Афет Джалилович Сариев - Валгора - край дроу [СИ]

Валгора - край дроу [СИ] 882K, 221 с. (Подопечный Перуна-3)   (скачать) - Афет Джалилович Сариев

Сариев Афет Джалилович

Подопечный Перуна. 3



Книга III.

Валгора - край дроу.



Глава 1.


На третий день Гром благополучно пересек границу Валгоры. И чтобы знать об этом ему не понадобилось заглядывать на карту местности. Хватало мимолетного взгляда на небеса в багровых тонах, на панораму вокруг, всю испещренную горными пластами, чтобы это уже стало фактом, и... невольно подобраться.

Теперь перед ним до самого горизонта тянутся каменные каскады. По ним, в обломах множества порогов несутся речные стремнины, только местами прикрытые хилым кустарником. Настороженный взгляд нередко натыкается на кругом растущие высоченные деревья, похожие на секвойи, куцыми кронами нацеленные в вышину.

Окружение уже выразительно намекало, что он на территории суровых дроу, и тут далеко нелишне быть начеку, если нет желания перерождаться.

Однако Гром, заморенный двухдневной скачкой на матонде, решил немного присесть на корневой отросток ближайшего древа-великана. Здесь он, наконец, раскрыл уже появившуюся в опциях карту данной местности.

Как и ожидал, вся она оказалась в совершенном мраке, кроме небольшого пятна на самой ее северной части, где сам есть сейчас. А не будь у него достаточного большого следопытства, так и того пятна почти не видно было бы.

Хотя Гром и не рассчитывал что-либо сразу разглядеть, но, по всем игровым правилам, должно было сейчас быть на ней метка местоположения пропавшего Гуоно, если только он не вздумал за время, пока Гром добирался сюда, покинуть группу. Однако карта была полностью черна, без единого намека на групповую метку. И ясен пень, не по причине того, что Гуоно решил покинуть группу! Явно в этих землях с парнем сотворили что-то неладное.

Ситуация напоминала давнишнее аналогичное исчезновение с карты метки Мартины. Но в тот раз причиной оказался магический кокон девушки. А Гуоно рыцарь. Ему неведомы подобные фокусы. Разве что, если насильно не впихнули в подобный магический изолятор. В любом случаенужно начать поиски пропавшего друга с его гильдии, что принадлежит клану Всевидящих, решил Гром. Знать бы только в какой стороне она расположена.

Гром не знал этого. Вообще ничего не знал об этом крае. Потому, пришлось ему начать действовать методом тыка. А немного посидев, решил начать движение по часовой стрелке. Со вздохом вновь поднялся на ноги и направился по левую руку.

Игровая осенняя пора близилась к завершению, и игровое похолодание становилось заметно ощутимей. Гром уже подумывал поискать себе поверх кольчуги какой-нибудь теплый плащ. А не то, не ровен час, начнет мерзнуть при долгих походах. В таких вот, как на этот раз. Поэтому, пришлось ему, усталому, прибавить шагу, чтобы согреваться естественным способом, пробираясь по пересеченному глыбами угрюмому ландшафту, где он оказался с самого начала пути по Валгоре.

Вот так он пробивался все дальше и дальше по дикому бездорожью, пока солнце не взошло до зенита, и не так зябко стало. Тем временем прочертилась по краю верха карты длинная освещенная полоса почти в половину расстояния до восточной границы, а еще не встретилось ничего, напоминающее поселение. Зато по маршруту встречалось нередко мелкое зверье. Некоторые оказывались настырными. И тогда Гром дополнительно согревался, энергично орудуя парными мечами. С некоторых оставались небольшие вырезки. Он и их кидал в сумку. И теперь, вымотанный пройденным долгим путем, решил, что самый раз попробовать их на вкус.

Собрать костер само по себе стало проблемой. Не так уж легко было находить сухие сучья под редкими стволами секвой, отдаленными друг от друга порой на десяток метров. Так что, пришлось ему повозиться в жухлых кустарниках, прежде чем насобирал годных для костерка веток.

Как их сложил пирамидкой, вспыхнул огонь. Оставалось только поджарить натыканные на достаточно длинные ветки куски мясца. Он уже этим занимался, когда периферийным зрением засек движение слева позади от себя.

Гром замер с вытянутой веткой над огнем; напрягся, готовый мгновенно отшвырнуть ее и выхватить клинки. Чуть скосил глаза влево, завидел извивающиеся неподалеку от себя сиреневатые флюиды. Но прочесть их полное значение пока ему не удавалось. Одно уверенно мог знать: агрессии нет у их обладателя. Ну, раз так, вновь расслабился, можно дожарить шашлычок.

Гром, продолжая коситься, завершил начатый процесс готовки первого куска, смачно надкусил сочное мясо. Без соли было не то, но все равно вкусно. Потом, не поворачивая головы, протянул ветку за конец с куском опробованного мяса в сторону прячущегося за деревом.

Ждать долго не пришлось, как по облегчению веса ветки определил: угощение принято. Поэтому насадил следующую вырезку на нее, чтобы и этот прожарить.

Огонек весело трещал, мясо аппетитно благоухало, когда перед ним за костерком возник скрытный незнакомец.

На первый же взгляд стало ясно, что к нему пожаловал молодой тощий оборвыш дроу с ником Фэрил.

Раскосые глаза полутревожно, полуголодно зыркали то по лицу Грома, то по подрумяненному мясу. На исхудалых плечах юноши свисал основательно потрепанный кафтан, изодранный в нескольких местах. Босые ноги истерты до крови.

Вот таким предстал перед Громом первый ему встреченный абориген этого сурового края.

Гром с добродушной улыбкой протянул ему и этот уже приготовленный кусок. Парнишка бесцеремонно схватил обеими руками горячее угощение, быстро жадно запихал его в рот, давясь, мигом съел. Гром только сочувственно покачал головой, принялся жарить очередную заготовку. А тем временем оголодавший дроу опустился на землю возле костерка, и теперь оттуда молча наблюдал за процессом готовки.

- Ты откуда пришел таким голодным? - прервал игру в молчанки Гром.

Парень с тоской поднял глаза к багровым облакам. Гром не удивился бы сейчас, завой тот. Но парень не стал этого делать, а тихо проговорил:

- Из деревни Кожевенников я... был, пока не изгнали.

- А че так? - вскинул брови Гром. - Теперь назад не пускают?

- Давно не пускают, - дроу опустил голову. - Изгнал меня старшина наш из бригады и велел навсегда убираться, куда глаза глядят.

- Вот оно что! - заинтересовался горем гостя Гром. - Изгой ты вроде. И за что, если не секрет, они с тобой так жестоко обошлись?

- По-справедливости обошлись, - сверкнул очами юноша. - По законам нашим. Ну... Провалил сроки изготовки заказа... Значит, должен быть навсегда изгнан из деревни.

- Жестоко, - покачал головой Гром. - На, ешь. А то, вижу, давно ты ничего не ел.

- Угу. Твоя правда, - жадно схватил и этот кусок обжигающего мяса, но уже не так торопливо поедал. - Я же кожевенник, а не охотник. Не обучен бить дичь. Плодов тоже тут не найдешь. Кроме этих деревьев тут ничего не растет, - махнул он жирной рукой на секвойю, за которой до этого прятался. - Чем же питаться можно?

- Что же ты в другую какую-нибудь деревню не подался? Устроил бы жизнь заново в другой деревне.

Ферил исподлобья глянул с набитым ртом на пришлого благодетеля.

- Кто же разрешит изгнанному работнику у себя поселиться?

- А откуда им знать, что ты изгнанный, если сам не скажешь?

Тут Ферил с интересом поглядел в глаза Грома, усмехнулся:

- Ты, чужеземец. Ты еще не знаешь про метку. - И он поднял рукав кафтана повыше, демонстрируя чуть выше запястья правой руки круглое ярко-синее пятно размером в полтинник. - Меченый я уже.

Гром подивился жестокости местных обычаев. Мало что по пустяку парнишку выкинули из родной деревни, так еще клеймят, чтоб нигде не мог больше пристроиться. До этих сведений он был лучшего мнения о нравах дроу.

- И что бывает с такими как ты? - осторожно задал он вопрос, догадываясь что тот ответит.

А Ферил, пожав худыми плечами, так и ответил ему:

- Пропадают. - Потом со вздохом добавил: - Таков наш закон.

- Ты, вот что... - полез Гром в сумку, вытащил оттуда нубовские капканы, что еще на стартовой площадке его от голода спасали, протянул ему. - Бери эти устройства себе. - Потом еще продемонстрировал как ими пользоваться. - Голодным точно не останешься. А оружие какое-нить у тебя имеется?

Ферил кивнул и вытащил из заплечного мешка нож, больше похожий на хлеборезку, чем на оружие.

- А если на хищника напорешься, что тогда?

Парень снова только пожал плечами.

- Я научился на дерево взбираться. Пока так спасался от хищников.

Гром давно особо не различал неписей от игроков. В Аркадии сумели добиться такой оценки. И его обостренное сочувствие в равной мере распространялось на игроков и на тех, кто непись. Теперь тоже не мог плюнуть на обреченность программно созданного и продолжить свой путь без зазрения совести. Знал себя как облупленного. Не оставит в беде несчастного непися. Но как быть с ним дальше - не знал пока. Думал, думал, продолжая дожаривать последнюю в запасе вырезку для голодного много дней дроу.

Когда протягивал ему и этот кусок, спросил:

- Ну, ты, хотя бы знаешь, где поблизости есть еще деревни?

- Ага, - с набитым ртом, кивнул Ферил.

- Тогда доедай, и пойдем с тобой туда. Сам поговорю с тамошним старшиной на счет тебя.

Ферил застыл с набитым ртом, уставился на чужеземца, который его откармливает всем своим запасом, а теперь желает еще пойти, пристроить в деревне. Так и не поняв ничего, быстро доел, встал. Гром тоже поднялся:

- Веди.

- А... в какую? - встал в нерешительности Ферил. - Там - деревня Горшечников, - махнул он назад. - А там вот - Охотников, - махнул он вперед.

Гром усмехнулся его дилемме.

- Ну, выбирай сам, с кем хочется тебе дальше жить: с горшечниками или с охотниками.

- С охотниками интереснее, - виновато потупился Ферил. - Но ведь не примут к себе.

- Посмотрим. Пойдем к охотникам.

Так это случайная встреча изменила маршрут Грома на южное направление. По дороге с сочувствием смотрел, как парнишка босыми ногами с трудом ступает по острым камням, колючим кустарникам, но ничем пока не мог ему помочь. По крайней мере, до тех пор, пока не доберутся до тех самых охотников.

По дороге Гром поинтересовался у него:

- А ты, случаем, не знаешь, где расположен клан Всевидящих?

Обрадовался, когда услышал в ответ:

- Кто же не знает? На юге Валгоры. А клан Всеслышащих - неподалеку отсюда.

- Вот как? Не мог бы показать на моей карте все кланы, что есть у вас?

- Так, всего их два, - удивленно оглянулся на него Ферил. - Две монархии в Валгоре.

- Понятно, - кивнул Гром, упрекая себя, что не расспрашивал Гуоно про геополитику Валгоры. - Ну, так что? Покажешь их на карте?

- Давай, - остановился парень. - Открой ее, отмечу.

Гром полез в опции, раскрыл карту. И через несколько секунд в ее мраке последовательно засветились во мраке два оранжевых символа с названиями, на севере и на юге.

- Спасибо. Ты мне здорово помог.

Ферил, довольный, что хоть как-то услужил доброму к нему чужеземцу, двинулся дальше, а за ним, придерживая шаг, поплелся и Гром.

По пути до деревни Гром разузнал от парня много чего полезного об этом крае. Так, успел выяснить, что могущественные эти два клана физически истребили в свое время несколько более слабых, а меж собой заключили пакт о ненападении. И не из гуманных соображений, а просто оба слишком разрослись, и окрепли в равной мере. Хотя ненавидели друг друга донельзя, но вынуждены были сотрудничать.

Еще узнал, что есть в Валгоре Круг магов. Уж у этого Круга нет конкурентов. Ему удалось остаться в гордом одиночестве после множества схваток с другими магическими гильдиями и полным их поглощением.

- А Круг где расположен? - поинтересовался Гром.

Ферил опять остановился, отметил почти в середине между кланами на карте и этот Круг.

- Может, и Храм ваш заодно отметишь? - попросил Гром.

- Могу и Храм.

Неподалеку от Круга возник еще один оранжевый значок.

Довольный Гром сложил карту:

- Ты мне облегчил жизнь. С меня новые сапоги, как до охотников доберемся, - обещал он. - Ну, пошли дальше?

- Какой же ты странный, - качнул головой Ферил. Но послушно направился дальше.

А немного спустя, указал на завидневшуюся впереди ограду:

- Вот та деревня, - сказал он. - Там живут охотники. Но они точно меня не возьмут к себе.

Гром, не реагируя на его сомнения, потащил парня дальше. А, спустя полчаса, уже приблизились к широко раскрытым воротам деревни. Тут Гром потребовал подождать его у этих ворот, сам прошел вовнутрь.

Добротные массивные избы в строгом ряду встретили его, как он оказался внутри. Прямая дорога меж ними вела к самой большой избе, возведенной особняком от остальных, что были пониже. Сейчас прогуливались вокруг обитатели деревни. И в основном это были женщины и дети. Видать, кормильцы с утра уже уходят за дичью.

Появление в деревне иноземца сразу вызвало любопытство у местного населения. Рядом оказавшиеся остановились и с любопытством уставлялись на человека. А Гром, почувствовав себя тут музейным экспонатом, смущенно покивал им, спросил:

- Где могу увидеть вашего главного?

Ему сразу указали на ту самую большую избу, стоявшую особняком. Мог бы и сам догадаться. Он поблагодарил их и направился в указанном направлении.

На стук открыла дверь стройная женщина-дроу. Ее серые глаза стали крайне удивленными, когда увидела кто пришел сюда.

Гром кивнул ей, спросил:

- Могу я увидеться со старостой?

Женщина без единого слова еще некоторое время оглядывала его изумленными глазами, потом ушла вглубь избы. Но затем появился сам староста. Тоже высокий, статный, с седыми длинными волосами дроу подошел к дверям, чтобы теперь ему поизучать редкого гостя. Над головой ник, как и у остальных игровых старост деревень, был до неприличия краток: "Староста", и всё.

- Ты хотел меня видеть, человек? - гулким баритоном вопросил глава здешних охотников.

- Да, - кивнул с улыбкой Гром. - Позволь мне войти, чтобы не на пороге говорить с тобой?

Староста с некоторым сомнением в раскосых глазах, отстранился, пропуская гостя в избу.

Гром вошел, а хозяин провел его к столу посреди светлицы. Как присели друг против друга, Гром перешел к сути дела, ради которого пришел.

- Вот что привело меня к тебе, староста. Есть один молодой дроу, которому не позволяют возвращаться в родную деревню. Он кожевенник, но желает стать охотником. А я пришел просить за него, чтобы ты принял его в свой стан. Сколько монет ты за это разрешение потребуешь?

- Монет?! - Староста в удивлении развел руками. - Чтобы принять изгоя за деньги, я о таком еще никогда не слыхивал.

- Ну, так первым сделай так, - ухмыльнулся Гром. - Кто мешает?

- Это что же тогда получится? - вспыхнули серые зрачки старосты. - Убийца может избежать наказания, если кровавые деньги у него есть?

- Он не убийца, а просто не успевший выполнить заказ, - сердито мотнул головой Гром. - И деньги не кровавые, а мои личные, кровные.

- Откуда мне знать, что ты говоришь правду, чужеземец?

- Нет ничего проще, - завис над столом Гром. - Пошли кого-нибудь из своих в деревню Кожевенников, пусть разузнают, за что изгнали оттуда юношу Ферила.

- А сам ты кто? - все больше и больше заинтересовывал старосту этот чужеземец-человек. Явно никак не мог увязать в голове его интерес к судьбе какого-то неудачливого кожевенника.

- Разве по мне не видно, что я воин? Сегодня прибыл в ваши края по важному делу. И у меня очень мало времени на лишние разговоры. Так, хочешь заработать никогда не лишние деньжата или мне искать более сговорчивых старост?

- Странно все это. Сегодня прибыл сюда, а уже готов платить свои деньги ради спасения какого-то встречного кожевенника.

Гром пожал плечами:

- Если это может спасти юношу, которого из-за пустяка обрекли на смерть, почему жадничать? Еще денег нетрудно мне добыть своим мечом.

Староста пристально поглядел на сидящего напротив него необычно говорившего гостя и думал: "а ведь он прав". Потом широко заулыбался и произнес:

- Двадцать. И одно поручение.

- Не понял, - растерялся от его слов Гром. - Что сказал?

- Говорю, что дашь двадцать золотых, да вдобавок выполнишь одно мое поручение, если так тебя беспокоит жизнь кожевенника, - уже смеялся староста. - Ну что? Согласен?

- Что за поручение? - нахмурился Гром. Ему только поручений сейчас не хватало от деревенских старост.

- Тебе с руки будет. Ты же воин. А поручение простое: убей лютого хищника, что в логове у озера Ор. А я, несмотря на метку изгнания, возьму мальца в нашу деревню жить. Согласен?

- Что же вы за охотники, если прохожих просите поохотиться? - тоном пренебрежения укорил его Гром.

- Попытались двое моих до твоего прихода. Обоих убил и сожрал. А были не самые слабые из охотников. Теперь придется дальше на риск отправлять наших парней, если ты откажешься.

- А мной рисковать - так, запросто? - усмехнулся Гром.

- Думаю, ты справишься с меньшим риском. Иномирный бессмертный воин - не охотник. Ты ведь профессиональный убийца.

- Ладно, ладно. Понял тебя, - махнул он рукой. - Согласен.

Тут же перед глазами в воздухе засверкали золотистые слова, сложились в сообщение:

"Задание. Убейте гронда у озера Ор. Награда: спасение Ферила. Опыт: 5000. Срок: 3 дня".

- И где тут ваше озеро?

- Могу показать где то самое проклятое логово, - оживился староста. А Гром по его реакции догадался, что соврал насчет двоих охотников. Их явно было больше, растерзанных.

- Ну, давай, - раскрыл он карту, где замигал вскоре еще один индикатор недалеко от их деревни. Но этот индикатор был ярко красным пульсаром. - Вижу, - кивнул Гром, поднимаясь со скамейки. - Пойду выполнять твою просьбу. А Ферил пусть в деревне дожидается моего возвращения.

- Конечно! - радость свою староста уже не скрывал. Видать, давно терроризировал их тот гронд. Что это такое Гром понятия не имел. Да и не хотел знать. На месте разберется и прикончит, каким бы там ни оказался тот моб.

Гром вышел от старосты и пошел к воротам. Ферил все еще сидел там на камне.

- Заходи в деревню. Жди меня внутри, - кивнул он ему в сторону ворот и спешно зашагал в сторону, указанную на карте старостой.

Шагал по бурым камням и сердито думал: чем приходится заниматься вместо поисков друга. И упрекнуть некого, кроме как самого себя.

Ближе к полудню он уже пробирался под невысокими раскидистыми деревцами в сторону отсюда видимой синей водной глади озера. Поскорее нужно было разделаться с тем пугалом охотников и продолжать поиски Гуоно. Кто знает, в каком он сейчас положении и на сколько его хватит продержаться до прихода помощи? От одной этой мысли ноги сами понесли его быстрее. Буквально вбежал во мрак зева пещеры. Тут только очухался, что совершенно не подготовился к бойне.

Что за черт? Тряхнул головой. Поспешно запустил Сияние.

Пустая пещера на бережку, куда он так беспечно впопыхах влетел, от его ног и до дальней глубины была засыпана костями. И не только животных. Смрад стоял тут жуткий. Гром сразу выскочил вон, отдышаться.

- Фуф! Ну и вонище, - проворчал он, озираясь кругом в поисках неведомого гронда.

Видать, охотиться вышел зверь, решил он, подходя к воде. Присел в высоких камышах, и только собрался скинуть сапоги, поболтать усталыми ногами в голубой водичке, как за спиной расслышал тяжелое топтание.

Гром быстро оглянулся - понял, что чудом спасся от перерождения в Тарвире. Только то, что он случайно вовремя уселся в камыши, а то чудовищное создание было занято затаскиванием добычи в пещеру, спасло его от страшной смерти.

Гронд оказался жутким мобом. Придумают же такое! Шестилапый гигантский зверь, весь покрытый шипами в размер его парных клинков, тащил в огромной пасти тушу травоядного массой не меньше сотни килограмм. Это какое же силище нужно иметь, чтоб так суметь! Успел прочесть ник зверюги: "валгорский гронд. 10000/10000".

-Ух ты! - удивленно прошептал Гром.

Да. Простым охотникам не одолеть такую живучую тварь. Но Гром еще не знал, как мала его оценка того плотоядного, на кого скоро пойдет с боем один на один в тесной затхлой пещере.

Подождав с пару минут, как тот скрылся во мраке зева, он поднялся из камышей и опасливо переместился туда же за ним. Отсюда расслышал смачное чавканье и довольное урчание. Решил, что самое время напасть врасплох, пока занят монстр поеданием добычи.

Гром запустил все дареные защитные и атакующие параметры. Только берсерк опасался тронуть. Что с ним случится в этом случае, и думать не хотелось. Хватило боя с колдуном, чтобы надолго в душу закралось опасение.

Пора, решил он наконец, глубоко с запасом вдохнул свежего воздуха и со всех ног помчался в глубь пещеры, на ходу вырывая из-за спины взбесившиеся сполохами клинки-близнецы.

Занятый жратвой зверь до последней секунды оставался склоненным над добычей. Удачным выбрал момент стремительной атаки Гром. В эйфории преимущества настиг он хищника врасплох, стремительно ударил мечами сверху вниз меж щипами и пронзил насквозь... тушу полусъеденного травоядного. Гронда тут уже не было.

- Что за... - оборачивался он, когда мощный тык кувырком отшвырнул его на корявую пещерную стену и распластал посреди обилия костяного завала. Только замечательная кольчуга и Щит Перуна спасли его от неминуемой потери сознания, с печальным финалом в пасти зверя.

С треском он перекатился по костям в сторону, вскочил на ноги прямо напротив двух грондов.

Гром в ужасе уставился на них, не понимая откуда второй взялся. А хищники уставились на него, не понимая откуда такой шустрый двуногий тут взялся.

Странность заметил Гром почти мгновенно как встал: оба шевелятся синхронно, словно одно из них отражение другого. Инстиктивно понял, что тут что-то не так. Одного из них нет. Один - иллюзия. Но кто настоящий? Вероятность одна вторая, что проткнет пустоту, если наобум нападет. И такая же в защите, если гронды нападут.

Гром шагнул назад, припал спиной к камням стены; лихорадочно соображал что сможет сделать в таком бедовом положении. А гронды уже синхронно сместились в его сторону перед фатальным прыжком. Страшная смерть и бездарное перерождение с потерей всех достигнутых до сей поры теперь смотрели на него злобно двумя парами огненных вертикальных зрачков. Шипы звеняще шевелились в ожидании проникновения в плоть смельчака, прибывшего в гости в одиночестве. Пасти источали обильную слюну.

"Следопытство!" - молнией сверкнула отчаянная мысль. Гром волевым усилием отогнал страх из сознания, включил видение следов. Грондом оказался тот, что справа от него. С диким воплем кинулся направо, ненавистно исполосовал клинками, ставшими всепробивающими за счет Булавы Перуна, пустое пространство, где мгновенье назад был истинный гронд.

Тут и сам обратился в зверя. Иначе как можно объяснить возникшее звериное чувство, что тот прямо позади него стоит. Не оборачиваясь, за мгновение до того как пасть перекусит шею, толкнул оба меча назад в обратном хвате. Рев за спиной и фонтан кровяны оттуда - вот каким спасительным результатом обернулся в подсознании родившийся прием. Гром завертелся, как юла, не меняя хватку клинков, перерезал монстра, как циркульная пила бревно. При этом с головы до ног весь облился свежей грондовой кровью. Снова получил нехилый толчок в грудь и снова полетел вверх тормашками на корявые камни стены. Снова сполз в полуобморочном состоянии на кости. Но и хищник теперь был не в лучшем своем состоянии. По крайней мере, иллюзия сразу исчезла, а движения оставшегося стали далеко не плавными, как вначале. Даже хуже: жуткое туловище частично обледенело, а изнутри тлело. Теперь запросто не потелепортируешься. Только на одном месте с усилием пытался дергать конечностями, словно на ходули встал.

Гром вновь вскочил на ноги, в ярости заметив потери уже четверти своей жизни. А гронд в этой бойне успел потерять и продолжал терять не меньше двух третьей своего огромного запаса. Мстительно оскалил зубы Гром. Пора преподать последний урок пожирателю лягушек.

Гром тряхнул широкими плечами, пошел на основательно потрепанного гронда.

...

В деревню добрался вымученный выполненным заданием. Замызганный кровью, хотя как мог уже отмывался в озере, предстал перед жителями деревни, одним из которых теперь становился бывший кожевенник тоже. Добрался до жилища старшины, постучал. Но тут за спиной услышал его голос:

- Неужели уничтожил чудище?

- Да, - повернулся он к дроу. - Убил. И вот доказательство, - вытащил из сумки два длинных щипа гронда, что оставил тот в посмертии, и бросил к ногам старшины. - Ты почему не сказал мне, что зверь способен создавать иллюзии и телепортироваться?

- Однажды одному воину об этом сказал, так тот сразу отказался идти туда. Ты бы ведь тоже отказался, - хитро прищурил старшина раскосые глаза.

- Хитрожопый значит, - сердито двинулся Гром в его сторону. Но тут же со всех сторон повыскакивали дроу с взведенными арбалетами. - Раз ты такой, с тебя еще кое-что причитается для моего знакомца. Дашь ему безвозмездно одежду теплую и сапоги. Кстати, где он? Ты его принимаешь или нет?

- Принимаю, принимаю. Отныне он будет тут жить, как дашь еще двадцать золотых.

- Гром выудил из сумки монеты, протянул ему. В ту же секунду система сообщила: "Задание выполнено. Гронд уничтожен. Вы спасли Ферил".

- За твой подвиг я парню дам и одежду справную и жильем обеспечу. Будь спокоен.

- Так, где же он сам?

Старшина огляделся вокруг, потом пожал плечами:

- А кто его знает? - И пошел в избу, на ходу подбирая валяющиеся шипы гронда.

- Ну, да ладно, - пробурчал Гром, повернув обратно к воротам. - Не обязательно выслушивать слова благодарности.

Путь предстоял ему далекий. И так много времени даром потеряно. Хотя, нет. Парнишку спас, монстра завалил, по тысячи опыта друзьям и себе добавил. Не мало для начала дня. Подбодрился и снова вышел за ворота.

Уже прошагал с десяток шагов, как услышал за собой топот. Это его догонял Ферил в новеньких своих охотничьих сапогах. Да и одёжа на нем была теперь новая, как у тех охотников с арбалетами.

- Постой! - добежал до него преобразовавшийся парень. - Не поблагодарил тебя, а ты уже уходишь.

Гром остановился:

- Ты спас меня от смерти. Я твой вечный должник.

- Да, брось, - отмахнулся Гром. - Потихоньку устраивайся на новом месте, а потом, кто знает, может, ты меня еще спасешь.

- Нет. Хочу тебя прямо сейчас отблагодарить, - полез он в свой заплечный мешок. - Я ведь обманул тебя, что изгнали меня из бригады за невыполнение заказа. Прости меня за это.

У Грома в груди защемило от этих его слов. Неужели, лопух, спасал действительно убийцу! А спасенный молодой дроу с виноватым лицом продолжал рыться в своем вещ.мешке и лопотать:

- За такую малость не прогнали бы меня на съедение зверям. Я кое-что ценное выкрал из деревенского святилища, вот за что изгнали меня. А с тех пор, как с тобой встретился, понял: украл эту штуковину для такого благородного, как ты, - тут он достал, наконец, из мешка, что искал и протянул Грому. - Прими это в знак моей глубокой благодарности, человек. Мне она теперь не понадобится.

- Что это такое? - в удивлении уставился Гром на свою ладонь, на котором радугой засверкало ювелирное изделие.

Странной формы крестик с колечком для цепочки на вершине лежал на его ладони, а над ним красненькие буковки сложились в название: "Анкх мастерства". И ни слова больше.

- Что это такое? - повторил вопрос Гром, обернувшись к Ферилу.

Дроу только пожал плечами:

- Одно знаю точно: чрезмерно ценил эту штуковину наш старший.

Гром продолжал в недоумении разглядывать подарок, когда Ферил зашипел в ухо:

- Спрячь скорее. Могут увидеть у тебя.

- И что с того? - не понял Гром.

- Рискованно иметь при себе такое сокровище. Спрячь!

Гром не испугался, но послушался совета, закинул подарок в сумку. Потом с иронией спросил:

- И как ты собирался его продать, если так опасаешься его показывать?

- Сам не знаю, - развел руками Ферил. - Об этом не думал, когда крал. А потом уже было поздно.

- Выходит, ты не благодарить меня прибежал, а избавиться от рискованной непонятной штуковины? - ухмыльнулся Гром. - Хотя, заинтриговал меня украденым. Считай, что сполна отблагодарил.

- Правда? - по-детски обрадовался Ферил.

- Правда, - ободряюще хлопнул его по худому плечу. - Точно в расчете. А теперь возвращайся в деревню, и ничего не кради больше. Капканы тебя прокормят, пока сам не станешь настоящим охотником. Прощай.

Гром развернулся и зашагал прочь от провожающего его благодарным взглядом, Ферила. По дороге вспомнил, что так и не удосужился до сих пор разобраться со своей аналогичной характеристикой. Не забыть бы, разузнать о "мастерстве" поподробней, как окажется в реале.



Глава 2.


Времени на путь до клана Всевидящих потратилось аж целых два дня. За эти дни осветленная пройденным путем полоса на карте задела еще две деревни. Во второй - в деревне Лесорубов - он за серебряк переночевал, а с утра даже плотно позавтракал, прежде чем отправиться дальше.

По маршруту встретилась крепость, не обозначившаяся на карте ввиду дальностью от него. Но Гром не захотел терять драгоценное время на знакомство с местной твердыней. Хотя заинтриговала она его своей неприступной высотой стен и кучей донжонов.

Еще успеется, решил он. Сейчас главное было - узнать что-нибудь о судьбе Гуоно.

За время в пути заметно изменился и окружающий пейзаж. Только небо то же, в багровых тонах. Зато, теперь он передвигался по обширному плоскогорью, хаотично изрезанное стремительными протоками. А вдали грохотал впечатляющего размера водопад - возможно, сам основатель этих стремнин.

Бурые каменные наросты в этой части сурового края дроу образовывали несколько разновеликих горных пней диаметрами в стадионы. Тут же все низменные территории были покрыты рыжим кустарником под цвет этих горных обрубков. Только изредка из их тесной гущи вытарчивались все те же, похожие на секвойи, исполины здешней флоры.

Гром спешил вперед, к далеким строениям на горизонте, что были видны отсюда серыми миражами. Его Выносливость и Восстановление боролись с переменным успехом, но общий результат соревнования был тревожным: усталость от беспрерывного шагания все же оборачивалась заметной потерей выносливости.

Полуденное солнце слепило глаза, тело требовало прилечь отдохнуть. Вздохнув, Гром так и сделал. Но сначала выудил из старых энзе остатки бутербродных ломтей мяса, что оставались еще пара штук после давней кормежки первородного попутчика, прожевал их и откинулся на спину, прямо на колючую растительность. Хотя, какая разница какая она, если сам в мощной кольчуге. Потянуло ко сну, когда в полудреме до ушей донесся топот копыт, словно стадо несется сюда.

Гром вскочил и не успел как следует очухаться, как вокруг него загарцевали на необычных конях сотня вооруженных до зубов латников под серыми никами, которые никак не удавалось в их мельтешении различить.

Оказывается, и всадники встречаются в Аркадии, удивился Гром. После Тарвирии и Индекайа, почему-то уверился, что только пехоты могут встречаться в этой игре.

Пора было поднять руки в знак мирных намерений и глупо улыбаться, потому что уже оказался под прицелом сотни арбалетов. Не успеет пикнуть, как с избытком нашпигуют его болтами.

А тем временем от возбужденно гарцующих вокруг него воинов оторвался один и приблизился ближе к Грому. Тут ему удалось не только прочесть его ник: "Бер Моурн. 3000/3000", но и разглядеть необычного его коня - черную бестию со сверкающими золотистыми глазищами.

Дугой изогнутая и в пышной золотистой гриве шея, несколько длиннее чем у известных ему по реалии пород лошадей, и поджарое тело под седлом несколько короче, чем у известных ему пород лошадей. На тонких длинных ногах, что безустали перебирает на месте, а у копыт тоже золотистая бахрома. Красивое создание, но почему-то вызывающее заодно опасение своей дикой красотой.

Тем временем латник бер Моурн подкатил своего скакуна еще ближе к Грому, так что крошево, выбиваемое копытами его коня, пробарабанили по сапогам. Пригнулся ближе, разглядывая обнаруженного путешественника, и рявкнул:

- Куда идешь, путник?

- В клан Всевидящих, - дружелюбным тоном ответил ему Гром.

- Зачем?

- Мне нужно попасть в гильдию ордена Заката.

Гарцующий Моурн резко дернул поводья и, о чудо, конь его сразу притих, стал как вкопанный. А сам он удивленно спросил еще раз:

- Зачем?

- Мой друг из той гильдии. Недавно отправился сюда из Индекайа и попал в беду. Я должен спасти его.

- Кто же твой друг, человек?

- Бер Гуоно.

Тут и Моурн и сам стал как вкопанный впору своему коню. Его раскосые глаза неотрывно уставились на лицо Грома, словно испытывали его на правдивость. В конце концов произнес:

- Мы воины из ордена Заката. А бер Гуоно лично и мой друг. Друг моего друга-соратника и мой друг. Садись позади моего коня, человек. Поедешь дальше в Абасир с нами. - Потом улыбнулся, добавил: - И опусти уже руки.

Гром не заставил себя долго ждать; хотя не очень-то лихо удалось вскочить на круп позади Моурна. Бедная лошадка под весом двух здоровенных всадников, изо всех сил стараясь, понесла их в сторону тех виднеющихся строений, которые, как теперь знал Гром, и были городом клана Всевидящих, Абасиром.

В гулкой дроби копыт за спиной сотни всадников все отчетливее проступали контуры дворцов за белокаменными стенами. А некоторое время спустя они уже влетели в широко распахнутые городские ворота.

Роскошным городом оказался Абасир во владениях клана Всевидящих. Широкая мощеная дорога встретила их от порога множеством разношерстных граждан и повела меж дворцами, в сторону особенно высокого замка со множеством шпилей. Сразу можно было догадаться чье это владение. Только властители живут в подобных обителях. Но, не доскакав до него за квартал, Моурн впереди отряда свернул направо и помчал коня в сторону высокого зубчатого забора, у ворот которого изваяниями видны были на страже два могучих рыцаря. Перед ними Моурн осадил черного скакуна, через плечо кинул Грому: "приехали", и ловко соскочил сам. Гром последовал его примеру, сошел с замученного животного, чтобы откуда-то возникший пожилой конюх взял коня за уздцы и повел в конюшню. Остальная сотня тоже спешилась, но каждый сам повел своего в ту же сторону, откуда доносились трубные ржания.

Тем временем, Моурн что-то тихо переговорил со стражами, затем кивнул Грому, мол, иди за мной, и они оказались на территории самой гильдии.

В широком опрятном дворе возвышались несколько скромных двухэтажных сооружений с зарешеченными окнами. Остальное пространство, по-видимому, использовалось в гильдии для воинских занятий. Ибо всюду стояли необходимые для этого ремесла чучела, щиты, мишени. Когда они оказались внутри, только несколько воинов проводили вдали тренировки, но обилие тренировочной атрибутики было рассчитано как минимум на пару сотен воинов.

Моурн первым делом предложил Грому отобедать с ним, на что Гром с превеликим удовольствием сразу согласился.

Не откладывая, Моурн повел его за двухэтажные казармы, где у противоположного забора обнаружилось узкое, но очень длинное, почти на всю длину забора, строение. Как понял Гром - место столования гильдейных воинов.

Сейчас оно было почти безлюдно, но, как заметил Моурн, когда они вошли туда, это ненадолго. Время обеда приближалось. И скоро тут будут все, кто есть в гильдии.

Вдвоем они прошли на другой конец длинного помещения, где оказалась отдельная офицерская столовая. Только сели на скамьи, как подскочил к ним повар в белом колпаке на белобрысых волосах, приветственно заулыбался Моурну.

- Принеси, братец, мне и моему гостю что-нибудь вкусное и кувшинчик пива. - Как тот ушел, заговорил с Громом. - Говоришь, пропал Гуоно. Как узнал?

Гром начал рассказ с истории знакомства с Гуоно. Рассказал о вступлении его в группу, о совместном выполнении задания по истреблению инфернального Наездника. Рассказал про крепость Стража, где Гуоно была доверена охрана крепости. Дальше рассказал, не входя в детали, о торговой задаче, которую они поручили Гуоно, разобраться с ее решением в Валгоре. Завершил рассказ пришедшим от него несколько дней назад сигналом бедствия точками и запятыми.

- Все это для меня полнейшая загадка, потому решил начать его поиски отсюда, с вашей гильдии, - договорил Гром, делая еще глоток бодрящего пива.

- Слабо верится, что кто-то мог силой захватить такого сильного рыцаря, каким является Гуоно - недоверчиво покачал головой Моурн, дослушав рассказ Грома. - И почему не словами написал где именно он теперь, а точки запятые понаставил?

- Сам не пойму, - пожал Гром плечами. - Но, наверное, были у него на то причины.

Моурн некоторое время молча ел, потом с жаром произнес:

- Спаси его! Если понадобится для этого военная сила, можешь рассчитывать на мой отряд.

- Спасибо, - растроганно отложил Гром вилку, подался вперед: - Правда, если понадобится воевать, есть у меня возможность призвать своих две сотни эльфийских воинов. Но с твоими - это уже будет серьезная сила. Только бы узнать что с ним случилось и где он теперь. Для этого хочу найти того, с кем он тут последним повстречался, прежде чем загадочно исчез.

- В этом деле тоже могу помочь. После обеда дам распоряжение моим воинам расспросить всех об этом. Как что узнаю, сообщу тебе.

- Хорошо, - кивнул Гром. - Я в гостинице подожду результат. Где у вас есть гостиница в городе?

- Остановишься в гильдии, - махнул рукой Моурн. - Найдется для тебя удобная лежанка. И искать тебя не понадобится, когда появятся новости.

- Уговорил, - улыбнулся Гром. - Ты классный парень, Моурн. Надеюсь, останемся друзьями.

- Непременно, - засмеялся дроу. - До сих пор у меня не было друга из расы людей. Ты будешь первым. А хочешь, познакомлю тебя с одной красоткой из здешних. Очаровательная.

- Нет, спасибо, - смущенно ухмыльнулся Гром. - У меня уже есть невеста. Ждет меня в Индекайе.

- Ну и что? - удивленно развел руками Моурн. - И у меня есть. Не скажешь - не узнает про маленькую твою шалость.

- Нет, друг. Еще раз спасибо тебе за предложение. Но я не собираюсь ей изменять.

- Как хочешь, - разочарованно поднялся дроу из-за стола. - Тогда, пошли. Покажу твою комнату. А сам потом пойду с заданием к своим.

Они выбрались из постепенно заполняющейся воинами столовой и снова очутились на территории двора. Теперь Моурн повел Грома к казарме, выглядевшей гораздо опрятней остальных во дворе, провел по ее коридору к крайней двери, за которой оказалась уютная комнатка командира.

- Устраивайся на этом диване, - махнул он в сторону большого кожаного дивана в углу. - Вот ключ, - протянул Грому запасной ключ от комнаты. - А я пошел дальше дела свои делать, - белозубо улыбнулся ему и вышел вон.

Гром оглядел аскетически обставленное помещение, немного просидел на своей временной кожаной лежанке, затем положил возле себя личный портал, встал, и сам тоже вышел из комнаты в коридор. Чего тут сидеть, когда появилось время праздно пошататься по новому городу? Заодно, может и плащ теплый достанет.

Выбрался в безлюдный двор гильдии, побрел к высоким вратам. Тут стояли все те же рыцари. Приветливо кивнули ему, как давно знакомому, приотворили тяжелый створ и Гром оказался в Абасире.

Как и следует игроку действовать впервые попавшему в неисследованный еще город, Гром начал знакомство со столицей клана Всевидящих с большой прогулки по всем центральным улицам. Возникшую в опциях карту Абасира необходимо было максимально высветить.

Гром бродил по рельефно мощеным улицам среди разношерстной толпы горожан и разновеликих транспортных упряжей. И ему встречались не только представители расы дроу. Мимо попутно попадались тут и эльфы, которых отличить от местных возможно только по цвету кожи и одежде. Изредка прохожими оказывались и люди. А дважды попались на пути гномы с окладистыми бородами. Одного из них чуть не перепутал с человеком, потому что тот был ростом только чуть ниже самого Грома. Только ник того выдал расовое происхождение.

Гром не спеша бродил по городу, порой заглядывая на карту на предмет нового направления, и постепенно в ней прописывались гильдии, таверны, торговые точки и другие знаковые места столицы. Он даже обошел кругом замок здешнего монарха, чтобы и его полностью осветить.

К вечеру у Грома уже была достаточно подробно описанная карта Абасира. Теперь ничего не стоило сориентироваться в сети проявленных улиц города и добраться до магазина под названием "Броня" и до другого - "Всё для мага". В одном из них, возможно, найдется нужный Грому плащ.

Прикинув оптимальный маршрут, сперва направился к торговцу магическими товарами. Обошел несколько высоких замков, и преодолев большую площадь, кишащую народом, приблизился к вывеске с изображением скрещенных посохов. Поднялся по ступенькам и очутился в светлом помещении торговки-эльфийки с ником Ксанафия.

Стройная и высокая, как кипарис, эльфийка стояла за длинным прилавком и беседовала сразу с несколькими покупателями. Гром тоже пристроился к ним: стал в очередь. А пока ей было не до него, с любопытством оглядывал полки, заваленные великим множеством разнообразных товаров.

"Действительно, тут всё есть для мага", - подумал он, изучая товары. От обилия фиал, заканчивая одеяниями и боевыми посохами.

Но вскоре его любопытство прервал пристальный взгляд эльфийки за прилавком. Он обернулся к ней:

- Мне нужен теплый плащ.

- Но ты же воин, а тут всё для магов, - с сожалением в мелодичном голосе возразила эльфийка.

- Я обвешан магическими безделушками, - улыбнулся ей Гром. - Не беспокойся об этом. Так, есть тут для меня нужный плащ?

- Вот как? - Ксанафия еще пристальней поизучала необычного посетителя. Потом тихо прошептала: - Не может быть! Ты носишь инфернальный обруч защиты!

Гром не понял как она засекла его обруч под капюшоном, но пришлось признаться:

- Да.

- И ты при этом воин!

- Да, - снова подтвердил Гром, забавляясь растерянностью, возникшей в раскосых глазах эльфийки. - И такое сочетание бывает.

- Не бывает, - отрицательно помотала головой она. - Такое не должно быть. Ты кто такой, человек?

- Да, воин я, воин. Ответь лучше: есть тут плащ или мне идти дальше?

Ксанафия растерянно покивала, не отворачиваясь от него, отступила до полок, вслепую полезла в сундучок под ногами и достала оттуда серую ткань, которая вблизи оказался плащом.

Гром подобрал его с прилавка и прочел пространственную информацию о нем:

Накидка.

Тип: обычный.

Ограничение: ученик мага.

Прочность: 20/20.

+5 к броне.

Вес: 0,2 кг.

- И это все, что можешь предложить? - с презрением бросил товар обратно на прилавок. - Придется дальше искать.

Ксанафия встрепенулась:

- Остальные плащи для высших магов и архимагов.

Тут Гром стал сердиться не на шутку:

- Я же сказал: могу носить магическое барахло! Подавай самое крутое, что есть в торге.

Возмущение покупателя преобразило эльфийку. Кинулась вглубь помещения и притащила оттуда черную, как смоль, с перекатами серой ауры вещицу, с трепетом положила перед ним на прилавок.

- Самое лучшее и самое дорогое, что есть в Валгоре, - растерянно произнесла она.

Гром поднял очередной товар и с удовлетворением прочитал:

Накидка Кратарана. (25 уровень).

Тип: реликтовый.

Ограничение: архимаг.

Прочность: 100/100 (самовосстанавливаемый).

+ 10 к интеллекту.

+ 10 к выносливости.

+10 к восстановлению.

Вес: 0,1 кг.

- Вот это другое дело, - кивнул Гром, накидывая его на плечи.

А эльфийка напряженным взглядом уставилась в ожидании, что сейчас магическая ткань сама по себе спадет с воина. Но ткань устойчиво продолжала слабо клубиться аурой за его спиной, и не думая срываться с широких плеч. Тем временем Гром вопросительно поглядывал на растерянную продавщицу в ожидании торга.

- Итак, любезная Ксанафия. Сколько с меня за плащ? - надоело Грому молчанка.

"Любезная" Ксанафия потеряно поглядела на его лицо и только пожала плечами:

- Даже не знаю что и сказать... Никогда с таким чудом не сталкивалась. Возьми за полцены, чужестранец.

- Почему так? - в свою очередь растерялся Гром от неожиданности.

В глазах эльфийки выражение смутно вызвало в памяти реакцию продавца микстурами того гнома из Тарвирии. И что же, будет так смущать всех продавцов Аркадии? - пронеслось в голове.

- Никогда с таким не сталкивалась, - задумчиво повторила она и предложила: - Забери за пятьдесят золотых.

-Ну ладно, - полез в сумку Гром, отсчитал монеты и поспешил покинуть помещение.

Задранная сразу на десятку выносливость не преминула продемонстрировать ему полученное преимущество перед непогодой; прошло чувство зябкости. Теперь Кратаранов плащ неплохо согревал его. А там дальше и сам подкинет еще в выносливость. Так что, к середине игровой зимы будет в теплом ходить.

Гром стал у магазина в раздумье: возвращаться в гильдию или заодно посетить "Броню"? Раздумья привели к мысли, что неплохо бы узнать чем торгуют в Валгоре латники.

Уже заметно стемнело, когда он шагал в обнове в сторону другой торговой точки города.

Снова ориентируясь по карте, он пробирался в новом направлении через площадь, в сторону дороги, ведущей к тому магазину, как неожиданно в густую толпу вонзились наряженные всадники, трубно гудевшие в рог.

Гром, как и все тут оказавшиеся прохожие, тоже притормозил, потеснился с остальными вместе к обочине, когда промчалась в образовавшемся проходе вычурная колесница, запряженная четверкой кипенно белых коней, в сопровождении десятка рыцарей на лошадях и в помпезно изукрашенных латах. А в толпе эхом пронеслось: "принцесса!", "принцесса!".

Тут в голову почему-то закралась неожиданно шальная мысль: включить инфернальное зрение. Для чего это ему здесь, не дал себе отчета, а просто сконцентрировал желание в зрении, и всё.

Со всех сторон из плотной толпы потекли блеклые флюиды, приливом накатились на Грома потоки чувств, в массе с ощущением восторгов, разбавленных порой равнодушиями. Он уже пожалел, что так сделал, как вдруг из пролетающей колесницы ударила по глазам ослепительно сверкающая серебриной еще одна ментальная нить. Пронзила зрачки и потекла по нему потоком похоти.

Тут и она сама неожиданно выглянула на миг в окошко кареты. Показались в проеме удивленные глаза молоденькой дочери монарха. И что было странно, Гром точно знал на кого именно в толпе с интересом глянула она.

Пролетела карета дальше по проспекту, а народ вновь привычно заполнял пустоту дороги, чтобы следовать по прерванным маршрутам. Только Гром пока оставался на месте, запечатлев в памяти личико юной дочери здешнего монарха.

Он чувствовал сейчас дикое волнение, прокатывающееся в груди. Что это такое происходит тут с ним - не понимал. Неприсущее ему чувство голодного хищника, перед носом которого пронесли лакомый кусочек филе. Гром жадно уставился в том направлении, где исчезла за поворотом карета, и ощутил, как его мелко трясет. Ему стоило немалых усилий пристыдить себя за пробудившуюся слабость. Но это далось ему далеко не сразу.

Заскрежетав зубами, пришлось признаться себе, что отныне готов на любые безумия ради той искорки, сверкнувшей в окошке кареты вниманием к его персоне. С ужасом догадался: отныне задачей номер "два" для него стала близость с бесконечно недоступной дочерью монарха. Единственное, что его еще успокаивало, что не стало сразу номером "один". Спасение Гуоно все еще номер "один".

Гром уныло огляделся кругом, побрел дальше по проспекту. А перед глазами то и дело блестят раскосые глазки в квадратном проеме. Теперь каждая встреча с бером Моурном будет упреком совести за недавние слова ему о верности невесте, что сейчас дожидается его. Видать, основательно исковеркан аватар той каплей крови инфернального существа.

Тем временем на одном автомате он добрел до вывески с изображением латной рукавицы. Толкнул дверь под ней, и теперь оказался в помещении, все стены которого были заставлены манекенами, с надетыми на них самыми разнообразными видами брони.

В дальнем углу находился продавец: здоровенный дроу, смуглый как мавр и в седых локонах до плеч. Над головой блекло зеленело его звучное имя: Беларбриин. И он, как ненормальный, разговаривал сам с собой.

Грон, посматривая на расставленные брони, приблизился, кивнул:

- Здравствуй, Белабриин. Ты с кем беседуешь?

- А, - махнул продавец. - Не обращай внимания. Что желаешь купить?

- Сам чем можешь порадовать?

Дроу небрежно показал на манекены:

- Вот мой товар. Выбирай.

- Нет, не такие меня интересуют. Я ищу адамантовый комплект. Есть у тебя такой?

-Две тыщи золотых, - пробурчал он, и больше не говоря ни слова, полез за полки, выудил и положил перед Громом массивные розовые латы довольно грубой отделки.

Даже не читая информацию о них, было ясно, что туфту предлагает, рассчитанную на неосведомленного покупателя.

- Я из далекой Тарвирии прибыл сюда в поисках достойной брони, а не поделок.

Дроу с интересом пристально оглядел его. Потом с усмешкой пробасил:

- Чем тебя не устраивает твоя собственная, дареная богами кольчуга? Могу сразу ее обменять на десяток имеющихся тут, - обвел рукой помещение, - на твой выбор.

- Нет. Ты меня не понял, - поспешил пояснить свою мысль Гром. - Мне не для себя нужна броня, а для моей армии.

Белабриин от этих слов подтянулся, и уже с уважением поглядел на покупателя.

- Прости меня за дерзость, но ты не был похож на полководца, когда вошел сюда. Раз для армии тебе нужны брони, тогда скажи: как много комплектов планируешь приобрести?

- Двести, - ляпнул первое попавшее на ум число. - Но только адамантовые комплекты желаю.

- Ох! - восхищенно развел руками дроу. - Адамантовые?! А ты знаешь почем они тебе обойдутся?

- Нет, не знаю, - пожал плечами Гром. - Ты скажи.

- По три тыщи золотых, - выпучил глаза Белабриин. - У тебя есть такие деньжищи?

- Найдутся, если товар меня устроит, - уверенно кивнул Гром. - А вот такую халтуру больше не предлагай мне.

И это сработало. Дроу поверил, что ему встретился богатей.

- Двести... - испытующе поглядывал он на редкого покупателя. - А подождать сколько можешь? Такое количество за месяц не собрать.

- Нет. Я не могу ждать тут, пока ты искать будешь. Тогда забудь и прощай, - повернулся Гром к двери, когда услышал за спиной второй голос:

- Эй, человек, постой.

Гром обернулся назад. Рядом с Белабриином стоял еще один дроу. Этот, что словно возник из ниоткуда, был худощавым парнем с заурядными чертами лица. Но без всякого ника над головой. До сей поры таковым качеством обладали встреченные им в игре бандиты да маги высокой квалификации. Новоявленный мало был похож на сильного мага. Скорее, смахивал на криминалитет.

Гром в недоумении уставился на выскочившего как чертик из табакерки.

- Ты откуда здесь взялся? - угрожающе двинулся он на паренька.

- Постой, постой, - опасливо отстранился этот дроу. - Я тут был все время. Только в невидимости. Невольно услышал твое желание приобрести две сотни адамантовых лат. Так вот. - Он гордо задрал голову. - Я могу организовать тебе партию таких лат. Да еще с защитой от магии.

Гром застыл, как изваяние. Уж очень похоже стало, что речь идет об их партии лат на продажу.

- Вот как? - вкрадчиво улыбнулся он неизвестно откуда явившемуся субъекту. - И сколько такие стоят у тебя?

- По четыре тыщи. И ни на одну монету меньше.

- Согласен, - с жаром подался к нему Гром. - Где они?

- Их доставят из Индекайа куда сам скажешь. Расчет будет производиться на месте.

Этого было достаточно, чтобы Гром уверился окончательно, что речь идет об их собственной торговой партии. Значит, этот парень связан как-то с исчезновением Гуоно. Остается получить от него признание где он теперь.

- Нам нужно заключить крепкий договор, - небрежно бросил Гром. - А то пообещаешь, я обнадежусь, а ты сорвешься.

- Тогда часть золота выдашь авансом, чтоб потом ты сам не мог отказаться, - запальчиво подхватил идею договора дроу.

- Все верно. Я согласен.

- Так, - потирая ладони, повернулся парень к Белабриину. - Тащи бумагу и чернила.

- Э, нет, - покачал головой Гром. - Пойдем с тобой в орден Заката, там при свидетелях и заключим договор.

- Так, тебе нужно поставлять заказ в орден Заката? - догадался дроу. - Чтож. Пойдем к ним.

Гром жестом указал ему на дверь и сам пошел за ним к выходу. Всю дорогу до гильдии его так и тянуло, схватить парня за глотку, прямо тут же вызнать где сейчас Гуоно, но он сдерживал себя. Здравый смысл подсказывал, что среди прохожих такое сделать невозможно. Непременно появится городская стража. Пока то да се, может парень нырнуть в невидимость и скрыться. Лучше довести куда следует в неведении, а там уже решать, как надежней зафиксировать его для пристрастного допроса.

Благо, магазин оказался недалеко от ворот гильдии и вскоре он уже привел дроу к охраняемым воротам.

- Подожди меня здесь, пока я не получу разрешения и тебе войти, - попросил Гром, а сам поспешил во двор, где уже шли активные тренировочные бои почти по всей большой открытой территории.

Гром подбежал к ближайшему обучающему воинов рыцарю, спросил, где ему найти бера Моурна.

- Ищи его вон там, - указал рыцарь на крайнее строение. - Недавно там видел.

- Спасибо, - на ходу кивнул Гром, потому что уже сорвался с места в указанном направлении.

Моурна заметил сразу, как вошел в казарму. Тот зычным голосом отчитывал нескольких понуривших головы воинов. Но Гром не стал церемониться; подскочил к нему, дернул за рукав:

- Скорее пошли со мной.

Недоуменного Моурна потащил к выходу, пытаясь попутно растолковать случившееся с ним в магазине.

- Понимаешь, этот парень предложил мне товар, что должен был продать здесь Гуоно, - объяснял ему Гром. - Значит, этот должен знать где теперь Гуоно. Понимаешь меня?

- Ага, - не особенно понимающе покивал Моурн. - Что же сам не спросил его?

Гром только потряс головой и стал разъяснять ему сложность положения:

- Он хочет заработать. Конечно же, не скажет добровольно. Нужно его арестовать, провести в камеру. А там я его уже допрошу не как покупатель. Понял?

- Пытать будешь? Учти, у нас это не принято.

- Почему пытать? Допрашивать.

- Это одно и то же, - ухмыльнулся Моурн. - Хорошо. Я арестую его и помещу в карцер. А ты сам решай что дальше делать.

- Еще вот что, - остановил уже отходившего Моурна. - Он умеет уходить в невидимость. Если попытаешься у ворот арестовать, может улизнуть. До камеры пусть идет своими ногами, думая, что идем заключать договор на покупку. Как дверь запрем, тогда и поговорим с ним по душам.

Моурн согласно кивнул и пошел вперед к воротам, а за ним припустился Гром.

Дроу стоял там же, где его оставил Гром.

- Проведи этого парня в комнату для договоров, - громко, чтобы и тот слышал, сказал Гром Моурну.

Моурн кивнул, дал команду страже пропустить новоприбывшего, а сам пошел вперед, к дальнему мрачному строению с окованными железными дверями. Тут же стоял стражник-воин. При виде Моурна он отдал своеобразную честь взмахом меча и получил приказ открыть железную дверь.

Как только они оказались в мрачном коридоре с рядами решетчатых проемов, настроение парня резко изменилось на тревожную. А как у первого же решетчатого проема Моурн крепко взял его под локоть, тот побледнел. Теперь, наверное, понял куда его привели, но было поздно. Гром тут же подхватил его за вторую локоть.

Закинули "гостя" за решетку, сами тоже вошли туда. А Моурн уже запер за собой выход.

В тот же миг арестованный растворился в воздухе.

- Эй! Это бесполезно, - закричал Моурн. - Мы тебя все равно схватим, хоть на ощупь, даже если ты навсегда прозрачным останешься. Давай поговорим начистоту, и ты сможешь уйти отсюда целым, невредимым.

- Что вы от меня хотите? - раздался из дальнего угла камеры хриплый голос дроу.

- Сначала прими прежний вид, - потребовал Гром. - Тогда и поговорим об этом.

В углу материализовался парень. Теперь оттуда затравленно глядел на них.

- Разговор будет коротким и безболезненным для тебя, если не начнешь увиливать и врать нам, - пообещал Гром, приближаясь к пленнику. - Ты готов без вранья ответить на мои вопросы?

Молодой дроу поспешил покивать.

- Отлично. - Гром подошел ближе, сначала обыскал его карманы. В заднем нашел тяжелый бронзовый ключ. Странный ключ. Такие не подходят к сундукам или дверям домов. Те, как правило, с ладонь размером бывают. Хотел было вернуть, но потом по наитию решил оставить у себя. - Теперь скажи сначала: как выглядит тот, через кого ты собирался поставлять мне адамантовые брони?

При этих словах лицо парня вытянулось. Он тихо прошептал:

- Вот почему вы меня похитили! Хотите без меня сделку заключить.

-Чушь не пори, - рассердился Гром. - Я сам поставляю те самые латы, о которых ты говорил. - Потом несколько успокоился, повторил вопрос: - Опиши того. Как он выглядит?

Парень обреченно опустил голову и проговорил:

- Ну, высокий дроу. Одет как рыцарь. Зовут его Гуоно.

- Вот даже как! - встрепенулся Гром. - Где же он сейчас?

- В таверне "Звенящая тетива". - Потом с надеждой добавил: - Теперь я свободен? Я все сказал, что тебе хотелось знать.

- Нет, парень. Твои слова похожи на ложь, - покачал головой Гром. Повернулся к Моурну: - Он врет. Что мне с ним теперь делать?

- Убить, - нарочно небрежно бросил Моурн. - Что еще остается делать с вруном?

- Погодите! - в отчаянии закричал плененник. - Я сказал вам правду. Там на прошлой неделе с ним договаривался найти выгодного покупателя на большую партию адамантовых лат.

- Договаривался с рыцарем? - яростно сверкая глазами, зарычал Моурн. - Да кто ты такой, чтобы договариваться с рыцарем?

- Подожди немного, друг, - отстранил его Гром и опять повернулся к плененному. - Скажи тогда, с чего это такая уверенность, что он всю неделю сидит там и ждет твоих клиентов?

Тут парень немного поколебался, прежде чем с вызовом сказал:

- А я поручил наблюдать за ним коробейникового орка...

- Какой еще орк? - подался к нему Моурн.

- Орк, из банды Коробейника, - понуро ответил парень. - Обещал ему пять процентов от прибыли, если проследит за Гуоно, чтобы тот не потерялся из виду.

- Не понял! - Гром пристально посмотрел на пленного. - Только лишь наблюдать должен был твой бандит за ним или еще что-то еще поручал ему?

- Ну... Еще он должен был ликвидировать моих конкурентов.

- То есть, убивать всех, кто тоже захочет купить эти брони?

- Ну да, - буркнул парень. - Мне конкуренты не нужны.

- Выходит, ты тоже из банды Коробейника, - подытожил допрос Моурн. - Чтож. Придется тебе, земляк, еще тут пожить, пока мы не найдем рыцаря Гуоно.

- Вы же обещали отпустить меня, если я скажу вам всю правду.

- Вот, выяснением этого и займемся теперь. Узнаем, сказал ли ты нам всю правду или что-то скрыл. - Моурн обернулся к Грому: - Пойдем в таверну?

Гром кивнул и направился следом за ним к решетке.

Как только выбрались из карцера и оказались на территории двора первым вопросом Грома был: что из себя представляет эта банда Коробейника?

- Ничего особенно, - ответил ему Моурн. - Это профессиональные убийцы, по которым петля плачет. Наш монарх, высокий Чуунил, давным-давно бы всех их перевесил, если бы не его влиятельные сатрапы. Им Коробейник порой оказывает незаконные услуги, и бесплатно, поэтому не дают трогать шайку. Я бы сам с превеликим удовольствием их переловил, но не могу идти против сатрапов клана. Слишком рискованно.

- Понятно. А если их перебьет пришлый, вроде меня?

Моурн сходу резко остановился и в недоумении обернулся к нему:

- А сможешь?

Гром кивнул:

- Почему нет.

- Ты бы оказал жителям Абасира большую услугу. - Понизил голос, добавил. - И подложил бы тем сатрапам большую свинью, - захихикал Моурн.

- Окажу и подложу, - усмехнулся Гром.

В то же мгновенье перед внутренним взором Грома возникло очередное системное сообщение:

"Задание. Уничтожить банду Коробейника. Награда: 500 золота. Книга Врат I. Уважение жителей Абасира. Опыт: 5000. Срок: 7 дней".

Он на минутку отвлекся на чтение и пропустил заданный вопрос.

- Что ты сказал? - снова пришел в себя Гром.

- Спрашиваю: верхом ездить умеешь? - повторил вопрос Моурн. - Могли бы забрать пару коней.

- Э-э... Верхом? Нет у меня такого навыка. Хотя пришлось немало проскакать на матондах.

- Матонды, это что за скакуны такие? - не понял Моурн. - Где они водятся?

- Водятся в Индекайе. Некоторые тамошние тех зверей называют Непобедимыми. Это такие огромные...

- Знаю, знаю, - восхищенно посмотрел он на Грома. - Не знаю только, как можно ездить на таких страшных хищниках. Тогда, может, попробуешь и на наших скакунах прокатиться?

Гром только пожал плечами, и дальше они направились сначала к конюшням. А вскоре конюх вывел им двух длинноногих красавцев. Черный златоглазый конь был личным конем Моурна. На его седло тот и вскочил слету.

К Грому подвели пегую, тихую бесхозную лошадку. А Моурн пояснил, что сам приказал подать ему именно эту, самую спокойную. Да и некому будет сожалеть если что с ней случится.

- Верно приказал, - озабоченно буркнул Гром, забираясь в седло. И нужно заметить, что удалось ему этот акт не сразу. - Только я не позволю, чтобы что-то с ней случилось. - Он осторожно стронул своего за прытким под Моурном в сторону уже распахнутых ворот гильдии. И вскоре они уже мелкой рысью неслись по мощеной улице в сторону дальней окраины, где и была расположена нужная им таверна.

Сперва Грому пришлось тяжко удерживаться в седле, не грохнуться на камни дороги, но постепенно вырабатывались азы навыков верховой езды. И он очень надеялся, что до возвращения назад уже сносно сможет держаться в седле.

Моурн догадывался как ему трудно впервые скакать, поэтому, как мог, сдерживал своего горячего, чтобы Гром не отставал сильно.

И так был уже поздний вечер, а с черепашьей скоростью пегой они добрались до таверны почти к темени.

Наконец, перетрясенный Гром неуклюже сполз с коня и тоже привязал своего рядом с моурновским демоном, потом раскорячено побрел к двери таверны.

"Звенящая тетива" явно была злачным заведением Абасира. Большой полутемный зал со стойким запахом спиртного, в столь подходящее время был переполнен разношерстными посетителями, полуголыми женщинами всех рас. Кругом стоял гул голосов, хохот, визг. Словом, веселье тут было в разгаре, когда они пробивались сквозь эту толпу к стойке у дальнего конца зала.

Обрюзглый тавернщик за стойкой торопливо разливал по кружкам горячительные напитки из пузатых кувшинов, которые батареей стоят за ним на длинной полке. Когда они, наконец, тоже протиснулись к стойке, он и им фальшиво заулыбался, протягивая по полной кружке мутной бурды со словами "с вас по пять медяков". Моурн, отодвинул свою кружку назад и рявкнул, перекрикивая гул:

- Мы ищем рыцаря. Он тут остановился неделю назад. Зовут Гуоно. Где он?

Тавернщик по имени Вринп сразу заметно побледнел и, немного подумав, округлил глаза, опасливо спросил:

- Вы тоже за ним пришли?

Моурн удивленно оглянулся на Грома, потом снова повернулся к жирному тавернщику.

- А кто за ним приходил?

- Так ведь, как поселился у меня рыцарь, спрашивал о нем сначала здоровенный орк, а еще через день по его душу явились сюда служители Вечного. Меня до сих пор трясет, как вспомню их лица. Брр!

- А это кто такие? - удивился Гром обилию заинтересованных в Гуоно странных существ.

Вринп не менее удивленно уставился на Грома, когда Моурн процедил сквозь зубы:

- Жуткие мрази. Позже про них расскажу. - И снова обратился к тавернщику. - Ну и? Пришли те служители, и что дальше случилось?

- Приходили они рано утром. Только светало. Я как их увидел, сразу обомлел. Сначала испугался, что по мою душу явились. Но потом оказалось, их интересует новый постоялец. Узнали в какой он комнате остановился и пошли туда. А потом... - Тут Вринпа розовые щеки снова затряслись. - А потом там, - показал рукой куда-то наверх, - раздался грохот, словно гроза грянула. Я долго боялся туда идти. Когда поднялся в номер, увидел только ошметки мебели и выбитое окно. Только рыцаря и тех служителей уже след простыл. Исчезли они! - снова округлил он глаза.

Моурн и Гром молча усваивали услышанную историю. Потом Моурн со вздохом потянулся к отодвинутой кружке, опрокинул содержимое в рот, сморщился.

- А орк куда делся? - прервал затянувшуюся паузу Гром.

Тавернщик, уже снова разливающий клиентам в кружки напитки, только пожал плечами.

- Ладно, пошли отсюда, - буркнул Моурн, выкладывая из кармана на стойку медяки.

Они вдвоем снова протискивались сквозь толпу, только теперь к выходу из этого притона, а Гром с возмущением думал при этом: "На кой ляд Гуоно в таком гадюшнике поселился?!".

Как оказались на свежем воздухе в полумраке уличных фонарей, Гром переспросил:

- Кто же такие эти Вечные?

- Вечная головная боль Валгоры, - пасмурно ответил Моурн. - Маги костей, что обладают тремя жизнями.

- Это как? - в недоумении спросил Гром.

- Каждого нужно убивать трижды, чтобы окончательно убить. Хотя и один раз прибить такого серьезная проблема. Живучи заразы, как... - так и не нашел с чем их сравнить, только отчаянно махнул рукой. - Круг так и не сумел их одолеть. Только удалось загнать их подальше, в западное нагорье. Там они теперь прочно обосновались.

- Вот оно как! - Гром задумался. - Выходит, Гуоно нужно искать в западном нагорье.

- С ними не стоит связываться, Гром, - уныло проговорил Моурн. - Их не одолеешь даже со своей и моей армией. Даже не представляешь как они сильны и страшны в сражении.

Гром сердито насупился на него:

- А если это они пленили Гуоно? Тогда что?

Моурн в отчаянии помотал головой:

- Тогда ему конец.

- Вот даже как? - свирепел Гром. - Ему конец, говоришь? Так знай! Я один пойду в их чертово логово и вытащу его оттуда. Понял?

Моурн ошалело глядел в яростные глаза пришлого человека и почему-то сразу поверил, что он так и сделает. Не мог понять, почему он, опытный рыцарь с множеством тяжелых боев за плечами, теперь чувствует перед практически незнакомым ему пришельцем из Тарвирии такую внутреннюю робость. Только тряхнул головой, чтобы отогнать пораженческие чувства.

- Ты окончательно решил идти войной на Вечного?

- Да! Окончательно.

Как только он ответил, снова застлал внутренний взор убористый текст сообщения:

"Задание. В одиночку уничтожить Вечного и его служителей. Награда: Покровительство монарха Чуунила. Опыт: 50000. Срок: 7 дней".

Он еще дочитывал, когда Моурн решительно сказал:

- Тогда и мой отряд к тебе присоединится.

Но теперь по требованию системы Грому пришлось отказаться от такой нужной помощи. Задание велит в одиночку идти на супостата.

- Нет, Моурн. Благодарю тебя. Должен один пойти спасать друга.

- Как же так!.. - начал было тот возмущаться, но Гром жестом прервал его:

- Не обсуждается. Лучше дай мне координаты их расположения.

Морн постоял некоторое время в столбняке, потом до него дошло, что Гром уже давно раскрыл карту и ждет появления индикатора обители Вечного. Со вздохом отметил то место на его карте.

- Всё! - кивнул ему Гром, как недалече от западного края карты замигал красный индикатор. - Возвращайся в гильдию и жди меня там.

- Постой, безумец, - с превеликим уважением смотрел теперь Моурн на Грома. - Ночь наступила. Пойдем вместе в гильдию отдыхать. А утром отправишься в путь.

Гром покачал головой:

- Отдыхать, когда там друг надеется на меня?

Гром неуклюже взобрался в седло, сориентировался где остались городские ворота и мелкой рысью при свете ночных фонарей направился туда, чтобы выбраться на просторы Валгоры.



Глава 3.


Багровое солнце уже добралось до зенита, когда вся в пене пегая тревожно прядала ушами у мрачного зева в теле скалы, изогнутой в форме исполинского клыка.

Гром несся сюда галопом всю ночь и все утро. Только раз на рассвете устроил привал, чтобы окончательно не доконать красивое животное.

Всю дорогу сюда не отключал "подчинение живности", но это не всегда помогало беспрепятственно пробираться к цели. На некоторых из здешних хищников магия его не действовала. Тогда они увязывались за ним в погоню. От неуклюжих отрывался за счет скорости, а быстрых на ходу калечил магическими стрелами. Поэтому, без особых задержек добрался, наконец-то, до укрытия магов костей, где предполагалось нынче томится Гуоно.

Гром сошел с вибрирующего от усталости крупа коня, привязал поводья неподалеку к кустам, а сам возвратился к обширному проему пещеры.

Здесь и замер в волнении; судя по полученной от Моурна информации, ему предстоял тяжелый бой. Как бы не подвести админов незапланированным перерождением.

Немного успокоив сердцебиение, полез в сумку, чтобы перекинуть пять фиал с зельем полного восстановления жизни в кармашки кольчуги. Следом активировал Сияние, Булаву и Щит Перуна. Глубоко вдохнул, и с обнаженными клинками в руках переступил черту. Лаз вел зигзагом вперед, где вскоре обнаружился следующий проем.

Яркий свет над головой осветил всю безлюдную карстовую пещеру, в которой сразу же и очутился. Сияние желто-зелеными бликами отражались сверху с бахромы сталактитов высокого свода, сверкало внизу на гранях гребня множества сталагмитов. А среди них змеей извивается четкая тропинка, что ведет к выемке у дальней стены. В ней проглядывался проход дальше, в скальную глубину.

Торопливо ступая по тропе, Гром направился к той самой выемке. Вблизи разглядел грубую дощатую дверцу, на которой свисали с больших гвоздей скелетные ноги.

Гром толкнул дверь, прошел в другую смежную пещеру почти тех же размеров, что предыдущая. Но эта была уже не безлюдной; сразу заметил тут трех ее обитателей. Полупрозрачные обозначения прямо в воздухе над головами: "Страж Вечного" - были их одинаковыми никами.

Эти крупные дроу в серых плащах-балахонах поверх черных лат, напомнили Грому облик крестоносцев из книжных иллюстраций. Разве что в руках держали не двурушники, а короткие копья. Но под подолами мелькали еще эфесы серповидных мечей.

Как только он переступил порог новой пещеры, те трое замерли, удивленно уставились на нежданного гостя. Но как только Гром сделал шаг в их сторону, они снова зашевелились, а один из них зычным голосом прокричал:

- Стой где стоишь, чужеземец!

Гром не среагировал на предупреждение и сделал еще несколько шагов в их сторону. Тут же все трое кинулись ему навстречу, угрожающе нацелив ему в грудь копья; а в другой руке уже сверкали кривые ятаганы. Одновременно над их головами заискрились по призрачному очертанию черепа. Что в них угрожающего заключено он пока не знал.

Гром остановился только, когда до тех оставалось уже пару шагов. Стражи тоже резко остановились напротив.

- Чего тебе тут надо? - злым голосом спросил тот же.

Мелькнула шальная мысль врубить берсеркера и атаковать без лишних слов. Но старые опасения все еще придерживали его от этого шага. Можно и так их одолеть, решил он, злорадно скалясь им в лицо.

- Пришел всех вас истребить, - зарычал Гром, бросаясь вперед.

Мгновенно все три призрачных черепа спикировали на него, словно выпущенные снаряды. Они с грохотом разорвались на кусочки вокруг Грома, не причинив ни малейшего ему вреда. Откуда им было знать про инфернальную защиту нарушителя их логова? Но тут же уже они сами познакомились с Булавой громовержца, когда пущенные в ход ятаганы, а следом и копья, разломились на куски, столкнувшись с парными клинками.

Великое изумление в раскосых глазах было недолгим, потому что тут Гром пустил в ход любимое комбо с вращением. Все трое перерубленные не один раз завалились ничком в обильную кровяну.

Гром отскочил, чтоб не испачкаться, но напрасно. Оставаясь на месте легче было бы их, возрожденных, повторно достать. В ярких вспышках все три врага разом возродились целыми невредимыми, да еще вооруженными новенькими щитами и уже длинными прямыми мечами в руках. Теперь над головами каждого искрились уже по два черепа. Стражи мигом разошлись в разные стороны и с трех сторон разом атаковали Грома.

Маневр дал результат. Гром пропустил два очень опасных боковых удара, пока заваливал противника напротив. Жизнь просела почти наполовину. Но тут, вместо того чтобы попытаться повторить атаку клинками, оба оставшихся невредимыми, решили одновременно отскочить подальше и запустить еще раз в него магическими черепами. Все четыре призрачных снаряда разом грохнули в ушах, на мгновенье ослепив глаза яркими вспышками. За потраченное ими на это время, Гром подскочил к возрождающемуся в третий раз и, не дав ему шанс встать с новым щитом и клинком, в третий раз зарубил его. И на этот раз тот уже с воплем навечно падал на землю, сраженный многократными глубокими порезами от дико клубящихся парных клинков.

Гром со злорадством обернулся к недоумевающим оставшимся двум врагам. Прицельно кинулся в прыжке на крайнего слева.

Подставленный щит, а за ним он сам прорубились надвое. Но сзади успел наскочить оставшийся без внимания и с размаху шарахнул мечом по капюшону. Жизнь скачком скосилась еще на четверть. Гром в ярости развернулся, но ловко отскочившего стража только успел кончиком клинка задеть. А тем временем из вспышки возник второй только что убиенный. Гром со всей накопившейся уже злобой одновременно обоими клинками наискось рубанул по нему. На этот раз в вопле распластался второй окончательно убитый, разбрызгивая кругом остатки крови.

Теперь остался противником уже раз убитый. Пора было поставить жирную точку и на его существовании в игре.

Гром набычился, сотрясая клинками, двинулся на последнего. Теперь уж точно не даст ему шанса исподтишка врезать мечом по голове. Однако тот сразу сообразил чем сейчас кончится его дуэль с пришлым, и стремительно побежал в дальний конец пещеры, где оказалась еще одна дощатая дверь. С истеричным воплем: "тревога!!!" юркнул за нее.

Гром остался один в огромной пещере. С облегчением закинул клинки в ножны, достал и залпом осушил зелье восстановления. Потом лениво побрел к той обнаруженной двери, гадая, сколько там таких теперь окажется.

На этой двери, прибитая ржавым гвоздем, висела тазовая кость от скелета. Сердито ударом сапога сбил ее, а вторым ударом распахнул и саму дверь. Прошел в третью пещеру под скалой и замер в боевой стойке с обнаженными мечами в руках.

То, что предстало перед глазами напрягло его не на шутку. Видел при свете Сияния над своей головой с десяток странных существ, собранных из множества большущих костей. Но что было пугающе странным, эти костяные конструкции быстро то перемешивались костями в нечто единое, то вновь разбирались в отдельные существа. Такое мельтешение в пространстве не давало возможности различать их по отдельности.

Каменные молоты, чем были вооружены эти странные создания преисподней, с той же скоростью перекочевывали от одного к другому. И обмен происходил столь быстро, что невозможно было понять, откуда который может ударить.

Все это представление демонстрировалось пока на достаточном расстоянии от него, чтобы успеть обдумать что делать дальше. Но в голову ничего не приходило.

Тем временем костяная свалка монстров постепенно близилась к Грому. Все ближе и ближе они подходили, пока Гром не сделал открытие: они не могут расходиться в разные стороны. И еще предположил: у них общая скорость передвижения черепашья.

Хоть что-то ободряющее, подумал он. Но это все мало поможет победить этих монстров в близком контакте. Что делать-то? - в отчаянии размышлял Гром, как мелькнула мысль: А ну их! Можно ведь просто добежать до той двери, что вдали различается.

Решение вызвало даже улыбку. Пусть пока доползают к нему, потом обходной спринтерский рывок до дальней стены оставит их с носом, если так можно сказать о куче берцовых, тазовых костях, перемешанных с белеющими ребрами и прочими костями скелетов исполинов, увенчанные поверху порхающими черепами.

Когда мельтешение уже происходило в нескольких шагах от Грома, решил, что пора. Резко рванул в сторону и со всех ног помчался вдоль стены к противоположной стороне. И пока искин разворачивал кучу в обратном направлении, Гром уже добежал до очередной дощатой двери, на котором в этот раз висели прибитые ребра с плетью свисающими скелетных рук. Эти тоже зло сбил сапогом, толкнул створ. Влетел в очередную полость пещеры.

- Ух ты! - только и сумел выдохнуть он, когда увидел куда попал.

Сотня, не меньше, двухметровых богомолов зеленели по всей территории этого подскального помещения. Если это были и не богомолы, то сконцентрировали тут очень их напоминающих существ.

Гром сразу услышал парализующий визг, разом вырвавшийся из сотни пастей. Алый ковер ников резво понесся в его сторону. Уйти от такой атаки было невозможно. А с той стороны двери наверняка уже мельтешат молоты костей.

Бездарная смерть и перерождение с потерей достигнутых успехов у админов становились неизбежностью, когда Гром на автомате полез в опции и кликнул в отчаянии на "подчинение живности".

Пасти ближайших почти вцепились в него, когда по ним пронеслась первая круговая волна магического подчинения.

Эти богомолы мгновенно замерли под напором сзади наседающих. А через секунду и остальные покрылись зеленым ковром.

Гром даже перестал дышать плотно облепленный возле входа гигантскими хищными насекомыми, теперь подчиненными ему. Их огромные зеленые глазища выпучились на него в ожидании ЕГО команды.

Гром вслепую протянул руку назад, толкнул дверь, что распахнулась в полость с костями, и дал мысленную им команду атаковать тех монстров.

Поток насекомых в другое помещение через распахнутую дверь стал похож на слив полной ванны; кругами забурлила в водовороте перед проходом, стремительно потекла туда. А там уже стоял дикий визг и барабанная дробь молотов по прочным хитиновым покровам.

Когда и последние богомолы рванули в другую пещеру, Гром медленно сполз по стене на ослабевших ногах, прикрыл глаза, чтобы немного прийти в себя от пережитого только что. Так он просидел минут пятнадцать, пока слух переполняли звуки битвы в соседнем помещении. Потом уже и сам поднялся, подошел к двери.

Картина перед глазами предстала отрадная: Костяная стена стала наполовину короче, но и четверти стаи богомолов уже не было. И это при том, что триждое возрождение было и у бьющихся там.

Гром сложил руки на груди, прислонился к косяку и удовлетворенно оттуда следил за бойней в центре пещеры. Регулярные вспышки озаряли место битвы монстров. Заново возникающие тут же вклинивались в ряды атакующих. Кости тоже фрагментарно рассыпались и в яркой вспышке собирались заново в общий строй. По богомолам тут же с дикой скоростью дубасили со всех сторон молоты костей, пока сами повторно не рассыпались под натиском жутких челюстей.

Гром заметил, что полчаса магии уже на исходе, поспешил обновить подчинение. Эфирные круговые волны с новой силой подхлестнули еще оставшихся во множестве насекомых к бескомпромиссной атаке. Визг усилился до ультразвука, и мельтешение заметно прибавилось. Увидел, как на секунду отделившееся от общей кучи костей в автономное существо, мгновенно было обгрызено десятком богомолов в крошево. А то, что вспышка при этом не последовало, говорило, что еще короче стала костяная стена. Но и молоты делали свое смертельное дело, дружно добивая во множестве разъяренных чудовищных насекомых.

Эта отчаянная битва длилась еще минут двадцать, прежде чем последнее костяное существо в третий раз не рассыпалось.

Полсотни выживших богомолов застыли на месте с повернутыми к Грому жуткими мордами.

Гром торжествующе воскликнул:

- Молодцы, ребята! А теперь - за мной, шагом марш. - Пошел к следующей двери в глубине пещеры.

За ним потекли остатки пока послушных гигантских насекомых.

Гром повел их к двери, на которой был прибит теперь только череп. Что-то ему подсказывало, что это последнее помещение в этой системе сообщающихся проемов в скале. Может то, что уже череп красовался на двери.

За спиной недвижимо застыли богомолы, глядя, как их предводитель сбивает с досок и этот экспонат и проходит за дверь.

Удивление отразилось в глазах Грома, когда понял, что перед ним не очередная пещерная полость, а великолепный мраморный зал полный латников да магов в серых балахонах. На дальнем конце сверкающего зала высокий постамент стоит, на котором в большом кресле восседает трехметровый скелет с вычурной короной на непропорционально малой черепушке.

Как только Гром распахнул дверь, услышал слева истеричный крик:

- Вот он!!!

Быстро глянул туда и увидел недобитого стража из первой пещеры. Шагнул на мраморный пол, поигрывая сполохами клинков:

- Да. Это я. Пришел освободить моего друга из плена, а вас наказать за его пленение.

Латники разом с треском обнажили двурушники, у магов сразу над головами заискрились по пять-шесть черепов. Все в зале свирепо уставились на неожиданно пробившегося до них самоуверенного пришельца.

Но тут скелет на троне зашевелился, поднял костяную кисть, от чего все остальные разом притихли; клинки уперлись на мрамор, черепа-снаряды стали почти невидимыми. А у скелета, в глазницах засветился фиолетовый огонек, синхронно челюсть подвигалась.

Тут же к Грому посеменил дряхлый дроу в таком же балахоне, что на магах, только черного цвета и прохрипел:

- Вечный спрашивает: кто твой друг, которого ты ищешь тут?

- Его зовут бер Гуоно, рыцарь ордена Заката. Вы его пленили.

Старик сначала закатил глаза, и так простоял с минутку, потом снова глянул на Грома, удивленно сказал:

- Вечный говорит, нет тут твоего друга. И никогда не было. Вечный говорит, что ты ошибся.

Гром недобро оскалился:

- Врете. Я знаю точно, что неделю назад ваши служители приходили по его душу в таверну "Звенящая тетива" и забрали его.

Старик снова закатил глаза. Морщинистое лицо его задергалось, но потом опять обернулся к Грому:

- Вечный говорит, что тебя обманули. Никто не был отправлен в таверну. И о друге твоем никто тут не слышал.

Гром на минутку растерянно задумался: не может быть, что это они со страху перед одиноким пришлым так говорят. Что им стоит подтвердить его слова и атаковать его самого сворой своих латников и магов. Они еще не знают о подчиненных богомолах за дверью. Это для них будет "приятным" сюрпризом под конец. Так, почему отрицает этот скелет его утверждение? И он насупился, но упрямо повторил:

- Врете. Я вам не верю.

Старик в третий раз закатил глаза. Вдруг пронзительно закричал: "А-а-а!", и на глазах у очумевшего от этого Грома, сам стал преобразовываться в бесформенную костяную кучу, наподобие тех, в пещере. Только в два раза выше прежних.

Но Гром не стал дожидаться завершения метаморфоза старика. Тем более, что остальные тут вновь разъярились на него. И даже пуще прежнего. Поэтому, решил тоже действовать. Мгновенно распахнул дверь за спиной с одновременной мысленной командой: "в атаку!", и еле успел податься в сторону.

В мраморный зал стремительно потекла полусотенная зеленая "армия" Грома. Только как можно плотнее прижался у входа к стене, чтобы его тоже заодно не снесло этим потоком.

И тут началось настоящее безумие! Зал сотрясался от грохота разрывающихся черепов-снарядов, визг богомолов реально оглушал перемешанный трубными воплями латников.

Гром не остался на этот раз в стороне. Активировал все свои боевые атрибуты, рванул в сторону скопившихся у пьедестала магов. Их было не больше десятка там. Гром врезался в их толпу как мясорубка. Завертевшиеся в комбо клинки просто взбесились сполохами. Растерзанные сыпались маги под ноги, чтобы вновь возникать в ослепительных вспышках и вновь осыпаться истерзанными. Его атака на магов многих богомолов спасла от окончательного истребления. Черепов их атакующих не стало. Все маги на свою голову безуспешно сконцентрировались на нем, никак не соображая, почему ничего из их смертоносной ворожбы на него не действует. А он тем временем клал их на последнюю смерть одного за другим. Последний окончательно пал у подножья трона, на котором все еще недвижимо застыл трехметровый скелет.

Бросив быстрый взгляд назад, увидел латников, облепленных богомолами. Там шло отчаянное соревнование кто большее число раз прибьет противника. И вроде, верх брали латники. Их было гораздо больше.

Но вот тут ожил до сих пор недвижимый вождь. Скелет поднялся на весь свой немалый рост, вперил горящие глазницы сверху вниз на Грома. Мороз по коже пробежал от этого мертвецкого взгляда.

Вечный медленно спускался по ступенькам на мраморный пол. Дерганой походкой пошел прямо на Грома, не обращая внимания на набежавшего до него богомола. Только пинком отбросил назойливое насекомое далеко от себя.

Неожиданно в костяных пальцах его из ничего стал образовываться огненный меч. И продолжал все больше и больше удлиняться, поливая кругом огнем. Адское пламя не гасло на мраморе пола, и даже глубоко выжигало его, прежде чем погаснуть.

Гром еле успел отпрыгнуть назад, когда скелет взмахнул им в его сторону. Брызги огня попали на кольчугу и продолжали гореть на ней, выжигая ее, словно она из сухой деревесины. Почувствовал острую боль в местах попадания брызг, потому что кольчугу уже прожгло в тех местах насквозь. И жизнь скачком пошла вниз.

- Что за чертовщина! - заорал он не столько от удивления, сколько от множественности очагов боли в теле.

Последние два выжившие еще богомола разом кинулись на защиту Грома, позабыв о наседающих латниках. Но их атака захлебнулась, так и не начавшись. Скелет небрежно взмахнул мечом и в их сторону, а сам продолжил движение на главного врага. Богомолов, посмевших сзади напасть, пожирал тот же адский огонь при каждом новом их возрождении, пока окончательно не истребил.

Ситуация становилась чрезвычайно угрожающей, потому что с другой стороны на него уже двинулись оставшиеся в боевом строю с десяток латников.

Грому ничего не оставалось, как попытаться сбежать отсюда, провалив задание либо... стать берсеркером. Мгновения, что еще ему предоставили враги, это слишком малый срок, чтобы принять взвешенное решение, а внутренний взор уже сделал свое черное дело: вынужденный клик на черную планку "берсерк".

В голове грянул оглушительный набат. Моментально всего его неестественно изогнуло в дугу, одновременно с головы до ног в него потекла невиданная по силе ненависть к этому мерзкому скелету-переростку и к этим латным его прислужникам. Мышцы рывком раздались вширь, а рост - в высоту. Он увидел как замер Вечный и позеленели лица латников. В очередной раз физически почувствовал себя страшилищем Аркадии.

Гром вскинул лапы ввысь, увидел, как перчатки пробиваются длинными острыми кинжальными когтями. Сапоги уже пробились острыми когтями с пальцев ног.

Деформированная перед ним тень приблизительно показала Грому, каким он становится тут и сейчас. Тень эту не его стройный аватар отбрасывает. Такую тень мог отбрасывать только дракон из Инферно. Только крыльев нет у него в отличие от собратьев, но их тени все равно еле заметно отбрасываются на белом мраморном полу.

Гром вскинул глазища к своду потолка и неистово зарычал. Раскатистый рык пронесся эхом по залу, парализуя латников. И даже ставший теперь низким Вечный окаменел с занесенным для удара огненным мечом.

Перед ними возвышался ужас всех долгих веков - инфернальный черный Дракон, питающийся страданиями разумных!

Гром, а может быть уже Дракон, увидел, как от всех тут присутствующих латников сизыми комьями отдирается нечто прозрачное и струйкой впитывается в его торс, прибавляя ему силы. И с каждым комком страдальчески корчатся они, падают сначала на колени, потом вообще сползают на пол. Сохнут там, пока в яркой вспышке вновь не становятся новой порцией его пищи. И все повторяется трижды.

Но это все он фиксировал периферийным зрением. А сам гулко шагнул к уменьшенному Вечному, что все еще замер с вознесенным мечом. Вырвал из костных пальцев опасное его оружие, швырнул в сторону. Но не упало оно со звоном там; испарилось в воздухе, как и возникло.

Гром протянул когтистую лапу, схватил череп с отпавшей челюстью, рывком оторвал его от костей позвоночника, чтобы остальные кости с треском рассыпались по полу. Сжал лапу - череп скрошился на мелкие кусочки. Фиолетовый свет подпрыгнул в воздухе и в вспышке влетел в глазницы занового возникающего Вечного. Тут же лапа Дракона схватила новообразованный череп, и снова оторвал его от позвоночника. И тоже покрошенный осыпался, когда фиолетовый свет залетел в глазницы еще раз возникшего Вечного. В третий раз череп накрылся чероной лапой Грома. И это был уже конец вечности.

С ревом рассыпал в порошок раздавленный череп, чтобы фиолетовый огонек Вечного заплясал в воздухе и навсегда погас.

Дракон сделал неуклюжий шаг назад и злобным рыком оглядел поле брани, вибрируя от ненависти ко всему истребленному только что здесь.

Смертельная схватка завершилась его дикой победой, а Гром рывком возвращался в свои прежние габариты. Безумно вращая глазами наблюдал, как рассеиваются звериные страсти, делая его все человечнее и человечнее. Он уже забыл, что оборачивался кровожадным зверем. Об этом вспомнил только теперь, когда заметил, что опять рваные дыры на перчатках и сапогах остались от когтей. А тут ко всему вновь испытал откат.

Гром застонал, схватился за голову, потому что она не просто закружилась, а еще безумно заболела. Стреляющая боль в глазницах почти ослепляла. Неигровые боли переполнили все мышцы тоже. Их хватала то судорога, то полнейшее бессилие. Все эти метаморфозы долго корчили его. Наконец, и они отпустили.

Гром затуманенным взором оглядывал место казни Вечного и его приспешников, когда система торжественно заявила золотистыми строчками:

"Задание выполнено. Вы в одиночку уничтожили Вечного и его служителей".

Не успел дочитать, как вдобавок грохнули фанфары под фонтан фейерверков. И выскочило еще одно сообщение: "Двадцать седьмой уровень".

Но сейчас Грому было не до продвижений. Он не знал, где же все-таки держат в плену Гуоно. Уже сомневался, что тут. Но как такое возможно понять? Ну, никак!

Гром в отчаянии вышагивал по залу, отшвыривая сапогами, попадавшие под ноги посмертные дары латников. Даже не хотелось глядеть, что те оставили после себя. Его только болезненно мучил вопрос: где же томится в плену его друг, раз он не здесь?

В голову ничего не приходило. Поэтому, наконец, принял решение вернуться в гильдию к Моурну. Может он что вразумительное сообразит по этому поводу.

Гром понуро побрел назад через пещерные полости, теперь сиротливо безжизненные после его нашествия. Прошел карстовые пещеры и выбрался на свежий воздух только-только наступившего утра.

Пегая лошадь за это время основательно объела куст и теперь приветливо помахивала ему хвостом. Гром ласково погладил коня, почесал за ушами.

- Сейчас поскачем домой. Дай только разобраться с очками, - прошептал ему на ухо, отошел и присел на пенек.

Первое, что заметил, открыв характеристики, так это новообразованную характеристику: "Верховая езда" уже с показателем, равным пяти. Видать, нагнал столько за время езды на своей пегой лошадке. Добавил туда еще пятнадцать, чтобы быстрее и качественнее скакать в будущем, а другие пятнадцать по пять накидал в Силу, Ловкость и Выносливость. Получил в результате следующее пока:

Живучесть 100,

Сила 30(10),

Ловкость 30,

Выносливость 30(10),

Акробатика 25,

Атака 30(10),

Скорость 10,

Меткость 10(10),

Следопыт 14,

Мастерство 10,

Верховая езда 20,

Урон от оружия (ближний бой) 20,

Урон от оружия (дальний бой) 5,

Защита (физическая)10(10),

Защита (духовная) 20(10),

Восстановление 30(10)

Удача 39,

Интеллект 40(10),

Смекалка 1.

"Чтож. Совсем неплохо", - подумал он, любуясь увиденными величинами. В следующий раз поднимет и остальные важные характеристики. Хотя, судя по общей величине опыта, равной 140250/150500, до двадцать восьмого еще не скоро докатит.

- Ну, да ладно, - поднялся с пенька Гром. Пора возвращаться.


ОКБ "Аркадия" 09 ч. 45 мин.

- Александр Андриевич, срочно зайдите ко мне! - Администратор главной первой зоны Перумов сердито бросил трубку на аппарат и вновь испытующе поглядел на Ярославского. - Вы это точно определили причину метаморфозов, Пантелей Антонович?

- Безусловно, - кивнул главный специалист по игровым отклонениям. - Других причин не может быть.

- А вы что на это скажете? - обернулся Перумов к Борисову. - Возможен такой переток программных данных из закрытой базы?

Борисов неопределенно пожал плечами, одновременно кивнул. Впервые Перумов видел растерянность на лице этого вечно самоуверенного программиста. До сих пор ни одно отклонение в Аркадии его никогда не смущало. Всегда он заранее знал что именно не так и как это можно исправить. Но сегодня с утра обнаружилось нечто из ряда вон выходящее, что ошарашило не только всех остальных руководителей проекта, но даже его. Поэтому он неуверенно произнес:

- Если переток программных данных из закрытой базы все-таки произошел, нужно будет мне тщательно изучить этот процесс. Возможно, мы наткнемся на новые возможности виртуальности.

Перумов ошарашено поднял брови:

- То есть?

- То есть, можно на этом строить компоненты невиданных до селе сюжетов, - сердито разъяснил Борисов. - Каждому дураку это понятно. А вам нет?

Перумов и Ярославский только смущенно хмыкнули, потому что действительно пока не представляли себе перспективы из злостного разрушения программ таким варварским способом.

Сделав небольшую паузу, Перумов снова обратился к Борисову:

- Ну, а пока скажите, Борис Викторович: можно будет восстановить предыдущие состояния программ?

- Почем я знаю! - вскочил с места Борисов и зашагал по кабинету. - Я с таким артефактом еще не сталкивался. Требуется время для анализа процесса.

Тут раздался стук в дверь, в проеме застыла спортино подтянутая фигура Кратовича.

- Проходите, Александр Андриевич. Садитесь, - недружелюбным голосом приказал Перумов.

Кратович обвел присутствующих недоуменным взглядом, торопливо прошел к столу шефа и сел.

- Так вот, любезный, - Перумов подался вперед. - Скажите нам, дорогой вы наш Александр Андриевич, какую вы приписывали программную строку к качествам нашего подопечного аватара, о чем вы на днях говорили?

Кратович удивленно поморгал, потом тихо проговорил:

- Это, чтобы он мог носить защитный инвентарь Исчанова? Так, ничего особенного. Совместил доступы, и всё. А что такое?

- И всё? - подбежал из дальнего угла к нему Борисов. - Доступ к инвентарю не может привести к перетоку программных данных из закрытой базы. Что еще вы изменяли?

- Нни...чего... Какой такой еще переток? - побледнел Кратович.

Тут Борисов застыл в ступоре, глаза остекленели. Все с тревогой уставились на него.

- Стоп! - Вдруг очнулся он, хлопнул себя по лбу. - Программу конструкции обитателей Инферно разработали мы вторично на базе новых требований министерства. Верно? А в требованиях было самовосстановление боевых летательных аппаратов аналогично уникальным предметам.

Все остальные втроем, пока ничего не понимая к чему клонит Борисов, застыв, внимательно его слушали.

А эти аппараты вообще-то не предметы, а... живые существа. Драконы! Если аватар употребит в пищу, предположим, мясо дракона... это же тот самый программный доступ, черт побери!

В наступившей тишине первым пришел в себя Перумов и охрипшим голосом возразил:

- Это невозможно. Убитые драконы, как и остальная живность со смертью отключаются от баз. Не мог же аватар живого дракона есть. Разве что... кровь из раны пить.

- Или случайно брызнет в рот, - неуверенно добавил Кратович. - Тогда моя программная строка может расширить доступ за пределы инвентаря.

- Похоже на правду, - кивнул ему Ярославский. - Видимо, такое случайное стечение обстоятельств и привело к появлению артефакта.

- Что же теперь можно сделать, если это так? - схватился за голову Перумов. - Наш подопечный оборачивается монстром. Как исправлять будем ситуацию?

- Подумать надо, - буркнул Борисов.




Глава 4.


До врат Абасира добрался к позднему вечеру того же дня. Десятка в верховой езде оказалась очень кстати; придала ему и дополнительную скорость, и легкость в управлении чутким скакуном.

Быстрая скачка под "подчинением живности" и частые полеты за спину магических стрел помогли без проблемных задержек скоро доскакать до города. Тут он, наконец, позволил почти загнанному коню перейти на шаг до самых ворот гильдии. Передал животное обеспокоенному конюху, а сам устало побрел вовнутрь, мимо салютующих ему рыцарей-стражей.

Во дворе мало было народу, а те, что были, живо обернулись в его сторону, с интересом провожать его взглядом до самой казармы. Но не успел войти туда, как в дверь выскочил сам Моурн. Он взъерошено кинулся в его сторону, восклицая:

- Ты сумел! Ты сумел!

- Эй, постой, - удивленно остановился Гром. - А ты откуда уже знаешь?

Моурн, крепко обнял его за плечи и с широкой улыбкой на счастливом лице закричал:

- Так все уже знают! И монарху доложили с утра. Круг магов по эфиру донес сюда эту новость. Ну, слов нет какой ты герой!

- Прекрати хвалить, - смурно отстранил его руки Гром. - Я не нашел там Гуоно. Значит, все даром.

- А! - растерянно покивал Моурн. - Это, конечно, печальная весть. Но ты изничтожил один то, что не под силу было до сих пор целой армии воинов и магов.

Гром печально поглядел на восхищенного рыцаря. Не скажет же ему, что не он их там громил, а инфернальный Дракон это сделал, да магия подчинения немного помогла. Сам в одиночку еле с двумя стражниками у входа справился. Только уныло проговорил:

- Забудь. Лучше подумай, где теперь искать Гуоно.

Моурн пожал плечами, уставился на темнеющее небо. Потом еще раз пожал плечами:

- Понятия не имею.

Ладно, - уныло подытожил обсуждение Гром. - Есть тут где достать вино?

- Пошли ко мне, - оживился Моурн. - У меня припасена бутылка.

Они вдвоем прошли вовнутрь казармы, и пошли по коридору к крайней двери. В комнате Гром сразу скинул плащ, приземлился на свой диван, устало протянул ноги в ожидании обещанного вина.

- О, боги! - тут только Моурн заметил пять выженных дыр в кольчуге Грома. - Кто сумел такое натворить с твоей легендарной кольчугой?

- Адский огонь Вечного, - скосил глаза на грудь Гром. - Ну, ничего. За день, другой восстановится сама.

Моурн протянул ему полную до краев кружку, сам с такой же присел рядом.

- За твой подвиг! - с улыбкой протянул он свой.

Гром неохотно чокнулся с ним и торопливо осушил до дна кружку. Вино оказалось достаточно крепким напитком, потому что почти сразу его отпустил унылый напряг дня. Даже немного повеселел.

- Ты вот что, - пролепетал он, протягивая опустевшую кружку под бутылку в руках Моурна. - С утра пошли в обитель Вечного несколько воинов. Пусть соберут что там осталось от тех убиенных. Мне недосуг было этим заниматься.

- Ладно, - живо откликнулся рыцарь. - Соберут.

- Все тамошнее твоя добыча. Будет оплатой за твое гостеприимство.

- Да брось ты! - возмутился Моурн. - какая еще оплата?

- И еще неплохо бы сильного мага туда командировать. Может, какой тайник там есть.

- Не вопрос. И это организую, - наполнил он кружки снова. - Что скажешь, сделаю. Только попроси.

- Прошу. Придумай: где найти мне друга? - вздохнул, выпил и вторую порцию вина залпом.

Моурн с интересом глянул на прилегшего огорченного Грома, и с завистью в голосе прошептал:

- Мне бы такого товарища найти. - Потом отошел к своей кровати и оттуда добавил: - Спокойной ночи, герой. - И тоже улегся.

...

Утром первым проснулся Моурн. Не стал будить Грома, а первым делом пошел в общую казарму давать распоряжения воинам по поводу обыска разоренного обители Вечного. В его отряде был и умелый маг. С ним он отдельно оговорил его задание, тоже отправил с выделенной группой. Затем вернулся назад, чтобы разбудить Грома и пойти с ним завтракать. Но когда вошел в комнату застал Грома на ногах.

- Я думаю, что нам снова нужно допросить того парня в камере, - сразу перешел к делу Гром. -Прямо сейчас. Нельзя терять время.

- А может, сначала позавтракаем? - неуверенно начал было Моурн, но Гром был неумолим. Буквально силой потащил его в сторону карцера.

Очень скоро они уже входили в камеру, где все еще в отчаянии томился безымянный дроу. Как они вошли к нему, он с надеждой вскочил на ноги:

- Отпускаете?

- Нет, - сурово ответил Моурн. - К тебе еще остались вопросы.

- Какие еще вопросы? - уныло сел обратно в углу на каменный пол.

Гром свирепо поглядел на него:

- Первый вопрос: почему ты так уверенно собирался подписывать с нами договор о поставках, если даже точно не знаешь где Гуоно?

- Я же поставил за ним следить орка, - со страхом в глазах оправдывался парень.

- И что? - сердито надвинулся ближе к нему Гром. - Орк что, смог бы задержать рыцаря?

- Нет... наверное. Но проследил бы куда идет.

- Что с того тебе? Пришел бы, к примеру, сюда, в гильдию. И как ты получил бы у него товар, если бы он отказался тебя в посредники брать? А ты так уверенно собирался подписывать договор. Что-то ты темнишь, приятель.

Дроу насупился, потом пробурчал:

- Ладно. Скажу правду. Орк забрал его из таверны и отвел куда-то.

Тут засвирепел Моурн:

- Ах ты тварь! Снова врать вздумал? Кто может запросто забрать такого рыцаря, как бер Гуоно? Он бы на месте положил десяток твоих орков, и не вспотел бы при этом.

- Его сначала споили дурманом, - еще ниже опустил парень голову.

Гром и Моурн переглянулись. Теоретически такое было возможным делом.

- Нужно и это проверить, - прошептал Гром Моурну. Потом спросил у парня:

- Как зовут того орка, и где его могу найти?

- Его имя Громаш. Он главный убийца Коробейника. Но до него вы не сможете добраться.

- Это не твоя забота. Где его мне найти?

- Не ведаю, - пожал тощими плечами парень. - У него нет определенного места. Только Коробейник может знать где он сейчас.

- Значит, спрошу у него, - зло сверкнул глазами Гром. - А ты еще тут посидишь, пока все не прояснится. Прощай. - И он, кивнув Моурну на выход, сам вышел вон из затхлой камеры.

Как выбрались снова во двор, пасмурный Моурн сказал:

- Все больше и больше не нравится мне этот скользкий тип. Прикажу охране не спускать с него глаз.

А Гром рассеянно добавил:

- И опять он лжет. Но это единственный след пока что. Поэтому, немедленно отправлюсь на поиски Коробейника.

- Хотя бы один денек отдохни, - возмутился Моурн. - Ты же только из тяжелого боя выбрался.

Гром только покачал головой, затем раскрыл карту Валгоры:

- Покажи, место, где мне искать Коробейника.

Моурн тяжко вздохнул, следом на карте, на самой восточной ее окраине, замигал оранжевый кружок, подписанный: "схрон Коробейника".

- Разведка ордена в последний раз вон там обнаружила его новое логово. Но, к сожалению, я не смогу с тобой идти на него, - сокрушенно помотал он головой. - Иначе сатрапы монарха живьем съедят меня. Опять придется тебе в одиночку разбираться.

- Не впервой, - бледно улыбнулся Гром. - Разберусь. Только попрошу тебя быстрого коня одолжить мне.

- С быстрым трудно тебе будет справиться.

- Теперь нет. Уже освоил верховую езду.

- Правда? - восхитился Моурн. - Когда это успел? Ладно. Прикажу лучшего тебе выдать. Пойдем.

Он повел Грома до конюшен, где сам нырнул туда, чтобы лично отобрать скакуна для его нынешней миссии. Вскоре конюх уже подводил к нему безудержно перебирающего копытами коня светло-буланой масти.

На длинной шее знаменем развевалась черная, как смоль грива, а в глазах искрился золотистый огонек непокорности. Непривычные глазу плавные движения выдавали скрытую в его коротком торсе могучую силу.

Гром с восторгом принял поводья из рук конюха, благодарно кивнул Моурну и одним прыжком очутился в высоком седле.

Буланого словно этим самым завели. Звонко заржал и понес седока галопом в сторону городских врат.

Вывел Гром скакуна на просторы завратные, сориентировался по компасу в северо-восточном направлении и, не мешкая больше, пустил залетного в бешеный галоп, на ходу активируя "подчинение живности". Впереди ожидается целый день передвижения в таком скоростном темпе.

...

В наступающих сумерках донес Грома замученный конь к кромке бушующего аркадского океана.

Тяжким оказался путь сюда по нагорью. Сам ландшафт местности противился их передвижению, не говоря о множестве встреченных разнокалиберных хищников, что выскакивали из самых неожиданных укрытий на трудном пути. Однозначно, на пегой лошадке добирался бы пару дней. Но после десятка в характеристике его буланый новый конь оказался молниеносной. Так и не смогли здешние хищники с ним состязаться в скорости. Всех обставил по пути, шельма. Ни разу не понадобилось магическими стрелами тех притормаживать.

Гром вгляделся вдаль по побережью и заметил в наступавших сумерках контуры прибрежных строений. Индикатор указывал туда, поэтому пустил коня аллюром в том направлении.

На фоне мрачного закатного неба по правую руку накатывали массивные волны в белых гребнях. С грохотом бились о каменистую твердь берега и бессильно откатывались назад, оставляя за собой среди галек кучу ила и ракушек. По левую руку возвышались причудливых форм скальные образования, мрачно чернеющие во всем обзоре по эту сторону. Оттуда доносились рыки, протяжный вой выбравшихся на охоту ночных хищников края. Однако внимание Грома сосредоточилось не на сторонах, а впереди, где все четче виднелись в сумерках огромные каменные кубы, из которых был собран ближний борт высокого пирса.

Вскоре он уже достиг широких ступенек, ведущих на его верх. Конь, осторожно перебирая копытами, взобрался по ним на широкую ровную площадку, откуда открылся глазам Грома весь пирс.

Тут стало видно, что берег на сотни метров скован в ровное и широкое каменное покрытие, на пару метров выше накатывающих волн. Видел множество больших парусных кораблей, судя по хищным очертаниям, далеко не торговые, мерно раскачивающихся с двух сторон десятков широких причалов. Еще остовы стольких же кораблей, которых еще строили на берегу. Правда, корабельщиков сейчас тут не было. Зато горы заготовок возвышались возле.

А по левую сторону в ряд возвышались длинные одноэтажные строения складских помещений. В это время суток все их ворота были уже заперты. И народу на пирсе почти не было. Только в отдалении заметил несколько кучкующихся, судя по их одежде, здешних грузчиков.

Гром направил коня к другим широким ступенькам, уже ведущим на сам пирс. Шагом пустил к ближайшей кучке.

- Добрый вечер, работяги, - улыбнулся он им не сходя с коня.

Тут были трое: дроу, орк и гном. Они испытующе уставились на него, не отвечая ответно на приветствие. Но потом орк сердито прогудел:

- Че надо от нас?

- Да, ничего. Просто хотел спросить: есть тут место, где можно переночевать?

- Нету, - отвернулся орк.

- Ладно, - подал коня дальше. Отъехал немного от них, открыл карту.

"Черт побери!" - встрепенулся Гром. Его собственная метка со стрелочкой оказывается только что налезла на оранжевый кружок, подписанный "схрон Коробейника".

Гром недоуменно огляделся: и где тут есть схрон? Оставался лишь один вариант: под ногами. И, скорее всего, вход туда со стороны океана. Иначе не был бы схроном. Выходило, что нужно спускаться с пирса к воде. А для этого нужно где-то пристроить буланого. Но куда можно пристроить на голом пирсе?

Гром сошел с коня и решительно повел за поводья к ближайшим складским воротам. Долго стучал, пока не открылась узенькая прорезь глазка.

- Чего тебе? - глянули оттуда раскосые глаза.

Гром протянул в щель серебреную монету:

- До утра нужно присмотреть за моей лошадкой. Возьмешься?

- Здесь тебе не конюшня, - сиплым голосом огрызнулся владелец глаз, но потянулся двумя пальцами в щель за монетой. - Ладно. Присмотрю.

Глазок захлопнулся, следом со скрежетом затворов распахнулся створ ворот, и Гром увидел хилого низкорослого дроу. Тот ворчливо просипел:

- Только до рассвета. Мне не нужен выговор от начальства.

- Договорились, - передал ему поводья Гром, потом помог закрыть за ним ворота.

Облегченно вздохнул и поспешил к краю пирса, где гулко гудели водяные валы в водоворотах. Тут на всякий случай еще раз заглянул на карту, убедился, что не ошибается. Что схрон тут. Пригнулся, заглянул за край и увидел совсем у воды узенький каменный бурт. А чуть слева от того места, где стоит - прибитую к стенке пирса бронзовую лестницу. Недолго думая, перемахнул за край и по той лестнице спустился на тот буртик. Сразу же по нему стали шлепать накатывающие волны, стараясь снести его в воды океана. Но он уже заметил на уровне головы дополнительно прибитые скобы, держась за которые можно тут передвигаться направо от лесенки. Что он и сделал.

Каменная дорожка повела его прямо до квадратной выемки в теле пирса, заглянув куда увидел небольшую массивную железную дверь, что уже от времени успела покрыться коркой ржавчины.

Гром понял, что дошел до входа в схрон Коробейника. Теперь бы попасть туда.

По стенке достиг двери, дернул за торчащую из нее рукоять, но дверь не поддалась. Несколько раз подергав, понял, что она надежно заперта. Сердито зыркал кругом глазами в поисках решения возникшей некстати проблемы, как вспомнил про странный ключ, что забрал у того скользкого дроу, что сейчас томится в казарме ордена. Как раз по размеру здешнего запора. Быстренько достал его из сумы, вонзил в замочную скважину, попробовал повернуть. И, хотя с усилием, но ключ с характерным щелчком провернулся.

Облегченно вздохнув, Гром снова дернул за рукоять: теперь дверь со скрипом поддалась, открывая проход в темный узкий лаз за ней.

Воодушевленный успехом он врубил Сияние, ярко осветился полузатопленный длинный тоннель устремленный далеко за пределы пирса.

Гром прикрыл за собой железную дверь и, шлепая сапогами по воде, пошел по нему вглубь все дальше и дальше от входа. На пути мельтешили стайки крыс, бусинками глаз сверкали из всевозможных щелей и проемов. А вскоре каменное отверстие в земле продолжилось металлическим продолжением уже в трубе такого же размера. Теперь к тому же гулко отдавались шаги всплесками луж. А труба эта постепенно прогибалась в сторону и вскоре уже вывела к концу прохода: к очередной двери на пути. Но тут она уже была деревянная.

Гром толкнул ее створку сапогом, и она распахнулась настежь, пропуская его уже в сухое квадратное помещение. Сразу увидел тут местного обитателя. Это был массивный двухметровый орк, в кожаной броне и с огромным арбалетом на широченной спине. На поясе висел не меньших габаритов ятаган.

Как Гром показался в проеме, орк живо кинулся в его сторону, срывая с пояса свое холодное оружие.

- Как ты сюда попал? - зарычал он, угрожающе поднимая страшный меч над головой.

Гром же, как прочитал ник орка, мысленно поздравил себя с первой тут удачей.

Его звали Громаш. Один из разыскиваемых им. И, к тому же, почти его тезка. Поэтому весело подмигнул ему, от чего орк озадаченно уставился на нарушителя схрона. А тем временем Гром уже кликнул на "Булаву Перуна", вырвал из-за спины парные клинки и, продолжая улыбаться, пошел на одного из главных убийц Коробейника. Орк сначала завис от такого бесстрашного поступка новоявленного к нему, но быстро очухался и, злобно насупившись, со всех сил рубанул по наглому человечику, что посмел обнажить на него клинки. Гром с ожидаемым результатом, подставил под удар оба клинка, да так, чтобы ятаган орка развалился на три куска. Как такое произошло? А теперь окаменевший от неожиданности орк зажимал обеими руками только эфес с огрызком лезвия, Гром юлой провертелся за его широкую спину и коротким взмахом перерубил надвое огромный висевший там арбалет. Даже чуть не рассчитал силу, полоснуло и по броне. Кровь тут же окрасила висевшие обломки, потекла по спине до ног. Тут же вращением очутился перед его застывшим лицом и еще раз весело ему подмигнул.

- Хрр... - только сумел выдавить из себя орк, уставив зенки на Грома.

- И тебе не хворать, - засмеялся Гром. - А теперь мы с тобой еще поговорим, прежде чем продолжим дуэль. Ты не против?

Орк, все еще крепко держа в обеих руках огрызок ятагана, отрицательно качнул башкой.

- Хорошо, - Гром закинул клинки в ножны, присел на краюшек стола возле застывшего орка. - Сначала скажи мне, тезка: где сейчас находится Коробейник?

- Шеф? Уходил в Абасир клиентов искать. Два дня как не возвращается.

- И где он может быть там, в городе? - заинтриговался Гром интересной новостью.

Орк энергично пожал плечами и тут же болезненно скривил рожу. Одновременно кровь интенсивно покапала у ног.

- Клиентов ищет. Откуда мне знать точно? Наверное, у латника спрашивает, у сатрапов интересуется. Да, где угодно там может быть. Он шустрый и невидимый, когда пожелает.

Гром стремительно соскочил со стола, схватил орка за рукав:

- Что ты сказал? Невидимым становится? А ну, опиши мне его поподробней.

- Там и описывать нечего, - удивленно поглядел на него орк. - Шеф наш дроу неприметный. Только большим авторитетом пользуется у властных сатрапов. Говорят, он незаконный сын главного советника монарха. Вот так-то! - горделиво покивал ему главный убийца.

- Ага! - крепко задумался Гром.

Это заметил и орк, попытался незаметно улизнуть в дальнюю дверь. Но, к его сожалению, Гром пришел в себя в самый последний миг и быстрым движением вновь перехватил его за рукав.

- Разговор с тобой еще не закончен. Теперь расскажи мне, как вы стерегли рыцаря Гуоно в "Звенящей Тетиве".

- Какого еще рыцаря? - округлились зенки орка. - Не знаю я никакого рыцаря.

- Как это не знаешь, если сам твой шеф велел за ним следить и убивать потенциальных его покупателей? Вспомни как следует.

Орк задумался, что проявилось в тупом уставлении на пол, Потом поднял голову и отрицательно покачал головой:

- Не было такого.

- Вот как? - Теперь Гром был уверен, что обманул его тот парень Коробейник, а не орк врет. Выходит, нужно снова потолковать с "шефом" в карцере. - А если у других бандитов спрошу? То же самое скажут?

- Да, - уверенно кивнул орк. - Не было такого. Мы не знаем ни о каком рыцаре.

- Чтож, со вздохом поднялся с края стола Гром. - За честные ответы ты заслужил быструю смерть.

Не успел орк испугаться, как вжикнул один из клинков Грома, и орочья голова в кровяном фонтане кубарем покатилась на другой конец комнаты.

Гром переступил через лужу крови, направился к новой двери. Распахнул и увидел такую же комнату, только побольше, и погруженную в полумрак. Еще тут лежанки расположены в ряд. Почти на всех уже мирно дрыхало прямо в кожаных бронях и при оружии разношерстное бандитское воинство Коробейника.

Гром снова активировал уже погасшее Сияние и заорал:

- Подъем!

Подействовало отменно: все разом повскакали с мест, выхватывая кто клинок, кто арбалет. И все разом сонно уставились на скомандовавшего, откуда-то взявшегося человека.

- Эй, а ты кто таков? - подал голос один из ближе всех оказавшихся.

- Я - закон. Пришел покарать вас за все злодеяния, что вы чините в Валгоре.

Подействовало отрезвляюще. Все разом организованно перестроились в позицию атаки на него. Защелкали заводимые тетивы арбалетов.

- Уходи отсюда, пока цел, - закричал кто-то из толпы бандитов.

Гром активировал все защитные и атакующие атрибуты, был уже готов выполнить взятое задание. Поэтому ответил толпе:

- К сожалению, не могу вам сделать подобного предложения. Вы все сейчас умрете.

Тут же к нему устремились наточенные болты. Но ожидая их выстрела, Гром уже готов был на миг упасть на колени и вновь вскочить. Дверь за спиной оказалась протыканой десятком болтов.

Гром ринулся в атаку. С большой легкостью одним прыжком преодолел расстояние до ближайших и мощно атаковал обеими клинками сразу нескольких под рукой оказавшихся. Все они, кто не сразу упал, были мгновенно заморожены и теперь фатально тлели до окончательного исчезновения из Аркадии. В задних рядах заметил согбенных арбалетчиков, торопливо натягивающих заново тетивы. Прыжок через головы тлеющих удался достаточно высоким за счет четвертака в Акробатике. И уже приземлился среди тех. Вертушка прошла стремительная. Теперь и тут восьмеро из арбалетчиков так и остались замороженными и тлеющими в согбенном положении. А Гром уже косил дальше.

Правда, шесть, семь ответных ударов он все же пропустил. Не смотря на Щит и высокую броню, жизнь скосилась почти до половины. Но он не задерживал ни на секунду очередность комбо ударов. От тридцати из банды в комнате, теперь оставалась маленькая горстка. Прижались кучкой в углу, опасливо выставив перед собой лезвия клинков.

Гром совершил еще один рывок туда, завертел мельницу. Теперь мог отскочить и наблюдать, как последние из отряда Коробейника, став кусками льда, смертельно тлеют, и по очереди падают на пол.

Все кончено! - кинул Гром клинки в ножны. Оглядел эту комнату и двинулся к сундуку возле книжной полки со свертками пергаментов.

Откинул крышку. В сундуке сиротливо лежал фолиант да кошель на нем. Гром поднял сначала кошель. Не заглядывая, бросил в сумку, потому как знал точно: там пять сотен золотых. Следом поднял фолиант в тисненной кожаной обложке и прочел, что и это обещанная системой ему награда: Книга Врат I.

Не откладывая в долгий ящик, раскрыл ее. Как и в прежние разы, она сразу же со звоном рассыпалась и исчезла в искорках. А заглянув в "способности", увидел, что оказывается, эта книга открыла ему портал в Храм Валгоры.

Тут больше ничего интересного не было. Разве что еще эти непонятные свитки. На всякий случай несколько их закинул в сумку и пошел назад.

Понятно, что задание еще не полностью выполнено, потому что Коробейник жив. Не будет ему уважения жителей Абасира, пока тот еще дышит в той затхлой темнице.

Так подумывая, прошел вторую комнату, где до сих пор на полу валялся обрубленный на три части ятаган главного убийцы, проник снова в тоннель, и опять шлепая по водице, прошел весь длинный лаз до океана, выбрался на пирс. Осталось теперь пойти к воротам склада и забрать коня.

На стук долго не было реакции, пока, наконец, снова не открылся глазок.

- Чего надо? - сипло спросил оттуда сонный голос того самого плюгавого сторожа.

- Коня забрать пришел. Открывай.

- Какого еще коня? Убирайся отсюда, пока стражу не позвал, - с треском закрылась щель глазка.

Гром остался стоять в недоумении. Как это, какого коня? Он снова подубасил кулаком.

- Эй! А ну открывай, - закричал сердито.

Щель снова открылась, но из нее на сей раз выглянул наконечник болта. А сиплый голос заявил:

- Убирайся! Нет тут твоего коня больше. Дальше пешком походи, - и хихиканье.

Гром тупо смотрел на ворота, не соображая, что теперь делать. Начнет дебоширить, вламываться, действительно стражники явятся. Поди, докажи им, что туда отдавал на хранение коня своего. К чужеземцам вряд ли будет у них особое доверие. Еще в кутузку засадят. Иди доказывай потом, что ты не верблюд. Лучше пока оставить вора в покое. Потом с ним разобраться. Гром на прощанье еще раз пнул ворота ногой и пошел в сторону ступеней.

Была уже глубокая ночь. Со стороны океана веял довольно холодный ветерок. Только плащ спасал более менее, чтобы не окочуриться совсем.

Гром взобрался на каменную площадку, там присел на выступ и задумался: ждать здесь до утра, пока откроются ворота складов, чтобы взять воришку за грудки или сейчас отвалить в гильдию, потом прийти с подмогой, на случай конфликта со стражами порядка? В конце концов, остановился на втором варианте. Уж очень не хотелось куковать тут до утра в холодном ветрище.

Был у него теперь только один путь до дивана Моурна: портальный. Так он и поступил. Влез в способности, кликнул для начала на переход в Храм Валгоры.

Мигом все вокруг завертелось, рассыпалась на фрагменты, и он уже сидит спиной облокотившись к звездному алтарю, и в полном одиночестве. А к нему тянутся с пяти пьедесталов сверкающие в полумраке нити флюид.

Как так? - поднялся на ноги Гром. - Пятый откуда взялся? Присмотрелся и увидел, что новая нить тянется от статуи гнома. Выходит, сам не заметил, как наградили еще одной печатью. Значит, уже есть возможность освоить дополнительную храмовую руну.

Кстати, может есть что-то новенькое уже в опциях, а он и не заметил его? - полез Гром проводить ревизию в опциях. И на самом деле нашел новенькое!

Обрадованный смотрел на новую, светло голубую планку: "Сущность вещей", возникшую в его параметрах. Подумал про себя: интересно, о каких сущностях идет речь? - экспериментально кликнул на эту планку.

И тут произошло для Грома совершенно неожиданное: все предметы вокруг него покрылись обозначениями! Перед всем, на что кидал взгляд, мелкими белыми буковками возникали в воздухе их названия и характеристики. Тут же над алтарем прописалось: "храмовый "звездный" алтарь". Все шесть скульптур теперь тоже поименно прописались.

Гром взглядом пробежал по ряду возникших имен: Кратаран, Хрос, Перун, Борбор, Несару, Яроспан. Как последним прочел имя бога гномов, тут же выскочило системное сообщение:

"Задание выполнено. Вы узнали все шесть ников администраторов игры Аркадия".

Эх! А он-то уже и подзабыл про то задание!

Гром благодарно кивнул статуе гнома, прошел в сторону прикрытой узкой двери.

Оказался в ночном мраке на мраморных ступенях. По ним тихо спустился до фонтана, над которым теперь висели белыми буковками слова: "Целебный храмовый фонтан", и прежде чем скинуть тут личный портал для перехода к вожделенному дивану, ополоснул лицо в серебристой струе, ощутил, как восстанавливается его жизненная сила.

Освежившись, еще вспомнил, что задание обещало некую скрытную награду ему. Что могло быть такой наградой, ломал он голову, пока не заглянул в сумку. Сначала и не обратил внимание, что личных порталов количество резко возросло. А как заметил - восхищенно заулыбался; их количество вместе с имеющимися у него достигло теперь двадцати двух. Вот это удача! Дали возможность не особо их экономить. Сразу скинул один из них у фонтана, после чего уже кликнул и на "переход" в комнату Моурна.

...

Тяжелые тучи за окном пробили первые лучи нового дня в Валгоре, пробудили только недавно уснувшего Грома. Но он легко поднялся с мягкого дивана, потому что совсем не нуждался в отдыхе. Сразу же затряс все еще спящего на кровати напротив Моурна.

- Вставай, рыцарь Заката, - заулыбался он. - Пора идти, свершать правосудие.

Моурн продрал глаза, удивленно уставился на соседа по койке.

- Ты так рано вернулся? - буркнул он сонным голосом. - Я ожидал тебя только завтра.

- А я телепортом перескочил сюда, - пояснил несоответствие Гром. - Коня моего выкрали.

- Как?! - вскочил Моурн с кровати. - Это же был конь советника монарха! Ты хочешь, чтобы меня четвертовали?

- Запросто могут, - беззаботно ухмыльнулся Гром. - Я бы точно четвертовал за потерю такого красавца.

- Да погоди ты шутить, - окончательно пробудился Моурн. - Как это у тебя могли выкрасть коня?

- Ну, так получилось...

Гром присел рядом и рассказал ему про свои ночные приключения. Завершил рассказ, пожимая плечами:

- Что я мог тогда сделать?

- Убить негодяя! - взбесился от услышанного Моурн.

- Ну да. И чтоб стражники повесили меня там же на рее без суда и следствия. Нет уж. Мне Гуоно спасать надо, а не со стражниками пирса разбираться. Давай, одевайся, пойдем в карцер правосудие свершать. А спасением коня позже займемся.

Моурн поднялся, стал натягивать на себя латы.

- А ты уверен, что Громаш не наврал тебе?

- На все сто, - твердо ответил Гром. - Скоро сам убедишься в этом.

Они выбрались из комнаты и через коридор вышли во двор. Увидели множество воинов, гуськом шедшие в сторону столовой.

- Может, и мы сначала позавтракаем? - просительно глянул Моурн на Грома.

Но тот был решительно настроен на другое, более важное дело. Потащил его дальше в сторону карцера.

Вскоре очутились в коридорах этого самого карцера и прямиком направились к камере их пленника.

Как прошли в решетчатый вход, по яростному лицу Грома пленник понял всё. Сильно побледнел и мгновенно исчез.

- Эй! - заорал сердито Моурн. - Опять решил в прятки поиграть? А ну, проявись немедленно!

Но пленник не выходил из невидимости. Моурн решил наощупь его поймать, когда Гром остановил его:

- Постой ка минутку.

Включил инфернальное зрение, тут же увидел истекающие из дальнего угла в их сторону флюиды страха. Резким прыжком очутился там и схватил невидимого дроу за горло.

Тот сразу проявился с искаженным бледным лицом. Разинув рот пытался дышать.

- Так-то лучше, - ослабил Гром хватку. - Теперь скажи мне, Коробейник: где мой друг Гуоно?

Покрасневшие на выкате глаза парня скосились на Грома:

- В таверне... - захрипел он.

Гром недоумевающе обернулся к Моурну:

- В таверне "Звенящая тетива"?

- Д-да... - продолжал хрипеть дроу. - Мы его... в подвале держим...

- Кто это "мы"? - подался к нему Моурн, готовый тоже вцепиться в горло пленника.

- Вринп...

Гром раскрыл ладонь, и Коробейник кулем грохнулся на каменный пол камеры у их ног.

- Выходит, тот тавернщик с тобой в одной шайке? - свирепо спросил Гром.

- Да, - ответил Коробейник, массируя горло. - Он из моих.

Теперь Гром узнал все, что нужно было ему знать. Стремительным движением вырвал клинок и в продолжении движения наискось поразил Коробейника. Кровь хлынула к сапогам, заставила ловко отскочить.

- Теперь пошли в таверну, - засверкал глазами Гром, направляясь к выходу.



Глава 5.


Задание еще не выполнено. Не награжден пока уважением абасирцев Гром. Остается в живых последний член банды Коробейника, подлый врун Вирнп, хозяин таверны, куда они теперь приближались на конях. (Гром снова оседлал пегую лошадку). И они договорились, что не сразу возьмут тавернщика за жабры. Сначала попробуют прощупать ситуацию в его неведении.

В зал, куда вошли, привязав поводья у входа, был полупустым. За стойкой скучал жирный Вирнп. Увидев кто пришел, Вирнп встрепенулся, с прищуром издали поглядывал, как они медленно приближаются к нему.

- Какие высокие гости пожаловали! - фальшиво заулыбался тавернщик, как они оказались возле стойки. - Желаете с утра пропустить по стаканчику вина?

- Собственно, мы по делу, - заговорил с ним Гром. - Хотелось бы сначала осмотреть твои погреба, подвалы...

Вирнп резко побледнел, щеки затряслись в лихорадке страха.

- А чего смотреть-то? Там темно, сыро. Ничего интересного нет.

- Вот и я так говорил рыцарю бер Моурну, - ухмыльнулся Гром. - Говорю, там ничего интересно не увидишь. Так, он утверждает, что это не так. Что там отменные вина у тебя хранятся. Хочет с утра их опробовать. Как говорится, из первых рук. То есть, бочек. Ты не против такой его шалости? А мы заплатим тебе золотом, - достал из сумки недавно приобретенный кошель, потряс со звоном перед его одутловатым лицом. - Ну как? Ты согласен с утрянки хорошо подзаработать?

- Э-э... Согласен, конечно. Только придется немного обождать, пока я освобожусь.

- Подождем, - кивнул Гром.

Кивком показал Моурну на свободный столик возле стойки:

- Заодно и позавтракаем здесь.

Они степенно прошли и сели за столик. А хозяин таверны суетливо собрал на столешницу хлеб, сыр, куски вяленого мяса.

- Сейчас за счет заведения принесу вам фирменный наш напиток, - льстивым голосом заявил под конец. - Такого вина вы еще не пробовали.

Не прошло и пяти минут, снова подскочил к столику, водрузил по центру хрустальный графинчик с розовым содержимым:

- Попробуйте отменное фирменное вино, - снова убежал за стойку. Оттуда он хищно уставился на них.

Моурн уже потянулся к графину, как Гром резко перехватил его руку:

- Стой секунду, - напрягся он. Почувствовал неладное на уровне наития.

Гром вспомнил про свой новый параметр. Влез в опции и кликнул на "сущность вещей". Мгновенно все вокруг накрылось белыми буковками. Все на столе тоже обозначились словами, включая и сам стол. Теперь, среди назойливо мелькающих слов "тарелка", "ржаной хлеб", "сыр", "столовый нож", "вяленое мясо", над графином читалось "зелье, парализующее волю".

- Вот оно что! - прошептал он, выключая полезную планку.

Гром жестом подозвал тавернщика к столу. А тот, не понимая, почему еще не попробовали напиток, посеменил к ним:

- Слушаю вас.

- Садись, - приказал ему Гром.

Как тот присел на краю скамейки, продолжил:

- Ты такой гостеприимный, щедрый хозяин, что мы просто обязаны тебя отблагодарить.

- Да что вы, что вы такое говорите... - помотал тавернщик жирными подбородками.

- А свое расположение у нас принято закреплять выпивая из одной кружки, - протянул ему полную кружку зелья. - Хотим, чтобы и ты вместе с нами выпил это изысканное вино, почтенный Вирнп.

В глазах тавернщика отразился ужас. Он трясущимися руками потянулся к кружке, но так и не решился взяться за нее.

- Я не достоин пить из одной кружки с воинами, - отдернул он руку, вставая с места. - Извините, но меня ждут дела.

- Сядь! - рявкнул сердито Моурн, теперь догадываясь что тут происходит. Вирнп потеряно упал на жирный зад. - Пей говорят!

- Н-нет... - затряс головой тот. - Н-не буду...

Гром вскочил, подошел сзади к Вирнпу, жестко схватил за шею одной рукой, а другой влил зелье в разинутый от боли рот.

Посетители таверны, что тут были, замерев, с любопытством смотрели на то, что творят за крайним столом с тавернщиком. Но никто из них не решился вмешаться в происходящее.

А тем временем глаза Вирнпа осовели, сам весь обмяк и теперь сидел с тупым выражением лица напротив Моурна. Гром поставил полупустую кружку рядом с ним и тоже с любопытством наблюдал за метаморфозами, происходящими с тавернщиком.

- Ты меня слышишь? - вкрадчивым голосом спросил он Вирнпа.

- Слышу, - без выражения издал голос Вирнп.

- Ты знаешь где рыцарь Гуоно? - снова спросил его Гром.

- Знаю, - тем же невыразительным голосом ответил тот.

- Отведи нас к нему, - приказал Гром.

Вирнп замедленно поднялся и, двигаясь походкой зомби, направился за стойку. Гром и Моурн последовали за ним. А тот прошел в проход за стойкой и двинулся через кухню под ошарашенным взглядом поварят к подвальному люку в углу. Механическим движением поднял крышку, пошел по приставной лестнице вглубь.

Они тоже спустились за ним в подвал. Тут была кромешная тьма, поэтому Гром активировал сияние. Яркий свет осветил ряды бочек у стен и висевшие на крюках немалые окорока.

Вирнп продолжал механически перебирать ногами в дальний конец длинного подполья. Там остановился, тупо уставившись на почерневшую от времени дверцу.

- Гуоно за этой дверью? - взволнованно спросил его Гром.

Вирнп кивнул, продолжая стоять не шевелясь.

- Открывай, давай! - скомандовал Гром.

Вирнп немедленно повернулся на девяносто градусов влево, двинулся туда. Там оказался рубильник. Он его опустил, и тут же дверь со скрежетом стала отворяться. А Вирнп развернулся назад, побрел, деревянно перебирая ногами, в открытую уже дверь. Они тоже вошли за ним в узкий проход, и прошли за ним до следующей там двери. Тут снова остановился с тупым выражением лица уже перед этой дверью.

- Открывай! - снова скомандовал Гром.

Вирнп дернул створ на себя, прошел дальше в странно светившую стенами потолком и полом комнатушку.

Гром, как вошел за ним туда, сердце екнуло: наконец-то увидел потерянного друга, недвижимо с закрытыми глазами лежащим в этом странном сиянии на дощатом полу. Первое же большое желание, что тут же в Громе пробудилось, было зарубить Вирнпа тут же на месте. Но он сдержался и приказал ему глухим голосом:

- Приводи его в сознание!

Вирнп сделал шаг в сторону Гуоно, пригнулся и нажал с щелчком на скрытую у изголовья планку.

Тут Гуоно неожиданно всхлипнул, раскрыл глаза, а его тело повелось в тряске. Гром и Моурн с двух сторон кинулись к нему, схватили, чтобы успокоить. Подействовало. Все слабее и слабее стало его дергать. И кажется совсем отпустило, когда он обмяк в их объятиях.

- Где я? - прохрипел он, облизывая припухшие губы.

- С нами ты, друг. С нами, - до слез обрадовался Гром, что Гуоно очухался. - Теперь все будет в порядке.

Гуоно долгим удивленным взглядом поглядел сначала на Грома, потом на улыбающегося Моурна, и остановился на отупевшем жирном лице Вирнпа.

- А этот что тут делает? - прохрипел он, указывая ослабевшей рукой на него.

- Потом, друг. Потом тебе все расскажем. А пока попробуй подняться на ноги. Сможешь?

Гром и Моурн, подхватили Гуоно под руки, помогли подняться на ослабевшие ноги. Но он удержался и даже сделал пару неуверенных шагов.

Придерживая его под руки, повели к выходу из подвала. На приставной лестнице повозились, пока подняли наверх. Но, наконец, Гуоно выбрался на поверхность. Дальше неспешно довели его до столика, на котором все еще лежал не съеденный завтрак и все еще розовел хрустальный кувшинчик с адским зельем. Усадили здесь за стол.

Тут Гром попросил минутку подождать его, поспешил назад в подвал. Быстро скатился по лестнице вниз, побежал в магическое помещение, где еще недвижимо стоял все в той же позе последний член банды, Вирнп.

Без лишних слов Гром выхватил клинки, крест на крет рубанул по его жирному туловищу. И пока бандит оседал в лужу крови, система уже сообщила:

"Задание выполнено. Банда Коробейника уничтожена. Вы заслужили уважение жителей Абасира".

- Ну, вот и все! - облегченно выдохнул Гром и побежал назад к спасенному другу.

Наверху застал трогательную картину, как рыцарь Моурн из рук кормит рыцаря Гуоно. Тоже подсел к ним, неотрывно поглядывая как Гуоно вяло жует кусочки, что кладут ему в рот.

Через некоторое время Моурн предложил:

- Давай отвезем его в орден. Пусть наш лекарь за ним понаблюдает.

Гром согласно кивнул, и они снова взяли его под руки, повели к выходу из вероломной таверны.

Моурн, хоть и с трудом, посадил его впереди себя на круп своего коня, чтобы поддерживать в пути, а Гром сел на свою смирную лошадку. Неспешным шагом направились назад.

К полудню были уже в гильдии. Гуоно довели до комнаты, скинули с него латы, уложили в исподнем на кровать Моурна.

- Я найду себе место ночевать, - пояснил Моурн. - а вы, пока мои гости, живите тут вдвоем.

- Спасибо тебе, - благодарно пожал ему руку Гром. - Кстати, если знаешь, иномирянам, вроде меня и Гуоно, порой бывает необходимо отключаться из этого мира на несколько дней. Так вот. Настала пора и мне так отключиться на пару деньков.

- Да, да, - кивнул Моурн. - Слыхал о таком вашем чудачестве. Чтож. Тут тебя никто не потревожит. Устраивайся. Как раз пара, тройка дней понадобится и Гуоно, чтобы окончательно прийти в себя под присмотром орденского лекаря.

- Договорились, - кивнул Гром, устраиваясь поудобнее на диване.

И как только Моурн вышел за дверь, он влез в опции и кликнул на "выход из игры".

...

Сперва у Сергея было ощущение, что парит в пустоте. Это еще не разогнались до нормы физиологические процессы организма. Но постепенно все приходило в норму.

Сергей открыл глаза и первое, что увидел в форточке перед собой - что в реале наступил поздний вечер. Настенные часы подтвердили это: показывали половину десятого вечера.

Несколько раз напряг-расслабил мышцы, потом выбрался с пленки на ватные ноги. Скинул шлем на полку и побрел босиком в туалет. Оттуда забрался в душевую кабину, где проторчал под контрастным душем с полчаса, пока вновь не почувствовал полноценно свое тело.

Выбрался из кабинки уже бодрым. Добрел до кухни готовить себе плотный ужин. Холодильник был забит до отказу, поэтому вскоре на столе уже стояли аппетитные ломтики копченой колбасы, сыры, сливочное масло, мед. Дополнительно отварил себе порцию пельменей, залил их сметаной и прихватив бутылку пива засел за стол объедаться. Аппетит был отменный.

Как большую часть накрытого на стол умял, убрал остальное обратно в холодильник. Прошел в комнату, завалился за ноутбук. И первым делом вспомнил про неизвестность ему роли характеристики "мастерство". Чтобы разобраться с этим полез в аркадский сайт. Поискал в поисковике описание характеристик, пока не добрался до "мастерства", и обрадовано увидел, что в статье говорится как раз и про неведомый ему Анкх мастерства. С любопытством прочел следующее руководство:

"О мастерстве ремесленного навыка и об использовании уникального предмета: "Анкх мастерства".

В игре Аркадия есть возможность осваивать ремесленные навыки, которые позволяют собирать определенные виды ресурсов, перерабатывать их и использовать для улучшения экипировки.

Ремесленные навыки делятся на три группы вида деятельности: добыча, переработка и мастерство. Собранные ресурсы годятся для улучшения оружия и доспехов, а также для их совершенствования.

При достижении опыта характеристики "мастерство" 10 и выше игрок может выбрать себе любой ремесленный навык по душе и достичь в нем мастерства.

Классификация навыков по виду деятельности:

1 уровень=10 (ученик). Навык позволяет собирать ресурсы при помощи специального инструмента.

2 уровень=20 (умелец). Навык позволяет перерабатывать собранный материал в ингредиент.

3 уровень=30 и выше (мастер). Навык позволяет улучшить предмет при помощи ингредиента пропорционально величине характеристики.

(Мастер - звание, получаемое за полное освоение ремесленного навыка).

Переработка:

Игрок может перерабатывать добытые при помощи ремесленного навыка ресурсы в полезные ингредиенты, самые лучшие из которых предназначены для совершенствования доспехов и оружия.

Для использования навыка переработки необходимо приобрести специальный инструмент.

Так же, для освоения навыка добычи, вам придется искать среди персонажей учителя.

Мастерство:

Является последней ступенью в развитии ремесленного навыка. Это знание позволит игроку самостоятельно создавать высокоуровневые предметы для улучшения оружия, доспехов и так далее.

Чем больше компонентов высокого уровня вы используете, тем лучший результат получите. В зависимости от уровня компонентов и уровня "мастерства" варьируется качество полученных в итоге предметов.

Достижение мастерства в обход первых двух уровней:

Требуется частичное знакомство с ремесленным навыком и уникальный усилитель навыка: "Анкх мастерства".

Надо освоить основной навык хотя бы частично и применить на себя Анкх мастерства. Такое дополнение к навыку, увеличивает его в разы. После этого игрок получает возможность в ремесленном навыке достигать максимальных результатов".

Сергей дважды перечитал текст, чтобы ничего не забыть, прежде чем выйти из официального сайта. Еще решил полазать в игровом форуме, узнать, кто уже пробовал такое сделать.

Вошел в тему: "Уникальные находки", написал: "Кто-нибудь находил Анкх мастерства?", сохранил страницу и вышел из-за стола. Нужно было немного размять мышцы перед новым погружением.

После плотного ужина это было нелегким делом. Но он с полчаса потягал гантели, поприседал. Глянул на часы: двенадцатый час пошел. Снова сел за ноутбук, поглядеть какие ответы пришли за это время.

Быстро отсеяв пустозвонные, из остальных ответов понял, что сейчас в присутствующих никто не находил такую диковину.

"Чтож, видать мне сильно повезло", - с усмешкой подумал Сергей.

Настала пора погружаться. Сергей прошел в ванную снова устраиваться на пленке. Надел шлем, кликнул "войти в игру"...

...

... и сразу проснулся Гром.

Он оказался один в комнате. Наверняка, за эти два дня Гуоно окончательно оклемался и, скорей всего, с Моурном бродят по территории в ожидании его "пробуждения". Чтобы не томить их ожиданием, сразу, как встал, поторопился выбраться из казармы во двор.

В игре оказалось полуденное время суток. Сквозь облака на фоне багрового неба светило по-зимнему негреющее солнце. Напомнило Грому о плаще, что оставил в комнате.

Двор жил своей деловитой жизнью. Всюду видны были тренирующиеся в боевых искусствах группы воинов. А в самом конце двора заметил и их. Оба рыцаря оживленно беседовали там.

Гром направлялся к ним, когда они заметили его появление и поспешили навстречу. Гуоно шел к нему с широко раскрытыми объятиями и широкой улыбкой на осунувшемся лице.

- Ну, наконец-то! - крепко обнял он его. - Все жду не дождусь выразить тебе свою глубокую признательность за спасение.

- Да, не за что, - смущенно улыбнулся Гром. - Ты бы поступил точно так же.

- Нет, друг. Ты поступил исключительно особо. Мне Моурн рассказал все, как ты переживал.

- Перестаньте, - отмахнулся Гром. - Лучше расскажи мне, как такое с тобой могло произойти.

- А-а! - сразу посуровело лицо дроу. - Расскажу. Только давай сначала присядем вон там, - показал он на кучку досок у стены.

Втроем прошли в ту сторону, присели, и Гуоно рассказал о своих злоключениях по приходу сюда.

- Я тогда добрался в Валгору уже поздней ночью, - хриплым голосом начал излагать свою историю Гуоно. - Решил не тревожить товарищей по ордену в столь позднее время, и отправился в ближайшую таверну заночевать там до утра. К несчастью ближайшей таверной оказалась "Звенящая тетива". Я несколько раз слышал в городе о плохой репутации тамошнего хозяина, но не думал, что это помешает разовой ночевке.

Итак, снял я там комнатушку на ночь, спустился в зал глотнуть перед сном вина. Выпил целую бутылку, и уже собирался подняться к себе, как тут появился возле моего стола молодой дроу, и предложил купить за недорого у него вот это, - тут Гуоно вытащил из кармашка брони, показал Грому небольшое серебряное колечко. Повертел его в руке и продолжил: - Оно дает владельцу защиту от магии на десять процентов. А я возьми и ляпни спьяну, что это как раз столько же, сколько добавляется с адамантовых лат, что я собираюсь продать в Валгоре. Ну, тут пристал он ко мне, как банный лист: сколько товара, сколько хочу и все такое прочее. Я, конечно, послал его подальше, пошел в свою комнату отдыхать. Но с утра снова обнаружил того молодого дроу в зале. Он был уже не один; рядом стояли городские стражники. Как меня увидел, показал на меня стражникам с криком:

- Этот украл у меня магическое кольцо!

Я даже задохнулся тогда от такой наглости.

В общем, обыскали стражники меня и нашли в боковом кармашке для зелья вот это, - с ненавистью в глазах снова повертел в пальцах серебряное колечко и снова закинул в кармашек. - Я не знал как выпутаться из позорного положения, в которое загнал меня этот подлец. А он мне на ухо шепчет:

- Дай слово рыцаря, что мне продашь латы, и я сниму с тебя обвинения.

Тут я про себя решил, что, почему бы и не дать? Могу же потом такую цену назвать, что сам отвалит. Ну, и говорю ему:

- Даю слово рыцаря.

Тут этот пройдоха хлопает себя по лбу и смеется:

- Вспомнил! Я сам вчера отдал ему это колечко. Выпили тогда, вот и забыл.

Сует стражникам по серебряку и выпроваживает их за дверь. Потом с наглой ухмылкой идет ко мне, спрашивает:

- Теперь будем договариваться?

Я и говорю:

- Давай. Продам тебе триста комплектов адамантовых лат с десятью процентным отражением магии по пять тысяч за штуку. Срок оплаты до завтра. Иначе договор расторгается.

Думал сразу встанет и убежит от меня подальше. А он невозмутимо сидит дальше, косится по сторонам.

- Ну что? - спрашиваю у него. - Договорились?

Тут он меня сильно удивил. Говорит:

- Договорились.

Приходится признаться, тогда я сдуру поверил, что мне с первого раза так сказочно повезло с клиентом. Даже укорял себя, что вначале не принял его всерьез. А он говорит мне, что завтра утром принесет деньги авансом за половину партии. При получении всего товара вручит вторую половину. Я счел эти условия справедливыми, тут же согласился. Думал, обрадую вас в крепости радостной новостью, потороплю с доставкой.

А парень тут предложил отметить договор отменным вином. Я, конечно на радостях сразу согласился.

Пошел к тому тавернщику, кто с вами был, принес вино, разлил и говорит мне:

- Уверен, что, как скрепим договор вином, согласишься отдать товар гораздо дешевле.

Мне бы, дураку, тут заподозрить неладное... Да, видать, радость от будущих больших барышей затмил мой разом. Только ответил, что вряд ли, и мы чокнулись, выпили... Нет. Выпил только я. Но заметил это уже поздно. Как-то странно себя почувствовал сразу... - Сделал паузу и продолжил: - Дальше, меня затащили вдвоем с тем тавернщиком в подвал, в ту самую странную комнату, что магией парализовала меня, да так, что шевелиться не мог. Почувствовал себя таким, каким есть в реале, - горько усмехнулся Гуоно. - Только увидел перед тем как вырубиться, что ты пытаешься по чату со мной связаться. Но не мог дотянуться до клавиатуры. С великим трудом удалось немного скосить глаза, до ее краюшка. Силы воли хватило только покликать по точкам и запятым, прежде чем окончательно парализовался. Был уверен, сообразишь что это сигнал бедствия от меня. - Потом потряс головой с выражением страдания на лице. - Как мог попасться на такую примитивную уловку?

Моурн вздохнул, участливо похлопал его по плечу:

- Со всяким может произойти. Не кори себя.

Тут и Гром добавил:

- Зато ты цел и невредим тут с друзьями, а Коробейник вместе со своими подельниками навсегда исчез из этого мира.

- Верно сказано, - поднялось настроение Гуоно от его слов. - Мне Моурн сказал, что ты, к тому же, в одиночку сумел истребить под корень обитель Вечного. Не могу поверить, что такое возможно без большого отряда! Кстати, забыл поблагодарить тебя и за подаренный уровень.

- Правда? - обрадовался Гром. - И у тебя поднялся уровень? Вот не ожидал!

- Ага. Проснулся сегодня утром, смотрю, а я уже на тридцать втором очутился.

- Здорово! Тогда наверняка и у Мартины с Амитолой тоже подскочили уровни.

Тут еще и Моурн вспомнил о просьбе Грома:

- По поводу обителя Вечного. Посылал туда воинов и мага собирать остатки. Кучу бижутерий принесли. А маг еще обнаружил тайник за троном Вечного с тысячью золотых монет.

- Прекрасно, - кивнул Гром. - Все это принадлежит теперь ордену. Сам распорядись им.

- Хотя бы золото прими...

- Нет, - наотрез отказался Гром. - Уже сказал тебе что нужно сделать с этим. Будет нашей с Гуоно платой за гостеприимство и за помощь нам. Я и так доставил ордену много хлопот. Потерял коня советника.

- Так, конь уже давно в конюшне! - рассмеялся Моурн. - Как ты уснул, отправил туда карающий отряд. Высекли плетьми сторожа, и коня забрали назад. Советник даже не догадается, что не было пару дней его любимца на месте.

- Ух! От сердца отлегло, - порадовался Гром такой новости.

- Вот и славно, поднялся Моурн с досок. Тогда, может пойдем, пропустим у себя по бокалу валгорского?

Втроем возвратились в комнату, ставшей теперь временным жилищем для иномирных гостей, сели за стол, на который тут же была водружена бутылка из запасов по особенным случаям, и уже разливали по бокалам, когда Гром, как бы невзначай спросил Моурна:

- Как зовут дочь вашего монарха?

- Принцесса Теленна. А что?

- Я недавно столкнулся на площади с эскортом принцессы. Очень захотелось с ней ближе познакомиться.

Моурн удивленно поглядел на него, не понимая, откуда такой интерес возник к монаршей семье, но ответил:

- Да. Очаровательная. - Сделал глоток Моурн и многозначительно добавил: - Привлекательная женщина.

- Это так, - утвердительно кивнул Гром.

Тут Гуоно искоса поглядел на него, и с шутливой улыбкой прохрипел:

- Нездоровый интерес проснулся у нашего героя к монаршим отпрыскам.

Знал бы он, как точно угодил в самую точку своей шуткой, был бы крайне удивлен.

Грома от его слов заметно передернуло. С льдинками в глазах поглядел на друга, прошептал:

- Возможно... Ничего не могу с собой поделать.

- Что ты говоришь? - с тревогой уставился на него Моурн. - Не вздумай даже приближаться ко дворцу с подобными намерениями.

Гром больше насупился, сделал еще один большой глоток вина, и упрямо повторил:

- Ничего не могу с собой поделать. Я собираюсь добраться до принцессы Теленны. Сегодня же пойду во дворец ее искать.

Моурн только развел руками:

- И тебя там немедленно арестуют.

- Даже, если монарх покровительствует мне? - ехидно спросил у него Гром.

- И с чего ты взял, что покровительствует? Если покровительствует, тогда ты можешь в любое время посещать дворец.

- Уничтожение обители Вечного дает мне такую привилегию. Поэтому, я сегодня же пойду туда.

Гуоно, что удивленно все это слушал, тут проворчал:

- Гром, ты забыл, что у тебя есть Мартина. Ты что творишь?

Гром угрюмо поглядел на друга, опустил голову:

- С некоторых пор я сильно изменился, Гуоно. Знаю, прозвучит невероятно, но с некоторых пор действительно во мне поселился дух дракона, которого мы грохнули в Тарвирии. Не знаю, как такое получается, но порой во мне дракон овладевает моими помыслами.

- Дракон?! - подскочил Моурн. - Как такое возможно?

Гуоно тоже напрягся от его слов. Явно не ожидал такого оборота разговора.

- Возможно, - он с сочувствием смотрел на хмурое лицо друга и не знал что и сказать ему в утешение. В конце концов неуверенно прохрипел:

- Я, кажется, уже слыхал про такое проникновение монстров в иномирян. Возможно, это временное явление. А возможно, архимаг Круга сможет изгнать его из тебя. Заранее не отчаивайся.

Но тут Гром разом преобразился. Бодренько махнул рукой:

- А я и не отчаиваюсь. Так даже интереснее стало жить в Аркадии. Если бы не монстр во мне, не смог бы одолеть Вечного. И до этого не раз меня это выручало. Так что, даже рад его соседству. А принцессу, раз возжелал Дракон, так, какая же это измена Мартине? Гром тут ни при чем.

Моурн потянулся наполнить его бокал, и осторожно спросил:

- А вот сейчас мы с кем разговариваем? С Громом или с драконом?



Глава 6.


Наступали сумерки, когда буланый конь цокал копытцами уже у главных врат замка монарха Чуунила. Несколько рыцарей яркими кокардами на шлемах с подозрением уставились на седока. А еще несколько с обнаженными клинками в руках поспешили выбраться из врат и окружить его.

После последней беседы Грома с товарищами, он все же поехал на поиски красавицы Теленны. Отправив Гуоно порталом в крепость Стража, чтобы немедленно подготовил доставку кораблем лат для продажи, выпросил еще раз у Моурна коня советника и примчался сюда.

- Я прибыл на прием к высокому Чуунилу, - не спешиваясь с седла, выкрикнул Гром. - Передайте, что явился воин Гром, победитель Вечного.

Окружившие его рыцари разом убрали мечи в ножны, попятились назад до ворот. По всему было видать, им уже знакомо это имя и его недавний уникальный рейд. Теперь они от ворот с почтением поглядывали на прибывшего к монарху героя Валгоры.

Гром ожидал в седле разрешения войти уже некоторое время, как в воротах появился средних лет, помпезно наряженный дроу. С поклоном обратился к нему:

- Великий воин, тебя ждет высокий Чуунил. Прошу тебя, сойди и следуй за мной во дворец.

Гром ловко соскочил на землю, передал поводья коня слугам, оказавшимся тут же рядом, и последовал за наряженным проводником в распахнутые ворота замка. Рыцари, что до того угрожающе окружали его у входа, теперь следовали за ними в качестве почетного эскорта по широкой зеленой аллее вдоль длинного прямоугольника бассейна до самых резных дверей белокаменного дворца целиком в высоких шпилях и украшенного горельефами химер.

Гром вскинул голову к широкому балкону над парадным входом и, словно, разряд пробил его насквозь: в окружении прислужниц оттуда смотрела на него прелестная принцесса Теленна! Он только судорожно глотнул и вошел за проводником в парадную дверь.

Огромное светлое фойе было усыпано лакеями, и наряженными в разноцветье одеяний придворными. Сквозь них и провели его к широченным гранитным ступеням, ведущими на уровень выше. На этаж, где должен был быть выход на тот вожделенный балкон. Поэтому, как оказались на последней ступени, Гром в волнении стал озираться кругом. Тут еще раз увидел Дракон юную самку, ради которой, собственно, и примчался сюда. Зверь в нем беззвучно заскулил, да так громко, что судорога прокатилась по мышцам.

Не соображая что творит, деревянно ступая по гранитному настилу, беспардонно нарушил маршрут следования за проводником. Пошел в ее сторону, не способный оторвать взгляд от ее груди, точеной талии, с округлых бедер.

Рыцари застыли в недоумении. Остановился и впереди шедший дроу. Все они растерянно переглядывались и с тревогой поглядывали на странное поведение героя Валгоры. Было бы это поведение любого другого гостя, хоть самого знатного сатрапа клана, и несдобровать бы тому за такое фривольное отношение к любимой дочери монарха. Но что поделать по отношению к иномирному герою из Тарвирии, если уже всем известен факт покровительства над ним самого высокого Чуунила?.. Никто из сопровождающих не мог решиться на попытку пресечь его перемещение к запретному плоду.

Грому было не до всего этого этикета. Он просто приближался по непреодолимому велению внутренней силы к Теленне, чтобы взять ее с собой. И пусть только попробуют эти жалкие дроу помешать этому!

Принцесса Теленна, как перешла с балкона, куда ее выгнало до того непонятно откуда взявшееся волнующее любопытство, вновь в помещение, сразу с интересом глянула на Грома, теперь идущего к ней из другого конца зала. Болезненно кольнуло сердце, как встретила его сверкающие в полумраке золотистым огоньком глаза. Девушке даже показалось, что цвет его лица на ее глазах меняется: то темнеет и грубеет, то снова осветляется и оглаживается. И излучает этот странный тип ужасное соблазнение.

Незнакомые чувства теперь волнуют ее. А ведь ни один ее ухажер ничего подобного не выказывал в ней никогда.

Она в удивлении поняла, что ноги ее подкашиваются с каждым шагом чужеземца в ее сторону. Что непременно упадет на гранитные плиты пола, как он приблизится к ней вплотную. А он неотвратимо приближался.

Дакон настиг цель вожделения в мгновение ока, обнял за талию принцессу и прохрипел:

- Лети за мной.

Гром сам вздрогнул от непроизвольно произнесенных таких слов. Что это, черт возьми, он только что предложил милому созданию? Он же собирался лишь галантно выразить свое восхищение принцессой и вернуться назад к эскорту.

У принцессы вспыхнули щеки. Она не поняла его желание, но, почему-то не раздумывая, согласилась.

- Да!..

Гром ошарашено уставился на нее, когда вдруг в глазах началось жжение. Резко обернулся. И действительно: уровнем выше со ступенек, куда его собирались сопроводить, уставив на него ладони, стоял старик в белой тоге мага. Тот не мог знать, что не в состоянии его парализовать или что-то подобное выкинуть. Все продолжал безуспешно насылать на него оттуда магические разряды.

Гром нервно повел плечами, но опомнился. Отпустил принцессы талию и пошел назад. Сам понимал, что поступил непорядочно по отношению к монарху. Но как объяснить этому магу, охране, что он тут ни при чем?

У мага лицо вытянулось, когда сообразил, что ничего не может поделать с нарушителем дворцового этикета. Это поняли и застывшие на ступенях рыцари с посеревшими никами. Они тоже были огорошены происходящим на их глазах не меньше дворцового мага, но так и не решались на какое-либо агрессивное действие.

Гром приблизился к ним, кротко кивнул:

- Готов следовать дальше.

Проводник некоторое время еще приходил в себя, прежде чем продолжить восхождение по лестнице вверх, в тронный зал.

Грома повели дальше, на этаж выше. Только теперь рыцари стояли плотнее, взяли его в коробку на всякий непредвиденный случай.

Наверху он оказался в роскошно обставленном статуями по полукругу стены фойе, перед большими фигурными дверями под охраной двух здоровенных орков под два с половиной метра росту каждый. Их зеленоватые голые торсы бугрились узлами мышц. В мощных руках сверкали под стать их росту огромные секиры.

При их приближении к ним эти монстры одновременно полуобернулись и услужливо распахнули створы фигурных дверей.

Грома ввели в тронный зал.

Теперь он был в огромном сияющем зале, где анфилада изящных колонн вела к возвышенности на другом конце этого помещения. Там, на том возвышении стоял трон, на котором Гром впервые увидел нового своего покровителя, монарха Чуунила, к кому его теперь вели.

Грома сопровождали до этого высокого, как в переносном, так и в буквальном смысле, седовласого дроу со сверкающей каменьями короной, волею богов ставшего властителем клана Всевидящих. С возвышенности Чуунил вперил в него пристальный взгляд серых раскосых глаз, одновременно внимательно слушая шепчущего что-то ему на ухо того самого мага, что пытался его парализовать этажом ниже.

А тем временем эскорт провел гостя к самому подножью трона и поспешно удалился восвояси, оставив его в позе почтительного поклона перед самим монархом. Как те отошли, Чуунил нетерпеливо махнул рукой, и маг тоже перестал шептать, чтобы тоже поспешить отойти подальше, оставить их наедине. Тут Чуунил произнес рокочущим голосом:

- Так, ты и есть тот герой, что уничтожил в одиночку Вечного? Когда мне донесли про этот твой подвиг, признаться, не поверил. Как такое ты смог совершить один, воин? Расскажи мне.

Гром выпрямился, глянул в колючие глаза монарха и гордо заговорил:

- Высокий Чуунил, ты не первый, кто удивляется моим подвигам. В моем родном крае Тарвирии я известен как Разрушитель, потому что в одиночку разрушил целый подземный мир, полный жутких монстров. А еще я убил в одиночку гигантского пса - стража прорыва в Инферно, известного всем по имени Исчадие. Эти подвиги не под силу не только ни одному вашему рыцарю, но даже войску рыцарей. Так что, Вечный не оказался опаснее тех, - хвастливо сложил Гром руки на груди. - Поэтому не нужно удивляться. И рассказывать особенно нечего. Ворвался, прошел три пещеры с монстрами, убивая каждого из них трижды - и все дела.

У Чуунил от удивления отпала челюсть. Потом он пригнулся к нему ниже и воскликнул:

- Но это же невозможно! Я восхищен твоим могуществом, человек. Откуда в тебе такие силы берутся?

Гром самодовольно ухмылялся, забавляясь выражением лица монарха. Только небрежно бросил:

- Это мне дар богов Аркадии за то, что открываю границы между расами.

- Так, это ты открыватель границ?! - вскочил с трона Чуунил. - Почему же мне сразу не сказали об этом мои советники?

Тут Гром решил добавить немного дегтя в мед. И презрительно проговорил:

- Им было не до этого. Они больше заняты убийствами твоих подданных.

Чуунил замер от неожиданности:

- Что ты сказал? О каких еще убийствах ты говоришь?

Гром решил усугубить ситуацию еще больше:

- Бастард твоего главного советника, по кличке Коробейник, много лет возглавлял убийц Валгоры, пока я не настиг его и не уничтожил со всей его бандой. Так вот, он все это время выполнял заказы на убийства, поступающие от твоих сатрапов, за что оставался безнаказанным.

- Какие имеешь доказательства столь большому обвинению уважаемых сатрапов? - сверкнул глазами Чуунил.

Гром задумался: а действительно. Не переусердствовал ли он фривольностями перед властным монархом? Ведь нужно предъявить и доказательства своих слов. Иначе этот визит может завершиться печально. Если попробует сослаться на имя того, кто сказал ему об этом - подставит. А ведь ситуация вынуждает указать на источник информации. Что же делать теперь? Он уже сожалел, что заговорил об этом, как вспомнил про те свитки, что нашел в схроне. Может, там есть хотя бы косвенные доказательства их преступной прошлой деятельности? С этой надеждой достал из сумки те свитки и протянул их монарху:

- Прочтите, что там написано.

Чуунил, недоуменно поглядывая на него, вновь приземлился на трон, принял эти несколько пергаментных трубок из его рук, открыл первую, просмотрел и выкинул в сторону со словами:

- Это же перечень товара.

Гром напрягся. Неужели и тут ошибается. А тем временем Чуунил уже просматривал следующий пергамент, тоже швырнул в сторону. Так он поступил и с третьим, полностью лишив Грома надежды на успех. Но на четвертом лицо монарха стало каменным. Он злобно окинул зал взором и прошипел:

- А вот это уже интересно.

- Что там написано? - не вытерпел Гром.

- Здесь письмо Коробейнику моего главного советника, - сердито насупился Чуунил. Потом рявкнул в сторону толпившихся вдали сатрапов: - Живо зовите сюда Закнафейна!

Там поднялся небольшой ажиотаж, а Чуунил обернулся к Грому со словами:

- Кажется, ты был прав. Из письма мне стало очевидным их преступления перед моими подданными. Но где ты взял это?

- Свитки были в схроне, правитель. После того как их истребил, нашел на полке, - облегченно вздохнув, пояснил Гром.

- Выходит, ты истреблял Коробейника, не зная про дела моих сатрапов? Но как ты узнал, что Коробейник выродок главного советника? Об этом в этом письме ничего не сказано.

- У Коробейника был главный убийца-орк. Я с ним провел... кхм "дружескую" беседу прежде чем обезглавить его. Он и сказал мне об этом, - пояснил Гром и с усмешкой добавил: - К сожалению, он уже не в состоянии подтвердить мои слова.

Тут увидел Гром галопом мчавшегося к ним через весь тронный зал разодетого дроу. Прибежал и низко склонился перед монархом.

- Прочти это и объяснись, - ледяным тоном процедил сквозь зубы Чуунил, протягивая своему главному советнику Закнафейну пергамент.

Тот вскинул испуганное лицо на своего монарха, робко принял свиток из его рук и как глянул в него, сразу смертельно побледнел.

- Но... откуда?.. - только прохрипел он.

- Объяснись! - повысил голос монарх. - Что это все значит? Ты строил козни против меня, мерзавец?

Гром совсем растерялся. Что, интересно, там все-таки написано было, что так говорит? Причем тут козни?

- Прости!!! - рыдая, пал ниц главный советник. - Демоны попутали. Не повторится такое.

- Не повторится, - злорадно оскалился Чуунил и закричал не своим голосом: - Арестовать!!!

С дальнего конца зала сместа сорвались его рыцари к распластанному на полу Закнафейну, стали вокруг того. А Чуунил зашипел:

- В дознавательную камеру его. Должен все рассказать перед казнью. Должен выдать всех, кто был с ним в сговоре на покушение. Исполняйте!

Рыцари рывком подняли с пола, истерично вопящего дроу, и на руках понесли вон. А монарх с лучезарной улыбкой повернулся к застывшему в недоумении Грому:

- Теперь я вдвойне благодарен тебе, герой Валгоры. Тебе удалось не только избавить нас от ужасного Вечного, но и спасти мой трон.

- Не стоит благодарностей... - промямлил все еще ничего не понимающий Гром. Одно только до него дошло, что ненароком спас его трон. Хотя от чего и как - непонятно. Только, прокашлявшись, добавил: - Всегда готов служить на благие дела монархии.

- Ответ достойный рыцаря Заката, - благодушно покивал Чуунил. - Посему, приказываю ордену объявить тебя достойным рыцарем. Это будет тебе наградой за твои деяния в Валгоре. Ты доволен своей наградой?

Гром только низко склонил голову и воскликнул:

- Благодарю. Это большая честь для меня.

В ту же секунду перед внутренним взором Грома замелькали фразы системного сообщения, и он с интересом прочел их:

"Внимание. Вам предложено выбрать класс: "Рыцарь". Вы можете подтвердить выбор или отказаться.

"Да"........................................................................... "Нет".

И думать не надо, сразу решил Гром; без промедления кликнул на "Да". Лучшего класса не встретит под нынешний свой буйный характер. И духу дракона после этого будет он по нраву. Кстати, о драконе, - ухмыльнулся Гром своим потаенным мыслям. - Почему бы не выпросить еще одну награду себе? Или, все же, не себе?

- Хотя... Я хочу просить еще об одной награде у тебя, высокий Чуунил, - резко выпрямился Гром из положения глубокого поклона и уставился на удивленное лицо монарха.

- Вот как? Какую же именно?

- Я хочу получить право видеться с прекрасной принцессой Теленой.

Чуунил остался изваянием на троне. Ни один мускул на лице не дрогнул. Только раскосые глаза сузились в щелки. Знал бы Гром какому риску сейчас подвергается после такой наглой просьбы, так спокойно не ожидал бы у трона его ответа. А Чуунил просто задыхался от бушующих в нем противоречивых эмоций. Если бы не родившиеся уже в его голове планы на будущее использование больших возможностей этого чужеземца, он бы немедленно приказал его арестовать. Но планы были слишком заманчивы, чтобы так расправиться с ключиком их разрешения. С другой стороны, этот наглец просит невозможное.

- Мне рассказал дворцовый маг про твою выходку по дороге сюда, - глухим голосом заговорил Чуунил после небольшой паузы. - Я счел, что он преувеличивает. И ты лишь поклониться принцессе хотел. Но теперь вижу, он был прав. Ты посмел возжелать мою дочь! Принцессу Телену! Как ты смеешь мне говорить подобное?

- Высокий Чуунил, - подался вперед Гром. - Твоя дочь не против. Спроси у нее самой, если не веришь мне.

- Что-о?! - стал медленно подниматься монарх.

Желание немедленно завопить: "арестовать!" свербило в горле. Но планы!

Чуунил бухнулся назад, на трон. В голове бешено роем понеслись мысли, опережая друг друга, пока не сложились в нечто цельное. Это искин использовал богатое литературное наследие всемирной библиотеки, к чему имел прямой доступ, чтобы сложить в голове непися оптимальное решение на поставленный вопрос: как поступить с таким героем в игре? Поэтому монарх сразу успокоился, и даже несколько повеселел. И с улыбкой заговорил с Громом:

- Хорошо. Спрошу у принцессы Теленны ее мнение тоже. Однако, есть препятствие твоему прошению, даже если она подтвердит твои слова. Это я. Чтобы она стала твоей супругой тебе необходимо предоставить мне дар, достойный монарха.

Гром разом притух. Он не собирался жениться на неписи. Пусть хоть и принцесса она. У него уже есть невеста. Чуунил не правильно его понял. Точнее, совсем его не понял. Хотя, как может кто-то его понять, если и сам не понимает что просит. А точнее: зачем просит. И вообще, не он просит, а дракон в нем. И не просит, а требует. Как это объяснишь, если это и для него чистейшая головоломка?

- Я не собираюсь становиться твоим зятем, высокий Чуунил, - отчаянным голосом попытался объясниться Гром. - И скоро должен буду покинуть Валгору по велению богов.

- Э-э... Как ты сказал? - обалдел от его слов монарх. - Не собираешься? Значит, теперь и я ошибся, как и мой маг?

- Я только хочу завладеть Теленной. После я уйду, - с отчаянием в голосе, слишком громко выдал Гром свое несусветное желание.

Так получилось, что ближе всех к ним стоявшие из присутствующих расслышали последний возглас Грома, и тотчас же шепотом молва прошлась по остальным. Невольно узнавшие что только что выдал их герой и новоявленный рыцарь, загудели встревоженным роем. А монарх вновь остолбенел в ступоре. Что, что, но такое услышать он никак не ожидал. Его теперь стал забавлять происходящий между ними разговор.

- Даже так? - улыбнулся Чуунил. - Вот какую ты возжелал награду.

- Да, - решительно кивнул Гром. - Понимаю, что звучит дико...

- Нет, ну почему же? - перебил его монарх. - Принцесса Теленна, говоришь, не против? Ха, ха, ха.

Гром пристально поглядел на него. Чего он такого смешного сказал? А монарх, оттирая рукавом выступившие слезы, добродушно продолжил:

- Пусть будет так. Все равно ты обязан сделать мне достойный дар за мое разрешение завладеть тебе моей дочерью. - Не сдержался и снова захохотал. И сквозь слезы, спросил: - Ты согласен со мной?

- Согласен, - сердито кивнул Гром, никак не понимая, почему монарх так веселится от его слов. Думает, что не сможет дар предоставить? Или ему кажется, что и потом не видать ему Теленну, как своих ушей. Если таковы его задумки, то он жестоко ошибается. Если Дракона разбудит в нем, никому мало не покажется. Он-то не знает этого. Поэтому, пусть хохочет пока, сколько влезет. Потом зарыдает, если не сдержит слово.

- Прекрасно, - взбодрился Чуунил. - Значит, желаешь сделать достойный моей дочери дар?

- Что ты хочешь? - насупился Гром.

- Ничего особенного, - усмехнулся монарх. - Только одно: завоюй для меня клан Всеслышащих. И тогда принцесса Теленна станет твоей.

- Согласен, - тут же без раздумий кивнул Гром.

Моментально выскочило системное сообщение:

"Задание. Завоюйте клан Всеслышащих. Награда: Уникальный жеребец "Агат". 100000 золота. Опыт: 50000. Срок 10 дней".

- Да! Согласен, - повторил Гром и развернулся на каблуках, чтобы уйти из тронного зала, но тут промелькнувшая в голове мысль заставила его остановиться и снова повернуться к монарху. - Сколько войска дашь под мое командование?

- Тебе нужно войско? - притворно удивился Чуунил. - Я думал, ты и с этим делом в одиночку справишься. А, впрочем, пятьсот воинов из ордена могу выделить тебе. Больше не дам.

- Хорошо. Только не считая отряд бера Моурна. С ним я сам договорюсь.

- Согласен, - покивал Чуунил. - Если уговоришь, пусть будет шестьсот воинов у тебя.

- И еще. Нужно будет приобрести для орденских рыцарей хотя бы триста адамантовых латных комплектов, усиленных магической защитой.

Монарх удивленно скинул брови:

- Нет такого количества подобных лат во всей Аркадии.

- Есть, - усмехнулся Гром. - И я быстро смогу их доставить в Валгору. А ты приобрети их и раздай лучшим своим рыцарям.

- И во сколько обойдется казне такая роскошь? - сузил глаза Чуунил.

- Думаю, уговорю продать их ордену Заката по три тысячи.

- Так, ты у нас еще и торговлей занимаешься? - засмеялся монарх. - Чтож. Цена действительно подходящая. Я распоряжусь, чтобы казначейство оплатило по такой цене триста адамантовых лат. Пусть поставляют их в гильдию. А ты готовься к походу. Неделю тебе отвожу на подготовку.

- Слушаюсь, высокий Чуунил, - кивнул Гром и, развернувшись, направился к выходу из тронного зала.

За дверью сразу к нему пристроился тот же эскорт рыцарей, а встречавший его снова оказался впереди. Гром понял почему они так плотно его сопровождают к выходу из дворца. Только он больше не собирался искать принцессу. Скоро и так она станет добычей Дракона. И он, ухмыляясь, ускорил шаг. Буланый уже заждался его.

...

Ушел из гильдии днем воином, а к вечеру того же дня вернулся назад равноправным с остальными рыцарями. Такой скорой карьеры, да еще чужеземца, никто не мог тут ожидать. Поэтому, сразу после восторженных поздравлений, решили в столовой закатить пир, на которую будут приглашены все любители дармовщины ордена Заката. Что поделаешь, если такова традиция вступления в рыцарские ряды!

Гром расщедрился на двести золотых, чтобы всех угостить роскошным ужином и десятком бочонков отличного вина. А Моурн на время куда-то запропастился, но вскоре вернулся с пятью музыкантами, которые обещали до поздней ночи ублажать слух их гостей чудесными пениями, и всего за золотую.

Все столы соединились столешницами в одну единую, и теперь ломились яствами. А вскоре их тесно облепили телеса гильдейных рыцарей. Теперь звон стоял больший от стуков черненых лат друг об друга плечами, чем от переполненных глиняных кружек.

Музыканты тем временем пристроились в углу и самозабвенно терзали там смычковые инструменты. Под их стенания голосили сами кто громче.

В изголовье общего стола, где хватало места как раз троим, восседали три рыцаря: бер Гуоно, бер Моурн, а между ними князь Гром - виновник нынешнего шумного торжества. И веселье было в разгаре, когда Гром обернулся к Гуоно, что недавно порталом вернулся назад.

- Говоришь, завтра отплывают?

- Ага, - с набитым ртом прохрипел Гуоно. - Непременно.

- Отлично! - хмельно мотнул головой Гром, поднимаясь на нетвердых ногах. - А теперь, внимание! - рявкнул он на всю столовую.

Музыканты оборвали пение, а за столом перестали шумно болтать, повернули лица к нему. - Мне нужно сообщить вам кое-что важное, - начал Гром. - Ваш монарх и мой покровитель высокий Чуунил дал приказ переодеть триста рыцарей ордена в мощные адамантовые латы, которые завтра отправят из Индекайа прямиком сюда. К сожалению, на всех не хватает. Поэтому, предлагаю завтра же начать отборный турнир трехсот сильнейших среди рыцарей. Им и дадим эти адамантовые латные комплекты.

Толпа за столом взорвалась возгласами одобрения. Радостно засияли лица в предвкушении увлекательного состязания. Снова зазвенели кружки полные вина. А музыканты с прерванной ноты продолжили голосить дальше.

Гром опять опустился на скамейку, весело подмигнул Гуоно:

- Как видишь, я успел пристроить всю партию товара.

- Надеюсь, не дешевле двух тысяч? - встревожился Гуоно.

- Приплюсуй еще тысячу, - засмеялся Гром. - Мы за раз заработаем девятьсот тысяч полновесных золотых! Теперь у нас точно будет собственная военная флотилия.

Моурн, вполуха слышавший их болтовню, тут сразу заинтересовался услышанным.

- Собираетесь создавать свою флотилию?

- Да, - кивнул Гром. - Вскоре появится большая нужда у торговцев в защите от пиратов. А это стабильный доход.

Моурн с иронией покачал головой:

- Не думаю, что надолго вас хватит.

- Это еще почему? - встревожено повернулся к нему Гром.

- Потому что у пиратов тоже есть маги огня. А корабли, как ты знаешь, сколачивают из древесины. Потери в боях будут огромные. Это вы, иномирные, умеете держаться на воде, если что. А мы, аркадцы, сразу идем ко дну.

Гром нахмурился, исподлобья оглянулся на Гуоно:

- А ты что думаешь по этому поводу?

Тот покивал:

- Думаю, это правда. Маги огня будут способны потопить флотилию за раз. Если уж создавать флот, так на каждом корабле должны находиться хотя бы по два сильных магов, способных защищать его зонтами. Иначе нет смысла строить корабли.

У Грома испортилось настроение. Откуда взять столько сильных магов? Постоянно вербовать в гильдиях - значит платить все заработанное им. Своих собственных иметь - так нету их. Те студенты, что в крепости с Мартиной, еще слабы для таких плаваний. Выходит, поспешили с идеей флота. Она под силу только большим образованиям, а не крепостям.

Настроение Грома резко упало. Он понял, что из него стратег не получится. Слишком он эмоционален для такого дела, чтобы просчитывать на несколько шагов вперед свои идеи. Вот, Моурн за раз это продемонстрировал только что. Поэтому, дальше только пил под множество поздравительных тостов, пока не понял, что давно перебрал. И не только он один.

- Послушай, - пьяно скосил глаза Моурн в сторону Грома. - Т-ты... так и не сказал, что там с... принцессой у тебя вышло?

Гром захохотал от вопроса Моурна. Потом ответил:

- Все нормально с ней. Она будет моей. Чуунил разрешил.

- Да, не может такого быть! - Моурн от такого его ответа даже протрезвел. - Высокий Чуунил разрешил дочери... отдаться тебе?!

- За плату, - добавил Гром. - Я завоюю ради нее клан Всеслышащих для Чуунила.

- Ты что? Охренел?! - обалдел Моурн. - Это ты серьезно говоришь? В одиночку объявишь войну целому клану?

- Почему в одиночку? - пожал плечами Гром. - Даст пятьсот своих орденских рыцарей. Плюс твоя сотня. И наши двести воинов.

- Триста, - прохрипел Гуоно. - Пока нас там не было, Амитола успел укомплектоваться до трехсот.

- Вот даже как? - обрадовался Гром. - Значит, наших триста будет. Итого - сильная армия. Ты, надеюсь, не откажешься с нами идти в поход?

- Д-да, конечно. - Моурну потребовалось срочно наполнить свою кружку новой порцией вина. - Я с вами. Но война с кланом ради принцессы...

- Прекрасной Теленны.

- Когда собираешься?

- Я сегодня успел перед гулянкой сообщить нашему главнокомандующему, чтобы готовился в поход. Думаю, завтра в полном составе выдвинутся в Валгору.

Тут Гуоно с горькой усмешкой прохрипел:

- Выходит, Мартина будет участвовать в бою ради удовлетворения твоей похоти. Забавно.

- Не моей, - не очень уверенным голосом возразил Гром.

- А! Ну да, - усмехнулся Гуоно. - Чтож, давай выпьем за успех будущей кампании.

Они вновь взялись за полные кружки.

К полуночи воины, достигшие кондиции, стали постепенно расходиться по казармам. Последними встали они сами. Моурн куда-то сразу отвалил, А Гром и Гуоно, поддерживая друг друга, поплелись в свое временное жилье, где завалились на свои постели и уснули мертвецким сном.

...

Было уже позднее утро, когда их разбудил ажиотаж за дверью. Из коридора раздавались топот сапог, невнятные выкрики воинов и все такое прочее.

Гром с Гуоно непонимающе переглянулись, вскочили с постелей и стали быстро облачаться в броню. Может, нападение на орден произошло, пока они тут дрыхали?

Поспешно выскочили тоже в коридор, где действительно носились возбужденные воины в полном боевом облачении.

Гром схватил мимо пробегающего за рукав:

- Что происходит?

- Турнир скоро начнется! - весело ответил тот и понесся дальше.

- Фу ты, черт, - успокоился Гром. - А я подумал, война началась.

- Я тоже, - недовольно буркнул Гуоно. - Ладно. Раз уж разбудили, мы тоже пойдем туда.

Они неспешно побрели к выходу, сильно мешая бегать остальным. Выбрались на двор, где уже толпилось уйма латников. Но весь центр огромного двора был огражден перилами, и там никого пока не было. Рыцари толпились по всему периметру этой самодельной арены в ожидании поединков.

Гром с Гуоно протиснулись сквозь зрителей поближе к перилам, откуда увидели и Моурна с белой повязкой на плече в дальней стороне арены.

- Вот он, - указал туда Гуоно. - Подойдем к ним поближе.

Пришлось снова протискиваться в стальной толпе, пока не добрались до места, откуда можно было переговорить с Моурном.

- Ты тоже решил участвовать? - обратился к нему Гром. - Ты и так от нас получишь латы.

- Нет, - отрицательно качнул головой Моурн. - Каждый комплект должен быть завоеван на турнире. Я тоже буду соревноваться, как и все остальные.

Гром и Гуоно одновременно одобрительно покивали ему. Гром забыл, что искин аркадских рыцарей копирует поведение идеальных рыцарей.

А тем временем на арене появился помпезно разодетый сатрап. В руках он держал бронзовый раструб, через который провозгласил, что турнир начинается. Откуда он тут с утра взялся, осталось для Грома загадкой.

После его провозглашения о начале турнира у перил появились с десяток одетых в белые балахоны дроу. Моурн пояснил, что это лекари гильдии. Будут следить, чтобы никто не погиб во время боев. А проигравшим будет считаться тот рыцарь, чья жизненная планка опустится ниже середины. При этом запрещается рыцарям использовать оружие и броню с магическими бонусами, а также пользоваться в бою лечебными зельями. Только сила, выносливость и ловкость должны были решить которые из рыцарей лучшие.

Тут толпа в двух противоположных местах расступилась, и оттуда на арену потекли по полсотни рыцарей в черненых латах, вооруженных двурушниками. Отличались команды друг от друга только яркими повязками на плечах. У одних они были красные, а у других белые.

Обе группы стали с противоположных сторон арены.

Снова в центр поля выбрался тот самый сатрап с рупором:

- Итак, сначала будут биться сотники три на три! Следом - десятники тридцать на тридцать! После обеденного перерыва сразятся остальные рыцари! - Гул одобрения пронесся в зрительской толпе воинов. - Требование организаторов турнира: сразу по окончанию боя - немедленно подходить к лекарям для полного восстановления здоровья! А теперь, трем сотникам из каждого войска пройти на середину арены!

Гром одобряюще покивал Моурну, когда он тоже двинулся в сторону центра арены вместе с двумя товарищами по повязке.

Они вшестером стали в середине огороженной арены друг против друга, набычившиеся три пары. Тут сатрап громко провозгласил: "Начали!" и кинулся со всех ног в сторону. И вовремя, потому что тут же двурушники взлетели над головами шести рыцарей и разом грохнулись друг об друга. Звон пронесся по всей арене. Зрители замерли, во все глаза уставившись на бескомпромиссный бой своих сотников. Кто за кого сейчас болел, невозможно было определить. Только Гром и Гуоно, очевидно, что переживали за Моурна. А тот продолжал наносить мощные удары по клинку своего нынешнего противника, выпавшему против него жеребьевкой. Его противник тоже не оставался в долгу. Как принимал удар, сразу сам наносил ответный. И удары у них были нешуточные. Гром как глянул как они это делают, сразу понял, что будь он сейчас на месте Моурна, без своих магических штучек и пять минут не устоял бы. Давно ушел бы в нокаут. А они там почти полчаса уже рубятся, и все еще все шестеро на ногах. И жизни утекли незначительно, и выносливости, судя по темпу схватки, хоть отбавляй.

Прошло неизвестно сколько времени, прежде чем первым получил поражение сотник с белой повязкой, так как его жизненная планка пересекла серединку. Он сразу скинул латную перчатку, пожал руку победителю, и они вдвоем направились к ближайшему лекарю, оставив две пары разбираться меж собой.

Еще через некоторое время проиграл соперник Моурна. Они тоже, как первые, пожали руки и тоже двинулись к ближайшему лекарю.

Третья пара оказалась самой упорной. Их битва продолжалась до тех пор, пока они с большим усилием уже могли поднимать над головой тяжелые мечи.

Тут влез в процесс сам сатрап. В рупор прокричал об окончании поединка, подошел и объявил победителем рыцаря с красной повязкой, потому что у того на пару миллиметров жизни больше осталось, хотя выносливости у обоих были почти на нуле.

Тем временем, пошатываясь, к друзьям подходил Моурн. Со счастливой улыбкой воскликнул:

- Теперь по праву могу носить адамантовые латы!

- Поздравляю! - пожал ему руку Гром. - Славный бой продемонстрировал.

А на поле битвы уже подтягивались по тридцать десятников с каждой стороны арены.



Глава 7.


Настал второй день подготовки к неравной битве за принцессу Теленну.

Арендованный Фератом торговый корабль с грузом причалил на пристани того самого пирса, где у Грома выкрали коня советника. Корабль встречал отряд Моурна, что заранее отправлялся туда с двумя большегрузными телегами, запряженными тройками тягловых лошадок. А с утра следующего дня уже доставленный в гильдию груз был сразу распределен среди тех трехсот рыцарей, которым свезло на турнире. Теперь Грому оставалось дожидаться достаточного приближения Ферата к границе, чтобы со здешней армией тоже стронуться навстречу. По его расчетам где-то к полудню можно будет уже отправляться на слияние двух войск вблизи клана Всеслышащих. Планировали до ночи добраться на место, там же разбить общий ночной лагерь, а с утра следующего дня со свежими силами начать завоевание клана.

Обещанная Чуунилом армия из пятисот воинов при всем параде высыпала из казарм во двор. Моурн тоже уже был во дворе гильдии, готовил свою сотню в поход. А еще полчаса спустя, сопровождаемая толпами зевак, колонна кавалерии во главе своих командиров стронулась мелкой рысцой по мощеным улицам Абасира в сторону городских ворот, таща за собой телеги с припасами, шатрами и еще десяток лекарей.

Грому опять досталась бесхозная пегая. Ничего не оставалось, как на ней скакать впереди колонны.

Холодное солнце тускло светило за багровыми облаками, в то время, как шесть сотен рыцарей, ведомые сейчас Громом на скорую войну, потекли на север, по широкой тропе среди скальных образований угрюмого края дроу. И, несмотря на трудности пересеченной местности, двигались достаточно быстро, чтобы вовремя достичь северных окраин карты, первыми признаками которой оказались, спустя несколько часов перемещения, растущие только в этих местностях, высоченные секвои.

К позднему вечеру по чату Ферат передал Грому, что они только-только пересекли границу Валгоры и теперь движутся в сторону его групповой метки

Гром открыл свою карту и тоже увидел три оранжевых индикатора на ее верхнем краю, ползущих по направлению к его и Гуоно оранжевым кружочкам. Чтож. Значит, пока все идет по намеченному плану; до наступления ночи должны встретиться.

Гром скорректировался в новом направлении и повел колонну уже по жухлым кустарникам дальше на север, в сторону грохочущего вдали высокого водопада.

Армия уже несколько часов как пробиралась по территории клана Всеслышащих. Редко встречаемые на пути крепости, каждая в окружении нескольких поселений, пока никак не реагировали на их вторжение в чужие территории, но их воины поспешно высыпали на стены, а с полей сельчане спешили кто куда укрыться. Тревожность так и витала теперь на всем их маршруте.

Небо почти почернело, проклевывались первые звезды средь мрачных облаков, когда гарцующие далеко впереди колонны разведчики принесли весть, что навстречу движется войско. Гром быстро глянул на карту, успокоил командиров, что это свои; Ферат привел свою армию, куда и хотели.

Встреча состоялась на широкой ровной поляне в получасе езды от столицы клана Всеслышащих, городе Алтон.

Как только три сотни эльфийских воинов грозной розовой полосой проступили на горизонте, Гром с радостным гиком пустил свою пегую навстречу в галоп. За ним припустилась вся конница. А им навстречу уже бежало, приветственно помахивая руками, долгожданное подкрепление.

Гром засек среди них фиолетовым сияющее изголовье посоха Мартины, и сердце его на миг защемило угрызение совести. Как заметил еще Гуоно, странно получается, что и ее вовлекает в войну за обладание Теленной. Но все теперь происходило в игре так быстро и переменчиво, что не успевалось обдумывать подобные ее странности.

Их "встреча на Эльбе" была бурной. Спешившиеся воины дроу обнимались со звоном лат с воинами эльфов. Грома и Гуоно в это же время тискали Ферат и Амитола. А Мартина смущенно в сторонке дожидалась своей очереди поцеловаться с любимым.

Эту несуразность ситуации понимал и сам виновник "торжества". Потому что, перед тяжелым боем за желанный "приз", в котором наверняка сложат головы немало за ним идущих, в его аватаре больше было дракона чем Грома. Это он чувствовал всеми фибрами души, но ничего не мог поделать с собой. В данное время Мартина была в аутсайде его желаний. А тут рядом она, лучезарно улыбается в сторонке.

Гром не менее смущенно, но не самой встречей, а ситуацией, обнял ее, с грустью поцеловал девушку. Что из этого вышло, мог догадаться по расширившимся голубым глазам ее, что в удивлении пристально глядели не на него, а в него, пока их губы касались друг друга.

Она без слов легонько оттолкнула его, отступила на шаг. Оттуда пристально поглядела на Грома, отвернулась. Что она поняла женским чутьем - трудно сказать. Возможно, всё. Но вокруг каруселило, и потому данный досадный эпизод быстро потерялся среди возгласов, похлопываний по плечам, множеству вопросов, которых невозможно было проигнорировать.

Как первый порыв от встречи утихомирился, воины принялись расставлять палатки, разводить костры и готовить поздний ужин.

Штабная палата возвысилась в самом центре лагеря. Теперь тут при свете Сияния собрался весь старший командный состав объединенного воинства. Нужно было скоординировать свои действия к завтрашнему бою, наметить план осады и штурма города Всеслышащих.

Ферат, как самый опытный командир среди тут присутствующих требовал быть максимально осторожным с этим делом, потому что собирались противопоставляться в пять раз превосходящим их силам.

- Постараемся заставить их атаковать нас. Это даст нам существенное преимущество. А сами с утра построим в зоне их видимости оборонные укрепления, посадим за ними моих лучников. Конницу разделим на три отряда слева и справа от баррикад. А третью спрячем в засаде для последнего переломного удара. Магов разнесем среди лучников. Последними станут лекари. Думаю, это будет самым оптимальным расположением нашей армии.

- Если клан решит самим атаковать нас, - вставил Моурн. - А если нет?

Его поддержал и Гуоно; он прохрипел:

- Скорее всего, они сами устроят оборону. Насколько я знаю тактику наших полководцев, они так и сделают.

- И нет возможности принудить их пойти в атаку? - задумчиво спросил Гром. - Скажем, если делать короткие вылазки небольшими отрядами до стен и назад. Может, увяжутся за ними, а тут мы их будем встречать.

- Навряд ли, - скривил губы Моурн. - Не думайте, что у них такие бестолковые командиры там. Если не пойдут на сценарий Ферата, тогда придется штурмовать стены нам. А это большие потери.

- Остается тогда одно: долгая осада. Создадим невыносимые им условия, тогда атакуют уже они нас, - подытожил Ферат.

Гром тоскливо поглядел на него:

- Долго - это сколько?

Тот только пожал плечами:

- Это зависит от их снабженности провиантом на данный день. Может, месяц, другой...

Гром в отчаянии мотнул головой:

- У меня только неделя осталась. Значит, будем штурмовать. До полудня подождем. Может, сработает прогноз Ферата. Если нет - поведу вас в атаку.

Все присутствующие в удивлении уставились на него. Куда это так торопится их главнокомандующий, но никто из них не задал ему прямой вопрос. В нынешней субординации, его решение было последним. Поэтому, они уже собирались расходиться по своим индивидуальным палаткам при своих отрядах, как до их слуха дошли тревожные гудки горнов часовых. Мгновенно все повскакали с мест, выбежали из палаты в лагерь.

То, что предстало перед их обалдевшими глазами при свете догорающих костров, ввергло всех в ступор: лагерь был не просто атакован среди ночи, а он был еще окружен тысячами алых ников плотно сверкающих во мраке смертельным кольцом.

- Что за хрень!!! - заорал Гром, выхватывая клинки.

Остальные стремительно каждый кинулся к своим воинам, оставив его одного среди панически мельтешащих латников. Всюду шел бой. Теперь куда ни кинь взгляд, шла рубка. И шла она исключительно силовая, потому что, маги обеих противоборствующих на тесном пятачке армий не могли действовать, не истребляя и своих.

Гром в недоумении лихорадочно пытался сообразить, что нужно ему теперь делать. Но, кроме того, чтобы и самому вступить в эту мясорубку, ничего в голову не лезло. А, тем более что несколько рыцарей врага уже поперли и на него. Пришлось первые удары отбивать обычным способом. Но после успел вовремя отскочить в более-менее спокойную сторону, за палату, чтобы врубить спасительные Щит и Булаву Перуна. Снова выбрался оттуда назад в гущу бойни. А алеющее никами кольцо вокруг их лагеря не только не редело, но, как оказалось, увеличивалось. Огромные силы клана Всеслышащих вероломно гурьбой напали на них среди ночи! Нет. Теперь и не отступишь. Осталось только обреченно биться до последнего воина.

Гром рванулся в сторону, где с десяток врагов наседали на его воинов, спрятавшихся за щитами. Но ненадолго их хватило. Удары двурушников по ним быстро сделали. И даже стремительный рывок Грома не всех их спас.

Яростный вопль вырвался из груди, когда он врезался в их толпу. Сработали дополнительно обретенные вместе с получением класса рыцарские умения. Прошла высокоэффективная "провокация", следом "веер". Пятеро из десятки застыли ледяными статуями, стремительно теряя жизни. Второй атакой одним ударом парных клинков отрубил двоим головы, вторым ударом - двоих смертельно перерубил сквозь латы наискось. Как третьего уничтожил - даже не заметил. Кинулся к остальным латникам чуть в стороне.

Со всех сторон раздавались истошные крики, грохот стали об сталь и броню. А под сапогами местами булькали лужи крови. Трупов всюду было не счесть.

Гром сам уже не один удар со стороны пропускал. Не один болт с дикой болью шарахал по прочной кольчуге. Жизнь рывками спадала порой почти до половины, но пока имелись запасы фиал, он собирался биться. Да и высокий уровень восстановления изрядно помогал пока.

Девять сотен он привел сюда. А теперь их уже осталось половина. Некогда было заглядывать на карту, чтобы определиться, кто из его группы держится еще, а кто уже на перерождение ушел. Но очень надеялся, что с ними пока все в порядке. По крайней мере, Мартина точно пока держится. Потому что с характерным треском неподалеку от него воплотилось огромное клыкастое чудовище юрского периода. Как было видно, этот гораздо крупнее предыдущих. Тиранозавр издал душераздирающий трубный вой и энергично принялся раздирать в клочья попадавших под лапу рыцарей с красными никами. Однако продержался недолго. В самом разгаре пиршества вдруг растаял в воздухе, известив этим печальную весть: нет больше на поле боя призвавшую его.

Гром все эти перипетии фиксировал краем сознания, потому что постоянно приходилось биться с множеством одновременно атакующих врагов. И обреченность ситуации становилась все более и более явственной, потому что фиалов уже осталось только две штуки, а от его армии и четверти уже не осталось. Врагов же навскидку было еще не меньше двух тысяч вокруг. Видать, судьба выделила еще полчаса на их сопротивление, прежде чем забить крышку гроба военной кампании по овладению похотливым Драконом принцессы Теленны.

"Эх, бездарно теряю удачно начатую игру!" - пронеслось в голове, когда издали пущенные болты барабанной дробью отдались в груди очередной порцией боли.

Полная луна выглянула из-за облаков, не хуже сияния осветив творящуюся вокруг кровавую вакханалию. Всюду надломленные латники валяются друг на друге и в лужах крови. Много ее и на полуживых, бьющихся из последних сил. Не видно ни Ферата, ни Амитолы, ни Гуоно. Скорее всего, они уже далеко отсюда. Только он еще держится. Пока. Только благодаря дарам Перуна.

Гром вскинул искаженное злобой лицо с превеликим желанием завыть на луну. Но вместо этого влез в опции, кликнул на тревожно сверкающее там "берсеркер". Теперь ему не оставили другого выхода. Как сильно ни хотелось ему перевоплощаться, так же неотвратимо принуждала ситуация это делать.

В голове грянул оглушительный набат. Тело Грома эпилептически сотряслось, неестественно изогнулось в дугу и рывком рвануло вширь и ввысь. И сразу же с головы до ног потекла в него лютая ненависть к этим многочисленным малорослым латникам с красными никами. Теперь он снова становится страшилищем Аркадии, окруженный извивающимися флюидами пробужденного страха.

Гром вскинул руки перед собой, чтобы удовлетворенно глядеть, как длинные кинжальные когти пробивают перчатки. Почувствовал, что и сапоги уже пробились острыми когтями задних лап. Он снова, который уж раз, есть ужас всех рас - инфернальный черный Дракон!

Теперь он вновь видел, как от всех обступивших лагерь латников сизыми комьями отдирается нечто призрачное и струйкой хлопьев устремляется к нему, впитывается в торс. И это с лихвой прибавляет ему силы. С каждым оторванным комком страдальчески корчатся его враги; падают на колени, потом пластаются по земле. Там же они скрученные сохнут до состояния мумии.

Туча болтов устремляется на него со всех сторон. Но что они могут сделать с Громом в кольчуге Перуна поверху покрытой массивной драконьей чешуей. Только несколько пластин больно обломились и посыпались черными осколками под ноги. И это все достижение последней попытки задержать неминуемую кару.

Рогатая голова угрожающе сверкает блюдцами золотистых глазищ. Гром рывком наскакивает до ближайших в окружении. Парализующий рык разносится по их рядам, заставляя упасть ближайших на колени в слабенькой надежде на помилование.

Гром еще не насытился, следовательно никакой пощады не будет посмевшим напасть на него. Неуклюжий хлопок огромными крыльями за спиной слегка поднимает его тушу над врагами и грузно опускает на их тела. Уже и крылья есть?! Хруст множества костей, когти с напрягом погружаются в сталь лат, гроздьями зависают за их крюки. Гром только раздраженно стряхнул их с лап, как среди вихляющих кругом флюид страха яростно засверкали бешено снующие по сторонам новые, переполненные яркими нитями агрессии. Гром в недоумении повернул к их источнику искаженную злобой морду.

Сквозь заметно поредевшую толпу в красных никах показались новые всадники в розовых латах. Их трусцой вел на него латник с розовой кокардой на шлеме, на угольно-черном мощном коне, редкой грациозностью в каждом движении.

Так, этот же обещанная ему награда! - почему-то тут же решил Гром. Даже на время перестал видеть тех латников, уставившись только на этого великолепного коня. Очнулся от любования только тогда, когда новые враги оказались достаточно близко, и на Грома-дракона устремилась магическая ловчая сеть.

Вся в ядовитых высверках, сеть, заброшенная магами позади латников, стремительно пролетела расстояние до Грома, пала сверху на него. И это была очень сильная магия улова. Возможно, что и создана была специально для ловли драконов. Но не Грома, защищенного инфернальным ободом. А перед ними не просто залетевший из-за облаков дракон.

Сеть с треском рассыпалась вокруг по земле в шипящие ядовитые ошметки, заставив и их флюиды подкраситься страхом. Поняли, наконец, не возьмут его коварством. Пусть теперь попробуют силой оружия одолеть Дракона, пробужденного в иномирянине. А он постарается аккуратно убить латника, посмевшего оседлать его жеребца. Как бы ненароком не повредить ценную награду. Не будь ее, давно бы высосал и этих досуха.

Гром хотел только хмыкнуть от этих мыслей, а вырвался из луженого горла жуткий рык. И он одним прыжком очутился у своей будущей уникальной награды, не обращая никакого внимания на посыпавшиеся удары мечей остальных, аккуратно нацепил голову главного их латника в розовом шлеме с розовой кокардой на кончики когтей, вздернул высоко вверх. Швырнул под копыта уже его труп. Теперь остальных можно давить вместе с их конями, решил он, наскакивая уже на остальных.

Паника в рядах врагов началась одновременно с этим его решением. Конники пытались галопом унестись подальше от разъяренного дракона, пешие скидывали тяжелые оружия и со всех ног пытались убежать кто куда. И их было немало таких. Пять сотен вражеских воинов спасались бегством.

Дракон их не стал преследовать. Он не хотел без присмотра оставлять свою награду, которая могла в общей панике и ускакать куда-нибудь. Потом ищи его по всей Валгоре. И так она тревожно прядет ушами, хотя, пока только перебирает копытами возле трупа своего бывшего седока.

Больше атак на разоренный его лагерь не предвидится - доходит, наконец, до Дракона. Но так не хотелось жуткому созданию вновь уходить в немощное тело иномирянина. Так хорошо гулять по свету, наводя ужас на всех!..

Хотение само собой, однако, есть неотвратимые правила существования. И они включаются по завершению потребности в нем. Пора утихомириться до следующей угрозы.

Дракон близился к горстке выживших своих воинов. Хотя, какие же они свои, если с побелевшими лицами и с ужасом в глазах уставились на него. Даже обидно, честное слово. Он же их только что спас от неминуемой гибели!

Тут обиженность пропала, потому что начался мучительный откат!

Рывком дракон стал терять в росте и в объемах мышц, постепенно становясь вновь прежним человеком.

Гром застонал, схватился за голову изуродованными перчатками, потому что она не только теперь закружилась, а безумно болела. Стреляющая боль в глазах почти ослепила его. Неигровые боли переполнили все мышцы. Их хватала то судорога, то полнейшее бессилие.

Все эти метаморфозы нещадно корчили его, пока розовая пелена перед глазами постепенно не редела, и снова различил во мраке ночи разваленные кругом палатки, бледные лица воинов.

Гром затуманенным взором оглядывал их. Пара сотен от силу осталось, сбились в жалкую кучу посреди разоренного лагеря. И в основном это те рыцари, которым достались адамантовые латы. Броня их в первую очередь спасла в той мясорубке.

Гром пошатываясь, приблизился к ним, ободряюще улыбнулся:

- Все уже позади.

Голос Грома словно стал стартером накопившихся переживаний. Всех разом отпустил напряг. Заговорили все, и одновременно. Гром так и не разобрался в их совместном говоре, поднял руку, призывая к молчанию. Как все затихли, спросил:

- Сотники выжили?

Из множества ответов разобрал, что нет.

- Тогда выполняйте мои команды, - устало вздохнул Гром. - Соберите с трупов все оставшееся - и в лагерь. Да! Привяжите того черного жеребца у штабной палаты, - махнул он в сторону уникального животного, все еще бредущего у трупа своего бывшего наездника.

Латники зашевелились, энергично разбрелись по всему марсовому полю, а Гром поплелся в большую палату, которая чудом осталась неразрушенной. Там он без сил свалился на травку и моментально вырубился.

...

Спозаранку разбудил звук горна. Гром в тревоге поднялся, выскочил из палаты разузнать что еще стряслось. Увидел на фоне светающего горизонта стену всадников, мчавшихся прямо на их лагерь. Только зеленеющие над ними ники успокоили здешних сразу. А вскоре был узнан и сам ведущий сюда армию. К ним приближался во главе многотысячной армии монарх Всевидящих высокий Чуунил. Идет на готовенькое, с ехидством подумал Гром.

Монарх, сияющий радостью, доскакал прямо до Грома, тут соскочил с коня, с радостным восклицанием:

- Слава нашему герою! Одолел-таки моего соперника...

- ...с большими потерями, - договорил за него Гром глухим голосом.

- Да, полно тебе, - засмеялся Чуунил. - Какие же это большие потери? Ты сделал меня единовластным монархом Валгоры. Это стоит больших потерь. Вот твоя награда за это, - махнул рукой назад, тут же подал ему один из его офицеров большой мешочек. Протянул Грому: - Тут сто тысяч золотых за твой подвиг.

Гром как принял эту награду, сразу возникло перед глазами сообщение системы:

"Задание выполнено. Вами завоеван клан Всеслышащих".

И тут началось несусветное. Неожиданно даже для себя Гром четырежды подряд на глазах растерянной публики сфонтанировал фейерверками в громких звуках фанфар, а перед глазами замелькали по очереди: "Двадцать восьмой уровень", "Двадцать девятый уровень", "Тридцатый уровень", "Тридцать первый уровень".

Но на этом не закончилось его потрясение. Перед внутренним взором вспыхнули и красные фразы системного сообщения:

"Поздравляем! Вы продержались в игре 30 уровней без перерождения. Достижение вознаграждается бонусом в дополнительные 100 очков опыта.

Также, отныне Вы можете перед своим именем выставить обновленное свое звание: "Могучий".

Следующие бонусы будут поднимать Вас в звании.

Для достижения следующего бонуса Вы должны продержаться 40 уровней без перерождения".

Гром еще ошарашено читал, когда Чуунил с интересом спросил его:

- Тебя поздравляют сами боги?

- Д-да... - выдавил из себя охрипшим голосом Гром. - Поздравили... уже.

- Непобедимых рыцарей всегда сами боги поздравляют, - покивал он удовлетворенно. Потом озабоченно добавил: - Чтож. Я пока захвачу освободившийся трон, потом поговорим дольше.

Чуунил снова влез на своего коня и повел свои войска в сторону проступивших вдали белокаменных городских стен. А Гром остался стоять рядом с затихшим своим войском и с пробуждающейся в душе тревогой подумал: почему же Чуунил не заикнулся о его основной награде? Неужели это случайность?

В этом тревожном состоянии подошел к большим кучам собранных с поля брани трофеев. Гора лат, гора оружия, горки бижутерия и много чего остального уже были собраны его воинами рядами на земле.

- Нужно все это, - указал он на кучи, - перенести в гильдию. - Используйте всех выживших коней и нашу телегу. Скоро отправимся назад. - Сам снова прошел в штабную палату, присел там на сколоченную из досок скамейку. Захотелось глянуть что там в опциях творится теперь. Ведь перерождение всех из его группы лишило друзей опыта. И весь он в полсотни тысяч осел у него. Обидно за них, но приятно за себя.

Тридцать первый уровень показывал общий счет набранного опыта в числах как: 191250/203500. Гром вычел в уме эти числа; выходит, до следующего понадобится собрать чуть больше двенадцати тысяч. По нынешним меркам это не так уж и много, подумал он. А свободных для распределения очков теперь у него сумасшедшее количество: целых двести! Правда, половина из них это халява от бонуса. Но, все равно, заработаны почти честным путем.

Теперь полез в характеристики. Там ничего нового не образовалось, поэтому взялся усиливать прежние. Решил все бонусные вложить в Живучесть. С восхищением поглядел на зеленую планку жизни, что стала в два раза большей: 10000+50/10000. Достиг-таки масштабов монстров вселенной, ухмыльнулся он про себя.

Еще двадцать вложил в силу. Ее много никогда не бывает.

Двадцать накинул на выносливость. Будет теплее в зимнюю стужу.

Десятку кинул на скорость. В два раза быстрее орудовать клинками только на пользу.

Из оставшихся полусотен решил двадцать кинуть и на восстановление. Это была действительно важная характеристика.

Потом он крепко задумался: а стоит усиливать мастерство еще, если у него и так есть анкх для этого? И, вообще, будет ли он этим когда-нибудь всерьез пользоваться? Если нет, так это же пущенные на ветер ценные очки.

После некоторых мучительных минут, пришел к сомнительному выводу, что будет пользоваться. И пусть тогда его изделия окажутся высокоуровневыми. Скрепя сердце, скинул на мастерство целых двадцать очков. Остались десять свободных.

Тут он вспомнил, что давным-давно решил рискнуть поднять урон клинков, если будет иметь достаточно много очков. Вроде, как раз такой момент. В крайнем случае, из двухсот потеряет только малую толику.

"Была, не была" - тряхнул в сердцах головой и скинул последнюю десятку в урон от ближнего боя. Подтвердил распределение, вышел из опций. Торопливо достал клинки, сосредоточился на них и прочел:

Парные мечи Лед и Пламень.

Тип: уникальный.

Ограничение: Избранный Перуном.

Уровень: нет ограничений.

Прочность: по 500/500(самовосстанавливаемые).

+ 10 к силе.

+10 к атаке.

В паре:

Физический совместный урон: 350-400

Дополнительный урон 20 сек.:

Холодом 100/1сек.

Огнем 100/1сек.

Шанс критического урона 25%.

От неожиданности даже присвистнул: десяток очков подняли только дополнительный урон, но зато в два раза! Никак не ожидал такого успеха.

С благоговением вложил их в ножны, в последний раз полюбовался новыми характеристиками сегодняшнего дня, прежде чем другие оконца ревизировать:

Живучесть 200,

Сила 50(10),

Ловкость 30,

Выносливость 50(10),

Акробатика 25,

Атака 30(10),

Скорость 20,

Меткость 10(10),

Следопыт 14,

Мастерство 30,

Верховая езда 10,

Урон от оружия (ближний бой) 30,

Урон от оружия (дальний бой) 5,

Защита (физическая)10(10),

Защита (духовная) 20(10),

Восстановление 50(10)

Удача 39,

Интеллект 40(10),

Смекалка 1.

Теперь открывал и по очереди остальные оконца, мельком и их оглядывал, как удивленно заметил, что стало активным новое оконце: "умения". Это неожиданность сначала даже обескуражила его. Он нетерпеливо активировал его. Внутри оказались две новые опции: "демонстрация" и "корректор".

Сперва проверочно кликнул на "демонстрацию". Как активировал, в тот же миг рвануло во все стороны вокруг тела Грома завеса из темного света, а прямо перед ним на уровне груди в воздухе возникли красные строчки:

Мощный Князь Гром по прозвищу Разрушитель.

Уровень: 31.

Раса: человек.

Класс: рыцарь.

Гильдия: нет.

Клан: нет.

Печатей богов: 5.

"Вот оно что!" - вспомнил он, что это же умение демонстрировал раньше Гуоно. Тогда, помнится, еще позавидовал такому его умению.

Теперь проверить нужно было второе умение. Поэтому, он отключил "демонстрацию" и активировал загадочный "корректор".

В тот же миг открылось оконце, поверху украшенной четкой рамкой, в котором мигало его имя "Гром", а под рамкой шла перечень возможных вставок в рамку из его титула, звания, прозвища. Последним было написано "оставить пустым".

Разобрался и с этим умением. Но пока ничего не стал корректировать. Все оставил как есть, закрыл все опции, встал. Вновь выбрался из палаты.

Тут вовсю кипела работа по комплектованию тюков, перетаскиванию их до лошадей. Скоро уже завершатся сборы, и можно будет отправляться в обратный путь.

Гром приблизился к златоглазому Агату, погладил его по холке, мягко приобнял гибкую пугливую шею и прошептал на ухо:

- Отныне ты только мой!



Глава 8.


На следующий день после прибытия с жалкими остатками воинства в гильдию, Гром с утра во дворе занялся сортировкой трофеев. Воины пересортировали в отдельную кучу около двухсот пятидесяти эльфийских адамантовых броней мечей и луков. Столько их полегло на той бойне. Собрали их в запряженную парой телегу и передали пятидесяти трем выжившим эльфийским воинам, чтобы доставили груз назад в свою крепость Стража. На ту же телегу Гром возложил оставшиеся от Ферата, Гуоно и Амитолы их доспехи и оружия. Только Мартина свое забрала с собой, а парни в исподнем унеслись назад.

После того, как отправил их в обратный путь, занялся оставшимися трофеями. Все латы, включая приобретенные недавно адамантовые, арбалеты и двурушные мечи отправил на склады для будущих рыцарей, а оставшуюся кучу всевозможных побрякушек дал команду распределить меж собой поровну пережившим войну полутора сотням рыцарей. Пусть будет им небольшим утешением за пережитое.

Сам же вернулся обратно в комнату погибшего Моурна. Теперь по праву он может тут пожить, пока в Валгоре будет находиться.

Прошел, лег на диван, задумался.

Последние события продемонстрировали ему пренеприятный факт: дракон, что в нем поселился, постоянно растет и набирает силы. Этот уже был не тот молодой, что поскакал когда-то по гориллам некроманта Фирира. Этот был настоящий. И не факт, что дальше не будет увеличиваться. А как быстро вылез из него наружу в последний раз. Словно сам захотел без его призыва. Если так и дальше пойдет, так он вовсе потеряет над зверем контроль.

Гром со вздохом встал, поискал в ящике Моурна его запасы вина, нашел и переместился за стол.

Может, действительно стоит попасть к архимагу Круга и попросить изгнать из него чудовище? А вдруг получится. Но тут же недовольный собой покрутил головой: зачем лишаться такой надежной силы? Кто там смог бы справиться с кланом Всеслышащих, не будь Дракона в нем?

Гром наполнил кружку до краев, разом опрокинул в себя ее содержимое. И напряг немного отпустил. Поэтому легко решил: посетить Круг все же нужно. Поговорить с архимагом об этом, но не спешить избавляться от дракона. Может, подскажет, как обуздать его может. И то ведь неплохо.

Он решительно отложил кружку, встал и пошел вон из комнаты. Прямиком направился в конюшню, забрать свою черную красавицу, и отправляться не мешкая в Круг.

Двор выглядел непривычно пустым. Не было уже тех, кто обычно в это время тренировался тут. Почти все полегли в том бою. Даже на охране ворот теперь стоял лишь один рыцарь.

С тяжелым сердцем выкатил Гром безостановочно гарцующего коня на мощеные улицы Абасира и помчался сквозь толпу в сторону городских врат. Единственное, что еще теплом грело душу, так это с недавних пор чрезмерная приветливость горожан под ярко-зелеными никами. Узнавали его тут сразу, непременно пытались жестом или мимикой выразить ему свое почтение. А теперь еще кидали восхищенные взгляды и на его черного красавца.

Тем временем, Гром выехал за ворота, сориентировался по карте в направлении и пустил коня в галоп.

Когда после боя возвращались в гильдию, у Грома не было возможности испытать его на скорость, потому что тащили в телеге и на крупах груз, передвигались мелкой рысцою. А теперь появилась такая возможность. И Гром решил испытать коня; разобраться захотел, насколько он уникален. Десятка езды давала ему такую возможность, поэтому, он дополнительно подстегнул и так стрелой мчащегося Агата.

Гром не ожидал, что скорость коня может быть такой! Сорвался бешенным рывком, да так, что теперь копыта не различались глазами, сливаясь в черную пелену. Какие там хищники могут увязаться за ним, если руки судорожно вцепились за луку седла, а ноги сами изо всех сил прижимают упругие бока бестии, чтоб снарядом не катапультировался с него.

Агат периодически только фыркал, когда молнией переваливал каменные выступы и впадины на пути. Дробь копыт сливался в единый треск в ушах ездока, кем посчастливилось стать отныне Грому.

Не выдержал непривычного напряга Гром, сбавил скорость наполовину, облегченно вздохнул. А душу наполняла радость; да только ради такого чуда стоило атаковать клан Всеслышащих.

К тому времени путь на северо-запад вывел его на широкую тропу, проложенной по берегу стремительного потока. Бурлящий мутный поток шириной шагов в десять преграждал путь к Кругу магов, что уже был виден отсюда высоким темным цилиндрическим сооружением.

Теперь Гром решил испытать своего личного скакуна и на прыгучесть. Озорно похлопал по густой гриве, развернул, чтобы немного отъехать от потока, а потом погнал его прямо в стремнину. В последний миг вдарил каблуками по черным бокам и... Агат не просто прыгнул вперед. Ему показалось, конь способен перелететь даже дальше на другой берег, лишь бы не смочились ноги хозяина. Да! Много положительных эмоций принесла сегодня скачка Грому.

Остальное расстояние до Круга Агат преодолел менее чем за полчаса, поэтому уже к полудню неутомимо гарцевал у подножья башни. Могучий конь даже не вспотел за время бешеной скачки до ступенек, ведущих на самый верх башни.

Гром объехал кругом высотный цилиндр, сложенный из гигантских темных каменных кубов, не обнаружив ни одного оконца в его монолите. Снова подъехал к тем ступенькам, стал в нерешительности: куда девать коня, если ему нужно сойти и взбираться туда? Оставлять без присмотра свое сокровище ему и в голову не пришло.

Он огляделся кругом. Ни единой живой души в округе не видел. Тут его окружали только кусты, да корявые деревца.

Как же быть дальше? - ломал голову. Хоть назад поворачивай.

Гром еще несколько раз повертелся вокруг строения магов в надежде, кто выйдет оттуда, подскажет. Но так такое и не случилось. Уже в последний миг отчаяния в голову пришло решение проблемы. Даже удивился, что сразу не сообразил.

Гром соскочил с коня и положил у ступенек личный портал из своих запасов.

Всё! - потер рукавицы друг об дружку. Снова вскочил на коня. Теперь вернется потом, когда пожелает, и пешком доберется.

Гром развернул красавца в обратном направлении. Понесся с ветерком назад, в Абасир.

Было ближе к вечеру, когда он стремительно несся к открытым городским вратам. Привычно кивнув салютующим ему стражникам, вкатился в толпу горожан, трусцой проскакал по широкой центральной улице, упирающейся прямо к центральным воротам огромного замка монарха. Тут снова что-то в Громе зашевелилось; невероятно большое, грозное приоткрыло веко...

Гром, не соображая что делает, припустил коня в сторону замка. Осадил возле заметно напрягшихся рыцарей с яркими кокардами, стоящих на охране ворот, соскочил на землю.

- Я должен войти во дворец, - глухим голосом произнес он сквозь зубы.

- Подожди немного, герой, - растерянно попросил их начальник стражи и со всех ног кинулся за ворота.

Гром нетерпеливо переминался на месте, когда в проеме возник тот прежний помпезно наряженный дроу.

- Зачем пришел во дворец, великий воин? - недоверчиво скосил глаза на Грома.

- Я должен войти во дворец, - снова глухо повторил он. - Пропустите немедленно.

- Зачем тебе во дворец? Высокий Чуунил со своим войском сейчас в Алтоне. Отправляйся туда, если есть у тебя важное дело к монарху.

- Я хочу увидеться с принцессой Теленной, а не с ее отцом. Пропустите меня к ней.

- Но это невозможно! - окрысился этот дроу. - Без разрешения высокого Чуунила ты не можешь увидеть принцессу.

- Это его обещание за мою победу над Всеслышащими! - постепенно разъярялся Гром. - Как ты смеешь, червь, мешать получить обещанное мне монархом?

- Это невозможно! - визгливо закричал дроу. - Уходи немедленно, если не хочешь быть арестован.

Грома сотрясало. Да так, что сам испугался за последствия, а не только эти рыцари и этот прислужник. Почувствовал, что собирается и тут обернуться. По крайней мере, приток ярости уже начинался. Сильно стиснул зубы, прикрыл веки, скрывая золотистость свечения зрачков, попытался утихомирить чудовище в себе.

Гром четко понимал, каким тяжелым последствиям может привести, не останови он монстра сейчас. Только не смог сдержать грубый рык, от которого все кругом, мгновенно побледнев, шарахнулись. Тем временем Гром отчаянно вцепился с Драконом. Силен был, зараза! Большого труда ему стоило обездвижить его.

Гром сразу сделал несколько шагов назад, чтоб непроизвольно не схватить дроу за горло. Оттуда он прошипел, сверкая глазами:

- Ладно. Поеду сначала в Алтону.

Дальше без слов вскочил в седло и припустил коня назад, от греха подальше. Помчался обратно в гильдию.

Как пристроил Агата в конюшне, поспешил в свою комнату, где был установлен его личный портал и, не теряя времени, кликнул на переход к башне Круга.

Багровые сумерки встретили его у каменных ступенек. Гром стал торопливо пробираться наверх.

По спирали вокруг высотной башни они повели на ее плоскую крышу, куда наконец, он, запыхавшись, добрался, и тут оказался перед единственным входом в эту башню: закрытым люком.

Безрезультатно дергал за массивное железное кольцо. В ярости пнул пару раз сапогом дубовую преграду и заорал:

- Эй! Есть там кто живой из магов?

- Есть, нет, а тебе какое дело? - ответил ему люк ворчливым старческим голосом.

Гром от неожиданности даже отпрянул. А тем временем раздались металлические щелчки, дверца люка поднялась, и оттуда вылезал тот самый ворчун, заговоривший за люк, в белой тоге типичного одеяния магов.

- Чего тут пинаешь двери, малец? - вылез он целиком на крышу, угрожающе тыкая в Грома жезлом в костлявой руке. - Тебя не учили в детстве подобающе вести себя в гостях? - Тут старик, близоруко щурясь, сделал шаг в его сторону. - Постой-ка! А не тот ли ты воин, что обитель Вечного разорил?

- Я, - смущенно улыбнулся Гром.

- Что же ты сразу не сказал? Ну, пойдем, пойдем к остальным, - обрадовано схватил его за руку и потащил к люку.

Гром последовал за кряхтевшим стариком по бронзовой приставной лестнице вниз и очутился в темном пустом помещении вкруговую с множеством закрытых дверей. При этом все они еле заметно фонили сиреневатой аурой. Старик прошаркал до противоположной, прикоснулся своим жезлом, и дверь погасила фон, стала обычной.

- Иди за мной, - позвал он, прежде чем юркнуть за ее створку.

Гром тоже прошел за эту дверь и очутился в большом круглом зале диаметром в саму башню, без единого окна, но в ярком освещении. Зал, куда он попал, весь был покрыт с потолка до пола красочными орнаментами вперемежку с незнакомыми Грому иероглифами. В этом зале были такие же пожилые дроу в белых тогах, как у старика.

Как Гром прошел в дверь, все они сразу перестали разговаривать, перемещаться, и разом обернулись к пришлому. А приведший его старик весело громко объявил всем:

- Поглядите, кого я к вам привел! К нам пожаловал воин, уничтоживший Вечного.

Десятки магов в зале разом зааплодировали, с восхищенными лицами двинулись в его сторону. Посыпались со всех сторон восклицания восхищения тем подвигом.

Знал бы Гром, что так ждали прихода его в Круг, так давно наведался бы сюда. Теперь стоял посреди толпы местных магов, смущенно кивал, ответно благодарил за радушный прием.

Через некоторое время бурных общих поздравлений перед ним оказался еще один древний старец из их толпы. А скрытность и у этих магов идентификационных ников, присущих верховным магам, не давала возможность определить кто из них старше или младше по рангу. Но Гром сразу, по осанке и выражению лица этого старца догадался, что этот их старший. Старец, положил немощную руку на его плечо и озабоченно спросил:

- Давно в тебя заселился дух зверя?

У Грома от неожиданности вопроса челюсть отвалилась. Пролепетал:

- Давненько... Я, собственно за тем и пришел сюда, поговорить о нем. А ты архимаг?

Этот вопрос вызвал веселый смех у всех присутствующих.

- Нет, юноша, - смеясь, отверг его предположение старец. - Нашего архимага ты не можешь увидеть. К нему тебе нельзя.

- Почему так? - растерялся Гром. - Мне сказали, что только он может мне помочь с моей проблемой.

- Верно сказали, - утвердительно покивал старец. - Только мощный маг крови способен что-то сделать с поселившимся в тебя. И это наш великий архимаг. Но к нему подходить тебе нельзя.

- Почему же нельзя? - упрямо допытывался Гром.

Старец только развел тощими руками:

- Не знаю даже как объяснить... Слишком силен архимаг, чтобы ты не сошел с ума в его присутствии.

- Вот даже как? - обалдел от такой новости Гром. - И никто из вас к нему не может приблизиться?

- Ну, почему же? Я могу, - гордо заявил старец. - У меня достаточная защита от магии его ауры. А у остальных здешних магов - недостаточная.

- Фух! - облегченно вздохнул Гром. - Защита от его магии единственная причина? Тогда я смогу его увидеть. Отведите меня к нему.

- Ты не понимаешь, - покачал головой старец. - Защитные кольца и амулеты тебя не сохранят вблизи от него.

- А легендарный ошейник Исчадия сохранит? - елейным голосом проговорил Гром, скидывая с головы капюшон, чтобы увидели его ободок со стопроцентным игнором магии.

Он и не ожидал, что так этим действом поразит тут публику. Общий вздох удивления вырвался у замеревших от неожиданности магов. Все в упор уставились на этот ободок. Только спустя томительные минуты беседующий с ним старец выдавил из себя с хрипотцой:

- Но это же предназначение чудовищ Инферно! А ты даже не маг.

- Все верно, - засмеялся Гром. - Сам не пойму, почему я такой. Так, теперь могу увидеться с вашим архимагом?

- Теперь можешь, - упавшим голосом признал старец. - Теперь ты все что угодно можешь, если способен безнаказанно такое на себе носить.

- Тогда, отведите меня к нему, - попросил Гром.

Старец только кротко кивнул и жестом пригласил следовать за ним. Постоянно робко оглядываясь на него, повел его в другой конец круглого зала, где оказался еще один большой люк, замаскированный под орнамент каменного пола. Он открыл его и сказал Грому:

- Нужно спуститься до самого дна башни, - и пошел по здешней лестнице вниз.

Гром послушно последовал за ним, оставив остальных наверху дожидаться их возвращения.

Эта приставная лестница привела их в зал этажом ниже, тоже вся в вычурных орнаментах, но только была по центру пола занята чем-то вроде круглого каменного алтаря. Старец подвел его к этому самому кругу, сам стал на краю его низкого буртика и запричитал шепотом. Вроде, мантры произносил.

Каменный круг вспыхнул сиреневым сиянием. Из выпуклостей буртика потекли в чашу потоки магии, забурлили круговоротом в ней, на подобии воды в тазу. А как устаканился поток, он стал вздуваться сводом, пока не достиг высоты головы старца. Тут магический свод застыл, весь искрясь изнутри и по поверхности.

- Проходи, - указал старец на образование, словно дверь перед ним открыл.

Гром, немного поколебавшись, шагнул вперед, вошел в этот странный свод, и тут же раздался легкий хлопок - он оказался в еще одном круглом зале весь в орнаментах и иероглифах, но только тут была привычная глазу мебель. А в самом центре за огромным письменным столом восседал дроу неопределенных лет в бушующем вокруг тела фейерверке призрачных багряных фонтанов.

Как Гром материализовался в этом зале этот дроу - а он и был архимаг Круга - поднялся навстречу и, плеская кругом багряными комьями, с улыбкой пошел к нему пожать руку.

- Вот и наш герой, - потянулся пожимать руку Грому. - Рад встрече с тобой, наш дорогой иномирянин. Проходи. Присаживайся тут, - показал он на кресло возле его письменного стола.

Гром, как тут оказался, почуял дикий напор на себя. Возможно, это и была та сила, что должна была свести его с ума, не будь на голове защитного ободка. Он только плотнее надвинул капюшон, прошел за хозяином до кресла, плюхнулся на него. А опасный архимаг прошел на свое старое место и оттуда спросил:

- Может, желаешь хорошего кровяного вина?

- Кровяного? - не понял Гром о каком вине это он спросил.

- Ты наверняка еще не пробовал такого, - усмехнулся архимаг, и в то же мгновение перед Громом на краю письменного стола соткался из воздуха объемистый кубок, полный до краев ярко-красным вином. А может кровью. Кто знает этих магов крови? Но, все равно, Гром решился попробовать угощение, сделал маленький глоток.

Обжигающая сладкая жидкость попала в него с невероятным эффектом; настроение стало игривым, все проблемы разом улетучились, заместились эйфорией от собственного могущества. Удовлетворенно кивнув, Гром сделал теперь большой глоток, с наслаждением смакуя приятный вкус во рту.

- Чудесное вино, - расплылся в улыбке он. - Никогда такое удовольствие не получал. Откуда оно?

Архимаг только хмыкнул:

- Это мой секрет. Но давай поговорим о твоих проблемах. Я уже знаю почему ты пришел ко мне. Не удивляйся этому. Совсем не сложно быть в курсе, о чем беседуют наверху мои подопечные. И даже дальше, - засмеялся он. - Так что, повторяться тебе не придется.

- Значит, ты в курсе что в меня вселилось? - оживился Гром. - Ты можешь помочь мне контролировать его?

- А в чем, собственно, твоя проблема? Думаю, что ты сам еще до конца не понимаешь, как тебе свезло. Иметь такую возможность оборачиваться жутким созданием - это же крупное везение!

- Я это понимаю, - беспечно махнул рукой Гром. - Но дело в том, что он растет во мне. Боюсь, в конце концов, так вырастет, что одолеет меня, и останется только он.

- А чего тут бояться? - При этих словах архимаг заметно стал ростом выше. - Мне бы так озаботиться, - засмеялся он. - Ну, сменишь свою расу. И что?

- Я не собираюсь менять расу, - набычился Гром. - Желаю оставаться человеком до конца... пока в Аркадии.

- Ну, как желаешь, - махнул рукой архимаг, при этом пролив на стол кучу призрачных комьев. - И что ты хочешь тогда от меня? Изгнать драконий дух?

- Нет, нет, - тут же встревожился Гром. - Только контролировать его желания хочу. А так, он мне еще не раз может пригодиться.

- О каких его желаниях ты говоришь? - заинтриговано подался вперед над столом Архимаг.

- Хотя бы про его похоть. Он заставляет меня изменять моей невесте. И при этом выбирает объектом желания недоступных женщин, вроде дочери монарха.

Архимаг захохотал, обескуражив этим серьезно озабоченного Грома.

- Это же ясно и так. Ни одна женщина, наделенная большой властью, не избежит драконьего внимания. Радуйся, что в тебя вселился самец дракона, а не самка. Вот была бы потеха! - пуще прежнего захохотал он.

- Это еще что за намеки? - рассвирепел Гром. - Ты следи за языком.

- Ладно, ладно. Извини, - прыская смехом, продолжил архимаг. - Я это так, пошутил только. Итак, возвращаюсь к проблеме. Гром, он ищет и будет дальше искать, находясь в тебе, только властных женщин. Что с этим можно поделать - не знаю.

Гром задумался. А действительно он угадал верно. Ведь, впервые проснулся в нем похоть Дракона, когда Мартина обрела власть алмаза. А теперь - принцесса Теленна. Вот, оказывается, где собака зарыта!

- И что мне теперь делать? - с отчаянной надеждой поглядел Гром в раскосые серые глаза архимага.

- Единственный способ, который я вижу, это хирургический. Могу избавить тебя от его присутствия, и навсегда. Магия крови это сделать может.

- Нет! - вскочил Гром на ноги. - Он мне будет еще нужен.

- Тогда терпи, - развел руки архимаг.

Гром нервно прошагал возле его письменного стола, снова опустился на кресло.

- А, все-таки, нельзя как-то контролировать его желания?

Настала очередь архимагу глубоко задуматься. При этом буйство багряной ауры достигло потолка. И сам он на глазах менял свой рост - с нормального до великана и обратно.

Гром терпеливо ждал его вердикта.

Прошло немало времени, прежде чем архимаг снова заговорил:

- Чем чаще ты его вызываешь, тем он больше овладевает твоими помыслами. Старайся при только самой крайней необходимости вызывать его. Но, вообще-то, можно попробовать и контролировать... Но, даже не знаю, как тебе об этом сказать... Думаю, для этого нужно кое-что сделать выдающееся. - И снова замолчал.

- Скажи же: что нужно? - нетерпеливо заерзал на кресле Гром.

- Невероятное! - понизил голос до шепота архимаг. - Захватить Логово!

- Какое еще логово?.. - только начал возмущаться Гром, как молнией сознание прошило воспоминание. - В Инферно которое?!

- Да. Оно.

Гром выпал в осадок. Надо же такое предложить смертному! Хотя, какой же он смертный? Он игрок. А это значит, что может сделать таких попыток множество раз.

- И что это даст? - осторожно спросил Гром.

- Послушание инфернальных созданий. В тебе дух такого существа.

- А это возможно? Захват такой.

- Не знаю, - пожал плечами, ставшим нормального роста, архимаг.

Гром в отчаянии схватил со стола кубок и осушил его до дна, с треском положил обратно. Голова резко закружилась, будто целую бочку вина осушил.

- Ладно. Захвачу, - пошатываясь, поднялся он. - Только это сделаю потом, как открою все границы.

- О! - обалдело приподнялся и архимаг. - Так это ты их открываешь?

- А как же, - хмельно ухмыльнулся Гром. - Уже три края объединил. Остались еще три.

- Восхищен! - снова протянул руку пожать рукавицу Грома. - Отныне буду рад каждому твоему посещению нашей скромной обители. И помогу чем смогу.

- Спасибо тебе, - Гром ответно пожал его руку. - Тогда, позволь, оставлю тут свой личный портал. Ты не против?

- Нет проблем. Оставляй.

Гром огляделся, подошел к щели между двумя шкафами, кинул там на пол треногу портала.

- Тогда я прямо отсюда и уйду теперь. Надеюсь, старцы не обидятся, что не попрощался с ними.

- Не обидятся, - усмехнулся архимаг. - иди с миром.

Гром прощально кивнул ему, влез в опции, чтобы перескочить назад в свою комнату.

Пошла привычная фрагментация окружения и мгновенное перемещение в гильдию. И он сразу лениво разлегся на диване в думках по новым, полученным от архимага сведениям.

Выходило, что обуздать чудовище в нем он пока не сможет. Что порой обречен исполнять его звериные прихоти. А они могут со временем бывать не только похотливыми, но и кровожадными. Тогда Грому конец, как личности. По всему выходило, что он должен либо успеть достаточно быстро исполнить сюжетные задания, либо рискнуть, и атаковать Логово в промежутке, не имея даже приблизительного представления что там его ждет.

- Чертово ситуация, - ворчливо пробурчал он, поворачиваясь на бочок. Кровяное вино еще бродило в нем, поэтому зевнул и уснул до самого утра.

...

Проснулся рано. Сразу направился в столовую традиционно позавтракать, потом оттуда прямиком направился в конюшни. Сегодня же решил перебраться в Алтону, свидеться там с монархом, ставшим теперь императором Валгоры. Пора получить обещанное за достойный монарха дар, за что пожертвовали жизнью сотни рыцарей и эльфийских лучников, не говоря уже о десятерых лекарей из первородных. Не говоря, о гибели сотника Моурна, претендующего в друзья. Все эти жертвы принесены похотливым драконом, который теперь требует свою законную награду за все это.

Гром вывел своего Агата за ворота, взлетел в седло и рванул в сторону городских врат.

Сияющий горизонт встретил его за ними и еще долго сопровождал справа, пока он стремительно несся на север, переваливая через возвышенности, перескакивая через глубокие рытвины в пути. Не разбирая дороги, он мчался на крупе своей черной бестии сквозь режущий лицо холодом ветер на встречу с единовластным монархом этого сурового края, с высоким Чуунилом, чтобы получить полагающуюся ему за подвиг награду. А нужно будет, с боем отберет.

Где-то после полудня решил сделать небольшой привал, чтобы дать немного отдохнуть коню, хотя никаких признаков усталости его скакун еще не проявлял. Тем не менее, остановил его у первого, возникшего на пути дерева, названного Громом секвойей, соскочил с седла и присел, облокотившись к ребристому рыжему стволу. Решил минут пятнадцать тут просидеть с прикрытыми веками, прежде чем снова взлететь в седло и понестись дальше. Плотнее укутался в плащ, так и сделал.

Однако блаженный покой продлился не долго; Агат громко заржал, дробно забарабанил копытами по твердой земле.

Гром досадливо приоткрыл один глаз; ну, не дадут местные хищники спокойно отдохнуть. Заставляют вставать, - поднялся он, оглядываясь кругом: где нарушитель их покоя?

Однако, представшее его взору резко изменило ворчливое настроение.

По восточному тракту, что проигнорировал сам, чтобы коротким путем добираться к цели, шествовала в северном направлении кавалькада из полсотни рыцарей за роскошной колесницей, запряженной четверкой кипенно белых коней.

Гром уставился туда, потому что был уверен, что уже встречал эту карету, как вдруг вспомнил и обалдел! Да это же там саму его награду транспортируют! Мгновенно снова оказался в седле, и стрелой помчался навстречу кавалькаде.

Сопровождающие карету рыцари еще издали заметили одинокого всадника, мчавшегося к ним. Резво развернулись в строй и окружили карету. Ведь никто не смеет приблизиться к ее высочеству принцессе Теленне ближе, чем на десять шагов.

Тем временем, галопом несущийся всадник, подлетел к ним, резво осадил красавца-коня перед первыми рыцарями, отдал немного назад капюшон. Тут его и узнали эти рыцари. Растерянность мелькнула на их лицах, потому что только глухой в Абасире еще не знал условия произошедшей войны кланов.

- Куда везете принцессу Теленну? - закричал Гром не своим голосом.

Ближе всех оказавшийся рыцарь ответил ему:

- Приказ высокого Чуунила: доставить принцессу в Алтону.

- Нет, - насупился Гром. - Этого вы теперь не сможете сделать. Она моя. Оставьте ее со мной и убирайтесь.

- Ты требуешь невозможного, - нахмурился рыцарь. - Мы знаем на сколько ты силен, и способен перебить нас. Однако мы не можем не выполнить приказ. Иначе всех нас перевесят. Ты должен этого знать.

- Знаю. Но и вы знаете, что я по праву победителя клана Всеслышащих добыл ее в награду.

Рыцари рядом согласно покивали. А тот же рыцарь в отчаянии сказал:

- Все равно повесят. Уж лучше ты сам нас всех убей в бою.

В тот же момент в проеме оконца кареты возникло личико юной Теленны. Молнией сверкнули в душе Грома ее серые раскосые глаза. С испугом почувствовал шевеление чего-то громоздкого в нем. Хоть вой от терзающих изнутри бешеных чувств.

- Что же ты со мной делаешь, принцесса? - простонал он, ошарашив этим, кто услышал его причитание. Потом окрепшим голосом снова заговорил с рыцарями: - Никто вас не повесит, если откажетесь служить монарху, как это сделал когда-то ваш соратник, рыцарь бер Гуоно. Отправляйтесь в Индекай дальше служить под его началом в крепости Стража. И мне не придется тогда никого из вас убивать.

От его предложения отборные рыцари высокого Чуунила впали в ступор. Гром понимал их тяжелое состояние, но больше ничем им помочь не мог. Если откажутся, придется им выходить на бой с Громом, вооруженным перуновым преимуществом, пока всех их не перебьет. Страшно не хотелось ему этого делать, но, возможно, что они не оставят ему выбора. Дракон растерзает его изнутри, отступи он сейчас.

- Позволь нам переговорить, - попросил рыцарь. - Но ты не подходи пока к принцессе, пока мы будем говорить. Обещаешь?

- Обещаю, - кивнул Гром, отступая на коне на несколько шагов назад.

Там он остановился и с тревогой следил за тем, как рыцари сбились за каретой в тесную кучу и жестикулируя спорят меж собой.

Гром ждал долго, изредка замечая прекрасные черты, мелькающие за занавеской в проеме оконца кареты. В такие моменты Дракон неуклюже шевелился в душе, требуя не дожидаться конца переговоров, а вероломно атаковать рыцарей со спины. Приходилось в эти моменты шикнуть на коварного лютого зверя и продолжать ожидать результатов обсуждения.

Наконец, тот же рыцарь оторвал коня от остальных, потрусил к нему.

- Рыцарь бер Гром, - заговорил тот торжественным голосом. - Мы готовы присягнуть тебе и отправляться в Идекай. Но при одном условии.

- При каком? - с готовностью спросил Гром.

- Если только ты будешь сам нами командовать, и мы только с твоими врагами будем воевать.

- Благодарю за преданность. Но бер Гуоно мой близкий друг. Исполняя его команды, считайте, что исполняете мои. Вы сами в этом убедитесь, как доберетесь до крепости Стража.

Рыцарь кивнул, вернулся к остальным, а после нескольких переговорных выкриков, построились в колонну и галопом понеслись дальше на север, но оставив колесницу с Громом на тракте.

Вот и получил он свою награду, прикатившая сама в его лапы!

С сердечным трепетом он подходил к карете. Мельком приметил испуганное лицо кучера на козлах, озорно подмигнул ему, а сам приблизился к оконцу.

- Принцесса Теленна! - позвал он пассажирку. - Я за тобой пришел.

Дверца открылась изнутри, и он во второй раз увидел ее так близко. Не удивился бы, если тут же началось оборачивание его в Дракона. Но этого не случилось, потому что только Гром может насладиться женщиной, а не зверь. Как понимал Гром, только это сдерживало сейчас чудовище от радикальных преобразований внешности. Но он был рядом. Он всегда будет рядом в такие минуты. И сейчас вот глазами Грома с вожделением оглядывал красавицу в карете Дракон, а не он.

Принцесса уже догадалась что произошло с ее эскортом на тракте. Что оставила охрана ее на милость странному, но сильно притягательному иномирянину. И она в душе только рада тому. Хотя почему - ей не понятно. То, что он невероятно силен - а это она воспринимала как неотвратимое притяжение к нему - ощущала всеми фибрами юной души. Знала точно, что не в состоянии в чем либо ему отказать. И этот первый такой мужчина в ее жизни. Возможно, никогда другого такого не встретит.

Тем временем Гром осторожно взобрался во внутрь, сел рядом с ней, не отрывая от ее лица золотистым сиянием сверкающие глаза. Он хотел ее немедленно, прямо тут, в этой тесной карете. Еле сдерживал монстра от неприличных поспешных проступков.

- Принцесса, - с выдохом страсти заговорил он с ней. - Согласна быть моей?

- Да! - бессознательно согласилась она, сама не понимая, как смеет так сразу давать такой ответ незнакомцу.

Гром на радостях пулей выскочил из кареты, торопливо привязал поводья Агата к дуге позади кареты и скомандовал кучеру:

- Гони, дружок, назад в замок. Принцесса Теленна пожелала вернуться.

Кучер в ужасе закатил глаза:

- Как же так? Без стражников? Нас по дороге растерзают звери.

- Никто вас не растерзает. Я же тут. Гони, тебе говорят.

Но на всякий случай, прежде чем вернуться в карету благоразумно врубил "подчинение живности". После этого забрался назад к девушке, а карета стала разворачиваться на тракте в обратном направлении.

Гром сыпал комплименты в тесной кабинке бок о бок с замершей Теленной, и не мог оторвать похотливого взгляда с ее точеной фигурки. Ему стоило больших усилий продолжать оставаться галантным с ней назло рогатому чудовищу внутри.

Порой остро щемило сердце, когда в воспоминаниях мелькали голубые глаза, полные укора. А слух явственно различал собственный голос, дающий обещание никогда не разочаровывать любимую.

Вот так он страдал в противоречивых терзаниях всю дорогу, пока трусливый кучер, нещадно стегал уже и так замученных лошадок, гнал карету обратно в Абасир.

В наступающих сумерках взмыленные лошади подлетели к городским вратам, ввергнув здешних стражников в панику: карета принцессы без сопровождения возвратилась! И весь путь до замка сопровождали их озадаченные взгляды горожан.

Наконец, кучер осадил валившихся с ног лошадок перед замковыми воротами, куда моментально высыпали десятки рыцарей и несколько придворных слуг в сопровождении того же самого помпезно наряженного дроу, который теперь истерично кричал: "принцесса Телена!!!"

- Я здесь, - выглянула она из кареты.

- Что случилось, принцесса Теленна? Где охрана? Почему тут чужеземец? - тараторил он, испуганно переводя взгляд то на девушку, то на Грома в карете.

- Тебя это не касается, - властно блеснули раскосые глаза принцессы. - Пойдите все вон!

С робким говором рыцари в поклоне расступились, а несчастный дроу в полной прострации отступил от кареты на несколько шагов.

Глазами на выкате все они смотрели, как наглый чужеземец с довольной ухмылкой вылез сам из кареты, подал руку выходящей принцессе, и они вдвоем неспешно направляются к дворцу.

Паника обуяла и всех обитателей дворца, как они вошли в большое фойе, и пошли подниматься по широким гранитным ступеням.

Со всех сторон слышался недоумевающий шепот: "что случилось?", "не может быть!", "она околдована!", "позовите дворцового мага!", "Почему не схватили?"...

Тем временем уникальная пара, вызвавшая неслыханный в монархии скандал, уже оказалась на втором уровне дворца, и теперь принцесса вела Грома к дверям своих покоев. Следовавшая за ними на почтительном расстоянии толпа придворных, стражей и слуг, зачарованно глядела, как они вошли туда, и за ними наглухо закрылась дверь.

У Грома глаза разбежались от обилия роскоши зала, где очутился, наконец-то, наедине с объектом страсти. При свете горевших тут лампад сверкали золотом и драгоценными камнями не только украшения, расставленные повсюду, но и вся сама мебель, включая и ту широкую кровать под желтым балдахином, к которой он сразу повел, смущенно потупившую взор, Теленну.

"Ну, здравствуй, монстр", - пронеслось в голове, когда ощутил, как необузданно втекает в него уже неподавляемое сознанием человека дикое возбуждение.

Резким рывком скинул на пол кольчужные перчатки, мешающие чувствовать нежную кожу, грубо сорвал с нее платье, разодрав в нескольких местах.

Теленна только ахнула, когда он громко зарычал, прижимая к кольчуге ее податливое полуобнаженное тело. Не знала она, что так бывает. Служанки рассказывали ей совершенно противоположное.

Гром впал в настоящее безумие, пока торопливо скидывал с себя все причиндалы и броню, за чем с ужасом в раскосых глазах наблюдала девушка. Уже сам обнаженный принялся за нее. Дракон ликовал внутри. Грому больше не нужно жалеть о больших жертвах в той бойне. Игра стоила свеч в виде этого нежного голого тела под ним.

Стон Теленны перешел в ее крик, когда Гром, а точнее - Дракон судорожно овладел ею. Крик захлебнулся в его поцелуях; в акте человеческом, что совершенно не было знакомо монстру. Но он снисходительно и такое действо принял. Пусть и Гром немного развлечется. Главное, что самка, достойная его, уже под ним, и успешно осеменена.



Глава 9.


Монстр посредством Грома почти до утра мучил несчастную принцессу. Оба провалились в тяжелый сон только когда начало светать. И спали бы долго...

В дверь громко забарабанили. Следом расслышали сквозь забытье крик монарха:

- Принцесса, приказываю; открой немедленно! - И снова удары кулаками по резным створам двери.

Гром первым вскочил, стал торопливо облачаться в броню. Возможно, придется многих сейчас убивать.

Испуганно поднималась и потрепанная Теленна. Покрасневшими глазами уставилась на трещавшие по швам двери.

- Сейчас, отец, - наконец нашла силы выдавить из себя она.

Наступила пауза тишины, за которое и она надела на себя разодранное, бывшее когда-то роскошным, свое платье.

Когда она на подкашивающихся ногах направилась открывать, Гром на всякий случай активировал Щит и Булаву. Мало ли что сейчас будет?

Щелкнул затвор, двери моментально распахнулись настежь, и в зал гурьбой ринулись ведомые Высоким Чуунилом десятки отборных рыцарей его личной охраны.

Монарх, свирепо сверля Грома глазами, сразу подскочил к нему вплотную, уставился с ненавистью в его глаза.

- Что тут происходило? - зашипел он сквозь зубы. - Отвечай!

У Грома нервно дернулись краешки губ, пожал плечами:

- То, что ты обещал мне за полную власть, - постарался спокойным голосом проговорить он, но все равно вышло несколько вызывающе.

По лицу Чуунила пронеслись чередой различные эмоции: злоба, виноватость, огорчение, обреченность. Последним вновь осталась злобность.

- Да, как ты смеешь так мне отвечать? Неужели ты думал, что я дам тебе насильничать свою дочь?

- Не было никакого насилия, - набычился Гром. - Сама скажет об этом.

- Это правда? - растерянно обернулся Чуунил к дочери. - Неужели ты сама тоже хотела быть с ним?

Принцесса Теленна, до сих пор стоявшая в сторонке съеженная в страхе, тут выпрямилась, приняла привычную во дворце осанку и неожиданно надменным тоном воскликнула:

- Отец! Почему устроил мне допрос при посторонних? - потом властным движением указала рыцарям на двери: - Выйдите вон!

С громким топотом рыцари поспешили выбраться из зала в фойе, а последний - за собой плотно прикрыл двери. После этого Гром в восхищении стал свидетелем, как Теленна тем же надменным тоном отвечает отцу:

- Да. Я сама страстно желала быть с ним.

Дракон в душе удовлетворенно кивнул ей, а Гром просто добавил:

- Тем более, что сам отец ее обещал дать разрешение на это.

Чуунил сдулся. Словно и ростом ниже стал. Четче стали видны складки на широком лбу.

Он огорченно пробурчал Грому:

- Пойдем со мной, - и шаркая ногами, поплелся к двери.

Гром чмокнул в щечку Теленну и поспешил за монархом выйти тоже в фойе.

Тут все еще стояла толпа ожидающих финала сенсационных событий.

Чуунил без слов махнул всем рукой, мол, расходитесь, а сам направился к ступеням, ведущим на третий уровень дворца. Гром послушно, молча, плелся за ним до самого тронного зала, куда прошел монарх, чтобы взгромоздиться на свой трон в дальнем конце анфилады колонн.

Гром стал у подножья в ожидании дальнейшего развития событий.

- Ты собираешься просить ее руки? - задал, как уселся на трон, первый вопрос.

- Нет, высокий Чуунил, - уверенно ответил ему Гром. - У меня есть иномирная невеста. И я, к тому же, как ты знаешь, тоже иномирянин.

- Почему же тогда ты так упорно желал мою дочь, негодник? - заорал он, сверху вниз сверля его глазами.

- Так получилось, - опустил голову Гром. Оставалось только добавить затасканное: "сердцу не прикажешь", но он этого не сделал.

- Получилось, - передразнил Чуунил. - Чтож. Раз уж так получилось, надеюсь, ты навсегда уберешься из Валгоры. И моя дочь больше тебя не увидит.

- Непременно, - сурово кивнул Гром. - Уйти-то я уйду, но только выполнив обещанное мною богам.

- Что? - расширились глаза Чуунила. - Какое еще обещание ты давал богам?

- Обещал выполнить их приказ: открыть границу с краем гномов.

- Так, это ты и есть тот легендарный открыватель границ в Аркадии? - удивленно захлопал он глазами. - Мне доносили про такого. Выходит, что ты и есть тот герой?

- Да, высокий Чуунил, - скромно потупил взор Гром.

- Что же ты сразу об этом не говорил? - смягчился тон монарха. - Ладно. Я не буду против, чтобы ты оставался в Валгоре сколько тебе понадобится. Но только не приближайся больше к моей дочери. Понятно?

- Понятно, - кивнул Гром сразу, потому что и не собирался этого делать. Удовлетворенный половым актом Дракон больше не желал продолжения интима. А Гром - тем более. - Раз все уже решено, позволь тогда мне удалиться.

- Постой еще, - Чуунил жестом остановил его уход. - Мне донесли, что ты в пути забрал к себе эскорт принцессы. Как тебе такое удалось сделать с моими верными рыцарями?

- Очень просто, - усмехнулся Гром. - У них было три варианта, два из которых смертельны, а третий послужить теперь мне. Думаю, сделали правильный выбор.

- Вот как? - задумался монарх. А про себя решил несколько видоизменить закон о наказании воина за неисполнение приказа. Учту на будущее. А то все мои рыцари, в конце концов, перебегут к тебе, - засмеялся впервые за сегодня Чуунил. - И еще. Получи у казначея золото за адамантовые брони. - Он повелительным жестом подозвал у стены стоящего толстого дроу. Тот понял сразу что пожелал монарх, посеменил до Грома. Тут по очереди доставал из своей сумки емкие тяжелые мешочки, считая вслух, передавал ему. Как передал девятый, с поклоном поспешил занять свое прежнее место у дальней стены.

- Я с тобой в расчете? - спросил Грома Чуунил.

- В полном, - с намеком улыбнулся Гром.

- Тогда можешь идти, - сердито взмахнул монарх рукой, видимо поняв на что намекнул чужеземец.

Гром поклонился и быстрым шагом поспешил к выходу, сопровождаемый со всех концов зала недоумевающими взглядами. Ведь все они были уверены, что живым не уйдет отсюда нарушитель самого святого во всей монархии: чести принцессы Теленны.

Гром все так же, не снижая темпа, беспрепятственно выбрался из дворца. Тут слуги подвели его черного коня. И вскоре он галопом сквозь толпу уже несся в сторону гильдии.

Прискакал, когда было время за полдень. Был не выспавшимся. Недавние события не дали его Выносливости полностью восстановиться, щедро истраченной за бурную ночь. Поэтому сейчас одного хотелось больше всего: добраться до своего любимого дивана и поспать хотя бы до вечера.

Определил Агата в конюшне, поспешил в свою комнату. Но как вошел, радостно воскликнул:

- Бер Гуоно! Как рад тебя здесь видеть.

- Я тебя уже давно тут жду, - подошел пожать руку Гуоно. - Где же был всю ночь?

- В покоях принцессы Теленны, - улыбнулся он. - Брал штурмом свою награду. Ну, а у вас там как? Прибыла к тебе кавалерия?

- Вчера вечером, - кивнул Гуоно. - Они про тебя такое рассказали, что мы все были в шоке.

- Ну-ка, ну-ка. Садись и рассказывай, - Гром спешно прихватил из шкафа к початому на столе, еще бутыль, и тоже присел за стол рядом с другом. - Чего там они обо мне сплетничали?

Гуоно сделал большой глоток, крякнул и продолжил:

- Мы же почти все одновременно отправились на перерождение с первой волной их атаки, - начал он со своей хрипотцой. - Думали, что ты тоже улетел, только в Тарвирию. Горевали, что по нашей самонадеянности пропали твои великие достижения, снова образовались границы рас. Но позже получили весть, о том что они все еще открыты. Поняли, ты продержался в том штурме. Только гадали, как тебе это удалось. А еще позже получили сенсационное сообщение: оказывается, в той войне победил ты. Представь себе наше изумление, когда вчера добрались до крепости отправленные тобой рыцари и рассказали, что ты в одиночку истребил всю многотысячную армию клана обернувшись чудовищным драконом. Ты говорил раньше нам кое-что об этом. Но такое!..

- Да, это правда. - Гром залпом осушил свою кружку. - Действительно чудовищный дракон выбрался из меня наружу тогда. В такие минуты я становлюсь пешкой в его лапах. Брр! - передернул плечами Гром. - Говорил уже с архимагом круга по поводу обуздания этого монстра. Он сказал, что я должен захватить Логово в Инферно, чтобы его суметь обуздать.

- Да, что ты! - очумел Гуоно. - Это разве возможно?

- Надеюсь, что да. Иначе, придет время, и мне наступит конец. Захватит меня окончательно и целиком. Как предрек архимаг, сменится моя раса на инфернальную, - горько усмехнулся Гром.

Гуоно только озабоченно покачал головой. А Гром в отчаянии махнул рукой:

- Давай, пока не будем заглядывать так далеко. Лучше расскажи, чем вы сами теперь озабочены? - снова заполнил кружки вином.

- Мартина отправилась на полигон к своим студентам. Амитола отправился вербовать из трех Домов новое воинство. А Ферат теперь строит возле сада еще и конюшню. Рад, что и конницей обзавелся.

- Это хорошо. Пусть сразу на сотни коней рассчитывает. Думаю, еще не раз отправлю в крепость перевербованные отряды.

- Передам, - кивнул Гуоно. - Кстати, отговорил я его строить пока собственный флот. Объяснил, что сначала нужно подготовить хотя бы десяток сильных магов, способных их защищать.

- Ну да. Ну да, - порылся Гром в сумке и выгрузил на столешницу возле бутылок по одному девять пузатых мешочков с монетами. - Тут девятьсот золотых монет, - заявил он Гуоно. - Передай их Ферату. Думаю, в первую очередь стоит ему заняться расширением крепости до большого замка. Хакеч поможет с опытными строителями.

- Ого! - восхитился Гуоно новой идее друга. - Думаешь, такое реализуемо на эту сумму?

- Почему нет? Если разумно тратить, можно добиться нужного результата, да еще останется.

- Ладно, - Гуоно переложил пузатые мешочки в свою сумку. - Так и передам ему.

Тут Гром немного замялся и робко спросил его:

- А Мартина тоже уже знает про дракона во мне?

Гуоно искоса бросил на него испытующий взгляд, потом кивнул.

- Теперь она ко мне иначе будет относиться, - огорченно добавил он.

- Гром, мне кажется и до этого известия от кавалеристов она стала иначе к тебе относиться, - закидывая последний мешок в сумку, прохрипел Гуоно. - Мне кажется, она догадалась и про твое баловство с принцессой.

- Кто ей сказал? - сверкнули глаза Грома сердито.

- Никто. Сама почувствовала при последней вашей встрече. Женщину трудно обмануть в таких вещах.

Гром в отчаянии снова схватился за полную кружку, а Гуоно продолжал:

- Тебе придется смириться с ситуацией, в которую попал. Оставить ее в покое. Она не вынесет твоих измен долго.

- Я не хочу ей изменять, друг. Я ее люблю.

Гуоно покачал головой:

- Не обманывай себя. Ты не гарантирован теперь от новых подобных порывов дракона.

Гром задумался. Понимал, что прав Гуоно. Если этот чертов монстр встретит новую женщину, обладающую большой властью, нет гарантии, что не возбудится в нем до исступления, и не заставит его добиваться и ее. Мартина точно такого не простит ему. Может, действительно разумнее оставить ее в покое? Не причинять любимой страдания.

- Не знаю что и сказать, - буркнул он. - Возможно, ты прав.

Гром устало поднялся из-за стола, перебрался к дивану и кулем свалился на лежанку. Как прикрыл глаза, моментально вырубился крепким сном.

Гуоно сочувствующе вздохнул, направился к своему порталу.

...

Проспал всю ночь и часть утра. Зато поднялся с дивана совершенно бодрым человеком.

Грому давно нужно было попасть в здешний Храм. Дольше нельзя было тянуть с сюжетным заданием. Тем более, что уже приобрел туда портальный доступ. Поэтому, сразу после посещения полупустой столовой, он снова вернулся к себе, присел на диван и влез в Способности. Теперь там было прописанных в столбик три портальных значка в Храмы:

"Портал в Храм Тарвирии" - "перейти"

"Портал в Храм Индекайа" - "перейти"

"Портал в Храм Валгоры" - "перейти"

Кликнул на последний "перейти", и мгновенно карусельным вихрем окружения перед глазами предстал гексагонный зал валгорского Храма.

Все тут повторяло картину предыдущих Храмов. Те же, в том же порядке скульптуры богов при свете горящих факелов установленных над ними. Все тот же звездный алтарь из черного каменного куба, кстати, к которому облокотившись спиной он и возник тут сейчас.

Как Гром встал на ноги за спиной услышал испуганный женский возглас:

- О, боги! Кто это?

Резко обернулся и увидел за алтарем двух женщин в длинных черных тогах. Одна из них была горбатой старушкой. Седые космы выбивались из-под низкого капюшона вокруг сморщенного лица искаженного сейчас страхом. А другая - высокая, еще молодая женщина со строгими чертами лица. Она смотрела на неожиданно возникшего из воздуха пришельца с опаской, и выставив перед собой сияющий навершием посох. Со стороны выхода к ним на подмогу подбегал еще один храмовник в черном одеянии, на ходу порождая в вытянутых руках огненный шар.

- Эй, постойте! - развел руки в знак благожелательности Гром. - Я пришел с миром. Успокойтесь.

Храмовник добежал до женщин, и тоже оттуда уставился на непрошеного гостя. После он спросил Грома:

- Ты обладаешь порталом сюда?

- Конечно, раз так тут появился, - улыбнулся краюшками губ Гром. - Я иномирный ваш гость с пятью печатями богов. Так что, я свой.

Его слова их успокоили. Обошли алтарь, приблизились к нему вплотную. Над их головами до этого розовевшие ники уже обрели зеленоватый цвет - признак легкого благодушия к пришельцу.

Над старушкой светилось ее имя: Хаэлра. Над молодой жрицей светилось - Акордия. А храмовника, судя по его нику, звали Нимом. Все трое теперь с любопытством его разглядывали.

- Чтобы у вас не осталось сомнений продемонстрирую вам все сведения о себе. Глядите.

Гром решил использовать новополученное умение для пользы дела. Активировал на минутку "демонстрацию", увидел, как они внимательно читают мелкий красный текс, что возник перед его торсом.

- Впечатляет, - кивнул Ним. - А у нас в Храме старшим является достопочтенная жрица Хаэлра. Мы ее помощники во всех делах. - Потом бросил на Грома испытующий взгляд и спросил: - Итак, могучий князь. Зачем пожаловал к нам?

Гром облегченно вздохнул, что официальная часть знакомства уже позади и небрежным тоном озадачил их своим ответом:

- Я не к вам пожаловал, а к главному богу вашему Кратарану. Он ждет моего подъема на звездный алтарь Храма.

- Так и ждет? - развеселился Ним. - А зачем ты богу нашему мог понадобиться?

- А вот это сейчас мы и узнаем, - с усмешкой проговорил Гром, одновременно одним прыжком оказавшись уже на черном камне.

В тот же миг ослепительно сверкнула, высеченная из черного мрамора скульптура дроу в экзотических латах, а рядом находящиеся все трое служителей разом грохнулись на колени, низко опустив голову до мрамора пола, и застыли так. А Гром в очередной раз видел своими глазами, как происходит оживление статуй богов.

Тем временем бог Кратаран, небрежно опираясь на длинный изогнутый ятаган, сходит с пьедестала и, тяжко грохоча сапогами по мраморным плитам, приближается к алтарю. Каменная длань приветливо машет Грому, каменные губы растянулись в улыбке.

- Здравствуй, Гром, - загрохотал голос статуи Кратарана, когда достиг подступов алтаря.

Гром напряженно поглядывал на вытянутое суровое лицо бога дроу, искусно вырезанное из черного мрамора. А бог дроу продолжал грохотать:

- Я пришел сообщить очередное твое задание. Ты ведь уже знаешь, что избран большинством голосов совета разрешить проблему цельности Аркадии, - забасил он, и его низкий тембр эхом отразился от стен зала. - Ты получал уже такие задания. И, надеюсь, помнишь, что не выполнишь хотя бы одно, нить твоих деяний оборвется. Да и заслуженно заработанного опыта на сей раз будет больше предыдущих раз. Готов ли ты с друзьями вместе приступить на этот раз к очень трудному заданию?

- Готов! Но попробую один сам его выполнить, - самоуверенно кивнул Гром Кратарану.

- Пробуй. Но в этом случае я в этом не уверен, - растянулись каменные губы ожившей статуи. - Ну ладно. Слушай же тогда третье сюжетное задание, что должен выполнить. - Кратаран засиял интенсивнее. - Забери из зеленого сундука контейнер, что в пирамиде Размазанного, и помести его в туннеле перехода в Цвергиду.

Статуя попятилась назад к стене, а его заслонило системное сообщение:

"Сюжетное задание. Добудьте Третий Контейнер и поместите его в туннель. Награда Кратарана: 20 свитков "Усилитель", 5000 золотых монет. Опыт: 50000. Срок: 15 дней".

Тем временем Кратаран уже оказался неподвижно стоящим на своем пьедестале в привычной глазу позе. Уже ничем не отличался от соседних статуй.

Гром соскочил с алтаря, потолкал согбенную спину храмовника:

- Вставайте уж. Ушел ваш бог к себе.

Нум испуганно глянул снизу на него, прошептал:

- Ты действительно говоришь с богами! Как это возможно?

Тут и жрицы поднялись с полу, тоже в восхищении уставились на него. Надо было срочно ввести их в нормальное состояние. Иначе долгое обожествление своей персоны Гром не вынесет, плюнет на информацию и уйдет отсюда.

- Друзья. Я только временно выполняю задания, связанные с желаниями богов. Как их завершу, ни один из них не станет со мной общаться больше. Так что, ничего особенного тут при вас только что не произошло. Ваш бог Кратаран поручил мне проникнуть в некую пирамиду Размазанного за одной важной ему вещицей. Вы в курсе, где эта пирамида стоит?

- Размазанного? - быстро обернулся Нум в удивлении к старой жрице. - Ты расслышала, Хаэлра? Ему нужно попасть к Размазанному.

Глаза у этой жрицы тоже округлились, горбато придвинулась ближе к Грому.

- Жуть! - сверкнули слезящиеся ее глаза. - Не одолеть никому его.

- Неужели он страшнее Вечного? - усмехнулся Гром. - Его-то я одолел.

- Страшнее, - уверенно просипела старушка. - Гораздо страшнее. - потом запоздало воскликнула: - Это ты уничтожил обитель Вечного?

- Да, я, - гордо кивнул Гром, хотя прекрасно знал, что не он, а Дракон этот подвиг совершил. Ну, немного и он сам, конечно.

- Неслыханный героизм, - с уважением поглядела на него Хаэлра. - Но Размазанного не одолеешь.

- Это почему же? - стал злиться Гром такой уверенностью старухи.

- Потому что он Размазанный, - не совсем аргументировано пояснила она. - Теперь понял?

- В общем-то, да, - усмехнулся Гром. - Так, все же. Вы знаете, где находится эта чертовая пирамида или нет?

- А кто же не знает? Известно где. В самом сердце древних руин. - Потом ворчливо добавила: - Давай свою карту, укажу.

Гром поспешил развернуть карту местности, на самом восточном краю которого неожиданно пульсаром заалел пятигранник солидного размера. И судя по интенсивности метки действительно это было очень опасным местом Валгоры.

Гром с обреченным вздохом сложил карту, угрюмо поглядел на этих троих служителей Храма.

- А что-нибудь детальнее можете сказать про то место? Что я не одолею, уже слышал. Что-то еще.

Тут впервые заговорила с ним Акордия:

- Я читала упоминание о пирамиде в древних манускриптах. Там сказано, что обитатели пирамиды способны сразу в нескольких местах быть.

- Гронды, что ли? - вспомнил Гром свою битву в пещере у озера Ор.

- Да-а! - удивилась Акордия его осведомленностью. Тамошние звери Размазанного названы в манускрипте грондами.

- Одного я завалил в начале своего прихода в Валгору, - махнул рукой Гром. - Ничего особенного.

- Но их там много! - воскликнула Акордия. - А их вожак - сам Размазанный. Написано, неслыханного коварства и силы монстр. Но это не все. До него еще нужно добраться сквозь армию нежити, тамошних обитателей развалин вокруг пирамиды. А еще там было сказано, что среди них есть настоящие великаны, метающие огромные копья.

- Разберемся, - буркнул Гром, но у самого начался небольшой мандраж.

Действительно, тяжко ему придется там, если это все правда. Тем более, что пока нет воинов у Ферата. Не будет и Моурна с отрядом рыцарей, чтобы хотя бы подсобили ему. Как всегда одному придется пыхтеть над выполнением архитрудного задания. С другой стороны, почему один-то? А монстр для чего тогда в нем расселся? Только властных женщин портить? Пусть поработает на админов тоже.

"В последний разок вызову, а потом всегда буду держать в пассиве, пока с Логовом не разберусь" - твердо решил он, и от того вновь поднялось в нем уверенность в себе.

- Прорвемся, - бодро добавил он к своему выводу ее рассказу, благодарно кивнул жрице и зашагал к узкой двери Храма, оставив их втроем возле звездного алтаря озадаченными его безосновательным оптимизмом.

У мраморных ступенек, как и при прежних Храмах, журчала и тут магическая струйка в фонтане. Гром достиг ее, ополоснул лицо в живительной воде, после чего положил очередную зеленую треногу возле низкого буртика, чтоб кликнуть на переход в гильдию. Снова все вокруг бешено закружилось и разом превратилось в скромную обстановку комнаты Моурна, а теперь "по наследству" его.

Привычное головокружение перехода заставило его на минутку приземлиться на диван, прежде чем встать и пойти в конюшню за Агатом.

Решение немедленно направиться к пирамиде, поскорее завершить и это сюжетное задание, чтоб отправляться дальше, принял еще в Храме. Чего тянуть волынь целых пятнадцать дней, когда можно выполнить и за день?

Заскучавший за долгое время пассивного отдыха его уникальный конь, как вывели конюхи к нему, громко заржал, нетерпеливо забарабанил копытами по мощеным камням. Гром ласково погладил смолисто черную гриву, вскочил в высокое седло и пустил скакуна трусцой в сторону городских врат.

Как вывел на просторы, конь словно обернулся вихрем, понесся вперед. Да так, что Грому потребовалось до подбородка натянуть капюшон от встречного режущего лицо холодного ветра.

Множество здешних троп змейками вели в необходимую ему сторону меж каменных взгорок. Однако, уже хорошо зная способность своего неустанного коня преодолевать препятствия, Гром без привалов скакал наперерез этим тропам по бездорожью.

Бешеная скачка под багровыми тучами сквозь жухлые кустарники, мимо редко растущих средь камней исковерканных деревьев и по берегам грохочущих речных стремнин, длилась до позднего вечера.

Уже в потемневшем небосклоне замигали первые звезды, когда мрачные силуэты развалин домов и башен изуродовали темным пятном горизонт. Словно увидел он вдали оскал щербатой челюсти.

Древние руины постепенно вырастали перед напряженным взором Грома, заполняя собой все больше и больше пространства. А в глубине черных силуэтов этих развалин теперь уже различалась и высокая остроконечная пирамида, обиталище того самого загадочного монстра, которого непременно нужно завалить вместе с его грондами, сколько бы их там ни было.

Гром осадил коня, когда до первых руин оставалось шагов сто, сто пятьдесят, спешился. Тревожно всхрапывающего коня отвел к ближайшему густому кусту, накинул поводья на гибкие ветки, чтобы здесь дожидался его возвращения, а сам осторожно двинулся к древним руинам на разведку.

Уже наступила почти полная темень, но воспользоваться Сиянием он не мог, пока не разузнал что, а точнее кто, может там его приветить. Самое удачное время суток для разведчика. И чем ближе он передвигался туда, тем аккуратнее он ступал по трескучим веткам под сапогами.

Было уже близко до первых развалин, когда он уже перемещался полусогнуто и очень осторожно, как вдруг заметил у обломков стены опавшего дома первую местную нежить.



Глава 10.


Это существо оказалось, узнаваемым по многочисленным играм и фильмам, забинтованной с головы до пят мумией. Только из щели грязных бинтов во мраке ночи на лице горели красными огоньками злобные глаза. Нежить увлеченно занималась тем, что неуклюже пыталась схватить летучих мышей из стайки, порхающей вокруг его перебинтованной головы.

Гром передвинулся еще ближе. Теперь он различил подобные же силуэты и в других сторонах руин. Их приблизительное количество пока не превышало пары десятков, но это только он с такого расстояния определил. Сколько их там на самом деле он никак не мог отсюда узнать. Для этого нужно было еще ближе подойти к зоне их обнаружения.

Гром, очень медленно шевелясь, перебрался еще ближе к охотнику на летучих мышей. Теперь до той мумии оставалось пройти десяток шагов. А уже отсюда численность силуэтов вокруг значительно возросло.

Ближе незаметно проскользнуть было невозможно. Значит, нужно прямо отсюда начать атаку на нежить.

Гром влез в опции. "Подчинение живности" включать против нежити было бесполезным делом. Поэтому быстренько активировал только Булаву и Щит Перуна. Следом ярко вспыхнуло над головой свет Сияния. Одновременно он вскочил во весь рост с парными мечами в руках и с гиком кинулся на мумию перед собой. Та не успела даже обернуться в его сторону, как клинки, дико полыхая аурами, исполосовали нежить на куски. Обрубки только падали ни землю, а Гром уже оказался в кольце ей подобных зловонных нежитей, вооруженных ржавыми кинжалами. Даже растерялся от такой их прыти. А тех все пребывало и пребывало со всех закоулков развалин.

Гром отчаянно завертелся в рыцарском приеме, скосил сразу первую десятку в усмерть, как остальные, по своей природе лишенные страха смерти, разом накинулись на него сквозь это веретено клинков.

Мечи Грома увязли в их массе. Множество мумий буквально навалились на него со всех сторон поверх поверженных. Глаза ослепли под завалом забинтованных туш. В кольчугу уперлись десятки острых кинжалов. И у Грома началась самая настоящая паника. Из-под них выбраться оказалось невозможным делом. А десять тысяч жизни не могут выдержать долго в обездвиженном его состоянии.

В ушах стоял непрерывный, дребезжащий в ультразвуках, визг. Глаза уже ничего не видели. Почти не мог дышать. Одновременно, множественная боль от пытающихся пронзить его кольчугу кинжалов под массой нежитей, становилась все мучительнее. Бесславный фатальный конец был уже совсем близок.

Гром обезумел от своего отчаянного положения. Клик поскорее на берсерк, пока вовсе не потерял сознание, оказался очередным вынужденным актом спастись уже в самом начале выполнения задания. А пирамиду еще только издали видел.

"Берсерк" мигом разбудил Дракона. Тот недовольно приоткрыл золотистые глазища и ничего не увидел из Грома. Но сразу заметил, что уровень жизни угрожающе тает. Рассвирепел и стал вылезать наружу из человеческого тела, не способного даже постоять за себя. Решил сам поглядеть на наглецов, что тыкают в него железяками.

Гром рывком разросся в рост и вширь, чем стряхнул с себя половину туш накинувшихся на него мумий. Рев Дракона заглушил нестерпимый визг, когда он стал разминать, пробивающиеся сквозь металлические преграды, острые когти. Рев повторился во второй раз, когда горохом посыпались с обсидианового цвета чешуи последние на нем мумии. Третий раз сердито заревел, когда до него дошло, что нечем ему с этих мертвяков поживиться. Нет в них питательной жизненной силы, значит, восстановления тоже не будет. В ярости вонзил когти сразу в двух попавших под лапы, раскрутил и швырнул далеко от себя. Ринулся на других, снова двоих одновременно насадил на длинные костяные крюки.

Был бы Гром в своем теле, немедленно восстановил бы жизнь зельем. Но не мог этого сделать в облике дракона. Придется дальше биться с гулькин нос жизнью. И это было не всей бедой на данный момент, потому что кроме мумий, множество которых Дракон уже растерзал и продолжал успешно терзать, издали неуклюже приближались пять трехметровых монстра, с гипертрофированными телесами, словно слепленных, из кусков освежеванных туш быков. Только с отвращением можно было видеть их тела без кожного покрова в обильном сочении сукровицей.

Каждый из них обозначился кроваво-красным ником как "Гул 5000/5000", и сжимали в крюкообразных лапах по массивному копью под стать своему немалому росту. От монстров исходили канатные флюиды агрессии, что теперь бешено хлестали по чешуе дракона. Еще немного, и они энергично атакуют.

Дракон в сомнении остановился, яростно сверкая золотистыми глазищами. Лихорадочно оценивал возникшую критическую ситуацию, в которую угодил по оплошности Грома. Осознавал звериным инстинктом, что может погибнуть от одного успешного удара даже одного копья. А их сразу пять одновременно вдарят по нему.

Теперь и уступивший арену битвы дракону Гром тоже понимал, что монстр в нем при таком уровне жизни далеко не эффективен против новоявленных нежитей, как можно было подумать со стороны. Придется отступать за пределы руин, пока не поздно.

Дракон в последний раз сотряс воздух парализующим ревом и громадными прыжками пошел отступать, отдаляться во мрак за пределы древних руин.

Когда развалины остались далеко позади еще раз злобно взревел, прежде чем свое место под луной вновь уступить Грому.

Неигровые вспышки боли, всегда сопровождающие откат в человеческие габариты, в очередной раз переполнили всего его. Гром, схватился обеими руками за безумно заболевшую голову, застонал. Ослепила стреляющая в глазах боль. Все мышцы свела судорога, следом - полнейшее бессилие.

Метаморфозы оборотня еще некоторое время корчили его, пока монстр поудобнее устраивался внутри на отдых.

Опустошенный Гром, трясущимися пальцами выудил из кармашка фиал, залпом осушил содержимое. С полным восстановлением жизни пришло к нему и душевное восстановление.

Он облегченно вздохнул, что все боли остались позади, снова активировал Сияние и пошел искать тот куст, где томится в ожидании его лошадь.

Во мраке этого сделать было нелегко; и он бы еще долго тут блуждал, если бы не услышал конный храп неподалеку, левее от себя. Поспешил в том направлении на все еще ватных ногах, и тут неожиданно при свете Сияния увидел своего Агата, отчаянно брыкающегося, а на его крупе - большого серого кровососа. Размером в заплечный мешок летучая мышь впилась в бедную лошадь и энергично набухала.

Гром в ярости метнул в вампира магическую стрелу. Растерзанная тушка твари, разбрызгивая заглотанную кровь, моментально свалилась под взбешенные копыта.

Исстрадавшийся Агат нуждался сейчас в его поддержке. Поэтому, Гром выудил из сумки еще один фиал зелья полного восстановления, подбежал к испуганному до смерти коню и насилу влил жидкость в горло. Потом долго успокаивал как мог, пока перестал Агат бить копытами по сплющенной под ними тушку вампира.

- Ну, всё. Успокоился? - погладил холку все еще всхрапывающего скакуна. - А теперь, поехали домой, в теплую конюшню, - вскочил он в седло и пустил вскачь верного коня, назад по ночному нагорью.

Не рискнул Гром вихрем мчаться при неверном свете Сияния. Не простил бы себе, сломай Агат ногу. Потому, постоянно приходилось придерживать энергичного скакуна. И по этой причине передвигался всю ночь и утро кряду только по тропам, пока к полудню следующего дня не показались в рассветной дали городские врата Абасира.

Вот мы и дома, - похлопал ободряюще холку коня и помчался дальше.

В удрученном состоянии добрался, наконец, до гильдии, пристроил Агата в конюшне и поплелся к себе.

Эйфория непобедимости за счет Дракона осталась навсегда в тех руинах. Оказывается, и на монстра есть управа в игре. Гром теперь осознал, что без надежной группы рядом вряд ли ему удастся выполнить возложенную миссию до конца. Ведь и Кратаран намекнул ему на это, а он тогда проигнорировал. А напрасно.

Угрюмо присел на край дивана, влез в чат. Нужно поговорить с Фератом.

Вскоре услышал бодрый голос главнокомандующего крепости Стража:

- Гром! А я сегодня собирался с тобой связаться на счет перестройки крепости в замок.

- Об этом потом, - прервал его Гром. - У меня возникла потребность в вашей поддержке. Собери группу, прихватите наших молодых магов тоже, и перебирайтесь ко мне сюда.

- Что случилось? - встревожился Ферат.

- Поможете сюжетное задание выполнить. А то я в одиночку не одолею. Конечно, было бы здорово с войском вам прибыть, но, увы. Придется только группой пробиваться.

Когда нужно прибыть?

- Если сегодня выйдете в поход, будет самый раз.

- Всей группой... - на том конце связи Ферат обдумывал его просьбу. - Хотя бы один из нас должен оставаться в крепости, Гром. Тут реконструкции начаты. Кто-то должен контролировать.

- Пусть Гуоно этим занимается, пока вы добираться будете сюда. Потом порталом вас догонит.

- Понятно, - согласился Ферат. - К вечеру отправимся к тебе. Жди.

- Отлично! Конец связи, - отключился Гром, устало прилег.

Итак, есть у него масса времени до прибытия группы поддержки, подумал Гром. Почему бы за это время не сгонять в реал? Прилег, открыл опции и кликнул на "выход из игры"...

...

...чтобы Сергей вышел из состояния полной обездвиженности.

Раннее утро встретило его в реале, когда он окончательно очухался и слабо зашевелился, разгоняя кровоток в артериях и венах. Неуклюже выбрался с облегающей тело пленки, скинул шлем на полку и, на ходу скидывая с себя спортивки, двинулся в душевую кабинку.

Через полчаса уже совершенно бодрым отправился на кухню готовить себе завтрак. Тут же стоял будильник, который нужно было завести на половину девятого, чтобы вовремя вернуться в Абасир.

Сергей с усмешкой над собой покачал головой. Надо же! Уже не различать принципиальной разницы между Петербургом и виртуальным городом. Для убеждения в этом выглянул в окно. Ну, почти то же самое самочувствие, как было по возвращению домой в отпуск из армейской службы на Кавказе, где привелось служить.

Сергей, все еще дивясь обнаруженному эффекту игры, сел за столик завтракать. Потом решил, что неплохо бы пройтись по городу, убедиться в силе этого эффекта еще больше. Неужели не будет разницы?

Он, не теряя драгоценное время, быстренько переоделся в костюм, нацепил куртку и выбрался из квартиры.

Несмотря, что весна была в самом разгаре, питерское небо заволокло серыми тучами, угрожая в любую секунду пролиться очередным дождем. Но это, как обычно, не отражалось на весеннем настроении прохожих, в основном спешивших на работу по лужам под грязевыми брызгами из-под покрышек.

Сергей примкнул к их числу, как выбрался на родную улицу Кустодьева в густой листве высоких деревьев, и побрел в сторону Поэтического бульвара.

После неустанных путешествий на огромные расстояния "там" странно было чувствовать, как быстро начинают уставать ноги от недолгой прогулки чуть ли не черепашьей скоростью. Правда, он понимал, что наверняка это сказываются долгие часы нахождения в обездвиженности в ванне невесомости, но, все равно, странное это было ощущение. Словно, стремительно утекает Выносливость. И, глядя на встречных, глаза невольно сначала устремлялись поверх их голов в ожидании увидеть их ники. Необычным казалось отсутствие в городе зеленых черточек над прохожими.

А удивительное в этой утренней прогулке случилось с ним, когда уже подходил к оживленному перекрестку с бульваром.

Неожиданно увидел на углу зеленый ларек с бело-розовой эмблемой пузырька над входом и надписью "магические товары". Даже вздрогнул. Потряс головой, снова взглянул.

- Фу ты, черт! - слишком громко вырвалось у него: потому что снова видел знакомый продуктовый ларек, и надпись знакомую: "хлеб булка".

"Уж не переигрываю ли я?" - тревожно мелькнуло в голове, когда уже поворачивал назад. Решил, попробовать разобраться по этому симптому на форуме, если останется немного времени до возврата.

На полпути до дому начался проливной дождь. Прижимаясь ближе к деревьям, он спешил поскорее добраться к себе. Уже раздумал делать планируемые покупки в супермаркете. В следующий раз, - успокоил он себя и прибавил шагу.

Весь с головы до ног мокрый, наконец, он достиг арки и забежал через двор в свой блок.

Дома он поспешил снова переодеться в спортивный костюм, обтираясь полотенцем, бухнулся за ноутбук.

Времени до перехода оставалось минут двадцать, когда он полез на свой форум и лихорадочно искал тему, где можно выставить мучающий его вопрос. Так и не нашел, вошел в "беседку". Там написал и отправил следующее: "Обнаружил, что со мной происходят странные психические явления: в реале стал бредить игровыми эпизодами. И вроде, слабо стал отличать реальность от виртуальности. Есть тут люди, с кем подобное уже бывало?".

Не прошло и десяти минут, как пришли сразу несколько серьезных ответов. И, как ни странно, ни одного шутливого или пустословного. Из этих ответов Сергею стало очевидно, что подобные наблюдения, и даже гораздо ярче выраженные, уже давно сделаны игроками Аркадии. Некоторые ответы пытались прояснить причину подобных сдвигов чрезмерной качественностью игры. Другие были уверены, что это может происходить у игроков с неустойчивой психикой. Были и околонаучные попытки, которые ссылаясь на научные труды, объясняли подобные случаи слишком высокими частотными характеристиками новоразработанных транспондеров.

Но Сергея все эти измышления не особо заинтересовали. Главное, что хотелось ему узнать, и он узнал, что не одинок среди игроков произошедшим с ним на улице. Это успокаивало.

Сергей отключился, поднялся из-за стола и побежал в ванную комнату. Время подпирало.

Зазвонил будильник, когда он снова погрузился на пленку с шлемом на голове, автоматически обнаружился системой и тут же перед взором появилось: "войти в игру". Сергей кликнул на нее...

...

... в тот же миг Гром открыл глаза.

В Валгоре тоже было утро (редкое совпадение), и тоже в окне проглядывались тяжелые тучи. Только тут немного подкрашены они багровым цветом, вся разница.

Гром поднялся с дивана, походил по комнате, стараясь заметить хоть какое-то различие с его передвижениями в квартире, но так и не обнаружил никаких различий.

Снова присел на диван, открыл карту местности. Удовлетворенно хмыкнул, как увидел на ее северной части оранжевые индикаторы со стрелочками, направленными к его нынешней метке в Абасире. Прикинул, что наверняка достигнут его уже к полудню. А пока можно прогуляться и по Абасиру. А то, как оказался в этом городе, так еще ни разу не побродил тут. Почти вся городская карта все еще в тумане. Это нехорошо.

Так и сделал. Вышел из комнаты, направился в сторону конюшен, но по дороге решил, что пешим будет лучше, перестроился идти прямо к воротам, где все еще стоял на страже один единственный рыцарь. Отсюда направился по дороге в сторону еще не высвеченных улиц.

По крайней мере этот город дроу заметно смахивал на Тарвирь. Тут тоже по обе стороны дорог стояли каменные в два-три этажа дома с рядами сводчатых окон и балкон, но вместо брусчатки мощеные булыжниками.

Первые этажи некоторых домов занимали лавки с названиями, намекающими на содержимое.

Гром, не спеша прохаживался по улицам, а они автоматически наносились на карту. Порой заглядывал в некоторые лавки, рассматривал товары, чем там торгуют, однако так и не встретил нечто такое, что было бы лучше из уже имеющихся у него или у группы. Только в лавке алхимика скупил все у него имеющиеся запасы зелий полного восстановления жизни, чтобы прибавить в общий запас.

В самой дальней стороне города проявил кубический камень с висящей над ним голубой сферой. Это было то самое место, где возрождаются убитые игроки, играющие за расу дроу, если, как Гуоно, еще не сумели перекинуть возрождение куда-нибудь в другое место.

Дальше так он побродил до полудня и почти половину города проявил, прежде чем снова заглянул на общую карту Валгоры и увидел, что групповые метки друзей скоро достигнут Абасира. Поэтому, сразу отправился в сторону городских ворот, встречать их.

Издали увидел свою группу. Они прямиком шли к нему, и уже приветственно помахивали ему оттуда. Он тоже рад был их видеть снова, но сильно переживал, как поведет себя Мартина: как в прежние времена или уже иначе. А получилось нечто среднее. Оба парня, широко улыбаясь, приобняли его, пожали руку, молодые маги уважительно улыбаясь покивали на расстоянии, а Мартина, словно нехотя, чмокнула его в щеку и снова отошла на шаг, оставив в душе Грома некий осадок вины.

Гром постарался не выдавать своего разочарования этой переменой, но глазастый Амитола все же заметил, укоризненно покачал головой.

Не теряя даром время, отсюда отправились в гильдию, чтобы вызывать порталом Гуоно, а затем уже обговаривать создавшуюся ситуацию. Гром послал ему эсемеску еще от ворот гильдии. А когда они вошли в комнату, там уже застали ожидающего их дроу при полном боевом снаряжении.

Теперь все трое парней тоже обновили свои брони. Скопированные первородными умельцами с их прежних, брони в адаманте визуально отличались только розоватым оттенком, но были на порядок прочнее, да с десятипроцентной защитой от магии. Только Мартина не нуждалась в обнове; как и прежде, щеголяла в одеяниях Балдура.

Гром выставил на стол угощения из запасов покойного Моурна, и все они тесно присели за ним с полными кружками. Гром провозгласил первый тост:

- За встречу!

Следом наступило время разговора по делу.

- Рассказывай, зачем вызвал, - с энтузиазмом спросил Ферат.

- Во-первых, соскучился по вас, - ухмыльнулся Гром. - Во-вторых, не справляюсь без вашей помощи с сюжетным заданием админов. В этот раз он чрезмерно трудным оказался. Мои фокусы не помогают. Одна надежда на наше групповое нашествие туда. А теперь послушайте, с чем я столкнулся недавно. Итак, очередной сюжетный контейнер упрятан в пирамиде, построенной посреди здешних древних руин. Как сказано в храмовых книгах, лидером там является монстр под ником Размазанный. Больше никаких подробностей. А его охраняет целая стая грондов. С одним мне приходилось биться. Противная и опасная гадина размером в быка. Умеют создавать свои иллюзорные копии. Сразу и не поймешь какой из них настоящий. Это все, что известно мне про обитателей пирамиды. Но есть еще трудность добраться до нее. Это нежить, заполонившая руины. Пока мне приходилось сталкиваться с шустрыми мумиями и несколькими гигантскими Гулами. Короче, чуть не отправился там на перерождение. Мой дракон еле успел спасти меня.

- Твой дракон? - сверкнули голубые глаза Мартины. - Может, наконец, расскажешь нам о нем. Ребята говорят, что ты подчиняешься ему, а не сам кидаешься... куда не следует. Это правда?

- Истинная правда, - опустил Гром голову. - Не могу справляться с ним. И чем чаще приходится его вызывать, тем больше он овладевает мной. Не знаю что и делать. Хотя, нет. Знаю. Архимаг здешний подсказал уже.

- И что же он сказал? - подался вперед Амитола.

- Чтобы обуздать монстра во мне, следует захватить Логово в Инферно.

- В Инферно?! - округлил глаза Ферат. - Но это никому не под силу!

- Знаю, - вздохнул Гром. - Только другого способа нет, кроме как уничтожить его насовсем.

- А это возможно? - с надеждой в голосе спросила Мартина.

Гром кивнул:

- Архимаг может. Только я не хочу. Уж слишком сильно помогает он мне в отчаянных минутах. Думаю, пока не выполню все сюжетные задания, нельзя такого допустить.

- Вот как? А я думала...

- Не думай, милая. Цена за их выполнение слишком высока, чтобы о чем-то еще думать. Кровь из носу, но мне нужно продержаться без перерождений до открытия последней границы. Иначе нельзя.

За столиком наступило долгое молчание. Потом Ферат потянулся к бутылке, заполнил все кружки и спросил Грома:

- Итак. Как мы будем совместно действовать?

Гром сосредоточенно поднял свою кружку и ответил:

- Как выяснилось, в руинах оборачиваться драконом малоэффективно. Понятно, что не может вытягивать жизненные силы из нежити. Поэтому, там будем сообща истреблять все, что движется. Как всегда, втроем на мечи насаживаем, Амитола, пока остаются стрелы, бьет дистанционно. А Мартина со своими учениками лечит нас и насылает на них свои магические штучки. Как-то так, - улыбнулся Гром.

- Ага, - кивнул Ферат. - Это и так было ясно. А скажи: если вдруг тебе придется снова оборачиваться драконом, что с нами будет при этом?

Гром растерянно похлопал глазами:

- Не знаю, друг. При вас я такого еще не делал.

- А может быть так, что дракон и нас заодно схарчит? - продолжал допытываться Ферат. - Ну, в смысле, и из нас вытягивать жизни за компанию?

- Не знаю, - развел руками Гром. - Возможно, что да. Поэтому, при вас я такому постараюсь не позволить случиться.

- Это успокаивает, - скривились краюшки губ Ферата. - А то, знаешь ли, быть съеденным тобой... Такое трудно будет потом забыть.

- Драконом, - вступился за Грома Амитола. - Он-то причем? Ради победы можем и быть съеденными, если придется. Я не против.

Гром благодарно глянул на воодушевленное лицо их высшего эльфа. Молодец, парень, подумал он. Недаром сразу приглянулся.

- Надеюсь, до каннибализма дело не дойдет, - буркнул Ферат, понимая, что Амитола прав.

- Ну, тогда еще по одной на дорожку, и в путь? - бодро принялся разливать вино Амитола.

- Еще вот что хотел я уточнить. Мы можем на конях до места добраться, а можем пешим ходом. Что выбираете? - неожиданную альтернативу выдал Гром, принимая свою кружку. - Проблема выбора касается всех кроме меня и Гуоно. Мы предпочтем коней. Кстати, Гуоно. Что же ты до Тарвирии не добирался на скакуне?

- Элементарно, Ватсон, - усмехаясь прохрипел дроу. - Животным путь через туннель заказан.

- Э-э... - тут замялся Ферат. - У меня нет способности верховой езды.

- У меня тоже, - растерялся Амитола. - И у Мартины, вроде, нет, не говоря о ребятах.

- Послушайте. Пока я не принял рыцарский класс, тоже не имел такой способности, но худо-бедно проехался на коне по Валгоре. Признаюсь, неуклюже было, но возможно. Может, и вы попробуете?

- А на тележке не лучше? - жалостливым голоском предложила Мартина.

- На телегах невозможно по здешнему рельефу катить. Только на конях.

- Может, попробуем? - наконец, согласился Амитола. - Если не получится, продолжим пешочком.

- Ага, - сердито поглядела на него Мартина. - А бедных животных оставим хищникам на съедение.

- Я решу и эту проблему, - успокоил ее Гром. - Возьмем с собой здешних конюхов. Если что, вернут лошадей назад. Ну, так как решили: верхом отправимся?

После немногих ворчливых опасений лишенные счастья ездить верхом, согласились попробовать, а Гром поднялся из-за столика, нацепил плащ, с энтузиазмом воскликнул:

- Тогда вперед?

Как все тоже поднялись, прямиком повел всех отсюда в конюшни. После недолгих переговоров со здешними работниками уговорил троих из них, посулив за это по золотой, сопроводить их в пути, чтобы, если понадобится вернуть коней назад, а если нет - там охранять животных от хищников до конца выполнения задания. После занялись подбором самых смирных. Мартине предоставили ту самую пегую лошадку, которая уже использовалась Громом в период его неопытности. Остальным семерым подобрали сами конюхи, более-менее спокойных. Гром, конечно, взобрался на зависть всем на своего уникального коня, а Гуоно было без разницы, поэтому сел на первого подвернувшегося.

Как вооруженные до зубов конюхи, согласившийся их сопровождать, тоже пристроились к группе, Гром повел трусцой кавалькаду в сторону городских ворот. В таком темпе придется им путешествовать до самой нынешней цели, чтобы не свалились с седел новички верховой езды. Хотя, спустя где-то час, другой, Гром заметил их возросшую уверенность. Временами, на равнинных путях даже пускались теперь галопом. Это обнадеживало, что не придется полных два дня передвигаться до руин.

Так они передвигались до наступления ночи под защитой "подчинения живности". Но она не всегда помогала. Тогда приходилось задерживаться на убийство неподчинившихся хищников.

С тремя привалами прошли за первый день половину пути. По карте стало ясно: достигнут цели завтра к сумеркам. А если не понадобится новичкам езды так часто останавливаться, так еще быстрее может получиться.

Ранним утром следующего дня вновь тронулись в путь. Измененный ландшафт, по большей части состоящий из каменистых пустырей, видных на карте гигантскими бурыми кляксами, способствовали чаще переходить всадникам в галоп. Потребовался всего один перевал неопытным ездокам, чтобы к закату дня достичь кустарниковой рощи, откуда уже стали видны смутные очертания древних руин.

- Вон там та самая пирамида, - указал туда Гром. - Можно сказать, приехали.

На радостях все остальные пустились было вскачь, словно их там ждали с распростертыми объятиями.

- Эй! - закричал Гром, потому что до опасной зоны оставалось преодолеть сотню другую метров. - Придержите коней. Дальше пешком пойдем.

В этом месте все сошли на землю. Гром поручил коней конюхам, которые немедленно принялись устраивать защитные заграждения, а сам со своей группой двинулся в сторону четко видимых впереди мрачных изломов развалин. Вскоре уже можно было различать среди них мелькающие силуэты тех самых шустрых мумий.

- Так. Пришли, - с тревогой в голосе остановил всех Гром. - Теперь пора распределять наши действия. Как всегда, впереди будем я и Гуоно. Теперь и Ферат. А ты, - повернулся он к Мартине, - держись с учениками на максимальном расстоянии, следите в основном за уровнем наших жизней. Что касается тебя, Амитола, - теперь он обернулся к эльфу, возбужденно поглаживающий эфес своего редкого меча, - не лезь, пожалуйста, раньше времени в ближний бой. Твои стрелы эффективнее. Пока не опустошишь колчан, держись подальше от мертвяков.

- Что же так беспокоишься, друг? - удивился Амитола. - Их положим за пару наскоков.

Гром сердито глянул на него:

- Нет. Оказались очень опасными мобами. Чуть не отправили меня на перерождение в прошлый раз.

Тут поинтересовался Ферат:

- А чем они вооружены, и на что способны?

- Вооружены только кинжалами. Но не обольщайтесь. Они слишком быстры в атаке и наваливаются гурьбой. А из магии, как я понял, у них высокочастотный крик. К чему приводит - не знаю. На меня не смогли воздействовать, потому что я стопроцентно защищен. Но вы будьте бдительны. Возможно, будут нежелательные эффекты. Если что, надеюсь, Мартина с помощниками помогут справиться.

- Все ясно, - нетерпеливо дернулся Амитола. - Пошли уже.

- Постой, - Ферат положил ему руку на плечо и обернулся к Грому. - Ты еще говорил про гигантов каких-то.

- Да, - кивнул Гром. - Их мало должно быть там, и они достаточно медлительны. С ними я сам попытаюсь справиться, если поможете избавиться от мумий. - Оглядел команду, затем подмигнул Амитоле: - Ну что? Будем воевать?

Но тут сбоку подошла Мартина, взяла его под руку:

- Прежде чем пойдем... можно мне с тобой наедине поговорить кое о чем?

Гром удивленно поднял брови, но послушно отошел с ней поодаль от остальных, там спросил:

- О чем хотела поговорить?

Мартина испытующе уставилась в его глаза и шепотом спросила:

- Ты действительно уже стал другим?

Гром от вопроса упал в осадок. Сейчас совсем не время было для такого разговора. Впереди трудный бой, а тут еще выяснять отношения. Только понуро проговорил:

- Мы еще успеем об этом поговорить, милая. Но поверь на слово, что нет. Только мне нужно обуздать драконий дух, вселившийся в меня. А для этого придется попасть в Инферно. И что там произойдет - без понятия... Давай пока об этом не будем говорить. Ладно?

Мартина сверкнула голубым сиянием глаз, резко развернулась и пошла назад к остальным. Грому оставалось только виновато вздохнуть и последовать за ней.

Тем временем парни оживленно что-то обсуждали, а когда к ним приблизился и Гром, Ферат спросил его:

- Ты в прошлый раз тоже в ночную пору на них нападал?

- Да, а что?

- Мы тут немного подумали... А ведь известно давно, что это пора активности нежити. Что же мы им будем подыгрывать? Не лучше ли с утра начать атаку?

Гром растерянно поморгал.

- Я и не подумал об этом.

- И еще, - включился в разговор Гуоно хриплым голосом. - Возможно, что прямую атаку на них следует заменить провокациями. По частям их истреблять.

- Это как? - не понял Гром. - Как их по частям выманивать из развалин, если они за их пределы не выходят?

- Ты сказал, что они гурьбой набрасываются на врага. Можно удачно этим воспользоваться. У нас есть две магички, способные насылать петов. Верно?

- Э-э... Да. Слышал, наша Ириме мерда может вызывать.

- Вот и вызовет его на краю границы руин. А как те гурьбой накинутся, их угостим стрелами, молниями, огнем. Пет тоже погибнет, но унесет с собой кучу нежити.

- И так много раз? - заулыбался Гром идее.

- Столько раз, сколько у нас с собой восстановителей магии, - кивнула Мартина. - А их у нас в наличии всего двенадцать фиал.

- Что же вы еще не приобрели? - Гром возбужденно обернулся к Гуоно. - Вот тебе портал, - достал из сумы и протянул ему зеленую треногу. - Прими в дар. Переходи в Храм и купи сколько там есть. Заодно приобрети дополнительные восстановители жизни. Держи золото, - не считая пересыпал в суму Гуоно несколько горстей золотых кругляков. - А мы будем ждать тебя к утру на стоянке.

Гуоно кивнул, поспешил в сторону, где за оградой паслись их лошади.



Глава 11.


Спалось плохо на холодной земле, но вот, наконец, настал долгожданный рассвет.

Они завтракали скудными запасами, когда неподалеку материализовался Гуоно. После приветствия всех подошел сначала к Мартине, выложил перед ней девять фиал с синим содержимым. Следом пошел к Грому и выставил на травку перед ним еще шесть фиал с розовым содержимым.

- Все, что было в Храме, - прохрипел он, опускаясь рядышком.

- Думаю, теперь будет достаточно. Спасибо тебе, бер. - Гром сгреб все шесть фиал, к ним добавил из сумы еще четыре, протянул Амитоле: - Раздай эти магам на всякий случай. - Потом поднялся с травки, потянулся. - Пора?

- Пора, брат. Пора, - поднялся и Гуоно, а за ним и все остальные.

Они неспешно направились на вчерашнюю позицию.

Рассвело совсем, когда Мартина в окружении пяти своих учеников занимали удобную позицию для начала провокации. Она пыталась взбодрить их, впервые участвующих в реальном бою молодых магов, но сама не меньше волновалась, чем они.

Амитолу послали на вершину деревца, что росло возле дислокации магов, сами же выстроились рядом на случай непредвиденной прямой атаки нежити за пределы границ руин. Мало ли что...

Как все были готовы, Гром скомандовал Ириме:

- Сначала ты посылаешь своего мерда.

Девушка кивнула, одновременно делая сложные пассы ручками.

С треском возле самой близкой развалины из ниоткуда возникли знакомые кубические очертания кипенно-белого зверя и до них донесся его грозный рык. Это он засек несущихся к нему мумий.

- Атакуйте их, когда будет несколько десятков в куче, - дал команду магам Гром, напряженно вглядываясь к месту конфликта.

Но тут произошло неожиданное.

Ближайшие к зверю мумии растопырили перед собой забинтованные руки, раздался ультразвуковой их крик, а мерд от этого ошалело подскочил на всех четырех лапах, и растворился в воздухе.

- Вот и спровоцировали, - сердито прошептал Гром.

Все остальные вокруг растерянно поглядывали на него, не зная что делать дальше. Первым заговорил Ферат:

- Мертвяки умеют рассеивать петов. Это плохо.

- Значит, вместо пета пойду я, - грозно сдвинул брови Гром. - Пусть меня попробуют рассеять. - Потом повернулся к сгрудившимся возле магам. - А вы смело бейте их. Меня ваша магия не возьмет. Надеюсь, Амитола не будет и в меня пулять с дерева свои стрелы, верно? - с усмешкой поглядел он на вершину дерева, где примостился со своим легендарным луком их стрелец. - Всё! Я пошел.

Гром со всех ног припустился туда, где только что растаял пет.

Мумии частично уже успели разойтись, когда туда добежал Гром с полыхающими клинками, чтобы насадить на них самых нерасторопных.

Тут поднялся снова давешний их визг в ультразвуке. Ожили руины огромной толпой мертвяков, что волной покатила в сторону непрошенного пришельца.

Гром лихорадочно пустил в ход комби одно за другим, рассыпая вокруг себя растерзанные в клочья забинтованные туши. Но это длилось недолго. Минуту боя спустя его, как и в прошлый раз накрыли собой не ведающие страха смерти. Гром снова был погребен под кучей зловонных телес в полном мраке, только чувствуя нарастающую боль от уколов множества ржавых кинжалов. А главное - задыхаться начал. Долго так ждать атаку магов не сможет.

Но тут до слуха его, сквозь нестерпимый визг, дошел грохот разрядов молний, высверки огней, шлепки глыб по мертвякам. Еще немного, и полегчал пресс, придавивший его к проклятой земле. Еще одно усилие из последних сил, и он рывком встал, скидывая вокруг себя трупы вторично умерших, чтобы судорожно вдохнуть в легкие вонючий воздух руин.

Гром как встал снова, заметил новый поток в его сторону. Лихорадочно в спешке достал фиал здоровья, опрокинул в рот и снова занял позицию для обороны. И вовремя. Потому что хлынула тут на него толпа мумий, превосходящая прежнюю почти в два раза. И откуда их тут такое обилие?

Новые комбо продержали его на воздухе не дольше. Накрыли как и прежние, чтобы повторить уже дважды испытанную им пытку.

Новой порции магических гостинцев этим потребовалась даже больше, чтоб и этих адских творений изгнать из Аркадии.

Гром вновь вырвался из погребения, вновь судорожный вдох и второй фиал уже опустошен до дна. А впереди грядет третий вал нежити. Сколько же этих тварей тут накопилось?!

Но есть и изменения в их составе: к нему движутся с мумиями заодно сразу четыре Гула. Правда, сильно отстают от тех, но движутся неумолимо. Неужели эти махины тоже собираются накрыть его своими телесами? Этого вряд ли он выдержит.

Гром еле успел принять боевую стойку, как накатились первые ряды. Вновь короткая резня завершилась жутким погребением. Вновь задыхался во мраке, чувствуя по всему телу уколы.

Грохот магической атаки симфонией раздается в ушах. Так и слушал бы целый день, если бы можно было дышать. Но нет такой возможности. Поэтому нужно снова делать рывок на свободу. Он удался как и прежде, но не совсем. Вдох, конечно успевается, а вот фиалом воспользоваться - нет. Гулы дошли до места пиршества. Их копья пылают огнем наконечников. И все четыре нацеливаются на него, еще не совсем пришедшего в себя. Одно утешение, что мумий почти не осталось в округе. Правда, маленькое утешение. Потому что попади по нему хотя бы два копья из четырех, и перерождения с последствиями не избежать. А насколько метки эти монстры ему неизвестно.

В отчаянии Гром искал выход из создавшегося положения, как между ним и Гулами с грохотом материализовался тяжелый пет Мартины: с жутким ревом доисторический монстр (кстати сказать, гораздо крупнее предыдущих ее созданий) рванул на врагов. Не давая им опомниться от неожиданности, клацнули страшные челюсти на кисти ближайшего из Гулов, напрочь оттяпал ее, все еще сжимающей крюкообразными пальцами копье. Его вой разнесся далеко по округе, когда рядом стоявший другой Гул, желая помочь соратнику, попытался ударить копьем уже тираннозавра, но промахнулся и всадил его в грудь искалеченному Гулу. После чего сам прожил недолго, потому что пет Мартины решил и его укоротить. Но только не на руку, а на голову.

Гром воспрянул духом. И даже за время этой паузы для себя успел осушить фиал здоровья.

Оставшиеся два Гула, натыканные уже десятками стрел Амитолы, неуклюже перемещались в сторону прыткого тираннозавра, возжелав отомстить за собратьев. Но тут в бой включился сам Гром. Стремительно понесся он к оставшимся переросткам, и пока все внимание их занято было разбушевавшимся тираннозавром, добрался до первого из них и одним росчерком парных мечей, начиненных булавой Перуна отсек колоннообразную ногу махины. Падал Гул прямо на другого Гула. Выпустив копье, зацепился обеими лапами тому в плечо. Тут на него с двух сторон подскочили пет и Гром. Тиранозавру меньше повезло. Копье наполовину вонзилось в тираннозавра, мгновенно обнулив его немалую жизнь. Но это убийство помощника дала возможность Грому рассчитаться за него с этим мобом. Клинки обрубили и этому ногу на уровне колена. Грохнулся тот рядом с первым. А тут за дело принялись обезумевшие от обилия крови клинки. Гром изрезал их буквально на куски, пока они испарялись по очереди.

Ярость все еще бушевала в нем. Лихорадочно искал глазами последнего Гула, но его не было видно в руинах.

- Куда же пятый запропастился? - зашипел Гром, кровожадно оглядываясь кругом.

Так и не найдя, даже мумий больше не было, он устало поплелся в сторону, где ждали его возвращения друзья.

Еще издали он заметил, что впереди всех стоят его воины: Гуоно, Ферат, Амитола. И у них в руках окровавленные мечи. Прибавил шаг, чтобы узнать поскорей что тут без него произошло.

- А на вас кто нападал? - сразу спросил он, как добрался до них.

- Да, такой же махина с копьем, как те, что там были, - махнул свободной рукой Ферат. - И с ним несколько мумий приперлись.

- Никто не ранен? - встревожился Гром.

- Только меня чуть зацепил копьем, падла, - угрюмо процедил сквозь зубы Амитола.

Тут только Гром обратил внимание на примятые в плечах латы друга. Гром с тревогой подскочил к нему, чем вызвал общий смех.

- Чего скалитесь? Не покалечил тебя?

- Да ты что? Мы же в Аркадии, - ухмыльнулся Амитола от такой трогательной заботы о нем. - Ты уже забываешь об этом?

- Честно говоря, постоянно, - признался Гром. - Уже мало отличаю реальность и виртуальность. Всё как то перемешивается в голове.

Тут признался и Ферат:

- Гром, я тоже. И давненько уже. Может нам пора выходить в реал насовсем, пока не свихнулись окончательно?

В наступившем неловком молчании каждый про себя думал о сделанном Фератом предложении, пока не ответил ему Гром.

- Успеем. Нужно сначала закончить начатые дела. - Потом указал на Пирамиду, что отсюда просматривался черными гранями. - Пока идем туда.

Был уже почти полдень, когда они собрались у подножья гигантского сооружения, возле наглухо закрытых массивных дверей пятиметровой высоты. Опасность так и витала в воздухе возле них, заставляя каждого постоянно беспричинно оглядываться вокруг.

Слушайте меня внимательно, друзья, - заговорил Гром, собрав их плотным кольцом вокруг себя. - Возможно, вы можете стать свидетелями моего перерождения в дракона. Попрошу вас не паниковать, если такое придется вам увидеть. Но будьте начеку. Если будет хоть малейшая опасность вам от меня, сразу покидаете помещение и бегом к лошадям. Надеюсь, этого не случится, но все равно нужно быть готовым и к такому повороту событий.

Теперь главное. Заходите за мной некоторое время спустя. Дальше этих дверей не проходите. Маги интенсивно меня лечат, если я сам собой. Если стану драконом - и не пытайтесь. Бесполезно. Ребята, а вы головой отвечаете за жизнь учеников Мартины. Так что от них не удаляйтесь что бы ни происходило. Все они должны выжить сегодня.

Ферат кивнул и за всех сурово ответил:

- Будет исполнено.

- Хорошо. Тогда пора мне идти вовнутрь.

Гром еще раз испытующе поглядел на членов своей команды и решительно двинулся по низким ступенькам к дверям Пирамиды.

Створ поддался не сразу. Пришлось приложить все силы, чтобы со скрипом немного отошел на ржавых петлях. Хотя образовалась достаточная щель, чтобы можно было протиснуться вовнутрь. Что он и сделал без промедления, чтобы оказаться в кромешной темени чрева Пирамиды.

С опаской врубил Сияние, ожидая сразу увидеть перед собой множество опасных монстров, но это было не так: теперь он был в полном одиночестве внутри странного помещения погруженного в непроницаемый мрак. Да. Именно так и было, не смотря, что над его капюшоном ярко сиял магический свет, что умудрялся освещать только круглый пятачок с метр, полтора вокруг его ступней. Дальше свет не мог пробиваться. Дальше была непробиваемая тьма.

- Что за чертовщина, - пробубнил Гром, сделал еще пару шагов в эту мглу. Заметил, что пятачок света с запозданием за ним движется. Словно сквозь плотную жижу перемещается за ним. Если бы тут была пропасть, то он легко мог туда провалиться. Не страшно, конечно; падение пера всегда спасет в этом случае, но сам факт неприятен, что не видит куда ступает.

Гром обернулся и уже не увидел дверь, в которую только что прошел. Теперь и она была укрыта мраком. Осталась одна надежда на инфернальное зрение.

Гром вошел в опции, активировал его. Тут же спереди к нему устремились призрачные нити агрессии вперемежку с осторожностью. Они бешено хлестали его вокруг тела, извивались прищемленными змеями перед ним.

Вот они где притаились, нахмурился Гром. Пора было начать бойню. А там - что будет.

Теперь стало не до осторожности. Он рывком вонзился во тьму по направлению нитей, но не успел пробежать и десятка шагов как мрак вокруг разом растаял, обнажив на обозрение огромный квадрат голого зала, а по направлению его старта - с десяток массивных туш жутких грондов. И то, что они без иллюзий пока, сразу догадался Гром, потому что каждый из них обладал своей собственной призрачной нитью. У иллюзий их не должны быть. И как будто, чтобы подтвердить его мысли моментально их там стало в два раза больше, и половина без нитей. Дальше началось самое опасное в этой игре "в ловитки". Они беспорядочно стали телепортироваться по всему залу, порой на мгновение оказываясь рядом. И этого мгновения бывало достаточно, чтобы получить тумак и кубарем пролететь несколько метров по залу теряя при этом некоторое количество жизней. Однако Гром тоже успевал порой удачно взмахнуть клинками, чтобы монстры получали тяжелые ранения и дальше оставляли кровавые следы за собой.

Чем бы такой бой кончился неизвестно, если бы Гром не засек в дальнем конце зала возле двери свою группу поддержки. Тут же скоординировал направление перемещений так, чтобы вывести атакующих его на доступное расстояние до магических ударов. Через пару минут оттуда потекли в его направлении с ужасным воем огненные протруберанцы. Оттуда же дополнительно понеслась с зубодробильным визгом пара десятков дисковых пил размерами в солидные тарелки. Это старались молодые маги с их семизарядками. Магические пилы на диких оборотах, тремя веерами, моментально изрезали все встреченное на пути. В Грома с его уникальным ободом под капюшоном диски, конечно, не попадали. Зато хорошо достали рассеянных по всему залу грондов. Три из них испарились в небытье сразу после первой атаки. У остальных почти у всех жизни просели на половину и больше.

Вторая атака парней и девушек скосила еще четырех монстров. Оставшиеся три в жалком состоянии уже не могли не только телепортироваться, даже иллюзию создавать. Их легко достал сам Гром и по одному навек элиминировал. С последним уничтоженным монстром обернулся к своим и радостно потряс над головой полыхающими Льдом и Пламенем... под аплодисменты за спиной.

Так и с высоко вздернутыми мечами удивленно развернулся на каблуках и увидел у самой дальней стены сидящего на корточках плюгавого старичка-дроу в сером балахоне. Он ему с ухмылкой на морщинистом лице оттуда хлопал.

Гром растерянно закинул мечи в ножны и двинулся к нему.

- Ты как тут оказался, старик?

- А где мне еще быть, если я хозяин этого помещения, - все ухмыляясь, продолжал шлепать тщедушными руками. - Тот, кого все со страхом величают Размазанным.

- Вот даже как, - посуровело лицо Грома. - Ты мало похож на страшилище.

- Да, да, - веселился дальше старец. - Мало. Это ты верно заметил.

Гром начинал сердиться.

- Ты скажешь кто таков и как тут оказался?

- Уже... сказал... - Кряхтя, стал подниматься на трясущиеся ноги. - Ох, как болят ноги! К лекарю надобно пойти... А ты, я вижу тот, кто сундуки чужие любит грабить. Теперь в мой пожелал заглянуть?

Недоумение с недоверием боролись сейчас в душе Грома. Понятия не имел что именно тут происходит.

- Ну ладно, почтенный. Пошутили и хватит. Говори: ты как тут очутился среди тех монстров?

- Да какие же те были монстры. Домашние животные. Вот сейчас ты увидишь настоящего.

- Что ты...?

Не успел произнести "болтаешь", как тот истошно завопил, и что-то оглушительно ухнуло, словно многотонный пресс сработал. Старца на глазах Грома разорвало на части. Окровавленные ошметки брызнули во все стороны, забарабанили по каменному полу вокруг. Обильно попадали и по нему. Успел только лицо прикрыть рукавицей.

Дальше произошло невероятное!

Рассыпанные куски стали многократно набухать, принимать непонятные формы. Тут вторично ухнул невидимый пресс, а новообразованные куски с той же скоростью, что рассыпались, понеслись назад складываться в нечто непонятное.

Гром еле успел снова достать мечи, когда перед ним конструировалось громадное существо из этих зап.частей.

Чем оно стало под конец - трудно было понять сразу. Скорее всего, это была исполинская тумба с шестью конечностями. На трех стоял, оставшимися тремя шевелил во все стороны.

В третий раз ухнуло. У этой тумбы образовался наверху нарост в форме головы с тремя глазницами из которых светились яростью красные шары.

Это был сам Размазанный. Старик не врал.

Гром, все еще не веря своим глазам, пошел в атаку. Игнор преград Перуна на мечах проломит несколько конечностей у этого чудовища, тогда посмотрим на сколько он страшен тут.

Гром юлой добрался до первой выставленной колонны, сверкнули в полутьме всполохами парные мечи. Одновременно со стороны входа в грохоте ударили маги огнем, глыбами, пилами. В этом аду бомбардировки Гром не сразу понял, что его преимущество с Игнором впервые не сработало. Только поцарапали бугристую поверхность конечности.

- Что за черт? - ахнул он, как эта самая конечность всадила в него сильнейшего пинка, от чего его снарядом понесло до противоположной стены. И только ее дальность спасла Грома от жуткого удара по нему. Скорее всего, тут же послал бы на перерождение. Но все равно чувствительно шарахнулся, до головокружения.

Отсюда видел, что и командные магические штучки не подействовали как-то заметно на монстра. Но как же сила Игнора?

Гром лихорадочно влез в опции, чтобы попытаться с этим разобраться. И разобрался, как влез: все опции отключены! Все кроме "берсерк". Почему этот сохранился, некогда было обдумывать. Просто кликнул на него.

Размазанный уже направлялся расправляться со стоявшими у входа в Пирамиду врагами когда из Грома в очередной раз вылезал ужас веков, черный инфернальный Дракон.

тут же все три шара в глазницах уставились на него. В них теперь кроме ярости пылало недоумение вперемежку с тревогой. Впервые сталкивался с таким опасным для себя соперником.

Пока парализованные ужасом группа Грома наблюдала происходящее невероятное представление, сам Гром окончательно обернулся в монстра, ростом не уступающим первому. Его жуткий рев оповестил Размазанного к готовности расправиться с ним.

Один взмах черных перепончатых крыльев перенес Дракона в центр зала, прямо на расстояние вытянутой лапы до Размазанного.

С хрустом серпы когтей впились в того, рванули в стороны, отрывая и разбрасывая кругом сложенные в пазлы фрагменты колосса. Одновременно все три конечности разом бухнули по Дракону, с хрустом разламывая массивные черепки чешуи. Оба монстра отшатнулись, но тут же все повторили, и еще раз повторили.

Жизни обоих чудовищ просели на половину, но это не повлияло на скорость и силу взаимно наносимых ударов.

Жизни у обоих просели до четверти. Дракон трубно заревел, слегка подскочил на крыльях, ударил лапами по черепу Размазанного. В тот же момент снизу вверх тот нанес тремя конечностями удар по черной брюшине врага. Поэтому жизней стало так мало у монстров, что они тревожно замигали красными короткими черточками. Еще пару таких одновременных атак и оба упадут замертво.

Присутствующие зачарованно глядели со входа на происходящую на их глазах битву титанов Аркадии. Шевельнуться боялись. Однако что-то сработало в голове Амитолы. Он судорожно вдохнул, потряс головой, словно отгонял наваждение, поднял свой легендарный лук и всего на секунду прицелившись, выпустил подряд три стрелы. В это же мгновение оба монстра готовились нанести друг другу, возможно, последние фатальные удары. Но не успели.

Все три стрелы вжикнули в воздухе и один за другим вошли в среднюю глазницу, прямо в пылающий яростью и болью красный глаз Размазанному. Тут же три конечности-подпорки надломились, с треском гикнулось чудовище на каменный пол, чтобы все фрагменты, из чего состоял, вновь рассыпались и превратились в окровавленные ошметки того первоначального старца. Вот теперь действительно стал размазанным по полу.

Тут и зачарованность отпустила всех наблюдателей. Зашевелились, но продолжали с тревогой оглядывать полуживого Дракона, который так и остался с растопыренными лапами один на один с собой.

На группу уставились золотистые глаза победившего монстра.

Дракон очень хотел есть. А тут рядом куча пищи, что немного восстановит его силы. Стоит только пожелать.

Гром истерично закричал ему в ухо: "Попробуй только, гад! Изничтожу с концами! Прямо отсюда отправлюсь в Круг, и убью тебя к чертовой матери!".

Подействовало. Недовольно облизываясь, Дракон отвернулся от пищи, а Гром поспешил загнать его в клетку, то есть поглубже в себя.

Пошел болезненный откат. Мученически застонал. Безумно заболела голова. Стреляющая боль в глазах ослепляла. Судороги переполняли мышцы болью. Следом полное бессилие. Наконец, и они прошли. Метаморфозы завершились с его нормальным человеческим обличием.

Гром затуманенным взором оглядел друзей и, шатаясь, направился к ним. Теперь на нем не только не было целого места, не только во многих местах кольчуга была изодрана в клочья, но от более десяти тысячей жизненной силы осталось меньше двухсот. И выносливость почти на нуле. В таком жалком состоянии он доплелся до друзей и, не устояв на ногах, оперся на плечо Ферата.

Тут все маги разом очухались, поспешно стали вкачивать в него здоровье, а воины, напряженно улыбаясь, похлопывали по поникшим плечам.

Наконец, он полностью восстановленный тоже им улыбнулся. Повернулся к Амитоле:

- Буду тебе должен.

Амитола только смущенно махнул рукой:

- Забудь. Лучше иди, забирай контейнер.

- Я даже не знаю где искать сундук...

- Да вот же он! - протянул Амитола руку за его спину.

Гром удивленно оглянулся, увидел в центре зала большой зеленый сундук.

- Откуда он тут взялся?

- Ровно на тот момент и на том месте, где ты убил Размазанного, - ответил Амитола.

- Это ты убил его, друг.

Гром поспешил к сундуку, что точно до этого там не мог быть, но странным образом появился. Подошел, резко откинул крышку; внутри лежал заветный контейнер, а на нем толстый кошель. Гром уже заранее знал сколько там золота. Поэтому, не заглядывая вовнутрь, забросил его в суму, туда же втиснул этот контейнер.

Всё! Дело почти сделано. Осталось доставить его на нужное место и идти отчитываться перед админом.

Гром вернулся к своей группе, весело махнул рукой:

- Пошли к лошадкам.

За дверью был поздний день. Холодный ветер порывами толкал назад, но непогода не повлияла на радостное настроение. Раз все целы, невредимы, а тяжкая часть задания выполнена, чего же грустить.

Пересекли опустошенные от монстров руины, пошли к стоянке.

Гуоно, - обратился тут Гром к своему рыцарю. - Знаешь, где расположен туннель в Цвергиду?

- Знаю, - кивнул Гуоно. - Открывай карту, отмечу.

Как Гром это сделал, на юго-западе карты засветился оранжевый индикатор. В прикидку на глазок отсюда туда можно добраться ему на Агате за день. Если прямо отсюда сейчас отправляться туда, послезавтра можно завершить это сюжетное задание. Одним грузом меньше будет.

Ладно, ребята. Всем вам большое спасибо за великую помощь. Вы пока отправляйтесь отсюда в Абасир, а я завершу свой вояж и тоже приеду к вам.

Тут Ферат возмутился:

- А реконструкцию кто будет завершать? Нет уж. Мы отсюда прямиком в наш строящийся замок.

- Как хотите, - пожал плечами Гром. - Тогда сам потом примчусь к вам. Но не скоро. Значит, будем прощаться тут.

Когда очередь дошла обнимать Мартину, Гром тихо прошептал ей на ухо:

- Обещаю, скоро обуздаю монстра.

И это было не просто так сказано. Последний эпизод с Драконом сильно напугал Грома. Теперь он понял какой ужас его ждет, если немедленно не принимать кардинальных мер с его обузданием.

Мартина испытующе глянула ему в глаза и тоже прошептала:

- Надеюсь, ты справишься.

Уже все взобрались на коней, когда Гром вспомнил, полез в суму и достал найденный в сундуке кошель.

- Друзья, это награда наша за сегодняшний бой. Кроме меня и Ферата. Мы не нуждаемся пока в золоте. А всем остальным понадобится. Разделите поровну меж собой.

С этими словами Гром подбросил кошель в руку Гуоно, пришпорил Агата, который как будто этого и ждал; ветром понес седока в юго-западном направлении.



Глава 12.


Багровые облака немного разошлись, выглянуло раннее волгарское солнышко. Его косые лучи бросали перед ним длинные тени исполинских пик скальных образований, что тут повсеместно раскиданы на грунте без единой травинки.

Гром вел Агата за узду к массивному выступу скалы, в котором, судя по отметине на карте и есть тот самый туннель - единственный пока путь в страну гномов, в Цвергиду.

Слепящая пустота местами пробивалась в просветах стены из нагромождения бурых каменных глыб. Туда старался не смотреть. Жутко становилось от них.

А вот и сама нужная пещера, заметил Гром щелевидный проем в свой рост, куда указывал оранжевый индикатор.

Пришлось коня оставлять без присмотра у входа, даже не завязывая, потому что не за что было это сделать, а самому нырять во мрак небольшой пещерки.

При свете Сияния, перед собой увидел третий в Аркадии круглый проход. Он солидного диаметра в глубине скалы. И в этом проходе, как и в тех других, хороводом послойно вращались черные и белые цифры.

Гром привычно приблизился к этому проходу, достал из сумки уже третий металлический контейнер. Поставил его на край уже этого отверстия и толкнул со всех сил вовнутрь.

Скорость вращения цифр опять сразу достигла предела различимости, слились в черно-белые кольца.

Тут же грохнул сильный взрыв, оповещающий о начале разрушения границы между странами дроу и гномов. Мгновенно на глазах дыра прохода стремительно заросла скальной стеной, словно и не было тут ничего.

Вот и всё, улыбнулся Гром. Это дело тоже успешно завершено. Пора возвращаться за наградой.

Гром обратно протиснулся сквозь щель на свежий воздух, взобрался на своего Агата, в последний раз оглядел скалы, лишившиеся в разломах слепящей пустоты, и пустил коня бешеным галопом в северном направлении.

...

К вечеру того же дня он уже видел впереди мраморные стены здешнего Храма. А спустя еще четверть часа уже поил коня из чудесного фонтана и сам умывался серебристой водой.

-Добро пожаловать, герой, - услышал за спиной, обернулся.

В узких высоких дверях Храма его встречали все три храмовника. Гром поклонился и поспешил к ним по мраморным ступеням.

- Здравствуйте, уважаемые служители Храма. Я сюда пришел, чтобы вновь встретиться с богом Кратараном. Он меня дожидается с отчетом.

Храмовники взволнованно переглянулись, расступились, пропуская гостя вовнутрь, в полумрак гексагонного зала. Как вошел, сразу к нему устремились пять извивающихся цветных нитей со скульптур аркадских богов.

Гром в сопровождении храмовников, не теряя время, подошел к звездному алтарю, запрыгнул на него. В тот же миг крайняя левая статуя из черного мрамора, изображающая Кратарана в экзотических латах, как и в прошлый раз, интенсивно засияла, зашевелила огромным изогнутым ятаганом. Одновременно все трое служителей разом грохнулись на колени, уткнулись лицами в мрамор пола.

Кратаран с грохотом спрыгнул с пьедестала и, звонко топая, приблизился к алтарю.

Возле Грома остановился, заговорил:

- Молодец! Ты справился с трудным заданием. - Протянул Грому черную ладонь, на которой лежал призрачный узелок. - Это дар тебе от меня. Уникальные свитки.

Как только статуя переложила в руку Грома доставленный ему приз, тот мгновенно материализовался в матерчатый узелок. Одновременно вокруг тела разлился очередной фейерверк, а перед лицом Грома сверкнуло "Тридцать второй уровень", и тут же пришло еще главное системное сообщение:

"Сюжетное задание выполнено. Добыт и доставлен в туннель Третий Контейнер".

Кратаран с улыбкой посмотрел на Грома и в последний раз прозвучал его бас:

- Следующее задание получишь в Храме Цвергиды, когда и там встанешь на алтарь.

С этими словами статуя Кратарана попятилась назад, забралась на пьедестал и вновь обратилась в недвижимую скульптуру из черного мрамора. А сияние постепенно угасло.

Гром облегченно вздохнул, сошел с алтаря к коленопреклонным храмовникам.

- Ушел ваш бог. Вставайте уже.

Но не стал дожидаться когда они поднимутся и посыпят дифирамбы в его адрес. Скорым шагом зашагал к выходу. Нужно еще, как можно скорее покончить со своеволием засевшего в него Дракона. Только потом можно будет радоваться успехам.

Агат все еще попивал живительную влагу из фонтана, когда Гром поспешно взлетел в седло и погнал его галопом вперед.

...

Ранним утром он уже въехал в стольные врата Абасира. Сразу погнал коня по направлению расположения гильдии. Поехал по рельефно мощеным улицам среди разношерстной толпы горожан и разновеликих транспортных упряжей. Город с утра жил своей повседневной жизнью.

Вскоре завиднелся зубчатый забор гильдии, у ворот которого теперь как раньше изваяниями стояли на страже снова два могучих рыцаря. Это порадовало Грома; догадался, что численность рыцарей уже полностью восстановлена.

У этих ворот Гром сошел с коня, чтобы тут же возле возникший пожилой конюх взял Агата за уздцы и повел его в теплую конюшню. Вот теперь можно пойти к себе, пропустить кружку винца, потом заняться своими замыслами на будущее. Да и новые очки опыта неплохо бы сразу распределить.

Его догадка подтвердилась, как прошел в широкий двор гильдии. Сотни рыцарей с утра проводили тут разминку на множестве чучел, чем были заставлены свободные от казарм места во дворе.

Он протиснулся между ними к крайней казарме и, наконец, добрался до своей комнаты. Первым делом забрал из буфета початую бутыль, кружку и, облегченно вздохнув, развалился на диване.

Итак, с чего начать? - в расслабухе задал себе вопрос после первой выпитой кружки. Решил сначала поглядеть, что там у него в опциях не сегодня.

Тридцать второй уровень с последним достижением в опыте 199755/218000 не открыл новых дополнительных преимуществ. Оставалось только решить на какую из характеристик скинуть полученные тридцать очков, и всё. Критически оглядел все характеристики, а в конце решил, что подвижности у него недостаточно. Скинул по десять очков на скорость, акробатику, ловкость. Теперь нужно дождаться тридцать третьего уровня на предмет новизны в возможностях. Остается-то до него по нынешнему разгону всего ничего. Чуть больше восемнадцати тысяч.

По-быстрому завершив с "бухгалтерией", Гром достал из сумы полученный приз от Кратарана, развязал узелок, и рядом на диване рассыпались аккуратные свитки с сургучными печатями. Как только внимательно уставился на один из них, перед взором возник убористый текст, озаглавленный как "инструкция к использованию усилителя". Текст пояснял, что требуется положить свиток на предмет экипировки и сломать печать. В этом случае предмет навсегда усилит свою прочность в два раза.

- Класс! - зашептал Гром. - И целых двадцать штук.

Гром решил немедленно несколько из них использовать прямо тут же. По очереди он ставил их на кольчугу, на каждую перчатку, на каждый сапог, на "Перо", на сумку, на обруч Исчадия и последними - два на мечи. Теперь, потратив половину свитков, он стал прочнее, если так можно выразиться, в два раза. И это радовало.

Оставшиеся десять свитков кинул обратно в сумку, чтобы передать при встрече Мартине.

Теперь задумался о главной своей проблеме. Это то, о чем и не хотелось думать, но надо.

Предстоит ворваться в Инферно, как завоеватель. И это сделать в одиночку, без армии, без команды поддержки, потому что пропуск туда выдан только ему. От одной этой мысли ему стало не по себе. Заерзал, прилег на диван.

Если он после телепортации вдруг окажется в окружении инфернальных драконов, желающих его сожрать. Что тогда? Успеет ли его Дракон вылезти наружу, чтобы его защитить? Если вообще захочет. И вообще! Там же кругом пылает адское пламя. И неизвестно магическое оно или всамделишнее. А если начнет жариться, чтобы в виде шашлыка подали тем драконам. Хотя бы что-нибудь разъяснить из этих вопросов, прежде чем туда нырять, вздохнул Гром, поворачиваясь на бок.

Никакой информации нету. Что делать-то? Поставить на кон требование админов, чтоб не перерождаться и рискнуть. А если переродится, границы вновь сомкнутся, следовательно, потеряет все игровые преимущества. Нет. Не стоит так сильно рисковать. Вздохнул, переворачиваясь на другой бок.

С другой стороны, если всё оставить как есть, Дракон в конце концов победит его. Это худшее из возможных концовок его нынешней игры. Тогда останется одно: покинуть Аркадию навсегда, чего страшно не хотелось.

Есть еще третий вариант: прямо отсюда перейти в Круг и попросить уничтожить Дракона раз и навсегда. Лишиться невообразимой возможности в одиночку побеждать там, где армии пасуют. Ой как этого не хочется! А может стоит сначала пойти посоветоваться со своей командой?

Гром так и лежал на боку, хлопал глазами, не зная на каком из этих вариантов остановиться. С полчаса так пролежал, пока не пришел к выводу, что решение предоставит своей фортуне. Пусть слепая случайность предоставит ему ответ.

Поднялся с дивана, достал из сумы три золотых. Решил, что сторона монеты с рельефным изображением солнца будет "орлом", а луны - "решкой". Если один орел и две решки, прыгнет в Инферно. Если два орла и одна решка, прыгнет в Круг. Три орла - ничего пока не будет делать. А если три решки - пойдет искать совета у друзей.

Решение принято! Гром прикрыл веки, потряс в ладонях три кругляка и бросил высоко вверх до потолка. Монеты со звоном рассыпались на полу, а Гром с волнением их оглядел. Один орел и две решки. Судьба требует, чтобы он телепортировался в Инферно.

- Так тому и быть, - прошептал Гром, подбирая с полу кругляки. - Раз в Инферно, значит в Инферно.

С этими словами уже было принято окончательное решение. Как говорится, от судьбы не уйдешь. Тем более, что уже давал слово Мартине, что скоро так и сделает. Осталось только решить: когда отправляться.

Гром об этом думал, делая маленькие глотки из кружки, когда в дверь постучали. Это впервые к нему стучались тут. В удивлении кому он понадобился здешним, пошел открывать.

За дверью оказался незнакомый ему рыцарь. Он кивнул и сообщил:

- Бер Гром. У ворот тебя дожидается карета. Наш монарх высокий Чуунил послал ее за тобой. Требует тебя немедленно во дворец.

Еще раз кивнул, развернулся и зашагал прочь. А Гром так и остался в дверях с удивленным лицом. Чуунил требует во дворец, когда сам же говорил, чтобы больше он туда ни ногой. Странно! Пожал плечами и пошел за рыцарем во двор.

У ворот действительно стояла вычурная карета, запряженная парой белоснежных лошадей. Кучер в не менее вычурном наряде ожидал на козлах его прихода.

Как Гром прошел и взобрался вовнутрь, лошади сорвались с места и понеслись в сторону сверкающих вдали на солнце шпилей дворца. И очень скоро уже они гарцевали у парадного входа.

Слуга с поклоном открыл дверцу кареты, другой рукой приглашая пройти во дворец. Гром так и сделал. Ему не терпелось узнать, чего от него хочет местный правитель. Только не выдержал и бросил беглый взгляд на балкон. Но там никого не было.

Как прошел охраняемые двумя стражами парадные двери, столкнулся нос к носу с тем самым знакомым уже с прошлого раза помпезно наряженным дроу. Тот с низким поклоном обратился к нему:

- Великий воин, тебя ждет высокий Чуунил. Прошу тебя, следуй за мной. - И неспешным шагом торжественно повел приглашенного гостя по роскошным ступеням на третий этаж дворца.

Наверху он вновь оказался в роскошно обставленном статуями по полукругу стены фойе, перед большими фигурными дверями под охраной двух здоровенных орков с огромными секирами в могучих руках.

При их приближении к ним они, как и в прошлый раз, одновременно полуобернулись, распахнули створы фигурных дверей.

Грома ввели в тронный зал.

Не ожидал, что еще раз сюда попадет, однако теперь он вновь оказался в огромном сияющем зале, где анфилада изящных колонн вела к возвышенности на другом конце помещения, где на возвышении на троне, видел монарха Чуунила.

Слуга Грома сопроводил до подножья этого трона, теперь с легкой руки Грома властителя обоих кланов Валгоры, и пятясь удалился на почтительное расстояние.

- Вот и снова свиделись, герой, - выдавил сквозь зубы и с нахмуренными бровями. - Думал, больше тебя не увижу, но видишь как вышло.

- Признаться, я тоже не чаял увидеть своего здешнего высокого покровителя, - усмехнулся Гром. - Видать, что-то очень важное заставило сменить гнев на милость. Я весь внимание.

Монарх некоторое время с высоты сверлил гостя серыми раскосыми глазами, потом сразу притух и тихо проговорил:

- По мне, так глаза мои тебя бы больше не видели, но принцесса Телена иначе считает...

- Телена? - удивился Гром.

- Да. Она. Страдает без твоего общества. Хочет, чтобы ты был с ней всегда. Потому, я согласен, чтобы ты попросил ее руки.

Гром растерянно хлопал глазами, не зная что сказать в ответ. Наконец он виновато выдавил из себя:

- Это мне большая честь... Но это невозможно. Я иномирянин. Разве принцесса не знает, что иномиряне временно бывают в Аркадии?

- Знает, герой. Знает.

- Так в чем же дело?

- Не знаю! - на весь тронный зал заорал сердито Чуунил. Потом тише добавил: - будешь ее супругом, пока боги не призовут тебя в твой мир.

- И это невозможно, - набычился Гром. - У меня есть иномирная невеста. Кроме того, боги дали мне задание, которое чтобы решить я должен постоянно путешествовать. Вот скоро отправлюсь в Цвергиду.

Чуунил покивал:

- Слышал, ты открыл между нами границу. Но ты обязан стать супругом принцессы Телены. А потом делайте что хотите. Мне всё равно.

Гром только развел руками. Никак не ожидал такого окончательного решения после его слов. А сам про себя подумал, что пора с концами смываться из Валгоры. И как будто Чуунил прочел его мысли, злорадно скривил губы, выговорил:

- Только не вздумай убегать от меня подальше. Везде достану. Если смошенничаешь, первым объявлю войну Тарвирии. И моих сил с лихвой хватит, чтобы захватить твою страну.

"Только этого не хватало! - встревожено подумал Гром - Троянская война, только с обратным знаком".

А вслух сказал:

- Я бы хотел обдумать некоторое время такое заманчивое предложение.

- Иди и думай, - махнул рукой Чуунил. - Через три дня приходи с готовым решением. Иначе война.

Гром покорно склонил голову в согласии, развернулся на каблуках, пошел с тяжелым сердцем вон из тронного зала. В дверях подумал про себя: "Ну, спасибо тебе, Дракон. Ну, услужил".

Слуга как привел его сюда, так же эскордировал до выхода из дворца. Но тут уже не ждала карета. Видать лафа кончилась. Придется пешком топать назад.

Гром не спеша возвращался в гильдию среди множества народу, заполонивших улицы в это время суток. С интересом обратил внимание, что больше стало среди них гномов. Его заслуга.

Вскоре пересек большую площадь, где впервые на свою голову засек Телену, повернул на дорогу, ведущую к гильдии и где-то полчаса спустя, уже уныло приблизился к заветным воротам, охраняемых рыцарями.

Без настроения добрался до своего дивана, присел. В голове свербели два вечных русских вопроса: Кто Виноват? и Что Делать?

Если на первый вопрос ответ был известен, что виновник похотливый Дракон, приютившийся в нем, то ответа на второй не было. По крайней мере, пока. Три дня слишком маленький срок, чтобы решить его.

Война или мир без Мартины - новая дилемма, что поставила игра перед ним. Но он не собирался и его решение предоставлять случаю. Сам должен решить.

Нервно встал и долго шагал по комнате из угла в угол в поисках этого самого решения.

Если война. Чуунил должен будет пересечь земли эльфов. Зная свое влияние на тамошнее начальство, может уже на этой стадии организовать объединенный отпор ему сразу двух рас. Тогда вряд ли Чуунил рискнет пойти войной через три дня. Может быть, отложит на неопределенный срок акт возмездия. А Гром за это время может что-нибудь придумать, чтобы избавиться от прекрасной Телены. Но этот план хорош, если Чуунил начнет военный поход по суше. А если по морю? Гром видел, когда был на пирсе в прошлый раз, что будет велика флотилия Валгоры. Однако, какова она у остальных стран, не в курсе. Значит, не только нужно срочно заняться оповещением о готовящейся войне властителей Индекая и владыку Тарвирии, но и придумать, как лишить Чуунила его флотилии, что есть у него на сегодняшний день. И все это нужно сделать за отведенные три дня. Так что поход в Инферно временно откладывается.

Принятое решение немного успокоило его. Хотя ведь возникла не менее трудная задача по истреблению боевых кораблей в порту Валгоры. Как же его решить, да еще в одиночку? И тут же в голове сверкнула идея и его решения. Гром озарено заулыбался.

Снова приземлился на свой диван вошел в групповой чат, вызвал друзей на конференц-связь.

- Всех приветствую! - искусственно бодрый голос Грома тут же был разоблачен.

- Что-то случилось?

- Проблемы?

- Что еще там произошло?

Все эти голоса, перебивая друг друга, раздались в ушах Грома.

- Спокойствие, - снова заговорил Гром. - У меня неприятная весть. Возможно, через три дня здешний монарх пойдет войной на Тарвирию. А путь туда через Индекай, чьим союзником пока является она. Поэтому, Мартина, отправляйся моим послом к владыке Велидору, предупреди его об этом. Скажи, что я считаю самым разумным выходом из создавшегося положения, выступить ему со своей армией к южным границам Индекая, и там совместно с эльфами встречать Чуунила.

- Хорошо, - звонким голосом сразу же без лишних вопросов согласилась Мартина.

- Теперь вы. Ферат, Гуоно и Амитола. Сами решите кому куда, но призовите все три Дома на защиту союзника. Пусть через три дня и их войска будут на границе с Валгорой.

- Не думаю, что Муилкорч согласится, - раздался голос Ферата.

- Значит, обойдемся без него, - сердито ответил Гром. - Но попробовать все-таки стоит.

- Ладно, сделаем как ты просишь, - опять раздался голос Ферата. - А если по воде пойдут? А мы сгрудимся на южных границах.

- Не пойдут! Это я вам обещаю, - с усмешкой ответил Гром. - Так что, действуйте по этому плану.

Как разноголосо было дано общее согласие, Гром сообщил о конце связи и вышел из чата.

Еще пару минут возбужденно вышагивал по комнате, потом торопливо отправился в конюшню за своим скоростным транспортом, чтобы добираться до порта Валгоры, где в прошлый раз попытались выкрасть его коня, а получили хорошую взбучку.

...

Агат преодолел то же расстояние гораздо быстрее. Потому долетел до каменного борта высокого пирса, об который продолжали с грохотом накатывать массивные волны, уже к полудню следующего дня.

Агат, звонко перебирая копытами, легко взобрался по ступеням на широкую ровную площадку, откуда открылся глазам знакомый уже причал, на котором в ряд возвышались длинные одноэтажные складские помещения.

Гром со злорадством на устах повел коня именно к тем складским воротам, где в прошлый раз с ним так по-свински обошлись. У входа Гром громко позвал:

- Эй! Кто есть, выходи.

Оттуда торопливо выбежали к нему двое в грязных передниках и испуганно уставились на него. Этих Гром видел впервые, а ему нужен был тот плюгавый дроу.

- Здесь был недавно один ночной охранник. Где он? - соскочил Гром с коня и подошел к работникам.

- Грузак что ли? - неуверенно среагировал один из них. - Так, его прогнал хозяин. За воровство кажись. А что?

- Да ничего. Мне нужно оставить на время коня под охраной. Хорошо заплачу. Где это можно сделать?

- Надолго? - оживился другой как услышал последние слова.

- Да нет. С полчаса... наверное.

- Тады я сам и пригляжу, ежели хорошо заплатишь, - потянулся он к уздечке Агата.

- Ну, ну, - отдал ему уздечку Гром. - Но если тоже задумаешь воровство, то не отделаешься легко как тот, как его...

- Грузак, - с готовностью подсказал работник.

- Да. Он.

- Не беспокойся, рыцарь. Иди спокойно погуляй и приходи за ним.

- Гляди у меня, - последний раз сверкнул очами на этих работников пирса и отошел.

Отсюда Гром вальяжной походкой отправился по береговой кромке пирса в сторону дальних причалов. По пути уже видел, что численность кораблей с прошлого раза почти удвоилось. Серьезный флот поднимает Чуунил. Это явно неспроста, решил он.

Почти все эти резервированные полчаса понадобились Грому, чтобы добраться до конечного причала, до которого уже досчитал сорок три больших парусников, и тут четыре покачиваются. Поодаль десятки корабельщиков строили еще три. Видать, последние.

"Чтож. Пора устраивать диверсию", с ухмылкой Гром направился дальше по пирсу.

Пирс с этого края тоже заканчивался каменным бортом, дальше которого продолжался дикий берег.

Он спустился по ступеням за него, вырвал на волю Лед и Пламень, в опциях всадил в них Булаву Перуна и кликнул "водолаза". Теперь он был готовым диверсантом-подводником, и поспешил к воде.

Гром полез в воду, что теперь его не держала на поверхности. Он сразу же стал погружаться, и теперь пошел по дну в сторону первого отсюда причала.

Все-таки странное было чувство у Грома под водой. Вроде как будто воздух сильно загустел и сопротивляется движению, тогда как тело заметно полегчало. Но, несмотря на все это он уже под днищем ближайшего корабля. Взмах обеими руками над головой легко отдирает метровый пробой, куда с бульканьем устремляется вода, а махина корабля медленно оседает на дно. За это же время Гром оказывается под днищем следующего.

Гром со злорадством представляет себе физиономии тех корабельщиков, которые ничего не понимая, смотрят теперь, как по очереди их творения погружаются под воду.

А тем временем Гром, нанося походу дополнительные повреждения погружающимся бортам, перебирается дальше, чтобы разрушить очередной корабль.

Отведенные магией двадцать пять минут закончились, когда он разрушал тридцатый по счету боевой корабль Чуунила. Пришлось Грому со всей осторожностью выбраться головой из воды возле борта уже затонувшего корабля, чтобы заново активизировать "водолаза". Однако, как говорится, удача ходит с неудачей рядом.

С пирса его кто-то заметил. Раздался оттуда крик: "Вот кто топит! Вот он топит!". Но Гром уже вновь ушел на дно. В любом случае должен завершить начатое дело. А спустя еще двадцать минут беспредельничания под водой, пустил ко дну последний на здешних причалах корабль и с чувством выполненного долга выбрался, наконец, на дикий берег уже у другого каменного борта пирса.

Только вылез из воды, как увидел бегущих по ступеням, и явно к нему, тех самых корабельщиков, с топорами и ломами в руках. Среди них были еще несколько стражников пирса, вооруженных секирами и мечами. Они все неистово вопили, сотрясали оружиями над головой и неслись на него явно не с добрыми намерениями.

Гром насупился, врубил в дополнение к Булаве еще и Щит, стал в боевую стойку.

Их было тридцать душ, а он один, стоящий их трехсот. Чего опасаться?

Налетели гамбузом, чтобы отомстить за погубленные корабли. Но Гром встретил их ответно неприветливо. Сам прыгнул к ним навстречу. Завертелись клинки в причудливых комбо, что сами собой проявлялись в аватаре по мере роста уровней. Вокруг него уже падали замороженными и тлеющими кулями корабельщики Чуунила, лишая того последней надежды хоть какие-то из потонувших кораблей восстановить.

Быстро перебил их всех. Ни один не выжил.

Гром забросил клинки в заплечные ножны, поспешил на склад, где заждался его быстроногий Агат.

Бросил в жадно протянутую руку работника золотую - целое состояние для такого - вывел за узду коня на пирс, взлетел в седло. Пора было возвращаться в Абасир.




Глава 13.


Третий день ультиматума монарха Валгоры подходил к концу, когда Гром готовился совершить прыжок в неведомое. В какое-то Логово должен попасть с непонятным результатом. Одно утешало, что, как когда-то приходило сообщение, там вроде бы приняли его в Стаю. Поэтому, может, не сразу попытаются убить. Успеет хоть сориентироваться, если сразу не начнет гореть в адском пламени, что там бушует повсюду. Но телепортироваться все равно придется, что бы там его ни ждало. Иначе в скором будущем сам попадет в лапы Дракона. Вот тогда неминуем гейм овер.

Гром на всякий случай в последний раз обвел комнату прощальным взглядом, влез в опции, открыл "способности", активировал там "Портал в Логово Инферно".

В голове раздался протяжный вой. Мгновенно все вокруг рассыпалось на мелкие фрагменты, а он с головокружением очутился в полумраке огромадной пещеры. И ни единой живой души. Да и неживой тоже. Пламени, что видел когда-то в разрывах завесы, тоже не наблюдалось. Тишина и полутьма - всё, что его сейчас окружало.

"В какую же сторону теперь пойти?", подумывал он.

Решил стартовать вперед, пока на что-нибудь информативное не наткнется.

Так бы и сделал, если бы не промелькнувшая сбоку тень. Резко обернулся и заметил удаляющуюся полноватую фигуру в белом костюме с еле заметным при этом освещении серым ником, полупрозрачно порхающим над его головой: "Кроликов. Зав.отделом транспорта".

Гром даже потряс головой, чтобы убедиться, что ему это не мерещится. Но зав. транспортом был реально тут. Куда-то так спешил, что не заметил и его тут присутствие.

Это была любопытная первая встреча в Инферно. Вот почему Гром отменил старт и с любопытством уставился на замечательного персонажа, который пробегая там, глянул на карманные часы, бормоча себе под нос: "Ой-ой-ой! Я опаздываю!".

У Грома непроизвольно возникло любопытство, куда это так торопится в Инферно заведующий транспортом, побежал за ним через пещеру, и как раз успел заметить, как тот юркнул в боковой проход, что там оказался. Гром, не раздумывая, юркнул вслед за ним туда же.

Проход сперва показался достаточно освещенным, чтобы смело догонять опаздывающего чиновника, но потом внезапно потемнел. Да так быстро, что Гром не успел ахнуть, как уже споткнулся обо что-то твердое и кубарем скатился в провал.

Ему очень повезло, что его оберегало "Падение пера". А то непонятно чем бы кончилось это пикирование. Однако благополучно приземлился на спину. Падение с высоты завершился. Теперь еще, возможно, предстоит обратно наверх отсюда выбираться. Но куда там! Как ни старался разглядеть проклятущее коварное отверстие над головой, его не было и в помине. Сплошной потолок без единой дырки.

Странно все это было. Да, к тому же, на дне шахты, где он очутился по своей нерасторопности, кирпичи в стене слабенько так, ненавязчиво сияли. При их неверном свете Гром перед собой видел длинный подземный проход, а в его глубине спину, торопливо семенящего по нему в ту глубину Кроликова . Значит, если поспешить, то можно и догнать. Однако, замешкавшись с активацией Сияния, Гром окончательно потерял из виду этого министерского чиновника. Только и расслышал последний раз за поворотом его причитание: "Ох, как поздно становится!".

Только Гром пробежал еще с десяток шагов по подземному проходу в сторону, куда спешил озабоченный Кроликов, как неожиданно очутился в мрачном бункере, сильно напоминающий заброшенное бомбоубежище. При свете Сияния разглядел с десяток железных круглых люков по двум боковым стенам этого мрачного помещения. И они, по-видимому, все были накрепко заперты. В этом Гром уверился, как прошелся вдоль одной стороны, пробуя каждую рукоять на предмет податливости. Он с тревогой направился ко второй стороне, спрашивая себя, как же выбраться наружу из этой каменной мышеловки, если и те тоже окажутся запертыми. Но обнадеживала разумная мысль: этот же Кроликов куда-то подевался. Если бы не было отсюда выхода, он сейчас стоял бы перед ним. Может, сидел бы. Хотя нет. Не на чем. Стоял бы.

Так, рассуждая, и дергая по очереди ржавые ручки на себя и от себя, перемещался по бункеру до самого крайнего люка. Но тот тоже, к огорчению, оказался наглухо запертым.

Гром прошел до середки мрачного бункера, тщетно пытаясь сообразить, где же тут еще может быть выход. Нужно же выбраться из этого безвыходного положения. Вторая думка, что его развеселила: это его желание искать выход из безвыходного положения.

И оставался бы неразрешимым парадоксом, если бы не заметил тут Гром необычный кирпич прямо перед собой. Этот, в безлюковой стене, почему-то был обыкновенным кирпичом. Не сиял, как все остальные его соседи.

Тут Гром сделал для себя разумное умозаключение: если кирпич выделяется из окружения своей обыкновенностью, это так же интригует, как и тот, что выделяется из окружения своей необыкновенностью. А любой выделяющийся кирпич просто требует к себе особого пристального внимания.

Это требование услышал теперь Гром, подошел к необычному обыкновенному кирпичу, пощупал легонько его сначала пальцами, потом и ладонью смело похлопал...

Вот так бы всегда везло попавшим в безвыходное положение прыгнувшим в Инферно!

Крайний железный люк соизволил с противным скрипом чуть-чуть приоткрыться.

- Уфф! - облегченно выдохнул Гром. Теперь он, наконец-то, выберется из этого безвыходного положения. А про себя с иронией подумал: "какое же оно безвыходное, если в нем уже имеется выход. Это уже выходное положение".

Тут за приоткрытым люком слух уловил топот шагов, а зрение там же углядел шевеление тени, и следом в щель просунулось чиновничье удивленное лицо, чтобы в недоумении уставиться на него.

- Эй, ты кто? Ты что тут околачиваешься? - воскликнуло оно.- Сию же минуту возвращайся откуда пришел. А ну пошевеливайся!

Ошарашенный таким напором Гром и не знал что ему ответить. Сказать что, так он и собирался "шевелиться", только искал направление, или сразу нагрубить. Мол, чего раскомандовался тут. На вид-то Кроликов не очень выглядит инфернальным жителем. Ну, может, служит тут, не больше. Так что грубить в ответ дозволительно. Тем не менее, как ошарашенность немного отпустила, мудрость подсказала верное сочетание из обоих противоположных ответов. И он, дерзко задрав голову, ответил лицу в проеме люка:

- Вот ты и скажи мне направление, куда шевелиться должен.

Лицо недоуменно обвело голубыми глазами бункер, явно само не зная такое направление.

- Ладно, - под конец примирительно буркнуло оно. - Сам обратно выбраться из шахты уже не сможешь. Вход для выхода не предназначен. Давай пока иди за мной. А там что-нибудь придумаю.

С этими словами лицо в просвете люка исчезло за ним, а Гром, радуясь, что не будет одинок в в поисках направления, поспешил тоже за этот люк.

Там очутился в длинном коридоре, по обеим стенам аккуратно освещенным рядами зарешеченных лампочек. Хотя от них было достаточно далеко светло, Гром все равно не различал где же его конец. Да, этот оказался не просто коридором, а просто утомительным коридором. Ведущий в непонятно куда. Но Гром счел, что все-таки ведет каким-то обходным путем в нормальное место, а не огненную преисподню, как можно было бы ненароком предположить, если судить по длине. Так и плелся молча, за бодро шагающим впереди Кроликовым. Наверное, с полчаса, если не больше. Терпение уже заканчивалось, когда этот "Сусанин", мельком глянув на него, успокоил:

- Вот и выход.

Впереди действительно уже виднелся выход из коридора в виде ярко сияющего квадрата.

"Свет в конце тоннеля" - подумалось Грому. Весь остаток пути коридорного марафона он тщетно пытался вспомнить, откуда эта фраза в голову пришла. Так и не вспомнив, дотащился до этого самого сияющего квадрата.

Тут оказался приятно очарован, если так можно вообще выразиться. Уж точнее, наверное, было бы сказать, "приятно восхищен". И тоже не то. Потому что был в безумном восторге от открывшейся его взору панорамы.

Коридор оказался не ведущим в непонятно куда, а ведущим именно в чудесное место.

Он очутился на необычайной опушке с растущими повсюду гигантскими красными грибами в человеческий рост и выше. Все остальное пространство меж ними сплошь покрыта высоченной ярко-зеленой травой, ставшая разноцветным ковром из-за густо потыканных в нее бутонов цветов. И совершенно невозможно понять: это разноцветье пристроилось поверх травы или это трава пробралась в поляну цветов. Да, к тому же, эту красоту под ослепительно голубым небом, окружал густой синий лес, покрытый волшебной рябью. Такой, что от взгляда туда аж дух захватывало.

Гром, как вылез из проема, так сразу почувствовал восторженное головокружение и в эйфории плюхнулся в траву. Только голова да плечи торчат, а все остальное совсем не видно стало.

- Ты чего расселся, дурашек. Тут опасно долго сидеть. Нам еще идти да идти, чтобы ты мог убраться из Инферно. Быстро вставай!

Гром в опьянении с огорчением подумал, что вечно так. Как бывает человеку очень хорошо, так обязательно найдется такой, что подпортит это самое хорошо. И он исподлобья буркнул:

- Тебе надо, так иди. Чего привязался?

У того от удивления только шире раскрылись голубые глаза.

- Ты что, решил тут остаться навсегда? Я тебя тащить на себе не собираюсь. Очень спешу на важное совещание. А без меня ты потом не выберешься отсюда.

- Да, иди уже на свое важное совещание, - покачиваясь из стороны в сторону, махнул рукой Гром. - Сам выберусь как-нибудь. - А про себя подумал: "к тому же, еще не скоро".

Конечно, совесть засвербила от задуманной провинности. Война по его вине там начинается. Ведь будут друзья искать его. А он тут в траве прохлаждается. Ничего. Вернется, всё объяснит. Зато такую красоту, где еще найти можно.

- Смотри сам, - обиделся на грубость чиновник и потопал сквозь море цветов и высоких грибов к ближайшей тропинке в том самом густом лесу. Вскоре исчез из виду совсем, растворившись средь деревьев.

А Гром подставил лицо ласковому весеннему солнцу, вытянул ноги в травищу и глупо улыбался.

Надо же, удивлялся он. Оказывается, в Инферно такое чудесное место есть, а никто об этом не знает. И даже уверены в противоположном.

"Как вернется, всех удивит, решил он, поднимаясь на нетвердые ноги. - Теперь же первое, что нужно сделать,- дальше с трудом планировал Гром, направляясь к той же лесной тропинке, по которой ушел Кроликов, - узнать, куда он так спешил".

Грома самого смутило такое навязчивое любопытство, не присущее ему. Но это оказалось в этом феерическом лесу не единственной странной его мыслью. Вдруг возник и укрепился накрепко навязчивая заумная мысль, которую решил немедленно обдумать: тропинки тут сами могут менять свое направление или нет? Может да, только нет пока этому событию свидетелей. А раз нет свидетелей, то и суд над его заумной мыслью не может состояться.

Гром шагал в траве к лесу, а его фантазия нашла себе занимательное времяпровождение: устроила репортаж из зала суда, где на скамье подсудимых сидит заплаканная его Заумная Мысль. С одной ее стороны злой Прокурор восседает, с другой - добрый Адвокат. А над всеми троими высоко сидит строгий Судья, в парике и мантии. И порой дубасит молотком по гвоздям в столешнице.

- Что скажет обвиняющая сторона? - спрашивает он.

- Обвиняющая сторона требует немедленной казни за вранье, - встает Прокурор. - Раз нет ни одного свидетеля, что тропинка самовольно изменяет свое направление, значит, она этого не делала. А за ложь нужно отвечать по всей строгости закона.

- Что скажет на это защита? - снова спрашивает Судья.

- Защита требует немедленно наградить обвиняемую медалью за правду и отпустить на все четыре стороны. Раз нет ни одного свидетеля, что тропинка не может этого делать, значит, она на это может быть способна. А раз если способна, значит, моя подзащитная говорит истинную правду.

Судья тут строго забивает еще один гвоздь в стол и объявляет перерыв. И во время, потому что тут Гром достиг петляющей походкой той самой тропинки, что фигурировала в суде. Она сейчас вступила вместе с Громом под зеленый свод высоченных дубов.

После яркой солнечной поляны оказался в полумраке, в успокаивающем душу шелесте листвы и в разноголосии птах. Тропинка же, постоянно извиваясь, петляя то вправо, то влево, вела его все дальше и дальше вглубь густого леса.

Впереди, прямо у обочины тропинки, показалась будка. Да. Самая обыкновенная будка посреди леса. В таких киосках обычно газеты продают. Хотя нет. Те, в которых газеты продают, с застекленными витринами бывают и без дымоходных труб. А этот глухой совсем, да из трубы валит сизый дым. Только единственное маленькое окошечко есть, и то наглухо закрыто куском фанерки, на которой что-то написано.

"Интересно, кто это там в такую теплую погоду печку жжет?" - полюбопытствовал Гром, вынужденно топая к обнаруженной будке.

Подойдя ближе, прочитал желтыми буковками написанное на фанерке: "ТАМ ... Я".

"Надо же! - удивился он. - Ответ на мой вопрос заранее написан. Правда, неясно, где ТАМ и кто этот Я".

Гром внимательно со всех сторон разглядел будку, владелец которого был в данный момент где-то там, а не тут. И с возмущением думал, это какому же беспечному хозяину принадлежит будка! Оставить внутри горящую печку без присмотра среди такого восхитительного леса и умотать куда-то, нужно быть очень беспечным. О своей будке не думает, так о лесе побеспокоился бы.

"Нужно как-то войти туда и затушить огонь", - решительно надавил на фанерку, а она вдруг само собой открылась, и Гром встретился взглядом с официальным лицом в синем мундире с золотистыми пуговками и в фуражке с кокардой. Ник того так и информировал: "Официальное Лицо".

Официальное лицо сидел сложа руки, и преспокойно курил толстую сигару, не обращая ни малейшего внимания ни на Грома, ни на всю окружающую красоту. Как раз этот сигарный дым, стоящий столбом внутри тесной будки, и тянуло через трубу, а вовсе не из никакой печки.

- Здравствуйте, - пролепетал Гром непослушным языком.

- Здравия желаю, - на полминутки вынул сигару изо рта Официальное Лицо, чтобы официально ответить на приветствие посетителя.

Гром немного вобрал подрастерянную способность четко выговаривать слова и спросил:

- А что вы тут делаете?

- Читать не умеешь? - ни с того ни с сего осерчало Официальное Лицо. - Желтым по серому написано: "таможня". А кто дежурит на таможне? Таможенник.

Хотел было Гром поспорить с осерчавшим таможенником по поводу сведения на фанерке, да передумал. Ограничился только замечанием, что там не хватает букв, чтобы сделать такой логический вывод.

- И много букв не хватает? - встревожился таможенник.

- Приличное количество. Целых три.

- Все ясно! - обрадовался своей догадливости таможенник. - Теперь мне стало понятно, зачем Червяк трижды приползал сюда, предлагал задешево мне свежие советы.

- Кто такой Червяк? И что за дешевые советы предлагал вам? - заинтригованно спросил Гром?

- Не дешевые, а свежие по дешевке. Ты не знаком с Червяком, что живет тут неподалеку? - искренне удивился таможенник. - Его гриб самый большой в лесу. Не пройдешь мимо. Если хочешь приобрести совет по дешевке, иди к нему прямо сейчас.

- Теперь ясно. Тогда уж я пойду к нему, - хотел было продолжить прерванный путь Гром, да не тут-то было.

- Куда!? Стойте, гражданин, где стоите. Пока пошлину не заплатили, дальше двигаться с места нельзя.

Гром усмехнулся грозному официальному предупреждению таможенника и, даже полез в суму за парой серебряков, но передумал платить пошлины.

- У меня ничего нет... - наврал он таможеннику. - И что же теперь будете делать?

Таможенник высунулся в окошечко, чтобы как следует с ног до головы рассмотреть бессребреника. Осмотр его убедил, что точно у посетителя ничего нет, погрузился в долгое раздумье, чтобы потом официальным голосом заявить:

- В таком случае вы никуда не можете двинуться с места. Оставайтесь там, где стоите.

- Навсегда? - заулыбался нелепости здешнего закона Гром.

- Пока не заплатите пошлину, - подтвердил официальное лицо таможенника. К тому же оно было полно решимости.

- Ну вот, здрасьте, приехали! Пошлина сама в кармане никогда не появится. Мне что, жить тут у вашего окошка до первой пенсии?

Таможенник задымил сигарой, снова глубоко задумался над возникшей проблемой. Сразу было видно, что его тоже не устраивало постоянное лицезрение из окошка одного и того же посетителя, пока тот не достигнет пенсионного возраста, чтобы внести пошлину в казну.

- Верно, - нехотя согласился он. - В параграфе инструкции подобное противостояние не предусмотрено. - Немного задымил в трубу и добавил: - Хотя в другом параграфе инструкции "о въезающих-выезжающих гражданах" предусмотрена оплата проезда в форме принудительного труда. Теперь вы обязаны в принудительном порядке потрудиться тут, чтоб пересечь границу.

- Чего с чем? - живо поинтересовался Гром, надеясь сразу узнать, что "в загранице" находится.

- Я вам не справочник, - отвернулся таможенник. - Извольте принудительно потрудиться и удалиться вон.

Гром пока стоял озирая лес, тропинку, будку, ожидая объяснения как исполнять приказ без конкретных указаний официального лица из окошка. Не дождавшись, спросил:

- И с чего же мне начинать?

- С недостающих букв. - Из-под ног достал банку зеленой краски и рядом поставил обгрызенную кисть.

- Эта не желтая краска, а зеленая.

- Зато на вкус горькая. Пусть теперь слижет горечь вместо кисленького, - злорадно заулыбался коварный таможенник.

Гром только пожал плечами. Ему-то все равно, какие тут краски на вкус. Вооружился кистью и, высунув кончик языка от усердия, попытался изобразить идеальную окружность. Но та все равно вышла похожей на страусиное яйцо. Следом смело вывел на фанерке большую букву "Ж". Ее перекладины своими размерами заняли почти все оставшееся свободное место. Гром понял, что осталось место для "Н" с гулькин нос. Пришлось оставшуюся букву писать совсем маленьким. С гулькин нос. Видать у гульки очень маленький был носик.

Зато вся надпись целиком вышла игривой и веселой. Так что ему понравился конечный результат. Все-таки первая художественная работа в Аркадии. Хоть и принудительная.

- Работа завершена, - доложил он в окошко.

- Сдайте инвентарь, и можете следовать по маршрутО, - сухо скомандовал таможенник, запустив с последним звуком команды в лицо освобожденному от принудительной работы Грому, сизое колечко сигарного дыма.

Прокашляв, Гром поспешил удалиться подальше. И так поспешил, что очень быстро удалился далеко от дымящей будки.

А вскоре пришел конец и тропинке, которая, как теперь оказалось, вела его от той цветочной поляны до краюшка небольшой прогалины, по центру которой возвышалась вычурная вилла.

Гром теперь стоял в нерешительности за дубком, разглядывая этот дом, как неожиданно из противоположной лесной тропинки выехал велосипедист и прямиком подкатил к закрытым дверям виллы.

"Кого же это он мне напоминает?", - озадачился Гром.

Никак не припоминалось, где мог видеть этого немолодого велосипедиста в длинном плаще и с толстой сумкой на ремне. А тот, тем временем, уже соскочил с велосипеда и, на ходу подправляя кепку, приосанивался у входа. Дважды стукнул костяшками пальцев по двери и прислушался, низко склонив голову.

Из-за двери раздался недовольный "кто там?".

- Это я. Почтальон Печкин. Принес письмо для заместителя министра.

Тут, конечно, Гром и вспомнил, откуда он знал этого дяденьку с длинным носом и короткими смешными усиками. Только не ожидал, что вживую увидит в Инферно героя известного мультика.

Тем временем открылась дверь, и на пороге встал ну очень здоровый бугай с короткой стрижкой, в черном костюме и в больших черных очках. Над его головой сиял ник "Исчанов. начальник безопасности". Он грозно спросил:

- Федор Рудольфович вас ожидает?

- Нет, кажется, - растерянно развел руками почтальон Печкин. - Велено только письмо передать...

- Я за него, - солидным басом возвестил бугай и требовательно протянул лапище.

- Велено, лично в руки, - как-то не очень уверенно возразил Печкин. - Хотя, не уточнили в чьи именно. Может и лично в ваши, гражданин начальник. Так что распишитесь в получении...

Почтальон Печкин вытащил из сумки огромный конверт с сургучами и с важным видом передал бугаю, чтобы тот прочел на нем прописанное.

- "Гражданину заместителю министра. От премьер-министра. Приглашение на совещание". - Сверху вниз глянул сквозь черные очки и добавил: - Почту принял.

- Почту сдал, - вытянулся Печкин, словно караульный, развернулся круу-гом! и зашагал к своему велосипеду на травке. Вскоре покатил по той же тропинке назад.

Что тут сразу встревожило Грома, так это то, что всё вокруг на короткое время покрылось мутной мелкой рябью и снова стало как прежде.

Как Исчанов тоже скрылся за дверью, Гром выбрался из своего укрытия, поплелся в сторону виллы. По дороге замечая, что здание как-то странно преобразовывается в другое строение, больше похожее теперь на ангар, чем на жилой дом. Он, конечно, мог бы раздумать идти к этому трасформеру, а пойти еще куда-нибудь, если бы знал куда можно. А так кругом одни деревья и тропинки. Кстати, теперь выглядевшие не такими очаровательными как ему казалось некоторое время назад. Обычные корявые деревья, разбитые засоренные тропы. Да и под ними и на них он уже побывал, а в ангаре еще нет. Поэтому он тоже, долго не рассуждая, дважды стукнул костяшками пальцев по стальному покрытию входа.

Из-за двери снова раздался недовольный "кто там?".

- Почтальон Печкин, - с усмешкой соврал Гром.

На этот раз с противным скрипом ржавых петель открылась металлическая дверь, и на пороге стал в удивлении бугай Исчанов.

- А где почтальон?

- Я за него, - веселился Гром. - А ты тот самый начальник безопасности, кого я как-то послал на перерождение?

Исчанов сорвал с лица свои темные очки и в прищур уставился на Грома.

- Ба! Знакомая кольчуга, - выдавил он сквозь зубы. - Уж не тот ли ты тип, что выкрал мой инвентарь?

- Давай события будем называть своими именами. Не выкрал, а в бою добыл. Так что, это теперь мне принадлежащий инвентарь.

Исчанов злобно уставился на старого обидчика, и его глаза в этот момент очень напомнили Грому сверкающие глазища Исчадия. Видно было, что готов своими руками его задушить.

- И как ты сюда сумел проникнуть?

Гром пожал плечами:

- Какое это имеет значение раз я тут. Давай, зови сюда своего хозяина. Мне с ним поговорить нужно о важном деле.

- Не имело бы значения для безопасности, не спрашивал. Как ты смог перейти грибную зону без психических травм

- ?

- Это же лучшая и самая надежная пограничная защита. Она не может дать сбой.

Гром удивленно уставился на Исчанова.

- Может, твой инвентарь помог? - задумчиво предположил вариант.

- Исключено. Инвентарь настроен на внешние поля. В Инферно не действует.

Запоздалый испуг заполонил душу Грома. Выходит, он приперся сюда вообще без магической защиты? Выходит, здешняя любая магическая букашка легко может отправить его на перерождение...

- Тогда... не знаю... - промямлил он, с интересом глядя как на глазах Исчанов из бугая с короткой стрижкой и в черном костюме трасформируется в сухопарого мужчину средних лет, одетого в униформу цвета хаки.

Чаще стала рябить окружающая панорама. Деревьев стало гораздо меньше вокруг. Да и вид их стал ужасно жалким. А тропы просто исчезли. Всюду теперь не трава, а голый базальт.

Гром заметил, что и темнеет слишком быстро. Глянул на небо, и екнуло внутри. Неба-то нет! Там высокий каменный свод, как внутри пещеры.

- Что это тут происходит, черт побери? - прошептал Гром, озираясь по сторонам.

А тем временем Исчанов с интересом за ним наблюдал. И, кажется, он догадывался что именно с ним происходит. Поэтому со злорадством воскликнул:

- Ну что? Эйфория постепенно отпускает? Теперь ты понимаешь, во что ты влип? Но я тебя не прикончу, пока не узнаю как ты до сюда сумел проникнуть.

Грому самому было интересно узнать это в свете полученной информации. И хотелось бы разобраться с природой иллюзии, сопровождавшей его приход сюда.

- Ты что, пытать меня собрался? - набычился Гром. - А кишка не тонка для такого дела?

- Ах ты!.. - Исчанов сунул пальцы в рот и по-разбойничьи оглушительно свистнул.

В тот же миг, как из-под земли, за спиной на расстоянии пяти-шести шагов оказались около десятка его людей в таких же униформах, как у него. У каждого в одной руке по резиновой дубинке, а в другой штуковина, очень похожая на электрошокер.

Гром с угрожающим видом обернулся к ним, одновременно вырывая из-за спины Лед и Пламень. Но удивленно заметил, что они тут не полыхают привычными сполохами холода и огня. Так поразился этому, что не выдержал и в этой необходимой спешке, теряя драгоценное время, пригляделся в них. Тут же перед мечами выскочила информация о них в виде убористого текста, поразив его изменениями параметров:

Парные мечи Лед и Пламень.

Тип: уникальный.

Ограничение: Избранный Перуном.

Уровень: нет ограничений.

Прочность: по 500/500(самовосстанавливаемые).

0 к силе.

0 к атаке.

В паре:

Физический совместный урон: 350-400

Дополнительный урон 20 сек.:

Холодом 0/1сек.

Огнем 0/1сек.

Шанс критического урона 0%.

Он тупо глядел на этот текст, когда раздались трески выстрелов из шокеров. В кольчугу разом впились несколько проводов, и мгновенно Грома вырубило. Кулем грохнулся на грунт под ноги охраны, чтобы там уже дергаться в конвульсиях.

...

Очнулся в мрачном помещении без окон. Из обстановки только деревянный верстак поодаль. Заставлен грубыми слесарными инструментами. Хотя нет. Гром уже догадался что за инструменты тут на верстаке. А он прикован кандалами к столбу в исподнем. Все, что он носил, кучей валяется в дальнем углу.

- Пора сматывать отсюда, - застонал он, чувствуя как ломит все тело.

Гром влез в опции и тут же отчаялся: "способности" были в пассиве. Выходит не смотается. Хотя все магические опции были активны, но как открыл, понял, что можно считать, и они в пассиве. Все их параметры были на нуле.

Он еще думал в отчаянии: что можно еще сделать в таком бедовом положении, как скрипнул засов, и в помещение вошли новоявленные инквизиторы во главе с начальником безопасности министерства, с господином Исчановым.

- Уже очухался? - злобно лыбился он. - Ну, ничего. Это ненадолго.

- Чего вы от меня хотите? - прохрипел Гром, потому что после электрошоков и голосовые связки не слушались.

Исчанов широкими шагами продефилировал по помещению, прошел и стал прямо перед его лицом.

- Знать, как ты пробрался сквозь все оградительные зоны до меня.

- Очень просто. Ногами.

- Врешь! Это невозможно, - истерично закричал Исчанов, дав смачную оплеуху. - Физически невозможно их преодолеть без пропуска. Откуда у тебя пропуск? Кто дал?

Оплеуха, наверное, помогла кое-что сообразить Грому. Вдруг он понял в чем его секрет. И он, оскалив зубы в улыбке, дерзко заявил:

- Мне дал его черный Дракон Инферно.

- Чтооо? - обалдело подался вперед Исчанов. Лица остальных тоже вытянулись. Видать, Гром произнес нечто невероятное для их слуха.

- Где? Когда? Ты врешь! - закричал Инсанов прямо в ухо.

- А ты спроси у него, - прохрипел Гром, зло сверкая глазами. - Хочешь, его увидеть? Не боишься встречи с ним?

- Уж не ты ли его звать сюда собрался? - Исчанов нанес по лицу Грома еще одну сильную оплеуху, от чего в глазах потемнело.

Гром потряс головой, потом кивнул ему:

- Сейчас позову.

Снова открыл опции, с риском, что вдруг и это свойство на нуле, кликнул на пока активный "берсерк".

Нет. Он сработал. Да еще как быстро!

Гораздо быстрее и легче теперь Гром пробуждал Дракона в бой.

С треском отлетели кандалы, когда Дракон стал нагнетать в тело Грома свою могучую личину. Толстый столб за спиной надломился как спичина. Верстак с пыточными инструментами опрокинулся, когда стремительно раздвинулись задние лапы чудовища, вооруженные кинжальными когтями. Парализованные и белые как мел охранники во главе с Исчановым оглохли от рева, что издал страшилище Инферно, как вырвался в очередной раз на волю. А теперь, к тому же, на своей территории.

Рогатый темень чудовища уперся в высокий потолок, а концы перепончатых крыльев сбивали крошево с боковых стен помещения, в котором теперь несчастно вжались в комок свидетели этой невероятной метаморфозы. Почти сразу от них стали отрываться призрачные комочки и перетекать в монстра. Видать, голоден был. Иссушенные сваливались по очереди охранники Исчанова на пол. Вместе со своим начальником ушли на перерождение. Благо недалеко.

Дракон оглядывался в поисках очередных жертв своего аппетита. Никого тут больше нет. И в те малые двери не протиснется его могучее тело, чтобы найти во вне пищу. Сердито зарычал, почти без спора согласился с Громом вернуться назад, вглубь.

Начался очередной неприятный процесс отката.

Гром мученически застонал, схватился за голову, что кружилась и безумно болела. Стреляющая боль в глазницах почти ослепила его. Неигровые боли переполнили мышцы. Судороги перемежались с полнейшим бессилием. И долго еще корчили его эти метаморфозы, пока полностью не отпустили.

Гром затуманенным взором оглядел валяющиеся кучки униформ Исчанова и его охранников, нетвердой походкой прошел в дальний угол, где валялись и его шмотки. Тут были все его вещи за исключением обода. Видать его забрал Исчанов как только вырубили тогда возле ангара.

Неторопливо стал надевать свою кольчужную броню "Титан", натянул сапоги и рукавицы. Закрепил за спиной отключенные Лед и Пламень, а поверх их нацепил на плечи накидку Кратарана. Сума тоже повисла на своих петельках на поясе. Последним поднял колечко, надел на мизинец. Всё. Можно идти дальше.

Только хотел отойти к дверям, как со звоном на полу материализовался и ободок.

Спасибо закрепителю, - подумал он, с радостью подбирая его и водружая на голову под капюшоном. Вот теперь точно пора отсюда выбираться. Но колени все еще мелко дрожали, поэтому он прислонился тут к стене в ожидании полного завершения физиологического тремора.

На этот раз Дракон и его самого поразил своей возросшей мощью. Теперь Гром стал окончательно уверен, что, если все оставить как есть, в скором времени уже не сможет справляться с этим монстром. И во что превратится его нынешняя игра, наверное, и Перун не сможет предугадать. Нет. Нужно что-то делать...

Неожиданно со скрипом петель вновь открылась дверь. Гром увидел в проеме испуганное лицо Исчанова. Он с опаской оттуда поглядел на Грома, попросил:

- Можно войти?

Гром устало кивнул.

В помещение гуськом прошли в одном исподнем бывшие его палачи во главе со своим начальником и сгрудились там же у входа побитыми щенками. Оттуда тоскливо поглядывал то на него, то на свои валяющиеся в стороне шмотки.

- А можно мы заберем свои вещицы? - жалким голосом попросил Исчанов.

- Валяйте, - махнул рукой Гром.

Когда те поспешно нарядились вновь в свои униформы, Гром жестом подозвал Исчанова к себе.

- Ты вот что мне скажи, дружище, - заговорил Гром, когда начальник безопасности подбежал к нему. - Есть тут кто-то, кто ведает контролем за вашими драконами?

- Эээ... Транспортный отдел этим занимается. - Округлив глаза, добавил: - Но, чтобы туда войти, нужен специальный пропуск.

- Опять пропуск?! - разъярился Гром.

- Опять, - опустил глаза Исчанов. - Указ самого Федора Рудольфовича.

- Ладно, - сделав паузу, уже спокойно продолжил Гром. - Ведите сначала к вашему Федору Рудольфовичу.

- Слушаюсь, - вытянулся в струнку Исчанов и чуть ли не строевым шагом зашагал к выходу.

Гром с усмешкой поплелся за ним, а следом, почетным эскортом все остальные охранники.

Когда Гром очутился за дверью, глазам не поверил; куда делся восхитительный пейзаж, что был в начале посещения Инферно?

Всюду черно-бурые контуры низких ангаров и такие же дороги между ними. По горизонту вкруговую полыхает вечный пожар - единственный источник света в этом угрюмом поселении Инферно. А высоко над головой все тот же каменный свод.

Грома повели к дальнему двухэтажному строению, напоминающее дзот-переросток.

Здесь у входа стоял охранник в такой же униформе, как у остальных. Он, увидев Исчанова, взял под козырек, привычно начал было: "за время вашего отсутствия...", но его начальник махнул рукой, мол, заткнись, и спросил:

- Начальник у себя?

- Так точно! - рявкнул страж.

Исчанов жестом пригласил Грома следовать за ним и сам первым вошел в железные двери этого дзота.

Гром последовал за ним, очутился в мрачном узком коридоре, по которому повел его до очередной железной двери, где опять жестом попросил его подождать тут, а сам проскользнул за нее. Минуту спустя вылез и очередным жестом пригласил теперь ему войти.

Гром вошел, очутился в большом кабинете. В полумраке его тянулся длинный приставной стол, примыкая дальним концом к массивному письменному столу, за которым восседал сам начальник Инферно Федор Рудольфович. Оттуда он с прищуром глядел на вошедшего Грома сквозь оптические линзы больших черных роговых очков.

- Сядьте туда, - повелительно рявкнул он, сердито указывая средним пальцем на скамейку у дальней стены. Потом с сомнением в голосе добавил. - А мне кажется знакомым ваш портрет.

- Да. Встречались уже как-то, - усмехнулся Гром, присаживаясь на указанное ему место. - Тогда вы были в облике божка с рожками.

- Да, да, да, - задумчиво затянул Федор Рудольфович. - Припоминаю. Вы, молодой человек, еще тогда выручили меня из щекотливого положения. Помню, помню.

- А теперь попрошу вас, меня выручить из щекотливого положения, - подхватил мотив ответной благодарности Гром. - Как говорится, долг платежом красен.

- Кхм... Начальник отдела моей службы безопасности вкратце доложил о том... инциденте, что вы вытворяли в ведомственной базе... Вроде как вам удалось завладеть боевым штурмовиком первого класса. - Потом сильно подался вперед над письменным столом и яростным голосом зашипел: - Как же вам это удалось сделать?

- А кто его знает, - ухмыльнулся Гром. - Вот именно такой аналогичный вопрос я и собирался задать в транспортном отделе. С вашего позволения, конечно. Потому, пришел просить дать мне разрешение посетить тот отдел.

- Транспортный? - с подозрением уставился на посетителя Федор Рудольфович. - Туда доступ посторонним воспрещен.

- В таком случае, - со вздохом встал Гром, - Мы не только не получим ответ на заданный вами вопрос, но еще ваша база навсегда лишится драко... боевого штурмовика. А с вас наверняка за это спросит вышестоящее начальство.

Угадал верно. Последние слова Грома оказались ударом ниже пояса. Федор Рудольфович нервно заерзал в кресле.

- Сядьте, сядьте. Я же не сказал, что не сможете туда попасть. Констатировал тот факт, что туда посторонним нельзя входить. Но раз вы завладели как-то принадлежащим базе боевым средством, то вам разрешу. - Полез в ящик стола, достал какой-то листок бумаги, что-то там чиркнул, шлепнул по нему печатью и протянул Грому. - Вот ваш временный пропуск туда. Совещание считаю закрытым. Можете идти.

Гром забрал протянутый ему временный пропуск, поблагодарил за оперативность и вышел вон за железную дверь, где все еще по команде смирно стоял Исчанов.

- Теперь веди меня в транспортный, - скомандовал ему Гром и поспешил прибавить шагу, чтобы не сильно отстать от ретиво стартовавшего начальника отдела безопасности.

Почти бегом доставил Грома до крайнего ангара, у входа которого очередной охранник при их приближении было заорал: "за время вашего отсутствия...", но тоже был заткнут начальством. А Гром протянул тому полученный пропуск.

- Можете проходить! - снова заорал чрезмерно усердный страж.

Этот ангар был не столь мрачен как начальственный дзот, но тоже особенно не радовал дизайном. Такой же тесный коридор, только длиннее и ветвистее вел к нескольким наглухо прикрытым дверям, разбросанным по всей длине коридора. У одной из них Исчанов остановился и сообщил:

- Вот тут сидят конструкторы отдела. Вам, скорее всего, сюда надо.

Гром поблагодарил своего инфернального гида, тихо постучал и вошел к конструкторам. Тут его ждал сюрприз.

Большой зал был ярко освещен люминесцентными лампами, висящими по ободку потолка. По стенам возвышались полки с приборами, с мониторами. Некоторые из них были в рабочем состоянии. Вокруг стояли небольшие канцелярские столы, кульманы. Всюду книги, бумаги в рулонах и пачках. А между всем этим завалом мельтешили с озабоченными лицами пятеро пожилых мужчин в белых халатах.

Как Гром оказался тут, все пятеро прекратили свое броуновское движение и в удивлении уставились на него. В конце концов один из них воскликнул:

- Кто вам разрешил сюда входить?!

- Ваш начальник, - ответил Гром, усаживаясь на стул у ближайшего канцелярского стола. - У меня на то важная причина.

Тут броуновское движение возобновилось, но оно уже имело тенденцию завершаться у этого самого канцелярского стола. Как все пятеро оказались рядом с Громом, он огорошил их вопросом:

- Братцы, вы сможете обнаружить дракона, что в меня вселился?

- Дракона?

- Вселился?

- Шутите?

Еще сыпались бы на него вопросы-удивления, если бы один из них их не остановил:

- Не галдите. Дайте разобраться. - Сказавший так, растолкал коллег, навис над Громом. - Как это случилось, молодой человек?

- Сам толком не знаю, - пожал широкими плечами Гром. - Всё началось с того момента, когда мы с командой убивали залетевшего в Тарвирию Наездника. Я ненароком лизнул губы с кровью его дракона.

- Кровь? - задумался человек в халате. - Этого мало для трансмутации. Видимо было еще что-то, о чем вы и не догадываетесь.

Гром вторично пожал плечами, мол, черт его знает.

- Вы, вот что. Пройдите пока вот сюда, - указал он на стул возле приборов.

Гром встал и пересел на указанный стул. Перед ним мерно мигали светодиоды под ритм писка динамика. А тот мужик споро навесил прямо поверх его капюшона и плаща несколько проводов с датчиками на концах. Динамик запищал громче и чаще, светодиоды просто обезумели, пустились в бешеный пляс по многим тут расставленным приборам. Но всё завершилось довольно скоро циферками и значками на мониторе возле них.

- Да. Вы правы, - удовлетворенно кивнул Грому тот же мужчина. - Действительно обладаете дроном, достигшим уже первого класса.

- Чем, чем? - не понял Гром.

- Дроном, молодой человек.

- Каким еще таким дроном? - удивился он. - Вы имеете ввиду беспилотник?

- Нет, конечно.

Тут все пятеро заулыбались ему. А один из них отошел к полке в стороне и принес оттуда файл, в котором лежал лист, протянул Грому.

- Вам не мешает поближе ознакомиться с содержимым вашего аватара.

Гром, непонимающе хлопая глазами, глянул на типографский текст, пропечатанный на этой бумаге:

"Дракон Особого Назначения первого класса (ДрОН -1)

Универсальный инфернальный аппарат, предназначенный для штурмовых операций как воздушных, так и наземных.

имеет управление трех видов:

1. автоматическое,

2. оператором,

3. гибридное.

Масса аппарата при достижении первого класса - 3,2 тонны,

Максимальная рабочая высота полета - 1050 метров,

Скорость мышечных узлов - любая.

Система питания - программные блок-пакеты, имеющие нулевой или минусовой индекс оценки оператора.

Собственное программное обеспечение - используются различные системы расчетов в режиме реального времени.

Технические недостатки - требуются каналы связи высокой пропускной способности.

Компоненты конструкции ДрОН -1:

Фюзеляж.

конструктивно-силовая схема фюзеляжа состоит из лонжеронов, стрингеров и шпангоутов, изготовленных из высокопрочных мышечных волокон.

обшивка изготовлена из костных черепиц армированных титановыми вкраплениями.

Крыло.

ДрОН -1 оснащен упругими полимерными крыльями на распорках.

Крыло является ключевой частью в конструкции ДрОН -1,

профиль крыла устроен таким образом, что консоль разделяет набегающий поток воздуха. Над верхней кромкой крыла образует область низкого давления, одновременно под нижней - область высокого давления.

На крыльях установлены вертикальные законцовки в форме когтей, уменьшающие завихрения воздуха на кончиках крыла, снижая уровень вибрации, и, как следствие, экономя силу в полете.

Системы бортового оборудования:

ДрОН -1 оснащается прицельной системой,

Системой запуска напалмовых снарядов (3/1 мин.),

Системой силового противодействия,

Системой разведки,

Системой телепатической связи.

Технический недостаток - для полноценного управления, оператору требуются каналы связи высокой пропускной способности".

Гром дочитал текст в полной прострации, поднял глаза на их довольные лица.

- Выходит, я сам тоже частично стал дроном?

Те поспешили покивать ему. А в этот момент открылась дверь, и в зал влетел уже знакомый Сусанин-Кроликов в том же белом костюме.

- Коллеги, - пролепетал он, одутловато пыхтя со входа. - Поскорее дайте список кому пора в реал. - Тут он засек Грома, сидящего у приборов, и у него отвисла челюсть. - Ты что, теперь тут околачиваешься? - воскликнул он сердито. - Сию же минуту убирайся туда, откуда пришел. А ну пошевеливайся!

- Да успокойся ты, - поднялся Гром навстречу. - Вот мой пропуск. А твои коллеги тебе скажут, почему я тут "околачиваюсь".

- Это верно, шеф, - подался вперед один из тех пятерых. - С товарищем уникальный случай произошел. В нем один из наших дронов застрял. Причем первого класса.

-Чтооо? - округлились глаза Кроликова. - Каким это образом такое могло произойти?

- Странный случай. Посмотрите сами на монитор.

Их начальник подбежал и уставился на указанный монитор. Долго молчал, прежде чем выдал вердикт:

- Требуется немедленная корректировка, пока не произошло непоправимое.

- Да. Мы тоже пришли к такому выводу, - поддержали его слова коллеги. - Необходимо либо обнулить параметры систем, либо усилить контрольный сигнал. Другого способа нет.

- Необходимо обнулить, - сердито рявкнул Кроликов. - Зачем давать действующий дрон под контроль игроку?

- Это понятно, но тогда последствия могут оказаться непредсказуемыми. Теоретически обнуленный первоклассный дрон способен внутри него необратимо разрушить программные пакеты, - и шепотом добавил: - Это же уголовное дело.

- Верно, - притух Кроликов. - Остается одно: наладить ему высокую пропускную связь. - Потом тяжко вздохнул и добавил: - Берите из моего ящика стола микроусилители и втюрьте в него. Пускай подавится. - С этими словами он вырвал из рук коллеги перечень нуждающихся в отправке в реал и поспешил вон.

Вновь оставшиеся впятером местные конструкторы заново включились в броуновское движение по всему залу.

В конце концов, Грома опять усадили на тот же стул, один из них вооружился пистолетом странной конструкции и упер дуло прямо в шею, а остальные в это время вперили глаза на экран того же монитора. Раздался щелчок-выстрел, и пренеприятное ощущение потекло по всему позвоночнику.

Гром с гримасой еще массировал шею, когда остальные с довольными лицами уже поздравляли его с удачным обретением канала связи высокой пропускной способности.

- Это последняя разработка профессора Кроликова, - объяснял ему один из них. - Правда, еще не прошла лабораторную апробацию на полную безопасность. Но, будем надеяться, с вами все будет хорошо. Обойдется.

- Обойдется? - тут возмутился Гром, что его используют здесь как подопытную крысу. - А если не обойдется, то что должно случиться?

Те только пожимали плечами, мол, а хрен его знает что.

Теперь Гром не знал: радоваться или злиться, что приперся к этим ненормальным. Однако поздно голову посыпать пеплом. Поэтому, он только напоследок спросил их:

- Теперь я хоть контролирую желания дракона? То есть, дрона.

- Да, да, - успокоили его все впятером. - Полный контроль обеспечен.

- Будем надеяться, что не будет наоборот - тихо добавил один из них.

- Ну ладно, - сердился все еще Гром. - Мне уже пора к себе.

Уже автоматически влезал в опции, как вспомнил, что в Инферно его "способности" тю-тю. Накрыты медным тазом.

- Э-э... А как мне отсюда телепортироваться-то? - растерянно обернулся он к ним.

- Хороший вопрос в отделе транспорта, - под хохот других, сказал один из них. - Куда надо?

- В Валгору. В Абасир.

- А точнее, - спросил тот же, открывая на мониторе карту.

-Ну... желательно в гильдию рыцарей.

В тот же миг, как он это сказал, весь зал полный приборов разом разлетелся на фрагменты, вихрем закаруселило и Гром с легким головокружением уже стоял посреди почти пустого двора.

Тут уже был поздний вечер.



Глава 14.


С рассветом Гром сладко потянулся, чуть не разломав диван, поднялся в хорошем настроении. Важнейшее дело сделано, как не радоваться.

Решил сразу пойти в столовку, плотно позавтракать, прежде чем спланировать время похода в Цвергиду.

Оделся, скорым шагом направился во двор, заодно поглядеть как много рыцарей нынче стало тут.

Было время их утренних тренировок, когда он выбрался в ярко освещенный ранним солнцем двор и увидел, что тут опять никого почти нет.

Удивленный отправился в сторону ворот спросить об этом у стража. Те двое, как Гром подошел к ним, салютовали ему, поинтересовались успехами.

- Я что-то не вижу рыцарей, - проговорил Гром. - Куда они все подевались?

- Так, на войну все отправились, бер Гром.

Тут только молнией пробило в голове. Совсем упустил из виду угрозу Чуунила.

- Черт побери! Как давно?

- Со вчера и ушли все, - пояснил стражник.

Значит, объединенные силы людей и эльфов не остановили монарха, - думал с огорчением Гром. - Значит, по его вине там сейчас убивают друг друга. Не совсем по его, но все равно и он виноват в происходящей там бойне, пока он тут прохлаждается.

Гром кинулся к конюшням. Через пять минут оседланный Агат гарцевал под ним, вздымая копытами кучу земли.

Начался бешеный галоп на север навстречу с врагами его друзей. С врагами, воюющих под предводительством его покровителя, высокого Чуунила. Воюют его уважающие рыцари, которых и он от души уважает. А он мчится, чтобы с ними сразиться на стороне других своих. Странные дороги пролагаются по землям Аркадии. Дороги, которые не мы выбираем.

В паскудном душевном состоянии он вихрем мчался, не разбирая троп до тех пор, пока не стали попадаться на глаза первые валгорские секвойи. Эти великаны местной растительности.

Было уже далеко за полдень, когда до него, наконец, дошло, что изводит бедного скакуна. Какой бы мощной конягой ни был Агат, и ему требуется восстановление выносливости. Как, собственно, любому другому обитателю Аркадии. Поэтому, Гром осадил коня в тени ближайшего древесного великана, соскочил на траву. Пусть хотя бы часок вольно пасется, пока сам посидит, взвесит предстоящие дела горемычные.

Уселся меж толстенных корневищ, облокотился спиной к ребристому стволу, прикрыл веки.

"Ладно. С утрянки окажусь в тылу армии Чуунила. Что дальше-то?" - думал Гром напряженно. Что же он может сделать в одиночку такого, чтобы остановить кровопролитье? Скорее всего - ничего. Самому напасть на дружественных рыцарей будет большой подлостью с его стороны. Попробовать встретиться с Чуунилом, чтобы его отговорить воевать, очевидно, что безрезультатная затея. Может даже приказать арестовать. Все-таки в его понимании он обесчестил принцессу, и при этом не желает заключить с ней брак. Остается один выход: согласиться.

Гром аж скорчил гримасу от такой мысли.

Мартина будет потеряна для него навсегда. В реале тоже не простит ему такое предательство. И правильно сделает, потому что он тоже не простил бы ей подобное. Будь то реальность или виртуальность. Теперь-то это почти одно и то же. Собственно, как говаривал небезызвестный Герман: что наша жизнь? Игра. А терять ее он не собирается ни за какие аркадские коврижки. Любит ее. Выходит, нет решения проблемы. Тогда, какого дьявола он несется сейчас в баталию?

Он еще сидел с прикрытыми веками в состоянии отчаяния, когда услышал хриплый бас возле себя:

- Шеф. Я проголодался.

Гром вздрогнул, взлетел на ноги, стал озираться в поиске незаметно подкравшегося к нему "голодного". Но никого не видел рядом.

"С ума схожу, что ли?" - пронеслось в голове.

Но тут снова рядом раздался тот же голос:

- Шеф. Ты когда меня накормишь?

- Кто здесь?! - заорал Гром, вырывая из-за спины клинки.

- Это же я, шеф, Дрон. Твой верный слуга.

И тут только Гром сообразил, что голос раздается не со стороны, а в самой голове его. Догадка стала столь потрясающей, что он грохнулся в прострации обратно на траву, тупо уставился перед собой.

- Я уже разговариваю с Драконом... - прошептали губы.

- Конечно, - ответил тот же бас. - Шеф, не удивляйся. Уже включена телепатическая связь. Теперь я всегда буду на проводе. Только прошу тебя, не называй меня драконом. Привычнее мне Дрон. Так, когда ты меня накормишь?

Несколько придя в себя от потрясения, Грон растерянно спросил, того, чем сам теперь частично является:

- И чем я тебя должен кормить? Мясом?

- Каким еще мясом? - раздался в голове возмущенный рык. - Врагами, конечно. Ты же читал инструкцию!

- А-а! - вспомнил он про те призрачные хлопья, что впитывал сам, будучи монстром. - Это что? Я должен заводить врагов каждый раз, как ты проголодаешься?

- Желательно так, шеф, - с готовностью подтвердил Дрон. - Не могу же постоянно жить впроголодь.

- Потерпишь, - рассердился Гром. - Теперь ты в полном моем подчинении. И будешь есть, пить, искать самок только тогда, когда я позволю тебе.

Наступила долгая пауза, прежде чем расслышалось в голове ворчливое: "слушаюсь".

- Куда денешься теперь, - позлорадствовал Гром, вновь поднимаясь с места, чтобы продолжить бешеную скачку в северном направлении. Правда, так и не определившись, зачем он туда сейчас прет.

...


Рассвет следующего дня застал его несущимся на коне по бездорожью. Взмыленный Агат израсходовал почти полностью свою выносливость ради такой спешки седока, но скоростью не жертвовал. А по карте Гром видел, что еще полчаса подобного галопа, и он должен уже заметить на горизонте сцены баталии.

Напряженно вглядываясь вдаль, так и скакал дальше, как взгляд различил впереди клубы пыли. А еще четверть часа спустя уже различал конницу, что так пылила копытами тяжелых боевых коней.

Гром осадил замученного Агата, потом легкой рысью направил туда. И вновь в голове занозила мысль: что делать теперь?

Он уже слышал звон мечей, вопли, когда вновь заговорил с ним Дрон:

- Шеф. Тут же полно пищи. Позволь мне утолить голод.

- Успеешь еще, - рявкнул Гром, а сам подумал: может действительно Дроном туда явиться, напугать вусмерть и потребовать перемирия у Чуунила. - А что? Это мысль! - усмехнулся он, озадачив сказанным Дрона: так можно поесть или нет? Но услышав последующие слова шефа, снова приуныл.

- Ты сейчас вылезешь из меня, Дрон. Но не вздумай жрать. По крайней мере без моего разрешения.

- Ладно, шеф, - пророкотал он недовольно.

Теперь Гром сошел тут с коня, накинул уздечку на ближайший куст, где может Агат вдоволь попастись и отдохнуть, а сам направился в сторону шума-гама войны.

Как прошел сотню метров, с трепетом полез в опции за "берсерком". Впервые преобразовывается с новыми условиями. Чем это обернется - пока не представлял себе.

Клик - и мгновенно Дрон пошел вылезать наружу. Стремительно вырастали кинжальные когти в разрывах сапог и рукавиц, в то время как земля быстро удалялась долой. Это он, Дрон, вырастал из его малогабаритного тела. Раскатистый рев прокатился далеко вокруг и докатился до слуха воюющих. Там наступила полнейшая тишина.

Гром слегка подпрыгнул, проверяя, как слушаются его перепончатые крылья, и остался доволен ими, когда по воздуху преодолел десятки метров вперед. Следом размял передние лапы, повертел еще шипастой шеей и вприпрыжку понесся к ним.

Дрон достиг границы военной арены за считанные минуты, преодолел ее, чтобы достичь и фронта. Стать между двумя армиями.

Тут он снова заревел, чтобы окончательно деморализовать воюющих. И это, кажется, удалось на славу; все вокруг оставались кто где до этого был. С ужасом уставились на черную крылатую махину, словно из преисподней выскочивший перед ними.

И тут произошло то, чего Гром боялся больше всего. Он почувствовал на короткий миг как сильно голоден. Не успел опомниться, как с коней разом свалились три ближайших рыцаря, а с них в него потекли жирные вкусные комья.

Гром заорал прямо в ухо Дрону:

- Прекратить! Немедленно возвращайся назад! - А сам в это же время жадно оглядывал остальных рыцарей.

Однако команды шефа не подлежат больше обсуждению. Пришлось ненаевшемуся Дрону подчиниться.

Откат от возвращения в тело был, но очень слабый. Нет уже тех нестерпимых болей в голове, нет конвульсий. Только легкое головокружение, словно с высоты кувырком швырнули на землю.

Гром, не меньше окружающих, бледный как мел, стоял теперь между двумя армиями, виновато опустив голову. Только что он сожрал троих своих бывших товарищей. Но об этом никто не знал. Остальные только видели магию метаморфоза страшилища веков в им знакомого бера Грома. Он стоит перед ними грозно, с низко опущенной головой, словно раздумывает сразу всех прикончить, как тех троих, или немного обождать.

- Где высокий Чуунил? - хрипло, и не так громко, как ему хотелось, вопросил он окружающих воинов.

Тут же с левой стороны от него воины стали торопливо расступаться. Образовался длинный живой коридор до самого дальнего холма, на котором стояли множество шатров, а среди них - самый высокий, у входа в который отсюда видел сникшего старика в короне. Это и был Чуунил.

Гром устало поплелся туда, сопровождаемый тревожными взглядами сквозь щели забрал. Достиг подножья, и прямо оттуда заговорил с ним.

- Высокий Чуунил. Не стоит проливать столько крови воинов из-за моего отказа быть супругом принцессы Телены. Я действительно не достоин быть ее спутником жизни. Разве это не было ясно с первых минут нашей встречи? Найдется достойный принц на это место. А сейчас останови войну и отведи войска назад.

- Как я раньше не догадался, что ты могущественный колдун! - раздался в ответ на его увещевания вибрирующий голос монарха. - Как я не понял сразу, что ты просто околдовал тогда мою дочь! Поэтому она страдает так.

- Я не колдун... - начал было оправдываться Гром, но его перебил Чуунил:

- Молчи, несчастный! Все мы тут свидетели твоего гнусного чародейства. Отныне я не твой покровитель. Будь ты проклят!

Гром ничего не ответил на это, только спросил:

- Ты все еще желаешь воевать?

- А смысл? Дочь свою я никогда тебе не дам, как бы ты ни колдовал. Забудь о ней навсегда. - Тут он обернулся к своим офицерам, слушающих их разговор на почтительном расстоянии. - Трубите отступление.

Гром облегченно выдохнул, побрел в сторону, где оставлял пастись Агата. Еще по пути услышал заунывные звуки медных труб.

Вскочил на лошадь и увидел поток рыцарей, направляющихся в его сторону. Но они не его преследовали, а направлялись назад в свои казармы, зализывать боевые раны у кого они уже есть.

Гром же погнал Агата вперед, чтобы найти свою группу среди вопящих с триумфом воинов-эльфов и людей.

Когда он приблизился к их первым рядам, стали приветственно ему махать тоже. Они быстро связали свою победу с явлением Грома в облике ужасного дракона.

На этом месте Гром вошел в чат и по конференц-связи позвал друзей прийти сюда же. Соскочил с коня и по карте наблюдал как с разных концов марсового поля в его сторону одновременно перемещаются четыре оранжевых значка.

Первыми настигли его почти одновременно Ферат и Гуоно. Бросились пожимать руку, хлопать по плечу. Поздравляли с успехом. Следом тоже почти одновременно объявились Мартина и Амитола. Пока Амитола тоже обнимал его за плечи и пожимал руку, Мартина в стороне с тревогой разглядывала его. Больно стало Грому, что теперь чего-то опасается она. Сам порывисто приблизился к ней, схватил за тонкие пальчики девушку.

- Ну, здравствуй, милая, - прошептал он. - Я исполнил свое обещание. Дракон укрощен.

- Ты покорил Инферно? - обалдел Амитола, услышавший его шепот.

А это расслышав, подскочили и остальные.

- Можно и так сказать, друзья, - заулыбался Гром. - По крайней мере, побывал уже там и добился подчинения зверя в себе.

- Расскажи, - подался близко Амитола.

- Здесь, вроде, не место рассиживаться с рассказом, - усмехнулся Гром. - Еще успеем об этом поговорить. А пока, я должен отправляться дальше. В гости к гномам.

- Ты разве не найдешь время перед этим побывать в нашем замке? - с иронией в голосе спросил Ферат. - Первый этаж почти что готов.

- Успеется, - положил ему на плечо руку. - Еще посидим там. А пока нужно решить одно важное дело, прежде чем отправляться в Цвергиду.

Гром уже твердо решил навсегда избавиться от этого проклятого Дрона. После того случая с тремя рыцарями он уже окончательно понял, что не сможет ужиться с монстром в себе, как бы зверя ни укрощали какие-то там сигналы. Что зверь есть зверь. Какие бы игровые выгоды ни сулил их симбиоз, он не собирался больше такого терпеть в себе. Поэтому, сразу же после того случая каннибализма, перед походом в неизведанный край, решил сначала отправиться в Круг на операцию по удалению Дракона, пока не начался воспалительный процесс в его душе. В дальнейшем, в опасных стычках придется обходиться только своими возможностями, без метаморфоз.

- Ну, ладно. Раз твердо решил, тогда счастливого пути тебе, - еще раз Ферат пожал ему руку и отошел в сторону.

- Мартина, - позвал Гром. - Это тебе дар от Кратарана. Держи, - достал из сумы оставшиеся неиспользованные свитки и протянул ей.

- Что это? - округлились глазки у девушки.

- Редкость в Аркадии, - засмеялся Гром. - Бери. Потом разберешься. -Обернулся к Гуоно. - К тебе у меня будет одна просьба.

- Слушаю тебя, - прохрипел Гуоно.

- Забери с собой моего Агата и поухаживай за ним в замке, пока меня не будет.

- Не проблема, - кивнул тот, перехватывая протянутую уздечку.

- В таком случае, уже полечу. Всем пока, - помахал он им рукой, одновременно влезая в "способности". Клик на "Храм Валгоры" растворил его в воздухе, чтобы материализовать возле звездного алтаря, перед вздрогнувшими от неожиданности храмовницами и храмовником.

- Ой, простите, что напугал, - улыбнулся им виновато Гром. - Не буду вам больше мешать. Уже ухожу. - С этими словами побежал к выходу, а оттуда до фонтана, где лежала его телепортационная тренога. Здесь снова заглянул в опции, открыл "личные порталы". Седьмым по счету стоял "Круг магов". Кликнул на "перейти", чтобы вторично раствориться в воздухе на глазах провожающих от входа храмовников и уже материализоваться в узкой щели меж двух шкафов в комнате архимага.

- О! какие люди к нам пришли! - воскликнул архимаг, опять сидевший за своим письменным столом в бушующем вокруг тела фейерверке призрачных багряных фонтанов. - Какими судьбами на этот раз? Проходи. Присаживайся тут, - показал он на то же кресло возле письменного стола.

Гром снова почуял на себе дикий напор магической силы. Да. Такая сила способна свести с ума кого угодно, если нет стопроцентной защиты, как у ободка. Он рефлексивно плотнее надвинул капюшон, прошел до кресла, плюхнулся на него. А архимаг спросил:

- Не желаешь кровяного вина? В прошлый раз, помню, тебе понравилось.

- Выпил бы, спасибо, - покивал Гром.

В тот же миг перед Громом на краю письменного стола соткался из воздуха объемистый кубок, полный до краев ярко-красным вином.

- Угощайся, - улыбнулся архимаг.

Гром сделал большой глоток обжигающей сладкой жидкости, и сразу настроение поднялось, все проблемы улетучились. Удовлетворенно кивнув, Гром сделал еще один большой глоток, и заговорил:

- Архимаг. Я решил воспользоваться твоей услугой и навсегда избавиться от дракона в себе.

- Ты опасаешься отправляться в Инферно? Я понимаю твои опасения.

Гром отрицательно качнул голову.

- Не опасаюсь, потому что я там уже побывал.

- Неужели?! - При этом архимаг заметно стал выше ростом. - И как там?

Гром вздохнул, и принялся в подробностях рассказывать ему свои тамошние приключения. Архимаг внимательно его слушал, и при этом буйствовало вокруг багряная аура. И сам он на глазах менял свой рост с нормального до великана и обратно.

Гром завершил рассказ эпизодом непослушания Дракона на войне.

- Как я сожрал сразу троих рыцарей, понял, что нужно от зверя избавляться. А ты говорил мне, что магия крови может хирургическим путем это сделать. Сможешь немедленно избавить меня от его присутствия раз и навсегда?

Прошло некоторое время, прежде чем архимаг ответил:

- Смочь то смогу. Только...

- Что только? - подскочил Гром, опасаясь услышать отказ.

- Как бы после не пожалел об утере такой уникальности. Многие в Аркадии отдали бы всё, чтобы иметь твою способность.

- А я не хочу, - набычился Гром. - Меня вполне устраивают и свои способности.

- Тогда, как пожелаешь, - поднялся из-за стола архимаг. - В три счета устрою тебе удаление Дракона.

- Спасибо, - обрадовался Гром. - Я готов.

Архимаг переместился к нему, стал перед ним с раскинутыми руками. При этом его неимоверная аура стала ритмично дергаться.

- А теперь расслабься и получай удовольствие.

Гром искоса глянул на него снизу вверх, хохотнул.

- Это обычный совет женщине, которую насилуют.

- Да? - заулыбался архимаг. - А я и не знал. Надо запомнить. Ну а ты все же постарайся быть расслабленным, чтобы я быстрее завершил операцию.

- Ладно, - Гром постарался ни о чем не думать.

В тот же миг руки архимага устремились к его груди, легко преодолели броню и уже кистей не видно. Они в нем. И Гром почувствовал, как они там копошатся, что-то ощупывают, что-то обрывают, что-то завязывают. Однако все эти манипуляции с его аватаром протекали безболезненно. Хотя и не очень они были приятны. Скорее наоборот.

Постепенно движения архимага ускорялись. Лицо его становилось все более напряженным. Даже пару раз архимаг натужно застонал, словно сил на что-то не хватает. Глаза его сузились в щелки, а багрянец ауры теперь просто ослеплял Грома. Видно было, что маг прикладывает все силы, но пока безрезультатно. Через некоторое время он еще раз застонал и, вырвав из груди Грома кисти рук, покачиваясь, отступил до стола. Гром с тревогой видел, что его пальцы дрожат, а на лице испуг.

Архимаг покачал головой:

- Не могу с ним справиться. Слишком силен, зараза. И слишком крепко врос в тебя.

- Не может быть! - вскочил Гром. - Ты моя последняя надежда избавиться от чудовища.

- Слишком поздно... - снова покачал головой архимаг, устало прошел на свое место за письменным столом, плюхнулся в кресло. - Я не справлюсь с ним.

- А кто справится? - взъярился Гром. - Как же мне быть дальше?

Архимаг уперся локтями на стол и уставился на Грома.

- Вообще-то есть еще один способ. Но он крайне опасен для тебя.

- Говори!

- Ты должен сам с ним сразиться.

- Чтооо?! - обалдел Гром. - Где? Как, если мы нераздельны? Я и есть он.

- Садись и слушай. - При этих словах из воздуха перед ними соткались бокалы до краев полные алого вина.

Гром послушно опустился на стул и подобрал свой бокал. А архимаг продолжил:

- Наша реальность не единственный план Аркадии. Она соткана из кусков множества.

- Из шести, автоматически уточнил Гром.

- А ты откуда знаешь? - ошарашено уставился на него Архимаг. - Да. Действительно из шести реальностей... Но ты же не мог прочитать Книгу тайн бытия!

- Не отвлекайся, - махнул рукой Гром. - Говори, какой еще способ есть.

Архимаг с подозрением поглядел на него и продолжил:

- Так вот. Если ты перейдешь на другой план реальности, то окажешься разделенным от Дракона. А если убьешь его там, он погибнет и здесь. И ты освободишься от него.

- Сказать просто, - сердито кивнул Гром. - Убей страшилище, который в десять раз мощнее тебя.

Архимаг пожал плечами:

- Я только рассказал тебе про оставшийся способ. А решать тебе самому как поступать дальше.

Гром молча, глотками допивал восхитительное кровяное вино и думал, думал, думал. Наконец, робко спросил:

- Шанс есть его одолеть там?

Архимаг пожал плечами:

- Есть наверное. И думаю, не такой уж маленький. - Он залпом выдул вино и добавил: - Ты владеешь таким оружием, которого у зверя нет. Интеллектом.

- Думаешь? - Большое сомнение звучало в голосе. - Он у меня на сегодняшний день равен всего пятидесяти.

- А у Дракона всего трем равен. Чуть ли не в двадцать раз у тебя больше его. Вот этим и можешь воспользоваться.

- Так он меня вместе с моим интеллектом за раз схарчит.

- Не беспокойся об этом, - улыбнулся архимаг. - В тех реалиях он не будет на это способен. Бойся только его клыков и когтей.

- Вот как! - оживился Гром. - Тогда это другое дело. Тогда есть шанс победить его.

- Говорю же, и не малый.

Гром задумчиво поглядел на иероглифы на стене за спиной архимага и задал очередной вопрос:

- Скажи. Ты знаешь, что из себя представляют те реальности?

- Ну... Кое что описано в Книге тайн бытия. Не совсем внятно, но в общих чертах сказано, что это разрушенные миры, где можно встретить полу-существующих, полу-несуществующих обитателей. Что там есть провалы, заполненные ничем. Там день и ночь сменяются непредсказуемо. А самое ужасное - там нет аркадских богов вовсе.

- Ну да, - иронично ухмыльнулся Гром. - Это самое ужасное, что может быть.

Архимаг принял за чистую монету эту реплику и согласно покивал.

- Ладно. А как туда попасть-то можно?

- О! Вот это очень интересный вопрос, - оживился архимаг, снова плеская кругом багряными комьями, и заметно стал ростом выше. - Есть всего один единственный такой способ. В Книге описан он, как полу-существующий портал на дне Безымянного озера. До него, как сам понимаешь, никто из аркадцев не способен добраться живым. Но, слышал, иномиряне умеют нырять. Ты способен надолго задерживать дыхание?

- Я способен и дышать под водой, - усмехнулся Гром. - Ты, давай, рассказывай дальше.

- Ну, так вот. Указано там же где именно этот полу-портал.

- И где же?

- Открывай карту, покажу.

Гром внутренним взором открыл исчирканную светлыми полосами карту и увидел в еще неизведанном ее участке, вправо от своей собственной нынешней индикации во мраке пульсирует красное пятно без всякого обозначения.

- Вижу, - кивнул Гром. - Еще подскажи, если знаешь, как назад возвращаться из тех реалий?

- Ну, наверное, тем же порталом, - пожал плечами архимаг. - Точнее тебе никто не скажет. - Потом испытующе поглядел ему в глаза, спросил: - Решился-таки?

- Решился, - вздохнул Гром. - Деваться мне просто некуда. Ладно уж. Пойду я тогда по новому адресу. - поднялся Гром и уныло направился к щели между книжными шкафами. Оттуда оглянулся на полыхающего багрянцем архимага. - Спасибо тебе за попытку помочь. Еще встретимся.

С этими словами полез в опциях до списка личных порталов, и тут заметил, что перед башней Круга до сих пор остается забытая им тренога. Кликнул на переход до нее, чтобы шкафы фрагментировались и мгновенно превратились в суровый пейзаж Валгоры, а он уже стоял перед высокой башней с легким головокружением.

"Зачем тут нужен портал?" - подумал он, подбирая с земли зеленую треногу. У него же есть прямой доступ в кабинет. Этого достаточно.

Был поздний день. Багровое небо на востоке уже отливает вечерними фиолетовыми оттенками. Издали доносится разноголосье местной живности.

Гром подправил сползший с плеч плащ и скорым шагом двинулся по направлению нового обозначения на карте. Никаких троп в том направлении не было. Шел по рытвинам, ухабам, по базальтовым нагромождениям, пересекал мелкие ручейки на пути, порой пуляя в обнаглевших до предела мелких хищников магические стрелы. Меткости у Грома было маловато для его уровня, но он и не собирался на них охотиться. Достаточно было и того, чтобы быстро отстали от него. Чтобы просто добираться без задержек до цели.

Совсем темнело, когда он уже достиг берега Безымяного озера.

Перед ним плескалась попахивающая серой, совершенно мутная с разводами вода. Словно таз, в котором постирали грязное белье. Оно и понятно, почему сюда не ведут никакие тропы. Аж противно стало от мысли, что в нее придется погружаться. Да делать нечего.

Гром кликнул на "водолаз", брезгливо морщась, пошел в эту отталкивающую воду.

Привычная легкость в теле, но рвотное состояние не покидало его пока. Ничего не различая вокруг себя, он по карте добирался до красного пульсара. И только уткнувшись носом обо что-то твердое и торчащее перед ним, он догадался, что достиг этого проклятого полу-портала, будь он неладен.

Ощупал овал, сориентировался в направлении и шагнул туда.

Что там дальше случилось, так и не понял. Только очухался он уже где-то на суше.


ОКБ "Аркадия" 19 ч. 05 мин.

Пока было свободное окно в делах.

Перумов просматривал бухгалтерские отчеты, когда без стука влетел к нему в кабинет растрепанного вида Кратович и прямо из дверей истеричным голосом заявил:

- Николай Николаевич, подопечный исчез!

Перумов остолбенел.

- Что вы этим хотите сказать, уважаемый?

- Сказал же! Подопечного уже нет в Аркадии.

Перумов медленно поднялся со стула и, не отводя взгляда с Кратовича, переместился к центральному монитору. Включил, задал параметры поиска багового репера и уставился на заработавший экран. Потом вновь уставился на Кратовича.

- Этого не может быть! Куда он подевался?

Кратович платком обтер вспотевший лоб, плюхнулся на стул у письменного стола.

- Много раз перепроверял. Никаких сбоев нет. Просто исчез, и всё.

- Нужно вызывать Борисова, - кинулся Перумов к телефону. - Борис Викторович, аврал! Срочно приходите в мой кабинет. Да, да... Понимаю, что отвлекаю. Но это слишком срочно. Уж извините, - сердито бросил трубку.

Через пару минут в кабинет вошел Борисов с недовольной миной. Без всяких там приветствий прошел, сел рядом с Кратовичем, не забыв бросить на него презрительный взгляд.

- Выкладывайте поскорее. Я спешу.

- Произошло ЧП, Борис Викторович. Подопечный наш испарился из игровой зоны.

- В каком смысле? - потряс головой Борисов. - Излагайте проблему вашу внятней.

- Уж куда внятней, завопил Кратович. - Исчез репер со всех мониторов. Как будто и не было его.

Борисов испытующе поглядел на него, потом так же на Перумова. Но те не улыбались своей глупой шутке.

- Этого не может быть в принципе. Значит, программный сбой прошел. Лучше проверьте данные поисковика.

- Уже неоднократно проверяли. Все там в норме работает.

Борисов сердито фыркнул, пересел за компьютер.

- Сам проверю.

Перумов и Кратович встали в напряженных позах за его спиной и молча смотрели как пулеметно стучат по клавиатуре пальцы лучшего программиста ОКБ.

Когда Борисов оставил в покое несчастную клаву и обернулся к ним, на нем лица не было.

- Видимо придется разгружать Аркадию на пару недель. Произошла особая ошибка. Возможно, опасность грозит всем аватарам.

- Что случилось? - побледнел Перумов.

- Сам не понял до конца, - поднялся Борисов с места. - Такое впечатление, что его элементарно и не было никогда. Все данные, касающиеся его, обнулены. Мистика какая-то! - Потом задумчиво уставился на потолок и вопросил:

- Кто засекал его последнее местонахождение?

- Я... вроде, - встрепенулся Кратович. Был на карте Валгоры.

- Точнее! - рявкнул Борисов. - Где именно?

- Могу показать, - поспешил Кратович к центральному монитору, немного повозился и вывел полную карту той местности. - Вот тут.

Борисов уставился на указанное место.

- Он, что купаться решил перед сном? Что это за озеро там?

- Безымянным названо, - пояснил Кратович.

- Почему? - оживился Борисов. - Странно как-то назвали разработчики.

- Погодите-ка! - Перумов подскочил к заваленной папками полке, покряхтел над одной из папок, потом пояснил:

- А знаете, ведь это не простая координата в Аркадии. Она нулевая. Местный Гринвич, так сказать. - Схватил трубку телефона, набрал номер. - Добрый вечер, Сергей Станиславович. Скажите, пожалуйста. Что-то связывает проект Аркадии с нулевой координатой? Да?... Понятно. Безымянный говорите? Спасибо за информацию. - Повесил трубку, озарено поглядел на обоих посетителей его кабинета. - На этом месте находился ввод данных всего проекта.

Кратович аж дернулся:

- То есть, там файл закачки отобранных программ?

Борисов хлопнул себе по лбу:

- Вот оно что! Подопечный проник в один из блоков забракованной программы. Ну, молодец парень. За это я тоже дам ему приоритет.

- Я не знал, что такое возможно, - удивленно развел руками растерявшийся Перумов.

Почему нет? - Борисов вновь водрузился на стул возле монитора. - Смотрите шифр строения стандартного портала. - Вот он, вывел на экран несколько строк. - А теперь поглядите на шифр файла закачки. - Под теми строками появились почти те же строки. - Совпадение где-то на восемьдесят процентов. Почти портал. Вот он им и воспользовался.

- Выходит, напрасно волновались. А он там выживет, как вы думаете?

Кратович махнул рукой:

- Там сплошные отключения. Ничего особо опасного с его способностями быть не должно.

- Не дурите. Просто так он не полез бы туда, - рассердился Борисов. - Николай Николаевич. Мне нужен доступ в архив. Я сам проконтролирую его передвижения там.

Перумов растерянно покивал, вытащил из стола небольшую пластиковую карточку, протянул ему:

- Вот вам ключ от двери. Только потом верните.



Глава 15.


Первое на что он обратил внимание, как пришел в себя возле портальной скобы, которая то заполнялась маревом, то опустошалась, так то, что сизое небо над головой местами в решетку. А за ней знакомое Ничто.

Второе, что бросилось в глаза - что поверхность совершенно голой серой земли расчерчена огромными квадратами. Кое-где торчат ободранные деревца средь невысоких серых скал. И всё.

Но как обернулся назад, так сразу обомлел: за ним, метрах в ста возвышался черным исполином его заклятый друг. Дракон собственной персоной. А над лирообразно изогнутыми рогами ярко зеленеет "ДрОН-1".

Первой же мыслью стала, что этого монстра он никогда не одолеет. Хоть вкачает в интеллект еще сотню очков опыта. А еще по столько же во все остальные характеристики.

Дракон же спокойно стоял там где стоял и не проявлял никаких агрессивных действий. Просто ждал чего-то. Наверное, команд от шефа.

Пока Гром ломал голову: прямо тут напасть на него или выждать более подходящий момент - раздался ревущий голос монстра:

- Я голоден, шеф. Давай вернемся назад, поищем разумных врагов. Тут одни несъедобные.

- Заткнись! - заорал Гром вне себя от ярости. - Я собираюсь убить тебя, мразь.

Вертикальные золотистые зрачки заметно расширились у дракона.

- За что, шеф? Я же тебя люблю.

Гром напряженно думал: говорить с ним дальше или все же атаковать прямо сейчас. Потом он решил, что без объяснений нападать непорядочно, если даже решиться тут же напасть. Дракон своей верной службой до этой поры заслужил хотя бы знать за что его хочет уничтожить хозяин.

- У меня нет, и не будет столько врагов в Аркадии, чтобы ты всегда жил сытно. Ты опасен для моего окружения.

- У всех разумных много врагов, не беспокойся об этом, шеф. И у тебя их будет предостаточно. Ты только позволяй мне чаще выходить в мир, и я тебе их обеспечу с лишком.

- Вот этого я и опасаюсь, - нахмурился от такой перспективы Гром. - Мне не нужны они в таком количестве.

Дракон недоумевающе развернул веером за спиной гигантские крылья. Он явно не понимал шефа.

- Разве ты не с целью убивать пришел в Аркадию? Все для этого приходят.

- Нет! - коротко рявкнул Гром, развернулся и пошел в противоположную от него сторону.

За спиной раздался тяжелый топот чудовищных лап. И все ближе и ближе. Наконец Гром не выдержал, закричал:

- Не иди за мной.

- А куда мне идти? - пророкотал Дракон.

- Иди к черту!

- Куда это? - растерянно поводил мордой монстр. Но не получив конкретные координаты, снова потопал за своим шефом.

Стиснув зубы, Гром шел и раздумывал над планом завести его в такое место, где шансов победить будет больше. Лучше всего для исполнения такого коварного плана подходит тесная пещера. Особенно если перед решающей атакой оказаться за спиной монстра. Но куда идти, чтобы найти такую тут пещеру - понятия не имел. Поэтому все еще просто топал вперед, куда глаза глядят.

Панорама пока не изобиловала разнообразием. Кругом один и тот же куцый пейзаж. Однако Гром упорно перемещался вперед в поисках подходящей своей цели.

Неожиданно вокруг наступила полная темень, словно лампочка погасла в погребе. Гром в удивлении полез запускать Сияние. Только оно засветилось над его головой, как при его ярком свете увидел перед собой первого встреченного здешнего аборигена. И сразу трудно было догадаться: перед ним разумный житель этого убогого края или это местное животное.

Похожее на обезьяну существо, но с шестью конечностями, из которых четыре верхних обладали пальцами. Правда, было их, кажется, гораздо больше пяти на каждой кисти. Абориген словно постоянно кривлялся; все несуразное тело ходило ходуном и рожи корчил. Вдруг оно энергично подскочило и кинулось в его сторону. Гром не успел среагировать на неожиданную агрессию. Даже не успел руки вскинуть к клинкам, как мимо него тараном пронеслась трехтонная махина, и в следующий миг "обезьяна" была уже насажена на крюки когтей лапы Дракона, с безвольно провисшими всеми шестью конечностями.

Гром еще не пришел в себя, а Дракон брезгливо стряхнул его на землю, проворчал:

- Я же говорил, тут есть нечего.

Теперь Гром чувствовал благодарность вперемежку со злобой, и не знал уже чего в нем сейчас больше. Наконец, он выдавил из себя виноватым голосом:

- Спасибо, конечно. Но я и сам бы справился с этим недоразумением.

- Если я рядом, зачем тебе пачкать руки, шеф? - пророкотал он.

Гром тяжко вздохнул и поплелся дальше, и услышал, как потопал позади Дракон.

В полном мраке ничего за пределами возможности Сияния не видно было. Но и того, что высвечивало, было достаточно, чтобы усомниться найти тут нужную пещеру. Однако Гром продолжал упорно шагать туда, не зная куда.

Не прошел и двадцати шагов, как в погребе вновь загорелась лампочка. В смысле, что стало светло, как днем. Тут же увидел на горизонте, если так можно сказать о крае видимости расчерченного квадратами пространства, странные полуразрушенные строения. Сразу скоординировал свой маршрут в их направлении. Нужно же было на что-то ориентироваться в этой заброшенной админами реальности.

По мере сокращения расстояния проявлялись все больше и больше деталей картины. Похоже было, словно Гром приближается к окраине некоего города, подвергшейся интенсивной бомбардировке с воздуха. Видны стали слепые оконные проемы многоэтажек. У некоторых зданий напрочь снесены крыши, у некоторых частично стены. И пока не фиксировалось никакого там движения, ни единой живой души.

Спустя некоторое время Гром, а на прицепе и Дракон, добрались до первого такого здания. Отсюда начиналась ровная безлюдная улица, не меньше домов пострадавшая. Она вела вглубь этого разрушенного города-инкогнито.

Гром никак не понимал: на кой ляд ему туда надо. Зачем сюда приперся, если надо искать пещеру. Но видать, любопытство не порок, а большое... приключение на пятую точку опоры.

С такими неутешительными мыслями в голове Гром ступил на дорогу в рытвинах, и двинулся вперед, не переставая напряженно оглядывать темные проемы окон в ровном строю зданий этого разгромленного города.

Вновь неожиданно наступила полная тьма. Грому опять пришлось входить в опции за Сиянием. Но за мгновение до этого боковое зрение зафиксировало в тех же пустых оконных проемах пышущие злобой огоньки глаз.

Вспыхнул над головой свет, ярко осветив подбирающихся к нему из проемов дверей ближайших домов шестилапых обитателей. Точь-в-точь схожих с давешним.

Гром на этот раз не растерялся. Мгновенно обнажил полыхающие ненавистью клинки. Но Щит и Булаву активировать не успевал, потому что "горожане" уже были совсем рядом. А их было не меньше полусотни на широкой улице.

Успел только провести первый комбо "круговой разворот", когда черный вихрь пронесся вокруг него быстрее его комбо. Сияние осветило демонстрацию возможностей дрона первого класса в наземных штурмовых операциях. Полное истребление завершилось почти мгновенно и сопроводилось недовольным рыком: "нет тут ничего съедобного".

А Гром все еще стоял в боевой стойке, пораженный возможностями Дракона истреблять врагов.

"Нет, - подумал он с ужасом. - И в тесной пещере, и даже со спины, я не одолею его".

Теперь он в новых думках шел дальше при свете Сияния, не соображая, как же с ним сможет расправиться. Архимаг жестоко ошибся, посчитав, что его интеллекта для этого вполне достаточно. Да тут ничего не будет достаточно! Только подобное может состязаться с этой неразрушимой махиной.

И снова мгновенно наступил полдень. Грома уже раздражала эта местная несуразность, но ничего не поделаешь. Нужно терпеть всё ради достижения великой невыполнимой цели.

При свете дня увидел, что дорога выводит на большую площадь, в центре которого возвышается шестигранное строение, а перед его узким высоким входом небольшой сухой фонтан.

"Неужто тут тоже есть Храм?" - удивился он, поспешил туда.

Дошел до разбитых мраморных лестниц у неработающего фонтана, поднялся по ним и вошел в распахнутые двери, в полумрак гексагонного зала. Мстительно глянул оттуда на застрявшего во вне Дракона.

Черный звездный алтарь стоял на своем положенном месте по центру, но напротив него возвышалась единственная в помещении статуя. Чадящий при ней факел высвечивал вырезанную из огромного базальта массивную фигуру орка со злым выражением клыкастой рожи и с двуручным топором в узловатых руках. Как запомнил Гром, этого бога зовут Борбор.

От статуи к нему тянулась призрачная нить, и он уже знал, что это знак благосклонности. А ведь раньше она была единственная статуя, которая не высвечивалась подобной нитью.

Гром на автомате добрался до звездного алтаря, прыжком очутился на нем. И тут же зал буквально взорвало светом. Нагнетаясь, заполнилось ослепительными вспышками, пока все помещение не залило до рези в глазах.

Гром прищурившись глядел на скульптуру Борбора у сводчатой стены, потому что она оживала; уже шевелилась на своем постаменте. Потом прямо оттуда раздался его раскатистый бас:

- Привет, парень. Ты зачем приперся в забракованные зоны?

- Э-э... По важной причине, Борбор, - растерянно проговорил Гром.

- Зови меня Борисом, - усмехнулся базальтовыми губами орк, при этом обнажились целиком огромные клыки, торчащие из нижней челюсти. - Так, что за такая важная причина была у тебя?

- В меня дракон из Инферно вселился. Хочу его убить, избавиться от него. А тут единственное место, где он вне меня.

- Понятно, - задумчиво протянул орк. - А мы сидим и гадаем, зачем ты это сделал.

- Но дело в том, что теперь я сильно сомневаюсь, что у меня получится. Слишком силен он для меня.

- Тоже верно, - кивнула статуя. - При желании может раздавить тебя как букашку. - А почему ты решил избавиться от такого могучего защитника? Тем более, ты обязан еще не раз биться за контейнеры. Ты забыл, что ни в коем случае не должен погибать?

- Нет, не забыл, - нахмурился Гром. - Но ради своей цели я не собираюсь ставить под угрозу жизни соратников. Обойдусь и своими силами.

- Ну чтож, - расплылись вновь базальтовые губы. - Успехов тебе в твоем нелегком бою с самим собой.

- Это почему же так? - удивился пожеланию Гром.

- Потому что за время его пребывания в тебе многое в ваших системообразующих слилось воедино. Он перенимал твое, а ты его. И я понятия не имею, чем все это может кончиться, если ты одолеешь его в бою. Но главное, чтобы он не одолел тебя. Иначе все наши надежды на тебя лопнут мыльным пузырем.

Тут Гром с надеждой спросил:

- А ты не можешь помочь мне одолеть его?

- Как ты себе это представляешь? Молнии метать как Зевс? Ха ха ха!

- Ты же здешний бог вроде...

- Здесь нет богов, парень. Сказано же тебе: это бракованные огрызки. Делитные. В Корзине. Так понятней?

- Но тут же твой Храм возведен! - возмутился Гром.

- Это я за полчаса до твоего прихода "возвел", парень. Хотел поговорить с тобой о твоих целях на будущее. Ты уйдешь, и тут никакого храма не будет. Ладно. Лимит времени заканчивается. Пора тебе топать дальше...

- Стой! - поднял руку Гром. - Погоди. Хотя бы посоветуй что-нибудь, как убить эту тварь.

- Уговори его самого уйти. Ха ха ха!

Вместе с раскатами хохота все здесь возникшие феерические эффекты пошли на убыль, пока не стало, как было. И скульптура Борбора вновь превратилась в неподвижный базальт, из которого был высечен. А Гром все еще оставался на звездном алтаре в состоянии прострации. Отказ ему помочь, его глупый совет на счет уговора, полностью лишили его последних надежд одолеть Дракона.

Немного простояв в ступорном состоянии, все же сошел с черного камня и, понурив голову, пошел к узким дверям, сквозь которую видел обеспокоенное дергание Дракона возле неработающего фонтана. Вылез из странного Храма, обошел массивную черную тушу и отправился дальше по улице куда глаза глядят. Естественно, за ним сразу раздался тяжелый топот.

Некоторое время спустя из окна второго этажа, мимо которого сейчас они проходили их кто-то позвал:

- Эй, прохожие!

Гром удивленно вскинул голову и увидел там крупного шестилапового кота на подоконнике.

- Да. Это я к вам обращаюсь, - подтвердил кот оттуда, помахивая сразу четырьмя передними. - Вы хотя бы разумные или как те?

Гром в изумлении уставился на это первое тут разговаривающее существо.

- А кто "те"?

- Ну те, что ночью тут гуляют, а днем прячутся. Хотя, зачем спрашиваю, если сейчас день. - С этими словами, разговорчивое существо по-кошачьи сигануло с подоконника вниз, пружинисто приземлилось на все шесть лап.

Дракон было напрягся, но Гром цыкнул на него, тем самым почти что дал команду "фу". А кот тем временем, плавно вихляя пушистым хвостом, приблизился до их местоположения.

- Подозреваю, что вы все же разумные существа, - промурлыкал он, усаживаясь на хвост.

- Вроде да, - кивнул Гром. - А ты кто?

- Я? - в удивлении еще больше округлились кошачьи глаза. - Разве есть такие разумные, которым неизвестно кто я? Я мастер разума. Обо мне всюду трубят трубадуры.

- Мне еще не встречались тут трубадуры. Только одни агрессивные обезьяны встречались. А они скорее просто дуры, чем трубадуры раз нападали на нас.

- Хорошо сказано, - растянулась пасть в улыбке не хуже чеширской. - А твой друг тоже разумный? Или... не очень?

- Ты же мастер, а не я. Вот и определи сам.

Кот поднял зад с хвоста, и снова вихляя им, переместился поближе к Дракону. Здесь он снова приземлился на свой пушистый конец.

- Хочу на тебе проверить мной разработанный тест, - обратился мурлыча к Дракону мастер разума. - Ты не против?

Дракон скосил глазища на Грома. А он кивнул. Мол, соглашайся.

- Попробуй, - проревел Дракон.

- Ну, так вот. Слушай внимательно вопрос. Коля любит Олю. Вася любит Асю. Ваня любит Аню. А кого любит Паша?

Дракон снова скосился на Грома, но в этот раз скорее с вопросом: он что, ненормальный?

- Отвечай, - кивнул Гром.

- Паша любит Ашу, - прорычал дракон.

- Ответ неверный. Ты наполовину разумный. Нужно было сказать, Машу.

- Почему? - злобно уставились на кота золотистые зрачки.

- Потому что настоящий разум не подчиняется простым закономерностям. Но ты этого не поймешь, потому что ты наполовину разумен.

После этой тирады кот поднялся на все шесть лап, выгнул дугой спину, с наслаждением мурлыча потянулся и, бросив на ходу: "засиделся тут с вами", ушел в дверной проем своего дома.

Гром и Дракон проводили его взглядами, каждый думая о своем, после тоже продолжили прерванный путь. А где-то на подступах к выходу из этого города Гром услышал за спиной рык Дракона:

- Я не хочу жить наполовину разумным.

Через плечо оглянулся на него, с презрением бросил:

- Постараюсь исправить это недоразумение.

Но Дракон понял из ответа совсем не то, что имел в виду Гром, ответил:

- Спасибо.

Дальше пошло продолжение первоначальной панорамы. Не было и намека на возвышенности, в которых могут встретиться пещеры. Да и уже не было смысла маниакально их искать. Пора было решаться на кардинальные действия прямо тут, на открытой местности. Не вечно же бродить так, не зная куда!

Гром шел впереди и набирался духу. Риск был громадный, но ему не оставили выхода. Не может он уживаться с чудовищем в себе и дальше. Уж лучше покинуть тогда игру насовсем. Возможно, даже со временем удастся заново войти, заново начать играть. А если удастся и Мартину уговорить с ним выйти... Нет. Навряд ли она согласится потерять уже достигнутое храмовницей. Да и он дико будет жалеть о потере им достигнутого здесь преимущества перед остальными.

Гром решился. Резко остановился, медленно развернулся на сто восемьдесят градусов, чтобы оказаться в трех шагах перед черным брюхом монстра. Ох, как хотелось сейчас ему вонзить оба клинка в это брюхо!

Гром неторопливо достал клинки, в опциях запустил Щит и Булаву. Задумался: что будет, если на "берсерк" кликнет теперь? До этого клик вызывал Дракона "на выход". А сейчас что будет?

Кликнул, и почувствовал, как по мышцам растекается энергия разрушения всего, что движется перед ним. Заревел во всю глотку:

- Смерть тебе! - И кинулся вперед на драконово брюхо.

Запылавшие всполохами клинки пронзили бы черную преграду в три счета, если бы она оставалась на месте. Но она легко переместилась вертикально вверх метров на пять и зависла там, в хлопанье перепончатых крыльев.

- Осторожно, шеф, - оттуда загрохотал Дракон. - Твое оружие очень опасно. Можешь случайно порезать меня.

- Случайно?! - Гром пытался в прыжке достать хотя бы когтистую лапу чудовища, но и эти попытки оказались бесполезными. Не доставал.

Гром в ярости нарезал круги под зависшим в воздухе Драконом, не зная что дальше делать.

- Но ты же не на самом деле хочешь меня поранить, - наивно пророкотал сверху Дракон.

- На самом деле, на самом деле, - закричал Гром. - Я хочу тебя прикончить. Вот что я хочу.

- Почему? - Дракон немного приспустился и сразу чуть не лишился одного когтя. Успел отдернуть лапу и вновь немного приподнялся в воздух. - Почему ты хочешь этого? - повторил он оттуда.

- Да потому, - выговорил сквозь зубы, захлебываясь злостью от недоступности врага. - Да потому что ты, ненасытный проглот, мешаешь мне во всех моих начинаниях. Нам с тобой нельзя быть в одном теле. Теперь понял своим неполноценным разумом почему?

Дракон оставался зависшим в воздухе, и некоторое время молча оттуда смотрел вниз на своего взбесившегося шефа. Вдруг спросил:

- А почему тогда ты не сдал меня на склад использованных дронов, когда был в Инферно?

Грома словно паралич ударил от этих слов. Он замер в самом кураже агрессивности и уставился на висящее в воздухе чудовище. В конце концов, промямлил:

- Разве так можно было?

- Конечно можно. Для этого и существует склад использованных дронов. Наездники, которые возвращаются на базу, сдают нас туда. А куда еще можно нас девать?

- Почему же конструкторы мне об этом не сказали?

- А ты их спрашивал? - рыкнул Дракон.

После такого вопроса Гром полностью сдулся. Закинул клинки в ножны, взмахнул рукой, мол, давай, спускайся. Но Дракон на всякий случай приземлился на безопасное расстояние от него. Мало ли еще что взбредет в разумную башку шефа.

- Тогда сейчас же возвращаемся назад, - смущенно проговорил Гром. - Потом снова телепортируюсь в Инферно сдавать тебя на склад.

После этих слов он влез в опции активировать портал до Храма, но ни "способности", ни "личные порталы" не были в активе. Их значки серели на фоне остальных активных, что говорило само по себе, что отсюда есть только единственный выход - это через полу-портал.

- Придется возвращаться назад тем же путем, - с огорчением сказал скорее себе чем Дракону. Но тот услышал и проревел:

- Я и летательный аппарат, хотя ты еще никогда мною так не пользовался. Садись верхом, долечу мигом.

Гром с сомнением, что это у него получится, подошел к распластавшемуся на земле Дракону, прыгнул на его высокий хребет, ближе подобрался к массивной голове, где были словно специально для этого выращенные вертикально торчащие чешуи, чтобы упираться ногами и руками, удобно там пристроился и воскликнул:

- Полетели!

Дракон рывком оторвался с места в вертикальный полет. Через пару тройку секунд уже на невероятной высоте летел в обратном направлении их прихода сюда. На большой скорости он пролетел через весь город, который с этой высоты напоминал кадры из фильма о блокадном Ленинграде, мигом пересек его и уже планировал над еле различимой отсюда скобой портала. Кругами стал спускаться все ниже и ниже, пока не стал прямо возле скобы.

Гром соскочил с широкой шипастой спины, подошел прямо к скобе. Теперь нужно было дожидаться ее наполнения синей маревой перехода.

Дождался. Внутренняя поверхность заполнялась синевой, все больше и больше увеличивая интенсивность свечения. В ее пике Гром прыгнул в нее...

...и его пробкой понесло в зловонной мутной воде вверх. Так и должно было случиться с иномирянином, если не используется им "водолаз".

Вытолкнуло из воды на пару метров и плюхнуло обратно, но уже на поверхность противной воды.

Гром активно заработал ногами-руками, и этому в основном способствовало большое желание поскорее выбраться из Безымяного озера.

Торпедой понесся к близкому берегу, с облегчением выскочил из воды на сушу.

"Слава Перуну!" - вдохнул он чистый воздух и решил, не теряя время сейчас же прямо отсюда отправляться в Инферно. Пора завершаться, в конце концов.


ОКБ "Аркадия" 20 ч. 15 мин.

Телефонный звонок оторвал Перумова от компьютера. Потянулся через стол, поднял трубку.

- Слушаю вас, Александр Андриевич. Что? Отличная новость... Только что? Прекрасно. Ведите его дальше.

Не успел повесить трубку, как в кабинет как всегда без стука продефелировал Борисов.

- Всё! - бросил на стол перед Перумовым карточку-ключ. - Дело сделано. Ваш подопечный вне опасности пока.

- Только что звонил Кратович. Сказал: сигнал появился на мониторах.

- Значит, после встречи все пошло по плану.

- Ну, расскажите хотя бы в двух словах: что там происходило?

- А, - махнул небрежно Борисов. - Парень пошел на самоубийство сам того не понимая. Чуть было не сорвал нашу операцию.

- Даже так? - встрепенулся Перумов. - Ну-ка, ну-ка.

-Чудак собирался сразиться с дроном последней модели. С тем, что перетекло в его программный пакет из закрытой базы.

Мне пришлось хакерствовать, полазить в инфернальных базах, найти доступ к тому дрону, чтобы выключить на время агрессию. Иначе вмиг растерзал бы вашего подопечного. Потом еще голосом дрона подсказать ему как можно решить проблему мирным путем. Потом пришлось пролезть в инфернальную базу за допуском на склад утилизации. Одним словом, нарушил кучу министерских циркуляров. Узнают - сразу меня уволят.

- Да вы что! - возмутился Перумов. - Этого мы не допустим. Вы ради общего дела старались.

- Это вы попробуйте сказать Федору Рудольфовичу.

- И попробую, если до этого дойдет дело. Нет. Мы вас никому в обиду не дадим. Так, чем все там завершилось?

- Отправил его снова в Инферно. Чтобы парень не мучился по второму разу, сделал ему фиктивный разовый пропуск туда. Надеюсь, сработает. Там он и избавится от своего дрона, и всё станет на свои места.

- Чтож, - потер ладони Перумов. - Дождемся результатов.



Глава 16.


Гром открыл "способности", в очередной раз активировал "Портал в Логово Инферно".

В голове снова раздался протяжный вой, а вся панорама рассыпалась на мелкие фрагменты, чтобы он с головокружением во второй раз очутился в полумраке огромной пещеры. И опять тут ни единой живой души.

Гром врубил сияние над головой, стал вспоминать куда в прошлый раз отсюда пошел.

- Так. Тот боковой проход был там, - сам себе указал рукой дорогу и быстрым шагом пошел в том направлении.

И действительно. Очень скоро Сияние осветило то самое боковое ответвление в стене пещеры. Прошел туда. Шел до тех пор, пока не увидел прошляпленное в прошлый раз отверстие под ногами. Подобрался к дыре, заглянул вовнутрь. Свет над его головой проник в дыру и показал его глубину. Метров десять до дна, не меньше. Прыгнул туда и плавно приземлился в сиянии кирпичных стен шахты.

- А дальше по подземному проходу до того самого бункера, - дал себе второе направление Гром, поторопился вперед.

Прошел метров десять, пятнадцать, как вновь очутился в бункере с рядами круглых металлических люков по двум его стенам. Не теряя время, Гром подошел к тому самому необычному обыкновенному кирпичу в стене, хлопнул ладонью по нему. Тут же крайний железный люк с противным скрипом чуть-чуть приоткрылся, чтобы Гром юркнул за него и снова очутился в том самом длиннющем коридоре, по обеим стенам которого светят зарешеченные лампочки.

Начинался получасовой марафон по спортивной ходьбе в инфернальном коридоре, а Гром единственный участник его. Он обязательно скоро займет первое место и за это получит приз: вид на умопомрачительный пейзаж с гигантскими грибами средь радуги бутонов цветов. От одного воспоминания о них у него закружилась голова, а ноги сами ускорили шаги. Страстно хотелось поскорее еще раз ощутить то феерическое наслаждение тем сказочным пейзажем.

В таком нетерпении ползли минуты, пока на очередном повороте не завидел впереди квадрат финиша. Он не такой яркий, как в прошлый раз. Выходит в вечернюю пору окажется на той чудесной поляне.

Гром пронесся остаток расстояния с энтузиазмом бойскаута, выскочил в проем, на вожделенный простор и... стал в столбняке. Чуть не завыл от разочарования, ибо не было тут ничего близкого к ожидаемому.

Глазам открылась удручающая картина.

Он оказался на большущей каменной площади среди множества торчащих из пола труб в его рост и прикрытых круглыми козырьками. Из труб порциями вылетал сизый дымок, рассеивался во все стороны, вплоть до высокого каменного свода, что тут полностью заменяло небо насколько хватало взгляда. Кругом стоял едкий запах сивухи.

Гром удрученно покачал головой, как бы так сделал, если бежал на свидание с красавицей, а, оказывается, ждет его там старая карга.

Впереди за этими трубами виднелись большие распахнутые ворота. Других проходов в окружающем площадь ограждении не было. Поэтому, он поспешил туда, стараясь подольше задерживать дыхание. От этих ворот вела широкая дорога, мощенная кирпичами, в сторону одноэтажных построек впереди. Видимо, ему нужно туда, решил Гром, зашагал по этой дороге.

По пути, словно из ниоткуда появился человек в униформе охранки. Над головой серый ник подтверждал эту должность.

- Пропуск на базу, - рявкнул он недружелюбно.

Гром растерянно остановился, соображая что тому ответить. Но тут вспомнил, что местный шеф в прошлый раз выдавал ему временное разрешение входить в транспортный отдел. И скорее всего уже его время истекло. Оно, конечно, не пропуск на базу, но, может, договорится? Иначе - проблема.

- У меня только допуск... был. В транспортный, - просительно улыбнулся Гром. - Может договоримся?.

- Пропуск на базу - еще менее дружелюбно рявкнул страж.

Гром со вздохом полез в сумку за той самой бумажкой. Другого ничего нет. Вытащил мятый клочок, протянул ему, а сам думал: остается только постараться бесшумно прикончить его тут, пока нет свидетелей.

Охранник, как глянул на протянутый листок, козырнул:

- Можете проходить.

У Грома от удивления такой покладистостью брови взлетели. Сам тоже глянул на этот самый листок. А на нем в углу его маленькое фото, закрепленное тисненой печатью, и большими типографскими буквами прописано: "пропуск первой категории".

"Чертовщина какая-то! - пронеслось в голове. - Нужно поскорее убираться из этого Инферно".

Гром обратно спрятал бумажку в суму и только собирался спросить у охранника, где тут склады, но оказывается, был уже здесь один одинешенек. Охранник, как неожиданно появился, так и неожиданно бесследно испарился. Пожал плечами и дальше пошел по этой самой кирпичной дороге в сторону одноэтажных построек впереди.

Пока добирался до тех ангаров, видел уже знакомую удручающую картину.

По горизонту вкруговую полыхает неугасимое адское пламя - единственный источник света в этом угрюмом уголке Аркадии. А высоко над головой все тот же темный каменный свод, но давит, словно низкий.

Дорога довела до двери первого ангара. Тут тоже стоял на страже человек в униформе охраны. Гром спросил его:

- Где тут склад использованных дронов?

- А тебе какое дело? - грубо отреагировал стражник.

- Дам сейчас по уху, сразу узнаешь, - разъярился сразу Гром.

- Да, вот же он! - поспешил указать на неподалеку возвышающуюся постройку и испуганно спросить: - Ты кто?

- Конь в пальто, - огрызнулся Гром, отправляясь к указанному ангару.

Тутошний охранник потребовал предъявить пропуск. А как увидел его первоклассный, козырнул: "заходите".

Гром, наконец-то, очутился в нужном месте. Теперь бы еще без лишних приключений избавиться от Дракона - и цель будет достигнута.

По коридору прошел до первой на пути двери, распахнул ее, очутился в обширном помещении с множеством работников в серых передниках и фуражках с кокардами. И у всех один и тот же ник: "ремонтник".

Гром со входа разглядывал длинные ряды разложенных по краю стены на специальных полках разновеликие драконьи туловища, стопки крыльев, рогатые головы, когтистые конечности. А в середине зала шла сборка-разборка сразу нескольких драконов в разной стадии готовности.

Тут Гром засек у одного из работников отличающийся от остальных ник. Его прописался над головой как "бригадир". Вот к нему, видать, и надо было сейчас подходить.

Гром так и сделал. Подвалил к нему с вопросом:

- Ты принимаешь тут решения?

- Смотря касательно чего, - усмехнулся бригадир. - А тебе чего надобно?

- Хочу сдать на склад своего дрона.

- Тогда я, - кивнул тот. - Класс дрона твоего какой?

- Первого вроде.

- Ого! Первый раз встречаю сдающего первоклассного дрона. Заказов - сколько угодно, а сдающих... Хе хе. А окрас какой?

- Окрас? - Гром сразу и не понял о чем это он спрашивает. - А! Черный окрас.

Бригадир восхищенно поглядел на него. Гром заметил, что и остальные работники, ненароком услышавшие их разговор, остановились и тоже с восхищением уставились на него. Наконец, бригадир, поцокав языком, выдал:

- Редкий окрас. А оснащение в каком состоянии? Повреждения есть?

- Да нет! В нормальном состоянии.

- Чего же ты, парень, тогда его сдаешь? Тут любой Наездник душу продаст, чтобы такой раритет заиметь.

- Ну, раритет или не раритет, а я сдаю.

Бригадир только пожал плечами. Теперь глядел на Грома как на полудурка. Да и остальные слышавшие его работники не лучше.

- Как желаешь. Где оставил его?

Гром ткнул себе в грудь:

- Вот здесь.

- Имплантирован, что ли? - обалдел бригадир. - Вот это да! Это же невероятная твоя удача! Как же ты решился избавляться от такого редкого аппарата, да еще и имплантированного. Любой Наездник...

- Знаю, знаю. Душу продаст. Так, что? Принимаешь назад дрона?

- Да-вай, - махнул рукой бригадир. - Кому-то скоро невероятно повезет. Эх! Был бы я тем везучим Наездником.

- Так, что мне нужно для этого делать? - не понял Гром. - Как его из меня доставать будете?

- Сейчас, сейчас.

Бригадир стал выкрикивать кругом команды в непонятных Грому терминах, а работники спешно разворачивали в центральной части зала гигантскую лежанку, по бокам которого торчали подозрительного целеполагания крюки, скобы, какие-то странные приспособы. Другие работники подтягивали к этой лежанке электронику на тележках. А Гром, ничего не соображающий в этих производственных процессах, стоял возле и глупо хлопал глазами.

Спустя полчасика этой возни, к нему вновь обратился бригадир:

- Мы готовы. Можем начинать.

- И что я должен для этого сделать? - встрепенулся Гром.

- Ложись вон сюда, - указал пальцем на середину гигантской лежанки.

Гром послушно прилег на указанное место, и уже оттуда вопросительно поглядел на бригадира.

- Ну, давай! Вытаскивай же его! - воскликнул бригадир. - Времени у нас мало.

Гром теперь догадался чего они от него ждут, кивнул, влез в опции и приготовился кликнуть на "берсерк". А про себя подумал: "Черт возьми! Дракон же сразу их поглотит!". Но раз требуют сделать, он сделает.

Гром второй раз уже пробовал свою метаморфозу из лежачего положения. Первый раз, когда оказался погребенным под мумиями. Помнил как те разлетались с него, когда он вздымался ввысь. Неужели и сейчас такое произойдет!

- Начать?

Бригадир нетерпеливо кивнул, и Гром кликнул.

Его первым же ощущением стало, что лежанка стремительно уменьшается в своих размерах, одновременно на него падает потолок. Потом по всему телу прокатилось резкое сотрясение. Это Дракон в последний раз нагнетал в тело Грома свою могучую личину. Лежанка за спиной трещала и скрипела. Приборы на тележках чуть не опрокинулись, когда конвульсивно дернулись задние лапы чудовища, вооруженные кинжальными когтями. Все в зале оглохли от рева, что издал вылезающий на волю страшилище Инферно.

Однако работники сработали четко. Несокрушимые скобы и крюки сдюжили силище лап и крыльев, умудрились удержать Дракона на лежанке до тех пор, пока они подсоединяли кабели приборов к специальным штуцерам на фюзеляже.

Дальше Гром уже ничего не помнил что произошло. Вырубился как под наркозом.

...

- Очнулся? - раздался далекий голос.

Гром с усилием немного приподнял веки.

В розовом мареве еле различались контуры нависших над ним голов. Спина отекла на жесткой лежанке. Попытался подняться, но удалось только на сантиметр приподнять голову и снова уронить ее на доски.

- Вот, выпей это.

В горло потекло что-то неприятное на вкус, но сразу заметно прибавило в нем сил. Минуту другую еще полежал, потом сумел подняться с лежанки, что вновь стала гигантской. Трясущимися пальцами выудил из кармашка фиал с восстановителем здоровья, залпом выдул. Разом полностью пришел в себя. Теперь в глазах прояснилось. Он видел столпившихся вокруг него работников во главе с их бригадиром.

- Все кончено, молодой человек, - пояснил ситуацию последний. - Сдал ты своего дрона. Можешь идти.

- Где он теперь? - охрипшим голосом выдавил из себя Гром.

- А вона, - показал бригадир на кучу запчастей неподалеку.

Гром с грустью глянул на черное туловище, что там валялось, самое крупное из всех тут. Рядом голова с лирообразно изогнутыми рогами. Здесь же страшные лапы, что не раз его выручали в опаснейших ситуациях. Шагнул туда, поглядел в остекленевшие золотистые глазища, которые так любовно и послушно на него смотрели там, в бракованных землях. И прошептал:

- Прости.

Развернулся и, не поблагодарив трудяг, ни с кем не попрощавшись, быстро зашагал вон из этого жестокого склада использованных дронов. Теперь он торопился попасть в тот самый ангар, где был расположен транспортный отдел. Собрался как можно скорее умотать из Инферно.

Выбрался наружу, где в отблесках далеких пожарищ высвечивались на расстоянии друг от друга другие ангары.

Где расположен нужный ангар, знал уже. Поэтому, прямо со склада направился к нему. В дверях снова продемонстрировал охране странным образом возникший у него универсальный пропуск, получил очередной под козырек и прошел в уже знакомый тесный коридор с несколькими наглухо прикрытыми дверями, разбросанными по всей длине. Но он уже знал за какой из них сидят нужные ему транспортники.

Прошел туда и без стука завалился в большой зал. Здесь, как и в прошлый раз, в ярко освещенном люминесцентными лампами помещении, увидел тех самых конструкторов, снующих в том же темпе броуновского движения, и Кроликова, недвижимо сидящего за канцелярским столом все в том же белом костюме.

Тот как засек Грома, снова взбеленился:

- Опять вы? Кто вам разрешил сюда входить когда вздумается?! А ну-ка, немедленно покиньте вверенный мне транспортный отдел.

- Так, я для этого сюда и пришел теперь, чтобы покинуть не только вверенный вам отдел, а целиком Инферно, - засмеялся Гром. - Вот вы, как транспортники, отправьте меня, куда скажу.

Кроликов сердито надул одутловатые щеки. Не найдя возражений, бросил своим подчиненным:

- Поскорее избавьте меня от его присутствия.

- Благодарю, - кивнул ему Гром, направился к монитору, куда подзывал один из его конструкторов.

- Как в прошлый раз. Высади меня у гильдии рыцарей, что в Абасире.

Рядом замигал приборчик. В тот же миг этот зал вместе с работниками и приборами разом разлетелся на фрагменты, вихрем закаруселило и Гром с легким головокружением во второй раз оказался посреди пустого двора при свете полной луны. В Валгоре наступила глубокая ночь.

Гром устало поплелся в казарму, в свою комнату. Там, не раздеваясь как обычно, завалился на диван, вспомнил, что давненько не вылезает в реал. Неплохо перед отправкой к гномам сделать это.

Полез в опции, сонными глазами кликнул на зеленую кнопку "выход из игры"...

...

...чтобы теперь Сергей открыл глаза, зашевелился.

- Доброе утро, страна, - пробормотал он, глянув на форточку, откуда раннее солнце светило сквозь матовое стекло прямо на него, и на часы, что висят перед ним на стене. Выходит, на этот раз вернулся в Питер удачно. К восьми утра.

Пошатываясь, как обычно после перескока, выбрался из обволакивающей его тонкой пленки на кафельный пол ванной комнаты, отложил на полку игровой шлем и босиком поплелся на кухню. Тут он в первую очередь установил звонок будильника просигналить через час двадцать пять минут - столько времени, он отвел на нахождение в реальности, плюс пять минут на погружение - включил электрочайник, вытащил из холодильника продукты для обильного завтрака, и бухнулся за кухонный стол.

Плотный завтрак и кофе заняли ценные пятнадцать минут времени его пребывания в реальности. А ему еще в мастерскую нужно заскочить за финансами, еще в супермаркет за обновлением продуктов, себя в порядок привести.

Теперь торопливо переодевался в костюм.

Его детище, ремонтная мастерская была недалеко от его дома. Добираться не долго.

Весенний город встретил знакомыми запахами тополей, что росли во дворе и по краю тротуара, глухими рокотами автомобилей, проносящихся по асфальту, толчеей спешащих на работы горожан. Сергей хоть и тоже спешил, однако ходил в толпе сейчас прогулочной походкой. Уже соскучился по реалии, видать. Но все равно неудовлетворительно скоро добрался до родимой стеклянной дверцы с вывеской: "ремонт бытового и электрического оборудования".

В небольшом помещении, как всегда, с восьми утра кипела работа. Видно было, что заказов много. Назначенный и. о. начальника мастер на все руки Николай Петрович отлично справлялся со своими обязанностями.

Сергей поздоровался с работниками за столами и сразу прошел в маленький закуток, отведенный под кабинет начальника.

- Доброе утро, Николай Петрович, - поздоровался Сергей с сидящим за столиком пожилым своим заместителем. - Давно не заходил. Есть проблемы по работе?

- А! Здравствуй Сережа, - обрадовался его появлению Николай Петрович. - Да нет пока никаких проблем. Справляемся.

- Петрович, точно мое присутствие здесь не требуется?

- Точно, - улыбнулся ему, глядя поверх очков его заместитель. - Запчасти поставляются исправно. Наши мастера брак не выдают. Гарантийные сроки выдерживаем.

- Я не про это. Я о том, что называется проверками.

- Нет. После последних указов Путина в этой сфере тоже стало спокойно.

- Ладно тогда, - поднялся Сергей со скамейки. - Я за кассой зашел. Мне еще затовариться нужно успеть.

Получив свою долю, попрощавшись со всеми своими работниками, Сергей из мастерской заскочил в ближайший супермаркет докупить недостающие в его холодильнике продукты и пошел домой.

Времени оставалось только принять душ, побриться постираться, переодеться в чистое.

Когда уже натягивал на себя свежую спортивку, зазвонил будильник. Сергей напоследок окинул взглядом комнату, поспешил в ванную, где продолжал монотонно жужжать компрессор. Полез на теплую пленку, нацепил шлем с полки. Как приняло тело удобную невесомую позу эмбриона, сразу кликнул кнопку "вход в игру"...

...

...чтобы Гром проснулся хорошо отдохнувшим и в прекрасном настроении. Если здешние все проблемы решены, почему бы не радоваться? А впереди ждет дальняя дорога до южных границ Валгоры. Дальше них кто встретится, что случится - нужно еще разведать. Поэтому, нужно поспешить навстречу новым приключениям.




Конец третьей книги.


Оглавление

  • Глава 1.
  • Глава 2.
  • Глава 3.
  • Глава 4.
  • Глава 5.
  • Глава 6.
  • Глава 7.
  • Глава 8.
  • Глава 9.
  • Глава 10.
  • Глава 11.
  • Глава 12.
  • Глава 13.
  • Глава 14.
  • Глава 15.
  • Глава 16.
  • X