Власта Бер - Лорд-директор сегодня в гневе [СИ]

Лорд-директор сегодня в гневе [СИ]   (скачать) - Власта Бер

Власта Бер
ЛОРД-ДИРЕКТОР СЕГОДНЯ В ГНЕВЕ

— Адептка Мессор, к директору! — прозвучало грозно, словно приговор.

Опять. Ну сколько можно? И не надоело ему?

Поднялась с места и направилась к двери, ловя на себе сочувствующие взгляды. Вот только жалеть меня не надо. В отличии от всех присутствующих я лорда Кромера не боюсь. Ведь у нас с ним «особые» отношения.

— Ну и что ты натворила на этот раз? — пока я шла по коридору Академии ко мне прицепился дух. Жуткий сплетник, который с первых дней учебы решил взять опёку над безродной сироткой. Моего мнения он естественно не спрашивал. Им вообще редко кто интересуется.

— Не имею ни малейшего представления, — пожала плечами, хотя догадаться не составило труда. Рано или поздно он всё равно узнал бы. — И чего магистр Кромер так ко мне прицепился? Других дел у него что ли нет?

— Блюсти дисциплину и порядок его прямые обязанности. К тому же он холост и в подозрительных связях замечен не был, чем ему ещё заниматься, как не воспитанием своей подопечной.

— Т-ш-ш! Это секрет, забыл? Если кто-нибудь узнает, что он мой бывший опекун — ты труп!

— Уже. И весьма давно.

— Сгинь! Болтун! Больше ничего тебе рассказывать не буду! И вообще что бы изменилась будь у него жена, — проворчала я.

— О! Многое. Любовь творит немыслимые вещи, — мечтательно протянул призрак, видимо вспоминая свою прежнюю жизнь. — Лишь взгляда на любимую достаточно, чтобы мужчина забыл обо всём на свете и начал улыбаться.

— Звучит так, словно любовь превращает человека в идиота, — усмехнулась я.

— А так и есть, — кивнул дух, отставая от меня. Дальше он плыть не мог. Невидимый магический барьер вокруг ректората позволял войти, лишь тем, кого вызывал к себе глава Академии.

На самом деле я знала, что дух будет молчать. Ведь эта была не только моя тайна. Двенадцать лет тому назад поздней ночью, когда я ждала возвращения своих родителей, на пороге нашего дома появился он. Лорд Эвэл Кромер. Двадцатилетний юноша, сын наследника Ордена Бессмертных и лучший ученик моего отца. Он был частым гостем у нас раньше, постоянно приносил мне вкусные конфеты и пироги к чаю, но в тот вечер он вёл себя совершенно по-другому. Схватив за руку, он быстро вывел меня из дома, так ничего и не объяснив. Мне тогда было всего семь и я мало что понимала, но заметив, как в наш особняк врывается Ночная Стража, осознала, что произошло нечто ужасное.

Как только мы добрались к дому лорда Кромера, он тут же уехал, оставив меня на попечение своих слуг. На мои вопросы «Где мама и папа?» они уверяли, что всё будет хорошо и мои родители скоро вернутся. Но этого так и не произошло.

Намного позже я узнала горькую правду: родителей обвинили в измене и покушении на жизнь Императора Тёмной Империи. Их лишили всех титулов, изгнали из ордена Бессмертных и арестовали. Им грозило вечное заточение. Отец заявил, что его подставили и собирался предоставить на суде доказательства. Но повозка, которая должна была доставить его с мамой к императору, в столицу так и не доехала. Что произошло никто так не объяснил. Ходили слухи, что они погибли при попытке к бегству. Но я в это не верила.

Лорд Кромер был одним из немногих, кто тоже верил в их невиновность и долгие годы пытался отыскать настоящего преступника. Он стал моим опекуном и заставил сменить фамилию, а затем отправил в женский пансион на задворках Темной Империи.

Шли годы громкий случай был забыт, лорд прекратил поиски, а я выросла и желание найти и оправдать своих родителей лишь укрепилось.

Когда мне исполнилось пятнадцать, мы вновь встретились с лордом Кромером. Высокий красивый юноша с темными как воронье крыло волосами, превратился в высокого красивого мужчину.

— А ты всё такая пигалица, как и была, — рассмеялся он, а затем заключил в неловкие объятия. Вернее неловко было только мне. А ещё обидно. Ну и пусть ростом я не вышла, зато в других местах подросла.

— Такая же рыжая, как и твой отец, — нежно потрепал мою макушку и подхватил маленький саквояж. В него вместились все те немногие вещи, которыми я дорожила и парочка простых платьев.

О своем желании раскрыть давно забытую тайну я рассказала прямо в карете. А ещё я верила, что мои родители вовсе не умерли и до сих пор живы. Не зря же они были членами Ордена Бессмертных. Лорд нахмурился, затем разозлился, а потом и вовсе обозвал дурёхой. Мол, если он ничего не смог выяснить, то такая недоросль, как я и подавно. И вообще, юные леди себя так не ведут. Они не ищут приключений, за преступниками не бегают, а сидят дома и мужу есть готовят. Стоит ли говорить, что в тот день я возненавидела лорда и всех юных ледей вместе взятых.

Его особняк стал моим новым местом заключения со своими правилами и запретами, и хоть он очень редко бывал дома, его слуги отлично справлялись со своими обязанностями, мешая мне вести своё расследование. Да и что могла сделать девочка-подросток самостоятельно. Поэтому я терпеливо дожидалась своего совершеннолетия, чтобы никто и ничто больше мне не мешали.

В канун семнадцатого дня рождения лорд «порадовал» меня столь редким письмом. В нём говорилось о том, что мои родители всегда мечтали, чтобы их дочь училась в Академии Бессмертных. Я воодушевилась этой идеей, активно занималась и в итоге поступила. Но когда я узнала, что ректором Академии Бессмертных оказался мой нелюбимый опекун, желание учится совершенно пропало. Я даже собиралась покинуть это учебное заведение и отправится на поиски способа оживить родителей, но поняла, что именно тут я возможно смогу найти разгадку преступления десятилетней давности. Согласно слухам где-то в Академии находился тайник с трудами моего отца магистра Тёмной Магии. Во время ареста всё над чем он работал было уничтожено, но говорили, что самые важные записи он успел спрятать где-то на территории учебного заведения.


— Адептка Мессор! — встретил меня бархатный голос, в котором улавливались нотки раздражения. Но даже этого малейшего намёка на плохое настроение было достаточно для того, чтобы леди Зара — секретарь нашего директора — побледнела от страха и поспешила скрыться за дверью.

Хоть я и утверждала, что не боюсь магистра Кромера, но инстинкты побеждали разум и тело реагировало само по себе. От пронзительного взгляда зеленых глаз всё внутри сжималось, а ноги прекращали слушаться, желая лишь поскорее унести свою хозяйку как можно дальше отсюда.

— Садитесь, пожалуйста, — он кивнул на стул, который стоял в столь опасной близости от самого магистра.

— А можно я лучше постою? — возле дверей я чувствовала себя в относительной безопасности. Да и убежать в случае чего было проще.

— Садитесь! — приказал он таким тоном, что захотелось тут же присесть прямо на пол. — Разговор предстоит долгий и малоприятный. Знаете о чём?

Я вяло покачала головой, присаживаясь.

— Ваш отец, — вздохнул он, будто тянул непосильную ношу, — незадолго до ареста попросил меня позаботится о вас, если с ним что-либо случится. Тогда меня удивила такая просьба и я не воспринял её всерьёз.

Я мельком взглянула на магистра, замечая как его взгляд устремился вдаль и затянулся поволокой. Если он рассчитывает таким образом разбудить во мне совесть, то не дождётся.

— Адептка Мессор, — он снова взглянул на меня и я поспешно принялась изучать подол чёрного ученического платья. — При всём уважении к вашему отцу я не могу каждый раз закрывать глаза на ваши правонарушения. Зачем вы соорудили Алтарь Жертвоприношения прямо на центральной площади Академии?

Бездна! Как он узнал? Я же так тщательно использовала заклинания Морока!

— Где вы вообще раздобыли схемы для построения этого безобразия?

— В библиотеке, в разделе Запрещённых знаний, — созналась я, — если правила не разрешают пользоваться этими книгами, то почему они стоят на самом видном месте?

— Данная литература предназначена для ознакомления, а не для практического использования! И зачем вам сдался этот Алтарь? Без амулета Призыва древних духов он всё равно не будет работать!

— А я знаю, где его раздобыть, между прочим! — гордо заявила. — Отец учил, что отступить от своей цели, всё равно, что предать себя! И цель оправдывает средства! Я не сдамся и отыщу его тайник.

— Тайник — выдумка местных сплетников, — спокойно ответил магистр, а я поджала губы. Почему хотя бы не попытаться. — К тому же, кроме амулета нужна ещё кровь Чистой девы. Где её вы собирались брать?

— Во мне три литра, можно полстакана накапать, — пожала плечами, а лорд Кромер удивлённо приподнял бровь.

— А известно ли вам, что Чистой девой называют непорочную девушку, которая даже ни разу не целовалась?

— Да, в курсе я, — пробормотала, отчего-то смущаясь.


Лорд тихо откашлялся.

— В любом случае, проводить ритуалы данного характера запрещено. Алтарь я уничтожу…

— Пожалуйста! — взмолилась, — если не хотите помогать найти убийцу моих родителей и того, кто покушался на жизнь императора, то хоть не мешайте! Я уверена, это один и тот же человек! С помощью Алтаря я призову Древнейших духов и они ответят на мои вопросы. Они назовут имя настоящего преступника!

Магистр казалось смотрел сквозь меня, а когда заговорил, отвел глаза в сторону.

— Ответы Древних никогда не бывают конкретными, — это прозвучало так, словно он взывал к ним и не один раз, — и ритуал такого уровня слишком опасный для адептки второго курса. Вы не то что духа призвать не сможете, вы сойдете с ума ещё до того, как он явится. Ваш отец точно бы не одобрил самоубийства своей единственной дочери.

Бездна! Ладони заныли от острой боли, но я лишь сильнее сжала кулаки, впиваясь ногтями в кожу. Хотелось выть от бессилия.

— Риа, — я вздрогнула от того как мягкого прозвучало моё имя. Моё настоящее имя. В глазах магистра Кромера промелькнуло сожаление, — порой надо просто принять неизбежное. Мне очень жаль, но твоих родителей уже не вернёшь. Твой отец был для меня больше чем просто учитель и наставник. Я был готов идти за ним хоть в Бездну. И мне было тоже тяжело смириться, что Империя лишилась величайшего темного магистра.

Сжимая зубы, я отреченно покачала головой. Нет. Нет. Нет!

— Если бы был хоть какой-то шанс, что сущности твоих родителей ещё находятся в пределах этого мира, они непременно нашли бы способ связаться со своей единственной дочерью…

— Нет! — я упрямо не хотела верить. — Если их души покинули этот мир, я найду способ вернуть их! Пусть даже мне придётся отправиться за ними в Бездну!

— Адептка Мессор, — магистр Кромер вернул тону прежнюю официальность, — я больше не намерен терпеть ваши попытки навредить себе ради бессмысленных, отчаянных и неисполнимых затей! Я запрещаю вам пользоваться библиотекой Академии. И чтобы у вас было меньше свободного времени для всяких глупостей, каждый день после занятий и по выходным, вы будете помогать мне с документацией. Леди Зара объяснит вам что необходимо делать.

— Вы… вы ведь с самого начала знали про Алтарь, не так ли? — сквозь зубы процедила я, но магистр не ответил, лишь в его глазах промелькнула хитрая усмешка.

Бездна меня дери! Шесть месяцев я день и ночь кропотливо создавала место для призыва Древнейших духов, а он молча наблюдал, чтобы разрушить все в самом конце!

— Не видел смысла вмешаться, пока это не угрожало вашей жизни и моей Академии, — безразлично бросил он.

— Ах, вот так? — зашипела я.

Ох, достопочтенный лорд-директор, вы сами меня вынудили!

Я так долго к этому шла не для того, чтобы так просто отступить!

Никто!

Не сможет!

Мне!

Помешать!

Даже, если придётся превратить вас…

В идиота!

За секунду вдруг вспомнились слова духа и одно проклятие, которое попалось мне на днях, когда я изучала технику призыва.

— Анноэ гете гархаэ лае латтеро берук! — воинственно произнесла, глядя в зелёные, будто кожа тролля глаза магистра тёмной магии, и с ликованием заметила, как вытянулась всегда невозмутимая физиономия. Не узнать то самое Проклятье Порочной Любви было невозможно.

— Гьете лумао руенок!


И в следующую секунду… абсолютно ничего не произошло. Не грянул гром, не сверкнула молния. Магистр Кромер продолжал удивленно на меня смотреть, а я на него, ожидая когда же наконец начнёт действовать проклятие. Наши гляделки прервала пролетающая между нами муха. Словно по команде, мы одновременно провели взглядами беззаботно жужжащее насекомое, а потом вновь вернулись к созерцанию друг друга. Но вместо обещанной духом идиотской улыбки, на лице магистра явно читалось раздражение и недовольство.

— Ну, и что это было? — он нахмурился и слегка наклонил голову.

— Проклятие… какое-то… — неловко пробормотала, осознавая, что на магистра оно ни капли не подействовало.

— КАКОЕ-ТО? — прогремел его голос, а я сжалась на стуле. — Вы хоть осознаете последствия такого беспечного поведения! И как часто вы экспериментируете над людьми подобным образом? Много ли трупов уже под кроватью насобиралось? Или вы прячете их в шкафу? Решили и со мной расправится?

— Да ничего бы с вами не случилось! — резко вскочила я. Пошло оно всё в Бездну! Хоть раз выскажу всё, что накипело! — Вы сами виноваты! Достали уже своими правилами! И опекой своей достали! Мне уже девятнадцать! И вы не мой опекун! Я сама имею право распоряжаться своей жизнью! И не надо на меня так злобно смотреть! Это было всего лишь Проклятие Порочной Любви! От него ещё никто не умирал! К тому же, оно на вас не подействовало! Так что нечего тут возмущаться! А мне всего-то надо было, чтобы вы оставили меня в покое!

— Я вас услышал, — сквозь зубы процедил магистр, — и в который раз убедился, что годы увеличиваются, а ум не прибавляется! Каким образом данное проклятие могло заставить меня оставить вас в покое? Насколько я помню там совершенно противоположный эффект получается! Вы бы хоть потрудились изучить описание, прежде чем заучивать слова!

— Ха! — торжественно произнесла я, — а вы не умничайте, а попытайтесь шире посмотреть на ситуацию. Проклятие Порочной Любви вызывает у проклятого сильное чувство, смесь обожания и зависимости, все его мысли и действия направляются на удовлетворение естественных порочных потребностей, — процитировала я учебник. — Поэтому в то время, как вы справляли бы свои естественные нужды, я бы спокойно завершила ритуал!

Его лицо окаменело, затем он пару раз моргнул, прищурился и едко улыбнулся. Противное предчувствие закралось в душу, словно капля дождя попавшая за шиворот.

— Весьма интересное толкование, — сложив руки на груди, задумчиво произнес он. — Я даже сперва подумал, что вы надо мной издеваетесь. Но чего, собственно ожидать от Чистой девы? Хотя, в чём-то вы правы. Пора прекратить вас опекать и предоставить полную свободу действий. Ну, и в качестве прощального подарка, я открою вам одну великую мудрость: не стоит браться за то, что вам не по силам, и тем более бороться с тем, кто вас в разы сильнее. И ещё одно, в проклятиях не столь важны слова, как ударение и интонация. Поэтому запоминайте, Проклятие Порочной Любви должно звучать так: Анноэ гете гархаэ лае латтеро берук.

Мне показалось, что кабинет директора резко сузился, а стены вытянулись, вознося потолок куда-то в небеса. Несмотря на взгляд магистра направленный прямо на меня, его голос звучал глухо и отдаленно.

— Гьете лумао руенок!

Виски болезненно сдавило, перед глазами заплясали розовые сердечки, а в ушах зазвучали трели непонятно откуда возникшего соловья.

— Запомнили? Или повторить? — прозвучало с издевкой.

Массируя ладонями глаза и уши, я попыталась прогнать внезапное наваждение.

— Что-то мне нехорошо…


Голова кружилась и я не сразу смогла навести фокус, а когда навела, застыла на месте. На меня с любопытством смотрел самый красивый мужчина на свете. Гладкие чёрные волосы были зачесаны назад, идеальные черты лица и соблазнительные губы застывшие в полуусмешке. Я сотни тысяч раз видела это лицо, но ни разу не замечала этот изумительный оттенок его зеленых глаз.

Но прекрасное лицо было не единственным, что пленяло внимание. Небрежно расстёгнутая рубашка лишь дразнила воображение, словно аккуратно упакованный подарок, ленту с которого можно сорвать лишь в день праздника. Но ни плотная ткань, ни камзол накинутый на широкие плечи не могли скрыть мускулатуру статного тела. И меня вдруг охватило жгучее желание оказаться в крепких объятиях этого мужчины. Странно. Раньше такого со мной не происходило. Бездна, забери меня обратно!

— Вы… что вы со мной сделали? — последние сомнения, что виновником внезапных непотребных мыслей в моей голове является лорд Кромер, развеялись при виде его коварной ухмылки. Такой волнительной и интригующей одновременно.

— Я? Пока ничего. Всего лишь наглядно продемонстрировал действие проклятия, которое вы собирались на меня наслать.

От вибраций его голоса, который ласкал словно нежнейший бархат вдруг стало очень жарко. Длинное строгое платье показалось совершенно неуместным атрибутом гардероба и рука машинально потянулась расстегивать мелкие пуговицы на плотном воротнике.

— Адептка Мессор! — голос магистра заставил мою руку остановится на третьей пуговке чуть ниже шеи, — извольте вспомнить о правилах приличия и прекратить раздеваться в кабинете директора.

Смущение сдавило грудь, но желание избавится от платья никуда не делось. Бездна! Да что же творится с моей головой?!

— Прекратите это… пожалуйста, — не узнавая собственный охрипший голос взмолилась я. Но лорд-директор лишь усмехнулся в ответ.

— А вы бы смогли это прекратить, если бы проклятие на меня подействовало? Сомневаюсь. Ведь снять его куда сложнее, чем наслать, — он демонстративно покачал головой и сложил руки на груди от чего мускулы предплечья соблазнительно надулись. Я до боли прикусила губу, приказывая себе не пялится, но так и не смогла отвести от него глаз. — Но вы же сперва делаете, а потом думаете, не так ли? Вечно лезете туда, куда не просят! Пора бы научиться отвечать за свои поступки! Ступайте и хорошенько подумайте над своим поведением.

— Но…

— Ступайте, — с нажимом повторил он, — и хватит кусать губы… вам это не идёт.

Взметнулось адово пламя и я оказалась за дверью.

* * *

Методично постукивая затылком об стену и жалобно подвывая, я пыталась изгнать из головы назойливый образ магистра Кромера. Влюблённое подсознание отыскало на задворках памяти воспоминание, в котором разгоряченный после тренировки по фехтованию лорд шел по коридору в распахнутой рубашке. И теперь проклятое воображение прокручивало в сотый раз этот пикантный момент, каждый раз добавляя к нему какое- нибудь смущающее развитие событий.

— За что мне это? Пожалуйста, уйди! — жалобно простонала в пустоту, и закрыла лицо руками. Но лорд уходить из моей головы не собирался, а напротив, предложил пойти с ним, и принять совместно ванну.

— Что случилось? — из стены показалась любопытная призрачная мордаха, — он выгнал тебя?

— Хуже. Проклял.

При других обстоятельствах я бы не стала ничего рассказывать, но тут вдруг захотелось поделится своим горем.

— И почему я не наслала на него проклятие внезапного поноса? Хотела ведь!

— Ты что? — хохотнул дух, — оно бы тоже на него не подействовало.

— Зато мне было бы легче. Один раз отмучилась бы и всё.

— Да ладно тебе. Тоже мне трагедия! Вон почти вся женская половина Академии по нему сохнет и без всякого проклятия, и ничего. Никто не жалуется!

Я лишь горестно вздохнула.

— Хорошо. Давай рассуждать логически. Магистр хотел тебя наказать. Пойди и покайся, скажи, что всё поняла, урок усвоила, больше Алтарей строить не будешь, неприятности искать прекратишь, он простит и снимет с тебя это проклятие.

Я недоверчиво нахмурилась. Хотя…

— Ладно. Может ты и прав. Пойду прямо сейчас, пока он домой не ушел.

Уверенно поднявшись, я осторожно вышла из своего тайного укрытия. Заброшенное тех помещение со всяким ненужным хламом служило мне отличным убежищем, когда хотелось побыть одной или втихаря полистать запрещенную литературу. С магическими заклинаниями, а не с тем, что вы подумали.

Академия уже опустела. Адепты разошлись по домам и общежитиям. Но всем было известно, что ректор частенько задерживался и уходил с места работы последним. Словно капитан с тонущего корабля.

От предвкушения скорой встречи с воплощением моей порочной фантазии, по телу прошлась волнительная дрожь. Сердце застучало в груди, когда я оказалась у двери в приемную, но открывать ее почему-то не решалась. Все приглаживала волосы, расправляла складки на платье и пыталась представить как выгляжу со стороны. Тугая рыжая коса растрепалась от частого биения об стену и мною единодушно было принято решение ее расплести совсем. Хаотично расчесав спутанные волосы пальцами, я решила придать им соблазнительного объема и наклонила голову вниз, взбивая волосы руками. За этим занятием меня и застали. Вздрогнув от звука открывающейся двери, я резко выпрямилась. То ли от смущения, то ли от того что моя голова только что болталась где-то между коленей, я почувствовала как щеки заливает краска.

— Темных вам… — пробормотала, чувствуя как в глазах темнеет и кружится голова.

— Весьма неожиданное приветствие, адептка Мессор, — насмешливо произнес магистр, — или это вы так опять колдуете?

Смущение скрутило меня, перекрывая доступ к кислороду. Я опять машинально потянулась к удушливому воротнику, расстегивая пару пуговиц.

— Магистр Кромер, — хрипло прошептала я. — Пожалуйста… я так больше не могу… снимите наконец с меня это платье.

Повисла неловкая пауза.

— Проклятье! Я хотела сказать проклятье! Снимите с меня это проклятье! — от стыда дышать стало совершенно невозможно. Отчаянно вцепившись в воротник, я продолжала смотреть в пол. А лорд тихо рассмеялся.

— Проходите, адептка Мессор. Поговорим.


Он отступил назад, пропуская меня внутрь. Леди Зара уже ушла домой и в приемной кроме нас с ним больше никого не было.

— Чай? Кофе? — вежливо поинтересовался магистр.

— Мне бы вас… — мечтательно вздохнула и запнулась от удивлено-насмешливого взгляда. — Квас! Я сказала квас!

Лорд уже откровенно потешался надо мной, не сдерживая смеха, а я краснела еще больше.

— Могу предложить вам воды, — улыбаясь, он протянул мне стакан и я тут же принялась утолять невыносимую жажду. — Простите, но себя предложить не могу. В стенах академии это как-то неэтично.

Вода фонтаном вырвалась изо рта и носа. Я закашлялась, а он весело рассмеялся. Изверг!

— Ну, что же вы так? — он подсунул мне кружевной платок со своими инициалами. — Сырость тут разводите.

Я со злостью принялась растирать влажное пятно на своем платье.

— Между прочим я из-за вас вся помокрела! — О, Бездна! Что же творит мой рот?! — Промокла! Я хотела сказать п-р-о-м-о-к-л-а!


Магистр даже за живот схватился от веселья. А мне стало ну совсем грустно.

— За что вы так со мной? — закрыв лицо руками, я опустилась на мягкий диванчик. Мне и раньше были неприятны его насмешки и когда он обижал меня, называя дурёхой. Но сейчас проклятое сердце просто разрывалось на части.

— Риа? Ты что? Плачешь? — он присел на корточки напротив, обеспокоенно заглядывая в лицо. Нет. Я не плакала. За двенадцать лет я ни разу не проронила ни одной слезинки. Казалось, они все вытекли в ту ночь, когда я узнала, что мои родители погибли. Беззвучно всхлипнув, я продолжала с любопытством наблюдать за ним сквозь тонкую щель между пальцами.

— Прости… Риа, — он мягко обнял за плечи, и я забыла как дышать. — Просто ты так мило смущалась, что я не удержался…

Руки сами по себе сползли с лица и я уставилась на магистра, открыв рот. Он правда это сказал или моё проклятое воображение решило сыграть со мной злую шутку?

— Ты не плачешь, — заметил он и убрал свои руки.

— Снимите проклятье, — измучено прошептала я. Или я за себя не ручаюсь. Задушу в объятиях и зацелую до синяков.

— Нет, — покачал он головой и выпрямился. Надо было обрисовать эти перспективы вслух. Был бы сговорчивее.

— Почему?

— Видишь ли, — деловито заложив руки за спину, он начал расхаживать по приёмной, — я обязан твоему отцу очень многим, а единственное, что он попросил меня — это позаботится о тебе. И сегодня впервые ты вела себя тихо и не ввязывался в неприятности. Даже не пошла проверять разрушил ли я Алтарь или нет.

Алтарь! Я совсем забыла!

— А так как в ближайшем будущем у меня совсем не будет времени контролировать тебя, то, пожалуй, проклятие снимать я пока не буду.

— Но я думать ни о чём не могу, кроме как… — я едва успела прикусить язык, чтобы не признаться во всех грязных фантазиях, которые словно бабочки хаотично кружили у меня в голове.

— Отлично! Как говорится, чтобы избавить голову от одной дури, надо поселить в неё другую.

Гениально! У меня просто нет слов!

— Вы не можете так со мной поступить! — сжимая кулаки практически прорычала я, чем вызвала снисходительную улыбку.

— Ещё как могу.

— Это незаконо!

— Надо было подумать об этом, когда собиралась проклясть меня.

— Я обращусь в Дневную Стражу!

— Про Алтарь Жертвоприношений не забудь им рассказать.

— Вы… вы… — как же меня злило его невозмутимое выражение лица. И почему он опять всё решил сам?! — Как же я вас…

— Любишь? — весело подсказывал он. — Хочешь?

Руки сами потянулись к его шеи, в отчаянной попытке задушить магистра коварства и мучений.

— Н-е-н-а-в-и-ж-у… — ладошки скользнули на затылок притягивая его к себе и слова утонули в поцелуе.

Мягкие, нежные, вкусные. Его губы были словно источник живительной влаги в пустыне. И я заблудший путник, отыскав свой оазис, жадно наслаждалась каждым прикосновением в страхе, что меня вот-вот оттолкнут и миг блаженства прекратится.

Но он не оттолкнул. Разрешил поцеловать. Один раз. Потом второй. Но когда я провела языком по соблазнительным губам, слегка раскрывая их, он не выдержал. Вздохнул и крепко сжал талию. Но вместо того, чтобы оторвать меня от лакомства, скользнул ладонями вниз по грубой ткани ученического платья и обхватил округлости моей попы руками. Легонько сжал, потянул на себя. Я замерла, а он приоткрыл рот и слегка толкнул мой язык своим. Будто спрашивая: «Эй, малыш, ты что тут делаешь? Потерялся что ли?»

От подобной наглости меня словно тьмой по голове ударило. Моментально протрезвев, поняла то, что я делаю, делать не следует, а то, что он себе позволяет, так вообще ни в какую Бездну не лезет.

— Ай — схватившись за губу, он отскочил, — ты зачем кусаешься?

— А вы чего руки распускаете?! И не только руки!

— Так ты же первая начала, — немного обиженно протянул он, щупая пальцем нет ли крови. Крови естественно не было, потому как я его совсем легонько куснула. Так, для профилактики.

— А вы почему меня не остановили?!

— Зачем? — он хитро улыбнулся. — Теперь найти кровь Чистой девы тебе будет гораздо сложнее.

— Вы! Как же я вас ненавижу! — убью, гада коварного! Мало я ему губу укусила, надо было больше кусать, так чтоб пол лица отхватить. А он стоит и довольно ухмыляется, потешаясь над моим злобным пыхтением. Но сейчас я его научу правилам этикета! Если проклясть не могу, то хоть по морде врежу. Со злостью замахнувшись, я подалась вперёд.


Он явно разгадал мои намерения, но даже не предпринял попыток остановить или увернутся. Одновременно со звуком звонкой пощёчины взметнулось адово пламя и я мягко приземлилась на свою кровать.

Как он мог?!! Целоваться, только чтобы я духов не призвала? Да кто вообще так делает?

Я все еще ощущала его тепло на своих губах. А перед глазами стояла победная улыбка.

— Ненавижу! — в сердцах пнула ни в чем не повинную подушку.

— О, Ригана, ты уже вернулась? — в комнату зашла моя соседка, закутанная в пушистый халат и с полотенцем на голове. — Где была?

— Нигде, — буркнула, снимая мокрое платье. Чтоб его Тьма забрала!

— Опять секреты! — рассмеялась Лакура. — Если бы я плохо тебя знала, то подумала, что ты бегаешь на свидание с тайным поклонником.

Щеки вспыхнули, а губы вновь ощутили его вкус.

— Да кому они нужны эти… поклонники! Голова только от них болит! — фыркнула, надевая пижаму. Даже душ принимать не хочется. Поскорей бы забыться крепким сном, лишь бы не видеть его наглой ухмылки перед глазами.

— Эх. Дурочка ты. С такой внешностью! — она мечтательно закатила глаза. — Любого могла бы соблазнить! Даже Темного Лорда!

— Да, ну, — недоверчиво нахмурилась, — Темные Лорды самой Тьмой не соблазнятся. Только себя и любят!

— Пф. Любой мужчина, неважно тролль, гном или Темный Лорд, прежде всего мужчина, — воодушевленно заявила моя соседка, вытирая влажные волосы полотенцем, — и любят они глазами. Замени свою пижаму кружевным бельем и никто не устоит!

— Еще чего! — возмутилась и быстро юркнула под одеяло, укрывшись с головой.

Не нужен он мне! Сниму проклятие и думать про него забуду! А сейчас, спать!

Легко сказать, заснуть — сложно. Не знаю, сколько я проворочалась, пока не поняла, что сладких снов мне не видать. А все этот наглый магистр виноват. Откинув одеяло, я села, поставив ноги на деревянный пол. Комнату заливал мягкий лунный свет, а у противоположной стены мирно сопела Лакура. Подавив приступ зависти, я тихо встала, накинула длинный халат и на цыпочках вышла за дверь.


Я часто покидала ночью общежитие, поэтому прошмыгнуть незамеченной на улицу не составило труда. Я понимала, что Алтарь скорее всего был разрушен, но всё равно пошла проверить на центральную площадь. Все вокруг спали и обычно оживленные дорожки Академии были пустынны, но тем не менее, я держалась неосвещенных кустов и пряталась в тени деревьев. Как я и предполагала, заклинание морока было снято, а от Алтаря не осталось и следа. С досадой пнув камень, я присела на скамейку.

— Не спится? — появился рядом дух. Я лишь вздохнула в ответ.

— Скажи, за что он меня так не любит? — на душе было пусто, словно сердце во тьму опустили.

— Он заботится о тебе…

— Ха! Заботится! Вечно дурёхой называет. Я самостоятельно и шагу без его ведома ступить не могу! А теперь ещё и проклятие наслал, чтоб я мучалась! — приступ злости резко сменился необъяснимой грустью, — а я всего-то хотела найти своих родителей.

— Иногда правда может убить последнюю надежду, — решил пофилософствовать дух, — и лучше жить в счастливом неведении и надеяться на лучшее, чем знать, что ничего уже не вернешь.

— Глупости! Я знаю, что мои родители живы!

— Пока ты веришь и помнишь они будут жить в твоем сердце, — продолжал бубнить дух.

— Сейчас в моем сердце нагло пустил корешки кое-кто другой! Дурацкое проклятие! Я только то и делаю, что постоянно думаю о… — запнувшись, решила, что духу не обязательно знать о моём поцелуе с магистром. И как можно называть заботой такое поведение? И мне интересно, что сказал бы мой папа, если бы узнал в каком щекотливом положение оказалась его дочь, благодаря такой заботе. Точно! Я не буду сопротивляться чувствам, я отдамся этой порочной любви и у лорда не останется другого выбора, кроме как снять проклятие! Да! Пойду к нему прямо сейчас и доведу до точки кипения своими откровенными приставаниями.


Решительным шагом я направилась прямиком к магистру Кромеру. Жил он как и большинство преподавателей на территории Академии, но его двухэтажный дом стоял вдали от всех. В тёмных окнах не было ни единого намека на свет, а значит хозяин давно спал.

Ничуть не смущаясь позднего часа, я громко постучала стальным кольцом о пластину на двери. Потом ещё. И ещё раз погромче. За дверью послышались шаги. Заправив непослушный локон за ухо, я приготовилась радушно улыбнутся. Но как только дверь открылась, улыбка моментально исчезла с моего лица. Мне и самой захотелось убежать. Лохматый, будто дикий зверь, магистр свирепо окинул меня заспанным взглядом.

— Тёмной ночи! — пискнула я.

— Очень тёмной, адептка Мессор, — хмуро ответил он, поправляя черный халат, — что вы здесь делаете?

— Я… ну… пришла избавиться от проклятия.

— А время вы видели? — он грозно сложил руки на груди, — к тому же я уже сказал, что снимать его не собираюсь. Ну это мы еще посмотрим. Пора переходить к активным действиям!

— Могу ли я войти? — зябко обнимая себя руками, невинно спросила я. — Тут очень холодно.

— Вот и сидели бы дома, под одеялом грелись, — рявкнул он, но посторонился.

— Под одеялом, так под одеялом, — я воодушевилась и сбросив обувь быстро зашагала в его спальню.

— Эй! Адептка Мессор? — запоздало донеслось мне вслед.

Кровать магистра темной магии манила и притягивала. Без лишних прелюдий я юркнула в объятия черного шелка, который все еще хранил тепло мужского тела.

Со сладким стоном я подмяла под себя подушку и набросила сверху одеяло.

— И как это понимать? — удивленно застыл на пороге лорд.

— Это все действие проклятия, — пробормотала я, переворачиваясь на спину и разбрасывая руки в стороны, — одному в постели так холодно и одиноко. Присоединяйтесь, вместе веселее и теплее.

От моего весьма нескромного предложения у магистра нервно задергалась бровь.

— Адептка Мессор, немедленно покиньте мою постель и отправляйтесь в свою комнату!

— А не то что? — с вызовом приподнялась на локте.

— А не то, я сейчас сам туда вас отправлю!

А-а-а, — лениво откинулась назад на подушку. — Не отправите. Иначе давно бы это сделали. А почему не сделали?

Лорд лишь напряженно поиграл желваками.

— Потому как адептка вышагивающая из адового пламени в столь поздний час в одной пижаме будет выглядеть весьма подозрительно, — с видом детектива заключила я.

— Вы в халате, — сквозь зубы подметил лорд.

— О, прошу прощения, — быстро развязав тугой узел, отбросила махровую одежду в сторону. — Так лучше? Теперь я выгляжу намного соблазнительней?

— Это самая ужасная пижама, которую я когда-либо видел, — хмыкнул магистр Кромер.

— Так, может, ее тоже снять? — я расстегнула верхнюю пуговку, подмечая как усилилось напряжение в комнате, — или, быть может, вы снимите проклятье?

— Ах, вот оно что, — вздохнул лорд и заметно расслабился. — Если вы надеетесь таким образом заставить меня снять с вас проклятье — зря стараетесь. Своим обнажением вы только себя поставите в неловкое положение.

Я сникла под равнодушным взглядом.

— Темной ночи, я лягу на диване.

С этими словами он развернулся и вышел из комнаты.

Ха. Для такого почтительного статуса и возраста что-то он уж больно наивный, раз думает, что я так просто сдамся!


Небольшой диван в гостинной был явно не предназначен для высокого лорда. Недовольно взбив подушку, он встряхнул клетчатый плед и заметил меня у входа. Пару секунд он смотрел так, словно хотел что-то сказать, но в итоге решил проигнорировать и продолжил вить себе гнездышко.

— Последний раз прошу: снимите проклятие! — угрожающе произнесла я и подошла ближе к дивану.

— А не то что? — посмеялись надо мной, — отберете подушку?

— Вы же знаете, что делает со мной проклятие? Я не могу сопротивляться его действию, — томно прикрыв глаза, проговорила я и начала медленно расстегивать пуговки на своей пижаме. Одну за другой. Медленно спускаясь пальчиками вниз.

— Зря стараетесь! — прорычал магистр и, накрывшись с головой, бесцеремонно отвернулся к стенке.

Ах так?!

Посмотрим, как он будет спать без одеяла. Взявшись за край пледа, я изо всех сил потянула его на себя. Но лорд, не будь он магистром темной магии и почётным членом Ордена Бессмертных, сдаваться без боя не хотел и с легкостью отобрал его назад. И тут началась настоящая битва за спальные принадлежности. Я хваталась то за подушку, то за одеяло, то за халат самого лорда. Но все мои посягательства пресекались на корню. Меня пытались скрутить и обезвредить. Но я диким зверьком извивалась, брыкалась и кусалась. В какой-то момент наша шуточная схватка переросла в нечто иное и я оказалась прижата к дивану. Мои руки были разведены и надёжно зафиксированы над головой. Верхняя часть пижамы окончательно расстегнулась и уже ничего не скрывала. Нависнув надо мной, лорд пристально следил за тем, как от тяжелого дыхания высоко вздымается моя обнаженная грудь.

Но я даже не пыталась вырваться и прикрыть наготу. Более того, она меня нисколько не смущала. Я лишь заворожено наблюдала, как его взгляд жадно скользил от одной груди к другой.

— Что же ты делаешь со мной Риа, — прошептал магистр и склонил голову, сдавшись будто изможденный воин на поле боя.

Его горячее дыхание обожгло ложбинку между грудями и я со стоном выгнулась. Он словно коснулся губами моего измученного сердца. Я так долго этого хотела, так сильно желала его страстных объятий.

Проклятье!

Нет! Это все оно! Это не мои чувства.

Я закрыла глаза. Замотала головой. Но непослушные губы прошептали:

— Да…

— Моя Риа, — ответил он, отпуская запястья, и нежно скользнул ладонями по моим рукам, легко коснулся локонов, убирая их с лица, — посмотри на меня.

Я открыла глаза, повинуясь его просьбе. Его зеленые глаза потемнели от желания.

— Всего одно слово, и я остановлюсь, — хрипло проговорил он и снова начал ласкать губами шею и ключицы. Я не могла сказать ему «Нет» — проклятье затмило мой разум, а тело требовало продолжения.

Лёгкими поцелуями, которые приятно щекотали кожу он спускался всё ниже. И перед тем как вкусить алую вишенку на белоснежной, словно сливки, коже, остановился. Заглянул в мои затуманенные глаза и тихо спросил:

— Ты не опоздаешь?

— Ч-что?

— Вставай, не то опоздаешь, — лорд поднялся и медленно начал таять, постепенно превращаясь в духа.

— Почему я вообще должен тебя будить? — возмущался он, кружась над моей кроватью.

— Где я? — ошарашено обвела глазами свою комнату. — Где магистр Кромер?

— Магистр давно ждёт тебя у себя в кабинете. А ты вместо того, чтобы помогать с документами бессовестно спишь! Вставай давай!


— Потише, — сонно пробурчала Лакура, ворочаясь в кровати. Хорошо ей — не нужно отрабатывать по выходным и можно выспаться. Я бы тоже с удовольствием еще повалялась и досмотрела сон. Что снилось, я точно не помню, но, кажется, что-то очень приятное. Я с духом гуляла по академии, а потом… зачем-то пошла к магистру Кромеру… кажется я хотела украсть у него подушку…

- Вставай! — прозрачное тело надоедливо мельтешило перед глазами и мешало собраться с мыслями.

Послав духа в Бездну, я быстро поднялась, умылась, надела ученическое платье и, немного поэкспериментировав с прической, вышла из общежития.

Заглянув на Центральную площадь Академии, я лишний раз убедилась, что мои кропотливые труды были бесследно уничтожены. Уверена, он и книги со схемами изъял из библиотеки. Но я-то хитрее, давно перерисовала всё необходимое и теперь, чтобы заново построить Алтарь мне потребуется максимум две недели. Вот только кровь Чистой Девы придётся поискать. Непонятное чувство злости и чего-то ещё, что приятно будоражило и почему-то вызывало улыбку, наполнило грудь. Но всё равно придушить магистра хотелось больше. Сразу, как только снимет с меня проклятье. Или ещё разок поцелует.

Быстрым шагом я вошла в главный корпус Академии. На пути в кабинет директора, пробегая мимо зеркала, невольно остановилась. Раньше я никогда не задумывалась над тем, идет ли мне простое черное платье длиной чуть ниже колен или нет. Но сейчас, позабыв про спешку, стояла и придирчиво разглядывала свое отражение. Грубая ткань никак не подчеркивала фигуру. Я грустно вздохнула. Как можно выглядеть привлекательно, когда сотня адепток ходит в точно таком же наряде?

Бездна! О чем я только думаю? Нужно поскорее избавляться от этого проклятия!

Леди Зара встретила меня, лучезарно улыбаясь. Она торопливо объяснила, как упорядочить картотеку и, протараторив, что магистр уехал по делам, выпорхнула из приемной.

Уехал, значит. Даже поздороваться не соизволил. Ну и, ладно! Не хватало мне ещё в выходные его гнусное поведение терпеть.

С грустью поглядывая на яркое солнышко за окном, я принялась за работу.

Не прошло и пяти минут, как хитро улыбнувшись, я решила воспользоваться уникальной возможностью и полазить в архивах. Папа преподавал в Академии и, если записи о нём не были изъяты, то я их непременно найду.

Ага, конечно.

Неприятно щёлкнув по пальцам, магическая защита, лишний раз напомнила, что мой бывший опекун не любил, когда я совала свой нос туда, куда не следовало. Пусть только вернётся, выскажу ему всё, что думаю, о нём и его гиперзаботе.

Недовольно поворчав себе под нос, снова взялась за картотеку. Время близилось к обеду, а про меня будто все забыли.

«Что же ты делаешь со мной, Риа» — вдруг вспомнился отрывок сна и карточки с именами студентов рассыпались по полу. Я замерла, прижимая руки к груди. О, Бездна! Щёки залились алым румянцем и я присела, пытаясь прогнать жар, обмахиваясь документами. Нет! Это уже слишком! Это… Чем больше я об этом думала, тем хуже, мне становилось. А лорд даже не думал возвращаться! Вместо него вернулась леди Зара и, поблагодарив за работу, вручила корзинку с горячими пирогами.

— А магистр Кромер ещё не приехал? — осторожно поинтересовалась я.

— К ужину должен быть, а что?

— Просто любопытно, — безразлично пожала плечами, сказала «спасибо» и пошла домой, обдумывать план мести.


Хотелось ударить его по самому больному месту. Но как бороться с тёмным лордом, который сильнее тебя в сотни раз? «Хитростью, конечно же!» — попыталась подбодрить саму себя, жуя пирог и запивая его тёплым молоком. Но на его стороне главное преимущество — проклятье, которое превращает мозг в розовое облако!

— Привет! — в комнату вошла Лакура с пакетами в руках. Опять по магазинам бегала.

— Привет, — вяло отозвалась, подвигая к ней тарелку с пирогами, — угощайся.

— Ты что?!! Смерти моей хочешь?!! — возмутилась соседка, будто я ей яду в лицо плеснула.

— Нормальные пироги. С вишней. Вкусные даже. Ты чего?

— Да ты хоть знаешь, как от мучного поправляются? — сокрушалась она, пока я продолжала безмятежно жевать. — Хотя, кому я это рассказываю? Ты ж сколько не ешь, а всё равно не толстеешь.

— Неправда. Просто все калории на тренировках по боевой магии сжигаются, — пожала плечами, а Лакура посмотрела на меня с интересом.

— Правда что ли? — спросила та, кто к учебе особого рвения никогда не проявляла. — Думаешь, и я смогу похудеть и влезть в это?

Она достала из шкафа нижнее белье. Полупрозрачный черный корсет с красными бантиками на груди, пояс в виде короткой кружевной юбочки и чулки с широким кружевным ободком.

— Нууу, — я скептически сравнила пышную любительницу разврата и комплектик на пару размеров её меньше, — честно?

Лакура горько вздохнула и села на кровать.

— Вот и чем я только думала, покупая это? Просто последний размер оставался. Слушай, а забирай себе. Тебе должно быть как раз.

— Зачем оно мне? — отмахнулась я.

— Бери, бери! Ухажера своего тайного помучаешь!

— Помучаю? — ей удалось разбудить во мне любопытство. Интересно как? На магистра что ли корсет этот напялить?

— Ага. Только представь, ты вся такая красивая и… недоступная! Как вишнёвый пирог, который очень хочется, но нельзя скушать!


А что? Идея неплохая. Только вот смогу ли я оставаться недоступной под действием проклятия? И магистр-то соблазнился на меня исключительно в моих фантазиях. Хотя, что мне терять, а попробовать стоит.

Дождавшись пока моя любознательная соседка пойдет хвастаться своими покупками подружке в соседнюю комнату, я быстро облачилась в жутко смущающий наряд. Сверху я надела лишь лёгкую накидку-плащ. Волосы распустила и вышла из комнаты.

Добравшись до места назначения, я несмело постучала. Бездна! Да я вся дрожу от волнения. Соберись, Риа! Твоя цель — снять магистра. Проклятие!

— Снять проклятие! — сказала себе строго и даже по щекам похлопала, чтобы выбить дурь всякую из головы. За этим нехитрым занятием меня и застал лорд. Возможно он и удивился, но виду не подал.

— Тёмного вечера, — поздоровалась, чувствуя как лицо горит. То ли от смущения, то ли от недавнего рукоприкладства.

— Адептка Мессор, — проговорил он, опираясь спиной на дверной косяк, — тренируетесь пощечины раздавать? У вас это и так довольно неплохо получается.

Мне показалось или в его голосе промелькнула обида? Тоже мне.

— Извинятся не буду. Вы её заслужили, — пробурчала я, а лорд улыбнулся краем губ. Как-то грустно так.

— Проходите. Составите мне компанию за ужином, — проговорил хозяин дома и скрылся из виду. Вот так просто? Даже напрашиваться не пришлось.

Судя по запаху на ужин магистр Кромер собирался полакомиться мясом. Очень вкусным и ароматным. Поставив ещё одни приборы на стол, он жестом пригласил меня присесть.

— А плащ вы снять не хотите? — поинтересовался он, отодвигая для меня стул с высокой спинкой.

— Я обязательно разденусь, — пообещала, гипнотизируя сочные бифштексы, — но только после того, как поем.

А то ведь от увиденного меня скорее всего просто назовут извращенкой и выставят за дверь. И даже вкусным ужином не накормят.


— Как хочешь, — пробормотал магистр и щедро наполнил мою тарелку. Выбрал он именно тот кусок, на который я смотрела и дополнил его овощами, приготовленными на гриле.

— Вина?

— О! Было бы чудесно! — с каждой секундой я волновалась всё больше. Будто перед экзаменом, к которому совсем не подготовилась.

— Оно достаточно крепкое, — предупредили меня, наполняя бокал.

А ещё оно было очень вкусное и отлично дополняло мясо.

— Ну, и чем обязан столь неожиданному визиту? — поинтересовался лорд.

Как научила практика сна, раскрывать сразу свою цель не стоило. Магистр-то поди не глупый, должен и сам знать, какое на меня влияние оказывает магия. Так что и мой неподобающий для леди наряд под плащом будет логически обоснован и сам натолкнет его на мысль, что пора избавляться от любвеобильности одной находчивой адептки.

— Картотеку вашу упорядочила, — доложила, продолжая активно уплетать мясо.

— Вот как, — разочарованно протянул директор. Ел он неспешно, будто сдавал экзамен по столовому этикету.

Я тоже приосанилась, максимально выпрямляя спину, словно к позвоночнику привязали шпагу. От этого полы плаща разошлись, открывая непристойный вид на широкое кружево чулка.

Смутившись, я быстро поправила одежду, а магистр внезапно поперхнулся и закашлялся.

Украдкой глянув в его сторону, наткнулась на пристальный взгляд с некой долей замешательства. Он сидел неподвижно, по-прежнему удерживая руку у рта.

Всё-таки заметил.

Ну что ж, пора переходить к активным действиям.

Но магистр Кромер перехватил инициативу.

— Адептка Мессор, — прозвучало почти строго, — скажите, а что это на вас надето… под плащом?

— Да так, — невинно похлопала ресницами, — мелочь… почти ничего…

— Ясно. Значит, мне не показалось, — вздохнул лорд. — И с каких пор у вас появилась привычка разгуливать в… подобном виде?

Я сцепила зубы и сжала кулаки. Да как он смеет издеваться?

— А то вы не знаете, — съязвила, залпом осушая бокал, — кто всему виной!

— И кто? — у него очень натурально получилось разыграть удивление.

— По-моему, — поднялась, отодвинула его тарелку в сторону и сама присела на ее место, — догадаться не сложно. Лорд с немым удивлением наблюдал за моими действиями, а когда я, усевшись прямо перед ним, нагло уперлась носком в его стул, магистр с трудом сглотнул, словно в горле застряла вишневая косточка.

— Что ты делаешь, Риа? — побродив по моим ногам ошалевшим взглядом, прошипел лорд.

— А на что это похоже? — лукаво играя пояском, спросила я. Снимать с себя накидку я никак не решалась и надеялась, что до этого не дойдет. К тому же магистр уже выглядел как воин, которого враг поджимал со всех сторон.

— Что ты не в себе, — сделав над собой усилие, он наконец оторвался от созерцания чулков и поднял голову. Я не смогла выдержать такого испытывающего взгляда и отвела глаза. — Слезьте со стола адептка Мессор.

Это просьба, нет, скорее приказ прозвучал как «Сдавайтесь, вы окружены!». Стойкости, вредности и упрямства ему не занимать. Но я тоже не намерена отступать.

— Как пожелаете, лорд-директор, — сцепив зубы процедила я, легко оттолкнулась, спрыгнула и присела прямо к нему на колени, — так лучше?


Магистр, казалось, выдохнул весь воздух и уставился на меня. А я на него, победно улыбаясь.

— Риа, — его голос прозвучал хрипло и натянуто, — ты же понимаешь, что присаживаясь к мужчине на колени, ты явно даешь понять, что не против, чтобы он сделал так, и даже больше?

Мягко обхватив мои колени, лорд скользнул руками вверх к кружевным резиночкам на чулках. Подобной наглости я от него никак не ожидала, и не сдержавшись, злобно фыркнула, крепко сжимая пальцами главный орган любого мужчины.

— Риа! — недовольно прогундосил магистр, уворачиваясь от моей руки и спасая свой нос — главный орган не только мужчин, но и женщин, ведь без кислорода нам долго не прожить.

— По-моему, я четко дала понять, что не против, чтобы вы сняли с меня наконец это проклятие!

— Проклятие? Какое проклятие? — нахмурился тот, чья короткая память совершенно не соответствовала солидному статусу.

— То, которое вы наслали на меня вчера! — не поленилась объяснить.

— А, — на миг изумившись, магистр вдруг странно заулыбался. — А ты уверена, что хочешь, чтобы я его снял? Соблазнительно сверкнув зелеными глазами, он вновь нежно погладив мои коленки, за что и получил по наглым пальцам.

— Конечно уверена! Что за глупый вопрос?

И тут лорд скорчил гримасу, которая сделала его похожим на маленького капризного ребенка.

— Неужели, это так плохо любить меня? — спросил он тихо.

— Это ужасно! Просто невыносимо! — горячо заверила я. — Вы даже не представляете какое это мучение!

А теперь судя по лицу и глазам, он похоже злился.

— Ну что ж. Ничем не могу помочь, — отчеканил он. — Да и не похоже, что вы особо мучаетесь. По-моему отлично справляетесь и держите себя в руках.

— Да я на грани срыва! — убедительно замотала головой, а лорд лишь растянул губы в одной из своих наглых усмешек, которые я так ненавидела.

— Не верю, — пожал он плечами. — Ты никогда не зайдешь дальше, чем позволяют приличия.

Это был вызов, который я не могла не принять.


Сейчас будет ему неприличное поведение! Я потянулась к поясу, но в последний момент остановилась. Какой Бездны ради, я должна раздеваться первая?

Коварно улыбнувшись, я начала расстегивать пуговицы на его черной, как безлунная ночь, рубашке. Я специально медлила, ожидая, когда же он остановит меня и прекратит это безобразие. Но лорд молчал. Я дошла до середины и нервы начали потихоньку сдавать. Я уже слышала, как со свистом закипает мой мозг, но все равно продолжала расстегивать пуговицы дрожащими пальцами. Последняя далась мне с особым трудом. Но магистр упрямо молчал, даже когда я рывком развела полы рубашки в стороны и приспустила ее с широких плеч. На обнаженный торс героя девичьих фантазия смотреть я не решалась, поэтому наконец подняла глаза и встретилась взглядом с магистром.

Он едва сдерживал улыбку, а на лице было такое торжество, что захотелось еще раз ущипнуть его за самый важный орган.

— Это все на что ты способна? — насмешливо поинтересовался лорд.

Его слова, словно кнут подстегнули меня, заставляя найти в себе силы пойти дальше. Я обхватила сильные плечи и прильнула губами к шеи магистра. Его кожа была изумительно нежной, а пьянящий немного терпкий аромат, заставил прикрыть глаза и наслаждаться приятным запахом. От удовольствия закружилась голова. Мои руки скользнули вниз, обрисовывая и запоминая каждый мускул на идеально сложенном теле.

— А на что способны вы, лорд-директор? — прошептала я на ухо, потянув магистра за кожаный ремень.

Прорычав нечто нечленораздельное, он подхватил меня на руки и мы моментально оказались в спальне. Опустив меня на мягкую постель, он навис сверху.

— Снимите проклятье, — хрипло попросила я, — пока не поздно. Мы должны остановиться….

Улыбаясь, он покачал головой и нежно коснулся моей щеки.

— Нет, моя маленькая Риа, — он наклонился и мягко поцеловал губы, — проклятье разрушил мой поцелуй еще вчера. А сейчас уже слишком поздно, просить меня остановиться.

Я даже рот открыла, от удивления и шока.

— Как это еще вчера? — едва нашла силы спросить. — Не может быть!

— Может. Ты же почувствовала разницу, — он говорил мягко, но очень убедительно, — иначе не дала бы мне пощечину.

Нет. Нет! Нет!!! Кровь застучала в висках и я была готова умереть от смущения.

— Это твои настоящие чувства, — он озвучил страшную правду, в которую никак не хотело верить мое сердце.

— Прими их, Риа, — прошептал лорд, потянув поясок на моем плаще, — прими меня.

Осторожного касания хватило, чтобы накидка соскользнула, обнажая мой полупрозрачный корсет с красными бантиками в стратегических местах. Вздох восхищения отозвался громким эхом, вызывая дрожь.

— Не смотрите! — закричала, прикрываясь руками. О, Бездна! Что же я наделала?!

— Я не могу не смотреть, — мои руки тут же убрали и развели в стороны, — ведь ты надела это для меня. Не прячься, Риа. Ты такая красивая…

Магистр продолжал бормотать комплименты, разобрать которые уже было невозможно, так как его губы утонули в моем декольте. Разорви меня Бездна! Я была готова завыть от обиды! Он обманул меня! Заставил поверить в то, что я все еще проклята! Он играл со мной! Посмеялся над моими чувствами! А сейчас решил использовать, словно я сама напросилась!

— Как вы могли, — задрожал мой голос, — мой отец попросил заботится обо мне. А вы? Решили обесчестить как распутную девку?

Тяжело вздохнув, лорд прекратил нашептывать всякие глупости и я почувствовала на себе всю тяжесть его тела. Он по-прежнему крепко сжимал мои руки, положив голову мне на грудь, словно на подушку.

Еще раз горько вздохнув, он поднялся и посмотрел на меня. От этого взгляда можно было поседеть.

— Умеешь же ты испортить момент, Риа! — сквозь зубы прорычал магистр и взметнулась адово пламя.


Я оказалась в кромешной темноте и не сразу поняла, что меня запихнули с головой под одеяло. Выбравшись на волю, жадно глотнула воздуха.

Лакуры не было и я не сдерживая эмоций ударила подушку.

— Ненавижу! — беззвучно зарыдала, закрывая ладонями пылающее от смущения лицо. — Как же я тебя ненавижу, Эвэл Кромер!

Я чувствовала себя раздавленной, униженной и растоптанной. Зачем он так со мной поступил? Почему не остановил и позволил зайти так далеко? Неужели ему так нравится насмехаться над чувствами других? Если в моем сердце и была к нему какая-то симпатия, он уничтожил ее на корню!

Лакура вернулась поздно и застала меня за чтением учебника по смертельным проклятиям для адептов последних курсов. Несмотря на свое неуемное любопытство, ей хватило лишь моего убийственного взгляда, чтобы желание задавать вопросы исчезло надолго.

Полночи я просидела, обняв колени и выдумывая способ убить бессмертного, и уснула лишь под утро. Проснулась я к обеду, сладко потянулась, вспомнила вчерашний день и нахмурилась.

— Риа! — сказала себе строго. — Ты получила то, что хотела — избавилась от проклятия! Вставай и хватит хандрить!

Но не думать о нем не получалось. Может он обманул и частица проклятия все же осталась. Иначе, как объяснить все то, что сейчас творилось в моей голове?

Грустно вздохнув, я обнаружила на столе красивую светло-голубую коробку с пышным белым бантом.

«Для Риганы Мессор» — с удивлением прочла я.

Для меня?

Хм. Интересно, от кого?

Долго не раздумывая, я сорвала бант и заглянула внутрь.

«Надень меня» — красовалось на небольшой открытке.

Сгорая от любопытства, я быстро достала из коробки длинное белоснежное воздушное платье. Низ подола и широкие бретельки, спадающие на плечи, были вышиты серебряными цветами.

Отказать такому чудесному платью, которому могла позавидовать даже принцесса, я не могла, поэтому тут же примерила его. Оно было из такой легкой ткани, что казалось сшитым из облака. Улыбаясь своему отражению, я подняла волосы и заколола их, открывая плечи и шею.

В дверь скромно постучали и на пороге появился тот, чье красивое лицо хотелось видеть меньше всего.

— Чудесно выглядишь, — улыбнулся лорд. Сам он тоже был одет как на праздник. — Вижу, что с размером я не ошибся.


— Это ваше платье? — возмутилась я.

— Нет, Риа. Я не ношу платьев. Это мой тебе подарок.

— Ничего мне от вас не надо! Забирайте свой подарок и уходите!

Нагло улыбнувшись, он шагнул в комнату.

— Ты хочешь, чтобы я его прямо сейчас снял?

Я задохнулась от возмущения.

— Надеюсь под ним нечто похожее на твой вчерашний наряд?

— Знаете что?.. — не выдержала я, замахиваясь.

— Знаю, — он подтянул меня за руку, которой я намеревалась его ударить и взметнулось адово пламя.

Мы оказались в храме. Вокруг царила некая праздничная суматоха. Дух летал вокруг и подгонял девушек украшающих стены и колонны цветами. Заметив нас, он подлетел и поклонился.

— Уже почти все готово, — доложил он, а потом посмотрел на меня и мне показалось, что в призрачных глазах промелькнули слезы. — Не думал, что когда-нибудь наступит этот день и ты наконец выйдешь замуж.

— Я?! Замуж? За кого?

— За меня, — невозмутимо ответил лорд и потянул мое шокированное тельце в глубь храма.

— Как? Почему? Зачем?

— Видишь ли, Риа, мне предложили стать главой Тайной службы. Часто появляется в Академии я теперь не смогу, поэтому присматривать за тобой мне станет намного проще, если ты будешь всегда рядом.

— И ради этого вы женитесь?!

— Нет. Сознаюсь, я просто хочу, чтобы ты каждый день надевала для меня красивое нижнее белье.

— Каждый день?! Вы в своём уме такое требовать?

— Ну, ладно, — снисходительно улыбнулся наглец, — не каждый день, а каждую ночь.

Я открыла рот, пару раз моргнула, подбирая крепкие ругательства, а нелогичный извращенец продолжал стоять и улыбаться так, словно я перед ним представление устраиваю и пытаюсь рассмешить.

— Послушайте, — я глубоко вздохнула пытаясь успокоится. Получилось не очень, — а меня спросить вы не удосужились? Может, я не хочу за вас замуж!

— А я знал, что ты откажешься, поэтому и не предлагал. Но хорошо, что Темным лордам согласие невесты не обязательно, — невозмутимо ответил он.

— Вы не можете вот так вот просто взять и жениться! — вырывалась я, но мою руку никто не собирался выпускать.

— Темные лорды могут все. Интересно, сколько времени надо, чтобы укротить твой дикий характер? В любом случае, думаю, это будет очень весело.

— И ради этого вы устроили всё это? Чтобы развлечься?

Он внезапно остановился и внимательно на меня посмотрел. С таким легким укором, словно я на ногу ему во время танца наступила.

— Мы поженимся, потому что любим друг друга.

Моё сердце радостно ёкнуло в груди, но голос разума победил.

— Вы явно не в себе, уважаемый лорд-директор. Возможно, на вас всё же подействовало моё проклятие? Одумайтесь, пока не поздно, — для убедительности я даже пальцами у его носа пощелкала. Магистр смерил меня таким взглядом, от которого бы даже самый яркий свет померк.

— Я уже давно не в себе, Риа, — ответил он серьезно и даже вздохнул для пущей убедительности. — И всё из-за тебя. Знаешь, я рад, что проклял тебя, потому что только так ты смогла ощутить то, что чувствовал я всё это время.

— Но… — я не знала, что сказать. Он опять издевается? Но в зелёных глазах не было ни намёка на веселья, — вы же никогда не проявляли ко мне интерес… ну в этом смысле…

— Никогда? — изумился магистр. — А ты вспомни Праздник Зимы в прошлом году, когда я предложил тебе сходить на свидание. А ты сказала, что старикам лучше развлекаться отдельно и пошла на фестиваль с Лакурой и её друзьями.

— Эм-м… — только и смогла ответить. А я-то думала, чего он злющий ходил после этого и медленно убивал меня взглядом. — Просто вы не сказали, что это свидание! А ваше «Пойдём на фестиваль вместе» прозвучало так, словно я маленький ребёнок, которого без присмотра отпускать никуда нельзя!

— А так и есть! — фыркнул лорд, — я тебе сколько намёков не делал, а всё бестолку! Пробка от эльфийского вина и то проницательнее!

— Да фонарный столб заигрывает лучше! — не осталась я в долгу.

— Фонарный?.. — нахмурился, повторяя, магистр Искусства Непонимания, — столб?

Его густые брови взметнулись вверх и он расхохотался.

Я с удивлением покосилась на лорда. А что смешного-то? Ну точно не в себе.

— Ну… Риа, — он промокнул пальцем проступившую от смеха слезу, — со столбом меня ещё никто не сравнивал.

— Это был не комплимент, — заметила я на всякий случай.

— Да, ты меня не особо жалуешь, — покачал головой и посмотрел так, что я даже почувствовала как где-то глубоко внутри зашевелилась совесть.

— А вы первый начали! Нечего меня пробкой называть!

— Прости. Я не хотел тебя обидеть, — мягко проговорил он, проводя кончиками пальцев по моим волосам. Сердце дрогнуло и застыло от такого фривольного жеста, — просто ты такая милая и мне хочется столько с тобой… то есть для тебя сделать. А ты… Но теперь, когда мы наконец разобрались в твоих чувствах, почему бы нам…

— Минутку, — я приложила палец к стремительно приближающимся ко мне губам и лорд в очередной раз недовольно вздохнул. — Мне до сих пор ничего не понятно. Даже если вы, предположим, — я замялась, подбирая слова и накручивая локон на палец, — ну это… вроде как… влюбились, — последнее я выдавила с таким трудом, будто на меня проклятие Вечного Молчания наслали, — то зачем так скоро жениться? Можно ведь и просто так на свидания походить, узнать друг друга получше.

— Я знаю тебя чуть ли не с рождения, — отрезал лорд, — к тому же я уже далеко не мальчик, чтобы просто так на свидания ходить.

Я сложила руки на груди и сузила глаза.

— А я — девушка! И мне хочется романтических свиданий в статусе невесты, а не сразу связаться Тьмой и… сидеть дома стирать носки!


Лорд в очередной раз вздохнул. Да. Действительно, со свадьбой — это перебор. Не согласится она вот так вот внезапно выйти за него замуж. Он покачал головой, прогоняя сладкие фантазии с участием своей подопечной и обвел кабинет грустным взглядом. Он всегда был опытным стратегом, но с Риа все так сложно предугадать. Да и проклятие Порочной Любви, она вряд ли на него нашлет, даже если разозлится. Не говоря уже о том, что у нее самой после этого самого проклятия возникнут чувства. Что же делать? У него осталась всего неделя на должности директора, а потом ему нужно будет отправиться в самый отдаленный Мир Хаоса — Мрачную Империю. Будет ли она по нему скучать? Лорд сильно сомневался. Вернее не сомневался, что не будет. Ведь теперь ей никто не будет мешать заниматься расследованием убийства ее родителей. Магистр знал, что Риа вряд ли узнает правду, о том, что ее родители действительно покушались на жизнь императора и организатор этого самого покушения, опасаясь быть раскрытым, предательски убил их. Узнав об этом Эвэл не стал уважать меньше своего наставника и учителя. В чем-то он даже поддерживал его политические убеждения. Но для Рии эта правда могла уничтожить светлую память о родителях — единственное, что у нее осталось. А этого он допустить никак не мог.

«Слишком поздно» — еще раз вздохнул лорд. Да и заигрывать он действительно не умеет. Привык всего добиваться упорством и силой, но в отношениях с любимой ни первое, ни второе не подходили. Оставалось только…

— Магистр Кромер, — после осторожного стука в дверь заглянула рыжеволосая голова, — вызывали?

— Проходите, адептка Мессор, — устало проговорил лорд, стараясь не смотреть в ее сторону. — Я хотел с вами поговорить. Знаете о чем?

Риа очень правдоподобно пожала плечами и присела на стул.

— Известно ли вам, что сооружение Алтаря Жертвоприношений запрещено?

— Бездна! — тихо ругнулась она, побледнев.

— Я понимаю, что вы пытаетесь разузнать что-либо о смерти своих родителей, — продолжал лорд, расхаживая по кабинету. — Но вы не там копаете, адептка Мессор.

— Неважно, там или не там! — пылко заявила она, — главное хоть что-то делать!

— Неужто вы думаете, что я опустил руки и прекратил поиски? — укоризненно покачал головой Эвэл. — Я, между прочим, пока вы занимались всякой ерундой, вычислил настоящего убийцу ваших родителей и того, кто на самом деле организовал покушение на императора.

— Серьезно? — Риа подскочила со стула. Целая плеяда чувств за секунду промелькнула на ее лице. Начиная от лучика надежды заканчивая немым торжеством и предвкушением. — Кто он?

— Я не могу назвать его имя, пока не буду полностью в этом уверен, — лорд лукавил. То что, Дорт Руан был тем, кто сам метил на императорский трон и собрал небольшую, но очень сильную группу единомышленников, ему было уже давно известно. Но прямых доказательств действительно не хватало. — Через неделю я отправляюсь в Мрачную Империю. По некоторым данным он скрывается именно там. Как только мы поймаем настоящего преступника, я сообщу вам об этом в письме, — как можно безразличней проговорил лорд.

— А можно… Можно мне поехать с вами? Пожалуйста! — волнуясь попросила Риа. Эвэл знал, что она так скажет, что она не сможет просто ждать новостей. Она непременно захочет оказаться в самом эпицентре событий.

— Вы хотите поехать со мной в Мрачную Империю? — изображая удивление, переспросил магистр.

— Да! Очень хочу! Не думайте, что я буду мешать и путаться под ногами! Я постараюсь помочь, чем смогу! И буду делать всё всё всё, что скажете!

Лорда так и подмывало коварно улыбнуться и переспросить: «Всё всё всё? И даже это… или то…?» Но вместо этого он задумчиво почесал бровь.

— Я не против, но… хм… — он сделал многозначительную паузу, изображая глубокий мыслительный процесс, пока Риа теребила подол ученического платья, словно в эту минуту решалась вся её судьба, — это очень секретная миссия, и холостой мужчина, путешествующий с незамужней девушкой будет привлекать много лишнего внимания. Я не могу так рисковать.

— А если… — Риа замялась, опустив глаза в пол, — притвориться женатой парой?

— Ну… даже не знаю, — он почесал подбородок, пытаясь скрыть улыбку. Все шло по плану. — Я не против, но тогда придется везде быть вместе, разыгрывать влюбленную парочку и даже ночевать в однокомнатных покоях. Вас это не смущает?

— Если вы не против, то меня это тоже не смущает, — пробормотала Риа, старательно ковыряя носком пол. А затем она резко вскинула голову и уверенно посмотрела лорду в глаза. — Вы же знаете, ради того, чтобы оправдать родителей и наказать настоящего убийцу я готова на все!

Последняя фраза не совсем понравилась Эвэлу, так как разрушала милое очарование, но в целом он был более чем доволен результатом.

— Тогда, договорились, — кивнул он. И тут Риа сделала то, что магистр ожидал меньше всего.

Шагнув к нему на встречу, она поднялась на носочки и чмокнула его в самый низ щеки, куда смогла дотянуться.

— Спасибо! — промолвила она и выбежала из кабинета. А лорд остался стоять, ошарашено глядя ей вслед и прижимая руку к тому месту, где только что коснулись ее губы.

Все таки, когда упорства и труда не хватает для достижения цели, стоит применить небольшую хитрость. И самое главное никогда не нужно отступать и сдаваться. В этой золотой истине лорд Эвэл Кромер убедился лично.


Послесловие

Любимые читатели, если данный мини-роман напомнил вам «Академию проклятий» Е. Звёздной, не пугайтесь, так и задумывалось. Это конкурсная работа, где главное условие использовать побольше атрибутов из мира АП, поэтому названия проклятий, заклинаний, устойчивые выражения — точно такие же как и там, НО идея, герои и прочие это авторское.


Оглавление

  • Послесловие
  • X