никаких шансов. Задавив гордость, проговорил сквозь зубы:

- Куда идти?

- По той же дороге что пришёл. Только на перекрёстке повернёшь не налево, к складам, а на право. Это бывшие доки. Там городские могильник устроили, так что не заблудишься.

Говорить больше не о чём. Повернулся и пошёл обратно. Не заметил никакого перекрёстка пока сюда шёл. Хотя, конечно, по сторонам сильно не смотрел. Не собирался я сюда больше возвращаться.

Точно, перекрёсток наличествовал. Теперь значит на право. Дорога неожиданно улучшилась. Почти вся трава исчезла. Камни лежали один к одному. Такое впечатление что общее запустение обошло эту часть острова.

Место расправы я нашёл почти сразу. По запаху. Поднявшийся ветерок донёс запах гари и мертвечины. Пройдя ещё немного увидел тёмные пятна на булыжниках мостовой. Слева от дороги валялись обгоревшие обломки утвари, телег и прочего, не определяющегося хлама.

Стоп, но Нильштан говорил, что это случилось десять лет назад. И запах и следы уже давно должны были выветрится. Фигня какая-то.

Покрепче взяв дубину, обогнул куст закрывающий обзор. Кажется, я на месте. Дорога утыкалась в открытые настежь ворота, в обе стороны от которых уходили двухметровые каменные стены.

Очень медленно приблизился ко входу. Неожиданно раздалось как будто бормотание. Перед воротами был вырыт ров, сейчас уже высохший. Взглянув вниз, я увидел какого-то... бомжа?

Одетый в какие-то обноски, мужик с растрёпанными волосами, запинаясь и падая, пытался выбраться изо рва. При этом он что-то бормотал и кажется, кому-то грозил.

Увидев меня, выпавший из ячейки человеческого общества субъект произнёс:

- Мужик, помоги, а? Не помню, как здесь очутился. Память как отшибло.

- Не надо, - раздался твёрдый голос тёмной.

- Человеку помощь требуется. Тут же поблизости ещё непонятно какие твари бродят. Нельзя им его на расправу оставлять.

Морщась от вони, протянул руку. Мужик, подслеповато прищуриваясь, схватил меня неожиданно сильным хватом. Поднатужившись, я вытащил его изо рва.

Какая рука у него холодная. Если не от неведомых тварей, так от переохлаждения бы помер, алкаш несчастный.

- Слышь, - обратился я к нему, - иди на дор...

И замер на полуслове, потому что мужик повернулся на мой голос, и я увидел, что у него на глазах огромные белые бельма. А на куртке в районе сердца огромная дыра, вся в засохшей крови. Он что, зомби? Мелькнула дурацкая мысль. Или не такая уж дурацкая в этом мире.

- Куда идти? - переспросил зомби.

- Это... - я кашлянул, прочищая пересохшее горло, - никуда не идти. Ты, типа... умер... мужик.

- Да? - зомби не стал отпираться.

Потоптавшись на месте он, наконец, выдал:

- Пить сильно хочется, сушняк замучил.

Не знал, что после смерти сохраняются какие-то физиологические потребности. Да и вообще вся сложившаяся ситуации стала идиотизмом попахивать. Стою тут с трупом разговоры разговариваю. А с другой стороны, что делать? Попросить, чтобы он себе могилу выкопал и лёг смирно, как и положено умершим?

- У меня воды нет, - продолжаю бессмысленный диалог.

- Да мне не воды, мне бы это... мясца. Ты же оборотень, я вижу. Дай я тебя немного поем. Ты же не заразишься и потерянное скоро отрастишь. Дай, а!?

Я аж задохнулся от возмущения.

- Иди нах*й!

Вместо ответа оживший мертвец, подняв руки, кидается на меня. Но я уже наготове и встречаю его ударом дубины прямо в голову. Труп спотыкается и начинает заваливаться назад. Подрыгав немного ногами, он замирает. А через пару секунд сначала садится, а потом пытается встать.

Да сдохни ты уже! Я начинаю со всей силы бить по мёртвому телу, целясь в голову. Голова не упокоенного сначала трескается, а потом разлетается на осколки, перемешанные с кашей протухающих мозгов.

От этого вида меня выворачивает. Я падаю на колени и начинаю блевать. Герой бл*ть!

Кое как отдышавшись, встаю. Жутко не хочется заходить внутрь. Вдруг там полно таких же. Но надо. Сжав зубы, иду к воротам.

Перейдя отлично сохранившийся мостик вступил в тень от ворот. Тут тихо и никого нет. Под ногой что-то хрустнуло. На земле лежал поломанный щит. Круглый, с металлической полусферой в середине. С одного край разрублен сильным ударом меча или топора.

Вот моя награда за выполняемый квест, хмыкнул я. Поднял щит и надел на левую руку. Настроение немного улучшилось.

Сразу после ворот большое пространство, заставленное штабелями брёвен, досок, кучами ещё каких-то непонятных материалов. Виднеются крыши одноэтажных длинных зданий.

Опаньки! А вот этот прямоугольный, огромный котлован и есть док, наверное. Сколько тут ещё таких?

Послышался какой-то шум. Обошёл груду брёвен и остановился поражённый. Вот это да. В этом доке стоял настоящий парусник. Та лоханка, на которой мы с Баном в город возвращались, не в счёт. Две мачты. Ещё какая-то длинная палка на носу, не знаю, как она называется. Паруса смотаны и закреплены верёвками. Ещё куча всяких канатов и верёвок аккуратными рядами спускаются с мачт до бортов судна. Вон даже штурвал на верхней палубе видно.

А ещё весь корабль зарос тем, за чем меня сюда послали. Значит мне надо просто пробраться на корабль и набить сумку. Вроде ничего сложного.

Снова непонятные звуки. Вроде был раздаются снизу. Подошёл посмотреть.

Вашу ж мать!!! Меня аж в дрожь бросило.

От увиденного так резко отшатнулся, что сел на задницу. Весь док был заполнен человеческими трупами, которые не лежали как им и положено, а ползали, слепо тыкались в стенки дока и борта корабля или просто стояли, устремив бессмысленный взгляд наверх. Вот они дружки того зумбезяки, которого я успокоил возле ворот.

Теперь понятно почему островные отморозки сами сюда не лазят. Что же делать то? Самое простое решение перекинуть доску с края дока до корабля. Расстояние метров пять. Доски подходящей длины видел пока сюда шёл.

Блин, тяжёлая какая. Доску пришлось тащить почти от самых ворот. Возле нужного дока поставил доску вертикально и сбросил вниз.

Ё-моё, не достав буквально полметра доска рухнула вниз, на головы оживших мертвецов. Сори ребята, хотя вам уже, наверное, всё равно. Придётся идти за второй доской.

Естественно она была тяжелее, так что докорячив её до места, сел отдохнуть.

Хватит отдыхать, пробуем. С громким треском доска ложится на борт корабля. Теперь самое сложное. Спустившись на корточки медленно и осторожно пополз. При каждом моём движении доска вибрировала. Только бы не упасть, только не упасть, билось в голове.

Вот уже половина. Вот только метр ещё остался. Ещё чуток. Фу блин, я дополз. Хватаюсь за деревянное ограждение и одним рывком оказываюсь на палубе корабля.

Есть! Возникший было писк любопытства о том, что было бы неплохо тут пошарить, задавил сразу. Хватит с меня приключений на жопу. Раскрыл сумку и быстрыми движениями стал забивать её длинными лохмотьями дурманской травы.

Вроде всё. Закинул полную сумку на спину и приладил так чтобы не мешала при ходьбе. Пора в обратный путь.

Блин!

Обратный путь оказался преграждён комитетом встречи в лице пятёрки зумбезяков. Вот же я идиот! Раз один зумбези смог вылезти, значит и остальные тоже могут. Сколько их тут ещё шатается по округе? Пробиться через них балансируя на узкой доске не получится, перепрыгнуть тоже. Походу я тут заперт.

Тупые твари кучковалась вокруг доски, подходили к самому краю дока, но не один даже не пробовал ступить на шаткий мостик. Не такие уж они и тупые, оказывается.

- Я тут подыхать не собираюсь, - голосом, полным злого бешенства, прошипела тёмная.

Мысль, что я не один, приглушила разгорающийся страх.

- Да я принципе тоже. Мыслей никаких нет?

- Нет! Мы по твоей вине в это вляпались вот ты и думай!

Понятно всё с тобой. Дальше сам. Хорошая встряска подстегнула соображалку. Самый очевидный выход - это сделать ещё один мостик, только с другой стороны. Пока зумбези опомниться, я уже смогу далеко убежать. Только вот из чего его сделать? Доски-то остались на той стороне.

Да ну нафиг, возразил сам себе. На таком большом корабле не может не оказаться нужной мне доски. Блуждающий взгляд упёрся в мачту, опутанную канатами. А что если...?

Поднял голову вверх. Да, из этой "доски" получится отличный мост. Чем только разрубить толстенное бревно? По ходу придётся всё-таки лезть внутрь корабля.

Так, начнём, пожалуй, вон с той кормовой надстройки. Вроде бы там должна быть каюта капитана и прочие жилые помещения.

Внутрь вела только одна дверь. Осторожно взял ручку и потянул на себя. Дверь с еле слышным скрипом отворилась. Внутри царил полумрак. Солнце еле пробивалась сквозь многочисленные щели в закрытых ставнях окон. Или иллюминаторов? Хрен его знает, темно короче было.

Большой круглый стол, возле стен высокие шкафы с книгами и разными коллекционными штуками. Кресло повёрнуто спинкой к двери, так что не видно кто там сидит. Но зная классику жанра, наверняка сидит. Кто только? Ещё один оживший мертвец или высохший скелет?

Сжав дубину покрепче, медленно обошёл стол.

Пусто. Да ну нафиг. Я расслабился.

- И кого ты там ожидал увидеть? - раздался низкий мужской голос сзади.

У меня волосы зашевелились на голове.

Как?!

Глубоко вздохнув, обернулся. Возле крайнего шкафа, подперев плечом стенку стоял мужчина в добротном длинном пиджаке, широких красных штанах и длиннополой шляпе. Да уж, своим видом он резко выделялся среди прочих обитателей этого мира. Хотя, моряки всегда выпендривались и в одежде, и в манере поведения.

- Вы капитан? - спросил я, почти не дрожащим голосом.

- Нет, помощник капитана. Капитан отправился кормить рыб ещё в океане. По прибытии в порт, должны были назначить меня. Но, как видишь, не судьба.

Мужик грустно улыбнулся. Только сейчас заметил, что редкие рассеянные лучи солнца спокойно проходят сквозь него.

Да это ж призрак! Что за денёк, уже вторую разновидность мертвечины встречаю.

- Что здесь произошло?

- Капитан связался с тёмными и согласился перевести груз. В принципе, многие моряки этим грешат. Если соблюдать осторожность, обычно все проходило нормально. Но в этот раз боцман решил подзаработать сверх обычной оплаты. В тайне от команды он что-то пронёс на корабль. Какой-то артефакт тёмных. Он умер первым, так что мы так и не узнали, что это. Его тело отправили за борт, а потом зараза начала косить команду, и многие отправились вслед за боцманом. Но настал день, когда уже некому было проводить похороны. Живых на корабле не осталось. Но артефакт не пустил оставшихся на ту сторону. Вместо этого он подчинил нас своей воле, чтобы достичь своей цели.

- И эта цель доставить груз сюда, да?

Помощник капитана молча кивнул. Да уж, интересная история. И собеседник интересный, несмотря даже на то что уже не совсем жив. А вообще тяжёлый день, устал очень. Пару минут в кресле посижу, передохну. Да и морячок, глядишь ещё что-нибудь интересное расскажет.

- У тебя мало времени, - как всегда не вовремя влезла тёмная.

- Ну что ещё?

- Помнишь то место, куда тебя завёл толстый и где ты потерял себя?

- Ну да, "волна тьмы", вроде так ты назвала.

- Да, вот это место такое же. У тебя уже мало осталось жизненных сил.

Блин, а точно ведь. Не спроста же морячок мне по ушам тут ездит. Встряхнулся и оглядел каюту. Я же сюда за инструментом пришёл.

Опаньки! Прям за спиной, вместо шкафов стена была увешана оружием. Вот этот длинные узкий меч вряд ли подойдёт, этот лучше, но нет.

Во, то что надо! Здоровенный топор с двумя лезвиями. Подошёл и снял оружие с крюков. Тяжёлый какой. Призрак что-то говорил, но я старался не слушать.

Бегом на палубу. Размахнулся и с выдохом ударил по мачте. На стволе появилась большая зарубка и по палубе пошёл гул. Ещё раз, ещё. Наконец раздался треск, и высоченное деревяшка начала клониться на ту сторону где и был мой мостик и бродили зомби.

Блииин!

Мачта падала быстрее и быстрее. Зомби поворачивались по сторонам, ища источник шума.

Удар.

Мимо! Зрители канала "Потустороннее" могут не переживать, ни один зомби не пострадал.

Да что ж такое, то! Грёбаное бревно подпрыгнула на полметра и прокатившись немного остановилась. Оставалась ещё одна мачта. И мой последний шанс отсюда выбраться.

Начинаю рубить. "Тук, тук, тук, я человек паук" - всплыла строчка из дурацкой песенки. Вроде бы всё. Смотрю вверх. Мачта шатается, как будто никак не может решить куда ей падать. Наконец, раздаётся знакомы треск, и она начинает заваливаться на нужную сторону.

Так, сумку в зубы и бежать на хрен отсюда. Топор, конечно, красивый, но слишком тяжёлый, так что придётся оставить.

- В трюме есть чем поживиться смелому искателю приключений, - в тени надстройки возникает тень помощника капитана.

- Иди, на х*, - невежливо я посылаю менеджера по рекламе из загробного мира, меня на слабо не возьмёшь. Лучше быть живым трусом, чем тупым мёртвым.

Даже не заметил, как перебрался с корабля на "сушу". Зомби что-то почувствовали, так что я понеся изо всех сил. Вот и ворота. Оббежал по дуге успокоенного мною зомби, слава богу он не ожил, и не сбавляя скорости устремился к мосту.

Отморозки ждали на том же месте.

- Вот ваша трава, - я кинул сумку к ногам главаря.

- Щас проверим, что ты тут принёс, - ответил он, наклоняясь и развязывая её, - ну да, то что надо.

- Быстрее можно? Через час стемнеет уже.

- Конечно можно, - главарь осклабился, - но тут не всё, если бы поплотнее укладывал, то больше бы влезло. Придётся тебе ещё раз сходить.

Главарь с отдал сумку с травой подельнику, а мне протянул точно такую же, только пустую.

- Мне же времени не хватит!

- Ну так поторопись, - он мерзко усмехнулся.

Уняв бешенство, взял сумку. С острова меня точно не выпустят, если играть по их правилам. Что же тогда делать? Я уже успокоился и смог думать логически. Попробуем сыграть по моим.

Бегом припустился к складу с маслом. Долго искал, прежде чем нашёл то, что надо. Теперь на поиски второго компонента. Сбегал в склад с битым стеклом и подобрал с земли донышко разбитой бутылки. Есть!

А сейчас придётся вернуться обратно к кораблю, и зумбезякам, и прочей потусторонней нечисти. Тут ничего не изменилось. Только те зомби, что стояли кучкой возле мостика на корабль, разбрелись по всей площади доков. Сфокусировал через стекло последние лучи заходящего солнца на дно бочонка, заляпанное вытекшим маслом.

Блин, лишь бы получилось!

- Не получится, - комментирует мои действия тёмная, - эта же проклятая земля, она забирает всё живое.

- Огонь это живое?

- Ну да.

Так, так, успокоиться. Думаем. Проклятая земля. Как сделать её не проклятой? Освятить --> что[Author:п≤] ли? Не знаю, да и в моём случае всё равно не выполнимо. Но она же не была такой. Почему стала?

Вспомнились слова призрака об артефакте, который их боцман тайно принёс. Может всё дело в этой штуке? Уничтожить её и всё.

- Тёмная, ты можешь показать откуда в этом месте тьма исходит?

- Отовсюду.

- Хорошо, можешь сказать где её больше всего?

- Да, наверное, - тёмная заколебалась, - иди пока прямо, дальше я скажу.

Ведомый указаниям Квадры, дошёл до небольшого каменного домика. Завернув за угол, обнаружил лежащий труп человека. Подошёл поближе. Труп, слава богу, не подавал признаков псевдо жизни, а лежал как и положено мёртвым.

Похоже, что перед смертью этот чувак что-то закапывал. Носком сапога отодвинул кисть мертвеца. Ну да, видно, что здесь земля свежая. Взял камешек и принялся копать. Камень об что-то царапнулся. Осторожно расширил ямку. Показалась непонятная овальная штуковина размерами с ладонь человека. Что дальше? Нельзя трогать руками штуку, от которой столько народу померло.

Да блин, в России эту проблему просто решают. Встал, подобрал с земли самый крупный камень и с размаху швырнул на артефакт. Изделие неведомых, но однозначно дьявольских мастеров не выдержало такого обращения и треснуло.

И тут же мир вокруг как будто дрогнул. Прошла волна стирающая всё вокруг. Пару раз моргнув уставился на труп. Вместо него лежал скелет. Да и вокруг всё стало выглядеть запущенным, как и остальная часть острова.

Получилось! Теперь на корабль. Только зажечь масло не чем. Солнце уже село. Под рукой только камни и дерево... И топор на палубе корабля. Пришлось лезть туда. В сумерках не было видно дна дока, но непрекращающееся шуршание говорило о том, что зомби почему-то ещё не успокоились.

Вот топор, а вот камень, подобранный на дороге. Развернул оружие лезвием наверх и зажал коленями. Рядом поставил бочонок. С силой провёл камнем по металлу. Показался сноп искр. Ничего себе!

Парочка попала на бочонок, и он тут же окутался пламенем, освещая всё вокруг. Я вскочил, пинком отправил "подарочек" в одну из многочисленных дыр, появившихся после уничтожения артефакта и рванул с корабля.

Спустя пару мгновений после того как я перебрался, внутри парусника что-то грохнуло, и над палубой возник чёрный столб дыма. Показались пламя, которое принялось быстро распространяться по всему кораблю.

Стою смотрю на пожар. Красиво. И что дальше?

Всё вокруг заволокло дымом. А что если он скроет меня от речных патрулей? Надо попробовать.

Сижу на берегу реки. Руки и ноги трясутся от заплыва по реке. Кажется, выбрался. Теперь на встречу с мутным ботаником.


Нильштан также стоял возле ворот, в нетерпении приплясывая.

- Ну что, достал? - сразу начал он.

- Где мои деньги? - вместо ответа наехал я.

- Слушай, тебе же наверняка понадобиться лекарства. Я смогу

достать их с хорошей скидкой. Договорились? А сейчас отдай мои цветы.

Нильштан требовательно протянул руку.

- Это Мои цветы. И ты их не получишь пока не отдашь деньги. А лекарства твои мне не нужны.

- Будут нужны, я же знаю, - окрысился Нильштан.

- Пятнадцать даринов, как договаривались, или я сейчас выкину их в реку.

Я открыл сумку и достал цветы. Глаза аптекаря блеснули. Он стиснул зубы и тяжело задышал. Но потом видимо пересилил себя и глубоко вздохнув растянул губы в улыбке.

- Слушай Алекс, сейчас с собой у меня денег нет, но как только мы придём домой, я сразу заплачу. Хорошо?

- Ладно, пошли.

До дома мы дошли молча, пару раз ловил на себе его внимательный взгляд.

Дома были все. Нильштан сразу отвёл Калеба в угол и начал ему что-то нашёптывать. Я пошёл в свою комнату. Устал за день, хотелось просто лечь и спать.

Вот и долгожданная кровать. Как же хорошо завалиться на кровать прям в одежде и вытянуть натруженные ноги.

В дверь без стука зашли Калеб и Нильштан.

- Алекс, ты почему не отдаёшь Нильштану его заказ? Нехорошо так делать.

Вот гад, а! Уже настучал.

- Потому что он не отдаёт деньги, - начал я закипать.

- Ну вы же договорились что он тебе предоставит скидку на лекарство.

- Да ни нужна мне эта скидка, достали уже.

- Да как не нужна!? Ты же весь пузырями уже покрылся, на животе уже точно есть, - влез аптекарь.

Я в недоумении задрал рубашку, и мы втроём уставились на мой тощий и, тьфу тьфу, чистый живот.

- Ничего не понимаю, - протянул аптекарь, - они должны быть и всё.

До меня стало доходить.

- А с чего ты вообще взял, что там что-то должно быть? Эта какая-то зараза? Ты про неё знал и ничего мне не сказал?

- С чего мне об этом говорить? Все знают, что заросли "Дубана" ядовиты. Ты сам виноват, что туда залез.

- Нет, ты точно знал, что я туда залезу. Выходит, что твоя трава только вместе с этим "Дубаном" растёт, да?

Нильштан пожал плечами и скривил рожу. Да, он знал. Вот же тварь, а! Я сжал кулаки.

- Понятно. Но в любом случае, ты не получишь свои цветы без денег, - пересилив себя сказал я.

- Хорошо Алекс, вот твои деньги, - сказал Калеб, протягивая три монетки по пять даринов.

Я нехотя встал и пошёл к сумке. Отрыл её и посмотрел внутрь. Там ничего не было. Закрыл. Потом опять открыл. Пусто, естественно. Не понял. Они же должны там быть! Куда они могли деться? Сумка целая, я с ней не расставался с самого моста.

- Их нет, - наконец я выдавил из себя.

- Зачем ты тогда это всё устроил? - Калеб осуждающе на меня посмотрел, - пошли Нильштан.

Они ушли, а я остался. Блин, как оплёванный. Ну куда же делись эти дурацкие цветы!? Как назло, захотелось есть. Но было стыдно спускаться вниз и смотреть всем в глаза. Придётся терпеть до завтра.

Кто-то постучал в дверь. Ну что ещё?

Вошёл Калеб, держа в руке кружку и тарелка с ломтём пахучей лепёшки.

- На, держи. Ты ж не ел целый день.

- Спасибо, Калеб.

В душе зашевелилась совесть.

- Не хорошо конечно получилось. Но Нильштан на тебя зла не держит.

- Да, блин, Калеб, всё не так было!

- Ну ты же обещал принести заказ, но не принёс. Деньги ты бы всё равно получил. А вот без цветов Нильштан мог экзамен не сдать. Хорошо, что с ним друг поделился.

- Извини Калеб, - сказал я, но чувства вины не было.

- Да ладно, поможешь завтра Милке?

- Хорошо.


С утра пошли с девчонкой в торговый квартал. Остановились у большого дома с большим участком земли. Нас встретила пожилая добрая женщина.

- Здравствуй Милка, ты и помощника с собой привела, - сказала она улыбаясь.

- Да, госпожа Ямина, это тот о ком я говорила.

- Ну проходите во двор.

Мы занялись огородной работой. Милка помогала Ямине пересаживать цветы, а я таскал удобрения в мешках. По сравнению с предыдущими "квестами" это был просто отдых. Потянуло поговорить. Женщины были заняты разговором о чём-то своём, бабском. Ну, у меня тоже баба есть. В голове.

- Слава богу нормальная работа, - начал я мысленно.

- То есть ты считаешь нормальным рыться в человеческий останках? - тут же отозвалась Квадра.

- Ты про что, тёмная?

- То, что ты таскаешь раньше было плотью людей.

Я побледнел и выронил мешок. Причин не доверять тёмной у меня не было.

- Что с тобой, дорогой, - участливо спросила Ямина, - ты как будто приведение увидел.

- А из чего это? - я показал рукой на мешок.

- Ах, это. Смесь конского навоза и опилок.

- Понятно, - ответил я.

Продолжил таскать мешки. Женщина отошла в дальний угол сада.

- Милка, девочка моя, подойди ко мне.

Девчонка подбежала и присела на одно колено. Когда никто не видел, она демонстрировала своё почтение.

- Что вам угодно наставница?

- Ты кого мне привела, дорогуша? - проговорила женщина ласковым голосом, весьма ловко срезая засохшие стебли с кустов.

Несмотря на дружелюбное обращение, девушка побледнела.

- Это дурачок Калеба. Он с далёкой деревни. Его уже Бан использовал. Он безобиден и ни о чём не догадывается.

- Ну как-то же твой "дурачок" догадался про секретный компонент нашего удобрения.

- Госпожа? - Милка удивлённо посмотрела на женщину.

- Да, да, догадался. Ты тоже должна уже научиться читать то, что думают люди по их лицам.

- Мне с ним покончить? - сжав губы спросила прилежная ученица.

- Ну что же ты так торопишься? Сначала узнай, откуда он такой проницательный.

- Слушаюсь госпожа наставница.

- Умничка, - старая женщина улыбнулась, - и не забывай улыбаться. Улыбка - это залог успеха в нашем деле. А теперь иди.

Работали пока солнце не встало в зенит. Хорошее настроение улетучилось. Хозяйка пригласила на обед, но мне в горло кусок не лез, так что сославшись на неотложные дела, быстро свалил. Милка, на удивление, тоже быстро засобиралась, и пришлось домой идти с ней.

- Почему ты не остался? Госпожа Ямина готовит очень вкусное жаркое, - начала она.

При мысли о мясе меня замутило.

- Нет, спасибо. Дома поем, - ответил я, - слушай ты ничего странного за этой женщиной не замечала?

- Нет, госпожа Ямина очень добрая. Она помогает многим сиротам. Берёт над ними опеку. А что не так? Ты что-то заметил?

Блин, скользкая тема, надо с неё съехать.

- Да нет, просто спросил.

- Ты какой-то странный, Алекс. Ничего не хочешь о себе рассказать? Мы живём под одной крышей, но почти ничего о тебе на знаем.

- Нечего рассказывать. Я такой же сирота, как и вы. Родился и вырос в глухой деревушке. Сюда пришёл работать. Всё.

- Ну не хочешь разговаривать, не надо.

Дальше мы шли молча. Некрасиво как-то с девчонкой получилось, но не рассказывать же ей всё про меня.

Дома молча съел свой обед и поднялся к себе. Ни с кем говорить не хотелось. Чувствовал напряжённую атмосферу вокруг себя. Походу скоро придётся отсюда съехать.

В дверь постучали и вошёл Калеб.

- Что такой грустный? - начал он.

- Да так, устал что-то.

- Понятно. Слушай, хотел спросить, а как часто ты грибную настойку пьёшь?

- Чего?

- Ну, настойка, которой после Лаги лечатся. Тебе разве Анорд не говорил?

- Да нет. А что такое?

- Да ничего в принципе, - однако Калеб задумался, - слушай тут дело одно есть. Мне твоя помощь требуется. Поможешь?

- Ну ладно, когда?

- Да прям сейчас.

Блин, сильно не хотелось вставать и непонятно куда и зачем тащиться. Но Калебу, в отличии от всех остальных, я был обязан.

- Ладно пошли.

Мы пустились вниз. Нильштан и Бан проводили меня взглядом, причём последний как-то улыбнулся не хорошо. Ладно, хрен с вами.

Вышли из дома и направились к окраине города. Шли по не широкой улице. Ремесленный квартал. Дома здесь простые, чуть ли не на грани бедности. Наконец мы подошли к самому неказистому на вид домику. Вошли внутрь и спустились в подвал. Калеб зажёг факел.

Мы стояли возле лаза перекрытого толстенной решёткой.

- Помоги мне, - Калеб отодвинул засов на решётке и теперь пытался её поднять. Я встал рядом и вместе мы её подняли.

- Смотри вон там, - сказал мне товарищ, тыкая пальцем куда-то вниз.

- А что там? - я ни хрена не видел.

- Да вон же!

Я наклонился ниже и всё равно ничего не видел. Вдруг почувствовал сильный толчок в спину и ощутил, что лечу вниз.

Что за херня?

Приземлился на что-то мягкое. Сверху раздался грохот упавшей решётки.

- Калеб, ты что творишь? - заорал я.

- Успокойся Алекс, поговорить надо, - раздался невозмутимый голос сверху, - ты должен сделать для меня кое-какую работу.

- Я тебе ни хрена не должен, выпусти меня, - продолжил я по инерции, хотя прекрасно осознавал, что хрен он меня отпустит.

- Ещё как должен. Я дал тебе крышу над головой, кормил, обеспечил защиту и взамен ничего не просил. А ты подставил моих друзей. У них из-за тебя большие проблемы.

- Да ты чё гонишь? Это из-за них я постоянно получаю.

- Ты не прав. Слушай, - "товарищ" немного помолчал, - это место было домом самого успешного здешнего воровского авторитета. Пару лет назад его логово вычислили и устроили облаву. Но вор, вместе с большей частью награбленного, ушёл через подземные ходы. Никто не может выжить под землёй. Так что всё, что он унёс с собой, лежит где-то внизу, вместе с его костями. Принеси это мне и твой долг будет прощён. И ещё даже останется. Будешь состоятельным человеком. Больше не придётся по подвалам шариться.

Он что правда думает, что я ему поверю? Я же ведь другом его считал. Зачем он так?

Ладно, поздно волосы на жопе рвать. Нужно думать, как отсюда выбираться.

" На тебя не действует Лага, - продолжала разглагольствовать эта падла, - ты легко пройдёшь по туннелям. Вор не мог далеко отсюда уйти. Как только найдёшь то, что он нёс, сразу неси сюда. Вот тебе сумка и пара факелов".

Что-то заслонило решётку, а затем с мягким стуком возле меня упали две палки и что-то объёмное.

"Огниво в сумке. Приходи скорее, я буду тут ждать" - сказало последние слова напутствия это существо.

Посмотрел наверх. Ну жди, жди. Все чувства удалось сдержать внутри, не позволяя выплёскиваться наружу бесполезными криками и угрозами.

Присел на корточки. Свет факела через решётку немножко освещал пространство вокруг меня. Покопался в сумке. Достал огниво и зажёг свой факел. Что ж в путь.

Горящий факел равномерно освещал туннель, по которому мне предстояло идти. Все стены, пол и потолок были покрыты ковром шевелящейся зелени. Под ногами мягко пружинило. Жутковатое зрелище. Если судить по тому, сколько летел, то сейчас я находился на глубине метров пять под землёй.

Сделал первый шаг, потом второй. В целом идти было нормально. Да и губительная среда пока не оказывала на меня заметного воздействия.

Естественно я не собирался искать золото погибшего вора. Просто искал путь, чтобы выбраться наружу. Вряд ли тот лаз, через который меня скинули сюда, был единственным.

Коридор плавно загибался вправо. Ни костей, ничего другого пока не обнаружил. Ещё через шагов сто, мой тоннель соединился с другим.

Я стоял на перепутье и думал куда идти. Это ведь не обычная канализация. Тут все отходы перерабатываются на месте, так сказать, и нет надобности в их транспортировке. Значит, все тоннели должны быть одинаковыми. Так что без разницы в каком направлении двигаться.

Но с другой стороны через канализацию ещё и избыточные воды спускают, от дождя, например, или после таяния снега.

Значит, мелкие тоннели должны соединяются в крупные и затем, вести в центральный коллектор. Который, в свою очередь, ведёт к очистным сооружениям или месту сброса в водоём.

Короче двигаемся прямо и никуда не сворачиваем.

Идти было всё так же легко. Только в воздухе появилась какая-то пыль, которая вызвала сначала раздражение в глазах, а затем чих. Ещё какая-то гадость?

Вдруг по ноге что-то скользнуло. Показалось!? Оглянулся. Равномерный бег зелёной волны нарушило движение чего-то невидимого под покровом мха. И оно приближалось ко мне. Взял факел двумя руками. В принципе хорошая дубина.

Нечто все ближе и ближе. Как что-то может жить в такой среде? Она же смертельна для всех живых. Может это такая же нечисть, как я? - мелькнула мысль.

Когда монстр, я уже в этом не сомневался, приблизился на расстояние удара, со всех сил ударил в то место, где оно предположительно находилось.

Дубина в полёте встретилось с мерзкой шипастой головой. Я опередил атаку чудовище буквально на миг. Встреча факела и головы окончилось не в пользу последней. Раздвинув ногой мох, куда упала тело врага, рассмотрел поверженного. Это была змея метра два, в зеленной хорошо сливающейся с травой окраске.

Я не питал иллюзий по поводу своей победы. Жертвы этого монстра, ослабленные воздействием Лаги, не представляли серьёзной угрозы для него. Ему не требовалось быть не быстрым, ни сильным. Поэтому я так легко его победил.

Пока думал, стоя над трупом гада, не заметил, что с этим самым трупом происходят метаморфозы. Только когда тело змеи наполовину растворилось, до меня дошло, что я сейчас наблюдаю процесс работы магических очистных. Всё действие происходило бесшумно, без запаха или прочих эффектов. Наконец трупик совсем сдулся, осталось только жёсткая кожа и черепок тварюги. Интересно это тоже раствориться?

Нет. Когда исчезли последние кусочки плоти, мох вокруг совершил колебательное движение и останки двинулись вперёд.

Ни хрена себе. Получается то, что не переваривается, куда-то транспортируется. Это логично. Сюда периодически, случайно или намеренно, попадают неорганические вещи. Например, нерадивая хозяйка вместе с картофельными очистками ножик выбросит. Или кто-нибудь от трупа решит избавиться, скинул сюда и всё. Плоть переработается, а кости и одежда останутся.

Чтобы не засорять тоннели, умный мох это куда-то переносит. Тут должен быть отстойник для не перерабатывающихся вещей. Интересно там покопаться, но время поджимает. Кашляю всё чаще. Да и тело во многих местах начинает зудеть.

Кстати, а почему мох меня не жрёт? Змею за пару минут переработал, а я тут уже час, наверное, и ничего. Чем я от змеи отличаюсь? Вряд ли трава различает физиологические или умственные различии существ. Тогда что?

"Она дохлая, ты живой", - раздался спокойный голос тёмной.

Точно блин! Уже рядом, но всё ещё не то. Зададим вопрос шире. Чем мёртвое тело от живого отличается? Живое двигается, дышит, думает.... А труп себе спокойно лежит, остывает.

Остывает!!! Температурой они отличаются, вот чем. Имперские маги молодцы, научили траву различать ту органику, которую надо переработать, от той которую не надо по выделяемому теплу.

Поток рассуждений прервался надсадным кашлем. Меня впервые за время пребывания в тоннелях посетило чувство тревоги. Хрен знает, сколько времени мне осталось, даже с моей сверх регенерацией. Я здесь заперт. Столько прошёл, а ещё ни разу не видел никаких люков, решёток сверху. Может они и есть, но скрыты за покровом мха.

Сначала двинулся быстрым шагом, затем побежал. Дышать становилось всё труднее. От бега и недостатка воздуха начал задыхаться. Дебил, бля. Рассуждениями занялся, вместо того чтобы выход искать.

Впереди забрезжил свет. Я прибавил ходу. Ещё немного и с заплетающимися ногами выбежал в большую круглую комнату, в которой сходилось несколько таких же тоннелей. Добежав до её середины, я упал на колени и стал полной грудью вдыхать чистый воздух.

Немного отдышавшись, огляделся. Комната была хорошо освещена. Сверху, каменный свод чередовался с решётками, откуда и поступал воздух и свет. Там мелькали тени от проходящих людей, доносился гул живого города. Но вся проблема была в том, что до него было метров пятнадцать. Можно было заораться, и никто меня бы не услышал.

Обошёл по периметру. Гладкие, ровные стены. Ни поручней, ни лестниц. Ничего чтобы подняться наверх. Нет причины здесь задерживаться. Один факел уже кстати догорел. Зажёг второй и побежал в ближний ко мне тоннель. Всё равно они все одинаковые.

В этот раз пробежал гораздо меньшее расстояние, когда услышал гул. Немножко замедлился, затем перешёл на шаг. Тоннель заканчивался обрывам. Подошёл к его краю и посмотрел вниз.

Да-а, впечатляет. Внизу был огромный зал в форме шестигранника, забитый здоровенным слоем разного мусора. Этот мусор медленно двигался по часовой стрелке, увлекаемый течением гигантской водяной воронки. Вот где золото. Оно там навечно спрятано.

- Ты же не собираешься туда прыгать? - спросила тёмная встревоженным голосом.

- Нет, что-то я очкую. Но блин, как отсюда выбраться на поверхность?

- Когда мы сюда шли, почувствовала живого человека за стенкой.

- Сейчас пойдём обратно, где ты почувствовала, скажешь.

- Хорошо.

Пробежал обратно шагов сто, пока Квадра не сказала - "Здесь".

Так, руками содрал весь мох со стенки. Видно, что здесь был лаз, сейчас заделанный. Довольно хреново, если честно. Если имперская кладка, гораздо старше к слову, до сих пор была в хорошем состоянии, то вот эта новоявленная вся в трещинах.

Прогоревший факел я не выбросил, жизнь на свалке приучила не разбрасываться вещами. Теперь он сгодиться в качестве дубины.

Размахнулся и со всей силы долбанул в щель между неровно пригнанными друг к другу камнями. Затем ещё раз и ещё. Факел, не выдержав такого издевательства сломался. Остался тот, что давал сейчас свет. Не получится раздолбать стену, останусь без света.

Пофиг, размахиваюсь и снова бью в тоже место. Отчаяние придаёт силы. Но не крепости. Второй факел тоже ломается, напоследок мигнув россыпью огоньков.

И вдруг мной овладевает ярость. Я ору и бью стенку кулаком, изо всей силы. Камни неожиданно поддаются, затем вываливаются в туннель. Вслед за ними мне на голову валиться всякий мусор. Подпрыгнув, хватаюсь за край образовавшегося отверстия и, подтянувшись, залажу внутрь.

Я внутри какой-то комнаты. Впереди светиться прямоугольник двери. Пробираюсь через завалы какого-то хлама.

Дверь не заперта. Сильный толчок и я вываливаюсь на узкую лестницу, винтом поднимающуюся вверх. Бегом по ней и оказываюсь в большой комнате, заполненной людьми.

Судя по всему, я оказался в трактире. При моём появлении гул голосов стих и все уставились на меня. Первым опомнился толстый дядька за барной стойкой.

- Ты откуда взялся? И что ты тут делаешь? - раздался его удивлённый голос, переходящий в грозный рык.

Надо врать. Если скажу правду, никто не поверит. А если и поверят, то сразу заинтересуются моими не совсем человеческими способностями.

- Вызывайте стражников, у нас тут вор, оказывается. А ты стой и не двигайся, отсюда не сбежишь, - продолжал вещать грозным голосом толстяк.

Ближние ко мне посетители придвинулись поближе, преграждая путь к двери.

Вот как! Ну давайте теперь поиграем по моим правилам.

- Не надо вызывать стражников, - сказал я самым серьёзным голосом каким смог, - вызывайте помощника мэра по коммунальным вопросам. Будем акт составлять.

- Кого? Что составлять? - удивлено спросил толстяк.

- Ты какого хрена подвал так близко к канализации вырыл? - заорал я и стукнул кулаком по столу. - Разрешение у тебя есть?

- У меня все разрешения есть, - ответил толстяк уже не таким грозным голосом. И судя по забегавшим глазкам не все чисто у него тут было.

- Ты какого хрена (повторяюсь блин) должностному лицу врёшь? - нахмурив брови как можно сильнее, спрашиваю у толстяка. - Чтоб завтра же в мэрии был.

- Слушаюсь, - запинающимся голосом проблеял толстяк.

Вот и пригодились все те помои, что льются из телевизора на простых граждан нашей необъятной родины.

Уверенным шагом попёр на толпу. Люди в страхе расступились. Даже здоровенный охранник, с ленивым любопытством наблюдавший начало моего появления, вытянулся и с почтением открыл передо мной дверь.

Теперь надо найти белобрысого засранца. Наверное, сидит, ждёт, когда я ему мешок золота принесу. Как только до него добраться? Сначала его дом проверить, всё равно туда идти надо, деньги свои забрать. И место жительство менять надо, в старом я стал нежеланным гостем.

Так, я в Портовом. До дома Калеба два квартала и мост перейти надо. Дошёл за пятнадцать минут. Вот и проулок со знакомым домиком.

Неожиданно кто-то хватает за руку. Резко разворачиваюсь и заношу руку.

- Не ходи, - успевает пискнуть Анорд двумя руками закрывая лицо.

- Ты что тут делаешь? - злоба потихоньку отступает.

- Не ходи туда, лучше беги из города, - шепчет паренёк, испуганно оглядываясь.

Опаньки, он что в курсе? Что за мутня? И этот тоже предатель?

- Что ты знаешь?

- Сегодня Калеб пришёл и сказал, чтоб я один работал. А когда я спросил где ты, он ответил, что про тебя можно забыть. Я сразу понял, что дело плохо. С тёмными гильдиями нельзя дел иметь. Никогда.

- Тёмные гильдии. Калеб оттуда?

- Да. И он и все остальные. Калеб из воровской, рыжий, не знаю, как его зовут, ученик тёмного алхимика.

- Нильштан, - автоматически сказал я, задумавшись, - Бан грузы незаконные перевозит, а Милка что-то с лечением связано.

- Контрабандист. Насчёт лечения не знаю, может травник?

- Нет, про неё сказали, что она "слабые места" у человека учиться выявлять.

- Убийца, - побледнев сказал Анорд.

Ну вот и объяснение присутствия человеческих останков в удобрении, которое я им с тётей Яминой помогал носить. Тётя тоже не простая скорее всего. Охренеть с кем я жил. Ну теперь понятно зачем я им всем нужен был. Мальчик на побегушках, расходный материал, бесплатный носильщик. Просто лох.

Я зло сжал зубы. Чем больше город узнаю, тем больше хочется свалить отсюда. Но уходить просто так, значит начинать на новом месте с нуля. А в доме мои честно заработанные деньги.

- А синяк откуда? - только сейчас обратил внимание на фингал под глазом у парня.

- Калеб узнал про дар, который мы у госпожи Лантье заработали. Забрал и сказал, что я ещё столько же ему должен, за то, что скрыл.

Утихшая злоба всколыхнулась опять.

- Жди здесь.

- Не надо, они тебя убьют, у них знаешь какие секретные навыки есть? - паренёк уцепился за мою руку.

- Не бойся, у меня тоже кое-что есть, - я осторожно разжал пальцы худой детской руки.

- Подожди, - Анорд достал из кармана маленький полотняный мешочек и стал настойчиво мне пихать, - это семена Лаги, они мелкие и ядовитые. Если в лицо врагу бросить, можно временно ослепить.

- Откуда они у тебя?

- Это слабое болеутоляющее, для мамы собрал.

- Спасибо, жди здесь.

Добежал до дома и резко дёрнул дверь на себя.

Так, один здесь.

- О, какие люди, - поприветствовал меня Нильштан, - зашёл попрощаться?

Тёмный алхимик значит, да? Ни хрена про это не знаю, но, если рассуждать логически, вряд ли он боец ближнего боя. Ботаник. Опыты всякие ставит, химию незаконную химичит. Если и опасен, то издали. Бомбу, например, может кинуть.

На лестнице показалась Милка, стала в непринуждённую позу. Двое. Уже хуже. Глядя на неё, ни за что не скажешь, чем она в действительности занимается. А вот она, наверняка, серьёзный боец. Значит сначала вырубаем ботана, потом занимаемся ей.

- Тёмная? - обращаюсь я внутрь.

- У тебя восемьдесят ударов сердца, дальше сам.

Полторы минуту примерно. Чувствую, как мышцы взбухают силой. Прыжок и мой кулак впечатывается в ухмыляющуюся рожу.

Должен был. Но вместо этого Нильштан каким-то чудесным образом уклоняется, и я бью стенку позади него. Место удара расходится мелкими трещинами. Что за херня? И этот на стимуляторах?

На! На! На!

Алхимик легко уходит от всех моих атак, но не убегает. Держится на расстоянии удара и лыбиться.

- Наклонись!

Я резко приседаю, и в ту же многострадальную стенку втыкается ножик. Ага, подарок от Милки. Она уже здесь.

- Что, не получается? А ты я вижу не простой парень, - с усмешкой говорит Нильштан, - что у тебя? Печать, амулет, пилюля? Смотри что есть у меня.

Алхимик закатывает рукав и становиться видно, что его рука усеяна разного размера и формы светящимися рисунками, похожими на печати.

- Вот эта, например, увеличивает силу, эти две ловкость, вот эта ускоряет заживление, - он поочерёдно тыкает на рисунки, - а вот эта моя гордость. Помнишь те цветы, за которыми ты на Запретный остров ходил и которые потерял?

- Их Калеб украл, - пронзает меня неожиданная догадка.

- Да, точно. Какой ты догадливый. Только их не хватало чтобы закончить это чудо.

Он прямо-таки с любовью гладит небольшую синевато-красную печать, находящуюся на сгибе кисти и предплечья.

- Половина времени уже закончилась, - встревает тёмная.

Да как так-то? Мне же драться надо, а не слушать эти бредни. Я что под воздействием?

Так! Усилием воли сосредотачиваюсь. Речь Нильштана удаляется куда-то на периферию сознания. Зачем-то же он тянет время. Неужели знает о моём лимите времени? В любом случае, прямой атакой его не взять. Да и девка мешать будет. Она уже, кстати, незаметненько так переместилась в угол, почти за спину мне зашла. Может с неё начать тогда?

Хватаю стул и кидаю в неё. И тут же получаю в челюсть.

Блииин! Отвлёкся только на секунду. Теперь уже алхимик пошёл в атаку, молотит изо всех сил. С трудом отбиваюсь. Да когда уже у него заряд то кончиться!?

Вдруг кто-то, хотя почему кто-то - Милка конечно, подсекает мне ноги сзади, и я падаю. Буквально миг и алхимик крепко держит меня, вывернув руку.

- У нас сегодня суп на обед будет. С мясом, - безумно смеётся он и тащит меня к плите, на которой кипит какое-то варево.

Да он от своей химии свихнулся уже, ботан долбанный.

- Только не убивай его, мне с ним поговорить надо, - спокойно говорит Милка, поправляя чёлку. Даже не запыхалась тварь.

Одной рукой этот урод выворачивает мне локоть, заставляя вставать на цыпочки, другой держит за волосы. Подтащив к кипящей кастрюле, он начинает клонить мою голову в кипяток. Я сопротивляюсь, но его химия сильнее. Чувствую, как жар начинает жечь скулу.

ААА!

Моя рука сейчас работает против меня, сковывая всё тело. Ну и хрен с неё, приходит яростная мысль. Вместо того чтобы и дальше поддаваться, я делаю плечом обратное движение.

Трщщщ!

Трещит моя сломанное плечо и рука обвисает. На миг этот садист охреневает и отпускает мою поломанную конечность. Этого мне как раз хватает чтобы развернуться и локтем здоровой руки зажать его голову.

Попробуй теперь сам свой супчик. Я окунаю его в кипяток.

ААА!

Теперь уже он орёт и хватает руками обожжённое лицо. Милка уже рядом, поэтому удар коленом в пах этому засранцу и толчок плечом, чтобы отправить ставшее не опасным тело врага ей навстречу.

Она ловко уворачивается, но тратит на это время, нужное мне чтобы восстановиться. Знакомая волна напряжения и рука здорова, только отголоски боли напоминают о травме.

Становлюсь в стойку как меня учили. Увидев, что я восстановился, девка резко тормозит и сузив глаза начинает меня обходить.

- Это не амулет, я проверила. И не печать. А для пилюли ты слишком разумно себя ведёшь. А ещё никакая магия так быстро повреждения не вылечивает. Ты нечисть, да? Какого вида?

Вот же проницательная с*ка!

- А ты убийца, да? И сколько людей ты убила?

- Да уж побольше твоего.

- Время.

Смысл сказанного тёмной ещё не дошёл до сознания, а ноги уже подкосились. До*** ся. Хватаюсь одной рукой за стол. Бл*ть, как не вовремя. В таком состоянии у меня вообще нет шансов. Надо время потянуть.

Но убийственная девка не собиралась давать мне такую возможность. Сразу просекла что я в обычном состоянии. Раз, и она у меня за спиной. Два, я только поворачиваюсь, а она уже бьёт по коленям, и я заваливаюсь вперёд. Три, закидывает шнурок мне на шею и начинает душить.

У меня считанные секунды, прежде чем сознание угаснет. С трудом поворачиваю голову. Девка, высунув от усердия язык, старательно затягивает удавку. Мы возимся возле шкафа. А на верху...

Я со всей силы бью ногой по стенке шкафа, ещё раз, ещё... сознание угасает.

- Ещё раз!

Чуток сил от тёмной. Времени только на один удар.

На!

Ваза с цветами стоявшая на краю шкафа наконец накреняется и завалившись, начинает свой полёт, который заканчивается на голове душительницы.

Бум! Судя по звуку, дамочка не обременена большим количеством мозгов.

Удавка уже врезалась в шею. Приходится отдирать её от кожи. Фу... как же хорошо иметь возможность вздохнуть. Быстро связываю ей руки её же удавкой. Сейчас, в установившейся тишине слышно, как тихо стонет в углу алхимик.

Быстро наверх. Поднимаю тяжёлую крышку сундука. Ничего, естественно. Если честно признаться, надежда найти свои деньги была. Ладно, пора валить отсюда. Возникает мысль пошариться у "соседей по дому". Но вряд ли у этой шоблы честность в ходу, так что даже друг у друга своровать могут. Значит комнаты хорошо защищены от проникновения. Лучше не пробовать.

- Я дома! - слышится громкий радостный голос. И хорошо мне знакомый.

Спускаюсь вниз.

- Привет Бан.

- Ты живой, - бледнея и запинаясь проговорил он.

Подхожу ближе и просто пинаю контрабандиста по яйцам. Толстый со стоном сгибается и падает на пол. Похоже уроки рукопашной Мианы начинают сказываться. Бью человека первым. Хотя его, конечно, с натяжкой можно человеком назвать.

Наклоняюсь и обшариваю его карманы. Четырнадцать даринов и мелочь - двадцать дариков. Ну хоть что-то. Мелькнула мысль обшарить остальных, но в голове крепко сидело клише из фильмов, когда победитель наклоняется над поверженным, а тот резко открывает глаза и они меняются местами, причём уже окончательно. Не, не. В отличие от контрабандиста, те двое, серьёзные противники.

Выхожу из дома и аккуратно прикрываю дверь. Спокойным шагом дохожу до проулка, в котором уже извёлся от нетерпения Анорд.

- На, держи, - я отдаю ему все взятые у Бана деньги, - только никому не рассказывай.

Паренёк ошарашено переводи взгляд с меня на деньги в своей руке.

- А ты?

- Мне ещё одного надо навестить. А потом из города придётся уйти. Так что прощай, Анорд.

Я крепко пожимаю руку, как оказалось, единственному другу здесь и поворачиваюсь чтобы уйти. Анорд делает порывистое движение и обнимает меня, утыкаясь мокрым от слёз носом мне в грудь.

- Анорд, блин, ну ты чё как ребёнок, - наполовину растроганно, наполовину недовольно говорю ему и осторожно хлопаю по спине. По худенькой, детской спине. Он же и есть ещё ребёнок. Все слова недовольства вылетают из головы.

- Алекс, мы же ещё встретимся?

- Конечно, ты что. Немножко тут уляжется и я обязательно сюда загляну.

В принципе не сильно врал. Жизнь интересная штука, хрен знает, как повернёт.

Оставив всхлипывающего паренька за спиной, быстрым шагом пошёл прочь. Осталось найти Калеба. Интересно, где он.

- Я покажу, - неожиданно говорит тёмная.

- А тебе это зачем? - мне правда интересно.

- Ты же не собираешься его прощать?

- Нет, предательство не прощается.

- Хорошо, я хочу присутствовать, когда ты его будешь наказывать.

- Ладно, - мне в принципе пофиг. Только не понятно насчёт "присутствовать".

Ведомый подсказками Квадры я пересёк два квартала и приблизился к двухэтажному зданию с кружкой на вывеске. Опять таверна.

Возле дверей стоят двое серьёзных парней. И непонятно сколько ещё внутри. Прорываться силой не вариант.

"Стой спокойно и расслабься" - произносит тёмная.

Стоять неподвижно как дурак посередине улицы я конечно не стал. Отошёл к дому, стоящему наискосок к таверне, и прислонившись плечом, сделал вид что типа задумался.

Закрыл глаза и успокоил дыхание. Слух стал сильнее. Улавливал даже далёкие звуки.

Ещё немного. Ага вот!

" ... а если принесу перстень уважаемого Крона?"

Услышал конец фразы этого засранца.

- Откуда у тебя перстень Крона? Он же в тоннелях сгинул.

Голос второго был незнаком. И судя по всему, собеседник засранца был гораздо старше.

- Ну, скажем так, у меня есть специалист по тоннелям.

Услышав самодовольный голос предателя, я почувствовал, что начинаю закипать. Это кто-специалист-то? Я что ли? Ах ты тварь малолетняя.

- Один из твоих рабов собирателей Лага? Они же у тебя дохнут как мухи, - слышится недоверчивый голос собеседника.

- Нет, этот другой. Он многоразовый. Много полезного мне добудет, пока не помрёт.

- Ладно, дело твоё. Но если достанешь перстень, то я могу за тебя поручиться перед боссом. Внесёшь взнос, и совет будет решать.

- А разве перстень не может быть в качестве взноса?

В голосе засранца слышится недовольство.

- Нет, перстень -- это рекомендация. А взнос должны платить все поступающие в гильдию.

- Ладно, пойду проверю моего человека.

Слышится скрип отодвигаемого стула. Это мой клиент. Наверное, пошёл проверять, не принёс ли я ему добычу. Мы прошли через весь квартал. Калеб подошёл к дому вора, где скинул меня в тоннели.

Как только он стал входить, резко приблизился и надел ему на голову сумку для золота. Взяв его в охапку, мы ввалились внутрь. Я крепко связал трепыхающегося рабовладельца. Затем открыл засов на решётке и поднял её. И скинул его туда. Раздался мягкий шмякающий стук. Подождал, пока тело освободится. Снизу раздались вопли.

- Успокойся Калеб, поговорить надо, - сказал я спокойно.

- Давай поговорим, конечно, давай, - раздался быстрый испуганный голос снизу, - что ты хочешь? Мы обо всем можем договориться.

- Пару часов назад я был внизу, а ты сверху.

- Да, да, я был не прав, прости друг. Золото отуманило мне мозг, я не думал, что делаю. Ну, что ты хочешь?

- Ничего.

Спокойно встал и пошёл наружу.

Снизу после секундного недоуменного молчания, раздались проклятия, тут же сменившиеся испуганными извинениями и мольбами.

Закрыл дверь, прервав поток словесного поноса.

- Так даже лучше, - внезапно проговорила Квадра.

- Что лучше? - я не понял.

- Я думала, ты его сразу убьёшь, а так он долго умирать будет.

- Какая ты у меня добрая.

Убираться отсюда пора. Быстрым шагом направился к воротам. Впереди ждала империя.

Не ждала, конечно, нафиг я ей сдался. Просто надо было красивым словом закончить очередную страницу моей жизни здесь.

Погнали.



















Оглавление

  • Виктор Евгеньевич Мак Оборот
  • X